Аксюша: другие произведения.

Я буду в маске

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.26*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Я БУДУ В МАСКЕ". Не получая физического удовольствия от любви, умница и красавица Даша, скоропостижно диагностирует у себя фригидность. А новая знакомая, которая так вовремя появилась в ее жизни, и за очень короткое время удостоилась высокого звания "лучшей подруги", узнав об этом, предлагает Даше вступуть в один необычный, закрытый клуб. Там можно всё и все носят маски. Даша примеряет свою. ОСТОРОЖНО! 18+ МЕСТАМИ ГОРЯЧО


  
  
  
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
   "...Повезло: поменяли цвет кожи и кров,
   И задели большую любовь,
   Я запомню это вновь:
   Выдох, вдох...
   И прыжок в отражение твое,
   От меня до тебя далеко...
   Ты со мной, ты со мной..."
  
   Линда "Меченная".
  
   "Я хочу чтобы в следующий раз на тебе были одеты только эти бусы". - вспомнила я его слова, сказанные мне в прошлый раз. Вспомнила и беззвучно усмехнулась, чувствуя как Эл, стоя сзади меня, связывает этими самыми бусами мои руки за спиной. По телу пробежали мурашки... Такое со мной бывает только с ним. Мурашки. Такие. Волнующие, будоражащие, требующие. Требующие продолжения. Закончив возню с бусами, Эл медленно обошел меня по кругу, рассматривая мельчайшие детали моего туалета, и встал передо мной. На нем был длинный, черный балахон, скрывающий все его красивое тело, а лицо было скрыто за красной маской, однако открытых глаз и губ было достаточно чтобы понять - происходящее ему нравится не меньше чем мне. Он вытянул руку, касаясь моего подбородка, а потом провел большим пальцем по моим губам... Черт! Как он это делает? Как заставляет меня так сильно его хотеть? Я дернула плечами, в попытке сделать движение руками, уже забыв что мои руки связаны жемчужными бусами... Странное ощущение, с одной стороны - жемчуг приятно холодит кожу, а с другой стороны - при малейшем движении рук, жемчужины точечно впиваются в кожу моих запястий... "Оставят синяки" - подумала я. Ну и черт с ними - и с руками и с синяками. Это стоит того.
   Мне сейчас безумно хотелось коснуться его. И понимание того, что сделать это в данный момент я не могу, будило внутри меня неизведанные чувства: я сейчас как будто беспомощна, как будто уязвима - делай со мной все, что хочешь. Делай, владей, обладай... Мне это нравится. Очень нравится.
   Эл встал передо мной на колени и нежными, едва ощутимыми, движениями стал снимать с моих ног чулки - один, второй... Подбросил их в воздух и чулки тут же плавно упали на пол. Эл придвинулся ко мне поближе и принялся целовать мне ноги - от щиколоток до бедер. Его мокрые, чувственные губы, медленно и жадно ласкали мою кожу. Я закусила губу... Он резко встал, вновь побеспокоил мой подбородок и уставился в мои глаза. Он тоже мог видеть на моем лице лишь глаза и губы - на мне была точно такая же маска, красного цвета. Так положено. Такие правила.
   - Как тебе ощущения? - спросил Эл. Он всегда это у меня спрашивает. Каждый раз интересуется моим мнением, каждый раз рассчитывает услышать правду... Каждый раз, слыша мой честный ответ, старается угодить моим желаниям. И каждый раз его бархатный голос звучит чересчур театрально и как-то не естественно. Я уже успела уяснить для себя одно - Эл притворяется со мной лишь в одном - искажает свой голос. И только в самые откровенные моменты, когда притворяться просто невозможно, он говорит, шепчет и кричит другим голосом - своим, настоящим.
   - Мне нравится. - честно ответила я. Легкая улыбка появилась на его губах, а руки тут же сомкнулись на моей пояснице, поднялись вверх и начали развязывать шнуровку моего корсета. Сбоку корсета была предусмотрена молния, но Элу нравилось снимать его с меня именно так. Он мог делать это уже не глядя, на ощупь... Когда шнуровка была полностью развязана, я почувствовала долгожданную легкость в теле - не люблю такую эротичную деталь одежды, в ней тяжело дышать. Одеваю ее исключительно для Эла. Он однажды меня об этом попросил и с тех пор, на каждую нашу такую встречу, я одеваю только корсеты... Корсет полетел вслед за чулками, а Эл провел пальцем по моей шее, опустился ниже и, дразня пальцами, погладил мою грудь. Грудь среагировала на его прикосновение, демонстрируя явное и неприкрытое возбуждение.
   - Ди, - позвал он меня выбранным мной именем, - Я так соскучился.
   - Я тоже, Эл.
   - Ты прекрасна. - сказал он и наклонился к моему уху. - Как ты хочешь? - прошептал. И я услышала не только его вопрос, но и дыхание - оно было учащенным, поверхностным, наполненным желанием. Желанием меня. Желанием быть там, где его уже ждут.
   - Вот так. - сказала я, кокетливо выпячивая пятую точку.
   Эл усмехнулся, медленно снял с меня последнее, что можно было назвать одеждой и я, не считая маски, действительно осталась в одних бусах. Он распахнул балахон - под ним ничего не было, кроме... визуального доказательства того, что он и в правду соскучился... Эл резко развернул меня на сто восемьдесят градусов, наклонил вперед, и прижимаясь ко мне сзади, тут же мгновенно проник в самую нежную глубину меня...
   - Так хорошо? - ласково спросил он.
   - Хорошо... - охнув, ответила я.
   - И мне хорошо.
   Эл на секунду покинул меня, и вновь проник, вновь покинул - вновь проник... сначала медленно, потом ускоряя темп. Мои ноги начинали дрожать. Связанные руки пытались выбраться из жемчужного плена и поучаствовать в процессе. Зубы кусали уже истерзанные губы... Я еще раз охнула, чувствуя приближающийся пик наслаждения и... Дальше я не охала. Дальше я кричала, от этого самого наслаждения...
   А раньше я не верила что такое удовольствие вообще может быть.
  
   Лет с 18, с того самого момента как я перестала быть девочкой и стала женщиной, в первый раз побывав обнаженной в объятиях мужчины, я невзлюбила этот процесс. Многие называют его "занятием любовью", а я не понимала - почему? Какая там любовь, если это неприятно и больно? Решив, что во всем виноват именно коварный первый раз, который, у большинства девушек, как правило, малоприятен, я согласилась попробовать еще. И еще. Даже вскоре сменила партнера. Боли уже не было, но я все равно не понимала и не ощущала всей прелести - не чувствовала удовольствия, которое так нахваливали другие... Тут же на горизонте замелькало слово - фригидность. Я скоропостижно поставила себе такой диагноз и даже смирилась с этим: ну не всем дано испытывать фейерверк эмоций в этот момент. Да и в жизни это не главное.
   С тех пор "занятия любовью" я стала приравнивать к мытью посуды: это просто надо. Если это не буду делать я, то мой спутник быстро найдет того, кто с радостью согласиться это делать. А что бы ему в голову даже мысли такие не приходили, мне еще пришлось научиться изображать, вслух и мимически, что я получаю от этого процесса огромное удовольствие. Да, врала, обманывала. Чего скрывать, порой халтурила - иногда мне так не хотелось "до прозрачного блеска отмывать один и тот же стакан", да еще и несколько раз в день, и про себя думать: когда же это закончится? Вот и жаловалась на вымышленные боли той или иной части моего тела... В конце концов это мне надоело. Я призналась самой себе, что ради этого человека, который сейчас со мной рядом, я не хочу больше притворяться. И мы с моим, очень удивленным моим таким решением, спутником расстались. После пяти лет такой совместной жизни... Вот тогда в мою жизнь ворвалась Жанна. Или - Аж, как она сама себя иногда называет.
   Наша первая встреча состоялась полгода назад. Я сидела в парке, на скамейке, и читала примитивный женский роман, пытаясь почерпнуть из него что-то, что вечно от меня ускользало - эмоции любовников, их желания, мысли. Я все еще не теряла надежды хотя бы ментально испытать удовольствие. Книжки меня увлекали, читать быть интересно, но... забавно. Как будто я читала не любовные романы, а научную фантастику... В самый пиковый момент, когда героиня книги клялась герою в вечной любви и уже готова была отдаться любимому без остатка, ко мне на скамейку присела девушка.
   - Привет, - сказала она тонким, даже слегка писклявым голосом, - Я хочу написать твой портрет.
   Я внимательно посмотрела на новоиспеченную собеседницу - девушка была яркой, необычной: рыжей, с милыми веснушками на улыбающимся лице и с серыми, как осеннее небо, глазами. На ней было одето оранжевое пальто и светло-голубые потертые джинсы. В распущенных длинных волосах на тоненькую косичку вплетена зеленая атласная лента, рваные края которой развивалась на еще холодном, весеннем ветру. Девушка примерно была моей ровесницей. Возможно - младше, но уж точно не старше. В руках она держала вязаную, цветную, объемную сумку, а через ее правое плечо был перекинут деревянный, сложенный мольберт.
   - Я хочу написать твой портрет. - повторила она и улыбнулась краешком губ. - Меня зовут Жанна.
   - Даша, - кивнув, представилась я.
   - Очень приятно, Даша... Ты очень красивая. У тебя очень редкие черты лица. Они просятся, нет, они кричат и умоляют, чтобы я их написала.
   - Серьезно? - не поверила я. Жанна вновь улыбнулась, на этот раз широко, открывая свои ровные, белоснежные зубы. Комплимент из уст девушки в свой адрес я слышала впервые. Посему совершенно не знала, как к этому отнестись.
   - Вот только не говори, что считаешь себя не красивой. - покачала она головой. И отчасти была права. Природа наградила меня большими, со слегка "глуповатым" выражением, серо-зелеными глазами, подбородком с ямочкой, курносым носом и очень пухлыми губами - из-за них в школе меня дразнили "губошлепкой". Еще я, с подросткового возраста, неоспоримо считала красотками исключительно хрупких блондинок. Сама же была шатенкой, а моя фигура была далека от фотомодельных - напоминала гитару. Борьба с лишними килограммами стала моей вечной спутницей по жизни - и лишь к двадцати трем годам я наконец смогла довести свою фигуру до самых позволительно минимальных для меня размеров, но все равно была этим итогом не совсем довольна.
   - По-моему, любая нормальная девушка, найдет в своей внешности недостатки. - ответила я. Жанна хохотнула:
   - Да? Вот я, например, кладезь недостатков: рыжая, с веснушками, мой нос далеко не идеальный - уж очень сильно вздернут, верхняя губа значительно тоньше нижней... а в целом, я что, не красивая?
   - Ты красивая, по-своему. - ответила я честно.
   - Вот, красота, как правило, это совокупность уникальных черт, которые кто-то, по отдельности, может посчитать недостатками. Главное, что в целом. - очень убедительно сказала она. - А еще, признаюсь честно, я не совсем нормальная. - я в удивлении приподняла брови. - Давай я тебе немного о себе расскажу. Я, как ты уже поняла, художница. По призванию и по образованию. Работаю в издательстве, оформляю книги. В свободное от работы время я брожу по городу в поисках необычных и уникальных мест и лиц, чтобы их запечатлеть. Великим и известным художником стать не мечтаю, но все равно - амбиций мне не занимать: знаю, что когда-нибудь я обязательно открою свою персональную выставку. И я очень надеюсь, что среди прочих моих работ на ней будет твой портрет... Ты же не станешь убивать мою надежду и согласишься мне позировать?
   Я улыбнулась.
   - Когда? - спросила.
   - Да хоть сейчас, если у тебя есть время.
   - Сейчас у меня есть время. Но я хотела потратить его на другое - дочитать книжку. - ответила я, демонстрируя обложку романа. Жанна внимательно на нее посмотрела:
   - Героиня откажется уехать с любовником и вернется в ничего-не-узнающие объятья мужа. - рассказала она. - Этот роман оформляла я. Все, считай, что книжка прочитана.
   - Сюжет в романах - для меня не главное. Уникальные детали - вот почему я читаю этот жанр.
   - А детали во всех романах примерно одинаковые. Я уж молчу о постельных сценах - такое ощущения что все авторы этого жанра подглядывают в одну и ту же замочную скважину.
   Я усмехнулась. Мы продолжили дискутировать по этому, литературному поводу и я, в конце концов, была вынуждена согласиться с Жанной. А так же я все таки согласилась ей попозировать.
   Мой портрет она писала неделю. Возможно он бы написался и быстрей, если бы в моменты моего "позирования", мы не начинали болтать, обо всем на свете. Жанна оказалась приятным и интересным собеседником и весьма неординарным человеком. Ненормальной она назвала себя не зря - Жанка была именно такая: идя по улице она могла ни с того ни с сего начать громко петь и пританцовывать в такт, проходя мимо детской площадки, с визгом подбежать к горке, взобраться и, с детской непосредственностью, скатиться вниз. Иногда она вдруг резко останавливалась посередине дороги, отрешенно и сосредоточенно приглядывалась к чему-то, и словно выпадала из действительности. А потом она могла как ни в чем не бывало "прийти в себя" и тут же начать сочинять удивительную историю об увиденном: заброшенная водонапорная башня превращалась в сказочную, где томилась принцесса в ожидании своего принца, обшарпанная болерная становилась пещерой с несметными богатствами, а дворовый кот ей виделся реинкарнированной душой, вернувшейся на землю, чтобы завершить то, что когда-то не успел. Жанна не была чокнутой, она просто умела жить в своем придуманном мире, при этом вполне нормально ориентируясь и разумно существуя в реальном. Ее, вот такая, ненормальность пришлась мне по душе - она привносила в мою размеренную и обыденную жизнь новые и яркие краски.
   Я - обычный, скучный бухгалтер, некогда считающий цифры своими лучшими друзьями. За два года, после окончания обучения, я успела заработать неплохую репутацию, набрать несколько постоянных клиентов, и поэтому могла позволить себе работать дистанционно - для работы мне нужен был лишь ноутбук и доступ в интернет. Я трудилась дома, практически никуда не выходя, превращая свою жизнь в скучное "существование". Поэтому - перемены ворвавшиеся в мой мир вместе с Жанкой, мне очень даже нравились: мне нравилось проводить с ней время, прогуливаться в оживающем, после зимы, парке, и на ходу помогать Жанне сочинять сказки. Мне нравилось пить с ней кофе, сидя в кафешке, и вместе представлять, что этот кофе - напиток Богов, выпив который мы пополняем наши, жизненно важные силы. Мне нравилось бывать у нее дома, изучать ее картины, проваливаться в чужое восприятие мира и находить в нем что-то близкое для себя. Мне нравилось, что я ей тоже нравлюсь и она, несмотря на нашу такую разность, искренне мне улыбается и даже строит наши общие совместные планы на будущее. Вскоре мы с Жанной стали самыми настоящими лучшими подругами. На столько лучшими и близкими, что я уже не могла представить свою жизнь без этой рыжей, ненормальной художницы. Кстати, с ее возрастом я все таки ошиблась - Жанна оказалась старше меня на пять лет, однако рядом с ней мне порой казалось, что это я старше. Что это я слишком взрослая. Мы встречались с Жанной каждый день: днем гуляли по городу, а вечерами она таскала меня на различные тусовки и мероприятия - концерты, музеи, капустники, выставки. У Жанны оказалось много знакомых, которые очень быстро становились и моими. Как раньше я могла без этого всего жить - я уже не представляла.
   Единственный день, когда мы не виделись с Жанной, была суббота. В этот выходной она систематически пропадала на целые сутки: не выходила на связь, выключая свой телефон. На мой вопрос: где и с кем она проводит этот день? - Жанна с блаженной улыбкой отвечала: это священное таинство. И более ничего. Как бы я не интересовалась - просвещать меня она не спешила, завуалированно уходя от ответа: "Придет день и я все тебе расскажу". Поначалу я очень ждала этого дня, но потом просто привыкнув к субботним исчезновениям Жанны, стало относиться к этому как к очередной Жанкиной ненормальности.
   Судя по рассказам Жанны, в ее чумовой жизни было много мужчин. Но я, зная про фантазирующую натуру подруги - сомневалась в этом, правда в слух произносить свои сомнения не решалась. Зато однажды, я все таки решилась поделиться с новой подругой своей ненормальностью - рассказала ей про свою интимную проблему. Жанна понимающе меня выслушала. Сочувствовать вслух, слава богу, она не стала, а всерьез заявила что моя проблема, скорее всего, не физиологическая, а психологическая, и вполне может быть решаема.
   Спустя две недели, после моей откровенной речи, в солнечный, воскресный день, мы с Жанной сидели на веранде нашего любимого кафе, в сладком обществе клубничного мороженного. Сей холодный десерт я принялась есть сразу, как только его нам принесли, а вот Жанка не любила есть мороженное в "замороженном" виде, предпочитая его в жидком, поэтому тогда, в ожидании когда мороженное подтает, Жанна сидела с закрытыми глазами, подставив свое веснушчатое лицо теплому майскому солнышку.
   - Чудесный день, - произнесла она, не открывая глаз. - Он просто создан для того, чтобы кое-что тебе рассказать.
   - Что? - облизнув ложку, спросила я.
   - Я все думала про твою проблему. - Жанка открыла глаза и уставилась в мое лицо. - И кажется я знаю ее решение.
   - Неужели? - не поверила я. Жанка кивнула, залезла в сумку и извлекла из нее небольшой, сложенный буклетик.
   - Вот. - сказала она, протягивая мне буклет. Я с сомнением взяла протянутую бумажку. На первой страничке крупными буквами было написано: закрытый клуб "Три маски".
   - Что это? - спросила я.
   - Прочти.
   Я с любопытством открыла буклетик и принялась читать:
  
   "Добро пожаловать в закрытый клуб "Три маски"!
   В нашем клубе вы можете с удовольствием провести свой субботний день, и даже ночь, в приятной компании, и при этом сохранить свое ИНКОГНИТО. Все наши участники спротежированы проверенными, постоянными членами клуба. Случайные люди к нам не попадают!
  
   Рекомендуем всем новичкам внимательно изучить наши правила:
  
   1. Все члены клуба строго являются на все рауты в МАСКАХ.
   В нашем клубе существует система "трех масок": желтые - новичок, зеленые - свободен для общения, красные - закрыт для общения, закреплен за партнером.
  
   2. Вы должны выбрать\придумать себе имя, состоящее из ДВУХ букв.
  
   3. К месту проведения раута, всех членов привозит заранее заказанное такси клуба (член клуба звонит в пятницу организатору и сообщает откуда его должен забрать водитель).
  
   4. В машине вы получаете свои маски. По окончании раута, вы так же оставляете свои маски в салоне такси.
  
   5. Прибыв на место вы сдаете все свои личные вещи администратору, и проходите в общую комнату, где происходит знакомство с другими членами клуба.
  
   6. В вашем распоряжении: напитки, закуски, игры. Все в свободном доступе.
  
   7. Новичок вправе носить желтую маску, пока не решится сменить свой статус. Но! Новичок не может покидать общую комнату и перемещаться в ВИП-комнату, пока не сменит желтую маску на зеленую.
  
   8. В клубе имеется ВИП зона с отдельными комнатами для приватного общения участников. Найдя подходящего партнера, вы можете проследовать с ним\с ней в отдельное помещение.
  
   9. В ВИП-комнатах разрешается делать ВСЕ. Так же вы можете пользоваться любыми предметами, обнаруженными в помещении, по своему усмотрению.
  
   10. Обо всех изменениях о своем статусе вы сообщаете администратору, чтобы в следующий раз за вами приехало наше такси с нужным вам цветом маски:
  
   а) если вы решили сменить статус новичок, за вами приезжает такси с зеленой маской.
  
   б) если вы нашли постоянного партнера и желаете проводить время только с ним, за вами с за вашим партнером приезжает такси с красными масками (в данном случае так же за парой будет закреплена ВИП-комната).
  
   в) если вы желаете сменить партнера и присмотреться к другим членам клуба, за вами вновь приезжает такси с зеленой маской.
  
   ВНИМАНИЕ:
  
   Чтобы перейти из статуса ЖЕЛТОЙ в статус ЗЕЛЕНОЙ маски, новички обязаны пройти медицинское обследование и предъявить администратору справку о своем здоровье. (Список необходимых анализов и справок от врачей новичок получит в свой первый раут у администратора).
   Остальные члены клуба так же обязаны проходить подобное обследование каждые две недели. (В противном случае, участник не будет допущен в ВИП зону).
  
   В КЛУБЕ СТРОГО ЗАПРЕЩЕНО:
  
   1. Снимать маски.
  
   2. Представляться настоящем именем и раскрывать свое инкогнито.
  
   3. Целоваться в губы.
  
   4. Без добровольного согласия склонять других участников к чему-либо.
  
   5. Производить фото\видео съемку.
  
