Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 8-9.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.54*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть марлезонского балета. Глава 0 напоминает о событиях, которые произошли в Дебюте.


Часть вторая

Миттельшпиль. Призраки.

  

Глава 0, или

Три отражения в зеркале

Из заметок Шахматиста

  
   Всякая партия начинается с дебюта, легким движением руки и поворотом мысли шахматиста перетекающим в миттельшпиль, середину партии. А эндшпиль, какими бы достойными не были соперники, приносит одному из них победу, другому - поражение. И я не смею менять правила игры.
   Ах да, кажется, вы уже слышали эти слова? Да-да, я писал об этом в самом начале истории... Но не стану извиняться за забывчивость - в моей голове и без того довольно информации. Помнить, что я говорил, а что нет... к чему? Удел тех, кому больше нечем занять свой ум.
   Я не смею менять правила игры. Три этапа - три книги - три отражения в зеркале. Мое первое отражение вы, возможно, успели разглядеть в промелькнувших образах и фразах дебюта.
   Смешная шутка. Хотел бы я познакомиться с тем человеком, которому под силу разоблачить меня. Я пожал бы ему руку, и - убил.
   Но перед этим все-таки пожал бы руку.
   Я - Шахматист. У меня много отражений. Найдется по одному на каждый этап каждой сыгранной партии. Всех сыгранных партий и этюдов. Хотя, не всегда игра стоит свеч. Не всегда удается расположить фигуры правильно. На этот раз удалось.
   Вообще, фигуры - это главный элемент. Без доски король по прежнему остается королем, слон - слоном. А вот шахматная доска превращается в обычную. Может в разделочную, или любую другую. Но фигуры - выбирать их нужно уметь. Кто-то любит играть фигурами из красного дерева, кто-то отдает предпочтение слоновой кости. Я же руковожу пешками и королями из плоти и крови. Мне приходится быть и гроссмейстером, и психологом, и артистом, и шутом, и провидением. Судьбой. Но никогда - убийцей. И не заказчиком, потому что заказчики платят за работу деньги, а я обхожусь лишь интеллектом. Событиями легко управлять, и если выстроить их правильно - одно спровоцирует другое, и приведет к третьему. Проследить эту цепочку не под силу почти никому, поэтому я могу быть спокоен за свою безопасность. Вычислить меня невозможно. Почти. Есть кое-кто, способный мне противостоять. Тот, кого я могу использовать для достижения цели.
   Точнее, та. Ее зовут Валерия. Валерия Рижская, если быть точнее. Очаровательная, но ужасно своевольная и прямолинейная девчонка оказалась достойным соперником. Я сам выбрал ее, и не жалею об этом. Она, так же, как и я, видит взаимосвязи между событиями, но не строит, а лишь распутывает уже существующие цепи, идет по следу, как ищейка. А мне именно ищейка и нужна. Породистая, с отменным нюхом.
   Валерия была отличной кандидатурой. Ее можно сравнить разве что с Иванной Капериной. Иванна... капитан полиции и старший оперуполномоченный, женщина-рентген с пронизывающим взглядом, неприметная серая мышка с характером матерого волка. Она довольно примитивна, но и ее методы иногда работают. Она не знает про мою игру, и все же идет на шаг впереди Валерии. А все потому, что нюх даже самой лучшей ищейки легко притупить. И я без труда добился того, чтобы Валерия сосредоточилась на игре, не отвлекаясь на незначительные вещи. Всего-то стоило пару раз позвонить ей, подделать голос давно погибшего брата, намекнуть, что правила нельзя нарушать... Маленькие детки никогда не слушают старших, все делают наоборот. И теперь моя девочка сделает все, чтобы найти меня. А чтобы найти, придется со мной сыграть.
   Но, довольно разговоров. Позвольте мне, как и раньше, на время превратиться в рассказчика, автора книги о Белом слоне. Чтобы освежить ваши воспоминания, я позволю себе небольшое отступление в виде обзора последних событий. Моих небольших триумфов.
   Итак, снова перенесемся в город N, типичную провинцию с самыми обыкновенными жителями. Этот город идеально подошел для игры, стал прекрасной доской.
   Партия, которую я решил разыграть, носит название Бессмертная. Она была сыграна в Лондоне, в 1851 году, между Лионелем Кизерицким и Адольфом Андерсеном. И как нельзя лучше подходит для достижения моей цели.
   К моменту окончания дебюта я сделал десять ходов белыми и черными фигурами. На виду лишь три. Первый - смерть Людмилы Крымовой, подруги Валерии. Задушена, отравлена и утоплена. Второй - смерть пожилой женщины в парке, госпожи Антоновой. Анафилактический шок. Третий связан с замороженной в жидком азоте студенткой биофака, Ириной Глазовой, однокурсницей Валерии.
   А моя ищейка отлично выполняет свою работу. Рижская согласилась с условиями игры. Ее жалкие попытки выйти на меня ни к чему не привели. Тогда девчонка решила взять след, косвенно ведущий ко мне. Например, выяснить кто убил Милу, что за человек так таинственно исчез из кабинета декана... Да, а к этому исчезновению еще стоит вернуться. Вот интересно - был человек, Валерия ясно видела его руку с мясистыми пальцами, драгоценное кольцо с камнем, похожим на бриллиант, слышала, как декан разговаривает с ним об одной из своих студенток. И вдруг этот человек исчезает. Декан выходит, Лера ни на секунду не спускает с двери глаз, а через минуту заглядывает в кабинет - там пусто. Окно закрыто изнутри. Потайных комнат нет - с обеих сторон расположены кабинеты, стены тонкие. Да, вот вопрос.
   Еще один момент, о котором не следует забывать - "серый" человек, Константин, с которым девушка уже не однажды сталкивалась на улице. Она подозревает его в убийстве Людмилы, но кто он на самом деле, известно разве что темноволосой даме, с которой Валерия повстречалась в парке. Той самой даме, которая искала пуговицу на месте убийства Антоновой. Что это за пуговица - Валерия не узнала, а мне нет до этого дела..
   Не стоит забывать и о человеке, чей след от ботинка фирмы "Спартанец" молодая сыщица обнаружила на берегу озера в день смерти Людмилы. И черный автомобиль с номерным знаком у680ро сыграет в игре не последнюю роль. Если вы помните, на рок-концерте какой-то негодяй проколол колесо мотоцикла Валерии. Неугомонная особа обнаружила следы "Спартанца", ведущие от мотоцикла к черному автомобилю. И не придумала ничего лучше, чем устроить за ним слежку. Этот же автомобиль едва не сбил ее во время неудавшихся шпионских игр.
   Последнее - на том же рок-концерте Валерия вышла на человека, причастного к убийству Антоновой. Но это не имеет ровным счетом никакого значения, потому что произошло по инициативе Валерии. Мне подобное поведение совсем не по вкусу, поэтому, чтобы осадить девчонку, пришлось прибегнуть к радикальным мерам.
   Пожалуй, это все, о чем я хотел рассказать. Дебют триумфально завершился пожаром в комнате Валерии. Она получила шахматную нотацию, и игра вступила в новый этап - миттельшпиль.

