Хоуп Алекс: другие произведения.

Далт. Книга 2 - Кружева Судьбы (доработка текста - август 2017)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

     "Мы встречаем свою судьбу на пути, который избираем, чтобы уйти от нее."
     Жан де Лафонтен
  
  
   "Я - Эстер, наследница и продолжательница Рода Хранительниц Переходов в Миры, а тем самым и самих Миров, Королева по праву рождения, а также Видящая, выбрав своего Великого Координатора Миров, Далта, начинаю отсчет времени до зачатия новой Королевы, которую я приведу в Мир."
   Кажется, наконец все правильно, а то пришлось переписывать уже третий раз! Патетика в тексте звучит странновато, но она является ключом к прочтению текста Дневника Королевы Эстер. Так положено, вот я и переписываю со старательностью ученицы и с её же мысленными проклятиями.
   В Галерее Бесконечности, где висят портреты всех Хранительниц, кто был до меня. Где со временем будет висеть и мой, под каждым есть небольшая ниша, там лежит Дневник Королевы. Она начинает его вести, когда в её жизни появляется Великий Координатор Миров. Я не увижу свою дочь и этот дневник будет моим даром ей, и увы, единственным, чем я смогу ей помочь, а заодно и всем тем, кто будет после неё. Когда я была Принцессой, я прочитала многие из них и знаю по себе, написаны они не зря. Теперь пришло и моё время поработать для тех, кто придет мне на смену. Что ж, продолжим:
    
     "С начала правления Далта, Великого Координатора Миров, прошло немногим больше года, но я уже с уверенностью могла сказать, мой выбор был верен. Далт настолько вписался в эту роль, что временами казалось, она изначально была написана именно для него. Скептикам же, пусть и не сразу, но пришлось прикусить языки."
   Хотя, если вспомнить, как все начиналось...
   История моего Рода такова: Хранительница Переходов и Миров, она же Королева, живет в Замке, на землях которого и находятся пересечения эти самых Миров. Замок является сосредоточением, а она, как бы, Ключ ко всему этому. Она же является и Королевой, правит, к определенному возрасту выбирает для себя Великого Координатора Миров, и они производят на свет ребенка, женского пола, несущего в себе память всех Королев, правящих до этого. Так месте с памятью поколений Хранительниц - Королев новорожденная уже заранее получает и предначертание своей Судьбы. Матери не суждено увидеть своего ребенка, она умирает в родах, заплатив своей жизнью за будущее величие дочери. Наверное, это сделано для того, чтобы у подрастающей девочки и мысли не могло возникнуть об изменении своей жизни.
   Отец же правит до тех пор, пока дочь не находит себе Великого Координатора и круг, предначертанный Судьбой, повторяется. Все это придумано для того, чтобы наш Замок стоял этаким оплотом для многих Миров, поскольку пройти из Мира в Мир можно только через него. Немного странно? Или даже страшно? Нам, подчас, тоже. Но все вопросы - к Богам. А мы привыкли.
   Мой отец, став по выбору моей матери, Великим Координатором Миров, придя в наш Мир совершил сразу две ошибки. Во-первых, он попросту не поверил в предсказание, а во-вторых, когда мамы не стало, в гневе много чего сделал, что было лишним, и с чем разбираться теперь придется потомкам. Поскольку внешне я была её копия...
   В одном из подземных этажей у нас есть Галерея Бесконечности, там портреты всех Королев. Так вот, если туда попадает мужчина, он обречен, он просто не видит, что женщины, изображенные на полотнах, в коронационных платьях и украшениях, что являются неизменными, уже Боги знают, сколько поколений, сами хоть и похожи внешне, все же разные. Случайному никогда не сориентироваться, он не найдет выход. А неслучайный просто не пойдет туда, слишком высок риск показать себя не тем. И Галерея Бесконечности является еще и Родовой Сокровищницей, стоит без охраны, и никто не покушается столько времени, даже странно.
   Отец же понимал одно, мама его любила, а вот я - нет. Поэтому он понадеялся на свою старшую дочь, мою сводную сестру. Уж Гледис была полностью "папина дочка", но Замку до его мыслей дела не было и когда я покинула его, Замок просто закрыл переходы, напомнив Великому Координатору Миров, что всегда есть кто-то сильнее, и что именно я была Ключом ко всему.
   Я покинула Замок, лишь для того, чтобы не потерять себя окончательно. Вышла замуж, стала "замкохозяйкой" и приемной матерью трем детям супруга, но это было лучше, чем оставаться и просто ждать веления Судьбы. А она, как известно и на печке найдет, когда ей потребуется.
   Однако прошло довольно много времени, прежде чем меня вернули к истоку, чтобы все начать сначала. Чтобы я прожила дарованную мне жизнь и исполнила предначертание Судьбы так, как было должно, а не как хотели окружавшие меня люди. И на этот раз, Ключом же ко всему произошедшему оказался Далт, мальчик которого мне привезли "в пажи" сестра и её телохранитель.
   Далт не являлся человеком также, как и я. Нет, внешне мы ничем не отличались от окружавших нас людей, хотя сто процентных людей я в своем окружении вообще никогда не встречала, это надо было идти в их Миры.
   Такие как мы, были внутренне взрослыми с самого детства. В том смысле, что могли понимать, что такое ответственность и не только за себя - это было само собой. Мы умели отвечать за других. Или просто быть рядом, до поры, до времени.
   И может эта схожесть так повлияла, но мой паж неожиданно стал мне не слугой, а другом. Мальчик прилежно слушал меня и учился всему, что я считала своим долгом ему преподать. Ведь детство - это единственное свободное время в твоей жизни, именно в это время ты учишься всему, чем потом пользуешься всю жизнь. Почему-то я тогда спешила. Раз он не был человеком и при этом жил среди людей, значит в нем было то, что им рано или поздно понадобится от него. Но на своем опыте я уже знала, что, когда "не такой, а суть нелюдь", выполнить свою задачу, самое сложное для него будет - остаться в живых. То, что тебе будут благодарны, это сказки, уж простите. Скорее ты будешь напоминанием о том, что без тебя, "не такого", могли не справиться, неприятным напоминанием. И, поэтому я хотела, чтобы у Далта был выбор, или хотя бы его возможность. Ведь у меня роскоши выбора не было никогда.
   Однако, стоило нам покинуть классную комнату, как Далт начинал по-мужски опекать меня, снисходительно, но твердо. Это было забавно, первое время, пока я не стала указывать ему на нелепость происходящего:
   - Ты странно ведешь себя для маленького мальчика...
   - Я - мужчина, госпожа, - с твердостью в голосе поправлял меня он.
   - Вот вырастешь, тогда станешь, - снисходительно бросала я.
   - Я родился мужчиной, это внутри меня, а рост дело наживное, - он не спорил, он просто объяснял мне, недогадливой.
   - А кто же тогда я, в твоем понимании?
   - Моя Госпожа, ты Королева моего сердца, просто подожди немного, я вырасту, и никто не сможет тебя обидеть! Даже взгляд бросить побоятся.
   Подобные слова казались мне отнюдь не трогательными, а фальшивыми и нелепыми, мне было неловко их слышать. Ведь тогда я еще ничего не знала о Стражах, тем более того, что мой паж окажется одним из них. И просто не могла понять, что мальчик озвучивает то, что чувствует, а не пытается привлечь внимание позерством.
   Однако во всем остальном Далт никогда не опускался до подобострастия, ни лебезил. Он говорил твердо и уверенно, и однажды я все же засомневалась в своей оценке и спросила у Начальником своей охраны его мнение о Далте. И получила ответ абсолютно неожиданный для себя:
   - Госпожа, этот парень прирожденный воин. Выдержка такая и ярость холодная, четкая. Такой, если что-то задумает, решит, то пойдет до конца.
   - Полно вам, вы говорите о взрослом человеке, а Далт еще мальчик - я не верила услышанному, или не хотела верить.
   - Согласен, но только частично, Ваше величество. Так сказать, вношу поправку. Ваш паж выглядит ребенком, но он им не является. Может быть он - эльф? Из какого-то другого Мира? Эльфы тоже разные бывают. А может еще кто, Миров много.
   Озадаченная этим откровением, вечером того же дня, я задала вопрос самому предмету спора:
   - Кто ты, Далт?
   Как ни странно, он понял меня сразу и покраснел чуть ли не до слез:
   - Я - Далт, госпожа, но это все, что я знаю о себе, - он ответил быстро, словно давно ждал этого вопроса и сник, враз став каким-то маленьким и беззащитным.
   Я растерялась, не зная, как реагировать на подобное откровение, и просто решила, что он не хочет вспоминать о месте, где родился.
   - Там, откуда ты родом, тебя обижали? - сделала я новую попытку завязать столь волнующий меня разговор.
   - Я ничего не мог тогда сделать, они были сильнее, - глухо ответил паж и опустил голову. Я поняла, он не будет говорить о своих бедах, жаловаться на пережитое. Он стыдился их, и себя стыдился, винил в своей слабости, пусть и абсолютно незаслуженно.
   Не зная, как закончить разговор, оказавшийся для Далта столь болезненным, и при этом хоть что-нибудь узнать, я спросила наугад:
   - Тебе совсем нечего мне рассказать?
   Далт приподнял голову и раздул крылья носа, он явно готов был ответить грубостью на неудержимое моё любопытство. Но сдержался и ответил тихо, ровным голосом:
   - В моем прошлом нет ничего для твоих ушей. Прости, госпожа, но я такой, - он снова опустил глаза, а потом резко вскинул голову, и с вызовом произнес, - Хотя и учусь быстро, наставники довольны.
   С этим я не могла не согласиться. Далт действительно не просто учился, а поглощал знания, как путник пустыни - воду. В нем уже трудно было узнать того неграмотного служку, что привезли мне сестра и Крисп.
   - Ты кому-то что-то хочешь доказать? - кивнула я (это было мне понятно, сама не раз была в подобной ситуации).
   Далт поднял на меня враз потемневшие глаза, зеленые переливчатые искры в них потухли и на меня глянула сама бездна одиночества:
   - Кому-то? А зачем? Мало кто в мире вообще знает о моем существовании. Доказать хочу, это да, но только себе. И еще - он замолк, но все же пусть и с усилием, но заставил себя закончить фразу - чтобы тебе за меня стыдно не было. Ум и сила затыкают рты, и уже не важно, кто ты и откуда.
   Что ж, нет мудрости большей, чем мудрость преодоления, тем более - себя. Но было одно "но". Как бы Далт не менялся внешне, внутренне он оставался самим собой, и его непоколебимая уверенность, в том, что он не мальчик, а мужчина уже не казалась смешной или наигранной.
   Конечно, при первом взгляде на Далта, красота мальчишки и было первым, что бросалось в глаза, этакий ангел с прищуром и усмешкой беса. Но, в отличии от других моих пажей, отпрысков знатнейших Домов, Далт не только не гордился своей внешностью, а скорее старался не замечать, видно сильно из-за неё натерпелся. "Самый красивый цветок и срывают самым первым", - так спустя много времени объяснит мне происшедшее с Далтом, Тэор. Однако, чтобы там не говорили, за моей спиной, я не была влюблена в мальчика, хотя я, как и другие дамы моего Двора, внимательно следила за его взрослением. Невозможно влюбиться в солнечное утро или дивную, звездную ночь. Это данность, что подарена Творцом, можно восхищаться и жить в радости от увиденного, а можно не замечать, ведь что прошло, не повториться. Я же была бесконечно благодарна Творцу, или Богам, или Судьбе, в общем тем, кто привел тогда сестру и Криспа в ту харчевню. Благодарна даже не за Далта, за себя. Ведь именно с ним я вновь стала не просто Королевой, женщиной, несущей на своих плечах бремя ответственности, и кучу обязанностей, той что, пришлось усвоить порядок действий, приводящий к приемлемому для всех, безопасному результату. И тем самым превратившая свою жизнь в набор правил, с очень небольшими возможностями вариаций. Чей день был расписан поминутно, и ты всегда знаешь, что будет завтра. Этакий механизм ограниченного спектра действия. Нет, с Далтом я вновь стала такой, как была даже не с Сэмом, а с Заком. Вновь я могла позволить себе жить осознанно, полностью быть здесь и сейчас. У меня снова был выбор лучших решений. Ведь если тебе есть о ком заботиться, ты не пропадешь! Так что моей "родовой программе" пришлось немного подвинуться. И все это из-за бесовской улыбки моего пажа и его бесконечных вариаций в поисках приключений. От меня требовалось только одно - быть в его жизни. И это делало моего пажа счастливым. Огранка алмаза еще не дошла и до середины, а камень уже сиял неимоверно манящим блеском.
   - Может тебе нужно что такое, что я не предлагаю потому, что не знаю, а ты стесняешься спросить? - я рассердилась на себя за это многословие маленькой девочки. А вот Далт неожиданно оттаял, из фигуры ушла напряженность, он искоса взглянул на меня, взмахнув своими невозможно длинными ресницами.
   - Оружие, - тихо проговорил он и видя мое непонимание, снисходительно хмыкнул, - мне нужен нож, я привык к тому, что он всегда под рукой.
   Возможно это и было не особенно умным поступком, но я чувствовала себя виноватой за этот разговор и поэтому молча провела Далта в Оружейную, и не просто Замка. Я привела Далта в Оружейную моего отца. И войдя, кратко бросила:
   - Выбирай.
   - Любой? - счел своим долгом уточнить Далт.
   Я только кивнула. Он выбирал долго, придирчиво, и к моему все возраставшему удивлению, явно со знанием дела и пугающей ловкостью. А выбрав, сунул нож за голенище сапога точным, хорошо отработанным жестом.
   Глядя на все это, я проглотила готовые сорваться с губ слова об осторожности, но все же спросила:
   - А зачем он тебе?
   - Очень своевременный вопрос, - сверкнул озорной улыбкой паж, но видя по моему лицу, что я просто так не сдамся, нехотя ответил:
   - Раньше у меня не было ничего своего, но нож был всегда. А теперь появилась ты, свое защищать надо, а нечем.
   Я уставилась на наглое создание во все глаза и от возмущения даже не повысила голос, а скорее зашипела обозленной кошкой:
   - Что значит, появилась я? Я - Королева, а вовсе не твоя, не знаю кто!
   Далт посмотрел на меня с терпением взрослого, смотрящего на вопящего карапуза, пропустившего дневной сон.
   - Это ты так считаешь.
   - А как считаешь ты? И вообще, почему смеешь называть меня на "ты"?
   - Прости, госпожа, но так короче. На людях не обмолвлюсь, не беспокойся. А про то, как я считаю? Что сказать? Если бы ты не хотела моей службы, мы бы с тобой не то что в Оружейную вдвоем, меня бы вообще дальше кухни никто бы не пустил, разве не так?
   Я что-то пробормотала том, что он просто маленький мальчик.
   Далт насмешливо глянул на меня, слегка приподняв бровь:
   - Я расту, госпожа.
   И я не нашлась с ответом, и в этом он был прав. Когда его привезли, Далт был мне по пояс, а стал уже по плечо.
   Далт... Озорной и лукавый, отважный и дерзкий, но неизменно искренний в своих чувствах и поступках. И его отношение ко мне, эта безоглядная влюбленность, которую он даже не думал скрывать, оставаясь при этом абсолютно не навязчивым. Далт всегда оказывался рядом, когда был мне нужен. Все это тронуло меня гораздо глубже, чем я хотела признать даже самой себе.
   И тогда, неожиданно, мальчик исчез из моей жизни. Я, изумив всех знавших меня до этого времени не превратилась в затворницу, готовую на все, что мне велят сделать, в благодарность за проявленное внимание. Совсем нет, моей "родовой программе" снова пришлось подвинуться. А я, несмотря на дикую душевную боль, а может и вопреки ей, сумела, смогла стать Королевой уже в королевстве Юлиана. Видать, не даром говорится, что за каждой сильной женщиной стоит предательство мужчины.
   Хотя, когда спустя много лет мы с Далтом встретились, и я узнала правду о произошедшем, сбылась и вторая часть фразы - за каждым сильным мужчиной стоит любовь женщины.
   Ведь очень трудно забыть человека, которого выбрало твое сердце. Когда я поняла, что в его сердце нет и не будет места другой, и детская влюбленность давно переросла во взрослое чувство. Приняв его выбор, я сделала все, чтобы помочь Далту обрести свободу и право выбора своей Судьбы самому. И именно его выбор вновь сделал меня его Госпожой, по праву.
   О, это была очень сложная, многоходовая интрига, особенно для недавней "замкохозяйки". Воистину, не можешь остановить - возглавь! А возглавить может лишь Королева. Пожалуй, самым неожиданным явилось то, что все получилось! Вот так я, Королева Эстер, Хранительница Замка, Переходов и Миров и вернулась к своим истокам.
   Но все то что произошло, и победы, и поражения, были уже вчера, а сегодня надо было творить историю дальше, так сказать менять яркие воспоминания на свежие впечатления.
   Я вздохнула и продолжила писать: "В нынешнем В.К.М. не было той человеческой подлости, которая наравне с живучестью, помогает подняться с самых низов тем самым оправдывая свою необходимость. Постулат весьма спорный, но, увы, действенный.
     У Далта ко времени становления его характера, его личности, рядом была я. В начале действительно рядом, потом только в его сердце, но к тому времени он, хотя и совсем юный внешне, внутренне был вполне сформировавшимся мужчиной. И его знание жизни, с самого низа, делало его для многих не просто своим. А опасно своим.
     Воспитание, полученное при Дворе Королевы, моем Дворе, дало ему не только прекрасное образование, а и умение им пользоваться. В Далте не было высокомерия аристократа с показной доброжелательностью заигрывающим с "низами". Он достиг невозможного для очень многих, став объектом дикой зависти. Он был и мог себе позволить оставаться самим собой, без вызова или актерства. Он просто жил, и жил с удовольствием.
     Пожалуй, единственное, что меня немного, но все же тревожило, это его абсолютное безразличие к мнению окружающих. Причем это была не бравада аристократа или показуха "мальчика из низов", ему действительно было не интересно."
   Пробегаю глазами написанное, ничего так, дух и буква соблюдены. Хорошо что Далт никогда не прочтет эти строки, поскольку получился просто хвалебный гимн. Хотя я не сколько не лукавлю, он действительно молодец, но далеко не во всем. Мне с ним трудно. Боги ! Как же мне с ним трудно. Он и ребенком был упрям. Но одно дело, паж и Королева, тут особенно не повыпендриваешься. Теперь же мы - чаши на весох Мироздания. Мы обязаны соблюдать равновесие, иначе в Мирах, что нас окружают могут начаться проблемы. Это как камень, брошенный в воду, он уже утонул, на дне спокойно отлеживается, а волны от него все тревожат гладь воды.
   Почему то когда я поспешила ему на помощ, моя идея сделать Далта Великим Координатором казалась мне безукоризненной. Я как то забыла, что Королева выбирает В.К. не для того что бы помочь ему спасти жизнь или свободу от навязанной службы. А что бы дать жизнь новой Королеве. Но Далта в такой роли я рядом с собой не видела. Наоборот, насколько послушен он был ребенком. настолько самоволен стал сейчас. Он безукоризненно вежлив со мной. Подчеркнуто внимателен, но прищурит глаз или приподнимет одну бровь ( я так не умею!), и все напрасно, мне его не переубедить, да что я перед собой лукавлю, не переупрямить!
   Непредвиденные мной неприятности начались уже на первом официальном Балу, что мы давали. Он был посвящен Первой годовщине Правления Великого Координатора Миров и его совместного Правления с Хранительницей переходов.
   Леди Гледис, на правах моей родственницы, сестры по отцу, заговорила с Далтом свободно и даже чуть покровительственно. Как - то "удачно" забыв, сколько неприятностей принесла ему и мне. И если свои беды он готов был ей если не забыть, то хотя бы простить, то мои - едва ли. После их диалога я попыталась воззвать к его разуму, с чувствами и так было все понятно, их питала глубокая ненависть.
   - Далт, объясни мне, будь так добр, на каком основании ты говорил с дамой столь высокого положения настолько безразлично к теме беседы ? Я уже не говорю о недопустимости тона! Он был скучающим! И это видели все присутствующие! Это недопустимо! Ты должен, нет, ты обязан себя контролировать! Запомни раз и навсегда, люди твоего ранга не имеют права выставлять чувства напоказ, тем более на всеобщее обозрение!
   Видя, что я рассержена всерьез парень вытянулся в струнку, сделал каменно серьезное выражение лица и опустил глаза, всем своим видом демонстрируя раскаяние, ага! Очень убедительно, особенно для меня. При этом он прекрасно знал, как я ненавижу общаться с собеседником, не видя его глаз. Глаза - окна души! А так, как со стеной разговариваешь.
   - И чего ты ждешь, позволь тебя спросить? Отвечай мне немедленно!
   - Паузы в монологе. Как прикажете, Госпожа. Простите, можно вначале вопрос?
   - Да, конечно, - влетела я на полной скорости в умело расставленную ловушку.
   - А дама, это у нас кто? - Далт поднял на меня глаза, в них плескался такой смех, что мне захотелось в него чем-нибудь запустить, и на этом закончить разговор, чего Далт собственно и добивался, пряча злокозненную улыбку. Ну уж нет:
   - Это Леди Гледис, - терпеливо поясняю я.
   - Серьезно? - Далт нарочито изумлен.
   - Далт!! - я полна негодования.
   - Что?- он подчеркнуто внимателен
   Меня восхитила глубина и информативность диалога. Но Далт стал Великим Координатором совсем недавно, а вот я Королевой была давно и поэтому очень хорошо знала, титулы от подлости близких не спасут. Но наше отсутствие стало заметно и пришлось возвращаться в Бальную залу. Когда же все перешли к столам, где был накрыт легкий фуршет громом среди ясного неба прозвучал тост сестры " За воссоединение семьи!"
   Я растерялась, не понимая что произошло, пока мы с Далтом отсутствовали, а Гледис , с улыбкой пояснила: " Мол, время , пока её сын, Трой , гостил у меня помогая Далту освоится в школе и окончить её (интересно, а ничего что Далт старше Троя, класса этак на два?), наконец подошло к концу и она счастлива,что может забрать соскучившегося мальчика домой".
   Таак, ясно дракон в хозяйстве пригодиться, а если что им Далта шантажировать можно. Да что лукавить, меня тоже.
   Я нашла глазами Троя. Лицо он держал хорошо, вот только его цвет вместо обычного, немного смуглого сейчас отливал легкой зеленью. Молчание затягивалось. И я и Гледис в политике были не новички. Она давала мне понять, что если я откажусь выполнить так изящно завуалированное требование, то лишусь её поддержки в дальнейшем.. А она связана и с Криспом и его Школами и с моим бывшим мужем, Юлианом и наверняка с его сыном, который недавно сменил на престоле отца. Юлиан исполнил свою мечту, отправился путешествовать "по друзьям". Итак, на одной чаше весов политические союзы, видимые, и что гораздо важнее, невидимые. На другой жизнь и судьба мальчика - дракона, чей Клан отрекся от его отца, Геса - отступника, из за желание развязать войну с другими расами. За спиной Троя нет никого, Далт его единственный друг. И еще он мой , так сказать племянник, вобщем фигура не значительная. Но так ли это? Далт растерян не меньще меня и просто не знает, как поступить и что сказать. Ведь Трой значит для него очень много. Да, мой малыш, политика и честь , политика и порядочность на одной чаше весов не бывают. Это всегда выбор. Но выбор делает человек, пусть мы и люди только внешне.
   - Ах, сестра, это недоразумение из-за разницы во времени Миров. Наверняка Тир - Ре - Рой поставил тебя в известность, что Великий Координатор взял его на службу. По-родственному, так сказать, - я сама поразилась своему тону, надо же сколько у меня яда накопилось, хоть сцеживай.
   Теперь "выход" Далта.
   - Разумеется, тетушка, мы с Троем отправили Вам письмо с просьбой разрешить ему служить Дому В.К. и понимая, что Вы не откажете, он уже принес мне клятву. Ваш нынешний приезд, он же поэтому, разве нет?
   Великие Боги, воздух искрится от напряжения, а присутствующие меняют цвет, теперь позеленела Гледис, но это не страх, это злость. А вот Трой наоборот, залился краской и смотрит на меня с такой благодарностью. А потом на Далта, с восхищением, да уж, назвать Леди Гледис "тетушкой!" даже я чуть не рассмеялась. Надо будет потом не забыть спросить его о внезапно открывшемся родстве.
   Теперь она смотрит на меня, что ж глаза в глаза - " Эсси, ты отдаешь себе отчет в своих действиях? Потеряв меня, ты теряешь гораздо больше, чем сестру!" - " Люди не меняются, Гледис. Зная, как человек поступил с тобой один раз, можешь быть уверена, так будет и в дальнейшем. Я не подпускаю к себе близко тех, кто однажды меня предал." Вот такой диалог, о котором будем знать только я и она. Странно, но Гледис кажется удивленной. Что ж, Принцесса Эсси всегда считалась взбалмошной и капризной, что могло измениться, когда она стала Королевой? Ведь от изменения звучания титула внутренний стержень человека не меняется.
   - Разумеется, Великий Координатор, Далт, ваше желание иметь в своей свите моего сына - честь для меня. Я соглашаюсь с радостью. И позвольте мне удалиться, дела.
   - Разумеется. ЛЕДИ.
   В полной тишине звучат шаги сестры. Лакеи открыли и закрыли двери. И грянула музыка, ах да, ведь Бал!
   Ко мне подскочил Трой и увлек в танце:
   - Спасибо, спасибо, спасибо!!- горячий шепот и счастье искрящееся в глазах непролитыми слезами, - чем мне отблагодарить Вас?
   - Трой, милый, когда ни будь придет то время, когда Далт останется без меня. Будь рядом, прошу тебя...
   Глаза юного дракона мгновенно посерьезнели: "Я обещаю, я клянусь Вам, госпожа, я буду рядом, пока он сам не прогонит меня". Ну что, молодой дракон быстро учиться, благодарность благодарностью, а сроки озвучил.
   Я же позволяю себе роскошь остаться прежней, когда на весах политика и любовь у меня всегда перевешивает Далт. Себя не переделать, увы.
   После произошедшего, я стала заниматься только своей частью повседневных дел, переняв у своего бывшего воспитанника легкое невнимание к словам окружающих, так сказать, подчинилась обстоятельствам.
     Далт наоборот, став Великим Координатором "отвоевал" себе право везде сопровождать меня. Я и возмущалась, и забавлялась, но мой Страж был непреклонен. Он сделал все, что я хотела? Сделал. Он это сделал, чтобы иметь возможность быть рядом, так? Так. И что? И все! Это сухой остаток диалога. В живую фразы, естественно, менялись. Далт всегда корректен и вежлив. Но суть оставалась и это серьезно мне мешало.
     Мои поездки по Школам Путеводной Звезды были для меня обязательны. Ведь в свое время я связала себя клятвой в обмен на их поддержку и помощь Далту. Разумеется, с тех пор многое изменилось, но клятва Королевы нерушима, не так ли? Для меня это было именно так. И если со Школами Лиса, Мастера Мансура, да и Хани проблем не было. В Школе Рега, моего Паладина, они начались сразу. Что явилось для меня полной неожиданностью.
     Я собиралась весной в свой добровольно принудительный рейс по Школам. После экзаменов и выпусков, набор начинался сразу. И я была обязана присутствовать, поскольку считала, что именно в детстве нельзя терять времени, не увидишь способности, не поможешь их развить, и жизнь, прожитая человеком, будет не его. Зачем такое допускать?
     Я почему-то совсем упустила из вида, что мой Страж собирается вместе со мной. А поняв, просто растерялась. Были ли мы близки с Далтом? Да, конечно. Доверяла ли я ему? Безусловно. Но была и другая жизнь, где мы были не вместе. И как я никогда не расспрашивала его о годах в Школе Криспа или его приключениях с Троем в других Мирах. Так и я не хотела пускать его в свои Миры. Это только елка, в детском стишке, "зимой и летом - одним цветом", в разных Мирах я была разной и менялся не только цвет одежды. В черно - аметистовом, коронационном я появлялась только раз, принимая присягу. В разных Мирах я тоже была разной, и это не двуличие, а умение политика приспосабливаться к обстоятельствам. Умение Королевы не всегда действовать по протоколу и, наконец умение быть женщиной и получать от этого удовольствие. Но как это объяснить ему? И не разочаровать, и не оттолкнуть? Пусть и глупо это звучит, но мне было важно мнение моего Стража. Но идеальной везде и всегда, даже для него, я быть не могла. Ведь это была бы уже не я.
   Так мы и отправились в эту поездку. Он, преисполненный интереса и слегка удивленный моей нервозностью. И я, растерянная от сомнений, а не перепутала ли я цель и мечту? И не знающая, чего мне ждать от Далта.
  
  
   "Природа - как фокусник, за ней нужен глаз да глаз."
   Лоренцо Пинзано.
  
     Первым в моем списке был Хани. Его Мир отличался от всех Миров, которые выбрали для себя Главы Школ, простором. Первый раз, когда я там очутилась, то почувствовала себя пылинкой в Мироздании. Мир Хани был огромен. Ведя меня по нему Хани, всегда не отличавшийся многословием, терпеливо пояснял, что "медведи - плохие соседи", и "двум медведям в одной берлоге тесно". Лесные массивы и буреломы из мощных, поваленных непогодой вековых елей. Сосновые, корабельные рощи, устремлялись в небо. А горные реки, несшие с вершин ледяную воду, могли смести все на своем пути. Таков был этот Мир. В начале мне там было просто страшно и Хани, встречая меня, старался увести в глубь леса. Там было спокойнее, этакий природный дворец, просто очень большой. Постепенно я привыкла. И заслуга в этом была, разумеется не моя. а Хани. Он, как и я обожал весенний лес, самое начало весны, когда среди сугробов появляются проталинки, а среди темно - свинцового, зимнего неба неожиданно блеснет луч солнца и откроется такая голубизна, такая пронзительно новорожденная весна, что тучи ревниво, словно няни поспешат её укутать от посторонних глаз, рано еще, сглазите! А у тебя в душе это ликование, я видела! Весна родилась, скоро встанет на ножки и придет!
   Здание Школы было достаточно типовым, похожим на школу Лиса. Но не из камня, а из огромных бревен. Надпись же при входе была не коротким девизом, а а разъяснением кто есть кто в этом Мире.
   "Настоящий мужчина должен иметь тело медведя, мудрость старца и дух воина." Вот так, не больше и не меньше.
   Мне отвели покои в самой Школе, (в этом Хани - человек всегда оставался непреклонен, гостье самое лучшее), и я , лакомясь душистым медом, поинтересовалась а не лучше ли им было бы в полностью своем, обособленном Мире? Зачем нужен контакт с другими мирами, более человеческими, ведь в этом мире они в людском обличии были только на территории школы.
   Хани угрюмо взглянул на меня, рывком встал и подойдя к окну запустил когти в подоконник. Он явно боролся с трансформацией и справившись с собой повернулся ко мне.
   - Прости, Королева, вижу напугал. Просто ты Видящая, в корень смотришь. Спрашиваешь то, что мы скрываем даже от себя. Ответ есть, да больно непрезентабелен он, говоря вашим языком. Почему медведи-оборотни, столь сильные и могучие, стали учиться у людей? И не просто приспосабливаться, а заключать союзы, взаимодействовать? Мы не хотим. что бы нас воспринимали зверями. Не хотим быть врагами или вообще непонятно кем. Неизвестное всегда вызывает тревогу и желание выяснить кто сильнее и если возможно, убить. Что нас сподвигнуло, так сказать? Страх, Королева. За наших медвежат, что в любопытстве такие же дети. Всегда найдут лазейку, чтобы убежать и посмотреть, а что там, за тем поворотом, углом, дверью, куда не пускают. Куда запрещено. Обычный страх, а он приходит от незнания и неумения. Или от лени. Понимаешь, и медведь в неволе пляшет, коль человек заставит. А если ошейник специальный накинуть, то в человека нам уже не перекинуться обратно. И не заговорить.
   И тогда ты идешь по рынку, ищешь там, где охотники шкуры продают и вдруг чувствуешь, понимаешь, узнаешь шкуру. У тебя земля из-под ног уходит. А уже все, конец. А вокруг торг, люди шумят, веселятся.
   Так что Видящая, и медведь летает, когда с кручи столкнут. Для таких как я - единственная возможность выжить, это не изоляция, а умение выживать в чуждых нам условиях. Научимся - будет у моего народа будущее. Мы и сильные, и умные, да только всем этим еще пользоваться надо уметь. Нас много, в разных Мирах, как оказалось. Школа уже по швам трещит, скоро расширять будем.
     Я не знала, как объяснить это Далту, ведь во многих Мирах он и Трой были охотниками, а звери - добычей. Поэтому перед отъездом просто сухо проинформировала:
     - Ты знаешь, что даже медвежонок подросток способен подцепить на коготь человека и уронить его, если человек решит его погладить?
     Далт с интересом воззрился на меня:
     - Предполагается что человек с легким приветом?
     - Почему?! - я растерялась.
     - А кому в нормальном состоянии придёт в голову гладить медведя? - растерялся уже моему удивлению. Далт.
     - Он же хорошенький, - попыталась объяснить я.
   Далт несколько секунд молчал, так сказать вникая в точку зрения госпожи, или проще, переваривая информацию. И наконец выдал своё заключение от услышанного:
     - Логично, - по-женски, но логично. - он был серьезен, но опустил глаза. А я только независимо фыркнула.
     Но волновалась я зря. Не знаю, чья школа сказалась, Криспа или Вира, но Далт вел себя безукоризненно. Он действительно был Стражем при Королеве и все, первое время.
   Я гуляла с Хани по лесу, когда заметила отсутствие Далта.
     - Твой Страж со старшими моими занимается, - пояснил он. - Великий Координатор в гостях у Школы оборотней, это хорошо, это правильно. А то что тебе не сказался, так он мне доверяет, понимает, что нет тут таких, кто б рискнул. Мои говорят "он тот же медведь, просто другой шерсти", это его за своего признали, значит. Ты уж не ругай его за своеволие. Толковый у тебя Страж.
     Перед самым отъездом ко мне в комнату ворвался Далт с такими сияющими глазами, что я даже не стала возмущаться из-за флакончика духов, который выронила с испугу. Просто к Королеве, Видящей, да просто женщине в комнату так врываются только если конец света уже вот, начался!
     - Я погладил медвежонка! Он такой... хорошенький!
     - Логично, - только и нашлась я с ответом.
     Далт рассмеялся, и был в этот момент такой по-детски счастливый, что мне самой захотелось погладить его, как он - того медвежонка.
  
  
   "Мудрость - это ум, настоянный на совести."
  
