Хоуп Алекс: другие произведения.

Капели Весны (часть 3) - дополнено Авг 2018

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   КАПЕЛИ ВЕСНЫ
  
  
   "Существуют три бедственных состояния: болезнь, плен и путешествие." 
   Эрнст Хайне
  
   Я была несказанно удивлена всем прошедшим. Так, наверно, могла бы сказать героиня рыцарского романа, любимых книг моего детства. А ведь с её точки зрения, этой героини, у меня приключения не хуже. Может и не экшен, говоря современным языком, но то же ничего. Я перевела взгляд с амулета Макоши, служившего мне в моем Мире медальоном, на Макса, красивого, сильного юношу с мудрыми глазами. Сейчас его глаза в полной мере отражали словосочетание "окна Души" столь любимое мною и как оказалось пришедшее со мной из далека. Он не зеркалил ими настроение или отношение собеседницы, то есть моё. А смотрел открыто, доверяя и подпустив к себе, что называется, ближе некуда.
   - Макс, наверное, нам надо идти? - спросила я, просто что бы разбить тишину неожиданных откровений.
   - Мы и пойдем, - откликнулся он, - как только ты решишь, куда.
   Я немного растерянно прикусила губу. Раньше можно было ссылаться на отсутствие знаний или памяти. Сейчас мне было предоставлено всё. Но вместе с этим, это всё несло в себе обязательное вмешательство в жизни очень многих, и поэтому я колебалась с решением. Ворваться "с шашкой наголо" в чужую жизнь - ума на это много не надо. Даже если я постараюсь не ломать, а изменить что-то. Изменятся обстоятельства, а не люди, которым я свалюсь на головы с убеждением, что знаю, как им надо жить. Революция в умах обычно приводит к тоске по прошлому, хотя и не сразу. Прошлое. Да, жить им нельзя, но состоим мы именно из него.
   - Макс, скажи, ты смог погрузить меня в моё прошлое. А в прошлое других, можешь?
   - Ты хочешь переделать прошлое? - в голосе юноши явно проступили нотки паники.
   - Нет! Нет, конечно, - поторопилась я его успокоить, - я же не сумасшедшая! Просто, прежде чем помогать, хорошо бы понять, как это сделать, не причинив еще большего вреда.
   - А оставить всё, как есть, не судьба? - У Макса дрогнули в улыбке губы.
   Я расстроенно покачала головой, вспоминая, что говорила мне Роуэн.
   - Погибнут тогда многие. А этого еще можно избежать.
   - Видишь ли, на ту глубину, что ты копаешь, я могу провести тебя только если есть связь по крови. Ты же кого-то конкретно просмотреть хочешь - Макс удовлетворился ответом и явно приступил к просчетам новой задачи.
   - Я еще не до конца уверенна, но, по-моему, Роуэн говорила мне про тебя, а что бы понять всё, мне надо просмотреть прошлое Геральда.
   - Сына Короля Темных эльфов? Там же династия оборвалась на его гибели, - удивленно отозвался Макс.
   - А что ты о них знаешь? - жадно ухватилась я за информацию.
   - Немного. Темные эльфы очень своеобразный народ. Они воины. Это в первую очередь. Пускают к себе некоторых с темной стороны. Не предают. Предателей убивают, не вдаваясь в подробности и не опускаясь до объяснений, - Макс говорил медленно, словно воспроизводил в слух какой-то текст. Одновременно переводя его, для меня. - знаешь, в твоём Мире их манеру поведения назвали бы юношеским максимализмом. Или подростковой нетерпимостью. Но когда постоянно живешь в окружении взрывоопасных существ, так проще выжить. Просто они уверенны, что если человек так поступил, он так хотел. В случайности и необдуманность поступков тёмные эльфы не верят.
   Я кивнула, очень похоже на Геральда.
   - Что еще?
   - Еще? Их последний Король пытался что-то изменить, что - не знаю. Это привело к гибели Короля и его семьи. Теперь там смута, войны. Вообще, зачем тебе Темные эльфы? Я знаю, в твоём Мире о них сказки пишут, "фэнтези" называются, но там явно про Светлых. Может, тебе к ним надо? - с надеждой уточнил юноша.
   - Подожди, - не повелась я, - скажи мне, ты откуда всё знаешь, в Школе учили?
   - В Цитадели, - машинально поправил Макс, - и не учили, меня туда ловцом занесло. В начале всё хорошо было, даже остаться хотелось. А потом... Почему-то мной заинтересовалась их внутренняя служба. Прости, опущу подробности. В общем, вырвался с трудом.
   Я кивнула, картинки неведомой мне головоломки медленно складывались.
   - А как они относятся к любви? - задавая следующий вопрос я почти поняла, куда мне надо. И сама испугалась понятого.
   Макс фыркнул и с интересом посмотрел на меня.
   - Вообще то они себе не отказывают ни в чем. Век воина может быть очень короток и заранее ничего не знаешь. Но если темный эльф полюбит, а с его избранницей что-то произойдет, чтобы её найти и помочь он пойдет на все. Думаю, и Душу заложит, чтобы купить билет в Портал, что приведет к ней, даже если она в Аду. А если нет, то и в Рай бесплатно откажется ехать. Ведь невозможно заставить любить или не любить. Тут даже Боги бессильны.
   Проговорив это, Макс напряженно посмотрел на меня. И я поняла, он честно старается мне помочь, вынужденно открывая что-то глубоко личное.
   - Ты помнишь Марьянку? - наконец задала я вопрос, который так давно меня мучил.
   Макс досадливо поморщился, - сестра это моя, у матери близнецы родились, а это по их поверьям к горю большому. Кто-то один должен остаться. Мной с богами и расплатились. Что бы сестра жила.
   Он не казался удивленным моими знаниями, но было видно, что своим вопросом я причинила боль, а его вынужденный ответ просто сорвал с раны корку.
   - А её ты совсем не помнишь? - осторожно спросила я.
   - Помню, - явно нехотя проговорил Макс, - следить за ней должен был, беречь, получал за нас обоих.
   - Ты её любил? - я все пыталась понять, что он не договаривает.
   Макс пожал плечами:
   - Я там лишний был, до её рождения мать со мной была постоянно, учила многому. А когда Мара родилась, я вначале рад был, сестра. Я теперь не один. А потом всё изменилось. Я им или прислужником стал, или вообще чужим. Бабка чуть не врагом считала, - не хочу я об этом, прости.
   - Макс, ты себя слышишь? Как вы могли быть близнецами, если ты помнишь рождение Мары? - тихонько спросила я, стараясь не обидеть игнорированием его просьбы.
   Если бы не напряженный тон разговора, я бы рассмеялась на такое откровенное изумление, что проступило на лице Макса после моего вопроса.
   - Нет, а как? - он ошарашенно смотрел на меня, - подожди...
   - Я-то подожду, - откликнулась я, - ты сам себя послушай.
   - Нет! - он явно был растерян, - мне же говорили...
   - А теперь я тебе скажу, - прервала я его монолог из восклицаний, - вы с Марьянкой не близнецы. Внешне, возможно, ты выглядел как её ровесник, но это скорее всего из-за своей крови. У тебя и у Мары разные отцы, а вот мама одна. И то, что ты нёс в себе от него и делало тебя чужим. Бабка не считала тебя врагом, она тебя попросту боялась.
   Макс молча смотрел на меня, его глаза из-за расширившихся зрачков, казались совсем чёрными.
   - Ты что-то знаешь обо мне? - хрипловато спросил он.
   - Пока у меня одни догадки, и именно поэтому мне надо просмотреть прошлое Геральда.
   - Почему именно его? - непонимающе спросил Макс.
   - Потому что у вас с ним одинаковые глаза, вы явно родственники, понимаешь?
   Макс перевел дыхание и невесело рассмеялся.
   - Ох, Зоя, напугала! А я ведь почти повелся. Геральд погиб еще ребенком. Практически вместе с родителями.
   - Бойся дальше, - недовольно откликнулась я. - Геральд - мой телохранитель, поклявшийся в преданности. Он и дал мне брошь, которая открыла портал.
   - Этого просто не может быть, - твердо сказал Макс.
   - Конечно, - охотно откликнулась я, - и всего этого, что нас окружает на данный момент, тоже. Миров разных, эльфов Темных, тебя и меня вместе и сейчас. Еще перечислить?
   Макс обреченно покачал головой.
   - К Тёмным эльфам мне путь заказан, убьют сразу, - нехотя признался он.
   - Геральд тоже сейчас не помощник, - вопросительно проговорила я и, по возможности кратко, изложила историю нашего с ним знакомства.
   Ошарашенное лицо и расширенные от изумления глаза Проводника были мне наградой.
   - Зоя... - только и сказал он, но в том, как сказал, как произнёс моё имя, пожалуй, было всё. И изумление, и восторг, и принятие себя, того, что помнил столько времени. В его понимании я того стоила. Ну что же, мне очень приятно. Но для меня, в данный момент прошлое было не теплом дома, которое манит распахнувшейся в него дверью. Отнюдь, за моей спиной дверь захлопнулась, выпуская в мир и впереди была дорога. Что бы иметь право вернуться, в прошлое, в Дом своей памяти надо всё время создавать достойное настоящее, ну и будущее, по возможности.
   Я перевела взгляд на Макса:
   - По-моему, я знаю, что делать, - начала я.
   - А, по-моему, из нас двоих Проводник - я, - как то запальчиво откликнулся юноша.
   - Знаешь, с чего начинаются все приключения? - мягко спросила я.
   - И с чего же? - насторожился он.
   - С фразы: " Пошли за мной, я знаю короткую дорогу"- проговорив это я не выдержала и рассмеялась.
   Макс насупился, но потом то же не выдержал и улыбнулся. И эта знакомая улыбка, и синева посветлевших от неё глаз, неожиданно подсказали мне решение. Я взяла его за руку, а в другой сжала амулет Макоши. И все вокруг нас неожиданно расплылось, теряя форму, а когда собралось заново, мы оказались совсем в другом месте.
   Я растерянно огляделась, вокруг нас были высоченные горы, покрытые лесом. Мы стояли на хорошо утоптанной дороге, что вела в обе стороны. А вот перед нами была почти неприметная тропинка. Или это так прихотливо расположились корни высоченных елей, что казались ступеньками? Но куда?
   - Это, мёртвый лёд, - с каким то благоговением проговорил Макс. Он поднял голову и прищурившись смотрел вверх.
   - Почему лёд? - тихонько уточнила я, - по-моему тут все зеленое, значит, живое?
   - Не совсем, смотри, деревья с обеих сторон высокие, древние, а посередине, камнепад как прошел, так только мох и кустики ягод и смогли прижиться. Это значит под ними холод, лёд. Мёртвый лёд, так это называют. В том смысле, что зазеленело не от того, что оттаяло, а от времени. У вас так говорят, когда древность какую или старца описать хотят. "Мхом покрылся". Понимаешь?
   Я неуверенно кивнула. Холод, идущий от земли, именно в этом месте я, безусловно чувствовала. Еще тут было очень тихо, не слышно птиц. Тишину нарушал только звук горной речки, бегущей где-то близко, но невидимой с того места, где мы очутились. Не было ни страха, ни тревоги. Просто кто-то ждал, чтобы мы ушли, пока еще ждал, терпеливо. Я покосилась на Макса. Он всё еще смотрел вверх со странным выражением в глазах. Я не могла точно его определить, то ли благоговение, то ли какая-то потерянность.
   - Ты знаешь это место? - спросила я.
   - Только слышал, отсюда начинаются владения тех, кто пускает к себе только сам, - отрешенно отозвался он. А я, вот только честно, ничего не поняла.
  
  
   "Предложение неожиданных путешествий - это урок танцев, преподанный Богом."
   Курт Воннегут
  
   - Он не сможет тебе объяснить. Он слишком молод для понимания сказанного, - раздался голос откуда-то с моей стороны. Я круто обернулась, отпуская руку Макса. В нескольких шагах от меня стоял Лёд. Или не совсем Лёд. В том смысле, что непонятно откуда взявшийся мужчина внешне был гораздо моложе того Льда, что показывался мне раньше. И одежда, хотя явно принадлежала воину, но не была разукрашена вышивкой и камнями. Скромно всё было.
   Незнакомый мужчина знакомо усмехнулся:
   - Тут ты права, в своём доме мне рядится незачем. И оружия не нужно. Лес сам не пустит непрошенных гостей. Тебя амулет признал, всё больше ею становишься, значит, - как то задумчиво проговорил он, - Да и раньше у меня гостей тут не было. Значит, пришла пора. Что ж, проходи, гостья незваная. Вот только спутника своего здесь оставь. Рано ему еще ко мне в гости ходить.
   Лёд говорил медленно, словно взвешивал каждое слово. Я растерянно оглянулась на Макса. Он стоял, склонив голову, словно стараясь не смотреть на Льда. Даже глаза не поднял.
   - Иди, если хочешь, Зоя, - негромко сказал он, - я тут подожду.
   Я не успела ничего ни сказать, ни спросить, только кивнула растерянно.
   Миг. И я оказалась на дорожке перед домом. Оглядевшись, увидела, что дом не один, среди гор были видны плато и на них попадались домики, разные. Но с места, где я стояла они казались игрушечными. Значит были от меня очень далеко. Всё окружающее немного напоминало Альпы, но не туристического буклета, а такие, жизненные.
   Я вновь повернулась лицом к дому. Он был двухэтажный. Но интересной постройки. За счет горы, на которой расположился. Что бы попасть на второй этаж в доме надо было подняться по лестнице. А здесь, во дворе, просто пройти вверх, по ярко зеленой траве, минуя куст желтых ирисов в окружении таких знакомых колокольчиков. Немного повернуть, и я уже на балконе. Как интересно. За домом лес. Те самые высоченные ели. И кустики черники.
   - Ягод, наверное, много? - спросила я подошедшего Льда.
   - Не знаю, - растерялся он.
   - Почему? Не любишь собирать или чернику не любишь?
   - Зоя. - он снова усмехнулся и пройдя, открыл мне двери, - проходи в дом.
