Алехина Оксана: другие произведения.

Проклятый (1-8 главы)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 4.66*6  Ваша оценка:

http://zhurnal.lib.ru/s/shkljarow_o/a_portretykproze.shtml [Sardukar Wda]

   Светало.
   Туман с болотных торфяников неохотно уползал в лес, цепляясь за густые, пушистые лапы ельника, и сумеречный свет мягко стягивал плотное одеяло темноты с сонной, крохотной деревушки в неполный десяток дворов, черными покосившимися заборами отгородившейся от холодного, хмурого леса...
   Сонная тишина вместе с туманом отползала в чащобы, укрываясь в оврагах прелыми листьями, путаясь в их нежных шорохах, отзывающихся утреннему ветру, и дробясь первыми переливчатыми раскатами птичьих голосов...
   Внезапно тихую дремоту рассвета разорвал гулкий топот: отряд вооруженных всадников на полном галопе ворвался в мирно спящую деревушку. На всех дворах тощие собаки подняли отчаянный лай. В окнах ветхих перекошенных домишек замелькали огоньки лучин. Всадник во главе отряда поднял вверх руку, и конники остановились.
   Случилось то, чего боялись все жители деревни: приехал сам хозяин. Его появление не сулило ничего хорошего. Графа боялись, как Дьявола - уж больно скор был на расправу. Да и прозвище у него соответствующее - Волк. Дикий зверь, иначе и не назовешь. Уже несколько месяцев жители деревни жили в страхе: не приведи господь, хозяин вспомнит об их существовании.
   И надеялись: что за деревня - около десятка дворов? Смех, да и только! Для благородного лорда, знаменитого магната - мелочь, можно и руки не марать. Так вот нет, вспомнил. Пожаловало солнышко наше ясное, благодетель...
   Скоро два месяца, как не платили они своему хозяину подать...а чем тут платить, год-то выдался неурожайным, большую часть посевов захлестали дожди, а что удалось спасти, едва набралось, чтобы прокормиться несколько месяцев. Часть отощавшего скота уже прирезали, а на оставшийся, рука не поднимается - надо же чем-то детишек кормить. Впереди долгая, лютая зима. Вот и решились с отчаянья мужики в графском лесу охотой промышлять. Да, видно, лесничий, гад, доложил.
   Люди выглядывали из окошек домов, боясь выйти на улицу.
   Терпение графа истощилось, и он коротко отдал приказ своим воякам.
   Начался погром.
   Вооруженные воины врывались в дома, хватали людей, не разбирая: женщина ли, ребенок - выталкивали их на деревенскую площадь, швыряли прямо в грязь...
   На колени перед благородным господином!
   Граф молча взирал на происходящее. Его темная массивная фигура на огромном боевом коне внушала страх жителям деревеньки. Женщины и дети плакали, мужчины и старики молчали, опустив головы. Графский суд скор, виновных искать не станет...
   И не ошиблись.
   Последний житель деревни предстал пред светлые очи хозяина.
   Граф безразличным голосом отдал распоряжение - и навстречу алому свету зари, зажегшей небо, с земли вскинулось алое зарево пламени.
   Черный дым тяжело стлался по земле, путаясь в гудящих столбах ревущего огня...
   Отчаянно кричала, металась, задыхаясь в дыму, запертая в домах- развалюхах скотина, да где-то истошно мяукала погибающая в пламени кошка... Псы с диким воем, поджав хвосты, носились черными тенями в огненном аду дворов, уклоняясь от падавших с треском бревен...
   Алое солнце вставало, свет дробился в раскаленном струящемся мареве над деревней...
   Запах горелого мяса витал в воздухе, смешиваясь с горьковатым запахом обугленного дерева, пепел соломы кружился хлопьями в воздухе, забивался в нос, скрипел на зубах...
   Потом всех мужчин связали и погнали... в сторону болота.
   Женщины заголосили, которые посмелей падали под копыта лошади хозяина, хватались за стремена, умоляя пощадить их мужей. Это вывело графа из себя.
  -- Пошли прочь, быдло!
   По худым женским плечам заплясала плеть. И ее жестокий танец разрывал грязные лохмотья, оставляя длинные кровавые следы.
   Молча взирала на происходящее лишь одна старуха, которую деревенский люд почитал, как колдунью-знахарку. Но и она не выдержала:
  -- Прекрати, ирод! Мы голодаем, без кормильцев все погибнут!
  -- Ты, ведьма, посмела перечить своему хозяину? Учить вздумала? Взять ее, проучить, как следует!
   Двое самых ретивых графских служак схватили старуху, связали ей руки, а конец веревки привязали к седлу. Протащили ее волоком вокруг горящей деревни, и бросили в грязи посреди бывшей площади.
   Старуха тяжело подняла голову.
  -- Смотри-ка, живучая, карга! - загоготал один из графских вояк.
   Но старая женщина не обратила на эти слова внимания. Ее взгляд был прикован к виновнику всех несчастий.
   - Проклинаю тебя! Тебя и твое потомство, Волк! Взрастишь ты волчонка, и умрешь от волчих зубов! И на этом род твой прекратится!
   На красивом жестоком лице графа появилась хищная, брезгливая улыбка:
   - Заткнись, старуха! Как ты смеешь мне угрожать? Прикончить ее! Затоптать лошадьми!
   Проклятье совсем не волновало графа: мало ли, что болтает выжившая из ума старуха. Но в одном она права: род его скоро угаснет. Не дал Бог ему наследника. Вот уж как двенадцать лет он женат. Женат на самой красивой и доброй женщине в мире, которую он любит и почитает всем сердцем. Только она может спасти его взбалмошную, мятежную душу - приласкать и успокоить просыпавшегося в нем зверя. Видимо, Судьба мстит ему за грехи...
  
   Через год граф умер. Графиня уже ожидала долгожданного первенца... о котором ее муж так и не узнал: во время охоты он оторвался от свиты, и нашли его только через сутки - с разорванным горлом.
   Проклятие вступало в силу...
  
  
   1.
  
   127 лет спустя
  
   Свет полной луны едва пробивался через густую темную чащобу леса. Но глаза пробирающегося сквозь чащу зверя отлично видели даже в полной темноте. Путь не из легких, но так спокойней и незаметней. Какая-то неведомая сила выгнала его из теплого спокойного убежища и заставляла двигаться вперед, напрягая все силы. Только бы успеть... Пошел первый в этом году легкий снежок. Снежинки, сумевшие пробиться через мохнатые лапы елей, таяли, едва коснувшись темной шкуры животного.
   Наконец он вышел на лесную поляну. Сделав еще несколько шагов к центру поляны, зверь сел и стал принюхиваться. Чуткий нос уловил волнующий сладковатый запах, запах смерти... Не выдержав, зверь поднял голову вверх и издал душераздирающий вой, полный боли, одиночества и отчаянья... И эта песнь, песнь луне - его молчаливой спутнице и проклятию, отозвалась гулким эхом во всех уголках дремлющего леса.
   Из темноты послышалось тихое ржание. Зверь принюхался еще раз и бросился туда, куда вело его чутье. Чем ближе он приближался к лошади, тем сильнее становился другой запах, заставляющий терять контроль над собой, словно балансировать на тонкой грани лезвия: шаг - и возврата не будет... Но сначала он должен утолить свой голод, иначе...
   Вот она...
   Лошадь лежала на земле спиной к нему.
   Прекрасное благородное животное... сломаны передние ноги, как же это произошло?
   Он бесшумно двинулся в сторону лошади. Та, почуяв опасность, попыталась приподнять голову, но последних сил хватило только лишь издать тихий храп и скосить глаз в сторону надвигающейся смерти.
   Зверь приближался к своей жертве.
   Сегодня судьба к нему благосклонна - он не должен убивать сильное, здоровое животное, чтобы утолить свой голод. Он даст своей жертве освобождение от страданий...
   Мощные челюсти сомкнулись на шее лошади, огромные желтые клыки легко пробили шкуру, и теплая кровь потекла в пасть зверя, пробудив животный инстинкт...
   Теперь можно продолжить свой путь, не опасаясь, что жажда крови выиграет схватку с разумом.
   Вскоре он вышел на лесную дорогу и увидел следы стычки... Вот это место, сюда его направляла неведомая сила, может, Судьба. Пять тел - трое мужчин и две женщины - лежали на холодной земле.
   Принюхался...
   Напавших было трое...
   Разбойники...
   Возможно...
   Но засады не было...
   Следы указывали на то, что эти трое ехали вместе с путниками.
   Забрали уцелевших лошадей и все ценности...
   Осматривая печальное место, зверь поочередно обошел и обнюхал каждое тело. Четверо были мертвы уже около суток. Туники мужчин были залиты кровью, но на них можно было различить элементы вышитого герба какого-то рода. Воинов застали врасплох, они были убиты ножами в спину, и даже не успели вытащить оружие, оказать сопротивление.
   Явное предательство...
   Пожилая женщина, по одежде видно - служанка, лежала на животе, несколько в стороне от своих спутников. Похоже, пыталась скрыться в лесу от напавших. Из ее спины торчали две стрелы, которые убийцы даже не потрудились забрать.
   Он подошел к пятому, последнему телу - телу молодой женщины, почти девочки, в плече которой застряло древко стрелы. Женщина лежала на спине, около дерева. Снег уже успел присыпать тонким слоем ее богатую одежду и светлые волосы. Что-то перевернулось в груди у зверя, когда он взглянул в лицо девушки. Таких красавиц он никогда не встречал, даже в свои самые лучшие времена. Снег прекратился, и легкий ветерок нервно трепал выбившиеся из кос волосы девушки. Свет луны делал ее лицо еще более бледным, выделяя тонкие черты. Пожухлый лист, так долго удерживавшийся на ветке дерева, не выдержав тяжести снега, кружась, с тихим шорохом опустился на грудь девушки. Странно, но от этой женщины не исходил запах смерти. Это удивило и заинтересовало зверя. Он еще раз принюхался и ткнулся носом в ее лицо. Чуткие уши зверя уловили еле слышное дыхание.
   Жива... Но сейчас он ничем не может ей помочь, надо спешить. И если Судьба будет и дальше к ней благосклонна - она выживет. Он просто не даст ей умереть!
   Развернувшись, он хотел было двинуться в обратный путь, но знакомый неприятный запах резанул ноздри.
   Волк...Серый одиночка... Все волки глупы и жестоки. Как он их ненавидел... Что ж, если Серый рассчитывает на легкую добычу, он ее не получит. Видимо, пришло время разобраться, кто в этих лесах хозяин.
   Серый приближался, оскалив пасть и прижав уши.
   Глупец! Если ты жаждешь своей смерти - ты ее получишь...
   Серый прыгнул. Зверь встретил волка, припав всем телом к земле. Как только Серый поравнялся с ним, зверь сделал рывок навстречу и вцепился снизу в волчье горло. Два звериных тела сплелись в один клубок, но перевес сил явно был не на стороне Серого. Несколько секунд - и на поле битвы осталось лежать бездыханное, изорванное в клочья тело волка.
   Теперь никто и ничто его не остановит.
  
   Еще немного и я достигну своей цели.
   Серый все-таки успел зацепить кожу на голове, и теперь кровь тонкой струйкой стекала на левый глаз, мешая смотреть.
   Успеть бы до рассвета... Ненавижу рассветы после ночи полнолуния...
   Вот, наконец, и место, где можно надеяться на помощь.
   Он подошел к двери ветхого, покосившегося от времени, домика и стал скрести ее лапами. Наконец дверь со скрипом отворилась. Зверь вошел. Пожилая женщина, захлопнув дверь и даже не взглянув на своего нежданного ночного гостя, занялась своими делами.
   - Ну заходи, заходи, Черный... Ложись ближе к огню... Ты вот старую Марту не забываешь... Сегодня, что, полнолуние? Не люблю я, когда ты в таком виде вваливаешься ко мне, да еще в такую ночь... Да знаю, знаю, что ты не причинишь мне вреда... И в другом виде ты не лучше? Главное, душа...
   Женщина повернулась к зверю.
   - Ты что, подрался с кем-то? Да, с Серым давно пора было разобраться... Сколько кур этот вор у меня стянул. Куда спешить? Я не думаю, что еще смогу ей помочь. Ты же говоришь, что прошли сутки... Ну и что, что я колдунья и лечить умею? На все воля Судьбы... Тебе вот помочь не могу... Ну ладно, пойдем, посмотрю на твое сокровище.
   Марта подошла к большому старому сундуку, и с трудом подняв тяжелую крышку, начала что-то искать. Наконец достала черный длинный плащ. Отряхнув его от пыли, женщина подозвала зверя.
   Черный подошел и сел у ног Марты. Женщина накинула плащ на плечи так, что он закрыл и зверя. Короткое заклинание - и они на месте трагедии.
   Марта осмотрела девушку.
   - Что ж, раз Судьба даровала ей возможность продержаться до сей поры, попробую помочь бедняжке. Но вот смогу ли я удержать ее душу на земле, не знаю. Ты куда? Месть самое последнее дело... Скоро рассвет... Не буду спорить... Береги себя, Черный...
  
   Уставшее красное солнце, опускаясь за горизонт, лениво посылало лучи сквозь верхушки высоких деревьев. Скоро совсем стемнеет.
   Три путника устроили привал прямо в лесу. Опасно двигаться, с таким добром и лошадьми, открыто по дороге, и останавливаться в корчме. Повозка с графским гербом, на лошадях тавро графское . Не по хозяевам имущество. У людей возникнут вопросы, а привлекать внимание не хотелось.
   Холодно. Мерзко. Хорошо, что снег прекратился.
   Костер, на котором жарилась дичь, весело потрескивал, распространяя вокруг себя уютное тепло. Мужчины сидели, греясь около огня, и тихо беседовали.
   Стемнело.
   Где-то далеко послышался вой волка, лошади тревожно захрапели, но вскоре успокоились. Мужчины переглянулись и лишь поближе подвинулись к огню. Самый молодой, не старше двадцати лет, щербатый, с взъерошенными соломенными волосами, давно не знавшими гребня, спросил:
   - И какого дьявола это графское отродье приказало нам тащиться в такую даль, что, раньше прикончить их нельзя было?
   - Лучше заткнись, Янош! Мозгов у тебя, как у этого вот дуба, - осадил парня мужчина постарше и посолидней, явно предводитель. - А ты, Чтан, о чем только думал, когда в графскую девку стрелял?
   - Да не целился я в нее, Якуб. Я не виноват, что эта дура свою служанку хотела телом закрыть... - виновато начал было оправдываться детина, которого назвали Чтаном.
   - Да, тело было у нее, наверно, что надо... - мечтательно заметил Янош.
   - Что ты, болван, понимаешь в графских шлюхах, ты их хоть без одежды видел? - спросил Чтан, отвешивая брату подзатыльник. - Да что с такой мелкой худышкой в постели можно делать, в простынях потеряешь.
   И загоготал, довольный своей грубой шуткой.
   - Да заткнитесь вы оба, мало, ли, кто услышит, незачем внимание привлекать, - не выдержал старший. - Не шлюха она вовсе, а сестра нашего графа.
   - А кто нас может услышать, разве что звери да деревья, - не унимался Янош.
  -- Дурак ты, Янош, и у деревьев уши бывают.
  -- С каких пор ты, Якуб, таким трусом стал? - поинтересовался Чтан.
  -- А с тех пор, как к нашему графу на работу подрядился. Да и предчувствие у меня нехорошее.
  -- И чем это графу сестра не угодила? - спросил Янош.
  -- А тем, что уж больно жаден наш хозяин, а сестрица заладила: "В монастырь уйду". И все тут. А графу что в монастырь приданное сестры отдай, что - зятю, если замуж выдаст. Одинаково жалко. Вот и решил ограбление разыграть. Только девушку не велел убивать, а просто в лесу бросить, да так, чтобы до монастыря добралась. А вам, дурням, поторопиться надо было. Вот теперь как будем перед графом ответ держать? Дознается ведь, если из монастыря вестей не будет.
   - Так что ты нам сразу не сказал, чтобы девчонку не убивали? - возмутился Чтан.
   - Да говорил он, - напомнил Янош. - Ты просто в ночь перед отъездом так морду вином злил, что я тебя еле до дома доволок.
   Вдруг лошади заволновались, начали ржать, рвать поводья, вставая на дыбы. Языки костра затрепетали. Мужчины быстро поднялись и бросились успокаивать лошадей.
  -- Что за черт! Чтан, посмотри, что там! - отдал приказание Якуб.
   Взяв горящее полено из костра, Чтан стал вглядываться в безмолвную черноту леса.
   Тишина.
   Вскоре мужчинам удалось успокоить лошадей.
   - Не к добру это, - мрачно сказал Якуб, снова подсаживаясь к огню. - Ох, не к добру. Ну да ладно. Что делать то будем?
   - Ну, продадим лошадей, а вырученные деньги и золото леди поделим между собой, а к графу и носа не покажем, - предложил Чтан.
   - Уж больно гладко у тебя получается. Продадим... Поделим... Я вот сам не рад, что в это дело ввязался, - мрачно промолвил Якуб.- Нрав у графа такой - из-под земли достанет...
  
   Пара горящих красным огнем глаз следила за происходящим у костра, пара чутких ушей слышала все, о чем говорилось...
  
   Что ж, старший прав, и в лесу есть уши, которые услышат, и глаза, которые увидят. Так, значит, вон тот здоровый, белобрысый, которого Чтаном назвали, в девушку стрелял. Ты будешь первым... Теперь надо к ним выйти...
  
  -- Да что ты, в самом деле, перед сопляком струсил? - спросил Чтан. - Поздно теперь локти кусать. Дело сделано. Плюнь ты на этого графа. Пока нас найдет - состарится. А ты что, Янош, челюсть отвесил?
  -- Я.. Там, в лесу, два красных глаза... - заикаясь, начал лепетать младший брат, с ужасом глядя в темноту леса.
  -- Да брось, ты. Лошади вон спокойно стоят. Если бы зверь какой тут появился, они бы вмиг почуяли.
  -- Смотрите... собака...здоровая...
   Из леса к костру двигалось существо, очень похожее на помесь волка с собакой, но значительно крупнее их обоих. Блики пламени мягкими переливами скользили по черному меху, заглушали алое мерцание глаз...
   Зверь спокойно, лениво виляя хвостом, подошел к костру, и растянулся около него. Тепло, исходящее от огня, приятно согревало.
   Люди, как завороженные, смотрели на ночного визитера. Первым не выдержал Янош.
  -- Господи, какой огромный... Может, он бешеный...
  -- Слишком уж спокойный он для бешеного, и лошади на него не реагируют. Может, этот пес из какого-нибудь замка сбежал? - предположил Чтан.
  -- Не к добру это... И замков поблизости здесь нет, а этот, видишь, какой холеный, - заметил Якуб.
  -- Может, он на запах еды пришел?- спросил Янош.
  -- Кинь ему пару костей, - приказал брату Чтан.
   Янош нехотя приблизился к собаке и осторожно бросил несколько обглоданных костей перед мордой зверя. Пес не отреагировал на угощение, только отвернул морду от еды и уставился цепким взглядом на Чтана. Затем лениво зевнул и закрыл глаза.
   Люди подвинулись поближе друг к другу с противоположной стороны костра и, продолжая наблюдать за ночным визитером, тихо переговаривались. В обществе незваного гостя не спалось, постановили дежурить по очереди. Первым выпало караулить Чтану. Но зверь вел себя тихо и смирно, казалось, что только тепло огня привлекло его в это место, а люди и лошади его совсем не интересуют. Сон окутал своим одеялом уставших путников, и Якуб с Яношем дружно захрапели.
   Чтан, чтобы не заснуть, нервно ходил какое-то время около костра, с опаской поглядывая на загадочного зверя, но вскоре и его начал одолевать сон. Он присел на корточки около огня и стал подкладывать в него поленья. И почувствовал, что пес не спит, следит за каждым его движением. Подняв голову, караульный столкнулся взглядом со зверем. В темном волчьем взоре отражалась пляска пламени. Ужас охватил Чтана, сердце на секунду замерло. Хищный, цепкий взгляд зверя связывал волю в неподдающийся тугой узел. В этих жестоких, не по-звериному умных глазах Чтан прочел свой приговор и понял, что умрет...
   Сейчас...
   Пощады не будет...
   Он вскрикнул, но его крик захлебнулся в яростном реве зверя, черной молнией вонзившегося ему в горло.
   От шума проснулись Янош с Якубом. Янош, схватив меч, бросился на выручку к брату. Но было уже поздно... Зверь оторвался от разорванного тела и, оскалив огромные белые клыки, ринулся на Яноша. Меч замер на мгновение в воздухе, так и не достигнув своей цели, и глухо упал на землю, лишь немного опередив своего хозяина.
   Якуб, не переставая креститься и читая молитвы, бросился к лошадям, которые в ужасе, почувствовав запах крови, нервно ржали и рвали поводья. Страх сковал разум. Пальцы отказывали повиноваться, и узел повода никак не хотел развязываться. На мгновение Якуб оглянулся. И застыл на месте.
   Светало.
   Пепельные рассветные сумерки выпили яркость огня, и костер поблек, хотя еще рьяно лизал обугленные головешки. Там, над жаркими алыми сполохами, стоял зверь. Черный убийца. В глазах метались блики пламени, и Якуб не был уверен, что это - всего лишь отражение...
   Морду покрывала кровь. Зверь тяжело дышал. Из открытой пасти, перемешанная с кровью жертв, сорвалась слюна. Хищник облизнулся. Человеческое выражение жестокой насмешки в темных глазах чудовища сковало волю несчастного человека.
   Белые зубы в алой пасти. Ироническая ухмылка...
   Прыжок.
   Якуб рухнул на колени, закрыв голову руками.
   Верная смерть. Пощады не будет...
   Гигантская тень взметнулась над костром и растворилась в его рыжих искрах.
   Волчий образ растаял в очищающем дыхании огня...
   И над Якубом встал человек.
   - Подними голову, ничтожество... - раздался над ним властный, презрительный голос...
  
  
   2.

   Острая боль пронзала тело при малейшей попытке пошевелиться.
   Как больно... Нет сил поднять веки... а тем более позвать на помощь. Что со мной? Тепло... но ведь на дворе зима. Надо постараться и посмотреть, где я нахожусь. Собраться с силами и открыть глаза...
   Девушка с трудом приоткрыла веки. Перед глазами все закружилось и поплыло. С обветренных губ сорвался еле уловимый стон...
   - Очнулась, деточка, - мягкий успокаивающий голос придал девушке немного уверенности, успокаивал. - Ты сильная, я знала, что ты справишься. Молчи. Не трать зря силы, они тебе ух как пригодятся. Не бойся, тебя никто не обидит. Меня зовут Марта, я помогу тебе поправиться. Вот выпей отвара из трав, он поможет тебе набраться сил и отдохнуть.
   Девушка закрыла глаза - нет сил бороться с болью и усталостью. Чьи-то нежные руки приподняли ее голову, и в рот потекла, приятно согревая, теплая терпкая жидкость. Одновременно с ней подкрался сон, расслабляя раненое тело и прогоняя жестокую боль...
  
