Бэлл Алекс: другие произведения.

Белый слон. Глава 10-11.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:


Глава 10, или

Операция "7819"

  
   24 апреля, 2013 год
  
   Валерия не нарушила условий Михаила Афанасьевича. Она не покинула пределы парка, не общалась со свидетелями. Все, что ей было нужно - это электрическая розетка. Обыкновенная, в которую можно воткнуть зарядное устройство. Но, непременно поблизости от воды. А что криминального в том, что человек хочет зарядить телефон?
   На берегу озера не оказалось ни одного здания, ни одной трансформаторной будки, ни, даже, электрического фонарного столба. Но Даша вспомнила, что буквально в пяти метрах от центрального паркового фонтана стоит открытый ларек с мороженым. И холодильные камеры подключены к электрической сети.
   Лера отправилась туда, и раз десять обошла вокруг фонтана. Потирая руки в предвкушении открытия, она выбрала место прямо между гранитным бортиком и ларьком. А потом носком ботинка принялась разгребать с дорожки гравий.
   - Есть! - воскликнула она, словно отыскала клад.
   - Что? - Даша подбежала к подруге, а за ней рысцой последовал любопытный Арчи.
   - Ничего ведь нет, - Даша разочарованно посмотрела на ямку, которую разгребла Валерия.
   - Плохо смотришь! - Лера присела на корточки и провела пальцем вдоль едва заметной линии. Она отпечаталась на влажной земле под гравием, и уже почти сгладилась. Но если присмотреться, можно разглядеть отпечаток, похожий на крошечную траншею.
   - И что?
   - Здесь лежал провод! - Лера встала и разгладила ямку ногой. - Готова поспорить, след тянется к ларьку. Я не ошиблась.
   - В чем?
   - Кто-то подсоединил озонатор для воды к электрическому щитку рядом с ларьком. След - это отпечаток шнура, который соединял прибор и щиток. Ясно?
   - Ну как тебе сказать... - Даша подошла к фонтану и зачем-то заглянула за бортик. - При чем тут озонатор?
   - А, ты ведь не знаешь... - Лера села на бортик и поболтала рукой в прохладной воде. Струи воды из центра фонтана стремительно взлетали вверх и попадали на лицо. - За секунду до того, как тело Милы исчезло, все собаки в парке словно взбесились, и оперативники отвлеклись на них. Что напугало собак?
   - Озон, - неуверенно сказала Даша. - Но ведь ты сама говоришь, что они напугались все разом, в один момент. Даже если бы кто-то запустил озонатор в воду, запах распространялся бы постепенно.
   - Это так, но есть нюансы, - Лера взволнованно встала и обошла фонтан. Он был не очень большой, всего пара метров в диаметре. - Во-первых, вода здесь постоянно перемешивается. Озон быстро попадет в воздух даже если включить обычный прибор небольшой мощности. Конечно, это лишь мои догадки, и все же я уверена - все было именно так. Продолжим. Для того, чтобы концентрация увеличилась так резко, простого озонатора недостаточно. Даже несколько приборов не дадут такой эффект. Озон в воде быстро разлагается на кислород, поэтому нужна очень большая разовая концентрация, чтобы собаки почуяли запах. Для них он, как сигнал бедствия. Да... Здесь все рассчитано идеально, - в голосе Леры послышалось восхищение. - Чтобы достичь такого эффекта, да еще на открытом воздухе, нужен мощный прибор и точный расчет.
   Лера завершила обход вокруг фонтана и спросила:
   - Помнишь, я когда-то разводила рыбок?
   - И кого ты только не разводила, - усмехнулась Даша. - И что?
   - И то. Я знаю, как устроены озоновые фильтры. Их применяют для дезинфекции и очистки воды в крупных аквариумах. В некоторых приборах концентрация озона регулируется. А если переделать озонатор, и заменить кое-какие детали... О да, тогда можно получить мощный генератор озона.
   - И ты хочешь сказать, что знаешь, как создать такую концентрацию, Эйнштейн?
   - Не то, чтобы знаю. Догадываюсь, - Лера подставила руку под струю. - Вот тот, кто это сделал, действительно не далеко ушел от Эйнштейна. Собрать простейший озонатор, работающий от сети 220 В и 50 Гц, сможет даже любитель. Но чтобы получить больше озона, воздух пропускают через фильтр на угле, и через емкость с силикагелем, очищая поток от посторонних веществ...
   - А можно попроще? - Даша поймала в ладонь капельку из фонтана. - А то мой мозг сейчас взорвется.
   - Постараюсь. Короче, чтобы создать такую концентрацию, нужен сильный прибор, работающий на чистом кислороде, без примесей. И собрать его совсем не просто. Но возможно. Гораздо сложнее рассчитать время... Да, скорее всего, прибор был запрограммирован на включение в определенное время.
   - Хочешь сказать, этот тип знал, когда именно тело Милы окажется на берегу? - скептически сказала журналистка. - Тогда он, должно быть, экстрасенс. Я бы еще поверила, что ты можешь рассчитать все до таких мелочей. Но больше никто на это не способен.
   - Нет. Я бы так не смогла, - Лера отошла от фонтана. - И я не разбираюсь в радиоэлектронике. Химия - мой потолок.
   - В таком случае, либо мы имеет дело с гением, либо ты ошибаешься.
   - Хотела бы я ошибиться... - тихо сказала Лера. Так тихо, что Даша не расслышала. - Кстати, кто бы это ни был, на руку ему сыграла и погода. В тот день не было сильного ветра, который мог развеять весь озон. Но были редкие порывы, которые помогли распространить запах по парку. Причем, я ощутила его до того, как началась паника среди собак. Видимо, озонатор начал работать, и порыв ветра донёс до меня запах. Но никто из хозяев или оперативников не обратил на это внимания, потому что все были слишком поглощены произошедшим. Но Полкан вёл себя странно, слишком напряженно. В парке то и дело слышались повизгивания и голоса хозяев, которые ругали собак, рвущихся с поводков. Я заметила это в тот момент, когда Антона уводили с берега. Но тогда не сразу поняла, что именно показалось странным.
   - И все-таки, если запах был таким сильным, кто-нибудь заметил бы...
   - Конечно. Если бы запах был таким сильным, - сыщица сделала ударение на "бы", - тогда, несомненно. Но его ощутили в первую очередь собаки, которые гуляли ближе к фонтану. До берега запах едва долетал, и Полкан, скорее всего, просто поддался общей панике. К тому же, едва ли полицию интересуют такие запахи. Даже если кто-то ощутил - не сказал, потому что так пахнет перед грозой. Весной погода непостоянная, люди не задумались, отчего появился знакомый запах. Тем более, что он быстро рассеялся - наверняка прибор отключился, когда собаки начали паниковать.
   - Ну хорошо, - вздохнула Даша. - Допустим, все было как ты говоришь. Но это не объясняет, как человек мог похитить труп за пару секунд из-под самого носа полиции.
   - А здесь и так все ясно, - Лера подозвала Арчи и нацепила поводок. - По берегу ее унести не могли. Значит, кто-то стащил ее в воду.
   - Прекрасно! - Даша всплеснула руками и закатила глаза. - Теперь у нас в подозреваемых еще и маньяк-аквалангист!
   - Нет, - на шпильку подруги Лера ответила вполне серьезно. - У берега достаточно глубоко, но человек в акваланге был бы слишком заметен и неповоротлив. К тому же, убийце пришлось бы переодеваться, а на это тоже нужно время.
   - И кто же тогда похитил ее? - не унималась Даша. - Человек-амфибия?
   Лера прищурилась, и посмотрела на небо. Его уже почти целиком затянули две синие тучи, но в просвет между ними пробивались яркие солнечные лучи.
   - Мне нужно идти, - сказала она с улыбкой. - Скоро выпустят Антона.
   - Но как же...
   - Пока, - ничего больше не объясняя, сказала Лера.
   Даша покачала головой.
   - Ну пока, шифровальщица.
   И они разошлись в разные стороны. На землю упали первые тяжелые капли, в небе громыхнуло, и Лера попала под дождь, немного не доехав до Калиновой улицы. Промокнув до нитки, она поставила байк под навес, и торопливо постучалась в дверь дома Крымовых. Никто не открыл.
   Решив, что Антона еще не отпустили, она отправилась к себе. Проходя мимо машины, в которой сидели ее нынешние охранники, Лера вздохнула. Мало было головной боли, так теперь еще и это.
   Дождь не думал прекращаться, но девушка почти не обращала на него внимания. Она пересекла улицу, переступила порог своего дома, и уже из коридора услышала голос.
   - Да, тетя Тоня... конечно, все будет хорошо...
   Лера оставила мокрого Арчи обсыхать в коридоре, и, не разуваясь, забежала в комнату Антонины Федоровны. Пожилая женщина суетилась вокруг любимого племянника, предлагая ему то пирожки с капустой, то домашний хлеб, то ароматный суп. Антон растерянно смотрел на все это изобилие, односложно отвечал на вопросы и все время повторял.
   - Конечно, тетя Тонечка... нет, я здоров... все хорошо...
   - Антошенька, миленький ты мой! - Антонина Федоровна поставила перед ним сметану для пирогов, и обняла. - Какое счастье! Теперь-то я никуда тебя не отпущу. Теперь все будет хорошо, вот увидишь... - из глаз у нее потекли слезы, оставляя мокрые дорожки до самых уголков губ, застывших в робкой улыбке.
   - Антон, - осторожно произнесла Лера, боясь нарушить трогательную сцену. - Здравствуй.
   На ее голос Антонина Федоровна и Антон обернулись.
   - Лерочка! - всплеснула руками женщина. - Я теперь до конца дней буду тебе обязана!
   Она со слезами кинулась к Валерии и сжала ее руки в теплых ладонях.
   - Что бы мы без тебя делали...
   - Ну хватит вам, Антонина Федоровна, - смутилась Лера. - Моей заслуги здесь нет.
   - Скромница ты наша, - добродушно рассмеялась Антонина. - Ой, да что же это я стою! Ты проходи, садись! Присоединяйся, я ведь только что пирогов напекла - с капустой, с картошкой, с повидлом. Вкусные, с пылу, с жару!
   - Спасибо, - Лера улыбнулась и присела напротив Антона.
   Он был очень тихим и белым как полотно. Прошло всего четыре дня с момента гибели Милы, а мужчина постарел лет на десять. Серо-голубые глаза, такие живые и внимательные, теперь потускнели и рассеянно смотрели сквозь вещи и людей. В шоколадно-рыжеватых волосах появились серебристые нити. И без того угловатые черты лица заострились еще сильнее, словно Антон тяжело заболел. На костяшках тонких белых пальцев видны ссадины. Новая синяя рубашка, в которой он был в день убийства, до сих пор была на нем. Сейчас, измятая и запачканная, она лишь подчеркивала сутулость плеч.
   Антон глубоко вдохнул, словно ему не хватало воздуха, и сфокусировал взгляд на Валерии.
   - Я... наверное должен тебя поблагодарить..
   - Нет, - Лера положила ладонь на его руку и внимательно посмотрела в глаза. - Ты ничего не должен.
   Антон снова вздохнул и закрыл глаза, откидывая голову назад. Словно хотел забыться, уснуть, скрыться от терзающих воспоминаний.
   Лера неуверенно посмотрела на Антонину Федоровну. У женщины снова потекли слезы, но она взяла себя в руки, улыбнулась и сказала:
   - Ты ешь, Лерочка, ешь. Проголодалась, наверное. Совсем дома не бываешь, вся в делах, в работе...
   Лера не глядя взяла пирожок, машинально отщипнула кусочек, и спросила:
   - Антон... - пальцы теребили пирожок, - можно тебя кое о чем спросить?
   - Да, - мужчина открыл глаза, сделал усилие и посмотрел на Валерию. - Конечно, я постараюсь ответить.
   - Ну зачем же мучить мальчика? - робко спросила Антонина Федоровна. - Ведь его отпустили, все позади...
   - Нет, - Антон вдруг резко обернулся и почти яростно крикнул. - Ничего не позади! Милы нет, и нет "мальчика"! Есть только... - он брезгливо посмотрел на свое отражение в настенном зеркале, - только я. И убийца все еще на свободе. Если Валерия хочет его найти, я сделаю все, чтобы ей помочь.
   - Да как же, Антошенька... - Антонина Федоровна так растерялась, что ноги у нее подкосились. Рядом оказалось кресло, и она тяжело опустилась в него. - Прости меня, старую... Я ведь о тебе беспокоюсь...
   Антон молча отвернулся и стиснул ложку.
   - Антонина Федоровна, - как можно мягче сказала Лера. - Если убийцу не отыщут, могут снова обвинить Антона. Михаил Афанасьевич не любит компромиссов. А все слишком явно свидетельствует против вашего племянника.
   - Господи помилуй! - Антонина Федоровна перекрестилась. - Не приведи Господь, чтобы все повторилось... Мое сердце больше не выдержит. Хорошо, если это необходимо, спрашивай... А я пойду на кухню, поставлю чайник.
   Антонина с трудом встала и отправилась на кухню, продолжая причитать и вздыхать.
   Лера снова посмотрела на Антона. Он был бледен и тих, как никогда.
   В голове вертелись сотни вопросов, про шантаж, про похищенное колье, про его сына, погибшего под колёсами автомобился. Но спрашивать Лера не собиралась. Теперь это дело полиции.
   - Как зовут твоего друга, с которым ты ездил на Алтай два года назад? - задала Лера первый вопрос.
   Антон задумался и посмотрел в сторону.
   - Виталий. Да, Виталий Колесников. Мы работали вместе, он часто приходил к нам с Милой в гости.
   - И давно вы были знакомы?
   - Года четыре. Когда он устроился в нашу компанию, начал с простого программиста, а через год возглавил одно из отделений.
   - И как хорошо ты его знал?
   Антон пожал плечами.
   - Как можно знать коллегу по работе? Я пару раз был у него дома, мы ездили в зарубежные командировки, создавали совместные проекты. На мой взгляд, Виталий был тихим, доброжелательным человеком, довольно неприметным в обычной жизни. К сорока годам у него не было ни детей, ни жены. Даже собаки, - Антон отчего-то горько усмехнулся. - Я теперь такой же, как он.
   - Почему ты говоришь о нем в прошедшем времени? - у Валерии появилось плохое предчувствие.
   - Полгода назад он упал с пятого этажа, - как-то отстраненно ответил Антон. Словно говорил о чем-то само собой разумеющемся.
   Лера побарабанила пальцами по столу и откусила кусочек пирожка. Потом спросила.
   - У тебя сохранился браслет, такой же, как у Виталия?
   - Браслет? - Антон словно очнулся ото сна и удивленно взглянул на Леру. - Да, кажется, где-то был. Я давно его не надевал. Нам подарила их одна целительница на Алтае. Сказала, что такой браслет бережет от несчастий. Обманула, - он снова отвел глаза.
   - Н-да. А ты знаешь что-нибудь о подруге Милы?
   При упоминании о Людмиле Антон вздрогнул.
   - О какой именно? - уточнил он. - Их было много.
   - О той, с которой она общалась последние месяцы.
   - Мила ни с кем не общалась, - Крымов посмотрел на Леру, как на привидение. - Ни с кем... - повторил он в замешательстве.
   - Хорошо, успокойся, - поспешно сказала Лера. - У меня есть еще один вопрос. Кто подарил вино, которые вы с Милой взяли на прогулку? Ведь вы не пьете спиртного...
   - Не пьем... - эхом отозвался мужчина. - Не пьем... не пили... Мила... ее больше нет! Она... она умерла...
   Антон задрожал, как будто у него начался озноб или лихорадка. На лбу выступила капелька пота, а серые глаза потемнели.
   - Прости, мне... мне сложно говорить. Я не помню. Не знаю. Вино было у нас, кажется... Это Мила где-то его взяла. Мне нужно согреться. Выпить чаю, и... извини, я больше не могу.
   - Конечно, - Лера встала и с тревогой посмотрела на Антона. - Конечно, я ухожу.
   Она осторожно прикрыла за собой дверь, потрепала за ухом Арчи и заглянула на кухню. Антонина Федоровна сидела у окна и рассматривала старую фотографию. На ней Мила, Антон и их маленький сын обнимались на фоне водопада. Крымовы любили путешествовать и часто уезжали за границу. Иногда брали с собой и сына.
   На плите закипел чайник, огласив кухню пронзительным свистом.
   - Тетя Тоня, - Лера не переступала порог. - Антон просил принести чаю. Ему холодно.
   - Конечно, конечно... Сейчас! - Антонина торопливо залила заварку и достала чашку.
   - Можно попросить вас об одолжении? - спросила Лера.
   - Конечно, милая, - отозвалась Антонина Федоровна, доставая из холодильника варенье.
   - Я не могу выйти из дома. После некоторых событий Михаил Афанасьевич... посадил меня под домашний арест, - Лера решила не вдаваться в подробности.
   - Батюшки! - охнула соседка. - За что же это?
   - Долго рассказывать. Он заботится о моей безопасности. Но мне нужна одна вещь. Вы можете купить мне плюшевого медведя?
   - Медведя? - Антонина Федоровна так удивилась, что налила чай мимо чашки.
   - Да, медведя. Это все, о чем я прошу. Но это очень важно.
   - Ну хорошо, если тебе так нужен медведь... - растерянно сказала Антонина. - Только вот накормлю Антона, и съезжу в магазин.
   - Вы прелесть! - искренне улыбнулась Лера.
   Она собралась в свою комнату, но Антонина Федоровна не отпустила ее без пирогов. Лера не стала отказываться - времени готовить обед и ужин все равно нет.
   Выглянув в свое окно, она убедилась, что возле дома стоит машина, в которой сидят два стажера. Скривившись, Лера отошла и занялась своими делами. Помыла кроличий лоток, в качестве которого приспособила старый поддон от холодильника. Вычесала Гаджета, крайне недовольного подобным обращением. Разрешила Вжику искупаться под краном, закрыла обгоревшие места на обоях старыми плакатами с неизвестными ей звездами.
   А потом до самого вечера перетасовывала фигуры, рисовала цепи и пыталась отыскать недостающие звенья. Главная цепь выросла, заняв почти всю стену, а Валерия повторяла про себя строки стихотворения.
   Луна омывала холодный паркет
   Молочной и ровной волной.
   К горячей щеке прижимая букет,
   Я сладко дремал под луной.
   Стихотворение называлось "Девочка-смерть". Валерия гнала прочь страшные мысли и догадки.
   Кроме стихотворения покоя не давал один вопрос. Не как пропала Мила, а зачем. Ответ лежал на поверхности, но казался настолько невероятным, что Лера сама не хотела в него верить.
   Вечером Антонина Федоровна принесла ей плюшевого медведя - большого, рыжего и забавного. Его кепка напоминала каску рабочего стройки, и Лера назвала косолапого Бригадир Шура.
   Поблагодарив соседку, девушка пошла к Жене и пробыла у него не многим больше получаса. Вышла, насвистывая веселую песенку, вернулась к себе, заперлась на ключ и до самого утра ни с кем не разговаривала.
  
