Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 4-5.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:


Глава 4, или

Без пяти труп

  
   Все еще 21 апреля, 2013 год
  
   - Алло! Да, Дарья Лапшина у аппарата. Да!!! Внемлю! Что? Нет, это не наш профиль. Убийство? Уже интереснее... где? Когда? Подозреваемый задержан? Отлично, выезжаю!... Нет, мы не интересуемся котятами. Все. Ждите.
   Даша закончила разговор и втиснула плоский белый телефон в маленький карман джинсовой курточки. Мимоходом глянула в зеркало и поморщила аккуратный маленький носик - на щечках проступали веснушки, которые она терпеть не могла. Но они упорно просвечивали даже сквозь пудру.
   - Ничего, бывало и хуже, - вздохнула она, поправила большие прямоугольные очки, припудрила миниатюрный подбородок, мазнула блеском по пухлым губкам, поправила толстую льняную косу - рыбий хвост, и отправилась в отдел верстки и дизайна, где работал ее товарищ, Сергей Иванов.
   Тонкие каблучки застучали по паркету, эхом отдаваясь в полупустом коридоре. В субботу газета "Новый День" словно вымерла - только самые рьяные писаки и трудоголики пришли закончить свои дела.
   Оправив короткую юбочку, девушка открыла стеклянную дверь.
   - Какие люди! - Сергей развернулся на стуле и окинул стройную аккуратную фигурку Дашу одобрительным взглядом, который задержался в районе мини юбки. - Я думал, мы с Игорьком здесь одни.
   - Меня зовут Игорь. Не Игорек! - раздраженно отозвался из дальнего угла тощий, похожий на крысу, паренек. По сравнению с крепким, исколотым татуировками, Сергеем, он казался костлявым и хилым.
   - Ладно тебе, Игорек, - весело повторил верстальщик.
   - Серега, да отстань ты от него. Пусть называется, как хочет, - махнула рукой Даша.
   - Есть отстать! - отрапортовал Сергей. - Так ты какими судьбами? Если тебе нечем заняться в субботу, можем встретиться, хорошо провести время...
   - Ой, ну хватит, - фыркнула Даша, - не до того сейчас. Тут новый материал подкинули. Я побегу, если что, ты Гущину скажи, что я статью про задержанные пенсии завтра допишу и ему на мыло скину. Ок? Ну все, меня нет!
   Сергей укоризненно посмотрел на Дашу:
   - А-я-яй! Как не стыдно, лучшая журналистка, а статьи вовремя не сдает! Гущину это не понравится. Он тебя на завтрак скушает.
   Игорь Семерядов в своем углу скривил без того неприятное острое лицо с маленькими крысиными глазками, и язвительно добавил:
   - Давно пора... Таких выскочек только поискать.
   - Ты бы завидовал молча, - Сергей резко переменился в лице и с угрозой посмотрел на Игоря. - С такими как ты такие как я долгих бесед не ведут, - и презрительно добавил, - Игорек.
   - Вот только не надо мне угрожать, - огрызнулся Семерядов, но больше спорить не стал.
   На злобное тявканье Сергей только усмехнулся, даже не взглянув на коллегу, и вернулся к работе.
   Самой Даше было плевать на Семерядова с высокой колокольни. Так же, как и на консервативного начальника, которому нужна была только текучка про пенсионеров, городские праздники и котят на дереве. "Гущин - парадокс современной журналистики", - говорила Даша. - "Все гоняются за сенсациями, он - за котятами и новостями брежневских времен".
   На самом деле амбициозной девушке был тесен этот городок N с его незатейливыми событиями. Она действительно была одаренной журналисткой, с хорошо подвешенным языком и обаятельной располагающей внешностью. Невысокий рост только придавал ей очарования, как и очки, за которыми большие голубые лучистые глаза казались и вовсе кукольными. Кроме того, молодая журналистка владела английским и французским, а главное - обладала нюхом на громкие дела. Она втайне мечтала перебраться в Москву, сделать там настоящую карьеру - и у нее были на это все шансы. Если бы не одно "но". Мать-инвалид, за которой требовался постоянный уход. После травмы позвоночника, полученной в автомобильной аварии, женщина оказалась прикована к постели, и большую часть времени проводила в инвалидной коляске. Это "но" перевешивало все остальное. Даша мечтала, но никому не рассказывала о своей мечте. Она зарабатывала деньги на лекарства, но их не хватало на то, чтобы поставить мать на ноги. Нужна дорогостоящая операция, а скопить на неё, работая в провинциальной газетёнке, практически невозможно. Пожалуй, в Москве удалось бы, но чтобы туда уехать, нужны средства на первое время, на сиделку для матери. А их не было. Поэтому Даша смирилась, и старалась разыскать в городке хоть что-то интересное. И иногда ей это удавалось. Она никогда не унывала, и, возможно, поэтому ей везло.
   После звонка от одного из свидетелей с Лебяжьего озера, хваткая девушка поехала в полицию. Все, что она знала на тот момент - произошло убийство, погибла женщина, подозревают ее мужа. Все.
   Но следователь даже не стал слушать назойливую журналистку, а Иванна ограничилась коротким: "без комментариев".
   Даша рассерженной фурией вылетела из здания полиции, спряталась в тени клена, и постаралась успокоиться.
   - Ничего, Лапшина, еще и не такие крепости штурмовали, - сказала она себе, оценивая ситуацию.
   Раз не вышло с полицией, нужно поговорить со свидетелями. Та бабушка, которая звонила ей, обещала быть у озера в час. Время без двадцати. А значит, можно ехать.
   Желтый автобус пришел через пять минут, и Даша отправилась в парк, к Лебяжьему озеру, по пути подумав, что надо позвонить подруге, которая вполне может быть в курсе произошедшего.
  
