Al1618: другие произведения.

Снайпер. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  -- Глава 8. Дом, милый дом
  
   Сам полёт не принёс особо свежих ощущений. Почти одиннадцать лет назад Дара уже проделала этот путь и, оказывается, тело ждало и перегрузок, кстати, в этот раз существенно меньших, и стеснённости набитого людьми салона, и даже скудности полётного пайка -- липкой каши с кусочками соевого мясозаменителя, названной гордым словом "плов".
   Высадка отличалась от посадки только вектором движения. Даже загончик-накопитель, ждавший прибывших, был также уныл, и габариты его точно соответствовали размеру салонов эконом-класса прибывшего лайнера. Попросту -- наполнился он до отказа.
   Впрочем, для Дары это значения не имело -- она уверенно проследовала на выход, где предъявила свидетельство о рождении. Местное. Прерианское. Контролёр неожиданно разулыбалась:
   - Прибыли оформлять паспорт?
   Кивнула. Почему-то стало стыдно врать миловидной женщине. А ведь об этом она даже не думала. Зато теперь, когда подумала, поняла, что в её интересах не попадаться в поле зрения властей -- откуда ей знать, до чего допетрила полиция космопорта? Может быть, распоряжение о её задержании придёт следующим рейсом!? Или уже мчится каким-нибудь экстренным челноком, или ещё как?
   Поэтому, не медля, вышла из здания и поняла -- космопорт перенесли. Дорога в сторону города вела на север, а не на юг, как раньше. А ещё в ту сторону целились своими стрелками указатели на топливный завод и энергостанцию. Вправо, в сторону океана, вела покрытая плитками пешеходная дорожка, если верить табличке, к пристани. На неё уже вытягивалась колонна недавних попутчиков -- школьников, следующих на каникулы в спортивные лагеря. Во всяком случае, это улавливалось из разговоров во время перелёта.
   Да, всё вокруг изменилось, так что теперь здесь нужно заново осваиваться. А она, торопыга, даже планом местности в здании космопорта не разжилась. И возвращаться в поле зрения полицейских камер совершенно не хочется. И визоры давно отключены и упрятаны в металлический футляр, как учил Егор Олегович. Вообще-то, разумнее всего сейчас повернуться спиной к океану и следовать в сторону недалёких гор, где отыскать её будет ой, как не просто. Но уж очень хочется посмотреть на дядю Ляпу, хоть издалека, чтобы даже не увидел её. Расчувствовалась что-то!
   ***
   Навстречу нестройной толпе школоты попался высокий парень, которого Дара и заметила-то, потому что в задумчивости едва не налетела. Невольно оценила и ширину плеч и неброский прикид. Одет парень был в камуфляжные штаны, заправленные в высокие берцы, черную футболку, не скрывающую развитую мускулатуру, и красную с черными разводами бандану. Оружие совершенно свободно болталась на поясе - рукоятка пистолета выглядывала из кобуры, с другой стороны висел внушительных размеров нож. Гладко выбритый квадратный подбородок и римский нос довершали картину.
   Надо же, судя по всему, профи - или военный, или типа того. Внутри у девушки появился холодок. Но парень на нее не смотрел, да и не по делам он тут явно, о чем говорила не только бритая физиономия, но и букетик простеньких цветов, зажатый в кулаке. Дара вздохнула спокойней. Параноиком становится!
   - Осторожнее, - буркнул мужчина, ловко огибая ребят. После чего весело гаркнул: - На пароход не опоздайте, детишки.
   На что получил несколько откликов матерного содержания от мальчишек, и восхищенные взгляды двух девиц, которые с открытыми ртами уставились ему вслед.
   Вот глупые! Судя по букетику, парень уже нашел с кем провести время, а на их толпу смотрел исключительно, как на малышню.
   Дара поспешила дальше к пристани, не зная, присоединиться ей к ребятам на пароходе, или все же найти другой способ добраться до города.
   Стоя на пирсе, и глядя как быстро школьники грузятся на корабль по широкому пассажирскому трапу, Дара сокрушенно покачала головой - ведь явную глупость она затеяла - пытаться разыскать дядю Ляпу. Не встретиться, так хоть издали взглянуть. Однако, там её в первую очередь будут искать. А ведь в её положении стоит избавляться от детских мечтаний как можно быстрее, пока они не стали источником фатальных ошибок. Кто она ему? Но, тем не менее, трепещется в сердце совершенно нерациональная надежда, что кто-то большой и сильный утешит и обогреет.
