Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 6-7.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.28*8  Ваша оценка:


Глава 6, или

С классиками по смерти

  
   02.00-04.00 ночи, 22 апреля, 2013 год
  
   Если не ложиться часов до двух ночи, сон проходит сам собой. Мозг приспосабливается, начинает думать, что он - сова, пока в три часа не понимает, что он "с ума". Совсем. Окончательно.
   Такой вывод Лера сделала в третьем часу, в пятый раз штудируя газету и глядя на плывущие буквы. Такие одинаковые и бессмысленные.
   Никаких событий за эту неделю в городе не произошло. Только родилась куча котят, судя по объявлениям в разделе "подарки".
   Но когда девушка пролистывала раздел "ваша почта" в шестой раз, взгляд зацепился за четверостишие. Оно было напечатано мелким шрифтом в самом низу, после пяти поздравлений с днем рождения, двух некрологов и одного признания в любви.
   - А как музыка зазвучала, И очнулась вокруг зима, Стало ясно, что у причала Государыня-смерть сама, - зачитала Лера с выражением. Правда на последней строчке не удержалась, и зевнула, так что "государыня-смерть" прозвучала не очень разборчиво. - Каково, а Гаджет? У причала смерть... у причала... у причала! Конечно!
   Девушка вскочила, и принялась наворачивать по комнате круги, повторяя про себя четверостишие Ахматовой. Гаджет недовольно прикрыл морду хвостом, всем видом показывая, что он крайне недоволен поведением хозяйки. Что это за мода, бродить посреди ночи, шуметь и все это - при включенном свете?
   - Ну конечно... - в последний раз повторила Лера, и села на кровать. Сон приблизился на целых пять минут. В голове уже созрел неясный план, осталось лишь последнее дело.
   Вспомнить, где она видела номер телефона, с которого звонил "голос".
   Валерия была уверена, что уже встречала его, и взялась пролистывать все номера в своем телефоне. Начала - и приуныла. Номеров было несколько сотен, многие из которых - ее бывшие клиенты, которых она даже не помнила.
   - Так до утра провозишься, - сама себе сказала сонная девушка, водя пальцем по экрану. Цифры мелькали перед глазами и начали сливаться. Вдруг телефон завибрировал, и сыщица вздрогнула от неожиданности. В такое время она не ожидала ничего хорошего от звонка. Но на экране высветилась надпись "Билл Гейтс".
   - Ну, Женька... - облегченно и слегка рассерженно выдохнула Лера, отвечая на звонок. - На связи!
   - Ух ты, - послышался голос изобретателя. - До атомного взрыва осталось десять секунд. Ты чего такая сердитая?
   Похоже, это был Женя номер раз. Тот, который душа компании. По-видимому, сегодня что-то воодушевило его.
   - Ой, Жень, не бери в голову, - Лера откинулась на кровать и немного остыла. - Ты чего так поздно звонишь? Ведь инфаркт заработать недолго!
   - Ой, с каких это пор Рига начала бояться ночных звонков? - передразнил Женя. - Не валяй дурака, я знаю, что ты еще не спишь. Когда ты обычно ложишься? В пять? В шесть утра?
   - Да ну тебя, - Лера зевнула и перевернулась на бок. - Сам-то хорош. Чего не спится?
   - Ты чего, Лер? Забыла что ли, я же к отбору готовлюсь! Чтоб Олегу не мешать, ноут под мышку - и сюда. Заключительный этап, осталось кое что доработать - и я на вершине Олимпа!
   "Вот и ответ. Значит, очередной прилив бодрости", - подумала девушка.
   Ну да, этот конкурс - Женя прожужжал о нем все уши. Лера и правда напрочь забыла про него. Какой-то супер крутой отбор в мегакрутую компанию, которая занимается разработкой крупнейших международных проектов и программ, в том числе для правительства. Зарплата там запредельная, но и попасть в эту компанию - все равно, что выиграть джек-пот в лотерею. И вот три года назад они объявили конкурс на место помощника главного программиста. Лера не сомневалась, что его получит именно Женя. Потому что не встречала программиста, равного ему. Хотя, учился Женя вовсе не на факультете информационных технологий, а на юрфаке. Его отец был адвокатом и считал, что сын должен продолжить семейное дело. А Женька особо не сопротивлялся. Несмотря на свою гениальность, он оставался жутким лоботрясом и пофигистом.
   Но это не мешало Лере считать его лучшим другом, так же, как и Дашу. Эта троица была неразлучна вот уже несколько лет.
   - Ага, - только и ответила Лера. - Мог бы тогда подняться, чай не два квартала идти. А звонишь-то чего?
   - Да я тут бесплатные флаера на Бэль Лу раздобыл! Представляешь?
   - Нет, - совершенно равнодушно сказала Лера.
   - А вот ты напрягись, и представь! У них завтра концерт в центральном парке, по этим флаерам можно пройти к самой сцене, сечешь? Мы можем дотронуться до гитары самого Черного Пса!!!
   - Ух ты... - без особого восторга пробормотала девушка, протирая глаза. - А можно я не буду трогать ничью гитару? Мне и свою-то потрогать некогда.
   - Ну Рига, не будь занудой! Такое нельзя пропустить! Дашка уже согласилась, и ты придешь. Возражения не принимаются!
   - И ты только ради этого звонишь мне в три часа ночи? - обреченно спросила Лера. - А если я сплю?
   - Но ведь не спишь же. Значит, договорились! Завтра в шесть вечера будь в парке у памятника! До связи!
   - Постой! - спохватилась Лера. - Раз уж позвонил, можешь услугу оказать?
   - Валяй, - бодро отозвался Женя.
   - Я скину тебе номер банковского счета, а ты...
   - Только не говори, что хочешь кого-то ограбить!
   - Пока нет. Мне нужно знать, на чье имя он открыт, сколько раз когда и кто перечислял на него деньги. Сумеешь?
   - А то! Но за это ты придешь на концерт.
   - Посмотрим, - сонно пробормотала Валерия. - Давай тогда, до связи. Завтра я к тебе загляну.
   Послышались короткие гудки, Лера покачала головой. Концерт... Ей бы еще дожить, до шести-то вечера.
   Вздохнув, она отправила другу номер счета, который нашла на бумажке в доме Крымовых, села и продолжила штудировать номера телефонов. И спустя полчаса нашла то, что искала.
   Номер "голоса". Точнее, номер Иры Глазовой - именно с него звонил неизвестный в парке. Хотя, поручиться Лера не могла - она запомнила лишь последние три цифры, но они совпали с номером однокурсницы. Остальные девушка помнила смутно, но была почти уверена, что не ошиблась.
   Однако, находка ее совсем не обрадовала. Причем здесь Ира, и как с ее номера мог звонить этот псих, Лера не знала. Только отчего-то вспомнился разговор декана с незнакомцем, и насмешливые слова Вики, что Ира не готовилась к экзамену. Она не пришла, и это очень плохой знак.
   Но больше в эту ночь Лера думать не могла.
   Так ей показалось. Ей, а нее мозгу.
   - Вы бы хоть в очередь выстраивались, а, мысли... - пробубнила она, уткнувшись лицом в подушку. - Я не могу думать всех вас сразу.
   По-видимому, мысли торопились, в очереди началась перебранка и девушка откинула в сторону одеяло. Шаркая пушистыми тапочками по паркету, она направилась к дальней стене комнаты - той самой, побеленной и разрисованной цитатами и цепями.
   - Пф... - Рижская взлохматила густые волосы и окинула взглядом свой необычный холст. Потом взяла баллончик с белой аэрозольной краской, и выбелила кусок стены. В самом верху вывела оранжевым цветом: "желтые суслики рулят!!!".
   Это был крик души.
   Подумала немного, и взяла толстый ярко-сиреневый маркер. Провела по стене полукруг, и на белом фоне начали вырастать замысловатые фигуры, закорючки и круги. В конце концов они превратились в Пушкинский дуб с "золотой" цепью. Точнее, цепь с дубом - потому что дерево ушло далеко на второй план, затерявшись за рваными звеньями цепи.
   В первом звене-кругляшке цепи появилось имя: "Мила", рядом пририсовалась лодка, в ней - схематично нарисованный человечек, стоящий на руках. Во втором звене появился схематичный человечек с копьем и щитом. В соседнем звене оказался человечек-огуречик, в котором можно было угадать старушку по очкам на носу закорючке, спутанным кудрявым волосам и клубку ниток в руке-палочке. Можно - но сложно.
   Лера скептически осмотрела свое творение, потом дорисовала рядом, отдельно от цепи еще один круг, а в нем - паука, сидящего на изогнутом хоботе слона.
   - Вот так-то лучше... - пробормотала она, вернулась в кровать, и... нет, не уснула.
   Пришлось встать и найти занятие. Побродив немного по комнате в осоловелом состоянии, Лера решила найти дело, не требующее умственной нагрузки. То есть вымыть пол и разобрать груду одежды, сваленную на стуле, в шкафу и на полу.
   Но уборка закончилась на удивление быстро, а сон все не шел. Однажды Лере послышалось, что в коридоре кто-то ходит - она накрылась одеялом с головой, как в детстве, и боялась пошевелиться.
   Звуки стихли. Под одеялом было душно.
   Стрелка часов приближалась к пяти утра. Тогда Валерия взяла потрепанный желтый блокнот с танцующим бегемотом, служивший дневником, излила душу на бумаге, поставила точку, и - отключилась, в обнимку с записанными мыслями в клеточку.
  
   ***
   Утро, 22 апреля, 2013 год
  
   - Просыпайся, спящая царевна!
   Кто-то тряс Леру за плечо и стягивал одеяло.
   - Ну-ка, раз-два! У нас куча дел!... Ой, у тебя кролики! Какие лапочки! Ути, зайки...
   Лера приоткрыла мутный глаз и различила Дашин силуэт, склонившийся над двумя мохнатыми подушками.
   - Откуда у тебя это чудо? - Даша взяла одного кролика и поднесла к лицу. Зверек безвольно свесил лапки и поблескивал черными глазками. Все, что Лера успела вчера расчесать - это мордашки.
   - Каких еще дел? - невыспавшаяся хозяйка живности натянула одеяло до макушки и замерла. - Меня нет.
   - Уже десять, - бодро сообщила Даша, с умилением теребя ушки кролика. - Ты забыла, что сегодня должна ехать в полицию? Потом нас ждет расследование, а мне еще нужно заскочить на почту, привезли новый крем от веснушек. Они меня просто достали, ничем не выводятся!... У тебя есть какие-нибудь мысли?
   - Про веснушки? - невнятно пробормотала девушка.
   - Да нет же! Хотя, и про них неплохо бы... Я имела в виду вчерашние события. Так есть мысли?
   - Лучше бы их не было, - Лера нехотя показалась из-под одеяла.
   - Зелёненький! - тут же пронзительно заверещал попугай, стягивая с клетки платок.
   Арчи поставил передние лапы на кровать и лизнул хозяйку в нос, а Гаджет с диким воплем пронесся по комнате, ударился о стену, и понесся обратно. Так он требовал завтрак. Во втором заходе он натолкнулся на Дашу, зыркнул на неё диким взглядом и помчался дальше.
   - Брр... - журналистка вздрогнула. - Иногда мне кажется, что в нём живут два разных кота - один голодный и ласковый, другой сытый и злобный.
   - Зришь в корень, - сонно отозвалась Лера. - Правда в неурочное время его голодная сторона из ласковой превращается во вредную.
   - Видишь, как тебя все ждут, - сказала Даша, продолжая гладить кролика. Тоня и Фрося единственные ничего не требовали, и скоро стало ясно, почему. Под утро они распотрошили одну из подушек и изгрызли листы бумаги, оставшиеся на полу. Видимо, вчера Лера убралась не так хорошо, как показалось в полусонном состоянии.
   - Чего у тебя такой бардак? Фу, и ведро с какой-то... субстанцией, - Даша издалека глянула на ведро с половой тряпкой.
   - Это ты их спроси, - Лера протерла глаза и села, машинально засунув ноги в тапочки, и кивнула на кроликов. - А ведро не с субстанцией, а с водой. Пол вчера мыла.
   - О, - многозначительно произнесла Даша.
   Лера побрела в ванную и выглянула оттуда, с зубной щеткой во рту и что-то пробубнила.
   Даша положила кролика на место и подошла к зеркалу, поправляя косу.
   - Что? Я не понимаю марсианский.
   - Тьфу. Говорю, Елин сильно злился, что я вчера не дождалась?
   - А его не было, - Даша отошла от зеркала и принялась рассматривать исписанную стену. - Иванна, как всегда, молчит. Но, признаться, дело свое она знает. Как овчарка идет по следу... У нее уже какие-то догадки по поводу второго убийства. Но мне, она, конечно же, их не озвучила.
   Лера умылась и побрела к шкафчику за кошачьим кормом, шаркая тапочками по паркету, и оттуда сказала:
   - Она просто журналистов не любит. Беспринципные вы.
   - Что есть то есть, - кивнула Даша. - А что это за человечек с палкой? - она приблизилась к самой стенке, едва не коснувшись ее носом. - Лодка-то понятно, человечек на руках, наверное, твой "акробат", а вот эта первобытная обезьяна...
   - Вообще-то это Спартанец, - отозвалась Лера, наливая чай.
   - А... похож, - Даша поджала губы и поверх очков посмотрела на самую большую надпись. - М... а при чем здесь суслики?
   Лера скосила взгляд на стену - ее подруга рассматривала венчающую дуб с цепью надпись: "Желтые суслики рулят!".
   - Ни при чем. Они сами по себе.
   - Ты никогда не пишешь ничего просто так, - возразила Даша.
   - А кто сказал что это "просто так"? - удивилась Лера. - Многие развешивают на стенах плакаты кумиров. Я не нашла суслика на плакате, пришлось тупо написать.
   - Твой кумир - желтый суслик? - журналистка скептически приподняла бровь.
   - Именно. Они спят... дай сосчитать... девять месяцев в году! Я к этому только стремлюсь.
   Лера достала из холодильника батон и сыр, сделала бутерброды и положила их на большую тарелку. На глаза попалась банка с пауком.
   - Вот блин... - прошипела девушка, покосившись на подругу. Даша по-прежнему рассматривала стену, и Лера быстро накрыла банку кастрюлей.
   - Ты что-то сказала? - Даша обернулась.
   - Нет. Бутерброд будешь? - Лера выдавила улыбку.
   - Я на диете, - Даша села на стул и с подозрением посмотрела на Валерию. - Ну-ка колись, что случилось?
   - А что? - настороженно спросила Лера. - Все хорошо, только... А как ты попала ко мне в комнату?
   - Ну и вопрос, - фыркнула Даша. - Конечно, через окно!
   - Что? - Лера растерянно оглянулась на закрытую изнутри форточку.
   - Подруга, что происходит? - Даша помахала перед ее лицом ладонью. - Это была шутка, я зашла через дверь. С каких пор ты покупаешься на приколы?
   - Я не... не купилась. Просто мне кажется, что дверь была заперта. Наверное, я сама вчера забыла ее закрыть. Легла-то только в пять.
   - Ну ты даешь, - Даша обеспокоенно покачала головой. - В таком режиме ты недолго протянешь. Может, я одна в полицию съезжу? Иванна поймет, если что перед следователем тебя прикрою. Отдохни немного...
   - Не стоит, - Лера допила чай и встала.
   - Лер... Извини, что лезу, но ты обещала рассказать, куда ездила вчера и что вообще происходит. После того звонка ты сама не своя... Если честно, мне страшно за тебя. Мы ведь подруги.
   Девушки замолчали, глядя друг на друга. Понять, о чем думает Лера, было невозможно - она умела надевать маску спокойствия и безразличия. А Даша ждала ответа, даже немного подалась вперед, надеясь вытянуть хоть слово.
   - У меня правда все в порядке, - Лера первой прервала молчание, и улыбнулась как ни в чем ни бывало. - А насчет вчерашнего... да, я обещала кое-что рассказать. Не буду врать - я не могу сказать, почему решила взяться за это дело. Ну а ездила я вчера в квартиру Антоновой. Забрала кроликов, ничего интересного не нашла. Вот и все.
   - То есть как, всё? Кто это тебя впустил в чужую квартиру?
   - Пришлось сымпровизировать. Я сказала, что лежала в больнице с Антоновой, и соседка поверила.
   Даша застыла с открытым ртом, а большие глаза открылись еще шире, превратив журналистку в подобие героя японских мультфильмов. Вид у неё был такой, словно лучшая подруга только что призналась в зверском убийстве своей прабабушки ради наследства, спрятанного в семейном склепе.
   - Ты что... ты - соврала?
   И этот вопрос выглядел бы странным, даже нелепым - но он относился к Валерии, которая всегда отличалась крайне негативным отношением к обману. Настолько негативным, что иной раз говорила правду в ущерб себе, не боясь последствий.
   - Как думаешь, чем отличается моя работа от работы обычного сыщика? - вместо ответа спросила Лера.
   Даша недоуменно развела руками.
   - Тем, что сыщику по долгу службы приходится прибегать к хитрости, чтобы узнать то, что хотят от него скрыть. Я же задавала вопросы напрямую, потому что моим клиентам скрывать нечего - каждый из них ищет свою пропажу. А сейчас все изменилось, и мне приходится выбирать - быть верной себе и подвести других людей, или пожертвовать своей так называемой "честностью", чтобы спасти их. Что будет правильнее и честнее?
   - Узнаю свою подругу, - улыбнулась Даша.
   - Вот и я о том. И жертвую я вовсе не честностью, а гордостью.
   Однако, про остальные события Валерия умолчала. Это касается только ее, и ни к чему подвергать Дашу такой опасности.
   - Только... у меня есть к тебе одна просьба, - добавила она немного погодя.
   - Я вся во внимании, - отозвалась Даша.
   - Можешь дать объявление про кроликов? Мне некогда с ними возиться, а хозяйки у них теперь нет. Дармовых ангорок с руками должны оторвать, они хороших денег стоят.
   - Нет проблем, - Даша подняла руки. - Не боишься, что их на шапку пустят?
   - Так я и отдала, - хмыкнула Лера. - Хотя, лучше бы их забрали поскорее. У меня и клетки-то нет, а так они мне весь пол загадят.
   Тут взгляд упал на деревянную спинку старого стула, прислонённую к шкафу. Девушка взяла её, широкую дощечку из-под стола - и перегородила часть пола за диваном, где стоял мольберт.
   - Вот так, - удовлетворённо осмотрев работу, она пересадила кроликов в загон. - Теперь пускай живут. Да, и еще кое-что. Мне нужны материалы прошлого выпуска вашей газеты. И следующего, если это возможно.
   - Постараюсь, - журналистка встала, и снова подошла к зеркалу, разглядывая веснушки. Вздохнула и добавила. - Ну что, идем?
   - Идем, - вздохнула Лера, поднимаясь. - Только Арчи выгуляю. И давай договоримся, в полицию поедем вместе, часа в три, идет? Сейчас мне нужно в универ, а ты займись кроликами и газетой.
   - Ок! Тогда я тебя не жду, встретимся после обеда.
   Даша отправилась по своим делам, а Лера помыла посуду, угостила Вжика колечком огурца и принялась переодеваться. Несмотря на ночные события, настроение у нее улучшилось. Появилась решимость, а вместе с ней отступил страх. Поэтому и оделась девушка соответственно - черный жилет поверх ярко-красной туники, а волосы забрала в высокий боевой хвост.
   Надев на Арчи ошейник с поводком, Лера сказала:
   - Погоди пять сек. Мне нужно позвонить.
   И набрала номер торговки домашней косметикой, который раздобыла вчера.
   - Абонент временно недоступен или находится вне зоны... - начал говорить механический женский голос в трубке.
   - Абонент недоступен, - передразнила Лера. - Ну и ладно. Найду тебя и так.
   Потом девушка заглянула к Антонине Федоровне, убедилась, что соседка чувствует себя нормально, и отправилась выгуливать Арчибальда.
   Только во дворе она столкнулась с девочкой со второго этажа. Вера выглядела как заговорщик.
   - Лерка! - прошептала она, подпрыгивая. - Я вчера такое видела!
   - Ну, докладывай, - велела Валерия, потягиваясь под солнечными лучами. Конечности затекли и требовали разминки.
   - Я вчера как всегда за компьютером сидела, - начала свой рассказ девочка. - Мама была на кухне, папа еще не вернулся с работы, Семка лег спать в десять, а я до одиннадцати в "Матрицу" резалась. Знаешь, такая крутая игра. А потом слышу - на улице какой-то шорох. Выключила свет, смотрю - там Женя. Странный какой-то, вышел из дома, дверью хлопнул. Только не из подвала, а с вашего этажа. И пошел к Миле в дом.
   Лера задумчиво покачнулась, кивнула своим мыслям и потрепала девчонку по голове.
   - Это все?
   - Все, - согласилась Вера.
   - Тогда у меня к тебе сверхважное поручение. Можешь сейчас погулять с Арчи? А мне нужно с Женькой поговорить.
   В глазах Веры вспыхнули огоньки, она радостно посмотрела на смирно сидящего Арчибальда, но сдержалась и напустила равнодушный вид. Ей очень хотелось погулять с ньюфаундлендом.
   - Плюс одна шоколадка, - заключила она, вызывающе глядя на Леру.
   - Наш человек! - рассмеялась Валерия. - Идет.
   Счастливая девчонка схватила поводок, и пес послушно затрусил следом.
   - Погоди! - спохватилась Лера. Она сбегала домой, вынесла лопатку с мешочком и вручила девочке. - Вот. Чтоб не сорили.
   - В смысле?
   - Собачки имеют обыкновение ходить в туалет.
   - Фу, - поморщилась Вера. - Это ты называешь не сорить?
   - Это я называю культурно гулять с собакой. Договор дороже денег, гуляй.
   Вера вздохнула, покосилась на лохматого красавца - желание прогуляться перевесило брезгливость, и они с ньюфом отправились в парк. Напоследок Валерия велела Арчи вести себя хорошо, а сама отправилась к подвальной двери и постучала.
  
   ***
   То же утро, 22 апреля, 2013 год
  
   Часом раньше из городской больницы на улице Пореченникова, вышел худощавый человек с крысиными глазками. Узнать его было легко, и поэтому он прятал лицо за поднятым воротником и опущенной до самого носа береткой.
   Каким-то чудом поступивший только вчера больной выздоровел и потребовал, чтобы его немедленно выписали. Медсестра оторопела от такой поспешности и наглости, позвала лечащаго врача. Лечащий врач сказал, что принятие подобных решений не в его компетенции, и отправил за главврачом. Главврач подумал, выслушал жалобы "больного" на противного соседа-инвалида, на ужасное медобслуживание - и выписал Семерядова, взяв с него расписку о добровольном отказе от лечения.
   Теперь Игорь шел прямо на работу, регулярно нащупывая в кармане брюк свою главную ценность - телефон с парой ночных кадров.
   Добравшись до редакции, он первым делом бросился к своему компьютеру в закутке, между вешалкой и шкафом. Он не ожидал, что в воскресенье кто-нибудь окажется на месте, тем более в такую рань - но Сергей Иванов уже был здесь. Он словно и не уходил домой, все так же сидел на своем крутящемся стуле и разрабатывал обложку для нового журнала.
   Семерядов с презрением и раздражением посмотрел на коллегу, и даже не поздоровался.
   - Привет! Какой сюрприз, - Сергей проследил за Игорем насмешливым взглядом. - Наблюдаем прогресс в медицине? Теперь у нас лечат за один день?
   - Мне стало лучше, - сухо ответил Игорь, поджав тонкие губы.
   Как ни в чем ни бывало он принялся за работу. То есть, так показалось Сергею. На самом деле, Семерядов вовсе не торопился дописывать статью, которую задолжал еще в прошлом месяце - он спешил скинуть на диск фотографии, сделанные ночью.
   Обычно самовлюбленный журналист на всех углах трезвонил о своих "гениальных" статьях про гололед и безработицу. Но на этот раз он молчал. Только взгляд стал еще презрительнее, чем обычно. Внутри жалкого и никчемного писаки так и бурлило честолюбие и злость из-за того, что его никто не восхваляет. Ему казалось, все вокруг должны знать о его выдающихся талантах, которым не чета всякие там Лапшины и Ивановы.
   Но нужно было молчать. От этого зависел успех всего предприятия.
   Семерядов настрочил пару листов текста, скинул фото и статью на один диск, в папку без названия и ту же фотографию - на другой. Кроме того, на флэшку он скинул старый материал, который собирал целых три месяца. Диски спрятал в сумку между страницами паспорта, а флэшку - в карман брюк.
   Сергей откинулся на спинку кресла, и смерил коллегу внимательным взглядом.
   - Гущин с тебя три статьи требует. Ты раз пришел в выходной, поторопился бы...
   - Будут ему статьи, - процедил Игорь с усмешкой. - Вон хоть про вчерашнюю утопленницу напишу...
   - Держи карман шире, - хмыкнул Сергей. - Этим материалом занимается Даша, даже Гущин дал добро. У нее теперь целых два сенсационных материала назревает.
   - Ну и флаг ей в руки, - без доли эмоций сказал Игорь. - А что, вчера еще кого-то убили?
   - Ах да, ты ведь не в курсе... Вчера в парке отравили какую-то старушку. Дашка свидетельницей идет. Вот уж кто умеет делать новости!
   - Это меня и настораживает, - неприятно усмехнулся Игорь. - Не она ли их "делает".
   - Ты со словами-то поаккуратнее, - Сергей сжал подлокотники и привстал с кресла. - Тебе до Даши еще расти и расти.
   - Да уж куда мне! - язвительно отозвался Игорь, однако тут же стушевался. Он прекрасно знал, что Сергей за словом в карман не полезет.
   Повисло напряженное молчание. Сергей поглядывал на Семерядова, и начал что-то подозревать. Во всяком случае, так показалось Игорю, и он мечтал поскорее смыться подальше отсюда. Но нужно было закончить одно дело. Он отыскал в компьютере программу, с помощь которой можно отправлять СМС без обратного номера.
   Через пару секунд на сотовый инвалида, который в это время дышал свежим воздухом возле больницы, пришла СМСка. В ней сообщалось: "Хотите получить любопытное фото со вчерашней вечеринки, заплатите...", а вместо многоточия стояла весьма красноречивая сумма, приводить которую здесь не имеет смыла, по той простой причине, что в ответ Игорь получил следующее: "Засунь его себе в...". Дальше шли непечатные слова и пожелание долгой и здоровой жизни.
   - Сука... - процедил Игорь еле слышно.
   Он стиснул свой собственный сотовый так, что тот едва не затрещал. Да, он предполагал подобную реакцию. Каким бы мерзким ни был его характер, никто не мог бы назвать Семерядова полным идиотом. Даже Сергей.
   Игорь прекрасно понимал: одно размытое фото еще ничего не доказывало. После того, как медсестру и ее сообщника выследили, они наверняка перепрятали все поддельные лекарства. Вот только фото - далеко не вся информация, которой обладал пронырливый журналист.
   Поэтому он набрал 02 и сообщил:
   - В городской больнице на улице Пореченникова под видом дорогостоящих лекарств от гриппа продают наркотические вещества. По документам они проходят, как аспирин. Да. Меня как зовут? Игорь Сергеевич Семерядов. Я журналист. Какая разница, откуда у меня эта информация! Пока мы разговариваем, они, может, переносят все в другой тайник! Да. Записывайте - кабинет двенадцать, за фанерным шкафом в стене есть тайник. Если в нем ничего нет, значит, перепрятали в соседний кабинет за диван. Занимается этим медсестра, Лариса Тюлева. Да. Да, одна. Мне о ее сообщниках ничего неизвестно.
   Во время этого разговора Сергей внимательно следил за Игорем. Но Семерядов не удостоил его даже взглядом. Он оставил свой телефон для связи, и с интонацией человека, выполняющего гражданский долг, пообещал полиции, что объяснит все при встрече.
   - Что это было? - Сергей принялся вертеть шариковую ручку, не сводя глаз с Семерядова.
   Бывают такие люди, смысл жизни которых состоит в том, чтобы любыми способами вызывать восхищение окружающих. Они кривляются, подставляют, паясничают, сплетничают, осуждают, лгут и лицемерят - словом, к каждому человеку находят такой подход, который заставит его почувствовать их превосходство. Такие люди, жалкие и ничтожные, отращивают громадное самомнение, холят и лелеют его, превращая в ненасытное чудовище, жаждущее восторженных возгласов и похвалы. Причины, по которым такие люди считают себя непризнанными гениями, до сих пор неизвестны современной науке. Именно поэтому неприкрытое недоумение Сергея было жадно проглочено самолюбием Игоря, который принял его за первый признак восхищения.
   - Это? Мой первый шаг к известности.
   На этом разговор был окончен. Игорь встал и подал недоумевающему Сергею один диск.
   - Передай Гущину. Там статья, которая стоит всех задолженных мной материалов.
   Не обронив больше ни слова, Игорь вышел, но на пороге едва не столкнулся с Дашей.
   Одарив ее высокомерным взглядом, Семерядов оттолкнул девушку с дороги и скрылся из глаз.
   - Чего это с ним? - Даша слегка опешила от подобного обращения.
   - Кажется, у нашего Игорька приступ нарциссизма. В крайне острой форме, - при виде Даши Сергей улыбнулся, и добавил. - Кстати, привет. Ты неотразима, как всегда.
   - Знаю, - Даша поправила очки, прошла через весь кабинет, и принялась рыться в стопке старых газет. - Привет.
   - Что это за эпидемия трудоголизма? - спросил Сергей.
   - Так... надо найти старый номер, и кое-какой материал... А ты чего тут целыми днями?
   - Да я предпочитаю работать по выходным. Пока в вашем отделе не закончится ремонт, и этого цыпленка не вернут в его кабинет, я буду брать отгулы в счет выходных. Хоть спокойно поработаю. Знаешь, как он меня раздражает...
   - О да, - Даша вытащила из пачки нужный номер, чихнула от поднявшейся пыли, и добавила. - Еще как представляю.
  
