Акулов Александр Сергеевич: другие произведения.

Омолок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
   Александр Акулов
  
  
  
  
   О М О Л О К
  
  
  
  
  
   Клева не ожидалось. Дул ветер со стороны ОАО "Биотрон". Сильно пахло уксусным ангидридом и перегорелыми антибиотиками. С противоположного берега доносился мощный тарахтящий звук. Бил по ушам не буксир и не катер - тарахтела насосная станция. Палило солнце. Рыбаки вытащили удочки и расселись в тени высокой ветлы. Несмотря на жару, аппетит у всех оказался волчий. Трехдневный запас закусок и напитков мог иссякнуть за несколько часов. Это и случилось.
  
  Рыбаков собралось четверо. Из них выделялся мужчина неясного возраста, темноволосый, без признаков седины. Экипировка, снаряжение этого рыбака не кидались в глаза, но вызывали зависть. Его звали Владимиром Андреевичем. Около двадцати лет он прожил в Южной Америке. Участвуя в международной ботанической экспедиции, он отстал от группы, а потом на полгода застрял в туземном племени, не пытаясь каким-то образом подать о себе весть. После такого провинности ему пришлось надолго оставить мысли о возвращении на родину.
  
  
  
  
  
  Среди рыбаков был молодой журналист из Новгорода, Юра. Он спросил Владимира:
  
  - Многое о нравах южноамериканцев, природе, городах Аргентины, Бразилии мы от тебя уже слышали... Край для нас необычный, но не в курсе ли ты о тамошних легендах, невероятных историях?
  
  - Легендами особенно не увлекался, - ответил Владимир. - Они и без того есть в книгах. А разных историй знаю немало. Некоторые неизвестны эрудитам.
  
  - Вот и рассказал бы нам одну из них! По прогнозу из приемника, ветер до завтрашнего дня не переменится. Времени у нас - пропасть!
  
  - Удивительное касается не дебрей Амазонки, а морского побережья, - заметил Владимир Андреевич, - отрезанных бездорожьем городков и посёлков. Эти местечки словно бы вне остальной цивилизации. Например, есть на Атлантическом побережье, в устье реки Карасуо, поселок óмолок. Карасуо несудоходна, по ее берегам - болота. До Омолока - только пеший путь. Пилоты вертолетов, искушенные капитаны южноамериканских морских судов никогда не согласятся и на десять миль приблизиться к поселку. А двести лет назад в Омолоке был порт, фрегаты, каравеллы останавливались там для ремонта и пополнения провианта. Могу поведать вам о событиях, приключившихся в поселке, но смысл? Ни малейшего шанса, что их кто-то сочтет истинными!
  
  
  
  - Не набивай себе цену, Владимир! - заметил самый старый рыбак - бывший боцман океанского сухогруза Афанасий. - Поверим - не поверим, зато послушаем. Чем чуднее повествование - тем интереснее. Я трижды проплывал в двух кабельтовых от несуществующих островов с несуществующими городами. Что они? Миражи или другие измерения? Не определить! Пусть будет даже невообразимо...
  
  - Ловлю на слове! - объявил Владимир Андреевич. - Кто усомнится - тот отдает улов. Согласны?
  
   - Согласны!! - громко, но в разнобой ответили скучающие рыбаки.
  
   - Ну, так и быть, - продолжил Владимир Андреевич. - Расскажу вам о чуднóм происшествии именно в Омолоке.
  
  
  
   Семнадцать лет назад Омолок сильно отличался от иных поселков. Сиеста в нем начиналась на два часа позже, а после сиесты никто не работал. По слухам, достигающим прочего мира, особым почетом пользовалась в Омолоке девушка, которая быстро плавала под водой и жила с дельфином. По стране носилась опровергаемая властями молва, будто жители посёлка заводят чужестранные корабли на скалы, а затем их грабят и для чего-то похищают лучших матросов.
  