   Я вошла и огляделась. Почти весь второй этаж был застеклен. Сбоку виднелось несколько дверей, наверное, в комнаты. Но тут были только узкие диваны. И окна от пола и до потолка. А за ними горы. И виды были такие, что просто хотелось сесть и смотреть. У нас есть такое выражение, " смотреть как растет трава", в смысле умирать от скуки ничего не делания. А тут... Я понимала, что можно смотреть, как она растет, как парит в небе птица, как тени от облаков набегают на горы, а потом их снова заливает солнце. И это не будет пустая трата времени. Это будет время, посвященное себе или скорее познанию себя. Своей Души. Пониманию своего места в Божественном Мироздании. Бесконечном впитывании глазами этой красоты, тишины и уединения, которое не тревожит, а лечит Душу от сознания своей вины или несовершенства. " Все проходит" надпись на кольце царя Соломона здесь не вызывала страха или тревоги по поводу уходящего времени. Здесь был какой-то первозданный покой и ощущение, что все правильно, что все так и надо. А вот почему, это еще предстояло понять. Просто посидев и подумав. В спокойствии и тишине вечности. Без всегдашней суеты и боязни опоздать. Здесь время не уносилось вперед, не просыпалось песком сквозь пальцы. Оно текло медленно, словно тягучий мёд и застывало в кувшине памяти сладким приятием мира и себя в нем.
   Я вздрогнула, словно очнувшись и вопросительно посмотрела на Льда. Почему-то мне казалось, что он понял всё, что промелькнуло у меня сейчас в голове. Иначе откуда этот серьезный, даже уважительный взгляд, сменивший привычный мне, насмешливый.
   - Проходи, - негромко проговорил он, - будь как дома.
   - Я здесь не хозяйка, - тихонько отозвалась я.
   - А хотела бы? - он чуть склонил голову к плечу, словно рассматривая такую возможность.
   - У меня есть Свой дом, - твердо проговорила я и приподняла руку, на которой сверкнуло моё кольцо.
   - Как скажешь.
   Меня неожиданно встревожил этот совсем безобидный разговор, и я отошла к окну и растерянно уставилась на белку, которая, спрыгнув с дерева деловито спешила по своим делам.
   - Белка! - я повернулась к Льду.
   - Потрясающе, - как -то растерянно отозвался он, - стоять в доме Бога и спрашивать почему он не собирает чернику и радоваться белке.
   - Так в вопросах Мироздания я не сильна, - немедленно откликнулась я, - тут кого помогущественней надо.
   - Опусти иголки, - как-то устало проговорил он, - поговори со мной.
   - Так я пытаюсь, ты просто реши, ты сейчас кто. Бог? Или рабочий день закончился?
   Лёд посмотрел на меня, а потом принялся смеяться, но не зло, а от всей души.
   - Точно, рабочий день Бога закончился, у меня этот, как вы зовете, выходной!
   - Вот и ладненько, давай тогда чай пить! - я шагнула в кухонную зону и оторопела. Конечно, угловое окно прямо за раковиной, это шикарно. Но! Сама раковина и плита и вообще все было современным. Совсем. У меня дома не было того, что я видела здесь. Я растерянно обернулась.
   - А что такого? - спросил Лёд ангельским голосом.
   - А как же ты во всем разбираешься?
   - Зоя, ты Богов за идиотов держишь? Мы кто, по-твоему?
   Я как-то особо никогда не задавалась этим вопросом и поэтому брякнула, что в голову пришло:
   - Я думала Вы на облаках живёте или высоко в горах.
   - У тебя что по физике было? - скептически спросил Лёд, - а в горах козлы живут, не надо радостно улыбаться, - добавил он, - я имею в виду горные, козлы. И я чаем сам займусь, ты, если хочешь, походи по дому, вижу, тебе интересно.
   Я кивнула и медленно обошла второй этаж, потом спустилась на первый. Двери в комнаты были полуоткрыты. Что ж, если не думать о месте, а главное, о хозяине, дом как дом. Несколько спален, пара зон для гостей, посидеть, поболтать.
   Меня что-то тревожило. Несмотря на современность, дом казался не жилым. И еще я чувствовала, что его перестраивали много раз. Непонятно, зачем.
   - Зоя! Прошу к столу! - позвал Лёд очень "по-нашему" гостеприимно.
   Я торопливо, чтобы не заставлять хозяина ждать, поднялась наверх. Стол был сервирован в лучших чайных традициях. С мёдом, вареньем и пышной сдобой. Я растерянно уставилась на одну из баночек варенья. Рябиновое.
   Я подняла глаза на Льда. И не поверила своим глазам, то ли свет так упал, то ли еще что. Но он сейчас странно напоминал мне Геральда.
   Лёд молча усадил меня, отодвинув, а затем придвинув к столу стул, уже со мной. Ловко налил чай. Он делал всё молча, словно автоматически, но я видела, что он погружен в себя и словно на что-то решается. Наконец, он сел напротив и поднял на меня потемневшие глаза.
   - Будь ты даже Богом, наступить день и тебе захочется поговорить с человеком, которому ты интересен. Не что он может от тебя получить, а ты сам. Понимаешь?
   - Этот собеседник называется - друг, - тихонько сказала я.
   - А вот тут вступает в свои права время, - с оттенком горечи отозвался он. В ваших книгах часто пишут "прошло несколько лет", вроде бы если не уточнять, читатель сам поймет, что прошло много времени. А если не лет, а столетий? Что тогда? Ты можешь оставаться собой, тем, каким был или тебе казалось, что ты был таким. Но уже не осталось никого, кто может поправить.
   - Как рождаются Боги? Честно, не знаю. Могу только предполагать, что нас отбирают. Может после рождения, а может и до. Знаю точно, мои родители Богами не были. Правителями, это да, были. У мамы родилось два сына, погодки. В детстве это было хорошо. А вот в юности уже не очень. Делить земли никто не собирался. Так что один должен был жениться, а другой пойти или на войну, или в монастырь. В общем куда-то туда, где наследников у него быть не могло. Родственные войны отцу были не нужны, - он помолчал, словно погружаясь в глубину воспоминаний, и продолжил, - Есть бог Времени и богиня Судьбы. Тут всё просчитано и все незыблемо, пока не явится та, что появляется без зова, и уходит, когда ей вздумается. Та, кто владычествует над всем и кому глубоко безразлично её царствование. Перед ней все равны и тем не менее, все надеются на встречу с ней. И нет никого, кто бы потом не жалел о встрече. Понимаешь? Богиня Любовь. Что б ей споткнуться на дороге! - Лёд вскочил из-за стола и метнулся по террасе. Потом одернул себя и вновь сел за стол. - Дальше всё, как в ваших женских романах. Два юноши и одна девушка. Прекрасная, как сама богиня Любви.
   Лёд откинул голову на высокую спинку стула и даже застонал сквозь стиснутые зубы.
   - Знаешь, как говорят? Взаимная любовь даёт крылья, безответная забирает душу! Она была совсем юной, гибкая, вечно растрепанные косы, у неё вились волосы, понимаешь? А глаза какой-то непередаваемой синевы. Цвета вечернего неба перед самой ночью. Золотокосая и синеглазая Королева ночных грёз Принцев правящего Дома. Только Она была из Светлых. А мы с братом, совсем наоборот. И знакомства никогда бы не было, но был карнавал и маски, а на нём нет принцев и принцесс, там все равны. Я был старшим. А на тот маскарад надел одежду слуги, чтобы в ней сопровождать брата. Ему еще можно было посещать такие праздники, а мне уже нет. Меня готовили к власти. Может, будь на мне другая одежда, все было бы по-другому? Она выбрала брата. Но он то женится не мог. Мы оба влюблены были по уши. И нет, она не была корыстной. Она просто испугалась, поняв чьими сердцами завладела. Дальше всё пошло как обычно. Девушка просто исчезла в своём Светлом лесу. Брат спустя время ушел из дома, правда не в монахи. Я стал править. И построил дом. Здесь, на этом месте. Почему-то мне нравилось думать, что однажды я приведу сюда свою любовь. Именно сюда, а не в замок.
   - А потом в моём королевстве, Королевстве Тёмных эльфов стало не спокойно. - Лёд напрягся в голосе, пропуская через себя эти воспоминания - Кто-то стал поднимать против меня волну. В начале я просто не поверил. У нас это отродясь не приветствовалось. Король и так должен был постоянно доказывать свою силу и уметь сражаться и вести за собой своих солдат. Мы - воины. А тут... И добро бы сразу, может я бы и понял, наверное, кто-то хотел видеть на троне брата. Могло же такое быть? Почему нет? Но прошли то годы с его ухода. В общем, поневоле пришлось разбираться. Оказалось, брат ушел к Светлым. Якобы случайно встретил её. Женился и рассказал молодой жене свой секрет. А девушка молчала и мирилась с этим до того времени, пока не поняла, что ждет ребенка. И вот тут в ней заговорила мать.
   Лёд встал, обошел стул и вцепился в его спинку, как рулевой вцепляется в штурвал в непогоду. Как будто пытаясь совладать с этой бурей памяти, полной жестких ударов волн и ураганного ветра.
   - Зоя, дальше всё грустно. Любовь давно исчезла, начались интриги и войны, под названием "Сделать Эльфийское королевство единым". Бред полный. Мы эльфы, но Светлые и Темные похожи только внешне. Невозможно смешать воду и масло. Даже браки между нами несут гибель или матери, или ребенку, а если честно, лучше бы обоим сразу. Ведь для выжившего, так или иначе, всё плохо кончится. И пусть со стороны это кажется многовековой непримиримой враждой. На деле это просто способ выжить и не потерять людей. Но знают об этом только правители. А мой брат им не был. Короче, его мне пришлось убить. Не устраивать же войну из-за глупой девчонки. Она погибла, в родах, так и не захотев поверить, в то, что не права. Война все равно случилась. Уже по другой теме. Не важно. Короче, когда я нашел мальчика, ему было лет пять, по твоему счету, - Лёд снова замолчал. Молчала и я стараясь понять услышанное. Понять, а не выносить суждения, ведь он явно еще не договорил.
   - Ты его нашел зачем? - тихонько напомнила я, разбивая затянувшееся молчание.
   - А? Что бы убить, разумеется, - задумчиво откликнулся Лёд, расслабив руки и снова располагаясь на стуле, чуть не треснувшего в его руках на пике эмоций воспоминаний.
   - Что? - пискнула я, явно не ожидая такого ответа.
   Лёд снисходительно глянул на меня:
   - Поверь, если бы я тогда смог, все бы было по-другому. Но мальчик посмотрел на меня синими глазами своей матери, и я опустил руку. Я взял его к себе, растил как воина. Потом он сделает предложение моей дочери и откажется от неё. Я попытаюсь его убить, но не смогу, снова. А дальше... Ты правильно поняла этот дом, Зоя. Он многократно перестраивался. В начале тут была небольшая крепость, с башней, в ней на зимние холода закрывалось окно, от холода и ветра. И дневной свет приходил к нам считай, уже летом. Мы жили в высокой башне, на манер подземных жителей. Освещая комнаты печками и факелами, потом свечами.
   Я растерялась от услышанного, будучи историком, я примерно представляла годы, о которых он говорил. Именно по убранству жилья и освещению. Войны, опять же. Но его божественность тут как-то не вписывалась.
   Он посмотрел на меня и угрюмо кивнул.
   - Понимаешь, с того времени прошли века. Время словно закольцевалось. Самая большая глупость, это делать то же самое и надеяться на другой результат. Стоит всему этому произойти, как всё начинается сначала. Но я не знаю, где та точка, где кнопка разблокировки. Это должен быть миг, слово, жест, но я не знаю его! Меня призвали Боги, так я узнал, что по какой-то прихоти Судьбы несу в себе их гены. Но на своей земле толку от меня не было, что-то пошло не так. И тогда я пошел в наемники. В другие земли и к другим Богам. Оказывается и богов может быть больше, чем нужно. В общем, воин я всегда был хороший. А Миры параллельны. Единственная моя поблажка себе, это этот дом. Перестраиваю его, что бы он музеем не стал. Пока я жив, мой музей памяти у меня в голове. А тут все современное, - он обвел глазами дом. - Перед твоим появлением меня снова выдернуло в мой мир и снова всё пришлось пережить. Так что распутывать узел придется, видимо тебе.
   - А если разрубить? - в серьез спросила я, памятуя Александра Македонского.
   - Я ж бессмертный, - расстроенно отозвался Лёд, - меня убить невозможно. А иначе не получится.
   - Но я так сразу и не знаю, что сказать, не говоря уж о том, что сделать, - полностью растерялась я.
   - Так я тебя и не тороплю, погости у меня, посмотри вокруг, может что и придумаешь, - оживился Лёд.
   - А как же Макс?
   - Когда решишь уходить, он тебя встретит, - сказал Лёд.
   И я осталась, веря, что смогу помочь, главное, что бы Лёд понял, точку можно поставить в отношениях, но не в чувствах!
  
  
   "Прежде всего нужны факты, а уж потом их можно перевирать."
   Марк Твен
  
   Утро застало меня в маленькой уютной спаленке под небольшой перинкой. Раньше. читая о таком я всегда фыркала. Жарко же! А вот и нет. Ложилась я уже когда было совсем темно и задергивать занавески не стала. Сейчас же растерянно смотрела на зеленую траву, бабочки и горы. Они устремлялись в высь, в самое голубое небо, на их высоте, в низинках, или как эти места у гор называются? Лежал снег. По низкому заборчику снова проскакала белка. Интересно, вчерашняя или другая?
   В доме я была абсолютно одна. Домики соседей были видны, но казались маленькими, словно игрушки, и я понимала, что они были далеко, очень. Страшно мне не было, было какое-то необъяснимое чувство покоя. Я прошлепала босыми ногами на кухню. Поглядывая на пол. Он был из широких досок, но даже не скрипел. В кухне пол был из камня, по переход почувствовали только ноги, стало холоднее. Я подошла к окну. И снова взглянула на горы. Поскольку чайник и все прочее было современным, руки сами знали, что делать. Открыть кран, наполнить чайник.
   Я мысленно пыталась представить женщину, для которой Лёд строил этот дом снова и снова. Почему-то я не верила, что он мог влюбиться в простушку или пустышку. Он не дурак. И хоть перед любовью и равны. Но родство душ никто не отменял, не может он помнить ту, кто была никем. Из ничего нельзя сделать нечто. Я снова подняла глаза на горы. Что могла увидеть та женщина? Что вижу я? Вот горы серо - седые, как волосы Льда. А вот горы, покрытые лесом. Наверное, как косы из вьющихся волос его возлюбленной. В низинке одной из гор снег лег так, что я отчетливо увидела очертания кошки. И подумала, что та женщина наверняка её увидела бы то же. А потом, к следующей весне ждала будет ли кошка опять жить на горе. Или снег ляжет совсем по-другому. Чайник отключился и я заварив самую первую, утреннюю и такую желанную чашку с удовольствием вдохнула аромат трав. Прошла и села за стол. Мы договорились с Льдом, что как я буду готова выйти из дома, тогда его и позову. А сам он меня тревожить не будет. Мне надо подумать.
