Хоуп Алекс: другие произведения.

Беглянка. Часть 3 (заключительная)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Часть третья.
  
   Глава первая. Тайна Астры. "Величие заключается не в титуле или должности, а в соответствии ему".
  
   В рубке, на несколько секунд все застыли, как в игре после окрика "замри". Потом, со своего места нехотя поднялась Астра, и кивнув сразу же поднявшемуся Ивену, проговорила:
   - Ты оставайся тут, хорошо? Это чисто девичьи разборки.
   - Я могу постоять за дверями, не входить, - предложил он.
   - Я сама справлюсь, - буркнула Астра, "одарив" юношу тяжёлым взглядом и быстро вышла.
   Кайса, с расстроенным лицом, выдёргивала сломанные и увядшие стебельки, сортируя их на совсем погибшие и почти живые. Вошедшая Астра некоторое время смотрела на это действо, а потом негромко заговорила:
   - "Это всего лишь трава. Пусть и красивая. Я куплю тебе любую рассаду на первой же станции"; я готовила именно такую речь. Но сейчас, видя, как ты переживаешь, не знаю, что сказать. Извини меня, - этого будет достаточно?
   Кайса подняла голову:
   - Что с тобой случилось, пока меня не было? - вопрос был задан таким участливым тоном, что Астра совсем растерялась.
   - В каком смысле? - начала она.
   - Астра, пожалуйста, - чуть поморщилась Кайса, - я эмпат, и для меня прочитать твои эмоции, как для тебя на каблуках ходить.
   Астра изумленно распахнула глаза:
   - Это, в смысле, ты мне объяснила происходящее? Ты мысли читаешь? Но каблуки то мои каким боком?
   - Я пыталась тебе сказать, что понимание эмоционального состояния собеседника, это одно из врожденных умений в нашем Роду. Оно для меня так же привычно, как и для тебя, хождение на высоких каблуках. Что же касается мыслей, то нет, их я читать не умею, - спокойно пояснила Кайса, продолжая выжидательно смотреть на вошедшую.
   - Ага, - хмыкнула девушка, - и что же ты прочла?
   - Страх, - сразу ответила Кайса, - Астра, ты можешь быть любой. Вздорной, вредной, насмешливой или понимающей. Но сейчас ты страшно напугана, и поскольку это произошло в моё отсутствие, я и хочу знать, что случилось.
   - Я думала, ты за цветы меня убить хочешь, - попыталась перевести разговор Астра, независимо вздёрнув подбородок.
   - Хочу, но это будет немного потом, - не сдавалась Кайса.
   - Не отстанешь? - уже в открытую спросила Астра.
   - Нет! - честно ответила Кайса.
   - У тебя было такое, вдруг ты понимаешь, что всё твоё окружение тебе врало, включая самых близких. И ты сама не понимаешь, кто ты теперь есть?
   - Было, - четко ответила ведьма и даже головой кивнула.
   - И как ты разобралась?
   - Сначала винила всех. Потом жалела себя.
   - А потом? - голос Астры дрогнул.
   - А потом поняла, что я у себя одна. И если я сама себя не буду любить и помогать, то чужим до меня дела тем более, не будет, понимаешь?
   - Любить себя, это эгоизм, это плохо, - капризно проговорила девушка.
   - Это, если в ущерб кому-либо, - терпеливо проговорила Кайса, - а если хвалить себя за достижения и баловать за успехи, не на показ, именно для себя, то, кому какое дело?
   - Как это?
   - Смотри, вот ты выполнила комплекс упражнений или прочитала и выучила то, что очень не хотела, - было у тебя такое? - заговорила Кайса.
   - Естественно, - пожала плечами Астра.
   - Ты себя хвалила?
   - Нет конечно, - фыркнула Астра, - сделала и сделала.
   - А кто ни будь хвалил? - уточнила ведьма.
   - Когда совсем маленькая была, то отец, - Астра нахмурилась воспоминаниям.
   - Ты говорила, что рано лишилась мамы? - тихонько напомнила Кайса.
   - В этом беда всеобщего языка, - с раздражением проговорила Астра, - он может передать только общепринятые выражения, а у каждого народа правила жизни свои. У нас, Космических людей, ребенок очень рано проявляет способности. Сразу ясно в кого он пошёл, в мать или отца. И да, спонтанных браков у нас не бывает, не бывало, - с каким-то отчаянием в голосе, поправила себя Астра, - Вот только я сбила все планы родителей. Во-первых, родилась девочкой, а все ждали сына-наследника, а во-вторых, пошла в отца, разбиралась в пилотировании, а не в гидропонике, понимаешь? Конечно, моя мама следила за няньками, потом учителями. Школа была определённая. Но мы, дети космических людей очень рано учились быть взрослыми. Для нас это означало суметь выжить, если на нас нападут. Мне повезло. Оба родителя были со мной до моего первого взросления, но мама, едва поняв, что я пошла в отца, самоустранилась от воспитания. Это у нас и называется "ушла".
   - Ты в Космосе, Кайса! - проговорила Астра, видя, как брови Кайсы взметнулись от изумления, - Тут ежечасно миры гибнут и рождаются, что уж о людях говорить. Понимаешь, тогда я всё это просто принимала, не задумываясь. Но теперь, - Астра неожиданно сникла и заговорила неуверенно, словно стараясь подобрать слова, абсолютно понятные Кайсе, - у мамы были очень своеобразные духи, запах погубленных мной цветов их напомнил. Я дождалась, когда ты уйдёшь и вошла в оранжерею, я выдернула эти несчастные росточки, уничтожила их, растерев пальцами. И знаешь, бумеранг платы еще никогда не возвращался так быстро. Я погубила их, а они, вернули мне те воспоминания, от которых теперь я не знаю, как жить дальше.
   - Оказывается, к моменту моего рождения Космических людей становилось всё меньше, судя по всему, из- за их замкнутого мира и нежелания искать пару вне его. Но наши женщины теряли возможность рожать, и отец, как выдающийся ученый, искал выход. Космические шакалы, которых было больше в разы, и которые зависели от них, принесли моему отцу пробирку с кровью демиурга. Как и где они сумели её достать, мы уже не узнаем. И он решился на опыт с живым человеком. И даже это еще не все. Моя мать оказалась из Космических шакалов. Понимаешь? Еще я узнала, что у меня был брат. Который и должен был продолжить наш род. А я была просто подопытной. Разменной монеткой. Что уж там отец сделал, я не очень поняла. Но в результате, в живых осталась только я. А в моих жилах течет смешанная кровь. А еще об этом узнали демиурги. Подобного они не потерпят, и вскоре найдут меня и убьют. Думаю, заодно и вас. Только кто я теперь, в результате открывшегося мне знания, я не знаю.
   - Как странно, - нарушила повисшее молчание Кайса, - люди придумывают себе богов. Что бы было к кому обратиться за помощью. А оказывается, они действительно есть, но только у них своя жизнь и им нет дела до нас. Это как дома, такие, многоэтажные, и на первом этаже люди живут и на восьмом, и дом, вроде бы один, а проблемы у всех свои.
   - Ты это сейчас к чему?
   - К тому, что Космические люди, видимо были правы, уча своих детей не ждать помощи, а выживать самим. Хотя, ты не знаешь, а откуда вы вообще пошли?
   - У нас говорили, что когда-то наша планета погибла, а те, кто её населял, полетели в Космос, искать другую. Новый дом. Это всё было очень давно, - медленно заговорила Астра, - я знаю, что многие погибли, а наши, мои предки, почему-то решили жить именно тут, не спускаясь на планеты. Хотя я знаю, Космические шакалы не раз приземлялись, они часто привозили отцу то, что в Космосе взять было просто негде. Но сейчас это всё не важно, Кайса, ты не поняла, я не просто полукровка, во мне есть и то, из- за чего нас всех убьют. Это по моим следам идут те, кто напал на нас на той планете и если это действительно демиурги или их посланные, то всё.
   - Значит, ты не Дух? Ты живая? Или как? - нахмурилась Кайса, пытаясь разобраться в потоке информации.
   Астра растеряно пожала плечами:
   - Я, правда, не знаю. Я погибла, отец перенёс меня в этот корабль.
   - Это тело твоё? Или? - уточнила Кайса.
   - Нет, моё, это точно. Но выпустила меня из комнаты именно ты. До этого я только могла бесплотно блуждать по кораблю. Но в реальную комнату, где я обитала, доступа не было никому.
   - Ты чувствуешь себя Богиней или демиургом? - с интересом уточнила Кайса, - ты ведь можешь то, что не могут почти все.
   - Если бы, - начала Астра, намереваясь поделиться с Кайсой своим открытием, о собственной прозрачности вне корабля, но сообразив, что этим откровением может запросто подставить Ивена. Замерла и немного неуклюже попыталась перенаправить разговор, - Пока я поняла только одно, пусть Боги или как их там и могущественнее обычных людей, но те, с кем столкнулись мой Ивен и Ян, обычные неумехи. Да ещё и с манией величия. А про деваху Яна, в смысле его богиню, я вообще молчу. Сучка, одно слово.
   - Когда хочешь себя понять, надо поставить себя в совершенно необычные обстоятельства, - медленно заговорила Кайса, словно вспоминая что-то далёкое.
   - Как это? - заинтересовалась Астра.
   - Ну, например, ты босой по земле ходила?
   - Нет, конечно, - рассмеялась девушка, - зачем и главное, где?
   - Вот именно! -непонятно чему обрадовалась Кайса, вскочив на ноги, взмахнула рукой, слегка приподнимая над полом оранжереи большой мешок с землёй, оставшийся от посадок и заново связанный Яном, после иго инаугурации. Пролеветировав его поближе к открытому месту, Кайса высыпала землю и, повернувшись к Астре, скомандовала:
   - Разуйся и чулки сними, теперь пройдись по земле!
   Астра, ошарашенная всем происходящим, послушалась, и подойдя к рассыпанной земле. Осторожно коснулась её пальчиками ноги, так кошка лапой трогает воду.
   - Смелее, - подбодрила её Кайса.
   Астра шагнула, потом ещё и ещё.
   - Ну как? Что чувствуешь? Ты изменилась?
   - Непривычно, - отозвалась Астра, честно прислушиваясь к себе, - земля щекотная, но приятно. А про изменения, нет, конечно. С чего мне меняться?
   - Вот! - почти крикнула Кайса, - это и есть самое важное. Понять то, что, когда вокруг тебя меняются обстоятельства, ты можешь измениться, только если сама захочешь. А иначе это будет твой новый опыт и всё! Понимаешь? Всё! Тебя ничто не изменит без твоего согласия.
   - Наверное, - не очень уверенно проговорила Астра, - а зачем мне такой опыт, с землёй?
   - Я эмпат, могу читать чувства, но не мысли, - я помню, что это уже говорила, - махнула рукой девушка, прерывая Астру, открывшую, было, рот, - это я не для тебя. Для себя повторяю, чтобы с мысли не сбиться - пояснила она. - Мне очень сложно среди вас. Каждый хранит свою тайну, и она может навредить окружающим, а тут, в Космосе, я вообще бессильна. Это не мой мир. Но постепенно я стала понимать: Рон, это воин. Он переживает об отсутствии применения своего опыта. Ведь это страшно, всё унести с собой и не передать никому. Тем более, он же эльф, передать накопленное у него в крови. Он оказался самым простым, мне понятным, даже с человеческой точки зрения. Но вот все вы, оставшиеся. Я чувствую, вы странно враждебны друг другу, но я не могу взять в толк, почему. Эмпаты подпитываются хорошими эмоциями, как солнечные батареи солнцем, но их отсутствие нас "разряжает". Эта оранжерея, она для меня, как оазис. Но выходить из неё надо, - она с сожалением посмотрела на погибшие стебельки. Будь они на планете, и будь она в силе, они бы ожили.
   - Знаешь, что сказал Ивен, - Астра не могла больше держать в себе эту, потрясшую её, новость. Оказывается, Ян был любовником своей Богини, представляешь?
   Кайса вскинула на неё глаза:
   - Он любил её?
   - Не знаю, - растерялась девушка, - это важно?
   - Ты себе не представляешь, насколько, - выкрикнула Кайса и небрежно отряхнув руки устремилась вон из оранжереи.
  
