Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 19.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Финал!


Глава 19, или

Эндшпиль

  
   12 мая, 2013 год
  
   Шильца арестовали.
   Валерия передала флэшку с материалами в полицию. Михаил Афанасьевич долго отчитывал сыщицу, ворчал и читал мораль, но все-таки, в конце, поблагодарил за помощь следствию. И, конечно же, выпустил из-под домашнего ареста.
   Как и следовало ожидать, на рукояти ножа не оказалось отпечатков пальцев Шильца. Но Валерия свидетельствовала против него, и было заведено дело. Это позволило копнуть глубже, и использовать видеоматериалы с флэшки.
   Константина поймали в тот же вечер. Он действительно сбежал, стащив ключи у охранника и оглушив его чем-то тяжелым. Узнав, что шеф копил на него компромат, "серый" сдал его с потрохами.
   А Зою нашли в подвале университета, связанную проводами от аппаратуры. Ее рот был заткнут тряпкой, а к рукам привязан сотовый телефон. В нем не было сим-карты, зато оказалась видеозапись. Очень интересная видеозапись, на которой Зоя угрожала Валерии. И - на которой шеф отдавал ей приказ об убийстве.
   Правда, оказалось, что кроме Иванны и еще одного оперативника на открытии конференции полицейских не было. Тем более, стажеров.
   О пропаже футарка заявлять не стали. Жак Дессанж сказал Валерии, что орден разберется самостоятельно, так что об этом полиция ничего не узнала. Из-за убийства конференцию отложили, и у Полонеза появилось время сделать новые подделки, чтобы у ученых не возникло лишних вопросов. Правда, теперь эти камни останутся лишь очередным экспонатом в музее, открытием века им стать не суждено.
   Анатолий Белых прибыл почти сразу после убийства Милы. Оказалось, что такси, на котором ученый ехал из аэропорта, задержали сотрудники ГАИ. Вот только фальшивые камни он не привез. Футарк пропал по дороге, и Анатолий не представлял, как это могло произойти.
   О подмене своего амулета Магистр все же заявил. Как узнала Валерия, для широкой общественности Жак Дессанж был потомком аристократов, влиятельным бизнесменом и - коллекционером старинных артефактов. Поэтому наличие у него амулета никого не удивило.
   Оказалось, амулет, на который Шахматист подменил настоящий футарк, имел встроенное взрывное устройство, активирующееся при любом перемещении камней. А в пяти подвальных кабинетах были обнаружены черные пластиковые пакеты с взрывчаткой.
   Полиция решила, что какая-то группировка готовила террористический акт.
   О Шахматисте так никто и не узнал. Почти...
  
   ...Валерия все утро, до самого обеда, провела в полицейском участке. Она разговаривала с Елиным, потом с Иванной, потом с Елиным и Иванной, потом отправилась в университет и говорила с Полонезом... После всех этих передряг, трех сумасшедших недель, убийств, расследований, волнений накатила ужасная усталость. Словно Лера долго-долго бежала по пересеченной местности с тяжелым рюкзаком за спиной. И, наконец, рюкзак сброшен, но бег еще не прекратился. Осталась финальная часть. Не все дела завершены.
   Она вернулась домой совершенно без сил, первым делом упала на кровать лицом вниз, и пролежала так полчаса. Арчи подходил, обнюхивал голову и руки, скулил и пытался облизать лицо. Гаджет с ревностью втиснулся между ньюфом и хозяйкой, и умостился под боком, сложив хвост ей на голову.
   - Фу, подвинься, - Лера ожила, и отодвинула кота.
   Арчи радостно завилял хвостом, а Валерия потрепала его за ухом. Потом встала, и присела над загоном с кроликами.
   - Ну что, друзья? - она взяла один пушистый валик с черными глазками. - Ты кто, Тоня? Нет, наверное, Фрося.
   Она так и не научилась их отличать. Кролики были совершенно одинаковыми и просто кошмарно пушистыми.
   - Погуляйте, друзья, - она достала их из коробки и пустила на пол. В этот момент в дверь постучали.
   Лера открыла - на пороге стоял Сеня. Он улыбался щербатым ртом, и упирал руки в бока.
   - Ну? Где наши шоколадки и билеты в кино? - мальчишка смешно наморщил нос и протянул ладонь.
   - Как и договаривались, - Лера усмехнулась и кивнула. - Проходи.
   Сеня радостно забежал в комнату, и пока девушка искала в сумке купленные сегодня шоколадки и два билета в кино, он бросился к кроликам.
   - Какие клё-овые! Ой, какие пушистые!
   Восторгу ребенка не было предела. Он тут же схватил одного зверька и прижал к футболке с котом Леопольдом.
   - Знакомься, Тоня, Фрося, - подошла Лера. - Или наоборот, я не знаю.
   - А где ты их взяла? - мальчик запустил ладошку в густую жесткую шерсть. Кролик смирно сидел у него на коленях и что-то молол зубками.
   - Нашла, - Лера протянула Сене заслуженную плату.
   Мальчик протянул руку, чтобы взять шоколадку, но тут же отвлекся. Второй рукой он гладил кролика, и пальцы наткнулись на что-то твердое.
   - Ух ты, у кролика браслетик! - восхищенно воскликнул он. - Значит это девчонка!
   - Браслетик? - Лера положила шоколадки с билетами на табурет и сказала. - Ну-ка дай посмотреть.
   Она взяла кролика, и нащупала маленькую круглую бляшку, привязанную к лапке. Вещица пряталась в длинной шерсти и была совершенно незаметна.
   - А вот и жучок нашелся... - констатировала Лера, отвязав прослушивающее устройство. Потом она погладила кролика и добавила. - Вот кто, оказывается, главный шпион.
   - Клёво! - Сеня тут же потерял интерес к кроликам. - Это как в кино что ли? За тобой шпионили?
   - Подслушивали.
   Девушка подошла к столу, взяла нож, положила устройство, и ударила по нему рукоятью.
   Жучок треснул, как скорлупка.
   - Сень, бери шоколадки и дуй домой, - Лера смела в ладонь осколки. - Новое спецзадание.
   - Не... - протянул Сеня. - Это скучно! Нам надоело, все равно почти никто не приходит.
   Он подбежал к двери, но девушку догнала его.
   - Погоди! - Лера присела перед мальчиком на корточки. - Это очень-очень важно. Всего один день. Только теперь нужно смотреть, не появится ли какой-нибудь посторонний человек рядом с нашим домом.
   - М... три шоколадки и лимонад! - хитро прищурился мальчишка.
   - А попа не слипнется? - Лера приподняла бровь.
   - Каждому! - добавил Сеня.
   - Хорошо. Будет каждому, - сдалась Валерия. - Если заметите, что кто-то бродит рядом с домом, подайте мне сигнал.
   - Какой? - мальчишка потешно приложил палец ко лбу, и воскликнул. - Придумал! Давай я разведу во дворе костер!
   - Не надо, - быстро сказала Лера. - Лучше так. Три раза громко топнешь. Моя комната прямо под вашей, я услышу.
   - А если ты куда-нибудь уйдешь?
   - Тогда как раньше, кинешь самолетик.
   - Замётано!
   Мальчишка протянул Лере ладонь, она хлопнула, и Сеня побежал к себе, размахивая билетами и шоколадками.
   А через десять минут к Валерии пришла Даша. Вчера журналистка ни о чем не спрашивала, делала все, что велит подруга, но сегодня ждала объяснений.
   Валерии больше нечего было бояться и она могла рассказать Даше все, с самого начала. Правда сначала пришлось признаться, что все эти дни она не просто так расследовала убийства, а была фигурой в партии Шахматиста. Даша слушала внимательно, временами задавала вопросы и вставляла восклицания. Поначалу она думала, что подруга разыгрывает ее, но с каждой минутой убеждалась в правдивости слов.
   А рассказав обо всем, что происходило в городе N, Лера вернулась к самому началу.
   - Сначала я подозревала Иванну, - со вздохом призналась Валерия. Она сидела в кресле, подобрав ноги, а Даша устроилась на кровати. - В день, когда убили Милу, я встретила дядю Колю - ты знаешь, я тебе рассказывала. Спившийся художник из двора-колодца. Он показал мне часы, которые нашел на помойке. Почти новые, золотые, и явно не дешевые. Тогда я еще не знала, имеет ли это какое-то значение для расследования, но про себя отметила эту деталь. Нужно обращать внимание на все, выбивающее из общего ряда и не поддающееся логическому объяснению. Кто станет выбрасывать дорогие часы на помойку? А потом я вспомнила, что похожие часы видела у Иванны. А на следующий день я спросила ее, сколько времени - и она ответила, что потеряла часы. Уже потом, когда началась эта безумная игра, я узнала, что часы замыкают кольцо. Я ведь уже рассказала тебе, что благодаря им Зоя опоздала в аэропорт. Анатолий Белых уехал, и она не сумела забрать у него фальшивые камни...
   - Погоди, погоди, - поморщилась Даша. - Напомни, что такого особенного в часах?
   - Дядя Коля решил продать их Званову. Званов оставил машину во дворе как раз в то время, когда Зоя спешила в аэропорт. А ты прекрасно знаешь, что если кто-то ставит машину у крайнего подъезда, объехать ее невозможно. Зое пришлось развернуться, и поехать по Никулинскому проспекту. А там по пятницам жуткие пробки из-за того, что в "Алмазе" скидки. В итоге она опоздала.
   - А, точно, - припомнила Даша. Она слушала, и одновременно жевала большущий бутерброд с колбасой. Лера тоже еще не обедала, и ела сладкую булочку, запивая ее яблочным соком. Все это она купила еще по дороге из полиции, когда заехала за шоколадками для Сени и Веры.
   - Но одни часы еще не могли стать веской причиной для подозрений, - продолжила Валерия. - Я перестала ей доверять после того, как она рассказала Елину про мои дела. Решила, что таким образом она хочет помешать мне продолжить игру. Думала, если она и есть Шахматист, то ей не понравилось, что я слишком активно взялась за расследование. Потом подозрение укрепилось. Сначала она сама сказала, что Антон не виновен. А на другой день я узнала от Михаила Афанасьевича, что Иванна против того, чтобы выпустить Антона. Подобное противоречие не могло меня не смутить.
   В тот же день я нашла в ее кабинете документы, касающиеся конференции, но главное - какие-то странные записи, в которых упоминается футарк. Ты уже знаешь, это камни, которые нашли в ходе экспедиции... - Валерия умолчала о том, что они принадлежат тайному обществу. - Все это было очень странно. А последней каплей стал визит Иванны двадцать седьмого апреля. Помнишь, я несколько дней не выходила из дома, не отвечала на звонки? Тогда я не могла объяснить свое поведение. Просто... Иванна показала мне старую фотографию мальчика, которого нашли мертвым много лет назад. Он был очень похож на моего брата...
   - У тебя есть брат?! - Даша так изумилась, что едва не упала с кровати. - И ты молчала?
   - Я не могла... не могла рассказать. Никому. Понимаешь? - Лера с надеждой посмотрела на подругу.
   - А Иванна? Как узнала она?
   - Не забывай, где она работает. Я с самого начала заинтересовала её. Она посмотрела информацию о моей семье, и узнала, что у меня был брат.
   Даша притихла и спросила.
   - А где он сейчас?
   - Я... не знаю. Когда ему было девять, он пропал. Без вести.
   Даша тихо сказала.
   - Прости, я не знала. Какой же я была дурой... Могла бы догадаться, что тебе на самом деле плохо! А мы с Женей думали, это обычный эгоизм.
   - Нет, это я виновата, - Лера печально улыбнулась. - Я не хотела отпускать прошлое. Но, слушай дальше. После того, как Иванна ушла, я на несколько дней выбилась из колеи. И она знала, что так будет. Про моего брата мог бы узнать только человек, имеющий доступ к архивам полиции. Я решила, что на этот раз она, то есть Шахматист, специально сбивает меня с пути, мешает сделать ход.
   - Так значит, это Иванна! - одновременно изумилась и возмутилась Даша. - Почему тогда ты не рассказала следователю?!
   - Успокойся, - Лера рассмеялась. - Иванна оказалась ни при чем. Я ошибалась. Оказывается, она сама охотилась за Шахматистом. Притом не один год...
   - Ничего не понимаю, - Даша тряхнула головой. - Полиция что, знала про него?
   Валерия загадочно улыбнулась. К ней на колени забрался Гаджет, и она почесала ему шейку.
   - Нет, знала только Иванна. Она мне все объяснила. Все началось гораздо раньше, чем мы думаем. В тысяча девятьсот девяносто седьмом году...
   Иванне исполнилось семнадцать, когда ее отец погиб в перестрелке. Он был капитаном милиции. В ту пору младшая Каперина еще не знала подробностей дела, над которым он работал, но впоследствии оно сыграло ключевую роль в ее собственном расследовании.
   Мать Иванны тяжело пережила смерть любимого человека. Но самое главное - она боялась одиночества. И вот через год она привела в дом молодого двадцатидвухлетнего любовника. Он клялся ей в вечной любви, убедил, что разница в возрасте не имеет никакого значения... и женщина поверила. Или же хотела думать, что верит, чтобы не остаться одной.
   Иванна была против с самого начала. Первое время она считала парня альфонсом, который хочет сесть матери на шею или заполучить московскую прописку. Ведь молодой человек оказался приезжим.
   Девушке было некуда идти, к, тому же, она не хотела бросать мать, оставлять ее одну с новоявленным отчимом. Но жить с ними в одной квартире не смогла и попросту ушла из дома, какое-то время жила у друзей, потом сумела снять квартиру.
   Время шло, "альфонс" устроился на работу, а подозревать его только в том, что ему нужна московская прописка, было глупо. Для этой цели он мог выбрать женщину помоложе. И все-таки Иванна не могла поверить, что отчим живет с ее матерью по любви. В то время молодая Каперина уже работала в милиции и имела доступ к определённым материалам. Она решила проверить его досье, и стала искать о нем информацию. Все оказалось чисто. Молодой человек приехал из Новосибирска, закончил с отличием вуз, перебрался в Москву и устроился работать по специальности - программистом.
   Но от чего-то Иванне было неспокойно. Мать говорила, что это просто личная неприязнь. В какой-то момент девушка и сама начала так думать. Целых девять лет ничего страшного не происходило, хотя Каперина практически перестала общаться с матерью. До ноября две тысячи седьмого.
   Однажды по маминой просьбе Иванна заехала на работу к отчиму. Нужно было завезти какую-то вещь или бумаги - не имеет значения. Когда она приехала, отчим был на месте. Из его кабинета вышел мужчина - вроде бы обычный человек, ничего подозрительного. Только Иванна узнала в нём подозреваемого по делу об одном убийстве. Доказать его причастность не удалось, хотя Каперина не сомневалась в том, что этот человек виновен. Но против него не нашлось никаких улик, алиби было безупречным, и только мотив позволял подозревать его на начальном этапе следствия.
   То дело так и осталось одним из висяков.
   Мужчина не заметил Иванну, а она не стала спрашивать у отчима кто это был. Визит показался подозрительным, и оперативница решила проверить все самостоятельно.
   Вот тут-то и открылась страшная истина.
   Каперина узнала, что ее отчим замешан в нескольких тяжких преступлениях, на его совести жизни невинных людей. Причем - он не совершал преступления сам. Он консультировал преступников, либо каким-то образом устраивал все так, что события развивались в нужном направлении. Иванна попыталась установить прослушку в его кабинете, но он словно предугадал ее действия, и перестал приглашать к себе клиентов на "консультацию".
   Иванна начала собственное расследование, но не торопилась посвящать в это коллег по службе. Ведь дело касалось её лично, её матери, её семьи.
   Конечно, тип оказался изворотлив и умен. Он все просчитывал до мелочей, и потому умудрялся столько времени оставаться незамеченным. А когда понял, что падчерица собирает на него компромат, не испугался. Мерзавец словно потешался над ней.