   Разумеется, мне очень хотелось выйти во двор, а затем и в лес. Но в чем? Вот эту ночную рубашку и легкий халат, что сейчас на мне, я нашла на подушке предоставленной мне спальни. А вот моя одежда, что сейчас висела в шкафу, была всё же зимней. Да и сапоги вряд ли подойдут для прогулок по каменистому лесу. Конечно, я видела, что туристы ходят по подобным тропам в высоких ботинках, шортах, с палками и зверским выражением лица, этакая "радость через силу". Наверняка это было необходимо и они, за много лет опыта жизни здесь знали, как одеться. Но будь моя воля, я бы хотела сейчас выйти в это утро в платье, красивом бежевом платье в маленьких розочках, похожих на шиповник, что цвел на кусте, который я видела из окна. А на ноги я бы хотела не жуткие ботинки, которые хоть и правильно фиксируют стопу, но жестоко мнут цветы, что в таком изобилии растут среди травы. И даже не босоножки, а туфли на низком ходу, но то же легкие. А на голову - шляпу. Соломенную шляпу с небольшими полями. Тогда я смогу переплести косу, сделав её менее тугой, и заодно она прикроет спину. Вот в этом я бы вышла.
   Я прошла в комнату, чтобы убрать постель и открыть окно. И чисто машинально открыла шкаф, чтобы прикинуть, во что я всё же могу одеться, не ходить же по дому в халате. Открыли и замерла. В шкафу висело несколько платьев, стояли легкие туфельки, а сверху, на полке была и шляпа, с широкой лентой по тулье, и искусно сделанными цветами, прикрепленными к ней, как украшение. Я замерла. Вещи были абсолютно новыми, вот даже несколько складочек еще не разошлись. Но откуда? Кто? Кого же ждал Лёд? Меня? Я протянула руку и погладило бежевое платье, что бы тут не происходило, от меня ждут действий. Одевшись, я посмотрелась в высокое зеркало и даже растерялась немного. Я была красивой. Нет, понятно, что я старалась и следила за собой. Но глядя в зеркало всегда находила к чему придраться. А вот сейчас я словно увидела себя со стороны и неожиданно осталась довольна увиденным. Оказалось, бывает и такое.
   Я вернулась в дом к обеду, или к тому времени о котором можно так сказать, гуляла по лесным тропинкам "разной сложности", как говорят в буклетах. И сейчас мои руки были заняты букетом полевых цветов с неожиданно открывшейся мне полянки, а в кармане было несколько шишек. Зачем? Да просто так, хоть что-то знакомое в этом Мире. Гуляя по лесу, так неожиданно похожему на лес моего детства, я всё больше приходила к выводу, что Лёд мне врал. Но не просто врал, он умело плёл интригу. Холодно и расчётливо. Да, всё то, что он мне говорил, было правдой. Но правдой разных мужчин и разного времени. Я посмотрела вокруг себя. Очень хотелось найти какой-нибудь блокнот или просто бумагу. Мне лучше думалось, когда я писала. Но ничего подобного не было. Я еще раз обошла дом.
   Похоже всё же точка отсчета произошедшего много веков назад была здесь. Не даром Лёд не мог отдать это место. Он говорил, тут была башня и Замок. Но если ничего не сохранилось или специально уничтожено на земле, надо искать под землей. Тут должен быть подвал, а памятуя, что Лёд постоянно был связан с войной, то скорее всего, подземный ход. Лёд сказал, что пока не позову, он не придёт. Я ему не особо верила и поэтому расставила цветы и разложила травы запечатав ими входные двери. Конечно, хозяина входная дверь пропустит всегда. Но я всё больше склонялась к тому, что хозяином этого дома был не Лёд. Как бы мне хотелось поговорить с тем, кто сможет мне помочь понять, что же происходит. Или просто будет собеседником. Говорить сама с собой вслух это всё же не то. Но звать сюда Макса это значит подвергнуть его опасности. Недаром Лёд сказал, что ему еще рано. Я вышла на балкон и то ли на удачу то ли от безысходности тихонько позвала "Ветер"! И чуть не расплакалась от облегчения услышав "Что?" сказанное знакомым, насмешливым голосом.
   - Не может быть! - откровенно сказала я и присела на ступеньку, что вела с балкона на зелень травы за домом.
   - На меня по-разному реагируют, но такого сногсшибательного эффекта еще не было, - откликнулся Ветер и подошел ко мне. Он подал руку, помогая встать, а я обняла его за шею.
   - Я так тебе рада...
   - Польщен доверием, - отозвался он, мягко расцепил мои руки и не отпуская их сделал шаг назад, - что случилось и чем могу помочь?
   Я удивлённо и даже немного обиженно посмотрела на него, Ветер досадливо поморщился на мою непонятливость и поцеловал мне руки, а потом скептически выгнул бровь:
   - Так более понятно, что я очень рад встрече?
   - Наверное. Но в чём дело?
   - Не надо ЕГО провоцировать, ветер не удержать и ему никто не указ. А гонцов вообще не казнят, - вижу не понимаешь. Тогда так, трудно быть Богом. Особенно живым!
   - А это еще почему? - я была удивлена теме.
   - А это потому, что когда с тебя статую сделали или нарисовали с соответствующим выражением на лице, то в это изображение и верят! А живой, он чувства испытывает, и они меняются. Да и идеальными могут быть только ангелы, да и то, не все.
   - Возможно, я кого-то напоминаю Льду, - начала я.
   - Скорее, ты ни на кого не похожа из встреченных им ранее. И ему просто нравиться с тобой общаться, но медленно, растягивая удовольствие, так сказать. Ему то спешить некуда. А что бы даже случайно не мешали, сюда поместил. Мертвый лёд - преграда почти для всех. Ты молодец, что именно меня позвала!
   - Ветер, милый, я просто ничего не понимаю, - перебила я его умозаключения, наверняка очень важные, но меня интересовало совсем другое, - вроде бы мне стараются помочь, но вместе с этим я чувствую, словно меня пытаются использовать вслепую.
   Ветер качнул кудрявой головой:
   - Это называется чужими руками жар загребать. Конечно, всего даже я не знаю. Но мотаясь столько лет просто ветром, чего я только не слышал. А ответ на твой вопрос достаточно прост - ПРОРОЧЕСТВО. И масса людей, трактующих его на свой лад. Но это не запрещено, до того времени, когда оно начинает сбываться. И тогда они понимают, что их трактования никого не интересуют. Будет только то, что суждено. Но что бы оно свершилось, нужен последний штрих, последний кусочек мозаики, если так тебе будет понятней. Этим кусочком, а заодно и спусковым крючком Пророчества являешься ты, Зоя. Вот сильные Мира сего и пытаются если не изменить, то хотя бы оттормозить неизбежное.
   - А если поподробнее?
   - Тогда давай пройдемся по лесу. Там Льду трудно за нами усмотреть, а диких животных в округе нет, чтобы их глаза использовать.
   Он повёл меня неприметной тропкой, которая немного погодя превратилась во вполне утоптанную дорожку, по которой мы могли идти рядом. Но я не торопилась начинать разговор. Окружающий нас лес был так похож на лес моего детства, что я то и дело вырывалась вперед, что бы подойти к какой ни будь особенно высокой ели и запрокинув голову любоваться ею, вдыхать смолистый аромат и пытаться разглядеть кусочек ярко - синего неба, той невероятной выси, куда она так стремилась. Редкие кустики дикой малины, густые заросли черники. Вон, на старом пне расположилась брусника. А там, на взгорочке есть немного земляники. Я запоминала это, не машинально, а специально. Это было в меня заложено еще в детстве, Ведой, тогдашней моей "тетей - соседкой". Помнить и знать, где найти нужное, ведь всё с собой носить не будешь. Странно, но именно эта память помогала мне потом в институте, особенно на археографии. Как всё в жизни связанно.
   Наконец, я подняла с земли шишку, и словно успокоившись этому материальному подтверждению того, что всё окружающее не растает сном, я повернулась к Ветру.
   - Так в чем дело?
   Ветер поднял на меня смеющиеся глаза:
   - Ведьму не переделать, сколько бы веков не прошло, как ты лесу радуешься, прям завидно.
   - Почему? Разве ты не чувствуешь того же?
   - Я по-другому чувствую. Объяснить не возьмусь, не обессудь, - он чуть склонил голову.
   - Тогда объясни мне другое, что происходит?
   Ветер как-то сразу помрачнел и словно стал старше. Или это тени так легли на лицо?
   - Видишь ли, у всего есть конец. Это заложено самим Мирозданием. Если что-то без конца длится, то это значит отсутствие развития происходящего. Есть Боги, а есть Творец. Когда Боги пытаются изменить Его задумки, он не мешает. А просто закольцовывает время. Что бы уж насладились сполна, до одури, - неожиданно в голосе Ветра появилась агрессия и злость, - но невозможно воду в ступе толочь до бесконечности. Вот Лёд и решил посмотреть, а что если. А когда увидел, теперь не знает, что дальше делать.
   - Ветер, - тихонько проговорила я, - ты сейчас мне всё объяснил? Тогда почему я ничего не поняла?
   - Лёд поддерживал Веду, в обмен на её поддержку себя. А оказалось, что она ложная. Не ей было Макошью себя объявлять. Она только Наставницей была рождена. Понимаешь?
   Я покачала головой и не потому, что не понимала, наоборот. Всё становилось на свои места. Включая мою вечную необходимость подстраиваться под непонятную мне жизнь, на деле просто оказавшуюся не моей.
   - Но почему? - всё же спросила я непослушными губами, которые предательски дрожали.
   - Власть, Зоя. Потрясающая, почти всеобъемлющая власть, - всё так же зло бросил мне Ветер, - Наставница так или иначе на нас выходит, или мы на неё. Узнает, как и когда надо провести воспитанницу к нам. А она пришла и осталась. Решила сама быть Макошью, в смысле её представлять, что и сделала, обманула всех. И никто даже не подумал проверить, понимаешь? Всех, - он повёл руками, словно изобразил круг, - тут таких как я, давно не собирали и сравнивать было не с кем. Считай, заново Приграничье восстановили. Ты же видела, ребята молодые, многие вообще из ролевиков. И опасности давно реальной не было. Получается, она играла. Но играла в нас, живых людей или не людей. Как в кукол, или шахматы. И только Время пришло на помощь и прислало тебя.
   - Надо же, - я всё не могла прийти в себя от услышанного, - какая она оказалась смелая, и ответственности не побоялась.
   - Ответственность её настигла сейчас, с твоим приходом. До этого, она, похоже просто не верила, что всё серьезно, что это не поселок-фентези. Тех, кто её мог хоть как-то подвести она или приблизила к себе и связала клятвой, как Бера или просто изгнала, обрекая на почти вечно другую, нечеловеческую ипостась. А мне деться было некуда, я ж к этой реальности, считай, приписан. Если начнется война, гонец Приграничью необходим. Она все просчитала, всё предусмотрела, кроме одного. Мы - реальные, не придумки и не сказки. А этого Веда так и не захотела понять. Ведь тогда сразу видно, что она не одна из нас, - Ветер был не просто зол, он был явно взбешён, судя по тому, что кроны елей над нами стали не просто слегка покачиваться, а качались уже вовсю. И небо темнело на глазах.
   - Что ты делаешь? Надвигается буря! - воскликнула я, оглядываясь на зашумевший лес.
   - А? - он словно очнулся и оглядевшись тихонько ругнулся, - прости, Зоя, бури не будет, а вот дождь уже не остановлю. Давай руку!
   Я немного удивленная подобной просьбой протянула руку, и мы неожиданно словно переместились на луг, где невдалеке от нас стоял дощатый домик, пусть и в одну досочку, но крыша была явно крепкой. Ветер, не отпуская моей руки легко побежал, я за ним. И мы успели заскочить перед самым дождем, да что там, ливнем что обрушился на землю. Грохотал гром. Вспыхивали молнии. Гроза набирала обороты.
   Ветер молча снял куртку и набросив мне на плечи, виновато посмотрел в глаза.
   - Учитесь властвовать собой, - бросила я ему крылатую фразу.
   - Да я думал, что умею, - со смешком отозвался он, - просто это зацепило всех.
   - Ты про грозу?
   - Нет! Я столько лет обижался на Бера, а он этой своей непредсказуемостью и упёртостью видишь, что натворил. Веда прикинула, что ты достаточно выросла и можешь оказаться опасной для неё. Она давно правит, время то у нас по-разному идет, помнишь, я говорил? Вот и решила подстраховаться, так у вас говорят? В Бере она была уверена, да и клятва их связывала и не только. Вот и послала его к тебе, что бы он морок наслал, твои мысли по другой дорожке идти должны были. Ты НИКОГДА не должна была у нас очутиться. А он влюбился в тебя. Вот так, сразу. И всё. И дал тебе ключ. А дальше ты уж сама. И что теперь? Что делать будешь? И чем я могу помочь?
   - Влюбился? - недоверчиво повторила я, вспоминая то чувство странного узнавания и доверия, что затронуло тогда и меня, - Бер? А ты откуда всё это знаешь?
   - От него и знаю, - нехотя признался Ветер, - Бер сказал, как тебя первый раз увидел, будто шоры с глаз спали. Мир как-то ярче стал. В общем, свой свояка видит издалека. Растерялся он тогда, естественно. Хорошо, что ты к столу пригласила. По нашим законам, если под твоей крышей он угощение от тебя принял, хлеб вы вместе преломили, врагом он тебе не будет никогда, а вот помогать станет, как может.
   "В доме врага горек хлеб", вспомнилась мне фраза из одной нашей сказки. И Веда всё выспрашивала тогда, угощала ли я его. И я соврала, что нет. Значит, действительно существует память крови, когда знаешь, как надо поступить, но даже не догадываешься, почему так, а не иначе. Короче, читайте сказки!
   - А где Геральд? - задала вопрос, давно не дававший мне покоя.
   - А кто б знал, -мрачно откликнулся собеседник, - он не особо разговорчивый.
   - Вы поссорились?
   - Нет, с чего? Гер нормальный парень, для Тёмного эльфа. А мне власть сроду была не нужна, я из другого Рода. Гер последнее время дерганный стал, это было, - задумчиво проговорил Ветер, - за тебя почему-то волновался. То ли ждал, то ли предчувствовал что. В тот вечер, когда я Гера последний раз видел, к нам Бер пришел, и рассказал, что слышал разговор Веды и Льда, мол теперь, если ты вернешься, всё может измениться. Бер помочь тебе ничем не может, он клятвой с Ведой связан.