   Каждую ночь с четверга на пятницу в посёлке никто не спал: все поднимались, зажигали свечи, свет двух обычно бездействующих маяков направляли на главную улицу и площадь - расцветал праздник муража.
  
   Мураж - частое слово для поселка. Муражом называли многое: и прибаутку, и шутку, и любое веселье, а также горе и печаль. Но главным муражом был, конечно, праздник.
  
  
  
   Гость из Эквадора по имени Род остановился в доме Хунама. Незадолго до сумерек Хунам взял с собой Рода и стал обходить расположенные там и сям кучки усатых мужчин, представляя своего протеже. При этом многие мужчины подмигивали Роду, тормошили его, отпускали насмешливые реплики.
  
  По тону их речи Род улавливал: его слово бы подзадоривают, подтрунивают над ним и немного ему завидуют. Уяснить, в чем закавыка, не удавалось. Хунам имел с мужчинами особенные беседы, называл неизвестных Роду отсутствующих людей, продолжал ранее прерванные разговоры. Мужчины вели себя соответственно. А их слова, обращенные к Роду, понимались словно случайное причастие к разговорам, кои Рода не касались. Мужчины не пили, не курили, не дробили человечество на своих и чужих, не интересовались матчами - догадаться о вещах, их сплачивающих, было невозможно.
  
   В каждой группе двое или трое мужчин обязательно выделялись пузатостью и здорово смахивали на беременных женщин.
  
  
  
  Хунам и Род подошли к маяку - высокой башне длинного двухэтажного здания. Недалеко под массивным балконом с иллюминацией стояла группа священников. Чертами лица и обликом священники не походили на жителей поселка. Не походили они и на людей, которых Род знал до прибытия в Омолок. В душе священников будто скрывалось среди многих тайн особенное чувство, странно-давнишнее и чуждое одновременно.
  
  
  
  
  
   Из группы вышел один из них, очевидно, руководитель:
  
  - Ро - од! - поприветствовал он.
  
  Роду показалось, что от голоса главного священника небо над горизонтом медленно закружилось. В морском канале запрыгали дельфины. Выстрелили из пушек - и в вышине развернулись фейерверочные спирали. Из-за здания вереницами потянулись ряженые, окутанные бумажными водорослями, кусками сетей, связками из раковин. Началась мистерия.
  
  
  
  
  
   Род почти не воспринимал суть творящегося, но он чувствовал приподнятость атмосферы праздника. И ощутил ее еще больше после того, как ему, подобно остальным, поднесли асну - напиток, приготовленный из особым образом обработанных грибов. Доносилась еле слышимая музыка и сливалась с бессловесным пением невидимых Роду исполнителей. Где-то в глубине души Род уже схватывал сокровенный смысл таинства...
  
   В канале опять запрыгали дельфины, а над толпой взвились знамена и "хоругви" со светящимся изображением рыбы. Оскал этой рыбы, ее плавники напоминали дельфиньи, но у нее, различались жабры и чешуя. Музыка, пение стали громче, мощнее, хоругви опустились. Вокруг Рода возникло кольцо, состоящее из священников. Теснее сомкнулась шумная толпа празднующих.
  
  
  
   По мановению главного священника с Рода совлекли одежду и надели на него карнавальный плащ, а сзади надвинули на голову что-то тяжелое, металлическое, какой-то холодящий голову обруч. Зазвучал гимн, движение возобновилось. На противоположном берегу уз-кого канала в ярком свете маяка выстроились двадцать шесть девушек с длинными, ниже поясницы, распущенными волосами. Груди девушек были обнажены, очень слабо выражены, соски почти не выпячивались. Бросалась в глаза их обувь - маленькие ласты на высоких каблуках. Над коленными чашечками стоявших на том берегу блестели браслеты с обращенными наружу шпорами-щеточками.
  
  Род глянул на необычные набедренные одеяния девушек - они имитировали листья трилистника. Средний лист выдавался вперед и был очень длинным, закрывал собой пупок.
  
