Хоуп Алекс: другие произведения.

Туманы Осени (часть 1) - добавлена глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   От автора.
  
   Пески времени заносят некогда цветущие города. На месте дремучих лесов ныне стоят небоскребы. Жизнь не может стоять на месте. Но страшно, когда туманы времен затягивают паутиной людскую память. И пусть все меняется, но остается неизменной вера человека в то, что он не одинок на земле. И если обратиться за советом или помощью, то откликнуться Древние Боги. Те, что охраняют наш мир с самих его истоков. И не бросили они неразумных своих детей, даже позабытые ими, не ушли, а только спят. А услышав зов, откликнуться пусть и не сами, а через людей. Тех людей, над чьей памятью бессильны туманы.
   Всю свою жизнь Зоя жила в доме, стоящем на месте разрушенного святилища Древней Богини и не знала об этом. Но и к ней однажды вечером постучит Гонец и теперь ей предстоит решить вступать ли на неизвестную дорожку в лесу или остаться в городе и навсегда потерять возможность узнать правду о себе. Конечно, очень страшно, менять жизнь. Но страх, не всегда предвестник ужаса. Иногда он просто проводник, в неведомое...
  
  
   Посвящается Моему Хранителю, с любовью.
  
  
   ТУМАНЫ ОСЕНИ.
  
   Пролог.
  
   Вечерело... За окнами моих покоев время шло своим чередом, а вот в самих покоях оно будто застыло. В небольшой гостиной неярко горит камин, рядом с огнем в кресле сижу я, а у моих ног, на большой шкуре, расположился мой нынешний паж. Вернее сказать, юноша, который был им до недавнего времени. И он, и я напряженно всматриваемся в мерцающие угли, стараясь не встречаться глазами друг с другом. Я привычно притянула его голову к своим коленям и глажу густые волосы, но моя рука дрожит, и я путаюсь в его кудрях, наверняка делая больно. Но Райс даже не вздрагивает. Сейчас он готов на все, лишь бы я не начала разговор. А ведь он неотвратим.
   Пусть сейчас на нем все еще форма Школы, но она уже отличается от обычной и цветом, и покроем. А это значит одно, мальчик вырос. Он сдал все возможные экзамены, сдал прекрасно, иначе бы его рядом со мной не было. Райс получил новый статус, получил звание "оруженосец". И готов вступить в жизнь. Свою жизнь. Мы долго шли к его мечте, я помогала ему и еще нескольким достойным ребятам. Но все когда-нибудь кончается. И я просто не знаю, как сказать моему верному Райсу то, что с обретением мечты он теряет меня. Они все теряют. С того времени, как Богам было угодно принять изменения в укладе жизни Хранительниц, Смерть стала не единственной возможностью нашей смены.
   Напомню, ранее было так - В Замке, что стоял на перекрестке, который, в свою очередь, объединял бесчисленное множестве переходов и порталов в разные Миры, почти неотлучно находилась Королева. Она была Хранительницей этих переходов, ключом к ним. Если она исчезала, переходы закрывались. И в лучшем варианте Миры приходили в упадок, а в худшем - гибли. В подходящем возрасте Королева Миров выбирала себе Великого Координатора Миров, и от их любви рождалась новая Хранительница. Королева в момент рождения дочери передавала ей весь опыт жизни, и свой, и предшественниц, и уходила за Грань. Великий Координатор охранял и растил юную Принцессу до дня её выбора. А потом ему на смену приходил другой. По выбору новой Королевы.
   Однако Хранительница Миров, Королева Эстер со своим Великим Координатором, Далтом не только перевернули эту страницу наших хроник, но и написали новую, отличную от предыдущих. И благодаря им, их всепобеждающей любви и отваге, родилась не только их дочь, Леди Феникс, но и отступила сама Смерть.