   Чуть позже Иванна узнала, что он сделал дубликат ключей от её квартиры. Соседка видела, как отчим приходил, когда девушки не было дома. Выяснилось, что он заходил в ее домашний компьютер, с которого был прямой доступ к рабочим документам, и просматривал материалы одного старого дела. Дело вёл отец Иванны, оно касалось убийства некоего хозяина антикварного магазина, у которого похитили несколько древних манускриптов.
   Тогда серая мышка еще не догадывалась, зачем ее отчиму эта информация. Но она стала работать в этом направлении, чтобы узнать о нем больше. Правда, расследование продвигалось медленно, не было почти никаких зацепок.
   С того момента, как Капериной стало известно о преступных делах отчима, прошло пять месяцев. И вот в апреле две тысячи восьмого года он пропал. Просто собрал вещи, и сбежал, не оставив ни записки, ни напоминания о себе.
   Мать Иванны с трудом пережила предательство. Однако, пришла в себя, а через два года познакомилась с хорошим человеком своего возраста.
   Иванна же не прекратила свое личное расследование. Только вместо того, чтобы преследовать отчима и доказывать причастность к преступлениям, совершенным за последние два-три года, она начала искать зацепки в его прошлом. Проделала огромную работу и то, что она узнала, шокировало ее. Оказалось, что этот негодяй виновен в гибели ее отца.
   Этот человек и был Шахматистом.
   Иванна поклялась уничтожить его.
   В ходе своих расследований она поняла, что их семья стала "случайной жертвой". Шахматисту нужно было легальное прикрытие, московская прописка и главное - доступ к материалам полиции. Он рассчитывал, что втеревшись в доверие сумеет достать нужную информацию, услышит обрывки разговоров или найдёт что-то, что поможет ему осуществить задуманное дело. Его расчет впоследствии оправдал себя больше, чем убийца мог предположить - с появлением интернета и беспроводных сетей он смог достать всю интересующую информацию, взломав базу данных полиции через компьютер падчерицы.
   Итак, в девяносто восьмом году он взялся за реализацию своего плана: создав отличную легенду, подделав документы, имя и возраст, хладнокровный убийца обосновался в Москве, выбрав мать Иванны в качестве прикрытия. Семья Капериных стала идеальным вариантом, потому что старший Каперин занимался расследованием старого дела, связанного с одной сектой. Точнее, полиция считала, что это секта, но Иванна, подняв старые материалы, проанализировала их, дополнила собственным расследованием, и узнала правду. Это был орден так называемых неотамплиеров, тайные сообщества которого раскиданы по всему миру. Шахматист зачем-то хотел узнать не только подробности того дела, но и некоторые другие детали, связанные с расследованиями ее отца. Иванна нашла записи, из которых узнала, что капитан Каперин не один год занимался расследованием подобных преступлений: кто-то убивал тамплиеров. Но это был не Шахматист. Напротив, Шахматист хотел узнать кто за этим стоит.
   Выбрав подходящую семью, он подстроил убийство отца Иванны, выждал примерно год, а потом постепенно втерся в доверие к ее матери. В тот момент ему было двадцать шесть лет, но он прикинулся молодым ловеласом, чтобы отвести всякие подозрения от своей настоящей цели. Кто станет подозревать легкомысленного юнца двадцати двух лет в криминальных делах?
   Поначалу он действовал по-старинке - следил за падчерицей, подслушивал, делал свои выводы. Однажды он даже прошёл в отдел, где она работала, прикрываясь тем, что срочно надо передать одну вещицу от матери. Конечно же, тогда Иванна и не подозревала, что мерзавец приходил с определённой целью. Её удивил его визит, но девушка не могла даже подумать, что это лишь прикрытие - на самом деле отчиму просто нужно было проникнуть в участок.
   Время шло. По крупицам мужчина собирал нужную информацию, за несколько лет он заработал себе имя в преступной среде. Позже, получив доступ к материалам полиции, Шахматист узнал как звали убитого владельца антикварной лавки, имена остальных погибших тамплиеров, а так же обстоятельства многих дел, и начал собственное "расследование". Конечно же, весьма специфическими методами. Он выходил на людей, так или иначе связанных с тамплиерами. Убивал их, запугивал или хитростью узнавал то, что ему нужно. Так, постепенно, в течение многих лет, он двигался к своей загадочной цели. И, наконец, узнал, что тамплиеров устранял наёмный убийца, работавший на Аркадия Шильца из города N. До девяносто восьмого года. Потом самого киллера неожиданно нашли с ножом в кадыке. Но члены ордена продолжали умирать, и Шахматист вышел на нового исполнителя. Его звали Кирилл Тихонов, но в городе N он больше известен, как... Жиль Рожер.
   - Как? - перебила Даша. - У него ведь жуткий акцент!
   - Нет, просто у него замечательные актёрские способности, - усмехнулась Лера. - Надо отдать должное, Жиль отлично справлялся с заданиями шефа, прочищая ряды тамплиеров с две тысячи первого по две тысячи седьмой год. И по-русски он говорит превосходно.
   - Так он не француз?
   - Француз. Но об этом поговорим позже. Просто отметь для себя эту особенность.
   И Валерия продолжила рассказ.
   Даже Шахматисту потребовалось немало времени и сил, чтобы вычислить Кирилла-Жиля. Никто из членов ордена не знал имени убийцы, и тем более заказчика.
   Чтобы узнать обо всем этом, Иванне в течение трех лет, с момента исчезновения отчима, пришлось тратить все силы и время на поиски ответов. Именно тогда она приобрела славу стальной леди, ищейки, хладнокровной и безжалостной. Да, она затравила десятки преступников, не щадила никого, устраивала облавы только чтобы выйти на людей, которые могли хоть что-то знать о Шахматисте. На тех, для кого он за деньги планировал преступления. Тут и там появлялись ниточки, но стоило за них потянуть, как они обрывались.
   Иванна продолжала искать ответы и доказательства, чтобы отомстить человеку, который разрушил ее семью. В две тысячи девятом она узнала что именно искал Шахматист. Как уже было сказано, его интересовала информация о неотамплиерах: их тайные метки и фразы, любое упоминание о сокровищах. И, он нашел то, что искал.
   Она догадалась, что Шахматист отправился в город N, когда убийства членов ордена прекратились. Потому что именно там проживал Аркадий Шильц, заказчик всех этих убийств. Он тоже искал информацию о тамплиерах, но о нем стоит рассказать отдельно, немного позже, так же, как и о Жиле Рожере.
   Все это время Каперина никого не посвящала в свое расследование. Конечно же, облавы происходили официально, но только серая мышка знала, за чем она гонится. И вот, в две тысячи десятом году она отправилась в город N. Чтобы ни у кого не возникало вопросов, почему она бросает работу и едет в такое захолустье, Иванна попросила мать подтвердить ее слова. Слова о том, что она устала от суеты большого города, что все в нём напоминает о тяжелом прошлом, и чтобы начать жизнь с чистого листа, её дочь решила переехать в провинцию.
   Итак, в новой жизни Иванна осталась свободной от обязательств перед друзьями, родными и коллегами. Она приехала в город N, не представляя, что делать дальше. Для серой мышки трудности были не в новинку, и она решила действовать по обстоятельствам. Рассчитывала, что узнает отчима и сумеет его посадить. У нее не было доказательств того, что Шахматист убийца и шантажист, но Каперина рассчитывала загнать его в угол, дождаться пока он совершит ошибку.
   Она не подозревала, что найти его будет так сложно. Бывший отчим оказался мастером перевоплощений.
   В самом начале Иванне показалось, что она узнала его, но оказалось что это обычный человек. Так она ошибалась несколько раз.
   Стали появляться мысли - вдруг Шахматиста в городе нет, и все старания напрасны. Но спустя три года после переезда в город N, когда начались странные убийства, Иванна вычислила его по почерку. И по цели. Она поняла, зачем Шахматист задержался в городе, и искать его стало проще. А еще Каперина догадалась, что Лера имеет дело именно с ним. После того, как Валерия рассказала ей о своих выводах про "акробата" и "серого человека", она вышла на нужный след, на след Константина. Ведь он знал о Шахматисте, хотя и не догадывался, кто скрывается за маской.
   В какой-то момент Иванна практически нашла неуловимого преступника, начала догадываться кто прячется за маской, но ее версия снова провалилась. Шахматист оказался хитрее.
   Чтобы оградить Валерию от опасности, она всеми силами пыталась помешать ей продолжать расследование. А сама узнала, что на конференции должна состояться встреча членов Ордена Христа, то есть, неотамплиеров. Не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться - Шахматист будет там. Но до последнего момента оперативница ничего не говорила следователю, потому что прямых доказательств по-прежнему не было. И всё-таки ей удалось уговорить одного из коллег прийти вместе с ней, чтобы в случае чего он мог ее прикрыть.
   - Она специально рассказала следователю о моих делах, - закончила Лера. - Хотела защитить меня, уберечь от этой опасной игры. Поэтому подсунула фотографию мальчика, похожего на моего брата. Поэтому рассказала Елину про пожар в моей комнате. Кстати, вот и ответ на твой вопрос - почему ко мне приставили охрану без суда и следствия, и отчего я так спокойно на это согласилась. Потому что поразмыслив, пришла к выводу - охрану приставили не только и не столько ко мне, сколько к Антону. Но это надо было сделать так, чтобы он ничего не заподозрил. Михаил Афанасьевич хотел выйти на шантажистов и узнать, какие дела у них могли быть с Крымовым. Правда, из этой затеи ничего не вышло, и Антон все равно погиб. На открытие конференции Иванна пришла только для того, чтобы поймать Шахматиста. Но у нее не было всех сведений, которыми обладала я. И Шахматист улизнул. Иванна не знала, что он собирается отвлечь внимание гостей, убив Милу.
   - Так Иванна знает кто Шахматист? - Даша заслушалась, подалась вперед и совершенно забыла про недоеденный бутерброд. Этим воспользовался Арчи - он подошел и аккуратно взял его зубами. - Эй! - только и успела воскликнуть девушка. Но бутерброд был потерян, поэтому она махнула рукой, вздохнула, и посмотрела на подругу.
   - Да, - просто ответила Валерия.
   - Ну и? Не тяни, кто он! - воскликнула Даша, подпрыгнув на кровати.
   - Не торопись, - усмехнулась Лера. - Еще не конец игры.
   - А когда конец? - насупилась журналистка.
   Сыщица посмотрела на часы, загадочно улыбнулась и сказала.
   - В шесть сорок пять. А пока, слушай дальше.
   - Я не могу слушать! Ну, скажи хотя бы, как ты догадалась кто он?
   - В этом помогла мне ты.
   Даша озадаченно почесала нос и посмотрела на подругу поверх очков.
   - Ну же, не томи!
   - Помнится, ты говорила, что тебе кажется, будто в Гаджете живут два кота. Это натолкнуло меня на мысль, что так можно сказать не только о нём. Это все, что я могу тебе сказать.
   Даше осталось только смириться. Она встала, чтобы сделать себе новый бутерброд и кофе. А по дороге заметила, что серое пятно на стене побледнело, словно его пытались закрасить, но не смогли и смыли краску до того, как она высохла.
   - Как видишь, - продолжила Валерия, - Иванна оказалась на нашей стороне. Что же касается убийств... Про Антонову ты уже знаешь. Мои догадки подтвердились, она погибла случайно. Но эту случайность подстроил Шахматист.
   Лера сделала небольшую паузу, словно хотела что-то добавить, но передумала.
   - Ты что-то не договариваешь? - заподозрила Даша, заваривая кофе.
   - Нет. Слушай дальше, - сказала Валерия. - Что касается Милы...
   На этот раз пауза вышла тяжелой. Валерия, по обыкновению, загнала все чувства как можно глубже, но не так просто было справиться с болью.
   - Ты ведь точно знала, что она жива? - тихо спросила Даша. Она вернулась на кровать и по-турецки сложила ноги. Арчи снова попытался подобраться к ее бутерброду, но девушка шикнула. - Не смей!
   Пес виновато опустил голову и заскулил.
   - Да, - Лера кивнула. - Я поняла это почти в самом начале. Но не могла поверить до самого конца. Видишь ли, единственная причина, по которой убийца мог похитить тело - он хотел скрыть от остальных, что Мила жива. Но при этом убедить всех, что она умерла. Если бы тело просто не нашли, то факт убийства не был бы установлен. А Шахматисту было необходимо, чтобы все убедились в ее смерти... Он получил отличную фигуру...
   - Лер... если тебе тяжело, не рассказывай, - тихо произнесла Даша.
   - Нет, - Лера потерла глаза, хотя слез не было. - Мне надо с кем-то поделиться. Видишь ли, та машина на другом берегу озера, машина-двойник... это машина Шахматиста. Он специально создал двойника, чтобы отвести от себя подозрения. В случае чего подумали бы на Полонеза - да так, в общем-то, и произошло. И двойник появился еще задолго до убийства Милы. Ведь ты сама рассказывала, что психотерапевт видел этого "двойника", когда сбили сына Людмилы.
   - Погоди... ты что, хочешь сказать, это Шахматист сбил... то есть, убил мальчика?! - ужаснулась Даша.
   Лера снова кивнула.
   - Он в нашем городе уже пять лет. Узнал, что Шильц ищет камни, и тут же приехал сюда.
   - А что это за камни такие важные? - удивилась Даша. - Золотые что ли?
   - Я... потом расскажу, - задумалась Валерия. Она не могла раскрыть тайну ордена. И даже не из-за страха перед Магистром, а потому что дала ему слово. - Главное, пойми, что они были нужны как Шильцу, так и Шахматисту.
   - Хорошо. Но зачем было убивать сына Милы?
   - Зачем? - эхом повторила Валерия, глядя в пустоту перед собой. - Зачем... Знаешь, ты права. Мне тяжело об этом говорить. Это... не так важно, потому что главное - Шахматист подавил волю Милы и использовал ее во время игры. Давай... поговорим об этом в другой раз.
   - В шесть сорок пять? - уточнила Даша.
   - Нет. Часов в восемь.
   - Как все расписано... - журналистка недоуменно покачала головой, но больше мучить подругу не стала.
   - А теперь послушай другую историю. Про маленького мальчика, сына французских аристократов, и злого дядю-бандита.
   - Звучит интригующе. Слушаю.
   - Тридцать лет назад в одном из французских провинций в поместье, принадлежащем семейству д'Артуа на глазах маленького мальчика жестоко убили его родителей. Мальчик пропал, и его тоже стали считать погибшим. Но он не погиб. Тем ребенком был Жиль Рожер...
   Валерия рассказала Даше почти все, что узнала от Жака Дессанжа, Полонеза и даже от самого Шильца. Она добилась встречи с ним наедине и пригрозила, что если он не ответит на ее вопросы, Магистр ордена узнает, что Шильц убил его племянницу. Сам Шильц только от Валерии узнал, что Люсия д'Артуа - племянница самого Магистра. И эта новость его совсем не обрадовала.
   Конечно же, Валерия опустила подробности про орден, и обрисовала Даше все лишь в общих чертах. Но то, что она узнала сама, приведено ниже без единого упущения.
   Важен был один факт. Родители Жиля, Аделард и Люсия д'Артуа, нашли два документа среди старинных рукописей и книг, доставшихся Аделарду по наследству. Один был настолько древним, что оказалось крайне сложно разобрать письмена. Но сохранились некоторые рисунки. И изображено на них было не что иное, как футарк - все шесть камней. Описывалось его назначение, а именно - каким образом расшифровать символы и найти дорогу к сокровищам, наследию братьев ордена. Манускрипт был датирован тысяча сто тридцать седьмым годом - временем начала Столетней войны. Оказалось, что один из предков по линии Аделарда, Роберт д'Артуа, был членом ордена тамплиеров. Правда, к тому времени орден существовал тайно, и о его принадлежности к рыцарям-храмовникам никто не знал. Роберт был одним из идейных вдохновителей Столетней войны. Как и рассказывал Магистр, в темные времена орден "замораживался", практически исчезал. Камни футарк хранили верные ордену братья. Таким и был Роберт д'Артуа. Он не только сохранил камни, но и попытался найти ключ к разгадке шифра. И, возможно, он его нашел, и записал все свои выводы в этот манускрипт. Потом записи стали передаваться из поколения в поколение. Род д'Артуа фактически прекратил свое существование в тысяча четыреста семьдесят втором году. У последнего из прямых потомков остался внебрачный сын, Карл д'Артуа. Но, начиная с этого времени, потомки рода потеряли право становиться членами ордена по наследству. Однако, манускрипт сохранился, хотя о нем стали забывать. И только в тысяча восемьсот восемьдесят пятом году один из потомков рода добился права стать братом ордена. С этого момента, все д'Артуа от рождения получали право становиться адептами ордена. Манускрипт по-прежнему передавали от отца к сыну, так он достался и Аделарду.
