Хоуп Алекс: другие произведения.

Далт. Книга 1 - Генезис (доработка текста - июнь 2017)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Далт. Книга 1 - Генезис
    
    
    
     "В конце наших поисков мы снова будем стоять там, откуда начинали, и увидим это место впервые."
     Т.С. Элиот.
    
    
     * * *
    
   "Любой судьбе любовь дает отпор."
   М. Булгаков.
  
     Я - Далт, мое имя это единственное, что я получил при рождении, кроме самой жизни, разумеется. Смысл имени определил мою жизнь. Вот моя история.
    
    
     Далт
    
     Перекресток миров или, проще, проход, был в этой точке столь давно, что вокруг образовалось поселение. Гости попадали в аккурат на задний двор гостиницы. А как войти каждый выбирал сам. Там, внутри, было чисто и запрос клиента о пище, крове и покое почти всегда удавалось исполнить. Я говорю почти, поскольку гости были разные, очень, зачастую в номер присылалась и игрушка, живая, если вы понимаете, о чем я. Потомки этих игр тоже жили в деревне. Таким потомком был и я...
     Как часто случается при подобных событиях, та, кто произвела меня на свет скончалась. Виноват, но я довольно долго не мог ей простить своего рождения. Тем более, что она сама являлась потомком такого гостя. Короче, я был один, с самого появления на свет, и единственным моим багажом было имя, данное при рождении. Как рассказал мне лекарь, моя мать сказала ему еще до начала родов:
     - Если будет девочка - убейте, если мальчик, его имя - Далт.
     Могу ли я считать, что мне повезло? Долгое время я так не думал. Смысл имени "Далт" - страж, оговорюсь сразу, не стражник или охранник, а именно Cтраж, поэтому оно не подразумевает сокращений.
     У людей бытует мнение, что, если происходит что-то плохое, память блокирует воспоминания, что бы человек мог жить дальше. Возможно поэтому я почти не помню свою жизнь до того момента, пока не оказался проданным в гостиницу слугой. Там обучаться пришлось быстро и меня выручали упрямство и редкая живучесть. Хотя, если быть честным, то не знаю сколько бы я протянул, если бы однажды к нам не заглянули воины по пути на планету подарков. К тому времени я неплохо знал некоторые часто встречающиеся языки и из разговора понял, что их отряд должен уйти на задание, а высокий, угрюмый воин - мужчина все никак не хочет оставить какую-то даму. Воин - женщина говорила об отсутствии будущего при отсутствии ребенка. А потом они увидели меня. Странно переглянувшись между собой они не только не рассердились на невольного слушателя.Они меня купили и забрали с собой. Так я оказался в очень красивом месте, во дворце той дамы о которой шла речь.
     Я слышал, как тот воин говорил кому-то - Не плачь, я вернусь! А пока поиграй, он забавный...
     Услышав шаги, я поднял голову и впервые раз увидел Её. Ту, кто определит течение моей жизни, наполнит смыслом мое имя, благодаря кому, я обрету все, чего никогда не имел и даже не знал о существовании. Я увидел мою Госпожу.
     Даже сейчас, по прошествии стольких лет, я помню тот миг так ясно, будто это происходит сейчас. Яркая зелень платья, золото волос, заплетенных в косы и уложенных вокруг головы. В них вколоты драгоценные искрящиеся камни, делая из прически корону... Она шагнула ко мне, и я словно нырнул в глубокий омут ее глаз, таких же ярко зеленых, как и платье. Как она смотрела на меня... Будто я не полукровка, гостиничный слуга, а проще говоря - подстилка из харчевни, а действительно что-то заслуживающее внимания. Её внимания!
     Глаза дамы светились каким-то непривычным для меня светом. К оценивающим я привык, но это было что-то другое. Я узнаю названия этих чувств гораздо позже. Это будут доброта, ласка и нежность...
     Она улыбнулась мне, и я решился заговорить - Меня зовут Далт! - Больше мне сказать о себе было нечего, но она серьезно кивнула, будто я был Лордом из какого-нибудь Высокого Дома и меня представлял глашатай. Я тоже улыбнулся - А ты?
     - А я, Королева этих земель... Добро пожаловать!
     Челюсть я удержал, струхнул здорово, я ведь не знал, как себя вести вот и молчал...
     - Эти деятели хоть покормить тебя додумались? Что ты любишь?
     Вот тут я действительно вытаращил глаза - она была первой в моей жизни, кому это было интересно.
     Подумав, я ответил на пределе честности - Я все люблю, что надо сделать?
     - Сегодня ты мой гость, а там посмотрим.
     Королева отошла к камину и взяв колокольчик, позвонила. Вошедшей служанке были даны инструкции на незнакомом мне языке. Позже я, конечно, узнаю значение тех слов - вымыть, накормить. Будь сдержанна! Многим позже мне не раз придётся говорить их самому, и я стараюсь не забывать тот, самый первый, урок моей королевы - предоставляя помощь, не ущемить достоинство, не обидеть попавшего в беду.
    
    
     "Я по роду зовусь Королевой, самовластной, не властной себе..."
    
     Как жаль, что эти слова баллады дворцового менестреля оказались пророческими, да, я - Королева по роду, но на этом все и заканчивается. И все по тому, что мой любвеобильный отец в своей юности произвел на свет дочь, которая с рождения воспитывалась как воин, а на совершеннолетие он подарил ей отряд тщательно подготовленных воинов. Замечу, я не говорю - людей.
     История моего рождения и проще и трагичней, моя мать не только слыла красавицей, но и была ею. Но вот только вникнуть во все сложности истории моей планеты отцу было недосуг. Мне до сих пор горько от этих мыслей. Отец не знал, что, родив ребенка, Королева передает ему знания нашего рода и уходит, обретая свободу от тягот правления и жизни. Естественно, ребенка женского пола.
     Так отец потерял не только жену, но и советчика. Венец Королевы моя мать носила давно... Я узнала, что есть народ, у которого сиюминутная прихоть может затмить разум. А отец получил дочь, внешне почти клон матери, но только внешне.
     Я так и не смогла смириться, но не с ее смертью, ведь это был и мой путь. А с тем, что он не поверил, просто не поверил в историю моего рода... Он же буквально цепенел, видя взрослые глаза на детском лице. К тому же я и говорить начала рано. Он придумал отослать меня на свою исконную планету, где я и выросла в довольно глухом месте, в одном из его охотничьих замков, этаким сокровищем, припрятанным до поры до времени... Как, и почему туда занесло мою сводную сестру со своим отрядом. Кто знает? Единственным отличием этой девы-воина от отца, было ее умение читать и понимать прочитанное. Так я вновь оказалась в центре внимания и со всеми регалиями, положенными моему сану по праву рождения.
     Однако, восстанавливая справедливость, сестра забыла спросить - а оно Мне надо?
     Единственное, чем я развлеклась, это влюбила в себя ее воинов, а потом мне снова стало скучно. Никому не приходило в голову, что за внешностью юной девушки скрывается опыт поколений. Один из воинов сестры, наиболее мне симпатичный, проговорился, что их новый поход не за горами. Помню, я тогда огорчилась, и он обещал "что ни будь придумать". Право слово, я надеялась, что хоть не куклу! Именно тогда Гледис и Крисп и привезли мне Далта.
     Хорошо помню шум в гостиной, смешки. Выйдя туда, я увидела их, они гордо расступились, показывая мне "презент" - изможденного, темноволосого ребенка. Но тут он поднял голову, и я увидела его глаза. У меня перехватило дыхание, на меня смотрели глаза не человека. Разумеется, я была им благодарна, хотя бы за то, что теперь знала об их слабой стороне - в детях они не видели людей. Не понимали, что перед ними не симпатичные маленькие андроиды, а такие же люди, только маленького роста, но с уже заложенной программой.
     Я же это знала хорошо и первое время сторонилась Далта, пока не поняла, что он ищет моего общества.
    
    
     Далт - становление.
    
     Первое время я просто отдыхал. Ел, спал вволю, а придя в норму, понял, что дела до меня никому нет. Это мне было только на руку. Привычка выживать в одиночку не подразумевала наличие друга или кого-то другого, до кого есть дело.
     Оговорюсь сразу, я не был монстром, или как там это назвать, просто нельзя грустить по тому, чего никогда не имел. Привычка обслуживать гостей вне времени неожиданно помогла мне распоряжаться собой без привязки ко времени суток. Совсем скоро я знал все переходы и покои дворца так же хорошо, как и харчевню, откуда прибыл. Ночью замок словно вымирал, и я действительно испугался, когда, войдя в одну из комнат, где еще горел камин, буквально наткнулся на Королеву.
     Отскочили мы оба, ну я-то ясно, но так быстро в таких юбках. Она секунду смотрела на меня, а потом рассмеялась, так заливисто и звонко, что я сам не мог не улыбнуться.
     - Ты за книгой?
     - Чего?
     - Это библиотека - она повернулась и словно в ответ вспыхнули свечи.
     Я присвистнул, высота полок впечатляла, да и в длину тоже.
     - И ты все читала? Ой! - я осекся и против воли сжался, но удара за такое хамство не последовало, и я рискнул поднять голову.
     Она спокойно смотрела на меня и словно ждала.
     И я повторил фразу, которую слышал здесь, во дворце - Простите, Ваше величество, я не хотел быть грубым.
     Я сам толком не понимал, что она значит, но Королева кивнула и ответила:
     - Читала, разумеется, но не все. К тому же здесь много повторяющихся текстов, просто языки разные.
     Я умно кивнул, прикидывая, как бы свалить, но она задала свой вопрос, и я обмер
     - А на каких языках читаешь ты?
     Вот чего не люблю, так это врать, тем более в лицо. И хотя щеки уже горели я ответил честно:
     - Вообще не умею, никак,
     - Жаль, здесь много интересного.
     - Надо думать - брякнул я и прикусил язык, мало мне влетало за него? Так нет же, и здесь промолчать не могу!
     И опять она не рассердилась, усмехнулась и сказала - Когда будешь готов, приходи, научу! - кивнула и вышла.
     Сразу потухли свечи, стало холодно, хотя камин и горел.
     Сейчас я думаю, это был знак свыше. Без присутствия этой женщины в моей жизни нет ни света, ни тепла. Я вернулся в отведенную мне комнату, стараясь убедить себя, что никуда не пойду, и зная уже что ничто не удержит. Хотя и ошибался.
     Утром Королева обычно пила чай в саду, туда я и направился, и был удивлен, когда дорогу заступили ее пажи.
     - Дворняге не место в псарне Королевы!
     - Даже псарня боится дворнягу, если она бешеная! - ответил я и кинулся в драку.
     К тому времени, когда нас растащили, цветы мы помяли изрядно. Меня держали двое лакеев, над пажами охали дамы. Королева стояла недалеко, а командир охраны громко объяснял ей, какой я зверь. Она слушала его, как меня, вчера, внимательно. Ну и пусть.
     - Посмотрите, Ваше величество, мальчишки с разбитыми лицами, а на лице этого монстра ни одной ссадины!
     Я не выдержал и фыркнул, думая про себя, что там, откуда я был родом, дрались часто, если чего-то хочешь - добудь, вот и добывали. В это никто не лез, но если на роже были следы, то в зале тебе уже не работать - иди, объясняйся с Хозяином. Повезет, если живым от него выйдешь! Это там, в харчевне, а здесь, Королевские пажи. А рожи беречь не умеют!"
     Мне стало противно, и я отвернулся. И услышал, как Королева ледяным тоном поинтересовалась, где набирают и учат пажей ее величества, если первый попавшийся мальчик может с ними справится, и сколь благородны семьи, вырастившие подобных отпрысков - вчетвером на одного! Она говорила что-то еще. Я видел, как позеленел командир охраны. Дамы перестали изображать птичий двор. Лакеи отпустили меня. А пажи, хоть и с трудом, но встали.
     Все это было не важно. Меня потрясло другое, Королева встала на мою сторону! Первый раз на моей памяти меня защищали. Я был рад, что после того, как мне за волосы оттянули голову, демонстрируя Королеве отсутствие синяков на лице, никому не пришла фантазия убрать их с лица и густые пряди надежно скрывали и мои дрожащие губы, и слезы, выступившие на глазах. Я редко плакал от боли, разве что в детстве. Себя, нынешнего, я не считал ребенком уже давно. Да и что определяет понятие "ребенок?" Невинность? Чувство защищенности? Уверенность в любви окружающих? Внешность? Увы, из всего вышеперечисленного я имел только внешность, да и она приносила выгоду не мне, а хозяину харчевни.
     Я отвлекся и вздрогнул, услышав совсем рядом шорох ее юбок. Боясь посмотреть в лицо Королеве, я только ниже опустил голову. Я знал, что это она, по аромату ее духов, свежему и горькому, словно порыв ветра принес аромат цветка, убрав все лишнее по дороге. Сжавшись, я ждал, вот сейчас она возьмет меня за плечо или еще хуже, за подбородок. Сложно объяснить, до какой степени я ненавидел, когда ко мне прикасались. И как заученно цепенел, помня, что будет, если только попробую отстраниться.
     - Далт, посмотри на меня, с тобой точно все нормально?
     Я изумленно вскинул голову, она стояла близко, внимательно вглядываясь мне в лицо, но даже не делая попыток прикоснуться.
     - Да. - я кивнул, - да, все хорошо - и с запинкой произнес столь редко используемое мной слово - спасибо.
     - Так что ты хотел, когда шел сюда?
     Хороший вопрос. Хоть видимых синяков на мне и не было, но досталось мне изрядно, голова болела все сильнее и сильнее, однако я понимал, что следующего раза может просто не быть. Я поднял глаза, ее дивное лицо то ярко проступало, то словно затягивалось дымкой. Я собрал все силы и сказал:
     - Я хочу быть рядом с тобой, охранять тебя, через меня не пройдут! - И, уже теряя сознание, сам удивился сказанному.
     Когда я очнулся, то помнил все, как мне казалось, однако Королева как-то странно на меня смотрела, будто что-то решая, а затем улыбнулась и я успокоился.
     О последующих за этим годах я когда-нибудь напишу отдельно, хотя и сейчас помню каждое мгновенье, да и странно было бы не осознавать, из чего состоит канат, держащий тебя во времени этой жизни.
     Я стал любимцем Королевы, она же была для меня и учителем и другом и той, кто подарил мне невозможное - свою любовь, а вместе с ней понятия о собственном достоинстве, долге и чести. Она сделала меня личностью, дав уверенность в себе и в собственной значимости для нее. О чем я еще мог мечтать? Меня любили не за мои умения. К слову сказать, не знающий меня ранее, никогда бы не усомнился, что я отпрыск благородного рода. Столь успешно моя Королева обучила меня сама, или подбирала мне учителей. Наверное, моя вина в том, что, поверив в чудо, живя в нем, я перестал ценить и беречь сей подарок судьбы. Решил, что так будет всегда.
   Именно тогда к нам и приехала погостить сестра Королевы Эстер, Леди Гледис со своим телохранителем.
     Я не предал значения небольшому охлаждению мне со стороны Королевы, скорее тогда мне это было на руку. Подростка поневоле тяготит то, что необходимо ребенку. Свобода. Как много она значит и сколько голов сложено за нее. А дело в том, что понимание свободы, как и правды, у каждого свое и самое неприятное, что оно, зачастую, сиюминутно!
     Многим позже я понял, что своим охлаждением Королева стремилась уберечь меня от слишком внимательно наблюдавшей за нами Леди Гледис. Что до меня, то подобный взгляд был мне не в новинку, именно так смотрели постояльцы гостиницы выбирая себе слугу. Но подобное в присутствии моей госпожи показалось мне недопустимым и я попытался указать на это, как смог. Ответил на взгляд так, как не должен был.
     Окинув взглядом гостью, я задержал взгляд на ее вырезе, презрительно скривил губы и чуть качнул головой, на языке жестов гостя харчевни это означало "слишком потаскана, покажи посвежее!" Тихое сдержанное фырканье одновременно с нескольких сторон показало, что язык был известен не только мне... Глаза Леди Гледис полыхнули каким то диким огнем, но это была столь мгновенная вспышка, что казалось, кроме меня ее никто не увидел, сама же Леди была подчеркнуто любезна, и только в глазах ее телохранителя я отчетливо увидел брезгливую жалость, на языке простонародья обозначавшую слово "дурак", но и это меня тогда не насторожило, как и приглашение на конную прогулку, поступившее позднее.
     Разумеется, я помчался к госпоже за разрешением и был удивлен, увидев рядом с ней Криспа, телохранителя Леди Гледис. К слову сказать, он и был тем воином, что купил меня в харчевне для Королевы. Он что-то хмуро говорил моей госпоже, словно извиняясь, она казалась растерянной. Подойдя, я кашлянул, привлекая внимание и зная, что, если буду не к месту, моя госпожа просто качнет головой. К тому времени я уже умел понимать ее без слов. Однако она обрадовалась мне и улыбалась, до того, как узнала, что я хочу. Но едва я озвучил приглашение, как она изменилась в лице, и как-то затравленно глянула на Криспа., а тот угрюмо кивнул.
     Воцарилась странная тишина, госпожа пытливо всматривалась мне в лицо. Я же отвечал недоуменным взглядом, силясь понять, что происходит. Ведь подобные приглашения были не редкость. Наконец она кивнула и протянула мне руку, я припал на колено беря ее и поднося к губам и тут же удивленно вскинул глаза - пальчики моей госпожи были ледяные и дрожали. Не будь рядом Криспа, я, разумеется давно бы спросил, что происходит, но при слуге, сам являясь практически слугой, я просто не смел озвучить вопрос. Госпожа все не отнимала руку, все смотрела на меня, а потом рывком выдернула пальцы и развернувшись торопливо ушла. Это было уже слишком. Я рванулся за ней, но тяжелая рука Криспа легшая мне на плечо, отбросила меня назад.
     - Мою госпожу ждать не заставляют!
     Это была странная прогулка, скорее оценка меня, как наездника. Крисп говорил со своей госпожой на одном из языков, смутно мне знакомом. я напрягся и начал улавливать знакомые слова, "совсем распустился", "еще не поздно", "главное, так и не поняла", последнее меня столь заинтриговало, что я пропустил момент, когда мы пересекли границу знакомого мне леса. Я пытался себя успокоить, мол, что может со мной случится? Но внутренний голос подсказывал, что не только может, а уже случилось. Поэтому я не удивился, когда дорога вывела нас к замку более старому и массивному, чем тот, где я жил последние годы. Последнее, что я помню, это моя попытка развернуть коня и умчаться подобру-поздорову.
     Я пришел в себя в комнате, выдолбленной в каком-то камне. То, что это комната, а не темница, говорило ее убранство. На массивных креслах у камина сидели Крисп и Леди Гледис. Я вскочил с узкой лежанки и прижался спиной к стене.
     - Что происходит? Где я и почему?
     Крисп наградил меня тяжелым взглядом:
     - Не ори, госпожа объяснит тебе.
     Я послушно перевел взгляд на двери ожидая увидеть свою госпожу и услышал голос Леди Гледис:
     - Нет, мальчик, твоя госпожа отныне - я.
     Внутри меня все заледенело - Моя госпожа продала меня?
     - Вот уж нет, скорее из-за нее мы вынуждены временно скрываться здесь, - недовольно проговорила Леди Гледис и окинула комнату презрительным взглядом:
     - Она ищет тебя так, будто потеряла сокровище!
     - Но не найдет? - закончил я повисшую фразу и взглянул на необычный камень стен, он явно блокировал ментальные щупы.
     - Не найдет - кивнула Леди Гледис.
     - И зачем я вам? - я говорил нарочито наглым тоном, видя, как бесит это Леди Гледис, но случившееся и напугало меня до одури и встряхнуло, одновременно. Словно и не было этих лет. Я снова был служкой из харчевни, тем кто умел выживать, но не умел сдаваться.
     - Это долго объяснять, - нехотя заговорила она, - но коль времени у нас много. Видишь ли, когда-то не получив желанного наследника, мой отец был вынужден воспитывать меня, как мальчика, но поскольку я была любимой дочерью, он подстраховался и подарил мне отряд, состоящий из лучших бойцов рас, внешне не отличных от людей. Я вела ту жизнь, которая меня полностью устраивала, будучи уверенной в своей неуязвимости до того момента, пока нескольких моих бойцов не уничтожил СТРАЖ. Так я узнала, что каста воинов, ставшая легендой еще до моего рождения, существует и поныне. Естественно, я захотела себе такого в отряд. Но все оказалось гораздо сложнее. Страж дает клятву один раз в своей жизни, сознавая, какую силу несет в себе это существо его привязывают словом к господину или госпоже почти в детстве, и он преданно служит до конца. Потом в легенде говорится "умирает от тоски", но это бред - оружие оно и есть оружие. Так у меня появилась цель. Я знала, что надо искать ребенка и как говорится, на ловца и зверь бежит. На тебя мы наткнулись случайно, но везение не отказало мне и в харчевне - хозяин знал, кто ты. Но возится с ребенком... Тогда Крисп и придумал подкинуть тебя моей не в меру жалостливой сестрице! Естественно, опустив массу подробностей. В общем, она не плохо справилась. Но довольно! Ты в том возрасте, когда начинают воспитывать Воина Щита, и я не намерена упускать своего, даже если сестрица огорчится. Увы, но эту куклу я ей не верну!
     Леди зло рассмеялась.
     Я растеряно переваривал полученную информацию, картинка складывалась, как паззл, я обретал статус и смысл жизни, но вот только МОЕЙ госпоже в этой, новой для меня жизни, места не было. А значит, я вскинул голову и расправил плечи, в тот же момент Крисп встал, оказавшись между мной и своей леди, глядя мне в глаза, прижал палец к губам. Повернувшись к ней, он заговорил об отдыхе и она, кивнув, вышла, даже не глянув в мою сторону. Проводив ее Крисп вернулся:
     - Не горячись, парень, пока ты Страж только по рождению, твоя ценность не так уж велика и если понадобиться тебя убить, что бы досадить сестре, она - Крисп кивнул на дверь - убьет не задумываясь.
     - Ты тоже Страж? - я недоверчиво посмотрел на него.
     - Нет. Вернее, столь в малой дозе, что и говорить не стоит. Ты отправишься в школу, где, если выживешь, получишь все, что тебе надо будет уметь. Она будет коршуном за тобой следить. Хочешь выжить - стань лучшим!
     - Но зачем? Я не собираюсь служить ей!
     Крисп вздохнул: - У полукровок Стражей нет выбора, но есть Сердце. Я много лет следил за Гледис, чтобы она не вредила Королеве.
     - Ты влюблен в Мою госпожу? - я удивленно глянул на Криспа.
     Крисп явно нехотя кивнул: - Я много лет ее люблю. Для военного моего класса, переворот и женитьба на Королеве дело сложное, но возможное, но продолжение династии обязательно. Мне же нужен не трон, а Она. Так что, все осталось без изменений, я только так и могу ей служить, удерживая эту бешеную. Тебя вот нашел...
     - А Королева знает, что ты...
     - В начале знала, а потом я что-то наплел про долг, зачем понапрасну тревожить? В общем, слушай: до окончания учебы Леди Гледис клятвы с тебя не возьмёт, зачем ей кот в мешке? У тебя будет возможность встретиться с Королевой. Я помогу, обещаю! Не ради тебя, а что бы у Неё был свой Страж. Но только если ты выживешь и будешь лучшим в выпуске. А теперь мне пора. Да меня здесь и не было.
     Крисп вышел, а я повалился на лежанку. Следовало все обдумать, а не выть от безысходности положения!
    
    
     "Как будто все прошло, нет боли, есть усталость... и с памятью борьба..."
    
     Пожалуй, эти строки лучше всего описывают мою жизнь после случившегося. Кем же в действительности был для меня Далт, если с его потерей я затосковала так, что свет стал не мил. Непосвященным в мою историю, а таких среди окружавших было большинство, было просто не понять, что я потеряла не просто пажа, а того, кому доверяла безусловно. Опять потеряла.
     Однажды со мной это уже случилось. Криспин. Крисп. Еще до того, как я стала Королевой официально, а не только по праву рождения. Он опекал меня, почти все время находясь рядом, и я поверила, что это внимание не просто долг службы. Было горько узнать об ошибке, услышать от него о его неизменной преданности моей сестре... Что ж, к моему появлению они уже долго были вместе и то, что связывало их, было нерушимым. Я поняла и сумела пережить. Наверное, появление Далта, да еще то, что его привел Крисп, вот это точно мое! Вот что я тогда подумала, а затем поверила в свою фантазию. " Ты - Королева из сказки, - сказала мне сестра, "а выросшие мальчики предпочитают реальную жизнь! Далт уйдет со мной, как тогда ушел Крисп, найди себе новую игрушку!"
     В начале я не поверила. Он же мой! Он же сам мне говорил, как счастлив тем, что я появилась в его жизни, спасла его... Говорил много и красиво. К тому времени я уже знала, что люди не знают цену словам и веры их болтовне нет! Но Далт, он же не был человеком полностью и все же я снова ошиблась. Я затосковала от отсутствия своего места в жизнях дорогих мне людей, от собственной ненужности...
     И тут, как гром среди ясного неба, на меня свалилось предложение Юлиана. Прошло где-то около года после исчезновения Далта. Поиски ничего не дали, что называется ни слуху, ни духу. Боль уже не раздирала меня на части, я словно сжилась с ней. Правда, иногда он мне снился и тогда, проснувшись, я просто не знала, как снова начать жить. Говорят, время лечит, но мне легче не становилось.
     Юлиан, он был одним из отряда сестры. В начале знакомства явно мне симпатизировал, но Крисп просто смел зарождавшуюся дружбу. С тех пор я ничего не знала о нем и его появление стало для меня полной неожиданностью. Я гуляла в саду одна, это было "мое время", ведь несмотря на переживания, обязанностей с меня никто не снимал, а передохнуть от всевидящих глаз придворных было жизненно необходимо. Поэтому увидев быстро идущего ко мне мужчину, я не испугалась, а разозлилась. Пышный придворный наряд был не знакомых мне цветов - оттенки от льдисто голубого, до полночно синего. Они удивительно гармонировали с синевой глаз кавалера, волосы цвета платины давали намек на эльфийские корни визитера, однако могучее сложение и широкий разворот плеч, а главное, постановка корпуса и то, как он двигался выдавали в нем профессионального военного.
     Я искренне недоумевала, пока, поравнявшись со мной он не произнес - Эстер!
     И по тому, как он произнес мое имя, я его узнала... Дальше я повела себя совсем не по-королевски, кинулась ему на шею и расплакалась. Он вел себя безупречно, без расспросов и утешений просто мягко обнял и дал выплакаться... а потом рассказал, что сам - королевского рода, но как самому младшему, ему надеется было не на что, а поскольку войны за власть в его землях практически не прекращались, то профессия воина была единственно возможной. Однако ресурсы королевской семьи все же не беспредельны, и иными словами, он остался единственным претендентом на трон и если я хочу, то могу стать его Королевой.
     - Тебе настолько нужен наследник, что безразлична моя смерть? - изумилась я.
     - Вовсе нет, скорее мне есть, что предложить тебе, хотя и не знаю, как ты отнесёшься после Далта... Видишь ли, у меня есть дети, но у них давно нет матери, вообще нет никого, заинтересованного в их жизни. А я, став Королем... буду Королем, а не родителем, я слишком долго к этому шел!
     Вот так Себастьян, Теодор и Лаура стали теми, кто занял все мои мысли и все время на несколько последовавших за этими событиями лет. Ведь я согласилась практически сразу и вернув корону опешившей сестре, вечером того же дня уехала с Юлианом.
     Так я стала Королевой не только по праву рождения, но и по замужеству. Что касается детей, я делала все от меня зависящее, что бы помочь им обрести потерянное детство и лишь иногда жалела, что не могла ответить на их искреннюю привязанность и любовь, но не из боязни что-то вновь потерять, а просто второго Далта на свете не было...
    
    
     Далт. Развязка.
    
     Мое пребывание у Леди Гледис затянулось, и я всерьез стал опасаться, что просто не дотяну до обещанной школы. Она играла мной, как сытая кошка полудохлым мышонком и к концу года я уже так устал, что мне было все равно, что со мной будет дальше. И снова на помощь пришла моя госпожа, поскольку только Королеву Эстер я считал ею, и с этим Леди Гледис ничего поделать не могла, как не старалась, а арсенал у нее был богатый...
     И это было не упрямство, что бы не говорила Леди, а та соломинка, за которую я держался, но держался зубами.
     Вернувшийся из отлучки, Крисп рассказал об изменениях в жизни Королевы и даже привез журналы с фотографиями. Вслед за ним приехала и Леди. Она бесновалась долго, я, естественно оказался крайним, так что пришлось ждать глубокой ночи, чтобы пробраться в комнату и цапнуть журналы. И вот я снова вижу Её. Госпожа окружена детьми, рядом новоявленный муж, но мне до них дела нет. Я смотрю на нее и с удивлением понимаю, что по моим щекам текут слезы, вот просто так, от одного взгляда на мою Королеву, от безысходности и отчаяния, от дикой душевной боли и осознания собственной глупости... Я протягиваю руку и дрожащими пальцами касаюсь подола пышной юбки на картинке и тихо шепчу " госпожа моя"...
     От скрипа дивана я подскакиваю, Крисп зло смотрит на меня:
     - Какая она тебе госпожа? Она теперь и мать, и жена, и все такое... дружок бывший ишь как все придумал, а вот я, дурак, не додумался и потерял её, теперь навсегда...
     Крисп был пьян, и, естественно бросился на меня, но сейчас терять мне было уже нечего:
     - И что с того? - заорал уже я - мне пофигу, я не мужем и не ребенком ей не был и не буду! Ты сам говорил, что поможешь мне стать Стражем, что бы госпоже ничто не угрожало, так помоги! Мне надоело ждать и быть мальчиком для битья у этой дряни! А нет, не можешь, так и скажи, и убей, но больше я так не могу и не буду! Не заставишь!
     Я орал и бесновался не хуже самой Леди, когда что-то было не по ней. Крисп был так поражен, что, по-моему, протрезвел...
     - Ты кого дрянью назвал? - очень тихо спросил он, и я сразу умолк, а потом так же тихо ответил:
     - Твою хозяйку, а ты - трус на службе дряни, и как бы вы меня не били, я не буду вам служить. Хочешь, убей, если ты только на это и способен, или просто пойми, ты вымещаешь на мне свою ненависть к себе. И служба твоя Леди Гледис это не что иное, как твой способ наказать себя...
     Я ждал, после такого он подойдет и ударит, и это будет конец. Но вместо этого он как-то странно глянул на меня и хрипло проговорил:
     - Ты говоришь, как она, как Эстер, будто её слышу...
     - Естественно, - отозвался я, это же она меня учила понимать других...
     Уж не знаю, как Криспу удалось, что он наговорил Леди, но утро я встретил уже в Школе.
    
    
     Эстер и Далт. Встреча.
    
     - Может я и не создана стать матерью, но я не отдам мальчиков в школу, о которой известно только то, что её создал твой бывший сослуживец! - это моя реплика
     - Эстер, не считай меня за неблагодарную скотину, мне ли не знать, что для моих детей ты - мать, гораздо больше, чем я - отец! Но мальчики выросли, школа неотвратима, и, естественно, я отдам их тому, кого видел много лет в деле и кому доверял свою жизнь! - это Юлиан.
     А сам диалог повторяется вторую неделю. Он искренне не понимает, а я не могу озвучить, что не доверяю Криспу после исчезновения Далта. Ведь и так понятно, что наследные принцы - это не паж - полукровка, о существовании которого, похоже, помнила только я...
     - Тогда я должна увидеть эту школу!
     - Эстер, дорогая, это закрытая территория, ее даже на картах нет.
     - Великие Боги, какая таинственность!
     - Это для безопасности.
     - Это паранойя владельца школы, он тихо тронулся умом, а что бы никто не понял, он еще и под корягу спрятался! Я психу детей не отдам! - и разговор шел на новый виток.
     Каково же было мое удивление, когда Юлиан сообщил, что Крисп согласен принять меня инкогнито и показать школу, но только мне одной, даже без него.
     - Но разве ты не хочешь увидеть место, где будут жить и учиться твои сыновья несколько лет?
     - Я видел список предметов, и он меня полностью устроил, а наличие или отсутствие мебели, или чего-то в этом духе меня не волнует, я вообще то Король, а не завхоз, если ты помнишь...
     И я не нашлась с ответом, что было не часто.
     Как и было договорено, я прошла через портал и очутилась в кабинете Криспа. Он явно меня ждал, приблизившись, низко поклонился. Я не видела его уже очень давно и словно встретилась с юностью. Он мало изменился, только стал еще более отстранен и сдержан? Замкнут? Нет, не то. Ладно, не важно, не за тем шла.
     Он секундно колебался, а потом выдохнул: "ты совсем не изменилась", и улыбнулся столь счастливо, что я не стала поправлять его "ты", столь неуместное мне, нынешней. Ведь я же здесь инкогнито, без свиты и пафоса которые сопровождали меня после замужества. Поэтому мое приветствие тоже прозвучало мягко и неожиданно сердечно.
     Он был явно рад и мне и моему интересу к делам его детища, Школы. Особенно, когда понял, что вмешиваться я не собираюсь и ничего просить для детей Юлиана не буду. Об этом я сказала ему сразу: " Я прекрасно понимаю, что мир не самое безопасное для жизни место, и, если от твоих умений и знаний зависишь не только ты сам, спрос должен быть строг. Мальчики - сыновья короля.
     - Как странно, ты их называешь как угодно, но не разу - мои дети.
     - Так они не мои, они сыновья Юлиана.
     - Эстер, ты лукавишь...
     - Нет, Крисп, просто живу, как умею, еще раз потерять и выжить снова я не сумею. А может и не захочу.
     - Ты все еще его помнишь?
     - Как забыть, ведь он был вторым после тебя, кому я поверила, но увы, с тем же результатом... Всегда находится кто-то лучше меня и ... - я не смогла договорить.
     - Нет, Эстер! Нет!! Это совсем не так, как ты думаешь! - вопль Криспа заставил меня отшатнуться.
     Пока я говорила, я не смотрела на него и только сейчас увидела и стиснутые кулаки, и закушенную до крови губу. Увидев мой испуг, он как-то сразу сник и уже другим тоном спросил:
     - Так тебе показать ту школу, о которой говорят, куда записывают с рождения и которую никто не видел?
     - Да, конечно, и не только из-за всего перечисленного, а потому что это Твоя школа. Я же помню, как ты рассказывал о себе, о том шансе что выпал тебе случайно... и как бы ты хотел, если выживешь до конца контракта, иметь возможность дать такой шанс другим мальчишкам, тем более полукровкам, ведь им не доверяют обе стороны. А про твоих кадетов ходят такие слухи, что выпуски расписаны уже заранее.
     Он казался удивленным:
     - Ты много знаешь...
     - Мне было интересно, как ты исполняешь свою мечту.
     Он шагнул ко мне и взяв мою руку потерся об нее щекой:
     - Спасибо тебе, что помнишь, каким я был... Жаль только сил не хватило такими остаться. Ладно, пойдем. Хотя одного я так и не понял, ты же против, что бы дети Юля учились у меня. И тут же расхваливаешь?
     - Крисп, я слышала много хорошего, но дело касалось слуг.
     - Ах, вот в чем дело, жаль не сообразил раньше. Да, затевалось все, как я говорил, но потом стали появляться дети у друзей и, в общем, я открыл второй поток. Ориентировочно это два отряда, Черный и Серый, по цвету формы. В программах есть небольшие отличия, черным можно дружить, ездить на каникулы к друг другу, таким образом у нас даже династические браки появились! Поехал к другу раз, другой, а у друга - сестра. В общем, даже здесь политика!
     - А Серый отряд?
     Крисп ответил не сразу, подождал пока я закреплю густую вуаль, а потом и капюшон плаща натянул на меня поглубже "инкогнито".
     А затем вывел меня на небольшой балкон, перед нами был плац, на котором вовсю шли занятия. Наверняка Юль назвал бы и вид борьбы и дал бы оценку увиденному. У меня же просто перехватило дыхание, с лева и с права шел бой, а посередине, по широкой дороге ходили инструктора и время от времени что-то рявкали. Присмотревшись, я увидела, те кто с лева были затянуты в черные глухие комбинезоны, а на головах были страховочные шлемы. Те же кто справа, из одежды имели штаны и сапоги, а лица и головы были замотаны чем-то явно не для смягчения удара, а служили, скорее, маской. Увидев, как один из них упал, я поежилась, представив, как он приложился голой спиной об брусчатку плаца.
     - А Серый отряд, - как ни в чем не бывало, продолжил Крисп, это телохранители, воины - щиты. Им дружба не положена, хозяева могут оказаться врагами. Они - оружие. За ним надо ухаживать, а вот целоваться с клинком вряд ли кто станет.
     - Но они же люди?
     - Ну, если официально, то не все, а если не официально, практически, нет.
     - Я про чувства! - негодующе пояснила я.
     - Да понял я, понял - ухмыльнулся Крисп - сказать просто нечего, Тем, кто прибегает к услугам выпускников Серого отряда однозначно не до чувств.
     Я смотрела за действом, развернувшимся передо мной, как за неизвестной ранее танцевальной постановкой. И хотя падения и удары были не бутафорией, само действо завораживало. Среди Серых выделялся один, даже не знаю чем, ведь солистов там не было. Но я, взглянув на него пару раз уже не отводила глаз, и даже ахнула, когда он упал. И хотя юноша вскочил с грацией зверя, мне почему-то было его жаль. Я взглянула на Криспа и отшатнулась, он смотрел на меня, не отрываясь и в его глазах странно уживались ярость и грусть. " Пойдем". Я послушно вернулась за ним в кабинет, он ненадолго вышел, а я медленно снимала плащ, откалывала вуаль, поправляла прическу все еще под впечатлением от увиденного и думала о том юноше. Он казался мне странно знакомым.
     Стремительно войдя вернувшийся Крисп заговорил прямо от дверей... Скажу одно, хорошо, что я успела сесть раньше, чем он заговорил. Что ж, все тайное становится явным нежданно, и я получила ответы на все вопросы, которые уже отчаялась задавать. А Крисп все говорил...о себе, обо мне, о сестре и Страже. И вот, последнее откровение.
     - Ты недаром смотрела на того мальчишку, ты ведь чувствовала его боль, как свою, разве нет?
     У меня пропал голос, и я только утвердительно кивнула
     - Что ж, не даром, это - Далт.
     Я вскочила и в отчаянии схватилась за голову: "Нет!" Почему-то вмиг вернулась вся боль пережитого и то чувство отчаяния, что захлестывает с головой и уже не знаешь, не как жить дальше, а зачем. Просто все теряет смысл, вот так, разом. Конечно, я думала о моем мальчике очень часто, боль не прошла. Я просто ее убаюкала. Иногда думала, что его уже нет... Иначе он бы обязательно дал о себе знать. Обязательно пришел бы, ведь он любил меня не меньше, чем я его. Наверное, это кощунство, вот так думать, но мне же надо было жить, а я даже 33поговорить о нем не с кем не могла...
     И вот... жив, здоров, упражняется. Я не сразу поняла, что этот крик, что я слышу. Это я кричу, мое отчаяние от подтвердившегося предательства, от того, что вот теперь действительно все...
     Крисп, белый как мел, трясущейся рукой подал мне стакан воды. А моя память, будто в насмешку подбросила, что он не выносит женских слез, совсем. А я-то такую истерику закатила.
     - Эстер, я очень виноват перед тобой...
     Я устало подняла на него глаза:
     - Пустое, наверно действительно лучше ужасный конец, чем ужас без конца...Подожди какое-то время, я тебе еще спасибо скажу...
     Крисп серьезно посмотрел на меня,
     - Пожалуйста, не надо меня ненавидеть.
     Я только качнула головой
     - Я просто не хочу больше ни о чем говорить. Твоя школа действительно хороша, скорее всего, Юль пришлет мальчиков.
     - Я увижу тебя снова?
     - Нет, прости, ничего личного. Но, я не хочу... я собиралась сказать, что просто не смогу вновь оказаться в стенах где была разбита последняя, такая крохотная, надежда. Но голос меня подвел, дрогнул, и по лицу вновь полились слезы, я отвернулась.
     - Не надо говорить, просто послушай, вон та дверь, там буду я. На случай, если с детьми не передумаешь. За этим зеркалом - портал, он настроен на замок Юля. А вот та дверь, это ходмагик, с той стороны все видно и слышно, но войти можно, если снять защиту здесь. Это просто. Надо позвонить в колокольчик - он сунул мне его в руку.
     - Зачем? - я непонимающе смотрела на него.
     - Там Далт. Решать тебе.
     Крисп как-то скованно поклонился и вышел, а я так и застыла, с колокольчиком в руке.
  
   " Я должен притворяться, что есть другие. Но это ложь. есть только ты."
   Хорхе Луис Борхес
    
     Те годы, что я провел в школе, научили меня многому. Естественно, было тяжело и самым трудным было не думать, не вспоминать. Мог ли я подать о себе весть? Мог, наверное, и в этом была моя слабость. Я так и не решился. Побоялся ответа. Решил так, стану, кем должен, тогда и появлюсь. Никому другому я служить все равно не буду, что бы там не придумывал Крисп. Клятву Леди Гледис я дам только под пыткой, причем такой, после которой я, как Страж, буду бесполезен. В начале учебы, мне казалось. я прав. И стоило подумать о Королеве, как я наказывал себя, беря новый язык или вид боя. Несколько лет я учился, что называется, не поднимая головы. А потом стали приходить сны... Мне снилась госпожа, в начале она была почти рядом, а потом медленно удалялась. А я не мог пробиться к ней через прозрачную стену.
     Когда Крисп вызвал меня к себе прямо с плаца я бегом рванув в его кабинет, честно старался понять, что не так на этот раз. Последнее время наши и так натянутые отношения просто звенели от напряжения. И это здорово отражалось на моей шкуре.
   Аромат её духов я почувствовал в коридоре, нет, еще на лестнице. Ноги у меня подкосились и как я дошел до его кабинета, просто не помню. Крисп впихнул меня в комнату. Эту западню я знал хорошо, окна в ней не было, а дверь открывалась только на оттиск ладони Криспа. Он вышел, а я увидел и услышал все... Конечно, я бился в эту проклятую дверь, а она отбрасывала меня назад. Я молотил кулаками по стенам, сбивая их в кровь, мечась загнанным зверем по западне. Я слышал, как плачет моя Королева, как складно говорит Крисп, и ревел сам, потому что самого важного, самого главного он так и не сказал. Не сказал, что я не предавал её никогда, даже в мыслях. А ведь он обещал помочь мне, тогда, несколько лет назад. И я поверил ему.
     Сейчас же я только и мог что беспомощно смотреть, как она направляется к порталу, чтобы уйти навсегда из моей жизни. Будь я хоть трижды Страж но, как и сказал Крисп, решать ей. И если моя госпожа не желает меня видеть, это приказ. А его, как известно не обсуждают, а выполняют.
     Я смотрел, как она медленно идет, словно еще думая, слезы бессилия то и дело застилали мне глаза. Я смахивал их ладонью, понимая, что до своего смертного часа не забуду этих мгновений. И, когда до портала осталось несколько шагов и он начал призывно светиться она решительно обернулась и подняв колокольчик, зазвонила!
  
   " Всегда есть шанс, пока есть чувства..."
    
     Наверное, это была самая длинная дорога в моей жизни. И самое трудное решение, но я так хотела его увидеть! Понимая, что чужая ему. Уже почти смирившись с этим, я думала, что только одним глазком гляну и отбросив колокольчик, сразу шагну в портал. Но едва раздалось первое "донн", как Далт, с диким криком "госпожа" выскочил из двери и почти снес меня от портала. Что бы удержаться на ногах, я была вынуждена схватиться за него и, потрясенно поняла, что руки мои лежат на его плечах, а вот что бы увидеть лицо, мне надо поднять голову. На меня смотрели яркие, такие знакомые глаза, на взрослом, незнакомом лице. Я увидела слезу, стекающую по его щеке и подняв руку, осторожно стерла ее кончиком пальца. "Что ты, милый?"- эта фраза вырвалась так привычно, я всегда именно так спрашивала Далта, когда он был ребенком. И никогда не обращалась так к детям Юля.
     - Госпожа - голос нынешнего Далта был мне не знаком, - госпожа, ради Всевышнего, поверьте мне, я вас никогда не предавал.
     Я чувствовала, что юношу начинает бить нервная дрожь, потянула его за руку к горящему камину, села на небольшой диванчик. Ожидая, что он сядет рядом, но он сел у моих ног, все еще не выпуская мою руку и глядя на меня снизу-вверх, словно и не было этих лет...
     Я с трудом оторвала взгляд от его глаз и окинула взглядом уже всего. Что ж, ребенком он был красив, как ангел. Сейчас этот ангел повзрослел. Свободной рукой я провела по широкому плечу, он был обнажен по пояс, в тех же штанах и сапогах, что я видела на плацу. Ссадины на плечах, сбитые в кровь руки...Странно, на плацу я ничего подобного не заметила.
     - На занятиях у тебя еще маска была и что-то на голове наверчено, - я покрутила рукой, показывая, как наверчено. Он кивнул и улыбнулся, и эта улыбка словно вернула мне моего мальчика.
     - Это что бы нас не узнавали, мало ли где служить придется.
     Я отшатнулась от звука незнакомого голоса, а Далт видя это отпустил мою руку, как-то растеряно взглянув.
     - Я столько лет мечтал о встрече, как расскажу тебе все, объясню и вот молчу, просто не знаю, как начать и что сказать, - тихо проговорил он.
     - Ты сел на коня и поехал сопровождать Леди Гледис - начала я и он грустно усмехнулся.
     - Я поехал сопровождать ее, а попал в свой, личный ад.
     - И сколько ты там пробыл?
     - Я из него еще не вышел, госпожа, и не знаю, как и чем заслужить дорогу обратно.
     Далт говорил медленно, подбирая слова, и я вновь узнавала в нем того маленького мальчика, он и тогда говорил так " что бы не сорваться и не жаловаться", и как и тогда я слышала в его словах, и ужас, и отчаяние, и безумную надежду.
     - Я никогда не буду ей служить, и вообще никому, кроме тебя, - в тихом голосе юноши неожиданно звякнула сталь.
     - Почему? - я была растеряна.
     - Страж должен быть предан своей госпоже, а до неё мне дела нет, пусть хоть на ленточки режут.
     - А если я откажусь?
     Далт кивнул, словно ждал именно этого.
     - Тогда в наемники пойду, там все равно, - он махнул рукой и отвернулся.
     Я грустно взглянула на него: " Ты стоишь очень дорого, Далт, своих денег у меня нет, а мой супруг, - тут уже я махнула рукой.
     Дверь открылась, Далт, мгновенно вскочив на ноги, встал между мной и вошедшим Криспом, и если я не совсем поняла, встал он перед ним, или меня закрыл, то Крисп не сомневался ни минуты.
     - Остынь. Тебя на службу не взяли.
     И тут я, удивляясь самой себе, поднялась, обошла Далта и взглянув Криспу в глаза проговорила:
     - Он мой! Как ты это оформишь, мне нет дела, но, если сейчас ты попытаешься вновь что-то поставить между нами, я вспомню, что не являюсь человеком полностью и вызову ту, другую мою часть. Ты знаешь меня, ты видел...- я злорадно посмотрела на побелевшего Криса, - вижу, ты помнишь...
     Крисп лихорадочно провел рукой по волосам, конечно он помнил. Моя магия - это магия природы, она держится на равновесии, а если это равновесие нарушено, то становится спонтанна и непредсказуема, и поэтому от нее нет защиты и пользуюсь я ею, как капризный ребенок, заводясь от собственного каприза еще больше. Местоположение Школы, на горе, среди леса, да еще река внизу протекает, природа моей магии - разрушение, да я здесь, сейчас, такое устрою!!! Я глубоко вздохнула, разрешая упасть внутренним оковам сдерживающих начал, чувствуя, как внутри меня начинает медленно разворачиваться спираль Моей магии, та часть меня, которую я так старательно сдерживала в угоду всем. И что же? Мою сдержанность приняли за слабость. Возможно, я виновата сама, бесконечно подстраиваясь под невозможное. Стыдясь своей внутренней непохожести, стараясь быть не иной, хотя бы внешне...
     Быть собой! Отстоять это право и Быть! А иначе, зачем было начинать жить в этом облике? Я стояла чуть позади Далта и поэтому переведя взгляд, отчетливо увидела его спину. " Ты плохо учился?"- не задумываясь, послала мысль и сразу пришел ответ, вернее тот непередаваемый звук, что в мыслеречии заменяет смех.
     " Тогда что же?"- настояла я на ответе.
     На этот раз "голос" был серьезен. " Никто, кроме тебя, госпожа моя. Никто."
     Я шагнула вперед, моя магия не тронет Далта, что же до остальных... Небо раскроила молния, порыв ветра распахнул окно, брызнули разлетевшиеся стекла и последнее, что я услышала, был вопль насмерть перепуганного Криспа: " Эстер! Остановись!! Он - Твой!!!
    