     У Мастера Мансура было и проще, и сложнее. Поймать в ребенке проявления магии очень непросто. Одно дело, если он из семьи магов, тут все ясно, этих проявлений ждут, их пестуют, как цветок зимой. Но как ни странно, спонтанные маги, то есть у кого дар открылся первым в роду, гораздо более сильные. Это прирожденные маги - воины. Вот таких пропустить нельзя ни в коем случае. Особенно если в семье этот дар воспринимается как проклятие. Дар не может исчезнуть, от простого "прекрати" или "нельзя". Он затаится и отомстит. А ребенок, чувствующий себя изгоем научится ненависти, а не любви. Ненависть и необученный, но сильный от природы маг, это самый быстрый рецепт конца света. Я не имела права на ошибку.
     Поток детей был неожиданно большим. Пару раз я просто теряла сознание и Далт выносил меня в соседнюю комнату и отпаивал какими-то травами, которые Хани дал ему с собой. И снова я поражалась тому, что он, тревожась за меня, до сцепленных зубов и желваков на щеках, ничего не пытался изменить. И я не удержалась от вопроса:
     - Почему ты молчишь? Ты же недоволен происходящим...
     Далт капая что-то в серебряный стаканчик, замер, потом повернулся ко мне:
     - Я отдаю долг тем, кто не вмешался со своим недовольством тогда, когда ничего этого не было, когда я был кадетом в Школе Криспа. Тебе никто не посмел мешать. Я тоже не посмею. Помогу всем, чем смогу. В Школе Мастера Мансура много эльфов, они будут жить, когда о нас останется лишь память. Пусть она будет хорошей. То, что ты делаешь сейчас, ты работаешь с вечностью. Кто я такой, перед ней, чтобы вообще что-то говорить?
     Перед тем, как заснуть под действием капель, я даже успела погордиться собой.
   Иногда, когда наплыв детей неожиданно становился меньше или я, чувствуя, что теряю объективность, просто останавливала прием. Мне удавалось побродить по Школе, посмотреть изнутри на то место, где учился Тэо. Где мальчик со странными генами и родословной не только захотел стать королем, а и стал им. Мастер Мансур не мешал мне, наоборот он даже отвлекал Далта и не пытался навязать другую охрану. Несколько раз я ловила на себе его странно задумчивый взгляд и однажды все же спросила:
   - Вас что-то мучает? Задайте свой вопрос, и я отвечу, обещаю!
   - Вопрос только один, "почему"? Почему мой последний ученик все же не сумел исполнить возложенное на него? Не понимаете? - объясню проще, - Почему Тэор не заменил вам Далта? Почему не сумел стать нужным? Тэор благороднее происхождением, жестокость у него в крови. Он прекрасный воин и как Перворожденный, эльф, он почти бессмертен. Что вас в нем не устроило? Неужели только цвет волос? Неужели я прокололся в недопонимании такой мелочи? Прокололся не как маг, а как морф?
   Я изумленно слушала главу Школы понимая, что несмотря на свое обещание просто не знаю. что ответить.
   - Не думаю, что дело в цвете волос, - честно ответила я. Будь Далт блондином, вряд ли это что-то изменило. И дело даже не в нем, а во мне. У людей есть такая поговорка, "сердцу не прикажешь". Понимаете?
   - Стараюсь, но нет, не понимаю. - собеседник печально покачал головой. А я задала встречный вопрос, уводя поникшего Мастера Мансура от столь расстраивающей его темы:
   - Почему вы назвали Тэора "последним" учеником? Отбор прошел успешно, ваша Школа снова полна.
   Мастер Мансур ощутимо замялся, врать Видящей он не хотел, как не хотел и отвечать на вопрос. Странно.
   Он поднял на меня глаза и извиняющемся тоном произнес: - Мы можем посчитать ту мою фразу оговоркой?
   - Да, разумеется. - ответила я но мне стало как то неспокойно и я была очень рада видеть Далта, который появился неожиданно, но так вовремя.
   Позже, прогуливаясь с Далтом по саду камней, который в этой Школе заменял обычный сад, я передала наш разговор. Мой Страж нахмурился и тихо спросил: "Насколько хорошо ты его знаешь?" Я только покачала головой: "Совсем не знаю, он друг Лиса, наверное. Хотя сейчас я уже не в чем не уверена. Он безукоризненно воспитал Тэо, именно как будущего Короля, но зачем-то внушил мальчику какую - то одержимость мной."
   - Если он друг Сэма, то тогда понятно, почему, - не согласился со мной Далт, и пояснил, - так он обезопасил тебя. Насколько я понимаю у Темных эльфов ты или друг, или враг, исторически так сложилось. Вот Мастер Мансур и решил, что с другом Тэо тебе будет комфортнее, чем с ним же - врагом. А вот что касается "последнего" ученика, это что угодно, кроме оговорки. Видно эта мысль постоянно крутится у него в голове, вот и сорвалась с языка. Понимаешь, госпожа, эта странная Школа. Их тут словно две, но по умолчанию. Есть четко ученики Мастера, они маги, со специализацией убийц. За счет того, что у многих в семьях были или есть морфы, это вообще золотой запас политики. Но тут есть и кто-то еще и они это скрывают. Но при этом тебе и нам они не враги, хотя и не друзья. Скорее союзники. Вот и пойми, что происходит.
   - Нет ничего тайного, что не стало бы явным, - эта мудрость на все века, - со вздохом вынуждена была сказать я. Вот только явь часто приходит с опозданием. Но нас сюда позвали, что бы я обещанное выполнила, а не в секретах хозяев копалась. Иными словами, пора и честь знать. Уезжаем завтра же. Теперь к Регу, надеюсь, там все будет и проще и понятней. Я решительно развернулась, что бы идти обратно к зданию Школы и чуть не налетела на женщину, в длинном, струящемся одеянии. Она подняла руки и сняв с головы капюшон без улыбки кивнула мне.
   - Приветствую тебя, Королева. Твой охранник может ненадолго погулять? Тут красивые камни, пусть посмотрит. Хотя вряд ли мудрость их расположения будет доступна ему. Пусть просто отойдет!
   Я, что называется, во все глаза уставилась на сестру Мастера Мансура, Анну-Габриэллу. Познакомились мы давно и будто случайно, именно она придумала и наладила не только сеть переходов между Школами, но и создала зеркало-экран. По нему можно было говорить, видя собеседника, но не допуская его к себе. Такое было у меня в домике у Сэма. А вот в живую мы виделись впервые, и надо сказать, разговор она начала не удачно.
   - И я тебя приветствую, Анна - Габриэлла, - ровно отозвалась я, - Далт не просто мой Страж, он и Великий Координатор Миров. Так что у нас с тобой вряд ли будут тайны, которые ему не следует знать.
   - Да знаю я, кто он, - досадливо бросила Габи, но поймав сама себя в ловушку этим заявлением вынужденно склонилась в поклоне. Далт, явно забавляясь, четко, по-военному кивнул ей.
   Габи вскинула на меня глаза: "Мне поговорить с тобой надо, как с женщиной, - и повернувшись к Далту - позволишь?"
   - Разумеется, госпожа, - Далт поклонившись мне, отошел, а я вопросительно посмотрела на Габи, все еще надеясь, что мы сумеем понять друг друга. Все предыдущие сеансы нашего общения по-другому и не скажешь, ведь общались мы только через экран, были недолги, но мне была интересна эта женщина. Её ум был какого-то совсем другого склада, мне незнакомого. С Мастером Мансуром у них было что-то общее, но его было не много. А вот что меня настораживало в Габриэлле, я и сама не могла объяснить. Я вынужденно перешла на другой уровень и вгляделась, у неё была странная аура, как текучая вода. Она преломляла в себе свет, напитывалась им, но сама по себе была бесцветной. У меня от непонимания происходящего сильно заломило виски, и я вернулась в реальность.
   - Что ты творишь? - без предисловий о радости встречи почти прошипела она, - когда мы были подругами, я же учила тебя, - мужчины бывают полезные и бесполезные. Это все. Мы сделали Тэора, он был готов. А ты предпочла Далта. Пусть он и нечто среднее, но не более. Но тебе то для наших целей нужен не он! Я говорила брату, но он не способен понять будущее величие, ему подавай уверенную повседневность.
   Я смотрела на Габриэллу, и честно старалась понять, о чем она говорит. Возможно в её понимании этого слова мы и были подругами раньше, до того пока наши интересы не пересеклись. По моей же версии, дружба которая прекратилась, собственно никогда и не начиналась. Создавалось впечатление, что Анна-Габриэлла говорит не со мной, а продолжает какой-то свой монолог, а я оказалась случайной слушательницей. У меня закралось подозрение, что Мастер Мансур потому её и не возил с собой, а всегда оставлял дома. Пусть она и была той, кто создал новые переходы в Школах, но возможно, техническая гениальность была в ущерб чему-то еще? А Габриэлла продолжила свой монолог, все больше заводясь от собственных слов:
   -Далт тебя погубит. А Теор может спасти. Я ведь пошла на это из-за тебя, все могло стать иначе уже сейчас! Пусть мне поздно возвращаться назад, чтобы все правильно начать, но еще не поздно устремиться вперед, чтобы все правильно закончить, понимаешь? Знаешь кем мне приходится Тэор? Или, - тут Габи осеклась, внимательно вглядываясь мне в лицо и потрясенно произнесла, - тебе даже не интересно? Ты вообще меня понимаешь?
   - Если честно, то нет, - сдерживая раздражение бросила я непрошенной прорицательнице, отвечая сразу на оба вопроса. Учила она меня, надо же. Буду я кого спрашивать, как мне к Далту относиться. Возможно Габриэлле и хотелось со мной поговорить, не даром же она поджидала меня одна, а не пришла на встречу вместе с братом. Но начало разговора было не удачным, я настолько разозлилась на её слова о Далте, что мне действительно было все равно, кем ей стал Тэо или был раньше. Видно у меня все было, что называется, на лице написано. Поскольку Габи, явно собирающаяся мне что-то еще выговаривать, осеклась и поджав губы только покачала головой:
   - Ты пожалеешь, у тебя была возможность остаться навсегда, но ты из тех, кто не умеет ценить будущее. Вы видите только сегодня. Мне жаль тебя.
   Она бросала фразы, как камни, но видя, что они не достигают цели (я все так же не понимала, что она хочет мне сказать и из-за чего злится), неожиданно развернулась и ушла так же стремительно, как и появилась. Что ж, я была вынуждена признать, что даже Хранительница Миров не всегда способна понять представительницу другого Мира, хоть и одного с собой пола. С мужчиной проще, он - или друг, или враг, или союзник.
   А вот с женщиной... В вашем разговоре, независимо от темы всегда незримо присутствует кто-то третий, хорошо, когда о его личности есть представление у обеих, тогда понятно "против кого дружим" или за кого воюем, а так? Ну что, недаром говорят, что подруга - это враг в режиме ожидания. Не умею я с женщинами дружить. Слишком много тайн мы скрываем в себе. И, зачастую, не только своих, а это значит, откровенность и честность, просто непозволительная роскошь для нас. А без откровенности и доверия, какая может быть дружба? Жаль конечно, если я её обидела, но я давно перестала стараться быть хорошей для всех. Я повела плечами, будто стряхивая ненужный груз, а заодно опуская еще одну "непонятку" в копилку странностей, окружающих Школу Мастера Мансура.
   Далт в несколько шагов преодолел разделяющее нас расстояние, и мы пошли обратно к Школе, собираться. Он ни о чем не спросил меня. Молчала и я, искренне надеясь, что в школе у моего Палладина все будет по-другому.
  
  
   "Мудрость приходит со временем. Иногда время приходит одно."
  
   Почему-то в этом я была уверенна. И потому я так растерялась, когда Мастер Рег, мой Паладин и мой Страж с первого взгляда буквально возненавидели друг друга.
     В этой Школе вообще было что-то странное, в ней не было младших классов, а узнала я об этом только на месте.
     - Мы разделили Школу с Мастером Сэмом, я теперь веду только старших, которых отбираю сам. Это будет элита.
     - Элита? Но для кого? - я недоуменно посмотрела на Рега.
     - Спрос рождает предложение, госпожа. Заказ поступил, мы выполняем.
     - Тогда зачем ты пригласил меня?
     - Я пригласил именно тебя, ты нужна здесь, нужна мне. Но я никак не ожидал увидеть с тобой Стража, это мой промах, и я готов его признать. Однако, все еще поправимо, просто отошли его! - голос Рега зазвенел от напряжения и сдерживаемого гнева, а я попятилась. Такого Рега я не знала.
     - Стой, где стоишь, - если не хочешь оставшуюся часть жизни любоваться своей спиной, когда я сверну тебе шею.
     Голос говорившего был похож на стылую землю кладбища, я даже не сразу поняла, что говорит Далт.
     - Госпожа позволяет говорить своему слуге? - презрительно бросил Рег, даже не взглянув на Далта.
     - Я Страж госпожи и да, я ЕЁ слуга. Но для тебя я Великий Координатор, или ты забыл, кому присягал на верность? - голос Далта был холоден и спокоен, это явно раздражало Рега.
     - Ни в коем случае, мой господин. Произошло явное недопонимание. Это беда, когда встречаются люди и не совсем люди, нам сложно понимать друг друга без переводчика, - Рег явно продолжал провоцировать Далта.
     Я замерла, пытаясь понять, что вообще происходит. А Далт выхватил меч и каким-то стылым голосом, просто очень четко спросил:
     - Это достаточно хороший переводчик?
     - Бесспорно, мой господин. Великий Координатор Миров. Я же говорю, во всем виновато недопонимание, ты вооружен, и обнажил оружие в Школе. Я, как и мои воспитанники, собравшиеся вокруг, безоружны и полностью в твоей власти.
   Что ж, тут Рег прав, обнажи он или кто-то из воспитанников оружие при мне и это будет расцениваться, как угроза. Далт такого не спустит.
     - В данный момент, здесь и сейчас я - Страж. Безопасность Королевы - мой приоритет, и не важно, Ристалище это или Школа. Нам ли не знать, что разница не велика. Не так ли, наставник?
     - Сожалею, что произошла такая ошибка, госпожа моя, - склонил, таки, голову Рег, - однако, искренне надеюсь, что ты вернёшься к нам и мы просто поговорим, как раньше. И я и мои ученики будут рады тебе, одной тебе, моя леди.
     До портала мы дошли в полной тишине. Далт так и не убрал оружие.
     Оказавшись в Замке, уже в кабинете Великого Координатора, я потрясенно повернулась к нему.
     - Что это было, Далт? Рег никогда таким не был.
     - А каким он был?
     Я открыла рот, что бы ответить и закрыла его. Потом, взглянула на Далта, чуть пожала плечами.
     - Похоже, я не знаю, что сказать. Когда Лис открыл свою Школу, Рег прибился к нему, стал наставником. До этого он служил в Звездной Гвардии, так Лис говорил. А вот Хок рассказывал, что Рег не хотел его брать в ученики, потому что он был оборотнем. По тому, что я видела, как он обращался с мальчиками, он злой. И Хок мог погибнуть из-за него, тогда.
     - И почему ты подпустила такого человека к себе? - Далт спросил очень мягко, явно стараясь понять. Или уже понимая. Я, вздохнув, лишь подтвердила его правоту.
     - Тогда я искала союзников, и Рег подходил на эту роль, пожалуй, лучше всех. Даже лучше Лиса. Он казался одержим идеей.
     - Он из фанатиков, госпожа моя, - покачал головой Далт, - в начале борьбы, не суть за что, это лучшие союзники. Но рано или поздно, ваши дороги расходятся, и они с тем же пылом могут вести борьбу уже против тебя. Им нужна цель. В идеале - недостижимая. Для них смысл борьбы в самой борьбе, в искоренении неверующих, неверных, не таких, как они. Это старо, как мир. Самое страшное зло, это идейные фанатики. Это не просто опасно, это катастрофа. Враг, которому нужно богатство, власть, слава - уязвим. Враг ненавидящий тебя - хуже, но и он имеет свои слабые места. А вот враг, считающий, что он тебя облагодетельствует - это очень серьезно.
     Я растеряно смотрела на Далта: "Облагодетельствует меня? И как?"
     - Скорее всего, убив. Госпожа моя, на моей памяти тебя осуждали многие фрейлины, именно за твое снисходительное отношение к мужчинам. Ты всегда была на нашей стороне, за что низкий тебе поклон. Мы, твоя верная свита, всегда будем оберегать тебя. Но мы, это еще совсем не все мужчины. Есть и другие. Помнишь, когда мы были у Мастера Мансура, ты поругалась с его сестрой. Что она тебе сказала?
     Разумеется, я помнила, и негодующе фыркнула.
     - И все же? - настаивал Далт.
     - Габи сказала, что мужчины делятся на полезных и бесполезных. А ты нечто среднее, - ответила я, раздраженная его настойчивостью.
     - Госпожа моя, при всем уважении, многие из нас, мужчин думают о женщинах так же, правда, несколько иными словами.
     - И что это значит?
     - Только то, что Мастеру Регу ты, незапятнанная общением с нелюдями, пусть и мертвая, гораздо важнее живой и со Стражем - нелюдем. Идея важнее факта. Понимаешь? - стараясь мягкостью тона скрасить свои слова, проговорил Далт, и продолжил:
     - Ты же говорила о Звездной Гвардии. А что ты про них знаешь? Это первопроходцы, щит Звездного Флота. В чем-то уникальные люди. Но что бы не потерять такие гены, ведь они гибли часто, у Звездных Гвардейцев были гаремы. И оставляли в живых только рожденных мальчиков. Так Звездная Гвардия покоряла космос. Ценились только мужчины... Так что же надо было совершить, что бы его изгнали и он пошел в наставники безродных ребят? Или стоит задать вопрос по-другому. Зачем он стал Наставником?
     - И что теперь?
     - Теперь мы навестим Сэма и узнаем, что произошло, так сказать из первых уст.
     Однако Лис нам помочь не смог. Крайне изумленный, он выслушал Далта, кивая и со многим соглашаясь. Они вообще на редкость быстро сошлись. Я, почувствовав себя почти заброшенной, все же поинтересовалась, если они такие умные, так чем же я, живая, все же не устраиваю Рега?
     - Ох, Эсси! Временами ты истинный ребенок, - с сожалением взглянул на меня Лис, - не ты живая не устраиваешь, а ты живая и с Координатором - нелюдем.
     - Но Рег здесь, в этой комнате, поддержал меня!
     - Естественно, мы все поддержали, просто тогда все было о-о-очень далеко, и твой Далт легко мог не дожить, а на его место, скажем так, было определенное количество кандидатур. - терпеливо пояснил мне Лис.
     - Но я никого не видела на этом месте, кроме Далта - возмутилась я.
     - Эсси, прости если покажусь грубым, тем более твой Страж рядом. Но Рег был из Звездной Гвардии, видишь ли, там женщин не спрашивают.
   Лис почти слово в слово повторил мне то, что уже говорил Далт. Только если в голосе моего Стража было уважение, в раскосых, зеленющих глазах Лиса прыгают смешливые чертики.
     Я окинула презрительным взглядом моего бывшего телохранителя и нынешнего Стража, к их чести они держали лица серьезными и нарочито скорбными, пока я гордо выходила из кабинета. Но какой же смех грянул потом.
     Мы задержались у Лиса. Далт подолгу проводил в его кабинете. А я смогла наконец всласть похозяйничать в своем домике. Благо помощников было с избытком.
    По возвращении, записывая в Дневник все странности и итоги поездки, я с удивлением вынуждена была констатировать то, что Далт не просто правильно себя держал во время поездки, вел себя он по-разному, но мне было с ним спокойно. Я поняла для себя главное, мальчик вырос и мне нет нужды контролировать его поступки. Он действительно стал мужчиной и в моих глазах тоже, принимая решения и полностью отвечая за них. Он знал, чего хочет и четко действовал, добиваясь не только выполнения этого от окружающих, но и их понимания того, зачем они это делают. Единственной его слабостью была и оставалась я. Что ж, мне было чем гордиться, пусть и про себя.
  
  
   "Знания недостаточно - необходимо применение.
   Желания недостаточно, необходимо действие."
  
   В ту ночь мне впервые приснился сон, так потрясший меня. Я не проснулась, а скорее очнулась от ужаса, надвигающейся боли и отчаянной безнадежности. Дыша, как загнанная лошадь, я стучала зубами от холода. Хотя в тепле моей спальни, с горящим камином замерзнуть было невозможно.
   Сны для меня не редкость. Яркие, красочные - это если все хорошо; более строгие, черно белые, если ожидают испытания, но в них часто было зашифровано то, что надо делать. Такой безнадежный ужас был мне в диковинку. Пытаясь хоть как-то осмыслить происходящее, я снова подумала о Реге, может это мысли о нем дали такой эффект?
     Ведь с его точки зрения, я подвела. Не стала ждать, когда кто-то что-то сделает за меня, кинулась Далту на помощь. Потом не испугалась метаморфозы с Хоком, не дав убить его тогда.
     Далт говорил, что фрейлины обижались на меня за то, что я на стороне мужчин. Глупо. Дело не в этом. Как Видящая я всегда могла понять, кто мне действительно способен помочь и сделает это. А кто только говорит. Ведь на тот момент кроме громкого титула у меня ничего не было. А расплатиться по-женски за услугу мне никогда бы не пришло в голову, ведь я была Королевой по рождению. А это означало, что слова честь и порядочность для меня не просто слова. Значило ли это, что, выбрав Далта, я в чьих-то глазах уронила себя? Да, это возможно. Но тут мне себя не изменить. И его отношение ко мне, я просто не смогу отказаться от такого, даже в угоду кому бы там ни было. После поездок по Школам у меня исчезла внутренняя неловкость в общении с Далтом, я стала доверять, опираясь уже не на воспоминания, а на то, каким он стал. Он и не был для меня пресловутой "каменной стеной", пусть стены и прочны, но они холодные, мне ли, живущей в Замке, этого не знать.
   А Далт, мой Страж, был теплый. Я невольно улыбалась сама встречая по утрам его улыбку. Его постоянная готовность сорваться в любую минуту, чтобы сопровождать меня, и все равно, куда. На смену моему недоверию и осторожности все больше приходило чувство уверенности в нем. Я невольно стала проникаться доверием уже не к малышу или бывшему пажу, даже не к Стражу. А к самому Далту. Поверив в цельность натуры того, кого привела ко мне Судьба. Он не изменял себе, своему слову и своей любви. Мне. И я его не потеряю, жизнью клянусь себе. В общем, если понадобиться еще раз через все пройти, пройду.
     Такой шквал мыслей о Далте вызвал тревожный сон, почти кошмар. Но я так и не поняла в чем его суть. Может быть это просто сон? Однако кошмар стал приходить с завидной регулярностью. Глядя на себя в зеркало, я стала понимать, что косметика уже не помогает.
   В ту ночь я проснулась с криком, а проведя рукой по губам увидела кровь. В ту же минуту меня обняли крепкие, надежные, такие знакомые руки и тихий голос произнес.
     - Не пугайся, это носом кровь пошла, раны нет.
     - Далт...
     - Я, госпожа моя. Что случилось, кто тебя тревожит?
     Не даром говорят, что правильно заданный вопрос несет в себе половину ответа. Я ухватилась за теплое, надежное плечо Далта, он помог мне привстать, а другой рукой подал влажный платок, я стала стирать кровь с лица. Потом окинула взглядом своего Стража, его встрепанные со сна волосы и абсолютно не сонные, а серьезные и внимательные глаза, с тревогой смотрящие на меня.
     - Меня кто-то зовет, монотонно, словно пытаясь пробиться, понимаешь? - медленно, вспоминая, заговорила я, - Как молоточком в одну точку стучишь, голос не мужской и не женский, скорее детский. В начале мне казалось, он говорит, "спаси", но сегодня я четко услышала "спасись". Еще змея, большая, поднимается из кустов, а цвет такой странный белый и черный, квадратики, как маскировка.
     - Это не змея, госпожа, а Змей, - серьезно проговорил мой Страж, - Тебя кто-то пытается предупредить об опасности от Рега.
     - Почему от Рега? - не поняла я.
     - Рег на языке Школ Путеводной Звезды - Змей - пояснил мне Далт.
     На мой удивленный взгляд Далт грустно усмехнулся - Я много языков знаю, память хорошая, и времени много было, вот и пригодилось.
     - Значит опасность все же оттуда? - задумчиво протянула я.
     - Похоже на то, - кивнул Страж.
     - Далт, нам надо попасть в Школу Рега. Понять, что происходит и помочь тому, кто зовет меня, - раз сон побуждал меня к действию, и наяву надо было торопиться.
     Далт взглянул на меня враз потемневшими глазами и глухо произнес:
     - Это может быть опасно, госпожа.
     - Я знаю, хороший мой. Но так надо, и я теперь не одна - я ласково коснулась его руки, переплетая наши пальцы.
     - Как прикажешь, Видящая, госпожа, - чуть хрипловато отозвался Далт опустив глаза.
    В ту ночь мы воспользовались зеркалом - переходом в кабинете у Далта, но к моему удивлению вышли не у Рега, а у Лиса. Тот нас уже ждал.
     - Пройдете через меня, это снимет подозрение и тревогу не объявят, да и я с ребятами прикрою, - Лис нас явно ждал.
     Я посмотрела на Далта и Лиса, по тому как они обменялись взглядами мне стало, ясно они знают гораздо больше, чем говорят, и самое для меня настораживающее - гораздо больше, чем я.
     Я краем глаза видела, что одежда на моих спутниках своеобразная, хоть они и кутались в плащи, но то, что это не придворные наряды для охоты, мне было заметно. Как и оружие. Почему-то и я в этот раз предпочла брюки и сапоги на невысоком, устойчивом каблуке. Да и волосы сейчас не искрились заколками в косе - короне, а были тщательно уложены в тяжелый низкий пучок, непривычно оттягивающий голову. Чем ближе мы были к зданию школы, тем отчетливей слышалось какое-то заунывное пение, повторяющееся вновь и вновь.
     - Значит правда, еще и религию приплел, - с какой-то непередаваемой интонацией проговорил Лис.
     - Что теперь, Далт? - неожиданно для меня моим походом стал командовать другой. Но я была вынуждена принять такую расстановку сил, ведь воином я не была.
     - Теперь, госпожа моя, мы подсадим тебя в окно, которое уже открыл один из учеников Лиса и ждет тебя там. Мы останемся здесь и будем ждать, когда ты скажешь " уходим". А сами обеспечим тебе прикрытие и вот, возьми.
     Далт протянул мне плащ, я потянулась взять и тут же отдернула руку. Плащ был цвета змеи из сна, черно - белый.
     - Откуда это?
     - Обронил тут один, бери Эсси, не бойся, - в полголоса проговорил Сэм.
     Я взяла и затянув тесьму на горле ступила на услужливо подставленные руки. Миг и я уже на окне.
     - Госпожа, тут ступеньки. Мне идти с вами?
     - Нет, - ответила я невидимому собеседнику, - дальше я сама.
     Поднявшись по ступенькам, я шагнула с комнату напоминавшую гнездо сумасшедшего паука. Какие-то трубки вели к зеркалам, к колбам, пробиркам. Чуть дальше красным, воспаленным глазом светилась жаровня. И запах, жуткий запах горелой плоти. На ватных ногах я пробиралась вглубь "паутины". пока не наткнулась на её сердцевину. Там в своеобразной люльке-кювете лежал... Я сначала даже не поняла - но нет, это был ребенок, страшно изуродованный, с непомерно большой головой, но явно человеческий ребенок. На мой испуганный вздох распахнулись огромные глаза, и дикая, лютая ненависть заструилась из ни почти осязаемым потоком. Однако стоило ему понять, кто перед ним и глаза мне улыбнулись.
     - Ты меня услышала или ты мой сон? - голос был хрипловатый, словно владелец его долго кричал.
     - Услышала и пришла, чем я могу тебе помочь?
     - Убей меня!
     Видя мое враз изменившееся лицо, ребенок досадливо поморщился:
     - Я проклят с рождения, а может еще в утробе, собственной матерью ненавидящей моего отца. Она не была из числа женщин гарема, она была из свободных, и он украл её с какой-то планеты, которую они открыли, так говорят, я слышал - торопливо заговорил мальчик - А он, получив ребенка мутанта, был изгнан из Звездной Гвардии. Но я умен. - ребенок закрутил головой на тоненькой шее, - я знал, что сумею ему пригодиться. Я почти открыл доступ в твой Замок. Это их последний Гимн, далее пара молитв и они пойдут вас убивать. Я открою проход, своей жизнью открою, и мне даруют смерть.
   - Но я просчитал, что для того что бы вновь родится человеком и прожить ту жизнь, что у меня украдена я могу, Космос знает сколько, мотаться по Вселенным. А вдруг я рожусь не человеком? Тараканом или кем похуже? Я снова все просчитал, мне надо, я хочу родиться причастным к твоей семье, поможешь? Буду тебе вечным другом или вечным врагом? Выбирай. Они допели Гимн.
     Я в полном ужасе смотрела на этого, нет не ребенка, но и взрослым назвать это существо, измученное душевно и телесно я не могла. Почему-то сейчас все отошло в сторону, мне безумно было жалко его и его непрожитую жизнь.
     - Я помогу, конечно. Что ты хочешь?
     - Ты добрая? - он хмыкнул, - Поможешь просто так? Нет, привяжи меня кровью, и я сумею тебя найти. Дай руку!
   Я растеряно протянула, и он впился зубами в запястье. Я дернулась от боли потрясенно смотря на заостренные зубы в несколько рядов, мальчик чуть повернул голову, и я заметила форму уха. Эльф? Нет, похоже, но не то. Хотя еще мой Начальник стражи говорил, что эльфы есть в разных Мирах. Ребенок с непонятно откуда взявшейся силой отбросил мою руку и приказал:
     - Там, в жаровне, видишь в углях нож? Возьми и бей - вот сюда, запомнила? Не перепутай! Я не человек в смысле анатомии. И с ножом не ошибись, другие не действуют, проверено. Да, еще, дай мне имя. Что бы я узнал тебя. Потом, понимаешь?
     Я послушно наклонилась и шепнула ему невесть откуда пришедшее мне в голову имя:
   -Тебя будет звать Шарки, акуленок, и пусть ты познаешь море свободы в своих перерождениях.
   А потом, повинуясь душевному порыву, я коснулась губами его щеки. Он вздрогнул:
     - Ты слишком добрая, теперь действительно придется тебя охранять. А еще говорят, смерть обнуляет долги, а я еще не родился, а уже в долгу.
   - Подожди, послушай меня, Шарки. Если тебе и суждено помочь моему Роду, то это буду уже не я, а моя дочь, помоги ей. Вдруг Судьба сведет. Ведь в Мирах время течет всегда по-своему, и где прошлое, и будущее, может сказать только живущий в этом времени и то, в момент своей жизни. А передо мной у тебя долга нет. Я его закрываю именем Королевы Эстер, своим именем.
   Мальчик серьезно посмотрел на меня и кивнул:
   - Ладно, дочери так дочери, обещаю. А теперь, иди к жаровне и не бойся. Просто пойми, ты не убиваешь живое существо, ты помогаешь Душе сбросить оковы тела, в которое она попала по проклятию не ей адресованному. Промашка вышла, дети от любви рождаться должны, а не от ненависти. Ты то не обманешь?!
     Я не обманула, я сделала как он просил. Потому что таких мучений не заслуживает ни одно живое существо. А потом раздался взрыв. И еще, и еще...
     Так мы с тем мальчиком спасли мой Замок от вторжения и неминуемой гибели. Что спасло меня, как находясь в центре взрыва я оказалась без единой царапины, меня никто не спросил. Как и я никогда не спрашивала Лиса, знал ли он, что скрывала башня, в которую он меня подсадил. Некоторые вопросы просто не должны быть заданными.
   Далт был уверен, что меня спасла моя магия, он говорил, что я стояла будто в коконе. И этот кокон был из воды, но она не испарялась от жара, а наоборот, словно чьи-то руки меня берегли. Не знаю. Да и не важно то, что было. Живы все. И хорошо. А вот впереди нас ждало по-настоящему страшное. Ведь так началась война.
   Мы вернулись в Замок, но только за тем, чтобы предупредить об эвакуации. А еще я закрыла переходы, замкнув их на себе. Теперь я - Ключ. Снова, как тогда, но на этот раз по своему велению. Теперь Переходы сработают там, где нахожусь я, и где я их открою. Хорошо, что в детстве мое любопытство позволило мне прочесть в дневниках предшественниц не только страницы о любви. Как говаривала одна из моих учительниц: "лишних знаний не бывает, бывают еще не пригодившиеся". Так неожиданно пригодилось заклинание "ключа", хотя я и опасалась за последствия, ведь его не тревожили несколько веков. Надо признать, что я во многом стала первой, пойдя не проторенной дорогой, а неведомыми доселе моему Роду тропками. Один выбор Великого Координатора из никому неизвестного мальчика, чего стоил. Но как объяснить той, кто придет мне на смену что я увидела в ребенке? Насколько мудрая Душа глянула на меня его глазами в ту, первую встречу. Сейчас, с тревогой глядя на происходящее я не знаю, чем все закончится, не знаю, сумеем ли мы победить, но одно я знаю точно, как Видящая, к победе нас может привести только он, Великий Координатор Миров, Далт.
  