   Второй документ, который обнаружили Аделард и его супруга, более поздний, датировался тысяча девятьсот тридцать девятым годом. Началом Великой отечественной войны. В документе было указано предположительное местонахождение трех из камней футарк. Их спрятали намеренно, поскольку фашисты начали поиски Святого Грааля, который, как считалось, тоже сокрыли тамплиеры. Адольф Гитлер допускал его существование, и над футарком нависла угроза. Чтобы сберечь сокровища, один из братьев ордена, дед Аделарда, разделил камни. Три из них по окончании войны вернулись к Магистру, а три считались утерянными.
   И вот Аделард и Люсия обнаружили документ, где указано возможное местонахождение камней.
   Но они не успели сообщить о документах Магистру Ордена. В это же самое время во Франции находился Аркадий Шильц, собственной персоной. Правда, тогда он был еще двадцатилетним юношей. И про него стоит сказать пару слов отдельно.
   В то время был жив отец Шильца. Он занимался наркоторговлей, имел большой авторитет в теневом бизнесе. Но в восьмидесятые годы прикрытие подобной деятельности не должно было вызывать подозрений, и для простых людей Шильц-старший оставался вторым секретарем горкома в городе N.
   Помимо того, что он занимался наркоторговлей, был еще и увлеченным коллекционером. Правда, свое увлечение в тот период афишировать не мог. А интересовали его тамплиеры. Все, что касалось как их истории, так и спрятанных ими сокровищ. Ради этих таинственных сокровищ он пошел бы на самый огромный риск. Его сын, Аркадий Шильц, разделял увлечение отца.
   В тот год Аркадий оказался во Франции по делам отца. Конечно же, нелегальным делам. Кроме того, он решил посетить один тайный кружок, посвященный идеологии тамплиеров. Там Шильц младший познакомился с Коллинзом, молодым человеком его возраста. Тогда Коллинз еще не был даже адептом ордена, он проходил подготовительный этап в тайном кружке. Но Шильц мечтал встретиться с настоящими тамплиерами, или хотя бы адептами ордена, и Коллинз рассказал ему о семействе д'Артуа. Аркадий без приглашения отправился в их особняк. Однако, д'Артуа оказались вовсе не чопорными аристократами, и не выгнали гостя. Ему открыл дворецкий, и предложил подождать хозяев в гостиной.
   Вот во время этого визита Аркадий и узнал про манускрипт. Точнее - подслушал. Он понял, насколько это ценная вещь, и в тот же день связался с отцом. У его отца были свои люди во Франции. А точнее, "коллеги" по бизнесу, которые были ему должны. С их помощью он и провернул скользкое дело.
   Уже на следующий день Аделарда и Люсию нашли мертвыми. А их сын пропал. Отец помог Аркадию перевезти мальчика через границу. Он намеренно сохранил ребенку жизнь - чтобы вырастить "своего человека" в ордене. Ведь мальчик от рождения имел право стать адептом. Шильц старший рассчитывал разыграть неожиданное возвращение сына д'Артуа спустя много лет. Он докладывал бы своему приемному отцу обо всем, что происходит в братстве. Чтобы в будущем было проще доказать его происхождение, Аркадий Шильц забрал с места преступления одну из пуговиц, с вензелем д'Артуа.
   На родине отец Аркадия сделал документы, по которым ребенок приходился ему племянником. Якобы, мать - сестра Шильца старшего - умерла, и ребенок остался с дядей. Потом для мальчика наняли няню в агентстве.
   Но первоначальный расчет не оправдался, мальчик не мог забыть страшную сцену убийства родителей. А ведь младший Шильц тоже был в доме д'Артуа в ту ночь. Ребенок постоянно плакал при виде него, и Аркадий испугался, что рано или поздно кто-нибудь может заподозрить неладное. Поэтому его отец устроил поджог - загорелась та комната, в которой спал ребенок. Конечно же, в тот момент мальчика там не было: его тайно вывезли обратно во Францию, а вместо него в горящую комнату подкинули тело другого ребенка. Оно так обгорело, что определить личность было невозможно.
   Однако, няня мальчика не верила, что он мертв. Незадолго до этого страшного происшествия она случайно услышала разговор Аркадия с отцом. Из него узнала, что есть какая то пуговица, которая является доказательством происхождения мальчика.
   После поджога она пришла забрать некоторые свои вещи из дома бывших работодателей, и обнаружила, что во время пожара стенка между комнатой мальчика и комнатой Аркадия Шильца прогорела почти насквозь. Там оказался тайник.
   В тайнике хранилась та самая пуговица, принадлежащая семейству д'Артуа. Няня - Антонова - забрала ее. Она привязалась к мальчику, и надеялась, что если удастся что-то о нем узнать, то пуговица может пригодиться. Ведь, как уже было сказано, эта пуговица служила доказательством происхождения ребенка.
   Но Антонова ничего не слышала о нём целых тридцать лет.
   Ребенка отправили обучаться в секту "ассасинов". Там ему дали имя Жиль Рожер, и вырастили непревзойденного мастера, убийцу и шпиона. Аркадий Шильц знал, что секта не что иное, как прикрытие одной из "отраслей" деятельности тамплиеров. Об этом ему рассказал Коллинз, поэтому он все еще надеялся получить собственного шпиона в ордене. Но Жиль стал лишь послушным убийцей, который ничего не знал о тамплиерах. Тогда шеф нашел ему другое применение. Несколько лет он искал любую информацию о камнях футарк, пытался найти тех, кто сумеет расшифровать манускрипт - для этого нанял человека, который убивал членов тайного общества в Москве. Потом на какое-то время убийства прекратились, потому что тамплиеры приняли меры и попытались выйти на заказчика. Шильцу пришлось затаиться, а исполнителя он приказал убить. Спустя несколько лет всё поутихло, и он забрал Жиля в Россию. Это было в две тысячи первом году.
   Только приехал убийца нелегально, под именем Кирилла Тихонова. Во Франции его с детства обучали русскому языку, потому что за обучение платил Шильц. К тому моменту он уже сам продолжал дело отца, который скончался от инсульта.
   От нового хозяина Жиль узнал про существование ордена, но не знал ни его смысла, ни легенды о сокровищах. По приказу шефа он разыскивал братьев ордена в Москве, и пытался от них узнать все, что было нужно его хозяину. Жиль работал чисто, не оставляя следов. Только Шахматисту удалось вычислить его. И Иванне, поскольку она шла по следам Шахматиста.
   Соловья, которого Жиль использовал в качестве сигнала тревоги, он получил от своего "учителя" во Франции. Сам он едва ли смог бы так выдрессировать птицу.
   В две тысячи седьмом году убийца узнал всё необходимое, и Шильц велел ему вернуться во Францию. А шеф, получив нужную информацию и расшифровав второй манускрипт, начал поиски камней.
   Итак, Жиль год отсиделся во Франции, волнения в среде тамплиеров поутихли, и тогда он приехал в Россию легально, под своим настоящим именем. Обосновался в городе N, начал выполнять поручения шефа, попутно женился и получил гражданство.
   Однако, Аркадий сам вырыл себе яму. Когда он сохранил мальчику жизнь, то не подумал о том, что какие-то воспоминания могут остаться в памяти ребенка.
   Во время обучения своему "ремеслу", однажды Жиль случайно увидел герб рода д'Артуа. Он не помнил его, но что-то внутри дрогнуло. Жиль не мог успокоиться, пока не узнал про род аристократов больше. И чем дальше он искал, тем сильнее становилось ощущение, что он уже где-то слышал о них. Воспоминания были смутными, как в плохом сне из детства.
   Но, наконец, потомок Аделарда и Люсии вспомнил герб своего рода. Вспомнил, как играл во дворе особняка. А узнав историю смерти родителей, он решил во что бы то ни стало отомстить убийцам. Жиль не догадывался, что именно Шильц виновен в смерти его родителей.
   Поэтому, когда Лера показала фотографию пуговицы, Жиль узнал ее не случайно. Все, что он выяснил про свой род, находясь во Франции, сложилось в цельную картину, недостающим кусочком которой стала пуговица с семейным вензелем.
   И он все понял. Правда, ему не удалось отомстить Шильцу, потому что Аркадий имел на своего верного пса компромат.
   А что касается Антоновой - няня увидела Жиля только незадолго до своей смерти. Точнее, не просто увидела, а узнала в нем мальчика, "погибшего" при пожаре, по двум родинкам под левым ухом.
   Она хотела поговорить с ним, но Жиль ее выгнал. Тогда Антонова вспомнила про пуговицу, но не успела показать французу. Ее убили.
   После пожара Аркадий Шильц не стал искать пуговицу, потому что уже не мог использовать ее, как доказательство. Ведь именно он отправил Жиля "обучаться", и тамплиеры об этом знали. Теперь пуговица могла бы стать только уликой против самого Аркадия.
   Но в две тысячи тринадцатом году шеф решил найти пуговицу, чтобы использовать ее, как метку адепта. Он рассчитывал, что никто не обратит внимания на вензель, и подозревал, что пуговица находится у Антоновой. Это было еще до того, как пожилая няня встретила Жиля. Но шеф не хотел, чтобы она заметила пропажу. Все нужно было сделать чисто, как будто пуговица просто потерялась. Ведь в противном случае няня могла вспомнить старую историю, попытаться что-то узнать и создать определенные проблемы.
   Незадолго до этого Шильц велел Зое приехать из Москвы. Под видом новой соседки "миледи" стала наблюдать за Антоновой, и даже забиралась в ее квартиру, но пуговицу не нашла.
   После этого Аркадий решил что игра не стоит свеч - столько мороки из-за одной никчёмной вещицы... Стоило попытаться достать кольцо - знак брата ордена. Кто-то из своих посоветовал ему лучшего вора - Леонида Смолина. Мужчина нашел способ связаться с ним, Смолин выкрал кольцо. Но после известных событий он порвал "контракт" с Шильцем и украл кольцо повторно, у самого Аркадия.
   И Шильцу ничего не оставалось, как снова начать поиски пуговицы.
   А буквально за неделю до смерти Антоновой, шефа начала шантажировать Ирина Глазова. Она утверждала, что пуговица у неё, и главное - её известно про маленького мальчика, пропавшего после пожара. Шильц не понимал, как пуговица могла попасть к девчонке, но Ира проявляла настойчивость, и мужчина испугался, что она создаст лишние проблемы. Сначала он попытался припугнуть её отчислением, но девушка не только не испугалась, но заявила, что ей надоело учиться и она с радостью променяет годы зубрёжки на круглую сумму. Аркадий решил, что девчонка блефует, и попытался воплотить угрозы в жизнь - велел декану отчислить её под любым предлогом. Но об этом стоит рассказать позже.
   Угрозы не возымели должного эффекта, поэтому шеф решил устранить назойливую студентку. Ночью ей была назначена встреча с его человеком, который должен был передать деньги. После этого студентка пообещала вернуть пуговицу. Что было потом, уже известно - Глазову убили. Но обыскав тело, Константин не нашел пуговицу.
   А вечером, накануне смерти Ирины, убили Антонову. Причем в ее смерти обвиняли не кого-нибудь, а Жиля.
   Шильц не знал, виновен ли он на самом деле, но боялся, что Антонова что-то успела рассказать Жилю, а потом француз убил её из-за пуговицы. Но через Сырова шеф узнал, что никакой пуговицы француз не брал. И все же он опасался, что Жиль что-то знает: просто, убив Антонову, он не нашел пуговицу. Маленькая вещица могла потеряться в траве.
   Тогда Аркадий решил, что Глазова и правда блефовала. Она могла узнать про пуговицу от няни, и притвориться, что у нее есть улика. А на самом деле пуговица осталась у Антоновой.
   Поэтому он отправил Зою поискать пуговицу рядом с местом убийства Антоновой. В тот момент ее и повстречала Валерия.
   Однако, как известно, пуговицу она так и не нашла. Так же Шильц не нашел и письмо с кодовой фразой. Это могло помешать ему осуществить свой план. Конечно, можно было воспользоваться помощью Нефедова, который тоже являлся адептом. Но это был крайний вариант, потому что шеф не до конца ему доверял. Нефедов не знал, что его шеф хочет подменить камни, и если бы заподозрил, вполне мог доложить Магистру. Потому что, хотя он и докладывал шефу о делах ордена, в таком деле мог предать ради личной выгоды. Если бы он выслужился перед Магистром, его вполне могли принять в братья. Ведь до этого Нефедов думал, что Аркадий интересуется орденом просто из-за того, что с юности увлекается тамплиерами. Но узнав про подмену футарка, Нефедов не упустил бы шанса его подставить и стать братом ордена.
   Поэтому такой вариант, как обратиться за помощью к Нефедову, Шильц оставил на крайний случай.
   - Ничего себе, тайны мадридского двора! - присвистнула Даша. - Круче, чем в кино! Но если Жиль ассасин, почему ты была уверена, что он не убивал Антонову?
   - Начнем с того, что он слишком профессионален, чтобы так подставляться, - усмехнулась Лера. - Кроме того, я нашла объяснение, откуда в кустах оказался его платок. Меня сразу насторожило, что Арчи бросился в погоню только спустя некоторое время. Помнишь, мы ведь успели осмотреть место преступления, прежде, чем он сорвался с поводка. Почему?
   - Ну, не знаю... - Даша развела руками. - Может у него насморк, не сразу учуял?
   - Ни один пес не будет думать полчаса, прежде чем кинуться по следу, - скептически сказала Лера. - А это может обозначать только одно - когда мы туда пришли, платка не было!
   - Как так? - изумилась Даша. - Только не говори мне про телепортацию.
   - Фу. Какая глупость. Все гораздо проще. Помнишь того мерзкого ворона, который бросил отрубленную руку?
   - Ага, - Даша скривилась. - Такое не забудешь...
   - Он же подбросил и платок!
   - Клево, - с иронией сказала Даша. - Ворон-вундеркинд.
   - Если хочешь знать, птицы семейства вороновых одни из самых умных! А если у него хозяин - гений, хоть и злой, не удивительно, что птица тоже обладает выдающимися умственными способностями.
   - Хочешь сказать, ворон принадлежит Шахматисту?
   - Это неоспоримый факт. Вот как все было. Когда ворон бросил руку, и мы его прогнали, он вернулся к хозяину. Тот дал ему платок, который выкрал у Жиля, и птица вернулась, подбросив улику. Тут Арчи и учуял запах.
   - Но ты ведь сама сказала, что когда Шахматист позвонил на телефон Антоновой, он сказал что его там нет. Его - в смысле, ну... его - самого Шахматиста.
   - Верно, - Лера хитро прищурилась и допила сок.
   - Кто же дал этой мерзкой вороне платок?
   - Вот подожди до восьми вечера, может, расскажу.
   - У тебя нет сердца! - возмутилась Даша. - Ну ладно... что с тобой поделаешь. Тогда объясни мне, причем тут Полонез? Он-то какую роль играл?
   - Ну, скажем так, в партии он не участвовал, - начала Лера. - Шахматисту он был вообще не интересен. У Шахматиста был свой план. А вот Шильц решил действовать через Полонеза. Для начала скажу вот что. Аркадий нашел камни футарк задолго до конференции. Настоящий футарк - ради которого он убил много невинных людей, пытал, подкупал, шантажировал, крал... Конечно, не сам - все это делали его люди, в том числе Жиль и Константин.
   Три года назад он нашел камни, но ему нужно было заполучить еще и три камня Магистра. Как это сделать? Шильц связался с профессором Коллинзом, неотамплиером. Да, тем самым Коллинзом, который тридцать лет назад рассказал ему о семействе д'Артуа.