    
     "В любви - лишь двое. Весь мир вокруг - декорации."
   Антуан де Сент Экзюпери.
    
     "Главное, вовремя остановиться" - пришла мне в голову "светлая" мысль, жаль только, явно не моя. Кабинет Криспа я разгромила знатно... Ну, а что он хотел? Это только в сказках бывает, махнула девица одним рукавом, пошел дождик, махнула другим, и вот уже солнышко сияет. Здорово конечно, кто ж спорит, да только стихию просто так, одним махом, не остановить. Я огляделась, на полу блестела мелкая крошка оконных стекол, и пара вывернутых из стен рам. Чадил залитый водой камин. Под ногами мерзко хлюпал пропитавшийся, как губка водой, ковер. И все это "великолепие" покрывал слой бумаг, наверняка очень важных, но, увы, мокрых безвозвратно. Из-под массивного стола, несколько покореженного, но уцелевшего, выбирался Крисп. Наверное, во мне самой еще не улеглась эта шальная радость освобожденной стихии и я, вместо сочувствия, звонко рассмеялась. Я все еще веселилась, когда ко мне шагнул Далт, по пути небрежно, ногой, перевернув в нормальное положение какую-то табуретку. И, легко приподняв меня за талию, переставил с мокрого пола на это возвышение. Я, не задумываясь, оперлась руками о его плечи и только почувствовав, как прохладная кожа буквально загорелась под моими ладонями, будто очнулась сама. Сейчас наши глаза были на одном уровне... У Далта они вообще были потрясающие, как камень авантюрин, только черный с зелеными искрами. Сейчас же, при взгляде на меня, они потемнели, совсем... А я судорожно пыталась осознать: мой мальчик поднял меня с такой легкостью, и этот взгляд, и впечатляющий разворот плеч, и пылающая под моими руками кожа, несмотря на стылый ветер, гуляющий по комнате. Мой мальчик?! Не мальчик больше... Мальчик вырос без меня, вот в этого сильного и опасного юношу. Или скорее уж в мужчину. Ой-й...
     Крисп что-то сказал ему, и парень при звуке его голоса, четко развернулся и вытянувшись в струнку, заметно побледнел. Я не знала языка, на котором говорил Крисп, но судя по гортанным, резким фразам и тому, как слушал его Далт, ничего хорошего в "речи командира" не было. Едва Крисп закончил, Далт коротко ответил и быстро вышел. А Крисп повернулся ко мне:
     - Он сейчас вернется и проводит тебя в гостевой дом. Отдохни. Нам всем нужен небольшой отдых. А потом я приду, и мы поговорим, если захочешь...
     - Мне пора возвращаться, - немного растеряно отозвалась я.
     - Не получится. Пока ты громила мой кабинет, этот...в общем, он повредил настройки перехода. Не кардинально, естественно. Но пару дней ты моя невольная гостья. А он - Крисп дернул головой в сторону влетевшего в кабинет Далта - твой телохранитель.
     - Хорошо...- я кивнула (так я не отпускала себя очень давно, и как результат, начинала болеть голова, и хотелось пить). Далт, полностью одетый, даже в плаще, метнулся ко мне и сняв с "постамента" протянул плащ и вуаль. И снова я почувствовала, как под моими руками закаменели мышцы плеч Далта, стоило мне опереться на него. Точно, мне пора на воздух!
     На улице оказалось неожиданно холодно. Что-то вроде предзимья. Климат в королевстве Юлиана был гораздо мягче, да и ходила я чаще всего телепортами.
     - Тут недалеко, - негромко сказал Далт, - придём, я сразу разожгу камин, ты согреешься.
     Дом был небольшой, одноэтажный. Прихожая, что-то типа гостиной и неожиданно большая, спальня. Дерево, камень, минимум украшений. Странное место. Далт, едва мы вошли, сразу занялся камином, а я ловила эмоции внутри дома и все больше настораживалась. Какой странный клубок - надежда и равнодушие, какая-то обреченность. Боль, боли было много, но она была не от отчаяния, а скорее, какая-то радость? Но и радость была не светлая... В общем, брр-р...
     - Что это за место?
     - Гостевой дом, госпожа - откликнулся Далт, повернув ко мне голову от разгоревшегося камина. Огненные блики странным рисунком ложились ему на лицо, то высвечивая сверкающие, нечеловеческие, глаза, то подчеркивая резкость скул и волевого подбородка и неожиданно, горькой складки у губ. Эта игра света и тени делали безусловно красивое "породистое" как сказали бы при дворе Юля, лицо старше и опаснее, и что сейчас было особенно заметно, красота Далта была не человеческой.
     Видя, что я рассматриваю его, Далт поднялся и выпрямился. Что ж, надо отдать должное Школе Криспа, из изящного придворного мальчика он сделал воина. Но на поясе Далта не было оружия. И я поняла, почему. С его выучкой оружие теперь - он сам. Или им станет любой предмет в его руках. Может быть, в доме так мало вещей именно поэтому?
     - Гостевой дом - повторил Далт, - когда приезжают подбирать личного телохранителя, его же надо узнать. На плацу это одно дело, подчас кажется, парень подходит полностью, а вот в близи - полная несовместимость. А ведь он будет рядом постоянно, взаимный негатив может помешать. Школа у Криспа особенная и выпуски его расходятся быстро. Телохранитель - это не тот, кто от оружия закроет, мы не стены. Мы - щиты, пока жив щит, жив и его хозяин.
     - И там знакомятся? - я кивнула головой на спальню.
     - И там...- Далт позволил себе улыбку - а разве в твоем нынешнем дворце у тебя нет телохранителя?
     - Я вообще то Королева...и дети... и Юль, зачем мне? - поняв, что бормочу, словно оправдываясь, я замолчала.
     - Дело вкуса - пожал плечами Далт.
     - Я вот не пойму, ты хамишь или нарываешся - начала я, делая шаг к камину и вдруг застыла от догадки - с тобой так тоже знакомились?
     Далт вспыхнул до корней волос, но ответил сразу:
     - Со мной - нет.
     - Почему? Ты же хорош, как молодой бог.
     - Да - а? - Далт казался удивленным, - спасибо, конечно. В смысле, рад, что нравлюсь...Но тут уродов и не держат.
     - Не уходи от темы.
     - У меня уже есть госпожа, - он произнес эти слова как-то по-особенному, громко и четко, словно повторял много - много раз. И уже тише добавил, - моя госпожа - ты.
     - И Крисп так легко пошел на твои условия? И Гледис согласилась?
     - Нет, госпожа, - Далт отвечая, опустил глаза.
     - "Нет" на что? - я хотела их увидеть.
     - На все... - он по-прежнему не отрывал взгляд от пола и ему явно не хотелось продолжать тему, но мне больше спросить было некого.
     - Моя госпожа - ты, - в голосе Далта проскользнула странная обреченность, - Криспу пришлось с этим смириться, я же был нужен живым.
     Ответив, Далт демонстративно отвернулся.
     В комнатах значительно потеплело, и я шагнула в спальню, ища глазами зеркало. Его не было. Была кровать, большая... Еще какой-то столб, крыша что ли проседает? Хотя вряд ли к опорному столбу стали бы крепить наручники...
     Ладно, это их дела. Мне б прическу без горничной разобрать! Я присела на кровать, и стала вынимать шпильки, конечно у путешественницы " инкогнито" есть свои преимущества, вместо сложной прически горничная заплела мне простую косу, но горка удерживающих ее шпилек неуклонно росла, наконец коса развернулась и упала мне на колени.
     Я услышала восхищенный свист и подняла глаза. Далт торопливо хлопнул себя по губам
     - Прости, но это нечто...
     - Ага, - я вздохнула - устала я от них, но колдунье отрезают волосы только в день казни... или она сама идет на это, круто меняя жизнь. Здесь же все, опыт, знания - я покачала тяжелую косу и прилегла на кровать:
     - Иди сюда. - позвала я.
     - Госпожа передумала? - меня неожиданно тронула наглинка, прорезовавшаяся в голосе моего бывшего пажа, Далт всегда наглел в разговоре, когда чего-то сильно боялся. Этакая защита нападением.
     - Не дури, а? Кровать огромная, но одна. А ночь долгая.
     Далт обошел кровать с другой стороны и лег на край. Повернув голову, взглянул мне в глаза: " Спокойной ночи, госпожа". Он уснул мгновенно. А я, мысленно прося прощения придвинулась ближе, погружая его в еще более глубокий сон и коснулась его лба своим. Так я делала в его детстве, считывая все то, что он не хотел говорить. Знаю, это плохо, это вообще недопустимо так пользоваться магией. Но я просто не могла позволить окружающим вновь манипулировать мной и моими чувствами.
     И его жизнь развернулась передо мной....
     Вынырнув, я стерла слезы, стараясь сдержать рыдания. Бедный мой малыш! Такой отчаянный и такой одинокий. После увиденного, я простила ему все. Он мне не врал, он действительно меня любил...
     Что ж, теперь дело за мной. Мне надо быть с собой предельно честной и ответить на вопрос: "А я его, нынешнего, люблю? Да, я очень была привязана к мальчику - пажу, умненькому, красивому, безмерно обожавшему меня. Да, я тосковала без него, без его отношения ко мне. Так меня не боготворил никто. Но тогда он был ребенком, и я была единственной величиной в его жизни... А сейчас? Как я отношусь к нему сейчас? Зачем он мне? Все это необходимо было обдумать.
     Но одно я могла сделать уже сейчас, я вздохнула и стала расплетать косу.
     Далт вздрогнул и проснулся. Давно он не спал так, не контролируя ситуацию, не сразу понимая, где он. Весь мир виделся сквозь золотистую пелену, душистую и теплую. Повернув голову, он понял, что это за пелена. Его госпожа спала рядом, чуть выше на подушке, а ее распущенные волосы мягким плащом укрывали его. Во сне ее лицо казалось усталым. А он? Он не чувствовал боли вообще, нигде. Еще не веря, Далт вытянул руку, пошевелился, стараясь не разбудить ее.
   Их тренировали жестко, подчас жестоко, но как он и говорил ей, закрыть собой от оружия ближнего боя, это самое простое, тебя убьют, а господин пусть выкручивается, как знает. Школа Криса готовила других. Щит, пока жив я, будет жив и господин. А значит им надо научиться выживать и в непригодных для этого условиях.
     Его госпожа снова помогла ему, излечила...Он почувствовал, когда она проснулась. Встретил ее взгляд и первую улыбку.
     - Как ты, малыш?
     Почему-то от этого полузабытого обращения у Далта стиснуло горло, голос стал хриплый:
     - Ты излечила меня...
     - Ты и так натерпелся, к чему лишняя боль?
     - Не бросай меня, я просто больше не смогу без тебя, - слова вырвались сами и вернуть их было невозможно.
     Эти молящие глаза ребенка на взрослом лице. Его вера в меня была по-детски непоколебима. А мне было впору хвататься за голову. Я не знала, что делать дальше.
     - Скоро придёт Крисп, мне надо поговорить с ним.
     - Но ты не уйдешь?
     - Каким образом? Ты же намудрил с переходом...
     - Я просто боялся, что ты исчезнешь, и мы не поговорим, ты не узнаешь...
     - И поговорим, и узнаю...вот поговорю с Криспом и сразу с тобой все обсудим, хорошо?
     Я медленно встала, лечение Далта далось мне не легко. Вопрос что делать с волосами разрешился сам собой. Далт помог. "Руки помнят", - смущаясь объяснил он мне.
     Вскоре постучал Крисп. А Далт, по нашей договоренности, вышел из дома.
    
    
     "Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее. что бы оно объяснило нам наше настоящее и намекнуло о нашем будущем."
   Виссарион Белинский.
    
     - Что ты знаешь о наемниках, Эстер? - вопрос Криспа застал меня врасплох, я ждала не этого, а он продолжил, словно и не ждал ответа. - я говорю о реальных людях, в реальном времени, а не о сказочных персонажах, где девушка торгует собой, чтобы прокормить семью, а юноша идет в наемники с той же целью и оба эти экземпляра полны благородства и милосердия к своим потенциальным жертвам. Молчишь? И это правильно. Тогда я тебе расскажу сам:
     - Когда мальчишка становиться солдатом (опустим причину происшедшего, она сейчас не важна). Он попадает на шкалу своего собственного понятия о чести, о страхе, о ценности и цене жизни. У него в руках оружие и он может убить. А вот дальше все происходит по-разному, стоя у первой зарубки этой самой шкалы реакция у большинства простая: "Господи, что я натворил?.. Эти так или иначе окончив военную службу стараются не вспоминать о ней. Но есть и другие, они медленно поднимаются по этой самой шкале, копя по дороге умения, знания, опыт, и подойдя к другой ее границе реагируют с восторгом: "Вот на что я способен! Я умею и хочу убивать, это моя профессия." Вот они и становятся наемниками. Среди нас нет случайных людей. Скорее звери разных пород, не в обиду зверям будет сказано. Но именно звери не убивают просто так, на это способны только люди. А мы уже суть другое, это наш хлеб и нужен кто то, кто за него заплатит. Естественно, у нас есть своя иерархия, свои командиры. В отличии от обычных армий идиоты у нас не задерживаются, прибьют свои же. Но если ты умел, умен и удачлив, за тобой пойдут до конца.
     Какую судьбу ты хочешь Далту? Как бы неприятно мне не было это говорить, но у него большой потенциал, он прирожденный военный, а далеко не просто солдат удачи... Он вообще редкость, роскошные мозги и выдержка. Я многих повидал, поверь мне. Но если бы в мою бытность солдатом удачи у меня был командиром он, я пошел бы за ним без вопросов. И это я!
     Хорошо. Ты его заберешь. Что будет дальше? На вас ополчатся и твое нынешнее окружение, и Леди Гледис и еще много желающих, о существовании кого ты даже не догадываешься, отсиживаясь под крылышком Юлиана. Вы будете пытаться скрыться, бежать, вас, естественно, найдут. Это дело времени. Как бы он за тебя не бился, тебя убьют первой, Эстер, ты не имеешь ценности. А вот он...Возможно, он не станет Стражем Гледис, тогда она объявит на него охоту, Далта будут травить, как зверя, за его умения и знания, за то, что он не такой. В конечном итоге его затравят и убьют. Ты этого для него хочешь?
     Я сам не верил в эти сказки про Стражей, но наблюдая этого мальчишку не один год, готов согласиться, он - товар штучный. Не хотелось бы погубить только в угоду твоим капризам.
     - А что можешь предложить ему ты? - я старалась говорить ровным тоном, чтобы скрыть собственное замешательство от услышанного.
     - Я? Ничего. Мне вполне хватает этой Школы. А вот Гледис...Ты ее недооцениваешь. Да, она хитра, расчетлива и жестока. Но осуждая ее, не забывай, как вы встретились. Ты - Принцесса, которую так или иначе оберегали всю жизнь. Она - воин, с выучкой наемницы, представь эти ее качества не с минусом, а с плюсом. И не забывай, у нее был свой отряд, а это говорит о многом. Какие задания мы выполняли, тебе никто не расскажет. Но существовали мы, как Отряд, довольно долго, значит, в нас была нужда, понимаешь?
     - Она была тайным оружием нашего отца? - медленно проговорила я, начиная понимать происходящее.
     - Можно сказать и так, - Крисп задумчего кивнул, - она же очень красива, как женщина, да еще с такой подготовкой. Гледис, как клинок, выдвинутый из ножен. Выдвинутый, но не задвинутый. Понимаешь? В некотором роде жаль, что вы не сошлись, что она так тебя ненавидит.
     - Но почему? - я растерялась от услышанного, ты же сам только что говорил, что она практически совершенство, а я - никто...
     - Ты для нее непонятна, а все непонятное настораживает, пугает. Ты можешь то, чего она не сможет никогда, этому нельзя научить. А ты делаешь это так легко, как дышишь. Ты умеешь.
     - Да что я умею? Скажи наконец! - я терялась в догадках.
     - Любить...Ты умеешь видеть суть человека, а разглядев, раздуваешь эту искру в нем, любовью раздуваешь, лелеешь ее. Бесконечно веря в свою правоту. В то, что эта искра действительно есть. И самое потрясающее, Эстер, ты не ошибаешься. Не принимаешь желаемое за действительное, ты действительно видишь. Ты - Видящая, Эстер! Об этом умении женщин твоего Рода ходят легенды. а в тебе оно воплотилось в полной мере. Этот Дар словно ждал тебя.
     Вы с Гледис из разных миров. Она из более технического, там мало магии, а та что есть, черная или белая. Может, серой еще есть немного. Ваш с ней отец был экспериментатором. Она во многом подходила ему. Но узнав ближе о возможностях твоей матери он загорелся идеей. Он хотел невозможного, что бы дева - воин обладала чуткой душой, не делила мир на черное/ белое. Видела бы что Магия, какая она, Эстер?
     - Цветная - со вздохом признала я - цветная, как мир, который нас окружает. Зеленая - магия растений. Голубая - воздуха и рек..., в общем, все цвета радуги и масса оттенков.
     - Ты видишь их все, умеешь ими управлять? - в вопросе был напор, почти обвинение.
     - Я не управляю ими, я дружу. - я пожала плечами, - я не знаю, как тебе это объяснить.
     - Ты - эксперимент, вышедший из-под контроля, он не мог Видеть, как ты и стал опасаться тебя, поселил в отдаленном замке, надеялся использовать в династическом браке. Мы допустили ошибку, не проследили за тем, кто оказался в твоем окружении. А когда спохватились, было уже поздно.
     - Мы?! Так кто же ты, Крисп?
     - Я был его личным секретарем и телохранителем, потом он отдал меня своей дочери, Гледис. Эстер, ты когда-нибудь задумывалась, кто был твой отец? Великий Координатор Миров, благодаря которому сосуществовали миры людей и не людей, других, как он их называл. Не было геноцида, практически не было войн. Он умудрялся держать все под контролем и изо всех сил искал себе преемника, ведь никто не вечен.Но он не успел.
   Сейчас Гледис пытается продолжить его дело, пока неудачно
     - В каком смысле? - я задала этот вопрос скорее из вежливости, думая об услышанном ранее. Не каждый день узнаешь, что ты - результат эксперимента, да еще напугавший самого экспериментатора.
     - Пока ты вела хозяйство в Королевстве Юлиана - начал Крисп - и тут я впервые обратила внимание на то, что он старается меня обидеть, унизить словом, и мне стало забавно.
     Неужели он в серьез считает это возможным? Уж не знаю, какой я эксперимент, удачный или, напротив. Но воспитывали меня Мудрые женщины, а охраняли Воины - Оборотни, чей Род принес клятву служения Дому моей матери. От них я знала точно - если тебя предали, простить или нет, дело твое. Но никогда не ставь этого человека вновь на одну ступень с собой, не общайся, как с равным. Он - предатель. А обидеть может только равный. Вот так просто.
     Поэтому сейчас я смотрела на Криспа чуть со стороны, но это не мешало мне слушать и узнавать поистине интереснейшие вещи.
    
    
     "Лучший пророк для будущего - прошлое."
   Байрон.
    
     - Когда ты сбежала...- начал было Крисп, но тут я возмутилась
     - Я не сбежала, а вышла замуж за твоего же, на минуточку, товарища! Когда он то же находился в весьма затруднительном положении, и если ты возглавляешь Школу больше одного дня, то должен понимать, что стать приемной матерью трем (!) далеко не грудным детям, это не сплошные "розы и песни".
     - Да я-то понимаю, мы никак не ожидали, что ты согласишься.
     Это "Мы" меня от души позабавило, и какую же роль отводили мне "не сбежавшей"?
     - Когда исчез Великий Координатор Миров, заметь, я говорю исчез, а не умер! Гледис сумела найти тебя и Замок вновь стал рабочим, он принял тебя, видно была сделана привязка и Гледис это устроило...
     - Стоп! А теперь без лирики, но подробно, кто принял, к чему привязали...
     Крисп в упор глянул на меня: "Как быстро ты изменилась, столько лет была "замкохозяйкой", а теперь, прямо Правительница. Это Далт за спиной так влияет?
     М-да... с кем работаем!
     - Это опыт, Крисп. Я не изменилась! Нельзя изменить внутреннее содержание человека, если оно есть, разумеется! Внешне меняйся, как хочешь, а вот внутри, разрушить можно, изменить - нет! Я умею выживать, приспосабливаться к новым реалиям жизни, а вот меняться это вряд ли. Ты сам говорил, меня воспитывали, как Принцессу, я и была ею с рождения, а чувство собственного достоинства и умение не терять себя входит в воспитание нас, принцесс. И знаешь, пожалуй, еще что, я никогда, просто ни разу не хотела быть мальчиком, у меня нет и не было разлада с собой, я цельная, понимаешь?
     - Почему у меня такое чувство, будто ты мне морду набила? Ведь даже стоим далеко друг от друга, а щеки горят? Тоже опыт? - Крисп был явно раздосадован.
     - Ага, развитие навыков общения с членами Отряда сестры в одночасье ставшими Королями и их отпрысками. Так что там с привязкой к Замку?
     - Ты же понимаешь, о каком Замке идет речь? Это Замок Рода Хранительниц Переходов между Мирами, и тем самым они и Хранительницы Миров. Женщины твоего Рода испокон веков несли в себе этот Дар и служили ему. Где-то их воспринимали, как богинь, где-то как ведьм, но они всегда появлялись вовремя... Приходило время, и они выбирали себе мужчину, для продления Рода, в оплату, до момента вступления дочери в силу, он являлся Великим Координатором. Так было и с тобой, но матушка твоя ошиблась, что-то привлекло ее в твоем будущем отце, а что-то она упустила... Видишь ли, он ко времени их встречи уже был далеко не простым воином. В своем Мире Хельгран был хорошо известен... Так что, скорее не она его встретила, а он поджидал ее. У твоей матушки были потрясающие способности Хранительницы, или как тогда говорили, Ходящей между Мирами. Но умения Видеть, твоего умения, не было. Она могла увидеть ситуацию в целом, четко понять, как спасти и чем помочь, но отдельного человека она не видела. Для Хельграна она была находкой, ему отдельные люди были безразличны, ему Миры подавай. Только вот проклятье над ним было, рождались дочери, не сыновья. В его Мире это считалось если не позором, то слабостью, он впадал в ярость, убивая и мать, и дитя. Перед тобой была Гледис, и он решил просто переделать ее в мужчину, хорошо хоть внешне не успел. Потом, став В.К., вообще решил, что стал Властелином, отослал тебя. Но с твоим вхождением в Силу, он потерял все.
     - Почему? - я искренне недоумевала.
     - Так срок оплаты истек. Помнишь, я говорил, мужчина становился В.К. пока в Силу не входила дочь. Он считал себя Властелином, а однажды утром проходы в Миры раз и заблокировались, все разом. И ни он ни Гледис ничего не смогли с этим поделать... Пришлось ехать за тобой. Правда, он так и не смог с этим смириться, даже вашей встречи не захотел, называл тебя ключом к Мирам, но запретил объяснять твою значимость, то почему тебе нельзя покидать Замок. Он считал, что есть способ все изменить и ушел его искать, понимаешь?
     - Понимаю, это называется мания величия и шизофрения в последней степени, - задумчего проговорила я.
     - Что, прости? - растерялся Крисп.
     - Ничего, забудь. Просто термины медицинской школы одного из Миров. Что там теперь?
     - Гледис живет, как привязанная, ей то вообще деваться некуда. Отрезана от всего, чем жила раньше, - Крисп снова обрел уверенность.
     - Но почему, она то женщина...
     - Ты меня, вообще, слушала? Все переходы из Замка "подвязаны" на тебя с твоего рождения. Нет там тебя, - нет переходов!
     - И как Гледис? Она там одна, что ли? - если честно, я была в смятении, ведь не зная всего, я неожиданно для себя подвела не просто отдельных людей, а Миры... Но я же не знала... Я не хотела... В голове четко всплыл один из постулатов, которые я честно заучивала в детстве: "незнание не освобождает от ответственности". Помню, я все никак не могла его осознать, заучить - заучила, но как птица, не понимая смысла. Теперь поняла.
     Крисп неожиданно смутился, отвел глаза.
     - Она всегда тебе завидовала, ты была собой, а ее все время переделывали, и в общем...
     - Говори толком, а? Вряд ли что-то меня еще способно удивить.
     - Она пыталась открыть переходы, надеялась на кровь отца. Девочку родила, прямо копию свою, но ничего. Тогда она стала искать другого партнера, значительней, что ли.
     - Подожди, ты же говорил, переходы закрылись?!
     - Переходы. Миры, Отражения - это разные величины, понимаешь? Это как в соседний лес сходить, или в соседний город или страну. Она искала и нашла, вот только ей его как Стража продали, а вот кто он в действительности, мы не знаем.
     - Крисп, пожалуйста, и так голова кругом, кого его?
     - Мальчика. Гледис хотела своего Далта. Ребенок явно необычный, а она его еще сыном объявила своим. Сейчас он подрос, но кто он, даже я не могу определить, хотя в моей Школе зоопарк еще тот. Гледис начинает его бояться.
     - Та-ак, а вот тут поподробнее, пожалуйста, я должна вернуться к прежней жизни, стать никем, как ты недавно говорил.
     Крисп поморщился: - Я не прав, признаю. Хочешь извинюсь? Просто очень неприятно признавать, что проиграл, и возможности отыграться не будет никогда, прошлого не вернуть. Далт, мальчишка, а как держался. А я.., в общем, чего уж теперь, прости, если сможешь.
     - Хм... Будем считать, что ты сам понял, что сказал и вернемся к тому, что я должна. И так, мне надо определить, кого пригрела Гледис. Надо перекроить всю жизнь, махнуть рукой на Юля и детей, которые худо - бедно, но называли меня "мамой" не один год. Еще много всего надо, а что взамен?
     - Далт. Мы отдадим его тебе полностью, без условий. Он будет твоим, как я и обещал.
     - А что мне помешает просто забрать мальчика?
     - Я вынужден буду сказать, что ты сошла с ума, как и твой отец. Мне поверят, я же был его личным секретарем и телохранителем, кому как не мне узнать симптомы. И ты и Далт - опасны, на вас объявят охоту. Мне продолжать?
     - Спасибо, не надо, я имею общее представление, что будет дальше.
     - Не совсем, по закону, ты жена Юлиана, уж не знаю, как у вас все сложилось, но защищать тебя он обязан. А сумасшедшая приемная мать, это еще и тень на детей. Может, тебе еще подумать? Я могу прийти позднее... Да и Далт извелся под дверями.
     - Да, так будет разумнее, давай вернемся к этому разговору позднее. Ты прав, мне стоит все обдумать в свете открывшихся обстоятельств - все же хорошо меня вымуштровали в детстве. Стоит отключить желание загрызть собеседника и речь Королевы сама приходит на язык. Мы взаимно раскланялись. Едва за Криспом закрылась дверь, я поискала глазами, что бы в нее метнуть и в который раз подивилась прозорливости хозяев - под рукой ничего не было.
    
    
     Далт.
    
     Я еле дождался, когда чертов Крисп, прошу прощения, Мастер Криспиан, выметется из гостевого дома. Влетев почти сразу после его ухода и едва взглянув на Госпожу, я понял, все плохо. Она была белой, белой, даже губы, а глаза стали совсем огромными и словно почернели от переживаний. А стоило ей подняться мне на встречу, я понял, все не просто плохо, все рушится... Господин встает навстречу слуге только в одном случае, когда разрывает контракт, тем самым дает понять, что они равны. Я замер, просто не зная, что сказать или сделать.
     - Мне надо, что бы ты согласился на одну вещь, не требуя объяснений. Ты сможешь? - голос Королевы звенел натянутой струной.
     Я изумленно уставился на нее - требовать объяснений от женщины - это совсем здоровье не беречь, головная боль гарантирована. А требовать объяснений от госпожи? Как бы так помягче - совсем дураком надо быть. Но почему-то в разговоре с ней я всегда говорил, не по правилам, вот и тут ляпнул:
     - Те, с кем ты жила это время,ты им совсем не доверяла?
     Пощечина не заставила себя ждать, это правильно, чего уж. Поставить под сомнение порядочность Короля и Принцев. Неправильно было другое - отойдя от меня, моя госпожа опустилась в кресло и расплакалась. Я быстро подошел к ней, опускаясь на колено, стараясь, что бы наши лица оказались на одном уровне. Так всегда поступала она, когда я был ребенком.
     - Кто тебя обидел? - я коснулся ее рук, осторожно отводя их от лица, попытался заглянуть в глаза. И госпожа заговорила. Обид было много, я не особо вслушивался. Разумеется, если потребуется я смогу пересказать дословно, с моей то памятью. Но реально, для себя, из ее рассказа я вычленял только имена, которые повторялись более двух раз. Этих точно убью, что бы жить дальше не мешали. Наконец слезы иссякли, Госпожа решительно подняла голову и в ее глазах я прочел страх.
     - Что? - я испугался ее испуга.
     - У тебя кровь на лице.
     - А... - я провел по подбородку тыльной стороной руки, стирая кровь с разбитой губы от пощечины госпожи, - За языком надо лучше следить.
     Она растеряно посмотрела на свои руки: - Это кольцо повернулось, как странно, оно обычно сидит, как влитое, а тут повернулось.
     Я молча ждал продолжения, если она сейчас еще и извинится, то Госпожу я потерял. Придется охранять маленькую робкую Королеву.
     - Ты сам виноват! Вообще радуйся, что вырос! Маленьким ты бы так легко не отделался! Такую гадость мне сказать!!!
     Я рассмеялся от облегчения, охрана робкой Королевы отменялась.
     Она негодующе фыркнула, а потом тоже рассмеялась.
     - Крисп предложил несколько вариантов развития моей дальнейшей жизни. Есть возможность убраться обратно в Королевство Юлиана и продолжить быть замкохозяйкой, но тогда мне надо забыть о тебе. Еще вариант - мы можем с тобой убежать, предаться разврату и пороку и нас убьют...
     Я неприлично заржал: - Это сильно!!! И что мы выбираем, или есть еще варианты?
     - В том то и дело, что есть, - она встала, прошлась по комнате. Встал и я, медленно кружа на месте, чтобы не повернуться к ней спиной и все время ее видеть. Вспомнилось из такого далекого теперь детства, ее придворные всегда смеялись: " Хочешь знать, где Солнце - посмотри на цветы, хочешь знать, где Королева - посмотри на Далта". Что ж, признаю, для меня ничего не изменилось.
     Я видел, ее что-то очень беспокоит, и безумно хотел, чтобы монолог с ее внутренним "я" прервался и стал диалогом, ее и моим. Она все кружила по комнате. Я понимал, что Госпожа хочет на волю, идеально бы в лес, он всегда помогал. Но если разговор серьезный, этот дом лучше не покидать.
     - Скажи, тебе осталось учиться года полтора? - я кивнул - А программа Черного отряда сильно отличается от вашей? Если бы ты учился там, сколько бы еще?
     - У "танцоров"? - я прищурился, считая и ответил, -Тогда четко еще два года.
     - Танцоры? Почему?
     - Потому что танцы учат, этикет и все такое, - я вздохнул, предвидя следующий вопрос.
     - А как вас называют? - не подвела меня Королева.
     - Тебе это лучше не знать, -как можно мягче сообщил я.
     - Ну уж! - капризно протянула она.
     - А чем плох просто " Серый отряд"? - закинул я удочку.
     - Если бы ты оказался сейчас в Черном отряде, что бы было?
     Я с облегчением вздохнул, на этот вопрос ответ был не сложен: - Драка естественно. Что же еще?
     - Великие Боги! Далт! Поговорив с Криспом, я неожиданно выяснила, что имею очень большую ценность. Если все получится, так как я задумала, это будет нечто, даже для них! - госпожа мотнула головой в сторону окна. - Единственным слабым звеном можешь оказаться ты. Ты - моя слабость и тобой меня могут шантажировать. И я пойду, на всё пойду. Понимаешь?
     "Чего же не понять? Сам такой," -подумал я про себя, но вслух сказал другое:
     - Что я должен сделать, что бы ты была спокойна на мой счет?
     - Получить диплом Черного отряда, стать там лучшим, чтобы тебя нельзя было заменить. Понимаешь? Ты - лучший Серый, но помнишь, сам говорил, вы закрываете лица, вас не знают. Тебя просто могут подменить, убить, а я даже не узнаю. У Черных знак Дома на рукаве, они часть Дома и Дом не потерпит обиды нанесенной его представителю.
     Госпожа говорила со мной, но я понимал, что одновременно она "прокручивает" в голове массу возможных вариантов. Я молчал, не мешая ей взвешивать возможности. Она была права, Серые - разменная монета, Черные - отпрыски Высоких Домов, не меньше. Стать лучшим в учебе у них, нет, если взять предметы и пресловутые танцы, все реально. Она сама меня многому учила, считай, я рос при дворе. Но госпожа хочет другое, что бы я стал среди них своим. С моей то родословной, вернее без нее. Хотя... все будет зависеть от знака на рукаве, чей Дом выступит моим гарантом? Больше всего на свете мне не хотелось бы подвести ее, подвести еще раз. Шанс на победу был, но уж больно маленький и все же я решился:
     - Хорошо, - я сделаю все, что ты хочешь.
     - Вот так просто? - она явно и удивилась, и обрадовалась.
     - А зачем усложнять? - мне была приятна её радость и грустно удивление от моей готовности служить ей, - Ты считаешь, так надо. Значит, я сделаю.
     Она просветлела лицом. Подойдя ко мне вплотную, тихо сказала:
     - Помнишь, мы с тобой читали книгу о мальчике? Он, когда ему было страшно говорил - я встречу свой страх лицом к лицу, он пройдет через меня и уйдет, а я останусь и буду жить дальше. Может не совсем точно, но я так запомнила и часто себе говорила. Месяца через два, по счету времени этой Школы, тебе принесут герб Дома, которому ты будешь служить - мой герб. Если этого не произойдет, значит меня нет в живых, у меня не получилось задуманное и твоя жизнь будет принадлежать только тебе, решай сам, как ей распоряжаться. Какое сегодня число?
     - 25, до Нового года, местного, ровно два месяца. У нас, в Школе, это и день выпуска, - я говорил хрипло, горло перехватило от мысли, что она уходит, с ней может что-то случится, а меня не будет рядом. Я столько лет учился, чтобы принести свои способности, умения и знания к ногам моей госпожи. Быть не обузой, а настоящим Стражем. И что? Она уходит, одна, на битву за нас, обоих. Пусть эта битва не на поле брани, а во Дворцах и Замках, легче ей не будет. И самое невыносимое для меня, это осознание того, что увяжись я за ней сейчас, буду лишь обузой.
     Я сглотнул, чтобы сказать моей госпоже..., но она положила свои пальчики мне на губы:
     - Не надо, мой малыш, что бы ты не хотел сказать мне сейчас, не надо. Если мы встретимся. у нас будет время на долгий разговор, я тебе обещаю. Если нет...зачем слова. Разве то, что мы здесь и сейчас вместе, не говорит само за себя?
     Я судорожно кивнул, потерся губами о ее руку. Внутри меня бушевала такая боль, что даже дышать было больно.
     - Теперь иди. Мне надо еще переговорить с Криспом, а ты считай, я уже уехала. Помни - два месяца!
     Она говорила " иди", а ее руки удерживали меня, обнимая. Госпожа привстала на цыпочки, обхватив меня за шею и легко касаясь губами лба, глаз, щек, губ. Нежные, невесомые прикосновения, как крылья бабочки - так она утешала меня ребенком, стирая губами следы слез, надо же, а я не заметил, что плачу. Она разжала руки и тихонько толкнула меня в грудь " иди"...
    Я четко повернулся через плечо и рванул бегом из Гостевого дома, словно за мной по пятам неслась Беда и я стремился увести ее от госпожи. Не помню, как влетел в казарму. Как рухнул на койку, нарушая все правила разом. Но от моей одежды пахло ее духами, на своих губах я все еще чувствовал ее губы. Но госпожи рядом не было и может не быть уже никогда. Не помню. что было дальше. По-моему, я потерял сознание. И только утром, очнувшись, получил приказ от Криспа, "явится незамедлительно".
  
  
   " Какая-то часть тебя уходит с тем, кого ты потерял"
   Марк Леви.
    
     Едва за Далтом закрылась дверь, я, сгорбившись, как старушка и обхватив себя руками тихонько добрела до кресла. Внутри меня бушевало такое, что чуть плеснет через край и все. Совсем все... Медленно, очень медленно выравнивалось дыхание, мир снова обретал цвет, запах и звук. Я легонько раскачивалась, баюкая свою боль, как капризного ребенка. Мне еще нельзя быть слабой, мне еще предстоит вырвать два месяца жизни для Далта, пока или если я не могу прийти на помощь.
     В дверь стукнули, Крисп:
     - Ты выгнала Далта? Он пронесся мимо, будто за ним гнались все демоны ада.
     - Крисп, мне пора возвращаться к Юлиану, так что давай коротко. Я согласна на сделку.
     - Сделку? А разве я ее тебе предлагал?
     - А с какого времени Королеве может предложить сделку директор Школы, пусть и очень хорошей?
     - Так, да? Что ж, Ваше величество, директор Школы весь внимание...
     - Я поеду к Гледис и помогу с мальчиком, а ты будешь беречь Далта два месяца.
     - И как же я его уберегу?
     - Переведешь в группу акклиматизации Чёрного отряда, или как у тебя это называется? Они же из разных мест, а тут климат суровый.
     - Но, Эстер, в этой Школе такой группы нет...
     - А ты переведешь его в другую Школу, и не говори мне, что ее не существует!
     Видя, как Крисп меняется в лице, я мстительно кивнула - Да, да, именно туда!
     - Но откуда ты... И вообще, там другой уровень...
     - Два месяца. Крисп. И я привезу тебе нарукавный знак для Далта соответствующий уровню твоей, другой, Школы. Или я прямо сейчас уйду в портал и снова стану "замкохозяйкой", а ты объясняйся с Гледис, как хочешь. Как с дочерью ВК или своим бывшим Командиром
     Крисп мрачно поднял на меня глаза и процедил сквозь плотно стиснутые зубы:
     - Командиры бывшими не бывают. И знаешь, иногда я понимаю Великого Координатора и его нелюбовь к женскому роду!
     - И где он сейчас, с его нелюбовью?! Мы договорились?
     - Да, Эстер, мы договорились. Но только два месяца. До Нового года.
     - С наступающим праздником, Криспиан!
    
    
     "Любовь - это когда оба любят взаимно. Когда любит один - это болезнь."
   Р. Бредбери.
    
     В жизни, в отличии от сказки, бывает всякое... эта, невесть откуда подхваченная мной фраза, часто выручала меня раньше. Служа своеобразной индульгенцией моим идеям. Сейчас же я, как богатырь, стояла у камня с надписями (то есть стояла я у портала, а Крисп терпеливо ждал от меня решения, чьи же координаты вводить для переноса). А я все медлила с ответом. Легко предлагать изменения в чужой судьбе, тебя всегда могут не послушать, сделать по-своему. А вот внося изменения в свою, препираться приходится только с внутренним голосом, а это не совсем полноправный собеседник.
     Крисп ждал, портал мерцал, а я боялась. Наконец, глубоко вздохнув, я назвала место, где желала оказаться и уже шагнув в портал, краем глаза заметила довольную улыбку Криспа.
     Я стояла в угловой прихожей Замка Великого Координатора Миров. Тут жил мой отец, после смерти мамы, тут жили все мои предки, жила и я, довольно долго. Однако, чувства, что вернулась домой не было. Выходя из зеркала - портала, которое вновь стало просто зеркалом, налетела на какое-то трехногое убожество, невесть зачем придвинутое к нему. Грохот был знатный.
     - Это - Ты! - на широкой лестнице, ведущей наверх стояла моя сводная сестра, Гледис и мрачно смотрела на меня. - не успела появиться, как уже разбила вазу и уничтожила мою новогоднюю экспозицию из сухоцветов.
     О... так этот жбан, проскакавший с таким грохотом по мозаичному полу прихожей, прежде чем разбиться окончательно, ваза? Кто ж знал.
     - Мы обеднели настолько, что экономим на живых цветах? А в лесу собрать? Или его то же за долги продали?
     - Почему? - опешила Гледис, - а я удивилась себе. Вот не видишь человека годами, почти забыл о его существовании, но стоит встретиться, отношения сразу же те, прежние. Она умная и властная старшая сестра, а я мелкая и вредная. Не понимающая, что то, что она перекраивает мою жизнь себе в угоду, делается исключительно для моего блага. Ух...
     - Вообще то зима и свежие цветы только в оранжерее.
     - Как зима? И здесь?
     - Сестренка, - Гледис спускалась ко мне по лестнице, - может тебе отдохнуть после перехода? Через два месяца Новый год, везде. А почему ты не в цветах Юлиана? Вы поссорились?
     - Я была у Криспа, договаривалась о школе, для мальчиков, инкогнито.
     Гледис подошла ко мне, и мы отразились в зеркале, я - пепельная блондинка, с косой - короной. Мое имя - Эстер в переводе означает звезда, или ещё более древнее значение - путеводный огонь. Как всегда шутил Юлиан - хорошо, что не болотный.
     Имя Гледис гораздо сложнее по смыслу. Если в семье первой рождалась девочка, а затем мальчиков так и не появлялось, она становилась " Леди Меча", был даже такой обряд, она выходила замуж за меч, тем самым подтверждая свое право на владение землей. Гледис - черноволосая, при первой же возможности она распускает волосы, и они закрывают ей спину пышным плащом. Смуглая, темноглазая, яркая, она похожа на факел в темноте, и смотреть на него - глаза болят. а отведешь, вокруг становится темно. Вобщем противоречивая натура моя сестра.
     Когда мы только встретились, ее красота была строгой, а сейчас стала роскошной, глазам больно смотреть.
     - Мальчикам Юлиана пора в школу? Как время летит... A это мои - на ее зов появились дети. Девочка очень на нее похожа, но вот манеры мне совсем не понравились, я не люблю, когда мать и дочь - подруги. Друзей может быть сколько угодно, а вот мамы или дочки нет. Мне кажется, от подобной дружбы теряют обе. Девочку звали Селеной. А вот увидев мальчика я искренне изумилась. Высокий, худенький, с длинными золотистыми локонами, он казался каким-то несуразным. Поклонившись мне, он представился, почти прошептав, "Тирр".
     Мы перешли в малую гостиную, потом в столовую. Я поглядывала по сторонам, отмечая "воинскую" чистоту, почти стерильность комнат. А вот от сочетаний новых занавесок, ковров и обоев начала болеть голова. Или это зубы ныли? Было как-то безжизненно, парадно, и хотелось говорить шепотом и вообще выйти. Что я и сделала, попросив показать зимний сад.
     - Давайте я покажу, - пронзительный голос Селены приятным назвать было трудно, - это любимое место Тирра, он там прячется, но я его всегда найду.
     - Зачем? - автоматически спросила я.
     - Простите? - девочка вскинула брови, мимика была нарочитой, заученной.
     - Зачем его искать, если он хочет побыть один? - терпеливо повторила я.
     - Да просто так, - капризно дернула плечом Селена.
     - Если хочешь, Тирр, проводи меня, - я повернулась к нему.
     - Ох, нет, тетя! - опять встряла Селена - после шалостей за обедом Тирру надо быть в своей комнате.
     - Шалостей? Но за обедом шалила только ты.
     - Ну-у, протянула девочка, так уж выходит, что виноват всегда он!
     - Очень удобно - пробормотала я, понимая, что Гледис недовольна тем, что я не в восторге от ее девочки, я в упор посмотрела на сестру и показала глазами на Тирра, ведь я приехала именно из-за него. Гледис чуть кивнула и обняв дочку, что-то ей зашептала.
     А я шагнула к Тирру.
     - Проводи меня.
     - Да, госпожа.
     Я шла за мальчиком мысленно сопоставляя известные мне ранее факты, и почти сразу отметая их. Этот ребенок вел себя крайне странно, и я просто не понимала, что с ним.
     Войдя под стеклянный купол оранжереи, я невольно ахнула, мой сад не просто не рос, он выживал! Даже беседка в глубине, ранее завитая зеленью, сейчас была на виду вся, и только жалкие веточки все еще боролись за жизнь. Почему-то именно в саду, где раньше были " культурные джунгли", а теперь редкие веточки, я ощутила в полной мере тоску и сада, и дома, и вообще всего, без моей силы им было плохо и голодно.
     Я повернулась к мальчику, и он резко отпрянул от меня, испуганно глянул и тут же опустил глаза. Я поискала глазами скамейку и сев, постаралась говорить, как можно мягче.
     - Тирр, подойди ко мне, так близко, как захочешь сам, но что бы тебе было комфортно. Понимаешь?
     Он кивнул, сделал несколько шагов, потом замер, поймав мой взгляд, и грустно, совсем не по-детски улыбнувшись подошел совсем близко.
     - Я вам не противен?
     - Нет, - ошарашенно отозвалась я, а почему?
     - Я же нелюдь и без способностей. В общем, ошибка производства.
     - Что? - от возмущения у меня получилось громко и мальчик отшатнулся. Я мысленно себя обругала. Потом протянула ему руку. Он послушно, но очень неохотно протянул свою в ответ.
     - Не любишь, когда к тебе прикасаются?
     - Не люблю - почти шепотом отозвался Тирр.
     - А что любишь?
     - Что бы ко мне не приставали, не кричали, я плохой, я знаю. Просто я устал это знать.
     Что ж, похоже действительно есть женщины, которым нельзя иметь больше одного ребенка, любви на большее количество не хватает.
     - И чем же ты ее так допек?
     - Во мне нет магии и воин я никудышный.
     - Это кто тебе такое сказал? Учителя?
     - Нет, Селена с оружием лучше меня управляется, а чему еще учить она не знает.
     - С каким оружием?
     - Она стреляет хорошо...
     - Тирр, послушай меня, в тебе что-то явно есть, но мне нужен более близкий контакт. Я иначе не почувствую. Сможешь дать мне руки? Только сам, не боясь?
     Тирр с минуту изучающе смотрел на меня, а затем шагнул совсем близко и протянул руки. Я подставила свои ладони ему под ладошки и попросила: - Смотри мне в глаза.
     Тоска, боль, одиночество затопили меня с головой. Как Гледис удалось замучить жизнью ребенка? Я всматривалась в бледно голубые глаза мальчика. Зеркало души? Вот уж нет,отнюдь. Окна! И видела все более насыщенный цвет голубизны, слышала свист ветра и еще это непередаваемое чувство легкости, чувство полета... Так, пора! Я с трудом, осторожно вынырнула из омута глаз Тирра и потрясенно замерла. Внешность мальчика претерпела разительные перемены. Неестественные золотые кудельки стали тяжелой платиновой гривой, кожа смуглой, а глаза полыхнув полночной чернотой уставились на меня вертикальными зрачками.
     Силы небесные, кого я пробудила в ребенке?
     - Малыш, а ты знаешь, кто ты?
     - Да, госпожа, я сын Лориты Снежной Бури и Геса, Короля Отступника. Отец не знал, будут ли у него еще дети и после смерти моей матери, женившись снова не стал убирать меня из жизни. Но потом я стал мешать, и он отдал меня временной В.К., как будущего охранника, но я же не такой, как она хочет и здесь я тоже не нужен.
     Я схватилась за голову и застонала. Дилетанты опасны в любых своих проявлениях. Но в политике... Клан Снежных Драконов, Драконов - убийц. Почему, беря на воспитание, или еще проще, рожая, никто не думает, что дети вырастут и страдать амнезией не будут?! Я смотрела в заострившиеся черты лица ребенка, под детским еще абрисом уже проступали черты будущего воина. А под верхней губой явственно проступали клыки. От бледного, апатичного "сына "сестры не осталось и следа.
     - Ты скрывал свой истинный облик?
     - Да, госпожа. - отвечая мне сейчас, он понижал голос специально, чтобы скрыть рокочущие нотки.
     - Почему?
     - По договору я должен служить Великому Координатору Миров или Временной, той, что держит Врата открытыми. Она - не умеет. Она - человек, при ней я был человеком, как мог.
     - Как твое имя? Истинное имя, данное при рождении.
     - Тир - Ре - Рой.
     - Тогда ты Трой?
     - Да. Но не для них. Здесь, в этой личине, я Тирр.
     - Послушай, но ведь ты не обучен, а живя среди людей теряешь время, отведенное под взросление.
     - Я подрасту и смогу сжечь любого. Это у меня в крови и этот Дар никому не отнять.
     Богатая перспектива. Криспу ученичка подбросить? Или все же решиться?
     - Трой, ты сможешь побыть Тирром еще два месяца?
     - Только два? А потом я смогу быть собой, быть Троем? - в голосе мальчика было сомнение.
     - Только два, обещаю. Потом ты всегда будешь Троем, и тебе не будет нужды носить личину Тирра. Я придумала одну вещь, но мне нужно это время, дотерпишь?
     - Два месяца да, госпожа, я смогу, но не дольше, пожалуйста.
     - Трой, а ты уверен? Вдруг то, что я предложу тебе не подойдет? Ты не возненавидишь меня? Или что еще хуже, разочаруешься? Ведь даже я сама еще бреду в потемках.
   Мальчик с минуту помолчал, словно взвешивая про себя мои слова, а потом, словно придя к какому-то решению вскинул на меня глаза и глядя в упор, медленно заговорил:
     - Мне было так плохо, я был совсем один. Что до разочарования, это вряд ли. Будь я таким дураком, то как бы дожил до сегодняшнего дня? Жить, когда вокруг нет никого, заинтересованного в тебе и твоей жизни, довольно сложно. Подождите немного, я вырасту, и Вы не пожалеете, что поверили в меня.
     Глаза полыхнули, рокочуще - свистящий голос затих. И на меня вновь смотрел худенький апатичный мальчик. Только по тонким бледным губам личины ребенка змейкой пробежала жуткая усмешка и пропала.
     - Эстер! Где вы запропали? - нетерпеливый голос Гледис заставил вздрогнуть нас обоих. Я сжала руки Троя - Тирра в своих, отпустила и встав пошла на новую битву. Пока семейного масштаба.
     И вот час "Х" пробил...мы сидели с Гледис в небольшой гостиной, было довольно поздно, дети уже спали и нам никто не мог помешать поговорить. Но мы молчали. Я украдкой поглядывала на нее, но сама не начинала разговор, просто не знала, с чего начать, ведь между нами было так много всего. Я боялась все испортить. Сейчас не время поднимать старые обиды, доказывать свою правоту, я должна думать о завтрашнем дне, а не о вчерашнем. Ведь если построю этот разговор неправильно, завтра может не настать и не только для меня.
   Молчание затягивалось, я машинально начала крутить кольцо на пальце, когда услышала вопрос Гледис: "Откуда у тебя это кольцо?" Что ж это начало разговора ничуть не хуже любого другого.
    