   ***
   Утро, 22 апреля, 2013 год
  
   Женя открыл не сразу.
   Видимо, ночной прилив бодрости под утро угас. Его сменило желание превратиться в барсука и впасть в спячку.
   Однако, настойчивость сделала свое дело, и сезам открылся.
   - Привет, - Лера оглядела помятого парня с ног до головы. - Что, бессонная ночь выдалась?
   - Привет... - Женя взлохматил волосы и сонно посмотрел на незваную гостью. - Ну да, знаешь ведь, программу писал... Блин, как спать хочется! А что случилось-то?
   - Зачем вчера ночью ты ходил в дом Милы и Антона? - без обиняков начала Валерия. - Врать не стоит, ты меня знаешь.
   Женя не выказал особого удивления, только досадливо поморщился, снова взъерошил волосы и поднял указательный палец вверх, призывая немного подождать.
   - Мне нужно было забрать свою книгу. Я давал Миле почитать, а теперь забрал.
   - И тебе непременно нужно было сделать это ночью? - Лера скрестила руки на груди. Краем уха услышала, как Вера хвалит Арчи за принесенную палку. И хотя Арчибальд давно уже перерос любую взрослую собаку, он с радостью участвовал в игре.
   Женя отвел взгляд, придумывая ответ. Ему давалось это тяжело, потому что врать он просто не умел. Может и соврал бы, да опыта маловато.
   - Почему нет? - наконец, ответил он.
   - А откуда узнал где лежит ключ? Ведь ты заходил и к нам в коридор, - кроме слов Веры, Валерия вспомнила почудившиеся ей шаги в коридоре. - Не иначе, как сама Мила сказала тебе о них. Антон не знал, Антонина Федоровна... сомневаюсь, что она бы сказала.
   - Ну, Рига... Да, мне сказала Мила, еще до своей смерти. А почему нет? Она мне сестра. А книга - про изобретения прошлого века. Ночью ко мне пришла одна мысль, и я решил сходить за книгой...
   - Ты взял шкатулку, так ведь, - неожиданно произнесла Лера. Женя посмотрел на нее почти обречено.
   - Нет, с тобой невозможно разговаривать. Ты все про всех знаешь! - тут он печально усмехнулся. - Мне бы так.
   - Жень, скажи, зачем ты ее взял?
   - Ну хорошо... - парень посмотрел куда-то за спину подруги. - Тебе можно доверять. Только... взамен ты скажешь, как узнала, что именно я взял?
   Валерия пожала плечами. Нет, она не подозревала Женю, но он вел себя странно.
   - Ну, положим, врать ты не умеешь. А шкатулка... Запах корицы.
   - Что? - парень поначалу растерялся, но тут поднес ладони к носу и засмеялся. - Ну конечно! Я не помыл руки, а в этой коробочке Антон хранил корицу! Прокололся, как пацан.
   Валерия позволила себе улыбнуться. Она знала, что Антон хранил корицу в особой коробочке-шкатулке, привезенной из Франции. Однозначно, так сильно замарать ладони, чтобы остался запах, можно только взяв саму эту коробочку. И - открыв ее.
   - Зачем она тебе нужна?
   Женя ничего не ответил и спустился в подвал. Дверь осталась открытой, но Лера не отправилась следом. Через пять минут парень вернулся, держа в руке небольшую круглую деревянную шкатулку с красивой резьбой на крышке. Эйфелева башня, как настоящая.
   Аромат корицы усилился, а когда крышка открылась, в воздух поднялось маленькое красноватое облачко.
   - И что? - Валерия помахала перед носом, чтобы не чихнуть. - Зачем она тебе? Решил на ночь глядя пряники испечь?
   - Зря смеешься, - насупился Женя. - Я еще не знаю для чего мне эта шкатулка. Только примерно за месяц до своей смерти, Мила приходила ко мне, ночью. Никто не знает, никто не видел. Она сказала, что если в скором времени случится что-то странное, я должен забрать из их дома одну вещицу, с эйфелевой башней. И ни в коем случае не отдавать ее никому. А еще сделать так, чтобы этого никто не видел.
   - Странно... - Лера растерянно повертела коробочку в руках и неосторожно просыпала часть корицы. - И что дальше? Она говорила еще о чем-нибудь.
   - Почти ничего. Сказала, где лежит запасной ключ от их дома, и еще велела передать шкатулку человеку, который назовет правильную фигуру.
   - Фигуру? - Лера вернула шкатулку и сцепила пальцы в замок. - В смысле, круг, квадрат, треугольник?
   Женя помотал головой.
   - Параллелепипед, что ли?
   - Не угадаешь, если ты не тот человек. А ты, похоже, не тот, - Женя собрался уйти, но Лера схватила его за руку.
   - Ты ведь знаешь, что я могу найти убийцу. Отдай шкатулку мне, ради своей сестры.
   Парень замешкался в дверях и попытался убрать руку, но Лера держала крепко.
   - Нет. Я обещал, а обещания, данного покойному, не нарушают, - твердо сказал он. - Отпусти.
   Лера разомкнула пальцы, но в этот самый момент рой мыслей пронесся в голове. Она перебирала варианты. О какой фигуре могла идти речь? Мила не любила математику, а уж геометрию и подавно. Какие еще есть фигуры? Стройные, например, или полные. В танцах бывают фигуры, только Лера не знала ни одной. А загадать танцевальную фигуру было бы вполне в духе Милы.
   А еще бываю фигуры в шахматах. Например...
   - Белый слон, - через секунду слетело с губ Валерии. Почти непроизвольно, словно на автомате.
   Ведь это тоже фигура. Шахматная. Единственная, которая может быть связана с Милой, а именно - с ее смертью. Что бы это ни означало, других вариантов у сыщицы не было.
   Женя помедлил и обернулся. На лице застыло изумление.
   - Ты... откуда ты знаешь? Опять твои штучки?
   - Может я и есть тот человек, - Валерия протянула руку. Она почти не удивилась, что угадала. - Пожалуйста, отдай шкатулку.
   Больше юноша не возражал. Он только спросил.
   - Так ты знаешь, в чем секрет? Что особенного в этой коробочке?
   - Узнаю, - уверенно заявила Валерия и взяла шкатулку. Собралась уходить, но задержалась. - А Мила точно больше ничего не говорила?
   - Нет, - сказал Женя, и отвел глаза.
  
   ***
   Тот же день, спустя пол часа
  
   Лера пришла в университет к концу первой пары. Этому никто не удивился, только Вика пробубнила что-то в своем духе, но решила не позориться и не произносить этого вслух. Иры Глазовой по-прежнему не было, и никто не знал, где она. Телефон оказался недоступен, да Лера уже и не пыталась ей звонить. Она была уверена, что это ни к чему не приведет.
   Никто не заметил, что среди тетрадей, блокнота, ручек и прочих мелочей в сумке с драконом расположилась банка с ядовитым пауком. Валерия положила ее после того, как распрощалась с Женей. Арчи, вернувшийся с прогулки, остался дома, сторожить резную коробочку с корицей. Впрочем, на самом деле сторожить было нечего - в коробочке оказалось второе дно, которое скрывало флэшку. Ее Лера взяла с собой. Вот только посмотреть, что на ней, не удалось - требовался шифр, подобрать который она не смогла. Но было ясно, что Мила что-то знала. Откуда-то ей было известно про "Белого слона", кто бы ни скрывался под этим псевдонимом. Совпадение или цепь? А и не все ли равно...
   Перед тем как уехать в университет, девушка еще раз заглянула к Жене, напомнила про банковский счет, который переслала ночью, и отдала пленку с автоответчика. Ту, которую Арчи нашел в саду. Женя обещал сделать, что сможет - он был умным парнем, и разбирался во многих вещах. А значит, если кто и сможет восстановить записи - это он. Прослушать можно будет позже, на том же телефоне, в доме Крымовых.
   - Да, у меня есть еще одна просьба, - напоследок сказала Лера. - Можешь открыть эту флэшку?
   Она не обмолвилась, что достала её из шкатулки, но Женя и не спрашивал.
   - Сделаем. Только я сегодня буду на парах, а после обеда в общаге. Приходит туда, покумекаем.
   К концу второй пары Лера потихоньку смылась. Она регулярно поглядывала на свои часы-талисман, подаренные отцом. Обвитые цепочками и сцепленными стальными кругами, они символизировали ее мировоззрение. Все связано со всем, вокруг - множество переплетающихся цепей и ниточек событий. Взявшись за кончик одной из них, можно оказаться в нужном месте в нужное время.
   Теперь девушке было необходимо, чтобы виварий оказался пуст. Лаборант, работающий на полставки, приходил только в двенадцать, а завкафедрой до половины двенадцатого проводил там опыты. Потом он шел обедать.
   Вторая пара заканчивалась без пятнадцати двенадцать, и Лера ушла с английского на десять минут раньше.
   Она прекрасно знала короткий путь к виварию - через узкую лестницу в левом крыле, по коридору с портретами советских вождей, и - направо. Если идти через главную лестницу, нужно обойти почти все здание, а на это нет времени.
   За пять минут миновав три этажа, Лера очутилась в подвале. Огромное помещение, в виде коридоров и небольших примыкающих к нему кабинетов, протянулось под всем зданием университета, образуя своего рода лабиринт, в котором нередко блуждали студенты-первокурсники. В основном здесь проходил занятия у химиков, биологов и физиков - всех тех, кто по призванию или по глупости обязан проводить опыты. А в самом конце коридора-лабиринта расположился просторный спортзал.
   В воскресенье мало кто учится, поэтому Лера оказалась в полнейшей тишине полутемного коридора. Очное отделение уже отпустили с миром, заочников же мучили семь дней в неделю, чтобы успеть спровадить их до начала конференции. Но при такой сжатой программе лабораторных работ не проводили.
   Однако виварий работал ежедневно, у лаборанта не бывает выходных - животные не станут ждать, пока он отоспится. Они хотят есть каждый день.
   Лера направилась по полутемному коридору к свету - туда, где горели новые лампы. Видимо, завхоз решил, что нет нужды освещать весь коридор, когда и так все видно. Поэтому местами студентке приходилось идти почти в полной темноте, ориентируясь на мигающий впереди огонёк.
   Повернув в третий раз, Валерия остановилась и настороженно прислушалась. За спиной почудились шаги, но она замерла, и все стихло.
   Сердце екнуло, а рука на всякий случай легла на банку с пауком. "Если что, всегда можно бросить ее в убийцу", - решила девушка, и сделала пару шагов. Прислушалась.
   В ушах звенела тишина.
   - Параноик, - отругала себя Лера, и ускорила шаг. Почему она подумала про убийцу, про какого убийцу и зачем какой-то убийца станет преследовать ее, да еще в университете, она не знала. Видимо, сдали нервы. Ведь даже если это были шаги, наверняка они принадлежали заведующему кафедрой, или какому-нибудь заплутавшему студенту.
   До вивария она дошла уже спокойно. Ключ нашелся в стенном шкафчике под журналом с отметками лаборанта о посещении рабочего места. Все сотрудники биофака знали, где он лежит, а Лере ничего не стоило это вычислить.
   Дверь открылась бесшумно, и в лицо пахнуло прелой травой, опилками и яблоками. В воздухе сразу же послышалось шебуршание, скрежетание, писк и тявканье.
   Лера приходила в виварий только в начале первого курса, но уже тогда он впечатлил ее разнообразием. Чем-чем, а своим "зверинцем" университет мог гордиться по праву - благодаря стараниям некоторых сотрудников здесь были и африканские улитки, и богомолы, и птицееды, и гекконы, хамелеоны и агамы, пара ужиков, десять морских свинок, лабораторные мыши, тритоны, и даже - пустынная лисичка фенек по кличке Фонарик, которую привез один из сотрудников. А не так давно Семен Денисович Полонез привез из Сиднея лейкопаутинных пауков - всего пару, самца и самку. У Леры в банке находилась самка, не смотря на то, что "Белый слон" называл ее Адольфом. Как рпоеделить пол паука Лера узнала из интернета.
   В темноте горели только глаза Фонарика; он затявкал, приветствуя вошедшего человека.
   Девушка нащупала слева выключатель, и включила свет - совсем как настоящий, солнечный, потому что окон в виварии мало, а кроме животных здесь есть и растения.
   Фенек закружился по вольеру, опрокинув миску с водой. Огромные уши-лопухи настороженно поворачивались в стороны, как локаторы.
   - Привет дружище, - с сочувствием сказала Лера, просовывая палец в клетку. Фонарик ткнулся в него холодным носом, совсем как собачка. - Моя бы воля, вернула бы тебя на родину.
   Потом она прошла мимо шкафа-террариума с рептилиями и амфибиями. Одна пучеглазая жаба-пиппа не сводила с нее глаз - так показалось Лере. Изумрудный питон свесил кольца с коряги, и дремал, положив голову на самую верхнюю веточку.
   За ними, отгороженные непрозрачной перегородкой, следовали клетки с мышами, крысами и морскими свинками. Они бегали, пищали, свистели и грызли лакомства, оставленные заведующим кафедрой эмбриологии.
   Лера отыскала стеллаж, на котором стояли террариумы с пауками разных мастей.
   - Привет, друг, - она постучала огромному птицееду с огненно-рыжими лапками и мохнатым брюшком. Паук не сдвинулся с места, пригревшись под лампочкой.
   Лера пробежалась взглядом по каждому террариуму, и увидела то, чего опасалась. На столике рядом с фикусом стоял небольшой террариум, разделенный стеклянной перегородкой. В одной его половине из трубки, оплетенной паутиной, выглядывал точно такой же черно-коричневый паук.
   Лера достала банку из сумки, посмотрела на Адольфа, который уже успел заплести паутиной всю коробочку, и со вздохом сказала:
   - Ну вот ты и дома, дорогуша.
   Паук сидел на коробке и махал передними лапами. С крупных хелицер стекла капелька яда.
   - Ну-ну, не злись.
   Осторожно отвинтив крышку, Лера быстро перевернула банку, и Адольф выпал, точнее, выпала в свою половину террариума. Коробочка осталась в банке, крепко приклеенная к ней паутиной.
   Адольф тут же бросился на стеклянную стенку, чтобы впиться в свою "обидчицу", но Лера погрозила ему пальцем и накрыла террариум крышкой.
   В эту самую минуту раздался душераздирающий крик.
   Лера едва не выронила банку и чуть не уронила со столика террариум с пауками.
   Фонарик метнулся по клетке и отчаянно затявкал, а попугай ара, сидящий в высоком вольере в дальнем конце вивария, забил крыльями и хриплым голосом пронзительно закричал что-то на своем языке.
   Лера нащупала в кармане телефон, но сеть оказалась недоступна. Тогда ей ничего не осталось, как выключить в виварии свет, выйти в коридор, запереть дверь и осторожно пойти в направлении звука. Кричали где-то неподалеку, и, выглянув из-за угла, девушка увидела Вику.
   Звёздная студентка вжалась в стенку и с ужасом смотрела на что-то, что находилось за распахнутой дверью лаборатории.
   - Вик... Вика, что с тобой? - Лера немного перевела дух, но все еще не понимала, что происходит. Виктория не могла произнести ни слова. Трясущимся пальцем она указала в лабораторию, и, вся дрожа, опустилась на пол.
   Лера медленно подошла к двери. Она уговаривала себя, что там нет ничего страшного, что у Вики сдали нервы, или она испугалась крысу, или...
   От легкого прикосновения дверь открылась шире. Освещение было выключено, но в лаборатории всегда горят светодиоды, мигают огоньки приборов, красным светится сигнализация над дверью, синим - энергосберегающие лампы над реактивами и баллонами с жидким азотом.
   Все три баллона были перевернуты и открыты. По полу еще струился туман испаряющегося азота, обволакивая ножки стола, основания приборных панелей, и тело, лежащее на полу.
   Лера отшатнулась, подавив рвотный позыв, и едва не присоединилась к дрожащей на полу Вике. Но все-таки сделала шаг вперед и с ужасом рассмотрела то, от чего по коже не просто пошли мурашки - она покрылась инеем, а сердце отказалось биться.
   - Ира... - побелевшими губами выдохнула Валерия. Первое впечатление прошло, ужас уступил место одной единственной мысли: "а вдруг ее еще можно спасти?".
   Лера бросилась к телу однокурсницы, и дотронулась до ледяной руки. Ледяной - в буквальном смысле. Мысль тут же улетучилась, и снова нахлынул ужас. Лера села на пол и одними руками отодвинулась от замороженного безжизненного тела.
   Ира была мертва.
   Ее волосы неестественно застыли волнами, ноги согнулись в коленях, как при неудачном падении, а платье встало колом. Конечности девушки и ее лицо приобрели неестественный бледно-голубой оттенок, на ресницах, щеках, губах застыл иней. Совершенно белые глаза выглядели как два теннисных мяча, вставленные в орбиты черепа. Кожа на лице потрескалась, а местами азот разъел ее до кости. Правая рука застыла перед лицом, словно закрывая его от чего-то, а левая... от нее осталось лишь торчащий из плеча обрубок с острыми краями. Рядом же, рассыпавшись осколками, лежала оставшаяся часть.
   Со стороны лестницы послышался топот ног и гул голосов. Лера разобрала голос Ксюши, Викиной шестерки - она привела нескольких преподавателей.
   - Убили! Иру Глазову заморозили!
   Еще через десять минут коридор оцепила полиция. Всюду зажегся свет, лаборатория перестала быть такой зловещей, но зрелище по-прежнему ужасало. Жестокое убийство в университете грозило огромными проблемами.
   Всем, кто стал свидетелем произошедшего, было приказано молчать. Сам ректор университета общался с Елиным и следователь взял со свидетелей подписки о неразглашении. Хотя, конечно же, слухи все равно просочились, и еще много лет среди студентов будут бродить страшные рассказы о сумасшедшем химике и не сдавших ему зачет замороженных студентах...
   Но в тот момент всем было не до сплетен и шуток.
   - Виктория Шильц и Ксения Семенова. Вам придется проехать с нами для дачи показаний, - сообщила Иванна. И с сочувствием, смешанным с беспокойством, посмотрела на Леру. - Тебе тоже. Кажется, тебя ждет очень неприятный разговор с Михаилом Афанасьевичем.
  