   - Но зачем он вообще стал что-то менять? - я не могла не спросить, - если всё было хорошо столько лет, может пусть бы и было?
   - Род Велеса всегда охранял Макошь, - пожал плечами Ветер, - это с появлением Веды Лёд стал её приближенным. Бер просто почувствовал тебя. Может, кровь заговорила, я не знаю. Но когда ты меня позвала, тогда, я просто не мог не отозваться. Само как-то получилось. Наверное, Бер то же не смог сделать то, зачем его Веда посылала, нарушил её приказ. Но чувствовать своих это умение внутри нас, не знаю, как объяснить.
   - Гер пошёл за Льдом, - я не спрашивала, я была уверена. И кивок Ветра был ожидаем.
   - Ты здесь раньше был?
   - В сарае? - поднял брови Ветер.
   - Да нет же, у Льда? - не сдержала я улыбки.
   - Ветер нельзя убить, - улыбнулся и парень, - но я не из тех, кто любит эксперименты, особенно на своей шкуре.
   - Значит, в гости ко Льду не ходил, - протянула я.
   - А при чём тут Лёд? Это дом Геральда, - чуть удивленно отозвался Ветер.
   Я ошарашенно посмотрела на него:
   - Ты уверен? Ничего не путаешь?
   - Когда я ветром носился, я был здесь. Вернее, и здесь тоже. Помню строительство, и Гера помню, - ворчливо проговорил он.
   Я растерянно замолчала, пытаясь сложить кусочки непоняток, что задевали меня раньше. Лёд пытался сделать меня хозяйкой в доме, когда не удалось, готовил чай сам. Но слишком долго для хозяина, прекрасно знавшего, где что лежит. И эта баночка рябинового варенья, я видела, она сварена совсем недавно. Лёд не обратил на неё внимания, поставил вместе со всеми другими. Так хозяин не делает. И наконец самое главное. В доме не было печки или камина. Почему-то я представляла Льда, отдыхающим в этом, не своём доме от всех, и огонь, напоминавший ему и костры привалов, и бесконечные войны, разумеется, был ему не нужен. Да и не мерз он, Лёд. Другой он, не человек. Когда же я это пойму!
   - Ветер, ты можешь сюда Макса перенести? Того парнишку, что ждет меня внизу?
   - Нет, Зоя, - тут такие заслоны стоят, не мне со Льдом силами меряться, - виновато сказал Ветер, - я сам тут смог пробиться на твой зов только ветром и потом перекинулся. А в человеческом обличии, я даже в дом войти не смогу.
   Это был удар для меня. Я уже стала привыкать к тому, что, если рядом мужчина, даже такой юный, как Макс, он и берет на себя основные тяготы. Откровенно не хотелось отвыкать от этого удивительного чувства защищенности. На какой-то миг я даже поняла Веду. Ты - ценность, тобой восхищаются и берегут. А ты еще и командуешь. В общем, " Слава мне, великой!" Немного напомнило сказку Пушкина про золотую рыбку. Старуха под конец то же хотела власти, уже неограниченной. Кончилось правда всё плохо.
   - Тогда так, обратно к дому сможешь меня перенести?
   - Сейчас? Ты же промокнешь! - он был явно удивлен просьбой.
   - Поверь, это не важно, - отмахнулась я от очевидного, - похоже я знаю, где Гер и, если это так, времени у меня совсем мало.
   - Как прикажешь, госпожа, - чуть поклонился Ветер.
   Я удивленно посмотрела на него, и вот честно, до меня не сразу дошло, что "госпожа" - это я. И раз мне надо, он спорить не будет. Даже неловко стало.
   А мы уже летели или как передать это ощущение? В общем, ничего приятного, как если открыть душ на полный напор и еще лететь ему навстречу. Оказавшись на крыльце, я стала чихать и кашлять, освобождаясь от воды. Ветер же унесся дальше, подхватив с крыльца сброшенную мной куртку, ставшую почти неподъёмной от воды. Он снова стал ветром. А я, войдя, сразу стала стаскивать с себя мокрую тряпку. То, во что превратилось моё платье. Потом был душ, но уже настоящий и горячий. Хотелось еще горячего чая и полежать под теплым одеялом, или вернее перинкой. Согреться и уснуть. А дождь пусть шумит за окнами. Мечты, мечты...
   Закутавшись в большое полотенце, я побрела в спальню. Отсутствие камина сказывалось. Меня познабливало. Почему-то только сейчас я почувствовала, что домом давно не пользовались. И куда раньше смотрела? Ладно, что там, в шкафу еще позаимствовать можно? Высушить волосы толком было и негде, а просто распущенными они будут сохнуть долго. Вздохнув, я кое как заплела влажную косу и скептически оглядела вешалки с несколькими платьями. Нет, ну куда это годиться? Во всех приличных книгах-фентези, героиня в первом томе или учится всему, что надо для волшебной жизни или уже умеет. Я же безнадежное дитя современности не умела ни сражаться, ни плести интриги. Благодаря Максу, а теперь и Ветру, я знала только одно, я не самозванка в этом мире. И не сумашедшая! Это было важно уже для меня. Вот, собственно, и весь багаж.
   Я вздохнула и сняла с вешалки темное платье с длинным рукавом и небольшим вырезом. Дело не в скромности, оно выглядело потеплее других. Обулась в высокие ботиночки на шнуровке, хорошо, что такие оказались в наличии. Потерять туфельку на лестнице сейчас мне было никак нельзя!
   Теперь было важно найти свечи и спички. Зажигалок по понятной причине здесь быть не могло. Неожиданно, в небольшой кладовке, что открылась мне за ранее не открытыми дверями я нашла красивую коробку с витыми свечами красного цвета. Баночка рябинового варенья, красные свечи любви. Ох, Гер... Не опоздать бы мне!
  
  
   "Правда всегда побеждает. Ибо то, что побеждает, всегда оказывается правдой."
   Габриэль Лауб
  
   Дверь в подвал оказалась на первом этаже, что было естественно. Но находилась между дверцами двух стенных шкафов. Немного странно, разве не так? Лестница шла резко вниз и начинала наматывать круги. Как там называется дорога в горах? Серпантин? Так вот эта была штопор! Я держалась одной рукой за стену, а другой несла свечу, мысленно считая ступеньки, где-то читала, что есть такой способ, чтобы не упасть с лестницы. Может и не правда, но я дошла. В смысле ступеньки кончились, наступил коридор. Достаточно широкий для одного человека, каменные не особо сильно обработанные стены и странный желоб на полу. Сейчас он был закрыт широкими мощными досками, по которым я шла, как по тропинке. Огонек моей свечи метался по стенам, показывая, что где-то есть ток воздуха. Но тени на стенах наводили страх. Я прислушивалась, так как сама толком не знала, где искать. А услышав слабый стон обрадованно только что не побежала на него. Угловая камера была закрыта решеткой от пола и до потолка. Ключ висел в коридоре, на крючке. В камере, освещенный зловеще мерцающими углями жаровни на полу лежал Гер. Он был в крови, опять. Почему-то я вместо жалости и сострадания испытала прилив лютой злости. Сорвав ключ, быстро отперла замок и войдя, прошипела змеюкой:
   - И снова здравствуйте.
   Гер вздрогнул, с трудом приоткрыл глаза, а потом неверяще распахнул их;
   - Зоя... Ты?!
   - Я, живой укор твоей совести! Обещал же встретить, а смотри ж ты, опять помираешь! - негодующе заговорила я, - Что на этот раз не так? Кому не угодил? Говорили, что два раза не наказывают даже у эльфов?
   Гер хмыкнул и неожиданно для меня, гибко поднялся. Я растерянно смотрела на него, понимая, что он не валялся в отключке после очередных разборок со Льдом, а просто спал. Вот так, на полу, устроившись у жаровни и и используя вместо подушки согнутую руку. И для него это было, может и неудобно, но явно привычно.
   Я видела Геральда разным: холодным и надменным; почти умирающим и всё же не сдающимся. Но я никогда не видела его таким, опасным. Да, запертый в этой камере, вроде бы беззащитный, он тем не менее казался пойманным хищником, который только и ждет ошибки своего ловца. Одежда на нём была явно не праздничная, а скорее походная, плотно облегающая, пусть и немного порванная, рубашка с распущенной на груди шнуровкой подчеркивала и мощный разворот плеч и мускулистую грудь эльфа. И я впервые посмотрела на него не как на полукнижного героя, а как на мужчину. И даже удивилась тому, насколько он был хорош. А взлохмаченные волосы и следы очередного выяснения отношений на лице хоть и добавляли облику что-то разбойничье, но совсем его не портили. Просто теперь я ясно видела, передо мной действительно воин, притом такой, кого считает врагом сам Лёд. Мне осталось понять только одно - почему?
   - Я тоже рад новой встрече, Зоя. Она неожиданна для меня и потому еще более желанна, - прервал затянувшееся молчание Гер.
   - Разве ты не почувствовал меня? - почему-то смутилась я. Спал себе человек, то есть эльф, а тут я, налетела, накричала.
   - Почувствовал, - после небольшой заминки сказал Гер, но я думал, это морок, или я начинаю сходить с ума. Мы, эльфы, не можем долго находится в замкнутом пространстве, - поморщившись добавил он. - А это, - он провёл по себе рукой, - совсем не то, что ты подумала. Он не наказывал, он решил убить.
   - А ты что? - спросила я, всё еще рассматривая совершенно другого Гера, неожиданно открывшегося мне.
   - Я воспротивился его решению. Я же еще отомстить должен, вот и не получилось у него задуманное, - ровно отозвался эльф.
   - А на сколько не получилось? - осторожно спросила я, - мне тебя по лестнице вверх не поднять.
   - Тебе и не придется, - Геру было явно неловко от создавшейся ситуации, - мы же не сейчас дрались. Я могу идти сам.
   - А стонал тогда почему? - подозрительно спросила я, не показалось же мне!
   - От досады на собственную глупость, - нехотя признался он.
   - Не врешь? - всё же уточнила я.
   Гер сверкнул глазами:
   - Темные эльфы никогда... - начал он.
   - Стоп, - прервала я его. Гер, может хоть ты знаешь, что делать дальше?
   И начала говорить. Рассказывать, что произошло со мной. Всё, что происходило с момента встречи с Максом. Может, я не права. Но это их мир, пусть хоть кто ни будь мне скажет не то "что я должна", а что именно им от меня надо. А то они пока или свои истории рассказывают или чего - то от меня ждут. Но с полки нельзя ничего взять, если ты сам это что-то туда не положил. Наконец я закончила и подняла глаза. Пока я говорила, Гер, слушая меня нашел какую-то тряпицу, и намочив её в кувшине стирал кровь с лица и рук. Поймав мой взгляд, улыбнулся:
   - Даже неловко перед тобой, знал бы что придешь, умылся бы заранее. Просто не ждал гостей. Я ж воин, подобное мне привычно. Но это не для твоих глаз.
   - О чем ты, Геральд, - мне стало неловко, я смотрела на его руки: перецарапанные пальцы, ногти обломаны, костяшки пальцев разбиты не раз и похоже, уже не в драке. Эльф явно пытался выбраться, снова и снова.
   - Я очень рад тебе, Зоя! Очень. Для меня ты - действительно Жизнь. С тобой я вспоминаю зачем она была мне дана, - он ясно взглянул на меня.
   - Подожди, если ты не так уж сильно ранен, то почему всё же не выбрался? - я подозрительно уставилась на эльфа.
   - А как? Лёд специально так сделал, все последствия встречи зажили довольно быстро, но выбраться я не мог, вон руки только разбил. А со злости на себя осталось только и голову! - Гер пожал плечами, - ключ от камеры висел рядом, "видит око, да зуб неймёт", как говорит Ветер. Я знал, что он сюда не проберется, заслоны Льда не пустят. А я здесь буду жить долго. Раньше, очень давно, на этом месте стоял Замок моих предков. Здесь всё так заточено, чтобы потомок жил как можно дольше, если уж сумел добраться, пусть и сильно израненный. А ведь жизнь в клетке, это смерть, растянутая на века. Я сошёл бы с ума. И Лёд наконец успокоился бы.
   Видишь ли, Зоя, то, что ты рассказала мне, то, что он рассказал тебе. Это всё укладывается в понятие правда, а у каждого она своя. Это истина непреложна. А вот она звучит так:
   Когда-то, в незапамятные времена, Эльфы были только Светлыми. Но умели и знали они столько, что все, кому не лень, хотели их поработить. Тогда наша Богиня обратилась к силам Ночи, поскольку в те времена не было у них ни вражды, ни соперничества, и попросила для себя защиту. Обязуясь выбирать себе спутника из созданных Ночью Тёмных эльфов. И разделились они и стали у Темных только Короли, сыновья Светлой богини и Тёмного Эльфа, а у Светлых, соответственно, только Королевы. Их дочери. В общем, всё хорошо было, какое-то время. Потом, естественно, проблемы начались. Власть всегда хочет большего, но одно оставалось неизменным, выбирала всегда Светлая, и через неё передавалась божественная кровь. Мать Льда была такой. Вот только родились у неё не мальчик и девочка, а два сына. А моя мама, Светлая из них выбрала моего отца, а не Льда. Я не знаю, почему на него это произвело такое впечатление, но пережить он не смог. Так я стал сиротой. Но и убить меня у него рука не поднялась. Мама крикнула, что я его сын.
   - А проверить?
   - Как, Зоя? В ваших ДНК лабораториях? Какова степень божественности и процент эльфийской крови? - Гер с досадой посмотрел на меня, - Веришь или нет, но не было ранее таких ситуаций. И кто прав и где правда я не знаю. Из тех, кто присутствовал при инциденте, в живых остался только Лёд. А он не хочет отвечать на вопросы. Предпочитает задавать их сам.
   - Ты затем за ним и пошёл, решил задать вопросы? - скептически уточнила я.
   Гер сверкнул глазами, но быстро справился с собой и молча кивнул.
   - А как же помолвка с его дочерью? Ты любил её?
   - В начале это было логично, - Гер отвечал на первый вопрос, словно не услышав второго, - а потом Лёд сам захотел, чтобы я от неё отступился. Поскольку, если я все же сын его брата, родство слишком близкое. А уж если его, то сама понимаешь, такое недопустимо. А та, другая девушка. Она была совсем из других. Но Лёд не мог согласиться на мой брак. Это значило, я предпочел его дочери кого-то. И признать это ему не позволил стыд и гордость, вот так я оказался виновен во всём.