    
     "Тем, кто счастлив, некогда писать дневники, они слишком заняты жизнью."
     Роберт Хайнлайн
  
     Каждая из нас, Хранительниц Переходов в Миры, Королев Замка, будь они только ими, или еще и Видящие, как я, ведет дневник, который вместе с её портретом появится в Галерее Бесконечности, после её ухода. В помощь новой Королеве Замка, в помощь дочери.
     Я не умею писать " про войну". Про чувства, эмоции, мысли - это да, это пожалуйста, а вот про войну - нет. Но мне надо срочно научиться и написать. Надо.
     Я сидела на поваленном давней бурей дереве, держала на коленях дневник и в отчаянии грызла ручку, - как школьница, не знающая, как решить задачу. Такой Далт и нашел меня, безумно расстроенной своим "неумением".
   - Что опять не так, госпожа моя? Ты похожа на нахохлившуюся птичку. Замерзла? - его трогательная забота обо мне была даже в мелочах. Стражу было безразлично, что кругом война, а не мир.
   - Нет, - я была почти в панике, - Далт, я не умею писать про войну!
   - Так тебе и не надо - Далт был явно удивлен - посмотри какое небо красивое, облака заходящим солнцем окрашены... или вон, цветы запоздалые, на кустике. Пиши про них!
   - Я тебя сейчас укушу! - я рассердилась на него за непонимание.
   - Логично. По-женски, но логично - эта фраза давно стала его любимой в отношении меня. Но сейчас Далт явно ждал объяснений.
   - Как ты не понимаешь, мне надо написать для... В общем, мне надо написать про войну, а не про небо, облака или цветы, пусть они и прелестны.
   Он как-то вдруг стал очень серьезен, искрящиеся глаза потемнели.
   - Чем помочь? Твой дневник за тебя мне не написать, а вот военные действия, если хочешь, могу описывать я. Кто знает, что ей понадобиться, - он вопросительно взглянул на меня.
   - А может сделаем проще? Ты веди дневник, а я вставлю его в свой, другой главой - предложила я.
   - Она его пропустит - качнул головой Страж - я бы пропустил. Не интересно!
   - Не понимаю, - пожала я плечами.
   - Госпожа, насколько я вообще способен понимать девочек-подростков, а ведь именно в этом возрасте вы начинаете бегать в Галерею Бесконечности? - заговорил Далт.
   - Да, - нехотя подтвердила я, - Раньше дверь просто не пропустит.
   - Это она правильно делает - с напускной серьезностью отозвался Далт.
   - Кто? - не поняла я.
   - Дверь - он успевает опустить глаза, но искры смеха я увидела.
   - Далт! - вот уж правда, что мир, что война, Далт не меняется.
   - Госпожа, взрослеет не просто девочка, а будущая Королева, от которой будут зависеть очень многие и не только люди, Миры! Поэтому ответь мне на вопрос, как Видящая: "что такое любовь?"
   - Доверие, - я ответила сразу, не задумываясь.
   - А если его обманули, доверие? - Далт был серьезен.
   - Тогда надо или рвать с человеком или навсегда держать дистанцию, - твердо ответила я.
   - А дать второй шанс? - голос Далта дрогнул.
   - Это глупость, Далт, поверь мне. Люди не меняются. Не потому, что не хотят, не могут. Это их способ выживания. Заяц бежит от преследователя петляя, он об этом не задумывается, это просто его способ выжить. Человек предает другого тоже по этой же причине. Именно опасность все расставляет по местам, и показывает кто есть - кто.
   - А что тогда любовь без доверия, ведь и так бывает? - вопрос был задан хотя и сухим тоном, но раз Страж спрашивает, я отвечу.
   - Очень часто, - киваю я, - это секс. Хороший, с удовольствием. И полностью без ответственности. Ты не дорожишь человеком, а партнеры всегда найдутся.
   - Именно поэтому мы и будем писать эту главу вместе. Ты про любовь, я про другое. Война и секс очень похожи. Сходятся равные партнеры, но каждый думает только о себе - проговорил мой Страж.
   И хотя я была ему благодарна за это решение, что-то в разговоре все же задело меня. Словно Далт получил ответ на что - то давно его волнующее, а я даже не поняла, когда был задан вопрос.
     Страничка дневника кончилась и я, досадливо вздохнув полезла в сумку Далта. Наши вещи уже давно перемешались. Мне требовалось все больше места для трав и уже готовых эликсиров. Поэтому мои дневники были у него. Вытащив новую тетрадку, я недоуменно посмотрела на обложку - "Эсси", мое имя множество раз и на многих языках, написано рукой Далта. Все еще недоумевая я раскрыла её и... Далт - я не устаю тебе поражаться! Совсем недавно я пожаловалась тебе на то, что бестолкова в описании войны, и ты обещал помочь. Когда же ты успел? Ночью? А ты вообще спишь? Хотя, о чем я. Страж обещал своей госпоже. И вот, дневник военных действий, дневник Далта у меня в руках.
     Далт появился бесшумно, встал передо мной и демонстративно сломал в руках веточку. Это был ответ на моё недавнее: "не смей так бесшумно появляться, а то я чувствую себя глупой мышью перед неожиданно появившимся котом."
     - Увы, госпожа, у Криспа в Школе не было спецкурса " как на передовой топать слоном, что бы госпожа была довольна", но я принимаю твой упрек, это явный пробел в моем образовании.
     В общем, в прениях с Далтом я почти всегда проигрываю, а он только смеется глазами. Сейчас же я просто погладила обложку и вскинув глаза на Стража тихо произнесла "спасибо". Почему-то перехватило горло, мы с минуту смотрели в глаза друг другу, и в эту минуту нас было только двое и на этой полянке, и во всем Мире. Общими усилиями мы напишем Дневник для той, будущей Королевы, что придет мне на смену. И вместе с которой будет только один из нас. Но это будет, если мы победим.
   А пока, дивные искрящиеся глаза моего Стража смотрели на меня с любовью и тихий ответ коснулся щеки теплым порывом ветра:
   - Пожалуйста, моя Госпожа.
    
    
     "Только смерть непоправима"
     Э. Хемингуэй
    
     Далт. Дневник военных действий. Первая запись.
     Не люблю марать бумагу, карандаш в руке слишком хрупок и ломается в пальцах, которые весь день держали тяжелую сталь меча. Но хоровод событий столь быстр, что голова, каждый день переполняющаяся тактическими новостями, через некоторое время вытесняет события, о которых надо не забыть в стратегическом будущем.
     О боже! После Совета с его высокопарными официальными речами, даже язык начинает пахнуть канцелярщиной, а от лексики отдает чернилами.
     Короче, наше успешное возвращение в Замок было не столь триумфальным, как мы думали. Поток новостей, уже лежавший кипами на столе, пах кровью и сталью. И они требовали большего внимание, чем радость Двора, спешащего приветствовать нас живыми и без потерь. Без потерь...
     Во-первых, атака на Замок была лишь малой частью плана. Возможно даже отвлекающей. Да вообще, вся конфронтация с Регом была редкостным по сволочизму туманом, который скрыл главное. Толпы выпускников его школы давно рассредоточились по Мирам. Только они были не выпускниками-наемниками, а адептами новой религии, как ни кстати пришедшейся по нраву серой массе людишек, только и ждавших, чтобы кто-то провозгласил их крестоносцами порядка, позволив отряхнуть пыль с бездарных голов и ополчиться на всех, кто обладал большим - умением перевоплощаться, говорить с деревьями или расправлять крылья навстречу утреннему солнцу. Серые массы под религиозными знаменами поднялись против всех, кто был недостаточно сер и примитивен. Оборотни, колдуны, эльфы, потомки нескольких рас - все были объявлены главными врагами гармонии людей и природы (точнее, того, что от нее останется после всех битв).
     Во-вторых, потери в первые дни были страшные. Восстания, локальные гражданские войны готовились заранее. В считанные часы организованные серые войска сожгли дотла ближайшие поселения нелюдей. И что самое страшное, мы не знали и не понимали, откуда прилетит новая весть, заляпанная кровью. Самые лояльные и стабильные миры поражали массовостью расправ, тогда как иные нестабильные пограничья не теряли бдительность и "серые" получали эффективный отпор на первых шагах своего марша.
     Да, Совет. Откуда я только что возвратился, чтобы собраться с мыслями и записать главное. Совет оказался совершенно бесполезен. Нет, не потому что Хани, Зак, Мастер Мансур, Тэор и другие, срочно вызванные в Замок, не могли выступить с правильными речами. А потому, что невозможно говорить о том, чего не знаешь. То, что по началу показалось серией мелких беспорядков, требующих отправки отрядов Миротворцев, при внимательном взгляде было хорошо спланированной войной, распределенной в пространстве Миров, но при этом явно тщательно спланированной и весьма толково управляющейся.
     Повсюду дым. И плескать на него воду нет смысла, пока не увидим очаг огня. Поэтому Совет перенесли на другой день. А пока приказ всем - отдыхать, набираться сил и быть готовым в любой момент. Госпожа уже спит. Даю приказ себе - целительный анабиоз сна на 4 часа. Возможно за это время в донесениях проскользнет хоть один новый кусочек нескладывающегося пазла.
    
  
     Далт - Дневник военных действий. Запись 5.
  
     Мудрость Мастера Мансура - безгранична. Его идея идеологических развед-отрядов спасла многие жизни. Донесения испуганных клерков из Миров полны ужаса, трепета, страдания, крови и много еще чего, кроме самого главного - информации. Информации, которой нам так не хватало, чтобы понять, куда идти, кого спасать и против кого воевать.
     Небольшие отряды, разосланные в Миры, были не только разведчиками. С ними шли мудрые и уважаемые представители нечеловеческих рас. Они помогали объединять выживших в отряды сопротивления, давали надежду на скорую помощь и беседовали с людьми, которые к счастью оказались не на столько серы, чтобы встать под знамена Реговых адептов.
     Судя по вчерашним донесениям, мы потеряли уже много и еще продолжаем терять, но Серый марш здорово замедлился.
     Что важно. Помимо Серых, на той стороне воюет несколько новых сил. Эх, Хельгран! Ты предпочитал не лечить нарывы на корню, а припудривать для благообразного вида. Увы, сколько не прячь - оно когда-нибудь да прорвется застарелым гноем недовольных! Только как необъяснимо быстро Рег успел снюхаться со всеми этими тайными обществами "чистоты человеческой крови", которые столетиями матерились и пели гневные псалмы в развалинах храмов, не впуская в свой круг чужаков. Умная палладиновая сволочь! Чую, это не последние сюрпризы.
    
    
     "Если ты ненавидишь, значит тебя победили"
     Конфуций
  
    
     Эстер
  
     Я прочитала записи Далта, что мне добавить? Про небо и цветы вряд ли получится, неба просто не видно, а цветам не сезон. Хорошо, что в воспитание Принцесс входит знание трав и других способов лечения. Вот уж не думала, что мне потребуются эти знания. Мне вообще казалось. что я боюсь крови. Сейчас я боюсь только одного, не успеть. Не успеть остановить эту самую кровь, не успеть наложить швы или найти нужную траву. Иногда я благодарна небу, что война идет не зимой, тогда бы мне было не спасти очень многих. А так я надеюсь и иногда надежда помогает. Совсем недавно мы попали в засаду, как и почему, это уже не важно, но Трою повредили крыло.
   Я перестала писать и распрямившись прислонилась спиной к стволу дерева, у подножия которого сидела. Знаю, мне надо описать этот эпизод как можно подробнее, но это трудно. Внутренне я еще не пережила его, не переступила, чтобы идти дальше. Мне все еще страшно.
   В той вылазке нас было немного, Далт и Трой, несколько воинов, что прикрывали их в момент, когда Трой перекидывался в дракона и обратно и я. Почему-то настоявшая на своём присутствии. Далт и Трой взлетели, их не было долго. А когда вернулись Трой не стал перекидываться, а только вытянул и с силой распрямил крыло. Я обомлела, крыло было пробито в нескольких местах и раны кровоточили.
   - Там была засада и у них в отряде Маг - коротко пояснил Далт. Он тоже был ранен, но на мой перепуганный взгляд откликнулся сразу, - Не страшно, вскользь. Скорее случайно, целили в Троя. Свались он с высоты, и я бы не уцелел. Вот только окружены мы, госпожа. Портал опасно открывать?
   Я покачала головой.
   - В портал могут пройти люди, а дракон нет, здесь нет. Видимо кто-то поставил это ограничение. И перекинуться Трою сейчас нельзя. То чем его ранили, это яд. Его спасло, что он дракон, но если перекинется, в человеческом обличии, то в лучшем случае Трой лишится руки, а скорее всего яд убьет его тело целиком. Это такое оружие, против оборотней придумано. Мне Хани рассказал.
   - Что мы делаем? - Далт вопросительно глянул на меня.
   - Надо зашить, потом заживить, - я ответила четко, как на уроке у травницы.
   Далт выжидающе смотрел на меня.
   - Мне надо шить по живому, иголкой колоть его раны, - дрогнувшим голосом почти прошептала я.
   - А иначе?
   - А иначе - пришел мысленный ответ от Троя - я истеку кровью, раны из-за яда не регенерируют. Без меня вы отсюда не выберетесь, так что или бросайте меня и смывайтесь в портал или скоро тут будет братская могила, с драконом. Хотя пройдет несколько веков, и археологи окосеют. Представьте, могила, а в ней и дракон, и рыцарей человек... раз, два... семь! И Королева! То ли битва за любовь, то ли групповуха!
   - Трой! Совсем озверел, при Королеве! - вскинулся Далт.
   Странно, но этот бред раненого, а особенно слезы в глазах дракона подействовали на меня лучше ледяной воды в лицо.
   - Трой, будет больно, очень. Сможешь?
   Дракон перевел на меня измученные глаза:
   - После "счастливого" детства у мамочки Гледис и школы Криспа? Больно? Не волнуйся, Королева, сдюжу.
   - Тогда почему слезы?
   - Честно? Я думал, будешь Далта спасать.
   - В смысле? - я задала вопрос уже для поддержания разговора, а сама принялась раскалывать и расплетать косу под удивленные взгляды мужчин.
   - Думал, бросишь. В.К по любому важнее. Тем более - Далт - мы продолжаем общаться мысленно, но услышанное возмущает меня.
   - Ну и дурак! - припечатала я громко и ясно, и гребнем из пальцев прошлась по волосам. Это было спорным решением, но простыми нитками мне не обойтись. И я, свивая свой волос и лен ниток приготовила шовный материал. И молясь всем Богам сразу отдала распоряжения насчет костра и воды, а сама шагнула к Трою.
   - Эу. Ваше величество, вы того, поосторожней, все же вы - не ветеринар! - не остался в долгу Трой.
   - А ты, брат, - это уже Далту, смотри что бы из боевого дракона домашнюю рептилию не сделали, как там её? А, вспомнил - игуану!
   В чем-то это было невероятно, то что произошло дальше, я умеющая вышивать крестиком, по канве, и еще гладью, сейчас этими самыми крестиком и гладью создавала кусочки крыла почти заново, просто что бы Трой мог подняться в воздух. А если повезет и времени хватит у Троя будет несколько минут, чтобы перекинуться и войти в портал. Нам надо лишь несколько минут. Но это потом. У меня перестают гнуться пальцы, слишком крепко держу иглу и крови много, уже не вижу, что шью просто чувствую.
   - Жаль, вампиров нет, столько добра пропадает - Трой балагурит, но слово держит, терпит. Хотя я и понимаю, как ему больно. Но обезболить просто не могу, если в шитье попадется хоть кусочек омертвевшей ткани, перекинувшись Трой лишится руки.
   Мои руки, поочередно, берет в свои Далт и обтирает влажной тканью, смоченной в том же заживляющем отваре что уже готов для Троя. Это правильно, и кровь смывает, и я так вижу лучше, да и поколола я себе пальцы сильно. Шить по живому, не шутка. Я усилием воли погружаю себя в состояние вызова своей магии, но не выпускаю её наружу. Сейчас обычным человеком мне не справиться. И шью, шью. И даже не верю себе, когда понимаю, что все. Дело сделано и у меня получилось. Я открываю портал, пропуская всех вперед, даже помню, как его закрыла за нами, а вот потом темнота. То ли обморок, то ли сон. Но это уже не важно.
    
  
     Далт - Дневник боевых действий. Запись 36.
  
     Сегодня мы выдержали первую серьезную стычку с большим отрядом. Практически весь гарнизон Замка и несколько элитных отрядов Школ. Можно сказать, вся гвардия была брошена через портал в этот бой. Госпожа спит, укрывшись моим плащом. Перенервничала, работая иглой по живому. А зараза Трой, стиснув зубы и хлебнув из фляги какого-то крепкого эльфического пойла, еще пытался шутить, требуя в "вышивке" добавить цвета фамильного герба.
     Потрепали нас. Но оно того стоило. Мы почти добрались до Рега. Только знание местности, с приставкой не, подвело. Кто же знал, что со схрона на соседнем холме, лощина просматривалась как на ладони и местами редкие деревья не спасли бы даже истинного Мастера Маскировки Мансура с его выводком магически убийственного молодняка.
     Рег не запертый в своем Мире, после того как Госпожа в Замке дала приказ на перекрытие всех порталов?! Вот это мы и поняли, к своей большой досаде. Тот головастый малец, что был освобожден от растительной жизни милосердным ударом клинка Госпожи, конечно закрыл обратно все ходы к Замку, но он не успел восстановить защиту прямых проходов между Мирами. А ранее отдал кое какие сокровенные знания своему палачу-Палладину Регу, который теперь мог иногда подбирать ключи к некоторым переходам и змеей просачиваться в поддержку своих сторонников. Пока не совсем понятно, может ли он за собой проводить большие отряды, чтобы объединить их в одну армию, которая будет брать миры за мирами. Но неожиданно большой контингент его нынешнего лагеря заставляет задуматься, что это хотя бы частично, но возможно.
     Мы сильно рисковали. Но игра стоила свеч - если бы мы схватили Рега сегодня, это могло бы спасти много жизней, еще бьющихся друг с другом повсеместно. Если Рег уже протащил бы за собой армию, мы бы сами оказались в ловушке, но неделей раньше, неделей позже - ничего не изменилось. Это был бы наш провал. Я грудью встал в портале, когда Госпожа в походной простой одежде и с мешком трав пыталась пройти. Она нашла правильные слова и оказалась права - ее присутствие удвоило силы нашего отряда, а наша гибель без нее только бы отодвинуло ее незавидную участь в практически беззащитном замке перед Серой Армией.
     Уф, что это я предался паническим настроениям?! Серой Армии пока нет и помоги Судьба - не будет. Есть сильный отряд. Очень сильный. Но не в разы сильнее нашего. Теперь - исполнять приказ, данный мною всему отряду. Спать! Силы нам завтра, ой, как понадобятся. Только бы Хани успел присоединиться к утру. Сэм и Зак только что подошли и ворчат по поводу уже пустых котлов. Извините, ребята. Не надо было делать длинный привал в середине марша. У вас еще остался походный паек. Погрызите подогретые на углях сухарики, на сон грядущий. А мы несколько суток, без костров, обследовали самые подступы к лагерю Рега. Парни заслужили добавки, которую готовили то на всех, но без поправки на сильно опаздывающих.
    
  
     Эстер.
  
     Как же тяжело быть мужчиной. Как страшно. Быть мужчиной это значит быть готовым на поступок, из-за которого ты можешь никогда не вернуться домой. Наверное, матерью мальчика то же быть не сахар. Хотя, глядя на Тэо, я просто горжусь им. Мой страх за него, скорее ослабит его, чем поможет. А может и унизит? Страх это еще и недоверие, сомнение в его силах.
     Что я чувствую, когда на бой уходят близкие мне люди? Надежду и что бы там не говорили, смирение. Мое воспитание, моя подготовка все вместе и по отдельности говорит само за себя. У каждого - свой срок. И то, что будет, уже предрешено. С этим знанием жить не особо легче, но вполне можно дышать. А вот когда уходит Далт... внутри меня все рушится, все подготовки, все смирение, все летит в бездну. Нет, я знаю, что никто этого не увидит, просто мир вокруг меня становится черно - белым, исчезает цвет. Так бывает перед обмороком и перед смертью. Расставание - маленькая смерть.
     Только теперь я понимаю, что чувствовал мой Далт, оставаясь в Школе Криспа, когда я уходила, одна, на бой за нас обоих. Пусть те бои и были просто фигурой речи. Нынешние бои, они настоящие. Как все пережить? Радость от выздоровления стирает смерть. Потерь много, очень. В основном молодые. Они не умеют воевать. Не верят в возможность собственной гибели. А потом мы их хороним. Как трудно встать утром, уложить косу и начать жить. Я снова ношу косу короной, если бы была возможность надела бы и платье. Им так спокойней. Всем тем мужчинам, что окружают меня. В этом вихре смертей, маленьких побед и постоянной неуверенности должно быть что-то постоянное. Восход и закат. Возможность заснуть и проснуться живым, потому что друг стережет твой сон. И еще Королева, с её неизменной прической и каким-то варевом в котелке, у костра. Пусть пока так. Но и это уже шажок уверенности, обретение чего-то не зыбкого под ногами. Вперед. Пусть и медленно. Но неуклонно. Вперед.
   И все же это случилось. Да, конечно, я помню что нельзя думать о плохом, "не буди лихо...", но как не думать, не бояться за Далта? Не знаю. И вот, после очередного боя он не пришел ко мне, и я несусь туда, в его палатку. Вокруг походной лежанки столпились воины, еще недостаточно умелые, еще только вступившие на дорогу потерь. Они еще мальчишки, умеющие владеть оружием куда лучше, чем собой. Я влетаю в палатку и с места в карьер беру командование на себя:
   - Все вон! Развести костер, вскипятить воду. Об исполнении доложить, - парней сдуло ветром, что ж Королеву в себе вызвать легко. А вот как загнать назад перепуганную почти до обморока женщину, видящую любимого без сознания и обладающую знаниями целительницы. Я видела рану и понимала, через неё уходит не просто кровь, а жизнь. Дежа вю. Я так же стояла на коленях над распростертым телом дорогого мне мужчины, видя, что мне ему не помочь. Тогда это был Хок, а теперь Далт. Нет, Далта я просто так не отдам!
   - Да? И что ты сделаешь? - мелодичный женский голос полон интереса, а я обреченно поднимаю голову и встречаюсь взглядом с синеглазой девушкой в зимнем наряде, белой меховой шубке и шапочке, золотистые, чуть вьющиеся волосы убраны в роскошную косу, перекинутую на грудь. Снежная Фея или Ледяная весна из сказок Эльфов. Далт тоже как-то меня называл похоже, тогда в наши с ним зимние каникулы. В других Мирах она - Снегурочка, дочь Весны и Мороза. Жизни и не Жизни. Но я, сама будучи Хранительницей Миров, хорошо знаю истинное имя этой легендарной девы, приходящей за душами лишь достойных воинов. Её зовут Смерть. И в этом нет противоречия, когда теряешь близких, внутри все замерзает, становится льдом ты сама - как неживая. А вот оттаешь ли, будет ли в твоей душе еще весна, сможешь жить дальше? Этого не знает никто, хотя шанс есть всегда. После зимы наступает весна, таков закон природы.
   - Я попытаюсь с тобой договориться, - тихо произношу в ответ. Дева кивает, соглашаясь и проводит рукой, словно отводит занавес. И опять мне нет нужды спрашивать, я понимаю, она заморозила время вокруг нас и время жизни Далта. Она дала мне шанс. Но что я могу ей предложить? Все же она - Богиня мертвых, а я только Хранительница, и живых. Когда-то Зак предупреждал меня, что спасая ребят, я иду против Судьбы, и она еще предъявит мне счет. Что ж, отдать мою жизнь за жизнь Далта для меня не сложно, но вот на кой Богам еще одна Богиня в пантеоне?
   Мелодичный смех мне награда, Девушка - Смерть весело смотрит на меня:
   -Это точно, Хранительница, Богинь у нас хватает, а приведи я тебя к нам, с твоим то характером? Проще яблоко с надписью принести и подкинуть Богиням. Жертв меньше будет. А потом это уже делали, ведь так?
   - Так, - соглашаюсь я, - но можно принести апельсин и написать на нем что-то другое.
   Вечно юная Богиня прищуривается и явно прикидывает возможности, а потом с видимым сожалением качает головой:
   - Сейчас не получится, для этой проделки тебя надо с собой забирать, а я пришла за ним.
   - Чем я могу откупить его жизнь? Или Судьба неумолима?
   - Нет, почему. Богиня Судьба не сердится на тебя, просто порядок не может быть нарушен.
   - Так что мне предложить самой Судьбе? - я растеряно пожимаю плечами.
   - Может то, чем ты так гордишься?
   - Это косу, что ли? - недоумеваю я.
   И снова Вечная Дева смеётся:
   - Нет, не так. Ей интересно не что - то конкретное, а ситуация, ну как задачка, понимаешь? Что - то с чем ты еще не сталкивалась, и как поведешь себя, неясно.
   - Сейчас? - уточняю я.
   - Нет, время для Богов не существует, забыла?
   Это как сказать, я вижу что иней времени на полотнищах палатки начинает потихоньку таять. Это подстегивает меня. Что же мне предложить, нет не Богине - Судьбе, тут я в проигрыше заранее, а женщине? Что может её заинтересовать или порадовать? Думай, Эстер! Так, сейчас я не Хранительница, надо проще. Я - Королева. Что радует моих фрейлин, кроме их красоты? Точно, уродство неудачного наряда подруги или не украсившая её новая прическа. А что, надо попробовать.
   - Пусть я лишусь своей красоты в самый неожиданный для меня момент, но не умру, а враз постарею, - медленно проговариваю возможный сценарий и вопросительно смотрю на вестницу Судьбы.
   - Ты что? - она явно ошарашена, а потом растеряно кивает - Госпожа услышала, ей интересно, она согласна. Госпожа пришлет тебе "оклик Судьбы", но помни, Хранительница. Госпожа то же любит многоходовые интриги. Дева колеблется, но все же проводит рукой над Далтом и исчезает.
   Дальше все происходит почти одновременно, время вновь запущенно, стены палатки сухи. Страшная рана Далта затягивается на моих глазах, и он открывает свои. Я обтираю залитый кровью торс Далта влажной тканью, смоченной в заживляющем растворе. Пою его настоем только мне известных трав. И наконец, выйдя из палатки, сообщаю ждущим моего приговора воинам, что их Главнокомандующий просто вымотан до предела и поэтому незначительная рана привела к долгому обмороку. Так организм регенерирует. В общем я несла такой бред, что у самой уши вяли, но воины, умно покивав, облегченно вздохнули и разошлись, поверив Королеве.
   Как оказалось, не поверил мне только один воин, сам Далт. Едва я возвращаюсь в палатку и присаживаюсь у изголовья мой Страж бережно берет мою руку, целует и в пол голоса произносит: "Когда ни будь расскажи мне сказку о Снегурочке, свою версию, хорошо?"
   - Когда ни будь расскажу - обещаю я, но знаю, это обещание я не исполню. Моя версия останется при мне.
    
    
     "Всякий воин должен понимать свой маневр."
     Суворов
    
  
     Далт - Дневник боевых действий. Запись 437.
  
     Надо отметить, что стайка мансурят сегодня не просто отличились, а спасли наш фланг. Да какие там мансурята - они за этот год с небольшим так возмужали... те, кто остался в живых. Мастер Мансур горд своими ребятами, их сегодняшним подвигом. А еще, мы уже во второй раз разобрались с превосходящей по силам армией.
     Все же Рег смог понемногу, но сосредоточить силы в растущий и беспощадный серый кулак. И нам стало трудно. Дело не в храбрости и боевом духе. Дело в том, что почти все учились действовать в небольших отрядах или убивать в одиночку. А тут - широкое поле и тысячи, и тысячи, врагов и союзников, серых легионов и разношерстной массы собранных в соседних Мирах оборотней и эльфов, и не поддавшихся общей истерии людей.
     Мы конечно изучали тактику и стратегию битв в Школах. Но впервые в одном строю оказались бойцы, столь разные по своим боевым качествам и умениям, одни из которых могли часами держать удары по закованным в броню мощным телам в плотном строю, а другим надо было несколько десятков квадратных метров свободы, чтобы в полной мере реализовать свои способности молниеносных ударов и укусов, а потом отскоков от ответных выпадов. Я уже не говорю о добрых 50 метров разбега для трансформирующегося в самый критический момент, дракона, чтобы устроить короткий штурмовой налет на передние ряды противника, и успеть скрыться за броней авангарда, пока серые лучники не спохватились взять другие стрелы, с наконечниками для драконьей чешуи.
     Отличившийся сегодня отряд воспитанников Мастера Мансура проявил просто замечательные умения не тупо ринуться в общую мясорубку, а умными действиями помочь истекающему кровью флангу найти общий ритм и сыграть своим оркестром такую музыку войны, где каждая партия была хорошо слышна и помогала другим инструментам в общей победной симфонии.
     Как же трудно быть первыми. Еще никто не написал ни одного теоретического трактата о расчете оптимального соотношения атакующих оборотней при поддержке дальнобойных луков черных эльфов, при котором не требуется вызывать магический штурмовой отряд, так нужный на другом фланге. Мой дневник пишется кровью. И пусть Великая Судьба никогда не потребует, чтобы его перечитывали для практического использования.
  
    
     Эстер
  
     А потом у нас стало получаться. Получаться воевать. Раненых стало гораздо меньше, мне удавалось варить не только кровеостанавливающие и болеутоляющие сборы, а и просто укрепляющие, и иногда веселящие. Тут на днях самые молодые наши ребята, мой племянник Рауль и его трое друзей волков, все они воспитанники Зака, приволокли пленного. Вкопали столб, привязали его и устроили вокруг пляски, что-то из репертуара "о-о-очень диких, с да-а-альних островов". Пленный впечатлился, наши тоже. Хохотали до вечера, а пленный рассказывал все без утайки.
     Далт сегодня почти весь день был в лагере. Я исподволь наблюдаю за ним. Когда то, когда мы только встретились в Школе Криспа, он не хотел отдавать мне Далта именно потому, что мальчик был прирожденным воином. Сейчас моя настойчивость и мое наплевательское отношение к чужим советам, когда дело касается Далта, спасло не только мою жизнь, Так или иначе, но мы побеждаем, я не знаю, как это объяснить. Но как Видящая, я просто знаю. И мой Замок, и мой Род, будут жить благодаря этому мальчику. В волосах которого, у правого виска, совсем тонкая и никому еще не заметная, кроме меня, тоненькой струйкой сбегает седая прядка.
     Как сильно он повзрослел! Нет, это слово не для него. Далт изменился, бесспорно. Но как - трудно сказать. Стал более властным. Он уже не отдает приказы с легкой, чуть извиняющейся улыбкой. И уже не готов их обсуждать и выслушивать советы. Он Великий Координатор Миров, заново собирающий пазл этих самых миров. Теперь его голос звучит тихим рыком, и приказы просто исполняются, молча и быстро.
     Иногда наши глаза встречаются и в его затемненных усталостью и тревогами проступают искорки. В уголках сурово поджатых губ начинает рождаться улыбка, и вот она освещает его лицо, возвращая, пусть и всего на минутку того смешливого, неугомонно озорного мальчишку, которого я когда-то втравила в авантюру, под названием " Великий Координатор", искренне считая, что тем самым спасаю ему жизнь.
    
    
     "Война - преступление, которое не искупается победой.
     Анатоль Франс
    
  
     Далт - Дневник боевых действий. Запись 724.
  
     Мы обложили раненного зверя в его последней берлоге. Практически все Миры вычищены от серой плесени, а где остались слабые очаги сопротивления около недавно построенных храмов новой религии, местное ополчение старается уговорить осажденных сдаться без боя. Вопрос времени. Армия там не нужна. Все силы сейчас здесь, со мной.
     Бывшая территория Школы Рега за последние несколько лет превращена в бастион, где мощные оборонительные укрепления вплетены в религиозные постройки во имя Карающего Меча Света. Какой абсурд! Серые унылые камни во имя света - такое может возникнуть только в очень больной голове. Ладно. Сегодня мы будем стучать по этой голове так, чтобы навсегда и бесповоротно поплохело, чтобы на этом примере ни у кого не возникало желания собирать серые массы под карающие знамена. Карать может только Судьба, да и то, по заранее утвержденному плану.
     Собственно, сил у нас сейчас больше. Гораздо больше, чем выведенная мною теория смешанного боя требует для успеха. Только вот неумолимые цифры говорят еще и о том, сколько места придется запланировать для братских могил павших. Много, слишком много. Поэтому мы здесь уже неделю. Все переходы тщательно запечатаны. Какие не смогли с этой стороны, заблокированы из других Миров. Он больше не получит ни бочонка с солониной, ни связки стрел. И главное - не убежит.
     Вокруг Рега должны были собраться самые верные... Нет, неправильное слово - самые отмороженные сторонники. Трусы и всякая шваль, собиравшаяся поживиться на победоносной войне, уже давно разбежалась. Мы их не преследовали. Не время. Потом еще надо решить, что делать с теми, кто познал ненависть гражданской войны, и спрятал ее в чулане своего дома. Она никуда не делась и будет тихо отравлять всю семью, много поколений. Причем, у монеты есть 2 стороны. И на второй тоже не будет особой любви к тем, что были в противоположных рядах поля битвы. С этим придется что-то делать, но потом, когда победим.
     Трой с развед-эскадрилией вернулся полчаса назад. В этот раз без потерь. Совсем без потерь - даже ни единой царапины. Но бравируя своей удачей, подволок к Госпоже правое крыло и, в ответ на ее испуганный взгляд, попросил вышить красный крестик за ловко сброшенную со стены катапульту противника. Госпожа рассержено вспыхнула, но улыбнулась и предложила сделать ему характерную цветную татуировку под глазом, чтобы навсегда запечатлеть память о гневе В.К.М. за ее испуг. Мы перестали шутить два года назад. А теперь смех и улыбки часто мелькают в лагере. Конец так близок. Только сколько из вас, шутники мои, доживут до завтра?
     И тем не менее, Трой, похоже нашел то, что мы искали последние несколько дней. Брешь в обороне. Уязвимое место, о котором Рег даже не догадывался, вписывая старинную арку в новый свод главного храма. Война началась с его попытки захвата переходов. Пусть переход поможет эту войну закончить. Теперь нужно еще раз применить теорию и просчитать план битвы. А потом хоть немного отдохнуть.
  
  
     Далт - Дневник боевых действий. Запись 725.
  
     Утро решающей битвы. Сколько книг я прочел, воспевавших этот момент. А вот в реальности торжественной радости нет сейчас места. Только сосредоточенность и незримый таймер в моей голове. Я уже давно чувствую свою Армию как единый организм, со множеством конечностей, двигающихся в едином ритме. Вот над головами прошли драконы. Их задача выманить на стены лучников. Наши лучники через 3 секунды должны выпустить стрелы по стенам, чтобы те подлетели за мгновение до появления противника между зубцов серого бастиона. Тяжелая пехота уже отвлекла защищающихся у южной стены, своей медленной, но решительной поступью между штурмовых башен. Большая часть Армии уже играет свои партии в общем ритме атакующего марша.
     Теперь - Госпожа. Я с невольным содроганием отдаю ей приказ. Единственный приказ за всю войну. Но она его ждет и без малейшего промедления бросает все силы на открытие портала в древнюю арку, которой не пользовались несколько тысяч лет. Я стараюсь не думать, что может быть, если арка не откроется. И тем более - о том, что с ней самой может быть, если сил не хватит. Хватило! Наши самые отборные бойцы бросаются в радугу древнего перехода. Впереди быстрые оборотни, с ними рядом мощные медведи, готовые прикрыть тыл, если по другую сторону портала нас уже ждут. Слава Судьбе - нет, не ждут. Мастер Мансур со своими магами уже разрывает радугу портала, в которую сверху ныряет быстрая тень Троя. Он рискует больше всех. Там почти не остается места для его крыльев. Но это его разведка и я не мог отказать Трою в праве лично отвечать за свои находки. Я ему завидую. Мне так хочется быть с ними, в первых рядах. Но уже не могу - слишком много пробыл в роли Верховного, чтобы поддаться мальчишеским порывам.
     Наша организованная лавина ошеломила Штаб Серой Армии, собравшейся в храме то ли на молебен, то ли на совет обороны. Да хоть на первый завтрак - все было закончено в считанные минуты. Генералы не любят махать клинками. Особенно человеческие. Несколько попыток достать оружие было прервано. Точнее - разорвано вместе с руками, тянувшимися к ножнам. Оборотни быстры, когда атакуют. Умело разыгранный штурм со всех сторон бастиона оттянул большинство гарнизона на стены. Охрана верхушки почти отсутствовала. А через несколько секунд нашей атаки абсолютно отсутствовала вместе с несколькими прыткими командирами, попытавшимися сопротивляться. Хани лично отправил Рега в нокдаун медвежьей затрещиной. Ребята ему аплодировали, а я потом недоуменно ругал, потому что он должен был быть среди своих сородичей чуть ближе к порталу, ибо никакого адреналина не хватит медвежьей туше опередить волков. Мастер Мансур умеет телепортировать крупные объекты. Интересно, не об этой ли импровизации они шептались за 5 минут до атаки. Хотя, какая разница?! Прямого нарушения приказа не было и самодеятельность - в пределах разумной инициативы.
     Обмочившийся от страха при виде такой неожиданной мощной феерии в исполнении противника, комендант бастиона лично вывесил флаг капитуляции. Гарнизон растерялся, продолжая по инерции готовить оборону от производящей отвлекающий штурм армии. Я дал приказ остановиться, и дождаться открытия ворот, которые открылись почти во всех башнях, по распоряжению плененного коменданта. Гарнизон начал сдачу. Только несколько групп фанатиков пытались сопротивляться, но их не штурмовали - просто заблокировали и дали выбиться из сил.
     Последний оплот противника был взят малой кровью. Тем горше было видеть немногие тела соратников, которым не повезло. Чертова инициатива на местах! По моим планам они не должны были погибнуть. Но так трудно удержаться, когда знаешь, что битва последняя. Это был их выбор и их судьба.
    