   Ныне Хранительниц несколько. Мы живем в разных Мирах и приходим на смену друг другу по вызову. Поскольку то, чем расплатилась Королева Эстер, за поддержку своего В.К. далеко не всем нам под силу на долгое время. Она поклялась помогать Школам Путеводной Звезды. Это означало, что и её последовательницы искали и находил роднички Душ в кадетах, искали магию и помогали развивать способности мальчишкам, зачастую с неизвестными родословными и генами. Нам в помощь то, что все Хранительницы теперь обладают умением "видеть", хотя вряд ли от этого стало легче. Ведь это в дополнение к сохранности Миров и переходов. И как нынешняя Хранительница, я должна сказать, это очень трудно. Очень. Именно поэтому, срок Служения Королевы, Хранительницы теперь не долог. Выгораем, становится безразлично. И тогда вызываешь свою смену. Как, откуда, не знаю. Так вызвали в своё время меня. Теперь вызвала я. Ответ пришел. Мне пора. Эта ночь для меня последняя, в этом Замке и в этой роли.
   Я не знаю, что меня ждет после перехода, когда я переступлю раму зеркала, что стоит в моей спальне, и оно на миг станет порталом. Порталом Королевы, уходящей, послужив мне последний раз. Куда я попаду? Буду ли что - то помнить? Или все будет иначе, совсем? На эти вопросы ответов нет. Возврата Хранительниц не было. Но сейчас мне надо сказать о своем уходе Райсу, сказать самой. И я не знаю, как. Выпутав пальцы из кудрей, убираю руку, глубоко вздыхаю и решаюсь:
   - Райс, хороший мой. Помнишь, ты всегда просил меня только об одном. Узнать о моем уходе от меня, а не обнаружить опустевшие покои. Я тебе обещала. Моё время на посту Хранительницы подошло к концу, твоя Королева уходит - я выталкиваю слова с трудом, горло перехватывает от отчаяния и невозможности происходящего, но ответственность, что столько лет лежала на моих плечах, сейчас готова погрести меня под собой.
   Я устала. А это означает только одно, мне действительно пора. Железная выдержка, что досталась мне по наследству, не красит фразы эмоциями. Просто констатация факта. Ладно, пусть так, может мальчику будет легче? Все равно ничего уже не изменить.
   Райс вздрагивает, но слушает молча, не поднимая головы, и лишь в конце тихий вопрос хрипловатым голосом. Простыл, что ли?
   - Я вам больше не нужен?
   Мысленно прошу помощи и повторяю пришедшие на ум слова:
   - Дороги жизни раз пересекаясь, могут пересечься еще. Страшнее, если они параллельны. И видишь человека, и знаешь, а подойти не можешь. И он не может.
   Юноша поднимает на меня глаза и как - то обреченно говорит:
   - Раз так, в тот мир мне дороги нет.
   Он вскакивает на ноги и низко поклонившись, почти выбегает. Я растеряна до нельзя. Мы были вместе довольно долго и пережили немало, и вот так? Я провожу рукой по подолу платья, куда прижималась голова моего уже бывшего, пажа. И замираю. Подол влажен, значит все это время Райс плакал? Но он же никогда, ни маленьким, ни тем более потом. Вернее, я только раз видела его слезы, когда приняла на службу. И вот теперь. Значит он знал.
   В главном холле пробили часы, с секундными задержками им отозвались другие, и снова, и снова. Часы в Замке Хранительниц Миров. Когда я только начинала, мне это казалось смешным. "Пока вы смотрите на часы, время идет", присловье моих предшественниц, которое я поняла только сейчас. Меня охватывает паника. Моё время не просто идет, оно ушло. Мне осталось совсем немного быть собой здесь, я начинаю сомневаться в правильности своего поступка. Но изменить уже ничего нельзя.
  
  
   Глава 1 /Будет цель, найдется и дорога/
  
   Я медленно шла по пустеющему вестибюлю метро. Выйдя на улицу, вошла в знакомый переулок. В октябре темнеет рано, да еще накрапывал дождь. Далеко не самое лучшее время для женщины на улице. Но страшно мне не было, было одиноко. Я была настолько погружена в свои мысли, что просто не замечала окружающих, а они не замечали меня. Или не могли заметить? Не знаю. Единственное, о чем я беспокоилась, это что бы не помять и не намочить под дождем Диплом.