   ***
   25 апреля, 2013 год
  
   Двадцать пятого апреля, на другой день после смерти журналиста, искусанного пчелами, Михаилу Афанасьевичу исполнялось шестьдесят лет. Но он совершенно забыл о юбилее. А вспомнил, только когда коллеги начали поздравлять его, собираясь на экстренное совещание. Через час после совещания Елин позвал Иванну, и долго беседовал с ней о последних событиях. А в конце завел разговор о "кроте". Человеке, который, как он считал, работал на шефа, главу местной преступности.
   Он давно подозревал одного из сотрудников в предательстве. Кто-то сливал информацию обо всех расследованиях преступникам. И этот "кто-то" наконец-то оступился.
   - Вот это я нашел на полу в коридоре, - следователь со стуком припечатал к столу листок бумаги. Смятый и снова расправленный, исписанный мелким почерком, он заставил бывалого следователя выйти из себя. Михаил Афанасьевич поглаживал усы и говорил отрывисто и резко. - Он выпал из кармана Сырова. В отделении "крот", сливающий информацию убийцам и мошенникам, а вы ни сном ни духом?!
   - Парни стараются изо всех сил. Мы не в состоянии уследить за всем, что происходит, - сдержанно объяснила Иванна. - Позвольте взглянуть.
   Елин убрал руку с записки, и Иванна посмотрела на листок. На непроницаемом лице промелькнула тень беспокойства.
   "Пуговица потерялась. Ш рассержен. Плохо работаешь. Жду ответа в 7819".
   - Почему вы уверены, что это принадлежит именно Сырову?
   - Я нашел это вчера, в конце рабочего дня. Кроме меня и Сырова в отделении никого не осталось. Итак, каковы ваши дальнейшие действия?
   - Мы не можем арестовать его, нам нечего предъявить. Но можно убить двух зайцев - выйти на того, кто отправил послание, и загнать "крота" в угол.
   - Разумно, - Елин откинулся на спинку кресла. - В таком случае, как вы намерены осуществить ваш план?
   - В записке речь скорее всего идет об улике, найденной в руке убитой Ирины Глазовой. - заключила Иванна. - Нужно узнать, что особенного в этой пуговице и кто такой Ш.
   - Ну что же, хорошо. А что вы скажите о цифрах в записке?
   - Возможно, это какой-то шифр. Например, время, или дата...
   - Вам еще учиться и учиться Иванна, - вздохнул следователь. - Это название ресторана. "Под Сводами Авалона". В народе известен под названием "Свод".
   - Простите... - не поняла Каперина.
   - С - семь, в - восемь, о - один, д - девять, - объяснил Елин. - Свод. Сыров собирается встретиться там с кем-то из своих. Пошлите надежного человека, установите прослушку. Я поговорю с Сыровым сам. Так, с этим закончили. А что у нас с делом Антоновой? Жиль Рожер объяснил, откуда взялся его платок?
   - Пока нет, - покачала головой Иванна. - Версия с внуком не подтвердилась - в момент убийства он еще был на работе, его видел хозяин магазина и несколько покупателей. Мы разыскали женщину, которая изготавливает крема и мази, но она не помнит, кому продала именно такой крем. У нее много покупателей. В том числе, и упомянутый Жиль Рожер.
   - Французы... - хмыкнул Михаил Афанасьевич. - Что ж, Иванна, вы можете идти. Да, и не забудьте сказать, чтобы ко мне привели Жиля. Я хочу с ним поговорить.
   Иванна отправилась выполнять поручения, не подозревая, что до их разговора с Елиным в полицию приезжала Валерия.
   Утром девушка сдала экзамен и пребывала в отличном расположении духа. Ведь этим экзаменом был английский язык. Валерия принадлежала к той категории людей, которые свято верят в жизненную необходимость владения международным языком, но верой все и ограничивается. Она могла часами медитировать над учебниками и словарями, но все, на что ее хватало, это понять, что "walk" и волк - разные вещи, а ing-овое окончание практически всесильно.
   После экзамена Лера забежала в цветочный магазин, прихватила заранее приготовленный подарок, и отправилась прямиком в полицейский участок. Елина удивило не столько отличное настроение Рижской, сколько сам факт, что она вспомнила про его день рожденья. Обычно она не заморачивалась на таких "мелочах".
   - Поздравляю с днем рожденья, желаю счастья в личной жизни. Пух! - выпалила Лера, вихрем влетев в кабинет следователя. Она подоспела как раз к окончанию совещания.
   Михаил Афанасьевич с подозрением посмотрел на девушку, хмыкнул в усы и произнес:
   - Спасибо, спасибо... А с чего вдруг такая забота? Неужели я дожил до дня, когда Валерия Рижская обрела благоразумие?
   - Обижаете, Михаил Афанасьевич, - укоризненно произнесла Лера. - Я скорее о своем дне рождения забуду. Вот вам друг, чтоб не скучали! А то у вас же тут тоска зеленая, с этими бумагами.
   - Тоска, говоришь? - Елин покачал головой, настороженно поглядывая на девушку. Он не мог понять, чего она хочет, и почему ведет себя так, словно и не было у них вчера серьезного разговора. - Последние несколько дней не до скуки... Но, спасибо, спасибо. Что за друг-то?
   - А вы откройте и увидите, - Лера отдала следователю большую, размером с микроволновую печь, коробку, завернутую в яркую оранжевую бумагу со смайликами и золотыми рыбками.
   - Надеюсь, оно не живое? - Михаил Афанасьевич приложил ухо к коробке и с опаской прислушался. - С тебя, Валерия, станется...
   Девушка загадочно улыбнулась, и следователь открыл коробку. Там не оказалось ни азиатского тарантула, ни европейского хорька - словом, ничего из того, чего опасался Михаил Афанасьевич. Всего лишь симпатичный плюшевый мишка с растопыренными лапками и кепкой на макушке.
   - Знакомьтесь, Бригадир Шура! - объявила Лера, как заправский ведущий. - Особого ухода не требует. Хотя чай с плюшками ему не помешает. Кстати, а от чая и я не откажусь.
   - Ну садись, - Михаил Афанасьевич кивнул на стул, и включил электрический чайник. Букет он поставил на окошко, а медведя посадил на другой стул, рядом с рабочим столом. - Сдала свой экзамен?
   - Ага. Мне снова повезло. Накануне наша преподавательница сказала, кто быстро и правильно выговорит слово pneumonoultramicroscopicsilicovolcanoconiosis, тот получит автомат. Ну я и получила.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулся Елин, присаживаясь на свое место. - И как это переводится?
   - Не знаю, - пожала плечами Лера. - Болезнь такая, возникает при вдыхании вулканической пыли... Михаил Афанасьевич, - вдруг виновато сказала она. - Вы меня простите, что я вас сразу не послушала... и не рассказала все.
   - Вот так чудеса, - следователь покачал головой. Он не понимал, что Валерии нужно, но догадывался, что этот спектакль устроен не просто так. - Неужели и правда в разум вошла? Что ж, извинения принимаются... Ты только пойми, все, что я делю - ради твоей же безопасности. Ты для меня, как родная внучка. Твоя покойная бабушка многому меня научила. А ты на нее похожа - упрямством, логикой, и безрассудством. Очень хочется верить, что отныне ты будешь выполнять мои просьбы и держаться в стороне от расследований.
   - Ну да... - как-то неуверенно сказала Лера. - Кстати, Михаил Афанасьевич... А вам не показалось странным поведение Антона?
   - Антона, говоришь? - следователь нахмурился, но Лера построила невинную мордашку и кивнула. - Не долго счастье длилось... Почему тебя это до сих пор интересует?
   - Потому что он мой сосед, и племянник Антонины Федоровны. Она переживает за него. Вы ведь говорили, он напал на сокамерника... Выяснили почему?
   - Нет, - ответил следователь. - Но раз ты считаешь его поведение странным, мы можем отправить к нему кого-нибудь, побеседовать. Только не прямо сейчас, мне нужно закончить кое-какие дела.
   - Нет, не стоит, - быстро сказала Лера. - И, вы знаете, мне идти пора. Совсем забыла, что не выгуляла Арчи!
   - Погоди, а как же чай? - вдогонку спросил Елин, но Лера уже вылетела из кабинета.
   - Ну что, Бригадир Шура? - Михаил Афанасьевич задумчиво посмотрел на плюшевого медведя. - Что посоветуешь? Сдается мне, что-то тут не чисто...
   А Валерия выбежала из полиции и села в машину, где ее поджидали "сопровождающие", стажеры. Они отвезли девушку домой, и один из них остался наблюдать за входом. Лера насмешливо фыркнула, и направилась к подвалу, рассчитывая застать там Женю. Она торопилась, но пришлось немного задержаться - из дома выбежала Вера, соседская девчонка, и с ходу спросила.
   - Лер! А что это за странные типы все время крутятся возле нашего дома?
   - Привет, Верунчик, - Лера мимоходом бросила на нее взгляд. - Это полиция. Они тоже на спецзадании, как и вы с Семой.
   - А что за задание? - девочка наклонила голову на бок и состроила умильную мордашку. Ну расскажи, а?
   - Отставить разговорчики, - наигранно нахмурилась Валерия. - Ты пост наблюдений сдала?
   - Так точно! - Вера вытянулась по струнке. - Значит, не скажешь?
   - Нет, - сказала Лера и зашла в подвал.
   Женя оказался на месте. Как обычно, он прогуливал занятия.
   - Ну как? - спросил парень, когда подруга вошла. - Получилось?
   - Да, - сказала Лера, приплясывая от нетерпения. - Давай проверим, как работает! Я еле успела. Там сейчас будут свидетеля допрашивать, я должна услышать.
