Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 16-17.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.03*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Игра вступает в заключительный этап - эндшпиль. Решающий диалог с Шахматистом. До конца книги осталось 2 главы (18 и 19).


Часть третья

Эндшпиль. Гнездо ворона.

  

Глава 0, или

Междустрочие

Из заметок Шахматиста

   Когда история начинается с конца, все приобретает особый смысл. Так же, как если бы вы умерли, и смогли посмотреть на свою жизнь со стороны.
   Я могу предоставить такую возможность. Потому что я - Шахматист. Моя стихия - логика и разум, самая сильная из стихий. Ей подвластен мир, подвластны чувства, желания и жизни. Кто овладел этой стихией, овладел всем.
   Нет, я отнюдь не тщеславен. Мне безразлично мнение людей. Хотя, пожалуй, мое самолюбие согреет мысль, что один человек в целой вселенной, равный мне по силе духа и способностям, меня боится.
   Да, речь идет о Валерии Рижской, одаренной юной особе, которую я счел достойной, чтобы сделать своим соперником. И не просчитался. Она оказалась способной ученицей. Хотя, надо отметить, ужасно упрямой - чего только стоило заставить ее принять условия игры...
   А условия просты. Молчать и выполнять указания. Я иду к своей цели, и мое средство - шахматная партия. Бессмертная партия, сыгранная в 1851 году, в Лондоне, между Лионелем Кизерицким и Адольфом Андерсеном. Все их ходы повторяются в новом исполнении. Отличие от оригинала одно - на этот раз короли и пешки - это живые люди.
   Всякая партия состоит из трех частей - дебют, миттельшпиль и эндшпиль. Три этапа, три истории, три книги, и множество несчастных случаев.
   На самом деле, я великодушный человек. Я даю шанс обычным людям, серым и жалким, послужить одной великой цели. Моей цели. Конечно, потом они умирают, но чем не пожертвуешь, чтобы стать Кем-то. Вот я и предоставляю возможность перестать быть пустым местом.
   Хотя, Валерия считает, что я их использую. Что я убийца, шантажист, мерзавец без чести и совести. Пожалуй, в чем-то она права. Не стану лгать, мне было бы интересно побеседовать с этой особой... Она похожа на меня во всем, кроме одного. Эта своенравная девчонка умеет чувствовать и слишком зациклена на долге, совести, порядочности... Хотя, я бы не назвал ее особо добродетельной. Она тоже преследует вполне определенную цель. Оправдать себя.
   Если вы запамятовали, напомню. Серое пятно на белоснежной стене - вот что связывает Валерию по рукам и ногам. Пятно, хранящее тайну, которая не известна никому. Так считала Валерия, пока я не позвонил и не заговорил с ней голосом мальчика, погибшего десять лет назад. Мальчика, который, будь он жив, давно превратился бы в юношу. Голос - вот все, что понадобилось, чтобы поймать девчонку на крючок. Она не успокоится, пока не узнает, каким образом я связан с тем мальчиком. Эта тайна не дает ей покоя, и потому она играет по моим правилам. Чтобы рано или поздно меня уничтожить. А мне только на руку ее энтузиазм - чем сильнее она меня ненавидит, тем яростнее берется за расследование очередного убийства, и быстрее приближается к своей победе.
   Победа Валерии в партии принесет мне победу в жизни.
   Конечно, есть одна маленькая закавыка, запятая в предложении, которая стоит не на своем месте. Она мешает, об нее спотыкаешься при чтении прекрасной поэмы. И закавыка эта - Иванна Каперина, хорошая знакомая Валерии. Упряма, довольно-таки проницательна для обычного капитана полиции. Но она не видит связей между событиями, не умеет идти по остывшему следу. А Валерия со своим "методом цепной реакции" - преуспевает в этом деле. Девчонка может отыскать что угодно и где угодно - это ее работа, ее дар, ее жизнь. Иванна же руководствуется лишь поверхностными связями. Три года назад каким-то ветром ее занесло из Москвы в провинцию. Дурной был ветер. Несмотря на свою недальновидность, Иванна слишком рьяно роет землю, слишком громко лает и мешает мне сосредоточиться. Пожалуй, стоит заняться этой проблемой на досуге.
   Кроме Иванны есть еще один человек, который знает больше, чем следует... Леонид Смолин, человек-тень, вор, которого никто не может поймать. Изворотлив, скрытен, себе на уме. Он сам, без приглашения, ввязался в игру. Это юноша не так прост. Он преследует свои цели, о которых не догадывается даже Валерия. Не зря он так крутится вокруг нее, навязался в напарники... А ведь его ищут по всему городу. И полиция, и куда более опасные люди. Стоит мне только шевельнуть мизинцем, как от этого глупца не останется мокрого места. Однако, мне лень тратить на него даже такое усилие. Он того не стоит - на ход игры едва ли повлияет обиженный всеми вор, вольный художник, как он себя называет.
   Но Валерия - вот основная задача. Не дать ей свернуть с намеченного пути. Сейчас настала пора работать с ювелирной точностью.
   Вот, пожалуй, все, что хотел сказать Шахматист. Теперь можно надеть очередную маску, превратиться в автора книги и продолжить рассказ. Но прежде хочу напомнить вам расстановку фигур.
   Все началось в городе N, тихом и совершено заурядном, каких тысячи на нашей маленькой планете. Иванна, о которой вы уже слышали, перебралась сюда из Москвы, в поисках спокойной жизни. Но вместо этого нашла здесь целый воз проблем. Три года она проработала в местном убойном отделе, три года не прекращались странные смерти - несчастные случаи и самоубийства. А две недели назад на смену им пришли убийства настоящие.
   Первой умерла подруга Валерии Рижской - Людмила Крымова. На глазах нескольких свидетелей муж Людмилы надел ей на голову пакет и вытолкнул из лодки. Его имя - Антон, он племянник Лериной соседки, Антонины Федоровны. Когда его обвинили в страшном преступлении, мужчина едва не сошел с ума. Но не без помощи Валерии Иванне удалось добиться его освобождения. Это было непросто, поскольку следователь, Михаил Афанасьевич Елин, всегда славился непреклонным и довольно упрямым характером. Но Иванна делала все возможное, потому что считала себя обязанной Миле. Когда-то Крымова очень ей помогла.
   Антона отпустили, но после поездки в соседний город, Иванна вдруг стала настаивать на его повторном аресте. Правда, добиться этого ей не удалось.
   Настоящего же преступника не нашли.
   Потом произошел еще ряд событий, ходов в шахматной партии. В парке убили пожилую женщину, Нину Стефанидовну Антонову, няню на пенсии. Ее внук-наркоман рассказал, что она вела себя странно и постоянно вспоминала какого-то мальчика, погибшего при пожаре у ее бывшего работодателя.
   Следом за этим, в университете погибла девушка - студентка-отличница Ирина Глазова, однокурсница Валерии. Ее заморозили в жидком азоте. А за день до этого, Валерия стала случайной свидетельницей разговора между деканом биологического факультета и неизвестным человеком. Этот человек пропал из кабинета прямо у нее на глазах. Лера видела его пальцы, обхватившие дверную ручку. В глаза бросилось тяжелое кольцо с бриллиантом, надетое на толстый мизинец. Девушка ни на секунду не отрывала взгляда от двери, но когда декан вышел, кабинет оказался пуст.
   Ядовитые пауки, пожар, погони за странным автомобилем, авария и множество других вещей, приключившихся с Валерией за последние дни, изменили ее. Она стала куда равнодушнее и холоднее. С логикой может справиться только логика. Никак не эмоции.
   Но в последние дни больше всего остального Валерию занимал вопрос о тамплиерах. Спросите, при чем здесь тамплиеры? Рыцари-храмовники, служители Господа, орден которых распался более семисот лет назад... Какое отношение древний орден может иметь к происходящим в городе N убийствам? Конечно же, отнюдь не прямое. Но откуда-то в кабинете Иванны взялся листок с печатью - символом канувших в лету рыцарей. А на листке - расписание. Очень необычное расписание, с заголовком: "Неофициальная часть церемонии открытия. Овидий".
   19.00. - собрание членов "Овидия" в западном крыле. Обсуждение назревающих проблем. Жак Дессанж.
   20.15 - демонстрация камней "Футарк"
   20.30 - рокировка
   Встреча была назначена на 11 мая. На тот же день, когда в университете будет проходить конференция, взбудоражившая всех студентов и многих жителей города. На ней должны представить некие археологические находки, обещающие стать революционным открытием. Вопреки ожиданию, находки эти сделаны не историками, а биологами. Сотрудниками факультета, на котором обучается Валерия.
   Чем больше девушка узнавала, тем сильнее запутывалась в цепях событий. Одно было ясно - Иванна что-то скрывает. И не она одна. Леонид Смолин, напросившийся к Валерии в напарники вор, передал ей записку: "я знаю, что искали в кабинете Полонеза. Письмо от Анатолия Б. В нем говорится о том, что все готово. Камни доставят 11 мая вечерним рейсом из Москвы. Покупатель будет ждать ровно в 20.35. в малом зале исторического факультета. Адепта не впустят просто так. Кодовая фраза: Non nobis, Domine, non nobis, sednominiTuo da Gloriam".
   Значение этих слов оставалось для Валерии загадкой. Но девушка обнаружила связь между двумя фактами - запиской и собранием "Овидия". В свое время Пушкин посещал одноименное общество в Кишиневе. Конечно, ложа "Овидия" не была "тайной организацией", хотя его члены именовали себя франкмасонами. Это было, скорее, закрытое общество мужчин, которых интересовало духовное развитие. Если учесть что тамплиеры считаются основателями масонства, то связь просматривается. Современный "Овидий" вполне может быть последователем тайной ложи Пушкинских времен. Однако, Валерия сочла, что все это больше похоже на игру, нежели на настоящую масонскую ложу.
   И как же она права. Да, это игра. Игра Шахматиста, вступившая в свой заключительный этап - эндшпиль.

Глава 16, или

Говорить без разрешения разрешается

  
   Утро, 6 мая, 2013 года
  
   Раньше Валерия любила шахматы. Маленькие судьбы, руководимые рукой шахматиста. Идеальные линии, ровные клетки, чистая логика.
   Теперь при одной мысли об этой игре в горле вставал ком.
   Сквозь приоткрытые веки просачивался солнечный свет, но девушка не спешила открыть глаза. Темные волосы разметались по подушке, под боком теплым калачиком свернулся белоснежный кот, убаюкивая хозяйку размеренным уютным мурлыканьем. Кота звали Гаджет. Он имел обыкновение придумывать разнообразные пакости, отчего и получил такое имя. Однако, в это утро он находился в несвойственном ему мурлыкательном настроении. Как, впрочем, и сама Валерия.
   Она зарылась в пушистое одеяло и попыталась представить, что вот так может понежиться еще час-другой. Мечты-мечты.
   Отдохнуть не получалось даже теперь. Перед глазами возникали образы, под ухом назойливо жужжали мысли, казавшиеся чужими.
   Как давно все началось? Словно вечность прошла. На самом деле - всего пятнадцать дней. Но за этот короткий отрезок жизнь перевернулась с ног на голову. А все началось со звонка...
   "И надо же мне было полезть в это расследование!", - с каким-то отчаянным равнодушием думала девушка. - "Если бы я оставила все как есть...". Она вспоминала день смерти своей подруги - Милы, Людмилы Крымовой. Когда женщину отравили, надели на голову пакет и столкнули в озеро, в преступлении обвинили мужа Милы, Антона. Лера, надеясь помочь ему по старой дружбе, взялась за поиски улик. И угораздило ее отправиться в дом Крымовых именно в тот день! В тот миг, когда впервые прозвучал голос из прошлого.
   Сообщение на автоответчике имело голос маленького мальчика. Мальчика, погибшего десять лет назад, брата Валерии.
   - Не лезь в это дело, если хочешь жить.
   Даже сейчас голос прозвучал в ушах так явно, что девушка невольно вздрогнула. Но натянула одеяло почти до макушки, глаз не открыла.
   С этой фразы все и началось - так думала Лера. Потом тот же самый голос прозвучал во второй раз - когда вместе со своей близкой подругой, журналисткой Дарьей Лапшиной, девушка обнаружила второй труп. В парке погибла женщина, пожилая няня, Нина Стефанидовна Антонова. Именно на ее телефон поступил звонок, который перевернул жизнь Валерии. Голос велел ей вступить в игру, смысла которой она не понимала. Выйти из игры - значи умереть.
   Но Лера не боялась смерти, она хотела найти того, кто знал ее тайну.
   Теперь она знала, что его зовут Шахматистом.
   Шахматист... молодая сыщица ненавидела его всей душой. Но прятала чувства глубоко внутри. Иногда они выплескивались наружу, как лава из пробудившегося вулкана. И все же, силе воле этой юной девушки можно было только позавидовать. Не каждый мужчина сумел бы остаться хладнокровным, состязаясь с таким противником, убийцей гением - что уж говорить о девочке-студентке.
   Мысли продолжали свой неторопливый ход, когда в ладонь, свисающую с кровати, ткнулся теплый влажный нос великана-ньюфаундленда. Арчибальд, верный друг и преданный охранник, решил поздороваться с хозяйкой. "С добрым утром!", - говорили его нос и хвост.
   - Привет, мальчик, - сонно пробормотала девушка, не открывая глаз, и потрепала пса за ухом. Довольный Арчи заворчал и улегся возле кровати.
   Как странно, думала Валерия. Можно ли было представить, что кому-то под силу создавать такие сложные цепи событий, которые рождают сами себя, без участия инициатора. Даже она не могла предугадывать, к чему приведет неосторожно сказанное слово, случайное событие, незапланированная встреча. А Шахматист мог.
   Взять хотя бы смерть Антоновой - вроде бы чистой воды случайность. Торговка перепутала баночки с кремами, а у Антоновой оказалась аллергия на компоненты одного из них. Анафилактический шок, и - летальный исход. Только вот путаница возникла не просто так. За пару часов до этого по вине одного незнакомца баночки с этикетками, предназначенные для кремов, разбились.
   Но это не единственный пример. Ужасные смерти Лериной однокурсницы Ирины Глазовой и журналиста Игоря Семерядова тоже выглядели, мягко говоря, нелепо. Студентку заморозили в жидком азоте, на Игоря прямо посреди улицы напал пчелиной рой. А пожар в морге? Ведь не просто так среди настоящих трупов оказалась одна живая женщина с ножевым ранением, которая в итоге задохнулась от дыма.
   Все это часть игры. Люди - фигуры, причем выбранные и расставленные с удивительной точностью. Бессмертная партия, сыгранная 21 июля 1851 года в Лондоне, между Адольфом Андерсеном и Лионелем Кизерицким, нашла свое воплощение в игре Шахматиста, настоящего имени которого Валерия не знала. Но знала, что ходы выполняются с филигранной точностью, согласно шахматной нотации. Нотации, которую девушка нашла у себя в комнате после небольшого пожара.
   Конечно, пожар был делом рук Шахматиста - но вот кто он? Кто скрывается за голосом маленького мальчика?
   Чтобы найти ответ, Лере оставалось только идти по следу, используя все свои таланты. А их у девушка было не мало. Лучше всего на свете она умела искать - и находить. Поиск был ее работой, смыслом жизни, заработком. Однако, теперь стал вопросом жизни и смерти.
   Свой метод Валерия называла "цепной реакцией", и успешно использовала для поисков. Искала все - потерянные серьги, кошельки, угнанные автомобили, сбежавших щенков. К ней обращались клиенты из разных городов. И вот теперь появился он, человек, который до сих пор скрывался от всех, не существовал для мира, называл себя Шахматистом и играл судьбами людей.
   Девушка не хотелось думать о нем хотя бы в это утро. Хотя бы пять минут тишины и покоя. Но куда проще перестать думать о белом медведе, чем о том, что нависло над тобой, подобно Дамоклову мечу.
   Солнечные лучики по-прежнему настойчиво щекотали веки, и Лера отвернулась. Она знала, что сейчас раннее утро, солнце только встало, и оттого светило так ярко. Можно полежать еще немного.
   Сквозь мысли донеслось бормотание и щелканье попугая жако - Вжика. Но скоро его заглушили новые мысли. Почти не свойственные ей, чужие, незнакомые.
   Лера думала, что не такая уж она и сильная. Если бы не друзья - Даша и Женя - давно бы сломалась, глупая девчонка. Возомнила себя великим сыщиком, теперь расплачивайся...
   Друзья не знали о том, что происходит на самом деле. Лишь догадывались, но не спрашивали. Бесполезно задавать вопросы Валерии, когда она не настроена на откровенность. Но это не мешало им оказывать посильную помощь. Женька - гениальный программист и хакер, изобретатель-самучка - не раз выручал, если требовалась какая-либо информация. Не задумываясь, рисковал ради подруги, взломав базу данных полиции. А Даша... она рисковала еще сильнее, от того, что расследовала убийства вместе с Валерией, помогала ей выбираться из дома... да, теперь просто так погулять не выйти - как-никак под домашним арестом сидит.
   Вспомнив про домашний арест, Лера улыбнулась. Тоже мне, арест - думала она. Два желторотых стажера...
   Она вспомнила, как несколько раз переодетая Даша приходила к ней, Валерия быстро переодевалась в ее платье, надевала парик, и уже свободно выходила из дома. А стажеры-полицейские, охранявшие ее, думали, что девушка по-прежнему в своей комнате. Наивные...
   И все-таки этот дурацкий арест мешал расследованию и игре. Если бы следователь не был так принципиален, то давно бы освободил Валерию. Но Михаил Афанасьевич Елин никогда не отличался мягким характером. Сказал - сделал. И переубедить его невозможно. Единственное, что теперь дозволенно юной сыщице - выгуливать собаку в парке, под присмотром охранников-стажеров.
   А значит, остается только прибегать к хитрости и быть осторожной. Шахматисту не понравится, если его соперница и основная фигура сядет дома, сложив ручки.
   И снова нахлынули неприятные воспоминания. Девушка даже нахмурилась, размышляя над чем-то. Не было бы этого ареста, если бы не Иванна... Лера доверяла ей почти как себе, рассказала о происходящем больше, чем кому бы то ни было, несмотря на запрет Шахматиста. А Иванна предала ее, рассказала все следователю. Зачем? Валерия не знала, но больше не хотела иметь с Иванной ничего общего. Хотя в глубине души понимала, что поступки женщины продиктованы беспокойством за нее.
   "Ну хватит уже...", - сама себе приказала Лера, еще крепче зажмуривая глаза. - "Думательный аппарат, отбой!".
   Но приказ не подействовал. Однако, в этот момент одеяло медленно поползло вниз, оборвав вялотекущие размышления Валерии.
   - Арчи, ну прекрати, - поморщилась она, подобрав под себя ноги. - Отдай.
   Потом попыталась нащупать одеяло, не открывая глаз, но услышала насмешливый голос.
   - Это не Арчи. Давай, просыпайся, спящая царевна. Дел много. И, кстати, с добрым утром.
   Ну как можно было забыть... Смолин. Собственной персоной. Лера даже не удивилась, хотя еще не привыкла, что в теперь делит комнату с весьма нахальным, хоть и обаятельным, типом. Если поначалу они лишь обменивались информацией о Шахматисте и "шефе", так же замешанном в делах, происходящих в городе, то теперь Леонид стал весьма популярной фигурой - за ним охотились и полиция и преступники, по приказу "шефа". И Смолин не нашел ничего лучше, как скрыться на время. В Лериной комнате.
   - Продолжается ночной кошмар? - пробормотала Валеря, приоткрыв один глаз. - Чего надо?
   Она была совсем не в том настроении, чтобы желать кому бы то ни было чего-то доброго. Хотя бы и утра.
   - Как некрасиво, - укоризненно заметил Леонид, бросая одеяло на пол. - А как же поздороваться, радостно обнять друга? Ведь целую ночь не виделись!
   - Издеваешься? - буркнула Лера, поднимаясь. Сонные глаза различили только высокий силуэт, перемещающийся по комнате.
   Ноги на автомате нащупали мягкие тапочки, и девушка побрела в ванную.
   - Как можно! - откровенно веселился Смолин. Он уже занял место у плиты и шаманил с остатками продуктов. Хотя, помнится, вчера в холодильнике было шаром покати... Лера принюхалось - кажется, яичница, розмарин... и что-то еще.
   - Ты откуда продукты взял? - уже из ванной спросила Валерия, выдавливая из тюбика пасту.
   - Ну не мог же я допустить, чтобы моя спасительница голодала, - отозвался парень. - Ночью совершил небольшую вылазку.
   Рука со щеткой замерла на пол пути ко рту.
   - А деньги где взял?
   - Да, старушку в парке ограбил...
   Из ванной донесся грохот - Валерия выбежала, уронив навесную полочку с разнообразными тюбиками и баночками. Она уже, было, собралась высказать все, что о нем думает, но словно натолкнулась на стену, встретившись со смеющимися карими глазами.
   - Да ну тебя, - только и сумела выговорить она, возвращаясь в ванную. - Еще раз так пошутишь...
   - А ты не ведись так легко, - под шкварчание сковороды отозвался Смолин. - Не стоит верить всем подряд.
   Лера дочистила зубы и хмыкнула.
   - Вот и я думаю... Не стоит.
   Холодный душ смыл накопившуюся от размышлений усталость и вышла Лера в более-менее благодушном настроении. Насколько это было возможно в ее ситуации.
   Арчи встретил ее веселым стуком когтей по паркету, а Гаджет потянулся, даже не думая уходить с кровати. Вжик щебетал на свой птичий манер, не требуя ни "краюшечку", ни "крошечку", в своей весьма прожорливой манере. Все были напоены-накормлены, никто не требовал немедленно выдать куриную ножку или сухой корм. Лера ничего не сказала, так как была погружена в какие-то мысли. Однако, мимоходом отметила, что, пожалуй, можно и простить Смолина. Он оказался не таким уж плохим.
   - Bon appИtit, - Леонид галантно пропустил Валерию к столу и положил рядом с тарелкой салфетку. В тарелке дымилось нечто, похожее на белый рыхлый блин. - Классический французский омлет с сыром!
   Лера покосилась на парня, и попробовала.
   - Готовишь ты лучше, чем ведешь расследование, - резюмировала она.
   - Это еще почему? - он сам сел напротив и облокотился на стол.
   - Потому что не смог распознать шефа, - невозмутимо ответила Валерия, вспоминая вчерашний утренний разговор. Выслушав Леонида, она легко вычислила главу местной преступной группировки - им оказался отец ее однокурсницы, Аркадий Шильц. Впрочем, ее не сильно удивил этот факт - человек с таким влиянием в городе едва ли заработал на безбедную жизнь честным путем.
   - Зато у меня манеры получше, чем у некоторых присутствующих дам, - насмешливо заявил Леонид.
   - Да? Интересно, кого это ты имеешь в виду? - Валерия обернулась, словно отыскивая упомянутых дам. - Не понимаю.
   - А вот я не понимаю, почему ты мне сразу не сказала, - укоризненно произнес Леонид, склонив темноволосую голову набок.
   - О чем?
   - Что собираешься улизнуть из дома.
   Валерия едва не уронила вилку и не сумела скрыть удивления.
   - Откуда знаешь?
   - Ну, допустим, вчера ты что-то искала в шкафу, потом долго смотрела на улицу, что-то высчитывая.
   - И ты, значит, догадался? - Валерия настороженно смотрела на юношу.
   Он не выдержал и рассмеялся.
   - Да ладно тебе, расслабься. Просто вчера я заглянул в твой дневник...
   - Что?! - на этот раз Валерия не выдержала, вскочила из-за стола, но через секунду взяла себя в руки, глубоко вдохнула и села обратно. - Значит так. Еще раз позволишь себе подобное, и я...
   - Знаю, сдашь меня полиции, невзирая на последствия, - закончил Леонид. А после укоризненно добавил. - Я ведь уже говорил, не верь всем и всему подряд. А про вылазку твою я просто догадался, ты все утро сама не своя. Вся в каких-то мыслях, ни за что ведь не скажешь, куда собралась.
   - Не скажу.
   На этом разговор был окончен.
   Лера действительно собиралась посетить одного человека. Однако, она не объяснила куда и зачем собралась. Леониду это совсем не понравилось, но Валерия сказала, что если ему нужен результат, то он поможет ей молча.
   Правда, будет несправедливо не отметить, что Лера рассказала ему почти все, что сочла нужным. Смолин знал обстоятельства всех дел, знал про шефа и Шахматиста, знал, что Шахматист угрожает Валерии. Единственное, что оставалось для него тайной - это игра. Лера не рассказала ни про шахматную партию, ни про свою роль в ней; не рассказала, зачем она вообще ввязалась во все это. Зачем расследует убийства и пытается выйти на шефа. Впрочем, Леонид не спрашивал, и ей казалось, что он сам обо всем догадывается. Как бы то ни было, Лера имела право на тайны, не противоречащие условиям договора. А договорились они о том, что Смолин помогает ей искать информацию, а она строит цепи, делает соответствующие выводы и идет по следу.
   Как-то Валерия спросила, зачем обычному вору связываться с такими серьезными и опасными людьми. На что Леонид ответил весьма расплывчато. Он хотел поквитаться с "шефом" за то, что тот его подставил. Но Лера понимала, что настоящая причина не в этом. Однако, лишних вопросов не задавала.
   Ну а на шефа она уже вышла. Почти. Вот только Смолину нужны были доказательства, которые послужат гарантией того, что тот сядет, и надолго. Для Валерии эти доказательства были только частью игры, не более. Они нужны лишь для того, чтобы вычислить черного короля. Именно ему в конце партии белый слон должен поставить шах и мат. Белый слон - Валерия, а значит эта "честь" принадлежит ей. Так решил Шахматист, и Лера собиралась выяснить, какой в этом смысл. Кто этот таинственный черный король и чем он так помешал ее сопернику по шахматной партии? Какой бы ни была причина, Шахматист ничего не делает просто так - в этом Валерия уже убедилась. В оригинальной партии черный король проигрывает, значит в жизни Лера должна сделать так, чтобы он победил. Тогда Шахматист не достигнет своей неведомой цели.
   И Лера уже догадывалась, кто играет роль черного короля. Она полагала, что это шеф. Но у нее не было ни времени ни сил думать об этом постоянно. Сейчас ее интересовало одно - как выбраться из дома под носом у полиции.
   Снова привлекать Дашу не хотелось. Во-первых, тогда подруга увидит Смолина и начнутся новые расспросы; во-вторых, в этом деле не нужны лишние свидетели. Ведь оно касалось вовсе не смерти Людмилы Крымовой, о которой Даша собиралась написать статью. Журналистка и без того осветила уже слишком много событий. Не всегда желательных событий. Нет, рискованно обращаться за помощью к ней.
   Оставалось довериться Леониду. Она призналась, что собирается навестить Жиля Рожера, которого недавно выпустили из-под стражи. Француза, швейного мастера, подозреваемого по делу об убийстве пожилой няни, Нины Стефанидовны Антоновой. Но Лера упорно молчала, не желая объяснять своему "сообщнику" цель этой вылазки. Единственное, что она сказала:
   - Если после моего визита Жиль отправится к Шильцу, значит, я права.
   Потом попросила Смолина помочь ей выбраться из дома так, чтобы не заметил дежурный стажер. И правильно сделала.
   Леонид был виртуозом, в своем роде. Выбраться из дома на виду у полиции для него оказалось легче легкого, он проделывал это уже не раз. Чуть сложнее - незаметно провести с собой девушку. Только и с этой задачей вор по прозвищу Моль справился блестяще. Правда, Лере пришлось пробираться через колючие кусты шиповника, но игра стоила свеч. Стажер-полицейский и ухом не повел, несмотря на то, что окно, через которое выбирались Лера и Леонид, выходило на дорогу, где он дежурил. Леонид каким-то внутренним чутьем угадывал, в какой момент полицейский отвернется, когда можно выйти, а когда следует затаиться.
   Уже через десять минут Валерия оказалась на соседней улице. Двухэтажный домик, овитый плетями винограда, остался за поворотом. Вообще-то выбраться из него на виду у полицейских было непростой задачей. Ведь помимо них в окне второго этажа частенько маячили соседские дети - Вера и Сема - которых Лера попросила наблюдать за домом Антона Крымова. Однако, им тоже не стоит знать, что она куда-то уходит. Как не стоит знать никому. Соседка по этажу, занимающая другую комнату - Антонина Федоровна - почти не выходит из дома, а Женьку - друга, занимающего подвал в качестве лаборатории - было не видно.
   И все же могли возникнуть определенные сложности, если бы Валерия воспользовалась старым приемом - переодеванием. Следователь, Михаил Афанасьевич подозревал, что девушка может попытаться улизнуть из-под носа охраны именно таким образом. Поэтому предупредил, что когда к ней приходят гости, Лера обязана периодически показываться на глаза стажерам. Значит, пришлось бы вместо себя снова оставлять Дашу. А Даше нельзя приходить к Лере, пока Леонид здесь. Сейчас все вышло куда проще - раз в дом никто не входил, и никто не выходил, значит Лере не надо маячить в окне каждые полчаса.
   Но даже теперь, оказавшись вне поля зрения наблюдателей, Валерия не чувствовала себя в безопасности. Леонид вернулся в комнату тем же маршрутом, ни разу не оглянувшись. Валерия проводила его взглядом до поворота, а, оставшись одна, надвинула на лоб серую шляпку и спрятала выпавшую прядь. Узнать ее не должны. Мало ли с кем придется столкнуться на улице.
   Серой была не только шляпка, но и длинное пальто, и туфли. Почти как у Иванны. Валерия неожиданно для себя осознала, что имеет большое преимущество перед окружающими. Быть серой мышкой порой удобно. Мышку недооценивают, и это дает ей возможность действовать неожиданно, узнавать то, что не предназначено для чужих ушей.
   "Ну, Иванна", - с долей удивления и одобрения подумала Валерия. Девушка привыкла, что в своем обычном имидже - черной косухе, яркой футболке, тяжелых сапогах - привлекает слишком много внимания. А теперь ни один прохожий не обернулся вслед серой мышке, взгляды скользили мимо. А ведь шла Валерия отнюдь не по безлюдной улице.
   Она неожиданно для себя отметила, что железная леди, несгибаемая Иванна, обладает не только довольно незаурядным умом, но и завидной хитростью. Не настолько уж она и прямолинейна.
   Так, девушка брела по тенистой улице мимо невысоких домов, магазинчиков и тополей, наслаждаясь своей незаметностью. Швейная мастерская и салон Жиля Рожера находились рядом с Южной площадью. Лера бывала там пару раз. И сейчас она легко нашла дорогу к аккуратному белому зданию с вычурной позолоченной витриной. Ее украшали пышные, яркие, но такие безвкусные искусственные цветы. На витрине были выставлены костюмы и платья, такие же изысканные и кричащие, как все остальное. На вкус Валерии, Жиль шил слишком пестрые и экстравагантные вещи. Но, тем не менее, его услуги пользовались большой популярностью среди жителей города N.
   Лера остановилась напротив двери с вывеской на французском языке: "Jour de mai". Майский день - так назывался салон.
   На улице было свежо, но не холодно, в воздухе витал аромат расцветшей черемухи и где-то неподалеку пел соловей. Валерия отметила, что соловьи нынче странные. Мало того, что запели в мае, так еще и днем.
   Она подошла ближе, и увидела бумажку, приколотую над дверной ручкой.
   - Закрыто до понедельника, - прочитала вслух.
   Пожала плечами и открыла дверь.
   Тоненько зазвенела "музыка ветра". На ее голос из-за голубой занавески, скрывающей подсобное помещение, вышел хозяин магазина. Слишком утонченный для мужчины, он, тем не менее, пользовался успехом у дам. Темноволосый, голубоглазый француз, несколько лет назад получивший Российское гражданство, всегда казался Валерии слишком манерным.
   Сейчас, как обычно, он был элегантен и учтив.
   - Bonjour, прельестница, - Жиль галантно поклонился и сделал рукой замысловатое "па". - Прошью прощьения, но салон закрит. Ви не вьидельи вивеску?
   - Видела, - не моргнув глазом, ответила Валерия. Она прошла вперед и задумчиво провела рукой по нежно-розовому шелковому лоскуту, висящему недалеко от входа. - Но я не покупатель. Мне нужно с вами проконсультироваться по поводу одной необычной пуговицы. Я заплачу.
   - Пуговьицы? Что жь, даваите посмотрьим, - француз обошел Валерию и встал у окна, поближе к свету. - Но у менья мало врьемьени.
   - Я вас не задержу, - пообещала Лера. Она достала сотовый телефон, куда скинула фотографию пуговицы из материалов дела о смерти Ирины Глазовой. Материалы ей помог достать Женька, друг, гениальный хакер, взломавший базу данных полиции.
   Валерия отыскала снимок - позолоченная пуговица с черными вкраплениями и изящным вензелем AL.
   - О, - тонкие брови француза удивленно поднялись. - Я думал, у вас, эм... настоящая пуговьица. По фотографьии опрьедьелить сложно... Апчхи! - он чихнул, прикрывшись изящным кружевным платком. - Pardon, мадемуазель. Прокльятая аллергия... Что именно ви хотите узнать?
   - Что необычного в этой пуговице? И почему на ней стоит вензель французских аристократов, Аделарда и Люсии д'Артуа?
   Жиль, прищурившись, рассмотрел фото. И вдруг побелел, руки задрожали, мужчина непроизвольно отшатнулся.
   - D'oЫ vous est pris? - от волнения он спросил по-французски, но тут же исправился. - Гдье... где вы это взяли?
   - Эту пуговицу нашли в руке погибшей старушки в парке, - не моргнув глазом, сказала Валерия. На самом деле, пуговица была обнаружена в руке Ирины Глазовой, но об этом девушка предпочла умолчать.
   - Ви... ви что, из польиции?
   - Нет, я внучка той женщины. Вы помните, я была там перед тем, как вас арестовали.
   - О, oui, прьипоминаю, - Жиль взял себя в руки и снова внимательно посмотрел на пуговицу. - Но... этого нье может... Pardonnez, mademoiselle, просто я давно нье видел такую... рьедкость. Апчхи! Je vous demande pardon... я не совьсьем уверьен, но, кажьется, пуговьица была... carbonisИ, обугльенна. Видьите, еле замьетно...
   Лера посмотрела на фото, и только сейчас заметила, что по краю каждый черный камушек окаймлен тонкой черной полосочкой сажи, забившейся между ним и оправой.
   - А вы не знаете, что это за аристократы? Ведь вы большую часть жизни прожили во Франции.
   - Oui, коньечно. Это... это извьесние люди. Но их... убьили. Жестоко, радьи... как это називается? Артьефакта. Да, именно.
   - А что это был за артефакт? - насторожилась Валерия.
   - Я нье знаю. Но, простьите, я... я должьен работать. Много врьеменьи потерьял. DИsolИ, вам прьидьется покинуть салон... Апчхи!
   Он вернул Лере телефон и подошел к двери.
   - У вас такая сильная аллергия... - посочувствовала Валерия, не спеша покидать салон.
   - Oui, всье из-за цветов. Пахньет... comme il est dit Ю... ах да, черьемуха. Пахньет черьемухой, ужасно, ньевиносьимо!
   - Сочувствую, - осторожно сказала Лера. - Спасибо вам за помощь.
   Жиль Рожер кивнул в ответ, однако судя по отстраненному лицу, мыслями он был далеко.
   Как, впрочем, и сама Валерия.
   Она достигла своей цели. Теперь она точно знала, что идет по верному следу. И совсем скоро все завершится.
   Но по дороге домой, она снова получила сообщение от Шахматиста.
   "Ты думаешь слишком долго. Мне надоело ждать. Сегодня я делаю ход".
   Лера попыталась набрать номер, с которого только что получила сообщение, но в ответ услышала, что такого номера не существует. Значит, снова старые шутки с переадресацией звонка... Но что за ход собрался сделать Шахматист? Наверняка он связан с последним четверостишием. Но что Лера может сделать? Какой ход совершить? Судя по нотации, белый слон должен подобраться ближе к черному королю. Именно этим Лера и занимается. Что же она делает неверно?
   С тяжелыми мыслями она сделала дозвон Смолину. Леонид встретил ее, и помог незаметно вернуться в дом тем же путем. Через шиповник.
   Забравшись в окно, Лера смазала йодом бессчетное количество царапин, а потом принялась за дело.
   Если бы в этот момент кто-то посторонний зашел к Валерии, застал бы весьма занятную картину.
   Ковер с середины комнаты был откинут в сторону, а на освободившемся пространстве разрастались схемы и заметки, сделанные прямо на деревянном полу. Лера решила не заморачиваться, бумаги все равно не хватит. Как и стен. Их она исписала под завязку, цепи заняли практически все свободное место, и разобраться в них, казалось, не сможет даже она сама.
   Но это было не так. Девушка прекрасно знала для чего нужно то или иное звено. И она намеревалась собрать воедино все имеющиеся данные, факты и предположения, чтобы сделать главный вывод.
   Леонид понял, что сейчас Леру лучше не отвлекать. Он молча стоял в стороне и наблюдал.
   Растерянный Арчи притулился рядом с кроватью, и смотрел на устроенный погром. Кролики шебуршали в своем ящике, и грызли морковь. Вжик выбрался из клетки, и летал по комнате с криком "Поллундр-р-ра!". Леонид успел закрыть форточку до того, как птица нашла выход на волю.
   И только Гаджет с царским видом прохаживался по чертежам, разросшимся на полу. Потом выбрал обведенное в круг имя "Аркадий Шильц", и растекся по нему, как аморфная пушистая субстанция.
   Лера не обратила на это внимания. По локоть извозившись в фломастерах, она писала все новые и новые слова и знаки.
   Все это заняло не больше трех часов. Девушка знала, что именно нужно написать. Закончив, она взяла свой дневник, и занесла туда всего несколько таблиц и схем, просуммировав собственные выводы.
   Фигуры встали на свои места. Цепь замкнулась.
   - Идеально, - сказала Валерия, оглядывая свое творение. Правда, высказывание относилось не к ее выводам, а к самой цепи событий, сомкнувшейся на том, с чего началась.
   Чтобы не запутаться, Лера выписала всех жертв Шахматиста, и их роль в игре.
   И вот как выглядели ее записи.
  