   Организаторы обязуются:
  
   1. Ни при каких обстоятельствах не разглашать личных данных всех участников клуба... "
  
   - Это что такое? - закончив читать, нахмурившись, спросила я.
   - Это правила клуба.
   - Это я поняла... - я еще раз прочитала первый обзац и тут до меня дошло, где моя подруга, оказывается, пропадает по всем субботам. - Ты - член этого клуба? - Жанна кивнула. - И как давно?
   - Месяца три.
   Значит Жанка вступила в клуб еще до нашего знакомства. Удачно она скрывала свое это "таинство" - ни разу не проговорилась. Ни разу. Я похлопала своими ресницами и поинтересовалась:
   - И это ты называла священным таинством? Это же... разврат какой-то...
   - Не будь брюзгой. - улыбнулась она. - Для меня это таинство потому что там все так... таинственно, так загадочно. Полумрак, люди в масках, шампанское, свечи, сама атмосфера... Ты можешь прийти в любой одежде. Они даже периодически устраивают тематические вечера. Вечеринка 60-х была просто бесподобна. - Жанка вдруг облизнулась. - Заниматься сексом совершенно не обязательно, но, да, большинство членов клуба приходят туда именно за этим. По сути, это ничем не отличается от банального съема на любой обычной вечеринке. Но люди там проверенные, свои. Общайся, кокетничай, играй, наслаждайся. Захотелось интимного продолжения? Милости просим в отдельное помещение. И обязательное, по правилам, ношение масок добавляет таких особенных, незабываемых ощущений и эмоций... Ты не видишь лица. Ты видишь только тело, слышишь голос... Под маской может скрываться кто угодно... одна мысль об этом уже заводит.
   - Меня не заводит, - замотала я головой. - Да там, небось, одни физиологические уродцы и извращенцы!
   - Я тоже уродец и извращенка? - даже как-то обиженно спросила Жанка. Я растерялась:
   - Ты... нет, конечно... Но другие, разве не такие? Ты видела, хоть кого-нибудь, без маски?
   - Только того, кто меня спротежировал. Он... Я не буду называть его имя, но скажу что этот человек уже давно не является членом клуба - сам ушел. Сейчас создал семью и, на сколько я знаю, очень счастлив в браке.
   - Я его знаю?
   - Знаешь.
   Я тут же принялась вспоминать всех Жанкиных знакомых, пытаясь вычислить среди них "уродца" или "извращенца". Уродцев, прямо таких явных, с физическими и генетическими недостатками я не вспомнила. А вот с извращенцами трудней. Не все же открывают свое истинное лицо? и, по сути, носят свои, невидимые маски. Иногда или постоянно... О, черт! Это умозаключение тут же встало у меня в голове: Все! Носят! Маски! Быть может, человек, одевая визуально видимую маску, тут же сбрасывает с себя незримую? Ведь когда окружающие не знают кто ты есть - твое имя и лицо - прятать свое истинное нутро нет никакого смысла?
   - Тебе надо попробовать. - взяв меня за руку, сказала она тихо. - Тебе надо раскрепоститься. Под маской сделать это проще всего - придумаешь себе не только имя, а еще и образ. Хочешь быть роковухой - пожалуйста! Хочешь быть Госпожой - пожалуйста. Хочешь быть скромницей? И тут ценители найдутся. Повторюсь - принуждать тебя к сексу никто не будет. Это в клубе строго наказывается - исключением. - Жанка говорила взволнованно, с какой-то безумной радостью и с нескрываемым удовольствием. Я глубоко вздохнула и поинтересовалась:
   - И какое же у тебя там имя?
   - Аж. - кокетливо ответила она. - Здорово, да? Многим нравится... И вообще - в клубе я пользуюсь популярностью.
   - Популярностью? О, Господи! - я закатила глаза, так до конца и не веря своим ушам. - Как тебя туда вообще занесло, как?
   - Как? Я же сказала - меня спротежировал знакомый. - она улыбнулась. - А я уже спротежировала тебя. В субботу нас ждут.
   - О нет! - возмутилась я.
   - Чего тебе стоит? Что ты потеряешь? Попробуй. Уверенна, ты захочешь прийти туда еще раз...
   - А если не захочу?
   - Если не захочешь, я, клянусь, больше никогда не заведу с тобой разговоров о клубе. И мы попросту обо всем об этом - забудем.
   - Но я уже об этом знаю и на вряд ли смогу забыть. - ответила я ей. - И каждую субботу, когда ты будешь отправляться на эти рауты, я буду об этом думать.
   - Пойдем со мной. - предложила она, сложив губки как капризно-просящий ребенок. - Это может решить проблему с твоей псевдофригидностью. Поверь мне, такого удовольствия, которое я испытала в клубе, я не испытывала нигде. Не отказывайся сразу, подумай. У тебя есть время до пятницы - днем я должна буду отзвониться администратору и сказать, поедем мы или нет.
   Я посмотрела на подругу с сомнением... Сама не понимая, в чем я сомневаюсь? В абсурдности Жанкиного предложения? В нормальности такого времяпрепровождения? Или в понимании того, что в жизни все нужно попробовать?
   В общем, ее слова звоном засели в моих ушах и во все последующие дни я ни о чем другом и думать не могла, как только об этом закрытом клубе. Я не встречалась с Жанкой, но на ее звонки отвечала. Мы беседовали на другие темы - Жанна принципиально не вспоминала про клуб, давая мне понять, что если я откажусь - в нашей жизни ничего не изменится. Но была не права - уже изменилось. Во мне что-то переломилось. В странную для меня сторону.
   Подумав пять дней, взвешивая все за и против, я все таки пришла к выводу, что уж лучше я пожалею о сделанном, чем потом буду жалеть что отказалась попробовать.
  
   В пятницу я позвонила Жанне.
   - Я поеду. - как только она сняла трубку, сказала я. - Что-то нужно брать с собой?
   - Молодец, Дашка, правильное решение, - радостно ответила Жанка. - Нет, ничего брать не надо. Просто послушай совета - придумай себе образ, подбери под него одежду, и, прихватив шмотки с собой, приезжай сегодня ко мне. Водитель будет забирать нас завтра от моего дома.
  
   Такси должно было приехать за нами в пол третьего. Собираться мы стали заранее. Разошлись по разным комнатам Жанкиной квартиры-мастерской и, дав друг другу полчаса, начали прихорашиваться.
   Через назначенные полчаса мы одновременно вышли из комнат и встретились в прихожей (это, конечно, скорее территориальное понятие для этого места в квартире, по предназначению здесь находилась и прихожая, и гостиная и своеобразная "выставочная" для картин хозяйки-художницы).
   На Жанке было красивое, золотистое платье, с открытыми плечами и с вырезом на правом бедре. На ноги подруга одела туфли в тон, на высоченном каблуке. Я удивленно улыбнулась - в обычной жизни Жанна так не одевалась, встретив ее в таком виде на улице, я бы ни за что Жанку не узнала. Передо мной сейчас была не моя привычная Жанка, а кокетливая девушка по имени Аж - яркий член особенного, закрытого клуба.
   Свой образ я тоже старалась продумать до мелочей. И очень надеялась, что узнать меня, Дарью Агафоподову, в нем, как и Жанку, будет невозможно: одела чулки в крупную черную сетку, короткое красное платье с пышной юбочкой, а поверх него - черный кожаный жилет, сделанный на манер корсета. Губы подвела красной, стойкой помадой.
   - Мулен Руж нервно курит в сторонке, - хихикнув, сказала Жанна.
   - Что - настолько вульгарно? - терзая короткий подол платья, спросила я.
   - Вульгарно, - кивнула подруга. - Но это - образ. И мне он нравится. Тебе идет.
   - Мне идет быть похожей на... шалаву? - возмутилась я.
   - О Господи! - воскликнула Жанна и, с улыбкой подмигнув, стала напевать песню: "шалава-лава-лава-лава, опять на улице облава..."
   - Жанка! - завопила я. - Прекрати! Мне и так... не комфортно... Вот сейчас передумаю и никуда не поеду.
   - Ой, и кому ты этим хуже сделаешь? Только себе. Любопытство тебя сожрет. - она пригрозила мне пальчиком. - А не комфортно тебе от твоей же замкнутости и от твоих глупых и необоснованных комплексов.
   Таксист был пунктуален до безобразия - ровно в четырнадцать тридцать за нами прибыла машина, о чем сообщило смс-сообщение, пришедшее на Жанкин телефон. Мы, накинув тонкие плащи на наши "образы", в спешке покинули квартиру.
   Машина стояла у подъезда. Жанка направилась к автомобилю и открыла правую заднюю дверь, молча предлагая мне сесть первой. Я залезла в машину, Жанка устроилась рядом.
   От водителя нас отгораживала ширма. Мы не видели того кто нас везет и он не имел возможности нас разглядеть. На сиденье, посередине салона, друг на дружке лежали две коробки. На верхней был приклеен стикер с буквами "АЖ". Жанка тут же взяла коробку, адресованную ей, а я, догадавшись что в этих коробках лежат наши маски, взяла в руки вторую. На ней тоже был стикер: "добро пожаловать в клуб".
   Открыв свою коробку я первым делом увидела небольшую пластиковую фигурку с тремя разноцветными выпуклыми масками: желтая, зеленая и красная.
   - Символ клуба. - сказала мне Жанка. - Это магнитик. Сувенир.
   - А зачем?
   Жанна пожала плечами:
   - Повесишь на холодильник и всегда будешь помнить.
   Я переложила магнитик в свою сумочку и вновь вернулась к коробке. Развернув шуршащую гофрированную бумагу, я наконец увидела свою маску. Желтую маску новичка. Она была довольно большой, больше чем я представляла: по задумке маска скрывала почти все лицо, оставляя открытым носогубный треугольник - подбородок, губы и кончик носа. Прорези для глаз тоже имелись: круглые и позволяющие видеть не только то, что перед тобой, но и, должно быть, открывающие вид с боку. Я взяла маску в руки: она была очень тонкой, сверху покрытой материалом, чем-то похожим на кожу: гладкая, прохладная. Помимо основной части, прячущей лицо, к "лобовому" краю маски была прикреплена ткань. Длинная, черная и приятная на ощупь. Я попробовала - ткань снималась.
   - А это зачем? - спросила я у Жанки.
   - Этим прикрывают волосы. Чтобы еще больше скрыть свою внешность. - ответила Жана, разворачивая свою маску. - В принципе - эта деталь не обязательна. Хотя многие все таки предпочитают носить ее в общем зале.
   - Ты носишь?
   - Конечно! У меня же очень выделяющийся цвет волос. Зачем всем знать, что я рыжая?
   Я соглашаясь, кивнула. Прикрепила ткань обратно. И примерила маску.
   Она плотно села на лицо, словно была сделана специально под меня. Сидела вроде бы удобно, не мешая видеть, дышать и говорить. Жанка тоже достала свою маску и одела ее - кроме цвета, ничем другим наши маски не отличались.
   Такси вывезло нас из города. За окном мелькали деревья с молодой, девственно-зеленой листвой. Весна. Май. Природа оживает после зимней спячки, радует нас теплом. Пусть этот субботний весенний день станет и моим, пробуждающим.
   Ехали мы не долго. Вскоре свернули в частный сектор. Доехали до самого крайнего участка на этой линии и заехали через автоматические ворота на участок с высоким забором. Такси притормозило у резного крыльца большого, кирпичного дома. Дом был совершенно обыкновенным, внешне ничем не выделялся и не выбивался из общего ряда - как я успела заметить по пути, все дома этого сектора были совершенно одинаковыми. И соседи, подозреваю, даже не догадывались, что у них под боком расположилось подобное заведение - закрытый клуб "Три маски". Мы с Жанкой одновременно покинули автомобиль, выходя из разных дверей, и сразу же направилась к крыльцу. Когда мы неспеша поднимались по ступенькам, я почувствовала как мое сердце учащенно забилось... Волнуешься, Дашка? Боишься? Или - предвкушаешь?
   Зашли в дом и сразу оказались в небольшом темном помещении, без окон. На самом деле здесь было не так уж темно, но после наполненной солнечными лучами улицы, казалось именно так. Надо просто привыкнуть.
   В этом помещении, которое я сразу мысленно назвала "прихожей", были: две светлые двери по двум смежным стенам, стойка с шкафчиками, как на рецепшене в каком-нибудь офисе, и напротив стойки - угловой диван. С Жанкой тут мы были не одни - у широкой стойки, спиной к нам, стояла высокая девушка в черном, коротком платье и с угольно-черными волосами. Я подметила, что ее волосы как-то тяжело и неестественно лежат на худеньких, открытых плечах. "Парик" - подумала я. Девушка услышав стук наших каблуков, обернулась. В ее руках была желтая, открытая папка, а на лице - маска. И совсем не такая, как у нас с Жанкой: во-первых маска была совсем другой формы и закрывала только область вокруг ее широко распахнутых глаз, а во-вторых - черного цвета. Когда я уж было собралась спросить у Жанки что значит эта маска, увидела на груди девушки бейдж. С символом клуба, точно таким же как и на магните, - три маски, и с надписью "Администратор". Чуть ниже были две более крупные буквы "Яя". Мой вопрос сразу же отпал.
   - Добрый день. - улыбнувшись, сказала девушка и, закрыв папку, зашла за стойку.
   - Добрый, - кивнула ей Жанна. Мы подошли к столу администратора и Жанка сообщила. - Леди Аж плюс один.
   Администратор Яя кивнула и опустив глаза, принялась листать что-то, лежащая на ее столе.
   - Протеже? - уточнила она, поднимая свое лицо и пристально посмотрев на меня.
   - Да. - ответила Жанна.
   - Замечательно, - кивнула Яя, - Вы ознакомились с нашими правилами? - я кивнула. - Как мне вас записать?
   И вот тут я запоздало сообразила, что имя для клуба придумать я забыла... Порывшись минуту в своей плохо соображающей голове и ничего оригинального не придумав, я выдала первое, что пришло мне в эту самую голову:
   - Ди.
   Жанка резко на меня повернулась и одобряюще кивнула. Администраторша размашистым почерком написала буквы выбранного мной имени в свою тетрадь.
   - Телефон для связи оставить Леди Аж? Или вы дадите нам свой? - спросила Яя. Мы с Жанкой переглянулись, а потом я уточнила:
   - А можно я решу в конце вечера?
   - Можно, - улыбнулась девушка в черной маске и протянув мне руку, сказала. - Добро пожаловать в наш клуб. - я пожала ее изящную ладонь. - Здесь у нас общий зал, - сказала она, указывая на чуть приоткрытую дверь рядом со стойкой, - А там, - указала она на другую, - ВИП-зона. - я тут же посмотрела на дальнюю дверь и глубоко вздохнула, даже повела носом, как буд-то пробуя уловить запах того что там происходит: вообще, а может быть, и в данный момент. Запах был: сладкий, манящий. Но шел он не из ВИПовой зоны, а из общего зала. Ароматизированные свечи? Может быть. - Свои вещи вы должны сдать мне. - сказала администратор и кивнула на сумочку в моих руках. - Я уберу их в специальные шкафчики и за сохранность ваших вещей отвечаю лично.
   Мы послушно сдали свои вещи. Администратор тут же убрала наше добро в два разных шкафчика, запирая их на ключ.
   - Прошу, проходите в зал. - повернувшись к нам, с дежурной улыбкой пригласила девушка.
   И мы пошли. Жанка на встречу со своим "священным таинством", а я на встречу к чему-то неизведанному, но уже там меня манящему.
   Мы зашли в зал и направились в самый его центр. Я шла медленно, осматриваясь и присматриваясь. "Прихожая" была на вид проста, а вот сам зал производил впечатление. Словно я попала в дорогой отель или в дом на Рублевке, к какому-нибудь, пафосному олигарху. Везде не дешевые вещи, позолоченные предметы, вычурная и явно антикварная мебель. Зал был наполнен томным полумраком: общий свет горел приглушенно. Были, еще в "прихожей" мной замеченные, зажженные ароматизированные свечи. Но они не добавляли света, а лишь создавали особенную атмосферу. Еще атмосферу добавляла музыка. Она играла тихо, как едва уловимый фон. Прислушавшись, я узнала "Энигму". "Предсказуемо" - фыркнула я про себя.
   В общем зале было человек десять. Помещение могло позволить вместить в себя еще, как минимум, в двое больше людей. Возможно - еще не все явились. Большинство из присутствующих, были женщины - я насчитала всего четверых мужчин. Все члены клуба обернулись на нас, когда мы зашли, а потом вновь занялись тем чем и занимались до, попивая при этом что-то из длинных бокалов. Попивали они, скорее всего, шампанское - на всех, без исключения, столиках имелись бутылки с игристым вином, в специальных ведерках со льдом. Рядом стояли те самые тонкие, высокие бокалы, и легкая порционная закуска на позолоченных блюдах.
   - На что они существуют? На что все это покупают? - удивленно, но тихо спросила я у Жанны.
   - На членские взносы.
   - Что? - дернувшись, спросила я. - Ты мне про них не говорила. Да и в буклете про это ничего нет.
   - Конечно. Это передается на словах. - кивнула Жанна. - Каждый месяц, все члены клуба, вносят определенную сумму. - я фыркнула и закатила глаза. Ну конечно же! Вот ты наивная Дашка - бесплатный сыр, он только в мышеловках, а здесь - целый клуб по весьма интимным интересам. - На эту сумму организаторы арендуют помещение и покупают для участников все самое необходимое... Не волнуйся, твой членский взнос я еще в прошлую субботу внесла. Считай это моим подарком на день рождения.
   - Мой день рождения осенью. - напомнила я, а потом с грустью подметила. - Ты сразу знала, что я соглашусь.
   - Знала, - кивнула Жанка. - Если бы не знала - ни за что бы не предложила. Ты же такая же, как и я, просто пока стесняешься и сдерживаешь себя. Расслабься, Ди, в таком виде ты должна вести себя по-другому.
   - Хорошо, Аж. - с улыбкой кивнула я и с шипящим звуком прикоснулась пальцем к своему бедру, имитируя таким образом, свою "горячесть". Жанка захихикала, а я огляделась, всерьез начав присматриваться к окружающим нас мужчинам, в зеленых масках. Многие из них теперь в открытую смотрели в нашу сторону. Но подходить пока не собирались. Жанна еще вчера поведала мне, что в этом клубе у них равноправие полов и что женщина, если ее кто-то заинтересовал, может подойти первой - это не зазорно и даже приветствуется. Но пока ни один из присутствующих здесь мужчин не вызывал у меня какой-то особенной заинтересованности.
   Жанка шагнула к столу и взяла два бокала шампанского:
   - На, - отдав мне один, сказала она, - Выпей немного. Для храбрости.
   Я послушно взяла бокал и пригубив, посмотрела в сторону двери. И тут в общий зал зашел мужчина. В стандартной зеленой маске. И в длинном, аж до пола, черном, атласном балахоне, скрывающим все его тело. Разглядеть в нем что-то под таким обличьем было практически невозможно. Могу лишь сказать: он был высок, широк в плечах, и при этом очень плавно двигался. Подол его балахона развивался в такт его движениям. Я заворожено уставилась на мужчину, думая про себя: каким может быть его лицо? Брюнет он или блондин? А может вообще - лысый?
   - Это Эл. Только он приходит на наши рауты в таком балахоне. - проследив за моим взглядом, сказала Жанка, а потом шепотом добавила. - Не советую.
   - Почему?
   - Эл считается у нас вечной "Зеленой маской".
   - Что это значит?
   - Уже несколько девушек побывали с ним в ВИПке и ни одна не зацепила его на столько, чтобы сменить маску на красную.
   - Может он с... отклонениями? - подобрала я слово. Подобрала и усмехнулась - тут все с отклонениями. Даже я. Жанна пожала плечами:
   - Не знаю. Я с ним в ВИПке не была. А распространяться, что происходит за закрытыми дверьми, здесь не принято. - Жанка уставилась на дверь, а точнее на только что вошедшего в зал мужчину в синем пиджаке. - Эл, кстати, очень любит новеньких. Так что - к тебе, скорее всего подойдет. Ты выделяешься, - Жанка хихикнула. - Не в моих правилах давать такие советы, но... будь с ним осторожна. В общем - отдыхай, чувствуй себя как дома. А я пойду. - и она действительно пошла, искусно виляя бедрами к заметившему ее "синему пиджаку".
   "Чувствуй себя как дома" - повторила я про себя. Легко ей говорить. Это Жанка уже ориентируется здесь, как рыба в воде. А я чувствовала себя, как брошенный в воду котенок - умение плыть вроде как заложено природой, но делать это страшно и неприятно. А желающих помочь пока не наблюдается. Да, смотрят в мою сторону, да, двое мужчин уже кивнули мне. Но на этом пока все... А подходить самой... И тут, я вдруг, поймала себя на мысли, что совет Жанны, по поводу загадочного Эла, я пожалуй пропущу мимо ушей - он был пока единственным, среди здешних мужчин, который меня, мало-мальски, заинтересовал и к которому я была готова сама подойти. Надо же с кого-то начинать знакомство с этим клубом, раз уж я решилась прийти. И я принялась искать глазами человека, прячущегося в черной, атласной ткани.
   - Добрый день, - услышала я сзади и обернулась на бархатный, необычный голос. - Чудесный вечер, приятная атмосфера... Меня зовут Эл, а вас?
   Он стоял, улыбался и держал в руках точной такой же бокал с шампанским. Я присмотрелась к новому знакомому, сразу же обратив внимание на его глаза. Пронзительные, темно-синие... Интересно - сколько ему лет? Не поймешь. Он прячет не только свое лицо, под плотно прилегающей зеленой маской, но и тело, укутанное в струящуюся темную ткань. А такой голос может принадлежать мужчине любого возраста. "Он актер" - почему-то промелькнуло у меня в голове. Может быть. Уж как-то чересчур жеманно и театрально он говорит. Словно монолог читает.
   Я широко улыбнувшись, ответила:
   - Ди.
   - Очень приятно, Ди, - он кивнул, взял меня за руку и, едва касаясь своими губами, поцеловал меня в ладонь. - Я смотрю - вы у нас в первый раз? - спросил он.
   - Да. - не стала я отрицать очевидные вещи, явно читающиеся на моем лице, в виде желтой маски.
   - И как вам здесь? - поинтересовался Эл.
   Не знаю, то ли маски, на самом деле, производили такой эффект, то ли организаторы обкуривали чем-то помещение, то ли подмешивали что-то в игристое вино, то ли все дело в нежном прикосновение губ Эла, но я почувствовала какой-то странный прилив в теле. Этот прилив заставил меня решиться начать обыгрывать свой образ. Я выпрямила спинку, выпячивая грудь вперед, облизнула губы и ответила:
   - До вашего появления - никак.
   На губах Эла появилась легкая улыбка, и мне тут же подумалось: а как он целуется? Стоп! Целоваться здесь запрещено. Да и о чем это я?
   - Может перейдем на ты и присядем? - предложил он.
   - Перейдем. - согласилась я. - И присядем.
   Эл взял меня за руку и проводил к пустующему в углу дивану. Мы присели. Мужчина в балахоне предложил мне чокнуться, я потянулась к нему, и мы звонко ударились о бокалы друг друга.
   - За приятный вечер. - сказал Эл и мы одновременно отпили.
   С чего начать разговор - я не знала. Жанка меня вчера предупредила, что не стоит затрагивать тех тем разговора, которые могут пролить свет на твою личность. Например, не следует говорить о своей работе и стараться обходиться без имен, рассказывая что-то. Для меня это было сложно, и я, боясь сболтнуть лишнего, решила пока отмолчаться, надеясь что тему предложит мой новый знакомый.
   - Ди, почему ты решила вступить в клуб? - спросил у меня Эл. Выбранное мною имя он произносил необычно - не просто соединял две буквы русского алфавита, а на английский манер. Мне отчетливо слышалось слово Dear - "дорогая".
   - Любопытство. - пожала я плечами. Частично соврала. Но не буду же я признаваться первому встречному в подозрениях о своей фригидности? - А ты?
   - Тоже любопытство. - кивнул он. - И на сколько далеко ты готова ради него зайти?
   Вот он, хоть и завуалированный, но вполне прямой вопрос... На сколько далеко ты готова, Дашка, а? Ты сама-то себе ответила на этот вопрос?
   - В жизни нужно все попробовать. - убедительно сказала я, в первую очередь убеждая в этом себя. Эл криво улыбнулся:
   - Не могу с тобой не согласиться. - сказал он и его взгляд переместился на мои ноги. Присаживаясь на диванчик, моя пышная и короткая юбка, слегка задралась, игриво демонстрируя тоненькую кружевную деталь моих чулок, плотно облегающую верхнюю часть бедер. На эту деталь Эл сейчас, совершенно этого не стесняясь, и смотрел. Я, почувствовав некое смущение, сделала большой глоток шампанского, а мой собеседник продолжил. - Ведь как ты поймешь что тебе нравится, а что нет, пока не попробуешь? - он перевел свой взгляд на мое лицо, мило улыбнулся. - Будь то: книги, еда, напитки, музыка... Во ты, Ди, какую музыку предпочитаешь?
   - Я меломан. - ответила я, потому что это было правдой. Музыку я люблю разную: могу, в моменты депрессии, завалиться на кровать, уткнуться лицом в подушку, и по сотому кругу слушать "Лунную сонату" Бетховена. В дУше люблю громко напевать русские народные песни, готовя на кухне, пританцовывать в такт под песенки Нюши, а гуляя по городу в наушниках, шевелить губами текста песен группы Би-2. Я меломан. Самый настоящий.
   - Хорошо, - кивнул Эл и бегло оглядевшись, спросил. - Вот музыка, играющая здесь, тебе нравится?
   - Энигма? Пожалуй - да. Тонко, душевно. Даже - интимно. Вызывает некоторые ассоциации, настраивает на романтический лад. Ее хорошо слушать в определенные моменты... - я запнулась, почувствовав некую стыдливость. Куда тебя несет, Дашка? Что за ассоциации? Ты же никогда не слушала Энигму в эти самые "определенные моменты"? Я сжала в руке бокал с шампанским и сделала еще один большой глоток. Я практически не пью. А тут мои губы жадно тянулись к бокалу с диким желанием. Нет, не напиться, а побыстрей расслабиться и прекратить смущаться. К черту смущения, слышишь, Дашка? Ты уже здесь, ты пришла. Ты сидишь рядом с человеком, ловишь его взгляд на своем теле, слушаешь его бархатный голос. Он приятен тебе, и ты приятна ему. Иначе бы он не сидел рядом.
   - Согласен. - вроде бы не заметив моего смущения, кивнул Эл. - Знаешь, говорят, что музыкальные предпочтения могут многое рассказать о характере. Считается, что каждый стиль, жанр и направление музыки влияет на человека, на его мышление... Вот ты когда-нибудь слышала про "Эффект Моцарта"? - я заслушавшись нежного, успокаивающего голоса Эла, не сразу поняла, что он задал мне вопрос и ждет моего ответа. Я, опомнившись, замотала головой. - "Эффект Моцарта" - это гармонизирующее влияние музыки этого композитора на деятельность головного мозга, энергетику и... тело человека. Ученые проводили исследования и выяснили, что если слушать Моцарта минут пять - то заметно улучшается концентрация и сосредоточенность, если десять минут - то наш IQ может вырасти на 8-10 единиц... Как говорят: "Скажи мне что ты слушаешь, и я скажу тебе, кто ты".
   - И кто я, в этом случае?
   - Ты? - Эл криво улыбнулся. - Ты, либо разносторонний человек, либо человек-неопределившийся. Но и то и то в твоем возрасте позволительно, Ди, - ему все таки доставляло особенное удовольствие произносить мое имя с английским акцентом. - Смею предположить, что тебе 20-25 лет.
   Вот те раз. Он раскрыл возрастной аспект моего инкогнито. И по моей вздернутой, в попытке вопроса: "как?", губе он догадался, что попал в точку. Нет, он не актер. Он - психолог. Подмечает и сладко говорит - такой бархатный, нарочито нежный и успокаивающий, голос может еще принадлежать и представителям этой профессии.
   - Меня раскрыли, - хихикнула я. - Может, тогда, ты назовешь мне подобный диапазон своего возраста?
   Эл усмехнулся, отпил шампанское. Я тоже коснулась губами холодного стекла и залпом допила остатки игристого вина в своем бокале.
   - Тридцать-тридцать пять. - ответил Эл и с сомнением спросил. - Староват я для тебя, девочка?
   Если бы он не спросил, я бы и не задумалась. Староват ли, Дашка, для тебя Эл? Сколько получается, от семи до двенадцати лет разницы? Семь - нормально, а вот двенадцать... или это тоже нормально? И, стоп, нормально для чего?
   - Для меня - не староват. - ответила я. Эл кивнул, поднялся с диванчика и, взяв пустой бокал из моих рук, шагнул к рядом стоящему столику. Поставил наши бокалы и достал бутылку шампанского из ведерка со льдом. Эл стоял напротив меня и я невольно опустила взгляд. Под его длинным балахоном были одеты черные, свободные штаны. С его возрастом мы примерно определились, а вот с фигурой... даже эти, увиденные мной, брюки не вносили ясности: худой он или полный?.. Дашка, руки! Ну конечно. Я посмотрела на его руки, внимательно наблюдая как Эл открывает бутылку и разливает шипящий напиток в наши бокалы. Красивые руки: широкая ладонь, длинные пальцы. Он не полный. Но и, наверно, не совсем худой.
   Эл, наполнив бокалы, протянул один мне и присел обратно.
   Он предложил сменить тему, и поговорить о книгах. Я сразу призналась, что отношусь к любительницам женского романа. Эл не стал усмехаться надо мной, а даже, к моему удивлению, тоже признался, что иногда почитывает этот жанр. Мы принялись обсуждать один роман, который, как выяснилось, мы вместе недавно прочитали.
   Мне нравилось его слушать, мне нравилось что и он слушает меня. Мы уже довольно долго и щепетильно обсуждали одну книгу. Словно разбирая ее на мелкие детали. Мне было комфортно с ним, легко. В какой-то момент, Эл, как бы случайно коснулся моего плеча и по моему телу пробежались мурашки. Неожиданное, но приятное ощущение. Приятный момент... И тут я поняла: я его хочу. Не физически, а фактически. Как ребенок хочет конфету. Просто потому, что она вкусней, чем другая еда.
   - Когда ты планируешь сменить статус новичка? - спросил у меня Эл, после того как Жанна появилась в зале и предложила мне покинуть раут.
   - Еще не решила. - ответила я, хотя на самом деле уже решила.
   И когда мы с Жанкой забирали свои вещи у администратора, я предупредила ее, что уже хочу перейти в статус зеленой маски. Чем вызвала довольную улыбку на лице Жанны. Я записала их телефон, администраторша записала мой и вручила мне список анализов, которые мне надо сдать, и врачей, которых мне нужно пройти. Набор стандартный - анализы: кровь на биохимию, СПИД, реакцию Вассермана, и врачи: невропатолог, нарколог, гинеколог. Судя по всему, что бы стать активным членом клуба, я должна быть здорова психически и "по-женски", не иметь пагубных привычек, а иметь чистую, здоровую кровь.
  