   ***
   Валерия не спеша брела вдоль берега озера. Арчи бежал рядом и беззаботно ловил зубами пролетающую мошкару.
   В кармане джинсов теснились ключи, скомканная бумажка с загадочными цифрами, и - пленка с записью сообщений, оставленных на телефон в доме Крымовых.
   Но не та пленка на которую пришло последнее сообщение. Эту - грязную и порванную - девушка отыскала в саду, не без помощи Арчибальда.
   Она шла, но мысленно возвращалась к тому моменту, когда запищал автоответчик...
   ...Понадобилось огромное усилие воли, чтобы подойти к телефону. А все из-за этого голоса.
   - Не лезь в это дело, если хочешь жить.
   Вот все, что прозвучало под едва слышное тиканье часов. Но смысл сказанного дошел до Валерии куда позже, чем подступил страх. Сначала он пощекотал горло, заскребся где-то на уровне подсознания, а потом окатил ледяной волной.
   Голос принадлежал человеку, которого давно нет в живых - не год, не два, а целую вечность.
   Но можно ли узнать голос, который слышала едва ли не в прошлой жизни? Оказалось, можно, и ещё как. Особенно если именно он не давал покоя по ночам долгие годы. Лера не спутала бы его ни с одним другим. И теперь призрак из прошлого нашел ее в чужом доме, в тот самый момент, когда она собралась уходить; в тот самый день, когда жизнь перевернулась из-за смерти Милы.
   - Черт, - тихо выругалась напуганная девушка, хотя это было не в ее манере. Не сдержалась. И поймала себя на том, что рука, сжимающая ключ, дрожит.
   Голос был связан с тем самым пятном в ее комнате, которое притаилось на разноцветной стене, исписанной и исчерченной цепями. Пятном, историю которого не знала ни одна живая душа, даже самые близкие друзья. Даже покойная бабушка, ближе которой у Валерии не было никого.
   Прежде чем подойти к телефону, Лера зачем-то оглянулась. Словно решила удостовериться, что Арчи по-прежнему сидит у забора, а на небе светит солнце. Конец света не наступил.
   Других сообщений на автоответчике не оказалось. Либо их прослушала и стерла полиция, либо ничего и не было. В последние месяцы Крымовым никто не звонил.
   Чем больше проходило времени - секунда за секундой - тем больше Валерия верила в то, что голос ей почудился. Мир по-прежнему жил своей жизнью.
   Рука потянулась к кнопке и легкий щелчок вновь запустил сообщение.
   - Не лезь в это дело, если хочешь жить.
   Это был голос маленького мальчика, и оттого сообщение выглядело настолько нелепым, что постороннему человеку могло показаться шуткой непослушного ребенка.
   Но Валерия содрогнулась. Если бы сейчас она стояла на вершине горы под пронизывающими порывами ветра, все равно не ощутила бы такой обжигающий холод.
   Она не ошиблась, голос был тот самый. Быстрее, чем следует, Лера нажала на кнопку и стерла сообщение.
   Стрелка часов подходила к половине второго. До встречи с Елиным оставалось полтора часа, но девушка будто забыла о ней. И о времени - потому что когда она очнулась от раздумий, стрелка подходила к двум.
   О чем она размышляла так и остается загадкой, только после размышлений перевернула телефон и собралась извлечь пленку. Но помедлила, задумчиво проведя пальцем по сломанной крышечке. Кто-то явно торопился, открывая ее, и сломал защелку. Кто-то уже извлекал пленку - но не полиция. Они бы не стали ставить новую, по крайне мере сразу - просто неоткуда было бы взять.
   Лера открыла крышечку и извлекла почти новую пленку. Она уже знала, что должна продолжить расследование. Хотя бы потому, что теперь это касается ее лично.
   Девушка вышла из дома, взяла поводок и сунула пленку под нос Арчибальду.
   - Ищи, малыш.
   Говорят, собаки похожи на своих хозяев. Или хозяева на собак - не важно. Важно то, что Арчи, так же как и его хозяйка, отлично шел по следу. Возможно, в этом заслуга Елина, возможно - природы. Как бы то ни было, Лера рассудила, что тот, кто поставил новую пленку, извлек старую. Значит, обе пленки пахнут одним человеком. И если старая здесь - то Арчи найдет ее.
   Так и вышло.
   Ньюфаундленд шумно вдохнул, припал носом к земле и тяжелой поступью направился к дому. Но у самого порога резко свернул и побежал к кустам сирени.
   Ее голые ветви, подернутые зеленоватой фатой, едва покачивались на ветру. Арчи остановился и пару раз мощной лапой капнул землю, показывая - здесь что-то спрятано.
   У самых корней Валерия откопала пленку - смятую, почти уничтоженную, но все же дающую надежду на то, что ситуация немного прояснится. Только чтобы извлечь информацию, придется изрядно потрудиться...
   ...Из-за деревьев показался белесый бок деревянного сооружения. Валерия очнулась от размышлений, и отметила, что они с Арчи почти на месте. Сейчас нужно следовать плану, а уж после можно заняться и пленкой, и этим человеком, сбежавшим из дома Милы и Антона.
   "Может, и к дяде Мише на допрос успею", - подумала она, и направилась к цели своей прогулки. Время подходило к двадцати минутам третьего часа.
   Маленькое белое здание лодочной станции выросло на берегу озера пару лет назад. Оно нависло над водой, подпираемое деревянными столбами в железной обивке. От двери, что смотрела на противоположный берег, протянулся прочный деревянный помост. По правую и левую сторону от него покачивались на водной ряби новенькие синие и зеленые лодки, ожидающие пассажиров.
   За несколько лет спокойной размеренной жизни здание лодочной станции потеряло первоначальную белизну. Стены слегка выгорели под солнечными лучами, но это придавало им особый шарм. Простое и уютное сооружение идеально вписалась в парковый пейзаж, подремывая среди задумчивых лип и строгих тополей.
   В конце апреля лодочный сезон только начинался, поэтому люди предпочитали прогуливаться по берегу. Всего одна-две лодочки бороздили простор озера, а сторож лодочной станции, бородатый, похожий на старичка-лесовичка Никифор Артемьевич, с отстраненным видом разгадывал сканворд в позапрошлогодней газете. Сидел он на лавочке под навесом, к которому вела коротенькая деревянная лесенка.
   Лера не была на станции очень давно. Она не любила плавать на лодке, а больше на этой стороне озера делать нечего. Отсюда вела одна дорога - в новый микрорайон с серыми пустынными дворами и хилыми деревцами среди бетонных стен. Но в парке Лере понравилось. Эта сторона - более тенистая и прохладная - еще не совсем очнулась от зимы. Здесь даже дышалось легче, а тревоги тонули в ненавязчивом и нежном шепоте воды. Вдоль берега у самой кромки виднелись льдинки, молодая травка, только пробивающаяся сквозь темно-бурую почву, не спешила расти. А еще - здесь был просто восхитительный воздух: свежий, прохладный, пахнущий настоящим лесом. На этом берегу деревья росли гуще, а людей было меньше. Только один парень в спортивной куртке пробежал по асфальтовой дорожке.
   Лера остановилась в стороне и отстраненно наблюдала за бегуном, пока он не скрылся из вида. Мысли улеглись, и девушка уверенно шагнула к навесу. Она уже знала, что найдет здесь - оставалось лишь подтвердить догадки.
   Взгляд скользнул вниз - на влажной земле остались свежие следы автомобильных шин. Полиция уже побывала здесь, и это отлично. Юная сыщица была уверена, что они не задали ни одного правильного вопроса, а значит не получили нужного ответа. А она знала, что спрашивать. Потому что обладала целыми тремя уликами - следом ботинка, пушинкой и фотографией царапины на борту лодки.
   Когда под ногой новой посетительницы скрипнула ступенька, Никифор Артемьевич машинально, не поднимая седой головы, произнес:
   - С собаками нельзя. Взрослый билет - двести рублей, детский - семьдесят. На двадцать минут. Семечки и плюшки оставляем на берегу. А то, ишь ты, моду взяли - сорют, а нам потом убирать!
   - Строго у вас тут, - улыбнулась Лера. - А вот если я ну прямо-таки мечтаю взять с собой плюшку? Неужели моя заветная мечта разобьется о камни жестокой реальности?
   Лера подумала, что неплохо было бы для должного эффекта театрально закатить глаза, но дед на нее даже не взглянул. Поэтому она оставила Арчи возле ступенек, подошла к столику, за которым сидел сторож, и заглянула в сканворд. Дед раздумывал над "Чахтицким чудовищем".
   - Батори, - подсказала девушка.
   - Гляди, и правда, - хмыкнул дед, вписав слово огрызком карандаша в маленькие квадратики.
   После этого он соизволил взглянуть на посетительницу.
   - Чего изволите? - на этот раз его обращение прозвучало гораздо вежливее, несмотря на грубоватый полу-деревенский говор.
   - Вы слышали, что произошло сегодня утром на озере?
   Дед насупился, подозрительно прищурился и сказал:
   - А ты, часом, не из полиции? Так сколько можно уж говорить - не знаю я ничего! Ничегошеньки!
   - Я сама по себе, и не имею к полиции никакого отношения. Мне нужно переговорить с другом Антона Крымова.
   - Хмм... а ты точно не из полиции? - дед почесал затылок. - Да и правда, не похожа, больно молодая... зеленая еще. А тебе на что Димка Груздев? Про него даже полиция ничего не знала!
   - Я тоже. Но очень хочу узнать! Он здесь?
   - Ишь ты, хочет она... - ухмыльнулся дед. - Уж за кем, а за Димкой в жизни девки не бегали.
   - Просто позовите его, и все, - отрезала Лера, нахмурившись.
   Дед взмахнул рукой, и уронил карандаш:
   - Так ты обиделась неуж? Не держи на старика обиды, я ж это так, про девок-то... - он полез под стол, нашарил карандаш, и из-под стола добавил. - Я бы и рад позвать, только нет его. Сгинул покуда.
   - Что вы хотите сказать? - Рижская стиснула край стола, но голос звучал спокойно. - Он что, тоже умер?
   - Да Господь с тобой! - перекрестился Никифор, вылезая из-под стола. - Я ж не про то! После того, как полиция приезжала, худо ему сделалось. Он и так-то второй день гриппует, а тут с сердцем поплохело, домой отпросился. Видать, не скоро увидим его.
   - А вы не в курсе, кто для Крымовых лодку на другой берег перегнал?
   - Перегнал? Странная ты... - он смерил Валерию подозрительным взглядом. - Ну да мое дело маленькое, пусть Михалыч сам со шпионами разбирается. Мне-то откуда знать, кто да почему? Я тут зачем штаны просиживаю - слежу, чтоб порядок на станции был и собак никто не провел. А то ведь могут и лодку испоганить!
   - Ну почему сразу так... Вот, мой Арчибальд, например, везде ведет себя культурно, правда, Арчи?
   Пес широко зевнул в ответ, демонстрируя свое безразличие ко всем лодкам вместе взятым. Он предпочитал плавать сам, иначе зачем водолазу нужны четыре лапы?
   - Все они с виду воспитанные, - дед покосился на собаку и добавил. - Пока не укачает.
   - Гр... - проворчал Арчи, словно что-то понял. Чтобы водолаза - и укачало?
   Разговор про собак Лера завела не просто так - за это время она успела рассмотреть все, что находилось на столе сторожа и сделать соответствующие выводы. Кроме сканворда перед Никифором лежал большой журнал с надписью "Посетители". Прямо на журнале стояла засаленная чашка с остывшим чаем, рядом лежала линейка и открытая пачка мятных леденцов.
   - А что это у вас, горло болит? - сочувственно спросила Лера, указывая на леденцы.
   - Да нет, это Димкины остались! - махнул рукой Никифор. - У меня-то здоровье богатырское, а вот Груздев постоянно болеет. Хилая молодежь пошла, не то что в наше время! Чего он только не делал, чтобы поправить здоровье - даже на автобусах ездить перестал, пешком ходит! Во как... Не ворочают нынче бревна, и коров с утра до ночи не пасут - вот и хиреют за своими компутерами.
   Дед снова махнул рукой - то ли на Леру, то ли на всю хилую молодежь вместе взятую.
   А Лера мельком взглянула на наручные часы - стальные, с множеством цепочек - и поняла, что ей пора торопиться. Нужно еще успеть на автобус и к трем быть в полицейском участке. На все про все - пол часа.
   - Хорошо, как мне найти Дмитрия?
   - Ох уж эта молодежь... - пробормотал дед. - И чего вам неймется? Ладно, записывай его телефон...
   Уже через минуту Лера набирала полученный номер, чтобы договориться о встрече. В телефоне послышался охрипший голос.
   - Слушаю. Да, это Груздев. Я. Откуда, говорите? От Антона? Но ведь я уже все рассказал полиции... Ну хорошо, давайте встретимся. Пишите адрес. Улица Белая, дом семь, квартира девятнадцать. Извините, я простыл, не могу вас встретить...
   - Ничего страшного, я найду дорогу. Когда можно приехать?
   - Давайте пока договоримся на завтра, - просипел Дмитрий. - Мне тяжело говорить, сами понимаете...
   - Конечно.
   Лера спрятала телефон, отвязала Арчи от перил, и отправилась в обход озера к остановке. А еще она отметила, что живет этот Груздев неподалеку от университета. Достаточно далеко до лодочной станции. Ни один человек, как бы он ни любил здоровый образ жизни, не пойдет пешком в такую даль. А, по словам Никифора, Груздев ходил регулярно.
   По пути к остановке девушка внимательно осматривала берег, в надежде найти что-нибудь интересное. Она подозревала, что полиция ищет не там и не то, хотя и сама не знала, что именно надо искать. Арчи обнюхивал прибрежные кусты и тоскливо смотрел на воду.
   - Нет, купаться сейчас некогда, - Лера слегка дернула за поводок, и пес послушно побрел дальше.
   "Ну и денек выдался", - устало текли отстраненные мысли. - "И ведь еще даже не думает кончаться". Происходящее все больше напоминало сон. Не дурной даже - просто сон, в котором мало смысла.
   Бессмысленность всегда напрягала Валерию. Но, должно быть, именно она не позволяла страху завладеть сознанием.
   Зазвонил телефон.
   За этот день он звонил уже не раз - некоторые клиенты просили взяться за поиски. Кто потерял кошелек, кто - дорогую брошку, у кого коляску украли... Валерия отвечала, что во время сессии она не работает.
   - На связи.
   - Лерунчик, привет! - послышался бодрый звонкий голос. - Мне срочно нужна твоя помощь!
   - Привет, Даш, - Лера пнула камешек в воду и посмотрела вдаль. Это был не клиент. - Что случилось?
   - Ты ведь была знакома с Милой Крымовой?
   Лера замерла с поднятой ногой и неодобрительно произнесла:
   - Та-ак... журналисты уже в курсе. Много вас таких?
   - Я, единственная и неповторимая, - отрапортовала довольная Даша. - Ты ведь расскажешь мне все, что знаешь? Правда? Ну пожалуйста, пожалуйста, пожа...
   - Слушай, мне сейчас некогда, давай встретимся... м... часов в шесть, идет? Приезжай ко мне.
   - Ты прелесть! - воскликнула Даша и положила трубку.
   - М-да, прелесть... - пробормотала Лера, задумчиво глядя перед собой.
   С Дашей Лапшиной они были лучшими подругами. Не так, как это принято у большинства девчонок - дружат до тех пор, пока выгодно, против третьей, или от банальной скуки. Нет, просто они понимали друг друга, как сестры, и хотя виделись редко, в тяжелые минуты всегда были рядом. Совершенно разные, с полярно противоположными интересами, они каким-то образом оказались родственными душами. А такое нечасто случается. Даша обожала красивую жизнь, мечтала удачно выйти замуж, стать известной журналисткой, читала модные журналы и любила дискотеки. Лере все вышеперечисленное было фиолетовым по сиреневому. Кроме своей работы - искать пропавшие вещи и людей - она увлекалась чем угодно, от рисования до пауков, лишь бы не тратить время на пустышки.
   Пожалуй, единственным, что их объединяло, на первый взгляд, были животные. Даша никогда не проходила мимо бездомного котенка или щенка, и если не могла оставить себе, выхаживала и находила ему хороших хозяев. Но что же по настоящему сделало их неразлучными не знал, наверное, никто. В том числе они сами. Хотя, девушки и не задумывались над этим. Настоящая дружба не требует причин.
   Лера прекрасно понимала, что Даше нужна сенсация. Но так же она понимала, что эта сенсация может стать роковой для Антона. Поэтому и решила поговорить с подругой с глазу на глаз.
   Почти у самой остановки Арчи заскулил и потянул поводок в сторону. Хвост превратился в мохнатый вентилятор, и Лера недоуменно последовала за взволнованной собакой. Пёс явно учуял кого-то из "своих", кого он признавал и любил.
   - Погоди, куда! - девушка попыталась удержать поводок, но ньюф, как танк, полез через кусты. - Чтоб тебя... все репьи собрали!... Женька?
   Лера выбралась из кустов следом за Арчи, который как юла закрутился вокруг большущего желтого цыпленка с куцым хвостом. В широко раскрытом клюве виднелась лохматая голова друга.
   - Ну конечно... - пробормотала девушка. - Наш любимец...
   Женя не сразу увидел университетскую подругу. Он кое-как выудил из костюма руку, просунул ее в клюв и протянул Арчибальду печенье.
   - Ты его избаловал! - возмутилась Лера. - Он стал все клянчить!
   - О, Рига, привет, - цыпленок заметил и хозяйку. - А ты чего из кустов?
   - Это ты его спроси, - Лера кивнула на Арчи, обирая с джинсов репьи. - Тебя учуял, и попер напролом.
   - Умный пес, - похвалил парень. - А я вот тут работаю.
   Мимо прошла девушка, и он окликнул ее, протягивая листовку:
   - Приходите в ресторан "Цыпа", только в этом месяце скидки на все блюда!
   Девушка, не глядя, взяла листовку, и пошла дальше.
   - Жень, а ты... ты разве не знаешь, что сегодня случилось? - осторожно спросила Лера.
   - А что-то случилось? - удивился цыпленок.
   - Как же... Мила... она... - Лера пыталась подобрать нужные слова, но Женя вдруг сам произнес.
   - Умерла? Чушь.
   Лера застыла, не зная что и думать. То ли Женя от горя сошел с ума, то ли совсем не в курсе того, что произошло на самом деле.
   - Не думай, я не сумасшедший, - цыпленок отвернулся. - Хотя... если хочешь, думай. Просто, Мила теперь где-то... где-то там, - и цыпленок неуклюже поднял крыло вверх. Подумал, и добавил. - Знаешь... она, может, и сама бы хотела этого. Не жизнь это была. Такая, как у нее - не жизнь.
   Лера невольно посмотрела на синее небо, протянула руку, чтобы положить на плечо друга, но передумала, и бесшумно ушла на остановку. Она не любила лезть в душу. Такое странное отношение к смерти сестры озадачило бы кого угодно, но только если бы речь шла о ком-то другом. Женя всегда был, что называется "не от мира сего". В нём словно жили два разных человека, один из которых - душа компании и любитель тусовок, другой - мир-в-себе, как говорила Мила. И никогда не знаешь, какой Женя повстречается сегодня.
   Но Рижская думала уже совсем не об этом. В полицию она успела к назначенному времени, но разговор с Елиным не принес результатов. Лера отказалась рассказывать о своих догадках, попросила время подумать. Конечно, Михаилу Афанасьевичу ничего не оставалось, как согласиться, только он строго настрого запретил ей соваться в расследование и общаться со свидетелями самостоятельно. Лера пообещала, что не станет, и попросила позвонить, если Антон придет в себя. Добиться от него чего-либо вразумительного пока не удавалось. Он лишь бормотал, что не виноват, твердил, что Мила жива и требовал привести ее. Странная фраза больше не повторялась. Анализ крови должен быть готов через два дня, поэтому оставалось только ждать.
   Рассказать о сообщении, пришедшем на автоответчик, девушка не решилась. Ее просто напросто заставят сидеть дома, а чего доброго еще и охрану приставят. Когда Елин переживает за кого-то, он и не на такое способен. А Лера всегда была ему как родная внучка.
   Про человека, сбежавшего из дома Крымовых, Валерия тоже не сказала. Собиралась - но передумала. А все из-за того же сообщения на автоответчике. В глубине души она понимала, что это эгоистично, но загоняла такие мысли подальше. Она не хотела упустить шанс разобраться в своем прошлом. Почему-то была почти уверена, что тот человек связан со звонком. Даже если звонил кто-то другой - а ведь звучал голос мальчика, отнюдь не взрослого человека - только он видел, что именно Рижская зашла в дом в этот момент. И сообщение было адресовано ей. Но главное - и это пугало сильнее всего - сбежавший незнакомец знал о ней что-то, о чем не должен был знать никто. Знал, возможно, саму тайну пятна на стене. Не зря прозвучал именно этот голос.
   Пока вопросов хватало, и Лера старалась не думать, каким образом некто сумел так точно воспроизвести голос того самого мальчика. Если бы она начала размышлять над этим, то наверняка потеряла бы всякое самообладание. Она знала, что ответа на этот вопрос не найдет, хотя бы потому, что это невозможно. Невозможно так точно изобразить голос человека, которого не стало много лет назад, и который - будь он жив - уже давно превратился бы в юношу, и никак не остался бы тем маленьким мальчиком, чей голос прозвучал на автоответчике.
   Поэтому Лера так ничего и не рассказала. Никто не должен мешать её расследованию.
   Домой она вернулась к пяти.
   В окне второго этажа маячил Сеня. Заметив Леру, мальчишка помахал рукой и что-то крикнул. Лера помахала в ответ, и поднесла руку к уху, показывая, что ничего не слышит.
   Сеня открыл форточку и на всю улицу завопил:
   - Секретное задание выполняется на отлично! Противник не замечен, все чисто!
   Лера затравленно оглянулась, надеясь, что никто не слышал этого рапорта. Улица была пуста, впрочем, как обычно.
   - Молодцы, - девушка не сдержала улыбку и приложила палец к губам. - Только давай договоримся передавать сообщения... ну, к примеру, воздушными самолетиками?
   - Ух ты, здорово! - воодушевился Сеня, подскочив на подоконнике. - Пойду скажу Верке, скоро ее очередь дежурить!
   Он уже почти ушел, но вернулся и добавил:
   - Привет, Арчи! Хорошо выглядишь!
   Лера усмехнулась, и вместе с Арчибальдом зашла в дом.
   Пес, довольный длительной прогулкой, залпом проглотил миску еды, а Гаджет посмотрел на отварную грудку курицы с таким презрением, что ей бы следовало тут же испепелиться, или хотя бы поджариться до состояния "гриль". Но курица осталась собой, и Гаджет недоверчиво ее лизнул. Понравилось. Кот заурчал, и вцепился в еду зубами.
   - Тише ты, никто не отнимет, - сказала Лера, но кот ответил угрожающим "уррр-я-ууу!".
   Вжик уже давно открыл клетку и снова просыпал корм. Как всегда. Истерзанные колечки огурца жако разбросал по полу, а сам важно восседал на ручке окна.
   - Вжик хор-роший! - приговаривал он, переворачиваясь вниз головой. - Лер-ра даст Вжику кр-рошечки!
   - Нет, Вжик уже сам взял и крошечки, и краюшечки.
   Лера подставила птице руку, и попугай пересел на запястье.
   - Полетали и хватит. Вот сейчас Гаджет курицу доест и за тебя примется, если не будешь слушаться.
   - Ха-ха-ха! - попугай очень натурально изобразил смех, а потом перешел на свой птичий язык, щелканье и свист.
   Он прекрасно знал, что Гаджет его боится. Да, именно боится, потому что всякий раз, когда Вжик пытался к нему подлететь, кот поджимал уши и пятился назад. Эффект усилился, когда Вжик научился лаять и изображать Лерин голос. "Как помою!", - верещал попугай, наступая на кота, и Гаджет обычно с позором сбегал.
   Лера решила, что кот просто боится заразиться от экзотической птицы неизвестной науке инфекцией, а потому не трогает ее. Слишком уж их усатое высочество привередливы в еде, что попало в рот не возьмут.
   - Так, посмотрим... - накормив зверей, Валерия заглянула в холодильник и только тогда вспомнила, что в обед доела последнюю сосиску и хлеб. Посягнуть на куриные грудки Гаджета у нее не поднялась бы рука, а все, что осталось из съестного - бублики в шкафу и два пакетика чая. И то ладно.
   Со стороны казалось, что девушка в своем обычном безмятежном расположении духа, и сегодня ровным счетом ничего не произошло. Только сама Лера знала, чего ей стоило держаться. Чего стоило заглушить звучащий в голове голос. А смысл сказанного только-только начал доходить до нее. На лице появилась хмурая тень.
   Но есть по-прежнему хотелось. На всякий случай она еще раз открыла холодильник - а вдруг? Чуда не произошло. Мышка повесилась.
   - Печалька, - всхлипнула Лера, и включила чайник.
   Ближе к половине шестого в дверь позвонили. На пороге стояла Даша - переступая с ноги на ногу в своей коротенькой юбке, она пускала пар изо рта и куталась в тонкую розовую курточку. К вечеру заметно похолодало, и молодую травку прихватило изморозью. Даже веснушки на аккуратном носу приобрели бледно-голубой оттенок.
   - П-п-п-ри-вет, - отстукивая зубами дробь, сказала Даша, просачиваясь в дом мимо Леры.
   Валерия нахмурилась и скрестила руки на груди:
   - Как маленькая, ей Богу! Ты что, решила вывести новый сорт блондинки - Дарья Лапшина морозоустойчивая? Ходит в мини при минус двух и хоть бы хны?
   - Нет, - произнесла покрывшаяся пупырышками Даша. - Можно и при минус пяти, если постараться.
   - Пойдем, горе ты мое луковое, - вздохнула Лера. - Будем размораживать.
   Арчи встретил Дашу так же, как Женю - заплясал вокруг, едва не сбил с ног, и облизал руки.
   - Привет, малыш, - девушка запустила пальцы в густую шерсть великана. - Какой ты теплый!
   - Чай теплее, - парировала Лера. - А он в первую очередь слюнявый.
   Чайник закипел, гостья уселась в кресло, прижала горячую чашку к груди, вдохнув теплый пар.
   - М, я снова живу! - она с наслаждением закрыла глаза и откинулась на мягкую спинку кресла. - Ну-с, рассказывай! Что ты знаешь про убийство, какой была Мила при жизни, как складывались отношения с мужем... Лер? Лера, ты чего?
   Даша уставилась на мрачное лицо подруги и замолчала.
   - Даш, сегодня умер человек, занимавший не последнее место в моей жизни. Ее мужа - племянника Антонины Федоровны - обвиняют в убийстве. Ты знаешь, тетя Тоня мне как бабушка. И ты хочешь раздуть из этого сенсацию?
   Даша смущенно замолчала, и поставила чашку на стол.
   - Прости... Лер, правда, я не подумала! Ты ведь меня знаешь... я думала вы просто соседи, а про Антонину Федоровну как-то забыла... Я не оправдываюсь, мне действительно нужны сенсации, и причина тебе известна.
   - Знаю, - тихо сказала Лера, прекрасно понимая, что Дашина мать больна и им нужны деньги. А сенсации - их источник. - Но давай немного подождем, пока с Антоном все не прояснится. Эта история рано или поздно просочится в прессу... Лучше не торопиться с этим.
   - Но я именно поэтому так спешу! Ты знаешь, что если не напишу я, будут другие, которым и вовсе нет дела до чувств Антона и его тети.
   Лера задумчиво отгрызла кусочек сушки.
   - Ну хорошо. Пусть они будут первыми, не марайся, Даш. Потому что пока сенсации нет - есть убийство. А сенсация в том, чтобы найти настоящего убийцу.
   Она осеклась на последних словах и замолчала. Даша не знала подробностей, но выражение лица подруги почти напугало ее. Но спросить она ничего не успела, Лера продолжила.
   - Я это сделаю, и тогда ты выдашь настоящую Новость. С большой буквы, которая сможет прогреметь даже за пределами нашего города.
   - А ты не боишься? Ну, я хочу сказать - если убийца на свободе, и ты сунешься в это дело...
   Сушка хрустнула в руке.
   - А ты? - Лера посмотрела на подругу.
   Даша справилась с первой растерянностью, и усмехнулась, сверкнув белоснежными зубами.
   - Лер, когда это я чего-то боялась? Когда осуществится моя мечта, и я стану известным журналистом, неизвестно, с чем мне придется работать. Безопасно только про котят писать.
   - А я боюсь, - спокойно сказала Лера, и перевела взгляд за окно. Улица потихоньку начинала окрашиваться в синие тона, а на хрустальном светлом небе появилась первая морозная звезда. - Я никогда не расследовала убийств. Хотя мне предлагали. Но сейчас у меня нет выбора. Я дала слово тете Тоне и себе. Но...
   - Что "но"? - насторожилась Даша.
   Валерия отряхнула с черных джинсов белые крошки от сушек. Она не скажет о сообщении даже Даше.
   - Я дала слово следователю, что не стану сама общаться со свидетелями.
   Даша призадумалась, и рассмеялась.
   - Ну ты, Рига, даешь! "Сама"... Но ты не обещала ему, что их не будет допрашивать кто-то другой, например...
   - Ты, - со снисходительной улыбкой подтвердила Лера. - А еще я не давала обещания, что не стану помогать одной журналистке с расследованием.
   - Ну ты лиса! - веселилась Даша. - Значит, я тоже приложу руку к будущей сенсации?
   - И руку, и ногу, и голову, - пообещала Лера. - Только пообещай мне, что пока не станешь ни о чем писать. Обещаешь?
   - Торжественно клянусь, - объявила Даша, и протянула Лере мизинец. - Разобьем в знак нашего договора, и выпьем из чашки мира чаю дружбы!
   Лера усмехнулась, сцепила мизинец со своим, а потом отхлебнула чай, и хитро сказала:
   - Теперь я могу тебе доверять. Слушай. Мне удалось кое-что выяснить... Ты ведь уже в курсе что именно произошло?
   - Ага. Я разговаривала с людьми на озере, мне все описали в красках. И все в один голос утверждают, что видели, как именно Антон столкнул свою жену в воду.
   - Тогда перейдем к делу. Ты много знаешь про Крымовых?
   - Да почти ничего, - призналась Даша. - Слышала, что они потеряли сына год назад - об этом писали все газеты, и наша в том числе. Как пьяный водитель рванул через переход и сбил шестилетнего мальчика, а потом скрылся с места происшествия. Водителя так и не нашли, мальчик через три дня умер в больнице, не приходя в сознание.
   - Именно так. Артемку не спасли, и Мила практически умерла вместе с ним. Она целый год ходила в трауре, перестала общаться с друзьями, превратилась в живого мертвеца, бледная, с пустым взглядом. Антон нашел ей лучшего психотерапевта, и в последнее время Мила начала приходить в себя. Я видела ее пару раз в саду, она читала книгу. Сняла черный платок, но так ни разу и не улыбнулась. А тут - прогулка на лодке, дорогое вино... С чего вдруг? И как Антон сумел ее уговорить? Или она сама предложила? Вопросов много, а Крымов не говорит ничего вразумительного. Кроме одной странной фразы.
   Валерия замолчала и опустила взгляд, сцепив руки в замок. Даша с подозрением произнесла.
   - Подруга, у тебя такое лицо... Можно подумать, Антон признался в преступлении.
   - Да, - неожиданно резко произнесла сыщица, поднимая на подругу глаза. Смягчилась. - Ну, не совсем. Но он произнес одну странную вещь. Только должна тебя предупредить - все очень серьезно. Я не могу рассказать тебе подробности, но... мне угрожали. Угрожали смертью, если продолжу расследовать это дело.
   - И ты молчала?! - журналистка вскочила, неосторожным движением выплеснув чай. - Зараза! - это восклицание относилось к чаю. Даша поставила чашку и зачем-то принялась отряхиваться, хотя это было бесполезно. На юбке и колготках красовалось коричневое пятно.
   Валерия не шелохнулась.
   - Ты рассказала полиции? - девушка немного успокоилась и села, позабыв про чай. - Что они говорят? К тебе приставят охрану?
   - Нет. Я ничего не рассказала, - Лера откинулась на стуле, пристально глядя на подругу. - И ты молчи. Я сказала тебе только потому, что не хочу подвергать опасности. Ты вправе отказаться, я буду даже рада.
   - Вот спасибо-то! - с напором воскликнула Даша. - По-твоему я трус, да к тому же предатель, готовый бросить друга в беде?
   - Нет, - все тот же спокойный голос заставил девушку остыть. Дарья неплохо знала свою подругу, и понимала, что Лера искренне боится втянуть ее в эту авантюру с расследованием. - Если бы я так считала, то ни сказала бы про это ни слова. Я знаю, что ты не откажешься, но тебе следует знать, что нам, возможно, будет грозить опасность. Это не шутки. И не игра.
   Почему-то последние слова дались Валерии тяжело. Возможно, предчувствие уже поселилось в ней, как призрак нашептывало, что все происходящее - лишь начало, часть чьей-то дьявольской игры. Игры с человеческими жизнями.
   Она помотала головой, отгоняя наваждение.
   - Слушай. Никто не должен знать о том, что я тебе расскажу и покажу. Пока. Обещай мне.
   Даша молча кивнула. Теперь и она стала серьезной, ей передалось настроение подруги.
   - Антон произнес такие слова: "Она должна была быть последней. Это цепь". А ты знаешь, что последние несколько лет в городе участились самоубийства, ну, или, скажем так, странные смерти.
   - Ну да, - кивнула журналистка. - Это даже стало каким-то обыденным, что ли. Во всяком случае сенсациями эти смерти не назовешь.
   - Последней была девушка, - продолжила Валерия. - Она задохнулась, запутавшись в цепи, которую кто-то оставил рядом со строительной ямой. Это была последняя смерть за прошедшую неделю. После этого убили Милу.
   - Ну ни фига себе... - выдохнула Даша. - Так значит, это все-таки были не самоубийства? И Антон... полиция решила, что он причастен к этим преступлениям?
   - Верно мыслишь, - одобрительно кивнула Лера.
   Опытная журналистка никогда не спешила с выводами, а потому и сейчас не стала сходу обвинять Антона. Хотя фраза наводила именно на эту мысль. Несмотря на то, что в случае с Милой все по-другому.
   - А несколько дней назад он приходил в полицию, хотел в чем-то признаться. Только передумал, все решили, что он не в себе.
   - Хорошо, а что говорит сам Антон? Зачем он сказал это?
   - У него сильный шок. Пока ничего вразумительного добиться не удалось. К сожалению...
   - Еще бы... - притихшая Даша слушала историю, затаив дыхание. - Его обвиняют в убийстве собственной жены. А сына он лишился не так уж и давно. Такого лютому врагу не пожелаешь...
   - Ты погоди, дальше слушай. Труп Милы пропал.
   - Как?! - Даша во второй раз чуть не подскочила со своего места. Но печальный опыт с пролитым чаем - благо, что остывшим - вовремя осадил ее.
   - Хотелось бы знать.
   Арчибальд подошел к хозяйке и положил тяжелую голову на колени. Девушка запустила руки в шерсть и потрепала любимца за ушами.
   - И в этом тоже обвиняют Антона? - даже Даша, привыкшая к разным новостям, теперь ошарашено качала головой.
   - В том-то и дело, что нет. К тому моменту его уже увезли. С одной стороны исчезновение трупа могло бы служить доказательством его невиновности, ведь похититель наверняка и есть настоящий убийца.
   - А с другой?
   - Если в крови Антона не обнаружат снотворного, его могут обвинить в преступном сговоре. Теоретически, тело мог похитить его сообщник.
   - Чушь какая, - фыркнула Даша.
   - Конечно. Но в полиции к ней давно привыкли.
   - Не понимаю, зачем кому-то красть тело... - не унималась журналистка. - Ладно бы, хотели скрыть личность погибшей, так ведь ее уже все видели! Видели, что она мертва, определили способ убийства...
   - А вот тут ты не права, - перебила Валерия. - Именно способ убийца и хотел скрыть.
   - Не надо говорить загадками, - Даша помотала головой. - Ее ведь утопили?