   Пока размышляла, мимо нее пропыхтела какая-то девчонка с тележкой, груженой коробками. Судя по движениям, одежде, и ружью за плечами, явно из местных. Сразу определив ее путь - к небольшому катеру, качающемуся на волнах чуть в стороне, Дара тут же набросала план дальнейших действий.
   Догнав мелкую уже у причала, спросила с ходу:
   - Помощь не нужна?
   Мальчишка, вихрастый паренек лет десяти, появившийся откуда-то сбоку хмуро опередил девчонку, буркнув:
   - Мы сами!
   Но мелкая - от силы лет тринадцать-четырнадцать, вскинула взгляд больших карих глаз, вытирая рукавом рубашки вспотевший лоб, и спросила сочувственно:
   - В город?
   - Заплатить нечем, - сразу честно призналась Серая. - Я могу помочь...
   - Ладно, помогай тогда. - Девчонка стала отцеплять веревки от коробок, видимо, полученных в космопорте. - Ёжик, не стой, бери вот эти. Осторожней. А ты... Тебя как?
   Дара широко улыбнулась, радуясь своему везению:
   - Я Серая, - судя по всему, кличками тут никого не удивишь.
   - Привет, Серая! - хмыкнула девчонка. - Я - Белка, а это Ёжик. Грузимся и отчаливаем. Прыгай в лодку, я буду подавать.
   Погрузились быстро. Коробки были тяжелые, но небольшие. Ежик указывал куда класть, помогая ловко и четко.
   Серая удивилась, когда и за руль катера сел тоже он, бросив на девушку гордый взгляд. Мол, погляди, каков я. Поглядела - развит не по годам, да и неудивительно, стоило вспомнить детство. Тут все такие... самостоятельные чуть не с пеленок. Чувствуя себя бесконечно взрослее, и совсем не подходящей компанией для ребят, Дара решила покинуть их на первой же остановке. Мысль познакомиться поближе и как-то зацепиться с их помощью здесь, на Прерии, хотя бы на пару дней, была очень соблазнительной, но девушка отмела ее сразу.
   Как минимум полсотни глаз видели ее, садящейся в катер, так что чем раньше расстанется она с ребятишками, тем лучше.
   Мотор заурчал, и они заскользили по простору залива, по дуге огибая пароход. С его борта им махали руками, и Белка весело "делала ручкой" в ответ.
   - Опять школьников привезли... - задумчиво бросила она. - Ты с ними прилетела?
   - Ага.
   Обманывать детишек было неудобно, но чем меньше они знают, тем лучше. Дара готовилась к тому, что сейчас последуют расспросы, и заранее придумала сносную легенду, но Белка, глянув исподлобья, достала откуда-то снизу корзинку и спросила совсем другое:
   - Голодная? Давай, подкрепись, мы с Ёжиком уже ели. - И снова отвернулась, разглядывая берег, казалось, потеряв к пассажирке всякий интерес.
   Пресные тонкие блины, или это был лаваш, скатанные плотными трубочками. А внутри...
   - Это что за начинка? - что-то давно забытое обдало рот неожиданным богатством вкуса.
   - Икра стерлюжачья. Она меленькая, поэтому хорошо намазывается и не крошится из рулетиков, - Белка скосила на Дару глаз и поглядела этак снисходительно. - На Земле её и вкус-то, наверное, забыли. А здесь это просто еда. Ты вот этих отведай, с молодым сыром, или вот с селёдочным маслом. С оливковой толчёнкой, с ежевикой.
   Приём пищи превратился дегустацию. Пока всё перепробовала -- наелась от всей души.
   Катер, тем временем, попыхивая, обогнул песчаную косу и теперь неторопливо чапал мимо скалистых обрывов, где, нависающих над морем, а где, отступающих от уреза воды на ширину каменистых или песчаных пляжей. Полосатая башня маяка слева, а за ней -- панорама прекрасного, как в сказке, города с вычурными белыми дворцами, виллами, коттеджами. Аккуратный ухоженный облик строений и уютная зелень газонов радовали глаз.
   Дара с некоторым трудом заставила себя отвести взор от этого великолепия и обшарить взглядом акваторию бухты, открывшуюся во всю ширину. Сразу обратила внимание на то, что справа налево фешенебельность понижается. Сначала -- просто добротно и с выдумкой возведённые постройки деловой части города, потом -- причалы, склады, верфи. Дальше -- одноэтажная застройка привычного ей с детства типа. Где-то на заднем плане угадывались и другие здания, но знакомиться с ними отсюда неудобно.