   "Съеденные" фигуры, белые
   Черные, "палачи"
      -- Людмила Крымова
   "Палач" - Константин. Однако, Мила жива, сомнений нет. И я даже знаю, как это возможно. Но мне неизвестно, зачем это нужно Шахматисту. Есть предположение, но весьма смутное.
      -- Антонова Нина Стефанидовна, пенсионерка, работала няней у "шефа"
   Ее палач - Люба, торговка косметикой; непреднамеренное убийство
      -- Ирина Глазова, моя однокурсница (не фигура)
  
   Незапланированное убийство. Шантажировала Шильца. Палач - Шильц, шеф. Исполнитель - под вопросом
      -- Игорь Семерядов, журналист
  
   Палач - "инвалид", план убийства спланировал Шахматист
      -- Екатерина Столпина, работница почты
   ?
  
   В этом списке были лишние, но кое-кого и недоставало. Валерия не знала, что Сыров тоже убит. Сыров - один из оперативников, этакий суетливый колобок, который оказался "кротом", шпионом, работающим на "шефа". Но зато Лера утвердилась в мысли, что Ира не была фигурой. Шахматист, который ничего не делает просто так, в самом начале игры велел Валерии опередить убийцу. Но, Ира умерла, а ход продолжился - значит, убить должны были не ее. Значит, она ее смерть не вписывается в игру, и была нужна не Шахматисту.
   У Леры возникла версия, кто мог желать смерти ее однокурснице, а главное - почему. Но она не стала разъяснять Леониду свои выводы. Пообещала рассказать после одного важного дела.
   Она должна совершить ход, пока Шахматист не сделал это за нее. Пока никто не погиб. Но для этого нужно расставить фигуры по местам. Чтобы убедиться, что нет ошибки. Все должно быть идеально, четко, гармонично.
   Лера начертила еще одну схему, и вот как она выглядела:
  
   Фигуры

Кто есть кто

  
   Белые
   Черные
   Король
   Пока под вопросом. Но если черный король столь крупная рыба, то белый едва ли окажется мальком
   Аркадий Шильц, местный преступный авторитет, шеф
   Королева
   Возможно, Мила
   Это Зоя, без сомнения. Безжалостная "миледи" черного кардинала
  
   Ладья
   Пока неизвестна. Меня терзают смутные сомнения, что этой фигурой окажется следующая жертва, которой посвящено четверостишие. Значит, это Антон Крымов. Сейчас, судя по нотации, должен ходить Черный слон, но и его личность мне неизвестна.
  
   О второй ладье сведений пока нет
   Черные ладьи не были задействованы в Бессмертной партии 1851 года. Значит, нет их и в нашей "игре"
   Конь
   И первый и второй белые кони определенно кто-то из полиции. Важно, что именно белые кони сталкивались лоб в лоб с черными в шахматной партии. А именно, в тот момент, когда проходила облава на Зою и Константина, когда взяли Сырова
   Один из черных коней определенно - Сыров, этот предатель. Как черный конь в оригинальной партии жертвует собой ради черной королевы, так Сыров отвлек полицию, чтобы дать возможность уйти Константину и Зое. Константин мог бы быть вторым черным конем, так как он тоже жертвует собой, чтобы "черная королева" могла отступить, скрыться
   Однако, в оригинале партии второй конь не играет особой роли
   Слон
   Один из белых слонов - Игорь Семерядов, уже выясненный факт
  
   Второй слон - по всему выходит, что это я.
   Черный слон. Роковая фигура, которая должна убить одного человека. И это случится совсем скоро... Пока достоверно неизвестно кто это
   Пешка
   С пешками все сложнее... Кто "играл" за первую пешку, сделал самый первый ход - мне неизвестно. Это не Мила. Мила жива, и скорее всего она - белая королева. Под сомнением.
   Вторая пешка - Антонова
   Смысла третьей пешки в "игре" я не поняла. Да, кажется, ее и не было
   Четвертая и пятая пешки снова мне неизвестны.
   Шестая пешка - судя по шахматной нотации это женщина, которую нашли в морге
   Восьмая и седьмая пешки в игре не участвуют
   Первая черная пешка - торговка домашней косметикой
   Вторая и третья черные пешки - посаженная за торговлю наркотиками медсестра, и ее сообщник, "инвалид"
   А вот остальные пешки, похоже, не задействованы в игре Шахматиста. В реальной Бессмертной партии участвовала еще одна черная пешка, но, возможно, здесь ее ходы были скрыты от меня.
  
