Хоуп Алекс: другие произведения.

Лёд Зимы (часть 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ЛЁД ЗИМЫ.
  
   "Невидимая нить соединяет тех, кому суждено встретиться, независимо от времени, места и обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но она никогда не разорвется."
  
   Зоя.
  
   Удивительное всё же создание, человек! - думала я, медленно поднимаясь по ступеням выхода из метро, - совсем недавно казалось, если сбудется мечта, счастью не будет предела! И вот, сбылось! И что? Да ничего... Осталось ощущение праздника и послевкусие пузырьков шампанского на языке. Как от встречи Нового года. Встретили. Теперь живем дальше. Пусть и немного другие, после происшедшего. Но все же все случившееся со мной было вчера, но по прошествии времени воспринималось, как сон. Да, он был, но все же сон, не совсем правда. Так, наверное.
   Произошедшее со мной принесло осознание себя и своей силы. Но мой мир, тот, где я жила, он от этого не изменился. А что в нем делать изменившейся мне, я просто не знала. Уходить в другой мир совсем не хотелось. Как там? Где родился, там и притулился? Наверно, а если быть совсем честной, здесь и сейчас было проще. Там, все время приходилось жить душой, чувствовать, сопереживать. Здесь спокойней, душа словно дремлет, как земля зимой. Знает, что может и расцвести, и накормить, но время еще не пришло. Вот и спит под надежным покрывалом из снега и льда. Может и со мной так же? Не наступило еще время просыпаться? Или просто лень человеческая? А может усталость? Зимняя усталость от недостатка света и солнца? По телевизору об этом часто говорят. А если хочется приключений, надо просто купить новую книгу. Про чужие приключения, которые можно остановить в любой момент, просто закрыв её. Опять это слово. Простота... И непонятно, почему я к нему прицепилась? Словно осуждаю себя за что-то. Жаль, поговорить совсем не с кем, да и как такое расскажешь? Не поверят, не поймут, или просто испугаются. Решат, что умом тронулась, потому что живу не как все. Ладно, погадаю на книге, но не на страницах и строчках. А вот какая поглянется, ту и куплю, и прочту, если не как ответ, то может как посыл к действию. С этой идеей я и шагнула в книжный магазин, что был мне по пути.
  
  
   Максимилиан
  
   Макс дочитал последние страницы книги и расстроенно закрыл. Нет, написано хорошо и с юмором. Но это не то, что он ищет. А значит ещё один вечер потрачен в пустую. Теперь в этот магазин ему будет нельзя показываться несколько недель, и так уже за ним явно стали приглядывать, он просто чувствует такие вещи сразу. Макс поплотнее надвинул капюшон толстовки на голову. Хороший это все-таки Мир, и придумал его не иначе, как подросток, которого достали все правила и условности, как и Макса, когда он сбежал, что бы жить сам по себе. Уверенный, в том, что достаточно взрослый, чтобы сам решать, кем быть. Нашли, конечно.
   Макс усмехнулся своим воспоминаниям. Нашли и доходчиво объяснили, что такие, как он - редкость, и раз не захотел жить и работать на Свет, значит будет работать на других. А жить? А ты вначале докажи, что ценен, чтобы не просто жить свободным, а вообще жить. Это у Светлых ты был ценность, априори, так сказать. А у Теней не тебе решать, кто ты - хозяин или собака, исполняющая приказы. Так-то оно так. Но вот то, что нашли не сразу, и была пара лет, когда Макс был в бегах и распоряжался собой сам. Эти годы и помогли собой остаться, когда нашли.
   В Школе Магов Света, мальчишки ночами рассказывали о Цитадели Теней, это была любимая страшилка. Сейчас Макс учится в ней последний год. Пока он еще числится среди живых, потом, после выпускного экзамена, он станет Тенью. Его редкий дар разовьется окончательно, но себе принадлежать он не будет никогда. Его не отпустят. Это он уже понял. Он не Гонец, он даже не Проводник. Он Путешественник во времени, а это значит, он не ограничен временем пребывания в другом Мире. Тот, кто его нашел, Ловец, сначала и не верил, что такие, как Макс еще остались. А потом не стал связываться, а просто отвёз в Цитадель. Ужастик ночных рассказов оказался реальностью.
   И снова всё произошедшее прокручивается у него в голове. Казалось бы, все в прошлом, надо жить здесь и сейчас. Но кто он и откуда знает только его прошлое, а не он. Вот Макс и крутит его, как заезженную пластинку, надеясь услышать новую ноту, но пока безуспешно.
   Все началось с того, что он подслушал разговор, в своей первой Школе, Магов Света. То, что он узнал про себя и про свою семью. То, из- за чего сбежал, чтобы найти их и спросить, правда ли это? А уже потом решать, как жить. Самонадеянный, глупый мальчишка, которого берегли всю его жизнь. Тогда, не веря своим ушам, он шарахнулся от дверей и просто побежал прочь, сначала из здания, потом просто в лес, что окружал Школу, всхлипывая от неверия в предательство близких, от обиды на них, да и на весь свет, в придачу. И напрочь забыв, что то, из какого они Мира, это стиралось у учеников из памяти, до Выпуска. Необученные Маги просто опасны и потому никому не нужны. Кроме Ловцов. Но он уже тогда был Путешественником, это было в крови. Вот только пользоваться этим он не умел. Заплутал в Мирах, однако выжил, как ни странно. И попался Ловцу. А теперь он сам, Ловец. Подработка такая, у учеников Цитадели. И единственное, что сейчас не устраивает Макса, это то, что Тенью он становиться не хочет. Похоже, как и не мерзко в этом признаваться, пусть и самому себе, но те, первые учителя были правы. А если это признать, то значит он, Макс, ошибся с самого начала. И встал не на свою дорогу, и ладно бы только встал, он же идет по ней уже много лет. Не по той дороге и не туда.
   Спасибо Школе, как не противно это признавать. Первый его наставник не даром говорил: "... Ты не можешь бросать обучение на середине только потому, что эмоции берут верх над разумом. И тебе не нравиться то, что ты видишь в зеркале. Ты - мужчина. Просто поверь в это! Фантазии - это прерогатива женщины. Опорой в жизни быть тебе. Мужчины замуж не выходят!"
   Сейчас он многое бы отдал, чтобы вновь оказаться там и не просто услышать, а понять услышанное. И не подростковой обидчивостью, эмоциями и фантазиями, а умом. То открытие, что он подслушал тогда у плохо прикрытой двери. То, что подтолкнуло слабенького, болезненного парнишку, постоянного жителя лазарета, на побег. Пусть за прошедшие с тех пор годы, от внешней хрупкости и болезненности не осталось и следа. Это уже его упрямство помогло и методы воспитания Цитадели, хоть Максу и противно это признавать. Но уж лучше пусть будут рубцы на теле, чем постоянная, выматывающая воронка в душе. Через которую уходит все, кроме сожалений о невозможности вспомнить, кто ты и откуда. Не доверяешь никому ты, не верят и тебе. Замкнутый круг. А то, что даже в этом, лишенном Магии Мире, от него шарахаются те, кого принято боятся запоздавшим прохожим, это просто бонус, да и собаки никогда не свяжутся с волком. зачем им это?
   Учитель Цитадели по выживанию, часто говорил: "Львы и тигры сильнее волка, но волк в цирке не выступает". За прошедшие с побега годы Макс хорошо этому научился - быть волком, одиночкой. После услышанного, тогда, он хотел увидеть близких и понять, что произошло? Чем он не угоден или реально опасен? Ничего не получилось. Заплутал, в борьбе за жизнь забылись крохи даже тех воспоминаний, что были. Просто не до того было. Вот так и получилось, что быть самому по себе - гораздо труднее, но ему, Максу, так легче. Нет доверия, не будет и предательства. Просто некому предавать. А уж сам с собой он всегда договорится.
   Несколько месяцев до этой практики - подработки Макс решал, стоит ли обращаться за помощью. Ведь когда он станет Тенью, пусть его и заставят, дела до него никому нет. Он уже не сможет распоряжаться собой даже в мелочах, а пока эта возможность еще есть. В общем, он решился и провел обряд, ведь не даром говорят, расскажи Вселенной о своем желании, и она тебе поможет. Пусть это и смешно, но больше ему обратиться не к кому. Она отзовется, это точно. Но обратно призыв не взять, как и слово. Но её помощь, это не помощь в человеческом понимании, когда придут и сделают за тебя то, что тебе нужно. Помощь Вселенной или менее помпезно, помощь твоей Судьбы - это начало игры, квест... Раз ты решился обратиться, а не плыть по течению, значит чувствуешь в себе силы изменить её. А это доказать надо и ей, и себе. Ведь изменения в твоей судьбе всегда затронут окружающих, так или иначе. Короче, не буди лихо. А он разбудил.
   Мерзкий звук трения железа о камень, заставил его передернуться и вынырнуть из воспоминаний. Какая-то женщина тащила лестницу, чтобы добраться до верхних полок. Многие смотрели, смотрел и он. Привычно подавив желание вскочить и помочь. И дело тут не в воспитании, хотя и в Школе, и в Цитадели в них вколачивалось одинаковое понятие слова "мужчина". Если ты мужчина, то мужчина во всем, и в мелочи, как стул подвинуть или руку подать, и по-крупному, жизнью рискнуть. Или ты мужик, низшее сословие, способен сделать то же, но только за деньги. Суть - слуга. Дело не в благородстве, а в самосознании. Коль ты в душе слуга, тебе не нужны знания господина. Властью мало обладать, надо уметь её использовать. А это удел не слуг. Так что отсев первого года происходил сам собой. Поведение мальчишек оставшихся без попечения родителей или опекунов, выдавало их с головой, из "грязи в князи" попасть было не реально. Память крови, гены, говорили Наставникам гораздо больше, чем родословные на пергаменте.
   А вот здесь, в этом Мире, это не принято. Молодые парни, просто смотрят, как ей тяжело и неудобно. Но щеки от стыда за себя, полыхают только у него. Свобода быть равнодушным. Местных просто не учили быть мужчинами. Пусть Школа и Цитадель стоят по разные стороны, но отсутствие хороших манер не допустимо нигде. Если ты не чувствуешь себя мужчиной, тебе им не быть. Что в мелочах, что по-крупному. Если ты не обучен азам поведения, на тебя не взглянет ни одна из дам, а это значит, твой Род не продлится, ты не передашь свои гены, ты не достоин потомков. В общем, кому ты сдался, убожество? Разве что в прислугу или наемники. И кувыркайся в веселых домах до старости. А это уже позор и на Наставников, и на твой Род. В тех Мирах, где он был, это было неизменно так. Пусть любовь была редкостью, а браки зачастую были по договоренности, но если ты неприятен жене, то или потомство будет слабым или воспитывать будешь не своих. Кому это надо? Такие заморочки Макс не понимал, уж кем родился, тем и будь. Или дуй в монастырь, приятель, отсидишь там жизнь - авось переродишься кем, попроще.
   Здесь же все равны. И девочки в микроюбках, и мальчики, субтильные, как девочки - подростки. Молодняк сбивается в стайки, в одиночку тут не выжить. Свобода быть никем. Сила в массе. И не так страшно.
   - Не пойму, как можно тратить время на подобную макулатуру, - слегка гнусавый голос снова отвлек Макса. Вскинув глаза, он увидел парнишку в униформе книжного магазина, который тоже, вместе со всеми смотрел, как покупательница забирается по лестнице к верхним полкам.
   - А тебе это еще рано понимать, мальчик, это возрастные книги, они написаны женщинами и не для тебя. - ответ прозвучал неожиданно для всех. Голос был не злобный или поучающий, а какой-то солнечно смешливый. У Макса дрогнули улыбкой губы. Он вскинул глаза и увидел, что отвечая на это плохо завуалированное хамство, женщина чуть наклонилась с лестницы. Но она была почти на верхней ступени, а глупый мальчишка вынужденно задрал голову. Забавная сценка. Вот только рука этой женщины тянулась к книге, которую Макс прятал там уже месяц. И следил, за покупателями.
   Комната Путешественника и его багаж, вернее его отсутствие ничем не должна выделяться. Все личное под запретом. Личное - Дома. А если Дома нет? Вот он и читает книги в книжном магазине, благо подготовка позволяет читать быстро. Но именно в этом Мире, где магия не разлита в воздухе, а существует только в узлах, суть местах Силы, как тут говорят. Он натолкнулся на книги, чем-то цепляющие его душу, правда приходится читать много, выбирать особо и некогда. Но ведь именно в сказках для детей заключены основные правила жизни того или иного Мира. А фантастика этого Мира это и учебники, и ключи.
   Макс поднял глаза, чтобы вовремя подойти к женщине и помочь спуститься. И замер. Лестница была пуста, на полке не доставало его книги. А вот женщины нигде не было. И тогда ему стало страшно. Почему то пришло понимание, если он сейчас упустит ту женщину, то всё. Что все, Макс уже додумывал по дороге к кассам, перепрыгивая ступеньки и махнув рукой на правила маскировки, да и на все правила разом. Он увидел её снова, но уже через окно, на улице. И кинулся к выходу, расталкивая людей. Выбежав, Макс окинул взглядом улицу и вздохнул с облегчением. Женщина достала из фирменного пакета магазина книгу и явно любовалась своей покупкой. Макс решительно подошёл к ней и едва она подняла на него глаза сказал то, что крутилось на языке с самого начала, а совсем не ту фразу, которую должен был сказать:
   - Отдай!
   Видя, как заинтересованность в глазах женщины сменяется стеной неприязни Макс обругал себя, и растерянным жестом стянул с головы капюшон.
   Глаза женщины расширились от изумления.
   - Марьянка? Ты чего? Хотя нет, ты - не она. Ты кто?
   - Я - не она, - хрипловато отозвался Макс. Я - это я.
   - Зачем тебе моя книга? - требовательный вопрос был задан с какой-то тревожной интонацией и Макс, сам удивляясь себе, ответил чистую правду.
   - Это не просто книга, это манок или поплавок, если так понятней. Когда на неё приходит рыба, мне надо просто подсечь, а почему-то клюнула ты. Отдай, я поставлю на место, а ты иди себе, хорошо?
  
  
   "А ведь случайных встреч не бывает. Это или испытание, или наказание... или Подарок Судьбы"
  
   Зоя.
  