   ...Громкий звук, словно кто-то скреб чем-то твердым по дереву, заставил девушку проснуться. Сквозь пелену слабости и усталости, застилающую глаза, девушка увидела, как пожилая женщина, открыв дверь, впустила огромную темную собаку. Тусклый свет одинокой свечи не давал возможности лучше рассмотреть хозяйку дома и животное.
   Нет сил... веки сами собой сомкнулись. Словно издалека доносились слова женщины, отчитывающей за что-то собаку, и девушка не могла уловить их смысл. А затем опять нахлынуло спокойное забытье.
  
   Впустив зверя, Марта критически оглядела его. Вид Черного совсем не радовал. Она ненавидела, когда он убивал, пусть даже из чувства справедливости... Это сжигало все лучшее, что она смогла возродить в его искалеченной душе... И вот опять... шальной блеск в довольных глазах... следы крови... человеческой крови на шерсти... Слишком хорошо знала Марта характер зверя. Теперь за ним нужен глаз да глаз. По крайней мере, до утра... Глубокие шрамы от зубов Черного на плече постоянно напоминали ей, что, пока он рядом, нужно быть начеку. Но сдержаться не смогла...
   - Ты что, не мог себя в порядок привести, перед тем как ко мне заявиться? - начала ворчать Марта. - Что значит: "было некогда"? Торопился? Ах, беспокоился! Жива. Она сильная девочка. Понадобится время, чтобы к ней вернулись силы... Что ты говоришь... родной брат? Не подходи к ней близко, вдруг очнется, а ты ее своим видом напугаешь. Ах, ворчать прекратить! Не командуй мной! Утром приходи. Нет, не прогоняю совсем... да не боюсь, знаю, что ты тогда молодой был... Давно простила... В том случае сама виновата - зазевалась. Все, уходи... утром все расскажешь....
  
   В мрачном холодном зале старого, небольшого, давно опустевшего замка, затерявшегося в глуши древнего леса, уже несколько дней назад умер огонь камина. Вместе с ним сгинули последние крохи тепла и уюта. На темных стенах еще кое-где горели несколько факелов, но их тусклый свет был бессилен осветить мрачную глубину помещения.
   Мирослав проснулся от холода и тошноты, казалось, что его сейчас вывернет наизнанку. Все тело ломило, голова кружилась. Как он ненавидел эти рассветы после полнолуния, а особенно - после ночей, когда он убивал...
   Вчера ночью, вернувшись от Марты, он настолько подчинился звериной сущности, что даже не стал подниматься в спальню, так и уснул в зале на холодном полу, очень довольный собой...
   Он чувствовал себя героем...
   Защитник...
   Господи, что он сделал с теми людьми...
   При этом воспоминании его желудок снова свел спазм.
   Пора бы привыкнуть...
   Но он не хочет и никогда не примирится со своей участью...
   Мерзко...
   Это были преступники, но они не заслужили такой смерти...
   Чем он лучше их...
   Такой же безжалостный убийца...
   Нет, хуже, он - чудовище...
   А он так долго держался, даже гордился собой, что может, перекинувшись, контролировать своего зверя ...
   Черт!
   Как больно...
   Первая попытка подняться не принесла желаемого результата. Тело отказывалось повиноваться.
   Кажется, он надерзил Марте, и та его выставила... Мудрая старушка, правильно сделала. Он уже и сам был не уверен, чем его визит мог закончиться.
   Вспомнил лицо раненной девушки.
   Редкая красавица.
   Ангел.
   Он бы все отдал, чтобы только она выжила...
   Давно забытое чувство растревожило душу.
   Любовь...
   С первого взгляда...
   Такое могло произойти только с ним...
   Судьба опять устроила ему очень хитроумную ловушку, и он в нее благополучно попался, как неопытный сопливый мальчишка...
   Хм, как давно это было...
   Воспоминания накатили новой волной...
  
   Ее звали Ярина. Она была простой крестьянской девушкой. Он познакомился с ней, когда ему было всего пятнадцать, а ей... кажется, семнадцать. Они повстречались в лесу, неподалеку от Лосиного Лога, когда Ярина собирала землянику. Она ее очень любила... Его тогда удивило, что девушка совсем не испугалась незнакомца.
   Они стали встречаться...
   У нее были светлые волосы, зеленые глаза, заразительный смех и лучистая улыбка. Когда она улыбалась, ему казалось, что весь мир радуется вместе с ней: птицы поют звонче и радостней, цветы раскрывают свои венчики только для нее... для них...
   Как-то она заметила, что он странно выглядит: ее несколько смутила его улыбка. Ярина тогда сказала, что его улыбка похожа на оскал. Это задело его, он смог подавить обиду, но с тех пор перестал улыбаться.
   Она любила петь, у Ярины был красивый голос, и он мог слушать ее пение часами. Во время ее пения ему казалось, что он обыкновенный человек, а родовое проклятие всего лишь старая легенда, не имеющая к нему никакого отношения.
   В нем зарождалось совсем неведомое для него чувство...
   Ярина, сказала, что это любовь...
   И засмеялась...
   Он считал себя самым счастливым человеком на свете...
   Как он был молод, наивен и глуп...
   Они встречались несколько месяцев...
   А потом она сказала, что выходит замуж, что очень любит своего жениха. Что он даст ей безбедное существование. Спросила, что он, сирота без роду, без племени, кроме любви, может ей предложить... Попросила оставить ее в покое и не искать...
   Он не помнил, что тогда ей наговорил, но Ярина убежала в слезах...
   Он был зол... Зверь вырвался на свободу... Тогда он еще не мог, перекинувшись, контролировать разум животного...
   Марта сразу поняла, что происходит, но зазевалась, и вот на всю жизнь у нее на плече остались глубокие шрамы от его клыков. (Судьба оказалась милостива к нему, и при укусе он не передавал своего проклятия). Тогда он сбежал из замка и несколько недель скитался по лесу...
   В полнолуние, выйдя на лесную дорогу, по которой несколько часов назад проехали телеги. Среди множества запахов, он учуял один до боли знакомый... И впал в бешенство... Взял след, который привел к небольшой деревеньке, в самый разгар свадебного веселья и разгула...
   Судьба явно решила развлечься за его счет...
   Он плохо помнит, что тогда натворил, но до сих пор в ночных кошмарах его преследуют крики людей, кровь... много крови... и мертвые остекленевшие глаза Ярины...
  
   От этих воспоминаний Мирославу стало еще отвратительней. Он с трудом поднялся, и подошел к столу, на котором стоял кувшин с водой. Мирослав поднял его и вылил себе на голову...
   Нет, сегодня к Марте он не пойдет...
   Может, завтра...
   Надо окончательно привести себя в порядок и "посадить на цепь животное".
  
   ...Яркий солнечный луч проскользнул через небольшое окошко избушки и, задержавшись на лице мирно спящей девушки, разбудил ее. Ёланта открыла глаза.
   Уже утро. Раненое плечо болит, но уже не так сильно, как раньше. Наверно, напиток хозяйки подействовал. Стало действительно намного легче.
   Девушка огляделась... Скорей всего, это крестьянский домик. Стены сложены из цельных бревен. Грубая мебель: стол и несколько лавок, огромный сундук. Повсюду развешены связки каких-то трав и кореньев. Везде расставлены какие-то баночки и горшочки. Хозяйка, что-то бормоча, суетится у печи.
   Ёланта села. Голова закружилась от слабости, и девушка прислонилась спиной к стене.
  -- Доброе утро, матушка, - поздоровалась она с женщиной.
   Хозяйка обернулась. На ее лице, еще хранившем признаки былой красоты, засияла улыбка. Было очень трудно определить ее возраст: на вид около пятидесяти, а в глазах отражается глубокая мудрость. Темно-русые, едва тронутые сединой, волосы собраны на затылке в тугой узел.
   - Доброе утро, девочка. Как ты себя сегодня чувствуешь? Осторожно, не делай резких движений, а то рана откроется. Меня зовут Марта, если помнишь, - ласково поприветствовала девушку хозяйка.
   - Да, - ответила Ёланта, и спросила. - Кто вы? Вы меня нашли? А мои спутники, где они?
   В последнем вопросе девушки прозвучала неподдельная тревога и надежда...
   - Погоди, погоди, не надо так спешить. Я все расскажу, потом, пока давай осмотрим твою рану и сделаем перевязку, а там и завтрак подоспеет... Как тебя зовут?
  -- Ёланта.
   - Вот и познакомились. Красивое у тебя имя. Ну, сегодня у нас дела куда лучше... - раскрутив повязку, удовлетворенно произнесла Марта.
   - Почему вы не хотите отвечать на мои вопросы? - нетерпеливо перебила ее девушка.
   Женщина вздохнула.
  -- Ну хорошо... Они все погибли. И ты уже была бы мертва, если бы не Черный. Он нашел тебя.
   Плечи девушки дрогнули. Марта заметила, с каким трудом Ёланта пытается сдержать слезы, но девушка справилась.
  -- Черный - это ваша собака?
  -- Собака? Ну, в некотором роде - да.
  -- Я люблю собак, но брат не разрешает их держать в замке.
  -- В замке?
   - Ну да, я сестра графа Михала Иверского. - ответила девушка, и поинтересовалась. - А кто вы?
  -- Я знахарка, живу одна в этом лесу, помогаю нуждающимся...
   - Вчера мне было совсем плохо, а после вашего отвара стало намного лучше. Спасибо, что вы обо мне заботитесь, матушка, - с благодарностью ответила Еланта.
   - Вчера? Что ты, деточка... Прошло уже пять дней, как ты попала ко мне. И не называй меня матушкой. Зови просто Мартой. Внешность иногда бывает обманчивой, - в последних словах Марты прозвучали недовольные нотки и, заканчивая перевязку, она добавила - Я тут привела в порядок твою одежду, пока надень ее, а потом что-нибудь придумаем...
  -- И как это тебя занесло в наши глухие края, девушка? Да еще с такой малочисленной охраной? - поинтересовалась пожилая женщина, помогая одеваться Ёланте.
  -- Я направлялась в монастырь Святой Тарисы. Его настоятельница согласилась принять меня. А по дороге на нас предательски напали наши же охранники. Польстились на мои деньги.
  -- Да, знаю этот монастырь, но он находится совсем в другой стороне. Видимо, вас намеренно увели с правильной дороги. Тебе не нравится мирская жизнь?
  -- Да нет. Я просто устала от постоянных споров и ссор с братом, и от его друзей... А брату все равно, что в монастырь я уйду, что он замуж меня выдаст... Я предпочла монастырь... - смутилась Ёланта. - Теперь меня без платы туда не примут.
  -- Ничего, не переживай. Незачем такую красоту в монастырских стенах скрывать. Вот поправишься, и, если захочешь, вернешься к родственникам, - попыталась успокоить девушку хозяйка.
  -- Мы с братом сироты, кроме него, у меня никого больше нет.
  -- Давай я тебе помогу волосы расчесать, а то ты сама с ними не справишься, - Марта, чувствуя, что разговор перетекает в неприятное для собеседницы русло, поменяла тему разговора.
  
   ...Мирослав подошел к домику Марты.
   Как там девушка? Жива ли? Он не появлялся у старушки почти неделю. Опять будет ворчать и отчитывать...
   От волнения сердце начало отчаянно биться в груди...
   Немного помедлив, Мирослав толкнул дверь...
   Дверь скрипнула...
   Мужчина переступил порог...
   Представшая перед ним картина заставила замереть...
   На кровати Марты сидело небесное создание, ангел... Распущенные волосы густым каскадом золотисто-русых завитков рассыпались по плечам и спине девушки.
   Мирослав не мог оторвать восхищенного взора от такой красоты...
   Девушка обернулась... Огромные синие глаза на бледном, но прекрасном лице с интересом рассматривали незнакомца.
  
   Ее глаза в темном бархате длинных ресниц ...
   Синие, как небо, и такие же завораживающие, манящие... так и хочется раствориться в их бесконечной синеве, забыть все и наслаждаться счастьем...
   Неужели на свете существует во плоти такое совершенство?..
  
   Ёланту поразила внешность гостя. Одетый во все черное человек был высок и строен. С первого взгляда трудно было определить его возраст. Приглядевшись, девушка решила, что ему лет двадцать пять - двадцать семь, не больше. Волосы цвета безлунной ночи длинными, слегка волнистыми прядями падали на широкие плечи. Гостя можно было бы назвать красивым, если бы не нечто неуловимое.
   Девушка заглянула в глаза гостю. В их серой дымке отражалось неподдельное восхищение. Это был не тот похотливый взгляд, которым провожали ее дружки брата. Нет. Мужчина смотрел не нее как на что-то неземное, божественное...
   За всей внешностью гостя скрывалась какая-то тайна...
   Марта прервала молчание.
   - Ну, что стоишь, как истукан? - начала ворчать она. - Дверь закрой, холода напустил.
   Человек смутился, и, захлопнув дверь, с какой-то непонятной, звериной, грацией прошел через весь дом и сел в углу на лавку.
   - Ты как раз к завтраку. Ну, чего молчишь, поприветствуй девушку. Что с твоими манерами, мальчик? - продолжала Марта, заплетая волосы Ёланты в толстую тугую косу.
   Мужчина смутился еще больше, но продолжал заворожено следить за работой старой женщины.
   - Нашу гостью зовут Ёланта, - представила девушку Марта, и, сделав паузу, многозначительно добавила. - Ее Черный в лесу нашел. Она сестра графа Иверского.
   Ёланта заметила, как при этих словах Марты сверкнули глаза человека, и на его лице мелькнула тень волнения.
   - А вот этого "бессловесного" увальня зовут Мирослав, - закончила свою речь Марта.
   - Рад, что с вами теперь все в порядке, миледи, - наконец произнес Мирослав, и посмотрел в глаза девушке.
   Приглушенный, с легкой хрипотцой голос и пристальный взгляд мужчины заставил Ёланту смутиться, и, несмотря на слабость и бледность, ее щеки покраснели.
  -- И как вы оказались в наших лесах? - поинтересовался гость.
   - Ну, зачем расстраивать лишний раз девушку, я сама тебе потом все расскажу, - ощетинилась Марта.
   - Потом так потом... Надеюсь, Черному за недельную отлучку нагоняя не будет? - лукаво спросил Мирослав.
   - Ну если он больше не оставит старушку одну на такой долгий срок, думаю, нет... - шутливо ответила пожилая женщина, и проворчала. - Я тут волнуюсь, переживаю, а он, как ни в чем не бывало, где-то шляется...
   Ёланта удивленно слушала, ничего не понимая, эту перепалку, а потом спросила:
  -- Вы тоже любите собак?
   Мужчина уставился в пол, казалось, что он изо всех сил старается не рассмеяться. Но Марта, с пониманием глядя на Мирослава, улыбаясь, заявила:
   - Можешь мне поверить, деточка, уж кого-кого, а Черного он любит больше всех на свете. Ладно, давайте завтракать.
   Разговор перешел на другие темы. Мирослав, забыв о еде, зачарованно разглядывал девушку, его восхищало в ней все: изящный изгиб шеи, когда она поворачивала голову, элегантные жесты, непринужденная манера держаться, даже то, как она смущенно, взмахнув длинными пушистыми ресницами, отводила свой взгляд, заметив, что он за ней наблюдает. Исходя из тех скудных сведений, которыми он располагал о Ёланте, при всей своей хрупкости и изящности, девушка явно была не из робкого десятка. Закрыть собой другого человека и принять на себя предназначавшийся тому удар способен не каждый мужчина.
   Марта и Еланта оживленно беседовали. Мужчина поражался, как могли две почти незнакомые женщины, разные по возрасту и положению, найти столько тем для обсуждения. Мирослава забавляло, как девушка рассыпалась в благодарностях Черному и пожелала лично его отблагодарить. Иногда по его лицу скользила тень улыбки. Сам он больше отмалчивался, слушал приятный голос Ёланты. Нежный голос девушки успокаивал, возрождал желание жить и снова окунуться в суетливый мир простых людей...
  

   3.
  
   Неприступная крепость Ивера грозно возвышалась на вершине высокой горы, крутые склоны которой покрывали вековые леса. Над главной башней, в светлеющем предрассветном небе, ветер лениво развевал флаг: на синем полотнище красовался родовой герб.
   В зале главной башни уже несколько часов как отгремела развеселая пирушка, и все ее участники разбрелись по отведенным им комнатам. Остался только сам хозяин со своим дружком, да полусонная прислуга, убирающая со стола.
   Убранство зала указывало как на любовь хозяина к роскоши, так и на его богатство. Каменные стены украшали знамена с гербом рода и великолепные гобелены, между которыми на пестрых звериных шкурах висело оружие: мечи, боевые топоры, щиты. Над огромным камином висели два дорогих витых канделябра. Свет восходящего солнца проходил через витражи узких окон, и разноцветными бликами скользил по залу.
  
   В центре зала находился большой стол, беспорядочно заставленный серебряными столовыми приборами и блюдами с остатками пищи. Вдоль стола неровным рядом тянулись длинные скамьи и резные деревянные стулья.
   Михал большими шагами нервно измерял огромный зал. Выпитое вино не оказывало своего веселящего действия, и заснуть спокойно он не мог. На душе не просто скребли кошки, они буквально разрывали ее на части.
   Прошло несколько дней, как должно было прибыть известие из монастыря Святой Тарисы, но его все не было. Смутные предчувствия не оставляли его в покое. Что-то пошло не по плану, который он продумал до мелочей.
   Ёланта порой была просто невыносима. Она надоела постоянными жалобами на его частые пирушки с друзьями. Глупая девчонка не хотела понимать, что все это делается ради их безопасности: чем больше богатых влиятельных друзей, тем больше союзников в случае осады крепости... Подумаешь, смотрят на нее не так... Сама замуж не захотела... А ведь он ей предлагал выбор...
   Он подошел к накрытому столу, налил себе целый кубок вина и залпом выпил его.
   - Да что ты мечешься, успокойся, - не выдержав долгого молчания, подал голос его закадычный дружок Всеслав, с аппетитом обгладывая куриный окорок. - Уж кто-кто, а твоя сестрица не пропадет... Баба с воза, кобыле легче...
   Чувствительный удар в ухо заставил его заткнуться.
   - Это моя сестра, болван! - угрожающе процедил Михал. - Еще что-нибудь подобное ляпнешь, и я забуду, что ты мой лучший друг...
   Как бы Всеслав ни был пьян, но то, что Михал отлично владел мечом, никогда не забывал. На своей шкуре проверял не раз... Росли-то вместе. А Ёлька ему всегда нравилась, только вот досада, она на него внимание не обращала... И что это за семейка такая, чуть что - сразу драться? Папаша их, великолепный мечник, скор был на руку, и многочисленные отпрыски благородных семейств, отданные ему на обучение, частенько получали затрещины. Михал такой же. Да и сестрица его в обиду себя не даст. Как-то, год назад, во время одной из пирушек, они так разошлись, что всю ночь замок сотрясался от громкого хохота и шума. Во время самого разгара веселья в зале появилась Ёланта и устроила брату разнос. Михал, конечно же, заткнул ей рот и велел уйти из зала. Когда она проходила мимо Всеслава, он схватил девушку и притянул к себе, но Ёлька схватила первый попавшийся под руку кубок, и засветила им ему в глаз, на радость всей честной компании... Больше недели ходил Всеслав, освещая все укромные уголки замка без факела. Но, тем не менее, ему было обидно, что Ёланта относится к нему, в лучшем случае лишь как к брату, а ему хотелось большего... намного большего...
   Всеслав что-то недовольно пробурчал, взглядом измерил содержимое своего кубка, долил еще вина, подумав, что эта порция, наверно, будет уже перебором, и выпил его.
   Что ж, он зальет свое несчастье и невезение вином... А на ночь себе найдет какую-нибудь служанку, для успокоения души... Да вон та, смазливенькая, девчонка вполне подойдет... Кажется, ее Кая зовут...
   Всеслав озорно подмигнул проходящей мимо служанке, которая уносила пустую посуду. Девушка, поймав похотливый взгляд, вздрогнула и чуть не выронила из рук серебряное блюдо... Она раньше была личной служанкой леди Ёланты, и та частенько защищала ее от приставаний многочисленных дружков Лорда Михала. Но с отъездом хозяйки все изменилось... Кая постаралась быстрее скрыться из поля зрения Всеслава, которого она помнила по его детским "подвигам", а теперь, как она знала, он слыл отъявленным бабником, и ускорила шаг...
   Всеслав, уловив смущение девушки, громко загоготал...
   Девушка обернулась... и со всего размаха налетела на лорда Михала. Посуда с грохотом выпала из рук под оглушительный хохот закадычного графского дружка.
   Кая не знала, что ей сначала делать: или извиняться перед лордом, или собирать посуду. Она потупила глаза, и молча стояла, ожидая наказания... Властная рука взяла ее за подбородок и заставила смотреть прямо в лицо хозяина. Девушку озадачил взгляд голубых глаз лорда Михала. Он смотрел на нее так, словно увидел впервые...
   Тень удивления скользнула по красивому лицу хозяина.
   "Странно, - подумал Михал. - Это же Кая, служанка Ёли. Подкидыш, оставленный моей матерью в замке из милости. Да я ее всегда презирал. И когда же это из обыкновенного сорняка она успела превратиться в такой великолепный цветок?"
   Почему-то сейчас девушка не показалась ему слишком высокой. И ее темно-каштановые, толстые косы совсем не жалкие грязные веревки. А глаза... глаза у нее, оказывается, зеленые... как молодая весенняя трава. Девушка была невероятно привлекательна.
   Кая покраснела от смущения. Не раз она заглядывалась на крепкую, широкоплечую фигуру графа, а его голубые глаза с длинными, почти как у девушки, ресницами и чувственные губы часто снились ей по ночам. Девушке всегда хотелось прикоснуться к его густым светло-русым волосам, узнать, такие же они шелковистые, как у сестры, которой она часто делала прически. Тайком она могла часами наблюдать за тренировочными поединками, которые хозяин устраивал себе и своим солдатам, и надеялась, что когда-нибудь лорд Михал обратит на нее внимание. Однако она отдавала себе отчет, что никогда он не возвысит ее до положения жены, но становиться просто его очередной любовницей не хотела...
  