  
   Глава вторая. Откровение Яна. "Логика - это искусство приходить к непредсказуемому выводу"
  
   Растерянная Астра оглядела рассыпанную землю и себя, босую и с грязными ногами, а потом подхватив чулки и туфли, устремилась за Кайсой. Выскочив из оранжереи, она наткнулась на Ивена, застывшего у двери верным стражем.
   - Что происходит? - как обычно, ровным голосом, спросил он. Но теперь, после их разговоров, Астра стала гораздо внимательнее к парню. Внезапным озарением пришло понимание того, что несмотря на его затянувшуюся во времени жизнь, реально он был совсем молодым парнишкой, как и она. Да что там, как они все, на этом, чудом собравшим их вместе, корабле.
   - Ты способен меня предать? - выпалила она, внутренним чутьем понимая, что на кружева слов времени у них нет.
   Ивен ощутимо вздрогнул, закусил побелевшие губы, словно ответ, готовый вырваться, губил всё, чем парень жил раньше, но всё же ответил:
   - Теперь - нет.
   Астра кивнула и побежала в рубку, Ивен устремился за ней.
   Уже вбегая, она услышала, как Кайса, напряженным голосом просила Рона на время отдать управление автопилоту и пройти с ней поговорить, и ему и Яну. Она видела и искреннее недоумение Рона, и напряженное лицо Яна, застывшее словно маска, при словах девушки.
   - Не трудись, - скрипуче заговорил он, - видя, что Рон готов выполнить просьбу, - конечно он капитан, но Мы - Двое. И ещё вопрос, кого послушается корабль.
   - Она близко? - неожиданный вопрос Кайсы явно выбил Яна из колеи. Парень поднял на Кайсу полыхнувшие глаза и тут же их отвёл.
   - Отвечай! - голос Кайсы дрогнул от гнева, - отвечай если не мне, то своему другу, чью жизнь ты бросаешь к её ногам.
   Ян, с каким- то отчаянием посмотрел на девушку:
   - Я думал, всё в прошлом, уже никогда не вернётся. Думал, пусть оно и хоронит своих мертвецов, а я пойду дальше. Но, видимо, так нельзя, мы же из него состоим, понимаешь? Не из сегодня и завтра, а именно из вчера. У меня может быть только одна Госпожа, я же дал клятву воина, - видимо признание далось Яну буквально с кровью. На прокушенной от обиды на жизнь губе появилась капелька крови, - и другом не может быть тот, чья жизнь не принадлежит богине. Кто, позабыв про честь и долг, готов сражаться за сиюминутную прихоть, - упавшим голосом проговорил он. А потом, совладав с собой и вскинув голову, повторил уже своим обычным, немного нагловатым тоном, - сиюминутную прихоть, пусть и очень хорошенькую.
   - Это вызов? - недобро уточнил Ивен, на глазах леденея лицом и расправляя плечи.
   - Разумеется нет, - казалось Ян был даже удивлён подобному вопросу, - в чём смысл сражения Света и Тьмы? Мы же не можем существовать друг без друга. И не только на корабле, - неожиданно мягко пояснил он, - где бы не столкнулись Свет и Тень, Инь и Ян, есть много вариантов этого названия. Но, повторюсь, где бы мы не сошлись, в верхних мирах, срединных, нижних, мы всегда будем и нас будет двое и в этом смысл нашего существования. В жизни этих миров, что не смогут существовать иначе. Ивен мне не друг, - пояснил он Кайсе, - он мой спутник во времени, до очередной развилки. А там решит Судьба.
   - Так просто? - поразилась Кайса, - но вы столько времени были вместе.
   - Прелесть времени в том, что оно не только течёт, но и приходит, - криво улыбнулся Ян, - в ваших сказках это часто звучит, помнишь? "Пришло время и..." Вот и для этой развилки оно пришло.
   - Как ты понял это? - жалобным голосом спросила Кайса, словно всё еще надеясь, что происходящее всего лишь фарс.
   - Изменения, - мрачно проговорил Ян, - Ивен всегда был предрасположен к жизни подвижника, к тому, чтобы жертвенно отказаться от счастья, ради другого. Когда я выбрал его, то надеялся стать тем, к чьим ногам он готов будет бросить мир, то есть тем объектом в чьем постоянном присутствии у него будет необходимость. По условиям это должно быть именно так, иначе его жизнь не будет иметь смысл. Ив был одним из сильнейших и вроде бы все было правильно исполнено. Но инаугурация не состоялась. Разумеется, с временем не спорят, его ждут. И вот, я дождался. Всё произошло, но Ивен теперь принадлежит Астре, для моей Богини, или скорее Госпоже, он потерян. Значит, пора переходить к другому плану.
   В рубке стало очень тихо. Рон упорно смотрел на пульт управления и только чуть подрагивающие пальцы выдавали напряжение эльфа. Астра и Кайса не сводили глаз с Ивена. А тот, закусив губу смотрел в пол, казалось, он вообще был не здесь, а где- то в своих воспоминаниях. Наконец он поднял глаза на Яна и тихо спросил:
   - Зачем ты всё это затеял, тогда?
   - Госпоже надоело, - нехотя пояснил Ян, - она любит приключения, а не рутину. И побеждать любит, а не сражаться. Когда очередной бой был закончен, а конец не наступил, она стала искать возможность сбежать от этой скуки. Тогда неожиданно пришло известие, о каком-то сумасшедшем, похитившем кровь демиурга. Ты вряд ли это знаешь, но кровь демиургов божественно красива, она искриться огоньками зарождающихся новых душ. Если её смешать с кровью тех, кому предстоит населить новый мир, то это и будет первым шагом к их созданию.
   Божественность, искра божья, или я попроще объясню, для вас, здоровье, таланты и разумеется, сроки жизни, всё зависит от концентрации крови. Понятно? Искра от верховных есть в любом, а вот её доля на основе другой и делает судьбу. Если почитать истории народов, подобные легенды есть у всех. У кого-то короли произошли от богов, кто -то женится на родных сестрах, чтобы не потерять и не разбавить божественную кровь. Но никто ещё не похищал её. Это был не просто вызов, это было за пределами разумного. Демиурги несут в себе кровь зарождения, Верховные боги решают, как и когда её использовать. А все остальные просто проживают дарованные им жизни. Но никогда и никому не приходило в голову создать бога или богиню, минуя, так сказать, Их. И вот это произошло. Разумеется, моей Госпоже это стало намного интереснее. Она решила начать охоту на преступивших закон, а для этого ей нужна была команда. К тому времени я уже доказал ей свою преданность, всеми способами, - он недобро усмехнулся, - у наших противников были хорошие идеи, и она попросила меня поискать нужных нам среди них. Я нашёл Ивена. А потом в наш план вмешались. Так Ивен оказался на моём корабле, а мы вместе - неизвестно где.
   - И тебе не было страшно? - спросила Кайса дрогнувшим голосом, - пусть ты был необыкновенным, но всё же?
   - Необыкновенным? - переспросил Ян с весёлой иронией, - да я был насмерть перепуганным 17 -летним мальчишкой, который пыжился изо всех сил, что бы доказать своей Богине, что он достоин, не её, куда уж так высоко заноситься, что я достоин просто жить. А с её характером это было ой, как не просто. Что ж, мечты сбылись, - он замолчал, словно снова оказался там, в неизвестном для Кайсы мире, а не в рубке "Беглянки". - Знаешь, - снова заговорил он, явно с усилием выдёргивая себя из воспоминаний, - только оказавшись в капсуле безвременья я понял одну из фраз, прочитанных ранее. Когда страх умирает, вы начинаете жить. Вот я и начал, считай, заново. Прошло тьма знает сколько времени, но недавно я ощутил, что она, моя повелительница, не забыла о моём существовании. И не только это, она считает, я по- прежнему выполняю её распоряжение. Видимо над отношениями с собой, тоже надо было работать, а я позабыл об этом, - он огорчённо пожал плечами, - воин даёт присягу лишь раз, а я присягнул ей. Так что или выбрасывайте меня в Космос или имейте нечто с часовым механизмом в рубке. Насчёт друзей, не уверен, но перед вами, как спутниками, я честен.
   - Скажи, - вновь прервала повисшее молчание Кайса, - это её я тебе напоминала? Ты потому так мне грубил?
   Ян, нехотя, кивнул:
   - Вы удивительно похожи, но только внешне. Впервые увидев тебя, я решил, что это госпожа появилась, таким необыкновенным образом. Потом, поговорив, понял свою ошибку. Ты была доброй и сочувствующей, и ещё стеснялась, а уж этого в ней никогда не было. Теперь вы знаете всё, - продолжил он немного другим, явно расстроенным голосом, - судя по вам, Космос мне не грозит, но повторяю, прямой приказ хозяйки я проигнорировать не смогу, каким бы он ни был, я исполню.
   - Похоже, я поняла, что произошло, - медленно заговорила Кайса, - и в том, что твоя богиня поняла, что ты жив, есть и моя вина. Боги или, в нашем случае, демиурги, подпитываются эмоциями, так? - она требовательно взглянула на Яна, - в этом их секрет "ненужности" пищи, но необходимости мест, где им поклоняются. Ведь бессмертье богов длиться ровно столько, сколько люди помнят о них. Думаю, она поняла, что ты не погиб, поскольку стала чувствовать твои эмоции, а с момента нашей встречи ты ими фонтанировал!
   Ян угрюмо кивнул, и выжидательно посмотрел на девушку.
   - Значит, нам нужен праздник! - азартно воскликнула Кайса.
   - Ты что, хочешь поставит ловушку на богов? - потрясённый собственной догадкой, шёпотом спросил Ян, - и ребят сделать приманкой?
   - Почти угадал, - с весёлой злостью отозвалась девушка, - только приманкой будешь ты!
   - Вы решайте, что и как, - подал голос Рон, - я пока пройдусь, - добавил он, заметив, что Ивен выскользнул из рубки вслед за Астрой. Однако, выйдя, Рон почти натолкнулся на парня. Тот стоял растеряно озираясь, словно не до конца понимая, как он оказался в коридоре, к тому же совсем один. Услышав звук шагов, он с неуверенной улыбкой взглянул на Рона:
   - Мы теперь не Двое? Как ты считаешь, капитан?
   - Ты был личностью и до встречи с Яном, ей и остался, - немедленно отозвался Рон.
   - Личность? А что значит ею быть, по-твоему? - бесцветно поддержал разговор парень.
   - Личность, сильная личность, - заговорил Рон, выделяя голосом слово "сильная", - это та, которую не смогут сломить чужие поступки. А там, смотри сам, - он хлопнул Ивена по плечу и продолжил свой путь.
   Среди оставшихся в рубке повисло молчание, наконец Ян, вскинув глаза на Кайсу, угрюмо уточнил:
   - Презираешь меня?
   - Я? Совсем нет, - немедленно отозвалась девушка, - мне только Ивена жалко, он же действительно считал тебя другом.
   - А что я сделал? - запальчиво начал Ян, - я и сейчас, надо будет, жизнь за него отдам.
   - Одно дело, доверить жизнь, - грустно отозвалась Кайса, - и совсем другое, открыть душу.
   - Моя душа принадлежит ей, так было задумано, - отозвался Ян, - и нехотя, будто вытягивая из себя правду клещами, напомнил то, о чем уже говорил, - я воин, и я присягнул, - потом парня словно прорвали и он заговорил, жарко, сверкая глазами:
   - Мы были разными, прямодушными и хитрыми, жуликоватыми или наигранно правильными. Но мы все, пусть и подспудно, ожидали только одного - когда нас пошлют умирать. Ведь мы были просто разменными монетками в игре, пешками на доске у демиургов. А ещё была Она, и её представления о мире, зачем мы все в нем существуем, разительно отличались от того, что нам вдалбливали на занятиях. Знай ты о том, что служило нам развлечениями, наверняка назвала бы её порочной, а может и похлеще. Не смотри так удивлённо, я потом в капсуле Безвременья об этом прочитал. Но тогда, на планете, именно в этом и был для нас глоток свободы. В этом вызове неправильностей и пороков, на фоне аскезы и предрешенного, для многих, конца. Пусть лишь глоток, но он расцвечивал нашу жизнь, придавал ей вкус и смысл борьбе. Не за то, ради чего мы были созданы, а за следующий день для тебя самого. В нём были возможности, а не рутина ожидания смерти.
   - Вечность невидима, но мы на неё смотрим, - проговорила вслух Кайса одну из любимых фраз матери, которую раньше не понимала вовсе.
   - Презираешь? - снова заданный вопрос заставил девушку вздрогнуть.
   - Нет, напротив, ты помог мне решить одну из задач моего прошлого, - встрепенулась Кайса, - я никак не могла понять, почему не хотела отомстить, уничтожить своих обидчиков, когда появилась возможность. Я не до конца понимала истоки своей слабости, а тут поняла, не в слабости дело. Я сердилась на них за то, что не смогла стать им полезной, понимаешь? За одиночество ненужности, на которое они обрекли меня. Но тем, что возвращалась к ней снова и снова, я просто воровала у себя время жизни, топчась на месте.
   Кайса замолчала, потрясенная своими же словами: "одиночество ненужности", так вот в чём исток, мама так построила их отношения, что Кайса словно потерялась в жизни, когда была потеряна та, кому она служила. А Коста стал просто заменой, и пора признаться себе, что неудачной.
   - Понимаешь, я всегда считала, что смысл жизни это стабильность и, даже если она обернулась рутиной, пусть так и будет. Лишь бы был Дом, а в нем любимые люди. А жизнь оказалась сложнее, - Кайса хмыкнула, представив сколько раз и на скольких планетах звучала эта непреложная истина, но понимать её начинаешь лишь тогда, когда произносишь сама, помолчав, она продолжила, - жизнь всё же дорога за опытом, а не привал со всеми удобствами. И если ты засиделась в гнезде, тебя или выбросят или гнездо разрушат. И смысл происшедшего лишь в одном, что бы не происходило, надо идти дальше. Даже если упал, раз жив, надо встать и идти. И это не геройство. Это единственно возможное решение и так до конца. Смысл жизни, подаренной Верховными, всему живому, в самой жизни. И если тебе повезло прийти в мир не букашкой или мартышкой, а вполне себе человеком, то и в том, что ты смогла и сумела за неё понять и пройти.
   Ян, не отрываясь смотрел на девушку, словно видел её впервые. Кайса улыбнулась, словно прогоняя тяжесть разговора солнечным лучиком повседневных забот, и спросила:
   - У вас бывали праздники?
   - Победы отмечали, - немного рассеяно отозвался Ян, явно обдумывая услышанное, - хоронили и пели погребальные гимны.
   - Я немного другое имела в виду, - отозвалась Кайса и наклонившись к микрофону чётко проговорила:
   - Прошу всех вернуться в рубку, нам надо обсудить предстоящий праздник. Особенно с теми, кто знает, что это такое, - тихонько, уже для себя, добавила она.
  