   ***
   22 апреля, 2013 год
  
   Сквозь неплотно задернутые занавески пробивался яркий весенний свет, наискось падал прямо на морду Бонифация и щекотал влажный коричневый нос. Пожилая такса дремала в корзине, поставленной в углу кабинета, подергивала лапой и временами фыркала, отгоняя невидимых мух.
   Михаил Афанасьевич стучал пальцами по столу и исподлобья смотрел на сидящих напротив свидетельниц. Он думал.
   - Итак, Виктория Аркадьевна Шильц. Что вы делали в подвале, в то время, когда остальные ваши сокурсники находились на лекции?
   Вика сидела набычившись, как длинноногая цапля, и со злостью смотрела на Леру.
   - А почему вы ее не спрашиваете? - противно протянула она.
   Елин сцепил пальцы в замок и строго произнес:
   - Не беспокойтесь, спрошу. Итак?
   - Я... я... - Вика не знала, что бы придумать.
   - Она хотела Ригу напугать! - выкрикнула Ксюша, сидящая рядом с ней.
   - Молчи, дура! - Вика рявкнула и едва не ударил "подругу" по плечу.
   - Сама молчи! - расхрабрилась Ксюша. - А я не буду! Я домой хочу-у...
   Она почти разревелась, и Елин с тяжелым вздохом пододвинул ей стакан воды.
   - Вы знаете, что за дачу ложных показаний вас не ждет ничего хорошего? - спросил он у Вики.
   - А вы знаете, кто мой папа?! - Вика высокомерно задрала нос и стукнула кулаком по столу. - Немедленно отпустите меня, или я позвоню ему...
   - Мы с радостью поговорим и с вашим отцом, - усмехнулся Елин в усы. - У меня и для него найдутся вопросы.
   - Не надо, - поспешно ответила Вика. - Да, я хотела напугать эту выскочку. Довольны?
   - Не вполне. Что же, нынче барышни такого возраста ведут себя, как школьницы? - Михаил Афанасьевич достал из стола бумажку, и пододвинул ее свидетельнице. - Пишите.
   - Что? - она испуганно хлопнула ресницами.
   - Все. С самого начала. Зачем спустились в подвал, как обнаружили тело, какие у вас были отношения с погибшей... Пишите, пишите.
   Вика проворчала что-то под нос, бросила неприязненный взгляд на Валерию, и принялась скрести ручкой по бумаге.
   - Что же касается вас, Ксения Валентиновна, то вы можете быть свободны. Все ваши показания записаны.
   - Спасибо! - Ксюша радостно вскочила и пулей вылетела из кабинета. Лера проводила ее равнодушным взглядом. Обычная шавка, которая напугалась последствий за то, что гавкала слишком громко. Наверняка они с Викой задумали какую-нибудь пакость против Валерии, потому и пошли за ней. Только свернули не в тот кабинет, вот и доигрались... А Михаил Афанасьевич, по всей видимости, специально решил припугнуть их, чтобы неповадно было. Очевидно, что девчонки никак не причастны к гибели своей "подруги". Слишком сложный способ убийства. Кроме того, по словам эксперта, Глазова скончалась никак не менее пяти часов назад. То есть - рано утром. А вот что Ира делала в университете в такое время, еще предстояло выяснить.
   Леру беспокоило другое. Когда она шла мимо лаборатории, дверь туда была заперта. По словам же Вики, она была приоткрыта. А еще раньше Лера слышала шаги за спиной. Кто-то приходил в лабораторию, когда Ира уже была мертва.
   - А вот с вами, Валерия Николаевна, будет отдельный разговор, - Елин, наконец, обратил внимание на Леру. - Без свидетелей.
   Вика подняла глаза, скривила высокомерную гримасу, и хотела открыть рот, чтобы что-то возразить. Но Михаил Афанасьевич опередил ее:
   - Вы дописали? Вот и отлично. Можете быть свободны.
   Виктория резко встала, посмотрела на однокурсницу, потом на следователя, и вышла, громко хлопнув дверью.
   - Лейтенант Зуев, проследите, чтобы девушка не заблудилась, - произнес Михаил Афанасьевич, красноречиво взглянув на дверь.
   - Есть! - исполнительный помощник неуклюже встал из-за стола и отправился догонять Вику.
   Лера поняла, что теперь отвертеться не удастся. Потому что, проходить свидетелем по трем убийствам за два дня - таких совпадений не бывает. По крайней мере, в этом был уверен Михаил Афанасьевич.
   - Что, домашний арест? - спросила Лера спокойно.
   - Зависит от того, что ты расскажешь. Для начала, по делу Антоновой.
   - Но ведь... - Лера немного растерялась, ожидая вопроса про Иру.
   - К сегодняшнему делу вернемся потом. Итак?
   - Я мало что знаю... Мы с Дашей выгуливали Арчи. Он начал беспокоиться, и нашел тело. Все.
   - Вот странное совпадение, - Михаил Афанасьевич встал и подошел к окну. - Когда наши оперативники приехали на квартиру Антоновой, ее соседка с ужасом рассказала про некую девушку твоего возраста и телосложения, которая приезжала минут за десять до полиции и хотела забрать вещи и кроликов. А ты, по странному стечению обстоятельств, неожиданно решила посетить семинар китайской медицины.
   - Я действительно туда ездила, - Лера разглядывала нос таксы. Он подрагивал, словно собака во сне шла по следу. - В смысле, к Антоновой. Хотела забрать кроликов. Они бы погибли без хозяйки. А сейчас они у меня, сегодня Даша даст объявление, и я пристрою их в хорошие руки. Можете проверить.
   - Кроликов, значит... Складно рассказываешь, - Михаил Афанасьевич сцепил руки за спиной. - Только, Валерия, - он повернулся и пристально посмотрел на девушку. - Я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы догадаться, что тебе известно больше, чем говоришь. И мне не хочется применять силу закона, чтобы заставить тебя сотрудничать со следствием. Есть другой вариант - ты рассказываешь все, что знаешь про два последних убийства, а я устраиваю тебе встречу с Антоном. Он пришел в себя и согласен говорить.
   Лера задумчиво потеребила цепочки часов и сказала.
   - Хорошо. Я думаю, что убийство Антоновой - случайность.
   Елин хмыкнул, но никак не показал, что удивлен. Он не перебивал, и слушал очень внимательно.
   А Лера смотрела перед собой, сквозь вазу на столе, словно находилась в каком-то другом измерении. Она мысленно перенеслась во вчерашний день и вспоминала каждую увиденную и услышанную деталь.
   - Ее смерть была несчастным случаем. Крем погибшей дала сама торговка домашней косметикой. Она не подозревала про аллергию, и когда Антоновой стало плохо малодушная женщина попросту испугалась и сбежала. Но есть одно "но". Эта "случайность" была выгодна кому-то, кто не причастен к ней, то есть к случайности. Тому, кто сделал все, чтобы обстоятельства сложились против Антоновой.
   Михаил Афанасьевич набил трубку табаком, открыл форточку, и закурил. Струйка дыма поднялась вверх и выскользнула на улицу.
   - Почему ты решила, что это случайность?
   - Про аллергию знали всего двое - соседка Антоновой и ее внук. Внук собирался получить наследство от нее, и именно поэтому пришел мириться. Просто так Антонова бы не оставила ему квартиру - по словам соседки, характер у бабушки был не сахар, а с внуком она не общалась довольно давно. Его бабушка отписала все имущество детскому дому. Внук не пришел бы мириться без причины. Возможно, какое-то время назад у него и были деньги, но его уволили с работы из-за употребления наркотиков... - Валерия умолчала, что "работа" его мягко говоря незаконна. - Дорогой пиджак, в котором он пришел, с чужого плеча - он ему великоват, и на нем были кошачьи волоски, а соседка сказала, что у этого парня и тараканы дохнут. У него не может быть кота.
   Лера сделала небольшую паузу, на миг вернувшись в реальность. В глаз ей выстрелил солнечный лучик, и вытопил невольную слезу. Девушка прищурилась, прикрыла ладонью глаза, и продолжила.
   - Он не знал, что его бабушка умерла, и потому не удивился, когда я сказала, что она в больнице. И пришел он не только помириться, но и поклянчить денег. У него не было мотива ее убивать. По крайней мере, пока. Что касается соседки, я уверена, что она не причастна. Я добралась до квартиры за полчаса, она же была в домашней одежде, от нее пахло луком, а под ногтями осталась мука. Она лепила пельмени или пекла пирожки - в любом случае, не отлучалась из дома последние несколько часов. Соседка снизу - Инна - могла бы желать смерти Антоновой, из-за постоянных нравоучений, которые читала ей старушка. Но она тоже провела несколько часов с любовником, к тому же не знала про аллергию. А если бы и знала - Антонова бы ни за что не приняла от нее никаких подарков, тем более косметики, состав которой неизвестен. Точно так же она не взяла бы подарка ни от кого постороннего, да и знакомого тоже. От неспециалиста, скажем так. Но - она доверяла тому, у кого постоянно покупает косметику. Нина Стефанидовна любила ухаживать за собой, дома у нее куча каталогов, да и соседка подтвердила её любовь к косметическим процедурам. Антонова купила бы крем только у торговки, к которой обращалась не раз. Возможно, она уже брала крем в такой баночке и знала его состав. Но на этот раз внутри оказался другой крем - то ли торговка перепутала, то ли сама Антонова. Но результат от этого не меняется. Несчастный случай с летальным исходом.
   Лера замолчала, а Михаил Афанасьевич выпустил последнее колечко дыма, и задумчиво посмотрел на Бонифация.
   - Каково, а, Боня?
   Потом он сел в кресло, и принялся что-то писать.
   - Мы проверим твою версию. Почему ты думаешь, что кому-то была выгодна ее смерть?
   Лера замялась, и принялась разглядывать кончики своих ботинок. Рассказать про звонок, поступивший на телефон Антоновой, она не могла. Хотя, скорее всего, Елин еще вернется к этому вопросу - полиция наверняка проверила кто и когда звонил женщине в последнее время.
   В конце концов, она произнесла.
   - М... считайте это интуицией. Можете просто проверить как одну из версий.
   - Хм, - только и ответил Елин, внимательно посмотрев на Леру. Словно пытался рассмотреть, что же творится у нее в голове. Не добившись успеха, он вернулся к своему делу, и продолжил что-то писать.
   - Антонова умерла около пяти часов. А в семь ноль пять на ее сотовый телефон поступил звонок, на который кто-то ответил. И кто бы это мог быть? - спросил Михаил Афанасьевич, мельком взглянув на Валерию.
   - Я, - Лера ожидала вопроса и ничуть не смутилась. - Это звонила моя однокурсница, которую нашли сегодня утром.
   - Да что вы говорите! - иронично отозвался Михаил Афанасьевич, но его взгляд Валерии не понравился. Он был очень сердит. - Тогда скажите на милость, Валерия Леонидовна - почему это ваша однокурсница звонила на телефон погибшей Антоновой, да еще в тот момент, когда вы оказались там?
   - Случайность, - Лера пожала плечами. - Если она была знакома с Антоновой, не удивительно, что могла позвонить в любое время.
   Елин отбарабанил пальцами по столу и посмотрел на Бонифация.
   - Она действительно была знакома. Иванна узнала, что Ирина Глазова подрабатывала в социальной защите, помогала старикам. В том числе - Нине Стефанидовне Антоновой.
   - Вот и ответ на ваш вопрос, - улыбнулась Валерия, положив ногу на ногу.
   Елин хмуро взглянул на нее, и вернулся к бумагам.
   - Ну а что ты можешь рассказать про сегодняшнее убийство?
   - Я знаю не больше вас.
   - Хорошо, сформулирую вопрос по-другому. Что ты делала в подвале?
   За окошком прыгали синицы. Они высвистывали весеннюю трель, размахивая синими крылышками, и Лера подумала, что хорошо бы сейчас оказаться где-нибудь в лесу. На природе, где нет этих допросов, пауков, ночных звонков и замороженных трупов.
   - Я относила в виварий паука, которого брала на пару дней домой. Вот вам доказательство, - Лера вынула из сумки банку, в которой раньше сидел паук. Сейчас осталась только коробочка, сверху донизу оплетенная паутиной.
   Михаил Афанасьевич непонятно зачем постучал карандашом по стеклянному боку банки, и сказал:
   - Допустим. Но ты общалась с Ириной, и могла бы рассказать что-то, что поможет выйти на верный след. Я не могу положиться на показания твоих однокурсниц. Они не сказали по существу ни одного факта, хотя и дружили с погибшей.
   - Дружили, - фыркнула Лера. - Да Ира последние полгода просто ходила за Викой хвостом. И мне кажется, не просто так.
   Она не успела договорить - в дверь без стука вошла Иванна. Повесив на левый локоть зонтик-трость, а в правой руке зажав папку с документами, она с порога сообщила:
   - Михаил Афанасьевич, похоже, у нас раскрыто одно старое дело! Помните партию поддельных лекарств от гриппа и ОРВи?
   - Напомните.
   - Вместо лекарств людям продавали слабые наркотические вещества, которые вызывают быстрое привыкание. После чего некоторые подсаживались на настоящие наркотики, и это приносило очень хороший доход торговцу. Самое интересное - преступница всего одна. Действовала без сообщников, работала медсестрой в центральной больнице.
   - Да, да, да, помню, как же, - пробормотал следователь, принимая у Иванны папку с документами. - Я посмотрю их чуть погодя. Кто дал наводку?
   - Один журналист... Кажется, его зовут Игорь Семерядов.
   Лера насторожилась. Она знала, что с Семерядовым работает Даша. И была наслышана о скверном характере ее коллеги.
   Но больше ни Елин ни Иванна ни словом не обмолвились об этом деле. Иванна только подбадривающе посмотрела на Леру, и спросила.
   - Михаил Афанасьевич, могу я заняться делом Антона Крымова лично?
   - А разве оно не у тебя? - вмешалась Лера.
   - Рижская, не лезь не в свое дело, - строго сказал Михаил Афанасьевич.
   - Его отдали Соловьеву, - шепнула Иванна, но поймала неодобрительный взгляд следователя и замолчала.
   - С чего вдруг такое рвение? Ведь вы категорически против того, чтобы держать Антона под стражей.
   - Да, и именно поэтому я хочу... снова взять дело под свой контроль.
   - Хм. Я подумаю над вашей просьбой. А пока у вас хватает дел. Черт те что творится, три убийства за два дня! Нами скоро заинтересуются в Москве... Поэтому идите, и делайте все, что в ваших силах... нет, даже больше этого, чтобы раскрыть сегодняшнее убийство. Гибель студентки, да еще в университете - это уже переходит все границы! Идите, Иванна.
   Иванна развернулась, мотнув забранными в хвост волосами, и молча вышла из кабинета, а Михаил Афанасьевич отложил трубку в сторону и смял какую-то бумажку. На этот раз даже на его лице читалось сильное беспокойство.
   - Что странного в дружбе Вики и Иры? - спросил он, вернувшись к старому разговору.
   - Не знаю. Всё, - пожала плечами Лера. - Ира - она другая. У нее есть... было достоинство, характер. А Вика... ну, вы сами видели. Такие люди редко сходятся. Мне кажется, Ире что-то нужно было от Вики.
   - Хорошо. А что ты думаешь по поводу ее смерти?
   Лера ответила не сразу. Почему-то ей не хотелось рассказывать про разговор декана и странного человека в кабинете. А уж тем более про звонок с номера Иры. И она сказала:
   - Ее лицо было спокойно. Значит, перед смертью она не испытывала ужаса. Ее убил не азот, а что-то другое. Скорее всего - яд. Раз тело заморозили, значит, хотели скрыть следы. Какое-то вещество, которое разрушается при низкой температуре.
   - Возможно. На это же подозрение наводит и рука. Почему она отколота?
   - Преступник мог уронить тело, - Лера снова перевела взгляд на вазу, как на нейтральный объект, не мешающий размышлять. - Другой вопрос, специально или нет. Скорее всего, намеренно. Чтобы мы не увидели следа от укола. Но есть еще вариант, о котором мы не догадываемся. Если преступник рассчитывал на то, что полиция будет расследовать случай отравления, то на самом деле Иру убили по-другому.
   Михаил Афанасьевич не сдержал усмешки:
   - Не все преступники такие умные, как ты. К счастью. Только...
   - Только не этот? - Лера закончила неприятную мысль за следователя.
   - Да. Не этот, - Елин сделал акцент на последнем слове. Не этот. Один.
   - Вы считаете, всех их убил один человек?
   - Сложно сказать. Если придерживаться версии, что Милу убил Антон - а это единственный правдоподобный вариант - то, нет. Но кое-что общее в этих трех убийствах все же есть.
   - Они слишком сложны для обычных преступлений?
   Тут Валерия подумала - не может ли оказаться, что первое задание "голоса" она провалила? Что, если нужно было вычислить того, кто убил Иру Глазову? Но пока нет никаких признаков этого, на выполнение "задания" отведено три дня, а Иру убили раньше. Нет, должно быть, речь шла совсем о другом убийстве. О том, которое должно произойти.
   Михаил Афанасьевич покачал головой. Он не знал, что сказать.
   - Если бы вы позволили мне участвовать в расследовании... - осторожно начала девушка. Но Елин ударил кулаком по столу так, что она едва не подскочила на стуле.
   - Это тебе не игра в детектива, Рижская! Это жизнь, и умирают люди! Я взял с тебя слово не лезть в дело Крымовой самостоятельно, а теперь хочу, чтобы ты пообещала держаться подальше от всех трех дел. Это не твоя работа.
   Лера встала. Она спокойно и серьезно посмотрела на следователя. Ему показалось, девушка побледнела.
   - Я не могу. Простите.
   - В таком случае, если ты будешь мешать следствию, я приставлю к тебе охрану. И это не шутка.
   - Поняла, - Лера в нерешительности постояла возле стула и спросила. - Могу я увидеть Антона? Вы обещали.
   Так же, как и Валерия, Елин не любил ложь в любых ее проявлениях. Он пообещал ей устроить встречу. Поэтому нехотя поднял трубку телефона, набрал охранника, и сказал:
   - Приведите Крымова в мой кабинет.
   - Анализ его крови уже готов? - Лера нетерпеливо теребила часы, уже догадываясь, что ответ ей не понравится.
   - Готов-то, готов... - вздохнул следователь. - Вот только ничего в его крови не обнаружено. Никаких признаков снотворного или наркотических веществ.
   - Вы правда думаете, что Антон убийца?
   - Не важно, что я думаю. Важно, о чем говорят факты. И они не в его пользу. У нас нет ни одной альтернативной версии, свидетельствующей о его невиновности. Только исчезновение трупа - но объяснить его мы не можем. А потому Антону Владимировичу придется остаться под стражей. Тем более, вчера он напал на сокамерника...
   - Что?! - от изумления Лера снова села на стул. - Антон? И на это была веская причина, я надеюсь?
   - В том-то и дело, что оба молчат, - Михаил Афанасьевич развел руками. - Этот портной, Жиль, утверждает, что Крымов ни с того ни с сего бросился его душить. А сам Антон вообще отказался давать показания, его отправили в изолятор.
   - И Жиль здесь? Значит, вы подозреваете его в убийстве Антоновой? - насторожилась Лера.
   - Твоя версия хороша, но это лишь слова. А у нас есть факты - платок Жиля на месте преступления, а на платке жирное пятно, предположительно от крема. Сейчас в лаборатории проверяют его состав, и я более чем уверен, что он совпадет. Кроме того, мы опросили соседей Жиля. Оказалось, что недавно он сильно поссорился с Антоновой.
   - Как... - растерялась Лера. - Что ей делать в его салоне? Для няни на пенсии его цены слишком высоки, если не сказать заоблачны.
   - Причина ссоры неизвестна, сам Жиль говорит, что эта женщина была недовольна платьем, - Михаил Афанасьевич посмотрел за окно. - Но он врет, мы все равно докопаемся до правды.
   - А что насчет странных слов Антона? Вы проверяли версию с девушкой?
   Лера имела в виду жертву несчастного случая, задушенную цепью.
   - Да. Алиби на тот вечер у Антона нет. Он утверждает, что был дома, с женой. А как ты понимаешь, жена подтвердить его показания не может.
   Валерия задумалась, и молчала до того момента, пока не привели Антона. Она была уверена в одном - Жиль не причастен к смерти Антоновой. В своей версии она не сомневалась, хотя и не могла объяснить, откуда на месте преступления платок этого француза, и почему он ссорился с Антоновой.
   Через десять минут Антон зашел в кабинет, и Лера не сразу узнала растрепанного, бледного, с кровоподтеком на щеке мужчину. Горе, или что-то еще, сильно изменило его всего за один день. Правда, увидев Валерию, он словно очнулся от сна, и затараторил, глотая слова:
   - Я не виноват... не виноват... Найди его, умоляю, найди!
   - Сядьте, Крымов! - сурово сказал Елин. - И отвечайте на вопросы.
   Антон замер, встал, чуть пошатываясь, и сел напротив Леры. Его руки были скованы наручниками, но пальцы непрестанно переплетались, выдавая крайнее волнение.
   - Кого? Кого надо найти? - спросила Лера, подавшись вперед.
   - Найди его... найди... того, кто убил мою жену и сына.
   - Вашего сына сбила машина, - терпеливо сказал Михаил Афанасьевич. - Это был несчастный случай. Мы уже говорили вам вчера.
   Но Антон не обратил на его слова никакого внимания.
   Он продолжал разговаривать только с Лерой. Подняв на девушку измученный взгляд, сказал:
   - Поговори со Студеневым... он должен знать!
   - Кто это? - Валерия подалась вперед, чтобы не упустить ни слова.
   - Ты найдешь его. Он знает, - снова повторил Крымов, заламывая руки.
   - Почему вы раньше не упоминали о нем? - нахмурился Елин.
   Антон исподлобья посмотрел на следователя и промолчал.
   - Я не спрашиваю дважды. Кто такой Студенев?
   - Я ничего не скажу без адвоката, - резко заявил Антон, и больше не произнес ни слова. Только умоляюще посмотрел на Леру, и опустил глаза в пол.
   - Но мне ты можешь рассказать что-нибудь. Хоть что-то? - тихим спокойным голосом произнесла Лера. - Ты сам организовал прогулку? Или тебе кто-то подсказал?
   Молчание.
   - Что означает та фраза... она должна была быть последней?
   - Студенев знает, - шепнул Антон, и стало ясно, что больше из него не вытянуть ни слова.
   - Конвой! Увести! - рявкнул Елин.
   Зашел флегматичный охранник, взял Крымова под локоть и увел в камеру. Лера растерянно посмотрела ему в след.
   - Ты знаешь, о ком он говорит?
   - Понятия не имею...
   - Странно. Он даже словом не обмолвился до встречи с тобой... Но, оставим.
   Михаил Афанасьевич грузно поднялся из-за стола, достал из шкафа собачьи галеты, и насыпал в миску перед носом Бонифация.
   - Если Антон говорит правду, и он не убивал жену, то в лодке мог прятаться кто-то третий. Тот, кто украл тело, - вдруг сказала Валерия.
   - Исключено, - Елин погладил таксу по голове, и Бонифаций приоткрыл глаза. Нюх у старого пса уже пропал, и спросонья он не сразу учуял лакомство. - Эта версия пришла в голову и Иванне, но, во-первых, в лодке слишком мало места, чтобы там мог поместиться человек. Но даже если бы кто-то сумел сложиться в четверо, он не смог бы так быстро выбраться, совершить убийство и скрыться незамеченным. А во-вторых, увидев незнакомца, и заподозрив, что с мужем что-то неладное, Людмила Крымова должна была закричать. Но прохожие на берегу не слышали ни единого звука. И еще - они не видели в лодке посторонних, а некоторые утверждают, что женщину столкнул именно тот мужчина, который сел с ней в лодку.
   - И у вас нет даже предположений? - с отчаянием спросила Валерия. - Хоть каких-нибудь?
   - Отчего же... - пробормотал в усы Елин. - Есть одна безумная версия. Гипноз. Хотя, Иванна с ней совершенно не согласна.
   - По-моему, версия провальная, - Лера скривилась, будто проглотила лимон. Она не верила в гипноз.
   - Время покажет, - Елин отстукивал на столе барабанную дробь. - Вы снова сходитесь с Иванной во взглядах. Ей кажется более реальным, что был кто-то третий. И она пытается воссоздать картину событий. Именно поэтому я передал дело Соловьеву. Он более... рационален.
   - По-вашему гипноз - это рационально? Вы передали дело Соловьеву, только потому что он верит в вину Антона? - язвительно спросила Лера.
   - Потому что не предлагает глупых версий!
   Девушка набычилась и замолчала. Она и сама до сих пор сомневалась в Антоне, и это ужасало ее. Нет, нельзя сомневаться. Но и верить тоже. До того момента, пока все не встанет на свои места.
   Однако, Елин не должен знать, что она тоже сомневается.
   - В таком случае, я докажу, что Антон не виновен. И вы можете посадить меня за решетку, меня ничто не остановит. Потому что Мила была моей подругой, а самое страшное, что может произойти - это осуждение невиновного. И я этого не допущу! - в запале Валерия вскочила со стула, и принялась ходить по кабинету.
   - Ну-ну, полегче, - Михаил Афанасьевич вдруг добродушно рассмеялся, глядя на отчаянную решимость девушки. - Не надо делать из меня монстра. Я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы за решеткой оказался настоящий убийца. Ты ведь знаешь цену моим словам?
   Лера остыла, остановилась и тихо сказала:
   - Да.
   - Тогда давай договоримся - ты не подвергаешь себя опасности, а я делаю свое дело. Но если вина Антона все же будет доказана...
   - Я не стану спорить... - так же тихо отозвалась Лера.
   - Вот и отлично. И, Валерия, - добавил Елин, когда девушка почти ушла. - Если ты все-таки додумаешься до логического объяснения этих событий, я с удовольствием тебя выслушаю.
   Лера молча улыбнулась и вышла из кабинета.
   На выходе из здания полиции она столкнулась с Иванной. Каперина собиралась ехать к родителям Иры, а точнее - к ее матери, которая двадцать лет растила девочку без отца. Она еще не знала, что случилось с ее дочерью.
   - Мне нужно с тобой поговорить, - Лера взяла Иванну под локоть. - Это касается вчерашних убийств.
   Она не стала рассказывать Михаилу Афанасьевичу все свои догадки. Особенно по делу Антона - потому что должна была убедиться, что права, и найти неопровержимые доказательства своим словам. Но с Иванной всегда могла поделиться самыми бредовыми идеями. Потому что серая мышка умела мыслить нестандартно. Смело.
   - Разговор с Елиным не удался? - догадалась Иванна.
   - Отчасти. Скажем так, мои версии он не воспринимает всерьез. Вся надежда на тебя.
   - Не обижайся на него, - по дороге женщина передала какому-то оперу папку с бумагами, и пошла дальше. - Михаил Афанасьевич просто переживает за тебя. И считает ребенком.
   - Это-то меня и огорчает, - вздохнула Лера. - Но, хватит о грустном. У тебя есть полчаса?
   - У меня и минуты нет, - с сожалением произнесла Иванна. Они с Лерой вышли из здания и остановились у крыльца. - Давай поговорим позже. В пять вечера устроит?
   - Не знаю, - призналась Лера. - Созвонимся если что.
   - Идет! - Иванна собралась перейти дорогу, на другой стороне которой ее уже ожидала машина.
   - Погоди. Я не отниму много времени, - спохватилась девушка. - Есть одно дело. Ты можешь отправить кого-нибудь из ребят на станцию, узнать у сторожа, действительно ли Крымовы отплыли с правого берега?
   - Уже узнавали, - отозвалась оперативница. - Разве я не говорила тебе? Он опознал их по фото, к тому же они предъявили документы. Тебе известно что-то еще?
   - Да нет... Так, пытаюсь найти нужную ниточку. А не подскажешь, сколько времени? А то у меня сотовый далеко, доставать неохота, - напоследок спросила Лера. При этом свои наручные часы она спрятала за спину. Для чего был задан этот вопрос, девушка никому не объяснила, никто и не спрашивал.
   - Мой сотовый и вовсе в моем кабинете. А часы я недавно потеряла. До встречи!
   И Иванна перешла на зеленый свет.
   Лера еще немного постояла возле крыльца, наблюдая за отъезжающей машиной. Она о чем-то думала - так самозабвенно, что не заметила, как к ней подошла Даша.
   - Вот так ты держишь обещания?!
   Рижская обернулась на возмущенный голос и виновато произнесла:
   - Прости, Даш. Я не хотела ехать одна, так получилось.
   - Получилось? Получилось у нее! Договорились ведь, что поедем в полицию вместе... А я, как дурочка, жду полчаса, не захожу... И на тебе - выходишь... Я так не играю!
   Конечно, все это было сказано с наигранной обидой, но Лера прекрасно знала характер Даши и не стала тянуть кота за хвост.
   - Меня привезли сюда, можно сказать, насильно. Произошло еще одно убийство...
   - Что?! - Даша переменилась в лице, и без того большие глаза превратились в почти совиные. Она схватила Леру за рукав. - Да ладно? Ну, рассказывай скорее...
   - Хорошо, только не здесь, - шепнула Лера, оглядываясь на полицейского, который уже бросал на девушек подозрительные взгляды.
   Подруги отправились в ближайший тихий двор, где гуляли мамочки с малышами, устроились там на скамейке, и Валерия рассказала все то же, что и следователю. Убийство Иры никак не касалось игры, которую затеял некто под ником Белый Слон. А значит, Лера не нарушает правила, по крайне мере пока. Она все больше укреплялась в мысли, что "голос" имел в виду совсем не смерть Ирины.
   - О-бал-деть... - только и выдохнула Даша, широко раскрыв голубые глаза. - Кажется, тут уже не бомба, тут атомный взрыв назревает. Ты как хочешь, но начальный материал я сдам. Все равно это просочится в прессу, только там напишут совсем не то, что нужно нам. Так что я под твоим чутким руководством напишу только то, что никому не навредит.
   - Ну хорошо, - нехотя согласилась Лера. - Только, давай ближе к вечеру? В пять я встречаюсь с Иванной, а сейчас хочу заехать к Женьке в общагу... Вот блин!
   Лера неожиданно хлопнула себя полбу. Ребенок, сидевший неподалеку в песочнице, залился смехом, размахивая пластиковой лопаткой. Молодая мама поспешила объяснить малышу, что нехорошо смеяться над незнакомыми тетями, когда они бьют себя по лбу, но ребенок продолжал заливисто хохотать
   - Уже и дети над тобой смеются, - хихикнула Даша. - Чего ты себя лупишь?
   - Да совсем забыла! Женька ведь ночью звонил, уговаривал пойти на Бэль Лу сегодня вечером. А я, кажется, пообещала... Хотя, не помню точно.
   - Ну так в чем проблема? Я тоже иду, вот там и поговорим.
   - А Иванна?
   - Что все Иванна да Иванна? - рассердилась Даша. - Свет клином на ней что ли сошелся? Подождет, завтра с ней поговорите.
   - Ой, Даша... - Лера покачала головой, но решила не спорить. В конце концов, все будет зависеть от того, что ей удастся обнаружить с помощью Жени. А намеревалась она взломать страничку таинственного Белого слона.
   - Что Даша? Ну что Даша? Я, между прочим, добыла тебе газеты! И прошлый номер, и материалы на свежий. Вот, получите, распишитесь!
   И она протянула Лере газету и распечатанные материалы.
   - Дашуль, ты просто прелесть, - Лера чмокнула подругу в щеку. - А что насчет кроликов?
   - И их пристроим. В новом номере выйдет мега-объявление. Вот увидишь, весь город сбежится их забрать!
   - Да? - Лера с сомнением посмотрела на сияющую подругу. - А что такого ты там написала?
   - Вот выйдет, и узнаешь, - с гордостью заявила Даша. - Но и это еще не все мои приключения. Я тут Игоря встретила, ну, Семерядова, ты знаешь. Так он, прикинь, каких-то наркоторговцев разоблачил! Опередил, нехороший человек...
   - Да ты не переживай так, - Лера похлопала подругу по плечу и усмехнулась. - Эти его наркоторговцы, в лице одного человека, по сравнению с нашим делом так - тьфу!
   - Вот я на тебя гляжу и поражаюсь, откуда это ты все знаешь! - всплеснула руками Даша. - Значит, и правда всего один? Ну и тьфу на него тогда. Но Семерядов меня все равно раздражает. Представляешь, полчаса мне доказывал, что наш главред, Гущин, скоро повысит его до редактора собственной колонки, а все из-за этого материала! Нет, ты представляешь, что он о себе возомнил?
   - А ты с ним лучше не спорь, пусть думает, что хочет. Всё равно не переспоришь - среди дураков ему равных нет.
   - Легко тебе говорить, - Даша тяжело вздохнула. - Ладненько, переживу. Давай уж к делу. Надо полагать, бесполезно спрашивать, что ты узнала,?
   - Я бы сказала, бессмысленно, - Лера отчертила ногой линию на земле. - Антон кажется невменяемым...
   - Кажется?
   - Да, именно. По-моему, он просто не хочет говорить. По какой-то причине он не может рассказать что означают те его слова. Единственная более-менее полезная информация - это некий Студенев, фамилию которого назвал Антон. Только что это за Студенев и с чем его едят он не сказал.
   - Вот теперь мой выход! - бросив остатки семечек из кармана флегматичным голубям, гордо заявила Даша. - Это - семейный психотерапевт Крымовых, который, кстати, ходит у тебя в подозреваемых. Та-дам!
   - А еще говоришь, что я все знаю... - Лера почесала затылок и усмехнулась. - Колись давай.
   - Да тут ничего сверхъестественного нет. Вчера вечером я вышла на сайт самого известного в нашем городе психотерапевта, этого самого Студенева. Потом позвонила Жеке, он быстренько взломал его клиентскую базу - и, ву а ля! Мои подозрения подтвердились, в списке обнаружилась некая Крымова Л.В. с улицы Калиновая, д.10.
   - Отлично! - потирая руки, то ли от холода, то ли от радости, воскликнула Лера. - Значит, побеседуем и с ним. Справишься?
   - Да не вопрос! - усмехнулась Даша.
   - Отлично. Поговори с этим персонажем, а главное - запомни все детали. Потом опишешь мне его кабинет, какие бумаги на столе, предметы...
   - Да без проблем, подруга! Сделаем, - Даша построила из пальцев "ок". - Знаю я твои методы... Да давай прямо сейчас ему позвоню!
   С одобряющего кивка Валерии Даша набрала номер психотерапевта и через пару секунд произнесла:
   - Здравствуйте! Могу я услышать господина Студенева? Ах. Это вы... Нет, я не ваш клиент. Вообще-то я из газеты, хотела бы взять у вас интервью...
   Даша помолчала, но по ее лицу Валерия поняла, что Студенев как минимум не любит журналистов.
   - Хорошо. Поняла. Но я бы хотела написать о самом выдающемся...
   Она прервалась на полуслове, и с досадой посмотрела на телефон.
   - Блин. Трубку положил, зараза!
   Лера ни слова не говоря достала свой сотовый.
   - Диктуй номер.
   Через три длинных гудка послышался недовольный голос.
   - Слушаю вас.
   На скамейку села бабочка-крапивница. Валерия попробовала подставить ей палец.
   - Здравствуйте. Я звоню по просьбе одного вашего клиента, Антона Крымова...
   - Все разговоры только лично с клиентами! - последовал раздраженный ответ. За раздражением промелькнул испуг - так показалось Валерии.
   - Лично не получится. Я потому и звоню - Антона обвиняют в убийстве. Он не в себе, но назвал вашу фамилию. Сказал, что вы можете что-то знать. Могу я приехать?
   - Нет, - быстро ответил врач. - Я ничем не смогу вам помочь.
   - Полиция все равно скоро посетит вас, - равнодушно сказала Валерия. - Я так понимаю, Антон хорошо платил вам за лечение своей жены. И теперь он нуждается в вашей помощи. Кажется, он не обрадуется, если вы расскажете полиции что-то лишнее. Он просил поговорить с вами именно меня.
   Повисла недолгая тишина.
   - А вы, собственно, кто? - на фоне голоса послышался шорох бумаг.
   - Друг. Похоже, единственный, который может ему помочь. Но без вас мне этого не сделать.
   - Хорошо, - нехотя ответил врач. - Я готов вас выслушать. Но только по телефону. И не обещаю, что смогу прояснить хоть что-то.
   Лера подмигнула Даше и показала большой палец - все ок.
   - Вчера на Лебяжьем утонула жена Антона и ваша пациентка - Людмила Крымова. Точнее, ее утопили, перед этим надев на голову пакет и вколов какое-то вещество. Точно неизвестно, тело похитили. Люди на берегу утверждают, что видели, как Антон сам надевал пакет на голову жене. Но свою вину ваш клиент отрицает, говорит, что ему стало дурно, и в тот момент, когда он отвернулся, что-то произошло. А на берегу, увидев Милу, он едва не сошел с ума и повторял странные слова - она должна была быть последней. А еще говорил про какую-то цепь.
   Оставалось лишь догадываться, какое впечатление произвели слова Валерии на Студенева. Однако, голос его переменился - кроме раздражения и испуга появились нотки растерянности.
   - Боюсь, вам не понравится то, что я скажу... Ума не приложу, зачем Антон Владимирович вообще назвал мою фамилию. У нас с ним... что-то вроде договоренности.
   Лера включила громкую связь и переглянулась с Дашей. Динамики убавила так, чтобы сказанное слышали только они.
   - Меня устроит любая информация.
   Студенев глухо вздохнул, явно сомневаясь в словах.
   - Хорошо. Кое-что я расскажу. Людмила Крымова, жена Антона, была моей пациенткой. Однажды мы проводили сеанс совместного гипноза - поочередно погружали сначала Антона, потом Людмилу. Они не слышали слов друг друга, а я таким образом мог лучше понять каждого из них.
   Лера неслышно хмыкнула. Гипноз. Она всегда считала это шарлатанством. Впрочем, поверхностное действие допускала, в частности - что человек может рассказать что-то важное в полусонном состоянии. Даша же вся подобралась, почуяв интересный рассказ. Неплохой бы вышел материал... Но только "бы".
   - Людмила не сказала ничего нового. Она страдала из-за смерти сына. Но Антон... Я могу дословно процитировать его слова, потому что не часто слышал такие признания, - врач немного помешкал и без особого выражения произнес. - Мила... я больше так не могу. Ей все хуже. Это все она... она должна умереть. Рано или поздно я убью ее!
   Последние слова Студенев выкрикнул слишком резко, видимо, изображая интонацию Антона. Во всяком случае выглядело это не совсем нормальным.
   - И он не объяснил, что значат эти слова? - совершенно спокойно спросила Лера, словно сказанное не удивило ее.
   - Я поговорил с ним после сеанса. Он спросил - так вы все знаете? И сказал, что сказанное должно остаться в тайне, Людмила ничего не должна знать.
   - И вы согласились? - все тот же равнодушный тон.
   - Да. Потому что Антон уверил меня, что действительно так думал, потому что Людмиле становилось хуже, она сильно мучилась. Но в последнее время пошла на поправку, почти вернулась к жизни - и Антон клялся, что даже из жалости никогда не причинит ей вреда. Знаете, я поверил ему. Слова, сказанные под гипнозом, чаще всего говорят о душевном состоянии, но не об истинных намерениях человека. А Людмиле знать это было бы просто опасно - новый стресс мог погубить ее и свести на нет наши многомесячные старания.
   - Хорошо. Как я могу быть уверена, что вы говорите правду?
   - Никак. Ваше дело верить мне или нет. Пленку с записью этого сеанса я уничтожил. И, боюсь, больше ничем помочь не смогу.
   - Так вы не знаете, что может означать фраза "она должна была быть последней"? - напоследок уточнила Валерия.
   - Нет. Всего доброго.
   На этом разговор оборвался.
   - Если кто-нибудь спросит меня, что я об этом думаю, отвечу. Этот Студенев скользкий тип и он мне не нравится! - выпалила Даша.
   Лера не смотрела на нее. Она втиснула телефон в карман джинсов и задумчиво, сама для себя, произнесла.
   - Посмотрим... посмотрим.
   Даша не торопила ее. Лера думала минут пять, прежде, чем сказала, так и не повернув головы.
   - Даш, ты должна любыми путями уговорить его на встречу. Нужно побеседовать с ним лично, но со мной он точно не встретится. А у тебя есть шанс.
   - Сделаю что смогу, - Даша встала со скамьи. - У тебя какие планы?
   - Мне нужно заглянуть к Жеке. Увидимся на концерте. До вечера!
   Не теряя времени, девушки разошлись в разные стороны - Лера оседлала круизер и направилась к общежитию, а Даша - к остановке, на ходу набирая номер Студенева, чтобы договориться о встрече. Что-что, а договариваться и заговаривать зубы журналистка умела. И если он не согласится сам, она найдет способ его заставить. Связи у Дарьи имелись, в разных сферах, и довольно обширные. Хватит, чтобы найти обходные пути к одному человеку.
  