  
     Далт - Дневник боевых действий. Запись 726.
  
     Мы победили. Гарнизон полностью сдался. Госпожа сделал все, чтобы весть о победе была разослана во все Миры, особенно в те, где еще теплились очаги раздора. Весть удивительно быстро подействовала умиротворяюще на серых людишек.
     Я ставлю точку и закрываю Дневник - боевых действий этой войны. Она окончена, как и он.
    
    
     "Однако есть кое-что, что принадлежит только мне и останется у меня навсегда. Это - мои воспоминания."
     Сесилия Ахерн
    
     Я открыл дверь в свои апартаменты Великого Координатора Миров в Замке, вошел, закрыл двери и привалился к ним спиной. Медленно обводя глазами открывшееся. Конечно, нас ждали, все было убрано, вычищено, но нежило. Камин только разгорался, еще не давая тепла, в воздухе еще чувствовался запах полироля, хотя было прохладно, явно проветривали, и окно закрыли совсем не давно. Я впитывал глазами этот покой еще не веря, что все закончилось, что давящая своей непривычностью тишина не разорвется чьим-то криком или выстрелами. Я глубоко вздохнул, стряхивая ненужные эмоции. И сделав пару шагов сбросил сумку с плеча на пол, что ж пора заселяться. Я вернулся, я вернулся с войны.
     Неслыханная в походных условиях роскошь - горячая вода, подарила забытое чувство комфорта. Но когда кресло мягко повторила контуры моих уставших мышц, вместо привычной твердости шершавого бревна, я поверил, что наступил заслуженный отдых.
     Так! Тут же еще стол и письменные приборы. Рука машинально зашарила в сумке - дневник. Ну да, я его закончил. И отдал, в смысле его отобрали. Госпожа категорически потребовала, и я нехотя отдал неожиданно большую стопку тетрадей, в которые превратились обещанные записи. Отдавать было жалко. Разумеется, не из-за описаний военных действий. Это я помнил прекрасно. Но там, на нескольких листочках были записи и рукой госпожи, моей Эсси, как иногда я, в обход всех правил, позволял себе её называть. Вот из-за них. Но мой полу романтический настрой был прерван. Из потрепанных страничек выпало какое-то мумифицированное насекомое, безошибочно опознанное госпожой как " ПАУК". Притом опознание произошло на таких нотах, что я замер, Моя Армия оцепенела, а Трой подавился чем-то у костра. Пришли в себя мы от его же голоса: "Это же надо, сколько было убито времени на согласование сигнала к наступлению, а всего то и надо было..." Как же мы хохотали, потом. До сих пор вспоминаю и не могу не смеяться. Но мои дневники госпожа забрала.
     На столе лежала большая тетрадь в кожаном переплете. По-моему, мне ее тактично подсунули для черновиков довоенных распоряжений и приказов, чтобы я хоть иногда перечитывал свои волеизъявления, перед тем, как их будут официально зачитывать в Мирах. Какой же я был глупый мальчишка, даже не понимавший смысла слова Приказ. "Приказ В.К.М. о правильном использовании быков производителей в сельской местности" - позор! Вспоминать стыдно. Но тетрадь так и осталась девственно чистой и так пригодилась сейчас, когда многомесячная привычка каждый день записывать прожитое, не позволяла считать день завершенным, без дюйма исписанного грифеля.
     Тогда я подводил итоги дня, а сегодня хочу подытожить 2 последних года, разорвавших нашу мирную жизнь в Замке на до и после.
     И так, итоги войны.
     Вообще то войны, как таковой никто не ожидал. Предчувствия, конечно, были. Я со своими парнями, суть, советниками и Троем даже что-то такое просматривали по картам. Особенно после предупреждения бывшего Великого Координатора. Но невозможно сражаться с предчувствиями. Мы же были военными. А прямого противника не было, как нам тогда казалось. Вообще всю ту банальщину, что принято говорить в таких случаях, как-то: "Опыт - дело наживное", и "Молодость - это тот недостаток, который быстро проходит", нам с друзьями пришлось постигать на своей шкуре и в реалии военного времени.
     Как и предсказывалось, врагом оказался человек из ближнего круга. Никто иной, как Мастер Рег, Паладин моей госпожи, её друг из Школы Путеводной Звезды. Бывший Капитан Звездной Гвардии. А ныне Карающий Меч Света. На самом деле, если без пафоса, была у этого мастера задумка стать Великим Координатором. Видно всерьез считал возможным подмять под себя Госпожу. Он много чего потом говорил, когда мы его поймали и перед тем, как я собственными руками придушил эту мразь. Но до этого момента пройдет целых два года. Битв, потерь, похорон. Он ненавидел нелюдей, зверолюдей, как он называл всех, кто был не человеком. Понятное дело, я шел на уничтожение одним из первых в его списке. А вот первой была Госпожа. Этот... объявил её ведьмой и обещал сжечь вместе с замком. Все то, что столько лет берегли Великие Координаторы Миров и женщины Рода моей госпожи было объявлено вне человеческих законов. Все надлежало уничтожить и жить просто в единении с природой и по ее законам, суть законам Света и Естественно, Бога. Того Бога, что придумал Рег, того чьим именем убивал и калечил, объявив себя Его Глашатаем. Притом в единственном числе.
     Наверное, этот абсурд можно было бы назвать смешным. Если бы на его стороне не стояло такое количество недовольных. Как часто бывает, все зрело давно, да никто внимания не обращал. Хельграна, отца моей госпожи не просто не любили, его ненавидели. Но боялись! А вот нас просто решили уничтожить, то ли в отместку, то ли просто так - пар выпустить. Толпа недовольных, шагающих в ногу - уже отряд. Уничтожить, разрушить, а потом разделить, что удастся: власть, деньги, земли. В итоге, все было старо, как мир. Вот только нам, "молодняку", все было внове: и убивать, и хоронить друзей, и понимать, что на войне, зачастую, оружие или чистая вода идет по гораздо более высокой цене, чем чья бы то ни было жизнь.
     Война - это страшно. Потому что в начале в нее не веришь, кажется, что можно договориться, разобраться и исправить. И проигрываешь до того момента, пока не поймешь, что с тобой не договариваться пришли, а убивать. Тебя. И твоих близких, здесь и сейчас, потому что ты не нужен в это время и на этой земле. Нужна земля, а не ты. Понимание этого приходит не сразу, даже когда ранят тебя, все равно на что-то надеешься. А вот когда убивают твоего друга, и его кровь остывает на твоих руках. Вот тогда прозреваешь быстро и звереешь, и становишься такой же безжалостной машиной, и тоже убиваешь.
     Потом проходит время и сквозь пелену боли и ненависти, когда живешь только на инстинктах и рефлексах, пусть и боевых, неожиданно включаются мозги. Вспоминаешь, что не только убивать учили, но и думать. Вспоминаешь, кто ты. Вновь собираешь друзей, тех, кто жив еще, и тех, кто не переметнулся из-за твоих проигрышей и ошибок. И медленно начинаешь собирать силы и забирать власть. Это как подниматься на самую высокую гору, зимой по льду. Биться лицом об эту ледяную дорогу, кланяясь ей, цепляясь за неё срывая ногти, падая, но все равно идя. Не для себя, для тех, кто за тобой, кто тебе поверил и остался верен. А потом ты оказываешься на вершине. Как то, враз. Все пережитое и выстраданное - за плечами, как и те, кто не предадут никогда. А впереди бой, тот самый, последний и решающий. И победа. А потом тишина. Несколько секунд, растянутых во времени. Оглушающая тишина. Для осознания невероятного - ты победил, и ты жив. Несмотря ни на что, и вопреки всему. Не знаю, как у кого из военачальников это происходило, у меня все было именно так.
     Моя госпожа, моя Эсси, была все время рядом. Конечно, это была дикость, но мне по-другому было её не уберечь. А потом и неясно было, кто кого оберегает. Пару раз она меня доставала из "лучшего из миров". Друзья поголовно ей жизнью были обязаны. Мой Трой, так вообще... что тут говорить, когда в засаду по моей глупости попали, не зашей она ему крыло, так бы и сгинули. Хоть и ругалась моя госпожа, что "не ветеринарное у нее образование и в белошвейки она не нанималась".
     Мне вообще казалось, что в том, что мы сохранили человеческий облик, внутренне не превратившись в зверей, целиком её заслуга. Она всегда оставалась Королевой, бегущей на помощь в самый страшный момент боя. Неся с собой жизнь. Но никому не приходило в голову не встать, когда она подходила к костру. Наоборот - подбрасывало, как пружиной, откуда только силы брались. Это я о себе - замешкался как то, один раз, в самом начале, после ранения. Больше не повторялось. И она никогда не говорила - "что вы, сидите, устали..." или что там говорят в таких случаях. Только так посмотрит, чуть вскользь, будто ей за тебя стыдно. А у тебя щеки под щетиной гореть начинают.
     Этот придурок, что войну развязал, тогда на допросе пытался мне и ребятам объяснить, "что женщина очень редко, но может стать равной мужчине и помогать ему, как равный партнер". Он считал, что этим заявлением он "приподнимает" госпожу в наших глазах. А мы тупо ржали. Партнер? Да мы тут все друг другу партнеры. Здоровые, обвешенные оружием мужики. Равный? Это как, внешне? Так госпожа только на каблуках будет нам по плечо, а так... Ниже, значительно. Он не мог взять в толк, что Госпожа, маленькая на нашем фоне, хрупкая Госпожа (она все время подкармливала кого-то из нас своим пайком, как мы не упирались), была важна нам именно как Госпожа, а совсем не как "друг и побратим". Но если этого не понимаешь, объяснить невозможно. Просто воспитание твое подкачало, не умеешь с женщиной обращаться, боишься собственного неумения, вот и цепляешься к ней, мол ты не такая... Пытаешься переделать под себя, в мужчину. В общем, не умеешь, не берись - иди ты, друг... в монахи!
     Так что, я был рад, когда отправил его к предкам. Пусть им голову морочит. Одно было жалко, что убить можно только один раз. Хотя Тэор и предлагал поднять, он, как некромант и не такое мог. Как не говори, а Король Темных эльфов, приемный сынок моей госпожи. Честно говоря, мне очень хотелось. Но Госпожа была неподалеку, так что хорошего понемножку. Может, потом как ни будь!
     Война принесла за собой раскол. Оказывается, существовали не только Школы, где воспитывали и оттачивали умения Разных. Были еще и Ордена. Да что греха таить, и лаборатории. В итоге, после победы, которая была и не совсем победой, поскольку несла в себе горечь раскола, Госпожа, объединив свои силы с силами Магов, Ведьм и Мудрых женщин других измерений, открыла переходы и держала их что-то около суток, давая возможность поменять место жительства тем, кто верил в разное будущее.
     Это было тяжело - рушились семьи, Рода, Кланы. Но на фоне прошедшей войны и гибели стольких, это было единственной возможностью избежать новой войны. А потом они запечатали проходы в те Миры, где магия была вне закона, или считалась ненормальным проявлением разума и предполагала долгое лечение. Но и этого им показалось мало, они немного "подвигали" моря и горы, каждый у себя, чтобы те, кто мог попытаться проникнуть, просто бы не могли найти места переноса.
     Замок не претерпел особых изменений, а вот море за ним немного отхлынуло. Так наверно можно сказать? Стало более глубоким, а на образовавшейся песчаной косе вдруг возник маяк и рядом с ним фундамент дома... Честно, мы опешили, ведь это значило, что когда-то очень давно, судя по фундаменту, кто-то уже двигал море? Но в тот момент было не до археологии, и Госпожа сказала, "что будем думать об этом завтра". А потом они открывали порталы и провожали союзников, естественно и пировали, и грустили о тех, кто ушел навсегда. А потом все закончилось.
     И вот я сижу за столом в своей комнате, слушаю тишину и теперь могу каждое утро пользоваться ванной с горячей водой, ванной Великого Координатора и услугами моего камердинера, а не маленькой холоднючей речкой и ей же в качестве зеркала.
    
    
     "Женщина непобедима в умении сдаваться."
     Тамара Клейман
    
     А потом я спал. Ел, что мне ставили на столик у кровати и спал. Естественно, если бы Эсси позвала, я был бы рядом минуты через две. За эти годы наша связь только укрепилась. Но она мирно отдыхала, я чувствовал и отсыпался без помех. Когда же встал, то смеясь самому себе, пошел в библиотеку.
     Она была там, наступали сумерки, свет еще не зажигали, так что я видел только её силуэт у окна. Моя целительница держала в руке маленькую леечку и пыталась реанимировать что-то в горшке.
     - Эсси!
     Мой голос заставил её вздрогнуть, а я мысленно обругал себя. Чего ору? Привык командовать так, что б слышно было...
     - Прости, не хотел напугать.
     В комнате, словно по команде вспыхнули свечи, так ярко осветив все вокруг, что я на секунду прикрыл глаза. А когда открыл. Напротив меня стояла Госпожа в том самом платье и украшениях. Я неверяще смотрел на нее, потом в два шага преодолел расстояние, разделяющее нас, и обнял её, прижал к себе, зарылся лицом в прическу, не обращая внимание что заколки её косы царапают мне лицо. Да, конечно, я понимаю... но я не готов... и её волосы еще пахнут дымом походного костра. Путь самую малость, но пахнут, я чувствую.
     - Далт, послушай меня.
     Она не обняла меня в ответ и это было самым страшным. Я, послушно отступил на несколько шагов и вопросительно взглянул на нее. Говорить я не мог.
     - Послушай меня, - повторила она, и я увидел, как дрожат её руки, державшие леечку. И это те руки, что в крови ран могли шить по живому, спасая жизнь, не давая её уйти вместе с кровью - у нас остается совсем не много времени. Дальше так. Я беременею от тебя и...
     - Девять месяцев и все? - я хриплю вопрос враз перехваченным горлом.
     - Нет, не девять. Как только... меня сразу заберут и перенесут в место, куда тебе дороги не будет. Я же буду носить не простого ребенка, а будущую Королеву и Хранительницу переходов. Мы увидимся с тобой уже перед самыми родами. Там будет несколько часов и все. И даже это не самое грустное. Там, где буду я, пройдут месяцы, а тут часы или несколько дней. Как когда...
     Я в ужасе смотрел на нее:
     - Иными словами, мы проводим ночь вместе, а потом я тебя вижу несколько часов и все?!
     - Если кратко, то так, - мягко отвечает она.
     - Возможно другое развитие событий, Эсси? - спрашиваю я, поскольку паника не отступает.
     - Возможно и другое. Только тогда тебе придется забыть об этом обращении. Я вновь стану Госпожой, а ты - только Страж.
     - И сколько тогда? - в моем голосе безумная надежда на чудо.
     - Да сколько угодно, пока не сорвемся. От судьбы не уйти, как не петляй. Есть точка рождения и точка ухода, а между ним хоть кружева плети, - грустно произносит моя Королева.
     - Эсси, - начинаю я и сам же обрываю себя - прости Госпожа! Пожалуйста, пусть это будет трусость с моей стороны, хочешь, презирай, хочешь, жалей, мне даже не будет стыдно. Я умоляю тебя, пусть будут кружева. Я стольких потерял. Потерять тебя, вот так, сейчас - нет! Я говорил, я последую за тобой, но ведь сразу не удастся. Надо же тут все заново обустроить. Нельзя подвести тех, кто был с нами.
     Я говорил что-то еще, убеждал, молил, немеющими от ужаса губами.
     - А как же ты? Ты же говорил о любви? - в голосе госпожи звучит удивление.
     - Я люблю тебя, это неизменно. Будь ты Эсси, будь ты Госпожой. Мне сейчас не это важно. Ты главное, будь. Я не похотливый козел, ох, прости, Госпожа. В смысле, я вполне владею собой, чтобы быть просто Стражем. А что бы наверняка... Знаешь, я прикажу отстроить тот дом, у Маяка. Почему-то я уверен, что во время постройки найдется много интересного. Не думаю, что я первый Страж, придумавший себе апартаменты вне Замка Госпожи.
     - Я тоже люблю тебя, Далт. Но будь по-твоему, Страж. Давай потянем время. - в голосе госпожи легкое недоумение, что ж пусть так. Для меня её согласие - отсрочка приговора.
     Я перевел дух и подойдя к Госпоже опустился на колено у её ног и приподняв одну из складок юбки коснулся её губами. Потом быстро встал и подойдя к двери уже стоя в пол оборота быстро проговорил:
     - Госпожа! У тебя цветок так захлебнется!!!
     И выскочил за дверь, прислонился к ней ухом и услышал изумленное "ах". Еще бы! Стоять в луже, с мокрым подолом платья! А потом возмущенный вскрик и судя по звуку, мне в след запустили леечку. Я быстро отпрыгнул от двери и пошел по коридору с умеренной прытью - и не бегство вовсе, так, тороплюсь.
    
    
     "Если вы уверены, что все под контролем, значит вы просто не все знаете."
     Из Книги Фанфиков о Гарри Поттере
    
     Нет, это не жизнь, а поход к зубному врачу, который оттягиваешь, что называется, до последнего. Запустив лейкой в уже закрывшуюся за Далтом дверь, я разъяренной мокрой кошкой сделала несколько кругов по библиотеке, пытаясь успокоиться. Споткнувшись о подол, остановилась, потерла лоб - да годы берут свое, стоило пару лет походить в брюках и вот, о юбки спотыкаюсь, в общем, дожила, Королева.
     Наскоро прочитав заклинание высушившее и пол, и платье, я присела в одно из кресел. А что я, в сущности ожидала? Что Далт ухватится за идею провести во мной ночь? И это после того, как я видела его в деле, видела и стратегом, и тактиком. Он не глуп. Прекрасно понимает, что дам для ночей у него будет пруд пруди, а вот Госпожи уже не будет. Или я тешу свое самомнение? Хотя вряд ли, похоже я сама привязалась к мальчику сверх всякой меры и просто боюсь его оставить. А ведь придется. Я и так уже перешла в долгожительницы по меркам Видящих. Затеяла разговор с воином - ветераном войны, командующем, победителем, наконец. А все свелось к молящим глазам перепуганного мальчика, и я сдалась. И что мне теперь делать? Я настолько ушла в свои мысли, что, когда по Замку пронесся дикий визг, я вскочила и бросилась на звук, а не замерла в ожидании телохранителей или Далта.
     Впрочем, я налетела на него почти сразу, именно налетела, меня словно что-то швырнуло в его протянутые руки.
     - Что происходит?
     - Похоже на землетрясение, - мой Страж удивлен не меньше моего.
     - Этого просто не может быть, - я недоменно пожимаю плечами, - Замок стоит на этом месте уже Боги знают сколько веков, с чего бы сейчас земле зашататься?
     - Разумеется, - фыркает Далт, - но давай выбираться.
     Мы бросились к лестнице, крик все не унимался, но едва мы сбежали по ступенькам, я поняла почему Хельга так кричит.
     Песочные часы в холле, главное украшение и главное проклятие. Они наклонились, но не падали, а словно застыли в раздумье. Песок тоже не тек, в таком положении это было невозможно. Увидев случившееся, я замерла.
     Далт, шедший как всегда, впереди меня, сейчас обернулся и тревожно спросил:
     - Ты понимаешь, что происходит?
     Увы, я понимала...
     - Это обещанный мне Оклик Судьбы, - нехотя отвечаю я, - но на сей раз он звучит для нас обоих. Похоже Богиню поставило в тупик твое решение, эти твои пресловутые кружева. Нас окликнули, напоминают, что есть прямая дорога. А то, с её точки зрения, мы заблудились в трех соснах.
     - Она это кто? - Главнокомандующий в Далте не успел заснуть, так слегка задремал.
     - Та, в чьей власти судьбы не только людей, а и Богов. Верховная Богиня, Судьба.
     - И что теперь? Мы должны подчиниться?
     Я видела, как Далт провел рукой по поясу, оружие было при нем. Да уж, воевать с Богами, с самой Судьбой? Если кто на это и способен, то точно мой Страж. Но сейчас это лишнее, Оклик - еще не приговор.
     - Что делает Река жизни? - спрашиваю я.
     Далт удивленно посмотрел на меня, но привычка прислушиваться к моим словам, а не лезть на рожон взяла верх.
     - Течет, разумеется.
     - Вот именно, лезть с мечом на воду - это в лучшем случае промочить ноги, а в худшем - захлебнуться, - мрачно изрекаю я.
     - Госпожа, моей жизнью распоряжаетесь вы, а не она, - Страж не преклонен в своем служении. Может он и прав, да вот только у меня перед Судьбой должок и именно за его жизнь. За то, что мы все еще вместе и мне не пришлось искать другого Великого Координатора. А ведь судя по его ранению тогда, на войне, у Богов были мысли по его замене. Вот только Далту знать эти подробности не нужно.
     - Подожди, я попробую договориться, попробую потянуть время, - нехотя говорю я и иду к часам. Пусть надо мной власть Судьбы, но пока рядом со мной Далт кто для меня важнее - это не вопрос, а аксиома. И сейчас, и всегда.
     Я подошла к часам, положила на них руку и отключилась от всего. Вначале была просто тьма, недовольно клубясь она не шла на контакт, я со вздохом положила и вторую руку, замыкая контакт на себе. И тогда пошли образы. То, что Боги хотели от меня, чем я должна была заплатить было ужасно, но через всю эту туманную дымку, прямо напротив меня стоял Далт и просто смотрел на меня, уже ни о чем не прося, просто молча смотрел. И я сдалась, согласилась.
     Пришла в себя уже у него на руках, в одной из комнат Замка. Я полулежала на одном из диванов, он стоял на коленях у изголовья, одной рукой поддерживая меня, другой держа стакан с водой. Что ж, молодец. Помнил, после занятий магией всегда хочется пить. Я посмотрела ему в глаза, сейчас слова были не нужны, он понял. Чуть склонил голову.
     - Спасибо...
     Я взяла у него из руки стакан и выпила воду залпом, совсем не по-королевски, а скорее жалея, что в стакане была вода, а не что ни будь покрепче.
     - От тебя требуется восстановить Маяк и отстроить дом, тот, рядом.
     - Будет сделано.
     Далт не спросил, чем расплачусь я, не посмел, или просто не захотел узнать? В любом случае, я была ему благодарна за сдержанность, ответить я бы не смогла. А еще чуть погодя раздался грохот, Замок ощутимо качнуло, и я вновь оказалась в его защищающих от всех бед, объятиях. Мой договор принят к исполнению. Часы встали прямо, и песок снова потек.
  
  
   "Шанс не бывает единственным в жизни. Единственной бывает только жизнь."
    
     Постройка дома у Маяка немного затянулась, дом строился почти с нуля, ведь от его предшественника остался только фундамент, да и тот частями. А вот сам Маяк требовал реставрации снаружи и длительных разборок внутри.
     В его башне оказались комнаты, закрытые магией и Эстер вызвала и Мастера Мансура, и Главу Ордена Стражей, Вира. В результате совместных действий была открыта библиотеки и подземный ход... Подземный ход под Маяком. Сама идея была настолько дикой, что Мастер Мансур запечатал его и утащил ключ с собой, чтобы пока он не разберется, куда можно из него попасть никто бы не пошел исследовать. А на это требовалось время. С библиотекой было проще. Вир практически поселился в Замке, правда, только ночуя, а все дни проводил с Далтом И Троем и еще всеми теми, кто шел случайно мимо, но задержался посмотреть.
     В один из дней, так же случайно, там оказалась и Королева. Далт, Трой и Вир находились на лесах, опоясывающих башню Маяка и стоя спиной к дороге с упоением обсуждали судьбу одного из шатающихся камней со странной руной, Далт и Трой предлагали просто вынуть камень, Вир, как Учитель и Мессир Ордена, упорно стоял на своем, убеждая недовольную аудиторию, что вначале надо прочесть, ведь писали не просто так.
     - Ага, - угрюмо бурчал Трой на все доводы рассудка, приводимые Виром, - на заборах тоже пишут, все читать?
     Далт, доселе полный внимания к затянувшейся дискуссии неожиданно вздрогнул, и круто развернувшись к лестнице, ведущей с лесов быстро стал спускаться вниз.
     - Я не понял...- Трой глянул на Вира, - что-то случилось?
     - Госпожа случилась. Вон, видишь, идет.
     - Теперь вижу.
     Трой мрачно смотрел, как Далт не утруждая себя лишними ступеньками просто спрыгнул с оставшегося до земли пролета и почти бегом устремился к госпоже. У Маяка всегда было ветрено и, хотя стояла теплая погода, легкое платье госпожи все же было слишком легким. Далт, припав на колено и поцеловав протянутую руку, удержал её в своей и вскинув голову о чем-то спросил. Госпожа, явно оправдываясь, что-то отвечала. Далт встал и сняв с себя камзол укутал в него госпожу, и повернулся так, чтобы прикрыть её собой, даже от ветра.
     - Меня это уже начинает бесить, - тихо проговорил Трой.
     - Что именно?
     - То, как он унижается перед ней. Когда был мальчиком, слугой, все понятно. Но сейчас? Он же Великий Координатор Миров, Главнокомандующий, такую войну выиграл! И что? Зачем он сейчас это делает?
     Вир удивленно посмотрел на говорившего и тихо заметил.
     - А ведь ты ревнуешь.
     - Кого? - вскинулся Трой, но щеки у него предательски покраснели.
     - Хочется надеяться, что все-таки Далта, а не Королеву. - задумчиво проговорил Вир, но поймав враз загоревшийся взгляд Троя, быстро прибавил, - ты, тихо-тихо, я плохого не думаю. Он - твой герой и по твоему разумению должен поступать так, как поступил бы ты. Видишь ли, я все время забываю, что драконы живут долго и мудрость у них вековая, но ты то еще мальчишка, дракончик. Выживать тебя Далт научил, экстерном, так сказать. А вот мудрость экстерном не получишь. Ты сейчас эмоции отключи и сделай, как я говорю. Не перекидывайся, а просто посмотри драконьими глазами на Далта. Что ты видишь?
     - В нем словно огонь кипит, как лава, - послушно прищурился Трой.
     - Так, хорошо, а в ней? - В Вире явно заговорил Наставник.
     - Не знаю, не вода и не воздух, что-то между, это что-то словно обнимает лаву, даже если она выплескивается и обжигает... Словно помогает форму держать, сдерживает?
     - Молодец. Увидел все правильно. А теперь я тебе расскажу, что ты видел. Великий Координатор и Видящая, они как чаши весов уравновешивают друг друга. А заодно и это место. Ты же помнишь, где стоит Замок. Точка пересечения Миров. Масса переходов. Поверь, равновесие здесь просто необходимо, любой перекос опасен. Фатально опасен!
     - Это я понимаю. Я не понимаю, зачем он на колени перед ней встает - упрямо гнул свое Трой.
     - Весы Мироздания, дайте мне силы! Объяснить молодому гм... дракону, что такое любовь. Видишь ли, и Эсси, и Далт приблизительно равны по силам. Только у нее эта сила с рождения, а у него только благодаря её. Она его создала, если хочешь. Создала таким, каким ты восхищаешься. Он полностью принимает это. Служит ей. Он её Страж. Это так.
     - Но тебе не приходило в голову задать вопрос, а чем она поступилась ради него? - Вир продолжал свою мысль, стараясь не отвлекаться на неприятные эмоции, что обычно порождает упрямое невежество молодняка - Ведь что бы спасти мальчика, в общем то обреченного, и именно из-за своих способностей, она перекроила свою жизнь. Отказалась от безбедной участи Королевы и Матери наследников, пусть и приемных. А ты знаешь, что даже косо глянуть на Королеву - мать это уже опасно для здоровья в любом известном мне на данный момент Мире. Она пошла, одна(!) в логово этих полубандитов, Лис и компания. Я туда без охраны не сунулся, особенно первый раз, а она пошла.
     - Но он был её охранником. Лис, я имею в виду - озвучил очевидное Трой.
     - И что? - Вир покачал головой, - они расстались почти детьми. Ты пойми, то что так обернулось, это один шанс из тысячи. Вообще то она шла на гибель. Маленькая женщина, защищающая своего малыша.
     - Далт давно не малыш! - угрюмо пробурчал Трой.
     - Я начинаю понимать Криса и его методики воспитания...Убери гонор и упрямство, включи мозги, хоть ненадолго, слушай и не перебивай! Ты мало знаешь, потому что мало видел. Гледис, Школа, войны. Это все не то. Тебе надо попутешествовать, просто посмотреть на обычные отношения. Невозможно понять то, что никогда не видел. Когда маленькая внучка гуляет с дедушкой, то именно она чувствует себя ответственной за него. Это внутри у нее, Её забота и любовь делает её старше. Он, разумеется то же. Но в силу возраста. А вот она... Право помочь дается только любящим. Королева спасала не груду мышц и умений. Она спасала тот огонек Души, что видела, возможно, только она.
     - Тебе никогда не приходило в голову, что ему просто нравиться служить ей? Что преклоняя колено перед ней он тем самым возвышает себя? Ведь не существует каких-то конкретных правил поведения Великого Координатора и Королевы на глазах жадных до сенсаций подданных. Есть только общие правила. Далт так ведет себя специально. Он умен. Этакая легкая провокация окружающих. А заодно посмотреть на лояльность и преданность. И на ум. Ты вот, попался. И Королеве лишний раз напомнить - никто к тебе не будет относиться так, как способен только я.
    - Ты ведь должен понимать, в Школах выпуски каждый год. Лучшие служат в Замке. Да и сама Королева часто ездит в Школы. Далт слишком хорошо знает, что она сделала для него, и, склоняясь он не платит долг, он просто здоровается. У них за плечами много того, что они сумели пройти, вообще пережить только потому, что были вместе и кому, как не ему знать, что случись что Королева не задумываясь закроет его собой. Неужели прошедшая война так быстро выветрилась у тебя из памяти? И еще. Эстер прекрасно разбирается в людях, не придирайся к названиям рас, во всех она разбирается. И жила она до Далта порядочно. Но вот воплотиться в Видящую смогла только с ним. Он не только достоин её. Он дал ей эту возможность своим отношением, своей преданностью, своей любовью. Именно он.
    - А ведь в её окружении и до него много мужчин было, да и сейчас немало. Они равны в служении друг другу, Далт и Эстер, и это служение называется Любовь. И совсем не то, что ты пытаешься осуществит с той девушкой из таверны, да - да, я о той, что открыли недавно, недалеко от Маяка. Не красней, все правильно, ты еще просто учишься, маленький дракон. Но возьми себе за правило не осуждать то, что ты еще в силу возраста просто не способен понять. Мудрость приходит только с годами, если вообще приходит. В твоем варианте будем надеется на лучшее, ведь ввела тебя в свой круг, познакомила с Далтом именно Королева. Значит есть в тебе что то, где-то очень глубоко, а? Лично я её мнению в этом вопросе полностью доверяю.
     - Вы хотели мне сказать, что я неблагодарная скотина?- Трой сверкнул глазами на Вира.
     - Гм... видишь ли, я не люблю аксиом. Я предпочитаю теоремы, когда доказываешь что-то, неожиданно можно обнаружить ошибку в рассуждениях. Понимаешь, о чем я?
     Трой кивнул, хотя щеки и пылали, Мессир в одном был прав. Дураком дракон, хоть и маленький, не был. Он посмотрел на Далта и Королеву. Она, кутаясь в его камзол, внимательно слушала, он что-то рассказывал, объяснял, стоя очень близко, но одновременно четко держа положенное по протоколу расстояние. Быть необходимым, но не стать назойливым. Быть все время рядом, но четко держать дистанцию что бы не подвести, нет не себя, её. Как же это сложно.
     - А жизнь вообще, а политика в частности, очень сложное дело, маленький дракон, - отозвался Мессир на невысказанное Троем, - Но у тебя будет время, чтобы научиться. У тебя впереди вся жизнь.
    