Глава 8, или

Лгать строго обязательно

  
   23 апреля, 2013 год
  
   Магнитола жевала попсу и выплевывала ее в окна автомобиля. Иванна любила громкую музыку с бессмысленным текстом. Потому что такая музыка не заглушает мысли.
   Проработав в полиции без малого десять лет, оперативница могла бы с уверенностью заявить - то, что сейчас происходит в тихом городке, не вписывается ни в какие рамки. Ни в рамки самых безумных версий, ни в рамки закона, ни в рамки здравого смысла. Убийства происходят одно за другим, связи между жертвами нет, мотивы преступлений неясны. Непонятно так же, кто за этим стоит.
   Но вот что известно совершенно точно, что не вызывает сомнений - опасности подвергается каждый, кто пытается узнать правду.
   Даже судья. Она обратилась к Иванне вчера, неофициально. Так получилось, что капитан Каперина просила ее об одном одолжении несколько дней назад, и судья ей не отказала. Дело касалось убийств, произошедших за последнюю неделю. Судья не только помогла кое-что выяснить, но и согласилась в дальнейшем оказывать посильную помощь. Самое интересное - об этом их "договоре" не знал никто.
   А потом кто-то похитил важные бумаги, касающиеся личной жизни судьи. Никаких особых требований пока не выдвигали, но женщина была обеспокоена. В документах находилась информация о ее дочери и одном старом деле, которое могло скомпрометировать судью, лишить работы, а, возможно, и подвести под статью.
   Иванна обещала помочь, чем сумеет.
   Но сидя в машине, под звуки популярной, но такой глупой, музыки, она думала совсем не о ней. Ее беспокоила Валерия. Эта девочка ввязалась в крайне опасную игру. Или, ее втянули против воли?
   "Надо было настоять на своем...", - думала серая мышка, сосредоточенно глядя на дорогу. - "Надо было пресечь все ее попытки заняться расследованием. Это я виновата".
   Она винила себя за то, что тогда, у озера, разрешила Лере остаться. Разрешила строить версии о смерти Людмилы Крымовой. Но разве могла Иванна предположить, во что выльется это расследование? Его плоды не замедлили проявиться - вчера ночью комнату несносной девчонки подожгли. И хорошо, что она вовремя успела потушить огонь. А все ее россказни про случайность - Иванна давно поняла, что Лера не умеет лгать.
   Если бы все ограничилось только одним расследованием... Так нет же! Неугомонная девчонка стала свидетельницей по делу об убийстве пожилой женщины в парке - Нины Стефанидовны Антоновой. Вторым свидетелем проходила подруга Валерии - журналистка Дарья Лапшина, повсюду сующая свой маленький любопытный нос.
   А на другой день доморощенная сыщица вновь предстала перед следователем, как свидетель по делу о смерти своей однокурсницы, Ирины Глазовой, замороженной жидким азотом в лаборатории университета. И снова Валерия была не одна - с ней свидетелем проходила одногруппница Виктория Шильц. Избалованная папина дочка, в последнее время водившая дружбу с погибшей. Правда, по словам Валерии, дружба имела причину, неизвестную никому, кроме самой Ирины.
   Михаил Афанасьевич Елин, обладающий железной хваткой, далеко не последний в своем деле, следователь с огромным стажем - даже он не знал, что предположить. От Виктории Шильц не удалось ничего добиться, а все улики указывают на одного человека. На декана биологического факультета, Семена Денисовича Полонеза. Не так давно он подписал приказ об отчислении Ирины, а накануне убийства у них с погибшей произошел конфликт. Полонез утверждает, что причина - в плохой успеваемости Глазовой. И действительно, за прошедший семестр она умудрилась набрать пять "хвостов". Однако, выяснилось , что Ира не собиралась учиться дальше. Мать нашла в её личном дневнике странные записи, из которых стало ясно, что девушка надеялась начать новую жизнь, бросить учебу и уехать из города.
   Михаил Афанасьевич решил, что Глазова каким-то образом шантажировала декана. Рассчитывала получить крупную сумму - отсюда и записи про переезд и новую жизнь. Главная же улика против Полонеза - пуговица, зажатая в уцелевшей руке Ирины. Левая рука разбилась на мелкие осколки, от удара чем-то тяжелым. Правая же, закрывающая лицо, хранила секрет. Сжатые в кулак ледяные пальцы скрывали пуговицу. Позолоченную, с черными вкраплениями, точно такую же, как пуговицы с пиджака декана. Но Полонез предъявил пиджак - все пуговицы оказались на месте. Елин полагал, что подозреваемый успел пришить новую. Иванна в этом сомневалась. Как и в причастности декана к убийству. На ее взгляд версия выглядела нелепо.
   Единственное, что смущало оперативницу - Полонез лгал. Он уверял, что в ночь убийства уезжал из города, но студенты из общежития видели его машину возле университета в девять вечера. Номерной знак был в точности, как на машине декана - у680ро.
   Эксперты дали заключение, что Ирина погибла около пяти часов утра. Что делать студентке в университете в такое время? Вопрос пока не имел ответа. Что же касается способа убийства - Валерия предположила отравление. Девушку заморозили, чтобы скрыть настоящий способ убийства - например, яд, который разрушается при низкой температуре. Но вскрытие показало, что Ирина была жива в момент, когда ее замораживали. Жива, но под действием какого то психотропного препарата.
   По большому счету, Иванна считала, что Леру не стоит подпускать к расследованию последнего дела даже на километр. И все-таки следователь выслушал мнение девушки.
   На этом бы юной сыщице угомониться, так нет - вчера она рассказала Иванне, что, якобы, готовится убийство одного журналиста, Игоря Семерядова. Неприятный тип, который недавно дал наводку на наркоторговцев. Что Валерия может знать о нем?
   Постукивая пальцами по рулю, серая мышка прокручивала в голове возможные варианты. Как вообще получилось, что Валерия стала свидетелем сразу трех убийств за два дня? Совпадение? Едва ли.
   Иванна боялась признаться себе, что догадывается о причине. Если она права, если Валерия действительно связалась с теми людьми, о которых думает Каперина... Ничем хорошим это не закончится. Рано или поздно Лера докопается до правды. Она всегда находит ответ на любой вопрос. Но тогда ей уже никто не поможет.
   Иванна посмотрела на светофор, ожидая зеленого.
   В последнее время в городе творилось что-то неладное. За три года участились случаи самоубийств и странных смертей. Парень поспорил с друзьями, что донырнет до дна озера - нырнул, зацепился за корягу и утонул. Другой упал со стула и сломал шею; на третьего упал шкаф - подломилась ножка; женщина уронила фен в воду, когда принимала ванну. Ну кто, скажите на милость, сушит волосы, сидя в ванне?
   Светофор подмигнул зеленым глазом, и машина поехала дальше. Иванна на автомате поворачивала руль, продолжая размышлять.
   Перечислять можно долго. Мальчик спрыгнул с десятого этажа; сразу пять подростков покончили с собой, наевшись таблеток... После каждой смерти кто-то получал долгожданное теплое место на работе, кто-то выходил замуж за вдовца, кто-то получал огромную страховку.
   Только в последнее время не произошло ни одного самоубийства или несчастного случая. Исключительно убийства. Полиции давно было известно, что в городе N существует нечто вроде преступной группировки. Да и где такой нет? Вот только шеф местной преступности много лет оставался в тени. Он уходил из-под носа оперативников всякий раз, словно знал все их шаги наперед. Поэтому у Елина появились подозрения, что кто-то из сотрудников полиции - человек шефа, "крот", который сливает всю информацию о расследованиях и операциях захвата.
   Иванна с ним не спорила. Она просто делала свое дело. Приехав из Москвы в город N за спокойной жизнью, она нашла здесь головную боль. Однако, ей это даже нравилось.
   Сегодня в восемь она передала следователю все улики и изложила факты, которыми располагала благодаря Валерии. Они касались Антона Крымова. Теперь есть шансы, что его отпустят. Впрочем, Елин слишком скрупулезен, ему мало одних доказательств - следователю нужен настоящий убийца и объяснение всех нюансов дела. Почему люди, с берега наблюдавшие сцену убийства, в один голос утверждают, что именно Антон надел на голову Миле пакет? Как и почему исчезло тело Людмилы? Даже Валерия не могла ответить. Поэтому пока Антон останется за решеткой, а своенравная девчонка продолжит свое расследование, ни за что не послушает Иванну.
   Самое обидное - Михаил Афанасьевич мог бы повлиять на упрямую сыщицу, помочь ей выпутаться из истории, в которую она попала, все уладить. Только он не знает и десятой доли того, что происходит на самом деле. А рассказать ему нельзя - это только усугубит ситуацию. Он слишком консервативен и бескомпромиссен. Ему не понравятся версии, над которыми работает Иванна, он не воспримет всерьёз предположения Валерии - а без этого следствие едва ли сдвинется с мертвой точки.
   Перед Капериной встал непростой выбор - потерять доверие девушка, или оградить ее от опасности.
   Машина повернула на Никулинский проспект. По радио объявили девять утра, и началась передача "Мой привет".
   - Я хочу передать привет моему Котенку, я его очень люблю... - зачитывала девушка приятным голосом.
   Иванна выключила радио и продолжила дорогу в тишине. Мысли постепенно утихли, вместе с музыкой. Теперь в ушах стоял городской шум и тихое урчание мотора.
   К Валерии она приехала в начале десятого.
   Под теплыми солнечными лучами маленький уютный дворик походил на разнежившегося кота. Молодая шелковистая травка нежилась под весенним солнцем, яблони отбрасывали узорные тени, а песчаная дорожка вела к добротным деревянным ступенькам перед входной дверью. Дремал даже дом, овитый еще голыми и от того по-осеннему печальными плетями винограда. Листики появятся месяцем позже.
   "А ведь ничего не изменилось", - со светлой грустью подумала Иванна, вспоминая, как впервые увидела этот дворик на Калиновой улице и небольшой двухэтажный домик, затесавшийся среди новеньких одинаковых коттеджей. Первый этаж занимали Лера и ее пожилая соседка, Антонина Федоровна. Второй - молодая семья с двумя детьми. Подвал оборудовали под комнату для одного жильца, и занимал ее двоюродный брат Милы, Женя, считающий себя изобретателем.
   В самый первый раз Иванне показалось, что этот домик, в отличие от всех остальных, выглядит довольно старым, но обладает неповторимым обаянием и живой душой.
   Это было три года назад.
   Воспоминания пробуждали забытые ощущения - надежду на лучшее, ожидание начала новой жизни. Они вносили в душу смятение. Тогда все было куда проще и понятнее, несмотря на то, что серая мышка - Иванна - начинала новую жизнь в новом городе, и никого здесь не знала. Но ведь устроилось же все, попались хорошие люди, не бросили в беде. Мила не прошла мимо растерянной женщины на вокзале. Валерия помогла отыскать сумку, которую Иванна потеряла на вокзале в день приезда в город N.
   Да... Мила тогда была жива. И здорова. Машина сбила ее маленького сына только спустя два года. С тех самых пор Милы будто не стало.
   Иванна не спешила выходить из машины, поглощенная воспоминаниями.
   В тот день, три года назад, она и подумать не могла, что станет так беспокоиться о девчонке, доморощенной сыщице, которую поначалу считала обычной начитавшейся детективов сумасбродкой.
   А Лера детективов не читала. И сыщицей себя не считала. Скорее ищейкой, которой под силу взять любой след, и пройти по нему до конца.
   Выждав еще пару секунд, Иванна открыла дверь автомобиля и ощутила свежесть весеннего воздуха. Под каблуками захрустела галька, женщина направлялась к двери дома. Остановилась на пороге, оттягивая неприятный момент. Неприятен он был от того, что придется сказать правду - Антона не отпустят.
   Серая мышка, по привычке всюду таскавшая с собой выцветший зонт, глухо стукнула им о ступеньку, и невольно улыбнулась. Она вспомнила, как часто люди, встретившие Валерию впервые, принимали ее за трудного подростка. И не удивительно, если учесть, что девушка одевалась преимущественно во все черное - косуху, бандану, перчатки... Только тяжелые ботинки имели сероватые вставки, а под черной курткой или жилетом скрывалась яркая футболка или туника. Когда Лера гоняла по городу на своем круизере, кто бы мог подумать, что эта девчонка может дать фору любому сыщику?
   Сейчас, на время сессии, девушка перестала принимать заказы на поиски. Хотя, на самом деле причина была вовсе не в учебе, и Иванна знала это.
   Она еще немного постояла у двери, рассматривая деревянную обшарпанную ступеньку. Собралась с мыслями, и - зашла. Знакомый коридорчик с картинами на стенах, дверь на кухню справа, в комнату пожилой соседки - прямо, и к Валерии - налево... Иванна в нерешительности постояла напротив двери соседки. Нет, заходить к ней она не собиралась. Антонина Федоровна теперь не принимает гостей. Мало того, что год назад она потеряла внука - сына Милы и Антона - так теперь и невестку. Последней каплей стали обвинения, выдвинутые против Антона, ее родного племянника. Ее больное сердце не вынесло таких потрясений. Антонина едва ходила. Оживить ее могли лишь хорошие новости, но Иванне нечем было её порадовать.
   Серая мышка поправила тонкий пучок пепельно-русых волос, отряхнула невидимые крошки с серого плаща и направилась к двери, ведущей в комнату Валерии. На белой поверхности, как и три года назад, красовался толстый рыжий кот, нарисованный размашистыми движениями широкой кисти. За три года у кота пообтерся хвост, и исчезла часть уха.
   Дверь открылась беззвучно. Единственный, кто заметил приход Иванны - огромный черный ньюфаундленд по кличке Арчи. Он поднял тяжелую голову и удостоил гостью только взглядом темных влажных глаз.
   - Здравствуй, - тихо сказала Иванна. Так она здоровалась с ним всегда. Пес не поднимался ее встречать, не махал хвостом - просто разрешал войти. Он лежал на подстилке в дальнем углу комнаты. За три года знакомства у них с Иванной установился нейтралитет. Женщина не любила собак, но Арчи она уважала за ум и преданность хозяйке. Арчибальд не любил Иванну, однако признавал ее за свою, и относился к ней со слегка настороженным почтением. Пес чувствовал силу характера серой мышки, и этого было достаточно, чтобы смириться с ее присутствием. Кроме того, его хозяйка относилась к Иванне весьма благосклонно - что еще надо собаке, чтобы удостовериться в надежности чужака?
   Иванна шагнула вперед, поставила зонт у стены и сняла туфли.
   Лера будто и не ложилась. Она стояла напротив белой стены, исписанной и разрисованной до самого потолка.
   Оперативница не сдержала добродушной усмешки. Вот так же она вошла сюда три года назад, и Лера даже не обернулась. Девушка редко оборачивалась, потому что чаще всего знала, кто к ней пожаловал и не хотела отвлекаться от раздумий.
   Человеческая память - штука крайне ненадежная. Что только люди не забывают - от включенных утюгов до данных перед алтарем клятв вечной любви. Все решают проблему по-разному - одни ведут дневники, другие заводят записные книжки и блокноты для заметок, третьи ставят "напоминалки" на сотовый, а иные и вовсе предпочитают на все забить и жить как живется.
   Лера решила проблему гениально. Она записывала свою жизнь на стене собственной комнаты. От пола до потолка кирпичное "полотно" было исписано и изрисовано всевозможными мыслями, образами, воспоминаниями и напоминаниями. Конечно же, обоям места не осталось, стену регулярно приходилось белить. Девушка делала это, периодически замазывая ненужные воспоминания. Они исчезали на стене - и из жизни, освобождая место новому. Так уж устроен мир, все подчиняется закону изобилия - чтобы новое пришло, хлам необходимо выбросить. И из жизни, и из памяти.
   Случайному гостю могло бы показаться, что в этих настенных художествах нет никакой логики - просто нагромождение разноцветных клякс, фраз и странных зарисовок.
   - Как будто в жизни по-другому, - обычно немного ворчливо отвечала на это Валерия. - То же самое нагромождение, только формы другие.
   Ее друзья знали, что если правильно смотреть, на стене можно прочесть чуть ли не целую жизнь, а в придачу узнать много нового. Девушка частенько записывала там собственные и чужие мысли, наблюдения, факты. Чьи только имена и мысли не были погребены под слоем белил! Вот и сейчас на стене красовался десяток-другой разномастных цитат. Булгаков, Шопенгауэр, Тесла, Чеширский кот, Джон Леннон, Экзюпери, соседка из дома в конце улицы, капитан Джек-воробей, Дэн Браун, Ньютон, случайный прохожий... Любые мысли, зацепившие слух и душу, находили здесь место. То, что написано мелким почерком - пригодятся на будущее, а что покрупнее - важно для Леры именно сейчас, в этой точке.
   На этот раз всю стену занимал дуб.
   Да, именно так - дуб, дерево, нарисованное довольно нелепо, фиолетовым маркером. Дерево с "золотой", а на деле - тоже фиолетовой - цепью, в каждом звене которой находился какой-то символ. Иванна не понимала их значения.
   А Лера стояла напротив дуба, и размышляла. Она не обернулась, хотя прекрасно слышала, как зашла Иванна.
   Еще вчера девушка обклеила часть стены листочками с обозначениями "F1", "K2" и так далее. На цепи, которая выглядывала из-за бумажек, появились новые звенья. Так, в одном звене расположились факты о деле Антоновой - пожилой женщины, убитой в парке. К нему присоединилось еще одно, со странными значками и зарисовками.
   Были на стене и другие заметки, но они скрылись за листками с буквами и цифрами.
   Лера стояла неподвижно, и сосредоточенно разглядывала бумажки. Периодически отрывала одну и приклеивала на ее место другую.
   Это был метод Валерии во всей красе.
   Много лет назад, когда девчонка училась в восьмом классе, одна из одноклассниц спросила, как у нее получается находить вещи, потерянные даже несколько лет назад. На что Лера ответила так:
   - Я научилась мыслить по-другому. У собак. В поиске чего-то они мыслят запахами. Я мыслю образами и фактами. Один порождает другой. Из первого вытекает второе. Это миллион раз доказано историей всего человечества, каждым из нас. Я называю это "цепная реакция". Если понять суть, можно найти что и кого угодно. Об этом знали и великие предсказатели - но они пошли гораздо дальше меня. Они выстраивали цепи событий, которые еще не случились, которые произойдут через тысячи лет. Наверное, им помогала еще и интуиция, может они и сами не понимали, как это происходит. Но в этом не было и нет ничего сверхъестественного - все связано. Они видели эти связи, и могли их просчитать на много звеньев вперед. А я могу лишь анализировать, и вычленять нужные звенья одной цепочки, которая уже существует, и тянется к своему "якорю" - человеку или предмету. Я, как ищейка, идущая по следу. Только иногда, в отличие от ищейки, я не знаю что за дичь там, впереди - это делает мое хобби еще увлекательнее.
   Иванна никогда не спрашивала Валерию о ее методе. Постепенно она сама поняла принцип.
   - Надеюсь, ты хорошо отдохнула? - женщина, наконец, нарушила молчание. Она подошла к Лере, рассматривая цепи и записи.
   Хозяйка комнаты так и не обернулась. Она оторвала очередную бумажку и задумчиво произнесла.
   - Скажи, а как бы ты поступила, если бы тебе грозила опасность, которой можно избежать, но если ты сдашься, погибнет другой человек. Незнакомый тебе, может быть, даже не очень хороший. Пошла бы в полицию, или подверглась опасности и спасла чью-то жизнь?
   - Первым делом, я бы нашла человека, с которым можно поделиться, - Иванна прошлась вдоль стены, до левого угла.
   Там, в нижней части "полотна" затерялось пятно, мутное, грязно-коричневое, никак не вписывающееся в "композицию" из ярких цепей и слов на стене. Оно не несло смысла. Штукатурка в этом месте посерела и начала осыпаться.
   Как-то Даша, близкая подруга Валерии, спросила:
   - Почему ты не закрасишь его?
   - Должен же быть на идеальном холсте хоть какой-то изъян, - отшутилась Лера, и больше никто ее не спрашивал. А она никому и не сказала бы. Есть вещи, о которых следует молчать.
   С момента появления "изъяна" прошло десять лет. В 2013 году Валерии исполнилось двадцать три года, но воспоминания были свежи, словно все произошло неделю назад.
   - Тогда слушай...
   Голос Валерии вернул Иванну к реальности, и отвлек от созерцания пятна. Иванна слишком пристально разглядывала его, хотя на стене были куда более интересные вещи.
   Лера оторвала еще один листок, и, скомкав его, обернулась. Карие глаза от недосыпа слезились, темные волосы спутались и сейчас больше напоминали гнездо ворона - но девушку это не беспокоило. Ее никогда не беспокоила внешность - ни своя, ни чужая.
   - Когда мы нашли Антонову, неподалеку я обнаружила это...
   Она подошла к письменному столу, достала из ящика маленькую вещицу, и показала Иванне.
   - Что это? - женщина взяла предмет и рассмотрела. Это была заколка для волос с маленьким полудрагоценным агатом.
   - Она принадлежала Миле. Я не показывала ее Елину, потому что не была уверена.
   - В том, что убийства связаны? - уточнила Иванна. Она говорила о смерти Милы, Антоновой и Иры Глазовой.
   - В том, что убийца один.
   Иванна с удивлением посмотрела на Валерию.
   - Михаил Афанасьевич рассказывал о твоих версиях. Разве не ты говорила, что смерть Антоновой случайность?
   - Я ошиблась, - Лера оставалась совершенно невозмутимой, и Иванна не заметила, как всего на мгновение она отвела взгляд. - Ее убил тот же человек, который убил Милу. И это не Антон, если ты помнишь наш вчерашний разговор.
   - Продолжай.
   - Посмотри на заколку внимательно, - девушка сложила руки за спину и кивнула в сторону вещицы. - Что ты видишь?
   Иванна присмотрелась, повертев заколку.
   - Ничего.
   - Погляди на оправу камня. За зубчик зацепилось полупрозрачное волокно.
   Оперативница прищурилась и посмотрела заколку на свет.
   - И правда... И о чем это говорит?
   - Вот, - Валерия достала из ящика стола еще одну вещь. Маленький пакетик, в котором лежала крошечная пушинка, похожая на тополиный пух. - Это я нашла в лодке. Ты знаешь что это такое?
   Иванна покачала головой.
   - Это пух рогоза. Растения, которое многие принимают за камыш. На Лебяжьем озере он не растет, и в апреле не цветет. А значит, ветром его придуть не могло. Я нашла пух в лодке, на которой плавали Антон и Мила.
   - И откуда он мог взяться?
   - Я не знаю. Но уверена, что он появился там не с проста. Знаешь для чего тонкинские пираты использовали тростниковые трубки?
   - Как-то не приходилось общаться с пиратами, - заметила Иванна.
   - Они использовали их для дыхания под водой. Полый стебель рогоза тоже мог бы подойти для этих целей.
   - Хочешь сказать, убийца попал в лодку из воды? Но его все равно бы заметили.
   Иванна села на стул и положила ногу на ногу.
   Валерия протянула ей пакетик с пухом и сказала.
   - Можешь приложить это к материалам дела, если захочешь. А сказала я только то, что сказала. Я не знаю, как убили Милу. Но этот пух - одно из доказательств, что был кто-то третий. И, скорее всего, пушинка появился уже после того, как Милу убили. Как она попал на заколку - вопрос другой. Главное - эта заколка оказалась у Антоновой, я подобрала ее на месте преступления...
   - Что?! - на этот раз Иванна вскочила, едва не опрокинув стул. Только теперь до нее дошел смысл сказанного. И будь перед ней кто другой, она бы не раздумывая вызвала своих коллег и составила протокол. - Ты взяла улику с места убийства! Ты знаешь, что за этим может последовать?
   - Да, - Валерия оставалась совершенно спокойна и уверена в своей правоте. - Только я не знала тогда, что это улика. Заколка валялась на земле метрах в двадцати, я подобрала ее, решив что кто-то потерял. А потом, уже в квартире Антоновой, нашла вторую такую же...
   - И почему ты не сказала сразу? - Иванна почти испепелила Валерию взглядом, но немного смягчилась. - Будь на моем месте Михаил Афанасьевич, проблем бы тебе не избежать.
   - Знаю, - Лера улыбнулась и уперла руки в бока. - Поэтому я говорю с тобой. Вообще-то, раньше я просто проверяла свою версию, но она провалилась.
   И снова Лера отвела взгляд, хотя Иванна, кажется, не придала этому особого значения. При любом разговоре люди периодически отводят глаза, если, конечно, это не двое влюбленных.
   - Все это неважно. Главное - на заколке пух рогоза из лодки Крымовых. Антонова убита. Улавливаешь?
   Иванна посмотрела на заколку и пакетик с пухом.
   - Пожалуй, я проверю эту версию. Значит, по-твоему, убийца один? - уточнила она на всякий случай.
   - Я уже сказала, - Лера внимательно посмотрела на Иванну, как в первый раз, когда они только встретились. Тогда Иванна показалась Валерии человеком недалеким и зажатым в рамки, закрытым от мира своим странным сканирующим взглядом. Сейчас она так не считала, и все же - посмотрела именно как тогда.
   Иванна покачала головой, положила заколку в пакетик и спрятала улики в сумку. Сейчас будет ее очередь говорить...
   - Лера, сегодня я поговорила с Михаилом Афанасьевичем об Антоне.
   Валерия ничем не выдала своего волнения. До этого она и словом не обмолвилась о нем, не спросила выпустят ли из тюрьмы - но стояло за этим не безразличие, а страх услышать ответ.
   - Его не отпустят.
   Ни одна жилка на лице не дрогнула. Лера отвернулась и прошлась до окна. Проходя мимо клетки с серым попугаем жако, она постучала по прутьям. Вжик, по имени отчеству Всеволод Жикин, отвлекся от измусоленного огурчика, встрепенул перышки и массивной лапкой дотронулся до пальца хозяйки.
   - Значит, Михаил Афанасьевич сначала хочет найти убийцу?
   - Или хотя бы объяснение, почему люди на берегу видели то, что видели. И что случилось с собаками. А главное - куда, как и почему пропало тело Милы.
   - А мои доводы его не устраивают? - Лера обернулась.
   - Он согласился с ними. Его заинтересовала версия о том, что Антона шантажировали. Он собирается проверить ее. Но - ты знаешь, Елина не так легко переубедить. Он считает, что недостаточно доказательств того, что убийца действовал один. Скорее, наоборот. А значит, версия, что у Антона был сообщник, не опровергнута - напротив, она находит свое подтверждение. Не мог бы один человек организовать убийство и похитить тело из-под носа у полиции. Пока Крымову придется побыть в тюрьме.
   Наступило недолгое молчание. К ногам Валерии подошел Гаджет, белоснежный кот, обладающий необыкновенным талантом изобретать гадости. Только сейчас он терся о ноги хозяйки, как ласковый питомец, который очень хочет кушать. Лера еще не ела сама, но зверей покормила. Однако, Гаджету было мало одной миски.
   - Лопнешь, - девушка наклонилась и погладила кота по шелковой спинке. Он выгнулся дугой и мазнул хвостом по лицу.
   - А ты ничего не хочешь рассказать про вчерашнее? - Иванна скрестила руки на груди и прищурилась.
   - Как раз собиралась, - невозмутимо ответила Валерия, разгибаясь. Кот понял, что вкусняшки ему не видать, обиделся и гордо удалился на кресло.
   А Иванна пристально смотрела на Леру. Она заметила, что девушка непрестанно теребит часы на запястье. Те самые, с которыми не расставалась никогда - это был подарок отца, символ ее мировоззрения. Часы, оплетенные цепочками.
   Но Иванна знала и второе значение, куда более важное для девушки. Этот подарок был сделан в тот единственный раз, когда родители приехали на ее день рождения. Они редко приезжали с севера, куда отправились на заработки. Чаще всего дни рождения Лера встречала с бабушкой, пока та была жива. Теперь предпочитала и вовсе не вспоминать о своих праздничных днях.
   - Вчера какой-то кретин проколол колеса моего байка, - Лера не долго размышляла над ответом. Она успела придумать его ночью. Иванне нельзя знать, что на самом деле Валерию едва не сбила машина, которую она взялась преследовать. Машина с номерными знаками у680ро. - Я выследила его, позаимствовала у приятеля байк и отправилась за машиной, на которой уехал этот диверсант. Но возникла... эм... непредвиденная ситуация, и я врезалась в стену дома. Отсюда и синяк.
   Иванна неодобрительно покачала головой.
   - Ты неисправима. Почему было не позвонить в полицию?
   Валерия хмыкнула и развела руками.
   - Потом я пришла домой. А этот пожар... я виновата сама. Правда! У нас был практикум по химии, я баловалась с реактивами. Намешала что-то, домой взяла... ну и пролила. Эта хрень оказалась горючей, и вспыхнула почти сразу.
   - И конечно же у тебя сохранился пузырек из-под нее?
   - Конечно, - Лера не смутилась. Она подошла к тумбочке и достала из ящика вещицу. - Вот.
   Девушка протянула Иванне небольшую колбочку, распространяющую ужасную вонь. Что-то среднее между бензином, уксусом и нашатырным спиртом.
   - Ты не собираешься повзрослеть? - Иванна поморщилась от резкого запаха и вернула "улику" хозяйке.
   - Поставлю в план, пунктом сто девятнадцатым, - усмехнулась Лера.
   Она перестала теребить часы.
   - Чай будешь?
   - Нет, - оперативница встала и подошла к стене. Она рассматривала знаки и буквы. Заглянула под один из листочков и спросила. - Что это?
   - Цепи, - невозмутимо ответила Валерия. - Я все еще работаю ищейкой, забыла?
   - Я думала, что во время сессии ты отдыхаешь, - Иванна провела рукой по одному из звеньев и задумчиво рассмотрела иероглифы.
   - У меня финансовый кризис. Приходится брать работу.
   Лера включила чайник и поставила в микроволновку разогреваться бутерброд с сыром и колбасой.
   - Я хотела поговорить насчет Семерядова, - ее слова обозначились громким писком микроволновки.