   Закончив записывать свои мысли и выводы, Лера с отвращением посмотрела на эти схемы. Ведь это все живые люди, а не фигуры... Многие уже погибли, теперь смерть ждет еще одну "фигуру" - белую ладью.
   Но нужно взять себя в руки. Сыщица это знала. Холодный рассудок, никаких эмоций - этим должен руководствоваться игрок. Поддашься эмоциям - проиграешь.
   Она еще раз посмотрела на записи.
   Насчет черной королевы сомнений нет. Это Зоя, ее "ходы" в жизни совпали с ходами черной королевы в партии. Есть факты. Ошибка женщины в том, что в самый первый раз в парке она попалась на глаза Валерии, белому слону. "Отступление" королевы во время облавы на квартиру, где состоялась встреча с Константином. Все подтверждало личность черной королевы.
   Черный король - Шильц. Шеф. Если Лера права, это он. Девушка сделала этот вывод из слов Смолина. Когда Леонид рассказывал про Шахматиста, он упомянул, что Шахматист и шеф заключили некое пари. "На кону стоят просто невообразимые деньги. И "шеф" готов на все, чтобы сделка состоялась", - вспомнила Валерия слова Леонида. В партии проигрывает черный король - то есть шеф. Если выиграют белые - а именно за них играет Валерия - Шахматист получит желаемое. Вот только тогда все получается куда хуже, чем она думала. Кто бы ни выиграл в партии - ничего хорошего это не сулит. Выиграют черные - проиграет Шахматист, но выиграет "шеф". А чем шеф лучше него? Выиграют белые - победа останется за Шахматистом. Хотя сам он, кажется, играет за черных. Что бы это могло значить? Возможен один вариант - если он "консультант" для преступников, о чем Лера догадалась не так давно, ему легко управлять теневой стороной жизни, и руководить черными фигурами по своему усмотрению.
   Валерия подумала, что, возможно, она эгоистка, но ей уже все равно, кто одержит верх в этом странном пари. Куда сильнее ее волновала судьба Милы. Живой Милы. Милы - белой королевы.
   Лера решила, что Крымова - белая королева, потому что именно белая королева должна была отрезать "черной" Зое последний путь к отступлению во время облавы. Последним путем был балкон. Испугавшись "призрака", которым определено была Мила, Зоя и Константин не смогли воспользоваться этим вариантом побега, и черному коню, Константину, пришлось жертвовать собой, чтобы Зоя могла сбежать. Точно, как в шахматной партии.
   Но если Лера права, даже если Мила жива - ее все равно ждет смерть. Потому что в Бессмертной партии белая королева погибает, давая возможность белому слону "съесть" черного короля. Девушка не знала, как Шахматист собирается устроить финальную часть партии, но она уже убедилась, что все фигуры, "съеденные" в партии, погибают и в жизни.
   И она не знала, как спасти Милу. Потому что даже не представляла, где ее искать.
   Насчет остальных фигур сомнений не возникало. Определенную сложность представляли пешки. Так, самая важная из них, первая белая пешка, была неизвестна. Она каким-то образом должна помешать черной королеве достичь своей цели. А цель черной королевы в игре - в нужное время прийти на помощь черному королю. Другими словами, в решающий момент кто-то должен помешать Зое добраться до шефа, спасти его от белого слона. Можно было не сомневаться - так и будет. Шахматист наверняка уже все предусмотрел.
   Лера без сил опустилась на стул, и смяла листы в руках. Она описала выводы, но ни слова не рассказала о том, почему утвердилась в мысли, что Мила жива, и про многие другие мотивы и причины произошедшего. Их никто не должен был узнать - даже Леонид. Потому что пока она не удостоверится сама, незачем знать и другим.
   Взгляд упал на кота, пытающегося порвать подушку. Гаджет вцепился в неё передними лапами, а задними молотил как мартовский заяц. Заметив что на него смотрят, он замер и сверкнул на хозяку голубым и карим глазом.
   - А что, очень может быть... - Валерия встала и пару раз прошлась по комнате.
   Леонид наблюдал за ней со стороны, слушал рассуждения, читал схемы... А потом спросил.
   - В твое расследование как-нибудь вписывается "футарк"?
   - Что? - Лера настолько оторвалась от реальности, что не расслышала вопрос.
   - Футарк. Ты ведь так и не объяснила мне его значение.
   Гаджет, развалившийся на полу, приоткрыл голубой глаз, и посмотрел на Валерию, словно тоже хотел услышать ответ. Лера задумалась. Футарк. О да, он вписывался, и еще как. По имеюшейся информации девушка знала, что это камни, которые были обнаружены во время экспедиции, организованной биологическим факультетом. Спонсором выступил сам Аркадий Шильц, он же "шеф". Камни представляли не только историческую ценность, Валерия знала это. На них были нанесены символы рунического алфавита, который носит название футарк. Но мало того, что настоящее предназначение камней неизвестно - они еще и связаны с обществом "Овидий", о котором Лера узнала из записки Иванны. А "Овидий" связан с тамплиерами.
   - Долго рассказывать. Важно одно - на предстоящей конференции должно... что-то произойти, - она хотела сказать, что там закончится игра, но вовремя опомнилась. - Вспомни письмо, найденное у Нефедова, преподавателя математики, - Лера припомнила записку, которую ей передал Смолин. Записку с кодовой фразой: "Non nobis, Domine, non nobis, sednominiTuo da Gloriam".
   - Кто-то хочет купить камни, найденные в экспедиции, - продолжила Лера. - Шеф и Шахматист заключили пари, ставка в котором - крупная сумма денег. Ты сам об этом сказал. Возможно, это не деньги, а нечто ценное. Камни, этот самый футарк. Я не знаю цели Шахматиста, но пока это единственный вариант. В любом случае, мне нужно будет попасть на эту конференцию. Есть еще куча вещей, о которых я могла бы рассказать, но не буду. Это слишком долго, а у меня нет времени.
   Лера скрестила руки и подошла к окну. Улица была пуста - только стажер в машине слушал музыку. Окна в доме Антона были зашторены. Антонина Федоровна говорила, что он пару раз появлялся, но снова уходил, не желая разговаривать. К счастью, он не предпринимал никаких опрометчивых шагов. Но на звонки не отвечал, и Лера не могла поговорить с ним о Полонезе.
   - Куда ты собралась? - спросил Леонид.
   - Мы договорились, что я найду компромат на шефа. И я собираюсь выполнить обещание.
   Про себя Валерия подумала - раз ее ход заключается в том, чтобы подобраться ближе к черному королю, значит, она это сделает. Сделает так, что Шахматисту мало не покажется. Подберется так близко, насколько это возможно.
   - Ты собралась забраться к нему в дом? - вдруг спросил Леонид. Он посмотрел на решительное выражение лица Валерии, и понял, что угадал. Но его совсем не воодушевила эта идея.
   - И много раз ты залезала в чужие дома?
   - Ни разу, - Лера невозмутимо отвернулась к окну.
   - Немыслимо... - Леонид встал. - И ты что, не боишься попасться?
   - Нет, - Лера побарабанила пальцами по подоконнику. - Потому что ты мне поможешь. Ты ведь профессионал. И в доме Шильца уже успел побывать.
   - Да, но одно дело - забраться туда самому, и совсем другое - провести с собой глупую девчонку, которая ничего не смысли в этом деле!
   - Глупую? - скептически переспросила Лера, обернувшись.
   Леонид взялся руками за голову и вздохнул.
   - Ну хорошо, я не так выразился! Но это... это почти невозможно.
   - Почти - значит все-таки возможно. Если постараться.
   - Может быть, ты предоставишь это мне? - с надеждой спросил парень.
   - Нет. Ты тоже не справишься один. Я смогу понять и найти то, что тебе не под силу. Ты сможешь незаметно провести меня мимо сигнализации и охраны.
   Леонид молча отвернулся.
   - Ты хоть понимаешь, как это опасно? Это не просто дом. Это дом человека, который, не задумываясь, заживо зароет непрошенных гостей на заднем дворе.
   - Тр-рус! - Вжик, самостоятельно открывший клетку, прилетел Смолину на плечо. - Тр-рус! Помою!
   - Кыш, глупая птица, - он смахнул попугая, и добавил. - Я вообще-то не за себя боюсь.
   - Ты что, оправдываешься перед попугаем? - с усмешкой спросила Лера.
   - Я не оправдываюсь, а пытаюсь тебя вразумить. Ты представляешь, что будет если...
   - Тссс! - Лера вдруг резко обернулась к окну и приложила палец к губам, призывая к молчанию.
   - Что? - не понял Леонид. Он тоже подошел к окну и увидел человека.
   Это был Жиль. Он шел со стороны парка, по направлению к своему салону. В руках француз держал папку и объемный полукруглый предмет, накрытый тканью.
   Лера вцепилась в подоконник и азартно усмехнулась. Леонид не успел ничего понять, как она поймала попугая, посадила его в клетку - чтобы не улетел - и схватила свою сумку.
   - Поможешь выбраться?
   - С чего такая спешка? Кто это был?
   Леонид отошел, скрестил руки и всем видом дал понять, что не намерен помогать, пока Валерия не объяснит что происходит.
   - Это Жиль Рожер. Француз, и наемный убийца, который сейчас был в доме Шильца. Скорее всего, они поссорились. Хорошо, если никто никого не убил. Пока следы не остыли и рыбка на крючке, мне надо попасть в дом шефа.
   - Погоди, почему ты решила, что он убийца? И тем более, что он был именно у шефа?
   - Некогда объяснять, Смолин! - Лера распахнула окно и с вызовом посмотрела на парня. - Объясню по дороге! Ты со мной?
   Леонид с секунду колебался, и вдруг спросил.
   - У тебя есть белые простыни?
   - Ты что, собрался лечь спать? - с иронией спросила Лера.
   - А ты собралась залезть в чужой дом, не подготовившись? - вопросом на вопрос ответил вор.
   - Чем нам помогут простыни?
   - Просто скажи, где они лежат.
   - На верхней полке, в шкафу. А может, лучше перчатки взять?
   - Зачем? - Леонид достал простыни и бросил их в охапку Лере. - Держи.
   - Как зачем... - она поймала, и повесила простыни через плечо. - Чтоб отпечатков не оставлять...
   - Если нас засекут, перчатки не помогут. Если не засекут, никто не станет искать отпечатки пальцев.
   Больше Лера ничего не спрашивала, Леонид тоже не задавал вопросов. Он зачем-то взял две простыни, первым вылез в окно и помог выбраться Валерии.
   Они отошли на достаточное расстояние от дома, прежде чем вздохнули спокойнее. Лера всеми силами пыталась подавить страх и волнение, но все-таки сказала.
   - Если Шильц нас застанет, ты еще сумеешь скрыться. Сообщишь полиции обо всем, что знаешь, и что я тебе рассказала. Шахматиста нужно остановить, даже если я...
   - Не было случая, чтобы меня застукали, когда я этого не хочу, - Смолин не дослушал. Он покосился на Валерию и добавил. - Если будешь меня слушать, ничего не случится.
   - Хорошо, - Лера тут же согласилась и как-то сразу успокоилась.
   Они свернули за угол, и пошли по безлюдному переулку. Смолин намеренно выбирал дорогу так, чтобы ни с кем не столкнуться.
   - А что собирается сделать Шахматист? - спросил он немного погодя. - Зачем его останавливать?
   - Я не знаю, чего он хочет добиться, - тихо сказала Лера. - Но знаю, что погибнет человек. Близкий для меня человек...
   Она не уточнила, что говорит о Миле. Она вообще не рассказывала Смолину о том, что Мила, скорее всего, жива. Но, как и обещала, по дороге поделилась своими догадками насчет Жиля. Не всеми, а только теми, которые навели на мысль о наемном убийце. Потому что только этого напрямую касался ее договор с Леонидом. Все остальное было необходимо исключительно для "игры".
   - Я задумалась над этим после того, как услышала разговор следователя с французом. Елин упорно задавал странные вопросы - почему Жиль не любит цветы. Не хотел отпускать француза даже после того, как стало ясно, что он не причастен к гибели Антоновой. Потом я изучила дела за последний год. И в трех случаях присутствовали три составляющие: цветы, аллергия и соловей. Кто-нибудь обязательно слышал пение соловья. В первом случае - патрульный полицейский, проходивший мимо дома, где совершили убийство. Во втором - случайный прохожий, так же оказавшийся поблизости от места преступления. В третьем - соседка одной убитой женщины. Причем, соловей пел в разное время года. В первом случае было лето, во втором - зима, в третьем - весна.
   Лера немного помолчала, вслушиваясь в перекличку синиц на березах. До дома Шильца оставалось совсем немного, и она продолжила.
   - Кажется, этому не придали значения. Но каким-то чудом эта информация попала в материалы дел. Возможно, она насторожила Елина. Он отмечает все, даже самые незначительные детали, если они выбиваются из общей картины. А эта деталь выбивалась. Соловьи поют только в июне. Похоже, убийца использовал соловья, как сигнал. Оставлял клетку где-то на улице, и обученная птица начинала петь, почуяв постороннего. Думаю, такой рефлекс у соловья мог быть выработан страхом. Обычно птица мечется по клетке, если чует опасность. А убийца каким-то образом научил соловья петь от страха. Петь, и бояться людей. Поэтому если соловей начинал петь, убийца знал - пора уходить. Это позволяло ему оставаться незамеченным долгое время. Он каждый раз успевал скрыться с места преступления прежде, чем его застукают.
   Второе, - сказала Лера, - это аллергия на цветы. Попалось мне всего в одном деле. Там же, где есть и упоминание о соловье. Была убита женщина, живущая в частном доме. Убили ее в мае, во дворе частного дома. Двор был окружен забором, который разграничивал соседние участки. Как всегда, убийца действовал тихо, и скрылся когда запел соловей. Но одного нюанса он не учел - по другую сторону забора росла жимолость. Она цветет как раз в конце мая, и очень сильно пахнет. Соседка убитой женщины, вышла во двор как раз в тот момент, когда убийца закончил "работу", не удержался и чихнул. У него была сильная аллергия, он не мог остановиться, но скрылся с места преступления, потому что соловей запел. Конечно, соседку не насторожило, что кто-то чихает за забором. Но когда обнаружили тело и установили время смерти, она рассказала об этом полиции.
   Вдалеке показалась покатая крыша дорогого коттеджа. Он располагался в том же районе, что и дом Валерии.
   Лера остановилась за углом, чтобы закончить рассказ.
   - У Жилья Рожера сильнейшая аллергия на цветы. Кроме того, у него есть соловей. Сегодня я слышала, как он поет, рядом с его салоном. Возможно, он хранит клетку с птицей где-то на заднем дворе. Потом ты сам видел - он нес в руках какой-то предмет, накрытый платком. Это была клетка. И он брал ее, когда ходил к Шильцу. Конечно, я бы не связала его аллергию, и, возможно, даже соловья с убийствами. Если бы не настойчивость Елина. Михаил Афанасьевич знает про Жиля что-то еще, просто у него нет доказательств. А для меня эти факты, плюс уверенность следователя, и есть доказательство. Да даже один соловей многого стоит. Сомневаюсь, что есть еще подобная птица этого вида, которая поет в не положенное время.
   Леонид дослушал и задумчиво посмотрел на крышу коттеджа, выглядывающую из-за деревьев.
   - Но почему ты так уверена, что он ходил именно к Шильцу?
   - Когда Жиля задержали на месте убийства Антоновой, мой пес схватил его зубами за подол плаща и случайно оторвал пуговицу. Но я заметила еще одну деталь - брюки были слегка порваны чуть ниже колена. Но Арчи никогда не станет кусать, если он схватил человека за плащ, значит - брюки он не трогал. На ботинках Жиля, такого изысканного и аккуратного мужчины, отчего-то имелись белые полосы. Такие же точно появились на моих ботинках, когда я съездила на улицу Набережную. Там вдоль домов насыпан гравий и мелкая белая крошка, которая оставляет следы на черной обуви. На Набережной я встретила Константина, мне пришлось спрятаться в кустах. Единственный куст, который может скрыть человека, оказался слишком сухим и кряжистым - я зацепилась за ветку и порвала джинсы на уровне колена. Там же, где порваны брюки Жиля. Можно сделать вывод, что в день смерти Антоновой он шел как раз с Набережной, и там он отнюдь не гулял. Он за кем-то следил.
   - Хорошо, но ведь дом Шильца не на Набережной, - засомневался Смолин.
   - Нет. Слушай дальше. Константина кто-то позвал - я узнала охранника, которого видела однажды, когда выполняла заказ. Это было давно, Шильц просил найти угнанный автомобиль. Ну так вот, я видела, как Константин и охранник вместе отправились вверх по улице. И - пропали, когда я на секунду отвлеклась. Я уверена, они свернули в узкий проулок между домами, чтобы попасть на соседнюю улицу, как раз к дому Шильца.
   Лера пнула камешек, подвернувшийся под ногу, и добавила:
   - Кроме того, я ведь сказала еще утром. Если после моего визита к Жилю, он пойдет к Шильцу, значит я права. Он и сходил.
   - В чем права?
   - Пойдем, - Лера потянула Леонида за рукав, не желая ничего объяснять.
   Она завернула за угол, и очутилась на улице, чем-то похожей на Калиновую. Только эта была раза в два шире, и не сквозной, а тупиковой. Замыкал ее дом Аркадия Шильца.
   Улица эта считалась элитной, коттеджи здесь располагались на порядочном расстоянии друг от друга, имели большие сады и даже площадки для гольфа. И все же, по сравнению с домами на Набережной, они выглядели не слишком большими.
   Лера была здесь всего один раз, но хорошо запомнила дорогу. Ее еще тогда впечатлили две резные изящные колонны у белоснежного дома. Сам дом не казался больше остальных коттеджей, и кроме колонн ничем не выделялся. За коваными воротами виднелся аккуратный газон, мощеная булыжниками дорожка и наполовину застекленный гараж.
   На улице было тихо и безлюдно.
   Лера и Леонид остановились неподалеку от цели своей операции, спрятались за массивным тополем-великаном и принялись наблюдать. Во дворе не было ни души. Сквозь застекленную часть гаража виднелось внутреннее убранство. Машины на месте не оказалось. Значит, Шильц уехал. Но со слов своей однокурсницы, Виктории, Лера знала, что у них в доме есть охранник и горничная, а иногда приходит садовник. Если охранник отлучается, дом ставят на сигнализацию. Обычно, если хозяин остается дома, охранников отпускают. Поэтому, если после визита Жиля он уехал неожиданно, охраны может и не быть.
   Вика жила в отдельной квартире, которую Шильц купил специально для дочери. Она считала себя городской жительницей и не желала жить в этой "деревне".
   Леонид сунул Лере в руки простыни и шепнул.
   - Жди здесь.
   Он направился к дому, а Лера выглянула из-за широкого шершавого ствола.
   Она начала успокаиваться, решив, что дома никого нет. Но тут же вздрогнула, когда два свирепых коренастых ротвейлера с гортанным ревом бросились на ворота, желая порвать незваного гостя.
   А Леонид даже не отшатнулся. Он немного подождал, пока не убедился, что на лай собак никто не выходит. Ротвейлеры бесновались и сходили с ума, грызя стальные прутья, отделяющие их от незнакомца.
   - Хорошие собачки, - Леонид с усмешкой посмотрел на псов и посвистел. - Ну, ну, успокойтесь.
   Ротвейлеры взбесились еще больше, но Леонид совершенно спокойно достал из кармана кусочек хлеба, завернутый в платок.
   - Вот так, - он бросил его сквозь решетку.
   Лера с интересом наблюдала.
   Собаки, конечно же, не стали есть подачку - понюхали хлеб, и снова оскалили зубы. Леонид оглянулся, и подмигнул Валерии. Прошло всего несколько секунд, и собаки заметно остудили свой пыл; только лениво ворчали, опустившись на землю. А еще через полминуты уснули.
   - Как у тебя получилось? - Лера не скрывала удивления. Она подбежала к воротам, и с удивлением посмотрела на собак. Ротвейлеры подергивали лапами и скулили во сне.
   - Всегда ношу с собой корку, пропитанную сильным снотворным, - объяснил Леонид. - Мне продал его один... специалист. Действует при вдыхании. С необученной сторожевой собакой можно справиться проще, а обученная не возьмет еду от незнакомца. Но, вероятнее всего, понюхает.
   Он заметил настороженный взгляд Валерии, и добавил.
   - Не волнуйся, они буду спать примерно полчаса. А потом еще час-другой отходить от "наркоза".
   Не прошло и пары секунд, как Смолин перемахнул через запертые ворота. И почти тут же они бесшумно приоткрылись. Лера проскользнула во двор, и Леонид снова запер ворота.
   - В доме никого, - шепнул он. - Пошли.
   Лера покосилась на страшных ротвейлеров, но они мирно спали. На их ошейниках красовались позолоченные надписи - на одном Стикер, на другом Джок.
   Она решила не задерживаться возле них, и поспешила за Смолиным.
   Ей было не по себе, но она старалась скрыть страх, снова завладевший сознанием. Леонид же был совершенно спокоен. Лера упустила момент, когда в его руках появилась отмычка. И как ни старалась, не успела заметить как он открыл дверь.
   Она в нерешительности застыла за его спиной. Леонид прижался к стене рядом с дверью, и осторожно заглянул в дом.
   - Что-то не так? - шепотом спросила Лера.
   - Нехило охраняется, - Смолин так же осторожно отошел от двери. - Два ИК-датчика и один объемник. Надеюсь, Шильц отлучился надолго... Придется попотеть.
   Лера мельком заглянула в дом, не переступая порог. Она уже бывала здесь, когда выполняла заказ, и уже тогда её впечатлила огромная прихожая, размером с зал, за которой виднелась то ли кухня, то ли гостиная с дорогой мебелью и картинами на стенах. Прямо напротив двери, метрах в пятнадцати, расположились две широченные лестницы - одна вела наверх, вторая вниз. Лера решила, что вряд ли такая громадина ведет в обычный подвал.
   - А что, ты разве не знал? Ты ведь уже был здесь.
   - Я заходил через окно. Оно было открыто, а Шильц в тот момент находился дома. И хватит болтать. Возьми простыни и намочи их в бассейне, - велел Леонид. - Он за домом.
   Лера отвлеклась от созерцания и без лишних вопросов отправилась выполнять указание. На заднем дворе и правда обнаружился небольшой бассейн, выложенный небесно-голубой плиткой. Намочив простыни, она старательно отжала их и вернулась на исходную позицию.
   Смолин тем временем задумчиво рассматривал датчики.
   Когда Лера подошла, он обернулся, положил ей руки на плечи, посмотрел в глаза и серьезно сказал:
   - Делай так, как я говорю. Ни единого лишнего движения. Постарайся даже не дышать. А теперь слушай - мы пойдем спина к спине, держа перед собой мокрые простыни. ИК-датчики нас не засекут. Они реагируют на тепло, излучаемое телом. Один человек не прошел бы - первый ИК-датчик "смотрит" в спину, другой - в лицо. Но вдвоем будет проще, мы окажемся между двумя простынями. Главное, чтобы простыни не колыхались. С объемником сложнее - он среагирует на движение. Придется делать не больше одного шага за тридцать секунд, иначе засечет.
   - Да здесь же метров пятнадцать до лестницы! - воскликнула Лера. - Мы весь день идти будем...
   - Нет, достаточно пройти метра три, до датчика. Дальше я его обезврежу, и у нас будет пара минут, чтобы добежать до зоны, где он нас не засечет. Тебе придется заранее выбрать, куда мы пойдем - наверх, в подвал или же в комнату на первом этаже.
   - А откуда ты выкрал кольцо? - уточнила Лера.
   - Из его комнаты на втором этаже. Больше я нигде и не ходил, я знал что оно там.
   Лера с сомнением посмотрела на окна второго этажа.
   - Кухня вряд ли нам понадобится... - она принялась лихорадочно перебирать варианты. Что можно найти в доме, где только что побывал наемный убийца? То, что может указывать на его следующее задание, на ссору... Где можно найти компромат на шефа, или хотя бы то, что укажет, где искать этот компромат.
   - Как думаешь, Шильц давно уехал? - спросила она.
   - Нет, - Леонид кивнул в сторону ворот. - Не думаю, а знаю. За столько лет научился с первого взгляда определять. Смотри, следы от шин свежие, и еще теплые. Я сразу потрогал, как только попал во двор. Машина уехала буквально перед нашим приходом.
   - Идем вниз, - уверенно сказала Лера.
   Она решила - раз Жиль встречался с Шильцем, и Шильц после этого уехал - никто никого не убил. Но они явно разговаривали не о погоде. И вряд ли они стали бы обсуждать свои дела в спальне или на кухне. Значит, второй и первый этаж не подходят. Остается помещение внизу, куда ведет одна из лестниц. Лучшее место для кабинета - скрытое от посторонних глаз.
   Еще до того, как был сделан первый шаг, Лере показалось, что ее сердце стучит, как барабан, и его слышно на всю улицу. Леонид был спокоен, как скала. Она постаралась взять себя в руки, подняла перед глазами мокрую белую простыню, и своей спиной прижалась к спине Леонида. Руки напряглись и стали словно каменные - не дай Бог задрожат, и тогда пиши пропало.
   Они шагнули через порог, и замерли. Датчики молчали. Спустя тридцать секунд - второй шажок, и снова застыли, стараясь не дышать.
   Расстояние до "объемника" преодолели минут за десять. Лера подумала, что если Смолин просчитался, и собачки проснутся раньше, то никакие простыни уже не спасут.
   Леонид осторожно передал Валерии один край своей простыни.
   - Держи, - он принялся осторожно колдовать над датчиком. Датчик, вдруг тихонько пикнул и перестал мигать.
   - У нас две минуты, потом он снова включится, - шепнул Смолин.
   До лестницы они дошли уже спокойным шагом, а когда спустились вниз, с облегчением опустили затекшие руки.
   Лера свернула простыни, и осмотрелась.
   Оказалось, что широкая лестница ведет в небольшую комнату практически без мебели. Здесь оказалась еще одна дверь. На ней висел необычный замок с тремя скважинами.
   Леониду хватило минуты, чтобы взломать его.
   Дверь открылась, и Лера обомлела.
   Взгляду открылось помещение квадратов на сто, целый подземный дом! Полупрозрачными загородками разделено на спортзал, зону отдыха, библиотеку... Неподалеку от входа стоит дорогое фортепиано, инкрустированное какими-то драгоценными камнями. На стенах висят картины в странном стиле, похожие на... на что-то. Лера не поняла на что. Ах да, на современное искусство.
   Окон в помещении не оказалось, но как только открылась дверь, включилось голубовато-белое дневное освещение. Не очень яркое, но вполне достаточное для того, чтобы не натыкаться на предметы.
   - Ну что, теперь твоя очередь, - сказал Леонид, пропуская Леру вперед. - Ищи.
   - А ты уверен, что здесь нет камер наблюдения?
   Леонид окинул помещение профессиональным взглядом и уверенно сказал.
   - Нет.
   - И во дворе не было? - вдруг испугалась она.
   - Не забывай, я уже был здесь. И еще тогда удостоверился, что никаких камер рядом с домом нет. Только сигнализация.
   Лера тут же отбросила все эмоции, и пошла вдоль ряда перегородок, чтобы отыскать "комнату", в которой разговаривали шеф и Жиль.
   И нашла довольно быстро.
   За одной из перегородок оказалось что-то вроде кабинета. На персидском ковре стоял массивный письменный стол, за ним - застекленный шкаф с книгами и фигурными статуэтками.
   Но Леру это место заинтересовало по другой причине. Она положила простыни в угол, и осмотрелась.
   - Похоже, здесь была ссора... - пробормотала она, глядя на беспорядок. Точнее, на осколки вазы и разбросанные по полу клочки фотографии.
   - Удивительно, что нет трупов, - усмехнулся Леонид, проследив за взглядом Валерии. - Если уж ты уверена, что Жиль наемный убийца, а Шильц - шеф...
   - Думаю, если бы Елин получил ордер на обыск, этого Шильца давно бы посадили. Уверена, мы найдем здесь что-нибудь интересное.
   - Таких не сажают, - возразил Смолин, и усмехнулся. - Только если он убьет кого-нибудь на глазах полиции.
   - Тогда на что ты надеешься?
   - На тебя, - он отвернулся и принялся обшаривать ящики стола, с легкостью открывая замки. Правда потом он аккуратно складывал содержимое ящика обратно, и закрывал, не оставляя никаких следов.
   В одном из ящиком он обнаружил файл с какими-то вырезками и документами.
   - Что там? - спросила Лера.
   - Странно... взгляни, - вместо ответа, Смолин протянул Валерии один листок. Это была ксерокопия рукописного текста. Письма от некоего профессора-историка по фамилии Коллинз. Та же фамилия, что и у человека, у которого Леонид украл кольцо с фианитом. Кольцо, которое Валерия видела на пальце человека, пропавшего из кабинета декана.
   Коллинз писал: "Ваш интерес к камням действительно достоин уважения. Но никто не должен знать о нашей переписке. Я иду на это только из уважения к вашему увлечению, как коллекционера. Информация о футарке доступна исключительно людям нашего круга. Но для вас я готов сделать исключение. До сих пор неизвестно, где находятся третий, пятый и шестой камни. Первый, второй и четвертый, как вы верно заметили, хранятся у Магистра, он не расстается с ними никогда. Это, своего рода, обязанность и честь в одно и то же время. Ваше рвение похвально, но я сомневаюсь, что Магистр поверит в то, что вы обнаружили недостающие камни. Я бы посоветовал вам оставить это дело. С глубочайшим уважением, Р. Коллинз".
   Письмо датировалось двадцать первым ноября две тысячи одиннадцатого года.
   - Ничего себе, поворот... - выдохнула Лера, возвращая письмо.
   - Ты понимаешь? - взволнованно спросил Леонид. - Он знал о футарке до того, как камни, якобы, нашли в ходе экспедиции!
   - Да. А письмо было написано незадолго до того, как Шильц взялся спонсировать экспедицию. Единственную крупную экспедицию, которая организовывалась в то время. Теперь кое-что проясняется...
   - Что? - Леонид спрятал письмо обратно, и посмотрел на Валерию. - Что проясняется?
   - Вот смотри. Что нам известно. В ходе экспедиции были найдены какие-то камни - раз. Их хочет купить некий обеспеченный человек - два. Шильц знал о камнях еще задолго до того, как их нашли - три. Из письма следует, что они утеряны, и тут он вдруг находит их. Точнее не он, а экспедиция биологического факультета. В экспедиции с самого начала зачем-то участвует историк Анатолий Белых. Человек, нанятый Шильцом. Зачем? Ответ - он подкинул камни. Возможно, это искусная подделка, а может быть Аркадий и правда нашел их, но зачем-то ему понадобилось разыгрывать такой спектакль. Наши ученые обнаружили подкинутые камни, но они биологи, а не историки. Откуда им было знать, что найти такую вещь нереально, тем более на территории России? Анатолий, конечно, разыграл спектакль, убедил их, что это великое открытие, бла, бла, бла. Из Москвы тут же прислали еще одного историка, Анну Верлемову. "Специалиста" по футарку. Она "нашла" третий камень, и забрала все три на экспертизу. Главный вопрос - зачем такие сложности?
   - Ну, если допустить, что камни - подделка, то Шильцу нужно было убедить покупателя в их подлинности, - сказал Леонид. - Что он и сделал. Что докажет подлинность лучше, чем свидетельства членов экспедиции, которые сами "нашли" камни.
   - Да, но тогда мы получаем противоречие, - Лера говорила, а попутно пыталась собрать с пола клочки фотографии. - Вспомни письмо, которое ты нашел. Камни собрался продавать Полонез, а не Шильц! Анатолий Белых писал ему. Значит, декан в курсе махинаций? Хотя, подожди-ка... - Лера вдруг встрепенулась, вспомнив разговор между Полонезом и Нефедовым. - Я слышала, как Семен Денисович категорически отказался в чем-то участвовать. Это было после обыска в его кабинете. Возможно, если он и знал о чем-то, его замучила совесть. Он спрятал письмо, а Нефедов решил его выкрасть. Ведь он работает на Шильца, и Шильцу надо было знать кодовую фразу, чтобы самому продать камни.
   - Что-то не сходится, - усомнился Леонид. - Зачем он вообще стал посвящать Полонеза в эти дела? И зачем позволил, чтобы Анатолий Белых вел с ним переписку? Почему решил выкрасть письмо, а не позвонил ему и не спросил кодовую фразу лично?
   - Тогда есть вероятность, что Шильц нашел настоящие камни. Встает вопрос, зачем в таком случае ему проворачивать эту аферу с экспедицией? Отвечу - чтобы заполучить оставшиеся три камня, принадлежащие какому-то Магистру.
   - Тому, о котором говорится в письме от Коллинза?
   - Именно. Коллинз пишет, что Магистр не поверит Шильцу. Не поверит, что он нашел три камня. То есть, получается, до этого шеф уже писал Коллинзу, что нашел их, и спрашивал нельзя ли сообщить Магистру. И, вероятно, хотел, чтобы Магистр приехал в Россию ради камней. Но Магистр не поверил бы на слово, и Шильц "доказал" ему подлинность камней, устроив экспедицию и проспонсировав конференцию. На такое знаменательное событие Магистр, возможно, согласился приехать. Почему для шефа так важен приезд Магистра? Варианта два - либо он хочет похитить камни Магистра, которые тот везде носит с собой. Либо, наоборот, хочет продать свои три камня.
   - Это не объясняет при чем тут Полонез, - заметил Леонид.
   - Главное - мы знаем, что с этими камнями не все чисто, - Лера, наконец, подобрала все обрывки фотографии и разложила их на столе. - Думаю, скоро у тебя появятся доказательства против Шильца.
   Было не совсем понятно, относится ли ее последняя фраза к камням или к фотографии. А объяснять Лера ничего не стала - она замолчала, старательно собирая кусочки один к одному. Это оказалось непростым занятием, некоторые фрагменты потерялись, другие были слишком мелкими. Но кое-что рассмотреть удалось. На черно-белой фотографии изображены мужчина и женщина, гуляющие с ребенком. И если лицо женщины разглядеть не удалось, мужчину Лера узнала сразу. Она уже видела его на фотографии в кабинете декана, Полонеза. И могла поспорить, что это тот самый Аделард. А рядом с ним, наверняка, жена Люсия. Она держит за руку маленького мальчика лет двух. Ребенок смеется и смотрит на мать.
   Фотография буквально лучилась счастьем и теплом - красивая молодая пара, счастливый ребенок, трогательная семейная сцена... Все бы хорошо, если бы не ощущение, что фото сделано из укрытия. По краям фотографии темнела листва, как будто фотограф прятался в кустах.
   - Значит, это все-таки он... - еле слышно, сама себе сказала Лера.
   Но Леонид, стоявший рядом, услышал.
   - Кто, он?
   - Да, не обращай внимания, мысли вслух, - Лера махнула рукой и смела обрывки фотографии со стола. Они закружились, и снова усыпали ковер.
   - Надо найти что-нибудь еще, - сказала Лера. - Одного письма и фото недостаточно.
   Они принялись обшаривать кабинет, но не нашли ни одной надежной улики. Ничего, что прямо могло бы скомпрометировать шефа.
   Лера осмотрела стол. Внимание привлекла только записная книжка. Номера телефонов, заметки о встречах, какие-то люди... Последняя запись: встреча друга из Москвы, прибудет в аэропорт 11.05.2013 в 19.30. Встречает и сопровождает Анна Велемова.
   Это день конференции. Лере не составило труда догадаться, что этот друг - Анатолий Белых. Тот самый, который должен привезти камни. Об этом говорилось в письме, которое Смолин нашел в кабинете Полонеза. Белых прилетает вечерним рейсом. Но почему его должна встретить Анна? Разве она сама не из Москвы?
   Лера пролистала еще несколько страниц, но больше ничего интересного не нашла. Начались списки адресов и телефонов. И тут неожиданно на глаза попался номер Иры Глазовой.
   - Занятно, - Лера так увлеклась изучением книжки, что не услышала посторонний шорох.
   - Тихо! - шикнул Леонид, настороженно повернувшись в сторону звука.
   Лера едва не выронила книжку со страха, когда услышала, что за соседней загородкой кто-то есть. Звук был такой, словно отдирают липучку на кроссовках.
   Потом все стихло. Лера и Леонид затаили дыхание. И тут из-за загородки неторопливо выплыл огромный изящный бенгальский кот черно-коричневой масти. Злые глаза с узкими щелочками зрачков уставились на незнакомцев.
   - Мяу! - громко и требовательно сказал он, дернув распушенным хвостом.
   - Тьфу, напугал! - в сердцах сказала Лера. Смолин усмехнулся и продолжил поиски.
   Кот настороженно обошел незнакомцев стороной, поднял голову и почесал ухо. Лера увидела, что на красном ошейнике болтается ключик.
   - Интересно, что ты охраняешь? - спросила она, посмотрев на кота.
   Кот гордо промолчал. Он выглядел диким и неприступным.
   Лера усмехнулась и вернулась к записной книжке.
   Ближе к концу обнаружился странный список. Вроде бы ничего особенного, похоже на перечень людей, с которыми Шильц так или иначе имел дело. Здесь значился почтальон, уборщик, курьер, заказчик, инженер... Вот только пометки рядом с этими людьми без имени-отчества настораживали. "Отстранен", "Оплатил", "Должник, три дня"... Некоторые были вычеркнуты, и среди них Лера нашла пометку: подруга Вики. Пометки напротив не было, стоял только крестик.
   Неужели речь идет об Ире? Что же она такого сделала, что Шильц так жестоко с ней расправился...
   - Лер, - она отвлеклась на голос Смолина. Леонид вскрыл замок на шкафу и перебирал книги. На полке за томами Достоевского и Куприна он обнаружил узкую дощечку, почти сливающуюся со стенкой шкафа. Подковырнул ее лезвием складного ножа, и дощечка с тихим щелчком приподнялась.
   За ней оказался такой же узкий вертикальный ящик, похожий на ящики стола. Только вместо замочной скважины там обнаружился непонятный механизм. Он был похож на круг, внутри которого было четыре диска с цифрами, в центре расположилось отверстие.
   - Я не смогу его взломать, - признался Леонид. - Впервые вижу такое устройство.
   Лера обеспокоенно посмотрела на часы - время истекало. Скоро проснуться собаки, а возможно, вернется и Шильц.
   Но они так и не нашли компромат, который мог бы послужить основанием хотя бы для официального обыска. А Лера не обнаружила никакой информации о Шахматисте. Она надеялась, что удастся найти косвенные свидетельства пари, заключенного между Шахматистом и шефом, прояснить его суть. И кто знает, может быть, именно в этом тайнике находятся ответы.
   Лера решила, что игра стоит свеч, можно немного задержаться. Положила записную книжку на место, и подошла к Леониду.
   - Дай посмотрю, - она взглянула на странный замок. - А что, если это обман? Может, тут нужен обычный ключ, а все остальное сделано для отвода глаз? Вон же скважина.
   - Я не могу его открыть, - Леонид с досадой посмотрел на механизм. - Если бы это был обычный замок, я бы справился. Похоже, нужно знать код.
   - И все-таки это похоже на скважину... Стоп! А где киса?
   Лера принялась озираться в поисках кота. Выглянула за загородку - пятнисто-полосатый охранник сидел на кресле и, не мигая, смотрел в одну точку. Огромные глазищи поблескивали на свету.
   - Думаешь, ключ от тайника - у кота? - Леонид подошел к Валерии и встал рядом.
   - Почему нет, - Лера медленно приблизилась к коту и присела на корточки. - Кис, кис, кис!
   Кот выпал из транса, заметил, что к нему подкрались, и вдруг утробно зарычал, выгнув пятнистую спину.
   - Ну-ну, спокойно, - мягко приговаривала Валерия. Она протянула руку, и хотела погладить кота, но едва успела отшатнуться. Бенгал озверело завопил, словно его собираются резать, и рванул через спинку кресло, порвав обивку.
   - Лови! - крикнула Лера, поднимаясь.
   Леонид попытался взять кота за шкирку, но зверь выпучил глаза, издал немыслимый сверхвысокий звук, и сиганул на шкаф, при этом уронив все, что там находилось. Осколков на ковре прибавилось.
   - Это так ты не оставляешь следов? - с сарказмом сказала Лера.
   - Нет, это так я пытаюсь поймать для тебя кота! - выпалил он, подбираясь к шкафу.
   - Для нас! - поправила Лера, и пошла с другой стороны. Кот пыжился, шипел и страшно урчал, а когда решил, что критическое расстояние до двуногих пройдено, с воплем совершил полет за их спины. Лера впервые видела, чтобы кот так высоко и далеко прыгал.
   А хвостатый мерзавец поскакал к двери.
   - Держи! - Лера первая бросилась за ним. Она успела обогнать кота, уронив при этом одну картину со стены.
   Кот затормозил, проехал несколько метров по скользкому полу и Лера подхватила его под брюхо.
   - Держу! Я его поймала!
   Но счастье длилось не долго. Кот извивался, как угорь, и, наконец, вцепился Лере в руку.
   - Зараза! - девушка его отпустила и потрясла кровоточащую ладонь. - Поймаю, на воротник пущу!
   Леонид попытался перегородить коту дорогу, но тоже получил свое.
   - Обалдеть... - он потер поцарапанную руку. - Сторожевой кот. Отличный прием.
   В конце концов, кот забился в дальний угол одной из "комнат", и старательно шипел, не давая к нему приблизиться.
   - Простыни! - вдруг вспомнила Лера. Она метнулась обратно в кабинет, схватила влажную простынку, и вернулась к коту и Смолину, которые буравили друг друга ненавидящими взглядами.
   - Держи, - тихо сказала она, протягивая Леониду один конец простыни. Растянув ее на все свободное пространство между перегородками, они пошли на кота.
   - Уиууу! - взвыл бенгал, пытаясь прорваться.
   - Не уйдешь! - Лера буквально упала на пол, прижимая кота под простыней.
   Наконец, совместными усилиями, они скрутили зверя, спеленали лапы, и сняли заветный ключик.
   Потом отпустили усатого бандита на свободу, и он, фыркая, как рассерженный еж, забился под диван. Только совиные глазищи поблескивали в темноте.
   А Лера и Леонид с тоской осмотрели учиненный погром.
   - Следов не оставим, значит? - Валерия скептически посмотрела на Леонида. - Я ведь говорила, перчатки пригодятся. Теперь шеф заметит, что здесь кто-то был. Надо быть полным идиотом, чтобы не заметить. А мы всюду пальцев наоставляли.
   - Не парься, - хмыкнул Леонид, махнул рукой и вернулся к тайнику.
   Ключ не подошел.
   Лера с досадой пнула шкаф ногой, но от этого ничего не изменилось. Тогда она поближе рассмотрела замок, и сказала.
   - Ладно... попробую решить задачку.
   На часы она больше не смотрела. Псы наверняка проснулись, и выйти отсюда будет очень сложно. Но успокаивало хотя бы то, что Шильц уехал на машине. Значит, скорее всего, вернется не раньше, чем через час.
   Теперь Валерия сосредоточилась только на шифре. Она изучила диск, который выглядел так:

0x01 graphic

   Четыре круга вращались по часовой стрелке, смещая цифры на одну ячейку. Например, первый круг с цифрами 2-4-2-1 образовал бы комбинацию 2-2-1-4, сместив каждую цифру на ячейку вправо. Внутренний кружок при этом оставался неподвижным. К нему крепились тонкие стальные прутики, которые сначала показались Валерии насечками на вращающихся кругах. Два прутика были направлены вправо и влево, ещё два - вверх и вниз. Прутики, направленные вверх и вниз, пересекались дополнительными палочками, образуя крестик. Внутри неподвижного маленького кружка находился крошечный барабанчик, на котором была написана цифра 5. При вращении большого круга эта цифра с тихим щелчком менялась - барабанчик проворачивался. Сначала вместо пяти появилась цифра -1, затем 4 и 2.
   Лера еще немного покрутила диски и поняла принцип. Тонкие прутики, отходившие от неподвижных кружков были ни чем иным, как знаками плюс и минус. В каждом диске над неподвижным кругом и под ним стоял плюс (палочки образовывали крестик), справа и слева - минус. В левом верхнем неподвижном кружке была выставлена цифра пять. Если к двум прибавить четыре, вычесть один, прибавить два и снова вычесть два, получится значение в центре, а именно 5. Если передвинуть вращающийся диск на одну ячейку, порядок цифр изменится, и отсчет пойдет так: два плюс два минус четыре плюс один минус два.
   Таким образом на каждом неподвижном диске можно выставить какую-нибудь цифру. В итоге получим последовательность из четырех значений, выставленных в маленьких центральных кружках.
   Оставался вопрос - какая нужна последовательность.
   Лера думала не долго. Взглянув на диск, она заметила, что пространство между вращающимися кругами похоже на крест. Точно такой же крест с расширяющимися концами, какой она видела на фотографии в кабинете Полонеза. Крест на старом монастыре. А когда она искала информацию о тамплиерах, встречала такой символ на их одежде.
   Это был знак тамплиеров.
   Четыре цифры могли бы обозначать дату. Валерия запомнила только одну - дату основания ордена - тысяча сто восемнадцатый год. 1118.
   Над порядком цифр в кругах долго думать не пришлось. Лера начала с верхнего левого круга, перешла на верхний правый, а закончила правым нижним. И у нее получилось точно такая последовательность, как на зарисованной ею схеме.
  