  
   Глава третья. Трудное решение. "Если у тебя нет врагов, значит, счастье от тебя отвернулось".
  
   - Так, ещё раз, хочу убедиться, что я правильно понял, - выслушав сумбурный рассказ Кайсы и угрюмые поправки Яна, проговорил Рон, - Когда-то в Космосе жили были Космические люди, они были хорошие, - добавил он, взглянув на ощетинившуюся Астру, - и ещё там жили космические пираты, плохие. В силу малочисленности и желания выжить, оба клана украли кровь демиургов и слились воедино, ради опытов по созданию чего-то сверх того, с чем были согласны Верховные боги. Пока всё так? Идем дальше. Приблизительно в это же время... Подчеркну, "время", понятие расплывчатое, но мы будем ориентироваться на него. И так, в это же время в далёком космосе идёт инаугурация молодых демиургов, возможно, их отсев или перевод на более высокую ступень, кто знает? - он пожал плечами, - но дерзость Космического народа стала не забавлять Богов, а угрожать им, и программа инаугурации была свёрнута и заменена поисками и уничтожением преступивших черту. Сейчас мы имеем: случайно выживших и знающих что происходит, Двоих. И дикую полубогиню, обладающую чем-то таким, за что её проще убить, чем признать за равную и обучить. Ребята, вы в опасности, как свидетели бессилия демиургов!
   - Это значит, они не отстанут от нас, пока не найдут и не уничтожат, - подхватил Ян.
   - Если Астра родилась, значит тому, кто это допустил, она нужна! - горячо проговорила Кайса.
   - Не Боги, а матрёшки какие-то, - досадливо отозвалась Астра, - игрушка такая есть, одинаковые куколки , но разного размера, одна в другую вкладываются и не знаешь, сколько их там, - пояснила Астра на удивленные взгляды ребят.
   - А может Космос так и развивается? Точка взрыва, как открытие этой, твоей куклы-матрёшки, а потом круги расходятся и несут в себе зарождение нового? - с каким-то благоговением произнёс Ивен.
   - Самое время пофилософствовать, - хмыкнул Ян.
   - Насчет развития Вселенной, интересно, но это потом обсудим, - отозвался эльф, бегло улыбнувшись Ивену, - а пока на повестке дня, как не стать убитыми.
   - Я потому и предлагаю праздник, - немного волнуясь, что её не поймут или она не сумеет объяснить, заговорила Кайса, - они же многое видели, и многое создавали, значит на что-то блестящее и движущееся, как рыба не приманку, не пойдут. Нам надо такое, во что мы верим сами, понимаете? Наши эмоции не должны быть наигранные. Если вернуться на тот спутник и самим создать то, что так хорошо знаем и любим с детства, наверняка сработает, как думаете?
   - Увертюра на пять, - скептически отозвался Ян, - а о каком празднике речь?
   - О самом любимом, о Новом годе, конечно! - рассмеялась Кайса и осеклась не найдя понимания ни на одном лице.
   - Так, ладно, если вы не знаете, то и они заинтересуются! - уверила она себя и продолжила в напряженной тишине, - мне нужны карандаши и бумага.
   - А компьютер чем не угодил? - поинтересовался Ив.
   - Я на нем быстро не сумею, а рисую хорошо, - отозвалась девушка, принимая от Рона требуемое, парень освободил место на столе, и выжидательно посмотрел на неё.
   - Я опущу предысторию, богов и время. Это сейчас не важно, - начала она и даже не повернула голову на непочтительное фырканье Яна, - это зимний праздник, семейный, или для самых близких друзей. Когда вокруг глубокий снег, солнце выходит редко и чаще снег искрится при Луне. Это ночное светило, пояснила она, - люди стараются не выходить на улицу просто так. Тьма и лес наступает со всех сторон, а свет дают печки и лучины.
   Кайса оглядела замерших от её откровений ребят и ей захотелось и дальше продолжить этаким "замогильным" голосом что ни будь из детства, о черной комнате или не менее черной руке. Отогнав зловредные мысли она продолжила:
   - Конечно мы сделаем все по-другому и современно. Нам нужен лес, густой и красивый. Как в сказке, - она взяла карандаш и он легко и быстро заскользил по бумаге, так удачно нашедшейся у эльфа, - под его покровом и охраной, на небольшой полянке будет стоять дом. Это здорово, что всё можно придумать, а не разворачивать строительство с сараем и курятником, - добавила она. Дом должен быть двухэтажный. Наверху будут комнаты, а основной зал, с камином и окном-фонарём от пола и до потолка, немного сдвинем. Кухня напротив. Но как бы за углом. И не видно, и носить не далеко.
   - Кого носить? - немного напряженно уточнил Ивен.
   - Угощение, естественно, - оторвалась от рисунков Кайса, листки с эскизами уже шли по рукам ребят, - не трупы же врагов! Зачем они в доме?
   Тут не выдержав, рассмеялся уже Рон, его искренне забавляла привычка Кайсы видеть в мужчинах исключительно головорезов. Хотя во многом она была права.
   - А готовить кто будет? - на всякий случай уточнила Астра, - или это то же декорация?
   - Нет, аромат из декораций не получится, должно быть красиво и вкусно. Я сделаю основное, не проблема. А овощи почистить, салаты порезать, это парни возьмут на себя. С ножами же все управляться могут?
   - Могут, - сдерживая смех кивнул Рон, - покромсать кого в капусту, так милое дело!
   - Главное, ёлка! Большая, пышная, в игрушках! Ещё бусы блестящие и яблоки и орехи. Золочёные, но не есть, в них должны быть бумажечки с предсказаниями.
   - А это откуда возьмётся? - вновь встряла Астра.
   - А этим у нас займёшься ты. Ведь ещё наряды нужны. Платья праздничные. И парням что ни будь! Просто помни, нет ёлки нет и нарядов, поняла?
   Астра с восхищением посмотрела на подругу. В начале она, как и парни, скептически отнеслась к её идее. Особенно было непонятно, зачем нести дерево из леса, когда вокруг дома их в несметном количестве. Выходи, да украшай. Но в нарядных платьях, туфельках, в снег? И идея нового платья стала так заманчива. Ведь то, что в шкафу, было до всего случившегося. А это будет теперь! Фасоны уж точно поменялись. И цвет хорошо бы выбрать именно зимний, густой, насыщенный. Ох! Она, Астра, уже хочет этот праздник! Кайса недаром сказала, что хорошо рисует, пусть и в карандаше. Те рисунки, что рассматривали ребята, были похожи на взгляд через окно, в комнату, где готовился праздник. И им, всем без исключения, хотелось оказаться внутри пригрезившегося Кайсе, Дома. Тем более, что на спутнике в иллюзиях себе можно было не отказывать.
   - А можно ещё рояль? - неожиданно вырвалось у Астры, она смутилась под удивленными взглядами и поторопилась объяснить:
   - Вы же знаете, что Космос полон звуков, у Космических людей всегда были музыканты, и инструменты. Рояль принадлежал нашему Роду почти изначально. И я много лет училась играть - девушка смутилась под пристальным взглядом Ивена. И даже вредное Яново бурчание: - Помирать, так с музыкой, - особенно и не привлекло внимание.
   Кайса лишь кивнула, - Подбери что нужно, и Рон закажет.
   Обсуждение затянулось. Немного устав, Астра выскользнула из рубки и почти сразу её догнал Ивен:
   - Что тебя беспокоит? Скажи, чего ты боишься или кого? - начал он.
   - И ты уничтожишь обидчика? - вскинула голову Астра, но тут же досадливо прикусила губу, - прости, я не хотела обидеть.
   - Ты не можешь меня обидеть, ведь я не могу на тебя обижаться, - серьёзно проговорил он, - ты девушка. Видя, как глаза Астры недобро сверкнули он поторопился объяснить: - Ты необыкновенно хрупкая и очень сильная, я не понимаю, как это может сочетаться в одном человеке. Но если у парней сила видна сразу, по фигуре и умениям. То девушки, это шкатулки с сюрпризами. Никогда не знаешь, что окажется внутри. Мне повезло, у тебя есть внутренняя сила, а не только внешняя красота. Нас учили, обидеть может или равный, или друг, но друг этого не сделает, а равными мы быть не можем. Я могу соревноваться или с мужчинами? или с собой самим. Как и ты, ведь так?
   Астра, растерянно слушающая Ивена, нерешительно кивнула. Она помнила, Космические люди очень берегли женщин. Даже отец, с его взрывным характером, всегда выслушивал маму именно из-за её умения видеть проблему по-другому. Да и ей, самой, до этого момента не приходило в голову соревноваться с мужчиной. В чём? В силе?! Так сила тоже разная, Ив прав. Если в физической, увольте сразу! А если в душевной, так такое не выпячивают, это сокровенное, как тайные, женские знания Рода. И они гласят: "Наша сила в нашей слабости", мудрость на все времена. В уме? Да зачем ей, женщине, мужской ум? Задачи решать? Так на то они и задачи, что бы решения могли быть разными. Это ответ должен сойтись.
   - Так в чём дело? - негромко напомнил парень.
   - Давай где ни будь поговорим, - нехотя сдалась Астра, - только не у меня. Мы же с Кайсой комнату делим.
   - Можем ко мне пройти, - пожал плечами Ивен. Астра давно хотела оказаться на половине парней. "Беглянка" была небольшим кораблём и возможность побыть не "на глазах" очень ценилась. Перешагнув порог комнаты, куда её пропустил Ивен, придержав дверь, она торопливо огляделась, сама не зная, что ожидая увидеть. Каюта, как каюта.
   - У тебя ни картинки на стене, ни безделушки на столе, - удивленно протянула она.
   - Откуда? - Ив казался удивленным ей выводом, - у меня из моего есть только я и мои чувства к тебе.
   - И какие они, твои чувства? - лукаво вскинула бровь девушка.
   - Неизменные, - отзеркалил ей улыбку парень.
   Астра нахмурилась, прошла по каюте, провела пальчиком по маленькому столу, - Ив, я когда выходила, тогда, на станции. Я хотела понять, призрак я или всё же человек. В начале всё хорошо было, а потом моя рука стала прозрачной, понимаешь, я стала таять, как дым или туман. Вот.
   Выплеснув свой страх Астра села на койку, хоть и помнила, что это запрещено и вообще, неуважение к хозяину. Но ноги сами, как подломились, а до стула ещё идти надо было, шага два. Ивен плотнее прикрыл дверь, у которой стоял, и быстро преодолев разделяющее их расстояние, присел перед согнувшейся, как от боли, девушкой.
   - У тебя такое бывает, если сильно устаешь, - серьёзно проговорил он, - помнишь, Рон был на спутнике, и ты вела корабль, ты потом прозрачная от усталости была.
   - И никто не сказал? - тихонько спросила она.
   - Никто не заметил, усталость это потеря жизненной энергии. Энергия, это свет, пока я рядом, никто и не заметит, - признался он, - Но для более длительного времени нужна какая-то другая подзарядка, - парень встал.
   Астра вскинула голову и неверяще посмотрела на поднявшегося во весь рост Ива. Как странно, она часто слышала подобные фразы от Кайсы, "прозрачная от усталости", "свет моей жизни". И считала их просто проявлениями экзальтации Кайсы, а оказалось, всё по- настоящему. И её "прозрачность", это беспокойство Ивена, и он для неё становится "светом".
   - Я поговорю с Кайсой, - торопливо сказала Астра и устремилась из каюты, стараясь что бы Ивен не заметил её запылавших щёк.
   Найдя Кайсу в их комнате, Астра попыталась что -то сказать и тут же осеклась. Как передать эмоции, к тому же, не свои?
   Кайса присев у стола, продолжала рисовать, но уже явно для себя. Подойдя, Астра изумленно уставилась на рисунок. Лист был разделён на две части тонкой карандашной чертой. С него на Астру смотрели два лица. Рона она узнала сразу. А вот второй, этакий красавчик с копной вьющихся волос, вызывал странное чувство настороженности, как змея в кустах. Вроде бы ползёт по своим делам, никого не трогает, но кто её знает? Странная ассоциация, неужели она и раньше бывала на планетах, и просто не помнит? И вот этот взгляд неведомого ей человека вспышкой разбудил память.
   - Кто это?
   Кайса подняла голову:
   - Мой муж, из-за которого я потеряла всё, включая себя. И Рон, благодаря которому нашла гораздо больше, чем надеялась.
   - Ты не просто так придумала именно этот праздник, твой Новый год, да? Ты на что-то решилась? - понимающе проговорила Астра.
   - Я вспомнила, что жизнь очень коротка, и нет смысла поддерживать мертвые отношения и хоронить живые. Пора выходить из зоны комфорта, из коробочки, где спряталась от бед мира, иначе эта коробочка может превратиться в гробик, - согласно отозвалась Кайса.
   - Ты смешно говоришь, - улыбнулась Астра, - знаешь, оказывается Ив поддерживает меня своей энергией, просто не говорил раньше.
   - Почему тебя боятся демиурги, не знаешь? - нахмурилась своим мыслям Кайса.
   - Совсем не понимаю, - пожала плечами девушка, - где я и где они? Может считают это оскорблением крови?
   - Вряд ли, - не согласилась Кайса, - раз они ищут сами, а не отдали приказ. Что- то тут не чисто. И меня немного напрягает эта моя похожесть на богиню Яна. Да и он издёргался весь, и боится встречи и хочет её, - задумчиво добавила она.
   - А по-моему он её просто ненавидит, - запальчиво возразила Астра.
   - Ненависть ошибается гораздо чаще, чем любовь, - с печалью в голосе отозвалась Кайса, и медленно провела пальцами по портретам, лежащим перед ней. А потом решительно взяв листок в руки порвала его на мелкие кусочки.
  