    
     "Миром правит любовь. А она, как известно, слепа и зла."
     Из сетевых афоризмов
    
     Я стояла на балконе, в гостиной. Отсюда будущий дом Далта и маяк были видны, как на ладони. Но, как ни странно не было того ветра, что почти сбивал с ног у самого маяка. Судя по какой-то суматохе внизу, к нам кто-то приехал. Да! Зак! Я увидела, как он торопливо идет к Далту, стараясь не смотреть на балкон и меня. Что опять не так? Далт встретил его достаточно приветливо, но сдержанно. Естественно, во время недавних боевых действий и Зак, и Лис, и "его бандиты", как величал их Мессир Вир, были на нашей стороне. Именно Армии из Школ сыграли ключевую роль в сражениях, прав был отец. Младшие ребята тоже проявили себя и теперь у Школ будет хорошее будущее, даже без меня.
     А вот у Далта и Зака разговор явно не складывался. Далт слушал и отвергал то, что ему говорил мой телохранитель. Отвергал категорично и даже яростно. Странно. Далт обычно более терпим в разговоре. Наконец он просто прекратил слушать, что-то рявкнув. И, кивнув на Замок явно отправил Зака ко мне. - Та-ак, и в чем же дело?
     Я поторопилась уйти с балкона и встретила входящего Зака уже входящим в гостиную, он, как и подобает телохранителю, припал на колено и по обычаю своего народа вначале приложил мою руку к своему лбу, а уже потом поцеловал.
     - Тебя долго не было, - отметила я очевидное.
     - Госпожа моя, прости. Но все складывается не так, как я надеялся, - расстроенно начал объяснять Зак, - сейчас заново формируются классы, многих уже нет, идет набор, а в середине года - это сложно. А ребята Рега, прости что произношу его имя при тебе, но он был их учителем, там вообще оказалось змеиное гнездо. Представляешь, он брал клятву с подростков служить ему. А мальчишки уже ничего не могли изменить...Вот почему полег весь его выпускной класс и еще два. Но ведь ребята, младшие, они хорошие и подготовка у них, что надо, Учителем то он был толковым. В чем-то это и наша вина, не заметили, как его на мировое господство потянуло. Ведь когда сам не болеешь симптомы и не узнаешь.
     - И что теперь? - вклинилась я с вопросом в этот поток информации.
     - А это как ты скажешь, была мысль мне его заменить, ну и ребят там пересмотреть, на всякий случай. Но я тебе служить поклялся, - Зак был явно растерян.
     - Да. Это так. А кого вместо себя предложишь, если соглашусь?
     - А вот тут полное фиаско. Я вначале с Великим Координатором говорил, предложил Рауля и его друзей. Их всего четверо, коробочка. Трое оборотни из моего клана, а Рауля ты знаешь. Я за них ручаюсь, вот как хочешь, а я головой ручаюсь. Да, парень сын Криспа и Глэдис, но гены то хорошие. Они тоже из благородных. И в войне себя показали. А В.К. уперся. Ни в какую. Я такого наслушался. Так что теперь и не знаю, может поедешь, сама выберешь? Если конечно меня отпустишь.
     Я немного подумала, охранять меня при Далте, это и паранойя и в чем-то даже недоверие ему. Опять же за мной по пятам ходят Черные волки, наш отряд охраны Замка, бдят, так сказать. И мои горничные, не дай Всевышний на узкой тропе встретить. Но почему-то Зака отпускать не хотелось. Видя мои сомнения, он явно встревожился.
     - Госпожа, чувствуешь, что или просто неспокойно?
     Может из-за этого? Зак всегда принимал мои предчувствия именно как посыл к действию и никогда в них не сомневался. А вот Далт надеялся, в первую очередь, на себя.
     - Даже и не знаю. Отпустить то я тебя отпущу.
     - Давай так, - подумав, заговорил Зак, - ты поедешь в Школу к Лису, потом ко всем по очереди. Ко мне, естественно. Что бы это ни было, там тебе будет безопасно. На Рауля посмотришь. А Великий Координатор пусть здесь покомандует, пока без тебя. Он молодой, горячий, власть голову и не таким кружила. Ему нужно время из Главнокомандующего в мирную жизнь переключиться, а военным, настороже тебя, остаться. Тоже задачка не из легких.
     - Да, наверное, ты прав, так и сделаем. Только ты поедешь сейчас, а я дня через два. Что бы не так откровенно его на место поставить.
     - Госпожа, а давай ты завтра. Я сегодня, а ты завтра. Что-то мне неспокойно уже самому. А может прямо сейчас и вместе?
     - Это было бы возможным, если бы ты оставался моим телохранителем. А так, смотри сам, Зак, нам надо расторгнуть контракт. Назначить тебя вместо Рега. Это писанины как раз дня на два. Да еще мою поездку обставить соответственно.
     - Тут как велишь, Госпожа. Но если тебя не будет у Лиса через два дня, за тобой приеду уже не только я, а все мы. И не дай Бог кому-то тебе помешать или еще что. В общем, сама все понимаешь.
     Я только рассмеялась. Мужчины - это бывшие мальчишки, в смысле роста. Драка за лидерство, вот их любимое занятие. А если есть повод, считай вообще, подарок судьбы.
     - Хорошо, Зак. Договорились.
     Звук гонга к обеду застал меня врасплох. Сам гонг повесили недавно, чтобы не бегать к нашим "строителям" и не ждать их. Однако, когда я спустилась в малой столовой уже были все. Далт был какой-то встрепанный, жадно пил воду, что подавала ему Хельга. Это то же было необычно. Он был очень аккуратен, никогда не переносил замашек полевого отряда в Замок. Сейчас же жадно осушив стакан, он рванул ворот и протянул руку за добавкой. Я остановилась в дверях, наблюдая.
     - Госпожа. Вынужден отказать в просьбе. Сын Криспа не будет вашим телохранителем, если хочет жить. А вы, как хотите, надо - зовите, я его здесь убью.
     Я растерялась. Таким хамом, наглым и что греха таить, опасным я не видела Далта никогда.
     - И еще. Как только я построю дом у Маяка, может вам там поселиться? А в Замок будете приходить, там же каждый день не нужно. А то получается Королева на работу ходит, - Далт захихикал, - А в Маяке библиотека большая, будет чем по ночам заниматься. А мне пора жениться, вот. А то что подчиненные скажут? Мол Главнокомандующий, а не того? Не-ет, - Далт потряс пальцем, явно плохо себя контролируя, - я могу! Я много чего могу!
     Я изумленно переглядывалась с Виром, Троем, оставшимся на обед Заком, то что происходило с Далтом больше всего напоминало опьянение, но Страж не мог опьянеть. Метаболизм или что-то там еще, Вир мне как-то объяснял. И тем не менее...
     - И кто же ваша избранница? - мне стало интересно.
     - Селена. Селена Дель...
     Едва прозвучало имя, как я, не слушая дальнейшего, просто развернулась и вышла. У каждого терпения есть предел. Видно, настал и мой.
     Наверно мой уход был расценен, как позорное бегство. Наверное, Королева повела бы себя иначе, но после разговора с Заком я еще чувствовала себя слишком "Эсси", той что дорожат и оберегают. И тем более, Далт. Конечно, я не юная и трепетная девочка, чтобы обижаться и вскоре все станет ясно. Но он сказал - Селена, он жениться на Селене, дочери Гледис, а мне надо переехать и жить вечно, для его спокойствия?!
     И вот я, Королева и прочая, и прочая... сижу в своей комнате и позорно реву от обиды. Я взглянула в зеркало и замерла от ужаса. Оттуда на меня смотрела старая, изможденная женщина с жиденькой, седой косой на макушке, Судьба прислала мне Оклик и взяла своё. Хоть оплата за жизнь Далта и была отсрочена, но как и договаривались, её взяли неожиданно. Глядя в зеркало, я все больше впадала в панику. Нет, я не буду жить ПРИ Далте, да еще в таком виде. Что я видела в песочных часах, когда поддалась на уговоры Далта? Я зажмурилась, вспоминая, изо всех сил, слишком болела голова, но времени жалеть себя уже не было. Прислушавшись, я поняла, что в Замке идут серьезные разборки, что ж, в комнатах коронованных особ всегда были потайные ходы. Я выскользнула через шкаф в спальне и поспешила на улицу, даже забыв плащ, ужас гнал меня вперед. Только по сильному порыву ветра я поняла, что уже близко от Маяка. Подбежав к провалу в фундаменте маяка, я скользнула внутрь, стараясь ни о чем не думать. Просто вперед. Торопясь я вела рукой по стене, под ногами хлюпала вода, подол был уже мокрый, вода явно пребывала, но вернуться я не могла. Так что, когда добралась до двери, была мокрой уже выше пояса и абсолютно грязной.
     Дверь была запечатана заклятиями, и еще на магический ключ, тот что у Мастера Мансура. Но дверь можно открыть и, с другой стороны. Я протянула руку и постучала, сначала слабо, потом все сильнее и сильнее.
     А потом все случилось сразу. Меня накрыло волной прилива с головой, дверь открылась, и я была буквально вброшена водой внутрь открывшегося прохода. А потом дверь захлопнулась, и вода исчезла. Я сидела на абсолютно сухом полу, посыпанным желтым песочком. Мокрая и грязная, словно вылезла из болота.
    
    
     Далт
    
     День не задался, что называется, с утра. Может и кощунственные у меня были мысли, но во время войны госпожа была со мной рядом почти всегда. Даже если ходила по лагерю или варила какое-то "зелье" я видел её, хоть краем глаза. И вот, мир! Казалось бы, живи и радуйся, особенно после того, как она согласилась потянуть время. Но из-за всех этих события я видел её гораздо реже.
     Маяк и дом строился достаточно быстро, так говорили все. А вот я все время ловил себя на мысли, что что-то упускаю и тем самым опаздываю. Интуиция молчала, но ехидно посмеивалась. Я взял себе за правило утром хоть мельком, но встречаться с госпожой. Это как примета - увижу её и день пройдет удачно. А вместо этого утром приехал Зак с новостями, и я озверел окончательно. Он сам пускай идет... куда хочет и воспитывает хоть чертей в пекле. Но сына Криспа я и на пушечный выстрел не подпущу к Госпоже. А увижу - придушу собственными руками. Все, разговор окончен. Настроение упало ниже некуда, я не сразу смог понять, что мне толкует очередной Маг, присланный Мастером Мансуром.
     Оживление в подземном ходе... Это под Маяком? Под морем? А от меня что требуется? Сказать "тихо!" неизвестно кому, потому что проход закрыт? Наверно, я был груб, поскольку Маг как-то странно на меня посмотрел и отошел. Мне стало неловко. Ладно, скоро обед, я увижу Госпожу, поговорю с ней. Все станет на свои места, и я сумею разобраться в происходящем.
     Я пошел в Замок, не дожидаясь гонга к обеду. Надеясь встретить госпожу раньше, но в вестибюле на меня налетела Хель с воплем: "Далт, попробуй!"
     Обычно она вела себя куда сдержанней и от её "господина" иногда ныли зубы. А тут несется со стаканом в руке. Я послушно взял и отпил, пить и вправду хотелось. А на её ожидающий взгляд виновато улыбнулся. Выпил почти залпом, вкуса не почувствовал, а она наверняка старалась.
     - Вкусно, Хель! Что это?
     - А вот угадай! Давай еще, только медленно?
     - Ладно, давай.
     Я пошел за ней в столовую. Вот не люблю я этого, ни кусочничать, ни пить на ходу. Это мне сразу детство напоминает, ту часть, что забыть пытаюсь изо всех сил. Там всегда, если что вкусное урвешь, а то и просто еду, или ешь на месте или тащи в укромный угол. Естественно, в полевых условиях я не привередничал. А если Госпожа звала на пикник, вообще был в восторге. Но вот так, в Замке. Однако я еще чувствовал свою вину перед Магом за свою несдержанность и не хотел обидеть Хель. Так что покорно выпил и второй стакан.
     Странно, но немного закружилась голова, хотя голодным я не был. Потом в дверях появилась Госпожа. Я встал, но перед глазами все поплыло и мир вокруг стал черным. Однако все прошло достаточно быстро. Я потряс головой, окончательно приходя в себя. Окружающие смотрели на меня как-то очень странно: и гневно, и осуждающе. Хель явно торжествовала. А Госпожа. Госпожи в комнате не было...
     Я непонимающе обвел взглядом присутствующих, а Мессир вдруг сорвался с места, отшвырнув стул, на котором сидел, быстро подошел ко мне и что есть силы ударил по лицу. Сила у него явно была, а вот с самосохранением проблемы, он хотел ударить еще раз, наверное. Но я уже вывернул ему руку и положил лицом, нет не в ближайшее блюдо, а рядом. Учитель все же, хоть и бывший.
     - Все, хватит. Будем считать, что я все понял. Теперь объясни, что произошло? Судя по твоим налитым кровью глазам и не вполне адекватному поведению, ты бил морду не Великому Координатору, а Далту.
     - Отпусти...
     - Отпущу, но, если замахнёшься еще раз, я отвечу.
     - Хорошо. Но я просто не мог иначе, Ты столько лет водил всех за нос. А теперь обретя власть и силу все же показал себя. А ведь даже я поверил в твою любовь к Госпоже. Ты понимаешь, каким глупцом я себя чувствую?! Мне до того за себя стыдно, что я готов тебя убить!
     - Это вряд ли получится, а вот объяснить, что все же случилось ты можешь прямо сейчас.
     - Ты повысил голос на Королеву, запретил ей...
     - Стоп. Подожди, - неожиданно голова заболела с такой силой, что я отпустил Вира, даже не глядя. Но Мессир на рожон не полез, а взглянув на меня тревожно спросил.
     - Что с тобой?
     - Голова, дико больно и в глазах плывет.
     - Я же не мог ударить так сильно, или мог?
     Я только фыркнул, глядя на него: "ну и самомнение" и боль немного отступила.
     - Подожди, - Вир подошел совсем близко, придвинул мне стул. Я отшвырнул мебель, когда успокаивал Учителя. Повертел мою голову, заглянул в глаза и нахмурился.
     - Что ты помнишь последним?
     - Хель принесла какое-то питье, Госпожа вошла, я выпил, не дожидаясь пока все за стол сядут. Потом не очень помню, потемнело все разом, а когда чуть развиднелось я достал, потянув за витой шнурок у себя на шее показал его Виру, - Тут такой маленький пузырек висел, плоский совсем, как медалька. Госпожа недавно дала, велела не снимать и, если что не так - выпить сразу. Вот я и выпил. А потом ты налетел, бить собирался. Так все же, что я пропустил?
     - Ты не снимал его раньше?
     - Мессир, у вас со слухом проблемы, - я стал заводиться, - он задавал мне вопросы, но игнорировал мои. - Старость подкралась незаметно? Я же ясно сказал, мне велела Госпожа.
     - То, что в тот момент, в который у тебя якобы провал в памяти, ты нахамил Госпоже, заявив...
     - Подожди, - от невозможности услышанного я даже хохотнул - что ты такое говоришь? Как я мог? И если это так. То почему я еще жив?
     - Потому что сработало противоядие.
     - Да я не о том, - отмахнулся я от очевидного, - если твой рассказ верен, Госпожа в жизни бы мне такого не спустила.
     - Это смотря что ты сказал. А сказал ты, что вы - равны, что, если Рауль будет тут, твоей ноги не будет в Замке, хотя этот замок принадлежит тебе так же, как и её, - перечислил мои промахи Наставник.
     - Мы равны? Мой замок? Да брось, такого бреда я не мог сказать даже, будучи пьян в лоскуты. А с учетом моей крови Стража и невозможности опьянеть в принципе, я просто не мог! Рауль? Ну да, я далек от восторга, но, если она хочет, что я не сумею присмотреть за мальчишкой? - я просто не мог поверить в реальность произошедшего.
     Но Вир отмел мои возражения и продолжал рассказывать. Когда же он замолк. Я уже и не знал, что сказать. Недоуменная полуулыбка, которая просто примерзла к моим губам в процессе его рассказа потихоньку сползла.
     - Вир, я не знаю, что произошло, вот что хочешь со мной делай. а я не знаю. Ты сам готовил меня. Я Страж. Ни нагрубить, ни тем более повысить голос на Госпожу я не могу. Да я просто не посмею. И как Страж и тем более, как Далт. А что касается власти. Все эти Миры, Отражения, Координатор Великий, для меня все это мишура, не более. Она хотела, я сделал. А по мне лучше бы всего этого не было. Я же Госпожу реже стал видеть из-за этого.
     - Значит ты не думал такого, о чем говорил? - допытывался Наставник.
     - О чем? О равенстве? - я досадливо поморщился - А смысл Стражу иметь равную Госпожу? Смысл моего существования, как мужчины, тогда в чем? Она может позволить себе быть слабой и нежной, и какой угодно еще именно потому, что есть я. И пока я жив, никто не тявкнет в ее сторону. Включая меня. Да, все выглядит так: "что у трезвого на уме...". Но вот что хочешь со мной делай, а это не мои слова. Я столько шел к своему служению и так все разрушить? А идея женитьбы на дочери Гледис, это, что называется ни в какие ворота. Быть против Рауля, её сына, а в невесты выбрать дочь? Нет, Мессир, тут что-то совсем другое.
     - Или кто-то - низким, вибрирующим от злости голосом проговорил Мессир Ордена Стражей. Я проследил за его взглядом и увидел Хельгу. Она забилась в угол, зло сверкая оттуда глазами. Я видел, в процессе выяснения случившегося она пыталась уйти, но в дверях, словно случайно, встал Зак, так что ей это не удалось.
     Я смотрел на Хель, а она медленно поднялась и вышла на свет. Я увидел в её прическе мелкие красные цветы, а память подкинула мне воспоминание. Когда то, теперь, после войны это вообще казалось давним прошлым мы отмечали окончание Школы Троем. Госпожа уехала тогда по своим делам в Школу Путеводной звезды. А мы прекрасно провели время с Хель. Тогда в её волосах то же были эти цветочки. И еще она выспрашивала, что бы было бы, не будь у меня Госпожи.
     Я в полном недоумении посмотрел ей в глаза:
     - Хель, но почему? За что?
     - Как почему? - она зло прищурилась, - Мне просто надоело ждать. Это противоестественно, эти ваши отношения. Она по любому, не такая, как ты. Вы не пара. А вот я тебе подхожу, и ты мне! И в постели, и так. Только меня обманули. Я слышала, как Мессир говорил о возможности твоей женитьбы, и когда он меня спросил, я вызвалась помочь. Но я думала, он хочет помочь мне! А не Селене. Я же тебе действительно подхожу. А он сказал, что сможет похлопотать за меня и возможно Селена согласиться взять меня в горничные. Да я её с детства ненавижу. Не вступись ты тогда, меня бы убили по её милости!
     - Тогда я и вспомнила, у людей есть правило, что в любви и на войне все средства хороши! А у нас есть такое растение, в общем, если его настоять и дать выпить, а перед этим нашептать над ним, то тот, кто выпил, повторит нашептанное. Я знаю, что кровь Стражей необычна, но от всех болезней не привьёшься! Вот и ты попался. На эти цветы и попался! - она гордо ткнула себя в прическу, где никли красненькие цветочки.
     Я смотрел на Хельгу и просто не знал, что сказать. Потом словно отмер, и спросил только одно: "Почему?"
     Она всплеснула руками - Да как же ты не понимаешь? Я люблю тебя и уже все продумала!
     - Хель, подожди, остановись, когда любишь, делаешь все для любимого, не для себя... Госпожа...
     - И что? Можно подумать, вы, мужчины, знаете, что вам нужно! Подающему надежды мужчине нужна умная жена и тогда все у него будет! А иначе он сопьется под забором в мыслях о своей значительности и ценности, не проходящей! И все!
     Мессир, что-то пивший из бокала в этот момент, поперхнулся и закашлялся.
     - А мое мнение тебе не нужно? - все же уточнил я.
     - А зачем? - искренне изумилась она.
     Ну да, действительно, зачем? Мое мнение было интересно только Госпоже, здесь же за меня все уже решили, и я могу приступать к исполнению...
     Хельга вовсе не пыталась нас оскорбить или унизить, наоборот, подчеркивала нашу самость. Но быть хорошим самцом, добытчиком и производителем и быть мужчиной, это все же разные вещи. Что бы не думала об этом маленькая самочка, подбирая достойного производителя с хорошими генами для своих будущих детей. Я был вынужден поверить в то, что однажды мне сказала госпожа: "все что должно случиться, придет само, когда наступит время." Просто я тогда думал о другом. А сейчас мне было как-то по-детски обидно не за то, что меня предала Хель, а за то, что я ей доверял.
     Я пробежал взглядом по собравшимся, да, похоже она задела не только меня. Вон как щеки горят у гостей. Кто ж спорит, постель и все такое, это здорово. Но у собравшихся здесь мужчин за плечами были годы побед и поражений. Покуда мы шли к той цели, к той мечте, каждый к своей, которая и позволила нам стать теми, кем мы были на данный момент.
     Все же мужчина - это не только самец с печатью на спине, полученной от самки росчерком острых ногтей, "годный к употреблению". Мне ли не знать? Во мне самца, нет не разбудили, растолкали пинками еще в далеком детстве, когда я был слугой в харчевне. А вот мужчину разбудила Госпожа.
     Очень нежно, ласково убеждая меня в том, что мужчина - это и внутренний мир, и гордость, и достоинство, и влюбленность в прекрасную Даму, пусть и не доступную, как мечта. Мужчина это тот, кто достоин уважения за свои знания, умения и поступки. И еще на плечах мужчины лежит ответственность, много ответственности, вот только если ты хорошо подготовлен, умел, то она не в тягость. Просто очередная задача, требующая решения и триумфа или..., а потом триумфа все равно! И Дама это прекрасно знает, а вот такие, как Хель, просто используют по прямому назначению. Но у мужчины тоже есть право выбора, по себе... Многих притягивает именно простота и доступность.
     Не сведи нас Судьба или отвергни Госпожа меня тогда. Что ж может мужчина во мне спал бы до сих пор, кто знает.
     Все те, кто сейчас находились в комнате, ответственности не боялись, мы умели побеждать, даже вопреки обстоятельствам. И тем не менее, своими словами Хельга унизила в нас именно то, что так старалась подчеркнуть, отдавая дань самцам, но не мужчинам.
     Я медленно обвел всех взглядом. Как там говорил мой предшественник? Предадут самые близкие? Что ж это произошло. Я медленно встал и направился к выходу, но у самых дверей задержался.
     Есть долги, которые требуют срочной оплаты, пока проценты не набежали. В два шага я преодолел расстояние, отделявшее меня от Мессира. Подождал, пока он встанет, и с наслаждением врезал ему по морде. А потом вышел, уже не оглядываясь.
     Я медленно вышел из Замка. Без Госпожи мне в нем делать было нечего. А то что её нет, я понял сразу. Я всегда чувствовал не только её присутствие, а даже настроение. Оно могло бурлить, как оранжево - красная лава, это она была в гневе. Могло быть сине - голубым, это она вспоминала или о чем-то думала, серьезном. А могло искриться золотыми лучиками, сквозь зеленую листву, это радость. Сейчас внутри было дымчато-серо. Никак.
     Только сейчас, услышав Хель, я вдруг понял, что точно так же поступил и по отношению к Госпоже. Я ведь то же попросил её о том, что хотел сам, а вовсе не она. Пусть я и попросил, дела это не меняло.
     Я обожал Госпожу безмерно. В ужасе смотрел на часы в холле, на бесконечно сыпавшийся песок. Он сыпался пусть и очень медленно, но неумолимо. И как бы это не странно звучало, уходя от нее на Маяк я считал, что продлеваю ей жизнь, а сам наматывал круги, глядя на её окна. Ничего другого я просто не мог придумать. Как-то я застал госпожу в холле, она смотрела на песочные часы. а встретившись взглядом со мной грустно сказала: "Все думают, что придет время и тогда... а время только уходит." Я понял её только сейчас. И вот что мне теперь делать? Как вообще посметь подойти? Проспался и пришел извиняться, это в духе Хельги.
     Устав стражей гласил: "...Страж может уйти из жизни или после смерти Господина/госпожи, или по прямому приказу вышеозначенных."
     Понятно, что такой роскоши госпожа мне не подарит. Я дошел до Маяка, свернул к дому, первый этаж был еще далек от понятия жилой, но с крыши не текло, были и стены, и окна и даже камин. Я вошел, сел у камина, понимая, что хорошо бы затопить, потом. Сейчас двигаться не хотелось.
     Дверь открылась, на пороге стоял Мессир Вир, собственной персоной. Я поднялся на встречу: "Добрый вечер, Мессир, прошу, проходите..." - как там говорила Госпожа? Вколоченная с детства вежливость выручает в самый неожиданный момент. Судя по вытаращенным глазам незваного гостя это было правдой.
     - Добрый вечер, - на автомате ответил и он, - прошу простить за неурочный визит... Тьфу ты, Далт! Я не за этим сюда шел. Там часы остановились. Песок опять замер. Похоже, тебе действительно придется жениться.
     - Это еще почему? В смысле песка, что ему опять не так? Я же далеко от Госпожи, - раздраженно бросил я.
     - Так в этом все и дело! Видишь ли, песок сыпется, когда вы рядом, объединяете свои жизни. А когда далеко, все останавливается, а если долго далеко, тогда Мироздание вообще задумается, или как вас свести опять или как заменить тебя. Чего ты вскинулся? Думаешь ты незаменим?
     - Думаю, почему ты мне раньше об этом не рассказал, - я буквально шипел от злости.
     - По двум причинам, во-первых, знания приходят к ищущим их, а ты не спрашивал, - злорадно проговорил Мессир.
     - То есть, когда я уходил к Маяку, а госпожа оставалась в Замке, я не берег её? - на всякий случай уточнил я.
     - Нет, ты терял время, которое вы могли провести вместе. И не рычи, гордыня - дело сложное. Далт, поверь, искать знания, не слабость, ты мог давно спросить меня, корона бы не сдвинулась.
     Я с трудом разжал зубы, чтобы задать вопрос. Мессир был прав, пусть не в причине, а в следствии. Но для меня был важен итог. Я потерял время, а мог быть рядом с ней.
     - А что второе? - я задал вопрос потому, что хотел знать, какой еще камень за пазухой носит мой бывший Учитель.
     - Прости? - он вскинул брови.
     - Ты говорил две причины, что второе? - терпеливо повторил я.
     - Видишь ли... Я как Мессир Ордена Стражей стал изучать этот вопрос. Когда у Видящей появился Страж, иными словами, когда Королева Эстер обрела тебя, - патетично начал Вир.
     - Учитель, со всем уважением, можно не трактат о том "Какой я умный и как им стал", а просто ответ на мой вопрос, сухой остаток, - не особо вежливо прервал я.
     - Ох уж эта Школа Криспа. Не разговор, а лаконичность донесений! - недовольно поджал губы Вир.
     - С вашей лаконичностью в военное время нас бы уже попросту перебили, а в мирное боюсь состариться до конца лекции - не остался в долгу я.
     - Хорошо. Хоть я и не доволен твоим поведением и отсутствием должного почтения. Далт, пусть ты и Великий Координатор, но я твой Учитель, - посчитал своим долго донести до меня свою точку зрения Мессир.
     - Переживу! - с легким сердцем отозвался я, - И так?
     - Королева, Хранительница Миров, может жить сколь угодно долго, но только до обретения своего Великого Координатора. Потом она словно делит свои жизненные силы. Делясь с ним. Она готовит того, кто сохранит будущую Королеву, Хранительницу Миров, вкладывается авансом, так сказать. Поэтому это время не может быть долгим. Понимаешь? Своей просьбой потянуть время ты не сохраняешь ей жизнь, а убиваешь её, лишая сил. Ведь с тобой своими силами она продолжает делиться.
    С другой стороны, она может понять свою ошибку и приблизить к себе другого. Это то же допустимо. А тех, кто считает себя полноценной заменой, таких много, оглянись, увидишь.
    Последняя твоя выходка лишь доказала нашу правоту, ты ничего не сделал с Хельгой. А она ведь предала тебя, покушение на Великого Координатора, это измена на государственном уровне. И, если хочешь, прямое оскорбление Королевы. А ты тихо ушел. Это значит, пусть женщины сами разбираются? Ты в своем уме, Страж? Как ты представляешь разборки Королевы и экономки из-за тебя, Великого? - ядовито закончил Мессир.
     Я потрясенно смотрел на Мессира Ордена Стражей. И понимал, что сказать мне нечего. Он был прав во всем. Да, действительно, соблюдая все внешние заморочки, которые ожидались от Великого Координатора и привыкнув к полной поддержке моей Госпожи я как-то уверился в себе. Забыл. Что окружавшие нас то же шли к своим должностям не по ровным, ковровым дорожкам. Хотя и ковры бывают страшнее зыбучих песков.
     - Я все понял, Учитель. Прошу простить мою несдержанность и разгулявшееся самомнение. Искренне надеюсь, что более вас не разочарую.
   Вир явно хотел от меня признания в неправоте. Считая это унижением, надо же. Легче ему будет? Что ж, мне это не сложно, пресловутая корона не свалится. Это когда я Госпожу огорчал, особенно в детстве, так я первое время даже на листочке себе писал и заучивал нужные слова, и руки у меня холодели и голос дрожал, я дико боялся, что она не простит, что я потеряю её интерес и внимание. А тут то чего? Чем меньше значим для тебя человек, тем тебе легче извиняться. По крайней мере у меня - так.
     - Хорошо. Я на твоей стороне Далт, но у нас мало времени, Королева действительно исчезла и долго нам это скрывать не удастся. С чего ты начнешь? - Вир, потешив свое самолюбие, включился в происходящее.
     - Прикажи моим именем. Пусть строят эшафот, - похоже я действительно знал, что надо делать.
     - Но, Далт, в штате Замка нет палача, - Мессир растерялся, в обычное время меня бы это позабавило, но теперь до его чувств мне не было никакого дела.
     - А мне он и не нужен. Я - Страж, - холод моего голоса неожиданно пробрал даже бывшего Учителя. Да Мессир, твой бывший ученик полон сюрпризов.
  
  
   "Цель оправдывает средства."
   Никколо Макиавелли.
    
     У эшафота народу набралось неожиданно много. Пришли даже из дальних деревень и жители леса, члены семей тех, кто служит в Замке. Угрюмо, не поднимая глаз, оцеплением стояли Черные волки. У Позорного столба, привязанной, стояла Хельга. Казалось, она не верила в происходящее. Я поднялся и встал рядом.
     - Я - Далт, Великий Координатор Миров. И Страж Королевы Эстер, моей Госпожи. Но многие из вас знают меня с того времени, когда я был просто Далтом, мальчишкой из харчевни, которого то ли даром, то ли проклятием привезли в подарок Госпоже. Я никогда не был ни образцом чести, ни примерного поведения. Во многом то, что происходит сейчас, то что я допустил, это моя вина. Я признаю это. Так же возможно, что мое доброе отношение было принято за слабость. Прошу простить, если ввел вас в заблуждение. Но есть грань, переступив которую обратной дороги нет. Коварство, подлость, предательство не лечатся ни плетьми, ни застенками, - я сглотнул, пытаясь слюной смазать пересохшее горло.
   Я не раз сам принимал наказания, отвечая за свои поступки, но никогда не был "по другую сторону". Сейчас я чувствовал себя виноватым сразу перед двумя женщинами, пусть моя вина и косвенна, легче мне не было.
   Я собрался с духом и продолжил:
     - Все мы, кто живет в Замке и служит Госпоже, существуем для нее и во имя её. Каждый, кто так не считает, должен покинуть пределы Замка до захода солнца. Я - Далт, Страж Госпожи. Если бы я был просто Далтом, я бы посмеялся над происшедшим. Но отравить Великого Координатора Миров - это поставить под удар нашу победу в войне, а она далась нам нелегко. А отравить Стража, это поставить под удар жизнь Госпожи.
     - В штате Замка нет палача, это так. - эта часть моей речи давалась труднее, но ее надо было произнести предельно точно, чтобы собравшиеся понимали всю суть происходящего и то, что через несколько минут последует за словами, воспринималось именно законной карой, а не убийством по прихоти Властителя - За все время правления Рода моей госпожи видать надобности не было. Но у Госпожи есть я. И мое право уничтожать любого, кто просто посмеет поднять глаза на мою Госпожу без её прямого приказа. Я повторяю, любой, не согласный, может покинуть Замок до захода солнца.
   Я повернулся к Хельге, встретил её взгляд. Она словно не верила в происходящее. А я, пожалуй, только сейчас понял, на что пошла моя Госпожа тогда, закрыв меня собой от всего мира. А ведь я был всего навсего маленьким пажом из её воспоминаний. Воистину, любовь - единственное чувство, которое не терпит ни прошлого, ни будущего времени.
   Кто бы что не говорил, невозможно любить двух женщин одновременно, сразу. Ты любишь не их, а себя. А любишь ли хоть одну? Ответь себе сам, и постарайся ответить честно. Лгать себе смысла нет. Любил ли я Хельгу? Да. Нет. Не знаю. Именно в этой последовательности. В начале она была приветом из дома, единственного дома, что я признавал и куда мечтал вернуться. Когда понял, что не безразличен госпоже, и что для неё я не просто один из пажей, а Далт. И ей не важно откуда я и что там со мной делали. Ко мне пришла любовь и для меня это означало конец одиночеству, в котором я жил всю свою жизнь, с рождения. Пусть для кого-то верность была лишь понятием, но для меня в ней заключалось и судьба, и жизнь.
   Просто так сложились обстоятельства, что я был несколько необъективен в важности понятия верности тела. Оно слишком рано начало служить не только мне, и ко времени встречи с госпожой я свыкся с этим и не видел в этом проблемы. Я выживал, как умел. А потом и госпожа приняла меня, не заостряя внимания на этом эпизоде. И я не остановился, просто не понял, что надо было. Личная преданность и верность, я не понимал, что это одно и то же. Я думал иначе - разве так важно тело, если я отдал госпоже Душу и сердце. Моя жизнь и та принадлежит ей. Вообще все, что во мне есть доброго и светлого, принадлежит ей. Только состою я не из добродетелей, не ангел я, ни разу.
   Вот и получилось, что не существует правильного или неправильного выбора. А есть выбор и его последствия.
     - Эта девушка будет казнена мной, тело сожжено, а прах предан бегущей воде. Её имя вычеркнуто из книг клана, но пусть клан помнит, что бывает за измену. Это справедливо?
     Я медленно обвел глазами первые ряды, встречаясь глазами с желтыми, горящими глазами членов клана Черных волков. Шаг вперед сделал Глава клана Тирт и его Волчица, Герда.
     - Это справедливо, Господин. Это справедливо, и мы принимаем кару.
     Я кивнул, развернулся и шагнул к Хель. Она забилась в путах.
     - Ты не можешь так со мной поступить! Далт, я же люблю тебя.
     - Давным-давно я предупредил тебя, что сверну тебе шею, если ты побеспокоишь Госпожу. Ты не захотела услышать - вынужденно напомнил я.
     - Я хотела, чтобы мы были семьей, хотела родить тебе детей - растерянно, торопливо проговорила Хель.
     - Я спас тебе жизнь, Госпожа сделала экономкой Замка, и мы оба доверяли тебе. Ты подлая, маленькая, коварная дрянь, Хель. Такие как ты не должны размножаться. Я шагнул ближе и взял её за горло...
     Спрыгнув с помоста, я обтер руки влажной тканью, которую мне подал Глава Черных волков. И швырнул её в разгорающийся костер за спиной.
     - Герда! - рыкнул я не хуже волка, хватит, поиграли в доброго хозяина, безнаказанность развращает.
   Там, на эшафоте я казнил не только Хельгу. Я казнил ту часть себя, в которой еще что-то осталось от подстилки из харчевни, как я часто именовал себя, пусть и мысленно. Я не понимал, что не закрывая дверь в собственное прошлое, я, тем самым, даю себе поблажку, слабину, жалею себя и этим делаю уязвимым. И ладно бы, только себя, любимого, а и Госпожу. Если бесконечно бередить рану она не только не заживает, она может разрастись, а ты, сделав из себя больного, уже требуешь сочувствия и помощи. Больной господин, это неуверенный в себе господин. Слабый, зависимый от слуг. Этакий подарок судьбы этим самым слугам. Окружающие остро чувствуют твою неуверенность в праве отдавать приказы. Ведь ты словно внутренне извиняешься, словно заискиваешь, делаешь себя зависимым и от кого? От собственной дури! Ведь реально ты здоров, как бык! Мне было стыдно за себя. Что бы я не пережил раньше, только мне самому решать, что возьму с собой в завтра и это станет моим личным опытом, а что можно и позабыть за ненадобностью. И каким быть моему завтра и мне в нем, тоже решу сам...
   Пусть война и победа многое изменили во мне, но как оказалось, для сохранения жизни Госпожи, этого было недостаточно. Что ж, больше я и не сомневался в себе, в своем праве отдавать приказы тем, кто помнил меня ребенком из ниоткуда. Я - Далт, и этим все сказано. Больше я не стану жалеть себя, клянусь. Когда-то я сказал Госпоже, что "ум и сила закрывают рты недовольным". Потом, уже во время войны, выучил, что для того, чтобы тебя поняли, надо говорить на языке оппонента. Теперь пришло время нового открытия, здесь и сейчас я переставил значимые понятия. Мне помогли не ум и сила, а сила и ум. Вынужденная её демонстрация. Сколько же мне придется еще всего изучить, чтобы стать достойным Госпожи? Действительно нужным ей? И дождется ли она? В этом я был не уверен.
   На костре за спиной сгорала не только моя юность по имени Хель, сгорала вместе с юношескими иллюзиями, горел я сам. Стоял, намертво сцепив зубы и гордо подняв голову. Говоря проще, закинув её так, чтобы не вытекли и не стали заметными слезы. Это одна из тех наук, которую любой мальчишка постигает одной из первых. Мальчики не плачут, никогда, как бы больно не было. Слабость - удел женщин или их прерогатива. А мы должны уметь скрывать чувства, вот и учимся, и умеем. Сталь клинка закаляется огнем, а душа - болью. Ничего, сдюжу.
     - Да, господин, - глава волчиц Клана, встретила мой взгляд прямо, - но словно почуяв во мне перемену, тут же опустила глаза.
   - Выбери замену экономки, но на этот раз выбери сама.
     - Да, господин, - она поклонилась.
     Я ушел в Замок и работал в кабинете до захода солнца. Чутко прислушиваясь к происходящему внизу. Пытаясь представить, кто же уйдет, а кто останется. Мои усилия были тщетны. Результат я узнал только утром. Из Замка не ушел никто.
    