0x01 graphic
0x01 graphic

   Леонид тихо стоял у нее за спиной, наблюдая за манипуляциями. Когда цифры заняли положенные места, раздался едва слышный щелчок, и круг диска немного выдался вперед.
   - А ты еще не совсем безнадежна, - с усмешкой заметил Смолин.
   - Ох, спасибо, - в тон ему отозвалась Лера, открывая тайник.
   Потом она достала из кармана джинсов носовой платок, и просунула руку в темное узкое отверстие, надеясь, что там не приготовлена ловушка для особо талантливого воришки.
   К счастью, кроме флэшки там ничего не оказалось. Девушка завернула ее в платок, и вынули из тайника.
   - Интересно, что... - начала говорить она, но тут послышался стук хлопнувшей двери.
   Кто-то зашел в дом.
   Лера быстро спрятала флэшку в карман и они притихли. Шаги наверху отстучали по паркету три шага. Он находился почти над ними, и, по видимому, подошел к датчику.
   - Кто здесь? - послышался приглушенный мужской голос, принадлежавший не Шильцу. - Маш, ты что ли? Кофе приготовь, я сейчас спущусь. Шеф в город поехал, работа у него... Можно и расслабиться... Давненько мы с тобой не развлекались, а? А псы эти снова дрыхнут! Никакого от них прока! Маша. Мария, ты чего молчишь?!
   Лера с Леонидом не успели даже спрятаться - мужчина спустился вниз, и сквозь полупрозрачную загородку Лера разглядела служебную форму охранника. Он включил более яркий, желтый свет, и осторожно осмотрелся.
   Вот теперь она запаниковала. "Мамочки... у него пистолет, а мы в доме главаря преступной группировки..."
   Смолин почувствовал ее панику, отстранил Валерию, а сам встал у самого края ширмы в японском стиле, которая находилась неподалеку от перегородки. Сквозь нее был едва заметен силуэт приближающегося человека.
   - Кто здесь? - голос охранника прозвучал совсем близко. - Выходите, или буду стрелять!
   Лера вжалась в стену, и беспомощно оглянулась. Но куда было отступать? За ее спиной был только шкаф.
   Правда, теперь стало светлее, и Лера разглядела в нише тайника заднюю стенку. В ней чернела скважина.
   Девушка оглянулась на Смолина, и дрожащей рукой попыталась нащупать отверстие снятым с ошейника кота ключом.
   - Ну же... - шептала она. - Еще немного. Давай... Есть!
   Ключ попал в скважину, но повернуть его Лера не успела. Она обернулась на громкий голос охранника.
   - Эй там, за ширмой! А ну выходи, стреляю без предупреждения!
   Лера почти не дышала, глядя на Леонида. У ног парня вдруг оказался кот. Он мстительно мяукнул, привлекая внимание охранника.
   Тут Смолин совершил рискованный поступок.
   Он схватил кота за шкирку, и швырнул прямо в лицо охраннику. Охранник взвыл, кот зарычал и попытался удрать. Послышался выстрел.
   Пуля попала в потолок, посыпалась штукатурка и от дыры пошла трещина. Кот со страха прыгнул на одну из перегородок, но на этот раз уронил ее. Послышался жуткий грохот. Лера воспользовалась заминкой, и повернула ключ.
   Но к ее удивлению, вместо очередного тайника, весь шкаф сдвинулся с места и медленно встал под углом к стене, открыв черный мрачный проход.
   Оттуда пахнуло сыростью, плесенью и канализацией.
   - Лёня, сюда! - крикнула Лера.
   Но обернувшись, она зажала себе рот рукой, чтобы не закричать.
   Смолин сдавил шею охранника, и из горла мужчины вырвался хрип.
   - Отдохни, - Леонид, осторожно опустил тело на пол, когда охранник затих.
   - Ты... ты что, его убил?! - крикнула Лера.
   - А ты что за него переживаешь? Он бы убил тебя, не задумываясь. Я с этими ребятами сталкивался, они хуже цепных псов.
   Леонид взял пистолет и подошел к Валерии.
   - Да ты что?! Он же человек... Это ты называешь не оставлять следов?
   - Что делать, иногда приходится чем-то жертвовать. Главное - он нас не разглядел. Ну, тебя, по крайне мере.
   Но Лера все не могла прийти в себя, глядя на неподвижное тело и устроенный погром.
   - Да успокойся ты, я всего лишь передавил сонные артерии. Отлежится, очухается.
   В этот момент послышался еще один голос.
   - Серый, ты как? Что у тебя происходит, чего палишь в доме?
   - Идём! - шикнула Лера, потащив Смолина к проходу. Он, не раздумывая, вошел в темноту, а Лера шагнула следом, но слегка замешкалась. Она пыталась закрыть проход.
   - Некогда, бежим! - одернул ее Леонид.
   Шаги второго охранника приближались, и пока он возился со своим товарищем, лежащим без сознания, Валерия опрометью бросилась по тоннелю.
   - А ну стоять! - послышался голос за ее спиной.
   Как она припустила. Она в жизни так не бегала, даже когда опаздывала на лекцию к Полонезу. Сначала за спиной слышались крики, кажется даже выстрелы... но Лера не оборачивалась, все бежала - прямо, потом далеко вниз, по скользкой лестнице, потом по какому-то коридору, в полутьме, натыкаясь на стены и на ощупь отыскивая повороты. Под ногами хлюпала жижа, в ушах стучало, бок пронзила иголка, а она даже не понимала, куда бежит. Тоннель все не кончался.
   Немного позади бежал Смолин - так ей показалось - а где-то за спиной по-прежнему слышались шаги преследующего их охранника. Он был с фонарем, и луч света иногда мелькал на поворотах, пропадал и снова появлялся. Но постепенно шаги преследователя стихли. Пропал и луч фонаря.
   Лера почувствовала, что больше не в силах сделать ни шагу. Она остановилась, и чуть не упала в грязную лужу.
   Немного погодя попыталась оглядеться. Но стояла кромешная тьма, так что единственным ориентиром было дыхание стоящего рядом Смолина.
   - Оторвались?
   Это было первое произнесенное девушкой слово. Голос прозвучал гулко, как в бочке.
   - Да, - послышался голос Леонида.
   Лера включила телефон, и посветила вокруг. Оказалось, что они в каком-то сыром тоннеле с кирпичными стенами. Параллельно полу, на потолке тянулись толстенные кабели, а впереди проход пересекал еще один точно такой же тоннель. Только в нем поблескивала гладь воды.
   - Похоже, мы в коллекторе, - от голоса Смолина Лера едва не выронила телефон.
   - Что? - голубоватый свет упал на лицо ее спутника.
   - Почти под каждым городом есть сеть тоннелей, коллекторы, канализация... Похоже, шеф сделал запасной выход...
   - Надо выбираться отсюда, - немного помолчав, сказала Лера.
   - Еще б знать, в какую сторону... - тихо отозвался Смолин.
   Они долго бродили по сырым переходам. Один раз Лера едва не провалилась по пояс в подземную реку. От реки жутко смердило, поэтому она была безумно рада, что Смолин ее удержал. Один поворот следовал за другим, местами потолок опускался слишком низко, так что пройти было невозможно. Иногда тоннель почти по всей ширине заполнялся водой, а иногда и вовсе оканчивался тупиком. На душе было так же мрачно, как и вокруг. На стенах красовались узоры от мазутных пятен, клочьями свисала плесень, а капающая с потолка вода ужасно действовала на нервы. Вот когда надо паниковать...
   - Мы заблудились, - с отчаянием произнесла Лера. - Шильц не зря сделал выход в эти тоннели. Они заброшены, и если на дом будет облава, он сможет скрыться. Потому что наверняка знает, куда идти. А полиция - нет. И мы тоже.
   - Главное - не унывать, - Леонид ободряюще улыбнулся, но Валерия не увидела этой улыбки. - Нас не поймали, мы живы и здоровы, да в конце концов, это не лабиринт Минотавра, чтобы из него не было выхода.
   Лера только покачала головой, и они отправились дальше. Куда? Она не знала. Не знала и сколько времени они шли. Кажется, много часов. Ноги подкашивались, она вся продрогла от сырого затхлого воздуха.
   - Не могу больше... - Лера остановилась в относительно сухом участке тоннеля и поучаствовала, как к горлу подступает ком. Хотелось разреветься, но что толку? Выход от этого не появится. Поэтому ей оставалось проглотить слезы и опуститься на пол. Руки непроизвольно задрожали от холода и покрылись гусиной кожей.
   - Держи, - Леонид присел на корточки рядом и накинул ей на плечи свою куртку.
   - А ты? - спросила Валерия, чувствуя, что слезы все же подступают.
   - Ух ты, - сказал он с улыбкой. - Ты за меня переживаешь? Наверное, пойдет красный снег.
   Лера непроизвольно улыбнулась, и закрыла глаза. Она думала. Интересно, от чего человек умирает раньше - от голода или от холода? Смерть от жажды им точно не грозит, воды здесь предостаточно.
   "Нет. Надо взять себя в руки. Мы выберемся, только не ной, Лерка".
   Она взглянула на часы, и с ужасом осознала, что уже три часа ночи.
   "Или утра?", - промелькнула мысль. - "Не знаю, не все ли равно? Господи, я ведь телефон с прослушкой дома оставила... Наверняка там сейчас шухер. Меня ищут - и в кои-то веки я мечтаю, чтобы меня нашли! Точнее нас, хотя не уверена, мечтает ли об этом Леонид. Интересно, он бы предпочел умереть от голода в затхлом тоннеле или попасть в руки полиции?".
   Она не заметила, как задремала, склонив голову на плечо Леонида. А когда проснулась, он сидел на холодном полу рядом с ней, приобняв за плечи, и о чем-то думал. На сотовом высветилось пять утра. Прошло всего два часа ... Желудок тут же заявил о себе, припомнив пропущенный обед, ужин и завтрак. Зато глаза немного привыкли к темноте, и различали смутные силуэты. Видимо, в тоннель все-таки попадал свет, сквозь щели в толще земли.
   - Доброе утро, - Смолин взглянул на нее и убрал волосы ото лба. - Ты как?
   - Не спрашивай, - Лера поморщилась, пытаясь разогнуть закоченевшие конечности. - Зачем мы только все это затеяли... Надо идти дальше... Слушай, а может я позвоню кому-нибудь?
   - И что это даст? - Леонид откинул голову на каменную стену. - Ты думаешь, нас найдут по звонку? Сомневаюсь, что здесь есть сеть.
   "А об этом я не подумала...", - вдруг поняла Лера.
   Леонид оказался прав, не было даже намека на сеть. "Да и батарея вот-вот сядет", - мелькнула мысль. - "Я как всегда не зарядила телефон... Сама виновата, и нечего себя жалеть".
   - Пойдем, - Лера поднялась, и хотела вернуть теплую кожаную куртку Леониду, но он сказал.
   - Оставь себе. И не спорь.
   - Я и не собиралась...
   Прошел день. Валерия не знала, можно ли назвать паникой ее состояние, но ей было дико страшно. Сначала за себя, потом за людей, которые погибнут из-за того, что она здесь застряла. Ведь Шахматист не знает причины ее исчезновения. А Антон... не наделал бы глупостей. Она ведь так и не успела с ним поговорить.
   В голове носился рой бессвязных мыслей, коридоры сменялись один на другой, и казалось, что они ходят кругами. Ничего не менялось. Стены, потолок, плесень и вода. Все.
   Они перебрались через какую-то речку, а может канализацию, и оказались на более-менее сухом пяточке. Здесь даже пыль летела из-под ног, не отяжеленная влагой.
   Идти дальше не было сил, и Лера снова опустилась у стены. Леонид сел рядом: он был бледным и мрачным, как и все вокруг. Он уже давно молчал, но вдруг заговорил, нарушив тишину, которая давила сильнее, чем вся толща земли над ними.
   - Лер... я хочу чтобы ты знала. Я не всегда был вором.
   Она повернула к нему запачканное грязью лицо:
   - Зачем ты мне это говоришь?
   - Ну, знаешь... о моей тайне никто не знает. Ни одна живая душа. Тяжело все время молчать.
   - Ты случайно, не умирать собрался? - спросила она невесело. - Обычно люди исповедуются перед смертью.
   Леонид усмехнулся.
   - Знаешь, в смерти тоже есть что-то романтическое. Но нет, я не собрался. Просто когда мы найдем выход, я боюсь, что снова не решусь рассказать.
   - Валяй, - согласилась Лера.
   - Я вообще-то Питерский, - начал свой рассказ Леонид. - Не всегда по городам мотался. У меня был дом, семья. Нет, не жена - отец и мать. Правда, настоящей семьей была именно мать. Но она умерла, когда мне было шестнадцать. Не выдержала, что отец привел молодую любовницу, и тяжело заболела после всех переживаний. А когда она умерла, семьи у меня не осталось. Называть матерью малолетку всего на три года старше меня было бы ужасно. Мой отец бизнесмен, причем весьма успешный, и он прекрасно знал, что его новая "жена" с ним только ради денег. Но его это вполне устраивало. Меня он по-своему любил, если вообще был способен на это чувство. Хотел, чтобы я пошел по его стопам, выучился на экономиста и после унаследовал бизнес... Только я еще в день смерти матери решил, что никогда и ни в чем не стану подражать отцу. Он стал не просто чужим человеком, он стал врагом. Но я не сразу ушел из дома. Сначала все-таки поступил в ВУЗ, но совсем не туда, где мечтал видеть меня отец. Я пошел учиться в художественный университет.
   Лера с удивлением посмотрела на него, и даже на секунду позабыла, где находится.
   - Так ты не лгал? Ты правда художник?
   - Я ведь говорил, - Леонид сумел улыбнуться. - Жизнь обтрепала, обточила как вода камень. Но мне всегда нравилось рисовать... Да и сейчас, если честно нравится. Помнишь папку, которую я принес вместе с розой? Ты мне не верила, и я хотел показать тебе свои работы.
   - Почему же не показал?
   - Ты не хотела мне верить. Это бы не помогло.
   Лера промолчала. Он был прав.
   - Это моя мечта - когда-нибудь окончить свои скитания, писать картины в домике на берегу лесного озера, и продавать их по воскресеньям. А потом всю неделю жить на вырученные деньги. Ни воровства, ни страха, только тихая спокойная жизнь художника с женой и детьми. Глупо, да?
   - По-моему это очень красивая мечта, - тихо отозвалась Лера, отстраненно рассматривая разводы грязи на стене. - Но почему ты ее не осуществишь? Отец мог бы дать тебе денег, ты купил бы для начала мастерскую...
   - Шутишь? Я не возьму у отца ни копейки. В том то и дело, что эта мечта несбыточная, - его голос прозвучал резко, и отозвался от стен эхом.
   - Мечты штука эфемерная, - Лера устало закрыла глаза. - Их легко потерять, но потом всю жизнь будешь жалеть, что не попробовал воплотить, еще раз. Возможно, именно этот упущенный раз и стал бы реальностью.
   Леонид покосился на нее, и сказал.
   - Ты единственная, кто так ответил.
   - Ты ведь говорил, что никому не рассказывал о себе?
   - О себе - да. Но о мечте раньше знали мои друзья. Там, в прошлой жизни. И обычно над ней либо смеялись, либо крутили пальцем у виска. Знаешь, жизнь сейчас такая... не до мечты, когда надо выживать. И они все оказались правы. Я только потом это понял. Когда совсем ушел из дома.
   - А ты не пробовал просто верить?
   - Раньше только этим и занимался, - печально усмехнулся Леонид. - Только со временем понял, что вера ничего не значит, если веришь один.
   Валерия задумалась, вслушиваясь в стук капель. А потом сказала, разрушив тишину.
   - Закат красив. И он знает об этом. Но ему наплевать, что кто-то им восхищается, а кто-то плюет в лужу, где он отражается. Он знает, я знаю, ты знаешь, кто-то еще. И этого достаточно, чтобы закат появлялся каждый вечер.
   И снова - стук капель. Но на этот раз тишину нарушил Леонид.
   - Ты удивительная девушка, - он улыбнулся, и осторожно провел рукой по волосам Валерии. - Мне кажется, тебя ждет необычная судьба. Я еще не встречал таких людей.
   - Ну, чтобы твои слова сбылись, нужно для начала отсюда выбраться, - Лера устало улыбнулась.
   Повисла тяжелая тишина, и снова придавила всей тяжестью их двоих. Лера спросила.
   - А как тебя угораздило стать вором? Неужели не нашлось другого способа заработать?
   - Видишь ли в чем дело... - вздохнул Леонид. - Первое время я не мог найти работу. Кому нужен художник? Потом влип в одну историю, после которой оказался должен огромную сумму денег плохим ребятам. Все могло бы закончиться печально, если бы не случай - они предложили одно "дельце", которое окупало все убытки. И я согласился.
   - Они предложили тебе что-то украсть? - догадалась Лера.
   - Да, - Леонид вновь усмехнулся и устало откинулся на стену, вытянув ноги в грязь. - И, знаешь, из меня вышел отличный вор... Н-да... талант оказался незаконным. Но я понял, что это единственный способ выжить. Наверное, это меня не оправдывает, но я крал только у людей, похожих на моего отца. И уж поверь мне, они от этого не обеднели.
   - Но... почему ты не сказал сразу? - растерялась Лера. - Я... я бы...
   - Ты бы не поверила, - покачал головой Смолин. - Разве нет?
   - Да. Я вся в колючках, - согласилась она. - Не знаю, мне сложно поставить себя на твое место... У меня есть мать и отец, я их люблю, и не знаю как поступила бы, оставшись без жилья и средств к существованию. Сейчас мне кажется, я ни за что не стала бы воровать. Но на самом деле никто не знает... Прости меня.
   - За что? - теперь уже удивился Леонид. - За то что приютила меня, накормила и напоила, да еще выслушала скучный рассказ?
   - Нет, - Лера улыбнулась. - За то, что не зная тебя, осудила.
   - Значит, мир, - в ответ улыбнулся Смолин.
   Она хотела посмотреть на часы, но телефон мигнул и погас. Все. Теперь у них не осталось даже источника свет. Но невозможно идти в полной темноте... Только почему-то стало немного легче, словно внутри поселилась надежда на что-то. Лера не знала на что, но это чувство придавало сил.
   - Скажи, а почему ты говоришь о своем отце в прошедшем времени? - спросила она, когда тишина вновь стала невыносимой. Он что...
   - Нет, он не умер, - Леонид опередил вопрос. - Я просто вычеркнул его из своей жизни.
   - И сколько лет ты не был дома?
   - В доме, которого у меня нет? Из Питера я уехал пять лет назад. И с тех пор каждую неделю меняю города. Объездил почти пол страны, повидал столько, сколько многие люди и за всю жизнь не увидят, но... и разнообразие может наскучить, когда ты один в целом мире.
   - Знаешь... - тихий голос Валерии почти слился со стуком капель. - Я тебя понимаю.
   Да, ее история совсем не похожа на его. У нее есть семья, любимое дело, друзья, но... она чувствовала себя одинокой. После того, как на стене в комнате появилось это проклятое пятно.
   Кажется, Леонид догадывался, о чем она думает. Но, к счастью, ничего не спросил. Он понял, что если Лера когда-нибудь и расскажет эту историю кому бы то ни было, то только по собственному желанию.
   Время остановилось, когда отключился телефон. Лера снова задремала, Смолин тоже. Чтобы не замерзнуть, они прижались друг к другу, укутались его курткой и так проспали несколько часов.
   А разбудил Леру лучик света, попадающий прямо в глаз.
   Но откуда он взялся?
   Она открыла глаза, еще не совсем понимая, что происходит. И вдруг пронзила догадка - над ними люк! До этого была ночь, и там, наверху, тоже было темно, поэтому они не заметили ни старой лестницы, ведущей наружу, ни самого колодца. А сейчас взошло солнце, и его лучи пробивались через дырки в крышке люка.
   - Лёня, Лёнь, просыпайся! - завопила Лера, как сумасшедшая. - Там выход! Мы нашли выход! Ну, Смолин, подъем!!!
   Парень спросонья не сразу понял чему Валерия так радуется, но когда протер глаза, подскочил, как ошпаренный.
   Они переглянулись, и глаза у обоих блестели, как у безумных золотоискателей, обнаруживших золотоносную жилу. Забраться наверх оказалось несложно - первым полез Леонид. Он отодвинул тяжелую крышку люка. Вниз посыпалась земля, а вслед за ней хлынул свежий воздух.
   Лера буквально за секунду взлетела по ржавой лестнице, и Смолин помог выбраться наверх. Опьяненные свободой, они не сразу заметили, что на них глазеют прохожие.
   - А ну убирайтесь отсюда, наркоманы! - какая-то старушка замахала на них клюкой.
   Валерия с Леонидом переглянулись и прыснули со смеху, убегая от разозленной старушки. Прохожие закрыли за ними люк, не желая связываться с подозрительными грязными субъектами, выползшими из-под земли.
   Ох, если бы Валерия знала, что в этот самый момент кто-то из прохожих звонит в полицию, и Елину докладывают о том, что из-под земли вылезли два подозрительных типа, один из которых по описанию ужасно похож на пропавшую два дня назад Валерию Рижскую...
   Леонид пообещал, что вернется, и куда-то сбежал, чтобы не попадаться полиции. А вот Валерию ждал теплый прием...
   Еще не доходя до дома она столкнулась с Дашей и Женей, который как раз шли к ней.
   - Лерка! - Дашка завизжала от радости и бросилась подруге на шею. - Где ты была? Боже, почему ты выглядишь, как будто из канализации выбралась?! Тебя же два дня ищут, мы с Женей весь город облазили, думали тебя уже того... ну, в общем, не важно... Господи, Лера, я так рада, что ты нашлась!
   - Поддерживаю, - сказал Женя, искренне радуясь ее возвращению. - Лер, ты правда... не пропадай больше, а? Что мы без тебя делать-то будем?
   - Дашуль, Жень, а я-то как рада вас видеть, вы не представляете! - воскликнула Лера, обнимая друзей. - Я столько вам должна рассказать... К черту конспирацию, не хочу больше знать никаких преступников и убийц, хочу жить как раньше! И все-все вам рассказать...
   - А мы-то как хотим услышать, - обрадовались друзья, а Даша добавила. - Но главное, ты снова с нами. И не важно, что у тебя за тайны, мы все равно тебя любим.
   - Спасибо вам, - растрогалась Валерия.
   - Только это... Лер, - Женя вдруг переменился в лице. - Там тебя полиция ждет. Мы их видели, решили не подходить, подождать тебя на углу. Приготовься морально...
   - Спасибо, что предупредили, - вздохнула Лера, подрастеряв долю веселости. - Тогда вы... приходите, что ли, попозже?
   - Да, мы тоже так думаем, - согласились друзья.
   - Удачи тебе, - сочувственно добавил Женя.
   - Мы в тебя верим, - уверенно сказала Даша. - Ты главное не теряйся.
   Они в последний раз переглянулись и разошлись.
   Лера вдохнула поглубже, и вышла навстречу судьбе. Судьба в виде Елина и Иванны наверняка была очень рассержена.
   Возле дома на Калиновой улице собрался едва ли не целый полк, стояло три служебных машины, человек семь оперативников и следователь вместе со старшим оперуполномоченным Иванной Капериной.
   - Где ты была? - сердито начал Михаил Афанасьевич. Он и впрямь походил на медведя, не вовремя разбуженного от спячки. - Мы всю полицию на ноги поставили, тебя нигде не было! И вот я узнаю, что ты вылезла из канализационного люка с каким-то мужчиной...
   - Я все объясню, - сказала Лера робко. - Это... диггер, мы исследовали подземную часть города, и... заблудились, и... э...
   - Знаю я о твоих исследованиях, - нахмурился Елин.
   От страха Лера сжалась в комок. Видимо, у нее был такой жалкий вид, что Михаил Афанасьевич не выдержал, вдруг сгреб ее в охапку и сказал. - Ты же мне как внучка... Что я буду делать, если с тобой что-то случится?
   - Ну... все ведь в порядке, - неуверенно сказала Лера. Она вывернулась из объятий и настороженно посмотрела на Иванну. Почему-то закралось плохое предчувствие. - Ведь правда, в порядке?
   Михаил Афанасьевич почему-то отвел глаза, а Иванна беспокойно крутила зонтик, завинчивая его в землю. Она помедлила, вздохнула и сочувственно сказала:
   - Твоя соседка, Антонина Федоровна позавчера попала в больницу с сердечным приступом.
   - Что?! - Лера пошатнулась и побледнела.
   - Не волнуйся, - голос Иванны дрогнул. - Состояние стабильное, хотя и тяжелое. Ты сможешь навестить ее на днях...
   - Но ведь она не просто так слегла с сердечным приступом, - Лера бросилась к Иванне, словно надеялась вытрясти из нее правду. - Скажите что случилось! Я все равно узнаю.
   Иванна и Михаил Афанасьевич переглянулись. Следователь обреченно махнул рукой.
   Слова Иванны эхом отозвались у Валерии в голове. Сердце застучало в ушах.
   - Позавчера Антон Крымов повесился.
   - Как... Его... его заставили?
   - Нет. Это самоубийство, стопроцентное, - сказал Михаил Афанасьевич. - Сомнений никаких. Он оставил видеозапись.
   - А как же... - начала Лера, но запнулась. Разве можно сказать про Шахматиста?
   Но теперь она отлично поняла смысл стихотворения.
   "В страну подземного огня, которой Данте Вел Вергилий"...
   Самоубийство - страшный смертный грех. За которым следует "страна подземного огня". Шахматист сделал ход.
   И Лера была уверена, что все совсем не так, как думает полиция.
   Иванна виновато произнесла.
   - Нам придется пойти на крайние меры. Мы решили посадить тебя под домашний арест. Теперь ты не сможешь выйти даже в парк. Твою собаку будет выгуливать наш сотрудник. Извини...
   - Да уж что там... - тихо сказала Лера. - Сажайте. Я больше не играю.
  

Глава 17, или

Гнездо ворона

  
   9 мая, 2013 год
  
   Вечерело. В данном случае, это вовсе не обозначает наступление сумерек - за окошком все еще светило солнце, хотя и оно уже выглядело каким-то усталым, тусклым. Так часто бывает в пасмурную погоду в конце весны. По ощущениям, уже давно должно стемнеть. А день все тянется и тянется. Не день, а жвачка.
   Лере хотелось хоть немного разукрасить царящую вокруг и внутри серость. Игра слишком затянулась, она потеряла близких людей, не смогла спасти никого, кроме маленькой девочки со двора, где происходила облава на Зою и Константина. Да и сама едва не погибла. И главное - никому нельзя рассказать правду. Ни полиции, ни друзьям. Если сгоряча Лера и пообещала Даше с Женей все рассказать, то потом поняла, что это опасно не только для нее.
   А ведь все так и лезут с расспросами - вчера три часа разговаривала с Елиным, потом с Иванной, потом друзья приходили. Девушка ужасно хотела с ними поделиться, но лишь отшучивалась и отводила глаза. Записи на полу скрывал ковер, и никто ничего не заподозрил.
   Потом звонили однокурсники... выпытывали что да как. Слухи расползались с неимоверной быстротой. Странные вокруг люди, думала Лера. Они в дом боятся в туфлях зайти, а в душу сапогами лезут.
   Если бы не Леонид, каким-то непостижимым образом снова пробравшийся к ней в комнату под носом у полиции - разнесла бы все в пух и прах. Он единственный, кто знает все. Даже о Шахматисте.
   Что бы сделать?
   Лера окинула комнату взглядом. Арчи на своем любимом месте, рядом с креслом. А на ее любимом месте - в кресле - Смолин. Вроде бы спит, хотя кто его знает...
   Вздохнув, Лера решила, что пусть уж лучше спит, чем снова с вопросами пристает. Она и так полдня потратила на объяснения.
   На глаза попалась папка, которую он принес еще до их последней вылазки. Соблазн открыть ее был огромным, но Лера не привыкла лазить по чужим вещам, как бы смешно это не звучало в нынешней ситуации. Но ведь одно дело забраться в дом к бандиту потому что это необходимо для спасения чтих-то жизней, другое - из любопытства рыться в вещах того, кто тебе доверяет.
   Лера почти доверилась ему. Потому что больше было некому.
   Она не знала, будет ли продолжать игру. Сомневалась во всех своих догадках. Но любопытство - страшная вещь. Поэтому когда выдалось время, она открыла файлы с флэшки, которую стащила у Шильца. А время выдалось еще вчера, восьмого мая. Леонид тогда еще не пришел, Валерия сидела дома одна, и изучала новые материалы.
   Мало сказать, что содержание поразило ее.
   Она была шокирована, и не смогла досмотреть и дослушать даже третью часть всех материалов, хотя их было всего пятнадцать. В основном - видео, но нашлось и несколько фотографий и аудиозаписей.
   На этих записях были сцены убийств. Жиль оказался безжалостным палачом. Он, не дрогнув, протыкал горло ножницами, пытал и даже наслаждался своим ремеслом. Лера не знала ни одну из его жертв, преступления были совершены в разные годы и в разных городах.
   Но клетка с соловьем неизменно была при нем.
   Такое же видео было с Зоей, и с Константином, и еще с несколькими незнакомыми Валерии людьми. И вот на записи с Константином Лера остановилась.
   Она с ужасом уставилась в экран, где в полутемной лаборатории хладнокровный убийца расправлялся с Лериной однокурсницей. Ирой Глазовой...
   ...В подвале было темно. Лампочки, как всегда, горели через одну. Но Ира набралась храбрости, и толкнула дверь лаборатории. Какой смысл отступать, когда пройден такой долгий путь?
   Дверь отворилась бесшумно. В полутемном помещении приборы казались мистическими тварями, провода змеями свисали с потолка, а скелет Иннокентий, принадлежащий медицинскому факультету, подмигивал красным глазом - прямо за его черепушкой работал какой-то прибор.
   Ира нерешительно стояла на пороге, пока не услышала голос.
   - Ну здравствуйте, Ирина Арсеньевна. Как добрались?
   Ира осторожно шагнула в лабораторию.
   - Как вы открыли дверь? - она постаралась, чтобы ее голос звучал уверенно, но в конце предложения он предательски дрогнул.
   - Ай-ай, такая умная девочка, и задает такие глупые вопросы, - из темноты вышел человек. В свете мигающих ламп его серое лицо выглядело еще более мрачным.
   Он достал из кармана ключи, и потряс их перед Ирой.
   - Это было не сложно, - он ухмыльнулся. - Тем более, ваш многоуважаемый преподаватель по высшей математике любезно согласился мне посодействовать.
   - Нефедов? - Ира прошла немного вперед, чтобы лучше видеть человека. - Он тоже здесь замешан?
   - Вопросы буду задавать я, - любезно произнес собеседник. Он подозрительно озирался по сторонам, и постукивал пальцами по баллону с жидким азотом. - Для чего было встречаться именно здесь, а?
   Под его взглядом Ира попятилась, и уперлась в железный стол, ввинченный в пол.
   - Так надо, - глухо сказала она.
   Ее рука лихорадочно пыталась нашарить что-то на столе, среди колб и реторт. Человек не замечал.
   - А ты храбрая девчонка! - он расхохотался.
   - Вы принесли, что обещали? - резко оборвала его Ира.
   Она, наконец, нащупала на столе что-то маленькое, и зажала в ладони.
   - Ох, какие мы прыткие, - человек вдруг угрожающе шагнул вперед. В его ладони мелькнул нож.
   Ира попыталась выбежать, но человек прижал ее к столу и приставил к горлу лезвие.
   - Дернешься, зарежу, - прошипел он.
   Ира зажмурилась, ощутив острую ледяную сталь, впившуюся в тонкую плоть.
   - Тогда вы не получите пуговицу! - сумела выкрикнуть она.
   - Разве она не с тобой? - ненатурально расстроился человек. - Какая жалость!
   - Вы же знали, что я приду только за деньгами! - Ира держалась из последних сил. - Получу свое, верну пуговицу. Ведь она так нужна вашему хозяину.
   - Заткнись! - человек вдруг замахнулся и хотел ударить Иру, но остановился. - Заткнись, дурочка. Ты не понимаешь, в какой ты ситуации?
   - Это вы не понимаете! - голос дрожал. Она из последних сил пыталась держать себя в руках, чтобы совсем не растерять дар речи. - Как же ваш шеф попадет на прием?
   - Хм... как же, дай-ка подумать, - человек гадко ухмыльнулся и пощекотал кончиком ножа подбородок девушки. - Наверное, с помощью пуговицы! Она ведь у тебя, верно?
   - Нет! - снова зажмурилась Ира. Теперь она попыталась нащупать что-нибудь жесткое, но под руку попадались небольшие стаканчики и пробирки.
   - Не ври, тварь! - рявкнул человек. - Я знаю, что она у тебя!
   Ира не смогла даже ответить. А человек со злостью опрокинул какой-то аппарат, и прошипел.
   - Ну хорошо, не говори... Я сам найду. Только немного позже. А пока ты расскажешь мне, где взяла ее. Моему "хозяину", как ты выразилась, будет очень интересно это узнать.
   - Я... я не... - Ира не могла произнести ни слова от страха. Она думала только о ноже, приставленном к горлу, и о том, что зря во все это полезла.
   - Говори, если хочешь жить, - почти ласково произнес человек. Его глаза безумно блестели в темноте.
   - У женщины в парке... У той, которая хотела ему все рассказать!
   - Как ты про нее узнала? Отвечай, сука!
   - Случайно... Я узнала про пуговицу случайно. Меня направили к Антоновой от соцзащиты, я подрабатывала как могла. Какое-то время я носила ей продукты, убиралась в квартире, а потом эта глупая старуха рассказала мне историю о пожаре, который случился тридцать лет назад, и о мальчике, пропавшем из дома Шильца. Показала пуговицу, а я... Мне надоело жить в нищете и работать за три копейки! С моими способностями я заслуживаю лучшего! - Ира кричала почти в истерике, по лицу текли злые слезы. - Я заподозрила, что пуговица может представлять ценность, и решила разузнать про неё подробнее. Ради этого втерлась в доверие к дочери вашего хозяина, к этой суке. А дальше... я узнала очень много. Выкрала пуговицу и предложила Шильцу выкупить её.
   - А ты изворотливая, могла бы нам еще пригодиться, - ухмыльнулся человек. - Но мы не любим шантажистов. Говоришь, у тебя нет пуговицы? А вот мы сейчас это проверим!
   - Нет! - Ира попыталась вырваться, но человек одной рукой прижал ее к столу, другой нашарил что-то за своей спиной. В руке его оказался бокал с вином.
   - Пей! - он сунул бокал прямо ей под нос.
   - Нет! - повторила Ира, отворачиваясь.
   - Пей, я сказал! - человек повернул ее голову к себе. - Или останешься без глаза. Как такой вариант, а?
   Он поднес нож прямо к ее веку.
   Ира онемела, дрожащей рукой взяла бокал, и поднесла к губам.
   - Хорошая девочка, - улыбнулся человек, убирая нож. Ира выпила вино, и пошатнулась. Бокал едва не выпал из рук, но человек успел его подхватить.
   - Там яд? - Ира едва могла устоять на ногах. Она попыталась опереться о стол, но руки тоже ослабли. И вдруг через мгновение она улыбнулась и рассмеялась.
   - Что такое? - она обвела мутным взглядом помещение. - Мне так хорошо... А вы кто?
   - Я твое последнее прекрасное видение, - усмехнулся человек.
   Он взял Иру под мышки и поволок к баллонам с жидким азотом. А она улыбалась, и по-прежнему сжимала руку с пуговицей в кулаке.
   - Не хотела отдавать сама, - человек положил ее прямо под баллоны, - будешь лежать смирно. Я найду сам. Спокойной ночи.
   С этими словами он открыл вентиль на одном из баллонов, и неторопливо опрокинул емкость с азотом на девушку. Шипящая и дымящаяся струйка коснулась ткани, пропитала платье, и стекла по ноге.
   Ирина улыбалась.
   Она не чувствовала ни боли, не обжигающего холода, ни страха.
   Постепенно все баллоны были вылиты на девушку, а по всему полу стелился туман. Человек равнодушно смотрел на нее, пока весь азот с тела не испарился, а тело не превратилось в обожженную и застывшую скульптуру.
   Тогда он с ухмылкой опустился на корточки и обшарил заледеневшие карманы.
   Но через минуту понял, что там и правда ничего нет.
   - Черт! - рявкнул он, ударяя по одной из рук.
   Она с хрустом отломилась, и упала на пол, расколовшись на несколько частей.
   - Ведь он же обещал! Говорил я шефу, не надо ему доверять...
   И человек ушел, хлопнув дверью...
   ...Видеозапись продолжалась.
   Лера почувствовала, как по спине струйками азота бежит холод. Она и сама будто застыла, не в силах выключить экран.
   А запись продолжалась.
   Стелился туман, мигали приборы, Ира лежала на полу в луже еще не испарившегося азота.
   Тут дверь снова открылась. Вошел Нефедов. Он с омерзением посмотрел на труп, потом подошел к камере, практически к самому экрану. Он знал, где она установлена.
   Последнее, что увидела Лера, его руку, закрывающую экран. Запись прервалась.
   Несколько минут Лера смотрела на черный квадрат. Она с трудом заставила себя пошевелиться, и с удивлением огляделась вокруг. Вся эта обыденность, комната, уют - все это казалось чем-то потусторонним.
   Но теперь Валерия точно знала, кто убил Иру.
   Константин.
   Это он был тем человеком, Лера узнала его и по голосу и по телосложению. И она поняла, как все произошло.
   Ира шантажировала Шильца. Однако, шеф не решился сразу убить её, это привлекло бы слишком много внимания. Вместо этого он попробовал напугать девушку отчислением, а когда это не помогло, прибегнул к крайним мерам.
   Но Ира не была дурочкой, чтобы среди ночи идти в пустой университет, и встречаться там с бандитом просто так. В этом была какая-то необходимость.
   И здесь не обошлось без Шахматиста. Он обеспечил безопасность убийце. Где найти более безлюдное место, чем подвал университета среди ночи?
   Тот маленький предмет, который Ира спрятала в ладони, и был пуговицей. Значит, она не принесла ее с собой, пуговица уже находилась там.
   Каким-то образом Шахматист сделал так, что Ира оставила пуговицу в лаборатории. Может быть, она ее забыла, но побоялась оставлять там до утра, испугавшись, что пуговицу может кто-то взять. Она наверняка попыталась перенести время встречи, но Константин отказался. Ира не могла забрать пуговицу, потому что не могла попасть в университет сама. Пэтому и предложила встретиться в лаборатории. Она была уверена в безопасности. Ведь Константин искал пуговицу, и он, как думала Ира, не знал, что пуговица в лаборатории. Девушка надеялась получить выкуп и позже прислать пуговицу, подбросить ее или вернуть другим способом.
   Но Шахматист предупредил Константина, что пуговица будет при ней. Правда даже он не мог просчитать, что Ира зажмет пуговицу в кулаке, а не положит в карман. Когда тело застыло, найти ее было уже невозможно.
  