   - Не совсем. Вряд ли в легких обнаружилась бы вода - волосы были сухими. Сначала Милу задушили, пакет оставили на голове. Вода в него не попала. Это раз. Два - на локте Милы обнаружены две отметины от шприца. Что за вещество ей вкололи и зачем - неясно. Для чего травить уже мертвого человека? Убийца хотел скрыть следы преступления, способ убийства, который наверняка доказал бы невиновность Антона, а может и раскрыл истинные мотивы. Поэтому труп похитили. Как это возможно сделать за пару секунд, прямо под носом у полиции - другой вопрос. Полагаю, люди усмотрят в этом мистику, распустят сплетни про Лохнесское чудовище, но я уверена, что всему есть логическое объяснение. И я должна его найти.
   - Тебе уже известно что-то, о чем не знает полиция? - осенило Дашу.
   - Бери выше, - усмехнулась Лера. - У меня есть три подозреваемых...
   - Подруга, я с тебя тащусь! И ты расскажешь мне, кто они и как попали в поле зрения твоего грозного ока?
   - Да. Но сперва взгляни на это.
   Лера порылась в кармане джинсов и выудила оттуда смятый листок. Тот самый, который обнаружила в доме Антона, под обложкой томика Булгакова.
   - Что скажешь?
   Журналистка взяла листок и ладонью расправила его на столе. Она всегда лучше подруги разбиралась в "бытовых мелочах", как называла это Валерия. Во всем, что касалось простой, самой обыкновенной жизни.
   - Двадцать цифр. Похоже на банковский счет.
   - А что обозначает буква К?
   - Вот уж не знаю, - Даша вернула бумажку. - А что это? Очередной секрет?
   - Нет, - Лера пожала плечами и положила листочек перед собой. - Нашла в доме Крымовых. Может, это совсем неважно.
   - Ну-ну, - скептически проворчала Даша. Она прекрасно знала, что Лерино "неважно" всякий раз вопрос как минимум жизни и смерти. Конечно, фигурально выражаясь. Без веской причины Рижская и пальцем не шевельнет, а если ее что-то заинтересует - оно непременно имеет значение.
   Но выпытывать правду девушка не стала. Для этого она слишком хорошо знала Валерию. Захочет - расскажет сама, а нет - и под пытками не признается.
   - А теперь я расскажу тебе про свои догадки. Только по дороге, - Валерия встала, и Арчи поднял сонную морду.
   Даша поднялась следом.
   - Что значит по дороге?
   Рижская на ходу допила чай, поставила чашку на подоконник, и принялась рыться в шкафу.
   - Значит, что сейчас мы пойдем в парк, и ты поможешь мне выйти на след возможного убийцы.
   - Ох, я бы не была так уверена, - с сомнением произнесла её подруга. Она тоже залпом выпила остатки еще непролитого чая и поспешила за Лерой. - Эй, погоди, сыщик! Чем я тебе помогу?
   - Ты ведь разбираешься в моде? - вместо ответа спросила Лера, доставая из шкафа черную куртку.
   - Ну да...
   - И в мужской?
   - Обижаешь! Даже в собачьей, - Даша натянула свою розовую курточку и с тоской посмотрела на дверь. Выходить в такой мороз ей совсем не хотелось. Тем более что юбка еще не высохла.
   - Отлично. Значит все пучком.
   Лера протянула подруге теплый шарф со змеей, Даша вздохнула, и закуталась до носу.
   - Может и джинсы найдутся? - жалобно спросила она, готовая пожертвовать красотой во имя тепла.
   Лера посмотрела на ее юбку, хмыкнула и отыскала в груде одежды узкие джинсы - самые целые и чистые, какие нашла. Она отличалась невнимательностью к некоторым вещам, которые не имели особого значения. Многие обижались, но только не Даша. Она привыкла, что Лере нужно намекать, а иногда и тыкать носом, чтобы подруга заметила очевидное. Например, что выходить в мороз в мокрой юбке как минимум неуютно.
   Поэтому Даша только вздохнула, и натянула джинсы, а юбку аккуратно сложила в сумку.
   - Арчи, ко мне! - позвала тем временем Лера, и пес с радостью послушался. - Поработаешь сегодня ищейкой. Не все мне отдуваться.
   Ньюф нисколько не возражал, и скоро все трое - Даша, Лера и Арчибальд - шли по пустынной улице к парку.
   Чем ближе они подходили, тем больше встречалось прохожих. Парк был излюбленным местом для прогулок, а многие в это время выгуливали собак после работы.
   - Ну, и кто эти трое несчастных? - Даша выжидающе посмотрела на подругу. - Кого ты подозреваешь?
   - Первый - личный психотерапевт Милы, второй - друг Антона с лодочной станции и третий, некто, связанный как с Антоном, так и с кем-то из двух первых подозреваемых.
   Лера загибала пальцы, перечисляя возможных убийц. На третьем Арчи дернулся в сторону, в надежде добраться до заветного столба, и девушка едва не выпустила поводок.
   - Снова твои шпионские штучки? - недоверчиво прищурилась Даша.
   - На самом деле, все очень просто...
   - У тебя всегда все просто, - перебила журналистка, и слегка поежилась от холода. Даже в шарфе, куртке и джинсах ей было зябко, и становилось совсем холодно при мысли, что она могла бы выйти в такую погоду в своем прежнем одеянии.
   - А так и есть, - невозмутимо ответила Лера. Она совершенно не мерзла, или попросту не замечала холода. Хотя, куртка у нее была потеплее - плотная кожаная косуха, а под ней - цветастая вязаная водолазка. - Первое звено - у Антона нет денег, чтобы взять лодку на прокат. Про то, что у Крымовых проблемы с финансами, я узнала от Милы. Еще полгода назад Антон потерял высокооплачиваемую работу, за большой дом приходилось платить немыслимый налог, оплачивать коммунальные услуги, а после смерти сына почти все средства уходили на психотерапевта для Милы и на лекарства. Антон не мог позволить себе даже выделить денег на бензин, и все чаще ходил пешком. Денег, которые он получал в центре занятости и которые оставались от проданной из дома мебели, едва хватало на жизнь. Что уж говорить о дорогой лодочной прогулке и элитном вине, которое, к тому же, никто из них не пьет.
   Второе звено - позавчера я видела Антона на дороге к лодочной станции, когда выгуливала Арчи. С левого берега все отлично видно. Причем туда он шел в подавленном состоянии, а вернулся в замечательном расположении духа. Возможно, пришел без денег и сумел договориться с другом или знакомым, чтобы лодку дали, как говорила мудрая сова из Вини-Пуха, безвозмездно, то есть даром.
   Лера немного помолчала, позволив Даше переварить полученную информацию. Девушки уже почти дошли до парка. Навстречу попадались компании парней и девчонок, прогуливающихся после учебы и работы. Город N не зря называли городом молодежи. Сюда съезжались со всех окрестных поселков, деревень и еще более мелких городков. Кто-то приезжал поступать в престижный университет - конечно, престижный по меркам провинции. Кто-то в поисках работы - в последние годы в городе открывалось много новых компаний, в основном связанных с компьютерной техникой. А кому, как не молодым, работать в этой сфере? Приезжали даже стажеры из-за границы, изучать русскую культуру и язык.
   Лера передохнула, собралась с мыслями, и продолжила.
   - Будем исходить из того, что Антон не виноват... - и снова слова дались тяжело. Верила ли она в них? Девушка не знала и сама. - События развивались так: кто-то, скорее всего, именно психотерапевт, посоветовал Антону, что можно попытаться отвлечь жену, вывести ее на природу, устроить пикник. Антон договаривается с другом с лодочной станции, чтобы тот провел их "зайцами", так как денег у Крымовых не осталось. Потом кто-то по доброте душевной, или из своих личных соображений, подарил семье Крымовых корзину с дорогими продуктами и вином. Антон не стал бы тратить деньги на такую роскошь. Этот кто-то - либо тот друг с лодочной станции, либо психолог. Т.е. кто-то их тех, кто знал о прогулке и хотел, чтобы она состоялась. Антон не стал бы никому больше рассказывать о своих планах, он очень скрытен - значит, знали только те, кто непосредственно имел отношение к организации прогулки.
   - Погоди, а Антонина Федоровна? Она не могла знать?
   - Могла. Но она бы рассказала мне и полиции все, что знает. К тому же, даже у нее не хватит денег, чтобы купить такое вино. Иванна сказала, оно стоит никак не меньше десяти тысяч. Но не в вине дело. Появился кто-то третий - тот, кто перегнал лодку с правого берега на левый. Понимаешь?
   - Что? - Даша совершенно запуталась. - Почему лодку перегнали?
   - Это позже, главное что Мила и Антон отплыли не с лодочной станции! Они отплыли с левого берега.
   - Почему ты так решила? - Даша приостановилась, чтобы вытрясти из туфли камешек.
   - Не торопись. Скоро поймешь, а пока представь что так и было. Этот некто, назовем его "акробат", не друг Антона, потому что ни один сотрудник станции просто не мог бы отлучиться с работы. Как бы он потом вернулся на правый берег? Чтобы обойти озеро пешком нужно потратить не менее получаса. Сомневаюсь, что сотрудник лодочной станции стал бы так надолго отлучаться с работы. Тот, кто перегнал лодку, остался на левом берегу, и не исключено, что он поджидал Крымовых. Это мог бы быть психолог, но он, скорее всего, только слил информацию настоящему убийце. И этот убийца перегнал лодку, спрятался в кормовой части, а дальше - дело техники, подставить Антона было бы вполне реально. Правда, это дело о-очень хорошей техники. Я бы сказала, профессиональной.
   Лера торжественно замолчала, словно сказала что-то очень-очень важное, государственного, а то и мирового значения. Даша зябко поежилась, и сказала.
   - Хорошо, попробуем представить, что все, что ты сказала, правда, и я с тобой согласна... Но как быть со словами Антона? Ты ведь сама говорила...
   - Да, - снова слишком резко ответила девушка. Валерии было трудно держать себя в руках. - Да, говорила. Но я найду им объяснение. Каким бы оно ни было. Если окажется, что это он... если так, я сообщу в полицию и об этом. Но я знаю, Антон не виноват. Знаю, хотя и сама в это не верю. И не поверю, пока не найду объяснение или неопровержимое доказательство.
   - Разве знать и верить - не одно и то же? - Даша подобрала с земли толстую корявую палку и бросила Арчибальду. Не далеко, на расстояние поводка. Пес радостно помчался за добычей и принес ее, ожидая нового броска.
   - Конечно нет.
   Пару минут подруги молчали. Даша снова швырнула палку в сторону озера.
   - Но ты знаешь кто этот "акробат"? И, кстати, почему ты его так назвала?
   - Ну Даш, - обреченно вздохнула Лера. - Это же элементарно! Я не знаю кто он, но главное - я знаю что он есть, и догадываюсь, как он провернул эту... м... "операцию". А "акробат"... Потому что нужно быть настоящим акробатом, чтобы уместиться в кормовой части лодки, провести там едва ли не целый час, и остаться при этом незамеченным. Думаешь, обычный человек способен сложиться в коробку чуть больше полуметра в высоту?
   Даша пожала плечами и неуверенно сказала:
   - Нет, наверное.
   - Ну конечно! Значит, этот человек, скорее всего, небольшого роста и крепкого телосложения. Арчи, нет, тебе не нужна эта бутылка! Брось!
   Ньюф раскрыл пасть и на асфальт с грохотом упала жестяная банка, облитая слюнями. Пес решил, что она куда привлекательнее палки.
   - Ну и свиньи, - поморщилась Даша, двумя пальцами подобрала жестянку и выбросила в урну. - Вон же мусорный бак стоит. Ну так на чем мы остановились? Ты расскажешь, почему решила, что лодку перегнали на другой берег?
   - Вот, гляди, - Лера показала подруге фотографию, на которой был изображен бортик лодки. - Что скажешь?
   - Из тебя плохой фотограф, - честно заключила Даша.
   - Это все? Ну хорошо, смотри - здесь царапина, совсем свежая. Да и лодка не старая, даже краска еще на солнце не выгорела. О чем это говорит?
   - О том, что кто-то поцарапал лодку, конечно же, - недоуменно моргнула Даша.
   - Гениально. Ладно, слушай дальше. Лодка не могла оцарапать бортик на лодочной станции - там глубоко, коряг нет, до дна не достать. Крымовы тоже не могли оцарапать ее - они плавали на середине озера, где нет ни веток, ни камней. Значит, лодка успела побывать на другом берегу, где нет причала, и ее пришлось втаскивать на берег. Сейчас не лодочный сезон, и на этих новых лодках скорее всего еще никто не плавал. Возможно, Крымовы одни из первых отправились на лодочную прогулку. Значит, царапина появилась именно сегодня. Кроме того, Антон и Мила вышли из дома в восемь - так сказала тетя Тоня. Она видела их в окно, но не знала, куда они идут. А свидетели видели их на озере уже в половине девятого. За полчаса дойти до парка, обогнуть озеро и добраться до лодочной станции невозможно. Если только бегом. Зазипуем все вышесказанное, и получим вывод - они отплыли с левого берега.
   Даша закатила глаза, пытаясь "зазиповать", как выразилась Лера, информацию. Она даже перестала мерзнуть, и не заметила, как они дошли до парка.
   - Хорошо, пусть так... Но кто разрешил этому "акробату" перегнать лодку на другой берег, если он не работник станции?
   - Отличный вопрос, ты правильно мыслишь.
   Лера отстегнула поводок и подняла с земли новую палку, прямую и без сучьев.
   - Арчи, лови! - одновременно с выкриком она швырнула палку в воду и пес со всех лап рванул в озеро. Даша машинально отшатнулась, чтобы такая туша не обрызгала ее с ног до головы, но ньюф на то и зовется водолазом, что даже входит в воду аккуратно.
   - Здесь есть один вариант, - продолжила Лера, наблюдая за черной точкой на поверхности озера. - "Акробат" был в курсе планов Крымовых. Он договорился с другом Антона, предложив взаимовыгодное сотрудничество. Так, "акробат", исключительно по доброте душевной, оплачивает лодочную прогулку, половину времени плавает сам, а потом оставляет лодку на левом берегу супругам Крымовым. И оставшееся время она в их распоряжении. При этом запись делают на имя Крымовых, словно они отплыли со станции. Почему это было выгодно работнику станции, то есть другу Антона? Да потому что он избавлялся от проблемы - как провести мимо деда - охранника станции - "зайцев". Какая выгода для "акробата", кроме известной нам, и вполне очевидной? Возможно, он сделал это под благовидным предлогом. У меня один вариант - он сказал другу Антона, что очень не хочет встретиться с кем-то на правом берегу, где расположена лодочная станция. С тем, кто приходит в определенное время, часов в девять-десять. Например, с другим работником станции. А так, он покатается, высадится на левом берегу, а оплаченную лодку вернут уже Крымовы.
   Арчи схватил палку, вернулся на берег и подбежал к девушкам. На этот раз Даша не ожидала подвоха, а пес решил отряхнуться.
   - Арчи, бессовестное животное! - крикнула Лера, отвернувшись. - Ты мог сделать это у воды!
   Пес превратился в черный вибрирующий ком, с которого фонтаном разлеталась вода.
   - Ты не собака, а какая-то система автоматического полива, - жалобно сказала Даша, закрывая лицо руками.
   Ньюфаундленд, ничуть не смущенный своим поведением, положил палку к ногам хозяйки, и так же весело вернулся в воду, оставив на виду только черную макушку.
   - Что ты там говорила про "известную нам и вполне очевидную выгоду", а? - Даша беззлобно передразнила подругу, попутно вытирая платочком мокрое лицо. - Это для тебя очевидно. А мне непонятно - зачем убийце было нужно, чтобы Крымовы сели в лодку именно на левом берегу?
   - Затем, что на правом, на лодочной станции, ему было бы сложно незаметно пробраться к лодке и спрятаться. К тому же, пришлось бы долго ждать пока придут Антон и Мила, а мне кажется, сидеть в таком маленьком ящике скрючившись в три погибели не слишком приятно. Убийце и без того пришлось просидеть в таком положении не меньше часа, в ожидании удобного момента.
   - Предположим, я все поняла и согласна с твоими выводами...
   - Предположениями, - поправила Лера, не сводя глаз с Арчибальда. Однажды он уже переплыл озеро, так что пришлось топать за ним на другой берег.
   - Прекрасно. И далее, по тексту - допустим, Антон не заметил этого убийцу, потому что действительно почувствовал себя плохо. Вопрос - почему Мила не закричала, не начала отбиваться? Почему люди на берегу утверждают, что именно Антон надел ей на голову пакет?
   - Могу предположить, что Крымовы были под действием какого-то препарата. Возможно, он временно притупил осознание реальности. Как я уже сказала, ни Мила ни Антон не пьют вина. Однако же, в лодке обнаружилась распитая бутылка. Мало того, она еще и дорогая, а значит не куплена, а подарена. А вообще... откуда мне знать, все выяснит экспертиза. Но, по-моему вопрос состоит лишь в том, почему Крымовы согласились взять подарок и выпили вино?
   - Может быть, оно было для них символичным? - Даша посмотрела на блики озера и широко зевнула. - С самого утра на ногах... - пожаловалась она.
   Валерия остановилась, как вкопанная, и вдруг схватила Дашу за плечи.
   - Ну конечно! Ты гений, Дашунь! Наверняка это вино подарили не просто так, а под каким-то предлогом... Если найти такой предлог, найдем и того, кто мог им воспользоваться, кто подарил вино!
   - М... А не проще спросить у Антона?
   - Конечно. Но время идет, а он пока практически невменяем. И неизвестно, что будет дальше.
   Лера до того прониклась Дашиной версией, что принялась ходить по берегу туда-сюда, а Даша стояла на месте и наблюдала за ней. Наконец, вздохнула и спросила.
   - Значит, подруга, мы ищем акробата?
   - Мы никого не ищем, - Валерия остановилась. - Пусть ищет полиция. С нас - только улики и версии. Но, к несчастью, они оперируют лишь уликами, и вряд ли оценят мои догадки. Вот что угодно даю - я права!
   - Возможно. А что говорит дед на лодочной станции? Не проще спросить у него, отплывали ли Крымовы с правого берега.
   - Говорит, отплывали, - пожала плечами Валерия. - Об этом с ним беседовали оперативники, я не спрашивала. Елин сказал, что сторож арендовал лодку светловолосой женщине и её спутнику. Они предъявили документы, записал их как Крымовых. Не исключено, что с "акробатом" была женщина, которую выдали за Милу. Сторож ведь не знает их в лицо, а никто не проверял эту версию. Потом женщина сошла на левом берегу, а убийца остался в лодке.
   - Не знаю... - усомнилась Даша. - Как-то сложно всё. Но если учесть, что у полиции вообще, кроме Антона, подозреваемых нет, может, стоит рассказать о твоих выводах?
   - Возможно... - Лера с сомнением покачала головой. - Хотя, Михаил Афанасьевич, как бы он хорошо ко мне ни относился, вряд ли воспримет всерьез такую версию. Разве что попробовать поговорить с Иванной...
   Даша покосилась на Леру и обреченно произнесла:
   - Подруга, когда ты, наконец, поумнеешь? Эта твоя Иванна... Знаешь, может я и хожу в мини при минус двух, но, по крайне мере, разбираюсь в людях. Не связывалась бы ты с ней. Однажды Иванна уже присвоила твои заслуги. Или ты забыла?
   - Да нет... - Лера безразлично пожала плечами. - Не забыла.
   Это было два года назад. Тогда Валерия раскрыла кражу, громкое было дело - у одной важной дамы похитили редкий бриллиант, шуму было... но все заслуги приписали Иванне. Именно тогда она получила внеочередное звание - стала капитаном полиции и старшим оперуполномоченным.
   - Она тут ни причем, - сказала Лера. - Иванна хотела рассказать правду, я сама ей не позволила. Для нее повышение было очень важным, а мне эта известность не принесла бы большой пользы. Меня и так знает весь город. Во всяком случае, те, кому надо.
   - Как знаешь... Ты, Рига, хоть и умная, но наивная-а!
   Даша шутливо потрепала Леру по голове. Девушка отшатнулась , наморщила нос и подколола в ответ.
   - Тоже мне, мудрая женщина.
   Подруги побрели вдоль берега, стараясь не выпускать из вида Арчи. Он то заходил в воду, то бежал за палкой, то знакомился с другими собаками, а Лера и Даша разговаривали о чем угодно, только не о том, что обсуждали пять минут назад. Даша хоть и храбрилась, не могла справиться с неприятным осадком в душе, а Лера просто пыталась отвлечься. Потому что потом будет легче сконцентрироваться на важном. На том, ради чего они пришли в парк.
   - Лер, - Даша пинала камешки под ногами и они с плеском падали в воду. - А ты не думала, что стоит поучиться на юриста? У тебя же талант, ты могла бы уехать в Москву, сделать отличную карьеру в полиции, или стать великолепным детективом... Зачем тебе этот биофак?
   Лера пожала плечами и бросила ньюфаундленду палку. Счастливый мокрый пес развернулся и в десятый раз поплыл к середине озера.
   - Мне нравится биология, вот и все. А талант - это еще спорный вопрос, нужен ли он...
   Даша отыскала плоский камешек и попыталась запустить его по воде, но он неуклюже шлепнулся о поверхность и косо вошел в темную гладь.
   - Нет, я тебя не понимаю. Чего ты хочешь в жизни добиться?
   - А что, обязательно нужно чего-то добиваться? - Лера так искренне удивилась, что Даша растерялась. Ей казалось, ответ очевиден.
   - Ладно, брось, - махнула рукой Рижская. - Меня сложно понять. Я уже давно бросила эту глупую затею, и тебе не советую.
   - Ой, Лерка, странная ты. Учишься непонятно для чего, всегда одна, - проворчала Даша, прицеливаясь новым камушком. - Не считая нас с Женькой, конечно. Кстати, давно с ним виделась?
   - Ох... - Лера вздохнула. - Видела сегодня. Листовки он раздавал.
   Арчибальд схватил зубами палку и вышел из воды. С густой шерсти ручьями стекала вода.
   - Ой, Арчибальдик, только не... - Лера не успела закончить, как вместе с Дашей вновь оказалась обрызгана с ног до головы.
   - Нет ничего лучше большой мокрой собаки, - вытирая грязное лицо рукавом куртки, произнесла Лера.
   - Слушай, а может, найдем тебе парня, а? - Даша отодвинула мокрую челку. У нее была идея фикс сосватать свою подругу. - А то все собаки да коты...
   - Молодец, Арчи, - девушка пристегнула пса на поводок и забрала палку. - Нет, плавать больше не будем.
   А потом она посмотрела на подругу, приподняла бровь и сказала:
   - Ты бессердечная. Хочешь сломать жизнь какому-нибудь хорошему человеку?
   - Ну, Лера...
   - Даш, давай поменяем тему, ладно?
   Даша вздохнула и развела руками. Это был не первый подобный разговор, но ей было сложно понять, чего же Лера хочет от жизни. А Валерия не спешила раскрывать свою душу даже лучшей подруге. Никто, кроме нее самой, не знал, чего она хочет на самом деле. Как никто не знал тайны пятна на разрисованной стене ее комнаты. Правда связать цель жизни и пятно на стене не догадались даже друзья.
   - Лучше расскажи, как там у вас с Виктором? - немного погодя сказала Лера. Она знала, что Даше будет приятно поделиться своими чувствами, хотя сама Лера и не любила подобных пустых разговоров. Единственный плюс в них - возможность отвлечься от главного вопроса, чтобы ответ пришел сам, с неожиданной стороны.
   - У нас все просто обалденно, зашибенно и вообще... - Даша мечтательно закрыла глаза. - Знаешь, он такой... настоящий. Обещал забрать меня в Москву, как только вернется с переговоров.
   - Ну и кто из нас наивный? - прищурилась Лера. - Дело, конечно, твое, но я бы не спешила.
   - Да ладно тебе, не будь занудой, - отмахнулась Даша. - Вот погоди, я в Москве устроюсь, даже если не с ним, так сама - когда напишу статью про раскрытие этого убийства. А потом и себе парня найду, и тебя пристрою...
   Лера только покачала головой. Подруга была неисправима.
   - А почему бы тебе не найти кого-нибудь здесь? - спросила она. - Чем тот же Сергей плох?
   - Ну, он обыкновенный, - неуверенно сказала Даша, и невольно улыбнулась, вспомнив, как он защищал ее перед Семерядовым. - Мы с ним несколько лет вместе работаем, а он все цветочки, конфетки, тут поможет, там... Здесь вокруг одни глубоко поверхностные люди, подруга. Поэтому, надо делать ноги.
   - Может не так уж все и плохо? - едва заметно улыбнулась Лера.
   - А кто говорит, что все плохо? - ответила улыбкой Даша. - Просто иногда полезно помечтать.
   За разговором девушки подошли к самому крутому месту на берегу озера. От дорожки, усыпанной гравием, к кромке воды вела вытоптанная тропинка, которая прерывалась маленьким обрывчиком. Когда-то в нем жили стрижи, а сейчас остались только пустые норы. Если спуститься к самому берегу, можно заметить и остатки бетонной дорожки, которая в отдалении постепенно становилась целой.
   Именно отсюда и исчезло тело Милы.
   - Ну вот, пришли.
   Ничто не напоминало о недавней трагедии. Только трава рядом с бетонной дорожкой у берега оказалась примята.
   - Что ты рассчитываешь тут найти? - спросила Даша, осматривая берег. - Лодки-то уже нет...
   - Ищи, Арчи, - Лера достала из кармана фантик, и сунула под нос ньюфу. Пес чихнул, опустил голову, прильнул носом к земле и уверенно направился к кустам.
   Лера проследила за ним взглядом, удовлетворенно кивнула, и сказала:
   - Зато есть это. Смотри, - она указала подруге на следы возле кустов. - Тут стоял какой-то подозрительный тип, и пропал в то же время, когда и труп. Мне нужно знать, что это за обувь. Возможно, фирма или какие-то отличительные особенности...
   Даша склонилась над отпечатками ботинок и не прошло секунды, как она без тени сомнения заключила:
   - Это "Спартанец", сто процентов. У этой фирмы подошва такая... по краю ребристая, в центре кругами.
   - А еще этот человек хромал на левую ногу, - то ли добавила, то ли спросила Лера. - Отпечатки правого ботинка глубже.
   - Точно... Думаешь, это был тот самый? Ну, "акробат"?
   - Не знаю, но я нашла вот это, - она протянула Даше цветную бумажку. Это оказался фантик от леденца "Зорька". И, похоже, его выкинул тот, кому принадлежали следы.
   - И что, убийца стоял на месте преступления и ел конфеты? - скептически произнесла Даша.
   Лера ничего не ответила. Она осмотрелась и направилась к сидящей на лавочке старушке. Надо сказать, старушка выглядела очень крупной, а скорее - коренастой и горбатой. Не часто встречаются такие колоритные бабушки отталкивающей наружности. Если бы баба яга существовала на самом деле, то именно так она бы и выглядела.
   Но Валерию это не напугало, она вообще словно не обратила внимания на внешность.
   Бабушка шустро лузгала семечки и подозрительно приглядывалась ко всем прохожим.
   Лера присела рядом, старушка покосилась на нее и отодвинулась.
   - Здравствуйте! - вежливо сказала Валерия.
   - И вам не хворать, - не слишком приветливо произнесла старушка, и добавила, когда Лера попыталась подвинуться к ней. - Э, вот не надо!
   - Почему? - недоуменно спросила девушка. Она мельком переглянулась с Дашей. Даша покрутила пальцем у виска и пожала плечами - может, она того?
   - Сейчас подвинешься, а потом как пырнешь ножом в бок! Вот уж дудки!
   - Нет у меня ножа.
   - А ты и расстроена?! А то бы пырнула? - бабуська пригрозила Лере кулаком и смачно плюнула семечку в воробья. - Вона у тебя и волкодав огромный, того и гляди загрызеть!
   - Да этот пес, между прочим, самое дружелюбное существо, если хотите знать! - вмешалась Даша, обидевшись за Арчи. - В отличие от вас...
   - Ишь, дерзить надумала бабушке. А хто вас знает? - бабулька плюнула шкурку от семечки на траву и скосила глаз на Дашу. - Вот утром сегодня такая с виду приятная молодая пара, на лодочке каталися. А потом кавалер-то ее взял и утопил. Во как!
   - Да что вы говорите! - наигранно ахнула Лера. - А что, вы видели как он ее... топил?
   - Да как не видеть! - бабка всплеснула руками, распугав голубей. - Я и полицию-то вызвала, а потом и в газету позвонила - люди должны знать, что среди них маньяк бродит! Вот ты, я погляжу, девка молодая, неопытная... А одна по городу ходишь, с незнакомцами разговариваешь. Вдруг я тоже этот... как его... маньяк! Или, вот, она, - бабка кивнула на Дашу.
   - Вообще-то, мы вместе, - сказала Даша. - А вы не похожи на маньяка.
   - А никто не похож, - вздохнула бабушка. - Ладно, а чего хотели-то?
   - Да вот, спросить... Вы правда видели как муж утопил свою жену? - спросила Лера, уворачиваясь от семечек.
   - Батюшки! - охнула бабка. - Так они и женаты еще... Во жизнь пошла! А ты-то из газеты что ли?
   - Она - нет, зато я из газеты, - Даша подошла поближе.
   - Вот как? Ну, полиции я уже рассказала. Слушай, как дело было. Сижу, я, значит, на лавочке - вот здесь, как всегда, - семечки лузгаю, на людей гляжу. И вдруг глядь, сели в лодочку мужчина - миловидный такой, добрый на вид. И женщина - скромная, тихая, прямо как я в свое время! Не то, что нынешняя молодежь... Вот, поплыли они на озеро, а я все сижу, гляжу. И вдруг от ужаса дар речи потеряла - мужчина-то этот, что в лодке был, как наденет на голову своей жене мешок, как в речку-то ее толкнет! У меня так сердце и замерло... Вот, ей Богу, чуть удар не хватил! Но здоровье-то у меня крепкое, оправилась, и милицию вызвала. Маньяка этого поймали и увезли - слава Богу! А то ведь страшно теперь по улицам ходить!
   Старушка закончила рассказ, но охи и вздохи не думали прекращаться.
   Лера с сомнением переглянулась с Дашей, и Даша поняла ее без слов.
   - Как же вы сумели с такого расстояния разглядеть, кто столкнул женщину? Они ведь на середине озера были, далековато... - спросила журналистка.
   - Ну ты даешь, девка! - бабулька от возмущения всплеснула руками, и даже рассыпала семечки. - Кому ж еще было ее утопить? Их всего-то двое было, я своими глазами видела, как он встал, и пакет ей на голову напялил.
   Подруги переглянулись, кивнули друг другу, и Даша сказала:
   - Спасибо вам за рассказ.
   Старушка метко плюнула семечком в голубя, махнула рукой, мол - не трудно добрым людям помочь.
   Девушки поспешно отошли от скамейки, и Даша возмутилась.
   - До чего неприятная бабушка! Если у нее есть внуки, я им не завидую... Святые люди!
   - Что ты на это скажешь? - спросила Лера, пропуская слова мимо ушей.
   - Скажу, что ничего она не видела. Это мог быть кто угодно, хотя и сложно поверить, что Антон не заметил бы, как его жену, находящуюся с ним в одной лодке, убивает какой-то урод.
   Лера застегнула верхнюю заклепку на куртке, укрываясь от холодного ветра.
   - Мы не сдвинулись с места. Надо еще с кем-нибудь поговорить.
   "Кто-нибудь" нашелся очень быстро. И это обрадовало подруг, потому что начинало темнеть, поднялся ветер и даже куртки не спасали от его пронизывающих щупалец. Особенно после того, как Арчи вымочил девушек с головы до ног.
   Первые двое прохожих даже не знали, что произошло здесь утром; третий, интеллигентного вида мужчина, выгуливающий спаниеля, вроде бы все видел, но потом оказалось, что он просто попал под влияние сплетен и слухов - в сам момент убийства он отвлекся на свою собаку. А вот четвертый - подросток панковского вида - успел кое-что разглядеть.
   - Я тут, типа, часто торчу, - изрек парнишка, не переставая смачно чавкать жвачкой под дикие вопли "бумбокса". В наше время уже никто не таскает с собой такое старье, но парнишка явно тащился от своей "крутизны", раритетного магнитофона и жуткого скрежета электрогитары, крайне далекого от того, что принято называть музыкой.
   Он окинул взглядом сначала Арчи, потом Лерину куртку с многочисленными ремнями и цепочками, из-под которой выглядывала ярко-розовая водолазка, и уважительно сказал. - А у тебя клевый прикид, чипса. Че за стиль? Эмо что ли?
   - Это инсайд, - сухо ответила девушка. - Но ты до него еще не дорос.
   Пока подросток пытался осмыслить услышанное, Лера скептически оглядела его фиолетово-кислотный наряд и синий ирокез. Потом взглянула на Дашу. Журналистка усмехнулась, кивнула и спросила.
   - Ты видел, как мужчина столкнул женщину в воду?
   - Я, типа, не видел сам, - подросток надул большущий пузырь из жвачки. - Мне, типа, не до того было, я, типа, под музон клевый втыкал.
   - Тебе бы книжки читать и русский язык учить, - поморщилась Лера. Руки чесались дать парню подзатыльник и отправить домой учить уроки.
   - Чаво? - выпучил глаза подросток.
   - Ничего. Так ты сказал, что видел что-то?
   - Ну, типа, это... перец тут какой-то у берега терся, все вынюхивал что-то. Потом ментозавры приперлись, а этот к ним примешался.
   - Ну а как он выглядел? - насторожилась Даша.
   - Так тебе и скажи! Ты, типа, это... что мне за это дашь?
   - Я тебя в ментуру не сдам, за употребление легких наркотических средств, - Лера пристально посмотрела подростку в глаза. - Ведь употребляешь.
   - А ты докажи! Кишка у тебя тонка...
   - Рига, а давай и правда его ментам сдадим, прямо сейчас? - шепнула Даша, но Валерия только отрицательно покачала головой.
   - Значит так, - Лера с прищуром посмотрела на паренька. - Закрой рот с той стороны и слушай меня. Или ты сейчас же рассказываешь нам все, что знаешь, или через пять минут будешь сидеть в обезьяннике, потому что у меня в полиции так много знакомых, что хватит на десяток таких, как ты.
   - Да ты че, чипса? - напугался парень. - Я же это... пошутил ведь! Я ж не жухало какое...Ну, обычный он, на воротника не похож...
   - На кого?
   - Ну на этого... на бомжа то есть. Цивильный перец, только ногу одну подкосило... хромал, типа.
   - Молодец, пионер, - Дашка похлопала паренька по плечу. - Так держать.
   - Но выпороть бы его не помешало, - заметила Лера. - Радуйся, малец, я сегодня добрая.
   Напоследок девушка выключила магнитолу, и добавила:
   - Отдыхать надо от этой жвачки. Мозги - Бам! - и взорвутся.
   "БАМ!" прозвучало так резко и страшно, что подросток вздрогнул и глупо захлопал глазами.
   - Гуляй, пионер, - сжалилась Лера.
   Подруги решили, что больше в парке делать нечего, и собрались идти обратно. Время подходило к семи. А если быть точнее - без пяти семь. Они почти вышли из парка, когда Арчи отчаянно заскулил. Но на этот раз хвост его был поджат.
   - Что такое? - Лера попыталась успокоить собаку. - Мы идем домой, нагулялись уже. Все хорошо... правда ведь?
   Но Арчи настаивал, что все совсем не так хорошо. Он тянул поводок в другую сторону, и, в конце концов, хозяйка поддалась. Девушка прошли через газон и аккуратно подстриженные кусты, когда пес остановился. Он стоял, и смотрел на лежащую на земле женщину. Точнее, старушку, грузную, в строгой серой юбке и теплой кофте, которая выглядывала из-под дешевой тряпичной куртки.
   - Может, пьяная? - в голосе Даши не было ни грамма уверенности.
   - Арчи, фу! - прикрикнула Лера, оттягивая поводок. Пес скулил и пытался обнюхать старушку. - Ну хватит! Сидеть!
   Она привязала ньюфа к дереву, а сама осторожно подошла к женщине и потрогала холодное запястье, прижав артерию к хрупкой косточке. Пульса не было.
   - Да нет, подруга, - тихо сказала Лера, выпрямляясь. - Это труп.
  