   - Высадите меня, пожалуйста, так, чтобы до белого города было недалеко, - обратилась Дара к ребятам.
   Видимо, отсутствие любопытства -- местная черта. Ёжик подвёл катер к удобному месту в устье ручейка. Дара поблагодарила, и была такова, махнув на прощание рукой деловито пофыркивающему катеру. Отлично. Ей абсолютно нечего делать в богатом районе а, если кто-то пойдёт по следу, то экипаж катера направит погоню не туда, куда она намерена проследовать.
   Знать бы ещё, куда?
   Поднимаясь вдоль ручья, добралась до второго мостика и по нему перебралась в ту часть города, которую для себя назвала словом Сити, очередной раз посетовав на то, что даже схему города не позаботилась прихватить из космопортовского киоска. Понадеялась на то, что помнит тут всё. Как бы не так -- ничего знакомого. Идти пришлось, ориентируясь по солнышку, да по изредка виднеющемуся слева заливу. Деловые кварталы сменились добротными усадьбами, обнесёнными высокими каменными заборами. Вслед за ними потянулись маленькие деревянные домики, за которыми открылся вид на... старый космопорт. Бетонная полоса для челноков сейчас со всех сторон стеснена коптерами и легкомоторными самолётами.
   Это она чересчур уклонилась вправо. Приняла левее мимо заросшей вьюнком веранды, с которой неслись слова древней песни про тонкий шрам на любимой попе. Подивившись архаичности пристрастий местных жителей, проследовала мимо оружейного магазина и, прочитав надпись: "Причальная улица", опять свернула к заливу. Название не обмануло, в аккурат в пакгаузы и упёрлась дорога.
   Дара умышленно избегала людных мест, чтобы как можно меньше свидетелей могло её опознать. Пока это получалось, но у любого везения есть предел:
   - Дэвющка! Страсствуй! Ты умеещщ перебират грющи? - горбоносый дядька с видом лица кавказской национальности выглядел унылым. В глазах его плескалась тоска. Казалось, вот-вот заплачет.
   - Не знаю, никогда не пробовала, - Дара не испугалась. - Но могу попробовать.
   - Вот, смотри. Лючий грющи с ферма Краснова. Только что доставили, - они вошли в пакгауз и остановились у штабеля низких ящиков. - Я хотель продават, но не могу взат. Попрёбуй!
   Дара ухватила пальцами за бок одной из красавиц груш, но шкурка подалась и соскользнула с плода. При этом ни малейших признаков гнили -- дурманящий свежий запах просто голову кружит.
   - Надо прямо из ящика есть ложкой, - она с недоумением посмотрела на мужчину.
   - А продават тоже лъёжькой?
   - Добавить сахару и сделать варенье.
   - ???
   - Немедленно! Они же с минуты на минуту начнут бродить.
   ***
   Остаток дня Дара на пару с Ашотом превращали двадцать ящиков груш в варенье. Банки, сахар и автоклав хозяин "предприятия" доставил прямо на место, потому что трогать столь нежный груз посчитали рискованным. Извлечение плодов из кожуры напоминало разминирование -- при малейшей неосторожности все содержимое норовило выскользнуть или расплыться. Мякоть перекладывала в банки более осторожная девушка, а незадачливый коммерсант добавлял сахару и проводил стерилизацию, после которой укупоривал банки.
   Посмотрев на штабель готовой продукции, Ашот пожевал губами, и закатил глаза к небу.
   - Слющай! Сколько надо платить са рапот? - он был озадачен не на шутку, потому что торговаться из-за размера оплаты труда в его положении было просто неуместно. А по правилам коммерции - полагалось обязательно. От этого в глазах незадачливого негоцианта светилась вселенская скорбь.
   - Пять рублей, - улыбнулась Дара. - Только утром. А до тех пор -- не будить, - она устроилась на лавке в подсобке, подложив под голову руку. Хозяин посмотрел на неё с сочувствием - видимо затребованное вознаграждение не показалось ему обременительным - и одну из ещё теплых банок готового продукта затолкал под клапан рюкзака.