   Лера не смогла больше смотреть подобные видеозаписи.
   Все эти люди, такие как Константин, убивали, обворовывали, обманывали, лгали на допросах - одним словом, выполняли все, что велит им их хозяин. Как псы.
   Интересно, знают ли они, что хозяин копит на них компромат? Шильц придумал отличный способ держать своих собак на коротком поводке. Если кто-то из них решит предать своего господина, то предателю не поздоровится. Здесь уже ничто не поможет.
   Шильц оказался отличным "хозяином", имеющим непререкаемый авторитет и обеспечившим себе гарантированную власть и безопасность от собственных подчиненных.
   Валерия не знала, как именно Шильц делал эти снимки и видеозаписи. Но подозревала, что способы для этого найдутся. Можно подбросить своему "псу" жучок, можно заранее нанять мелкого домушника, и установить в предполагаемом месте преступления видеокамеру; можно даже стравить своих же приспешников, чтобы они подкидывали компромат друг на друга - как это сделал Нефедов, установив камеру в лаборатории. Получается, он знал, что шеф послал Константина на очередное задание.
   Лере стало ужасно тошно и омерзительно тоскливо. И хотя все это было вчера, она до сих пор не могла прийти в себя. Смолин пришел почти в полночь, с восьмого на девятое мая. Валерия обрадовалась его приходу. Он забрался в комнату ночью, потому что днем это было невозможно. Теперь даже ему не пройти мимо бдительной охраны. На этот раз Елин приставил к Валерии опытных оперов, провести которых было куда сложнее, чем вечно дремлющих стажеров. Хотя, и стажеры тоже остались.
   Днем Лера показала Смолину видеозаписи, и заключила:
   - Теперь у тебя есть нужный компромат. Нужно всего лишь доказать, что все эти люди работают на Шильца. Это куда проще. Кое-кто из них, узнав про записи, сдаст его с потрохами.
   - И все-таки, что такого в этой пуговице? - спросил Леонид..
   Лера решила рассказать.
   - Помнишь, я рассказывала тебе про Аделарда и Люсию д'Артуа? Потомки французских аристократов, жестоко убитые почти тридцать лет назад. Убийцу так и не нашли. Что стало с их сыном - неизвестно. Но в кабинете Полонеза я нашла фотографии, на которых изображены Аделард и Люсия. А на одном из фото Полонез держит на руках маленького мальчика. Ему около двух лет. Если посчитать, то единственный француз в нашем городе по возрасту как раз подходит. Идем дальше. Вдруг откуда-то всплывает пуговица, принадлежащая семейству д'Артуа. С их инициалами. И откуда-то она взялась у Антоновой, которая работала няней у отца Шильца как раз около тридцати лет назад. И при этом у Аркадия Шильца никогда не было брата, а у Вики - дяди, но Антонова нянчилась с маленьким мальчиком. Вскоре ребенок погиб при пожаре, а Антонова утверждала, что мальчик жив. Ей не поверили, потому что в огне нашли обгоревшее тело ребенка.
   И вдруг, спустя тридцать лет, старая няня узнает в ком-то того мальчика. Прошло так много лет, но она была уверена, что это он. Возможно, узнала по родинке или еще по какой-то примете, это не важно.
   Она собирается рассказать этому человеку, что он, как она считает, сын или брат Шильца, якобы погибший при пожаре. И чтобы доказать свои слова, женщина собирается использовать пуговицу. Почему я так решила? Потому что когда Антонову убили, и Жиля арестовали, тут же появилась Зоя. Она искала на месте преступления не что-нибудь, а именно пуговицу. Она работает на шефа, а шеф, должно быть, знал как именно Антонова собирается доказать тому выросшему мальчику, что он его "сын". И Шильц знал, что тот мальчик - это Жиль. Поэтому он и решил, что раз Жиля арестовали, то он, возможно, и убийца. А по мнению Шильца, Жиль мог убить Антонову по одной причине - из-за той пуговицы. Вот и отправил Зою искать ее, чтобы удостовериться. Есть факты, свидетельствующие о том, что Шильц давно знал про пуговицу, и хотел ее раздобыть. Он подослал Зою под видом новой соседки, поближе к Антоновой. Я видела ее - только тогда Зоя была Инной, и к тому же блондинкой. Возможно, она пыталась найти пуговицу до того, как Антонова покажет ее Жилю. Потому что Шильц чего-то боялся.
   Чего именно? Ответ прост. Пуговица могла попасть к Антоновой только от того мальчика. К мальчику - от родителей. Значит мальчик, с которым нянчилась Антонова, и ребенок с фотографии - один и тот же. Его родителей убили, и как он вдруг сразу же оказался в России?
   И снова ответ очевиден. Его привез Аркадий Шильц. Тот, кто и убил родителей мальчика.
   Его мотивы не сразу стали мне ясны. Все встало на свои места после того, как мы с тобой нашли письмо от профессора Коллинза. Помнишь, он писал про камни? Камни связаны с тамплиерами. Это я узнала, изучив их историю. Конечно, возможно, здесь я ошибаюсь, но на это указывает слишком много фактов.
   Шильц хотел раздобыть камни. И, наверняка, он искал их не в России. Вероятнее всего, на исторической родине тамплиеров - во Франции. И нашел камни, или что-то связанное с ними, у семейства д'Артуа. Он следил за ними - это стало ясно по порванной фотографии. Снимок был сделан из засады. О том, что семейство д'Артуа связано с тамплиерами, я догадалась еще раньше, побывав в кабинете Полонеза.
   Похоже, наш декан дружил с д'Артуа, на фотографиях они вместе. Но на одном из фото был изображен монастырь. А на нем крест - точно такой же, как на одежде тамплиеров. Кроме того, Шильцу было незачем убивать их, кроме камней. Франция интересовала его только из-за футарка.
   Расправившись с родителями мальчика, Аркадий Шильц, или же его отец, сжалился над ребенком. А может сохранил ему жизнь по другим причинам. Скорее всего, да - по другим. Он умудрился подделать документы, привезти его в Россию, и выдать за своего сына. Правда, об этом сыне скорее всего мало кто знал. Чтобы присматривать за ребенком, он нанял няню.
   Все, что осталось у мальчика от родителей - это пуговица. Я предположила, что он помнит ее, потому что видел как убили родителей. Сцена насилия глубоко врезалась в память ребенка. Думаю, именно из-за этого Шильц решил его "убить". Мальчик все помнил, и со временем мог стать опасен. Поэтому он устроил пожар, а Антонова, возможно, видела, как в огонь подбросили тело другого, уже мертвого ребенка. Ведь она говорила, что мальчик жив. Ей никто не верил. А она нашла на пепелище пуговицу - на пуговице до сих пор сохранились следы сажи, это видно по фотографии из материалов дела.
   Шильц же, зачем-то, решил сохранить мальчику жизнь, и вернул его во Францию. Не знаю точно, но рискну предположить, что там его обучали в какой-то секте, или обществе, ордене... одним словом, где-то обучили убивать. Вырастили идеальную машину, безжалостную и верную своему хозяину. А хозяином стал Аркадий Шильц. Жиля отправили в Россию работать на того, кто отдал его на обучение. Возможно, все эти годы Шильц оплачивал обучение, этого я не знаю.
   Главное, чего он боялся - если Жиль увидит пуговицу, он может вспомнить. Если вспомнит - направит все свое мастерство против своего же хозяина. С такими догадками я пошла к Жилю. И мои предположения подтвердились. Увидев фотографию пуговицы, он переменился в лице. А потом - ты сам это видел - он шел по нашей улице, с той стороны, где расположен дом Шильца. Он брал с собой соловья, но почему-то не убил шефа.
   Вот тут, видимо, и пригодился компромат, собранный Шильцем на своих псов. Шильц пригрозил, что если Жиль перестанет его слушаться, материал попадет в руки полиции. И Жилю пришлось повиноваться. Но порванная фотография и разбитая ваза говорят о том, что он едва ли смирится. Поэтому теперь Шильц получил бомбу замедленного действия.
   - Постой... - Леонид вдруг помрачнел. - А что, если Жиль рассказал Шильцу, кто показал ему пуговицу?
   Лера вновь ощутила струйки жидкого азота на спине.
   - Я об этом не подумала, - сказала она. - Но... теперь это уже неважно. Я сама по себе, ты - сам по себе. У тебя есть все необходимое, чтобы отомстить шефу. Ты свободен. Да, ночь можешь переждать у меня. Если тебе некуда идти...
   - Спасибо, - немного помолчав, сказал Смолин.
  
