Акира Кимимару: другие произведения.

Тень луны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сино Сайноджи, детектив Токийской полиции, расследует дело о серийном убийце, который убивает не связанных между собой женщин. Но встретившись с убийцей лицом к лицу попадает в больницу. Очнувшись, он ничего не помнит и только страшные видения, словно окутывают его. Что же это за видения? Кто убийца? А что если это твой возлюбленный? Как не сойти с ума, если в этом есть и твоя вина?

  Пролог.
   Его глаза горели красным пламенем, и я сразу заметил его взгляд на своем теле. Он смотрел на меня как на добычу, как на одну из своих жертв.
  -Стой,- крикнул я, не выдержав его взгляда.
   Он посмотрел на меня с удивлением и даже с вожделением. Его красные, как пламя, глаза, вдруг потухли, и его лицо стало похоже на обычное, совсем как у всех.
   Светло-карие глаза, я вспомнил цвет молочного шоколада, поджарое мускулистое тело. В нос ударил запах вишневого дерева - Сакуры, похоже, это его личный запах.
  -Как тебя зовут?- тихо спросил он.
  -Сайноджи, Сино Сайноджи,- ответил я, не подумав.- То есть, капитан Сино, я из полиции Токио, Центральный округ.
  -Центральный округ?- снова спросил он.- Ты ушел далеко от дома, Сайноджи.
   Он сделал шаг мне навстречу, потом еще один, еще, наконец, он приблизился ко мне вплотную и опустил голову к моему лицу. Да он выше меня на целую голову!
   Внезапно я почувствовал головокружение, и мои мысли унесло вместе с моим сознанием.
  Глава 1
  Мужчина.
  
   Я очнулся в палате больницы. Мой напарник - Харукава Ёйте, сидел у моего изголовья и мирно спал.
  -Харукава,- тихо позвал я.
   Ёйте открыл глаза и улыбнулся мне.
  -Сино,- начал он,- как ты себя чувствуешь?- Его вопрос показался мне немного странным.
  -Что происходит?- непонимающе спросил я.
   Где я нахожусь, и как я сюда попал? Совсем ничего не помню.
  -Тебе вкололи большую дозу транквилизатора, но док сказал, что ты будешь в порядке, как только придешь в себя. Ты был без сознания, почти, двадцать часов.
   Двадцать часов? Да что происходит?
  -Что произошло? Последнее что я помню - это вечер в баре "Хаям"!
  -"Хаям"? Это было неделю назад... В твой выходной.
   Харукава смотрел на меня с неподдельным недоверием. Похоже, я что-то пропустил! Но почему я был без сознания, и кто это сделал?
  -Харукава,- звал я. Он посмотрел мне в глаза и сразу опустил их.- Как это произошло?
  -Ты сказал, что собираешься в Синдзюку. Зачем не знаю, но ты просил меня остаться в участке. Сказал, что хочешь кое-что проверить.
   Ёйте снова на меня посмотрел и его взгляд был наполнен болью и отчаянием.
  -Неужели ты совсем не помнишь, что произошло? Как нам найти того, кто это сделал?
   Я и правду совсем ничего не помню. Не помню ничего, что произошло за последнюю неделю. Неделю! Какой ужас!!! Из моей жизни вычеркнули неделю моей жизни.
  -Ёйте, над чем мы работали всю эту неделю? Может, это как-то связано с нашим последним делом. Есть что-нибудь такое, о чем я должен знать?
   Выражение моего лица, наверное, было умоляющим, потому что Ёйте обреченно вздохнул и медленно закрыл глаза.
  -Да, есть нечто, что не давало тебе покоя, несколько дней. Я так и думал, что ты что-то разнюхал и поэтому отправился в Синдзюку. Но ты никогда ничего не говоришь, пока не уверен до конца. Как ты мог пойти туда один?- голос Ёйте сорвался на крик.
   Я, если честно, немного опешил. Никогда не слышал, чтобы он так орал, да еще на меня.
  -Чего ты орешь?- в замешательстве спросил я.
  -Ты хоть представляешь, как я волновался? Как я переживал, что ты не выберешься...- он вдруг замолчал и опустил взгляд. Я смотрел на него с удивлением и, малость, с обидой.
   Какого черта он это говорит? Я и раньше уходил по работе. Бывало, что я пропадал на несколько дней, но он никогда так не реагировал.
  -Что с тобой, Ёйте?- наконец спросил я. Я сел в кровати, а то уже лежать надоело, к тому же разговаривать лежа крайне неудобно.
   Я поднял голову на друга и увидел его взгляд, трясущиеся руки, как при гневе прям, он стоял не в силах держать себя в руках.
   Я протянул ему руку и остановился на полпути.
  -Друг, что с тобой? Ты сегодня сам не свой! Что происходит,- мой голос немного дрожал и затих до шепота.
  -Я не хочу быть твоим другом,- выпалил он, и тут же закрыл рот ладонью. Что значит, не хочет? Не хочет быть другом?
  -Ёйте,- я опустил свою руку и закрыл глаза. Укол обиды пронзил мое тело, как раскаленная стрела, задевая все жизненно важные органы.
   Я откинул одеяло и медленно поднялся на ноги. Ёйте все еще стоял рядом с кроватью и прикрывал лицо руками. На мне была больничная одежда, и я подошел к стенному шкафу, чтобы взять свою.
   Я и не заметил, как Ёйте подошел ко мне ссади, и обнял меня. Его руки прижимались к моей обнаженной груди, и я почувствовал его горячее дыхание на моей шее. Я почувствовал, как его губы скользят по моей коже и неосознанно замер, как вкопанный.
   Не понимаю, почему я не сопротивляюсь? Он же мужчина! Мужчина!.. Почему, я позволяю ему делать такое?
  -Харукава,- наконец, начал я...
   Его рука коснулась моего соска, и я замолчал.
  -Почему не Ёйте?- нежно спросил он, и снова поцеловал мою шею. Он провел языком от шеи к плечу, не выпуская из пальцев мой сосок.- Назови меня по имени, я умоляю. Будь со мной ласков, пожалуйста. Я так этого хочу! Я хочу тебя, Саёнжи!..
  -Нет, нет...- я попытался вырваться, но Харукава держал меня очень крепко, к тому же, после большой дозы транквилизаторов - я не мог применить достаточно силы, чтобы оттолкнуть его.
  -Саёнжи,...- его голос тихо звучал у меня в ушах, и я перестал сопротивляться, точно зная, чего он хочет.
   Моя рука коснулась его лица, и он посмотрел в мои глаза. Они у него голубые, как небо, мне нравится этот цвет, он притягивает. Я и раньше смотрел в них, но не видел, того, что вижу сейчас.
   Ёйте прижал губы к моей щеке и его глаза закрылись. Его нежность заставляла меня повиноваться, заставляла меня не останавливать его.
  -Позволишь мне поцеловать тебя там?- тихо спросил он.
   Я немного смутился, когда Ёйте стал опускаться ниже, касаясь губами всего, чего может. Я хотел остановить его, но он схватил меня за руку и сжал ее в своей ладони.
   Я почувствовал легкое прикосновение на животе, нежный, но требовательный поцелуй скатился еще ниже, и его дыхание обдало меня жаром.
  -Позволь мне быть с тобой, Саёнжи!- попросил он.
  -Мое имя - Сайноджи,- в ответ сказал я.
  -Нет, только Саёнжи, для меня ты всегда будешь - Саёнжи!
   Больничная кровать такая неудобная, но нас это не заботило. Ёйте наслаждался мною, а я просто позволил ему делать это.
  -Ты так мил,- улыбнулся Харукава.
   Что? Мил? Я ему что - девчонка?
  -Какого черта ты говоришь?- возмутился я.
  -Ты очень милый, так ты мне нравишься еще больше!
   Я был так смущен, что даже забыл, что именно хотел сказать. Может, сказать ему что-нибудь неприятное, и это испортит ему настроение.
   Наконец, я пришел в себя, и мои мысли пришли в порядок. Стоп! Почему это я лежу в одной постели с Харукавой? Он обнимает меня и целует!
   Я резко вскочил на ноги, прикрываясь простыней. Увидев мое замешательство, Харукава любезно раскрыл для меня свои объятия, как бы приглашая.
   В моей голове пронеслась последняя пара часов, и я с ужасом осознал, что переспал с мужчиной, да еще со своим напарником!
   Моей репутации конец!- подумал я. Не произнеся ни слова, я быстро натянул свои брюки и схватил рубашку.
  -Что с тобой, Саёнжи?- нарочито медленно спросил Харукава.
   Снова я почувствовал это... Что это за чувство? Почему я теряю над собой контроль?
   Я встряхнул головой, чтобы отбросить эти мысли и просто, схватившись за ручку двери, выбежал наружу.
  -Сайноджи, Сайноджи,- кричал за моей спиной Харукава, но я не обернулся, чтобы посмотреть ему в глаза.
   Какой ужас. Я соблазнил мужчину! Я отвратителен! Я... я...
   Я рухнул на колени и уже не мог подняться. Парк "Хигучи" вдруг стал таким темным, холодным и не живым. Слезы потоком текли из моих глаз, и я не мог остановить свои рыдания и не мог заставить себя забыть о преступлении, которое совершил.
   Я совратил Ёйте, я - монстр. Он, должно быть, ненавидит меня сейчас, за то, что я с ним сделал.
   Мои руки погрузились в землю, и я уронил свое тело в объятия ночи. Пусть лучше ночь поглотит меня, чем я снова посмотрю в глаза своему другу.
   Я не мог вспомнить подробностей, не мог вспомнить, как это началось, не мог понять, почему я вообще сделал это. Я же не такой. У меня есть девушка, я ее очень люблю, и мне нравится заниматься сексом с женщинами. Почему я сделал это с мужчиной? Может, мне показалось это забавным, и я хотел испытать новые ощущения. Но зачем? Зачем было делать это с Харукавой.
   И что он теперь обо мне думает?
   Не помню, как я добрался до дома, но проснулся я в своей квартире и в своей постели, один.
   На прикроватном столике лежал конверт с надписью: "Сино Сайноджи, от Накаджимы Нагики".
  -Нагика,- произнес я ее имя.- Она была здесь, пока я спал?- спросил я себя.
   Я взял письмо в руки и открыл конверт.
   "Сайноджи, Харукава сказал, что из больницы ты ушел. Поэтому я пришла к тебе домой, но ты спишь. Поэтому я не стала тебя будить. Позвони когда проснешься. Нам нужно поговорить. Нагика".
   Я взял в руки сотовый, что лежал рядом с письмом и набрал номер. Мне ответили после первого же гудка.
  -Сайноджи,- произнесла Нагика,- ты уже проснулся?
  -Да,- невнятно ответил я.
  -Как я рада, что с тобой все в порядке. Я волновалась.
  -Не нужно было, со мной все в порядке. Ты хотела поговорить со мной? О чем?
  -Давай встретимся в нашем кафе,- попросил она.
  -Когда?
  -Может через час. Я приеду.
  -Хорошо,- ответил я и отключился.
   Что-то не помню, чтобы я раздевался, значит это Нагика. И почему это я не проснулся? Как можно раздеть человека и не разбудить его?
   Встряхнув головой, я поднялся с постели и направился в душ. Я постарался не о чем не думать, но обнаженное тело Харукавы не выходило из моей головы. Да почему я все время об этом думаю? Я же мужчина, он тоже! Боже, да я гей! Меня посетила ужасающая мысль, и я сполз по стене, в ванной, и уселся на кафельный пол. Какое убожество!
  -Прости меня, Нагика,- произнес я.
   В кафе я пришел первым и сразу сел за столик, у окна. Ко мне подошел официант и подал меню.
  -Чего изволите?- спросил он.
  -Белый чай,- попросил я.
  -Как пожелаете,- ответил парень и сразу ушел.
   Я оперся локтями на край стола и сложил голову на ладони. Через несколько минут мне принесли чай, но я даже не пошевелился. Официант поставил чашку и просто ушел.
   О чем же хочет поговорить со мной Нагика? Неужели она догадалась, что я гей? Нет,- встряхнул я головой.- Я не гей! Я не гей!
   Внезапно моего носа достиг сильный аромат чая. Сакура! Сакура? Этот запах мне знаком. Вдруг сильная боль в голове вышла на передний план, и я зажал ее руками.
   Глаза, горящие пламенем, которые смотрели на меня. Они поедали меня своим обжигающем светом. Запах Сакуры - это его собственный запах.
  -Сайноджи, Сино Сайноджи...
  -...Ты ушел далеко от дома, Сайноджи...
   Образы в моей голове причиняли невыносимую боль. Я сжимал свои виски все сильнее и сильнее, пытаясь вытеснить их.
  -Сайноджи,- позвал кто-то.
   Я открыл глаза и увидел обеспокоенное лицо Нагики. Она протягивала ко мне руку и озабоченно смотрела.
  -Нагика,- произнес я, и боль тут же исчезла. Стоило мне произнести ее имя, и я сразу пришел в себя.
  -С тобой все хорошо? Ты неважно выглядишь!
  -Все в порядке,- успокаивал я.
   Я расправил плечи и опустил руки. Потом взялся, за все еще, горячую чашку с чаем и отпил глоток. Я специально задержал дыхание, чтобы не почувствовать его аромат. Что же это было? Кто он? Кто этот человек? И почему я не могу его вспомнить?
  -Послушай, Сайноджи,- начала Нагика, тем самым она отвлекла меня от мыслей о нем.- Я хотела поговорить с тобой!
   Она не смотрит мне в глаза. Похоже, этот разговор не будет приятным для меня. Может, она хочет расстаться со мной? Ну что же, так, наверное, будет лучше для нас обоих.
  -О чем?- спросил я, и поставил пустую чашку на стол.
   Нагика взволнованно теребила белую салфетку и все еще не смотрела на меня. Затем она резко подняла голову и бросила салфетку в мою пустую чашку.
  -Сайноджи, я люблю тебя!- выпалила она.- Но ты никак не реагируешь на это. Чтобы я не делала, это не вызывает у тебя интереса,- из ее глаз потекли слезы и она закрыла лицо руками.- Я хочу быть с тобой, но ты не позволяешь мне. Никому не позволяешь! Ты все делаешь в одиночку, стараешься отстраниться от всего. Но так нельзя. Нельзя быть одному, всем нужно, чтобы кто-то был рядом.
   Она схватила меня за край пиджака и потянула на себя. Я был в полном замешательстве и не мог понять, о чем она говорила. Я, словно, был в ступоре, заперт в своем маленьком мирке. Я смотрел на слезы Нагики, которые стекали по ее щекам, и не мог понять, почему она так убивалась.