    
     "Попытка забыть кого-то, кого ты любил, это то же самое, что попытка вспомнить кого-то, кого ты никогда не знал..."
    
     Капризной и неуправляемой дочери Великого Координатора, какой я была тогда, никто не мог угодить. Охранники менялись постоянно, но жестокость наказаний за самый малый промах подчас не давал им второго шанса. Сегодня снова была "пересменка" и Эстер с изумлением обнаружила своих покоев Лупа, а ведь он был наказан совсем недавно. При ее появлении он поднялся и поклонившись застыл. Эсси видела, что ему больно, но он словно зомби стоит у ее дверей. Этот юноша был немногим ее старше, но сильная, мускулистая фигура добавляла ему лет. Лицо нельзя было назвать красивым, но оно притягивало взгляд гордым выражением и чеканными чертами. Волосы были очень густые, но сильно обрезаны. Он стоял, не шелохнувшись и Эсси вдруг почувствовала его боль, как свою.
     - Пойдем, - она коснулась его руки, и он тенью проследовал за ней в сад. Было очень рано, пели птицы, над травой стелился туман, а на цветах еще не высохла роса. В ее любимой беседке скамья была влажной и Эсси машинально провела над ней ладонью, высушивая, прежде чем сказать ему:
     - Присаживайся.
     - В присутствии моей госпожи? - с сомнением переспросил он.
     - Я не ищу повода наказать тебя, - попыталась объяснить она.
     - А разве госпоже нужен повод? - вздернул бровь Луп.
     - Ты дерзишь! - негодующе проговорила Принцесса.
     - Да, госпожа, - Эсси вгляделась в его лицо, несмотря на природную смуглость он показался ей казался бледным. Большие, темные, обычно такие яркие и дерзкие глаза Лупа, блестели и сейчас, но как-то лихорадочно.
   Эсси растерялась, но стараясь не показать вида надменно спросила:
     - Хочешь, я попрошу отца разорвать твой контракт и отправить обратно, к своим?
     - Что мне делать? - как-то устало отозвался он - если скажу "нет" госпоже, вновь буду наказан, а если "да" - солгу.
     - Объяснись, - потребовала Эсси. Охранник постарался выпрямиться, и она увидела бисеринки пота у него на лбу.
     - Я был отобран из сыновей моего отца тебе в охрану еще ребенком, это был откуп моей Стаи. Если бы все пошло нормально в старости я бы вернулся уважаемым и богатым. Но этого не случилось, пока я проходил обучение В.К. уничтожил мою Стаю. Мне некуда возвращаться. Я единственный, кто остался от моего народа с памятью предков в генах. И чем быстрее ты забьешь меня, тем скорее В.К. забудет, что нарушил слово.
     Эстер потрясенно смотрела на него, пусть внешне он юноша, но внутри Луп был еще мальчик. Она, принцесса правящего дома, прекрасно поняла даже то, что не упомянул ее охранник. И внезапно ей стало его жалко. Нет, не охранника, а маленького мальчика, вырванного из той, наверняка совсем другой его жизни. Оказавшемуся в школе Охраны и выжившему, вопреки всему. В чем-то они были с ним схожи. Из-за сумасбродства Великого Координатора Миров, Хельграна, её отца, умерла мама. А Луп вообще лишился всего, даже будущего, у Эсси задрожали губы:
     - Ты ненавидишь меня?
     Вопрос не просто удивил, он потряс его.
     - Как можно? Госпожа? Твоя матушка была наследной принцессой Дома, а мой Род всегда охранял Дом. Охранять тебя - это мой долг, долг подчинения моего Рода твоему Дому, тебе, где бы ты не была. Жаль, не долго осталось...
     - Что ты такое говоришь?
     - Пустяки, госпожа. - он снова дерзил, но Эстер не среагировала. Она думала о маме. Отец всегда говорил, что обожал ее маму, что именно её смерть побудила его сорвать ярость от потери на первом, кто подвернулся. Отомстить за то, что его не предупредили, как он действительно считал, или этим оправдывал себя? Этого Эсси не знала, да и не важно сейчас это было:
     - Выходит, я виновата в гибели целого Рода? Твоего Рода - по лицу девушки покатились слезы, а охранник замер, а потом молча опустился на колени и опустил голову.
     - Ты что?
     - Я допустил твои слезы, мне нет прощения - глухо отозвался он.
     - Это не важно, слезы...Я виновата, да? Я ?! - она хотела выбежать из беседки, но он, вскочив на ноги, удержал ее и она, забившись в его руках вдруг обмякла и отчаянно разрыдалась на его груди.
     Он очень осторожно коснулся ее волос.
     - Ты не должна винить себя, госпожа. Когда все произошло, тебе было несколько часов от роду. Ваши Королевы всегда умирают родами - передавая все знания своим дочерям. А вот знал ли об этом твой отец, и если знал, то насколько верил. Этого я не знаю.
     - Я похожа на маму? - этот вопрос давно не давал ей покоя, про внешность все было понятно, но внутренне? Что видел отец, почему если он так любил маму, как говорил, он не любит её, Эсси?
   Луп помолчал, а потом ответил как-то очень серьезно, по-взрослому:
     - Ты лучше, она была покорна, а ты - горда! Может быть,если бы ты была на её месте и для моего Рода все сложилось бы подругому, но к чему сейчас гадать?
     - Прости меня, похоже я действительно просто избалованная девчонка, - грустно сказала Эсси.
     Кровь бросилась ему в лицо
     - Что ты, госпожа! Я недостоин таких слов, ты вскоре пожалеешь о своей слабости, и я потеряю тебя.
     - Не пожалею, я капризна, но не глупа.
     Эстер подняла глаза, - хваленая выправка охранника словно улетучилась, перед ней стоял, красный от смущения, юноша, неловко переминавшийся с ноги на ногу.
     - Ты влюблен в меня? - её неожиданный вопрос казалось застал врасплох обоих.
     - Как каждый, кто тебе служит, - он отвел глаза.
     - Я тебя спрашиваю.
     - Я не могу, по правилам, я даже привязываться не смею. Но к тебе я привязался. Очень. А любить, значит мечтать о Доме и потомстве. Но я другого Рода, понимаешь? - Эсси кивнула.
     - Значит, тебе надо найти невесту, для возрождения Рода?
     Он отшатнулся:
   - Нет, нет госпожа! В моем сердце нет места другой.
     - Так где же ты врешь? - Эстер взъярилась кошкой и замахнулась на него, он выпрямился и закаменел в ожидании удара. Эсси не ударила, медленно опустила руку и отошла.
     - Даже так? - услышала она - я настолько виноват?
     - Нет, - она потрясла головой. Я просто не хочу, чтобы тебе было больно.
     - Если ты откажешься от моей службы, вот это будет боль. С болью ненужности не сравнится ни одна. А физическая, это мелочи, я выносливый.
     - Я не хочу тебя обижать - вновь попыталась объяснить она.
     - Обидеть наемника? Ты мне льстишь.
     - Прекрати дерзить! Прекрати! Я перестану говорить с тобой! - она обернулась.
     Юноша был бледен до зелени и чуть покачивался.
     - Что с тобой? - она подлетела к нему. Он поднял не нее затуманенные болью глаза.
     - Прошлое наказание. Плеть была грязной, что -то занесли...
     - Снимай куртку, рубашку, быстрее! - Эсси охватила паника.
     - Я не смею в твоем присутствии, госпожа, - Луп покачал головой.
     - Я приказываю! - лед в её голосе хлестнул его сильнее плети, и он подчинился. Эстер развернула его и охнула - на спине не было живого места
     - Так, хорошо, сядь скорее - она потянула его за руку к скамье. - Ты избит, только спина?
     - Да, госпожа, - хорохорясь из последних сил, он хмыкнул, - Я же не любовник.
     - Ясно. - она обошла его и взяв рукой за подбородок, заставила смотреть себе в глаза. - я только учусь лечить, вернее уже могу, но любой громкий звук сбивает концентрацию, ты сможешь потерпеть?
     Даже сквозь боль в его глазах сверкнули искорки смеха:
     - Хороший вопрос для госпожи, которая отправляет меня на порку чуть не каждый день.
     - Тогда мне было все равно, что ты, что еще кто из охраны.
     Юноша залился краской до корней волос - А теперь?
     Эстер в упор глянула на него - А теперь я не хочу тебя потерять.
     Из его глаз исчез смех - Что бы ты не сделала, я не издам ни звука, обещаю, - тихо и серьезно сказал он.
     И Эстер занялась лечением. Что-то ей удалось убрать руками, что-то припав губами. Юноша вздрагивал, его прошибал от боли пот, но ни единого звука не сорвалось с губ, ни единого стона. Наконец измученной спины коснулась влажная ткань, затем сухая. Эстер набросила ему на плечи его же рубашку и принесла чашу с каким-то настоем.
     - Пей!
     - У тебя тут прямо больница, - хрипловато произнес он.
     - Я здесь учусь, и травы близко - она кивнула на сад. - А вот тебе бы уснуть.
     - Как я могу?
     - Да просто, - она села рядом и притянула его голову себе на колени. Он подчинился.
     Когда юноша очнулся от сна его голова все так же покоилась на шелке ее утреннего платья, она укрыла его сверху курткой и придерживала ее даже во сне. Лицо его принцессы было бледно и измученно, видно сильно выложилась, спасая его. А он? Он был полностью исцелен. Юноша смотрел на нежный абрис щеки Эсси, скользил взглядом по нежным губам, обычно таким улыбчивым, а сейчас скорбно поджатым, темные ресницы отбрасывали тень на щеки. А обязательная вуаль и головной обруч Принцессы сейчас были отброшены, и ничто не мешало густым волосам выбиваться из кос, доходивших ей до колен. Почувствовав его взгляд, Эсси открыла глаза, он гибко поднявшись, уже стоял перед ней.
     - Как ты? - мягкий вопрос смутил его, она же в ожидании ответе, так по-детски потерла кулачком щеку, что у него перехватило горло.
     - Госпожа, - он сглотнул, - впервые на моей памяти моя жизнь интересна не только мне. Я многое умею и знаю, но даже не представляю, чем отплатить тебе за доброту. У меня ничего нет, кроме моей жизни, а она и так твоя.
     Она смотрела на него, он по-прежнему был обнажен до пояса, перехваченного тяжелым ремнем, торс бугрился мускулами.
     - Ты красивый, наверняка многие женщины Замка - твои.
     Юноша растерянно моргнул: " Госпожа, я не штатный любовник, я охранник, к тому же не очень удачливый".
     - Значит тебя не ждет женщина?
     - Нет, госпожа. - он все еще не мог ее понять.
     - Я хочу, чтобы ты был со мной постоянно, сможешь? - Эсси спросила и тут же опустила глаза.
     - Разумеется, госпожа, - он не понял её.
     - Нет, не просто по службе, а совсем со мной, у всех, кто-то есть, а я совсем одна, - все так же. не поднимая глаз, проговорила Принцесса.
     Только теперь он понял, ее капризность и вспышки яростного гнева и его мрачность, и нелюдимость, были из одного источника - внутреннего одиночества. Он, последний в Роду и она, внешне девочка, но несущая в себе знания и мудрость веков, в будущем Королева. Но сейчас же их непохожесть на других отталкивала и настораживала окружающих.
     - Я всегда буду рядом, я обещаю, - тихо и твердо сказал он, словно давая клятву.
     - Как тебя зовут?
     - Зак. Зак Луп.
     - Волк?
     - Нет, госпожа. Оборотень. - он ответил и испытующе глянул на нее. Но она лишь заулыбалась.
     - Правда? Значит ты - чудо!
   Теперь уже у Зака трещинами пошла маска его отрешенности и каменного выражения лица, он не сдержавшись, улыбнулся, (а улыбка у него была славная, зубы так и блеснули, и на щеке появилась ямочка)- Госпожа, ты первая, кто на моей памяти монстра чудом называет.
     Она отмахнулась - Оденься и пойдем к отцу, я ему скажу, что ты теперь мой!
     Зак помрачнел - А если ему не понравится?
     - Мне не нравится, что ты вместо исполнения все время мне противоречишь!
     Зак вздрогнул: " Виноват, госпожа." Через минуту он был полностью готов и статуей застыл, ожидая Эстер. Она скрутила вуаль, спрятав косы и увенчала обручем - диадемой гордую головку.
     - Жаль прятать такую красоту. - негромко сказал Луп.
     - Дерзишь? - стрельнула глазами в его сторону Эсси.
     - Восхищаюсь, госпожа.
     - Пойдем.
     Велев ждать себя у дверей кабинета отца Эстер вихрем ворвалась внутрь. В.К оторвав голову от бумаги, которую внимательно читал, вздрогнул. Дочь его любимой, его Королевы сердца, Эсси с каждым днем все больше походила на мать. И видеть ее становилось все мучительней, но и отослать её, совсем еще ребенка, он пока не мог.
     - Да, дитя!
     - Отец, я хочу, чтобы один из охранников был со мной постоянно и только он!
     - Выбрала игрушку? И кого же?
     - Зака! Я совсем недавно узнала...
     - Хорошо, хорошо, давай без подробностей, волчонок понравился? Играй на здоровье!
     - И еще я хочу, чтобы его никто не мог тронуть, кроме меня!
     - Хорошо, он твой целиком и полностью. Но каждый третий месяц из всех четырех сезонов он должен проводить в тренировочном лагере, это обязательно, дорогая. Охрана не должна терять навыки. Ступай.
     Эстер степенно присела и выплыла из кабинета отца. Зак шагнул к ней "?". Но она, прекрасно зная, что самые длинные уши - у стен Замка, только качнула головой в сторону своих покоев. Правда неслись они туда почти бегом. Когда же она передала их разговор с отцом Заку, тот потрясенно посмотрел на нее, и медленно приблизившись, опустился на колени и коснулся кубами подола платья своей госпожи.
     В.К. несколько раз интересовался у своей охраны о "волчонке" дочери и получал полный отчет, что" игрушка" оказалась истовым охранником, а во время проверок, дерется как зверь, не боясь собственной крови, что ж говорить о чужой...
     Они были практически неразлучны, юная, хрупкая принцесса, еще почти девочка, и юноша, взрослеющий на глазах. Что-то удивительно трогательное было в его отношении к ней, такая всепоглощающая первая любовь с его стороны и полное, безграничное доверие с ее. Но едва Зак вошел в возраст оруженосца, как В.К. сам поставил его в известность, что в ближайший поход он уходит с ним.
     Эстер помнила и тот неожиданный вызов отцом ее Зака и как он вернулся.
     - Я понимаю, это мой долг, и я просто не могу поступить иначе, но теряя тебя я теряю себя. За всю мою жизнь, я никогда и никому не был нужен. Ты мое Солнце, ты мой воздух. Мир теряет краски, если тебя нет рядом.
     Эстер во все глаза смотрела на юношу, сейчас, войдя в силу он был удивительно красив, и прекрасная, атлетически развитая фигура и густые пряди давно отросших волос. И глаза, практически неотступно наблюдавшие за ней и вспыхивающие в ответ на ее улыбку. Эсси подошла к нему совсем близко и вдруг обняла, положив руки на плечи и привстав на цыпочки. Парень вздрогнул и замер. А она, опираясь одной рукой на плечо второй провела по его щеке, обветренным губам, упрямому подбородку и видя полное смятение в его глазах сама коснулась губами губ Зака.
     - Мне не жить без тебя, не хочу и не буду - хрипло сказал Зак отрываясь от ее губ.
     - Он тебя не отпустит!
     - И не надо, сам уйду. Но я вернусь к тебе, если ты узнаешь меня, мы снова будем вместе, а нет - Я буду тебе служить. Я вернусь!
     Тогда я не очень поняла, что он говорит, наверное, имелось в виду перерождение или переход Души в другое тело. Мы о многом с Заком говорили, но вопросы его веры как-то не затронули.
   Они уехали очень скоро, а я заболела. Болезнь была странной. Внутри меня все ныло, боль словно скручивала и одновременно разрывала изнутри. А еще душу рвала тоска. Так пробудился мой дар, его подтолкнуло предчувствие мной беды с Заком. А потом вернулся отец и привез Родовое кольцо Зака Лупа. Все, что от него осталось, моя память и это кольцо. Отец тогда долго говорил, даже восхищался, Зак спас его, естественно ценой своей жизни. А я снова осталась одна.
    
    
    " Настоящее всегда чревато будущим".
   В. Лейбниц.
    
     Гледис тихонько шмыгнула носом и сердясь на себя руками отерла слезы со щек.
     - Ты думала, что Далт это заново рожденный Зак?
     - Честно, да. Они были похожи, когда Далт был маленький, или мне так хотелось. Ведь до Зака меня никто не любил. А он... Он словно нес меня по жизни те несколько лет. И мне так хотелось испытать это снова. Но все повторилось, тогда Зака отнял отец. Далта - ты.
     - Но теперь Далт с тобой, снова.
     - Если через два месяца я не сумею привезти ему нарукавный знак Дома, мне не перевести его в Черный отряд. Ты ведь знаешь правила Школы Криспа. Я блефовала, Гледис, я там так блефовала.
     - А что у тебя с Юлем, он же тоже из Правящих Домов.
     - Плохо мне с ним, вот что. То, что мы построили, он называет " проектом". Семья - это наш проект. Тогда мне действительно казалось это спасением. Заново возродить Правящий Дом, воспитать детей. Все трое от разных женщин, это так, на минуточку! Старший мальчик, это копия Юля, правильный наследный принц, второй, тут хуже, он сильная помесь, я даже не знаю, кто конкретно. Но в нем пробуждается магия и недовольство вечно второй ролью. Так что жди беды. А девочка, тут все спокойно, наряды, украшения. Прекрасная невеста для династического брака.
     - И что же?
     - Юль сказал мне, что как только дети разъедутся по школам, он тряхнет стариной и тоже отправится навестить друзей. Один. А я останусь этакой Королевой, соломенной вдовой. Но он обязательно вернется, нам будет " уютно старится вместе"- это цитата.
     - Чегоо? Совсем обалдел от спокойной жизни? - Гледис вскочила и метнулась по комнате, ногой отшвыривая шлейф. - Они придурки, Великий Космос! Какие они придурки!!!
     - Кто именно? - заинтересовалась я.
     - Все вместе и каждый по отдельности! - яростно ответила Гледис, - а ведь я тебя возненавидела именно из-за этого кольца. Ты не помнишь? Я приехала за тобой со своим отрядом, была Командиром уже несколько лет. Мой заместитель, Крисп, всегда такой спокойный, уравновешенный. Я доверяла ему больше, чем себе и почему-то была уверенна в его обожании. Ты помнишь себя, ту? Тоненькая большеглазая девушка из далекого замка, дикарка, сторонящаяся людей. Я до сих пор помню, как в тот день ты сушила волосы сидя на дереве над озером, а мои воины искали себе дела поближе к тебе. Помнишь? Ты ахнула, у тебя упало это самое кольцо, и через минуту за ним нырнул Крисп, в полной форме, как был, он даже обувь не снял! Это было невозможно! Вопиюще неправильно! Этого просто не должно было быть. А ты приняла, как должное: кивнула, улыбнулась и отвернулась. А вот Крисп, мой Крисп больше от тебя не отходил!
     - Гледис, что ты от меня хочешь? Что бы я изменилась? Это нереально. Ты дева - воин и тебе это нравится. А я Принцесса, я никогда не хотела быть мальчиком, даже в детстве, даже дружа с пажами и телохранителями, я всегда хотела быть собой и была Принцессой.
     - Ты мне отомстила, заперла в этом Замке! Ведь вскоре после твоего замужества закрылись Переходы! А это значит, что не только ко мне, но и я никуда не могла уйти. Я старалась быть тобой, вести дела и все такое, даже детей завела, но не мое это! А потом появился Тирр и мне просто стало страшно, я не люблю нелюдей, командовать ими могу, а вот вникать в тонкости души, увольте. В общем, не вернись ты сейчас, я бы глупостей наделала.
     Гледис встала и пройдясь по комнате, на повороте снова отшвырнула шлейф ногой. Я удивленно посмотрела на это действо:
     - Все хочу спросить, а почему ты в платье для большого приема, если к тебе не могут прийти".
     - Разве? - сестра заинтересованно повернулась ко мне. - А как ты узнала?
     - По длине шлейфа и по фасону, конечно. В нем сложно ходить. В нем приветствуешь делегации.
     Гледис с минуту смотрела на меня, а потом залилась хохотом.
     - Я не знала...Веришь? Я не знала. Этот шлейф, я укусить его была готова.
     - Зачем? В гардеробной остались все мои платья, там же даже таблички, что, когда, что бы горничные не путались. Тебе достаточно было просто посмотреть. У Юлиана свои цвета, я не стала ничего брать.
     - Ты меня не слышала? Замок закрыл Переходы, а также все комнаты, связанные с тобой. Ты - Королева, Хранительница Переходов. А меня так, пожить пустили, по-родственному. Но теперь, когда ты вернулась я помогу тебе. Но не потому, что считаю себя виноватой, чувство вины хоть и привязывает намертво, но сама понимаешь, колодник и цепь не самые надежные друзья. Я помогу потому, что хочу помочь, только в отличии от меня, той молодой и все знающей на этот раз я все же спрошу тебя: - Как и чем я могу помочь, чтобы не навредить своей помощью?
     - Чем можешь помочь? Гледис, я же говорю, мне нужен нарукавный знак для Далта.
     - Это я поняла, я не понимаю, почему столько шума с этим знаком.
     - У тебя и твоего отряда были подобные знаки или что-то подобное?
     - Были, разумеется. И символика отряда, и герб Дома, к которому мы принадлежали...
     - И это означало, кто выступает вашим гарантом и, кто придет на помощь, если что. Вот то же я хочу для Далта. А для этого мне вновь надо стать Королевой. И вновь поселиться в Замке Великого Координатора Миров и тем самым открыть запечатанные проходы в иномирья. Мне надо вернуться к своим истокам, к тому, от чего я так радостно сбежала, уверенная, что не вернусь никогда. Появление Юлиана было тогда спасением, и я поверила, что мое предназначение именно в этом, я очень старалась. Но вскоре всплыло одно маленькое "но". Юлиан был весьма не прочь занять место В.К. Но вот только условие, при котором я могла забеременеть, выполнить мы не могли. Мы не любили друг друга. Благодарность, верность, старание, амбициозность - все это было. Но это было не то. Так что главное, ради чего создавалась семья, мы выполнили. И едва отгремит Бал в честь отъезда детей в Школы, нас ничего не будет удерживать рядом. И то, что Юль оставляет меня Королевой, в чем-то его благодарность. А если мне удастся ею не воспользоваться, будет совсем хорошо.
     - Иными словами, ты хочешь, чтобы я очистила помещение? Если честно, то я совсем не против, но вопрос на засыпку, а куда мне деться?
     - Это просто: мы поменяемся с тобой Замками. Живи в Замке Юля, он ненамного меньше, чем этот, но без дополнительных проблем в виде Переходов.
     - Да? И как же я объясню свое появление?
     - Это просто, Гледис, ты скажешь, что его Замок нынче - штаб в котором разрабатывается план поиска Великого Координатора, нашего отца. Если о таком штабе и поиске объявить в этом Замке, появятся претенденты на мою руку, а это совсем не то!
     Гледис пристально на меня посмотрела:
     - Иногда мне кажется, я тебя совсем не знаю...
     - И еще, ты можешь оставить Тирра мне, уже сейчас, я сама устрою его в подходящую школу.
     - Что ж, будь по-твоему, после Бала мы с Селеной переберемся в Замок Юля, не думаю, что он откажет в гостеприимстве своему бывшему командиру.
     - Кому, как не тебе знать, что командиры бывшими не бывают. И потом, он же тебе должен услугу. Кто-то же сказал ему об отчаянном положении, в котором я тогда находилась. И беспроигрышном варианте его предложения. Так уж получилось, что о важности любви никто и не подумал. А ведь именно она основа мирозданий.
    
    
     Далт.
    
     Место, где мне надлежало быть два месяца, пока решалась моя судьба, Школой назвать было трудно. Само административное здание пирамидой возвышалось над жилыми корпусами. Они же, в свою очередь, напоминали своей постройкой цветы. От серединки - столовой шли коридоры-лепестки в отдельные комнаты. Зайти можно было и с улицы. Входы были тоже отдельные, и у каждого - свой ключ. Вообще же, все было задумано так, чтобы свести общение к минимуму, если ты сам его не ищешь. Я не искал. Вообще, первые пару недель у меня было полное дежа вю моего появления еще ребенком у Королевы. Только без нее. Я ел, спал, гулял. Постепенно приучая себя не вскакивать с зарей, не вытягиваться в струнку, заслышав чьи-то шаги. В общем, не выживать, вопреки всему, а жить. Это было трудно. Предыдущие годы моей жизни без нее, мой личный ад... приучил меня к постоянной борьбе. Когда ты знаешь, что свет впереди где-то есть точно и, если он так и не появился, это может значить только одно: ты плохо старался или мало, или... В общем, понятно. Сейчас упадешь, заснешь, а завтра надо постараться и сделать все лучше.
     Только теперь я понимал, как дико устал от этой гонки в никуда. Внутренняя, туго закрученная пружина словно заржавела, затянутая дальше некуда. Только к концу второй, а то и третьей недели я стал обращать внимание на то, что ем. На зелень и птичий щебет вокруг. И на то, что встреченные мной учтиво кланяются, и чуть удивленно смотрят вслед. Поразмыслив, я, смеясь над собой, сделал то же, что и много лет назад - пошел в библиотеку.
     Раньше для меня, как кадета Серого отряда, вся история сводилась к истории войн и Родов: Кто? Против кого? Вместе с кем? И зачем?
     Но теперь я был "Черным" кадетом, и пришлось быстро штудировать "гражданские" журналы. В них все было по-другому: ответственные даты, балы, кто куда и в чем? Пришлось вспоминать, доселе благополучно забытые цвета Родов и не только на штандартах. Но и те тонкости как-то: если на льдисто голубом камзоле Короля Юлиана вдруг жадные до сенсаций обнаружили присутствие другого цвета, пусть и в отделке, или перо на шляпе другим цветом отливает. Это не дальтонизм камердинера, а возможное рассмотрение союза с представителями Рода, носящего цвета, где появившийся на его костюме цвет будет основным. Бред, полный! Но это для представителя Серого отряда (суть наемника). А вот для кадета Черного это было само собой - политика. И не разбираться в таких мелочах - это выдать свое происхождение с головой. Как говорила моя госпожа: "Нельзя второй раз произвести первое впечатление". Поэтому я стал ходить в библиотеку, как на тренировку в свою бытность в Сером отряде. С утра и до обеда, обязательно. А потом прибавил дворцовое фехтование и танцы. Конечно, ребром ладони по горлу, оно надежней и быстрее. Но это опять Серый отряд. А мне надо было вернуть себя того, дворцового. Даже странно, но я тренированный и с хорошей закалкой вначале тихо выл от злости на себя. У меня вообще ничего не получалось! Мастера терпеливо объясняли, что у меня развиты другие группы мышц. А толку? Хотя едва схлынула первая паника от того, что я не сумею быть тем, кто ее нужен. Тело вспомнило то, чему учили в детстве при дворе госпожи.
     А с танцами вообще было забавно. Госпожа говорила: " В танце главное - партнер, а в политике - женщина. Найди женщину, через которую можно достичь того, что тебе нужно на данном этапе и стань ее партнером. Танцевать любят все. А хороших партнеров совсем не много".
     В общем, постепенно я стал вспоминать, тело само откликалось на ту или иную фигуру. Я больше не цепенел, а просто стал доверять себе. А в голове все чаще звучал голос госпожи. Тогда в детстве я как-то схамил, сказав, что не иначе в ее роду были эльфы, раз она такая терпеливая и не торопит меня с обучением (им-то с их долгожительством торопиться, действительно, некуда). А она рассмеялась и ответила: "Нет, милый, просто я тебя люблю. А не выставлять любимого человека идиотом - это одна из прерогатив любви." Идиотом я себя тогда почувствовал, что называется, по полной программе. А вот хамить ей перестал, совсем.
     К концу второго месяца я был вполне себе аристократ. Пальцы не только вспомнили шнуровку камзолов, но и с легкостью могли повторить все "новшества". Ноги обвыклись к обуви с каблуком, и я больше не грохотал ими как " караульный на плацу, отгоняющий крысу"- это цитата тоже из детства.
     Я больше не путался в плаще, который теперь доходил мне до шпор, и не цеплял его этими самыми шпорами. И поклоны со шляпой в руке... оууу!.. "Ты же не мясник, и это не топор, которым ты мечтаешь дать по голове встреченной тобой особе. Сначала посмотри ей в глаза тем самым проникновенным взглядом кота, уверенного, что сметану съели злоумышленники, а он - на диете. Ты так на меня часто смотришь...Потом, словно опомнившись, срываешь шляпу с головы, изящно ведешь ею, но так, чтобы дама мечтала оказаться в твоих руках на месте шляпы".
     Едва у меня стало получаться, я испытал восторг такой силы, что на глаза навернулись слезы. Словно что-то треснуло внутри меня, та скорлупа, в которую я замуровал и Душу, и воспоминания. Словно я вновь стал единым целым. Обрел внутреннее равновесие. Снова стал собой.
     И зеркала в залах фехтования и танцев отражали молодого человека, двигавшегося с обманно расслабленной грацией и благородной поступью, когда шаги только намечаются перестуком каблуков где-то на грани слуха. Чуть скучающий взгляд, небрежная полуулыбка на губах. Грация хищника, идущего на отдых, но который может пересмотреть свои планы в любую минуту и... напасть.
     Поглядывая на вновь пребывающих, я, наконец, понял почему госпожа отправила меня сюда. Хоть форма и была черной тут у всех, но я наметанным (уж на себя в зеркале я насмотрелся!) глазом сразу выхватывал "охрану". Да, отточенные скупые движения хороших воинов. Но не аристократы. Совсем. Нет.
     До названной госпожой даты оставалось несколько дней. Волновался ли я? Да, конечно. Доверял ли ей? Абсолютно!
     В Ту ночь я заснул так же быстро, как и во все предыдущие, эту выучку Серого отряда, я не видел смысла менять. Но и проснулся моментально, лежа с закрытыми глазами пытался осознать, что разбудило. Звук? Нет, запах... Аромат духов Королевы. Потом я услышал тот самый аристократический перестук каблучков, на самой грани слуха, шелест юбок и тихий разговор у моей двери.
     - Мне можно войти, Крисп?
     - Не стоит, Эстер, парень тренированный, спросонья на рефлексе сработает, я могу не успеть оттащить.
     - И все же я рискну.
     Я замер, подавляя гнев и стараясь дышать, как спящий. А о том, какой Крисп идиот, я подумаю позже...
     Дверь тихонько открылась, и от свежести аромата ее духов, от того, что Она так близко у меня закружилась голова. И, хотя моя комната была совсем не большой, мне казалось, что она идет целую вечность. Вот она остановилась у изголовья, я распахиваю глаза. Госпожа вздрагивает, улыбается и качает головой, прижимая палец сначала к своим губам, а потом моим.
     - Ты спишь... - тихонько озвучивает она "правила игры".
     Я согласно закрываю глаза и тут же вновь распахиваю их:
     - Хорошо, я сплю, но смотреть-то не запрещено?
     Губы моей госпожи дрожат от смеха. Сегодня, на мое счастье, ночь достаточно светлая, и я хорошо вижу ее лицо. Она ласково смотрит на меня, что-то кладя мне под подушку и быстро направляется к выходу. И вдруг, помедлив у двери, круто разворачивается и, оказавшись снова рядом со мной, торопливо целует... Целует мой лоб, глаза, щеки и губы. Я отвечаю на поцелуи, стараясь не нарушить правила игры, я же сплю. И понять, что же там, под подушкой? Она вновь целует меня, ее губы дрожат улыбкой. И вот, легкий шорох, дверь снова закрыта. Её нет.
     Я выжидаю несколько минут, я же сплю, и еще мне страшно. Конечно, я приму любое ее решение, буду служить тому Дому, что она выбрала для меня. Начитавшись новостей, теперь я знаю, что почти невозможно нам быть вместе, она Королева совсем другого Королевства, и Король имеется и Принцы. Никак не могу заставить себя сесть и принять то, что принесла мне судьба руками моей госпожи. Наконец достаточно прихожу в себя, беззвучно сажусь и лезу рукой за "подарком".
     Небольшой сверток, завязанный ленточкой и украшенный ма-а-аленьким бантиком. Я невольно расплываюсь в улыбке. Это ее месть. Так она учила меня, маленького, терпению. Пока я аккуратно не развяжу этот бантик, обертку с подарка не снять. Но сейчас мои пальцы натренированы шнуровками. Через несколько секунд обертка падает, и я застываю, не веря своим глазам. В моих руках нарукавный знак... Дома Великого Координатора Миров. Но этого просто не может быть! Она же Королева Юлиана, и еще Гледис, и... или может?! Она - может!!!
     Я не верю, еще не верю, но я уже в восторге. Меня охватывает эйфория, хочется прыгать, бежать, кричать! Моя госпожа, она вновь Королева, и не просто Замка, она приняла свою судьбу и стала Хранительницей Переходов. Теперь, до появления нового В.К. она вообще стоит во главе всех этих Миров, без неё никто не сможет осуществить переход из Мира в Мир. А это мы еще посмотрим, кто там появится! А я - Страж. Её Страж. У нас получилось!!!
     Да, я вернусь в Школу Криспа и буду даже не просто в Черном отряде, за мной будет штандарт Самого Высокого Дома. Право слово, стоило учиться танцевать, пусть и заново. Конечно, совсем скоро я узнаю все подробности, а пока у меня триумф. Мой личный триумф, за все те годы, без нее и без себя. Когда я просто выживал.
     Мысли снова пошли вразброд. Я зачем-то сунул руку под подушку, и пальцы что-то нащупали. Не веря себе, вытащил, и глаза защипало основательно. В моей руке была конфета. Такие конфеты делали только в Замке В.К., но и там они были штучными. Я называл их "прощенками". Когда в детстве я серьезно огорчал мою госпожу, после всего, что следовало за этим, мне удавалось вымолить прощение. Она, прощая меня, давала такую конфету.
     Я засунул ее в рот, кислый вкус сменился горьким и, наконец, пришла сладость. Я стер со щек невесть откуда взявшуюся влагу. И откинулся на подушку, чтобы мысленно еще раз пережить и осознать то, что сейчас произошло.
     Возвращение в Школу Криса прошло обыденно, старшие, выпускные классы не имели четкого количества учеников, кого-то присылали выучить те или иные языки, кто-то должен был завести знакомства. Первое время я тоже обвыкался и самым приятным была отдельная комната, а не койка в казарме. Но едва у меня все наладилось и с учебой, и с приятелями, я стал думать о том, что госпожа наверняка не остановилась на конфете и стоило поискать в Школе чего-то этакого.
     Внешне корпуса старших и младших классов отделяли невысокие, по грудь, заборчики из каких-то колючих растений. Вот у такого заборчика я и услышал "знакомый" диалог:
     - Ты просто не можешь быть тем, за кого себя выдаешь! Дом В.К.М. заморожен, там даже Переходы закрылись! А ты нацепил Знак Мертвого Дома - значит вообще не в теме и чужак!
     - Уверяю тебя, ты ошибаешься, я действительно принадлежу Дому...
     Дальше не интересно. Драка - она и есть драка. Я постоял с минуту и нехотя перепрыгнул заборчик. Интересно посмотреть, кто еще принадлежит Дому моей госпожи. Черный клубок тел то сцеплялся, то распадался, я не вмешивался, не зная кто и против кого. Наконец, один из свалки все же вырвался и те, другие, оторопели, впрочем, как и я. Парнишка был и высокий, и худой, но несмотря на это от него веяло какой-то Силой, заставляющей насторожиться. Правильно его определили - "чужак", суть - нелюдь. И хотя здесь это было не редкость, резкие, совсем нечеловеческие черты лица и главное, темные, горящие глаза с вертикальными зрачками выдавали его с головой. Судя по потрясенным лицам, до сего момента парнишка носил личину. Ну да, трое на одного и еще двое на страже, многовато для просто человека, не отобьёшься. Пауза затягивалась. Похоже, мой выход.
     - Привет из Мертвого Дома! - я шагнул к теплой компании, словно невзначай становясь между парнишкой и этими правдоискателями. Вот что интересно у Черных, урожденных аристократов, так это воспитание. Я-то мог легко переключаться, хоть и рос при дворе, Серый отряд сделал свое дело. А эти... вместо того, чтобы рвануть с места, они стали кланяться - подошел старший, да еще из такого Дома. Я махнул рукой, разрешая им уйти и повернулся к... кому?
     - Ты кто?
     - Трой, - что ж ответ не хуже вопроса.
     - Я - Далт.
     - Ух ты, настоящий? Живой?
     - В смысле?
     - Ты же сказал, из Мертвого Дома.
     Все, полный сюр. Так мы до ночи общаться будем.
     - Давай заново. Я - Далт, Страж госпожи.
     - Я - Трой, числюсь сыном Гледис, значит я племянник Леди Эстер, она взяла меня в свой Дом.
     Я немного растерянно уставился на него:
     - То, что Леди Гледис - змея, каких поискать, я согласен полностью. Но родить дракона? А ты ведь дракон?
     - Да... А как ты узнал?
     - Внешность выдает.
     - А, Леди Эстер сказала, что здесь я могу быть самим собой, но я еще боюсь.
     - Дракон боится быть драконом? Куда катится этот мир?
     Мальчишка неожиданно рассмеялся:
     - Леди Эстер так и сказала, Далт тебя примет, не сомневайся! - я не знал, как с тобой подружится, это она сказала - устрой драку, и Далт сразу появится.
     - Так ты специально? А не много на одного?
     - Я умею драться!
     - Это ни на чем необоснованная уверенность, ты если и умеешь, то во дворце, а это совсем не то! С придворными Дома госпожи вообще связываться не должны! Ладно, дело наживное. Пойдем!
     Так я познакомился с Троем, который позже стал моим другом, и является им до сих пор.
    
    
     "Вот и окончилось все, расставаться пора..."
    
     Бал, посвященный отъезду детей правящей династии в Школу, подходил к концу. Гости разъезжались. Я, верная своей роли хозяйки праздника, все улыбалась, раскланивалась, обменивалась обещаниями "еще немного, еще чуть - чуть".
     - Ты в порядке? - озабоченный голос Юля вывел меня из транса.
     - А? Да -да, разумеется, все в порядке, - я улыбнулась его тревоге.
     Юль стоял уже в дорожной одежде и меня на минуту захлестнули воспоминания о прошлом. Захотелось все остановить, чтобы стало, как прежде, спокойно и стабильно. Но за его плечами стояли подросшие дети, а это значило - жизнь продолжается и остановить ее невозможно. Надо двигаться вперед, хочется того или нет. Меня глубоко тронул наш последний разговор и его слова:
     - Пожалуйста, не считай меня глупцом или эгоистом, я всегда знал, что придет такой день и тебе станет тесно в моей жизни. Но это все, что я могу тебе предложить и, понимая, что этого мало, отпускаю тебя без каких бы то не было условий. Скорее предлагаю, не расторгай наш брак официально сразу. Сделаешь это, когда сочтешь нужным. Я далеко не самая большая лягушка в этом болоте, но пусть мое имя будет тебе дополнительным гарантом защиты, что бы ты не задумала.
     Я медленно повела взглядом по лицам детей, встречаясь с каждым взглядом.
     Себастьян, копия отца, почти клон, не знаю, сможет ли кто завоевать твою любовь, ибо твое сердце принадлежит Юлю. Но в твоей благодарности и уважении я не сомневаюсь.
     Теодор, мой баловень, твои темные волосы и глаза всегда напоминали мне о Далте, а заостренные ушки каждый раз разбивали эту память. Мне еще предстоит узнать, кто ты. Но сколько бы тебя не сторонились придворные и не доверяли собственные брат и сестра, я не верю, что ты можешь предать и ты это знаешь.
     Лаура, ты будущая опора отца и брата. Я сделала все, что могла. Возродила ваш Дом. Тебе предстоит продолжить. Уходя, я оставляю все тебе, все драгоценности, все подарки. Я не возьму ничего, кроме воспоминаний. Ничто большее мне здесь не принадлежит. Я желаю тебе счастья и не хочу соперничества.
     - Все хорошо, дорогие мои, поезжайте и не о чем не тревожтесь.
     - До связи! - эта фраза из прошлого Юля прочно вошла в наш обиход и прозвучала сейчас, как обещание...
     Еще миг и я осталась в бальном зале одна. Свет свечей отражался в зеркалах, я видела в них и себя и будто не узнавала. Мое платье, прозрачно голубое, искрилось льдинками бриллиантов. Вырез сердечком, прозрачно голубые рукава до запястий, широкие - плиссе, если поднять руки, и рукава скользнут к плечам, на запястьях сверкнут браслеты. Юбка кажется узкой, но стоит сделать шаг, и она раскроется многослойным цветком. Голубые атласные туфельки искрятся, как и платье. От усталости и переживаний я сама - цвета платья. И только косы прически-короны не дают опустить голову, вынуждая держать спину "до последнего". Скоро, совсем скоро это платье перекочует в гардеробную, где и останется. Цвета Дома В.К.М. совсем другие.
     Под удивленными взглядами слуг, я шагнула не в сторону своих покоев, а в сад. Сбежав по ступенькам белого мрамора во всем голубом и искрящемся, наверное, им я напоминала падающую звезду. А я спешила в свой любимый уголок сада. Шпалеры, увитые белыми розами. Белые цветы и вдоль дорожки, это удачный ход для ночного сада, дорожка в темноте словно подсвечена. Сотни крошечных фонариков вплетены в кроны деревьев, но я иду все дальше, свет остается позади.
     Вот и моя любимая скамейка у воды - небольшой прудик, маленький фонтан - эльф, играющий на свирели. Тут я всегда отдыхала душой, и никто не смел меня беспокоить. А это такая роскошь для Королевы - побыть одной! Посидев какое-то время без движения, я медленно стала вынимать из волос шпильки, вскоре на скамейке образовалась сверкающая горка. Откинув косы за спину, я попыталась нащупать замочек тяжелого ожерелья.
     - Позволь мне, госпожа! - из темноты сада ко мне шагнул Далт.
     Я вскрикнула от неожиданности и испуга.
     - Я вовсе не такой страшный, как кажусь! - заверил меня мой Страж, - А ты еще и туфельки сняла!
     В момент тяжелое ожерелье было расстегнуто, его плащ закутал мои обнаженные плечи, а усталые, заледеневшие ступни оказались в теплых, ласковых руках. Привычно стоя передо мной на колене он осторожно растирал их.
     - Далт, милый, как же я тебе рада! Но как?
     Он поднял голову, и я коснулась его щеки кончиками пальцев. А заглянув в глубину сияющих радостью встречи глаз, невольно рассмеялась.
     - Я же все-таки Страж. А если честно, Трой помог. Его драконья магия может открывать порталы. Мы рассчитали, что ты скорее всего куда-то собираешься и я снова долго тебя не увижу. Вот и рискнули. Не сердишься?
     - Нет, конечно. Вы все правильно рассчитали. Трой тебе нравится?
     - Да, он такой рассудительный, забавно. Я тебя долго не увижу?
     Я вздохнула - " Не знаю, мой хороший, до конца еще далеко, это только первый этап битвы за нас."
     - Ты не сможешь взять меня с собой? Я схожу с ума от беспокойства, зная, что ты одна...
     Я молчала и он, встав с колена, с такой легкостью поднял меня на руки, что я растерялась, а Далт вопросительно взглянул на меня.
     - Пойдем ко мне, сейчас уже все спят и не будет лишних сплетен.
     Он послушно шагнул к дорожке, а я последний раз взглянула через его плечо на свой любимый уголок сада. На влажной от росы скамейке поблескивали заколки и ожерелье, а в траве сиротливо стояли туфельки, одна лежала бочком...
     Моя спальня явно удивила его. Она была именно моя, с зеркалами, туалетным столиком, обилием цветов.
     - Я ожидал увидеть супружескую спальню, - осторожно сказал он, поймав мой взгляд.
     - Зачем? У Юля есть наследники и была жена - Королева.
     Я ответила резко, но не из-за вопроса. Я была очень рада Далту, и больше всего хотела, чтобы он не уходил, что бы был рядом и оберегал. Но знала, что это невозможно. Мало принять свой Путь, теперь следовало по нему пройти. И идти я должна была без попутчиков.
     - Скажи слово, хоть моргни, и я ни на шаг не отойду, - тихо, словно отвечая на невысказанные слова произнес он.
     Я отошла от него и зажмурившись покачала головой.
     - Тогда мне пора? - этот вопрос - утверждение Далта заставил меня круто развернуться к нему, и я не смогла сдержать слезы, хоть и силилась улыбнуться. Закивала, прося понимания и не желая затягивать расставание. Далт низко поклонился и вышел.
   Я подошла к кровати, взяла халат и натянула поверх платья, потом легла и сжалась в комочек. Слезы все не унимались. Я боялась, что разрушила почти все, что имела. А вот удастся ли построить - это еще вопрос. Я и боялась приближавшегося утра и торопила его. Приход Далта с помощью Троя давал мне понять, не только то, что я больше не одна, а и то, что на меня надеется не только Далт. И тот Путь, что мне предстоял должен был изменить не просто одну жизнь, он менял Пути многих, сводя их к точке нашей будущей встречи.
    
    
     "И однажды наступил день, когда риск остаться в почке стал сильнее, чем риск расцвести."
     Анаис Нин.
    
