Хоуп Алекс: другие произведения.

Радуги Лета (часть 4)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   РАДУГИ ЛЕТА
  
   "Легче любить всех, чем одного. Любовь ко всему человечеству обычно стоит не больше одной фразы. Любовь к ближнему требует жертв."
   Петер Роэззер
  
   Как странно, тихо и белым бело... Белое безмолвие - так описывал зиму Джек Лондон.
   - Да, я тоже люблю его перечитывать. Человек, а ухватил самую суть Зимы, - негромко прозвучал голос.
   Я вздрогнула и словно пришла в себя. Я полулежала на высокой кровати, покрытой белой шкурой неизвестного мне зверя. Рядом, в кресле сидел Лёд.
   - Я умерла? - спросила его внезапно севшим голосом.
   - В некотором роде, или родилась, или очнулась, называй, как хочешь, - отозвался он. Вот только я ничего не поняла.
   - А на самом деле? - пробую внести ясность в происходящее.
   - Видишь ли, когда рождён Богом и многие века им и живёшь, забываешь, что такое жизнь. И ценность её забываешь, - голос обычно бесстрастного Льда звучал как-то странно. Будь он человеком, я бы сказала, виновато.
   Лёд поднял на меня глаза и кивнул:
   - Мы виноваты перед тобой, требуя выполнения того, что надо было нам, и забыли, что есть и другие Боги. И им подчиняется всё.
   - Конфликт Богов? А без меня никак?! Может вы сами будете разбираться, на вашем, высоком уровне, а я домой пойду? - хочется думать, что моя бравада не выглядит жалко.
   - Можешь, конечно, и уйти, только зачем? Там тебя уже никто не встретит.
   Я обмерла от ужаса. Как-то разом, словно заледенело и сковало болью всё внутри меня, а еще дико заболел палец с обручальным кольцом.
   -Зоя! - голос доносится издалека, но говорящий явно встревожен - Зоя, послушай меня. Просто послушай!
   Я медленно открыла глаза и встретилась взглядом с сине-голубыми всполохами льда. Так бывает, если на льду играет яркое солнце. Было неожиданно тепло, наверное, так чувствует себя замерзающий в безмолвии зимы, человек. Красиво и тепло. И всё.
   - Тебе решать, - откликнулся Лёд, - отводя глаза. Этот твой кармический брак. Наши Боги с таким не сталкивались. Это Его боги, суженого твоего, постарались. Ты же всегда знала, что однажды он не вернется к тебе, его призовут. Разве не так?
   - Так, - хрипло отозвалась я.
   - Ваши встречи еще состоятся. Из Мира в Мир, из жизни в жизнь. К добру или худу. Над такой любовью мы не властны. Это только Верховные Боги. Время и Судьба. Просто пришла пора, в том Мире ваше время истекло. Смирись, Зоя! Смирение не трусость, это способ выживания. Зима вечной не бывает.
   - Будет встреча? - я ухватилась за слова Льда, как за соломинку над бездной, что разверзлась у моих ног и только ждала неверного шага.
   - Будет - кивнул Лёд - а пока тебе решать, как ты хочешь её дожидаться.
   - В смысле? - я тру пальцами висок, что-то голова болеть начинает.
   - В том Мире ты бы свою потерю не пережила. А здесь можешь. Тут ты немного другая. Не душой, жизненной программой. Так что, тебе решать - всё так же спокойно, даже немного отстраненно, говорит Лёд.
   Я, нахмурившись, пыталась осознать. Если совсем уж быть честной, в словах Льда было рациональное зерно. Я чувствовала, что боль от расставания с мужем никуда не ушла, а только отступила на время. Почему-то я понимала, что и он испытывает то же. Но если и ему и мне предстоит наша встреча, сами боги постарались сделать её неизбежной, то зачем же нам мучиться болью, а в моём случае и умирать? Подожду, мало я что ли ждала его в том Мире? Подожду и в этом. И не я буду его искать, а он найдет? А если найдет, то ему не будут мешать, пропустят ко мне? Могу я этакий бонус у Богов попросить?
   - Можешь, - негромко отозвался на мой невысказанный вопрос, Лёд.
   - А как узнаю? - тихонько уточнила я, - ведь для этого Мира мне внутри себя надо перестать ждать постоянно, я же изведусь иначе.
   Может и коряво вышло, но как сказать, объяснить по-другому, я просто не знала.
   - Я понял, - кивнул мне Лёд, - кольцо он принесет, и ты будешь его носить вместе с этим, что сейчас у тебя на руке. Но пока ты его мне отдай, на хранение. Если веришь, конечно.
   Я взялась за палец с кольцом, немного подумала и сняла. Положила его в протянутую ладонь Льда.
   - А что там? - качнула головой в сторону дверей.
   - Бессмертны только Боги, - печально заговорил Лёд, - но люди, которых мы призываем, часто забывают об этом. Время истекает, а человек не согласен. Веда не хотела уходить из жизни и власть отдавать. Она Бера при себе держала. Сильный мальчик был. Клятвой его связала, еще подростком, что бы только её служил. И подпитывалась его жизненной силой. Когда вся эта катавасия с Кариной произошла, почти по Шекспиру вашему, - Лёд недовольно покачал головой, - истинно: Мир - театр, люди - актёры. Принц Тёмных эльфов и Принцесса Мар. Этакая Дева попавшая в беду и Рыцарь пришедший на помощь. Дальше сама всё знаешь. Только их любовь вспыхнула бенгальским огнем, да и погасла. А последствия... Это Веда помогла матери Карины, Макса в Цитадель перебросить. Что бы вспомнить не мог и тем более вернутся. Да только любовь сильнее ненависти и страха. Даже если её заморозить во времени. Видишь, как ваша встреча все всколыхнула. Сможешь сейчас мальчишку бросить?
   - Нет, - твердо сказала я.
   - Тогда так. С гибелью Бера у Веды исчез приток Сил жизни. Хватит только на то, чтобы тебя Макошью объявить. Карину переправим в тот, твой Мир. Там ведьм нынче не жгут. А здесь ей теперь не жить. Мары злопамятны, хуже кошек. Да и как иначе? Раз тебя забираем, отдать должны. Марьянка во главе Мар встанет. Так она тебе Макса простит. Жажда власти у неё от бабки. Пусть правит. А с остальными сама разберешься.
   - Лёд, а почему ты мне не просто помогаешь, а словно заботишься? О тебе ведь такие ужасы рассказывают. Может я чего-то не понимаю? Или мне тебя боятся тоже надо? - я все же не смогла промолчать.
   Лёд словно смутился, даже на щеках проступил легкий румянец.
   - Так заметно? - неловко спросил он.
   - Да, - тихонько подтвердила я очевидное.
   - Видишь ли, божества редко бывают одинокими, обычно это триединство. Даже у Верховных это Время, Судьба и Любовь. Вот только Любовь во главе стоит и не прощает забывчивости своего статуса. И ей то как раз не важен твой статус, Бог ты или простой человек, она всех уравнивает.
   И снова вокруг белым-бело...
   Я растерянно огляделась. Я стояла на коленях, держа голову Бера. Нас окружал Отряд Макоши - Веды. И она сама, хрупкая, изможденная старушка, с яростью смотрящая на меня. Что ж, Лёд ответил, но не дал возможности для диалога. Я мысленно только головой покачала. Истинно, перед Любовью все равны. А мне предстоит разбираться здесь и сейчас. Я почти физически ощутила, когда ко мне пробились мои ребята. Ветер, Гер и Макс. Я посмотрела на Веду. Мне еще предстоит научиться не стать ею. Не забирать жизненные силы у доверившихся мне, а помочь им обрести себя. Я вздохнула и встала, опершись на руку Гера. Но мысленно я говорила с Максом, спрашивая, сохранил ли он здесь способности Путешественника. Дождалась легкого кивка. Что ж, ночью мы совершим вылазку в мой, пусть теперь и бывший Мир. Мне нужен котенок. Маленький черный котенок, который ждет меня и которого зовут Кеша. Новой Макоши, Зое, пора собирать свой Отряд...
  
  
  
   "Всё придет тогда, когда должно прийти. Не надо торопить события."
  
   Меня словно подбросило на кровати. Ну и сон! Кешка сидел на полу и укоризненно смотрел на меня. Судя по всему, он спал, и я отбросила его на пол, вместе с одеялом.
   - Прости, - пробормотала я, и схватилась за кольцо, которое всё еще было у меня на пальце. Вот уж не дождетесь, не отдам! И на хранение - тоже. Пусть у меня будет что-то моё. Только моё... А почему и зачем, не ваше дело!
   Я встала и тут же поёжилась, надо же, заснула и забыла окно закрыть. Лето, тепло. Но видно еще очень рано, солнце вон только показывается. Что ж, мне, то есть нам с Кешей, действительно пора. Отпуск я оформила. Сумку собрала ещё с вечера, присела отдохнуть и неожиданно провалилась в сон. Я мысленно "пробежалась" по нему. Всё так и всё же не совсем. Хорошо, на месте станет понятней. Я торопливо оделась, и стала рассказывать Кеше, спрятавшемуся под диван о прелестях летней жизни на даче, стоит только согласиться побыть в кошачьей переноске некоторое, совсем короткое, время. Кешка слушал, но соглашался только на чудеса и зеленую травку, и категорически отказывался вылезать. Пришлось двигать диван и ловить его по всей квартире. Наконец, затолкав его в переноску я подхватила сумку. Она получилась не тяжелая, поскольку толком я и не взяла ничего. А Кешкины пакетики корма, его мисочки, тёплый шарфик, на котором он любит спать и игрушки весили немного. Себе взяла только молоко и хлеб, и еще шоколадку. Я огляделась, сморгнула так не к месту набежавшие слёзы. Присела на дорожку, под возмущенный мяв кота из переноски. И вышла из квартиры. Заперла дверь, по какому-то наитию поклонилась своему, оставляемому Дому и опустив ключи в почтовый ящик торопливо вышла из подъезда.
   Всё же я не рискнула ехать на метро, электричке и автобусе. Но и машину, как предлагал мой, уже бывший, Хранитель, брать не стала. Взяла такси. И не из-за себя. Такое путешествие для закаленных, а Кешка совсем еще малыш. В общем, как доехали, даже и не помню. Кешке было плохо, его тошнило, хорошо таксист попался не злобный, а может это муж подстраховывал? Мы останавливались, я обтирала мордочку тяжело дышавшего котёнка, пыталась напоить. Дико боялась, что просто не довезу. Вобщем, едва выехали на дорогу, ведущую к поселку, я расплатилась и дальше пошла пешком, неся переноску и сумку на плечах, а Кешу на руках. Была средина дня, такое тихое время, когда обед и уборка после него уже прошли, а время полдника не наступило и казалось, что поселок безлюден. Я прошла к участку никого не встретив. С трудом открыла калитку, пробралась по заросшей тропинке. Постояла. Кольцо, поймав солнечный луч, сверкнуло на пальце. Нет, в дом заходить не буду. Он всегда был не его или мой, а наш. Но ведь сейчас "нас" и нет больше. А будем ли, кто знает. Всегдашняя моя ошибка, попытка сохранить то, чего уже нет.
   Я устроила начавшего оживать котенка на плечо и торопливо пошла дальше, через участок, к неприметной калитке, что вела в лес. Забор, откуда начались, в своё время мои приключения, раньше выглядел неприступным. Сейчас же это было полуржавое нечто, да еще и исписанное. Покосившаяся калитка казалась и висела то из последних сил. Но на толчок руки не открылась. Значит, еще не всё потерянно Я расстегнула кулон - амулет Макоши и воспользовалась им, как ключом. Сработало, но с трудом. А вот едва я проскользнула внутрь и с силой её закрыла, произошло неожиданное. По всему, видимому мне забору словно пробежали огоньки. И он снова стал таким, как я помнила. Первой линией, оберегающей Приграничье от ненужного внимания. Кешка завозился и спрыгнул с моих рук на землю.
   - Ты погоди, не убегай, а то еще потеряешься. Сейчас домой придем, - сказала я вслух. Снова подхватывая его на руки и идя к своему дому той дорогой, о которой мне рассказал Бер. Как ни странно, Кешка согласился и опершись локоточком о моё плечо стал рассматривать всё вокруг. Мы дошли быстро, правда, я чуть ли не бежала, сама не знаю, почему.
   Вот и мой Дом, хотя, разумеется, в начале виден забор. Немного боялась, что он будет повален, как тот, в Приграничьи. Но эльфы явно знали своё дело. Резной забор цвета мёда, стоял ровно. И калитка открылась от первого прикосновения, стоило приложить к ней ладонь. Я медленно пошла по открывшейся дорожке. За домом явно присматривали. Трава хоть и везде, но не выше щиколотки. Значит, кто-то косил. Я медленно поднялась по ступенькам, приложила к дверям амулет и она, считав моё право, открылась. Переступив порог, я наклонилась и поставила на пол Кешу.
   - Вот мы и дома! - я проговорила это громко, стараясь голосом разбить напряженную тишину. Кеша посмотрел на меня и беззвучно шагнул вглубь дома. И уже я пошла за ним. Но не на второй этаж, к себе, а шагнула в комнату, что выбрал для себя Гер. Ведь вот такой, готовой я её и не видела. Мягкие полутона обивки и занавесок, песочное и голубое, кровать заправлена явно воином, ни морщинки на покрывале. На тумбочке у изголовья книга, красивый томик с незнакомой вязью букв. Заложен уже пожелтевшей травинкой - эльф.
   У Ветра, наоборот, краски яркие, дерзкие, словно радуга по комнате промелькнула. Подушки горой на диване, занавеска на окне и дверях из разноцветных бусин. Что-то восточное? Как интересно. А вот кровать убрана так же, строго, хоть и пёстрым покрывалом.
   К Марьянке я не пошла, почему-то казалось, что её комната жилая. Наконец, я поднялась к себе и печально огляделась. Кроме мебели и той одежды, что тогда мне принесли, моего в комнате не было ничего. Даже неловко стало, словно в гостиничную комнату зашла, а не в свою спальню. Но это поправимо, теперь я здесь надолго. И для начала мне предстоит сделать уборку, но по-своему. Благо, погода позволяла и еще было время до прохлады вечера.
   Кешка оценил открывшиеся перспективы и вовсю изучал траву, ловких бабочек и неожиданную удачу, большого жука, так вовремя вылезшего на дорожку! Он пару раз забегал в дом, и выскакивал смешно тёреся мокрыми лапками. Что поделать, полы и крыльцо я мыла не просто для чистоты, а с отваром трав, для аромата, что бы пахло домом, и что б чужие не могли войти. Наконец, выплеснув под забор уже практически чистую воду я обернулась на дом и только тогда заметила, что к застекленной террассе пристроена пергола, а под ней - качели. На которых и примостился умаявшийся Кешка, поверх моей куртки. Надо же, без меня пристроили. Я вспомнила, как рассказывала Ветру, что маленькой обожала качаться на качелях и петь песни. Значит меня ждали. По крайней мере хочется так думать.
   Дом сиял чистотой, я пошла в душ, и вышла уже в легком сарафане, как только сообразила его взять! И хотя от леса повеяло прохладой, но именно эта дачная одежка как-то странно повлияла на меня. Я словно перестала спешить, перестала бояться опоздать, окончательно поверив в то, что моя путь - дорога привела меня к Дому. Я пожалела, что нет возможности что-нибудь испечь, и просто поставила чайник. Удивительно, как горячий чайник на плите делает кухню уютной. Я вышла в сад и с непривычки осторожно ступая босыми ногами срезала несколько роз, сорвала ромашки и колокольчики, росшие в траве, цветником явно никто не занимался. Розы я поставила к себе в спальню. А вот ромашки и колокольчики чудесно смотрелись в глиняном кувшине на столе веранды.
   Кеша напился теплого молока, нехотя полизал содержимое одного из кошачьих пакетиков и исчез. От леса потянуло уже не просто прохладой, а ощутимым холодком. Я поспешила снять с подоконников распахнутых окон просушенные подушки и одеяла, и принялась вновь заправляла постели, хотя до казарменного совершенства мне было далеко. Пусть все и было чистым до меня, но вот таким, теплым от солнца и напитавшимся ароматом лета и трав, нагретых солнцем - не было! Нехотя закрывала окна, расправляя просохшие занавески. Гладить, как оказалось, нужды не было. Вообще, то, что мне помогают, я поняла, как только грязная вода в ведре стала чистой и тазики словно сами выплескивались. Помогала мне явно женщина, судя по тому, что на крылечке я обнаружила туесок с ягодами и кувшин молока. Но кто и где она? Почему не показывается. Пока это было не понятно.
  