   В понедельник я отправилась в платную поликлинику. Сдала анализы, результаты которых мне пообещали прислать на электронную почту сегодня же, и даже умудрилась пройти всех нужных врачей. Моя психика и тело оказались здоровыми, в чем я, в принципе, и не сомневалась - себя я берегу.
   Собрав все необходимые справки, я отправилась домой. По пути, проходя мимо элитного салона красоты, я остановилась. Задумалась. А вдруг я решусь принять чье-то предложение на ВИПку? Например - Эла... Воспоминания о нем, о его глазах, губах и руках вызвали во мне легкий трепет. Он заинтриговал. Он притягивал меня... И мне будет очень стыдно перед ним. Ведь моему здоровому телу требовался небольшой "апгрейд": необходимо избавиться от всех лишних волосиков. Везде. Данную процедуру я никогда не делала. Слышала от знакомых, что это - болезненно. Особенно - в первый раз. Особенно в самых нежных и скрытых местах. "Дашка, красота требует жертв! В конце концов и в первую очередь, ты делаешь это для себя!"- сказала я себе, открывая стеклянную дверь салона.
   Руки, ноги и живот я вытерпела стойко. Но вот когда косметолог предложил приступить к эпиляции "зоны бикини", мне сначала стало неудобно, а потом, переборов стыд и все таки раздевшись и устроившись на кушетке в весьма откровенной позе, - мне стало еще и очень больно. Тем более, когда руки косметолога принялись делать ту часть эпиляции этой зоны, которая у них называется "глубокое". Очень глубокое. И очень болезненное... И очень дорогое удовольствие, которое потом, еще дня два, доставляло мне дискомфорт, в виде небольшого раздражения на коже.
   После салона я заглянула в торговый центр. Купила в бутике новое платье, зеленого цвета, как маски клуба, с открытой спиной и которое, но вот по чистой случайности, очень легко снимается через голову. Затем заглянула в магазин с парфюмерией, и долго изучала витрину с женскими духами. Выбрать духи - для меня это всегда было проблематично. У меня какая-то особая кожа, или что там может на это еще влиять, но если мне нравился запах духов, когда я принюхивалась к ним в магазине, то он совершенно не нравился мне, когда я улавливала его на своем теле - духи, честное слово, пахли по-другому. Увидев на розовом ценнике слова "духи с феромонами", я тут же, вспомнив значение слова "феромоны", взяла в руки флакон и, брызнув духами на бумажную палочку, вдохнула аромат. Я не парфюмер, я не умею "раскладывать" духи на составляющие и определять их нотки - для меня самое главное как они махнут в целом. Эти пахли: сладко, вкусно и свежо... По шпионски оглядевшись, я брызнула духами себе на запястье и, потерев запястья друг о дружку, принюхалась. Запах духов и в этот раз пах на моей коже по-другому. Но не хуже. Даже, пожалуй, лучше и насыщенней. Он ударил мне в голову и я, поставив флакон-пробник на место, взяла запакованную коробочку этих духов и направилась с ними к кассе.
   В общем, следующей субботы я ждала с нетерпением. Прокручивала в своей голове всевозможные развития событий. Даже самые интимные. И сама себе удивлялась. Неужели это я? Неужели это мои фантазии?
   Суббота пришла ко мне, да и ко всем остальным жителям нашего города, с грозой. Но даже такая погода не могла изменить моих планов на сегодняшний день.
   Сегодня такси приехала за мной к моему дому. Ровно в четыре часа дня, как и обещалось мне накануне. И уже через сорок минут я выходила из машины, возле здания клуба. В зеленом платье и в зеленой маске.
   Еще в "прихожей" я встретила Жанку. Она стояла возле стойки администратора и о чем-то беседовала с девушкой в черной маске. Девушка точно была другой - не такая худенькая, как в прошлый раз. Да и на ее бейдже написано было другое имя: Ви.
   При моем появлении обе улыбнулись.
   - Добрый день, - поздоровалась администратор. Я подошла поближе, положила на стойку свою сумочку и представившись:
   - Ди. - достала из сумки результаты своих анализов и справки от врачей, и отдала бумажки администратору. Девушка внимательно рассмотрела каждый листочек и утвердительно кивнула:
   - Все в порядке.
   Я кивнула в ответ. Потом администратор забрала мои вещи и убрала их в шкафчик. Жанка тут же шагнула ко мне, взяла под руку, и мы направились в зал.
   - Ди, ты красотка, - сказала мне Аж. - Для кого-то конкретного старалась или для всех?
   Я кокетливо пожала плечами:
   - А как сама думаешь?
   - Ну, я еще в прошлый раз заметила, что Эл заинтересовал тебя сразу, как только зашел в зал.
   - И ты попыталась меня от него отсоветовать. - фыркнула я.
   - Попыталась. Но это твое дело - слушать меня или нет. Я бы себя не послушала. - хихикнула она.
   В зал мы зашли весело хихикая. Эл был уже здесь - я сразу увидела человека в зеленой маске и в черном балахоне. Надеюсь, и он меня узнает - я специально одела те же самые чулки, в крупную сетку, что и при первой нашей встречи. Он должен заметить. А так же заметить то, что сегодня я - в зеленой маске... Я готова. Ну же, Эл, узнай, подойди. Сделай первый шаг. И я побегу тебе на встречу.
   Мы с Аж подошли к столу и взяли по бокалу шампанского. Я старалась не смотреть в сторону Эла, боясь явно и открыто навязывать себя и свое общество.
   К нам подошел полноватый мужчина, в статусе свободен, и начал непринужденный разговор:
   - Добрый вечер, леди. Как настроение?
   Жанка кокетливо ему ответила:
   - Чудесное! А у вас?
   - Тоже. Особенно чудесней оно становится в обществе таких прекрасных леди. - мужчина кивнул. - Позвольте представиться, я - Ил.
   - Аж. - ответила Жанна, протягивая мужчине руку.
   Я тоже собралась представиться, но тут кто-то коснулся моего плеча и я услышала слово, произнесенное на английский манер:
   - Ди. - Я обернулась. Рядом стоял Эл. Я улыбнулась ему, он мне, потом он обратился к остальным. - Добрый вечер. Позвольте мне украсть у вас эту леди.
   Не дождавшись ни чьего ответа, Эл взял меня за локоток и отвел в сторонку. Я не сопротивлялась. Я ликовала. Все таки подошел. И даже украл.
   Он, продолжая придерживать мой локоть, наклонился к моему уху и тихо произнес:
   - Прекрасно выглядишь. Это платье тебе очень идет. - он улыбнулся и добавил. - А еще от тебя очень вкусно пахнет.
   - Это новые духи. С феромонами. - зачем-то призналась я.
   - С феромонами? - прозвучал удивленно голос Эла. Клянусь, мне даже показалось, что я как будто увидела, как под маской, в удивлении приподнялись густые и темные брови Эла... Да почему темные, Дашка? А разве могут быть у обладателя темных и густых ресниц, светлые брови?
   - Да. Увидела их в магазине и захотела попробовать. - ответила я игриво. Эл усмехнулся краешком губ и предложил мне жестом, присесть на диванчик. Я присела и Эл устроился рядом, очень близко. Он потянулся к моей шее, вдыхая запах:
   - Что ж, следует отдать им должное - пахнут они, действительно, притягающе. Но... ты и без них, очень соблазнительная, девочка. - мелодично произнес он и, как бы невзначай, положил свою руку на мое колено, при этом внимательно наблюдая за моей реакцией. Просить его убрать руку я не стала. Тогда Эл пополз рукой вверх и замер на моем бедре. Но и тут возражать я не пожелала. Потому как... его прикосновения волновали что-то внутри меня, от чего сердце ускорялось - и замирало, рассудок затуманивался, и мне становилось душно. Но не плохо. Меня посещало особенное чувство, до этого мне неизвестное. Хотелось чего-то... более близкого. Очень близкого.
   - Не желаешь пройти со мной в ВИП-комнату? - предложил он.
   "Желаю!" - хотелось выкрикнуть мне, но я сдержалась, томно опустила глазки и ответила одним утвердительным кивком.
   Вот так - с места в карьер. Сразу, отрезать одним махом, не позволяя мозгу анализировать, думать и заставлять сомневаться. Надо. Попробовать. Сейчас. А там - будь, что будет.
   И мы пошли. Сначала вышли в "прихожую" и Эл сообщил о нашем намерении администратору. Она без лишних вопросов выдала нам ключ, с брелоком, на котором значилась цифра 2. Мы зашли в ВИП зону и направились к комнате, на двери которой была та же самая цифра, что и на брелоке. Эл открыл дверь, пропуская меня вперед. Я заступила, на дрожащих от волнения ногах, через порог. Свет здесь тоже горел приглушенно. Но небольшие размеры помещения позволяли осмотреться: посередине комнаты стояла огромная кровать, рядом крохотная тумбочка с шарообразной вазочкой, напротив шкаф, столик и два стула. На столике стояла бутылка вина, два бокала и коробка конфет. Справа от входа - еще одна дверь. "Наверно душ" - подумала я. У кровати был балдахин - нечто подобное я всегда мечтала иметь в своей спальне. Я вновь посмотрела на тумбочку, а точнее на вазочку - она не была пустой, в ней лежало что-то разноцветное, плоское, квадратное... презервативы. Я перевела взгляд на кровать, и все больше начинала нервничать... Неужели это, все таки, случится? Неужели я все таки смогу, вот так, лечь в постель с незнакомым человеком? И кем ты будешь, после всего этого, а, Дашка, кем?... Услышав как Эл запирает дверь на ключ, меня вдруг охватил приступ паники. Я захотела уйти и не оглядываясь, шагнула назад. И тут же оказалась в объятиях Эла. Я дернулась, а Эл медленно провел руками по моим плечам, касаясь нежно и ласково... я, сама от себя не ожидая, положила голову ему на плечо... Ощутила его запах. Терпкий, особенный. Мужской. Паника начала отступать и я словно обмякла в его объятиях.
   - Располагайся. А я сейчас. - он отпустил мои плечи и делая шаг вправо, открыл дверь, за которой я, действительно, увидела душевую. Кстати, и там свет горел не ярко. Непривычно тускло для такого помещения. Эл закрыл за собой дверь, и тут же послышался шум текущей из под крана воды.
   Я сделала уверенный шаг к кровати... Все, Дашка, отступать некуда. Москва, может, и не позади, но и это не причина.
   И я начала раздеваться: скинула туфли, сняла платье, спустила с ног чулки. Разбросала все хаотично, но подмечая где и что лежит. Огляделась. На стене слева висела зеркало. Я встала напротив него и внимательно посмотрела на свое отражение. Н-да, не худышка, не фотомодель. А девушка с формами: грудь, попа, - все при мне. Эти формы, даже в одежде, нельзя не заметить. Так что Эл должен примерно представлять, что под этой одеждой скрывалось... К черту комплексы! Моя Жанка назвала их необоснованными. И, наверно, все же была права - у меня стройные длинные ноги, имеется талия, в принципе - плоский животик, но при этом есть за что "подержаться".
   Секунду подумав, я отстегнула от маски ткань, и распустила волосы. Они темными локонами легли на светлые плечи... Дело осталось за малым - за самым малым, но и за самым главным - осталось снять нижнее белье. Отвернувшись от зеркала, я быстро, боясь в последний момент передумать, избавилась от "главного".
   Тут в душевой стало тихо. И я, скинув бархатное покрывало, легла на кровать, лицом к душевой. Все! Вот теперь уж точно - деваться мне некуда. И отступать будет поздно. И глупо.
   Эл вышел из душа и увидев меня, замер на месте.
   - Ничего себе. Шустро. - сказал он и его розовых губ коснулась странная улыбка. Эл разглядывал меня. Медленно, словно пытаясь рассмотреть каждый сантиметрик моего обнаженного тела. Сам же был одетый и раздеваться не спешил. Даже под маской я вдруг почувствовала что покраснела.
   - Я... сделала что-то не так? - смущенно спросила я, убивая в себе желание прикрыть свое бесстыдно голое тело. Руки прочь, Дашка! Все, ты решилась! Иди до конца. До конца.
   - Почему же? - игриво спросил он. - Ты можешь делать все, что хочешь. Имеешь право... может вина? - без перехода предложил он. Я кивнула. Эл подошел к столу, откупорил бутылку и разлил бордовую жидкость в изящные, высокие бокалы. Шагнул ко мне, протягивая бокал. - Может сначала поговорим?
   О чем? О чем можно разговаривать в таком виде? Я лежу голая, на шелковых простынях, сгорая от стыда... А он хочет поговорить?.. Я что, ему совсем не нравлюсь? Не привлекаю? Он меня не хочет... Конечно. Обида и разочарование больно прожгли мне грудь. Я перевернулась на живот и, глубоко вздохнув, равнодушно ответила:
   - Давай. Поговорим.
   Эл присел на край кровати, рядом со мной. Больше он не смотрел на меня. Сделал глоток вина.
   - Пойми меня правильно, - начал он ласково. - Ты первая такая у меня. Такая напористая и... стремительная, - Эл усмехнулся, покачал головой. - Н-да, пожалуй я слишком... старомоден.
   Я дернулась от неожиданности... Старомоден? Что же тогда он делает здесь, в этом клубе? Он лукавил. Черт побери, я нутром это чувствовала. Да даже не чувствовала, а знала. Знала, что он уже водил девушек в ВИПки - Жанка не стала бы мне врать. Это у меня все это впервые.
   - Я тебя не привлекаю? - набравшись храбрости, спросила я.
   - Что ты? - в его голосе появилась незнакомая мне нотка. Это был другой голос, тоже бархатный, тоже его, но другой. - Ты... ты прекрасна. Ты - восхитительна. - он провел руками по моим распущенным волосам. Потом коснулся ледяным пальцем моей спины и провел им по позвоночнику. Задержался на копчике и резко убрал руку. - Вот черт.
   Вот это было еще более неожиданно. Мое лицо уже не просто горело, а пылало, от стыда... Ему противно, что ли? Все! Это было в первый и в последний раз. Больше, я ни за что и никогда не вернусь в этот клуб. Такого унижения я не ожидала. Я поставила бокал на пол, резко поднялась с постели, чувствуя как слезы рвутся наружу и стала собирать свои вещи, раскиданные по полу. Нагибалась и разгибалась, уже совсем не стесняясь своего тела.
   - Ты куда? - с искренним удивлением спросил он.
   - Ухожу. - бросила я и вдруг всхлипнула, так и не сумев сдержать слез. Эл поднялся, подошел ко мне:
   - Ты плачешь? Почему?
   - Он еще спрашивает, - простонала я и осела на пол. Маску очень хотелось снять, но показывать свое лицо неудавшемуся любовнику не хотелось больше. Я вытерла рукой доступные части лица и зашептала. - Я, я... дура, ей-богу... Согласилась, пришла... разделась, а ты... Зачем звал? Поиздеваться?
   Эл устроилась рядом со мной на полу.
   - Глупая, - сказал он. - Глупая, красивая девочка...
   - Нет, ты все таки издеваешься! - взвыла я возмущенно. - Красивая? Ты не видишь моего лица, а если бы видел его сейчас, такого бы точно не сказал... Ведь тебе даже прикасаться ко мне противно! Убрал руку, как от прокаженной...
   Он вдруг засмеялся, чем почти довел меня до бешенства. Я попыталась подняться, но он задержав меня рукой, вопросительно повторил обидевшую меня фразу:
   - Вот черт? - я кивнула, а он тихо сказал: - Прости, Ди. Ты неправильно меня поняла. - и отпустив мою руку, провел своей рукой по моим, мокрым от слез, губам, а потом лизнул свои пальцы, словно пробуя мои слезы на вкус. Я опешив от этого зрелища уставилась на губы Эла. - Я имел в виду другое... Что ж...
   Он встал с пола, поставил мой и свой бокалы на столик и вернувшись ко мне, тоже снял со своей маски ткань. Под этой тканью скрывались короткие, темные волосы... Потом Эл, развязав узел на своей шее, начал раздеваться. А я замерла на месте, наблюдая за его действиями. Сначала он снял балахон, и я увидела его голый торс. Эл был очень ладно сложен - красивое, молодое, в меру мускулистое тело, с плавными покатами плеч, с рельефной грудью и животом... Мой взгляд застыл ниже его пупка, на темно-коричневой дорожке, ведущей вниз... Эл, отбросив балахон в сторону, быстро снял черные, свободные брюки. Под ними не было никакого белья... и перед моим взором тут же предстал возбужденный, главный мужской орган Эла. Размеры поражали. Своим глазам я не верила и вдруг захотела ощутить эти размеры в своих руках... О Боже, Дашка, эти мысли из твоей головы? Или кто-то программирует меня? Никогда, никогда я так завороженно и без стеснения не смотрела на голого мужчину. Я сглотнула слюну, не отводя своего взгляда от слегка покачивающейся, внушающей трепет, части тела Эла.
   - Прикоснувшись к тебе - я... сильно возбудился. - начал он объяснять. - Неожидая такого, я просто резко убрал руку.
   - Ты странный, - заметила я, бесстыдно продолжая смотреть на его выпирающее возбуждение. Ощущая незнакомую мне до селе пульсацию внутри себя... А ведь я его хочу... и только осознав это, я по инерции придвинулась к Элу, скользя по полу коленями... поза, в которой мы оба находились, располагала к определенному действию: он стоял, а я сидела, мое лицо было в пяти сантиметрах от его бедер... Я никогда не делала это, но захотела попробовать. Сама захотела. А раньше меня и под дулом пистолета не заставили бы. Уже подалась вперед и положила руки на его живот...
   - Не так, - остановил он меня, взяв мои руки в свои.
   - А как?
   Эл усмехнулся и наклонившись ко мне, с легкостью поднял меня на руки. Я обхватила его за шею и прижавшись к широкой груди, вдохнула терпкий запах мужского тела. Он положил меня спиной на кровать, лег рядом.
   - Это ты странная, Ди. - произнес он. - Странная девочка, которая решила не церемониться и сразу взять быка за рога. Ты всегда так напориста и эмоциональна?
   - Со мной такое в первый раз. - ответила я серьезно. Эл с удивлением спросил:
   - Ты девственница?
   - Нет, - замотала я головой и исправилась: - Я в первый раз в такой... ситуации.
   Он улыбнулся. Мило и открыто. Вдруг потянулся к моим губам, но вовремя вспомнив об одном из запретов, остановился и задумался. Не знаю о чем он там думал, а вот лично я думала только об одном - о нашей близости.
   - Давай установим свои правила? - предложил он, и тут я почувствовала легкое прикосновение к своей груди. Я интенсивно закивала, с предвкушением ожидая что будет дальше. - Сегодня я все сделаю сам. От тебя требуется: слушаться меня, быть честной и, если тебе что-то не понравится, сразу говорить мне об этом . - я вновь послушно закивала, а Эл нежно погладил мою грудь, потом сильно сжал. Добившись возбуждения груди руками, Эл наклонился к ней лицом и начал целовать самую выступающую точку. Целовать и покусывать. Я, сосредоточившись на игре его рта с моей грудью, не сразу почувствовала, что рука Эла переместилась вниз и принялась исследовать мой живот. Опустилась еще ниже. Его пальцы, оказавшись там, где и мои-то бывают редко, ловко раздвинули податливую преграду и скользнули внутрь. Я выгнулась от резкого, но приятного движения его пальцев. Такого я не чувствовала никогда.
   - Мокрая, - констатировал он мне на ушко, а потом спросил, - Ты хочешь? - я кивнула, но он, замотав головой, тише повторил по слогам. - Ты хо-чешь... ме-ня?
   - Хочу. - прошептала я.
   - Не слышу, - сказал он, делая еще одно резкое движение пальцами.
   - Хочу. - охнув, повторила я громче.
   - Не верю, - повысив голос, игриво сказал он. Я облизнула губы:
   - Очень хочу! - выкрикнула я и не соврала. Я, действительно, хотела. Впервые в жизни я хотела, так хотела, что все внутренности сводило от желания.
   Эл, удовлетворившись таким ответом, потянулся к тумбочке, на которой стояла вазочка. Достал средство защиты и быстро распаковав, ловко одел его на свое немаленькое достоинство. Потом взял меня за ноги и положил их на свои плечи. Схватил горячими руками мои ягодицы и приподнимая их, начал медленно и аккуратно проникать в меня. Почувствовав режущую боль, как в свой самый первый раз, я вся по привычке сжалась. Эл это заметил.
   - Расслабься, Ди, расслабься. - сказал он ласково.
   Я попыталась. Честно попыталась. Но переоценила себя и недооценила размеры Эла. Он был большим, очень большим.
   - Сколько у тебя было мужчин? - не останавливая свои попытки, поинтересовался Эл.
   - Трое... Но они были... намного меньше. - ответила я честно, как он и просил.
   - Тогда - потерпи, девочка. Чуть-чуть. - тихо сказал он и резко вошел до упора. Больно. Но я послушалась Эла и терпеливо сжала губы... Эл тут же вышел, и снова резко вошел. Он повторил все это еще несколько раз... моя боль вдруг отступила, я прекратила сжимать губы и отрешенно направила свой взгляд на Эла. Я не видела всего его лица и не могла увидеть никаких его эмоций. Это было непривычно, странно и... волнующе. Догадайся, Дашка, догадайся - по движениям, по порывам, по губам, в конце концов и, если постараться и привыкнуть к полумраку, то и по глазам можно... Эл, наконец-то почувствовав себя свободней, внутри меня, задвигался чаще, импульсивней, сильно прижимая меня к себе за ягодицы. Я издала приглушенный стон, чувствуя... чувствуя что-то, нарастающее, сладко ноющее, заставляющее: стонать, двигаться в такт, содрогаться и умолять, умолять не останавливаться... ни в коем случае, не останавливаться... Эл, не смей, не сейчас, не заканчивай, прошу... еще немного, немного... тут я почувствовала нечто, резко бьющее и с негой постепенно затихающее... Это был он. Он, тот самый, о ком я всегда мечтала и что уже и не надеялась испытать.
   - Бог ты мой... - прошептала я. Эл, совершив еще одно, нужное для него, движение, покинул меня и с глухим мычанием упал мне на грудь. Он лежал на мне не шевелясь и тяжело дыша. Его дыхание согревало мое, и без того, пылающее тело.
   - Тебе не тяжело? - спросил он, приподнимая лицо.
   - Не знаю. - с блаженной улыбкой на губах, мелодично ответила я. Эл довольно усмехнулся и все таки слез с меня. Лег рядом, боком, поцеловал меня в живот и поинтересовался:
   - Это с тобой тоже было впервые?
   - Что?
   - Оргазм. - уточнил он. Я лишь кивнула в ответ. - Необычная ты, Ди, необычная, - ласково сказал Эл и потеребил пальцами мою грудь. - Что именно ты сейчас чувствуешь? Как его опишешь?
   И я ответила. Очень эмоционально и красноречиво, используя всевозможные эпитеты и синонимы к слову "наслаждение". Сейчас я и не вспомню, что именно я говорила, какие именно слова, тогда вырывались из меня наружу. Но Эл слушал меня весьма заинтересованно, периодично улыбаясь и с нежностью трогая мое расслабленное тело.
  