     За несколько часов до наступления утра я встала. Все слезы, страхи и сомнения были выплаканы. Наступило время действий. Как бы мне не хотелось утверждать обратное, я была очень похожа на своего отца. Мы редко с ним разговаривали и учил он, в основном, Гледис. Но то, что я умела и знала об общении людей, об умении их понимать - я знала от него.
     После потери Зака я вообще не хотела видеть отца. Он не настаивал, будто я была взрослой женщиной, а не юной девушкой измученной болезненным открытием Дара, который произошел в момент не радости, а потери. Он пришел во время одного из моих уроков, которых теперь стало значительно больше, прогнал учительницу и сев напротив меня, заговорил:
     - Видишь ли, девочка. Детство, это не просто счастливое и беззаботное время, как толкуют твои учителя. Это просто время, свободное время твоей жизни, которого у тебя больше никогда не будет. Не торопись вырасти, там, кроме обязанностей и долгов ничего особо интересного, а вот сейчас ты можешь приобрести опыт, который реально поможет тебе в жизни. Ты пережила потерю Волченка и вскоре будешь искать новую игрушку. Подумай, и не ищи Заку замену. Двойника у него нет. А любой промах новичка будет приносить боль и тебе и ему. Попробуй найти кого-то совсем другого, пусть это будут другие отношения. Поучись слушать не только свои капризы. Ты рождена быть Королевой, а значит есть две крайности: или череда любовников, в память детской любви. Или, даже и не знаю, что хуже - ты станешь играть в мамочку, воспитывая и пытаясь переделать новичка под мальчика из детских воспоминаний. А я предлагаю тебе начать учится Видеть людей. Этот Дар у тебя открылся, так научись им пользоваться! Это важно, потому что совсем не многие обладают внутренней силой. Этаким внутренним родничком, который может дать начало и полноводной реке, и морю. А может совсем затянуться и зачахнуть. Придет время, и тебе придется сделать выбор. От него будет зависеть твоя жизнь. Не ошибись, как твоя мама. Она меня придумала и хотела, чтобы я стал принцем из ее мечты. Если ты научишься идти от человека и его возможностей, а не от своих грез и капризов, то сохранишь не только свою жизнь, а многие. Подумай об этом.
     У этого разговора были интересные последствия, моим новым пажом стал Сэм, невысокий, крепкий парнишка, он напоминал мне Лиса из сказки, такой же золотисто рыжий и с хитрыми, раскосыми зелеными глазами. Единственное, чем он напоминал Зака, это его драки, он так же не жалел себя и шел до конца.
     Конечно, я не могла не проверить то, что говорил отец, и в первую же ночь отправляясь спать, кивнула Сэму, стоящему у двери.
     - Иди, ляг в кровать, она большая.
     Мальчишка, вытянулся в струнку и с каким-то смятением спросил: "Мне согреть простыни?"
     - Вот еще! Размечтался! Просто ляг в ноги.
     Сэм покачал головой: "Нет, госпожа, если так, то я должен оставаться там, где сейчас, у дверей, как охранник."
     Я подошла к нему и ударила по щеке, наотмашь
     - Если ты говоришь "нет" госпоже, фразу начинай со слов "простите".
     Он поднял на меня глаза, в них стоял смех:" Хорошо, госпожа, я запомню".
     Отец был прав, от Зака в новом паже не было ничего. Но меня тянуло к нему. Однажды, когда он вновь разозлил меня и я привычно замахнулась, то вдруг сама опустила руку увидев в глазах парня чуть ли не брезгливость к себе. Сэм отвел взгляд, и четко проговорил:
     - Не бойся, госпожа, бей, коль хочешь, я выносливый.
     Я потрясенно уставилась на него.
     А он нехотя продолжил - Ты же не меня бьёшь, а свою боль. Я, когда выгнали, тоже дрался со всеми подряд.
     - Откуда выгнали?
     - Из дома отца, мать была его наложницей, а когда он погиб, то его брат почти всех убил, зачем ему другое племя? А я совсем маленький был, то ли не добили, то ли убежал, не помню.
     - А почему ты дрался?
     - Наверное, что бы заметили, что я не просто камешек у дороги, который можно ногой откинуть, а человек.
     Несколько лет Сэм был, не то моим пажом, не то телохранителем. У него была интересная выучка, какая-то совсем другая школа. Немногословный, сдержанный к своим обязанностям он относился с какой-то истовостью, и отец не раз говорил мне, что Сэм гораздо предпочтительнее Зака. А еще у Сэма была мечта. Он мечтал о своей школе для мальчиков, таких, каким был он когда-то. Осколки благородных семей, Родов. Потерявших или лишившихся всего, кроме памяти крови.
     - Из меня никогда не получился бы крестьянин, я не торговец, я - воин, но не бандит. Понимаешь? Если у таких, как я будет будущее, у тебя будет своя Армия. Неплохо для мальчика для битья, в которого ты хотела меня превратить.
     - Почему Армия у меня? - тогда я была очень удивлена его выводом.
     - Потому что у мужчин должно быть то, что их объединяет, желательно недостижимое. Мечта. Но что бы она была не в загробной жизни, понимаешь? Есть монастыри, но это религия, а она часто разная и скорее ведет к расколу, нежели к объединению. У каждого свой Бог... А вот служение женщине, недоступной, как Богиня, но в то же время реальной... Это надо обдумать.
     - Ты любишь меня?
     - Нет, то что ты считаешь любовью, я к тебе не чувствую. Я другой, по-другому воспитан, семья, продолжение рода. Боязнь не оставить потомства. Отдам ли за тебя жизнь? Не задумываясь. Я в тебе ценю твою недоступность и свое служение тебе.
     Я ошарашенная услышанным пошла к отцу, он выслушал меня и хмыкнув, сказал:
     - Что ж бывает и так... Ты не теряй его, девочка, такую любовь редко встретишь, у нас, мужчин. обычно все с постелью связано... То, что чувствует к тебе этот парнишка - называется "служение сердца". Покуда он жив, у тебя есть защитник. А если его идея удастся, у тебя действительно будет своя Армия. Только ты его не подведи, иначе он сломается, такие не гнутся. Ключ его успеха - это ты. Не подведи, дочка!
     В тот день, когда Сэм должен был стать оруженосцем отца, мы официально расторгли с ним контракт, заплатив его школе за его свободу. А еще я отдала ему одно из украшений своей мамы, на первое время.
     Теперь я собиралась его найти и встретиться.
     Я успела вовремя, хотя и чуть не столкнулась с Гледис. Мы обменялись Замками, как и задумывали раньше.
   И вот я стою на пороге Замка Великого Координатора Миров, который, одновременно был Родовым Домом моей матери, да и всех жен В.К.М бывших и будущих.
     Возраст его постройки уходит в такие глубины древности, что проще сказать, он был всегда. Когда идешь к его гостеприимно распахнутым воротам, по нежно зеленой лужайке, усыпанной белыми цветочками, входишь в тишину аллеи или гуляешь в саду, любуясь радужными переливами цветов (это от нас пошла мода на разные цветы одного цвета, радуга в саду), как-то совсем забываешь, что это только одна сторона замка. Вообще то с трех других сторон утес, на котором он стоит, омывает море, которое никогда не бывает спокойным. А если поднять или уничтожить мост, связывающий Замок с сушей, он станет полностью недоступным. Он не носит громких названий из-за количества миров, поскольку никто не знает их реальное количество. Переходы, Отражения, Миры... Живущие и правящие в нем Королевы, гаранты их существования и связей. Мы столько времени служили тебе, Замок! Помоги мне сейчас!
     Я поднялась по ступеням, вошла внутрь, и медленно двинулась в кабинет отца. Кроме меня в Замке никого не было. Гледис распустила своих слуг, а мне еще предстоит набрать новых, если все пройдет удачно, как я задумала.
     Постояв перед закрытой дверью я все же развернулась и прошла к покоям мамы. Было очень тихо. Казалось сам Замок затаил дыхание ожидая от меня поступка. Что ж, я решилась на то, от чего убегала столько лет, мороча окружавшим меня голову своим незнанием или неумением. Тогда тянуть время было можно, теперь уже нельзя. Я приложила ладонь к двери и она, считав родство, медленно открылась. Сюда никто не мог зайти много лет, со дня ее ухода. Дверь была, а войти было некуда. Ни пыли, ни паутины. Все готово к началу нового спектакля, как там? Жизнь - театр, люди - актеры?
     Последние такты увертюры отстукивает мое сердце, сейчас занавес взовьется, и моя первая реплика разобьет тишину...
     Я повернулась к зеркалу во весь рост и не смотрясь в него заговорила, а вместе со мной, гулом в голове зазвучали голоса ушедших и принявших меня, вернувшуюся Домой. Я была в спальне мамы, но и во всем Замке, и за его пределами. Словно птица, обнимая крыльями данное мне и давая нерушимую клятву быть единым целым, оберегать и принимать помощь. На секунду меня пронзила дикая боль, пройдя от макушки до пяток. Я ахнула и закрыла лицо руками. А потом все кончилось. Отведя руки, я глянула в зеркало уже внутренне готовая к тому, что увижу.
     Из зеркала, как из рамы портрета в Галерее Бесконечности (есть у нас такая, в подвале, те, кто рискуют пойти, чаще всего сходят с ума не в силах выбраться из лабиринта одинаковых портретов, не понимая, что женщины на них - разные!) на меня смотрела немного испуганная молодая женщина, затянутая в черное бархатное платье. Разрез на левом бедре, до его середины выпускал ла волю легкую ткань переливами от сиреневого до фиолетового. Сам же разрез в нескольких местах пересекала тяжелая цепь-застежка, показывая, что нежность и страстность души находится под железным контролем. Тяжелые, кованные украшения с аметистами, Родовыми камнями, были и на груди, и на запястьях, и в ушах и, естественно, венчали корону из кос.
     Аметисты, слезы Единорога. Наши Родовые камни. Хотя я еще девчонкой прочитала в дневнике одной из своих прабабок, что слезы у Единорога были от смеха, когда ему рассказывали, о том, что Девы нашего Рода - девственницы, потому и камней было много. Смешливый попался Единорог.
     Приподняв подол коронационного платья, а именно в нем я оказалась, приняв свою Судьбу и дав Клятву, я со вздохом посмотрела на дивные фиолетовые туфельки. Красиво. Очень! Но окажись я на месте Золушки, на лестнице, то потерей туфельки не отделаюсь. На таких каблуках точно шею сверну, хотя ходить могу без труда.
     Что ж если Замок считает, что на поиски Сэма мне надо не в штанах и с мечом, а в платье и туфлях, кто я такая, чтобы спорить? Хотя очень хотелось посмотреть на календарь, убедится, что все нормально, и я не забыла про день смеха. Замок не обладал речью, все шло на эмоциях, но чувство юмора у него было, своеобразное, надо отдать должное.
     Постояв еще немного, я пошла в кабинет отца. Дверь распахнулась сама, впуская меня и я, подойдя к зеркалу - порталу послушно повторила то, что пришло в голову. Зеркало замерцало и вот...
     Я оказалась в каком-то кабаке, где шла то ли драка, то ли гулянка, в аккурат на дороге у разносчицы, привидя меня заоравшей, и уронившей, что несла. На минуту все стихло, и я увидела, как небольшая группа мужчин, единственных, кто не обернулся, собирается выйти, а среди них. "Сэм!" Мой голос был похож на писк мышонка. Мужчина уже взялся за ручку двери и я, видя это, завизжала не хуже разносчицы: "Лиис!!!"
     Мужчина замер, словно не веря себе, а потом круто обернулся. Я узнала фразу, сказанную им, так он говорил, еще будучи моим пажом, правда, не зная, что я услышу и категорически отказался объяснять, что она значит.
     Он рванул ко мне, а я слегка попятилась. Кто говорил, что люди не меняются? Когда мы расстались, он доходил мне до плеча. Сейчас я была ему под подбородок и это на каблуках и с высокой прической из заколотых кос, что делало её похожей на корону.
   Он резко затормозил рядом со мной и припал на одно колено, опустив голову. Его спутники сделали то же самое, правда, взяв меня в своеобразную коробочку. И на том, как говорится, спасибо.
     Я стояла посереди всего этого бардака гордо и монументально, памятником самой себе. Ведь известно, когда не знаешь, что делать, не делай ничего, вот я и стояла.
     Потом пошевелилась и тихо сказала: - Лис, помнишь, ты говорил, что поможешь, если что? Помоги мне, а?
     И перевела дыхание только услышав в ответ то же, что слышала от него всегда, но много лет назад.
     Он вскинул на меня глаза, знакомая зелень блеснула лукавством: -Всегда, госпожа!
     - Тогда веди!
     Он согласно кивнул и они, опять же взяв меня в коробочку, быстро вывели из притихшего кабака, мы шли молча и быстро, какими-то явно окольными путями и остановились уже у кромки леса. Я попала в этот мир к вечеру, а когда мы оказались у леса я решительно остановилась. Если войти в него сейчас, станет совсем темно, а я в платье и на каблуках.
     - Пройдем чуть дальше, совсем немного, госпожа. И, прости, забыл спросить, ты медведей боишься?
     - Я боюсь подлости и глупости, особенно у приближенных! А что, ты решил меня скормить медведю?
     В надвигающейся тьме я услышала сдавленное фырканье и приглушенный смех и вперед вышел мощный мужчина,
     - Я - Хани, Медок, по-вашему, в смысле сладкий и желанный.
     Я задрала голову и встретившись с обманчиво простодушными карими глазами нависшего надо мной крупного, очень крупного мужчины, тихонько спросила: " И сколько же для этого надо выпить?"
     Парни расхохотались, а Хани явно смутился и поторопился объяснить,
     - Я оборотень, я тебя отвезу к нам, просто не пугайся, я не нападу.
     Сэм вышел вперед, прикрывая меня, а Хани, наоборот, отошел. А потом раздался рев с каким обычно оборотни меняют ипостась и из темноты выдвинулось нечто очень большое.
     Я пообещала себе, что как только останусь одна и побоюсь, и может даже поплачу, но сейчас у меня просто нет на это права, да и время поджимало.
     - Хани, ты ляг, будь добр, а Сэм меня подсадит.
     - Позвольте мне, я - Мастер Мансур, - вкрадчиво заговорил еще один из спутников Лиса. - Видите ли, когда наш будущий глава предложил мне место, он сказал, что когда появится госпожа, мы все окажемся на коленях, даже не задумываясь над этим. Тогда я не поверил. А ведь так и произошло. Но положить на живот оборотня, тем более Хани... Я не надеялся дожить до такого даже в мечтах.
     Я прищурилась, видно было уже плохо, и все же я внимательно всмотрелась в точеное "восточное" лицо, этакий принц из сказки, утонченный и опасный, как отравленный клинок. Что-то щелкнуло на самой грани памяти.
     - Буду не только благодарна, а и польщена, впервые клан Маан-Суров, магов-убийц, предлагает свою помощь женщине, да еще не просто рядовой его член, а Мастер.
     Неожиданно стало очень тихо. А потом воздух уплотнился вокруг меня и будто ласковые руки подхватили и посадили меня на Хани. Мы двинулись в темноте, все так же молча. А потом у меня в голове раздался голос.
     - Прости, я повел себя неучтиво, но мой Клан истребили так давно, что я и подумать не мог, что можно узнать, вот так.
     - Ничего нельзя истребить полностью, всегда что-то да останется, остался ты, наверняка есть и другие. Надо только поискать, - мягко ответила я.
     - Тебе я готов поверить, - прошелестел голос.
     Я ехала на Хани, и думала о том, что у дружественных оборотней масса плюсов. Один из ни в том, что, пребывая в человеческом обличии, гигиена им не чужда, поэтому от зверя пахло не зверем, а лесом и самую капельку медом. Неожиданно я почувствовала смешок и густой мужской голос в моей голове негромко сказал: "Я же говорил тебе, я - Хани".
     Тьма совсем сгустилась и я, наверное, задремала, поскольку так и не увидела, куда мы, собственно, пришли. Я почувствовала, как воздух подхватил меня, и я оказалась на руках Мастера Мансура. А потом меня внесли в дом и поставили на ноги уже внутри.
     Я пыталась оглядеться, но тут неугомонный Лис подхватив меня на руки куда-то потащил. И остановился только войдя в комнату и захлопнув двери. Затем он наконец поставил меня и я смогла оглядеться. А потом изумленно посмотрела на Сэма. Комната, куда он принес меня, была кабинетом, и как же она напоминала кабинет моего отца...
     - А что ты хочешь? Вы же много лет были мне семьей, мне было у кого учиться - отозвался Сэм на невысказанный вопрос.
     - Так у тебя получилось? С твоей школой?
     - И да, и нет. Понимаешь, пока искал здание, учителей, а это тоже целая история, учеников пока подбирали, все шло. Потом выпуск, один, второй... А теперь ребят слишком много - войны, что ли начались где? Странные ребята попадаться стали.
     - Подожди, давай по порядку. Есть две проблемы - куда сбывать обычных выпускников и что делать с необычными?
     - Можно сказать и так.
     - Выпускники, это во сколько лет?
     - 16, 18, 20. Смотря кто. Я, в начале, просто класс набрал. Тогда ко мне Мастер Рег прибился. Его из звездной Гвардии списали, почти. Мы первым и форму синюю сделали, туники, плащи. Потом Мастер Мансур - я до последнего думал, что он темный эльф, просто с ушами проблемы. Что ты смеешься? Он тоже смеялся, но ведь ничего не сказал, зараза! Просто выбрал для своих, зеленый цвет, такой, травяной. И девиз у него " Терра инкогнито", неизвестная земля. Он яды хорошо знает и травы. А потом поток странных пошел. И мы Мастера Хани нашли, для перевертышей. Там все просто, цвет - коричневый, девиз "Иди и делай!"
     - Но ведь есть еще кто то, или мне показалось?
     - Есть, но давай о нем потом, хорошо? И, прости меня, я что-то заболтался, чем мы можем тебе помочь?
     - А вот об этом давай позже, вначале решим твои проблемы, или ты меня так вежливо просишь на выход?
     - Да ты что?! Вот ведь сказала... я тебя ждал, часто и не надеялся, просто ждал. Ты ведь, если обещала, что, если жива - сделаешь. В.К. говорил, верность слову - это твоя религия.
     - Вот как?! Не знала. И все же давай вернемся к теме, кого вы набираете в ученики?
     - Да по-разному. Стараемся уличных, какими сами были. С ними проще. Я первый год веду, потом Мастера разбирают.
     - А если... Если устраивать мальчишек пажами, что бы потом Кланы платили за их обучение? Школа Криса. Знаешь, о чем я?
     - Знаю, естественно. Но там золотые детки.
     - Я же говорю, Школа Криса, только наоборот. Мы даем шанс и мальчикам, и Кланам. Ты сам говорил, появляются непредсказуемые дети. Таких хотят иметь многие, ведь дети растут быстро, а потом это и советники, и военачальники, и маги, и... в общем, понятно.
     - И за всем стоишь ты, ведь пока они учатся, они принадлежат школе, а выйдя из нее дают клятву. Школа выступает их гарантом, а они часть гонорара отчисляют нам. Здорово, кто ж спорит, но откуда мне взять выходы на Кланы?
     - Ты мне лучше объясни, почему сказал, что за всем стою я?
     Сэм как-то весь подобрался, и тихо, грустно спросил - Госпожа, ты действительно его так сильно любишь?
     Переход от предыдущей темы был так неожиданнен, и эта "госпожа". Я нахмурилась, силясь понять, что происходит.
     - Сэм, кого "его"?
     - Полукровку этого, Далта. Почему он? Чем он тебя опоил, что ты готова сделать его В.К., подбираешь ему советников? Думаешь, мы в глуши и не слышали, что у него в друзьях дракон? Сейчас ты ко мне приехала. Конечно Армию я прямо сейчас тебе не соберу, но бойцов будет порядочно, как я и обещал. А что потом, умрешь ради него?
     - Напрасно я не поверила, что люди не меняются, думала ты исключение. Ан нет, видимые изменения только в росте. А я как хотела дать тебе по морде в первую нашу встречу, и дала, между прочим, так и теперь хочу того же. Пусть и достижимо это только в прыжке. Возможно, со стороны это так и смотрится, не знаю. Но ты, ты же должен меня знать. Не выходят Принцессы моего Рода замуж за бывших пажей! Он мой Страж!
     - Но, госпожа, он - мужчина. Постоянно находясь возле вас, да и вы...
     - И я не удержусь от соблазна, видя такого красавчика? Видишь ли, Сэм, и все те, кто стоит за дверью. То, что сейчас я вам доверю, я доверяю от отчаяния. Так что будет лучше, если вы все зайдете.
     Дверь открылась, и смущенные Мастера бесшумно вошли в комнату и сели за стол, явно на насиженные места. Сэм подошел и сел тоже. Я подошла к столу и встав " во главе" заговорила;
     - Немногие знают, что Стража нашли маленьким мальчиком, живущим при харчевне на перекрестке миров и работающим в ней. Да, с его внешностью он был не только разносчиком, и это и беда для него, и в чем-то мое спасение. Вы все - мужчины, и знаете, чем мальчик раньше "развязан", пусть это и уничижительный термин, но другого я подобрать не могу, тем он больше стремиться к приключениям этого рода. У Далта немного иначе. К моменту нашей встречи он так наработался на этом поприще, что обратил внимание на моих фрейлин уже почти перед самым похищением, хотя девушки говорили мне, что мальчик весьма умел и искушен в науке любви. Я для него, как объект физической любви недопустима. Он Страж. По закону их Ордена, приняв меня госпожой он объединяет наши жизни. Умру я - он последует за мной. Поэтому осознавая, что его любовь в физическом проявлении может привести к моей смерти, а я уже по закону моего Рода производя на свет дитя от любимого мужчины, передаю дочери все знания Рода и умираю, он никогда на это не пойдет. По крайней мере ближайшие годы. Что будет дальше, право, не знаю.
     Люблю ли я мальчика? Да, конечно. Делаю ли я все для него? Ответ не однозначен, в равной доле я делаю это и для себя. Если мне удастся сделать своего Стража Великим Координатором Миров, моя жизнь будет в безопасности. Хотя, сами понимаете, все не просчитать.
     - Что же еще может оказаться не просчитанным? - это Мастер Мансур.
     - Я сама могу влюбиться, и тогда рухнет вся постройка, - мягко объяснила я.
     Минутное замешательство этих сильных и грозных мужчин вызвало у меня улыбку, и я поторопилась прикусить губу. По их замкнутым лицам я понимала, что они обмениваются мыслеречью, минуя меня. Но вот Сэм вскинул глаза и встал.
     - Мы целиком и полностью на стороне Дома Великого Координатора Миров и его дочери, Королевы Эстэр. Мы берем на себя обязательства и клянемся, что и мы сами и все выпуски нашей школы, включая уже свершившиеся будут служить Дому В.К.М. А взамен, мы просим покровительства нашей школе, лично Королевы Эстер, и ее помощи в подборе будущих учеников, как Видящей.
     - Я - Королева Эстер, глава Рода дающих жизнь и Дома В.К.М. принимаю обязанности покровительницы Школы... - Я вопросительно глянула на Сэма - у школы есть название?
     - Школа Путеводной Звезды, - негромко проговорил Сэм.
     Я внутренне ахнула. Так переводилось мое имя. Правда, с очень древнего языка.
     - Школы Путеводной Звезды и клянусь помогать всем, включая дар Видящей.
     Я подождала, пока Мастер Мансур закончит свои пассы и на стол упадет два свитка договора. А сам договор, скрепленный Клятвами обеих сторон, надежно впитается в стены кабинета и тихонько добавила:
     - А еще я хочу личные покои, с гардеробной и ванной и пажа. Служанок у вас явно нет. И что-нибудь помагичьте, что бы комаров не было.
     Почему у этих мужчин мои слова вызывают вначале оторопь, а потом смех?
     В незнакомом месте я потеряла счет времени и была очень удивлена, когда вместо отдыха меня пригласили посмотреть саму школу, оказалось, уже утро. Я торопливо призвала на помощь магию и привела лицо, прическу и платье в "утренний вид". То есть в совсем свежий. А то выглядело все, как будто я на медведе каталась, хотя, как я еще могла выглядеть?
     Меня тихонько вывели через неприметную калитку и с почестями ввели в кованные ворота Школы, на которых искрилось от росы ее название. Сама Школа была в форме подковы, причем ее вершинка и была главным входом с крутой, высокой лестницей, а перед ней плац, явно, для торжеств. Само же здание было повернуто вглубь и попасть в него можно было только через эту лестницу. Иначе никак.
     Я шла через идеальные коробочки учеников, отличая их по цвету, и с удивлением заметила еще один цвет, и незнакомого мне мастера. Я взглянула на Сэма, тот залился краской, но "не увидел " мой взгляд. Странно, потом разберусь. Тем более, что цвет незнакомого мастера был льдисто голубым, похожим на один из цветов Юля.
     Войдя в саму Школу, я оторопела, ведь нечасто при входе в незнакомое помещение, тебя встречает собственный портрет, да еще в полный рост, и в том же наряде что на тебе сейчас. На картине точно была я, но как? Ведь коронационный наряд я надела совсем недавно. Однако с ответом никто не спешил.
     Я осматривала школу и понимала, что мое появление явно вовремя. Все было чисто, практично и бедно. Нет, заморышей с голодными глазами не было. Как раз казармы были теплыми, а еда сытной. Но я была в Школе Криспа и видела, как может быть. Что ж дело поправимое. Самое главное, мне понравились ученики, и поэтому первой жертвой я выбрала Мастера Рега.
     - Мне нужен мальчик, лет 7-8, умненький, обязательно красивый и проворный. Не волнуйтесь, вреда ему никто не причинит, просто я знаю даму, чей паж вырос, а по статусу он ей необходим. А взять кого-то из окружения, это нанести оставшимся кровную обиду. И потом паж должен быть умел. Да, самое главное, мальчик должен быть блондином, таким, золотистым, а не блеклой молью.
     - Госпожа, у меня несколько таких, смотрите сами, я позову, - Рег по-военному повернулся через плечо. собираясь выполнить приказ. Я еле успела его остановить.
     - Нет, я должна их видеть со стороны, как двигаются, как общаются.
     Мастер Рег уважительно посмотрел на меня, а я с головой ушла в дело, которое так любила. Найти в Душе искорку и тихонечко ее раздувать, пока не появится огонек, который принесет тепло уже не только мальчику. Я тенью присутствовала на занятиях, тихонько скользила в спортзале и на плацу. Да, воспитанники Рега отличались какой-то змеиной верткостью и безжалостностью удара. И я уже почти знала, когда выходила на связь со старинной, еще школьной подругой, что все получиться.
     Я выискивала мальчика для Элизабет - Клер, и все ловила на себе взгляд Рега. Он словно что-то решал для себя, а мне было неспокойно от столь пристального внимания и тяжелого, недоброго взгляда, но стоило мне посмотреть в ответ, как он опускал глаза.
     У меня появились свои апартаменты, состоящие из спальни, гостиной и небольшого кабинета, гардеробной и, естественно, ванны. Со всей этой роскошью мне неожиданно помог Юль. Как оказалось, я так привыкла к его помолвочному и обручальному кольцам, что покидая его Замок, просто забыла их снять. Теперь сумма, вырученная за них, с лихвой покрыла расходы на мое устройство и даже некоторые наряды. Хотя с этим было проще. Школа была закрытая и мужская, о чем мне с неловкостью в голосе и поведал Сэм.
     - Понимаешь, если ты хочешь свободно передвигаться везде, тебе нужна вуаль, густая. И плащ с капюшоном.
     Мне стало смешно, именно в таком наряде я приехала к Криспу и закончилось это встречей с Далтом.
     - Так я надену, это не сложно.
   Я не стала говорить Сэму, что подобная одежда сейчас мне будет только на руку. Взгляд Мастера Рега стал меня беспокоить всерьез.
     На следующий день Сэм рассказал, что Мастера под большим впечатлением от вуали и благодарят за проявленное уважение. Я отмахнулась. А потом ко мне пришел Мастер Рег и пригласил на прогулку. Он вел меня неизвестной мне до сих пор дорожкой и вышли мы неожиданно, на ровную поляну. Там шла какая-то игра, мальчишки носились босиком и без рубашек. Я посмотрела раз, другой, и недоверчиво проговорила:
     - Этого просто не может быть, Зак погиб.
     - Простите, если огорчил, когда мальчишку привезли, Сэм тоже был удивлен похожестью. Это Хок. Присмотритесь к нему. Если понравиться, вот вам и паж. И ему жизнь продлите, уж больно он колючий. Сэм ради вас его держал, ради внешности. Говорил, вы долго убивалась по тому Заку, - Рег говорил безукоризненно вежливо и вместе с тем в голосе отчетливо звучала неприязнь. Но пока я не могла понять к кому, ко мне или этому мальчику.
     Мастер Рег коротко, призывно свистнул. Игра остановилась, как по команде "замри". Он что-то крикнул, и мальчик кинулся бежать к нам так, как будто от этого зависела его жизнь. Он оттормозился буквально у моего подола, и мы уставились друг на друга. Не знаю, что он видел через вуаль. Я же видела и сходства, и различия. Нет, это явно не сын Зака. Стать другая и лепка лица, хотя мальчик был красив той же диковатой красотой, как был красив и Зак.
     Рег что-то рявкнул и ударил парнишку. Тот покатился кубарем, но вскочил с ловкостью кошки и приблизившись, уже низко поклонился:
     - Госпожа, простите мне мою неучтивость. Поверьте, это не от недостатка уважения...
     Он говорил что-то еще. Я вслушивалась в голос. Нет, у Зака он был грубее, ниже. Мальчик говорил напевно, мягко.
     - Сколько тебе лет?
     Мальчик осекся на полуслове, тревожно глянул на Рега. Тот ответил за него
     - Лет 12, может немного старше. Он обучен всему, что должен уметь паж, а боевые искусства учит уже как более старший. Сэм для вас его держал.
     Я понимала, что между этими двумя что-то происходит, но никак не могла понять, что.
     - Вас ждали раньше, госпожа. Хок перерос возраст пажа, так что вряд ли подойдет, хотя он и умел, - в голосе Рега явно звучало предостережение. Я была растеряна и не понимая подоплеки происходящего проговорила,
     - Я не знаю, правда. Действительно, пажи всегда младше. А вдруг он меня не будет слушаться?
     Наверное, при других обстоятельствах я бы рассмеялась, увидев два лица с совершенно одинаковым выражением крайнего изумления.
     - Зак же не слушался! - словно защищаясь, добавила я.
     - Вы всегда справлялись. Поступайте с этим так же - отозвался Рег, а я насторожилась.
     - А вы, мастер Рег, весьма осведомлены, откуда, позвольте спросить?
     - Сэм говорил, - нехотя отозвался Рег, и я насторожилась еще больше. Сэм никогда не видел Зака. - В общем, парень не подходит, что я им и говорил с самого начала.
     Я непонимающе посмотрела на Мастера. Он казался очень довольным, а мальчик быстро опустил глаза. Но я успела увидеть в них и дерзость, и загнанность одновременно.
     - Надо попробовать, - я шагнула к парнишке и взяла его за руку. Она мелко дрожала от внутреннего напряжения, хотя внешне он был абсолютно спокоен. Странно, но вот эта железная выдержка тоже напомнила мне о Заке.
     - Как прикажете, госпожа. - Рег метнул на мальчика злобный взгляд и приказал - Сопровождай госпожу, как тень. Один промах, и тебя заменят.
     Я смотрела в след Регу, а потом повернулась к мальчику.
     - Чем ты ему так насолил?
     - Он боится за вас и не доверяет таким, как я, - дрогнувшим голосом пояснил Хок.
     - Все ясно, что ничего не понятно. Ты же оборотень, как и Хани? Так в чем же дело?
     - Я - Хок, оборотень, но я же и Дитя Вереска. Это когда пара производит на свет ребенка с мутацией по линии оборотничества. Таких детей не растят. А я выжил. Правда потом открылась. Мастер Хани отказался, он только с чистокровными работает, а я - выродок. Мастер Сэм меня оставил, потому что я похож на Зака, и Вы по нему убивались очень. Приказал учить Мастеру Регу. А потом вы появились и не отказались от меня.
     Так, мутации у оборотней. Это что-то новое, в копилку странностей, происходящих последнее время. Я думала, что самое необъяснимое - это Трой, вернее его отец. Король отступник, его так прозвали за отказ мирно сосуществовать с другими расами. Очень хочется понять, это естественное развитие событий или за изменениями кто-то стоит? Но кто и зачем? Войны чистильщиков и отверженных, это когда люди убивали всех "нелюдей", считая, что спасают свой вид. Позже пришло понимание эволюционного развития, изменения в природе, космические пришельцы - метеориты, несшие в себе мало понимаемые причины мутаций. Все это копилось до тех пор, пока не стало понятно - или надо перебить всех, или жить по новым законам. Вот тогда и появился Великий Координатор Миров, опирающийся на армию, состоящую из Разных.
     Но сейчас снова грядут перемены, я чувствовала это.
     Это в глобальном масштабе. А здесь и сейчас мне надо завершить начатое.
     - Ты знаешь, где тренируется младшая группа Мастера Рега? Мне надо посмотреть на одного парнишку.
     - Я вам все-таки не подхожу? - в голосе Хока прозвучало отчаяние.
     Мужчины... Что маленькие, что большие. Мир крутится только вокруг ваших проблем, причем вокруг каждого - в отдельности.
     - Я подбираю пажа для одной приятельницы. Это будет "первая ласточка". Мне нельзя ошибиться. Мальчики есть и у Мастера Хани и у Мастера Рега, мне надо выбрать.
     - Госпожа, - получив ответ, Хок как-то просветлел лицом, возьмите у Мастера Рега. Он хоть и злой, но умелый Мастер.
     Я внимательно посмотрела на Хока - А что? Ведь ему и вправду виднее.
     Спустя несколько дней я стояла у главной лестницы в ожидании Мастера Рега. Маленький паж неожиданно принес большой успех. Хок уже успел мне рассказать, что Мастер Сэм, на радостях, дал Мастеру Регу отпуск и тот летит на встречу однополчан или ветеранов? В общем, туда куда без денег соваться нечего. Но теперь этой проблемы просто не существует. Я не сразу узнала Рега в форме Капитана Звездной гвардии. Форма была далеко не новая, но оружие сияло и то, как шел Капитан, пусть и бывший, говорило о многом.
     - Мастер Рег, вы ослепительны!
     Неожиданно для меня, Рег вспыхнул, как мальчик:
     - Госпожа, я воспитан в уважении к женщине, но вы первая, к кому я его действительно испытываю. Вы оказались хозяйкой своему слову. И я считаю себя вашим должником. Кем вы хотите видеть Мастера Рега, слугой, рабом?
     Странно, но вместо гордости от услышанного я испытала страх. И поторопилась внести ясность - "А можно другом? Будьте моим другом, Рег!"
     Что-то дрогнуло в чеканном лице, золото морозного утра, тигриные глаза Рега полыхнули таким жаром, что я чуть отстранилась:
     - Я ваш друг, Леди Эстер! - Рег опустился на колено и коснулся губами подола моего платья, чуть приподняв одну из фалд юбки. Затем поднялся и поклонившись, ушел к порталу.
     Я постояла еще немного. Почему-то эта сцена произвела на меня сильное впечатление, и то, каким стал Рег, отпустив себя на свободу.
     Я пошла в кабинет Сэма и войдя, спросила: - Послушай, что происходит, пока я шла к тебе встречные кланялись мне так, словно видели впервые?
     Сэм, вскочивший при моем появлении, рассмеялся - Госпожа, ты добыла нам столько, что если бы пришлось экономить, мы уже сейчас года три протянем. А это и работа, и, еда, и жилье. Ты дала будущее нашим мальчишкам, и ты стала Дамой сердца нашего Палладина, Мастера Рега. И чего они кланяются?
     - Да? Очень приятно. У меня несколько запросов на пажей, один надо исполнить срочно. Кристл заинтересовалась и её нужен паж именно из твоей Школы. Да, что б ты знал, Кристл - Императрица Холодных земель, так что сам понимаешь, время терять нельзя.
     - От кого?! А ты откуда ее знаешь?
     Видя безмерное удивление на лице Сэма, я не выдержала и расхохоталась.
     - Лис, милый, может это и удивительно, но девочки тоже ходят в школы, заводят подружек. Мы с ней несколько лет сидели за одной партой. Если успеть к их Новому году, вы не просто протянете несколько лет, а будете жить припеваючи!
     Сэм как-то растеряно на меня посмотрел,
     - Спасибо тебе, Эсси, спасибо за мальчишек и за нас. Мы все сделаем, и подберем, и отправим в лучшем виде. Может ты сегодня отдохнешь? Погода хорошая, погуляйте с Хоком. У нас красиво.
     Мне не хотелось смущать его отказом, и я с преувеличенной радостью согласилась. В окна кабинета Сэма лился солнечный свет и вообще тут бы разгар весны. А когда я вернусь домой, попаду в самую зиму.
     Подойдя к окну, я спросила - Кто придумал так построить? У тебя кабинет в башне, и ты одновременно видишь все со всех сторон?
     - Тут раньше маяк был. Давным-давно море было очень близко. Потом ушло. Это были развалины старой морской крепости.
     - Море? Так тут и море есть?
     - Есть, хотя конечно уже не такое, как раньше. Через лес пройти надо. Хочешь? Это все наша территория. Тут боятся некого, да и Хок рядом будет.
     - Кстати, все хочу тебя спросить о нем. Если убрать то, что он похож на Зака, почему ты за него переживаешь?
     - Понимаешь, он необычен, он попал к нам уже обученным, и потенциал в нем потрясающий, но он очень опасен именно из-за своей необычности. Мы не знаем, что от него можно ожидать, его ипостаси вообще жуть. Но он был заточен на бой с малолетства. Будь у нас лаборатория я бы хотел посмотреть, что там, внутри. А пока карты у тебя, Видящая.
     Выходя от Сэма, я подумала, что вот так всегда с ним. Он охотно, подчас многословно, отвечает на мои вопросы, вот только ответа я так и не получаю. Одна вода.
     Хок ждал меня у дверей, просияв глазами на мою улыбку. С каждым днем мальчик нравился мне все больше. Подчас казалось, что я знаю его много лет.
     Мысленно я сравнивала его с Далтом. Они оба были нелюдьми, но Далт напоминал скалу, крепкую, нерушимую защиту и опору, чуть прохладную, даже если ее нагреет солнце. А Хок был теплым. Свои темно русые, густые волосы он перехватывал ремешком, шедшим через средину лба. Они доходили до плеч. Он объяснил, что с детства так скрывал уши, выдававшие оборотня. Глаза мне казались темными, пока однажды я не рассмотрела, что они синие, густого, кобальтового цвета. Мне очень хотелось узнать его ипостаси, но для доверия нужно время.
     Мы шли к морю, болтая ни о чем. Хок легко переносил меня через упавшие деревья, объяснив, что мы идем по полосе препятствий для тренировок. Он был очень силен. Я давно поняла, что Рег соврал про его возраст. Парень был явно старше. Но приняла это, как данность. В тот момент у меня были дела поважнее.
     Море открылось, едва мы вышли на опушку. От неожиданности я замерла. Не знаю, почему Сэм сказал, что оно небольшое. Волны с тихим плеском набегали на песчаный берег. Совсем не было мелкой гальки и камешков, или песок, или огромные валуны.
     - Мы называем его Морем слез, - тихо сказал Хок, - сюда приходишь, когда совсем невмоготу.
     - Но если так трудно, можно и уйти?
     - Да тебя вообще никто не держит! Ворота только при входе. Сюда попасть, знаете, как трудно? Учиться сложно, пара четверок и вылететь можно - "мы растим элитных бойцов, а не мясо для воронья". По легенде, эти валуны - мужчины, которые тут нашли вечный покой. Пусть и одинокие, но они - величина, а не песок, по которому все ходят. Я раньше часто ночью на ваш портрет смотрел. Все пытался понять, как можно столько лет помнить, а теперь ...
     Я почувствовала чей-то взгляд и резко вскинула голову. От дальнего высокого валуна отделилась фигура, и человек пошел к нам. Налетевший ветер распахнул полы его плаща и казалось, это распахнулись крылья, и он летит. Хок, рванувшись, встал между мной и приближавшимся человеком.
     - Это Учитель по выживанию, это...
     - Зак?! - я еще не веря себе шагнула навстречу подошедшему, порывом ветра с него снесло капюшон плаща и я увидела лицо со смуглыми запавшими щеками, ветер развивал густые волосы с седыми прядями в них, и глаза, раньше такие знакомые, сейчас блестели от гнева. Хок встал между нами
     - Уйди, Учитель, пожалуйста, просто уйди.
     - Не будь глупцом, Хок! Иначе тебя тоже купят за внимание, а потом бросят и забудут.
     Я, не понимая, что происходит, просто молчала, но тут палец на руке словно обожгли, и я, вскрикнув от неожиданности, поднесла руку к лицу. Кольцо Зака словно раскалилось. А он, увидев это, впал в ярость.
     - Значит, кольцо все это время было у тебя?! Ты могла вернуть мне память в любой момент!
     Так, хватит. Я шагнула в сторону, обходя Хока, и уже сама рявкнула на Зака:
     - Прекратить истерику! Ясно и четко. Что происходит?
     Внутренне усмехнулась, видя, что вытянулись в струнку оба, но на всякий случай я не спускала с Зака глаз. Держала его взглядом.
     - Я не знаю, почему тогда нас забросило в Мир, где магия была противозаконной. Я бился за него, как мог, давая время создать портал. Потом, когда очнулся, понял - В.К.М ушел один. Это кольцо, оно Родовое, в нем Сила и Память. Будь оно у меня, я бы сразу вспомнил, кто я и что. А так, я же бился в зверином обличии, в нем и остался. Сколько лет прошло, просто не знаю. Однажды ночью услышал детский плач, скулеж в общем. Нашел Хока. Убить не дал. Что-то щелкнуло в мозгах. Стал перекидываться. А когда Хок подрос, я понял, что за нами начали охоту. Я тогда уже вполне человек был. Потихоньку узнал о Школе Эстер. А когда сюда пришли, портрет увидел. Вспомнил все.
     Что ж, все так все. Пока Зак бесновался, я не понимала причины его гнева. А теперь и в голове, и на душе было как-то пусто и тихо. Я медленно сняла с пальца кольцо и подойдя к Заку, вложила его ему в руку.
     - Когда-то один человек сказал мне, ты предаешь человека не тогда, когда предаешь его сам, а когда убеждаешь себя в том, что он тебя предал и даже не спрашиваешь его, почему. Ты ожидаешь от него того, что сделал бы ты на его месте. А он, не ты. Но ты уже все решил за вас обоих.
     Я повернулась и медленно пошла прочь.
     У окна кабинета Сэм, с проклятиями наблюдавший встречу, с трудом расцепил пальцы, сжимавшие оружие, нацеленное на Зака. Он принял Зака на работу в обмен на то, что тот будет носить ошейник Смерти. Понимая, что, если оборотень в Заке возьмет верх, в живых мало кто останется, и остановить его будет невозможно. Только убить. Но это право он, Сэм, дал только себе. Почему-то Сэм был уверен, что Зак не покажется на глаза Эстер. Пожалеет Хока.
     Он ошибся, и сейчас быстро шел, почти бежал в крыло, где были личные комнаты Учителей. Он ворвался к Заку. Тот сидел на стуле, расставив ноги и уперев в них локти, и обхватив руками голову. Эта поза мужского отчаяния почему-то тронула Сэма. Увидев вошедшего, Зак встал и привычно вытянулся.
     - Зачем ты подошел? Хок был готов броситься на ее защиту. Ты напугал ее!
     - Напугал? - смятение отразилось на ранее столь бесстрастном лице - нет, я и подумать не мог, - он непонимающе глянул на Сэма, - что же теперь? Она уедет из-за меня?
     Зак растеряно провел рукой по глазам и удивленно посмотрел на ладонь - "слезы?"
     Сэм покачал головой - Твои первые слезы за столько лет, а причина все та же - Она. Ты мне нужен Учителем, не скрою, но мне придётся сейчас идти к ней и что-то говорить, вот только что? Заварил ты дел, опять! Что делать, а?
     Зак все так же растеряно смотрел на него - Но как она меня могла испугаться? Я же никогда... Просто ты обещал сказать ей обо мне, при подходящем случае. Я думал, она видеть меня не хочет. Вот я и хотел сам ее увидеть, понять, чем не угодил.
     - Да, я еще не нашел удобного случая. И не смотри на меня так! Она думала, что ты мертв. А о том, что ты выжил, узнала несколько минут назад, от тебя.
     Смятение на лице Зака сменилось выражением ужаса, он растеряно посмотрел на кольцо, занявшее законное место на его руке. Теперь он полностью понял ее слова.
     Сэм негодующе смотрел на него - Да, я не сказал ей, что ты выжил. Думал, так будет лучше для всех. Этот парнишка, Хок, так к ней привязался. В жизни подобного не видел, слышит ее шаги - дышать забывает!
     Зак шагнул к Сэму и ненавидяще глянул ему в глаза:
     - А разве я люблю ее иначе?
    
    
     "Пора в путь-дорогу"...
    
     Я ворвалась к себе в комнату и плотно захлопнула двери. Голову ломило от боли и непролитых слез. И никого не хотелось ни видеть, ни слышать. Скорее по привычке, чем из чувства долга, я прошла в кабинет и поворошила почту.
     Письмо из Школы Криса было неожиданностью. Он злорадно сообщал, что Далт не сдал зимнюю сессию и не может быть отпущен на каникулы. Я растеряно перечитала послание. Этого просто не может быть, там что-то случилось. А потом мой взгляд упал на календарь, и я замерла.
     Время! Как я могла забыть, оно же по-разному идет, тут вообще уже весна. Значит, пока я тут была, Крисп сделал какую-то гадость, а я и не знала. Каникулы. Я лихорадочно придвинула к себе бумагу и календари, и углубилась в вычисления. По всему выходило, если я все брошу и перемещусь прямо сейчас, окажусь в Замке в аккурат перед Новым годом в Школе Криса. Значит, мне пора.
     К тому времени, как Сэм рискнул постучать, я уже была полностью готова к отъезду. Сэм пытался мне что-то объяснить, но сейчас у меня в голове был только Далт.
     - Сэм, прошу, пожалуйста, все договоренности в силе, а сейчас мне нужно спешить.
     - Ты не возьмешь с собой Хока?
     - Еще слишком рано, Сэм. Пока мне проще отвечать только за саму себя. Может, потом. Я вернусь, обязательно. Где портал?
     - Твой портал, это Твой портрет в холле. Приходи в любое время. Все, что здесь, включая нас, мы все принадлежим тебе. И будем ждать.
     Мы торопливо прошли до холла. В одной из ниш застыл статуей Хок. В глазах парнишки было такое отчаяние, что я враз пришла в себя. Что же я творю?! Быстро подойдя к нему, я заговорила:
     - Я вернусь, Хок! Обязательно вернусь. Просто дождись, ладно? И учись. Если все получится, Далт даст добро только на лучших. Понимаешь?
     Скользнув глазами по своим рукам, я поняла, что колец на них нет. И вынув из косы одну из заколок тихо проговорила:
     - Возьми, вернешь на Балу, если все получится. А не захочешь - просто оставь на память.
     Хок только кивнул. А я уже входила в портал.
    
    
     Далт.
    