  
   "Нет никаких ключей от счастья. Дверь всегда открыта."
   Мать Тереза
  
   Потихоньку мы с Кешей стали обживаться. А Дом становился действительно Моим домом. Я уже без стеснения заходила в комнаты Гера и Ветра, чтобы сменить привядшие букеты на свежие. Может и зря, но я очень люблю составлять разные букеты. И радостные, для обеденного стола. И маленькие, изящные, словно воздушные поцелуи. Мелочь, а приятно. А потом, цветы в комнатах дарили иллюзорное присутствие домочадцев, а то не по себе иногда было.
   Летние вечера медлительны, неторопливо приходит холодок, начинают стрекотать цикады, обещая ещё один жаркий день. Я все тянула, не закрывала дверь в дом. Кешка гулял по двору, его мордочка мелькала, и между цветов, и с охотничьим азартом, в гуще травы у забора. Я в который раз подумала, что как-то очень неудачно собралась. И одежду почти не взяла, и покушать тоже. Непонятно откуда взявшаяся тревога всё нарастала, и я пыталась её погасить вот такими, незамысловатыми проблемами. Не удалось.
   - Кеш! - я не выдержала, - я пройдусь немного, ты не ходи за мной. Бер говорил, на землях Макоши кошку не обидят. Так что, тут ты в безопасности. А там, куда я хочу пойти, не знаю.
   Проговорив мучащее меня вслух, я подошла к задней калитке и через неё неторопливо пошла в лес, куда тянуло, через мостик, что вёл во владения Мар. Мостик шел через болото, меня немедленно окутал туман и вот в нем я и заметила странные болотные огоньки, так напоминающие глаза. Они явно звали меня в глубь. Но это никак в мои планы не входило.
   - Нее, - сказала я бестелесной сущности, - к ночи на болото, я не согласна, а вот ты можешь объяснить, что тебе от меня надо?
   Туман всколыхнулся, всего на миг приняв очертания девушки и вновь "поплыл". Мне стало не по себе.В жизни всё происходит дважды, но один раз в виде трагедии, а другой уже фарсом.Как то так, но толком не помню, не моя фраза, читала. Ладно, если случившееся с Ветром было трагедией, хотя почему? Нет, я сбиваюсь. Заново. Трагедия было для Ветра, его не искали. Фарс.. то же и с тем же результатом.Тогда я заговорила с ветром, а сейчас, что пытается сказать мне туман? Кого я не ищу или кто хочет быть найденным?
   - Марьяна, ты что ли? Так почему не приходишь?
   Я спросила вслух, но прислушивалась к ответу зря. Было тихо. И когда совсем уж собиралась уходить где-то на краю сознания шелестом листвы отчетливо прозвучало "ночь", и еще " желание". Я в растерянности остановилась. То, что ночь, это понятно, вон как уже стемнело. Желание? В каком смысле? Во вновь накатившем на меня тумане неожиданно блеснул огонёк, странно, но он мне напомнил аленький цветочек, из старого мультфильма. И тут я сообразила. Ночь! Ночь Ивана Купалы! Если в неё найти цветок папоротника, он откроет подземные клады. Так, это наносное. Макоши подземные клады нужны как Кеше "здрасьте" от соседей. Тогда что же? Желание. Но не Макоши, а от Макоши. От меня хотят, чтобы я помогла призрачной девушке, пожелала ей. Но что? Снова сбилась. Еще раз. Что я знаю: Макс с Гером ходили поговорить с Кариной и Марьянкой. Был какой-то крупный скандал. Карина ушла в другой Мир. На её место стала Марьянка. Вроде бы всё хорошо. Но непохоже, что так. Карине, в своё время, помогла Веда. А что, если теперь она вовсе и не хотела уходить? Ведь за власть у Мар Карина, в своё время, отдала сына. Если не ты уходишь, а тебя изгоняют те, кого ты в своё время предала или использовала, что называется, в темную. Что ты сделаешь? Зная Карину, легко предположу, что она попыталась отомстить. Таак...
   Ну, память предков, не подведи! В каждом болоте есть его сердце, это мне ещё Веда, в детстве, рассказывала, маленькое озерко совсем чистой воды. Вот куда звал меня туман посверкивая зеленоватыми огоньками. Туда я сейчас и устремилась, искренне надеясь, что потом как -то выберусь, а пока я спешила, по дороге срывала нежные веточки, случайные цветочки, красивую болотную траву, и почти на ходу плела венок. Удивляясь тому, как быстро вспомнили руки это пусть и не сложное, но давно мною не использованное умение.
   Я выскочила к озерку с готовым венком в руках и едва в воде отразилась первая звезда, как с моих губ сорвалось:
   - Именем Макоши, ставшим моим именем, да отпустят оковы обмана юную деву, что платит по счетам своего Рода, да не свои ошибки оплачивает. - дальше я говорила еще что -то, повторить просто не берусь, а вот в конце , - я плачу за неё чистым золотом и алмазами и кровью, тебе, подземная Мара, отпусти свою пленницу, она мне здесь и сейчас нужна. Неспокойно стало на земле, одной мне не выстоять. Пришла пора четырех Лун. Да соберутся они воедино, и я обрету то, зачем была призвана. Обрету Силу Макоши. Да будет так!
   А затем я вынула из ушей любимые сережки, не алмазы, конечно, но брильянтики в них хорошие были. Потерла их об ладонь, что порезала, когда траву для венка срывала, и кинула в озерцо, сначала венок, а в его середину и сережки. Миг ничего не происходило, а потом. Из глубины озера поднялись две женские руки, сплетя пальцы в замок над моим подарком утянули его вниз. И чуть погодя мне в ноги бросили отчаянно кашлящую Марьянку. А ещё я отчетливо услышала: "Да будет так, Макошь! С купальской ночью тебя!"
   - И Вас также! - на автомате, вежливо ответила я, стряхивая с себя наваждение. Потом посмотрела на поднявшую на меня глаза Марьянку, и тихо спросила, - и как это всё понимать?
   - Ты меня спасла, - сдавленным голосом проговорила девушка, и снова закашлялась.
   - Это я понимаю, я не возьму только в толк, от чего? - растеряно, и не до конца веря в произошедшее пробормотала я, помогая девушке подняться.
   - Когда ты ушла, а Король Геральд с Максом пришли уточнить у мамы некоторые детали, много чего всплыло, разборка была знатная, - Марьянка невесело хохотнула, - да и Мары свои обиды припомнили. У нас правило есть, пусть и не гласное, за все обиды платим "добром" и "смирением", главное, время правильно подобрать. Мать поняла, что ей пришло время уносить ноги, успокоить или задобрить Мар было уже невозможно. Убегать пришлось через Переход, который находится у подземной Мары. Меня с собой взяла, попрощаться, и власть передать обрядом. Я, глупая, поверила. А оказалось, она мной с ней расплатилась, за Переход. Его всегда кровью оплачивают, но мёртвых или жертвенной. Но я то была живой! Подземная Мара отказалась вмешиваться в наземные дрязги. Вот я и ходила туманом меж миров, но долго бы так я не протянула, силы жизни подобное очень быстро высасывает. А когда бы совсем сгинула, Мары могли маму и обратно призвать. Наш Род всегда во Главе Родов Мар стоял.
   - Так передала тебе Карина власть или нет? Я что-то запуталась в ваших, ведьминских, разборках, - попыталась я внести ясность.
   - Передала, тут все по обряду, - кивнула Марьянка, - но Главная Мара власть передает перед своей смертью. Потом к подземной Маре и уходит. А новая, живая, выходит на зов Макоши. Вот только меня звать было некому! А сейчас ты всё правильно сделала, откуда только слова знала? И про выкуп? - Марьянка с интересом посмотрела на меня. Я только плечами пожала. Странно, конечно, но нужные слова сами пришли в голову, я просто в слух повторила. А вот откуда взялось знание, старалась не думать.
   - Тебя точно совсем отпустили? - на всякий случай поинтересовалась я, а то, кто их тут знает, конечно странные отношения, чтобы не сказать, дикие. Но в чужой монастырь со своим уставом не ходят, да и жить мне тут, еще не ясно, что я вытворять буду.
   - То, что ты отдала за меня кровь, это признание меня и откуп Подземной Маре, обряд завершён - повторила девушка, - а золото и камни, если что, она тебе вернуть должна, да не просто так, а в тридорога. Не пойдет она на это, никогда!
   - Вот и ладно! - я и успокоилась, и обрадовалась, - Ты у меня поживешь или к своим пойдешь?
   - Зой, ты только не сердись, но пока у тебя Отряда нет, и главное, телохранителя. Я за него побуду. Хоть чем-то тебе отплачу, - серьезно взглянула на меня новая Главная Мара.
   - Я котёнка с собой привезла, Кешу, - не впопад сказала я.
   - Кешу? - с веселой интонацией уточнила Марьянка - Бер бы доволен был, что помнишь его. Влюблен в тебя парень был, по уши.
   - Скажешь тоже, - я покраснела и отвернулась.
   - А что? Все знали и видели, это только Веда верить не хотела. Думала клятвой связала и всё. А Беры, служить служили, а вот рабами никогда не были. У нас как? Если человек захочет быть рядом, он будет. Но только так, а не иначе. Понимаешь? Служба не в тягость, а сердце так велит. Потому и живем долго.
   - Кто бы говорил, - пробормотала я, - как мы через болото ночью пойдем?
   - Проблема-а-а, - нараспев отозвалась девушка, а потом что-то проговорила, хлопнула в ладоши и перед нами заискрилась тропинка, - ступай, не бойся, ты на моей земле, значит в безопасности.
   Дошли мы действительно, на удивление, быстро. Кеша выпрыгнул на нас и замурчал. Видимо испугался, что долго меня нет. Я подхватила котёнка на руки и показала ему Марьянку. Он в начале взъерошился на чужого человека, но она как то быстро его успокоила рассказом о его, Кешиной неотразимости, чудесной шерстке и густых усах и.. в общем, я не стала слушать, а передала ей котенка. Он согласно перелез на её руки и восхваления продолжились. А потом она зашла к себе в комнату и выйдя вынесла горшочек со сливками, "Кешеку". Я только рукой махнула, а на столе уже стояли и свежий хлеб, и всякая снедь.
   - Сегодня же Купальская Ночь, вот и принесли всего Макоши, - весело пояснила Марьянка. Мы засиделись, я рассказывала почти всё, что случилось после моего ухода. Девушка слушала, не перебивая, только эмоционально хмыкала, всплескивала руками и изредка говорил: "Прибила бы, гада!" что было всегда к месту. В какой-то момент я удивилась её восприятию. Вроде бы совсем юная девушка. Марьянка неожиданно рассмеялась:
   - Это тебе, Макошь, спасибо, моя юность бонусом идет, к спасению. Ты меня какой запомнила, такой в первый момент и увидела. Этот облик и закрепился. А я ведь старше стала, да и пережила не мало. Но я не в претензии! А теперь давай спать. Наша ночь к концу идет, а вот завтра жди гостей. Так что надо будет выглядеть. А сон для красоты - первое дело!
   Марьянка встала, проводила меня до лестницы и неожиданно обняла:
   - Спасибо, что не испугалась, что старое не стала вспоминать. Что у Мар снова Госпожа появилась. Ты не пожалеешь. Мы своих не сдаем, а ты теперь наша!
   - Почему Госпожа? - откровенно не поняла я.
   Марьянка рассмеялась:
   - Это обращение, к Ладам - Хозяйка. Юных так "девушками" и зовут. А вот к Смерти обращаются "Госпожа".
   - А ко мне как надо?
   - А ты - Макошь, тут кто как себе тебя представляет, тот так и обратится, а ты и поймешь сразу, что от тебя надо.
   Я обняла девушку в ответ, молча. Слова не шли. Да и что тут скажешь.
  
  
   "Что прошло, того не вернуть. Главное, не потерять то, что имеешь сейчас."
   Ошо.
  