   "Самое неприятное в жизни - это, ждать и догонять", вспомнилось мне, едва этот странный парень озвучил свое пожелание. Однако сейчас я была готова поспорить с народной мудростью. Самое неприятное - это оказаться на распутье выбора дорог, опять. И не знать, как поступить. Я ни секунды не сомневалась, что передо мной брат Марьяны. Они, действительно, были очень похожи. Но, как я и предполагала, брат был её противоположностью, он был явно с "Темной стороны", как сказали бы герои "Звездных войн". И мне предстояло решить, как им жить дальше. Марьяна хотела его найти, но надо ли мне их сводить? И что ждать от него? Не похоже, что бы он искал сестру. Парень был похож на хищника в засаде, чью добычу спугнуло глупое животное, явно непригодное в пищу. Во мне хищника он не видел, пока, а зря. Видя, что я не тороплюсь исполнить его пожелание, парень неожиданно для меня не стал грубить, а наоборот заговорил с какой-то виноватой ноткой.
   - Пожалуйста, не спрашивайте ни о чем, просто отдайте и уходите,
  Странно, когда он заговорил без нарочитой хамоватости, даже на "вы", мне стало не по себе. Если бы не врожденное упрямство, я скорее всего бы отдала. Если бы...
   - Не отдам! - твердо ответила я и прижала к себе книгу, привлекшую меня в магазине картинкой на обложке. Вот никогда раньше так книги не покупала, по автору - естественно. Ну, может название еще привлекло. Но картинка? Просто на ней была девочка, копия Марьянки. Вот я её и взяла, вместо той книги, за которой полезла. Как парнишка сказал? Манок? Так, стоп. А кого он ожидал в засаде?
   - Вы не понимаете, - расстроенно проговорил парень, - просто не понимаете насколько все серьезно, и дело не во мне! Отдайте и уходите, сейчас сюда придут!
   - Кто может прийти из -за общедоступной книги? Это же не дорогое издание и никак не антиквариат. - я не понимала, но хотела понять.
   Неожиданно парень вздрогнул и, повернув голову, обреченно кивнул.
   - Дождались...
   И я увидела. Движение в моем Мире неожиданно замерло, как в деткой игре, по команде "замри". Напротив нас открылась темная воронка портала и из неё появились люди, что шли за книгой? Нет, скорее они шли за той, кто взяла книгу. За мной. Они что-то крикнули, и мой собеседник ответил, явно не соглашаясь. Ждать больше не было смысла, и я, сунув руку в карман, сжала брошь, подарок Гера. Мой портал открылся, но он был почему-то за спиной парня, и я, прыгнув в него, утащила его за собой и его.
   Почему - то я была уверенна, что через Портал окажусь в лесу. Там меня будет ждать Геральд и отведет к моему домику. Единственное, что оказалось правдой, это то, что мы приземлились в редком леске и на мох. Он спружинил и я себе ничего не отбила. Странный парень, извернувшийся в воздухе кошкой, оказался в нескольких шагах от меня, и подскочив ко мне одновременно вздернул меня за руку, поставив на ноги и прикрыв собой стал озираться. Не найдя ничего опасного, он повернулся ко мне и вскинув бровь поинтересовался:
   - Уверена, что книга того стоила? Где мы?
   Я не стала возмущаться переходу на " ты", сейчас мне было не до вежливости случайного попутчика, а тоже огляделась и честно сказала:
   - Где бы мы не оказались, это не то место.
   - А куда ты собиралась? Параметры какие задала? - сквозь зубы бросил он вопрос.
   Видя мое непонимание, парень уже внимательно посмотрел на меня и чуть встревоженно переспросил:
   - Ты же знаешь, куда стремилась? Портал не случайный, ты не могла нас отправить " на деревню дедушке", как в вашей книжке? Или могла?
   Я разжала судорожно сведенную ладонь, на ней были остатки сломанной броши, которые исчезали у нас на глазах. Парень коршуном завис у меня над рукой, но даже не прикоснулся к брошке, просто смотрел, как она исчезает. А потом, как-то растерянно перевел глаза на меня.
   - Ты, вообще, кто? - голос был явно настороженный. Он обшарил меня взглядом и я, вслед за ним видела то, что видел он. Пусть и молодую женщину, но явно старше его. Во время полета, раскрасивый, павлово-посадский платок, что я носила зимой вместо шапки, упал с головы на плечи, а раскрывшаяся и потерявшаяся заколка выпустила из плена косу. Моя нынешняя коса была этаким бонусом незабываемой поездки на дачу. До неё косы у меня были только в детстве. После возвращения волосы стали расти очень быстро и вскоре я уже закалывала не задорный хвостик, а вполне себе тяжелую косу. Хотя что делать со внезапно свалившимся богатством, не знала, носить распущенные волосы мне было неудобно, все же не девчонка, а крутить вокруг головы, не манер кустодиевских купчих, явно чересчур. Вот и закалывала пучком, пока "брала" заколка. Но полета она не выдержала.
   Так ничего и не решив для себя, парень поднял на меня глаза.
   - Я - Зоя, - ответила я.
   - И всё? - недоверчиво переспросил парень.
   - О тебе я даже этого не знаю, - отозвалась я.
   - Может оно и к лучшему, - пробормотал он, но явно так, чтобы я слышала. Но я не повелась, а снова растерянно огляделась, совсем не понимая, куда же меня занесло и главное, зачем. Ведь брошь была из Мира Гера. Значит я все же в его Мире? Но тогда, где же он? Совсем недавно мне приснилось дерево рябины, с несколькими яркими гроздьями ягод. Я понадеялась на что-то хорошее, но сонник разбил мечту. Оказалось, рябина во сне - это моя лень, из-за которой я не делаю то, что должна. " Рябина" - сказала я вслух.
   - Не совсем, - тут же откликнулся мой невольный спутник, - это "Роуэн", амулет переноса в тот мир, где есть такие же деревья, без этого уточнения тебя могло занести в Холодные земли или вообще, в море. Переходы стабильны только у обученных в Школах или Цитаделях. Не дело простым по разным Мирам шататься. Попаданцы всегда что-то изменить хотят, по-своему переделать.
   - " А со своим уставом в чужой монастырь не ходят", - озвучила я одну из пословиц своего Мира.
   - Естественно, - кивнул парень, - монастыри, это первая цепь пограничных укреплений. Там воины живут, те для кого охрана их Мира важнее собственной жизни и даже продолжения Рода.
   Я недоверчиво посмотрела на своего неожиданного спутника. В какой же Мир я попала, если туту монахи, самые мирные люди в моем Мире, здесь оказываются воинами, да еще пограничниками?
   - Что-то я уже ничего не понимаю, - растерянно проговорила я, сразу обо всем, против воли мой голос дрогнул и на глаза навернулись слезы.
   - Подожди, не плачь, давай я помогу разобраться, вот только вспомню, как учили. - хмурясь заговорил парень, - значит так: сколько Миров тебя окружает?
   - Не знаю. - я пожала плечами.
   - Это, не вопрос, а первая, вводная часть лекции, - усмехнулся он, - Миров вокруг нас столько, сколько у тебя хватит фантазии представить. И не испугаться, понимаешь? Многие живут только в своем, кто-то согласен еще на один или два. Ты, судя по всему, фантазией не обделена. Так вот, возьмем за аксиому то, что просто так ничего не бывает. Теперь представь, женщина попадает из одного Мира в другой. Ключ к пониманию происходящего, не " Ах, почему это со мной произошло?" А зачем Вселенная это устроила, понимаешь? - он посмотрел он на меня, словно желая убедиться, что я понимаю, о чем он говорит, и кивнув, продолжил: - На кой ей было так напрягаться? Значит в тебе есть что то, что нужно именно этому Миру. Или кому-то в нем, чтобы всё изменить. Это важный аспект, не даром те, кто не хочет изменений, в разных Мирах, просто отлавливают "попаданцев" и убивают. А они все равно попадаются. И еще, статистика говорит, мужчины становятся "попаданцами" гораздо реже, чем женщины. И, знаешь, почему? Если Вселенная взялась за изменения, то женщина встретит мужчину... Того самого. А дальше решать уже ей. Забеременев, она не сможет уйти, переход уничтожит ребенка. Зародыш просто разорвется между Мирами. Поэтому женщины или остаются, (родив она, конечно, может уйти, но ребенок должен остаться в Мире своего рождения, лет до 14 - 16, переходный возраст, он позволяет адекватно воспринимать окружающее и принимать решения, ведь Миры очень разные. Раньше психика может просто не выдержать). Или ограничивает себя условиями и не идет на физическую близость. - Он перевел дух, словно и правда цитировал что - то по памяти.
   - И мужчина соглашается на это? - недоверчиво уточнила я.
   - Из какого же ты дремучего Мира? - изумление парня было не наигранно, - Если мужчина встречает такую женщину, он не просто отказаться от неё не сможет, он беречь её будет, понимаешь? Это же мечта, звезда тебе на ладони упала. Ты избранный Богами. В твой Род будет привнесены знания другого Мира. А свести все к плотским утехам, так в любом городе есть веселые дома. Просто это разные вещи, совсем разные. Видимо в твоем Мире эта разница утеряна, судя по твоему вопросу.
   Мне стало неприятно, действительно, послушать этого, так я не из высокотехнического Мира, а из обезьянника, да еще весной.
   - А ты откуда все это знаешь? В монастыре учился? - не сдержалась я.
   Парень как-то потемнел лицом, и прикусил губу, как от боли. Видимо я его сильно задела. Он поднял на меня глаза и угрюмо произнес:
   - К сожалению, нет. Так было бы гораздо проще.
   - Я не понимаю...
   - Видишь ли, какое дело. У нас учат, что нет правильных и неправильных решений. Есть решение и его последствие. Так что, во-первых, я еще учусь, а во-вторых, я сам оплачиваю своё обучение. И пока не выплачена вся сумма, я принадлежу Цитадели, полностью, со всеми потрохами, так сказать. И знаешь, раньше меня это устраивало. Деваться все равно некуда.
   - А теперь? - озвучила я повисший в воздухе вопрос.
   - А теперь мне надо разобраться с тем, что свалилось на меня, - парень уже не сдерживал улыбки, - и главное, зачем оно свалилось.
   - "Оно" - это я? - на всякий случай уточнила я.
   - Это ты, - он кивнул, подтверждая, - И если мы со всем разобрались, то давай уйдем с точки пересечения Миров, а то мы здесь, слишком заметны.
   Я растерянно огляделась, вокруг действительно была какая-то пустынная местность. Но уходить мне было боязно, как и признаться самой себе, что если никто не пришел за мной до сих пор, то и не прийдет. А ведь я ждала. У меня, против воли, дрогнули губы. Тогда, в своё первое путешествие я отправилась добровольно и знала, как вернуться. А здесь и сейчас я находилась неизвестно где, и непонятно с кем. Я перевела взгляд на своего невольного спутника и не поверила глазам. Вместо расхлябанного парня в объемных одежках моего Мира передо мной стоял воин? В облегающей темной одежде и высоких сапогах.
   - Сколько удивления... - прокомментировал он мой растерянный взгляд.
   - Но откуда? - я не понимала.
   - Это обычная одежда Путешественника, в ней привычно и удобно, а в Мирах мы пользуемся иллюзиями. Иначе для моего гардероба прошлось бы создавать отдельный Мир, - терпеливо объяснил мне он.
   - Тебе очень идет, - от души сказала я, перемена в одежде парня подчеркнула его красивую крепкую фигуру.
   Он явно смутился и отвел глаза. А я озвучила то, что меня начинало беспокоить всерьез.
   - Почему ты мне помогаешь или хочешь помочь? Кто были те, в моем Мире? За кем они шли?
   - Подожди, - он поднял руку, останавливая поток вопросов, - на все я тебе не отвечу, сам пока не знаю. Даже если я озвучу некоторые вещи, ты все равно не поймешь.
   - Ты озвучь, в начале! - почти крикнула я, - а то ты предлагаешь идти с собой, значит, я должна доверять тебе, а кто ты?
   Он прищурил глаз и скептически посмотрел на меня:
   - Хорошо, отвечаю. Я - Путешественник, еще я Ловец, встречаю попаданцев и передаю их тем, кто решает, что с ними делать. Ты нечто другое, у тебя был амулет переноса, а он случайным людям не дается. Значит, ты нужна, но ты неправильно им воспользовалась не проговорила условия. Не сказала, где должна оказаться, - упростил он фразу, видя моё непонимание. А до встречи с тобой я кое-что предпринял. И сейчас мне важно понять, кем я должен с тобой быть? Ловцом или Путешественником?
   - А может мы случайно столкнулись? Может такое быть? - пусть я и понимала одно слово из трех, но опасность почувствовала.
   - Нет, - парень покачал головой, - Я слишком много лет учил, что случайностей не бывает.
   - Хорошо, - я кивнула, принимая его точку зрения на произошедшее с нами, про Ловца я поняла - он плохой и опасный, а если Путешественник, то что тогда?
   - Путешественник несет полную ответственность за спутника, - нехотя проговорил парень, словно цитируя кого-то. - В общем так, Зоя, может я и не тот спутник, рядом с которым все будет хорошо, я и сам еще многого не понимаю. Наверное, наше путешествие будет... разным, так сказать. Но я буду рядом, обещаю. Пойдем? Пока нас не нашли другие Ловцы и все за нас не решили.
   Я вынуждена была принять то, что единственный способ что-то узнать, - это что то сделать. И мы пошли.
   Естественно, первое что мы сделали, это свернули с пустоши и довольно бодро порысили к леску, что виднелся чуть ближе горизонта. Парень явно вел меня туда целенаправленно и я, просто шла рядом, стараясь не отставать. Он поглядывал на меня краем глаза. Но здесь было что-то вроде ранней осени. Довольно тепло и почва не размыта дождями. Идти было легко. Однако Мир вокруг нас был странного цвета. Как в черно - белом кино. Я только что это заметила. И естественно спросила об этом.
   - Это не Мир или Миры, в твоем понимании, - немедленно откликнулся мой спутник, - это коридор Безвременья. Как в гостинице, понимаешь? А что бы попасть в Мир, надо из коридора дверь открыть. Ключ к двери, это или амулет переноса, как у тебя. Но тогда надо четко понимать, где ты хочешь оказаться. А иначе занесет, вот как тебя.
   - Или? - недовольно прервала я речь спутника, - что-то мне стало неприятно в который раз слышать о своем неумном поступке.
   - Или тебе повезет и встретишь Путешественника или не повезет, тогда Ловца.
   - Будем считать, что мне повезло, - скептически сказала я, - что дальше? Ты тут раньше был?
   - Дальше мы устроим небольшой привал в лесу. В нем все же поуютнее, чем на открытой местности. И ты мне расскажешь, где должна была очутиться. А я попробую помочь.
   Я проглотила готовые вырваться слова о том, что все слишком хорошо звучит. Слегка напоминая историю про мышь и бесплатный сыр. Успею еще, ведь даже вредничать удобнее сидя, чем быстро шагая, а то и переходя на бег.
   Наконец мой спутник решил, что мы достаточно углубились в лесок и выбрав место бодро заявил, что вот тут мы и передохнем. Я равнодушно пожала плечами, не видя особой разницы, между теми или этими деревьями. Парень очень быстро стал оборудовать нашу временную стоянку. Я предложила помощь.
   - А умеешь? - он с интересом посмотрел на меня.
   - Так как ты, точно - нет, - честно сказала я, - во все глаза глядя, как он, совсем не суетясь, быстро и ловко делал то, что считал нужным. В какой-то своей, только ему понятной последовательности и ритме.
   Срезал дерн для будущего кострища и обложил его камнями, что подобрал у корней давно упавшего дерева, обнажившего песок склона. Подобрал сухие веточки, кусочки коры и пучок прошлогодней травы, каким-то чудом еще не сгнившей под дождем, а золотившейся среди зелени. Положил рядом несколько палок хвороста, и умело разжег костерок мхом и корой. Потом споро, не упуская жара только что поднявшего свою голову огонька, накормил костер палочками покрупнее, и сложил шалашик из остального хвороста, который быстро стал разгораться, наполняя нашу стоянку ровным рыжим светом и мощным теплом, быстро разгоняющим лесную сырость. Затем он, прислушавшись, совсем ненадолго ушел, а вернувшись протянул мне фляжку со свежей, такой холодной водой, что от первого же глотка заломило зубы.
   - У тебя здорово получается, - не могла не сказать я.
   - Да? - он чуть удивленно взглянул на меня, - спасибо, конечно. Но чему научили, то и умею.
   - А тебе сколько лет? - все же не сдержала я вопроса, давно крутившегося на языке. Хоть внешне парень и был явно меня моложе, но я не могла не признать, что знал и умел он на порядок больше меня.
   Парень оторвался от разведения костра и словно задумался над моим вопросом.
   - Забыл? - подначила я.
   - Да не в том дело, - рассеянно отозвался он, - просто думаю по счету какого Мира тебе понятнее будет.
   - А по счету твоего?
   - Тогда не знаю. Те, кто кончают Школу или Цитадель, считают по-другому. Там учат, что у мужчины три возраста. Первый, - это когда он полностью беззащитен, с рождения и до того, как ходить научился, наверное. Второй, когда можешь постоять за себя. А третий, это когда готов принять на себя ответственность за другого. А по годам, типа зима - лето? Так это у всех по-разному.
   От услышанного я растерялась. Но возразить было нечего. Ведь действительно, я встречала и детей, со взрослыми поступками и серьезными глазами и взрослых, так и не выросших, а словно застрявших в детстве.
   - Хорошие у тебя были учителя, - серьезно сказала я.
   - Теперь я не жалуюсь, сам понимаю, - хмыкнул он.
   - А раньше?
   - А тебе это все зачем? - он внимательно посмотрел на меня.
   - Мне всегда было трудно доверять людям, - нехотя озвучила я очевидное. Тебя я знаю всего ничего, а пошла за тобой, и ты мне чем-то нравишься, понимаешь? Нет тревоги. Меня это беспокоит. Вот и пытаюсь обилием сведений себя же и успокоить.
   - Да? - он был явно заинтригован моей откровенностью.
   - Да. Видишь ли, ничего и нигде не ждет человека. Все надо приносить с собой: тепло - в дружбу, счастье - в будни. Любовь - в семью...- я замолчала.
   - Диким и однажды брошенным приручаться, это смертный приговор себе подписать. - негромко отозвался он, - Но что ты хочешь узнать, чтобы успокоится хотя бы на первое время?
   - Как тебя зовут?
   - Вот это я попал, - непонятно чему рассмеялся парень, - знала бы ты, сколько у меня имен. Считай, в каждом Мире я по-другому назывался, ты не каждое и выговоришь.
   - Тогда назовись своим, тем которым называешь себя сам. И на которое откликнешься в любом случае, - неизвестно почему, вдруг проговорила я.
   Он замер, а потом поднял на меня глаза и посмотрел в упор. Раньше я считала, что он черноглазый, как Марьянка. А тут вдруг ясно увидела, глаза парня были темно синие, цвета бархатистого неба начала ночи. Кого-то он мне напомнил. Этим цветом глаз и взглядом в упор, нет не угрожающим. А скорее оценивающим, мол, я-то скажу, но жить с этим знанием тебе. Потянешь? Но кого? Нет, не вспомню. Потому что у моего воспоминания нет продолжения. Тогда я не захотела знать. А теперь не отвела глаз, и он сказал.
   - Я - Максимилиан. Но зови Максом. Так и привычней, и короче.
   Я кивнула. То ли ему, то ли своим мыслям. Все-таки я оказалась права. Это Макс. Что же теперь? Пока не знаю. Но без новых ожиданий время теряет свою ценность. Так что поживем, увидим.
  
  
   "Похоже, что прогноз "Будет хуже!" оказался оптимистичным..."
  
   Максимилиан.
  
   Я сидел у костра и сквозь ресницы поглядывал на свою неожиданную спутницу. Вот её глаза стали закрываться, и я в аккурат успел подскочить и уложить заснувшую, неожиданно для себя, Зою. То, что она мне не доверяла, было правильным. И это еще раз подчеркивала травка, что я положил в костер. Практически безвредная, но дающая именно такой эффект, внезапного сна. Я наткнулся на неё случайно. И тем не менее, сорвал не задумываясь.
   Меня очень беспокоило то, что я не мог не отвечать, если Зоя меня спрашивала. Итогом моих откровений было то, что она знала обо мне больше, чем те, с кем я учился и жил в Школе и Цитадели, вместе взятых. И это за несколько часов общения. А что же дальше? И это при том, что Зоя не выспрашивала, а просто вела разговор. Мне, умеющему вести себя при принудительных беседах и даже не совсем беседах неожиданно стало страшно. Она была искренна со мной. Я чувствовал, что действительно интересен ей не как кролик неизвестной науке породы или удачливый Ловец. И даже не как Путешественник, она ничегошеньки о нас не знала. Я был ей интересен, как человек. Может потому и назвался своим именем. Которое не слышал из уст другого человека со времен детства в доме матери.
   Собирая траву и дровишки для костра, я видел, как окружающий Мир начинал обретать краски. Это значило только одно, мы шли правильной дорогой и туда, куда было нужно, но вот ей или мне? И стоит ли мне продолжать быть её спутником, или мне надлежит вывести Зою в Мир, убедиться, что он расцвечен и цвета в правильном порядке. В смысле небо - голубое, а трава - зеленая. (Если будет наоборот, это не Мир, а его Отражение). И убраться с её дороги? А может она мне послана Судьбой. Она и есть ответ на мои вопросы? Ключ к будущему? И упустив её я лишусь возможности узнать и уже навсегда? Травинки моей неожиданной помощницы почти догорели, еще минут десять и Зоя очнется ото сна. А вопросов было по-прежнему гораздо больше, чем ответов. Вернее, ответов не было вообще.
   Я вздохнул и потянулся к внутреннему карману куртки. Там, в крепком и надежным кожаном мешочке были Руны. Когда-то я плотно застрял в одном из Миров. Ведь на каждую силу всегда найдется кто-то более сильный. Так есть Ловцы и ловцы. Таких, каким я был сейчас, работая в магазине, было совсем не много. Я работал, что называется, под заказ. А вначале, когда только начинаешь, работаешь "на удачу", ведь в других Мирах тоже есть ловцы, и ты там их законная добыча. Нас, ловцов еще с маленькой буквы, выпускают в разные Миры, как мальков в озеро или речку. Выживут самые толковые и умелые.
   Выживут и вернутся в Цитадель для продолжения обучения. Жестоко. Да. Кто же спорит. Просто в Цитадели такой вопрос вообще не задается. Или ты или тебя. Хотя для мелких вопрос "или" вообще не существует. Мне повезло, в том возрасте, когда из тебя вынимают душу, измываясь над телом, меня еще не поймали и я бродяжничая, прибиваясь то к мелким шайкам воров, то к цирку, а то вообще, уходя в море юнгой. Научился многому, но главным было умение по пустякам не нарываться, но коли влип стоять за себя до конца, держать слово и удар, и вовремя сматываться. Я чувствовал опасность нутром.
   В общем Цитадель получила в моём лице еще тот подарочек. Но что бы про них не говорили, мой Дар был слишком редок, а потому ценен. А дураков среди наставников не было, придурки, конечно, попадались, куда ж без них. Но с этим ответвлением эволюции, к тому времени я уже умел справляться. И все было бы хорошо, но сейчас столкнувшись с Зоей я, такой подготовленный и умелый, кроме понимания, что она не "просто" Зоя, не видел больше ничего. Привыкнув полагаться на свою чуйку, я явно расслабился. И похоже, подвел сам себя. Сейчас же моя чуйка спала не хуже Зои. Крепким сном. А беспокойство накатывало не просто волнами, внутри поднимался почти девятый вал.
   Одна из первых заповедей Путешественника, это не вмешиваться в жизнь Спутника на время. Тебя не для того наняли. Встретил, довел из пункта " А" в пункт "В", и свободен. Даже все расчеты шли с Цитаделью, а не со мной. Поболтать, конечно, можно. Но так, не вникая. Да и Спутники обычно были молчаливы. Зоя явно была чем-то другим, но моя хваленая подготовка не давала ни советов, ни ответов. И мне впервые стало страшно. Неведомое всегда пугает, пока его не поймешь. Разве не так? А я не понимал. И хуже всего было то, что Зоя могла быть посланницей Судьбы в ответ на мою просьбу, и, если я упущу её, я упущу и ниточку своей Судьбы. Но так ли это? Короче, куча вопросов и не бывалого Путешественника, а полного смятения мальчишки. Пора признать, моего опыта жизни понять происходящее не хватает.
   Я решительно достал Руны. В том Мире, откуда я все же вернулся, хоть и сильно потрепанным. Меня научили истинно мужскому гаданию. Руны... В женских руках хороши карты. Таро вообще идеально. Но вот Руны. Они изначально созданы Богом - мужчиной. Потому хоть и могут служить женщине, но как бы это лучше сказать? Снисходительно, что ли. Как принято говорить с женщиной, или ребенком, понижая и смягчая голос. А мужчине они ответят правду, просто нужно правильно задать вопрос. Этому меня и обучили. Пусть вопрос тогда и был единственный. " Выберусь ли я из камеры смертников, " куда тогда попал. Они ответили положительно. И я действительно выбрался оттуда, опустим подробности, как. В общем, я живое подтверждение тому, что Руны работают и я им верю.
   Мои Руны не могли рассказать далекое будущее и предсказать судьбу, но верой и правдой помогали ответить на простые тактические вопросы - идти вперед, вдохновленным стрелой Тейваза или замереть в ожидании, внемля мудрости Врат Тора, следуя совету Турисаз оглянуться на прошлое перед тем, как делать шаг вперед. Вот и сейчас, я перебирал пальцами согревающиеся камешки в заветном мешочке, настраиваясь на правильный вопрос. Обычно я смотрю на первую руну ответа, прежде чем понять, какие расклады сделать потом, уточняя совет свыше. Это может быть классический трехрунный ряд, или даже замысловатый рунический Костер из 6 знаков. Все зависит от того, как глубоко я буду копать и сколько времени у меня есть. Я оглянулся на Зою. Время было.
   Руны слились с моими руками и, казалось, трепетали в вожделении беседы с высшим разумом, с тем, что в мире Зои называют ноосферой, а в других - божественным откровением, знаком Судьбы. В голове звучало выученное Кредо Воина Духа.
   У меня нет родителей:
   я сделал небо и землю своими родителями
   У меня нет дома:
   я сделал домом своим знание.
   У меня нет жизни или смерти:
   я сделал вдох и выдох своей жизнью и смертью.
   У меня нет могущества Богов:
   я сделал честь моим божественным могуществом
   У меня нет волшебных тайн:
   Я сделал свой характер волшебной тайной...
   Разум перешел в состояние транса. "Я сделал стратегией отсутствие мыслей". Вопрос четко выкристализовался в голове - Что для меня встреча с Зоей, все что происходит? Руны перетекали сквозь раскрытую ладонь, а я искал, какая из них кольнет пальцы, чтобы я достал на свет ответ Вселенной. Чистая льняная ткань лежит на коленях и жаждет принять темную руну на свою светлую поверхность.
   Надо же - Гебо. Руна, не имеющая перевернутого значения. Партнерство. Дар свыше. Свобода и присутствие божественного во всем происходящем. Я чувствовал важность этой встречи, но эта руна меня потрясла. Я очень давно не видел ее в своих раскладах - "У меня нет друзей: я сделал свой разум своим другом". Мое беспокойство не напрасно. Я чувствовал грядущие перемены, а теперь убедился, что впереди много неведомых испытаний.
   Руны снова готовятся к разговору, и постукивают в мешочке от движения моих пальцев. Так в чем суть ситуации? Кано, прямой. Раскрытие и начало активности. Обоюдное раскрытие (Этого еще не хватало! Я и перед мужчинами, партнерами по бою, не спешил раскрываться, а тут - она!). Однако, чем больше во мне самом света, тем лучше я могу оценивать результаты своих действий. Придется не чернеть с досады от неожиданных приключений, а быть белым и пушистым, чтобы побыстрее разглядеть, как из всего этого выбраться. Причем, по возможности в свой привычный мир - "У меня нет чудес: сделал я верное действие чудом".
   Вторая руна открылась рядом - какую проблему мне предстоит решить во всем происходящем. Наутиз! Черт, не люблю я эту руну Принуждения. Хоть и в перевернутом положении, которое хоть немного смягчает грядущие жесткие уроки Судьбы. Сколько раз я уже учил все эти уроки и сдавал экзамены на отлично, раз все еще живой. Я могу быть горд своими результатами, но процесс выматывает и порядком надоел. Признать свет внутри себя, чтобы избежать разрушительных начал и повернуть свое Эго к созиданию... Интересно!
   Шорох со стороны костра заставил посмотреть и встретиться взглядом с еще сонными и полуоткрыто невидящими глазами Зои. Не вовремя и неожиданно. Я незаметным движением смахнул руны в мешочек и быстро свернул льняной лоскут. Она, по-моему, даже не успела сфокусировать свое просыпающееся сознание на происходящем. И только сейчас сообразил, что не посмотрел третью руну, ради которой и был весь этот расклад - что лучше предпринять. Обидно. И повторить теперь нельзя. Уже спросил. У меня же была доля секунды глянуть, что там выпало. Трактовать можно было в мыслях потом. А пока придется мучится вопросом - так что же за Свет, который поможет созидать в этом грядущем каскаде активных действий, да еще и с неожиданно спрыгнувшего на меня с лестницы книжного магазина Партнера женского рода.
  