  -Нагика, я вовсе не пытаюсь быть один,- попытался я оправдаться.- Я совсем не отстраняюсь от людей и тем более от тебя!
   Отстраняюсь от тебя!.. Отстраняюсь ото всех!.. Хочу быть один!..
  -Я тоже люблю тебя,- добавил я, одними губами.
   Все ее тело вздрогнуло от моих последних слов. Она посмотрела в мои глаза и снова опустила их. Что же она в них увидела? Отрешенность, страх, неизбежность!..
  -Ты просто пытаешься меня успокоить,- вдруг сказала она.- Ты всегда это делаешь, когда я спрашиваю тебя о твоем прошлом.- Она облокотилась спиной о диванчик и расслабилась. Ее губы растянулись в улыбке, но выражение лица все еще было грустным.- Ответь мне хоть раз, Сайноджи. Что в твоем прошлом так сильно не дает тебе покоя? Что произошло, что так тебя изменило? Мы росли вместе, но ты не всегда был таким! Раньше ты любил жизнь! Почему же сейчас ты так ее ненавидишь?
   На этот вопрос у меня не было ответа. Я не помню, когда изменился. Когда я стал таким как сейчас? Мои воспоминания начинаются пятнадцать лет назад, в день, когда погибли мои родители и младшая сестра. Меня нашли в комнате, залитой кровью. Мои родители и сестра были мертвы, и я был там, лежал рядом с их телами и сам истекал кровью. Я был ранен и если бы меня не нашли, я уже был бы мертв. Меня спас Харукава, он пришел, что бы передать мне учебные пособия.
   Моя голова вновь разразилась болью, и кровавые образы поглотили мои глаза. Я видел тела своих родителей, я видел обнаженное тело сестры, я видел пламя, которое горело в чьих-то глазах. Может в моих?
   Я вдруг вспомнил человека из своего видения. Человека, чьи глаза горели как пламя.
  -...Ты далеко от дома, Сайноджи...
   Кто-то коснулся меня. Я вздрогнул и снова увидел Нагику. Она смотрела на меня и не могла понять, что происходит.
  -Сайноджи,- позвала она.- Что с тобой?
  -Все хорошо!- соврал я и поднялся на ноги.- Мне пора идти,- добавил я.
  -Стой. Мы не договорили.
  -Потом, мне и в правду пора.
   Я вышел из кафе и направился по улице, даже не смотря перед собой. Куда несли меня мои ноги, я и понятия не имел. Да я и не хотел этого знать. Я просто шел не останавливаясь.
   В конечном итоге я просто устал и только тогда остановился. Я оглядел все вокруг, но ничего кроме деревьев вокруг не было. Я посмотрел повнимательнее и обратил внимание на то, что я иду по тропинке покрытой галькой, и сразу понял, что нахожусь в парке "Хигучи". Это единственный парк в районе Роппонги, дорожки которого покрыты мелкой галькой.
   Вскоре, я вышел к фонтану и уселся на лавочке, прямо перед ним. Я смотрел, как струиться вода и мои мысли вставали на свои места.
   Я обреченно вздохнул и, закрыв глаза, облокотился на скамью. Плеск воды успокаивал мои напряженные мышцы и, в конце концов, я расслабился. Глубоко вздохнул и открыл глаза.
  -Когда же я стал таким?- спросил я себя вслух.
   На улице еще было светло. Я посмотрел на часы, половина десятого утра. Пора бы вернуться на работу. Только, как я буду смотреть в глаза Харукавы?
   Делать, конечно, нечего. Придется идти. Иначе начальник сотрет меня в порошок.
   Участок находился в самом центре Токио. Добраться до него можно было многими способами: электричка, метро, автобус, такси, да хоть пешком, правда, последний способ дольше других. Я дошел до первой станции метро и спустился внутрь. Это линия Яманото, хотя здесь недалеко и линия Оэдо - со своим мини-метро. Вообще-то, разницы никакой, так что, я могу и на Яманото.
   До участка я добрался за полчаса и когда вошел в двери своего отдела, на меня обратились десятки любопытных глаз.
  -О, Сино, ты, наконец, вернулся,- окликнул меня лейтенант Кавагути Кэндзиро.
  -Привет,- ответил я.
  -Капитан Сино,- увидев меня, завопил Капитан Кийогуми (он-то и есть мой начальник).- Харукава сказал, что ты ушел из больницы еще позавчера! И где ты интересно был?- зачем же так орать. Он стоял прямо передо мной и невообразимо громко вопил.
   Как позавчера? Я что, спал больше суток?
  -Э... Это... Я... Я был дома,- наконец, ответил я.- Мне было нездоровится, и я принял лекарство. Похоже, я проспал целые сутки.
   Кажется, мои оправдания ему не понравились.
  -Да я тебя на части разберу.- Из уст капитана, это, и в правду, страшная угроза.- Через час, я жду от тебя отчет о деле "Кигуяма"! И захвати с собой Харукаву.
   После этих слов, капитан Кийогуми направился в свой кабинет и хлопнул дверью.
  -Сино, похоже, его даже не волнует, что с тобой произошло,- язвительно произнес Кавагути.- Советую тебе не ударить лицом в грязь.
  -Обойдусь без советчиков,- безжизненно отозвался я и прошел к своему кабинету. Я взялся за ручку двери и легонько ее толкнул. Открывшись, дверь открыла мне, сидящего за своим столом, Харукаву.
  -Сино,- он поднялся на ноги и приветливо мне улыбнулся.
   Я сжал губы и просто прошел к своему столу. Я не мог посмотреть ему в лицо, поэтому я просто сел в кресло и сразу открыл ящик стола, чтобы достать бумаги.
   Я, от растерянности, забыл закрыть дверь, поэтому, Харукава встал, чтобы сделать это за меня. Дверь хлопнула, и я услышал звук двигающегося стула. Он подвинул стул к моему столу и облокотился на край.
  -С тобой все в порядке?- нежно спросил Харукава.
  -Да. Почему нет?- я отвечал, не смотря на него. Как же стыдно посмотреть.
  -Сайноджи, я сделал что-то не то? Почему ты на меня не смотришь?
   Заметил. Я мельком посмотрел на него и сразу опустил глаза. Достал из стола стопку бумаг и положил прямо перед собой. Стараясь загородить от себя лицо друга.
  -Сайноджи,- снова позвал Харукава.- Если я тебя обидел своими действиями, то прости. Я не хотел заходить так далеко, но не смог устоять перед таким соблазном.
   Не смог устоять перед соблазном? Обидеть меня? Это ведь я тебя обидел! Почему ты извиняешься?
  -Почему ты извиняешься?- задал я вопрос, который уже себе задавал.
  -Ну, когда я увидел твое лицо, такое потерянное и огорченное. Я сказал, что не хочу быть твоим другом, но я не это имел в виду! Я хотел сказать, что хочу большего, чем просто дружба. Разве я не разъяснил это своими действиями.
   Он понизил голос и придвинулся ближе. Хорошо жалюзи закрыты,- подумал я.
  -Я люблю тебя, Сино Сайноджи! Ты мой. Я давно хочу этого. Я люблю тебя.
  -Прекрати это повторять,- попросил я.- Зачем говорить это? Мы оба мужчины! То, что случилось - это легкое помешательство. Я просто еще не соображал. Поэтому я совратил тебя!- Да, да, это моя вина. Я был не в себе, я был под действием транквилизатора.
  -Ты меня совратил?- переспросил Харукава.- Зачем ты так?
   Что значит, зачем ты так? Это же был я? Нет? Что, в правду, нет?
  -Так это не я сделал с тобой это?- в ужасе произнес я.
  -Сайноджи, что с тобой? Неужели ты ничего не помнишь?- глаза Ёйте округлились от удивления.
  -Ну, очень смутно,- честно ответил я.- Я, вообще, как-то плохо соображаю. Меня мучают странные воспоминания, обрывки, но они очень мучают меня. Я не могу ни на чем сосредоточиться.
  -Так это не потому, что я стал тебе противен?- осторожно спросил Харукава.
  -Противен? Почему?- я вдруг вспомнил, как мы переспали, и сразу замолчал.
  -Это значит, нет?
  -Да все в порядке,- заверил я, и даже улыбнулся.- Я, конечно, не в восторге от всего произошедшего, но я вовсе на тебя не злюсь. В, конце концов, я тоже в этом участвовал и не сопротивлялся! Так что, все в порядке, правда.
  -Отлично,- улыбнулся в ответ Ёйте.- Я очень рад.
  -Ох, да...- завопил я.- Капитан велел прийти через час и принести ему отчет о деле "Кигуяма". Что это вообще за дело такое?
  -Это наше последнее дело. Я говорил об этом. Что, вероятней всего, ты пошел в Синдзюку, именно по этому.
  -Расскажи мне подробней,- сказал я.
   Итак: Дело "Кигуяма"- это дело о маньяке, который появился в Токио около недели назад. На его счету уже пять жертв, последняя была найдена в Синдзюку, недалеко от места, где нашли меня. Все жертвы были девушками не достигшие совершеннолетия, то есть двадцати лет. Все они были обнажены и лишены нескольких внутренних органов, чаще всего это сердце или половые органы.
   Первая жертва была найдена парке "Хигучи", но на ней была визитка ресторана "Кигуяма". На второй жертве был вырезан лейбл этого же ресторана, третья - там работала, четвертая - была частой посетительницей, а пятая, она-то как раз и не была связана с этим рестораном. Но в ее руке было приглашение на две персоны, на праздник, посвященный их десятилетию.
  -Значит, я отправился на место последнего преступления?- спросил я.
  -Похоже на то, но ты так ничего и не сказал.
  -Что же я мог нарыть, что могло заставить меня пойти туда одного? Что же увидел, чего не вижу сейчас? Каждая из жертв была найдена в разных местах, их связывает, только "Кигуяма". Первая - в Сиодоме, вторая - в Рёгоку, третья - в Тотё-маэ, четвертая - в Цикусиме, а пятая - в Синдзюку.
   Вдруг до меня дошло нечто важное. Вот чего я не как не мог разглядеть.
  -Харукава, это же все самые известные станции метро на линии Оэдо. Я сегодня думал об этой линии, поэтому вспомнил. Осталась еще одна - Роппонги. Все жертвы были найдены либо в парке, либо рядом чем-то похожим, аллея или фонтан, где есть кусты или деревья. Значит, он собирается использовать парк "Хигучи", это единственный парк в Роппонги.
  -Ты, возможно, прав,- согласился Харукава.
  -Конечно, прав. Я редко ошибаюсь.
   Мой голос не дрожал, значит, я был уверен в своей правоте. Харукава должен это понимать.
  -Сино,- послышался голос капитана Кийогуми.- Я жду тебя с отчетом.
  -Вот черт,- воскликнул я,- совсем забыл об этом. Нам нужно идти, Харукава.
   Лицо Ёйте исказила маска боли. Чего это он? Я сказал что-то, что ему не понравилось?
  -Ты чего?- спросил я, перед тем как покинуть кабинет.- Что с тобой?
  -Все в порядке.
  -Ты не умеешь врать,- заверил я.
  -Нет, правда. Все в полном порядке.
   Не хочет мне говорить? Ну и ладно, потом с этим разберусь, сейчас нужно идти к капитану Кийогуми, иначе нас ждет такое...
   Долго рассказывать о своих новых предположениях, не пришлось. Харукава поручился за мои слова, и капитан разрешил нам вести расследование в этом направлении.
  -Сино,- позвал капитан, когда мы собрались уходить.
  -Да, капитан,- отозвался я.
  -Ты точно хорошо себя чувствуешь?- спросил он.- Как-то ты выглядишь не очень.
   Заметил, значит. Думаю, стоит приврать.
  -Да все нормально. Я уже полностью здоров.
  -Что-то не вериться.
   Черт! Что же ему сказать, чтобы он поверил?
  -Капитан Кийогуми,- начал я,- человек, который убил этих девушек, возможно, был тем, кто напал и на меня. Я, ведь, его там искал. Я должен его найти.
   Должен?
  -Именно поэтому, я не хочу, чтобы ты участвовал в этом деле. Решено! Ты отстраняешься!
   Что? Я - отстранен?
  -Побудь дома. Приди в себя. У тебя на это будет три недели. Все! Свободны!- Он повернулся к Ёйте и, через стекло, ткнул пальцем в Кавагути.- Он твой новый напарник, пока Сино будет в вынужденном отпуске.
  -Кавагути Кэндзиро?- спросил Харукава.
  -Тебе что-то не нравиться?
  -Нет, нет, все в порядке.
  -Вот и хорошо. Сино, отправляйся домой.
   Я вышел из кабинета капитана потрясенный до глубины души. Почему это произошло? Почему меня отстранили? Я должен это выяснить.
   Я резко повернулся и снова вбежал в кабинет. Кийогуми сидел, уставившись в стопку бумаг. Он поднял голову на шум и внимательно на меня посмотрел.
  -Ты еще чего-то хочешь?- спросил он.
  -Почему Вы меня отстраняете? Это дело моей чести!- завопил я, ударяя кулаками по столу.
  -Сайноджи,- на лице капитана отразилась усталость и грусть.- Послушай меня, Сайноджи. Я обещал твоему отцу, что эта работа не станет твоей могилой, как было с ним.
   Мой отец? Причем тут мой отец? Я опустился на стул и глубоко вздохнул.
  -Я все равно не понимаю.
  -Дело в том, что я уже встречал этот почерк. Этот маньяк, что сейчас убивает молодых девушек, бывал в Токио. Пятнадцать лет назад.
  -Что?
  -Не перебивай меня.- Капитан устроился поудобней, в своем кресле и облокотился на спинку кресла.- Тогда было много жертв, около десяти. Это дело вел твой отец. В конечном итоге, твоего отца убили, вместе с твоей матерью и сестрой. Юми была убита тем же способом, что и все жертвы. Он добрался до нее. У Юми вырезали сердце, а ты был тяжело ранен. Не знаю, почему он сохранил твою жизнь, но... Но я не могу позволить тебе заниматься этим. Я обещал.
  -Капитан.
   Я был так потрясен, что ничего не мог сказать.
  -Сайноджи, иди домой. Этим делом займутся Харукава и Кавагути.
  -Почему вы не объединили эти дела?- наконец спросил я.
  -У меня нет на это оснований.
  -Разве?
  -Нет доказательств, что это он. Прошло пятнадцать лет.
   Я поднялся на ноги.
  -Вы правы, думаю, мне, и в правду, нужно пойти домой.
  -Вот и молодец. Счастливо отдохнуть.
   Я вышел из кабинета капитана и вернулся к Харукаве. Он сидел за своим столом, рядом с ним был Кавагути.