   - Но то, как он обошелся с тобой, - пережитое мной тогда, страх за жизнь Гера и ужас перед жестокостью Эльфов словно нахлынули на меня.
   Гер подошёл ко мне и мягко взяв меня за руку отвел её от моих губ, которые я машинально прикрыла защитным жестом.
   - Не надо переживать пережитое. Не пили опилки, - успокаивающим тоном проговорил он.
   - Попытаюсь, - я в благодарность чуть сжала его разбитые пальцы, - ты договори.
   Гер кивнул, но руку не убрал, мы так и стояли, держась за руки.
   - Потом в его жизни появилась Веда, они как-то быстро сумели понять друг друга. Власть была им обоим слаще всего. Лёд хотел, чтобы я исчез из жизни, но не хотел быть моим убийцей. Вот всё и затянулось. А потом в моей жизни появилась ты. И стала моим личным ангелом-хранителем. И все, кто так или иначе соприкасались с тобой, словно оттаивали, понимаешь? На пути сюда ты наверняка наткнулась на мёртвый лед? Вот такой была и наша жизнь, внешне все вроде бы нормально. А по-настоящему, внутри, сплошной холод. Лёд еще не понимает, что зима уже не вернется. Раз началась весна с оттепелями и капелью, жизнь вернулась и это необратимо. Ты вернулась, Зоя.
   - Пока я шла сюда, думала шею сломаю или голова закружится, - я заговорила о другом, оторвав взгляд от глаз Гера, смотревших на меня как-то так, что эта зарешеченная каменная комнатка становилась лучшим на земле местом для свиданий.
   Гер усмехнулся моей хитрости, но принял смену темы и ответил:
   - Естественно, это же не для людей строилось. А эльфам привычно.
   - Я думаю, тут должен быть другой выход.
   - Думаешь или знаешь? - Гер вскинул бровь.
   - Сам же сказал, не для людей строили, если бы это был "наш" замок, второй выход был бы точно. Разумеется, тайный.
   - Здесь он то же есть, - кивнул эльф, - но куда идти?
   - Нам надо выбраться. А там помогут и Ветер, и Макс. Нам надо увидеть прошлое и узнать, что за тайна объединяет Льда и Веду.
   - Госпожа, ты хочешь смерти обоим? - прохладно спросил эльф.
   Я растерянно взглянула на него. Геральд привел в порядок одежду и волосы, (просто пройдясь по ним пальцами, как гребнем) и сейчас передо мной стоял телохранитель, полностью готовый к действиям, отрешенный от всего другого. И обращение "Госпожа" лишь подчеркивало это. Нет, так не пойдет. Если мои догадки верны, отрешенным наблюдателем, этаким оружием в ножнах, со мной эльфу не быть.
   - Ты кого имеешь в виду? - на всякий случай уточнила я.
   Эльф вскинул глаза и поняв двусмысленность своей фразы неожиданно для меня рассмеялся.
   - А ведь я не буду удивлен если и Лёд с Ведой поплатятся. Нет, я говорил о Ветре и Максе, кажется? Ты хочешь призвать на земли Льда, он здесь нас всех передушит, как котят. Может, тебя не тронет.
   - Гер, ты сильно головой ударился? Земли, может быть, и Льда. А вот Дом- то твой. Сам же говорил, тут Замок предков стоял? И погибнуть тебе не дали. Может, у вас ритуал какой есть, узнавания или еще чего? Ты вспомни!
   Геральд потемнел лицом и словно отшатнулся от меня. Хотя, куда? Камера была небольшой.
   - Зоя, - глухо заговорил он, - то, что ты говоришь, это реально. Я могу вновь стать Хозяином и Замка, и земель, но это будет значить, что я объявляю себя врагом Льда, а не его вассалом. Опущу подробности, просто поверь, это так.
   - А разве не пришла пора? - негромко спросила я.
   - Зоя, мне бы очень хотелось, правда! Но пока я единственный наследник Темных эльфов. С моей смертью они будут вынуждены или биться до конца, или признать главенство Светлых и стать прислугой и наёмниками.
   - Геральд, тебе решать. Но сейчас именно тот переломный момент, когда время пришло. Веришь мне? Поднимай свой штандарт над замком. Нет? Оставайся мальчиком для битья у Льда. Решать тебе.
   Геральд поднял на меня потемневшие, как грозовая ночь, глаза:
   - Объяснить не хочешь?
   - Нет. Решать тебе, - повторила я, - ты часто называешь меня Жизнью, а она никогда не даёт гарантий. Но жизнь, это всегда движение, тебе пора очнуться от заколдованного сна, Король. Боги: Время, Судьба и Любовь привели меня к тебе, так прими мой дар, прими свою Жизнь. Только свою и проживи её, без оглядки на других. У вас, у каждого жизнь своя. Переплетаясь или расходясь, вы, как нити в вышивке Судьбы. Главное, не потеряться в ней, за другими, понимаешь?
   Геральд застыл, словно превратился в статую. И всё вокруг застыло, даже огоньки в жаровне, казалось, перестали потрескивать.
   - Почему ты назвала меня "Королем"? Ведь мой отец был убит, а меня им не объявили. - каким-то низким, "подземным" голосом задал вопрос Гер.
   - Если бы это было так, Лёд давно бы убил тебя. Но он этого не сделал. И хотя войны идут, он не пытается узурпировать власть. Это значит только одно. Король Тёмных эльфов жив. И живы те, кто помнит и знает, что Король - ты.
   - Мой отец был вторым сыном, Лёд или как его звали раньше, Юстас, должен быть на троне.
   - Да? Тогда почему же он не на нём? Почему пошел в наёмники, пусть и к Богине? Или он, как и Веда, только казались окружающим тем, кем хотели быть. Но никогда ими не являлись?
   - Если всё, как ты говоришь, тогда я - идиот. - медленно проговорил Гер.
   - Нет, Геральд, всё и проще и сложнее, видишь ли, в генах истинных королей всегда присутствует благородство и терпение. Благородство при тебе и останется, а вот терпение?
   - Терпению пришёл конец, - спокойно подтвердил Геральд и улыбнулся, и от этой улыбки меня пробрал озноб. Не хотела я, что бы мне так улыбнулись.
   Гер шагнул ко мне и взял за руку:
   -Что бы не случилось далее, что бы ты не увидела или не услышала, Зоя, никогда меня не бойся. У меня долг жизни перед тобой. Эльфы такого не забывают, а уж Короли тем более. Пусть я и последний Король по крови и по праву, но моя жизнь принадлежит тебе.
   - Размечтался, - буркнула я, но не стала ничего объяснять, и так времени на разговоры много потрачено.
   Гер, видимо уже смирившись с моим характером, не стал задавать вопросов. Вывел меня, всё еще держа за руку, из камеры и идя к лестнице, заговорил:
   - Для объявления себя Королём, мне достаточно поднять штандарт, но я вначале затоплю камин. Сердце каждого Дома у эльфов, это домашний очаг. И не важно. замок это или охотничья избушка.
   - В том доме, куда мы сейчас поднимемся, места для огня нет в принципе. Ни печки, ни камина, - проговорила я.
   Эльф споткнулся на лестнице и пораженно проговорил:
   - Этого не может быть.
   - Не веришь? - даже обиделась я.
   - А? Нет, что ты, Зоя! Я о другом. В своём доме, - Гер выделил голосом слово "свой", разжечь огонь может только Хозяин. Внутри каждого очага лежит такой камень "Сердце Дома", если Род прерывается, мы просто уходим. А в дорогу эльфы берут не мешочек с землёй, а осколок камня. Он зажигает огонь везде, где нам потребуется.
   Мы поднялись по дикой лестнице, и эльф растерянно огляделся:
   - Это, что?
   - Ветер сказал, это твой дом. - ответила я.
   - Многовато иллюзий, - пробормотал Гер.
   - А каково соседям будет, если Замок увидят?
   - Они не увидят, в этом измерении внешне дом будет таким же, - проговорил Гер, - но не внутренне. Я в этом жить не буду!
   - Кухню оставь! - воскликнула я - видя, как Гер начинает водить руками и что-то говорить на гортанном, резком и каком-то опасном, даже на слух, языке.
   Вокруг нас всё поплыло, у меня закружилась голова и я опустилась на пол. А когда очнулась, оказалось, я полулежу в огромном кресле, стоящем рядом с камином, в котором не просто горят дрова, а полыхает пламя. Притом его языки были и ярко - малиновые и оранжевые. А вот искорки на углях иногда вспыхивали и зеленым, и синим. присмотревшись, я увидела, что искорки образуют этакую вязь камней на обруче, напоминающем корону. Она покоилась на камне округлой формы. А то, что я в начале приняла за особенно крупное полено. На самом деле меч в ножнах, судя по тому, как на нём то же играли огоньки. Глаза заслезились, я поморгала и когда снова посмотрела на огонь, ничего подобного уже не увидела. Я стала рассматривать новую обстановку. Каменные стены и пол, были толстенными, явно очень древней постройки. На стенах гобелены чередовались с выбитыми на камне стен изображениями сцен охоты и балов, словно перетекающих друг в друга. Они были словно воспоминания, что тускнели со временем и снова обретали краски по желанию владельца. Необычно, и очень красиво. На полу лежали ковры, что и понятно. Судя по устремившимся вверх полкам с книгами, я была или в библиотеке, или в кабинете Гера. Почему-то вставать и искать хозяина совсем не хотелось, казалось, не только я рассматриваю Замок, а и он - меня.
   Мощная дверь распахнулась, на пороге застыл Гер, или вернее Король Геральд, в одеждах глубокого, синего цвета. Хоть и явно походных. Но он стоял так гордо, что казался изображением на картине, а рама дверей была одновременно и рамой его портрета.
   Я восхищенно улыбнулась ему навстречу. а он очень мило смутился. Я кивнула и указала подбородком на камин.
   - Да, - откликнулся Гер, там находятся атрибуты Королевской власти.
   - Но тогда, на Суде, на голове Льда было что-то похожее?
   - Именно что похожее, но корона может быть только одна, как и король, - Гер прошёл в комнату и присел в кресло напротив, - не считай меня трусом, хотя без тебя я не знаю, рискнул бы на это. Но теперь борьбы не избежать. На данный момент Лёд сильнее меня. А быть убитым, это подвести мой народ.
   - Доставь сюда Ветра и Макса, - вынужденно напомнила я, а там посмотрим.
   Геральд немного странно посмотрел на меня и согласно кивнув, вышел.
   Я всё же встала с гостеприимного кресла и подойдя к стене с барельефом, приложила к ней руку. Нет, узнавания не было. Скорее уважение, но то же такое, удивленное. Я только кивнула, мол, то ли еще будет. И убрала руку, прервав контакт.
  
  
   "Я всегда придерживался той точки зрения, что сначала побежденные должны пережить поражение, а уж потом победители - разоружиться."
   Уинстон Леонард Спенсер Черчилль
  
   А потом дверь снова распахнулась и вошли смеющийся Ветер, очень гордый собой Гер и напряженный Макс. Смелый мальчик, уважаю. Я подошла к нему и взяв за руку увлекла к диванчику на двоих. Заставила сесть и повернувшись к Геру, заговорила.
   - Всё началось с того, что моя Наставница пришла к вам из технического мира. В чём-то правы ваши Ловцы, отлавливая и уничтожая чужих. Самое ценное и опасное в мире, это знания. А умение передвигать Время, это уже запределье.
   - Время. это божественное провидение. Его никто не может подчинить, - нахмурясь, прервал меня Гер.
   - Это вы так считаете, потому что сами придумали себе правила жизни в своём мире. А чужаку, который ищет выгоду ваши правила и законы глубоко безразличны. Уж простите, за резкость. Оговорюсь, сразу. Все тонкости мне и сейчас еще не ясны, но вот что вырисовывается. Ваши могут быть Проводниками, но до определенного возраста. Путешествуют, чтобы набраться знаний и опыта. Так?
   Гер растерянно кивнул:
   - У принцев и высшей аристократии есть такие способности.
   - Только благородство, обязательное в книгах, на деле встречается не у всех. Лёд, а вернее Принц Юстас обладал способностями, но не более. Путешествуя, он неожиданно встречает женщину, будущую Наставницу девочки, в чьих жилах течет кровь памяти Богини Древнего народа. Как они решились открыться друг другу? Не знаю. Но каждый был недоволен тем, как Судьба распорядилась их жизнями. И решили всё изменить. Он был умелым Магом и знал многие Миры. А она была Мудрой женщиной, но не доброй. А мудрость без доброты, это всего лишь хитрость. Интрига начиналась. Долгожительство Тёмных эльфов сыграло против них. Отец - Король был в полном расцвете сил, а Юстас уже был взрослым. Как ты говорил, Геральд? Младший сын становился воином или монахом? К моменту возвращения Юстаса ко двору Отца - короля случилось неожиданное. Родился ты. А вот Юстаса не ждали. Будущим Королём объявили тебя. И возвращения блудного сына - мага, ничего не могло уже изменить. Он то был уверен, что, когда бы не вернулся, трон - его, а тут такое. Я еще раз прошу прощения за то, что причиняю боль своими словами. Но дальше тянуть просто нельзя.
   Всё случилось в ту ночь, какую ты помнишь, Геральд. Только убиты были не близкие друзья Льда и даже не родственники. Ты помнишь лишь то, что тебе вбивали в голову и вынудили запомнить, Гер. Но на самом деле ты видел смерть своих родителей. Но память обладает этим умением, чтобы сохранить рассудок, она набрасывает вуаль забвения на самое страшное. Но помнил не только ты...
   Именно поэтому Юстас, ставший Льдом, принял предложение Веды и стал её охраной. Во-первых, это давало ему ту власть, к которой он так стремился, пусть в землях Темных эльфов шли войны, в других мирах Королем считали его. А во-вторых, он и помогал Веде, ведь о мастерстве его воинов все знали не понаслышке, и присматривал за ней. Доверие слишком редкий товар, почти не встречающийся на рынке тех, кто обрёл власть в обход истинных наследников. Думаю, в начале они были осторожны. Но с годами, уверились в своей безнаказанности. И вот тут о себе снова напомнило Время. В Мире Веды выросла я. А в вашем Мире ты сделал предложение Леде, дочери Льда. Лёд не знал, как поступить. Женись ты и обзаведись наследником, это значило, Тёмные эльфы обретают потомка своего истинного Короля. А откажи, ты можешь выбрать другую. Но результат будет тот же. Он выбрал меньшее из зол. Ты оказался в его отряде, да еще и по своей воле. Опять время терпело, ты был на глазах, но куда бы он тебя не посылал, какие бы сложные задания не приходилось выполнять, гибнуть ты не хотел! Разве не так?