  
  
  К Роду наклонился священник:
  
  - Перед тобой будущая Царица праздника и двадцать семь играющих девушек. Ты можешь определить, кто Царица?
  
  - Не-ет! - удивленно ответил Род.
  
   Гимн смолк. В канале запрыгали дельфины, девушки расставили ноги, направили шпоры-щеточки внутрь и прыгнули в воду.
  
  
  
   Вскоре Род увидел ряды дельфинов с девушками на спинах. Когда дельфины дошли до места, где канал немного расширялся, старый священник принялся вертеть ручку громадного барабана со струнами, вызывая тем самым пронизывающий скребуще-тенькающий звук. От этого звука дельфины начали метаться по водоему и сбрасывать девушек.
  
   Звук прекратился, дельфины успокоились, но среди канала остались три дельфина с девушками на спинах.
  
   Народ закричал. Его крики заглушила водяная флейта. Священник, крутивший ручку барабана, с большим усилием, чуть не разрывая пальцы, перетягивал барашками его кожу и струны. Когда флейта смолкла, вращение ручки барабана продолжилось, и раздались такие мощные звуки, что три дельфина забились в агонии, норовя перевернуться вверх брюхом. Барабан перестал звучать, - на дельфине осталась одна девушка.
  
  Дрожащий дельфин доставил ее прямо к главному священнику. Девушка вышла на берег.
  
   - Царица муража, Ола! - представил священник.
  
   - Царица муража, Ола! - повторил народ. - Асну! Асну!
  
   Понесли бокалы с асной, замигал фонарь маяка, взметнулись в небо цветки салюта, высоко поднялись знамена и хоругви со страшной рыбой, похожей на дельфина.
  
  
  
   Род подошел ближе к победительнице и увидел у нее на коже ниже подмышек розовые полоски, сходные с отверстиями жабр. Рассмотреть их как следует Роду не удалось.
  
   Его с силой подтолкнули еще ближе к ней.
  
   - Сегодняшние жених и невеста! - ни с того ни с сего закричал один из ряженых. Этот крик многократно повторили в народе. Роду почудились в крике и уважение, и насмешка.
  
   На плечи Олы накинули покрывало из морских трав, на ее шею надели ожерелье из очень крупных, наверное, фальшивых жемчужин. По знаку священников смеющиеся жители подошли к столам. Праздник пошел по-иному. Появился тот, кто колдовал барабаном, а с ним - раскрашенные индейцы. Индейцы посадили Рода и Олу спиной друг к другу на огромную зубастую деревянную рыбу, похожую на дельфина, и рыба, поднятая четырьмя индейцами, стала двигаться к зданию под маяком. Царица праздника сидела, конечно, первой. "А не спрыгнуть ли на землю?" - подумал Род, но вовремя заметил на себе острый взгляд верховного священника.
  
  
  
  
  
   Так Род и Ола остались в закрытом зале с бассейном. Свет в зале давали масляные лампы у стен. Неожиданные новобрачные нашли себе уголок почти у самого края бассейна. В зале стояла тишина, нарушаемая потрескиваниями ламп. Шумы праздника в него не прони-кали.
  
  
  
   Род опьянел от странного напитка. Стены зала виделись ему не слишком прочными. Они будто бы падали, вода в бассейне словно бы приподнималась. А смотреть дальше чем на десять шагов Род вообще опасался. Он боялся: его завертит и засосет таящаяся где-то в глубине сила. Эту силу он явственно чувствовал. Но и способности трезво мыслить он еще не потерял.
  
   - Кто твои родители? - задал Оле вопрос Род.
  
   - Ро - ди - тэ - лы? - удивленно переспросила Ола, предполагая, что у Рода неладно с речью. - Ты хотел сказать "во - ди - те - ли"? У меня были разные водители, я всех не запомнила. Одни - в эвии, другие - в арии, третьи - в увии... Каждый обучал и воспитывал по-своему.
  