   Иванна вспомнила малоприятного журналиста, который недавно дал наводку на наркоторговцев. Точнее, на медсестру, которая под видом обычных лекарств продавала наркотические вещества. "Кажется, он работает с Дарьей Лапшиной, Лериной подругой", - подумала женщина. - "И они не очень ладят".
   Теперь она припоминала. Да, кроме всего, что Валерия рассказала вчера, она сообщила о, якобы, готовящемся преступлении, убийстве этого Семерядова.
   - Валяй, - Иванна снова села на стул, окончательно разобравшись в своих мыслях.
   - В трех последних номерах "Нового дня" опубликованы странные послания. Четверостишия классиков. Я выписала их, - Лера достала записи и протянула Иванне.
   Женщина открыла блокнот и пробежалась взглядом по строкам.
   - Это сообщения из раздела "наша почта", где каждый желающий может разместить любое послание, адресованное любому человеку. А у этих писем не было адресата. И отправителя, - пояснила меж тем Валерия.
   Иванна повторно прочитала три отрывка, принадлежащие перу поэтов.
   Первым значилось стихотворение Ахматовой, "Государыня-смерть". А именно, строки "А как музыка зазвучала, И очнулась вокруг зима, Стало ясно, что у причала Государыня-смерть сама". Следующий отрывок принадлежал Гумилеву: "Мне снилось: мы умеpли оба, Лежим с успокоенным взглядом, Два белые, белые гроба Поставлены pядом". А третье четверостишие, автор которого тот же, что и у первого, гласило: "Бесшумно ходили по дому, Не ждали уже ничего. Меня привели к больному, И я не узнала его".
   - Когда опубликовано первое?
   - Три дня назад, - Лера забрала блокнот. - За день до убийства Милы.
   Иванна задумчиво посмотрела в пространство.
   - Что же... может быть... - пробормотала она, сплетая пальцы рук. - Но стихи к делу не пришьешь. Какое отношение они имеют к предполагаемой смерти Семерядова?
   - Самое прямое. Стихотворение Гумилева может относиться к Миле и Антоновой. Или к Антоновой и Ирине, раз Миле была посвящена "государыня-смерть". В любом случае оба стиха предвещали смерть. Третий должен быть напечатан на этой неделе. Кажется... да, точно, сегодня. После этого совершится еще одно убийство. И оно как-то связано с больницей, - Лера процитировала стихотворение. - Бесшумно ходили по дому, не ждали уже ничего. Меня привели к больному, и я не узнала его.
   Она замолчала и немного погодя добавила.
   - Я не сразу поняла, что убьют именно Семерядова.
   Лера уселась на подоконник, и принялась болтать ногами.
   - Сначала я думала, погибнет кто-то из пациентов больницы, или тяжело больной человек. Но потом пришла к выводу, что тот, кто связан с больницей или болезнями, сам станет убийцей. Вот смотри. Семерядов разоблачил наркоторговцев. Они, точнее она работала медсестрой. И я не верю, что всю операцию по подмене лекарств на наркотики провернула она одна. Не верю и в то, что Семерядов не знает про сообщников. По словам Даши, после своего возвращения из больницы он стал вести себя странно. Смотрел на всех вокруг с презрением, а потом сказал, что скоро его не будет в этом городе. Он намеревался сорвать большой куш. Я так полагаю, шантажировал сообщников, или сообщника этой медсестры. Как ты думаешь, согласятся они на условия зазнавшегося самоуверенного и жадного журналиста?
   Лера замолчала, с надеждой глядя на Иванну. Она не могла изложить все свои доводы, чтобы завершить картинку. Не смела рассказать про переписку с Белым слоном и про его загадочную фразу "что ты думаешь о журналистах?".
   Белый Слон. При воспоминании о нем Лера невольно вздрогнула. Всего две ночи прошло с того вечера, как ей пришло личное сообщение от Белого Слона. Кто это и что ему нужно, Лера не знала. Хотя, конечно же, Белый Слон и Шахматист должны быть одним лицом. Непонятно, почему он выбрал именно такой ник в соцсети. В свой последний звонок, когда до боли, до мурашек знакомый голос велел Валерии сыграть с ним. Если откажется - смерть. Но Лера боялась не этого. Она просто хотела знать, как этот негодяй сумел подделать голос давно погибшего человека с такой точностью.
   Первым шагом в игре стало задание - опередить убийцу. Кто должен умереть Валерия не знала, но пришла к выводу, что это именно тот журналист.
   Теперь Лера почти не сомневалась в том, что Семерядов - следующая жертва. Осталось вычислить убийцу. И на это Шахматист дал три дня.
   Заставить Иванну поверить в свою версию девушка не могла. Ей оставалось надеяться на то, что Каперина ценит ее способности и поверит на слово. Хотя Лера бы себе не поверила.
   - Когда должна выйти газета? - спросила Иванна.
   - Завтра, - Лера привстала со стола. - Значит, ты займешься этим делом?
   - Я не могу заняться делом, которого нет, - оперативница покачала головой. - Все, что ты сказала, выглядит очень... зыбко. Но я не раз убеждалась, что лучше тебе верить. Можно избежать многих проблем. Хотя, уверена, ты рассказала мне не все.
   - И что ты намереваешься сделать? - последние слова Лера проигнорировала.
   - Для начала отправлю кого-нибудь из наших парней в больницу. Я и так собиралась проверить версию с сообщниками. Если она подтвердится, то и шантаж откроется. В этом случае Семерядову светит срок.
   - Зато он останется жив, - возразила Лера.
   - Не поспоришь. Ты не спрашивала у Даши, кто заказывал публикацию этих стихов?
   - Сообщения в рубрике "Ваша почта" анонимны. Если только человек сам не подписывается под посланием.
   Иванна собралась уйти, и надела пальто.
   - Я надеюсь, ты не собираешься проводить опыты? - напоследок спросила она.
   - Нет, - Лера улыбнулась. - Я собираюсь забрать из парка свой байк.
   На этом они расстались.
   Иванна поехала на работу, а Лера проводила ее задумчивым взглядом из окна.
   Она блефовала. Но только по необходимости. Кажется, Иванна ничего не заподозрила. Не должен был заподозрить и Шахматист. Ведь Лера ни словом не обмолвилась про игру, а все свои объяснения аргументировала так, чтобы у Иванны не возникло нежелательных подозрений.
   Конечно же, никакой заколки на месте убийства Антоновой Валерия не находила. Но ей надо было каким-то образом дать понять, что за убийствами стоит один человек. Пришлось немного подтасовать факты, чтобы навести полицию на правильный след. Заколку Мила когда-то сама подарила Лере. Пух Валерия действительно нашла в лодке, и он действительно наводил на мысли о трубке для дыхания под водой. Историю со вчерашним пожаром удалось замять, тем более что девушка сама точно не знала, кто и как его устроил. Для Семерядова она сделала все, что могла. Ну хорошо, почти все. Оставалось вычислить предполагаемого убийцу. И это надо сделать как можно скорее. Если убийства происходят после того, как публикуется очередное четверостишие, у Семерядова остался один день.
   - Вот оно, великое и могучее искусство дипломатии, - вздохнула Лера, падая на кровать. - Уф...
   Но отлеживать бока времени не было. Взяв с собой Арчибальда, девушка отправилась в парк. Вчера, когда какой-то паршивец проколол шины ее байка, пришлось оставить его там. После этого и началась слежка за автомобилем, к которому вели следы от мотоцикла, случилась авария, потом и пожар... Да, если бы вчера Лера не заторопилась домой, если бы не прозвучал в телефоне тот самый "голос" - загадок было бы на порядок меньше. Но тогда она не узнала бы номер того странного автомобиля, который определенно где-то уже видела.
   Теперь всю дорогу до парка перед глазами стоял круизер со снятыми колесами и разобранным двигателем. Но опасения не подтвердились. Байк был целехонький, если не считать пробитого вчера колеса. Видимо, после концерта Бэль Лу охотников до металлолома не осталось. Все отсыпались, оглохшие от грохота, но счастливые. А Черный Пес со своей группой отправился в соседний город, чтобы навести шороху и там.
   В такое время в парке было тихо. Те прохожие, которые гуляли с детьми и собаками, не обращали внимания на девушку с ньюфаундлендом. Липы отбрасывали на гравийные дорожки густые тени, воздух был прохладен, а от озера веяло свежестью. Самое замечательное место для прогулки в жаркий день.
   Валерия удостоверилась, что круизер на месте - он стоял, накрытый, словно вуалью, мозаичной тенью молодой липы. В тех местах, куда падали солнечные лучи, сталь сверкала, а серебристые крылья байка отражали смутные образы. Лера почти различила свой силуэт.
   - Ну-ка, посмотрим...
   Она обошла его и сняла ненужную цепь с колеса. Вздохнула, примерилась, взялась за руль, слегка наклонила круизер в свою сторону - и пошла, волоча байк рядом. А делать это, когда колеса пробиты, крайне нелегко, тем более когда девушка не отличается атлетическим сложением, а байк - легкостью и миниатюрностью.
   Метров через десять Лера выдохлась. Арчи не понимал, почему хозяйка идет так медленно, и постоянно оборачивался, натягивая поводок.
   Тогда Валерия сделала очень неразумную вещь. Она привязала поводок к правой части руля. Арчи увидел голубей, и решил попытать счастья - а вдруг хозяйка разрешит побегать? Решил - значит сделал. Пес пошел направо, слегка натянул поводок и вопросительно посмотрел на Леру.
   - О нет... - испуганно сказала она, стараясь ухватиться за поводок. - Нет, нет, нет! Арчи, хороший мальчик! Не надо туда идти, птички плохие...
   "Да?", - прочиталось в удивленном взгляде ньюфаундленда. - "А я все-таки сделаю еще один шажок...".
   - Нет! - в отчаянии выкрикнула Лера, уже представляя, сколько придется вложить в ремонт железного коня, если он опрокинется.
   Но в этот самый момент тяжелая рука в кожаной перчатке легла на руль с правой стороны. Байк завис в паре миллиметров от своего бесславного падения.
   - Ты? - девушка почему-то совсем не обрадовалась неожиданному помощнику. Она настороженно посмотрела на темноволосого парня, байкера, который вчера выручил ее по просьбе гитариста из группы Бэль Лу, Черного пса. Еще тогда парень показался Валерии подозрительным. Конечно, он помог ей следить за автомобилем, когда оказалось, что у байка проколоты шины. Но зачем он снова прячет лицо за банданой? Ладно, вчера, на тусовке - но сейчас, средь бела дня...
   - Арчи, ко мне!
   Разочарованный ньюф понял, что до голубей ему не добраться. Обернулся, с таким же подозрением посмотрел на незнакомца, и обошел его, поджав хвост.
   - И это твоя благодарность? - насмешливо спросил парень, отпуская руль.
   - Ой, - Лера едва удержала равновесие, стараясь не уронить круизер.
   Парень снова положил руку, помогая поставить байк.
   - Я польщена, - сказала Валерия, поспешно наклоняя мотоцикл в свою сторону и снимая поводок.
   Она искоса посмотрела на неожиданного помощника и снова подумала, что порядочные люди не прячут лица за черными банданами.
   Однако, вспомнила, как он пожертвовал своим байком ради нее, и смягчилась. Да, не каждый байкер так спокойно отнесется к тому, что разбили его двухколесное сокровище. А этот пережил. Когда автомобиль едва не сбил их, и байк врезался в стену, парень подозрительно легко простился с ним, да еще сообщил, что мотоцикл ему не принадлежит.
   - Как ты выпутался вчера? - Лера отвела взгляд и направилась к дому. - Долго полицию ждал?
   - Да так, - уклончиво ответил парень, пристально разглядывая Валерию. - Тебе помочь?
   - С чего вдруг? - девушка постаралась ускорить шаг.
   - Может, ты мне нравишься?
   Усмешка Лере не понравилась. И тон. И сам парень тоже.
   - А может ты мне - нет? - спросила она. Байк катился с трудом, проколотое колесо противно скребло по гравию и промелькнула мысль, что можно продолжить подозревать каждого встречного потом. После того, как этот встречный поможет докатить байк до дома.
   "Ага, и узнает где я живу", - сама себя осадила Валерия. - "Хотя, кто ему мешает за мной проследить?".
   - Но от помощи не откажусь, - поразмыслив, добавила она.
   Вдвоем тащить мотоцикл стало куда легче. Загадочный спутник молчал и лишь изредка поглядывал на Валерию из-под черной банданы.
   - Откуда у тебя такой байк? - наконец, раздался вопрос.
   - Подарили, - сухо ответила девушка, переступая через зеленый камешек на тротуаре.
   - Так прямо и подарили?
   - Именно. Взяли - и вручили в безвозмездное пользование.
   Больше парень ничего не спрашивал. Хотя, Валерия сказала правду - она не могла бы позволить себе приобрести такой дорогой мотоцикл. Ездить научилась еще в школе, а вот круизер попал к ней, можно сказать случайно. Один весьма обеспеченный человек из соседнего города попросил Рижскую найти своего нерадивого отпрыска, который на два дня уехал к бабушке, но, как оказалось, не доехал. Оказалось, сынок решил сбежать со своей возлюбленной, несовершеннолетней девчонкой, прихватив отцовскую банковскую карту и фирменный харлей, подаренный отцом на прошлый день рождения. После грандиозного разоблачения отпрыска посадили под домашний арест, с девицей провели воспитательную беседу, а байк, как орудие преступления, изъяли и передали сыщику в качестве оплаты. Вот так Лера стала обладательницей мощного железного коня с серебристыми крыльями.
   Однако, спутник ничего этого не знал, но и вопросов больше не задавал, пока Валерия сама не выдержала и спросила:
   - Зачем тебе маска?
   - А тебе зачем пес?
   Девушка озадаченно посмотрела на парня и замолчала. При чем тут пес?
   Пока они шли по парку, Лера пыталась рассмотреть хоть что-то примечательное в его внешности. Но что можно разглядеть, если половины лица не видно?
   Только молодые карие глаза, в которых горел азартный огонек. И темные густые каштановые волосы, чуть закрывающие уши - Валерия подумала, что он вполне мог бы рекламировать шампуни.
   - При чем тут мой пес? - она озвучила вопрос.
   - А у тебя привычка отвечать вопросом на вопрос? Тогда мы никогда не договоримся.
   - Договоримся до чего?
   Она замолчала, потому что диалог и правда получался странный. Состоящий из одних вопросов.
   Лера решила ответить.
   - Арчи мой друг.
   - А я думал, он для защиты, - удивленно отозвался парень.
   - А что, мне нужно чего-то опасаться? - Валерия попыталась отодвинуться - но куда отодвинешься, если приходится держаться за один мотоцикл.
   - Нет.
   На первый вопрос девушки странный парень так и не ответил. А Валерия решила, что Арчи и правда сможет защитить ее, в случае чего.
   Они вышли из парка и, чтобы срезать путь, пошли по тропинке через березовую посадку. Она вела прямо к кафе "Сытый Кот", от которого до дома подать рукой - если идти через дворы.
   - Почему тебя зовут Моль? - Лера шла и пинала камешки под ногами. Арчи бежал рядом, высунув язык. Солнце с утра пригревало и мохнатому ньюфаундленду стало жарко.
   - А почему тебя зовут Рига?
   - Ты тоже отвечаешь вопросом на вопрос, - заметила Лера.
   - От тебя научился, - невозмутимо ответил парень.
   Стало ясно, что от него ничего не добиться. И все-таки Лера попыталась.
   - Ты решил задержаться в городе? Я думала, ты приехал только на концерт.
   - У меня разбился байк, - парень скосил на нее глаза. - На чем мне ехать?
   Рижская хмыкнула и пнула очередной камешек. Взгляд упал на темную землю. Арчи бежал немного впереди, и оставлял огромные волчьи следы. Девушка украдкой посмотрела под ноги своего спутника - и едва сдержала восклицание.
   Это был "Спартанец". Те следы, которые она видела на берегу озера в день убийства Милы, и которые вчера обнаружила рядом со своим байком.
   Лера резко затормозила и запнулась о подвернувшийся камень. Запнулась намеренно, но, кажется, ее спутник поверил.
   - Что с тобой? - он не на шутку взволновался, когда Валерия взвыла на весь квартал.
   - Ай, ой, о-ой, - тянула она на одной ноте, схватившись за ногу. - Бо-ольно!
   - Ты чего под ноги не смотришь? - Моль хотел подойти и помочь, но тяжелый мотоцикл начал заваливаться.
   - Все, я дальше не пойду, - плаксиво заявила Лера. - Так что не жди, чего со мной тут время терять. Вот нога пройдет, и я сама дойду.
   - Ну конечно! - хмуро сказал парень. - Как я буду выглядеть, если брошу девушку одну с ушибленной ногой и байком с проколотыми шинами?
   "А кто колесо проколол?", - обиженно подумала Лера. - "Совесть теперь замучила?".
   - Нет, что ты, я... я... - она пыталась лихорадочно придумать отмазку, чтобы спровадить его подальше. Еще не хватало ей, чтобы маньяк узнал, где она живет.
   Конечно, она не делала поспешных выводов про "маньяка", но за последние дни и без того натерпелась страха. Что бы ни задумал этот "Спартанец", ничего хорошего это не сулит.
   - Сейчас, подожди! - он отпустил руль и хотел поддержать Леру за руку. Но она тоже убрала руку с мотоцикла и байк едва не упал на парня.
   - Что, так сильно болит? - с некоторой досадой спросил он.
   - Да-а... - протянула Лера. - Ты принеси мне подорожник, а? Я видела, он в парке растет. А я тут подожду.
   Парень с сомнением оглянулся, прикинув расстояние до парка и обратно. Но, делать нечего. Почему-то он ни в какую не хотел оставлять Валерию, однако, ему пришлось согласиться на условия.
   - Хорошо, - вздохнул он. - Жди здесь, я пулей.
   И побежал по тропинке обратно, а Валерия торжествующе усмехнулась.
   - Беги, беги, Дон Кихот.
   Сама она тут же встала на обе ноги, собрала все силы и быстро поволокла байк в кусты. Пришлось срезать путь прямо сквозь заросли, но оно того стоило. Больше подозрительный юноша не появлялся. Лера очутилась на оживленном проспекте, и решила, что надо сделать перекур в шпионских играх. Еще немного, и она свалится, как загнанная лошадь.
   Будь она посмелее, то не прогнала бы "Спартанца", а попыталась узнать о нем как можно больше. Но что-то подсказывало, что это было бесполезно. А чем могла закончиться их прогулка - еще неизвестно.
   Арчи понравилась пробежка по буеракам, не смотря на то, что он нацеплял тонну репьев. Валерия немного успокоилась, и неторопливо поволокла байк по тротуару.
   Миновав "Сытого кота", она прошла мимо ряда магазинчиков, один из которых привлек ее внимание.
   - Музыкальная революция, - прочитала Лера, разглядывая знакомую эмблему. Гитара, объятая огнем. Очень напоминает вчерашний поджог. А ведь сгорела именно ее гитара.
   Девушка усмехнулась, и подумала, что потеряла форму. Как можно было забыть про этот магазин?
   Прислонив байк к стене, она зашла внутрь.
   Арчи настороженно приподнял уши и заворчал. Ему не понравился запах.
   Но Лера не заметила ничего подозрительного. За тот год, что она не была здесь, в магазине ничего не изменилось. Полумрак, прохлада и качественные инструменты со всех сторон света - Испания, Китай, Норвегия, США... Здесь были и гитары ручной работы, стоимостью от ста тысяч рублей, и пламенные испанки с глубоким живым звуком; были и синтезаторы всех размеров, и даже пара настоящих фоно. Цены здесь кусались, как и раньше.
   Но Валерию не особо интересовало убранство магазина.
   В полутемном углу на стуле, поглаживая струны красной гитары, сидел знакомый паренек. Внук Антоновой.
   Вот так находочка. Нет, Лера и не думала искать его, но таких случайностей не бывает. Если Шахматист намекал именно на этот магазин, то он хотел, чтобы Лера встретилась с ним.
   Что ж, если он наркоман, то вполне может знать что-то о наркоторговцах из больницы. Девушка решительно подошла к нему и вежливо кашлянула.
   При виде посетительницы парень испугался. Глаза его забегали, а пальцы дернулись, едва не порвав струны.
   - Ты?!
   Он решил, что Лера работает в полиции. Потому что прекрасно помнил, как они столкнулись возле квартиры Нины Стефанидовны в день ее смерти. И как ночью Валерия устроила ему допрос. А вот Валерия удивилась, что Иванна не засадила паренька куда подальше. Наверняка она пообщалась с ним - неужели не выяснила, чем он "подрабатывает"? В музыкальном магазине на дорогие рестораны не заработаешь... Хотя, кто знает, может быть этот тип умеет заговаривать зубы. Похоже, кроме нее - Валерии - никто не знает, что паренек выполняет грязную работу, играет роль "посредника". Шантаж, клевета, слежка, передача любого "товара". Например, ядовитых пауков в коробочке под дверь ничего не подозревающей девушки.
   При воспоминании о пауке, девушка невольно передернулась. Нет, пауков она любила всегда, но вот факт, что таким образом ее пытались убить, заставлял нервничать. Но не более. Она начала привыкать к этому.
   Жалкие попытки паренька скрыть страх только рассмешили сыщицу. Наркоман выбрал самый неудачный маневр - начал хамить.
   - Этот магазин как минимум для среднего класса, - он презрительно оглядел Леру с ног до головы. - И собаку свою убери.
   - Во-первых, не ты, а вы, - голос прозвучал удивительно спокойно. - Во-вторых, когда-то я помогла хозяину магазина найти вора, укравшего гитару. С тех пор он рад как мне, так и моей собаке.
   Парень неприязненно покосился на Арчи, а Лера добавила.
   - Кроме того, Арчибальд умен. Он обучен искать наркотики.
   Парень вздрогнул, но взял себя в руки, и процедил сквозь зубы:
   - Не понимаю, о чем вы говорите. Если не собираетесь ничего покупать, не надо отнимать мое время.
   - С чего ты взял, что я не собираюсь ничего покупать?
   - Потому что я не дурак, - огрызнулся парень. - Я тебя помню... Менты и здесь нашли... Я уже все рассказал! Я не знаю, кто убил бабку!
   - Вот и замечательно, потому что я тут не за этим, - сказала Валерия, съев очередное тыканье. - Может, я и правда хочу купить гитару?
   - Ты? - парень презрительно скривился, а Лера бесстрастно поправила.
   - Вы.
   - Ой, простите, вы... - язвительно ответил парень. - По вам не скажешь, что вы можете позволить себе купить что-то дороже подержанного телефона.
   Валерия скосила глаза на торчащий из кармана джинсов сотовый. Ну, запачкан немного гелиевой ручкой. Ну, с трещиной. Что с того?
   - Девушка я ранимая, впечатлительная, поэтому и телефон у меня дешевый, - невозмутимо сказала Лера. - Того и гляди об стенку швырну. А потом и гитары начну бить.
   Парень насупился и буркнул:
   - Вам что-то подсказать?
   - Вот, другой разговор, - улыбнулась Лера, покрепче сжимая поводок Арчи. Ньюфаундленду совсем не нравился наркоман, его запах и поведение. Пес приготовился в случае чего защищать хозяйку. Шерсть на загривке встала дыбом, и обученный ньюф принял стойку. - Но ты прав, я здесь не за гитарой. Хотя, на днях загляну... А сегодня меня интересует, где ты берешь наркотики.
   - Я не... - парень начал было оправдываться, но девушка с досадой его перебила.
   - Если ты думаешь, что я не найду способа доказать, что ты сидишь на игле, то глубоко заблуждаешься. Моя работа - искать, и я обязательно найду что-то компрометирующее. А после отнесу это твоему начальнику. Сделают анализ крови. Найдут наркоту. Как тебе такой вариант? Да, еще забыла о нашем ночном разговоре... Конечно, доказательств твоего "приработка" у меня нет, но будь уверен - я их найду.
   - Не надо, - парень съежился и поставил гитару к стенке. - Хорошо, я скажу. Но если ты... вы не расскажите об этом полиции...
   - Это уже мое дело, расскажу я или нет, - отрезала Лера.
   - Меня убьют! И в тюрьме достанут, и в лечебнице, - огрызнулся парень. - И откуда ты взялась, такая умная...
   - Закрой рот с той стороны, - поморщилась сыщица. Парень послушно закрыл и недоуменно хлопнул глазами. - Молодец, а теперь открой и рассказывай по существу. И радуйся, что не спрашиваю лишнего. Например, что ты искал в квартире своей бабушки.
   Наркоман исподлобья посмотрел на Валерию. На лице подергивалась жилка, пальцы цепко сжали подол пиджака. Он с самого начала вел себя странно. Некоторые его движения выдавали приближающуюся ломку. Лера решила, что парень не законченный наркоман, и сидит на наркоте не очень долго. Поэтому он еще может сдерживать себя и даже работать, скрывая от начальника свою зависимость.
   - Это все Лариска, тварь... - выдавил парень. - Она меня подсадила. Продала какую-то дрянь вместо таблеток от головы. Через две недели после их приема мне стало плохо. То есть без них... А она так гаденько усмехнулась и говорит - хочешь снова почувствовать себя человеком? Кто ж не хочет... Я уже не знал куда деваться, ломало меня. Если б знал, что она мне подсунет, перетерпел бы. А теперь все... конец. Так и подсел.
   - Лариса, это медсестра?
   - Она, гадина. Та еще змеюка, - парень сплюнул прямо на пол и растер плевок ногой. - Но и я хорош. Мог бы в аптеке купить - нет же, повелся! Это сволочь впаривала людям свою наркоту прямо после приема у врача. Я ей почти всю зарплату отдавал, гадюке... Но теперь она за решеткой, я слышал это от... друзей. Придется искать нового продавца.
   Лера утвердительно кивнула своим мыслям.
   - Лариса работала одна?
   - Точно, она та еще змеюка, никто с ней работать не станет, - подтвердил парень. - Сама поставщиков находила, сама бумаги подделывала... Ну, я всех ее махинаций не знаю.
   - Не густо... - вздохнула Лера. - Когда ты видел ее в последний раз?
   - Да позавчера за дозой приходил. Только она сказала, что хочет залечь на дно. И все про какие-то очки бубнила. То ли потеряла, то ли нашла.
   Парня затрясло мелкой дрожью, которую он, все же, унял. А девушка на всякий случай покрепче ухватилась за поводок.
   - Она носит очки?
   - Нет, - парень помотал головой. - Что еще хочешь знать? У меня нет времени трепаться о таких вещах.
   - Ничего, потерпишь, - сказала Валерия, и на всякий случай уточнила. - Ты знаком с Игорем Семерядовым?
   - Нет, - грубо ответил парень. У него начиналась ломка, и он держался из последних сил.
   - Жалкий ты... Как тебя угораздило поверить этой женщине? Жил бы сейчас как все, глядишь, и бабушка была бы жива...
   Лера мысленно прикинула, мог ли внук быть тем парнем, который толкнул Люсю в автобусе. Прикинула - и тут же отмела этот вариант. Ни один наркоман не способен просчитать такую сложную комбинацию - чтобы, толкнув торговку домашней косметикой, разбив все баночки для кремов и подарив ей абонемент в фитнес клуб, создать цепь событий, которая приведет к смерти человека.
   Даже Валерия не до конца разобралась в логике Шахматиста. Кроме того, Люся - торговка косметикой - описала парня как высокого и темноволосого, а этот ростом не вышел. И если цвет волос изменить легко, с ростом возникнут определенные проблемы.
   - А бабка сама доигралась, - огрызнулся парень. - Я ей говорил - незачем прошлые дела ворошить! А она все "скажу да скажу", он мне как внук родной. Ну и сказала, видать...
   Лера насторожилась и пристально посмотрела на парня.
   - Погоди, что она собиралась сказать и кому?
   - Да кто ее знает, - наркоман пожал плечами. Руки его тряслись, а лоб покрылся мелкой испариной. Он все еще боролся с собой. - Она работала нянькой у какого-то богача, лет тридцать назад. Потом ребенок пропал, ее уволили. Она не рассказывала, что было дальше. Ты знаешь, я мало с ней общался... Но недавно мы помирились. Почти... Потом она заявила, что встретила мужчину, в котором узнала того мальчика. Дело ясное, что дело тёмное. Бабка хотела сына и отца свести, глаза им открыть. Только предполагаемый отец ее выгнал и велел больше не появляться на пороге.
   Парень прервал рассказ и согнулся пополам. Глаза его помутнели, он достал из кармана какую-то таблетку, проглотил, и тяжело задышал.
   - Хоть какое-то облегчение приносит, - объяснил он, приходя в себя. - Бабка пошла к этому мужику, которого считала пропавшим мальчиком, но рассказать ничего не успела. Или он ей не поверил - доказательств-то у нее не было. Ненормальная она была какая-то. В последние дни твердила, что знает, как помочь "мальчику"... ага, блин, тому мальчику четвертый десяток пошел. В общем, у бабки было не все в порядке с головой.
   - И ты даже не догадываешься, кто эти люди?
   - Мне-то это на что? Мне от бабки ничего не нужно...
   - Кроме квартиры?
   Парень искоса посмотрел на Валерию и промолчал.
   - Последний вопрос, и я отстану, - сказала она.
   - Валяй, - хмуро отозвался парень.
   - Ты был знаком с Ларисой раньше? Почему ты так легко согласился принимать лекарства, если почувствовал, что они вызывают привыкание?
   - Я встретил ее в больнице, когда сотрясение лечил, - парень отвел взгляд, окунаясь в свои воспоминания. - Тогда она и предложила чудодейственное средство от жутких головных болей. Я бы и засомневался, но по дороге домой кое-что случилось. Я запнулся и выронил таблетки. Ко мне подошел какой-то мужчина, помог подняться. Мы разговорились, он сказал, что принимал такое же лекарство. Три месяца пил, и теперь не знает, что такое больная голова. Он предупредил, что мне покажется, будто таблетки вызывают привыкание. Так все и получилось. Я пил таблетки три месяца, пока не подсел окончательно.
   - И ты не заподозрил, что этот мужчина был подсадным? - удивилась Лера.
   - Да не был он подсадным! Может тоже наркоман, может таблетки перепутал. Я ведь его не у больницы встретил, а почти у самого дома.
   - Ну да... - про себя произнесла Лера. - А как он выглядел?
   - Это уже третий "последний" вопрос, - язвительно произнес парень.
   - И он правда последний.
   - Ну хорошо. Тот тип был высоким и очень массивным, на гориллу похож. Подбородок большой, глазки маленькие, все время щурится, - парень прикрыл глаза, сжал подол своего пиджака и с сарказмом спросил. - Я могу быть свободен?
   - Пожалуй, - Лера махнула рукой. - Живи.
   - Вот спасибо-то, - съязвил наркоман, и снова взял гитару.
   Валерия вышла из магазина, забрала круизер, и потопала домой, строя в голове новую цепь. Цепь, завершающую ее первый ход в "игре".
  