Глава 5, или

Я хочу с тобой поиграть

  
   11 часов вечера, 21 апреля, 2013 год
  
   Два убийства за один день! И не каких-нибудь бытовых, не похожих на самоубийства и несчастные случаи, происходившие в городе в последние годы, а из ряда вон выходящих. Для тихого городка это нонсенс. Теперь наверняка начнут расползаться слухи, вот раздолье для этих стервятников из СМИ. А ведь надо еще и отчет за квартал закрывать, как все это некстати... Да и Бог бы с ним, с отчетом - было бы дальше все спокойно. Но что-то подсказывало, что это не обычное совпадение, и продолжение будет весьма интригующим, черт бы его побрал.
   Так думал Михаил Афанасьевич, сидя в своем любимом кресле и попыхивая трубкой. Он вернулся домой только к одиннадцати часам. День выдался тяжелым, а возраст брал свое - Елин устал, мысли путались, а глаза слипались. В молодости он мог сутками обходиться без сна и сохранять ясность мыслей.
   - Да, Бонифаций... - он вздохнул и провел рукой по гладкой шерсти таксы шоколадной масти. - Старею.
   Бонифаций примостился на коленях хозяина и дремал.
   Елин продолжил размышлять. Отработав целых тридцать лет, он ни разу не сталкивался с подобным в своем родном городе N. В Москве, где работал в юности - бывало и не такое, но здесь...
   - Хуже всего, что Валерия нашла труп вместе с журналисткой... - вздохнул Михаил Афанасьевич. - Теперь огласки не избежать... Так ведь, Бонифаций?
   Пес заворчал глубоким баском, не открывая глаз. Елин усмехнулся в усы.
   - Да, мой дорогой друг... Странная получается картина. Разница между двумя убийствами восемь часов. Первая женщина то ли задушена, то ли отравлена. Теперь мы не узнаем наверняка, проворонили труп. Вторая почти отравлена... Кто-то подсунул ей баночку с кремом, содержащим сильный аллерген... Вряд ли Михалыч ошибся. И ведь никак эти две гражданки друг с другом не связаны - кроме того, что обе женщины. Даже в возрасте разница тридцать пять лет. Каково, а, Бонифаций?
   Собака открыла глаза, лизнула хозяину руку и заскулила, выпрашивая собачью галету.
   - Вот, и я о том же! Совпадение?
   Елин протянул руку, нащупал под журнальным столиком коробку с собачьим лакомством, и подставил ладонь с галетой под нос Бонифация. Пожилой пес принюхался и неторопливо, с достоинством, проглотил угощение.
   - А Валерия ишь какая шустрая! - Михаил Афанасьевич сердито покачал головой, но не сдержал улыбки. - Еще и с места преступления умудрилась сбежать! Ладно, ума хватило подругу предупредить. Но, думается, она вовсе не на семинар по китайской медицине поехала, в полвосьмого вечера... И ведь сразу по двум делам свидетелем теперь проходит. Наш пострел везде поспел. Лишь бы ума хватило не ввязываться еще и в это дело. Вот зуб даю, это не просто совпадение!
   Бонифаций привстал на задние лапы и попытался лизнуть хозяина в нос.
   - Ну ладно, ладно тебе, - засмеялся Михаил Афанасьевич. - Сейчас, покормлю тебя, шельма... Одной галетой сыт не будешь...
   Он встал и неторопливо отправился на кухню, а вслед за ним засеменил Бонифаций.
   Елин не знал, что в это самое время в камере полицейского участка происходил разговор, который мог пролить свет на одну из загадок. Но в отделении находился лишь полусонный охранник, которому было совершенно все равно, о чем говорят заключенные. По его мнению, лучше было бы, если бы они и вовсе заткнулись.
  
   ***
   Семь пятнадцать вечера, 21 апреля, 2013 год
  
   Когда опергруппа только выехала на место происшествия по звонку Даши, Арчи сорвался с поводка и бросился куда-то, прильнув мордой к земле. Лера не успела сделать и пары шагов, как до нее донеслись крики о помощи.
   Она со всех ног бросилась на звук, а следом подоспела и замешкавшаяся подруга. Перед ними открылась чудная картина.
   Огромный черный ньюф, непоколебимый, как скала, стиснул зубами полу плаща невысокого худого человека. Несчастный закрывал лицо атласной сумкой, за которой было не видно было мужчина это или женщина. По одежде определить было сложно, поскольку она относилась к модному нынче стилю унисекс. Вроде бы и цвета слишком яркие и нежные для мужского пола, а плащ похож на мужской. Но Лера узнала человека - это был Жиль Рожер, владелец швейной мастерской, француз, который уже лет пять как приехал в Россию, да так тут и остался. Женился, получил гражданство, развелся. Его пристрастие к модным новинкам больших городов - как русских, так и европейских - объясняло странный внешний вид. В провинции одетого так мужчину вполне могли неверно понять. Однако, Жиля знали почти все, поэтому к его необычному стилю в одежде привыкли. Темноволосый и голубоглазый, он располагал к себе людей изысканными манерами и обходительностью. За эксклюзивными вещами к нему обращались многие - он выполнял заказы очень качественно и быстро, хотя и брал весьма приличные деньги.
   - Помогьитье! Aidez! - пропищал француз, приоткрыв один глаз.
   - Арчи, фу! - Лера бросилась к собаке и попыталась оттянуть за ошейник. - Отпусти, брось каку! Я тебя без ужина оставлю!
   Ньюфаундленд заворчал, покосился на хозяйку и выплюнул плащ. Он оказался даже не помят - только обслюнявлен, и не хватало одной пуговицы. Лера не заметила, то ли Арчи проглотил ее, то ли успел выплюнуть. А пес смотрел на девушку с таким укоризненным видом, словно хотел сказать: "ну вот же он, я его поймал!". Жаль только, что не мог сказать, кто этот таинственный "он" в его собачьем представлении.
   Лера прекрасно знала, что Арчи никогда не бросится на человека. Сейчас он пытался поймать - но кого? Этого безобидного швейного мастера, который не то, что кого-то убить - обидеть боится?
   - Ну все, - тихо сказала Даша, оценив ситуацию. - Доигрались.
   - Сидеть, - скомандовала Лера на всякий случай и обратилась к французу. - Простите, ради Бога, не знаю что на него нашло. Он был выдрессирован в полиции, на отлично прошел ОКД, никогда не кидается на людей... - девушка хотела добавить "просто так", но промолчала. Потому что если она не знает почему Арчи поймал этого человека, то Жилю наверняка известна причина. - Вы в порядке?
   Француз осторожно опустил сумку и осмотрел руки и ноги, словно видел их впервые. Убедившись, что все цело, он испуганно покосился на ньюфаундленда. Арчибальд сидел неподвижно, как статуя сфинкса, испепеляя мужчину взглядом.
   - Ох! Да... - Жиль попятился. - Oui, кажетсья, впорьядке. Только... Ви собачку держите...
   Лера знаком показала Даше, что нужно молчать, подняла поводок, намотала его на руку, и сказала:
   - Я не понимаю, что на него нашло. Если хотите, вызовем полицию, составим протокол... Я готова заплатить за моральный ущерб.
   - О, ньет, не стоит! - поспешил заверить француз. Как-то чересчур поспешил. - Я в польном порьядке. Merci beaucoup!
   Он пятился, в надежде что девушки отстанут, но Лера продолжала настаивать на своем. А через минуту приехала полиция. На месте преступления нашли платок Жиля.
   Елин не любил долгих разговоров, и забрал француза в отделение. Тем более, тот не смог внятно объяснить, как его платок оказался на месте убийства.
   Его посадили в ту же камеру, где находился Антон Крымов.
   Антон сидел в углу так же, как и на месте происшествия - обхватив голову и уткнувшись лицом в колени, вдыхая запах сырой плесени и мочи. Он даже не посмотрел на вошедшего, а Жиль заговорил не сразу. Он дождался, пока флегматичный охранник отойдет, и только тогда произнес:
   - Не думал, чьто ми с тобой встрьетимся в таком местье, mon ami.
   Антон узнал этот голос и поднял голову.
   - Ты... - выдохнул он, и в глазах промелькнул страх. - Зачем ты пришел? Я выполнил уговор. Мы ведь договорились, что вы оставите меня и мою семью в покое!
   - Разве? - улыбнулся Жиль неприятной, холодной улыбкой. - Ти напуган? Не стоит... это простьо coОncidence... совпадьение. Я сам попал сьюда случайно.
   - Я не верю в случайности, - зрачки Антона расширились, и он сразу как-то весь подобрался, будто готовясь к драке. - Чего ты хочешь?
   - Я? Ничьего! - Жиль рассмеялся и присел напротив.
   Антон резко побледнел, кровь отхлынула от лица.
   - Это ты убил их? - тихий голос был почти не слышен, но француз отлично понял вопрос. Однако же, вида не подал.
   - Кого? - невинно спросил он.
   - Не притворяйся кретином! - зло выкрикнул Антон, вскакивая с места. - Мою жену! И... и моего сына!
   Жиль снова засмеялся, и совершенно спокойно ответил:
   - Non-sens! Я нье имею к этому отношьения, глупый мальчьишка. Больше того - первьи раз слышу. Хотья... сын, говоришь? Возможьно... я слишал, как мой... другь рассказывьал, что сбил как-то одного пацаньенка. Когда это било, дай-ка вспомньить... Ах да, год назад!
   Антон похолодел и стиснул кулаки.
   - Ох, нье нервньичай так, mon ami, - Жиль по-прежнему был вежлив. - Что касается твоей жьены, развье не ти сам желал ей смьерти? Я прьекрасно помнью ваш разговор с нашьим общим знакомьим, - лицо француза исказила неприятная усмешка, и он сказал, словно передразнивая. - Она должна умерьеть. Рано или поздно я убью ее.
   Антон побелел еще сильнее, хотя, казалось бы, больше некуда. Он отпрянул, уперся спиной в холодную стену, и - молчал. Ни слова не возразил, и даже боялся пошевелиться. Это очень развеселило его сокамерника.
   - Ти удьивлен? Но у него ньет от мьеня сьекретов. А если об этом разговорье узнает польиция... Страшно прьедставьить, что с тобой будьет. Если не хочьеш, чтоби это случилось, продолжьишь свою работу. И еще - нье стоит перьекладывать на другьих то, в чьем виновен сам. Я этого нье потьерплю.
   Антон по прежнему молчал, глядя сквозь Жиля. Его взгляд остекленел, и казался мертвым.
   Француз с равнодушием, за которым скрывалось тщеславие, провел рукой по решетке. Он наносил решающий удар, и его это забавляло.
   - А мальчьик... друг утверждает, что это была случайность. С кем не бывает?
   - Вы... вы за это ответите... - сквозь зубы прошипел Антон, и вдруг бросился на портного. - Я убью тебя, тварь! Твой "друг" убил моего сына, я тоже отниму у него самое дорогое!
   И мужчины, сцепившись, упали на пол.
   - Задушу... - шипел Антон, и Жиль едва мог противостоять ему, больше из-за неожиданности, чем от неравенства сил. - Умри, падла.
   На шум прибежал охранник, скрутил Крымову руки, и Жиль, тяжело дыша, отполз к стене. Он по-прежнему улыбался.
   - Мой друг передавал тебе привет, - его вежливости мог бы позавидовать любой интеллигент. - Он нье забыл тьебя и твои прошлые делишки.
   - Пошел! - прикрикнул охранник, выводя Антона из камеры. - Посидишь в "отстойнике" до утра, остынешь.
   "Отстойником" здесь называли маленькую темную и сырую каморку без единого окна, которую раньше использовали, как кладовку, а потом установили железную дверь и стали запирать там особо буйных подозреваемых. Антон до самого утра просидел на ледяном полу в полнейшей темноте, и в конце концов впал в полусонное состояние, близкое к обмороку.
  