   Я думала, что Марьянка поселится у меня, но уже утром девушка решительно сказала, что будет рядом, но у Мар. Если понадобится, мне надо просто коснуться рукой кулона и через минут пять она прибежит со своими.
   - Какого кулона? - не поняла я.
   - Вот этого, - она протянула мне на раскрытой ладони кулон с темными камнями.
   - Что это? Талисман? -я удивленно посмотрела на подарок.
   - Макошь... - только усмехнулась девушка - запоминай, талисман он для чего-нибудь, на удачу, на фарт. Оберег - от чего-нибудь, от порчи там, от сглаза. А амулет, это уже серьезно, его делают на весь Род, он и защита, и охрана.
   - А это что? - уже с опаской уточнила я.
   - Кулон это, хочешь, проводником назови, тут у нас телефоны не в части. Не обратила внимания? А в кулоне камни какие, видишь? Дымчатый топаз и лунный камень. Это наши камни, ночных ведьм. Вобщем, дотронься, позови и я буду.
   -Но почему? Ты же со мной быть хотела? - растерялась я.
   - Я буду, Зоя. Я всегда буду на твоей стороне. И я и Мары. Но вначале тебе надо разобраться с теми, кто уже есть. Собрать свой Отряд.
   Я только плечами пожала, понимая, что мы говорим о разном. И что за время моего отсутствия взбалмошная девчонка повзрослела и приняла свой путь. А от той Марьянки, что я помню, осталась только внешность, да и то моими стараниями. Марьянка вскоре ушла. А я так и не сумев найти себе дело в пустом доме вышла в сад. Кеша остался на крылечке, за хозяина. А я пошла в глубь сада, про себя удивляясь, какой оказывается, у меня большой участок.
   Я обернулась на хруст ветки, почти рядом стоял Гер.
   - Ты не умеешь ходить бесшумно? - вырвалось у меня. Странно я себя веду с ним, словно чую какую-то его вину, хотя и не понимаю, в чем она. Куда только моё воспитание делось. Ни "здрасте", ни "как живешь". Прошлый раз на него накинулась, сейчас вот. И что странно, эльф принимает моё недовольство, как должное. Словно я имею на него право.
   - Почему же, - тихо прозвучало в ответ, - умею, пугать не хотел.
   Повисла тишина. Мы молча, напряженно смотрели друг на друга. Гер сдался первым, заговорил:
   - Видишь ли, Зоя, наследие крови в моем мире значит очень много. Если не сказать - всё. А клятва эльфа нерушима. Что же мне делать? Подскажи? - голос Гера был ровен, а вот в глазах плескалась ярость. То ли на себя, то ли на меня. А скорее всего на ситуацию, не разрешимую для него, без моего слова. Зависимость от другого, пусть и добровольная, всегда угнетает. Свободна только любовь. Но для неё нужно доверие. И не просто нужно, необходимо! Доверие - это воздух любви, без него она умрет.
   - Прошлый раз из-за моей подсказки тебя чуть не убили, - напомнила я.
   - Благодаря твоей подсказке Темные эльфы обрели своего короля, - с усмешкой поправил меня Гер.
   - Ну так и правь, всем на радость, - сердито отозвалась я.
   - У меня не получится быть и Королем, и телохранителем Макоши, - мягко объяснил Гер, - не смогу быть в двух местах сразу.
   - И что? - я всё еще не понимала вопроса.
   - Кем ты хочешь меня видеть? - повторил Гер.
   - Гер, ты что? Серьезно? - я просто не верила своим ушам, - ты же Король.
   - Зоя, в первую очередь я - эльф, давший обещание. Кому нужен Король не умеющий держать слово? - голос Гера звучал ровно и даже вежливо, а вот глаза полыхали, правда, он их старательно отводил.
   - А если бы я сказала, хочу тебя в телохранители, ты бы бросил королевство? - я не верила в подобный абсурд, скорее хотела взять его на "слабо".
   - Да, -просто сказал он.
   Я посмотрела на него в упор, Гер поднял полыхающие глаза, наконец решившись встретить мой взгляд, чуть улыбнулся и снова четко сказал - "Да".
   - И ты бы не стал меня ненавидеть? Не стал упрекать? - я не понимала.
   - Я был бы телохранителем, а ему положено говорить по делу, и то, когда спросят, - ровно отозвался эльф.
   Я растерянно молчала, так как это было уже слишком. И еще я понимала, что даже если очень хочется, эльфа рядом мне нельзя. Веда призвала, и что получилось?
   - Понимаешь, мне не хочется тебя терять, но не как охрану, а как друга, - медленно заговорила я, - если всё будет, как надо, то пусть я стану Макошью, даже пусть отряд появиться, но там, - я кивнула головой на забор. А тут у меня будет Дом и в него пусть приходят самые близкие, даже не в гости, а как к себе. Ты, Ветер, наверное и Макс, если захочет. Может праздник какой вместе отметим, - уже не веря себе пробормотала я, озвучивая давнюю мечту.
   - Ты серьезно? - каким-то странным, вибрирующим голосом переспросил Геральд.
   Я только покивала головой, горло почему-то перехватило.
   А Геральд словно дыхание перевел:
   - Это больше, чем то, на что я смел надеяться, - медленно проговорил он, а потом улыбнулся мне так, как я любила, сначала от улыбки потеплели глаза, заискрились дивной синевой, а потом улыбнулись и губы. Он шагнул ко мне близко - близко и вдруг подхватил на руки, прижал к себе. Что- то пробормотал на непонятном мне языке.
   - Что ты сказал, переведи, - строптиво потребовала я.
   - Сложно будет, нет в вашем подобного, если совсем уж упростить, то: "ты не жизнь, ты свет моей жизни", -мягко отозвался он.
   - Очень приятно, - мурлыкнула я. А он негромко рассмеялся.
   Гер остался у меня до позднего вечера, я познакомила их с Кешей, и они понравились друг другу. Иными словами, Кешка влез на плечо Гера и тот так и ходил с котенком, изредка придерживая маленькую мохнатую личность, которой на его широком плече было удобно. Да и обзор с эльфа был лучше, ведь Гер был значительно выше меня. Уходя, он надел мне на руку браслет. Сапфиры оттенка своих глаз.
   - Если что, надо потереть, как лампу джина? - помятуя кулон Марьянки, уточнила я.
   - Просто коснись, и позови, - покачал головой Гер.
   - А если я случайно коснусь? Или просто о тебе подумаю и браслет поглажу? - уточнила на всякий случай.
   - Мне будет очень приятно, не более - Гер взял меня за руку, - я не смогу объяснить человеку, как и что чувствует не человек. Просто прими, как данность.
   И я приняла.
   Проводив Гера, я посмотрела на Кешу, вернее туда, куда смотрел кот и вздохнула.
   - Выходи, чудовище!
   Ветер возник, как всегда, ниоткуда. Порывисто обнял. Подхватил изумленного Кешку, пригладил вздыбленную шерстку.
   - Зоя, как здорово, я так доволен, слов нет!
   - А я-то как обрадуюсь, когда пойму хоть что- то! - в тон гостю отозвалась я.
   Он рассмеялся, блеснув зубами.
   - Геральд последнее время извелся весь, хотел сделать невозможное, чтобы и " волки сыты и овцы целы", а ты сумела.
   - Что он мне сказал, на эльфийском? - спросила я.
   - Не знаю, - Ветер покачал кудрявой головой.
   - В моем саду есть поспевшие яблоки? - сменила я тему.
   - Да, конечно. Вон на той яблоне и на этой, то же, - растерялся парень.
   - А ты яблочный пирог любишь? - улыбнулась я улыбкой "Евиной дочки".
   - Я всё люблю, - Ветер искоса, с подозрением, посмотрел на меня.
   - А собрать сможешь? Я бы тогда испекла. Прямо сейчас, вчера много всего принесли, у меня и мука есть и яйца, Марьянка кладовую забила, и холодильник - невинным тоном радушной хозяйки предложила я.
   -Чем расплачусь? - Ветер насмешливо изогнул бровь.
   - За пирог? - уточнила я.
   - Ну не за гостеприимство же! - возмутился Ветер, - я к тебе, домой вернулся, другого дома у меня нет.
   - Я даже корицу видела, - задумчиво протянула я, уходя от темы дома - наверное тебе понравится. Я на твоем окне занавеску из бус видела, ты на востоке был? Там корица в чести.
   - Чем расплачусь за угощение из рук самой Макоши, Зоя? - настаивал Ветер, чуя подвох.
   - Мне шкатулка нужна, красивая и что бы взять никто не мог, кроме меня, - серьезно попросила я.
   - И только? - скепсис не завуалирован, вот паразит, не ведется.
   - Я хочу знать, что сказал Гер. - пришлось открыть карты.
   - Ты не ведьмой в прошлых жизнях была, а инквизитором! - в сердцах вспыхнул Ветер, но быстро отошёл, рассмеялся:
   - Ладно, не сердись, сдаюсь! Но, заметь, не на милость победителя, а за пирог! У Темных эльфов есть древняя баллада, в ней говориться о Принце, что томится в подземелье, но не настоящем, а не умея понять свои чувства. В твоём Мире я классную песню слышал, там удивительно точные слова: "потому что, если не любил, значит ты не жил и не дышал". Вот что-то похожее, только значительно длиннее, - он снова сверкнул улыбкой, - А потом, естественно, появляется она и это не просто начало его жизни, а обретенный свет. У Темных, любовь, это свет жизни.
   Я потрясенно смотрела на Ветра.
   - Как красиво...
   - Знаешь, что самое необъяснимое? - Ветер пожал литыми плечами, - Чем безжалостнее воины, тем красивее песни о любви. Парадокс. Пирог скоро?
   - Вот и кто из нас инквизитор? - возмутилась я, - яблоки неси!
   Ранним утром о приходе Ветра напоминали только пустое блюдо из под пирога и красивая, явно старинная, серебряная шкатулка, украшенная бирюзой. Она стояла на видном месте так, чтобы на нее падали первые лучи солнца. А Ветер уже умчался, но я знала, он придет. Ведь в дом, где тебя всегда ждут всегда и возвращаются.
  
  
   "И ценности, как отпечатки пальцев, у каждого свои."
  