  -Сино,- позвал меня Кавагути,- не обижайся, что я занял твое место.
  -Не напрягайся по этому поводу. У меня, наконец, долгожданный отпуск.
   Я схватил свою сумку и направился к двери.
  -Сайноджи,- окликнул меня Ёйте.
  -Все хорошо, Харукава. Мы всегда можем выпить в баре "Хаям". Как-нибудь.
   Я захлопнул дверь и ушел. По пути к выходу, я зашел в архив и отыскал дело моего отца. Аккуратно положив его в свою сумку, я направился домой.
   Ну, что ж, я должен выяснить, что общего между ними. Почему мой отец умер, забрав с собой в могилу мать и сестру? Я должен знать, кто всему виной! Что если он - тот, кто убивает сейчас, и есть тот, кто убил мою семью?
  -Не знаю, почему он оставил тебе жизнь,- вспомнил я слова капитана.
  -И в правду, с чего бы ему оставлять мне жизнь?- сказал я вслух.
   "Десять жертв, подозреваемых нет. У всех жертв есть одна общая черта - у всех девушек вырезано сердце одним и тем же способом. Сначала неаккуратно, но потом, он словно учиться и его небрежность исчезает. Словно убийца использует их как технический медицинский материал. Мы были уверены, что он врач, но на это нужны доказательства. Я побывал в Университете Тейто, обошел все больницы в районе Роппонги, рядом с местом преступления, но так ничего и не нашел.
   Студент из Университета Мицухаси - Кё Сё Тацуя, предлагал нам свою помощь, но ему не больше, чем моему пятнадцатилетнему сыну, хотя он говорит дельные вещи. Думаю, стоит проверить его версию. Я пойду в парк "Хигучи" и проверю его предположения... (Дальше запись отсутствует).
   ...Я нашел медицинский скальпель и инструменты для проведения операции: бинты, морфий, шприцы и многое другое. Похоже, Рё (так называют Тацую друзья) прав! Но откуда у него такие сведенья?
   Он попросил меня познакомить его с сыном. Приглашу его на ужин сегодня и заодно присмотрю за ним... (Запись датирована тринадцатым августа 1995 года)".
  -Последняя запись в журнале была сделана в день их смерти,- сказал я.
   Кё Сё Тацуя - надо узнать кто он. Университет Мицухаси, надо будет сходить туда завтра.
   После большой дозы спиртного я вырубился прямо за столом. Наутро, как только прозвенел будильник, я поднялся с постели и направился в душ. После душа я почистил зубы, позавтракал и быстренько оделся. Значок я положил в задний карман джинсов и прямиком направился в Мицухаси.
   Надо поговорить с деканом. Поднять архив и найти этого парня. Рё, кто же ты?
  Глава 2
  Рё.
  -Офицер,- отозвался декан,- я ждал вас.
   Я предусмотрительно позвонил ему с дороги. Моя машина, как всегда, застряла в пробке, но он меня ждал.
  -Сино Сайноджи,- я подал седовласому мужчине руку, и он пожал ее в знак приветствия.
  -Саяма Мацури,- произнес декан.
   Его седые, но длинные волосы были убраны в хвост, и держался он непринужденно, совсем как бывалый друг.
  -Ты вырос, Сайноджи,- вдруг сказал мужчина.
  -Что?
  -Разве ты меня не помнишь? Я и твой отец учились вместе. Я часто бывал у вас дома, и мы говорили о литературе. Ты так любил читать!
   Не помню такого. Ах, да, я ведь совсем ничего не помню, не помню ничего из моего прошлого.
  -Правда?- спросил я.
  -Ну конечно. Разве ты не помнишь?
  -Дело в том, что я ничего не помню. Не помню, что было до ТОГО дня!
  -Прости, что надоедаю, Сайноджи,- попросил прощения Саяма.- Я не хотел напоминать об этом.
   Он потупил взгляд и жестом пригласил меня пойти за ним. Мы прошли несколько зданий и добрались до учебного корпуса. Факультет литературы, его родная стихия, возвышался, словно бог над людьми.
   Саяма провел меня в кабинет деканата и пригласил войти. Мы сели на роскошный кожаный диван, и профессор предложил мне чаю.
  -Белый, если это возможно,- попросил я.
  -Конечно,- улыбнулся в ответ старик.
   Через минуту передо мной стояла чашка с белым чаем, и его аромат быстро достиг моего носа.
  -Сакура?- спросил я.
  -Да. Тебе не нравиться?
  -Нет, что вы, как раз наоборот. Я люблю этот аромат.
  -Мне подарил его один бывший студент. Рё очень любит белый чай, вот и мне в качестве благодарности принес,- разъяснил Саяма.
   Рё? Он сказал Рё?
  -Вы сказали Рё?- тихо спросил я.
  -Да. Кё Сё Тацуя. Он мой бывший ученик. Теперь он преподает в университете Тейто и пишет романы. Недавно он получил премию "Намемория".
  -Значит он писатель? Но я что-то не слышал о таком писателе,- заметил я.
  -Значит, ты все еще читаешь?- улыбнулся мне профессор.- Рё использует псевдоним. Ты, возможно, слышал: Окоти Ичиро Майер!
  -Окоти Ичиро Майер - это мой любимый писатель.- Я смутился своей несдержанности и, наверное, покраснел.
  -Он и в правду хорош. Но ведь ты пришел ко мне по какому-то делу? Так ведь?
   Прямо в точку,- подумал я.
  -Вообще-то я ищу этого Рё,- наконец выговорил я.- Я узнал, что пятнадцать лет назад он помогал моему отцу в расследовании и хотел бы поговорить с ним об этом.
  -Ясно. В те дни началась карьера Рё, так что думаю, он помнит те дни достаточно хорошо.
   Профессор нагнулся к столу и нацарапал на листке бумаги адрес. Отложив ручку, он передал мне лист и добавил:
  -Сейчас Рё живет здесь, я позвоню ему и предупрежу, что ты к нему заедешь сегодня. Но постарайся приехать после семи вечера. Раньше ты можешь его не застать.
  -Спасибо,- я попрощался и направился к выходу.
   Сначала надо пообедать. Времени у меня еще вагон, я успею подготовиться к встрече с этим Рё.
   Обедал я в ресторане "Сердце дракона", там очень хорошее меню, все, что я люблю. Суши, такаяки и белый чай из сакуры. Не совсем похоже на обед, но для меня этого достаточно. Я сидел за столиком у окна и смотрел, как мимо меня проходят люди. Они все куда-то спешили, не останавливались ни на секунду. Зачем же так спешить?
   Я просидел в ресторане до самого вечера. Семь, пора. Надеюсь, он меня ждет, не хотелось бы стать нежданным гостем.
   Я ехал по вечернему Токио и украдкой смотрел на Токийскую башню. Зажглись фонари, они освещали весь мой путь к двадцать третьему району Токио.
   Так, он живет в районе особняков? Вот и то, что мне нужно. Какой огромный! Моему удивлению не было предела. Высокие ворота, стена, огибающая всю территорию особняка. Оттуда где я стоял, даже дома не видно. Да там не меньше трех десятков километров!
   Охрана пропустила меня, как только я назвал свое имя. Значит, меня ждут. Это уже хорошо.
   Машина катила вдоль аллеи усыпанной красными цветами. Не знаю, как они называются, я совсем не разбираюсь в цветах.
  -Дорога в крови,- сказал я вслух.
   Это и, правда, было похоже на кровь, разлитую по краю дороги. Сам особняк возвышался, словно горы над лесом. Его строгие, но величественные формы смотрели на меня как на песчинку в огромном мире.
   В дверь мне постучаться не дали. Стоило мне подойти к огромной двухстворчатой двери, как она распахнулась. На пороге стоял молодой парень в дорогом итальянском костюме.
  -Добро пожаловать в особняк "Окоти",- поприветствовал он.- Господин Ичиро ждет в большой гостиной. Я провожу Вас.
   Парень освободил мне дорогу и немного наклонился, прижимая к своей груди правую руку.
   Думаю, нужно вести себя поприличней, чем обычно. Хотя мне совсем не достает хороших манер. Все равно, нужно постараться выглядеть пристойно. Он же великий и божественный Окоти Ичиро Майер - мой любимый писатель-романист и самый известный человек в Токио, да что там в Токио, В Японии.
   Меня вели подлинным коридорам особняка. Все вокруг было похоже на музей, картины, статуи, гобелены, фрески. Все коридоры ярко освещены и даже в самых потаенных углах не было заметно тени. Парень, видимо дворецкий, шел впереди и я невольно отметил его красоту и грацию тела.
   Вот черт, я смотрю на мужика, как на предмет моего воздыхания! Да что это со мной? Я же не гей! Я не гей!!!...
   Сколько бы я это не повторял, но факт остается фактом: я уже переспал с мужчиной, и сейчас, вижу в этом невинном мальчике того, кто бы мог оказаться в моей пастели.
   Похоже, стоит смериться, что я гей! Это уже очевидно.
  -Проходите, господин Сино. Хозяин ждет вас здесь,- прервал мои мысли дворецкий. А голос у него тоже очень приятный.
  -А ты, что, не пойдешь?- в замешательстве спросил я, преодолевая желание кинуться ему в объятия и заставить остаться со мной, хотя бы в качестве защитника.
  -Господин Ичиро желает говорить с вами наедине,- его голос понизился до шепота, а интонация донесла до меня горечь и обиду. Хотя нет, скорее зависть.
   Странно это,- подумал я, но мне ничего не оставалось делать, как войти внутрь и встретиться с Майером. Хотя чего мне бояться, я же сам искал с ним встречи. Я хочу спросить его о своем отце и узнать, что произошло пятнадцать лет назад.
   Я медленно переступил порог комнаты и заметил, как дворецкий быстро удаляется прочь от меня.
   Комната, которая по размерам была больше моей спальни раза в три, больше напоминала библиотеку. Повсюду полки и огромное количество книг. В потолке огромная люстра, похоже, хрустальная, но не могу утверждать, потстать самому дому. Стеллажи с книгами занимали все стены и как бы делили комнату на несколько частей. У окна, которое выходило на сад с восточной стороны дома, я заметил большие кусты роз прямо под окном, они смотрели сквозь стекло и стучали в него острыми как бритва шипами.
   Сам хозяин сидел за столом из красного дерева, кажется. Как только я переступил порог, он неустанно наблюдал за мной. Он смотрел, как я невольно восхищаюсь красотой его дома, но когда я, наконец, посмотрел на него, его лицо расплылось в широкой улыбке. Я был потрясен, не только его домом, но и красотой самого хозяина.
   Майер был похож на бога. Высокий, величественный красавец с длинными серебристыми волосами. Мне так захотелось их потрогать, но я стоял не шевелясь.
   Вероятно, поняв, что я так и не смогу зашевелиться первым, Окоти-Сан поднялся с кресла и сделал шаг мне на встречу. Он делал медленные шаги, словно продлевая удовольствие. Когда он оказался прямо напротив меня, я, наконец, пришел в себя и протянул ему правую ладонь.
  -Добро пожаловать в мой дом, Капитан Сино. Мацури-Семпай сказал, что вы прибудете сегодня вечером, для того чтобы обсудить со мной нечто важное,- Майер пожал мне руку и свободно отпустил ее. Я смотрел ему в глаза и не мог понять его выражение. Он казался мне таким ненастоящим, но я жал ему руку ощущая тепло. Какое странное чувство меня посетило. Я словно влюбился в него с первого взгляда? Боже, я влюбился в мужчину! А что удивляться-то, я же уже смирился, что я, это, гей.
  -Добрый вечер, Окоти-Сан,- еле выговорил я.
  -Можно просто Ичиро,- попросил Майер.
  -Хорошо. Тогда можете звать меня Сайноджи.
   Я широко улыбнулся, и глаза моего нового возлюбленного озарило ярким светом. Он жестом пригласил меня сесть на диван, который стоял у стены, прямо за дверью, не зря я его не заметил. Опустившись на диван, Ичиро позвонил в маленький звонок, что лежал, на столике, рядом.
   Через минуту в библиотеку вошел дворецкий и легко поклонился.
  -Чего-то хотите, господин Ичиро?- спросил он.
  -Принеси нам чаю,- потом он повернулся ко мне.- Ты пьешь чай, Сайноджи?
   Ты, Сайноджи. Так необычно слышать это от такого как Майер. Но я не стал заставлять себя ждать и кивнул в знак согласия.
  -Белый, если это возможно,- добавил я.
  -Два. И...
  -Что-то еще?
  -Да. Кайен, и захвати нам пирожных.
  -Слушаюсь, Ичиро-Сама,- ответил дворецкий и сразу умчался.
   Майер повернулся ко мне и посмотрел в глаза. Потом улыбнулся и протянул ко мне руку. Он прижал свою правую ладонь к моей щеке и коснулся уха. Я тихо вздрогнул и непроизвольно закрыл глаза.
   Какая у него теплая рука. Но мой мозг быстро поставил меня на место. Я одернул лицо и, покраснев, смущенно улыбнулся.
  -Простите, Ичиро-Сан, но это слишком.
  -За что ты извиняешься?- спросил меня Майер.- Я позволил себе лишнего. Это я должен извиниться. Просто, я так давно хотел встретиться с тобой, но в тот вечер, я не смог прийти.
  -Вы имеете в виду день гибели моих родителей?
  -Да. Я сожалею, что это произошло. Но, похоже, он добрался до твоего отца!
  -Он?- я вскочил с дивана так быстро, что чуть не сбил с ног вошедшего дворецкого.
  -Ичиро-Сама, Ваш чай,- вежливо сказал он, сделав вид, что ничего не заметил.
  -Поставь на стол и уходи,- приказал Майер и тоже поднялся. Он взял меня за руку и прижал ее к своей груди.- Прости, что напоминаю это.
  -Вы его знаете? Знаете того, кто убил моего отца?- выпалил я.
  -Нет, конечно, нет! Но я помогал твоему отцу в расследовании и в тот день, он хотел побывать на последнем месте преступления. В последнюю минуту он позвонил мне и попросил не приходить. Он сказал, что ему нездоровиться. Я не стал настаивать, и мы договорились на другой день.
  -И все? Это все что произошло?- не мог успокоиться я.
  -А что еще могло быть, Сайноджи?- он посмотрел на меня, и его ангельская улыбка исчезла совсем. Мне так хотелось утешить этого ангела, но я не смел, даже, руки поднять. Как же я хочу прижаться к его груди! Прижаться к груди? Я что, совсем спятил?