   Тяжелая дверь зала распахнулась, и в нее вошли два солдата, которые волокли под руки какого то человека. Человек еле держался на ногах. Вид у него был потрепанный, и несчастный что-то без умолку бормотал.
   Михал нехотя оторвался от созерцания служанки, чем та не преминула воспользоваться, и начала собирать посуду, а, справившись, выскользнула за дверь.
   - Милорд, вы приказали каждого, кто принесет известие о леди Ёланте, доставлять сразу к вам... Этот человек утверждает, что знает о ней, но толком мы ничего не смогли разобрать, - сказал один из солдат. - Кажется, у бедняги не все в порядке с головой, все какую-то чушь про оборотня несет...
   С большим трудом Михал узнал в этом опустившемся изможденном человеке своего наемника. Да и как тут узнаешь, за прошедшие недели Якуб изменился до неузнаваемости: куда только делась его дородная фигура, высох весь, лицо осунулось и, кажется, постарело лет на двадцать, а волосы стали полностью седыми.
  -- Отпустите его, - властно приказал Михал.
   Солдаты исполнили приказание и вышли из зала. Лишенный поддержки, несчастный пошатнулся. Он поднял голову и посмотрел в глаза графу.
   - Он придет, и убьет всех... за нее... И тебе не избежать этой участи...
   - Что за бред ты несешь... Где моя сестра?.. Что с ней? - терпение графа подходило к концу.
   - Он порвал их на моих глазах... Он и до тебя доберется... Скоро... Совсем скоро... - Якуб, казалось, совсем не слышал задаваемых вопросов. В его глазах отражался неподдельный ужас. - Он велел все рассказать...
   - Что ты сделал с моей сестрой? - предчувствуя недоброе, повторил вопрос Михал и, схватив Якуба за одежду двумя руками, притянул к себе, уставившись гневным взглядом в сумасшедшие глаза бедняги. - Говори немедленно!
   - Они... Чтан и Янош, они убили всех... и леди Ёланту... - начал лепетать убийца и, видя как меняется цвет лица хозяина, попытался было упасть на колени, но сильные руки Михала удержали его на месте.
   Лицо Михала сначала побледнело, затем покраснело от гнева. Голубые глаза, словно два кинжала, ледяным взглядом буравили несчастного насквозь...
   - Это Чтан сделал... Я им говорил, чтобы леди не трогали... вы не приказывали... Они там остались... на указанном вами месте... - перешел на шепот Якуб
  -- Где золото? - так же шепотом спросил граф, оглядываясь, не слышит ли Всеслав их разговор, но его дружок уже тихо посапывал, уронив голову на стол.
  -- Там недалеко... в лесу... в дне пути от того места... он приказал его спрятать... я его закопал, под сосной... там еще повозка осталась... - сбивчиво начал было объяснять несчастный, но его речь прервала резкая боль и изо рта тонкой струйкой потекла кровь.
   Михал отпустил тело Якуба, и оно глухо рухнуло на пол. Граф со всего размаха вогнал окровавленный нож в стол, от чего, подпрыгнув, зазвенела посуда, разбудив Всеслава. Тот с удивлением уставился на нож, а затем перевел взгляд на друга, ожидая объяснений. Еще никогда Всеславу не приходилось видеть друга в такой ярости.
  -- Он убил мою сестру! - процедил Михал.
   Всеслав тут же протрезвел.
   В зал вошла Кая с новым кувшином вина. Увидев мертвое тело на полу и услышав последние слова хозяина, она выронила кувшин из рук...
   - Стража! - позвал граф. - Уберите эту падаль отсюда.
  -- Собирайся! Едешь со мной! - тоном, не принимающим возражений, бросил другу Михал.
   Уже выходя из зала, граф окинул взглядом Каю с головы до ног, и приказал девушке:
   - Проследи, чтобы тут навели порядок.
  
   ...Михал почти не давал своим людям отдыха, и уже на третий день они прибыли на место убийства. За все время пути он почти не разговаривал с Всеславом, который попытался было немного растормошить друга, отвлечь от тяжелых мыслей, но, каждый раз натыкаясь на тяжелый взгляд товарища, оставил свои попытки.
   Глубокая тишина окутывала непроницаемой пеленой место печальных событий. Уставшие деревья, разбуженные от длительного зимнего сна неожиданным вторжением, осуждающе взирали на людей, посмевших нарушить их покой. Прошедший за неделю снег полностью покрыл тела убитых, и лишь небольшие холмики выдавали их положение. Михал соскочил с коня и, как одержимый начал разгребать снег. К его поискам присоединились и Всеслав с воинами. Первых три тела оказались мужскими, а в четвертом, лежащем в небольшом отдалении от предыдущих, опознали компаньонку Ёланты, и то только по одежде. Еще одна находка заставила вздрогнуть даже повидавших многое, закаленных в боях воинов: в нескольких шагах от большого дерева лежал разорванный труп волка. Голова животного была почти полностью отделена от туловища, а на теле зияли длинные глубокие раны. Страшная находка наводила на ужасное предположение...
   Почти до самого заката воины графа обыскивали все окрестности, но тело леди Ёланты так и не нашли...
   Выбившись из сил, граф Иверский упал в снег на колени. Молодой лорд не мог поверить что его необдуманный эгоистичный поступок и ненасытная жадность лишили его единственного родного существа. Горечь и боль от безвозвратной утраты сжали сердце. Впервые чувство вины посетило молодого человека.
   Он не должен проявлять эмоции...
   На него смотрят...
   Как тяжело...
   Откинув эти мысли, Михал поднял руки к небу и издал крик отчаянья, со всего размаха ударив руками о замерзшую землю. Когда граф поднялся, по его щекам текли слезы... первые в жизни слезы... Окружавшие лорда мужчины понимающе молчали... Михал вытер слезы рукавом, и, не глядя на своих спутников, приказал прекратить поиски, похоронить убитых и собираться в обратный путь...
   По дороге домой разные мысли не давали Михалу покоя... Даже то, что золото надежно спрятано, совсем не согревало душу...
   Будь оно проклято!..
   Потом, весной, заберу его...
   Чем меньше свидетелей, тем лучше...
   А может, Ёланта жива?
   Тело ведь не нашли...
   Может, она была только ранена... и ей кто-то оказал помощь...
   Затеплилась надежда, но быстро угасла...
   Места глухие, кто там мог ее найти... а вдруг тело волки в глубь леса затащили и сожрали...
   Господи, что он натворил!..
   Ёлька, прости...
  
  
   4.
  
   ...Михал возвращался домой...
   Один...
   Теперь на целом свете он один...
   Отец! Как тебя мне не хватает...
   Ты всегда был рядом... Удерживал от безумных поступков... Давал дельные советы...
   Год назад с твоей смертью на меня легла обязанность защищать крепость и сестру...
   И что?..
   Сестру я потерял...
   По своей же глупости... и жадности...
   А может, из-за ее упрямства?..
   Все идет не так...
   Ну почему у меня ничего не получается...
   Родные стены Иверы...
   Лорд Михал всегда восхищался величием и огромными размерами своей крепости. Еще бы, Ивера одна из самых крупных и грозных крепостей страны и предмет его, Михала, гордости. Вид грозных сторожевых башен и высокие стены, прорезанные узкими щелями бойниц, заставят кого угодно хорошенько подумать, перед тем как отдать приказ о штурме крепости. Да и кому из его ровесников еще может достаться такое вот наследство? Никому! Отец Всеслава очень богат, но такой крепости у Всеслава никогда не будет. На душе стало намного легче.
   Что ж, погрустил и хватит...
   Скрип опускаемого моста вывел молодого графа из задумчивости.
   Я должен быть сильным...
   Я хозяин Иверы... и никому не дам в этом усомниться!
   Гулкий стук лошадиных копыт по мосту развеял последние туманные клочки печали и сомнений. Молодой человек приободрился, выпрямился в седле. Его лицо вновь приобрело надменное властное выражение. Он положил одну руку себе на бедро и гордо направил коня в ворота крепости.
   В Иверу возвращался хозяин - граф Михал Иверский.
  
   На большом внутреннем дворе крепости встречать отряд собрались почти все обитатели Иверы. Люди молча наблюдали за медленно въезжающим в ворота отрядом. Все очень любили леди Ёланту, и надеялись, что ужасная новость всего лишь досадная ошибка. Но среди приехавших не было сестры хозяина, не было и ее тела... Зная крутой нрав молодого графа, никто вопросов задавать не стал... Потом всё узнают от ездивших с лордом Михалом воинов.
   Михал, проезжая через заполненный людьми двор и вглядываясь в их лица, поймал себя на мысли, что неосознанно ищет в этой разношерстной толпе обладательницу каштановых кос. Но ее не было...
   Это обстоятельство еще больше испортило настроение молодому лорду. Спешившись и кинув повод своего коня подбежавшему мальчишке, Михал молча удалился в свою комнату...
   Народ заволновался. Плохой признак... Уж за год они хорошо изучили своего нового хозяина. Неделю точно опасно попадаться ему на глаза...
   - Ну что столпились? Дел никаких больше нет? - не выдержал Всеслав. А сам подумал, что лучше бы сейчас оказаться у себя дома, но состояние друга вызывало тревогу. Нет, он останется, даже если потом об этом пожалеет...
  
   - ...Кажется, приехал твой ненаглядный, - сказала дородная повариха Неда, выглядывая из кухни через небольшое окошко во двор.
  -- Кто? - удивленно спросила Кая, нарезая хлеб.
  -- Кто, кто. Хозяин наш явился.
   - А почему это мой ненаглядный? Он такой же мой, как и всех, - огрызнулась Кая, по ее щеке скользнула еще одна слезинка.
   - Хватит реветь, слезы утри, - приказала Неда. - Ты думаешь, никто не замечает, как ты на него смотришь? Люди все видят...
   - Ну и смотрю, и что... на него многие девушки заглядываются... Я для него ничто, найденыш... Да он меня считает хуже раба, хуже дворовой собаки, хуже грязи под ногами... Если бы не его родители, он бы меня еще в детстве придушил...
  -- Но он тебе все равно нравится.
   На этот довод Неды Кая ничего не ответила. Спорить тут бесполезно. Неда права. Да, вот такая она, Кая, дура... ей нравится человек, презирающий ее.
   - Да, леди Надин добрая была женщина, и старый граф, хоть и суров с виду был, да честен и справедлив... и в кого это только их сынок такой уродился, лорду Михалу всего девятнадцатый год идет, а откуда столько злобы?.. - продолжала Неда. - Нет, ну только посмотри, и дружок его явился тоже. Что ему, заняться нечем? У самого такие владенья, а он тут все ошивается... Девки наши ему, что ли, больше нравятся? Или они сами его не отпускают?
   - Тетка Неда, а тело леди Еланты привезли? - всхлипывая, поинтересовалась Кая.
  -- Отсюда не видно...
   - Мне так не хватает леди Еланты, она относилась ко мне, как к подруге... Мне не верится, что ее больше нет, - Кая опять залилась слезами.
   Повариха выглянула за дверь, отловила за шиворот пробегавшего мимо дворового мальчишку и устроила ему допрос.
   - Ее не нашли. Может, тот человек ошибся? - сказала она, вернувшись. - Да прекрати реветь, от слез все лицо опухло. Делом лучше займись, еду нашим вернувшимся воякам надо отнести...
  
   ...Граф Иверский в самом дурном настроении шел к себе в комнату по коридору, освещенному тусклым светом редко расположенных факелов. По дороге он споткнулся об зазевавшегося черного кота. Перепуганное животное с воплем попыталось скрыться, но Михал брезгливо отбросил его к стене ногой. Легче не стало: некстати вспомнилось, что кот был любимцем сестры. Лорд зашел в свою комнату, сильно хлопнув дверью: так, что та чуть не слетела с петель, и рухнул прямо в дорожной одежде на застеленную синим бархатным покрывалом кровать.
   Сколько времени он пролежал, тупо уставившись в потолок, Михал не помнил. Постепенно в голове начали бродить разные мысли...
   Надоело все...
   И кто во всем виноват...
   Как все надоело...
   А она не вышла встречать...
   Боится...
   Это хорошо...
   Хм... ну, надо же, какой красоткой стала...
   "Гадкий найденыш, мокрая курица"...кажется, так он ее называл...
   Вот тебе и придорожный подкидыш...
   Сколько же ей лет?..
   Кажется, она ровесница его сестры...
   Тогда около семнадцати...
   Интересно, а жених у нее уже есть?
  
   Вдруг он одернул себя...
   Что это со мной? Какой жених?
   Все, я явно сошел с ума... Лежу и размышляю о какой-то низшей твари... Я хозяин. Захочу - на тяжелой работе сгною, захочу - любовницей сделаю, в шелка одену...
   Каю, в шелка?! Нет, я точно не в себе... ну это надо же было придумать, любовницей... И это ее, такое ничтожество... Тьфу...
   Напиться, что ли?..
   И как это у Всеслава получается? Напился и забылся. А я никак не могу... Несколько кубков и все... а может, все же попробовать? И где он только шляется, когда так нужен мне?
   Михал нехотя сполз с кровати, и, выглянув в коридор, что есть силы гаркнул, чтобы принесли вина.
   Пусть попробуют не услышать приказа.
   Услышали. Через несколько минут мальчишка приволок целый кувшин вина.
   "Ну надо же, мальчишку прислали. Знают, что на детей у меня рука не поднимется..." - подумал Михал, а вслух сказал:
   - Найди лорда Всеслава, пусть поднимется ко мне.
   Мальчишка стрелой вылетел из комнаты и побежал на кухню. Кажется, ему повезло. Пусть лучше хозяин на ком-нибудь другом отыгрывается...
  
   ...Друзья сидели в спальне Михала за небольшим столом, около узкого окна, выходившего на внутренний двор. Пили молча. Как всегда выпивки оказалось мало, Михал уже в который раз поражался способности своего друга поглощать вино в неограниченном количестве и долго оставаться трезвым. Они вдвоем уговорили весь кувшин буквально за считанные минуты. Напиться у Михала так и не получилось, а Всеславу не хватило, чтобы дойти до излюбленного состояния.
   Всеслав, заглянув в кувшин и в десятый раз, убедившись, что тот абсолютно пуст, с тоской и надеждой посмотрел на друга. Михал поймал взгляд товарища, и, кивнув ему в знак согласия, как более трезвый, пошел требовать добавки. На его зов опять прислали того же мальчишку.
   Граф брезгливо поморщился, и сказал:
   - Передай этим бездельницам на кухне, чтобы тебя больше не присылали, - и, немного подумав, добавил. - Пусть вино Кая принесет...И быстро! - рявкнул лорд вдогонку мальчишке.
   Услышав слова друга, Всеслав заволновался... Кая, Кая, Кая... неужели это та девчонка, которую они вдвоем в детстве донимали "за то, что она придорожный подкидыш, лесное отродье, длинная, как жердь и вообще полное ничтожество", кажется, так объяснял Михал? Вот те раз... В детстве это казалось весьма забавным, но с каждым разом "проказы", придуманные другом, становились все изощренней и злее. За это и получали оба нагоняй от родителей Михала. Она старалась почти не попадаться им на глаза, и он даже забыл ее имя и как она выглядит... Вспомнилось, когда Всеславу было одиннадцать, а Михалу десять, они подожгли Кае косы... Михал сказал, что эти мышиные хвосты пригодны только на фитили к свечкам. Тогда эта идея Михала казалась очень даже забавной. Хорошо, что Ёлька оказалась рядом, и помогла Кае затушить огонь. На Всеслава поступок сестры Михала произвел сильное впечатление, а еще большее впечатлила порка, которую им устроил лорд Ярослав, отец Михала. С той поры Влеслав начал уважать всех женщин без исключения, даже рабынь. А с возрастом понял, что с женщинами приятней заниматься совсем другими делами, чем развлекаться их унижением. После того случая лорд Ярослав вплотную занялся воспитанием и обучением мальчишек, так что времени на проказы у них практически не осталось. Всеславу казалось, что друг забыл о девчонке, так как увлекся изучением воинского искусства. Иногда он думал, что женщины совсем не интересуют молодого хозяина Иверы, и даже тайком переживал за друга, во всяком случае, они никогда не обсуждали личную жизнь графа Иверского. А вот ему, Всеславу, женщины нравились, все... но в отношении к сестре Михала было совсем иное чувство. Эх, Ёлька... ну почему он не попросил у друга ее руки... Может быть, теперь она бы была жива... За спрос морду не бьют, хотя с лордом Иверским никогда не знаешь чего ожидать.
   Всеслав тяжело вздохнул, оторвался от созерцания пустого кубка и перевел взгляд на друга... Знакомое с детства выражение на физиономии Михала заставило его насторожиться, друг что-то задумал... неужели вспомнил старую игрушку...
  
   ...Мальчишка прибежал на кухню и быстрым взглядом окинул помещение в надежде присмотреть, что можно стащить вкусненького. Почесав затылок, он устремился к миске с нарезанными ломтями хлеба, надеясь, что тетка Неда, которая стояла к нему спиной, не заметит его проделки. Как только он потянулся к самому большому куску, так сразу получил чувствительный удар по руке, и услышал над собой грозный голос:
  -- Ах ты, мелкий рыжий негодник, сколько раз я тебе говорила: хочешь чего-нибудь - попроси, а не воруй!
  -- А я не хотел тебя отвлекать, тетка Неда, - начал оправдываться мальчишка.
  -- Смотрите, какой заботливый выискался. Ладно, держи, - сказала кухарка, протягивая ребенку облюбованный им ломоть. И, отрезая еще в придачу большой кусок жареного мяса, спросила. - Стась, ты лучше скажи, что нашему господину понадобилось?
   - Да пьют они все, - с набитым ртом сказал мальчик и махнул рукой. А проглотив еду, продолжил. - Вина им еще надо и велели мне больше не приходить, а чтобы Кая им выпивку принесла.
   - Вот те раз! - всплеснула руками Неда. - Ох, что-то задумал наш благодетель...
   В это время вернулась Кая, нагруженная посудой, и Неда послала Стася помочь девушке. Когда посуда была составлена на стол, Кая повернулась к кухарке и, увидев ее озабоченный вид, с тревогой спросила:
  -- Что-то случилось?
  -- Случилось? Случилось! Вспомнил о тебе твой ненаглядный, - с волнением и тревогой в голосе сказала Неда, и, заметив как побледнело лицо девушки, пояснила. - Вино, видите ли, ты должна принести. Другие его не устраивают. И дружок его там с ним пьет... в спальне лорда...
   По коже у Каи забегали мурашки. Господи, ну чем я тебя прогневала! Мечтала о том, чтобы лорд посмотрел на нее благосклонно, вот теперь получила... и этот Всеслав там... Воспоминания детства еще больше разогрели страх.
   Девушка попятилась назад, и замотала головой:
  -- Нет, я одна туда не пойду! Нет! Никогда! Стась, пойди и скажи это хозяину.
  -- Сама иди и скажи, - огрызнулся мальчишка, и добавил про себя: "Вот дура-то".
  -- Успокойся девочка, - попыталась утешить ее Неда, понимая, что помочь девушке никто не сможет. Раньше Каю защищала от злых выходок мальчишек леди Ёланта да прежние лорд и леди, но теперь, когда главный обидчик стал полновластным хозяином, никто не придет на помощь бедняжке. - Может, все обойдется, - в это Неда совсем не верила. Но, после того как Лорд Михал устроил несколько жестоких показательных порок, все приказы выполнялись сразу и неукоснительно.
  -- Неда, я не хочу! Там больше никого нет, я боюсь! - Кая была близка к истерике, по ее щекам снова потекли слезы.
   - Кая, пойми, никто тебя не защитит, кроме тебя самой. Будь сильной и прояви характер. Он просто наслаждается твоим бессилием и своей властью. Покажи, что ты его не боишься. Возможно, мой совет не принесет ничего хорошего. Но если хозяин задумал что-то непотребное, поверь, он своего добьется. В конце концов, это когда-нибудь случается с каждой симпатичной служанкой. В чем я точно уверена, так в том, что лорд Всеслав на сей раз помогать нашему хозяину не будет. Впрочем, женщинами наш лорд особо и не интересуется. Иди быстрее, лорд Михал не любит, когда его приказы сразу не выполняются.
   Кая взяла кувшин с вином, и молча направилась в комнату графа. Внутренний голос шептал: "Ты сама этого хотела, ждала, когда он тебя заметит. Он тебе нравится, и ты даже простила все детские обиды, которые он тебе причинил. Неда права, он действительно наслаждается твоим страхом. Преодолей свой страх. Заставь Михала уважать себя". Ждать от Михала уважения... да он, кроме себя, никого не уважает... Но попробовать не помешает, в конце концов, что бы она ни предприняла, все равно будет наказана тем или иным способом...
   ...Терпение графа Иверского подходило к концу, прошло столько времени, а Кая так и не появилась.
   - Где эта девчонка шляется? - не выдержав длительного молчания, сказал Михал, и, заметив пристальный взгляд друга, спросил. - Что ты на меня так уставился?
  -- Да так, ничего... - вздохнув, ответил Всеслав и отвернулся. Ему совсем не нравилась ситуация, в которую его втягивал друг.
  -- Ты чем-то недоволен? - начал заводиться граф, и в его глазах заплясали злые огоньки.
  -- Михал, ты действительно решил вспомнить детство? - ответил вопросом на вопрос Всеслав.
  -- Не твое дело! - зло рявкнул граф.
   В дверь тихонько постучали.
   Михал разрешил войти.
   Кая нерешительно зашла в комнату...
   Ей давно было интересно, как выглядит комната, в которой живет хозяин. Любопытство пересилило страх, и девушка осмотрелась по сторонам. Роскошь и богатство везде окружали графа Иверского. На стенах комнаты висело инкрустированное позолотой дорогое оружие, на полу - огромная шкура медведя. Кровать лорда была застелена дорогим бархатным покрывалом, складки и вмятины на котором свидетельствовали о том, что на нем недавно изволил отдыхать хозяин.
   Напротив кровати находился камин, на нем - два серебряных подсвечника, украшенных замысловатым узором. Над камином висел щит с изображением родового герба. За столом, возле окна, сидели хозяин со своим другом.
   Лорд Всеслав сидел, облокотившись на стол, и недовольно смотрел на графа. Коротко стриженные, очень светлые, почти белые волосы, такие же светлые брови и темно-карие глаза со светлыми ресницами - редкое сочетание. Черты лица неправильные и его трудно назвать привлекательным, но что-то во внешности хозяйского дружка подсказывало Кае, что он достаточно мягкий, хоть и наделенный рядом пороков человек.
   Михал явно был раздражен: красивое лицо искажала кривая улыбка, глаза хищно блестели, наполняя ужасом сердце девушки.
   - Сколько тебя ждать можно? Тебя моя сестра избаловала. Я смотрю, ты совсем от рук отбилась! - рявкнул Михал. Кая вздрогнула и заспешила к столу. В ее глазах граф Иверский прочел испуг и неуверенность, на душе у него заметно стало легче и, убедившись, что его слова произвели должное впечатление, брезгливо продолжил. - Что крадешься, словно мышь запечная! Шевелись быстрей! Господи, да что с твоим лицом...
   Михал, глядя на заплаканное лицо девушки, сделал вывод, что он причина ее слез. Но непроизвольно отметил, что даже слегка опухшие и покрасневшие от слез глаза девушки не портили ее нежной красоты.
   Всеслав чувствовал себя не в своей тарелке. Его так и подмывало встать и уйти, чтобы не смотреть, как друг измывается над девчонкой. Но сохранившееся с детства чувство вины перед этой беззащитной девушкой удерживало на месте. Да, если он за нее заступится, то, возможно, его дружбе с Михалом придет конец. А что терять? Ельки нет... А без нее пребывание в Ивере теряет всякий смысл. Девок и выпивки у него дома тоже хватает; конечно, при папеньке не разгуляешься.
  -- Да что ты ноги еле переставляешь! - гаркнул Михал.
   Кая поспешила к столу и стала наливать вино в кубки. Девушка постоянно ощущала на себе тяжелый взгляд жестоких глаз, руки ее затряслись, и вино пролилось на стол. Тут же хозяин разразился самыми отборными ругательствами. Всеслав удивленно вскинул бровь, ему никогда не приходилось слышать таких выражений от своего друга, и все это по из-за кого-то пустяка... Он не мог никак понять, почему вид этой девчонки действует на его товарища, как красная тряпка на быка. Да и сам Михал вряд ли смог бы это объяснить...
  