  
   "И пошла Василиса Прекрасная туда, куда Василиса Премудрая не решилась бы..."
  
   Зоя.
  
   Пригревшись у костра, я и не заметила, как уснула, наверное. И сейчас растеряно оглядывалась, все еще не веря, что предыдущие события были просто сном. Я встала, что бы немного пройтись и неожиданно оказалась среди деревьев рябины. Они, аллей, вели меня по дороге, не давая свернуть. И вот я вышла и оказалась внутри комнаты очень старого дома. Стены из больших, круглых, потемневших от времени бревен. Напротив меня большая вышивка она словно висит в воздухе. Портрет женщины, сидящей за прялкой, повернувшейся полуоборотом ко мне. Синий сарафан, по плечу почти до пола сбегает коса... тонкие пальцы прядут нить из кудели. Творят Порядок из Хаоса. На голове женщины какое-то незнакомое мне украшение. Растерянно моргаю. И картинка - вышивка уже совсем другая. Снова женщина в сарафане за прялкой, только голова покрыта платком. Синим, как сарафан. Понимаю, вышивка очень старая. Неведомые мне мастерицы пытались показать, что женщина находится среди звездного неба и платье - сарафан у неё из ткани неба и платок на голове такой же. Я вижу, что совсем немного не вышито, недоделано немного вокруг. А еще лицо и руки... Странно.
   - Её вышивают уже много веков, те кого я привожу сюда - слышу голос за спиной, - краем глаза вижу женщину, размыто, словно в неверном свете. Она подводит меня к столу, там лежат нитки для вышивания, сколько не просто цветов, оттенков, глаза разбегаются.
   - Хочешь? - испытующий вопрос.
   - Да, конечно, - я тянусь к ним и озвучиваю то, что собираюсь сделать, - лицо надо вышить и руки, она же видеть должна!
   Я выбираю для лица неведомой мне женщины на вышивке самые нежные пастельные оттенки, свиваю несколько нитей между собой.
   - Раз так, тогда и кудель изменишь? - интересуется та, что заговорила со мной. Я бросаю взгляд на что-то невзрачно серое на вышивке и не минуты не колеблясь принимаю из рук неведомой мне женщины другую кудель. Она и солнечно золотистая, и льдисто серебряная и еще в ней явно видны красные всполохи. Я прикладываю её к вышивке, и она словно вплетаются в неё, становясь её частью. И снова я на поляне, только исчезла дорожка из рябин. Лишь одно дерево стоит напротив меня. А потом идет волной и не дерево - рябина передо мной, а женщина. Высокая и статная, в короне из спелых гроздей ягод на густых косах, что обрамляют её стан почти до земли.
   - Здравствуйте. - растерянно говорю я.
   Она словно уменьшается, становится вровень во мной. Я потрясенно смотрю в её глаза. Они звездносветные. Так их, наверное, описать можно. Нет, правда в них словно вспыхивают и гаснут звездочки. В моем Мире, была такая заставка на компе, давно. Но она завораживала. А вот так, вживую. Потрясающе красиво.
   - Благодарю тебя, - негромко, с улыбкой в голосе говорит женщина, - давно мной так не восхищались, теперь я понимаю своего потомка. Когда видишь такой взгляд хочешь ему соответствовать. Запутала тебя? Прости. Я - Роуэн. Дух хранитель Рода Темных эльфов к которому принадлежит Гарольд, что поклялся тебе служить.
   - Амулет переноса, - почему-то враз севшим голосом и явно невпопад говорю я.
   - Когда забываются истоки теряется смысл вещей, - задумчиво кивает мне Роуэн, - Он отдал тебе то, чем владел по праву Рода. Но надеть что-то младенцу на шею, это мало. Надо объяснить взрослому, что он носит. А объяснять было некому. Ты интересная женщина, Зоя. Творишь свой Мир не для удобства или власти. Даже странно. Сколько веков я привожу к вышивке женщин, но никто до тебя не захотел что бы Она увидела красоту, которую создает. Вышивали богатство одежд, роскошь звездных Миров, что её окружают. Ты первая восхитилась её красотой и изменила цвет кудели Мироздания. Ничего не хочешь взамен?
   - Нет, за что? Нитки твои были...- тихо ответила я.
   Моя собеседница негромко рассмеялась:
   - Тогда просто послушай, я долго не смогу удерживать твое внимание и тебя к себе не проведу, мы слишком разные, не выживешь.
   - Ты веришь в любовь, считаешь её основой Мироздания. - продолжила она, окинув меня добрым и снисходительным взглядом - Милая девочка, так-то оно так. Но только если любовь взаимна. А если нет, она несет гибель. И чем сильнее тот, кого отвергли, тем страшнее последствия. А когда в битву за любовь вступают Боги, уверенные, что уж им то законы не писаны. Напрочь забывая, что они тоже только часть целого, а не основа. Зоя, ты спасла потомка Рода, что я храню. Но ведь этим ты взяла на себя обязанности по отношению к нему. Войдя в его жизнь, ты тем самым впустила и его в свою. Не думала об этом? Не знала? Естественно. Откуда. Но любой поступок имеет продолжение, судьба и на печке найдет. А ты приняла его клятву, теперь ваши жизни связаны. И не важно, что Миры разные. Пусть тело и живет, убивают то Душу. Хочешь жить просто куклой? Без чувств. Нет, судя по тому, какой ужас в твоих глазах. А он так жил, вот только ты пробудила, заставила очнуться. Теперь ничего не изменить, время назад не повернуть. Погибнет он, погибнешь и ты, или наоборот.
   - Почему? Я понимаю, ты говоришь о Гере. Да, он отдал мне амулет, а что дальше? - я силилась понять знаниями женщины моего Мира и века то, что говорит мне практически Вечность устами нежданной собеседницы.
   Она озвучивала те законы, о которых мы, нынешние, или скорее наши предки, если и знали, то благополучно забыли. А мне надо было не просто отвергнуть сказанное, отмахнуться как от сказки, а вслушаться в требования новой реальности, надо было не просто запомнить, а и понять. Ведь здесь и сейчас мне жить по ним. Если я хочу выжить, а в идеале еще и вернуться к себе, в свой Мир. Я потерла лоб, голова странно кружилась.
   - Все проходит, кроме прошлого, ему позволено быть вечным. - словно в ответ на мои мысли проговорила Роуэн. Здесь и сейчас тебе надо понять одно - никогда не выбросит тебя из памяти или любящий, или ненавидящий. Постарайся не увеличивать количество своих врагов. Ведь по нашим законам, враг твоего друга и твой враг. Может ты этого и не знаешь, но он то не сомневается.
   Я растерянно смотрела на неё. Роуэн оглянулась и забеспокоилась, она явно торопилась, старалась успеть сказать то, что считала самым главным.
   - Не жди, что придет время и тогда... Ты уже живешь, твоё время жизни начало свой отсчет с твоего рождения. Пусть Время идет по-разному в разных мирах, но нет ни одного Мира, где бы время ждало. Время и Судьба... Это Боги, страшные Боги, они Изначальны. Но с Судьбой можно поговорить, если оказаться вовремя в правильном месте. А вот Время не ждет никого и никогда. На своем пути, ты встретишь три категории людей, одни поменяют твою жизнь, другие попытаются её сломать, и только третьи станут твоей жизнью. Твоя задача, девочка, их узнать и не перепутать. Это для тебя. А своему спутнику ты должна помочь найти утерянные знания и восстановить права Рода. Его истинного Рода.
   - Но почему я? - растерянность сменилась испугом.
   - Потому что ты это можешь, - произнесла Роуэн, - и потому что в твоем нынешнем Мире всё что у тебя есть, это благополучие и безнадежность. Ты это называешь стабильностью. А у Судьбы на тебя совсем другие планы. Просто верь в себя и знай, ты - можешь.
   - А если нет? Вдруг не получится? Меня вообще учили, что скромность украшает человека, - запальчиво начала я, стараясь не показать виду, как меня задели слова о безнадежности. Да, я всегда стремилась к стабильности, и эта женщина другого Мира просто не может понять, каким трудом она достигается в моем.
   - В вашем Мире людей можно разделить на две категории: одни живут, а вторые ищут виноватых, - задумчиво отозвалась Роуэн, - тебе не кажется, что ты переходишь во - вторую? Ты начинаешь бояться, но чего? Смерти? Пустое, поверь, из жизни еще никто не выбирался живым. Время жизни то же зависит не от тебя. От тебя зависит её полнота, краски, которыми ты её расцветишь и чувства в которых ты будешь жить. Понимаешь? Это зависит не от окружающих тебя, а от тебя самой. Твоя канва, ты и вышиваешь. А стабильность, как ты её называешь, это всего лишь покой, сон души. Одно дело, когда спишь, чтобы набраться сил, и совсем другое, когда боишься изменений. Я из другого Мира и намного старше тебя, поверь, изменения неотвратимы, но только тебе решать, какими они будут. Ручей может дать начало реке, а может превратиться в болото. Не спи, Зоя! Не проспи жизнь! Ты важная часть картины, но тебе надо увидеть её целиком!
   Неожиданно всё окружавшее меня, да и сама Роуэн пошла рябью, словно в воду бросили камень, кому-то наш разговор пришелся явно не по вкусу.
   - Кто враг? Кто? - крикнула я.
   Порыв ледяного ветра чуть не свалил меня с ног. А вместо травы под ногами и богатства осени вокруг я оказалась среди зимы. Роуэн исчезла, так и не успев ничего сказать. Напротив меня стояло просто дерево, занесенное снегом. Ответ для меня стал очевиден. Лёд. Один из древнейших божеств. Да, похоже мое желание купить книгу было плохой идеей, надо было любить сериалы или еще лучше - смотреть только передачи про животных. Там всё понятно. Мир людей всегда был труден, а уж вмешиваться в разборки богов. Хотя... Я почувствовала, как внутри меня словно что-то меняется, словно в душе вместо белого безмолвия стабильности начинается оттепель, а вместе с ней приходит хрупкость и нежность весны, и её задор.
   Я подняла глаза на Макса и тихонько сказала:
   - Похоже я стала пешкой в чужой игре. Даже не зная, что играю, но поскольку ты явно её часть, надо хорошенько все обдумать, важно понять, какой фигурой являешься ты. - Понимаешь, о чем я, знаешь, что такое шахматы? - Дождалась его уверенного кивка и продолжила, правда неожиданно для себя, - И самое главное, объясни, зачем ты меня звал?
   Я сказала и замерла, последние слова вырвались совсем неожиданно. Я машинально потерла шею, куда от неудобной позы врезалась цепочка амулета, а потом просто достала его, чтобы поправить. Едва Макс увидел амулет, парень словно изменился в лице, настороженно и испытующе посмотрел мне в глаза и видно не увидел того, что ожидал... Судорожно сглотнул, рванул ворот рубашки и глухо пробормотав: " Я скоро вернусь" поднялся и быстро отошел от костра.
  
  
   "Почему, когда ты беседуешь с Богом - это называется молитвой, а когда Бог с тобой - шизофренией?"
  