   ***
   Даша спешила на встречу со Студеневым, психотерапевтом Милы Крымовой. Она ненавидела опаздывать, но в этот раз время поджимало, наступало на хвост и грозило обогнать автобус, на котором она ехала. А все потому, что Гущин требовал сдать статью до обеда, и пришлось дописывать ее в лихорадочном темпе.
   Встреча была назначена на час. Автобус тащился в пробке еле живой, а стрелка неумолимо приближалась к двенадцати сорока пяти.
   Семена Алексеевича Студенева в городе N знали многие. Несмотря на узкую специализацию, он пользовался популярностью у обеспеченных людей, которые гнались за модой Запада, и мечтали о личном психотерапевте. Цены сеансов росли вместе с популярностью, и однажды даже переросли самомнение Студенева. Поэтому Антону Крымову стоило большого труда добиться у Семена Алексеевича согласия провести для Милы несколько сеансов.
   Студенев не сразу согласился встретиться и с Дашей. Однако, Лапшина умела уговаривать и настаивать на своем. Талант, который не раз выручал ее в журналистском ремесле.
   Но время стремительно приближалось к часу, а Студенев предупредил, что в случае опоздания не сможет ее принять.
   - Ну давай же, давай, - приговаривала Даша, нетерпеливо выглядывая в окно. Светофор загорелся, автобус свернул направо и выехал из пробки.
   У Лапшиной затеплилась надежда, что все обойдется.
   Когда она вышла на нужной остановке, стрелка приблизилась к часу на критическое расстояние.
   Клиника оказалась совсем небольшой - желтое здание, затерявшееся во дворе семиэтажек. Зеркальные окна отражали пробегающих мимо людей и деревья, шумящие молодой листвой.
   Внутри было очень чистенько и уютно. Все - от белоснежной урны в углу до холеной блондинки в регистратуре выглядело по-европейски. Слишком.
   В клинике оказалось многолюдно. У дверей стояли люди, ожидая приема у специалиста. Только возле желтой двери с табличкой "Психотерапевт" было пусто.
   - К вам можно? - журналистка постучалась в кабинет и заглянула, не дожидаясь ответа. - Я вам звонила, меня зовут Дарья Лапшина.
   - Да-да, моя дорогая, заходите, - ласковым голосом сказал толстячок в белом халате и круглых очках на горбатом носу. Он учтиво указал гостье на свободный стул и посмотрел на часы. Стрелка показывала ровно тринадцать часов. - У вас найдется еще пять минут? Я хочу кое-что проверить.
   Даша, настроенная на сухой и холодный прием, была немного удивлена. Однако, кивнула и села на мягкий удобный стул.
   Прошло пять минут. Потом десять.
   Девушка все сидела напротив Семена Алексеевича и ждала. Ей показалось, врач занят совершенно бессмысленной вещью. Он старательно вырисовывал на клочке газеты человечков, как из школьных тетрадей. Точка, точка, огуречик... Даша не мешала.
   Закончив, Студенев показал журналистке то, что получилось, и тихим, спокойным, почти ласковым голосом спросил:
   - Что вы на это скажете?
   - Что вы не умеете рисовать, - честно ответила Даша.
   - Интересно, интересно... Вы скорпион по гороскопу?
   - Да, а как вы догадались? Увлекаетесь астрологией? - оживилась девушка.
   - Нет, просто в бытность свою главврачом психиатрической клиники я узнал много интересного, - Студенев отложил клочок в сторону и сквозь очки умильно посмотрел на Дашу. - Была у нас одна пациентка, которую муж отправил лечиться от зависимости.
   - Наркотической?
   - Нет, нет, что вы! Она рисовала.
   - Что же в этом плохого?
   - Ничего, конечно. Только она рисовала везде. Абсолютно. На газетах, салфетках, обоях, людях... Причем, не спрашивая их. Конечно же, я имею в виду людей. Но я пришел к выводу, что в каждом безумии есть своя логика. Вот эта женщина, например, показывала свои рисунки людям, и спрашивала, что они видят. А потом по ответу с хирургической точностью составляла психологический портрет личности. Вот так... Кажется, я понял ее систему. Хотя и весьма примитивно. Все что у меня получается - это определить знак зодиака.
   - Все это безумно интересно, но у меня мало времени. Я слышала, что вы лучший специалист в области психиатрии, который есть в нашем городе...
   - Возможно и так, - умильно улыбнулся врач, сцепив пальцы в замок. - Что весьма радует. Вы хотели взять у меня интервью?
   - В принципе... да, хотела, - журналистка мимоходом разглядывала бумаги, лежащие на столе, но ничего интересного не увидела. - Вы давно подрабатываете частным психотерапевтом?
   - Всего пару лет... - задумался врач. - А откуда вы знаете? Я не давал подобного объявления, обо мне узнают только через знакомых.
   - Я тоже узнала о вас от знакомого, - невозмутимо сказала Даша. - Его зовут Антон Крымов.
   Психотерапевт внимательно посмотрел на нее, и Даше показалось, что он немного испугался. Потому что тотчас же стиснул бумажку с человечками, но спохватился, и начал расправлять измятый рисунок.
   - Вы точно из газеты?
   - Могу показать удостоверение, - Даша уже собралась достать из сумки "корочки", но Семен Алексеевич поспешно сказал.
   - Не надо, не надо. Я вам верю. Что же вы хотите услышать? Надо понимать, интервью будет не обо мне.
   - Ну почему же? - обезоруживающе улыбнулась Даша. - Именно о вас. Я действительно пишу статью об убийстве жены Крымова, но сюда пришла, чтобы узнать ваше мнение как профессионала.
   Кажется, Студенев вздохнул с облегчением. Когда звонила Валерия, он вел себя куда более настороженно. Однако, слова Даши о том, что она хочет узнать лишь его профессиональное мнение - и больше ничего - усыпили бдительность. Да, Студенев был очень высокого мнения о себе, как о профессионале.
   - Ну что ж, постараюсь вам помочь. Но, - врач предупредительно поднял палец, - ничего не обещаю!
   - Договорились! - Даша достала ручку и блокнот, чтобы начать записывать. Но, врач не заметил, что кроме этого девушка нажала кнопку записи на диктофоне в своем кармане. - Людмила Крымова посещала ваши сеансы, так?
   - М, скорее я сам приезжал к ней. Ее муж настоял на этом.
   - Хорошо. Как Антон узнал о вас?
   - Он просто пришел однажды и попросил, чтобы я поработал с его женой, - объяснил Семен Алексеевич. - Сказал, что ему посоветовал меня старый друг.
   - Как звали этого друга? - уточнила Даша.
   Врач пожал плечами и с ироничной улыбкой произнес:
   - Меня совсем не интересует, кто из моих клиентов посоветовал ко мне обратиться. Главное - на мои сеансы приходят люди, и, заметьте, их немало.
   - А сегодня исключение? - Даша не сдержала улыбки при воспоминании о пустом коридоре.
   - Нет, - Семен Алексеевич откинулся в кресле и сложил руки на круглом животе. - Но на это время никто не записан. Прием начнется с трех часов.
   - Ага. Извините за вопрос, но... что вы делали позавчера с восьми до десяти утра?
   - Мне нечего скрывать, - врач откинулся на спинку стула и сложил руки на круглый живот. - Я был в клинике, вел утренний прием. Это же самое я скажу и полиции, которая наверняка в скором времени меня посетит. Мне уже звонили.
   - Если так, почему бы вам не посетить их первому?
   - Милая моя, мне не нужны лишние хлопоты, - снисходительно улыбнулся Студенев. - Я предпочитаю ездить как можно меньше и исключительно по важным делам.
   - Или за хорошее вознаграждение? - уточнила Даша, имея в виду сеансы Людмилы.
   - Или за очень хорошее вознаграждение, - подтвердил врач. Он внимательно посмотрел на журналистку и вдруг спросил. - А вы, случайно, не заодно с той "подругой" Антона, которая звонила мне вчера и спрашивала, что я знаю об убийстве?
   - Знать ни знаю никакую подругу, - Даша удивилась очень искренне, но врач все равно не поверил. Но выпытывать ничего не стал. Только сказал. - Странно. Вчера эта девушка тоже спрашивала об Антоне и его жене. Мне не хотелось говорить с ней, откуда знать кто это на самом деле. Обычно я не разглашаю чужих тайн.
   - И вы рассказали ей что-то?
   - Немного. Она сумела меня убедить. Но, продолжим. Время - деньги.
   - Хорошо, - Даша приготовила ручку с блокнотом. - Скажите, зачем вы посоветовали Антону устроить лодочную прогулку?
   - Я? - от удивления брови врача поползли на лоб. - Откуда такая информация?
   - Ну как же. Вы имели влияние на его жену, были в курсе всех дел семьи.
   - И тем не менее, я ни за что не посоветовал бы такого, - Семен Алексеевич возмущенно скрестил руки на груди. - Ни один психотерапевт не отправит на лодочную прогулку человека в таком состоянии, в каком находилась Людмила. Во-первых, это не принесет результатов - сначала нужно вывести из депрессии, а уж потом возвращать вкус к жизни. Тут был очень, очень сложный случай... Моя пациентка не реагировала практически ни на что, ее состояние граничило с безумием. Односложные предложения, ночные кошмары... Вы полагаете, я отправил бы женщину в таком состоянии кататься на лодке, чтобы она, не приведи Господь, решила утопиться?
   - Я? Я ничего не полагаю. Но если вы не советовали, то кто это сделал? Есть информация, что кроме вас Антон и его жена ни с кем не общались.
   - У вас ошибочная информация. Крымова, несмотря на свое душевное состояние, продолжала общаться с подругой - единственным человеком, которому она полностью доверяла.
   - А вот это уже интересно, - оживилась Даша. - Вспомните имя подруги?
   - Да обычное у нее имя было, - задумался врач. - Кажется, Инна. Да, да, Инна.
   Даша вздохнула и сделала пометку в своем блокноте. Кроме разговора со Студеневым она была занята тем, что рассматривала его кабинет, как и велела Лера. Что-то запоминала, что-то записывала. Правда, больше всего ее интересовало то, что лежит на столе.
   - То есть, - продолжила Даша после небольшой паузы, - вы хотите сказать, что это подруга посоветовала Крымовой отправиться на лодочную прогулку?
   - Я ничего не хочу сказать, - врач прищурился и посмотрел на журналистку. - Антон мне сказал, что Людмила Витальевна сама попросила его организовать прогулку. Крымов только обрадовался, он решил что жена, наконец, приходит в себя.
   - А что подумали вы? - уточнила Даша. - Почему Людмила Витальевна так поступила? Она была сумасшедшей или пошла на поправку?
   - Моя дорогая, - все с той же ласковой интонацией произнес врач. - Как я уже сказал, все индивидуумы с нестандартной формой мышления имеют в основе своих суждений некую систему.
   - Одним словом, все сумасшедшие действую вполне логично, - резюмировала Даша. - И все-таки?
   Врач начал издалека. Так издалека, что Даша подумала, будто он снова собирается порассуждать на тему своей бывшей профессии. Но нет - разговор быстро вошел в нужное русло.
   - Ответьте, милая девушка, на один вопрос... Чтобы определить нормален ли человек, мы ставим перед ним задачу: выкопать под забором такую яму, чтобы можно было выбраться на другую сторону. И даем на выбор ложку и лопату. Что выберет нормальный человек.
   - Лопату конечно же, - недоумевающее сказала девушка.
   - Нормальный человек, моя дорогая, выйдет через калитку, - поверх очков посмотрел на собеседницу врач. - Теперь вы видите, как все условно? Вроде бы все мы нормальны, а поди ж ты, добрая половина отвечает так же, как и вы. Но все-таки психи рассуждают иначе. У них есть своя логика, они ставят перед собой какую-нибудь цель, которой добиваются всеми доступными способами. Надо им попасть через забор - выроют яму хоть ложкой. Но чтобы понять их способы, нужно знать цель. В случае с Крымовой - я не могу сказать ничего конкретного. Даже на сеансах психотерапии она почти ничего не говорила.
   Даша сделала заметку в блокноте, и сказала:
   - Спасибо, вы очень помогли, - она встала. - Как-нибудь я приду взять интервью именно о вас. Судя по всему, вам есть что рассказать, - улыбнулась Даша.
   - Не за что, моя дорогая. Буду рад видеть вас снова, - в ответ врач вежливо привстал, провожая гостью. - Вы приятнее тех журналистов, с которыми мне доводилось общаться. Заходите почаще.
   - Спасибо, уж лучше вы к нам, - отшутилась Даша. - Всего доброго!
   Она вышла из кабинета, а врач достал из застекленного шкафа бутылку дорогого вина и плеснул немного в бокал, пробормотав: "один раз не повредит", потом вернул вино на место, уселся за свой стол и продолжил рисовать человечков, напевая под нос незамысловатую песенку.
  