  
   Глава четвёртая. "Твой дом там, где спокойны твои мысли" Конфуций
  
   Кайса стояла у кромки чего -то неясного, что про себя именовала "границей". Дальше начиналась снежная белизна, а ещё дальше, за редкими, по-зимнему зябкими деревцами, была полянка, на которой высился Дом. Они все, за эти несколько дней, что отделяли их от этой, такой сказочной планеты, то есть спутника, как поправляли её парни, постепенно втянулись в обсуждение и компьютерное строительство этого дома. Кайса, сначала активно взявшая на себя роль массовика-затейника, потом понемногу отошла в сторону, давая возможность самим парням придумать то, чего в их жизни никогда не было. В результате пожелания были самыми необычными:
   - Хочу свой выход, не через коридор, а прямо из комнаты и в лес! - это Рон.
   - Оружейная и потайной ход, под землёй - это Ян, с его умением украсить любое начинание радостным настроением.
   - Балкончик! Такой, на две комнаты, Ив же рядом со мной поселится! Чтобы на нем летом были цветы и столик и креслице, но ночам любоваться звездами! - естественно, этого хотела Астра, а Ивен краснел и скрывал улыбку, интересная получилась пара.
   Рон желал комнаты на первом этаже, Кайса то же, некоторые обряды совершаются только ночью, да и травы собирают по первой росе. К чему ребят тревожить?
   Странно, но они, не сговариваясь, "строили" и обсуждали свой дом так, словно собирались в нем жить постоянно, и он не был иллюзией-приманкой для рыщущих по Космосу охотников. Может быть поэтому, Дом открывшийся их взглядам и был точной копией мечты? Недаром Рон столько времени провёл за компом, пересылая на спутник их требования и разбираясь в предложениях немного изумленных их количеством "хозяев". Но всё свершилось и вот, когда до вожделенной мечты их отделяло несколько шагов, они нерешительно топтались на месте, нервно оглядываясь на небольшой домик, где подписывали документы, а немного дальше стояла их "Беглянка". Кайсе вспомнилась мама. Однажды Коста уехал, и она всё ждала и предвкушала встречу, вот тогда мама и окатила её ледяной водой, пусть и фигурально: "встреча это секунды радости, а ты подумай, что дальше будет, что скажешь, что сделаешь?" Кайса горько усмехнулась сама себе, опять мама, нет, теперь это уже её, Кайсин опыт. Девушка вздохнула и шагнула на снег, за ней поторопились и остальные, а за их спинами медленно исчезала "Беглянка" и домик с ключами от мечты, словно туман опускал занавес за актёрами идущими на сцену, но не на поклон, а в зрительный зал, что бы самим стать действующими лицами нового кусочка жизни.
   Кайса подхватила немного снега и сначала сжав руку, а потом разжав её изумленно посмотрела на ладошку. Снег был настоящий. Она хитро глянула на Яна и быстренько слепив снежок, запустила в парня. Он, идущий уже немного впереди, словно почувствовал опасность и плашмя упал в снег. Видимо счет шёл на секунды. "Воин!" - уважительно крикнула Кайса. Ребята замерли, не понимая происходящее, но Рон быстро включился в игру, на ходу объясняя правила растерявшимся парням и показывая, как делать снаряды. Как ни странно, но в игру включились все. Астра, откинув капюшон куртки (Кайса снова порадовалась на свою предусмотрительность, поручив тему одежды Астре. Девушка справилась на отлично, и даже сейчас они все были одеты по-зимнему), бежала за Ивеном, который тряхнул на неё ветку дерева, обсыпав снегом. Перепало и Яну, слишком долго делавшему правильный снежок, в сражении с Роном. И так было понятно, что побеждал эльф, явно знающий толк в снежном сражении.
   Когда они, наконец подошли к крыльцу, разрумянившиеся, в снегу и смеющиеся своим победам и поражениям, Кайсе захотелось остановить это мгновение, таким прекрасным оно было. Чтобы Астра стала живой девушкой, с этим румянцем и задором в глазах, а Ивен не превращался в воина света, а оставался влюбленным по уши парнишкой, смотрящим на неё, как на самое большое чудо в его жизни. Чтобы этот, отчаянно хохочущий и радующийся своей победе Ян не вернулся к своей стылой настороженности. А Рон, хитро улыбнувшийся, коварный эльф, сделавший из снежка льдинку, чтобы засунуть её Яну за шиворот, и тем самым навсегда поставить точку в вопросе кто победитель, не завязал в своих воспоминаниях, как муха в янтаре, сливаясь с вечностью. Кайса впитывала глазами открывшееся ей, но помня, что время удержать нельзя, толкнула дверь и вошла первой, постучав ногами и сбивая снег с сапожек. Ребята, послушно скопировав её тоже стучали ногами и сбрасывали куртки, стремясь внутрь дома, что родился из их грез. Разбежавшись по нему, они спустя короткое время снова столпились в гостиной, изумленные и немного растерянные.
   - Совершенно такой! - озвучила общую мысль Астра и все рассмеялись.
   - Что дальше? - повернулся к ней Рон.
   - Обживаемся, готовимся к празднику, ставим елку, - перечислила Кайса, - несколько дней у нас есть.
   - Как хорошо..., - мечтательно протянула Астра и ребята заулыбались, общая нервозность отступила и всем захотелось исследовать кухню.
   А вот она была уже "грёзой" Кайсы. Такой, как мечталось с самого детства, не в мамином доме или в замке Косты, а в её мечтах о доме. Что бы в кухне был очаг, и над ним висел чайник, как на одной картинке из детской еще книжки. Но и современная плита, и раковина это не отменяла. Еще эркер, а в нем круглый стол, небольшой твердый диванчик и стулья, как кому удобно. Буфет с красивой посудой, а над очагом медные, начищенные сковородки и горшочки. Это уже для её, ведьминых дел. Но им знать не обязательно. Легкие занавески на окнах летом будут прохладно белыми, с легким цветочным узором. А сейчас, зимой, напротив - яркие, клетчатые. Как подушки на диванчике и плед, брошенный на небольшое креслице с другой стороны очага. Там, на крохотной приступке-столике её записи и рецепты, на разных кусочках бумаги. Они еще не опробованы и поэтому не записаны красивым почерком в большую книгу. Кайса стояла посередине мечты и смаргивала слёзы, Ей было страшно. Сейчас она открылась своим спутникам практически полностью и с ужасом ждала реакции этих "космических" волков. Парни стояли молча, словно впитывая глазами открывшееся. Тишину прервал Ян:
   - А вы еще смеялись про оружейную, - с упреком проговорил Ян, - за такой дом сражаться надо. По крайней мере я буду, - чуть тише добавил он.
   - Все будем, если что, - немедленно отозвался Ивен и взглянул на него, их взгляды надолго встретились и Рону стало понятно, многолетняя дружба парней всё так же нерушима.
   - Моё место будет на диванчике, с подушкой! - оповестила всех Астра и быстро прошла к нему.
   - Мы на стульях, напротив друг друга, - отозвался Ян, - раз тут окна, будем спины прикрывать.
   - Я с боку, - откликнулся Рон.
   - Я с торца, мне же надо к печке отходить, - проговорила Кайса.
   - Но еще места остались, - озвучила недоумение всех Астра.
   - Значит, будет кто-то ещё, - отозвалась Кайса.
   - Ладно, я в оружейную, - проговорил Ян. Парни немедленно пристроились за ним. Растерявшаяся Астра взглянула на Кайсу:
   - Я могу тебе помочь?
   - Можешь, - согласно кивнула ей Кайса. Снимая с крючка упоительно новый, еще накрахмаленный фартук, - не мешай мне, ладно? Походи там, где ни будь.
   Астра недоверчиво посмотрела на подругу, та будто во сне подходила к резной мебели, гладила маленькие выдвижные ящички и заглядывая в них всё больше улыбалась, словно встретила старых знакомых.