   ***
   22 апреля, 2013 год
  
   Общежитие N1 стояло всего в паре сотен метров от Университета. Обшарпанные стены в окружении тополей и кленов навевали ностальгическую тоску на добрую половину горожан. Ведь многие из них жили здесь в советские времена, когда приехали учиться, да так и остались навсегда.
   Вытянувшись буквой "Г", старое здание было средоточием студенческой жизни в городе N. Несмотря на строгую вахтершу, сюда стекались друзья друзей, оставались с ночевкой, пели песни под гитару, рассказывали страшные истории по ночам, собирались вместе, чтобы решать задачи по математике и информатике, залезали в окна после одиннадцати и, как ни странно, умудрялись соблюдать положенную тишину по ночам.
   Лера не была исключением. На первом курсе она частенько заглядывала в гости к Женьке, а изредка и к своим клиентам - тем из студентов, которые особенно любили терять зачетные книжки, учебники и абонементы в библиотеку.
   Но в последние полгода сыщица появлялась здесь редко. Правда, стоило ей приехать и заглушить рычащий мотор, как нашлись старые знакомые, влюбленная парочка - Аня и Олег, которых с первого курса окрестили женихом и невестой. Они и правда подходили друг другу - высокий и статный темноволосый юноша, стройная и изящная брюнетка... Что и говорить, было чем любоваться.
   Весело переговариваясь и приветственно махая руками, они подбежали к Валерии, завидев ее еще от университета.
   - Привет байкерам! - крикнула девчонка, взмахнув черной гривой волос. На ее открытом плече красовалась татуировка в виде розы и дракона. Такая же была у ее парня - они решили скрепить свои отношения с помощью иглы татуировщика.
   - Привет, Анчик, - Лера спрыгнула с мотоцикла и обняла старую знакомую. - Я уже сто раз объясняла, я не байкер, как бы заманчиво это не звучало. У этих ребят особый стиль жизни, на который у меня нет ни времени, ни возможности.
   - Ой, да ладно тебе, - отмахнулась Аня. - Скромница. Знаем мы, как ты иногда целыми днями за городом гоняешь. Ты уже в курсе что произошло в универе?
   - А что? - Лера сделала вид, что ничего не понимает, а между делом добавила, - Привет, Олег.
   Парень в ответ помахал рукой, а Аня защебетала:
   - Все говорят, что там Иру Глазову убили. А как и кто - никто не знает. Ужас какой, правда?
   - Смотря, что подразумевать под "ужасом", - резонно заметила Лера, застегивая цепь на колесе. - Если то, что никто не знает как - так в этом я вижу только положительные стороны. Меньше знаешь, крепче спишь. А если то, что убили - пожалуй, можно согласиться, это совсем невесело.
   - Ну ты как всегда, а... - надула губки Аня. - Не скажешь, значит?
   - Анчик, ну откуда мне знать? - снисходительно произнесла Лера. - Зачем ты вообще веришь всяким сплетням?
   - Анютик считает, что ты все знаешь, - впервые подал голос Олег. - Анютик тебя, разве что, не боготворит.
   - Да ну тебя! - девушка толкнула парня в бок. - Просто я не встречала никого, похожего на нее.
   - Счастливая, - искренне вздохнула Лера. - И не дай Бог еще встретить. Вы, случайно, не в курсе, Жека тут?
   - Он с утра как в свой комп зарылся, так и не выходил, - сообщил Олег. Он учился с Женей в одной группе.
   - Как всегда, - Лера пожала плечами. - Он в своем репертуаре. Ладно, ребят, спасибо! Я побежала.
   - Давай, - кивнула Аня. - Ой, подожди, я спросить забыла! Я ведь это...
   - Твоя цепочка на полке, в коробке из-под печенья! - крикнула Лера, не оборачиваясь.
   Аня замерла с открытым ртом, потом поглядела на своего парня и восторженно произнесла.
   - Я же говорила, что она мысли читает!
   - Ага, а еще я умею перемещаться во времени, - Лера все-таки остановилась и в пол оборота произнесла. - Вот я еще вчера должна была сдать контрольную по химии, а она до сих пор лежит у меня на столе, хотя написала я ее три дня назад. Вопрос - куда подевался день? Ответ - я его перескочила.
   - Да ну тебя, - отмахнулась Аня.
   - Лер, ну объясни ты ей, как про цепочку догадалась, - умоляюще сказал Олег. - А то ведь она и так суеверная...
   - Сейчас она разочаруется раз и навсегда, - пообещала Лера. - Я сама положила туда твою цепочку, когда была у вас в гостях. И забыла тебе сказать. Ну, и, ясное дело, что теперь ты ее ищешь.
   - И все равно я не разочаруюсь, - Аня поджала губки. - Я бы и так не смогла.
   - Зато ты готовишь хорошо, - с улыбкой произнесла Лера. - Ладно, я побежала, еще куча дел.
   - Лер, ты на Бэль лу идешь? - послышался вдогонку вопрос Олега. - Жека собирается, и мы пойдем!
   - Поглядим, - на ходу отозвалась Лера.
   Она скрылась за тяжелой железной дверью в общежитие. Строгая тетя Клава, гроза гуляк и дебоширов, известная самому последнему двоечнику своей неподкупностью, хорошо относилась к Валерии Рижской. Можно сказать, с теплом и нежностью.
   - Здрасьте, тетя Клава, - Лера широко улыбнулась, предъявляя студенческий билет. - Я к Жене, решать задачу. Как ваш зуб? Не болит?
   - Ой, Лерочка, - тетя Клава тоже улыбнулась, но в ее рту не хватало уже пяти зубов, поэтому улыбка выходила своеобразная. - Ничего, вроде жив пока. Спасибо за заботу! Давненько ты сюда не заглядывала.
   - Да времени нет, теть Клава, - девушка протиснулась между тугим перегородками турникета. - Учеба, работа!
   - Понимаю, понимаю... - ласково сказала тетя Клава. - И я в свое время такая же была! Удачи тебе, Лерочка! Заглядывай почаще.
   Тетя Клава в душе была добрым человеком. Но ее бесили студенты. Вот такой парадокс. Студенты весь день сновали туда-сюда, требовали открыть и закрыть турникет, ругались, если он не работал. А что, тетя Клава виновата? Нет, виноват турникет и тот, кто его установил. Поэтому день ото дня раздражение копилось, и за годы работы превратилось в привычку. Вот Лера и разгадала этот парадокс. Она отнеслась к тете Клаве не как к вахтерше, а как к хорошему человеку, и тетя Клава подобрела для нее, сама того не замечая. Когда-то девушка помогла ей найти квитанции об оплате коммунальных услуг, необходимые для суда - тетя Клава тогда отстаивала свое право не платить за горячую воду, которой у нее, в общем-то, и не было. А бумаги потеряла перед самым судом, так что после того, как Лера нашла их, тетя Клава в ней души не чаяла. И делала для нее немыслимое исключение - разрешала остаться у друзей с ночевкой и даже брать с собой гитару!
   Вот и теперь студентка вспомнила про больные зубы тети Клавы, и женщина растаяла.
   В этом общежитии не было отдельно мужского и женского крыла - комнаты парней и девушек находились просто в разных концах коридора на каждом этаже. Двести тринадцатая комната расположилась ровно по центру, между правой и левой сторонами коридора. Так что, можно сказать, Жене повезло. Это место считалось самым козырным. Далеко от туалета, близко к девчонкам, под боком у своих.
   Лера постучала, но никто не отозвался. Тогда она просто толкнула ее, и вошла.
   Женя сидел спиной к двери, полностью поглощенный работой. Он уставился в экран мощного компьютера, на который копил года три, и, наконец-таки, месяц назад, скопил. Только этот "зверь" мог потянуть сложнейшую программу, которую программист готовил для международного конкурса. Мелкие доработки он делал на ноутбуке, который брал с собой в подвал.
   Взлохмаченная голова даже не повернулась, парень продолжал лихорадочно стучать по клавиатуре, набирая какие-то значки, крестики и нолики.
   Однако, сейчас он работал вовсе не над своей программой. Ее он уже закончил, и, кажется, только вечерами потихоньку исправлял и дополнял.
   - Что на этот раз? - спросила Лера, неслышно присаживаясь рядом.
   - Американская компания по производству жевательной резинки, - не поворачивая головы сказал Женя. - Защита у них будь здоров, но не на того напали! Я их сделаю.
   - Сочувствую им, - без особого сострадания произнесла Лера.
   Она улыбнулась, вспомнив, как Даша впервые познакомила "гениального хакера всех времен и народов" с такой же "гениальной сыщицей", решив убить двух зайцев и заполучить две неплохие статьи разом. Она и не догадывалась, что в детстве они играли в одной песочнице.
   С тех самых пор Лере запомнился его голос - немного гнусавый и оттого чуточку смешной, он всегда выделялся на фоне остальных голосов. Среднего роста, с вечно взлохмаченными темно-русыми волосами и отстраненным взглядом, он, к своим двадцати двум годам, обзавелся толпой поклонниц. Но к их глубокому разочарованию говорил, что его единственной любовью на всю жизнь останется компьютер.
   - А зачем тебе взламывать компанию по производству жвачек? Взломал бы лучше банк - глядишь, разбогател бы. Где логика?
   - Нет ее, - Женя не обернулся, продолжая отстукивать дробь по клавиатуре. - А уголовщиной я не занимаюсь. Не забывай, я еще и юрист, будущий прокурор!
   - Ага, рассказывай, - фыркнула Лера.
   - Ну ладно, пусть не прокурор. Но нафиг мне их банк сдался?
   - Правильно, нечего ерундой заниматься. Лучше приносить пользу людям.
   - Людям, говоришь, - Женя покосился на Валерию, не удержался и фыркнул. - Ладно уж, так и быть. Нашел я владельца этого счета. Точнее, владелицу - некая Зоя Наумова. А деньги переводил Антон.
   Лера похлопала друга по плечу и сказала.
   - Отлично! Я в долгу. А кто эта Зоя? Откуда, чем занимается?
   - Вот уж чего не знаю, того не знаю, - Женя обернулся и развел руками. - Одно могу сказать точно, она либо вообще не из нашего города и никогда здесь не была, либо приезжая.
   - Угу. А много переводил? Часто?
   - Да не сказать, чтобы очень... - Женя поджал губы. - Всего пару раз, и небольшие суммы.
   - Ладно... спасибо. А что может обозначать буква К рядом со счетом?
   - Не знаю, может чей-то инициал?
   Инициал. Валерия уже думала об этом, но в имени и фамилии Зои вообще нет буквы К.
   - Ну ладно, ты думай, а я пока продолжу, - Женя повернулся к компьютеру.
   - Жень, а может еще немного поработаешь на благо общества? - заискивающе спросила Лера.
   - А ты у нас будешь выступать от его, общества, лица? - уточнил парень.
   - Ага.
   Женя вздохнул и сдался:
   - Че взломать-то надо?
   - Да, страницу одного типа в соцсети.
   - Не вопрос, - стук клавиш, снова прекратился, и вихрастая голова повернулась к Лере с улыбкой до ушей. - Ща сделаем!
   Он свернул окошко со значками, и открыл нужную страницу.
   - Кого ломаем-то? - парень подвинулся, подпуская Леру к клавиатуре.
   - Сейчас... - она зашла к себе на страницу и открыла переписку с Белым Слоном. - Вот его.
   Женя пробежался взглядом по сообщениям и с круглыми глазами посмотрел на подругу.
   - Это чего такое?
   - Да спамит тут один... - уклончиво ответила Валерия.
   - Белый слон, - в слух прочитал парень. Но даже если теперь он и понял, почему его подруга угадала секретное слово Милы, ничего не спросил. Только скептически произнес. - Ну-ну... Ладно, сейчас посмотрим, что за перец.
   На то, чтобы взломать закрытую страницу "Белого Слона" у Жени ушло всего несколько минут.
   Но это совершенно ни к чему не привело. Аватарки не было, а вся информация - год рождения и родной город. Ни то ни другое никак не проясняло ситуацию. Год рождения указан 554, а город и вовсе странный - Больцано. Вместо информации о себе непонятные цифры. 554=0.
   - Ну, блин... - сквозь зубы разочарованно произнесла Лера. - И что это за ерунда?
   - Ничего удивительного, - пожал плечами Евгений. - А ты что, думала, тут будет его адрес, паспортные данные и свидетельство о рождении? Такие аккаунты, подруга, создаются для разового использования.
   - А можно как-нибудь узнать, кто его зарегистрировал? С какого IP адреса? Может, найдется еще один аккаунт этого же человека, или удастся вычислить, с какого компа отправляли сообщения...
   - Посмотрим, - Женя открыл очередную программу и забил туда длинный код.
   Пока он пытался выудить крупицы информации, Валерия откинулась на кровати и задумчиво осмотрела комнату. За полгода в ней ровным счетом ничего не изменилось - все те же потрепанные рок-плакаты на стенах, те же грязные тарелки и чашки на столе, коряжистый кактус рядом с компьютером, пара пружинных кроватей на кривых ножках. Только пыли стало поменьше - видимо, мальчишки повзрослели, и перестали цапаться из-за каждой уборки. Даже график на стену повесили - раз в месяц убирается Женя, потом Олег...
   На другом столе, возле кровати Олега, тоже стоял компьютер - не такой мощный, со стареньким процессором, но вполне пригодный для того, чтобы найти кое-какую информацию.
   Лера пересела за тот столик и нажала кнопку "пуск". Процессор загудел, напрягая все свои микросхемы.
   - Ну давай, миленький, включайся... - уговаривала Лера.
   Компьютер задумчиво повис, и загудел совсем как пылесос. Но экран просветлел, и Валерия облегченно вздохнула. Она открыла браузер, и стала ждать.
   Чтобы не терять времени, достала из кармана бумажку с банковским счетом и буквой К. До сих пор не удосужилась выложить ее дома.
   После внимательного осмотра, многозначительно кивнула своим мыслям, спрятала бумажку в карман и вновь посмотрела на экран.
   Пока компьютер думал над заданной задачей, в комнату вошел Егор, сокурсник Жени из соседней комнаты.
   - О, Лерка, - полусонно сказал он и подошел к шкафу с посудой. Достал оттуда чашку, заглянул в коробочку из-под чая. - Печально.
   Он вздохнул, обнаружив там всего один пакетик, и тот использованный. Но, делать нечего - пришлось заваривать его.
   - Жек, есть чего пожевать? - все так же сонно спросил гость.
   - Чипсы, - не глядя на него, ответил Женя.
   Егор поморщился и сказал.
   - Достали чипсы. Суп хочу.
   Он еще раз вздохнул и вышел из комнаты вместе с чашкой.
   - Надо как-нибудь вам супа сварить что ли... - задумчиво сказала Лера.
   После такого заявления Женя отвлекся от компьютера, покосился на подругу и испуганно сказал:
   - Не, лучше не надо.
   Лера пожала плечами - ну не хотят, как хотят. Это был тот случай, когда душевная доброта совершенно не сочеталась с кулинарным талантом.
   - О, ожил! - воскликнула она, когда, браузер, наконец, открылся. - Тэк-с, посмотрим... - Лера подключилась к вайфаю, так же взломанному Женей, и забила в поисковую строку "554 год".
   Поисковик выдал море результатов - школа N554, журнал мод N554, а по существу - всего несколько дат. Но и они ровным счетом ничего не давали.
   "Нарсес выиграл сражение с 70-тысячной армией алеманов и франков", - про себя прочитала Лера.
   - Жек, а кто такой Нарсес?
   - Издеваешься, да? - в пол оборота сказал парень. - У меня по истории тройка с натяжкой.
   Лера продолжила читать и узнала, что в 554 году произошла масса событий - например, Саяньбийское государство распалось на две части, а войска западной Вэй вторглись в Южный Китай для поддержки младшей Лян. Но там ничего не было сказано про белых слонов. И про синих тоже. Про любых. Так что Лера решила изменить запрос
   - Попробуем "Больцано". Кто ты есть?
   Поисковик ответил, что это небольшой итальянский городок.
   - Ну, хоть какая-то связь со слоном... - пробормотала Лера.
   Но больше ничего узнать не удалось. А через пять минут Женя откинулся на спинку стула и удовлетворенно произнес:
   - Можешь называть меня гением!
   Лера тут же оторвалась от бесплодных поисков и заглянула в компьютер друга.
   - Мне кажется, я ее где-то видел, - Женя с сомнением всмотрелся в круглое розовощекое лицо девушки на фото.
   - Конечно, - растерялась Лера. - Это моя однокурсница, которую вчера... У которой вчера возникли неприятности. Ира Глазова. Зачем ты показываешь мне ее страницу?
   - Зачем? - Женя даже обиделся. - Так это и есть твой "Белый Слон".
   - Что?! - Лера едва не свалилась с кровати. - Почему ты так решил?
   - Потому что ее страница и страница Белого Слона создана одним человеком.
   - Но как ты можешь быть уверен, что это именно она писала от имени "Белого Слона"? - Лера, как завороженная смотрела на улыбающуюся круглолицую Ирочку.
   - Ну, этого никто наверняка не скажет, - Женя закрыл страницу и посмотрел на подругу. - В оба этих профиля заходили с одного и того же компьютера раз десять за последние три дня.
   - Ничего не понимаю... - Лера растерянно опустилась на кровать и зарылась лицом в свои волосы. - Сначала она зачем-то пишет мне со своего компьютера под ником Белый Слон, а потом её находят мёртвой...
   - Что?!
   Теперь уже Женя едва не упал со стула.
   - Так это правда, в нашем университете убили студентку?
   - Да, - Лера поняла, что уже нет смысла что то скрывать. Все равно проболталась. - Только это секрет. И о нем не должен знать никто.
   - Тоже мне, секрет. О нем же весь универ знает! Только я думал, это сплетни...
   - Вот и правильно. Пусть все так думают
   Лера просительно посмотрела на Женю, и он понял все без слов.
   - Понимаю. Могила! Ты же меня знаешь...
   - Да, - улыбнулась Лера. - И поэтому не скрываю от тебя ничего.
   - И ты расскажешь мне, отчего так испугалась, когда узнала что Ира и твой "Слон" одно лицо?
   - Ну... - Лера поправилась, - почти ничего.
   Женя усмехнулся, но не стал расспрашивать. Он вообще никогда не лез в чужие дела, если друзья не хотели рассказать все сами.
   - Странно... - повторила Лера, но уже просто так, рассуждая вслух. - У нее нет ни брата ни сестры, живет она с мамой, которая почти не пользуется компьютером.
   Она встала и принялась ходить по комнате. Неизвестно, какими путями двигались ее мысли, но она вдруг остановилась, и набрала чей-то номер. Не дождавшись ответа, попросила:
   - Жень, а можешь мне пробить еще один телефончик?
   - Диктуй! - парень крутанулся на стуле и приготовился забить номер в программу.
   - Восемь, девятьсот тридцать ... - принялась диктовать Лера. Это был номер торговки косметикой.
   - Ее зовут Люся, - добавила девушка.
   Женя быстро забил номер в программу, но это не дало результатов. Правда, в конце концов, он кое-что нашел.
   - Гляди.
   Лера посмотрела на страницу какой-то женщины с сайта знакомств. Минимум информации, но указаны контактны. Е-mail и тот самый телефон, по которому она только что пыталась дозвониться. Никнейм - Люся-солнышко.
   - Это она. А адреса нет? - Лера пролистала страницу, но больше ничего не нашла. - А то она на звонки не отвечает.
   Женя наморщил лоб и покачал головой.
   - Ну ладно... - подумав, сказала Валерия. - Посмотрим.
   Она внимательно рассмотрела фотографию женщины лет сорока на вид, светловолосую, голубоглазую и упитанную. Сильно упитанную, возможно, даже, переупитанную. Соломенные - не по цвету, а по качеству - волосы с кошмарной химией придавали ей сходство с куклой. Но не с барби, а этакой деревенской, тряпичной.
   По-видимому, Люся наложила на себя всю косметику, которой торговала. Несомненно, она считала, что сбросит пару-тройку годков, но получилось как раз наоборот. Ей можно было дать лет пятьдесят, хотя Лера догадывалась, что это не так.
   В руках Люся держала сумку с вышитыми гламурными нотками. Фотографию сделали на фоне обоев в цветочек, засаленных и старых, так что даже фотошоп не поправил дело. В углу виднелось темное пятнышко с обугленными краями, а один из цветочков был когда-то оторван, и затем приклеен снова.
   Лера вдруг резко отвернулась от экрана и уверенно сказала:
   - Вечером приду на Бэль Лу.
   - Классно... - немного опешил Женя. - А с чего вдруг так резко решила?
   - Там будет кое-что интересное, - таинственно произнесла девушка. Что-то явно ее взволновало, но, рассказывать, что именно, она не собиралась. - И теперь - последнее дело. Можешь извлечь информацию?
   Она достала из сумки маленькую черную вещицу и протянула Жене.
   - А ты что, разучилась флэшки в комп вставлять, - неуклюже пошутил парень. Ему совсем не нравилось то, что происходило. Он заподозрил, что Лера ввязалась в какое-то нехорошее дело, но знал, что объяснений не дождется. Все, что было в его силах - помочь ей.
   - Здесь код. Думаю, тебе на один зуб.
   Так и вышло. Женя быстро взломал шифр, и открыл содержимое единственного файла. Оказалось - там фотографии. Обычные семейные фотографии за разные годы, когда еще жив был сын Милы, где Крымовы путешествовали и отмечали семейные праздники. Вот они вместе в горах - судя по подписи, на Алтае. На другом фото - всей семьей во Франции. А вот Антон путешествует один, стоит на краю обрыва, в горах Тибета. Вот Мила в санатории вместе с сыном - счастливая и цветущая, какой ее еще помнила Валерия.
   - Значит, это хранилось в шкатулке? - Женя притих и медленно щелкал мышкой, перелистывая фотографии.
   Лера не ответала. Она смотрела на экран, стараясь не упустить ни одной детали.
   Вот снова Мила, зеленоглазая красавица вместе с мужем и сыном. Фото было сделано три года назад, когда приехала Иванна. А здесь - семейный праздник, накрытый стол, гости...
   - Стой! - почти крикнула Лера. - Останови!
   Женя перестал листать и с удивлением посмотрел на подругу.
   - Что ты там увидела?
   Лера промолчала. Она рассмотрела среди толпы гостей знакомое лицо. Серое, неприметное. Такое, как у человека, с которым она столкнулась вчера в университете.
   - Можешь увеличить и сделать его фото отдельно? - Лера указала на человека.
   - Женя сделай то, Женя сделай это, - беззлобно проворчал парень. - А как что объяснить, так это потом.
   - Да. Потом. Узнаешь его?
   - Нет.
   Женя вздохнул, но выполнил просьбу. Еще несколько фотографий заинтересовали Валерию - на одной Антон стоял с тем самым человеком, но фото было сделано так, словно фотограф сидел в засаде. Неровное, с кучей ненужных деталей и чем-то темным на переднем плане. И все-таки можно было разглядеть, что Антон разговаривает с серым человеком. На руке "серого" виднелся браслет - неприметная, но единственная выделяющаяся деталь. Тоже серый, он был сплетен в виде цепочки и оплетал темный камень. И еще одно фото совершенно отличалось от остальных. По краям, как рамка, проходили темные полосы, а в центре лежал маленький кулон в виде серпа или полумесяца, сфотографированный на столе.
   - Я смогу просмотреть эти фотографии дома? - уточнила Валерия, закончив просмотр.
   - Смотри, где захочешь. Пароль я убрал.
   - Отлично. А как насчет плёнки с автоответчика?
   - Получите, распишитесь, - парень с шумом открыл ящик стола и протянул Лере ленту с записью. Она была чистенькой и почти целой - только в некоторых местах не удалось её склеить. - Можно слушать.
   - Ты гений. До встречи, мне пора бежать!
   С этими словами девушка забрала флэшку и выбежала из комнаты.
   От общежития она направилась прямиком к одному из свидетелей. А именно - к Дмитрию Груздеву, работнику лодочной станции, который жил неподалеку от университета. Но до этого забежала в местный магазинчик, распечатать пару фотографий.
   Ей не пришлось долго блуждать по городу в поисках нужного дома. Проехав всего пару кварталов, она оставила байк у подъезда пятиэтажки и поднялась на второй этаж.
   С другой стороны двери послышались шаркающие шаги и дверь неторопливо открылась.
   Груздев оказался невысоким мужчиной с приятным лицом, но слишком большим носом, придающим сходство с персонажем из мультфильма "Карлик-нос". На пояснице топорщилась большая рыжая грелка-клизма, а шея пять раз обмотана красным шерстяным шарфом.
   Мужчина раскашлялся в кулак, протер слезящиеся глаза и, прищурившись, посмотрел на гостью.
   - Здравствуйте, - сегодня его голос хрипел еще сильнее, чем при телефонном разговоре. - Вы - Валерия?
   - Да, - Лера быстро оценила ситуацию и сделала выводы. Теперь она была уверена - этот человек не причастен к убийству Милы. Один из подозреваемых вычеркнут. - Извините, что без звонка. У меня мало времени.
   - Проходите, - кивнул мужчина. Шаркая тапочками и кутаясь в меховой халат, он посторонился. - Обувь можете не снимать. Извините за мой вид... Стыдно появляться перед дамой в таком состоянии...
   - Ничего, - равнодушно произнесла Валерия, перекладывая мотоциклетный шлем в другую руку.
   Она прошла через короткий коридор в просторную гостиную, бросила шлем на диван и села рядом. Мужчина опустился в кресло напротив и снова закашлялся.
   - Скажите, - Лера решила не тянуть и начала с главного. - У вас морская болезнь, ведь так?
   - Да, - Груздев так удивился, что даже перестал кашлять. - Вы врач?
   - Простейшая теорема, - сыщица послучала пальцами по шлему. - Вы не ездите на общественном транспорте, избегая укачивания; вы держите на работе мятные леденцы, которые, уходя, не взяли с собой. По-видимому, они помогали вам не столько от боли в горле, сколько от тошноты при виде качающихся лодок. Есть еще и внешние симптомы, такие как бледность, мешки под глазами - но их можно списать на простуду. Первых двух признаков вполне достаточно для диагноза.
   - Что ж, вы настоящий знаток своего дела, - Дмитрий наклонил голову на бок, - Так, вы сказали, что вы частный детектив? Я читал о вас статью... не думал, что девушка вроде вас возьмется расследовать убийство.
   - Вроде меня? - Валерия вопросительно приподняла бровь.
   - Нет, вы не подумайте... - растерялся Груздев. - Я не в плохом смысле. Просто это опасная работа для столь... юной и беззащитной барышни.
   - Полностью согласна. А для меня - в самый раз, - Лера невозмутимо перекинула ногу на ногу. - Давайте перейдем к делу. Скажите, как звали человека, который перегнал лодку для Крымовых на другой берег?
   Мужчина побледнел так, что, казалось, сейчас сольется со штукатуркой на молочной стене. Он покачнулся, несмотря на то, что сидел в кресле.
   - Они отплыли со станции.
   Голос его прозвучал так тихо, что Лера едва расслышала слова.
   - Вы не умеете лгать, - она посмотрела мужчине в глаза, которые он упорно пытался спрятать. - Мне известно, что Антон приходил к вам девятнадцатого числа и договорился, что вы разрешите ему взять лодку просто так, по старой дружбе. Вы согласились, тем более, что нашелся человек, который предложил вас прикрыть и оплатить прогулку с одним условием...
   - Это Антон вам рассказал? - с горькой иронией спросил Дмитрий, закрыв лицо руками. - Он ведь дал слово... Никому нельзя верить...
   - Не спешите с выводами, - Валерия почувствовала, что может потерять нить разговора. Чего доброго, сама себя накрутит, разжалобится, и не сможет внятно допросить свидетеля. - Антон ничего мне не говорил. Я продолжу?
   Она собралась с мыслями и произнесла.
   - Вы боялись, что могут возникнуть проблемы с Никифором, сторожем на лодочной станции. Он вряд ли согласился бы пропустить "зайцев". Поэтому вы ухватились за предложение, которое сделал незнакомец, предложивший оплатит прогулку на лодке. Возможно, он был не один, а со спутницей. Половину времени они хотели плавать сами, а вторую половину решили "подарить" Антону и Людмиле. Сами вышли на другом берегу, а в лодку сели супруги Крымовы. Видимо, этот человек обосновал все очень убедительно, раз вы согласились. Антон и Мила отплыли с левого берега, тогда как лодочная станция находится на правом. Меня очень интересует имя этого неизвестного человека и его спутницы.
   - Если хозяин узнает, меня уволят... - вымолвил Груздев, опустив голову. -Николай Михайлович не знает, что клиенты отплыли с другого берега. Дед Никифор думает, что в лодку сели Крымовы, но это были другие люди.
   - Тогда почему же он опознал их по фото?
   - Никифор? Да он и мать свою не опознает, подслеповатый крот! Цвет волос дамы был такой же, как у жены Антона, вот и перепутал, старый пень. А у меня... я... - Груздев замялся. - Если бы я рассказал, как все было, могли возникнуть проблемы... Меня вполне могут привлечь, как сообщника...
   - Но вы понимаете, что так оно и есть? - холодно спросила Лера. Почему-то ей было совсем не жаль напуганного свидетеля. - Это вы помогли убийце осуществить задуманное.
   Дмитрий с ужасом посмотрел на Валерию, словно она сама собралась воткнуть в его сердце нож.
   - Нет...
   - Это вы дали ему возможность спрятаться в лодке и убить ни в чем не повинную женщину...
   - Нет...
   - А ее мужа теперь обвиняют в этом страшном преступлении. И все потому, что вы испугались, и вовремя не сообщили полиции о своем должностном преступлении.
   Лера жестко закончила монолог, а Груздев весь покраснел, покрылся испариной и в последний раз крикнул:
   - Нет! Это не я! Я не виноват! Я... я... я не хотел... Неужели ничего нельзя исправить?
   Он до того перепугался, что задрожал, как осиновый лист. На крупном носу повисла капелька пота.
   - Еще можно спасти одну невинную жизнь, - тихо сказала Лера. - Идите в полицию, расскажите все. Скорее всего вам ничего не грозит.
   - Я... я не могу, - просипел Дмитрий. - Нет. Нет! У меня... морская болезнь, и... и... он меня убьет.
   - Что? - Лера не поверила своим ушам.
   - Он меня убьет, - как-то спокойно сказал Груздев. - Если он расправился с женщиной, то не захочет оставлять в живых свидетеля.
   Девушка мельком взглянула на часы, и поняла, что время действительно поджимает. До Бэль Лу осталось всего два часа, а до этого надо успеть разгадать еще одну часть загадки "голоса". Ту часть, которая должна открыть имя убийцы или жертвы грядущего преступления.
   - Послушайте... - она вдохнула поглубже и собралась с силами, чтобы сказать. - Я обещаю, все останется в тайне. Ни полиция, ни ваш начальник ничего не узнают. ПО крайней мере, пока в этом не возникнет острой необходимости. Просто расскажите, как все было. Возможно, тот человек и есть настоящий убийца.
   Груздев растерянно посмотрел на свои потные пальцы, и произнес:
   - Я не знаю, откуда вам все это известно... Но я вам верю, верю что Антон ничего не рассказал. Иначе бы полиция задала мне эти вопросы раньше вас. Но вы должны сдержать слово... После того, как я все расскажу. Полиция ничего не узнает.
   - Да.
   Лере тяжело дались две эти буквы. Д-а. Да, теперь она не расскажет полиции ничего. Если бы было немного больше времени, она бы нашла способ убедить этого трусливого лодочника признаться. Но времени нет, а значит придется действовать самостоятельно. А Антону придется еще немного посидеть в камере, пока Валерия не выяснит имя настоящего убийцы. Если только не оправдаются худшие опасения.
   - После того, как Антон попросил меня организовать лодочную прогулку, на станцию пришел человек. Он назвался другом семьи и сказал, что хочет помочь двум голубкам вернуть прошлые чувства. Так он сказал. Я еще тогда засомневался, что он действительно друг. Если бы они с Антоном общались, ему было бы известно, что у Крымовых с чувствами полный порядок. Антон просто хотел немного отвлечь жену от печальных воспоминаний. Но я согласился сотрудничать с незнакомцем. Он оплатил всю стоимость трехчасовой прогулки. Сказал, что будет плавать час со своей любовницей, потом перегонит лодку на другой берег и передаст ее Антону.
   - И вас не заинтересовало, зачем ему это? - спросила Лера. В ее голосе сквозил металл.
   - Отчего же, в первую очередь я спросил об этом. И ответ меня устроил. Человек сказал, что не хочет встречаться с Николаем Михайловичем, нашим начальником. Якобы, жена Михалыча и есть любовница этого человека. А ведь в назначенный день Михалыч должен был приехать на станцию как раз к десяти. Этот тип со своей женщиной не хотел попадаться ему на глаза. Я не стал вдаваться в подробности. Правда, этот мужчина просил не говорить о нем Антону, потому что они, якобы, недавно поссорились, и Крымов не примет от него помощи. Поэтому я просто велел Крымовым сесть в лодку на левом берегу, не объясняя, как она там оказалась.
   Лера молча посмотрела на Груздева. В ее взгляде читалось лишь равнодушие, и, возможно, жалость. Возможно.
   Он согласился на все это только ради собственной выгоды - не выглядеть в глазах Антона трусом, и в то же время не попасться на "зайцах". Любой нормальный человек понял бы, что это предложение не принесет ничего хорошего. Уже одно то, что незнакомец просил не говорить о нем Антону... А знал ли Антон этого таинственного благотворителя?
   - И как же вы поверили ему? - хриплым голосом спросила Валерия после долгого молчания.
   Груздев отвел глаза, в которых промелькнул стыд. Но тут же он поднял голову и выкрикнул:
   - А почему я должен был ему отказать? Я не ясновидящий! И мне не нужны проблемы, ясно? Вы можете осуждать меня, сколько хотите, мне все равно. Оставьте меня в покое!
   Лера молча наблюдала за ним и поглаживала шлем. Груздев стушевался, и в глазах снова промелькнул страх. Страх, что Лера все расскажет полиции. Страх, что она подумает о нем плохо. Страх, быть подлецом в глазах других. Все, что он ощущал по жизни - это страх.
   - А если бы он просто украл лодку? - наконец, спросила Лера, чтобы прервать молчание. - Ведь, я так понимаю, паспорта в залог он не оставлял?
   - Нет, - Груздев утер большим пальцем нос и осмелился посмотреть в глаза. - В залог он оставил деньги, и предъявил Никифору какие-то документы, в которых было указана фамилия Крымова. Но я поверил этому человеку еще и потому, что он показал алтайский браслет-оберег... Два года назад Антон ездил со своим близким другом на Алтай, и сам рассказывал, что они привезли оттуда два браслета. Я видел один оберег у Антона, и точно такой же показал мне тот мужчина.
   Последнее предложение Груздев произнес с облегчением, словно нашел себе оправдание.
   - Как выглядят эти браслеты?
   - Знаете, такие занятные вещицы, - Дмитрий встал с кресла и прошелся по комнате. - Похожи на цепочки, но на самом деле сплетены из волокон, а в центре - камень, который по поверью приносит удачу.
   - Случайно, не такой? - Лера достала фотографии, которые распечатала перед тем, как приехать к свидетелю.
   Груздев подошел и взял фотокарточку, на которой Антон разговаривал с серым человеком.
   - Похоже немного... Да, браслет точно такой. А вот мужчина был другой.
   - И как звали того мужчину?
   - Он не представился, - Дмитрий вернулся на прежнее место, и уже не дрожал так сильно. - Да и примет особых не было. Лет сорок, темные волосы, карие глаза. Вообще зацепиться не за что.
   - Зацепиться за что-то можно всегда. А он, случайно, не хромал?
   - Нет, - удивленно произнес Груздев. - Точно, нет. Нет, я уверен, потому что буквально за час до вашего прихода снова видел его...
   - То есть, он приходил к вам домой? - удивилась Валерия.
   - Упаси Боже! Конечно, нет! - от подобной мысли Груздев побледнел. - Я выходил в аптеку, и заметил его на углу улицы. Он кого-то ждал.
   - И вы уверены, что это был тот самый человек?
   - Абсолютно! Он не заметил меня, а я решил не испытывать судьбу и вернулся домой...
   Лера резко сжала подлокотник дивана и процедила сквозь зубы.
   - Так почему же вы не позвонили полицию хотя бы теперь? Возможно, сейчас за решеткой находится невиновный человек, которого вы могли спасти...
   - Тогда мне пришлось бы объяснить почему я разрешил ему взять лодку, - Дмитрий отвел взгляд. - Я уже говорил, мне не нужны проблемы!
   - Что ж. Может быть, у него есть родинка на щеке, или шрам?
   - Я не разглядывал его так внимательно, - хрипло отозвался Груздев и усмехнулся. - Меня больше женщины привлекают.
   - В таком случае, опишите мне его спутницу.
   Дмитрий задумался и посмотрел в потолок.
   - Красивая, стройная, блондинка. Больше не знаю что сказать. Но женщина шикарная, ухоженная, о такой любой мужик мечтает.
   - Не густо, - Лера встала и взяла шлем. - Я не буду желать вам скорого выздоровления. Вы поправитесь, когда сделаете правильный выбор. И, кстати, слово свое я держу. Однако, поступлюсь им, если не останется другого способа спасти Антона.
   И она ушла, скупо попрощавшись с растерянным хозяином квартиры.
  