   ***
   Восемь часов вечера, 21 апреля, 2013 год
  
   В восемь часов вечера последние люди покинули городскую больницу - осталось лишь несколько дежурных медсестер. Уборщица, по-хозяйски гремя ключами, закрыла входную дверь и установила сигнализацию.
   В больнице воцарилась тишина.
   Пациенты спокойно спали. Некоторые еще ворочались, но уже не обращали внимания на то, что творится вокруг. И только в палате номер шесть двоих мучила бессонница.
   Один из них - инвалид в коляске - даже не собирался ложиться. Он хмуро смотрел в окно, и барабанил пальцами по инвалидному креслу.
   - Апчхи! - в который раз чихнул его сосед из-под своего одеяла.
   - Ну сколько можно?! - рявкнул инвалид, стукнув кулаком по подлокотнику. - Чихай у себя дома, достал уже!
   - Я не переношу запах лекарств, - пожаловался сосед, не показываясь из-под одеяла. Он отвернулся к стене, и снова собрался чихнуть, но вовремя зажал нос рукой чтобы лишний раз не нарываться на грубость.
   А инвалид продолжил таращиться в окно из-под тяжелых бровей, придававших ему сходство с неандертальцем. Нижняя челюсть чуть выступала вперед, усиливая сходство, а заканчивал картину массивный, коряжистый силуэт с длинными руками.
   Лоб неандертальца был утянут грязно-желтым жирным бинтом, из-под которого сочилась красная струйка.
   - Ну где там эту вешалку носит?! - проворчал он себе под нос и снова ударил тяжеленным кулаком по подлокотнику.
   - Говорите, пожалуйста, потише! - гнусаво произнес второй пациент. - Я пытаюсь уснуть!
   - Это ты из-за своего чиха уснуть не можешь, - грубо ответил неандерталец.
   Тут он насторожился, прислушиваясь к отдаленному звуку. Цок-цок-цок-цок- звук отлетал от обшарпанных стен эхом, и просачивался в щель под дверью.
   - Ну наконец-то! - прорычал инвалид, разворачивая кресло.
   Стук каблуков усилился, остановился возле шестой палаты, и дверь открылась, впустив струю прохладного больничного воздуха.
   Вошла симпатичная, очень высокая, медсестра. Пронзительный взгляд рыбьих глаз скользнул по пациенту, который прятался под одеялом. Потом вопросительно устремился на неандертальца, и тот покачал головой. Медсестра поморщилась, и звонко проворковала:
   - Пройдемте на укольчик.
   Неандерталец бросил на медсестру хмурый взгляд, и крутанул колесо кресла.
   Оказавшись в коридоре, он рявкнул:
   - Чего ты так долго? Я уж думал, что-то случилось!
   - Да Лидка, дура, все никак заткнуться не могла, - у медсестры оказался неожиданно противный голос. - Как будто мне интересно слушать истории о ее любовных похождениях! Кошка драная...
   - Сейчас-то она где? - инвалид затормозил на повороте и осторожно завернул налево.
   - Да спит уже, - скривилась медсестра. - Никак не хотела кофе пить, зараза! Кое-как ее уговорила.
   - А я думал, удушу этого аллергичного, пока тебя дожусь, - проворчал неандерталец. - Он такой олух!
   - Тебе нужно научиться сдерживать мерзкий характер, - заметила медсестра.
   - Кто бы говорил! У нас все готово? - инвалид остановил кресло напротив двери с надписью "процедурный кабинет".
   - А ты как думаешь? Еще вчера доставили.
   Женщина вставила в замочную скважину ключ и замок с хриплым щелчком открылся. Вместе с инвалидом она скрылась за дверью. Казалось, коридор опустел, но через секунду к оставленной щели прильнула чья-то тень. У тени оказался крысиный профиль и узкие глазки. А звали ее Игорь Семерядов.
   Тень попыталась разглядеть, что происходит в кабинете, и сунула нос в щель. Напахнуло резким спиртным духом и какой-то больничной химией, так что Семерядову пришлось поспешно зажать нос, чтобы снова не чихнуть. Он и так уже начихался в палате с этим ненормальным инвалидом, от которого несло, как от грузчика в порту.
   - Тише ты, - шикнула медсестра на неандертальца. Чего как слон топаешь?
   Игорю была видна только часть кабинета, где стоял шкаф, а рядом топталась медсестра. Инвалида он не видел, но разговор слышал отлично.
   - А ты сама попробуй достать этот ящик, - разозлился неандерталец. - Давай, тащи!
   - Это не женское дело, - огрызнулась медсестра.
   - А шкаф тебе все-таки придется подвинуть, - съязвил инвалид. - Я же не могу встать!
   - Вечно у тебя отмазки, - проворчала медсестра, но все же взялась за угол шкафа, и на удивление легко его отодвинула. Он оказался на колесиках, и к тому же сделан из фанеры.
   Медсестра подковырнула ключом уголок обоев за шкафом, и они легко отошли от стены.
   Семерядов, притаившийся за дверью, подался вперед, и почти просунул голову в дверной проём, чтобы рассмотреть, что происходит. Медсестра отошла в сторону, и взгляду журналиста открылись целые пачки таблеток и порошков в пакетиках без этикеток и надписей. Они были спрятаны в нише за обоями.
   Игорь лихорадочно нашарил в кармане сотовый. По лбу стекла капелька холодного пота. Как по горке соскользнула вниз и повисла на кончике носа. Тяжело дыша, Семерядов нащупал телефон, и деревянными пальцами нажал на кнопку со значком фотоаппарата.
   "Карта памяти заполнена! Чтобы продолжить съемку нужно очистить память. Это займет пять минут четырнадцать секунд", - сообщил телефон, мигнув синим цветом.
   - Черт, - сквозь зубы выругался журналист. Он нажал еще раз, и получил тот же ответ.
   - Надо проверить качественный ли товар, - послышался голос медсестры. - Сегодня звонил Шахматист, предупредил, что какие-то упыри доставили подделку.
   При слове "Шахматист" Игорь едва не выронил телефон. Охота удалась! Если бы не телефон с его долбанной "памятью", то все было бы в шоколаде! Но теперь придется довольствоваться фотографиями.
   Игорь успел сделать снимок до того, как медсестра закрыла нишу обоями.
   - Сейчас проверим... - она прищурилась и посмотрела в сторону двери. Семерядов мог поклясться, что до ее слуха долетел стук его напуганного сердца. И сам про себя подумал, что не годится в шпионы. Слишком уж это страшно и опасно для жизни. Нет, он - гениальный журналист Игорь Семерядов - создан для того, чтобы лежать на пляже где-нибудь на отдаленном островке, попивать вино из личных виноградников, строчить разгромные статьи и купаться в лучах славы. А не сидеть под дверью наркоторговцев, которые того и гляди его прихлопнут.
   Но, женщина ничего не заметила, и отошла к столу. Игорь больше не мог ее видеть, но слышал.
   - Я еще не успела снять пробу.
   После этих слов послышалось шипение, как при растворении аспирина в воде.
   - Отлично, - усмехнулся инвалид. - Все в порядке, он ошибся. А что с бумагами?
   - Об этом можешь не беспокоиться, - медсестра снова появилась в поле зрения, и опять открыла нишу. Игорь едва успел сделать снимок, поймав момент, когда она положила на место пачку таблеток. - Все проходят как аспирин.
   Игорь попытался сделать еще один снимок. Непослушная рука дрожала и не могла навести объектив на женщину. Снимок получился размытым. Ладони вспотели, и телефон выскользнул из рук.
   - Черт! - снова выругался Игорь, подхватывая сотовый.
   - За нами следят! - прошипела медсестра.
   Послышались шаги, но когда дверь открылась, коридор был пуст. Семерядов успел спрятаться за углом, между передвижным столиком для анализаов, и панельной батареей.
   Шаги из соседнего коридора приближались, и Игорю показалось, что сейчас он потеряет сознание от страха. Но медсестра и инвалид прошли мимо.
   Игорь встал и на онемевших ногах побежал в обход. Он успел вернуться в палату за пару секунд до прихода своего свирепого соседа.
   Когда инвалид открыл дверь, взгляд его первым делом скользнул по койке журналиста. Игорь едва успел укрыться, и теперь лежал тихо, боясь пошевелить пальцем.
   - Олух, - сплюнул неандерталец, и проехал на кресле к окну. Немного посидел там, и прорычал. - Если я найду того, кто это был, на части разорву!
   Журналист сжался под одеялом, и до самого утра мечтал оказаться как можно дальше от этой больницы. Грела лишь одна мысль - дело сделано, и скоро все узнают, кто такой Игорь Семерядов.
  