   - Простите, леди, вы затмите и курицу своей глупостью. Ах, вы так неловки! Вот опять что-то разлили! Вы не обидитесь, если я воспользуюсь вашими волосами и вытру со стола, а то, знаете ли, неприятно сидеть за грязным, - неожиданно для всех галантно сказал Михал. На его лице сияла ехидная улыбка. А потом - схватил Каю за косы, и дернул с силой вниз. Девушка, вскрикнув, опустилась на колени. Граф вытер косами разлитое вино и, не отпуская их, рывком поднял девушку с колен. - Ваша помощь бесценна, миледи.
   - Михал... - начал было Всеслав, но красноречивый взгляд друга остановил его.
  
   "Сколько же это будет продолжаться? Сколько я могу терпеть? - подумала Кая.
   Она выпрямилась и решительно посмотрела в глаза хозяину. Смелость и гордость, так долго дремавшая в ней, поразили Каю, но сдержаться девушка уже не могла. Терять нечего.
  -- В чем я провинилась перед тобой, что ты всю жизнь надо мной издеваешься? - вырвалось у девушки. - Ответь, в чем моя вина!
   - Леди требует ответа? Ах, как вы недогадливы! - глаза графа зло блеснули. Он долго скрывал от всех причину, по которой ненавидел девчонку, но теперь выскажет ей все, и плевать, что их разговор еще кто-то слышит. У друга много недостатков, но он не проболтается. - Да будет вам известно, благородная леди, вы отняли у меня любовь моей матери... Из-за вас она всегда презирала меня. Мне больно было смотреть, что она относилась к вам, как к дочери, в то время как меня почти не замечала. Лишь только мои проделки могли привлечь ее внимание. А следом за этим следовало наказание. И тогда я ненавидел и вас, миледи, и мать... Но я все равно жаждал ее любви и внимания... А вы... Ты всегда стояла у меня на пути... - последние слова были брошены брезгливо и с нарочитым презрением.
   Боль и обида нелюбимого ребенка, лишенного материнского тепла и ласки, вырвавшаяся из самой глубины, как раньше казалось Кае, жестокого сердца, ошеломили ее. Неда говорила, что первые роды у леди Надин были тяжелыми и длились несколько суток. Возможно, это и заставило мать отвернуться от сына. Как ему все рассказать? Михал сейчас не в том состоянии. Он не поймет... Может, он прав... Ведь леди Надин любила ее, а вот лорд Ярослав просто терпел...
  -- А твой отец? Он ведь любил тебя, - сказала она.
  -- Отец? Отец... Да, он любил меня, любил как наследника, как хорошего мечника, продолжателя его славы. Я из кожи вон лез, лишь бы заслужить его одобрение...
   Кая вдруг поняла состояние Михала... Все считали его слегка не в себе, но теперь ей известна причина его поведения. Вот почему она неосознанно всегда чувствовала себя виноватой перед ним. Смогла простить ему детские обиды... Ей захотелось обнять его... Ее рука потянулась к его волосам...
  -- Гадина! Вздумала на своего лорда руку поднимать!
   Граф, перехватил руку девушки, и заломил ей за спину.
   - Отпусти! - Кая попыталась вырваться из рук хозяина, но они, как железные тиски, только крепче прижимали ее к его мощной груди. Девушка кинула на Всеслава взгляд, полный мольбы и призыва о помощи...
   Близость девушки как-то странно действовала на Михала. Он чувствовал тепло ее тела, бешеный ритм ее сердца, неровное дыхание... Волна незнакомых чувств мощно обрушилась на молодого лорда. Граф запрокинул голову Каи и посмотрел в ее лицо. Переводил свой взгляд то на прекрасные, но испуганные глаза, то на манящие губы. В глазах графа отражалась вся гамма чувств, смутившая его душу: Кая сначала увидела злость, сменившуюся удивлением, затем восхищение и... желание... Что-то оборвалось у нее в груди, когда губы Михала стали приближаться к ее губам... Девушка сделала очередную, безрезультатную попытку вырваться...
   - Тебе как, помочь? Или сам теперь справишься? - не выдержал Всеслав, невольный свидетель этой сцены. Насилие над женщинами он не терпел, а Михал сейчас был способен на столь постыдный поступок...
   Граф ослабил хватку. Посмотрел на друга затуманенным взглядом. Слова Всеслава подействовали на него, как вылитое на голову ведро ледяной воды. Девушка, вырвавшись, кинулась к двери.
   - Да катитесь вы оба ко всем чертям! - в сердцах прогремел он, приходя в себя, и, глядя на Каю, гаркнул. - Вон отсюда! И не попадайся мне больше на глаза! Никогда! Иначе...
   Но девушка уже исчезла из комнаты...
   Повернувшись к Всеславу, граф с иронией в голосе сказал:
   - И тебя, друг, я больше не задерживаю. Надеюсь не скоро узреть твою физиономию.
   Слово "друг" хлестнуло, как пощечина.
   Всеслав и так уже встал, собираясь уходить. Михал его, видите ли, не задерживает... Теперь его действительно никто здесь не задерживает...
   Он молча вышел.
   Оставшись один, граф заметил на полу цепочку с кулоном.
   "Откуда она здесь? - подумал молодой лорд, поднимая украшение. Стал рассматривать кулон. Небольшая овальная золотая пластинка с изображением какого-то герба в узорной рамке. - Неужели она принадлежит девчонке? Откуда у простой служанки золотая вещь? Ничего, я докопаюсь до истины..."
   Михал брезгливо бросил украшение на стол, схватился за голову руками и тяжело опустился на стул.
   Все идет не так...
   Потерял контроль над собой ...
   Выставил друга...
   А все это она, эта тварь, Кая, виновата...
   Будь они прокляты, эти зеленые невинные глаза...
   Ведьма!..
   Ненавижу!..
   Пусть только попадется мне! Выдеру...
   Михал встал из-за стола, схватил кувшин с вином и со всей силы запустил его в дверь - ни в чем, в сущности, не повинную...
  
  
   5.
  
   ...День близился к своему завершению. Солнце медленно скользило за горизонт, играя розоватыми бликами на древних стенах Антары. Старый барон из окна увидел возвращение блудного сына. Явился, наконец, гуляка. Надоели старику его частые отлучки.
   Старая крепость словно ожила: со двора доносился веселый девичий смех, а в коридорах раздавался топот прислуги, готовящейся достойно встретить хозяйского сына. Вернулся молодой повеса, теперь от служанок нормальной работы не жди. Лорд Казимир улыбнулся... Нужно браться за мальчишку всерьез. Хватит ему просиживать месяцами в Ивере, пора бы и о своем наследстве подумать. Избаловал старый барон своего единственного, оставшегося в живых, младшего сына...
   Шесть лет назад на их крепость напал восточный сосед, барон Тарсо. Не понравилось, видите ли: наследник Антары не пожелал взять в законные супруги его, барона Тарсо, дочь! Оскорбление ему нанесли. Это же надо было: предлагать в жены девчонку, которой едва стукнуло тринадцать лет. Да и старший сын хозяина Антары уже был помолвлен. Не дочь хотел барон Тарсо выдать замуж, а прибрать к рукам Антару. Сватовство было просто предлогом...
   Лорд Казимир сумел отразить наступление неприятеля, но во время боя погибли два его старших сына. Захватчику тоже досталось: сам барон Тарсо получил серьезные ранения и остался на всю жизнь калекой. Теперь сидит в своей крепости и не высовывается.
   Гибель детей подорвала здоровье, баронессы Антары, и через год после печальных событий лорд Казимир овдовел. Теперь все надежды на продолжение рода возлагались на младшего сына. А у мальчишки все еще ветер в голове, ему бы только пить, гулять, да за девками ухлестывать. Конечно, дома Всеслав старается держать себя в руках, но едва выедет за ворота родного замка, так сразу ощущает себя свободным, как птица в небе, и ничего ему, кроме гулянок, не надо... Наверно, пора женить оболтуса. Может, за ум возьмется...
   Лорд Казимир спустился в зал, чтобы поприветствовать наследника. Серьезное выражение на лице сына встревожило старика: очень редко сын бывал таким мрачным. Тем не менее, старый лорд не смог удержаться и по привычке заворчал:
   - Явился, гуляка! Что это ты так быстро вернулся? Девки в Ивере перевелись, что ли? - пошутил он.
   - Отец, я должен уехать... завтра утром... - вместо приветствия произнес Всеслав и добавил: - Извини...
  -- Что случилось? - не на шутку встревожился барон: в первый раз его наследник был предельно серьезен.
  -- Новости хуже не придумаешь... - тяжело вздохнув, сказал сын. - Даже не знаю, с чего начать...
   - Пойдем, присядем... - промолвил старый барон, и, обняв Всеслава одной рукой, проводил к двум стоящим у камина резным креслам. - Рассказывай, что произошло.
  -- Леди Ёланта пропала... - тихо сказал Всеслав, глядя на танец огня в камине.
  -- Что? Как пропала?
  -- Она уговорила брата отправить ее в монастырь Святой Тарисы. В отряде, сопровождавшем ее, оказались предатели, которые убили всех, а деньги и все остальное добро забрали. Один из разбойников, видимо, спятил, или что там с ним случилось, не знаю. Он явился к Михалу, и все рассказал. Михал в гневе его прирезал.
   Когда мы прибыли на место нападения, то тела Ёланты среди убитых не было. Еще мы нашли растерзанного волка. Не знаю, какой зверь это мог сделать. Я сначала подумал, что стая волков добралась до трупов, но оказалось, что тела не тронуты. Мы обыскали окрестности в надежде отыскать хоть какие-то следы сестры лорда Иверского, но так ничего не нашли. Михала словно подменили... Он и так был со странностями, а теперь вообще как с цепи сорвался... Придирается к мелочам, над прислугой издевается... Мне кажется, что к этому ограблению он сам руку приложил... Я же его знаю, за деньги удавится... Только на себя их тратить может...
  -- Это серьезное обвинение, - подумав, произнес лорд Казимир.
  -- Отец, я никого не обвиняю... Это только предположение.
  -- И куда же ты собрался?
  -- Поеду Ёланту искать. Не верю я, что она погибла...
  -- С Михалом или один?
  -- Нет, не с ним... Возьму с собой пару солдат и поеду... А то, пока этот ненормальный в себя придет, много воды утечет.
  -- Поссорились, что ли?
  -- Можно сказать, и так... Странный он последнее время какой-то... Устал я от его общества.
   - Неужели? - не удержался от сарказма старик. Ему мало верилось, что сын наконец-то одумался. Заметив, что Всеслав с обидой смотрит на него, продолжил: - Извини... Только вот разреши мне спросить, для чего тебе все это нужно?
   - Я решил, что, если найду леди Ёланту, женюсь на ней, - с уверенностью сказал Всеслав.
   То, что сын решил жениться, порадовало бы старика, если бы не осознание, что Всеслав возводит воздушный замок, который при малейшем дуновении ветра развеется как призрачный туман. Но вслух про это не сказал, а лишь спросил:
  -- А ты уверен, что, если найдешь девчонку, Михал отдаст ее тебе?
  -- Отдаст. Ему понравится мое предложение.
  -- Позволь спросить, какое?
  -- Я не возьму Ёлькиного приданного.
   Лорд Казимир ничего не ответил на слова сына. То, что Ёланта главная причина, по которой сын так долго пропадает в Ивере, он давно догадывался. Девушка красивая, добрая... Да и сын его не так уж плох. Ну, кто по молодости за девками не бегает, да гулянок не любит? Женится - образумится. Только вот от приданного отказываться... М-да... Вот уж он не думал, что сумасшествие заразная болезнь, и Михал заразил ею Всеслава.
  
   ...Смеркалось.
   Черный еще издали увидел яркий огонек в окошке.
   Не спят. Наверно, опять болтают о всяких мелочах. Марте, конечно, не понравится, что я появлюсь в таком виде, но Ёланта так хотела увидеть своего спасителя...
   Зверь подбежал к двери и толкнул ее лапами. Дверь подалась и, скрипнув, открылась.
   Женщины сидели за столом и что-то читали в большой старинной книге. Стол был уставлен разными баночками и горшочками, завален пучками трав. Их ароматы смешивались, щекотали ноздри. Раздражающее переплетение запахов заставило животное недовольно фыркнуть. Пожилая женщина и девушка были так увлечены чтением, что не обратили никакого внимания на вошедшего ночного гостя.
   Мысленно достучаться до Марты Черному не удалось. "Что это с ними? Совсем меня не замечают", - недовольно подумал поздний гость. Он бесшумно подошел к столу, сел и, подняв морду вверх, завыл. Результат оказался мгновенным. Женщины с испугом уставились на гостя.
   - Черный, негодник ты этакий! Разве можно так пугать людей? - возмутилась Марта. - И вообще, как ты посмел явиться сюда в таком виде? В каком?! Весь мокрый и грязный. Ну и что, что снег... Отряхнуться не мог на улице? Я тебе сейчас отряхнусь! Ах, когда двери научусь запирать? Вздумал старуху жизни учить?
   - Марта, вы можете читать мысли животных? - с удивлением спросила Еланта, разглядывая зверя.
   - Нет, только вот этого блохастого страшилища, - проворчала пожилая женщина. Ей не нравилось хитрое выражение на морде зверя. Явно он что-то задумал. - Это у тебя-то нет блох? Я тебе сама все припомню! Если не прекратишь огрызаться, выгоню вон!
   - И никакое он не страшилище, только очень крупный для собаки. У него такие умные, почти человеческие глаза... Ну как вы можете его в такой мороз на улицу выгонять? - сказала Ёланта, выходя из-за стола. - Ему нужны тепло и ласка.
   Черный бросил на Марту довольный взгляд, а мысленно добавил: "Поняла? Тепло и ласка. Ласка мне нужна больше всего". Зверь с гордым видом победителя подошел к очагу и растянулся около него.
   - Где ты так долго пропадал, Черный? - спросила девушка, опускаясь перед животным на колени.
   - Где ж ему пропадать? По лесу шатался, кобелина этакий, - ворча, ответила за зверя Марта. - Поосторожней с ним, от этой псины все что угодно можно ожидать.
   Зверь поднял голову и рыкнул на хозяйку.
   - Порычи, порычи мне тут... Больше в таком виде на порог не пущу! Хозяин нашелся! Это ж надо выкинуть такое... О чем ты только думаешь? - ворчала пожилая женщина, убирая со стола.
   - Правда, ты не злой? И никому не причинишь вреда? - спросила у Черного Еланта, запуская руку в его густую шерсть на шее, и, обняв зверя, шепнула ему на ухо. - Я очень тебе благодарна за мое спасение. Ты воистину самый благородный пес в мире.
   - Еланта, ну что ты делаешь!? - возмутилась Марта, глядя, как девушка звонко чмокнула оборотня в нос.
   - Марта, но он ведь заслужил похвалы, - ответила, улыбаясь, Еланта, почесывая зверя за ухом.
   - Но целовать его совсем не обязательно! Я тебе сейчас замолчу. "Не мешай ему"! Совсем обнаглел! Нахал! - последние слова пожилой женщины были обращены к ночному гостю, который уже успел положить голову на колени девушке и находился в состоянии полного блаженства. - Черный, я вот тебе устрою головомойку! И твоему хозяину тоже... Ему в первую очередь! Надеюсь, он не забыл, что собирался завтра меня проводить в селение? И ночевать ты тут не останешься! Я понятно объясняю? Наглая твоя морда... Да я не боюсь... Сам остынь... Я тебя не узнаю...
   - Марта, ну не надо на него сердиться, он же не сделал ничего плохого, - заступилась за зверя девушка.
   - Сделал. Он прекрасно знает, за что я его отчитываю, - продолжала ворчать хозяйка, и, открыв дверь, добавила. - Черный, тебе пора домой. Имей совесть.
   Зверь лизнул руку девушки, нехотя поднялся и направился к двери...
  
  
   ...По укатанной дороге, спускающейся с холма, шли двое путников. Они направлялись и небольшое селение, в котором находился монастырь Святой Тарисы.
   - Мирослав, как ты мог вчера такое выкинуть? - не выдержав долгого молчания, спросила Марта у своего спутника.
  -- Ну, ничего же не случилось, - виновато буркнул мужчина.
  -- Если не считать... - начала было знахарка.
  -- Марта, я прекрасно отдаю себе отчет во вчерашних событиях, - раздраженно перебил ее спутник. - С чего это ты из нашей гостьи решила ведьму сделать?
   - Ах, вот как? Ты и меня считаешь ведьмой? - возмутилась Марта
   Ответа не последовало.
  -- Решил отыграться за вчерашнее?
  -- Уж от кого, а от тебя я не ожидал услышать столько лестных комплиментов. Чем это вы вчера занимались?
  -- Еланта попросила научить ее делать мазь для заживления ран, которой я ее лечила. А на комплименты ты сам напросился.
  -- Ты все еще боишься меня. Столько лет уже прошло... - мрачно сказал Мирослав.
  -- Мирослав, я боюсь, что... - с тревогой попыталась ответить женщина. Мужчина нахмурился и перебил речь спутницы:
   - Только не надо вспоминать тот случай... Он и так меня преследует по ночам, вот уже более ста лет...
   "Вот опять он отвечает на невысказанный еще вопрос, словно читает мысли", - подумала Марта. И с каждым годом эта особенность все больше проявлялась у ее воспитанника. Это пугало знахарку. Вслух она произнесла:
  -- Ты уверен, что это именно та девушка? Ты думаешь...
  -- Не уверен, но... Она мне нравится... Она особенная... - опять не дожидаясь окончания фразы, ответил Мирослав.
  -- Я понимаю, что у тебя должна быть личная жизнь, но она не простая деревенская девчонка, а из благородных.
  -- А я кто?
  -- Но... Мирослав, не заставляй меня напоминать тебе о твоем происхождении. В тех событиях нет ни моей, ни твоей вины. Твой род угас.
  -- Не совсем... Помнишь, лет шестнадцать назад... Я рассказывал тебе о том, что Энтор, замок моего отца, разрушен... Я тогда кое о чем умолчал. В ту ночь, я рыскал по лесу в образе зверя в тех местах. До меня вдруг донесся запах дыма... Чем ближе я приближался к замку отца, тем сильнее становился запах... к нему примешивался еще запах крови... и смерти... Прячась в кустах, я наблюдал, как горит Энтор, как гибнут люди... А потом я услышал детский плач, совсем близко. Я побежал на звук... И в кустах нашел женщину. Я знал, что она была женой последнего хозяина замка... Несчастная была уже мертва... из ее спины торчала стрела.
  -- - Мирослав, ты все таки нарушал мой запрет и наблюдал за обитателями Энтора, - покачав головой, со вздохом сказала Марта.
   - Марта, это мои родственники... потомки моей сводной сестры... Когда я наблюдал за ними, мне казалось, что я не так одинок... - грустно ответил мужчина, и продолжил: - На руках у женщины лежал ребенок и плакал. Я увидел на шее женщины кулон, с изображением родового герба моей матери. Я забрал ребенка, прихватив и цепочку с кулоном. Ребенок оказался девочкой. К утру я вышел на эту дорогу и оставил у обочины младенца, надев на шею ему украшение его матери, а сам спрятался лесу, и следил за дорогой.
   - Ты не принес ребенка мне? И ничего не сказал, - возмутилась Марта.
   - И что мы смогли бы ей дать? Жизнь в лесу? Хватит в моем роду одного изгоя. Ребенка подобрали граф и графиня Иверские...
   - Что? Ты хочешь сказать, что Ёланта твоя родственница? - удивилась пожилая женщина.
   - Нет. У них уже были мальчик и девочка. Это я понял по их разговору. Еланта совсем не похожа на родителей найденного мной ребенка, - начал было Мирослав...и вдруг резко умолк, развернулся, и, через несколько секунд, встревожено произнес: - Всадники...
  
   Спустя некоторое время показались четверо верховых. Они стремительно приближались. Еще издали Мирослав разглядел, что впереди скачет дворянин, а остальные - его сопровождение. Поравнявшись с путниками, рыцарь резко осадил коня. Лошадь шарахнулась в сторону и встала на дыбы. Всаднику удалось справиться с животным, но оно продолжало нервно стричь ушами и гарцевать на месте. Спутники молодого человека остановили лошадей чуть в отдалении. Рыцарь, не зная как обратиться к незнакомцам, несколько минут молча разглядывал странную пару: высокого, статного, хорошо одетого мужчину, на поясе которого висел дорогой меч - и пожилую женщину, одетую, как крестьянка.
  
   Мечник явно благородного происхождения, но почему идет пешком? Кто его спутница?
   Странный взгляд у незнакомца... Цепкий... От него становится не по себе...
   Мирослав в свою очередь разглядывал юношу: лет девятнадцать - двадцать, с почти белыми волосами и темными глазами.
  
   Этот оказался здесь неспроста. Его появление не сулит ничего хорошего.
   Еланта...
   Он здесь из-за нее...
   Я чувствую это...
   Я знаю...
  