    
     "Сильная женщина - это женщина, знающая, что ее слабости - такая сила, которой невозможно противостоять"
     Франсуаза Саган
    
     Я привыкла быть красивой. Я родилась ею. Кому с рождения дается ум, кому - отвага, или магия. А мне в подарок на день рождение была дана красота. Потом магия, а потом уже все остальное. Это то, из чего я состояла. А теперь у меня её нет, значит ли это что от меня осталась только часть?
   Я лежу в роскошных апартаментах Темного Короля эльфов (это именно он и еще несколько эльфов нашли меня в том коридоре, с песочком на полу). В ногах кровати и у дверей лежат огромные волки. Моя охрана. Уходя Тэо сказал им странную фразу: "Не вздумайте перекидываться, будьте людьми!". На столике у кровати явно что-то вкусное, а за окном идет дождь. Серый и холодный. И еще в комнате есть зеркало, на него наброшена какая-то яркая тряпка. Это не портал. Я просто не могу себя видеть. Постаревшую и с жиденькой косой...
     Когда Тэо нашел меня его изумлению не было предела. Однако он ничего не сказал мне, сразу перейдя на эльфийский. К сожалению, я подобных сочетаний не знаю, в смысле если скрестить того и того и получить... В общем он очень ругался на тех, кто был со мной до сих пор. Закутал меня в свой плащ и понес, и вот я здесь. Лежу уже несколько дней. Иногда встаю, закутываюсь вон в тот роскошный халат и сижу у окна. Один из волков сразу встает и ходит за мной тенью. Даже странно, такой большой, а так неслышно.
     - Я устала! - я сказала это громко. Волк, которого я отличаю от других, по более темной масти, сразу встал и подошел к кровати, вопросительно глянул.
     Я посмотрела ему в глаза: "Мне надо выговорится, ты уж извини"...:
     Он кивнул и сел напротив. Похоже, когда волна внесла меня в тот коридор, она меня еще и головой о стену приложила. Иначе чем объяснить кивающего волка? Однако других слушателей не намечалось, и я заговорила.
     - Понимаешь, Далт не виноват!
     Волк слабо рыкнул и качнул лобастой головой явно не соглашаясь.
     - А вот представь себе! - не сдалась я. - Он тогда умирал, за ним Богиня Судьба уже Смерть прислала, что бы его спасти я на все готова была. Только понимаешь, в моем Роду старух не было, мы не долгожительницы, и я не знаю, как жить такой. Наверное, когда стареешь потихоньку, успеваешь привыкнуть. Ведь после лета идет осень, а только потом - зима. Это страшно, так сразу измениться. Я оказалась совсем не готова и не знаю, что теперь делать.
     Волк сделал брови домиком, в общем, удивился.
   - Я все о Далте думаю, - доверительно продолжила я - может зря они его тогда ко мне привезли, Гледис и Крисп. Есть такая поговорка: где родился, там и пригодился! А так, смотри: привезли в Королевский Замок, в пажи. Он же мог на этом остановиться! Или пойти в пажи к какой-нибудь из фрейлин. С его внешностью это было не сложно. Нет, же. Он выбрал меня. А со мной сложно. Правда, не рычи! Понимаешь, я не могу просто сидеть моим Величеством. Мне все время что-то надо. Узнавать новое, двигаться по жизни. И тем, кто со мной, им это тоже приходиться делать.
     Волк издал странный звук. Засмеялся? Как смеются волки? Так же, как королевы с ума сходят, заразительно. Я не поддалась, и продолжила.
     - А потом? Это же я мальчика из школы забрала и не просто в телохранители, знаешь, сколько всего ему пришлось... Знаешь, как ему было трудно? И все равно, я не смогла, где-то что-то упустила. Видишь, какая я теперь? И как жить? А ведь у меня были планы, я Рауля хотела ввести в Замок, как родственника. Он же мой племянник, по крови. Далт уперся, но это его проблемы. Но для этого мне надо быть собой, той. А внешности уже и нет, так, остатки былой красоты, жуть полная. А вокруг мужчины. Им это очень важно. Что ты фыркаешь? Неужели всерьез считаешь, что клятва в верности на службе Королеве и клятва верности на службе КРАСИВОЙ Королеве, это одно и то же?
     Волк поднял глаза к небу, к потолку. Я пристально посмотрела на него.
     - А ты вообще, кто? У тебя самого как, все нормально?
     А потом три вещи случились одновременно, Комнату залил яркий солнечный свет, дверь распахнулась и вошел смеющийся Тэо, и волки как-то странно поплыли у меня перед глазами и поднялись тремя рослыми парнями.
     - Вот! - торжествующе проговорил Тэо, обращаясь к парням, - это то, о чем я вам говорил. Сначала моя матушка занимается помиранием, потом находит кого-то, кому хуже, чем ей. И жертва её внимания становиться из прислуги, Великим Координатором, а из никчемного второго сына, Королем Темных эльфов. Вы еще Миром не правите? Нет?! Значит я успел вовремя.
     - Тэо, ну что ты, право слово. Каким помиранием я занимаюсь?! - я смутилась.
     - Матушка, вы неподражаемы, - Тэо все еще смеялся, - Это ребята из клана Зака, друзья Рауля. Это Тир, это Мик и, наконец, ваш собеседник, Леон.
     Оборотни поклонились, а Леон подойдя ко мне вплотную, опустился на колено и взяв мою руку не поцеловал её, а лизнул. Я рассмеялась и нагнувшись, чмокнула его в нос. А что? Каков посыл, таков и ответ. Парни рассмеялись, Леон залился краской, а мой Тэо как-то вприщурку обведя их глазами, процедил:
   - А ведь Королева вас честно предупреждала, с ней сложно. И уже другим тоном, обращаясь ко мне - Видите ли, матушка, у вас был такой упадок сил, что я просто не рискнул приставить к вам эльфийскую прислугу. Оборотни показались хорошим выходом из ситуации, но вам удалось разговорить даже Леона. Что ж, теперь они свободны, а я хотел бы поговорить.
     Парни поклонились и вышли, Леон обернулся в дверях:
     - Госпожа, мы неподалеку будем, понадобимся, только скажите, - и закрыл дверь.
     - О как, - немного растеряно проговорил Тэо.
     - В чем дело?
     - Да так. Матушка, со всем уважением, и все же что случилось? Как я понял из прослушанного, Далт не виноват, что естественно. И все же?
     Я вздохнула и рассказала, а закончив все же сочла нужным добавить:
     - Понимаешь, я действительно сомневаюсь, что была права, втянув его во все это. Ты Принц по рождению, тебе надлежало стать Королем или погибнуть. Я - Хранительница, Видящая, и сколько бы не плела кружева Судьбы, конец уже близок, и он ДОЛЖЕН быть, иначе теряется смысл моего существования. Теряется Предназначение. А Далт, он другой. И я просто не могла отдать его Смерти.
     - Вынужден с вами не согласиться, другой не он. А вы. До вас никто не растил Великого Координатора, выбирали из уже готовых, так сказать. Тема материнства была у Хранительниц не в почете.
     - Кстати, о материнстве. Разве ты не знаешь, после войны Юлиан прислал мне документы о разводе, и я все подписала. Он хотел поставить вместо себя Королем Себастьяна, а наличие у него жены, пусть и только по документам, этому мешала.
     - Как же, знаю. С вашим уходом все распалось. Король Юлиан передал власть своему сыну, и уехал с друзьями. Я, Теодор или Тэор, как по-эльфийски звучит мое имя, обрел свои корни и отнял власть у узурпатора. Нынче являюсь Королем Темных Эльфов. А Лаура, которая никак не хотела быть просто сестрой короля, а хотела все и сразу. Видите ли, когда вы были с нами, она не любила вас, но всегда имела перед глазами Королеву. Ей было достаточно просто подражать вам, и все восхищались. Но копия всегда бледнее оригинала. К тому же, как вы недавно заметили, и абсолютно справедливо, Королевой надо родиться. А то все вроде бы то, а не то.
     - Я не совсем понимаю, к чему такое предисловие? Что с Лаурой?
     - Ровным счетом ничего, она обрела все, что хотела. Все и сразу. И положение среди власть имущих, и деньги. И кучу разговоров у себя за спиной, не о благородстве Королевы, своей мачехи, а наконец, о своих похождениях! И врагиню достойную. В общем, простите, что узнаете это от меня. Лаура стала любовницей Криспа, официальной любовницей.
     - Великие Боги... - я растеряно взглянула на Тэо и села в столь вовремя подвернувшееся кресло, - но почему? Она же совсем молоденькая и могла устроить свою жизнь по-другому.
     - Милая моя матушка, прошу простить, если это прозвучит дерзостью, но каждый выбирает по себе. Она не хотела ждать, понимаете? Все и сразу, любой ценой. Ей не интересны кружева судьбы. И окружающие не интересны, ей интересна только она сама и её выгода. Все просто, есть товар, есть купец, готовый платить. Сделка состоялась.
     - Но Крисп... - я все еще не могла прийти в себя от изумления, - он же с её отцом практически ровесник. И Гледис, она же такое будет говорить. Это если только говорить. И отомстит, обязательно. Если не ей, то мне.
     - В вы то тут при чем, матушка, это же её решение? - изумился эльф.
     - Тэо, но я же её воспитывала, значит и спрос с меня, - я была огорчена чуть ли ни до слез.
     - Как же мне вам лучше объяснить, - потер лоб Тэо, - видите ли, в садоводстве есть такое понятие "корни собственные", это когда цветок, например, роза, изначально сортовая, а есть прививка на сильный, но дикий куст. Так вот, если на привитом кусте появляются побеги той, дикой розы, их надо обламывать, иначе изначальное расцветет пышным цветом, а прививка, скорее всего, погибнет. Понимаете? Вы очень старались для Лауры, но, когда вы ушли из её жизни и она стала добиваться того, чего хотела сама.
   В общем, природа взяла свое. А вот все благородство, искусственно привитое, исчезло. Но тут не ваша вина, а выбор Лауры, ей так проще и комфортнее и поймите меня правильно, но это её жизнь и её право принимать или не принимать то, что вы ей дали. И, разумеется, вы имеете полное право на решение, пускать ли её, нынешнюю, в вашу жизнь. Сразу скажу, я с ней не общаюсь, видите ли у нас и так хватает своих... гм, дам.
     Вот же эльф, хоть и темный, а как природу чувствует - мысленно подивилась я. О Боги, о чем я только думаю?
     - А как же Себастьян? Он же теперь Король Себастьян? Ведь еще будучи мальчиком, он так стремился все делать правильно. Себ так педантичен и скрупулезен во всем. Она о нем подумала? - не могла я не спросить, хоть мы и ладили с ним, без любви, но с уважением, как молодого Короля, мне его было жалко.
     - Нет, она думает только о себе и так было всегда, просто вы старались это сглаживать. Сейчас же она, совсем не стесняясь, постоянно озвучивает их родство. Себ ежится, но пока молчит. Хотя, я думаю, это ненадолго. Раньше он старался быть правильным и хорошим братом, чтобы что-то доказать отцу. А с его уходом эта надобность пропала. Отец постоянно стравливал их друг с другом, он так развлекался. Теперь две фишки из трех вне игры. Игра окончена, в связи с потерей смысла, - четко, по-военному изложил происходящее Тэор.
     - И все же это ужасно, - не смогла молчать я, - так уронить себя, и ладно бы себя. Она же не сирота. Брат, отец, они же живы. Ох, наверно я действительно старею. Раз только и могу, что осуждать. Давай вернемся к нам с тобой. И моему материнству. Если я в разводе с твоим не отцом, то почему ты мне помогаешь и зовешь "матушкой"?
   Тэор помолчал, но встретив мою улыбку, нерешительно улыбнулся сам и заговорил:
     - Видите ли, ваше величество, эльфы живут долго. Мы не бессмертная раса, но долгожители. На моей памяти есть два типа женщин, те кто считает ценностью своего мужчину и те, кто считает ценностью своего ребенка. Моя мать, та кто меня родила, считала ценностью мужчину. Вы знаете, она была из рода магов - убийц, морфов. Им было строжайше запрещены любые отношения вне их клана. Что бы не терять гены. И что бы не плодить невесть кого. Но она встретила моего отца, одного из Принцев Темных Эльфов, на тот момент. Мне рассказывали, потом, что у неё был выбор, растить меня или попытаться отправиться в изгнание с моим отцом. Видимо она решила, если будет с любимым мужчиной, дети - не проблема. Задуманное не удалось. Она погибла. А заодно и почти весь клан. Её старались уберечь. Темных принцев, на тот момент, было достаточно. Так что мой отец надолго попал в немилость. Что касается меня, то, не смотря на всякие страшилки, детей мы не убиваем, ждем, когда вырастут. Долгожителям торопиться некуда. Меня просто скинули в одно из королевств, где когда-то потоптался эльф, правда Светлый. Но и это была не проблема, во мне же была кровь морфа. Так что задали внешность и расти, малыш! Если сможешь.
   Тэо замолк, тяжесть воспоминаний давила на него, несмотря на внешнюю браваду, любому было бы сложно признать себя мелкой разменной монеткой, а уж Темному эльфу и подавно. Однако Тэо заговорил снова:
     - А потом вы вышли замуж за моего (на тот момент) отца, и стали моей матушкой. В начале, когда я просто вас увидел, Вы были столь прекрасны, что показались мне героиней любимой сказки, Снежная Фея или Ледяная весна. Она по-разному называется у нас и у Светлых. К тому времени я уже был "сыном и братом" пару лет, и вообще то ничего хорошего не ждал. Но ЭТО случилось буквально через несколько дней после свадьбы. Мы с Себастьяном сцепились, подначила Лаура. Отец стоя за братом и положив ему руку на плечо, пафосно меня отчитывал. И тут появилась ты. Подошла ко мне, встала за спиной и положила мне руки на плечи. И так на всех посмотрела, что конфликт увял. А расстановка сил осталась.
   Он так неожиданно перешел с Вы - на ты, что я всем сердцем поняла, на сколько я стала в тот момент ему близкой и родной, и с моим появлением в его жизни был разбит лед вечного одиночества, в котором он жил всю сознательную жизнь до этого момента.
   - Знаешь, я и потом Королем Темных стал потому, что чувствовал тебя за спиной. Всегда чувствовал. Вот потому я и зову тебя матушкой. Я так привык с детства и не хочу отвыкать. Но если ты против, просто скажи. Я буду называть, как велишь.
     - Ну что ты, глупый! - я хлюпнула носом и промокнула щеки платком, который подал Тэо. - Я просто боялась быть самозванкой в твоей жизни.
     Тэо быстро подошел и присел передо мной на корточки,
     - Один из плюсов долгожителей, это отсутствие возможности плохо учиться. Или не понимать, когда тебе повезло. Моя мама - ты, другой у меня никогда и не было. И сильно сомневаюсь, что появиться, он нерешительно улыбнулся.
     - Я очень горжусь тобой, правда. Ты в детстве был таким хрупким, я очень боялась за тебя, - тихонько сказала я.
     - Хрупкий? Я?! Вот уж не сказал бы. - Тэо был явно ошарашен, а я рассмеялась.
     - Да не внешне, внешне вы с Себом были почти одинаковы. Ты внутренне был хрупкий. Себ был твердый, как камень. Придай форму и пользуйся. А ты, как струна, отзывался на все. Я боялась, что с такой чувствительностью ты можешь сорваться.
     - И поэтому почти всегда была рядом, а потом нашла того Учителя, кто и довершил становление Короля? - повеселевшим голосом уточнил эльф.
     - Можно сказать и так, - я кивнула, соглашаясь.
     - У меня в королевстве скоро бал, я хочу представить подданным Королеву - мать. После чего ты будешь под охраной не только моей, а и всего моего народа, - гордо сообщил мне "сын".
     - Нет! - меня охватила паника, - Пожалуйста, не надо. Посмотри на меня. Вы, эльфы, такой красивый народ, будь я прежней. А так, тебе будет стыдно.
     - Знаешь, мама, история повторяется. Всегда. С небольшими вариациями, но смысл остается неизменным. Ты так и не спросила, откуда подземный ход под Маяком и как я там очутился? - неожиданно Тэор заговорил совсем о другом.
     - Не спросила, - я растерянно посмотрела на вновь обретенного сына, - тот волк, Леон. У него были просто необыкновенные глаза, я и отвлеклась.
     - Тот волк, Леон, - в тон мне отозвался Тео, - вообще то боевой маг, оборотень, полностью закончивший обучение. Он и его братья по клану, Мик и Тир недавно отказались от одного выгодного предложения. Зак был вне себя. Теперь понятно, чего они ждали. Вернее, кого. Теперь они будут твоими телохранителями. Скоро и Рауль приедет. Считай, четверо. И я кой чего умею. Ты все еще против бала?
     - Я такой никуда не пойду, - твердо ответила я.
     - Ах, ну да, прости, я отвлекся, - Тэор мягко увел меня от начинающихся слез, - Я же про Маяк говорил. В общем, в череде Хранительниц была та, что выбрала в Великие Координаторы Темного эльфа, и не только за красоту и ум, и еще массу положительных качеств. А за то, почему мы зовемся Темными Эльфами. Скажи, ты не обращала внимание на интересную закономерность? Стоит что-то назвать Светлым и все, даже самое нехорошее можно списать на светлые деяния во имя Света. То же и с понятием "Темный".
     - А на деле все немного не так. Это мимикрия, для выживания. Знаешь сказки про мертвую и живую воду? Мертвая способна излечить от всего, любую рану стянуть. А вот если потом живой водой не брызнуть, так покойничек и будет лежать. Здоровый, целый и мертвый. Люди боятся Светлых эльфов, практически никогда с ними не воюют. Ведь стоит мертвой воде даже случайно коснуться живого тела и все. Целый, но мертвый. Кровь Светлых Эльфов - это мертвая вода для всего живого. А мы, Темные, наоборот. Почему и ненавидим людей. Когда они про это узнали, нас почти всех истребили. Жуткие войны были.
     - Так вот, Хранительница Переходов и Миров и Координатор думали так перехитрить судьбу. - он продолжал - Она жила долго. Он умер первым. Что-то мне подсказывает что помогли, конечно. С Богами спорить, что против ветра плевать. Она шла к нему и видела, как Маяк, место их свиданий уходит под воду. Вместе с её любовью и жизнью. Как-то так.
     - Так что, когда после войны море отхлынуло, а Маяк появился, я понял, что и история повторится, а мне просто надо ждать, под дверью. Я и ждал.
     - А как же я смогла пройти? Там и Мастер Мансур бился и Мессир Вир, - я была растеряна от услышанного.
     - Ты прошла очень просто, по-королевски - хмыкнул Тэо.
     - В смысле?
     - Ты не ломилась, а постучала, - губы Короля эльфов тронула улыбка.
     - И все? - я была растеряна.
     - И все! А что еще делают вежливые люди, когда хотят войти?
     Мы расхохотались оба. Потом Тэо как-то очень пристально посмотрел на меня и тихо спросил:
     - Ты ведь мне доверяешь?
     - Полностью, - кивнула я, - а почему такой вопрос?
     Тэо подошел к маленькому столику, взял чашку, еще раз быстро взглянул на меня и вынув кинжал из-за пояса резанул себя по запястью.
     Я замерла от ужаса. А он несколько раз сжал кулак, что бы кровь шла быстрее, затем лизнул место пореза и что-то прошептав над чашкой протянул её мне.
     - Если действительно веришь - он испытующе взглянул мне в глаза. - то пей, одним глотком.
     Я, наверное, была в шоке, или еще что. Но взяла и выпила. Одним глотком, как он и сказал. В начале ничего не происходило, а потом меня бросило в жар, и внутри меня словно что-то раскрылось, доселе сжавшееся. И еще голову словно кто-то потянул назад. Тэо не сводил с меня глаз, вначале тревожных, а потом засиявших радостью. Он схватил меня за руку, почти стащив с кровати и подведя к зеркалу, сдернул материю, которым оно было завешено и тихо сказал:
     - Смотри...
     Я нехотя подняла глаза и увидела в зеркале молодую женщину, настороженно смотрящую на меня яркими зелеными, совсем молодыми глазами. У неё был изумительный цвет лица, и роскошный водопад золотых волос, такой густоты, что они оттягивали голову назад.
     - Теперь ты согласишься на бал, матушка? - его голос обрел певучие, "эльфийские" ноты.
     - Тэо, но как? И на долго ли? И самое главное, ты себе не повредишь? - от потрясения я не отрывала взгляд от своего отражения, и сама не понимала, что спрашиваю.
     Что-то звякнуло в воздухе.
     - После этого вопроса, считай, навсегда, пока ты живешь. Хотя, я бы предложил еще хотя бы пару раз. На всякий случай - он как-то тепло рассмеялся.
     - А что не так с вопросом? - я не понимающе оторвала взгляд от зеркала и взглянула на Тэо.
     - Задав его ты заплатила за живую воду любовью. И высшие силы, Наши Боги, приняли оплату. А мне нет, не повредит. Я никому еще не давал свою воду жизни. А это значит, я никого еще не любил. До тебя - Король Эльфов сказал это просто, а меня кинуло в жар от его признания. Я внезапно вспомнила и слова Девушки-Смерти и Анны-Габриэллы, я поняла, кто должен был быть моим Великим Координатором на месте Далта или вместо него. И мне стало не по себе.
     - Бал - это прекрасная идея, - понимая, что звучит неуклюже, я тем не менее не знала, что еще сказать. - И погода разгулялась, смотри какое солнце.
     - Я настроил погоду на твое настроение, чтобы дать возможность отдохнуть и не дергать лишний раз заботой, она ведь то же утомляет, - тихо сказал Король Темных Эльфов. - Если захочешь, мы можем пойти погулять. Просто, передай через Леона. Он у твоих дверей. А я буду ждать.
     Тэо взял мою руку и поднеся к губам медленно поцеловал каждый суставчик. А потом быстро вышел.
     Я взглянула на себя в зеркало. Как он сказал? Еще пару раз? Что ж, Балу - быть. И мне сейчас, здесь, важно, что мой сын хочет представить меня, как Королеву - мать. Пока это единственная моя возможность избежать смены Координаторов Миров. Что бы не натворил Далт, сердцу не прикажешь. А новая Королева может родиться только от любви, притом не мягкой. тихо тлеющей, любви - благодарности. Нет, мы рождаем и рождаемся от вспышки, яркого, негасимого пламени. Иначе и быть не может.
   Но это потом, сейчас для меня было куда важнее вновь почувствовать себя просто Королевой!
  
  
   "Каждое слово и чувство имеют свое время."
  
     Дата Бала, вот так, с большой буквы была еще не определена, когда в мою жизнь вошла Лаэрта. Просто однажды утром, с подносом на котором стоял мой завтрак и сообщением, что наконец готовы мои покои, ко мне в спальню вошла не красавица горничная, а немолодая женщина, эльфийка, разумеется. Низко присела и сказала: "Доброе утро, госпожа. Я - Лаэрта". И принялась хозяйничать.
     Так уж сложилась моя жизнь, что мамы у меня не было никогда. Даже названной. После гибели моей няни отец поторопился меня обучать. Так что у меня были телохранители, и мудрые женщины, мои учительницы. Каждая из них старалась меня научить, дать знания, но мы не привязывались друг к другу. Наверно я просто боялась вновь потерять, а для них я была работой.
     Возможно способности Видящей проявились во мне именно поэтому, ведь в ребенке не трудно увидеть боль, недоверие и сомнение если сама все это переживала, когда была ребенком. Наверное, мне так хотелось помочь моим мальчикам - телохранителям, а потом пажам именно потому, что Мне никто не спешил на помощь. Помогали Принцессе, а не маленькой, одинокой девочке, Эсси, уже тогда пугавшей своими способностями. Это я поняла, увы, достаточно рано. Часто наблюдательность детей бывает во вред им самим.
     С минуту посмотрев, как вновь вошедшая убирает мою книгу, ставит поднос, берет чашку, я охотно отозвалась: "Доброе утро, Госпожа Лаэрта, я - Эстер".
     Женщина замерла, потом круто развернулась и в упор глянула на меня.
     - Здесь я просто Лаэрта, без "госпожи".
     - "Госпожа" или есть, или нет, это зависит не от места обитания, это вот тут! - я приложила ладонь к груди.
     Она посмотрела мне в глаза и меня пробрал холод, словно на меня смотрела вечность, без зла или добра, а просто оценивая, на что я годна, достойна ли доверия. Потом, неожиданно для меня, она улыбнулась и кивнула, словно равной, что-то для себя решив.
     - Будь по-твоему, ведь не узнав, ты не успокоишься, еще придумаешь невесть что, решишь, что твой мальчик в опасности, будешь защищать. А время тебе для другого дано. Я - Лаэрта, Королева - мать, та что была до тебя.
     Видно я не смогла удержать лицо. Она негромко рассмеялась.
     - Я сейчас тебе немного расскажу о нас, а ты потом решай, захочешь - уйду. Королева - мать, это у Темных эльфов высший женский титул. У нас нет прямого наследования старшим сыном, во главе воинов может быть только сильнейший, в этом мы скорее похожи на оборотней, чем на людей. Но нас, как и их, доводили почти до полного уничтожения. Так что мы научились выживать и оставаться собой.
     - Я вижу в твоих глазах вопрос, нет, Светлые нам не враги и не помощники. Они Другие, как бы мы были не похожи внешне, внутренне мы не совместимы. Вот такая шутка Богов. - Лаэрта улыбнулась, словно представляя, как Боги радовались своим собственным парадоксам.
     - Наш Король на ежегодном Балу, в схватке с претендентами на трон, доказывает свое право на власть. Докажет и год все кланы будут идти за ним, хоть на Небо, хоть в Преисподнюю, но только год. Королевой - матерью он может объявить ту женщину, которую считает ею. Не удивляйся. Нашего нынешнего Короля ты не рожала, но воспитать мальчика Королем может только истинная мать. Так вот, если на пяти Балах подряд (оговорюсь, если между Балами вклиниваются войны или разборки какие, отсчет начинается заново) Король одерживает победы, а Кланы готовят новых воинов к Балу каждый год. То Кланы готовы принять названную им женщину своей Королевой. Даже после его гибели она будет жить в уважении и безопасности.
     - А жена Короля?
     - У Короля наложницы из разных Кланов, чья кровь будет сильнее, чье воспитание удачнее, сыну той и быть Королем. Мы же Темные, не забывай!
     - Значит, Тэо будет биться из-за меня?
     - Король Тэор сражаться будет по любому. Наступает время Бала, Новый год, по-вашему. А вот свои права на помощь Кланов для своей Матери он и так завоевал. Он наш Король почти 10 лет, по вашему счету и с учетом вашей войны.
     - Но как же? Ах да, я все время забываю, разные миры, разное Время. А вы родня Тэо?
     - Нет, совсем нет, мой сын погиб давно, и после него не одной матери не улыбнулась удача. Вот ты теперь будешь. Я долго жила в землях моего Клана, мы мечники.
     Видя мое непонимание Лаэрта кивнув, объяснила.
     - Кланы называют по виду их родового оружия, Мечники, Лучники... Естественно, мужчины владеют всем, но лучше всего оружием Рода.
     - А потом ушли все, кто помнил меня молодой, мы живем долго, но нас можно убить. Мне стало тоскливо, и я пришла в Замок Короля. У наших Королей есть эта привилегия, выбирать себе окружение не среди родственников. Тебе наверно это будет понятно - "родни много, родных нет". А среди близких по духу. Вот так я и осталась. То ли экономка, то ли замкохозяйка. Когда руки делом заняты, голове спокойней.
     - Лаэрта, как вы думаете, Тэор победит, снова?
     И опять она кивнула, словно читая невысказанные мной мысли.
     - А это зависит от того, что ты ему скажешь перед боями.
     - Боями?
     - Да, с представителем каждого Клана, их Родовым оружием. Тэор хочет быть Королем снова, вот пусть каждому Клану и докажет свое право. Они мужчины, Эстер, Темные Эльфы. Воины. Зачем-то Богам угодно от нас именно это. Все Судьбы в руках Богов. Надо уметь принимать свое Предназначение, иначе жизнь пройдет зря.
     Я кивнула, соглашаясь, уж это то мне было понятно. Как жаль, что только мне. Далт... Я всего лишь мысленно произнесла его имя, а сердце защемило, зашлось такой болью, что стало трудно дышать. Даже и не знаю, что мне сложнее, быть вдалеке от тебя или все же назначить встречу, зная, что она будет из череды последних.
     - Когда я была совсем девочкой, моя мать взяла меня на ярмарку, - негромко, словно для себя, снова заговорила Лаэрта. - Там была карусель, большая. Сани, лошадки, драконы... Матери подсаживали на них своих детей, и моя мама сказала: "самое важное в судьбе мальчика, это безошибочное чутьё его матери. Она должна не ошибиться с седлом. А то посадит на дракона, а ему санки - самая цена, убьется парнишка. Или того хуже, посадит в санки, на проторенную колею, а он взлететь мог... Кого винить? Все же как лучше, хотели".
     - Так что же? Надеяться на его правильный выбор? Или свой? - затаив дыхание я ждала ответа.
     - Видишь ли, Молодая Королева, я почти уже прожила жизнь, эльфийскую жизнь и могу сказать одно. В воспитании мальчика надежда - глупое чувство, поскольку провоцирует ожидание в бездействии. Для матери мальчика - это непозволительная роскошь. У нее мало времени, что не успеет заложить в детстве, не заложит уже никогда.
     Мальчики должны взрослеть рано, их надо учить ответственности и не только за их жизни. С девчонками все просто, так или иначе, а от Предназначения не уйти. А вот с каждым мальчишкой ты можешь прожить новую жизнь, совсем другую, отличную от своей. Быть матерью мальчика, это уже само по себе Предназначение. Пока ты хорошо справлялась, не подведи его и в этот раз!
     Она наклонилась ко мне, ласково похлопала по руке и вышла. А я так и лежала, пытаясь понять, кого же Лаэрта имела в виду? Кого я не должна была подвести, Тэо или... Далта?
     Прошло несколько дней, а я все думала о словах Лаэрты, конечно со многим в укладе жизни Темных Эльфов я могла бы поспорить, могла бы но никогда не стану этого делать и даже не потому, что "в чужой монастырь со своим уставом" лезть просто не прилично.
     А потому что, если народ был обречен на уничтожение, а выжил благодаря своему укладу, значит его выбор правилен! И еще я вспоминала Габи, сестру Мастера Мансура. Она то же однажды мне сказала, правда насчет Хока, "если покупаешь боевое оружие, не используй его на кухне".
     Все же, что я должна сказать и кому?
     Незадолго до Бала приехал Рауль и его привели ко мне знакомиться заново. Как-то так. Юноша был явно смущен, я признаться, тоже.
     Я давно его не видела, вот так, глаза в глаза. Знала, что он учился у Зака. На войне, со своими друзьями - оборотнями, был в диверсионной группе, естественно на нашей стороне.
     Когда Рауль был еще мальчиком, я официально признала наше родство. Несмотря на протесты сестры. Лучше пусть будет хотя бы племянником Хранительницы, чем просто кадетом, сиротой. Он официально поблагодарил меня. В редких письмах, официальных поздравлениях, называл тетушкой. В обычной жизни наши дороги, если и пересекались, то вскользь. Он кланялся, я кивала.
     Теперь же передо мной склонился юноша. Почти копия, нет, не своего отца, Криспа, как можно было ожидать. А моей сестры, Гледис. Это её стать, узкого клинка - убийцы, её диковатая красота, конечно в мужском варианте, но сходство было поразительным. Я неожиданно поняла Далта, его протест в моем выборе телохранителя. Встречаться с копией Криспа было бы проще.
     Рауль выпрямился, вопросительно глядя на меня. Я повела рукой, приглашая его садиться в соседнее кресло. Взглянув на свою охрану в лице Леона, указала тому глазами на дверь. Наконец мы остались одни и между нами повисло молчание, настороженное с моей стороны и тревожно - обреченное со стороны Рауля. Выждав еще немного, он негромко кашлянул, привлекая к себе внимание.
     - Простите, что заговорил первым, Но Ваше величество, может мне будет проще откланяться? Вы и так сделали для меня невозможное. Из брошенного сироты я стал официальным племянником Хранительницы Миров. Что мне еще желать.
     Я вскинула на него глаза. Он тут же опустил свои. Голос ровный, вежливый без показного смирения. Только чуть подрагивают крылья точеного носа и руки сжаты в кулаки так, что побелели костяшки пальцев.
     - Расскажи мне о себе, - внезапно сказала я, о человеке можно узнать очень много именно из его краткого описания себя.
     - Что госпоже угодно знать? - насторожился Рауль.
     - Например, откуда ты сейчас приехал?
     Рауль повел плечами, словно по ним прошел сквозняк.
     - Я официально окончил обучение и хотел представиться Господину Криспу и Леди Гледис, то же официально.
     - Зачем? - я была удивлена.
     - Мне от них ничего не нужно, я уже на своих ногах. Но я думал, вдруг смогу пригодиться им. У меня хорошие характеристики. Учителя говорили, благодаря их генам.
     - И как? - хотя я и задала вопрос, но ответ был очевиден и так.
     - В моих услугах никто не нуждается, я могу жить по своей программе. И признавать меня нет нужды, - четко и ровно озвучил результат встречи Рауль.
     Та-ак. Сдержанно. Молодец. Но что сказать мне, чтобы совсем не расстроить мальчика после такого? Любое сочувствие сейчас он примет за жалость. А для таких, как он, жалость - это оскорбление.
     - Рауль, - я все еще колебалась, - но как бы по-разному не шло время, для каждого, лично, его жизнь не может стоять, она проходит.
     Он вежливо поднял глаза, потом что-то увидел в моем лице и явно встревожился, но не за себя, за меня. Что ж, надо решаться. Прости меня, Далт. Прости, мальчик. Но у Королевы - Хранительницы Миров, да еще и Видящей, есть предназначение свыше, и пора закруглять плетение кружев, нитки у Судьбы кончаются.
     - Рауль, ты сможешь сохранить мою девочку, когда меня не станет? - я проговорила фразу почти на одном дыхании и замерла, в ожидании ответа.
     Он в упор посмотрел на меня, толково не стал ахать и спрашивать. Естественно, если ты член семьи, то не можешь не знать, что в ней происходит.
     - Отдать жизнь - смогу, но у меня чуть другое направление, - осторожно начал Рауль.
     - Ты - эмпат и интуит, - я согласно кивнула, - ты легко считываешь настроение собравшихся вокруг, можешь предугадать их действия. За сколько?
     - Минуты за три, это для Высших, остальные вообще не проблема.
     - Сетью подчинения владеешь?
     Я понимала, как ему трудно ответить, признав это умение он подпишет себе смертный приговор, если он ошибся во мне. Сетью подчинения можно владеть или по специальному разрешению и это совсем не уровень выпускника, пусть и боевого мага. Или это Родовое умение, передающееся с кровью.
     Что ж есть встречи, а на них вопросы и ответы, которые Судьба дает только один раз.
     - Да, госпожа, владею. Я пользовался ей в дозорах, на войне. Но она у меня не стабильна, - Рауль ответил и выжидающе посмотрел на меня.
     - Она и не могла быть стабильна, не будь у тебя нашей крови, после первого применения ты бы только мекал и пускал слюни. Ты бы сжег себе мозг - я только покачала головой, чего уж теперь скрывать.
     - Нашей крови? Я не понимаю, о чем вы говорите, госпожа?
     - Крови Хранительниц или Стражей. Великий Координатор Хельгран, мой отец, хотел получить так сказать карманную Хранительницу, исполнявшую его волю. Я со своим своеволием его никак не устраивала. Он свел Гледис и Криспа, но почему-то забыл, что в крови моей сестры нет генов Хранительницы. Отец был военный, до мозга костей, а не ученый. Любители же в науке вообще не допустимы, а в генетике это катастрофа. Но с Великим Координатором Миров спорить живых охотников, к тому времени, уже давно не было. Отец не мог видеть будущего, для него результат должен был быть виден сразу. Если нет или не то, значит результат провальный. Он не понял, что свел не гены Хранительницы, (повторюсь у Гледис нет и не может быть моих способностей), а гены самой Гледис, она потрясающий интуит. Именно благодаря ей Отряд Гледис может собраться до сих пор - у них минимальные потери. И Стража - какая-то часть крови Стражей в Криспе есть. Вот и получился ты. А то, что Крисп и Гледис не захотели с тобой общаться, говорит само за себя. Они тебя боятся, не зная, что ты такое. Я думаю, в тебе сказались гены матери Гледис, не даром ведь Хельгран получив от неё дочь, а не сына, тем не менее забрал девочку себе. Ему просто слишком рано надоело, он хотел результат сразу, а в генетике такого не бывает.
     - Госпожа, но мой возраст, Я же встретился с вами будучи ребенком, - голос Рауля дрожал, парень явно волновался.
     - Будучи внешне ребенком, с полустертой памятью, помнишь, ты говорил о приютах и улице. А Гледис клялась, что оставила тебя в семье. Не только у Эльфов детство долгое, внешне. Есть еще один народ, чьи дети развиваются подобным образом. Возможно в тебе проснулись именно их гены.
     - Кто же это?
     - Это такой же миф, как и Стражи. Но имея Стража в стражах, прости за тавтологию, и знакомство с их Мессиром, поневоле поверишь в их реальность.
    Я говорю о Легендарной Ложе Теней, телохранителей - интуитов, тех кто выходит, чтобы закрыть собой в нужный момент и кого не видят другие.
     - Но ведь это сказки, - неуверенно проговорил Рауль.
     - Да, по ним и Далт сказочный, несуществующий персонаж, хочешь сказать ему об этом?
     - Нет, - невесело рассмеялся Рауль, - мне жизнь еще не надоела. Но все же, у всех "сказочных персонажей" есть что-то для узнавания друг друга. У Стражей после первой схватки за Госпожу проступает татуировка. А Тени? Вы что ни будь о них знаете?
     - Тени выбрали себе символом маленькую змейку, её укус почти безболезненен, но смертелен и счет идет на секунды. У Теней кинжалы в виде этой змеи и смазаны её ядом. Но такой кинжал получаешь только после обучения и посвящения. Это уже второй и заключительный этап.
     - А первый? - в глазах Рауля зажегся странный огонек.
     - Первый, - я все колебалась, правильно или нет я поступаю, хотя он еще сможет отказаться, если испугается. Я-то уж точно неволить не буду, - когда Видящая узнает в своем родственнике черты, которые я вижу у тебя. Она передает ему серьгу - глаз Змея. Вдев её он или погибает, если не готов и мозг просто взрывается или оказывается на Грани, его видят и за ним приходят Тени. Что бы дать ему возможность стать одним из них.
     - У вас есть глаз Змея? - взволнованным, почти упавшим до шепота, голосом спросил Рауль.
     - Есть, я же Видящая - я отвечала нормальным голосом, но дикое, практически на грани потери сознания, напряжение Рауля передалось и мне.
     Рауль встал с кресла и подойдя ко мне опустился на колени, заглядывая мне в глаза.
     - Почему? - одним вопросом он спрашивал сразу обо всем.
     И я ответила на пределе откровенности:
     - Когда меня не станет, Далт может последовать за мной сразу. По прошествии времени все объяснится. Но пока моя девочка будет маленькой я не хочу, чтобы она считала, что не нужна даже папе, если он ушел. Понимаешь? Я хочу, чтобы у нее был родной человек, видящий в ней не Принцессу Высокого Дома, а родную душу. Пусть у нее будет тот...
     - Кем вы были для Далта и Тэо? - договорил за меня Рауль, - Пусть будет тот, кто любит её безусловной любовью, в которой она никогда не будет сомневаться, как не сомневались они?
     - Да, - глухо ответила я - ты все правильно понял.
     - Хорошо, я согласен - кивнул юноша - Давайте вденем серьгу, госпожа и посмотрим, тот ли я, кем вы надеетесь меня видеть.
     - Рауль, ты меня внимательно слушал? Если не получится, ты можешь погибнуть, - я все еще колебалась.
     - А если получится, обрету свое место в жизни - Рауль явно принял решение - Давайте сделаем и узнаем.
     Я медленно закрыла глаза и стала погружаться в Тень, там была сокровищница Видящих, там находились артефакты, которые ни в коем случае не должны были стать доступными никому, кроме Видящих, что бы конец света не наступил раньше того времени, на которое его назначил Творец.
     Я медленно шла по сокровищнице, с интересом рассматривая лежащее, о предназначении многого я не знала, но знали мои предшественницы, это их опытом и знаниями я сейчас обходила ловушки. Хотя в этом мире я была только тенью. Наконец мою руку направили к коробочке, я накрыла её ладонью. Что-то сильно, до крови кольнуло руку. Призрачная коробочка стала обретать цвет и объём, и я вынырнула из Тени, дыша как после длительного бега.
     Рауль, тревожно глядя на меня поднялся и принес воды, придерживая мою руку, что бы от её дрожи стакан не бился о зубы. Я увидела на его руке следы своих ногтей, глубокие, до крови. На мой извиняющийся взгляд он только усмехнулся:
     - Кровное родство, дело серьезное.
     Я разжала кулак, на ладони лежала коробочка, испачканная моей кровью. И уже я усмехалась на его встревоженный взгляд:
     - Артефакты подвязаны на кровь Видящей, так проще всего.
     - А если бы что-то пошло не так?
     - Ты бы хоронил мой прах, приблизительно в такой же, по размеру, коробочке. - честно ответила я.
     Я нажала на крохотную выпуклость, крышка отскочила. Да-а. Предшественницы не мелочились. Если Родовыми камнями Хранительниц были аметисты, то для своей охраны, её знаком, они выбрали черные бриллианты в оправе из редчайшего фиолетового золота. Я растеряно подняла глаза и столкнулась с не менее растерянным взглядом Рауля.
     - Ты драться хорошо умеешь? Этот камешек потянет на пару Замков, со всей обслугой или пару лет денежного довольствия регулярной армии, со всей выкладкой, разумеется.
     - По обычной боевке, и по магической у меня всегда высшие баллы были, - в тон мне ответил Рауль, - главное, случайно не потерять. А то не расплачусь с потомками.
     Моя рука немного подрагивала, когда я достала серьгу в виде глаза Змеи. Перевернув её, я рассмотрела странный замок, но по любому ухо надо было прокалывать острием серьги, по живому. Так будет действовать привязка на кровь, если Рауля признают своим.
     Все еще колеблясь я посмотрела на юношу.
     - Я должна вдеть тебе её своей рукой. Больно будет.
     - Это не боль, - серьезно отозвался он, - боль быть ненужным сыном или никчемным родственником.
     - Что ж, будь по твоему.
     Я приложила серьгу к его уху, успев заметить, что она была словно сделана под размер его мочки. И сжала. Кровь брызнула мне на руку, Рауль даже не поморщился, встревоженно глядя на меня, а потом он закусил губы так, что они полностью исчезли и зажмурился изо всех сил. Я обняла его, прижала к себе чувствуя, как волны боли прокатываются по его телу. А потом он обмяк и обнял меня в ответ.
     - Я видел их! Они признали меня, согласились на мое обучение и велели вам передать. Когда будете уходить, просто позовите меня, - жарко зашептал он мне в ухо.
     Я, отстранившись, посмотрела на него, он откинулся на пятки и улыбнулся мне открытой, счастливой улыбкой.
     - Не жалеешь? Твоя жизнь могла пойти по-другому - все же спросила я.
     - Не жалею и другого не хочу. Я сам выбрал. И еще теперь я по праву могу называть вас тетей, - он потупился и неожиданно для меня, покраснел.
     - Ты и раньше мог - непонимающе напомнила я.
     - Мог, но не решался, считал вы просто из жалости меня признали. Они же отказались от меня, я не верил, что могу быть нужен кому-то по-настоящему - горячим шепотом признался мне Рауль.
     - А теперь? - ласково улыбнулась я такой непосредственности юноши.
     - А теперь, дорогая тетушка, я не в чем не сомневаюсь. А вот до них мне больше дела нет. - у Рауля даже голос изменился, он ответил уверенно и гордо.
     - Рауль, я совсем забыла тебя спросить, а Селену ты видел?
     - Да, конечно. И Селену, и Лауру. Они интересные. Лаура немного похожа на вас чертами лица, но изо всех сил старается это скрывать. А Селена наоборот, совсем не похожа на Леди Гледис, и то же старается это скрыть. Хотя может внешне и похожа...Но они совсем разные, даже не знаю, что еще сказать. Забавно, да? - он отвечал, но я видела, что его интересует уже совсем другое. Парень обрел цель в жизни, - Вы позволите мне ненадолго уйти, кровь забрызгала ворот рубашки...
     - Тени заберут тебя? - мне не хотелось расставаться с ним, вот так сразу.
     - Они сказали, обучение будет ночью и днем я смогу быть при вас - он улыбнулся.
     - Хорошо, тогда иди.
     Рауль встал и наклонился что бы поцеловать мне руку, но я притянула его к себе и коснулась губами щеки. Он так покраснел, что мне показалось, я обожгла губы. А потом неловко приобнял, шепнул "спасибо" и почти выбежал из комнаты. Все же он очень походил на Гледис, и в любви, и в ненависти отдается до конца. Похоже они с Криспом не зря его боятся. Хотя сами же и спровоцировали случившееся. Но в данном случае я старалась не для себя. Моя девочка будет под надежной защитой.
     Тем не менее, что Рауль почувствовал в Селене? - Совсем не похожа на Гледис... Как такое вообще возможно? Селена была её копией с самого рождения. Это стоило обдумать.
    