   Максимилиан
  
   Едва я увидел амулет, что был на шее Зои, как меня скрутила такая боль, что перед глазами все поплыло. И я вспомнил то, что мучило меня столько времени. Всё дело было в том, что я не первый раз обращался с просьбой, действуя, что называется, напрямую. И словно заново услышал голос, чьи вопросы предназначались только мне, но теперь я понимал их подтекст.
   - Ты вызвал МЕНЯ, Богиню Судьбы, а спрашиваешь не о том, что хочешь спросить, зачем, мальчик?
   - Нет, почему? Все правильно, я спрашиваю, как мне найти свой Дом!
   Богиня, которую я не вижу своим, нынешним зрением, но прекрасно слышу, словно вздыхает:
   - Опять ты о том же, из жизни в жизнь у тебя одни и те же вопросы. Беда с вами, Взрослыми Душами. Маленькие, только начинающие отсчет своих жизней, радуются всему, впитывают величие и великолепие жизни, а Вы?! Из жизни в жизнь Души находят тех, с кем были близки в других жизнях, пусть и в других обличиях. Родство Душ. Это я понимаю, но ты хочешь другого, большего. Ты хочешь найти не нынешнюю свою семью, а ту, кто воплощала для тебя понятие дом и семья, а она для твоей Души неизменна. Хорошо, пусть так, а если она не узнает тебя? Ведь именно так чаще всего происходит даже при редких встречах такого уровня. Узнает кто-то один. Пусть Души и встретились, но в другой жизни у каждого своя дорога. Тогда как? Почему ты не хочешь жить здесь и сейчас, в своей нынешней жизни? Ведь она очень интересна, - и ты справляешься хорошо, дальше еще больше приключений.
   - Это точно, - непочтительно фыркаю, приключений на мою, гм...шкуру хватает с лихвой. Да вот только я словно не живу, а как квест прохожу, и мне не страшно, не думай, мне всё больше не важен результат, понимаешь? Словно это не моя дорога, не туда я иду...
   - Иными словами? - подталкивает меня собеседница.
   - Иными словами, не отправляйте меня в безразличие, я могу оттуда не вернутся, понимаете? - странно, но меня словно кто- то одергивает, и я, вдруг осознав с кем говорю, перехожу на "вы". - И мне уже не важно, на чьей стороне быть. Но если я не могу её найти на светлой, то могу пойти и на другую, это не угроза, Богиня, это предположение.
   - Рогатый Лорд побери твоих долгоживущих предков! - не по-божески восклицает она, - не жизни себе устраиваете, а поиски иголки в стоге сена! А ведь как я интересно всё придумала, прямо хоть сама такой жизнью живи.
   - Ага, - я скромно киваю, но глаза успеваю опустить.
   - Ладно тебе, Богиня Судьба, - неожиданно в наш диалог включается другой голос, -Миры то живут за счет них, Взрослых Душ. Маленьким Мироздание в равновесии не удержать. А этот спор с Богиней Любовью тебе не выиграть. Она изначально была права, есть однолюбы, есть.
   - Что? - как-то по девчоночьи восклицает голос, - я еще не все использовала!
   - Все, с этой душой - всё. Это я тебе, как Время говорю. Отпусти его, Жизнь заждалась, его жизнь.
   - Хорошо, - голос сильно недоволен, - и я тороплюсь вклиниться.
   - Если я столько времени Вас развлекал своей живучестью, может мне премия полагается?
   Ошарашенное молчание и растерянное: - А что ты хочешь?
   - Знак, что-то такое, что неизменно, - выпаливаю я, - сам не очень хорошо понимая, что сказал. Но мои собеседники мудры.
   Знак Богини Судьбы был печатью Хранительницы Миров, когда я был Райсом, он был на парусах флотилии, когда я сражался за неё уже в другом Мире и... много еще где он был, ведя меня путевым светлячком на встречу к моей Госпоже. И вот он на шее Зои, здесь и сейчас, в коридоре безвременья. Я добился того, чего хотел. Но не даром говорится: " Бойся мечты, она может осуществиться".
   Даже и не знаю, что теперь делать и как себя вести. Напротив меня моя Госпожа. Которую я искал не годы, а жизни, но она не просто не узнает меня, она не помнит и себя, ту, к кому я столько времени шёл. А значит не помнит и меня. Я словно вижу себя её глазами. Незнакомый парень со странными замашками и настораживающими знаниями. И, как и в той, далекой жизни, здесь и сейчас я выгляжу моложе моей госпожи. Мелочно это, Богиня Судьба! Хоть и очень по-женски!
   Словно в ответ я слышу звонкий жизнерадостный смех, пусть и с капелькой вредности. Досадливо прикусываю губу и поднимаю глаза на Зою. Что ж, то, о чем меня честно предупреждали все же произошло, а я оказался не готов. Что-то бормочу и вскочив почти постыдно убегаю в ближайший лесок и убедившись, что Зоя меня не видит бессильно опускаюсь у корней одного из больших деревьев опершись спиной о его ствол, закидываю голову к небу. Глаза заволакивает слезами. Всё.
   Теперь я действительно не знаю, что делать дальше и как жить. Проведя ладонями по лицу, смахиваю ненужную влагу и просто всматриваюсь в серое бездонное небо безвременья. Человеку очень нужна вера, во что угодно, лишь бы это было впереди, развитием и толчком к завтра, посылом к желанию жить, а значит действовать. А у меня на душе, впервые за многие годы, было пусто. Пустота... она то же затягивает, как и забвение, а за ними простота и сиюминутность жизни. Жизни травы в огороде, ты не за что не отвечаешь и ничего не решаешь, все произойдет само собой, по воле богов или просто смене сезонов.
   Неужели все, что я с таким упорством или упрямством достигал, было зря? И Боги были правы с самого начала. Помнить свои жизни не нельзя, а ненужно? Тогда, Боги знают, сколько жизней назад едва услышав от своей Королевы слова о её уходе я сделал единственное, что мог, чтобы не потерять её. Я выскочил из её покоев и понесся на конюшню, а потом всю ночь скакал до Святилища. По условиям той жизни, став воином, переходя из ранга в ранг, мужчина имел право на желание, одно, но любое. Ведь каждый из нас, в любой момент мог отдать жизнь за Королеву и больше ничего не успеть в своей жизни. Я придержал озвучивание своей просьбы на пару дней, это было возможно. Но когда озвучил, Боги были крайне удивлены. Я не просил обеспеченной старости или подвигов, о которых будут помнить потомки или богатства. Я попросил о сохранении мне памяти до новой встречи с Госпожой. Попросил, чтобы мы встретились в другой жизни, и я снова был нужен ей. И что бы я помнил её. Всегда...
   Боги были озадачены. Но выполнили. Я помнил. Конечно, не каждую минуту каждой жизни. Просто образ или приходил во сне и потом забывался или знак служил ключом к памяти, тот знак, что я увидел на шее своей спутницы. Но вместо радости наступил полный крах надежды и веры в будущее. От кого или чего дальше будет зависеть моя жизнь, я сам, или это и есть логическое завершение спора с Богами? Пустота впереди?
   - Это, по-прежнему, будет зависеть только от одного человека, тебя самого, - раздается голос рядом со мной. Я нехотя скашиваю глаза на его звук. В безвременьи рядом с тобой только те, кого ты или сам привел с собой или представляешь говорящего. Пусть я никого не хотел видеть, но я не мог не чувствовать.
   - Не отвергай меня, - просит женский голос, - ведь я единственная Богиня которой подчиняется все живое, и именно потому, что у Любви нет правых и неправых, нет правил и условий. Я у каждого своя. Чего ты так испугался? Ведь до момента исполнения желания ты шел своим путем, тобой же и избранным.
   - Да, - вынужденно киваю я, - и что сейчас? Неужели мне признать, что я ошибся в той, своей просьбе и во всей последующей жизни? Я гнался за мной же придуманным миражом?
   - Это ты сможешь узнать только одним способом, - задумчиво отвечает мне Богиня Любовь.
   - Каким же? - запальчиво вопрошаю я.
   - Если сумеешь остаться собой...
   Я слышу, но не понимаю.
   - Что вы имеете в виду? Здесь и сейчас я помню, что прожил многие жизни. Был разным.
   - Можно начать жизнь с чистого листа, можно даже написать новую книгу жизни, но почерк не изменить, понимаешь? А что касается твоего незнания как быть или как поступить. Ты можешь не верить, но почти все в жизни случается впервые.
   - Даже у Богов? - недоумеваю я.
   - Даже у нас, - подтверждает она.
   - И что же? - не верю я, - да, я такой, мне нужны факты, а не слова.
   - Ты, например, - смеется она и меня неожиданно отпускает. Чего я, действительно переполошился? Себе я цену знаю, уж из каких передряг только не выбирался. А сумею или нет понравится Госпоже снова, так это то же от меня зависит. Я-то в своей жизни и на своем поле, это Зоя попаданка. И еще вопрос по чьей воле, не я ли руку приложил.
  
  
   "Есть два способа командовать женщинами. Но их никто не знает."
  
   Зоя.
  
   Я посмотрела вслед Максу. Вот он скрылся в небольшом леске. А я разжала ладонь, в которой спрятала амулет Макоши, увидев странную реакцию парня. Как возникает доверие? Почему чужой, неизвестный тебе до минуты встречи, человек вдруг вызывает в тебе это чувство? Даже с самым сложным и необъяснимым чувством, любовью и то всё яснее. Там вначале влюбленность, а уж из неё вырастает или нет - любовь. Как цветок из бутона - или раскроется тонкой вязью нежного, хрупкого цветка ландыша или фрезии. Или ароматной роскошью шапки пиона. Или вообще ничего не будет. Засох бутон, сил у корней не хватило, или гусеница его съела. Не судьба, в общем. А вот доверие... Незнакомый человек протягивает тебе руку и говорит, идем. И хоть решаешь ты, но на раздумья у тебя только миг. Миг, единица измерения времени твоей жизни, но упусти её, и ошибка может привести к фатальному результату.
   Я знала о Максе раньше нашей встречи, со слов Марьянки, и была не особо в восторге. А вот сейчас, просто увидев, даже ничего толком не узнав и не спросив его ни о чем, я тем не менее ясно осознаю, что я, Зоя, ему доверяю. Словно там, внутри меня произошло странное узнавание незнакомого человека и не по поступкам, их еще просто не было. Но я чувствую, Максу можно верить. Как странно. Похоже я запутала сама себя.
   Макс возвращается, он какой-то взвинченный. Явно не находит себе места, а потом вскидывает на меня тревожные глаза:
   - Ты меня не узнаешь? Может я тебе напоминаю кого, а?
   Я растерянно качаю головой.
   - Послушай меня, Зоя, конечно, это странно прозвучит, но я прошу тебя доверится мне. Судя по твоему сну у нас не так много времени на воспоминания, как хотелось бы. Значит надо ускорится. Я могу показать тебе твоё прошлое, и то почему ты хочешь доверять мне, но боишься, исходя из опыта нынешней своей жизни. Но надо, что бы ты сама этого захотела, понимаешь?
   Я киваю, не знаю, что еще сказать, Макс не просто взволнован, его потрушивает от переживаний. А я даже отдаленно не понимаю, почему.
   - Хорошо, давай так и сделаем, ты в этом больше моего понимаешь, и про время я с тобой согласна, я словно чувствую, как оно утекает, - наконец мне удалось облечь в слова то, что я чувствую. Макс заметно расслабляется.
   - Еще раз, Зоя, ничего не бойся и пожалуйста, доверяй мне. Я всегда был и буду на твоей стороне. А теперь дай мне амулет Макоши, я использую его как маятник.
   Я снимаю амулет с шеи и протягиваю ему на ладони. Он берет, но только за цепочку и начинает покачивать и считать. Мне немного смешно и хочется сказать, что я не верю в это. Но тут я проваливаюсь в сон.
  
  
   "Место насекомовидных в иерархических системах пирамидального типа"
   (всяк сверчок - знай свой шесток)
  
   Призванная Княжна.
  
   Во многих Мирах, известных мне и лично и от моих Наставниц, есть легенда о Мире, в котором живет Хранительница всех Миров и Переходов между ними. И когда она рожает сына, а не дочь, то он возглавляет Армию, состоящую из лучших воинов всех Миров, а Хранительницу призывают из другого Мира. Так что, в принципе, любая рожденная в правящем Роду может рассчитывать на корону Королевы Миров. Вот такая красивая сказка. Но как говорила моя няня "сказка ложь, да в ней намек". Девочкой мне всегда хотелось понять, намек на то, что сказка ложь или на то, что она - правда? Я всё спрашивала няню, но она качала головой и только посмеивалась. Детство кончилось и теперь я знаю ответ. Но все же лучше бы сказке сказкой и остаться. На то, что она обернется былью и станет моей судьбой, я никак не рассчитывала. А уж то, что в неизвестный Мир править неизвестно кем призовут меня, вообще по первости было не сказкой, а сном. И притом дурным, который хотелось смыть поутру ледяной колодезной водой и забыть о нем навсегда. Но человек предполагает, а Судьба располагает.
   Наверняка и до меня задавались вопросом, что труднее, родиться в семье и править по праву рождения, то есть менять жизни подданных по своему усмотрению и считать, что все сделанное тобой, это на благо. Ведь ты выросла среди них, и знаешь, как надо. Хотя, наверняка будут ошибки, но тебе помогут. Или вот так. Стать Призванной Королевой, Хранительницей. В моём понимании это значило - пойди туда, не знаю куда и сделай то, не знаю, что.
   Вообще то на такое развитие событий не рассчитывал никто из моей семьи. Наш Мир находится довольно далеко от Мира, где живет Хранительница, и мы неохотно пускаем к себе гостей. И это не замкнутость или недружелюбие, а отголоски древних времен и войн, давно нашедших своё место в учебниках, в описании которых хорошо разбираются мой отец и братья, как воины рода. Я же знаю только то, что у нас нашли прибежище те, кто оказался неугоден в своих землях или семьях.
   Мы знаем и любим природу, но не порабощаем её и не пытаемся изменить. В этом мы походим на эльфов, но они живут долго и детство у них долгое, мы же - другие. И еще, мы скорее дружим с Богами, чем поклоняемся им. Считая, что раз ты родился человеком, а не змеей там или пауком. Значит, Боги были к тебе дружелюбны, ты такой же, как они. И дано тебе всё уже при рождении. Так что твоё дело не ныть и просить что - то, как капризный и избалованный ребенок, которому все мало. А своими поступками доказывать, что Они не ошиблись. А ведь именно из поступков и состоит жизнь. Разве не так?
   Наш Мир, это мир мужчин - воинов, и женщин, чьи умения, а подчас и сами жизни хранят Ордена, к каким мы принадлежим с момента рождения. Я знаю, что в некоторых других Мирах наших женщин называют ведьмами и вовсе не от уважительного "ведать". Но в моем мире мы - ценность. У нас есть девы - воины. Из их Ордена набирают телохранительниц нашим Князьям. И в этом нет позора воинам - мужчинам. Просто все знают, что страшнее женщины в гневе, нет никого. А уж об обученных убивать, тут и говорить не о чем.
   Есть те, кто станет берегинями после замужества, их удел, семья и воспитание достойных продолжателей Рода. Есть и редкие девы - оборотницы. Это те, кто несет в себе гены не только людей моего Мира. Они чаще всего становятся женами наших правителей и высоких князей. Или тех, кто сумел найти путь в наш Мир и доказать свою любовь избраннице.
   Отголоски таких историй потом расходятся в другие Миры, как сказки. Я люблю сказку про Царевну - лебедь, а вот сказка о Царевне - лягушке у нас считается насмешкой над не угодившим оборотнице претендентом. Почему? У лягушки кровь холодная, не повезло Царевичу с женой. Хотя если он постарается, то оборотница может принять и другую ипостась. Их Орден очень могуществен. Из него - моя мама. А вот мне это её умение не передалось. Я всегда считала, что буду просто берегиней, хоть и в семье кого-то из правящих родов. Недаром мой отец - Правящий Князь. Но кто будет моим женихом? Это решат родители и знатоки истории Родов, свахи. Разбирая все тонкости, что бы не пропали знания и не смешалась близкая кровь.
   С самого раннего детства я чувствовала за собой странный присмотр. И хотя была не оборотницей, а всего лишь будущей берегиней, мной очень дорожили. А мама и няни часто шептались, о каком-то "зове крови", мол если все обойдется, то будет хорошо. Я особо не вслушивалась, но во всю пользовалась своей свободой. На сторонний взгляд, мне, в отличии от братьев и сестер было вообще всё позволено. Я могла пройти и на мужскую половину, чтобы спросить отцовых воевод, о чем хотела. Чаще всего меня интересовали внутренние разборки мальчиков, возраста моих братьев и старше, тех кто потом будет в их отрядах. Когда вырастут и если смогут себя показать. Они же были совсем другие, чем мы, девчонки, с нашими нарядами, бусами, лентами и капризами. И строгие, угрюмо мрачные воины никогда не отказывали мне в объяснении. Да что они, мой дядя, Иван, тот кто руководил подготовкой будущих дружинников самого Правящего Князя, моего отца. Сам старательно объяснял мне непонятное. Единственное, что мне было запрещено, это оружие. Хотя моих сестер учили обращению с ножом и луком. Мне Наставница запрещала категорически. Почему-то называя их "костылями" и требуя, чтобы я вызывала что- то внутри себя. Сестренки, конечно, втихую мне то же всё показывали. А няня пыталась объяснить, что если я, общаясь с силами Мира, где могу оказаться, еще и оружием воспользуюсь, то всё, привет Миру. Какому Миру? Какой привет? Тогда я не понимала, о чем она говорит.
   Прежде чем юную княжну нашего Мира, объявят вошедшей в возраст невесты, она должна год провести в Школе. У этой Школы нет названия, и расположена она так, что в это время никому из близких хода в неё не будет. Это только твой экзамен, среди чужих гораздо легче себя проявить, и в хорошем, и в плохом. И еще, именно там после надлежащего обучения девочки из разных Миров будут тянуть из котла Судьбы, нет, не жребий. А Подарок Судьбы. Что-то, что окончательно определит их жизнь. Пусть мы и дружим с Богами. Но Бог Времени и Богиня Судьбы всегда управляют временем твоей жизни, в любом из Миров, и с ними не поспоришь. Именно так может узнать о выборе Судьбы будущая Королева Миров, Призванная, но такого не было давно. Сами там видно как-то справлялись. А полученные нами в Школе знания о других Мирах, их укладе жизни и еще о многом другом, становились своего рода приданным будущему мужу. Что может быть ценнее?
   Однако это случилось. Все еще не могу поверить и, что греха таить, и смириться с этим, ведь это значит я никогда не увижу ни свой дом, ни близких. Я растерянно смотрю на нашу Директрису. Она, обычно такая спокойная и недоступная в этом своем непоколебимом спокойствии, растеряна чуть ли не больше моего. И я с ней полностью согласна. Я тоже считаю, что из всех девочек, моих подружек по Школе, я наименее подходящая кандидатура на роль Мировой Госпожи. Хотя талант Видящей во мне разглядела именно она. и она же со мной занималась, объясняя, как его развить, и уча им пользоваться.
   Может всё-таки там, наверху, Боги ошиблись?!
   Есть такая пословица, Мир женщины - Дом, Дом мужчины - Мир. Отныне я буду в ответе за Миры, как их Хранительница. Но вот свой, мне придется позабыть, чтобы соблюдать Мировое равенство и не вмешиваться в то, как видят его дальнейшее развитие Боги.
   Я не просто не рада произошедшему, я в ужасе. Но Богиня Судьба сделала свой выбор и я гордо вскинув голову (так слезинки испуга точно не прольются на щеки)! Удаляюсь в свою комнату и уже там ожидаю дальнейшего развития событий. В моей руке всё еще судорожно зажат Подарок Судьбы, амулет со знаком Макоши, то, что я вытащила из котла Судьбы. Он оказался копией печати Хранительницы Миров и Переходов. Вот так! Я так сильно стиснула его, что он отпечатался на моей ладони.
   Я стараюсь сдерживать слезы, но они всё равно текут и капают мне на платье, и я машинально стираю их, будто разглаживаю складку на подоле. Льняная ткань под моей ладонью белая - белая, и даже сейчас на ощупь, чуть прохладная. Мы раскладываем полотна на снегу, на морозе в яркий солнечный день. Что бы и отбелились они и впитали в себя свет. Я смотрю, не отрываясь и вот это уже не просто ткань юбки - это окошко в тот, мой Мир. Сначала я вижу просто завьюженный день. А потом он же, только я уже не на улице, а в доме. И глянув в окошко, убедившись, что " света белого не видно", я задёргиваю белую занавеску, украшенную прошвами, как дыханием самой Зимы по оконцу, только внутри дома. Я окидываю взглядом комнату. Мама что-то читает и недовольно покачивает головой, наверное, опять денег много надо, вон нас сколько, сестёр. Старшие рукодельничают, младшие играют. Я тихонько выхожу из комнаты. Знаю, меня провожают глазами, но не остановят понимая, к кому я иду. А бегу я к своей любимой "Ведушке", как я называю очень пожилую женщину, чьи покои обнаружила еще весной, просто услышав, как дядя Иван говорил отцу, что прежде, чем решать что-то с одним из моих братьев, надо спросить Веду. В общем, пошли они, пошла и я...
   Странно, что раньше до того момента, я никогда их не замечала. Хотя двери в её покои были с улицы, словно совсем отдельный терем. У неё и прислуга своя была. Девушки одна другой краше. И охрана, не просто из отцовых дружинников, а все из дядиного отряда, этих сразу было видно, они как звери хищные в засаде, да еще и на своей территории. И поступь у них такая, неслышная и взгляд рысий. Но только меня сразу пропустили, даже с радостью какой то, непонятной мне. Словно гостью долгожданную.
   Веда была даже не бабушкой, а гораздо старше. Мне, маленькой девчонке, казалось, она знала и умела всё. Но это будет потом. А тогда я вошла и с детской непосредственностью осмотрев покои наткнулась на удивленные взгляды людей, окружавших старую женьщину. Я почувствовала её тревогу и у меня самой словно занемели кончики пальцев. И я сразу заговорила, как говорила своим младшим, готовым разреветься от испуга, когда они первый раз бились до крови.
   - Не бойся, сейчас помогу!
   Я крови не боялась, ни своей, ни чужой, знала, что сказать надо, что бы она остановилась. А подойдя к этой женщине, я сразу достала её руку из теплой воды.
   - Это не так делается, - уверенно сказала я и принялась тихонько массировать и руку, и сведенные пальцы. Я действительно так помогала братьям, если на тренировках с мечом (еще деревянным) удар приходился по пальцам. Хотя дядя Иван и сердился, что я балую мальчишек. Но я всё равно помогала, правда, не всем.
   - Уверена? - спросила она меня, а остальные только потрясенно молчали.
   - Да! Так у брата было, когда ударили сильно, она как не своя, да?
   - А ведь ты права... - весело отозвалась она, - это же удар, ментальный удар! - сказала она окружающим. Я, не понимая их начавшегося разговора, да и, не вникая в него, просто сделала то, что считала нужным.
   А потом мы познакомились, она оказалась Берегиней, но не семьи, а нашего Рода. Той, в присутствии которой всегда стоят. Ведь в отличии от мужчин, женщина даёт жизнь, а не забирает. А я единственной из всех юных княжон, кого она допустила к себе. Веда не учила меня чему-то специально, просто или показывала, как делать или говорила, а делала я. Я и потом, когда надо было что-то сделать, вспоминала не порядок закладки трав в котелок, а именно её руки. И повторяла их движения.
   Даже на помент нашего знакомства Ведушка была очень старой. Её волосы, как зима за окном, белые - белые. Свои тяжелые косы она всё чаща распускала, что бы они не тянули голову. Хотя, почему бы и нет? Что-либо самой делать у неё нужды не было. Стоило только сказать. И на платье постепенно исчезали узоры пусть и из темных, но всё же разноцветных нитей, всё больше оставляя черные. Как ветки березы на белесом зимнем небе. Когда узор стал только из черных, Веды не стало. А из Школы пришел запрос именно на меня. Хотя очередь была совсем другой сестры. но никому из нашего Рода даже в голову не пришло ослушаться, словно это было Её распоряжение, последнее. И я поехала.
   А может я все же лукавлю перед собой? Ведь уезжая из дома, я, среди немногих вещей забрала и это платье, что вышивала так долго и старательно. Красными нитями по белому полю. Моё свадебное платье. И когда вместе со всеми пошла переодеваться из форменной, одинаковой для всех одежды этой Школы. Когда видела, как расцветают девочки в своих привычных и удобных нарядах. Почему же я достала именно его, с самого дна сундучка, завернутое в небеленный кусок полотна, а не в праздничный покров, как оно хранилось дома. Что я еще не понимала, но уже чувствовала? Ведь это платье надевают только раз. Значит Богами всё давно решено? И я в своем свадебном платье ухожу навстречу другой жизни, навсегда потерянная для семьи и Рода.
   Но что я так переполошилась, право слово? Ведь и в моём Мире замужняя дочка - отрезанный ломоть, ведь вернись я домой, то до свадьбы и не знала бы имени своего жениха. Имена - дело серьёзное, ими просто так не разбрасываются и кому попало не называют. Я - Княжна и мой брак, дело политического расчёта. И в общем, как бы там всё сложилось, кто его знает... А здесь всё еще может обернуться не трагедией, а началом совсем другой жизни. Моей жизни, за которую в ответе не мой Род и даже не Боги, а только я. Но как я должна вести себя, что делать? Как будет правильно? Я не знаю. Пока не знаю, но слёзы испуга от неожиданности уже высыхают.
   Дверь открывается, и Директриса грустно улыбается мне:
   - Только не впадай в ступор, так легче всего стать добычей. Двигайся! Хоть маленькими шагами, но вперед. Это бездействие порождает страх, действуй и придет уверенность, - говорит она.
   - Я не знаю, что делать... - отзываюсь растерянно.
   - Не ломай голову, окажешься на месте, там все объяснят. Что тебе было самым сложным во время обучения в Школе? - неожиданный вопрос сбивает меня с толку.
   - Наверное, не иметь возможности поговорить с теми, с кем привыкла говорить и делиться всем, - задумчиво отвечаю я, - целый год я копила все то, о чем теперь никогда не расскажу. Нет больше тех, кому я интересна, и близких у меня теперь тоже нет. От осознания сказанного я начинаю плакать.
   - Так и начинается взросление, - кивает моя Наставница, - не тела, души. Тебе надо осознать, что отныне только от тебя зависит сумеешь ли ты так построить свою жизнь, чтобы не плакать от тоски по прошлому, и не боятся будущего. Поверь, у тебя есть нечто гораздо большее. Оно называется здесь и сейчас. Люди есть везде. А люди у которых есть общие воспоминания не могут быть чужими. Понимаешь?
   Я только качаю головой. Но она больше ничего не объясняет, а ведёт меня к себе в кабинет, а потом и в маленькую комнату за ним. Там Портал.
   - Наверное тебе надо дать прийти в себя, но долгие проводы, лишние слезы. Если тебя призвали, значит там проблемы. Ступай, и начинай действовать, - говорит она.
   Я согласно киваю, действительно, чего ждать? Здесь ничего не изменить, все возможности у меня только впереди. И я, зажмурившись, делаю шаг в Портал.
  