   ***
   Свет карманного фонаря прямо в глаза и незнакомый голос:
   - Смотри-ка ты, ещё одну пташку нашел, - вслед за чем твёрдая, но не грубая рука подняла Дару и поставила на ноги. - Просыпайся, глупая твоя голова. Пойдем с нами в место, где есть и крыша над головой, и люди, способные охранять сон невинных младенцев. Утром тебя отвезут к вашим. А то тут в незапертом пакгаузе как бы волк не утащил.
   Делая вид, что никак не может разлепить глаза, встала и, прихватив штатив и рюкзачок, проследовала туда, куда направляла её неумолимая длань блюстителя порядка -- спокойного плотного крепыша в салатовых шортах и завязанной форменным узлом на животе цветастой рубашке. Несколько минут на машине не дали ей шанса удрать -- сопровождающий заботливо придерживал подопечную под локоток, ни на секунду не выпуская.
   В "обезьянник" её ввели, так же заботливо поддерживая, и даже помогли сесть на свободную лавку. Продолжая разыгрывать соню, растянулась и стала поудобней пристраивать голову.
   - Ты как их отыскиваешь, Сеня? - донёсся снаружи негромкий голос одного из блюстителей порядка.
   - Легко, - отозвался сопровождающий. - Толкаюсь во все двери. Если не заперто, значит кто-то туда забрался и спрятался на ночь. Детишки ведь, сопляки. Вот эта у Ашота в пакгаузе устроилась отдохнуть. Предыдущий -- в сарае на лодочной станции. А вот та, маленькая, в пустующем доме обосновалась как королева. Пришлось подождать, пока закончит принимать ванну.
   - Слушай, а чего они бегут? Говорят, по своей воле прилетели, в спортивные лагеря.
   - Да разные слухи про те лагеря ходят, вот и им, видать, кто-то что-то шепнул. Ладно, я еще по Стыковой пройду, а ты их не забудь переписать утром, как выспятся.
   Прозвучали негромкие шаги и всё стихло. Дара осторожно осмотрелась. Место заключения представляло собой просторную клетку с решётчатыми стенами. Внутри на деревянных лавках наблюдалось с полдюжины лежащих тел. Все дружно изображали спящих. По крайней мере -- дышали ровно. В паре метров виднелось ещё одно такое же сооружение, скорее всего, для мужчин.
   - Понаехали, тут со своей Земли! - послышался рядом раздражённый детский шёпот. - Чего, спрашивается, ехали, если разбегаетесь так, что вас потом полиция ловит? И нас, тутошних жителей заодно гребут, не разбирая.
   - Я тоже тутошняя, - отозвалась Дара.
   - Чьих же ты будешь, тутошняя?
   - Елизаровских мы, - это название хутора, где она появилась на свет. По крайней мере, так указано в свидетельстве о рождении.
   - Куркулиная деревенька, слыхала о такой. Чего ж тебе дома не сидится, Елизаровская?
   - Так я как раз с Земли возвращаюсь, - начала Дара, и приостановилась, поскольку дальше по этой легенде ничего ещё не придумала.
   - ... в дороге поиздержалась, вот и зашла переночевать в пакгауз к самому недотёпистому торгашу, у которого вечно склад пустует. Он даже дверь в него не запирает... ха, если знаешь об этом, стало быть точно, тутошняя. Ладно, тебе без разницы, где ночь перекантоваться, а вот мне надо ноги отсюда делать.
   - Я с тобой, - оживилась Дара. - Мне тоже светиться лишний раз не стоит, потому что... ну... неприятности у меня на Земле.
   - Интересно, а как ты собираешься отсюда выбраться?
   - Также, как ты.
   - А я ещё не придумала.
   - Чего же тогда собираешься ноги делать?
   - Не собираюсь, а выражаю намерение.
   Фыркнули, тоже шёпотом.
   После проникновения в вентиляционную шахту метро, пользуясь "служебным" счётом, Дара несколько расширила содержимое своего "ридикюля", дополнив его кусачками, маскирующимися под педикюрные щипчики, и рядом предметов, имеющих вид косметических средств. В частности симпатичные термитные карандашики у неё с собой были, как и пилка по металлу, притворяющаяся пилкой для ногтей. Э-э. Вернее, она и есть для ногтей, но способна справиться и с более твёрдыми объектами.
   Неудобство заключалось в том, что с места, где устроился дежурный, они в этой клетке видны, как на ладони. То есть размять и пристроить заряды -- это было недолго, а вот воспламенить их -- тут без открытого огня никак не обойтись, что сразу привлечёт внимание охраняющего.