   Я перевела взгляд на Геральда, он сидел в кресле очень прямо, бледный с расширившимися зрачками глаз, словно видел воочию всё, о чём я говорила. А вот Ветер сидел на подлокотнике его кресла и словно невзначай, незаметно поддерживал. И обычно гордый эльф, сейчас безропотно принимал его поддержку.
   - Дальше, - хрипловато то ли попросил, то ли приказал он.
   - Дальше ты встретил Её, неожиданно для себя и я не знаю, где...
   - В лесу. Мой отряд остановился на ночлег, а Карина проезжала мимо. Почему-то она путешествовала одна. И как оказалось, группа негодяев давно её "вела". Был короткий бой. Она хорошо сражалась, но их было многовато для женщины. Не окажись там меня, могло бы закончится плохо для неё, - бесстрастным, деревянным голосом проговорил Гер и замолк.
   Стоило прозвучать имени, как доселе спокойно сидевший и слушавший занимательную историю, Макс, напрягся и даже подался вперед. Я положила руку на плечо парня. А Гер вздрогнул и перевел взгляд на Макса. Но теперь он смотрел пристально и чуть прищурившись, словно что-то вспоминая.
   - Карине давно надоело подчиняться властной матери. Но дара ходить по Мирам у неё не было. Она была девой-воином. Но еще очень юной, чтобы чётко соблюдать все правила и условности своего рода, Древнего Рода Мар, Ведьм-некроманток. Тех, кто работает со смертью и поклоняется убывающей Луне. - продолжила я.
   Судя по удивлению Геральда, явно проступившего на его лице, некоторые сведения о его возлюбленной он узнал только что. А я продолжала:
   - Даже беременность Карины могла ничего изменить в её судьбе, хотя девушка считала иначе. Но когда родился мальчик, терпению её матери пришел конец. Ведь этим Карина могла оборвать династию Мар, и её мать теряла власть. А вот тут вмешалась Веда. Она и подсказала, как избавится от ненужного внука. В начале отправив его в обычную для всех Школу. А потом, зная его нрав, подстроить определенный разговор, подслушанный тобой, Макс. По их задумке, ты должен был убежать и всё. То, что ты выживешь в Мирах, неизвестных тебе, да еще и окажешься Путешественником во времени, они и представить себе не могли. Они ведь так и не узнали, кто был первой любовью Карины. С глаз долой, из сердца - вон. А как оказалось, зря.
   - А Веде-то что с того? - спросил уже Ветер.
   - Раскол, - отозвалась я, - Мары перестали быть частью целого. Ушли в тень. Лёд полностью оттеснил Велеса, хотя своим охранником Веда все же сделала Бера. Но мальчик скорее стал её игрушкой, чем хранителем. Ветер был изгнан, а ведь Приграничью без гонца никак нельзя. И они полностью уверились в своей правоте и безнаказанности. Создали своё государство в государстве. Так всё и шло. До поры, до времени. Но неспокойно всё же было. Карина, когда стала матерью во второй раз, возможно стала жалеть об отказе от сына. Кто знает? Но на контакты ни с кем не шла, пока. Веда всё же решила подстраховаться. Бер должен был нейтрализовать меня. Когда не получилось, произошла встреча с Гером. В лесу. Потом, тот скандал.
   - Если бы не ты, я бы умер, и у них всё получилось бы, - проговорил Гер.
   Я покачала головой:
   - Марьянка попросила меня найти её брата. А Бер давно искал Ветра, - это, как вода, она начинает искать лазейки, потом находит и сразу несколько. Ручейки становятся всё полноводней, собираются вместе и превращаются в поток. А его уже не остановить. Время пришло.
   Геральд поднялся. Встал и Макс. Я переглянулась с Ветром. Эти двое были удивительно похожи и статью, и чертами лиц. Только волосы Геральда лежали на плечах лунным серебром. А смоляные кудри Макса выдавали характер неугомонного парня. Ветер хотел что-то сказать, но я приложила палец к губам и качнула головой в сторону двери. Им надо побыть наедине. Кто знает, что ждет нас завтра?
   Утро застало меня в роскошных покоях. Спальня была в полном смысле слова, Королевской, и явно принадлежала Геру. У камина, в кресле сидел Ветер и поглядывал на меня с веселым интересом. Увидев, что я открыла глаза он привстал:
   - Я есть хочу! - сообщил он, как самое важное.
   - Как они?
   - Проговорили всю ночь, и до сих пор говорят, - махнул он рукой, - а вот я...
   - Хочешь есть, я помню. И всё же, Ветер, что теперь будет?
   Он сразу стал серьезным, пожал плечами:
   - Я не знаю, честно. Но схватка будет и чем скорее, тем лучше. Наболело, знаешь ли.
   Дверь в комнату распахнулась, Гер, стоящий на пороге поражал богатством одежд и короной. Я растеряно смотрела, не понимая, в честь чего такой парад.
   - Разумеется, я верил тебе, Зоя, но никак не мог решится достать корону и меч. Если бы ты всё же ошибалась, я бы сгорел заживо. Макс показал мне прошлое, немного, но самое важное для меня. Так что, благодаря тебе, я обрел сына, а благодаря ему стал Королем. Королевство Темных эльфов в долгу перед тобой, и за Короля, и за Принца. Теперь нам надо объявить об этом там, у тебя. Ведь на мои земли Юстасу отныне дорога закрыта. А он еще жив.
   Я вскинула глаза на Гера:
   - Я не хочу тебя потерять.
   - Зоя, - эльф мягко улыбнулся, прежде всего я - воин. И, просто обязан сразится за свою честь и отомстить за смерть моих родителей. Прости.
   Я глубоко вздохнула, и только кивнула. Ничего не поделать, я тут гость. И не мне диктовать порядки.
   Перенести нас взялся Ветер. А я всё смотрела на Макса и Гера. То тот, то другой вскидывали на меня виноватые глаза, но оторваться друг от друга просто не могли. А я только диву давалась, как много общего оказалось в судьбах отца и сына.
   По воле Ветра мы оказались на поле для тренировок и именно тогда, когда там был Лёд со своим отрядом, Веда со своим и еще многие, кого я просто не знала. Заговорил Геральд. А когда закончил, что-то странное произошло в воздухе, стылый зимний день стал на глазах превращаться в весенний.
   - Разрублена закольцовка, время сново пошло своим чередом, - стылым голосом, таким же как совсем недавно был день, проговорил Лёд и посмотрев на меня в упор, исчез. Я перевела растерянный взгляд на Гера.
   - Я найду его, Зоя, теперь это семейные дела, - покачал головой эльф, - мы сами разберемся.
   Я пожала плечами и отошла от всех, наблюдая за ними со стороны. Обиды не было, было какое-то странное чувство, но я его хорошо знала по той своей жизни, когда мой супруг занимался своими, разумеется, очень важными делами. Но мне места в них не было. Почему-то здесь я поверила, что будет по-другому. Моя значимость для Гера, Макса и Ветра будет само собой разумеющаяся. А оказалось, что нет. Сейчас они были вместе, но без меня. Я расстроенно отвернулась. Они совещались в пол голоса, в общем, мы все пропустили тот миг, когда Веда, рванулась ко мне и в сильном броске что-то в меня метнула, сопровождая бросок каким-то заклинанием, которое она прокричала хриплым голосом. Из моей охраны среагировать не успел никто. Они были всего в нескольких шагах, но это оказалось слишком далеко.
   - Бер! - закричала я отчаянно и кинулась к закрывшему меня собой, в прыжке, парню. Подбежала и упав на колени приподняла его голову от земли.
   Он невероятно устало, словно нехотя, приоткрыл глаза:
   - Вот и всё. Само решилось... - тихо отозвался он.
   Губы Бера явно силились что-то произнести, я наклонилась совсем близко:
   - Я - Кеша, для тебя..., - проговорил он в последнем усилии и закрыл глаза.
   И вот я стою перед парнем на коленях, вцепившись в его руку, вначале горячую, а потом холодеющую в моих руках и сквозь слезы только и шепчу:
   - Зачем ты, Бер, зачем?
   А потом были грустные проводы Бера, и не менее грустные Веды. Ведь для многих именно она была Макошью много лет. Просто сейчас, после раскольцовки времени, она умерла почти сразу. Люди столько не живут. Кстати, именно её смерть, когда она на глазах у всех, из цветущей женщины превратилась в маленькую, сгорбленую, дряхлую старушку, и показала окружающим, что она была самозванкой.
   Геральд пытался со мной поговорить, но я отказалась. Как не хотела видеть и Макса. Рядом был Ветер, но в другой ипостаси, и его прогнать я просто не могла. Знаю, что Геральд и Макс встретились с Кариной и Марьянкой. Все же мне удалось сдержать слово, брата я ей нашла! А потом Геральд собирался вернутся в своё, вновь обретенное королевство, ведь ему еще предстоит встреча с братом. А Максу, Принцу Максимилиану, как не крути надо окончить Цитадель. Так нашёптывал мне Ветер, хотя я и не спрашивала.
   А к вечеру следующего дня я обнаружила в своём домике, где пряталась ото всех, демонстративно громко хлопнув дверью, свою одежду. Ту, моего Мира. И переодевшись, растерянно достала из кармана брошь - гроздь рябины, целую. Но теперь я точно знала, что надо делать и задала точные параметры перехода, судя по тому, что оказалась у книжного магазина, от которого и начались мои приключения. Оглядевшись, я поняла, что Время снова играет со мной в свою любимую игру: "докажи себе, что это было." Вокруг всё было неизменно, изменилась лишь я, снова...
   Медленно шагая в сторону своего дома, я думала о том, что теперь, когда я выполнила всё, о чём говорила мне Роуэн, у меня есть право выбирать, как дальше сложится моя жизнь. Буду ли я собирать Отряд Макоши в новом составе или плотно закрыв за собой калитку, уходя, я заброшу за неё и ключ. Этого я пока не решила, но одно я знала точно, то, что наступающие выходные потрачу на поиски черного котенка. Я обязательно найду его, возьму к себе и назову Кешей.
  
  
   "Очень много людей пропадает без вести при переходе от слов к делу."
   Белые буквы на черном фоне Љ17821
  
   Вернувшись к своей обычной, и привычной жизни я старалась ни о чём не вспоминать. Жить только здесь и сейчас. Не думать оказалось мучительнее всего. Оказывается, наши мысли всегда, или впереди нас, или позади. Пришлось загрузить себя работой, что называется, "по полной", а дома я начала генеральную уборку, "на встречу весне". Идея была не нова, надо выматывать себя так, чтобы не видеть снов или не помнить их. К началу лета кроме текучки на работе дел не осталось, к тому же девочки разошлись по отпускам и мне было не отвлечься на разговоры. Тогда я негодуя на себя и стала возвращаться мыслями к произошедшему, но как ни растравляла обиды перед собой лукавить было глупо. Не права была всё же я. А когда летним утром я увидела на траве изморозь, этаким неназойливым напоминанием о невыполненных обещаниях, пришлось сдаться.
   Отойдя от окна, я оделась и вышла во двор, пустынный и холодный, было так рано, что даже не пели птицы. Что ж, наверняка и соседи не выглянут в окно в такую рань. поёживаясь, я присела на скамейку, ожидая, кто же придет "парламентёром", хотя, как мне казалось, ответ был очевиден. Лёд не подвёл, неожиданно появился ниоткуда и решительно шагнул ко мне.
   Я хмуро глянула: странно, одет как наши мужчины - куртка, брюки.
   - Что бы не привлекать внимание, это морок, - в полголоса пояснил он, подходя.
   - А без него, "на престоле и в венце, с грустной думой на лице"? - ехидно процитировала я из пушкинского "Царя Салтана".
   - А без него оружие видно, у вас это не принято, а я без него не хожу, - обстоятельно просветил он, в ответ на мой недоуменный взгляд.
   - Почему? У нас тоже носят, - отозвалась я.
   - Носить и уметь пользоваться, это одно, а использовать с толком, это совсем другое. Нас почти с детства учат думать, прежде чем за него хвататься, иначе им и убить можно - недобро усмехнулся он.
   Мы помолчали. Но, как не странно, первым не выдержал Лёд:
   - Зоя, ты что творишь? - каким-то расстроенным голосом начал он.
   - Чем не угодила на этот раз? - вяло откликнулась я.
   - Зачем ты решила причинить случайное тепло?
   Тут я, что называется, растерялась от услышанного, полностью повернулась к нему и растерянно переспросила:
   - Что я сделала?
   - В твоём Мире все люди ищут руку, за которую можно держаться. В вашем интернете они придумывают и пишут себе новую жизнь, надеясь, что этим подарят себе новые чувства. Тот, твой новый знакомый, зачем он?
   - Ты следил за мной? - я просто отказывалась верить в услышанное.
   - Ты стоишь на грани миров, тем самым, не давая нам закрыться. Мы не можем просто так отказаться от Макоши... Ты никак не решишь, что же хочешь, мы вынуждены ждать. Так что, мы не следим, мы страхуем. Ведь так и не ясно, что от тебя ждать.
   - Муж долго не возвращается, - тихо пожаловалась я, - а поговорить хочется, я раньше никогда так не знакомилась, а тут почему-то показалось, что я знаю этого человека. И он что-то подобное испытал, сам сказал. Но потом. Понимаешь, я горжусь тем, кем оказалась. Я - Ведающая. Хранительница традиций. Пусть сейчас это и сократилось до "ведьмы", но смысл тот же. А он сразу на попятный, что-то про крещение, и вообще "изыди, сатана". То ли трус, то ли... - я сама не знала, как описать случайное, мимолетное знакомство в интернете, которое вначале так обрадовало умным и понятливым собеседником, а потом, словно холодной водой в лицо, отрезвило его испугом.
   - Вот я и говорю, решай уже. Ты поневоле притягиваешь тех, кто когда-то или оберегал таких, как ты. Или, что намного хуже, да и опасней - искал, чтобы уничтожить.
   Стало холоднее, я повела плечами:
   - Может, в квартиру поднимемся? Она моя, - не удержалась я от подколки.
   Лёд неожиданно растерялся, как-то недоуменно посмотрел на меня, а потом словно уточняя, спросил:
   - Я настолько сильно тебя обидел, что ты хочешь моей смерти, иначе никак?