   Астра выскользнула из кухни, прошла, постукивая каблуками в гостиную, при её приближении в комнате вспыхнул свет и девушке стало спокойнее. Это напомнило ей "Беглянку", её укрытие и дом на многие, пусть и прошедшие годы. Поднявшись по лестнице она легко нашла и свою спальню и комнаты Ива и Яна. Всё было так знакомо! И одновременно в это было невозможно поверить! Настроение Астры улучшилось и она вприпрыжку спустилась с лестницы, так, эта дверь в комнату Рона, эта в Кайсину комнату. А это куда? Девушка настороженной кошкой подошла к неизвестной ей двери и толкнув, на всякий случай отпрянула. Отворившаяся дверь показала ей краешек того, во что она не могла поверить и почти вбежала в комнату. Да, там стоял он, красавец рояль, белый как снег, что поблескивал за окном, отражая огни дома. Она непонимающе огляделась, ах, вот в чём дело! Эта комнатка была отгорожена от общей гостиной раздвижной дверью. Видимо на случай, если ей захочется побыть одной. Астре захотелось. Плотно прикрыв за собой дверь, она медленно подошла к инструменту. Легонько соснулась его ледяной, застывшей в ожидании крышки и решившись, подняла её. Ряды клавиш блеснули под вспыхнувшей люстрой. Астра медленно положила на них пальцы, впитывая холод подушечками и не в силах разорвать этот контакт. Она нажала чуть сильнее и рояль отозвался рокотом потревоженного в своём долгом сне, зверя. Астра рассмеялась, подтянула небольшой, вертящийся стул, села и вновь дотронулась до клавиш.
   Несколько звучных аккордов заставили Яна сжать от неожиданности рукоятку сабли, которую он рассматривал. Аккорды сменила необычная, но приятная музыка.
   - Надо же, она действительно неплохо играет, - озвучил он очевидное.
   - Астра играет очень хорошо, - с упрёком отозвался Рон, - а ты положи неизвестное тебе оружие. Еще порежешься!
   - Оно же древнее, - негодующе отозвался парень, - ещё скажи, ты им сражаться умеешь!
   - Я всем умею, - нехотя отозвался Рон, - а уж этим и подавно.
   Ян изумленно посмотрел на Рона, а потом заметил, что Ива с ними нет.
   - Он к Астре побежал, - отозвался Рон на невысказанный вопрос, - не суди сразу, музыка забирает много энергии, отдаст потом, но сейчас Астре нужна помощь.
   - Ты тоже знаешь? - невозмутимо уточнил он.
   - Знаю, - нехотя подтвердил Рон, - я потому и поспешил сюда, Астру нам потерять нельзя. Она первая любовь Ивена, случись что, нам его не обуздать.
   - В мою влюбленность в Кайсу ты не веришь? - с сарказмом в голосе уточнил Ян.
   - Во влюбленность, верю, - взглянул ему в глаза Рон, - а вот как ты себя поведёшь, когда вновь встретишь свою любовь, я не берусь предполагать. Ведь ты сам боишься вашей встречи.
   - Что ты такое говоришь, - со смятением в голосе пробормотал Ян, отводя глаза, - хотя, что мне перед тобой хорохорится, - неожиданно проговорил парень, - я боюсь, ты прав. Но скорее не встречи, а воспоминаний, которые она принесет с собой. Мы не виделись с того дня, и в её памяти я остался всё тем же. И я, в первый момент, взглянув ей в глаза, действительно стану тем, каким был тогда и о каком с радостью никогда бы не вспоминал. Путанно говорю? Понимаешь, она ключ к памяти, к тому её уголку о котором я бы предпочёл забыть навсегда.
   - Не делай своим девизом фанаберию подростка: "Слабоумие и отвага"! - фыркнул эльф. - Когда твоя Богиня выбрала тебя, пусть внутренне ты был ребёнком, но она выбрала тебя из всех, вряд ли это было случайно. И ещё, детская любовь самая сильная, так что не ищи себе оправданий, а готовься к сражению, пусть и с самим собой, - четко произнёс Рон с сочувствием поглядев на расстроенного такой откровенностью, парня.
   - Понимаешь, я давно простил ей всё, - намного не в попад проговорил Ян.
   - И что? - непонимающе посмотрел на него эльф.
   - Если ты простил человеку всё, это значит только одно, с ним для тебя всё покончено, - резко проговорил Ян, и чётко, по-военному, повернувшись "через плечо", ушел к себе, в оружейную.
   Ивен, взбежав по лестнице вверх, действительно спешил к Астре, с некоторых пор он стал чувствовать её перемены, как собственное настроение. Пусть Рон молча улыбается, а Ян демонстративно закатывает глаза. То, что связывает его и Астру, совсем другое, чем у парней. И Астра, нежная, испуганно трепетная Астра, так безоглядно доверившаяся ему, сейчас его единственная, истинная ценность и если он потеряет девушку по своей глупости, то не простит себе никогда. Она сидела за роялем, и казалась совсем маленькой рядом с этим музыкальным монстром. Даже Рон колебался, хотел заказать что-то поменьше, но он, Ивен, упросил его исполнить просьбу девушки и Рон исполнил.
   В небольшой комнате звук был особенно чист, Астра играла, что подбрасывала ей память, видимо всё подряд. Этакое попурри из прожитых жизнью призрака лет. Ивен играть не умел, но тем не менее безошибочно чувствовал, когда Астра играет выученное, а когда "проигрывает" свои сомнения и обиды. Выплескивает боль, и музыка уносит её, как вода по весне уносит всю грязь, что накопилась по берегам рек за долгую зиму холодного безразличия. Люстра со множеством льдисто-хрустальных подвесок отражала огоньки затопленного камина. Наверное, от тёплого воздуха чуть покачивались занавески, тяжелыми складками касаясь самого пола. Деревянный пол (дубовый паркет, как сказал Рон), был натёрт, а маленькие следы сапог Астры уже успели высохнуть. Сейчас на ней было синее платье, конечно не в пол, как она ему объясняла длину, а чуть за колено. Но поднятые в высокий узел волосы, подчеркивающие тонкий профиль, высокий лоб и чуть прищуренные от напряжения глаза вновь поднимали Ива в собственных глазах. Его любит такая красавица, что поверить страшно.
   Он шагнул к Астре и осторожно коснулся её плеч, делясь силой и стараясь не спугнуть настроение девушки. Пальчики Астры на миг замерли, она прикоснулась щекой к руке Ива, благодаря за поддержку, а потом заиграла вновь. Эта музыка была совсем другой, она не баламутила обиды прошлого звучными аккордами, и не резала уши диссонансом невыплаканных слёз. Новая мелодия струилась из-под пальцев девушки весенними ручьями, звоном капели и пением птиц, опьяненных весной. "Смотри, сколько мы всего пережили, - словно говорила она, - и даже не представляли, что впереди нас ждет такой подарок, наша встреча, разве она не искупает всё? Согласился бы ты пройти всё заново, испытать вновь всю ту боль, через которую уже проходил, если бы знал, что впереди она, наша встреча?"
   Ивен усмехнулся, после их первой ночи на его узенькой кровати в каюте, Астра стала требовать признаний чуть не каждый день, словно боясь, что ошиблась. Тогда Ивен, немного растерянный таким напором и капризами отправился к Рону.
   - Я не понимаю, я привык все подтверждать делами, - в смятении объяснял он Рону, - я жизнь за неё отдам, без раздумий, зачем слова?
   - Вас теперь двое, - изрёк эльф, - ты мужчина, что делает тебя автоматически и ответственным за все и учти, заранее виноватым. В чём? Да какая разница? Хочет девушка слов, значит, говори! Не знаешь? В книжке посмотри и выучи. Книги о любви в основном женщины пишут, а они точно знают, что хотят услышать их героини, а значит и читательницы. И именно эти слова или их отсутствие она тебе напомнит через много лет, если боги их вам отведут. И учти на будущее, твоё велеречие про жизнь вызывает у неё внутренний протест. Во-первых, значит всё не спокойно вокруг, надо бояться. А во-вторых, зачем ей твой труп?
   Растерянный от услышанного, Ивен тем не менее, получил указание и в точности его выполнил, прочитал несколько романов, с трудом пробиваясь сквозь проблемы, и, умом не понять, каким образом допущенные смерти. Но понял что требуется и выучил. Правда, хорошо, что прежде чем говорить, посоветовался с Яном. Тот сразу указал на слабое место:
   - У эльфов много стихов, их цитировать положено, а в прозе говори своими словами. А то не дай боги вы один и тот же роман прочитали и она поймет, откуда ты комплименты говоришь.
   - И это будет плохо? - сбился с понятия женской логики Ивен.
   - Это будет катастрофа, - авторитетно кивнул Ян.
   - Ты чудесно играешь, - наклонился к ушку Астры Ивен, - но наверное нам нужна "зимняя" музыка, а ты играешь весну.
   - Я играю любовь, - тихо отозвалась Астра.
  