   Из ВИПки я вышла на ватных ногах. Чувствуя дрожь и необыкновенно приятную усталость во всем теле. Эл шел рядом и придерживал меня, положив свою горячую ладонь на оголенную часть моей спины, между лопаток... Знал бы он, что вот даже такое, казалось бы обычное его касание волновало меня, и дрожь в теле только усиливалась... А стоило мне начать вспоминать все свои эмоции и ощущения, как низ живота напрягался и начинал стучать изнутри тысячей молоточков, заставляя меня вновь желать и быть желанной... Эх, повторить бы все это еще раз... То что Эл так трогательно меня поддерживает за спину - увы, ничего еще не значит.
   Мы прошли в "прихожую" и, решив уехать из клуба, направились к администратору.
   - Эл и Ди, - сказал он девушке в черной маске. Администратор кивнула, позвонила по телефону, вызывая за нами такси. Потом, поочередно открыв два шкафчика позади себя, вернула нам наши вещи.
   - И еще, - произнес вдруг Эл с улыбкой. - Нам бы хотелось, чтобы в следующую субботу, такси приехало за нами с красными масками. - администратор вновь кивнула и тут же сделала пометку в своей тетради красной ручкой.
   Услышав слова Эла, я облегченно выдохнула и с нескрываемым восторгом улыбнулась. Он хочет повторить. И не просто повторить, а показать мне и всем, что мы заняты. Заняты друг другом... Все таки я, и все что было между нами, Элу понравилось. Все таки наше страстное свидание в ВИПке повторится. Я этого очень хотела. Очень.
   Первым такси к крыльцу клуба приехало за мной. О чем мне сообщила улыбающаяся администраторша. Эл захотел проводить меня до дверей. У выхода он остановился напротив меня, посмотрел в мои глаза и взяв мою руку, поцеловал в ладонь.
   - Мне было хорошо с тобой, Ди. - сказал он тихо. - Тебе со мной, я знаю, тоже. - я прикрыла глаза и кивнула, а он наклонился к моему уху и шепнул. - Исполни мою маленькую просьбу... Одень в следующий раз корсет...
  
   С гордо поднятой головой я заходила в следующий раз в клуб. На мне была красная маска. Статусная маска, которая придавала мне уверенности. Мне было так приятно осознавать, что Эл решил перевести наши отношения на этот уровень. Я с щемящим томлением ждала нашей встречи. А особенно того, что может, нет, что должно повториться сегодня в ВИПке.
   На мне был корсет. Одетый поверх короткой и узкой юбки. Он сидел плотно облегая и даже немного сдавливая мое тело. При этом, делая мою фигуру тоньше и изящней. Этот корсет хоть и задумывался, как верхняя деталь одежды, но открыто демонстрировать его окружающим мне было неуютно. Уж очень откровенен его дизайн. И я, дабы скрыть эту откровенность от посторонних глаз, накинула на плечи шелковую шаль. И, прежде чем зайти в зал, укутулась в нее так, будто бы мне было холодно.
   Эла еще не было. Если он, конечно, не решил изменить своим привычкам, и явился сегодня на раут в другой одежде. Тогда я стала искать глазами мужчину в красной маске, но таких здесь не было. Я разочарованно вздохнула. Задерживается. Мне так не терпелось с ним встретиться, а он задерживается... Ничего, Дашка, потерпи еще немного. Неделю же терпела. Что там каких-то несколько минут?
   Тут я почувствовала крепкие мужские руки, обнимающие меня сзади, за талию. Объятия были настолько крепкими, а еще учитывая облегающий корсет, что мне стало тяжело дышать.
   - Здравствуй, моя Ди. - прошептал мне в ухо голос Эла.
   - Здравствуй, Эл. - ответила я с улыбкой. Эл расцепил свои руки и положил их мне на живот. По телу сразу же пробежалась волна и замерла в том месте где задержались руки Эла.
   - Ты скучала? - спросил он.
   - Очень. - ответила я честно. Эл прижался ко мне сзади и тут я заметила, что мы находимся в эпицентре чужого внимания - другие члены клуба смотрят на нас с усмешками.
   - Мы вызываем зависть, Ди. - сказал Эл, тоже заметив посторонние взгляды. - Пойдем. Нас ждет наша ВИПка. - он взял меня за руку, направился к выходу. И я послушно пошла за ним.
   И в этот раз нам досталась комната под номером 2. Мы, продолжая держаться за руки, зашли в нашу ВИПку. На этот раз она показалась мне другой, больше что ли, и уютней. И кровать с ажурным балдахином вызывала не оторопь, а умиление. Эл бегло огляделся и кое-что подметил:
   - Нас обделили. Оставили без вина... Я быстро. - Эл отпустил мою руку и подошел к двери. Уже не выходе он обернулся и со смешком добавил. - Ди, не спеши пока раздеваться. Я сам хочу это сделать.
   Пока Эл отсутствовал, я решила внимательней осмотреть комнату. В прошлый раз мне было не до предметов интерьера, и сейчас я старалась изучить все, до мельчайших деталей. Шторы, покрывало, подушки на кровати, седушки у стульев и даже два махровых полотенца - одинакового, бордового, нет, вишневого цвета. Вся мебель была подобрана в одном цвете. "Ольха" - всплыло название дерева из недр моей памяти, когда я остановилась у шкафа... А зачем здесь шкаф? Да еще такой: большой, двудверный. Не просто же так он здесь стоит - что-то должно в нем лежать... Наверно что-то, чем можно пользоваться "на свое усмотрение"... Я распахнула сразу обе дверцы шкафа и застыла с полуоткрытым ртом. В шкафу лежали игрушки. Не те игрушки, которые взрослые покупают своим детям, а те игрушки в которые играют сами взрослые. Чего здесь только не было: и что-то длинное, толстое, цветное, телесное, резное... что-то кожаное, пластиковое, маленькое, круглое, выпуклое... что-то лежало еще в коробках... Я конечно имела, пусть и скудное, но все таки представление о подобных предметах. И о применении некоторых из здесь представленных - догадаться было не трудно. О применении кое-каких других я, наверно, могла бы догадаться, повнимательней их изучив. А вот о применении третьих, я даже не догадывалась. Но не очень-то и хотелось - выглядели эти штуки странно и даже пугающе - словно орудия для пыток... Но мой заинтересованный взгляд продолжал блуждать по полочкам и игрушкам на них. Моя, самая скромненькая такая часть, громко повторяла: Дашка, немедленно закрой этот шкаф! Нечего разглядывать всю эту гадость! А вот второй, тоненький голосок самой раскрепощенной частички меня, удивленно интересовался: а что здесь такого? Пусть смотрит! В конце концов - скромная часть победила, и я резко закрыла дверцы. И тут увидела Эла, стоящего у входа и держащего в руках бутылку с вином.
   - Ты просто разглядывала или что-то выбирала? - с усмешкой спросил он, запирая дверь. А я стыдливо замялась:
   - Я... я... Я не знала что там.
   Эл подошел к столику, поставил бутылку и подойдя ко мне, с кривой улыбкой спросил:
   - Эти игрушки тебя заинтересовали или напугали?
   - Меня? - мой голос дрогнул. - Просто... я никогда не видела их... так близко.
   - А не близко - видела? - не поверил он и коснулся рукой моих губ. Он погладил их пальцем, и я тут же поймала губами его пальчик и поцеловала. - Хочешь - можем что-нибудь из этого попробовать? - спросил он тихо. Я замотала головой. Эл удивился: - А кто говорил, что в жизни нужно попробовать все?
   Перед моими глазами тут же встало только что мной увиденное содержание шкафа. Я с опаской на него покосилась.
   - Да не пугайся так, девочка Ди. Эти игрушки не опасны и не так страшны, как кажутся. - засмеялся Эл. - Ну так что, может взглянешь еще раз и что-то выберешь?
   - Лучше - в другой раз. - предложила я.
   - Ловлю тебя на слове. - лукаво произнес он и вернулся к столику. - Давай выпьем вина. Чуть-чуть.
   Я кивнула и тоже подошла к столику. Эл открыл запотевшую бутылку и разлил вино по бокалам.
   - За мою Ди. За мою девочку. - предложил он тост. Я чокнулась с его бокалом. Мы выпили. - Ди, тебе холодно? - спросил он вдруг.
   - Нет.
   - А почему ты так кутаешься в эту ткань? - я пожала плечами, а Эл тут же догадался. - Стесняешься? Меня?
   - Тебя - нет. - ответила я одновременно сбрасывая шаль с плеч и открывая корсет, о котором меня просил Эл.
   - Ты умница, Ди, исполнила мою просьбу. - с улыбкой ласково произнес он, забирая у меня из рук бокал. Поставил его и свой на столик. - Корсет на тебе я приметил еще в зале, а сейчас вижу, что он тебе очень идет: словно прячет, от посторонних, что нужно спрятать, но при этом показывает все изгибы твоего красивого тела. - он положил руку мне на талию, поднялся вверх и погладил ложбинку моей груди. Потом неторопливо провел кончиками пальцев по шее, по подбородку и по губам. Я нежилась, зажмурившись. Эл притянул меня к себе за руку и шепнул на ушко:
   - Может есть пожелания? Или предложения?
   - Я... я не знаю. - ответила я на выдохе, чувствуя как от его близости учащается сердцебиение и сбивается дыхание.
   - Тогда - по правилам прошлого раза? - предложил он. Я молча кивнула.
   Эл развернул меня к себе спиной и начал неторопливо развязывать шнуровку корсета. Сопровождая свои движения поцелуями в шею, в плечо. Я вздрагивала, каждый раз неожидая куда именно меня коснутся его губы... Поцелуи волновали кожу, под которой тут же становилось горячо. Эл закончил развязывать корсет и бросил плотную ткань к моим ногам. Разворачивать меня он не спешил. Провел пальцами по моей спине, вызывая легкую дрожь. Потом прижавшись сзади, взял в горячие руки мою холодную грудь. Чувствуя как грудь напрягается, я охнула.
   - Ты приятная наощупь. Нежная кожа, волнительные формы... - прошептал он, снимая с меня узкую юбку. Юбка не рискнула сопротивляться и вскоре упала к корсету. - Красивая, смелая девочка...
   Его слова заводили меня не меньше, чем его прикосновения. Что ж, Эл мастер, он умеет пользоваться своим языком.
   Я и не заметила когда он успел снять с меня трусики. Да и какие это трусики? Две ниточки и кружевной треугольник, который едва прикрывал ту часть моего тела, которая уже изнывала от желания.
   Эл наконец-то разделся. Я старалась не смотреть ниже его пояса, боясь что от одного созерцания таких размеров, я инстиктивно вся сожмусь и вновь буду долго впускать его в себя. Эл проводил меня до кровати и уложил спиной на бархат покрывала. Лизнул в живот, оставляя длинный мокрый след, ведущий вниз... Залез ко мне в ноги, сложил их в коленях и разводя колени в стороны, прильнул лицом к тому месту, где только что было кружево трусиков. Я догадавшись, что он собрался делать, выгнулась и начала сопротивляться - не было в моей жизни ни одного мужчины, которому я позволила делать это. Неприятно само осознание этого вида плотских утех. Брезгливо как-то.
   - Не надо... - жалобно попросила я. Эл приподнял голову:
   - Расслабься, Ди... Что же ты так все время напрягаешься? Тебе понравится. - уверенно сказал он, опуская голову.
   Действительно, Дашка, что же ты так? Ты и так уже многое позволила. И себе и ему. Так почему бы не позволить еще и это?... А вдруг тебе, и в правду, понравится? Я глубоко вздохнула и решилась. Расслабилась. Эл, почувствовав это, начал целовать меня там, где еще никогда и никто этого не делал. Я, выровняв дыхание, прислушалась к ощущениям и, для пущего эффекта, закрыла глаза. Нечто внизу наростало бугорком и напрягалось, вызывая жгучий прилив к тому маленькому месту. Эл старательно ласкал то место языком. Порой интенсивно, порой замедляясь. Порой аккуратно покусывая, порой помогая себе рукой... Я начала извиваться на кровати, цепляясь руками за покрывало... Боже, что это? Что это такое?! Так, так бывает? Дашка, ты знала?!... Ох... "Эл умеет пользоваться своим языком" - с наслаждением повторила я мысленно... Бугорок импульсивно забился, словно в судорогах, а я прикусила нижнюю губу и громко простонала.
   - Я же говорил - тебе понравится. - с каким-то особенным удовольствием, констатировал Эл, отстраняясь. Потом он лег грудью мне на живот, посмотрел в мои пьяные от удовольствия глаза и спросил. - Это с тобой тоже было впервые?
   - Да.
   - Девочка... - прошептал он с улыбкой и чмокнул меня в пупок. А внизу живота было мокро. Очень мокро. Настолько мокро, что мне показалось, что я могу с легкостью сейчас впустить Эла в себя... Только я подумала об этом, как низ живота истошно заныл. И я вцепилась руками в голову Эла, потянула его на верх, к себе.
   - Иди ко мне. - прошептала я.
   - К тебе? - лукаво спросил он.
   - Ко мне.
   - Ты меня хочешь?
   - Хочу.
   Эл пошел. Устроился между моими ногами и потянулся к вазочке за защитой, но я остановила движение Эла, коснувшись его руки, и украдкой предложила:
   - Давай без... - Эл замер. Его губы совершили попытку задать мне вопрос, но я его опередила. - Как давно ты проверялся?
   - На прошлой неделе... - ответил он, а потом, наверно подумав что этого не достаточно, добавил. - Результаты анализов можно посмотреть у администратора...
   - Я тебе верю. Я тоже на прошлой неделе сдавала... - ответила я с улыбкой. - А о другой... безопасности я позаботилась сама.
   И это была правда. В начале недели я отправилась в поликлинику и сходила к тому же гинекологу. Сей поход был с определенной целью - подобрать себе специальные таблетки. До этого я никогда не предохранялась подобным образом, перекладывая эту обязанность на своего партнера. В конце концов - ему это нужно было больше, чем мне. Без средств защиты ложится в постель я отказывалась. А сейчас мне хотелось других, настоящих ощущений. До самого конца.
   - Ты уверенна? - спросил Эл.
   - Да.
   Он усмехнулся, навис надо мной и не отрывая от меня своего довольного взгляда, глубоко проник. И, действительно, с первого и безболезненного раза.
  