   ***
   Часом раньше, шесть часов пятьдесят шесть минут вечера, 21 апреля, место убийства, до приезда полиции
  
   Лера стояла под липой и думала. Думала целых пять секунд.
   Труп лежал в метре от нее - казалось, вот сейчас возьмет, и встанет. Было не по себе. Люди проходили по ту сторону кустов, за деревьями - поэтому никто до сих пор не обнаружил тело. Но Рижская подумала, что женщина умерла не так давно, потому что иначе ее бы все равно кто-нибудь нашел. В этом парковом закутке с обшарпанной скамейкой редко кто-то появлялся, но днем сюда иногда заглядывали пожилые люди в поисках тишины и покоя.
   Вот сейчас Даша позвонит в полицию, приедет Иванна, начнутся расспросы... Что Лера делала в парке? А что она делала - гуляла... Ну хорошо, врать сыщица ненавидела. Она бы сказала правду - искала свидетелей. И обещание, данное Елину, не нарушила. Ведь не сама искала, с Дашей...
   Как вы уже поняли, все это происходило еще до того, как Арчи сорвался с поводка и бросился за французом. Пока что пес мирно сидел возле дерева и старательно обнюхивал следы, Лера мысленно вела диалог с Иванной, Даша набирала "02".
   - Полиция? - журналистка отошла в сторону. - На южной окраине парка труп женщины...
   Лера не слушала, что говорила ее подруга. Поначалу думала, что за один день второе убийство - это слишком. Непонятное чувство - как у зверя, почуявшего охотника - заставляло ее озираться по сторонам. Все было спокойно.
   Но скоро опасение сменилось отстраненной уверенностью, что все утрясется без ее - Валерии - участия. Эта уверенность была похожа на последнюю надежду утопающего.
   Случайностей не бывает. Это сыщица знала твердо.
   В тот момент, когда мысли начали выстраиваться в цепочку, раздался посторонний звук - тонкая писклявая мелодия доносилась со стороны трупа. Точнее - из его кармана.
   Звонил телефон, допотопный и древний, как и его обладательница. Мелодия отдаленно напоминала "К Элизе" Бетховена - так отдаленно, что Лера ее не узнала. Она замерла в нерешительности всего на секунду. Потом присела на корточки, натянула перчатки и вынула телефон. Номер не определился, но показался смутно знакомым.
   - Слушаю, - осторожно произнесла девушка. Она была уверена, что звонит кто-то из родственников погибшей.
   - Здравствуй, Леся, - прозвучал голос маленького мальчика.
   - Я не... - Лера хотела объяснить, что произошло, но почему-то замешкалась. Из-за плохой слышимости она не сразу поняла - голос принадлежит маленькому мальчику. Сначала он показался ей знакомым, а имя...
   - Леся, ты что, меня не узнала? Эх ты, Лера-леся куралеся.
   - Вы... ты, наверное, звонишь своей бабушке? - Лера взяла себя в руки, стараясь стряхнуть наваждение. В трубке шипело и скрежетало - видимо, динамик не выдержал удара о землю, когда женщина упала.
   Нет, это не может быть тот, о ком она подумала. Это точно звонит внук погибшей...
   - Нет, Леся. Я звоню тебе. Я соскучился и хочу поиграть. Ты ведь любишь игры?
   - Что?
   Валерия едва не выронила телефон из рук, но в последний момент стиснула его так, что старый сотовый затрещал.
   - Нет... - прошептала она. - Нет, - повторила твердо, и в третий раз почти крикнула. - Нет, это не можешь быть ты! Чья бы это ни была шутка, она очень и очень неудачна. И если я узнаю...
   - Леся, кто может знать о твоей тайне? Глупая, я думал, ты соскучилась, - говорил мальчик совершенно спокойно. Лера прислушалась и заметила, что звук голоса напоминает магнитофонную запись - старую, с шипящим фоном. Это шипение накладывалось на шуршание трубки, и разобрать слова порой было очень сложно. Но это явно была не запись - мальчик отвечал на вопросы и говорил совершенно осознанно.
   Но еще Лера знала одно - даже если это он, тот о ком она подумала... он давно уже должен быть юношей. Последний раз она видела этого мальчика, когда ему исполнилось девять лет. Это было больше десяти лет назад.
   - Я тоже думала, что не знает никто, - ледяным голосом ответила девушка. - Но ошиблась. Что тебе надо?
   - Глупая, глупая Леся. Я же сказал, что хочу с тобой поиграть. Ты ведь не откажешь младшему братишке, верно?
   Лера стиснула зубы и промолчала. Ее вдруг осенило - если телефон зазвонил вовремя, значит, тот, кто звонит, видит ее. Она осторожно повернула голову, вглядываясь за деревья.
   - Не старайся, меня там нет, - неожиданно сказал мальчик. Сказал так убедительно, что Лера поверила. Но она настолько оторопела от происходящего, что не могла сосредоточиться и придумать хоть какое-то объяснение для самой себя. Чтобы не казаться себе сумасшедшей.
   Краем глаза она заметила Дашу, которая тоже говорила по телефону - журналистка собиралась связаться с редактором, чтобы сообщить и "застолбить" свежую новость.
   - Молодец. А теперь слушай. Я буду загадывать загадки, а ты - искать ответы. У тебя ведь хорошо получается искать?
   - Помнится еще недавно ты хотел меня убить, - холодно ответила Валерия.
   По ту сторону волны послышался смех.
   - И ты предпочтешь этот вариант? Я передумал, и нашел тебе лучшее применение. От мертвой Валерии Рижской мне мало прока. Однако, выбор за тобой.
   - Я не собираюсь с тобой "играть", - отрезала Лера. - Что бы ты там не подразумевал.
   Ее взгляд упал на дерево, к которому был привязан Арчи. Пес сидел спокойно, но пристально смотрел в одну сторону.
   - О нет, собираешься, - вновь рассмеялся мальчик. - Ты не веришь, что это я. А зря. Но ты в любом случае ужасно захочешь найти того, кто смог узнать твою тайну. Ведь кто бы это ни был, откуда ему знать как звучит мой голос, голос твоего брата? А ведь ты не станешь отрицать, что узнала его? И имя. Вспомни, только я называл тебя так, Леся.
   - Нет, - убитым голосом произнесла Лера. Негодяй рассчитал все идеально. Но больше всего это похоже на умопомешательство, потому что не мог - ну не мог никто так точно воспроизвести этот голос. Куда проще загримировать внешность, найти похожего мальчика и подослать на улице. Но подделать голос с такой точностью почти невозможно.
   Почти.
   Лера всегда придерживалась мнения, что возможно все. Стоит только построить правильную цепь. А значит, должно быть логическое объяснение, должно!
   "Но его нет", - с каким-то обреченным равнодушием подумала Лера. Нет этого гребаного объяснения.
   - Первое правило - не задавать лишних вопросов, - голос в сотовом прервал тишину. - Второе - сохранять тайну. Третье - следовать моим указаниям. Четвертое - не пытаться найти больше, чем требуется по условиям игры. И пятое - если ты нарушишь хоть одно правило, я тебя убью.
   Лера даже не вздрогнула. Не испугалась - потому что пугаться можно чего-то реального. А это происходило не с ней. С какой-то другой Валерией, с той, которая сегодня утром видела тело своей мертвой подруги, сошедшего с ума Антона, которой угрожали смертью и которая сейчас стояла над трупом и по чужому телефону разговаривала с призраком.
   - Мои условия на этот раз просты, - продолжил мальчик. - Опереди убийцу. У тебя три дня. И не забывай, тебе ничего не грозит, пока ты в игре. До встречи.
   - Подожди! - крикнула Лера и рванулась вперед, словно могла ухватить собеседника за рукав. - Что это за убийца, кого он должен убить?
   - Подсказка наверху, - последовал ответ. - Только не забудь избавиться от нее, это тоже входит в условия.
   Короткие гудки оборвали разговор, и Лера медленно опустила руку. Тон, которым мальчик произнес последнюю фразу, ей совсем не понравился. Насмешливый, не предвещающий ничего хорошего.
   - Японский барабан... - послышался сдавленный голос Даши, которая тоже едва не выронила телефон. Только в трубке слышался раздраженный голос редактора, который не понял, куда подевалась Лапшина.
   Лера обернулась и проследила за взглядом подруги.
   Она едва не вскрикнула и подавила позыв скудного ужина вырваться наружу. Только медленно отступала назад, и вместе с Дашей молча смотрела на нижнюю ветку липы, под которой недавно стояла.
   На ней сидел ворон. Лоснящееся оперение на фоне вечернего синего неба казалось совершенно чернильным, словно птица была одним черным пятном, дырой в другое измерение. Только серый клюв выделялся на фоне черноты. Но не он привлекал внимание. Ужасающий штрих к картине сумасшедшего художника - отрезанная кисть человеческой руки, стиснутая в клюве чудовищной птицы.
   Ребристые лапы с внушительными когтями сжали ветку, и птица скосила желтый глаз на девушек. Именно глаз - он был только один, вместо второго красовалась запекшаяся короста.
   - Ты... - выдохнула Валерия, узнав ворона. Это была та самая птица, которую днем она видела в саду возле дома Крымовых.
   С пальцев еще сочилась кровь, крупными каплями прибивая к земле прошлогодний липовый листок.
   Птица смотрела на девушек, девушки - на птицу. И только Арчи старательно обнюхивал все вокруг. Почему-то его вдруг заинтересовали соседние кусты.
   Но по сравнению с телефонным звонком даже птица со своей ужасающей ношей не пугала Валерию. Поэтому она стряхнула оцепенение, и сделала шаг вперед. Если птица и есть подсказка, нужно рассмотреть ее поближе.
   Медленно, чтобы не спугнуть ворона, девушка подошла к липе.
   - Что ты делаешь? - испуганно спросила Даша, но Лера приложила палец к губам, призывая к молчанию.
   Сначала она посмотрела на птицу. Вблизи зрелище оказалось еще более отвратительным, но что-то было не так.
   Тогда девушка посмотрела под ноги. Красная капля сорвалась с кончика мизинца отрезанной кисти и упала на темную почву. Другая - на обглоданный непогодой липовый лист.
   - Это муляж! - восклицание Валерии заставило птицу подпрыгнуть от испуга, однако же, она не улетела. - Вода с желатином, разбавленная красной гуашью. На кровь совсем не похоже.
   - Что?! - Даша почувствовала одновременно облегчение и ярость. - Хвост бы надрать шутнику!
   - Хвост надрать... - задумчиво повторила Валерия, разглядывая пернатого клептомана. Подняла с земли камешек, и запустила в ворона.
   - Кар-р! - раздраженно отозвалась птица, выронив ношу. Рука упала прямо к ногам Валерии, а ворон злобно сверкнул единственным глазом, и полетел по своим делам.
   - Чертовщина какая... - Даша с опаской приблизилась к липе, брезгливо разглядывая муляж. - Смотри-ка, как настоящая...
   Но Лера невозмутимо подняла отвратительную конечность, на ощупь оказавшуюся резиновой, и принялась внимательно рассматривать.
   - Фу! - поморщилась Даша. - Брось ее, вдруг она заразная? Откуда ты знаешь, где птица раздобыла эту дрянь? Порядочные вороны блестящее тащат, а этого на расчлененку потянуло... Точно. Это ворон-маньяк.
   - Погоди, Дашь. Мешаешь сосредоточиться.
   Лера положила кисть обратно на землю так же, как она упала. И проследила взглядом за пальцем. Он указывал на тело погибшей женщины. А Лера уже и забыла про него, после такой встряски.
   - Точно! - вдруг воскликнула она, бросившись к трупу. И, к ужасу Даши, принялась шарить в карманах.
   - Лер, с тобой все в порядке? Ты какая-то... странная...
   На самом деле Даша подумала совсем не это - она перепугалась за подругу, и "странная" - было мягко сказано. Рижская походила на собаку, мечущуюся по минному полю.
   - Потом объясню, - Валерия нашла в кармане чек из магазина и мелочь на автобус. Положила обратно и взялась за сумку.
   - Что значит потом? И... кто тебе звонил, что ты так переменилась? Да ты на зомби похожа! - Даша от возмущения топнула изящной ножкой, отпечатав в мягкой земле каблук.
   Лера промолчала. Она открыла сумку из дешевого кожзама и отыскала там кошелек, сложенную вчетверо свежую газету, кулек шоколадных конфет, печенье, листок с жалобой на соседку и паспорт. Открыв его, прочитала: "Нина Стефанидовна Антонова, сорок четвертого года рождения, проживает по адресу ул. Купеческая, дом 7, квартира 29". Штампа о бракосочетании не оказалось, а в графе "дети" значился только сын.
   - Лер, да что происходит? - не унималась Даша.
   - Я расследую убийство этой женщины, - Валерия не подняла головы. Она не знала, что именно ищет, но надеялась, что чутье не подведет.
   - Зачем тебе это надо? Сейчас приедет полиция, пускай сами разбираются!
   - Даш, - Лера умоляюще посмотрела на подругу. - Пожалуйста, не мучай меня. Поверь, что это необходимо, и все.
   Даша, до того метавшаяся туда-сюда, замерла в недоумении, а Лера вернула паспорт на место, быстро открыла кошелек и вынула содержимое. Пара сотен рублей, потрепанная фотография и список продуктов, приготовленный для похода в магазин.
   - Ты меня, вообще, слышишь? - Даша принялась ходить кругами и взволнованно теребила телефон. Очки почти свалились с носика, волосы растрепались, но девушка ничего не замечала. - Бросай эти глупости! А если сейчас увидит кто? Да тебя же первую в подозреваемые и запишут!
   - Не запишут, - Лера невозмутимо возвратила находки на место. Все, что ее заинтересовало - это фотография, которую она внимательно рассмотрела. С выгоревшего на солнце глянцевого листа смотрел юноша лет восемнадцати. Он был похож на погибшую - тот же длинноватый нос, оттопыренные уши, тонкий рот. Но он слишком молод, чтобы быть ее сыном. Скорее, внук. Лера запомнила его лицо достаточно хорошо, чтобы при встрече узнать.
   - Я не знаю, что это был за звонок, но ничего хорошего ты явно не услышала, - Даша перестала мельтешить и постаралась говорить спокойно. - Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности. Но когда-то мы с тобой договорились доверять друг другу во всем, и я сдержу обещание. Что ты ищешь?
   - Не знаю, - Валерия обвела цепким взглядом тело старушки с ног до головы. - Что-нибудь, что позволит понять причину смерти. Факты, улики, зацепки.
   - А знаешь... - Даша вгляделась в лицо погибшей. - Похоже она умерла от сильного приступа аллергии.
   - Почему ты так думаешь?
   - Я с таким уже сталкивалась... У моего бывшего парня была эпилепсия. А у нее аллергический характер. И я знаю, что такое отек Квинке. Посмотри, у нее же губы и щеки увеличены раза в два. Это не отравление, это именно аллергия. Я, конечно, не судмедэксперт, но, кажется, она умерла от анафилактического шока.
   Лера задумалась, однако, поиски не прекратила. Она осмотрела все, оставалась лишь газета и - баночка с кремом, которая лежала на земле, едва касаясь пальцев женщины. Именно эта баночка уже наводила на мысль об аллергии, но Лера не была уверена. Теперь все встало на свои места.
   Этикетки на баночке не оказалось, и, по всей видимости, крем содержал компонент, который вызвал приступ. Лера не стала трогать улику, чтобы не нарушать ее положение. Она встала на четвереньки, и склонилась почти к ней вплотную.
   - Мята... - пробормотала, осторожно поднимаясь на ноги.
   - Раз запах явный, значит, шок спровоцировал другой компонент, не имеющий никаких признаков, - Даша обошла Валерию и склонилась над баночкой.
   - А знаешь... - добавила она, рассмотрев содержимое баночки. - Это не фабричное производство.
   - Да?
   - Он не совсем однородный по консистенции, и оттенок такой... м.... буро-желтый. Такой дает ланолин.
   - Неприятное название, - Лера развернула газету, добытую из сумки старушки.
   - По-моему, обыкновенное, - Даша пожала плечами. - Это жир, который получают при смывании с шерсти овец.
   - Я же сказала, неприятное, - поморщилась Лера. - Я думала только у людей бывают жирные волосы.
   - Фу, - теперь уже поморщилась Даша. - Скажешь тоже. Хотя, правда, приятного мало. Я таким самопалом не пользуюсь, косметику только в магазинах покупаю. Ну, что там?
   Лера пробежалась взглядом по главной странице.
   - Это ваша, - она показала Даше первую полосу. Новый день.
   - Наша газета самая популярная в городе, - не без доли гордости заявила журналистка. Покосилась на труп и сделала шаг в сторону. - Только, кажется, станет мега-популярной. Скоро.
   - Угу. А было в этом выпуске что-нибудь необычное? Ну, не знаю, статья там, или объявление.
   - Думаешь, я весь выпуск читала? - фыркнула Даша. - Да только от статьи Семерядова со скуки заснешь. Не говоря про остальное.
   Лера свернула газету и сунула ее в свою наплечную сумку-мешок с ощетинившимся драконом. Из-за длиной газеты пасть дракона оттопырилась, оживив рисунок.
   - Улику решила стащить? - прищурилась Даша.
   - Сомневаюсь, что полицию заинтересуют новости ЖКХ.
   - А тебе зачем?
   - Просто так. Почитаю на досуге.
   Даша обреченно покачала головой. Объяснений она не дождется.
   За спиной послышалось недовольное ворчание собаки.
   - Арчи? - она повернулась к ньюфу. Пес весь напрягся и вынюхивал что-то в кустах. Присмотревшись, увидела там белый кружевной платок.
   - Лер, гляди, - Даша махнула рукой, подзывая подругу. - Твой медведь тут что-то отыскал.
   Лера подняла с земли муляж отрубленной руки, тоже сунула его в сумку, не заботясь о том, что он перепачкает все краской, и подбежала к кустам. На одной из нижних веток и правда белел платок, но трогать его Валерия не стала. Только рассмотрела на нем желтое пятнышко и вензель в виде буквы Ж.
   - Арчи, да успокойся ты! - сыщица положила руку на взъерошенный загривок. - Что такое?
   Пес натянул поводок, привязанный к ветке на дереве. Ветка хрустнула, но никто этого не заметил.
   - Перестань, Арчи, хороший мальчик, - уговаривала Лера.
   Но пес продолжал тянуть, и вдруг рванул с такой силой, что ветка сломалась. Ньюф тут же сорвался с места и поскакал по дорожке, волоча за собой ветку. Она подпрыгивала на гравии и наматывалась на поводок...
   Что было дальше, вам известно. Лера и Даша нашли Жиля, схваченного за плащ огромным ньюфаундлендом. И когда француз собрался уйти, не дожидаясь полиции, Лера в вежливой форме постаралась задержать его. Но вежливость вежливостью, а француз вел себя странно, и в конце-концов Валерия велела ньюфу сторожить его, а сама отошла с Дашей в сторону.
   - Слушай. Побудешь здесь до приезда Иванны? Знаю, ты ее недолюбливаешь, но мне очень надо уехать. Обещаю завтра все тебе рассказать. По возможности. А Иванне скажи, что... не знаю, что-нибудь придумай.
   - Ну что с тобой сделаешь, - тяжело вздохнула Даша. - Конечно, я уже сказала, что мы нашли тело вдвоем... Попытаюсь тебя отмазать.
   - Спасибо, - Лера оглянулась на Жиля, дрожащего под пристальным взглядом ньюфа, и добавила. - Я Арчи оставлю. Потом приведешь его домой?
   - Ну не оставлю же здесь, - улыбнулась подруга. - Не беспокойся, все будет чики-пуки. Только ключи оставь.
   Лера пошарила в сумке и положила в ладонь журналистки тяжелую связку из двух ключей - большого и маленького - вымазанных красной гуашью, которая натекла с резиновой кисти руки.
   - Эм... ну, давай... - Даша поморщилась и взяла ключи кончиками пальев. - Езжай.
   Лера в последний раз оглянулась на подругу, и со всех ног припустила к дому. А вслед ей донеслись сигнальные звуки полицейской машины.
   В этот раз на место преступления выехала только Иванна с опергруппой, Елин остался в отделении. Ему и там хватало работы, после первого утреннего выезда.
   Убитую в парке старушку быстро пробили по базе, и узнали, что всю жизнь Нина Стефанидовна проработала няней, в последние годы работала в агентстве "Счастливая Мария", откуда ее направляли в разные семьи. Детей у нее не осталось, единственный сын умер от приступа астмы, а семнадцатилетний внук живет в квартире своей матери, которая не надолго пережила отца. Примерно тридцать лет назад Антонова проходила свидетелем по делу о поджоге дома своего работодателя. Больше с полицией дел не имела.
   - Предположительно смерть наступила от анафилактического шока, - сообщил судмедэксперт Михаил Михайлович.
   Даша рассказала Иванне о странном поведении ньюфаундленда, и о платке, который он отыскал в кустах. Как и ожидалось, владельцем платка оказался Жиль Рожер. Иванна созвонилась с Елиным. Следователь велел привезти француза в отделение.
   Пока оперативники осматривали место преступления, Иванна побеседовала с Дашей. Она подробно расспросила девушку, как они с Валерией оказались на месте преступления, заметили ли что-нибудь странное в окрестностях, а главное - куда подевалась сама Лера.
   В ответ на вопрос Дарья состроила невинные глазки и сказала:
   - Она торопилась на бесплатный семинар по китайской медицине. Ей очень нужно туда попасть именно сегодня. Вопрос жизни и смерти!
  