   Я растерялась:
   - Почему? Я замерзла и хотела пригласить тебя в свой дом. Бер заходил, живым вернулся, тогда...
   - А. Это проще, - непонятно отозвался Лёд, небрежным жестом достал "из ниоткуда" узкий кинжал и полоснув себя по ладони стряхнул капли крови на землю.
   У меня горло перехватило от страха.
   - Ты что делаешь?
   Он взглянул на меня:
   - Плачу за дерзость. Переступить порог дома Хранителя иначе нельзя. Кровь - цена жизни. Или я добровольно отдам, показывая кто я. Или он явится и заберет уже всю. Его право.
   - Лёд, ты о чём, какой Хранитель?
   - Это, ещё одно, то что тебе надо знать. Вернее, уже можно. Далее скрывать нет смысла. Орден Хранителей, это мужчины, которые в предыдущих жизнях погубили ведьму, по религиозным или любым другим соображениям. Но потом осознали, что вместе с беспомощной женщиной они погубили и колоссальный, зачастую невосполнимый пласт знаний и умений. Ведьм одинаковых не бывает. И никто это заново не восстановит. Мужчина может быть магом, но ведающим ему не стать никогда. А вот женщина, она ведьма по крови, и, если захочет, станет магом по образованию. Но, ей никогда не быть воином. Поэтому должен быть Страж, тот кто будет оберегать. Конечно, есть и Мары, ведьмы смерти. Но это только ответвление. Сейчас речь идет о таких, как ты. Страж может появиться только когда ведьма не только поняла, а и приняла свою силу. А до того момента её хранит Хранитель. Прости за тавтологию.
   - А если ведьма понимает, но не принимает свою силу? - враз севшим голосом уточнила я.
   - Тогда Хранитель при ней так и остаётся. Или с ней, как с женой. Но это если ему повезет. Любовь штука коварная. Но ты своим выходом в интернет открыла себя, не знаю, что там за парень, может просто решил, что ты с головой не дружишь, или флиртуешь. Но есть и другие. А ты о себе уже заявила.
   - Да я просто поболтала, и потом мы расстались, и вряд ли еще когда пересечемся, - я не на шутку расстроилась.
   - Страх, Зоя. Это очень серьёзный посыл к действию. Тобой всегда движет любовь и желание помочь, ты истинная Макошь. Ты ведешь себя так, как ожидается от тебя. Но ожидается нами, там, а здесь... Ты проецируешь своё отношение на тех, кто не способен ни понять, ни оценить. И тем самым, представляешь опасность, Зоя. И для себя, и для своего Хранителя, и для нас.
   Но что бы тебе было понятнее, давай я поясню на примере, в вашем Мире верхушка инквизиции состояла из образованных мужчин, которые не могли согласиться с тем, что женщины их сильнее. Не желая понять, что Сила разная. Они не хотели ничего знать о весах Мироздания. О женском и мужском начале и всё в таком роде, они просто хотели власти. Абсолютной. А так не бывает. Ведь если у Света убрать Тьму, он просто испепелит всё живое. И только. Но для понимания этого нужна мудрость, а не войны. Магистры и Мессиры многих Орденов до сих пор считают по-другому. Этакая гордость всезнайства. Видишь ли, учёный может многое помнить, но только мудрый - правильно жить. Потому существуем мы. Но когда начинаешь чувствовать себя Богом, очень трудно остановиться - неожиданно добавил он, словно враз переключаясь на совсем другую тему.
   Лёд неожиданно закаменел лицом, а вот в глазах стены не было, они стали полны такой, осенней тоски, когда смотришь в окно, а там холодный дождь и всё.
   - Что еще случилось? - не выдержала я.
   - Откат, Зоя, у нас это так называется, по-твоему - за всё надо платить. Как же горька чаша с вином одиночества, - неожиданно вырвалось у него, - ведь выбор, это не только то, что ты выбираешь, это еще и то, от чего ты отказываешься.
   Я с трудом вынырнула из ранее услышанных откровений, которые просто потрясли меня и посмотрела не него. Сейчас передо мной стоял не воин - герой и не Бог войны или как там он звался в пантеоне? Усталый, запутавшийся в нитях собственных интриг и потерь и обиженный на весь свет мальчишка. Как Лёд назвал меня? Истинная Макошь? Я вздохнула и встав со скамейки взяла его за руку.
   - Пойдём.
   И он послушно потопал за мной.
   Войдя в квартиру, я включила свет. Было как-то странно темно, даже для столь раннего утра, и тут же натолкнулась на вопросительный взгляд Кеши, моего кота.
   Тогда, вернувшись, я почти сразу сделала то, что обещала себе. Несколько дней я искала Кешу, бездомного котенка, что просила у Судьбы. Странно, но на тот момент мне несколько дней вообще ни одна кошка не попалась на глаза. А потом, когда я просто шла домой, он сидел у подъезда. Черный, маленький, но полный своего, кошачьего достоинства. Ведь едва я внесла его в квартиру, прежде чем начать исследовать жилплощадь, он сел на пороге и умылся, пожелав в новую жизнь отправится с чистенькой мордочкой. Тогда я и рассмотрела, что на черной грудке моего найденыша оказалось белое пятнышко, "поцелуй ангела", как я прочла позже. Оказывается, было и такое. В то, тёмное время, когда черных кошек обвиняли за дела хозяек, это белое пятнышко служило индульгенцией. Охранным знаком для вот таких "чернышей", их не трогали.
   У Кеши болела задняя лапка и вылечив, я еще долго её массировала, разминая и согревая крохотные пальчики (на каждом - коготок!), кошачьего ребенка. В общем, он был тем, кто на время полностью завладел не только моим временем, а и мыслями.
   Сейчас Кеша был уже подросточком, и у него стали отрастать, конечно, еще не роскошные кошачьи штаны, а так, смешные трусики, которые он нам и продемонстрировал, уходя вглубь квартиры и тем самым открывая дорогу, правда, предварительно выслушав то, что сказал ему Лёд и в отличии от меня, явно поняв сказанное. Я только плечами пожала, и введя гостя за собой сразу устроила его на кухне.
   - Я не голоден... - попытался воспротивится Лёд, но тут уж я была, что называется на своей земле.
   - Говорить будешь, когда спрошу, а сейчас - ешь! Понятно?
   - Так точно, - устало усмехнулся гость.
   В начале словно через силу, а потом всё с большим аппетитом Лёд стал есть. А я видела, он не ел давно, видно не до того ему было или кормить некому? Когда вместе с большой чашкой чая он машинально доел и все конфеты из вазочки и растерянно уставился на горстку оберток я снова налила ему полную чашку, пригубила, проверяя насколько горячо и добавила мёд. Поскольку конфеты кончились. А потом твердо взглянув ему в глаза не терпящим возражений тоном сказала:
   - А вот теперь рассказывай!
   - Как прикажешь, госпожа, - отозвался он. А я только внутренне поёжилась от такого обращения, но не давая себя сбить, приготовилась слушать.
   - Я не лгал тебе, Зоя, никогда не лгал, - начал Лёд, - я просто недоговаривал, а ты не уточняла, потому что не знала, что надо уточнять. Это было удобно, мне. И из-за этого я сейчас буду вынужден вернуться в своё прошлое, поскольку второй раз допущенная ошибка - это, уже не ошибка, а выбор. Геральд часто тебе говорил, в ответ на твои вопросы - "Мы - эльфы", считая, что этим всё объяснил. Я скажу проще, мы - не люди, внешне мы довольно похожи на вас, но мы другие. Вам удобно было называть нас Богами. Пусть. Я только единожды напомню тебе, что един только Творец. А мы - всего лишь производное его фантазии. Но, не в этом суть. Как не старайся сделать всё правильно, твоя правильность может не оказаться наилучшей. Сумбурно говорю, прости. Уж больно не хочется признавать свои ошибки.
   - У каждого своя правда? Ты об этом? - тихонько попыталась я помочь.
   - Правд много, истинна одна, - горько усмехнулся Лёд. - Зоя, вот тебе одно из знаний Бога - истинна многогранна! Понимаешь? Как только ты уверился в своей правоте и отполировал грань, она возьми и повернись другой!
   Лёд досадливо хлопнул себя по колену и что-то прибавил, в ответ на его фразу раздалось шипение. Я вздрогнула от неожиданности, на пороге кухни сидел Кеша, и негодующе шипел на гостя.
   - Прости, сорвалось, - сказал Лёд коту, и встав со стула, присел перед ним на корточки.
   Кеша передернул шкуркой. Лёд покачал головой и протянул к котенку раскрытую ладонь. Тот вздернул мордочку, но всё же нехотя положил на неё лапку, совсем потерявшуюся в руке Льда. Я потрясенно смотрела на происходящее. Закончив примирение Лёд не встал, а наоборот, уселся рядом с котом, привалившись к стене. Я не стала ничего спрашивать, может действительно, ему так удобнее, чем на моем шатком стуле?
   - Видишь ли - заговорил он снова, обращаясь уже ко мне - когда у нас в правящем семействе рождаются сразу два мальчика, да еще погодки, кто будет править решает не старшинство, а способности. Геральд Второй, мой брат, отец нынешнего Гера, или не отец? Короче, на тот момент его качества и способности были нужнее королевству, чем мои. А я попал В Школу.
   - Школу Богов? - неверяще абсурдности услышанного переспросила я.
   Лёд кивнул и усмехнулся:
   - Ты помнишь, с чего я начал разговор? Попробуй посмотреть моими глазами, Зоя, пожалуйста. Твои далекие предки это умели. Они воспринимали нас, как старших, более опытных в силу умений и знаний, но всё же людей. Пусть мы и не люди, в твоём понимании. Попробуй! Иначе разговора у нас не получится. В вашем нынешнем трактовании Боги не ошибаются, всё зная наперед. А ведь это не так. Чтобы учится управлять Королевством, брату надлежало оставаться в нем, а я покинул дом и оказался среди подобных себе, несостоявшихся правителей. Растерянных. Озлобленных. Ненавидящих. Мы должны были, кроме обычных дисциплин и боёвок, надеюсь ты понимаешь, что никто не рождается с готовыми умениями, даже "Боги"?
   Я кивнула и Лёд продолжил:
   - Мы должны были еще познать чувства, чтобы уметь их ими пользоваться. Чем сильнее переживания. Чем больше сумеешь пережить, и не сломаться, тем сильнее разовьется твой дар магии. Кем бы ты потом не стал. Ложь, Иллюзии. Обман близких и тех, кого хотел считать друзьями. Ненавидь, презирай, люби. Добивайся. Гори чувствами, которые выжигают тебя дотла, а потом встань и иди, ведь ты у себя один и только тебе есть до себя дело. А ты говоришь, Боги... Мы просто выжившие там, где вам еще только придется пройти. В общем, перед выпуском я съездил домой. Мне не особо понравилось, как брат вел дела. Но он был уже провозглашенным Королем, а я просто родственник. А вот его жена... Мы действительно оба были в неё влюблены. Но девушка выбрала Принца, будущего Короля. Кто бы поступил по-другому? Но видимо, она то же что-то чувствовала. И потом, когда я нашел и забрал Гера, мы с ним часто не находили взаимопонимания, так правильно?
   - Нашла коса на камень, - подсказала я.
   Лёд только хмыкнул и передернул плечами, словно услышал звук косы...
   - А потом нас выпустили, и каждому предстояло решение его дальнейшей жизни, а оно довольно прозаично, куда идти и кого с собой брать? Кого или что, даже у юности есть багаж, понимаешь? Кому-то из нас посчастливилось уехать домой. А я даже войну начать тогда не мог. Нужна же Армия, да что там, пусть и просто Отряд. А на это нужны деньги. Знаешь, сколько нас, таких Богов? Позабытых, или невостребованных? Много, Зоя. И мы сами по себе мало на что способны. Это расплата за себя, такого необыкновенного. Там, где обитали забытые боги я и оказался. Больше идти было некуда. А еще мы долгоживущие. Я не "давлю на жалость", Зоя. Как у вас говорят, я просто честно объясняю, почему, когда Веда, твоя несостоявшаяся Наставница случайно оказалась у нас, я вцепился в эту случайность зубами. У нас бытует мнение, что раз в жизни Богиня Судьба преподносит тебе свой Дар, Подарок Судьбы. Главное, его не проморгать! Ведь никто тебе не скажет, что это он. И не знаешь, что это будет, человек, встреча или вообще, предмет какой. Но когда Веда появилась, я решил действовать.
   Я машинально коснулась амулета Макоши, что всегда, с момента обретения, носила на шее. Подарок Судьбы. Надеюсь, я всё же не ошиблась с "узнаванием". А Лёд между тем продолжал:
   - Знал ли я, что она самозванка? Конечно! Но это был мой шанс. Понимаешь? Мой шанс на жизнь, а не прозябание в глубинах памяти ноосферы, или как вы называете Память Планеты? Ведь в каждом доме есть такой чердак или подвал, со старыми бумагами, книгами и игрушками. Конечно, ты можешь сказать, что выбор есть всегда? Разумеется, у меня он то же был. Или прозябание не известно сколько времени, а ведь мы, как ни крути, из долгожителей! Или... А я хотел жить! В итоге мы проговорили с ней много часов, она полностью понимала на что идет, как и я. Могло и не получится. Ведь раньше у Макоши был Велес. Лёд или Лют, божество древнее, как смерть и он сам смерть. Обычно Макошь его избегает. Но он тогда был далеко, а она и не звала. Мы договорились. А дальше всё пошло по нарастающей, и далеко не всегда так, как задумывалось. Но Веда была коварна и любила власть. А я не просто умел убивать. Я уничтожал. Мертвый Лёд. Но для меня это была жизнь. Почему Велес не вмешался? Всё просто, Зоя. Всегда выбирает женщина, как бы мужчины не тешили себя мыслями о собственном выборе. Увы, это не так. Ей я служил истово, да от меня особо ничего не требовалось. Так, постоять с грозным видом. И прав твой Макс, если что, я бы с землёй сровнял всех и вся. Ведь это была бы угроза и мне. А я уже привык быть Богом.
   - И что же дальше?
   - Жизнь, Зоя. Она берет своё. Стали подрастать дети. И пусть мы с Ведой были убеждены, что всё под контролем, мы всё же ошиблись. Веда была уверена, что Бер честен, и по чести исполнит свой долг. А честь для него оказалась просто набором внушенных с детства понятий. А вот влюбленность в тебя, оказалась, сильнее вбитых догм. Он выбрал тебя сердцем, почувствовал, узнал. И именно это узнавание дало ему право переступить через все навязанные ему клятвы. Вот, так всё и произошло. А теперь вопрос, что дальше, Зоя? Ведь там, в том узле Приграничья, не просто нет Макоши, там нет и Отряда. Скоро об этом узнают. Понимаешь?