   Эл полностью развеял миф о моей фригидности. Не была я такой. Просто мне попадались не те мужчины - не умели они управляться со мной и с моим телом. А Эл умел. В статусе красных масках мы уже долго. Все летние субботы прошли в бурной страсти. И в соблюдении правил: и установленных клубом и тех, которые мы придумали сами. Мы ни разу не целовались, ни разу не снимали масок, ни разу не проговорились о своей реальной жизни. Ни разу, после того как облачили свои лица в красный цвет, ни с кем даже не заговорили и не познакомились. Мы встречались в зале и сразу проходили в ВИП зону. Где я могла, без стеснения, позволить себе получать все виды физического удовольствия. У меня, как оказалось, есть эрогенная зона. Точнее - появилась. И я говорю не про какую-нибудь точку Джи или про другие, распространенные у девушек, зоны. Я говорю про свою, личную: любые прикосновения к моей спине, между лопаток, стали вызывать во мне желание. И Эл поняв это, теперь всегда знал как можно настроить меня на нужную волну.
   По началу я с замиранием сердца боялась окончания наших с Элом свиданий. Боялась, что выйдя в "прихожую", Эл подойдет к стойке администратора и сообщит девушке в черной маске, о своем намерении сменить красную маску на зеленую. Эта мысль пугала меня. Я и представить себе не могла, что я буду делать в этом случае, как буду себя вести, а главное - что буду чувствовать. Ведь у меня самой, за все эти четыре месяца, такого намерения не появлялось. С Элом мне хорошо. Настолько хорошо, что ради этого "хорошо" я была безоговорочно готова соблюдать все правила. Эл, судя по тому что все мои страхи и опасения не подтвердились, тоже был готов.
   Каждый раз мы пробовали что-то новое: позы, ласки, места. Даже на игрушки я согласилась. И не пожалела.
   Да и с появлением Эла и клуба в моей обычной жизни многое изменилось. Во-первых: я стала более уверенной в себе. Мои комплексы исчезли. Мне теперь нравилось мое отражение в зеркале, и мне нравилось поддерживать себя в форме. В моем гардеробе появились яркие, стильные вещи, которые носить раньше я не решалась.
   Во-вторых: клуб помог мне научиться "читать" людей по глазам, подсознательно представляя всех в масках. Мы же все носим маски. А глаза - это единственное, что может сказать правду. Вот, например, глаза Эла - они у него особенные, никогда не меняют свой оттенок и всегда остаются насыщенными, темно-синими. Но я научилась читать Эла по их выражению - и оно говорит мне о большем, чем какая-нибудь мимика на лице, которую всегда при желании можно сыграть.
   В-третьих: моя проснувшаяся чувствительность сделала меня более нежной и сопереживающей. Готовой понять и по возможности помочь. Друзья и знакомые стали меня за это еще больше ценить.
   В конце концов - активная и постоянная секуальная жизнь положительно влияла на мое здоровье и улучшала настроение.
   А еще я наконец-то начала испытывать возбуждение от так горячо любимых мной, романов. Вот на днях Жанка подарила мне книгу. Книга не была эротикой, - хороший качественный роман, - но страстное и чувственное описание ночи любви, происходящее между героями, заставило меня возбудиться так, что я искренне пожалела, что сегодня не суббота и что рядом нет Эла... У книги было символичное для меня название: "Холодный Жемчуг". Поэтому, читая этот роман, я постоянно, мысленно возвращалась к нашему последнему свиданию с Элом, когда он подарил мне бусы из черного жемчуга. Когда попросил меня одеть их в следующий раз.
   И сегодня я взяла их с собой. Сегодня они были на мне: сначала связанные на запястьях, а сейчас - холодный жемчуг, от интенсивных толчков, катался по моей набухшей груди...
  
   Если суббота для меня стала днем страсти и исполнения эротических желаний, пятница - днем предвкушения, то воскресенье - днем осознания и расслабления. В этот день я полностью погружалась в свои воспоминания о предыдущем дне и ничего делать больше не хотела. Отходила, пыталась абстрагироваться и вернуться в суровую действительность. Жанка уже поняла и привыкла что в воскресенье меня лучше не беспокоить. Так и в этот раз - напоминание о себе от нее я получила только ближе к ночи: "Встретимся завтра, в три часа дня, в кафе издательства". Ответив утвердительно, я приняла ванну и легла спать, продолжая пребывать в умиротворительном блаженстве.
   Кафе - слишком громкое название для того предприятия общепита в Жанкином издательстве, которое она имела в виду в своем сообщении. Скорее - столовая. Маленькая, уютная, с весьма неплохой едой. Но все же - это не кафе. Однако мне нравилось здесь бывать, тем более, данное заведение было открыто не только для сотрудников издательства, но и для их гостей. В общем, в три часа дня я уже входила в столовую. Жанка еще отсутствовала. Я не удивилась - пунктуальность не ее конек. Она обычно либо сильно опаздывает, либо приходит намного раньше. Смиренно вздохнув, я купила чай и присела за столик в центре зала, напротив окна. Отсюда открывался вид на городской парк - издательство находилось в центре нашего регионального городка. За окном уже осень. Сентябрь. Еще чуть-чуть и начнет холодать. Листья уже меняют свой цвет... Не люблю осень. Даже несмотря на то, что в этот увядающий сезон моей персоне было суждено появиться на этот свет. Я достала из сумки телефон, посмотрела на время, и качая головой положила мобильник на стол.
   Чай был горячий, здесь его подавали в граненных стаканах в металлических подстаканниках - и большинство людей покупали себе чай именно ради такой почти исчезнувшей раритетной атрибутики. Приятное и странное ощущение пить так чай. Подув на воду, я звучно отхлебнула травяной напиток. Фи, дурной тон, Дашка, как не красиво! Сидящие за соседним столом люди, годящиеся мне по возрасту в родители, на меня покосились и покачали головой. Ну и черт с вами. Пью и живу как хочу. Бросив взгляд в сторону входа, откуда должна была появиться моя Жанка, я вдруг встретилась глазами с мужчиной. Он сидел в одиночестве, перед маленькой чашкой с кофе, и смотрел на меня, не отводя задумчивого взгляда. Я нахмурилась. Было в мужчине что-то знакомое, но я никак не могла вспомнить и понять, что именно. Может, просто где-то, когда-то встречались или пересекались.
   Тут появилась Жанка. Увидев меня, она махнула рукой и направилась к моему столику. Она была в наушниках, и приближаясь ко мне, Жанна начала хаотично дергаться. Пританцовывала. Те же самые люди, за соседним столом, посмотрев на мою подругу, вновь покачали головой. Они, по всей видимости, не одобряли не только ее поведения, но и громкие звуки, доносившиеся из ее наушников. Помнится, на этой недели Жанка решила подсесть на Rammstein. Громко. Жестко. Порой мрачно. Не в Жанкином духе. Просто у моей Жаннушки в последнее время появилась такая фишка - каждый четверг она, методом тыка, выбирала какую-нибудь музыкальную группу, скачивала все их доступные песни на свой плеер, и всю последующую неделю, в любой возможный, свободный момент, слушала только их. Периоды "Звери", "Nirvana" и "Сплин" я пережила с ней нормально. На "Каста" я немного сломалась. Просто - не мое. А вот сейчас этот немецкий хард-кор. Хотя - терпимо, местами очень даже ничего, и все лучше чем "Каста".
   Жанка дотанцевала до моего столика и, вынимая один наушник из ушей, плюхнулась на пластиковый стул напротив:
   - Привет, Ди. - сказала она.
   - Привет, Аж. - отозвалась я, и мы одновременно засмеялись.
   - Обедала? - спросила у меня Жанка.
   - Нет. Только чай взяла. Тебя ждала.
   - Молодец. За твое ожидание я за тобой поухаживаю. - сказала Жанна, выключая музыку в плеере. Потом поднялась с места и спросила. - Что будешь?
   - Пожалуй только борщ. Здесь он у вас шедеврален. Прям как у моей бабушки.
   Жанка кивнула и пошла за нашей едой. Вернулась с полным подносом на руках. У Жанки бывали моменты, когда она могла не есть несколько дней подряд. А иногда наоборот - поглощала все, что только было разрешено употреблять в пищу. Сегодня, судя по принесенной Жанкой едой, был второй вариант.
   Подруга переставила две тарелки с борщом, два разных салата, стакан чая и тарелочку с двумя сахарными булочками и, положив поднос на соседний, уже пустующий стол, присела обратно.
   - Приятного аппетита. - сказала Жанка, пододвигая ко мне тарелку с супом.
   - Угу. И тебе. - ответила я и взявшись за ложку, принялась за обеденную еду. Несколько раз я невольно возвращалась взглядом к мужчине за столом у входа. Он продолжал за мной наблюдать. Но теперь не с задумчивостью, а с интересом.
   - Слушай, только сразу не оборачивайся, за столом у входа сидит мужик и пристально на меня смотрит... - не успела я договорить, как Жанка, не послушав меня, резко обернулась. Я мысленно чертыхнулась, а Жанка с улыбкой кивнув мужчине, повернулась обратно.
   - Это брат директора издательства, Лев Михайлович Майский. - ответила Жанка.
   - Лев Майский? - переспросила я нахмурившись. Где-то это имя я уже слышала. - А чем он занимается?
   - Ну, во-первых, он совладелец брата. А во-вторых - писатель. Я же тебе давала его книгу, "Холодный жемчуг", не прочитала еще?
   - Точно, - кивнула я, вспоминая книгу, которую как раз на днях закончила читать.
   Сначала, изучив аннотацию на обороте, я отнеслась к этому произведению настороженно и скептически - но как мужчина может писать роман от женского лица? Но все таки решилась прочитать. Где-то на сотой странице я напрочь забыла об этом факте. Роман был хорош: написан приятным языком, не лишен интересных и даже познавательных деталей, в меру откровенен. В нем не было банальных "розовых соплей", но на протяжении всей книги присутствовала нежная и цепляющая романтичность. Я зачиталась, и "проглотила" роман за несколько часов. А закрыв книгу, и вновь увидев имя автора, окончательно усомнилась в авторстве мужчины, решив что это псевдоним. Но не может сильный пол так нежно, трогательно и душещипательно писать о любви, а так же так скрупулезно прописать все чувства и эмоции хрупкой, молодой главной героини. А сейчас, убедившись что автор, все таки мужчина, разгадка явилась ко мне незамедлительно: Лев Майский просто нетрадиционной сексуальной ориентации. Точно. По другому быть не может.
   - А ты откуда его знаешь? - поинтересовалась я.
   - Я оформляла его книгу. Да и на корпоративных тусовках мы периодически встречаемся.
   Между тем Лев Майский поднялся со своего места и уверенной походкой направился в нашу сторону.
   - Привет, Жанна. - поздоровался он и без приглашения сел за наш столик. - Познакомишь меня со своей подругой?
   Хоть он и обращался к Жанке, в ее сторону даже не взглянул, а пристально разглядывал меня. Нет, геи так на женщину не смотрят... хотя, может со мной просто что-то не так: тушь размазалась или прическа примялась? Проверить это незаметно я не смогу и я, мысленно плюнув на все это, (какая мне разница - как я выгляжу в глазах гея?), тоже решила повнимательней разглядеть писателя: ухоженный шатен, лет 30-35, с карими, нет, с кофейными глазами. Высокий, стройный. Симпотичный. Эх, жаль... С ним мы раньше не встречались. Такие глаза я бы запомнила.
   - Это Дарья, а это Лев. - кивнув, представила нас Жанка. Лев, не отводя от меня своих темных глаз, протянул руку и я, коснувшись пальцами горячей ладони, торопливо пожала его руку.
   - Даша, - произнес мое имя Лев. Произнес странно, словно прислушиваясь как оно звучит из его же уст. - Вы тоже здесь работаете?
   - Нет. - замотала я головой. - Я просто люблю иногда здесь обедать. Тут вкусный борщ.
   - Согласен. - кивнул Лев.
   - Вот черт! - громко ругнулась вдруг Жанка, чем вызвала удивление на наших со Львом лицах, потом она стукнула себя ладошкой по голове и пояснила. - Забыла эскиз обложки поварской книжки у редактора. - и поднялась из-за стола. - Мне до завтра его нужно подредактировать. Автор придет смотреть, - Жанка взглянула на часы. - А редактор сейчас уйдет. Я быстренько, ладно, Дашка? Лев пока составит тебе компанию. - и втыкая наушники в ухо, направилась к выходу. Я проводила ее взглядом, называя Жанку про себя безалаберной и забывчивой. С ней такое часто бывает. Творческий человек. Потом я посмотрела на Льва - он продолжал с интересом меня разглядывать. Как ему еще не надоело?
   - Красивые бусы. - заметил он вдруг, опустив глаза на мою грудь, где лежал связанным узлом жемчуг.
   - Это черный жемчуг. - ответила я и невольно поправив бусы, посмотрела на свои руки. Идеально круглые следы от этих самых бус, предательски выступали на коже запястий. Не такие яркие и заметные, но все же. Я резко убрала руки под стол. Лев улыбнулся и продолжая меня разглядывать, спросил:
   - Подарок любимого?
   - Скорее - друга.
   - Дорогой подарок. Друг вас ценит.
   - Вы разбираетесь в жемчуге? - поинтересовалась я и мысленно себя обругала, вспомнив, что в своей книге Лев Майский посвятил целую главу этому природному минералу: описал все виды жемчуга, его образование, добывание и приметы с ним связанные.
   - Есть немного, - кивнул он. - А еще я разбираюсь в мужчинах. - "Точно гей. - подумала я". - А точнее - с какой целью мужчина может подарить женщине такой подарок. Вот вы знаете, что в Древней Руси мужчины дарили жемчуг только своей избраннице? И что этот минерал не стоит носить человеку, который не нашел свою пару? Одинокие люди будут испытывать от него чувство тоски...
   Не захотев слушать, пусть и познавательный, но все таки пересказ, главы "Холодного жемчуга", я с улыбкой перебила автора:
   - Я читала вашу книгу.
   Лев широко улыбнулся:
   - Мне приятно. Весьма приятно. И как вам книга?
   - Честно? Мне понравилась, - ответила я. - До последнего сомневалась, что такое мог написать мужчина.
   Он, продолжая неподдельно улыбаться, пододвинулся вместе со стулом поближе ко мне и случайно коснулся под столом своей коленкой моей ноги. Это вдруг вызвало во мне неожиданный импульс, который пробежался по спине и задержавшись в районе поясницы, заставил меня вздрогнуть.
   - Почему? - спросил Лев и наклонился к моему лицу. Его поведение показалось мне странным - почему он так, легко и непосредственно, вторгается в твое личное пространство, Дашка? И почему меня это не смущает, а, наоборот, вызывает волнующую дрожь?
   - Ну, буду откровенна до конца - не всегда мужчина может так правдоподобно передать женские мысли и.. действия. Особенно - в самые страстные, постельные моменты. У мужчин и женщин разное к этому отношение. Мы хотим и чувствуем по-разному. - ответила я, потупив глазки. Я себя не узнавала. Обычно в обществе мужчин, тем более незнакомых, я веду себя иначе. Клуб "Три маски" я не беру в расчет - там все происходит по-другому. Да и за все те четыре месяца, что я туда хожу, единственным, и физически и эмоционально, близким стал мне только Эл. Только с ним я могла быть предельно откровенна. Только с ним я была той самой собой, которую никто другой никогда не видел. А сейчас я так веду себя с этим писателем. - И то, как вы это описали, бесспорно, талант. - закончила я.
   - И опыт. - добавил вдруг Лев.
   - Опыт? - вроде бы удивилась я. - И в чем он заключается?
   - В близком общении с представительницами прекрасного пола. - ответил он и увидев усмешку на моем лице, неожиданно добавил. - Имеется в виду - в общении по душам.
   - Ну да, по душам. - с кривой улыбкой, кивнула я. - И как же это общение помогает вам набираться опыта?
   Лев криво улыбнулся:
   - Я наблюдательный. И способен подмечать мелкие, вроде бы ничего не значащие, детали. Вот, например вы...
   - Я?
   - Да, вы. Вы когда говорите честно, слегка приподнимаете свою верхнюю губу. Она у вас очень чувствительная... - Майский посмотрел на мои губы, но вдруг резко перевел взгляд на мои глаза. - А когда я, вроде бы случайно, коснулся вас под столом своей ногой, вы испытали жгучие волнение.
   Не зная как именно мне следует отреагировать на его слова, я засмеялась.
   - И что это может значить? - поинтересовалась я.
   - А может это значить, например, что я вам симпотичен. - не раздумывая ответил он. - А так же то, что если я приглашу вас на свидание - вы согласитесь.
   - А вы приглашаете? - уточнила я.
   - Я бы рискнул. - кивнул он. - У вас есть молодой человек?
   Этот его вопрос неожиданно поставил меня в тупик. Есть ли у тебя молодой человек, Дашка? С сексуальной точки зрения - есть. А с других? Я ведь до сих пор ничего не знаю про Эла: как его по-настоящему зовут, где он живет, кем работает. Мы не ходим в кино, театр, не коротаем долгие вечера вдвоем. Мы встречаемся один раз в неделю, тайком, и скрываем друг от друга всю свою жизнь. Да, нам хорошо вместе, но можно ли из-за того, что происходит между нами раз в неделю, называть Эла моим "молодым человеком"? Скорее нет, чем да. Вот я и ответила это "скорее":
   - Нет.
   Лев фыркнул и улыбнулся:
   - Тогда - я приглашаю вас на свидание. - сказал он утвердительно. - Вы как к этому относитесь?
   Вместо ответа я усмехнулась и покачала головой. Нет, Дашка, ты все таки ошиблась, он не гей. Гей, каким бы талантливым писателем не был, не стал бы называть мои губы чувствительными и нарочно касаться меня своей коленкой. А уж тем более - предполагать что он мне симпотичен, и приглашать на свидание.
   Льву мой такой молчаливый ответ не понравился. Он, играя бровями, посмотрел на мобильный телефон, лежащий рядом со мной на столе:
   - Ваш? - поинтересовался он.
   - Мой, - с кивком ответила я. Тогда Лев без разрешения схватил телефон и тут же принялся что-то в него набирать. Только я собралась возразить этому зазнавшемуся писаке, как услышала звуковой сигнал на чьем-то мобильном, и Лев, положив мой телефон на место, полез в свой карман. Звонил, как оказалось, именно его аппарат.
  - Теперь у меня есть ваш номер телефона, а у вас мой. - сказал он с улыбкой.
   Не зная как на это реагировать, я вновь усмехнулась. Находчивый, наглый, наблюдательный этот Лев Майский. Мог бы такой тебе понравиться, а, Дашка?
   - И часто вы пользуетесь подобным приемом? - поинтересовалась я.
   - Не очень. В особенных случаях.
   - Это я особенный случай?
   - Несомненно.
   - Почему? - на мой вопрос Майский, загадочно улыбнувшись, с такой же загадочной интонацией ответил:
   - Об этом я вам расскажу на нашем первом свидании.
   В этот момент вернулась Жанка. Она с треском уселась за стол, я даже испугалась что стул под ней тотчас развалиться и моя подруга потерпит фиаско, в виде падения на пол. Но стул не развалился. А Жанна радостно прижимая большую серую папку к своей груди, сообщила:
   - Фух, чуть не опоздала, Зоя Федоровна уже у лифта стояла.
   - Ладно, я пойду. Пока, Жанна, - сказал Лев, касаясь Жанкиного локтя, потом такого же прикосновения удосужилась и я со словами. - Рад был познакомиться, Даша. - и поднявшись, Лев поспешил удалиться.
   Жанка проводила его взглядом до выхода и когда он вышел из столовой, потянулась к своей булке:
   - О чем говорили? - спросила она и откусив румяный бочок булочки, запила его, уже успевшим остыть, чаем.
   - О жемчуге. - ответила я с усмешкой.
   - И все?
   - Нет, не все. Он предположил что мне симпотичен и даже пригласил меня на свидание.
   - Да иди ты! - удивилась Жанка.
   - А почему ты так удивляешься?
   - Весь женский состав нашего издательства слюнки по нему пускает. Ухаживают всячески. А он непоколебим. - Жанка горестно вздохнула. - А ты просто взяла, пришла, увидела и победила нашего шикарного красавца.
   - Красавца? Я чего-то ничего такого особенного в нем не заметила.
   - Ах, ну да, никого краше твоего Эла нет на целом белом свете.
   - Про его внешнюю красоту сказать ничего не могу. Мы придерживаемся правил клуба, и маски не снимаем.
   Жанка покачала головой, запихнула в себя остатки булки и прожевав, спросила:
   - У тебя не появлялось желания встретиться с ним вне клуба и без масок?
   - Появлялось. - кивнула я. - И исчезало.
   - Боишься... разочароваться?
   - Не знаю... - я опустила глаза.
   Я действительно не знала. После пятого нашего свидания с Элом - я стала задумываться о нашей встречи без масок. После шестого свидания - стала ему об этом намекать. Но то ли намекала я уж очень незаметно, то ли Эл не хотел замечать моих намеков. Я оставила попытки.
   - Ладно, сменим тему. - махнула Жанка рукой. - Ты будешь есть булку?
   Я хохотнула и ответила:
   - Нет. Кушай на здоровье...
  