   ...С момента их разговора прошло несколько часов. Сейчас Леонид дремал в кресле, а Лера пыталась успокоиться..
   Она осмотрелась, раздумывая, чем бы заняться. В комнате царил полумрак - горела лишь одна настольная лампа.
   На табурете сиротливо стояли грязные баллончики с аэрозольной краской.
   Лера встала из-за стола, и к ней тут же бросился Гаджет - начал ходить восьмеркой между ног, громко мурлыкать и выпрашивать вкусняшку.
   - Тихо, - шикнула Лера и потрепала кота за ухом. - Ты уже две миски схомячил.
   - Мяк, - кот посмотрел на нее большими влажными печальными глазами. "Посмотри, ведь я скоро умру от истощения!", - говорили они.
   Но Лера не поверила.
   Она обошла подушки и телевизор, взяла баллончики и подошла к исписанной стене. Все, что было написано за последние дни, все цепи казались ненавистными, они как паутина оплели стену и саму Валерию. Она поднесла баллончик к стене, и нажала на распылитель.
   Мелкие капельки краски пронзили воздух упругой струей и заструились по стенке, замазывая все предположения и догадки. Игра не стоила свеч.
   А на их месте постепенно расцветал большой красный цветок с растрепанными лепестками и беспорядочными брызгами вокруг. Поверх цветка появились желтые пятна, потом фиолетовые, синие, зеленые... Клякса росла с молниеносной быстротой, вслед за жестами Валерии. Внутри у нее все кипело, а наружу выплескивалось обычной краской.
   Неожиданно завибрировал телефон. Второй, без прослушки. Лера вздрогнула, опустила баллончик, и мельком глянула на Леонида. Убедилась, что он не проснулся, и нажала на кнопку, замарав ее желтой краской.
   Ярость сменилась леденящим спокойствием.
   Снова послышался голос маленького мальчика.
   - Ты не забыла про нашу игру? - прозвучал в трубке вопрос. - Я знаю, что ты хочешь бросить. Тебя не было два дня, и мне неважно, где ты пропадала. Важно - что тебя не было. Так не пойдет.
   - Иди ты... - послала Лера. - Я тебя не боюсь. Делай что хочешь.
   - Конечно, ты не боишься, - спокойно сказал "голос". - И тебе совершенно все равно, что Мила скоро умрет...
   Сердце пропустило удар и целую вечность не билось. Целую секунду.
   - Ты мразь, - выдавила она. - Ты...
   - О, ты не удивлена, - "голос" был доволен. - Ты знала. Умница, я знал, что ты догадаешься.
   - Мила не фигура, понял, ты, урод! - процедила Лера сквозь зубы. - И я тебя найду, где бы ты ни был. Я сделаю ход, не сомневайся, и поставлю тебе такой шах, что на всю жизнь запомнишь!
   В трубке послышался все тот же детский смех, и оборвался короткими гудками.
   Лера обессилено опустила руки, и телефон нечаянно выпал. Но стука об пол она не услышала.
   - Это был Шахматист? - за спиной послышался голос Леонида. Он поймал телефон и положил на табурет.
   - Да, - отстраненно ответила Лера, глядя в одну точку. Поначалу она словно оцепенела, но через мгновение волна эмоций окатила с ног до головы.
   "Чего же я стою?!", - подумала Валерия. - Надо что-то делать, искать ответ... Надо сделать этот чертов ход! Если от этого зависит жизнь Милы... Шахматисту надо, чтобы "черный король" проиграл. Проиграл... Но что у них за игра? Что за пари они заключили?"
   Мысли пронеслись в голове буквально за секунду. И Лера поняла, что Шахматист не хочет засадить Шильца в тюрьму. Это не проигрыш. Потому что если бы это было его целью, то он давно заставил бы Валерию выкрасть эту злосчастную флэшку. Нет, Шахматисту нужно что-то другое... Но при чем здесь Мила? Белая королева должна умереть. Как именно? Ради чего?
   - Что он сказал? - голос Леонида вернул Леру к реальности.
   - Он... Он хочет убить Милу. Она жива.
   Леонид не показал удивления. Было не до того.
   - Ты не узнаешь голос? - быстро спросил он. - Ведь вы говорили уже не раз.
   - Узнаю, - Лера резко отвернулась. - И что с того? Голос человека, который... который давно мертв, наверное.
   - Кто это?
   - Не важно, - Лера отошла в угол. Взгляд упал на пятно.
   - Еще как важно, - Леонид обошел ее, и встал рядом. - Мы ведь договорились не скрывать друг от друга подробностей этого дела. Если хотим выиграть...
   - А кто сказал, что я хочу?
   - Ты. Только что, в телефон.
   Она пять секунд помолчала.
   - Зачем тебе впутываться в это? Ты получил что хотел.
   - Я никогда ничего не спрашиваю, не подумав.
   Повисла тишина, прерываемая только тиканьем часов.
   - Чей это голос - к делу не относится. Я даже не уверена, что узнала. Прошло столько лет...
   - А вот я так не думаю, - Леонид положил руку ей на плечо. - Лера, я просто хочу помочь. Неужели ты по-прежнему мне не доверяешь?
   Она промолчала, и пошла вытирать руки. Краска легко стерлась с пальцев, оставив на тряпке цветные пятна.
   - Доверяю. Просто... это и правда не имеет значения. У этого сумасшедшего нет ничего святого. Он как-то узнал, куда бить больнее, и использовал это знание, чтобы меня сломать. С самого первого звонка. Он знал, куда бить. И еще знал, что я непременно захочу узнать секрет "голоса", ухвачусь за эту невидимую нить и приму условия игры, чтобы... Чтобы найти того, кого искала целую жизнь.
   - А знаешь, иногда чтобы облегчить боль нужно с кем-то ею поделиться.
   Лера закрыла глаза, слушая собственное дыхание. Боль нужно было отпустить.
   - Это голос моего брата, - она услышала свой голос, словно со стороны. Было страшно открыть глаза и вернуться в реальность.
   Она посмотрела на Леонида и решилась.
   - Когда ему было девять, он пропал без вести. И произошло это десять лет назад, накануне нашего с ним общего дня рождения.
   Слова давались тяжело, словно вязли на языке. Лера нерешительно замолчала, но Леонид не перебивал. И она продолжила.
   - Это произошло в две тысячи третьем году двадцать третьего июля. На другой день мне исполнилось тринадцать, а моему младшему брату должно было исполниться девять. Мы были очень похожи, - воспоминания пробудили улыбку. - А родились в один день, двадцать четвертого июля. Только немного промахнулись с годами. Знаешь, старшие частенько гоняют приставучих младших. Только не я. Мы были не разлей вода, всюду вместе, играли в разбойников, искали клады, лазили по чердакам... Тогда я и сама была ребенком, но так получилось, что пришлось рано повзрослеть. Родителей мы практически не видели, бабушка не могла заменить их. И мне пришлось стать младшему брату не только сестрой, но и, в некотором смысле, матерью. Мама и папа приезжали всего пару раз в год, все время пропадали в экспедициях, мечтали заработать нам на лучшую жизнь... Конечно, их надежды оправдались, мы не нуждались ни в чем. Росли с бабушкой, которая безумно нас любила. И все-таки мы не были счастливы в полном смысле этого слова. Особенно брат. Он тосковал по родителям, и только я могла поддержать и успокоить его. Бабушка часто болела, и мне приходилось выполнять почти всю домашнюю работу. Не поверишь, но в то время я даже готовила неплохо.
   - Отчего же, - улыбнулся Леонид. - Мне кажется, ты и сейчас можешь, только не хочешь.
   - Возможно. Бабушка заботилась о нас как могла. Кстати, часть книг, этот шкаф - все досталось от нее. Она дружила с Антониной Федоровной, своей школьной подругой. Тетя Тоня "заразила" ее любовь к чтению. А бабушка - меня. Я со школьных лет знала Шекспира и Гете, зачитывалась Булгаковым и Чеховым, обожала Агату Кристи и Жюля Верна. Да и брат от меня не отставал, хотя, несмотря на свой возраст, больше любил научно-популярную литературу. Все было хорошо... До того дня, когда бабушка легла в больницу. Двадцать шестого июня две тысячи третьего года, за месяц до того, как... как все случилось.
   Лера замолчала, чтобы немного передохнуть, отдышаться. Признаваться - как плыть к поверхности из глубокого омута. Ты нырнул глубоко-глубоко, выудил из самых недр души тайну, и вместе с ней плывешь к поверхности, туда, где свежий воздух.
   Лера доплыла до середины, и почувствовала, что воздуха не хватает.
   - К сожалению, - она сама не заметила, как начала теребить часы на запястье, - чаще всего мы ссоримся с теми, кого до ужаса боимся потерять. Братья и сестры - не исключение, а, скорее, подтверждение этого глупого правила. Особенно если они еще дети. Мы тоже ссорились, хотя и не часто. Последняя ссора произошла как раз накануне нашего общего дня рождения. Петя прыгал по комнате, нацепив старое мамино пальто. Рукава он связал на шее, и получился черный плащ, как у супергероя. На мои замечания он отвечал только боевыми воплями, и продолжал беситься. Знаешь, в другой день и при других обстоятельствах я бы даже поддержала игру... но не тогда. В тот день я была не в духе. Только что звонила женщина из "опеки", и сообщила совсем не веселую новость. Она сказала, что если бабушка не встанет с постели в течение месяца, а родители не вернутся в течение недели, их лишат родительских прав. Я не могла дозвониться до мамы, родители пропадали где-то в горах, и там почти не было сигнала. И как раз в тот момент, когда на смену голосу автоответчика пришли длинные гудки, Петя прыгнул в мою сторону. Я стояла у этой самой стены, еще не исписанной и не изрисованной красками. В одной руке держала телефонную трубку, а в другой - чашку с горячим кофе... Брат слишком разыгрался, и толкнул меня. Я выронила трубку, кофе выплеснулся на стену и оставил на белой штукатурке пятно.
   Телефон сломался, чашка разбилась, и я не выдержала. Вспылила. А он... - Лера проглотила подступившие слезы. - Он сказал, что я ему не мать, чтобы учить. И убежал из дома. А я, вместо того, чтобы побежать за ним, вернуть, помириться, сказала только одно слово.
   Иди.
   И осталась одна, размазывая слезы. Дозвониться до матери так и не получилось. А Петя все не возвращался. Я думала - побегает по двору, остынет, никуда не денется. Да и что могла еще подумать двенадцатилетняя девочка, выросшая практически без матери и отца?
   Лера ненадолго прервала рассказ. Она вдруг заметила, что ходит по комнате туда-сюда, вновь переживая тот страшный день. Леонид не сводил с нее глаз, и ни разу не перебил.
   - Петя не вернулся. Ни через час, ни к вечеру, ни на другой день. Ни через неделю, ни через год, - Лера горько усмехнулась. - Человек очень изощрен в способах казни, особенно если казнит самого себя. Я не спала много ночей, почти не ела. Все ждала, что брат вернется. Конечно, тем же вечером я позвонила бабушке в больницу, а бабушка - в полицию и нашим родителям. Мама и папа прилетели уже на следующий день. Все - и полиция, и родители, и волонтеры - прочесывали город несколько дней. Но следов Пети не нашли. Я тоже искала. Правда, потом папа запер меня дома, чтобы не потерять еще и дочь. Мне исполнилось тринадцать лет, и это был самый ужасный день рождения.
   Уже потом мне сказали, что Петю видели рядом с парком. Он сел в белую иномарку, и машина уехала в неизвестном направлении. Свидетель - подслеповатая старушка - не разглядела номера. Но она сообщила, что мальчика подозвал водитель. Они о чем-то разговаривали, а потом мальчика за руку затянули в салон автомобиля. Больше ни машины ни ребенка никто не видел.
   Лера замолчала. Вынырнула на поверхность. Она еще не поняла, полегчало ей или нет. Только боялась взглянуть на Леонида. Она ожидала увидеть на его лице осуждение, жалость, презрение...что угодно, только не то, что было на самом деле.
   - Ты очень сильный человек, - неожиданно сказал Леонид, и в голосе почувствовалось... уважение? Или нечто другое, но что-то теплое, совсем не то, чего ожидала Валерия. И она подняла на него взгляд.
   - Ты не считаешь меня монстром?
   - Глупая, - Леонид подошел, и убрал растрепанную челку с ее глаз. - Ты поступила так, как смог бы поступить далеко не каждый. Ты считала себя виноватой все это время, хотя твоей вины нет. И ты не рассказывала о своей боли, чтобы не перекладывать тяжесть со своих плеч. Не искала оправдания. И не переставала надеяться.
   - Ты первый, кто все это услышал, - тихо произнесла Валерия. - Бабушка умерла, родители по-прежнему ездят по экспедициям, а я - я никому не рассказывала. Даже самым близким друзьям.
   - Зря, - сказал Леонид. - С друзьями тебе повезло.
   - Это точно, - Лера вспомнила Дашу с Женей и улыбнулась. - Сейчас ведь модно иметь сотни друзей в соцсетях, десятки в жизни... но они не настоящие. Ради них люди не готовы отдать не то, что жизнь - даже несколько минут. А у меня целых два настоящих друга. Только... - Лера покосилась на пятно. - Не знаю, чем я заслужила такой подарок.
   - Знаешь, мой тебе совет... - Леонид тоже посмотрел на пятно. - Закрась ты его. Чтобы впустить будущее, надо отпустить прошлое.
   - Взять и просто отпустить... - эхом отозвалась Лера. - Десять лет назад я пообещала, что найду брата, даже если придется искать всю жизнь. Именно тогда и началось... цепи, тренировка внимания к деталям... Не думаешь же ты, что я с детства была ищейкой? - Лера усмехнулась. - Я перелопатила целую гору литературы - научной и художественной - о методах поисков, памяти... Заглядывала даже в трактаты по философии. Внутри жила уверенность, что можно найти кого и что угодно, если оно существует. Постепенно я разработала целую систему, назвав ее "методом цепной реакции". Поиск стал делом всей моей жизни. Я думала, если брата нет в живых, то я хотя бы узнаю, что с ним стало. Но, ты прав, нельзя все время жить прошлым. Я почти отпустила его. А все, чему научилась за эти годы, стало моим хобби. Поиски и правда приносят удовольствие. В логике есть удивительное совершенство. Но... отпустить до конца я не могла. А когда первый раз позвонил Шахматист, и я услышала голос брата, все перевернулось. Я поняла, что единственный шанс что-то узнать - найти Шахматиста. И потому стала играть... Погоди.
   Лера вдруг остановилась и посмотрела на Леонида.
   - Ты что, знал про игру?
   - Нет. Но я догадывался, что ты не просто так занимаешься расследованиями. Я не спрашивал, но наблюдал. Кстати, мне и сейчас не понятен смысл происходящего...
   - Мне тоже, - призналась Лера. - Но времени осталось мало. Шахматист... он разыгрывает партию. Фигуры - это живые люди. И судя по нотации, партия подходит к концу. Позавчера была "съедена" белая ладья, Антон Крымов. И мне нужно как-то выйти на главного игрока. До того, как сделает ход белая пешка.
   - Что за пешка? - спросил Леонид.
   - Я не знаю. Но после ее хода процесс будет необратим. Спасти Милу будет очень сложно.
   Валерия отошла к окну и вдохнула свежий воздух.
   - А может тебе стоит настоять на личной встрече с Шахматистом? - задумчиво произнес Смолин.
   - А смысл?
   - Тогда мы могли бы его выследить. Если только он согласится на встречу... Ведь видели же его некоторые из заказчиков, которым он спланировал преступления.
   - Не прокатит. Заказчики заказчиками, а игра игрой. Он не согласится, - Лера покачала головой.
   - В таком случае, может заказчика стоит изобразить мне? - предложил Леонид. - Разыграем небольшую комедию...
   - Исключено, - резко отозвалась Лера. - Во-первых, это опасно, а во-вторых, неужели ты думаешь, что Шахматист тебя не узнает? Раз они с "шефом" связаны, он наверняка в курсе и твоих дел.
   - Я мог бы переодеться. Ты недооцениваешь мой актерский талант?
   - Дооцениваю.... подруга, - усмехнулась Лера, вспомнив его переодевание в парке. - Только ты не представляешь, на что Шахматист способен. Он не обычный человек, ход его мыслей порой непонятен даже мне. Он просчитывает события, предугадывает действия. Неужели ты думаешь, он не раскусит твой план еще на стадии звонка? К тому же... полагаю, сейчас он слышит все, о чем мы говорим.
   Леонид замер с открытым ртом и поднял палец.
   - Э... резонно. Не подумал. Тогда что ты предлагаешь?
   - Найти белую пешку. Или саму Милу, пока еще не поздно.
   - Но... он ведь и тебя пытался убить. Ты не боишься?
   - Ты переживаешь за меня? С чего вдруг?
   - А ты считаешь меня бездушным чудовищем? - в ответ усмехнулся Смолин.
   - Нет. Просто не знаю кому доверять. Ты... ты уже бывал в моей комнате. А я до сих пор не знаю, кто подкинул жучок.
   - Мне не зачем было бы подкладывать жучок, - заметил Леонид. - Я и так узнал все от тебя лично.
   - Ну да...
   - Подумай, кто еще мог это сделать?
   - Да кто угодно! Я не знаю, может он забрался в мою комнату тайно. Но вероятнее всего, приходил сюда при мне. Здесь были и Антонина Федоровна, и Даша с Женей, и полиция... толпа людей, включая тебя!
   - И кого ты подозреваешь?
   Лера немного помолчала и сказала:
   - Никогда не знаешь наверняка, кто на что способен. Люди, которые судят о ком-то по одному поступку, напоминают мне каменных истуканов, застывших в точке времени. Они не понимают, что человек склонен меняться, и тот, кого вы вчера знали как облупленного, сегодня может превратиться в незнакомца. А иным приходится каждый день узнавать друзей заново. Но... ни один из них не смог бы рассчитать все с такой хирургической точностью. Никто из них не может быть Шахматистом. К тому же...
   - Тссс! - Смолин вдруг поднес палец к губам и взглядом указан на окно.
   Лера повернула голову, и лишь на секунду увидела лицо.
   Кто-то наблюдал за ними из-за стекла, но когда она повернула голову, растворился в темноте. Девушка не успела разглядеть лицо, но черты показались ей очень знакомыми. Это был молодой парень примерно ее возраста.
   Ни слова не говоря, Валерия выключила свет и подбежала к окну. Распахнула его, и, как была в тапочках и футболке, выскочила на улицу.
   Луна как раз спряталась за облако, и дежурные стажеры ее не заметили.
   Но парня уже и след простыл. Лера вглядывалась во мрак, но кроме веток ничего не видела.
   - Кинь мне куртку и ботинки! - шикнула она.
   Смолин, с тревогой наблюдавший за ней из окна, тут же принес одежду. Девушка натянула куртку, надела обувь, а тапочки бросила под окном.
   - Если я не вернусь, - шепотом сказала она, - уходи отсюда. Я постараюсь с тобой связаться. Да, дай мне еще телефон, без прослушки.
   - Я с тобой, - сказал Леонид, протягивая сотовый.
   - Нет! - резко возразила Лера, и скрылась в шиповнике.
   Леонид закрыл окно, и ему пришлось отойти. Хотя ветки и скрывали окно наполовину, оперативники могли что-то заподозрить.
   А Лера осторожно прошла вдоль дома, прячась за шиповником. Завернула за угол, выбралась из кустов, и внимательно осмотрелась. Она оказалась за домом, среди яблонь и вишен. За деревьями тоже стоял один из охранников, но пока девушка скрывалась за кустами, он ее не видел.
   Она продолжала всматриваться в вечерний сумрак. Из-за тучи вышла полная луна, и немигающим взглядом уставилась на одинокую фигурку. Только Лере вдруг показалось, что на неё смотрит не только луна.
   Она подняла голову. На корявой ветке старой яблони сидел черный одноглазый ворон. Единственный глаз был похож на еще одну маленькую луну.
   - Привет, - тихо сказала Лера. - Ты здесь со своим хозяином?
   Ворон продолжал молча наблюдать.
   Не сводя с птицы глаз, Валерия наклонилась и нащупала под ногами камень.
   - Ну и где же он? - ласково спросила она. - Неужели, боится меня?
   Ворон взъерошил перья и хрипло каркнул.
   - Нет? Тогда отчего же он прячется? - Лера осторожно посмотрела по сторонам. - Ну-ка, посмотрим, как он тебя любит...
   И она резко замахнулась на ворона, отпустив камень в свободный полет.
   На землю упала сбитая ветка, а птица издала протяжный отвратительный звук, и попыталась взлететь.
   Одно из крыльев поднималось с трудом. Пролетев несколько метров по кривой, ворон упал в кусты.
   Лера выжидала. В кустах слышался шорох, ворон пытался выбраться, но не мог. Он бил здоровым крылом, волоча за собой подбитое.
   И тут перед Лерой промелькнула тень. Она не успела разглядеть ничего, кроме силуэта - парень накинул капюшон, подхватил птицу и помчался в темноту.
   - Стой! - Лера уже не таилась, и бросилась за ним.
   Тень скользнула вдоль стены, обогнула дом, и куда-то пропала. Валерия растерянно озиралась. Полицейские посветили в ее сторону фонариком.
   - Эй! Что там происходит? - спросил один из них.
   Лера прикрыла глаза от слепящего света, и вдруг услышала, как в отдалении завелась машина.
   - А ну стой! Кому говорю! - крикнул стажер, но девушка бросилась к своему байку и успела вскочить на него прежде, чем ее задержали.
   Железный зверь зарычал, и Лера выехала прямо из-под навеса, опрокинув столб, и едва не сбив одного из свих охранников. Она ушибла руку, но только сильнее сжала руль.
   - Стоять! - слышалось ей в след.
   Стажеры-полицейские тоже сели в машину, и погнались за ней.
   Но Рижская жала на газ со всей силы. Она не обращала внимания на ледяной ветер, растрепавший волосы, и на ушибленный локоть. Зато она видела впереди свет фар. И номера. Те самые номера машины-двойника, как на автомобиле декана.
   Сложно сказать, долго ли продолжалась погоня. Лера пыталась оторваться от преследования, и, одновременно, не упустить из вида черный автомобиль.
   Она петляла дворами и переулками, предугадывала, куда должен повернуть "двойник", снова выезжала на дорогу. Наплевав на красный свет и правила, проехала по ночному тротуару, перескочила с бордюра на встречную полосу, обогнула грузовик...
   Полиция не отставала, "двойник" не приближался. Наконец, на одном из перекрестков, Лера нырнула в темный двор, выехала с другой стороны, съехала прямо по ступенькам вниз, и оторвалась от погони.
   Зато черный автомобиль вынырнул прямо перед ней. Он пронесся по проспекту в свете фонарей, и, кажется не заметил девушку, спрятавшуюся в тени облупившейся стены магазина. Теперь она ехала осторожно, вдоль домов, стараясь не выныривать на свет. Время подходило к часу ночи.
   Так они и ехали по пустой дороге, пока Лера не поняла - машина движется к выезду из города.
   Она немного отстала - на трассе ее будет гораздо проще заметить. "Двойник" явно торопился. И это сыграло ей на руку.
   Она беспрепятственно ехала следом, пока не увидела в отдалении темную громадину.
   Это был старый порт.
   "Двойник" свернул на узкоколейку, и направился к темнеющим зданиям.
   Порт города N - это нечто особенное. Отдельный мир, который живет сам по себе, по своим законам. Обычно там безлюдно - если не считать бомжей, которые летом прячутся в старом здании, и мальчишек, которые приходят сюда за острыми ощущениями. Иногда они на спор залезают на груды пустых ящиков и на пришвартованную брошенную баржу. А на самой барже живут люди без определенного места жительства. Периодически их оттуда гоняют, но они возвращаются снова.
   Так порт и живет своей странной жизнью уже не один десяток лет.
   Последний раз Лера была здесь в возрасте пятнадцати лет, когда они с одноклассниками вот так же, на спор, решили забраться на крышу пустующего здания рядом с портом. Что в нем было раньше - неизвестно. Бабушка рассказывала ей, что его строили под склад, но потом закрыли и забросили. Несколько раз кто-то хотел его выкупить, только каждый раз сделка срывалась. Хотя взрослые и утверждают с важным видом, что не верят в паранормальные явления, пугаются любого шороха в темном углу. А на заброшенном складе шорохов предостаточно. После череды несчастных случаев и странных исчезновений людей склад оставили в покое. Сносить не снесли - все отмахивались, мол, пригодится.
   Но "двойник" остановил машину не у склада. Он вышел на окраине порта, там, где были свалены груды контейнеров и ящиков, образуя настоящий лабиринт.
   Девушка заглушила мотор и остановилась неподалеку. Парень не заметил ее.
   На причале было тихо и пустынно. Именно так - не пусто, а пустынно, потому что казалось, что люди здесь не появлялись уже много лет. Ящики покрыты слоем грязи и паутины. Пустые бутылки, валяющиеся под ногами, выглядели не лучше. Похоже, они тоже лежат здесь давно и успели зарасти плесенью.
   Совсем рядом тихо журчала речная вода, омывая берег.
   Лера осторожно подобралась к автомобилю-двойнику. Она узнала его по дискам на колесах - точно таким же, как на фотографии.
   Парень с птицей успел исчезнуть в лабиринте из ящиков.
   За спиной послышался шорох, и Рижская подскочила, как ошпаренная. Но это оказалась всего лишь крыса.
   - Кыш отсюда! - с досадой шикнула Лера.
   Крыса и не подумала убегать, а нагло зашевелила усами и уставилась на девушку.
   Лера погрозила ей кулаком, и отправилась искать парня.
   Она прошла мимо рядов пустых коробок и ящиков, прячась в тень при любом постороннем звуке. Временами попадались такие же наглые непуганые крысы. Они ползали по ящикам и веревкам, которые опутывали контейнеры.
   И тут сквозь гул поднявшегося ветра девушка услышала голоса. Разобрать слова было невозможно и она отправилась на звук. Завернула за очередную стену из ящиков, и тут же отшатнулась обратно.
   В узком проходе стояли двое. Уже знакомый ей парень, и человек в короткой темной куртке непонятного цвета. Кажется, это мужчина, хотя определить было сложно. Он стоял спиной, и Лера успела увидеть только коротко остриженные волосы, и какие-то странные отростки на голове. Из-за тени от ящиков она не сразу догадалась, что на человека надета маска.
   Лицо парня по-прежнему было скрыто капюшоном. Лера осторожно выглянула из своего укрытия, но не сумела разглядеть ничего, кроме птицы. Парень держал ее на руках и показывал человеку в маске подбитое крыло.
   Девушка прижалась спиной к ящикам и превратилась в слух. Она пыталась разобрать хоть слово, уловить интонацию, узнать голос.
   Ветер утих так же внезапно, как начался.
   - Что, скажи на милость, ты вообще там забыл? - услышала Лера. Говорил человек в маске. Она едва разбирала слова, не говоря уже о том, чтобы рапознать голос.
   - Я хотел узнать правду, - у парня оказался молодой голос. Он говорил громче и отчетливей. Валерии показалось, что она уже где-то слышала такую интонацию.
   - Правду? Я единственный, кто может открыть ее тебе, - почти шепотом сказал человек. - Впредь будь осторожнее. Птицу я вылечу. Отнеси ее на склад и уезжай. Тебе не стоит тут находиться.
   Очередной порыв ветра заглушил ответ парня. Но, видимо, он послушался, потому что когда Лера выглянула в коридор, там никого не оказалось.
   Она огляделась, и собралась уйти. Но замерла, едва сделав шаг.
   Она никогда не верила, что можно ощутить взгляд в спину. Он неосязаем, как его можно почувствовать?
   Оказалось, еще как можно.
   Чужой взгляд был тяжелым и холодным, изучающим, а точнее сказать - сканирующим. Лере показалось, что воздух начинает давить на грудь, а сердце бьется быстрее.
   Так быстро, что едва не выскакивает из груди.
   Она хотела обернуться, но не успела. Человек не ограничился одним взглядом, и ударил ее по голове. На миг затылок пронзила острая боль, в глазах потемнело, и сознание ускользнуло. Первый раз в жизни.
   Неприятно.
  