Глава 7, или

Серые мышки, черные кошки

  
   22 апреля, 2013 год
  
   День проносился стремительно, а Лера решительно ничего не успевала. До концерта Бэль Лу оставалось от силы полтора часа, а нужно еще успеть съездить на улицу Набережную, где внук покойной Антоновой не раз встречал Крымова. Возможно, удастся выяснить что Антон там делал .
   Набережная располагалась отнюдь не на берегу реки, как можно было подумать. От неё до Толокнянки - маленькой мутной речки - пешим ходом не меньше десяти минут. Название же улица получила потому, что ближе неё к водотоку не было ни одного переулка - только сады. И не обычные огороды, а настоящие сады, огороженные высокими заборами.
   Это самый богатый район в городе. Этакая местная Рублевка.
   Лера лишь однажды приезжала сюда, когда выполняла заказ Аркадия Шильца - отца своей одногруппницы, Вики. За поиски машины он заплатил неплохо, но больше Валерии не приходилось работать с людьми его круга. У нее бывали обеспеченные клиенты - иначе не разъезжала бы она на харлее - но почти все они были из других городов.
   Девушка не знала что ищет . Этот район состоял из трёх параллельных улиц, сыщица приехала на крайнюю из них. Шильц жил на соседней и дома там были на порядок скромнее.
   Меж высоченных особняков Лера чувствовала себя не в своей тарелке. Вместе с круизером девушка жалась к оградам и розовым кустам. В воскресенье элита города N отдыхала, и улица была пуста. Только из-за некоторых заборов доносилась музыка и нетрезвые голоса, из-за других на нее недобро косились охранники.
   Девушка прошлась вдоль незнакомых домов, но не нашла ничего интересного. Только она собралась уехать, как в начале улицы появился человек. Он не спеша брел ей навстречу, но еще не видел Леру из-за кустов. Валерия же тихо двинулась ему навстречу, держась между подстриженными кустарниками и каменным забором. Но на ее пути встали непроходимые заросли невесть откуда взявшегося шиповника.
   - Блин, - тихо выругалась Лера, ворочая тяжеленный байк. Но выйти на дорогу не успела. Теперь она почти поравнялась с человеком и с каким-то отстраненным удивлением узнала в нем "серого", с фотографии.
   Он не обращал внимания ни на нее, ни на дорогу, потому что увлечённо рассматривал маленькую вещицу, лежащую на ладони. А Лера поспешно нырнула обратно в кусты. Пришлось прижаться к самому забору, чтобы остаться незамеченной.
   Серый человек выглядел точно так, как на фотографии и в университете, когда Лера столкнулась с ним в день экзамена по высшей математике. Та же одежда, тот же странный пустой взгляд. Кажется, его настолько увлекло занятие, что он не заметил бы и оркестр у себя под носом. Вещица, которая так сильно заинтересовала "серого" была так мала, что Валерия не сумела разглядеть ее. Она решила подобраться поближе, в попытке рассмотреть хоть что-то. Послышался тихий треск, и на джинсах образовалась дыра. А пара ниточек осталась на ветке шиповника, за которую зацепились джинсы.
   Девушка затаила дыхание, а серый человек, каким бы ни выглядел сосредоточенным, обернулся даже на этот небольшой шорох. Но слежки не заметил. Зато Валерия успела разглядеть, что его глаза покраснели и немного слезились, словно он долго тер их ладонью.
   Вещицу незнакомец сжал в кулаке, так что Лера не сумела рассмотреть ее и теперь. Возможно, конспирация была бы нарушена, но в этот момент серого человека окликнули.
   - Константин!
   Девушка не успела заметить из какого дома вышел высокий пепельноволосый охранник - он подошел к серому человеку и сказал.
   - Вас ожидают.
   - Отлично, - серый в последний раз оглядел улицу и отправился следом за охранником. Лера боялась выйти из кустов, и выждала еще несколько минут, прежде, чем продолжить путь.
   Отдышавшись, она выкатила байк на дорогу, задумчивым взглядом окинула ту часть улицы, куда ушли мужчины. Ей не удалось заметить в каком доме они скрылись, но была почти уверена, что знает, где их найти.
   Домой Лера заскочила всего на десять минут: погуляла с Арчи, заглянула к Антонине Федоровне, и отправилась в дом Крымовых.
   Входная дверь тихо открылась, но Рижская решилась зайти не сразу. Вдруг там снова скрывается неизвестный? Еще того лучше - зайдет, а там труп. А что, за последние два дня произошло столько странного, что Лера бы ничему сейчас не удивилась.
   Брр. Глупости.
   Девушка мотнула головой и зашла. Корицей здесь больше не пахло. И в шкафу никого не оказалось.
   И вот он, заветный телефон. В руках - пленка с автоответчика. Осталось установить ее, нажать на кнопку, и...
   - Я жду. Когда ты выполнишь обязательства? - прозвучавший голос звенел, как натянутая струна. Лера узнала его - это был голос "серого человека", Константина. Только на этот раз в нем звучала неприкрытая угроза. - Думаешь, так просто - взял и ушел? Нет. Я жду.
   Сообщение датировалось двадцать первым ноября две тысячи двенадцатого года. То есть, было записано почти пол года назад.
   Следующая запись оказалась отнюдь не сообщением. Видимо, Антон записал разговор.
   - Здравствуй, - приятный и вкрадчивый женский голос заставил Валерию насторожиться. Она уже где-то слышала его - только где? - Как поживаешь, Антон? Я звоню напомнить о нашем маленьком дельце.
   - Провались ты к черту, вместе со своими делами! - раздраженный, почти яростный голос Антона заставил Валерию вздрогнуть. - Ты обещала! Обещала, что остановитесь, что она будет последней!
   - О чем это ты? - с вкрадчивым удивлением поинтересовалась женщина. - Не понимаю. Ты ведь обещал, неужели обманешь даму? Я могу и по-другому... Значит так. Варианта у тебя три, и ты их знаешь. И один из них совсем не обрадует тебя.
   - Тварь! Ей Богу, я убью тебя. Убью!
   На другом конце провода послышался смех, и разговор оборвался.
   Валерия слушала совершенно бесстрастно, только загнула палец, что-то отсчитывая. Сама себе кивнула, и продолжила слушать.
   Третье сообщение оказалось частично оборвано. На это раз голос так удивил Валерию, что она не сумела скрыть удивления. Голос принадлежал Иванне.
   - Антон, нужно встретиться. Это важно. Если ты снова не ответишь, знаешь сам...
   Сообщение оборвалось. Оно датировалось 13 марта этого года.
   Но когда запись законичлась, Валерия уже была спокойна. Теперь она знала ответ на главный вопрос - дело оставалось за малым. Поговорить со следователем. И узнать значение той части фразы, которая касалась цепи... впрочем и про это Валерия уже догадалась, только не спешила озвучить свои мысли. Но она доверила их своей записной книжке.
   После этого Лера достала сотовый и набрала номер Жени.
   - Привет... - извлекая пленку из телефона, сказала девушка. - У меня к тебе срочное дело - пожалуйста, посмотри в интернете информацию о некоем Лунном колье. Да, так и называется. Нет, не объясню. Ок, до встречи!
   Конечно же, Женя согласился помочь, хотя девушка и не сказала, зачем ей вдруг понадобилось узнавать про какое-то колье.
   А сейчас настала пора выполнить обещание, данное другу. Отправиться на концерт Бэль Лу, где должно произойти кое-что интересное. Возможно, подтвердится или опровергнется одна из версий об убийствах.
   Лера забежала домой, прихватила газеты, которые добыла Даша, и выкатила из-под навеса байк.
   Правда, не успела она завести мотор, как из окна второго этажа вылетел бумажный самолетик. Он выскользнул, словно по невидимым рельсам, задрал кверху клетчатый нос, и плавно съехал вниз по воздушной горке, угодив Лере под ноги.
   Молодая травка заволновалась, согнувшись под его тяжестью, но тут же с облегчением заколыхалась на легком ветерке. Лера подняла послание и посмотрела наверх. В окне промелькнула довольная мордашка Сени: рот до ушей, на шее висит бинокль, а на глазах черные очки.
   Лера показала большой палец, а про себя улыбнулась, сжала под мышкой шлем и развернула послание.
   Детским почерком там были старательно выведены слова.
   "ВсЁ чисТа! К доMу нЕ кто ни падхадил! ТолЬка коШкА Мурка и 5 вароБьеФ!".
   Лера снова взглянула наверх, но Сеня куда-то убежал.
   Она сунула бумажку в карман, и завела мотор. Байк послушно заурчал, как большой кот, а Валерия перекинула сумку через плечо, прижала волосы рукой и надела шлем.
   Тяжелый ботинок надавил на газ, и круизер неторопливо тронулся с места.
   Машин и прохожих на улице было мало, зато в парке количество любителей рока увеличивалось в геометрической прогрессии. Тут и там галдели компании парней и девчонок, парочки прохаживались по аллее влюбленных, рокеры постарше толпились ближе к сцене, возле пивных ларьков, а офисный планктон, переодевшись в косухи и кеды, занимал места на скамейках у фонтана.
   Валерия едва отыскала место для своего круизера - на краю площадки, сплошь занятой байками. Без особого удивления обнаружила, что Пес тоже приехал на любимом харлее. Таком дорогом, что Лере пришлось бы пахать целую вечность, чтобы на него заработать. И если бы она сумела это сделать, лет этак, через сто - ни за что не оставила бы драгоценного зверя без присмотра. Да что там - она бы и сесть на него побоялась.
   Немного осмотревшись, и стараясь не попадаться никому на глаза, девушка отыскала тихий уголок, чтобы изучить газеты. Так вышло, что единственным таким местом оказался парковый закуток, где убили Антонову.
   Правда, это ничуть не смутило Валерию. Она спряталась от любопытных глаз за деревьями, присела на старую скамейку, и достала прессу города N.
   На этот раз она точно знала, что ищет. Отыскав раздел "ваша почта" в старом номере, Лера выписала в блокнот следующие строки:
   Мне снилось: мы умеpли оба,
   Лежим с успокоенным взглядом,
   Два белые, белые гpоба
   Поставлены pядом.
   Слова ни о чем ей не говорили. Относится ли это к уже случившимся убийствам, или к тому, что скоро произойдет? Лера не знала, но даже среди окружающей суматохи и веселья она почувствовала себя неуютно. Вся эта "игра" слишком напоминала плохой фильм ужасов.
   - Два белые, белые гроба... - пробормотала она, перечитывая строки.
   Нет, ничего.
   Из газеты, которой еще только предстояло выйти на этой неделе, Лера выписала третье четверостишие:
   Бесшумно ходили по дому,
   Не ждали уже ничего.
   Меня привели к больному,
   И я не узнала его.
   - Больного... не узнала... - Лера бормотала строки и смотрела перед собой, в другое измерение, мысленно возвращаясь к каким-то событиям.
   - Больного не узнала. Не узнала. Больной... зависимость - это болезнь. Ну конечно!
   Валерия вскочила со скамейки и возбужденно прошлась туда-сюда, повторяя строки, так, чтобы они вклеились в память.
   - Карррр! - резко прозвучало у нее над головой.
   - Ты?! - Лера замерла, глядя на ворона. Ей показалось, он усмехается. Но, конечно же, только показалось. - А ну кыш отсюда, мерзкая птица!
   Ворон и не подумал улетать. Он уставился на девушку и злобно щелкнул клювом.
   Тогда Валерия подняла с земли камень и запустила в дьявольскую птицу.
   - Хррр! - обиженно закричал ворон, захлопал крыльями, и тяжело взлетел. Камень сбил сухой сучок, едва не задев крыло.
   А Лера проводила ворона взглядом, ей стало совсем не по себе. Несмотря на то, что на ней была теплая куртка, мороз пробежал по всему телу, и девушка поежилась.
   - Нет, - она упрямо тряхнула головой и топнула ногой. - Нет! Я тебя не боюсь.
   Она еще раз осмотрелась, но рядом никого не оказалось. Взгляд упал на кусты, в которых нашли платок Жиля. Сейчас на этом месте лежал отломленный сучок, сбитый камнем.
   - Ну конечно... - вдруг выдохнула Лера. - Жиль не виноват! Он не был здесь в тот день.
   Сделав такой вывод, девушка спрятала газеты в сумку и отправилась в центр парка, где должна была встретиться с Женей и Дашей. По дороге она позвонила подруге.
   - Даш, ты уже договорилась с психотерапевтом? Согласился? Отлично, я в тебе не сомневалась! На завтра... Хорошо, а где ты сейчас? Ага, отлично, я буду ждать у памятника!
   Надо сказать, что памятник - это и было то самое "их" место, место встречи трех друзей. Именно там Даша познакомила Леру и Женю, когда писала про них статьи. Да и сама она тогда впервые узнала Женю ближе. С Лерой они познакомились за год до этого, когда та помогла журналистке отыскать потерявшегося котенка.
   С тех пор друзья всегда встречались возле этого памятника неизвестному то ли поэту, то ли прозаику. Но совершенно точно - писателю, потому что в руках он держал блокнот с пером, нос у него был чисто Гоголевский, а курчавые волосы напоминали о родоначальнике русской поэзии.
   Дорога к памятнику вела как раз через ту полянку, где Арчи поймал Жиля, учуяв запах платка. И сейчас на этой полянке прямо по молодому газону ходила женщина арабской внешности - густые черные, почти идеально прямые волосы, такие же черные брови, темно-синие глаза и алые губы. Она производила впечатление этакой роковой красотки лет тридцати. Фигуру облегало легкое черное пальто с приколотой к воротнику голубой брошкой. И сейчас эта красотка была занята тем, что искала что-то в траве. Она поминутно озиралась, однако, Леру, стоящую за широким стволом липы, не заметила. Только когда девушка открыто направилась к ней, женщина отвлеклась от поисков, выпрямилась и смерила Валерию взглядом. Не презрительным, не напуганным, не гордым - нет, скорее, оценивающим.
   - Вы... - оказавшись лицом к лицу с женщиной, Лера с изумлением поняла, что знает ее. Что-что, а лица девушка запоминала хорошо. Да, она могла пройти мимо знакомого, не заметив его, не поздоровавшись - если находилась в своем измерении мыслей и логики. Но никогда она не забывала однажды увиденное лицо.
   Презрительная складка в уголке губ. Плавный изгиб бровей. Крупный, но изящный нос. Это была она - Инна, соседка Нины Стефнидовны с нижнего этажа. Только вчера она была блондинкой с волосами до лопаток в амплуа ночной бабочки, а сегодня стала жгучей брюнеткой с локонами ниже поясницы и достоинством королевы.
   - Инна, - сказала Лера уверенно. - Но как вы...
   - Меня зовут Зоя, - женщина сузила глаза и пронзительно посмотрела на Леру. - Ты меня с кем-то спутала, девочка.
   А еще - это та самая женщина, чей голос звучал на пленке с автоответчика. Теперь сомнений не осталось.
   - Ну что же, - Лера ответила прямым взглядом. - Возможно. Если так, мои извинения. Вы что-то потеряли?
   - А какое дело до моих проблем постороннему человеку? - изящно изогнув бровь, спросила Зоя.
   - Самое прямое, - Лера не сводила с женщины внимательного взгляда. - Я хотела предложить вам помощь, потому что искать - моя профессия.
   - Я не нуждаюсь в дешевых сыщиках, - с надменной улыбкой ответила Зоя.
   - Значит, вам не знакомы слова "взаимовыручка" и "безвозмездная помощь"? - со скрытой иронией спросила Лера.
   - Я не люблю, когда меня беспокоят. Пожалуйста, оставьте меня, - с необыкновенной выдержкой и спокойствием ответила красотка.
   Но так как Лера уходить не собиралась, женщина развернулась и неторопливо пошла прочь.
   - Пуговицу вы не нашли, верно?
   Незнакомка замерла в паре шагов от Леры, медленно повернулась к ней, и пронзила ее ястребиным взглядом.
   - С чего ты решила, что я искала пуговицу?
   - А почему вы ее искали? - Лера встретила взгляд с торжеством.
   Женщина на секунду отвела глаза, поправила сбившуюся прядь и сказала:
   - А не пора ли тебе в школу, девочка? Вместо того, чтобы лезть в чужие дела...
   - Поздновато, знаете ли. Занятия закончились пять лет назад.
   Зоя - или Инна, кем бы она ни была - бросила на Валерию последний запоминающий взгляд, и походкой, полной благородства и достоинства, сошла с газона и отправилась к выходу из парка.
   Лера проводила ее задумчивым взглядом, и как ни в чем ни бывало отправилась к памятнику.
   Даша подошла - точнее, подлетела - через десять минут. Она едва не сбила Валерию с ног, повиснув у нее на шее.
   - Лерка-а! Ты не поверишь, что произошло!
   - Ну почему же, - Лера выскользнула из объятий подруги. - Мне кажется, я уже во все поверю.
   - Он сделал мне предложение, - взвизгнула Даша. - Представляешь?!
   - Он - это кто? - на всякий случай уточнила Валерия.
   - Ну, Лер, ты даешь! Конечно, Виктор! Он сегодня звонил из Москвы, сказал что больше не может без меня жить и прилетает через неделю! Вот. Мы распишемся, обвенчаемся, а потом... потом... Ой, Лерка, у нас будет такая свадьба!
   - Ага.
   Сыщица сосредоточенно разглядывала пятнышко на башмаке неизвестного писателя.
   - И ты меня не поздравишь? - Даша застыла, как вкопанная, обиженно скрестив руки на груди.
   - Обязательно, когда он вручит тебе кольцо перед алтарем, а ты скажешь "согласна", - Лера облокотилась о пьедестал памятника.
   - Вот ты никогда за других не порадуешься! - Даша обиженно надула губки. - И вообще, тебе нет дела ни до чего, кроме...
   - Убийств? - закончила мысль Лера.
   - Да, - Даша немного остыла и исподлобья посмотрела на подругу. - Ты что, совсем за меня не рада?
   - Дашуль, я бы очень обрадовалась, только не в этом случае. Если бы тебе сделал предложение не Виктор, а кто-то другой, я первая бы побежала покупать свадебный подарок. Но мне кажется, не стоит спешить...
   - Почему? - Даша достала зеркальце и припудрила носик. - Разве я ему не подхожу? Ну конечно, эти веснушки... Как думаешь, может мне попробовать натирать лицо лимонным соком?
   - Думаю, не стоит. Это ему далеко до твоих веснушек, - Лера сунула руки в карманы. - А ты достойна куда большего, чем смазливый самоуверенный тип с иномаркой, но без мозгов.
   - Вот слова от тебя доброго не дождешься, - Даша поправила челку и спрятала зеркальце. - А я все равно тебя люблю, хоть ты и вредная. Ладно, ты еще узнаешь его, и поймешь, что была не права. И тогда ты перед ним извинишься, идет? Ведь извинишься? - она с вызовом ткнула в подругу пальцем.
   - Идет, - одними уголками губ улыбнулась Лера. - А пока давай ненадолго вернемся на землю. Сейчас меня и правда больше занимает убийство. И одна интересная дама...
   - Что за дама? - Даша тут же вытянулась в струнку от любопытства. Уж если Лера называла кого-то интересным, этот человек, определенно заслуживал внимания.
   - Я встретила ее на том самом месте, где мы застали Жиля. И она искала пуговицу.
   Даша прислонилась к каменному постаменту рядом с Лерой и повернула голову в ее сторону.
   - Погоди, с чего ты взяла, что она искала именно пуговицу? И почему она тебя так заинтересовала? А ну-ка колись, что ты выяснила!
   Лера постучала пальцами по холодному камню и посмотрела на небо. Там кружились и танцевали стрижи - пять маленьких черных точек, почти не различимых на фоне серого неба.
   - Она крутилась там не просто так. Сразу стало ясно, что она ищет что-то мелкое. Колечко, сережку, брелок, пуговицу... В совпадения я не верю. Она определенно искала что-то, что имеет отношение к Жилю. И я пришла к выводу, что это пуговица. Потому что Арчи оторвал ее от пальто Жиля.
   - Но зачем искать пуговицу? Вряд ли он сейчас переживает из-за нее, - фыркнула Даша.
   - Вряд ли, - согласилась Лера. - Только наша дама думает, что пуговица - это улика, и хочет найти доказательства вины или невиновности Жиля. Ну... мне так кажется. Не знаю... но с пуговицей угадала. Когда я сказала про нее, дама так оторопела, словно ее обвинили в преступлении.
   - Так, может, она причастна к смерти той старушки?
   - Нет. Я уверена, что смерть Антоновой была случайностью. И, кстати, ты первая можешь написать об этом...
   Прошло полчаса, прежде, чем Лера рассказала Даше обо всех своих догадках, которые привели ее к единственно верному ответу - женщина в парке погибла случайно. Другое дело, что не все случайности действительно случайны.
   Даша записала Лерин рассказ на диктофон. Пока она делала пометки в блокноте, из кармана Леры раздался культовый рифф Smoke on the Water, и она быстро взяла трубку.
   - На связи. А, привет Иванна. Да, я сейчас на Бэль Лу. То есть, собираюсь... Слушай, я буду дома часам к восьми, сможешь подъехать? Отлично, буду ждать!
   Даша покосилась на подругу, и покачала головой.
   - Лер, почему тебя так волнует та дама с пуговицей?
   - Почему ты так решила?
   - Ты не переставая теребишь собственную, - скептически произнесла Даша.
   Лера поймала себя на том, что пальцы непроизвольно вертели пуговицу на кармане куртки, так что она почти оторвалась. Девушка сунула руку в карман и приподняла плечи.
   - Я уже видела ее. Вчера, в доме Антоновой. Она - как бы - ее соседка снизу. И вечером она была блондинкой, и вела себя, как последняя, извиняюсь за выражение, шлюха. А сегодня ее не узнать. Шикарное пальто, длинные темные волосы, сдержанность и манеры... И имя успела сменить - с Инны на Зою. Мне не нравятся люди, которые меняют имена, как перчатки.
   - Подруга, ну ты даешь... И ничего мне не рассказала?
   - Здрасьте приехали! А что я сейчас сделала?
   - Ладно, проехали, - Даша махнула рукой. - Ты уверена, что это одна и та же женщина?
   Лера кивнула. Она никогда не ошибалась.
   - Хорошо, допустим, - Даша принялась мерить шагами бордюр. - Есть некая дама, которая обожает менять парики, имена и даже характер. Какое дело до нее тебе? Если ты уверена, что Антонова погибла случайно, просто не бери в голову лишние подробности.
   - И не беру, - отозвалась Лера. Правда, голос прозвучал отстраненно. Она снова думала. - Это еще не все. Помнишь, я рассказывала тебе про друга Антона? Так вот, я сегодня была у него. И узнала кое-что любопытное, - Лера решила опустить ненужные подробности. - Наш "акробат", перегнавший лодку, существует. И у него есть браслет, точно такой же, как у Антона.
   - Можешь описать?
   - Лучше покажу.
   Лера протянула распечатанное фото, с "серым человеком" и браслетом. В основном, чтобы показать браслет.
   - Угу, - Даша рассмотрела фотографию и спрятала ее в сумку. - Если увижу, узнаю.
   Валерия снова о чем-то задумалась. Она отошла в сторону, и пристально всматривалась за деревья. Туда, где недавно запустила камнем в ворона. Ей не хотелось втягивать Дашу еще и в эту "игру", но единственной, кто мог бы помочь, была именно Даша. Потому что Валерия уже знала имя того, кто должен умереть следующим. Не знала лишь убийцу, которого нужно опередить.
   - Даш... Мне нужна твоя помощь, - Лера резко обернулась. - Нужно чтобы ты проследила за Семерядовым.
   - Что?! - от неожиданности Даша едва не запнулась о бордюр. - С какой это стати я буду ходить хвостом за этим самовлюбленным, напыщенным индюком?
   Даша поймала понимающий и спокойный Лерин взгляд.
   - Ты бы хотела, чтобы он погиб?
   - Что? - опешив, спросила журналистка.
   - Я знаю, у него отвратительный характер, но... есть сведения, что его должны убить. И мне бы не хотелось, чтобы случилась еще одна трагедия.
   - Погоди, погоди, - Даша подняла руки вверх, словно хотела сдаться. - Я совсем запуталась. Ты что, думаешь что в городе маньяк, и он собирается убить Игоря?
   - Нет, конечно! - голос Леры прозвучал громче, чем следует.
   К шести часам в парке стало многолюдно, мимо то и дело проходили полутрезвые веселые компании. Восклицание привлекло внимание трех подвыпивших парней.
   - Эй, глянь, девчонки уже веселятся, - хмыкнул один и с сальной усмешкой крикнул. - Красотки! Вам не нужны шикарные кавалеры для сопровождения, а?
   - Что-то не видно здесь кавалеров, - сухо сказала Лера.
   - А ты что это, хамишь? - один из парней, как петух выпятил грудь и направился к девушкам. - Так я поучу тебя хорошим манерам.
   Но Лера с Дашей даже не успели попятиться, потому что за спиной парня раздался чей-то бас.
   - А ну, девочка, остынь.
   И на плечо задиры легла тяжелая рука, в два раза больше его собственной. А Лера с усмешкой смотрела поверх его головы, на того, кто стоял сзади. Двое других парней уже смылись, бросив своего собутыльника на произвол судьбы. Видимо, решили уступить девочек ему.
   - Это кто тут девоч... - парень обернулся, да так и застыл с открытым ртом.
   - Ой, а ты, оказывается, мальчик, - прозвучал ироничный бас. - Твоя беда. С девчонками я бы драться не стал.
   Парень остановил взгляд на тяжеленных байкерских сапогах, поднял выше до двухметровой макушки, увенчанной кожаной банданой, и присмирел.
   - Ну что, девочка ты или мальчик? - ласково осведомился бас.
   - Д-д-девочка, - парень мигом протрезвел, взвыл и засверкал пятками, вынырнув из-под тяжелой руки с напульсником на запястье. Шипы, украшающие напульсник, утяжеляли кулак раза в два.
   Вдогонку парню полетел раскатистый смех, а Лера, широко улыбаясь, подбежала к высоченному байкеру и шутливо ударила костяшками пальцев по кулаку старого знакомого.
   - Черный пес, ты в своем репертуаре! - рассмеялась Лера, снизу вверх глядя в смеющиеся хитрые глаза. - Вечный защитник слабого пола.
   - Кто, если не я, - усмехнулся великан, обнажив золотой зуб. - А тебя что-то давненько в наших краях было не видать, а, Рига?
   - Зато ты в наши зачастил, - усмехнулась Валерия. - Похоже, ваша группа набирает популярность.
   - Да уж, - не без доли гордости сказал Черный пес. - Это пятый концерт за две недели.
   Вокруг уже начала собираться толпа - многие узнали знаменитого гитариста, только вот подойти боялись. И не удивительно, все фанаты наслышаны о буйном нраве Черного пса.
   Девочки шушукались в стороне, стреляя глазками в сторону музыканта, но все выстрелы пролетали мимо. Несмотря на солидный возраст - в будущем году Черному псу должно было стукнуть пятьдесят пять лет - недостатка в поклонницах не наблюдалось. Парни пытались сфотографировать своего кумира, но им мешали мелькающие в первых рядах девушки.
   Даша настолько опешила, что ноги стали как ватные. Она медленно подошла к байкеру, со страхом рассматривая руки, покрытые татуировками, шипы на запястьях и ногах, а главное - металлический череп на цепи, с оскаленными зубами и пустыми глазницами.
   - Это твоя подруга? - спросил бас, заметив Дашу. - Привет!
   - П-привет, - неуверенно ответила журналистка. Она поравнялась с Лерой и шепнула ей на ухо. - Почему ты не говорила, что знакома с Черным псом?
   - А ты не спрашивала, - отозвалась Лера.
   - Рига не раз помогала мне найти угонщиков, - пробасил Пес. - Мой харлей для них как медом намазан. Если бы не Рига, я давно бы разорился.
   - Ой, не прибедняйся, - фыркнула Валерия. - А байк надо на платной стоянке оставлять, тем более в чужом городе.
   - Знаю, знаю, - Пес поднял руки к верху. - Ладно, девочки, с вами хорошо, но надо идти, - сказал Пес, недовольно взглянув на фанатов. - А то тут скоро давка начнется...
   - Спасибо что помог! - вдогонку сказала Лера.
   - Бывай, - усмехнулся байкер. - Если что понадобится, обращайся.
   Он ушел, и толпа утекла за ним, так что Лера с Дашей остались почти одни. Со стороны сцены уже слышался рык гитары и стук тарелок. Бэль Лу собиралась начинать концерт.
   - Так ты мне поможешь? - Лера с надеждой посмотрела на Дашу. - Всего пару дней!
   - Что с тобой поделаешь, - вздохнула Даша. - Объяснений я все равно не дождусь, так что... придется проститься с гордостью и стать тенью Семерядова. Как он этого ждет, ты не представляешь! Но за это ты устроишь мне интервью с Черным псом, идёт?
   - Замётано, - подмигнула Валерия, и подруги рассмеялись, взявшись под руки.
   - Уже шесть, - Лера посмотрела на свои любимые часы. - Мне нужно кое-что проверить.
   - Ле-ер, - Даша заискивающе посмотрела на подругу. - Может, на сегодня хватит? Тебе тоже нужно иногда отдыхать. Скоро начнется концерт, мы можем просто повеселиться сегодня вечером!
   - Дашуль, я знаю, ты переживаешь за меня, - Лера опустила глаза на дорожку и пнула камешек. - Но сегодня здесь будет один человек, которого мне нужно во что бы то ни стало найти!
   - И кто он? - Даша прищурилась. - Неужто парнем обзавелась?
   - Лучше! Я нашла женщину, которая продала Антоновой крем.
   - Нет, ты меня убиваешь... - Даша покачала головой. - Ладно, рассказывай давай, как ты ее вычислила?
   - На самом деле все просто...
   - У тебя всегда все просто, - перебила Даша.
   - Потому что так жить легче. В общем, слушай. Я нашла ее номер телефона, но на звонки никто не отвечает. По нему Жека вышел на страницу сайта знакомств. Там была фотка этой спекулянтки. И мне хватило этого, чтобы узнать, что Люся - так ее зовут - придет на концерт Бэль Лу. Первое - она любит красивую жизнь, но совершенно не представляет что такое красота. Второе - она любит музыку, и третье - много курит. Первое проистекает из ее внешнего вида, второе - на ее сумочке принт с нотами, а шарфик у нее в точности как у солистки Бэль Лу. И третье - на обоях дырка от потушенной сигареты, и даже слой косметики не может скрыть синяки под глазами и сеть капилляров на лице. Что из этого всего следует?
   - Что она будет здесь? - неуверенно предположила Даша.
   - Именно.
   - Но как ты собираешься найти ее в такой толпе?
   - Я рассчитываю на вашу с Женей помощь.
   Даша притворно вздохнула:
   - Ну, куда мы денемся с подводной лодки?... Я так полагаю, надо идти на запах сигаретного дыма?
   - Правильно понимаешь. Поэтому ты жди нашего компьютерного гения, а я пойду, огляжусь. Встретимся вон на той скамейке.
   - Хорошо. Удачи тебе.
   И девушки разошлись в разные стороны.
  