   На следующий день мне пришлось рано проснуться: у меня был запланирован поход в поликлинику для сдачи анализов. После я заглянула к успевшему мне стать родным, косметологу. Выходя из салона и чувствуя острую необходимость в общении с моей Жанкой, я набрала ее номер. Она с утра тоже успела закончить свои дела: встретилась с автором в издательстве и сдала ему заказанную обложку. Автор остался доволен. И мы с Жанной решили встретиться и прогуляться по городскому парку.
  Сегодня был хороший, солнечный, теплый день. Бабье лето наконец пришло и в наш город. Мы гуляли по парку, щурились на ярком солнышке и наслаждались погодой. Благодаря Жанне я научилась видеть прекрасное в казалось бы обыденных вещах и сейчас, понимая что скоро придут холода, искренне радовалась такому дню.
   Жанка была до неприличия задумчива и молчалива. При ней был ее мольберт и сумка с атрибутами художника. Но моя подружка ничем этим так и не воспользовалась. А еще, сегодня был только вторник, а при Жанки не было ее плеера. Меня это удивило, ведь я уже привыкла к такой очередной Жанкиной причуде. Неужели тонкая душа моей подруги все таки не выдержала тяжелого немецкого рока? или - у моей Жанны что-то случилось?
   - У тебя что-то случилось? - заботливо поинтересовалась я. Жанка отчуждено на меня посмотрела:
   - А? А, нет. Ничего. Просто осенняя тоска. - ответила она и мило улыбнулась, но я ее улыбке не поверила. Тогда Жанка решила не развивать эту тему и попросту ее сменила. - А мне сегодня утром звонил Лев. - я нахмурилась. - И пытался расспросить о тебе: где, когда, что и почему? Но я отмолчалась и посоветовала ему самому узнать, из первых уст, так сказать. - она лукаво на меня посмотрела, а я перенимая Жанкину задумчивость, пожала плечами.
   Этим же вечером я, решив поработать, устроилась перед ноутбуком. Стучала по клавишам, щелкала мышкой. Работа не шла, да и делала я ее не охотно - это "удовольствие" можно было немного растянуть, ведь сдать документы мне следует лишь в пятницу.
   И тут позвонил телефон. Мобильник лежал на кровати и мне пришлось покинуть пределы своей рабочей зоны и подойти к спальному месту. Посмотрела на экран телефона - там высветилось три заглавные буквы ЛЕВ. Три буквы которые вчера он сохранил в моем телефоне вместе со своим номером. Почему, кстати, Дашка, ты его не удалила?
   Я сняла трубку.
   - Здравствуйте, Даша. - услышала я голос Майского.
   - Здравствуйте.
   - Я звоню чтобы пригласить вас на свидание. - лукаво произнес он.
   - Ну так - приглашайте.
   - Приглашаю, - засмеялся он, - Как на счет того, что бы вместе поужинать, завтра вечером?
   - Поужинать - не получится. - категорично заявила я. - Завтра вечером я занята.
   Соврала. Я совершенно завтра не занята. Но ужин - это чересчур романтично. А я пока не знала, хочу ли я романтики со Львом?
   Майский задумался. Отказа он, видать, не ожидал. Но и отступать не собирался:
   - А пообедать? Готов встретиться на любой, вашей территории и в любое удобное вам время.
   Настойчивый какой, этот Лев Майский. А почему бы тебе, Дашка, и в самом деле не встретиться со Львом? Ничто и... никто не мешает. Девушка я свободная, а Лев - мужчина эксцентричный и интересный. Да и имя какое - Лев! Лев. Царь зверей.
   - Пообедать - получится. - сдалась я со вздохом. - В три часа, в кафе "Скала".
   Майский согласился и мы распрощались.
   Я, поднявшись с мягкой кровати, вернулась к ноутбуку. Но не для того чтобы поработать. А чтобы попытаться найти следы Льва в интернете. Браузер на мой запрос "Лев Майский" выдал несколько ссылок. Оказывается данный персонаж, из-за своего нашумевшего романа "Холодный жемчуг", был очень популярен в нашем городе. Да и не только в нашем - книга успела получить несколько писательских премий и наград. В известной социальной сети, где Майский был активным участником группы, посвященной его же творчеству, помимо восторженных отзывов и комплиментов в адрес "Холодного жемчуга" (которые были, как по мне, весьма обоснованны, ведь, повторюсь, - книга хорошая), я нашла еще несколько рассказов автора. Большинство из них были совсем не большие, и я решила выброчно почитать, чтобы иметь представление о человеке, с которым я буду обедать. Все рассказы, которые мне попались, были уже от мужского лица, но все равно - нежные и чувственные. У автора было свое такое романтичное амплуа, которое как-то не очень вязалось с его внешнем обликом. Лев показался мне нагловатым, а писал очень трогательно. Я зачиталась, и начала теряться в догадках - так кто и какой ты, Лев Майский?
   В кафе я была вовремя. Я просто имела такую, не совсем женскую привычку. Даже вечные опоздания Жанки не смогли перестроить мой организм и мои такие внутренние часы. Лев был на месте, и его я заметила сразу. А точнее - не его, а большой букет красных роз, грациозно лежащих на одном из столиков - они как-то выбивались из привычного убранства кафе и сразу привлекли мое внимание. За этим столиком и восседал Майский. Я направилась к столику и Лев, тоже заметив меня, поднялся мне на встречу.
   - Добрый день, Даша. - поздоровался он и взяв меня за руку, мимолетно прикоснулся к ней губами. "Дежа вю" - пронеслось у меня в голове. В действиях Льва что-то показалось мне знакомым. Точно. Наша встреча с Майским чем-то напомнила мне нашу первую встречу с Элом.
   - Добрый. - ответила я с сомнением.
   - Прошу, - продолжая держать меня за руку, Лев помог мне присесть за стол. И, наконец отпустив мою ладонь, сам сел напротив. - Это вам. - сказал он с улыбкой, взял со стола букет цветов и протянул мне красные розы. Я взяла цветы, с неподдельным умилением прижала их к груди и вдохнула аромат. Розы я люблю. Да и какая девушка их не любит? Красивые, нежные, ароматные цветы. С коварными шипами. Две противоположности, соединяющиеся в прекрасное... А помнишь, Дашка, когда тебе в последний раз дарили цветы? Ох, давно. Очень давно. На столько давно, что точной даты я и не вспомню - года три назад? Или больше? Да, где-то так, мой последний молодой человек дарил мне букеты только в период ухаживания. А когда мы стали жить вместе, даже на день рождения и на восьмое марта, я уже не получала от него в подарок ничего подобного.
   На нашем столике стояла ваза с водой. Лев предложил пока поставить в нее цветы. Подготовился.
   - Отлично выглядите. - сделал комплимент Майский.
   - Спасибо. Вы тоже. - преждевременно ответила я и принялась запоздало рассматривать внешний вид Майского: на нем были синие джинсы, белая рубашка с закатанными до локтя рукавами и черная жилетка нараспашку. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты. Не знаю как должны мужчины одеваться на свидание - но не обязательно же в костюм с галстуком?.. Стоп, Дашка. Пусть это Майский считает нашу встречу свиданием, но для меня это - обычный обед. Обычный. После которого я, возможно, откажусь еще раз с ним встречаться. Уж очень нагловатый этот образец мужчины, которого моя Жанка назвала "красавцем". Что в нем красивого? Он такой же обычный, как и эта наша встреча.
   Нам принесли меню. Его я уже знала чуть ли наизусть, так как в этом кафе мы любили бывать с Жанкой, и потому, не открывая кожаной книжечки, сразу же сделала заказ. Лев решил довериться моему вкусу и попросил себе тоже самое.
   - Что будете пить? - записав в блокнот наш заказ, поинтересовался официант. Лев вопросительно на меня посмотрел и я ответила:
   - Воду. С газом.
   Официант кивнул и поспешил выполнять наши гастрономические пожелания.
   - Может, все таки, закажем вина? - предложил Лев.
   - Вы - как хотите. А я в обед не пью. - ответила я, а Майский фыркнул:
   - Учту, - а потом спросил. - А почему вы отказались со мной ужинать?
   - У меня планы на сегодняшний вечер. - соврала я. Хотя, кто знает, может сегодня вечером я решу поработать? До пятницы мне нужно доделать несколько ведомостей для багетной мастерской.
   - А эти планы не связаны с другим мужчиной? - иронично поинтересовался Лев.
   - А это важно?
   - Пока нет, - тихо сказал Лев и криво улыбнулся. - Даша, а расскажите о себе?
   - Что, например?
   - Чем вы занимаетесь? - спросил он так, словно его это действительно интересовало.
   - Я бухгалтер.
   - Бухгалтер? - он вроде бы удивился, уточнил. - Работаете на фирму?
   - Нет. Работаю на дому. Сотрудничаю с несколькими ИП.
   - И вам нравится ваша работа?
   - Нравится. - кивнула я. - Я, по своей натуре, - сова. А эта работа позволяет мне не вставать рано, не сидеть в душном офисе с девяти до шести, пять дней в неделю, а трудиться в любое время суток, когда мне удобно или захочется. Главное - сделать ее в срок.
   - В этом наши... виды деятельности похожи. - сказал Лев с - Я тоже тружусь тогда, когда мне вздумается. А точнее - когда меня посещает прелестница Муза. И у меня тоже есть сроки. Правда их я ставлю себе сам.
   Я невольно кивнула. В принципе, работу писателя, я себе так и представляла. Но не может человек творить, будучи загнанным в рамки. Творческие люди, они такие. Одна моя знакомая художница чего стоит.
   - А Лев Майский - это ваш псевдоним? - задала я вопрос, скорее из вежливости, но и чтобы переключить нашу беседу с себя на Майского.
   - Нет, Лев - имя выбранное для меня матушкой, а Майский - фамилия подаренная мне отцом.
   - Повезло. Очень гармонично получилось. И запоминается. - закивала я.
   - Вот поэтому и издаюсь под своим именем.
   - А я слышала, что это одна из сторон тщеславия. - подметила я, широко улыбнувшись. Майский фыркнул и я решила задать свой следующий и, на самом деле, интересующий меня, вопрос. - Почему вы решили стать писателем? - Всегда хотелось спросить это у какого-нибудь писателя.
   - А я не решал. По сути - все решено было за меня. - ответил он задумчиво. Увидев мои вздернутые в немом вопросе брови, Лев принялся рассказывать. - Издательство, в кафе которого мы с вами встретились, это наше, семейное дело. Его основал мой дед, потом у руля встал отец, а теперь издательство принадлежит нам с братом. Меня с детства окружали книги. Меня с детства учили их любить. И я любил: за манящий шелест страниц, за особенный запах, за новый, неизведанный мир, в который они могут погрузить. Я много читал. Еще мальчишкой, я каждый день приходил к деду на работу: гулял по издательству, общался с людьми, в том числе с писателями, и листал только что отпечанные книги. В школе, моим любимым предметом, конечно, была литература. Но там приходилось не только читать, но и писать. Выяснилось что сочинения даются мне легко и умело. И я начал творить, не только по предмету, но и так, для себя: записывая что-то свое, сокровенное, увиденное, подслушанное... После школы решил поступать на лингвистический факультет, хотя отец уговаривал пойти на экономический - такое образование, по его мнению, было нужнее для будущего директора издательства. Но, в конце концов, папа смирился, что литературу я люблю глубже, изнутри. Да и брат к тому времени уже закончил тот самый экономический ВУЗ. Так что - было кому передать директорское кресло. - Майский вздохнул. - Обучаясь в университете я продолжал писать. Моими рассказами заинтересовались - их стали печатать в газетах, журналах и в небольших сборниках. Я же начал мечтать написать книгу и издать ее. Издать - было не проблема, сами понимаете, Даша, а вот написать? Большую, цельную, интересную, цепляющую... Нужен сюжет, идея... На одной из студенческих вечеринок я познакомился с девушкой. Она мне понравилась и я обхаживал ее, поил вином, надеясь что смогу увезти девушку этим вечером к себе домой... - я нахмурилась от услышанного, а Лев фыркнул. - Что вы так на меня смотрите, Даша? В ваши студенческие годы парни не клеили девчонок на вечеринках и не увозили их домой?
   - Клеили. Увозили. Просто - не ожидала от вас такой откровенности. - ответила я
   - Это еще не откровенность... В общем вечер закончился не так, как я рассчитывал. Девушка напилась, но ехать со мной категорично отказалась. Зато ей срочно потребовалось выплакаться. И выплакаться она решила мне. Рассказала свою историю... - Майский усмехнулся и подмигнул. - Сначала я слушал ее так, без интереса, но чем дальше она заходила в своих подробностях, тем все больше возрастал мой интерес... А потом эта история не выходила у меня из головы несколько дней. И заставила меня взяться за перо и писать. Писать книгу.
   Так вот что имел в виду Лев, когда говорил про свое общение с девушками "по душам". Получается, что он бессовестно крал чужие мысли и просто талантливо переводил их на бумагу. Хотя - это же тоже уметь надо? Перевести чужую жизнь в красивый, душевный текст.
   - Так "Холодный Жемчуг" основан на реальных событиях? - догадалась я.
   - Почти. - то ли кивнул, то ли покачал он головой. - Реальная концовка истории той девушки была... без счастливого финала. А мне же хотелось счастья для своей героини.
   Тут нам принесли заказ. Появление официанта заставило нас прервать разговор, который я сразу решила возобновить, когда он удалился:
   - Эта книга же вышла недавно? - уточнила я, пытаясь представить сколько лет прошло со студенческой поры Майского. Восемь? Десять? Лев кивнул и, правильно поняв мой вопрос, объяснил:
   - Да. Я долго ее писал. Бросал, возвращался, писал другое, вновь возвращался... Какое-то время я жил за границей. Где получил второе образование - я еще и психолог... Но творить не прекращал - работал в местном русско-язычном издании, писал для них очерки, заметки, рассказы... Но за все то время моего проживания за границей, я написал от силы три главы "Холодного Жемчуга". Не шел у меня этот роман на чужбине... Решил вернуться в Россию, и Родина подействовала на меня волшебно - буквально за пару месяцев книгу я закончил. Брат самолично ее прочитал и согласился издать.
   - А сейчас вы что-то пишете? - поинтересовалась я.
   - Да.
   - И тоже основанное на реальных событиях?
   Лев вкрадчиво улыбнулся и посмотрел на меня с прищуром. Не хочет раскрывать сюжет своего творения?
   - Это будет роман. - ответил он.
   - То есть - о любви? - настаивала я на более точном ответе.
   - А все книги о любви. - ответил Лев, а я с сомнением на него посмотрела. - Да, о любви, не всегда о гендерной, но все же о любви: к Родине, к животным, к профессии, к увлечениям. И, в конце концов, о самой распространенной и эгоистичной любви - о любви к самому себе.
   - И о какой любви будет ваш роман?
   Майский на секунду задумался и ответил:
   - Тут подходит и гендерный и эгоистичный вариант.
   - Даже так? Заинтриговали. - покачала я головой. - С удовольствием почитала бы. Мне нравится ваш слог... На каком вы сейчас этапе?
   - Двигаюсь к развязке. Правда - очень медленно. - он замолчал на секунду, а потом добавил. - Не могу пока определиться с финалом.
   - Финал должен быть счастливым. - подсказала я с улыбкой.
   - Согласен. Я тоже приверженец "хепи энда". - кивнул Лев, но почему-то с грустью. - Но вот какой именно, из предполагаемых мною, концов будет счастливым - я до сих пор не знаю. Поэтому и двигаюсь медленно, пытаясь полностью прочувствовать персонажей, свое отношение к ним. Разобраться в их истинных чувствах и решить - возможна ли между ними любовь? - он продолжал говорить с грустью, мне даже показалось что Лев искренне переживает за своих героев. Как будто они не выдуманные, а реальные. А что? Может и в этот раз история тоже основана на реалиях? На это вопрос Майский мне так и не ответил.
   - Уверенна - вы скоро найдете свой идеальный финал. - решила я подбодрить писателя.
   - Я на это надеюсь. - кивнул он.
   - Книгу будет оформлять Жанна? - поинтересовалась я.
   - Думаю - да. Нашей первой работой я остался очень доволен. - кивнул он и тоже решил поинтересовался. - А вы давно дружите с Жанной?
   - Где-то полгода. - пожала я плечами.
   Лев задумчиво усмехнулся. И мне его усмешка, не то чтобы не понравилась, а показалось очень странной.
   - Жанна очень необычная девушка, - произнес он. Я кивнула:
   - Наша первая с ней встреча тоже была необычной.
   - Не сомневаюсь. И как она произошла?
   - Как? Я сидела в парке на лавочке, читала. А Жанка вдруг подсела ко мне и заявила, что желает написать мой портрет. Что ей понравилось мое уникальное и красивое лицо. - попыталась я передразнить тоненькую интонацию Жанкиного голоса.
   - Жанна права. Вы, действительно, очень красивая, Даша, - он как бы невзначай коснулся своими пальцами моих и предложил. - Может нам пора перейти на "ты"?
   - Может. - кивнула я, не убирая руки. Почему, Дашка? Прикосновения писателя тебе... приятны? Эти мысли все таки заставили меня убрать от Майского руку, а предлогом этого стало якобы желание попить заказанную и принесенную воду с газом.
   - Так Жанна написала твой портрет? - перешел Майский на ты.
   - Да. - ответила я, отставляя бокал.
   - И где он сейчас?
   - Висит у меня в квартире.
   - Хотел бы я на него посмотреть...
   Я усмехнулась. Что ж, Дашка, Лев Майский, после нашего перехода на "ты", сразу решил стать ко мне еще ближе и намекает на приглашение в гости? Не дождется. Может, не мне говорить о приличиях, но... Я сейчас не в маске. Лев тоже с открытым лицом. Мы оба с открытым прошлым.
   - Я могу его показать, - ответила я и полезла в свою сумочку за телефоном. - У меня есть его фотография.
   Лев поддельно изобразил сожаление. А я, найдя нужное в галерее телефона, протянула Льву свой мобильник с открытой фотографией.
   Фото было качественное. На нем можно разглядеть даже самые мельчайшие детали картины. А посмотреть там есть на что. Когда я позировала Жанне, мне было разрешено следить за процессом: я была свидетелем того, как художник точно передавал все черточки, все штрихи моего лица - сходство было полным, даже в наброске. Потом, спустя пару недель, Жанна принесла мне уже законченную картину. От наброска осталось только то самое "мое" лицо. Все остальное - неуемная фантазия художника. На этом портрете у меня появились длинные, с крупными локонами, волосы, лежащие на слегка приподнятых, как будто от удивления, голых плечах. Цвет глаз был гипертрофирован - сочно-зеленый. Стояла я на фоне алых всполыхов огня, одной рукой прикрывая обнаженную грудь, а в другой руке держала... маску... Маска была точной копией клубных, но не одного из трех цветов, а всех сразу: желтый цвет на маске плавно переходил в зеленый, зеленый в красный... Это сейчас я знаю, что маски были конкретные, а тогда... А тогда такая задумка мне просто понравилась. "Человек, снимающий маску" - так талантливый автор назвал этот портрет... Жанка словно знала. Знала, что я когда-нибудь вступлю в клуб и одену эти маски. Все три... А вот смогу ли я снять хотя бы одну?
   Лев с интересом рассматривал фотографию, а потом спросил:
   - И как давно этот шедевр украшает твою квартиру?
   - Жанка принесла мне его в апреле. Подарила на свой день рождения... - Лев в удивлении приподнял брови. - Представь себе. Жанна искренне считает, что на свой день рождения подарки надо не получать, а дарить. Таким образом благодаря всех и вся за свое счастливое существование...
   В кафе мы просидели долго. Еще бы час и наш обед, действительно, перешел бы в ужин. Но ели мы мало. Мы много говорили. В основном - о книгах. Делились впечатлениями: я с читательской стороны, а Лев с писательской. И его мнение, как человека, который сам творит, мне было очень интересно. Во многом наши мнения и вкусы сходились. И это касалось не только литературы.
   В конце нашего "свидания", я поймала себя на мысли, что позавчера Лев оказался прав - он мне симпотичен... Поймала и тут же ощутила как холодок пробежался по моей спине... Он мне нравится. Он цепляет, располагает. Лев начитанный, умный, наблюдательный. Красиво говорит, чутко слушает. Мне комфортно рядом с ним. Легко. Давно я ни с кем так не общалась... а как же Эл, Дашка? С ним мне тоже комфортно. Но... его я не знаю. Точнее - знаю, но не так. Не так открыто, откровенно... Хотя... А что такое откровенность? Когда раскрываешь свою душу или когда оголяешь свое тело? Как можно быть откровенным - говорить всю правду о себе или выкрикивать неудержимые стоны наслаждения? Где грань, Дашка? Или у этого понятия ее... нет? И каждый понимает ее по-своему? Так как ему близко и проще. И так как ему не стыдно.
   Когда мы собрались расходиться по домам и нам принесли счет - Лев вызвался его полностью оплатить. Я стала сопротивляться, утверждая, что сегодня было не свидание, а дружеская встреча и что на ней принято оплачивать счет пополам. Лев долго сопротивлялся мне в ответ, но в какой-то момент поняв что это бесполезно, сдался. И счет мы разделили. Выходя из кафе, Майский и здесь решил быть галантным, и предложил проводить меня до дома. Подумав что где я живу Льву пока знать необязательно, я вежливо отказалась. Дождалась когда он сядет в свой автомобиль и уедет, и неспеша пошла пешком до дома. Благо - я живу совсем недалеко от выбранного мной кафе.
   Шла и думала. Мне понравился не только сам Лев, но и наша встреча, которую я даже мысленно не хотела называть свиданием. И если бы Лев Майский пригласил бы меня на еще одну "встречу", я, пожалуй, согласилась бы. Да не пожалуй, а согласилась бы с удовольствием. Как только я переступила порог своего дома, на мой телефон пришло послание от Майского: "И все таки это было свидание. Спасибо за чудесный обед. С нетерпением буду ждать следующей встречи". Ответив Льву: "И тебе спасибо", я прошла в комнату, определила розы (а их кстати, было семнадцать штук) в вазу и поставила их на тумбочку, возле кровати. Долго сидела и любовалась красными бутонами.
   На душе было тепло и уютно. А на лице была глупая улыбка. С которой я так и уснула в эту ночь.
  