  
   Глава пятая. Праздник. "Будущее нужно не предсказывать, а делать возможным." Антуан де Сент- Экзюпери
  
   Кайса присела у стола и устало проведя рукой по лбу сняла с волос косынку. Старая уловка хозяек, что бы в креме или жарком не появился волос. Она окинула взглядом кухню, которая стала свидетельством её триумфа. Как всё же странно, то чем она не привыкла гордиться сейчас делало её избранной. Действительно, все любят вкусно покушать. А вот вкусно готовить надо иметь талант. После первого же ужина она поймала на себе потрясенно-восторженные взгляды и даже смутилась. Мама всегда всё делала лучше, а в замке Косты она даже не знала, где кухня. Зато тут, на полностью своей, она развернулась, что называется, в своё удовольствие. Тем более, что если что-то, с её точки зрения, получалось не так, парни обладавшие отменным аппетитом, этого просто не замечали, а Астра, оказавшаяся сластёной, за десерт вообще согласна была съесть и черешки сельдерея. К тому же Ян озадачил Кайсу ещё и тем, что взялся мыть посуду. Она честно пыталась отказаться и делать все сама, но тогда, в первый же вечер он просто поднял её на руки и вынес из кухни. Поднялся с ней по лестнице и передал Рону. А утром, спустившись, Кайса была поражена чистотой.
   - Во-первых, мы все тут солдаты, - рассмеялся Ян, ждущий её на кухне, в ответ на Кайсин растерянный взгляд, - а потом Рон в обязательных приборах указал посудомойку! И Кайса, того, вчерашнего пирога не осталось?
   Кайса вновь посмотрела на ладные ряды пирожков, что ждали своей очереди и противень булочек, по слезной просьбе Астры. Это была мечта, её, Кайсина мечта детства. О большой семье и чтобы она была важной для всех. Теперь, исполнив её, Кайса поняла, если мечта долго не исполняется, о ней не надо тосковать, её надо менять! Так ребёнок мечтает есть только конфеты, если став взрослым, он будет ей следовать, то окажется больным или на желудок, или на всю голову. Купи кулёк, большой кулек, съешь и успокойся. Так и она, за эти дни уже и наготовилась, и наслушалась восторженных слов. Вот, только если бы ни их общее дело, что привело сюда, она бы сбежала. Ведь Кайса никогда не мечтала быть профессиональным поваром. Теперь, когда мечта сбылась, надо срочно придумывать другую. Последнее время она часто выходила на крыльцо и смотрела на небо, хотелось его голубизны и полёта. Вот и новый афоризм её жизни, Кайса усмехнулась, "мечта должна поднимать твою голову от того, что привычно делают руки". На то она и мечта.
   А так, всё происходящее было даже забавным. Эти несколько дней оказались заполнены до предела. Повесив календарь на стене, и обведя выбранную дату красным кружком, они только иногда жалели, что предпраздничных дней все же оказалось мало. Слишком многое надо было успеть и главное, насладится этими днями. Видимо как и Кайса, ребята исполняли детские мечты, свои.
   Астра бегала на кухню за пирожками и они подолгу гуляли с Ивом, а возвращались шалые, с потрескавшимися от поцелуев на морозе губами. Потом она играла, а он уходил к друзьям. Любил гулять и Рон, но в одиночку и не привязывая свои уходы ни к времени суток, ни к часам. "Я всегда хотел принадлежать только самому себе", пояснил он Кайсе, отказываясь от съестного в дорогу.
   Ян, напротив, проводил время в оружейной, видимо упражняясь или сбрасывая личину "хорошего и спокойного". Чтобы не напрягать Кайсу, они придумали правила их дома и старательно соблюдали. Так, например, завтракали кто когда хотел, парни перекусывали вчерашним и уходили по своим делам. Астра желала с утра только сладкое. Кайса вообще предпочитала пустой чай. В обед все собирались на кухне, а вот ужин был в гостиной, на стол ставили подсвечники, а потом двери отделявшие комнату с роялем раздвигали и Астра играла и по заказу и своё. Но спокойным дням явно подходил конец.
   Этим утром, пока мороз не спал, парни срубили и притащили в гостиную ёлку. Установили её в эркере, раздвинув тяжелые шторы. Она заняла все место и с улицы окно оказалось закрыто более плотно, чем было со шторами. Елка должна была постоять и согреться, днем её нарядят, вечером будет праздник. А если боги дадут, то и потом они на неё еще полюбуются. Пройдя в гостиную Кайса достала наглаженную скатерть и салфетки. Открыла дверцу буфета и полюбовалась на сервиз, тоже из мечты, белый с цветочными гирляндами, новогодний. А на чашках будут ёлочные игрушки. Они разные, но именно в таких и будут предсказания в шутливых конфетах с ёлки. Стол накроет Астра. А ёлку будут наряжать все вместе. Кайса заулыбалась своим мыслям, но тут же повела носом и бросилась на кухню. В прошлый раз на запах сбежались все и что бы она не расстраивалась, с противня исчез не просто подгорелый с края пирожок. Исчез весь противень. Сейчас Кайса успела вовремя, до спасателей и искренне этому порадовалась.
   Она огляделась и вытащила маленький альбом. В него девушка зарисовывала именно такие мгновения. Хорошо что фотографическим зрением обладают почти все ведьмы. Сколько таких мгновений накопилось за эти дни. Кайса перебрала листочки, коснулась лиц ребят на последних зарисовках. Пройдут годы, всё измениться, да и они наверняка то же, а рисунки останутся и их будут пересматривать и в далёкой старости. "С годами лучше зрение души" - пришли на память строки. Вот они все смеются, Рон и Ян втаскивают ёлку. Ивен руководит. Категорично настроенной Астре, держащей в руках посуду и ищущей глазами Ива, не самой же её надрываться! Яну, упражняющегося с саблей, чтобы доказать Рону, что он тоже может. А эта картинка только для её, Кайсиного альбома. На ней белое длинное перо с черной вершинкой, этакий привет от Алана. Почему то увидев его на тумбочке Кайса испытала странную тревогу, словно он так, деликатно давал ей понять, что скоро их мирная жизнь закончится и надо быть к этому готовой. Наверное поэтому она не хотела развития отношений с Роном. Рано ещё, а может не то место, наблюдателей многовато.
   Рисунки она размножит и сделает альбомы каждому, это её новогодний подарок ребятам. Обложки и переплёт обещал сделать Рон. Так что пора ему отдавать. Хотя последний лист, где все будут за столом, она нарисует позднее и вкладывать в альбомы они будут уже сами. Лишь бы было, кому вкладывать. Кайса вздохнула и постаралась отбросить печальные мысли, не сегодня. Не сейчас! А вот картинка с пером будет только у неё, ведь стоило ей его заметить, как перо поблекло, истончилось, потом и вовсе пропало. Может потому Кайсе всё чаще хочется смотреть на небо, даже когда она лепит пирожки.
   Вечер наступал как-то очень быстро, и стол был уже накрыт и даже многое из угощения уже стояло, сверкала ёлка. Она была дивна хороша в своём зимнем убранстве. Астра не просто так сидела за компьютером до слезящихся глаз, выискивая игрушки и гирлянды для украшения неведомого ей раньше дерева для загадочного праздника. Кайса тоже постаралась не упасть в грязь лицом и вовсю воспользовалась своей магией. И на ёлке лежал снег, совсем немного припорашивая ароматную темную зелень ветвей и делая игрушки еще более яркими. Себе Кайса позволила немного лишнего, а может и наоборот, не видела больше смысла прятаться и скрывать свой дар перед ребятами, давно превратившимися из спутников в друзей. Платье Кайса менялось, в зависимости от её местонахождения. У елки она была в льдисто голубом, у камина становилась огненной саламандрой, проходила по коридорам или заглядывая в комнаты, золотистой ранней осенью, а неся из кухни очередной шедевр - яркой, упоительной весной, в нежно зеленом платье, украшенном первыми цветами. Распущенные волосы, что вились и локонами спускались ниже талии, у лица были убраны ободком с цветами, которые также менялись и на снежные льдинки- звёздочки и на легкую золотисто- терпкую осень и хотя она и старалась подобрать что ни будь не очень броское, всё равно праздничный убор напоминал корону.
   Астра, ненадолго отлучившись, сбежала вниз в длинном платье цвета полночного неба. Кайса изумленно смотрела на подругу. Золотистые волосы девушки были заколоты с одного бока широкой заколкой, а одно обнаженное плечо прикрывали локоны. Кайса только сейчас обратила внимание на то, что как и она сама, Астра то же перестала скрывать себя. Сейчас, в своём непостижимом платье она действительно была "девушкой со звёзд", и текучая плавность движений, и взгляд, в котором иногда мелькали искры, явно был не человеческий, впрочем подобное можно было сказать о каждом из них.
   - Подожди! - остановила её Кайса, видя как глаза подруги вначале восторженно распахнулись, а потом словно потускнели от обиды. Она взяла Астру за руку и быстро проведя в свою комнату повернула лицом к зеркалу. Кайса обвела руками контур головы и тела Астры, и сдерживая улыбку отступила посмотреть на её лицо. Платье осталось таким же, ассиметричным. С одной стороны, сдержанное, с длинным узким рукавом и почти полностью открытое с другой стороны. Только теперь на девушке подчеркивая её великолепие и служа надежной защитой (как она и обещала Иву) был наброшен плащ, из чего-то такого эфемерно - звездного. Он окутывал её, делая практически недоступной, но тут же исчезал, стоило Астре резко повернуться.
   Подарки парней были удивительно кстати и Кайса решила не ждать традиционной полуночи, мало ли, как повернётся время. Она протянула девушке узкую коробочку в которой было изумительное ожерелье, повторяющее узор из мерцающих звезд на плаще. Широкий браслет украсил предплечье девушки, скосив глаза Астра усмехнулась, за ним прятались три узких ножа-стилета, трогательно украшенных льдинками драгоценных камней.
   - Ян? - уточнила она.
   - Ты же сама показала ему каким оружием владеешь, - кивнула Кайса.
   - Мне всё нравиться, - кивнула Астра, мечтательно улыбаясь своему отражению, - только я потом накидку застегну, а пока пусть вырез платья будет виден и колье!
   Кайса лишь вздохнула, но спорить не стала.
   Вернувшиеся девушки на несколько минут замерли, увидев принарядившихся мужчин. Разумеется, никто из воинов не согласился в угоду красоте изменить удобству привычной одежды. Но вот материал и контрасты цвета поразили даже Астру. Привычный черный цвет Яна сейчас дерзко оттеняли кружева цвета огненного всполоха. Они подчеркивали и изящество запястий и разворот плеч под ярким воротником, а за пламенеющим кушаком мрачно горел рубиновым навершием постоянный спутник парня- кинжал. На Ивине одежда была из серебристого материала, а вот кружево на манжетах и у горла напротив, полночно-синие, их контраст в нарядах, с Астрой был и дерзок, и гармоничен. Рон был в темно-зеленом, а белоснежные кружева аристократа по праву Рода лишь подчеркивали благородство чёрт породистого лица и атлетичность фигуры эльфа.
   Немного смущенные вниманием, все поторопились сеть за стол и едва был произнесен первый тост и бокалы встретились в первом, мелодичном звоне, в дверь постучали.
   Все замерли, на лицах отразилась и тревога и расстройство, уж больно не к месту были гости и именно сейчас.
   - Как в женском романе, - вздохнув, произнес Ян и парни, под недоумение девушек, негромко рассмеялись.
   Встречать незваных гостей встали все, привычно занимая места. Рон первым. Чуть сбоку - Кайса. За ними Ян и Ивен, сразу прикрывая и спину Рона и закрывая собой Астру.
   Рон махнул рукой, позволяя двери распахнуться. Вошедших было двое, хотя судя по шуму во дворе, там их было значительно больше. Первой вошла ослепительно красивая женщина, парни растеряно переводили взгляд с неё, на Кайсу. По странной прихоти судьбы они действительно были похожи, но как Ян мог их перепутать? Разумеется каштановые волосы и зеленовато- карие глаза были похожи по цвету, но Кайса была теплой, улыбчиво- живой. А вошедшая источала холод сказочного дракона, презрением взгляда и льдом улыбки.
  