   Грянул рев гитар. Концерт начался.
   Валерию буквально оглушила волна звука, обрушившаяся на "курилку" - так называемое место для курения, расположенное в десяти метрах от сцены. Почему так близко, Лера понять не могла. Обычно делают наоборот, чтобы музыкантам легче дышалось. Но, видимо, планировщики, которые строили сцену и проектировали парк, очень любили рок и курение, а потому хотели убить двух зайцев - расположить "курилку" поближе к музыкантам, чтобы и в крапиве голышом побегать и попу не ужалить. А обосновали это, наверное, как экономию на спецэффектах - при безветренной погоде музыканты поют в дымовой завесе.
   Валерия, ненавидевшая как курение, так и лишние децибелы, почувствовала себя комаром, который надышался дихлофосом. Вроде бы и не помер, но голова кругом пошла.
   Но приходилось терпеть, потому что найти человека в такой толпе - нереально. Даша оказалась права. Единственный шанс встретить Люсю - ждать в "курилке".
   Прошло уже полчаса, а никого, даже приблизительно похожего на женщину с фотографии, не обнаружилось. Лера прикрыла рот и нос воротником косухи, чтобы хоть немного отгородиться от смрада, витающего вокруг. Разные мысли мелькали в ее голове, но от шума и запаха они разметались по разным полушариям и не желали объединяться. Потом на смену им пришли какие-то воспоминания, обрывки песен, глупые фразы - все то, что некоторые называют "внутренним монологом", и что так раздражало Леру в себе. Она поборола вечное стремление внутреннего комментатора навязывать свои глупые рассуждения. И уже одно это помогло очистить разум от мусора и научиться видеть взаимосвязи между событиями. Однако, иногда он просыпался и вновь начинал бубнить.
   Пока Лера пыталась собрать мысли в кучку, глаза как-то отдельно от нее, в автоматическом режиме, следили за толпой, выискивая зеленую сумку с нотным принтом. Сыщица не сомневалась, что рано или поздно заядлая курильщица появится здесь. А потому стояла и терпела. Правда, промелькнула мысль, что хоть она и не лошадь, но не выдержит никотиновую атаку так долго. Чтобы занять время, попыталась понять в чем смысл курения. Понты? Это, кажется, прошлый век, сейчас меряются гаджетами - у кого больше, тоньше и круче.
   Лера усмехнулась. А у нее тоже есть Гаджет, самый толстый и изворотливый Гаджет на свете. Еще и мяукать умеет.
   Но, от гаджетов она вернулась к сигаретам. Зависимость? Конечно, сила воли отсутствует у абсолютного большинства. Тогда начинали зачем? Ладно еще парни... Но что красивого в девушке, которая использует милый аккуратный ротик для того, чтобы пускать вонючий дым, вместо того, чтобы произносить признания в любви?
   "Я, наверное, отстала от жизни со своими цепями и заморочками", - подумала Лера, отпуская воротник. Он настолько пропах сигаретным дымом, что фильтром работать уже не мог.
   Мысли клубились в голове, дым - перед глазами.
   - Апчхи! - громко чихнула Валерия.
   К ее удивлении, даже сквозь грохот кто-то услышал.
   - Будьте здоровы, - послышался мужской голос, но Лера не смогла разобрать кому он принадлежит. Как раз в этот момент грянул заключительный аккорд: не выдержав напора, взвыли колонки, и все стихло.
   - Спасибо, - Валерия попыталась взглядом отыскать единственного вежливого человека в этом бедламе. Но вокруг стеной стояли люди. Парни и девушки шумно обсуждали злободневные темы: с кем встречаются их подруги, какую машину купил приятель, какая клевая музыка у Бэль Лу и где бы достать пива после десяти.
   Нет, рок концерты - это определенно не для нее. Наушники и одиночество куда лучше способствуют размышлениям.
   В кармане завибрировал сотовый. Лера намеренно выключила звук - все равно его невозможно услышать на фоне грохота и визга.
   - Да, Даш, на связи.
   - Как твои успехи? - послышалось на другом конце волны. Но вновь грянул гитарный рифф, и девушка едва расслышала голос подруги. - Нашла кого искала?
   - Нет еще, - уныло ответила она. Вернее сказать, уныло прокричала, насколько это возможно. - Я скоро здесь отброшу коньки, как таракан от Машеньки!
   - Держись, Лерчик, - ободрила подруга. - Тут такое дело... Как выглядела та женщина, которая искала пуговицу в парке?
   - Знаешь, на арабку похожа... Одета в черное, на воротнике голубая брошь, с виду дорогая.
   - Ага! - выпалила Даша, и Лера услышала короткие гудки.
   Она не успела удивиться вопросу, потому что за спиной послышался прокуренный женский голос, грубый и сухой, как наждачная бумага.
   - Есть закурить?
   - А вам оно надо? - Лера обернулась, и нос к носу столкнулась с обладательницей зеленой сумочки.
   Люся, собственной персоной. Валерия даже не удивилась, а на радость уже не осталось сил. Поэтому она просто с некоторым любопытством рассматривала женщину, отметив, что в жизни косметики на ней еще больше, чем на фотографии.
   - Так есть или нет? - хмуро спросила Люся, чиркнув зажигалкой.
   - Я еще не сошла с ума, чтобы добровольно себя травить.
   - А чего тогда тут стоишь? Яда больше в дыме, который выдыхают, - женщина пошарила рукой в кармане розовой куртки, достала сигарету и закурила. - Придется свои тратить... Ждешь кого?
   - Да, - Лера поморщилась и помахала ладонью перед лицом, отгоняя сигаретный дым. - Тебя.
   - А? - женщина посмотрела на Валерию, будто увидела впервые. - Так это ты крем от морщин заказывала? Я принесла, как договаривались, три баночки по пятьсот миллилитров...
   - Это сколько же должно быть морщин, - присвистнула Лера. - Нужно быть шарпеем, чтобы заказать столько крема... Неужели я так плохо выгляжу?
   Женщина кинула на нее цепкий оценивающий взгляд и усмехнулась.
   - Почем я знаю. Может, ты не себе берешь. А у меня и школьницы иногда от мимических морщин покупают... Так брать-то будешь?
   - Лет через тридцать, - пришла Лерина очередь усмехаться. - Если к тому времени ты еще будешь торговать.
   - То есть? - Люся выдохнула дым и отвела сигарету в сторону, зажав между двумя пальцами. - Если ты из налоговой, так у меня все чисто. Я долю отдаю кому надо!
   - Про долю это ты другим рассказывай, - нетерпеливо поморщилась Валерия. - Я по поводу вчерашнего убийства...
   В следующие пять секунд Лера имела удовольствие наблюдать смену эмоций на лице от удивления до ужаса. Люся побелела, как бумага.
   - Я не виновата, ей просто стало плохо! Я... я ни при чем, и вы ничего не докажете!
   - Так... - Валерия прищурилась и посмотрела на торговку. - А вот с этого места поподробнее. Что именно я не докажу?
   Люся примолкла, сообразив, что сболтнула что-то, неизвестное Валерии.
   - Я хотела лишь спросить, давно ли ты знакома с Ниной Стефанидовной Антоновой, которой продала крем для лица. От этого крема Антонова скончалась.
   - Я... Нет, я не знаю никакую Антонову. И ничего ей не продавала! - выпалила Люся, выбросив сигарету.
   Вокруг толпились люди, все курили и галдели, поэтому Лере приходилось и самой почти кричать.
   - Значит так, Люся. Ты ведь Люся, я права? Если не хочешь, чтобы тебя обвинили по нескольким статьям, то расскажешь мне как все было. Иначе с тобой будет говорить следователь. И, поверь мне, беседа будет далеко не дружеской. Я же готова тебя выслушать и поверить.
   - Ты из полиции? - недоверчиво спросила Люся.
   - Скажем так, я работаю на них, - заговорщицким шепотом сказала Лера в ухо Люсе, с трудом сдерживая смех.
   - В чем меня можно обвинить? - Люся затравленно озиралась по сторонам, все еще надеясь отвертеться.
   - Хотя бы в неоказании помощи пострадавшему и в нелегальной продаже косметики, к тому же самодельной и не сертифицированной.
   - Да у меня ведь все натуральное, я ничего опасного в крема и мази не кладу! - Люся умоляюще посмотрела на Валерию. - Хотите, можете проверить. У меня и документы имеются от санэпиднадзора... Все по закону.
   - Проверим, - пообещала Лера, сохраняя все тот же заговорщицки серьезный тон. Он безотказно действовал на торговку, нагоняя почти благоговейный ужас. Для полного антуража Валерии не хватало лишь черных очков, поверх которых можно очень выразительно смотреть.
   - Но первый пункт потянет года на три.
   Честно сказать, Лера понятия не имела что и на сколько потянет и потянет ли вообще. Но Люся тоже этого не знала, как не догадывалась и о том, что Валерия блефует. У нее не было ни одного доказательства - только цепочки событий, построенные в голове. А их, как говорится, к делу не пришьешь.
   Люся побледнела еще сильнее и судорожно сглотнула.
   - Как же это... Я ведь не нарочно... Нина всегда у меня косметику покупала, и ничего. А в этот раз что-то случилось, я даже не успела понять. Она, как всегда, помазала немного крема на щеку, и вдруг начала задыхаться, вся покраснела и упала! Ужас, как вспомню! Сначала я пыталась ей помочь, а потом гляжу - она не дышит! Я испугалась, что меня обвинят, и убежала. Даже крем забыла подобрать...
   - Как могло получиться, что женщина с сильнейшей аллергией не посмотрела состав крема? - ледяным тоном спросила Валерия. - Или вы крема без этикеток продаете?
   Люся испуганно оглянулась, посмотрела по сторонам, наклонилась к уху Валерии, и тихо сказала.
   - Я вам такое расскажу... Я не суеверная, но иначе, как сглазом, не назову...
   Лера промолчала. Она готова была выслушать любую чушь, самую несусветную. А, возможно, даже поверить в нее.
   - Я всегда раскладываю мазь по разным баночкам, которые заказываю на заводе, - продолжила Люся. - Мне их из Кирова поставляют, а я каждый месяц забираю на почте. Этикетки распечатываю и приклеиваю дома, сама. А некоторые ингридиенты мне тоже почтой присылают, у нас-то в городе не вдруг отыщешь. Крем подешевле, с ромашкой, мятой и грецким орехом, в одни баночки. Дорогой - с базиликом, мятой и розовым маслом - в другие, там и состав указан соответствующий. Позавчера утром я поехала забирать с почты баночки для дешевой мази - они немного поменьше в объеме, и горлышко у них пошире. А еще розовое масло пришло, пол литра, как и заказывала. Вот, забрала, значит, потом села в пятый автобус. А там меня какой-то парень толкнул! Высокий такой, темноволосый... Я сумку-то и выронила! Масло, конечно же, растеклось. Половина баночек разбилась, а другую половину растоптал он - как медведь неуклюжий! - Люся от волнения снова закурила и продолжила. - Я на него набросилась, ору на весь автобус, требую вернуть деньги. Он принялся извиняться, мол, автобус резко повернул, случайно вышло... Только ведь автобус и правда повернул! Из-за этого парень и не удержался на ногах! Но мне-то от этого не легче. Я немного остыла, орать перестала, а он мне тут же деньги сует - за ущерб. Я, конечно же, взяла, а парень вежливый такой - все извиняется и извиняется. А под конец дал мне карточку в фитнес-клуб, в качестве моральной компенсации, и вышел на Ленинском.
   Люся прервала словесный поток, и сделала глубокую затяжку. Голос ее зазвучал совсем хрипло, почти сел.
   - Знаете, тот фитнес клуб, что на Пореченской. Элитный, дорогой... Конечно, я решила пойти. Идти надо как раз через парк, а абонемент именно на субботу! Мне в самый раз, ведь я по субботам здесь с Ниной встречалась, приносила один и тот же крем - с розовым маслом, дорогой. Только...
   - Что? - Валерия заподозрила неладное.
   - Мне надо было доделать крем для Антоновой. Дорогой. А розовое масло разбилось. Вот и добавила я масло грецкого ореха...
   - Вы в курсе, что у Антоновой была сильнейшая аллергия на грецкий орех?
   Люся вздрогнула и выронила сигарету.
   - Нет... Нет, не знала я! Значит из-за этого она и...
   - Умерла. Да из-за этого. У нее случился анафилактический шок, и если бы ты вызвала скорую, то старушка осталась бы жива.
   Люся задрожала, словно ей вдруг стало холодно, и разрыдалась.
   - Ой, что теперь со мной будет, а?! Я не хочу в тюрьму! Я не виновата, это была случайность, я... - Люся вцепилась в рукав Валерии и девушка поморщилась.
   - Ты даже не предупредила Антонову, что поменяла состав крема, - Лера высвободила руку. - Почему ты не сказала ей? Ведь этикетки все равно не было, а баночка из-под дорогого крема.
   Люся насупилась и промолчала.
   - Ты не сказала, потому что хотела получить лишних пятьдесят рублей за свой "дорогой" крем, - жестко сказала Валерия.
   - Меня теперь посадят? - едва не заикаясь от страха, спросила торговка.
   Девушка посмотрела на нее с нескрываемым равнодушием:
   - Это уже не мне решать. Но обещаю одно - жди проверки.
   Люся стояла перед ней, размазывая слезы и тушь по щекам. Она была жалкой и какой-то пустой.
   Лера с грустью подумала, что часто люди без целей и стремлений становятся именно такими. А есть ли цель у нее, у Валерии? Если не говорить о раскрытии убийств, учебе, просто жизни... Да, девушка знала - она есть. Только сомневалась, хорошо ли это. Потому что эта цель день ото дня огорчала ее все больше.
   - Ждите звонка, - напоследок сказала Лера. - И не думайте, что если вы не берете трубку, вас не найдут.
   - Я просто... - Люся снова занервничала, закурила и выпустила в лицо Валерии кольцо дыма.
   - И мой вам совет - бросайте курить, - поморщилась Лера. - Или тюрьмы вы боитесь больше, чем смерти?
   - Жить вообще вредно, - рискнула огрызнуться Люся.
   - Прав был Бернард Шоу, - задумчиво произнесла Лера, больше не глядя на торговку. - С одной стороны сигареты уголек, с другой - дурак, - и от себя добавила, - а посередине производители с маркетингом вместо совести.
  