   - Одну минуту, - Женя покрутил какие-то рычажки на старом радиоприемнике.
   Поначалу слышалось лишь шипение, но потом сквозь него стали пробиваться более внятные звуки - стук хлопнувшей двери, передвигающийся стул, шум дороги за окном, и, наконец, голоса.
   - Я знала, что у тебя получится! - радостно воскликнула Лера и в очередной раз воскликнула. - Ты гений!
   Женя смущенно улыбнулся, и сказал:
   - Я знаю. Хотя жалко было разбирать такую вещь...
   Он имел в виду ту пластинку, которую принесла девушка. Из некоторых ее запчастей изобретатель собрал что-то вроде одностороннего передатчика. Лера вшила микрофон в лапу Бригадира Шуры, и теперь могла слышать все, что происходило в кабинете Елина.
   Сначала она услышала разговор с Иванной. В том числе узнала про пуговицу, найденную в руки Иры, про "крота" и встречу в "Своде".
   А потом на допрос привели Жиля Рожера. Версию Валерии Михаил Афанасьевич не одобрил, и по прежнему считал француза причастным к убийству.
   - Итак, вы утверждаете, что не были на месте преступления. Куда вы шли? - спросил Елин.
   - Я вьедь ужье говорьил вамь, - с отчаянием в голосе произнес Жиль. Лера сразу узнала его по сильному акценту. - Ньеужельи ви не можьете проверьить?!
   - Можем мы все, - сказал Михаил Афанасьевич. - Ничего страшного, расскажите еще раз. Память у меня уже не та.
   И Лера могла бы поклясться, что в этот момент следователь буравит допрашиваемого своим фирменным взглядом из-под сдвинутых бровей.
   - Я шел забрьать посилку с почьты, - почти на грани нервного срыва объяснил мужчина. - Эту жьенщину в тот дьень в глаза нье видел, а платок потерьял трьи... трьи дня назад!
   - Допустим. Тогда откуда на нем пятно от крема, который вызвал у погибшей приступ аллергии?
   Жиль промолчал.
   - Итак, я повторяю свой вопрос. Это вы убили Антонову?
   - Non-sens! Как ви себье это прьедставльяетье?! - воскликнул несчастный. - Я похожь на моньстрьа?
   - Ни один преступник не похож на преступника, - невозмутимо заметил следователь. - Все они похожи на обычных людей.
   - О Господьи! - воскликнул француз. - Есьльи би я знал ч-то за страна Россиа, я би нькогда сьюда не прьиехал!! Какьие глупие законьи! Le chaos! DИsordre!
   - Что вы хотели забрать с почты? - с каким-то неуклонным упорством следователь задавал бессмысленные, как казалось Лере, вопросы, игнорируя восклицания подозреваемого.
   - Опьять? Сколько можьно одно и то жье? - простонал Жиль. - Мне присьлал посьилку мой отьец, из Франций. Атла?с.
   - Хорошо, на почте так и сказали, - произнес Елин. - Но вы могли совершить убийство, а затем пойти на почту...
   Жиль тяжело вздохнул и сказал по-французски что-то нелицеприятное.
   - Скажите, уважаемый Жиль Рожер, а вы любите цветы?
   - Есльи би я и правдьа был уважьаемим, вы нье мучьали б менья глупими вопросами!
   - А кто установил рамки глупости? - спросил Елин. - Человеческая глупость, мой дорогой друг, бесконечна, и только мы сами устанавливаем ее пределы. Поистине глуп тот, кто не любит природу.
   - Да, я нье льюблю цветы! - выкрикнул Жиль. - У менья аллергиа на ньих, я вьесь начьинаю чьхать, и этьа прокльятая сипь! Но я нье поньимаю, почьему ви это спрашьивайте!
   - Из чистого любопытства, мой друг, из чистого любопытства... - пробормотал следователь. - А позвольте полюбопытствовать, почему вы, столько лет прожив в России, до сих пор говорите с таким акцентом?
   - Что? - Жиль возмутился так, что даже привстал со стула. - Да как ви смьеетье задьавать такие вопрьосы?! Этьо ньетактьично...
   - Приношу свои извинения, уважаемый Жиль Рожер, - в голосе следователя проскользнула усмешка. - Конвой! Уведите гражданина...
   - Ви нье имеете права менья держать под стражей! - выкрикнул мужчина. - Я гражьданьин Франьции и ви дольжни обрьатиться в посольство!
   - Дорогой Жиль, вы потеряли память? У вас уже два года, как российское гражданство, после вашего брака с некоей Касымовой Еленой Петровной. И развод ничего не изменил. Вы пять лет живете в России, и живете по нашим законам... Если вы их нарушили, придется отвечать.
   - Oh mon Dieu... Я нье нарушал! - бушевал француз. - Сколько можньо повторьять?! У вас почти ньет доказьательств!
   - Вы глубоко заблуждаетесь, мой дорогой Жиль, - со смехом сказал Михаил Афанасьевич. - Ваша версия о том, когда и как вы потеряли платок, ничем не подтверждена. Вы покупали крема для кожи у женщины, которая изготовила крем, вызвавший приступ аллергии. Есть свидетели, которые утверждают, что вы ссорились с Антоновой не далее, как за день до убийства, ну и последнее - именно вас схватил пес моей хорошей знакомой, который почуял на месте преступления ваш одеколон. Да-да, именно ваш. Я привык доверять чутью собак, а в особенности - чутью этого ньюфаундленда. Ведь я сам дрессировал его.
   - Я нье убийца, - процедил Жиль сквозь зубы.
   - Конечно, - вежливо произнес Михаил Афанасьевич. - Сержант, уведите подозреваемого.
   На этом разговор завершился.
   Друзья еще секунд пять молча стояли над приемником, размышляя о чем-то своем.
   Конечно, о чем думает Женя, Лера не знала. Но парень стоял с совершенно отсутствующим видом, разглядывая свисающие с потолка разноцветные проводки. Она была уверена, что он не станет вникать в суть разговора, и именно поэтому не настаивала, чтобы он ушел.
   Главное - девушка убедилась, что план сработал. Поблагодарив изобретателя и забрав приемник, Валерия отправилась к себе.
   Она долго размышляла над смыслом вопросов следователя. Елин никогда не спрашивал ничего просто так. Как и сама Валерия.
   Была какая-то причина, по которой Михаил Афанасьевич не хотел отпускать Жиля. Не из-за убийства Антоновой, нет. Но именно убийство натолкнуло Елина на какую-то мысль.
   Размышления Валерии прервал звонок. Номер был не знакомым.
   Лера с тяжелым предчувствием ответила. Она совершенно забыла о Шахматисте, снова занявшись делом Антона. Однако, все было связано, и теперь, вспомнив, что все вокруг - чья-то дьявольская игра, испугалась. Испугалась того, что может услышать. Ведь она не опередила убийцу - а что, если теперь Шахматист выполнит угрозы и... нет, думать что будет, Валерии не хотелось.
   Но ответив, она с удивлением услышала голос совершенно незнакомой женщины. Очень высокий и смешной. Казалось, она говорит, вытянув губы трубочкой.
   - Ох, здравствуйте! - воскликнула она. - Это вы давали объявление про ангорских кроликов?
   - Да, - немного растерянно сказала Лера. - Да, я давала.
   - Ах-ах-ах, как это чудесно! - женщина непрестанно хихикала, словно записная кокетка. Только непонятно, с кем кокетничала. - Ах-ах-ах! Я обожаю кроликов! У них такой нежный мех...
   - Знаете, я думаю вы не по адресу, - сухо сказала Валерия. - До свида...
   - Подождите, вы не так меня поняли! - торопливо сказала незнакомка. - Я не собираюсь делать из них шапки, хи-хи-хи! Я известный кроликовод и создам им прекрасные условия!
   Лера недоуменно промолчала. Что еще за кроликовод? "Похоже, она не в себе", - подумала девушка.
   - А вы уверены, что вам нужны именно ангорские кролики? - уточнила она.
   - Хи-хи-хи, конечно, дорогая Валерия, конечно!
   - Откуда вы знаете мое имя?
   - Ну что ты, деточка, не помнишь? Это же я, твоя тетка по папиной линии! Как я огорчена! Мы ведь так замечательно проводили с тобой время. А как играли! В нарды, шашки, шахматы...
   - Шахматы?! - Лера подскочила с кресла и чуть не наступила на хвост Гаджету.
   - Да, да, милая. Шахматы, - немного спокойнее сказала женщина. - Но, давай вернемся к кроликам, хи-хи-хи! Ты спрашиваешь, что я о них знаю?
   - Я не спрашивала, - сказала Лера.
   - Хи-хи-хи, шутница! Ну так, слушай. Кролики замечательные существа! Самое прелестное их свойство - это молчание. Они никогда ничего и никому не скажут, да-да! И никто не подслушает их заячьи разговоры, хи-хи-хи!
   Тут в телефоне что-то зашуршало, и Лера громко крикнула:
   - Алло! Я вас не слышу!
   - Не слышишь? - тут же раздался голос женщины, и помехи исчезли. - Какая досада! Так мы никогда не договоримся о времени, когда ты передашь мне кроликов! Хи-хи-хи! Не лучше ли тебе, милая девочка, купить новый телефон?
   - Мне вполне устраивает этот, - процедила Лера.
   - Ну конечно, нынешняя молодежь все делает по-своему! Не буду настаивать, но с новым телефоном тебе было бы куда проще, хи-хи-хо-хи-хи!
   - Так вы берете кроликов или нет, - почти прошипела Валерия. Голос мальчика ее устраивал куда больше, чем эта глупая комедия, разыгранная для полиции.
   - Конечно же беру, глупышка! Через шесть дней! Хи-хи-хи! А за это время ты успеешь купить новый телефон! И не забывай свою тетку! Пока!
   Короткие гудки сопроводились гневным выкриком Валерии.
   - Достал! - она едва не швырнула телефон о стенку, но сдержалась.
   Немного подумала, остыла и набрала Дашу.
   - Привет. Можешь ко мне приехать? Нужно... эм... помочь с уборкой. Да, очень нужно. Хорошо, жду...
  