  
   "Проблемы повышения мелкодисперсионности оксида двухатомного водорода механическим путем"
   (толочь воду в ступе)
  
   Прихожу в себя уже в извилистой галерее, увешанной картинами. На них одна и та же женщина. Хотя нет, конечно - нет! Чего это я. Наряд и прическа одинаковые. А женщины разные, совсем. Я медленно иду между картин, вглядываясь в лица, в каждом портрете есть главное зерно, суть правительницы. Есть высокомерие, вот не просто гордость, а гордыня за себя, такую замечательную. Эта Королева совсем юная и веселая, а вот эта - просто устала, не по ней корона, может она из Призванных, как и я. Но их всех связывало что-то неуловимое, чему я пока не знала название. Но видела подобное на пирах Родов. Стоит мне это понять, как из ниоткуда начинает звучать голос, и он произносит: - Здравствуй, родственница!
   - Простите? - отзываюсь растерянно, и слышу недовольный смешок.
   - Тебе так и не рассказали? Что ж, слушай. Хранительницы Миров и Переходов со времен Королевы Эстер получили возможность не только путешествовать по Мирам, а и рожать сыновей. Хотя тут больше Леди Феникс постаралась. Некоторые предпочли оставить своих мальчиков с отцами. Но наша кровь, хоть и в спящем режиме, но все же переходила в их Родах до того, как рождалась подходящая девочка. Должно было совпасть многое и её время рождения, и судьба. В тебе - совпали. А к добру или нет, это зависит целиком от тебя.
   Неожиданно я вспомнила разговор мамы и няни, вот он, о чем был, вот что за таинственный "зов крови" они обсуждали. И пусть наши Миры совсем разные, и здесь уже есть то, чего нет в моём. Но из своего Мира я несу то, что утеряно в этом и без чего он не может существовать дальше.
   Какие странные мысли приходят мне в голову! А еще вот что: время, это не столбовая дорога, что идет напрямую, время - это петли. Можно и кружевами назвать, смысл в том, что всё повторяется, так или иначе. Встречи и работа Душ. Всё остальное, это как гобелены в комнате, всегда можно поменять.
   Про гобелены мне понятней, их меняют четыре раза в год, по сезонам. Но и другие знания, что открывает мне это место пусть и вызывают сильную головную боль, но мне интересны. Я начинаю потихоньку успокаиваться, учиться мне всегда нравилось. А тут мои умения оказываются важны!
   - А вы кто? - тихонько спрашиваю я, оглядываясь.
   - Прости, видно ты из очень далекого Мира. Я механический проводник, созданный для таких, как ты, призванных. Так что делом помочь не могу. А вот советом - сколько угодно.
   - Что я должна сделать? - спрашиваю я повеселевшим голосом.
   - Найди и прочти дневники Королевы Эстер, это во время её правления были придуманы Школы Путеводной Звезды. Там воспитывались дети несущие в себе разные умения и возможности, - вновь заговорил голос, - прошло много времени, но ничто не может быть неизменным. Те, кто стоял у истоков этих школ давно ушли за Грань, их приемники, они другие, как и времена, в которых он жили или живут. Но всегда находится кто- то, кто считает себя умнее других, - в задумчивом голосе неожиданно звякнул металл, -раньше отсев шел при приеме, теперь при обучении. А тех, кого отсеяли, берут в новь открытую школу. Она то призвавших тебя и беспокоит. Школы Путеводной Звезды всегда были построены на надежде, эта же, новая, её база - отчаяние от непонимания. И это несет за собой бунт. Пора вмешаться. Ты должна или повернуть их к себе или уничтожить. Войны Школ недопустимы. Победителей в них не будет. А основы Мира зашатаются. А это значит, пошатнуться все Миры, включая и твой, родной Мир. Понимаешь?
   - А тот, кто сейчас у власти? Что он делает?
   - В том то и дело, что "он"- фыркает голос, - Мир бережет, Армиями командует. Тебе он не помощник.
   - Но познакомится то надо, - удивленно отзываюсь я.
   - Раз надо, иди, знакомься, -голос явно раздосадован. Что ж, поделать, не приучена я хозяйничать в чужом доме.
   - Дневник возьми, потом вернешь! - напоминает он мне и словно лучиком - указкой показывает на один портрет, в нише, под ним, книга. Я послушно беру, тяжелая. Но тот же лучик - указка высвечивает передо мной дверь. Я пожимаю плечами и берусь за ручку. И уже выходя слышу приглушенное, в спину, " еще одна Эстер". Звучит как-то не по-доброму. Ладно, сама разберусь.
   Я оказываюсь в одном из коридоров Дворца. Потрясающе красиво. Светло, просторно и пустынно. Я понимаю, что в нем, кроме меня, никого нет. Но как такое возможно? Вдох - выдох, гашу в себе начинающуюся панику. Усилием воли заставляю вспомнить, чему учили в Школе. Так, Наставница говорила, если ты окажешься Призванной, тебе дадут книгу. Ага, книга у меня есть. Осталось прочитать. И еще кушать хочется. Но для этого явно нужно выйти к людям. Нет, вначале все же прочту. А то хоть я и Призванная, но моё платье сильно отличается от нарядов тех дам, на портретах. Не хотелось бы бедной родственницей предстать. Второй раз первое впечатление не произвести. Вон даже голос и тот фыркает.
   Нахожу библиотеку. Какое-то время стою в благоговейном оцепенении. А голос - проводник ненавязчиво объясняет, что тексты подвязаны не на знание языков (выучу, если надо будет!), а на кровь. Знания, что в них заключены, просто так не прочитаешь, да и не поймешь. Я немного воспряла духом, надо же, какая я оказываюсь, важная для Миров!
   Книги расположены этажами, к ним поднимаешься по лестнице, что опоясывает библиотеку. Неожиданно вижу дверь, а толкнув - оказываюсь в небольшой комнате. Камин, диванчик. Но разжечь его для меня - не проблема. От огня сразу стало уютней и спокойней. Хоть что-то знакомое. Оглядываюсь вокруг. Еще какая-то коробка в углу. Открыв, изумляюсь - это ледник. Замороженный хлеб я узнала сразу. Выхватила, захлопнув дверцу. Мне бы подносик какой или хоть железяку, вместо ветки, я бы на огне разморозила. Неожиданно в голове словно что-то щелкает, меня же учили. Я кладу хлеб на столик и направляю на него ладони, как там Наставница говорила? Призыв стихий? Сейчас мне нужно тепло и ветер. Тьфу ты, те есть Огонь и Воздух. В общем, помучившись и чуть не подпалив столик я согреваю хлеб до вполне приличного состояния и откусив горбушку открываю книгу...
   Закрыв последнюю страницу, словно выныриваю из другого времени. Растерянно оглядываюсь. Камин давно прогорел и потух. Страницы мне освещал огонек, что висит над плечом, но он помаргивает, намекая что скоро выдохнется. Я с трудом прихожу в себя. Стараясь снова оказаться здесь и сейчас. Теперь картина более или менее складывается. В дневниках Королевы Эстер постоянно, словно красной путеводной нитью от клубка, что ведет тебя по дороге жизни, её потомкам озвучивается мысль. Коли ты Королева, то не имеешь право жить только интересами своей семьи. Не дано тебе быть обычной женщиной. Нельзя об этом забывать и тем самым бросать тех, о ком заботиться кроме тебя, некому. Не зря она ездила по Школам и помогала понять кто есть - кто. Выбрать правильную дорогу. Ведь это именно тем ребятам, которые сейчас малыши, строить будущее с твоими потомками. На них они будут опираться.
   В общем, по любому мне надо выходить из этого Замка. Видимо нынешний Правитель, как мужчина, живет в доме у маяка. Мне страшно от полной неизвестности, но бояться можно и в пути. Я медленно выхожу из приютившей меня комнаты и заставляю себя идти по лестнице вниз, к входным дверям. Которые неожиданно распахиваются мне навстречу, чтобы впустить молодого парня, он явно не в духе и держит в руке короткий меч. Я застываю. Он окидывает меня взглядом, явно изумленный увиденным.
  
  
   "Солипсизм домашней птицы по отношению к нежвачным млекопитающим отряда парнокопытных"
   (гусь свинье не товарищ)
  
   - Здравствуйте... - машинально говорю я.
   - Добрый вечер, леди. - отвечает он и вдруг начинает смеяться, так задорно, что я перестаю трястись, и тоже улыбаюсь. - Вы Призванная? Хотя что я спрашиваю, по наряду понятно.
   - А что не так с нарядом? - немедленно вскидываюсь я.
   - Да все так, наверное. Просто у нас в рубашках, даже очень красивых, леди не ходят, они в них спят.
   - Это не рубашка! - обижаюсь я - это... это праздничное платье. Я в нем подарок Судьбы получила!
   - Да? И что Судьба подарила? - он явно заинтересован.
   - Сюда прислала, порядок наводить, а то сами не можете, так что скорее это её подарок Вам - вредным голосом отвечаю я. Задели меня слова про рубашку.
   - Мне себя поздравить? - сарказм не прикрыт.
   - А вы, вообще, кто? - подозрительно спрашиваю я, еще раз, но уже внимательно окидываю взглядом неожиданного гостя. Высокий, крепкий, но это понятно, раз с мечом. Лицо открытое, располагающее, что ли. "Хорошая кость, хорошая порода", так говорила моя бабушка. Правда отец всегда вставлял, что "в черепе важна не форма, а содержимое, мозги", а она отвечала, "это уж как кому повезет" и поджимала губы. Она не любила отца и считала, что раз мамины способности мне не передались, то виноват он. Я так явно их увидела, что даже вздрогнула от голоса, произнесшего совсем рядом:
   - Ох, простите, леди. Что-то ситуация занесла. Я - Алан, Принц Алан, Правитель этого Мира, уверен, ненадолго. И Командир Армии, что смею надеяться, займет куда большее время моей жизни.
   - Не хочешь быть Правителем? - удивилась я.
   - Не хочу ни разу! - утвердительно кивнул он.
   - Ты как-то странно говоришь, не по-нашему, - замечаю я.
   - А может это ты? -парирует он, но тут же трясет головой. - извини, не хотел. Давай пройдем куда ни будь, и поговорим.
   - Я голодна... - тихонько озвучиваю свою беду, тот полу размороженный хлебец остался в далеком прошлом.
   - Ох, прости, хозяин называется, - парень досадливо морщится, - тогда идем ко мне, Замок Хранительницы Миров не моя вотчина.
   Я растерянно топчусь на месте. Все же я княжна и без свиты только по дому ходила. А тут незнакомец, зовет к себе. Пусть всё окружающее меня и изменилось, но себя не переделать. Однако этот странный парень быстро понимает мои колебания.
   - Давай так, меня тебе бояться или не доверять совершенно излишне, - серьезно говорит он, - ты - Призванная, это значит наш Мир какое-то время будет зависеть от тебя. А что бы с тобой ничего не случилось есть я и моя Армия. Ты понимаешь, о чем я?
   - Понимаю, меня в Школе учили. - тихонько отвечаю, а сама чувствую, что его участие ко мне сейчас сыграет с ним злую шутку. Весь мой предыдущий год в Школе, и нежданный Подарок Судьбы оказывается слишком тяжелой ношей. Все пережитое и эмоции от прочитанной книги вдруг разом наваливаются, и я перестаю быть Княжной из Правящего Рода, а теперь еще и Призванной, а становлюсь просто перепуганной девчонкой, которая наконец нашла сочувствующего, и с плачем опускаюсь на ступеньки. Но Алан, в отличии от моих братьев, при виде слез не вылетает пулей из Замка, а отложив меч присаживается рядом и обнимает меня за плечи. И я, уцепившись за него и плача взахлеб рассказываю о том, какой неожиданный поворот сделала моя Судьба. Он выслушивает, не торопя и не успокаивая, просто чуть покачивает меня. Убедившись, что слезы иссякли, тихонько говорит:
   - Ты не думай, я понимаю. Всегда трудно терять близких и понимать, что никогда не увидишь.
   - А твоя мама то же Призванных? - всхлипываю тихонько.
   - Нет, я из местных, так сказать, видишь глаза какие.
   Я поднимаю голову и встречаюсь взглядом с полночно черными глазами, а в них вспыхивают золотые искорки, как костер на ветру.
   - Вижу, потрясенно говорю я, - очень красивые.
   - Да я не о том, - он неожиданно краснеет, - такие глаза означают принадлежность к Дому Хранительницы Миров. Только мужчины хранят мир от войн, а вот за внутреннее благополучие отвечает женщина. Теперь, видимо, это будешь ты. Кстати, как тебя зовут? И ты не против обращения на" ты"? Как-то само получилось.
   Я растерянно смотрю на него, здесь имя моего Рода, да и княжеское ничего не значат, поэтому я называю своё домашнее.
   - Дара. И нет, не против, у нас на "вы" только врагов называют.
   Он хмыкает и кивнув, произносит:
   - Что ж, Подарок судьбы, Дара, добро пожаловать! И давай все же разберемся, что ты знаешь.
   - Замок Хранительницы Миров стоит на пересечении точек переходов к разным Мирам. Они работают только если она присутствует в Замке и вообще, живая, - начинаю я. Он резко вздрагивает и отводит глаза.
   - Что? - не понимаю я, - не так?
   - Так, всё так, - тихо говорит он, - моя мама была последней Хранительницей, до тебя.
   - Ох, прости! - я растеряно глажу его по руке. - Давно?
   - Приходит время, и Хранительница выбирает своего Великого Координатора Миров, рождается девочка и она унаследует не только титул, но и знания матери, ведь родив, Королева уходит за Грань, - озвучивает следующий параграф учебника Алан. Я молчу. Ведь это мне - учебник, а для него история Рода и близких, - Великий Координатор Миров держит мир до совершеннолетия дочери и все повторяется. Но, иногда рождаются сыновья. Мама растила меня до пяти лет, дольше держать при себе сына просто нельзя, с обучением опоздать можно. Отец держал мир, потом учил меня. А когда я стал совершеннолетним, для мамы пришло время уйти за Грань, а он пошел сопровождать её, - последние слова даются Алану с трудом, и он отворачивается от меня.
   - Давно? - снова повторила я вопрос.
   - Пятый год пошел, - ровным, без эмоций голосом, отозвался Алан. Только сжатая в кулак рука побелела. Я накрыла её своей ладошкой и погладила. Он кивнул, благодаря за участие и повернул голову ко мне.
   - Но ты же говорил, без Хранительницы переходы закрываются, - напомнила я.
   - В Разных Мирах время течет по-своему, мы рассчитали, что можно. Ну, не мог я никого в мамином Замке видеть! Понимаешь? - он досадливо прикусил губу - а потом Рон сказал, что есть такой обряд, можно призвать невесту, а не Хранительницу, мол есть такой Мир, где девочек учат быть тем, что нам надо.
   Так вот из-за кого все мои беды.
   - Твой Рон - идиот! - зло бросила я, - нашли себе Сивку-Бурку! Да, такой Мир есть, я из него, и ваше счастье, что призвали меня, а не деву-воина! Она бы вам тут устроила... А чтобы наша девушка, будущая берегиня, или тем более, оборотница, на тебя хотя бы взглянула, тебе надо было к нам идти, и добиваться её расположения. Невесту не призывают, её ищут, сердцем ищут!
   - Да я бы пошел, - расстроенно откликается Алан, - да только Замок не пустил, закрылись переходы. Видно, время пришло, и наши Боги тебя призвали. В общем неудачно всё вышло.
   - Спасибо на добром слове, - фыркнула я.
   - Пожалуйста. Ой, не то хотел сказать, - Алан досадливо качнул головой.
   А я пристально посмотрела на него, другим зрением посмотрела, как Видящая, как учили. Нет, не жених он мне. Как говорили мои сёстры, обсуждая молодых княжичей или дружинников: "хороший парень, но не орёл". Я только теперь в полной мере поняла их слова. Пусть и добрый и умный этот парень, но - нет. Скорее друг хороший, надежный. Но не больше. А жаль.
   - А кто такая Сивка-Бурка? - все же не выдержал он.
   - Конь это. Богатырский конь. Призывают на помощь, когда сами вляпываются - мстительно озвучила я.
   - Тогда Рон не идиот, а правильно всё придумал, почти - Алан стрельнул в меня глазами и рассмеялся.
   Я от негодования не нашла слов и просто треснула его по руке, как поступала с братьями, когда исчерпывала все слова убеждения. Он, как и они просто вредно усмехнулся, а потом, легко поднялся на ноги и поднял меня.
   - Ладно, Дара, давай ты будешь нас спасать, только вначале мы тебя переоденем.
   - Ты и Рон? - опасливо уточнила я.
   - Боги меня упаси! - уже серьезно отозвался Алан, - я провожу тебя до покоев Хранительницы и активирую Замок. У тебя штат горничных, с пол армии будет!
   - Зачем же столько?
   - Дара, ты - Хранительница Миров, уж прости, не знаю к добру или худу. Но все живущие в этом Мире, включая меня заточены на твою охрану. Нет Хранительницы, нет жизни, и не только здесь, а и в других Мирах. Понимаешь свою ответственность и ценность?
   - Хочу домой! - ответила я. Алан рассмеялся и взяв меня за руку повел сначала по ступенькам, а потом и по коридорам, остановились мы у двери. Она проступала в стене, искрилась завитушками.
   - Приложи к ней руку, если ты действительно Хранительница, то она тебе откроется. А если нет, ты можешь погибнуть, - страшным шепотом проговорил парень.
   - Да ради Богов! - раздраженно откликнулась я, вот ведь истинный мужчина, власть ему подавай и Хранительницу, а то, что я есть хочу и еще кое-что, даже думать забыл. Но я-то помню! Присмотрелась, опять с помощью другого взгляда и увидела ручку. А стоило положить на неё руку, как дверь стала проступать, и еще откуда-то полилась очень красивая музыка, в ней был шум весеннего леса и птичьи трели, и аромат пробуждающихся почек. Я повернулась к Алану, он смотрел странно. И восторженно, и чуть грустно.
   - Ты - лесная, - тихо пояснил он, - а моя мама море любила...
   - Я - не она, - мягко озвучила я очевидное. Что же поделать, в жизни все проходит, кроме прошлого, только ему позволено быть вечным. Открыв дверь, я вошла в покои, оставив провожатого в коридоре, с его грустью и воспоминаниями.
  