   К счастью, один из парней попросился в туалет, и за те несколько минут, пока сопроводившего его полицейского не было на месте, девчата один из прутьев пережгли в двух местах и реально сделали ноги. Не вдвоём -- женская камера опустела мгновенно. Парни из соседней клетки даже не попытались поднять шума, только смотреть на их огорчённые лица было неудобно. Но на то, чтобы предоставить свободу всем узникам, элементарно не хватало времени -- в недалёком туалете характерно шумнул унитаз.
   ***
   Желания снова оставаться одной у Дары не возникло. Местная девчонка могла оказаться полезной, поскольку, как выяснилось, обстановка на Прерии за последние годы изменилась до неузнаваемости.
   - Ты чего за мной тащишься? - новая знакомка недоумённо обернулась, едва освещенная улица осталась позади. Тут, в тёмном переулке, беглянки остановились, чтобы перевести дух и прислушаться к происходящему вокруг.
   - Я лет десять не выезжала никуда с Земли. А тут - всё не так как раньше. Растерялась.
   - Растерялась она! Немудрено. Понаехали, понимаешь, дармоеды всякие. Лодыри и бездельники. Понастроили тут дворцов с паркетами, порядки разные завели. Меня Татьянкой зовут. Айда к нам в банду.
   - Боюсь, принять столь лестное предложение я пока не готова, - Дара нарочно формулирует отказ "высоким штилем", чтобы не обидеть ненароком эту пигалицу.
   - А у нас ты бы не пропала. Не меченые своих не подводят. Так чего тебе вообще-то нужно?
   - На дядю Ляпу издалека посмотреть, и уйти в Лавровку, - понимание того, что Татьянке ничего от неё не нужно, пробудило в душе Дары уверенность - эта не станет использовать её в своих интересах. Не обязательно поможет, но и не попытается ничего с неё поиметь, пользуясь неосведомлённостью.
   - Дядю Ляпу ты фиг здесь застанешь. Он нынче болтается, как метла в проруби, потому что нет на свете никого беспортошней. А чего это ты в родную Елизаравку не хочешь вернуться?
   - Меня там станут искать в первую очередь. Ну, из-за неприятностей, от которых я хочу уехать, - полную правду о себе докладывать Дара не торопится. Впрочем, этого от неё никто и не требует. Люди, с которыми раз за разом сводит её жизнь с тех пор, как она покинула здание космопорта, на редкость нелюбопытны, неторопливы и непривычно обстоятельны.
   - Набедокурила ты, стало быть, знатно, - Татьянка это не спросила, а словно подвела черту. Причём в голосе её не прозвучало ни восхищения, ни одобрения. Эта малявка легко взяла взрослый тон. Почудилось, будто Егор Олегович попенял ей не на оплошность, а на злокозненность проделанной шалости. Даже стыдно сделалось. - Да, недобрым от тебя веет, - девчонка задумалась, а Дару скрутило нехорошее предчувствие. - И ствола у тебя с собой нет, - продолжила рассуждения девчонка, словно забивая очередной гвоздь в крышку Дариного гроба.
   Ствола! А ведь на боку не состоявшейся приятельницы топорщится открытая кобура с торчащей из неё рукоятью. Рукоятью не скалки, а приличного револьвера, с которым Татьянка пребывала в заключении! Мир сошёл с ума. Вооружённые узники - это вообще ни на что не похоже. Весь ужас заключается в том, что задавать вопросы сейчас категорически нельзя - её ведь и саму ни о чём не расспрашивали.
   - Есть у меня ствол, просто он хорошо спрятан.
   - Тогда слушай сюда. Выйдешь на западную окраину, это туда, - девчонка махнула рукой в нужном направлении. - Увидишь Зубастую Гряду. - Она заметила недоумение на лице Дары и пояснила: - Мимо пойдешь, сама поймешь, там скалы, словно клыки волчьи торчат. Дорога идет правее. Проголосуешь. Через пару дней пути грузовик к бойням свернет направо, ну а тебе налево подаваться вдоль Нифонтовки. Водилы подскажут. Да, поторопись. Они рано в дорогу отправляются. Если этот рейс пропустишь, следующий чуть не через неделю будет.
   Попрощалась Татьянка сдержанно, и пропала, словно растворилась в густых ночных тенях.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"