   - Чем могу помочь благородному господину? - поинтересовался мужчина, глядя прямо в глаза всаднику.
   - Около трех недель назад в этих краях было совершено нападение на эскорт сестры графа Иверского. Все были убиты, а девушка исчезла. Может, вы слышали что-нибудь про это происшествие? - спросил юноша.
  -- Нет. Мы ничего не слышали, - сухо ответил Мирослав.
  -- Если вдруг вам станет известно, где находится леди Еланта, сообщите в крепость Иверу или в крепость Антару, в последней вы получите достойное вознаграждение, - попросил юноша.
  -- А как выглядит леди Еланта? - спросил мужчина.
  -- Она очень красива... - мечтательно начал описание молодой всадник. - Невысокого роста, у нее золотисто-русые волосы и синие глаза. Если вы однажды увидели ее, то никогда не забудете такой красоты...
   - Будет ли мне позволено узнать ваше имя, господин? - почтительно спросил Мирослав. Он казался предельно спокойным, но Марта, которая не стала вмешиваться в разговор, по блеску его глаз догадывалась, какая буря бушует у него в душе.
   - Если вы увидите леди Ёланту, сообщите ей, что ее разыскивает Всеслав из Антары, - сказал юноша, для себя же отметил, что во время всего непродолжительного разговора ощущалось какое-то непонятное напряжение. Женщина, сопровождавшая странного путника, явно нервничала. Может, им есть что скрывать? Но молодой рыцарь махнул рукой своим солдатам и пришпорил коня.
  
   Мирослав и Марта продолжили свой путь.
  -- Почему ты ничего ему не сказал?! - возмутилась Марта.
   Мужчина не ответил.
  -- Хватит молчать! Ты понимаешь, что ее разыскивают, беспокоятся! - продолжала пожилая женщина, которую молчание спутника начинало раздражать.
  -- Он любит ее... - выдавил из себя Мирослав.
  -- Тем более, надо было... - Марта не докончила фразы. Вдруг догадка осенила ее. - Ты читал его мысли... Ты ревнуешь?
   - Да, черт возьми! Довольна?! - рявкнул мужчина, и ускорил шаг.
  -- Не надо на меня кричать. Не моя вина, что у девушки есть жених, - обиженно проворчала Марта. - Это вполне нормально...
  -- Он ей не жених...
  -- Да, да, да... Конечно, с чего это девушку отпустили бы в монастырь, если у нее был жених? Но все же, Мирослав, ты понимаешь, что поступил эгоистично? Ее ищут, волнуются...
  -- Волноваться надо было, когда ее отправляли в монастырь в компании с убийцами. Ты у Еланты спросила, хочет ли она вернуться домой? К братцу, причастному к убийству? Который из-за денег забыл о своих кровных узах? У меня так руки и чешутся удавить гаденыша...
  -- Но ведь ты этого ей никогда не расскажешь? И будешь держаться подальше от ее брата. Пообещай мне, - потребовала знахарка, но ответом было молчание.
  -- Мирослав, поклянись!
  -- Клянусь, что никогда не расскажу Еланте о том, кто виновен в нападении на ее эскорт. Других клятв от меня даже и не требуй.
  -- Иногда твоему упрямству нет предела, - проворчала старая женщина.
   - Твоему тоже... Сколько можно меня опекать? Я уже давно не ребенок. И когда ты только прекратишь меня воспитывать? - возмущенно сказал Мирослав.
   - Ты в последнее время ведешь себя просто невыносимо. Никакого уважения к сединам, - обиделась Марта.
   - Тогда прекратим этот разговор, - предложил мужчина, и, меняя тему, спросил: - Как там у тебя с запасами, может, что нужно?
   - Я уже думала, что и не спросишь об этом. Мясо закончилось, а Еланте нужно хорошее питание, чтобы набраться сил.
   - Хорошо, может, на днях схожу на охоту, - сказал Мирослав, и, немного помолчав, добавил. - На дневную охоту...
  
   ...Еланта сидела у окна и наблюдала за плавным кружением редких снежинок.
   Девушка скучала.
   Вспомнилась Ивера.
   Как там брат, Кая? Наверно, волнуются, что так долго нет вестей из монастыря. А может, Михал разыскивает меня и, конечно, ругается, что золото украли. Кая... Ей теперь придется нелегко, она такая ранимая, красивая и нежная. Брат изведет ее своими придирками. И почему он ее так презирает? И ведь очень нравится ей... Как бы она это ни скрывала, все равно заметно. И почему Судьба так сурово обошлась с Каей? Она заслуживает большего...
   В этом лесном маленьком домике так уютно. Только здесь чувствуется настоящее человеческое тепло и любовь. Марта такая мудрая и добрая. Она очень много знает о травах, лечении, да и вообще о жизни. Ее рассказы можно слушать часами. Вот только она упорно отказывается рассказывать что-либо о Мирославе.
   Мирослав... Он такой загадочный. Ему впору быть рыцарем, а он простой лесник. Странно, как, все-таки, внешность бывает обманчива. Нет, все равно не верится, что Мирослав простой человек. Самое интересное, что именно таким в детстве я представляла себе своего будущего возлюбленного. Высоким, сильным и добрым... Какие глупости... Почему он никогда не улыбается? В первый раз встретила человека, который умеет смеяться только глазами.
   Нет... Не может Мирослав быть простолюдином, врожденного благородства не скроешь... Умру от любопытства... прямо ведь не спросишь, да и не похож он на человека, который любит рассказывать о себе... Интересно, где он живет? Может, спросить у Марты? Нет, она не скажет. Неприлично леди интересоваться такими вещами.
   И чего это мне вздумалось отправиться в монастырь? Наверно, у меня тоже бывают приступы сумасбродства, как у Михала.. Вот чуть не погибла, спасибо, меня нашли и вылечили добрые люди. А если бы я не поехала в монастырь Святой Тарисы, то никогда бы не встретилась с Мартой и Мирославом. Может, и не Черный меня спас, а его хозяин? Только он слишком скромен и великодушен, чтобы признаться... Вот опять мои мысли возвращаются к Мирославу. Странная это пара: Черный и его хозяин. Ни разу не видела их вместе. Марта говорит, что Черный очень независим, и приходит к ней или к хозяину только тогда, когда сам захочет.
   Скучно...
   Девушка накинула подбитый мехом плащ, с которого Марте так и не удалось полностью удалить следы крови, и вышла во двор.
   Она огляделась вокруг...
   Окружающий лес хранил тишину. Тихо и плавно падали снежинки. Девушка подняла руки ладонями вверх. Одна за другой опускались на ладони белые пушистые звездочки. Еланта едва успевала разглядеть их замысловатые узоры, как снежинки таяли от тепла рук.
   "Людские судьбы похожи на эти снежинки, - подумала Еланта. - Рождаются высоко в небе, и падают, весело кружась в воздухе. Ветер играет ими так же, как нами играют прихоти рока. Он может их заставить падать медленно или быстро, но их падение неизбежно. Они могут упасть на землю, и присоединится к миллионам таких же снежинок, и никто не заметит, как они прекрасны и чисты. Придет весна, и они растают от первых теплых лучей солнца. Все имеет начало и конец...
   Но снежинки могут упасть на чьи-то теплые ладони. Их успеют рассмотреть и оценить их неповторимость и красоту, перед тем как они растают...
   Если моей жизни суждено таять на чьих то руках, то я бы хотела, что бы это были руки Мирослава..."
  -- Еланта, что ты делаешь во дворе? - раздался строгий мужской голос.
   Девушка обернулась. Мирослав с Мартой подходили к домику. Еланта бросилась к ним на встречу.
   - Я просила тебя, пока нас не будет, не выходить из дома, - сказала Марта.
  -- Вас так долго не было... Я скучала, - начала оправдываться гостья.
  -- Тебя же предупреждали, что одной находиться в лесу опасно, мало ли какой зверь во двор забредет, - продолжила наставления Марта
  -- Я не боюсь.
   "Глупая, упрямая девчонка" - подумал Мирослав, но, стараясь скрыть свое дурное настроение, вслух ничего не сказал.
   Уже в домике, после того как путников согрел горячий отвар из трав, Еланта стала расспрашивать о посещении селения. Марта коротко рассказала о событиях этого дня, опустив встречу на дороге, и достала купленную для Еланты одежду. По мнению Мирослава, платье было слишком простым для привыкшей к роскоши красавицы, но его цвет очень подходил к глазам Еланты. Подарок привел в восторг девушку. Она приложила наряд к себе и закружилась по дому, потом подбежала к Марте и со словами благодарности обняла ее.
   "Какой она еще ребенок, - подумал Мирослав, глядя на Еланту. Он достал из-за пазухи пару вышитых рукавичек и смущенно протянул их девушке.
   - Я подумал... Это тебе...
   Под недовольное бурчание Марты Еланта повисла на шее у дарителя и поцеловала его в щеку.
  -- Спасибо, - сияя, сказала девушка. Но, осознав, что она только что совершила неподобающий леди поступок, как бы оправдываясь, произнесла: - Вот уже почти семь лет, как мне никто не делал подарки.
   Оба смутились, но настроение у Мирослава значительно улучшилось.
   Марта, что-то ворча, продолжала возиться у печи, решив, что с этой парочкой бороться бесполезно, по крайней мере, пока.
  
  
   6.
  
   Всю ночь шел сильный снегопад. Он прекратился только к рассвету, укрыв толстым белым одеялом землю и укутав деревья в теплые шали. Мирослав шел по зимнему лесу в надежде подстрелить какую-нибудь дичь. Случайно задел головой еловую лапу. Та грациозно качнулась, и в отместку осыпала охотника густой россыпью снежинок. Он поднял голову и посмотрел вверх. Высокие верхушки елей вонзались в чистое безоблачное небо, такое же теплое и синее, как глаза Еланты. Мужчина улыбнулся... Он заметил, что с некоторых пор стал обращать внимание на красоту девственно чистой природы, радоваться новому восходу солнца. Раньше он проклинал каждый наступающий день вынужденного бессмертия и ненавидел ночи, опустошающие его душу своей жестокой темнотой, приносящие с собой только боль и страдания.
   Охотиться Мирослав не любил, но надо было держать данное Марте обещание.
   Ему повезло, он быстро наткнулся на следы лани и пошел по ним. Они вывели охотника на лесную поляну. Солнечный свет рассыпался по поверхности снега мириадами искр. На поляне охотник заметил лань. Животное насторожилось, подняло голову и втянуло воздух ноздрями. Мирослав, спрятавшись за широкими еловыми лапами, вскинул лук, прицелился. Человек и оружие слились воедино.
   Охотник замер.
   Стрела сорвалась.
   Со свистом достигла своей цели. Лань успела сделать один прыжок и упала в снег.
   Охотник подошел к добыче. Лань была еще жива, она с хрипом, тяжело, дышала. Мирослав, обругав себя за то, что плохо рассчитал поправку на ветер, достал нож и перерезал горло своей жертве...
   И вдруг...
   Вдруг непонятная тревога, та же, что выгнала его из дому в ту морозную ночь, когда он нашел раненую Еланту, раскаленным обручем сдавила его душу. Господи, неужели что-то с девочкой случилось?!
   Лесное эхо донесло до него женский крик. Еланта... Ее голос... Он различит его даже среди тысячи голосов, звучащих одновременно! Зов о помощи доносился со стороны, в которой находилась вырытая Мирославом ловушка на лося. Мужчина бросил оружие около убитой лани и кинулся на голос.
   Бежать было тяжело, ноги утопали в глубоком снегу. Мирослав несколько раз падал, поднимался и опять бежал. Крик девушки донесся еще раз...
   Нет, так я долго буду добираться... Черт, могу не успеть!
   Оборотень прыгнул вперед. На белоснежный снег приземлился огромный черный зверь...
  
   ...Еланта из последних сил цеплялась за клочки прошлогодней травы, покрывавшей края ямы. Корни растений обрывались, и вместе с небольшими комками промерзшей земли падали на утыканное заостренными кольями дно. Пальцы замерзли и уже не подчинялись. Ёланта попробовала в очередной раз подтянуться и ухватиться за небольшой кустик, растущий около края ловушки, как вдруг плечо пронзила предательская боль: рана... Едва зажившая рана открылась вновь!
   Девушка вскрикнула.
   Рука скользнула по лежащему под снегом льду. Пальцы разжались. Еланта почувствовала, что падает...
  
   ... До нее оставалось не более двенадцати шагов. Он увидел, как руки девушки заскользили по краю ямы. Зверь прыгнул...
  
   ...Мирослав упал лицом в снег у кромки ловушки, взметнув облако икрящейся снежной пыли. В самый последний момент он успел схватить девушку за руку.
  -- Держу! - крикнул он Ёланте, сплёвывая попавший в рот снег. - Дай вторую!
  -- Я не могу, - в испуганном голосе девушки слышались отчаянье и обреченность.
  -- Руку! Быстро! - рявкнул мужчина.
   Угасающая надежда на спасение опять стала разгораться. Девушка с большим трудом попыталась дотянуться до Мирослава, но острая боль опять пронзила плечо. Еланта вскрикнула. Но спаситель уже успел схватить ее за обе руки и легко, одним рывком, вытащил из ямы. Все произошло в считанные секунды.
   Они сидели на снегу. Мирослав не сводил глаз с девушки, такой маленькой и беззащитной.
   Господи! Я же ее чуть не потерял! Я никогда так не боялся за другого человека! Опоздай я на секунду, и ее бы не стало!
   Страх за жизнь Еланты перерос в негодование.
   Молодой человек вскочил на ноги и начал отчитывать девушку:
  -- Какого черта ты здесь делаешь?! Как Марта могла тебя одну в лес отпустить?! Вы что, с ума сошли, что ли?! И как ты только ухитряешься попадать во всякие переделки?! Ты, глупая девчонка, хоть понимаешь, что еще немного, и погибла бы!.. - он отвернулся от девушки и отошел на несколько шагов, пытаясь успокоиться.
   - Я... мы вчера были с Мартой в лесу... я потеряла рукавичку... Мы возвращаться не стали... уже начинало темнеть, а утром я решила ее найти... А ночью был снегопад... наши следы замело... и я заблудилась. Засмотрелась на белку и начала падать, - виновато начала оправдываться девушка.
  -- Марта что, сама не могла сходить? Вот вернемся домой, я ей все выскажу!.. Надо же было додуматься: в таком снегу что-то искать...
  -- Но она же старая, ей тяжело ходить по такому глубокому снегу... - стала защищать старуху девушка.
   - Господи! Ёланта, когда ты только будешь думать о себе, а не о других? Ничего бы с Мартой не случилось. Ты чуть не отправилась на тот свет из за какой-то рукавицы ... - оборачиваясь, строго сказал Мирослав.
   - Но... это... эти рукавички ты мне подарил... - шепнула девушка. Она была очень расстроена, в ее огромных синих глазах уже стояли слезы.
   Мужчину поразил несчастный вид Ёланты. Она все еще продолжала сидеть на холодном снегу, и, дрожа, пыталась согреть своим дыханием замерзшие кисти рук.
   Я чудовище! Она чуть не погибла, а я, как бесчувственная скотина, отчитываю ее!
   До него наконец дошел смысл последних слов Ёланты.
   Я ей их подарил! Она не хотела расставаться с моим подарком!
   Он кинулся к девушке. Упал перед ней на колени и заключил в объятья.
   - Прости... Прости... Я глупец... - прошептал он.
   Еланта неосознанно прильнула к его груди. Еще никогда она не чувствовала себя такой защищенной и нужной. Он разомкнул кольцо своих рук, взял ее ладони в свои и стал растирать, согревая своим дыханием. А потом поднял голову, и встретил взгляд Ёланты. И смутился...
   - Вставай, а то совсем замерзнешь. Идти сможешь? - спросил он. И, не дожидаясь ответа, продолжил: - Надо забрать подстреленную мною дичь, и я провожу тебя к дому Марты. Пойдем.
   Он помог девушке подняться...
  
   Мирославу показалось, что обратный путь к месту, где осталась туша лани, занял гораздо меньше времени, чем когда спешил на помощь девушке. Еланта шла, утопая в снегу и спотыкаясь. Упрямица отказывалась от помощи. После нескольких падений в снег она уцепилась за рукав спутника.
   ...На поляне с убитой ланью их приветствовали грозным рычанием. Мужчина заслонил собой девушку. Еланта, выглянув из-за спины Мирослава, увидела сидящую около туши огромную кошку. Шкура животного поражала белизной, лишь от носа и до кончика хвоста тянулась бурая полоса, да на тяжелых лапах темнело несколько пятен. Хищница смотрела на людей большими бледно-голубыми глазами и, глухо рыча, скалила пасть, обнажая огромные желтые клыки. Хвост зверя нервно скользил из стороны в сторону, поднимая в воздух снежную пыль.
  -- Кто это? - спросила Еланта.
  -- Тихо, это снурк, снежный лев, - медленно отступая назад, шепотом сказал Мирослав. Много диковинных зверей повидал он за свою жизнь, но с этим животным ему не хотелось встречаться ни во сне, ни наяву. Снежный лев слыл жестоким и коварным зверем, встреча с ним почти всегда оказывалась смертельной для человека. Это животное не водится в их местах. Как снурк оказался здесь, видимо, останется загадкой
   Надо как-то выпутываться из этой ситуации, спасать девушку. Черт, оружие осталось около туши. Что делать?
  
   Снурк явно решил отстоять свои права на добычу и, припав телом к земле, медленно стал приближаться к людям.
   - По моей команде побежишь назад, по следам выйдешь к дому. Что бы ни произошло, ни в коем случае не останавливайся и не оглядывайся, иначе погибнешь, - еле слышно прошептал мужчина.
  -- А как же ты? - с тревогой спросила девушка.
  -- Сделаешь, как сказал, - тихо и настойчиво повторил Мирослав. Он увидел, что зверь приготовился к прыжку, и, кинувшись навстречу животному, крикнул девушке: - Беги!
   Еланта бросилась бежать, успев заметить, как снежный лев всей массой навалился на Мирослава и подмял под себя...
  
   ...Шаг человека навстречу опасности...
   ...Точный прыжок дикого зверя...
   ...Мгновения, отсчитывающие жизнь...
   ...Сбивающий с ног удар...
   ...Желтые зубы безжалостного убийцы вонзились в плечо мужчины в опасной близости от шеи - легко, словно ножом, разрезая плоть. Зверь зацепил клыком ключицу противника и рванул вверх. Острые когти пропороли бедро человека.
   Мирослав, превозмогая боль, стиснул руками шею льва. Сопротивление еще больше разъярило зверя. Он оторвался от плеча человека и попытался впиться в его горло. Мужчину обдало зловонным дыханием чудовища. Из пасти огромной кошки сорвалась окрашенная кровью слюна и упала на лицо человека. Мирослав сильнее сжал шею снежного льва. Снурк, задыхаясь, захрипел. Почувствовав, что тело зверя стало обмякать, молодой человек сбросил его с себя и откатился в сторону. С трудом поднявшись на ноги, он увидел, что его противник уже отдышался и твердо стоит на лапах.
   Рык снежного льва гулким эхом разнесся по всему лесу. Огромный зверь припал к земле и приготовился к нападению, сверкая полными дикой ярости глазами.
   Оборотень прыгнул навстречу взметнувшейся в воздух кошке. Острые клыки черного зверя мертвой хваткой вцепились в белоснежную шею снурка...
  
   ...- Марта! - крикнула Еланта, ворвавшись в дом. От боли в боку, она согнулась. Села на скамью, пытаясь восстановить дыхание. - Там Мирослав!.. Зверь!.. Его наверно уже нет в живых...
   Девушка разразилась рыданиями.
   - Что произошло?! Какой зверь? - взволнованно спросила пожилая женщина. Первое, что пришло ей в голову, что этот безответственный тип превратился в зверя на глазах у девочки.
  -- Мирослав сказал, что это снурк, снежный лев. Это чудовище набросилось на него! Оно его... наверно, уже разорвало, - всхлипывая и запинаясь, стала рассказывать Еланта.
  -- Откуда здесь взяться снурку? - Марта с трудом могла поверить словам девушки. Но испуг и волнение Еланты были неподдельными. - Где это произошло?
  -- В лесу, на поляне, недалеко от ловушки, в которую я попала...
  -- Ловушки?
  -- Да, я поскользнулась и чуть не упала в яму на колья, а Мирослав меня спас... Марта, у него нет оружия... он все оставил около убитой лани, когда услышал мои крики о помощи. Это моя вина... Из-за меня он наверно погиб... - слезы большими каплями падали с длинных ресниц девушки.
   - Ясно! Ёланта, успокойся, с Мирославом не так просто справиться даже такому страшному зверю, как снежный лев, - сказала Марта, накидывая на плечи длинный черный плащ. Женщина взяла с собой сумку, в которую положила насколько баночек с мазями и бинты. И, выходя из дома, добавила: - Закройся в доме, никуда не выходи, никому не открывай. Я вернусь не скоро; возможно, даже через день. Сделай себе успокоительный отвар, как я учила. Когда вернусь, расскажешь все более подробно.
  
   ...Картина, представшая перед глазами женщины, заставила ее содрогнуться. Снег на месте схватки был плотно утоптан и забрызган кровью. Почти в самом центре поляны застыл труп белого зверя, вокруг которого растеклось кровавое пятно. В нескольких шагах от животного Марта увидела Мирослава, лежащего на животе, лицом вниз. Он был без сознания. Пожилая женщина подошла ближе. В том, что мужчина жив, она не сомневалась, проклятие не дало бы ему умереть. Тело Мирослава было все в запекшейся крови, одежда порвана и через разрывы ткани зияли глубокие раны. Марта осторожно перевернула мужчину на спину и ужаснулась. Все его лицо напоминало страшную кровавую маску: от левого глаза, почти до подбородка тянулась рваная рана, обнажающая кость. Мирослав застонал и приоткрыл глаза.
  -- Еланта? - тихо спросил он.
  -- Она в безопасности, - успокаивающим голосом ответила женщина.
  -- Как я?
  -- Такой редкий зверь забрел в нашу глушь, и угораздило же его встретить тебя. Тебе повезло. Снурк постарался на славу, - попыталась пошутить Марта.
  -- Ничего, заживет как на собаке, - прошептал мужчина и улыбнулся, а потом опять впал в забытье.
   От этой улыбки у Марты пробежали мурашки по спине. Она прикрыла Мирослава полами плаща, произнесла заклинание, и они оказались в его замке...
  
   ...Марта провозилась с Мирославом остаток дня и целую ночь, обрабатывая раны и накладывая на них швы. Мужчина под конец перевязки пришел в себя и попросил:
  -- Марта, я не хочу, чтобы Еланта видела меня таким... слабым...
  -- Я не пущу ее в твой замок, тем более скоро полнолуние. Не беспокойся, - пообещала Марта. Про себя же пожилая женщина подумала, что наступил благоприятный момент для осуществления ее плана. Она осуждала стремление Мирослава любой ценой удержать девушку. Это неправильно. Так быть не должно.
   Любовь... Что она может принести ему? Очередное испытание, горечь и обиду от измены или отсутствия ответных чувств. Взаимная симпатия - это лишь шаг навстречу настоящей любви. Встретят ли они ее? Насколько сильной будет их любовь? Сможет ли она победить проклятие Мирослава? Если любовь Еланты будет недостаточно сильной, то проклятие может убить девушку, или перейти на нее, лишив Мирослава жизни. Они оба могут погибнуть... Он мне как сын... Я не хочу его потерять... Еланта, милое создание... Я не желаю ей зла...Я не хочу ее смерти...
   Мирослав с такими ранами около недели проваляется в постели, и в полнолуние у него не будет сил рыскать по лесу в поисках добычи. Как все удачно складывается, никто не сможет мне помешать...
  