   Одурманенный асной Род не желал спрашивать о здешнем значении слов, да и много в этот день на него свалилось неведомого.
  
  - А пила ли ты сегодня асну?
  
   Ола засмеялась:
  
   - Ты хотел сказать "масну"?! Масну пьют маленькие девочки.
  
   - Я говорю про асну, о которой много кричали на празднике.
  
   - Я не вслушивалась в крики. Мало ли о чем там кричат...
  
   - А какую такую масну пьют девочки? - заинтересовался Род.
  
   Ола опять засмеялась:
  
   - Масну делают из молока диких коз.
  
  
  
   Здесь на лицо Владимира Юрьевича легла тень:
  
   - Да клюет же у вас, клюет!! - ударил по ушам крик прохожего.
  
   Первым очнулся Юра и бросился к удочкам. Юра дернул удилище... Снасть от поплавка до грузила окутывало увесистое "перекати-поле" из водяного папоротника. Из этой путаницы высунулась клешня, а затем морда очень крупного желтовато-серого рака.
  
   - Омары здесь раньше не водились, - хитро щурясь, произнес Афанасий.
  
   - Зато всякие мутанты, вроде гибрида тушканчика и ондатры, повадились вышныривать, - донесся притворно-равнодушный голос прохожего.
  
  Рак напрягся и соскользнул в воду у засохшего тростника. Оживление закончилось. Рыбаки вновь повернулись к рассказчику.
  
  
  
   - Род сохранил в памяти не всё, что было тогда у него с Олой, - продолжил Владимир Андреевич, - но потом мог ярко представить только необычное, необъяснимое и жуткое. Он понимал: происшедшее с ним связано не со священным напитком и не в асне причина, но в самой ночи, в начавшемся после того, как они с Олой сняли одежды.
  
   А у Олы оказался под набедренной повязкой-трилистником длинный член, заканчивающийся широкой муфтой, сходной с муфтой торцового гаечного ключа. Муфта Олы пульсировала, сжималась и разжималась, а весь член девушки виделся не фаллосом, но полупрозрач-ным водяным растением, кубком Нептуна или коралловым полипом, растущим там, где надо, и как надо.
  
  
  
   И без того многим ошарашенный, Род не озадачился - он интуитивно постиг почти всё, когда удостоился того зрелища на другой стороне канала! - и стал трогать подобные жабрам розовые полоски, расположенные у Олы ниже подмышек. Искусную татуировку!
  
   Пульсирующая муфта принялась там и сям покусывать Рода. Временами Ола бессловесно пела, и пение ее проясняло Роду те песни, которые он слышал на празднике. Постепенно Род и Ола перепутались ногами и руками, несколько раз муфта куснула Рода за нос и губы. Род внезапно уразумел: так и должно идти, это когда-то было на заре земного существования... Тогда, когда человек еще не превратился в помесь свиньи с обезьяной... В голове Рода прозвучала мелодия утра жизни, он разглядел в ней блеск первобытных озер, ветви арековых пальм, усеянное бледными устрицами дно водоема. Муфта на члене девушки обхватила его член, и Род узрел зелёные звёзды и те просторы, из которых когда-то прилетел на Землю первый человек. Затем он увидел мир бестелесный, лежащий в основании всего.
  
  
  
   Когда движения Рода и Олы утихли, посреди бассейна раздался плеск, появилась голова огромной рыбы, похожей на дельфина. Ола отстранилась от Рода, муфта ее члена плотно сжалась. Послышался мощный всплеск. Покрытая слизью рыбина на миг показалась над водой. Ола ткнулась Роду головой в живот, грудь, затем в подмышку:
  
   - Да, сними, сними с меня волосы! - закричала она.
  
  Род сжал в кулаке концы ее волос и неожиданно для себя грубо и резко дернул. Живая прическа Олы повисла у него на руках.
  