   А потом, время потекло медленно, или лучше сказать - неспешно. Я возилась в саду, делала какие-то заготовки, сама не зная, зачем. Собирала и сушила травы. Со мной, постоянно, были кто-то из девочек Марьянки, мы присматривались друг к другу, но пока отклика у меня не находила ни одна.
   Мой отпуск закончился, но я осталась, просто сняла календарь со стены, и порвала его на мелкие кусочки, вместе со своей, оставшейся по ту сторону забора, жизнью. Интересно, как все там устроится, без меня? Хотя это только сам человек тешит себя надеждой, что он незаменим. Заменим, еще как! А вот обо мне и памяти не останется. Некому вспоминать. Закадычных подруг у меня не было. А приятельницы и коллеги? Что ж, наверное, Хранителю не впервой улаживать подобные вопросы. Да и календарь на стене у меня теперь висел другой, Марьянка принесла, и я стала жить по нему.
   Кешка подрастал, он оказался какой-то очень крупной породы, и дело было не в свежих сливках и парном молоке, сметане и каком-то потрясающем мясе, в котором я, к своему стыду, совсем не разбиралась. Но которое пришлось котенку явно по вкусу. Всё это, ни свет ни заря приносили ему (не мне!) марьянкины посыльные, моя охрана, сменяя тех, кто дежурил ночью. Часто девочки приходили вместе с Кешкой, что гулял всю ночь, так что еще большой вопрос, кого они действительно охраняли. Котенок начинал одеваться в первую, теплую шубку, хотя и на улице, и по календарю еще было лето, но животные лучше знают, что и когда надо делать.
   И еще я ждала Макса и с некой досадой признавалась себе в том, что внутри себя боялась встречи. Но начинать что -то новое можно было только развязав все старые узлы. И я ждала.
   В то утро все валилось из рук, я чуть не разбила блюдо, на котором подавала Ветру самый первый в сезоне яблочный пирог. Осторожно поставив его на стол, решила выйти во двор. Распахнула двери и замерла. На крыльце стоял Макс, с большим букетом астр и, занесенной для стука в дверь, рукой.
   Мы застыли, оба. Я настороженно, а вот его глаза так знакомо просияли мне навстречу, что мне стало неловко. Я засуетилась, принимая букет и отступая в дом, давая Максу возможность пройти. Он словно и не замечал моей неловкости, просто мягко оттеснил от кухни, и мы прошли в гостиную. Я присела на диван, а Макс сел у ног, взял мои руки и глядя в глаза тихо спросил:
   - Почему тебе неловко, госпожа? Как бы меня не звали, и кем бы я ни был в этой жизни, я всегда буду рядом, помогать и оберегать тебя.
   По комнате поплыл горьковатый запах астр, но не легкий, с горчинкой грусти, а какой-то пряный, до головокружения. Незнакомый, настораживающий. Раньше аромат астр был для меня ароматом осени. Даже если еще был август. Осень не страшна, это август - месяц потерь. И лета и всего того, что он принес или не принес. А сентябрь всё расставит по местам. Я судорожно сглотнула, на глаза набежали слезы.
   - Не будешь, Макс, - вынужденно проговорила я, кусая губы, - ты сделал для меня больше всех людей что встречались мне в жизнях, вместе взятых. Я это прекрасно понимаю. Но, наверное, Боги все же правы, заставляя нас забывать предыдущие жизни. Ведь прошлое прошло. Я бесконечно благодарна тебе, мой хороший, за твою любовь, за верность и отвагу, но единственное, чем я могу отплатить тебе, это отпустить со службы мне. Живи своей жизнью. Проживи её для себя. Эту, свою нынешнюю, жизнь. Я всегда буду тебе рада, приходи, когда захочешь. Мы можем быть рядом, как сейчас. Но не вместе, понимаешь?
   - Почему? - хрипловато спросил он.
   Я отняла у него свою руку и растопырив пальцы показала кольцо, своё то ли спасение, то ли проклятие, которое решила не снимать, вопреки всему.
   - Для тебя путеводной нитью был знак Макоши. А для меня моё замужество. Ну не изменить мне себя, я его люблю! - вырвав и вторую руку из его руки, я закрыла ими лицо и расплакалась. Макс помолчал, я почувствовала, как он сел рядом и обнял меня.
   - Не надо, не плачь. Пока все живы, все поправимо, - шепнул он.
   - Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо! Понимаешь? Что бы у тебя была девушка и вы любили друг друга! И я тебе больше не мешала жить - горячо прошептала и я.
   - Всё я понимаю, госпожа моя, - я чувствовала его улыбку, но голос звучал грустно, - только если добра мне хочешь, не решай за меня, как мне лучше жить, хорошо? У меня нет девушки, но у меня есть любовь. И это моё, только моё! Прости, если звучит грубо. Но я такой, на синицу не согласен, подавай мне журавля! "Полюбить, так королеву!", и всё прочее, в этом же духе. Знаешь, последнее время мне все больше приходит на ум, что пословицы и поговорки это не просто фольклор, это цитаты. Цитаты из забытой или потерянной книги. А может и из нескольких книг чьих-то жизней. Я не буду рядом с тобой в физическом смысле, раз ты не хочешь. Но, видишь ли, госпожа моя, я - однолюб, как и ты. Так что я всегда рядом, просто зови, если что. И это не твоё желание или не желание, а мой выбор.
   - Ты всегда был дерзким! - негодующе проговорила я.
   - Но только от тебя мне за это не влетало! - Макс рассмеялся, заглянул мне в лицо и подмигнул, - не плачь, госпожа моя, и не гони меня. Ты валишь все свои проблемы в одну кучу. А их надо не сваливать, а решать. Даже если очень не хочется и очень себя жалко.
   Я строптиво отстранилась и взглянула на Макса. И растерялась, действительно, тут время шло по-другому. И Макс был уже не тем юношей, кого я помнила по предыдущей встрече, а молодым мужчиной. Непослушные кудри волос, теперь коротко подстрижены и лежат почти незаметной волной. Улыбчивые губы стали тверже. А ласковая синь глаз отдает полночной тьмой. И исходила от него теперь волна не просто угрозы, а опасности. Встреться я с ним в том, своём Мире и днём бы перешла на другую сторону улицы.
   Он, почувствовав мою тревогу, успокаивающе улыбнулся:
   - Это, уже профессиональное. Я Путешественник во времени, а так всем понятней.
   - И давно ты окончил обучение? - уточнила я.
   - Довольно давно - фыркнул Макс, - но заметь, с красным дипломом! И совсем не потому, что мой отец - Король эльфов, при том, Темных. Или не совсем потому.
   Я только головой покачала на то, как он сказал "отец", с гордостью и любовью.
   - И что бы ты делал, захоти я тебя в слуги? - скептически уточнила я.
   - Был бы рядом, правда потерял бы всё остальное, -пожал плечами Макс.
   - И оно того бы стоило? - вот ведь, что отец, что сын.
   - Знаешь, что такое взросление? - Макс снова пересел на пол, напротив меня, и словно невзначай, взял мою руку в свои. А у меня закружилась голова от дежа-вю. И в том, как сидим, я чуть нагнулась, что бы никто не услышал. И в том, как он прикасается ко мне, как к чему то бесконечно дорогому и хрупкому - это осознание что иметь все и сразу не получится, - продолжил он, словно и не заметил, как меня качнуло, - И еще то, что за все надо платить. А разбитые мечты тоже ходкая валюта, как и отвергнутая любовь. Зато, осталась свобода быть собой. Стоило ли оно того? Выживем - узнаем.
   Макс балагурил, но я видела, что ему еще трудно смириться с моим отказом. Я погладила кольцо на своем пальце.
   - Трудно быть однолюбкой, - тихо пожаловалась я.
   - Быть собой всегда труд, а оставаться собой при любых обстоятельствах, вообще геройство. Но если себя потерять, остается пустота, - задумчиво проговорил Макс.
   - Это, тоже цитаты? - встрепенулась я.
   - Ага, но пока черновые, из моей, еще ненаписанной книги жизни. Пилотное название "Как не остаться в дураках. Сборник задач с решениями, проверенными на собственной шкуре".
   Макс улыбнулся, а я, внутренне удивляясь самой себе, подняла руку и медленно погладила его по щеке.
   - Что ты творишь, Зоя? - враз севшим голосом спросил Макс, глядя на меня потемневшими, почти до темноты ночи, глазами.
   - Неприятно? Убери мою руку, но сам, - тихо предложила я.
   - Никогда, даже под страхом смерти, - отозвался он, хрипло так отозвался.
   Я медленно скользила пальцами по его лицу, лаская высокий, умный лоб, брови в разлёт, как крылья птицы, подрагивающие губы, вмиг потерявшие свою твердость.
   - Ты красивый, Макс, и просто смотреть, а уж прикоснуться, вообще удовольствие, - я словно слышала себя со стороны и мысленно себе же удивлялась, вестись на красоту парня?
   Странно, красота это в первую очередь целесообразность. Природа мудра и в этом. Но, тем не менее, провела рукой по его волосам, разбивая правильную укладку и усмехнулась. Кудри никуда не делись, просто растянуты. Под моими пальцами они снова становились кудрями. Макс глухо застонал и потерся щекой о мою руку:
   - Знаешь, я попадал в переделки, но те палачи тускнеют на твоем фоне. А легендарная инквизиция, вообще, бледнеет от зависти.
   - Ты можешь убрать мою руку, - напомнила я.
   - Ни за что, иначе, о чем я буду вспоминать в объятиях других женщин? Ты хотела, чтобы у меня была девушка? - Макс как то зло усмехнулся, - Считай, я исполнил твоё желание, госпожа, при том неоднократно. Их было много и будет немало, но даже у самых хороших и славных, у них у всех есть один недостаток, они - не ты. А для меня он перевешивает все возможные достоинства.
   Макс хотел сказать что-то еще, но я не хотела слушать, и просто коснулась его губ губами. Что-то странное творилось со мной, я смотрела на Макса, а видела немного другое лицо, но как-то расплывчато, словно сквозь дымку. А глаза были те же, с той же безоглядной влюбленностью. Я знала, что сейчас лето, но одновременно с этим слышала и вой ветра за окном охотничьего домика, где мы укрылись от непогоды, метель превращалась в буран и не знай мой паж о этом домике, так бы и сгинули. Запах смолистых сучьев от разожжённого очага, тепло и безопасность. И глаза... Милый мальчик, ставший мужчиной на моих глазах. Пусть для меня ты так и останешься мальчиком. Но Королева всегда может поцеловать своего пажа, в награду, это не осуждается этикетом. Сейчас же я целовала Макса, в благодарность, и за его любовь ко мне и за себя, какой я стала или скорее осталась, благодаря ей. Той её силе, над которой оказалось не властно само Время. Это Короля играет свита, а вот Королеву - любовь. Быть королевой, а не казаться ей можно было только опираясь на свет глаз вот таких влюбленных юношей. По крайней мере, тогда.
   Но не зря приходя в новую жизнь забываешь старую. Макс не забыл, но получилось только хуже. Так бывает, соскучился по человеку, а потом понимаешь, что соскучился по тому каким он был раньше. Вот и он хотел, чтобы я стала Королевой из его снов. А я, здесь и сейчас, была Зоей. И мне предстояло не просто решить, кем и какой я хочу быть. Мне надлежало понять, какой я должна стать, что бы здешний Мир принял меня и перестал испытывать на прочность. Я оттолкнула Макса и резко встав, подошла к окну, распахнула настежь. А потом и двери, впуская и сквозняк, и негодующего Кешу. Порыв ветра убрал неестественный аромат цветов, прояснил гудящую голову, и я нехотя повернулась к парню только с одним вопросом:
   - Зачем?
   Он отвёл глаза, признавая своё поражение, но молчал.
   Я начинала понимать, почему он не сможет меня оставить теперь, когда нашёл, не откажется. И дело даже не в любви. Он был Путешественником во времени, значит, был во многих Мирах и видел не мало. Просто, он знал, что искать. Пусть считается, что сильные мужчины любят слабых женщин. Если бы всё было так просто. Внешне, да, слабая на его фоне, может быть даже хрупкая, внутренне ты должна быть с железным стержнем, ведь это именно он и притягивает, как магнит! А не изящное телосложение. Но при этом надо быть не скалой, а маяком. Потому что корабль идет не на скалы, чтобы разбиться, а на свет, что укажет путь в гавань. А уже там и покой, и уверенность в завтрашнем дне.
   И еще, женщина должна быть верна. И не мужчине, а своему слову. А уж если дала его мужчине, то к нему приложится и надежность маяка, и нежность, и внешняя хрупкость. Вот это и ищут, вот что значит быть Макошью, приводить в мир дочерей, что несут в себе память её крови. Чтобы и они, в свою очередь, несли в себе эфемерность света надежды. Были опорой, каменной стеной, но не такой о которой мечтают женщины. Стена за спиной мужчины означает, что удара в спину не будет. Тыл надежен и можно идти вперед. "Наша сила в нашей слабости" - говорила героиня Шекспира. Но у них, слабость скорее означала хитрость и умение выдавать желаемое за действительное. В наших же сказках Василиса Прекрасная и Василиса Премудрая, не лгали своим суженым, даже для их блага. Не скрывали, что "ведуньи", зная, что только суженый, Судьбой с тобой венчанный, не испугается силы "ведуньи", не попрекнет, "ведьмой", а будет беречь, как цветок редкостный. Давала такая дева право выбора своему жениху и исчезала. Потому что, коль он суженый, то пойдет за ней и за три девять земель, ища её, свою судьбу, а не просто любовь. Готовый на всё, чтобы найти и быть рядом. А если просто жених, пусть и хороший, и влюбленный, но не быть им вместе, не потянет простой парень силы ведуньи. Или сгорит, или ненавидеть будет, что не такая как все. Слабость свою, будет злобой прикрывать. Сказка ложь, да в ней намек... Выбор всегда за человеком. Но зная человека, знаешь и как он поступит. Такое вот колесо прялки Макоши, колесо Судьбы.
   Макошью быть не просто, в начале надо отстоять своё право быть собой. Для меня это означало видеть в мужчине не выгоду, или партнера в достижении цели, а его сущность, то, что внутри. Они тянулись ко мне, теперь я понимала, что тянулись именно как к Макоши, чувствуя эту мою особенность, умение подсказать куда идти и что делать. Но там, в моем Мире, я постоянно вызывала недоумение, а то и настороженность приятельниц, не понимающих, почему я не хочу развеяться в отсутствие мужа, во время его затяжных командировок, ведь пользуюсь успехом. Влюбленных в меня, да и просто дружески настроенных, я старалась избегать, видимо чувствуя, что нужна не я, а мои умения.
   Сейчас я начинала ценить то, что оказалась здесь. Среди мужчин Приграничья мне было спокойно, я была ценна именно как Макошь, никто не пытался навязать роль жены или любовницы. Хотя я и сомневалась, что вновь увижусь со своим Хранителем, но я его любила в том Мире, и продолжала любить в этом, не смотря, ни на что или вопреки всему. И разменивать своё чувство на интриги и романы с другими, пусть и с не менее достойными, не хотела. "Насильно мил не будешь", уж простите, но эта поговорка верна во всех Мирах.
   Налетевший порыв ветра хлопнул створкой окна, чуть не разбив стёкла, и я словно вынырнула из омута мыслей, настороженно взглянув на Макса.
   - Прости меня, Зоя, - глухо произнес он, - ты права, это испытание. Признаю, что действовал не в открытую, даже магию использовал, - Но ты отпустила Короля Тёмных эльфов, Геральда, ничего не потребовав для себя, значит богатство и власть тебе не нужны. Не связала обещанием Ветра, значит не хочешь помыкать такими, как он. Боги видят, что тебе можно верить, но после Веды ошибиться не хотят. Вот я и рискнул. Ведь то, что ты помнишь, как смутный сон, для меня было почти вчера - Макс как-то странно осёкся, словно сказал не то, что хотел сказать. Помолчав, он начал заново, повторив:
   - Ты права, это испытание, Макошь должна понимать, на что идёт. Быть опорой всем. В первую очередь, Зоя, это означает одиночество лично для тебя. Ты это понимаешь? Добровольно пойдешь на такое? Или назовешь одиночество - свободой? А что касается моей попытки, какой мужчина из здешних, не захочет, чтобы ты была только его? Даже там, в том, твоём Мире, твой Хранитель не устоял. В Мире, где ценится женская самостоятельность, а в действительности женщина тянет и себя и своего мужчину, не понимая, что тем самым губит его. Зачеркивает, как личность. Дает ему право быть просто человеком, а не мужчиной, не тем, кем он был природой создан и судьбой назначен. Инь и Янь, весы Мироздания, да как не назови. Боги не просто так их придумали. А у таких, "просто людей" единственное умение, принесенное с собой из детства, это умение жалеть себя. Вот и будет использовать его в жизни. И женщина при нем, то ли мать, то ли мачеха, а результат один, перечёркивает такая женщина мировое устройство. Замысел самого Творца, а потом всю жизнь виноватых ищет. В том, что всё не так, и муж или сын не такой.
   Понимаешь, за другого человека его жизнь не прожить. Что бы познать чувство, чтобы ценить научиться, через боль надо пройти. Всегда через боль, - Макс снова замолчал, молчала и я, памятуя, что обычно слушают не чтобы понять, а чтобы ответить. В этом разговоре мне было важно, чтобы он понял, я слушаю и слышу, и понимаю и его и его многолетнюю боль и жажду быть понятым.
   Он перевел дыхание, сглотнул и заговорил уже тише, словно извиняясь за предыдущую горячность:
   - Прости, но ты же помнишь девиз моего рода, в том времени, где мы были вместе? Хотя здесь всё проще:" Полюбить, так королеву...", вот я и люблю. А на войне и в любви все средства хороши, и воином я был, сколько себя помню. И именно, как воин я тебя оберечь и хотел. Одиночество - страшная штука, Зоя. И дело не в том, что своего найти не можешь, а в том, что ошибаться надоедает.
   Я молчала, прикусив губу, он был прав, во многом, но и мне себя не переделать. А согласись я на интрижку, или, пусть даже на полноценный роман. Что дальше? У всего есть конец, рано или поздно закончится и влюбленность Макса в недоступную королеву. А вот Макошью мне уже не быть. Перегорю.
   - Самое странное, это то, что я на тебя даже не сержусь, - сказала я и удивилась, - это действительно так.
   - Это только хуже, - отозвался он, - когда часто бьют по одному и тому же, боль притупляется, ты привыкла не доверять. А я только усугубил то, что сделали с тобой, там.
   Я не нашлась с ответом, молодой парень с мудрыми глазами старца был прав, пусть и до боли, но прав.
   - Просто скажи, где я ошибся, мне это важно, - неожиданно попросил он.
   - Цветы предупредили, - грустно призналась я, - видишь ли, астры, даже летние, всегда пахнут светлой печалью по уходящему лету, аромат воспоминаний о том, что могло бы быть, да не случилось. Или случилось, да прошло, а твой букет пах тревожно, остро. Не воспоминаниями, а интригой. А ещё, ты не пустил в дом Кешу. Не зная, как отреагирует котенок на запах. Бер говорил, что на землях Макоши никто не рискнет обидеть кошку.
   - Бер, значит, - недобро усмехнулся Макс, - вот уж не думал, что тебя мертвый хранит.
   - Меня хранит любовь, а она всегда живая, если искренняя. Ведь когда умирает человек, с ним умирают и его желания, и мечты. А Бер хотел хорошего не для себя, а для меня, - постаралась я объяснить, как умела.
   - Я - понял, - глухо сказал Макс и отвернулся.
   Вскоре он ушел, дальнейшие слова были лишними, дружеские посиделки за чаем не устраивали его, а терпкое вино воспоминаний - меня.
   Разбирая чуть привядший букет, я обнаружила, что вместо ленты он связан цепочкой с круглым кулоном. Довольно крупный камень был туманно прозрачен, на его фоне, словно обнимая его крыльями или летя на встречу, парила фигурка журавля. А вот если смотреть насквозь, то камень словно впитывал свет, и птица летела на восход или на закат, это уж под настроение смотрящего.
   Я растерянно посмотрела на Кешу:
   - Этого не может быть, но я действительно помню, девиз Рода Райса, то есть Макса, был: "Высоты зовут!"
   Поймала его скептический взгляд:
   - Ты меня осуждаешь? - я присела перед котенком на корточки. И странное дело, в голове промелькнул образ маленькой когтистой лапки и слегка придушенной мыши.
   - Я в него не играю! - возмутилась я, - и есть не собираюсь. Он всегда может убежать, в смысле, уйти. Как сейчас!
   Кешка хихикнул и побежал за ночным мотыльком, что неожиданно влетел в окно. Я немного растерялась, но решила, что это мне просто послышалось.
  
  
   "Новая жизнь начинается именно в тот момент, когда для старой внутри больше нет места"
   Ошо.
  