   Так вот, этот Коллинз предал своих братьев-тамплиеров. Он хотел заполучить футарк и найти сокровище. В конце концов, все мы люди, у всех есть слабости. Шильц рассказал ему, что знает, как расшифровать знаки, и пообещал долю, если Коллинз подскажет, как добыть камни Магистра. И Коллинз сказал, что надо предоставить неоспоримые доказательства подлинности камней. Непосвященному Магистр не поверил бы на слово.
   Тогда Шильц решил, что лучший способ - сделать так, будто камни нашел адепт или брат ордена. Причем не какой-нибудь обыватель, а ученый, в ходе официальных раскопок. Но у него на примете не было историков, которые бы принадлежали к братству. И его выбор пал на Полонеза. Наш декан как раз искал спонсора для своей экспедиции. По пуговицам на пиджаке Шильц догадался, что он адепт. Полонез гордился своей принадлежностью к ордену, пусть и к его низшей ступени, а потому не прятал знаков отличия. Нефедова же Шильц подкупил уже давно. Но Нефедов - математик, и не может иметь отношения к раскопкам.
   Однако, именно с помощью Нефедова он пытался выкрасть у Полонеза письмо с кодовой фразой.
   Но об этом чуть позже. Если коснуться самой экспедиции, то Шильц не просто так настоял, чтобы ученых сопровождал Анатолий Белых. Он не работал на Шильца, но Шильц знал, что Анатолий не только специалист-историк, но и брат ордена. И Анатолий не подкидывал камни. Их тайно подкинула Зоя, она же Анна Верлемова. Еще до того, как ее вызвали из Москвы, она инкогнито приезжала на раскопки и подбросила два камня. Анатолий усомнился в том, что они действительно были здесь изначально. Их нашли под слоем земли. Анатолий решил, что в годы войны их теоретически могли закопать здесь, или бросить в старый колодец, который потом засыпали. В итоге он поверил. Тем более, что сомнений в подлинности камней почти не возникало. И тогда Анна уже открыто приехала засвидетельствовать подлинность камней. И, "нашла" третий камень.
   После экспертизы и прочих формальностей было назначено время конференции. И Магистр по приглашению Полонеза согласился приехать в Россию. Всего на один день, но лично. И Шильц стал готовиться.
   Он уговорил Полонеза на обман. Пытался убедить, что глупо отдавать такую историческую ценность ордену. Сказал, что орден все равно не будет использовать футарк по назначению, а значит они не заметят подмены. И вначале Полонез согласился. Но потом появился Леонид Смолин, тот самый вор, которого шеф обманул и который решил отомстить обидчикам.
   Именно Леонид рассказал Полонезу про темные дела Шильца, после чего декан нанял его, чтобы вор докладывал обо всех странностях, которые происходят в городе. Когда Полонез заподозрил, что Шильц может быть причастен к гибели Ирины, он отказался иметь с ним общие дела. Кончено, декан опасался, что в этом случае Шильц откажется в дальнейшем спонсировать конференцию, но продолжать с ним сотрудничество уже не мог.
   Шильц не перекрыл денежный кран. Ему было необходимо, чтобы конференция состоялась. Что было дальше, уже известно.
   - Погоди, а как Шильц собирался стянуть амулет у Магистра? - удивилась Даша. - Если столько сложностей только с теми камнями, которые нашли при раскопках...
   - Вся соль в том, - пояснила Валерия, - что ему не надо было красть амулет! В этом и заключалось пари между Шильцем и Шахматистом...
   - Вся внимание, - Даша заерзала на кровати, сбив одеяло.
   И Лера рассказала ей, снова упуская подробности про орден и сокровище.
   Но нам нет нужды упускать детали, а потому ниже описано все, что Валерия узнала о пари.
   Шахматист долго наблюдал за Шильцем. Ему была необходима информация из манускрипта. Без нее футарк фактически не имел смысла. Но вся проблема была в том, что выкрасть ее было невозможно. Шильц вызубрил все рисунки и схемы, а манускрипт уничтожил. И тогда Шахматист решил пойти на хитрость.
   Он четыре года не показывал вида, что знает о тамплиерах и манускрипте. Под видом обычного мелкого шулера втерся в доверие к Шильцу, стал "его человеком", чтобы больше узнать о его делах. При этом за маской он оставался гением преступного мира, Шахматистом, консультантом, слава о котором быстро разлетелась по городу. Конечно же, в его теневой части. Достигли эти слухи и шефа. Поначалу он посмеивался над выскочкой, пытался его вычислить и уничтожить, но влияние Шахматиста росло. Шеф испугался за свое положение, и тут Шахматист предложил ему пари. По его условиям, кто первый сумеет добыть футарк, "найденный" в ходе экспедиции, тот и победил. Причем у обоих всего пять минут на подмену - в то время, когда закончится собрание ордена.
   По условиям пари нельзя откровенно мешать сопернику. Шеф обязался не искать Шахматиста, а Шахматист - не мешать шефу осуществлять план напрямую, вплоть до восьми часов тридцати минут вечера, одиннадцатого мая.
   Если побеждает шеф - Шахматист добывает для него амулет из трех камней, принадлежащий Магистру, и покидает город. Если же побеждает Шахматист, шеф рассказывает ему как расшифровать футарк и найти дорогу к сокровищам тамплиеров. Но если кто-то нарушает условия игры и мешает сопернику, он проигрывает.
   Правил никто не нарушил. Шильц стал действовать по старинке - обманом и махинациями. Шахматист же разыграл партию.
   Валерия еще не сумела понять смысл всех ходов, но надеялась в скором времени узнать.
   Однако, Шахматист и правда не нарушал правил. Он разыграл сложную партию только ради того, чтобы победить в этом пари. И он не вмешивался в дела шефа до тех пор, пока стрелка часов не встала на установленное время - двадцать часов тридцать минут.
   - Слушай, этот парень хоть и чокнутый, но определенно гений, - Даша почти восхитилась планом Шахматиста. Правда, она так и не узнала, для чего ему нужен футарк и что за информацию должен был предоставить шеф. Но ей и без этого хватало материала на убойную статью, причем не одну.
   - Лер, а какая роль у Зои? Ну или, Инны, Анны... как там ее...
   - Черной королевы? - Лера усмехнулась и посмотрела в чашку. - О да, отличный игрок. Поначалу Шильц нанял ее для того, чтобы найти Шахматиста. После заключения пари и смерти Антоновой она стала искать пуговицу. Но до всего этого она уже работала на Шильца, как Анна Верлемова. Она три года жила в Москве под видом специалиста по языческим рунам. Ей потребовалось немало труда, чтобы добыть нужные документы, завести связи в научных кругах и втереться в доверие к Анатолию Белых.
   - А Константин? У него была роль в партии? Откуда он, вообще взялся?
   - Черный конь. Не такая уж сильная фигура... В отличии от Зои, у него не так много имен. Всего два - Виталий Колесников и Константин. Виталием он был ещё полгода назад. И, заметь, дружил с Антоном. Так вот, Антон рассказал мне, что Виталий погиб, упав с пятого этажа. Но сам Крымов этого не видел. Они были больше коллегами, чем друзьями. На самом деле Виталий ниоткуда не падал. Просто ему было необходимо "переродиться", чтобы замести следы прошлых преступлений. Он погиб, и появился Константин.
   Иванна догадывалась об этом. В тот вечер, когда она показала мне фотографию мальчика, похожего на моего брата, принесла еще и газету. В ней была фотография этого Виталия, вместе со статьей об одном убийстве, которое он совершил. Потом она спросила, видела ли я этого человека, и я сказала, что встречала его на концерте Бэль Лу. Ты знаешь, ты ведь сама проследила за ним и Зоей.
   - Ох, - Даша хлопнула в ладоши. - Ну у меня теперь и материальчик выйдет! Слушай, а еще один вопрос можно? Ты рассказала, что в первый день видела, как из кабинета Полонеза пропал какой-то человек с фианитовым кольцом на пальце. Куда он все-таки подевался, а?
   - А ты не догадалась? Если отставить версию про телепортацию, остается единственный вариант - его там и не было!
   - Как это? - изумилась Даша. - Ты же видела руку...
   Вместо ответа, Валерия встала, подошла к столу и принялась рыться в ящике.
   - Ага, вот она где! - Лера выудила оттуда резиновую отрубленную кисть. Краска на ней уже высохла, и все равно она смотрелась ужасающе.
   - Фу, - Даша поморщилась. - Ты что, хранишь эту гадость?
   - Ну должна же я как-то доказать свои слова, - Лера взяла ножницы, и подошла к подруге. - А сейчас, дамы и господа, смертельный номер!
   Она примерилась, и отрезала край кисти - не пальцы, а обрубок запястья.
   - Меня сейчас стошнит, - констатировала Даша.
   - Ничего. Терпи казак.
   Лера бросила отрезанную часть в сторону стола. Не попала, обрезок шлепнулся на пол.
   Кисть оказалась полой. Плотная резина отлично держала форму, но и гнулась неплохо. О том, что она полая, Лера догадалась давно - птица не подняла бы слишком тяжелую вещь.
   - Ву а ля! - Лера надела кисть себе на руку. Оказалось великовато, и рука Леры увеличилась раза в два. Как в американском мультике, когда мультяшный персонаж попадает молотком по пальцу.
   Она попробовала пошевелить пальцами. Получалось сложновато, но большего и не надо. Вполне достаточная гибкость, чтобы обхватить дверную ручку. И, если не присматриваться долго, можно принять за настоящую руку.
   - Круто... - Даша с опаской осмотрела руку. - Но зачем Полонезу этот спектакль?
   - Придется начать издалека... - Лера сняла кисть, как перчатку, и бросила в мусорное ведро. - Сначала расскажу, кто этот человек...
   - Какой человек? Ты же сказала, что там никого не было?
   - Ну как ты не понимаешь! - Лера прошлась по комнате и остановилась напротив Даши. - Полонез пытался изобразить разговор с конкретным, определенным человеком! Для чего - расскажу чуть позже. Но человек, которого он "изображал" - это Коллинз. Тот самый продажный тамплиер, который подсказал Шильцу, как выманить Магистра. Он тоже приехал на конференцию, чтобы участвовать в собрании, посвященном футарку. Вообще, в этом собрании, как я поняла, участвовали самые приближенные к Магистру "братья". Так вот, этот Коллинз, узнав, что футарк найден, придумал свой план. Он не хотел получить долю, как пообещал Шильц. Он хотел заполучить футарк и единолично найти сокровища. Ведь он не знал про манускрипт, без которого расшифровать футарк будет практически невозможно. Итак, он приехал в Россию, надеясь подставить Шильца. И ему представился такой шанс. Он случайно узнал, что Ирина Глазова шантажирует Аркадия. Он не знал в чем именно заключается шантаж, но думал, что девушка каким-то образом узнала о его тёмных делах, и что она сможет посадить Аркадия. Коллинзу был на руку такой исход, он надеялся что студентка сумеет хотя бы спутать шефу карты, поэтому он не хотел, чтобы Ирину отчисляли. Самонадеянный тамплиер собирался связаться с Глазовой, но Шильц об этом узнал, и пригрозил Коллинзу, что если тот будет вмешиваться, то ему придется иметь дело с "ассасином".
   Коллинз оказался не только лжив, но еще и труслив, так что решил в это дело не лезть. Он не пришел даже на собрание, хотя незадолго до этого собирался узнать кодовую фразу, потому что кольцо у него украли.
   Но Смолин слышал, как шеф угрожал Коллинзу. Он рассказал об этом Полонезу. Декан уже догадывался о махинациях Шильца и не хотел иметь с ним дел. И, конечно же, его не прельщала перспектива отчислить студентку, да еще такую, которая имела на Шильца какой-то компромат (какой именно, Полонез не знал). Но Шильц настаивал на отчислении, и сначала Полонез боялся противостоять ему в открытую. Все-таки Шильц был спонсором.
   Тогда он решил потянуть время до конференции, сказал, что отчислит Ирину - но не прямо сейчас. Шеф заподозрил, что Полонез не собирается никого отчислять, и пригрозил, что откажется спонсировать конференцию. Это стало бы для Полонеза концом карьеры. И он решил отвести подозрения, разыграв небольшой спектакль. Семён Денисович ещё не знал, что угрозы отчисления на Глазову не подействовали, и Шильц решил устранить помеху другим способом.
   - Когда я обыскивала его кабинет... - Лера приступила к заключительной части. - Да, обыскивала, и не смотри на меня так! Это было нужно для дела. Я уронила цветочный горшок, и нашла прослушивающее устройство. Теперь я знаю, что его установил Шильц. Полонез тоже о нем знал, как знал о конфликте Коллинза и Шильца. Декану было необходимо заставить Аркадия поверить в то, что он не собирается нарушать данное слово. И тогда он сделал вид, что Коллинз пришел к нему, и просит повременить с отчислением, или вовсе не отчислять Ирину. Я тогда еще удивилась, откуда у Иры такой заступник... Оказалось, его и не было. Шильц слышал этот, якобы "разговор", и убедился, что Полонез на его стороне.
   - Ну а рука зачем? - спросила Даша. - Ему ведь надо было купить такой макет, надеть его, потом достать кольцо... Кстати, а откуда у него кольцо? Ты ведь видела на пальце золотое кольцо.
   - Смолин одолжил. Он к тому времени уже выкрал его.
   - Погоди, этот тот вор, про которого ты говорила? Вы что, лично знакомы?
   - Вроде того, - улыбнулась Валерия. Отчего-то улыбка вышла немного грустной.
   - Ну ты даешь, подруга... Ну хорошо. Так для чего эта рука и приоткрытая дверь?
   - Полонез объяснил мне, что это было сделано для перестраховки. Разговор прослушивался, но за деканом могли еще и следить. К примеру, Константин. Кстати, он был в тот день в университете. Я столкнулась с ним у входа, но тогда еще не знала что это за человек. Я торопилась, и едва не сбила его с ног, а он говорил по телефону.
   - Так значит, ты теперь с деканом на короткой ноге? - усмехнулась Даша.
   Лера не сдержала ухмылки.
   - Полагаю, с пересдачей физики проблем не будет... Даш. Скажи, а с Виктором у тебя серьезно?
   Она боялась задать этот вопрос. Потому что знала ответ, но не могла доказать подруге, что этот человек опасен.
   - Конечно, что за вопрос! - Даша тут же мечтательно посмотрела в потолок. - Он просто как... как принц из сказки!
   - Ну что же... Ты все-таки будь с ним поосторожнее.
   Даша промолчала, однако Лера заметила, что она задумалась. Видимо, тон, каким была сказана последняя фраза, заставил ее поверить.
   Лера посмотрела на часы. Время подходило к четырем. Разговор вышел длинным.
   - Мне надо идти.
   Она встала, и принялась собираться.
   - Ты куда? - Даша тоже поднялась.
   - На вокзал, - только и ответила Лера.
   Объяснять было некогда. Потому что партия должна быть завершена.
  
   ***
   12 мая, время 17.30, 2013 год
  
   На перроне вокзала города N было безлюдно. Совсем, как в тот день, когда Иванна впервые приехала сюда. Только сейчас погода хмурилась. Воздух, густой и тугой от влаги, все же был упоительно ароматным. Он пах свежестью и первоцветами.
   Часы на центральной башне показывали половину пятого. Иванна пришла чуть раньше Валерии. Всего на пять минут. Но к тому моменту, как Лера прошла через турникет, серая мышка уже заняла свою позицию, за пристроенным к вокзалу помещением. Там рос раскидистый куст калины, и из-за него открывался прекрасный обзор.
   Зато увидеть Иванну можно было, только зная, что она там. С ней находились еще два оперативника. Один дежурил у входа, возле самых турникетов.
   Когда Валерия пришла, она даже не посмотрела на куст. Так было условлено. Но Лера знала, что Иванна уже там.