   Я спрашивал себя, зачем я пришел, но ответа на этот вопрос найти не мог. Мои мысли кружили вокруг тела Ичиро-Сана и я, в конце концов, потерял самообладание. Я быстрым движением обхватил лицо Майера и нежно поцеловал. Этот поцелуй словно, падение в пропасть, из которой уже не будет возврата. Я впервые показал свои истинные чувства, но это меня больше не беспокоило. Но каково было мое удивление, когда я почувствовал, что он отвечает на мой поцелуй. Мой язык проник в его рот и властвовал над ним.
   Потом все просто: я начал задыхаться от отсутствия кислорода. Тогда я с видом безысходности отстранился и приготовился к самому худшему. Глаза я не открывал, не хотелось мне смотреть на то, как Ичиро-Сан будет ненавидеть меня за мои действия. Но, даже простояв минуту с закрытыми глазами, так ничего и не последовало. Тогда я набрался храбрости и открыл глаза.
   Он стоял прямо напротив меня и счастливо улыбался. Да он просто ждал, когда я открою глаза, поэтому молчал. Совеем никакой ненависти, отвращения, я не почувствовал ничего такого, только его безграничное счастье.
   Как только я понял, что возмездия не будет, я облегченно вздохнул и снова сел на диван. Я закрыл лицо руками и еще раз вздохнул. Я почувствовал, как Ичиро-Сан сел рядом со мной, но все равно не пошевелился. Я не мог смотреть на него, не мог и не хотел смотреть на свой грех, свой позор. Я ужасен! Я чудовище! Он не оттолкнул меня только потому, что он чтит память моего отца, а я... Что я сделал? Я целовал его словно женщину, но прекрасно знал, что он МУЖЧИНА!
  -Саёнжи,- тихо произнес Ичиро-Сан.
   Что-то внутри меня вдруг изменилось. Мои глаза затуманило, и я оторвал ладони от лица. Я посмотрел на него, но не мог вспомнить. Его красота сводила меня с ума и я, не задумываясь ни над чем, вновь припал к его губам.
   Его губы такие горячие, такие ласковые. Я прижимал его к себе, целовал лицо, тело и не мог оторваться. Я жаждал его тела, такого прекрасного.
   Я сорвал с него рубашку и пуговицы с нее полетели на пол. Он не сопротивлялся, похоже, тоже хотел этого. Затем, я расстегнул его брюки и отбросил их в сторону. Снял с него трусы и припал к нему, словно к богу. Мое тело горело в огне ада, когда я касался его. Руки Ичиро крепко сжимали мою спину, и он льнул ко мене все сильнее. Когда я навалился на его обнаженное тело, Ичиро громко простонал от удовольствия, чем больше свел меня с ума.
   Я проник в него так легко, что не стал задерживаться на половине пути. Ноги Ичиро покоились на моих плечах, руки крепко держали за запястья. Я облокотился на край дивана так, что моя кожа касалась его боков.
   Я снова услышал стон и мои, до этого медленные, движения, стали ускоряться.
  -Саёнжи,- снова простонал он, и я совсем потерял голову.
   Когда я очнулся, то лежал в постели укутанной в шелк. За окном было темно. Луна низко висела в небе и освещала меня своим холодным светом. Моя память отказывалась воскрешать предыдущие события, и я мог вспомнить только короткие обрывки. Пытаясь напрячься, я внезапно почувствовал сильную боль в голове.
   Мои руки сжимали виски не в силах заставить боль отступить. В моей голове вспыхивали и гасли жутко кровавые картины. Я лежал на спине, и мое тело изогнулось, превращаясь в дугу. Боль, даже, заглушила звук моего голоса, или крика.
  Чувствуя только боль и ничего больше, я вдруг почувствовал чьи-то прикосновения и открыл глаза. Ичиро-Сан держал меня за запястья и пытался оторвать их от головы. Его глаза, цвета молочного шоколада, загорелись огнем и почти обожгли меня. Моя боль сразу отступила, но я не мог оторвать взгляда от Ичиро-Сана, который с облегчением закрыл глаза и вздохнул. Мое тело расслабилось, и я опустился на подушку головой. Не отпуская моих рук, Ичиро-Сан упал в мои объятия, и его голова прижалась к моей груди.
  -Ичиро-Сан,- произнес я.
  -Все уже прошло?- устало спросил он.
  -Да,- мой голос был таким тихим, что я почти себя не слышал.
  -Все хорошо, Сайноджи!
  -Что произошло?
  -Ты потерял сознание. Кайен принес тебя в мою спальню. Знаешь, ты очень беспокойно спишь,- Ичиро-Сан засмеялся, я почувствовал, как вздрагивало его тело.
  -Я почти ничего не помню,- понял я. Я попытался подняться, но под тяжестью чужого тела, это было крайне трудно. Он понял, чего я хочу, и перевалился через меня и лег на спину, освободив меня от тяжести.- Ичиро-Сан,- снова позвал я.
  -М-м...?- откликнулся он.
  -Я не это имел в виду.
  -А что тогда?- Майер повернулся на бок и облокотился на свою руку. Потом он посмотрел мне в глаза и снова спросил:- Что тогда ты имел в виду?
  -Со мной, что-то не так!- не выдержал я.- Последнее время, я часто теряю сознание и потом, не могу ничего вспомнить. Я и сейчас не могу ничего вспомнить! Последнее воспоминание - это ваше лицо, когда я вас...,- я замешкался,- когда я вас, это, поцеловал. Простите,- извинился я.
  -Ты опять извиняешься?- с улыбкой спросил Ичиро-Сан.
  -Я снова сделал что-то не то?
  -Снова?
  -Ну, со мной такое уже было! Тогда я натворил много глупостей и чуть-чуть не потерял друга,- я оправдывался, не в силах соврать. Зачем я рассказываю правду?- спросил я себя.
  -Что же такого ты сделал?
  -Вероятно, то же самое, что сделал и с вами, Ичиро-Сан!- эта мысль поразила меня почти также сильно, как и боль. Я переспал с Ичиро-Саном!
  -Сайноджи,- начал Майер все с той же улыбкой,- я был не против. И мне очень понравилось. Честно.
  -Зачем вы это говорите? Я знаю, вы просто не хотите меня успокоить. Но как на это не посмотри, я заставил вас переспать со мной! Переспать с мужчиной!
  -Какие глупости,- Майер громко засмеялся и осторожно положил свободную руку мне на грудь и погладил ее, так нежно, что я вздрогнул.- Я же сказал, что был не против.
  -Что значит "не против"?- засомневался я. Я сел, и его рука упала прямо мне на член. Он, конечно, был под простыней, но прикосновения Ичиро-Сана возбуждали его.
   Вероятно, я покраснел, потому, что Майер снова рассмеялся. Он тоже поднялся и обнял меня. Как тепло.
   Что я говорю? Тепло? Я что и, правда, влюбился в него?
  -Сайноджи, я очень долго ждал, когда ты, наконец, придешь ко мне!- его голос был очень тихим и нежным.- Твой отец не позволил нам встретиться. Но сам я прийти не мог. Даже не представляешь как я рад, что ты пришел ко мне.
   Ичиро-Сан мне на ноги и прижался ко мне грудью. Потом он посмотрел мне в глаза и словно спросил: "Можно". Я кивнул, и он коснулся моих губ своими. Я тоже обнял его и ответил на его поцелуй. На этот раз не я властвовал над ним, а он надо мной. Его поцелуи были более требовательны, и он не отрывался от меня, пока у него не кончился воздух.
  -Извини, что скажу это, но Яне могу больше молчать.- Он вздохнул.- Я люблю тебя, Сайноджи!
   Что? Ичиро-Сан любит меня? Это не укладывается в моей голове. Он знает меня всего несколько часов, если можно так сказать.
  -Вы совсем меня не знаете, Ичиро-Сан,- возразил я.
  -Я знаю тебя гораздо лучше, чем ты думаешь,- ответил он.- Я давно наблюдаю за тобой, за твоей карьерой, за твоей девушкой!
  -Что?
  -Не удивляйся. Я же говорил, что хотел встретиться с тобой еще пятнадцать лет назад. Мое желание, покорить твое сердце, не изменилось за эти годы.
   Больше он не дал мне говорить, потому что впился мне в губы. Как же мне нравиться целовать его!
   Майер стащил с меня простыню, и я вновь оказался обнажен. Он распахнул халат, в котором был и все так же сидя заставил меня овладеть им. На этот раз я помнил каждую минуту, каждое прикосновение, каждый поцелуй. Я держал его в своих объятиях и не мог заставить себя остановиться.
  -Люблю тебя,- не в силах сдержаться, простонал он.
  -Да,- только и ответил я.
   Я ушел утром. Мои мысли были в полном беспорядке, и я никак не мог сосредоточиться на дороге. Снова застряв в пробке, я приехал домой только через три часа. Скинув с себя одежду, я направился в душ. Горячая вода должна привести меня в чувства. Я просто обязан прийти в себя. Сейчас придет Ейте, и мы пойдем в бар "Хаям", как всегда. Ёйте позвонил, когда я и Ичиро-Сан завтракали, и мне немного неудобно за то, что соврал.
  -Надеюсь это не тот самый "ДРУГ"?- спросил Майер, как только я отключился.
  -Тот,- ответил я.
  -Я ревную,- с хмурой улыбкой проговорил Ичиро-Сан.
  -Не стоит. Я и Ёйте - просто друзья, и ничего больше,- уверял я.
  -Правда?
  -Да. Это случилось из-за моего помешательства. Я же говорил. Уверен, что Ёйте не испытывает ко мне ничего такого.- Тут-то я и соврал.
   К Ичиро-Сану я обещал вернуться, как только будет свободная минутка. Ну, в эти три недели у меня будет много свободного времени. Заеду завтра,- решил я. Ах, да, Ичиро-Сан разрешил мне называть его Рё. Я так рад.
   Я начинаю думать как влюбленная девица. Какой позор! Но я все равно рад, что, так попробуем, Рё тоже хочет быть со мной. Я, правда, пока не знаю, влюблен ли я, но мне бы этого хотелось. Мне все время хочется быть с ним.
   В дверь позвонили. Это наверняка Ёйте. Я быстро выпрыгнул из ванной и повязал полотенце вокруг бедер. Я промчался по коридору к двери и распахнул ее. На пороге действительно стоял мой друг. Мой лучший друг. Мой рот растянулся в улыбке, и он улыбнулся мне в ответ.
  -Может, никуда не пойдем?- спросил он, доставая из-за спины бутылку с вином.- Мне так надоели людные места. Даже не представляешь.
  -Конечно,- согласился я.- Заходи и располагайся, а я пойду, оденусь и вернусь.
  -Договорились,- счастливо кивнул Харукава.
   Я быстренько оделся и отнес влажное полотенце в сушилку. Когда я вошел в гостиную, Ёйте сидел на диване и смотрел хоккей. Увидев меня, он кивнул на бутылку красного вина, на столе и сказал:
  -Бокалы где?- спросил он.
  -Сейчас. Они на кухне, заодно и штопор принесу.
  -Давай.
   На кухне было темно, но по привычке я не стал включать свет и, забыв о недавней перестановке, запнулся за стул, который вместо угла, теперь стоял прямо у барной стойки. Я сильно толкнул стойку и сшиб подставку с ножами прямо на пол, а затем и сам рухнул, прямо на них.
   На грохот в кухне прибежал Харукава и включил свет. Я сидел на полу, вокруг меня лежали рассыпанные ножи и из моих ладоней, кстати, из обеих, текла кровь.
  -Сайноджи,- закричал Харукава и бросился ко мне. Он помог мне подняться на ноги и обнял меня.- Что случилось?
   Я высвободился из его объятий, испачкаю же, и взял в руки полотенце.
  -Да все нормально,- ответил я, накручивая полотенце на руки.- Я совсем забыл, что недавно все здесь переставил. Зашел по привычке. Вот и все.
  -И ты называешь это,- он показал на мои руки,- все в порядке?
  -Это просто пара порезов.
  -Покажи,- почти приказал он.
  -Ёйте, да все, правда, в порядке,- я убрал руки за спину, как маленький мальчик.
  -Давай хоть помогу обработать,- согласился он.- Где у тебя аптечка?
  -В ванной.
   Харукава ушел, а я вернулся в гостиную.
  -Я в комнате,- предупредил я.
  Глава 3
  Соперники.
  -Не дергайся,- попросил Харукава.
  -Больно же,- обидчиво ответил я.
   Ёйте протирал мои разбитые руки дезинфицирующим раствором.
  -Бинт или пластырь?- спросил он, глядя на меня.
  -Безусловно, пластырь. Как я буду ходить по улицам с забинтованными руками. Я так и машину не смогу вести.
  -Что? Машину? А тебе и так нельзя будет ее водить, по крайней мере, в ближайшие дни. Некоторые порезы очень глубокие и снова могут начать кровоточить.
  -Нет, нет. Я не собираюсь ходить пешком или ездить на такси. Что теперь скажет Рё?
  -Кто такой Рё?
  -Знаешь Окоти Ичиро Майера?- спросил я.- Ну, писатель-романист. Три месяца назад он получил премию Намемория.
   Вот блин, я словно им хвастаюсь.
  -Ну, Его знаю. А причем здесь какой-то Рё?
  -Рё, так называют его друзья,- похвалился я.
  -Так ты - друг Окоти?
  -Ну, да.
  -Понятно. И давно ты с ним знаком?- спросил Харукава.
  -Вчера познакомились. Я к нему домой ездил, по делу.
  -И какое дело у тебя может быть с писателем-романистом?
   Если скажу правду, он на меня разозлиться. Мне запрещено копаться в этом деле. А если скажу всю правду, то потеряю друга. Значит, буду бессовестно врать, пусть лучше он будет прибывать в неведении, потому что меня не устраивают оба варианта.
  -Всегда хотел встретиться с Ичиро-Саном. Ты же знаешь, я очень люблю его книги. А друг моего отца сказал, что знает его. Так мы и познакомились. Я попросил его потренировать меня. Хочу стать писателем, и он согласился мне помочь.- Ложь, конечно, не блистательная, но сойдет. Я просто не буду вдаваться в подробности, и уходить от разговора. Авось да поможет.
  -Ты чего-то не договариваешь,- заметил Ёйте. И как он всегда разгадывает мои замыслы. Словно читает мои мысли до самых пяток.
  -Правда,- заверил я, и притворно сощурился от боли. Руки Харукавы сразу замерли, и он нежно посмотрел на мои раны.
  -Прости,- попросил он.
  -Все нормально, просто немного побаливает. Может, мне и в правду не ездить на машине пару дней?
   Сейчас забота обо мне возьмет над Ёйте верх, и он перестанет меня донимать. Прости меня друг, но ты не тот человек, кому бы я мог рассказать о моих отношениях с Рё. И то, что я - гей, тебе тоже лучше не знать.