   Шкатулка, которую я попросила у Ветра, была мне нужна для того, чтобы сложить в неё обретенные подарки. То, что мне предстояло, я должна была сделать сама, а не хвататься за костыли, заботливо подставленные друзьями. Пусть и в виде красивых безделушек.
   Я взяла Кешу на руки и пошла к Марам. Меня встретили уже на середине тропинки две девушки и немедленно проводили к Марьянке. Она тоже вышла из дома и покачала головой:
   - Зоя, тебе не по чину самой ходить к Марам, надо было просто позвать! Я же кулон оставила, забыла?
   - Марьян, это может Макоши и не по чину, а вот Зое - в самый раз! Ты за Кешей сможешь присмотреть? Или попросить кого? Я к Велесу собралась. Кстати, а где он обитает?
   Марьянка рассмеялась, а за ней и мои провожатые:
   - К Велесу тебя проводят, он не далеко от меня, через болото. А за Кешей я сама присмотрю, а то или мои Мары передерутся или " дитё без глазу останется", как в поговорке.
   Кешка соизволил перейти с рук на руки, и Марьянка торопливо унесла его в дом, под явно завистливые взгляды моих проводниц.
   Две девушки пошли впереди меня. А из легкого тумана, что всегда окружал жилища Мар, скрывая их от посторонних глаз, словно вынырнули еще несколько, занимая только им понятные места вокруг меня.
   - Я же просила проводить, а не отконвоировать, - негромко возмутилась я.
   - Госпожа, это не конвой, - поторопилась объяснить мне ближайшая девушка, - но Макошь одна не ходит. А пока у вас нет Отряда, и даже телохранителя, мы их и заменим. Вы же к Велесу собрались, а с нами его парни связываются только по его приказу.
   - Боятся? - не поверила я.
   - Опасаются, - кивнула она. - когда Мары в боевой раж входят, их ничего не остановит, кроме смерти противника.
   - А парней Велеса остановить можно? - заинтересовалась я.
   - Приказом можно, они же воины, - неожиданно снисходительно проговорила девушка.
   - Тебя как зовут, - спросила я, внимательно смотря на неожиданную собеседницу. Стройная, как молоденькая березка и гибкая, как лоза. В ней не было этакой стати, когда несешь себя. Она скорее напоминала змею, но в лучшем смысле слова. Ожег искоса брошенного взгляда. Вспышка белых зубов в улыбке. Необычная, диковатая, но очень притягательная красота.
   - Я - Лана, госпожа, - она отчего -то смутилась, потупилась.
   - Что ж, моё имя ты знаешь, Кешу видела. Считаю, знакомство состоялось. Пойдем к Велесу. Если что, вытащишь? - я спросила с долей юмора и была удивлена той серьезности, с какой она ответила:
   - Непременно, госпожа, но лучше было бы с настройкой, - она как-то испытующе смотрела на меня.
   - Это как? - я не понимала.
   - Такое у телохранителя с подопечными устанавливают, если доверие полное. Я вашу ауру должна почувствовать, и тогда найду вас всегда, - сказав, она немного сжалась, словно выдала заветное, озвучила то, что берегла внутри себя, а теперь была не уверена в правильности поступка.
   - А хочешь этого? - неожиданно вырвалось у меня.
   - Вам в Отряде Мара нужна будет, - напряженно проговорила Лана.
   Я вначале удивилась, а потом кивнула, ведь Марьянка теперь во главе Мар. Приходить ко мне будет как Ветер или Гер, в гости. Или, когда сама захочет. Хорошо...
   - Мара нужна, но ты сама хочешь ею быть у меня или это приказ от Марьяны? - и уже я напряженно всматривалась в лицо Ланы.
   - Я сама, - твердо ответила она и серьезно посмотрела на меня.
   - Тогда обряд какой нужен или клятва твоя? - я пожала плечами, - прости, но пока я в этом не сильна.
   - Пока ничего не нужно, я просто на вас настроюсь, и все что будет с вами, будет и со мной. Помогу, прикрою, а дальше будет видно. Если подойду, тогда о клятве и поговорим, она же нас навсегда связать может, я буду чувствовать вас, постоянно. У людей это эмпатией называется. Так что сначала надо убедиться, что мы совместимы, - твердо сказала Лана.
   - Почему? - я нахмурилась, не улавливая сути.
   - Госпожа, с мужчиной - охранником всё проще, это природой заложено. А вот с женщиной и недоверие может возникнуть и неприязнь. Давая клятву, я же свою жизнь подчиняю вашей, хотя для меня это не так уж и сложно, - ровно проговорила девушка.
   - Почему? - я всё ещё не понимала.
   - Потому что я - Мара, в нас всех частички Великой Подземной Мары, смерть для меня не трагедия, а возвращение к истоку.
   - И ты хочешь такого? Такой жизни? - удивилась я.
   - В этой жизни так, в другой иначе, - Лана улыбнулась. - уроки жизни учить надо, а не просто отсиживать время. Думаю, попробовать стоит!
   - Добро, будь по-твоему! - я кивнула и решившись, протянула руку. Лана окинула победным взглядом притихших девушек, взяла мою руку и чиркнула по ладони ногтем, рассекая кожу. Я даже испугаться не успела, скорее удивилась. Она прижала свою ладонь к моей, и я почувствовала жар. А потом: "Какой удивительный свет души, и светит и манит, а в руки не даётся", услышала я мысль, но явно не свою. Лана, в свою очередь, подняла на меня растерянные глаза:
   - Вы считаете меня красивой? - недоверчиво спросила она.
   - Конечно, - ты как огонь костра, вроде бы все знакомо, а глаз не оторвать, - озвучила я вслух своё восприятие девушки. Она неожиданно залилась краской.
   - Я же высокая, - сказала и совсем по девчачьи смутилась.
   - Это не ты высокая, а они низкорослые, - парировала я, - пойдем уже! Хотелось бы к ночи вернуться.
   - Тут недалеко, если знать как идти, - повеселела Лана и пошла впереди меня.
   - Сильна ты, Макошь-Зоя, - услышала я голос Марьяны, - Ланка не просто сильный боец, она шкатулка с сюрпризами, даже я всего о ней не знаю.
   - Поживем - увидим, - буркнула я. Сейчас мне надо было подготовиться к встрече с Велесом. Но как надо и что мне делать, я совершенно не представляла. И спрашивать поздно, да и кого?
   Мы действительно шли недолго. У высокого забора Лана остановилась, и стукнула по какой-то пластине. Часть забора отъехала и перед нами предстали пара рослых парней в камуфляже.
   - Макошь желает говорить с Велесом, - звонко сказала Лана.
   - Это она-то, Макошь? - нагловато протянул один окидывая меня взглядом, я словно увидела себя его глазами. Джинсы, кожаная куртка, водолазка. Коса в пучок убрана. Ничего интересного. Мне стало обидно, нет, а что ожидалось? Что при полном параде под забором стоять буду? Да гори оно огнем, что бы каждый чурбан на меня так смотрел! Забор вспыхнул неожиданно, парни отпрянули, а мы прошли.
   - Она! - бросила им насмешливо, через плечо, Лана.
   - Простите, - проговорил второй, уже опасливо смотря на меня, - пойдемте, я провожу и доложу. К горящему забору неслись парни с ведрами. А зачем? Он же потух. Девчонки моего экскорта откровенно смеялись. Парни Велеса растерянно перешептывались. А я пыталась понять, это что такое было? Неужели это я? А еще смогу? Спросить бы кого.
   Дом Велеса выделялся на фоне казарм роскошными рогами. Нет, серьезно. Над крыльцом, прямо над входной дверью были прибиты мощные рога. Наверняка это что-то означало, и должно было производить впечатление. Но мне, человеку технического мира, 21 века, в голову пришло только одно. Но озвучивать я пока не стала. Девочки остались у крыльца, со мной поднялись Лана и парень, что привел нас. А в приемной встретил уже другой, окинул меня взглядом, но промолчал, просто открыл передо мной дверь и закрыл, стоило мне, одной, войти.
   За столом, заполняя какие-то бумаги сидел мужчина. Он вскинул на меня глаза, а потом на его лице отразилось неприкрытое недовольство, впрочем, как и на моем. Разумеется, я и раньше знала, что земля круглая, но почему на ней оказалось так мало людей, что я все время натыкаюсь на знакомых? Тот мужчина, напротив меня, что медленно поднимался из-за стола был одним из мальчишек со двора моего детства.
   Пусть многое изменилась, нынешние дети без компьютера и гаджетов жизни не представляют. Но я еще росла в другом мире. Захватила то время, где было все по-настоящему, и игры и противники и друзья. И выдернуть нас из нашего мира, зачастую более реального, чем сама реальность мог только мамин голос, зовущий домой.
   Тот, кто поднялся мне навстречу всегда был моим противником, и в играх, и в школе. Не соперником, а именно противником, почти врагом. А вовсе не влюбленным мальчишкой, как считали взрослые, не умеющим показать своего восторга и вместо этого дергающего девочку за косички. Антошка - Макака. Это я дала ему такое прозвище, и, хотя он здорово лазил по гаражам и всяким железкам, оно было скорее обидным, он злился. Прозвище же, как это бывает, прилипло сразу. Я его так "облагодетельствовала" после того, как он подглядел и донес, что наши мальчишки пытались курить. Им тогда сильно влетело. С этого и началась наша вражда. В детстве не бывает полутонов, или черное, или белое, или свой, или враг. Через пару лет их семья переехала. А вот чувство неприязни осталось, и вспыхнуло вновь, стоило его увидеть, даже странно.
   - Ты... - непередаваемым тоном сказал он.
   Я только плечами пожала на очевидное.
   - Значит, всё происходящее из-за тебя, хотя кто бы сомневался, - он до белизны сжал губы, не давая себе воли сказать что ни будь еще.
   Крупный, сильный мужчина, явно распалялся, наливаясь злобной силой. Я смотрела на его метаморфозу скептически и ничего не могла с собой поделать, Макаку я всерьез не воспринимала. Даже такого, ныне значительного. Понимая, что делаю все ошибки сразу, я всё же прошла к столу и отодвинув себе стул, села не дожидаясь приглашения.
   - Тош, давай сразу, Мир надо спасать и беречь, по непонятным причинам это должны делать мы. Ты меня ненавидишь из-за детских комплексов. Я тебя ...дцать лет не видела, и, если бы еще столько же, клянусь, не скучала бы. Теперь вопрос. Сможем сработаться или одному из нас придется искать работу. Поскольку меня притащили сюда почти за шкирку, потеснят тебя. Вопросы? Предложения?
   Тошка плюхнулся обратно на стул, но заговорил нормальном голосом:
   - Как я могу тебя охранять, если я тебя ненавижу? - он хмыкнул, - дико звучит, сам понимаю. Может, пройдет со временем?
   Я пожала плечами:
   - Ну, охраняешь ты не меня, Зою, а Приграничье. Насколько всё удается, пока не могу судить. Мои предшественницы выбирали Велеса своим телохранителем. Я, по вполне понятной причине, этого сделать не могу. Я тебя не ненавижу, Тошка. Я тебе не доверяю, как доносчику. Пусть мы сейчас и взрослые, даже если случилось чудо, и ты изменился, спиной я к тебе не повернусь. А охранять не доверю даже пуговицу от своего халата. Но по законам этого Мира охранять меня должен или Велес или кто-то из его отряда. Но ведь "каков поп, таков и приход", значит твоим ребятам я тоже верить не могу, - я проговаривала ситуацию вслух, искренне надеясь найти выход.
   - Зря, - нехотя произнес он, -ребята у меня хорошие. Про нашу неприязнь слыхом не слыхивали. Ты права про Приграничье, мы с тобой можем и годами не видится, если что. Но тут мой дом и снова ты меня не выживешь! - он злобно посмотрел на меня.
   - Ой, вот только не надо мне угрожать и убивать наповал взглядом, - вредным голосом Зойки-воображалы, протянула я, - еще выживать тебя, больно надо. Сейчас, если что, просто отравлю и все. Дел-то! - разумеется я блефовала, я вернулась что бы все сделать правильно, а споткнулась на первом же шагу. Что же мне делать? Уйти, снова призвать Гера? Нет, уже не могу. Правильно сделала, что перед походом к Велесу сняла браслет, такая буря эмоций, Гер бы почувствовал неладное. Но как же поступить?
   Я настолько ушла в свои мысли, что пропустила момент, когда Тошка перестал изображать праведный гнев, а встал, обогнул мощный, заваленный бумагами стол, сел на стул напротив меня и уставился немигающим взглядом. Гипнотизировать пытается, что ли? Ну-ну.
   - Ты чего? - мне стало не по себе.
   - Да я вот думаю, насколько легко меняется истина в зависимости от того, кто её излагает. Да и кто слушает, то же играет роль. Не ожидала от "Макаки" разумных слов? - он усмехнулся на моё явное удивление тому, что он говорит как нормальный человек, - А ведь всё просто, Зоя. Я всегда знал, кто мои предки. И гордился этим. И про тебя знал. Но в моей семье считали, раз ты ничего не делала, не училась, значит ты отвергала и их и нашу тайну, и наши знания. Я считал тебя предательницей и презирал, как и всех обычных во дворе. Мальчишки, они чувствовали во мне что-то, я был у вас "белой вороной", вот и мстил, как мог.
   Вот тут я растерялась полностью, не зная, что сказать просто смотрела на Антона. Если всё так, то, возможно, мы были не правы. Но это было в прошлом, которое неизменно. А вот что нам делать со всем этим сейчас?
   - Я могу предоставить тебе телохранителей. А выберешь сама, - глухо проговорил Тошка-Велес, буравя меня взглядом. Он явно взял себя в руки, но далось ему это с большим трудом.
   - Хорошо, предоставь, - я тоже постаралась думать о нынешнем моменте, а не об ошибках прошлого, - но не из своих любимчиков, а из тех, кого не принимаешь, как меня когда-то. Зная тебя, я уверена, такие есть. Думаю, для меня это и будет искомое, минус на минус всегда дают плюс.
   - Почему? - не понял он.
   - Математика, - я вредно пожала плечами.
   - Зоя, - сдержанно проговорил Антон, но сжатая в кулак рука его выдавала.
   - Потому что человек симпатизирует тому, кто на него похож, - нехотя объяснила я очевидное для меня, - это в его природе, тут ты глава, значит, ребята будут стараться тебя копировать. А твоей копии я не буду доверять так же, как и тебе.
   - Какая ты умная... - протянул он. А потом неожиданно подался вперед и тихо спросил - Что там теперь? Сильно поменялось?
   Странно, но я поняла его сразу.
   - Сильно, Антон. Из наших вообще никого не осталось, может кто из младших, но так, наездами, к старикам. Детскую площадку целиком поменяли, на современную. Она яркая, красивая, наверное, но уже не наша, понимаешь?
   Тошка кивнул.
   - А большие тополя, помнишь? Их спилили. Может, с того все и началось, - расстроено проговорила я.
   - С того, - он снова кивнул, - у меня кто-то из прапрабабок служил в святилище Макоши. Раньше в роду одни девочки рождались. Когда я родился, мама надеялась уберечь, когда первое дерево спилили она настояла, что бы мы переехали, считай, сбежали. Но я в Суворовское поступил, там и нашли, - он помолчал, то ли удивляясь неожиданной своей откровенности, то ли пытаясь представить то, о чем я ему рассказала, - Ладно, проехали. Самого худшего, значит предоставить?
   - Не худшего, а того, кого ненавидишь, как меня. Практически, без причины. Ты же иначе не можешь, ведь так? Кто-то не может не любить, а ты наоборот, всё врагов ищешь! - мстительно проговорила я.
   - Есть такое, - он кивнул, - жаль, что так все нескладно получилось, Зоя. Тогда я злился на тебя, обвинял во всех бедах. А по справедливости ты-то мне ничего плохого не сделала. Ну, кличку дурацкую придумала, да и то потому, что пыталась как-то Витьку или Ваську подбодрить, надо же и не помню имя, - он как-то растеряно взглянул на меня, - Помню только, что вражда тогда и началась, - задумчиво проговорил Антон, по прихоти Судьбы ставший Велесом.
   - Вовку, Антон, - тихо поправила я, - твоего злейшего врага, на тот момент, звали Вовкой. Может дело не в тебе или мне? А во взрослых, что тогда управляли детскими умами, да и жизнями тоже? Я до последнего не знала, что я - Макошь. Никому из моих близких и в голову такое прийти не могло. Не у тех родилась, что ли? А твои, оказывается, знали, но молчали. Возможно, поведи они себя по-другому, и у нас с тобой жизни по-другому сложились бы. Кто знает. Но живем то мы здесь и сейчас. Так что давай выбираться из воспоминаний. Будем считать, что разобрались и пойдем дальше.
   - Может и так, - кивнул он, - но они, а потом и я, считали, что Богам виднее, и не надо в их дела вмешиваться.
   - Значит, ты знал, что Веда не Макошь? - наугад спросила я.
   - Разумеется, знал, - нехотя кивнул он, - я же Велес по праву рождения, я же тебе говорил. Я всегда чувствую своих. Ты, вот точно из наших.
   - А как же Бер? Ты же отдал его Веде. И Сигурд чуть не потерял себя. Ты всё это время знал? Но как же ты мог не вмешаться? - я была возмущена до предела.
   - Ты всё такая же, правду ищешь, - беззлобно хмыкнул Тошка, - говорю же тебе, не принято в моей семье в дела Богов вмешиваться. Им виднее, почему так, а не иначе. Ладно, - уже другим тоном добавил он, - пойдем тебе охрану выбирать.
   Антон поднялся и подождав меня, вывел в другие двери. Оказавшись на улице, я искоса посмотрела на него, он и в детстве был симпатичным, таким и остался. Приятное лицо, крепкая фигура воина. А вот не лежит душа, абсолютно. Может я бы и попыталась забыть детскую неприязнь, но то, что он не вмешался, то, что пустил на самотёк жизни Бера и Ветра... И не надо на Богов всё сваливать, они-то как раз постарались, себе подобными людей сделали. Так что подлость человеческая и лень души к ним отношения не имеют.
   Антон-Велес шел медленно, стараясь подстроится под мой шаг, причем делал это не нарочито, а как само собой разумеющееся. Почему-то вспомнилось, взрослые всегда его в пример ставили, мол, как хорошо воспитан мальчик. Нет, все же недаром говорят, не по-хорошему мил, а по милу - хорош. Ничего с собой поделать не могу. Не быть нам друзьями. Словно прочитав мои мысли он негромко произнес:
   - Не быть, согласен, но и открытая вражда мне ни к чему. И, если с Темным эльфом, я бы еще потягался, то со Льдом враждовать дураков нет, он же на всю голову отмороженный.
   Я фыркнула:
   - Постараюсь не сталкивать вас без острой необходимости.
   - А ты можешь? - он неприязненно взглянул на меня.
   - Лёд - мой друг, - ответила я и удивилась собственным словам.
   Хотя, почему? Пусть его считают "лютом" другие, мне он помогал всегда. А ведь мог бы, так же, как и Тошка, отмахнуться. А он захотел понять. И даже признал, что не прав, пусть и частично. Но у таких, как он это дорогого стоит.
   - И почему я не удивлен, - пробормотал Тошка вполголоса, но так, чтобы я слышала.
   - Потому что ты Макака, - так же, в полголоса, не осталась в долгу я.
   Он неожиданно вскинулся, на в общем - то безобидную подначку, но глянув на меня, увидел кого-то за моей спиной и осекся.
   Я обернулась, надеясь, что это не очередная "бяка" с его стороны, ведь ловушка достаточно примитивна. Но позади меня стояла Лана, в обманчиво расслабленной позе.
   - Ты что здесь делаешь? - Антон был не просто не рад видеть девушку, казалось, он потрясён встречей.
   - Лана моя телохранительница, - встряла я, - и естественно, она поможет мне выбрать телохранителя - мужчину.
   Велес был ощутимо раздосадован, скорее даже, зол. Но я не могла понять, на неё или на меня.
   - Тогда зачем тебе кто-то еще, раз уже выбрала?
   Наверно, это было глупо, но терпеть и улыбаться я больше не могла, или не хотела:
   - Вообще-то твой отряд для этого и существует, насколько я знаю, но все вы мне постоянно не нужны. Личным стражем мне Лана предпочтительней, а за пределами дома пусть уж твои содержание отрабатывают.
   - Личный телохранитель Макоши, значит, - скривив губы протянул Антон, оценивающе взглянув на девушку.
   - Так точно, - отозвалась она и я изумилась. Оказывается тоном можно не только значение обычных слов менять, а и таких, командных. Ланка ответила так, словно её назначение было вершиной чего-то там, пусть и не понятного мне, но явно не пришедшегося по вкусу Антону.
   Между этими двумя что-то происходило, насколько яростно смотрел на мою телохранительницу Антон, настолько безмятежным взглядом отвечала она. Наконец он сделал над собой усилие и переведя взгляд на меня бросил сквозь зубы:
   - Будь любезна, подожди меня здесь, я распоряжусь - и отошёл.
   И уже я посмотрела на Лану:
   - Что происходит, могу узнать?
   Девушка как- то сникла, виновато взглянув на меня:
   - Прости, что не сказала раньше. Просто все знают, вот я и не подумала. Видишь ли, Велес - мой отец, но у них в Отряде считается, что если рождается девочка, да еще первая, это позор для мужчины. Даже слово для такой женщины есть - "обабилась", значит, дочку первой родила. У них принято женится после родов, чтобы все видели, что жених в силе, раз сын родился, - Лана говорила всё тише, а закончила почти шёпотом, - вот он и не стал, и жениться, и меня признавать. Мама из Лад была, мы ушли и жили в другом Мире, она дом там вела у одних, а меня в военное училище для девочек отдала, как время пришло. Не пропадать же крови Велеса.
   Я растерялась, конечно, в словаре Даля я натыкалась и на это слово, и на его значение, вот только всерьез как-то не принимала, а оказалось - зря.
   - И чем всё закончилось? - поторопила я.
   - Мама замуж вышла, там. Я с Марьяной познакомилась. Думала, мне в Марах самое место.
   - Ты хотела отцу что-то доказать? - уточнила я.
   Лана с минуту помолчала, словно, из всего потока мыслей и эмоций выбирая, что можно мне сказать, и произнесла словно со средины монолога:
   - Теперь я не просто доказала, благодаря тебе я его переплюнула. Меня, безродную, взяла в охрану Макошь! Даже не просто в охрану, а в личную! А его - нет! - и такая радость была в голосе Ланы, вперемешку с обидой и печалью, что я не стала усугублять произошедшее вопросами, а только спросила:
   - Ты действительно телохранителя сможешь мне помочь подобрать? А то я просто не знала, что сказать, вот и ляпнула.
   Лана рассмеялась:
   - Конечно, смогу, я ж с детства "в солдатах". Слушай, тогда по-быстрому, и прости, сейчас не до титулов, - она вопросительно взглянула.
   - Да какие титулы, невеждой надоело быть! - в сердцах бросила я.
   Она кивнула и продолжила:
   - Велес тебя к Ведомыслу отведет, тот спросит, что тебе ближе: Огонь, Вода, Земля или Воздух. Так отряды специализируются. Подготовка у всех своя. Тебе надо выбрать, с кого начать отбор.
   Я растерянно взглянула на Лану:
   - Мне лес ближе всего, а его ты не назвала.
   - Лес, говоришь, юная Макошь, - услышала я спокойный и какой-то густой голос сзади.
   Резко развернулась - напротив стоял мужчина, чем-то неуловимо напомнивший мне Льда. Камуфляжная форма, но крой немного другой. Да и цвет отличается от цветов Велеса. В такой в лесу точно затеряешься. Волосы до плеч, назад отброшены. Лицо загорелое, видно, что человек много времени на воздухе проводит. Фигура крепкая, но тут других, похоже и нет. Но, меня притягивали глаза. Было в них какое-то спокойствие и мудрость времён, но без насмешки. Скорее, мягкий интерес, в котором хотелось плескаться как ребенку, в прозрачной воде реки, нагретой теплом солнца, зная, что взрослый смотрит на тебя с улыбкой, и с удовольствием разделил бы твою игру, да уже "не по чину".
   - Что ж, благодарю, - пришедший чуть склонил голову, - неожиданно и приятно. Так меня давно не читали.
   - Ты, ой, Вы...
   - Ты, - мягко поправил он, - на "вы", на Руси только врагов называли. И в твоём Мире "ты" для своих. Я - свой. Поверь. И нет, так читать тебя только я могу, да и то, пока твой выбор из Лад не вмешается. Потом только если сама захочешь открыться. Я - Ведомысл, ведающий мысль. Это словами можно и лгать, и лукавить. Мыслью - нет. Не смущайся незнания, Макошь! Имена выучить не сложно. В вашем Мире тел много, а вот Душ на всех и не хватает. Нам повезло, у тебя, юная Макошь она есть.
   - Но ведь у Веды она то же была, - тихо сказала я.
   - Была, - не стал спорить со мной собеседник, - но у Душ есть возраст, у неё была молодая. А у Макоши должна быть мудрая. Я буду рад поговорить с тобой, но давай закончим то, зачем ты пришла к Велесу. Лана уже сказала тебе, что у отрядов своя специфика, думал тебя сразу к Везничу отвести. Сейчас объясню, - он усмехнулся , видя как я открыла рот для вопроса, - в старину его хранителем Огня называли бы. Сейчас попроще, Командир. У него в подчинении и драконы, и другие огненные.
   Видя моё потрясение Ведомысл только головой покачал и обратился уже к Лане,
   - У него посмотри или Искра, или Данко. Искр - шустрый, все знает и умеет. А Данко - дающий огонь, пригодится. Но теперь это подождет. Коли новой Макоши лес ближе, к Олесу её отведи. Я его предупрежу. Он о лесе все знает, - специально для меня разбил слово Ведомысл, и кивнул на прощание.
   И только когда мы с Ланой пошли по указанно нам, неприметной дорожке, к лесу, я вдруг поняла, весь наш разговор Велес, Тошка-Велес простоял у Ведомысла за плечом, как телохранитель, напряженно и молча, даже не делая попыток влезть в наш разговор. Мне это понравилось.
  