   Да, сегодня я получила диплом, подтверждающий, что мои умения, это не фантазии и не нестабильная психика, а я действительно и вижу, и могу. Вот только ожидаемых ответов это знание мне не принесло все равно. Скорее - очередное разочарование. А этот Диплом, как и многие предыдущие, я повешу на стену, и дело совсем не в гордыне. Это материальное подтверждение того, что я не опустила руки и все еще ищу ответы.
   Узнав об этой парапсихологической школе, я искренне надеялась найти в ней, если не друзей, то хотя бы единомышленников. Но, не получилось. Мои новые знакомые вращались в колдовских кругах, или с рождения, или сделали это своей профессией. Или то, и другое вместе. Кто-то был талантливым актером, но многие действительно были теми, кем себя считали. Я же и здесь была чужачкой. И если скептические взгляды и ухмылки к концу обучения исчезли, своей мне стать среди них было не суждено. Как ни крути, а я "из другого курятника".
   Так что мой вожделенный Диплом, на который я возлагала столько надежд, был не более чем справкой, выданной волку в том, что он действительно волк, а не верблюд. Как-то так. Мне было неимоверно обидно, как ребенку, сумевшему достать с елки самую красивую конфету, а развернув её он понял, что обертка пуста. Я стерла со щек слезинки. И с новым всхлипом принялась себя жалеть. Что поделаешь, раз больше некому.
   Раньше мои "способности" окружающих настораживали, потом на смену "ведьме" пришло красивое слово "экстрасенс", хотя смысл остался прежним. "Ведать" - это просто знать, пусть и чуть больше. А иметь меня в друзьях стало престижно.
   По юности я бесилась, обижалась, рвала отношения. Потом поняла, случайных людей в жизни не бывает. И не важно, на сколько тот или иной человек задержится в твоей жизни, зачем - так это было надо. Но вместе с этим пришло и понимание своего права на поступок. Я не пошла в педагогический, а стала историком. Документы - это не просто бумага, за ними всегда стоят люди, пусть и давно ушедшие. Просто надо уметь читать. Работая с ними, я не уставала поражаться, как фонды, доселе пользующиеся повышенным спросом в одночасье переставали быть интересны, а им на смену приходил интерес к совсем другим, зачастую и не читанным. Почему? Кто стоял за этим интересом? Не знаю. Пока я просто одна из тех, кто работает с Вечностью, помогая ей быть востребованной, а значит, живой.
   Осень всегда вызывала у меня чувство беспокойства, словно я что-то упускаю или куда-то опаздываю, причем безнадежно. Да и праздник, что наступит в конце октября к спокойствию не располагал. Я по-прежнему упрямо хотела понять, чья кровь не дает мне покоя, кто я? Почему я мечтаю о домике внутри леса? Почему гуляя по полуразрушенному замку, вдруг, безошибочно нахожу спрятанную в зарослях вьюна дверь? И, наконец, почему я не боюсь возвращаться вот так, в темноте и поздно, уверенная, что шаги за спиной, это не опасность, а охрана?
   Вопросы приходили, но постояв и не получив ответа тихонько ретировались. Конечно, проще всего было "перестать придумывать и жить как все". Я пыталась, честно. Пока во дворе нашего дома не срубили Дерево, последнее из Трех. И это было не просто страшно. В Центре и так все старые деревья на перечет. В случае с нашим домом это была катастрофа. Дом стоит на месте разрушенного и снесенного монастыря, а церкви и монастыри, всегда строились на местах Силы. А это значило, что раньше на этом месте могло быть святилище Другого.
   Эти Три Дерева росли тут очень давно. Первое срубили, когда я была еще ребенком, я тогда долго болела. Второго не стало, многим позже. Части его ствола разобрали местные, был кусок и у меня. Стоял в изголовье кровати, я приспособила его как тумбочку. А потом я заболела, и мама категорически потребовала его выбросить. Странно, да? Выбросили конечно и кто-то забрал, очень быстро.