   ***
   23 апреля, 2013 год
  
   Лера вернулась домой, оставила байк под навесом и заперлась в комнате. Она начала кое-что понимать, и нужно было срочно записать мысли, пока они не улетучились.
   Шахматист просчитал все до мелочей. Он отлично разбирается в людях и человеческих отношениях. Умеет управлять и манипулировать. Прекрасный иллюзионист и гениальный математик, но все-таки он остается обычным человеком, с человеческими чувствами и эмоциями.
   Лера нашла его слабое место - гордыня. Он восхищался собой и своей гениальностью, и понимал это. Старался бороться, и часто побеждал. Но невозможно постоянно бороться с собой. Это самая сложная из битв, легко проиграть.
   Валерия намеренно сказала Иванне про Семерядова и четверостишия в газете. Так же намеренно не рассказала ничего про Милу и Ирину. И ее расчеты оправдались. Шахматиста задел пренебрежительный тон, которым она рассказывала о своих выводах про Семерядова. Не оставил равнодушным и тот факт, что Лера побоялась говорить о вещах более важных, не упомянутых в условиях игры, но имеющих огромное значение. Лера намеренно не стала говорить про два первых убийства. Она решила, что Шахматист сочтет это ее слабостью, страхом нарушить условия игры. И не просчиталась - он подумал именно так, и это потешило его самолюбие.
   Лера догадывалась, что в ее комнате жучок - а значит все, что она скажет, будет услышано. После того, как Шахматист позвонил ей снова, догадка превратилась в уверенность.
   Звонок прозвучал в двенадцать тридцать.
   - Ты неплохо играешь, сестренка, - голосом мальчика говорил Шахматист.
   - Я тебе не сестренка, - прошипела Лера в трубку. Сохранить самообладание было очень тяжело.
   - Ой, как грубо, - Шахматист поцокал языком. - Я ведь могу сменить милость на гнев.
   - Милость? - опешила Валерия. - И когда ты успел ее проявить?
   - Моего гнева ты еще не видела. Однако, ты молодец. Выпуталась из неловкой ситуации. Твоя недалекая подруга из полиции почти поверила в этот бред. Ты подтолкнула их к верному пути, а сама ничего с этого не получишь.
   - Зачем ты звонишь? Мой ход еще не окончен.
   Девушка постаралась тянуть время. Меж тем, программка в телефоне сработала и определила координаты звонка. На секунду отняла телефон от уха, и обомлела. Получалось, что Шахматист звонит... из ее комнаты!
   - Ну что, нашла меня? - мальчик рассмеялся. - Я невидимка. Или ты думала, что я обычный человек?
   Валерия настолько обомлела, что не могла произнести ни слова. А Шахматист голосом мальчика из прошлого продолжал.
   - Только, умоляю, не падай в обморок. Я звоню, чтобы сообщить об изменениях. Теперь, когда ты рассказала Иванне о моих подсказках - четверостишиях - они не будут появляться в газете. Они будут ездить по городу. И еще. У тебя слишком много свободного времени, раз успеваешь лезть в другие дела и проводить расследования. Поэтому, усложним игру, чтобы ты не скучала. У тебя будет шесть дней, чтобы выполнить очередной ход. Если не успеешь, пропустишь хоть один - снова потеряешь близкого для тебя человека, во второй раз. Жди моего послания. Пока, сестренка.
   Короткие гудки оборвали разговор, но Валерия все еще не могла пошевелиться. Слова еще не дошли до ее разума, но осознание своей беспомощности лишало последних сил.
   - Как? - прошептала она, и с яростью крикнула. - Как?! Это невозможно!!!
   Она пнула подушку и уронила стопку книг со стола.
   - Нет, нет, нет, - ходила по комнате Лера. - Этому есть объяснение. Должно быть!
   Она резко замерла и медленно осмотрела комнату, не сходя с места.
   - Где ты? - спросила она. - Почему я тебя не вижу и не слышу? Тебя здесь нет.
   Она постаралась успокоиться, и принялась обшаривать все углы. Арчи решил присоединиться к хозяйке, и начал обнюхивать подушки.
   - Ну хоть что-нибудь, - бормотала Лера, без сил опускаясь на пол. Смысл слов наконец-то дошел до сознания. В голове вновь прозвучал голос, "снова потеряешь близкого человека"... Боже, он сумасшедший, думала Валерия.
   Однажды она уже потеряла близкого, и теперь Шахматист напоминал об этом каждым своим звонком, тревожа рану десятилетней давности. О ком он говорил сейчас? Пожалуй, самый близкий человек теперь - Даша. Ближе просто нет.
   Валерию с ног до головы окатил ужас. Неужели... нет, этого не может быть. Это просто немыслимо!
   - Сволочь! - крикнула Валерия, давая волю эмоциям. И вдруг как-то сразу успокоилась. В горле запершило от крика, но в голове прояснилось. Если этот сумасшедший хочет играть - Валерия сыграет. И пусть только попробует тронуть Дашу..
   Взгляд ее упал на окно.
   За окном сидел ворон. Наглая птица щурила свой единственный глаз на девушку и усмехалась - так показалось Валерии.
   - А ну кышь отсюда! Пошел прочь! - она замахала на птицу руками, но ворон только подпрыгнул и не думал улетать.
   - Арчи, фас! - выкрикнула тогда Лера, но пес не понял кого нужно ловить.
   Тут на помощь пришел Гаджет.
   Он протяжно мяукнул, вздыбил шерсть на загривке, и бросился на окно что есть дури. Лера поморщилась, когда кот ударился о стекло - не просто ударился, а буквально швырнул себя на него.
   Ворон чуть не свалился с карниза, пронзительно каркнул, и улетел.
   - Ишь как, - пожалела Лера кота. - А ты, оказывается, не безнадежен.
   Гаджет продолжал шипеть и пыжиться на подоконнике, уже из чистой вредности.
   - Идем, я тебе молочка дам. Кис, кис! - позвала Лера, и кот пулей метнулся к своей миске.
   Валерия почувствовала, что в ладонь ткнулся влажный холодный нос. Арчи смотрел на хозяйку печальными глазами и вилял хвостом.
   - Ну ладно уж, - смилостивилась она. - Ты мой охранник, держи.
   И она дала ньюфу кусочек вареной колбасы.
   Пока пес ел Лера задумчиво теребила его загривок, и запустила руку под ошейник. Теплая шерсть щекотала ладонь и успокаивала.
   Вдруг пальцы натолкнулись на что-то холодное.
   - Это еще что?
   Валерия сняла с Арчи ошейник и с удивлением обнаружила под ним короткую металлическую пластину с мизинец длиной и толщиной в пару сантиметров. На одном конце пластины мигал зеленый огонек, на другом виднелось несколько маленьких болтиков.
   - На жучка не похоже, - девушка с недоумением рассмотрела пластину.
   И она отправилась к единственному человеку, который мог бы понять назначение этой штуки. К Жене.
   Если, конечно, он у себя.
   - К тебе можно? - Лера без стука открыла железную дверь, спустилась по полутемной лестнице, и очутилась в совершенно другом измерении. Потолок, как паутиной, был оплетен проводами. Впрочем, паутины тут тоже было предостаточно. Среди неё, словно на морских волнах, покачивались лампы, похожие на космические корабли. Просторный подвал вмещал в себя целый мир, в его тёмных углах прятались прабабушкины торшеры, дедовские велосипеды, игрушки из далёкого детства, смутно знакомые Валерии, лыжи и старые чайники, резинки для волос и запчасти от разных приборов.
   Прямо перед входом возвышался холм из компьютерных дисков, к которым тянулись два шнура с прищепками на концах.
   Девушка обошла холм, и стала пробираться через лес из пружинок, болтиков, стопок микросхем и сломанных бытовых приборов. Стараясь не наступить на разбросанные по полу старые магнитофонные кассеты и стеклянные шарики, она шла к дальнему углу комнаты, где, зарывшись в пыльные книги и странные приборы, сидел Женя. После смерти сестры он совершенно не изменился. Равнодушие это или отстранённость, понять было сложно. Они с Милой не были особенно близки, но все же именно ему она доверила тайну шкатулки. Той самой, в которой Лера впоследствии нашла флешку с фотографиями. Мила знала что-то про Шахматиста, раз использовала в качестве пароля название фигуры - белый слон. Но что она могла знать? Валерия не догадывалась, да пока и не пыталась узнать. Ее тревожило другое.
   - Жень, - она тихо подошла и положила руку ему на плечо.
   Парень вздрогнул и резко обернулся.
   - Ой! А, это ты? - он вернулся к своей работе, удостоверившись что незваный гость не представляет особого интереса.
   Взлохмаченные русые волосы то и дело лезли на лоб и под очки. Женя отмахивался от прядей, и продолжал свое дело.
   Лера взглянула на стол, освещенный электрической лампой. Изобретатель разбирал фен на запчасти, часть из которых уже пересобрал в непонятную конструкцию. Лера даже не пыталась понять, для чего она нужна. Евгений создавал много непонятных вещей, назначение которых угадать было невозможно. Но все же Лера знала его, как человека неординарного и очень умного. В чем в чем, а в технике, приборах и подобных вещах он разбирался. А порой и сам изобретал что-то стоящее, такое как дверная ручка, реагирующая на голосовую команду, или расческа, самоочищающаяся от волос.
   - У меня к тебе серьезное дело, - она обошла стул, на котором сидел её друг, и прислонилась к столу.
   - М? - Женя поднял на нее отстраненный взгляд, отложив пинцет и отвертку в сторону.
   - Вот, - Лера протянула ему пластину. - Для чего это нужно?
   Парень заинтересованно осмотрел вещицу со всех сторон.
   - Надо разобрать. А где ты ее взяла?
   - Да, нашла, - уклончиво отозвалась Валерия.
   - Интересно... - пробормотал Женя, вновь берясь за отвертку.
   Он открутил болтики и подцепил крышку плоским лезвием. С тихим щелчком пластина открылась.
   Женя присвистнул.
   - Да тут спец поработал!
   - Что? - Валерия недоуменно уставилась на микросхемки, проводки и какие-то колбочки, оказавшиеся внутри пластины.
   Изобретатель не ответил. Сначала он присоединил к коробочке какие-то тонкие провода, потом разобрал ее внутренности по детальке, затем снова собрал, и разве что не понюхал каждую из них.
   - Ну не тяни, - Лера нетерпеливо затеребила друга за плечо. - Женя, миленький, скажи уже! Что это?
   - Не буду врать, до конца не разобрался, - парень взглянул на Валерию. - Но общий принцип ясен. Крутая штуковина! Надо будет взять на заметку... Похоже, у меня появился конкурент.
   - Женя! Ну говори уже...
   - Эта штука может... как бы проще объяснить. Звонить на сотовый, и - разговаривать.
   - Погоди, - Лера помотала головой. - Как это - звонить? Сама что ли?
   - Ну, не набирать номер, конечно, - фыркнул парень. - Вот, видишь эту штуковину? - он указал на крошечную микросхемку. - Она отвечает за, м... скажем так, радиоуправление. Хотя это будет неверное определение. Кто-то передает сигнал со своего сотового - как бы, посылает СМС. В датчике срабатывает рецептор, передает сигнал в микросхему, а та, в свою очередь, как бы, подменяет исходящий сигнал. И человек, который говорит на другом конце города, как бы исчезает из сети. Его звонок не определить, поскольку на входящем высветится номер телефона этой штуки. Как будто звонит она. У нее устройство похоже на сотовый, только сложнее. Понятно?
   - Не совсем.
   - Ну смотри! Ты хочешь чтобы ни один сотовый оператор не узнал, что в это время ты кому-то звонила. И чтобы в твоем сотовом не осталось информации об исходящем звонке. И чтобы в сотовом того, кому ты звонишь, высветился другой номер телефона. И чтобы вообще стать "невидимкой" в сети. Круто, да? А все возможно с помощью этой штуки. Она улавливает сигнал с твоего сотового, преобразует в свой, подменяет номер - причем как во входящем звонке, так и в базе данных сотового оператора - и, ву а ля! Тебя невозможно отследить. Звонит эта штука. А говоришь ты.
   - Не думала, что такое возможно, - Валерия задумалась. - Погоди, а откуда у этой штуки свой номер? В ней есть сим-карта?
   - А то, - усмехнулся Женя. - Глянь сюда.
   Он подковырнул одну из деталей и пинцетом достал СИМку.
   - И кому она принадлежит? - Лера взяла ее и поднесла к глазам, словно надеялась что-то рассмотреть.
   - Ну, это не ко мне вопрос! - Женя продолжил с упоением копаться в коробочке. Он был похож на препаратора, который вскрыл редкий вид таракана и с азартом изучает его внутренности. - Это тебе в сотовом салоне скажут. Или не скажут...
   - Ну ладно... - Лера вздохнула и спрятала симку. - Спасибо!
   И подумала, что теперь понятно, почему звонок, который засек Женя, определился в пределах ее комнаты.
   - Это тебе спасибо, - не оборачиваясь ответил парень. - Такую вещь принесла! Знать бы еще, кто ее собрал...
   - Это точно, - согласилась Лера. - Мне бы очень хотелось.
   Она вернулась в свою комнату, и набрала Иванну.
   Длинные гудки сменились сообщением о том, что абонент недоступен.
   Ничего, решила Валерия. Пока можно и другими делами заняться. Например, записать мысли, которые так и рвались на бумагу.
   Итак, у Ларисы, медсестры, явно был сообщник. Об этом говорят два факта - бормотание про "очки" и мужчина на улице - то есть то, о чем рассказал этот парнишка наркоман, внук покойной Антоновой. Она не носит очки сама, но их носит мужчина, который повстречался внуку Антоновой. По словам наркомана, тот мужчина щурится, а значит, плохо видит. Лариса могла злиться, что он потерял очки где-нибудь в неподходящем месте, где они могли стать уликой. Как вариант. Ведь она не зря собиралась залечь на дно еще до того, как Семерядов позвонил в полицию - если верить словам наркомана. Ее что-то напугало. Страх, что если сообщник попадется, он сдаст и ее. Сообщник, наверняка, обрабатывал "клиентов", заставляя их поверить, что привыкание - лишь временный эффект, чтобы люди не бросали пить таблетки до возникновения полной зависимости. И в некоторых случаях это работало. У жертв не возникало сомнений в словах незнакомого мужчины. Ведь он встречался им прямо возле дома, а не в больнице. Наверняка, Лариса и ее сообщник все продумали. Мужчина следовал за "клиентом", вычислял, куда тот направляется, немного обгонял его и шел, как бы, на встречу. Потом под каким-то предлогом знакомился, "замечал" таблетки, и полностью входил в доверие. В случае с внуком Антоновой ему крупно повезло. Парень споткнулся и выронил таблетки, так что предлог для общения появился сам собой. Не нужно было искать способ заставить "клиента" показать таблетки.
   Неплохая схемка. Семерядов каким-то образом вышел на них, раскусил и собирался сдать в полицию. Точнее, сдал одну медсестру, доказать вину которой было проще. А ее сообщника стал шантажировать, в надежде сорвать хороший куш.
   Значит, скорее всего, именно этот мужчина, сообщник Ларисы, убьет Семерядова.
   Лера схватила телефон, и снова набрала номер Иванны.
   - Ну давай же, давай, - умоляла она, слушая гудки.
   - Абонент временно недоступен или находится... - послышался голос робота.
   - Ладно, - сказала девушка. - Куда же ты пропала?
   Она набрала Михаила Афанасьевича.
   - Валерия? Здравствуй, - послышался голос Елина. - Иванна? Нет, ее сегодня не будет. Она уехала по моему поручению.
   - Куда? - с отчаянием спросила Валерия.
   - В другой город.
   - И что это за задание?
   - Вас, юная леди, это не касается, - строго сказал Михаил Афанасьевич. - Кажется, ты обещала не совать нос в чужие дела. Мне следовало бы арестовать тебя за то, что без разрешения вмешалась в следствие, взяла с места преступления улику и Бог еще знает чего натворила! Но пока - повторяюсь, пока - я тебя прощаю. Но чтобы больше без выкрутасов!
   - Да, - буркнула Лера, и положила трубку.
   Она не знала что делать. Самой ехать в больницу? Даже если она найдет этого преступника, что сможет сделать? Иванна уехала так некстати! Остается только надеяться, что она уже отправила кого-нибудь в больницу, проводить проверку.
   Немного подумав, Лера отправила Иванне СМС.
   "Я знаю, кто сообщник Ларисы! Это мужчина, высокий, массивный, с запоминающимся лицом, широкой челюстью, скорее всего носит очки или просто щурится".
   А через пять минут пришло сообщение.
   Лера обрадовалась, надеясь, что это ответ от Иванны. Но писала Даша.
   "Лера, встречаемся через час в парке! Я была у Студенева, узнала много интересного! До связи!".
   Сыщица не сдержала улыбку, и посмотрела на часы. Без пяти два. Что ж, она должна успеть.
   - Гаджет, брысь! - Лера прогнала кота с журнального столика, и поставила на него шахматы. Лет пять она не доставала их. А ведь когда бабушка была жива, они каждый вечер играли по две-три партии. Это бабушка привила Валерии любовь к шахматам, но с ее смертью девушка потеряла к ним интерес. А может, просто боялась пробудить воспоминания, которые заставят острее чувствовать потерю. Но чувства, особенно негативные, убивают логику. А Валерии было необходимо сохранять чистый разум, чтобы выполнить обещание, данное много лет назад.
   Она с любовью протерла деревянную крышку, и посмотрела на разрисованную стену. Взгляд равнодушно скользнул по расклеенным там бумажкам с обозначениями шахматных фигур, по цепям, и остановился на полустертом пятне в углу.
   - Я найду тебя, - можно было прочитать по ее губам.
   Помедлив несколько секунд, Лера открыла доску. Бережно погладила деревянные фигуры, беспорядочно сложенные в выемке рядом с полем. И - расставила их по местам.
   В памяти всплывали правила игры. Шахматы... игра, удивительным образом сочетающая науку, спорт и искусство. Фигуры перемещаются по доске из черных и белых клеток, каждый раз проживают свою историю, сражаются и умирают, и все это в пределах поля из шестидесяти четырех клеток. Не больше, не меньше.
   Восемь пешек у черного игрока, восемь у белого. Они берут скорее своей численностью, чем силой - ведь ходы пешек не длиннее одной клетки. Но порой и они могут решить исход партии.
   Вот тяжелая артиллерия - ферзи и ладьи - способны на многое. При ловкости и дальновидности игрока их жертвами могут пасть многие фигуры. Чего не скажешь о беспомощном короле, который и способен лишь на то, чтобы передвинуться на одну клетку.
   Быстроногие кони ловки и легко ускользают в нужный момент. Если только игрок не решит пожертвовать ими ради главной цели. А слоны... их ходы режут доску по диагонали. Расчетливы настолько, что их логика не позволяет им сменить цвет клетки с черного на белый. Смена цвета означала бы разрыв. В цепи и в логике.
   Главная цель игроков - поставить чужому королю шах и мат. Загнать его в угол.
   Но это в шахматах. А какая цель у Шахматиста, играющего живыми людьми?
   Итак, придется разобрать смысл каждого хода Бессмертной партии. Первой в игре ходит белая пешка. Она же в конце определяет исход партии, отрезая черной королеве путь к королю. Кто может ею быть? Это кто-то, кто еще жив, и будет делать ходы. Пока у Валерии слишком мало информации, чтобы определить кто это.
   Она принялась рассуждать. Допустим, белые - это жертвы, либо те, кто делают ходы по обстоятельствам, почти не зависящим от них. А черные - это те, кто убивает, либо делают ходы по воле Шахматиста. Или же, они сами создают обстоятельства, заставляющие белых сделать ход.
   Первой жертвой в Бессмертной партии была белая пешка, съеденная своей черной противницей. В жизни это одна из погибших. Кто это может быть? Предположим, первая жертва - Мила. Но в тот же день была убита старушка в парке, а на следующее утро умерла Ира. Старушка явно была фигурой в игре. Но вот вопрос - какой именно фигурой?
   Этот вопрос придется отложить.
   Следующая жертва - у черных. Через три хода ее съедает один из белых слонов, дадим ему номер один. А слона, в свою очередь, съедят черные, но чуть позже. Под эту комбинацию очень подходит ситуация с наркоторговцами. Что, если белый слон и есть журналист? Семерядов "съел" черную пешку - Ларису, а его самого "съест" ее сообщник. Тогда по логике вещей, сообщник тоже является черной пешкой. Потому что в Бессмертной партии именно она съедает белого слона. Только вот почему Шахматист писал под ником Белый слон? И как быть с первыми тремя убийствами? Кто-то из них явно не вписывается в игру, жертв должно быть меньше. Кто лишний? Весьма вероятно, Ира - уж слишком странным было ее убийство, и этот конфликт с деканом. Просчитать его было бы сложнее всего. Кроме того, Иру убили последней. Но ведь именно с ее номера звонил Шахматист, и с ее компьютера писал сообщения.
   Валерия достала из кармана СИМ-карту и посмотрела на нее. Номер карты известен - он высветился на телефоне при звонке. Можно попросить Иванну определить хозяина номера, а можно снова обратиться к Жене. Конечно, он отличный хакер, но и так уже начал задавать слишком много вопросов. А Иванна, как назло, пропала.
   Если Шахматист точно так же использовал и СИМ-ку Иры? Вытащил из ее телефона. Но как и когда? Знала ли его Ира? И была ли она фигурой?
   И все-таки Лере казалось, что белая пешка, первая жертва - это либо Мила, либо старушка из парка. Потому что, если Мила не фигура - первой получается Антонова. Если Мила фигура, то сама является белой пешкой, так как погибла первой. Насчет Семерядова сомнений не возникает, он идеально вписывается в комбинацию: "белый слон съел пешку - другая пешка съела белого слона". Правда, ход еще не сделан, Семерядов пока жив.
   Лера не знала о других ходах. А ведь до того, как Семерядова убьют (если это случится), должны сделать ходы другие фигуры. Черная королева. Белый король, пешки, черный и белый кони... Кто они, кто играет за все эти фигуры по воле Шахматиста? И как это выяснить?
   Девушка встала, и отошла от шахмат. Фигуры сделали лишь несколько первых шагов, и замерли в ожидании. Чтобы двигаться, им нужна рука шахматиста. Фигуры не обладают волей, но обладают правом и силой действия. Они съедают друг друга и защищают, но для того, чтобы двигаться, им нужен игрок.
   Лера накинула куртку, и собралась в парк. Пришлось идти пешком, потому что круизер беспомощно стоял под навесом с зажеванным колесом.
   Прогулка дала время подумать. И Лера решила, что единственное, что поможет сдвинуть дело с мертвой точки - это информация. А получить ее можно только от Елина. Девушке нужен доступ ко всем делам за последние несколько месяцев. Это займет о-очень много времени... А есть ли оно? Возможно, все немного проще... Фигуры должны быть на виду и если партия началась несколько дней назад, Лера должна знать обо всем странном, что происходило в городе за последнюю неделю-полторы. Но Елин едва ли предоставит доступ к информации. Тем более, без объяснений со стороны Леры. Говорить с Иванной - что играть с огнем. Еще немного, и она догадается, поймет, что Лера впуталась в опасную авантюру.
   С такими мыслями она подходила к парку. Надеясь не встретить "Спартанца", Лера добралась до памятника и стала ждать. Даша прибежала через несколько минут.
   Глаза ее горели, она походила на собаку, которая взяла след и ждет, когда же ее спустят с поводка и позволят порвать добычу. А Лера смотрела на нее с едва скрываемой тревогой.
   - Что я узнала, Лерка! Этот Студенев хоть и со своими тараканами, но рассказал мне все, что знал. Это точно! Хотя поначалу мне и показалось, что при упоминании Антона Крымова он чего-то испугался.
   - А может, не показалось? - с сомнением спросила Лера, стряхивая пелену. Сейчас с Дашей все хорошо, и она не допустит, чтобы что-то случилось. - Когда с ним говорила я, он явно не был рад.
   Даша прислонилась к памятнику и сощурила глаза на солнце, как довольная кошка.
   - Ему было чего испугаться. Но совсем не подозрений. Я поговорила с медсестрой из регистратуры - в момент убийства Студенев действительно был в клинике. А испугался он потому, что незаконно занимается частными сеансами психотерапии. Отчислений клинике не платит, вот и боится проверок и налоговой. Думал, я собираюсь его сдать. А про тебя вообще сказал, что не был уверен, действительно ли ты от Антона. А потом рассказал много интересного. Вот, послушай.
   Даша включила запись на диктофоне, и послышался голос врача.
   - Всего пару лет...А откуда вы знаете? Я не давал подобного объявления, обо мне узнают только через знакомых.
   Журналистка выключила запись и объяснила:
   - Он сказал, что у него много клиентов. Но когда я пришла, не было ни одного. Потом я посмотрела общее расписание работы врачей. Так вот, сегодня Студенев должен был работать с двенадцати. А сам записывал людей с трех. Видимо, первые три часа он принимал исключительно "своих" клиентов. Ну, или, таких, как я.
   - Ладно, с этим все ясно, - Лера расстегнула куртку, пригревшись под весенним солнцем. - Но я бы не стала скидывать его со счетов... Что он рассказал по делу? Что такого интересного ты узнала?
   Даша таинственно произнесла:
   - Ты ошиблась, когда говорила что у нас три подозреваемых. Их - четыре! У Милы была подруга, с которой она продолжала общаться. А звали ее Инна. Студенев считает, что именно она могла посоветовать Крымовой такой способ отвлечься от воспоминаний. Потому что - и это самое странное - Мила сама попросила мужа устроить лодочную прогулку!
   Лера не удивилась. Она пнула подвернувшийся под ногу камешек и посмотрела в сторону поблескивающей за деревьями воды.
   - Да... Я упустила этот вариант. Но мне, честно говоря, и в голову не могло прийти, что прогулка устроена по инициативе Милы... Я согласна со Студеневым. Подруга могла посоветовать, а Мила могла послушать. Меня удивляет другое - почему я ни разу не видела эту "подругу".
   Говоря это, Валерия снова прокручивала в голове информацию. Подозреваемых действительно было три - друг Антона, психотерапевт Милы и "серый человек". Теперь подозревать друга было бессмысленно, после их с Лерой разговора стало ясно, что Груздев почти ни при чем. Психотерапевт - возможно, но маловероятно. А вот насчет "серого человека" есть много вопросов. Ясно, что именно он перегнал лодку на другой берег, откуда отплыли Антон и Мила. Но вот убийца он или нет - вопрос.
   - Мила могла не рассказывать тебе обо всех своих знакомых, - возразила Даша.
   - Нет, не могла, - упрямо сказала Лера. - К тому же, Антонина Федоровна уж точно должна была знать. А если бы знала, сказала бы мне. К Миле никто не приходил, потому что она не хотела никого видеть. Правда, есть вариант виртуального общения. Мила могла "дружить" с этой Инной по переписке. Все это странно.
   - У тебя есть предположения? - журналистка уже не так радовалась своему "открытию", которое запутало дело еще больше.