  
   "Случайная встреча - самая неслучайная вещь на свете."
  
   Мы шли по незнакомому мне лесу, надеюсь, Лана знала куда. Редколесье сменилось ельником. Потом вообще пошел бурелом, но Лана довольно легко его преодолевала, где обойдет, где поднырнет под корягу. Я хотела спросить, но она подняла руку, призывая к тишине. И я услышала разговор:
   - Зачем ты полез? Я что, не справился бы, что ли?
   Голос звучал как-то и раздосадовано, и виновато одновременно. Собеседник что- то буркнул.
   - Что значит "плевать"? - снова зазвучал первый голос, - новая Макошь собиралась себе отряд набирать, неужели не думал об этом?
   - Думал, - наконец отчетливо прозвучало в ответ, - но с разбитой мордой тебя бы не пустили на смотрины. А мне и так не светит.
   - Да почему? Почему ты так и не научился доверять наставникам? - голос был полон негодования.
   -Потому что доверие, это когда чувствуешь обман, но всё же просишь интуицию заткнуться, - невесело отозвался второй, более низкий голос.
   Я удивленно посмотрела на Лану, а она лишь кивнула и подтолкнула меня вперед. Я послушно шагнула и остановилась. Передо мной открылась небольшая полянка. Слева она была прикрыта огромным комлем вывернутой ели, под ним я и увидела говоривших.
   Два молодых парня, в форме. Но мне она не знакома, как и их оружие. Один сидит, другой стоит над ним. Увидели нас, замолчали. Сидящий медленно поднялся. Я рассматривала странную пару. Тот, кто говорил, вернее, отчитывал собеседника, был строен и хорош собой. Даже слишком хорош. Темные, вьющиеся волосы и темно зеленые глаза, удивительного оттенка хвои. То, как он замер, увидев нас, а потом двинулся на встречу, плавной поступью и какой-то вкрадчивостью в движениях, странно напоминая мне Багиру из мультфильма о Маугли. Хотя у Киплинга Багира и был - он. И еще я явственно слышала звук нарастающего ветра, грозящего бедой. Я невольно огляделась, странно, вокруг тишина, ни листочек, ни травинка не шелохнуться.
   Второй парень был немного ниже, но шире в плечах, уже в поясе, волосы русые с пепельным отливом, а глаза необычные, вытянуты к вискам, серо-зеленые, рысьи. И взгляд такой же, тяжёлый, словно пригвождает тебя к месту. Я смотрела на него не отрываясь, внутри меня словно поднималось странное узнавание и понимание, кого я точно хочу себе в телохранители, кто мне нужен, безусловно. Парень, недовольный моим пристальным взглядом, фыркнул, дернув плечом. Я вздрогнула, отвела глаза.
   Лана шагнула вперед, преграждая путь ко мне.
   "Багира" понятливо остановился, вскинул бровь:
   - Доброго дня, дамы заблудились?
   - Не паясничай. Представьтесь, - коротко бросила она.
   - Я - Рыс, он -Триш, что надо? - вступил в разговор второй, словно торопясь заткнуть словоохотливого друга.
   - Вот этой своей непочтительностью, почти дерзостью ты и отталкиваешь возможных нанимателей, - раздалось со стороны.
   Я повернула голову и застыла, в свете лучей солнца стоял самый настоящий эльф. Прекрасный и золотоволосый, как их описывают в фэнтези, которое стало пользоваться таким успехом в мире, уже не являющимся моим. Увидев мою реакцию, он поклонился и неуловимо быстро оказался рядом.
   - Я - Олес, госпожа. Рад знакомству. Ведомысл передал, что вы идёте, но я не ожидал, что так быстро.
   - Мне знаком путь, - коротко отозвалась Лана.
   Эльф мазнул по ней взглядом и повернулся к парням.
   - Представтесь по форме, перед вами - Макошь! - с легкой патетикой произнес он.
   Моё имя неожиданно произвело на парней необъяснимое для меня впечатление. С "Багиры" разом слетела нагловатость, и он уставился на меня с какой-то детской радостью, как на ожившую сказку. Рыс же, напротив, посмурнел, и я отчётливо услышала: "Макошь... Мать жребия..."
   Олес видя эту реакцию явно был раздосадован, и что-то прибавил, уже на незнакомом мне языке. Но явно не хвалебное, судя по тому, как парни вытянулись и словно закаменели лицами.
   - Выпускник лесной Академии, Ярис Хантер, ипостась оборотень, - проговорил парень с рысьими глазами.
   - Выпускник лесной Академии Верен Триш, - отозвался и второй.
   Я растерянно посмотрела на Олеса, тот снова пришёл мне на помощь:
   - Видите ли, госпожа Макошь, Лесная Академия Светлых эльфов даёт возможность научиться большему, чем просто убивать себе подобных. У нас учатся разные расы, и не только с ипостасями оборотней. Но наши боевые факультеты могут отследить агрессию в самом начале пути воспитанников, и пустить тех по нужному им руслу судьбы. Ведомысл передал, что вы ищите личного телохранителя из наших выпускников. Я бы порекомендовал вам взять пару. Даже самому стойкому иногда нужен отдых.
   - А вот эти ребята, - я кивнула головой на стоящих, - свободны?
   - Для Макоши свободны все! - обаятельно улыбнулся эльф, - но зачем останавливать внимание на первых попавшихся? У нас много достойных. И передать их вам на службу, честь для Академии. Давайте устроим смотрины, так сказать, и у вас будет возможность непредвзятого выбора. Что касается этих, госпожа, не буду лукавить, но у нас есть более достойные кандидаты. Не сходя с этого места, могу назвать сразу несколько имен, - доброжелательно просветил меня эльф.
   - А что не так с ними? - всё же настаивала я на более точном ответе.
   Эльф глубоко вздохнул и повернувшись к парням проговорил каким-то враз изменившимся, скрежещущим голосом:
   - Всё, что вы сейчас услышите, давно не секрет для вас и отмечено в ваших характеристиках. И то, что я озвучиваю это, пусть послужит вам на благо в дальнейшем.
   Он снова повернулся ко мне и заговорил другим тоном, мягким и вкрадчивым, и тем невероятнее звучали его слова:
   - Ярис Хантер, туповат, требует строгого контроля, в ипостаси оборотня неуправляем. Но вполне найдет себя, как штурмовик, в какой -нибудь военной операции. Скорость и выносливость отменные.
   - Верен Триш, очень привлекателен внешне, но "Триш" означает три силы, а они так и не проявили себя. Может быть компаньоном или слугой. Обучен он хорошо, защитник неплохой. Но не более, госпожа, увы.
   Я внимательно посмотрела на парней. Верен смотрел вперед, как и положено, и только полыхающие от стыда и унижения щёки выдавали его чувства от услышанного. Яриса, казалось, речь эльфа вообще не тронула, вот только капелька крови, предательски сочащаяся из прокушенной губы, показывала, что стоило ему спокойствие.
   - Но принять участие в конкурсе они могут? - уточнила я.
   - А стоит ли? Госпожа? - скривил безукоризненные губы эльф.
   - Господин Олес, я вас прошу, проследите, что бы эти двое приняли участие, на тех же условиях, что будут и у других претендентов. Как вы правильно заметили, я недавно приступила к своим обязанностям и мне не хотелось бы их начинать с несправедливого отбора, о котором сразу станет известно, понимаете?- я вежливо улыбнулась эльфу, - думаю, мы задержимся ненадолго, мне еще предстоят визиты. От ваших воспитанников мне нужна именно отменная боёвка. А выбрать достойных я попрошу свою телохранительницу, Лану. Она знает, что именно я хочу, - я проговорила это почти на одном дыхании, не зная, чем еще могу помочь ребятам, но полностью убежденная в неслучайности встречи.
   - Как вам угодно, - чуть склонил голову эльф и шагнул вперед, показывая дорогу.
   Парни так, застыв и стояли, проходя мимо я только и могла негромко бросить: "Теперь все зависит от вас." Зато ментальное послание от Ланы было коротким, но таким громким, что я чуть не споткнулась: "Макошь, ты - дипломат!"
   Лесная Академия Светлых эльфов оказалась практически городом. Обилие факультетов или как их здесь называли, направлений, вызывала одновременно и оторопь, и уважение.
   - Видите ли, госпожа, - разъяснил мне Олес, видя моё изумление, - эльфы живут долго и заниматься чем-то одним, всю жизнь могут очень не многие. Поэтому мы часто меняем течение жизни изучая новый предмет, ведь с любым новым знанием становишься лишь богаче.
   - А кем раньше были вы? - заинтересовалась я.
   - Увы, госпожа, Светлый эльф выбравший дорогу воина, им остается навсегда. Мы же охрана не просто леса или Академии. Мы охрана нашего Мира и его права жить так, как хотим мы. За прошедшие века было много попыток изменить нас, - он хищно улыбнулся, - и то, что мы по-прежнему Светлые эльфы, и живем по своим законам, целиком заслуга лесного воинства, как называют нас в некоторых Мирах. И вот как воин с многолетним опытом, - он осёкся, но взглянул на меня и всё же договорил, - я рискну дать вам совет, не бросайтесь на помощь, пока вас не попросили о ней. Надо уважать себя, своё слово и своё время. А теперь о прекрасном, если вы доверяете отбор кандидатов своей охраннице, то возможно захотите пройтись по нашим магазинам?
   Я проводила взглядом нескольких девушек в красивых, даже изысканных одеждах, и тяжело вздохнула: - господин Олес, вынужденна отказаться. Как ни банально, но у меня нет ваших денег!
   Эльф, с вежливой улыбкой, кивнул мне:
   - Да, я помню, Ведомысл предупредил, что вы совсем недавно приступили к своим обязанностям. И видимо вам никто не объяснил, или просто не успели, - он задумался на минуту и продолжил, - Тогда, позвольте мне, я объясню, с чем вам предстоит столкнуться. На боевые факультеты Лесной Академии Светлых эльфов принимают тех, кто после обучения останется служить, то есть самих эльфов, мы услугами наёмников не пользуемся. И тех, кого мы готовим для других. И вот эти, другие, должны найти себе применение после выпуска, как можно скорее, поскольку именно их работодатель выплатит нам сумму за их обучение. Вы удивлены? Напрасно. Далеко не все, кто поступает доживают до выпуска, это нормально для боевого факультета нашего уровня, поверьте. Так что и оплата у нас не до начала обучения, а после окончания, товар лицом, так сказать. Это разумней. В вашем же случае, если вы выберете своих охранников у нас, то это вызовет такой приток кандидатов, что скорее мы должны вам заплатить. Поэтому, выбирайте всё, что хотите. Уж одного то вы точно возьмёте! - уверенно закончил он.
   - А сколько стоит охранник из Академии? - осторожно спросила я.
   - Полный гардероб на четыре сезона, госпожа. Включая заколки для кос! - фыркнул эльф.
   - Думаю, мы задержимся у вас, на пару дней, - твёрдо проговорила я.
   - Очень разумное решение, госпожа, ведь одежду можно не только сшить, но и подогнать. Для Макоши мы всегда держали аппартаменты, но она так нас и не посетила, - с сожалением добавил эльф.
   - Я с радостью исправлю это упущение, - улыбнулась я.
   Так мы с Ланой оказались в очень красивых аппартаментах. Если Замок Короля Темных эльфов, Гера, был построен из камня, да и окружающие его дома, насколько я помнила, тоже, то тут все было из дерева разных пород, структур и оттенков. Резное, воздушное, глаз не оторвать от такой красоты. Я оглядывалась, восхищалась и даже прикоснулась рукой к стене, на которой была картина. Если присмотреться, то было понятно, что она не написана, а состоит из рисунка самого дерева, просто рамка это подчеркивает. Ланка демонстративно покашляла, усмехаясь моей детской непосредственности. Я отдёрнула руку и поторопилась пересказать ей наш разговор. Девушка рассмеялась:
   - Правильно! "По одёжке встречают", помнишь? В эльфийских вещичках тебя не просто бы к Велесу проводили, а его бы вызвали, чтобы встречал!
   - А тебе ничего не нужно? - ушла я от неприятного воспоминания.
   - Не, в моем Мире эльфийские одежки не пройдут. А как твоя телохранительница, на службе, я должна носить форму, - отмахнулась она от предложения.
   - Лана, - я помялась, - ты когда смотреть ребят будешь, тех из леса, тоже посмотри, обязательно! Ладно?
   Ланка неожиданно прищурилась и окинула меня взглядом.
   - И чем они тебя задели? - как -то испытующе спросила она.
   -Понимаешь, Олес говорил, что воины стоят дорого, и тут же таких гадостей о ребятах наговорил, зачем? - попыталась я объяснить пришедшую мне мысль.
   - И зачем, по-твоему? - поторопила Лана.
   - Он их выпускать из когтей не хочет или обещал уже кому, а тут мы приехали, - уверенно проговорила я.
   - Интересно мыслишь, - Лана прошлась по комнате, поглядывая на дверь и на окно, - тебя тот красавчик задел?
   - Нет, - я даже головой покачала, - Ярис. Как раз красавчик, это уже в нагрузку, - честно прибавила я.
   Лана кивнула, но скорее своим мыслям, чем мне.
   - Но если ты будешь на конкурсе, или как тут говорят, на смотринах, мне одной ходить можно или с тобой сидеть надо? - перевела я разговор на другую тему.
   - Ни то, ни другое, приведу я тебе охрану, из местных, встретила тут кой-кого, - задумчиво сказала она, смотря куда-то в даль. А потом, повернувшись ко мне угрюмо добавила, - прялка Макоши и для меня повернулась, когда совсем не ждала.
   Я только плечами пожала, поживём, увидим. Я видела, что мою телохранительницу что -то гнетёт, но говорить об этом Лана не хотела, или не могла.
   Утром Ланка вошла ко мне в комнату и убедившись, что я одета кивнула кому то :
   - Заходи.
   В комнату вошла девушка, и я окаменела от удивления - этакая живая кукла. И это она меня будет охранять? По-моему, при такой внешности, охранница нужна ей самой. Глядя на моё ошарашенное лицо Ланка рассмеялась:
   - Вот-вот, на это и рассчитано, увидит, ахнет, подпустит близко и привет! Ладно, Ис, покажи, что умеешь.
   А потом я, вжавшись в стену, несколько минут смотрела схватку. Девочки вытворяли такое, что я даже дышать боялась. Когда видишь схватку мужчин, лучше, конечно, тренировочную, тут всё понятно, умелые скользящие движения, отточенная техника. А вот девушки... Наверное, это было красиво, но мне было страшно. Однако вскоре они остановились и рассмеялись, уже обе.
   Лана заговорила первой, заодно представляя мне девушку:
   - Это Искра. Есть в моем Мире такой обычай, если кровные враги довели свои семьи до того, что кроме детей в них никого не осталось, то дети становятся "Искрами", телохранителями - смертниками. Людьми одного задания. Они не заводят семей и даже отношений, помня, что предстоит исполнить. Но не зная, когда. Она из таких, да еще и на горничную выучилась, только вот нанимать её не торопятся. Возьмёшь?
   - Какой страшный у тебя Мир, - невольно вырвалось у меня.
   - Да не так, что бы очень, - хмыкнула Лана, - скорее, это я когда в училище поступила с семьёй все связи порвала, даже и не знала, что там всё так. А Мир, как Мир, просто у нас слово имеет вес. И, потому, решает всё.
   - Слово? А разве ещё осталось место, где верят на слово? - я действительно не могла себе такого представить.
   Лана с жалостью посмотрела на меня:
   - Слово не само себя говорит, его человек произносит. А у нас ты стоишь столько, сколько стоит твоё слово. В Мирах, где оружие не просто доступно, а где им учат владеть с детства, длинный язык означает очень короткую жизнь.
   Мне стало неприятно и я, меняя тему, повернулась к Искре:
   - Ты правда горничная?
   - Да, госпожа. Я когда обязательную школу прошла, где таких как я принимают, очень хотела чему ни будь ещё научиться, красивому, понимаете? Но что бы не очень долго, вот и пошла в горничные. Так что и прически сделаю, и с нарядом помочь могу, всё что пожелаете, - мелодичным голоском отозвалась она.
   - Мне надо гардероб подобрать, у эльфов, но я ничего не знаю толком, - озвучила я проблему.
   - Так госпоже и не надо знать, она говорит подходит или нет, а разбирается прислуга, - сказала девушка.
   Я перевела взгляд на Лану.
   - Да знает она, какая ты госпожа, потому я и привела. Ну, и она пришла, нарваться не боится, - нехотя призналась та.
   - Чего не боится? - растерялась я.