   А вот с Третьим Деревом было сложно. Спиливать его приехала странная бригада, почему-то почти ночью, хотя я знаю, что местные пытаясь его спасти и отстоять звонили даже в полицию. Ничего не получилось. Дерево было огромное и вывозили его долго. Над ним метались птицы. Наши старушки ходили с ним прощаться. И потом в разговорах, между соседями передавались странные вещи. Что спилы были красные и потом туда подгоняли поливальную машину.
   Места Силы не бывают "черными" или "белыми", их такими делают те, кто проводит на них свои ритуалы. Когда- то на этом месте что- то было заморожено, введено в анабиоз, говоря современным языком. А деревья были Охраной. Уничтожив Охранников, кто-то снял оковы многовекового сна с этого места. А вот деревья, особенно последнее, оно было уничтожено, или Охранник, заточенный в нем тоже получил свободу?
   Я понимала, что сейчас мне болезнью не отделаться и происходящее не просто затронет, а возможно и изменит окружающее, да и меня саму. Пусть я окончила Школу с Дипломом, а это как не говори еще одна ступень, приходилось признать, что дело было не в ступенях. Похоже не той была сама лестница.
   Проснулась я неожиданно рано, хотя за окном было серо и накрапывал дождь. Был выходной и можно завернуться в одеяло и снова заснуть, а можно пожалеть себя и потом заснуть. А можно что - то совсем другое...
   Командировки моего супруга, вернее их длительность, давно любимая тема всех, кто нас знает. Иногда я слушаю сплетни о нем, или о себе, или о нас вместе, и просто поражаюсь, какая богатая на события у нас жизнь, а у людей - фантазия. Но, как говориться, знала, на что шла. С мужем мне всегда было по-хорошему легко. Хоть мы и явно из разных миров и служим разным Богам. Мир моего суженого, его стихия - это вода. Дайвинг, нырялка в глубины подводного космоса, куда надо не взлетать, а падать в затяжном полете в синеву. Его манит бездна, и нет, не топиться, это слишком примитивно, просто там его ждут всегда, и если я чего и боюсь, так это именно того, что однажды он не вернется, устав жить на два сердца. Как не вернусь однажды и я, если все-таки найду своих.
   Но это будет еще не скоро, а пока у нас есть силы жить здесь и сейчас. Пусть и на разрыв, но чтобы быть вместе. Странное чувство, любовь, необъяснимое. Просто понимаешь - что все другие очень хорошие, но не для тебя, а вот он - да. И не мучиться этим надо, а быть счастливой и благодарной судьбе. Жить с любимым - это награда. А она, как и кара, вечной не бывает.
   Уезжая в этот раз, он неожиданно для меня несколько раз повторил, где ключи от машины и где лежат мои права. Хотя я и не люблю быть за рулем, но вариантов нет. Идя к гаражу, я была уверенна, муж наверняка знал о предстоящей мне поездке.
   Войдя, я сразу вспомнила те романы, где кони богатырей скептически смотрели на возможную всадницу и только что не смеялись. "Маршрут построен" сообщил мне навигатор с таким глубоким вздохом, что мне показалось, следующая его фаза будет: "И чего тебе дома не сидится?" - Нет уж, лучше извиняться за сделанное, чем сожалеть о не сделанном - и мы поехали.
   Есть, не доезжая Ростова Великого, одно сказочное место. И не тем, что вид красивый или Храмы вокруг. А тем, что оно вообще есть, несмотря на все усилия людей. Синь-камень. О нем упоминают даже в Ведах. И это уже не просто история, это усмешка Вечности. Мы ездили к нему не раз, и сейчас заплатив положенную мзду (может это и правильно, ведь когда становишься должником беса, это не к добру), я, оскальзываясь на влажном деревянном настиле, снова шла на Встречу.