   ***
   10 мая, 2013 год, время и место не определены
  
   ...Лера не знала, как долго пробыла здесь без сознания.
   Где - здесь, тоже не знала.
   Она лежала на холодном каменном полу. Чернильная темнота казалось густой и липкой. Она обволакивала все тело, руки и ноги болели, в голове били барабаны.
   "Снова меня все потеряют...", - отстраненно подумала Валерия. Она пыталась понять, открыты ли у нее глаза, но получалось с трудом. - "Интересно, меня сразу убьют, или сначала помучают?...".
   Бессвязные мысли перетекали из левого полушария в правое, постепенно трансформируясь из бесформенной субстанции в некое подобие здравомыслия.
   Лера начала отмечать про себя детали. "Нахожусь в просторном помещении... это если судить по далеким бликам на какой-то гладкой поверхности... на воде. Здесь темно, но вдалеке с потолка просачивается лунный свет. Значит, глаза все-таки открыты. Слышны удары капель. Время... по ощущениям я здесь совсем недавно, но могла и пару часов пролежать. Голова болит, но одежда помята не сильно. Руки и ноги затечь не успели, только болят от удара о землю. Значит, я лежу здесь не так долго. Вот только часы на мобильном не работали... Словно кто-то достал батарейку, вставил обратно, а время не настроил".
   - Зараза... - вслух произнесла девушка, глядя на телефон. Руки ее были свободны, но на ноге болталась цепь.
   - Сорок пять минут шестнадцать секунд, - вдруг сообщил спокойный голос без пола. Было невозможно понять, женский он или мужской. Словно человек говорил в ведре, при этом закрывая рот подушкой.
   - Что? - спросила оторопевшая девушка.
   - Ты находишься здесь сорок пять минут шестнадцать секунд, - последовал равнодушный ответ.
   Шагов Лера не слышала. Значит, он здесь давно.
   Она приподнялась, встала на колени и попыталась разглядеть человека. Но в той стороне, откуда слышался голос, была кромешная темнота.
   Но тут незнакомец повернул выключатель, и помещение залил тусклый белый свет. Лампочки затрещали над головой и нехотя, моргая, одна за другой открывали глаза. Мрак отступил.
   "Так я и знала", - единственное, что подумала Валерия, взглянув на человека.
   Она попыталась встать, но ноги не слушались. А Лера еще думала, что страшнее, чем в коллекторе, уже не будет...
   "Надо во всем искать позитивные стороны", - убеждала себя она. - "Ведь хотела найти Шахматиста - пожалуйста, вот он, собственной персоной. Практически на блюдечке с голубой каемочкой. И ничего, что я прикована, а у него есть нож. Выкрутимся...".
   В то время, пока в голове носился рой мыслей, девушка разглядывала человека.
   Красная куртка, несмотря на слишком яркий цвет, не бросалась в глаза. Потому что первое, что приковывало взгляд - это маска. Черно-белое, без эмоций, лицо с темными провалами глаз. Маска была не совсем обычной формы - в виде ромба, углы которого выступали за щеки, под подбородком и над головой. Их-то Лера и приняла за отростки в темноте.
   Лицо маски неподвижно застыло в обрамлении густых черных волос.
   Девушка подумала, что она явно не поклонница маскарадов, особенно, когда их проводят на старом заброшенном складе. Она поняла, что они не покидали порт, потому что прошло слишком мало времени. А по размерам помещение было похоже на портовой склад.
   "Хотя", - подумала Лера, - "с другой стороны, раз он не снял маску, значит, убивать пока не собирается".
   Оторвав взгляд от жутковатого лица, она попыталась найти хоть какие-то отличительные черты. И внимание привлек странный браслет на запястье, выглядывающий из-под рукава куртки. Он был похож на кожаный рокерский напульсник, только шипами вовнутрь. Причем шипы, судя по всему, острые. От запястья к ладони протянулась тоненька алая полоска.
   Из-под распахнутой куртки выглядывала рукоять ножа, воткнутого за пояс.
   Лера содрогнулась, и подумала, что по сравнению с ним она, в своей черной куртке и желтой кофточке просто цыпленок.
   Но единственное, в чем она была уверена - нужно взять себя в руки и держаться достойно.
   Она выпрямилась, и, хотя коленки предательски дрожали, ровным голосом произнесла.
   - Что тебе от меня надо?
   - Мне? - так искренне удивился человек, что Лера растерялась. - Это ты пришла ко мне. Тебя сюда никто не звал. Ты нарушила все возможные правила игры.
   - Тогда почему ты до сих пор меня не убил? - с напором спросила девушка.
   Но ее взгляд скользнул на рукоять ножа, и она тут же пожалела о своих словах. Впрочем, Шахматист даже не пошевелился.
   - Вопросы, вопросы... ненавижу вопросы. И людей, которые их задают. Но, ты заслужила право их задавать. Только прежде позволь тебе кое-что разъяснить. Если ты решила выйти из игры - это твое право. Мое право - заменить фигуру. Ведь я не смогу закончить игру без белого слона. И кого ты можешь посоветовать мне на свое место? Дайте-ка подумать...
   Лера настороженно следила взглядом за этим безумцем в маске. Он неторопливо прошелся вдоль каменной стены, у которой стоял. Лера заметила, что в стене есть деревянная дверь с покосившейся ручкой. Но это не было похоже на выход.
   - Ну конечно! - сам с собой говорил Шахматист. Он остановился, сцепил руки в замок и пристально посмотрел на Валерию. - Как насчет твоей подруги, Дарьи Лапшиной? По-моему идеальная кандидатура. Не так умна и дальновидна, но настырна, и знает почти все о твоих делах.
   - Ты не посмеешь, - прошипела Лера. Она дернулась в сторону Шахматиста, но цепь оказалась короткой, и девушка упала. Приподнялась на локтях, и постаралась сказать спокойно. - В шахматах побеждают логикой, а не шантажом.
   - А жизнь не игра, - неприятно усмехнулся Шахматист. - Это шахматная доска, и правила на ней устанавливаю я.
   Он прошелся вдоль стены обратно, ожидая реакции. Но Лера только молча встала и отряхнула с одежды грязь.
   - Впрочем, кто сказал, что этот ход лишен логики? Отнюдь. Считай это...рокировкой. Игра начинает терять азарт, а вместе с ним и смысл. Я вижу, ты расслабилась, раз решила что имеешь право выйти из игры добровольно. Ты - мой белый слон, ключевая фигура. И должна сделать свой последний ход. Иначе это сделает твоя подруга. Только, в отличие от тебя, ей едва ли удастся уцелеть. Твои способности не имеют равных.
   - Я остаюсь, - Лера встретила взгляд черных глаз. - Не трогай Дашу.
   - Не трону, - спокойно ответил человек. - Теперь ты не нарушишь свое слово, благородная Валерия Рижская. Несмотря на всю твою строптивость, мне нравится, как ты играешь. Пожалуй, ты лучшая фигура в игре. Именно поэтому я сделал тебя еще и игроком. И мне было бы интересно поговорить с тобой, конечно же, при других обстоятельствах... А сейчас, я сделаю тебе подарок. Раз уж у нас все так мирно разрешилось, - он рассмеялся и потер руки. - Я подарю тебе ответы. Не просто так, разумеется. Это было бы скучно. Один момент.
   Он отправился к деревянной двери, и вынес оттуда два табурета, и небольшой столик. На него он поставил шахматную доску.
   Лера настороженно наблюдала за его действиями. Она не верила в подобную щедрость. Шахматисту было что-то нужно, но что - сыщица не понимала.
   А он раскрыл доску, взял черную и белую пешки, спрятал руки за спиной и сказал.
   - Твой выбор.
   - Левая.
   Она села на табурет. Шахматист протянул ей белую пешку и изобразил удивление.
   - Ну надо же! Все как в жизни...
   Потом он расставил свои фигуры, и сказал.
   - Правила таковы. Съедаешь фигуру - задаешь вопрос, получаешь ответ. Только думай хорошенько, прежде чем спрашивать. Я отвечу честно и подробно на любой вопрос, но не всякий ответ тебе понравится...
   - А что будет, если ты съешь мою фигуру? - Лера не торопилась расставлять белых на доске.
   - То же самое. Вопрос - ответ. Уравняем шансы. Если, конечно, ты сумеешь съесть хоть одну мою фигуру. Я не собираюсь играть в поддавки.
   Лера с сомнением взглянула на бесстрастную маску, и протянула руку к белым фигурам.
   - Вот и отлично, - Шахматист хлопнул в ладоши. - Пока ты готовишься, я отлучусь ненадолго.
   Сказав так, он снова скрылся за деревянной дверью, а Лера задумчиво посмотрела ему вслед.
   Она расставила фигуры, и принялась размышлять. Шахматист произнес фразу про подробный и честный ответ так, что стало ясно - он будет отвечать только на безопасные для него вопросы. На те, которые ему не понравятся, он ответит честно, но завуалирует их так, что даже Валерии не под силу будет разобраться.
   Значит, спрашивать кто он такой заведомо бесполезно. Тем более, что Леру это интересовало не в первую очередь. Конечно, все мысли были о брате. Но нельзя тратить целый вопрос в эгоистичных целях. Сначала нужно узнать об игре. Ведь чем больше она знает, тем больше шансов разрушить его планы.
   Пять минут Лера молчала, перебирая в голове всевозможные варианты. Шахматист не торопился. Но вот дверь снова открылась, и он вошел, держа на руках черного ворона.
   Птица смотрела на Валерию злым глазом и держала на весу подбитое крыло.
   - Познакомься. Это Граф, - Шахматист погладил птицу по перьям и сел напротив Валерии.
   Она промолчала, и человек сказал.
   - Начнем. Твой ход.
   Лера занесла руку над доской и уверенно передвинула пешку.
   Шахматист бесстрастно повторил ее маневр.
   Она пустила в бой белого слона, поставив его рядом с пешкой.
   Шахматист не стал его есть. Он передвинул еще одну пешку.
   А через три хода Лера съела его коня. Шахматист не удивился. Кажется, он намеренно подвел его под прицел, хотя и говорил что-то об игре в поддавки.
   - Итак, я тебя слушаю.
   Лера посмотрела на доску, покрутила в пальцах коня, и спросила.
   - Кто играет за белую королеву и белого короля?
   Шахматисту понравился вопрос. Он, почесал ворона под клювом, усмехнулся, и произнес:
   - Неплохое начало... Я в тебе не ошибся. Но - это засчитается за два вопроса. Решай - отвечать на оба или ограничишься одной фигурой?
   Лера задумалась. Шахматист не торопил ее. А она подумала, что белый король не так важен. Белая королева - Мила, и она это знает. Но если спросить зачем он убил Милу, он не ответит. Девушка была практически в этом уверена. А если спросить то, что ей уже известно, он скажет правду. И тогда, возможно, удастся разговорить его, и узнать что-то действительно полезное.
   Судя по всему, Шахматист гордился своими "достижениями", а значит можно воспользоваться этой слабостью.
   - Кто белая королева?
   Шахматист смерил Леру внимательным взглядом. Он знал, что ей известен ответ. И все же не выказал удивления.
   - Это Людмила Крымова. Твоя старая знакомая.
   - Мила... - Лера постаралась изобразить удивление, но Шахматист только усмехнулся. Лера решила не притворяться. Цепь под ее ногой загремела от неосторожного движения. - Да, я знала. Но ведь ты не просто так провернул всю эту операцию с мнимым убийством. Весьма запоминающееся начало игры. Сделать послушной белую королеву...
   - Интересно, - задумчиво произнес Шахматист. - Я вижу, ты догадалась, как именно все происходило? Мне было бы любопытно послушать твою версию.
   - Изволь, - Лера поставила коня на край доски. - Ты действительно заказал убийство Милы Константину, который выполнил свою работу блестяще. Он был уверен, что убил ее, но заблуждался. Потому что не знал всех фактов. Мила заранее знала, что придет убийца, она ждала его. Именно поэтому она не закричала, когда увидела в лодке незнакомца. И она была готова к "смерти". Зоя, ее так называемая подруга, передала Миле бутылку вина от тебя. В нем было подмешано какое-то вещество, которое должно было сохранить Миле жизнь. Возможно, замедлило реакции в организме, понизило температуру... Перед прогулкой Мила сама вколола себе первую инъекцию. Скорее всего, этот укол доложен был дать нужный эффект вместе со вторым, который сделал Константин. Он же об этом не знал, и был уверен, что Людмила погибнет от яда. Тебе это было на руку. По неизвестной мне причине, ты желал чтобы все считали Милу погибшей. Все, включая шефа. Ведь ты знал, что Константин рано или поздно захочет все ему рассказать. Итак, в крови Милы уже было какое-то вещество, она хлебнула вина, увеличив концентрацию, или добавив еще одно химическое соединение... Важно, что когда Константин вколол ей яд, Мила не умерла, а впала в состояние каталепсии. Мешок на голову ты велел надеть не случайно. Для того, чтобы в легкие Людмилы не попала вода. Температура воды в озере крайне низкая, особенно весной. Это тоже сыграло роль, и совершенно "заморозило" все процессы. Тело Людмилы как бы "застыло", тем самым защитив мозг от поражения. Такие случаи были, я просмотрела эту информацию в интернете. Яркий пример - мальчик из Великобритании, который упал в пруд с ледяной водой, и пробыл там шесть часов. Когда его достали, он был мертв, но врачи сумели оживить его на седьмой час после смерти. Ребенку делали массаж сердца, согревали, и, наконец, он ожил. И это не единственный случай. Думаю, с Милой произошло нечто подобное. Только чтобы вышло наверняка, ты использовал особенный яд.
   - Бикукулин, - Шахматист сделал несколько тяжелых хлопков в ладоши. - Браво! Не думал, что ты настолько близка к истине. В вине было всего-навсего успокоительное, быстро выводящееся из организма. Потому его не обнаружили в крови Антона Крымова. Оно притупило его внимание, и чувства самой Людмилы, чтобы ей было не так страшно пройти через смерть. По моему поручению она вколола себе обычный новокаинамид, который можно купить в любой аптеке. Он подавляет проводимость нервных волокон при их возбуждении, снижает сердечный ритм. Это было необходимо для того, чтобы вторая инъекция не привела к летальному исходу. Бикукулин может вызвать судороги и привести к смертельному исходу, а действие новокаинамида спровоцировало побочное действие - каталепсию. Дыхание остановилось, мускулатура стала восковой, сердцебиение практически не ощущалось... Идеальные симптомы, плюс к ним - гиперемированность кожи. Три часа в ледяной воде законсервировали тело, и мозг не был поврежден. Константин выкрал тело и доставил на другой берег. Я отвез ее в соседний город, где есть знакомый... врач. Вернуть Милу к жизни было делом техники. Согревание, промывание желудка, реанимирующие действия...
   Он замолчал в ожидании.
   - Если бы ты применял свои знания и ум на благие дела, цены бы тебе не было, - с чувством сказала Валерия. Она искала способ подвести его к нужному вопросу, к смыслу всего этого "хода". Но пока не очень получалось.
   - Благое дело... - человек в маске развеселился. - Что ты можешь знать о благих делах? Много ты их совершила?
   - Нет, - спокойно ответила Валерия. - Но, по крайне мере, я не использую людей в своих целях и не отнимаю чужие жизни.
   - Бездействие еще не есть благо. Возможно, оно еще хуже, чем убийство. Бездействие равно предательству. Ведь все люди братья, не так ли? Наверное, поэтому вы терпите друг друга, играете в любовь и привязанность. А когда дело коснется жертвенности, бежите прочь, не в силах потратить на "ближнего" кусочек своей жизни. Бездействовать не меньшее зло, чем самому быть палачом.
   Шахматист говорил почти без эмоций, неторопливо гладил ворона, и смотрел на Валерию, как удав на кролика.
   А она все пыталась понять, что же ему нужно.
   Игра вновь продолжилась. Лера не узнала почти ничего нужного, но старалась не прерывать разговор. Возможно, Шахматист потеряет бдительность и проговорится.
   Она переставила очередную фигуру, и сказала.
   - А тебе не приходило в голову, что не все притворяются?
   - Конечно же не все! - Шахматист тоже переставил фигуру. Пока никто никого не съел. - Большинство даже не считают нужным притвориться. Они открыто живут по закону "каждый сам за себя". Куда ни взгляни - все пытаются урвать кусок пожирнее.
   Лера старалась сохранять спокойствие и сделала ход.
   - Ты судишь по себе? Не все равнодушны. Некоторые искренне сочувствуют своим близким и даже совершенно незнакомым людям. Только не у всех людей хватает смелости подойти и помочь. Они боятся показаться навязчивыми. И этот страх окружающие приравнивают к равнодушию.
   Шахматист провел рукой по перьям и переставил коня. Игра была напряженной, соперники были практически равны. Точнее, Шахматист хотел, чтобы Лера так подумала. И она это поняла.
   Он сказал.
   - Трусость и слабость не оправдание. Это порок, с которым люди не желают бороться. Это чума, которую превратили в религию. Слабостью оправдывают нежелание бороться с пороками, слабостью прикрывают свои недостатки. Говорят, что у них нет силы воли... А она есть у всех. И если бы люди захотели... - тут Шахматист замолчал, не окончив предложение. - Но, что я говорю. Ты ведь и сама так считала. Разве нет?
   Лера только что занесла руку над доской, но так и замерла. Да, после пропажи брата она несколько лет сталкивалась с равнодушием, и думала почти так же, как он. Пока не появились Даша и Женя. Пока она не поняла, что невозможно глядя со стороны узнать, борется ли человек со своими слабостями, и по какой причине поступает так, а не иначе.
   Лера справилась с нахлынувшими эмоциями и поставила слона на доску.
   - Молчишь... - прозвучал голос из-под маски. - В глубине души ты со мной согласна. Мы чем-то похожи. Ну а что касается твоего последнего высказывания... Да, люди выживают, у них нет времени на жизнь. А я не хочу выживать. Я хочу жить.
   - Лишая жизни других? - Лера резко переставила коня.
   Их диалог походил на прилив и отлив. То голос Шахматиста тихо шелестел в полумраке, то голос Валерии эхом отзывался от стен. И так по очереди: прилив - отлив, шелест - гром.
   - Это лишь дорога, не путай ее с целью.
   Лера до того разозлилась, что не заметила, как съела еще одну фигуру.
   - Цель? И в чем же она заключается, твоя цель?!
   - Первый вопрос был куда удачнее, - осадил ее Шахматист. - Но, мне это только на руку. Ты потратила второй вопрос впустую, потому что я уже ответил.
   - Что? - Лера не сразу поняла, что держит в руке вражескую ладью.
   И только тут она осознала, что это был вопрос в обмен на фигуру. Шахматист намеренно заговаривал ей зубы, лишая возможности задать правильный вопрос.
   - Когда ты ответил? - Лера попыталась выгадать из вопроса хоть что-то. - Не припомню...
   - Ты разочаровываешь меня, - прошелестел голос. Лера вдруг поняла, почему он так странно звучит. Из-за маски, которая плотно прилегала ко рту, но в то же время создавала особый резонанс, и изменяла голос. - Из нашего предыдущего разговора моя цель должна быть ясна. Я хочу сделать мир лучше.
   Он был бесстрастен, но Лера могла поклясться, что под маской он усмехается.
   - Как можно сделать мир лучше, убивая людей?!
   Шахматист вздохнул и разочарованно произнес:
   - Неужели я ошибался в тебе? Такие глупые вопросы... Убийства это лишь дорога, ведущая к цели.
   - Ты жульничаешь! - крикнула Лера. - Ты не ответил на вопрос прямо! Ты должен был сказать, для чего нужны эти смерти, эта игра...
   - Я предупреждал, - строго оборвал Шахматист. - Формулируй вопросы правильно. Ты спросила в чем моя цель - и я ответил. Это моя цель, сделать мир лучше, потому что люди стали настолько жалкими, что недостойны даже иметь право на существование. Если бы ты спросила, каков должен быть итог игры и что я хочу сделать для достижения цели - я бы ответил.
   - Что бы ты ни задумал, такой путь не может привести к твоей "благой цели", - тихо сказала Лера, чувствуя накатившую вдруг слабость. - Какое ты имеешь право решать, чего достойны люди? Если на то пошло, то это может решать только тот, кто дал им жизнь.
   - Или тот, кто лучше них, - спокойно ответил Шахматист. Без гордости, уверенно, словно из его уст прозвучала беспрекословная истина.
   Лера посмотрела на него, словно пытаясь понять, до какой степени безумства дошел этот человек.
   С другой стороны, на сумасшедшего он не похож. И все его слова - только туман, видимость. И в этом есть цель. Но какая?
   - Так ты решил, что ты лучше остальных? - Лера не нашла ничего лучше, чем продолжить разговор. При этом она снова переставила фигуру. - А почему ты так решил? Только потому, что можешь просчитывать события и разбираешься в ядах? Но ты ни одним своим делом не доказал миру свое превосходство, если уж так уверен в нем!
   - Мне не нужно ничего доказывать, - Шахматист оставался совершенно спокоен. - Я не безразличен к жизни и к тому, что люди делают с окружающим миром и друг с другом. И я хочу это исправить. Заметь, не ограничиваюсь одним желанием. Ну а мои методы... это один из возможных путей, самый верный. Жестокость находит оправдание в великих целях. История знает немало примеров, когда дорогой крови приходили к свету. Вспомни крестовые походы, инквизицию, да принятие христианства на Руси в конце концов...
   Он сделал еще один ход после Валерии.
   - Если это - добро, то как же тогда кошмарно должно выглядеть зло... - Лера попыталась говорить максимально спокойно и даже равнодушно. При этом она перебирала в голове все возможные варианты - для чего все это нужно. Эта игра на пустом складе, странный разговор, вопросы, на которые нет нормальных ответов... И, в конце концов, почему Шахматист до сих пор не съел ни одной фигуры. Лера не сомневалась, что при желании он поставил бы ей шах и мат в два хода.
   Шахматист пропустил ее последние слова мимо ушей.
   - То, что ты назвала "правом решать, чего достойны люди"... Я сам понял, что я лучше других, и это право принадлежит мне. Люди привыкли, что они те, кем их считают окружающие. А мне нет дела до мнения остальных. Я не предаю себя и свои идеалы.
   - "Твои идеалы"? - Лера горько усмехнулась. - У тебя есть идеалы? Родители дали каждому право на жизнь, а вместе с ним и право выбирать кем и какими быть. И не тебе оспаривать это право.
   - Пожалуй... - Шахматист сделал ход, и Лера не заметила, как он подобрался к ее королеве. Но не съел, а только окружил. - Я бы и согласился с тобой, но из всех, кого я повстречал за свою жизнь, только ты и еще один человек действительно достойны этого.
   - Не тебе решать, чего я достойна, - сказала Лера сквозь зубы.
   У нее не получалось все время сохранять самообладание.
   Они играли и говорили уже почти час. Лера чувствовала, что силы на исходе.
   - Именно мне, - рассмеялся Шахматист. - Поверь, больше некому.
   - Если уж некому на земле, на небе найдется, - Лера встретила пронзительный взгляд.
   - Не спеши попасть на небо, - холодно сказал Шахматист. - Пока ты нужна мне здесь. Надо закончить игру... Ну надо же! Смотри-ка, с тебя вопрос.
   Лера удивленно посмотрела на своего белого слона, съеденного вражеским ферзем. Шахматист сделал неожиданный ход.
   - Итак, мой вопрос. Ты довольна своей судьбой?
   - Я... что? - растерялась Лера.
   - Ты довольна своей судьбой? - он спокойно повторил вопрос.
   - Смотря, что подразумевать под судьбой, - Валерия аккуратно провела пальцами по краю доски, как бы стирая пыль. - Если неизбежность - то вопрос теряет смысл. Если то, что зависит от меня - он так же не имеет значения. Если бы я была не довольна, то изменила бы ее.
   - Ты не ответила на вопрос.
   - Ответила. Твои ответы меня тоже не устраивали, - Лера с вызовом посмотрела на маску.
   - Ты. Не ответила. На. Вопрос, - по слогам произнес Шахматист. Он стиснул двумя пальцами съеденную остроносую ладью, и она выскользнула на пол.
   - Я не знаю ответа, - Лера вздрогнула.
   - Ты не довольна, - удовлетворенно произнес Шахматист. - И ты хотела бы изменить ее? Или... изменить судьбы других?
   Лера вдруг поняла, к чему был весь предыдущий разговор о добре и зле, и светлом будущем и судьбах людей. Шахматист искал союзника. Точнее, послушную марионетку, которая станет его дополнением. И Лера идеально подходила на эту роль.
   - Это уже второй вопрос, - она сузила глаза. - Ты забыл свои же правила?
   Она переставила на одну клетку пешку.
   - Ох, простите! - с издевкой произнес Шахматист. Мимолетным движением он скинул с доски пешку и поставил на ее место своего слона. - Так лучше?
   Лера стиснула руку в кулак, но удержалась, и не ударила по доске.
   - Я могу изменить ее. Я уже сказала. А что касается остальных... Что ты там говорил про глупые вопросы?
   - Значит, нет. Что ж, жаль. Возможно, ты еще одумаешься.
   - Хотела бы я то же самое сказать о тебе, - отозвалась Лера.
   - Продолжим игру.
   Лера поняла, что отступать он не собирается.
   Шахматист сделал ход. Лера с надеждой искала хотя бы одну фигуру, которую можно загнать в угол. Но ее соперник словно предугадывал все ходы, и расставил свое войско так, что к нему было не подобраться. Зато большая часть фигур Валерии находилась у него под прицелом.
   - Ты безумен, - она переставила коня, без смысла и цели, просто так. - Ты живешь в каком-то странном мире. Но невозможно находиться в двух мирах одновременно.
   - Да. Я создал свой мир, и живу по его законам. Пусть он нереален. Но он лучше, чем реальная выгребная яма, в которой плавают остальные. И когда игра закончится, я получу достаточно власти, чтобы изменить этот мир и превратить его в тот, в котором живу я.
   Он переставил слона, и Лера подумала, что за пару ходов сумеет отрезать ему все пути к отступлению. Она не пыталась выиграть, ее целью были вопросы.
   И если Шахматист хочет запутать ее своими разговорами, что ж... Она может воспользоваться его же приемом.
   - И все же ты не так бескорыстен, верно? Мне известно о твоем пари с Аркадием Шильцем. На кону стоят большие деньги, и ты хочешь их получить.
   - Деньги? - Шахматист так расхохотался, что доска затряслась. Ворон у него на руках встрепенулся и попытался взлететь. - Тише, Граф! Тебе рано летать. Дай крылу время. Деньги... - повторил он с усмешкой. - Это только еще одно средство для достижения цели. Думаешь, я не заполучил бы желаемое без этого дурацкого пари? О нет, на кону вовсе не деньги. На кону жизнь. Его и моя.
   - А в придачу жизни всех остальных "фигур"? - уточнила Лера, сдерживая гнев.
   - Да, - самодовольно согласился Шахматист. - Но ими распоряжаюсь только я. Это мой способ выиграть пари. Его способ куда примитивнее.
   Лера молча продолжила игру. Шахматист не сводил с нее пронзительного взгляда. Он играл, практически не глядя на доску.
   - Почему ты так ненавидишь людей? - не выдержала Лера, загоняя слона. Кажется, соперник раскусил ее замысел, но не делал ничего, чтобы спасти свою фигуру.
   - Ненавижу? - Шахматист усмехнулся, и переставил пешку. - Я не люблю людей. Такими, какие они есть. Но и не ненавижу. Эти понятия давно устарели, девочка моя.
   - Устарели? - Лера не сдержала изумления. - Нет, ты точно сумасшедший.
   - Это звучит, как комплимент, - прошелестел Шахматист. Он методично переставлял фигуры, руководствуясь совершенно непонятной для Валерии логикой. - Вот возьмем, к примеру, любовь. Опустим чувства к родителям, бабушкам, дедушкам, друзьям и василькам. Любовь ли это - спорный вопрос. Чувство долга, вины или страха заставляет людей быть вместе. А что касается любви к тем единственным "половинкам"... Первое и главное доказательство отсутствия такой любви - она может быть только одна, и если любимый умер, ты не станешь искать другого даже из страха одиночества. Это знают даже волки.
   - Возможно, - согласилась Лера, прикрыв глаза от усталости. - Любовь бывает только одна. Раз и навсегда, на всю жизнь. Все, что было до нее - влюбленность, влечение, страсть, привязанность, страх одиночества. Что угодно - но не любовь. Потому что она бывает лишь одна. Но - бывает. Она есть. У сильных людей не было ничего до и не будет после. Остальным простительно.
   Лера переставила ладью, замкнув круг.
   - Что же касается любви к родным, к миру, к людям... - продолжила Лера. - Ты глубоко заблуждаешься, отрицая ее. Мне тебя жаль.
   - Ты умеешь настоять на своем... Я бы поверил тебе, если бы не знал людей так хорошо. Ты едва ли усомнишься в том, что я изучил людей, как свои пять пальцев. Я просчитываю их действия, не двигаясь с места. И я повторяю свой вопрос.
   Он смел с доски еще одну из пешек Валерии.
   - Хочешь ты изменить свою судьбу и судьбы других людей? Подумай, прежде, чем ответить.
   - Мой ответ прежний, - ледяным тоном сказала Валерия. - Нет.
   - Жаль, - равнодушно произнес Шахматист. - Из тебя вышел бы отличный ученик.
   - Довольно болтовни, - резко оборвала Лера. Она убрала с доски черного слона, поставила свою фигура, и спросила.
   - Откуда у тебя запись голоса моего брата?
   Отчего-то вопрос очень рассмешил Шахматиста. Он смеялся несколько секунд, прежде, чем ответить. Правда, вместо ответа, запел детскую песенку.
   - Хей, пираты!
   Поднять паруса!
   Отважные ребята,
   Нам не страшна волна,
   Налей-ка штурман рому,
   И курс - на облака...
   - Почему ты не ответил на вопрос? - в голосе Валерии прозвучал металл.
   - Разве нет? - наигранно удивился Шахматист. - Ты умная девочка, и сумеешь догадаться. Кажется, я сказал достаточно, хотя и не ожидал такого вопроса. Мне казалось, ты боишься воскрешать воспоминания, так же, как боишься их потерять.
   - Раньше я боялась велосипеда. Теперь гоняю на байке, - холодно ответила Валерия.
   - Похвально, похвально... - Шахматист бесстрастно встретил пристальный взгляд Валерии. - Знаешь, у тебя удивительный талант, так же как и у меня. Мы могли бы стать союзниками.
   - В таком случае, ты можешь взять в союзники любого, - сухо ответила Лера, скрестив руки. - Потому что людей без талантов не бывает. Бывают люди равнодушные.
   - Равнодушные... именно, если бы не равнодушие, все могло бы быть иначе, - произнес Шахматист. - Что ж, признаться, мне приятно было с тобой побеседовать.
   Лера заподозрила неладное. Шахматист заканчивал разговор. Она взглянула на доску, с удивление обнаружила, что ее король окружен.
   - Шах и мат, - произнес человек за маской. - Какая жалость. Ты проиграла.
   Лера все еще недоуменно смотрела на доску, когда услышала вопрос.
   - Что ты знаешь о предстоящей конференции?
   - А разве ты не в курсе? - Лера взглянула на маску.
   - Я задал вопрос, - повторил бесстрастный голос.
   - Знаю что с ней что-то нечисто. И что там собираются провернуть какое-то дело, связанное с найденными камнями.
   - Отлично, - сказал Шахматист. - До встречи
   Он встал, по прежнему держа на руках ворона, и направился к двери.
   - Ключ под доской. Можешь идти. Выход там.
   Он посмотрел в сторону сверкающей воды.
   Он скрылся за дверью, а Лера опрокинула доску. Фигуры с грохотом покатились по полу.
   На столике под шахматной доской и правда обнаружился маленький медный ключик.
   Лера схватила его и вставила в замочную скважину на цепи, сковывающей ногу.
   Освободившись, она кинула взгляд на деревянную дверь. Потом в сторону выхода. Оказалось, там не хватает части стены, и сквозь дыру видна гладь реки. Она-то и блестела в лунном свете.
   Поразмыслив, Лера подошла к маленькой двери, и прислушалась.
   Тишина зазвенела в ушах.
   Лера открыла дверь, и очутилась в маленькой каморке, освещенной розовым светом восходящего солнца.
   Лучи падали в открытое окно с покосившимися ставнями. В каморке не оказалось ничего, кроме покосившегося столика и соломенной подстилки вместо кровати.
   Шахматиста там не было.
   Лера собралась уйти, но заметила, что на подстилке лежит клочок бумаги. Подошла поближе, и прочитала записку, сделанную неровным почерком, как на коленке.
   "Когда умирают кони - дышат,
   Когда умирают травы - сохнут,
   Когда умирают солнца - они гаснут,
   Когда умирают люди - поют песни.
   PS Любопытство до добра не доводит".
   Он предугадал ее поступок и на этот раз. "Ну ничего", - подумала Лера. - "Зато теперь я знаю кто ты".
   Она нашарила в кармане телефон, и набрала Женю.
   Он ответил не сразу.
   - Ну чего еще? - послышался сонный голос друга.
   - Женя! Мне нужна твоя помощь! - выпалила Валерия. - Срочно!
   - В пять утра? Издеваешься? - проныл парень.
   - Да, именно в пять утра! Пока все спят. Я скрываюсь от полиции. И от бандитов. И мне срочно нужно узнать одну вещь. Не просто узнать, а увидеть!
   - Ты шутишь, да? - Женя почти проснулся, услышав новости. - Ладно, сделаю вид, что я всего этого не слышал... Что нужно сделать?
   - Снова взломать базу полиции. Мне нужно одно видео... Давай так, приходи сейчас к "Сытому коту", с ноутбуком. И постарайся не попадаться никому на глаза! А я буду где-то через полчаса.
   - А обязательно так далеко? - Женя вздохнул. Послышался скрип - он вставал с кровати. - Ну хорошо, считай уже бегу.
   Разговор прервался.
   Лера с азартом потерла руки, улыбнулась и вдруг произнесла.
   - Начнем игру!
   Bonjour - от франц. Привет
   Pardon - от франц. Прошу прощения
   Pardonnez, mademoiselle - от франц. Простите, мадемуазель
   Je vous demande pardon - от франц. Прошу прощения
   CarbonisИ - от франц. Обугленный
   DИsolИ - от франц. Извините
   Comme il est dit Ю - от франц. Как она называется
   ИК-датчик - инфракрасный датчик движения
   Объемник - объемный датчик движения
   Фианит - искусственный драгоценный камень, имитация бриллианта
   Диггер - от англ. Digger копатель, люди, увлекающиеся исследованием подземных сооружений и заброшенных зданий
   Стихотворение Велемира Хлебникова, поэта серебряного века
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.03*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Мой невыносимый босс" (Современный любовный роман) | | A.Maore "Жрица бога наслаждений" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"