  
   "Амбивалентная природа нейронных импульсов, испускаемых корой головного мозга"
   (и хочется, и колется)
  
   Как интересно, и Мир другой, и нравы другие, а комнаты Княгини или по их титулам, Королевы, похожи на комнаты моей мамы. Спальня - роскошная кровать, задернутая пологом, очаг или как они называют, камин. Впрочем, как не назови, открытый огонь, это и оберег на все времена и оружие, что всегда под рукой. Резной столик, на нем гребни в серебре и еще масса всего, потом рассмотрю. Другая комната это как гостиная, а еще есть кабинет и из него двери в библиотеку. А вот это действительно, сказка. Личная библиотека Княгини, ой, опять я оговариваюсь. Королевы!
   Есть еще несколько дверей. Не по-нашему устроено, но год в Школе меня всему научил. Знаю, как пользоваться и кранами, и душем. Наставницы объясняли, что Замок Правительницы Миров не просто стоит в середине переходов, а в него стекаются все новшества и она отбирает, что нравиться. Пока я полностью согласна с выбором тех, кто был до меня. Выхожу и попадаю снова в спальню. Ага, значит тут есть и тайные переходы, для личного пользования. Что ж наверняка они пригодятся и мне. В гостиной голоса. Я выглядываю - несколько девушек настороженно смотрят на меня, делаю шаг вперед и торопливо вспоминая параграф учебника "Знакомство с окружающими", заученно повторяю:
   - Я Призванная, Ваш Мир сейчас нуждается во мне, но и мне нужна ваша помощь. Так что решайте сами, кто рискнет быть прислугой "призванки", - это я уже от себя сказала, как и обидное прозвище, его я просто считала у кого то, дар Видящей подразумевает и такое.
   Одна из девушек вспыхивает. Ну да, они все хорошенькие, но одеты по их моде и волосы уложены. Подумаешь, я вот свою косу распущу, тогда посмотрим!
   - Я - Люта, госпожа, - раздается голос из-за их спин, и девчонки расступаются, а проще сказать, шарахаются. И я вижу девушку с черно смоляными кудрями, с нарочитой небрежностью убранными в узел на макушке. Глаза цвета темного янтаря смотрят на меня с вызовом, но в глубине их подрагивают искорки тревоги и неуверенности, - Я согласна принести клятву служения Призванной, если и она не побоится взять в услужение оборотня.
   Вот оно как. Я вовремя прикусываю губу, а то бы свистнула по мальчишечьи, есть у меня такая дурацкая привычка, от одного из братьев переняла. Оборотница мне в услужение? Знала бы она, что в моем Мире она была бы выше Княжны, пусть и не официально. Что ж, пока мне этот Мир начинает нравится все больше.
   - Не побоюсь, Люта, скорее рада буду! Ты ведь сможешь и телохранительницей быть? Мне тогда не придется еще кого-то нанимать. Не люблю табун за спиной.
   У девушки веселеют глаза и на губах появляется улыбка:
   - Смогу, госпожа. Но только в замке, как выйдем, там все равно отряд будет ждать, вы же Королева, хоть и призванная.
   - Пока и этого хватит, - киваю я, - А с этими что делать? "Отослать?" -я специально спрашиваю её. Во - первых, это сразу показывает расстановку сил, а во - вторых, ей виднее.
   - Лучше будет девушкам позволить выполнять их работу, - осторожно отвечает Люта. - Вам же платья подобрать надо и к оглашению подготовиться.
   - Конечно, - киваю я, этак небрежно, - ты распорядись, а мне нужна ванна.
   Погружаясь в теплую, пенную ванну я очень довольна собой. Люта явно знает, что делать. А то, что иногда я слышу глухой рык и визг, это не моё дело. Сами разберутся. Княжне не пристало влезать в разборки сенных девушек. И хоть я теперь буду зваться Королевой, а они моими горничными, суть отношений от этого не меняется.
   Я сижу перед зеркалом, закутанная в большую подогретую простыню и лениво поглядываю на прислугу. Девушки разобрали мои косы, вымыли их, высушили, надушили и расчесали. Теперь стоит вопрос вопросов, а что с этим богатством делать? Это в моем Мире даже Княгине не зазорно ходить, не укладывая косы в прическу, а позволив им струиться до подола. Просто самая тонкая вуаль, что надевается под венец, делается длиннее и словно бы их закрывает. По здешней моде косы надо уложить.
   - У меня головы не хватит, их вокруг неё укладывать или шея сломается, - озвучиваю очевидное. Девушки подавленно молчат.
   Входит еще пара и приносит платье. Я удивленно смотрю. В той Галерее, куда я попала по прибытии, на картинах оно совсем другое. Я поднимаю глаза на Люту.
   - Вы - Призванная, госпожа, - она понимает меня сразу и начинает объяснять то, что для них очевидно. Но этого не было в моем учебнике, - В Галерее бесконечности висят портреты только Королев по праву рождения. Тех, кто передает знания своим дочерям. Те же, кто рожает сыновей, вынуждают призывать Королев на время, или для какого-то одного дела. Может быть и войны, - она осекается и делает какой-то жест рукой, его повторяют и все девушки. Явно что- то охранное.
   Так, значит, призвали, спасай непонятно от чего, а потом иди откуда пришла? Ни платья тебе ни памяти не положено? Нет уж, сказки про безропотную падчерицу никогда не были моими любимыми. Я еще раз окидываю платье взглядом, потом смотрюсь в зеркало. Платье густого винно-красного цвета, украшено кружевом и какими-то темными камнями. Оно, бесспорно, красиво. Но само по себе, без меня. У меня глаза необычные даже по меркам моего Мира, они меняют цвет. Могут быть и зелеными, и густо синими, цвета постоянно меняющегося моря. Волосы - пепельно-золотистые. В общем я и платье друг другу "ни к селу, ни к городу", так говорила моя няня.
   - У вас эльфы еще живут? Или вымерли? - это мне на память пришли строчки из книги про Королеву Эстер, она всегда платья у эльфов заказывала.
   Мой вопрос ставит девушек в явное затруднение.
   - Почему вымерли? - растерянно спрашивает одна, - я присматриваюсь, хорошенькая, даже можно сказать, утончена хорошенькая, кровь явно не местная, а вот ушки обычные. Значит, не чистокровная.
   - Как тебя зовут?
   - Соэль, госпожа, - она склоняет голову.
   - Мне нужны мастера эльфы и их ткани, - озвучиваю я пожелание, и сама дивлюсь своей наглости. Но уж раз призвали овцу на заклание, пусть я буду красивой, овцой.
   Как оказалось, ничего особенного в моем распоряжении и не было. Вскоре появились и портные, и мастерицы снимавшие мерки. И самое главное, нашли парикмахера. В общем, дня через два, когда Алан пришел за мной, чтобы представить и объявить о начале правления Призванной Королевы. Его встретила не заплаканная девушка в белом льняном платье, расшитом красной нитью по подолу, вороту и рукавам. А вполне себе Королева, даже по их меркам.
   Эльфийский мастер пошел мне на встречу и мое платье цветом напоминало морскую волну, изменчивую под солнцем. А вспышки крохотных бриллиантиков небрежно рассеянных по нему, только довершали картину. Юбки, отрезные от талии, давали свободу шагу. Грудь подчеркивали белоснежные, до голубизны, кружева. А вот плечи и руки были не обнажены. Все же день на дворе. Чего оголяться?
   С волосами мы то же пошли на компромисс. Разделив их до макушки на прямой пробор и, заплели по обеим сторонам лица в косы, приблизительно до плеч, а дальше локонами, в роспуск. Я говорила, что они у меня вьются, от природы? Так что под дождем крысьими хвостами не повиснут. Остальные волосы убрали в длинную косу, благо я не замужем и делить её нет надобности. Под венец из яхонта лазоревого, на волосы набросили тончайшую вуаль, закрывавшую мне волосы и косу. Это я настояла, раз знакомство на природе будет, значит ветер, а раз так, мои волосы, как не приглаживай, а из кос выбьются и буду я без покрова, как чертополох. Меня не совсем поняли, но спорить не стали. У лица, в косы, вплели нити из того же камня, они искорками на свету вспыхивают. Ну и ожерелье, серьги, все, как положено. Красивый камень - яхонт лазоревый. Тут он сапфиром называется.
   В итоге, вышла я на крыльцо. За моей спиной Люта и Соэль. Именно эти девушки стали моими приближенными. Соэль в нежно голубом платье, оно кружевное и летящее, а на Люте темно синий наряд, платье гораздо строже, а на талии пояс с кинжалом, оборотнице без оружия никак нельзя. Подходит Алан, со свитой, и словно застывает, не веря своим глазам. Я вынужденно губу покусываю, чтобы улыбку скрыть. И лестно мне и забавно. А ты как думал? Недаром о девах моего Мира сказки сложены. И не "Золушка" какая-нибудь. А "Царевна - лебедь"! Наконец Принц словно отмер и низко склонился передо мной.
  
  
   "Нейтральность вкусовых характеристик растения семейства крестоцветных по отношению к овощным культурам средней полосы России"
   (хрен редьки не слаще)
  
   - Дара, ты такая... у меня просто нет слов. - тихий, потрясенный голос, а глаза сияют, как костер на ветру. Какие же красивые у него глаза. За плечом недовольный рык, хоть и тихий. Я понимаю Люту. Слова все же надо находить, мы, девушки, комплименты любим.
   - Ну, почему же, мой Принц! Слова так и просятся на язык, - неожиданно вступает в разговор парень, что стоит за плечом Алана, - искательница приключений среди Миров не может быть другой! А красота товар дорогой!
   Таак, это у нас кто тут такой, знающий? Красивый парень, блондин, глаза яркой голубизны, но ледяные, этакий " брат Снегурочки". Я окидываю его взглядом и чуть отворачиваюсь, как от неприятного запаха, что неожиданно принес ветер. Так делала мама, ставя на место и обращая внимание отца. Ага, проняло. "Брат Снегурочки" краснеет и порывается сказать что-то еще, но Алан неуловимым движением локтя обрывает так и не начавшуюся речь. И подав мне руку проводит к шатру и тентам, что поставлены и натянуты между нашими домами. Его Домом у Маяка и моим Замком.
   Дальше идет оглашение меня, как призванной Королевы и представление мне подданных. Я киваю, улыбаюсь. Даже не стараясь запомнить, кто есть - кто. Нужные сами объявятся. Ведь я так и не знаю, что этому Миру от меня надо. И почему Аланов телохранитель обозвал меня искательницей приключений. Дальше следует пир. У них столы не ставятся в один. А стоят много маленьких. И дамы сидят вместе с воинами. А так, всё знакомо. Я не хочу ни есть, ни пить. Люта с утра в меня какую-то кашу чуть ли не насильно запихнула. А Соэль предупредила, чтобы если что, брала только из её рук. А то отравят за милую душу. Вот прямо, как и не уезжала из дома. Простите меня, местные Боги, имен Ваших пока не знаю!
   Алан меня к дружине своей повел, то есть к отряду. Парни как парни, кланяются, смотрят, кто улыбается, кто краснеет. Этот " брат Снегурочки" чертиком из коробки рядом со мной выскочил, стоило Алану отвлечься:
   - У нас так выдержку в собаках воспитывают, их сажают рядком, а мимо кошку пускают. А ведь сорвется какая с привязи, привет кошке, только клочки останутся, - змеей шипит он мне в пол голоса, а со стороны, прямо мёд, и кланяется, и улыбается.
   Я тихонько фыркаю. Мой дядька, один из братьев отца, так отбирал мальчишек, что приводили к нему. Приказывал что-то делать, а нас, девчонок-княжон, выпускал позубоскалить, подначивая ребят. Тех, кто срывался или грубил в ответ, гнал сразу. Нет выдержки - нет воина. Тебе дело поручили, вот и делай. А что вокруг, это не важно. В засаде и не такое может быть, на себя отвлечешься, весь отряд погубить можешь.
   - Так вы из псарей? - спрашиваю нежным голоском и глазками хлоп-хлоп - а здесь что делаете? Охоту вроде бы не обещали, или я что-то пропустила?
   Как ярко блондины краснеют, прямо весь налился, побагровел, вот-вот лопнет с досады, что никак меня задеть не может. Зря он, я ведь тоже далеко не ангел небесный, а что молчу и улыбаюсь, так это пока. Жду как он себя дальше проявлять будет, и главное, чего взъелся то?
   - Ты...
   - Это вы мне, вашей Королеве? - делаю непонимающий взгляд.
   - Да ты...
   Этих слов я не знаю, но и так все понятно, судя по тому, как к нам рванули сразу несколько мужчин. Ладно, сам нарвался! Я отступаю на несколько шагов и словно что-то сбрасываю с руки. Под ногами моего обидчика вспыхивает вытоптанная за это время трава и огонь быстро берет его в кольцо. Вижу, он пугается и его вопль "ведьма" только убеждает меня в том, что для многих я отнюдь не желанная Королева. Алан подбегает ко мне, он растерян. С одной стороны, я права, но кто этот парень? И почему позволяет себе такое?
   - Кто это?
   Алан как-то неверяще смотрит, похоже не ожидал от меня такого.
   - Это Рон, он сын родственника моего отца. Дара, Рон, он не такой плохой, просто горячий. - Алан ни о чем меня не просит. И так все видели и слышали слишком много.
   - Раз горячий, пускай охолонится, - бросаю я и подманиваю маленькое облачко. Его содержимого как раз хватит что бы погасить и траву, и злобного парня. А то одежда на нем начинает уже дымиться.
   - Ты в своём праве, но Рон такого не забудет, - говорит Алан видя, как Рон убегает, я вижу, что Принц расстроен произошедшим, но не хочет ничего выяснять. Надеется, что "само как ни будь уляжется". Его доверие к другу, к этому Рону, это одна из стенок уютного дома, в котором он жил. Видимо любовь близких не распространялась на обучение жить без них и разбирать конфликты. Вот и получается, Алан чувствует обман, но всеми силами затыкает собственную интуицию. Хочет жить в покое и что бы ничего не менялось. Это плохо, очень. Значит и в будущем Принц мне не помощник, выходит всё что раньше говорил, и обещал, это просто слова. Дела от него ждать не надо. Безмятежный покой, затишье бывает в природе очень недолго, и обычно перед грозой. А люди вообще его при жизни редко чувствуют, и то в основном, на кладбище.
   - Думаю, это только начало, - задумчиво откликаюсь я, - скажи, а Призванные королевы потом куда деваются?
   - В Портал уходят, -рассеянно отзывается Принц, - а как дальше, кто их знает.
   Вот так, просто. А нас в Школе учили, если погибнет этот Мир, погибнут и все другие, по цепочке. Мы все связаны, хоть многие и не знают даже о существовании друг друга.
   - Давай завтра у меня обо всем поговорим, ты теперь Королева. Можешь ходить, где хочешь, а мне все документы и карты к тебе в Замок переносить, не с руки, понимаешь? - Алан говорит, но я же вижу, его мысли сейчас далеки от происходящего и от меня.
   - Хорошо, - киваю я, - и отхожу к танцующим. Это со стороны у меня все так просто получилось, а на самом деле на подобную демонстрацию силы ушел почти весь резерв. Да и вообще, я действовала, что называется "на удачу", в наших сказках говорилось, что девы могли такое, чтобы спасти своего избранника. А мне надо было произвести впечатление, заставить с собой считаться, полагаться в этом я могла только на себя. Меня еще легонько потрушивало, всё же подобное для меня впервые. Да и делаю я это не для себя, а чтобы помочь этому миру устоять в будущем. Искоса посматриваю по сторонам. По-моему, всё было не зря. Вон как на меня теперь зыркают. И кланяются. А про то, что могло не получиться, я вообще думать не буду. А то, что придумаешь, то и получишь, это во всех Мирах знают. Люта появляется рядом и что-то вкладывает мне в руку.
   - Съешь, быстро. Это стимулятор, для нас придумали, когда на задания отправляли. У меня остался.
   Я послушно проглатываю какой-то шарик, по вкусу - трава и еще что-то.
   - А вы, это кто? - интересуюсь скорее из любопытства и замираю, услышав ответ.
   - Черные волки. Оборотни. Охрана Королевы, а значит, сейчас мы - твоя охрана.
   Я провожу взглядом по толпе собравшихся и теперь безошибочно выхватываю глазами тех, кто не опускает глаза, давая себя увидеть. У них желтые глаза оборотней, глаза Люты. И их много. Что ж, хорошо, что в наследство от своих предков, князей, я получила умение не только провоцировать врагов, а и заводить друзей.
   Уже на следующий день я иду в Дом на Маяке. Люта меня сопровождает, а встречают Алан и Рон. Рона я не замечаю, а Алан что -то говорит ему, коротко и отрывисто. Рон явно удивлён услышанным и разозлился, вон как ноздри раздувает, только что копытом не бьёт. Но сдержал себя, кивнул Принцу, и сделав шаг ко мне, говорит громко и четко:
   - Королева, моё поведение было недопустимым, я признаю это и прошу прощения. Подобное не повториться, обещаю.
   Он демонстративно смотрит не на меня, а куда-то вдаль, над моим плечом. Я стараюсь не выдать своего отвращения. Значит, как хамить, так при всех, а извиняться вот так, втихую. Смотрю на Алана, он тоже не в восторге. Но им тут жить и возможно я скоро стану просто неприятным воспоминанием.
   - Да будет так, - я утвердительно киваю и прохожу мимо, словно его тут и нет. Мы это делаем для Алана и оба об этом знаем.
   В Доме у Маяка оказалось неожиданно уютно. Хотя и по-мужски: ни цветов, ни ароматов духов или выпечки. Но чисто, много воздуха и света от распахнутых окон. На стенах карты, картины с морем и сценами битв. Еще оружие, его много и оно, похоже, старинное, но все вычищено и блестит. В кабинете Алана, в углу, макет корабля с парусами, явно недоделан, вон горшочки с красками и клеем стоят. Играется еще, что ли? А посередине стол, что бы можно было подойти с любой стороны к карте, которая очень искусно вделана в его поверхность. Принц усаживает меня на маленький диванчик у камина, а сам берет стул и перевернув его садится верхом, напротив меня.
   - Может ты хочешь что ни будь выпить или съесть, - спохватывается хозяин, но я только качаю головой. И он начинает: - Видишь ли, со времени Королевы Эстер остались Школы Путеводной Звезды. Там по-прежнему обучаются люди и не люди вместе. Что дает возможность не боятся друг друга и выступать единой Армией, если кто-то хочет изменить наш Мир. Это если вкратце.
   С некоторых пор среди учеников стали появляться особенные, они могут то, что не могут их соплеменники. Например, оборотни имеют несколько ипостасей. Раньше такое встречалось только у мутантов, и мы могли отловить это, так сказать с рождения. Теперь же подобное проявляется в подростковом возрасте. Когда мальчик или девочка многому обучены. Терять свои наработки не захотела ни одна из Школ, как и нести ответственность за этих ребят. Тогда и была образована Новая Школа. Название придумать было сложно, и мы взяли просто набор звуков, абракадабру, "Крейзи", созвучную со словом, обозначающим сумасшествие или необычность, на одном из языков.
   Я удивленно посмотрела на Принца, в моей Школе училась девочка, которая часто повторяла это слово в разных фразах, особенно в начале обучения. И я знала его значение так сказать, из первоисточника. Но решила не перебивать.
   - С некоторого времени, эта Школа объявила себя закрытой и несколько выпусков готовилось, так сказать, под заказ, как наемники для других миров или Первопроходцев в освоение космоса. Никто не протестовал. Но с некоторых пор нас стало беспокоить неизвестность происходящего под боком. Но попасть на территорию любой Школы, даже закрытой от всех, по-прежнему может только Королева, - Моя мама была Королевой по рождению, - продолжил он, она занималась мной и мы с отцом не собирались пускать её неизвестно куда. А вот теперь, - Алан пожал плечами и замолчал.
   Молчала и я, читая дневники Королевы Эстер я понимала насколько для неё были важны и Школы, названные её именем и ребята, что учились там. Последней же Королеве был важен только её собственный сын.
   - А много времени разделяет правление Королевы Эстер и твое?
   - Много, - ответил Алан, но уточнять не стал, - Но та Школа объявила о своей автономии уже при мне.
   - А в какой из Школ учился ты? - попыталась я понять то, что он никак не хотел озвучивать.
   - Принц прошел домашнее обучение, - ответил за него Рон, - его высочество был слаб от рождения, и мы все беспокоились о его здоровье.
   Вот оно как, значит все миры побоку, лишь бы сыночек жил... Хотя, кто осудит женщину считавшую материнство важнее короны? Вообще то все потомки, не говоря уж про тех, кто жил в её время.
   - Теперь то, как себя чувствуешь? - все же не сдержалась я.
   - Здоров и весел, - огрызнулся Алан.
   - Кто сейчас Глава Школы Крейзи?
   Ответом мне было молчание, я непонимающе посмотрела на Алана, а потом и на Рона.
   - Вы что, не знаете?
   - Почему же, - ответил опять Рон, - во главе Школы Крейзи был дальний родственник отца нашего Принца. Лорд Лоуренс, мой отец.
   Я подняла глаза на Рона и наши взгляды схлестнулись. Сколько в нем ненависти и к правящему Роду и лично к Алану. даже не ненависти, она будет потом, а просто дикой зависти к болезненному и любимому мальчику. Рон так, безусловно, никому не нужен, в Школу отца он не попадает, у него нет мутации в генах. Но и в другую Школу его не отправляют, оставляют как родственника. Рон крепкий и сильный, он бережет и защищает Алана. Покуда. Покуда что? Усилием воли Рон прерывает нашу связь, отводит глаза, он весь взмок, дышит как после тяжелого пробега. Я смотрю на него с жалостью, но использовав взгляд Видящей, я понимаю, у мальчика были хорошие задатки, но не было никого, заинтересованного в их развитии. Вот и выросло дерево, здоровое, крепкое, только плоды не съедобны. Дичка.
   Алан явно встревожен, переводит глаза с Рона на меня. Нет, не понять любимому и единственному ребенку, что такое одиночество в чужой семье. Хоть и сыт ты и обут- одет. Только все не по любви, а по милости родственников. А я начинаю догадываться, то, что Рон всегда рядом с Аланом, это он не по дружбе, это он так, вначале, отрабатывал содержание. Гордый мальчик, но не умный и благодарности в нем нет. Даже и не думает, сколько мальчишек с радостью поменялись бы с ним местами. Не хочет видеть доброе отношение, только обиды копит. Его гордость потом перешла в гордыню, а гордыня в ненависть. И ведь не исправить уже ничего, вот ведь жалость какая.
   Я опускаю глаза, на время отпуская Рона, я его не осуждаю, но уже не просто не доверяю, а всерьёз тревожусь. Я выросла в другой семье, и помню, как однажды мой дядька, возившийся с мальчиками, не дал наказать моему отцу кого- то из них. Отец вначале вскинулся, но дядя что-то очень тихо ему сказал, и отец больше к тому парнишке не цеплялся. Ко мне же дядя Иван всегда относился не просто хорошо, а пестовал, словно ожидая, когда что-то во мне проснётся и не давая будить раньше срока. И тогда то же объяснил, правда я не всё поняла, он сказал: " у каждого из нас свой ад в душе и называется он - память."
   Зато теперь я точно знаю, что мне надо делать, и еще знаю, что Алан мне не помощник, он смотрит на Рона детскими глазами и потому видит в нём только друга детства. А вот обученная дядей Княжна уверенна, что Рон - враг.
  