     В Школе Криса была одна интересная особенность, каникулы. Они были двойные. Одни шли сразу после экзаменов, чтобы кадеты успели привести себя в нормальный вид перед встречей с родственниками. Поскольку сдавали мы не только языки и танцы, а и боевку, и не одну. И то, какими выходили после, в общем, не надо это видеть. Для имиджа Школы плохо. Разумеется, это касалось только Черного отряда.
     Результаты экзаменов подавались в Дома цветными листами. Красный лист - отлично, синий - хорошо. Других, естественно, быть не могло. На этих же листах были напечатаны и названия предметов. За эту сессию у меня на красном листе была узенькая синяя полоса, сам не пойму, как, но недобрал до отлично полбалла по одному из языков.
     Отказ от приглашения на каникулы в Замок пришел тотчас. Крисп вызвал меня к себе, и не скрывая злорадства, объяснил, что госпожа в гневе, и не выходит на связь, и он распорядился о наказании сам. В общем мне влетело, как влетало в Сером отряде. Только тут я себя чувствовал зарвавшимся слугой. Как только я снова смог ходить, пересдал этот экзамен на отлично. Отослал лист. Но ответом было молчание. Вначале я сердился, а потом на меня накатил страх. Я стал писать каждый день, просил, умолял откликнуться. Но все было напрасно.
     Новогодний Бал в Школе Криса был всегда грандиозным. Он одновременно был и выпускным Балом. Если мне повезет, в следующем году я тоже навсегда покину Школу. Если повезет, если с госпожой ничего не случилось, и она не изменила планы насчет меня. Кадеты готовились к каникулам, украшали Главный зал. Меня никто не шпынял, мало ли что бывает, сейчас у всех были свои дела.
     В конце этих каникул нам заново раздали листы, пересдавал не только я. Теперь мой лист сиял золотой полосой - выше некуда. Я унес его, как зверь тащит добычу в логово, и уже оттуда отправил его в Замок. И не поверил своим ушам, услышав вызов. Кинулся к экрану, и увидел официальный бланк Дома. На нем было только одно слово, написанное от руки, но от ее руки! "Молодец!!" Я немедленно распечатал. Стоял, держа лист в руках, а потом ноги подогнулись, и я сполз по стене и сел на пол. Глаза щипало. Молчание моей Королевы напугало меня значительно больше, чем я хотел признавался даже самому себе.
     Бал был роскошен, а я немало их видел, будучи при дворе Госпожи. Блеск елочных гирлянд, кружащий голову аромат, согревшейся после мороза, хвои. В огромных окнах, стоило чуть стемнеть, как по заказу стали падать снежинки. Чудесная музыка. Гул голосов. Потрясающие наряды женщин. Теперь я уже с легкостью мог сказать, кто и откуда. Я искал глазами Её. Она появилась не сразу. Меня подозвали, и я, преклонив колено, выслушал распоряжение - еще год учебы под Гербом Ее Дома и все! Я стану принадлежать только моей Госпоже.
     Интересно бы глянуть в книгу моей судьба, встречу ли я когда Криспа вне стен Школы? Или там будет такая очередь, что место надо занять заранее?
     Начались танцы, я протиснулся к госпоже, уже теряя терпение, но стоило ее руке лечь на мое плечо, как я дрогнул.
     - Госпожа, я очень виноват...
     - Мой хороший, у нас будет время поговорить, обещаю. После боя часов. Портал. Набери - она привстала на цыпочки и четко назвала цифры - Запомнил?
     Я только успел кивнуть, как из моих рук Госпожу увел в танце Командор какой то, что б ему пропасть! Как я не старался, но госпожу больше не видел, а когда стали отсчитывать удары часов рядом со мной появилась... Леди Гледис. И ее мелкая копия. Девочку кто-то толкнул, и я не раздумывая подхватил ее на руки. Она вспыхнула и тут же, обняв меня за шею, поцеловала. Это, конечно, было зря. Но не мог же я оттолкнут ребенка.
     Свет потух и вспыхнул вновь, знаменуя наступление Нового года, Года моей свободы! Я торопливо передал девочку матери. Леди явно не ожидала и сдавленно охнула. Я галантно поклонился со словами "своя ноша не тянет, не так ли?", быстро исчез из зала, спеша к порталу.
     Пройдя через него я, неожиданно для себя очутился на парадном крыльце Замка В. К. М. Вот это да! Тут я не был с того самого момента, как уехал на конную прогулку с Леди Гледис и Криспом.
   Я медленно поднялся, вошел и очутился в знакомом холле, идя на яркий свет. Вошел в бальную залу и замер. В эркере стояла почти наряженная елка, а рядом, на высокой лестнице моя госпожа держала в руках Ангела и звезду, и скептически их рассматривала. Увидев меня, она улыбнулась.
     - Где же ты так долго? Кого посадить на верхушку? Как считаешь?
     Это было так здорово, так по-домашнему тепло, что я кинулся к ней через весь зал. Она попыталась спустится, но я подхватил ее на руки прямо с лестницы и стал кружится в вальсе с ней на руках. С центром моего мироздания.
     - Далт, милый, что ты творишь? - госпожа не рассердилась на такую вольность с моей стороны. а только рассмеялась. Мы тут вдвоем на две недели, твои каникулы! Но прислуги нет, и я еще не знаю, как быть.
     Она говорила, и говорила. Я честно, слушал, но был в каком-то сне. Ее голос, ее руки у меня на плечах. Ее смеющиеся глаза так рядом, так близко.
     - Далт! Ты меня слушаешь? Время везде идет по-разному! Здесь, у нас в Замке до Нового года еще два дня. Но елку нарядить надо сегодня, а то не успеем! Это только кажется, что времени много.
     - Не волнуйся, госпожа моя, - я рассмеялся её взволнованному тону, когда ты рядом, я все смогу. Понадобится, так и время остановлю. А уж елку нарядить, вообще без проблем.
     Мы смеялись и говорили, но почему-то оба знали, что говорим не о елке.
     Елка была наряжена. До Нового года оставалась еще пара дней, и сам Замок пребывал в ожидании, словно в полудреме. Так бывает в театре - декорации и свет установлены, все готово, вот только зрителей еще нет, но скоро зал ими заполнится, и тогда все начнется.
     В нашем варианте ждать было некого. Мы были только вдвоем, и я почти физически ощущал, как надвигается время Главного разговора. Наконец Госпожа подошла к елке и словно набираясь от нее сил, погладила по колючей лапе.
     - Пойдем в библиотеку, хорошо?
     Я мысленно фыркнул, "и снова здравствуйте", первый значимый разговор Королевы и неграмотного парнишки, служки из харчевни, каким я был тогда, состоялся именно там.
     Странно, сколько времени прошло, но библиотека осталось той, что я помнил, без изменений: и чуть приглушенные краски в обивке и плотных занавесях, и большущая шкура у камина и кресло там же. Я любил лежать с книжкой у ног госпожи или слушать ее голос и представлять действо, о каком она читала, видеть его в огне и рассыпающихся углях.
     Судя по выражению лица госпожи, по тому, как она покусывала губу, предстоящий разговор беспокоил ее гораздо больше, чем она хотела показать. Однако начала она совсем не с нас, а рассказала о встрече с Заком, о каком-то парнишке.
     Я молча слушал, силясь понять, что она в Действительности пытается мне сказать. Она же замолчала и испытующе посмотрела на меня.
     - Если ты молчишь, значит ты согласен?
     Крисп рогатый, что я пропустил? Просто заслушался голосом...
     - Прости, госпожа, в чем именно? Что Хек хороший парень?
     Она негодующе на меня посмотрела:
     - Не Хек, а Хок, сын Вереска.
     - А, ты про парня - гибрида неизвестных родителей, которые выкинули его за ненадобностью, а Пес - Зак нашел и с перепугу снова стал Заком, хотя псом и остался, если гавкает на тебя. И что?
     - И то, что он очень подходит тебе в телохранители, когда ты станешь Великим Координатором, да?
     - Я кто?! Чем стану??!
     Я обалдел настолько, что только хлопал глазами, госпожа же наоборот перестала смеяться и заговорила очень серьезно:
     - Далт, милый, я очень тебя люблю, но у нас, у каждого в этой жизни есть своя роль. То зачем мы оказались здесь и сейчас. Поверь мне, я знаю. Я несколько раз начинала играть не свои роли и меня снова возвращали к исходной точке.
     Сейчас у меня два варианта, я могу уйти, убежать с тобой, моим Стражем, куда-нибудь, где нас найдут не сразу... Дать жизнь новой Королеве и оставить вас. А это именно так и будет, как бы мы не тянули время и не лукавили перед собой.
     А еще я могу вспомнить, что рождена Королевой, Видящей. Что в моей власти сделать тебя В.К.М. И именно для этого ты и учишься в Черном отряде. Зачем Стражу Телохранитель? Стражу - незачем. Тут ты прав, а вот Великий Координатор обязан иметь свиту, ведь именно она " играет короля". Ты достаточно сведущ в военной науке, чтобы понять, когда военные школы пополняются с переизбытком, а оборотни становятся мутантами, это не происходит само по себе.
     Надо или принять свое будущее и быть готовым сыграть свою роль, ту, для которой тебя отобрали, здесь и сейчас, или освободить место. И история этого мира пойдет дальше, но без нас. Я не решаю за тебя. И Черный отряд, это лишь для твоего самоуважения. Если ты откажешься. Ведь для тебя путей много больше. Это я не могу покинуть замок. Но ты - свободен в решении, и я помогу в любом случае.
     Ты не торопись, время есть, у тебя целые каникулы. Думай.
     Она хотела уйти, но я задержал. Просто подошел и взял за руку, без поклонов и словоблудия и заговорил, но не как бывший паж и даже не как Страж, которым мне еще только предстояло стать. Я заговорил как Далт, а может таким образом с госпожой заговорила моя душа:
     - Думай? А чем еще я занимался каждую чертову ночь, с того момента, как уехал от тебя? Да, судьба так бросила карты, что я - подстилка из харчевни, а ты - Королева. И то, что в принципе невозможно, то что ты любишь меня, делает меня твоим убийцей. Дай мы волю нашей любви.
     Да, я твой Страж, и единственное. что бы мне хотелось, это быть с тобой. Просто быть, потому что я уже был без тебя. Я понимаю, что из меня, нынешнего В.К.М. - это даже не смешно. Но я им стану. Ведь это просто должность. Это Королевой надо родиться. И я им стану по одной простой причине, тут ты права, не мы, так другие. Не я, так будет кто-то еще. Просто при мне ты будешь жить столько, сколько захочешь, понимаешь?
     И я объясню, почему. Я вырос без матери, и не хочу своему ребенку этой участи, даже если она - Королева по рождению. Я ненавидел мать за то, что она меня родила. Ненавидел свою смазливую морду, из-за которой меня чуть не замучили... Появления тебя, то что ты приняла меня. Это чудо. Мое личное чудо. Если родится ребенок и ты умрешь, я уйду вслед за тобой. Даже если ты прикажешь жить.
     Госпожа молчала, не отнимая руки, словно что-то решая для себя. Потом, приподнялась на цыпочки и коснулась губами моих губ.
     - Мне гадалка еще в детстве сказала, что отсидеться не удастся. Но почему-то я думала, что с тобой, в маленьком домике...
     Я поднес ее руки к губам:
     - Мы с тобой, в большом Замке, что это меняет?
     - Будут другие люди, нелюди, много, надо делать историю, а домик? - в голосе госпожи отчетливо прозвенели капризные нотки.
     - Тот домик, о котором ты печалишься - это твое сердце, в нем только те, кого ты хочешь видеть. И он всегда с тобой.
     Она вскинула на меня глаза, и я улыбнулся, предвосхищая ее вопрос.
     - В моем "домике" живешь только ты. Он совсем не тесный и не маленький, тебе там удобно. Но никому другому места в нем нет.
     - И не будет? Никогда?
     Я с трудом сдержал улыбку. Несколько минут назад я сказал, что последую за госпожой за Грань в любую минуту. А она беспокоится о моих будущих фаворитках.
     Все же мы совсем из разных миров. Боги с ним, с моим потрепанным детством. Но где и как подрабатывали кадеты Серого отряда ей точно лучше не знать. Однако госпожа вряд ли обрадуется моим рассуждениям на тему - есть женщины, а есть Королева сердца. Я ее Страж и для меня это главное. Я улыбнулся и честно сказал:
     - Никогда.
     А уже на следующее утро Замок ожил в буквальном смысле. Я понял, что Госпожа давала мне выбор и была готова прикрыть мой побег. Это казалось странным, но я винил только себя, это из-за меня она не верила словам. Из-за моей глупости жила среди тех, кто предавал ее. Теперь Замок наполнился слугами, и я снова был удивлен, когда она не понимающе сказала мне:
     - Представляешь, я предложила им отметить Новый год с семьями, но никто не захотел.
     Я искренне рассмеялся:
     - Госпожа, попасть на работу в Замок, это мечта. А у них она сбылась! Они все просто бояться, что если проснуться дома, то все сном и окажется.
     Она приобняла меня за плечи и чмокнув в щеку поспешила по делам, а я глубоко вдохнул и медленно выдохнул. Госпожа ласкала меня при любом удобном случае, как ласкала маленьким, я так же льнул к ее рукам, боясь, что если поведу себя иначе, то она перестанет ко мне прикасаться. Разумеется, в моем обществе ей ничего не угрожало. Я думал о другом, когда закончу учебу и вернусь жить в Замок, как бы мне не свихнуться от собственного благородства? Поэтому идея изменения истории или небольшой войны, или что там она хотела, находили у меня все больший отклик.
     Однако некоторые ее идеи все же казались мне спорными.
     - Почему ты хочешь отдать Хока мне? На его месте я был бы против.
     Она кивнула, словно давно ждала этого вопроса:
     - Видишь ли, его воспитал Зак, а это значит, в мальчика крепко вбит тот же постулат, что и в Зака. Его Род служит Моему Дому. Не он - мне, а Род - Дому. Поэтому он будет охранять Тебя.
     Если честно, то я не понял. Но решил дождаться самого парня и спросить уже у него.
     В один из заключительных дней моих каникул мы долго гуляли по заснеженному лесу. Я очень старался не попадать в нее снежками, и подставлялся сам, как мог. Но все же не уследил, мой снежок, хоть и слегка, но задел капюшон меховой шубки моей госпожи. Он упал, ее коса развернулась и скользнула почти до земли, а в довершение, снег с мохнатой лапы дерева, за которым она пряталась, осыпал ее с ног до головы. Я кинулся было на помощь, но не дойдя нескольких шагов, замер.
     Она стояла очень прямо, в короне из искрящихся снежинок, которые еще кружились вокруг, и медленно ложились на ее шубку, волосы, платье. Госпожа казалась нереальной, Ледяной Королевой из сказки Мира, где я родился. И такой ослепительно недосягаемой, что хотелось выть от отчаяния.
     И да, теперь я был полностью "за", что там она хотела? Соратники по военной компании - это одно. А иначе... Иначе война за Нее будет в Замке. И я буду одним из первых, кто ввяжется в войну за Королеву.
    
    
     "Мечтайте осторожней, мечты сбываются..."
    
     Когда каникулы закончились и Далт уехал, я испытала такое облегчение, что удивилась сама. Меня откровенно злило то, что он выбрал одно, а на деле хотел совсем другого. Но слово не воробей, объявил себя благородным Стражем? Вот пусть с этим и живет, как может. А я поеду в Школу к Сэму, у них там тоже скоро Новый год. И к тому же время идет совсем по-другому, а для оборотней тем более. Не говоря уж о том, что я обещала Хоку вернуться.
     В преддверии Новогоднего праздника, который тут приходился на начало весны, Школа Путеводной звезды походила на разбуженный муравейник. Вроде бы все всё делали, как обычно, но раза в 2-3 быстрее, даже ходили редко, в основном все перемещались бегом.
     Хок был как -то на отшибе, нет, он конечно делал все, что был должен, но не более.
     Последние несколько лет Госпожа не приезжала и его счастливые воспоминания потихоньку стирались. В Школе он доучивался последний год, а потом все изменится, так или иначе. Думать об этом не хотелось, как и видеть младших кадетов, бегающих с радостными мордами. Он сам так же бегал, мелким, когда ждал. И помнил, как обиделся на Госпожу, когда она не приехала. А потом и вовсе пошел " во все тяжкие", его тогда вызвал к себе Сэм. Хок струхнул, но Сэм тогда даже пальцем его не тронул. Говорил, объяснял, достучался, в общем:
     - Пойми, парень, ты - один из лучших, не кори себя и нас не гневи. Госпожа не вольна собой распоряжаться, то вообще было чудом, что она сделала для нас. Сколько тогда времени и сил положила! Сколько жизней спасла и устроила! Ты об этом подумай!
     Конечно, человеку его боль самая больная, а обида - обидная. Да только виновных тут нет. Она - Королева, там, в той её жизни от её решений, а то и просто присутствия зависят жизни не горстки крысят в старой крепости, а много, много больше... Да и не забывала она тебя, и поздравляла и подарки присылала, что я, не знаю, что ли.
     А что тоскуешь без неё, так не ты один, оглянись, подумай, если не дурак, поймешь. И еще, надейся, надейся, как все мы, это помогает выжить, сначала день переживешь. потом второй, а там само пойдет.
     Хок поверил, и действительно пошло, хотя и не сразу.
     Теперь он сидел в классе, объявляли результаты четверти, ему было все равно, отправлять свои листы было некуда. Официально она его госпожой не была.
     Потом оглашался список, кадеты приглашали "гостей" на празднование, сейчас пришли ответы, в основном это была формальность, он то же приглашал Её. Приглашение принято или приглашение отклонено. Глядя, как вспыхивают радостью глаза обычно бесстрастных парней, чьи приглашения были приняты, Хок чуть не смеялся про себя, " прям начальная Школа!"
     И оторопел, услышав - Приглашенная сторона, Покровительница Школы Путеводной Звезда, Её величество Королева Эстер - Приглашающая сторона, кадет последнего года обучения, Хок Хантер. Приглашение принято.
     Оглашение продолжалось, но Хок уже ничего не слышал, от непоправимости произошедшего у него закружилась голова. Она приняла приглашение, а он. Из - за нескольких " четверок" в табеле он вообще не имел права приглашать, это была награда лучшим. Это были его первые "четверки", за все годы. Но значение это не имело. Он не мог собой распоряжаться, на праздники приезжали не только приглашенные, гостей было много и их всех надо развлекать и привлекать, работая на будущее, если и не свое, так на чужое.
     Говорил же Мастер Сэм, - надейся! А он? Теперь, чтобы провести с ним время, Королева должна заплатить. Нет, конечно все парни Школы в её распоряжении, но лучшие, не он. Что же будет?! Хок схватился за голову.
     В своем кабинете, в такой же позе сидел и Мастер Сэм. Появление Королевы ожидалось с минуты на минуту, портал в его кабинете уже начинал светиться, А Сэм все не мог прийти в себя.
     Наконец вспышка света и в кабинете появилась Эстер, и все стало не важным. Сэм вскочил мне на встречу, я обняла его и поцеловала в щеку. И хотя это было всего лишь приветствие, щеки Мастера по-юношески вспыхнули.
     - Здравствуй, мой хороший! Сразу говорю, не знаю, как дальше, но сейчас сбежала к тебе дней на 10, примешь?
     Сэм держал мои руки в своих и несколько раз кивнул, прежде чем хрипловато сказать:
     - Конечно...
     Весть о прибытии Госпожи охватила Школу, как пожар, под тем или иным предлогом Мастера и Учителя оказывались в кабинете Сэма, и вакханалия приветствий и поцелуев начиналась заново, все говорили наперебой. И хотя я понимала в этом шуме очень мало, но эта радость от встречи была такой искренней и теплой, мне просто не хотелось, чтобы она закончилась.
     Хоку казалось, что он почувствовал, когда Она появилась в Школе, хотя тот подвал - карцер, куда его приказал засунуть Мастер Сэм, находился глубоко под землей. "суньте его как можно дальше и глубже и так, чтобы я не знал куда, иначе я убью его сам".
     А в кабинете Сэма я слушала "покаянную речь" хозяина, кивнув, переспросила
     - Он перестал ждать?
     - Эсси, он мальчишка, жизненного опыта - кот наплакал, а умение ждать, это для закаленных.
     - Так, если я правильно поняла, или я плачу всю сумму за 10 дней, и он мой или я ничего не плачу. К моим услугам лучшие, но не он?
     - Как-то так, Эсси, прости, уверен, мы что-то придумаем, просто прецедентов не было.
     Я вынула из ушей серьги, и протянула их на раскрытой ладони Сэму
     - Этого хватит?
     - С лихвой! Но, госпожа...
     - Подожди, может оно и лучше, с некоторых пор повзрослевшие пажи меня не радуют, может и не стоит. Где он сейчас?
     Сэм замялся
     - С Регом, от Зака, да и себя, я его спрятал. Но сегодня ты с "Верхушкой" школы, зал наряжен. Да и подарок мы приготовили.
     - Рег не прибьет его?
     - Нет, не успеет, он же тоже на праздник спешить будет, а оборотни живучи! И Госпожа, может все же...я про серьги.
     - Забери их, Сэм, и дело с концом, это подарок Императрицы за пажа, помнишь? Так что пусть послужат Школе. Тем более, они не в моем стиле, ни изящества, ни красоты, один гонор и богатство! Что ты смеёшься?!
     Новый год весной! Очень необычно, но лишь для меня. Хани говорил, его народ отмечает осенью. Праздник под открытым небом, во внутреннем дворе Школы. Столы стоят под навесами из полураспустившихся веточек, переплетенных каким-то хитроумным способом. Масса изумительно ароматных мелких цветов в букетиках, что-то среднее между нашими ландышами и сиренью. Я опасаюсь дождя, но Мастер Мансур укоризненно смотрит на меня и даже немного обижается.
     Я была рада, что мои горничные буквально заставили надеть зеленое платье, и я теперь принимаю подарки в виде заколок в косы в форме этих цветочков и... Сэм, хороший мой, сережек.
     Но я же ясно вижу переглядывание моей неугомонной "Верхушки". Сэм подходит ко мне едва первые тосты отзвучали, и кадеты начали угощаться.
     - Госпожа, позвольте пригласить вас на прогулку.
     Вот как, мы на "вы", значит что-то серьезное. Мысленно прощаюсь с вот теми мааленькими пирожными и послушно бреду за хозяевами от такого изумительного стола. Еще и радость изображаю.
     Мы идем в лес, я конечно не великий следопыт, но дорога странно знакома, вот тут поворот, и дальше будет полоса препятствий, меня тогда сюда Хок водил. Но мы поворачиваем в другую сторону и пройдя через буреломчик и жуткие камни выходим на аккуратную полянку, явно сделанную не местной природой. А на ней...
     - Домик, - тихо шепчу я, не веря своим глазам. Это точно домик из моей любимой детской книжки. Я потрясенно поворачиваюсь к Сэму. Он стоит на фоне узкой полоски леса, а за ним гордо взметнулись шпили башен Школы, его мечта.
     Я смотрю ему в глаза и в памяти встает давний разговор такого далекого теперь детства: " Я очень хочу создать Школу для мальчиков, для тех, кому не повезет как мне, встретить в жизни тебя, что бы у них был шанс. - А я хочу маленький домик, как на этой картинке, что бы в нем я была просто я, Эсси. А не Принцесса, будущая Королева. Но что бы там не было страшно."
     - Тут не страшно, Эсси, - тихо говорит Сэм. Этот домик охраняет вся Школа, круглосуточно.
     - И во всех ипостасях - мрачно басит Хани.
     Это снимает напряженность момента, мы смеемся, а Мастер Мансур украдкой вкладывает мне в руку платочек. Да, Королеве шмыгать носом не пристало. Рег так и не появился, и я начинаю всерьез беспокоится за Хока.
     Мой домик чудесен и выглядит маленьким только внешне. Первый этаж это и кухня с нарочито грубым очагом - камином, и гостиная с массивным столом и стульями. По тому, как привычно располагаются за ним Мастера, я понимала, кто его создал. В нишах неожиданность, не только шкафчики с посудой, а и книжные. Маленький стол у противоположного окна и кресло рядом, это уже изящная мебель, явно для меня. Второй этаж, спальня, гардеробная и разумеется, ванная. И еще маленькая комната. С отдельным санузлом.
     - Если пажа или еще кого захочешь в дом пустить - тихо говорит Хани.
     Я снова выхожу на крыльцо, забора, конечно, нет. Но лес стоит так близко, вокруг полянки. Ближе к дому несколько яблонь. Сейчас они в цвету.
     - Если что еще захочешь, скажи, посадим - говорит Хани, вышедший за мной.
     - Но надо ухаживать, а я... - расстроенно отзываюсь.
     Хани фыркает - Тут садовников вон, полная школа. За домом колодец есть, неужто всерьез считаешь, что сама будешь воду носить?
     - Но, наверное, это неправильно, заставлять ребят?
     - А кто заставляет? Тут по первости такие драки были... Это для них как подтверждение, что ты настоящая. Одно дело, портрет. А тут Дом! Понимаешь?
     - Хани, Рег так и не появился, и Хока нет...
     - Рег и не появится, как ему тебе в глаза смотреть? С Хоком его прокол, а парнишка завтра днем придет. Сегодняшнюю ночь Сэм никому не отдаст, сам тебя охранять будет.
     - От кого?
     - От себя... больше тут охранять не от кого.
     Мастера ушли уже поздно ночью. Сэм остался и мы, постояв на крыльце вернулись в дом. Я взяла в руки пузатенький чайник для заварки.
     - Он очень похож на тот, помнишь, в беседке, где сушились травы, когда я училась.
     - Я помню, Эсси. Ты была бы очень удивлена, узнай сколько всего я помню.
     Я поставила чайничек на полку и повернулась к Сэму.
     - Чем так провинился Хок?
     - Ничем. Он вообще ни в чем не виноват. Устав гласит, что, если кадет не закончил на отлично, приглашать гостя он не имеет права. Ты не была его официальной госпожой. Так что он скорее не имел права тебя вообще приглашать, просто мы закрывали на это глаза. Парнишка не простой.
     - Так за что же его Рег наказывает?
     - Мы боялись, что ты сильно изменилась за это время, что наша Школа перестала быть тебе важна. Что ты быстро уедешь. А зная, что мальчишка в беде, ты не бросишь. В общем, мы все не правы, приносим тебе свои извинения. Но влюблен в тебя не только Хок. "А в любви и на войне все средства хороши." Но теперь у тебя Дом, как скоро ждать тебя обратно?
     - Ты!
     - Я, беспринципный, бессовестный и много всего еще. Я - Лис! А если бы мальчишка учился лучше, проблемы бы не было вообще. И Регу за воспитанником лучше следить надо! А то еще немного и чайничек полетит мне в голову. Ты, конечно, промахнешься, но сам факт! Я ни в чем не виноват, а отдуваюсь за всех!
  
  
  
   "Легче подавить в себе первое желание, чем удовлетворить все последующие."
   Бенджамин Франклин
  
  
   Рег нарочито медленно шел по длинным, теряющимся в темноте подземным этажам Школы. В этот приезд госпожи он не увидит ее. Этот праздник выпал на его дежурство, Рег представлял её радость от Домика, предвкушал рассказы Мастеров.
    Что бы они не говорили о смелости и силе этой женщины, он видел ее розой с такими наивными шипами. Пусть она никогда не узнает, что творится в подземельях Школы. Куда уехал Зак, и даст Бог никогда не вернется. Рег не доверял зверолюдям, считая их противоестественными существами. Но если ей интересен мальчик - волк, то пусть он живет еще какое-то время.
     Рег толкнул одну из дверей, окинув взглядом поднявшегося ему на встречу Хока.
     Красивый парень, бесстрастно отметил он, плечи хороши, выносливый, а что морда заострилась от произошедшего, так ему так лучше. Он швырнул Хоку корзину, что принес с собой.
     - Приведи себя в порядок, оденься. Да, там порошки сверху лежат, прими. Вода за дверью, - едва Хок вернулся, Рег вывел мальчика наверх совсем другой дорогой, дал продышаться утренним чистым и еще прохладным воздухом. Достал карту и показал дорогу.
     - Карту отдать или запомнил?
     Хок вскинул глаза. Нет, Мастер Рег не насмехался над ним, он всерьез считал, что оборотню в лесу может понадобиться карта.
     - Благодарю, господин. Я запомнил.
     Голос мальчика был ровен и вежлив и только подрагивающие губы давали представление, каким трудом ему дается это спокойствие.
     - Тогда, бегом. Марш!
     Хок рванул с места, а Рег с грустью посмотрел ему в след, нехотя признаваясь себе, что за то, чтобы сейчас оказаться на месте этого зверолюда, отдал бы несколько лет жизни.
     Я услышала торопливые шаги на крыльце, дверь распахнулась и вошел Хок. Я стояла против света и вначале он не понял, кто перед ним. Но едва я шагнула ему на встречу, как слова безэмоционального вежливого приветствия замерли на губах юноши. Зрачки глаз расширились, румянец сошел с лица и вернулся жаркой волной.
     - Госпожа?! - Хок вскрикнул, как от боли, кинулся ко мне, но в самый последний миг остановился совсем близко и опустился на колени, руки по швам, голова низко опущена.
     Я знала, это поза полного смирения, полной покорности и полного отчаяния. Сейчас в моей власти его убить, он даже не вздрогнет.
     Увидев это, я перепугалась всерьез. Если они сломали мальчика в этом возрасте, я уже ничего не смогу сделать.
     Я знала таких, у отца они были в охране. Я их боялась, когда была ребенком. Однажды столкнулась с таким в коридоре, он поднял меня за талию, переставил, освобождая себе путь и пошел дальше. Как же я орала с перепугу. Ведь до Принцессы не то что дотронуться, близко подойти и то нельзя! А тут... Пожалуй, именно тогда отец и заговорил со мной в первый раз. Я имею в виду, серьезно.
     - Видишь ли, дочка, уж не знаю, как воспитывают девочек. А у мальчиков все просто. Если до 4 -5 лет не нашлось никого, кто бы любил мальчика, он меняется внутренне. Что-то уходит навсегда, так и не проявившись. Так что, если проявить к нему внимание, выделить из всех, приблизить к себе, это, считай, входной билет в его душу. Подрастет и переходит в мужскую половину дома, как заведено. Смысл в том, что дальше его воспитывают, как воина. Там дисциплина, муштра, боевка всякая, в общем, любовь и нежность отсутствует напрочь. Если его ей не обучили до этого возраста, считай и не обучат никогда. Манеры, учтивость, это задолбить можно, но внутри все равно пусто. Нет того, что можно назвать Душой.
     Но вот ты, почему от них шарахаешься? Что ты видишь? Что тебя так пугает?
     - Глаза...У них они другие. Как зеркало.
     - В смысле? Глаза же и есть зеркало души?
     - Нет! Глаза окна души, через них ее видно. А у них они как зеркало, ты в них смотришь, а видишь себя.
     - Значит, ты действительно Видящая. Тогда постарайся понять. Миром движет любовь, это правда. Но умение любить не дается от рождения. Ему учат те, кто привел ребенка в жизнь. Если привели с любовью. А если случайно. Такие потом становятся великолепными наемниками. Прекрасно обучаемы, великолепно сражаются. За того, кто платит. Но если твой враг заплатит больше, то твой же охранник станет твоим убийцей. И не надо взывать к его совести. Все чувства начинаются с любви. А ее нет и в помине. Понимаешь?
     Подойдя к Хоку совсем близко, я поняла, что дело плохо. Мальчика трясло, он словно силился что-то перебороть в себе. На виске я заметила ручеек пота, Хок вскинул голову и глянул на меня какими-то больными глазами.
     - Я не предатель, я не наврежу тебе, но лучше убегай...
     Голос Хока, в начале фразы звучал хоть и напряженно, но совсем по-человечески, а конец фразы потонул в рычании и началась трансформация.
     Как там Сэм говорил? Жуть? Так это ничего не сказать.
     Я отскочила к стене, благо она была близко и стала лихорадочно вспоминать, что читала об оборотнях. Главное, не показать свой страх. Можно подумать, ему интересно. Еще были варианты бежать или упасть в обморок. Правда, был еще вариант воззвать к Богам за помощью, но у меня с ними были отношения родственные. В смысле встречались редко, по большим праздникам. Так что ...
     Я выпрямилась (правда, благодаря стене, а не храбрости). И попыталась рассмотреть, во что же превратился Хок.
     Волк? Возможно, но он стоял на задних лапах. Значит, гуманоид. Легче стало? Нет! Передние лапы были мощные и с когтями. Морда лица впечатляла обилием зубов и полыхающими красными глазами. И вообще он выглядел голодным. Но все перекрывала одна деталь. Этот волко монстр имел крылья. Сейчас они были сложены, но, если распахнет.
     - Ты только крылья не распускай, шкаф свернешь, посуда побьётся.
     Почему в самые страшные моменты я говорю такую чушь? Глаза монстра полыхнули и погасли, а в своей голове я услышала что-то вроде смешка.
     - Распускают хвост, а не крылья...- голос был непривычный, но узнаваемый.
     - А еще язык, и за это получают по ушам, причем в любой ипостаси.
     Монстр удивленно моргнул, а потом расхохотался, его очертания поплыли, и через несколько минут на полу сидел уже не монстр, а смеющийся Хок, в обрывках одежды. Я тут же успокоилась, все нормально. Люди без души смеяться не умеют. Они ржут. Но отличие видно сразу.
     Я подошла и села рядом, прямо на пол. Ноги не держали, а ближайший стул был шагах в десяти, не дойду.
     - Госпожа, простите -Хок покраснел до корней волос и попытался стянуть на груди остатки рубашки.
     Я непонимающе глянула, торс красивый, вон кубики какие! И плечи! А, это он меня стесняется, и, да, не положено в таком виде перед Королевой. А как съесть без ножа и вилки, это нормально? Нет, все же я испугалась сильнее, чем хочу показать, вон какая глупость лезет в голову.
     - Там, на втором этаже комната, должна быть и одежда.
     - Вы позволите мне остаться?
     Юноша был так изумлен, что и я засомневалась в правильности решения.
     - А что? Ты опасен?
     - Для вас? Разумеется, нет.
     - Да? А что это было?
     - Я сам не знаю. Что-то подтолкнуло трансформацию, притом боевую форму. Раньше я всегда умел контролировать себя, Зак давно научил. А тут.
     - Интересно, ты меня убить был должен?
     - Нет, конечно. Я монстр, но разумный. Напугать. Это скорее. Вы должны были выбежать с криком, я за вами и меня бы убили.
     - Так. Эмоции потом. Живо наверх, оденься и сюда. За стол, будем чай пить. Что ты смотришь? Чему вас в этой военной богадельне учат? Если мы не выбежали, значит сейчас придут сюда!
     Хок вскочил и рванул вверх по лестнице. Я, стеная, как старая бабка, вначале встала на колени, а потом уже выпрямилась во весь рост. И пройдя к очагу стала заваривать чай. Вот честно, такие травки напихала в чайник, любая ведьма обзавидуется на результат. Как там? Как аукнется, так и откликнется? Кто я такая, чтобы спорить с народной мудростью?
     Сейчас, когда первый испуг прошел и "включилась" Королева, а не просто перепуганная женщина, я пыталась осознать происшедшее. Было ли случившееся предательством или очередной "умный и сильный" мужчина решил принять решение сам, за меня, за "видящую". Неприязнь к зверолюду, включавшая возможность убийства Хока, была лично к нему или на его примере хотели показать, что нелюди срываются и им нельзя доверять? Или мне надо немного отойти от "мании величия" и понять. что дело не во мне, а в ... Далте?
     Едва он закончит Школу, пусть получение Диплома и является пустой формальностью, но неуч у власти - это недопустимо!
     Я объявлю его Великим Координатором Миров и стану не просто Королевой, а Хранительницей Переходов в Мирах, а благодаря полностью развившемуся дару, еще и Видящей. Громкие титулы в данном случае будут говорить только о том, что нашлись люди, взвалившие на себя кучу обязательств. Но для Далта это означало жизнь без покушений хотя бы первый год, дальше он войдет в силу и сам разберется, кто ему друг или враг.
     А у меня будет время решить, кто станет отцом моей дочери, пока претендентов я не видела. Повторюсь, сильная "видящая" могла родиться от яркой, всепоглощающей любви, взойти новой Звездой, как появилась, в свое время, я.
     А пока мной двигали или расчет, или сочувствие или обещания. Это было не то.
     Легкий порыв ветра за спиной заставил меня обернуться. Хок, уже полностью одетый, выйдя на лестницу, не стал утруждать себя спуском, а просто спрыгнул, почти бесшумно. Я, растерявшись, подняла голову, он был выше меня, намного.
     Правда, в этот раз, собираясь в гости к Сэму, я оделась соответственно. Юбка из тяжелой, теплой ткани доходила мне до щиколоток, на ногах были удобные сапожки на шнуровке и весьма разумном каблуке. Зеленая блузка, цвета новой хвои на елке, гармонировала с цветом и узором на юбке, а кожаная куртка, светло - коричневая. как и мои сапожки.
     Все это должно было меня успокоить, я выглядела красиво и к месту. А то, что неожиданно стала думать о наряде... Я просто впервые увидела Хока так близко, с того времени, и не была готова к такому физическому совершенству. Изменилось и лицо, теперь на нем ясно читался тот отблеск ожесточения, та печать знания, которую можно заработать только, повидав слишком много и слишком рано.
     Хок почувствовал, как я напряглась, но истолковал неправильно, торопливо отступил на несколько шагов.
     - Госпожа...
     - Только давай без извинений, потом, если время будет. Что тут происходило, в мое отсутствие? Раскол? Предательство? Или ты кому дорогу перешел?
     - Не раскол, госпожа, расширение. Теперь те, кого вы знаете, как Мастеров, имеют свои Школы. А бывший учитель по выживанию, тот вообще воспользовался Переходом.
     - Зачем?
     - Он старается возродить Род, тот что служил вашему Дому...
     Это очень интересно, пока все меня стараются оберечь, я чуть не умерла от испуга. Или это была проверка на профпригодность?
     Мы подождали еще немного, но Хок сказал, что никого вокруг дома нет, кроме обычной охраны. Меня это встревожило, значит, затаились. Я собралась идти спать, предварительно выплеснув содержимое чайничка в огонь. Хок собрался было возразить, но увидев, что огонь не только не погас, а наоборот, взметнулся ввысь, прикусил язык.
     Я поднялась наверх, обдумывая информацию, полученную от Хока. Зак перестал быть Учителем, хочет возродить Род. Что-то у меня не складывалось. Развернувшись на верхней ступеньке, я посмотрела вниз. Хок сидел на полу, у очага. Мы встретились глазами.
     - Почему ты не ушел с Заком? Он же вырастил тебя...
     - Он мой наставник, был. Не более. Ребенком я пытался изменить ситуацию. Каждому хочется иметь близкого человека. Зак не позволил.
     - Как не позволил? Вы же...
     - Нет. Он сказал, мы из разных стай. Так что я сам по себе. Думал, надеялся, что вам пригожусь. Но теперь это вряд ли.
     - Тут ты прав и неправ одновременно. Я вернулась сюда, помня тебя юношей, почти мальчиком. Ты мне очень нравился тогда. Я за тебя переживала. Но это и отталкивало. Я не могу переживать за телохранителя. Понимаешь? Я видела в тебе обездоленного ребенка с чудесными задатками. А ты, кого ты видел во мне? Не знаю точно. Но мы оба были не тем, что каждый хотел бы видеть в другом. Ты был мне интересен, а любопытство - это опасный путь, зачастую он ведет к состраданию. А оно может повлечь за собой сомнения. А вот из- за сомнения можно и погибнуть.
     Зак не вернул мне клятву, отправился возрождать Род, оставив тебя мне. Это может означать лишь одно. На данный момент ты сильнее его. И мне не надо за тебя волноваться.
     Хок вскочил на ноги. В глазах, блеснувших красным огнем, отразилась безумная надежда.
     - Так вы не откажетесь от меня?
     - Нет, не откажусь. В этот раз мы уедем вместе. В наступающем году ты будешь моим телохранителем. А через год Далт окончит обучение, там и посмотрим, что будет дальше.
     Я вошла к себе в комнату и устало опустилась на кресло у камина. Камин не был разожжен, я же не звала Хока наверх, а без приглашения он не мог и помыслить войти. Было тихо, холодно и одиноко. Адреналин от происшедшего иссяк, и сил что бы встать и сделать хоть что-нибудь не было. Я обвела комнату взглядом, кровать, комод и зеркало, в углу, большое, во весь рост. Как раз напротив моего кресла. За окном было темно и мой силуэт в зеркале был еле заметен. Что ж, и это не так уж мало.
     - Понимаешь, я из тех, кто принимает решения не молча, а проговорив ситуацию. Ты не против послушать? Зеркало промолчало. Молчание знак согласия, так? Видишь ли, я устала быть одна, мне совсем не с кем поговорить не о их проблемах, а о моих. Мне с собой разобраться надо. Я сейчас, словно на мостике через речку. Можно на землю ступить, а можно и вниз головой.
     -Это всегда успеешь. Дурное дело, не хитрое.
     Голос я услышала явно, но не зеркало же мне ответило? Голос был явно женский. Помолчав, я продолжила.
     - Я обиделась на Далта, на его благородство. Хотелось какой-то неистовости, признаний, побега. Я хотела была быть героиней романа или Королевой из сказки. Смешно? Но роман остался не написанным, все разбилось о его убежденность "со мной вам ничего не грозит". Он, разумеется, прав. Но я ждала совсем другого. Далт повзрослел, теперь долг и честь для него превыше всего, авантюризм исчез совсем. А его умения владеть оружием, знания всякие и еще Боги знают, что! Хотя за столько лет в Школе Криса и зайца можно научить курить, а не только драчливого мальчишку - драться.
     Зак ушел возрождать Род. Тоже во имя меня, ага...
     Рег подложил порошок Хоку, чтобы показать мне его истинное лицо. А что с моим в тот момент было, ему не важно!! И, главное, никто не пришел разобраться! Ну, не верю я, что Лис не в курсе! И что мне делать?
     - Начни с малого, разберись с тем, кто ближе.
     Я замерла. Голос был. Явно женский. И абсолютно точно, не мой. Чуть повернувшись в кресле, я картинно щелкнула пальцами, искренне надеясь, что хоть дрова в камин они положили. Видно, немного перестаралась. Огонь взметнулся так, что из трубы искры вылетели.
     - Вот тебе и первый ответ, они все неподалеку. Но соваться в дом к разозленной ведьме... Не думаю, что кто-то из них склонен к суициду.
     Повернув голову на голос, я увидела в зеркале, нет, не себя. Её. В раме зеркала, как картина, застыла молодая женщина. Очень изящная, но не восточная, а скорее Женщина - клинок. И горе тому, из-за кого она отбросит ножны условности, что убивать нехорошо.
     На меня пристально, без улыбки, смотрели зеленые, русалочьи глаза, а вот волосы напротив были иссини черные и прямые. Незнакомка была хороша, но какой-то нездешней, диковатой красотой. Яркий шарф вокруг стройной шеи то ли сполз с головы, то ли являлся предметом одежды. Это то же затрудняло возможность понимания, кто она.
     - Не трудись, таких как я больше не существует. Я вторая из клана Маан - Суров, но только по рождению, думаю, что по значимости - первая.
     - Так ты?..
     - Да. Я сестра Мастера - Мансура. Анна-Габриэлла. Габи, если угодно. Это я делала это зеркало - переход. И даже сама не знаю, почему дала ему еще и такие возможности. Мы можем общаться, не покидая своих покоев. Похоже, что моя задумка оказалась удачной.
     Она отвела рукой прядь волос, упавших на щеку, и я увидела на тонком запястье несколько браслетов, один состоял из квадратиков, на каждом из которых был какой-то символ.
     - А ты только здесь так можешь? А в моем дворце?
     Габриэлла помолчала, словно прикидывая возможности.
     - Давай не спешить, я, пока, незваный гость. А он хорош только первые пол часа. Потом вы или забываете о времени или ты понимаешь, почему не звала его раньше. Так что пока у нас есть время, говори. И не думай о последствиях. Навредить мы друг другу не можем. Я из клана магов- убийц, а это значит, мы не теоретики. Практики, сама понимаешь. А вредить избраннице Стража... В общем, что тебя так встревожило?
     - Понимаешь, Хок, он чудесный. Но я хотела, чтобы он был моим телохранителем. А сейчас понимаю, я беспокоюсь за него. А это...
     - Кто его учил? Не волнуйся, я в курсе всех дел брата, даже о которых он сам еще не знает.
     - Так ты старше его?
     - Нет, младше, мы погодки. Знаешь, это старый спор, что в бою важнее, верная рука или хороший клинок. Он - клинок, я - рука. Так кто учитель?
     - В начале Зак, потом Рег.
     - Кому из них ты не доверяешь? Как учителям?
     - Нет, не то. Им я доверяю. Я себя не понимаю. Видишь ли, о Далте мне и в голову не приходило беспокоиться. А вот Хок. Может это нерастраченный материнский инстинкт?
     - Ты валишь разные проблемы в одну кучу. Смотри. Как королева ты должна обеспечить Переходы. И все. Но на данный момент ты не только создаешь Великого Координатора из наглого, пусть и умного мальчишки. Но и делаешь всю работу В.К. - не даешь развязать конфликты люди / нелюди. Затем ты взвалила на себя ответственность за Школу Лиса, да облысеет он и не ровно обрастет во время линьки. А они, немедленно, расширились и теперь школ не одна, четыре. А ты, что бы мало не казалось, теперь еще и за телохранителя начинаешь волноваться. Иными словами, прикидывать возможные ситуации и уже мысленно придумывать, как их избежать. Ты делаешь его работу! Мой вердикт прост. Или меняй команду, пока ты работаешь за всех. Или кончай с собой, поскольку такими темпами ты повесишь на себя еще много и не вытянешь, что и приведет тебя к... Сама понимаешь.
     - А Хок?
     - Решай сама, если боишься за него, оставь при себе, пусть двери охраняет или огурцы.
     - Что? - растерялась я, - какие огурцы?
     - На огороде. Поскольку во дворце его могут невзлюбить нехорошие лакеи, а на огороде единственный конкурент - это чучело. Надеюсь его закалки на их схватку хватит.
     Я не выдержала и расхохоталась. Да, Габи мне явно послали высшие силы. Сама на себя со стороны я посмотреть не могла. А то, что увидели ее глазами. Даа, Королева - клуша, это сильно.
     Габи улыбнулась и подняла палец, прислушиваясь.
     - Мансур возвращается.
     - Как мне связаться с тобой?
     - Найди Мансуру ученика, они давно ждут друг друга.
     Зеркало пошло рябью и вновь стало зеркалом. Я повернулась к дверям и тихо позвала "Хок!" Дверь открылась мгновенно.
     - Камин прогорел...
     - Еще бы, такой салют устроить, из огня и злости. Вашу охрану шагов на 10 раскидало.
     - Ну, уж и на 10 - польщенно усмехнулась я. - ты то остался.
     - Вы первая, кто меня не испугался. Я поэтому и буду вам служить.
     - Я принимаю тебя, но подумай еще раз, с некоторых пор я понимаю, что отсутствие страшной морды и когтей - это еще не значит, что перед тобой не монстр. И если кого и следует здесь бояться, то, по-моему, меня.
     От зеркала до меня донесся тихий, но явственный, смешок.
     Камин был вычищен и затоплен, в комнате стало тепло, а я все не отпускала Хока. Наконец, сдавшись, я все же рассказала ему о разговоре с Габи.
     - Единственный ученик, приходящий мне на ум - это Тео.
     - А Тео это у нас кто?
     - Это второй сын Юлиана. Он очень сильно отличается и от него, и от своих брата и сестры. Мне всегда казалось, что в его рождении присутствует какая-то тайна. Но он был слишком мал, чтобы говорить с ним об этом.
     - Где он сейчас?
     - В Школе Криспа. Там же где и старший, Себастьян.
     - Знаешь, госпожа, я бы на твоем месте просто сходил бы туда и посмотрел на мальчика. Ведь про меня ты все поняла при первой же встрече.
     Я вскинула глаза на Хока, и то, что я увидела в них... Да, знаю. Это неправильно, я не должна и много еще всякого "не". Но последнее, что я помнила, прежде чем наши губы встретились, это его слова, " я всегда тебя любил, мне кажется, я родился с этой любовью".
    
    
     " Сказать "я люблю тебя"значит сказать"ты никогда не умрешь"
  
   Альбер Камю.
    