   Лера промолчала. Чтобы у нее - Валерии Рижской - не было предположений? Ха... Вот только они ей совсем не нравились. Инна - так звали соседку погибшей Антоновой. Ту блондинку распутного вида, которая не давала старушке прохода. А потом она же встречалась в парке с "серым человеком", но уже будучи брюнеткой, породистой, сдержанной и красивой женщиной. Зоей Наумовой. Той Зоей, которая, по предположению Валерии, шантажировала Антона.
   И она - подруга Милы? Бред.
   Девушки неторопливо побрели в сторону берега, в тень, к прохладе воды и лип.
   - Ты не рассказала, что видела в кабинете психотерапевта, - заметила Валерия, завязывая куртку на талии.
   - Так... - Даша задумалась. - Бумаги на столе, старые газеты, телефон - это все лежало прямо перед ним. Ну там, ручки еще, карандаши. А так, в кабинете в глаза бросился только застекленный шкаф с книгами. Да, еще на нижней полке стояла бутылка вина. Необычная такая - пузатая, а горлышко вытянутое в трубочку и кверху расширяется. Еще пиджак на стене висел, и...
   - Стоп! - Лера резко остановилась. - А ну-ка расскажи поподробнее про вино. Как оно называлось?
   - Я издалека не разглядела. Хотя, по-моему, на "М" начиналось. Надпись такая красивая, буквы витые, и над ними нарисован золотой виноградный лист.
   - Точно! Я говорила, что нельзя сбрасывать врача со счетов... - воскликнула Лера. - Ведь точно такая же бутылка была у Крымовых в корзине.
   У Даши зазвонил сотовый. Она взглянула на экран, и поморщилась:
   - Гущин... - потом дотронулась до сенсорного экрана, и вежливо сказала. - Да, Аркадий Николаевич. Я занимаюсь своим материалом. Да... Ну хорошо, сейчас буду!
   Она положила телефон в карман и тоскливо посмотрела на Леру.
   - Мне пора бежать. Гущин рвет и мечет... Да, кстати, ты ведь просила последить за Семерядовым. Но с утра я его не видела, а потом уехала к Студеневу.
   - Забудь, - Лера махнула рукой, скрывая тревогу. - Не надо ни за кем следить. Я ошиблась.
   - Ошиблась в чем? - подозрительно спросила Даша.
   - Ни в чем. Ты ведь на работу опаздывала?
   - Все-то у тебя секреты, - Даша вздохнула и побежала к остановке. На ходу крикнула. - Все равно не отвертишься! Еще поговорим!
   - Поговорим, - усмехнулась Лера.
   Оставаться в парке одной не хотелось. Лера осмотрелась, но ни "Спартанца", ни женщину в черном не увидела.
   Женщина в черном. Странная особа.
   Лера побрела вдоль берега озера, пиная камешки в воду. Время словно замедлилось, если не остановилось вовсе. Ведь прошло всего три дня, как Милу убили. А сколько всего случилось... Кажется, прошла целая вечность.
   Но вот феномен. Время застыло в точке игры, но при этом внутри себя, в этой одной точке, оно неслось бешеным темпом. Еще вчера Лера пыталась найти ответ, вычислить жертву и убийцу. Сегодня она его нашла - но Игорь пропал. И у него совсем мало времени, если оно еще осталось.
   Нужно надеяться на лучшее.
   Теперь все было куда серьезнее. Если до этого Лера рисковала только своей жизнь, то теперь рискует и Дашиной. Счет пошел на дни...
   Все попытки взять себя в руки и справиться с неодолимым страхом приводили к какому-то странному, отрешенному состоянию, которое вновь сменялось нарастающей тревогой. Но в конце концов, Валерия одержала победу над собой.
   Она думала об исходе игры. Когда бы он ни наступил, и что бы Шахматист ни задумал - он не должен победить. Но чтобы отобрать у него победу, Валерия должна проиграть. Очередной парадокс.
   Она "играет" за белых. В Бессмертной партии белые побеждают. Шахматист хочет достичь какой-то цели, разыграв эту партию в жизни. И если все пойдет не так, как он запланировал, есть шанс нарушить его планы. Лера должна проиграть. Надо нарушить хотя бы один ход, уберечь хотя бы одну фигуру - и цепь порвется. Лера не знала, что за цепь создает Шахматист, но точно знала законы ее создания. Все цепи рвутся, стоит выбить одно звено.
   Вернувшись домой, девушка заглянула к Антонине Федоровне. Женщина понемногу приходила в себя, но постоянно говорила об Антоне. Добродушная полноватая женщина теперь осунулась, и несмотря на сохранившуюся полноту, казалась тенью. От жизнерадостного нрава остались только теплые морщинки в уголках глаз. Любимые книги классиков всего мира пылились на полках - Антонина совершенно позабыла о них, день и ночь оплакивая Милу и ее сына, молясь за племянника, Антона.
   Лера не знала что ответить на ее робкие вопросы, потому что не представляла, как помочь. Про вчерашний разговор с Иванной она не рассказала - зачем давать надежду, которой почти нет? Со Студеневым поговорили - и что дальше? Антон так настаивал на этом разговоре, но сам не рассказал почти ничего. Лера объяснила его таинственные слова, сказанные у озера. Почти вышла на человека, который может знать убийцу или сам является убийцей. Но этого мало. Нужно доказать, что не Антон был сообщником того человека. Хотя сама Валерия теперь не сомневалась, что Антон невиновен.
   Валерия попыталась успокоить Антонину Федоровну и пообещала еще раз съездить в полицию. Раз Иванна уже рассказала Михаилу Афанасьевичу про пух рогоза и заколку, все же есть шанс, что Антона отпустят хотя бы под подписку. Если нет, у Леры оставался еще один козырь. Нужно было найти этого "акробата", пока не поздно.
   Но выходит, что "Спартанец", чей след девушка видела на берегу, и "акробат" - разные люди. Возможно, они сообщники. "Акробата", как окрестила убийцу Валерия, видела Даша - ему уже давно за сорок. А "Спартанец" выглядит не старше двадцати семи.
   Когда не можешь разгадать загадку, найти верный ответ - нельзя зацикливаться на решении. Самый верный способ это отвлечься и заняться другими делами. Поэтому Лера взяла байк, и покатила его в шиномонтаж, находившийся неподалеку от "Сытого Кота".
   Пока меняли колесо, она сбегала в кинотеатр, купила Сене и Вере обещанные билеты. Детям понравилась игра в шпионов. Валерия постоянно видела в окне одного из них, и получила уже два бумажных самолетика с посланиями. Но пока кроме кошек и воробьев возле дома Крымовых никто не появлялся.
   Лера не торопилась. Она купила себе большое зеленое мороженое, и отстраненно наблюдала за мелькающими над головой стрижами.
   А вернувшись в шиномонтаж, остолбенела. Рядом с ее байком стоял черный автомобиль.
   Тот самый, с номерными знаками у680ро.
   На всякий случай надвинув бандану на лоб и опустив голову, Лера подошла к кассе, чтобы оплатить работу.
   Сердце бешено колотилось, но Лера взяла себя в руки, и спокойно откатила байк за угол.
   - Ну долго вы там еще?! - из машины послышался раздраженный голос. - Я опаздываю!
   Лера осторожно выглянули из своего укрытия, и тут же спряталась обратно.
   - Вы что, хотите так и ездить с погнутым диском? - проворчал мастер, гремя инструментами. - Сейчас, еще десять минут.
   Хозяин машины проворчал что-то еще. Но ему было некуда деваться, пришлось ждать, пока мастер закончит работу.
   Лера усмехнулась, и подумала, что есть еще на свете справедливость. Нечего чужие колеса прокалывать, и потом сбивать мирных байкеров. Вот и довыпендривался. От таких крутых виражей еще не то погнется.
   Наконец, мастер исправил диск, получил деньги и машина поехала. Рижская села на круизер, и отправилась следом. Но на этот раз она держалась метрах в ста от автомобиля. Так, чтобы не терять цель из вида, но и не попасться самой.
   А через десять минут стало ясно, что нет нужды таиться. Потому что автомобиль ехал к университету, и сворачивать не собирался.
   Остановившись на стоянке перед главным входом, водитель заглушил двигатель, но выходить не торопился.
   Перед университетом было безлюдно и тихо. С каждым днем студентов становилось меньше, сессия подходила к концу, и "Сковородка" выглядела непривычно пустой.
   "Сковородка" - это широкое полукруглое крыльцо университета, на котором расположились скамейки. Излюбленное место студентов, где можно пожариться на солнцепеке между парами. Белоснежное здание университета располагалось так, что большую часть дня солнце падало как раз на "сковородку", буквально раскаляя мраморные плиты, ступени и столбы.
   Кто уставал от жары - мог спрятаться в тени елового ряда, росшего напротив здания Университета и затеняющего вечно занятую кем-нибудь скамейку.
   Сейчас скамейку заняла Валерия. Она решила, что лучше не прятаться за деревьями, это привлечет куда больше внимания. А так сидит себе студентка, отдыхает. Круизер она оставила неподалеку, у маленького городского фонтана. Она сделала это скорее по привычке, чем из-за того, что места не хватало. Обычно в начале сессии ставить байк было просто негде - все было занято автомобилями. Сейчас перед университетом было всего пять машин, из которых две - полицейские.
   Лера не сводила с черной машины глаз. Долго ждать не пришлось. Спустя несколько минут дверца открылась, и вышел... декан, собственной персоной!
   Девушка уже устала удивляться и пугаться, поэтому она отреагировала достаточно спокойно. Насколько это было возможно.
   То есть всего один раз подскочила на скамейке, непонятно зачем дернувшись в его сторону. Однако, решила не торопиться, и села обратно.
   Декан, не оглядываясь, зашел в университет. Лера колебалась. Во-первых, следить за ним в здании будет сложно. Во-вторых, можно столкнуться с однокурсниками, а этого ей совсем не хотелось. Начнутся расспросы, упреки в прогулах... Но с другой стороны, от сидения на скамейке толку маловато. Придется идти.
   Собравшись с духом, она зашла в университет, и... поняла, что забыла студенческий билет. То есть, она и не собиралась его брать. А после происшествия с Ириной в здание пускали только студентов и преподавателей. Вахтерам строго запретили впускать кого бы то ни было без предъявления соответствующего документа.
   Лера попыталась с деловым видом пройти мимо вахтера. Высоченный бритый детина, окончивший двухнедельные курсы охранников, резко вытянул перед ней руку и рыкнул:
   - Куда?
   - Мне нужен декан биологического факультета, Семен Денисович Полонез, - не сморгнув глазом, ответила Валерия.
   - Предъявите студенческий, - детина и не думал убирать руку.
   - Я не студент, я пришла по поводу будущей конференции. Вы вообще в курсе, что скоро здесь будет проходить международная конференция? - Лера изобразила крайнее возмущение и праведный гнев.
   - Тогда вам должны были выписать пропуск, - прорычал охранник, испепеляя Валерию взглядом.
   - Мне никто ничего не говорил про пропуск! - очень натурально изумилась Валерия. - Если вы сейчас же меня не пропустите, то можете лишиться работы! Я... я пришла по поводу... - тут она задумалась, припоминая слова, связанные с конференцией. Перед глазами всплыла сцена разговора с деканом, во время которой он уронил бумаги. И Лера таинственным тоном произнесла. - По поводу футарка!
   Охранник не вдохновился пламенной речью, и продолжал стоять с вытянутой рукой. Лера собиралась расстроиться, как вдруг к ним подошел какой-то профессор. Он крайне заинтересованно посмотрел на Валерию, а потом сказал:
   - Пропустите ее! Разве вы не узнали, что это Анна Верлемова? Одна из членов инициативной группы конференции!
   Охранник молча опустил руку и потерял к Валерии всякий интерес.
   А Лера прошла через турникет, не зная чего ожидать. Она пыталась вспомнить видела ли профессора раньше, и пришла к заключению, что этот тот самый историк, который на первом курсе заменял их заболевшего преподавателя. Пыльный, немного похожий на музейный экспонат, дядечка со впалыми скулами и острой бородкой, еще тогда понравился студентам. Рассказывал он очень живо, и с такой любовью ко всему древнему, что сам со временем стал похож на ископаемое. От него веяло книгами, затхлостью и землей.
   В сером плаще, шляпе и с папкой под мышкой, профессор, кажется, собирался уходить, но передумал. Он так заинтересовался Валерией, что забыл обо всех делах.
   И, похоже, был уверен что перед ним некая Анна Верлемова.
   - Анечка, я так рад вас видеть! По правде признаться, я представлял вас немного иначе... - он с удивлением осмотрел байкерские ботинки, косуху и яркую футболку Валерии. - Но, это не важно! Всякий гениальный археолог может позволить себе чудачества! И выглядите вы очень молодо, я бы ни за что не дал вам двадцати семи!
   - Спасибо, - кое-как выдавила Валерия. Она шла за профессором, который вел ее под руку к кафедре истории. - А вы... Олег Павлович, верно?
   - Да, Анечка, именно я! Вы тоже меня узнали? Как же я рад встрече, вы себе не представляете! Но вы приехали так рано, до конференции еще больше недели...
   - Я... я хотела побольше узнать о вашем городе, - нашлась Валерия.
   - О, как это чудесно! - воскликнул профессор, взмахнув рукой.
   Папка, которую он держал под мышкой, тут же выскользнула, и все листы разлетелись.
   - Ничего, я помогу! - поспешно сказала Валерия, поднимая документы. - А вы... как вы меня узнали?
   Она собрала листы в папку и протянула ее польщенному профессору.
   - Стоило мне услышать про футарк, и я сразу понял, что это вы! Ну кто еще может знать об этом удивительном открытии! - приговаривал профессор, улыбаясь желтыми зубами.
   - О, эм... - Леру так и подмывало спросить что же такое футарк, но это грозило разоблачением. Хотя ей было очень неприятно обманывать такого хорошего человека. Профессор вызывал симпатию и уважение. Не часто встречается человек, который так искренне любит свое дело.
   - Так вы говорите, хотите осмотреть город? - профессор загремел ключами, но в скважину попал не сразу. Наконец, дверь открылась. - Прошу вас!
   Лера вошла в кабинет, большую часть которого занимал шкаф с книгами, черепами, старинными кувшинами и осколками глиняных табличек.
   - Я вам скажу, вы не пожалеете! - профессор положил папку на стол, а сам присел на скрипучий стул. - У нас замечательный город, просто замечательный! Советую в первую очередь посетить старый особняк Кошеваровых. Какой дух старины! Или вот еще, можно съездить в Аннинские пещеры - всего в трех часах езды, а какая природа! И какие там поразительные иероглифы на стенах - вы себе не представляете...
   - Спасибо, постараюсь посетить, - вежливо улыбнулась Лера.
   - Если вам нужен провожатый, только скажите! - обрадовался профессор.
   - О нет, нет. Спасибо, - поспешно ответила Лера. - А... что вы думаете про футарк?
   Она настороженно замолчала, надеясь, что вопрос прозвучал уместно.
   - О, я ждал этого вопроса, - с удовольствием потер руки профессор. - Как же чудесно поговорить о футарке с самым главным специалистом в этой области! С человеком, который нашел один из трех камней!
   - С вами? - с надеждой спросила девушка.
   Профессор в голос рассмеялся, и сказал, утирая слезы:
   - Ну вы и скромница, Анечка! Ну и скромница... Красавица, умница, да еще и ничуть не зазналась! Редко встретишь такого человека.
   - Ну да, - выдавила Валерия.
   С одной стороны ей хотелось поскорее сбежать отсюда, с другой - узнать что же такое этот футарк. И почему он так важен.
   - Но, вернемся к нашему вопросу, - сказал профессор. - Вы спрашиваете, что я думаю про футарк? Я думаю, что это будет открытием века! Мне кажется, за подобные находки должны давать никак не меньше Нобелевской премии. Если бы спросили меня, то я бы ответил, что это наглядное подтверждение теории возникновения письменности. Такой древний артефакт... Как бы я хотел видеть его! Надеюсь, на конференции нам предоставят все экземпляры... Ведь два из них нашли преподаватели нашего университета.
   - А третий? - спросила Валерия.
   Профессор снова захохотал и сказал:
   - Ну вы и шутница, Анечка!
   - Да, конечно, это была шутка, - Лера неуверенно засмеялась, и решилась задать еще один вопрос. - Почему же конференцию организует не исторический, а биологический факультет?
   И снова замерла в ожидании. На этот раз профессор не рассмеялся, он с негодованием произнес.
   - Конечно, это должна быть наша привилегия! Еще лучше, если бы камни презентовали в Москве, но условия диктует Полонез. Конечно, ведь камни обнаружили биологи, в ходе своих бессмысленных исследований. Что там они изучали, не припомню... Может быть вы помните, Анечка?
   - Может, флору и фауну прошлых эпох? - неуверенно сказала Лера. Перебрав все возможные варианты, она остановилась на этом. Что еще могут искать биологи при раскопках?
   - Ну конечно! - профессор взмахнул руками. - Но какое это дает им право присваивать историческое открытие? До чего же биологи ушлые.
   Лере стало немного обидно за биологов. Все-таки, ее родной факультет... И она сказала.
   - Может быть, это открытие не совсем... эм... исторического плана? Многие науки пересекаются с археологией.
   - Ну да... - немного остыл профессор. - Анечка, вы снова правы. Я погорячился. Вы ведь уже писали мне об этом... Я знаю, что анализ состава камней показал их органическое происхождение. Понимаю, что они являются доказательством существования на этой территории анкилозавров, и опровергают теорию о том, что вся местность была покрыта водой... Но ведь на них иероглифы! - последнюю фразу он почти выкрикнул. - Иероглифы, написанные древними людьми! Такого не бывало в современной науке! Это же поразительная находка...
   Лера засомневалась насчет гениального открытия. Как-то не вериться, что такое событие удостоится лишь конференции, пусть и международной, в ничем не примечательном городке N. Однако, не ей спорить с профессором истории и с этой неизвестной Анной.
   - Анечка, - профессор немного успокоился, и с улыбкой спросил. - А не расскажите ли и вы, что думаете по поводу своего открытия?
   - Я... э. Я? - девушка так растерялась, что едва не задела череп на полке. Отшатнулась и сказала. - Э... вы знаете, я не рассчитала времени, мне пора еще на одну встречу. Давайте договоримся на завтра? Я вам позвоню.
   - Что же, печально, - вздохнул профессор. - Я так хотел услышать о футарке от вас лично! Милая Анна, я с нетерпением буду ждать вашего звонка.
   - Да, - Лера смущенно улыбнулась и выскользнула из кабинета.
   С тяжелым вдохом она прислонилась к стенке и перевела дух.
   К счастью, профессор забыл дать свой номер телефона, а Лера не стала ему напоминать. Ей по-прежнему было неприятно от того, что пришлось слукавить, воспользовавшись наивностью профессора. Тем более, что он ей искренне понравился.
   За последние дни приходилось говорить слишком много неправды. Если не лгать, то недоговаривать. Все это выбивало Валерию из колеи. Она всегда считала, что солгав, человек получает клеймо. Он заявляет вселенной - мои слова ничего не значат. И его правда престает существовать для мира. Вселенная получает четкую программу - слова этого человека пустой звук.
   Но, как говорила сама Валерия, жертвует она не честностью, а гордостью. А как же - приятно сознавать, что ты никогда и никому не врёшь, если при этом твоя правда может навредить только тебе. Куда сложнее признать, что и ты не всегда честен и вовсе не такой белый и пушистый, каким хочешь казаться.
   И все же, Лера была довольна результатом. Она не рассчитывала попасть в университет, и уж совсем не думала, что удастся узнать что-нибудь о таинственной конференции, которую обсуждали все преподаватели и студенты. Конференции, из-за которой сессия началась на месяц раньше. Правда, имеет ли футарк отношение к тому, что происходило в городе, девушка не знала. Она даже не задумывалась об этом раньше. Но теперь, когда она подозревала декана в причастности к убийствам, пришла мысль, что все это как-то связано с предстоящей конференцией. Ведь именно Полонез был председателем комитета, организующего это мероприятие. Еще одним из членов комитета был Нефедов, а так же несколько преподавателей с разных факультетов.
   Однако, долго размышлять над этими сложными вещами Лера не стала. Она поспешила на третий этаж, к кабинету Полонеза. В коридоре было пусто, но дверь в кабинет оказалась приоткрыта. Лера в нерешительности остановилась, и постучала в соседнюю. Это была учебная часть для заочников, где сидела вечно недовольная тетка с большущей родинкой на носу и раздраженным взглядом. Лера не могла понять раздражала ли ее собственная родинка или же студенты.
   - Семен Денисович здесь? - спросила Лера, просунув голову в дверь.
   - А в соседнем кабинете не судьба посмотреть? - неприветливо отозвалась тетка.
   - Нет, - Лера и не подумала уходить. - Идти далеко. До вас ближе на пять шагов.
   - Не видела его сегодня, - тетка бросила на Валерию уничижительный взгляд. - Будьте добры, закройте дверь или зайдите. Дует.
   Лера удивленно посмотрела женщине за спину, но окно было закрыто. Интересно, откуда ей дуло? Страшно даже представить.
   - Спасибо, - отозвалась Валерия, и захлопнула дверь.
   Прислушалась. В кабинете декана было тихо, и она решилась заглянуть. Если что, всегда можно придумать повод. Например, пришла узнать, проверена ли контрольная по физике.
   В кабинете было пусто. Но раз он остался открытым, значит, декан вышел не на долго.
   Придется рискнуть, подумала сыщица. Ее вовсе не прельщала мысль об отчислении и, тем более, о личной встрече с разгневанным Шахматистом... если это, конечно, он. Лера не могла знать наверняка, Полонез ли находился в автомобиле, за которым она пыталась проследить, а значит не была уверена, что декан и Шахматист одно лицо.
   Девушка тихо вошла в кабинет, и первое, что бросилось в глаза - разбросанные по полу и по столу бумаги.
   - Мама дорогая... - только и выдохнула она.
   Складывалось впечатление, что здесь проводили обыск. Кто угодно, но уж точно не полиция. Показалось странным еще кое-что - поверх всех этих бумаг, на краю стола, лежала папка с аккуратной стопочкой бумаг. Ее определенно положили уже после того, как обыскали кабинет.
   Возможно, положил сам Полонез. Видимо, когда он пришел, здесь уже царил беспорядок. Кто-то очень хотел найти - но что именно?
   Лера только подошла к папке, как услышала шаги в коридоре.
   - Зараза, - прошептала она, прячась под стол.
   Шаги приближались и - раздваивались. Шли двое.
   - Вот, взгляни! - раздраженно сказал вошедший, включая в кабинете свет. По голосу Лера поняла, что это декан. - И после этого ты будешь убеждать меня, что никто не знает?!
   - Это какое-то недоразумение, - произнес второй, и его голос тоже оказался знакомым. Это был Нефедов, буква "ф" с рожками, преподаватель высшей математики. - Никто не может знать...
   - Кроме него! - сурово оборвал декан. - Ты думаешь, раз он приезжий, так ни о чем не догадается? И во что вы меня втянули!
   Шаги приблизились к столу. Валерия увидела начищенные до блеска коричневые ботинки, коричневые брюки и кончики пальцев левой руки, перебирающие невидимые клавиши.
   Полонез взял со стола нетронутую папку и произнес.
   - Вот это, - он со стуком бросил ее обратно на стол, - оставил наш с вами общий знакомый. Оставил в моем кабинете! Как, впрочем, мы и условились.
   - Как он мог пройти мимо охраны? - засомневался Нефедов.
   - Уж он всегда найдет способ. Дело не в этом - дело в том, что кроме него никто пройти не мог. Но не станет же он устраивать погром.
   - Вы так думаете? Я бы не скидывал со счетов нашего приезжего друга, - от усмешки Нефедова по спине промаршировали мурашки.
   - Он здесь совершенно ни при чем! - отрезал декан.
   - Но, договор остается в силе?
   Воцарилось молчание.
   - Да, - глухо сказал декан. - Но если я узнаю, кто виновен в смерти студентки...
   - Я сам займусь этим, - поспешил сказать Нефедов. - Не забывайте, нам ни к чему сейчас лишний шум. Скоро конференция, а перед ней большой прием. Нельзя, чтобы наша репутация так упала.
   - Прием, - недовольно произнес декан. - Кому он вообще нужен? Вы что, хотите представить футарк раньше времени? Это бессмысленно!
   Лера насторожилась. Разговор принимал интересный оборот.
   - Его увидят лишь наши главные гости. Вы ведь знаете, есть сомневающиеся...
   - Вы про Шильца? По мне, так пусть катится. Он не разбирается ни в истории, ни в иных областях, - раздраженно сказал Полонез. Валерия еще никогда не видела его таким рассерженным.
   - Но не забывайте, кто спонсировал исследования, - вкрадчиво произнес Нефедов. А его Валерия никогда не видела таким сдержанным.
   - Забудешь, как же, - вздохнул Полонез. - Ну хорошо. На приеме будет вся городская элита. Я уже не говорю о зарубежных гостях. А у нас тут такое творится! Если за неделю вы его не найдете...
   - Найдем, - пообещал Нефедов. - Куда он денется. С подводной лодки.
   - Ну хорошо... А что с этой москвичкой... как ее? Анной Верлемовой. Когда она приедет.
   - Она задержится. Возможно, на открытие приехать не сможет, а свой камень отправит с доверенным лицом, Анатолием Белы?х.
   - Надеюсь, он не опоздает. А что касается этого скользкого дела, в которое вы меня втянули... - Полонез отошел от стола, и Лера больше его не видела. - Я не потерплю подобного. На мое покровительство в комитете можете не рассчитывать.
   - Но, как же...
   - Довольно, - жестко оборвал декан. - Действуйте.
   Нефедов вышел из кабинета, а декан еще какое-то время ходил из угла в угол, пиная шелестящие под ногами бумаги. Потом взял со стола папку, сел в кресло и принялся перелистывать документы.
   - Посмотрим, какие новости в городе... - пробормотал он.
   Бумаги шуршали, а Лера вся превратилась в слух, чтобы не упустить ни одного слова, невзначай произнесенного деканом. Даже сердце замедлило бешеный темп, который отстукивало от страха.
   - Жиль Рожер арестован по подозрению... - до слуха донеслось быстрое бормотание Полонеза. - Убита Антонова... на месте преступления обнаружен носовой платок подозреваемого... выронил... Что за чушь?
   Декан встал, и принялся яростно искать что-то в шкафу. Валерия затаила дыхание, молясь, чтобы ее не заметили.
   - Это уже слишком, - пробормотал декан, достал из шкафа какую-то вещицу и через пару секунд вышел из кабинета.
   Лера осталась одна. Она выбралась из-под стола, и первым делом проверила дверь. К счастью, декан снова забыл запереть ее. А может, собирался вернуться.
   Лере совсем не хотелось задерживаться здесь, особенно после того, что она услышала. Папку декан забрал с собой, а других интересных бумаг девушка не нашла. Поэтому она выскользнула из кабинета, посмотрела по сторонам, и по коридору направилась к выходу из университета.
  