   ... Пожилая женщина шла по безлюдной улице небольшого селения. Ее можно было бы принять за местную жительницу, если бы не странный черный плащ, слишком добротный для простой крестьянки.
   Поселок медленно просыпался. Кое-где раздавался скрип открываемых ставень и дверей. Женщина зашла на постоялый двор, где, в отличие от всего селения, вовсю кипела работа. Хозяин двора, дородный мужчина средних лет, уже давно был на ногах и громкими указаниями подгонял полусонных слуг.
  -- А, Марта, здравствуй, - увидев пожилую женщину, поздоровался хозяин.
   - Здравствуй, Збых. Как твой младшенький? - поинтересовалась Марта.
  -- Спасибо, перелом прекрасно сросся. Какое дело тебя привело?
  -- Мне нужно отправить одну весточку в Иверу, можно и в Антару, в последней посыльному обещали достойное вознаграждение. Твой старший не сможет передать сообщение?
  -- Отчего ж не сможет? Сможет... Бог умом не обидел, память хорошая, - согласился Збых, и позвал сына. - Янко!
  -- Слушай, Марта. Тут недавно какой-то рыцарь разыскивал сестру графа Иверского, - наклонившись к гостье, добавил хозяин постоялого двора
  -- Да, вот прослышала я про это, но этот рыцарь уже уехал, - солгала Марта.
   На зов из конюшни вышел рыжий юноша лет шестнадцати и подошел к отцу.
  -- Янко, тебе придется выполнить поручение Марты, - сказал хозяин постоялого двора, вытягивая из волос сына соломинку.
  -- Да, отец, - пригладив ладонями непослушные вихры, ответил юноша.
  -- Поедешь в Иверу, а потом в Антару. Дорогу знаешь? - сказала Марта.
  -- Знаю. Если что, спрошу.
  -- Передашь графу Иверскому, что его сестра жива, и находится у меня. Если понадобится, покажешь, где я живу. Это вот тебе за работу и на дорогу, - пожилая женщина протянула юноше несколько серебряных монет.
  -- Понятно. Спасибо.
  -- Тогда собирайся, - приказал отец, а у Марты поинтересовался: - И давно она у тебя?
  -- Около месяца. Еле выходила бедняжку, совсем она слабая была. Вот только теперь сможет путь домой выдержать. Больше ни о чем не спрашивай. Пойду я. Спасибо за помощь...
  
   ...- Марта! Что с Мирославом?! - Еланта бросилась на встречу входящей в дом женщине. - Жив?
  -- Да жив он, жив. Перепало ему хорошо от этого снурка, - сказала женщина, закрывая дверь. - Откуда этот зверь здесь взялся?
  -- Я хочу видеть Мирослава. Ему нужна помощь и уход.
  -- Еланта, успокойся. Единственное, что ему сейчас нужно, это покой.
  -- Но он там совсем один, а вдруг ему станет еще хуже? Да ему же некому даже воды подать, - не успокаивалась девушка.
  -- Я дала ему отвар из трав. Мирослав теперь будет долго спать. И я хочу отдохнуть, всю ночь его штопала, - устало сказала Марта и села на скамью около печи.
  -- Марта, а вы меня возьмете, когда пойдете к нему? - спросила Еланта.
  -- Нет. Даже не проси.
  -- Он не хочет меня видеть? Да?! - догадалась девушка. - Ну конечно, я виновата в том, что с ним произошло! Если бы не я, то он бы не пострадал! Я должна попросить прощения у него.
  -- Девочка, ему сейчас не до твоих извинений. Давай прекратим этот разговор, - попросила пожилая женщина, а потом спросила: - Еланта, а ты не тоскуешь по дому?
   Еланта растерялась и не сразу нашла что ответить.
  -- Я... Да, конечно... Но... Вы меня прогоняете? - с грустью в голосе спросила она.
   - Нет. Просто я подумала, что твой брат переживает, не зная, что с тобой случилось. Да и не дело благородной леди с простолюдинами якшаться.
   - Марта, ну зачем вы так, - обиделась девушка и, немного помолчав, добавила. - У меня лучшая подруга из простых людей... мы так думаем... Но благородства у нее хватит на нескольких леди.
   Но пожилая женщина уже ее не слышала: бессонная ночь и усталость дали себя знать. Марта так и уснула, сидя на лавке, прислонившись к стене. Еланта принесла на лавку подушку и уложила женщину, а сверху прикрыла одеялом...
  
   ...Со дня нападения снурка прошло уже более недели. Марта продолжала отклонять все просьбы девушки взять ее к Мирославу. Каких только отговорок ни придумывала знахарка, но Еланта была настойчивой в желании увидеть своего спасителя.
   Чувство вины, как червяк яблоко, точило сердце сестры графа Иверского. И, когда в очередной раз пожилая женщина отправилась проведать раненого, Еланта последовала за ней, прячась за деревьями. По дороге Марта несколько раз останавливалась, оглядывалась, но, не заметив ничего подозрительного, продолжала путь.
   Еланте казалось, что вот-вот знахарка ее заметит и отправит домой. Нервы девушки были натянуты, как тетива лука. Каждый неожиданный звук в зимнем лесу пугал, заставлял бешено стучать сердце...
   Вскоре показался старый, источенный временем замок, стены которого были густо покрыты почерневшими от морозов плетями дикого винограда.
   Знахарка, еще раз обернувшись, вошла в жилище Мирослава. Еланте оставалось только, спрятавшись за вековым дубом, дождаться, когда Марта покинет его. Девушке показалось, что за ней кто-то следит. Огляделась, но ничего подозрительного не заметила.
   С дерева слетела какая-то птица, стряхнув с ветки снег, который упал прямо под ноги Еланте. Она вздрогнула от неожиданности. Ей показалось, что все внутри оборвалось от страха. Девушка раньше и представить себе не могла, что будет зимой одна в лесу заниматься слежкой. Хоть бы знахарка надолго не задержалась у Мирослава!
   Мороз быстро дал о себе знать, и Еланта начала пританцовывать на месте. Долго ждать не пришлось. Марта вышла из замка явно недовольной и быстрыми шагами направилась домой.
   Как только знахарка скрылась из виду, девушка вышла из укрытия и направилась к входу. Чем ближе подходила она к строению, тем древнее и загадочней оно ей казалось. Высокие темные стены не одно столетие противостояли ветру, дождю и снегу. В некоторых местах кладка стала разрушаться, появились предательские трещины. Окна были узкими и маленькими, словно щели. Почти во всех отсутствовало стекло. Замок давно умер, и ничто не в силах было его воскресить.
   Над входом находилось лепное изображение родового герба. Что-то в его символике показалось незваной гостье знакомым. Да, она уже видела этот рисунок раньше, но вот где, не могла вспомнить.
   Массивная дверь оказалась не запертой. Еланта вошла. И, в тот момент, когда двери крутили свой певучий полукруг на ржавых петлях, ей почудилось, что во дворе мелькнула темная тень - но что это было, и было ли, Ёланта не успела осознать: двери с грохотом захлопнулись за ее спиной. Древние стены неприветливо встретили нежданную гостью холодом и мраком. Одинокий, прикрепленный намертво к стене, факел был не в состоянии рассеять темноту помещения, но его света оказалось достаточно, чтобы девушка смогла разглядеть в стене небольшую нишу, в которой стоял подсвечник с наполовину сгоревшей свечой. Еланта зажгла ее от факела и лишь только тогда отважилась пойти по темному коридору.
   Тусклый свет свечи выхватывал из темноты висящие на стенах старинные, давно уже поблекшие гобелены. Но на них еще можно было разглядеть рыцарей и прекрасных дам в старомодных одеждах. Иногда попадались изображения драконов и каких-то химер.
   Тишина. Только звук осторожных шагов гостьи тревожил эту густую тишину. Замок казался необитаемым. Еланта подумала о том, что могло заставить человека жить в таком, всеми забытом, месте?
   Наконец девушка вошла в полутемный зал. Света от затухающего огня в камине не хватало, чтобы осветить и согреть это большое помещение. Незваная гостья направилась к камину, чтобы подкинуть в огонь дров и согреться, но ее внимание привлекло единственное украшение этого зала - гобелен с изображением очень красивой темноволосой дамы. Еланта остановилась перед ним, и заворожено стала рассматривать изображение. Гобелен был старым, но изображение на нем сохранило всю полноту первоначальных цветов.
   Что-то необычное было в этом лице Что? Глаза... Да, глаза. Такие знакомые и добрые. Гостья была не в состоянии отвести взгляд от этих глаз.
   - Что ты здесь делаешь? - неожиданно прозвучали слова позади Еланты.
   Она резко обернулась. Ей показалось, что в полумраке зала сверкнули два красных огонька. Девушка вздрогнула от неожиданности, и, вскрикнув, выронила подсвечник со свечой из рук.
  -- Мирослав... Ты меня напугал, - сказала Еланта, опускаясь на колени. - Надо найти свечу.
  -- Ты пришла поджечь мое логово? - с иронией в голосе спросил хозяин замка.
  -- Я не хотела...
  -- Знаю... Я тебе помогу.
   Глаза оборотня прекрасно видели в кромешной тьме, поэтому найти свечу не составило для него особой трудности.
  -- Держи, - Мирослав протянул гостье подсвечник. Еланта быстрыми шагами подошла к камину и зажгла огарок. Подкинув к огонь несколько поленьев, она вернулась к гобелену.
  -- Прекрасная работа, - похвалила она вышивальщицу.
  -- Марта, мастерица на все руки, - прозвучал ответ. - Это она вышивала.
  -- Кто эта женщина на гобелене?
  -- Это моя мать, - печально ответил мужчина.
  -- Ее глаза так похожи на твои, - сказала девушка, про себя же отметила, что Мирослав, скорей всего, незаконнорожденный ребенок богатой дамы.
  -- Это единственное, что мне от нее досталось.
   - А кем был твой отец? - задала Еланта бестактный вопрос, и, опомнившись, добавила. - Извини, я не должна задавать такие вопросы.
  -- Я его никогда не видел, и даже не хочу вспоминать ни о нем, ни о том, что он мне оставил в наследство.
  -- Ты живешь здесь один? У тебя есть другие животные, кроме Черного?
  -- Вы задаете слишком много вопросов, миледи. Это допрос?
  -- Ой, извини, но любопытство - это моя слабость.
  -- Поэтому ты постоянно и попадаешь в разные переделки.
  -- Да, наверно.
  -- Я давно живу здесь один и, кроме Черного, других животных не держу. Надеюсь, я удовлетворил твое любопытство? Я так и не получил ответа на свой вопрос. Что ты здесь делаешь?
  -- Я пришла попросить прощения. В том, что произошло с тобой - только моя вина.
  -- Марта знает, что ты здесь?
  -- Нет, я кралась за ней очень осторожно. Она так меня и не заметила.
  -- Надо отдать должное вашей находчивости, миледи, - в голосе Мирослава прозвучали веселые нотки.
   Девушка подняла свечу повыше, чтобы разглядеть лицо собеседника. Свет на мгновение ослепил привыкшие к темноте глаза оборотня, заставив его резко отвернуться. Еланта увидела на лице молодого человека уродливый красный шрам, идущий от левого глаза к подбородку.
  -- Извини. Я причинила тебе столько страданий, - расстроено промолвила девушка.
  -- Я меньше всего нуждаюсь в жалости, юная леди, - жестко ответил Мирослав.
   - Я не жалею тебя. Мне тяжело видеть чужую боль. Почему, вам, мужчинам, так трудно осознать, что сострадание и жалость - разные понятия? - девушка подошла ближе и с осторожно, ласково провела ладонью по щеке молодого человека.
   Это невинное, легкое прикосновение взволновало его. Он прикоснулся губами к ускользающим пальцам.
   Нежность...
   Смущение...
   Молчание...
  -- Здесь так темно и холодно, - гостья первая нарушила тишину.
  -- Это надгробие былой славе уже давно не нуждается ни в тепле, ни в свете.
   - Странно ты отзываешься о своем доме. А тебе разве не нужны тепло и свет? - спросила девушка.
  -- Да, нужны, но тепло человеческой души, свет любимых глаз, - в голосе мужчины прозвучали одновременно и тоска, и надежда.
   Еланта подняла повыше свечу. На этот раз Мирослав не отвернулся. Он смотрел ей прямо в глаза. В его взгляде было столько тепла и нежности, что девушка снова смутилась и отвела взгляд. Догорающая свеча роняла слезы воска на края подсвечника. Стихи, словно чарующая сказка, сорвались с губ молодого человека:
   Тихий отзвук шагов - шорох трав под ногами,
   Умирающий свет от огарка свечи.
   Глаза смотрят в глаза, но стена перед нами,
   Что воздвигла Судьба в полнолунной ночи.
  -- Это твои стихи? - спросила Еланта, подняв голову и посмотрев прямо в глаза Мирослава.
  -- Нет. Эти стихи написал человек, которого я считал своим другом. Его уже давно нет, - старая боль прозвучала в голосе мужчины.
  -- Как жаль...
   Молодой человек подошел ближе к девушке, почти вплотную. От волос Еланты доносился запах зимней свежести, смешанный с ароматом трав. Мирослав мог их все перечислить, но запах ромашки был самым сильным. Зима и ромашка - два несовместимых аромата. В этом вся Еланта: отважная и такая беззащитная одновременно. Она так близка. Он чувствует ее дыхание. Мужчина не в состоянии был противиться манящей силе ее губ, блеску больших синих глаз. Только неровный свет свечи находился между ними. Мирослав пальцами затушил пламя и привлек к себе любимую. Их губы сомкнулись в страстном поцелуе. Подсвечник выпал из рук Еланты, и со звоном ударился о каменные плиты пола, но молодые люди этого не заметили. Девушка обвила руками шею мужчины и робко отвечала на его поцелуи. Ее неопытность и доверчивость сводили с ума Мирослава.
   Страсть на грани безумия.
   Опьяняющая нежность губ... прикосновений...
   Желание...
   "Нет. Надо остановиться. Но как невыносимо трудно разжать объятья. Я должен это сделать. Господи, дай мне силы отпустить ее!" - подумал Мирослав. Он положил руки на плечи девушке и отстранил ее от себя.
  -- Нет... - тихо вырвалось у Еланты. Магия поцелуя, завладевшая ее разумом, постепенно стала исчезать.
   Непонятная тревога охватила душу молодого человека. От мысли о скорой разлуке заныло сердце. Мужчина снова привлек возлюбленную к себе, обнял и прижался лицом к ее волосам. Он бы продал душу Дьяволу, отдал бы свою никчемную жизнь за обладание этой девушкой хотя бы на одну незабываемую ночь. Но ему нечего предложить: душа его и так проклята, а жизнь... жизнь не нужна ни Богу, ни Дьяволу. Честь Еланты неприкосновенна. Демоны и все святые, вместе взятые! Она так близка и так далека одновременно...
  -- Еланта, тебе пора уходить, - тихо сказал он, но в его голосе прозвучала просьба: "Останься!"
  -- Я не хочу, - голос девушки дрогнул.
  -- Глупышка, представляешь, что может подумать Марта, когда узнает, где ты была?
  -- Но ведь ты ей не расскажешь? - голосом заговорщицы спросила гостья.
   Мирослав засмеялся. Впервые за столетие древние стены замка слышали его смех.
  -- Это наш секрет. Ведь так?
  -- Да. Мирек...- Еланта впервые так назвала его.
  -- Я слушаю.
  -- Поцелуй меня еще раз, пожалуйста, - попросила девушка. Она смотрела на него такими умоляющими и одновременно такими невинными глазами, что мужчина невольно признался:
  -- Если я это сделаю, то никогда не смогу тебя отпустить.
  -- И не надо. Мне так хочется, что бы ты всегда был рядом со мной.
  -- Я всегда буду с тобой, - пообещал Мирослав. А сам подумал, что надо поскорей отправить девушку домой, иначе его воля уступит желанию. Он совсем не был уверен, что сможет ограничиться только невинными поцелуями. Но вслух сказал: - Скоро стемнеет, и небезопасно будет идти по лесу одной, а проводить я тебя не смогу...
  
   ...Он долго смотрел вслед уходящей девушке. Она несколько раз оборачивалась и махала рукой.
  
   ...Как тяжело. Словно прощаюсь с ней навсегда.
   Марта права, что я могу ей дать?..
   Любовь? Надежду? Счастье? Призрачные мечты, которые никогда не сбудутся?
   Все против нас.
   Мы из разных миров. Межу нами стена... пропасть... проклятие...
   Как это больно...
   Невыносимо больно любить и знать, что она никогда не станет моей...
   Судьба, ты опять играешь мной...
   Жестоко играешь...
   Но спасибо тебе за мимолетное мгновенье счастья...
  
  
   7.
  
   Меч со свистом разрезал воздух и легко вонзался в соломенное чучело. "Противник" был не в состоянии долго выдерживать яростные атаки, и после нескольких ударов из его тряпичного чрева на плотно утоптанный снег посыпалась солома.
   - Вот дьявол! - в сердцах выругался Михал. Он уже потерял счет, сколько чучел, предназначенных для упражнений лучников, он распотрошил за последние неполные две недели.
   С момента исчезновения сестры вся жизнь пошла наперекосяк. Все не так. Вот уже которую ночь ему снится эта зеленоглазая ведьма Кая. Просто наваждение какое-то. Он перевернул вверх ногами весь замок, но ее так и не нашел. Хорошо спряталась, мерзавка. Слуги все как один утверждают, что не видели девушку. Не может же он выпороть всех обитателей замка. Тетка Неда точно знает, где прячется девчонка, но молчит и даже под розгами не признается. Портить отношения с кухаркой ему не хотелось, работу свою она знала отлично, и многочисленные гости замка частенько нахваливали ее стряпню.
   Еще одна мысль не давала покоя молодому графу: "Откуда у простой девчонки такое старинное дорогое украшение". А тут эта ссора с Всеславом! Чертов дамский угодник! Михал никогда не думал, что ему будет так не хватать друга. Он даже собственной персоной явился в Антару, чтобы помириться. А этот гад куда-то уехал. Все эти обстоятельства приводили графа Иверского в бешенство.
   Возвратившись домой, он попытался сорвать злость на своих солдатах, изматывая их с утра до вечера тренировками. За неделю таких интенсивных упражнений он выжал из своих воинов все силы, и, чтобы избежать бунта, пришлось перейти на обычный распорядок. Вот сегодня вообще не нашлось желающих поучаствовать в учебном бою с Михалом. И он продолжал терзать несчастное чучело.
   Молодой граф сделал еще несколько выпадов. Одним ударом снес голову "противника"... и вдруг почувствовал, что за ним кто-то пристально наблюдает. Огляделся. Все слуги и воины заняты своими делами, но чувство, что за ним следят, не исчезало. Михал поднял голову вверх, и на одной из башен он увидел ее.
  -- Кая! - вырвалось у молодого человека. Девушка, поняв, что место наблюдений раскрыто, исчезла. Граф бросился к башне.
   У самого входа графа догнал один из слуг:
  -- Милорд, там какой-то юноша, привез известие о вашей сестре.
  -- Что? - переспросил Михал. До него не сразу дошел смысл услышанного. - Где этот человек?
   - Там, у конюшни, - последовал ответ. - Привести его в главный зал?
   - Нет.
   Душа графа Иверского разрывалась на части. Одна половина жаждала догнать девчонку, которая причинила столько душевных мук, другая - взывала к долгу. Молодой граф тяжело выдохнул воздух. Взглянул на вход в башню.
   "Черт с ней, с этой ведьмой. Никуда не денется", - подумал Михал, и быстрыми шагами направился к конюшне...
  