   - Задания. Если ты её берешь на службу, то можешь приказать убить любого, и она исполнит. Искра она, я же говорю! - терпеливо объяснила Лана.
   - Она не хочет убивать? - что-то совсем сбили меня девочки с толку.
   - Да не убивать, а погибать по дурости нанимателя. Вот прикажи ты ей Олеса убить, ведь пришлось бы, - проговорила Лана.
   - Почему мне должно захотеться его убить?
   - Потому что сказал не то, или поклонился не так, вы просто не представляете, какие заказчики бывают! - горячо проговорила Искра.
   - А ты про Ляль что ни будь знаешь? - навскидку спросила я.
   - Это девочки жизни, они про смерть не думают, - грустно сказала Искра, - а в остальном у нас подготовка похожая.
   Я перевела взгляд на Лану, та как-то странно мне улыбнулась, растерянно или просяще? А, была не была, Судьба просто так никого не сводит! Конечно, мне было странно, что девочка хочет быть горничной, но как говориться, кто на что учился.
   - Я - Макошь, - начала я, уже не удивляясь, как легко дается мне признание, - собираю свой Отряд, будешь "Лялей"?
   Искра растерялась, перевела глаза на Лану, потом снова на меня.
   - Буду! Очень-очень буду! Если правда - не верящим голосом проговорила она.
   - Тогда так, - Ланка вскинула глаза на местные часы, - идете в магазины, и ты вытрушиваешь из местных все самое лучшее. Ясно?
   - Конечно! - девушка заулыбалась, а потом словно собравшись, серьёзно кивнула.
   - Зоя!
   - Да, мой командир! - я взглянула на Лану чуть приподняв бровь.
   Лана подошла совсем близко и неожиданно опустилась на колено.
   - Зоя, - она нервно сглотнула, - я в неоплатном долгу перед тобой, за себя и теперь, за Искру. Она моя сводная сестра. Я и не знала о ней ничего, а вот увидела случайно, пошла за ней. Понимаешь, она копия мамы. Какой та была, когда её Велес встретил. В общем, спасибо тебе и знай, мы не подведем, - напряженным голосом проговорила Лана. Она вскинула на меня глаза, ловя мой взгляд и четко произнесла: "Макошь, я клянусь тебе служить без остатка!"
   - Клянусь! - звонко прозвучало и от Искры.
   - Я принимаю ваши клятвы, - тихо и немного растерянно, отозвалась я.
   Ланка ушла первой, а Искра окинула меня взглядом:
   - Госпожа, давайте прическу сделаем?
   - Но в джинсах, и с прической, как-то странно, не считаешь? А так, коса в пучке.
   - И коса, и пучок разные бывают, - отозвалась девушка мягко подталкивая меня к зеркалу. А минут через 15 я была с ней согласна.
   Вечером, уже ложась спать, я всё не могла найти место гудящим ногам. Одной одеждой дело у эльфов не обошлось, пришлось перемерить массу обуви, а в выбранных парах еще и походить. Постучав, вошла Лана.
   - Лан, - я глянула на неё, - а ты не голодная? Нас то с Искрой всё время угощали, а вот как с тобой быть? Что-то я совсем мало в их расчетах понимаю, но ты скажи если что нужно!
   Вот уж не думала, что мою охранницу можно смутить, а тут она покраснела:
   - Зой, что ты прямо, я уже взрослая девочка, - неловко пробормотала она, отводя глаза, - разберусь уж как ни будь.
   - Знаешь, Искра со мной носилась весь день, и в магазинах и так, - поделилась я дневными заботами.
   - А меня дичится, - нехотя призналась Лана.
   - Ты её не торопи, - попросила я, - сердце, оно как цветок, его нельзя открыть силой. Понимаешь?
   Ланка угрюмо кивнула.
   - А что там на турах? Или как их там, испытаниях, конкурсах?
   - Подготовка у ребят классная, - оживилась Ланка, - я бы многих взяла, правда! Твоя парочка вообще во второй тур прошла не запыхавшись. Этого, знатока деревьев, знаешь как перекосило!
   - Может, зуб заболел? - предположила я.
   - Ага, через один по всей челюсти, - фыркнула Ланка и ушла спать.
   Второй день у гостеприимных эльфов для меня почти ничем не отличался. Ворох тканей, обсуждение силуэтов. Я стала уставать. В своем Мире я предпочитала магазинам каталоги, и если бы не Искра, давно бы сбежала. Хотелось побродить по улочкам, посмотреть Академию, а тут "цвет такой, оттенок этот". А вот вечер выдался интересным. Лана пришла поздно, и едва войдя в комнату и окинув взглядом меня и Искру, мы ели мороженое и смеялись, задала вопрос:
   -Вот скажи, как тебе это удалось?
   - Скажу, если пойму, о чём речь, - я согласно кивнула, прожевав вишенку.
   - Этот Олес рвет и мечет, у Триша стали ипостаси пробуждаться, в общем, все в отпаде, - заявила странно возбужденная телохранительница.
   - Я должна сделать вид, что всё поняла? - озадачилась я.
   - Они всё ждали, что Триш оборотень, как Ярис, вот и долбали парнишку почём зря. Это как рыбу в небо подбрасывать и ждать, что она полетит, а потом обзывать бестолочью, понимаешь? - нетерпеливо пояснила Лана.
   - Не очень, но жду продолжения, - осторожно отозвалась я, от Ланы словно искры летели, никогда не видела её такой.
   - Триш оказался погодником. А это очень большая редкость. Пока он пронесся по полю ураганом. Народ, в смысле эльфы, в шоке, - мстительно проговорила Лана.
   Неожиданно раздался стук, я толком и не среагировала, а Искра уже была у окна сжимая в руке узкий клинок. Интересно, где она его прятала всё это время.
   Я посмотрела на Лану, та тоже напряглась, но оружие доставать не стала.
   - Что происходит? - рискнула я спросить, но шёпотом.
   - Стучат, госпожа, - сквозь зубы отозвалась Лана.
   - Так откройте.
   - Стучат в окно, а это третий этаж, - пояснила моя телохранительница.
   - Значит, откройте окно, - я пожала плечами, - какие варианты?
   В открытое окно с кошачьей верткостью проник Ярис, зыркнул глазами на девчонок, и подошел прямо ко мне. Странно, но Лана его даже не пыталась остановить.
   - Ты всё еще хочешь нашей службы? - напряженным голосом спросил он.
   - Службы - да, дерзости - нет, - немедленно отозвалась я.
   Он как-то обмяк, повёл плечами, сбрасывая напряжение:
   - Прости, госпожа, я не хотел показаться дерзким. Времени совсем нет, с трудом из казармы вырвались. Если отследят, снимут с испытаний, - короткими фразами, рублено, заговорил он, - нам, то есть мне, важно убедится, что ты от Триша не откажешься. Не испугаешься, теперь, когда его ипостаси стали открываться. Погодник, это не всем под Силу.
   - Вообще то я себе телохранителя ищу, - напомнила я, пряча улыбку. Имея в друзьях Ветра, бояться погодников мне и в голову не пришло. Но говорить об этом я не стала, рассматривая Яриса. Убедившись, что его хотя бы выслушают, он немного расслабился и я увидела за хмурым напряжением воина совсем молодого парнишку, отчаянно защищающего своего друга, не такого, как все. Почему-то вспомнились Бер и Ветер. А что было бы, повзрослей Бер раньше? Я твёрдо уверена, что взросление - это, когда ты принимаешь ответственность не только за себя. Бер пошёл на поводу у Веды. А Ветер отошёл в сторону, чтобы не мешать, принимая своё отличие от других, как порок. Ярис же, наоборот, отстаивает личность Триша, принимая его отличия и не задумывается об этом. Что ж, увидеть в другом личность может только тот, кто сам уже сформировался, и стал личностью.
   - А в том, что я тебя возьму, не сомневаешься? - не удержалась я от подколки.
   Он с каким - то отчаянием потряс головой:
   - Мне еще бабка, там, у нас, предсказала, что Мать жребия, Макошь выберет меня тогда, когда я перестану ждать помощи от Судьбы, ведь она и есть судьба. Верой и правдой тебе служить буду, жизнью клянусь, - твёрдо проговорил парень. И как-то просяще заглянул в глаза, - возьми и Триша, вторым. Он не такой, как здесь хотели, а теперь его просто боятся. Погубят его без меня. Здесь погубят - уточнил Ярис видя моё непонимание.
   - И что я должна сделать, что бы ты был спокоен на его счет? - скептически спросила я.
   - Прими нашу клятву служения, сейчас прими. Не дожидаясь завтра. Победить, мы победим, только победитель один будет, второго продать могут. Не дай потерять побратима, прошу - выплеснув свою тревогу, Ярис сново закрылся. Сейчас передо мной снова был сдержанный, опасный, хотя и совсем молодой, воин. Но в глазах парня плескался страх за друга, и он не скрывал его от меня.
   - Давно вы кровные братья? - зачем- то уточнила я.
   - С детства, - тихо отозвался Ярис.
   - А он сам служить мне хочет? Ты здесь, а он?
   - Так он внизу, - Ярис качнул головой в сторону окна, - Триш никогда просить за себя не пойдет, это он меня сейчас страхует. Я сказал, мне с Макошью переговорить надо, вот он и пошёл - Ярис смутился, - а что не вдвоем. Ну, не удобно же к женщинам в окно лезть, ночь на дворе, - он потупился и покраснел.
   Я подняла глаза на Ланку и Искру, девочки исправно держали лица, но Искра покусывала губы, сдерживая неуместные слова и сочувственно смотрела на Яриса. Ланка же просто забавлялась, снисходительно посматривая на парня.
   - Тогда позови, -кивнула я.
   Через минуту объект спора стоял в комнате. Я смотрела на него и не могла понять, что было не так. Триш казался намного старше и был словно изможден. Понимание происходящего пришло "из вне". Парень еле на ногах стоит, выложился на конкурсе чтобы не подвести друга, Яриса, победить и пройти в следующий тур. Но Сила открылась спонтанно. Пока неясно, что же её подтолкнуло, а вот восстановиться он, естественно, не умеет. Я встала, передала блюдечко с мороженым озадаченному Ярису и подойдя к насторожившемуся Тришу взяла его руки в свои и легонько сжала, успокаивая:
   - Смотри мне в глаза, смотри моими глазами, наслаждайся полетом, Ветер твой друг, а не соперник или враг! - я говорила что-то еще, наверное, а мы были уже далеко. Ветер удивительно быстро откликнулся на мой призыв, словно ждал его. Это его мощью мы летели над морем, поднимались к звездам, почти падали на землю или на пески пустынь и взмывали песчаной бурей. Ураган над полем в Академии светлых эльфов? Теперь Триш мог быть и тайфуном, и цунами. На плечах Ветра Триш и познал себя, и свою Силу.
   Ветер, мой добрый друг, помог Тришу осознать себя, придя на помощь такому же, каким был сам. Это дало ему право наложить ограничения на Силу Триша. И Ветер наложил только одно, но категоричное ограничение, без поправок и обсуждений. Я понимала, так он оберегает меня, но смирится ли с ним стихия, что клокочет внутри парня? Или верность другу пересилит? Ведь не даром, его имя, каким он не пользуется "Верен". Но это решать не мне. Я просто повернула колесо Судьбы, прялку Макоши, опять провернула не для себя. Я разжала руки и отойдя от Триша, устало села в кресло. Когда я летела с Ветром, в то памятное посещение Льда, всё было несколько по-другому. Парень в несколько шагов преодолел расстояние, что нас разделяло, и опустился передо мной на колено.
   - С радостью, госпожа! - каким-то звенящим голосом заговорил Триш,- я принимаю условие своей Силы с радостью, и буду служить тебе, - он откинул голову, что бы взглянуть мне в глаза, с волос сорвались капли воды. А в его глазах все еще отражалось то ли небо звездной ночи, то ли отблески ночного светила на воде, когда мы неслись над морем.
   - Я что-то ничего не понял, - негромко проговорил Ярис.
   - Что бы оборотни-погодники не уничтожили всё и вся, на них давно наложено условие, свою Силу они обретают только рядом с определенным человеком, и пользоваться ей могут только если он рядом, - сказала Лана, в упор смотря на меня.
   - Забор? - мысленно спросила я, вспомнив наше появление у Велеса. Она согласно кивнула, и отвела глаза. Ну да, не сейчас и не здесь. Я мысленно усмехнулась, говорила же о ней Марьянка, "шкатулка с сюрпризами".
   - Твой друг понял, кто явился ключом его Силы и согласен на условие служения, - торжественно договорила Лана.
   - И я согласен, - откликнулся Ярис и передав блюдечко Искре, тоже встал на колено повторяя слова клятвы.
   - Я принимаю вас и вашу клятву, - торжественно проговорила я. Парни встали. Триш всё еще не мог отойти от полета, смотрел на меня шалыми глазами и благодарно коснулся моей руки. Я же отвлеклась на забавную ситуацию, разыгравшуюся за его спиной. Искра негодующе потрясла пустым блюдечком перед носом Яриса и тихо прошипела: "тебе подержать дали, а не есть!"
   - Так всё волнительно было, - мурлыкнул тот - виноват, не удержался.
   - Ага, а вылизал то же от волнения? - негодовала девушка.
   - Нервы сдали, госпожа, - Ярис посмотрел на неё хитро и вприщурку, и Искра полыхнула румянцем.
   А на следующий день Ярис и Триш выиграли, обставив всех. Однако Сила Триша была еще не стабильна, подрезать парню крылья я совсем не хотела. Поэтому честно отсидела все соревнования, а Лана терпеливо объясняла мне происходящее. Затем я заявила, что забираю обоих, там разберемся. Не знаю, что обо мне подумали Светлые эльфы. Парни же держали лица до самого перехода.
   Эльфы, вернее сам Олес, открыл нам портал почти у моего дома, благо он был в лесу. И пока мы шли, я прикидывала, что собиралась сделать лесной домик только для своих, но этих своих, по непонятным причинам, стало уже больше, чем комнат!
   Неожиданно, у забора я увидела молодую женщину. Она была явно расстроена, и оглядывалась, словно что- то потеряла. Увидев нашу компанию, заметно смутилась, но поклонилась мне и стесняясь, заговорила:
   - Госпожа, не сердитесь, тут котёнок голодный, я за грибами ходила, недалеко присела перекусить, он и прибежал. Теперь вот хожу, кушать ему ношу. Да он редко когда прибегает, наверное, все голодным бегает.
   Я обмерла, прямо сердце зашлось: "Кеша"! Сзади ко мне придвинулся Ярис, вперед шагнула Лана. Триш и Искра то же передвинулись, но мне было не до их перестроений. Над нами зашумел лес, сильным порывом ветра пригнув кроны.
   - Зоя! - окликнула меня подбежавшая откуда-то со стороны, Марьяна, - не пугайся ты так, это мои девчонки морок навели. Да кто б на Кешу твоего тут рискнул глянуть косо? Сразу бы в болото с концами и отправился! Смотри с какой он охраной!
   Я вздрогнула и неожиданно увидела марьянкиных девочек, они словно выступили "ниоткуда". На руках одной сидел Кеша. Оттолкнувшись от неё, он бросился ко мне и я, подхватила на руки довольно крупного, явно подоосшего кота. А совсем не "голодного котенка".
   - Вот, видишь! - торопливо продолжала Марьяна поглядывая на всё еще шумевший лес - Лана передала, что вы скоро возвращаетесь. Дом в порядок привести, помыть к приезду полы, окна, мои могут, а вот с готовкой у нас - беда. Такое сварим, весь отряд Велеса положить можем. Вот и появилась идея кого-то из Лад привлечь. Всё равно же придётся. Тут их несколько проходило. Эта вот, задержалась, Кеше всё что-то носит. Бедняга и не знает, что с обрезочками делать. У нас то он на мясе - усмехнулась Мара.
   Я прижала к себе довольно мурчащего Кешку. Он боднул меня головой в подбородок, и глянув мне через плечо, неожиданно зашипел.
   - Да ладно тебе, - услышала я спокойный голос Яриса - ты хозяин, я ж не спорю. Но коль меня на службу взяли, хлеб надо отрабатывать.
   Кеша дернул хвостом и отвернулся. Я еле сдержала смех, утыкаясь лицом в блестящий, ухоженный бок мохнатого актёра. Надо же, а я-то думала, что хозяйка, это я! Наивная.
   Взгляды всех пришедших скрестились на смущенной молодой женщине.
   - Я Макошь, как тут принято говорить, Новая, - я сделала шаг вперед, выходя из-за Ланы, машинально отметив, что Ярис делает то же, прямо как моя тень - это мой Отряд. Ездила, собирала. Если хочешь быть с нами, милости просим, будем рады. Кеша людей насквозь видит, к плохому человеку не пошел бы.
   Она залилась румянцем и заулыбалась:
   - Конечно, хочу, честь то какая, сама Макошь приглашает. Я - Вера.
   - Ведающая Ра, солнечная дева, хороший выбор, хозяйка, - тихо проговорил у меня за плечом Ярис.
  