    
     "Никогда неизвестно, что будет, если положение вещей изменится. Но разве известно, что произойдет, если все останется на своих местах?"
     Элиас Канетти
    
     Так и проходили мои дни до предстоящего Бала. Днем я выслушивала отчеты Рауля о его обучении у Теней, чему-то поражалась, что-то мне было знакомо, но почти всегда я заживляла его раны. Обучение шло ускоренными темпами, ведь он был выпускником и многое умел, но это было и опасней, поскольку его натаскивали сразу на боевое оружие Теней. Ночью он уходил на обучение, а я пыталась решить две задачи, что же чувствовал в Селене Рауль и как мне надлежит вести себя на предстоящей бойне, в смысле, на Балу, чтобы не подвести Тэо.
     И еще я удивлялась самой себе, своему искреннему интересу, который у меня вызывал Рауль. А он, почувствовав этот интерес, как-то сразу поверив в него, раскрылся удивительными гранями. Рауль действительно больше походил на Гледис, но ту, которую я не знала. Зато теперь я понимала отца, его любовь к ней. Если она так же безоговорочно, на веру принимала его слова, как Рауль мои. Если так же по-детски радовалась похвале или замирала от его недовольства, с трогательно прикушенной губой.
     То да, конечно, ребенок не умеющий еще ничего, даже толком обслужить себя, но смотрящий на тебя с презрительностью опыта Королев и их знаниями, любовь к себе вызвать просто не мог. Да я и не старалась, у меня была потребность в любви, но не в его любви, внутренне отец был мне чужд. Со мной "синдром Бога" у него не прошел. Я была не испытанием для отца, а его карой. Неудивительно, что он исчез. Как только смог.
     По прошествии стольких лет я могла признать, что была ему благодарна, за многое. За то, чему он научил меня сам или дал возможность научиться у других. Что же касается любви отцов и детей, теперь, когда через мои руки и душу прошли многие я готова, была признать, что подчас любя ребенка, ты не признаешь в нем права быть тем человеком, каким он родился, каким становиться на твоих глазах. А он, подрастая, считает это предательством и больше уже никогда не поверит в глубокий смысл слова "любовь".
     Это в чем-то объясняло ту нетерпимость ко мне, которую демонстрировала Лаура, при всяком удобном случае. Хотя и тут все не было однозначно и с её, и с моей стороны, но она все же была моей воспитанницей. А не дочерью, пусть и приемной. Как и Себастьян. Ведь не только взрослый может или не может любить Судьбой приведенного к нему ребенка, у ребенка то же есть это право. И он полностью воспользуется им, как только подрастет и сможет сам обеспечить себя. Сердцу не прикажешь, как ни банально это звучит.
     Вечером, на кануне Бала мои покои заставили цветами. Леон, находившийся при мне почти неотступно, к ночи уже привычно сменив человеческую ипостась на волчью, (так он лучше воспринимал окружающее), отчаянно чихал. Но Лаэрта была категорически против того, чтобы все убрать.
     - Госпожа, это цветы Кланов, всех. И малых, и больших. Вы оскорбите их, отказавшись принять.
     - Я никого не хочу оскорбить, я беспокоюсь о Леоне, еще немного и у него начнется сенная лихорадка.
     - Леон перекинется в человека и поохраняет ваши двери со стороны коридора. Вам предстоит выбрать платье, без примерки не обойтись, а вот без лишних, бесстыжих глаз, легко!
     Леон зарычал, выражая свое несогласие, но она замахнулась на него особенно пышным букетом, и он выскочил, отчаянно чихая.
     - А как же "уважение к Кланам"? - ангельским голоском поинтересовалась я
     - Главное, чтобы на пользу, - не смутилась Лаэрта, - я потом их переберу, тут есть редкие цветы, пригодятся.
     - И зачем же?
     - Эти на лосьоны пойдут, эти просто в чай. А вот из этих отвар сделаем потом вам волосы прополощем, аромат будет, как с весеннего луга.
     У меня что-то щелкнуло в голове.
     - Лаэрта, а может человек поменять свой цветок? Любил розу, а потом раз, и ромашки стали милее?
     - Нет, госпожа, такого быть не может. Аромат - это чувства цветов, так у нас, эльфов говорят. Человек ваш не цветок любит, а то что с ним связано. По-вашему, аромат воспоминаний, так скорее всего сказать можно.
     Я кивнула и выскользнув на темный балкон тихо позвала:
     - Рауль, ты еще здесь или уже у Теней?
     - Здесь, минут через 20 уйду.
     - Ты можешь сделать одну вещь, не спрашивая меня зачем?
     - Само собой.
     Вот так, просто.
     - Мне надо, чтобы ты точно, слышишь, точно узнал какие цветы любит Селена.
     - Хорошо, - если племянник и был удивлен просьбой, то удачно это скрыл.
     - Ты не просто мой племянник, ты - мечта тети! - я скользнула обратно в комнату слыша, как негромко рассмеялся Рауль.
     Лаэрта сделала вид, что не заметила, что я отлучалась.
     В день Бала Лаэрта разбудила меня очень рано. Как-то так получилось, что она стала мне и горничной, и наперсницей, и старшей подругой. Одно время я еще пыталась называть её "госпожой Лаэртой", однако видя, что её это не по нраву, перестала. В первый раз назвав её по имени, я увидела у нее на губах такую улыбку торжества, что просто смирилась, впрочем, так и не поняв, что же за всем этим стоит.
     - Лаэрта, а зачем в такую рань? Даже если они поубивают друг друга, похороны могут быть только ночью, - я сказала и удивилась самой себе, похоже с кровью Тэо ко мне перешло и спокойное восприятие смерти.
     - Первые битвы проходят в лесах и горах, а солнце слепит глаза, блики на воде мешают. Так почетней умереть. А вы пока одеваться начнете, не спеша.
     Я подивилась логике, но послушно встала.
     Насчет платья у меня то же были большие сомнения, нет само оно было выше всяких похвал, из удивительной ткани, которая переливалась и слегка меняла цвет от яблочно-зеленого, до цвета хвои, а иногда мерцала, как блики на воде. Плечи и руки открыты, Бал, все же. Узкая талия, широкие юбки.
     - Украшений не нужно, когда тебя объявят Королевой - матерью. Тогда и принесут - сказала Лаэрта.
     А вот сверху надо было надеть нечто. Это верхнее платье было из тяжелого, богато расшитого сверкающими камнями материала. С очень длинным шлейфом, рукава тоже касались пола, а кисти рук можно было просунуть в специальные прорези, где-то в середине рукава. К тому же оно застегивалось наглухо, под самое горло.
     - Волосы оставим распущенными, в прическу потом уложим. От ветра они будут развиваться, и ты будешь, как костер на ветру, почти настоящая Темная эльфийка, - Лаэрта произнесла это с гордостью, а я настороженно посмотрела на нее. Что-то здесь было не то. Но я молчала, даже когда она велела моим телохранителям и Раулю везти меня. А то пока доберемся...
     Однако вскоре я поняла, что мне предстоит. Сама арена была в форме слезы, притом ее узкая часть начиналась с высоченной башни, постепенно расходясь в стороны.
     - Но я же ничего не увижу - растерялась я.
     - Увидишь, госпожа, - отозвался Леон, - там у тебя будет экран и все близко видно, - на мой изумленный взгляд он широко улыбнулся. - Они Темные Эльфы. А не дикие.
     - Хорошо, а где я должна быть?
     - На башне, мы потому и вышли рано, пока поднимемся.
     Я изумленно оглядела спутников:
     - Вы что, серьезно? Да я на эту Скалу советов полжизни подниматься буду!
     В ответ мне грохнул хохот. Сказку про мальчика, воспитанника волков я рассказывала еще Заку. Судя по смеху её знали и оборотни, и Рауль.
     - Там пока много теней, я тебя через порталы проведу, наши, - тихонько сказал мой племянник и мы пошли.
     А вот наверху я поняла, почему одежда такая тяжелая. Будь она другой, меня бы просто унесло. Про волосы я старалась не думать, на экране, который сейчас показывал меня, все смотрелось очень красиво. Да, мои волосы стелились по ветру, переливаясь в лучах утреннего солнца. Поэтичный эльф, который комментировал увиденное называл их и костром на ветру и лучами солнца. Я только мрачно улыбалась, пытаясь представить, что останется у меня на голове. Когда этот костер, суть воронье гнездо попытаются расчесать и уложить в прическу.
     Конечно у каждого народа свои понятия о развлечениях. Но то, что происходило на моих глазах, лично для меня было кошмаром. Не будь Рауля рядом, я бы провалила эти смотрины. А так я стояла с плотно зажмуренными глазами, а в нужный момент он сжимал мою руку, я распахивала их и улыбалась, радостно и безмятежно.
     Пока Тэор побеждал, правда был ранен, на белоснежной рубашке проступила кровь.
     - Мелочь, - даже не думай, - тихо сказал Рауль.
     - Ты узнал? Про цветы? - я постаралась отвлечься от происходящего.
     - Да, разумеется. Герберы.
     Я потрясенно подняла на него глаза:
     - Ты уверен?
     - Абсолютно, ими заставлены её покои и букет заказали то же из них, - уверенно отозвался Рауль.
     - Какой букет? - не поняла я.
     - Свадебный, - Рауль виновато глянул на меня, - Великий Координатор Миров Далт сделал ей предложение, и она дала согласие, сразу. Леди Гледис даже не брала время на раздумья.
     У меня все внутри оборвалось, и почти сразу я услышала вопль трибун, Короля Тэора уносили с арены на носилках.
     Рауль снова открыл порталы Теней, и мы быстро добрались до помещения, где теснились раненые и сидел Тэор.
     Он сидел немного наклонясь, и словно баюкая себя, чуть покачивался. Почувствовав мой взгляд поднял глаза, грустно улыбнулся, но так и не встал.
     - Похоже, я проиграл, матушка... Так говорят...
     И тут меня прорвало:
     - Мне нет и никогда не было дела, кто и что о тебе говорит. Я всегда доверяла твоему слову. Ты можешь сражаться? Кто еще остался недобитый?
     - Остался клан ме... мечников, госпожа, - отозвалась прелестная эльфийка чуть заикаясь от значимости разговора со мной и сидящая у ног Тэо, - у господина обширная рана.
     - Ну так поймайте Светлого и выжмите на рану господина! - то же мне Воины, Темные, а толку чуть.
     - Это немного затруднительно, найти Светлого на Балу у Темных, матушка - сдерживая смех проговорил Тэо, покачивая головой.
     Так, это уже никуда не годится, он мысленно уже согласен на поражение, даже если сейчас соберется с силами и выйдет. Его убьют. Он не трус и не дурак. Воин опытный, значит надо сбить эту настройку на поражение, что-то совсем дикое выкинуть.
     - Так что боюсь...
     - Не того боишься, сынок, - тихим шепотом Главной Змеи Королевства отозвалась я, - я вошла, ты сидишь...
     Наши глаза встретились, и мы словно выпали из происходящего. Это случилось давно. Тогда я была Королевой в Замке Юля, а Тэо уже прочно укрепился в положении моего баловня. И, естественно, зарвался. Я зачем-то вошла в их игровую, Себ и Лаура привычно вскочили, а Тэо лишь приветливо кивнул, не поднимаясь со стула. В одну минуту я оказалась рядом, и он слетел на пол от моей оплеухи.
     - Мне безразлично, что наговаривают на тебя брат и сестра, твои проблемы с учителями не доходят до отца, разбиваясь о мое хорошее отношение к тебе, но, если ты думаешь, что в связи с этим твоя вежливость и учтивость ко мне необязательна. то ты сильно ошибся. Или ты таким образом пытаешься поднять себя в их глазах? - я кивнула на детей, - советую тебе еще раз подумать. Второй раз разбитым лицом не отделаешься. Наглость - это не то, что меня привлекло в тебе. Всегда оставайся собой, в любом окружении. Это сложно, очень. Просто помни, Тебя любят за то, какой ты есть, меняясь в угоду другим ты предаешь не только себя.
     - Прошу простить мою неучтивость, госпожа! - взрослый голос Тэо вернул меня к действительности.
     Я смотрела, как он закусил губы и рывком встал, чуть пошатнувшись выпрямился и застыл. Эльфийка у его ног что-то пискнула. Я же подошла совсем близко:
     - Неужели помнишь?
     - Такое не забыть, я тогда перепугался до ужаса, ты так быстро поняла мою "многошаговую интригу". Я ведь только учился жить среди людей, быть как они. Но ты была другой. И что бы быть тебе интересным я должен был оставаться собой. Подлость детских поступков тебе была знакома, и не привлекала. Ты знала. Дети - это те же люди. А люди не меняются. Только взрослеют. С тобой всегда было трудно, но отказаться от тебя я не мог уже тогда. И я стал таким, каким ты хотела меня видеть. Я стал собой.
     - Остановись. Сейчас не время. Рана тяжелая?
     - Могу проиграть, нужны обе руки.
     - Ладно, не умирай раньше смерти. Потерпишь? Я помогу...
     - Без комментариев.
     - Хорошо, - я подняла руки, проводя ими вокруг головы Тэо, обводя контуры его тела. Да, хорошего мало, но я смогу помочь, ни кости, ни крупные сосуды не задеты. Сейчас я остановлю кровь. А настоящим лечением займемся потом. Я понимала, что ему больно, но сейчас было не время жалеть себя или позировать на публику. Надо было сражаться.
     - Вот, мой хороший. Осталось выйти и победить. А то как-то неучтиво обещать маме Бал в её честь и проиграть. А я не люблю неучтивость. И вот еще, на удачу - я обняла Темного Короля Эльфов за шею и прильнула к его губам отнюдь не в материнском поцелуе. Рану я закрепила, а поделиться энергиями стихий так было намного проще.
     Что-то дрогнуло в лице Тэо, который во время моего лечения изображал статую. Он сдержанно поклонился.
     - Как прикажете, - и пошел на выход к арене.
     Мы с Раулем только и успели оказаться на вершине "скалы Совета", как началась схватка. Не смотря на ужас происходящего. Каюсь, но для меня бой, даже самый красивый, означает раны и боль дорогих мне людей, этот я смотрела не отрываясь. У претендента на трон, судя по тому, как он яростно кидался на Тэо, к Королю было что-то личное. А не только простое желание убить и самому стать Королем.
     После особенно трудной "дорожки шагов" Рауль перевел дыхание и тихо сказал.
     - Керос хочет его измотать, пытается нанести много порезов, что бы Тэор потерял как можно больше крови. Знаешь, это как кувшин, если трещинка одна, можно замазать, а вот если много, все вытечет.
     Я промолчала. Мысленно умоляя Тэо не подпустить врага так близко, что бы тот заметил изменения в Короле. Я не знала, насколько Тэо хорош в бою, но очень надеялась, что у него хватит ума не затягивать битву. Поскольку долго моя защита не простоит, а пока, видимая только мне, вокруг Тэо была тонкая пленка из воды. Ранить воду еще никому не удавалось. А дальше все зависело от его мастерства.
     И не надо мне говорить о правилах. Я не вмешиваюсь, я немного помогаю своему сыну не быть убитым. Делаю, что умею и как могу. Просто я дружу со стихиями. А не стремлюсь ими повелевать. Королевской власти мне и так, по жизни, хватает. Не захлебнуться бы.
     Взрыв рева на трибунах. Тэо вскинул меч в победном приветствии. Все!
     У меня подкосились ноги, и я тихонько опустилась в стоящее рядом кресло. В смысле Трон Королевы - матери. Экраны показывали то Тэо, то его врага, а то меня, Лицо держать было не сложно, все же я Королева не только тут и уже много лет. И взгляд этот, радостный и гордый за сына. И немного удивленный, "А вы разве сомневались?". Но отдельное и глубокое спасибо моим предшественницам за одежду. Под этим "шатром" из материи и камней, никто не увидит, что меня колотит крупной дрожью от пережитого. А поплачу от испуга я в своих покоях, когда доберусь до них, одна. По-королевски.
     А потом начался обещанный мне Бал. Тэо почти не давал разрешений на танцы со мной. Танцевал сам. Несмотря на рану. Я все порывалась его увести и заняться лечением, понимая, как ему будет больно, когда схлынет адреналин. Но Тэо всегда был упрям. И мы танцевали почти до утра.
     - Ты не обиделся на меня? - я все же задала вопрос, который мучал.
     Тэо, твердой рукой ведя меня в танце, улыбнулся одними глазами:
     - Когда? Тогда или сейчас? Нет, ты просто мне напомнила, что нужно уметь оставаться собой в любом раскладе. Доверять себе, своему внутреннему "я".
     - Правда? И что же оно тебе подсказало?
     - Все мы родом из детства. А именно тогда ты мне и сказала, что можешь быть зла на меня из-за дурацких выходок, но никогда не перестанешь любить. А для мужчины такая любовь женщины. Это броня. Его убить невозможно. Вот я и перестал волноваться, просто вышел на бой и победил.
     Помогая мне расстегнуть платье, разобрать прическу (с волосами все оказалось не так страшно) и лечь в постель Лаэрта не уставала повторять.
     - Это было чудо, мы были уверены, что Король не сможет продолжать бой. Вы нашли именно те, нужные слова. Он сумел собраться. Но я преклоняюсь перед вашей выдержкой. Как вы смогли, зная его рану вновь отправить его на бой. Все Темное Королевство под впечатлением. Матерям есть, о чем подумать. Простите, моя дорогая, отдыхайте! Я сама потушу свечи.
     Я подождала её ухода и тихонько встала, накинула теплую шаль на плечи и присела на шкуру у камина. Угольки мерцали так красиво. Я провела пальцами по щекам, стирая слезы. Конечно внешняя бравада далась мне не легко. И то, как я помогла Тэо, зачерпнув сил из всех стихий разом и передав их поцелуем, пусть и не материнским, мне еще отзовется дикой головной болью, виски уже ломит. Но тогда это было не важно, не важно и сейчас.
     И все же я не могла не думать о вопросе Лаэрты. Как я могла отправить сына на бой, зная о его ране. Она восхищалась мной, я в глазах Темных Эльфов стала их Королевой целиком и полностью.
     Её я ничего не ответила. Потому что вопрос был задан неправильно. Не "как", а "почему". На этот вопрос я ответила сразу, правда себе и ужаснулась ответу. Потому что это был Тэо, а не Далт.
     Камин прогорел, становилось холодно, а я никак не могла заставить себя встать и снова лечь в постель. Заснуть и оставить прошедший день с открывшейся мне правдой, в прошлом.
     Дверь тихонько приоткрылась и вошла Лаэрта:
     - Твои ребята - волки сказали, что ты не спишь и плачешь, но сами они к раздетой Королеве войти не могут. Что с тобой?
     - Я сама не знаю, просто все неправильно и запутывается еще больше.
     - А ты по порядку рассказывай, вдвоем разберемся и не спеши, ночи у нас длинные.
     И я начала, не знаю, уж как по порядку или перескакивая с одного на другое, то плача. то смеясь я рассказывала ночной слушательнице, что послала мне Судьба. О себе. И о Далте.
     - Что ж, - отозвалась Лаэрта многим позже, убедившись, что я замолчала, выплеснув из себя все, - а ты уверена, что хочешь свершения Судьбы? Ведь то, что предлагает тебе наш Король, это жизнь. В почитании, достатке. Наши мужчины воины, с нежностью у них проблемы, но Тэор будет тебя хранить, как сокровище.
     - Я все это понимаю, и не думай, что я неблагодарная или эгоистичная. Да, я не хочу умирать. В отличии от моей мамы, меня любят, у меня есть друзья и даже племянник! Но еще больше я не хочу, чтобы не родилась моя девочка.
     - Понимаешь? - Мои, до поры, спрятанные чувства прорвались наружу - Я хочу, чтобы она увидела, как красиво море на закате. Как лес преображается с восходом солнца, когда каждая травинка, каждый цветок в росе и в них играют радуги...Как здорово замерзнуть зимой играя в снегу, а потом отогреваться у камина и пить теплый чай с медом. А цветы? А первая земляника? И какая твердая рука у мальчика - телохранителя, когда он помогает тебе перебраться через лужу, которую ты нашла с таким трудом. Я хочу для нее всего этого, пусть не увижу её радости от узнавания мира, но я так хочу, чтобы она у нее была! Понимаешь?
     - И еще хочу, чтобы у моей девочки было упорство Далта, его верность и отвага. И его глаза. - последние слова дались мне особенно непросто.
     Лаэрта качнула головой,
     - Это право женщины выбрать в отцы своему ребенку достойного мужчину, - ведь только она и знает, кто действительно отец.
     - Мне немного жаль нашего Короля, он сделал все что мог, чтобы привлечь тебя и сохранить. - Грусть и понимание скользило в глазах Лаэрты - Но как говорится: сердце решает кого любить, судьба решает с кем быть. У тебя нет сомнений и, похоже, дальше ваши пути расходятся.
     - Я вот что тебе скажу, глядя на тех мальчишек, что всегда рядом, где бы ты не была. - Она продолжала, обратив взгляд в себя и свои мысли, похоже, полные печальных воспоминаний - Хотя это для меня, эльфийки, они мальчишки, а для окружающих, мужчины, воины. За то, какими они стали, за то, что стали вообще перед тобой у многих матерей долг. А ведь совсем неважно, чьими руками к тебе вернется добро, тобой сделанное. У твоей девочки будет и надежная охрана, и друзья. Темные эльфы никогда не оставят дочь своей Королевы. Когда придет время, позови, я услышу. Твоя девочка никогда не будет одинока, она будет расти в любви и холе. Независимо от того, какой путь выберет её отец. Я тебе это не просто обещаю, а клянусь, как мать - матери, как Королева - Королеве, как женщина - женщине.
     - А теперь ложись и отдохни до утра. - Лаэрта подошла к кровати, как бы приглашая меня переместиться от уже остывшего камина в манящую нежным теплом постель - Тебе для задуманного понадобится много сил. Конечно наш Король с радостью отдаст тебе свою кровь, хоть по капле, хоть сразу всю, но зачем доводить до этого? Живой он будет намного нужнее и твоей дочери. И тебе.
    