  
   "Влияние сезонно-погодных условий на процесс бухгалтерского учета пернатых"
   (цыплят по осени считают)
  
   Вечером, когда Соэль разожгла мой камин и расстелила постель, я отпустила её, сказав, что разденусь сама. Соэль была ранняя пташка и к вечеру почти клевала носом. Убедившись, что она ушла к себе я тихонько позвала:
   - Люта!
   Девушка вышла из-за тяжелой занавески, но не той, откуда я её ждала. Вся в черном, одежда мужская, но непревычная, даже здесь одеваются по-другому. Лицо тоже обмотано, светяться только глаза. Жутковато, если честно.
   - Ты решила идти в Школу Крейзи? - хотя это и вопрос, но звучит как утверждение.
   - Лют, а как иначе я что либо узнаю? - пожимаю плечами.
   - Иначе ты со свитой и отрядом охраны можешь потребовать пропуска в Школу, - глуховато говорит она.
   - Ага, и покажут мне идеальную спальню и идеального воспитанника. А остальные, какая жалость, на учениях, где-то очень далеко? - отзываюсь я.
   Так дядя Иван делал, если неожиданно кто из родственников приезжал к его мальчишкам. "Я воинов готовлю, в княжескую дружину, они и есть семья. И братьев-сватьев на стороне теперь у них нет. Раньше думать надо было, когда мне отдавали", всплыл у меня в голове его голос. Хотя я знала точно, дядя готовил не просто дружинников, а скорее, разведчиков. Тех, для кого главное не выжить любой ценой, а выполнить задание, несмотря ни на что или ни на кого. Такая специальная подготовка, с детства. И слушались они только моего дядьку, больше для них авторитетов не было.
   Люта кажется удивленной моими словами, но объяснять некогда.
   - Мне надо попасть туда, но неожиданно для них и желательно, ночью.
   - Не боишься? - хмыкает она.
   - Чего? Смерти? Так человек с ней при жизни и не встретится. А живым из жизни еще никто не уходил, - заученно повторяю я то, что так много раз повторяла мне Ведушка. Это знание из моего Мира.
   - Ты это откуда знать можешь? - она отводит от губ кусок материи, что их скрывает.
   - Я - Княжна, берегиней должна была стать. И хоть тебе это ничего не говорит, просто поверь, я - знаю. Но вот как туда попасть? Я знаю, существуют Порталы для переходов. А вот что дальше?
   - Дальше у открытого Портала тебя должен кто-то ждать, тем самым не давая ему закрыться. И вовремя помочь проскочить. Ну и еще открыть его там, где тебе надо, - перечисляет Люта.
   - Весело, - откликаюсь я, - и где найти бодрого самоубийцу?
   Люта негромко смеется:
   - Ну и скажешь ты, Княжна, - я проведу и подожду, часа два у тебя будет. А потом нас найдут, так или иначе.
   Я удивленно смотрю на свою охранницу, но она поднимает руку, останавливая дрожащие на моих губах вопросы.
   - Я окончила эту Школу, в первом же задании была покалечена, неполноценная я теперь. А ты вот в охрану взяла, даже не спросив, кто я и что. Как же мне теперь тебе не помочь?
   - Подожди, Лют, у тебя болит что? - встревожилась я, - Как же ты тогда? Я же вижу, от тебя шарахаются!
   - Ох, Княжна, - Люта снова называет меня так, и я понимаю, это уже не оговорка, но поправлять не спешу, мне самой так привычней, - покалечится для оборотня из Школы Крейзи это значит лишится одной из своих ипостасей. А я и волком долго быть не могу, почему и говорю, часа два в запасе будет, а потом как Боги решат.
   - Тогда понятно, - я киваю, этого или будет достаточно, или уже не важно. За Королеву из Призванных биться никто не будет, что бы там Алан не говорил. Мне надо своих собирать, если править останусь. А пока Люта помогает мне подобрать наряд. Сразу отметая мужские варианты.
   - Против наших ты и минуты не продержишься, сочти они тебя парнем. А вот девушку, да еще в платье, сначала выслушают. Закон там такой, женщину тронут в самом крайнем случае, в память матерей, что их родили, но никогда больше не увидят, - задумчиво говорит Люта. Я немного удивлена, в дружине отца тоже такое правило было. Конечно, не в походах, а в мирное время.
   Люта помогает мне переплести косы и поглубже натянуть капюшон накидки - плаща. Я снимаю все украшения, кроме подарка Судьбы, знака Макоши. Он всегда со мной. И мы тихонько выскальзываем в ночь из тепла и безопасности моей спальни.
   Люта ведет меня только ей понятной дорогой, и я просто стараюсь не отставать. А потом мы оказываемся на какой-то полянке, у самой опушки леса. Там растут две ели, у них один корень, а потом они расходятся, и уже вновь сплетаются кронами, где-то в вышине.
   - Лезь в прогал между ними, там места достаточно, я тебя тут ждать буду, а как появишься, обратно и вытащу. Только помни, время у тебя до рассвета.
   Я киваю и лезу. На той стороне то же оказывается полянка и густой лес впереди. Вроде бы всё то же, да не то. Если со стороны Замка даже ночью, лес был каким-то светлым, не злым. То тут меня охватила тревога, словно легкой изморозью легла на плечи. И еще было удивительно тихо. Так бывает только перед бурей или сильной грозой. Тревожно и тихо, но напряжение вокруг такое, что хочется бежать, куда глаза глядят. Нет, мне нельзя, я не для того сюда пришла. Замираю, чувствую запах дыма и иду на него. "Дыма без огня не бывает", так дядя Иван всегда говорил. А где огонь, там и люди.
   Дым практически не виден, да и запах кто-то умело маскирует, но я все равно чувствую и вот вижу крохотный огонек в расщелине между камней. Недалеко плещется вода. Потом звук шагов и я делаю шаг вперед, надеясь, что все рассчитала правильно и у хозяина костра в руках рыба.
   - Пустишь к костру, обогреться? - говорю я одновременно на несколько секунд освещая огнем костра и себя, и его хозяина. Как оказалось, совсем юного паренька, скорее даже мальчика. Я явно застаю его в врасплох. Смятение в его глазах сменяется угрюмой обреченностью.
   - Садись, коль замерзла, - бросает он и явно чего-то ждет. Потом недоверчиво смотрит на меня, - ты что, одна здесь?
   - Да, так что ты можешь меня убить, и никто не узнает, что я тебя видела, - озвучиваю я то, что прочла у него в мыслях.
   - Дурное дело, не хитрое, - кивает он головой, словно и не удивляясь на мое умение, - не бойся, я не тать ночной, что бы пойти на такое.
   - А кто ты? - стараюсь я поддерживать разговор, косясь глазом на костер, он медленно угасает. Если погаснет совсем, мальчик воспользуется темнотой и просто растворится в лесу. Почему-то я уверенна, он это умеет.
   Он еще колеблется, а потом словно что-то, решив, делает шаг к костру, кладет на камни рыбу и подбрасывает в костер припасенный хворост.
   - Я - Райс, воспитанник Школы Крейзи, правда, теперь уже беглый, - ответив он поднимает на меня глаза, и я замираю. Они удивительно яркого, голубого цвета, такой цвет глаз я видела только у Рона. Но у него они как лед, а глаза мальчика скорее напоминают летнее небо моего Мира, а еще у нас так цветёт лён, то растение из стеблей которого делают льняную ткань. Я присматриваюсь, нет похож только на первый взгляд, лепка лица другая, благородней черты. И волосы другие, Рон - светлый блондин, а мальчик русый и волосы у него вьются.
   - Что так смотришь, нравлюсь? - хмыкает он.
   - Не дерзи, - привычно обрываю я, словно он один из мальчишек моего дяди. Ты мне одного человека напомнил, а я его врагом считаю, - поясняю я, - его Роном зовут.
   - Знаю, - Райс кивает головой, - не ты одна.
   - В смысле? - удивляюсь неожиданной откровенности я.
   - С ним, как только знакомятся, почти сразу начинают ненавидеть. Талант своего рода у братца, - с явной неохотой поясняет Райс.
   - Он твой брат? - не верю я ушам.
   - Сводный брат, по отцу - подтверждает парнишка.
   - Подожди, но Рон, он же телохранитель Принца Алана, как же он им может быть, с таким талантом?
   - Много знаешь, - отзывается хозяин костра, пока я пытаю его вопросами, он деловито почистил рыбу и обмазав ей глиной сунул запекаться.
   - Много знаешь, - повторяет он, - да не всё понимаешь, - наши отцы, были братьями по оружию. Вот и решили, что сыновья тоже дружить будут. Принцу то в общем всё равно, кто его охраняет, а вот Рон хотел совсем другого. Принц добрый, мягкий, в мать пошёл, не в отца.
   - А ты откуда знаешь? - недоверчиво спросила я.
   Райс поднял на меня глаза:
   - Так я часто в доме у Маяка бывал, особенно маленьким, с отцом. А потом, когда способности стали открываться, отец сразу в Школу Крейзи меня определил. Что бы я время зря не терял, - объяснил он. Потом видимо уловив сомнение в моих глазах, грустно усмехнулся, окинул себя взглядом, и кивнул, словно соглашаясь с моим недоумением:
   - Таким я стал года полтора назад.
   - Почему?
   - Верховодить Алан Рону позволял до поры, до времени. Кровь не водица. Правитель Принц Алан, что бы там не говорили наследный, и он хорошо обучен этому. Мой отец сам из далека был, и всегда интересовался тем, как кровь и умения родителей воплощаются в детях. В общем он создал эту Школу, считал её своим подарком правящему Роду. Таких воинов, какие из нашей школы выходят, больше нигде не найдешь. Отец надеялся его своим преемником сделать, думал, что Рон заинтересовался, тот последнее время к отцу зачастил. Но у братца на уме было совсем другое. Он вычитал, как призвать Королеву. Но никто в это по-настоящему не верил. Зато в момент призыва Принц должен был погибнуть. Сам Рон хотел вместо Алана сесть. А наша школа гарантом его жизни была бы. Может всё бы и получилось, но теперь мешал я.
   Мальчик говорил абсолютно спокойно, словно обсуждая со мной погоду или виды на урожай. Я растерянно слушала, но все же не стерпела:
   - А тебе Принца не жалко? Вообще все равно, что будет?
   - Мне то? - он вскинул на меня глаза, - теперь уже абсолютно, все равно я не жилец, что при принце, что без него.
   - Ты болен? - я окинула мальчика взглядом Видящей, мне стали видны раны, полу зажившие порезы, ожоги. Пытали его, что ли? Но жизни ничего не угрожает, это точно.
   Он рассмеялся, только как-то невесело и покрутил головой.
   - Нет, я здоров, просто как отца не стало, по воле Рона из лучших учеников я стал подопытным, так, наверное, это, - он дернул плечом, на котором виднелся свежий рубец, - назвать можно. Когда вся заварушка началась, наши мне говорят, беги, если сможешь и нас потом вытащишь. Я убежал, но где Портал, так и не нашел, а недавно Рон сюда приехал. Так что мне теперь не убежать, он то меня всегда найдет.
   - Зачем? - не поняла я.
   - Что бы убить, - ответил мальчик и еще чей-то голос, повторил фразу, словно эхо. Только голос был явно взрослый. Я вскочила на ноги. Вспышкой света озарив говорившего.
   - Рон? - я растерялась от увиденного.
   - Доброго времени суток, моя Королева, - издевательски поклонился он, - Какая приятная неожиданность, шёл убрать одну занозу, а уберу сразу две.
   - Рон, - заговорил Райс и сделал несколько шагов к нему, - я и так в твоей власти, отпусти девушку.
   - Ты что, совсем идиот? Это же Королева! - взвился Рон.
   Райс удивленно посмотрел на меня, а потом слегка поклонился и повернувшись к брату насмешливо произнес:
   - И что? От этого она перестала быть девушкой?
   Они стояли друг напротив друга, Рон, в дворцовой одежде и с оружием и худенький парнишка, без рубашки, босой и в закатанных штанах. На плечах и спине Райса явственно проступали следы побоев. Но он стоял, гордо подняв голову и с презрением смотрел на разодетого брата. И я с удивлением поняла, что парнишка доселе не знающий, что я Королева, защищает меня просто, как девушку. И даже вот такой, полураздетый и без оружия, заставляет с собой считаться вооруженного брата. Как Райс сказал? Кровь не водица? У нас то же была такая пословица.
   Небо заметно посветлело, я поняла, что безвозвратно упустила время своего возвращения, но даже если бы у меня на плече сидел петух и кукарекал, я бы ни за что не оставила Райса. Подобное благородство редко встретишь, оно не воспитывается, оно или есть, или нет. Но меня учили и замечать его и ценить. Дядя Иван учил.
   - Как же я тебя ненавижу! Ты, мелкий, а отец всегда говорил, именно в тебе его гены просыпаются, таланты и преданность. И ведь что с тобой не делай, а ты всё не сгибаешься, - ненавидящим голосом прошипел Рон.
   - Если бы ты вовремя остановился, мы бы врагами не стали, - устало произнес Райс.
   Я удивленно посмотрела на него, внешне Райс выглядел мальчиком, а вот говорил как взрослый. То ли действительно раса другая, то ли пережитое заставило повзрослеть, вот так, разом.
   - Вы мне надоели! И отец и ты! - каким-то дурным голосом, явно сорвавшись, завопил Рон, - сначала отец женится на полу-эльфийке и рождаюсь я, полукровка. Потом он находит любовь всей своей жизни и рождается ты, неведомая зверушка. И даже когда эта "любовь жизни" неожиданно для всех умирает, всё равно ничего не меняется! - Рон криво усмехается, а Райс меняется в лице.
   Я же только мысленно благодарю Соэль за запрет есть и пить на пиру. Похожи наши Миры, хоть и далеки друг от друга. По поступкам людей похожи. Значит мать Райса отравили. И похоже я понимаю, кто за этим стоял.
   - И что же мой отец, - не унимается в своей обличительной речи Рон, - Вместо того, чтобы убить тебя, неизвестное отродье, он организовывает целую Школу, чтобы понять, как таких, как ты, можно использовать. Видите ли, это не мутанты, а особенные люди. Моя же мать, по законам её Рода, убедившись, что во мне больше от человека, чем от эльфа, отдает меня ему, но отцу некогда заниматься нормальным сыном, он занят своей Школой, для мутантов! И вот я приживалка у его друга, нянчусь с их вечно больным отпрыском. Как я мечтал быстрее вырасти и всё изменить. А всех вас, с ненормальными способностями и умениями, я просто уничтожу. К нынешнему моменту список уже столь внушителен, что пришлось начать действовать, а то еще забуду кого ни будь. А это сборище ненормальных неожиданно стало приносить доход, как только я придумал, и начал торговлю этими мутантами на сторону, так сказать. Принцу напеть было не сложно, "Первопроходцы космоса". Вот только отец меня не понял и попытался помешать. Пришлось его убрать. И знаешь, братец, я не жалею. Это я придумал лабораторию, где стали изучать выносливость нелюдей уже не только для продажи, как воинов. Дети-мутанты тоже были ходким товаром. Пусть я не мог продать брата, ты же был не безызвестная личность. Но ты стал хорошим подопытным образцом. Я так надеялся, что мой братик подохнет, а ты все жил! А тем временем я придумал, как избавится от Принца. Его драгоценных родителей, не видящих никого, кроме своего отпрыска, уже не стало и мне никто не мог помешать, но что-то пошло не так, опять. Появилась эта, Призванная. И мало того, что повела свою игру, так еще переманила на свою сторону Черных волков! Охрану Хранительницы по рождению. Бред! Этого не могло произойти! Но произошло. И убить её в Замке стало нереально. Но теперь, здесь и сейчас, мне никто не помешает. И я снова все прострою и наконец, исполню свою клятву!
   - Уверен? - раздался спокойный и холодный голос, я даже не сразу поняла, что это говорит Алан.
   Оглянувшись, я увидела, что мы стоим в окружении свиты Алана. Чуть в стороне стояла Люта и несколько Черных волков. Я вспомнила, Королева Эстер в своем дневнике писала, что Черные волки, охрана Замка и Королевы, может перемещаться в Мирах, только если они мутанты. Значит, и Люта тоже. И она не одна такая.
   Рон неверяще обвел их глазами, а потом с каким-то придушенным визгом что-то метнул в Райса. Не знаю почему, но я ждала именно этого. Когда кого-то сильно ненавидишь, всегда внутри тебя есть очередность на их уничтожение. Видимо после отца у Рона шел Райс.
  