  
   "Будь собой, прочие роли уже заняты."
   Оскар Уайльд
  
   Вот так я и обрела свой Отряд. Правда, народ всё прибавлялся, и моя задумка о домике в лесу для друзей и офисе (говоря ещё тем, моим языком) в городе, не увенчалась успехом. Пришлось идти на компромисс. Неожиданно сыграло на руку то, что изначально мой дом был дальше всех, и в довольно глухом месте. Получился как камешек, упавший в воду. Мой Дом, тот, что за забором, построенном еще воинами Льда, остался без изменений. В него приходят Король Тёмных эльфов, Геральд и Путешественник во времени, принц Максимилиан, приходят чтобы отдохнуть и побыть просто Гером и Максом, моими друзьями. Там часто обитает Ветер. Даже в подвале, или "чертогах зла", как подначивая её смеются ребята, что-то колдует Марьянка. Еще я и Кеша. И всё. Заповедная территория.
   А вот от этого дома, как круги на воде, стали появляться и другие дома, удачно встроенные в Заповедный лес. Как ни странно, но с этим мне помог Олес, объяснивший, что для многих выпускников Лесной Академии это будут и курсовые, и дипломные работы. Конечно, я была удивлена, но спорить не стала. Первым, что они построили была беседка, на какой-то только им понятной границе. Там и встретились Король Темных эльфов, Геральд, и Олес, как оказалось, он был Ректором Лесной Академии Светлых эльфов и куратором военного направления, которое окончили Ярис и Триш. О чем говорили эльфы, мне неведомо, но говорили же, а не ругались. Уже хорошо.
   Но офис у меня всё же появился! Это двухэтажный дом. На первом обычно сидят дежурные, они же "секретари", первая линия, так сказать. Правда, чтобы там оказаться, надо еще двор пройти, он всегда полон, и в основном там моя охрана из совсем не миролюбивых воинов. И единственный, кому там всегда уступают дорогу, а подчас и провожают, это Кеша.
   На втором этаже уже я, с охраной. Пусть и считаю это легкой паранойей. Но смирилась, пусть их, раз принято. В моем кабинете, как по привычке я называю это большое пространство, часть места отведено под стеллажи архива, которые, пусть и медленно, но заполняются. Это мои корни, моя основа, и ничто это не изменит. Да и интересно собирать ту историю, что была до меня, к тому же, еще живы многие из её участников, как ни странно это звучит.
   Без прошлого нет будущего. Только у людей есть подарок от Времени, роскошь жить здесь и сейчас. У истории такого нет. И неважно, будет это история Мира или отдельного человека. Я очень надеюсь, что мои записки и всё то, что мне удастся собрать и создать, перейдут в своё время к той, кто придёт мне на смену, и помогут.
   А пока я торопливо дописываю документ, и что называется "одной ногой уже не здесь". Сегодня пятница, разумеется тут и месяцы, и дни идут по другому. Отсчет времени свой. Даже Новый год в сентябре. Но мне пошли на уступки. Хотя Олес объяснил, что ель на участке сажать не к добру. Но обещал в лесу сделать специальную полянку, для моего "языческого" праздника! Я посмеялась. Посмотрим! Но Новому году зимой, с мандаринами, заснеженой елкой, украшенной игрушками быть! Пусть и просто, как зимнему празднику. Так что, календарь я приняла местный, и только внутри себя все еще радуюсь и "пятнице" и "выходным". Сегодня у меня съезд гостей, моих гостей. В платье и туфельки я уже переоделась. Всё! Я захлопываю папку и с изумлением вижу Лану, она входит и как-то мнется.
   - Командир, там к тебе...
   О-о-о, "Командир", значит что-то серьезное. Я растеряно оглядываю своё платье, одно из творений эльфийских мастериц: "лето еще в разгаре, но уже чувствуется привкус осени", вот так она его описала. Красивое, нет слов! И туфельки под него. А прическу из хитрых кос Искра переплела мне еще в обед. Но посетителей я обычно принимаю в форме своего Отряда. Как же этот запоздалый не вовремя. Смотрю на Ланку, та только чуть ведет плечом, в смысле, ладно, не важно, давай быстрее! Торопливо выхожу из-за стола и Лана ведет меня к небольшой приемной. Её мы отгородили у самого большого окна, которое выдается эркером. Там и кресла стоят и столик. Не совсем понимаю, но ей виднее, она-то посетителя уже видела.
   - Здравствуйте! Я - Командир отряда "Макошь", - уже привычно начинаю приветствие, еще толком не разглядев позднего гостя. Он стоит спиной. Темный плащ, как носят в этом Мире воины, скрывает фигуру. Меня что-то настораживает, с усилием отбрасываю ненужные эмоции и вдруг слышу:
   - Я знаю, Зоя! - произносит до боли знакомый голос того, кто приходит ко мне во сне, но уже всё реже. Не верю себе, опускаю и боюсь поднять глаза. Мой Хранитель подходит сам, берет мои подрагивающие руки в свои и склонив голову целует кольцо на моём пальце. Моё обручальное кольцо, надетое им на мою руку, кажется, уже совсем в другой жизни и уж точно в другом Мире.
   Решительно поднимаю голову и утопаю в его глазах. А потом бросаюсь ему на шею, целую. Прижимаюсь к такому знакомому, сильному телу. Мой суженый. Мой муж. Мой! Он привычно подхватывает меня на руки. Да, в том Мире он часто носил меня на руках на зависть знакомым. Я не была тяжестью для него. Машинально замечаю, на нём пояс с оружием. Меч. Значит, чтобы не через железо обниматься.
   - Как же ты? Откуда? Почему? - лепечу, не слушая ответов, - всё хорошо? Да?
   - Всё только начинается, Зоя, - звучный голос негромок, но тревожен, - призванная Макошь вступила в Силу. Несогласные решили проявить себя, и теперь я не собираюсь оставаться в стороне.
   Я растеряна от услышанного, хотя, почему? Ведь давно ждала чего-то подобного. Не просто же так здесь оказалась. Обнимаю своего Хранителя и случайно бросаю взгляд в окно. Где же мягкий вечер окончания лета? С лёгкой прохладой, из-за которой на соседнем кресле уже приготовлена шаль? Улицу метет сильнейший ветер, на фоне темнеющего неба тревожно качаются высокие деревья, с неожиданной скоростью теряя только начавшую желтеть листву. Небо уже не просто темнеет, на нем начинает клубиться что-то черное. Еще немного и разразиться гроза, которая принесет с собой не только перемену погоды, судя по тревожным голосам и командам моей охраны. Что ж, так тому и быть. Почему-то нет страха. Теперь я знаю себя, свою Силу, у меня есть мой Отряд, да и не только они.
   - Всё только начинается, - соглашаюсь негромко и утыкаюсь лицом в родное, широкое плечо.
   Ну, что. Новая книга начинается тогда, когда дописана предыдущая. А из скольких томов будет состоять история моей жизни - зависит только от меня. Время, Судьба и Любовь, это вовсе не цепь случайностей в жизни людей, а задумка древних Богов, которые всегда рядом. А вот Колесо Фортуны, или говоря языком моего нового Мира, прялка Макоши, это уже моя забота. Мне предстоит прясть кудель собственной жизни, вплетая в неё жизни всех тех, кто уже вошел в неё и еще войдет в будущем.
   А потом из полученных нитей, разноцветных как жизни моих друзей и вобравших в себя и радость побед и горечь утрат, я сотку для всех нас полотно, яркое, как радуга после летнего дождя и искристое, как зимнее, ночное небо. Вплету в него нежность первых цветов, распустившихся весной, и горчинку облетающих листьев осени. Да, я - Зоя, но я и Макошь, Пряха Судеб. Мать жребия. И найдя свой жизненный путь, я обрела на нём и своё Предназначение и свою Судьбу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"