   Даша приехала только после пяти. Ничего не объясняя, Лера попросила ее купить новый дешевый сотовый телефон. Дала две тысячи, а сама осталась дома.
   Через пару часов Даша вернулась - с подержанным мобильником и полным пакетом продуктов. "Это чтобы ты не голодала", - сказала она. - "А то знаю я, как ты питаешься. Гаджет и то больше тебя ест". Вопросов она не задавала. Просто сказала, что если что-то понадобиться, то и она и Женя всегда придут на помощь.
   А когда Даша ушла, Лера отправила СМС на номер, с которого звонила женщина.
   "Ну что, тетя... Купила я новый телефон. Теперь ты скажешь мне, чей ход?"
   Ответ пришел почти сразу. "Тетя" писала: "Какая послушная племянница! Ты сделала неплохой ход. То что надо. И я тоже сделала свой. Теперь твоя очередь". И тут же следом пришло второе сообщение: "Найди Черную Королеву, или потеряешь Белую пешку".
   Почти всю ночь Валерия просидела над шахматной доской. Шесть дней. На то, чтобы спасти некую белую пешку есть всего шесть дней. А единственная путеводная нить - это шахматная нотация.
   - Посмотрим, - Лера в пятый раз переставляла фигуры по доске, моделируя ходы, сделанные гроссмейстерами в Бессмертной партии. Она пыталась понять смысл ходов Черной Королевы, чтобы вычислить ее реальный прототип.
   - Итак, она начинает свою игру с пятого хода, - вслух сказала Лера, сжав в ладони черную фигуру ферзя.
   До этого одна пешка съела другую. Возможно, это торговка косметикой (черная пешка), которая ненароком убила старушку (белая пешка). В свой первый ход королева пытается "съесть" белого короля, но король успевает уйти в безопасное место. Кто король - неизвестно. Тоже тупик.
   Дальше королева отступает, пропуская черного коня... Кто конь, опять неясно.
   К Валерии на колени пришел Гаджет. Выгнув белую спинку, он замурлыкал и подлез под руку.
   - Погоди-ка! - сказала ему хозяйка. - В один из ходов черная королева должна допустить ошибку. Она выходит прямо под удар белых. Это может быть зацепкой, но... пока мало информации. Одно ясно - по воле Шахматиста кто-то из "черных", скорее всего, женщина, должна оступиться. Например, попасться полиции. Но не может ли это быть Жиль?
   Гаджет замурчал еще громче и настойчиво терся о руки хозяйки.
   - Нет, - сама себе возразила Лера. - Слишком рано для этого хода. Королева ошибется позже. Значит, идем дальше...
   Еще один интересный ход - после совершенной ошибки королева окажется загнанной в угол. Причем таким образом, что ей не выбраться без жертв. Есть несколько вариантов развития событий.
   Первый - чтобы выбраться из "тупика" черная королева должна съесть одного из белых слонов. Если учесть, что рассуждения Валерии были верны, первый слон уже мертв - это Семерядов. Второй неизвестен. Но судя по ходам партии, если черная королева уничтожит белого слона, то сама она подвергнется нападению белой королевы.
   Второй вариант - черная королева отступит, уйдет "в тень". Но тогда она может подвергнуться нападению сразу трех фигур - белого коня, белого слона и белой пешки.
   Третий вариант - черная королева съест белую пешку, и вырвется на свободу. Ей ничто не угрожает. Но чтобы это произошло, белая пешка должна занять определенную позицию. То есть, белые должны сделать неверный ход.
   В оригинальной партии игрок воспользовался четвертым вариантом. Пожертвовал своим временем и несколькими ходами, переставив черного коня на защиту королевы.
   Лера почти ухватилась за нужную мысль, и принялась лихорадочно переставлять фигуры. Потом погладила Гаджета, на которого вдруг нахлынул прилив нежности к хозяйке, и сказала.
   - Все так, но вот что интересно... К тому моменту, как королева попадет в западню, белая пешка и белый конь уже находятся в нужных позициях. Шахматист должен "расставить" их заранее. А вот белого слона нужно туда привести. Причем, если белый слон не попадет на нужную клетку, черная королева с легкостью избавится от белой пешки. Занятно...
   Она все думала, переставляла фигуры в разные позиции, и, наконец, произнесла.
   - Кажется, второй белый слон найден... Это я.
   Сыщица до такой степени поразилась этим фактом, что некоторое время сидела неподвижно, разглядывая маленькие деревянные фигурки. Теперь они стали выглядеть пугающе.
   Вот он, белый слон, вырезанный из дерева, немой и безвольный. Все, что он может - подчиняться умелой руке игрока.
   А вот она, Валерия Рижская. И она - белый слон, которым играет Шахматист.
   Но ведь он сам называл ее игроком. Как можно быть одновременно и фигурой и игроком?
   Лера не стала задумываться над этим вопросом. Она, как завороженная смотрела на фигуры, а потом протянула руку к белой пешке. Если она права, то это - Мила. Была... И какой-то псих решил сыграть ее жизнью.
   Эта мысль заставила девушку разозлиться - на Шахматиста, на себя, на всех вокруг. Потому что никто - никто - не спас Милу.
   "Но я еще могу спасти остальных", - подумала Валерия.
   Она словно очнулась ото сна, придвинула доску поближе и продолжила рассуждения. В голове вдруг выстроилась ясная цепочка.
   Вот еще одна фигура. Это черная пешка, та самая, которая в начале партии "съела" одну из белых пешек. То есть, торговка косметикой. В партии именно она стоит на пути Белого слона к черной королеве.
   - Уже что-то, - Лера поставила слона на нужную клетку. - Выходит, я должна через Люсю выйти на черную королеву, но как? Снова искать торговку? Что я ей скажу? Отведи меня к "черной королеве"? Она только покрутит пальцем у виска. Нет, Гаджет, так не пойдет. Надо просто выстроить цепь на основании имеющихся у меня данных. А что мне известно? Что может связывать эту торговку и "черную королеву"?
   Раз они обе играют в одной партии, их может связывать только одно - убийство Антоновой. Какое отношение к нему имеет Люся, уже известно. Фактически, она совершила убийство по неосторожности.
   - Кто еще имеет какое-либо отношение к убийству? - девушка потерла виски, пытаясь сообразить. - Внук? Нет, он, конечно, имеет отношение к старушке, но не причастен к ее смерти. Кто еще? Следователь, все члены опергруппы... - тут Лера усмехнулась. - Сомневаюсь, что среди них есть "черная королева". Думаю, если у них и есть роли, то белые. Мм... ведь был кто-то еще. Кто мне чрезвычайно не понравился. Кто-то, кого я встретила на месте преступления на другой день.
   И тут она вспомнила. Женщина в черном. Зоя. Та, которая искала пуговицу.
   Возможно, она и есть черная королева?
   Лера сомневалась. Она не могла знать наверняка. Но в ее распоряжении всего шесть дней. То есть, все должно случиться первого мая. Что именно? Либо белая пешка - еще одна жертва - умрет, либо Валерия сможет ее спасти.
   - Боже мой, Гаджет, - едва не плача, сказала Валерия. - А что, если я ошиблась? Если черная королева не та женщина, которая искала пуговицу?
   Но надо было решать, и девушка сделала выбор. Если это единственная зацепка, нужно ею воспользоваться.
   - По логике вещей, я должна оказаться рядом с той "клеткой", на которую будет загнана королева, то есть женщина в черном, - произнесла Валерия. - Если я это сделаю, черная королева не станет "есть" белую пешку. И удастся сохранить одну жизнь.
   А что если не делать этот ход, вдруг промелькнула мысль. Ведь если нарушить цепь событий, Шахматист не достигнет своей таинственной цели. Да, он может отомстить Валерии. Ну и пусть, зато она победит.
   Но если Лера не сделает этот ход, погибнет невинный человек. Белая пешка.
   - Если ради победы я допущу смерть человека, - Лера сжала в кулаке черную королеву, - я буду ничем не лучше этого Шахматиста.
   Итак, решение было принято. Оставалось понять, как выйти на женщину в черном, эту загадочную Зою.
   Лера принялась вспоминать, что ей известно про роковую красотку.
   Да по большому счету почти ничего. Но "почти" создает перевес в пользу Валерии. Потому что "почти" - это уже что-то.
   Она вспомнила, как Даша рассказала подслушанный на концерте Бэль Лу разговор. Женщину испугала встреча с Валерий в парке. Вместо нее какое-то дело собирался закончить "акробат", он же "серый человек" с браслетом, притворявшийся другом Антона. А может, не претворявшийся? Антон сказал, что Виталий умер, но возможно, он ошибся. Впрочем, сейчас это не имеет значения.
   Этот мужчина причастен к смерти Милы, он же связан с "черной дамой" - будем называть ее так. Вполне возможно, что "черная дама" - и есть загадочная подруга Милы, которая посоветовала устроить лодочную прогулку.
   Можно так же предположить, что "серый человек" играет роль черного коня, который в шахматной партии жертвует собой, чтобы дать черной королеве шанс уйти. Как бы то ни было, это только предстоит выяснить.
   - Где же тебя искать... - пробормотала Валерия. - Где ты прячешься?
   Она вспомнила, как Даша говорила, что разговор "черной дамы" и "серого человека" перешел на другую тему. Они говорили о каком-то ресторане. Речь шла про суши. В городе N не так уж много японских ресторанов. Но даже если их три-четыре, угадать куда придет "черная дама" невозможно. Куда, а главное, когда.
   Если бы удалось сократить число ресторанов до одного, Лера могла бы поговорить с постоянными клиентами, официантами, не видели ли они похожую женщину. Но и это едва ли поможет её найти...
  