  
   ...Еланте всю ночь не спалось. Уже начало светать, а она так и не сомкнула глаз. Тревожили, мешали заснуть разные мысли. Она вспоминала поцелуй Мирослава, прикосновение его рук, его тихий, слегка хриплый голос.
   Его поцелуй... Еще ни один мужчина не целовал ее. Всеслав не считается. Когда ей было всего тринадцать лет, он попытался это сделать. Ему удалось. Они тогда подрались. Вернее, дралась она, а он только смеялся, даже не пытался защищаться. Тогда досталось и Михалу, за то, что он попытался защитить друга от нее. Но разве может сравниться поцелуй подростка с поцелуем влюбленного мужчины? Мирослав любит ее. Она это знает. Он не признался в этом, но за него это сделали его глаза, нежность, поцелуй.
   Еще чуть не поругались с Мартой. Вчера она вернулась в избушку знахарки, когда уже начало смеркаться. Как и предупреждал Мирослав, хозяйка сделала выговор за непослушание, напомнила о том, к чему могут привести прогулки по лесу и об ее, Еланты, поведении, недостойном леди. Она попыталась доказать, что сама может следить за своей добродетелью, но пожилая женщина заявила ей, что, как старшая, несет ответственность за ее честь. Спорить было бесполезно.
   Когда сон, наконец, сомкнул веки девушки, на дворе послышались мужские голоса и лошадиное ржание. Шум разбудил Еланту. В дверь стучали с такой силой, что она едва не слетала с петель.
  -- Открывайте! - раздался громкий голос за дверью.
   Марта была уже одета, но, видя, что девушка только что проснулась, не спешила впускать "гостей".
  -- Девочка, поспеши, пока эти люди не разобрали дом на бревна, - поторопила Еланту знахарка, выглядывая в окно. - Быстрей одевайся.
  -- Кто это? - спросила девушка, наспех натягивая платье.
  -- Какие-то вояки, - ответила хозяйка.
  -- Откроют эту чертову дверь когда-нибудь?! - послышалось со двора.
  -- Михал? - с удивлением спросила Еланта, пытаясь побыстрей привести волосы в порядок. - Как он тут оказался?
  -- Я послала в Иверу гонца с известием, - призналась пожилая женщина и направилась к двери. - Мне показалось, что твоему брату надо знать, что его сестра жива.
   В дверь опять постучали.
  -- Марта, что ты наделала! - вырвалось у девушки. - Меня увезут! Мирек! Я даже не попрощаюсь с ним! Зачем ты так с нами?!
   Но знахарка уже открывала дверь.
   Первым в избушку вошел Михал и по-хозяйски окинул взглядом жилище знахарки. Затем он перевел взгляд на Марту. Властные голубые глаза изучали пожилую женщину. От этого взгляда хозяйке дома стало не по себе. Казалось бы, он еще мальчишка, но сколько высокомерия и холода в красивом лице. Червь сомнения заполз в душу женщине. Может, она совершила ошибку, сообщив о местонахождении девушки? Нет, Еланте не место в этой глуши.
  -- Так, значит, здесь моя сестрица решила прятаться от своего брата? - гневно спросил граф. - Может, поздороваешься?
  -- Здравствуй, Михал! - холодно ответила Еланта. - Но если ты думаешь, что я рада тебя видеть, то ты ошибаешься.
  -- Чем я заслужил такую немилость? - спросил молодой человек.
  -- А тем, что из-за тебя погибло столько людей!
  -- Что?! Да как ты смеешь обвинять меня в преступлении?! - возмутился молодой граф. - Да я весь этот чертов лес перевернул, разыскивая тебя.
  -- Если бы ты дал в сопровождение проверенных людей, а не первый попавшийся сброд, то тебе не пришлось бы этим заниматься - парировала девушка.
   Марта была поражена. Вот тебе и тихоня. Оказывается, Еланта может за себя постоять.
  -- Собирайся! Едем домой! - не зная, что ответить на доводы сестры, приказал Михал.
  -- Я никуда не поеду! - последовал твердый ответ.
  -- Ты ослушаешься старшего брата?! - возмутился граф. Такого открытого неповиновения он не ожидал. - Мне что, приказать тебя связать?
  -- Ты не посмеешь!
  -- Может, я и не стану этого делать. Но если ты не поедешь со мной, то, когда я вернусь в Иверу, я отдам Каю солдатам, - зная о привязанности Еланты к служанке, пообещал граф Иверский.
  -- Нет! - возмутилась девушка. - Ты не сделаешь этого!
  -- Сделаю.
  -- Михал, ты чудовище!
  -- Вы очень добры ко мне, миледи, - ехидная улыбка засияла на лице Михала. - Собирайся! Да поживей!
   Граф вышел из дома.
   Еланта бессильно опустилась на скамью. Хозяйка села рядом и обняла девушку.
  -- Мне жаль... Я ведь хотела тебе только добра, - сказала Марта.
  -- Все хорошо. Я должна уехать, вы правы. Я веду себя эгоистично, забывая, что от меня зависит жизнь и спокойствие некоторых людей, - грустно ответила гостья. - Марта, вот такой мой брат. Он действительно выполнил бы обещание. Он ненавидит Каю с детства.
  -- Кто такая Кая? - поинтересовалась знахарка.
  -- Она воспитанница моей матери. Ее подобрали на дороге, ведущей из монастыря Святой Тарисы. Мы с ней росли как сестры, а брат всегда издевался над ней. Марта, мне надо собираться... Жаль, что я не смогу попрощаться с Мирославом, - по щеке Еланты скатилась слеза. - Мне пора...
   Девушка накинула свой плащ и повернулась к хозяйке.
   - Спасибо вам за все. Передайте Мирославу, что я его люблю, пусть помнит о своем обещании, - грустно сказала девушка и вышла из дома.
   Знахарка последовала за ней, но остановилась на пороге.
   Небольшой отряд был уже готов к обратной дороге. Один из воинов помог Еланте сесть на лошадь. Девушка еще раз попрощалась с хозяйкой.
   Михал подъехал к Марте. Он снял с пояса кошель, развязал его и достал три золотые монеты. Потом, видно решив, что трех монет слишком много, положил две обратно.
   - Вот тебе за труды, - сказал он, бросил монету под ноги женщине и пришпорил коня.
   Марта не обратила внимания на золотой. Она смотрела вслед уезжающей девушке. Еланта обернулась в последний раз и помахала рукой. По щекам девушки текли слезы.
  
   Когда путники выехали на дорогу, до них донесся далекий душераздирающий волчий вой...
  
   ...Черный, прихрамывая, вбежал во двор знахарки, когда отряд давно исчез из виду.
  
   Чужие запахи, чужие следы...
   Я не успел...
   Я не смог с ней даже попрощаться...
   Пустота...
   Раздирающая душу, сминающая сердце пустота...
  
   Из глубины души вырвался вой. Он эхом разнесся по всему лесу...
  
  -- Марта, ты предала меня! - Мирослав метался по всему домику. - Как ты могла воспользоваться моей беспомощностью?
   Знахарка сидела за столом.
  -- Я поступила правильно. Еланта должна жить среди людей своего круга. Ты ей не пара. Я не хочу больше возвращаться к разговору на эту тему. Уймись! - твердо сказала Марта.
   Мужчина остановился с противоположной стороны стола и, опершись об него руками, посмотрел на знахарку тяжелым, цепким взглядом. В его глазах плясали дикие красные огоньки. Женщине показалось, что еще одно слово и оборотень вопьется ей в горло.
   - Ты не имеешь права вмешиваться в мою жизнь! - рявкнул он. - Хватит!
  -- Мирослав...
  -- Ты хочешь знать, что между мной и Елантой произошло? - мужчина прочел мысли знахарки. - Это не твое дело!
  -- Не груби мне, - попыталась пожилая женщина охладить гнев мужчины. - Эта девушка, как черная кошка, пробежала между нами. А ведь я люблю тебя, как родного сына.
   - Марта, я очень тебе благодарен за все, что ты для меня сделала. Но чувства, которые я испытываю к Еланте, сильнее и важнее для меня. Я боюсь... - взгляд оборотня потеплел, гнев стал исчезать. - Боюсь, что без нее умрет моя человеческая сущность, останется лишь звериная злоба... Кто за ней приехал?
   - Брат... Она сказала, что любит тебя, и просила передать, чтобы ты помнил обещание, - сказала знахарка и вопросительно посмотрела на оборотня.
   - Быть всегда рядом... - тихо произнес он. - Я должен последовать за ней. Я дал клятву и сдержу ее.
  -- Мирослав, и как ты собираешься это сделать?
  -- Я стану ее верным псом.
  -- Это опасно. И для людей, и для тебя, - встревожено сказала женщина. - Ты можешь утратить человеческий разум, если очень долго будешь находиться в облике зверя.
  -- Знаю и постараюсь этого избежать.
   Марта поднялась со скамьи и направилась к сундуку. Запрещать Мирославу следовать за девушкой бесполезно. Он уже все для себя решил. Единственное, что знахарка могла сделать - это помочь ему.
   - В случае необходимости, воспользуйся этим, - сказала она, доставая из сундука плащ. Женщина протянула его молодому человеку. - Но не увлекайся, при перемещении он забирает много жизненных сил. Да, еще. Твоя родственница, та девочка, которую ты оставил у дороги, жива. Ее зовут Кая, она служанка и подруга Еланты.
   - Он издевается над ней, - оборотень опять прочитал мысли знахарки. - Я его все же убью.
  -- И навсегда потеряешь Еланту.
   Мирослав тяжело вздохнул. Марта, как всегда, права. Он накинул плащ и вышел на порог.
  -- Что это? - спросил он, заметив на снегу золотой.
  -- Плата за "наши труды", - ответила пожилая женщина. - Не бери ее.
   Но молодой человек поднял монету и положил ее за пазуху.
  -- Я верну ее прежнему хозяину, - жестко сказал он.
  -- Береги себя, Мирослав...- тихо сказала женщина, предчувствуя, что добром эта история не закончится.
   Мирослав прыгнул. Черный мягко приземлился на снег и взял след...
  
   ...Еланта ехала молча, совсем не обращая внимания на тщетные попытки брата разговорить ее. Она настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как начало темнеть и отряд остановился в лесу на привал. К реальности девушку вернул громкий голос графа Иверского:
   - Еланта, очнись! Да, что с тобой происходит?
   Она вздрогнула и с какой-то непонятной грустью посмотрела на брата. Михал помог сестре слезть с лошади и отвел к специально приготовленному для нее месту у костра.
   - Придется заночевать в лесу. До ближайшего постоялого двора еще полдня пути. Скоро поставят палатку, - сказал граф, и, видя, что сестра не обращает внимания на его слова, спросил. - Ты меня слышишь?
  -- Да, - последовал тихий ответ.
  -- Тебе холодно?
   Не дожидаясь ответа, молодой человек снял свой плащ, подошел к девушке и набросил его ей на плечи.
  -- Ты очень изменилась за это время, - сказал Михал, садясь рядом.
  -- Ты тоже, - Еланта была удивлена заботой брата о ней.
  -- Может, я научился ценить то, что считал потерянным навсегда.
  -- И что же ты считал потерянным?
  -- Свою семью. Тебя.
   Девушка с недоверием посмотрела на графа Иверского.
  -- Но в одном, Михал, ты остался прежним, - сказала она.
  -- Это в чем же?
  -- В ненависти к Кае.
   Лицо молодого человека помрачнело.
  -- Не напоминай мне о ней, - сказал он.
  -- Что произошло? - встревожено спросила Еланта. - Она жива?
  -- Жива... Но лучше бы... - Михал не закончил фразу. Напоминание об этой зеленоглазой ведьме растревожило душу.
   Граф тяжело вздохнул и поднялся:
  -- Пойду, проверю, как там подготовились к ночлегу. Надо расставить караульных...
   Странные слова брата обеспокоили девушку. Что-то произошло между ним и Каей.
   - Подожди! Ты действительно бы отдал Каю солдатам, если бы я отказалась ехать домой? - спросила Еланта вдогонку уходящему графу.
   Он на минуту остановился, и, не ответив на вопрос, направился к группе солдат, занимающихся палаткой.
  
   Стемнело. Воины собрались у костра. Одни тихо беседовали, другие готовились ко сну.
   Еланта, утомленная прошлой бессонной ночью и дорогой в седле, быстро заснула. Она спала около разведенного прямо в палатке костра на медвежьей шкуре, укрывшись несколькими меховыми плащами.
   Михал заглянул в палатку, посмотрел, все ли в порядке у сестры и присоединился к своим воинам.
  
   Черный давно догнал путников, но не решился открыто выйти к ним, а предпочел следовать за ними в лесу, параллельно дороге. Теперь, когда весь лагерь погрузился в сон, он тенью проскользнул в палатку к Еланте мимо задремавшего караульного. Он долго смотрел на спящую девушку, любуясь ее прекрасным лицом, потом лег у нее в ногах и заснул...
  
   - Еланта, просыпайся! - громко сказал Михал, входя в палатку сестры, но тут же отпрянул от входа. Огромный черный зверь, оскалив пасть и грозно рыча, наступал на него. Граф обнажил меч.
   - Черный, нельзя! Михал, остановись! - раздался крик девушки. Проснувшись, она сразу узнала животное. Пес мгновенно повиновался и отступил. Он сел около девушки и недоверчиво смотрел на молодого человека.
  -- Дьявол его задери! - выругался граф. - Что это за тварь?
  -- Это собака Марты, - сказала девушка, благоразумно решив скрыть от брата правду об истинном хозяине пса. Она была удивлена, увидев животное у себя в палатке. - Черный нашел меня в лесу, когда было совершено нападение, и привел знахарку. Он, видимо, привязался ко мне, раз решил последовать за отрядом.
   Еланта погладила пса.
  -- Он послушный и не причинит никому вреда.
  -- Отправь к хозяйке этого урода, - Михал не поверил сестре. Эта псина, размером с теленка, совсем не внушала доверия. Граф вышел из палатки, устроил разнос караульному за нерадивость, приказал в случае необходимости убить зверя.
  
   - Черный, как я рада тебя видеть! - девушка погладила пса по голове. - Ты не бойся Михала, он хоть и не любит животных, но считается с моими желаниями и не причинит тебе вреда, пока ты со мной.
   Еланта посмотрела в глаза животному. Ей показалось, что зверь понял каждое ее слово.
   - У тебя очень умные глаза. Ты, наверное, все понимаешь, что я говорю. Я очень хотела бы, чтобы ты отправился со мной в Иверу, но боюсь, что твой хозяин будет скучать по тебе и теряться в догадках, куда ты пропал. Я меньше всего на свете хочу огорчать Мирослава. Ему, наверно, будет так же тяжело, как и мне, когда он узнает про мой отъезд, а еще ты сбежал.
   Зверь грустно заскулил и лизнул руку девушки.
  -- Ты должен вернуться домой, - сказала она.
  
  -- Леди Еланта, - послышалось с наружи палатки. - Милорд приказал принести вам завтрак.
  -- Входи, - разрешила девушка.
   Воин вошел, но, увидев огромное черное животное, так и остался стоять у входа.
  -- Проходи, не бойся.
   Воин с опаской подошел к сестре графа и поставил перед ней посуду с едой.
   - Милорд приказал передать, чтобы вы не затягивали со сборами в дорогу, - сказал он и быстро удалился.
   Еланта поделилась едой с Черным. Тот сначала отказывался есть, но ей удалось его уговорить съесть немного жареного мяса.
   Позавтракав, девушка вышла из палатки. Оборотень последовал за ней.
  
   Небольшой отряд был готов отправляться в путь. Большинство воинов уже были в седле. Михал отдавал последние указания. Увидев сестру и пса, он недовольно сказал:
  -- Эта тварь еще здесь? Я же велел отправить его назад.
  -- Михал...
  -- Нет. Не проси. Этому чудовищу не место в Ивере.
   Девушка отвела животное от отряда на небольшое расстояние и сказала псу:
  -- Черный, иди домой к Миреку, не бросай его.
   Пес грустно посмотрел на Еланту, но остался на месте.
   - Прошу тебя, уходи. Ты не можешь следовать за нами. Иди домой, - девушка была очень расстроена.
   Зверь отступил на несколько шагов, издал звук, похожий на стон, и побежал прочь от людей...
  
   ...К полудню второго дня погода начала портиться. Поднялся сильный ветер, пошел снег. Михал рассчитывал к наступлению темноты добраться до ближайшей деревни и переночевать на постоялом дворе.
   Лес закончился. Отряду предстояло преодолеть заснеженные поля и луга. К обеду порывы ветра и снегопад усилились. Вскоре укатанную дорогу замело. Ветер пронизывал одежду путников насквозь, хлестал по лицам острыми иглами снежинок. Лошади утопали в снегу, некоторые совсем отказывались идти. Их хозяевам пришлось спешиться и вести их за повод.
   Стемнело. Отряд так и не достиг деревни. Люди и животные выбились из сил. Михал понял, что спасти их может только чудо.
   Словно сами по себе пришли слова молитвы, они шепотом слетали с потрескавшихся от мороза губ молодого человека и уносились в даль обезумевшим ветром.
   Неожиданно к заунывному стону вьюги добавился одинокий волчий вой.
  -- Дьявол! Еще волков нам не хватало, - мрачно сказал Михал сестре.
  -- Наверно, послышалось, - с надеждой ответила она.
   Вой повторился, но уже ближе и громче. Зверь приближался к отряду. Вскоре люди его увидели. Некоторые солдаты обнажили мечи. Огромный темный зверь остановился на безопасном расстоянии. Ветер безжалостно трепал его шерсть, засыпал ее снегом.
   - Это Черный! Не трогайте его! - крикнула Еланта. Она соскочила с лошади и, утопая в снегу, направилась к псу.
   Зверь схватил ее за подол платья и потянул за собой.
   - Михал! - громко сказала девушка. - Пес, наверно, хочет нам помочь. Он выведет нас к деревне.
   Отряд последовал за ними. Вскоре метель стихла, снегопад прекратился. Показались огни селения...
  
   ...Уставшие и замерзшие путники вошли в дом, который встретил их теплом и уютом. Следом за ними проскользнул и пес.
   - Миледи, милорд, проходите, садитесь ближе к камину, - суетился приветливый хозяин постоялого двора. - Это чудо, что вы в такую погоду смогли добраться до нас. Давненько не было такого снегопада. На моей памяти уже лет пять, как будет.
   - Да, если бы не пес, то туго бы нам пришлось, - признался граф. Хозяин с опаской покосился на устрашающего вида зверя, растянувшегося возле камина.
   - Пойду, распоряжусь, чтобы приготовили вам комнаты, а также разместили ваших воинов, милорд, - поклонился хозяин и удалился.
   Как только он вышел, Еланта сказала брату:
   - Михал, Черный заслужил отправиться с нами в Иверу. Ты сам признался, что он спас всех нас.
   - Хорошо, - нехотя согласился граф. - Но если этот урод будет путаться под ногами или пакостить, я избавлюсь от него.
   Зверь поднял голову и недовольно рыкнул.
   - Черный не урод, Михал, - сказала девушка. - Я присмотрю за тем, чтобы он тебе не мешал.
   Пришла служанка, которая принесла еду и теплое питье. Следом за ней появился хозяин постоялого двора.
   - Кушайте, пейте, миледи, милорд. Что еще прикажете? - услужливо поинтересовался он.
  -- Принесите что-нибудь поесть нашей собаке, - попросила Еланта.
  -- Хорошо, миледи.
  
   ...На утро распогодилось. День выдался солнечным, и путники без труда достигли Иверы.
   Обитатели крепости приветствовали возвращение леди Еланты радостными криками. Со всех сторон доносились поздравления и добрые пожелания.
  
   - Тетка Неда, она вернулась! С ней все в порядке! - на кухню прибежала Кая с радостной улыбкой на лице. - Идем же скорей!
   Она схватила кухарку за руку и потянула на внутренний двор.
   - Дождались, наконец-то! Теперь наш благодетель оставит тебя в покое, - сказала стряпуха, еле поспевая за проворной девушкой.
   - Надеюсь на это. Неда, я так рада! - Кая отпустила руку женщины. - Ну, пропустите же!
   Девушка с трудом пробивалась сквозь плотное кольцо людей, обступивших вернувшийся отряд.
  -- Леди Еланта! - крикнула она.
  -- Кая! - сестра хозяина Иверы заметила подругу, соскочила с лошади и побежала навстречу ей.
   Девушки обнялись.
   Кая в порыве радости была необыкновенно хороша. Михал не мог оторвать от нее взгляда. Он видел только ее. Все окружающие люди и предметы исчезли.
  
   Она так восхитительна.
   Блеск ее глаз, ее улыбка сводит с ума.
   Но это богатство предназначено не мне.
   Что это? Ревность?
   Какое унижение!
   Ревновать служанку к своей сестре!
   Проклятая колдунья!
  
   Уже в который раз граф Иверский поймал себя на том, что в присутствии Каи он перестает здраво мылить, и недовольно поморщился.
   Да эта ведьма меня просто не замечает!
   - Какая встреча! Трогательно до слез, - съязвил он и рявкнул на окружающую их челядь. - А ну, всем разойтись!
   Девушки посмотрели на молодого человека. Радость в глазах Каи померкла. Еланта разозлилась.
   - Михал, в день моего возвращения... - начала было она, но брат, не слушая ее, слез с коня и быстрыми шагами направился в свою комнату.
   - Что произошло в мое отсутствие? - поинтересовалась Еланта у подруги. - Он опять стал донимать тебя?
   - Миледи, я потом все расскажу. Идемте, вы устали с дороги. Ой, а это кто? - удивленно спросила Кая, заметив подошедшего к ней зверя.
   - Это мой спаситель, - ответила сестра графа Иверского и потрепала Черного по холке. - Пойдем, я действительно очень устала. Нам надо о многом поговорить.
  
  
   8.
  