   Хотя, на самом деле, девушка совершенно не думала про оперативницу. Она прошлась вдоль перрона, пнула камешек на рельсы, и оглянулась. Ее не интересовало ничего, кроме одного человека. Она не знала, что скажет ему. Не знала, как отреагирует он. Однако, с Иванной условились так - если он придет за час до посадки, то Лера может переговорить с ним. Если же позже - то Иванна не станет ждать. Один Бог знает, как Валерии удалось убедить стальную леди помедлить. Однако, Лере было жизненно необходимо поговорить с ним.
   С Шахматистом.
   Даже понимание того, что этот разговор может испортить операцию, не останавливал её. Она убеждала себя, что действует из чистых побуждений, что хочет спасти брата. Но где-то на задворках подсознания скреблась мысль - она делает это только чтобы оправдаться перед братом в собственных глазах. Чтобы годы, потраченные на поиски, не пропали даром. Из гордости и эгоизма, с надеждой избавиться от терзающего чувства вины.
   Долго ждать не пришлось. Когда минутная стрелка часов передвинулась на пять с половиной делений, на перрон пришел еще один человек. У него не было вещей, кроме маленького черного чемоданчика.
   До самого носа была надвинута кепка, а воротник коричневого пальто поднят. Человек шел неторопливо, глядя прямо перед собой. На Валерию он не обращал внимания до тех пор, пока она не встала перед ним.
   Человек поднял голову.
   - Ну здравствуй, Антон.
   Голос Валерии прозвучал неожиданно спокойно.
   Человек молча посмотрел на нее, слегка приподняв кепку.
   - Или, как там тебя зовут на самом деле? Ведь Шахматист ты только в рабочее время.
   - Можешь называть меня, как хочешь, - так же спокойно ответил мужчина. В рассеянном дневном свете его глаза из серо-голубых превратились в лазурные.
   Или это не из-за света?
   - Ты изменился, - Лера рассматривала его лицо. - И как мы могли принимать тебя за Антона?
   Шахматист криво усмехнулся. Кроме цвета глаз, изменились и скулы - они стали не такими впалыми, исчезли едва заметные тени. Из-под кепки выглядывали все те же ржаво-шоколадные волосы. Но бледность лица исчезла, он был живее всех живых.
   Лера все смотрела и изумлялась. Вроде он, а вроде не он.
   - Внешность изменить проще простого, - Шахматист словно понял, о чем думает Валерия. - Особенно, если ты похож на нужного человека, и возраст практически совпадает. Немного теней для заострения скул, линзы, краска для волос... М-да, чего сейчас только нет. Хотя, без небольшой коррекции не обошлось. Мне пришлось слегка изменить форму носа и ушей. И, знаешь, - он провел по своему носу указательным пальцем, - мне так даже больше нравится. Только шрам за ухом никак не заживет.
   Валерия слушала его, и все никак не могла собраться с мыслями. Она совершенно не знала, с чего начать, мысли туманом клубились в голове, и вдруг стали неуловимы, как призраки.
   - Твое молчание прямо как музыка, - Шахматист построил умиленное лицо. - Так бы и слушал.
   - Где. Мой. Брат.
   Голос надломился. Она не могла управлять своими эмоциями так же хорошо, как ее непроницаемый собеседник.
   - Ох, как скучно! - расстроено произнес Шахматист. - Давай лучше я задам вопрос. Поинтереснее. В чем я ошибся?
   Теперь настал черед Валерии усмехнуться.
   Да, он ошибся. И не единожды.
   - Что ж, раз ты хочешь поговорить... Я согласна, только если ты скажешь мне, где брат.
   - Хм... - Шахматист поджал губы. - Своего рода пари. Неплохо, меня устраивает. Я скажу тебе. Но разве тебе больше ничего не интересно?
   Лера промолчала. Да, ей было безумно интересно узнать смысл некоторых "ходов", какими бы ужасными они не были. Чем-то они были похожи с этим безумцем - только Валерия применяла свои способности для поисков брата, а он - ради наживы. Она действительно хотела многое узнать о его игре. И сама презирала себя за это любопытство.
   Шахматист снова прочел все в ее глазах. Он взял девушку под руку, и указал на скамейку.
   - Присядем. Времени еще много.
   Лера попыталась понять, удивлен ли он ее приходу. Но голубые глаза не выражали ничего. Однако, она заметила, что он дважды посмотрел по сторонам. Но Иванну не заметил, и снова успокоился.
   - Итак. Где я ошибся?
   - В самом начале, - Лера села рядом с ним и положила ногу на ногу. А когда рассказывала, смотрела не на него, а перед собой. - Когда Мила умерла для всех, я знала, что она жива. Догадалась, хотя и не сразу. Но еще знала, что ты, то есть, Антон, не убивал. Но возникали две невероятные версии. Либо ты и правда ничего не знал, и не заметил, как в двух шагах от тебя убивают твою жену, то есть, жену Антона. Это практически невозможно. Даже под действием наркотиков ты бы заметил хоть что-то. Другая версия - ты сам заказал мнимое убийство Милы. И потому сделал вид, что ничего не замечаешь. Полиция выбрала первую версию, и тебя отпустили. Поначалу я тоже так думала, но с каждым днем все сильнее убеждалась в ее невозможности. А версия с тобой была, хотя и маловероятной, но возможной. Вторая твоя ошибка, которая окончательно убедила меня в том, что это ты подстроил смерть Милы - допрос на детекторе лжи.
   Шахматист задумался, и вдруг рассмеялся.
   - Ну конечно! Кажется, я старею... Я пытался получить свободу, и немного заигрался.
   - Именно. В каждой твоей фразе было подтверждение моим опасениям. Во-первых, ты солгал с самого начала, ответив на установочный вопрос, что Мила - твоя жена. Линия детектора изначально установилась на высоком уровне, и его приняли за норму! Ведь никто не знал, что ты не Антон, а значит ответ - ложный. Кроме того, ты все время отвечал в настоящем времени, словно Мила жива. А все потому, что она и правда не умирала. Только кроме тебя об этом никто не знал, и все решили, что у тебя помешательство на фоне сильного стресса. Даже на вопрос Иванны отдаешь ли ты себе отчет в том, что Мила мертва, ты выкрикнул "Нет". Но самый главный промах - ответ на вопрос "Это сделали вы?". Ты, вместо того, чтобы ответить "да" или "нет", выкрикнул "Что?! Что "это"?". Все потому, что если бы ты ответил "нет" - то солгал бы. Потому что "это" сделал ты - не убил, но заказал мнимое убийство. Наверняка линия показала бы значение выше, чем в ответе на первый вопрос. Все-таки, хотя Мила и не была твоей женой официально, номинально так и было. Это была не чистая ложь. Ну а если бы ты ответил "да" - тебя бы ни за что не выпустили. Ты бы сам подтвердил свою вину. Тогда Иванна переформулировала вопрос, на что ты и рассчитывал. Она спросила "это вы убили свою жену". И ты ответил "нет". Потому что это было правдой - ты ее не убивал. Она осталась жива.
   - Но как же ты объяснишь тот факт, что я... хм.. скажем так, повесился? Я должен быть мертв. Или ты говоришь с призраком? - Шахматист усмехнулся.
   - Призраков не бывает, - сухо ответила Валерия. - Зато бывают живучие мерзавцы. Я заподозрила, что ты не умер, но для верности решила пересмотреть видеозапись. Так сказать, оставленную тобой перед смертью.
   Лера имела в виду то видео, которое посмотрела одиннадцатого числа, когда в шесть утра вызвала Женю на встречу.
   - На ней ты говоришь трогательную речь. А потом на секунду отворачиваешься. И только после этого "вешаешься" лицом к зрителям. Ты отвернулся не случайно. Ты отвернулся, чтобы вставить в гортань полую трубку, которая не позволит тебе задохнуться. Полиция не обратила внимания на то, что на столе остался стержень шариковой ручки. Ты вынул его, а саму ручку, скорее всего с корпусом из стали, использовал как трубку. Этот прием подобен трахеостомии, которую применяют для того, чтобы воздух проникал в гортань. Только ты воткнул трубку не снаружи, через горло, а вставил ее через рот. Это дважды обезопасило тебя - воздух, пусть и в минимальном количестве, продолжал поступать в легкие. Позвонки не сместились под твоим весом, так как не позволила трубка. В итоге ты лишь ненадолго потерял сознание. Может быть, для верности ты использовал небольшую дозу того же яда, которым "усыпил" Милу. В любом случае, тебя приняли за покойника. А сегодня Иванна сказала, что твое тело тоже пропало из морга почти сразу, как тебя туда доставили.
   - И все-таки жаль, что не ты моя ученица, - произнес Шахматист. В его голосе послышалась досада и расчет. Так можно было бы сказать - жаль, что это не мой крутой планшет.
   - Ты не дослушал, - холодно произнесла Валерия. Она рассказывала, а сама смотрела не на него, а на стайку воробьев, которые скакали по перрону.
   Шахматист равнодушно махнул рукой, и Лера продолжила.
   - Кроме прочего, мои догадки подтвердились находками Иванны. Она узнала, что пять лет назад Антон погиб в авиакатастрофе. Каким-то образом ты занял его место. И...
   - Тебе бы было интересно узнать, как я это сделал? - опередил Шахматист. - Изволь.
   Он сидел, и покачивал ногой, словно говорил об обыденных вещах. А Лера слушала, и ей казалось, что становится все холоднее. Да, она хотела узнать. И не стала отрицать очевидное.
   - Когда я понял, что мне необходимо осесть в городе N, я стал перебирать варианты. И мне крупно повезло. Я нашел человека с таким же типом внешности, как у меня, примерно того же возраста, и даже с похожим голосом. И этот человек как раз прилетел в Москву, в командировку. Это был Антон. Вообще-то они с женой собирались отправиться на курорт, но едва приехали в город, где расположен аэропорт, как ему позвонили с работы. Было срочное задание, не терпящее отлагательств. И он не мог не полететь. Мила осталась дожидаться мужа. Антон должен был вернуться спустя два дня. Но когда он летел обратно, самолет... бум... маленькая неприятность. Кто-то подпортил механизм левого двигателя за день до вылета.
   - Так это ты? - Лера с ужасом посмотрела на бесстрастного Шахматиста, и невольно попыталась отодвинуться. Только он крепко взял ее за руку, и сказал.
   - Не нужно. Я не кусаюсь.
   Лера судорожно сглотнула, но осталась на месте.
   - Почему сразу я? Что поделаешь, самолеты иногда падают... К тому времени я уже сутки как находился в городе, куда должен был прибыть самолет из Москвы, на котором летел Крымов. И когда он разбился, я сделал так, что Антон... хм... выжил. Конечно же, пришлось подкупить журналистов... Всех, кроме одного упрямца, который упорно хотел написать правду. Н-да. Но он не помешал мне осуществить план. Итак, Антон "чудом" выжил, только вот беда - родная жена его не узнавала. Тело настоящего Антона, кажется, сгорело при взрыве, не оставив никаких следов. Так что я был единственным Антоном. Конечно же, после страшной аварии я был забинтован... Хотя, как ты понимаешь, на самом деле бинты были нужны из-за недавней пластики. Но пока я их не снял, Мила меня признавала. Она не хотела расстраивать свою свекровь, и сказала ей, что они с Антоном задержатся. Решили поездить по миру, месяцев, этак, шесть... - Шахматист рассмеялся. - Да, пока я не заговорил, все было хорошо. Но "Антон" шел на поправку, бинты сняли, я подал голос, и Мила заявила, что это не я. Пришлось снова потратиться, подкупить пару докторов и поместить ее в психиатрическую клинику. В конце концов она сама поверила в свое безумие, и стала называть меня мужем. Я же собрал досье на Антона, изучил его привычки, немного потренировался с изменением голоса... Знаешь, его тембр помягче. Я слышал его голос, когда звонил и вызывал на "срочное задание" в Москву...
   - Ты бессердечная сволочь, - припечатала Валерия.
   - Скорее, расчетливый и дальновидный предприниматель, - отозвался Шахматист. - Это была идеальная комбинация. Мила признала меня из страха попасть в сумасшедший дом. Она никому не рассказывала о том, что произошло. Антонина Федоровна, этот божий одуванчик, ничего не узнала. Если у нее и были какие-то смутные подозрения, она в них не призналась. Ну еще бы - ведь объявят старым маразматиком! Как это - не узнать собственного племянника, которого узнает жена, и коллеги... С коллегами было проще всего. Посторонние люди особо никогда друг к другу не присматриваются. Да... ты ведь тоже не распознала обман.
   - Нет, - призналась Валерия. - Хотя мне показалось, что ты стал каким-то странным. Но я решила, что вы с Милой просто поссорились.
   - Занятно. Мы не ссорились ни разу за всю нашу совместную жизнь, - потешался Шахматист. - Но все же, год назад возникли определенные проблемы. Во первых, их сын никак не хотел меня признавать. Но я запугал его, и он боялся даже посмотреть в мою сторону без разрешения. Однако, Мила спустя четыре года начала задавать странные вопросы. Она вспоминала... И не только вспоминала - она пыталась узнать правду, собирала наши "семейные" фотографии, изучала их, даже что-то фотографировала. Должно быть, ты нашла флешку, которую эта безумная оставила своему брату? Она надеялась, что кто-нибудь сумеет использовать их, чтобы разоблачить меня. Евгений отдал флешку тебе, конечно. Знаешь, я догадывался, где она хранит ее, но меня это забавляло. Я не стал отнимать у бедняжки последнюю игрушку, - тут Шахматист рассмеялся, словно вспомнил что-то веселое. - Но её настойчивость могла испортить всю игру, а я был так близок к цели. Нужно было чем-то отвлечь ее. И я нашел достойный выход.
   - Ты... - Лера уже знала ответ. Но не могла его произнести. - Так это ты убил их сына?
   - Да. А что в этом такого? Этот мальчишка только все портил. Обычная серая посредственность без каких либо способностей. Детей на свете много - одним больше, одним меньше... А после его смерти Мила, хоть и продолжила свои глупые попытки меня разоблачить, для всех стала сумасшедшей. Никто не поверил бы ей, что Антон - не Антон.
   - Я никак не пойму, ты сумасшедший или говоришь все эти ужасные вещи в здравом рассудке? - с нескрываемой болью спросила Лера.
   Шахматист одернул кепку, громко рассмеялся и произнес:
   - Безумие вещь настолько неопределенная, что либо все мы обезумели до такой степени, что начали мыслить здраво, либо столь здравомыслящи, что кажемся безумными. Не заморачивайся, девочка моя. Разве ты еще не поняла, что игра стоила свеч? Я выиграл эту партию. Не лучше ли быть на стороне победителя?
   - Смотря какова цель, - странно ответила Валерия. - Не будем отступать от главного. Ты ведь тоже хочешь мне многое рассказать. Так же, как я хочу услышать. Потому что и у тебя есть слабость. Гордыня.
   - Уже учишься у меня, - произнес довольный ее словами Шахматист. - Улавливаешь суть. Я бы на твоем месте подумал... Не важно. Да, я человек и у меня есть слабости. Но я с ними борюсь. Нет, не так. Я их уничтожаю. И слабости и страхи. Именно поэтому я часто делаю то, что ненавижу. Слушаю музыку, которая мне противна, выключаю свет, потому что не терплю темноты, надеваю напульсники с шипами вовнутрь... Люди слабы, и не могут поступать так же. Уже по одному этому я выше них. А знаешь почему я это делаю? Потому что врагов надо знать в лицо. Если я побываю в шкуре тех, с кем собираюсь бороться, то буду иметь преимущество. Если буду часто испытывать боль, рано или поздно к ней привыкну. Как и к темноте. Страхи можно искоренить только одним способом - воплотить их в жизнь. Без страхов человек становится сильнее, а я искоренил практически все.
   - Довольно, - оборвала Лера. - Мне это не интересно.
   Ей показалось, что эти слова задели Шахматиста, но он только улыбнулся.
   - Тогда вернемся к нашей беседе. Как я уже сказал, Мила пыталась шпионить за мной. Но я не так уж тщательно соблюдал конспирацию, зная, что моей женушке никто не поверит. Есть у меня одна привычка - говорить с самим собой. Человеку моего уровня сложно найти достойного собеседника, и иногда, строя цепи, я озвучиваю свои мысли. Моя прелестная женушка слышала некоторые мои монологи, в том числе и про белого слона... Она не знала что это значит, и на всякий случай велела брату отдать флешку с фотографиями тому, кто назовется этой "фигурой".