     Иметь свой портал в комнате, это очень удобно. Особенно, когда о своих перемещениях я не только не собиралась предупреждать Сэма, а всячески скрывала их. Вылазку в Школу Криса, мы с Хоком назначили на следующую ночь. И вот, я гордо вышагиваю по коридору Школы, среди ночи ( тут тоже ночь, что очень кстати). И когда мне навстречу выходит один из Учителей я надменно интересуюсь, где мой сын? Вот и пригодилась уловка Юлиана, ведь официально мы не в разводе, и я "мама" его детей.
     Учитель в некотором шоке, я не официально, да еще не только не в цветах Дома, а вообще в наряде для лесных прогулок. Что ж, это мой промах. Признаю. Но стоит мне получить ответ, что Тео в лазарете, и все, я срываюсь и бегу.
     Лазарет небольшой, но и заняты всего две кровати. На одной мечется Тео. В другую юркает его сосед, до этого пытавшийся напоить Тео. Я склоняюсь к названному сыну, мальчик весь горит, но в отличии от здешних врачей, я знаю, что это не болезнь, Это Магия бушует у него в крови и ищет выход. Что ж, я вовремя! Выпускаю излишек, и блокирую ее проявление на время. Этого хватит, чтобы добраться до Мастера Мансура. Тэо приходит в себя почти сразу.
     - Мама! Я так ждал, я знал, ты не обманешь, ты придёшь за мной. Я учился, честно! И с мечом и так, но мне скучно, и еще эти приступы. Я умираю?
     - Что ты, мой хороший! Ты просто растешь и становишься самим собой. Я нашла тебе настоящего учителя и заберу тебя к нему. Мы уедем, очень скоро. Где твои вещи?
     Тео счастливо улыбается и тянется ко мне. Я наклоняюсь, и он тихонько шепчет мне в ухо:
     - Мама, давай заберем и Рауля! Он мой друг и еще он сын господина Криспа. Только это страшный секрет. Господин Крисп его ненавидит, он его так бьёт. Давай заберем, пожалуйста!!
     Я осторожно высвобождаюсь из объятий Тео и смотрю на его соседа. Мальчик тоже вскидывает на меня глаза, и я буквально застываю. Он не просто сын Криспа, он его копия.
     - А мама твоя кто? - растеряно спрашиваю я, но отвечает не он, а мой неугомонный Тэо:
     - Леди Гледис! Но это секрет еще страшней!
     - И он навсегда останется секретом и не выйдет из этих стен.
     О, этот голос, сейчас полный ненависти и злобы, я не спутаю ни с кем.
     - Крисп. - я разворачиваюсь к вошедшему, пытаясь закрыть собой ребят. Тэо юркает под одеяло, а Рауль застывает, не сводя затравленных глаз с Криспа.
     - Я не для того открыл эту Школу, чтобы с твоим появлением в ней потерять все. Эстер, чаша моего терпения переполнилась. И, пожалуй, это к лучшему. Твой визит не объявлен, я все обставлю, как проникновение ведьмы или что еще, потом придумаю. Юлиан будет рад отделаться от этого - он кивает в сторону кровати, где притаился Тэо. А уж как я буду счастлив, потерять единственного сына! Ты все не могла понять, почему я переметнулся к Гледис? Вот, гляди! Из-за этого.
     Крисп быстро подходит к кровати Рауля и одним движением, как репку с грядки. выдергивает мальчика за ворот пижамки. Ворот врезается в шею. Но Рауль даже не вскрикивает. И такая обреченность в глазах ребенка. Я срываюсь с места, не помня себя вырываю мальчика из его рук и отшвыриваю Криспа взглядом. Он отшатывается, а не отлетает. И начинает громко смеяться.
     - В лазарете твоя магия не работает, ведьма!
     Он не торопясь достает из кармана оружие не этого Мира и мило улыбается. А я замираю от ужаса, то что он держит в руках действительно смертоносно и, похоже, наша гибель неотвратима. А Крисп, глядя на нас, застывших как кролики перед удавом, продолжает:
     - Как же я ждал этого, Эсси. Это вам всем и за все.
     Я прижимаю к себе Рауля, понимая, что да, действительно все. И раздается выстрел, крик, Крисп стреляет еще. А потом дикий рев и грохот.
     Я распахиваю глаза. Я невредима, на моих руках, в обмороке, Рауль. В смертельной драке сошлись Далт и Крисп. А у моих ног лежит Хок. Невесть откуда взявшийся Хок, закрывший собой меня и мальчиков. Принявший в себя все пули, предназначенные нам. Он лежит у моих ног и на его губах, на таких ласковых, нежных, на таких горячих губах пузыриться кровавая пена.
     Тэо вскочил с кровати, и я положила на нее Рауля. А сама опустилась на колени рядом с Хоком. Да, я ведьма, я не врач, поэтому и не кричу, требуя носилки, я вижу, что Хоку осталось совсем чуть - чуть. Слезы льются из моих глаз потоком. Я только поднимаю взгляд на Далта. Но Хок тихо говорит:
     - Не вмешивайся, это его инициация. Первый бой за Госпожу. Дар нельзя пробудить силой, даже если он есть в крови. Он либо проснется, либо нет. Выбор делает Дар, и приняв достойного, служит ему. У Далта Дар рвется на свободу, видишь, что он вытворяет.
     - Хок, хороший мой, о чем ты...Как же теперь...
     - Госпожа, монстры вроде меня рождаются для какого-то одного дела, а я спас тебя и инициировал Стража. Вот только ты плачешь, это плохо... Не успею утешить. Мне пора, прости.
     Синие глаза просияли мне навстречу и потухли. Мой Хок улетел.
     Я глубоко вздыхаю и буквально силой заставляю себя встать. Тот, с кем я могла позволить себе быть слабой, ушел. Навсегда... Потом я позволю себе и слезы, и горе. Потом. Оставшимся я нужна сильной.
     Далт одолел-таки Криспа. Держит его, уже связанного, а в глазах полыхает жажда убийства.
     - Что дальше, госпожа?
     - Дальше мы уйдем, тихо и незаметно. Крисп выдаст тебе Диплом, и ты навсегда покинешь эту школу. То, что ты победил в честном бою не просто своего учителя, а Главу Школы может быть засчитано, как выпускной экзамен. Тэо и Рауля я заберу с собой. Ты ведь не против, Крисп? Они же то же свидетели твоего нападения на Королеву.
     - Но, Госпожа, он же захочет отомстить! - сверкает глазами Далт.
     - Захочет, Далт, непременно захочет. Но со знакомым врагом все будет проще. Да и ты себя показал. Так что иди за дипломом, минут 10 у тебя есть. А вы собирайтесь, по-быстрому.
   Мальчики исчезли. Криспа вывел Далт. Я снова опустилась рядом с Хоком. Настроилась, призвала свою магию. Да, Крисп прав, тут ей трудно пробиться. Но я постараюсь, очень. Все случилось почти одновременно. Вспыхнувший огонь превратил тело в пепел, а ветер распахнул окно и унес моего Хока. Светлых тебе Дорог, мой защитник. Оставшимся в живых всегда тяжелей...
     Но завтра наступит завтра, и надо быть к нему готовой. Я тяжело поднялась с колен, постояла убеждаясь, что ноги меня не подведут. Выпрямила спину и легкой походкой пошла навстречу ожидавшим меня. Королева потеряла телохранителя? Что ж, он выполнил свой долг. Я, Эстер, потеряла своего Хока. Это касается только меня, и никто никогда не узнает кем мы были друг для друга, пусть и в одну, но Королевскую, ночь.
    
    
     " К некоторым правильным решениям приходишь только потому, что дорога к неправильным в тот момент была закрыта".
     Ганс Крайлсхаймер
    
     Мы вышли из портала - зеркала в моей комнате, в маленьком доме, на территории Школы Сэма. Я специально привела всех сюда, а не в замок. Мальчиков надо было устроить, а к Мастеру Мансуру тут был явно ближе.
     Домик встретил нас тишиной и потемками, хоть и начиналось утро. Камины давно прогорели, было прохладно. Далт, окинув взглядом комнату, убедился, что тут мне ничего не грозит, и быстро сорвался вниз, осмотреться. Тео побежал за ним. Странно, но он как будто не доверяет Далту, или ревнует его ко мне? Рауль замешкался, не зная, как быть. А я прошлась по комнате, зажигая свечи.
     - Госпожа, посмотрите...
     Я обернулась на голос Рауля. Он что-то подобрал с пола и протягивал мне. Присмотревшись, я тихонько опустилась на край кровати. На детской ладошке покоилась подвеска. Из аметиста, явно старинной работы. Это была моя шпилька для волос, та, что я отдала Хоку, когда уезжала, тогда, давно. А он как-то изогнул ее и приспособил носить, как подвеску, на шее. Я увидела ее на нем, ночью.
     - Ты стал носить?
     - Сразу, как ты уехала, это же был знак, я - твой.
     - А если бы потерялась?
     - Нет, невозможно, я так сделал. Или сам могу снять, или с меня, но вместе с головой.
     Цепочка была не разорвана. Хок, уходя, снял сам. Значит, он знал? Или предчувствовал?
     Что-то надломилось внутри, и я зарыдала, не думая уже ни о ком и ни о чем, кроме своей потери... Рауль приблизился ко мне, и я схватила мальчика в охапку и прижалась к нему. Сейчас, в эту самую секунду он был единственной моей опорой, единственной соломинкой, удерживающее меня в этом мире. Я чувствовала, как он напрягся, но не отпустила его, просто не смогла. А он потихоньку обмяк, и протянув руку погладил меня по волосам.
     - Он кто был? - тихий, горячий шепот у уха.
     - Хок, мой телохранитель, мой друг. - сквозь слезы проговорила я.
     - Значит, ему повезло в жизни. Он выполнил свой долг, и вы помните, как его зовут...
     Я легонько отстранилась, не понимающе смотря на мальчика.
     - Он же один из многих, вы не обязаны знать. А бывает, что все знают, кто ты, только не хотят в этом признаваться и тебя знать не хотят.
     - Ты о себе?
     - Да. Я всегда знал, кто мои родители, но это только хуже. Окружающие и убить не могут, запрещено. И жить ты не должен, ты же потенциальная опасность шантажа.
     Эти мудреные слова так легко слетели с губ мальчика, что я поняла, слова были заучены.
     - Но почему Гледис тебя не признала? Она же хотела мальчика?
     - Из-за отца. Она же Принцесса Дома В.К., или Командир Отряда, а он или секретарь ее отца или...в общем не ровня, а мое появление - вообще позор для нее. Она меня оставила где то, сразу. А я выжил, в приютах был или на улице, но как-то к отцу, в Школу попал. Он узнал, не обрадовался мне, совсем. Но моя смерть должна была быть естественной. А я все жил и жил.
     Чудовищность того, что рассказывал мне мальчик о своей жизни - выживании, притом таким спокойным, обыденным тоном напрочь отбросила мои переживания. Я растеряно смотрела на Рауля, а он на меня, огромными, грустными глазами, в которых отражались только терпение и покорность. И еще в этих синих, как полночь, глазах, словно маленькие блестящие рыбки, со дна поднимались искорки. Искорки?
     - Рауль, но, если ты сын Гледис, а она моя сестра, значит ты - мой племянник.
     - Настоящий? - он казался удивленным.
     - Да, полностью. Ты даже ближе мне, чем Тэо. Ведь я ему приемная мама. А тебе родная тетя.
     - И вы... Вы признаете меня? Или это секрет? - голос полон надежды, а вот глаза он опустил, не надеется.
     - Да какой секрет, признаю разумеется, официально. Стану твоим опекуном. И леший с ними, твоими придурочными родителями, - несправедливость произошедшего до крайности возмутила меня.
     И вот тогда Рауль заплакал. Он не ревел, не кричал, просто из широко открытых глаз горохом покатились крупные слезы. Я прижала мальчика к себе, а он как-то порывисто меня обнял.
     Дверь распахнулась. Рауль сразу отпрянул, став полубоком, так что бы не стоять спиной ко мне и в то же время, что бы вошедший не видел его заплаканного лица. Я внутренне обмерла. Это была не просто гордость, это было достоинство. Эх, Гледис... и почему ты всегда хочешь иметь готовое? Знала бы ты, кого произвела на свет и потеряла.
     - Рауль, иди, я надену. - я покачала цепочку с подвеской.
     Мальчик посмотрел на меня удивленно, недоверчиво, а потом его глаза просияли мне на встречу. Их синева была совсем другой. Но, Хок, где бы ты ни был, спасибо тебе за этот подарок.
     Вошедший Далт быстро мазнул взглядом по Раулю и не найдя ничего интересного задержал взгляд на моем заплаканном лице.
     - Могу я узнать, что происходит?
     - Мы только что вычислили, что Рауль, будучи сыном Гледис, является моим племянником.
     - А... - тотчас успокоился мой Страж, - тогда понятно. Если бы я узнал, что мой родственник - сын Криспа, я бы тоже рыдал от ужаса.
     - Далт! - я застегнула цепочку на шее Рауля, и подняв глаза, укоризненно взглянула в глаза своего Стража. То, что я увидела в них заставило меня прикусить язык.
     Далт смотрел на мальчика тяжелым, ненавидящим взглядом. Для него он был сыном моего чудом не состоявшегося убийцы и Гледис, тех кто украл когда-то его и заставил пройти через личный ад. Конечно, ребенку он ничего не сделает. Но дети растут. И, самое ужасное было то, что в Рауле я чувствовала ту самую искру внутри, тот родничок, что так часто и безуспешно искала, согласно своей клятве, в воспитанниках Школ Путеводной Звезды.
    
    
     "Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах"
    
     В свете всего происшедшего, одно я знала точно, их всех, вместе взятых, я сейчас не потяну. Да, я знала, что убегаю от столь волнующей меня проблемы. Но как там говорила известная в веках героиня? "Я подумаю об этом завтра?" Вот и я... Завтра подумаю о том, что Далт теперь все время будет рядом. И у меня впереди нет целого года, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Ведь этот год я планировала провести с Хоком. А Хока у меня теперь тоже нет. Есть Далт. А я не готова к этому! Не готова...
     Но, Королева я или как? Значит имею полное право скинуть организационные проблемы на совсем не ожидающих этого. Когда Лис мне показывал дом, он объяснил, что в каждой комнате есть кнопка экстренного вызова, мол, когда принимаешь Королеву, легкая паранойя по поводу ее безопасности уместна. Поэтому я отстранила Рауля и встала. Не помню, как в других комнатах, а тут надо было просто передвинуть горшочек с цветком на окне. Сама идея горшка с цветком в спальне, на окне домика в лесу казалась мне, мягко говоря, странной. Но хозяева так понимали уют. Что ж. Я подошла и передвинула.
     Дикий вой тревожной сирены потряс своей глубиной и звучностью. Домик вздрогнул, это на окнах и входной двери сработали устройства, опускающие защитные экраны. Превращая его в недоступный монолит. Интересно, с улицы посмотреть, может и орудия какие выдвинулись? Типа пушек? В самом же домике потухли свечи и наступила кромешная тьма. Я, естественно, была отброшена Далтом в угол комнаты. Он закрыл меня собой. Однако быстро понял ситуацию, судя по спокойному, чуть насмешливому голосу:
     - Госпожа моя, это у нас что? Введение Стража в специальность?
     - Вот еще, много чести,-пробормотала я, - это мне просто захотелось покоя.
     Судя по сдавленному фырканью, Далт, поганец, еле сдерживался, чтобы не смеяться. Я попыталась его стукнуть, но он легко уклонился, даже в темноте. И только спросил:
     - А может было лучше поспать?
     И уже потом рассмеялся в голос.
     Буквально через несколько минут домик опять вздрогнул, это убрались защитные экраны. А по лестнице раздался топот и в комнату ворвались Лис, Мастер Мансур и Хани.
     - Ой, как хорошо - воскликнула я, - А мне сказали, у вас теперь свои школы...
     Сэм как-то затравленно глянул на меня.
     - Видите ли, Ваше величество, вам сказали истинную правду. Но когда в вашем доме срабатывает тревога, то Мастера просто перебрасываются сюда, к дому. С небольшими отрядами, а все школы сейчас работают по команде "в ружье"! Могу я узнать, что случилось?
     - Да, разумеется, я хотела спросить, как можно связаться с Мастером Мансуром, так что очень удачно, что он здесь, правда?
     - Истинная правда, моя госпожа, - донесся голос Далта.
     А потом они захохотали, все. Мужланы! Я шагнула к окошку, поправить цветок, но меня перехватил Мастер Мансур.
     - Госпожа, я весь внимание!
     Ага, а то я не вижу, как Сэм пытается цветок с окна убрать. Еще и Далт подключился, ему теперь все знать о безопасности дома по должности положено.
     - Мастер Мансур, я привезла вам ученика, он мой приемный сын. Понимаете, это история долгая и грустная, но я что-то чувствую в мальчике. Но вот только что? Вынуждена признать, что ранее не с чем подобным не сталкивалась. Пожалуйста, посмотрите, может это по вашей части?
     Я нашла глазами Тэо и поманила его. Мальчик быстро подошел и четко, по-военному, представился. Мастер Мансур внимательно посмотрел на мальчика, и его глаза расширились. Он что-то спросил Тэо, на незнакомом мне языке, тот поколебался, вскинул глаза на меня, но все же ответил. Мастер снова задал вопрос, как мне показалось, тот же самый. Тэо выпрямился и четко ответил, глядя в глаза Мастеру. Тот кивнул.
     - Госпожа, я возьму его на обучение, я давно ждал нечто подобное.
     - Ох, как хорошо, прямо гора с плеч! Я знала, что мой Тэо необычный мальчик.
     При этих словах Тэо как-то странно глянул на Мастера, а тот только кивнул ему.
     Но для меня дело было сделано лишь наполовину.
     Я отошла от них и подозвала Сэма. А потом рассказала ему, что произошло, по гробовой тишине в комнате я поняла, что слушают все. Сэм шагнул чуть ближе, мягко взял меня за руки.
     - Госпожа моя, чем я могу помочь?
     - Я хочу, чтобы Рауля отправили учиться к нему, и расскажи о Хоке сам, я просто не могу, еще раз...
     - К кому? К Регу?
     - Нет, к Заку. И не говори, что не знаешь, как с ним связаться.
     - Не скажу. Знаю, конечно. Что то ещё?
     - Да. Я хочу побыть одна. Уведи всех. Побыстрее.
     Сэм внимательно глянул на меня,
     - Если только понадоблюсь...
     - В этом нет нужды, я окончил обучение.
     Голос Далта застал нас врасплох, слова - тоже. Но он подошел и мягко оттер от меня Сэма. Встав между нами. Вот так, без лишних слов показал нынешнюю расстановку сил. Воцарилась тишина. Первым отмер Сэм, молча, четко поклонившись, он взял за руку Рауля и просто вышел. За ним, так же молча, вышли остальные.
     Я растерянно смотрела на закрывшуюся дверь.
     - Но как же? А попрощаться с мальчиками?
     - Поверь, госпожа, не стоит. Им еще надо пережить убийство у них на глазах. Если еще прощаться, с тобой, могут и не выдержать. Так будет легче.
     - Хорошо, как скажешь, но я действительно хочу побыть одна. Или ты против?
     - Госпожа, прошу вас, не надо видеть во мне врага, даже на минуту. Разумеется, я не против, и буду сопровождать вас только вне стен этого дома. Я в соседней комнате, надумаете прогуляться, скажите.
     Он низко поклонился и вышел. Да, знаю, я не права. Но мне, сейчас это было не важно.
     Едва за Далтом закрылась дверь я поспешила к зеркалу, искренне надеясь связаться с Габриэллой. Она откликнулась почти сразу. Но зеркало не изменилось.
     -Я тут, но у нас глубокая ночь. И если ты не против, видео я включать не буду. Что у тебя происходит? У нас тут такое...
     Я стала рассказывать, и постепенно лицо Габи все же проявилось. Без макияжа, со встрепанными волосами она, как ни странно, выглядела старше. Макияж делал ее более женственной, более уязвимой. Показывая ту Габи, которую она хотела предоставить миру. Я же видела Габи без прикрас. Этой Габи не было нужды подчеркивать себя, обращать внимание на красоту глаз или изящество шеи. Женщина - клинок, обоюдоострый. Если неумело к нему прикоснуться, будь готов зализывать раны. Он наточен, и твоя неумелость - твои проблемы. Закончив рассказ, я уже жалела о своем порыве. Мне было заранее не по себе от того, что услышу.
     - Ты плакала по мужчине, значит ты видела в нем сына.
     Я растерялась, пытаясь понять ход мыслей этой необычной женщины. Видя, что я молчу, она недовольно вздохнула.
     - Ты повторяешь ту же ошибку, что и многие до тебя. Мужчина - оружие, клинок. Тем более обученный телохранитель. Он потратил много лет своей жизни, чтобы стать таким. А ты пытаешься повернуть время вспять, вернуть ему чувства, относясь к нему, как к человеку, если угодно. Ты сбиваешь настройки, вот он и сбойнул.
     - Ты хочешь сказать, что я виновата в смерти Хока?
     - Я хочу сказать, что, если купила боевой клинок, не надо его на кухне использовать. Конечно, если ты не кухонная ведьма. А теперь давай спать.
     Габи отключилась, а я растерянно сидела перед погасшей зеркальной поверхностью. Мне надо было поговорить, но не с мужчиной. И я набрала код.
     Меня перенесло прямо к ступеням дворца Юля, где ныне обитала моя сводная сестра, Гледис. Никаких других знакомых женщин, на данном этапе у меня не было. У них шел проливной дождь. И я, поднявшись по ступенькам была мокра до нитки.
     Сестра встретила меня громким смехом:
     - Нет, это просто по Диккенсу, несчастная, промокшая крошка на ступеньках. Добрая хозяйка принимает ее, как родную. Но все плохо заканчивается, для доброй хозяйки, разумеется. Чему обязана на этот раз?
     - Гледис, Хок погиб. Мне просто надо...
     Лицо сестры неуловимо изменилось.
     - Ясно. Давай пока, переоденься, обсушись. Заодно расскажешь, мы отмечаем эту смерть шампанским или совсем наоборот?
     Мне было очень странно идти по замку, который много лет был моим и не узнавать его. Если Замок Великого Координатора категорически не принимал Гледис, то замок Юля был ей явно рад. Да и она здесь явно не тяготилась этикетом, была в домашних брюках и тунике, а не в платье. Я переоделась в халат и теплые носки. И устроилась на диване, в просторной комнате, с большим окном. Тут стоял стол, заваленный бумагами. Какие-то приборы. Чертежная доска. Несколько пустых чашек из-под кофе. В общем, то ли кабинет, то ли студия. В мое время это была игровая, для детей.
     Гледис принесла шампанское, на мое удивление пояснила.
     - Оно хорошо и на поминках, если поминаешь не врага. Давай, первый бокал почти залпом и говори, иначе горе и невыплаканные слезы просто разорвут тебя изнутри.
     Я выпила и заговорила...
     - Рауль, значит. Странное имя, длинное, не люблю такие.
     Это была первая фраза, услышанная мной от сестры. Она выслушала меня молча, не перебивая, но так внимательно и с таким пониманием. что я рассказала ей гораздо больше, чем собиралась вначале.
     - Понимаю и твой гнев, и недоумение. Я, как не крути, аристократка. Мы так с детьми не поступаем. Мальчик немного сгустил краски. Я его оставила, это так. Но! Кормилице и в приемной семье. За ним должен был присматривать Крисп. Он в конечном деле и должен был забрать его в свою Школу. Я много денег отдала, платила за все. Я не скупилась на сына, не думай обо мне настолько плохо.
     Я не понимающе смотрела на Гледис.
     - Я очень тебе благодарна за сегодняшний вечер, Ди. И хотя действительно не понимаю, но не хочу судить, ведь я действительно не понимаю...
     - Ди? Как давно я не слышала этого имени от тебя. Не думала, что вообще услышу. Знаешь, я тебе расскажу. Не объясню, а расскажу. А там...
     Его звали Вир. Он был бы самым лучшим в моем выпуске, он был таким пилотом, что отец задолго до выпуска подал на него заявку. Но это будет потом. А познакомились мы, когда я пришла в Академию. Отец решил, что мне нужны дипломы. Классы переходили из Школ, пусть кадетов было меньше, но все друг друга знали. Я была чужачкой. Никому не известной, под другим именем. Ди - это оттуда. В общем, наверняка мне пришлось бы худо. Отец уже на то время вбил в меня, что рассчитывать можно только на себя. Помощь не придёт. А она пришла. Вернее, он. Просто однажды встал между мной и всем остальным миром и сказал: "Кто обидит словом или делом - убью!" И улыбнулся.
     В общем, годы в Академии для меня были счастьем. Никто не обижал, не унижал. А за спиной всегда был Вир. Я говорила, что он был одним из лучших? Он и красавец был и умница. И совсем мой. Так бывает. Было.
     Потом, где-то за год до окончания Академии на Вира пришел запрос. И я вынуждена была рассказать ему, кто я. Мы ведь хотели пожениться. Пожениться и путешествовать по Мирам. Он пилот, я навигатор. И быть всегда вместе. Как в Академии. А тут запрос от самого В.К. Это значит, Виру карьера обеспечена. Жизнь безбедная, только без меня.
     И он отказался. Мы тогда отрабатывали полеты, выход на заданные курсы, и поскольку запрос был от В.К. Отработка была на настоящем корабле. В общем, мы сбежали. Не веришь? Я сейчас себе тоже не верю. Но кадетам - пилотам преподают только общедоступные знания. Реальные приходят с опытом. А вот его у нас и не было.
     Мы считали Космос открытой книгой, только и ждущей, что бы мы ее прочли. И, Эсси, не суди строго, это была не глупость, наивность. Наивность юности. Это я лирическое отступление делаю, перед самым страшным, этого никто не знает. Даже отец. Я не смогла ему признаться.
     Знаешь, в Космосе много чего есть, просто что бы исследовать "что-то", это "что-то" должно повторяться. Но в Космосе время другое, у нас века, а для него - миг. Наш корабль попал в аномалию, или какое-то излучение, или пробил червоточину пространственно-временного континиума? Я не знаю. Знаю, что на меня не подействовало, поскольку я - не человек. А вот Вир им был. Это звучит нереально. Но в том месте... Видишь, я все время пытаюсь что-то объяснить, хотя уже стала опытной, и Космос немножко, но знаю. Но ни разу ни с чем подобным не сталкивалась. И никто даже не слышал.
     В общем, то через что прошел корабль, как-то было связано со временем. Временем жизни. Вир стал ребенком. Лет 4 - 5. Это был ужас. Мы думали, вот-вот и все пройдет, как насморк. Но нет. Ты можешь себе это представить? Глаза моего Вира, на детском лице. И детское тело. Он все понимал, разумом был Виром, взрослым. В общем, когда он спал, я села за штурвал. Навигатор я хороший. Просчитала весь путь.
     Мы высадились на одной удаленной от известных маршрутов планете, долго гуляли, он устал. Я увидела какую-то религиозную постройку, там, внутри, были дети. Я попросила присмотреть за моим малышом, отлучусь на минутку. Понимаешь? Он поверил. И монашка или кто там она была, то же поверила. А я бросилась бежать к кораблю. Взлетела. Передала координаты отцу. Устроила как будто катастрофу, где выжила только я. Специально угробила корабль, чтобы не знать, где находится планета на которой остался Вир.
     Отцу сказала, что он меня похитил, узнав, кто я. Отец поверил. Потом, позже, подарил отряд, где чистых людей уже не было. В общем, с тех пор я дико боюсь маленьких мальчиков. Они смотрят на тебя с такой верой, они надеются на тебя. У них у всех глаза Вира. Со взрослыми этой проблемы нет.
     Вот и все. Конец истории. Я тебе рассказала. Исповедалась. Наверное, мой поступок ужасен. Но когда я взлетела, да и потом, я поняла, что больше ничего не боюсь. Вообще. Все мои чувства остались там, с Виром. Я стала идеальным солдатом. Отцу даже не пришлось делать из меня мужчину, а ведь он хотел.
     В общем, что я хочу сказать тебе, сестренка. Жизнь не всегда благо. И, похоже, твой Хок это знал.
     Ужас рассказа потряс меня до глубины души. Все как-то встало на свои места. Гледис я не осуждала, просто не смела. Там, наверху, кто-то допустил такое, значит, зачем-то это надо. Я пробыла у нее целый день, к своим историям ни она ни я не возвращались, просто болтали ни о чем. Уйти сразу после услышанного я просто не смогла.
     А когда переступила через раму зеркала - портала, то сразу налетела на Далта. Он вскочил, а я взвилась.
     - Что ты делаешь в моей спальне? Я же просила не докучать мне!
     - Госпожа, прошу простить мою дерзость, но вас не было двое суток.
     - Что? Ах, я опять забыла про разное время. Не сердись, ладно?
     - Как я могу? Просто вы не сказали, когда вернетесь, вот я и ждал. Если бы что-то произошло через портал успел бы...
     - Далт, не нужно, а? У меня и так от услышанного голова кругом. Не растравляй чувство вины.
     - Хорошо, не буду. Могу узнать, кто вас так напугал?
     - Это даже не испуг, это шок. И да, я расскажу тебе, пусть это и непорядочно по отношению к Гледис. Но мне кажется, что история, которую она поведала мне будет иметь продолжение. Но ты ведь, в отличии от меня, никому не скажешь?
     - Я об одном жалею, - отвечая мне Далт явно сдерживался, видно я его обидела подозрением, - что к Стражу не прилагается инструкция по использованию. Я никогда не причиню вам вреда, никогда не расскажу ваши тайны. В чем еще вы сомневаетесь?
     - Хорошо, слушай! Только иди поближе.
     Мы присели на диванчик, стоящий в ногах кровати, я обняла Далта за шею и тихонько, почти на ухо, рассказала о Вире.
     Далт слушал молча, что называется, без эмоций. Однако, едва я закончила, как он повернулся ко мне. Лицо юноши, обычно такое подвижное, сейчас напоминало маску.
     - Думаю, госпожа, мы загостились здесь. Пора домой. И чем скорей, тем лучше.
     Если чему меня и научила жизнь, то это никогда не спорить со своим телохранителем.
     - Хорошо. Хоть сейчас. Но что случилось? Скажешь?
     - Скажу, чуть позже.
     Далт подал мне руку, помогая встать. Подвел к зеркалу - порталу. И ввел координаты. Едва оно замерцало, как он приобнял меня за талию и нагнувшись к уху тихо прошептал.
     - У Ордена Стражей существует Отец - основатель, в первой жизни он был человеком. Его звали Витар фон Катерлих. Но он предпочитал, чтобы его называли Виром.
     Я тихо ахнула, и мы шагнули в портал.
    
    
     Далт.
    
     Едва мы очутились в замке Госпожи, как она потеряла сознание. Я уже давно ждал нечто подобное, про себя удивляясь, как она еще держится. Подхватил ее на руки и поспешил в ее покои, по пути вежливо, но твердо разгоняя прислугу. Это то же была школа моей госпожи: "Никогда, слышишь, никогда не смей хамить прислуге, если хочешь скрыть свое происхождение! Прислуге хамят только те, кто сам был прислугой!"
     Возможно, горничные и позаботились бы о ней лучше меня. Но я, пока нес Госпожу, вдруг впервые понял, какая она маленькая и хрупкая. И если бы этот парнишка, Хок, да будут открыты его душе все светлые дороги, не успел... В общем меня обуял такой ужас, что я просто не мог оставить Госпожу и уйти отдыхать, как мне предлагали.
     Войдя в ее покои, я мельком увидел себя в зеркале. Что ж, Крисп в драке не слабак. Но раз кости целы, все остальное не важно. Я не спешил приводить Госпожу в чувства. Напротив, в начале торопливо обшарил прикроватный столик в поисках лекарств и немного изменил обычную дозировку, и только потом легко коснулся ее лба про себя прошептав нужные слова. Я проделывал это впервые и даже сам вздрогнул от того, как быстро она очнулась.
     - Далт, милый, где мы?
     - Ш-ш-ш, все хорошо, моя Госпожа, выпей и усни.
     - Ты не уйдешь?- её голос был таким слабым и усталым, что я испугался еще больше.
     - Никогда и никуда, я теперь все время рядом, еще надоем, - я постарался ответить как можно тверже, успокаивая её не только словами, а и интонацией, как меня учил Он.
     Я видел, как лекарство туманит ей глаза, наконец она их закрыла и провалилась в сон, искренне надеюсь, что без снов!
     Я прошелся по комнате, задергивая занавески. Пусть будет темно, в темноте лучше думается. А мне было, что обдумать. Ведь ту ночь, когда Госпожа пришла за Тэо, я не спал. Я разговаривал с НИМ.
     Это началось давно. В начале ОН приходил ко мне во сне, да и то я видел расплывчатый образ, скорее обращал внимание на слова. Я тогда только стал работать в харчевне, а первый год всегда самый трудный. Тогда я мечтал накопить немного денег и сбежать. ОН появился во сне и сказал, что, если я сбегу, ОН не сумеет мне помочь выйти на мою дорогу жизни. Как-то так. Я тогда смутно понимал, что он говорит. В начале я решил, что это мой отец меня ищет. А почему нет? Но Он быстро разрушил эту надежду. " Ты рожден для того, чтобы она могла жить".
     - "Она" - это кто?
     - Это тебе еще рано знать.
     - Если я и дальше буду так уставать, боюсь она не дождется.
     - Перестань себя жалеть, для воина это недопустимая роскошь.
     - Я не воин, я мальчик и еще мал...
     - Если бы ты только знал, насколько обманчивой бывает внешность.
     Он приходил не часто, ничем не помогал, скорее сопровождал меня и не давал расслабляться. Запрещал жалеть себя, требовал, чтобы я учился тому, что могу познать там, где я сейчас. Я хамил, бесился, интересуясь, чему, по его мнению, я могу научиться и торопел, когда он пропускал мою грубость мимо ушей и отвечал: "Языкам, умению обращаться с запрещенным оружием. Что бы на тебя обратили внимание надо быть или лучшим, или худшим. Второе нам не подходит. Значит постарайся быть лучшим. Научись не просто выживать в любых условиях, это умеет практически любой с зачатком интеллекта. Научись устраивать окружающий мир под себя. Так, чтобы тебе было если не комфортно, то хотя бы безопасно. Потом научишься заводить друзей. Это будет труднее, придётся заботится не только о себе". Он и предупредил меня о скором появлении в моей жизни ЕЁ. А потом ОН надолго исчез. Встретились мы, вживую, в библиотеке, в той Школе, где я ждал перевода в Черный отряд. В жизни ОН оказался высоким, крепким мужчиной. Правда, блондином. Так что с родством не сложилось.
     В общем, ОН, на тот момент он уже представился, но про себя я все равно называл его "ОН". Рассказал мне то, что Леди Гледис поведала моей Госпоже. Правда в несколько развернутом виде. То, что Леди Гледис приняла за "религиозное сооружение" была засекреченная лаборатория, в которой экспериментировали с генами и детьми. Так что маленький Вир был для них подарком судьбы. Кстати, именно после его рассказа я окончательно примирился с собственным детством и полностью перестал жалеть себя. Наоборот, стал считать, что дешево отделался.
     Ему сразу объяснили все о поступке леди Гледис, на тот случай, если он попытался бы бежать. Никто не придёт, чтобы его спасти. Никто. И тогда он придумал себе новую жизнь, придумал, что она разбилась, когда бежала не от него, а к нему. Убедил себя, что если мужчина не может жить ради любви, то ради другого человека - может. Он все это придумал, чтобы выжить. А получилось, что Он придумал и создал Школу Стражей. Ведь единственное, что ему надо было, это вырасти внешне. В общем, в дальнейшем ОН мне помог и переноситься в его Школу и учиться там.
     Стражей немного, это штучный товар, как и женщины, достойные такой охраны. Вот не знаю, честно, как к этому относиться. Изменения на генном уровне, работа с разными расами. Это для меня темный лес. Знаю одно точно. Не обучайся я у них в последние годы, я бы не сумел победить Криспа. Поэтому я никогда не изменю Клятве Неразглашения. Инициация моя прошла успешно в первой битве за Госпожу, судя по тому, что на сгибе локтя проступила татуировка Стража. Теперь она будет проявляться на коже, только если я её вызову. А вот то, что я озвучил его имя моей Госпоже... Я сам еще в это не верю, но ОН сказал, что хорошо её знает. И она его тоже.
     Я вздрогнул, оказывается все же задремал, в щель между занавесками пыталось заглянуть утро. Значит Госпожа скоро проснется. И нам предстоит разговор.
     Я и хотел его и страшился. Если она спросит, почему я не убил Криспа, я не знаю, что ответить. Она хорошо знает Далта, я, будучи им, убил бы Криспа не задумываясь, за нее. Страж, наверное, то же. Но Великий Координатор - нет. Естественно, я убрал опасность, но убей я Криспа тогда, без своего Главы осталась бы Школа и масса венценосных отпрысков, не говоря уже об неуправляемом контингенте Серых отрядов. ОН опять оказался прав, побуждая меня к дракам и поединкам в Школе. "Хочешь драться, продумай все и дерись, или дерись просто так, пока ты еще можешь себе это позволить. Совсем скоро ты будешь продумывать как не вступать в открытый конфликт."
     Я почувствовал на себе её взгляд и вскинул глаза. Вообще то я устроился в изножии ее ложа, на полу, опираясь спиной на кровать. Любое кресло или диванчик могли спровоцировать сон, а я еще не мог себе позволить эту роскошь.
     Мы встретились глазами, и я в который раз отметил и бледность моей Госпожи, и темные круги под глазами.
     ОН, выслушивая мои стенания по поводу харчевни как-то раз сказал: "Ты сейчас мне не поверишь, но пройдет время, и ты захочешь вернуть это время. Тут все просто. Или ты или тебя. А вот когда придёт время ответственности за других, вот тогда ты взвоешь уже по делу." ОН был прав, впрочем, как и всегда. Сейчас меня беспокоило лишь одно, я стал Стражем полностью, это были больше не сказки. Но пройдя обучение у Вира, я изменился, пусть и немного, пусть и для лучшего исполнения своих обязанностей, но изменился. И если я чувствовал это, то почувствует и Госпожа. Сейчас глядя в ласковую зелень ее глаз, я засомневался в правильности принятого мной решения.
     Смысл служения Стража делал невозможным физическую близость с Госпожой. Эта мысль была основной у Вира и в его Ордене. Иначе все теряло смысл низводя Стража до уровня рядового любовника. Нет, все возможно. Но тогда Страж исключался из Ордена без права восстановления, как предавший. Теряя, заодно и все, что приобрел, все умения и знания, которые давали привилегии Стража. И еще, Госпожа Стража имела права на помощь не просто "своего" Стража, а и всего Ордена, пусть и знали об этом только мы.
     Слушая тогда Вира, я был полностью уверен, что это то, что надо и мне и её. А вот теперь моя уверенность таяла на глазах. Но ведь это она хотела, чтобы я стал политиком, что бы стал Великим Координатором на ее условиях. Она помогла мне, я выполнил ее условия. Почему же язык не поворачивается озвучить происшедшее? Почему так больно?
     - Помнишь, тогда, в Школе Криспа, он не велел трогать тебя, спящего. Боялся, что сработают твои защитные рефлексы...
     - Это невозможно, я почувствовал твое приближение задолго до того, как ты вошла в комнату.
     Она протянула руку и коснулась моих волос. Я вздрогнул. Я должен отодвинуться, должен держать дистанцию. "Для тебя существуют все женщины мира, но Госпожа неприкосновенна." Эта цитата из Клятвы. Я понимал, почему Вир такое придумал, понимая, что маленькому мальчику надо было выжить. Я сам был таким, и мысль о Госпоже давала силы жить. Но Черный человек моей жизни - Леди Гледис, оставила свой след и здесь.
     Я, Далт, служка их харчевни, стал Стражем моей Госпожи и за моей спиной вся сила Ордена. Вскоре я стану Великим Координатором, и за моей спиной будет Армия Людей и Нелюдей. В моих руках будет власть, сила, могущество. Единственное, до чего я не буду иметь права дотронуться. Это моя Госпожа. Отныне между нами дистанция в несколько сантиметров, но она непреодолима. Так выиграл я или проиграл? Пока я не знаю ответа.
     А она, моя Госпожа, выиграла или проиграла, взяв меня Стражем, поверив мне? Похоже, что на этот вопрос ответ я знаю. Но если он правильный, жить мне не зачем, даже из любопытства.
    
    
     "В некоторые вещи нужно поверить, чтобы суметь их увидеть."
     Ральф Хадгсон
    
     Я медленно приходила в себя, разум словно всплывал из глубокой, густой тьмы. Проявлялись краски, звуки и чувства. Отчаяние от потери Хока, недоумение от встречи Мастера Мансура и Тэо. Удивление Раулем и ужас от рассказа сестры. Все это было и рядом и, словно чуть в отдалении. Это все уже произошло, ничего не изменить, надо жить дальше.
     Но что-то беспокоило, не давало вновь погрузиться в блаженную тьму сна без сновидений. Далт. Малыш. Мы снова вместе, а вот к добру или худу? Далт. Обычно мысли о нем вызывали улыбку. А сейчас меня словно обдало холодом. Что-то случилось. Совсем недавно. Голова заболела, предупреждая, что я еще не готова к пробуждению. Так, он рядом, это я чувствую. Не то. Что-то совсем недавно. А... Я протянула к нему руку, и он отшатнулся. Солгать можно на словах, язык тела не лжет.
     Это было очень давно, когда Далт был ребенком. Мне казалось, он уже обвыкся и доверяет мне. Я протянула к нему руку, он не ожидал, и отшатнулся. Тогда я очень переживала, он мне не доверял. Прошли годы, мы столько пережили. И вдруг, сейчас, он снова отшатывается? Меня затопил лютый страх. Как там? "Пуганная ворона куста боится?" Да, я боюсь. Боюсь боли предательства. Знаю, что просто не переживу её вновь. Не захочу пережить. Мне надо понять, что случилось. А для этого надо встать.
     Что-то еще билось в голове, и никак не желало вспоминаться. Далт, нет, дело не в нем. Он говорил о Вире, о нашем с ним знакомстве. Вир?! Вир... Если это действительно тот, о ком я думаю, мне надо срочно приходить в себя.
     Я встала, выгнала Далта, вызвала горничных. Эти обычные, каждодневные дела немного притупили тот страх, что скручивал меня изнутри. Далт отвечал мне, кланялся, двигался по комнате. Но я сейчас смотрела на него взглядом кошки, следящей за мышью. И это давало мне преимущество и ответ. Да, он изменился. Что-то совсем неуловимое, но вместе с тем и непоправимое уже произошло. Возможно, раньше я бы постаралась это не заметить. В конце концов, Далт взрослый. Но изменения коснулись не только облика.
     Как Видящая, я страдала головными болями. Это своего рода расплата за дар. Естественно, существовало и лекарство. Вот только я пользуюсь им так давно, что очень хорошо знаю все этапы его помощи. Проще говоря, лекарство, что дал мне мой Страж было моим, но не совсем. А вот это уже недопустимо. Управлять Видящей? Для самоубийства можно найти и менее болезненный способ, даже для Стража.
     Как человек обладающий железным здоровьем, Далт был полным профаном в лекарствах. Тут явно было еще чье-то вмешательство. Кто-то очень умный и еще, мысль неожиданно перескочила на события недавнего дня. Почему он не убил Криспа? Да, он спросил, я не позволила. Но Мой Далт не стал бы спрашивать. Таак. Боль, что терзала меня изнутри неожиданно отпустила. Наверное, она еще вернется. И я попереживаю, когда будет время. А пока мне надо уничтожить того, кто посмел позариться на Мое!
     Стоило мне войти в гостиную, как Далт немедленно приблизился. Однако он держал расстояние как прекрасно вымуштрованный, но совершенно чужой телохранитель. Странно. Язык тела очень важен в работе связки, а он стирал его между нами. И явно переигрывал.
     - Как ты связываешься с ним?
     Далт вскинул голову, напрягся. И снова "здравствуйте". Значит ты не доверяешь этому человеку, а лекарство изменил? Весело.
     - Я - никак, госпожа, - все же ответил мой Страж,- Он сам меня находит, когда пожелает.
     - Тебя - возможно. Но сейчас с ним хочу поговорить я.
     - Право, госпожа моя, Он глава Ордена...
     Ах вот оно как, значит в твоих глазах появился кто-то выше меня? Что ж в эту игру можно играть и вдвоем.
     - Похоже тебя ослепил блеск должностей. Великий Координатор, Глава Ордена. Должна тебя расстроить. Это всего лишь должности. И те, кто под ними, заменяемы. А знаешь, кто их заменяет, кто двигает людьми по шахматной доске жизни? Боги. Но у Богов нет рук во всех Мирозданьях одновременно. Руки Богов - Видящие. Мне продолжить? Или ты уже понял, кому пытаешься перечить?
     Далт вспыхнул, затем побледнел. Крепко сжал губы. Глаза в пол. Что ж. Через минуту твой гнев сменится страхом. Я всегда была на твоей стороне. Даже когда ругала и наказывала тебя, маленького. Ты меня не боялся. А сейчас все изменилось. Отныне я на стороне одного единственного человека, кто никогда меня не предаст и не обманет "из лучших побуждений". На стороне самой себя. Похоже, я слишком долго к этому шла. Так сказать, окольными путями. Что ж, главное, добралась.
     Далт вскидывает на меня глаза, в них смятение.
     - Но я правда не знаю, как его можно позвать.
     - Закрой глаза, постарайся представить его как можно четче и попроси прийти.
     - Доброго вечера, вам, мой Ученик и его прекрасная Госпожа. Чем могу быть полезен?
     Я медленно обернулась на голос, встретилась глазами с говорившим. И прошлое накрыло меня с головой.
     Я очень смутно помню свое раннее детство. Я жила с няней в небольшом коттедже, в лесу. Вокруг нас на много километров никого не было. Когда маленькая Видящая вступает в жизнь, выстраивает тончайшие нити взаимопонимания с окружающим миром, единственное, чем ей могут помочь - это не мешать.
     Я уходила гулять и возвращалась, когда хотела есть. Но однажды ночью в небе что-то взорвалось. Няня очень испугалась и запретила мне днем уходить. Поэтому я ушла утром. С легкостью нашла поляну с дымящимися железяками. И юношу, лежащего недалеко от них. В странной одежде. Тогда я не знала страха и безбоязненно подошла к нему. А увидев кровь на лице просто приложила руку, останавливая её. Это я умела даже совсем малышкой. Он пришел в себя. Назвался Виром. Я привела его к себе домой. Он был очень хороший, добрый и веселый. Рассказывал, что ищет свою невесту, часто уходил чинить корабль. Помню смутно, но не из-за того, что было давно. А из-за того, что старалась забыть навсегда. Это для меня, маленькой лес был огромным. Но оказалось, что люди жили совсем недалеко. Вспышку на небе от корабля Вира они восприняли дурным знаком. Нас с няней объявили ведьмами и пришли убивать. Естественно, служба охраны отца вмешалась. Из того пылающего коттеджа меня вынес Вир. Няню убили. Пройдет много времени, меня убедят, что это был ужасный сон. Отец долго будет держать при себе и окружит меня телохранителями. Вир исчезнет, и я почти забуду его. Но узнаю, как только увижу. Несмотря на прошедшие годы.
     Сейчас недалеко от меня стоял высокий крепкий мужчина, с благородной осанкой. Красивое лицо, белокурые густые волосы стянуты в хвост. Темная одежда из дорогого материала. Немного напоминает форму военных школ. Я вновь вернулась глазами к его лицу и вдруг, неожиданно ответила на свой давнишний вопрос самой себе. Я не любила мужчин со светлыми волосами. Общалась, конечно. Но дальше приятельствования дело не шло. Юлиан был исключением. Но там речь шла о выживании. А если у меня был выбор - я просто шарахалась от блондинов. Теперь поняла, почему. Вир был блондином, и он разрушил мое самое первое восприятие мира. Недоверие ко всему окружающему приняло форму недоверия к светловолосому мужчине. Забавно.
     Я смотрела на Вира и не могла понять, кто передо мной. Я не чувствовала его. Но ведь этого не могло быть. Личность создавшая собственный Орден не может быть внутренне пустой.
     Он то же смотрел на меня, сначала с легкой улыбкой, потом она сменилась напряжением. И что-то еще было. Пока я не знала, не могла ухватить суть.
     - Поживи у нас, отдохни от дорог, Искатель. - это сказала я и сама удивилась.
     Вир же казался не просто удивленным, он был потрясен.
     - С благодарностью приму приглашение, Ваше величество.
     Я кивнула Далту: " Проводи в гостевые покои".
     И вышла. Меня потряхивало от воспоминаний. Просто необходимо было побыть одной. Далт нагнал меня почти сразу.
     - Госпожа, Учитель хороший человек, я бы почувствовал опасность.
     Мы стояли рядом, близко. Но теперь уже я сделала шаг, увеличивая дистанцию между нами.
     - Милый мой мальчик, от любви до ненависти один шаг, но обратной дороги не бывает, поверь, это я тебе как Видящая говорю.
     Сказала и пошла, даже на "спокойной ночи" меня уже не хватило. А Далт так и остался стоять. Не пошел за мной. Не посмел.
    