   Лера пробиралась сквозь толпу, чтобы добраться до памятника, где условилась встретиться с друзьями. Она размышляла. Торговка говорила правду, в этом сомнений нет. Она не убийца, и все произошедшее действительно похоже на несчастный случай. И все бы ничего, если бы не звонок мальчика на телефон Антоновой. "Голос" знал, что женщина умрет, и более того - знал, во сколько, когда ее найдет Валерия и даже был в курсе, что в сумке Антоновой находилась газета с посланием. Вот вам и неслучайная случайность.
   Вывод напрашивался один. Тот парень в автобусе знал, кого и зачем толкает. Знал, для чего дает карточку в фитнес. Чтобы в нужное время торговка пошла через парк со своими баночками, чтобы именно на это время она договорилась о встрече с Антоновой и дала ей крем с ореховым маслом. Все это - цепи, цепи, которые могла бы построить только Валерия. И она не могла понять, кто мог сделать это столь виртуозно, так четко рассчитать каждый шаг, вычислить все возможные случайности. Надо быть отменным математиком и психологом, чтобы так просчитать все ходы. И при этом убийца останется безнаказанным. Потому что он не пошевелил и пальцем.
   Единственное, что было сложно рассчитать - что Люся добавит в крем вместо розового масла ореховое. Возможно, убийца просто понадеялся на удачу и на жадность Люси. Тогда он еще и отменный психолог.
   Может быть, тот парень в автобусе и есть "голос"? И тот, который встречался с внуком Антоновой. Рост, по крайне мере, совпадает - оба высокие. И который зачем-то забрался в дом к Крымовым...
   Если да, то Лера имеет дело с опасным противником.
   Она все шла, на автомате уворачиваясь от встречного потока, ныряя под локти и огибая шумные компании. Думала и с наслаждением вдыхала свежий воздух, без дыма, напоенный ароматом цветущей черемухи. В этом году она расцвела удивительно рано и успела пропитать своим пьянящим благоуханием воздух. После едкого сигаретного дыма от этой свежести кружилась голова.
   За спиной послышались боевые крики и громовые удары - Черный Пес снова бил гитару о сцену. Очередной несчастный инструмент с яркой историей и трагичным концом. У гитар рок-звезд жизнь гораздо короче, чем у их хозяев.
   Но вот грохот смолк, и заиграла, пожалуй, единственная песня, которая всегда трогала сердце хладнокровной сыщицы. В любую погоду и в любом настроении.
   Она приостановилась и послушала один куплет. Мягкий, но мужественный голос вокалистки, переплетения гитарных аккордов, необычайно цепляющий ритм - в песне было все, чтобы стать настоящим хитом. Но фанатам нужен был рев, а не лирика, и потому немногие оценили красоту мелодии.
   Мягко, плавно, иногда бушуя, как волна в океане, иногда затихая до шелеста крыльев мотылька, музыка лилась сквозь листву деревьев, и Лера наслаждалась, ощущая, как напряжение уходит, уступая место тишине. Такой тишине, которую способна принести в душу только музыка.
   Но девушка послушала всего куплет, и продолжила путь. Времени на расслабление не было.
   Дозвониться до Даши не получилось. Женя тоже не отвечал - из-за шума звонок было сложно расслышать. Правда, постепенно людей становилось все меньше и меньше, а у самого памятника не было никого. Звуки долетали из-за ближайших деревьев. А здесь только какой-то подозрительно знакомый тип терся возле кустов. Однако, показалось, что он немного ниже того, которого Лера видела ночью у гаражей. Она постаралась не смотреть на него, но боковым зрением заметила, что он за ней наблюдает. Что это, слежка? Валерия потерла лицо ладонями, стараясь сосредоточиться. А когда опустила руки, рядом никого не оказалось.
   - Ле-ера! - послышался бодрый вопль со стороны скамейки. - Иди к на-ам!
   Валерия оглянулась в последний раз и подошла к Жене, который проводил время за тополями со своим однокурсником, и соседом по общежитию, Егором. На коленях Егора сидела незнакомая Валерии девушка.
   Парни были одеты в одинаковые черные футболки, только у Жени на принте красовался череп и два пистолета, а у Егора - зомби, разрывающий рубашку синими пальцами.
   Девушка же была самая обыкновенная, в мини юбке, желтенькой курточке и на высоченных каблуках. Лере стало холодно уже от одного взгляда на них троих, но интересоваться их здоровьем она не стала.
   - Рига, ты где пропадала? - Женя пододвинулся, чтобы освободить подруге место. - Даша тебя ждала-ждала, а потом как сорвалась с места, и помчалась куда-то...
   - Да я болтала с одной знакомой, - Лера махнула рукой, и осталась стоять. - А вы чего к сцене не подходите. Там ведь сейчас самый разгар концерта.
   - Да неохота что-то, - поморщился Егор. - Тем более, у меня теперь девушка есть. Танюхой зовут, мы с ней здесь познакомились.
   - А... - Валерия протянула руку и поздоровалась. Девушка надула большой шар из жвачки и смачно его лопнула. - Прямо таки сразу и девушка? А как же узнать друг друга получше, пообщаться по переписке?
   - Лер, да это прошлый век, - рассмеялся Егор. - Сейчас, если парень с девушкой друг другу нравятся, то долго не переписываются.
   - Ну-ну. Танюха, ты к компьютеру как относишься?
   - А что? - девушка надула еще один пузырь. - Я в ворде умею печатать, двумя пальцами.
   - Тогда вы сойдетесь, - заключила Валерия. - Войн за место на компе не предвидится.
   - Ну, Лера... - набычился Егор.
   - Да ладно тебе, - она похлопала парня по плечу и посмотрела на Женю. - Так ты не в курсе, куда Дашка пропала?
   Он пожал плечами.
   - Кто ее знает? Куда-то туда побежала.
   И он неопределенно махнул рукой в сторону.
   - Я тут тебе распечатал инфу про твое колье. Ты что, ограбила банк и решила выкупить его?
   - Угу, - Рижская взяла материалы и пробежалась взглядом по строкам и фото.
   Кивнула своим мыслям. В этот момент в кармане завибрировал телефон, и она, было, обрадовалась, что Даша звонит сама. Прибрала распечатку в сумку, достала телефон, взглянула на номер - и побледнела.
   Ледяными пальцами нажала на кнопку, стараясь запомнить высветившийся номер. Это едва ли звонил клиент - перед каждой сессий Лера давала объявление о том, что временно не берется за поиски.
   - Как твои дела? - прозвучал в телефоне до дрожи знакомый голос маленького мальчика. - Ты не заболела? Я решил, что ты просто забыла условия, и не стал дисквалифицировать тебя, не уточнив.
   - Какие условия? - Лера пыталась лихорадочно придумать, как дать Жене понять, что ей нужна помощь. Ведь у него повсюду рассованы девайсы, в том числе в телефоне. И девушка помнила, что есть программка, с помощью которой можно отследить координаты звонящего. Нужно, чтобы Женя срочно передал свой "вирусный" файлик на её сотовый.
   - Что? Чего ты так смотришь? - Женя недоуменно посмотрел на Леру, которая страшно выпучивала глаза и махала руками. - Передать что-то в телефон?
   - Тик-так, время выходит, - сказал мальчик. - Ты не ответишь на мой вопрос?
   - Отвечаю, да... да, я... - Лера указала Жене на свой телефон, потом на его, но он не понимал, что именно нужно передать.
   - Я ничего не нарушала! - выпалила Лера. - Я пытаюсь найти... ответ на твой вопрос! Почему ты не показываешься, а только звонишь? Где ты находишься? - и с отчаянием добавила. - Неужели боишься?!
   И она нарочито демонстративно посмотрела по сторонам.
   - Ну я и дурак! - Женя принялся лихорадочно искать в телефоне нужный файл. - Есть! Держись, Лера, еще пять секунд... Готово!
   - Мы с тобой виделись, - ответил мальчик. - Просто серую мышку на сером поле заметит только черная кошка. Пожалуй, я ошибся, ты не нарушала правила, просто забыла их. Или не заметила ошибки. Я тебя прощаю... Но скоро сделаю ход, если ты не поторопишься.
   Мальчик рассмеялся и замолчал. Послышалось шипение, а за ним короткие гудки.
   Лера не могла видеть себя со стороны, но если бы увидела, то ужаснулась. Лицо побелело, как полотно, а губы повторяли "этого не может быть...". Потому что она не могла объяснить происходящее, не могла понять, как и откуда вдруг возник голос этого мальчика, и каждый раз теряла самообладание. Что это - мистика, призрак из прошлого? Но призраки не убивают, хотя бы потому, что их не существует.
   - Что это за тип? - голос Жени прозвучал как никогда серьезно. - Он что, угрожает тебе? Рига, ты только скажи, мы с ребятами живо разберемся. На то ведь и нужны друзья...
   - Чтобы устраивать разборки? - Валерия спохватилась и заставила себя улыбнуться. Она не должна втягивать друзей. Это только ее "игра". Она попыталась попросить помощи у Даши - не об этой ли "ошибке" говорил "голос"?
   - Нет, чтобы поддержать в трудную минуту, - Женя взял Леру за руку. - Ну ладно, не хочешь - не говори. Просто знай, что если понадобиться помощь - только попроси.
   - Я знаю, - на этот раз Лера улыбнулась искренне. - Знаю.
   Женя тоже улыбнулся, но в его глазах осталась тревога. Егор и Танюха молча сидели рядом и не вмешивались. Они поняли, что за вопросы их по головке не погладят. А лишний геморрой не нужен никому.
   - Минутку, - Женя ждал, пока программка загрузится в его сотовом. - Маэстро выходит на сцену!
   - Ребят, что у вас там за шпионские игры? - Егор не выдержал, встал со скамейки и заглянул Жене через плечо. - Мне-то можно поучаствовать?
   - Маленький ты еще, - сказал программист. Егор и правда был на год его младше.
   - Мал, да удал, - многозначительно изрек Егор. - Ты отказываешься от помощи великого гения сыска!
   - Ты бы, гений, для начала мои сто рублей отыскал, - фыркнул Женя. - В своем кармане.
   - Сие есть жуткая тайна исчезновения, неподвластная даже такому великому уму, как мой, - важно изрек Егор, но больше соваться не стал. Что касается Танюхи, она как-то незаметно ушла, оставив незадачливого ухажера недоуменно разводить руками.
   - Есть, - воодушевился Женя. - Звонили из... из...
   Тут он совершенно растерялся, посмотрел на Валерию и странным голосом спросил.
   - Лер, а к тебе что, родители приехали?
   - Нет, - она заподозрила неладное и встревожено сжала рукава куртки. - Говори прямо, не тяни!
   - Просто, понимаешь, звонили из твоего дома...
   Девушка пошатнулась, но устояла. И без того белое лицо теперь запросто могло бы слиться с побеленным фонарным столбом.
   - Не из соседней комнаты, не со второго этажа, а прямо из твоей комнаты, - повторил оторопевший Женя. - Ле-ер. Во что ты влипла, подруга?
   - Хотела бы я знать... - пробормотала Лера. - Как ты можешь определить звонок с такой точностью?
   - Просто... - тут Женя замялся. - Помнишь, в прошлом месяце ты приносила свой ноут ко мне на ремонт. Тогда я установил одну программку - ради интереса. Хотел проверить ее действие.
   - Ну, я слушаю, - Лера скрестила руки на груди и с подозрением посмотрела на друга. - Что за программка?
   Женя со вздохом закончил:
   - Она имеет несколько функций - если ее запустить, может работать как датчик движения, может фиксировать звонки... Но не так, как программа, которую я тебе только что передал - она не отследит источник звонка. Но если кто-то говорит по телефону в пределах трех метров, она передает сообщение на мой телефон. При запросе, конечно... Ну вот, я только что послал запрос. И он подтвердился... Лер... а, Лер? Может в полицию позвонить?
   - Только попробуй, - не глядя на друга ответила Валерия. - Мне надо ехать. Но... если я не позвоню через час, можешь вызывать полицию.
   Не оборачиваясь, она побежала на стоянку, где оставила круизер. И уже на подходе к нему в сердце кольнула неясная тревога.
   Возле ее любимого "зверя" было слишком много следов. Рельефных и до жути знакомых. "Спартанец" побывал и здесь.
   - Зараза! - выкрикнула Лера, со злостью пнув по спущенному колесу. Теперь до дома она доберется не скоро.
   Ветер растрепал волосы, бандана съехала почти на самый лоб, но Валерии было не до своего внешнего вида. Она разозлилась, и эта злость должна была на что-то вылиться. Или перейти в другой вид энергии.
   И "передатчик" нашелся.
   Она заметила, что следы не стерлись, и их еще можно разглядеть в пяти шагах от байка, за пределами стоянки и даже в пятнадцати метрах, в зарослях ив. В этой части парка было сыро, и росли здесь в основном кустарники и мелкие деревца. Следы четко отпечатались на земле, а так как все люди были рядом со сценой, затоптать их не успели. Кто бы это ни сделал, далеко он не ушел.
   Лера настолько разозлилась, что позабыла про страх, и бросилась по следу, как ищейка. Она петляла шаг за шагом, повторяя маршрут "Спартанца", пока не очутилась на маленькой проплешине в ивовых зарослях. Здесь след обрывался, потому что проплешина заросла травой. Но он был больше и не нужен, потому что посередине полянки стояла черная машина с тонированными стеклами и номерным знаком у680ро. Лера притаилась за самой раскидистой ивой, и попыталась рассмотреть хоть что-то за стеклами автомобиля. Но видела лишь отражение деревьев.
   Тогда она так же бесшумно ушла, стараясь не задевать сухие ветки, и осторожно выпутывая волосы, которые то и дело цеплялись за корявые сучки.
   Выбравшись из зарослей, она бегом припустила к Жене, и выпалила:
   - Где твои флаера, по которым можно подобраться к сцене?
   - Вот, - парень удивился, но достал из кармана три черно-фиолетовых глянцевых бумажки с иероглифом "Бэль Лу", объятым огнем. - Ты ведь не хотела идти к сцене, вот я и не предлагал больше... Дашку жду, чтобы пойти с ней.
   - Пошли! - выпалила Лера, хватая Женю за руку.
   Она не стала ничего объяснять, просто потащила друга к сцене, как танк пробираясь сквозь толпу. Егор проводил их удивленным взглядом, слегка помедлил, махнул рукой и отправился в противоположном направлении, к группе девчонок, которые весело смеялись, обсуждая концерт и парней.
   Десять метров перед сценой были оцеплены, и войти туда можно было только предъявив флаер или заплатив пятьсот рублей.
   Женя не успел отдать два флаера, как Лера выхватила их, сунула под нос охраннику, и прорвалась вовнутрь. Звук перед сценой совершенно оглушал, но те немногие, которые прошли к самым подмосткам, неистово визжали и хватали музыкантов за ноги. Очередная песня закончилась, барабанщик рванул свою рубашку, и швырнул в толпу фанатов. Те взвыли еще громче и едва не подрались из за подачки, разрывая рубашку в клочья.
   Лера стороной обошла беснующуюся толпу, нырнула почти под ногами подкидывающих солистку парней, и очутилась у самого подножия сцены.
   - О Боже, это же Черный Пес! - Женя весь просиял, и задергал Лерин рукав. - Самый крутой гитарист нашего времени! Держи меня, сейчас упаду!!!
   - Не будь девчонкой, - фыркнула Лера, и крикнула. - Черный Пес!
   Гитарист был, пожалуй, единственным, кого не трогали фанаты. Он просто стоял и рычал на пару со своей второй гитарой.
   Он услышал не сразу, но на второй раз откликнулся.
   - Рига! Ты здесь? Круто, давай на сцену, сбацай что-нибудь этакое!!!
   - С ума сошел? - выпалила Лера. - Засмеют!
   - Кто, они? - гитарист басом рассмеялся. - Посмотри вокруг, всем плевать на музыку. Им главное звук погромче и морду пострашнее.
   - Прости, времени нет. Я...
   - Ты знакома с Черным Псом?!!! - выкрикнул Женя почти в истерике. Он только что обрел дар речи и с выпученными глазами смотрел то на Валерию, то на своего кумира.
   - Да, - быстро ответила Лера, и продолжила незаконченную фразу. - Пес, мне нужна твоя помощь. Срочно! Вопрос жизни и смерти.
   - Не вопрос! - гитарист посерьезнел и сел на корточки, чтобы лучше слышать, что говорит Валерия. Со своего двухметрового роста и полутораметровой сцены он возвышался над Лерой, как утес. - Что случилось?
   - Нужно срочно проследить за одним авто, а у моего круизера прокололи шину...
   - Вот гады! - Пес со злостью сжал гриф гитары, и несчастные струны заскрежетали, готовые лопнуть. - Кто это сделал? Рига, ты только скажи...
   - Да плевать кто, главное - машина! Мне очень нужно, чтобы кто-то из твоих парней одолжил мне байк!
   Пес задумался. Он потер рукой подбородок и сказал:
   - Одолжить не одолжат - сама понимаешь, байк это святое... И девушка не должна его осквернять. Я бы одолжил свой, но, боюсь, ты сама не возьмешь...
   Лера кивнула. Она прекрасно знала, что с такой махиной ей не справиться - занесет на первом же повороте.
   - Но кто-нибудь тебя отвезет. Сейчас свистну ребят.
   И Пес спустился со сцены. Перед ним, как перед плывущим ледоколом, расступалась толпа. Никто не хотел попасть под горячую руку.
   Лера побежала следом, а Женька так и остался возле сцены в полнейшем трансе. Он видел своего кумира! Что еще нужно для счастья простому студенту?
   А Лера и Пес уже перешли через оцепление и направились к группе людей, которая отличалась от остальных. В основном - своим серьезным видом и внушительной амуницией из шипов, цепей и заклепок. Они не орали и не свистели, как остальные, просто переговаривались между собой, иногда смеялись и обсуждали свои дела. Это были байкеры.
   Увидев двухметрового гитариста, они приветственно загудели, а один из них сказал.
   - Пес, привет! Разве концерт окончен?
   - Антракт, - пробасил Пес. - Вот что. Нужно помочь одной хорошей девушке проследить за очень непорядочными людьми. Кто поедет?
   Никто не спешил вызваться. Один из байкеров презрительно сказал:
   - А что, нужно выследить мужа с любовницей?
   - Не, наверное девочка заигралась, и решила побыть шпионом, - усмехнулся другой.
   - Нет. Просто девочка до чертиков ненавидит тех, кто прокалывает колеса ее байка! - выпалила Лера, выходя из-за спины Пса.
   Байкеры примолкли и неуверенно посмотрели на гитариста.
   - Рига наша, - с нотками угрозы пробасил Пес. - И если кто не согласен, пусть скажет сразу.
   Кулак незаметно сжался, и никто не высказался против. Сразу же нашелся один парень, который согласился поучаствовать в погоне.
   - Куда поедем? - он вышел из-за спин других байкеров, ничем особо не отличаясь. Весь в черном, железа поменьше, только до самых глаз - черная бандана, скрывающая лицо.
   Лера с подозрением присмотрелась к этим глазам, и потому ответила не сразу.
   - Куда едем? - громче повторил парень, и за его спиной послышались усмешки.
   - Я покажу, - невозмутимо ответила Валерия.
   - Вот и ладненько, - пробасил Пес. Он взглянул на Валерию и с тревогой произнес. - Будь осторожна. Нам такие люди нужны.
   - Спасибо, - улыбнулась она.
   - А ты за нее в ответе, - добавил Пес, кинув взгляд на парня. - Кстати, ты кто? Что-то я тебя не припомню.
   - Моль, - отозвался парень из-за повязки. - Я приезжий. Ребята подтвердят.
   - Ну бывай, - ответил бас, и потопал на сцену.
   Валерия почти бегом отправилась к машине, молясь, чтобы она оказалась на месте.
   Всю дорогу парень молчал, и только когда Лера потащила его через ивовые заросли, он насмешливо спросил.
   - А тебе точно байкер для слежки нужен, а? А то площадка-то там, а здесь кусты и нет ни души...
   - Замолчи, - только и шикнула Лера.
   Наконец, она пробралась к полянке. Машина была на месте.
   - Вот. Мне нужно знать, куда она поедет.
   - Ничего себе, - присвистнул парень, глядя на машину. - Крутые чуваки. Что у тебя с ними общего?
   - Пока не знаю, - Лера тут же направилась обратно, к стоянке.
   - Что, так хочется познакомиться? - не унимался байкер.
   - А ты всегда такой разговорчивый? - спросила Лера, вылезая из кустов.
   - Нет. Только в компании хорошенькой девушки.
   - Вот и помолчи, пока не попадешь в такую компанию.
   - А ты всегда хамишь тем, кто тебе помогает? - вопросом ответил байкер, догоняя Валерию.
   - Нет.
   Больше до стоянки они не проронили ни слова.
   Парень усадил Леру позади, она надела свой шлем и крепко ухватилась за впереди сидящего байкера. Зарычал мотор, и стоянка осталась позади. Девушка почувствовала, что в кармане вибрирует телефон, но отвечать не стала. Кто бы это ни был, сейчас не до него.
   Машина должна была выехать по единственной дороге с полянки, и парень остановил байк неподалеку. Так, чтобы люди в машине их не заметили.
   Лера уже не думала о том, что дома ее может поджидать убийца или ядовитый паук. Она думала только о машине, к которой привели следы.
   - Слушай, Моль. Ведь Моль, верно? - спросила Лера спустя пять минут. - Мы с тобой не встречались раньше?
   - Едва ли, - отозвался парень. - Я первый раз в вашем городе.
   Больше они не разговаривали. Валерии показалось, что время растянулось в вечность, но на самом деле до момента, когда показалась машина, прошло всего пятнадцать минут.
   - Держись, - сказал байкер, и нажал на газ.
   Лера не знала кто ее неожиданный помощник, но прониклась к нему уважением, когда он умело и бесшумно пристроился в хвост к машине, стараясь держаться в тени и не подъезжать слишком близко. Казалось, он всю жизнь только и занимался слежкой.
   Черный автомобиль выехал на главный проспект и направился к улице Пореченникова, откуда прямым ходом к окраине города. Девушке это совсем не понравилось, но она сжала зубы и не сводила с автомобиля глаз.
   Вот очередной поворот, светофор загорелся зеленым и машина тронулась. Байк неотрывно следовал за ней. Машина опять повернула. На одном из светофоров она прибавила газ и проехала за секунду до красного света.
   - Они нас засекли, - сквозь шлем и гул мотора услышала Валерия. Она уже и сама поняла это.
   Началась совсем не детская гонка, так что временами Лера зажмуривалась, чтобы не завизжать на крутом вираже. Она и представить не могла, что можно ехать с такой скоростью по городу, перестраиваться из ряда в ряд и гнать по встречке, уходя от столкновения в последнюю секунду.
   Черный автомобиль не мог развить такую скорость в городе, да это было и ни к чему. Ведь у преследователей не было цели догнать, а цель проследить не может быть достигнута, если вы находитесь на виду. Поэтому байкер несколько раз пытался пропасть из поля зрения авто, при этом вычисляя их маршрут и догоняя на следующей улице. Но ни один маневр не оставался не замеченным. Каждый раз автомобиль замечал их и менял направление.
   Проехав по улице Весенней машина встала на очередном светофоре, словно потеряла преследователей из вида.
   Байкер сбавил скорость и пристроился за маршруткой. Светофор мигнул и загорелся желтым. Автомобиль неторопливо тронулся, и байкер свернул на встречку, чтобы продолжить преследование.
   И в этот момент автомобиль резко дернулся, крутанулся почти на месте - от напряжения завизжали тормоза и на асфальте остались два черных штриха.
   Он очутился на соседней полосе и на полной скорости помчался навстречу своим преследователям.
   Валерия едва успела понять что происходит, ее ослепил свет фар, что-то крикнул парень, выворачивая руль влево. Байк занесло, и он три раза перевернулся, как карусель, прежде чем вылетел на тротуар и ударился о стену дома.
   Автомобиль пролетел по встречке еще десять метров, так же быстро развернулся и спокойно поехал дальше.
   И прежде чем Валерия увидела, что вокруг собираются люди, она впала в забытье. Правда, ненадолго. Шлем спас ее - на нем осталась изрядная вмятина, но голова отделалась синяком на виске и жутким гулом.
   - Эй, ты в порядке? - она почувствовала, что кто-то стянул шлем и постучал ее по щекам.
   - Моль, перестань... - слабо сказала она, поднимаясь с земли. Мысли собрались в кучку не сразу.
   - О Господи... - она схватилась за руку байкера, когда поняла что произошло. - Я... я разбила твой байк! Это из-за меня, я виновата. Ради Бога, прости, я все возмещу, только...
   - Перестань, - неожиданно сказал парень. - Не переживай, это всего лишь груда металла. Главное, мы целы.
   - Что? - Лера опешила даже сильнее, чем после аварии. Чтобы байкер сказал так про свой мотоцикл?
   - Он... был не мой, - сказал парень и ничего больше объяснять не стал.
   Вокруг уже собралась порядочная толпа, кто-то звонил в полицию, кто-то пытался вызвать скорую, и Лера поняла, что надо сматывать удочки.
   - А как же твой байк? - спросила она растерянно, словно не осознала слов своего спутника. - И ты?
   - Не беспокойся, я разберусь, - парень положил руку ей на плечо, и добавил. - Беги.
   Девушка протиснулась сквозь толпу, и, несмотря на протесты зевак, побежала вниз по улице. Не оглядываясь, выкинув из головы ненужные мысли, она бежала домой. И снова вернулся страх.
   От места аварии до Калиновой улицы было минуть десять быстрым бегом, и Лера преодолела их на одном дыхании.
   Как всегда улица была пуста. Фонари уже зажглись, хотя окончательно стемнеть еще не успело. Время подходило к восьми.
   Во дворе никого не оказалось. Валерия в нерешительности застыла у порога. Если Антонина Федоровна дома, можно было бы позвать ее, но... нет, это глупо. Если в комнате опасность, нельзя допустить, чтобы пострадал кто-то еще. С другой стороны, Лера не могла понять, как посторонний мог звонить из ее комнаты, если она заперта, а внутри сидит огромный пес, который порвет каждого, кто осмелится забраться в дом без ведома хозяйки.
   Стало быть, если в комнате кто-то и был, он давно ушел. Лая и рычания не слышно, все мирно и спокойно.
   Но тот, кто звонил, мог оставить в доме очередной сюрприз для Валерии. Вроде ядовитого паука.
   Поймав себя на том, что непрестанно теребит часы на запястье, девушка глубоко вдохнула, опустила руки и вошла в дом.
   Ни один звук не нарушил тишины. Из-под двери Антонины Федоровны просачивалась полоска света. Скорее всего, женщина молилась или читала книгу. Книги всегда помогали ей успокоиться.
   В комнате Валерии царила темнота. Она открыла дверь и в нерешительности замерла на пороге.
   Сквозь плотно задернутые занавески свет фонаря не пробился, и все, что осталось в комнате - тени, страх и ночные кошмары. Лера вглядывалась в темноту, сердце бешено колотилось, но - ничего не происходило. Только занавеска колыхалась от ветра, протянувшего щупальца сквозь приоткрытую форточку.
   - Арчи, - шепотом позвала хозяйка ньюфа. - Иди ко мне, мальчик.
   Пес заворчал где-то в дальнем углу комнаты, поднялся со своей подстилки и по паркету застучали когти.
   - Молодец, - Лера плохо видела его в темноте, но ощутила в ладони теплый влажный нос. - Прости, что разбудила. Значит, здесь никого нет, малыш?
   Пес тихонько заскулил и потрусил к окну. Лера шагнула в комнату, включила свет и вдохнула свободнее - теперь было ясно видно, что кроме нее в комнате никого нет. Впрочем, это стало понятно уже до того, как она вошла - если бы здесь находился посторонний, Арчи не вел бы себя так спокойно. Она боялась не человека, а того, что он мог оставить.
   И страхи не были безосновательны.
   Буквально через пять секунд после того, как загорелся свет, Валерию обдало жаром. Арчи взвыл и попятился к двери, Гаджет забился под кровать, Вжик начал метаться по клетке, и вопить "Полундр-ра! Атакуют!", и только кролики ничего не поняли.
   Лера медлила всего секунду, в растерянности глядя на расползающиеся по занавескам языки пламени.
   Первой вспыхнула гитара. Она просто превратилась в пламя, раз - и вся объята огнем, словно сухая трава на солнце. От нее огонь засеменил по занавескам и потянул лягушачий язык к потолку. Комнату затянуло едким дымом, и девушка тут же закашлялась. Но ей некогда было размышлять. Через секунду она сориентировалась, и выплеснула на гитару воду из ведра - того самого, которое не помыла после вчерашней уборки.
   Дальше в дело пошла кастрюля с водой, служившая поилкой для Арчи. Потом Лера накинула на занавески одеяло с кровати и плотно прижала к стене. Оставшиеся тлеющие угольки потухли в воде из кошачьей миски.
   Дымок еще поднимался от того, что раньше было гитарой. От скелета гитары - иначе не скажешь. Девушка подумала, что никогда не смогла бы разбивать гитары о сцену, как это делает Пес. Слишком тяжело смотреть, как погибает твой инструмент.
   Еще она подумала, что только недавно повесила новые занавески. А денег на ремонт не будет как минимум до конца сессии, пока не начнется работа.
   Эти мысли текли в голове, как кисель, пока хозяйка комнаты стояла и смотрела на разруху в комнате. На смену испугу и изумлению пришло равнодушие.
   - Ну пожар? Ну с кем ни бывает? - сама себе сказала Лера, и достала Гаджета из-под кровати. - Ну-ну, не надо изображать предсмертные судороги. Я знаю, что ты всего лишь испугался. Я тоже.
   Она погладила кота, и Гаджет даже попробовал помурлыкать, но у него плохо получилось.
   Лера читала, что коты мурлычут, чтобы снять стресс. Но она была уверена, что Гаджет беспокоится не о ней.
   Посадив кота подальше от пепелища и поближе к холодильнику, Лера переставила туда же клетку с Вжиком и перенесла кроликов. Только это помогло мало - вся комната пропахла едким дымом. Сложилось ощущение, что горели не гитара и занавеска, а резина и ацетон.
   За дверью послышались торопливые шаги, и в комнату заглянули Антонина Федоровна и Иванна.
   - Лерочка, солнышко, у тебя все в порядке... - начала было спрашивать соседка, но увидев, что произошло, всплеснула руками и ахнула. - Господи, да что же это такое?
   - Лера, что происходит? - не на шутку испугалась Иванна. Она вбежала в комнату и с ужасом посмотрела на пепелище, закрыв нос рукой. - Поджог?!
   - Нет, нет... - поспешила ответить Лера. "А вот Иванна как раз кстати", - подумала про себя. - Это я сама, случайно... Со спичками баловалась.
   - Что-то я не... - Иванна хотела высказать сомнение, но Лера умоляюще посмотрела на нее и одними глазами указала на Антонину Федоровну.
   - Ну да, конечно спички, - поддержала Иванна. - Антонина Федоровна, не волнуйтесь, я помогу Валерии прибраться. Все хорошо.
   - Ой, милая, как ты вовремя приехала, - все еще держась за сердце, пробормотала Антонина Федоровна. - А Лерочка... как же ты так, надо быть аккуратнее. Ты у меня теперь одна осталась, если с тобой что-то случится...
   - Успокойтесь, тетя Тоня, - ободряюще улыбнулась Лера, хотя у самой дрожали руки. - Со мной все будет в порядке, никуда я не денусь. Просто устала за последние дни, вот и вышло недоразумение... Ничего страшного, слава Богу, все обошлось.
   - Ты за ремонт не беспокойся, милая, - слабым голосом сказала Антонина Федоровна. - Я тебе с деньгами помогу, а сегодня можешь у меня переночевать. Как говорится - в тесноте, да не в обиде! А твою комнату до утра проветрим, здесь от дыма и задохнуться можно...
   - Спасибо, - Лера с благодарностью посмотрела на соседку и взяла ее за руки. - Я успею проветрить, все нормально. Вы не беспокойтесь, я справлюсь. Мне Иванна поможет.
   - Ой, деточка.... Ты уверена? - Антонина Федоровна все еще сомневалась. - Ладно, милая, дело твое. Но если будет нужна помощь, стучись в любое время!
   И она ушла, продолжая вздыхать и переживать за Валерию, которая совсем себя не бережет.
   Оставшись наедине с Лерой, Иванна скрестила руки и почти рассерженно сказала:
   - Почему ты не берешь трубку? Что случилось? Я целый час не могла дозвониться, а сейчас вижу, что у тебя на лбу огромный синяк с кровоподтеком, не говоря уже о неудавшемся пожаре. Мне звонил твой друг, Евгений. Сообщил, что тебе угрожает опасность.
   Лера даже улыбнулась. Молодец, Женька, догадался связаться с Иванной, а не кинулся звонить в полицию.
   - Что происходит, Валерия?
   За льдинками в голосе проскальзывала сильная тревога.
   Лера почувствовала себя виноватой и отвела взгляд. Чтобы не было неловкого молчания, она отправилась открыть форточку пошире, а по пути придумывала ответ. Правдивый, но такой, чтобы не вызвать очередную вспышку гнева "голоса". Этого ненормального, который дважды ясно дал понять, что с ним шутить не стоит.
   Но разве может он узнать, что Лера собирается сказать?
   - Я попала в аварию и сломала байк, - девушка повернулась от окна и встретила взгляд Иванны без страха. - Потом случайно подожгла гитару. А еще... я знаю, это прозвучит нелепо, но...
   Лера замялась, а Иванна покачала головой и сказала:
   - Говори. Вряд ли ты напугаешь меня еще сильнее.
   - Я знаю, что скоро кто-то должен убить Игоря Семерядова. Того журналиста, который сдал вам наркоторговца.
   Иванна слушала молча. Невозмутимая и серьезная, как всегда. В своем сером плаще, странных туфлях и с нелепым зонтом она казалась невзрачной. И этот образ никак не вязался с ее ярким стальным характером.
   - Это сделает кто-то из больницы. Я не знаю кто. Может пациент, может врач. Но... я не могу прямо сейчас рассказать, откуда мне это известно. Слишком долго, а я... честно сказать, готова лечь и умереть. У меня нет сил что-либо объяснять. Тем более, что с тобой я хотела бы поговорить о другом деле. Прямо сейчас. Это касается Антона. Я могу доказать, что он невиновен.
   Иванна все еще молчала. Лера не знала, чего ожидать. Победит ли их давняя дружба и тревога Иванны за девушку или перевесит несгибаемый характер и расчетливый ум опытной оперативницы? Во втором случае Валерию ожидал очередной серьезный разговор с Елиным, в котором не удастся скрыть историю с "игрой". Чего доброго, еще приставят охрану. А это совсем не понравится "голосу". Лера боялась даже представить, чем все это могло бы закончиться.
   - У тебя вид, как у нашкодившего котенка, - наконец, сжалилась Иванна. Ее лицо смягчилось, и она стукнула зонтом об пол. Валерия вздохнула с облегчением - Иванна сделала выбор.
   - Давай я помогу тебе с уборкой, - она повесила зонт на крючок в прихожей, и сняла плащ. Под ним обнаружилась такая же неприметная кремовая водолазка.
   Иванна взяла ведро, валяющееся на полу, налила воды, и взялась мыть пол, почерневший от дыма и сажи.
   - Рассказывай. Что там насчет Антона?
   Лера смерила Иванну задумчивым взглядом, потом поискала по углам, и нашла сумку, которую зашвырнула под столик. Подобрала ее, вытрясла все содержимое на кровать, и отыскала несколько предметов.
   - Погоди с полом. Сначала взгляни.
   Шарканье мокрой тряпки об паркет прекратилось. Иванна обошла мокрое пятно и села на кровать. Без лишних вопросов посмотрела протянутые Валерией вещи. Бумажку с банковским кодом и буквой К, склеенную пленку с сообщениями, фотографии с флэшки Милы, и - вырезку из газеты. Ее Лера достала из письменного стола, статья датировалась 10 марта 2013 года.
   Иванна прочла записку, рассмотрела фотографии - ее взгляд чуть дольше задержался на лице "серого человека".
   - Начнем с того, что я разговаривала с другом Антона, бывшим работником лодочной станции...
   Валерия рассказала все, что узнала от Груздева о странном человеке, который перегнал лодку на другой берег.
   Во время рассказа она позабыла о пожаре, о том, что давно ничего не ела, о том, что в углу сидит напуганный Гаджет, а Арчи с недоумением бродит по комнате, обнюхивая беспорядок.
   - И снова ты нас обошла, - дослушав рассказ, Иванна позволила себе улыбку. Едва заметную, одобрительную, но еще больше - укоряющую.
   - Да, я не сдержала обещания, - Лера ладонью расправила складку на одеяле. - Но рано или поздно Михаил Афанасьевич об этом узнает. Иначе, Антона не отпустят. Полиция сама себя загоняет в рамки, а я свободна.
   - Лишь относительно, - предупреждающе подняла руку Иванна.
   - Ну конечно! - с преувеличенным энтузиазмом отозвалась Лера. - Лишь относительно... Однако, моя версия подтверждается, и даже Михаил Афанасьевич не сможет опровергнуть этого.
   Надо сказать, что версию про "акробата" юная сыщица так же изложила Иванне.
   - И ты знаешь, кто тот человек? Я тоже хочу, чтобы Антон оказался невиновным, но ты должна понимать, что прыгнуть выше головы нельзя. Крымов вполне мог действовать сообща с этим человеком.
   - Конечно. Если бы не одно обстоятельство - этот человек вовсе не его друг. Вот он, - Валерия протянула Иванне фото "серого человека", - и есть тот, кто перегнал лодку.
   - Погоди, ты ведь сама сказала, со слов Груздева выходит, что к нему приходил другой человек, - усомнилась Иванна, даже не взглянув на фото.
   - Так точно. Темноволосый и кареглазый, а этот - весь серый, включая волосы и глаза. Но ведь есть парики и линзы... Я видела этого типа сегодня днем, на улице Набережной. И глаза его слезились, покраснели. Конечно, можно списать это на простуду, но если исходить из версии с линзами - они вполне могли вызвать раздражение, если человек не привык к ним. А "серый", похоже, снова маскировался, ведь Груздев видел того человека сегодня днем. Такого же темноволосого и кареглазого. Плюс к этому, Груздев запомнил цвет глаз, а вот особых примет не назвал. Опыт показывает, что многие не могут назвать даже цвет глаз знакомых, с которыми постоянно общаются. А тут - приметы не заметил, а глаза запомнил. О чем это говорит?
   - Особой приметой были сами глаза, - Иванна ухватила нить и кивнула. - Он запомнил их не просто так.
   - Именно. Скорее всего, линзы сделали цвет зрачка ярче и необычнее, он сразу бросился в глаза. Это объясняет тот факт, что браслет на фотографии Груздев узнал, а его владельца - нет.
   - Допустим. Но это по-прежнему не доказывает полную невиновность Антона.
   - Отнюдь. "Серый человек" явно не пушистая овечка. Когда ты прослушаешь пленку, которую я тебе дала, поймешь, что оспорить факт будет трудно. Там три сообщения, и первое - от "серого человека", имя которого Константин...
   - Откуда ты знаешь? - Иванна неожиданно резко посмотрела на Валерию. Словно девушка сказала что-то запрещенное. Что-то, что нельзя говорить вслух.
   - Слышала, как на Набережной его окликнул один из охранников...
   - А что ты вообще делала на Набережной? - Иванна что-то заподозрила, но Валерия оставалась невозмутимой.
   - Проезжала мимо. На соседней улице живет моя однокурсница, ты видела ее, она проходит по делу Иры Глазовой свидетелем. Виктория Шильц.
   - Я думала, вы с ней враги.
   - Мы? Враги? - тут Лера рассмеялась. - Максимум - мы совершенно разные люди, и только. И я ездила к ней, чтобы поговорить об Ирине. Но она ничего мне не рассказала.
   После этих слов Валерии едва хватило силы, чтобы не отвести глаза. Снова приходиться юлить. Но Иванна ничего не заподозрила.
   - Итак, на первом сообщении голос Константина. Он угрожает Антону и требует выполнить некие обязательства. Отмечу, сообщение получено полгода назад, то есть на тот момент сын Антона уже погиб. Это важно.
   На пленке записан и телефонный разговор с женщиной по имени Зоя Наумова. Насчет имени я точно не уверена, но скорее всего это она и есть. Ее я тоже видела дважды - сегодня в парке и вчера в доме Антоновой. Мне неизвестно кто она и чего хочет, однако запись объясняет слова Антона, произнесенные в день смерти Милы, когда он явно был не в себе и бредил. Она должна была быть последней - речь шла не о Миле, а о смерти их сына. Местоимение "она" относилось не к человеку, а к слову "смерть"! Она - смерть - сына должна была быть последней. Заметь, смерть сына, а не Людмиды. И эта женщина, и Константин шантажировали Антона. То, о чем я уже говорила - оба звонили уже после того, как сын Крымовых погиб. Точнее, его убили - и убили из-за дел Антона. Из-за невыполненных обязательств. Впрочем, возможно шантажистов не двое, их шайка куда больше. Еще одно подтверждение - записка в твоих руках. Там лишь один банковский счет, и буква К. Кажется, что записка мала и потому цифры едва умещаются, но это не так. Записка не мала - она обрезана. Возможно, Антон объяснит куда подевалась остальная часть листа. Буква К вполне может обозначать имя - Константин. Тогда до банковского счета должна была следовать буква З - Зоя. А после К - номер счета. Антон переводил деньги на указанный счет - но небольшие суммы. Для шантажистов этого явно мало. Даже для самых нетребовательных. Похоже, чтобы обезопасить себя, они велели переводить деньги на разные счета и имена. Цепь проста - сообщения от разных людей с угрозами, и все говорят о некоем деле. Бумажка со счетом и начальным инициалом другого имени. Но есть еще одно обстоятельство, которое подтверждает как невиновность Антона, так и его причастность к некоторым другим "мутным" делам. Нет, он не влезал в долги - это шантаж иного рода. Не зря он не хотел объяснять смысл своих слов, произнесенных в бреду. Истина страшнее, чем тюремное заключение. Он испугался смерти, а может быть за свою тетушку, которую любит почти как мать. Антонина Федоровна могла бы стать третьей после Милы, распусти Антон язык. И я поняла это, когда услышала последнее сообщение на автоответчике. От тебя.
   На этом месте Валерия встретилась взглядом с Иванной. Она попыталась прочитать в нем хоть что-то, но как всегда женщина-рентген оказалась непроницаемой. Еще в самую первую встречу Лере это не понравилось. Человек без эмоций создает тяжелое впечатление. Впрочем, узнав Иванну ближе, девушка изменила мнение о ней, но так и не привыкла к этой железной стене между миром и проницательной серой мышкой.
   - Я действительно звонила Антону 13 марта, больше месяца назад. Хотела встретиться, чтобы...
   - Выяснить, причастен ли он к делу о краже "лунного" колье. Делу, которое ты закрыла месяц назад, - вместо неё закончила Валерия.
   - Откуда ты.... - даже Иванна растерялась, и на секунду железный занавес исчез. Она оказалась застигнута врасплох. Конечно, Лера знала о том деле, как и о многих других. Но откуда ей известно о цели звонка?
   - Не парься, - фыркнула Валерия. Она подозвала Арчи и погладила ньюфа между ушами. Шелковистая шерсть заструилась под пальцами, придавая упорядоченность мыслям. - Все просто. Проще, чем ты думаешь. Итак, два месяца назад в полицию поступило заявление о краже драгоценного колье, под названием "лунное" - из-за серебряного полумесяца, служащего подвеской. Заявил некий коллекционер, привезший колье из-за границы. Тебе поручили это дело, ты рассказала мне - ничего особенного. Ты прекрасно справлялась и шла по следу, но неожиданно след привел тебя не куда-нибудь, а в дом Крымовых. Оказалось, что Антона видели рядом с домом коллекционера, и он узнавал про это колье уже не раз. Хотел выкупить. Зачем, ведь он никогда не проявлял интереса к драгоценностям? Да и Мила тоже. Но, вернемся к этому чуть позже. Ты верила, что Антон не вор, однако сомнения оставались. И не было объяснений его заинтересованности этим колье. Вот ты и просила о встрече, чтобы выяснить все детали. Просила неофициально, чтобы не привлечь внимание Елина раньше времени. Если бы только твои подозрения подтвердились, то, уверена, Михаил Афанасьевич немедленно обо всем бы узнал. Но ты оказалась права - Антон не крал колье. Полагаю, вы с ним встретились, он все объяснил, хотя ума не приложу, что за историю он придумал. Это и не важно, на самом деле он пытался добыть это колье потому, что того требовали шантажисты. Должно быть, раньше Антон отказывался от их условий - и его сын погиб. Чтобы спасти жену, он делал все возможное, но не смог раздобыть колье. Да, ты ведь его вернула, нашла воров, которыми оказались обычные домушники.
   - Пожалуй, теперь мне нечего возразить, - сдалась Иванна. - Хорошо, о некоторых подробностях того дела ты узнала от меня, о чем-то из статьи, но как вообще тебе пришла мысль, что я звонила именно по этой причине? И зачем Антон сохранил запись моего сообщения?
   - Вопрос, - улыбнулась Валерия. - Но и тут все просто. Посмотри на фотографии. Вот сюда.
   Она указала на фото с кулоном-полумесяцем.
   - Не узнаёшь?
   - Постой... - Иванна склонилась над изображением. - Конечно... как можно было забыть... Этот часть "лунного" колье. Причем, сфотографирована на моем столе.
   - И кто автор фотографии?
   - Вот это было бы неплохо выяснить... - пробормотала Иванна. - Знаешь, пожалуй, в том что ты рассказываешь есть смысл. Я поговорю с Елиным завтра же, уверена что Антона отпустят под подписку. Правда, теперь ему придется объясняться в другом... Не думаю, что ему понравится такой поворот.
   - Знаешь, мне кажется не стоит его расспрашивать, - Лера выглядела чересчур серьезной. - Лучше приставьте к нему охрану, или установите в доме камеры. Так вернее будет. Он боится, и сейчас ничего не скажет. Боится за свою тетю, за себя. Кто бы что ни говорил, умирать от чужой руки всегда страшно.
   - Я постараюсь убедить Михаила Афанасьевича, - согласилась Иванна. - А откуда у тебя фотографии?
   - Мила оставила флэшку. Я просматривала семейные фото.
   Лера решила, что сказать часть правды все же лучше, чем полностью все переврать.
   - Не возражаешь, если я их заберу?
   - Только за. Кстати, для справки... знаешь, что это "лунное колье" имеет еще одно название? Цепь Селены.
   - Что? - Иванна не поняла к чему Валерия сказала об этом, и что обозначает название. Она собирала улики - фотографии, разбросанные по кровати.
   - Селена - древнегреческая богиня Луны, прекрасная женщина, бредущая по небу с ярким факелом в руках. Цепь, а именно - переплетения драгоценных бусин, из которых состоит колье - есть фазы Луны, самой Селены, по другому именующиеся Мены. Антон говорил именно об этой цепи. Он бредил, в его сознании переплелись смерть Милы, угрозы шантажистов, и то, что они требовали. Обязательства, которые должен был выполнить Антон - достать для них колье, или, по-видимому, выплатить эквивалентную сумму. Два варианта, о которых говорила женщина по телефону.
   - Вот уж не думала, что ты так разбираешься в мифологии древней Греции, - Иванна покосилась на Валерию, прибирая улики в сумку.
   - Фотография колье и вся информация нашлась на одном из форумов. Несколько лет назад оно было выставлено на аукционе, и его выкупил этот самый коллекционер. Мне помог узнать это друг, Женя.
   - Что ж... в твоих словах есть смысл. Но кое-что все-таки мы упустили. Нельзя списывать со счетов "признание" самого Антона. Мы говорили со Студеневым, и после долгих уговоров он рассказал, что Крымов под гипнозом грозился убить Милу.
   - Не Милу, - уверенно и бескомпромиссно заявила Валерия. Она ожидала этого вопроса. - Послушай запись на пленке с телефона, и ты все поймешь.
   - Постой. Ты что, тоже разговаривала с психотерапевтом?
   - Пришлось. Да, слова Антона звучат странно. Но если вспомнить, он говорил "Мила. Я больше так не могу. Ей все хуже. Это все она... она должна умереть. Рано или поздно я убью ее". Именно так, я отлично запомнила слова психотерапевта. Но есть одно "но". Неужели тебя не настораживает, что Антон сам, добровольно, себя подставил, отправив нас к Студеневу? Разве он так глуп, и не понимал, что врач расскажет все как есть? И для чего тогда он велел мне поговорить со Студеневым - чтобы добыть улики против себя?
   - Честно говоря, об этом я не подумала. Слишком сосредоточилась на самих словах.
   - Ну конечно. Но объяснение тут одно - Антон и Студенев по разному понимают сказанное. Студенев решил, что слова относятся к Миле, и это не удивительно. Но Антон, скорее всего, думал что Студенев знает настоящий смысл слов. И еще - тот смысл, который будет понятен мне, но неясен Елину. Иначе он не рискнул бы сказать об этом при нем.
   - И что же это за таинственный смысл?
   - Он тоже связан с делами Антона. С тем, во что он ввязался. Угроза смерти была адресована не Миле, а другой женщине. Той, которая стала причиной гибели Милы, которая была причастна к смерти его сына. Во всяком случае, он так думал. "Это все она..." - эти слова адресованы Зое Наумовой (если это ее настоящее имя), на чей счет были переведены деньги и с кем он разговаривал по телефону. На пленке он угрожает ей смертью. А женщина говорит, что у него три варианта, один из которых Антону совсем не понравится. Можно предположить, что один вариант - это и есть смерть Милы. Другие два - выполнение некоего обязательства, либо выплата долга за невыполнение. Послушай записи, и ты все поймешь. Хотя, я повторяюсь.
   - Ничего, - Иванна помолчала и поймала вопросительный взгляд Валерии. - А Семерядовым я займусь завтра, не беспокойся.
   - Спасибо, - Лера поднялась с кровати, забралась на кресло и принялась снимать обгоревшие занавески. Арчи прошелся до входной двери и тихо поскуливал. Ему совсем не понравилось то, что произошло.
   Иванна взяла брошенную тряпку и домыла пол. В комнате повисла тишина.
   - Но, - сказала Иванна, отжав тряпку. - Ты должна пообещать, что завтра мы поговорим об остальном.
   - Без свидетелей, - Лера спустилась вниз и бросила занавески в мусорное ведро. В отдельный мусорный пакет отправилась гитара.
   - Договорились.
   Иванна домыла пол, и отправилась выливать ведро.
   Они справились с уборкой за полчаса, комната быстро проветрилась, и теперь все, что напоминало о пожаре - это несколько выгоревших пятен на обоях и обуглившаяся обивка кресла.
   - Может, мне стоит остаться? - спросила Иванна, внимательно осматривая комнату. Взгляд ее задержался на цепях, нарисованных вчера ночью, но она ничего не спросила. Как и обещала.
   - Нет, сегодня я в безопасности, - Валерия устало опустилась на кровать. - Не говори Елину о том, что произошло. Пожалуйста...
   - Ох, Лера, - Иванна покачала головой. - По-хорошему мне бы прямо сейчас приставить к дому охрану, а тебя посадить под домашний арест суток на пять. Для твоей же пользы.
   - Так не расскажешь?
   Иванна надела плащ и сказала.
   - Пока нет. Ты уверена, что не хочешь мне рассказать все прямо сейчас?
   Лера встала и подошла к окну, вдыхая свежий воздух из форточки. Ей ужасно хотелось все рассказать. Но нужно было продумать каждое слово, чтобы не получилось как всегда. Кроме того...
   Девушка опустила голову, готовясь во всем признаться. Но тут на глаза ей попался листок бумаги, залетевший под кресло. Он был виден только со стороны подоконника, и на нем Валерия разобрала какие-то знаки и цифры. Это не ее почерк.
   - Нет, давай поговорим завтра, - она обернулась к Иванне. - Я должна выспаться и все обдумать.
   - Как знаешь... - женщина собралась уйти и сказала на прощание. - Постарайся до утра не попадать в переделки. Я приеду завтра утром, часов в восемь.
   Лера улыбнулась и проводила ее до порога.
   Дело было сделано. Она выполнила обещание, данное Антонине Федоровне - теперь Антона отпустят, и оградят от шантажистов, кем бы они ни были. Однако, все это - такая малая крупица из того, что произошло в ее жизни за последние дни...
   Девушка словно вернулась к реальности и оглядела комнату как в первый раз.
   И вдруг пулей кинулась к двери, заперлась на ключ и достала листок из-под кресла.
   На нем оказались странные обозначения, похожие на некий шифр. Выглядело это примерно так:
   "1. e2-e4 e7-e5
   2. f2-f4 e5:f4
   3. Cf1-c4
   3...Фd8-h4+
   4. Kpe1-f1 b7-b5?"
   И далее по списку.
   Письмо было длинным, но Валерия догадалась, что это не шифр. С самого детства она любила играть в шахматы, и в памяти всплыли буквенные обозначения фигур.
   Это была шахматная нотация.
   Лере пришлось ненадолго отвлечься, чтобы накормить зверей. Лишь после этого она опустилась в кресло и принялась изучать нотацию. Смутное чувство не давало покоя - где-то она уже видела подобные ходы.
   Взгляд еще раз пробежался по строкам и встретил небольшую приписку внизу. Она гласила: "Расставь фигуры по местам, и делай свой ход. Ты играешь за белых". Подпись - Ш. И печать в виде тисненой короны. Точная копия той, которая была на коробочке с пауком.
   - Думай, Лера, думай... Ты должна вспомнить... - бормотала девушка, покачиваясь назад и вперед. - Так, сперва идет королевский гамбит, черные забирают пешку, потом... кажется, белые готовятся к гамбиту слона. Слона... белый слон? Ага, точно. Заканчивается все тем, что черный конь g8 забирает белого ферзя, оставляя без защиты поле e7, на котором белые ставят мат. Блестяще.
   Да, Валерии казались знакомыми эти ходы. Но почему?
   Воспоминания мелькали смутными отрывками, пока неожиданно не закричал Вжик.
   - Бессмертная! - хриплый голос жако резанул слух.
   - Ты что? - Лера посмотрела на клетку. - Новое слово выучил?
   - Бессмертная! Бессмертная! - не унималась птица, раскачиваясь на жердочке. - Бессмертная краюшечка!
   - Кажется у кого-то посттравматический синдром, - покачала головой девушка. - Хочешь к ветеринару-психиатру?
   - Бессмертная! - в последний раз крикнул попугай, и перешел на свою обычную болтовню.
   Несколько секунд девушка стояла в недоумении. Всего несколько секунд - и сразу две догадки поразили её ум. Первая - шахматная нотация описывала одну из самых известных партий - Бессмертную, о которой Лера читала, когда училась в школе. Вторая - кто-то научил её попугая этому слову совсем недавно.
   Валерии вдруг стало не по себе. Если игра, о которой так упорно твердит голос в телефоне - партия, то можно провести аналогию... все началась 21 апреля. Убили трех человек. Получается, все погибшие - Ира, Мила, Нина Стефанидовна - все они были просто фигурами в игре? Или это совпадение?
   - Ну уж нет, - сама себе сказала Лера и бросилась к компьютеру. Всего пять минут ушло на то, чтобы найти ответ. Бессмертная партия - одна из самых известных во всей истории шахмат. И сыграна она была... 21 июля.
   Да, месяц не совпадает, но дата...
   Валерия почувствовала себя пешкой в чужой, непонятной и страшной игре. Вот только из письма следовало, что она - игрок.
   - Почему я? - прошептала она. - Что тебе надо?
   Лера села на кровать, сжимая в руках странный листок. Она пыталась понять смысл "игры", и смысл этого пожара. Смысл нотации, черт бы ее побрал. Подсказка? Вполне возможно. Или прямое приглашение к началу игры.
   "Расставь фигуры по местам..." - как цинично это звучало. Валерия горько усмехнулась - а может, ну его, этот "голос"? Может рассказать все Елину, показать записку, попросить выставить охрану у дома и зажить как раньше?
   "Эгоистка", - сама себе сказала Валерия.
   Кто тогда остановит этого психа? Если он затеял какую-то "игру", и Валерия выйдет из нее, он найдет другую игрушку. Другого "соперника". Но кто кроме неё сумеет ему противостоять? Нет, девушка не гордилась своим талантом, просто прекрасно понимала, что если разгадать его "цепи" не сможет она - не сможет и никто другой. И люди будут умирать - теперь в этом нет сомнений.
   Лера посмотрела на нотацию и подсчитала "съеденные" черными фигуры. Их оказалось шесть. А это означает, что первые три смерти были не последними. Значит, Семерядов - тоже фигура? И какая - та, которую должны "съесть"?
   Нужно во что бы то ни стало определить, кто какой фигурой является. Но разве возможно это сделать?
   Лера принялась тереть виски и зажмурила глаза.
   У Шахматиста ничего не происходит просто так.
   Лера решила, что его зовут Шахматист. Потому что он любит играть в шахматы. И она оказалась не далека от истины.
   "Возможно, пожар тоже подсказка?", - подумала она. Почему загорелась именно гитара? Нельзя было просто поджечь занавески?
   Возможно, это что-то, связанное с музыкой или огнем. В голову ничего не приходило, и Валерия попыталась понять, как вообще кто-то мог проникнуть в ее комнату и почему гитара внезапно вспыхнула.
   Возможно, дело в каком-то веществе, воспламеняющемся на свету? Это единственное разумное объяснение. Но как кто-то попал в комнату, когда здесь был Арчи?
   Это мог быть только тот, кого Валерия хорошо знает. Кого пес принял за своего. Но даже в этом случае, человек должен был открыть дверь, а она была заперта.
   Окно?
   Валерия посмотрела на форточку. Слишком узкая, чтобы кто-нибудь пролез.
   Так ничего и не придумав, она снова села за компьютер, чтобы узнать побольше о Бессмертной партии.
   А что, если никто и не приходил? Что, если гитару облили из форточки?
   Девушка смерила глазами расстояние от окна до того места, где стояла гитара и поняла, что это вполне возможно. Тогда почему звонок был из комнаты? Если только Женя не ошибся - но это уж точно невозможно.
   Хотя скоро Лера нашла ответ и на этот вопрос. Ноутбук стоял неподалеку от окна, а по словам Жени сигнал улавливается в радиусе трех метров. Значит, человек вполне мог стоять за стеной дома. Правда, там огромные заросли шиповника. Нужно быть мазохистом, чтобы пробраться через них к стене.
   Оставался и еще один вопрос - кто научил попугая новому слову?
   Раздался звонок.
   Валерия вздрогнула и едва не упала со стула. Теперь в каждом звуке ей мерещилась опасность.
   - Лерка! - послышался Дашин голос. - Что происходит?! Почему ты не отвечаешь? Мы с Женей все ногти сгрызли, пока до тебя дозвонились!
   - Даш, прости, я не могла позвонить, - устало произнесла Валерия.
   - Да ладно, подруга, какие обиды! Что произошло, в твою комнату кто-то забрался? Женька сказал, что...
   - Женя ошибся, - перебила Лера. - Человек звонил не из комнаты, он был рядом с домом, за окном. Но, пожалуйста, Даш, не задавай пока вопросов. Я бы очень хотела все рассказать, но это невозможно.
   Девушка не обмолвилась о своих сомнениях и о том, что Вжик узнал от кого-то новое слово.
   - Ладно, не хочешь, не говори, - Даша была очень взволнована. - Но мы хотим тебе помочь. Я не знаю, что там у тебя происходит, но мне это очень не нравится. И если нужна помощь...
   - Дашунь, спасибо тебе большое, я знаю, что вы с Женей переживаете. Но сейчас ты можешь помочь мне только с расследованием. Кстати, куда ты пропала на концерте?
   - Вот как раз о расследовании! - снова воодушевилась Даша. Видимо, она шла по улице, потому что слышался шум дороги и ветра. - Я столкнулась с той женщиной, которая искала в парке пуговицу! Проследила за ней, и увидела, как она разговаривает с мужчиной, которого ты показывала на фотографии. И вот разговор их мне очень не понравился. Они обсуждали убийства, все три. Женщина говорила, что Жиля нужно вытаскивать из тюрьмы, потому что его "начальник" ждать не любит. Еще она сказала, что заляжет на дно, потому что кто-то под нее копает. Упоминала про девушку, которая спрашивала про пуговицу... Про тебя, значит. Я точно не расслышала, но, кажется, пока вместо нее работать будет другой человек, "из серых", как она выразилась. А мужчина говорил, что-то про марионеток... нет, скорее про одну - в единственном числе. Потом разговор ушел в сторону, они обсуждали какой-то японский ресторанчик, кажется, суши или еще что... мне было плохо слышно, музыка так гремела! Ну вот, потом я пришла обратно к скамейке, где ждал Жека, он и рассказал мне про странный звонок и про то, что кто-то залез к тебе в комнату..
   - Даш, ты молодец! Как всегда. Тот мужчина - и есть наш "акробат".
   - И почему я не удивлена? Только что это нам дает... Мы же не знаем, кто он и где его искать.
   - Найти-то я смогу... Кроме того, теперь мы точно знаем, что убийства связаны. Женщина пытается вытащить Жиля из тюрьмы, потому что кто-то его подставил. И я даже догадываюсь кто... Ну а серый мужчина каким-то образом причастен к убийству Милы и через эту женщину в черном может иметь отношение к Антоновой. Правда, он не подходит под описание...
   - Какое еще описание? - спросила Даша.
   - Да так, не бери в голову, мысли вслух, - сказала Лера, вспоминая рассказ Люси. Торговка говорила, что в автобусе ее толкнул молодой парень. Если цвет глаз и волос подделать можно, с возрастом и ростом это затруднительно.
   Допустим, тот парень и есть "мальчик", который звонит Валерии. Значит, Милу убил не Шахматист, потому что описание парня и "серого" человека не совпадает. По крайней мере, он сделал это не сам.
   - Ну ладно, - вздохнула Даша. - Тогда до завтра?
   - До завтра.
   Лера нажала на "отбой".
   Она вернулась к поиску информации. И вот что ей удалось узнать.
   Бессмертная партия была сыграна 21 июля 1851 года. За белых играл Адольф Андерсен, за черных - Лионель Кизерицкий. Белые одержали победу.
   Но зачем Шахматисту победа Валерии? Или он решил изменить ход партии? И почему он называл себя Белым слоном? Он игрок или фигура?
   Вопросы, вопросы... Их было не море, не океан - целая вселенная. Если Антон не убивал Милу - кто это сделал? Константин или кто-то другой? Для чего, и главное - как? Отчего собаки на берегу вдруг взбесились все разом, и что за странный тип вертелся у берега? Случайно ли Виктория оказалась на месте преступления, когда нашли Иру? И зачем вообще кому-то понадобилось убивать студентку, да еще таким жестоким способом? Зачем Ира общалась с Викой, и что за человек оказывал ей покровительство перед деканом? И главное - куда он исчез?
   Ответы предстояло найти, и как можно быстрее. Но впервые в жизни мысль о поисках нагоняла на Леру страх.
   Однако, дело должно быть доведено до конца.
   Так она решила. Пусть полиция занимается всем этим. Антона рано или поздно - скорее, рано - отпустят. Материала, предоставленного Валерией, хватит, чтобы следователь, либо судья усомнились в его виновности.
   Но вопросы появлялись один за другим, а где искать ответы Валерия не представляла.
   Лишь одно она знала точно - Шахматист решил использовать ее, чтобы достичь свою, пока неясную, цель.
   Он решил поиграть... что ж. Валерия не против. Тем более, что пятно на стене не даст забыть прошлое. Не отпустит так просто из своих сетей.
   Ей просто необходимо вступить в игру.
  
   Партия началась.
   Дебют сыгран. Настало время миттельшпиля. Время настоящей игры достойных игроков.
   И это говорю я, Шахматист.
   Сноски:
   Отрывок стихотворения Н.Гумилева
   Отрывок стихотворения А.Ахматовой
   Машенька - мелок от тараканов
   Дебют - первый этап шахматной партии
   Шахматная нотация - условные обозначения в виде латинских букв и цифр, применяемых для обозначения ходов в шахматной партии. В книге "Дебют. Цепи" Валерия получила нотацию с ходами, соответствующими тем, которые должны произойти в реальности. Каждая фигура - человек. Роли назначил Шахматист.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.28*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Любовное фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"