   - Довольно, - настойчиво повторила девушка, и Шахматист учтиво развел руками. - Не нужно уходить от темы. Моя очередь говорить. Когда я поняла, что ты - Шахматист, передо мной встал вопрос - каким образом ты звонишь мне, как сумел толкнуть торговку косметикой, если находился в тюрьме... Ответ был один - у тебя есть помощник. И эта версия со временем подтвердилась. Вчера кто-то отключил электричество, пока ты убивал Милу. Кто-то подкинул мне паука и полил гитару самовоспламеняющимся веществом. Кто-то дал ворону платок Жиля, в то время, как ты звонил мне. Да, звонил именно ты. Не помощник. И снова встал вопрос - как этот помощник передал тебе телефон, если ты находился в тюрьме? Как он получал задания? Ответ снова напрашивается сам собой - этот человек связан с полицией. Это...
   - Стажер. Твой брат. Ты мыслишь в верном направлении.
   Сердце на миг остановилось, и Лера ощутила внутри ужасающую пустоту.
   Она до последнего надеялась, что ошибается. Но логика еще никогда ее не подводила. Начать с того, что она поняла - помощник Шахматиста - это один из полицейских стажеров. Это стало ясно, когда на стене дома Крымовых высветилось предпоследнее четверостишие, предвещающее мнимую смерть Антона-Шахматиста. Оно могло быть создано только с помощью проектора. Но рядом с домом Антона его не обнаружилось. Не мог он быть и в доме Валерии. Вариант был один - проектор в машине стажера. Эта догадка дала ответы сразу на несколько вопросов - откуда Шахматист знал где она и с кем, как помощник получал задания, пока Шахматист находился в тюрьме... А про то, что помощник Шахматиста и ее брат - один человек - Лера догадалась после разговора в заброшенном порту. Шахматист спел песенку, которую мог бы услышать только от ее брата. И голос. Как он мог его воссоздать? Есть много программ для преобразования тембра, но нужно знать, что именно хочешь получить на выходе. И Шахматист знал. Не приблизительно, а совершенно точно.
   Он слышал, как звучит голос ее брата. И не взрослого, а ребенка.
   - Ты... это ты похитил его?! - Валерия с трудом сдержалась, чтобы не броситься на него, и не задушить. - Ты монстр! Ты...
   - Остынь, - Шахматист сказал всего одно слово, но посмотрел так, что Лера сразу примолкла. - Это не я. Я спас твоего брата от торговцев детскими органами. Он едва не погиб.
   - Почему ты это сделал? - недоверчиво спросила Валерия. - И как ты вышел на них?
   - Я понимаю твое недоверие. Но я не связан с этим отвратительным бизнесом. Так мир к лучшему не изменить.
   Он немного помолчал.
   - Я вышел на них случайно. Мне нужно было кое-что узнать. И там я увидел твоего брата. Ему почти удалось сбежать. Меня поразило его удивительное мышление, его способность оставаться незамеченным - и я решил, что не стоит оставлять на растерзание этим псам такой ценный экземпляр...
   - Экземпляр? - с горечью спросила Валерия. - Что ты с ним сделал?
   - Я вырастил из него настоящего человека.
   - Подобного себе убийцу? - ужаснулась девушка.
   - Настоящего человека, - с напором повторил Шахматист. - Без слабостей и страхов.
   "Без слабостей и страхов", - эхом отозвалось в голове Валерии.
   - Это он был за рулем, когда сбили сына Милы и Антона?
   Голос прозвучал тихо, почти шепотом.
   - Нет. В тот момент за рулем машины-двойника был я. Во всех остальных случаях действовал твой брат.
   - Значит, это он хотел меня сбить? - все так же тихо спросила она.
   Шахматист внимательно посмотрел на нее, и с сожалением произнес.
   - Нет. У него еще остались слабости. Он просто хотел тебя припугнуть. Чтобы ты не навлекла на себя мой гнев. Он знал, что в тот момент я собирался тебя... устранить. Ты слишком много на себя взяла. Больше, чем требовалось по условиям игры. Замечу, в самый первый раз, когда ты пришла в наш дом... то есть, дом Крымовых, сообщение на автоответчик твой брат отправил по своей инициативе. И ему за это сильно попало. Мальчишка решил, что таким образом напугает тебя и оградит от игры. Вообще-то незадолго до тебя он приходил туда, чтобы оставить в книге мою записку. Ту, которую ты нашла в книге, с банковским счетом. Мне было это необходимо, чтобы навести тебя на верный след. А вот записи, которые ты обнаружила на пленке в саду, оставил Антон, то есть я. И так же сделал это намеренно, чтобы навести тебя на верный след. Ты оправдала мои ожидания, и я окончательно определился с выбором своего соперника по игре.
   Валерия слушала, но не слышала. Новость настолько поразила ее, что поверить в происходящее было сложно. Брат жив. Как такое возможно?
   - Значит, он знает, что я его сестра? - наконец, спросила Валерия. Во взгляде читались одновременно страх и надежда.
   - Догадывается. Я до последнего пытался "очистить" его память. Так же, как и память Милы... правда, с ребенком было проще. Он забыл свою прошлую жизнь и тебя вместе с ней. Я сделал для этого все. Я обучал его. Правда возникли некоторые сложности, ведь я жил под именем другого человека, и не мог привести в дом ребенка. Твой брат жил на квартире, которую я снял специально для него. Под присмотром человека, которого я нанял. Все было хорошо, он не вспоминал прежнюю жизнь. Но в этом городе воспоминания всплыли. Он еще юн, и многого не понимает... никак не осознает, что родственные узы - это цепи, которые сковывают по рукам и ногам. От них лучше избавляться... Но он, видите ли, решил узнать про свою сестру больше. И настолько осмелел, что решился пойти против моей воли! Ведь это он спас тебя в подвале, не так ли?
   Лера испугалась - так страшно прозвучал вопрос.
   - Что ты собираешься с ним сделать?
   Она не сумела скрыть испуг.
   - Ну вот, что я говорил... - вздохнул Шахматист. - Узы - это цепи. Ты яркий тому пример. Но, не переживай, твой брат мне нужен. И я простил его.
   Он сказал последнюю фразу так, словно сделал величайшее одолжение.
   - Где он? - резко спросила Лера. - Или ты скажешь мне, или, клянусь, я тебя убью. Не здесь и не сейчас, но найду, и убью.
   Она сжала пальцами край куртки и пристально посмотрела на Шахматиста.
   - Чтобы стать ничем не лучше меня? - насмешливо спросил он. - И ты пойдешь на это?
   - Да.
   Воцарилось молчание. Правда, ненадолго. Шахматист сказал.
   - Я скажу тебе, но чуть позже. Окажи мне честь, побеседуй со мной еще немного. Знаешь, скучно в одиночку ждать поезда на пустом перроне.
   Его тон показался Лере странным, но она была не в том состоянии, чтобы искать подвох. И потому, спросила.
   - Это он толкнул ту торговку, которая виновна в смерти Антоновой?
   - Да. По моему поручению. Он даже не знал, зачем это нужно. Он мог бы и сам строить цепи, как это делаем мы с тобой. Но его талант несколько... слабее. Не огранен и не отточен.
   В голосе прозвучало сожаление.
   А Валерия немного успокоилась. Если ее брат никого не убивал, еще есть надежда вырвать его из лап безумца.
   - Это он приносил тебе сотовый телефон и новые сим-карты? - она продолжила задавать вопросы.
   - Более того, он осведомлял меня обо всем, что было мне интересно. Ведь, как ты понимаешь, чтобы построить цепь событий, нужно обладать информацией. И твой брат отлично справлялся. Он замечает мельчайшие детали. В этом он превзошел даже меня. Не хватает лишь способности их сопоставлять.
   Лера затеребила жестяную застежку на кармане.
   - Как ты сумел подделать голос?
   - О, проще простого, - рассмеялся Шахматист, опершись о свой чемоданчик, поставленный на колени. - Твой братец разбирается в технике. И, надо сказать, в этом он тоже преуспел. Я велел ему принести мне телефон, и установить на него программу для преобразования голоса. А нужный тембр... Нужна всего лишь исходная запись голоса, который хочешь подделать. И, по счастливому стечению обстоятельств, она у меня нашлась.
   С этими словами Шахматист достал из кармана сотовый телефон, отыскал там какой-то трек и включил его.
   Поначалу послышалось шипение, как на старой магнитофонной записи. Лера его узнала - такой же шум был на заднем фоне, когда звонил Шахматист.
   - Меня... меня зовут Петя. Где я? Я хочу домой! - прозвучал голос напуганного мальчика.
   Запись оборвалась.
   Лера молчала. Комментарии были излишни.
   - Я сделал эту запись в тот же день, когда спас его.
   "Когда спас его" - эти слова прозвучали ужасно напыщенно.
   - Что-то он не похож на спасенного, - процедила Лера. Она сжала руку в кулак и стиснула зубы.
   - Ты бы предпочла, чтобы твоего брата разобрали на запчасти? - услужливо осведомился Шахматист.
   - Ты монстр...
   Лера посмотрела на него ненавидящим взглядом. Впрочем, эмоции промелькнули лишь на секунду - она тут же отвернулась, и посмотрела на воробьев, которые продолжали копошиться неподалеку от скамейки. Она бы уже давно дала Иванне сигнал действовать. Но сначала нужно узнать, где ее брат.
   - Твои однообразные вопросы утомили меня, - устало сказал Шахматист. - Теперь ответь мне ты. Как ты узнала, что я уезжаю именно сегодня и именно на поезде? Ведь я взял билет не на имя Антона.
   - Конечно. На имя Кирилла Карелина.
   - Ах, ну конечно... - Шахматист убрал чемоданчик с колен и перекинул ногу на ногу. - Значит, Иванна постаралась? Иванна, Иванна... Милая была падчерица. Жаль только, что такая прямолинейная и упрямая. Она умудрялась жутко усложнять мне жизнь.
   Он вдруг переменился в лице, и Лера не заметила, как он одной рукой обнял ее за плечо, а другой незаметно приставил к боку нож.
   - Милая моя, ты считаешь меня идиотом? Я сразу понял, что ты здесь не одна, - он говорил шепотом, так что кроме Валерии никто не слышал. - И меня до сих пор не схватили, только потому, что тебе нужно узнать где твой брат.
   Лера молча слушала, и удивлялась своему спокойствию. Почему-то соседство с убийцей вдруг сделало ее равнодушной. А Шахматист продолжал говорить.
   - Значит так. Ты сидишь тихо, и продолжаешь со мной разговаривать. Эти олухи в кустах должны думать, что у тебя все под контролем.
   - А что потом? - Лера резко повернула голову в его сторону.
   - А потом может и не быть, если ты не перестанешь привлекать внимание своим нервным дерганием.
   Лера медленно отвернулась, и Шахматист убрал руку с плеча. Но нож не спрятал.
   - Вот так. А теперь, можешь спрашивать о чем угодно. У нас еще есть время, и лучше провести его с пользой, - почти ласково сказал Шахматист.
   Ну что ж, подумала Лера. В этом он прав.
   Еще она подумала, что если бы Иванна чуть раньше узнала про авиакатастрофу, все вышло бы по-другому. Мила была бы жива, Шахматист сидел бы за решеткой, а она не сидела бы здесь, в ожидании, что еще немного и нож пронзит живот. Ведь Иванна начала подозревать Антона, точнее этого убийцу, еще двадцать третьего апреля, когда узнала про крушение самолета. Еще несколько дней она проверяла информацию, а потом собралась сделать генетическую экспертизу, чтобы доказать, что это - не Антон. Но она немного не успела - Антон-Шахматист повесился, разрушив версию. Ведь Иванна не знала, что на самом деле он жив. Он понял, что Иванна его подозревает, и перешел к решительным действиям.
   Если бы Иванна успела, все было бы по-другому.
   "Да. Но тогда бы я точно не узнала про брата", - в конце додумала Валерия.
   Все так, как должно быть.
   - Мне было бы любопытно узнать значения шахматных ходов, - после раздумий, сказала она.
   Шахматист ожидал этого вопроса. Он скривил губы в улыбке и сказал.
   - Любопытство победило чувства? - он снисходительно посмотрел на Валерию и продолжил. - Ты первая услышишь это. Даже твой брат не знает всех деталей. Все началось задолго до первого хода в партии. Нужно было установить доску, расположить ее в нужном мне ракурсе. И я сделал это, приведя в город Иванну.
   Он поймал удивленный взгляд Валерии и соизволил объяснить.
   - Да, именно я привел ее. Не думаешь же ты, что она смогла бы выйти на меня самостоятельно? Я умею заметать следы. Но мне нужен был человек с железной хваткой, который поймет, кто стоит за убийствами в этом городишке. А когда поймет - не остановится ни перед чем, чтобы найти. И ради этого затравит всех преступников, которые так или иначе с ним, то есть со мной, связаны. Зоя, Константин, Сыров... Иванна изрядно погоняла их, выполнив свою миссию на отлично. Я не мог самостоятельно вредить Шильцу - сама понимаешь, пари нарушать нельзя. Но я мог действовать чужими руками. И Иванна подошла на эту роль просто великолепно. Ее руками я установил доску ровно три года назад.
   Лера промолчала, но Шахматист был доволен произведенным эффектом. Он заметил, как изменилось лицо Валерии, и с наслаждением продолжил рассказ.
   - Когда доска была установлена, игра началась. Но мне нужно было подготовить белую королеву. Людмилу. Ты уже знаешь все про этот ход.
   - Нет, - перебила Валерия. - Не все. Зачем ты нанял Константина, если с таким же успехом мог обыграть убийство Людмилы сам?
   - Разве неясно? Так я убивал сразу трех зайцев. Подставлял Константина, подготавливая почву для его будущего ареста. Создал себе алиби перед шефом. Он уже начинал догадываться, что Антон - это Шахматист. Но после моего ареста он убедился, что это не так. Ну и третьим зайцем стала ты. Это была... смерть для "затравки", скажем так. Чтобы подтолкнуть тебя к будущим расследованиям.
   Но вернемся к игре. У Милы есть главная роль - в конце игры она должна была стать главной уликой против Шильца. К нему было бы сложно подступиться просто так. Все твои доказательства стали бы пустым звуком. Даже видео с флешки не указывало на Шильца прямо. Пришлось бы изрядно повозиться, чтобы доказать, что все эти убийства заказал он. К тому же, я не мог вмешиваться в его дела. Если бы я просто приказал выкрасть флешку, то проиграл бы пари. А так я получил все, что мне нужно. Его гарантированно посадили. Ты оказалась на месте преступления, и все поверили, что ты видела, как он убил Милу. Мой белый слон нанес последний удар. Я не сомневался, что ты поступишь правильно.
   Но это не единственная роль Милы. Когда ты видела ее рядом с общежитием, она не просто так решила прогуляться. Она забрала документы, свидетельствующие против Зои, у одного въедливого журналиста. Зоя еще была нужна мне в игре, и я не мог допустить, чтобы ее посадили раньше времени. Мила успешно справилась с заданием. Журналист оказался ужасно суеверным и упал в обморок при виде "призрака".
   Ну а во второй раз Мила просто не дала Зое и Константину сбежать. Тебе это уже известно... Я слышал, как ты рассказывала об этом своему дружку, Смолину.
   - А как ты смог установить прослушку? Или это тоже сделал мой брат?
   - Это сделала Зоя, - неожиданно сказал Шахматист. - Она ничего не знала о пари, которое мы заключили с ее шефом. И обратилась ко мне за помощью. Я подсказал, как незаметно выкрасть пуговицу д'Артуа, а она, взамен, оказала мне услугу. Правда, как ты понимаешь, пуговицу к тому моменту уже выкрала Ирина... Но моей вины в этом нет. Зою я не обманывал, лишь не сказал всей правды. Это она привязала прослушивающее устройство к лапе кролика, когда забралась в квартиру.