Глава 9, или

Минус пять

  
   Тот же день, вечер 23 апреля, 2013 года
  
   Иванна смотрела в окно служебного автомобиля, не обращая внимания на болтовню Колпицы, водителя старенькой зеленой нивы. Он все говорил и говорил - про низкую зарплату, холодную погоду, плохую раскрываемость... Будто что-то в этом понимал. Всю жизнь Колпица провел за баранкой, но к сорока годам считал, что раз он работает водителем в полиции, то понимает ничуть не меньше оперативников.
   - А Михалыч вчера и говорит - ты, Васька, парень смышленый, за что тебя и люблю. Только говоришь много. Вот говорил бы поменьше, глядишь, и в люди бы выбился. Каково, а? Это я-то много говорю... Иванна, ну ты скажи, каково?
   Иванна машинально кивнула, глядя на мелькающие за окном деревья.
   Они ехали уже полчаса - оставалось еще два. Можно было вернуться вместе с Зуевым, и к концу рабочего дня быть дома, лежать на диване и ни о чем не беспокоиться. Но Иванна так не умела.
   Утром Антон Крымов заявил, что хочет пройти тест на детекторе лжи. И хотя в России показания детектора не могут являться доказательством вины или невиновности, Елин дал добро. Но нужного аппарата в городе N не оказалось, пришлось везти Антона в областной центр. А отправили с ним Иванну и Зуева.
   Как и ожидала Иванна, детектор показал, что Антон говорит правду. Он не убивал свою жену. Но по-прежнему не мог прийти в себя, и общаться с ним было тяжело. К примеру, он так и не объяснил кто такой Студенев, и почему Валерия должна с ним поговорить. Елин выяснил, что это психотерапевт Людмилы Крымовой. С ним должен был побеседовать кто-то из оперативников. Но Иванну это не интересовало. Ее занимал совсем другой вопрос.
   Почему пять лет назад Антон и Людмила оказались единственными выжившими в авиакатастрофе?
   Этим вопросом она задалась в ходе составления личного досье Антона Крымова. Информацию пришлось собирать по крупицам, ведь Крымовы были законопослушными гражданами, дел с полицией не имели - если не считать случая гибели их сына. Людмила не работала, а Антон был на хорошем счету у директора компании, в которой занимал должность главного инженера по компьютерным сетям. Хотя, полгода назад его и уволили. Но это не удивительно - он сильно переживал из-за жены, и практически забросил работу.
   Про авиакатастрофу Иванна узнала только сегодня. Оказалось, что пять лет назад Крымовы летали за границу на небольшом частном самолете. На обратном пути отказал левый двигатель, и пилоту пришлось совершить экстренную посадку в лесистой местности, совсем немного не дотянув до аэропорта. При приземлении самолет буквально распался на части - хвост вспыхнул сразу, передняя часть загорелась спустя несколько минут. Кроме Милы и Антона выживших не было. Но в такой катастрофе уцелеть просто невозможно, и Иванна была в замешательстве.
   Аэропорт находился как раз в том городе, куда Антона привезли на допрос. Иванна решила задержаться, чтобы узнать детали. Она съездила в аэропорт, побывала в прокуратуре, взяла данные из больницы, куда определили Крымовых. По документам выходило, что Антон и Мила выжили, но очень сильно пострадали, так что лечение заняло более полугода. Кроме того, Мила значилась пациенткой психиатрической клиники... Как могло выйти, что никто не знал обо всем этом? Ни Антонина Федоровна, ни Валерия, ни Евгений...
   Иванна достала из сумочки телефон и увидела пять пропущенных звонков, от Валерии и Михаила Афанасьевича. Она вздохнула и покачала головой, мысленно отчитав себя за невнимательность. Со всеми этими новостями совсем забыла проверять телефон, поставленный на беззвучный режим. За весь день она говорила по телефону только один раз - утром, с одним из оперативников, которых отправила в больницу, проверять версию про сообщника наркоторговщицы.
   Кроме звонков было одно пропущенное СМС. Иванна прочитала его, и набрала Валерию.
   Не успел окончиться первый гудок, как в ухо ей крикнули:
   - Иванна! Где ты пропадаешь?! Я знаю кто убьет Семерядова!
   - Потише, - усмехнулась Иванна. - Не так быстро. Я прочитала твое сообщение. Прости, что так поздно, у меня не было времени.
   - Не было времени?! - возмутилась Валерия. - А что человека могут убить тебя не волнует?
   - Дослушай, потом нападай, - произнесла Иванна. - Я отправила ребят проверить сотрудников больницы. Все чисто.
   - А если это не сотрудник? - не унималась Лера. - Если этот человек со стороны, или кто-то из постоянных пациентов больницы?
   - Под твое описание подошел только один человек. Инвалид и ветеран. Считаешь, он может убить Семерядова? Человек, проливавший кровь за родину и практически лишившийся ног?
   - Ну не знаю... По моим сведениям сообщник Ларисы прекрасно ходит. Вы могли бы допросить самого Семерядова. Он же трус, расколется в два счета!
   - Лера, как ты себе это представляешь? Я не могу допрашивать человека, основываясь лишь на твоих словах, причем, ничем не подтвержденных.
   - Но...
   - Довольно. Обсудим это после, - в голосе Иванны послышались знакомые льдинки. - У меня к тебе тоже есть один вопрос. Ты помнишь, уезжали ли куда-нибудь Мила и Антон пять лет назад?
   Повисла тишина. Лера поняла, что вопрос задан не из простого любопытства. Но по тону Иванны сообразила, что объяснений не получит.
   - Да, они почти год провели у своей родни, где-то на юге. Мила писала мне, что Антона пригласили на заработки.
   - А их сын? Они взяли его с собой?
   - Нет, он остался с Антониной Федоровной.
   - И ты не созванивалась с Милой?
   - Мы общались только по переписке. К чему этот допрос?
   - Тайна следствия, - непререкаемым тоном сказала Иванна. - Не обижайся.
   - Да что там, - Лера вздохнула. - Но ты хоть расскажи, куда пропала? Михаил Афанасьевич сказал, что ты уехала в другой город. А утром ты ничего мне про это не говорила!
   - Здесь нет тайны. Антон захотел пройти тест на детекторе. Он не убивал Милу.
   - А ты сомневалась?
   - Я - нет, - сказала Иванна. Но что-то в ее голосе не понравилось Валерии. - Сомневался Елин. Но твои улики заставили его задуматься. Показания детектора к делу не пришьешь, однако Антона отпустят под подписку о невыезде.
   - Когда?
   - Завтра. Сегодня Елин хочет еще раз поговорить с ним. Если бы Антон не напал на сокамерника, все было бы проще.
   Лера помолчала, обдумывая ситуацию.
   - Ты можешь дословно передать мне, что говорил Антон на детекторе?
   - Есть видеозапись, - Иванна слегка удивилась вопросу. - Зачем тебе это?
   - Тайна следствия, - важно заявила Валерия.
   - Ты бы лучше дома сидела и книжки читала, следователь, - усмехнулась Иванна.
   - Так мы договорились?
   - Посмотрим на твое поведение. Приезжай завтра в отделение, там и поговорим.
   И Иванна повесила трубку.
   А еще через минуту она набрала Елина, и сказала.
   - Михаил Афанасьевич, это я. Да, срочно. Вы должны оставить Антона под стражей. Я почти уверена, что он виновен...
  