  
   Глава шестая. Гости. "Один и тот же человек редко бывает и великим и хорошим".
  
   Она оглядела присутствующих и остановила взгляд на Яне:
   - Привет, огненный малыш, скучал по мне? - хоть её голос и был равнодушен, вопрос заставил Яна вздрогнуть, и хоть с заминкой, но склониться в поклоне. Кайса видела, он явно борется с собой, но взгляд незнакомки пригвоздил, заставив парня ответить: "Разумеется. Госпожа".
   А вторым гостем был Алан, только теперь он стоял гордо распрямив спину и не пряча сложенные крылья. Кайса почти физически ощущала, как от него исходит опасность. Нет, он не был союзником этой дивы, но и Кайсины спутники ему явно мешали, только вот чем?
   - Судя по всему, приглашения от радушных хозяев мы не дождемся? - проговорила дива и презрительно скривила губы.
   - Вы появились без приглашения и стоите на пороге. Поясните, в чем причина вашего визита и мы решим, где продолжить беседу. На нашей территории или придется покинуть дом, - вежливым голосом аристократа, которого отвлекли бродячие комедианты, проговорил Рон. Кайса внутренне поёжилась под гневным взглядом пришедшей, но Рон был непробиваем.
   - Смелый эльф, - вынужденно констатировала пришедшая, - видите ли, среди ваших гостей затесалось то, что принадлежит богам. Если вы, достопочтенный хозяин, позволите это забрать, то мы немедленно покинем ваш дом и не будем омрачать праздник.
   - "То", это я? - вперед шагнула Астра, забыв запахнуть плащ, - Может быть мне хоть теперь объяснят, кто я?
   Дива презрительно поджала губы, сощурила глаза и явно собиралась разразится гневной тирадой, но её прервал Алан.
   - Вы, бесконечно прекрасная девушка, со звёзд, - он даже чуть склонил голову, - но видите ли, бесконечность это не замкнутый цикл, а постоянное развитие. Чтобы жизнь не замерла и не прекратилась, стабильность должна не превращатся в застой, а эволюционировать. А вслед за ней все, даже боги. Иначе они становятся идолами прошлых культур, а на их месте, так или иначе, появляются новые религии. Увы, - он искоса глянул на пылающую гневом, но пока молчащую спутницу. - Вы, милая девушка, оказались потомком лучших ученых, что мы пытались спасти с планеты, подвергнувшейся нападению. Да и такое бывает. Учёные, зачастую, однобоки в своих исследованиях. Ваши предки хотели жить долго, почти вечно. Но не для плотских удовольствий, а именно для возможности закончить свои работы, увидеть то, к чему они приведут. Понимаете? Но эти их исследования уж больно сильно занесли их на чужую территорию. Пусть те, кого вам привычно называть богами и не люди, но они ведь всего лишь более ранние, а следовательно и более разумные существа, появившиеся в космосе, в его бесконечных вариациях жизни и смерти.
   - Ты сам существо! - прошипела дива, яростно сверкнув глазами.
   - Вот видите? Я об этом и говорю. Застой в мыслях приводит к деградации, - пожал плечами Алан, - быть богом вообще сложно, если не почивать на страхе и не жить за счет несчастного населения, выкачивая из него энергию, чтобы иметь постоянную пищу. Нектар и амброзия, пища богов, это вы прочтете в любой старинной книге, - пояснил он, - на самом деле это энергия эгрегора, притом не радостная. Она слишком быстро заканчивается.
   - Радостные, довольные люди созидают, а не воюют. Они спокойны и могут полагаться на себя. Им не нужны боги. К богам обращаются в минуты страданий, страха и потерь. Люди считают, что за утешением, а ведь на деле боги, более высокоразвитая цивилизация, просто стала голодать. Я принадлежу к Пограничникам, мы честно стараемся не пускать особо рьяно-голодных в плохо развитые, не способные за себя постоять, миры. Но на деле это практически невозможно, успеть везде. Поэтому был придуман спутник-переход. Благодаря ему мы могли бы оказываться в районе бедствия почти сразу. Наверное, вы поняли, сами мы такое бы сделать не сумели и просто дали заказ, немного его закамуфлировав. А за это мы оберегали планету, где ученые его выполняли. Повторюсь, мы Пограничники, и как воины вполне довольны своей судьбой. А вот боги, им всегда и всего мало, даже их слуги, демиурги, готовы уничтожать кого угодно, лишь бы получить власть. Яблочко от яблоньки, увы.
   А потом начались "космические шахматы". Узнав что их власти должен быть нанесен подобный урон Верховные решились на уничтожение планеты, где выполнялся наш заказ. Пограничникам удалось предупредить ученых и даже отправить за ними капсулу времени, почти разумный корабль, который должен был вывезти их за пределы военных действий между нами, Пограничниками и зарвавшимися Верховными, забывшими, что и над ними есть Высшие силы. Но ученые решили по-другому, они спасали то, что считали ценностью. В корабль были погружены архивы и библиотека, позже вы узнаете его как капсулу Безвременья, - Алан посмотрел на Ива и Яна, - и даже воспользуетесь его гостеприимством. Недостроенный спутник так же был отправлен в космос, где много времени спустя его притянет планета. Сами же оставшиеся бросили жребий. На их планете был звёздный корабль, старый и совсем небольшой. Ведь они не собирались путешествовать в Космосе, считая что безопаснее быть на земле. Да, Астра, - прервал свой рассказ Алан и посмотрел на ахнувшую девушку, прижавшую пальцы одной руки к дрожащим губам, - оставшиеся в живых передадут своим потомкам наказ, никогда не покидать Космос и не делать планеты домом. Так одни улетели, другие погибли вместе с планетой. Это, в свою очередь и послужило началом войны между Пограничниками и Верховными с их демиургами. Что же было дальше? Время. Та единица измерения всего, о которой так боятся говорить. Но оно прошло, и наступило, время, и пути всех заинтересованных вновь пересеклись. Помните? Все движется по спирали, спутник-переход был по-прежнему необходим и Пограничникам, и боги уже разгадали его значимость и решили прибрать к своим рукам. Что бы не рыскать в поисках по всей бесконечности Космоса, они придумали смешать свою кровь с кровью потомков ученых. Именно кровь, с нужным набором генов была ключом к поиску спутника.
   Демиургам был дан приказ создать две армии. Никто не знал, что именно уже создали ученые и что они найдут на спутнике, свет или тьму. Нужны были солдаты на оба случая. Так, шаг за шагом, выстраивалась сеть поиска. Но кроме массовости, нужны были ключевые фигуры, ведь спутник делали учёные, люди, не роботы и эмоции были одной из составляющих и процесса работы, и конечного результата. Казалось бы, совсем в разных уголках Космоса стали происходить странные вещи. На одну планету прилетели Предтечи, те кто по своему обыкновению уничтожали любой выстроенный веками порядок бывший до них, и насаждали своё виденье мира. Но тут они превзошли себя, уничтожив основу жизни планеты, изгнав с неё последнюю ведьму Четырех Стихий. В другой земле был уничтожен род эльфов-отщепенцев, их потомок стал пилотом межзвездного корабля. И дороги этих двоих, случайно пересекутся. Юная Астра, та, в ком смешалась кровь демиургов и ученых, сумеет уговорить призвать легенду Космоса, и как результат, все те, кому отводилась роль пешек, вышли в ферзи. Правда их многовато для одной шахматной доски. Но возможно это правила новой, ранее неизвестной игры. Невозможно все продумать, милочка, - с сарказмом поговорил Алан, приподняв бровь и насмешливо взглянув на диву.
   - Время не единственный Верховный, - с льдистой улыбкой отозвалась она, - есть та, кому он не указчик. Это Любовь. Ян, подойди ко мне, - приказала она парню и смотрела, как он, явно сражаясь с собой и старался себя остановить, тем не менее шёл к ней, - улыбка на красивом лице дивы изменилась на злую ухмылку и само лицо, столь прекрасное изначально сейчас напоминало гротескную маску зла.
   - Вы так предсказуемы, - презрительно продолжала она, - глупые идут против течения жизни, умные по его течению, но не находится никого, кто бы шёл туда, куда ему было нужно! А любовь, это всегда власть, в руках Верховных. Потому религии и основываются на любви, а страх приходит потом, - она усмехнулась, - мальчик мой, моих сил хватит, что бы тебе несколько минут никто не мешал. Ты уж постарайся не тянуть. Ты ведь исполнишь мою просьбу, как обычно, мой милый. Не так ли? - голос дивы изменился, а на глазах Яна заблестели слёзы, видимо она говорила тем тоном, который вызывал у юноши стремление подчиниться, а когда она лизнув свой указательный пальчик и провела им по закушенным до крови губам парня, он сдался и обреченным шепотом произнес:
   - Я исполню все, что вы захотите и так, как вам будет угодно.
   - Мой герой, - дива даже не пыталась скрыть свой триумф, победно оглядывая собравшихся, - убей эту жертву экспериментов, мне уж очень надоели бессмысленные гонки. Я хочу к себе, и в ту чудесную ванну, помнишь? Убей её поскорее и мы окажемся там вместе, я обещаю. К тому же, если я не выполню это задание Верховный даст выход своему гневу и просто уничтожит меня. Ты ведь этого не допустишь? - в мягком, нежном голосе слышалось то мурлыканье сытой кошки, то шипение змеи, готовой к нападению.
   - Никогда, моя госпожа. Никогда, покуда я жив, - горячий шепот влюбленного юноши не оставлял сомнений в его поступке.
   Дива усмехнулась и протянув руку, провела кончиками острых ногтей по щеке Яна, оставляя царапины, - иди же, не заставляй меня ждать!
   Ян, крутанувшись на месте, выхватил из- за пояса нож, рванулся к Астре и вонзил его в девушку, позабывшую своё обещание запахнуть плащ. Как и предрекла дива, все были в оцепенении и никто не помешал парню, именно в те несколько минут, которые оказались необратимы. А Ян, обернувшись к демиургу и глядя ей в глаза произнёс отчаянным, вибрирующим голосом:
   - Я исполнил свою клятву вам и теперь свободен. А потому возвращаюсь к своему истоку и передаю свой дар жизни тому, кому пожелаю. Ведь так звучал наш уговор? Госпожа?! Я знаю, вы всегда считали, что я буду служить вам и после своей смерти, а мой дар может быть подарком только вам. Наверное тогда это было бы действительно так. Но за эти годы, за это время я понял, сумел разобраться в такой странной науке, как любовь. И она оказалась проста. Ты хочешь лучшего тому, кто тебе дорог. И не важно, мужчина или женщина перед тобой. Может быть я и вовсе не умею любить, но дружить умею, а потому, - он осторожно положил Астру на пол, выдернул нож из её тела и вонзил в себя. Визг дивы слился со словами Яна: - Инно Терра..., слова старинного заклинания звучали погребальным колоколом, пока стряхнувший с себя оцепенение Ивен, подбежав и упав на колени, подхватив Астру и в немой мольбе смотрел на друга. Заклинание явно близилось к концу, волосы Астры стали цвета воронова крыла, а Ян, напротив, теряя силы, становился бесцветным и почти прозрачным, а вот вокруг него собиралась тьма, словно укрывая плащом поверженного воина. Или, наоборот, признавая его право победителя, накрывала тело штандартом.
   - Теперь всё правильно, - успел шепнуть Ян с непередаваемой нежностью прощания смотря на друга, - вы истинные Инь и Янь одно целое и личности по отдельности. И да будет так, - он откинул голову, закрыл глаза и словно растворился во Вселенной, сейчас сузившийся до размеров прихожей Дома, который юноша поклялся защищать. А Астра на руках Ивена, распахнула свои, в которых всполохи костра сменило спокойствие синего неба.
  