   - Так ты знал, что я заберу кроликов? - Валерия не сдержала удивления.
   - Я знал, что ты любишь животных. Знал, что Антонова умрет. Знал, что ее внук и соседка ни за что не возьмут кроликов. Знал, что если запрещу тебе ездить туда, ты обязательно поедешь. Вывод было сделать не сложно. Кстати, потом за пуговицей приходил еще один человек - внук Антоновой. Кажется, ты с ним встретилась ночью у гаражей...
   - И его тоже отправил ты?
   - Что значит тоже? Я никого никуда не отправлял, все шли сами. Но в случае с наркоманом моего вмешательства не было. Его нанимал один человек, ты должна знать его.
   - Да? И кто же это?
   - Мы отвлеклись, - вместо ответа сказал Шахматист. - Подумай сама, ты ведь умная девочка. Дальше. Антонова могла раньше времени известить Жиля о пуговице, и испортить мою игру. Ведь все должно было произойти как запланировал я. Малейшая неточность - и механизм рушится. Поэтому я убрал ее. Заодно ее смерть должна была заставить Шильца вступить в игру. Он сам об этом не догадывался, но стал черным королем. Конечно же, Зоя не нашла пуговицу в квартире, и Шильц отправил ее искать на месте преступления. Он начал собственное расследование, но пошел по намеченному мной пути. Пути, который привел его к краху.
   Итак, я спланировал смерть Антоновой, попутно подставил Жиля. Его платок выкрал твой брат, а подбросил Граф. Мой ворон. Необычайно умная птица, я подобрал его еще птенцом. Кошка выцарапала ему глаз, но Граф вырос сильной и преданной птицей. И, к тому же, пользы приносит куда больше, чем некоторые люди. Недостающий глаз стал его достоинством, потому что стал моими глазами.
   - Что?
   - В глазницу вшита камера. Каждый раз, когда ты видела ворона, я видел тебя. Умная птица... Всегда прилетала в нужное время и в нужное место.
   Шахматист рассказывал о во?роне так, как не рассказывал ни о ком, даже о своем помощнике. Лера решила, что это, должно быть, единственное существо, которое он действительно любит.
   Новость с камерой почти не удивила ее. Она только отметила, что не зря птица так раздражала одним своим присутствием.
   - Так, с помощью Графа, Жиль оказался за решеткой. Мне был необходим этот ход, чтобы направить Шильца по верному пути. Механизм запустился. А ведь всего-то твой брат нечаянно толкнул в автобусе женщину.
   Да, когда Жиля привели в камеру, он меня узнал. Но не как Шахматиста, а как мелкого шулера, работающего на шефа. Мы немного... повздорили. Я должен был поддерживать свою легенду.
   В день мнимой смерти Милы, я выбросил на помойку ее золотые часы. Мы шли к озеру как раз через тот двор. Зачем это нужно, ты уже знаешь. Этот нищий художник был белой пешкой. С виду незначительной фигурой, но имеющей определяющее значение.
   После того, как белая пешка - Антонова - была съедена, я позвонил тебе. Белый слон играл ключевую роль, выполнить которую под силу только тебе. Ты схватываешь все на лету, а заставить тебя играть было проще простого. Всего-то и нужно было использовать голос твоего брата... да. Несмотря на талант, ты весьма предсказуема. Тебя легко просчитать. Как и остальных. Потому что ты связана чувствами. Твоими руками я направлял игру, и если ты оглянешься назад, то поймешь, что у каждого твоего хода есть смысл. Все они вели к тому, чтобы ты оказалась в нужное время в нужном месте. И все с самого начала пошло бы гладко, если бы не Ира Глазова. Ее смерть не вписывалась в мои планы, но Константин позвонил, и попросил продумать ее убийство. Я не стал отказывать в помощи - в конце концов, это путало карты не только мне, но и Шильцу. Потому что благодаря этому ты догадалась для чего нужна пуговица.
   Сразу после его звонка меня должны были вести на допрос. По пути я сумел передать Петру новое задание...
   - Постой, а что - никто не слышал, как ты говоришь по телефону?
   - А ты видела, как устроена камера? Охранник стоит достаточно далеко, за углом. Мимо него никто не пройдет, коридор там узкий и без окон. Поэтому ему нет нужды стоять рядом с решеткой. А если присесть на корточки в дальнем углу камеры, и прикрыть рот ладонью - голос не слышен даже за два метра. Правда, признаться, в самый первый раз я оплошал. Когда меня только привезли в изолятор, а твой брат передал мне телефон, я забыл выключить звук. К счастью, никто не услышал звонка.
   Шахматист взял руку Валерии и посмотрел на ее часы.
   - Занятная вещица, - произнес он. А потом продолжил. - Я спланировал смерть Глазовой, как планировал десятки смертей до этого. Твой брат выполнил мое поручение. Он всего лишь должен был заставить Ирину забыть пуговицу в лаборатории. Как раз в этот день там проходил один практикум, после чего лаборант должен был запереть дверь. Ключ от лаборатории кому попало не дают. Твой брат прошел в университет под видом студента, нашёл девушку, проследил за ней, узнал что Глазова собирается в библиотеку. После этого он отправился в лабораторию, где как раз проходило занятие, которое должно было закончиться через пол часа. Пётр попросил разрешения зайти, подошёл к лаборанту и пока студенты писали лабораторную работу, поговорил с ним. Притворился третьекурсником, который хочет писать у него курсовую работу, а напоследок сказал, что его - лаборанта - вызывают на кафедру. В этот момент незаметно стащил ключи со стола. Потом отправился поджидать Иру. Девушка как раз возвращалась из библиотеки со стопкой учебников в руках и сумкой для ноутбука через плечо. Пётр сделал вид, что преподаватель попросил его забрать из лаборатории один прибор. Но сказал, что он не может найти нужный кабинет, попросил показать дорогу, и, конечно же, эта дурочка купилась, согласилась проводить симпатичного парня. А он сделал все, что требовалось. Глазова таскала пуговицу с собой, опасаясь, что её украдут. Петр это знал, как знал то, что "улику" она хранит в кармане, под рукой. Практикум уже закончился, а лаборант как раз отправился на кафедру, а потом - искать украденный ключ, так что в кабинете никого не оказалось. В лаборатории он "случайно" толкнул девушку. Она уронила тетради и учебники, а в этот момент пуговица так же "случайно" выпала - ловкость рук и немного артистизма, и Пётр вытащил вещицу из кармана, бросил на пол. Оставалось сделать вид, что он заметил пуговицу, попросил посмотреть, заговорил дурочке зубы, а потом положил "улику" на стол. Ирина забыла свою драгоценность, очарованная обаятельным юношей. Пётр попросил разрешения воспользоваться ее ноутбуком, и создал страницу Белого Слона. А еще получил доступ к её компьютеру, чтобы в следующий раз когда он зайдет в соцсеть все выглядело так, будто зашли с этого ноутбука. Ира вела себя, как влюбленная дурочка, до того момента, пока твой брат не слинял. Она вышла из лаборатории в расстроенных чувствах, и вспомнила по пуговицу только дойдя до лестницы. А Пётр за это время вернулся в лабораторию, и запер дверь. Поэтому когда Ира опомнилась и вернулась, взять пуговицу не смогла. Константину я сказал, что пуговица будет там, хотя Глазова станет отпираться. Что было дальше, тебе известно. Ты меня порадовала, нашла верный след.
   На этом месте Шахматист странно улыбнулся, будто что-то вспоминая. По его лицу скользнула тень.
   - Мы с тобой похожи. И ты зря отказываешься от моего предложения.
   - Ты слишком самоуверен, - резко сказала Валерия.
   - Что ж, - он равнодушно продолжил. - Мне оставалось контролировать игру словом - в большинстве ходов. И первым словом было - больница. Знаешь, этот Семерядов, отвратительный тип, начал лезть не в свое дело. Еще до того, как я оказался за решеткой. Нет, с его мозгами додуматься до того, что я Шахматист, было нереально. Этот идиот думал, что я занимаюсь обычным криминалом. Следил за мной, считая что остаётся незамеченным. Он знал про мою связь с Конастантином, и вполне мог создать некоторые сложности, нарушить ход игры. Я знал об этом, и открыто рассказал про двух наркоторговцев одному из своих... "клиентов". Потом позвонил им, сказал медсестре, что последняя партия наркотиков была фальшивой. Тебе известно, что было дальше, что стало с Игорем. Я знал, что он захочет шантажировать сообщника медсестры. Тогда этот сообщник связался со мной, и я подсказал ему, как оригинально и красиво, а главное - незаметно - избавиться от надоедливого шантажиста.
   В это время Шильц серьезно обеспокоился смертью Антоновой. Он отправил Зою искать улики, указывающие на настоящего убийцу, а заодно и пуговицу. Шильц не знал, что пуговица все-таки осталась у Глазовой. Как раз тогда ты впервые и увидела Зою. И, по моим расчетам, задала верный вопрос. Зоя испугалась что ты из полиции, и ненадолго ушла в тень.
   Был еще один ход... перескочу немного вперед. Я устранил одну из пешек, Сырова. Да, он именно пешка, а не конь, как решила ты. Он едва не сдал шефа полиции, струсил. Я сказал об этом Шильцу, и он отправил Жиля убить Сырова. Жиль отлично сориентировался в отделении полиции, ведь уже сам успел там побывать.
   И ты наверняка догадалась, что Антон тоже имел роль в игре? Да, как Шахматист, я руководил партией, но как Антон я играл за белую ладью, которую должен был съесть черный слон. По сути, так и вышло. Настоящий Антон, которого я изображал, повесился из-за Шильца и его волкодава, Жиля Рожера, который ему угрожал. Ты ведь уже в курсе, что мне-Антону угрожали? Да, я работал на шефа под видом простачка, а когда сказал, что ухожу, меня заставили выплачивать неустойку. Либо, предложили вместо этого выкрасть "лунное колье", по стоимости эквивалентное сумме.
   Было и несколько мелких ходов. Вроде одной из белых пешек, которая уронила телеграфный столб. Напоить монтажника было проще простого, с этим твой брат справился без труда. Если помнишь, этот ход касался облавы на Константина и Зою. Они не сумели выбраться через соседнюю квартиру - там поджидала Мила. Городской телефон тоже не работал, так что Константину пришлось отвлечь полицию на себя. Одним словом, черный конь тоже сделал ход.
   Конечно, как ты понимаешь, партия не идеальна. Она соответствует оригиналу лишь на девяносто пять процентов - какие-то ходы было невозможно отрегулировать. Все-таки это жизнь. Однако, подобная мелочь не испортила игры, и не изменила ее сути, главных ходов.
   Но, перейдем к более интересным приемам. Одним из ходов я обезвредил судью. Это было необходимо, потому что она была в курсе событий, произошедших пять лет назад. Она была в том городе, где разбился самолет, и слышала разрозненные сведения о двух выживших. Когда я подстроил смерть Милы, она не сразу вспомнила об этом, но все же сопоставила два события. Это могло серьезно помешать. Тогда я решил отвлечь ее. Тем более, не дело для судьи самой вести расследование... Однако, она оказалась упрямой. Я сделал ее белым королем. Не поставил шах, но заставил отступить в угол доски. Отвлек на другое дело. На ее собственное дело.
   Шахматист отчего-то усмехнулся.
   - Я знал о ее тайне. Когда-то она отказалась от дочери. Дочь выросла, ее удочерили хорошие люди, но... ей было мало этого. Она решила найти настоящую мать. Но не знала, как это сделать. Ведь я говорил, что родственные узы подобны цепям... они не приносят счастья. Вот и эта девчонка испортила себе жизнь. Она украла триста тысяч у своей приемной матери. А та копила их на операцию, которая могла бы спасти жизнь ее родному сыну. Девчонка на эти деньги наняла сыщика, и он нашел ее мать... Только воровку тут же отдали под суд. Я сделал так, чтобы Прохорова узнала о том, что ей предстоит отправить в колонию собственную дочь. Но судья утаила факт их родства - а это подсудное дело. Если кто-нибудь узнает, ее, как минимум отстранят от должности.
   Но она рискнула, чтобы спасти свою дочь. Ее, видишь ли, замучила совесть... совесть... Кто сейчас знает, что это такое, а?
   Прошел год. Прохорова начала втайне переписываться с дочерью. Письма хранила в своем почтовом ящике в местном отделении почтамта. Я знал и об этом. Оставалось только через твоего брата убедить Шильца, что судья опасна для него. И его руками устранить помеху. Петр передал шефу письмо, якобы от Сырова, прикинувшись мелкой шестёркой. Ведь для всех он был всего лишь стажером, который вполне мог не знать кому и что он передаёт. В письме было написано, что Жиля не выпустят, и скоро передадут дело в суд. Прохорова славится своей неподкупностью, но и ее можно сломить шантажом. И я подсказал шефу про письма и про ее дочь... Дальше было дело техники. Зоя выкрала письма и убила почтового оператора, которая задержалась вечером на работе. Потом попыталась замести следы - отсюда и пожар в морге. В итоге, я добился своего. Судья на время забыла о моей скромной персоне. Ее волновали только украденные письма.
   Лера застегнула молнию на куртке - подул прохладный ветер. И уточнила.
   - И все-таки не понимаю. Чем таким могла навредить судья?
   - По просьбе Иванны она воспользовалась своими связями, чтобы узнать про ту авиакатастрофу. Не как судья, а как человек, который обладает определенной властью и был в городе на момент крушения. После того, что ей удалось выяснить, Прохорова могла заподозрить неладное и нарушить ход моей игры.
   - Тогда почему ты не обезвредил Иванну? Она тоже знала твой "секрет".
   - Девочка моя, - рассмеялся Шахматист. - Иванна не стала бы сообщать обо мне ни полиции, ни бандитам раньше времени. Все, что ей было нужно - это месть. Личная. Она хотела найти неоспоримые доказательства моих преступлений. Но это невозможно априори. Я не оставляю следов.
   - Однако же, ты сейчас здесь, и знаешь, что за твоей спиной три оперативника, - тихо сказала Лера. В ее голосе прозвучала насмешка.
   - Однако же у тебя под боком нож, - передразнил Шахматист. - Еще немного, и от Валерии Рижской останется только воспоминание.
   - Ты больной, - с чувством сказала Валерия. - Тебе лечиться надо. Может, еще не поздно.
   - А может, ты прикусишь свой болтливый язычок?
   - Изволь. Тогда вернемся к нашей сугубо дружеской беседе, - язвительно произнесла Валерия. Она больше не боялась, просто не могла. Это было странное ощущение - чувствовать смерть так близко. И говорить с убийцей. Именно оно, это чувство, не позволяло страху завладеть сознанием.
   - Хорошо. Пусть ты такой гениальный и неуловимый. Неужели тебе нравится такая жизнь? Ты ведь как... как крыса.
   - Я уже говорил. Все, что мне ненавистно, я воплощаю в жизнь. Это же касается и убийств. Мне не приносит удовольствия чужая смерть. Но если она служит благой цели, я готов убивать. К тому же... мои руки не так часто мараются кровью. Обычно за меня все делают другие люди. Разве не любопытное явление? Ты защищаешь их, эту серость, но почему? Разве ты еще не убедилась, что они этого не достойны? Любого можно заставить пойти на убийство и на подлость. Нужно только определить способ.
   - Точно так же любого подлеца можно вернуть на путь любви и добра. Если найти верный подход, - сказала Валерия, и с сожалением добавила. - Только ты хуже. Тебя уже не перевоспитать.
   Шахматист рассмеялся, но Лера оборвала его смех. Он был ей неприятен.
   - Откуда ты знал все об этих людях? Ты, хоть и гений, но не экстрасенс.
   - У меня было пять лет, чтобы узнать, - смех прекратился. - Или ты думаешь, этого мало? Я с самого начала знал, что предложу Шильцу пари. И подготовился к нему идеально. Все эти убийства - все было спланировано заранее. Оставалось лишь запустить механизм, и направлять фигуры в нужное место. И каждая смерть имела значение и служила одной цели. Я добыл футарк. Амулет Магистра подменить было проще. Он не прятал его в сейфе, а носил при себе. И амулет не входил в условия пари - он был лишь призом. Я легко заполучил его, построив всего одну цепь.