    
     "Трудно верить человеку, если знаешь, что ты на его месте лгал бы!"
     Генри Луис Менкен
    
     Естественно, в свои покои я не пошла. Просто не могла сейчас оказаться одна и в тишине. Я вышла через другие, непарадные двери и прошла в сад. В вечернем саду есть этакое еле уловимое чувство умиротворения, покоя. Единения с природой, с тем временем, когда человек был полностью зависим от времени суток. Есть день для дел и вечер - для раздумий. Для оценки всего происшедшего за день, когда глядя на то как закрываются цветы и смолкают птицы, понимаешь, что для дел еще будет новый день. А на сегодня - все.
     Где бы я не жила, у меня всегда был сад и свой любимый уголок в нем. Беседка, скамейка. В этом замке, в моем уголке весели качели. Мои детские качели. Я не разрешила их снять и заменить на что-то более подходящее по статусу, а просто запретила всем сюда ходить, включая и садовника. Это был мой, заповедный сад, разросшиеся кусты жасмина и одичавших роз, несколько яблонь и масса цветов, выросших не по правилам.
     Роса уже пала и подол платья вымок очень быстро. Ладно, не важно. Я пробралась по мокрой траве и сев на качели, оттолкнулась. В моей жизни не было того, к чему я стремилась всей душой. В ней не было стабильности. Так получилось, что у меня в окружении не было людей, помнивших и любящих меня еще ребенком. В ней вообще много чего не было. Поэтому я сама придумывала для себя что-то постоянное, за что могла ухватиться, вот как этот сад или качели.
     - Добрый вечер! Я не помешаю?
     - Разумеется, нет. Рада вас видеть, спустя столько лет...
     Если я и была за что-то благодарна судьбе, то это за свое воспитание. Ледяная вежливость выручала всегда, заученные фразы сами срывались с губ. И, заодно, сразу выдавали собеседника, кто он и откуда. Сейчас я ясно видела то, что маленькую меня просто не могло заинтересовать. Вир был из аристократов и судя по манерам он был аристократом по праву рождения. Далт умел надеть такую маску, Черный отряд сделал свое дело. У Вира же была маска простоты, видимо приходилось часто тоже быть не собой. Но он расслабился и воспитание проявилось. Интересно.
     - Если я возьму на себя смелость сказать, что просто потрясен всем происшедшим. Это не будет воспринято, как дерзость? Право, я все еще под впечатлением, что та крошечная, прелестная девочка из моей юности и Видящая, Королева, Дочь Великого Координатора и, судя по всему, хозяйка будущего, одно и то же лицо.
     Меня взяла досада, и на предсказуемость поведения мужчин и на то, что придётся снова отстаивать себя. Вот точно, попрошу у Хани на такой случай оборотня пострашнее, а лучше двух или трех...
     - Вы не отвечаете?
     - Я дам вам время и возможность представиться. Простите, но из моего раннего детства я помню только ваше имя.
     - Прошу меня простить, ситуация как-то занесла. Я Витар де Катерлихт. Мессир Ордена Стражей. Его глава и основатель.
     Вот как... похоже я вмешалась в чужую игру даже не подозревая об этом.
     - Знаете, Ваше величество. В моем детстве была книга, там путешествовали во времени, но с одним условием - ничего не трогать. Герои тронули бабочку, и все рухнуло, все пошло наперекосяк.
     - Сожалею. Это конец истории?
     - Нет! Я долго думал, сопоставлял, и теперь точно знаю, что такой бабочкой в моей жизни явились Вы. В своей жизни я повидал много удивительного, подчас ужасного, не укладывающееся в обычный человеческий опыт. И я давно принял, что в мире действуют другие силы. Помимо человека. Я понимаю, что происходит нечто большее, чем видят обычные люди. Я это чувствую. И я думаю, что Боги не просто так это делают здесь есть какая-то закономерность. Но я ее не вижу и не понимаю, какое место я во всем этом занимаю. Я стал учиться заново, а проще говоря, переучиваться. Я все пытался понять. постичь закономерность происшедшего. Может быть это и было тем, что позволило мне не сойти с ума тогда. А потом я увлекся этой темой. В библиотеке того храма - лаборатории я нашел упоминание о Ордене Стражей. Их мировоззрение было столь необычно, что я решил пройти их путь, чтобы понять. Я возродил Орден. К тому времени я уже знал, что Гледис, черный человек моей жизни, ищет себе Стража. И я решился на эксперимент, свел их вместе, Гледис и Далта. Это должна была быть пьеса на шахматной доске. А я, двигая их, как фигурки, должен был понять, ответить на главный вопрос своих исследований. Что является двигателем мироздания? Созидание или разрушение? Любовь или ненависть? Когда некогда близкий тебе человек в одночасье рушит твою жизнь, что это? Полный крах надежд или пинок к светлому будущему? Если выживешь. Но это уже естественный отбор.
     Нет, ну надо же. Я так хотела просто побыть в саду, одна. И, если можно, без мужчины с очередной сложной судьбой. Но, похоже, настал час откровений. Разумеется, мой собеседник прекрасно владеет собой, но он дико зол.
     - При чем же тут я, позвольте спросить? Вашей избранницей была Гледис.
     - Я хотел покончить с собой, специально разбил корабль, а ты, такая маленькая, но и тогда уже умудрилась меня спасти!
     Ого, ненадолго же хватило воспитания, или давно не пользовался?
     - Каюсь. По младенческому недомыслию сделала, сейчас бы уже не стала.
     Сказала и явно услышала сдавленный смешок. Так и мой Страж здесь. Интересно, а если их столкнуть с Виром? Кто победит?
     - Я столько работал, так все просчитал, создал Орден Стражей. Свел Далта и Гледис, а тут ты! Ведь он должен был быть с ней и возненавидев, убить! Стать моим карающим мечом за все, что я пережил...В моих руках была вся их дальнейшая жизнь. Но тут появилась Ты!! Откуда?! Почему? Тебя же не было ни в задуманной пьесе, ни в шахматной партии.
     Вот опять древний род выдает себя. Не сам явился разобраться, а чужими руками, и самое неприятное, что исполнители вообще не в курсе, что играют в пьесе, они то думают, что живут. Это чужая игра, я бы не стала вмешиваться, но Мессир выбрал Далта для своей мести, МОЕГО Далта. С этим я не соглашусь.
     - Погрешность в расчетах. Для убийства тебе нужен был не Далт. Этот мальчик умеет думать.
     - Я все исправил, он попал в Школу Стражей.
     - Вот тут я что-то упустила, Школа была, но не Стражей.
     - Где проще всего спрятать листок? В лесу! Серые Отряды Школ. Мальчики без роду и племени. Сейчас, когда появились Школы Путеводной Звезды, где учатся самые неожиданные гибриды, это стало намного проще. Но и раньше пристроить необычных, хорошеньких мальчиков в школы было несложно. Мои исследования хорошо финансируются.
     - Что? И все Стражи?
     - Те, кто доживут до выпуска, поверь, их будет немного. И что же? Снова ты! К тому моменту Далт заинтересовал меня уже сам по себе. Я решил сам заняться его обучением. И, не скрою, у меня на него были свои планы. Генетика - интереснейшая наука. Она способна преподносить сюрпризы в любой момент. Я рассчитываю его дальнейшую судьбу и что же? Он отказывается от места рядом со мной и хочет быть просто Стражем при тебе. Это недопустимо! Такое разбазаривание материала!
     - Еще одно обращение ко мне на "ты" и я превращу тебя в крысу, большую, серую крысу с длинным голым хвостом. И в пенсне.
     - Почему?!
     - У тебя генетика хорошая, что б материал не пропадал!
     Звонкий смех Далта разбил искрящуюся напряжением паузу. Он вышел из-за дерева, и как-то ненавязчиво встал между мной и Виром.
     - Моя Госпожа, Учитель, я вас очень прошу, давайте продолжим разговор утром.
     - Должен тебе заметить, что твоя госпожа несносна!
     - Почему? - искренне возмутилась я, - могу сделать пенсне золотым!
     Вир чопорно поклонился и ушел. Аристократ до мозга костей.
     Далт шагнул ко мне, помог встать с качелей. А потом подхватил на руки, сжал чуть сильнее, чем требовалось.
     - Что ты делаешь? Ведь насколько я знаю, Стражам запрещено...
     - Откуда, откуда ты можешь знать устав Стражей? - чуть хрипловато спросил Далт.
     - Читать умею и библиотека хорошая...
     - Да куда ж я от тебя денусь, Госпожа моя.
     - Почему? - я попыталась вырваться из его рук, - у тебя же новый Наставник или кто он тебе? Похоже, я, забрав тебя из школы Криса оказала тебе медвежью услугу. У тебя и так открывались прекрасные вариант будущего. Мессир Ордена хотел сделать тебя своим учеником.
     - Не только хотел, я и был им. Он же сам сказал тебе - Серый отряд. Будущие "серые кардиналы" во многих Домах. Телохранители, щиты, но не все так просто. Но появилась ты и все стало неважно. - Далт взглянул мне в глаза, в его голосе слышалось странное отчаяние.
     - Но почему? - я сама не узнала своего голоса, горло перехватило, что ли.
     - Я тебя люблю. - Далт сказал это как-то растеряно, робко, словно сам не понимая, что на него свалилось и не зная, что с этим делать.
     Я растерялась. - Но как же? А твое будущее?
     - Сколько себя помню, от меня все время что-то требовалось, я должен был быть то таким, то другим. И от этого подчас зависела моя жизнь.
     - Но я же, получается, стала делать то же.
     - Нет, в том то и дело, ты кинулась на помощь, не выясняя генетику или способности, не раздумывая какой породы то, что принесли тебе в мешке. И ты оказывалась рядом именно тогда, когда у меня была возможность выбора. И я его сделал. Сделал, когда был еще ребенком и, как не странно это звучит, но детская любовь все же самая сильная. И по прошествии сколького времени и узнавании стольких людей могу сказать только одно - для меня ничего не изменилось.
     Да, теперь я могу многое, госпожа моя. Они, мои учителя, постарались на славу. Но они делали совершенное оружие, для себя. Им и в голову не могло прийти, что ты вложила в будущий клинок душу, еще тогда, когда он не стал сталью. И именно благодаря тебе я не стал покорным исполнителем. Ведь ты ценила не мои навыки, а меня...Когда меня, как такового еще не было. Они же преподали мне урок вседозволенности, считая, что им можно все. Я - старательный ученик, перенял и это. Если для них не существует рамок, ограничений, то почему они должны быть у меня? Я не принимаю их условий и власти. Но предлагаю свои услуги тебе. Искренне надеюсь, что, узнав обо мне почти все, ты не испугаешься меня. Я не могу сделать сказанное - несказанным. А узнанное - неузнанным. Поверь, мне очень жаль. Ты беспощадно прекрасная женщина и любовь к тебе и мой дар и мое проклятие. Я не уверен, что смогу быть всегда правым в твоих глазах, делать и говорить именно то, что ты ждешь. Но я тебя люблю и это неизменно.
     Я взглянула ему в глаза, что ж он прав. Маленький беззащитный мальчик превратился в умного, умелого и очень опасного мужчину. Первую ступень инициации Далт прошел, когда сражался за меня, свою Госпожу. Но что-то пошло не так. Он не убил противника, показал себя не просто смертоносным оружием, а политиком. Вторая ступень плавно вытекала из первой, осознание себя, своих желаний и возможностей. Но судя по реакции на происшедшее Вира, этого в планах генетика не было.
     Я снова ввязывалась в чужую игру, снова брала ответственность за нас обоих на себя, понимая, что однажды пережитый ужас может для меня повторится. Мой Далт снова причинит мне боль, и второй раз я уже не справлюсь, просто не захочу ... Но здесь и сейчас мой малыш смотрел на меня с таким доверием. Как я могла его подвести?
     Я обняла его и молча положила голову на плечо. Я доверяю ему, полностью, предугадать все невозможно. Но если жизнь снова готовит мне сюрприз, возможно он будет удачнее предыдущих?
     Мой взрослый и смертельно опасный малыш заглянул мне в глаза, ожидая ответа, но увидев, что я улыбаюсь, улыбнулся в ответ сам, счастливо и немного смущенно. Он понял меня без слов. Расправил плечи, по-хозяйски огляделся и понес меня к Замку.
    
    
     Далт.
    
     Госпожа заснула у меня на руках, я передал ее горничным, приказав оставаться внутри покоев до моего возвращения. Девочки справятся. Это Госпоже пока не надо знать, что Школы бывают не только мужские. Да и я буду неподалеку.
     Спать хотелось зверски, но пока у нас в Замке такой гость, это непозволительная роскошь. Замерев, я прислушался и уже безошибочно пошел на звук. Мессир Ордена был в библиотеке. И злобно перелистывал какой-то опус. Фантазии моей Госпожи поистине заразительны. Я четко увидел большую крысу в пенсне, золотом. И невольно фыркнул. Мессир поднял на меня глаза и нехорошо прищурился:
     - Веселишься? А не напрасно ли? В тебя столько всего вложено, неужели ты считаешь, что безвозмездно? Должок придётся отдавать!
     - И чем я задолжал? Орден Стражей создан, чтобы служить. Я и служу. Ей, своей Госпоже.
     - Все зависит от угла зрения. Ты затеял опасную игру. Вспомни занятие в младшем классе, по сказке "Спящая Красавица". Только тебе хватило наглости написать, что Король был... ээ, не очень умным правителем и надо было не сжигать прялки, а научить Принцессу пользоваться этим инструментом. Когда же тебе объяснили его устройство. Ты еще более взъярился и пояснил, что надо было просто сделать макет, без острия. А не бояться полжизни!
     - Меня этому Госпожа научила, - нехотя отозвался я - нет неразрешимых проблем, есть лень и жалость к себе. Ведь, иногда, для решения надо пройти по себе, а это не вызывает оптимизма и посыла к действию.
     - Положим, что так. Но ты создан для другого. Ты неправильно понял девиз Стражей "Найди себе Бога". История в Школах преподается не с теми ударениями.
     Люди не могут жить без Богов, а Боги без людей. Это естественный ход вещей. Когда по миру прокатились волны войн с нелюдями, зачистки, уничтожения. Оставшиеся в живых перестали верить в Богов. Решили, что они выжили благодаря себе. А истина в том, - что, когда из мира изгоняют Богов они возвращаются и начинают мстить.
     Вот какое возмущение сил ты чувствуешь вокруг себя. Сущности врываются в незанятое пространство и спешат обзавестись сторонниками, а то и создать их. Создав предварительно нас, генетиков. Ведь у Богов нет рук, кроме наших.
     Вас учили, выбрав одну из религий, что Бог создал человека по образу и подобию своему, в вас есть все, просто научитесь этим пользоваться! Внесу небольшую поправку. Един Творец! А Богов много. Вера их сила, и они избирают себе из людей тех, кто ведет их земные дела.
     Слушая Учителя, я понимал, что это правда, что грядет война избранных, что за всем происходящим стоят высшие силы...
     - Надоело мне все, - отрезал я с несвойственной мне раздражительностью. - И избранным я быть не хочу. Пусть это упрямство, но я выбрал свою дорогу и тех, с кем хочу быть рядом. А что там, впереди - покажет время.
     - И опять ты громоздишь ошибки, - терпеливо, как тупому, стал разъяснять Вир. - Время придумали люди. Но есть время и ВРЕМЯ. Оно разное у простых и избранных. А для Богов времени вообще не существует. Но я вижу, ты сейчас не расположен к разумному восприятию и диалогу. Что ж мы еще встретимся и продолжим этот разговор. И, заметь, ты сам будешь искать меня!
     - А на прощание, этак в духе Злой Волшебницы: "Ты свободен от конкретного служения конкретному Богу, пока не связал себя с Госпожой физически? " Тебе кажется, ты нашел лазейку? Сможешь просто быть при ней? Так вот тебе задачка потруднее. Пусть пройдет несколько лет, обрати внимание, я не говорю сколько точно! У тебя все будет получаться, ты уверишься в своей силе и окружающие поверят в тебя. Но наступит момент, и они же потребуют для себя стабильности и в дальнейшем. А это может обеспечить только твой потомок. Тебе придётся продлить свой Род.
     Говоришь, надо по себе пройти? Я дам тебе выбор избранницы. Или твоя Госпожа и ее кончина. Или другая женщина. Да! Для тебя есть и такой вариант. Но при нем, та, кем ты дорожишь больше своей жизни будет потеряна для тебя навсегда. Она не простит. Но останется в живых.
     У тебя будет время что бы понять, какое благо, когда возможности выбора нет! И, знаешь, мой Ученик, я бы не хотел оказаться на твоем месте в то время, что тебе предстоит! А пока прощай!
     Я не заметил, как ушел Учитель. Я вообще ничего не замечал, потрясенный карой, что свалилась на меня. Учитель прав, Боги мстительны, и отомстили мне, что называется, по божественному, подарив время.
     Утром Замок был разбужен необъяснимым происшествием. В большом холле, невесть откуда взялись огромные песочные часы. От пола и до потолка. Что бы хорошенько рассмотреть их следовало запрокинуть голову, словно вы рассматриваете небо или живущих там. И тогда становилась видной надпись на верхней чаше: "Пока вы смотрите на часы - время идет".
     На вопросительную улыбку моей Госпожи я сумел ответить своей самой залихватской усмешкой. Мол, без понятия, что это, но симпатичненько. Но внутренне, я обмер от ужаса. Ведь стоило мне глянуть на часы и песок заструился, время, отведенное мне начало свой отсчет.
    
    
     "Невыраженные чувства и невысказанные слова превращаются в яд"
     Вильгельм Райх
    
     Прошло не так уж много времени после отъезда Вира, но Далт переменился очень сильно, он словно сразу стал зрелым мужчиной, вот так, перепрыгнув из юности, минуя молодость. Толково вникал в дела, брошенные моим отцом перед своим исчезновением. Объясняя мне свою занятость тем, что когда придёт время официального вступления в должность - ему надлежит быть готовым к любым вопросам. Да, все конечно так. Кто ж спорит, но я видела, что скрывается в бесстрастных темных глазах, откуда совсем исчезли зеленые яркие искры. В них прятался страх.
     Этим утром, стоило мне проснуться, я с изумлением обнаружила в кресле у камина дремлющую горничную. То, что мне прислуживали не совсем обычные девушки, и уж явно не из селения, откуда набирался весь штат в Замок, я поняла почти сразу, просто видя, как они двигаются.
     На мой вопрос Хельга поторопилась объяснить, что господин Далт не ждет меня, как обычно в гостиной, а вышел в сад.
     Так, это прокол Далта, горничная не является в покои госпожи без вызова. Она меня явно охраняла, потому что он не рядом. Подобный мелочный прокол встревожил меня гораздо больше, чем само отсутствие Далта. Хорошо, что утреннее платье и прическа не требовали долгого времени, и вскоре я уже торопилась в сад.
     Далт сидел на моих качелях, подтянув одну ногу и обняв ее руками, другой ногой он вяло отталкивался от земли, слегка раскачиваясь. Заметив меня, он хотел встать, но я подняла руку, останавливая его. Подойдя совсем близко я встретилась с ним глазами.
     - Что с тобой, малыш? - это обращение сохранилось с давних времен, еще когда он мне рассказывал, что его никто и никогда ласково не называл. Правда на " зайчика" и " котика " он и тогда не тянул. А вот "малыш" прочно вошло в наш обиход.
     Сейчас же, услышав это обращение он дернул уголком рта:
     - Да уж, малыш...
     - И все же, что тебя беспокоит?
     - Я... устал, госпожа моя. Я как тот осел с морковкой, чем быстрее бегу, тем дальше она от меня. Понимаешь, я все делаю правильно, и все вокруг то же правильно. Но это ни на йоту не приближает меня к тебе и к тому, чего я хочу на самом деле. Почему так?
     - Все закономерно. То, что ты хотел, пришло к тебе, но не вовремя. Ты перерос свою мечту. Ты хотел быть рядом со мной и охранять меня. И считал, что этого довольно. Но это мечта подростка, пусть и влюбленного, но подростка. Но сейчас ты - мужчина. И не знаешь, что делать с этой сбывшейся мечтой.
     - А ты знаешь? - запальчиво вскинулся Далт, и я про себя улыбнулась.
     Маска видавшего виды опытного мужчины явно пошла трещинами. Этого я и добивалась. Можно выглядеть старше своего возраста, но не жить. Проживать возраста надо, как учиться ходить, последовательно. Иначе жизнь вернет и заставит пройти пропущенное в самый неподходящий момент.
     - Ты напрасно так испугался часов. Они всего лишь напоминание, что прожитый тобой день прожит и неповторим. Но оставил ли он о себе память и какую, зависит только от тебя.
     - Да, да, да! Ты во всем права, дорогая...Не надо мне напоминать, что мы ограничены во времени. Что еще какое-то время мы будем вместе, а потом тебе, так или иначе, придётся выпускать в жизнь новую Видящую. И все... А у меня будет время до ее взросления, а потом она изберет себе Своего В.К. И мое время истечет. В смысле, как В.К.
     - Все так, и что же?
     - Мне страшно. Знать, как все будет и как закончится.
     - Страшно? А вот мне просто грустно, что не я растила тебя, не видела, как ты мужаешь, не любовалась тобой.
     Далт хмыкнул, на смуглых щеках проступил румянец, и он отвел глаза.
     Я шагнула ближе, протянула руку и запустила пальцы в его роскошные волосы. Эта смоляная грива, густая и слегка вьющаяся служила приманкой для рук любой женщины, но пока принадлежала только мне. Пока...
     Мой милый малыш, ты печалишься по еще непрожитому. Чисто по-мужски не думая, каково мне. Ведь я уйду в любом случае раньше тебя. Но я не одна в своих переживаниях и не напрасно в моей спальне есть потайная комната. Ведь до меня в ней жили все мои предшественницы. И так же как я грустили, плакали и переживали. А еще любили и искали лазейки в своем многовековом Служении. Я никогда не смогу тебе рассказать о том, что из потайной комнаты, через портал можно оказаться в любом месте замка, и в основном в том, куда В.К. вход воспрещен. Например, в Галерее Бесконечности. Там висят портреты всех моих предшественниц, будет висеть и мой. В церемониальной одежде, с причёской и украшениями, что передаются веками. Мы настолько похожи, что любой мужчина, попавший туда, просто не сумеет выйти, не найдет нужный поворот. Зато Видящая, нынешняя Видящая, ориентируется там прекрасно. И знает одну тайну. После каждой Видящей, кроме портрета, остается дневник ее жизни, который она пишет до последнего своего дня, но не для себя, для дочери, зная, что больше никак не сможет помочь своей девочке. А я всегда очень любила читать.
     Далт повернул голову, потерся щекой о мою руку, легко коснулся её губами:
     - Что нам делать, госпожа моя? Может стоит найти в Космосе то, через что прошли Учитель и Леди Гледис? Пусть я снова стану ребенком, но у нас впереди будет много времени?
     - О, нет! Ты подумай, сколько на тебя найдется желающих. Это сейчас ты уже можешь постоять за себя. Не говоря уж о том, что неизвестно, как это скажется на мне.
     - Так что же делать?
     - Жить. Просто жить. Иногда это и есть самое сложное, а вовсе не лишения или сражения. Наверняка мы сможем найти, в отведенное нам время, много интересного и хорошего, о чем будет приятно вспоминать, потом. Ведь с нами происходит только то, на что мы изначально согласны. Хоть и верится с трудом, но это так.
     - Это как? Я что же, хотел Школы Криспа?!
     - Ты же хотел побыстрее вырасти и охранять меня? Хотел уметь все то, что ты умеешь и знаешь сейчас?
     - Хотел, конечно. Но...
     - Милый мой, без "но"." Бойтесь своих желаний, они могут осуществиться". Помнишь эту мудрость? Ты хотел, тебе дали. А вот как именно ты получишь желаемое, об этом уговора не было.
     - Ты смеёшься надо мной?
     - Нет, малыш. Я ведь то же очень хотела твоего возвращения. Не думая о том, что ты уже вырос. Видишь, все сбылось, все, о чем мы мечтали, вот только что с ней теперь делать? С осуществившейся мечтой?
     - Жить? - неуверенно, словно пробуя на вкус это слово, спросил Далт, - жить и радоваться?
     - Давай попробуем, ведь время неумолимо и этот день скоро пройдет. И мы ничего не сможем сделать, как и с остывшим чаем и булочками в гостиной. Нашим несостоявшимся завтраком.
     - А хочешь, хочешь я разведу костер и подогрею их, на ветке? Вот прямо здесь, в этом саду?
     Я изумленно глянула на него, а потом с не меньшим удивлением, словно со стороны, услышала свой голос:
     - А знаешь, хочу!
     Это было безумство, но Далт развел костер сломав несколько сухих веток. Вот не даром я не пускала в этот уголок сада садовника! Далт знал и как снять дерн, нож у него вообще за голенищем сапога был. Зато я зажгла огонь. Это просто, стоит только по-особому взглянуть, я так умею. Все Видящие могут, на случай насилия над нами. Но сейчас это была забава.
     Далт сбегал за булочками, и мы румянили их на веточках и ели, обжигаясь. Правда, пришлось оборвать кружево с манжет моего платья. Далт вообще скинул камзол, (я на нем сидела), и засучил рукава рубашки. Как ни странно, никто из прислуги не вышел нам на помощь, хотя я видела, за нами наблюдали, но не мешали. А мы, смеющиеся и перемазанные и соком травы, и вытекающим из булочек вареньем, Далт обожал клубничное. А я - черничное, что особенно было заметно на светлом платье. От души смеялись и радовались происходящему.
     В какой-то момент я протянула руку и сняла каплю варенья с уголка рта Далта, но не слизнула, (я не ем клубнику ни в каком виде), а дала слизнуть с моего пальца ему. Далт слизнул, а потом удержав мою руку и серьезно взглянув мне в глаза, произнес:
     - Я никогда больше не буду жить без тебя. Знаю, что могу. Но не хочу и не буду. Ты просто знай это, хорошо?
     Я испытующе посмотрела в его вновь искрящиеся глаза и тихо ответила: " Хорошо". А потом, поскольку все и так было неправильно, я его поцеловала. Он откликнулся на поцелуй мгновенно, словно ждал. Я изумилась его мастерству, а потом просто отдалась ощущениям.
     Далт пришел в себя первым, слегка отстранился, тревожно заглянув мне в глаза:
     - Прости, я не должен был терять контроль над собой...
     Я, усмехнувшись, протянула руку и погладила его по щеке:
     - Если на то пошло, это мне не пристало, как Королеве, развлекаться с пажом. Видя недоумение и даже обиду на его лице, я не выдержала и рассмеялась.
     - Мой хороший, я не забеременею от поцелуя! И даже когда ты станешь Великим Координатором, я не забеременею, пока не захочу или не решу, что время пришло. Понимаешь?
     В глазах Далта полыхнула какая-то неистовая радость:
     - Но как же? - словно не веря, пробормотал он.
     - Очень просто, это Королева выбирает Великого Координатора, а я еще и Видящая. Слишком много жизней и Миров поставлено на кон. Она выбирает и время, понимаешь?
     Далт вскочил и с такой легкостью подхватил меня на руки, что я в который раз подивилась его силе. А потом он просто понес меня к Замку. Слугам, что попадались нам по дороге, как моим горничным, выбежавшим из покоев на встречу, Далт рявкал что то, на незнакомом мне языке. Они же его отлично понимали. Поймав мой недоумевающий взгляд Далт пояснил:
     - В Школе Криспа был свой язык, мне понравилась идея. Я предложил Сэму и другим, так проще.
     - Но когда же ты успел?
     - Ты сама говорила, что время течет в разных Мирах по-своему. Я этим и воспользовался.
     Далт прошел через нашу общую гостиную, пересек незримую черту и вошел в мои покои, прошел через будуар и замер у дверей спальни. Я обвила его шею руками и легонько - вопросительно поцеловала в уголок губ.
     - Ты бы рад, но дела зовут?
     Далт коротко и невесело хохотнул:
     - Что же ты со мной творишь, госпожа моя?
     Он ногой распахнул дверь спальни и, войдя опустил меня на пол. Сам шагнул чуть в сторону. И замер. Я озадаченно посмотрела на него, силясь понять, что происходит. Он напоминал мне слугу, получившего несколько распоряжений сразу и просто не знающего, что делать. Я ясно видела и замешательство, и испуг. Испуг? Естественно. Я рассердилась на себя, Видящая, называется. Естественно, ему страшно, всю свою жизнь он смотрел на меня снизу вверх. Теперь же мы, пусть и ненадолго, станем равны. Но этого он и боится, стесняется своего опыта, зная, что мне, как никому известно, как и где он его приобрел. Далт стеснялся себя. А еще он боялся потерять госпожу. Дам и партнерш в его жизни хватало, а вот госпожа была одна. Что ж, ладно. Придётся принять то, что Хок с его беззаветной влюбленностью ушел из моей жизни навсегда. А Далт, он совсем другой.
     - Что ж, мой хороший, пришел черед нового урока. Сегодня я научу тебя любви...
     Видя, как меняется лицо Далта от изумленного к обиженно гневному, я с трудом сдержала смех, прикусив щеку изнутри.
     - Не подумай, что я сомневаюсь в твоих умениях, но техника секса, какой бы совершенной она не была, отличается от любви.
     - И чем же, позвольте спросить? - вопрос был полон ехидства.
     Ага, завелся. Вон как глазища загорелись, хорошо, из ступора вышел. Ты прекрасно умеешь разжигать костер, чтобы выжить. Я же умею воспламенять сердца.
     Я прошла к маленькому камину, щелкнув пальцами, что бы разгорелся. Присела в кресло, поманила насупившегося Далта. Он подошел, сел у моих ног, боднув меня взглядом. И тут же опустил глаза.
     - Малыш, не сердись. Я сама не рада, что позволила ситуации так далеко зайти. Видишь ли, когда я говорила, что выбирает Видящая, это не метафора. Это буквально.
     Далт чуть повернул голову, прислушиваясь, но увидев выражение моего лица, резко повернулся, привстав на колено, тревожно спросил:
     - В чем дело, госпожа моя, ты чего-то боишься?
     - Только того, что может пойти не так. Ты доверяешь мне? Полностью, до утраты контроля над собой?
     - Да, разумеется, как скажешь! Но в чем опасность? В постели? Прости, если тебе это неприятно, но я там был...неоднократно.
     - Что ж. Откровенность за откровенность, ты никогда не был в постели с ведьмой. Тем более с ведьмой Видящей. Если испугаешься или начнешь сомневаться в происходящем. Мы можем погибнуть. Оба. Или кто-то один.
     Глаза Далта полыхнули, в них засияли искры.
     - Я не подведу тебя, госпожа моя. Верь мне.
     И вновь я на руках у Далта, он несет меня к постели, целует. Но внутренне он напряжен, готов к любой опасности, мой защитник, мой Страж. "Добро пожаловать, сказал паук мухе", нет я сбилась, это немного не о том.
     Далт был хорош. Совершенное тело, отточенная техника. Мои руки скользили по гладкой коже, заставляя трепетать стальные мускулы. Без одежды Далт казался более могучим, исчезала его кошачья вкрадчивость и во весь рост вставала мужественность. Он очень старался быть осторожным, осознавая свою силу, и мою хрупкость. Но стоило мне вскрикнуть или изогнуться, как его губы, его тело сбрасывало оковы разума, и мы срывались в бездну или взлетали к звездам. Я цеплялась за него изо всех сил, вел он и я просто старалась не сбить его с курса. Слишком опасным и непредсказуемым был наш полет. Наверное, мне будет непросто согласиться с идеей Вира о женитьбе Далта. А может я его и не отдам? Почувствовав на себе взгляд, я распахнула глаза и увидела, что глаза Далта изменились. Стали ярко зеленого цвета, как молодая листва. Что ж, я ведь тоже достаточно умела. Однако, пора!
     Я обняла его, прижала к себе, внутренне подстраиваясь под его дыхание.
     И выпустила свою Силу, свою Магию. Воздух вокруг нас заискрился, пошел переливами, цвета сменялись от светлого к темному и от густого к полутонам, цвета радуги, всегда знавшие свое место, сейчас вливались друг в друга, становясь полутонами, неся за собой музыку своего цвета и вливая её в другие цвета, создавали Песнь любви.
     Я видела потрясение Далта, но шок быстро сменился восторгом. Я поцеловала милого мальчика, шепнув:" А теперь самое сложное, откройся чуду, выбери свой цвет. Он не понимающе глянул на меня, но послушно пропустил перед глазами несколько протуберанцев и потянувшись к полночно синему словно вобрал его в себя, а затем цвет словно выплеснулся из него, окутав Далта, служа ему... В воздухе разлилась дивная музыка и стала стихать, постепенно стали угасать и цвета радуги. Свет заливавший действо мягко поблек. Мы лежали на кровати крепко обнимая друг друга.
     Далт первым очнулся, разжал руки и - Великие Боги, что я натворил, госпожа! На тебе остались следы от моих пальцев!
     - Это ничего, не кори себя, держи ты меня менее крепко, мы могли потерять друг друга. А теперь смотри, - я протянула руку показывая Далту на изножье кровати где лежало большое полотнище густо синего цвета с крупной серебряной спиралью посередине, вокруг которой были разбросаны звезды, складывающиеся в знакомые созвездия, стоило лишь запрокинуть голову к ночному небу, раскинувшемуся над нами.
     - Это стяг Нового Великого Координатора. Скоро он взовьется на флагштоке Замка. Твой стяг, Далт. А девиз...
     - Много звезд на небе, но лишь одна в сердце, как бы не был тернист мой путь, я пройду его, зная, что в конце ты выйдешь мне на встречу, - Далт говорил медленно, словно прислушиваясь к самому себе, но с каждым словом, им произнесенным, то же слово появлялось и на стяге, словно его выводила невидимая рука.
     - Госпожа моя, я так потрясен всем, что просто не нахожу слов. Но за такую любовь я пойду на смерть весело и распевая песни. Мужчине просто нечего больше желать.
     - Это тебе сейчас так кажется, скоро ты сам удивишься своей фантазии в желаниях. А теперь ступай и прихвати флаг. Кстати, пройдись по замку, увидишь много нового и интересного. А мне надо восстановить силы.
     - Госпожа!
     - Далт, милый, я очень тебя люблю, но сейчас не способна даже на небольшой разговор, мне надо восстановить силы.
     - Когда я учил историю. в одном из миров было странное время, там были Рыцари - воины, и их Дамы сердца. Причем эти Дамы никогда не были женами этих Рыцарей. Но рыцари им поклонялись, издалека. Шли на подвиги ради них. Мне это казалось таким бредом там, в Сером отряде, да и в Черном то же. Я только теперь понял, что и мужчина имеет право на мечту. Он может любить, не обладая, а там, внутри себя. Мне это странно, но я начинаю понимать этих Рыцарей. Сейчас начинаю понимать.
     Госпожа, я не знаю будущего, но что бы не случилось и что бы обо мне вам не наговорили, а я думаю, это неизбежно. Вам только стоит меня позвать. И все. Если я жив, я буду рядом. А если уже нет. У ваших обидчиков будут неприятные минуты перед смертью, призраки - они такие, недружелюбные.
    
    
     "В твоей жизни все люди появляются и все события происходят только потому, что ты их туда притянул. И то, что ты сделаешь с ними дальше, ты выбираешь сам."
     Ричард Бах
    
     На улице шел дождь. У меня по этому поводу было препаршивое настроение, я такой и проснулась, хотя это со мной бывает редко. Во-первых, я безусловно могла изменить погоду, но этого делать было нельзя, дождь был необходим для урожая. Об этом мне сообщил Далт, который в библиотеке разбирал каракули предыдущего управляющего вместе с нынешним. Они перебрасывались цифрами, и о чем-то возбужденно спорили. Разумеется, я если бы хотела, могла поддержать и этот разговор. Но я не хотела.
     Управляющий ушел, договорившись с Далтом о совместной поездке в деревни. Вот как только дождь стихнет. Интересное понятие времени.
     Я взяла книгу и раскрыв наугад ткнула в нее наманикюренным ноготком. А потом прочла, что же мне приготовила судьба: " ждите перемен, он идет". Это про дождь, что ли? Дальнейшее в книге меня не интересовало, но в ней была мягонькая закладка, которую я начала рвать на мелкие кусочки, делать шарики и кидать в Далта. Промазав несколько раз я всерьез встревожилась открывшимся у меня косоглазием. Тем более, что Далт и не думал уклоняться, он просто чуть отклонялся, на миллиметры.
     - Ты можешь сидеть спокойно? - не выдержала я.
     - Это бесполезно, госпожа моя, ты не попадешь. - рассеяно откликнулся он, не отвлекаясь от книги - рефлексы отточенные многолетней боевкой, бесполезно...
     - А если книгой?
     - Тем более - он наконец оторвался от гроссбуха и взглянул не меня - что-то не так?
     - Мне скучно!
     - Мы с Вилем поедем в деревни, поедешь с нами?
     - Для охраны?
     - Прости, не понял?
     - Для чего еще может ехать Королева под проливным дождем с двумя мужчинами? Только охранять их от злых крестьян!
     - Правда? - Далт старался сохранять серьезность - Тогда лучше не надо. А то нас всерьез не примут. Мы ненадолго, к вечеру буду точно.
     Едва он ушел, как в комнату скользнула моя горничная. Ага, за книгой, очень убедительно. Я смотрела, как девушка изящно двигается и вдруг, где-то на самой кромке сознания проскользнуло узнавание. Мне давно не давало покоя внешность Хельги, очень черные волосы и светло янтарные глаза с почти черной обводкой зрачка. Раз увидев такие глаза, их обладательницу уже не забудешь. Но моя память почему-то всегда уводила меня от воспоминаний, а тут...
     - Хельга, ты из какой семьи? Ты мне кого-то напоминаешь. Подожди, мою няню!
     - Узнали наконец? Да, я из семьи вашей няни, Клан Черных Волков.
     Я постаралась скрыть изумление, этой подробности о няне я не помнила.
     - Когда Замок снова ожил, мы все и пришли, бывшие ваши домочадцы. И Клан Белок, но эти в основном на кухне и в кладовых и..., в общем все рады были вернуться.
     - Клан Черных Волков? Это как Зак?
     - Нет, госпожа. Черные волки - это охрана замка и окрестностей. С господином Далтом и Вилем их отряд поехал. Внутри Замок тоже мы охраняем, и Вас, в детстве. Я не только Вас охраняю, когда вы в отъезде, я тут за экономку. А сейчас при Вас.
     - А давай ты будешь назначенной мной экономкой? Управляющего Далт выбрал, я его и не знаю.
     - Знаете, госпожа, просто не помните. Он сын конюха, тот кто господина Далта к коню пустил, помните? К Подарку?
     И я вспомнила... Далт тогда жил у меня недолго, всего пару лет, кажется. На аукционе был куплен роскошный конь, злой как бес, но хорош, до безобразия. Честно, когда покупала, думала о Далте. Но на тот момент он казался мне ребенком. В общем, однажды утром я увидела, как Далт, явно втихую, выводит коня и скачет на нем. Шок и испуг затмили мой разум. Пожалуй, первый раз я сорвалась на него именно тогда. Стоило им вернуться, как я, вызвав мальчика к себе кричала на него, не помня себя. Об опасности, какой он подверг себя. О возможных последствиях. О том, что он мог упасть, убиться. Далт даже и не думал оправдываться. Стоял молча и смотрел на меня с интересом. Это меня тогда и отрезвило.
     - Ты хоть понимаешь, как я испугалась за тебя?
     - Нет, госпожа. Это мне и в голову не могло прийти. Я думал, вы рассердились из-за лошади. Если бы я был неумелым всадником, я бы мог сбить холку коню.
     - Какая холка! Какой конь! Я не знаю, что с тобой сделаю!
     - Делайте, что хотите. Я вам не безразличен, поверить не могу. А наказание? Переживу. Тем более, за ваши слезы.
     - Далт, но это же нереально. В твоем возрасте быть таким всадником. Откуда такое мастерство?
     - Госпожа, там откуда я родом, взрослым становишься, как только сам начинаешь ходить. Чем больше умений, тем проще выжить. Я просто живучий.
     Кто пропустил его к коню, Далт не сказал. Все знали, что не конюх. Коня я подарила Далту. Он назвал его "Подарком". На мой вопрос о выборе столь странного имени ответил:
     - Это первый подарок, который я получил в своей жизни. И он от вас. Зачем другие слова?
     Вот значит, кто ему тогда поспособствовал. Что ж, должность Управляющего Замком, тем более таким Замком - это серьезно и почетно. Далт умел помнить добро. И никогда не оставался в долгу.
     - Так как? Хельга, хочешь быть экономкой, а заодно моими глазами и ушами в Замке?
     - Хочу, госпожа. Это честь большая, такая должность. А горничные, они из Белок лучше, проворные. Я Вам сама подберу. Но господин Далт велел Вас охранять.
     - Ты сама говоришь, в Замке охрана из ваших. Давай не будем сходить с ума. Кто тут мне угрожает? Да еще в обход вас?
     - Вы правы, госпожа. Никто. Да и мы все рядом. Я Вам так благодарна...
     Взглянув в окно, я с удивлением увидела яркое солнце. Дождь кончился. И я поторопилась в сад.
     Я очень люблю летний сад после дождя. Когда на всех листочках. веточках, цветах еще сохранились его капли, а в них живут радуги. А аромат какой упоительный, теплой напоенной земли, терпкий - травы и листьев и какой-то просто непередаваемо радостный, цветов. Цветы пахнут и перед дождем, но тревожно, остро. Словно понимая, что не все переживут его. Чьи-то головы, как например, пионы, не выдержат дождя, сломаются, и вот сейчас, те кто пережил словно расцветают вновь. И этот аромат и тепло. А уж как после дождя поют птицы...
     Я стояла на подсыхающей дорожке вбирая глазами открывшееся великолепие и вдыхала дивный воздух и не могла им надышаться. Вдруг, птица так самозабвенно щебетавшая в паре веточек от меня испуганно вспорхнула. Я круто обернулась и замерла. Просто не веря своим глазам. Всего в паре шагов от меня стоял Зак. Только не тот, каким я запомнила его в последнюю встречу, изможденный вынужденным выживанием с глазами, полными мглы неудач и вины. Сейчас Зак был таким, каким я помнила его, когда он уходил с моим отцом. Конечно, это был уже не тот юноша. Но и стоявший сейчас передо мной мужчина немногим отличался от него. Нынешний Зак был шире в плечах, и волосы, ранее коротко стриженные, сейчас были стянуты в хвост. Нынешнее положение ему это позволяло. Я неожиданно и очень четко поняла, что рада ему и что меня очень тяготил наш последний разговор. Так и тянуло вспомнить: "Ты на меня обиделась? - Нет. - Сильно? - Очень!" Но и я не была к нему справедлива, обвинив в предательстве. Тем большим подарком для меня был его приход.
     - Я вернулся, Эсси. Я обещал, и я вернулся. Благодаря тебе и вопреки всему. Мой Род возрождён, и мы снова можем служить твоему Дому. Если ты, конечно, простишь меня и захочешь принять нашу службу.
     - Прощу? За что?
     - За Хока. Мутанты всегда были изгоями. Но на тот момент мне просто некого было тебе предложить.
     - Не говори так о нем! Он погиб, защищая меня! Такой молодой...
     - Вот за это и прости... Подготовка подкачала. Телохранитель может погибнуть после гибели господина. А не до. Он сработал щитом. В этом мало чести. Но если ты примешь меня, если снова доверишься, я не подведу, обещаю.
     Я понимала, то что происходит, оно неправильно или как-то не так. Но Зак слишком долго знал меня, а я столько лет доверяла ему. И потом, мне было очень важно иметь в близком окружении того, кто знал меня раньше, что бы я могла посмотреть на происходившее со мной его глазами. И оценить результат.
     - Мне не надо снова доверять тебе, я и не переставала.
     - Спасибо, госпожа. Это честь для моего Клана, а мне ты возвращаешь смысл жизни.
     - И все же я не понимаю, ты столько лет мечтал возродить Свой Род и вдруг опять ко мне в телохранители?
     - Так именно поэтому! Все что я был должен, сделано. Но грош мне цена, как правителю, если, отдав распоряжения, я должен еще контролировать их исполнение! Для этого есть и управляющий и штат. Кстати, мой управляющий гораздо менее лоялен, чем я. А должность Твоего телохранителя, это почет всему Роду. Так что все соблюдено, моя госпожа.
     - Хорошо. Но не смей, слышишь, никогда больше не смей повышать на меня голос, как тогда, в Школе Сэма.
     - Я и не могу, - качнул головой Зак.
     - Ты не не можешь, а не смеешь! - самым вредным голосом из арсенала маленькой Принцессы Эсси проговорила я, и только что ногой не топнула.
     - Я больше никогда не посмею, госпожа, - покорно склонил голову Зак , покусывая губы, что бы скрыть улыбку.
   Так мы и помирились. Именно помирились, а не просто Королева простила своего телохранителя. Будучи Королевой, для блага провинившегося, прощая я просто забывала о его существовании. Это был своего рода мой дар ему, как бы странно это не звучало. Но будучи Королевой я все же оставалась больше женщиной, чем политиком. Капризной и непредсказуемой. А жизнь штука хрупкая и недолгая, особенно у телохранителей, тем более бывших. Теперь же Зак останется при мне. А я уже задавала следующий вопрос:
    - А как ты узнал?
     - Хельга дала знать, она говорила Далту, что ты не примешь охранника - женщину. Ты слишком для этого сама - женщина. Солдафонка рядом тебе не нужна, а красивая девушка или соперница, или воспитанница. Но это точно, не то. Он попытался. Молодой еще.
     - А что значит Клан Белок, горничные. Они действительно белки?
     Зак рассмеялся: " Нет, конечно, это так говорится, про лесных. Их деревни находятся в лесу, они не крестьяне, в твоем понимании, их лес кормит, а они его охраняют, восстанавливают. У них поверье, что предки были у кого белки, у кого куницы, олени и т. д. Понимаешь?
     - А Волки, Черные?
     - Это уже истинные оборотни, в смысле, могут в зверя перекинуться, если опасность и сражаться удобнее. Но Черные, домашние. Они за пределы нашего мира не выходят.
     - А как же моя няня? Хельга сказала.
     - Она мутантом была, щитом. Но именно поэтому могла быть спутницей и ходить по Мирам. Погибла, как Хок.
     - Я долго не могла вспомнить. А ведь, наверное, надо было помочь.
     - Далт помог. Он нашел и Хельгу и многих, когда Замок воскрес. Ты не забывай, Далт же здесь вырос, его считают своим. А чьими руками возвращается добро, сделанное нами, не это важно. Главное, оно всегда возвращается. Правда, как и зло.
     И, знаешь, он мне нравится, твой Далт. Единственное, не сорвался бы он от ответственности. Его знаниями, умениями нашпиговали, как кусок мяса чесноком, перед тем, как запечь. А ведь уметь не значит пользоваться. Ему бы передохнуть. Обрести вкус к власти. Толковый воин должен уметь не только подчиняться, а и отдавать приказы. Он же, пока все делает для тебя, пора ему становиться Великим Координатором для себя. Иначе перегорит и все будет напрасно. Пусть друзей соберет, вон Замок какой большой. Запечатай переходы и поедем к Сэму. Твою клятву никто не отменял, у него как раз набор новый, мальчишек посмотреть надо.
     - А как же я без Стража?
     - Пусть передохнет от обязанностей. Он же, по большому счету, еще мальчишка. Отпусти его, Эсси. Ненадолго. Он же никуда от тебя не денется, сама знаешь.
     - Скажи уж прямо, тебе хочется, что бы ты был единственным, кто может быть рядом со мной. Хоть какое-то время?
     - Так это и так ясно, зачем обсуждать очевидное? Только прошу, в начале дай мне переговорить с Далтом. И вообще, я должен представиться ему.
     Уж и не знаю, о чем Зак говорил с вернувшимся Далтом, но мой Страж на редкость спокойно отреагировал на мой отъезд в Школу Сэма в сопровождении новоявленного телохранителя. А по тому шуму, с каким Хельга собирала слуг, я поняла, что идея Зака о сборе друзей Далту очень понравилась. Особенно та её часть, где говорилось о моем отсутствии. Что ж Заку виднее, он сам был мальчишкой и чем-то они с Далтом были схожи.
     И вот я снова стою в кабинете отца у зеркала - перехода и готовлюсь к открытию новой главы своей жизни. Но теперь у меня за плечом снова стоит Зак и от этого мне как-то спокойно и надежно.
    
    
     Далт.
    