   ***
   Утро 24 апреля, 2013 год
  
   Утро у Валерии началось весело. Впрочем, как и всегда.
   - Вставать пор-ра! Утр-ро добр-рое! - вопил Вжик, стягивая с клетки платок.
   - Какое оно доброе, - из-под подушки сказал Валерия. - Ночь еще!
   - Огур-рчик! Дай огур-рчик!
   Зазвонил будильник, поставленный на восемь утра.
   - Чтоб тебя! - Валерия запустила в него подушкой и накрылась одеялом. Ее состояние граничило с состоянием шпрот, пять раз размороженных и превратившихся в рыбный паштет.
   Именно так она описала свое самочувствие в дневнике. Вообще-то Лера была совой, и могла не спать хоть целую ночь, но утром обязательно требовался капитальный "досып", часов до одиннадцати-двенадцати.
   Но за последние несколько дней Лера поняла, насколько ее мечта быть желтым сусликом близка к идеалу.
   Даша не раз ворчала на нее и пыталась донести простые истины - не спать ночью вредно, рано появятся морщины, начнет ухудшаться память, испортится здоровье, да и вообще, спать до обеда неприлично и бессовестно, потому что все остальные в это время идут на работу. На что Лера отвечала, что ее биологические часы в детстве украли цыгане, и она тут ни при чем. Единственным стимулом, который заставлял встать рано, был вопящий над ухом Гаджет. Но обычно, покормив зверей, девушка отправлялась досыпать.
   И все-таки, вставать пришлось. Как приходилось последние несколько дней.
   Лера собиралась встретиться с Иванной, а потом отправиться в больницу и самостоятельно искать предполагаемого убийцу.
   Утренние дела немного привели ее в чувство, а свежий воздух на прогулке с Арчи придал сил. Но больше всего ее приободрил разговор с Антониной Федоровной. Узнав, что сегодня Антона отпустят, она буквально ожила на глазах. И сразу же принялась хлопотать по хозяйству, замешивать тесто на пироги и готовиться к возвращению любимого племянника.
   Перед выходом Лера захватила СИМ-карту, с помощью которой Шахматист перенаправлял звонки. Потом выкатила байк из-под навеса и собралась ехать в полицию. Но тут из дома выбежала Вера в своем любимом берете и распахнутой настежь курточке. Она жила с родителями и братишкой на втором этаже того же коттеджика-коммуналки, и дружила с Лерой. Но если девочку и ее брата Лера видела часто, то их родителей встречала крайне редко. Глава семейства постоянно работал, его супруга почти не выходила из дома - готовила, стирала, убирала и вязала крючком.
   По договоренности с Валерией Вера и ее братишка следили за домом Антона, который располагался напротив, через дорогу. За это Лера обещала покупать детям шоколадки и билеты в кино.
   Из-под берета топорщились непричесанные волосы. Видимо, девочка собиралась наспех.
   - Лера, подожди! - выкрикнула она.
   - Привет, Верунчик! - улыбнулась девушка. - Ты чего раздетая, ну-ка куртку застегни!
   - Так ты сама без куртки, - насупилась Вера.
   - Мне можно, я большая. А ты простыть можешь!
   Вера фыркнула, но послушалась и застегнула куртку.
   - Можно подумать, взрослые не болеют, - сказала она.
   - Наоборот. У взрослых столько болезней, что хуже уже не будет. А тебе нечего простывать.
   На улице и правда было прохладно, солнце еще не успело нагреть землю. Лера надела свой любимый черный жилет поверх водолазки с полосатыми цветастыми рукавами. Ей не хотелось брать куртку - день все равно обещал быть теплым.
   - Ты чего выбежала? - спросила Валерия, поставив ногу на педаль.
   - У меня срочное сообщение! - заговорщицки прошептала Вера. - В дом напротив приходила женщина!
   - Ну-ка поподробнее, - заинтересовалась девушка. - Что за женщина, зачем приходила, во что одета?
   - Ну я тебе не Джеймс Бонд, чтобы пробираться в чужой дом, - Вера скептически приподняла бровь. - Откуда мне знать, что она там делала?
   - А она как туда попала? Через окно?
   - Ну ты смешная! Ключом открыла, конечно же! - рассмеялась Вера.
   Лера посмотрела на дом Крымовых, потом снова на Веру.
   - Ты уверена?
   - Думаешь, я ради билета в кино стану врать? - обиделась Вера. - Она пришла вчера в семь вечера. Я не очень хорошо ее рассмотрела... Темненькая такая, красивая.
   - Волосы длинные? - уточнила Лера.
   - Да, - Вера мечтательно накрутила на палец свой рыжий локон. - Я такие же хочу. Вот вырасту, отращу волосы до пояса и покрашусь в черный.
   - Парик купи, - посоветовала Лера. - А ерундой не майся.
   - Вот все вы, взрослые, зануды, - Вера скрестила руки и исподлобья посмотрела на Леру.
   - Это точно. Ведь у той женщины действительно был парик. Да, кстати, вот ваши билеты в кино. Заработали!
   Лера достала из кармана два билета, отдала их Вере и нажала на педаль.
   - Спасибо! - крикнула счастливая Вера, помахав вслед рукой.
   Валерия с улыбкой оглянулась и убедилась, что Вера ушла домой. А потом заметила тень на углу соседнего дома. Тень принадлежала человеку, спрятавшемуся за стеной. Он именно прятался, а не просто стоял и наслаждался свежим воздухом. Лера успела заметить, как он настороженно выглядывает из-за угла, но лица не рассмотрела.
   Тогда она развернулась и проехала мимо того, места, где прятался незнакомец. Но человек исчез, и тень вместе с ним.
   " За мной следят...", - промелькнула мысль у Валерии. Как будто больше подумать не о чем.
   Всю дорогу до полиции она подозрительно присматривалась к машинам, меняла направление, исчезала в подворотнях. Ее преследовало неотступное ощущение, что за ней следят. Но каждый раз, когда она сворачивала во двор или в переулок, все машины проезжали мимо.
   "Боже мой, во что я превратилась...", - с тоской подумала девушка, выглядывая из очередной подворотни. - "Нервная, подозрительная, того и гляди самой скоро понадобится психиатр".
   До полиции она добралась только через час. Байк пришлось оставить на другой стороне улицы - перед зданием не было свободного места. В будни здесь всегда заняты все обочины.
   Первым встретился Сыров - тот самый пузатый лейтенант, который не хотел пропускать Валерию к месту убийства Милы. Он пронесся по коридору, едва не сбив Леру с ног. И даже не остановился, чтобы извиниться.
   Лера проводила его удивленным взглядом и постучала в кабинет Иванны.
   Никто не открывал.
   Тогда она постучала еще раз, и дверь бесшумно приоткрылась.
   - Иванна? - девушка осторожно заглянула вовнутрь.
   Кабинет был пуст. Сквозь зеленые занавески пробивалась полоска света. Она падала на прозрачную папку с документами, подчеркивая выведенные ровным почерком буквы. "Программа Конференции "Новый век"", - про себя прочитала Валерия.
   Новый Век. "IV Международная Конференция НВ" - перед глазами всплыло воспоминание. Именно это она видела в документах Полонеза, когда он выронил папку.
   Но причем тут Иванна, и для чего ей план конференции, Лера понять не могла.
   Пару секунд она в нерешительности стояла у порога. Рыться в бумагах Иванны совсем не хотелось, но Лера сомневалась, что представится другой шанс. Поэтому она смело выдохнула и открыла папку.
   Как и обещала надпись, внутри оказалась программа конференции.
   Валерия достала из урны под столом какую-то бумажку, расправила ее и переписала некоторые пункты. Вот как выглядели ее записи.
   11 мая - официальный прием-банкет для гостей конференции.
   17.00. Открытие. Оглашение списка участников и гостей.
   19.00. Развлекательная программа и фуршетный стол
   20.30 Фейрверк, начало "бала"
   12 мая - демонстрация камней "Футарк" и останков анквилозавра.
   13.00 - лекция декана биологического факультета, С.Д. Полонеза (о проведенных исследованиях и экспедиции)
   15.00 - демонстрация находок гостям
   На этом записи закончились, потому что ничего интересного Валерия не нашла. На каждый день была расписана программа семинаров, совещаний и докладов гостей конференции. Большинство из них были посвящены истории возникновения цивилизаций и письменности, неизвестным Валерии теориям, гипотезам о наступлении и высыхании морей, реликтовым формам растений и животных, а так же анкилозаврам.
   А закрывалась программа торжественной передачей находок для изучения коллегам из Москвы.
   Гораздо интереснее оказался небольшой листок, скрепкой прикрепленный к папке. Мелким убористым почерком на нем было написано следующее:
   "Неофициальная часть церемонии открытия. Овидий".
   Валерия узнала почерк Иванны - четкий, компактный, почти каллиграфический. Буква к букве, слово к слову.
   - Интересно, - пробормотала девушка, переписывая "неофициальную часть".
   А начиналась она очень интересно.
   19.00. - собрание членов "Овидия" в западном крыле. Обсуждение назревающих проблем. Жак Дессанж.
   20.15 - демонстрация камней "Футарк"
   20.30 - рокировка
   Внизу листка стояла печать в виде двух рыцарей, сидящих на одном коне.
   - Овидий... - тихо произнесла Рижская, запоминая слово. Кивнув своим мыслям, она закрыла папку и отошла как раз в тот момент, когда зашла Иванна.
   - Привет! - совершенно невозмутимо сказала Валерия. - Я зашла, а тебя нет. Решила подождать здесь.
   - Я была у Елина, - Иванна выглядела уставшей и обеспокоенной.
   Бросив папку с делом Антона на стол, она взяла сумку и сказала:
   - Мне нужно ненадолго уехать. Михаил Афанасьевич тебя ожидает. Он покажет видео с допроса Антона.
   Она как-то странно посмотрела на Валерию, отвела взгляд, и сказала:
   - Прости, что... не могу уделить тебе время для разговора.
   Но Лере показалось, что Иванна хотела извиниться за что-то другое. Она с сомнением нащупала в кармане СИМ-карту, но доставать ее не стала. Просто вышла вместе с оперативницей, и женщина закрыла дверь на ключ.
   - Я приеду ближе к вечеру. Если что, звони.
   - Погоди, - Лера опередила ее на шаг. - Скажи только, Антону рассказали, что известно о шантаже? Его защитят?
   - Елин обо всем позаботится. Но говорить Антону ничего не собирается, прислушался к твоим словам. Он уже назначил людей расследовать это дело. Думаю, в скором времени Крымов будет в безопасности.
   - Спасибо!
   - Не за что пока. Звони, - сказала Иванна на прощанье.
   Лера проводила ее задумчивым взглядом, и отправилась к Елину.
   Михаил Афанасьевич сидел в кабинете, хмуро глядя в окно. Рядом с ним дремал Бонифаций, подрыгивая лапой во сне. В последнее время Елин часто стал брать таксу на работу, потому что домой приходил поздно, а выгуливать и кормить Бонифация кроме него некому.
   При появлении девушки Боня лениво приоткрыл один глаз и снова закрыл его, вернувшись в безмятежный собачий сон.
   - Добрый день, дядя Миша, - бодро сказала Лера. - Иванна сказала, вы просили зайти.
   - Да, - Михаил Афанасьевич сдвинул брови. - Просил.
   Ничего хорошего такое начало не предвещало. Валерия бы предпочла, чтобы следователь сердился, отчитал ее за безалаберность, за то что лезет куда не просят. Но вместо этого он переживал. Он беспокоился, и Лера поняла это сразу - и по сдвинутым бровям, и по пальцам, которые непрестанно барабанили по столу. Когда он рассержен по настоящему, ни за что не станет ворчать и намеренно хмуриться. Он будет поглаживать усы и улыбаться.
   - Зачем? - уточнила Лера, не зная что еще сказать.
   - А ты не догадываешься? - стук пальцев прекратился. - Где же хваленая логика и интуиция матерой сыщицы?
   - Чья? - девушка непроизвольно попятилась, но уперлась спиной в дверь.
   - Вот и я думаю, про кого это говорила Иванна... - Елин тяжело вздохнул.
   - Что она сказала? - помрачнела Лера.
   - Все, - Елин вдруг ударил кулаком по столу и сердито сказал. - Эти игры не для девочек, юная леди!
   - Какие игры? - побледнела Валерия, подумав про совсем другую "игру".
   - Какие? Что ж, если ты запамятовала, скажу. Ты продолжаешь расследование. Одному Богу известно, зачем ты лезешь в дело Антоновой и наркоторговцев. Я еще понимал, когда ты начала искать убийцу Людмилы Крымовой. И даже потворствовал этому на свою голову! - Елин так разгорячился, что почти перешел на крик. Впрочем, под конец немного успокоился и сказал спокойно. - Если бы я знал, что одна юная особа возомнит себя настоящим детективом, то ни за что не подпустил бы ее на пушечный выстрел к расследованию!
   Валерия молчала, опустив голову. Да и что она могла сказать? Теперь ей стало ясно, за что извинялась Иванна. Она обещала молчать, но рассказала Михаилу Афанасьевичу все - все до последнего слова. Оставалось радоваться, что ей было известно далеко не все, в чем участвовала Валерия.
   - Молчишь? - Михаил Афанасьевич немного смягчился и даже пожалел Леру. - Я бы на твоем месте тоже молчал. Потому что с этого дня ты будешь находиться под наблюдением. И не надо так смотреть на меня! Я не переменю решение. В городе происходит что-то неладное. Как ты понимаешь, есть два варианта - либо ты подчиняешься и не высовываешь свой любопытный носик дальше парка и университета, либо я официально подаю ходатайство на ограничение твоей свободы. Ты умная девочка, и понимаешь, что первый вариант намного проще и для тебя и для меня. Сейчас я говорю с тобой и как со свидетелем, который мешает следствию, но и как почти родственник. Ни с кем другим я не стал бы так цацкаться! Валерия, предупреждаю тебя в последний раз - не лезь в эти игры. Иванна сказала, у тебя в доме был поджог...
   - Но я... - Лера слегка опешила от пылкой речи и хотела что-нибудь возразить. Ведь она сказала Иванне, что сама устроила пожар. Даже показала "колбочку из-под горючего вещества", которую на самом деле приготовила заранее - налила в старую колбу бензин из байка, потом ополоснула в нашатырке.
   Определенно - ложь не её конек.
   - Не надо оправданий. Кроме того, она рассказала мне про проколотое колесо и аварию. Правда это?
   - Да, - потупилась Валерия.
   Елин погладил усы. Но взял себя в руки и спокойно продолжил.
   - Я не могу допустить, чтобы с тобой что-то случилось. Ты готова принять мои условия? Все будет неофициально, но я буду спокоен, а ты хоть немного образумишься.
   - Хорошо. Пусть так.
   - В таком случае ты должна обещать мне, что не будешь общаться со свидетелями сама, не будешь выезжать дальше парка или университета. На твой мобильный телефон установят прослушивающее устройство. К дому будет приставлена охрана. Это мое последнее слово.
   До этого момента Лера была настолько озадачена происходящим, что растерялась под напором следователя. Только услышав про прослушивание и такие жесткие условия она позабыла обо всем. Как продолжать игру, если за ней будут следить?
   Думать о последствиях не хотелось. Поэтому девушка рискнула предпринять последнюю попытку изменить решение Михаила Афанасьевича.
   - Но... Вы не можете так поступить! Я ничего не сделала! И это... - тут она запнулась. Стоит сказать "это незаконно", и Елин тут же всё устроит - и официальный домашний арест, и жесткий надзор, и все прелести жизни.
   - Скажи спасибо, что под домашний арест не сажаю! - Михаил Афанасьевич снова повысил голос. - Ты что думаешь, это все игрушки?! Одного пожара довольно, чтобы приставить охрану. Я тридцать лет работаю - тридцать! - и ни разу не сталкивался с подобным! В городе то ли маньяк орудует, то ли все с ума посходили! И я не намерен выслушивать твои протесты, либо ты послушаешься, либо я буду вынужден перейти к жестким мерам. Я обязан тебя защитить, и твоя покойная бабушка поддержала бы меня всеми силами! Отвечай прямо - даёшь слово не заниматься расследованиями?
   - Не могу, - Лера открыто встретила взгляд следователя.
   - В таком случае, с этого дня за тобой будет установлено наблюдение.
   Девушке ничего не оставалось, как подчиниться. Телефон у нее тотчас же забрали, чтобы установить прослушивающее устройство.
   - Да, Валерия, еще кое-что, - Михаил Афанасьевич немного остыл и предложил присесть. - Есть одна хорошая новость. Сегодня Антона выпускают.
   - Я знаю, - Лера села напротив и осторожно добавила. - Иванна обещала показать мне запись, сделанную вчера...
   - Иванна здесь ничего не решает, - оборвал Елин. - Хватит с тебя расследований.
   - Но...
   - Никаких "но"! Довольно и того, что Антона отпускают под подписку. Правда, Иванна сама себе противоречит. Сначала делала все, чтобы его отпустили, а вчера заявила, что его надо оставить под стражей.
   - Что?! - Валерия аж подпрыгнула.
   - Успокойся, - Елин первый раз за это время добродушно усмехнулся в усы. - Я все равно его отпускаю. Дело не только в детекторе. Мы еще раз опросили всех свидетелей, и оказалось, в тот момент, когда Мила упала в воду, никто не смотрел на лодку. А те, кто смотрели, не могли разглядеть лица, человек стоял спиной. Все решили, что это сделал Антон, потому что он единственный, кто был в лодке с жертвой. Кроме того, многих всполошила одна старушка, которая что-то видела, но из-за слабого зрения не знает что именно. Кроме того, на берегу нашли шприц. Видимо, его прибило к берегу волнами, поднятыми вчерашним сильным ветром. Он мог не утонуть, а плавать на поверхности. Эксперт определил, что в нем находился яд растения семейства дымянковых. По-видимому, именно его ввели Людмиле Крымовой. Достать этот яд крайне нелегко. Маловероятно, что Антон сумел бы его раздобыть.
   - Но вы поняли, зачем было вкалывать яд и надевать пакет на голову, прежде чем столкнуть ее в воду?
   - Иванна как раз над этим работает. И хватит вопросов. Ты выполнила свое обещание Антонине Федоровне. Заколка и пух, который ты передала Иванне, а так же банковский счет, фотографии, записи с автоответчика тоже внесли вклад в освобождение Антона.
   - Да... конечно, - Валерия встала и нерешительно спросила. - А когда Антона отпустят?
   - После обеда. А ты тоже жди гостей. Сейчас у нас не так много людей, все заняты расследованиями. Я приставлю к тебе двух стажеров. Но если ты надумаешь их обдурить и сбежать из дома - будешь иметь дело со мной. И в следующий раз я буду далеко не таким добрым.
   - Да. Я поняла. До свидания.
   Валерия вышла из кабинета в подавленном настроении. Ей вернули телефон, и отпустили. До вечера.
   Но как отреагирует Шахматист на такой поворот событий? Ведь чтобы "играть" Валерии необходима свобода. Как можно что-то найти, находясь под постоянным надзором? Тем более, что никуда кроме парка, университета, и, пожалуй, полицейского участка, ходить она не сможет.
   Лера вышла из отделения, мрачная и сердитая. Но постепенно недоумение сменилось задумчивостью, а затем и спокойствием. Погруженная в свои мысли, девушка неторопливо подошла к дороге.
   Стояла совсем не весенняя жара, и если с утра солнышко ласково и робко пригревало, то теперь изо всех сил накаляло лучами асфальт. Лера сто раз пожалела, что надела черную жилетку, которая мгновенно нагрелась на солнцепеке. Она с наслаждением закрыла глаза и представила, как помчится на байке, подставляя лицо свежему ветру. Два колеса и шлем дарят свободу. В том числе и от переживаний.
   Немного успокоившись, Лера собиралась перейти дорогу, туда, где дожидался спасительный мотоцикл, который унесет ее от всех проблем. Хотя бы на полчаса.
   Светофор мигнул зеленым глазом, машина перед переходом остановилась. Но стоило девушке сделать пару шагов, как взревел мотор и черный джип, стоящий в соседнем ряду, сорвался с места. Тот самый, принадлежащий декану. Лера не обратила на него внимания, погруженная в свои мысли.
   Она не успела бы пошевелить даже пальцем, но ее вдруг с силой отшвырнуло в сторону. Больно ударившись о бордюр тротуара, Лера со стоном приподнялась. Ужасно болела ушибленная рука, но ее это не беспокоило. Она успела заметить, что джип как-то вывернул вбок и умчался по своей полосе. Визг тормозов, как завершающий аккорд, огласил улицу и стих. А ей не хватало сил даже подняться. Но не столько от боли, сколько от осознания, что еще секунда - и она могла растечься красной лужей по асфальту.
   Через секунду чьи-то руки подняли ее на ноги, и помогли на них удержаться. Лера еще не видела, кто ее спаситель. Кто оттолкнул ее из-под колес автомобиля и сейчас не давал упасть.
   Стиснув зубы, она попробовала пошевелить рукой. Пальцы словно онемели, но двигались. "Здоровенный синячище будет", - подумала она, разглядывая разбитый в кровь локоть.
   За другую руку ее по-прежнему поддерживал неизвестный спаситель.
   Вокруг собрались прохожие. Они перешептывались, с интересом, удивлением или сочувствием смотрели на девушку, но оказать помощь не спешили. Кто-то даже достал телефон, но снимать уже было нечего.
   - Девушка, вы в порядке? - спросила незнакомая женщина в косынке.
   - Скорую, вызовите скорую! - крикнул кто-то.
   - Не надо скорую, со мной все хорошо... - пробормотала Лера, пытаясь сделать шаг. Чужая рука отпустила ее, но тут же подхватила снова.. Идти было больно, лодыжку словно пронзила игла.
   - Вот гад, едва не сбил человека, и уехал! - возмущались люди. - Кто-нибудь запомнил номер?
   Как оказалось, никто. Но Валерия прекрасно знала, чья это машина. Только это ничем не поможет. Рассказать полиции она не могла - тогда Елин не ограничится двумя зелеными стажерами, и приставит к ней опытных оперативников. И все будет кончено, потому что эта игра с Шахматистом - единственный шанс узнать что-то о брате. Для Валерии это было важнее всего.
   Она бросила тревожный взгляд в сторону здания полиции, но, похоже, никто не видел что произошло на дороге. Только прохожие не собирались расходиться.
   Тут подал голос человек, который поддерживал Леру и которого она до сих пор не видела.
   - Все хорошо, граждане, расходитесь. Здесь вам не цирк.
   Голос показался смутно знакомым.
   - Да как же хорошо, если ее чуть не сбили? - спросила женщина в косынке, подоспевшая первой. - Надо сейчас же иди в полицию...
   Один парнишка уже собрался побежать за полицейскими, но Лера рявкнула так, что все примолкли.
   - Не надо! - она поняла, что переборщила, и спокойно добавила. - Нет, все хорошо, я... не надо в полицию...
   - Надо уходить, - шепнул на ухо спаситель, все еще стоя за спиной Леры.
   Она молча повиновалась и заковыляла подальше от перехода и толпы. Человек шел рядом и поддерживал под локоть, пока они не оказались на соседней улице. Мотоцикл Лера решила забрать потом, когда люди разойдутся.
   Нога потихоньку проходила, острая боль сменилась ноющей.
   - В посадке ты пошустрее была, - сказал ее сопровождающий.
   И Лера впервые взглянула на него.
   - Ты?! - она отшатнулась от своего спасителя, и ухватилась за фонарный столб. Нога запротестовала против таких резких движений и заныла с новой силой.
   А напротив стоял байкер, тот самый "Спартанец", от которого она сбежала вчера. Но на этот раз лицо его было открыто. Лера узнала его по смеющимся карим глазам, а уж затем по голосу.
   - Ты... - она поубавила пыл, сообразив, что он может не знать, что она его подозревает. - Ты... ты спас меня ...
   В другой раз она бы сама не сдержала смеха, взглянув на себя со стороны. Но сейчас было совсем не до того.
   - Да что вы говорите? - парень явно потешался. - Вы заметили, о прекрасная принцесса? В таком случае, по законам жанра мне полагается поцелуй.
   - Конечно, - съязвила Лера. - Как только так сразу. Получите все положенное.
   - Ой, как грубо, - укоризненно сказал парень. - И это вся благодарность? Вы отбиваете всю охоту вас спасать.
   - Зачем ты за мной следишь? - не выдержала Лера.
   - Я? - так искренне удивился Моль, что поначалу Лера растерялась. Но в его голосе промелькнул прежний сарказм и она нахмурилась. - Следил за вами? Упаси Боже. Просто вы все время попадались на моем пути. А хотя... разве преступление последить за симпатичной девушкой? Может я хотел познакомиться?
   - Так мы уже знакомы, - Лера с опаской отодвинулась, потому что он подошел слишком близко.
   - Разве? Вот незадача, - усмехнулся парень. Он оперся рукой о столб как раз на уровне головы Валерии, так что отступать ей больше было некуда. - В таком случае ты знаешь, как меня зовут?
   - Тебя зовут Моль, - Лера нырнула под руку парня и отошла. Нога продолжала болеть, но терпимо.
   - Мимо, - он обернулся в ней. - Леонид Смолин к вашим услугам.
   - Леня, значит, - Лера недоверчиво покосилась на байкера. - И что ты от меня хочешь, Леонид?
   - Для начала элементарной благодарности, - усмехнулся он.
   - И что подразумевается под "благодарностью"? - спросила Лера.
   - Ну, скажем, романтический ужин при свечах, наедине, - загадочно улыбнулся Леонид.
   - Ясно, - Лера сунула руки в карманы. - Тебе нужна от меня информация. Но не здесь, чтобы никто не слышал, так?
   - Я в тебе не ошибся, - радостно заключил парень. - Валерия Рижская, тысяча девятьсот девяностого года рождения. Я собрал на тебя кое-какое досье. И мне нужны твои умения.
   - А что, если я откажусь? - с вызовом спросила девушка.
   - В таком случае мы будем говорить по-другому, - впервые в голосе парня послышался металл.
   - А что мне мешает обратиться в полицию?
   - Шахматист, - серьезно произнес Леонид.
   Лера остолбенела. Она ожидала чего угодно, только не этого. Но ей не послышалось, парень произнес именно это слово. Так Валерия называла своего невидимого соперника. И подозрительный юноша будто прочел её мысли.
   - Ты хочешь закончить игру, не так ли? - спросил он.
   - Откуда ты... впрочем, пока это неважно. На чьей ты стороне? - настороженно спросила Валерия.
   - На своей собственной. Другой у меня нет. Но, - он предупреждающе поднял руку, - тебе не нужно меня бояться. Если, конечно, ты согласишься сотрудничать.
   Лера задумалась. Человек пугал ее, но при этом он был единственным, от кого она услышала про Шахматиста. Со всех сторон ее окружало что-то непонятное и страшное. Вот и сегодня Полонез пытался ее убить, и не сделал этого только благодаря Леониду. Но декан ли сидел за рулем? И не было ли это все инсценировано самим Леонидом, чтобы втереться в доверие? Так или иначе, единственный шанс узнать это - согласиться на его предложение. Другого шанса может не представиться. И кем бы он ни был, он не тронет Леру, пока она ему нужна.
   - Хорошо. Что именно тебе нужно?
   Леонид одобрительно улыбнулся, но тут же оглянулся по сторонам. Ему не нравилось находиться на людной улице.
   Он вдруг резко подошел к девушке, и на ухо сказал:
   - Не здесь.
   Она не успела ничего спросить или ответить - Леонид растворился в потоке прохожих.
   Немного постояв у фонарного столба, Лера решила вернуться к своему байку. Она не сомневалась, что если нужно, Леонид сам найдет ее.
   Люди уже разошлись, и ничто не напоминало о неудавшемся покушении. Но Лера все равно торопилась. Ей не хотелось оставаться здесь одной. Но взревел мотор байка - и страх потихоньку отступил, уступая место мыслям.
   Они роились в голове, соединялись в цепи, которые рассыпались одна за другой. Туда не вписывался этот незнакомец, спасший ей жизнь. Не вписывалась и сама Валерия.
   Она мчалась на байке, словно хотела от кого-то скрыться. Но ехала не домой, нет. За город, подальше от всего этого безумия, от бешеного водоворота событий и смертей. От себя самой, загнанной в угол и не видящей дороги. Поначалу нога болела, но Лера не обращала на это внимания. Если боль игнорировать, она уходит - потому что боль любит, чтобы ее лелеяли.
   Скорость перевалила за сто пятьдесят, и все росла, хотелось превратиться в ветер, в ультразвук, в волну. На такой скорости мысли начинают отставать. Теперь Лера видела только дорогу - здесь, за городом, машин всегда мало, а сейчас не было вовсе.
   Зазвонил телефон.
   Валерия затормозила так резко, что едва не вылетела головой вперед, в висках застучала кровь, а сердце бешено колотилось.
   Но волна страха быстро схлынула - звонила Даша. Лера сняла шлем и ответила.
   - Солнышко, с тобой все в порядке? - она была взволнована, как никогда. - Возле твоего дома два каких-то подозрительных типа, что это значит?
   - Не беспокойся, - запыхавшимся голосом сказала Лера. - Это цепные псы. Теперь они меня стерегут.
   - Что это значит? Ты где? - еще сильнее разволновалась Даша. - Разве не дома?
   - Нет, - отдышавшись, ответила Лера. - Я решила развеяться, побыть одна. Я тебе нужна?
   - Кончено, ну и вопрос! - воскликнула Даша. - Ты всегда мне нужна. Но сейчас особый случай. Дело в том, что... Игоря Семерядова убили.
   - Что?! - Лера подскочила, как ужаленная. - Когда?
   - Два часа назад. Я там была... На него накинулся пчелиный рой. Прямо посреди улицы! Сорок укусов - и нет человека...
   Такого не ожидала даже Лера. Она вцепилась в руль мотоцикла, и не знала, что ответить. Ноги отказывались держать вмиг отяжелевшее тело.
   - Лер, ты ведь знала, что это случиться? Лера... Ты где?
   - Я тут, - растерянно отозвалась девушка. - Тут... Даш, давай встретимся у памятника? Я сейчас приеду.
   И звонок оборвался.
   Больше Валерия не думала о своей жизни. Просто невозможно думать обо всем сразу, а теперь Лера думала о том, что проворонила первый ход. Все произошло так, как было нужно Шахматисту. Или нет? Лера не сумела опередить убийцу, что за этим последует? Если Шахматист хотел, чтобы Семерядов погиб, как следует из нотации (если только Игорь действительно играл за "белого слона"), то зачем он велел Валерии опередить убийцу? Лера догадывалась об ответе, но боялась себе признаться.
   И еще ее мучил вопрос - как узнать о следующих подсказках? После того, как она рассказала Иванне о четверостишиях, Шахматист сказал, что они не будут появляться в газете. Они будут ездить по городу.
   Что это значит?
   Только Лера собралась сесть на байк чтобы поехать в парк, как мимо проехал междугородний автобус. Большой, красный, совершенно обыкновенный. Если не считать надписи.
   На том месте, где на автобусах обычно располагается реклама, красовалось четверостишие, выведенное крупными белыми буквами на оранжевом фоне.
   Луна омывала холодный паркет
   Молочной и ровной волной.
   К горячей щеке прижимая букет,
   Я сладко дремал под луной.
   И подпись - Цветаева М.И.
   Валерия проводила автобус глазами, и вдруг щелкнула пальцами и вскочила на мотоцикл.
   Когда она подъехала к памятнику, Даша уже была там. А с ней - Арчи.
   - Привет! - сказала Лера подруге, и потрепала счастливого ньюфаундлена по голове. - А он тут откуда?
   - Антонина Федоровна услышала, что малыш скулит, и вывела его во двор. А я как раз была возле твоего дома, и взяла Арчибальдика прогуляться.
   Даша старалась говорить спокойно, но выглядела очень напуганной.
   - Так что там произошло? - спросила Лера.
   Краем глаза она заметила, что на другом конце дорожки крутится знакомый парнишка. Она уже встречала его в полиции, это был один из стажеров. Ну конечно, подумала Валерия, ведь теперь ее сотовый прослушивают. Узнали, что она встречается с Дашей, и - тут как тут. Значит, Елин слышал, что Даша рассказала Лере про смерть Семерядова. Конечно, в этом нет ничего криминального, если только Елин не сочтет, что Валерия опять сует нос не в свои дела.
   Но теперь это уже неважно. Здесь их разговор не должны услышать, а Лере необходимо узнать подробности.
   - Ты не представляешь, что я пережила! Мне теперь кошмары будут сниться! Игоря окружил рой пчел на глазах десятков людей возле городской больницы. Он только и успел заорать, от него живого места не осталось. Сорок укусов! Представляешь? Он скончался уже в реанимации. Полиция не собирается проводить расследование за отсутствием состава преступления. Так сказали официально, но я-то знаю, что Иванна разговаривала с экспертами и просила выяснить, нет ли на одежде погибшего какого-нибудь вещества, которое могло привлечь насекомых.
   - Погоди, погоди... Иванна была там?
   - Ну да, - Даша недоуменно посмотрела на Валерию. - Это же ее работа! Полиция приехала почти сразу.
   - Странно... А мне она сказала, что должна уехать.
   - Ну значит не успела, - всплеснула руками Даша. - Что тут странного? Ее вызвали по срочному делу.
   - Ну да... А что Семерядов делал у больницы? - спросила Лера. - Полиция выяснила?
   - Нет. Зато выяснила я. Я следила за ним, - тут девушка поежилась, словно ей стало холодно. - Знаешь, никогда не забуду того, что сегодня увидела... Я хоть и не любила Семерядова, такой участи ему не желала. После нашего с тобой разговора я все думала... ведь ты никогда не спрашиваешь ничего просто так. Зачем было следить за Семерядовым? И я решила узнать это сама. Случайно встретила Игоря в редакции, хотя он не собирался там появляться. Вчера он вел себя странно. И еще за ним следил какой-то человек... Позже я поняла, что это полицейский. Видимо, полиция тоже что-то подозревала. Только Игорь заметил слежку и сумел увильнуть. Но не от меня. Он не ожидал, что кто-то из его собратьев-журналистов будет наступать ему на пятки. Когда он заметил меня, решил, что это случайная встреча. Нагрубил, как всегда. А потом я поехала за ним в больницу и увидела, как он разговаривает с каким-то инвалидом в коляске.
   - Инвалид? - оживилась Лера. Она вспомнила, что Иванна говорила про ветерана, по описанию похожего на сообщника медсестры. - А они не ссорились?
   - Да нет, - Даша пожала плечами. - Просто разговаривали.
   - Даш, а как этот инвалид выглядел?
   - Да я далеко была, не разглядела, - призналась подруга. - Вроде ничего особенного.
   - А что было после их разговора?
   - Ничего. После этого Игорь пошел обратно, только далеко уйти не успел. Пчелы накинулись на него, как в фильме ужасов... Ниоткуда!
   - Ниоткуда... - эхом повторила Лера, глядя перед собой.
   Девушки пошли по одной из парковых дорожек, выгуливая Арчи. Мотоцикл Лера оставила возле памятника, а шлем пришлось взять с собой. Парнишка-стажер не отставал от них, но соблюдал дистанцию. В парке было немноголюдно, несколько человек выгуливали собак. На другом конце дорожки появился мужчина с мастиффом. На лавочке сидели две пенсионерки. Гуляла молодая мать с розовой коляской.
   - Лер, - тихо сказала Даша. - Мне страшно.
   - Мне тоже, - призналась Лера. - Но это нормально.
   - Я думала, такое бывает только в кино, - Даша опустила голову и теребила пальцы. - Мне кажется зря... зря мы все это затеяли.
   Лера ничего не сказала. Она знала, что Даше не нужно продолжать в этом участвовать. А у нее нет выбора. Да если бы и был, то она сделала бы его в пользу "игры".
   - Лер, мне ведь не за себя страшно, - сказала вдруг Даша. Лера посмотрела на нее с удивлением. - Что с тобой происходит? Куда ты все время пропадаешь?
   - Вообще, если не считать того, что с этого дня я под постоянным наблюдением, то всё отлично, - Лера улыбнулась, тронутая заботой подруги. Но осознание, что на самом деле опасность грозит самой Даше заставила ее опустить глаза. Улыбка получилась грустной.
   - Под наблюдением?
   - Так точно. Видишь во-он того орла у рябины? Так вот это и есть один из моих сторожей. Стажеры, Елин приставил их ходить за мной, запретил выходить в город, кроме парка и университета. Подозреваю, и в парк-то позволил только чтобы выгуливать Арчи.
   - Да какое он имел право?! - Даша резко остановилась, и веснушчатые щечки раскраснелись от возмущения. - Ты можешь пожаловаться, можешь...
   - Даш, остынь, - усмехнулась Лера, положив руку на плечо подруги. - Знаешь, мне кажется все не так просто. Иногда очевидное служит прикрытием для истинного мотива.
   - Как знаешь, - голос подруги прозвучал неуверенно. - Но что происходит с тобой? Я не говорю о полиции, я о твоих внезапных исчезновениях и секретах.
   - Ты же меня знаешь, просто устала.
   - В том то и дело, что я тебя знаю, - вздохнула Даша. - Ну хорошо, не хочешь - не говори. Просто знай, что бы ни случилось, ты всегда можешь на меня положиться.
   - Даш, а ты уверена, что тебе стоит продолжать?
   - Я уверена, что друзей в беде не бросают, - подруга посмотрела на Валерию и подбадривающе улыбнулась. - Ты ведь тоже меня знаешь. Если сама не попросишь о помощи, буду помогать без спроса. Только неизвестно, во что это выльется.
   - Спасибо тебе, - Лера улыбнулась в ответ.
   Если Шахматист решил угрозами заставить ее играть по правилам, то Даша в любом случае находится под прицелом, и ей грозит опасность. А с ее помощью можно продвинуться быстрее. Ну а если что... Лера знала, если по истечении срока, отведенного Шахматистом на ее ходы, выполнить их не получится, то она все до последнего слова расскажет Елину и Иванне. И будь что будет. Пускай она не узнает тайны "голоса", пускай всю жизнь себе сломает, но не допустит, чтобы с Дашей случилось что-то плохое.
   - Знаешь, мне и правда нужна помощь..
   - Слушаю, - оживилась Даша.
   - Есть два важных дела. Нужно узнать, кто заказывал рекламу на красный междугородний автобус, номер 005. И еще - информация о хозяине этой СИМ-карты, - Лера протянула Даше симку.
   - Всего-то? - усмехнулась Даша. - Проще простого! Постараюсь узнать до завтра.
   Лера не успела сказать ничего больше, потому что на дорожку свернул парень с грозного вида питбулем. Пес, как и его хозяин, производили неприятное впечатление. Питбуль исподлобья смотрел на проходящих мимо людей, а завидев Арчибальда, зарычал. Его хозяин не только не сказал ни слова, но еще и самодовольно ухмыльнулся.
   Воспитанный ньюфаундленд лишь молча посмотрел на оскалившегося бойца и хотел пробежать мимо, но тут питбуль зарычал и бросился вдогонку. А его хозяин только отпустил поводок и загоготал - иначе и не скажешь.
   - Арчи, не подходи! - что есть мочи крикнула Валерия, кидаясь между своей собакой и озверевшим бойцом. Ньюфаундленд не собирался отступать - шерсть на загривке взъерошилась, губы приподнялись, обнажая белые клыки.
   - Куда, глупая! - крикнула Дашка.
   Лера и правда подумала, что не очень умно кидаться между двумя разъяренными собаками. Вдруг послышался тихий треск, что-то застрекотало, и обе собаки замерли. Арчи заскулил и прижался к хозяйке, а боец на секунду застыл, и припустил к хозяину, когда Даша взмахнула у него перед мордой электрошокером. Он-то и трещал, напугав собак.
   - Сумасшедший! - крикнула Даша озлобившемуся парню. - Таких псов надо в наморднике водить!
   - Ой, да они же собаки, сами бы разобрались! - огрызнулся хозяин. - Подумаешь...
   Все произошло так быстро, что стажер, приставленный охранять Валерию, только подоспел.
   - Что произошло? - спросил он, цепким взглядом окинув хозяина питбуля.
   - Этот ненормальный натравил на моего Арчи свою псину, - заявила Лера, прижимая Арчибальда поближе к себе.
   - Пройдёмте со мной, - стажер обратился к парню. - Вам придется проехать в отделение полиции.
   - На каком основании! - испугался хозяин собаки. - Я ничего не нарушил!
   - Вы подвергли опасности двух девушек. И вам придется ответить за ваши действия. А собаку отвезут в ветклинику и усыпят...
   - Нет! - выкрикнула Лера. Стажер посмотрел на нее, как на ненормальную. - Пес не виноват, что у него такой хозяин. Его можно перевоспитать.
   - Замечательно, - усмехнулся полицейский. - И кто этим займется? Уж не вы ли?
   - Нет. Но у меня есть знакомый, который перевоспитал уже трех бойцовых собак, изъятых у таких хозяев. Если вы позволите...
   - Вы не имеете права! - зло крикнул хозяин собаки. - На каком основании? Это моя собственность? Вы хоть знаете, кто я?...
   - Пройдемте. И пса придержите, чтобы не усугублять свою положение. А вы, Валерия, приедете за животным, когда его проверят на бешенство. Скорее всего, несколько дней пес проведет в питомнике или при ветеринарной клинике.
   И озлобленного хозяина увели вместе с несчастным психически искалеченным животным.
   А Лера резко повернулась к своей подруге и спросила.
   - Даш, у тебя откуда электрошокер?
   - Да я его в последнее время с собой везде таскаю, - пожала плечами Даша. - Мало ли что... Вот хоть на такие случаи.
   - Ну-ка включи его еще разок, - попросила Лера.
   И снова знакомое потрескивание.
   - Подожди, не выключай, - Лера подняла ладонь и помахала перед носом. - Озон...
   - Ну да, из-за электрических разрядов появляется озон, как перед грозой, - с недоумением согласилась Даша. - А что?
   - Запах слабый... - задумчиво произнесла Валерия, игнорируя вопрос. Она вдруг оживилась и схватила Дашу за руку. - Пойдем!
   - Куда?
   - Искать место, где можно воткнуть зарядку от телефона.
   Странный ответ Валерии окончательно запутал Дашу. Но она уже поняла, что бесполезно задавать вопросы, а потому просто последовала за подругой к озеру.
   На небе начинали клубиться тучи, готовясь разразиться первой весенней грозой.
  
   Дебют - первый этап шахматной партии
   Шахматная нотация - условные обозначения в виде латинских букв и цифр, применяемых для обозначения ходов в шахматной партии. В книге "Дебют. Цепи" Валерия получила нотацию с ходами, соответствующими тем, которые должны произойти в реальности. Каждая фигура - человек. Роли назначил Шахматист.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.54*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | Н.Соболевская "Опасные игры или Ничего личного, это моя работа" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | С.Фенрир "Беспределье-lll. Брахман" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"