  Лысая Ола прыгнула в воду, уцепилась за жабры рыбины и села на нее. Рыбина заметалась по водоему, а затем, привыкнув к Оле, нашла подтопленный уступ, легла на него и вдруг забилась в судорогах. Здесь Ола принялась метать икру из своего члена-яйцеклада. Икра била из Олы фонтаном и прилипала к слизи на спине рыбы. Икра выходила и выходила. Как бы вся утроба девушки была набита икрой и вся девушка состояла из икры.
  
  Едва икра кончилась, рыбина сбросила обессилевшую Олу, потом подхватила пастью, подкинула, и рыбьи челюсти сжали грудную клетку Олы. Вода и слизь с икрой на спине рыбы окрасились в красный цвет. Из глотки Олы успел вырваться лишь предсмертный хрип. В несколько наскоков рыба разделала и поглотила Олу. От девушки ничего не осталось, кроме волос на руках у Рода. В эти минуты Род словно погрузился в оцепенение, почти не мог пошевелиться...
  
  
  
  К Роду приблизился главный священник:
  
  - Если у тебя перестанут нормально расти усы, изготовишь из волос Царицы новые, - произнес он.
  
   - Это рыба Мад, - сказал священник, указывая на бассейн. - Через четыре дня икринки с девочками созреют. Маленькие кусочки рыбы с лучшими икринками прикрепят к брюшине самых достойных мужчин Омолока.
  
   - Рыбьи ткани особенны, - продолжил священник, - они приживутся и дадут требующиеся для беременности вещества. И почти каждая родившаяся девочка будет в нужный срок Царицей муража.
  
  
  
   Род посмотрел на лицо священника и до него дошло: изредка из икринок вылупляются и мальчики...
  
  
  
   Подошли два индейца и взяли Рода за предплечья. Священник достал из кармана ножницы, протянул их к стене и подержал в свистящем пламени горелки. Ножницы раскалились добела. Индейцы приподняли Рода, а священник раздвинул ему ноги и мгновенно отрезал ядра, после чего наложил на место, где они были, дымящий ледяной пластырь.
  
   На ошалевшего от боли Рода опять надели плащ, но обруч на голову водрузили наоборот: верхом вниз. Род понял: это не его обруч, а перевернутая корона умершей Олы. Кресло с Родом вынесли к толпе.
  
   - Стакамура! Стакамура! (Славный мураж!) - закричали празднующие. - Асну! Асну!
  
   Сделав усилие и мученически обернувшись, Род глянул на стену здания, прежде украшенную иллюминацией, и увидел зал с бассейном - театральную стену за прозрачным стеклом.
  
   Появились служители с асной. Роду подали бокал. Напиток имел немного иной вкус, чем раньше, Род почувствовал себя гораздо бодрее и сумел подняться с кресла.
  
   Ему уже казалось, будто он прожил в поселке всю жизнь, и стало ясно: остаток жизни он проведет здесь.
  
  
  
   - Такую историю я узнал, - закончил Владимир Андреевич.
  
   - Ultra vires...- начал было Юра.
  
   - Стой, Владимир! - не выдержал Афанасий. - Я от кого-то слышал, в Южной Америке тебя звали Родд, то есть, получается, Род - перед нами! Как подобное осмыслить? У тебя - молодая жена и вылитый ты сыновья-близнецы от нее... Веревочка не связывается!
  
   - Связывается! Потому и близнецы! - заметил Владимир Андреевич. - Любовных наук - много, а медицина дошла не только до клонирования, но и до многого другого.
  
   - Дошла, но не для всех! - парировал бывший боцман.
  
   - А кто мне отдает свой улов? С кем еще поспорим?
  
   Ни один рыбак спорить не захотел.
  
   Внезапно на противоположной стороне озера замолкла тарахтелка - вышла из строя насосная станция, берущая из озера аш два о - рабочее тело для агрегатов ТЭЦ.
  
   - О - о - у! - обрадовались рыбаки. - На "Биотрон" не будет поступать пар! Это надолго! Предприятие остановится. Запах уйдет, и еще сегодня что-то да поймаем!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"