     После ночи с Госпожой я все чаще стал смотреть на себя в большое зеркало в кабинете Великого Координатора, в то, что служило одновременно и порталом. Нет, я не любовался своей смазливой физиономией (она нравилась Госпоже и мне этого было довольно). Я смотрел совсем по другой причине, пытался понять, что за ней.
     До той ночи я считал себя вполне опытным и готовым ко всему, что предстоит. Но тогда произошло невозможное, непостижимое, на моих глазах из ничего, из света, цвета, звука, из невыразимой нежности моей Госпожи и моей покоряющей силы соткался стяг будущего Великого Координатора. Мой стяг.
     И я испугался. А что, если Она приняла желаемое за действительное? Что если я все же просто служка из харчевни? Да, натаскали меня знатно. Но там, внутри, я действительно готов быть В.К., а не казаться им? Ведь ложь несоответствия всегда вылезет. И Её будет стыдно за свою ошибку. За меня.
     Я понимал, что своим тогдашним решением спасти меня любой ценой, госпожа переписала не только мою судьбу, но и свою. И еще зацепила многих, так или иначе. Я не мог, не имел права её подвести и страх стал съедать меня изнутри. Внешняя бравада и легкая хамоватость в общении давались мне легко. Но вот серьезно спросить её: " А что, если..." Я не мог решиться. Потому что не знал, какого ответа боялся больше.
     В какой-то момент я загнал себя этим страхом настолько, что не мог спать и был вынужден вместо горничной привести к госпоже Хельгу.
     Я знал её давно. В Школе у Криспа были и женские классы, целое крыло. Няни, горничные, камеристки и т.п. Уклады Великих Домов далеко не всегда приветствовали пажей и охрану мужского пола. Близкую, я имею в виду.
     Хельга была оборотницей, это делало её и более ценной, и более уязвимой. Перекидываться на территории Школы, если это было не на занятиях, строго воспрещалось. А в человеческом обличии, ей, тогда совсем еще девчонке, было сложно себя контролировать. Драки на территории Школы были то же запрещены, поэтому случались часто. В начале обучения я кидался в любую, потом связывался только со старшими, а потом никто не хотел связываться со мной. Младших я не трогал никогда. До того случая.
     Маленькая черная волчишка, растрепанная девочка с прилипшей ко лбу челкой и отчаянными, загнанными глазами. Это был привет из той, другой жизни. Тогда я не просто вмешался, а расшвырял нападавших на нее, рыча не хуже волка. Что бы даже мысли подойти к ней с плохим не у кого не возникло. Уже потом, когда я умылся сам и помогал ей остановить кровь из точеного носика, мы разговорились. А стоило прозвучать имени Леди Гледис, как я просто почувствовал родственную душу. Оказалось, это она пристроила сюда Хель, хотела потом её в охрану своей дочке, но Селина боялась собак, панически. В общем, не срослось. И, ставшую ненужной, Хельгу Крисп перевел из Черного отряда в Серый. Где она и стала бы законной добычей Серых, не вмешайся я. Вражда отрядов была нешуточной.
     Кстати, именно Хельга первой стала меня называть "господин Далт". Услышав впервые это обращение я в начале опешил, а потом заржал.
     - Да какой я "господин", что ты, в самом деле...
     - Тебя госпожа Эстер воспитывала, как господина, вот и соответствуй! Упроститься до слуги всегда успеешь, для этого ума не надо.
     Я почувствовал, как запылали щеки, отвел взгляд.
     - Да нужен я ей, после всего... - промолчать не смог.
     - Не суди по себе, ты же почти в слугу превратился, а она поступит, как Госпожа.
     - Черт! Хельга, психолог доморощенный! Не нарывайся, по-хорошему прошу!
     - А то что? С тобой мне не страшно перекидываться, перекинусь и покусаю, мало не покажется!
     - Да здравствует женская логика!
     Потом стараниями госпожи в Школе появился Трой, вредная ящерица. А по сути - Боевой Дракон. Их народ мало изучен. Они не охотно к себе пускают. Мы учили, что есть Кланы: Мудрецов, Ученых, Магов, Воинов. Трой был из Клана Убийц.
     Госпожу в выборе воспитанников всегда тянуло к малоизученному.
     В ту, незабываемую ночь, когда я исполнил хрустальную мечту всей своей реальной жизни (то что я снова вместе с Госпожой, я по-прежнему воспринимаю, как чудо), я говорю о мечте набить морду Криспу. Когда я это осуществил, то решил, что раз Судьба так по-доброму настроена, можно и понаглеть.
     Тогда я забрал у него не только свой диплом, но и обещание препровождать в Замок, после окончания обучения, а дальше список своих друзей, а он и тогда был не маленьким.
     Я действовал от имени своей Госпожи, решив, что ей, убивающейся в тот момент по Хоку, явно не до проблем подбора персонала в Замок. Криспу же и в голову не пришло, что это моя самодеятельность. Он, тогда смотрящий на меня одним злобным глазом, (второй не открывался моими стараниями), был согласен на все и всех. Честно, скажи он мне тогда что поперек, я бы его убил. Уж больно хотелось. Наверное, он это почувствовал, и промолчал.
     В общем, по мере окончания Школы, из Серого отряда, в Замок стали пребывать мои друзья. Так что скоро в Замке не осталось незнакомых мне лиц. Расплачивался я с Криспом честно, благо Госпожа постоянно дарила мне какие-то цацки, с мощными каменюками или цепи, на которые проще было посадить медведя, чем носить их. И никогда не спрашивала, как я использую её подарки. Я не носил никаких украшений принципиально, считая, что то, что я не обрезаю волосы, а ношу патлы до плеч, уже достаточный прогиб с моей стороны. Длинные волосы в бою - подарок противнику. Но госпоже нравилось, и я носил.
     Вот так Хельга начала меня страховать. Стало полегче. Но когда пришло время изучать бухгалтерию Замка, я снова "поплыл". Нет, считать я, естественно, умел, памятуя где начинал карьеру. Поэтому нынешний Управляющий быстро стал бывшим. Но, честно, было трудно.
     И тут Хель снова пришла мне на помощь. Предложила прогуляться в одиночестве по окрестностям Замка и поискать выход, вот так, буквально. Понимая, что мимо взрослой волчицы с выучкой Серого отряда пройти будет затруднительно даже мне я пошел гулять по окрестностям, как и было предложено.
     Вскоре ноги сами принесли меня к старой конюшне, где я первый раз увидел Того коня.
     ...В то время я только начинал привыкать к Госпоже и новому укладу своей жизни. Но эта спокойная, размеренная жизнь, какой так не хватало в раннем детстве, неожиданно обернулась для меня, подросшего, золотой клеткой. Хотя внешне я, стараниями госпожи, ничем уже не отличался от ухоженно - лощеного пажа, внутренне я никогда им не был, да и не стремился быть. Я был сам по себе и если в начале жизни это было от отчаяния ненужности, то по мере того, как я рос, стремление к внутренней свободе из неизбежности стало превращаться в потребность.
     - Эй, ты, господин паж! Чего сюда забрел? Тут кони! Карету для неженок к крыльцу подали.
     Этот окрик дворового мальчишки больно задел меня, и хотя я старался казаться пажом. То, что меня так назвали, меня обидело.
     - Я не паж, - бросил я мальчишке сквозь зубы.
     - Ага, а я не сын конюха. Видал, какой конь? Чистый зверь, никому не дается, совсем дикий.
     - Если ты, сын конюха, а с конем договориться не можешь, то ты или трус, или дурак.
     Естественно, после этого моего заявления мы немного покатались по траве и грязи. Силы были примерно равные. Тогда мы с рыжим Вилем, так звали моего нового приятеля, и заключили пари. Если он сопрет у отца ключ от стоила Того коня, а я на нем проеду, значит я не паж, а он не трус. Как-то так.
     Ключ Виль достал, а я вывел коня и поскакал, для меня это действительно не представляло большой сложности, я с малолетства был всадником. Да и конь не был злым, скорее напуганным переменами, как и я.
     Что потом было... Госпожа бушевала, кричала на меня. Я особо не вслушивался и так понятно, не прав. Скорее было интересно, чем влетит и как. По побелевшему от страха лицу Виля, которого я мельком видел, когда вернулся, я понимал, что попал крупно. Единственное, что меня удивило в криках госпожи, это то что она боялась не за дорогущего коня, а за меня. Подойдя вплотную присела передо мной и спросила:
     - Неужели тебе не было страшно? - а глаза горели восхищением.
     Я смешался, силясь понять, что вообще происходит:
     - А кого мне бояться? Коня?! Так я умею с лошадьми обращается.
     А она продолжала то убеждать меня, что так нельзя, то, как девчонка, восхищаться. Мне было и смешно и лестно и как-то тепло, наверное. Впервые за мою жизнь на меня кричали, потому что боялись за меня. Губы сами расползались в улыбку. Пожалуй, я начал доверять ей именно тогда. Стал оттаивать потихоньку. Понимая, что, если за меня так, всерьез беспокоятся, я больше не один на свете. Кстати, мне тогда не влетело. Хотя будь я на месте госпожи - шкуру бы за такое своеволие спустил на раз! И, конечно, я не сказал, кто достал ключ.
     - Хорош был конь, я такого второго не встречал.
     От звука незнакомого голоса я вздрогнул, прошлое исчезло. А в настоящем передо мной стоял молодой парень и белозубо ухмыльнувшись, отбросил с глаз рыжую челку.
     - Виль?
     - Он самый. Доброго дня, господин Далт!
     - И ты туда же, " господин", еще "пажом" назови...
     - Неет, насчет "пажа" у нас уговор был, все тогда и решилось. А вот насчет "господина" так это Хельга сказала, кто обратится без " господина" того она покусает. Так что терпи.
     Хельга? Так может это и есть то, что я должен был найти? Выход. И он не в том, чтобы взвалить на себя еще что то, а в доверии к старому другу? Ведь мы с Вилем действительно дружили в детстве.
     - Виль, слушай, а ты считать умеешь?
     - Что и у кого?
     - Я управляющего выпер.
     - Старого Хоря? Правильно! Давно пора.
     - Может и так, только плыву я в счетах. Вижу, что-то накручено, а что, не пойму.
     - Умею. Умею я считать, господин Далт, и что накручено, знаю. Я же у него в помощниках был.
     - Ты обворовывал мою Госпожу?!
     - Нет! Ты что? Думай, что городишь, в смысле, что городите, господин Далт. Старый Хорь правил при Леди Гледис.
     - Пойдешь ко мне Управляющим?
     - Пойду конечно, с радостью. Это же почет какой. А я и так у тебя в долгу за тот ключ, помнишь? Ведь скажи ты тогда, что это я своровал. Может и не говорил бы я с тобой сейчас, господин Далт. У папаши моего характер тот еще был. Так что считай, я тебе жизнью обязан, и ею тебе и присягну.
     Так я благодаря прогулке не только нашел выход из ситуации, а и обрел Управляющего и старого друга Виля в одном лице.
     А еще спустя несколько дней, когда в Замке появился Зак и уговорил мою госпожу поехать к Сэму и оставить мне Замок на знакомство и разграбление, я вообще не знал, что и думать. С таким охранником, как Зак, я мог не просто не боятся за госпожу, я мог какое-то время вообще не думать о ее безопасности. В некотором роде мне самому было до него далеко.
     Проводив их, я отправился искать Хельгу, чтобы поздравить с неожиданным повышением. К сожалению, не смотря на все умения Черных Волков Портал за пределы этого Мира их не выпускал. А просто сидеть и ждать госпожу, этак и свихнуться можно, по себе знаю.
     В Замке, экономкой, она была мне более чем кстати.
     Обучение окончил Трой. Мой самый близкий друг. Я собирался это отпраздновать, отпросившись у госпожи, в деревенском трактире. Теперь же празднование будет в Замке и его будет принимать почти В.К. А моя экономка и мой управляющий все устроят. Голова немного кружилась, но внутри уже не было ни страха, ни неуверенности в себе. Я может еще и не знал твердо, что все смогу, но уже это чувствовал.
     Обсудив почти все и отвоевав себе право вносить коррективы по ходу событий, я задержал торопящуюся по делам Хельгу.
     - Хель, спасибо. За Виля, за все, я твой должник!
     Губы девушки дрогнули и обнажили острейшие зубы оборотницы в присущей только ей улыбке.
     - О чем вы, господин Далт?
     - Как о чем...
     - Ох, Далт, да не сомневайся ты, мы все сделаем, как надо! А что касается долга, так не ты мой должник, это я расплатилась с тобой.
     - За что?!
     - А ты так и не понял? Ведь не вступись ты в Школе Криспа за маленькую волчишку, меня бы убили тогда. Так что спасибо тебе и за меня нынешнюю и за мою жизнь!
     Хель привстала на цыпочки и коснувшись моих губ губами со смехом убежала.
     А я посмотрел на скалящего зубы Виля, на ухмыляющихся ребят из отряда охраны Черных Волков. И у меня зародилась кощунственная мысль о том, что конечно я буду скучать по Госпоже, но то что Зак увез её именно сейчас было на редкость своевременным действом.
     Празднование приезда Троя удалось, что и говорить. Нет, Замок устоял, видимо приученный Старым В.К., надо будет узнать поподробней. Но пару или тройку дней стены тряслись. По большому счету я отмечал и свою свободу, и приезд уже всех ребят из Серого отряда, на кого оставлял заявки. Скоро, очень скоро нам предстоит доказать на деле, стоим ли мы затрат госпожи. Почему-то я не сомневался, что Старый В.К. еще объявится на её пути и моем, заодно. Но еще более я бы хотел повстречать того, кто изначально придумал эту дикую модель - правила жизни для Королевы, Хранительницы переходов и В.К.
     Это как же надо было ненавидеть потомков что бы удумать такое: живет девочка, растет, потом выбирает себе мужчину для продолжения рода и он, в оплату становится Великим Координатором, именно в оплату, ведь с того времени, как они зачат ребенка начнется обратный отсчет её жизни. А когда малышка появится на свет, В.К. будет охранять дочку до её выбора В.К., а после должен, так сказать, оставить место службы. Типа - свободен.
     Что там себе придумал Старый В.К. я так и не сумел понять. Хотя, как воин, он был и умел и удачлив. В Школе Крисп разбирал с нами военные походы в том числе на его примерах. Но он не должен был её оставлять! Что-то пошло не так, брак с Юлианом еще одна непонятка для меня. А еще я знаю точно, что Леди Гледис ищет отца. Так что чудные открытия ждут нас впереди.
     Почувствовав шевеление сбоку, я скосил глаза, нет, Хель еще спала. Трогательно посапывая, уткнувшись в подушку своим точеным носиком и разметав по постели косы, в которые вплела эти красненькие душистые цветы, опять забыл, как она их называет. Оборотень есть оборотень, и плевать ей на то, что мой Юргис, слуга, что ходил за мной еще с тех пор как я жил здесь пажом, будет вытрушивать простыни ворча, что, если мне так близок сеновал вот и шел бы я туда, а не тащил сено в дом.
     Я скользнул взглядом по открывшейся мне картине, изящному, но вместе с тем хорошо тренированному, крепкому телу. Я любил именно такой секс, схватку равных. Когда можно полностью отдаться ощущениям, не боясь покалечить партнершу. Когда под тобой пышет жаром и изгибается тело, желая и беря не меньше, чем ты готов отдать и давая то, что нужно тебе именно в этот момент. В сексе воспитанницы Школы Криспа были вне конкуренции.
     Я вспомнил, как испугался, когда понял, что ночь мы проведем с госпожой вместе. Как был благодарен своему опыту и проклинал его одновременно, боясь оттолкнуть им госпожу. Ведь она понимала, где я его приобрел. Помнил, как не смел поднять на нее глаз и только впитывал кожей её прикосновения, когда она, коснувшись моего виска пальцами, легко, словно перышком, стерла каплю пота, что бежала по нему от напряжения. Помню её тихий вздох и смех и похвалу...И свой восторг, что я ей нравлюсь и в этом. И свой ужас, когда несмотря на все мои старания и осторожность я оставил следы от своих пальцев на её руках. Когда на нежной коже они превратились в синяки. И как снова смог дышать только поняв, что Госпожа не сердится. И как клялся себе, что в следующий раз буду осторожней! Вот только нужен ли я ей буду, захочет ли она ещё...
     - Ты опять думаешь о ней?
     Хельга с недовольной мордашкой потянула меня за волосы, поворачивая мою голову к себе и подставляя припухшие за ночь губы для нового поцелуя.
     - Я всегда о ней думаю. Это нормально. Лучше скажи, как у вас в расписании назывался этот предмет? - я демонстративно похлопал рукой по разворошенной постели, - ты явно была отличницей!
     - Не смейся, у нас и учебник был! Хотя могу вернуть тебе комплимент...
     - Да не надо, оставь себе...
     Потом Хельга лежала у меня на груди, а я задумчиво перебирал ее густые черные волосы, обычно убранные в косы, а сейчас распущенные и спутанные.
     - Как они надоели, и жарко...
     - А почему не обрежешь? Ты ведь боец не хуже меня, они же мешают?
     - Неа, волосы - тоже оружие. Знаешь, какая удавка роскошная? Да и много еще что, нас учили. А потом есть такая легенда, очень древняя, там говорится, что во время пришедшей беды женщины сплели из своих волос канаты и тем спасли и свой город, и своих мужчин. Плохо помню, но это точно было! Так что мне волосы отрезать, это тебе как нож из-за голенища потерять.
     - Вот и госпожа косы носит.
     - Ты и в нашей постели о ней говорить будешь?
     - Хель! Постель не наша, а моя. А по госпоже я уже скучаю. Повозились и довольно.
     - То есть " нас" нет?
     - И никогда не было.
     - Странно, а я не заметила на тебе ошейника с именем хозяйки.
     - Хочешь скандала? Бесполезно, поверь. Потому что дело не в ней, а во мне. Я столько лет жил без нее и выжил только потому, что она была в моей жизни. И я всеми силами старался, что бы она появилась в ней вновь.
     - Но Далт, были же и другие, даже в Школе, я помню, как девчонки и дрались за тебя и убивались...
     - Хель, не люблю я эти разговоры в постели, но тебе отвечу. Что б, как говорится, не было недопонимания. Говорят, у каждого свой Бог, тут не знаю, не скажу. А вот что я действительно вижу, это то, что у каждого Любовь своя, как чувствует только он или она, понимаешь? Так вот, все другие, они хорошие, но они не для меня. А вот она - да.
     Ты попробуй понять, я, когда мелким был, жил как в пещере, серое все и холодно. День прожил, выжил и молодец. Это нормально было. До нее. А она меня вывела из этой пещеры, я на свободе оказался, трава зеленая, цветы вокруг, красотища! А над головой не камни серые, а небо, голубое, бездонное, не наглядеться! И это все мне, от нее.
     - Но потом ты вырос!
     - Ага, но, когда мы снова встретились, я понял, что для меня ничего не изменилось. Если она рядом, я и взлететь могу. Вот в это самое голубое небо!
     - И что?
     - На мое счастье, я Стражем оказался, не знаю, в крови это или как. Но это то, что у меня внутри. Моя суть.
     - И ты не хочешь другого? Чего-то для себя? Только для себя?
     - Может, в другой жизни, не знаю. Здесь и сейчас нет, не хочу.
     - А если бы она тебя отпустила? Ты бы женился на мне?
     Я повернулся к Хель, кончиками пальцев осторожно стер с её щек злые слезинки и серьезно глядя ей в глаза ответил:
     - Если так случится и госпожа меня, как ты говоришь, отпустит, я пойду в наемники и ввяжусь в самый глупый бой, заранее обреченный, понимаешь?
     - Почему? - всхлипнула Хель.
     - Что бы она не винила себя в моей смерти.
     - Ты так её любишь? Но ведь там, где она сейчас, много мужчин.
     - Хельга, да пойми ты, наконец! Она моя Госпожа. Я её Страж. И то, как мы проводим время друг без друга, это наше дело! А вот если с ней что не так, тут уж я вмешаюсь.
     - Как узнаешь? - она с интересом взглянула на меня.
     - Почувствую. Я её всегда чувствую.
     - Интересно, а что чувствует она? Вообще, что чувствует женщина, которую так любят? - завистливо протянула Хельга.
     - Желание сбежать и побыть с теми, кто попроще, - грустно ответил я.
     - Почему? С чего ты так решил? - Хель даже привстала на локте.
     - С того, как она ухватилась за предложение Зака.
     - А к нему ты не ревнуешь?
     - Вот ты опять. Пойми, наконец - она моя Госпожа, а дураков у нее на службе замечено не было. И я не хочу, чтобы отсчет начался с меня, понимаешь? Ревновать Королеву?! Это ж совсем ума не иметь.
     - И что, всем этим мужикам она по барабану? - недоверчиво спросила Хель.
     - Да нет, это вряд ли. Скорее совсем наоборот. Но это их проблемы. Понимаешь? Она - Королева. Для обычной, повседневной жизни есть все совсем другое, те же семьи, или возрождение Рода, как у Зака. А мне повезло, нет нужды жить на два сердца. У меня оно одно, и оно принадлежит её. Но самое важное для меня, мое сердце ей нужно.
     - То есть в ней ты не уверен, в её любви?
     - Нет, конечно. Как можно быть уверенным в чувствах другого человека? Вот ты лежишь со мной, на сегодня я - твой приз. Но смотрела за столом ты на Тера, парня из Черных волков. Так что уверенным можно быть только в себе. А не грузить другого своими желаниями. Так что ты не хочешь быть со мной, а хочешь от меня: дом, детей, семьи. А я хочу безопасности моей Госпожи и, если для этого надо будет ночевать у нее под дверью, я буду ночевать. Видишь, какие у нас несхожие желания на будущее?
     - А если я за эти ночи забеременела от тебя? - она неожиданно зло сверкнула глазами.
     - Считая меня пьяным придурком? Что-то любовь зашкаливает, не считаешь? Однако если это случилось в Ордене Стражей прекрасные учителя, я лично знаком с их Главой, так что не волнуйся, пристроим.
     - Она... - начала было Хель, но мое терпение уже исчерпало себя и я жестко произнес:
     - Хель, для тебя она не " она", а Королева или Её величество. Еще раз " случайно" оговоришься и крупно пожалеешь. Я понятно выражаюсь? Все буквы в словах были четко слышны? Могу повторить, для верности.
     - Не стоит. Но я пожалуюсь на тебя Её величеству, Королеве.
     - Главное, в процессе, язык себе не прикуси, чтобы собственным ядом не отравиться. Ты видела мою спину? Много уже сошло, но еще не все. Так вот, от ее руки или по ее приказу у меня нет ни одного рубца. Она единственная, кто берег меня и от такой боли то же. В отличии от тебя, моя несостоявшаяся любовь. Ведь ты именно такого наказания желаешь для меня, решив пожаловаться Ей?
     Так, "грабли устали" - сказала бы госпожа. Я заставил себя успокоится и уже мирно проговорил, глядя на набычившуюся, кусающую губы Хель.
     - Послушай меня, пожалуйста, ты славная, милая девушка и хороший друг. Давай на этом и остановимся. Угрозы, шантаж несуществующим ребенком, поверь, это все не ново. Так что не стоит. У тебя должность новая, дел невпроворот. А я добыча не твоего уровня, не обижайся. В бою против меня ты возможно и смогла бы продержаться, недолго, правда. А вот в подковерных играх тебе против меня не выстоять.
     А что касается " сказать Госпоже", говори. Поверь, не ты первая, кому пришла эта простая по своей гениальности мысль. Но потом я сверну тебе шею. Подчеркиваю, потом, за то, что ты побеспокоила ее этой чушью. Смотри сама, выбор всегда за хорошенькой женщиной.
     Хель еще подулась, а потом не выдержала:
     - Но друзьями мы останемся или я все испортила?
     - Хель, секс был великолепен, захочешь - повторим. Но не вмешивай сюда Любовь. Это предмет, которому надо учиться, а учебников по нему нет. И никогда не было. Тебе просто не повезло со мной. Я знаю, что это такое. У меня была Учительница. И индивидуальные занятия. Хотя экзамены я сдаю до сих пор.
     -Ни пуха, ни пера! - коброй прошипела Хель, выскакивая из комнаты и что есть силы хлопая дверью.
     Из гардеробной выглянул заспанный Трой.
     - Вот умеешь ты с девушками обращаться, она так старалась...
     - Нет, ты слышал, госпоже она пожалуется!
     - Даа, хотел бы я при этом присутствовать. Слушай, а это правда, то что Королева тебя не того? Или ты для пущего эффекта это сказал? Моя названная мамаша не стеснялась, лупила всем, что под руку попадется.
     - Это метод Леди Гледис, называется " бей своих, что б чужие боялись!". Я - в курсе. А что за нездоровый интерес к моим с госпожой отношениям?
     - Ну, вообще то я поступаю на службу в Дом Великого Координатора, а пока ты не В.К., я буду подчиняться Королеве, вот и хочу знать, чего ждать.
     - Так вот, старая ты ящерица...
     - Мудрая...
     - Мудрая, но не умная ящерица, отвечу тебе, хоть и не обязан. Меня, тогдашнего, битьем было не удивить, ни испугать, грань какую-то я тогда переступил. Это взрослые видят в детях живых кукол, а ведь они люди, просто маленького роста. Но этот недостаток с годами проходит. А вот то, что внутри. На тот момент я уже был негодяем, озлобленным, ни во что не верящим маленьким негодяем с явно большим будущим. Да и боль умел отключать. Госпожа по-другому повернула, я от нее не удара боялся, а что ей будет до меня прикоснуться противно, после моих выходок. Этого я боялся, понимаешь разницу?
     А вот ты, если её огорчишь, будешь иметь дело со мной, а мечтать, что с ней. Но мечта не осуществиться. Я на все ответил?
     - Да, великий, пока не Координатор. Я понял. Что сегодня делаем?
     - Сегодня идем в деревню, там мы еще не отмечали, а Замку надо передохнуть.
    
    
     "Всегда можно начать с начала. Не потому ли столько людей ходит по кругу?"
     А. Сток
    
     В который раз удивляюсь себе, что это сила привычки или что-то другое? Право, не знаю. Казалось бы, сколько времени разделяет нас с Заком от последней прогулки вместе, до нынешней. И что же? Он подстроился под мой шаг мгновенно и я, иду чуть приподняв голову, что бы он отчетливо слышал каждое мое слово, сказанное в пол голоса. Я так привыкла говорить с ним, негромко, доверительно, зная, что ему очень важна эта доверительность. Привычка к доверию? Необъяснимое словосочетание. Оно ушло из моей жизни вместе с Заком. А теперь вернулось? И опять нет ответа.
     Я начала лукавить с собой едва ступив на дорожку, ведущую к моему " сказочному" домику уютно расположившемуся на территории школы Сэма. Почему-то я боялась очутиться там вновь, после последних событий, после Хока...
     Но боялась я зря. Домик ждал, а вот воспоминания в нем не задержались. Видно те, кто следил за ним и ухаживал за садом стерли весь негатив своей неуемной энергией.
     Что можно было сказать о чистоте внутри, если снаружи трава была не просто подстрижена, а скорее побрита. У камина, внизу, лежали дрова, а в кувшине на столе стояли свежие цветы. Не садовые, лесные.
     Кивнув Заку, я шагнула к лестнице, ведущей наверх, однако он мягко обогнул меня и поднялся первым. Я не стала возмущаться, а ласкающим движением проводя рукой по перилам лестницы с улыбкой поднялась по чуть поскрипывающим ступенькам и медленно вошла в комнату. Я знала, что увижу, Зак стоя на колене, растапливает мой камин.
     Дежа вю: Далт, Хок, теперь Зак... Этот домик на меня вообще как-то странно влияет я словно забываю, кто я. Хочется быть просто женщиной, любимой и оберегаемой. Заняться чем-то уютным и безопасным, собрать яблоки и, например, испечь пирог. А что? Я умею. И мой домик будет упоительно пахнуть свежей выпечкой и еще на стол хорошо бы поставить запотевший от холода кувшин с молоком. И что бы на столе скатерть была вышитая. Угу, и не думать о том, что такими темпами шнуровка на платье если и сойдется, то не на талии, а там, где она была...
     Так что может быть, но не теперь. Сейчас на моей голове корона Видящей, а на плечах ответственность за жизнь моих телохранителей и не только.
     - Я вниз, там провизия есть?
     - Есть конечно, нас же ждали. В шкафчике посмотри. Не посудном!
     Зак закатил глаза, и вышел. Я рассмеялась. Наверно действительно я выгляжу наивно, пытаясь объяснить оборотню где лежит мясо.
     Я обошла кровать и села напротив зеркала - портала. Сейчас это было просто зеркало и я, машинально поглядывая в него вынимала заколки удерживающие мою прическу. Наконец коса освободилась и скользнув по плечу кошкой устроилась на коленях. Было настолько спокойно и тихо, что я полностью расслабилась, вслушиваясь в звуки дома, вот потрескивают поленья в камине, на стенах вечным танцем покачиваются тени от свеч. Здесь, конечно есть и лампы - шары. Но это для больших сборищ, внизу. У себя в комнате я люблю свечи. Если дойдут руки, надо будет сделать ароматные свечи. Ведь лес совсем рядом.
     Звук вызова, мягкий, мелодичный так пришелся " под настроение", что я сразу включила экран.
     - Доброго времени суток, королева Эстер!
     - Габи? Добрый вечер! Что-то случилось? - странно, она не показывается на экране, а голос взволнованный.
     - Пока нет, Королева. Я хочу предупредить, от твоих решений зависят судьбы многих, не жалей никого просто так. Ребенок - это зерно с заключенной в нем программой. Прошу, помни об этом! Не создавай себе неразрешимых проблем.
     Странно, о чем это она? Я не поняла, а она неожиданно отключилась. Хотя нет, мелодичный вызов прозвучал снова, я торопливо включила экран и замерла, увидев вместо Габриэллы незнакомца.
     Конечно, портал - проход я не активировала. Мы просто видели друг друга. Я потянулась разбить и эту связь, когда незнакомец улыбнулся и мягко сказал:
     - Доброго времени суток тебе, Снежная Фея...
     Я так и замерла с протянутой рукой, потом медленно опустила её на колено. "Снежная Фея". Так звал меня только один нечеловек, сын Юля, Тэодор. Наша свадьба пришлась на зиму, и я в подвенечном платье цветов моего будущего Дома и супруга, льдисто голубом и белом до голубизны напомнила мальчику эту героиню их сказки, эльфийский аналог земной Снегурочки, вот только Деда Мороза у них нет. У Юля в роду были эльфы, но где-то в древности. А из всех детей чуть заостренные ушки были только у Тэо. Однако он был темноволосый и темноглазый.
     Мужчина в зеркале был эльф, но какой-то неправильный. Точеные черты смуглого лица, волосы цвета платины, а глаза темные, но не черные или карие, а густо фиолетовые. Лицо безусловно, красивое. Но красота " нечеловеческая" в полном понимании этого слова. Лицо хищника, смертельно опасного и коварного. Крепкая рука сжимала меч, так привычно, как я бы могла держать веер.
     - Я напугал тебя? Прости, вот чего уж совсем не хотел.
     - У тебя в руке меч, а говоришь ты с Королевой. Это расценивать как угрозу? - голос Зака, с нарочитой ленцой, послышался от дверей, и он сам ненавязчиво встал между мной и порталом.
     - ...! Нет, конечно! Просто у нас тут разборки в самом разгаре, меч уже не замечаешь.
     Мужчина говорил со мной, как со старой знакомой, или очень близким человеком. Я же все не могла взять в толк, кто это. Искоса глянула на Зака и совсем загрустила, вся фигура моего телохранителя ясно говорила о предстоящей схватке.
     - Королева, могу я попросить о разговоре наедине?
     - Только через мой труп! - оскалился Зак.
     - Как скажешь, но мне для этого надо оказаться рядом.
     - Тэо, прекрати, сам же нарываешься! - это уже моя реплика. Сказала и удивленно замерла. Я узнала не мужчину, а манеру речи маленького мальчика и привычно вмешалась в перепалку. И еще улыбку с которой на меня смотрел этот неправильный эльф.
     - Так ты Тэо?
     - Не совсем... Прости, но что ты знаешь об эльфах?
     Я растеряно пожала плечами: " Они красивые, у них особые отношения с природой, все растет и цветет (между прочим, истинная правда, у Юля эти способности были!). Еще у них ушки такие, узнаваемые.
     - И наглость... - это уже Зак не смолчал.
     Мужчина в зеркале явно загрустил:
     - Ты описываешь эльфов Благого Двора. Я же из других.
     - Но ты же блондин...- растеряно проговорила я.
     - В правящих Родах темноволосых не бывает, - отозвался "Тэо".
     - Не правда, ты же был ребенком темненький.
     Мужчина как-то странно на меня посмотрел, ласково и укоризненно, не понимаю.
     - Эльфы тесно связаны с природой, это так. Даже наши Дворы по-другому, более мягко называют Летним Двором и Зимним. Летние, это те, кого ты описала, мой Двор другой. Я вообще родился наперекор природе во время торжества тринадцатого знака, я рожден в Змееносце. У нас рождение детей случайным не бывает. Во вновь рожденном должна быть нужда или, хотя бы заинтересованность. Разумеется, Зимний Двор - это Двор воинов, но с нашей продолжительностью жизни большое количество тоже ненужно.
     - Эльфа, даже зимнего, убить можно, - мрачно изрек Зак.
     - Можно, - кивнул собеседник, - но очень - очень сложно. Так что ради долгой жизни, не нарывайся! Но не бывает правил без исключений. В Неблагом Дворе живут не только эльфы, народностей много. Но мой отец влюбился в маму, а она была морфом.
     Я тихо ахнула. Морфы, мифические, сказочные существа, умеющие принимать любой облик.
     - Не только, - словно прочитав мои мысли откликнулся эльф. Просто так при Дворе не держат. Клан Маан Суров, клан магов - убийц обладал этим умением, что собственно и позволяло им быть столь успешными. При этом все семейные и любовные связи с другими кланами им были запрещены. Никто не брался предсказать, что получится в результате. Однако в результате появился я. Да еще в Змееносце, напомню, в этом созвездии нет ни одной счастливой звезды. При моем рождении придворный астролог дал мне подробную жизненную программу. Мне надо было найти свою звезду, ту, которая осветит мой путь и позволит вновь стать самим собой.
     Что бы не говорили про наш Двор, детей мы не убиваем. Так что Клан моей матери был уничтожен, отца отправили в изгнание, в дальние земли. А меня подкинули на территорию где когда-то наследил светлый эльф. Задав программу ребенку морфу держать определенную внешность. Вот так просто. Выжить я мог бы, наверное, эльфы народ крепкий. Но это максимум удачи. А потом в моей жизни появилась ты.
     Наверное, стоит напомнить, чем Благой Двор, Светлый, отличается от нас. Мы внешне больше походим на людей. Но мы их ненавидим. Это в крови, в костях. Жажда убийства, стоит увидеть человека. Это пародия на наш Род. Коротко живущие, способные только на размножение и все.
     Не смотри на меня с отвращением, Королева. Ведь это только начало истории. Итак, когда ты вышла замуж за " отца" и стала названной матерью мне и еще двоим, оговорюсь, они действительно его дети. Я ребенком был только внешне. Я же эльф. По-вашему, мне было лет шесть, по нашему хорошо за сорок. Действительно, кто я мне было неведомо, и единственное чувство, что я носил внутри это ненависть изгоя.
     Почему ты встала между столь враждебным для меня миром и мной? Почему приняла мою сторону? Про то неведомо никому. Но день за днем, капля за каплей ты вливала в искорёженную ненавистью душу мир. Ты ничего не требовала, не пыталась меня изменить, ты просто была рядом. И от этого менялся сам мир. Для меня менялся. Так шли годы. А потом подросли мои названные брат и сестра. И однажды я понял, что они хотят, чтобы тебя не стало... По их мыслям, ты уже все сделала, что могла. Дальше можно было обойтись и без тебя. Пожалуй, тогда я понял, что ненависть - это не обобщающее чувство, а конкретное. Ненавидеть всех так же глупо, как всех любить. Это сухие листья, слова, что уносит ветер. Я стал тебя охранять. Внешне это выглядело, как кошмары, которые снятся ребенку, и он ночует в комнате мамы.
     - Ты любил спать у камина, делал себе походную кровать, ты так играл...
     - А когда камин прогорал, мы подолгу говорили, и я все больше себя выдавал. Но ты мне верила и поэтому не замечала...
     - Голос... в темноте у тебя менялся голос, словно говорил взрослый мужчина, а не ребенок...
     - Ты сама не понимаешь, что сделала, ты вернула мне меня. А когда нашла учителя из Маан Суров. В общем, сейчас у меня за спиной идет бой. Я там был и ушел, оттого и меч в руке. Нет, Волк, я не струсил, это вообще невозможно для эльфа, а тем более для темного эльфа. Просто в каждом бою есть момент, после которого боем уже нет нужды управлять. Все и так предрешено.
     Королева, моя названная матушка. Очень скоро меня провозгласят Королем Неблагого Двора. И я хочу, чтобы ты переехала жить ко мне. Ты мне нужна, и я сумею дать тебе жизнь Истинной Королевы. Мне ничего от тебя не нужно кроме твоей улыбки. Именно по ней я тосковал больше всего и ради тебя ввязался во все это. Я знаю, что себя мне не переделать, я не умею любить и понятия не имею о чувствах. Но любой твой каприз будет исполнен. Обещаю.
     - Но, Тэо, а как же все те, кто любит меня здесь?
     - Они держат тебя этой любовью. Мне достаточно их убить и у тебя будут развязаны руки. Мы скоро встретимся, Королева. А сейчас прости, судя по звукам, мне пора.
     Мужчина встал, коротко поклонился и связь прервалась. Зак отключил её и с нашей стороны. А потом сел прямо на пол и поднял на меня тревожные глаза.
     - Эсси, ты даже не можешь себе представить, кто такой Король Неблагого Двора.
     - А я вообще о них ничего не знала...
     - Именно поэтому, не кличь лихо даже тихо...
     - Ты считаешь, все серьезно?
     - Хуже не куда. Он прав в одном, они не люди, наши переживания для них - пустой звук. Ты ведь видишь, как его история перекликается с историей жизни Далта? Они, казалось бы, и хотят для тебя одного - безопасности и счастья. Только вот Далт никогда не убьет Тэо, зная, что это причинит тебе боль. А вот Тэо убьет Далта легко и с удовольствием. И будет утешать тебя до тех пор, пока ты не смиришься с потерей. Эльфу с его почти бессмертием спешить некуда. Послушай, ты действительно так носилась с ним, как он говорит?
     - Я не носилась! Просто он был маленький, несчастный и немного похож на Далта...
     - Так, ясно. Ваше величество, когда утром будете просматривать соискателей у Сэма, помните об этом ночном разговоре. Даже самые несчастные внешне дети имеют тенденцию расти. А вырастить на осине апельсины нереально. Там, внутри, все уже заложено. Хотя бывают и исключения. Кто же спорит.
     - Что ты хочешь мне сказать?
     - Ты очень устала? Прогуляешься со мной или лучше ляжешь?
     - Прогуляюсь с удовольствием, что-то сон как рукой сняло.
     Мы вышли в ночь. Неправдоподобно яркая Луна сияла на небе так, что фонарь - светлячок не требовался.
     - Полнолуние. Не боишься гулять с оборотнем?
     - Зак, послушать вас, мое окружение, мне столько всего бояться надо, что я просто забываю последовательность. Нет, не боюсь.
     Мы ступили под сень леса, сразу стало намного темнее, а лунный свет, пробиваясь сквозь листву делал все окружающее каким-то нереальным. Зак поравнялся со мной, взял за руку и наклонившись прошептал на ухо: " Помни, ты не боишься!"
     А затем резко привлек меня к себе, и я ощутила странное чувство полета, не сходя с места. Только виски заломило. Зак осторожно повернул меня спиной к себе и тихо сказал: "Смотри!"
     И я увидела огромную волчицу, она лежала, вытянув лапы и морду, а глаза полыхали красным огнем. Я вздрогнула, но Зак уже чуть переместил меня, и я поняла, это обман зрения. В реальном мире это была гряда гор и вход в Замок через одну из пещер, освященный кострами.
     - Это Дом моего Рода, Волчье логово. То, что удалось восстановить. Если что-то с тобой случиться, доберись до этого места. Тебе помогут всем, что будет в силах и никогда не предадут.
     Близко от нас послышался смех, гортанные голоса и на поляну выскочили несколько юношей, трое из них перевернулись в воздухе и продолжили бег уже волками. А один, замерев, чутко прислушался и повернул голову в нашу сторону. Я тихо ахнула: "Крисп? Такой юный? Но как?"
     Юноша был изумительно красив, но черты лица несли в себе какую-то внутреннюю одухотворенность, а глаза светились восторгом приключений. Такого Криспа я не застала...
     - Не Крисп, это Рауль, его сын. Еще один мальчик которого ты увела из-под носа у Судьбы. Ох, Эсси, придёт время, и Она представит тебе счет.
     Рауль тем временем уже скрылся в лесу, а я непонимающе посмотрела на Зака.
     - Он то чем вам не угодил? Ты же видишь, он славный.
     - Этот славный юноша, потенциальный враг Далта. Он родной сын его врагов, Криспа и Леди Гледис. Нас ждут непростые времена, моя Королева.
     Зак развернул меня к себе лицом и бережно обнял. Снова заломило виски и открыв глаза я поняла, мы снова недалеко от моего домика.
     - Как ты это делаешь?
     - Магия моего Рода, мы же телохранители, значит должны оказываться в нужном месте в нужное время.
    
    
     Далт.
    
     В ночь перед объявлением меня Великим Координатором Миров весь Замок не спал. Встречаясь в коридорах, мы желали друг другу доброй ночи и входили в свои комнаты только для того, чтобы снова выйти из них.
     Ждали чего угодно, вторжения, провокации, похищения Госпожи. Её покои охраняли так, что даже она, привыкшая к моей легкой паранойе по поводу своей безопасности, стала терять терпение. Вокруг Королевы находились девушки - горничные, сверкавшие желтыми глазами волчиц и Хель, застывшая статуей в дверях, готовая перекинуться в любой момент. Вообще к ночи почти все, кто находился в Замке плюнули на правила поведения и ходили, кто, слегка видоизменившись, а кто и просто сменив ипостась.
     В общем, я сбежал из этого зоопарка, предварительно оставив охранять покои госпожи Троя. Дракону нереально перекинуться в замке, если конечно он не собирается делать ремонт. Поэтому он оставался в человеческом обличии и курсировал по коридору с уверениями, что все хорошо. Правда при его появлении вспыхивали все свечи, факелы и камины. Он так сбрасывал тревогу, а остальные бросались их тушить. Главное, всем было чем заняться.
     Я, покрутившись в коридоре, все же рискнул пойти туда, куда меня тянуло очень давно. В кабинет Великого Координатора. Последнее время я тут был частым гостем, но располагался или за большим столом, где мы с Троем, командирами Черных Волков и Серого отряда, нынче носившего гордое название моей личной гвардии расстилали карты и проигрывали возможные варианты предстоящего. Или в кресле у камина.
     За письменный стол и в Его кресло я не садился никогда. Почему-то считая это мародерством. Вот когда стану, если стану, тогда - да, а пока нет. Но меня сюда тянуло.
     Вот и сейчас, стоило мне войти и закрыть дверь, стало так тихо, словно я отсек от себя всю суету и хлопоты. Постояв и словно впитав в себя это ощущение покоя, я прошел в глубь комнаты. Сапоги утопали в высоком ворсе ковра, за окном знакомо бушевало море. И чем яростней оно билось о скалы, тем спокойней становился я. Оно словно забирало себе мою тревогу и разбивало её, как что-то хрупкое и незначительное.
     За спиной кашлянули, я сработал, что называется, на рефлексе. Когда осознал, оказалось, что стою у зеркала - перехода и пытаюсь придушить отражение? Хотя нет, в зеркале напротив меня стоял крупный мужчина, явно пожилой, но с военной выправкой, а по одежде и оружию было ясно, что он из Высоких Домов.
     - Позволь представиться. Великий Координатор Миров, Хельгран. Кстати, ты молодец, сработал чисто. Только сейчас не пытайся атаковать. Мы в разных Мирах. Не дотянешься.
     Честно сказать, атаковать я и не пытался. А во все глаза смотрел на того, кто столько лет был тем, кем мне только предстояло стать. На полководца, чьи сражения изучали в военных школах. На живую историю.
     - Парень, ты так на меня смотришь, что хочется встать в соответствующую позу и сказать что-то значительное, для потомков, что потом выбьют на надгробии. Расслабься, а?
     - А разве Вы не собираетесь на нас нападать?
     - А зачем бы это мне было надо? Я все это имел и видит Космос и Великий Дракон, долгое время. Вы неплохо справляетесь, моя малышка в тебе не ошиблась. Нет, мое время на этом посту истекает, уже утром ты меня заменишь. А вот интерес к делу Великого Координатора я утратил давно, поэтому и ушел. Если интерес потерян, тем более к людям, уходи сам, пока войну не развязал от скуки. Я просто должен передать тебе кое-что. Я войду?
     - Да, конечно. Буду рад.
     Зеркало дрогнуло и рядом со мной очутилась живая легенда воинов и кумир наемников.
     - Что ж, спасибо. Моя малышка хорошо тебя натаскала и на гостеприимство. Хельгран прошелся по кабинету, подошел к креслу у письменного стола.
     - Так и не рискнул сесть?
     Я покачал головой.
     - Вот и молодец. Он на что-то нажал и из середины сиденья выскочил заостренный шип. - я потрясенно присвистнул.
     - А то! - довольно хмыкнул В.К. - это так, приветствие незваному гостю.
     Я тревожно посмотрел на стулья, там же мои друзья сидели.
     - Нет, там все чисто. Тот стол для работы. А вот сюда без дела, покрасоваться садились бы. Так как? Поговорим? Вопросов много? Спрашивай. Надо управиться до рассвета.
     Он сел в кресло, правда, шип исчез до этого. А я так и остался стоять у стола, как на экзамене. Заметив это, он неожиданно легко поднялся и пересел к камину, где стояло два, совершенно одинаковых кресла.
     - Садись. Сейчас мы равны. Оба на пороге Великих перемен в жизни. Спрашивай...
     - Ваших портретов нет в Замке, почему?
     - А! И тебе это в глаза бросилось? Да, женская Галерея Бесконечности существует. А вот мужских портретов нет. Я-то же взял это за точку отсчета, когда попытался воссоздать, что же произошло. Ведь смысл связки Королева - В..К. все же союз равных, дополняющих друг друга.
     - Госпожа...
     - Ты зовешь мою малышку госпожой? Не по имени? Не Эстер?
     - Нет, я не могу. Просто язык не поворачивается, - честно признался я.
     - И правильно. Все беды начинаются от упрощения. Почему-то никто не задумывается, что проще - это или доступней, или примитивней. А это совсем не то, на чем стоит строить отношения. Я сам через это прошел, правда был тогда молодой и глупый. Вот и потерял Терри (так я Эстер звал, свою Эстер). Помнишь первую заповедь воина?
     - Нельзя недооценивать противника. - заученно ответил я.
     - Правильно. А тем более, когда вламываешься в чужой Мир, который является легкой добычей только на первый взгляд. Этот мир создали женщины. То ли тут был задуман эксперимент, то ли Творец дал им возможность поиграть в Богов.
     Кстати, никогда не задумывался, что общего между Творцом, создающим миры и ребенком, играющим в кубики? Нет? Я тебе скажу. Когда что-то пойдет не так, они оба все порушат. Богом быть трудно. Это только кажется - выполни все мольбы и все. А ведь мольбы, зачастую противоречат друг другу. Так кого предпочесть? Вот поэтому и вмешивается Высшая Сила, когда помочь можно только тем, что все разрушить. Что бы снова у молящихся дело было. Созидать то всегда сложнее и дольше.
     Так вот, видно этот женский мир существовал до того, как в него занесло мужчину. Уж и не знаю, корабль разбился или через переход прошел. И видимо нашлась та, что пошла поперек убеждений и правил. И тогда в этом мире и родилось то, что мы называем Любовью, вот только вместе с ней на свет пришли и зависть, и ненависть, в общем все то, что ходит об руку с Любовью. Ты все спрашивал, кто такое придумал для Королевы и В.К.? Ведь та, самая первая явно была Видящей, если её сил хватило не дать убить Его. И скорее всего, была не одна, а две женщины. Подумай, поймешь. Похоже это было чем-то вроде наказания или откупа. Изощренным, коварным. Хочешь любить? Плати...жизнью. Хочешь ребенка? Выносить можешь, а вот растить будут другие. В общем женская месть страшнее орды завоевателей, она несет не смерть, а мучения. Но кто-то был согласен. И вместо устрашения вольнодумок появилась Галерея Бесконечности. Ты, когда придёшь к власти, не спеши все менять, ведь если все разрушить и построить заново это будет другой мир.
     - Значит ли это, что войн не будет?
     - Будут и очень скоро. Всегда находятся те, кто знает, как надо жить другим, и силой заставляют в это поверить.
     И еще скажу, не доверяй самым близким, именно через них ты уязвим и слеп. Хотя эту простую истину познать можно только на своей шкуре.
     В окне стало светать. Хельгран гибко поднялся и шагнул к порталу. Потом остановился и провел рукой по лбу.
     - Вот ведь, чуть не забыл. Я же шел тебе передать Кольцо. Видишь, оно с черным необработанным камнем, будто отломили и вставили в оправу. По легенде, это камень от Замка. Нося его, ты становишься с ним единым, и он пропустит тебя куда угодно и откроет для тебя любую дверь. А теперь прощай. И удачи тебе.
     Хельгран гордо выпрямился, по-военному отдал мне честь и шагнул в портал.
    
    
     "Лучший способ предсказать свое будущее - это создать его."
   Стивен Кинг.
    
     Я - Далт, мое имя это единственное, что я получил при рождении, кроме самой жизни.
     Так я считал до встречи с моей госпожой, после которой мне открылся смысл моего имени, я - Страж. Сегодня я приму присягу и стану Великим Координатором Миров, их Стражем, их Гарантом мира и равновесия. Я медленно иду к возвышению, где ждет меня моя Госпожа, чтобы объявить о своем согласии видеть меня Стражем и Великим Координатором при себе, Хранительнице Переходов, Видящей, Королеве Миров. Её глаза сияют, как звезды, а губы подрагивают в улыбке, предназначенной только мне. Она гордится мной. Я же счастлив её гордостью. Все что я делаю, это во имя её, и для неё.
     На моей руке поблескивает единственное кольцо, но оно является ключом к Замку. Его передал мне Хельгран.
     Меня сопровождает личная гвардия, а дорогу устилают улыбки друзей и ухмылки врагов. И кто скажет, что почетней, иметь в друзьях - дракона или во врагах Короля Темного двора эльфов? Скоро я приму присягу и над замком взовьется мой стяг. Я поднимаюсь, становлюсь рядом с Госпожой и громко говорю:
     - Я - Далт...
     Когда-то мне казалось, что кроме имени у меня ничего нет. Теперь я знаю, мое имя - это ключ, открывший мне дверь в века, где оно останется и в Миры, где я скоро окажусь. Я - Далт.
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"