   - Кто такой Хранитель? - спросила я, в упор смотря на Льда.
   - Это, тот, кто бережет в силу своих умений и способностей, но не вмешивается, - сразу ответил Лёд.
   - Почему?! - у меня от обиды даже губы задрожали.
   - Жить хочет, - угрюмо отозвался Лёд, - он из "наших", может только то, что разрешено. Но ты, это просто ходячая катастрофа, как мы с Ведой упустили, за кого ты замуж вышла!
   - В смысле?
   - Хранитель, он скорее друг, желательно старший. Или родственник, дальний. Присматривает, помогает в основном на словах. А ты мало того, что сама его нашла, так и замуж вышла. В общем, нарушено всё, что можно и нельзя.
   - Потому и детей нет? - не выдержала я и озвучила свою застарелую боль.
   - И не может быть, Зоя, - неожиданно мягко отозвался Лёд, - Вы настолько разные, что ребенок будет нежизнеспособным, понимаешь? И внешне, и внутренне. Да еще интерес к вам будет со стороны врачей и не только.
   - А говорят, наоборот, чем лучше гены, тем ребенок талантливей! - отчаянно проговорила я.
   - Родители должны быть из одного племени, иначе будет всё наоборот. Ваши генетики недавно до этого дошли, а ведь это всегда знали, любую сваху спроси, - нехотя проговорил Лёд.
   - Хорошо, - сдалась я, - а мой... Хранитель, он как на меня вышел? Тоже по заданию?
   - Гнев и боль плохие союзники, Зоя. Услышь меня! Ты сама его нашла. Случайно, насколько я понимаю, а он тебя заметил. Узнал. Ты же и не скрываешься.
   - Я не понимаю.
   - Глаза. В твоём варианте это не зеркало души, в котором отражается смотрящий и зачастую любуется собой. А окна, за которыми бездонный потенциал, скрытый от тебя самой. Именно по ним и узнал тебя Бер. Твои глаза, это глаза истиной Макоши, бездонные и чувственные, ты смотришь и время замирает, стараясь не мешать, не спугнуть чудо узнавания родственных душ. Ты правильно искала. Вашу встречу с Хранителем можно назвать "кармическим браком", но всё же это немного не то. Прости, но более глубоко мне не объяснить. Это не моя специализация, я всё же воин.
   Я кивнула и отошла к окну. Все так или иначе вставало на свои места. Я всегда хотела знать. Но никто не обещал, что знание принесет радость. Но неужели он не мог мне сказать, не привыкай ко мне, я не навсегда? Хотя муж всегда повторял, что время для счастья, это сейчас, а место для него - здесь. А я сердилась на него за это " сейчас", хотела строить планы. Что ж, он был со мной честен, как мог. Не окрыляйте тех, с кем не собираетесь летать. Это я убеждала себя, и его заодно, что из маленьких радостей можно создать вполне приличное счастье. Что же, наверное, правильно говорят, не ищи ответа, он сам найдет тебя, когда будешь готова. Я усмехнулась сама себе. Жизнь, как же ты сложна! Хотя никто и не говорил, что будет легко, просто пообещали, что это того стоит. Ладно, как говорится, спасибо прошлому, что научило меня многому.
   - Что там сейчас? - спросила я, круто развернувшись.
   Лёд понял вопрос, без уточнений.
   - Скоро Купальская ночь, это их праздник, так что все заняты. А что будет потом, зависит от тебя. Если всё же решишь вернутся, помни, тебе нужен Страж, желательно из местных, что бы не только спину прикрывал, но и знал, что к чему.
   - Ты?...
   - Нет! Однозначно. Если совсем плохо будет, зови. Приду, обещаю. Но в силу сложившихся обстоятельств в живых останешься только ты. Я - Лют, и это навсегда.
   - Каких обстоятельств? - не поняла я.
   - Время. Ты разрубила кольцо, и оно вновь начало движение в жизнях тех, кому ты обещала помочь. Геральд стал Королём темных эльфов, по праву рождения. А свои магические таланты и воинские парень унаследовал от отца и дяди или наоборот. Кому какое дело. Кровь то одна. Максимилиан доучивается, а после выберет сам, что хочет делать. Теперь у парня руки развязаны. Геральд его признал, а ссорится с Принцем Тёмных эльфов, это не над брошенным сиротой воду варить. Сама понимаешь. Парень оказался не промах, такую бучу тогда у Мар поднял. Разругались они там все, но Карина оказалась слабым звеном, сбежала в один из Миров. Искать не стали. Так что Командиром там теперь Марьянка. Сильная девочка, в бабку пошла. Вот и все новости.
   Я ошарашенно смотрела на Льда, ничего себе, таким "телеграфным текстом " и столько всего.
   - Пора мне, Зоя. - неожиданно проговорил Лёд - Всё что хотел сказать, сказал. Ты услышала. Да и Хранитель твой уже близко, негоже в гостях засиживаться, особенно когда тебя не звали. Дальше наши пути расходятся. Но ты зови, если надумаешь устроить конец света, репетиция у тебя хорошо прошла, Командира-Крокодила.
   Лёд шагнул к окну, распахнул обе створки и легко вскочив на подоконник исчез порывом ветра. Я захлопнула окно, смотря как исчезает на глазах иней. А потом пошел дождь. Тихий и тёплый. А по стеклу бежали капли, так похожие на слезы по тому, что ушло и никогда не вернётся. По-настоящему, вмиг ставшему прошлым. И я неожиданно поняла, почему в дождь хорошо начинать дорогу, хотя и странно вроде. Когда на улице дождь, твоих слёз прощания видно не будет. Дождь скроет и их, и твои следы. Что бы никто с черными мыслями не сказал что-то во след. Мудрость предков, их память. Неужели я смогу отказаться стать Хранительницей памяти Макоши? Перечеркнуть всё, что сделали или не сделали мои предшественницы? Пусть сердце решает кого любить, но судьба решает с кем быть. А знание придет само, когда наступит время.
   - Мяу? - спросил Кеша, возникая ниоткуда.
   Я присела и взяла его на руки.
   - Я попробую оформить отпуск, не осенью, а летом. Вдруг получится? И тогда мы с тобой поедем на дачу или не совсем дачу. В общем, сам всё увидишь, хорошо?
   Кеша кивнул и боднул меня в подбородок. Кивающий кот? Нет, отпуск мне точно не повредит!
   А потом случилось то, чего я боялась. В замке повернулся ключ. Я встретила своего Хранителя почти на пороге, но не кинулась на шею, радуясь долгожданной встрече, а только испытующе посмотрела в глаза.
   - Ты всегда знал? - спросила, не размениваясь на "здравствуй" и "с приездом".
   Он спокойно выдержал мой взгляд. Небрежным движением плеча сбрасывая под ноги рюкзак. Хоть и не нравилась мне эта мода, но что-то трогало меня, как женщину в этом движении: широкие, сильные плечи и тяжелая поклажа, так легко и небрежно скинутая. Может, память предков говорила?
   - Знал. - наконец разбил повисшую тишину негромкий, такой знакомый голос, - знал, но не всегда. Наша встреча была случайной, я только закончил разработку с тогдашним моим опекаемым и передал его дальше. Ты появилась неожиданно и была уверена, что знаешь меня. Это было так забавно, твои воспоминания, и твоя уверенность в своей правоте. И эта история о кармическом браке. Я долго не принимал её в серьёз, знал, что ты из "спящих", опекал тебя, но не более. А в одну из моих командировок судьба столкнула меня с Лютом снова. Мы давно знаем друг друга. Как-то засиделись вечером, и он мне рассказал о женщине, которая за очень короткое время сумела поставить на уши целое Приграничье, и за право быть её охраной готовы сразиться Король Темных эльфов и Путешественник во времени. Я искренне дивился. А потом он назвал имя.
   - Зоя... - низко и глубоко произнес он, продолжая - Знаешь, я понял, что речь идет о тебе практически сразу. Понял, и это стало словно пропуском в мою память. Я стал вспоминать то, что ты говорила о наших встречах раньше, но видел это уже своими глазами, понимаешь? Я был рад этим воспоминаниям, думал о том, что стоит тебе рассказать. Но когда приехал, и мы снова встретились. Понимаешь, Зоя, я - Хранитель уже давно. И сразу вижу, когда мой подопечный "проснулся". Но я никак не мог представить, что это коснется лично меня. Я забыл, какая ты была. Забыл, на ком женился. Я сделал очень плохую вещь. И не хочу признаваться в этом даже себе. Мне так было с тобой хорошо, что я не просто хранил тебя, я не давал тебе проснуться. Прости меня. Когда я вернулся, то понял, тебе помогли, и ты обретаешь себя. Но это не моя заслуга. Я берег тебя для себя. А именно на это Хранитель права и не имеет. Ты всегда говорила, что Дом мужчины - мир, а мир женщины дом. Меня всё устраивало. Вот только сейчас я понял, что Дом там, где сердце. А твоё сердце уже не здесь, не со мной. Поверь, если бы можно было что-то сделать, как-то исправить, я бы сделал. Но всё уже случилось.
   Я слушала его исповедь и внутренне холодела. Я ведь всегда любила его, потому и возвращалась. А оказывается я любила человека из воспоминаний, приходящего во снах. Короче, просто придуманного. И так истово ему верила, что не заметила, когда переложила ответственность за нас на него. Перестала быть собой. Нет, я всегда была собой и оставалась. Это он перестал замечать. Значит, Лёд ему рассказал. А он дивился.
   Что-то оборвалось у меня внутри, казалось, я не верила в происходящее до последнего. А вот теперь, всё.
   - Я знал, что ты не просто Зоя, но ты так долго "спала", что я стал надеяться, что и не "проснёшься", так бывает. И просто упустил, когда ты обрела себя, - снова повторил он, чуть отвернув голову, словно боясь, что я не поняла с первого раза, - я тоже не мог представить, что всё может закончится в один миг, и просто поверил, что так будет всегда.
   - А что мне теперь надо делать? - дрогнувшим голосом спросила я.
   - То, что ты обещала Кеше. Бери отпуск, Зоя. А на месте всё будет гораздо яснее. Я не смогу тебя проводить, да и нельзя мне. Я сорвался, почувствовав, как мои границы нарушили.
   - Лёд кровью заплатил, - шёпотом сказала я.
   - Знаю, потому и обойдемся без поединка, - Хранитель невесело усмехнулся.
   Я растерянно всматривалась в такое знакомое лицо. В спокойные глаза, которые мудро и терпеливо отвечали на мой перепуганный взгляд. Как странно, я никогда не могла прочесть эмоции мужа по глазам, до конца будучи не уверенной в правильности того, что вижу. А оказалось, всё просто. Он не подпускал меня настолько близко. Ведь он знал, кто я. А я - нет.
   - Хочешь, возьми машину, - прервал он повисшую тишину, - Лют не просто так сюда пришел, ты действительно нарвалась на Охотника. Там тебя точно сберегут, а вот в дороге всякое может быть.
   - Нет! - почему- то это вырвалось сразу. Мы столько путешествовали вместе. Я не хотела начинать свой путь в ней, но одна.
   - Тогда вот что, Зоя, - он шагнул ко мне и неожиданно даже не обнял, а стиснул в объятиях так, что у меня заболели рёбра, - если потеряешься, дай знать, я приду и найду тебя, договорились?
   - Но как же? - всхлипнула я.
   - А вот так, если ты оказалась в безвыходной ситуации, значит выход у тебя за спиной, просто повернись! - горячее дыхание почти обжигало.
   - Но как ты узнаешь, что я потерялась, там же нет телефонов, - уже не скрываясь расплакалась я, уткнувшись в такое знакомое, надежное плечо.
   - Позови, я услышу, - хрипловато отозвался он, - я всегда услышу тебя, Зоя. Душой услышу. Я же твой Хранитель. Просто запомни: теряются или отстают на твоей дороге жизни те, кто послан для опыта, а остаются или догоняют, те кто послан тебе судьбой. Я пообщался с Путешественниками, ты была права, наша связь существует. То, что ты называешь кармическим браком. Но от этого мне только хуже, понимаешь? Теперь я вспомнил, что когда-то решил всё за нас, и из-за моего решения тебя не стало, Зоя. Видно потрясение было так велико, что я просто вычеркнул всё произошедшее из памяти. А когда мы встретились, я вновь сделал тоже. Мне очень хорошо с тобой, и я не хотел это терять, забыв, что судьба и на печке найдет. А теперь я вот что тебе скажу, будь с теми, с кем тебе хорошо, остальные подождут. Если суждено, там, наверху, значит будем вместе. А нет, я теперь знаю, как живет человек которого любят просто за то, что он есть. Я очень тебе благодарен за этот привал для Души, но нам надо двигаться дальше. И тебе и мне. Ты "проснулась" и время больше не ждёт!
   Прошло достаточно много времени, прежде чем я поняла, что плачу в его объятиях, а он, мой любимый, мой муж мягко покачивает меня и ждет, когда я успокоюсь. Я подняла глаза. Но не встретила его взгляда, он думал о своём. Пора было взять себя в руки и не висеть хоть и желанной, но обузой. Безумно больно признавать, что он - Хранитель, и я, явно не первая, и что еще больнее, не последняя в его списке. А вот кто же я? Или кем мне еще предстоит стать. Я тихонько высвободилась из его рук. Он послушно разжал, не пытаясь меня задержать. Это было обидно, я глубоко вздохнула, стараясь сдержать новый поток слёз.
   - Может всё же возьмешь машину? - деловые нотки в мягком голосе отрезали путь назад.
   - Мне еще надо отпуск оформить, я же не знаю, как всё сложится, так что будет разумнее взять такси. И ты сможешь проконтролировать, что я добралась, - постаралась я сказать ровным голосом и погордилась собой, фраза получилась длинной и на слезы я не сорвалась.
   - Хорошо, так и сделаем, - с облегчением в голосе отозвался он.
   Что ж, хватит лукавить перед собой и ждать чуда, пора признать правоту Льда. Это он первым сказал, что выбор, это не только то, что выбираешь, это еще и то, от чего отказываешься. Мне остается только согласиться.
   Я кивнула и встав, пошла в ванную, завтра на работу, и что бы со мной не произошло, зарёванной, всклокоченной мартышкой больше меня не увидит никто.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"