   ***
   26 апреля, 2013 год
  
   День выдался на редкость дождливым и холодным. Даже в окошко смотреть было зябко - не то, чтобы куда-то идти. Однако Иванне пришлось не только выйти на улицу, но и пробыть там целых три часа, пуская изо рта пар и считая секунды. А все потому, что она лично взялась следить за Сыровым, не доверив ответственное дело никому из сотрудников.
   С самого утра она ездила за ним по городу, пока он не зашел в нотариальную контору и не пробыл там несколько часов.
   И все же старания Иванны не были напрасны. Окончательно заморозив конечности, переслушав несколько десятков хитов по радио, основательно вымочив ноги, она увидела, как Сыров вышел из нотариальной конторы и встретился с красивой черноволосой женщиной. На ходу обменявшись с ней парой фраз, он отправился допрашивать одного из свидетелей по делу Глазовой. Это ему поручил Елин, чтобы временно спровадить "крота" куда подальше.
   Конечно, слежку можно было бы упростить, подбросив Сырову жучок. Но Иванне нужны были не только слова - надо было знать, с кем именно он встречается.
   Прослушав короткий разговор Сырова с женщиной, оперативница узнала, что они договорились о встрече сегодня в восемь вечера.
   Она успела сфотографировать темноволосую женщину, и отправилась обратно в полицию.
   Рассматривая фотографию, Михаил Афанасьевич задумчиво попыхивал трубкой. Иванне показалось, что он смотрит на женщину с долей ностальгии.
   - Знакомое лицо... - произнес он, наконец. - Татьяна Нежданова, Диана Немиева, Гузель Белиева, Инна Старк... у нее много имен и лиц. Признаться, я не узнал бы эту даму, не будь она так беспечна.
   Иванна снова взглянула на фотографию и стукнула мокрым зонтом об пол.
   - Что вы имеете в виду?
   - Видите сапфировую брошку? - Елин указал на сверкающую синюю точку, спрятавшуюся под воротником дорогого пальто. - Это ее талисман. Как ни странно, даже у бессердечных, беспринципных и расчетливых убийц бывают свои странности и привязанности. Ее настоящее имя мне неизвестно, она виртуозно изменяет внешность, но никогда не расстается со своей брошкой. И это единственное, что ее подводит.
   - Вы уже сталкивались с ней? - уточнила Иванна.
   - Это было, когда я работал в Великом Новгороде, - следователь мечтательно посмотрел за окно, погружаясь в воспоминания. - Лет десять назад... Три месяца вся, тогда еще милиция, стояла на ушах. Из некоего музея похитили оригинал картины одного известного художника... Какой это был художник и что за картина теперь значения не имеет. Поднялась такая шумиха, преступление было совершено безупречно - ни одной зацепки! Но мне удалось найти вора. Им оказалась эта самая женщина, только тогда она была двадцатилетней блондинкой и звали ее Жанна Северова. Но увы, доказать ее вину у меня не получилось, картину так и не нашли, а Жанна пропала, словно растворилась в воздухе. Я еще не раз слышал о ней - в Москве, Саратове, даже на Дальнем Востоке... Кажется, она объездила всю Россию, а я узнавал о ней от коллег, по слухам... А выдавал ее всегда, неизменно, этот сапфир, приколотый к воротнику. Ну вот, воспоминания нахлынули... - вздохнул следователь со снисходительной улыбкой. - Я еще тогда представлял ее как этакую современную миледи, созданную великим Дюма старшим. Коварна, красива и, по-видимому, работает на некоего "кардинала". Возможно, на разных. Она выполняет поручения, и, хочу заметить, выполняет их блестяще. И вот я встречаю ее во второй раз в жизни, и где? В маленьком городке, который не может представлять для столь крупной рыбы никакого интереса. Хотя, весьма возможно, здесь происходит что-то, о чем нам пока неизвестно. Маленькие города хранят свои большие тайны.
   - Мне показалось, или вы восхищаетесь ею? - Каперина позволила себе улыбнуться.
   - Вы всегда были проницательны, дорогая Иванна, - вздохнул Михаил Афанасьевич. - Да, я восхищаюсь этой женщиной. Но посадил бы ее при первом удобном случае. И, мало того - добился бы для нее пожизненного заключения. Хотя, было бы жаль запирать за решеткой такой ум и красоту.
   - Пока что она туда и не спешит, - усмехнулась оперативница. - Если вы считаете, что эта женщина работает на "кардинала", не значит ли это, что шеф местной мафии связался с ней специально, чтобы провернуть какое-то дело? И именно с этим делом связаны все смерти и странные события, произошедшие за последнее время.
   - Все возможно, дорогая Иванна, абсолютно все. Сталкивались ли вы с подобным, работая в Москве?
   - Мне многое пришлось повидать, - Иванна отвела взгляд, не желая вспоминать прошлую жизнь. - Всякое бывало...
   - Всякое... - задумчиво повторил Михаил Афанасьевич. - Всякое. Что ж, Иванна, нужно тщательно подготовиться к сегодняшнему вечеру. Раз предстоит такая встреча... Если десять лет назад я ее упустил, то теперь этого не случится.
   - Вы хотите взять ее прямо на месте, в ресторане? - уточнила Иванна, положив пальцы на ручку зонтика, который был прислонен к стулу.
   - Нет, что вы, конечно нет. Разве можно действовать такими грубыми способами, когда имеешь дело с профессионалом? Мы всего лишь проследим за ней, отправим лучших людей... Придется очень постараться, чтобы ее не спугнуть. Нам необходимо узнать, где она остановилась, и давно ли находится в городе. Что ей нужно и на кого работает. Но если вдруг она что-то заподозрит, придется действовать по старинке...
   - Вызывать группу захвата?
   - Именно. Но только в крайнем случае.
  
   ***
   Вечер того же дня, 26 апреля, 2013 год
  
   На улице вечерело. Стрелка часов подходила к шести, и Лера немного нервничала. Она ходила по комнате туда-сюда, в светлом окне с улицы был отлично виден ее силуэт. Сержант Прохоров, приставленный к ней наблюдателем, периодически посматривал на окно из своей машины, но ничего подозрительного не замечал. Девушка походила еще немного, села за письменный стол и открыла ноутбук. Так она просидела до глубокой ночи, а потом встала, выключила свет и легла спать.
   А в это самое время в ресторане "Под Сводами Авалона" собирались основные действующие лица предстоящего шоу. Шестеро оперативников, изображая обычных посетителей, еще с пяти часов вечера начали приходить в ресторан. По одному, с "друзьями" или "подругами"... Они пришли сюда для страховки - если что-то пойдет не так.
   Были в ресторане и обычные посетители. Иначе "черная дама" могла заподозрить облаву. Но она пришла, совершенно ни о чем не подозревая, с посверкивающей под воротником брошкой и пристальным изучающим взглядом угольных глаз.
   Иванна в ресторан не заходила - она сидела в машине, рядом с прослушивающим устройством. У нее была возможность слышать все, что говорит Сыров и те, кто находятся рядом с ним.
   Сам Сыров, подозревая всех и вся, пришел в ресторан с пластиковым пакетом под мышкой. Тем самым пакетом, который вынес из нотариальной конторы. А немногим раньше него, в "Свод" зашла девушка слегка нетрезвого вида с сиреневыми волосами и совершенно жутким макияжем. Футболка с надписью "Fuck you and you" полностью отражала стиль ее поведения. Почти сразу она умудрилась поругаться с официантом, разлила хеннеси по белоснежной скатерти, почти залпом выпила бутылку виски, и, наконец, немного успокоилась. Даже оперативники косились на нее: кто с интересом, кто с осуждением, а кто и со смехом, однако никаких подозрений девушка не вызывала. Слишком уж сильно она бросалась в глаза.
   Иванна не особо интересовалась новой посетительницей, и сосредоточила все внимание на разговоре "крота" и "черной дамы". И ей удалось узнать кое-что интересное. Оказывается, "черная дама" в городе уже больше года и зовут ее Зоя Наумова. Она называла своего шефа лишь заказчиком, а так же упоминала некоего Шахматиста, о котором полиции было ничего неизвестно. Стало ясно, что заказчик хочет заполучить какую-то вещь, видимо, очень и очень ценную. Роль Шахматиста осталась туманной. "Черная дама" упомянула его два раза, и сообщила, что он отказывается помогать заказчику, пока тот не примет его условия. Так же она добавила, что Шахматист рассказал заказчику об угрозе, нависшей над его сыном. Правда, что это за угроза, она не упомянула.
   Потом разговор зашел о пуговице. "Дама" требовала, чтобы Сыров отыскал ее как можно быстрее, иначе заказчик, а точнее шеф, которого Сыров очень боится, может расстроиться. Чем это грозило "кроту", остается лишь догадываться.
   - Я все сделаю! Передай ему, что мне нужно время, - в панике умолял Сыров.
   - Я-то передам, - промурлыкала Зоя. - Только у заказчика время на вес золота. У тебя есть золото, дорогой?
   - Я делаю что могу! - Сыров вспылил, но тут же испуганно притих. - Скажи, что я принесу пуговицу завтра. О времени и месте сообщу дополнительно, Константин все предусмотрел...
   После этих слов послышался скребущий звук, словно шариковой ручкой писали на жесткой поверхности.
   - Хорошо, - согласилась Зоя после короткого молчания. - Знаешь, может ты не так уж плох, как рассказывал о тебе Костик.
   - Я.... - Сыров хотел что-то сказать, но женщина приложила палец к губам и выдохнула:
   - Тссс...
   Иванна заподозрила неладное. Она включила рацию и приказала.
   - Действуйте.
   Сомнений не осталось, оперативники раскрыты. И если эту рыбку не посадят на крючок сейчас, не поймают и после. Она умеет исчезать - Михаил Афанасьевич не стал бы восхищаться дилетантом.
   В ресторане тут же послышались крики, кто-то из оперативников выстрелил в потолок, посетители толпой повалили на улицу. Впрочем, людей было не так много, а двери оказались широкими, так что никто не пострадал. Но в тот самый момент, когда миледи едва не оказалась в руках оперативников, неожиданно погас свет. Окна в ресторане были зашторены, а на улице уже стемнело, так что все люди, находящиеся внутри, погрузились в темноту.
   А когда свет зажегся, ни Зои, ни Сырова в ресторане не было. Остались лишь пара официантов, бармен, спрятавшийся за барной стойкой, и оперативники. Они принялись прочесывать окрестности, но все оказалось бесполезно.
   - Черт, - выругалась Иванна, и вышла из машины. Видимо, Сыров обнаружил прослушку, потому что вместо его голоса теперь слышалось шипение. - Проверьте электрический щиток, возможно, найдете отпечатки пальцев.
   Отдав распоряжение, Каперина зашла в ресторан и осмотрелась. Пара перевернутых в суматохе столиков, разбитая посуда... Среди беспорядка ее внимание привлек скомканный белый листочек. При ближайшем рассмотрении это оказался чек из магазина. Причем, с весьма необычным набором продуктов.
   - Прекратите поиски, - велела Иванна. - Мы возьмем ее и так.
   А где-то на другой стороне улицы мелькнули фиолетовые волосы, скрывшись в арке одного из домов. Их обладательница в суматохе выбежала последней, и больше не была похожа на пьяную, несмотря на выпитую бутылку виски.

Глава 11, или

Призраки из прошлого

  
   27 апреля, 2013 год
  
   Ранним утром в пятницу двадцать седьмого апреля Валерия вышла на улицу и первым делом посмотрела на машину, в которой дежурили ее "надзиратели". Один из стажеров посапывал, уткнувшись лбом в бардачок, второй копался в телефоне. Но, заметив свою "подопечную", он встрепенулся и отложил сотовый в сторону. Правда, через пять минут вернулся к своему занятию, потому что Лера никуда не собиралась. Она села на скамейку под яблоней и открыла книгу, прихваченную из дома. Мельком глянула на стажера поверх книги, усмехнулась, и вернулась к занятию, которое начала еще в своей комнате. А именно, к разгадыванию шифра, который вчера успела щелкнуть на телефон. Конечно, фото получилось размытым, но это лучше, чем ничего. Обычно сыщица предпочитала переписывать все от руки, но вчера был не тот случай.
   А на улицу она вышла потому, что свежий прохладный воздух крайне благоприятствует размышлениям и помогает проснуться. Это официальная версия. По неофициальной, известной только самой Валерии, она сбежала из комнаты из-за Гаджета. Давненько он не изобретал новых гадостей, решил наверстать упущенное. Пушистый диктатор дождался, пока хозяйка проснется, и начал орать. Орать громко и протяжно, старательно отыскивая самые пренеприятные тональности своего кошачьего диапазона. Каждый "мяук" он начинал с низкого утробного урчания, а заканчивал высоким и протяжным визгом.
   Когда Валерия его покормила, кот перешел на "разговорный" жанр, и громко требовательно кричал "мя, мя, мя, мя!", до тех пор, пока Лера не швырнула в него тапкой. Не попала.
   Она попыталась сосредоточиться на шифре, но кот принялся носиться по комнате, натыкаясь на все возможные препятствия с жутким грохотом. И, видимо, растерял последний ум, так что Лера заперла его в ванной.
   Последней каплей стали дивные кошачьи напевы из-за двери. Оказалось, Гаджет вцепился в полотенце, и с упоением душил его, разговаривая на разные лады.
   Тогда девушка не выдержала, взяла с полки первую попавшуюся книгу, вложила к нее бумажку с переписанным шифром, и отправилась на улицу. Арчи она взяла с собой, и отпустила его побегать по двору.
   Но даже в тишине разгадать шифр оказалось не просто. Лера попыталась прокрутить в голове события вчерашнего вечера. Вечера, когда она впервые в жизни прибегла к настоящему обману, чтобы получить то, что ей нужно.
   Впрочем, рассуждала Валерия, если рассматривать перевоплощение не как обман, а как актерское искусство, то это вполне простительно. В конце концов, искусство требует жертв.
  