  
   Эпилог. Кайса. Волшебная ночь. "Быть - значит верить, в большей или меньшей степени".
  
   - Что произошло? - тихо спросил потрясенный Рон у Алана.
   - Дива была уверена в себе и не думала ни о ком другом, - пояснил пограничник, - Ян поклялся ей в преданности, клятва воина нерушима, но он поклялся ей лишь своей жизнью, помнишь? А у жизни всегда есть окончание. Пусть Богов и считают бессмертными, но всё дело лишь во времени. Само по себе бессмертие невозможно с точки зрения эволюции, оно бы привело к застою. Жизнь есть движение, Космос постоянно изменяется. Лишь Пограничники стоят на рубежах Грани, но это совсем другая история. Демиург рассчитывала на любовь, уверенная в своей женской силе. Но Богиня Любовь столь многолика, что никому не дано просчитать её поступки, она непредсказуема. И видимо новые встречи заставили Яна пересмотреть свои обещания. Любовь хоть и бессмертна, но насилием её не привьёшь. Вот парень и разрубил узел.
   Я в ужасе смотрела на место, где совсем недавно стояла красавица, сейчас там лежали лишь обгоревшие кусочки одежды, обещанная кара Верховного. Меня потрясло хладнокровие этого убийства. Иначе происшедшее я назвать не могла. Возможно дива-демиург действительно перешла все возможные границы, не мне судить Верховных, но так растоптать красоту. Словно бабочку уничтожить. Жестокость сильного, но насколько разумного?
   И пустота там, где совсем недавно был Ян, верный солдат тьмы. Отдавший свет своей души ради жизни любимой своего друга, и немножко для меня. В эти страшные минуты осознания происшедшего я словно прозрела, неожиданно поняв, что всё это время, для собственного выживания, я использовала магию. Но не ту, о которой принято рассуждать, к добру или худу говоря о ведьмах. А нашу, внутреннюю, записанную в книгах Рода, которые были утрачены вместе с их уничтожением. Но я помнила, как оживают под взглядом ведьмы страницы, казавшиеся пустыми всем остальным. И читала внутренним взором мерцающие слова "Если не можешь принять происходящее, а деваться просто некуда, то ведьма начинает смотреть на себя будто со стороны, даже говоря о себе в третьем лице".
   У людей так делают совсем юные, неуверенные в себе мамочки или неожиданно ставшие старшими дети, говоря о себе не "я сделаю", или "я пойду", а "мама сделает" или "сестрёнка сходит". Тем самым словно немножко разгружая себя от ответственности, отодвигая её. Так и я, последнее время называла себя "Кайсой" даже мысленно, отодвигаясь от происходящего со мной. Но случившееся заставило меня, бабочку, выбраться из кокона, пусть в нём было хоть и тесно, но безопасно, видимо время пришло. Сейчас я даже чувствовала, как меленько подрагивают мои, еще "мокрые крылышки" от осознания опасности, пытаясь развернуться и призвать Силу. Она была мне необходима чтобы обезопасить, а может и спасти тех, кто был рядом. Пусть Верховные и могущественны, но я, ведьма четырех стихий, могу эти самые стихии призвать, и мы ещё посмотрим, кто окажется поверженным. Безнаказанность развращает, видимо они давно не встречались с отпором. Что ж, я готова. Спасибо Яну и маме.
   Только теперь я поняла решение мамы договорится за моей спиной и с Костой, и с его отцом. Глаза наполнились слезами и стоило мне моргнуть, как они полились по щекам гася своим потоком всё, что так долго жгло меня изнутри: гнев, обиду, иногда ярость. Бедная моя мама, она же спасала меня, как могла, как умела. И всеми её поступками руководил страх потерять, увидеть однажды вместо любимой дочери такие вот обугленные кусочки материи от платья. И остаться одной навсегда. В моём восприятии ребёнка она была мудрой и взрослой. На деле ведьмы выходили замуж очень рано, стремясь успеть вырастить дочь и возможно, не одну. Теперь я ясно понимала, мама была молодой, насмерть перепуганной женщиной, видевшей, что её Роду пришёл конец и спасавшей единственную, ещё живую веточку, некогда огромного Древа. Только страх плохой советчик, а предатели не меняются. Мамочка, прости, я поняла, ты выиграла время не только мне, а и нашему Ремеслу. Нашему праву быть собой, ведающей и знающей, быть ведьмой. А значит, мы с тобой победили.
   Я досадливо провела пальцами по лицу, словно умываясь и вздохнула полной грудью, впервые плача о маме без упрёков и сожалений, окончательно расставаясь с той частью жизни, где была она. Осознав происходящее, я развела руки, уперлась ими в бока и призвала тех, кто и тут, в доме моей мечты попытался наводить свой порядок:
   - Покажись тот, кто затевает вражду! Посмотрим что к чему, своё не отдам никому! - озвучила я древний вызов ведьм, чувствуя, как откликнувшаяся энергия этого места пульсирует в кончиках пальцев рук, - Спутник, говорите? Вам на службу? Сейчас мы посмотрим, кто и кому будет служить! Алан, быстро глянув на меня, усмехнулся, подошёл и встал рядом. Уж не знаю, кто там за нами наблюдал, но в начале стало легче дышать, а потом исчезло чувство тоски и непоправимости происшедшего.
   - Пока мы живы, жизнь продолжается, - озвучила я второй жизненный принцип ведьм, а заодно и успокаивая друзей, не сводящих с меня напряженных глаз и готовых вступить в битву.
   И в ту же минуту удивительно остро почувствовала себя живой, даже краски окружающего меня мира стали ярче и насыщенней. Мне захотелось окунуться в жизнь, которая была вокруг меня, как в озеро, стать с ней единым целым, не смотреть со стороны, отгораживаясь "Кайсой". А вынырнув, рассмеяться солнцу, ветру и собственной обретенной и признанной Силе, явившейся на мой зов и теперь навсегда оставшейся со мной.
   Смог же Ян, пойдя поперёк воли демиурга и, возможно Верховных, показать всем, что у жизни есть исток и конец, а вот путь между ними ты выбираешь сам. Значит, смогу и я, по проторенной дорожке идти всегда легче.
   По растерянному виду Ива было понятно, что он ещё полностью не осознал происшедшее и величие подарка, что сделала его свету тьма Яна, подарив его любви жизнь. Астра растерянно куталась в плащ запоздало вспомнив о своём обещании его обязательно застегнуть. В ямочке у горла, где совсем недавно дрожал клинок Яна, было горячо от переполнявших эмоций. А сердце недавнего духа корабля было снова живо и билось в груди перепуганной птицей.
   - Теперь ты абсолютно живой человек, - подтвердил ей Алан, - уж поверь пограничнику, охраняющему Грань, - Ян передал тебе свою энергию жизни, тем заклинанием. Теперь Двое, это вы с Ивеном. Так он решил, и не думаю, чтобы Ивен был против.
   - И что теперь? - спросила я Алана, и поймав его пристальный взгляд, улыбнулась.
   Странное ощущение осознанности происходящего не ушло, я словно пробудилась от глубокого сна и хоть помнила всё, но теперь желала не вспоминать, а двигаться дальше. Пограничник окинул меня испытующим взглядом и кивнув своим мыслям, всё же ответил:
   - Теперь надо восстановить спутник в его первоначальном замысле. Он слишком важен для существования миров, это все же не игрушка для смертных. Вы поможете нам в этом, а потом решите, что хотите в дальнейшем, и уже мы поможем вам. Но выбирая свой путь, помните, у Вселенной нет конца, она развивается по спирали. Но и у спирали два направления, это именуется бесконечностью.
   - А как же те, во дворе, - спохватилась я, - нам с ними предстоит бой?
   Пограничник покачал головой:
   - Кто рискнёт бросить вызов основам мироздания? Инь и Янь, Свет и Тень миров, неприкосновенны. Или в дело вмешаемся уже мы, Стражи Граней Миров, Пограничники. А связываться с ведьмой четырех стихий, что бы она устроила конец света в Космосе? Знаешь, на такое не пойдёт никто, от слова вообще, - Алан подмигнул мне, как старой знакомой и тут же чуть поклонился, признавая Меня.
   - Астра стала Инь, - продолжил он, - в её жилах течет адская смесь: кровь демиурга, порочной богини ночи. Да-да, именно эта дива когда то, дала свою кровь для какого-то эксперимента Верховных, видимо поэтому она так и не хотела существования Астры, тайны крови многое несут в себе. Не так ли, Астра? И кровь ученых, тех кто дошли до запретной черты и немного её перешагнули. А теперь в ней ещё и энергетика Яна. Посмотрим, удастся ли Ивену совладать со всем этим. Думаю, мы только в начале их приключений и ещё наслушаемся о похождениях Звезды-Астры по Космосу.
   - А что будет со мной и Роном? - если уж в эту Волшебную ночь ты выступаешь, как сказочный прорицатель, то расскажи и наше будущее, - попросила я.
   Алан улыбнулся:
   - В правильном вопросе уже заключена половина ответа, не так ли?
   Отвечая, он посмотрел через мою голову и я, обернувшись, улыбнулась подошедшему к нам эльфу.
   - Думаю, что в начале я постараюсь помочь тут, со спутником, - начал Рон, - а потом мне бы хотелось вернуться к своим истокам, ведь никогда не бывает полностью истребленных миров. Проходит время и всё возвращается. Так или иначе.
   Голос капитана звучал ровно, и лишь я могла услышать в интонации вопрос, обращенный ко мне. Сейчас он говорил только за себя, признавая моё право на собственное решение. Ведь я больше не чумазая беглянка, а признанная самими Пограничниками ведьма четырех стихий. Он же всего лишь эльф, стоящий в начале своего, долгого пути. Я перевела взгляд на ленту с речным жемчугом в его волосах. Рон не снял и не убрал мой подарок, показывая всем, что считает себя в праве бороться за меня, как за невесту. Что ж, время покажет, а пока дорога у нас общая.
   Сегодня волшебная ночь Нового года, время потерь и обретений. Время прорицаний, и веры в то, что всё будет хорошо и всё сбудется. Пусть праздник продлиться до утра, пока нашим придуманным миром, на этом, взятом взаймы у Верховных, а может и кого-то повыше, раз спираль Вечности бесконечна, спутнике, правят Время, Судьба и Любовь.
   Правят ровно до той минуты, пока вместе с рассветом нового утра в окошко не постучится Неожиданность, живущая в каждом дне. Ведь не просто так люди придумали поговорку: "Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах".
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"