   Утром меня разбудил сигнал телефона, сообщающий мне о смске. Смс было от Льва: "Доброе утро, Даша. Хорошего дня". Глупая улыбка, с которой я вчера уснула, вновь коснулась моих губ. Настроение, не то что поднялось, а - появилось. Нечто подобное со мной бывает только по утрам суббот.
   Изменять своим привычкам я не стала, и в обед традиционно встретилась с Жанкой. Причем, встретились мы в издательстве. Сидя за пластиковым столом я надеялась, что Лев тоже решит посетить столовую. Но он, судя по всему, кушать сегодня здесь не собирался. А я, не смотря на то, что с самого утра между мной и Львом шла ничегонезначавшая и милая переписка, и даже сейчас я получила очередное послание от Майского, сообщать своему собеседнику о том что в данный момент я нахожусь в его издательстве, не стала. Не хотела быть навязчивой. Не хотела, что бы он такое подумал. И просто терпеливо ждала следующего приглашения от Майского. Оно должно быть. Я уверенна. Надо просто подождать. А ждать и терпеть я научилась.
   - Ты сегодня не со мной. - жалобно сказала Жанка, выдергивая меня из мира переписки.
   - Что? - отрываясь от телефона, спросила я.
   - То. Фактически - ты сидишь рядом, а мысленно где-то, но не здесь. - ответила она и с грустью посмотрела в окно.
   - Извини. - отправив смс, я убрала телефон в сумку. Жанка повернулась ко мне и резко сменив грусть на радость, спросила:
   - С кем переписываешься? Со Львом, да?
   - Со Львом. - кивнула я.
   - Ты мне так и не сказала - как прошло ваше свидание?
   - Это было не свидание. - ответила я, но как-то неуверенно. - Мы вместе обедали.
   - Ага, не свидание! Вон - светишься вся как начищенный самовар! - Жанка улыбнулась, а потом задумавшись, вдруг изрекла. - Самовар хочу купить. Где можно, как думаешь?
   - Зачем тебе самовар? - удивилась я.
   - Чай пить буду. - серьезно ответила она. Я с сомнением посмотрела на подружку. Очередная Жанкина блажь? Или она действительно собралась купить самовар для церемонии чаепития в русском стиле? - Ладно, придумаю что-нибудь... Ну так как прошел ваш обед?
   - Хорошо прошел. - ответила я без подробностей. Тут в моей сумке заиграл телефон, сообщая об очередной смске. Я покосилась на сумку, но доставать телефон не спешила.
   - Лева классный мужик. - мечтательно заявила Жанка. - Талантливый, симпотичный и... богатый. А главное, говорят, что он не жадный.
   - Кто говорит?
   - Девчонки наши. Кое кому все таки удалось затащить его в ресторан. Ну так вот
   - он был галантен и весьма щедр.
   - Он, действительно, был галантен, но... Счет мы оплатили пополам. - сообщила я.
   - Зачем? - удивилась Жанка. - Зачем ты лишила мужика такого права? Глупая ты, Дашка.
   - Может... - не стала я спорить. У Жанки всегда на все есть свое мнение. И она имеет на него право. Впрочем - как и я.
   - Не может, а так и есть. В следующий раз так не глупи.
   - Постараюсь... - томно улыбнулась я. И посмотрев на вновь погрустневшую подругу, решила предложить: - Жанчик, а давай сегодня напьемся? У меня дома завалялась бутылочка Текилы. И лайм, в холодильнике...
   - Напьемся? - переспросила Жанка, вновь повернулась к окну и тихо добавила. - Не, не получится. Чувствую себя неважно.
   - А что такое?
   - Да ничего. Просто - недомогание. Пройдет.
   Я кивнула и не стала настаивать. Но задумалась. Жанка, по ее же словам, у нас вообще никогда не болеет. Даже если градусник показывает 38 градусов, Жанна бодро бегает по городу и лечится исключительно алкоголем. Таблетки не пьет, если сильно припрет, отдает предпочтение народным методам: сама делает настойки с травами или поглощает глинтвейн. Врачам подружка так же не верит - она где-то вычитала что слово "врач" происходит от русского глагола "врати", что означает "врать". Ну и как можно верить тому, чье название профессии подразумевает под собой ложь? А тут она, мало того, что от своей любимой Текилы отказалась, так еще и призналась что плохо себя чувствует... Может - что-то по-настоящему серьезное? Но если Жанка не призналась сразу, то уже ничего и не расскажет. Она такая. Свое членство и походы в клуб она умудрялась довольно долго от меня скрывать... Ничего, сознается, когда придет время. Сознается, не удержит.
   В пятницу утром я тоже проснулась рано. Все предшествующие дни я старательно отлынивала от работы, а сегодня пришел тот день, когда работу нужно не просто доделать, но еще и сдать. В два часа дня я уже пообещалась занести графики в багетную мастерскую, с которой взаимовыгодно сотрудничаю чуть больше года.
   Я сидела перед ноутбуком с чашкой чая с бергамотом и сводила суммы в таблице. Оставалось совсем немного, и я лениво водила курсивом по экрану, растягивая время до двух часов. Тут у меня зазвонил мобильник. Я сохранила изменения в документе и поспешила на зов телефона, почему-то решив, что звонят из клуба. Они порой сами обзванивают участников по пятницам, чтобы уточнить время и место куда должно прибыть их такси. Но звонил Лев. Я сняла трубку:
   - Алло.
   - Привет, Даша. Как дела? - его голос звучал возбуждено.
   - Привет. Нормально.
   - Чем занимаешься?
   - Работаю.
   Секундная пауза, а потом Лев быстро выпалил:
   - Откладывай в сторону свою работу. Мне срочно нужна твоя помощь!
   - Какая?
   - Женская.
   - Что? - удивилась я, почему-то сразу подумав о чем-то пошлом. Ну, Дашка, неужели тебя так опошлил клуб? Мало ли какую женскую помощь имеет в виду Лев.
   - Женская-женская. - готова поспорить, что он интенсивно закивал. - Я знаю что все представительницы прекрасной половины человечества должны разбираться в моде: в тенденциях, в цветах сезона, ну и прочее в том же духе... А у меня такая проблема - у моего хорошего друга на днях день рождения. И он просто обожает галстуки. А я в них - ни черта не разбираюсь.
   - Так я тоже.
   - Посоветуешь, поможешь выбрать... Ну, выручай, Дарья! Приценишься своим женским взглядом... - он не отступал и в конце добавил. - У тебя, бесспорно, есть вкус.
   Его лесть подействовала. И я, прекрасно понимая что иду на поводу своего самолюбия, громко выдохнула и согласилась:
   - Ладно. Где встретимся?
   - Давай у Торгового Центра "Московский", тот что на Ясном проезде. Не далеко?
   - Не далеко... - ответила я и посмотрев на часы, мысленно прикинула. - Только давай встретимся часа через полтора? Мне надо закончить работу и занести ее по пути заказчику, в багетную мастерскую.
   - Хорошо. Буду ждать тебя у главного входа через полтора часа. - ответил Лев и мы распрощались.
   Работу я закончила даже раньше, чем думала, за полчаса. Выходить было рано, но я подумала и решила, что если явлюсь к торговому центру раньше назначенного времени, то загляну в свой любимый магазинчик нижнего белья. В котором, кстати, у меня уже была "золотая" карточка постоянного покупателя с различными бонусами: пару раз мне делали хорошую скидку и даже вручали небольшие, но милые подарочки.
   Я, окончательно решив, что посетить данный магазин мне сейчас просто необходимо, быстренько оделась и прихватив папку с документами, поспешила в мастерскую. На улице было серо и мрачно: небосвод затянуло тучами, но дождь пока не собирался. Хотя было тепло. Ненавижу такую погоду. Ненавижу осень... Кажется, Дашка, ты уже об этом говорила...
   Багетная мастерская располагалась на соседней улице, в подвале жилого дома. Все ИП с которыми я сотрудничала находились в шаговой доступности от моего дома. Так как личным автомобилем я пока не обзавелась, то решила не раскидывать своих "работадателей" далеко от места своего обитания. А на автомобиль я коплю, коплю уже два года - с того самого момента, как получила права. Хотела поначалу взять машину в кредит, но банк мне отказал. А полгода назад, когда судьба уже свела меня с ненормальной художницей, Жанка отговорила меня вновь пробовать вступить на дорожку кредитования: "Нечего брать деньги у чужих людей, тем более под проценты! Это кабала. Накопишь сама - и приятней будет вдвойне!" Сама Жанка боится водить машину и сказала что за руль ни в жизнь не сядет, но зато пообещала копить на тачку вместе со мной и дать мне часть денег безвозмездно. Правда, с условием, что если ей всбредет в голову куда-то поехать - то я ее непременно отвезу. Никаких денег у Жанки я брать не собиралась, но сомневаясь в том, что Жанна способна накопить сумму большую чем десять тысяч рублей, согласилась. И надеясь только на себя, усердно продолжала копить денежку на свою "малогаборитку".
   В общем - я дошла до мастерской буквально минут за пять. Привычно улыбнулась парню-администратору и поздоровавшись, положила на его стол папку с готовыми документами. Но моим планам посетить магазин нижнего белья осуществиться было не суждено. На мой голос из небольшого кабинета вышел сам директор. Ему зачем-то захотелось провести со мной познавательную, для него, беседу: задать мне пару интересующих его вопросов. Я, прикинув, что минут двадцать выделить ему могу, прошла с директором в его кабинет. Но двадцати минут для всех его вопросов оказалась мало. На двадцать пятой минуте я начала нервничать, поглядывая на часы и старалась отвечать на вопросы директора кратко и емко. В конце концов он меня отпустил, хотя большинство его вопросов так и остались без должного ответа.
   На встречу со Львом я опаздывала. Совсем на немного, но моя пунктуальная совесть начала волноваться. Майский ждал меня у входа. И мое незначительное опоздание его нисколько не расстроило. Во всяком случае - чисто внешне. Он широко мне улыбнулся и взяв под руку повел в торговый центр. Для рабочего времени пятницы здесь было весьма много покупателей. Пока мы шли по торговому центру в сторону мужского бутика, Лев не отпускал моего локтя и очень пронзительно на меня смотрел. Одно дело, когда ты сидишь за столом друг напротив друга - тут любые взгляды уместны и безопасны, а другое дело, когда ты идешь рядом с человеком и он смотрит на тебя неотрывно, рискуя при этом столкнуться с кем-то, идущем ему на встречу. Майский умудрился не только ни с кем не столкнуться, но и очень смутить меня таким своим взглядом... Ух ты, Дашка! А я-то думала, что меня уже никто и ничто смутить не сможет. И вот те раз. Когда мы наконец дошли до нужного магазина, Лев отпустил мой локоток и я смогла расслабиться. И отогнать от себя нелепое смущение.
   В магазине мы пробыли долго. Сначала дотошно обследовали витрину, а потом Лев задал кучу вопросов продавцу-консультанту. Молодой человек на слова скуп не был, видимо ему было скучно - других потенциальных покупателей поблизости не наблюдалось (еще бы! с их-то ценами!), и он с большой охотой рассказывал нам о новых поставках, нахваливая модели и их особенности. По мне так, все галстуки отличались лишь цветом, и эту ненужную мне лекцию я пропустила мимо ушей, сосредоточившись лишь на рисунках и узорах.
   По итогу мой выбор пал на сиреневый галстук в диагональную полоску. Продавец с довольной улыбкой похвалил мой вкус и заверил, что это отличный выбор. Лев, не став спорить, отвалил за этот небольшой кусок ткани не маленькую сумму, и мы поспешили к выходу. Опрометчивая и зряшная трата... Хотя - тебе ли говорить, Дашка? Сама-то порой отстегивала не меньшие суммы за кружевные и малюсенькие трусики.
   Настроение у Льва было хорошее. Впрочем - и я была почти счастлива: сделать кому-то приятное, приятно вдвойне. Этому, кстати, я тоже научилась в клубе. Правда, под другим контекстом.
   Но как только мы вышли на улицу, мое настроение тут же изменилось. И не в лучшую сторону. Тучи, все таки, сыграли свою роль и обрушились на наш город проливным дождем. А я не взяла зонтик. Не люблю этот аксессуар. Тут я полностью согласна с Жанкиным гениальныи изречением: "Когда берешь зонтик с собой, то подсознательно настраиваешь себя на плохую погоду. А зачем портить себе настроение заранее?". Наблюдая за тем как на асфальте пузырятся большие капли дождя, я призадумалась... Что же делать? Вернуться в центр, устроиться в кафе и переждать непогоду? Судя по затянутому небу, эта "небесная кара" закончится не скоро... Живу я, действительно, совсем рядом, может, попробовать добежать до дома пешком? Тогда я рискую промокнуть до нитки и подхватить простуду... Есть еще третий вариант - должен же быть в этом центре магазин, торгующий зонтиками? Пока я мысленно рассуждала, Лев принял четвертое решение:
   - Стой здесь, а я подгоню машину.
   Возразить я не успела - Лев быстренько спустился по ступенькам и побежал к своему автомобилю. Его машина была припаркована довольно далеко от входа в торговый центр, и когда Майский настиг свой автомобиль - уже полностью промок. Он спешно залез в машину, завел и тут же подогнал ее ко входу. Распахнул мне пассажирскую дверь, и я сбежав по ступенькам, тут же устроилась в уютном салоне.
   - Куда едем? - поинтересовался Лев, вытирая рукой лицо. Мне по-прежнему не хотелось рассекречивать свое место жительства. Но я уже села в машину и отмалчиваться было глупо... а вдруг он сейчас примет мое молчание за намек: возьмет и без лишних вопросов отвезет меня к себе? Нет уж, Дашка, уж лучше пусть Лев подбросит тебя до твоего дома, чем сопроводит до своего.
   Я назвала свой адрес и мы тронулись.
   Вскоре мы были у моего дома. Тормознув у нужного подъезда, я уж было собралась сказать Майскому "спасибо" и даже схватилась за ручку двери, как Лев жалобно произнес:
   - Не сочти за наглость, но может быть позволишь мне подняться к тебе? Чтобы хотя бы обтереться и... желательно согреться горячим чаем?
   С превеликим сомнением я посмотрела на Льва. Все таки пускать в дом малознакомого человека не хотелось. Даже больше, чем просто сообщать о его месторасположении. Но вид насквозь промокшего писателя вызвал у меня приступ жалости и сочувствия.
   - Пойдем. - снизошла я до такой милости, почему-то мысленно смирившись, что об этом решении я пожалею.
   Лев благодарно улыбнулся. Припарковал машину под моим подъездом, возле обшарпанной ограды. И автомобиль Майского мы покинули вдвоем.
   Зашли в подъезд, и быстренько поднялись на мой третий этаж по лестнице. Как только оказались в квартире, я сразу прошла в спальню, оставляя Майского в прихожей. Я подошла к комоду и достала из него чистое полотенце. Потом вспомнив что в моем шкафу должна лежать мужская футболка, достала и ее. Футболка осталась от бывшего - когда-то, давным давно, я дарила ее ему на 23 февраля. А бывший, покидая мою квартиру, футболку не взял. То ли надеясь, что когда-нибудь сюда вернется, то ли просто решив оставить мне мой подарок.
   Я вышла в прихожую, отдала полотенце и футболку Льву.
   - Думаю, подойдет. - сказала я, имея в виду футболку. Майский рассматривать предложенное не стал и сразу прошел в ванную. А я разувшись и прихватив сумку, направилась на кухню, чтобы заварить чай.
   В моей ванной Майский пробыл не долго. Чайник только-только начинал закипать, а на кухонный стол я успела выложить лишь мое любимое имбирное печенье. Я обернулась на звуки шагов и увидев Льва, застыла на месте. Он все таки одел футболку бывшего. И сидела она на нем очень даже не плохо - слегка обтягивая широкую грудь, плоский живот и оголяя мускулистые руки... А ведь хорош, да, Дашка? Очень хорош. Ладный, симпотичный. Притягательный. Его фигура чем-то похожа на фигуру Эла. Мои губы неожиданно пересохли, а сердце бешенно забилось в груди... Чайник вскипел и я, вновь смущаясь от возникшего волнения, резко отвернулась от Льва и, взяв чайник, разлила кипяток по чашкам. Лишь бы не заметил. Лишь бы... А чего руки так дрожат, а Дашка?
   - Спасибо. - сказал Лев присаживаясь за стол, напротив холодильника. - Полотенце я повесил на сушилку и рядом пристроил свою рубашку. Ничего?
   - Ничего. Пусть сушится. - ответила я, присаживаясь рядом. Волнение не отпускало. Хаотичной волной разливалось по телу. Я вдруг резко встала, поймала вопросительный взгляд Льва, растерялась на секунду, но нашлась и спросила:
   - Варенье будешь?
   Майский кивнул и я направилась в прихожую, к кладовому шкафу. В кладовке у меня припасено мною же приготовленное клубничное варенье - эта сладость была единственная, которую я умела варить шедеврально. Это - по Жанкиным словам, хотя мне самой оно тоже очень нравилось. Достав варенье, я немного постояла в прихожей, настойчиво приводя себя в чувство. И только потом вернулась на кухню.
   Лев продолжать сидеть на том же месте, за столом. И почему-то пристально разглядывал мой холодильник. А точнее - изобилие магнитов, украшающих его. Я тоже посмотрела на холодильную камеру и первым, что мне бросилось в глаза - был магнит в виде трех масок. Сувенир клуба. Лев услышав мое появление, обернулся, с усмешкой улыбнулся и сказал:
   - У меня дома похожая коллекция.
   Я зачем-то кивнула, продолжая смотреть на один конкретный магнит. И тут кстати вспомнила, что в клуб я еще не звонила. А завтрашнего похода в "Три маски" отменять я не собиралась... Что же решит Эл, если я не появлюсь?
   - Наверно - у всех такая коллекция. - сказала я и протягивая Льву банку с вареньем, попросила. - Откроешь? А я сейчас, на минуточку.
   Майские нахмурился, но банку взял, а я схватила свою сумку и вместе с ней прошла в ванну. Достав телефон и устроившись на краюшке ванны, я включила воду и набрала выученный наизусть легкий номер клуба. Записывать в телефон этот контакт я не стала и даже, после каждого звонка, удаляла все исходящие в клуб... Зачем? Не знаю. Возможно мне просто нравилось играть в эту игру-конспирацию. Отзвонившись в клуб и договорившись о времени, я с улыбкой на лице убрала телефон обратно в сумку... Я, как и прежде, с предвкушением ждала субботы. И даже на секунду забыла, что на моей кухне сидит Лев. Вспомнила о нем случайно посмотрев на висящую на сушилке рубашку. Рука сама по себе вытянулась и коснулась влажной ткани... мне вдруг безумно захотелось сделать нечто странное - я поднялась и, оказавшись лицом прямо напротив рубашки, потянулась к ней носом и вдохнула запах... Ну, Дашка, ты становишься фетишисткой... От рубашки тонко пахло одекалоном. Дорого, изящно и нежно. Странно, что я не замечала этого запаха от самого Льва. Запах был очень приятным, будоражующим и знакомым. В моей голове даже промелькнула картинка с флаконом этого мужского парфюма. Точно, распространенная марка. От одного из моих клиентов ИПшников пахнет примерно так же. И флакон этот я видела в его кабинете... Вновь, словно рефлекторно, я прислонилась к рубашке лицом и погладила ткань рукой... тут же отмахнулась, как от наваждения, еще раз обозвала себя фетишисткой, и быстро вышла из ванной.
   Бросив сумку на полку в прихожей, я вошла на кухню. Лев, увидев меня, спросил:
   - Все в порядке?
   - Да, все в порядке. - с улыбкой ответила я и подошла к шкафчику, чтобы достать ложку и емкость для уже открытого Майским клубничного варенья. - Давай пить чай. - я отложила немного варенья в пиалку и пододвинув ее к Льву, предложила. - Угощайся. Я сама его творила. Жанка говорит, что вкусно.
   - Всенепременно. - ответил Лев, взял ложечку и угостился.
   И мы стали пить чай, сопровождая чаепитие приятной беседой. Разговор начали с магнитов, и очень быстро переключились на друзей и знакомых, которые нас, как правило, этими магнитами и снабжают, привозя их из путешествий. Беседа тут же плавно перетекла в это русло - путешествия. Лев рассказывал о своем прибывании заграницей, а я с белой завистью слушала его интересные истории. Ведь сама, дальше пределов Родины, никуда не выезжала. Майский очень удивился, узнав об этом, и начал советовать мне страны, которые, по его мнению, нужно посетить в первую очередь. Называть Майского малознакомым становилось все трудней. Он как-то уж очень быстро становился мне все милей и ближе. Он узнавал меня. Я узнавала его. И было во всем этом что-то щемяще-трогательное и романтичное. За все время что мы провели у меня дома, Лев не сделал ни единой попытки, чтобы как-то явно или пошло, покуситься на наше более тесное знакомство. Да, он ненавязчиво касался меня рукой, да, он елейно смотрел в мои глаза, но мне все это было так ново и приятно. Я наивно млела от взглядов его кофейных, манящих глаз и ощущала нежное тепло от его прикосновений... Время пролетело незаметно. И когда Лев некстати вспомнил, что ему срочно нужно съездить в центр города по делам, я даже немного расстроилась.
   Да и рубашка его как назло высохла.
   Уже стоя на пороге, Майский поинтересовался:
   - Что ты делаешь завтра? - его вопрос прозвучал тихо, но мне все равно показалось, что очень громко. Меня словно оглушили. Начиная с того момента, как я вернулась из ванны и мы со Львом стали пить чай, я ни разу не вспомнила про клуб. И про Эла... Странно, всего-то пару часов назад, я точно так же забыла про Льва. А сейчас... моя душа словно разрывалась на две равные части: одна хотела провести время с Майским, а другая рвалась на встречу к Элу.
   - Завтра я занята. - глотая буквы, ответила я.
   - У тебя свидание еще с кем-то?
   Свидание. Да уж. И свидание это, самое что ни на есть - любовное. Страстное. И от одной его мысли, бросающее в дрожь, будоражающее фантазию, пробуждающее желание... Но не скажу же я об этом Льву? Ну соври тогда, Дашка, скажи что к подруге собралась, или родителей навестить. Но вместо этого, я завуалированно ответила:
   - На завтра у меня давно запланированные... дела.
   Лев с сожалением покачал головой. Но добиваться более точного ответа не стал. И лишь произнес:
   - Что ж. Очень жаль. Надеюсь они пройдут удачно...
  