  
   "Нестандартные методы лечения сколиоза путем отправления ритуальных услуг"
   (горбатого могила исправит)
  
   Дальше все получилось, как в кукольном театре на базаре. Вроде все правильно, а все хохочут. Рон метнул нож в Райса, я прыгнула, закрывая мальчика, а меня закрыла Люта. В общем хорошо, что Райс живучий, а то мы с Лютой его чуть не задавили, во спасение его жизни. И эта балаганная акробатика несколько разрядила атмосферу.
   Оказалось, что Принц Алан, верный своему обещанию охранять Призванную присматривал и за моими девушками. Вот и отловил Люту, и пошел за мной. И таким образом услышал рассказ и Райса, и Рона " из первых уст". Я видела, что Принц потрясен открывшейся правдой и даже то, что по их законам отцеубийца должен был быть казнен немедленно не особенно его и задело. Скорее Принц был просто полон отвращения. Я предложила вернуть Рона к истокам. Пусть заново перерождается, пока снова не получится стать человеком. А раз такой хитрый, то пусть начинает с паука.
   Алан попросил избавить его от подробностей и пошел в здание Школы, он был подавлен и растерян от предательства самого близкого друга, каким привык считать Рона. Принц Алан не мог не видеть, как меняется Рон, но ему было проще этого не замечать, чем потерять последнюю частичку детства в его лице, вслед за родителями. Всё же обладать знаниями и пользоваться ими это не одно и то же. Теперь и Принцу предстояло срочно перестроить свой внутренний мир и начать отвечать за себя и самое главное, за окружающих, без оглядки на больше несуществующего "друга". Похоже, нежная душа принца была ничему не обучена в детстве, кроме уверенности в любви окружающих. Период младенчества явно был затянут, причем искусственно. Неужели, его родители собирались жить вечно? И просто любовались на окрепшее дитятко, как на куклу?
   Я этого не понимала, и просто не представляла, как мне с ним теперь быть. Пусть Алан и хороший человек. Но как он собирается командовать, если будет нужда? Ведь всем не угодишь, или он собирается просить прощения за приказы? Эх, совсем не закаляли его воспитатели, и не тело, Душу. Я, поневоле, вспоминала своего дядьку, с его вечным объяснением моему отцу почему он поступает с его сыновьями, моими братьями так, а не иначе: "не будет другого времени, не будет, детство не повториться, сейчас это просто шишки и ссадины, а взрослых и убить могут, пусть сейчас учатся, не жалей их, себя вспомни!"
   Черные волки, заинтересовались моими пассами и не отходили не на шаг. А когда вместо разодетого Рона на земле увидели крупного паука - крестовика, разразились одобрительными криками и воем.
   Потом мы то же двинулись к Школе. Внутри обшарпанного здания я и нашла Алана, он растерянно смотрел на сырые стены, бледных и каких-то замученных ребят в поношенной форме. Усталых и откровенно растерянных Наставников. Некоторые были просто злы, причем на нас. Они тоже явно хотели, чтобы ничего не менялось, но несколько, с другой стороны. И их голоса, и позы явно говорили о скрытой угрозе.
   - Как же я был слеп, почему ничего не замечал? - Алан повернулся ко мне, искренне недоумевая.
   - Ты не виноват, Принц, просто как говорили в моем Мире: "сытый голодного не разумеет".
   - Хорошо, - он кивнул, - теперь я вижу, но все равно не знаю, что делать.
   - А тебе и не надо, - усмехнулась я, озвучивая очевидное, - меня же не просто так призвали. Для начала, просто поменяем здесь верхушку. Я собираюсь назначить Главой Школы Крейзи - Люту.
   - Женщину?! - изумился Принц.
   - Оборотня - мутанта, потерявшего здоровье на службе твоему Дому, и тем не менее рванувшему на помощь Княжне, призванной тобою. Ты против?
   Алан только пожал плечами: "Действуй, Призванная, тебе виднее". Я досадливо прикусила губу: как говориться, что и требовалось доказать.
   - К тому же, Люта её выпускница и понимает, что надо делать, лучше нас всех, - добавила я для тех, кто еще не мог понять моего выбора.
   - А что ты сама думаешь по этому поводу? - я повернулась к ней, - без твоего согласия ничего не будет, а среди мужчин наверняка найдутся желающие возглавить.
   Люта хищно улыбнулась, нарочито показывая клыки:
   - Я возьмусь за это, Княжна, с радостью. Благодарю за доверие, - отозвалась она мне, но её взгляд скользил по Наставникам, словно искал кого-то и был явно недобрым.
   Разумеется, я понимала, что просто сменив Главу Школы я ничего не добьюсь, надо внимательно посмотреть, что тут происходило, разобраться. Но если рядом будет Люта и её парни - оборотни, а не враждебно настроенные к чужачке местные, это сделать будет легче. А главное, спокойней, не надо будет за спину опасаться, что в неё нож метнут. В моём мире убивали и за меньшее.
   Райс отлучился, а появившись вновь, словно невзначай встал между мной и всеми, а я положила ему руку на плечо, как-то само получилось. А пока Алан расспрашивал Наставников, да и самих ребят, я тихонько, незаметно для окружающих, стала гладить Райса, мне для этого водить руками по его спине нет нужды, я и на расстоянии всё чувствую. И жесткость старых рубцов и шершавость подживающих ожогов и неожиданно, нежную бархатистость кожи на случайно оставшихся " в живых" местах. Почувствовав прикосновение к себе он вздрогнул, и напрягся. А я замерла. Да, я хотела убрать все следы прошлого с его тела. Что бы в дальнейшем, в своей жизни он не был открытой книгой, и озвучивал будущим спутникам только то, что хотел. Но для меня такой контакт будет означать считывание произошедшего с парнишкой, это побочный эффект лечения. Вообще то это придумано для безопасности лекаря. И, если лекарь погибает после подобного лечения, всем ясно, что виновник его гибели - пациент.
   Так что я поневоле должна была войти в жизнь Райса, но без его согласия я не хотела. "Насильно мил не будешь", эта поговорка моего Мира действительна во всех Мирах и временах. И снова затяжной миг, миг жизненного поворота. Райс не мог не понимать, что я делаю, и он принял решение. Почувствовав тепло идущее от моих ждущих, настроенных на работу целительницы рук, он сделал шаг назад, став ближе ко мне и словно подставился под них.
   А я, словно проснувшись, нежданно для себя поняла, что значит быть Видящей. Поняла не как задачку решенную другим и объясненную тебе, а приняла, почувствовала своё предназначение всем своим существом, всей Душой. Нет, это не значит видеть каждого насквозь и читать его мысли, от этого звереешь, или начинаешь мнить себя богом. Нет! Теперь я понимала то, о чём писала далёкая Королева Эстер и почему мне дали прочесть именно её дневник.
   Почувствовать тепло огонька Души, дать ему разгореться и беречь его, чтобы потом, в конце своего пути он смог полететь на Свет минуя всё темное, что будет звать и манить. Это закладывается именно в таких вот, молодых ребятах, когда они еще дети, но Видящая может прийти на помощь и потом, на то она и Видящая. Что бы Души летели к Свету, а возвращались в жизнь достойными людьми, способными противостоять всему подлому и лживому, с рождения способными. В крови у них это умение будет.
   Потрясенная открывшимся мне Знанием я обвела окружающих другим взглядом и неожиданно стала видеть по-другому, словно пелена с глаз упала. Я почувствовала, скольким здесь нужна или будет нужна моя помощь, мои умения. И от этого, пришедшего знания этот, вначале совсем чужой для меня Мир стал намного ближе. Ведь когда тебе есть о ком заботится, ты не пропадешь, просто не имеешь права! Ведь то, что можешь сделать ты, не сможет никто и никогда. А в моём случае, это не просто красивые слова, это истинная правда.
   Странно, обретая это истинное понимание я не переставала работать с Райсом, руки знали, что делать. Этим умением я обладала с самого детства, да и учили меня, как берегиню. А кому, как не ей залечивать раны своим близким и любимым? И по тому, как мальчик всё сильнее, всё доверчивее льнул к моим рукам, даже когда я вынужденно причиняла боль, поскольку многие рубцы были следами злобно нанесенных ран и нехотя уходили с тела. Я понимала, что не только я считываю его беды. Но и Райс "читает" меня и принимает, полностью соглашаясь со своей судьбой, подкинувшей ему "подарочек" в виде такой странной госпожи. Княжны из далекого Мира.
   И ещё я видела, что Люта, и её Волки вначале неодобрительно смотрят на меня, но по мере того, как израненная спина Райса принимала нормальный вид, и он выпрямлялся уже благодаря не гордости, а просто отсутствию боли, они поняли, что я делаю. А Люта даже улыбнулась, глядя на ровную, чуть смуглую, кожу мальчика, ставшую такой под моими руками. Райс приостановил меня, стараясь не привлекать чужого внимания, просто чуть наклонил голову и глянув искоса, тихо спросил:
   - А что со мной будет дальше?
   - Думаю, ты вырастешь и окончишь эту Школу, - предположила я, - ты ведь необычен, в другой тебе просто будет скучно.
   - А ты? - голос мальчика подрагивал, всё же несмотря на пережитое, он тут моложе нас всех и даётся ему это внешнее спокойствие куда большим трудом.
   Я не стала напоминать ему о вежливости и титулах, не время и не место было для этого. В конце концов он был первым, кто вступился за меня, здесь.
   - Я подожду, пока ты вырастешь, а потом возьму себе в телохранители, - улыбнулась я, - пойдешь?
   - Пойду, - необычно серьезно ответил мне Райс, - и не потому, что ты хотела спасти мне жизнь, вернее не только потому.
   - А почему же еще? - невольно снова улыбнулась я его серьезности.
   - Потому что мы очень с тобой похожи там, внутри, я чувствую. Хотя мы совсем из разных Миров. Моя мама не здесь родилась, - тихо, так что бы слышала только я, сказал Райс, - и еще я знаю, какие насекомые никогда не перерождаются, а остаются неизменными из жизни в жизнь, - паренёк хоть и опустил глаза, но я видела в них черный отблеск лютой ненависти, что так долго была частью его жизни.
   Я независимо вскинула голову. Когда то, еще в моем мире один из юных княжичей, пытавшихся за мной ухаживать, сказал, что " мне надо быть проще и тогда люди ко мне потянуться". Я немедленно парировала, мол "предпочту остаться собой и посмотрю, кому повезет остаться".
   Может здесь, в этом Мире, я всего лишь Призванная Королева, но внутри себя я всегда буду Княжной своего мира, живущей по закону "око за око"... и никто меня не убедит, что человек, отдавший своего маленького, беззащитного брата на опыты, или как там они эти пытки называют, достоин перерождения. И да простят меня Пресветлые Боги, но это во мне говорит не гордыня, и даже не гордость, а достоинство моих предков, тех кого я не хочу подвести. Своих не предают, никогда, ни в чем. И не важно, кто ты, Королева, Княжна или просто мальчик, закрывающий сейчас меня собой от всего мира. Просто встретились Родственные Души, а раз в моей власти не дать нам потеряться, то да будет так.
  
  
   "Бинарный характер высказываний индивидуума, утратившего социальную активность"
   (Бабушка надвое сказала)
  
   - Зоя! - Зовет чей-то голос, - Зоя, очнись. Приди в себя, пора!
   Я словно пробуждаюсь из глубокого сна, вокруг меня все еще те голоса, запахи и звуки...
   - Зоя! - кто-то очень настойчив, - я недовольно морщусь, - причем тут я? Ведь нужна какая - то Зоя! Хотя Зоя, это я?!
   - Открой глаза, посмотри на меня! - голос требователен и знаком, я просто не могу не откликнуться на него. С трудом открываю глаза:
   - Райс? Нет, ты - Макс, хотя... - голова кружится, лица словно накладываются друг на друга. И глаза, смотрящие на меня с этих лиц, меняют цвет, но вот их выражение, их тепло и бесконечная радость встречи и узнавания. - Так ты?!
   - Хоть горшком назови, Княжна, только в печку не ставь, - знакомо отзывается парень.
   - А что там дальше, как вы все? Я не помню - говорю расстроенно и испуганно, только что увиденное и пережитое словно испаряется из памяти. Я в панике смотрю на Макса.
   - Ш- ш -ш, Княжна, так и должно быть, нельзя помнить прошлые жизни, иначе не проживешь нынешнюю, так между ними стоять и будешь, понимаешь? Я и так, нарушил всё, что мог, чтобы тебе кусочек прошлого показать. Аукнется мне это ещё. Ладно, не важно. Надо было, что бы ты вспомнила какая ты, поверила в себя. Нет, не то. Не знаю, как правильно сказать, - он досадливо прикусывает губу. - И меня, тоже вспомнила. Скоро всё сотрётся, как сон. Просто ты знай, я всегда на твоей стороне, что бы ты не творила. А там все хорошо будет, твое правление войдет в учебники как "годы правления Призванной Княжны". Люта возглавит Школу Крейзи, ты тогда предложила, а Принц сразу и согласился. Она у себя в кабинете твой портрет повесит, в белом платье с красной вышивкой, говорили, ты в нем пришла и оставила, ей на память. А показал я тебе прошлое, воспользовавшись правом Путешественника во времени. Теперь мы уже знаем, что если человек в предыдущей жизни что-то недоделал или ушел от того, что был обязан сделать, его вернут в другой жизни к тому же. И люди его окружающие те же будут, хотя могут друг друга и не признать. Главное, он снова попадает в ту же ситуацию и должен довести до конца то, от чего сбежал. Хотя теперь ему будет значительно труднее, это как наказание, за то, несделанное.
   Я растеряно смотрю на Макса, голова болит и очень странно кружится:
   - Но, по- моему, я там, что могла, сделала? Ты же сам говоришь, даже портрет в память повесили.
   - Ты была призванной Королевой, Хранительницей Переходов, ты очутилась там по воле Богов и призыву Правителя. А вот ушла по своей воле. Боги - то тебя не отпускали, и он не отпускал. - тихо, словно извиняясь ответил Макс.
   Я смотрела на взволнованного парня во все глаза, то, что он показал мне, то, где я была, стремительно исчезало из моей памяти, как тающий снег под ярким, весенним солнцем. И вместе с ним таял лёд, в котором до поры, до времени, пребывала моя Душа. Та жизнь, что была у меня до встречи с Максом сейчас казалась мне сном. Почему я позволила себя убедить, что в моём Мире нет магии и волшебства? Ведь мой Мир зависит только от меня, что я увижу, что допущу к Душе, во что поверю, то и будет. Я ведь так хорошо знала это раньше. Пусть я выросла, но изменился не мир вокруг. Это я стала стараться жить проще, веря, что раз окружающие могут так жить, могу и я. А зачем? Самое страшное это измена себе. Чем больше подстраиваешься под окружающих, тем больше теряешь себя. И тебя просто перестают замечать. А как иначе? Ведь Тебя больше и нет.
   Макс вопросительно, настороженно смотрел на меня, но молчал, видно понимая, какая борьба идет внутри меня. Как неохотно Зима в Душе сдаёт свои позиции. Как больно отламываются глыбы льда от замурованной в них Души. Но все же, как подснежники весной пробивались сквозь толщу "нельзя" и "быть такого не может" всегдашние основы Мироздания, основы жизни любой женщины. Словно из далекого далека весенний ветер, ветер перемен принес мне слова Ведушки, моей любимой наставницы. "Когда я уйду, девочка, с тобой останутся вера, надежда, любовь. Это ключи от женского счастья. И каждая выбирает по себе, кому- то ближе вера, мол, как суждено, так и будет... Кому-то любовь голову вскружит и обо всём забудет женщина. Или надежда, без конца и края. Но ты никогда не забывай про мудрость, она им мать. И только с её помощью ты сможешь сделать свою жизнь полной, а не однобокой. Помни о ней, юная княжна."
   Я глубоко вздохнула и огляделась вокруг, встретила вопросительный взгляд Макса и широко ему улыбнулась. Похоже, лёд зимы сошёл с моей Души. И в неё пришла весна.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"