   Еланта распахнула дверь в свою и остановилась на пороге.
   - Здесь ничего не изменилось, - сказала она, бегло окинув ее взглядом.
   Все было по-прежнему: на стенах, два гобелена с изображением диковинных растений и животных; кровать с балдахином, аккуратно застеленная бархатным покрывалом; небольшой камина в углу; по его бокам - два больших сундука с одеждой; у противоположной от двери стены - маленький столик и два деревянных резных кресла около него. Даже медное зеркало, стоящее на столике, было на своем месте.
   - Я следила за порядком, да и Михал, думая, что ты погибла, не хотел ничего здесь менять, - Кая тихо вздохнула.
   Черный проскользнул, между девушками в комнату. Он деловито стал изучать обстановку, словно хотел удостовериться, что здесь ничего не угрожает.
   Подруги вошли следом на псом. Служанка помогла леди Еланте снять верхнюю одежду, после чего они уселись в кресла.
   - Еланта, твой пес ведет себя, как хозяин, - заметила Кая, по привычке переходя на "ты" в обращении к леди. Она всегда так делала, когда оставалась с подругой наедине.
   Удостоверившись, что все в порядке, растянулся у ног сестры хозяина Иверы. И пристально уставился на ее подругу.
  -- А он меня не укусит? - с опаской спросила наперсница.
  -- Не бойся, он может с виду грозный, но в душе очень добрый и ласковый, - ответила Еланта. - И потом, он дважды спас мне жизнь. Первый раз когда нашел меня раненную в лесу, а второй - вчера, когда во время снежной бури вывел наш отряд к деревне.
   Пес поднялся и подошел к Кае. Он уселся напротив нее и протянул ей лапу.
  -- Видишь, он тебя признает, - сказала леди.
   - Надеюсь мы станем друзьями и ты не будешь на меня рычать, - с надеждой произнесла ее подруга и пожала зверю лапу, а тот благодарно лизнул ее руку.
   - Вот и хорошо, - удовлетворенно улыбнулась Еланта и продолжила. - А теперь я хочу знать, что здесь случилось в мое отсутствие.
   - А Михал тебе ничего не рассказывал? - голос Каи дрогнул. Ей придется поведать о происшедших событиях, ведь подруга не отстанет, пока не узнает все.
  -- Нет, - последовал ответ.
  -- Явился человек, который был в твоем эскорте, и сказал, что тебя нет в живых. Михал пришел в ярость и убил этого человека. Твой брат сразу поехал искать твое тело, но не нашел. Он был сам не свой, когда вернулся. Его раздражало все. Челядь боялась попадаться ему на глаза. Он даже поссорился со своим дружком Всеславом.
  -- Что?! Не может быть?! - удивилась сестра графа Иверского.
  -- Так и было. Люди говорят, что он его выгнал из замка. А неделю назад приехал какой-то юноша и сообщил, что ты жива и находишься у целительницы, живущей в лесу не далеко от монастыря Святой Тарисы, - закончила рассказ служанка.
  -- И это все? - инстинктивно Еланта почувствовала, что она что-то не договаривает. - Кая, ведь между тобой и моим братом, что-то произошло.
  -- Нет... Ничего...
  -- Подруга, ты не умеешь лгать. Да и Михал особо не скрывает, что что-то случилось.
  -- Он поссорился с другом из-за меня, - тихо призналась собеседница.
  -- Рассказывай!
  -- Всеслав заступился за меня, когда наш лорд хотел... - девушка замялась, стараясь подобрать слова, но, решив не рассказывать всей правды, выпалила. - Когда Михал вытер моими косами стол.
  -- Вот, паразит! - вспыхнула леди Еланта. - Ну когда он только повзрослеет?! Сколько можно донимать тебя?! Слепец! Неужели он не видит, что нравится тебе.
  -- Ну что ты такое говоришь! - служанка покраснела.
  -- Правду! И не смей этого отрицать - я все равно не поверю. Где у моего брата глаза? Неужели он не видит какой красавицей ты стала.
  -- Уже увидел, - тихо призналась Кая.
  -- И...
  -- Еланта, я... Мне не очень хочется про это говорить...
  -- Что еще выкинул мой ненормальный братец?
  -- Ну, после того, как он стер моими волосами вино со стола, Михал разозлился, но почему-то решил меня поцеловать. У него было очень странное выражение лица... Это меня напугало. Если бы не Всеслав... - служанка замолчала и заплакала. - Еланта, я, кажется, обронила в комнате графа свой кулон.
   Черный искусно прикинувшийся спящим, внимательно слушал весь разговор. При последних словах Каи он не удержался и зарычал. Но девушки не обратили на него внимание.
  -- Так он пытался тебя... Это ужасно! - Еланта подошла к подруге и обняла ее.
   Та, всхлипнув, кивнула головой в знак согласия.
  -- Мне жаль, что мой брат такое чудовище. Как бы я хотела, чтобы он хоть не много был похож на... - сестра графа осеклась.
  -- На кого? - всхлипывая спросила подруга.
  -- На хозяина Черного.
   Пес, услышав свою кличку поднял голову и подошел к своей новой хозяйке.
  -- Да, Черный, на Мирослава, - девушка погладила пса по голове.
  -- Кто он? - поинтересовалась Кая.
  -- Я точно не знаю. Он мало рассказывал о себе. Я думала, что он лесник. Но оказалось, что он живет в заброшенном замке. Мирек очень красивый, добрый и... любит меня... Кая, как тяжело здесь находиться, зная, что он так далеко.
  -- Ты его очень любишь?
  -- Да, но люди и Судьба против нас. Я не хотела от него уезжать, но мой брат умеет уговаривать... Как там Мирослав без меня и без Черного? Ему наверное очень тяжело... Кая, он из-за чуть не погиб, защищая от снежного льва. Он ранен, один в Лесном замке... Это ужасно... - девушка обняла пса. - Увижу ли я его еще раз? Он мне обещал всегда быть рядом... Но хоть Черный со мной. Правда, изменник?
   Последние слова были обращены к псу. Тот жалобно заскулил и преданно посмотрел в глаза Еланте. Она подошла к кровати и упала на нее. Мягкие перины приняли ее в свои ласковые объятья, наполняя уставшее тело томной негой.
  -- Так он не благородного происхождения? - поинтересовалась ее подруга.
  -- Скорей всего нет. Но я знаю, что его мать из дворян, а про отца мне ничего не известно. Наверное, он незаконорожденный ребенок. Мой брат ни когда не согласится на наш брак.
  -- И никогда не полюбит простолюдинку - печально произнесла служанка.
  -- Ну что ты... - Еланта села на кровати.
  -- Да. Это правда. Извини, что я так рассуждаю о твоем брате... Почему я такая глупая...
  -- Ты не глупая. А любовь не разбирается в происхождении. Она просто приходит к людям и всё. Но ты права. Михал никогда никого не любил и не полюбит... Наверное... Не знаю... С ним что-то происходит. По дороге сюда он мне признался, что переживал из-за утраты своей семьи... - девушка села.
   Пес положил морду на колени Еланте и тяжело вздохнул, печально взглянув на хозяйку.
   - Вот и Черный со мной согласен, - девушка потрепала его холку.
   - Ой, что-то я заболталась, а ведь ты очень устала с дороги, а я все со своими горестями... Сейчас сбегаю, прикажу, чтобы нагрели воды для купания, и поесть принесу. А что есть твой лохматый друг? - спросила Кая.
  -- Да все, что и другие собаки. Только я думаю, что сегодня он заслужил королевский обед.
   Служанка кивнула головой в знак согласия и удалилась.
   Вскоре она явилась с едой, а следом за ней слуги принесли бадью и ведра с горячей водой.
   Девушки поужинали и накормили пса. Тот, словно поняв слова про королевский обед, сначала отказывался от еды, но когда его новая хозяйка решила покормить его с рук, стал жадно есть.
   Когда Еланта стала готовиться к купанию, Черный улегся напротив двери, задом к девушкам, и целомудренно прикинулся спящим. Он поднялся лишь тогда, когда Кая вышла позвать слуг забрать бадью.
   Еланта уже лежала в постеле. Зверь подошел к ней и положил голову на ее подушку. Девушка, утомленная трехдневным путешествием, уже спала. Пес вздохнул и улегся на пол около кровати...
  
   ...Михалу всю ночь не спалось. Даже усталость после долгого пути не могла заставить его закрыть глаза. Да где тут уснешь, когда чуть сомкнешь веки, а перед мысленным взором тут же возникает она, эта зеленоглазая ведьма. Как она прекрасна, когда улыбается! Ее улыбка... Он бы отдал все, лишь бы Кая улыбалась только ему... Какой бред... Колдовство... Наваждение... Увлечься какой-то безродной дворовой девкой... Да симпатичных мордашек у него в замке пруд пруди... Только помани пальцем и любая с радостью согреет его постель. Но почему ни одна не тревожит душу так, как воспитанница матери? Почему хочется прикасаться только к ней, узнать вкус ее губ? Почему она, не стоящая даже его мизинца, лишает его покоя? Чем он провинился перед Судьбой, устроившей ему такую изощренную пытку? Расплата за детские шалости?
   Лорд Иверы поднялся с кровати и подошел к столу. Цепочка с кулоном все еще лежала на прежнем месте. Он взял ее. Поднес к свету. Древнее золото тускло замерцало. Сам не зная почему, он поднес украшение к губам и поцеловал его. Потом, словно опомнившись, хотел было бросить кулон на на столешницу, но вместо этого крепко сжал его в кулаке. Михал сел за стол и отрешенно уставился в окно, за которым уже зарождался новый день...
   Молодого лорда вывел из задумчивости стук в дверь.
  -- Милорд! - донеслось снаружи.
  -- Входи! - разрешил Михал, узнав голос своего капитана. Произошло что-то, из ряда вон выходящее если Болеслав лично явился в такую рань. - Что случилось?
  -- Убийство в Новополе. Несколько лихих людей напали на семью вашего арендатора. Убили и его, и жену.
   Граф Иверы хорошо знал своего вассала Станислава. Тот раньше служил капитаном в гарнизоне крепости. За верную безукоризненную службу отец Михала отдал ему в аренду небольшой укрепленный дом, с прилегающей к нему очень плодородной землей. Как к арендатору и вассалу, Михал не имел к Станиславу никаких претензий. Насколько он помнит, у того было несколько детей.
   - Что с детьми? - спросил молодой лорд.
   - Двое младших привезли это известие. Они сейчас на кухне с Недой, - ответил капитан. - Что с остальными, не знаю
   - Собирай отряд, едем, - приказал граф.
   - Да, милорд, - Болеслав, поклонившись, вышел.
   Михал вздохнул. Ему вспомнились слова отца о том, что долг сюзерена защищать своих вассалов, помогать им. Печальное известие пришлось как нельзя кстати. Прекрасный повод снова уехать из дома, где его душа не могла обрести равновесия, и хоть ненадолго отвлечься от мыслей об этой колдунье. Он разжал кулак и еще раз посмотрел на украшение, потом надел его на шею и направился в кухню. Перед отъездом необходимо было выяснить некоторые подробности происшествия.
   В кухне граф нашел двух зареванных и перепуганных детишек: мальчика и девочку. Мальчику было не больше девяти лет, девочка была значительно младше, может быть лет четырех. Из рассказа старшего ребенка Михал понял, что добрый арендатор впустил несколько путников переночевать, а те оказались разбойниками и ночью напали на хозяина дома. Шум услышали дети, один из старших сыновей бывшего капитана сумел вывести малышей из дома и отправить их в Иверу...
  
   ...Новополе встретило графа тяжелой тишиной. С первого взгляда было понятно, что разбойники уже покинули это место. Михал со своими воинами вошли в дом. Лорд чуть не споткнулся о тело распростертого на полу человека. Из его шеи торчала стрела. Видно, вопреки чаяниям воров, не все прошло гладко, и одному из них пришлось заплатить за преступление. В помещении царил беспорядок: столы лежали на боку, стулья и лавки перевернуты, со стен сорваны гобелены.
   Из зала в жилые комнаты вел длинный коридор, возле входа в который, прислонившись к стене, полусидел старший сын арендатора. С боку по его светлой рубахе растеклось темное багровое пятно. Парень крепко сжимал в руке лук. Рядом на полу лежал колчан со стрелами. Граф наклонился к юноше. Тот был еще жив. С губ раненного сорвался тихий стон.
   - Перевязать его и срочно доставить в Иверу! - приказал Михал. Он выпрямился и направился в спальню арендатора.
   Хозяина Новополя закололи прямо в постели. Его жена смогла добежать до двери, где ее и настиг смертельный удар в спину. А то, что молодой граф увидел в ближайшей к спальне арендатора комнате, заставило его застыть на месте. На кровати в окровавленных простынях лежала мертвая девушка, почти девочка. Сорочка на ней была разорвана. Несчастную изнасиловали, а потом вспороли ей живот. Голова убитой была повернута в сторону двери. В ее широко раскрытых глазах застыли ужас и обреченность. Михал пошатнулся и прислонился к стене. Во взгляде мертвой он прочел немой вопрос: "Где ты так долго был, защитник?". Только сейчас до него дошел смысл угрозы, которой он заставил сестру вернуться с ним в замок. Нет, ни один другой мужчина не прикоснется к Кае. Она его и только его. Вот опять он вспомнил об этой колдунье...
   Молодой человек почувствовал, что еще немного и его желудок вывернется на изнанку, он приказал накрыть тело убитой и вышел из дома, мысленно давая обет, что лично прикончит всех убийц.
   - Милорд! Мы нашли еще мертвого мальчика, - сказал подошедший воин. - Он пытался защищаться. Еще двое убитых в комнате для работников.
   - Найдите священника и похороните несчастных, как подобает! - приказал граф, и спросил у своего капитана, который осматривал территорию возле дома. - Что там удалось выяснить?
   - Разбойники направились в лес. Их трое. У них только две лошади, так что быстро передвигаться по снегу они не смогут. Если нам повезет, мы их скоро настигнем, - ответил Болеслав.
   - По коням! - скомандовал Михал...
  
   ...Следующий день Еланта начала с объяснений Черному, как вести себя в замке. На счастье лорд Михал куда-то уехал с самого утра и они беспрепятственно могли передвигаться по Ивере. Девушке почти на каждом шагу приходилось объяснять встречным слугам и воинам, что чудовище, следующее за ней, смирное создание и что не надо его бояться. Псу было запрещено: попадаться на глаза Михалу, особенно появляться на площадке для упражнений в воинском деле; охотиться на животных, живущих в замке, обходить стороной птичий дворик и ни в коем случае не трогать черного кота с глупой кличкой Светлячок, любимца Еланты. И конечно не воровать еду с кухни так как тетка Неда всегда найдет для него сахарную косточку.
   Девушке захотелось поболтать с кухаркой и она отправилась в кухню. Черный, как привязанный, последовал за ней.
   Повариха возилась у печи.
  -- Неда! - громко позвала стряпуху Еланта, заходя в помещение кухни.
  -- Тише, миледи. Тише, - попросила женщина, оборачиваясь к посетительнице. Она молча кивнула в сторону скамьи, на которой спали двое детей, прикрытые кожухом.
  -- Чьи это детки? - шепотом спросила девушка.
  -- Бывшего капитана Иверы, Станислава, - последовал ответ.
  -- Почему они здесь?
  -- Сегодня ночью на их дом напали разбойники. Кажется, всю их семью убили, только им удалось спастись. Наш милорд поехал в Новополе ловить убийц.
  -- Бедные сиротки, - пожалела малышей сестра графа. - Что же ты не сообщила мне раньше про них.
  -- Вы устали с дороги, моя госпожа. Я хотела дать вам отдохнуть, - ответила женщина.
  -- Неда, их надо перенести в комнату и устроить поудобней, - сказала леди Еланта. - Пойду позову слуг...
  -- Вот вы где, - Кая ворвалась в кухню. - А я по всему замку вас разыскиваю.
  -- Тише, - шикнула на нее кухарка и бросила в ее сторону гневный взгляд . - Не видишь, что дети спят.
   - Там раненого из Новополя привезли. Говорят, что это старший сын нашего бывшего капитана, - понизив тон, сказала служанка.
  -- Радек! - закричал проснувшийся от шума мальчик. Он соскочил со скамьи и бросился к выходу. Кая схватила его за руку.
  -- Пусти! Там мой брат! - стал вырываться ребенок и попытался укусить девушку.
  -- Вот чертенок! - Кая отпустила сорванца.
   Его крик разбудил девочку. Она заплакала.
   Мальчишка метнулся к двери, но, увидев сидящего около нее огромного пса, остановился.
   - Не переживай за брата, - Еланта подошла к ребенку и положила ему на плечо руку. - Мы сделаем все, чтобы помочь ему. Как тебя зову?
  -- Янек. Мой брат не умрет? - из глаз мальчишки потекли слезы.
  -- Не знаю. Останься с сестрой, ты ей нужен. Кая присмотрит за вами. А я займусь твоим братом. Хорошо?
   - Да... - всхлипнув согласился Янек. - А ты кто?
   - Я леди Еланта, сестра графа Иверского, - последовал ответ.
   Ребенок успокоенный тем, что сама леди будет лечить его брата, перестал плакать и вернулся на скамью к сестре. Девочка уже перестала плакать и с аппетитом жевала огромный пряник, который ей дала добрая повариха...
  
   ...Еланта наклонилась над раненным. Он был не многим старше ее. От потери крови лицо парня было белым, как полотно. Темные, разметавшиеся по подушке волосы, еще больше подчеркивали его бледность. Девушке показалось, что Радек мертв: его дыхание было слабым и почти незаметным. Она поднесла медное зеркало к лицу юноши. Появившийся на металле белесый налет показал, что парень продолжает держаться за жизнь. Еланта аккуратно разрезала рубаху Радека, сняла ее с него. Такой же участи удостоилась и перевязка, наспех сделанная доставившими юношу воинами. Рана оказалась хоть и длинной, но не опасной. Меч рассек кожу и мышцы, скользнул по ребрам, не повредив жизненно важных органов. Сестра графа Иверского промыла рану, зашила ее, обработала мазью, приготовленной по рецепту Марты. Когда Еланта при помощи слуги закончила перевязку раненного, в комнату заглянула Кая.
  -- Ну как он? - спросила служанка.
  -- Потерял много крови, но рана не опасная. Будем надеяться, что он поправится, - ответила Еланта.
   Раненый глубоко вдохнул и застонал от боли. Кисти его рук сжались в кулаки.
  -- Смотри, он, кажется, приходит в себя, - заметила Кая.
   Радек с невероятным усилием приоткрыл веки. Голова кружилась. Медленно исчезающая пелена перед глазами мешала смотреть. Окружающие предметы и люди сливались в белесой дымке в какой то непонятный быстрый хоровод. Юноша с трудом смог рассмотреть двух склонившихся над ним девушек. Они показались ему неземными прекрасными созданиями, окруженными светлым сиянием.
   - Феи, - прошептал раненый и опять впал в забытье.
   Подруги переглянулись.
  -- У него бред. Посиди с ним, а я пойду немного отдохну, - сказала Еланта и спросила. - А Черный где?
  -- Он остался в кухне с детьми. Твой пес понравился малышке и она не разрешает ему уйти. Только он поднимется с пола, девочка сразу в крик.
  -- Нужно выделить детям комнату, не место им в кухне. Да и тетке Неде надо работать. Я пришлю кого-нибудь на смену тебе, - сказала сестра графа Иверского, выходя из комнаты.
  
   ...У постели раненного Каю подменил один из дворовых мальчишек.
   - Мне, что больше заняться не чем? - прямо с порога начал возмущаться он, изображая из себя взрослого. - Не моя это работа раненых выхаживать.
  -- Стась, ты просто посмотри за ним, если, что позови или леди Еланту, или меня, - попросила служанка.
  -- А вдруг он уже помер? Может, я пойду? - в надежде отвертеться от поручения спросил мальчишка.
  -- Не помер, - успокоила его девушка.
  -- А если помрет?
  -- Не помрет. Хватит болтать ерунду, еще, действительно, беду накличешь, - прервала его Кая. Вдруг догадка осенила ее. - Ты что мертвецов боишься?
  -- Не-а, - ответил Стась, но по его испуганным глазам служанка поняла, что мальчишка просто трусит.
  -- Хорошо, тогда иди, займись его братом и сестрой, - последовало предложение.
  -- А сколько им лет? - поинтересовался служка.
  -- Четыре и восемь.
  -- Фу, не буду я с малявками возиться. Больно надо, сопли им утирать, - возмущение так и плескалось через край.
  -- А ты уже взрослый?
   Мальчишка кивнул головой в знак согласия
  -- Тогда сиди здесь и не привередничай. А я пойду к детям. Может для тебя, что-нибудь вкусненькое у тетки Неды выпрошу, - пообещала Кая, выходя из комнаты.
   Служка нехотя остался с раненым. Мальчишка решил лично убедиться, что его подопечный жив. Он наклонился над юношей и прислонился ухом к его груди, стараясь уловить тихие удары сердца.
   Вдруг сильная рука сжала его запястье. Стась вскрикнул от неожиданности и безрезультатно попытался вырваться.
  -- Я жив, - тихо сказал раненый.
  -- Да вижу, что помирать не собираешься. А ну пусти! Больно ведь.
   Радек отпустил руку мальчишки и спросил:
  -- Где я?
  -- В Ивере. Где ж еще.
  -- Что в Новополе?
  -- Вояки, которые тебя привезли, говорили, что разбойники всех порешили. Только вот мелюзга да ты в живых остались.
   Юноша с трудом сдержал крик отчаянья. Он отвернулся к стене, чтобы мальчишка не видел, как из его глаз катятся слезы.
   Стась отошел от кровати и устроился рядом на табурете. Он понимающе молчал.
  -- Ты не волнуйся, наш милорд этих лихих людей выловит, никому спуску не даст, - попытался успокоить раненого служка. - Он хоть и странный, то есть строгий, но в бою ему равных нет.
   Но парень не реагировал на слова утешения. Через некоторое время он повернулся к мальчишке.
  -- Кто эта девушка?
  -- Какая? - удивился Стась.
  -- Та, которую ты сменил.
  -- А эта... - протяжно сказал служка. - Так, никто. Служанка.
  -- Имя у не есть?
  -- Кая зовут. А что?
  -- Красивая... - юноша шевельнулся и тут же застонал от боли.
  -- Угу. Красивая... - философски согласился Стась, и немного подумав добавил. - Но дура.
  -- Это почему? - удивленно спросил Радек.
  -- Дура и все, - служка явно дал понять, что обсуждать внешность какой-то девчонки он не собирается...
  
   Кая направилась в кухню. Самый короткий путь туда вел по коридору мимо покоев графа. Служанка смело выбрала его. "Михал в отъезде, вернется не скоро" - подумала она. Проходя мимо двери в его комнату, девушка заметила, что она приоткрыта. Видимо граф в спешке забыл ее запереть. Кая остановилась. Желание поискать в покоях брата Еланты свой кулон было так велико, что девушка легко поддалась ему, отбросив все мысли о последствиях своего поступка. Она робко открыла дверь и вошла. Да, Еланта, если узнает, отругает ее за это, но второй такой возможности вернуть утерянное, наверно, не представится.
   В первую очередь девушка решила осмотреть пол и шкуру медведя. Служанка обшарила их, ползая на четвереньках, но ничего не нашла. Украшения не было ни на столе, ни на камине. Она перетрясла всю постель графа, но ни под подушками, ни под перинами кулона не было. Кая присела на кровать, теряясь в догадках, куда господин мог спрятать ее сокровище. Обыскивая хозяйскую спальню, девушка совсем потеряла счет времени. Она не заметила, как дверь отворилась и на пороге комнаты возникла широкоплечая фигура Михала.
  -- Как мило. Я знал, что рано или поздно ты окажешься в моей постели, - съязвил он, оценивающе разглядывая незваную гостью. - Да, трудно не поддаться такому искушению.
   Лорд Иверский захлопнул за собой дверь, сложил руки на груди и с наглой улыбкой уставился на подругу сестры.
   Кая покраснела, подскочила и отбежала подальше от графского ложа.
   - Ну, что вы, миледи, смутились? Ведь желание ублажить своего лорда так естественно, - продолжал издеваться Михал.
   Лорд был в бешенстве, но, как всегда умело скрывал это за видимой язвительностью. Он устал. Неделя поездки за сестрой, сегодняшняя бессонная ночь, день, проведенный в погоне за разбойниками, окончательно его доконали. Хозяин Иверы вернулся домой в надежде добраться до кровати, завалиться спать и не думать о ней, об этой зеленоглазой ведьме. И что? Она сидит в его комнате. Нет, его терпению пришел конец.
   - Я не... - замялась Кая.
  -- Ах, миледи не ожидала, такого скорого возвращения своего лорда, - в глазах молодого человека заплясали злые огоньки.
   Он медленно начал наступать на девушку. Служанка, отступая, наткнулась на стол и оперлась об него ладонями. Михал достал из-за пазухи кулон, подошел вплотную к Кае и спросил:
  -- Вы это искали, миледи?
  -- Да... - голос незваной гостьи дрогнул.
  -- Старинная вещица и, несомненно, дорогая. Позвольте узнать, откуда она у столь благородной дамы? - поинтересовался молодой человек, с жадностью впитывая страх девушки.
  -- Кулон был у меня всегда... Меня с ним подобрали, - последовал робкий ответ.
  -- Весьма занятно.
  -- Верни мне его, - взмолилась служанка.
  -- А вам, не кажется, что это надо заслужить? Например, - граф решил окончательно запугать незваную гостью и многозначительно кивнул в сторону разобранной кровати. И, увидев ужас в глазах Каи, удовлетворенно спросил. - Как, вы считаете это слишком большой ценой? Ну, может хотя бы поцелуй.
   Он навис над девушкой. Ее руки нервно заскользила по крышке стола, тщетно пытаясь нащупать какой-нибудь предмет для защиты.
   От Михала пахло выделанной кожей и лошадьми. Его волосы слиплись от пота и свисали сосульками на лоб. На лице и одежде засохли пятна крови. Лорд смотрел на девушку взглядом хищника, приготовившегося нанести последний смертельный удар своей жертве.
   - Нет, - девушка с отвращением отвернулась, закрыв глаза.
   Граф отпрянул от нее. Им брезгуют.
   - Уходи, - тихо сказал он.
   Кая не веря, что так легко отделалась, продолжала стоять на месте.
   - Прочь отсюда! - рявкнул лорд.
   Больше служанке не надо было повторять. Она вылетела из комнаты, столкнувшись в дверях с Богданом, оруженосцем хозяина, который, заметив разобранную постель графа, понимающе подмигнул ей. Вслед убегающей девушке доносился гневный голос Михала, отчитывающего нерасторопного оруженосца.
  
  

Продолжение следует...


Оценка: 4.66*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"