   ***
   Тот же вечер, 21 апреля
  
   Добежав до своего дома буквально за пятнадцать минут, Лера вскочила на байк и во всю прыть понеслась на Купеческую улицу, к многоэтажке, в которой жила Нина Стефанидовна. Сердце бешено колотилось, но не от быстрого бега - нет. От того, что Лера изо всех сил пыталась найти логическое объяснение этому звонку, сообщению на автоответчике... Но не могла. Как можно так точно воспроизвести чужой голос? Этот голос она не раз слышала во сне, и не могла ошибиться. Откуда и кто мог узнать, как брат называл ее в детстве? О какой игре шла речь? Кому могла понадобиться совсем еще зеленая сыщица, которая никогда не бралась за расследование убийств? И почему сначала ей угрожают, чтобы не вмешивалась в расследование, а потом, опять же, под угрозой смерти, требуют вычислить какого-то убийцу?
   У Леры не было ответа ни на один из этих вопросов. Зато было полное ощущение, что она сходит с ума.
   - Ну давай же, давай, - нетерпеливо приговаривала она, гипнотизируя светофор на очередном перекрестке. Ей нужно было успеть до того, как приедет полиция.
   Валерия не знала за какое звено цепи ухватиться. Но не сомневалась, что должна, просто обязана расследовать убийство этой женщины. И не потому что испугалась угроз "голоса", вступила в игру. Просто теперь стало очевидно, что смерть Милы и этой женины из парка, связаны. По крайне мере к ним причастен один и тот же человек, пусть он сам никого и не убивал. Тот, кто позвонил на автоответчик, и тот, с кем она разговаривала полчаса назад.
   Если взяться за расследование убийства Антоновой, можно выйти на настоящего убийцу Милы. Все это звенья одной цепи, и теперь эта цепь крепко обвилась вокруг Валерии.
   Загорелся зеленый, и она со всей силы нажала на газ. Последний поворот. Въезд в старинную арку. Еще поворот. Пара дворов, и - она на месте.
   Купеческая улица не зря носила такое название. В отличие от других - прямых и скучных - эта изгибалась под разными углами, наискосок пересекая три параллельные друг другу улицы. Да еще состояла сплошь из маленьких двориков и домов, фасады которых украшали старинные балкончики с витиеватыми колоннами. Под карнизами кое-где виднелись каменные амурчики и виноградные лозы.
   Девушка на тяжелом серебристо-черном круизере, в блестящем синем шлеме с черным стеклом, выглядела в этом застывшем мире, как инопланетянин.
   Она сбавила скорость и неторопливо проехала через дворы.
   Мотор заглох перед одним из подобных домов в пустынном маленьком дворике.
   Звякнула цепь, замкнувшись на колесе, и Лера направилась к подъезду. Шлем она сжала под мышкой, а тяжелые сапоги бесшумно ступали по выщербленному асфальту.
   Лампочку в подъезде выбили, должно быть, еще в прошлом веке. "В лучших традициях жанра", - иронично подумала Валерия. Ей было не по себе.
   Свет проникал сквозь перила второго этажа, и едва освещал верхние ступеньки. Лера зашла вовнутрь, и прикрыла рукой нос от едкого запаха мочи - то ли кошачьей, то ли человеческой. Девушка склонялась ко второму варианту, потому что даже ее некастрированный Гаджет не источал таких ароматов. Чтобы так загадить подъезд нужно целое стадо котов.
   Перешагнув через пивную бутылку, Лера, наконец, дошла до освещенного пространства, и зашагала быстрее. На последнем, пятом этаже, вонь притупилась, и лампы тут оказались целы. Даже стены исписаны не похабными выражениями, а разрисованы корявенькими, но жизнерадостными цветочками. На этаже было три двери с номерами 28, 29 и 30.
   Нина Стефанидовна жила в двадцать девятой, но ключа у нее в сумке не нашлось. Значит, либо она оставила его под ковриком, либо у соседки, либо - что маловероятно - в квартире ее кто-то ждал.
   Коврика перед дверью не оказалось. Лера переложила шлем в другую руку, и постучала в двадцать восьмую квартиру.
   - Кого там на ночь глядя недобрая принесла, - послышалось беззлобное ворчание. Щелкнул замок, дверь приоткрылась, но лишь настолько, насколько позволяла цепочка. Из щели выглянула круглолицая женщина лет сорока.
   - Вам кого? - не очень дружелюбно спросила она, посмотрев на Валерию исподлобья.
   - Здравствуйте, я из больницы, от Нины Стефанидовны, - вежливо сказала девушку. - Мне бы ключик от квартиры...
   - Что-то не очень ты похожа на медсестру, - женщина скептически осмотрела Леру с ног до головы, начиная с тяжелых черных сапог, кожаной куртки и черных же перчаток, и заканчивая шлемом под мышкой.
   - Я не медсестра, - девушка постаралась держаться как можно естественней. - Я лежала с ней в одной палате. Сегодня меня выписали. Она попросила привезти ей кое-какие вещи... Говорит, внук не может приехать.
   - Ох уж этот внук... - женщина заметно смягчилась, и даже сняла цепочку, удерживающую дверь. Теперь Лера увидела, что не только лицо женщины было круглым. Она сама вся была как пышка, но не полная, просто крупная. - Я бы на месте Нины давно его и внуком перестала считать. Ни стыда ни совести у него нет!
   Лера незаметно улыбнулась. Значит, она не ошиблась в своих выводах. У Нины Стефанидовны есть внук, с которым у нее очень напряженные отношения. Еще на месте преступления она кое-что поняла про старушку. Так, у Нины Стефанидовны был очень нелегкий характер. Это стало ясно по жалобе, найденной в сумке погибшей, и по ее сотовому телефону. Жалоба была на соседку из двадцать седьмой квартиры, находящейся прямо под квартирой Антоновой. Телефон, который едва не треснул в руке Леры, когда она сжала кулак, весь в царапинах и трещинах. По-видимому, его не раз швыряли, а делают это, только когда сильно злятся. Так сильно можно злиться лишь на близких людей, на тех, кто тебе дорог, но не оправдал ожиданий. Например, на внука.
   Нашлась и пара незначительных деталей, которые Лера могла использовать, чтобы втереться в доверие к соседке. Например, у Нины Стефанидовны совсем небольшая пенсия, судя по мелочи, найденной в кошельке. Но она купила недешевые шоколадные конфеты и печенье, а значит, скорее всего, ждала кого-то в гости. Возможно, того же внука, с которым решила помириться. Вряд ли с таким характером Антонова имела много подруг. Зато у нее есть кролики. Это Лера определила по волоскам на ее одежде - слишком длинным для кошачьих, и слишком жестких для человеческих.
   - А что с ней случилось? - спросила соседка. - Я не слышала, чтобы она на что-то жаловалась.
   - Сердце прихватило, - нашлась Лера, незаметно скрещивая пальцы за спиной. И никто бы не догадался, чего ей стоило перешагнуть через себя. Она ненавидела лгать.
   - Ох, бедняжка... - покачала головой соседка. - Так много напастей на одну старую одинокую женщину. Никому не пожелаешь! Хотя, характер у нее не сахар. Но такого обращения никто не заслужил.
   - А что, она совсем не ладит с внуком?
   - Да как тебе сказать... Как деньги завелись, про бабушку совсем забыл. Нищебродкой называл! А сам-то будто дворянин! Школу едва успел закончить, сосунок. Забыл, как у бабки деньги клянчил...
   - Так вы дадите мне ключи? - Лера взволнованно посмотрела на часы, и добавила. - Мне домой нужно ехать, поздно уже.
   На самом деле, она торопилась, потому что опасалась приезда полиции.
   Женщина еще раз недоверчиво посмотрела на подозрительную особу, и спросила:
   - А что, тебя вечером в субботу выписали? С каких пор у нас выписка по субботам?
   - Меня выписали вчера, - не растерялась Лера. - Просто не было времени приехать. Вообще-то у меня и своих дел хватает, некогда разъезжать по чужим квартирам. Если не хотите пускать, сами к Нине Стефанидовне езжайте. И про кроликов не забудьте. Я собиралась их забрать, чтобы вам не пришлось лишний раз беспокоиться. Но, раз так, разбирайтесь с ними сами. До свидания.
   Лера развернулась, чтобы уйти, но соседка Антоновой воскликнула:
   - Так вы знаете про кроликов? - голос вдруг прозвучал доброжелательно и почти ласково. Даже в уголках глаз появились теплые морщинки, почти как у Антонины Федоровны. Женщина сделала шаг вдогонку Валерии, и покачала головой.
   - Почему же вы сразу не сказали? Я бы знала, так без разговоров ключ отдала. Нина про своих любимцев даже внуку не говорила - только я знаю. Раз она вам их доверила, значит, вы хороший человек.
   Лера торжествующе улыбнулась, но тут же приняла серьезный вид, и обернулась.
   - Давайте ключи.
   Женщина скрылась в коридоре, вернулась, захлопнула свою дверь и подошла к двадцать девятой квартире.
   - Я могла бы и сама открыть... - настороженно сказала Валерия. - Вам ни к чему беспокоиться.
   - Ну что вы, я же не совсем бессердечная, - рассмеялась женщина. - Если уж совершенно незнакомая девушка согласилась помочь Нине, неужели я хотя бы чем-то не помогу? Тем более, вы не знаете, где лежат вещи, и переноска для кроликов.
   Лера вздохнула и прошла в квартиру вслед за нежданной помощницей.
   Она не знала, что ищет. Но "голос" сказал, что даст подсказку. И он сдержал слово - отрубленная конечность, которую уронил ворон, указывала на тело Антоновой. Следовательно, подсказка кроется в чем-то, что с ней связано. Не исключено, что нужно вычислить того же убийцу, который дал Нине Стефанидовне крем. Тогда подсказка находится среди вещей Антоновой. Но кроме газеты и фотографии внука Лера не нашла в ее сумке ничего интересного. Как бы то ни было, ей просто необходимо выйти на убийцу, потому что Антонова может быть связана с тем, кто все это затеял. Ведь он позвонил именно на ее телефон. Это, хоть крошечная, но зацепка, возможность распутать клубок из прошлого. А то, что мальчик запретил расследовать больше, чем требуется по условиям его дурацкой игры, Лере было плевать. Чем-чем, а угрозой смерти ее не испугать.
   Ну а что касается первого "задания" - опередить убийцу - то Валерия даже не знает, кто должен стать жертвой.
   Квартира Антоновой оказалась самой заурядной, какую только можно себе представить. Обои, которые давно никто не менял, мебель времен СССР, пыльная картина на стене, узкий коридор и длинная комната для гостей.
   - Мне показалось, Нина Стефанидовна очень хорошая женщина, - Лера осмотрелась, но ничего интересного не обнаружила. - Так жалко ее... Давно у нее с сердцем проблемы?
   - Ох, деточка, не с сердцем у нее проблемы. Внук - вот главная ее проблема. А может и Инка довела... Знаешь, такая стерва с третьего этажа, - соседка снова перешла на ты, но тон по-прежнему оставался вежливым. - Она Ниночке проходу не давала! То оскорблять примется, мол - выглядит Нина хуже побирушки, то музыку на всю громкость по ночам включает, то собаку свою на Ниночку натравливает... А пес ее - тот еще волкодав!
   - Зачем же она так? - Лера подошла к зеркалу-раскладушке, и взяла со столика фотографию, на которой был изображен молодой мужчина в военной форме. На обратной стороне рамки была подпись: "Иван Антонов, 97-й. Вечная память".
   - Неужели на эту Инну нельзя найти управу?
   Женщина сразу же достала два пакета и начала складывать в них вещи из шкафа.
   - Да Нина пыталась, в полицию писала, только все без толку. У Инны денег не меряно, муж бизнесмен, они участкового подкупили. Таким все с рук сходит. А сейчас ее муж в командировку уехал, так она совсем с цепи сорвалась. А ведь всего год назад сюда переехала... Ни стыда ни совести!
   - А почему Инна невзлюбила именно Нину Стефанидовну? - Лера поставила фотографию на место и продолжила обход комнаты, попутно поддерживая разговор.
   - Да пес ее знает, - отмахнулась соседка. Она подошла к деревянному комоду и выдвинула верхний ящик. - Ну вот, здесь и кофта, и ночнушка. Ты подожди немного, я сейчас вещи соберу...
   Лера воспользовалась моментом, чтобы оглядеться внимательнее. На окнах стояли три хлорофитума в синих горшочках, на диване валялись две меховые черно-белые подушки со спутавшимся мехом. На глаза попались еще три вещи: толстая стопка каталогов косметики, большая аптечка и старинная на вид статуэтка полуобнаженной девушки с лирой в руке.
   - А что, Нина Стефанидовна любит косметику? - спросила девушка, кивнув на каталоги.
   - Ох, не то слово! - махнула рукой соседка. - Она за собой следит, постоянно использует всякие омолаживающие крема, бальзамы, ванны из отваров трав принимает.
   - Ну, это она молодец, - согласилась Валерия. - Это правильно. Жаль, здоровье все равно слабое.
   - Да не то чтобы, - задумалась соседка. - На самом деле такого здоровья, как у нее - дай Бог каждому! Только вот у Ниночки ужасная аллергия. До того сильная, что однажды ее чуть откачали, когда она случайно в торте съела маленький кусочек грецкого ореха.
   - Какой кошмар... А что, она всем вот так про свою аллергию рассказывала, направо и налево?
   - Нет, ну что ты! - засмеялась соседка. - Только мне и внуку. Мы ведь с ней, с детства знакомы, в одном дворе живем, даже какое-то время работали вместе, пока она на пенсию не вышла. Я ведь тоже няней в агентстве подрабатывала. Это сейчас в садик устроилась, там зарплата поменьше, но и головной боли столько нет. А то ведь всякие клиенты попадались, чуть что ни по ним - сразу в суд.
   - Ну да... - пробормотала Лера, сжимая всю волю в кулак, чтобы не рассказать правду. Нет, это дело для полиции. Ничего интересного здесь нет. А если и есть, то найти не удастся - при соседке обшарить шкафы не получится.
   - Вы сказали, что внуку семнадцать. Как же он заработал состояние в таком возрасте, да еще без образования?
   Валерия огляделась в последний раз.
   - Ой, деточка, - соседка недовольно покачала головой. - Не мне судить, но... странный он. В его годы нормальному молодому человеку в армию бы идти, или учиться, а он... связался с плохой компанией, потом стал появляться вместе со странными людьми. Знаешь, скользкие такие, неприятные, себе на уме. И вот с тех пор у него начали водиться деньги. Да еще какие... Вроде бы и не работает нигде, а одевается с иголочки, все время по ресторанам расхаживает, про бабушку совсем забыл.
   Валерия задумчиво провела пальцами по статуэтке, оставляя светлую полоску на пыльном фоне. Пыльным был и стол - видимо, Антонова не утруждала себя частыми уборками. Однако, рядом со статуэткой виднелось такое же светлое пятно. Там лежал какой-то маленький круглый предмет, который, судя по всему, взяли не так давно. Или же просто позже, чем Антонова в последний раз проводила уборку. Пятно не было идеально чистым - и на нем лежала пыль, но более тонким слоем.
   Осталось только одно дело.
   - Что насчет кроликов? - Лера поравнялась с соседкой у комода, завершив обход комнаты.
   - И правда, - женщина всплеснула руками. - Я чуть не забыла! Переноска за креслом, вон там!
   Лера взяла просторную новенькую клетку и огляделась в поисках зверушек. Никакой живности в комнате не наблюдалось.
   - Где же они?
   - Да вот, - соседка кивнула в сторону дивана. - Тоня и Ефросинья.
   Лера недоуменно посмотрела на диван, но увидела лишь две мохнатые подушки. Вдруг одна пошевелилась и передвинулась на пару сантиметров влево. При ближайшем рассмотрении у "подушек" обнаружились и коротенькие лапки, а так же прелестные плюшевые ушки и глазки-бусинки.
   - Это ангоры, поэтому такие лохматые, - женщина с улыбкой наблюдала за реакцией Валерии.
   - Да вам бы к парикмахеру, - Лера присела перед зверьками на корточки, и запустила руку в спутавшийся мех. Похоже, Нина Стефанидовна понятия не имела, как за ними ухаживать.
   - Поехали, ребятки, - сказала сыщица, по одному пересаживая зверьков в переноску.
   Кролики покорно заполнили собой все имеющее пространство, так что шерсть топорщилась из всех дырок. Казалось, владелец сильно полинявшего кота просто набил клетку свалявшейся шерстью.
   - Ну вот, - женщина протянула Лере пакеты с собранными вещами. - Нине от меня привет передавай. Кроликов корми два раза, больше всего они любят морковь. И воду не забывай менять, в переноске есть поилка.
   Она проводила Леру до лестничной клетки, положила ладони на плечи девушки и с улыбкой произнесла:
   - Дай Бог тебе здоровья, милая. Редко в наше время встречаются такие отзывчивые люди. Была бы у Ниночки такая внучка, она бы бед не знала!
   - Спасибо на добром слове, - отозвалась Лера, в одной руке сжимая два пакета и шлем подмышкой, в другой удерживая переноску, "набитую" кроликами. - До свидания.
   - Иди, дорогая, с Богом.
   Лера быстро пошла вниз по лестнице, но успела спуститься лишь на один пролет. Она опасалась, что полиция приедет раньше, а потому спешила. Но навстречу поднимался молодой человек, тот самый, которого Валерия видела на фотографии из кошелька Антоновой. В реальности он оказался не таким неприятным, напротив - прямо-таки пай-мальчик, в бархатном пиджачке, с прилизанной короткой стрижкой, идеально чистых ботинках. Даже взгляд кроткий, как у ягненка.
   Вот только одно но - этот взгляд бегал по сторонам, зрачки чрезмерно расширены, под глазами едва просматривались синяки, замазанные тональным кремом, а тонкие белые пальцы, выглядывающие из рукавов пиджака, неестественно скрючивались и распрямлялись. Бледное лицо - совсем не такое как на фото - похоже на застывшую маску. В глаза бросалась и неестественная худоба. Странно для того, кто, по словам соседки, живет на широкую ногу и мнит себя чуть ли не дворянином.
   Валерии не пришлось долго думать, чтобы понять, что перед ней наркоман.
   - А вы кто? - вопрос парня прозвучал до отвращения приторно и вежливо. - Где бабуля?
   - Гляньте, кто явился! - соседка уперла руки в бока, глядя на новоявленного внучка с верхней ступеньки. - Не прошло и пяти лет! Ты чего с бабушкой своей сделал, негодник? У нее из-за тебя сердечный приступ случился!
   - Как?! - очень наигранно и неестественно испугался парень, перекосив бледное лицо. - Она что, в больнице?
   - Где ж ей еще быть-то с сердечным приступом? - охнула соседка. - А ты бы постыдился хоть... Чего пришел?
   - Мы с бабулей договорились встретиться, - парень нервно затеребил подол пиджака. - Мы помирились.
   - Помирились, значит, - женщина так скривилась, словно съела целый лимон. - Ну-ну. А вот почему-то вместо тебя ей незнакомая девушка помогает! Собралась вещи в больницу отнести, тратит свое время, а ты ни сном ни духом!
   Парень пробубнил себе что-то под нос, а соседка рассердилась еще больше.
   - Чего столбом-то встал? Может, ты и отвезешь, чего человека зря гонять? Она и так кроликов на себя взяла! Ты ведь про них и не знаешь даже, так? От тебя ведь не дождешься, у тебя и тараканы дохнут!
   - Да... - парень покосился на Леру, и еще сильнее скрючил пальцы. Елей так и сочился из его голоса, а вот взгляд стал совсем как на фото - холодный и злой, акулий. - Да, да, конечно отвезу.
   Девушка с облегчением передала ему пакеты. Ей не хотелось брать чужие вещи.
   - Вы не возражаете, если я пройду к бабуле в квартиру, - парень больше не смотрел на Леру, он поднялся наверх, к соседке. - Мне нужно... кое-что забрать.
   Больше Лера задерживаться не стала. Ей было не интересно слушать пререкания, главное, что она убедилась - подсказка кроется не здесь, не в этом доме. Но, вполне возможно, что в этом неприятном типе. Потому что... своему чутью Рижская доверяла. Парень не представлял из себя ничего интересного, хотя вполне мог быть причастен к смерти своей бабушки. Ведь он знал про аллергию. Но он заинтересовал Валерию не поэтому. Сама его история, визит к бабушке именно в тот день, когда она умерла - все это заставляло насторожиться. Стоит с ним пообщаться. Но не при свидетелях.
   Но пока парень спорил с соседкой и рылся в квартире Антоновой, Валерия спустилась на этаж ниже, поставила переноску с кроликами на пол и позвонила в дверь квартиры, где, по словам соседки, жила женщина, так невзлюбившая покойную. Открыла помятая девица в шелковом халате. Напомаженные губы выглядели до ужаса вульгарно вкупе с обесцвеченными волосами, а накладные ресницы того и гляди отвалятся. В таком виде по ночам расхаживают лишь представительницы одной профессии. Хотя, у этой муж достаточно богат, чтобы ей не пришлось зарабатывать таким образом. Лера мысленно пожалела незнакомого ей мужчину, женатого на этой особе женского пола.
   - Что хотела? - грубо спросила женщина, смерив Леру презрительным взглядом. - Если рекламщица - катись отсюда. Если из секты - сами с лестницы спустим.
   Лера не успела ничего ответить, как из глубины квартиры послышался голос подвыпившего мужчины:
   - Ласточка моя, иди сюда! Хватить болтать, мы не закончили!
   - Э... простите, я, кажется, ошиблась, - поспешно сказала Лера, и дверь перед ее носом захлопнулась быстрее, чем фраза прозвучала до конца.
   Главное, девушка убедилась, что соседка снизу не причастна к убийству. Как минимум последние несколько часов она провела с любовником. Остался вопрос, почему эта Инна так невзлюбила именно Антонову, но он отпадал сам собой. Скорее всего, они, что называется, "не сошлись характерами".
   Ночь отвоевывала права. Сумрачный воздух сгустился чернильными тенями, толпившимися вокруг мигающих фонарей. Где-то слышалась пьяная ругань, неподалеку позвякивали цепями качели, а Валерия устроилась в самом темном углу двора, на всякий случай приготовив байк. В пятне света у подъезда теперь стоял небольшой новый автомобиль, на котором, по-видимому, и приехал внук Антоновой. Лера ждала когда парень выйдет, чтобы проследить за ним.
   На этот раз Рижская оказалась не права - он вышел из подъезда буквально за минуту до приезда полиции и даже не взглянул на машину. Пешим ходом направился в тот угол двора, где пряталась Лера. В руках не было ни пакета ни сумки - похоже, парень оставил все вещи своей бабушки в квартире, и не собирался ехать к ней в больницу. А значит, либо знал, что она мертва, либо ему было плевать на неё.
   Девушка затаила дыхание и вжалась в каменную нишу в стене ветхого дома. Парень не заметил ее.
   Озираясь, он прошел до арки, ведущей в соседний двор, и темнота поглотила тощий силуэт. Валерия бросила на байк печальный взгляд. Ей не хотелось оставлять своего "коня" в таком мрачном дворе. Думается, много найдется охотников до беспризорного круизера.
   Была ни была! Девушка быстро застегнула цепь на колесе, накрыла клетку с кроликами курткой и бесшумной тенью нырнула в арку. На другом конце двора маячил силуэт парня.
   Лера ускорила шаг, но держалась в тени. И надеялась, что далеко идти не придется. Со стороны дороги донеслась полицейская сирена и сыщица на секунду задержалась, прислушиваясь к звукам двора. Нет, байк заметить не должны, он слишком далеко от подъезда.
   Немного успокоившись, она отметила - раз парнишка без автомобиля, не так уж и хорошо у него с финансами, как он пытается показать. Понтов куда больше.
   Надежды оправдались - парень прошел всего три двора, и свернул к гаражам. Они расположились за большим облезлым домом, без всякой охраны, и даже ограждения. Просто беспризорные гаражи, большая часть из которых наверняка заброшена.
   Валерия скользнула за угол, и спряталась за груду кирпичей, сваленных у входа в один из гаражей. Под ногой звякнула неосторожно задетая железяка, но парень не расслышал. Он остановился в слабом свете мерцающей лампы, которую кто-то из жителей включал каждую ночь для тех, кто окажется на улице в поздний час. Иначе разглядеть что-либо было просто невозможно, а работающие фонари, как видно, редкость в этом районе.
   Прошло минут пять, прежде чем Валерия заметила в дальнем конце переулка еще одну тень. Размытый силуэт сгущался, и постепенно соткался из темноты в некое подобие человека в плаще. Правда, различить черты лица, пол и возраст было невозможно. Даже голос едва долетал до слуха, но кое-что услышать удалось.
   - Я ничего не нашел, - парнишка-наркоман сунул руки в карманы и покачивался перед человеком, который оказался на голову выше него.
   - Плохо, - человек не шелохнулся. - Получишь вдвое меньше.
   - Но...
   - Молчать, - Лера едва успела уловить движение, как у горла наркомана оказался нож. Одновременно по спине сыщицы невидимая ледяная рука провела мокрым пером - Валерия содрогнулась и отступила подальше в тень гаража.
   Мелькнула мысль, что зря она затеяла эту слежку. Но не двинулась с места.
   - Если еще раз посмеешь возразить, в награду получишь это, - человек-тень поигрался ножом и спрятал его в рукаве. Взамен ножа в руке возникла маленькая коробочка. - Отнесешь по адресу, который указан в записке. Выполнишь согласно инструкциям - получишь в два раза больше. И не трогай коробку, держи за веревку. Ступай.
   Внук Антоновой так и не произнес не слова, когда человек-тень растворился посреди дворов. Парень оцепенел от испуга, однако сообразил, что лучше выполнить заказ. По-видимому, это и был источник его заработка - выполнять грязную работу.
   Когда Лера убедилась, что парень остался один, она подобралась и глубоко вдохнула.
   "Вот и подходящий момент", - она примерилась как бы удачнее подойти к парню, так, чтобы он не заметил. Предприятие было рискованным. Если этот пай-мальчик на поверку оказался шестеркой, то Валерию он явно испугается не так сильно, как своего недавнего клиента. И не исключено, что у него тоже имеется нож. А значит, нужно действовать хитростью.
   Парень все не уходил, над чем-то размышляя. В одной руке у него болталась коробочка на веревке, в другой была скомкана записка. Валерия нащупала в темноте плоскую железяку, которая недавно попалась под ногу.
   Пара бесшумных шагов, резкий рывок - и к горлу наркомана оказалось приставлено ребро совершенно не опасной железной детали от двери гаража. Но сталь есть сталь - наркоман не разобрал подвоха и замер, как совсем недавно под ножом человека из темноты.
   - Не оборачивайся, - Валерия постаралась говорить грубым низким голосом, пополам с шепотом. Парень не узнал ее. - Дернешься, пеняй на себя.