   Я решил, что Ёйте может быть моим другом, но он не может быть моим возлюбленным. Ведь я не чувствую к нему того же, что и к Ичиро-Сану.
  -Готово,- гордо провозгласил Харукава, накрутив на мои пальцы последний кусок пластыря. Теперь мои руки выглядят как после драки, но шрамы украшают мужчин. Я надеюсь на это.
   Только я до сих пор не придумал, что скажу Рё. Он наверняка отреагирует, так же как и Ёйте, начнет опекать меня заботой. Это плохо кончится, я уверен. А это значит, что нам пока не нужно встречаться! Пока на мне этот уродливый пластырь, я буду только звонить. И все!
  -Может, мы все-таки выпьем?- наконец я нарушил долгое молчание.
  -Только в этот раз, я схожу на кухню и принесу бокалы,- предупредил Харукава.- Где лежит штопор?
  -В ящике стола,- ответил я и громко засмеялся.
  -Да чего ты смеешься? Я же о тебе беспокоюсь.
  -Поэтому и смеюсь,- ответил я.
   Ёйте скрылся в проеме двери, а я взял в руки пульт от телевизора и собирался пощелкать каналами. Но стоило мне сжать пальцы, как меня пронзила острая боль, и пульт упал на пол.
  -Вот черт,- выругался я.- Мне теперь, что, и каналы нельзя переключать?
  -Больно?- заботливо спросил Харукава.
  -Немного,- пожаловался я и снова взял пульт. На этот раз я положил его на стол и оставил мысль о переключении каналов.
   Ёйте сел рядом и быстро открыл бутылку с вином. Потом он налил два бокала и протянул один мне. Я аккуратно взялся за стекло и сразу отпил глоток.
  -М...м.- Простонал я.- Хорошее вино.
  -Еще бы. Это Асура.
   Улыбка Ёйте стала более расслабленной, и мне тоже захотелось ему улыбнуться. Мой рот растянулся, но улыбка получилась какой-то болезненной.
  -Опять больно?- любезно поинтересовался друг. Он поставил свой бокал и протянул ко мне свою ладонь.- Ты какой-то странный сегодня, Сайноджи. Что-то произошло? Ну, кроме этого,- он указал на мои порезанные руки.
  -Да с чего ты это взял?- спросил я. Странный? Совсем нет. Вроде, я такой, как и всегда.
  -Просто ты ведешь себя как-то необычно. Не знаю в чем дело, но я чувствую это.
   Ёйте прикоснулся к моей щеке и провел большим пальцем по губам. Я тихо вздохнул от безысходности, закрыл глаза и прижался к его руке сильнее. Он взял из моих рук бокал и поставил на стол, рядом со своим. Потом он обхватил мое лицо и притянул к себе. Последовал долгий поцелуй и мой напарник отстранился.
  -Ты и, правда, другой. Раньше ты не позволял мне ничего такого.
  -Что значит такого?
   Не успел я спросить больше, как прозвучал звонок в дверь. Я никого не жду, кажется,- подумал я про себя.
  -Откроешь?- спросил Харукава.
  -Конечно,- ответил я.
   Я поднялся с дивана и направился к двери. Краем глаза я заметил, как Харукава откинулся на спинку дивана и широко улыбнулся.
   Еще один требовательный звонок в дверь.
  -Да иду я,- крикнул я, а из комнаты послышался смех.- Какие нетерпеливые.
   Дверь я открывал медленно. Каждое движение пальцами причиняло мне жуткую боль. Но как только я смог повернуть ключ, тот, кто стоял за дверью, сам распахнул ее и я оцепенел от изумления.
   Прямо передо мной стоял Ичиро-Сан с обеспокоенным лицом. Он оглядывал меня и его взгляд задержался на моих перебинтованных руках. Он быстро вошел в квартиру и захлопнул за собой дверь. Потом нежно обхватил мои руки и прижал их к губам.
  -Я почувствовал, что что-то случилось, и сразу приехал. Вижу что не зря.
   Я не мог произнести ни слова. Его появление на пороге моей квартиры, было для меня небольшим потрясением. Но, увидев его лицо, я забыл обо всем, о боли, о Харукаве, обо всем.
  -Сайноджи, что произошло? Как это произошло?- голос Ичиро-Сана вверг меня в легкую эйфорию.
  -Рё,- очнулся я,- что ты здесь делаешь?
  -Я же сказал, что почувствовал твою боль. Я так рад тебя увидеть.
   Рё обнял меня за плечи. Его руки обнимали меня, а губы целовали.
  -Я так люблю тебя, Сайноджи,- неожиданно сказал Майер.
  -Сайноджи, кто это,- в гневе спросил Харукава, появившись из двери комнаты.
   Черт!
   Я совсем о нем забыл. Быстро отстранившись от Рё, я повернулся к Ёйте. Его лицо исказилось от раздражения. Он смотрел на своего соперника и прекрасно это понимал.
  -Харукава,- начал я.
  -Так это и есть твой друг Ёйте?- перебил меня Майер.
  -Ичиро-Сан,- я посмотрел на своего возлюбленного, но ничего не мог сказать.
   Он обошел меня и подошел к Ёйте. Затем подал ему руку и представился.
  -Окоти Ичиро Майер,- сказал он.
   Ёйте в ответ пожал ему руку.
  -Харукава Ёйте.
  -Слышал о вас, Харукава-Сан. Сайноджи упоминал ваше имя, утром. Вы напарники?
  -Да,- ответил Ёйте.- А вы, значит, тот, кто согласился стать наставником Сайноджи?
  -Наставником?- переспросил Рё. Он посмотрел на меня, а я просто пожал плечами. Майер снова поднял глаза на Ёйте.- Что-то вроде этого,- ответил он.
  -Вроде этого, значит! Ясно.
  -Вообще-то,- вдруг начал Майер,- я и Сайноджи встречаемся!
   Наступила тишина. Я в ужасе уставился на Рё, а он довольно улыбался. Майер смотрел на выражение лица Ёйте и его глаза излучали ярость и злобу. Раньше я не замечал, что Рё способен на такое. Хотя, что я могу о нем знать? Мы знакомы всего один день. Почему он так поступил? Знает же, Ёйте последний, кому бы я хотел все рассказать. Ну, зачем он так? Зачем он так со мной?
   Харукава стоял в дверном проеме комнаты, словно потеряв дар речи.
  -Рё,- наконец произнес я.- Я...
  -Прости, Сайноджи, но так будет лучше. Поверь мне.
   Ичиро-Сан свободно обнял меня за талию и нежно прикоснулся к моей щеке губами. Я отстранился.
  -Что случилось?- спокойно спросил Майер.
  -И ты спрашиваешь, что случилось?- завопил я.- Ёйте - мой друг. Он очень мне дорог. А что он скажет теперь? Ну, что можно сказать на то, что его напарник гей?
   Я так кричал, что Рё немного помедлил, прежде чем ответить.
  -Просто признай, что ты тоже меня любишь! Тогда вопросов не будет. Если он твой друг, тогда он все поймет.
   Слова Ичиро заставили меня замолчать. Я взглянул на Ёйте, который все еще не шевелился, и засомневался.
  -Может, вы оба пойдете домой,- устало попросил я.- Я хочу побыть один.
  -Конечно, любовь моя,- ответил Ичиро-Сан.
  -Спасибо, Рё.- Я повернулся к Харукаве.- Ёйте?- позвал я.
  -Хорошо,- наконец ответил он. Харукава прошел мимо меня и Майера, взял в руки свой плащ и натянул ботинки. Потом просто вышел за дверь. Ичиро последовал за ним.
   Я прижался к двери и дождался пока стихнут шаги. Опустившись на пол, возле двери, я закрыл лицо руками и сам не заметил, как заплакал.
   Я очень люблю Рё, но Харукава тоже мне дорог. Ёйте! Прости меня,- просил я, не в силах сказать этого вслух.
   Через некоторое время, я вернулся в комнату. На столе стояло два бокала с вином - один мой, другой Ёйте. Я взял в руки тот, который держал он и поднес к губам.
  -Асура, значит,- и одним глотком опустошил бокал. Потом я взял в руки бутылку и выпил все ее содержимое прямо из горла.
   Наверное, я спал. Потому что на столе стоял только один бокал полный вином. Его запах напоминал мне Ёйте. Еще в воздухе витал аромат сакуры. Прямо напротив меня стоял человек, но неяркое свечение луны не открывало мне его лица. Но я знаю, что он улыбался, я видел его голодный оскал. Глаза этого человека горели багровым пламенем, и я узнал его, узнал этот взгляд. Это тот самый человек, который убил моего отца, мать и Юми.
   Меня неожиданно пронзила боль. Я прижал ладони к груди, и мои пальцы окрасились в красный, цвет моей крови. Я упал на колени и почувствовал чьи-то прикосновения. Я медленно обернулся, и передо мной возникло лицо Ёйте.
  -Убегай, убегай, Саёнжи,- крикнул он.
   Я сел в постели. По моему лицу стекал пот. Какой ужас! Я никогда не видел Ёйте таким напуганным. Но это всего лишь сон,- успокаивал я сам себя.
   Не смотря на сильную боль в руках, я оделся. За окном светило солнце. Какая хорошая погода.
   Я снова направился в парк "Хигучи". Он стал мне таким родным и так хорошо успокаивал мысли и дрожь в сердце. Снова сел на скамейку, прямо напротив фонтана и закрыл глаза.
   Неожиданно меня окликнули. Я открыл глаза и поднял голову.
  -Сино-Сан?- спросил мальчик. На вид ему было не больше двенадцати.
  -Да,- медленно ответил я.
   Мальчишка протянул мне, сложенный вчетверо, лист бумаги, а потом сразу убежал. Я развернул листок.
  -Чаще смотри по сторонам,- прочитал я вслух.
   Я оглянулся, но никого не заметил. Мои глаза снова вернулись к записке.
  -Я рядом с тобой, Саёнжи. Ну же, найди меня. Я жажду нашей встречи,- и подпись.- Друг, которого ты ищешь.
   Что за черт! Какой еще друг. И никого я не ищу. Не ищу... Ищу? В мои мысли вторгся утренний сон. Я вскочил на ноги и недоуменно уставился в сторону деревьев. Убийца моего отца! До меня, наконец, дошел тот факт, что человек, которого я встретил пред тем как попасть в больницу, убийца моей семьи и тот, кто сейчас убивает - один и тот же человек. Но кто же он? Кто он? И чего он хочет от меня?
  -Не знаю, почему он оставил тебе жизнь...- я вспомнил слова капитана Кийогуми.
   И, правда, зачем? Зачем я ему нужен?
   Я бессильно опустился на скамейку. Сложил записку и затолкал ее в карман джинсов. Достал из пиджака мобильный и собрался набрать номер Харукавы. Но телефон неожиданно зазвонил, что я чуть не выронил его. На дисплее была фотография друга.
  -Ёйте?- произнес я.
   Стоило мне поднять трубку, как Харукава начал на меня орать.
  -Не смей с ним встречаться. Вообще, тебе нечего делать рядом с ним,- кричал он.
  -Это еще почему,- возмутился я.- Почему? Хотя это не твое дело!- выпалил я в запале.- Какая тебе разница, что я делаю?
  -Я люблю тебя! И не хочу, чтобы ты встречался с ним. Мой брат не тот, с кем ты можешь быть счастлив!
   Слова Ёйте поразили меня как гром. Что значит брат? Как брат? Харукава Ёйте не может быть братом Окоти Ичиро Майера.
  -Сайноджи,- позвал Ёйте.- Ты меня слушаешь?
  -Что значит брат?- тихо спросил я.
  -Я же говорил тебе о брате.- Потом он замолчал.- Ты где? Я приеду.
  -В парке "Хигучи", прямо напротив фонтана "Айзава".
  -Я буду через пять минут, я недалеко.- И сразу отключился.
   В телефоне наступила тишина. Я слышал только шум воды. Телефон я убрал и расслабился. Моя спина облокотилась на скамейку и прижалась к холодному дереву.
   Мысли, которые меня посещали, вращались вокруг Ёйте и Рё. Неужели они действительно братья? Но как такое возможно? Я помню реакцию Харукавы, когда он увидел Ичиро-Сана на пороге моей квартиры. Он спросил: "Кто он?". Я помню. Может, он имел в виду: "Что он здесь делает?".
   Когда я сказал ему, что знаком с Окоти Ичиро Майером, он не удивился его имени. Он спросил, как я с ним познакомился.
   Тогда почему Ичиро-Сан сделал вид, что не знает его?
  -Окоти Ичиро Майер,- сказал тогда Рё.
  -Харукава Ёйте,- ответил мой напарник.
  -Слышал о Вас Харукава-Сан...
   Они оба сделали вид, что не знают друг друга. Может, они в ссоре?- подумал я. Но не успел ответить на свой вопрос, меня окликнул Харукава.
   Он приближался ко мне быстрыми и длинными шагами. Подойдя ко мне, он сел рядом и повернулся ко мне лицом.
  -Слушай, Сайноджи,- начал Ёйте,- мне не хотелось бы обманывать тебя. Поэтому я скажу все как есть!- Голос Харукавы немного дрожал и он закрыл рот, чтобы скрыть от меня волнение.
  -И чего же такого ты от меня скрываешь?- спросил я, потеряв самообладание.
  -Я... Я и, правда, давно знаком с Тацуей. Он мой старший брат!
  -Старший брат,- повторил я уже произнесенные Харукавой слова.
  -Да. Мы росли в приюте. Когда мне исполнилось восемь, меня усыновила бездетная пара. Каору и Минаса Харукава.
   Ёйте отвел от меня взгляд и уставился на фонтан. Он немного подождал и снова продолжил.
  -Мое настоящее имя - Кё Сё Ёйте! Мы с Тацуей не очень ладим. Уже очень давно.
  -Не ладите?- спросил я.
  -Это случилось пятнадцать лет назад. Он положил глаз на моего любимого. Хотел забрать его у меня!
  -Забрать любимого?
  -Ты тогда был моим другом. Поэтому я ничего тебе не говорил. Быть рядом с любимым - один из плюсов статуса друга.
  -Статус друга? Да о чем ты?- взорвался я.
   Что значит, поэтому ничего мне не говорил? Что это вообще за бред?
  -Послушай, Сайноджи,- тихо попросил меня Харукава.- Я люблю тебя! Очень люблю. Но мой брат вбил себе в голову, что ты принадлежишь ему. Он всегда так себя ведет. Всегда встает на моем пути. Но на этот раз я не поддамся ему,- Харукава сжал кулак и поднес его к своему лицу.- На этот раз я не сдамся!
  -Ёйте,- произнес я.