    
     "Несчастен человек, который не чувствует себя богатым, даже если он управляет всем миром"
     Луций Анней Сенека
    
  
     Далт
    
     С уходом Госпожи для меня померк свет. Причем буквально. Я стал видеть мир черно - белым и не сразу это заметил. А так, для меня ничего не изменилось, следил за постройкой дома и ремонтом Маяка. Выполнял работу Великого Координатора, мотался по отражениям. Ввязывался в конфликты и гасил их. Изводил свою Гвардию и себя, заодно, на тренировках, как будто война ожидалась завтра. Мне было в общем все равно, что делать. Лишь бы измотать себя так, чтобы удалось заснуть, без снов.
     Тэор, спасибо ему от всего сердца, о том, что Госпожа у него, сообщил мне сразу. Я не пытался с ней связаться. Я не знал, что ей сказать.
     Мессир Вир был со мной почти постоянно, однако сразу объяснив мне, что отнюдь не из-за сострадания, а из интереса. Опыт для будущих поколений Стражей. Ведь я нарушил Устав Стражей, посмел посмотреть на Госпожу, как на женщину. И принес ей страдания и разочарование. Значит Устав был прав, а я нет.
     Ближе к зиме Вир приехал снова. И решительно объявил, что если Госпожа останется у Темных эльфов, то мы её больше не увидим. Переходы закроются, а открыть может только она. Наш, здешний мир придет в упадок. Но Темным эльфам до этого дела нет. А раз это все из-за меня, мне и расхлебывать.
     - Хорошо - прервал я его патетичную речь, - что я должен сделать?
     - Жениться.
     - Нет, - я отмел этот бред сразу.
     - Да, - твердо сказал он.
     Мы уставились друг на друга, порыкивая, как два пса. Кстати, с уходом Госпожи на открытый конфликт со мной никто не нарывался. Видно понимали, что остановить меня могла только она.
     - Далт, выключи эмоции, включи мозги. Ты хочешь её вернуть?
     - Нет. Не важно, что я хочу. Главное, что хочет она. Если Госпожа хочет быть у эльфов, черта с два я позволю кому-то ей мешать.
     - Подожди, - Мессир заговорил терпеливо и медленно - вспомни, это она тебе говорила, не я, а она. "Если хочешь узнать, что хочет человек, спроси его, в глаза спроси".
     Я угрюмо кивнул: "Да, это так".
     - Тебе надо с ней поговорить. Но не у Тэора, они тебя не пустят. А здесь, на её территории. В её Замке. Она или простит тебя, или отпустит. А я возьму тебя на работу, в Орден, наглядным пособием, пусть будущие Стражи учатся на твоем примере не нарушать Устав. Он не глупцами написан.
     - Размечтался. Но что бы иметь возможность поговорить с ней...Что я должен сделать?
     - Жениться.
     - Нет, - сказал же.
     - Да. Далт!
     - Что?
     - А на какую приманку ты еще сможешь выманить Королеву? Придумай лучше, и я соглашусь.
     - Допустим. Она появиться и будет не против моей женитьбы. Что потом делать мне? Вешаться?
     - Отвечать за свои поступки, как ни крути, а виноват ты. Пойми, у тебя есть возможность выбора, но нет возможности избежать выбора, ясно? Единственное, ты всегда можешь быть в отъездах. Сидеть у юбки жены тебя никто не заставит. Но все может пойти и по-другому, если ты все же решишься на этот шаг. И, Далт, дай ей повод вернуться, дай шанс вам, обоим.
   Я угрюмо взглянул на бывшего Учителя:
   - Шанс, говоришь? А если... - слова замерли на губах.
   - Если, - грустно улыбнулся Вир и неожиданно все величие, вся недоступность и надменность Наставника слетели с него, как шелуха, как плащ мглы с яркой, лунной ночи и он стал мне понятен в своей безапелляционности, которая столько лет меня бесила. Я вдруг понял, что кутал в неё он не свою гордыню, а многолетнюю боль утраты надежды. А все последующие за этим слова лишь подтвердили мою догадку.
   - Говорят, что самое сложное, ждать и догонять. Нет, парень, самое сложное, это когда многолетняя мечта о встрече оказывается только твоей мечтой, а не вашей, понимаешь? И все твои жизненные наработки, то каким ты стал, то чего достиг вызывают лишь вежливую улыбку. Ей больше нет до тебя дела. Она не любит и даже не ненавидит. Ёй все равно, есть ты или нет. Ты потом, после этого откровения, встань утром и попробуй жить дальше. Вокруг тебя все те же, они ждут твоих решений, распоряжений. А из тебя вынули стержень, ты просто кусок плоти и все. Но никто этого не видит, а если бы и знали. Им тоже нет дела до твоих чувств. Им нужен умелый и сильный Мессир, мудрый, по возможности.
   Ты не понял главного, Далт. Страж - это служение. Ты можешь любить, сгорая на этом костре. Но кто сказал. что госпожа или господин должны испытывать к тебе те же чувства? Тот Кодекс законов Стражей не против них написан. Он единственная защита для их души, этакая кольчуга, если хочешь, от неразделенной любви, о которой невозможно забыть. Боль помниться намного дольше, чем счастье. Вырви из сердца. Забудь. Будь сильнее. Смог? Поздравляю. Но запомни это значит только одно - ты не любил её. Ты любил себя, её глазами.
   Я растеряно слушал, в начале разговора я все ждал, что бывший Учитель применит силу, ударит меня, потеряв терпение от бестолковости ученика. И даже хотел этого, что бы невыносимая душевная боль с её накалом сменился физической, более привычной мне и я смог бы вздохнуть. Но нет. Детство, когда тебе так или иначе помогут, когда есть кто - то "взрослый" который знает, как выйти из ситуации, которая для тебя кажется безвыходной, поскольку ты очутился в ней первый раз, а он уже был и знает выход. Пусть и через оплеуху, но он скажет, что делать. Нет, ничего этого больше не будет. Даже гордая детская мечта о добровольном уходе из жизни, этакое хлопанье дверью, "вот вам всем"! Для повзрослевшего кажется просто глупостью. А я уже достаточно взрослый, чтобы понимать и помнить об ответственности и не подвести доверившихся мне. Мессир Вир прав, долг, мой долг перед ними всеми. Он не позволит мне уйти. Мне придется жить.
   - Вспомни, - продолжал Вир свою речь, забивая гвозди в крышку гроба моей призрачной свободы - что не Королева первой ушла к эльфам, к Тэору. А ты её вынудил сомневаться в себе, развлекаясь с Хель.
   Кровь бросилась мне в лицо и отхлынула, превращая его почти в посмертную маску.
   - Любовь женщины, это то, что может поднять тебя к небесам, сделать равным с Богами. Она долго терпит, надеется. И ты убеждаешь себя, что так будет всегда. А она раз, и все. Как отрезала. А вот её безразличие, это твоя дорога в Ад.
   - А что там? - мой голос дрогнул.
   - Там? Похоже ты скоро все почувствуешь сам. Добро пожаловать в Клуб, так сказать.
   - Но ведь ты сам сказал, это значит, не любила? - я по привычке не сдавался до последнего, но Мессир слишком долго шел по этой дороге и не мне было с ним спорить.
   - Нет, Далт, я говорил о мужчинах. А женщины, как бы тебе объяснить, они совсем другие. Вот представь, вы выбираете елку на Новый год, вместе. Ты смотришь, что бы ровная была, стройная, пушистая - красивая. Чтобы, когда ты её понесешь, на тебя оглядывались, завидовали. А твоя спутница уже видит все несовершенства этой самой елки, но уже прикинула, где шариком замаскирует, а где мишуру повесит. И сделает из сомнительного по красоте дерева - загляденье.
   - И что? - я, если честно, не понял.
   - Елка - это ты, - мрачно взглянул на меня Вир, - совершенством ты можешь стать только в её руках. Как там говорят? Красота в глазах смотрящего. Ты ей веришь и смотришь на себя её глазами. А вот когда она отвернется. Ты вновь просто елка и такого добра на елочном базаре пруд пруди. Понимаешь? Шутка Богов в том, что и в дальнейшем ты будешь хотеть видеть себя её глазами, только её. Даже если выживешь после расставания, сумеешь пережить. Во всех других, что будут приходить ей на смену ты будешь искать её черты, стараться найти пусть не копию, но хоть похожую. Но этого тебе Боги не подарят. Ведь она единственная, твоя истинная любовь. А у любви копий не бывает. И именно ей ты уже подарил и Душу свою и сердце, а такие подарки не возвращаются. А ты попробуй, поживи без них. Выжить можно, а вот жить, - Мессир махнул рукой и отвернулся, разговор давался ему не легко.
   - Но ты же смог? - не удержался я от вопроса.
   - С чего такая уверенность? - он хмыкнул и вновь повернулся ко мне, - я сумел выжить и сделать себе имя на обучении выживанию других. Смерть не на поле боя, уход в небытие, это слишком большая роскошь для воина и политика моего уровня, мне она еще не по карману.
   - Почему?
   - Хороший вопрос для Великого Координатора Миров. Обязанности, которые ты взял на себя, они же и наказание твое, за то, что не смог, не сумел оценить и сохранить подарок Богов. А любовь - это именно это. Их Дар для нашей, человеческой Души, чтобы не только ваши постельные утехи с Хель и её желания завести щенят, а что бы от зверей отличаться, - Вир все же не сдержался и ударил меня, пусть и словом, - Будет ли прощение? Заслужишь ли его? Вот доживешь до конца отведенной тебе ими жизни, узнаешь. А по-другому - никак. Вот такие дела, парень.
   Мы помолчали, каждый по-своему, переживая и обдумывая сказанное и услышанное, и я, признавая правоту Вира, нехотя выдавил из себя:
     - Твоя идея насчет моей женитьбы - бредовая. Но другой у меня нет. Кто невеста?
     - Что бы уж наверняка. - словно и не ожидая от меня ничего другого откликнулся Вир - Не будем отклоняться от предыдущего сценария. Селена, дочь Гледис.
     - Слушай, ты меня можешь считать кем угодно. И мое отношение к Леди Гледис не для кого не секрет. Я очень хочу отомстить ей за те годы, что был без Госпожи. И главное, за то, что Госпожа считала меня предателем. Но девочка, её дочка не виновата.
     - Твоя показная порядочность волнует меня сейчас меньше всего. Понимаешь, что-то Королева Эстер стала интересоваться этой девочкой, а у нашей бабочки хватка бульдожья. Я не хочу помешать.
     - Что значит, интересоваться?! Ты видел Госпожу? Говорил с ней?!
     - Если ты меня тряхнешь еще раз, не узнаешь уже ничего. Трупы неразговорчивы.
     - Да, конечно, прошу прощенья, Мессир.
     Я сам разгладил ворот рубашки Вира и даже отошел от него, на всякий случай.
     - Значит так, от тебя требуется сделать предложение, причем они должны согласиться сразу. Мы сейчас играем против Королевы. И в случае нашего провала, Далт, на тебя откроют охоту, причем в прямом смысле. Ты это понимаешь?
     - Всю мою жизнь, между мной и Миром, стояла моя Госпожа. Наверное, ты прав, я зарвался. Надо было быть просто Стражем и не сметь поднимать глаз. Но Госпожа всегда учила в первую очередь быть собой, а её мнение - это посыл к действию, для меня. Так что пускай открывают. Если она меня простит, мне остальное будет безразлично. А если нет... тогда безразлично вдвойне.
     Неожиданно у меня резко заболела голова. Это мир вокруг вновь обрел краски. От одной мысли, что я вновь её увижу меня захлестнула эйфория.
     Всю ночь Мессир писал возможные диалоги с Гледис. Я покорно заучивал. Я понимал, что моими руками он хочет совершить и свою месть, и остаться чистеньким. Мне было все равно. Делать предложение я поехал на следующий же день.
     Надеюсь, мне никогда больше не придется быть подлецом. По-другому я себя назвать не могу.
     От мысли, что Гледис, это ступенька, отделяющая меня от Госпожи, во время аудиенции, которую мне любезно предоставили, я разливался соловьем. Память была достаточно тренированной, чтобы в нужный момент вытаскивать написанное Виром и удачно вставлять в разговор. А по моим глазам читать умела только Госпожа. Я добился всего, чего мне велел добиться Вир. Хотя ощущение было мерзким. Но потом Леди Гледис оставила меня ненадолго с Селеной наедине.
     - Знаешь, Далт, я поняла, что ты в меня влюблен, еще когда я была девочкой
     (Интересно, как? Заочно? Или нас сводила нелегкая, но память стерла нежелательные воспоминания?)
     - Помнишь, Бал в Школе Криса, меня тогда толкнули, а ты подхватил на руки.
     (Да? Не помню, честно. Тогда мне предстояла встреча с Госпожой и все мысли были о ней. Боюсь я и стадо розовых слонов не заметил бы.)
     - Когда мы поженимся, то ты сумеешь сделать так, чтобы Её величество жила в твоем нынешнем доме, у Маяка?
     - Зачем? - я с трудом заставил себя проявить интерес к разговору.
     - Ну как же, хозяйкой Замка буду я! - возмутилась невеста.
     - Без присутствия в Замке Госпожи невозможны переходы, - пояснил я очевидное.
     - Ну, и Бог с ними. И тебе не придется воевать. Эти нелюди, их проблемы. Не ровен час, что-то случится, а я слишком молода для вдовства. Понимаешь, мы одного поля ягоды, я это поняла сразу. Ты должен подчиняться и тяготишься этим, меня бесит зависимость от матери, а с тобой я расправлю крылья!
     Я смотрел на эту хорошенькую девушку и тихо косел от услышанного. За исключением некоторых деталей, она говорила, как Хель. Это было дико. Но это было так. На досуге перечитаю, что там мне в шпаргалках написал Мессир. А то я задолбил, как скворец, не вникая. Но насколько я знаю, брак это все же взаимная выгода. А мне то с нее что?
     - Я понимаю, ты стыдишься своего происхождения. Не удивляйся, я все про тебя знаю. Ведь это мама купила тебя для тети, как игрушку. Правда, ты сделал потрясающую карьеру. Но умелому пажу, а потом и слуге, это не трудно? Не так ли?
     Вот так, одним предложением эта девочка открыла дверь в самый дальний угол моей души. Я увидел себя глазами многих подобных ей. В глазах маленькой "леди Гледис", я был ничтожеством, добившемся всего через постель влиятельных Дам. Ни мои достижения, ни победа в войне не делали меня ровней им.
     А сейчас, опять же с их точки зрения, я поднялся достаточно высоко, чтобы выгодной женитьбой закрыть свое прошлое. Селена, как и многие другие отпрыски влиятельных семей была обязана своей жизнью нелюдям, Битвам, смертям, тому что нам удалось отстоять Переходы в Миры. Но даже не задумывалась об этом.
     Ей нужен был Замок для балов, притом в личное пользование. И я, вернее мой титул, и деньги. Я сам по себе был по-прежнему никому не нужен. И буду, если моя Госпожа не захочет меня больше видеть.
     Единственным плюсом этого разговора было то, что подлецом перед этой девочкой я себя больше не чувствовал.
     Вернувшись и доложив о выполнении приказа, я ненадолго отбыл по своим делам, предварительно озадачив Мессира. Если он хочет свадьбу на территории Замка, где нас будут венчать? Разумеется, в деревнях были свои места силы. Но у людей это было одно. У Черных волков, совсем другое. А у лесных жителей, я вообще молчу.
     - А ты сам, во что веришь, Далт?
     - В себя, - не задумываясь отозвался я, - конечно здорово знать, что есть кто-то наверху, кому есть до тебя дело. Но у меня эту иллюзию отняли еще в раннем детстве. Видя, что Мессир заинтересованно повернулся я вынужденно продолжил рассказ, хотя вспоминать было тошно, - Я тогда только начал "работать" и особой ценности не представлял, клиент достался сложный. Злой. И вот до сих пор не знаю, куда делась та монетка, мной заработанная. А может он её так и не оставил, пожалел. В общем поняв, что нести хозяину нечего я со страху побежал в кумирню, так у нас этот дом назывался. Посмотрел, как просят и сам стал умолять, что бы или монетку нашел, или уж пусть меня убьют, только сразу.
     - И что? - интерес Вира был не наигран.
     - Монетку не нашел, когда после побоев очнулся, работать отправили. Больше я никого ни о чем не просил. Пока в моей жизни не появилась Госпожа.
     - Я думаю так, наверняка кто-то есть там, наверху, если Она в моей жизни случилась. Но он решает сам, что будет, а что нет, не зависимо от твоих просьб и желаний. В общем, кричи, не кричи. А крутиться надо самому.
   У Вира дернулась щека, но он промолчал, и правильно.
  
  
   "Неизбежное прими достойно."
   Луций Анней Сенека
   
   Наступивший день свадьбы я заметил не сразу. Я не спал ночь, и не заметил, как рассвело. А потом пришел Мессир и сообщил, что все готово и мне надо одеваться.
     Парадный мундир Великого Координатора Миров, вещь безусловно, красивая. А когда все сшито на тебя, включая сапоги, в общем, я не тщеславен, но приятно, когда вокруг восхищаются и ты знаешь, что это действительно так. По привычке, я все ждал, когда заглянет Госпожа. У нас так было принято. В начале одевался я, а потом получив одобрение, уже ждал её.
     Но вместо госпожи ворвался Трой. Я не видел его давно, с того момента, как состоялась казнь Хель. Это он додумался, как связаться с Королем Темных эльфов, и так мы узнали, где Госпожа. Оказалось, что границы его Клана драконов - убийц соседствуют с границами Темных Эльфов. Почему-то я не был удивлен. А еще я попросил его тогда пожить у себя в племени, вдруг Госпожа...
     Но сегодня он сдал пост и я, обнимая друга, был безмерно рад его возвращению.
     Выйдя во двор Замка, я опешил, на широкой поляне, под трепещущими от легкого ветерка навесами стояли столы для гостей, много. Очень чинно, белые скатерти и красные герберы. Капли крови на снегу. Жутковато. Но это были мелочи. Чуть левее стоял высоченный Храм, в готическом стиле, так кажется это называется? Окна сверкали многоцветьем витражей. Все было очень значительно, подавляюще и мрачно.
     - Может ну её, эту свадьбу? Мне перекинуться недолго, и махнем с тобой на охоту, а то и на войну?
     - Думаю, очень скоро это так и будет.
     Мы зашагали к ступеням Храма, под жизнеутверждающую песенку, что напевал мой друг: "Жизнь продолжается, сеньоры, пока до смерти два часа". Я покивал ему, благодаря за выбор репертуара.
     Дальше помню смутно, обилие гостей, ожидание невесты. Потом двери с грохотом закрылись и началась церемония. Я ждал совсем другого. И вот на словах: "если вы знаете, что может помешать ...дверь снова открылась. Без грохота и желания привлечь внимание, тихо вошли охранники, потом телохранители, а между ними, негромко постукивая каблуками шла ОНА. Все ближе и ближе. Я повернулся на звук сразу. И просто смотрел на её приближение, впитывал глазами то, во что было невозможно поверить. Госпожа была рядом.
     Подойдя к ступеням, где стоял я и Селена. Она окинула меня взглядом и улыбнулась так ласково, с такой гордостью за меня. Что я невольно улыбнулся в ответ и кажется, покраснел. Леди Гледис попыталась вмешаться. Но Мастер Мансур сделал какое-то движение рукой. И она замолкла. О-о-о, даже так?
     - Ты любишь эту девушку, малыш? - голос моей госпожи был мягок.
     - Боги меня упаси! - честно отозвался я.
     Госпожа перевела взгляд на негодующую Селену, пристально посмотрела на нее и казалось удивилась тому, что увидела.
     - Девушка, а вы кто? - чуть удивленно спросила моя Госпожа.
     - Эстер! - Леди Гледис вновь обрела голос, - ты сошла с ума? Это моя дочь, и её зовут Селена.
     - Нет, сестра, - отозвалась Госпожа, посмотрев на нее с жалостью, - на все твои вопросы "нет". Я не сошла с ума, это не твоя дочь и эту девушку зовут не Селена.
     Присутствующие хранили потрясенное молчание, а я только что заметил, что и моя Гвардия, и Черные волки, хоть и были в парадных мундирах, но вооружены были не парадным оружием, а боевым. Атмосфера накалялась. Спорить с Видящей в вопросе кто есть кто, не просто дохлый номер, это считай прямое оскорбление. Такого никто себе не позволит, если не хочет быть убитым или развязать войну.
     - Девушка, кто вы? - это уже Мастер Мансур решил уточнить расстановку сил. Судя по остекленевшим глазам моей несостоявшейся невесты, играть с магом-убийцей силенок ей не хватило.
     - Кияри, - почти прошептала она.
     - Погромче, прошу вас! - после какого то пасса рукой Мастера , голос девушки заполнил Храм.
     - Я - Кияри.
     - А где Селена? Где моя дочь? - крайне своевременно спросила Леди Гледис.
     - Я не знаю. Когда Селена отказалась от телохранителя, девочки - волка, Вы потребовала найти для нее двойника. Нашли меня, мы даже жили одно время в одной комнате. А потом я поняла, что раз Леди Гледис не приезжает навестить дочь, у меня есть шанс. Я столкнула Селену с лошади, когда мы учились ездить верхом по лесу, чтобы уметь присутствовать при охоте. Там был овраг, а на дне бежала вода. Леди Гледис написали, что погибла девочка, двойник Селены, но Леди даже не ответила на то письмо. Так я стала Селеной.
     Моя Госпожа повернулась к сестре:
     - Ты не навещала дочь в Школе?!
     - А зачем? Это была одна из лучших Закрытых Школ для девочек, там такие рекомендации. Выпускницы выше всяких похвал. Я отвезла Селли в 8 лет, а в 18 мне её вернули. Она прекрасно воспитана и выходит замуж за Великого Координатора - растеряно, словно, не веря в происходящее проговорила Леди Гледис.
     - Это, вряд ли - серьезно отозвалась моя Госпожа, - может быть, будь она Селеной и люби её мой Страж по-настоящему, я бы не стала возражать. Но Великий Координатор Миров не может сочетаться узами брака с самозванкой. Так что свадьба не состоится.
     А потом Мастер Мансур что-то проговорил, и вокруг нас все потемнело. Я бросился к Госпоже и обнял, стараясь закрыть собой, еще до конца не понимая, что происходит. Когда снова стало светло, мы оказались на той же поляне, вот только Храма не было. И столы стояли по-другому. А скатерти были не белые, а всех оттенков аметиста, как платье Госпожи. Гости все так же стояли, но не двигались. Я в смятении посмотрел на Госпожу, боясь озвучить очевидное:
     - Что все это значит? Ты простила меня?
     - В жизни бывает День, равный всей жизни, его надо просто узнать и отпраздновать. Угощения у нас много, гостей то же, почему бы и нет? - многословным ответом госпожа не объяснила ничего.
     - Почему бы и нет? - повторил и я.
     А потом мы праздновали День, равный всей жизни. Казалось приглашенные даже не заметили смены повода для праздника. Гости веселились, танцевали. То и дело провозглашались тосты.
     Я все старался заговорить, повиниться, но Госпожа прерывала меня. И вскоре я понял, что она не сердится, а просто радуется встрече, и тому что мы снова вместе. Несмотря ни на что.
     - Но все же, Госпожа, как ты поняла, что это не Селена?
     - По цветам, у Эльфов мне подали одну интересную идею, и я решила её проверить. Та девочка, которую я знала, настоящая Селена, подражала своей матери во всем. И в выборе любимых цветов, естественно, то же. Любимыми цветами моей сестры была сирень, в юности на её день рождения сирень привозили корзинами. Лаэрта, моя подруга, Темная Эльфийка, сказала: "цветы несут в себе аромат воспоминаний". Эта девочка, Кияри выбрала себе герберы, значение цветка - тайна. Может быть она и обманула всех, но вспоминать ей было нечего.
     - Твои цветы - это белые розы, а какое значение у них?
     - Я выбрала их себе очень давно, еще подростком. Не хотела быть как мама. "Сердце, не знающее любви", вот их значение. Но появление тебя в моей жизни все изменило, Далт, мой Страж.
     - И что же дальше? День равный всей жизни заканчивается, моя Госпожа, - проговорил я бросив взгляд на садящееся светило.
     - Да, наступает ночь, но она ничем не хуже дня, если ты в ней не один. А мы будем вдвоем.
     - Желание Госпожи - закон для Стража, - брякнул я. Почему-то мне стало страшно.
     Что-то странное творилось с моей Госпожой. Такой я её не знал, она была мягче, ласковей, даже ранимей. Теплое от того, как она его произносила, но такое четко держащее дистанцию, мое прозвище "Малыш", не звучало не разу. Её рука была в моей, и она не делала попыток освободиться.
     Но вместе с этим я чувствовал, что она словно ускользает от меня. Как туман над рекой, как морозная дымка над лесом. Когда она встала и поманила меня за собой к Замку, естественно я пошел первым. Но и по траве, и потом, на ступенях и уже в самом Замке я не мог отвязаться от мысли, что это она скользит впереди меня, ведя по какой-то неизвестной мне раньше дороге, куда-то вглубь, в темноту. И я иду туда только потому, что впереди светлячком меня манит её улыбка.
    
    
     "Традиции, это не поклонение пеплу, а передача огня."
     Густав Малер
    
     Я покосилась на безмятежно спящего Далта, зная его чуткость на всякий случай провела над ним рукой, погружая в более глубокий сон. Ему еще рано просыпаться. И тихонько выскользнула из кровати. Набросила халат на плечи и подошла к окну. Закончился День, равный целой жизни, закончилась и Ночь, давшая жизнь новой Хранительницы Миров, Королеве, а может дочь унаследует и талант Видящей.
     Я, Эстер, выполнила свое Предназначение. И наступающее утро навсегда разделит меня и Далта. Для него утро означает продолжение жизни, новые проблемы и их решения, а у меня начнется обратный отсчет. Я всегда это знала. Меня к этому готовили чуть ли не с пеленок, но никто не говорил, как будет больно оставлять свою любовь.
     Уже не "моего мальчика", и даже не рыцаря без страха и упрека, Стража. А моего мужа, перед Богами всех миров, тех кто хранят Переходы. День равный всей жизни, и последующая за этим Ночь. Так выходят замуж Королевы, Хранительницы Замка Переходов. И если их избранник достоин, зарождается новая жизнь. Вот так.
     Не будет ни колец, ни клятв. Я уже себе не принадлежу. И те несколько дней, что подарит мне Судьба быть просто женщиной рядом с любимым. Это и есть подарок богов. Мы будем вместе. Не будет ни войн, ни ссор. Будет солнце, цветы и бесконечная нежность.
     Я ничего не смогу сказать Далту, ни о чем не смогу предупредить. И это тоже правило, и я вынуждена подчиниться. Ребенок с первых минут должен чувствовать, как он желанен. Что бы не сомневаться в своей значимости для Мира потом, как всю жизнь сомневалась я, и сколько потеряла из-за этих сомнений.
     Я сжала кулачки, подавляя прорывавшиеся рыдания. Приложила пылающий лоб и стеклу и вздрогнула от холода.
     Девочка моя, доченька, этим утром я делаю тебе подарок, отдавая единственное, чем владею по-настоящему. Свою жизнь. Когда ты узнаешь любовь придет и твой черед. Но пока ты будешь расти, будешь познавать этот мир со всеми его чудесами и бедами. Не сомневайся никогда, ты пришла в этот мир не от отчаяния своей мамы. Для которой это был единственный шанс его покинуть, как пришла я. Ты пришла от огромной, беззаветной любви своего отца и покоренной этой любовью мамы.
     У нас будет время поговорить, скоро, совсем скоро мы будем с тобой вместе и только вдвоем, там, где я передам тебе свое Знание о Предназначении Хранительниц Миров и Переходов.
     И знаешь еще что, когда придет время, выбери своим цветком тюльпан! Их так много, они такие разные: и нежные и дерзко пестрые и страстные до темно аметистовых...
     Выбор цветка очень много говорит о женщине, не становись Белой розой, не бойся жизни, пусть у тебя будет много возможностей.
     В глубине своего сердца я всегда любила именно тюльпаны.
     А пока прости, моя радость, просыпается Далт. Моя любовь. Мой муж. И в эти несколько оставшихся нам дней, я исполню его заветную мечту. Я буду принадлежать целиком и полностью только ему, своему Стражу.
    
    
     Эпилог
    
     Вызов пришел неожиданно, притом из нескольких источников сразу, так что моя голова чуть не лопнула от напряжения. Но поскольку все вызовы как бы наложились друг на друга, кто и что хочет сказать было не понятно, кроме двух слов "Госпожа" и "скорее".
     Естественно, мы рванули на зов. Трой, критикуя всю родню всех возможных "вызывальщиков" тем не менее перекинулся, и я большую часть дороги летел на драконе. Кстати, всем скажу, у кого это мечта, полетать на драконе... Есть мечты, которым лучше оставаться мечтами, это одна из них. А если дракон еще и телепат.
     В спешке до меня не сразу дошло, почему мы не смогли просто воспользоваться переходами, пусть и не сразу бы оказались в Замке, но были бы намного быстрее. Переходы не пропускали, если с Хранительницей было что-то не так.
     Нас буквально выбросило у Маяка, моей свежеотстроенной резиденции. Судя по тому, что недалеко были привязаны лошади дело было совсем плохо. Мы с Троем переглянулись и просто вскочили в седла, и погнали, молча. Взбегая по ступенькам я уже был в панике, встречные кланялись и исчезали безмолвными тенями.
     Казалось что-то безвозвратно изменилось Замок внутри снова стал прежним, холодным и пустым. Но двери, ведущие в покои Госпожи были распахнуты настежь. Я остановился в растерянности. Трой бегущий за мной по пятам, затормозил с трудом, чуть не снеся меня с пути.
     Нам навстречу поднялись и Тэор, Король Темных эльфов, и Глава Ордена Стражей, Вир. Главы Школ, Сэм стоял впереди всех. Естественно Зак. Рауль, что б его... и его ребята - оборотни. Черные волки, почти в полном составе. Да что происходит?!!
     Они расступились, так же, как и встречные, пряча глаза. И никто даже не вякнул, что я не снял оружие, а нахожусь в покоях Королевы.
     Я рванул к ней и обмер, моя Госпожа лежала в кровати споря белизной лица с кипено белыми подушками и побеждая в споре. Коса - корона была распущена и струясь по груди была словно дополнительной защитой для живота, который моя Госпожа обнимала руками.
     Увидев меня, она как-то сразу оживилась, на щеках проступил румянец.
     - Здравствуй, Далт! Я так боялась не дождаться...
     - Госпожа!!! - мой крик оглушил даже меня самого, я кинулся к ней бегом через всю комнату, рухнул на колени у кровати и вцепился в протянутую мне руку.
     С минуту меня просто трясло, я плохо соображал, казалось мой мир рухнул и погреб меня под обломками. Потом, словно сквозь завывания бури ко мне пробился её голос
     - Любимый мой, Далт, приди в себя, у нас мало времени.
     - Сколько? - с трудом фокусируя взгляд на бесконечно родных глазах хрипло спросил я.
     - Несколько часов осталось...
     - Но почему?! Почему...
     - Мой хороший, меня же здесь то же не было... Помнишь, я говорила тебе, как только Хранительница беременеет, её забирают.
     - Но я же не знал...
     - Далт, мой хороший, ты хотел от меня невозможного. Помнишь, когда ты был ребенком, я объясняла тебе, мы все приходим в жизнь не просто так, у каждой своей цели, свой урок, если так понятней. Мы можем идти по дороге жизни прямо, можем кружить, но неизменен пункт прибытия и время.
     Я тянула время пути, ради тебя, как могла. Но больше у меня нет этой возможности. Линия моей жизни почти закончена, благодаря тебе она долго была кружевной. Но даже над твоей госпожой есть Господин.
     Поверь, я очень горжусь тобой. Ты один из немногих стал истинным Великим Координатором. Посмотри, сколько разных людей, нелюдей собралось, чтобы поддержать тебя. Ведь если бы ты был другим, они с отрядами осадили бы Замок, а не стояли под стенами, выражая тебе поддержку. Ты молодец.
     Далт, всегда помни, я очень Тебя люблю. Всегда любила, и ребенком и Стражем и сейчас. Я благодарна тебе за счастье быть твоей избранницей. За твою беззаветную преданность и отвагу. И даже не думай, я ни на что не сержусь, слышишь? Просто мое время истекло. Не плачь, я не успею утешить...
     Я прикусил щеку изнутри так, что рот наполнился кровью, но боль хоть немного пробила тот ужас, что сковал меня по рукам и ногам, когда я понял, что произойдет сейчас, совсем скоро.
     - Что ж, как скажешь, Госпожа. Я последую за тобой.
     - Подожди, решать тебе, но послушай, твой брак с Селеной...
     - Госпожа, да прости же ты меня! - я снова сорвался на крик.
     - Далт, - голос моей госпожи слабел - та девочка, она просто носила имя Селены. А вот от настоящей дочери Гледис у тебя сын, вот как сложилось. Маленький мальчик, которому очень плохо и одиноко, как было тебе... Дальше решай сам, я уже не смогу помочь ни тебе, ни ему. Я не успею...
     Я с трудом заставила себя оторвать глаза от Далта, от его глаз, влажных и по-детски обиженных. Он опустил голову, припадая губами к моей руке, я так привычно коснулась его волос, зарываясь пальцами в густые пряди.
     Но меня что-то тревожило, будто кто-то звал. Я медленно обвела взглядом комнату и среди тех, кого я привыкла видеть рядом в последнее время неожиданно появился силуэт мужчины.
     Как странно, все в округ были в одеждах своих цветов, а он смотрелся черно - белым. А потом я моргнула, что ли? И силуэт принял знакомые очертания, обрел цвет. А все другие потускнели и как-то отодвинулись...
     - Хок?!
     - Да, моя госпожа! Я за тобой, буду твоим проводником. Тебя давно заждались...
     - Мне страшно...
     - Вот уж нет, просто смотри мне в глаза, смотри не отрываясь, держись за меня взглядом.
     Хок отделился от моей свиты приближенных, наклонился ко мне, заслоняя собой ото всех, его лицо было совсем близко, и глаза синие, как ночное небо А потом они и стали небом, а я взлетела и паря в нем оглянулась на тех, кто остался внизу.
     Я видела всех, но не как оставшихся людей, а видела всполохи чувств. Красные - гнев, черные, тьма потери, зеленые - безумной надежды, желтые - тоски... Сейчас передо мной были открыты все тайны. Я без труда могла видеть и понимать, что и почему получилось. Могла увидеть и прошлое, и будущее. Но это было бы интересно Королеве Эстер. Я же сыграла эту роль до конца и мне было пора.
     Летя огоньком Души рядом со своим провожатым, я словно неслась на свет, такой манящий и родной, уже слышалась дивная музыка, я чувствовала и другие огоньки. Скоро, совсем скоро, я снова стану частью целого, привнеся свои знания и наработки души от урока жизни, который я получила, будучи Хранительницей Переходов и Миров, Королевой Эстер.
     Разумеется, придет время, и я вновь окажусь в Хранилище Судеб, чтобы поставить на полку эту, свою книгу и взять другую. И вновь с головой уйти в другую пьесу, под названием жизнь.
     Но это будет еще не скоро. Творцу виднее с какого такта выпускать на сцену новых героев. А я пока отдохну.
     Непроглядная тьма накрыла замок, как-то враз. Все застыло, замерло. Мужчины, окружавшие ложе Королевы, были воинами, никто не позволил себе ни звука. К Тьме прибавилась, и Тишина от которой можно было оглохнуть. Те, кто были за пределами Замка увидели, как по краю тьмы появилась светлая полоска, расширяясь на глазах, она словно бы поглощала тьму, а те, кто был в покоях Королевы Эстер увидели на ее кровати странное свечение, огонек быстро разрастался, пока не принял очертания ребенка.
     Девочка обвела их взглядом ярко зеленых, как первая листва, глаз и улыбнулась, немного застенчиво, словно смущаясь от столь пристального внимания.
     Первым "отмер" Глава Ордена Стражей, Вир шагнул к кровати и потрясенно проговорил:
     - Так вот что служит основой легенды о Фениксе. Любовь превратила мать в пепел, а из пепла любви родилась дочь... С днем рождения, Леди Феникс! Я Первым приветствую тебя и присягаю тебе на верность!"
     Он опустился на колено и склонил голову, за ним последовали и другие, у многих глаза были влажны от совсем недавней потери и потому говоря слова клятвы и не поднимая голов, мужчины пропустили момент, когда глаза малышки изменили нежную зелень на черноту с искрами - глаза Стража.
     Боги снисходительно выполнили просьбу любящей женщины, у дочери были глаза отца, но не всегда. Стоило же отзвучать последней клятве, поднявшимся с колен вновь улыбалась светлоглазая малышка.
     Маленькая Леди Феникс рассмеялась, звонко, радостно, чарующе. Её смех так напоминал смех той, что дала её жизнь, что даже закаленные боями и потерями мужчины заулыбались девочке, впуская её в свои сердца.
     А в холле Замка, из верхней чаши песочных часов в нижнюю упала последняя песчинка, упала с небольшой задержкой. Заблудилась, наверное.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"