   Вчера вопрос о "черной даме" решился сам собой.
   Узнав о готовящейся в "Своде Аполлона" операции, девушка не стала медлить. По электронной почте она связалась с Дашей и Женей, а через час к ней в гости пришла подруга "Катя". Так они с Дашей решили обозначить кодовый персонаж, который отправится на задание.
   "Катя" оказалась неординарной особой. Если не считать тонну косметики и футболку с вызывающей надписью, одни ее фиолетовые волосы производили убойный эффект. Даша сама себя не узнала, посмотревшись в зеркало. Стажерам не понравилась странная девица, но Лера выбежала ей на встречу с криком "Катька, как давно не виделись! Проходи скорее!", и они были вынуждены ее пропустить.
   А через полчаса "Катя" вышла. Никто не заметил, что она стала немного выше ростом - Даша пришла на высоченных каблуках, а Валерия надела другие туфли. В окне комнаты показался силуэт темноволосой девушки, похожей на Валерию. Она помахала "Кате" рукой, и отошла, торопливо поправляя съезжающий парик. Если фиолетовые волосы держались как приклеенные, то темный парик так и норовил съехать на бок. Поэтому Даше пришлось придерживать его, чтобы стажеры не догадались о подмене. Иногда она показывалась в окне, и снова отходила. И так до самого позднего вечера, пока "Катя" не вернулась...
   Но одним переодеванием все не обошлось. Даша заранее подключила свои широкие связи и нашла в "Своде" знакомого официанта. А Женя должен был взломать автоматическую систему электроснабжения, и отключить свет, когда Валерия/"Катя" сделает дозвон.
   По дороге до "Свода" Лера пыталась вжиться в образ. Ее совершенно не смущали шокированные взгляды прохожих и ворчание старушек. Одна девчонка неформального вида даже приняла ее за свою и пригласила на панк-тусовку.
   А Лера вошла во вкус и подумала, что в переодевании есть своя прелесть. Можно делать что угодно - потому что это, как бы, не ты. И в тоже время ты. Но тебя никто не осудит и не засмеет, засмеют девчонку с фиолетовыми волосами.
   Но уже на подходе к ресторану девушка почувствовала себя неуютно. Она заметила машину, в которой сидела Иванна. Вот уж кого будет сложно обмануть.
   Немного подождав за углом, Валерия набрала побольше воздуха, тряхнула головой, придавая волосам неопрятный вид, и отправилась в "Свод". Заметив на себе взгляд оперативницы, решила притвориться слегка нетрезвой. В конце концов, даже Иванна не узнает в странноватой девушке под шафе совершенно непьющую Валерию.
   Правда, образ оказался слишком убедительным. К ней тут же подошел охранник и вежливо осведомил, что это приличное заведение, для приличных граждан. Но Лера была готова к этому, икнула, сказала "щас!", достала из сумки толстый кошелек и помахала им под носом у охранника. Он тот час же проводил ее к лучшему столику, извинился и спросил не дует ли здесь от окна.
   Первая часть плана была выполнена. Лера незаметно поправила парик, спрятала кошелек, набитый вовсе не деньгами, а нарезанной бумагой, и, облокотилась на стол, скользя "мутным" взглядом по ресторану.
   Внутри оказалось очень мило и чистенько. Красные миниатюрные столики с белоснежными скатертями, на стенках - японские пейзажи, мягкий, едва ощутимый аромат свечей, прохлада и полумрак.
   "Черная дама" и Сыров сидели неподалеку, рядом с барной стойкой. Лера оказалась к ним ближе всех, и слышала, о чем они говорят.
   Зоя и правда выглядела шикарно, без преувеличения. В своем дорогом пальто, которое она не снимала, с изысканной брошкой и очаровывающим взглядом из-под под изящно изогнутых темных бровей, она незаметно присматривалась ко всем посетителям. Лера ее не заинтересовала, а вот на шифрующихся под обычных людей полицейских взгляд задержался чуть дольше.
   - Что будете заказывать? - послышался над ухом голос официанта.
   Лера вздрогнула и обернулась. Официант широко улыбнулся:
   - Могу посоветовать отменное блюдо. Какэсоба, - сказал он.
   Лера встрепенулась - это было кодовое слово. Она понятия не имела, что такое это какэ и с чем едят собу, но Даша сказала, что это вкусно. Правда, пробовать Лера не собиралась.
   - О, голубчик! - она решила соответствовать образу до конца. - А чего это вы нехорошими словами ругаетесь, а?
   - Но я... - официант немного растерялся, и Лера заподозрила, что Даша посвятила его не во все подробности. Ну ничего, придется ему потерпеть.
   - Ну ладно, на первый раз я вас прощаю, - девушка сделала великодушный жест рукой.
   - Так что вы изволите?
   - Принесите мне бутылку виски! Девочка хочет пить, - хмыкнула она, вальяжно откидываясь на стул.
   Официант поклонился и ушел, а через десять минут вернулся с заказом.
   Лера сразу щедрой рукой дала ему "чаевые" - тысячу рублей, за которые парень и согласился подыграть.
   Бутылка с виски не вызывала подозрений, так что даже Лера с опаской подумала, что парнишка перестарался. Но в бутылке оказался слабо заваренный чай.
   Совершенно войдя в роль и не вызывая у окружающих никаких подозрений в своей трезвости, Валерия вертела в руках телефон. И когда начался переполох, нажала на кнопку звонка.
   Свет погас.
   Пока люди бегали, натыкаясь друг на друга в темноте, Лера успела выхватить у Сырова бумажку, которую он показывал "черной даме". Сфотографировала ее, подсветив слабой вспышкой, и бросила на пол так, чтобы Иванна сумела ее найти.
   Обратно сыщица бежала, как угорелая. Автобусы уже не ходили, поэтому до дома она добралась только к двенадцати ночи. Один из стажеров дремал, другой сторожил вход. Но он узнал "Катю" и она спокойно зашла в дом. А через двадцать минут вышла. И снова никто не заметил, что она стала чуть ниже ростом.
   Актерское мастерство отнимает много сил.
   Это была последняя мысль Валерии перед тем, как упасть на кровать и отключиться.
   А утром, после тщетных попыток уговорить Гаджета помолчать, девушка переписала с фотографии цифры и слова, и вышла на улицу.
   Первым делом стоит сказать, что сфотографировала она не записку, а чек с очень необычным набором продуктов. Впрочем, странным был не сам набор, а цены. Кроме того, магазин, в котором все это куплено, был Лере незнаком. Он назывался "Точка", и значился по несуществующему адресу.
   Список продуктов выглядел так:
   "Дыня - 361,18 р
   Ершик для унитаза - 80,11 р
   Набор заколок для причесок - 86,11 р
   Ботинки мужские - 543,88 р
   Оконная рама - 600 р
   Раки - 19 р"
   А внизу была приписка: 56?0, 554=?, 86=3.
   Первой значилась дыня - но откуда дыни в апреле, да еще по такой смешной цене? У Леры была только одна версия - это шифр, обозначающий время и место встречи, о которой говорил Сыров. Но теперь он знает, что его раскусили, и вряд ли сунется в полицию. Но с другой стороны, если Иванна права, и ему нужна пуговица, которую нашли в руке Ирины, Сырову придется рискнуть. Наверняка пуговица хранится в камере для вещественных доказательств.
   После двух часов размышлений и прикидок, Лера схватила записку, резко захлопнула книгу и побежала в дом. Арчи удивленно посмотрел на хозяйку из своей ямки, которую выкопал под вишневым кустом. Но домой ему не хотелось, и, проводив хозяйку взглядом, ньюф задремал.
   А Лера постучалась в дверь Антонины Федоровны и когда женщина открыла, с порога затараторила:
   - Тетя Тоня, мне нужна ваша помощь! Мы тут с Дашей в одном молодежном конкурсе участвуем... Там нужно разгадывать зашифрованные послания. Поможете разобраться?
   - Конечно, Лерочка, - обрадовалась соседка. - Какие вы умницы. В свое время я тоже разные конкурсы любила...
   Она надела висящие на шее очки и взяла у Леры бумажку.
   - Так, посмотрим. Что же это за задание?
   - Что-то типа поисков клада, - сказала Лера. - Там должно быть зашифровано время и место, куда мы должны прийти, чтобы получить следующую подсказку.
   - Ну, с цифрами я тебе не помощница, - покачала головой Антонина Федоровна. - С ними ты куда лучше меня управишься. А место... Этот список совсем не похож на шифр. Хотя, чего только сейчас не придумают. Когда я преподавала историю русской литературы, мы со студентами сами выдумывали разные шарады и ребусы. Здесь может быть спрятано какое-то слово... Вот, например, "денбор", - женщина указала на первые буквы каждого слова.
   - И что оно означает? - Лера заглянула в бумажку.
   Антонина Федоровна повертела записку, поцокала языком и сказала:
   - Интересно... Слово спрятали на виду, а вот что это за язык? Это не испанский, не итальянский, не английский, не немецкий... если память мне не изменяет, это слово из малого языка. Дай-ка вспомнить... Сербский, куришский... нет, дай Бог памяти. Возможно, баскский. Да, да, именно он!
   - Никогда про такой не слышала, - призналась Лера, скрестив руки на груди.
   - И не удивительно, - рассмеялась Антонина, посмотрев на Валерию. - Я тоже узнала о нем только когда начала изучать криптографию, науку шифрования. Так вот, баскский язык использовали в советское время для составления некоторых телеграмм. Он считается одним из самых сложных языков на земле. Его второе название - эскуара, а говорят на нем, дай Бог памяти... около шестисот тысяч человек. У него очень сложная структура и лексика, поэтому когда-то этот язык стал вытесняться испанским и каталонским.
   - А вы знаете, как переводится это слово? - девушка с надеждой посмотрела на Антонину.
   - Тебе так хочется победить в этом конкурсе? - улыбнулась соседка. - У меня уже не та память... Но мне кажется, это что-то невещественное.
   Женщина наморщила лоб, пытаясь вспомнить значение слова, а Лера затаила дыхание, чтобы не нарушить ход мыслей.
   Антонина бормотала что-то неразборчивое, перебирала слова, отсчитывала на пальцах буквы. И вдруг всплеснула руками.
   - Ну конечно! Вот память дырявая. Конечно же "denbor" - это время. А лет двадцать назад я бы и не раздумывала, сразу сказала... Совсем, видимо, из ума выжила, старая.
   - Вы просто гений! - Лера чмокнула соседку в щеку. - Вы мне очень помогли!
   Антонина Федоровна смущенно улыбнулась, вернула записку, и вздохнула:
   - Хорошо, что я могу быть хоть кому-то полезной.
   - А как же Антон? - не подумав, спросила Лера. - Ведь вы ему сейчас так нужны.
   Антонина Федоровна отвела взгляд и положила руку на косяк двери.
   - Он хочет побыть один. Ему... сейчас тяжело... я понимаю...
   Она отвернулась, продолжила что-то бормотать, и словно забыла про Леру. Девушка проводила ее виноватым взглядом и вернулась во двор.
   Оставалось всего три дня, чтобы сделать ход. Нельзя давать волю чувствам, нельзя терять ни минуты.
   Она позвала Арчи, завела его в дом, и в который раз собралась расставить шахматы. К счастью, Гаджету надоело зевать, и он уснул, свернувшись калачиком на кровати.
   Только заняться делами Лере не дали. Позвонила староста, Аня Климова, и буквально набросилась на Валерию. Рижская не сразу поняла, что ее ругают за прогулы.
   - Ты куда пропала?! - с вызовом спрашивала Аня. - Учиться надоело? Так Семен Денисович быстро все утроит! Вылетишь, как пробка!
   - Ань, притормози. Что случилось? - Лера с трудом улавливала смысл происходящего. Она все еще находилась в своей реальности и вынырнуть в общий поток было сложно.
   - Она еще спрашивает! - возмущенно воскликнула Аня. - Ты контрольную по оптике сдавала?
   - Сдавала, - зачем-то кивнула Лера.
   - И решила, что у тебя автомат? - продолжала напирать Аня.
   - Нет...
   - Тогда почему не пришла на экзамен?!
   - Вот блин! - Лера моментально вынырнула, неловко повернулась и уронила шахматную доску. Фигуры застучали по полу, разбегаясь в разные стороны. Королева спряталась под кресло, черные и белые пешки смешались, а короли легли рядышком, как братья-близнецы. Лера с досадой перешагнула через них, и, не убирая от уха телефон, попыталась просунуть руку в жилет.
   - Чего ты там буянишь? - почти крикнула Аня. - Марш в университет, чтобы через десять минут была на экзамене!
   - Считай, я уже там! - Лера с трудом справилась с жилетом, кинула в сумку зачетку и телефон, и через минуту мчалась на байке к университету. По дороге она старалась не думать, что это - последний экзамен, а принимает его Полонез...
   Но экзамен отменили. Почти не дыша, Лера приоткрыла дверь и с удивлением обнаружила, что идет поточная лекция. Студенты биологического, химического и физико-математического факультетов усердно строчили в тетрадях формулы и определения, а Семен Денисович прохаживался вдоль столов с приборами и химикатами, порой останавливая взгляд на одном из студентов.