  -Спасибо,- вдруг его лицо озарила ангельская улыбка, и он придвинул ко мне свое лицо, чтобы поцеловать.
   Меня не интересовали люди вокруг. Я, словно, перестал видеть их, растворился в объятиях Ёйте.
  -За что спасибо-то?- спросил я, восстанавливая свое дыхание.
  -За то, что до сих пор зовешь меня "Ёйте",- ответил он и снова улыбнулся.
  -Я всегда зову тебя так,- ответил я.
  -Вообще-то, чаще ты называешь меня Харукавой.
   Я прокрутил в голове последние события и понял, что Ёйте я зову его только тогда, когда это мне выгодно или про себя.
  -Да ты прав,- согласился я.
   Он пожал плечами и глубоко вздохнул. Его улыбка померкла и на лицо упала печальная маска. Я сидел не шевелясь. Мое тело словно окаменело, не хотело больше подчиняться мне. Руки дрожали, мысли вышли из-под контроля. Я словно хотел стать другим человеком. Хотел? Скорее, я уже был кем-то другим. Кем-то, кто появился пятнадцать лет назад.
   Капитан Кийогуми говорил, что я изменился после смерти отца. Что вместо меня настоящего на сцену вышел другой Сайноджи, тот, кто все это время ждал пока я настоящий, сдамся.
   Внезапно я кое-что понял. В ту ночь, в больнице, Харукава произнес мое имя иначе. Не Сайноджи, а Саёнжи! Позже, Ичиро-Сан тоже назвал меня этим именем!
  -Почему это имя так действует на меня?- спросил я вслух.
  -Какое имя?- удивился Харукава.
  -Саёнжи!- произнес я. Стоило мне произнести это имя вслух, как картинка перед моими глазами изменилась. Я больше не видел фонтана, деревья слились в одно большое пятно и перед моими глазами был только он.
  -Сайноджи,- позвал напарник.
   С глаз словно упала пелена и все окружающие меня предметы снова вернулись.
  -Да?- мутно спросил я.
  -Что с тобой, Сайноджи?
   Я резко поднялся на ноги и приложил руку к затылку, как бы в смущении.
  -Да все в порядке,- с идиотской улыбкой на лице произнес я.
  -Сайноджи?
   Не произнеся больше ни слова, я стал уходить.
  -Мне пора идти,- крикнул я убегая.
   Эти двое что-то от меня скрывают! Что это было сейчас? Почему я вдруг потерял над собой контроль? Неужели именно поэтому я переспал с ними? Кто же ты такой, Саёнжи? Кто такой, что имеешь столько власти над моим телом?
   Я остановился. Вытянул ладони и посмотрел на них.
   Нет, не этот вопрос я должен был задать.
   Когда ты поселился в моем теле? Когда это произошло, что я до сих пор не знал о твоем существовании? И откуда о тебе знают Рё и Ёйте?
   Я прижал ладони к лицу и сквозь мои пальцы потекли слезы. Слезы, которые проникали в самую душу и пускали там корни, такие глубокие и сильные, что моя воля исчезала, растворялась там.
  -Кто же ты, Саёнжи?!- закричал я.
  -Я - это ты!- внезапный голос заставил меня замереть.
  -Что? Что происходит?
   Я оказался где-то далеко от того места, где только что находился. Прямо напротив меня стоял человек, и его дьявольская улыбка заставила меня испугаться.
  -Кто ты?- спросил я.
  -Я - это ты,- снова ответил он.
  -Как ты можешь быть мной?
  -Но меня создал ты! Создал меня, чтобы я защитил тебя от них. Разве ты совсем не помнишь?
   Его голос проникал в мое сознание и отравлял его.
   Совсем не помню! Я ничего не помню! Я ничего не знаю!
  -Знаешь,- снова заговорил он, прочитав мои мысли.- Тебе лишь нужно вспомнить меня. Вспомнить нас. Вспомнить тех, кто сделал это с тобой!
  -Сделал со мной?- спросил я.
  -Посмотри на свои руки,- попросил он.
   Я вновь поднял ладони. С моих пальцев капало что-то знакомое. Что-то, что имело неприятный металлический запах, запах ржавчины и соли.
  -Кровь!
  -Кровь.
  -Почему кровь? Почему я истекаю кровью?
  -Это не твоя кровь, Сайноджи! Это кровь Юми!
  -Кровь Юми? Почему на моих руках кровь Юми?
  -Потому что тот, кто убил Юми, был ТЫ!
   В этот же миг картинка изменилась. Я стоял посередине комнаты. В моей руке был окровавленный нож. Отец лежал прямо у меня в ногах. Мать, с кровавой раной на спине пыталась защитить сестру.
   От кого она защищает Юми? Я поднял руку, в которой сжимал нож и нанес еще один удар по матери. Понял, она защищала Юми от меня!
   Кто-то позвал меня. Я обернулся. В тени ночной комнаты стоял человек и мне в нос ударил запах Сакуры.
  -Сделай это, Саёнжи. Убей их всех.
   Я снова повернулся, и мой нож пронзил нежную кожу Юми. Сестренка закричала, а я, улыбаясь, нанес ей еще одну рану, в грудь. Потом я опустился на колени и разорвал ее кофточку, еще один удар в груди и сердце моей младшей сестры уже покоилось на моей ладони. Я сжал ладонь, и сквозь мои пальцы потекла багровая кровь Юми.
   Что я делаю? Зачем я убил свою сестру, зачем я убил маму и отца?
  -Потому что ОН заставил тебя!
  -Кто он?- спросил я сквозь слезы.
  -Это...
   Внезапно все закончилось. Я стоял на коленях и сжимал голову руками. Вокруг меня множество голосов, незнакомых голосов. Я поднял голову, оторвав от нее руки.
  -Сино-Сан,- окликнул меня знакомый голос.
   Я поднял взгляд. Прямо передо мной стоял дворецкий Ичиро-Сана - Кайен.
  -Кай,- отозвался я.
   Он подал мне руку и помог подняться.
  -Что ты здесь делаешь?- спросил я.
  -Я искал Вас, Сино-Сан. Пойдемте, машина ждет. Ичиро-Сама хочет увидеться с Вами.
   Голос дворецкого так меня успокаивал, сам не знаю почему.
  -Пойдемте,- попросил он.
   Кайен довел меня до машины и посадил на заднее сидение. Сам он сел впереди, рядом с водителем. Машина свободно двигалась по территории парка и так же легко выехала на проезжую часть.
   Дорога до особняка Окоти много времени не заняла, и уже через пятнадцать минут, автомобиль завернул на красную аллею, возле дома. Двигатель замолчал. Дворецкий покинул машину и открыл для меня заднюю дверь.
  -Добро пожаловать в особняк Окоти,- с улыбкой на лице произнес Кайен.
  -Спасибо,- тихо поблагодарил я и, собравшись с духом, вышел на улицу.
   Я посмотрел на парадный вход и глубоко вздохнул. Дворецкий ждал пока я не поднимусь на лестницу. Дверь открылась, как только я ступил на последнюю ступеньку, на пороге показалось прекрасное лицо Ичиро-Сана.
  -Сайноджи, как мне тебя не хватало,- с улыбкой произнес он. В этот миг его улыбка была точь-в-точь как у его дворецкого. Дикий кот перед своей добычей. А это значит, что его дворецкий тоже в курсе дела. И в этом всем, неизвестность съедает только меня.
  -Рё,- его имя слетело с моих губ как мантра моей души.
  -Любовь моя,- пропел Ичиро-Сан. Он обхватил меня руками и сжал в своих объятиях.- Люблю!
   Мои глаза закрылись, и я просто слушал его нежное дыхание.
   В миг в моей голове пронеслись тысячи мыслей. Как, когда, почему и еще много чего. Я вспомнил слова Ёйте и, не сдержав своих мыслей, спросил:
  -Ичиро-Сан, почему ты не сказал, что Харукава Ёйте твой младший брат?- мой вопрос мгновенно возвел огромную стену между нами.
   Рё выпустил меня из объятий и отошел на шаг. Он жестом попросил меня войти внутрь и идти за ним.
   Идя по лестнице, я подумал о том, что сейчас он может мне сказать. Но, ни одна мысль не могла мне понравиться, все потому, что все его слова закончатся расставанием. А этого я и не хочу.
   Тогда я и решил, чего бы он ни сказал мне, я не буду его осуждать и прощу его. Так мы сможем остаться вместе. По не понятной причине, я хочу быть с ним, хочу так сильно, что, даже идя за ним, хотел быть в его руках.
   Мы зашли в кабинет. Я сел на диван за дверью, а Ичиро-Сан достал из ящика стола стопку фотографий и тоже сел рядом. Он без слов передал мне фотографии, откинулся на спинку дивана и закрыл глаза.
  -Я и Ёйте росли вместе до его восьмого дня рождения. Тогда он был усыновлен. Мне не позволяли видеться с братом. Каору и Минаса хотели, чтобы он забыл о прошлом, а значит, забыл и обо мне.
  -Забыл о тебе?- ужаснулся я. Я опустил голову и взглянул на снимки.
   На черно-белых фотографиях я увидел маленького Ёйте. Прямо за его спиной стоял Ичиро-Сан, и его рука покоилась на плече брата. Детская улыбка, нежные объятия - это все что я видел на этих снимках. Они были счастливы вдвоем,- подумал я и улыбнулся. А потом вспомнил слова Ёйте: "Он положил глаз на моего любимого. Хотел забрать его у меня".
  -Харукава сказал, что ты хотел забрать у него любимого. Поэтому вы и не ладите,- произнес я.
  -Это не так,- сразу возразил Ичиро-Сан.- Мы с ним действительно были влюблены в одного и того же человека, но он не выбрал ни одного из нас.
  -И это все?
  -А чего ты еще хотел услышать?- слова Рё меня немного успокоили, но мне давало покоя чувство недосказанности. Ну и пусть, я больше не хочу из-за этого переживать. Я хочу быть с этим человеком.
  -Ичиро-Сан,- позвал я.
  -Ну, когда ты будешь звать меня просто Ичиро?- устало спросил в ответ Рё.
  -Прости, Рё.
  -Что еще за "прости, Рё"?
   Ичиро-Сан придвинулся немного ближе и протянул свою ладонь к моему лицу. Он провел большим пальцем по моим губам и нежно улыбнулся.
  -Я люблю тебя, Сайноджи,- произнеся это, Рё передвинул ладонь к моему затылку и потянул к себе. Другой рукой он обхватил меня и прижался к моим губам.- И ты уж, прошу, влюбись в меня, пожалуйста. Просто будь моим и не позволяй никому другому прикасаться к себе.
  -Ичиро-Сан,...- простонал я.
  -Я продолжу, если ты скажешь просто Ичиро,- его губы замерли на моей шее, и его горячее дыхание обжигало мне кожу.
  -Рё,- с тихим наслаждением проговорил я.
  -Нет. Так не пойдет. Я хочу услышать другое...
  -Я хочу тебя,...
  -Ну же!- Рё провел кончиком языка по моей скуле, и я судорожно сглотнул.
  -...И...Ичиро... Я хочу тебя, Ичиро,- наконец произнес я и сам впился в него поцелуем.
   Больше мы ни о чем не говорили. Ичиро-Сан был очень нежен со мной и все его движения были словно прелюдией к чему-то большему. Он сжимал меня в объятиях, и мне не хотелось, чтобы он отпускал меня. Мои мысли витали где-то далеко, и я не мог понять насколько все это реально. Вся моя личная реальность вдруг растворилась.
  -Саёнжи,...- произнес Ичиро-Сан.
   Мой мир снова пошатнулся. Я даже не мог вспомнить свое настоящее имя. Не мог сопротивляться голосу, который звал меня и притягивал. Мои глаза закрылись, я потерял ниточку реальности и утонул в глазах своего возлюбленного.
   Мои поцелуи были жаркими и несдержанными. Я обнимал обнаженное тело Ичиро-Сана, целовал лицо и не мог отвести взгляда от его глас. В нос ударил странный, но знакомый запах. Какое странное чувство? Что это?- подумал я. Я поднял взгляд и мое тело замерло.
   Быть этого не может! Мои мысли собрались анализировать ситуацию, как всегда, привычка, наверное. Но даже анализ не мог помочь мне справиться с ужасом осознания.
   Мои руки отпустили Ичиро-Сана, выпустили из своих объятий. Я встал на ноги и закрыл лицо ладонями. Я не хочу этого знать! Я не хочу этого видеть! Я же люблю его, я не могу позволить своему больному воображению лишить меня смысла моей жизни.
  -Ичиро...-Сан,- медленно произнес я.
   Глаза, которые только что ввели меня в дикий ужас, смотрели на меня. Цвет этих глаз снова меня успокаивал. Глаза цвета молочного шоколада, которые я так любил. Огонь, который я видел, исчез. Остался только запах Сакуры, который, все еще, сводил меня с ума.
   Рё, лежа на спине, облокотился на руки и приподнялся. Его лицо было немного смущенным и растерянным.
  -Что случилось?- спросил он.- Я что-то сделал не так?
   Как я могу сказать ему, что произошло? Он решит, что я просто спятил?
  -Да, нет,- я застенчиво улыбнулся,- все в порядке, Ичиро-Сан!- какая бессовестная ложь! Но я не знаю, что еще можно сказать. Я коснулся левой рукой затылка и еще раз улыбнулся.- Прости меня, Рё!- моя улыбка исчезла, и больно сжалось сердце.
  -Что с тобой?
   Ичиро-Сан поднялся с дивана и подошел ко мне. Он коснулся моего лица и заставил посмотреть ему в глаза. Я почувствовал, как мои собственные глаза наполняются слезами, и отвернулся он него.
  -Я должен идти,- тихо сказал я.
   Моя одежда лежала на полу и я, не думая больше ни о чем, просто натянул брюки и схватил рубашку.
  -Сайноджи, поговори со мной,- умоляюще попросил Рё.- Я не понимаю, что происходит. Почему ты просто уходишь? Без объяснений?- Ичиро протянул ко мне руки, но я оттолкнул его, и, зная, что буду ненавидеть себя за это, сказал:
  -Я не хочу видеть тебя, не хочу знать тебя! Между нами все кончено.
   Я быстрым шагом вышел из библиотеки и направился к выходу. Рубашку я одел прямо на ходу и, не останавливаясь, вышел на улицу. Я был уверен, что встречу Кая, но на моем пути не было никого, и я просто покинул дом своего возлюбленного.
   Аллея снова показалась мне кровавой дорожкой. Красные розы, что росли вдоль всей аллеи, сияли в ночи как звезды, слепили глаза, наполненные слезами.