   - Но почему ты убил так много людей подряд? Если бы смерти произошли не за пару недель, а хотя бы за год, тебя бы никто не заподозрил...
   - Тебе еще учиться и учиться, - вздохнул Шахматист. - Цепь событий можно просчитать на много дней и даже недель вперед, но не на год. Чтобы одно событие инициировало другое, нужен быстрый темп и короткий промежуток времени.
   - Допустим. Ты считаешь, что победил. Но Шильц в тюрьме. Как ты узнаешь, что было в манускрипте?
   Задавая вопрос, Лера одновременно посмотрела на часы. Восемнадцать тридцать. Через пять минут Иванна начнет действовать без ее сигнала. Без пятнадцати подойдет поезд. Он будет стоять здесь всего пять минут. Чего же Шахматист ждет? Надеется использовать Леру, как заложницу?
   Больше на перроне так никто и не появился. Здесь бывало много народу только по праздникам. В остальные дни один-два человека уезжающих, и три-четыре прибывших. Поезда долго не задерживались. С перрона, расположенного с другой стороны вокзала, ходили электрички до соседних городов. Там людей всегда было гораздо больше.
   - Найду способ, - Шахматист положил руку на чемоданчик и постучал по нему пальцами. - Главное у меня уже есть.
   Валерия поймала себя на мысли, что что-то не сходится. С одной стороны Шаматист хотел получить от шефа информацию, с другой был готов взорвать весь университет вместе с шефом.
   Но спросить она не успела. В этот самый момент Иванна дала оперативникам сигнал. Но едва они сдвинулись с места, как Шахматист резко встал и дернул Валерию за локоть. В одной руке он зажал чемодан, другой приставил нож прямо ей между ребрами. Туда, где билось сердце. Валерия не сомневалась - у него хватит силы пробить ткань куртки. Тем более что нож оказался необычайно острым. Там, где он до этого упирался в куртку, появилась прореха.
   - Даже не думайте, - тихим спокойным голосом произнес Шахматист, надавив на нож. Лера боялась сделать вдох, так плотно было прижато лезвие. - Положите оружие.
   Иванна превратилась в непроницаемую статую с бесстрастным лицом. Но в ее глазах читалась отчаянная решимость.
   - Не глупи, - голос ее звенел, как металл. Но рука дрогнула. - Ты проиграл. Отпусти Валерию.
   Двое оперативников оказались куда менее сдержанными. Они опустили оружие, бросили к ногам Шахматиста.
   - Я никогда не проигрываю, - почти весело сказал Шахматист. - Выбирай. Или я убью ее, а ты меня схватишь, и удовлетворишь свои амбиции. Или она останется жить, но я исчезну.
   Иванна колебалась. Валерия ни о чем ее не просила, даже почти не боялась. Все ее внимание сосредоточилось на острие ножа, застывшего в паре сантиметров от сердца. Его биение отдавалось в ушах барабанным боем.
   - Раз, - Шахматист не сводил с Иванны глаз. Лезвие вспороло куртку. - Два...
   - Три! - неожиданно послышалось за спиной, и Шахматиста вдруг отбросило назад.
   Лера едва успела понять, что происходит. Нож со стуком упал на бетонный перрон.
   Она увидела Смолина. Парень молниеносно схватил Шахматиста за куртку, другой рукой сжал его руку с ножом. Все это произошло так быстро, что Шахматист не успел сориентироваться. Леонид сдавил руку слишком сильно, и Шахматист разжал ладонь.
   Теперь Смолин держал его, скрутив руки за спиной.
   Но Иванна не успела надеть наручники. Не успела даже подойти, как появился черный ворон. Он налетел на Смолина, и кинулся ему в лицо. Бил крыльями, и пытался добраться когтями до глаз.
   - Зараза! - крикнул парень, закрываясь руками.
   Шахматист воспользовался моментом, освободился, схватил нож, и прежде чем Иванна успела что-то предпринять, снова схватил Валерию.
   - Твой брат уже далеко. Не ищи его, - с гадкой ухмылкой шепнул Шахматист на ухо.
   Послышался гудок приближающегося поезда. Все происходило, как в ускоренной съемке.
   Шахматист толкнул Валерию к Иванне, а сам вдруг прыгнул на рельсы.
   Тут же мимо пронесся поезд. Оперативники и Валерия буквально остолбенели, глядя на мелькающие вагоны. Постепенно поезд замедлил ход и остановился в ожидании пассажиров. Но кроме участников недавней сцены на перроне никого не было. А они не сдвинулись с места до тех пор, пока поезд опять не тронулся. Лера увидела в окне свое отражение и ужаснулась. Лицо бледное и мрачное, как у покойника.
   Поезд уехал, тела на рельсах не оказалось. Шахматист сбежал. Перемахнул на другую сторону за долю секунды до того, как железная махина отрезала его от остальных.
   Оперативники бросились на поиски, но Иванна не двинулась с места. И она и Валерия точно знали - Шахматиста не найти.
   Смолин только-только отбился от ворона. Птица, злобно каркая, полетела прочь.
   - Леонид... - Лера растерянно посмотрела на парня. Потом улыбнулась, и бросилась к нему на шею. - Ты вернулся!
   - Разве я мог бросить даму в беде, - усмехнулся он, обнимая Валерию.
   Она отстранилась и заглянула в смеющиеся карие глаза. Но ничего спросить Лера не успела. Раздался голос Иванны.
   - Может познакомишь меня со своим спасителем?
   Вопрос прозвучал странно; такой же странной была и реакция "спасителя".
   - Я... э... пожалуй, мне пора, - Смолин сделал шаг назад.
   Иванна пристально смотрела на него, а Лера перевела недоуменный взгляд с Леонида на Иванну.
   - Погодите, вы что, знакомы?
   - Э... в первый раз вижу, - быстро сказал Смолин, отводя взгляд.
   Иванна выглядела мрачной и серьезной. Но вдруг усмехнулась и сказала.
   - Конечно. В первый, не считая того случая, когда ты украл кольцо у иностранца.
   - Все-таки заявил? - с досадой спросил Смолин. Потом махнул рукой. - Так я и знал.
   - Ты что, хочешь его арестовать? - возмутилась Лера. Она шагнула в сторону Иванны, и загородила Леонида. - Только через мой труп!
   - Ладно уж, - неожиданно рассмеялась Иванна, и обняла Валерию. - Хватит с тебя трупов.
   Потом она отошла, и добавила.
   - Общайтесь. У вас есть пять минут, пока я сделаю вид, что не замечаю вора у себя под носом.
   - Спасибо! - Лера подпрыгнула от радости и обернулась. Правда, тут же с подозрением посмотрела на Смолина, уперла руки в бока и спросила.
   - Так ты, значит, все мне рассказываешь?
   - А что? - теперь Леонид попятился уже от нее.
   - Ты знал про футарк и его назначение с самого начала! И даже более того - ты... это ты украл его, верно? Как ты мог!
   - А что, - Леонид остановился и сделал вид, что оскорблен. - Ему можно, а мне нельзя?
   - Нет! Ты должен его вернуть.
   - Простите, мадемуазель, - он насмешливо развел руками. - Это невозможно. Я не могу отказать себе в таком приключении.
   - Ну ты и... - Лера едва удержалась, чтобы не произнести слово, которое девушкам произносить не положено. - Иди ты тогда...
   - Знаю, знаю. В Изумрудный город, - рассмеялся Смолин. - Скажи, а как ты узнала? Я вроде бы нигде не спалился.
   - Ты спалился в самом начале, - проворчала Лера. На него невозможно было обижаться. - Я видела бумажку у Полонеза. Футарк ЛС. Тогда я еще не знала, что такое ЛС. А потом поняла. Это твои инициалы. Ты работал на Полонеза, и он посвятил тебя во все, что происходит. Ты знал про сокровище. И твой надуманный мотив отомстить шефу сразу показался мне подозрительным. А потом у Анатолия Белых пропали фальшивые камни. Но Зоя их не брала. Оставался ты. Тебе ничего не стоило украсть их. Ты воспользовался моей помощью, чтобы узнать все детали, и опередить Шахматиста и шефа!
   - Браво, - Смолин подмигнул Валерии. - Ты молодец. Далеко пойдешь. Я подменил камни на фальшивки, а фальшивки выкрал Шахматист. Так что он вовсе не победил.
   Лера улыбнулась, представив лицо Шахматиста, когда он поймет, что его футарк не настоящий.
   - А на что тебе эти камни? Оставшиеся три все равно у него. А манускрипт с разгадкой уничтожен.
   - Ну... придется мне погоняться за ним по миру. Не впервой, - Смолин сложил руки в карманы. - Это куда интереснее, чем быть обычным вором.
   - Положим, обычным ты и не был, - сказала Валерия. - Может, все-таки, вернешь камни? Это плохая игра.
   - Мне не привыкать играть в плохие игры.
   - В таком случае наши пути разойдутся раз и навсегда.
   В голосе Валерии прозвучали вызывающие нотки.
   - Я бы не был так уверен, - Леонид снова подмигнул ей, и добавил. - Ах да. Тут один парнишка, одевающийся в стиле инсайд, просил тебе передать. Я почему и пришел.
   Он вложил в ладонь Валерии маленькую записку, потом достал из-за пазухи свернутый пополам листок, и добавил.
   - А это от меня.
   И отправился к выходу с перрона. У самых турникетов обернулся в последний раз, и пропал.
   Лера развернула листок, и хмурая складочка на лбу расправилась. Там был ее портрет, нарисованный простым карандашом. Совсем живой, с развевающимися волосами и озорной улыбкой. Внизу подпись - спасибо за все. До встречи.
   Подошла Иванна.
   - Надо же, - она положила руку на плечо Валерии, и с улыбкой заглянула в листок. - Гляди-ка, уложился в пять минут.
   Лера молча посмотрела на пустой перрон, и сжала маленькую записку в ладони. Ее она развернуть не решалась.
   Но на душе впервые за долгое время был покой. Потому что она обрела надежду.
   А надежда освещает путь даже в самую темную ночь.
  

Уже не глава, еще не эпилог

   С момента исчезновения Шахматиста прошел всего один день. Но для Леры он показался вечностью. Возле ее дома никто не появлялся. Сеня больше не дежурил у окна - она сама не сводила с дороги глаз.
   Она ждала.
   Ждала с таким нетерпением, что не находила себе места. А все из-за той маленькой записки. Записки от ее брата.
   Там было всего одно предложение.
   "Завтра в 17.00, переписка с Белым слоном".
   Наверное, она наделась, что он придет сам. До последнего.
   Но вот настало это время. Лера получила сообщение. Писал Петр.
   Всего одно слово.
   "Привет".
   "Привет...", - ответила Лера. После стольких лет разлуки они боялись начать разговор. Но он продолжил первым.
   "Я скучал по тебе, сестренка".
   Вроде бы банальная фраза, но из-за нее на глазах навернулись слезы.
   Я тоже, подумала Валерия. Боже мой, как я скучала.
   Но она не знала, что сказать. Как спросить, задать страшные вопросы.
   "Почему ты не остался?"
   "Потому что я нужен своему учителю", - последовал ответ.
   "А мне? Разве мне ты не нужен? И разве я не нужна тебе?"
   В ушах зазвенела тишина, когда стук клавиш прекратился. Сообщение пришло только через минуту.
   "Учитель предлагал тебе пойти с нами. Почему ты отказалась?"
   Боже мой. Как объяснить? Валерия не представляла, что он пережил. И потому не знала, какие подобрать слова, чтобы его вернуть.
   "Твой учитель жестокий человек. Ты не такой как он. Братишка, умоляю, скажи где ты! Я приеду за тобой".
   "Учитель спас меня. Его жестокость оправдана мудростью. Он научил меня жизни".
   Рука замерла над клавиатурой. Лера медлила. Что, если брат не может написать правду? Что, если и сейчас Шахматист знает об их переписке? Или - что еще ужаснее -это пишет вовсе не брат? Она спохватилась и быстро написала.
   "Помнишь, как мы поклялись никогда не расставаться и не предавать друг друга? Мы сидели в домике из стульев и одеял, светили фонариком в книжку со сказками. Ты тогда спросил, бывают ли чудеса на самом деле..."
   "И ты ответила, что чудеса приходят к хорошим людям, с отважным сердцем и чистой душой", - спустя пять минут пришел ответ.
   Из-за слез Лера с трудом разбирала буквы на экране. Это был он.
   "Куда же подевалась твоя чистая душа? Тебе пришлось многое пережить... Мне тоже. Если ты еще хоть немного меня любишь, братишка, скажи, где ты. Я приеду куда угодно".
   Почти десять минут ответа не было. Валерия, не отрываясь, смотрела в экран.
   И, наконец, пришло сообщение.
   "Я люблю тебя. Не приезжай".
   Больше он не отвечал.
   Лера не могла пошевелиться, глядя на мерцающий экран. Что-то было не так. Брат искал встречи, она это знала. Иначе, к чему была эта переписка?
   Так думала Валерия до тех пор, пока не заговорил попугай.
   - Больцано! - выкрикнул он, перевернувшись вниз головой. - Зер-ркала!
   Снова кто-то научил попугая новым словам. И этот кто-то не был Шахматистом.
   Девушка захлопнула крышку ноутбука, встала и с непроницаемым лицом взглянула на стену с записями. В самом низу, под яркими цепями и надписями темнело серое пятно, которое столько лет не давало покоя.
   - Молодец, братишка, - уголки губ дрогнули в улыбке. - Ты его перехитрил.
   Рука потянулась к баллончику с белой краской. Секунда - и пятно исчезло навсегда. Вместе с чувством вины, терзавшим с самого детства. Из-за этого самого чувства она искала брата, из-за этого уговорила Иванну дать шанс поговорить с Шахматистом, из-за этого ему удалось сбежать. Валерия приняла это, признала, и - отпустила. Теперь вместо вины возникло новое чувство - тоска по родному человеку и уверенность.
   Теперь девушка знала, где искать, и могла все исправить. Цель осталась прежней, но сменился мотив, и она стала сильнее.
   А страничка Белого Слона была удалена.

Эпилог, или

Последнее слово Шахматиста

  
   Партия была окончена.
   Игра - нет.
   Надеюсь, вы не забыли, что рассказчиком все это время был я?
   Валерия оказалась права, камни, которые я выкрал - лишь искусные подделки. Леонид Смолин пропал из вида, но меня это нисколько не смущает. Сейчас я нахожусь не в России, нужно время, чтобы поразмыслить.
   Придется найти его, чтобы забрать то, что принадлежит мне. Но и Леонид собрался сделать то же самое. Игра обещает быть увлекательной. Остается выбрать партию и подходящую доску.
   Признаться честно, я был слегка разочарован отказом Валерии. Я надеялся до последнего. Ее талант не имеет равных. Однако, у меня в учениках ее брат, а он тоже кое на что способен.
   Уже после всех событий в городе N, когда страсти поутихли, виновные получили по заслугам, а я исчез без следа, ко мне случайно попал дневник Валерии.
   Но, как известно, случайности редко бывают случайны.
   Благодаря её записям я детально восстановил картину расследований и написал книгу, которую имею честь представить на ваш суд.
   Кроме того, всё это время я продолжал следить за своенравной сыщицей издалека. Она меня заинтересовала. Ценный экземпляр.
   Спустя полгода до меня дошли слухи, что после того, как ее соседку, Антонину Федоровну, выписали из больницы, Лера отправилась в небольшой итальянский городок Больцано, расположенный в Доломитовых Альпах в окружении красивейшей природы и горных хребтов.
   Она продолжает держать планку. Я даже рад, что она догадалась, где находится ее брат. Хотя это было не сложно. Стоило лишь взглянуть на страницу Белого Слона.
   А потому... игра продолжается, мои дорогие.
   Игра - это жизнь.
   Эндшпиль - от нем. Конец игры. В шахматах этим термином обозначают заключительную часть партии
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.97*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Зимина "Айтлин. Сделать выбор" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"