   Валерии было некогда рассуждать, почему экзамен перенесли. Она попыталась незаметно проскользнуть к свободной парте, надеясь, что Полонез ее не заметит.
   Рыжий Лешка Кривилев заметил ее первый. Он толкнула в бок старосту, та сделала страшные глаза кивнула на пустую крайнюю парту.
   - О, а вот и опоздавшие! Семен Денисович, теперь все присутствуют... - медовым голоском громко сказала Вика.
   Аудитория зашушукалась, послышались смешки, и только Аня недовольно посмотрела на вредную однокурсницу.
   Валерия не то, чтобы испугалась. Скорее, насторожилась. Воспоминания о том, как ее едва не сбила машина декана, были очень свежи. А надежда, что за рулем находился кто-то другой, стремительно таяла под изучающим взглядом.
   - Валерия! - с иронией сказал Семен Денисович. - Вы изволили посетить мою лекцию? Польщен, польщен... Надеюсь, вы опоздали, потому что учили наизусть законы ядерной физики?
   - Я проспала, - Лера открыто встретила взгляд декана.
   - И это меня огорчает, - Семен Денисович постучал пальцами по одному из приборов. - Но, не будем терять время...
   Он в последний раз кинул на девушку странный взгляд и начал объяснять, как будет проходить экзамен и кому сразу стоит покинуть аудиторию. Валерия поняла, что экзамен перенесли всего на одну пару, чтобы провести установочную лекцию сразу для всех групп.
   - Итак, остались избранные... - усмехнулся декан. - Пока у нас есть время, рассмотрим несколько опытов. У нас остался раздел экспериментальных методов ядерной биофизики. Начнем.
   Он взял пробирку с красной жидкостью, и задумчиво посмотрел на колбу с белым порошком. Рука поднесла пробирку к колбе, чуть дрогнула, и замерла. Осталось наклонить ее на миллиметр, чтобы содержимое вытекло через край.
   - Знаете, от какого слова у любого физика-ядерщика может случится инфаркт? Ой...
   И пробирка опрокинулась прежде, чем студенты успели понять смысл слов.
   Какой раздался грохот... Студенты все, как один, вздрогнули, но ни взрыва, ни чего либо похожего не произошло. Только звук, от которого, казалось, задрожали стены.
   - Вам следовало бы научиться держать себя в руках, - сухо сказал Семен Денисович, глядя на выползающих из-под парт студентов. - Если будущие физики, химики и биологи так трусливы, мне страшно за будущее науки... Итак, записываем формулу.
   Лекция длилась уже двадцать минут, все усердно писали значки, черточки и цифры, а Лера не отрывала взгляда от баночки темного стекла, которая стояла среди реагентов и надпись на ней гласила: "Опасно! Самовозгорается на свету!"
   - Валерия! - от громкого голоса декана она вздрогнула. - Вы, часом, не уснули? Не хотите продемонстрировать своим однокурсникам один забавный опыт?
   - Нет, - Лера вся подобралась и от неожиданности едва не упала со стула.
   - Очень жаль, - декан покачал головой. - Кто-нибудь хочет воспользоваться шансом, который упустила госпожа Рижская?
   Поднялся лес рук, и декан указал на миниатюрную блондиночку из параллельного потока.
   - Прошу, - сказал он, пропуская несколько оробевшую девочку к реагентам. - Возьмите этот платок и привяжите к этой стеклянной палочке. Вот так. Молодой человек за последней партой! Да, который все время спит, погасите свет! Но мы выключаем его не для того, чтобы вы выспались.
   Аудитория погрузилась в темноту и студенты притихли. Все ожидали очередного "бума" или чего-то подобного. Опыты на занятиях у Полонеза всегда проходили эффектно.
   - Давайте смочим платок в этой смеси... - произнес декан, и девочка практически на ощупь опустила платочек в баночку темного стекла. Ту самую, которая привлекла внимание Валерии.
   - Осторожно, смотрите, чтобы не попало на одежду... вот так. А теперь отойдите к вытяжному шкафу, и постарайтесь держать платок подальше от себя. А теперь - включайте свет!
   Электрические лампы одна за другой включились, аудитория замерла в ожидании, а девочка, державшая платок, кажется, уже пожалела о своей храбрости. Но прошла секунда. Десять. Целая минута - но ничего не происходило.
   Наконец, платок начал медленно, почти незаметно, тлеть по краям.
   В аудитории послышались смешки, а Полонез с недоумением смотрел на обугленную тряпочку.
   - Опыт не удался... - он махнул рукой. - Садитесь.
   Девушка с облегчением положила тлеющий платок в плошку и вернулась на место. Семен Денисович тем временем посмотрел на баночку, открыл ее, понюхал и тихо сказал.
   - Странно... разбавлено...
   Остаток лекции прошел спокойно, все ожидали экзамена, и было не до смеха. Но по окончании лекции декану кто-то позвонил, и он объявил, что должен ненадолго уехать, и поэтому экзамен переносится на четыре часа.
   Не обращая внимания на возмущенный гул, Полонез забрал папку с лекциями и вышел из аудитории. Лаборантка принялась убирать химикаты и приборы, некоторые студенты разбрелись по своим делам, некоторые остались дожидаться следующих пар. Никого не устраивала перспектива ждать до четырех вечера, но с деканом не поспоришь.
   - Что-то Поля сам на себя не похож, - недовольно сказала Ксюша. - Может ему на пенсию пора?
   - Да не, он влюбился! - рассмеялась Олеська. - В какую-нибудь студенточку. И сейчас у них свидание!
   - У тебя одно на уме, - хмыкнул Лешка Кривилев. - Должна бы знать, что на свидания с таким лицом не ходят.
   - Ой, какой умный! - Олеся передразнила его тон. - Ты когда у него другое лицо видел? Это он с виду мрачный, а на самом деле милый и добрый.
   - Не ссорьтесь, - Аня сложила в сумку тетрадь. - У человека дела, радуйтесь, что еще есть время подготовиться.
   - Кому-то и это не поможет, - плаксиво сказала Вика, совершенно ничего не понимающая в физике. А так же в математике, биологии, химии, истории, и даже в русском языке. Все, что она понимала и ценила, можно описать одним словом - понты.
   Одну Леру совершенно не волновало время экзамена. Куда больше ее тревожила баночка с самовоспламеняющимся веществом. Сначала машина декана дважды чуть не сбивает ее, потом он проводит опыт с веществом, которое использовали, чтобы устроить поджог... Но почему-то въедливой сыщице было мало этих доказательств. Она еще раз все обдумала, встала из-за парты и собралась уйти.
   Ее тут же заметили.
   - Эй, Рига, а может ты подключишь свои способности, и найдешь экзаменационные вопросы по физике? - нагло спросила Ксюшка, облокотившись о парту.
   - А мне это зачем? - Лера почти дошла до двери и встала в полоборота. - И без того проблем достаточно. Так сдадите.
   - Да она эгоистка, - съязвила Вика. - Только о себе и думает, а чтобы другим помочь...
   - Любовь к другим приходит и уходит, любовь к себе уселась и сидит, - глубокомысленно процитировала Валерия слова неизвестного, но, по-видимому, очень мудрого человека.
   Вика замолчала, пораженная то ли глубокой мыслью, то ли еще более глубоким равнодушием Валерии.
   Но тут Лера передумала. Она подошла к Ане и что-то сказала ей на ухо.
   - Ты с ума сошла! - воскликнула староста.
   Лера добавила что-то еще, и Аня с сомнением кивнула. Она собрались выйти в коридор, не обращая внимания на подозрительные взгляды Вики и Ксюши.
   В коридоре однокурсницы подошли к окну, и Лера сказала.
   - Половина группы не готова к экзамену. Ты ничем не рискуешь, всю ответственность я возьму на себя.
   - Тебя могут отчислить, - Аня бросила сумку на подоконник. - И ты готова рискнуть ради оценок?
   - Если я не рискну, то меня точно отчислят. Сама знаешь, еще один несданный экзамен, и прощай универ.
   Аня колебалась. Она провела рукой по белой стене и посмотрела на Леру.
   - Ты что, вообще не готовилась?
   - Абсолютно, - Лера кивнула, подтверждая свои слова. - И подсмотреть экзаменационные вопросы с ответами - моя единственная надежда. Заодно и остальным будет польза. Вон Вика как переживает.
   Лера сказала это крайне равнодушно, но Аня не обратила внимания. Ей и самой хотелось заполучить заветные билеты.
   - А как ты заставишь вахтера отдать ключ от кабинета декана?
   Лера довольно усмехнулась и на ухо изложила однокурснице свой план.
   - Ой, Лерка... авантюристка ты.
   Рижская хлопнула старосту по плечу и первой побежала к вахте. По дороге ответила на звонок Жени.
   - Лер... - упавшим голосом произнес друг. - Ты можешь ко мне приехать?
   - Срочно? - на ходу спросила Лера.
   - Да...
   - Женя, что случилось? - Лера даже замедлила шаг. - У тебя такой голос, словно кто-то умер.
   - Так и есть, - в телефоне послышался вздох. - Мечта моя.
   - Фу ты! - девушка завернула за угол и остановилась. - Чего так пугаешь? Ты, давай там, не раскисай. Я вечером приеду, ок?
   - Лер, ты приезжай сейчас, а?
   У Валерии промелькнуло смутное подозрение, что сегодня день, когда должны были объявить результаты конкурса программистов.
   - Ты проиграл? - сама не веря в свои слова, спросила девушка. В ответ услышала вздох. - Жень, не переживай, ты у нас все равно самый лучший программист. Всем гениям поначалу приходилось тяжело!
   Аня остановилась в двух шагах от вахты и оглянулась на Леру.
   - Ну ты идешь?
   - Иду! - Лера прикрыла трубку рукой, а потом снова обратилась к Жене.
   - Ты только не расстраивайся так... Прости, у меня сейчас нет времени, срочное дело... Но я обязательно приеду!
   И она отключила телефон, не дожидаясь ответа.
   Операция "Ключ" началась.
   Пока староста отвлекала вахтера - средних лет глуповатого мужчину - Лера обошла его будку и через второе окошко быстро поменяла бирки на ключах - с номерами 224 и 225. Первый ключ был от обычной аудитории, второй - от кабинета Полонеза.
   - А вы правда с парашютом прыгали? - Аня облокотилась на окошечко вахтерской будки и старательно кокетничала. Хлопала длинными ресницами, стреляла глазками, а губки говорили с придыханием и выраженным восторгом.
   - Правда, - польщенный и весьма довольный собой вахтер раскраснелся. Он уже поглядывал на девушку, как победитель. - Могу научить.
   - Что вы! - нарочито испугалась староста и положила руку на грудь. - Я так боюсь высоты!
   Лера прошла мимо, легонько задев ее за плечо.
   - Ой, - Аня всплеснула руками. - А вы знаете, я ведь совсем забыла... Мы пару перенесли, преподаватель опаздывает... он просил взять ключ от двести двадцать четвертой аудитории.
   - Конечно, красавица, - размечтавшийся вахтер тут же протянул ключ. - А что ты делаешь сегодня вечером?
   - Знаете, сегодня вечером у меня романтический экзамен по физике, - кокетливо сказала Аня и подмигнула. - Чао!
   И девушки, смеясь, побежали на второй этаж.
   - Круто ты его, - оценила Лера.
   - Знаю, - отсмеявшись, сказала Аня. - Вот ключ.
   Лера спрятала его в карман, а староста добавила:
   - Я тебя на первом этаже подожду. Как только Поля появится, сразу к тебе!
   Лера построила из пальцев "ок" и, не теряя времени, отправилась к кабинету декана.
   - О как сладок скрип двери, ведущей в запретное царство! - тихо и с выражением произнесла она, открывая дверь. Перед этим, конечно же, убедилась, что рядом никого нет.
   На этот раз внутри было светло и чисто, все бумаги лежали на своих местах. Сложно поверить, что в прошлый раз здесь был такой погром.
   Лера заперла дверь изнутри и осмотрелась.
   - Чувствуй себя, как дома, - подбодрила она сама себя.
   Конечно же, никаких билетов по физике она искать не собиралась. Попадутся - хорошо, нет - тоже неплохо. Главное - найти хоть что-то, доказывающее или опровергающее ее версию. А если повезет, то отыскать папку, которую декан унес в прошлый раз.
   Первыми подверглись обыску ящики стола. Но ничего, кроме зачеток, документов из деканата и каких-то накладных Валерия не нашла. На столе лежали те самые заветные вопросы к экзамену, до которых ей не было дела. Впрочем, она сделала пару снимков на телефон. Правда, память у ее мобильника была меньше куриной, и туда поместились всего две фотографии. Но так даже честнее - часть билетов будет "сюрпризом". Сама Валерия даже не собиралась смотреть билеты или делать "бомбы" - готовые ответы, которые не надо даже списывать, достаточно подменить листок с "ответом". И без того уже завралась в последнее время - так она думала про себя.
   - Так, папка папочка, ты где... - бормотала девушка, заглядывая в шкаф и под пыльный табурет. Документов там не оказалось, зато под табуретом обнаружилась желтая коробка размером с две ладони. В ней не было ничего, кроме старых черно-белых фотографий. На них были изображены черно-белые люди с их черно-белым прошлым. Вот сам Полонез, ему тут лет двадцать. Но его несложно узнать - тот же широкий нос и буравящий взгляд из-под густых бровей. А волосы такие же взлохмаченные, как и сейчас.