   Я долго брел по пустой дороге. Что бы покинуть двадцать третий район, нужно было пройти много миль. Когда я добрался до первой станции метро, быстро спустился вниз и сел на первый попавшийся поезд.
   Вагон был на половину пуст и я, не боясь осуждения, подогнул ноги, поставил их на сиденье, и обнял колени. Потом я просто зарыдал.
  
  Глава 4
  Нелюбовь.
   Как же я себя ненавижу.
   Я попытался открыть глаза, но после такой дозы спиртного, мне не просто было плохо, мне было - жутко хреново. Наконец, открыв глаза, я, немного, прищурился от яркого солнца. Рядом лежал голый незнакомый парень, да и место, где я был, было мне незнакомо. Пытаясь вспомнить, что произошло, я тихо встал и нашел одежду. Оделся и оглянулся вокруг.
   Просторная комната, шикарная мебель, шелковые простыни - словно еще одна комната в доме Рё. Назвав про себя имя любимого, я снова почувствовал, как наворачиваются слезы. Я плохо помню, что произошло, но, кажется, мы познакомились в баре, куда я пришел после того, как сошел с электрички. Я сильно плакал и он подошел ко мне, чтобы угостить.
   Его зовут Коинджи, точно, Накамура Коинджи. Мы разговорились, и я согласился поехать к нему. Потом мы снова выпили, и я соблазнил его. Хотя, он не сильно сопротивлялся. Я легко улыбнулся и посмотрел на него.
   Накамура спал. Его обнаженное тело было очень прекрасным зрелищем и мне захотелось коснуться его. Я присел на край кровати и вытянул руку. Мои пальцы прикоснулись к спине Накамуры, и его тело немного вздрогнуло. Я провел пальцами вдоль позвоночника и обратно. От любования меня отвлек тихий стон. Я поднял глаза и увидел, как он смотрит на меня. Его ангельская улыбка заставила меня улыбнуться в ответ.
  -Уходишь?- спросил он.
  -Мне пора,- ответил я и поднялся, отрывая руки от тела, которое меня так притягивало.
  -Останься,- Накамура сел и схватил меня за край рукава рубашки.
  -Я не могу.
  -Мы, хоть, встретимся снова?
   Почему мне так не хочется уходить? Почему я хочу остаться? Хочется остаться с ним! Мне хочется забыть об Ичиро-Сане, забыть о Ёйте, забыть обо всем и остаться.
  -Нет,- ответил я.
  -Но почему? Тебе не понравилось? Но мне было хорошо с тобой! Мне понравилось!
  -Мне тоже понравилось, но... Но я люблю другого!
  -Понятно,- Накамура опустил голову и отпустил мой рукав. Он нежно улыбнулся и тихо произнес:- Прости.
  -За что ты извиняешься?- в недоумении спросил я.- Разве не я должен извиниться, что посмел прикоснуться к тебе?
  -Нет, нет, я хотел, чтобы ты был со мной. Хотел...
   Неожиданно, по щекам Накамуры потекли слезы.
  -Я влюбился в тебя, как только увидел. Я знал, что ты страдаешь, и хотел забрать твою боль, разделить ее с тобой.
  -Коинджи,- вырвалось у меня.
  -Да, я хочу, чтобы называл меня так. Твой голос этой ночью был таким печальным, но ты называл меня по имени и целовал меня.
  -Я...Я... Ты очень мне нравишься, но... но я сейчас не могу так. Я расстался с человеком, который мне очень дорог. Я не знаю, что мне делать.
   Я снова закрыл лицо руками.
  -Сайноджи,- тихо позвал Накамура.- Позволь мне просто помочь тебе забыть его.
  -Что?- я опустил руки и посмотрел на него. Он сидел на краю кровати с опущенной головой и, все еще, плакал.- Что значит, помочь мне? Как ты можешь так говорить?
  -Я просто хочу быть с тобой. Просто быть рядом.
   Его обнаженное тело сводило меня с ума. И потеряв над собой контроль, я приблизился и коснулся его подбородка, приподнял и поцеловал.
  -Прости,- сказал я, когда сказать было уже нечего, и просто ушел.
   В голове проносился ураган. Мои мысли сбивали меня с толку.
   Я убил Юми, убил маму и отца! Я чудовище! А теперь, ко всему прочему, сплю с мужиками! Это отвратительно. Я отвратителен. Но Ичиро-Сан скрывал от меня правду! Я видел его глаза, я знаю, что это он. Это он, тот, кто убивает девушек. Запах Сакуры, я помню его! Именно этот запах заставил меня дрожать от страха.
   Горящие глаза. Человек с запахом Сакуры. Это был Ичиро-Сан. Я, все это время, искал Ичиро-Сана! Но я люблю его! Люблю, люблю. Что мне делать?
   Я должен сделать выбор. Должен, или предать его, или нет.
   Подойдя к краю дороги, я вытянул руку и остановил такси. Сел внутрь и попросил отвести меня в центр. Я вошел в отдел и сразу натолкнулся на Кавагути Кэндзиро.
  -Сино-Сан,- окликнул он,- вы уже вернулись на работу?
   Его язвительный тон вывел меня из себя, и я с силой толкнул его. Толчок был таким сильным, что Кавагути ударился спиной о стену. Я придавил его еще сильнее своим телом, прижал его.
  -Достал уже. И что ты все время меня третируешь? Или ты просто так проявляешь ко мне свою любовь?- мой тон был очень соблазнительным и нервным. Но я продолжал, даже не думая о последствиях.- Если так, то мог просто попросить меня об этом.
   Я прижал его еще сильнее и приблизился к его лицу, а потом поцеловал. Мои губы целовали его, как я целовал Ичиро-Сана, но сейчас я совсем ничего не чувствовал.
  -Сайноджи,- Ёйте окликнул меня. Он стоял прямо за моей спиной.- Что ты делаешь с Кэндзиро?
   Это меня немного взбесило.
  -Я просто проявляю чувства, разве нет?- спросил я с обидой в голосе.
  -Что?- Кавагути пытался вырваться из моих объятий, но от этого я прижимал его еще сильнее.
  -Не дергайся,- попросил я Кавагути.
   Ёйте схватил меня за плечо и сильно дернул в свою сторону. Кавагути смог освободиться и оттолкнул меня, чтобы вырваться.
  -Ты идиот, Сино!- крикнул он, убегая, и по дороге вытирая губы.
  -А ему понравилось,- заметил я.
  -Что ты вытворяешь?- снова спросил меня Ёйте.
  -А ты как думаешь? Я ухожу!
   Даже не посмотрев на него, я просто ушел. И все! Я и в правду идиот! Что я делаю?
   Войдя в двери отдела, я немного огляделся. Я был уверен, что Кавагути сейчас рассказывает всем, как я с ним поступил, но вокруг была тишина. Сам Кавагути сидел за своим столом, и его голова лежала на столе. Лицо было красным и смущенным. Увидев меня, он встал и вышел через другую дверь.
   Ну и что? Что это было?
   Плевать на все!- решил я и направился к кабинету капитана.
  -Кийогуми-Сан,- позвал я, когда вошел.
  -О, Сайноджи,- проговорил капитан и встал из-за стола.
  -Не вставайте. Я ненадолго.
   Уже готовый встать седоволосый мужчина снова опустился на стул.
  -Что случилось?- спросил он.
  -Я принес это!- Я достал из кармана пиджака, сложенный вчетверо, лист бумаги и положил на стол.
  -Что это?
  -Это рапорт об уходе.
  -Что?
  -Я ухожу из полиции. Я подготовлю дела к сдаче и передам все Харукаве. Я сделаю это сегодня, чтобы больше не возвращаться сюда.
   От моих слов, капитан пребывал в легком шоке, и, воспользовавшись паузой в его размышлениях, я просто ушел, громко захлопывая за собой дверь.
   Харукава так и не появился. Я сидел в своем кабинете и собирал бумаги. Подшивал последние показания с дел и запечатывал. Закончив, я положил все на стол Харукавы и собрал вещи со своего стола и сложил их в картонную коробку. Барахла было много, я же раньше просто ночевал на работе. Тогда я просто взял самое необходимое, а остальное выбросил в помойное ведро. Взял коробку в руки, еще раз оглядел все вокруг и ушел, оставляя дверь открытой.
   Прощай Ёйте!- сказал я про себя.
   Вернувшись домой, я бросил коробку с вещами в угол комнаты и подошел к телефону, чтобы вызвать такси.
   Я снова вернулся в бар, где просидел половину прошлой ночи. Сел за барную стойку и попросил налить мне чего-нибудь покрепче.
  -Сайноджи,- меня кто-то окликнул, но от стольких бокалов, я уже плохо соображал.- Это и в правду ты!
  -Коинджи?- вопросительно сказал я.
  -Я так боялся больше тебя не увидеть,- он сел рядом и тоже попросил налить ему.
  -Знаешь, Коинджи,- тихо начал я,- я решил пуститься во все тяжкие и ты мне как раз подходишь!- Моя соблазнительная улыбка была красноречивее слов.
  -Я люблю тебя,- на ухо сказал Накамура.
  -Просто будь со мной, ладно,- попросил я и поцеловал его горячие губы.
  -Буду,- задыхаясь, ответил он.
   Как и прошлым утром, я проснулся в квартире Накамуры. Сам он - спал рядом. Я медленно встал, чтобы не разбудить его, натянул брюки и направился на поиски кухни. Квартира двухэтажная. И зачем ему одному нудна такая огромная квартира? Кухня находилась на первом этаже, для этого мне пришлось спуститься вниз.
   Я приготовил кофе и легкий завтрак, из того, что оказалось в холодильнике. Самым сложным, оказалось найти столовые приборы, для этого пришлось перерыть все ящики. Но они лежали на самом видном месте, и как я их сразу не нашел. Я накрыл на стол, налил кофе в чашки и повернулся к лестнице, чтобы подняться в спальню и сходить за Накамурой. Но он как раз спускался сам.
  -Сайноджи,- окликнул он.- Пахнет вкусно!
   Парень зашел на кухню и обнял меня. Потом сделал вид что принюхивается, и облизнулся.
  -Я решил загладить свое плохое поведение, за вчерашнее утро и приготовил завтрак.
  -Выглядит аппетитно!- улыбнулся Накамура и легко чмокнул меня в щеку.
   Он сел за стол и еще раз понюхал содержимое тарелки. Потом принялся за еду.
  -Приятного аппетита!
   Мой рот, сам собой, растянулся в улыбке. Мне было так приятно смотреть на него. Его обнаженный торс заводил меня, мне все время хотелось смотреть. На нем были тренировочные брюки, из мягкого эластичного материала. Вся остальная одежда отсутствовала. Его босые ноги упирались в перекладину стула, на котором он сидел. Пол кухни был выложен из крупного кафеля и Накамура все время вздрагивал, когда его ноги случайно его касались. Я тоже был босиком, но меня не трогал холод, я, словно, наслаждался его прохладой.
  -Ну как?- спросил я, поднимая чашку с кофе.
  -Вкусно!- ответил парень.- А ты сам, почему не ешь?
  -Я не ем по утрам,- соврал я. Теперь по утрам мне придется голодать. Я просто не хотел. И зачем я соврал? Сам не знаю.
   Я ушел сразу после того как допил кофе. Мы договорились встретиться вечером. И зачем мне все это?
   Накамура оказался студентом "Мицухаси". Он учился на факультете филологии, а это означало, что его профессор - это, никто иной как, Саяма Мацури. Но я, ведь, не собирался идти туда. Значит, и встретиться с деканом не придется. Это меня успокоило. А вот то, что Накамуре всего двадцать один, меня немного беспокоило. Правда, это совсем не трогало самого Накамуру.
   Все уже было решено, я и Накамура - любовники. Я разорвал отношения с Ичиро-Саном, не отвечал на звонки Ёйте. Все свои вечера и почти все ночи, я проводил в квартире Коинджи. Я постарался исключить все возможные встречи. И пока у меня неплохо получалось.
   Проходили недели, а я все еще не встречался ни с Ичиро-Саном, ни с Харукавой. Пару раз мне звонил капитан Кийогуми, но я ответил, что меня больше не интересуют ни они, ни все что с ними связано. Больше он не звонил.
   Я устроился на новую работу в баре, где познакомился с Накамурой. Теперь я бармен. Из полицейских в бармены! Я сначала даже смеялся над этим. Накамуре, я, правда, не говорил, что был полицейским. Думаю, не к чему. По ночам я работал, после работы, чаще всего, был у Накамуры. Дома я практически не появлялся. Днем студент Накамура Коинджи в университете, изучает литературу, хочет стать писателем. И почему меня так притягивают всякие писатели?
   Я как-то нашел одну из записей Накамуры, очень даже ничего. Только смахивает на кого-то. Я даже попросил его написать что-нибудь для меня.
  -Сайноджи, ты останешься?- спросил меня Накамура, когда собирался в университет.
  -Я пойду домой. Давно там не был.- Я и, правда, давно не был дома. Все свое время я провожу с ним. Нужно хоть позвонить Нагике и сказать, что наши отношения закончились, и я встречаюсь с мужчиной. Даже представить себе не могу, как это будет выглядеть.
  -Можно я...- Накамура застенчиво подошел ко мне.- Можно я позвоню тебе, когда освобожусь?
   Его улыбка такая милая и нежная. Я безвольно улыбнулся в ответ и опустил голову в знак согласия.
  -Ура,- обрадовался парень.- Тогда захлопни дверь, когда будешь уходить,- добавил он и убежал.
   Я еще раз оглянул большой зал, просмотрел полки с книгами, выбрал себе чтиво на день, и положил ее в свою сумку. Затем обулся, повесил сумку на плече и открыл входную дверь. Спускался я по лестнице, я уже давно не пользуюсь лифтами, в замкнутом пространстве я чувствую себя неуютно. Я спустился в гараж, чтобы взять свою машину и неосознанно шел вдоль стены. В тусклом свете было не очень удобно ориентироваться, но я уже привык, где стоит моя машина.
   Я сел за руль, завел двигатель и нажал кнопку на магнитоле. Полилась тихая мелодичная музыка. Мимо пролетали дома и торговые центры. По дороге домой, я часто обращаю внимание на окружающий меня мир, но сегодня я никак не мог сосредоточиться. Что-то очень тревожило меня, и я не как не мог понять что именно.
   Я заехал в гараж своего дома и вышел из машины. Включил сигнализацию и медленно направился к дверям лифта. Странно, почему дома я всегда поднимаюсь на лифте, а где-то в другом месте только по лестнице?
   Моя квартира на семнадцатом этаже, а значит, мне придется провести в лифте около пяти минут, и если только, никто больше не будет останавливать его.