   - Кто это? - прошипел он. Но шелохнуться не посмел.
   - Неважно. Что у тебя в руках?
   - А твое какое дело? - огрызнулся парень.
   - Вот такое, - железяка пощекотала горло. Валерия чувствовала себя просто отвратительно, как если бы пришлось предать саму себя. Но теперь не до церемоний - нужно действовать по горячим следам. Она сильно рисковала, но это волновало ее меньше всего.
   - Стой! Я не могу сказать! Какая разница - умереть от твоего ножа или от другого. Мне не простят лишней болтливости.
   Валерия вдруг почувствовала приступ тошноты. Ее мутило от самой себя и от того, что приходится делать. Уж лучше рискнуть и раскрыть карты, чем так...
   Железяка отдалилась от шеи, и парень резко обернулся.
   "Может, он и не нападет на меня?", - как-то равнодушно подумала Лера. На душе отлегло, когда парень отшатнулся и с удивлением, смешанным с отвращением, спросил.
   - Ты? Что это вообще значит? Ты кто такая, чтобы лезть в мои дела?
   - Никто, - Лера стояла неподвижно и испытующе смотрела на наркомана. Она была рада, что не нужно притворяться. Однако, железяку из рук не выпустила - на всякий случай. Беседовать с таким типом одной, поздним вечером, в безлюдном месте - нужно иметь хорошие нервы.
   - Вот и вали отсюда, - наркоман хотел оттолкнуть ее и пройти, но дорогу снова преградила железяка. На этот раз просто в качестве легко преодолимого барьера. Однако, парень затормозил. - Чего надо? Ты что, из ментуры?
   - Надейся, что нет, - спокойно отозвалась Валерия и сама себе поразилась. - Где сейчас твоя бабушка?
   - Я не собираюсь отвечать на твои вопросы, - прошипел парень. Он угрожающе шагнул в сторону девушки, но она предупреждающе подняла руку.
   - Через два двора отсюда в квартире твоей бабушки проводят обыск. И наверняка найдут то, что не нашел ты.
   - Что ты можешь знать? - он замер с поднятой ногой.
   - Неважно, что знаю я. Важно, что известно тебе. И не делай глупостей, полиция в курсе где я и с кем.
   - Блефуешь, - с отчаянной надеждой выпалил парень.
   - Рискни, - с вызовом ответила Валерия. И хотя внутри все сжалось в комок, внешне она осталась спокойной.
   Парень подумал, и отступил. Невозмутимость и уверенность девушки смутила его.
   - Отлично. А теперь удели мне всего пять минут. Если ответишь честно, обещаю - проблем с полицией не возникнет. Но пока ты в числе подозреваемых.
   - Что?! - ощетинился парень. - Хочешь мне дело пришить? Не выйдет, дорогуша! Мне чужого не надо, и своих грехов хватает. Только ты сперва докажи...
   - Замолкни, а, - Лера поморщилась. - Ты в курсе, что твоя бабушка сегодня умерла? И ты, надо полагать, единственный наследник...
   Света едва хватало, чтобы разглядеть лицо собеседника, однако даже в такой обстановке Валерия увидела, как переменилось выражение. Парень поначалу оторопело смотрел на нее, а потом вдруг развеселился.
   - Бабка умерла? Вот спасибо за новость! Только я далеко не единственный наследник. Точнее - вообще не наследник! Эта старая карга все переписала на детский дом... - неблагодарный внучок презрительно сплюнул. - Дура.
   - А ты не расстроен, - бесстрастно заметила девушка. Но она была почти уверена, что парнишка не убивал Антонову. Его ботинки идеально чистые - это она заметила еще на лестнице. В парке земля до сих пор оставалась влажной, а кое-где было просто невозможно пройти не замарав ноги. Вытереть же обувь до такого блеска простой салфеткой невозможно. Парень не был в парке этим вечером. Да и не догадался бы он вытереть ботинки.
   - Допустим, ты не знал. Тогда к тебе другой вопрос.
   - Давай быстрее, время поджимает, - проворчал он. От пай-мальчика давно не осталось и следа. А пальцы скрючивались все чаще.
   Лера покосилась на странную коробочку в подарочной упаковке в его руке. Однако, спрашивать про нее не стала. Все равно не ответит, раз даже под угрозами не раскололся.
   - Что за человек дал тебе эту посылку?
   - Больно ты любопытная! - рявкнул парень, неожиданно взбесившись. - Проблем захотела?
   - Они уже у меня есть. И если сейчас ты не скажешь кто он, будешь иметь дело с полицией.
   Валерия шла по лезвию ножа и знала это. У наркомана начиналась ломка, а человек в таком состоянии способен на все.
   - Не знаю я, ясно! - выкрикнул он. - Не знаю! Мне мои клиенты не докладывают, а этого я в первый раз видел. Вчера записку получил, с заданием и местом встречи. Ясно?! И не вздумай спрашивать что он просил достать! Не лезь в мои дела, иначе объясню по-другому!
   - Не собираюсь, - таким ледяным тоном произнесла Валерия, что даже парень утих. - Последний вопрос, - она достала из кармана телефон и открыла фотографию Милы и Антона. - Знаешь их?
   Парень недоверчиво присмотрелся к экрану.
   - Ну вот этого типа видел пару раз, и че? Он-то тут при чем?
   - Где видел? - Валерия и сама уже держалась из последних сил. Самообладание скоро могло покинуть ее. - Скажи, и обещаю что полиция не узнает о нашем разговоре.
   Парень задумался. Валерия знала, что Елин и сам так проверит этого наркомана, что мало не покажется. Да и от Иванны еще никто не ускользал. Поэтому обещание она дала с чистой совестью - и без нее найдется, кому прищучить этого неприятного типа.
   - Ну?
   - Я его на Набережной улице видел, - сказал наркоман. - Пару раз там столкнулись... я часто в тех краях появляюсь, там клиенты платежеспособные, - он неприятно усмехнулся.
   Лера быстро убрала телефон, и ни слова не говоря отправилась обратно во двор, где оставила байк. Она даже не оглянулась посмотреть, куда отправился внук Антоновой. Ей было на него наплевать - все, что нужно, она уже узнала. Остальное - дело полиции.
   Теперь появился еще один вопрос - что Антон делал в самом богатом районе города? Едва ли у него могут быть там друзья или знакомые. Не его круг.
   Едва ли представится возможность спросить у него лично. Даже если Елин устроит встречу, наедине поговорить не получится. А полиции знать такие подробности совсем не обязательно.
   Страха больше не было. Ночь и пустые дворы казались самым безопасным местом на свете - после того, что пришлось пережить. Только бы не попасться на глаза полиции...
   Но, как оказалось, оперативники уже уехали. Девушка без помех забрала целый и невредимый байк, удостоверилась, что с кроликами все в порядке, и завела мотор.
   Обратный путь оказался куда спокойнее. Лера по своему обыкновению загнала тревогу так глубоко, что эмоции не мешали мыслить логически. Сейчас как никогда нужны были её способности, умение искать - и находить.
   Юной сыщице предстояло обыграть неизвестного - того, кто, прикрываясь голосом ее брата, велел вычислить убийцу. Найти доказательства вины или невиновности Антона. Понять смысл сказанной им фразы. И еще сделать много других вещей, но для этого нужно понять подсказку "голоса". Что-то должно было указать на жертву. Играть по правилам Лера не собиралась. Не зря незнакомец голосом мальчика велел следовать указаниям и не отступать от них ни на шаг. Он боялся, что молодая соперница обыграет его, завершит игру, которая едва началась. А Валерия поняла, что единственный путь к "голосу" и к спасению Антона - расследование убийства Нины Стефанидовны. Именно "расследование", а не "раскрытие". Вполне возможно, что нужная ниточка тянется из середины цепи. Кроме того, выйти на убийцу пожилой няни куда проще, чем расследовать дело Милы. А если они связаны, одна цепь событий сомкнется с другой.
   Лишь бы это не оказался замкнутый круг.
   По дороге домой Лера заехала в зоомагазин и купила корм для кроликов и пару морковок в соседнем продуктовом "24 часа". А себе прихватила пачку макарон, плитку шоколада, сосиски, пакет молока и три яблока.
   В свое гнездо, где тепло и уютно, она вернулась только к девяти вечера. В комнате Сени и Веры на втором этаже свет не горел. Антонина Федоровна тоже уснула тревожным тяжелым сном. Лера осторожно заглянула в ее комнату - дверь соседка никогда не запирала.
   Даша уже привела Арчи, и пес встретил хозяйку радостным поскуливанием. Он учуял кроликов, но с недоумением смотрел на клетку, в которой не было видно ни ушей ни глаз - одна только шерсть.
   - Вот так, гуляйте братцы-кролики, - сказала Лера, выпуская зверьков на пол. Они колобками выкатились из клетки, и тут же заняли место среди разбросанных перед телевизором подушек, слившись с интерьером. Девушка устало улыбнулась и взглядом отыскала Гаджета. Кот вел себя на удивление спокойно, правда новые подушки ему не понравились. Он неохотно слез с кресла, обнюхал одного из кроликов и потрогал лапой.
   - Не вздумай, - предостерегающе сказала Лера. Кот ответил высокомерным взглядом - да больно надо! - и отправился к собачьей миске с недоеденным сухим кормом. Из своей он ел только отварное мясо, творог и, иногда, рыбный суп. Из чужой - все что угодно. С чужого стола и каша вкусна.
   Накрыв клетку с дремлющим Вжиком платком, Лера включила чайник, и насыпала в тарелку корм для кроликов.
   Зверьки тут же засеменили к новой миске и зашуршали овсом.
   - Так, по крайне мере теперь ясно, с какой стороны у вас мордашки, - отметила про себя Лера. Она достала щетку, которой вычесывала Гаджета, и с опаской посмотрела на длинношерстных зверьков. Такие валенки распутать совсем не просто.
   Вздохнув, девушка запустила в шерсть одного из новых жильцов щетку. И она тут же застряла.
   - Интересно, кто из вас кто? - спросила Лера, рассматривая совершенно одинаковых кроликов. Зверьки молча хрустели овсом и морковкой. Должно быть, они и сами не знали ответа.
   Кое-как выпутав щетку, девушка решила оставить это увлекательное занятие на потом. Сейчас она так устала, что была готова лечь и уснуть прямо так, как есть - в одежде и обуви. Но ей предстояла еще целая ночь размышлений, на сон времени не оставалось. Поэтому, чтобы освежиться, она решила принять душ.
   Захватив халат, Лера зашла в ванную и заперла дверь. Раздался шум текущей воды, а через несколько минут его заглушил громкий крик.
   - Гаджет, зараза! В приют сдам!!!
   Арчи тут же рванулся к двери в ванную и заскреб лапой дверь, а Гаджет только лениво пошевелил ухом - вы меня звали? Да не, послышалось.
   Дверь распахнулась, и оттуда вышла мокрая и злая Лера, держа за хвост живую извивающуюся мышку.
   - Это что такое? - она сунула мышь под нос коту, и Гаджет соизволил открыть глаза.
   "Ну, мышь? Ты что, мышей не видела?" - он красноречиво посмотрел на хозяйку.
   - Нормальные коты едят мышей. Едят, а не складывают в банки с гелем для душа! - Лера подошла к окну, и выбросила мышь на улицу. Она не боялась грызунов, просто напугалась от неожиданности. К тому же не очень приятно обнаружить живую мышь в баночке с гелем. Девушка нисколько не сомневалась, что это была месть за то, что она не дала коту победить гардину, и заперла его в ванной.
   Вздохнув, Лера потопала обратно в душ, кутаясь в полотенце и оставляя за собой мокрые следы. Постепенно она успокоилась, а небольшая встряска помогла прогнать сон. Но говорить Гаджету за это спасибо Лера не собиралась - еще возгордится и решит подбрасывать мышей каждый день. Поэтому сегодня останется без куриной ножки на ужин. Лера и сама ее с удовольствием съест. А мохнатому диверсанту вполне хватит сухого корма, от которого он брезгливо воротит нос. Но он и без того уже съел остатки из миски Арчибальда, а тех "остатков" хватило бы и на пять котов.
   Лера достала из холодильника не доставшуюся коту куриную ножку, поджарила ее, сварила макароны, заварила чай, и, наконец, села за ноутбук. Она всегда считала, что в любом деле все решает информация. Главное - правильно ее осмыслить. А где ее найти, как не во всемирной паутине?
   Сложив ноги по-турецки, и положив на колени ноутбук, Лера ловила вилкой макаронины и ждала, пока синий экран сменится картинкой с водопадом.
   - Тэк-с, посмотрим... - она открыла браузер и застучала пальцами по клавиатуре. В строке поиска высветились три слова - спартанец обувной магазин.
   Да, несмотря на последние события, Лера не собиралась оставлять расследование убийства Милы. Ей даже казалось, что все началось именно с него. Просто пока не удается уловить прямую взаимосвязь. Если, конечно, не считать "голоса".
   - Так... поглядим... - пробормотала она - Ага, есть! Магазин "Спартанец"...
   Открылась страничка магазина, но, как оказалось, он находился не в городе N, а за пятьсот километров. Модный и дорогой, он явно подходил не для всех. Вполне возможно, обладатель ботинок с рельефной подошвой, оставивший свой след на берегу озера, может оказаться приезжим.
   Тогда Валерия сменила запрос. Начала просматривать предложения о продаже домашней косметики, которых в городе N оказалось не так много. А с указанным номером телефона - всего одно. И предложение это принадлежало некоей Люсе.
   На всякий случай Лера заглянула в социальную сеть. В конце концов, девушки из группы города N наверняка в курсе всех имеющихся в продаже кремов местного производства.
   "Привет!" - написала Валерия. - "Кто знает, где можно купить крем для лица, в составе которого есть грецкий орех? Желательно в нашем городе. Позарез нужен!"
   По ночам добрая половина страны сидит во всемирной паутине, поэтому ответ не заставил себя долго ждать.
   "А на что тебе с орехом?", - написала девушка к котёнком на аватарке. - "Лучше бери с черникой, я могу сделать скидку. Куда лучше остальных кремов подействует! Будешь как младенец!"
   - Ну уж нет, благодарю покорно... - пробормотала Лера.
   "Здорово, красотка!" - написал какой-то парень. - "На что тебе крем? У тебя и без того на авке мордашка клевая. Давай встретимся завтра в пять! Я тоже красавец, не пожалеешь".
   - А вот тебе бы не помешал крем. Для извилин, - произнесла Лера, по-прежнему ничего не отвечая.
   А вот следующее сообщение оказалось полезным.
   "Приветик! Есть у нас в городе тетка одна, сама косметику делает. У нее крема просто улет! Я с тринадцати лет пользуюсь, у нее и с орехом есть. Телефончик дать?"
   "Пиши в личку!" - отстучала Лера по клавиатуре, и с невеселой усмешкой сказала. - Тебе бы в тринадцать в куклы играть, а не кремами мазаться...
   Через пару секунд пришло сообщение: 8(939)0701338, Люся
   "Спасибо!", - отправилось в ответ.
   - Значит, все-таки, Люся... Что ж, посмотрим.
   Через пару секунд пришло еще одно сообщение - на этот раз от Даши.
   "Лера!!! Я герой!!! Знаешь, как долго меня там продержали! Иванна все выпытывала что да как да почему. Короче, кошмар, насчет тебя допытывалась".
   "Даш, ты молодец:) Что ты ей сказала?"
   "Что ты уехала на семинар по китайской медицине"
   "Вау... какая я, оказывается, продвинутая. А что-нибудь новое узнала?"
   "Да они только у меня все спрашивали, а сами ничего не говорили! Вообще меня за пределы площадки выпроводили, и там держали не меньше часа. Иванна сказала, чтобы завтра ты приехала в участок. А Жиля в полицию увезли, это оказался его платок. Арчи умный пес. Чмокни его от меня в нос:)"
   Лера задумалась, палец завис над клавишей. Жиль - убийца? О нет, глупости. Хотя, это не выглядит так же бредово, как в ситуации с Антоном, но все же... Что он так долго делал возле места преступления? Ведь прошло минут десять, прежде чем Арчибальд сорвался с поводка и кинулся по следу. И почему пес сразу не учуял платок?
   Вопросы, вопросы, вопросы... Может быть, Жиль сумеет объяснить хоть что-то? Хотя, едва ли... Он был слишком растерян и отчего-то очень хотел смыться.
   "Ле-ер? А ты не расскажешь мне, что произошло? С тобой, после этого звонка... Куда ты ездила и зачем?".
   "Я не смогу рассказать тебе всего, прости. Но и врать не хочу. Все, что можно, расскажу при встрече, идет?".
   "Идет, подруга. Давай, спокойной ночи. Пойду я спать, день выдался какой-то бешеный".
   "Приятных снов!", - пожелала Лера.
   Она взглянула на часы и с тоской подумала, что сон ей не сможет даже присниться. Потому что нужно хотя бы начать строить цепь. А ведь еще есть газета, которую нужно просмотреть, и найти подсказку, о которой говорил "голос". Если, конечно, она именно там. Пора узнать, какого убийцу нужно вычислить и кого ждет участь Антоновой и Милы.
   Девушка хотела приступить к нелегкому делу, и положила руку на крышку ноутбука, но в этот момент пришло еще одно сообщение.
   - Белый слон, - вслух прочитала она. И почему-то по спине пробежали мурашки.
   "Добрый вечер, Валерия. Как тебе моя игра?".
   Рука застыла над клавиатурой, и в следующий миг бешено отстучала:
   "Кто ты? Почему меня преследуешь?".
   Словно боялась, что собеседник исчезнет.
   "Надо было включить в правила запрет отвечать вопросом на вопрос. Я в курсе, что ты не выполняешь мои условия. Тебе не нужно было ездить на квартиру. Довольно было бы и подсказки. Ты любишь все усложнять".
   Лера на секунду замерла перед монитором, осмысливая прочитанное.
   - Оперативная тварь... и откуда ты все знаешь?
   Это она сказала самой себе, а в ответ написала:
   "Я не понимаю, что это за подсказка! Я решила, что это может быть внук Антоновой или что-то в ее квартире, ведь рука указывала на нее".
   "О да, фокус с рукой удался на славу, не так ли? Но неужели я переоценил твои способности? Такой игрок мне не нужен... На первый раз я тебя прощаю, и дам вторую подсказку. Считай это... форой".
   На несколько секунд воцарилась тишина. Лера ждала, слушая стук своего сердца. Наконец, пришло сообщение.
   "Что ты думаешь о журналистах?"
   Лера недоуменно смотрела в экран, не понимая смысла вопроса. К чему это? Подсказка? Но на что она указывает?
   "Ничего", - отстучала она. - "Мне некогда о них думать, особенно теперь".
   "А зря. Журналисты - интересный народ. Обычные люди для них - материал, свои же писаки - как пауки в банке. Кто кого сожрет".
   "Не все такие", - ответила Лера. - "Или ты судишь по себе?"
   "Если бы я судил по себе, то назвал бы их... скажем, муравьями. Но ты начинаешь меня утомлять. Действуй, пока не поздно".
   "Подожди! Что тебе от меня нужно???", - в отчаянии написала девушка.
   Тишина зазвенела в ушах.
   "Правило первое нарушено. Выгляни на улицу, тебе посылка".
   Что за... - только и успела подумать Лера, как послышалась пронзительная мелодия дверного звонка.
   Вот теперь ей стало по-настоящему страшно.
   Покосившись на мерцающий экран, Лера встала с кресла и замерла. Она боялась обернуться даже к темному окну, словно там мог стоять маньяк из фильма ужасов. Собрав все силы и подавив волну страха, она резко развернулась, и задернула занавески. Теперь оставалось подойти, и посмотреть, кто за дверью...
   А может, стоит сразу вызвать полицию?
   Нет, это отрежет все пути к разгадке тайны "голоса". А, возможно, сделает только хуже. Если этот негодяй так хорошо осведомлен обо всех делах Валерии, он доберется до нее в любом случае. И неизвестно до кого еще. Нет, нужно открыть.
   Арчибальд насторожился и первым подошел к двери комнаты. Однако, пес не проявлял никакого беспокойства, не рычал и не поднимал шерсть на загривке. Лера немного успокоилась. За дверью определенно никого не было. Да и быть не могло, потому что звонок находится на улице, а не в коридоре.
   - Надо подойти, не будь трусом, - говорила себе Валерия, не решаясь сделать и шага.
   Наконец, она вооружилась ножом из кухни - сама себе ужаснулась, положила нож, взяла скалку и баллончик с краской. Травмоопасно, но не смертельно.
   Подойдя к двери на цыпочках, Лера прислушалась. В коридоре стояла полнейшая тишина.
   "Если что, заору, кто-нибудь из соседей услышит", - решила она, и осторожно приоткрыла дверь.
   В коридоре никого не было - как и следовало ожидать. Только дверь на кухню зловеще чернела в конце коридора - но глупо прятаться на кухне, если пришел кого-то убить. Стало быть, и там никого.
   - Арчи, к ноге, - тихо сказала Лера, и пес послушно пошел рядом с ней.
   Тихо скрипнул ключ, дверь приоткрылась, впуская струю холодного апрельского воздуха, и Валерии показалось, что ее облили ледяной водой.
   На пороге никого не оказалось. Белесый свет от фонаря освещал улицу и крыльцо.
   Маленькую красную коробочку с красивым бантом Лера заметила не сразу. Только когда Арчи принялся старательно ее обнюхивать, Валерия быстро подняла "посылку", опасаясь, что в ней яд, который ньюфаундленд может вдохнуть. Мысль, что яд может быть контактным, и убивать при прикосновении, пришла к ней мгновеньем позже. Но ничего не случилось.
   "А подарочек-то знакомый", - промелькнула мысль. Но Лера была так напугана, что не придала ей значения.
   Вместе с Арчи она вернулась в комнату, быстро заперла дверь на ключ, и внимательно рассмотрела коробочку под лампой: на красивой блестящей упаковке красовалось клеймо в виде короны, или буквы "ш", изящно выведенной рукой художника-каллиграфа. Стенки коробки оказались очень тонкие, почти бумажные.
   Лера приложила ухо к "подарку", и услышала слабый шорох.
   "Интересно"... - подумала она, и мысль тут же пронзила догадка.
   Взвизгнув, Валерия едва не выронила коробку, но вовремя сдержалась, ухватив ее за самый кончик бантика, положила в стеклянную банку, и карандашом расковыряла дырку в тонкой стенке.
   Из дырки выскочил крупный коричневый паук, угрожающе приподнял передние лапки и мощные челюсти.
   Лера быстро завинтила крышку банки и с шумом выдохнула.
   - Так вот ты какой, сиднейский лейкопаутинный паук, - подняв перед глазами банку, произнесла она. - Я тебя раскусила.
   Паук замахал лапками и отвернулся.
   Лера вернулась к компьютеру, и написала Белому слону.
   "Я получила твой "подарок". Чего ты от меня хочешь, сволочь?!"
   И получила ответ:
   "Ой, как нехорошо выражаться молодой девушке... Но, оставим. Разве мой Адольф тебя не укусил? Что ж, замечательно... Раз ты такая умная, и догадалась, что в коробке - а ты догадалась, иначе мы бы сейчас не переписывались - то должна понять и мою подсказку. Пожалуй, я дам тебе шанс".
   "Ты хотел меня убить?"
   "Я хотел проверить, насколько переоценил твои способности", - последовал ответ. - "Адольф ядовит, но не смертельно. Ты ведь догадалась, почему у коробочки такие тонкие стенки? Он мог запросто прокусить их, и ты бы даже не успела открыть "подарок". Но его яд лишь доставляет крайне неприятные ощущения взрослому человеку. Хотя, ребенка он бы убил. Аривидерчи".
   Лера резко захлопнула компьютер, и мрачно посмотрела на паука. Все это уже выходит за рамки разумного. Еще чуть-чуть, и она лежала бы на полу, корчась от боли. Ее действительно спасла лишь логика. Что в коробке лежат не конфеты от поклонника, было ясно сразу. Приложив к подарку ухо, Лера услышала шорох. И сделала единственно правильный вывод - внутри что-то живое, и, несомненно, опасное. Скорее всего - паук. Тонкие стенки говорили о том, что их легко прокусить. Жертва даже не узнает, отчего вдруг появилась жгучая боль при соприкосновении с коробкой.
   Все это пронеслось в голове Леры за доли секунды, и спасло жизнь. Сиднейский лейкопаутинный паук - крайне неприятная тварь. Хотя и весьма эффектная - по паучьим меркам.
   А если бы паук убежал? От этой мысли стало совсем дурно. Если его яд смертелен для детей...
   Немного успокоившись, Валерия поняла, насколько сглупила. Можно было сразу догадаться, что не стоит брать коробку в руки. Ведь это та самая посылка, которую внук Антоновой должен был отнести по указанному адресу, и, похоже, в определенное время. А тот, кто дал ему эту коробку, ясно велел не прикасаться к ней и держать за веревочку. Уже одного этого было достаточно, чтобы догадаться.
   - Дура, - сама себе сказала Лера.
   Едва ли этот наркоман знал, кому предназначен подарок. И вряд ли теперь догадывается, что та девушка, устроившая допрос, и адресат - одно лицо. Однако же, тот человек из тени - может ли он быть Белым слоном? Жаль, не удалось разглядеть никаких примет... Даже зацепиться не за что. Только рост - незнакомец, определенно, высок. Если внук Антоновой чуть выше Валерии, то этот человек превосходит его на голову.
   Но, надо признать, встряска очень помогла. К ней, наконец-то, вернулся чистый разум, пелена тумана спала. Лера вспоминала самое интересное - декан их факультета совсем недавно вернулся именно из Сиднея. Именно тогда, когда он отправился в Австралию, Валерия узнала о лейкопаутинных пауках - Полонез рассказывал о них на одной из лекций, описывая все прелести своей предстоящей поездки. И показывал презентацию, один из слайдов которой посвящался огромному черно-коричневому пауку, напугавшему всю женскую половину группы. Декан должен прекрасно разбираться в подобных тварях, потому что именно он курировал многие экспедиции, а так же работу вивария при университете. Что же получается - он и есть Белый слон? Нет, бред какой-то...
   - Ну ты ведь не виноват, что родился таким опасным, - Лера облокотилась на стол рядом с банкой, где сидел паук. Он уже совершенно не обращал на неё внимания, забрался на коробку и созерцал пустоту. Девушка проделала ножницами пару отверстий в крышке - для воздуха - и со вздохом отошла.
   Взгляд зацепился за сумку, брошенную на кровать. Пора бы и за дело приняться.
   Валерия выудила из сумки отрубленную конечность, которая теперь совсем не казалась такой ужасной. Просто противной.
   Лера бросила ее в ящик стола, а сама села на кровать и развернула газету.
  
   Зазиповать - Жаргонное выражение. Означает "подвести итог, собрать факты вместе, резюмировать"
   Aidez - от франц. Помогите
   ОКД - общий курс дрессировки; в данном случае подразумевается и послушание
   Merci beaucoup - от франц. Большое спасибо
   Mon ami - от франц. Мой друг
   CoОncidence - от франц. Случайность, совпадение
   Non-sens - от франц. Ерунда, чепуха
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"