   Рядом с ним стоит женщина. Для жены слишком взрослая, выглядит лет на сорок пять. А вот для матери в самый раз. Только они совсем не похожи друг на друга.
   На одной из фотокарточек Полонез держит на руках маленького мальчика, лет двух. Но всем студентам известно, что у декана нет ни семьи ни детей. Кроме науки его ничто не интересует.
   Но если это все-таки сын...
   Лера принялась считать. Если Полонезу сейчас около пятидесяти пяти, а на фото - примерно двадцать, то сыну должно быть... пять прибавим, десять, и еще десять... получается - тридцать с копейками. Большой мальчик.
   - Ничего себе новость, - тихо сказала Лера. - И куда же ты подевался?
   Она пролистала фотографии до конца, нашла несколько фото, на которых двадцатилетний Полонез с таким же молодым парнем - но они явно не в России. Фото было сделано на фоне старинного особняка, а подпись на обороте на французском.
   Юноши были похожи на друзей, они держались за руки и улыбались.
   Все фотографии сделаны примерно в одно время. На них были еще какие-то незнакомые люди. Многие, наверняка, уже умерли.
   Лера переписала французскую надпись, и посмотрела подписи на других фотографиях. "Люсие от дорогого друга", "Аделарду на долгую память", "С благодарностью за оказанную честь"... На фотографии, где не было ни одного человека, не оказалось и подписи. Там был изображен старый монастырь с каменным крестом на воротах. Крест не был похож на православный - четыре луча равной длины расходились перпендикулярно друг к другу.
   Лера прибрала фотографии и спрятала коробку обратно под стул.
   После этого она провела обыск даже под столом, на шкафу и - в цветочном горшке. Правда, последний попал под руку случайно. Лера чуть не уронила с окошка фикус, и часть земли просыпалась на пол.
   Лера бросилась ее собирать, и вдруг натолкнулась на меленькую черную вещицу. Она подмигивала огоньком и совсем не понравилась Валерии. Это был жучок.
   Но, со своими жучками каждый пусть разбирается сам. Поэтому она сложила и жучка и землю обратно в горшок, а сама заглянула за занавеску.
   Папка нашлась на подоконнике, на груде бумаг.
   На первой же титульной странице была выведена большая буква Ш. Лера пролистала документы, и поразилась осведомленности Полонеза. Можно было подумать, что он работает в полиции. Каждое дело было расписано со всеми подробностями. Но больше всего Леру заинтересовало дело Антоновой. Полонез не знал, кто ее убил, но у него было собрано почти полное досье на женщину. И оказалось, что тридцать лет назад Антонова работала няней в доме Шильца-старшего, дедушки Вики.
   Пролистав вырезки из газет и распечатанные документы, девушка натолкнулась на список гостей, приглашенных на церемонию открытия конференции. Список был внушительный. Среди прочих гостей значились некоторые преподаватели университета; Анна Верлемова, оказавшаяся сотрудницей исторического факультета одного из вузов Москвы; Жак Дессанж, имя которого Валерия уже видела в записке Иванны; некий Андре Сноудж, американец, доктор каких-то непонятных наук. Но, что было гораздо более странным, среди приглашенных значились люди, не имеющие совершенно никакого отношения к науке! Это и судья города N, и Аркадий Шильц, и некий московский бизнесмен Виктор Сивахин...
   - Виктор... - Лера вдруг вспомнила, где слышала о нем. - Сивахин, точно! Это ведь Дашкин новый парень...
   Она прочитала список до конца, и обнаружила там Анатолия Белых, фамилия которого стояла напротив Анны Верлемовой, а так же нескольких известных депутатов, бизнесменов и представителей шоу-бизнеса.
   Иванны в списке не было. Но тогда откуда у нее в кабинете взялась программа мероприятия? Девушка вспомнила, как переписывала расписание, лежащее на столе Капериной.
   Больше в папке не было ничего интересного. Едва закончив читать, Лера услышала шаги за дверью.
   - Лерка! - от тихого голоса Ани она едва не подпрыгнула. - Лер, он возвращается! Быстрей уходи!
   Валерия аккуратно положила папку на место и вышла из кабинет.
   - Успеем? - спросила она на ходу.
   - Должны. Дальше одна иди. Я не собираюсь в это ввязываться. Ты билеты достала?
   - Сфоткала.
   - Отлично. Пока Поля разговаривает с кем-то у входа, так что ты успеешь вернуть ключ.
   И Валерия успела. Вахтер даже не заметил подмены. Конечно, теперь ему попадет за разгильдяйство, но, искусство требует жертв. А иначе жертвы будут уже настоящие.
   Лера собралась вернуться в аудиторию, но решила узнать, с кем разговаривает декан. Подобралась к входной двери, и обомлела. В щель она увидела декана, стоящего на крыльце. И разговаривал он с Леонидом Смолиным! Тем самым парнем, который спас ее из-под колес автомобиля. Ведь он хотел узнать у Валерии какую-то информацию, но до сих пор не появлялся.
   Разговора слышно не было, поэтому Лера незаметно отошла и вернулась в аудиторию.
   Экзамен она провалила. Но два хвоста за сессию - не самое страшное, что может произойти. Пожалуй, на этот раз не отчислят. Полонез даже не стал подшучивать над нерадивой студенткой. Он выглядел озабоченным, и ему было совершенно не до неё.
   А по дороге домой Валерия получила два звонка. Один - от Даши. Она рассказал, что СИМ-карта, которую дала ей Лера, принадлежит старушке, которая и ходит-то с трудом. А что касается объявления на автобусе - такую информацию в агентстве предоставить отказались.
   Потом позвонила Иванна. Она сказала, что хочет поговорить и приедет через полчаса. Время подошло к пяти, но из-за всех этих событий девушка совершенно забыла, что обещала Жене приехать.
   А Иванна всегда была пунктуальной. Минутная стрелка дернулась в последний, тридцатый раз, и к дому подъехала машина, из которой на километр была слышна попсовая песня без особого смысла. Перемолвившись парой фраз со стажерами, которые попеременно дежурили у ворот, Иванна зашла к Лере.
   - Привет, - коротко сказала она, вешая зонт на крючок. Заметив на стене начатые цепи, она неодобрительно покачала головой. - Надеюсь, это старые художества? Ты сдержала обещание, данное Елину?
   - Это мое дело, - не очень дружелюбно сказала Валерия. С того дня, как Иванна рассказала Михаилу Афанасьевичу обо всех ее расследованиях, девушка ей не звонила. Да и сама Иванна не объявлялась. - Ты ведь не сдержала свое обещание.
   - Я сделала так, как лучше для тебя, - женщина посмотрела Лере в глаза. - Ты должна понять.
   - Лучше для меня? - Лера почти рассмеялась. - И это ты называешь защитой? Я из дома не могу выйти без присмотра, за мной всюду таскаются эти двое, даже в университет! Я выхожу - они поджидают. И что в этом хорошего?!
   - Так ты будешь в безопасности, - Иванна прошла в комнату и села на стул.
   - И что же за опасность мне угрожает? - Лера напустила на себя равнодушный вид и скрестила руки.
   - Мало ли, что может произойти. Сейчас не спокойно.
   Иванна рассмотрела цепи на стене, и добавила.
   - Но я пришла не за этим. Мне нужна твоя помощь.
   - Помощь? - Лера горько усмехнулась. - Ты ведь хочешь, чтобы я перестала лезть в расследования.
   - Это касается того, что ты уже сделала.
   Иванна продолжала осматривать комнату, но кроме цепей ничего интересного не нашла. Перед ее приездом Валерия быстро рассовала весь компромат по углам. Так что ни парика, ни футболки, ни, тем более, распечатанных фотографий и бумажки с шифром она не обнаружила.
   - И что же такого я сделала?
   Лера внимательно рассматривала оперативницу, но не могла угадать, что прячется за непроницаемой маской.
   - Ничего плохого. Посмотри, - Иванна протянула ей старую потрепанную газету 1996 года, и папку с материалами какого-то старого дела.
   Лера хмыкнула, но приняла бумаги и прочитала заголовок на главной полосе газеты. "Вор-рецидивист Виталий Колесников убил полицейского".
   На старом фото в газете был изображен невзрачный тип с мрачным и совершенно не запоминающимся лицом.
   - С 96-го года он переквалифицировался в мокрушника, - сказала Иванна. - Узнаешь его?
   - Нет, - Лера отвела взгляд. - Впервые вижу.
   И это была чистая правда. Этого человека она видела впервые. Но так звали якобы погибшего друга Антона, о котором он совсем недавно рассказывал Валерии.
   - К какому из нынешних дел он относится?
   - Да подозреваю, что к первому... - Иванна облокотилась о письменный стол. - Ты в папке посмотри, там фотографии. Может, кого-то видела...
   Лера открыла папку и обнаружила там фотографии за разные годы - женщины, мужчины, дети. И старые фото, и совсем свежие. Внимание привлек "серый" мужчина с браслетом; от стоял на берегу озера с какой-то штуковиной в руке.
   - Вот он, - Лера указала на фото, - был на концерте Бэль Лу. Ты знаешь, я рассказывала. И фотографию, оставленную Милой, показывала.
   - Да. И спасибо тебе за это. Ты очень помогла, - искренне произнесла Иванна.
   - Интересно, чем?
   - Мужчина на фото в газете, и этот, на берегу озера - одно лицо. Присмотрись, - Иванна встала и подошла к Валерии.
   Лера положила фотографию рядом с газетой на стол. У лиц и правда просматривались общие черты, но двадцать лет сильно изменили внешность мужчины.
   - И это его настоящее имя? - уточнила Лера. - Или все же Константин?
   - Прости, тебе этого знать не следует, - Иванна забрала фото. - Спасибо за помощь, но...
   - Да ладно, - Лера махнула рукой. - Не парься. Ты за этим только приехала?
   - Не совсем. Ты точно больше никого не узнаешь?
   Лера еще раз взглянула на лица. Внимание привлекла красивая девушка на черно-белом фото. Если скинуть Зое Наумовой лет семь, получится весьма похоже...
   - Вот. Мне кажется, это та женщина, которая шантажировала Антона. Но я не уверена.
   - Спасибо, - на этот раз Иванна сильно разволновалась. - Большое.
   Лера хотела отдать Иванне папку, но вдруг заметила на одной из фотографий мальчика лет десяти. И не поверила своим глазам.
   - Что-то не так? - Иванна настороженно посмотрела на побледневшую Валерию. Заглянула в папку и спросила. - Ты его знаешь?
   - Я.... я... нет, просто напомнил одного человека, - выдавила Лера. - А кто это?
   Иванна взяла фотографию и тихо произнесла:
   - Это старая история... В то время я работала в Москве, и не участвовала в расследовании этого дела. Но по приезду сюда изучила все материалы за два десятка лет. В 2003 году этого мальчика нашли мертвым. Никаких следов насилия не обнаружили, эксперты установили, что это было самоубийство. Родители мальчика умоляли не предавать дело огласке, и материалы остались в папке. Удалось скрыть даже от журналистов.
   Иванна внимательно посмотрела на Валерию, словно пыталась прочесть мысли. Но Лера совершенно спокойно отдала фото и как ни в чем ни бывало уселась на подоконник.
   - Есть еще вопросы? - спросила она, болтая ногами.
   - Нет, - Иванна сняла со стены зонтик. - Еще раз спасибо за помощь.
   Лера кивнула.
   Она держалась до самого ухода Иванны, а потом упала на кровать и разрыдалась. Слезы хлынули сами собой, и девушка захлебывалась в них, насквозь промочив одеяло и собственные волосы.
   Да, это был не он, фото другого мальчика. Но ужасно похожего на ее брата. Тот же тип лица, такие же волосы... Только чуточку постарше. И год тот же. Жизнь Валерии перевернулась в 2003 году. Не могла ли и ее брата постигнуть та же участь? Зачем маленькому мальчику убивать себя? Ему явно помогли, и неважно, что там установило следствие...
   Телефон зазвонил внезапно, но на этот раз Лера не вздрогнула. На смену слезам пришло глубокое, разъедающее изнутри равнодушие.
   - Да, - холодно ответила она.
   - Лера ты где? - в трубке послышался голос Жени. - Ты же обещала приехать...
   - Я не смогу, - безжизненным голосом произнесла Валерия. - Прости.
   - Что? Алло! Алло, Лер, говори громче. Что у тебя случилось?
   - Ничего. Пока.
   И она повесила трубку. Ей было все равно, что она может потерять друга. И совершенно наплевать, что может расстаться с жизнью, не выполнив условия игры. Все казалось таким несущественным, что ради этого не стоило шевелить даже пальцем.
   Навоевалась. Баста.
  
  
   Le chaos - от франц. Хаос
   DИsordre - от франц. Беспорядок
   Oh mon Dieu - от франц. О мой Бог
   Ферзь - королева
   Какэсоба - популярный вид собы, состоящий из лапши, бульона, рисового вина, соевого соуса и лука
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Н.Любимка "Рисующая ночь" (Приключенческое фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"