   Он задерживался. Прошло уже двадцать минут как я приехала, а в зале Эл так и не появился. До этого он никогда не опаздывал, всегда приходил раньше и сам встречал меня. Я, взяв бокал шампанского, устроилась в кресле и в ожидании своего "закрепленного партнера" принялась рассматривать окружающих. Сегодня здесь было довольно многолюдно. И все из присутствующих - сплошь в зеленых масках. Помнится в прошлый раз я успела приметить минимум троих "новичков". Мужчин. Нынче, стало быть, они приехали в клуб в новом статусе. На "красную" меня внимания из них почти никто не обращал. Так, бросят взгляд, перешепчутся и отворачиваются. Что ж, я им не интересна... Что ж, мне это и не надо.
   Коварные часы, не дремлющие на стене и светящиеся чем-то, вроде фосфора, сообщали мне - прошло уже полчаса. Эла не было. Я начала всерьез беспокоиться. А вдруг я ему надоела? Вдруг он решил порвать наши, и без того, непростые отношения? И просто побоялся сказать мне об этом в лицо... Или же - с ним случилось что-то страшное? В таком случае - я никогда об этом не узнаю. Терзая себя догадками и не решив какой из двух вариантов хуже, я вновь посмотрела на вход. Никто не зашел. Зато мое внимание привлекли две незнакомые мне девушки, которые стояли рядом с дверью, о чем-то разговаривали и похихикивали, косясь в мою сторону. Одна из девушек, заметив что я на них смотрю, неожиданно мне кивнула и уверенной походкой направилась в мою сторону.
   - Привет, я Лу. - сказала она, остановившись рядом. Я задрала голову и с интересом посмотрела на девушку... Н-да, Дашка. Ко мне еще ни разу в этом клубе не подходили девушки, чтоб познакомиться. На сколько я знаю - все члены "Трех масок" представители только традиционной сексуальной ориентации. Хотя, есть же еще и "би"... Вдруг эта самая Лу - одна из них?
   - Привет. - кивнула я. - Ди.
   Лу широко улыбнулась и, присев напротив меня, на точно такое же кресло, спросила:
   - Ты же у нас с Элом?
   - Да, - кивнула я с сомнением.
   - Видела я, что он уже не в первый раз водит тебя в ВИПку. - почему-то с усмешкой произнесла Лу. - Чем вы там занимаетесь?
   Ее вопрос вызвал у меня удивление. А потом точно такую же усмешку:
   - Странный вопрос, Лу, чем все там занимаются?
   Если я на ее усмешку отреагировала тем же, то Лу на мою выдала озлобленность:
   - Чем все там занимаются, я знаю.
   - Ну и Эл не исключение. - пожала я плечами.
   - Неужели? - не поверила она. - А вот лично я убеждена что Эл... импотент.
   - Что?! - удивилась я еще больше, а потом истерично засмеялась. - Почему?
   - Потому что, когда я была с ним в ВИПке мы с ним просто разговаривали.
   Мое удивление усиливалось. А в голове скакали мысли. Скакали так быстро, что я не успевала сфокусироваться хотя бы на одной. Однако для моего честного ответа они и не понадобились.
   - Когда мы с ним в ВИПке, у нас не остается сил на разговоры. - сказала я с нарочитым придыханием. Лу фыркнула и резко поднявшись, поспешила оставить меня одну.
   Понять смысл этой странной беседы и разобраться в своих мыслях я не успела. Так как заметила знакомый черный балахон, мелькнувший в открытой двери, и в зал вошел единственный мужчина в красной маске. Сердце сжалось. Эл. Пришел. Наконец-то.
   Эл остановился у входа и бегло оглядел зал. Найти меня ему труда не составило. Меня выдавал красный цвет. Эл улыбнувшись, тут же подошел ко мне.
   - Здравствуй, моя девочка Ди. - сказал он с хрипотцой и приобнял меня за талию.
   - Здравствуй, мой Эл.
   - Давно ждешь?
   - Готова ждать еще столько же. - ответила я с улыбкой. - Главное, что ты пришел.
   Он криво улыбнулся. Его рука скользнула по талии, выводя изгиб моего тела. Я дрогнула. Я уже хочу.
   - Пойдем? - взяв меня за руку и не дожидаясь моего ответа, Эл повел меня в ВИП зону.
   Как только мы зашли в "нашу" комнату, Эл, стремительно и без прелюдий, начал нетерпеливо меня раздевать. Даже корсет был не развязан, а расстегнут. Буквально через полминуты я стояла перед Элом в одних трусиках и с распущенными волосами. Потом он так же быстро скинул с себя всю ненужную одежду. Облизнул свой палец и провел рукой по своему животу. Я проследив за его движением, опустила свой взгляд вниз. Все там, что находилось ниже его живота, было уже напряженно готово... "Импотент?" - подумала я. - "Какой он на хрен импотент?!" Только раздевая меня Эл возбудился до самого твердого состояния. От увиденного я сглотнула слюну и прикрыла веки... Мое тело привыкло к внушительным размерам Эла, а вот глаза - все еще нет.
   - Как ты хочешь сегодня? - привычно спросил Эл, довольно улыбаясь. Я перевела взгляд на его синие глаза и томно вздохнула.
   - Хочу необычно. - ответила я тихо. - Удиви меня.
   Он удивил. Его привычная нежность сменилась на грубость, Эл шлепнул меня по ягодицам, схватил тонкую часть моих трусиков на бедре и дернул. Мне стало больно, а хрупкая ткань затрещав в его руке, тут же порвалась. Потом он резко развернул меня и схватив за распущенные волосы, наклонил вперед... Вау, похоже на последний раз, но по-другому: жгуче, необузданно, несдержанно. Страстно.
   - Так необычно? - ласково спросил он.
   - Да... - задыхаясь от возбуждения, прошептала я.
   Эл дернулся, и я тут же ощутила этот устойчивый мужской порыв в своем теле. Эл начал действовать, действовать даже жестоко: одной рукой тянул меня за волосы, другой рукой впился в мои ягодицы, сильно их сжимая, а та его часть что была во мне, проникала агрессивно, резкими толчками: упруго входя и нехотя покидая...
   Но мне это нравилось! Да, Дашка! Ох, Дашка... Эл опять шлепнул меня, хлестко, звучно, но не больно. Хотя, какая боль? Я не чувствовала ничего, кроме знакомой дрожжи в ногах и порождения наслаждения.
   - Не слишком грубо? - задал Эл вопрос, с порывом, с придыханием.
   - Нет! - выкрикнула я. - Нет... Эл... Нет!
   Он задвигался чаще, продолжая шлепать и наматывать мои волосы на свою руку... Я охала, ахала, упиваясь тонусом в своем теле... чуть-чуть. Еще чуть-чуть. И...
   - Эл! - простонала я и ощутила, как он тут же остановился. Громко задышал, отпустил мои волосы... Но пока не покидал меня. А я все еще чувствуя сладкую пульсацию внутри, не решалась выпрямиться, из последних сил удерживая свое оттяжелевшее тело на дрожащих ногах. Эл, наклонившись, и добавляя мне тяжести, поцеловал меня между лопаток. Я дернулась, сжимаясь внутри.
   - Тебе понравилось? - спросил он ласково, обнимая меня за живот.
   - Очень... - ответила я. Эл выпрямился, начиная меня покидать, но потом, словно передумав, вновь вошел. Глубоко. Я истошно застонала.
   - Я больше не могу. - сказала я. - Я ног не чувствую.
   Я услышала как он победно усмехнулся. Вышел, развернул к себе и, подняв меня на руки, шагнул к столику. Положив мое тело спиной на холодное дерево, он навалился сверху. Сегодня он был ненасытен. Сегодня он был грубоват. Но мне и в правду, все понравилось. Настолько, что вторая часть одного действия, которая начиналась сейчас, была не менее желанной, чем первая. Все неудобства разом перестали существовать, я не чувствовала ничего, кроме ноющего оживления, переходящего в томное самозабвение. И вскоре я бесстыдно громко стонала, впиваясь ногтями в предплечья Эла.
   Спустя полчаса мы расслабленно нежились в постели. Ткань постельного белья приятно охлаждала разгоряченную кожу, а в воздухе витали пылкие запахи двух уставших тел: моего и его. Эл переместился с подушки на мою поднимающуюся от глубоких вздохов грудь, и лег повернувшись ко мне лицом. Он водил взглядом по моему, прикрытому маской, лицу, словно пытаясь что-то рассмотреть под этой самой маской.
   - Девочка моя. Моя... Ди... - сказал он чувственно и погладил меня по подбородку... Неожиданно приподнялся, потянувшись своими приоткрытыми губами к моим. И уже слегка коснувшись моих согласных губ, он замер... Посмотрел в глаза и резко отвернулся, устраиваясь на постели рядом... Эл вновь решил не нарушать правил клуба. Как это было в наш самый первый раз... Ослепляющая досада прожгла мою грудь. Ну что за бред? Нас никто не видит. Целуй. Целуй! Никто не узнает... А может, он просто не хочет? Может ему, брезгливо? Слышишь, Дашка? Ему не брезгливо спать с тобой, а поцеловать противно? Это умозаключение разом уничтожило все, что сейчас произошло. Мне стало пусто. Холодно... А еще, в комнате было очень тихо. Настолько тихо, что создавшаяся тишина начала давить на уши. Стало как-то невыносимо, нестерпимо...
   - Ты знаешь Лу? - вдруг вырвалось у меня.
   - Лу? - спросил он с удивлением. - Нет, не помню.
   - Ну как же, не помнишь? Ты же водил ее в ВИПку. - настаивала я. Эл устроился поудобней на своем правом боку и посмотрев на меня, игриво поинтересовался.
   - Ты ревнуешь?
   Я закатила глаза.
   - О, тут скорее наоборот... Она подошла ко мне в зале и прямым текстом сказала, что ты... импотент.
   - Что? - он даже слегка приподнялся.
   - Вот. Я конечно рассмеялась ей в лицо, а потом убедительно заявила, что она ошибается. Но мне стало интересно - с чего это она так решила? Что... вы делали с ней в ВИПке?
   - Боюсь, девочка, тебя это не касается. - покачал он головой.
   - Почему?
   - Тебе должно быть достаточно того, что я с ней не спал.
   - Да лучше бы спал... - сказала я и тут же прикусила язык. Дашка, ты сказала это вслух? Обалдела? Эл, наверно, тоже обалдел и покачал головой.
   - Вот так значит? То есть - тебе было бы лучше знать что я занимался сексом с какой-то там Лу, которую я даже не помню, чем представить что я бывший импотент?
   Я вдруг усмехнулась:
   - А кого ты помнишь?
   - Что? - не понял он.
   - Кого, из тех кого ты водил в ВИПку, ты помнишь? - Эл отвечать не собирался и лишь хмуро посмотрел на меня. А меня это только разозлило и я, не понимая что и кому говорю, спросила. - А может ты пьешь какие-нибудь специальные таблетки? И они не только повышают твой мышечный тонус, но и начисто стирают память?
   Его губы озлобленно сжались, а потом сурово спросили:
   - Что это на тебя нашло?
   Я пожала плечами и неожиданно для себя самой, засмеялась. По-детски истерично. Эл бросил на меня еще один хмурый и даже злобный взгляд, потом резко поднялся и принялся одеваться.
   Вот она - первая ссора. По какому-то не совсем нормальному поводу. Ведь я так на самом деле, не думаю... И я не ревную. Я не могу ревновать к тому, чего точно не знаю. Да и как я могу ревновать человека, который моим-то и не является? Кто вы друг другу, а Дашка? Любовники? Лю-бо-вни-ки. Такие же ненормальные, как повод этой ссоры.
   Эл уже оделся, а я так и лежала в пустой постели. Он шагнул к двери, открыл замок и оставляя ключ в двери, нажал на ручку... И только тут ко мне пришло осознание, что именно сейчас происходит. Все поплыло перед глазами: все, что было и чего может уже не быть. Ведь он сейчас уйдет. И возможно - навсегда. И я его никогда, никогда не увижу... Я не хочу отпускать его так.
   - Эл, - позвала я. Он остановился. - Прости меня. Я... я не знаю что на меня нашло. Прости. - мой голос дрогнул, а на глаза наворачивались слезы. Эл задумался и кивнул. Но все равно ушел.
   Я неспеша поднялась и тоже начала одеваться... Неужели это все? Слезы предательски брызнули из глаз и потекли по плотно прилегающей маске. Я осела на пол и обхватив себя руками, начала раскачиваться из стороны в сторону... Успокойся! Не психуй, Дашка, не психуй раньше времени. Еще ничего не ясно. Еще все может быть, может вернуться... Как там было у Соломона? "И это пройдет"... А может - так и должно быть, так лучше, правильней? Когда-то это все равно должно было закончиться, слышишь, девочка? Ведь Эл никогда не делал попыток узнать, кто же скрывается под маской и под именем Ди. Мои скудные попытки тоже удачными не назовешь... Может пора приглядеться к кому-то другому? Но к тому, кто не является членом этого клуба. Например - ко Льву. Чью близость я чувствую ментально, а не физически. И кто тоже тянет меня к себе на уровне инстинктов... Нужно лишь попробовать. Попробовать позволить себе что-то новое и... нормальное.
   Я резво встала и окончательно придя в себя, вышла из ВИПки. Закрыла за собой дверь на ключ и подошла к стойке администратора. Положила ключи на стойку, лязгом металла об деревянную поверхность обращая на себя внимание девушки. И вдруг поняла: это был первый раз, когда ключи администратору возвращала я, раньше это всегда делал Эл. Девушка в черной маске привычно мне улыбнулась, взяла ключики и посмотрела на их брелок с номером.
   - Ди? - уточнила она у меня, я кивнула. - Эл просил вам передать... - начала она, а мое сердце неожиданно сжалось в груди, а в висках застучало: он от меня отказывается. - Что в следующую субботу он все равно придет. - закончила она и меня тут же отпустило. - Вам вызвать машину?
   - Да, пожалуйста. - ответила я спокойно.
   Администраторша кивнула, позвонила и заказала мне машину. Потом отдала мне мою сумку.
   Прижав сумочку к груди, я присела на диван... Он придет. В следующую субботу. Он извинил меня. Все будет. Как и раньше... Как и раньше... Будем любить друг друга, физиологически. Без стеснений, но по правилам... Черт! Как надоели эти правила. Лучше бы Эл отказался от меня. Я почти с этим смирилась... Кого ты обманываешь, Дашка? С чего тогда сердце сжалось, ожидая отказа?
   Из зала вышел мужчина. Нервной походкой подошел к стойке. Но вдруг резко обернулся, заметив меня, и с сомнением спросил:
   - Вы же Ди?
   - Да. - ответила я равнодушно.
   - А я - Яр... - представился он, подошел ко мне и присел рядом. Мужчина и его имя были мне не знакомы. Однако он знает мое двухбуквное имячко. - Мне Аж говорила, что вы ее протеже... - пояснил он так же тихо. И тут я внимательно пригляделась к собеседнику: так точно, тот самый "синий пиджак", который довольно часто мелькает в клубном окружении Жанки. - Стало быть вы знаете ее вне клуба?
   Я с улыбкой пожала плечами, а Яр наклонившись к моему уху, сказал:
   - Передайте Аж, что в следующую субботу я буду ее ждать. Она должна прийти и нам обязательно надо поговорить.
   - О чем? - удивленно вырвалось у меня. Яр покачал головой:
   - Просто передайте ей. Пожалуйста. - мужчина поднялся и направился в зал.
  Н-да, насыщенный у тебя сегодня день, Дашка. Столько эмоций и столько мыслей. Слишком много. Пора отдохнуть... И вызванное для меня такси как раз во время подъехало к крыльцу.

Оценка: 8.26*10  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"