   Я нажал на кнопку своего этажа и прижался к стенке. Мои глаза закрылись, я слушал звук поднимающегося лифта. Прозвенел звонок. Лифт остановился и я, оторвавшись от стены, сделал шаг вперед. Прямо перед дверьми стоял Ёйте. Вот уж его я не ожидал увидеть!
  -Харукава,- удивился я.- Что ты здесь делаешь?
  -Ты не отвечаешь на мои звонки, бросил работу,- начал тот.
   Я прошел мимо него и направился к дверям квартиры, остановился, чтобы достать ключи и открыть дверь.
   Ёйте схватил меня за руку и, развернув мое тело, толкнул к стене. Его ладонь ударилась о стену, прямо у моей головы.
  -Чего ты хочешь?- я замер. Ключи упали на пол и звякнули у моей ноги.
  -Поговорить хочу.
  -Если ты хочешь поговорить, мог бы и написать,- съязвил я.
  -Что с тобой происходит, Сайноджи?- вымученно спросил Харукава.
  -Может, войдешь?
   Я кивнул в сторону двери моей квартиры. Харукава отошел от стены и позволил мне поднять ключи. Я открыл дверь и вошел, он вошел следом.
  -Садись,- я указал на диван в гостиной, где мы с ним сидели в последний раз.
   Сам я направился на кухню, чтобы приготовить кофе. Что-то я часто пью кофе. Кофеварка зашумела, я достал чашки из ящика и поставил на стол. Кофеварка просигналила, и я подошел к столу, чтобы налить кофе.
   Когда я вернулся в комнату, Харукава сидел на диване и смотрел телевизор. Стоило мне войти, он взял пульт и выключил его. Придвинулся к краю и освободил мне побольше места. Стол был завален, так что Ёйте освободил и стол. Он скинул все на пол. Каков?- подумал я.
  -Пей,- предложил я.
  -Ага,- Он взял чашку с горячим кофе и поднес к губам.
  -Так чего тебе нужно?- спросил я.
   Я поставил чашку на стол и облокотился на спинку дивана. Пусть поостынет немного,- подумал я, отпуская ручку.
  -Почему ты бросил работу?- тихо спросил Харукава. Он отпил глоток и посмотрел на меня.
  -Я больше не хочу этим заниматься,- с таким же спокойствием ответил я.
  -А как отношения с Тацуей?
   Как наиграно! Мне нравиться так играть.
  -Мы расстались,- еще один глоток кофе, но он не смог скрыть от меня улыбку, которая расползалась по лицу.
   Наконец он не выдержал. Быстро поставил чашку и повернулся ко мне.
  -Мне все равно не понятно, почему ты ушел?
   Голос Ёйте заставил меня посмотреть на него. Я даже рад, что он пришел. Совсем немного, но рад. Мне больно видеть его, зная, что я ему не безразличен. Но искать убийцу еще больнее, особенно когда я знаю кто он!
   Я уже решил, что не предам его. Но если мы продолжим встречаться с ним, то я могу узнать еще чего-нибудь. Так я хоть не предаю своего отца. Без доказательств нельзя обвинить человека в преступлении, а у меня их нет. Только мои собственные воспоминания. Я и так боюсь вспомнить больше. Боюсь узнать всю правду обо мне и Ичиро-Сане.
  -Слушай, Харукава,- начал я,- что вы знаете обо мне? Откуда ты и Рё знаете о существовании другого меня?
   Мой вопрос заставил Ёйте замереть.
  -О нем не знал даже я. Но в больнице ты назвал меня его именем. Рё называл меня так! Откуда?
   Я судорожно сглотнул, и по моей щеке потекла предательская слеза. Я прикрыл руками свое лицо и поднялся на ноги, чтобы выйти из комнаты. Но Харукава остановил меня. Он схватил меня за рукав и снова усадил на диван.
  -Сайноджи,- он взял меня за запястье и оторвал руку от лица.- Я люблю тебя!
  -Не говори мне этого,- заорал я.- Ты только и делаешь, что говоришь это. Я люблю тебя, я люблю тебя. Но что изменилось? Ты был первым, кто меня предал. Назвал меня Саёнжи!
   Моя голова закружилась. Я потерял равновесие и упал в объятия Харукавы. Мое тело потяжелело, глаза болели. Их жгло, прожигало огнем. Я почувствовал, что засыпаю, и мимо меня прошел холодок. Я почувствовал, как другой я открывает глаза и смотрит на Харукаву, и глаза его были наполнены ненавистью.
   Мои руки сами оттолкнули Ёйте, и он в ужасе отпрянул. Я видел свое отражение в глазах друга и не мог поверить, что это я. Мои глаза горели огнем, тем же, что я видел в глазах Рё. Мое лицо исказилось, словно я надел маску ненависти. Злоба была видна невооруженным глазом.
  -Здравствуй, Ёйте,- произнес я чужим голосом.
  -Саёнжи,- ужаснулся тот.
  -Давно не виделись! Правда? Я скучал по тебе!
   Я придвинулся ближе к лицу Харукавы и силой сорвал его поцелуй. Его губы были очень горячими, и они манили меня.
  -Я люблю тебя, Ёйте! Разве ты не помнишь?- добавил я. Моя рука двигалась по телу друга, и я бережно расстегивал его пиджак. Потом я расстегнул рубашку и нагнулся, чтобы коснуться языком его сосков, сначала одного, потом другого. Тихий стон и сопротивление Ёйте было сломлено.
   К концу моей прелюдии, на Харукаве не осталось одежды, и я без страха овладел его телом и душой. Мой член проникал в Ёйте, а я держал его в объятиях, не в силах отпустить.
  -Саёнжи,- в бессилии простонал Харукава.
   Чтобы кончить, я поднялся на колени, и моя сперма низвергалась прямо на его тело. Потом я встал на ноги и еще раз поцеловал его горячие губы. Я отошел от дивана и остановился в дверном проеме. Повернулся к нему и посмотрел на то, что сделал. По моим щекам текли слезы, сам не знаю почему.
   Моя голова вдруг закружилась. Я снова терял почву под ногами. Мои глаза снова болели, огонь в них словно сопротивлялся мне настоящему.
  -Ёйте,- позвал я.- Кто-нибудь, выгоните его из моей головы!
   Мой крик разносился по квартире, не зная покоя.
   Моего плеча коснулась горячая рука. Харукава смотрел на меня, не зная как мне помочь.
  -Сайноджи,- только и произнес он.
   Я упал в объятия Ёйте и, не выдержав напряжения, зарыдал.
   Харукава усадил меня на диван. Сам оделся, а меня прикрыл покрывалом. Сходил на кухню и принес мне еще одну чашку кофе. Первая уже давно остыла и просто стояла на столе, рядом с пустой чашкой Ёйте.
   Я пил черный напиток и, не обращая внимания на температуру, не остановился, пока не выпил все. Друг забрал пустую чашку и поставил на стол. Сел рядом и обнял меня.
  -Прости меня,- попросил он, нарушая тишину.
  -За что?- спросил я.
  -За то, что не рассказал тебе все раньше.
  -Что не рассказал?
   Харукава уткнулся мне в плечо, пряча лицо.
  -Это случилось семнадцать лет назад.- Его голос звучал немного приглушенно, но я просто слушал.- Я, ты и Тацуя лечились у одного доктора.
  -Лечились?- перебил я.
  -Да. Мы страдали раздвоением личности. Я и Тацуя были братьями, наши другие я были похожи. Мы оба любили тебя. Но если оба моих я любили тебя, то обе личности Тацуи были влюблены в Саёнжи. Незаконные эксперименты доктора закончились неудачей.- Ёйте поднял голову и его глаза были не здесь.- В тот день он забрал тебя. А когда ты вернулся, это уже не был ты - это был ОН. Чудовище, которое, не знало ни боли, ни пощады. Он сказал, что любит меня! Сказал, что я буду принадлежать ему вечно! Потом он насиловал меня много часов.
   Голос Харукавы смолк. Он тяжело вздохнул, потом продолжил.
  -Мой брат смотрел на это и не собирался останавливать его. Он смотрел, как Саёнжи издевается надо мной, и ничего не делал, чтобы мне помочь.
  -Когда Саёнжи закончил со мной, он перешел к брату. Но Тацуя ждал этого. Он хотел получить его. Хотел обладать им. Тогда это и произошло.
   Ёйте снова замолчал. Но он не хотел продолжать. Не хотел вспоминать все, что произошло.
  -Что случилось дальше?- требовательно спросил я.
  -Саёнжи и Тацуя убили всех.- Продолжал Харукава, повинуясь мне.- Доктора, его помощников. А когда они выбрались из больницы, направились в город, где начали убивать молодых девушек, вырывая их сердца.
  -Убивали девушек и вырывали сердца?- в ужасе говорил я. Этим делом занимался мой отец.
  -Сино Санада - твой отец, вел это дело. Тацуя помогал ему в расследовании, пытаясь завести в тупик. Но Санада оказался проворнее и умнее. Он начал подозревать брата. Саёнжи тогда прикидывался тобой. Когда они узнали, что твой отец копает под брата, Саёнжи и Тацуя захотели убить его.
   Тацуя пришел к тебе домой и заставил Саёнжи сделать это своими руками, твоими руками. Он прекрасно понимал, что настоящий ты обязательно захочет помешать Саёнжи. Именно это и произошло. Ты ударил себя ножом. Этого брат не ожидал, и он пытался остановить тебя. Он спас тебе жизнь, но он хотел спасти Саёнжи, только Саёнжи. Я был связан и не мог ничего сделать. Я смотрел, как они запятнали тебя, смотрел, как ты пытаешься сопротивляться, но не мог помочь.
   Лицо Ёйте было залито слезами. Но он продолжал говорить, продолжал рассказывать мне о той ночи. Как я убивал отца, потом мать и сестру. Как я вырвал сердце Юми и раздавил его в своих ладонях.
  -Когда Юми умерла, ты нанес себе удар. Ты ранил Тацую и он оставил свою попытку продолжать. Когда ты потерял сознание, брат развязал мои веревки и утащил меня из этого дома. Он сказал, что обязательно вернет себе Саёнжи, но для этого придется навсегда избавиться от Сайноджи. Второе я моего брата поглотило его. С того дня я не видел его. Мы столкнулись с ним здесь, у тебя. Я все время был с тобой. И за пятнадцать лет Саёнжи ни разу не появлялся. Вероятно, встреча с Тацуей разбудила его.
   Я не мог поверить в то, что рассказывал мне Ёйте. Я не помню о раздвоении личности, я не помню больницы, я не помню ничего, что происходило до той ночи. Ничего! Почему я забыл это? Как я мог забыть ТАКОЕ?
  -Как я мог забыть?
  -Я думал об этом. Но не знаю.
   Глаза Ёйте пронзали все мое тело. Он смотрел на меня, но уже не так как раньше. Я не мог отвести от него взгляда. Синее бескрайнее небо, оно будило во мне другого Сайноджи, а может, это был не Сайноджи. Это снова был он! Вот почему я не могу сопротивляться влиянию Ёйте на меня. Все потому, что в глубине своего больного сознания, я знаю о том, что Саёнжи любит его. Саёнжи любит не Рё, он любит Ёйте, его брата.
  -Я понял, почему не могу сопротивляться тебе, Ёйте,- произнес я, и мой голос уже не дрожал. Я был уверен в том, что это и есть ответ, который я искал все это время.
  -Что ты имеешь в виду?- спросил меня Харукава.
  -Тогда в больнице, я не смог тебя остановить. Я не мог сопротивляться твоим словам любви. Но я никак не мог понять почему! Почему я сдаюсь так быстро.
   Я смотрел на лицо друга и пытался увидеть в них понимание, но видел только недоумение. Ёйте никак не мог понять меня.
  -Я говорю о Саёнжи, Ёйте,- наконец произнес я.- Он влюблен в тебя, но мое настоящее я любит Рё. Но рядом с тобой я словно теряю над собой контроль. Все это потому, что Саёнжи хочет быть с тобой.
  -Не думаю, что это так,- попытался возразить Харукава, но я его перебил.
  -Подумай сам.- Начал я.- Он все еще хочет быть с тобой. Он жаждет тебя, разве то, что случилось сейчас не доказательство. Он хочет обладать тобой.
  -Но мне...- Ёйте обхватил мои плечи руками и потряс,- ...нужен ты, слышишь. Я люблю ТЕБЯ, Сайноджи. Не Сеёнжи.
  -Здесь не о чем спорить,- возразил я.- Ты поговоришь с ним и заставишь оставить меня в покое. Вызови его,- потребовал я и ткнул руки в свою грудь.
  -Да что с тобой?- крикнул друг.- Ты хоть сам понимаешь, чего хочешь? Это чудовище не может покинуть твоего тела. Вы с ним одно целое.
  -Ну и что? Что такого? Если он захочет, то сможет добиться чего угодно. Разве он этого не доказал?
   Я, конечно, сказал это, но, все же, понимал, как это глупо. Я просил невозможного. К тому же я совсем не хочу, чтобы Саёнжи снова показался. Он причиняет боль Ейте, и я не хочу больше быть тем, кто причиняет ему боль.
   Я расслабился и облокотился на спинку дивана. В недоумении заглянул под покрывало, в которое был укутан и понял, что мне пора одеться. Я медленно встал и подобрал с пола свою одежду. Быстренько оделся, чтобы не смущать Харукаву и снова сел на диван.
  -Ёйте, а каким я был пятнадцать лет назад?- вдруг спросил я.
  -Очень милым и наивным,- ответил тот.- Ты всегда выглядел очень жизнерадостным и часто улыбался. Потом ты перестал улыбаться, перестал... Словно твой мир рассыпался на части и ты искал потерянные кусочки своего счастья.- Харукава смотрел на меня и непроизвольно улыбался, вспоминая прошлое. Он выглядел более счастливым, чем я. Всегда. Он всегда придавал мне сил, чтобы продолжать задуманное и не остановиться на половине пути.- Однажды ночью, ты прочитал мне кое-что. Я до сих пор помню выражение твоего лица и эти твои слова: "Ангелу не выжить в нашем мире, отдавая все тепло другим. С чистым сердцем и душою нараспашку - ангел умирает молодым!" (Примечание к тексту - автор стихотворения: Юлечка ДЄйк(о)~Семпай). продолжение следует...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Василенко "Смертный 2: Легат" (Боевое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Ф.Вудворт, "Особое условие" (Любовное фэнтези) | | Н.Черная "Сделай вдох" (Антиутопия) | | В.Василенко "Смертный" (Боевое фэнтези) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | Е.Боровикова "Разрешение на отцовство" (Антиутопия) | | Э.Широкий "Красный бог" (Киберпанк) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"