   Сам камень напоминал мне меня. Уж больно неподходящее место выбрал для себя на этот раз. Хотя внешняя атрибутика и соблюдена. Вон ленточки на деревьях мокнут, и ряды торговые с продрогшими продавцами истории предков. Куда же без них. На самом камне следы молока, конфет и монетки. Кто как может, тот так и помнит. Или делает вид. Я пережидаю возмущенную пару, они всячески осуждают "каменюку" не понимают, " что в нем такого". И чего ехали, спрашивается? Присев, касаюсь Камня ладонью - "Здравствуй!"
   Жду, когда узнает и захочет общения, если захочет, разумеется. Хотя по времени в спячку пора. Хеллуин это не наш праздник. Но из стылого безразличия приходит узнавание и на мою просьбу я улавливаю только одно слово. И все. Холод снова ломит ладонь. Пора.
   Постояв у озера, нехотя бреду обратно. Подхожу к торговым рядам и поймав пристальный взгляд одного тихо произношу слов, подсказанное Синь-камнем. Продавец удивленно смотрит на своего напарника. Тот намного старше, кряжестей. На шее поблескивает цепь. Я таких видела в Школе, и понимаю, кто он. И он видит это моё понимание, чуть кивает головой и на досках прилавка появляется оберег.
   - Воину не давай - в полголоса произносит продавец, словно напоминая. Я умно киваю и расплатившись иду к машине.
   Еще не поздно, но из-за дождя вечереет значительно раньше. С грустью понимаю, не успею заехать к своему любимому ангелу-воину. Есть такая фигура у одного из храмов Ростовского монастыря. Оберег нагрелся в ладони, словно соглашается. Что ж, домой так домой.
   Как не стараюсь, а приезжаю поздно. Ведь просто невозможно не остановиться по дороге и не купить тугой, похрустывающий в руках, кочан капусты и вон ту свеклу, такую красную, что кажется почти черной. И еще вон ту морковку, яркую как огонь и наверняка сочную. Вот приеду домой и сразу одну сгрызу! А может и две. Еще тыкву не забыть, нет не для страшной морды - фонаря, а как оберег для дома и достатка. И букет чуть подмороженных, но непобедимых меленьких садовых хризантем. Они согреются в машине и весь путь будут пахнуть осенью - свежо и горьковато.
   Войдя в дом радуюсь теплу. И тому, что удалось все занести за один раз, но тут же спохватываюсь. Ведро! В смысле, пакет. И утром забыла. Да, на ночь мусор не выбрасывают, примета плохая. Но ведь завтра буду готовить, класть некуда. А утром, неприбранной на улицу не пойдешь. Это же не на дачном участке - до компостной ямы добежать. Придется вспомнить, что на дворе 21 век и ракеты бороздят просторы космоса. И смело идти, на помойку.
   Какая же темень. И не скажешь, что Москва и центр. "Мяу" - раздается так неожиданно, что я подскакиваю и пытаюсь увидеть источник. Пробившаяся сквозь хмарь Луна освещает котенка, похоже он ранен?
   - Кеша! Подожди, не бойся, я помогу!
   Вот уж действительно, язык впереди разума. Нет конечно, помогу без разговоров. Но почему "Кеша?" Забросив пакет в помойку, я мечусь в поисках котенка. А он словно сквозь землю провалился. Я замираю и негромко произношу: "Как хочешь, буду нужна - приходи , помогу". Котенок не появился, и я вздохнув делаю шаг к дому. "Бомм!" - одиночный удар колокола словно закрепляет сказанное, делая из задиристой фразы почти клятву. Я ошарашено замираю, а потом бегу к дому. Странно все это. Вокруг церквей много, но вот ночной колокол я слышу первый раз.
   Наступивший понедельник, по общему представлению, день тяжелый. Наверное, но почему? Это просто значит, что через четыре дня - выходной! Хотя если без смеха, прошедший день обмену и возврату не подлежит. Жаль, что об этом мало кто помнит. От грустных мыслей отвлекает странное происшествие. Готовила документы, листала и неожиданно на обороте какого-то приказа увидела портрет.
   Женщина была нарисована карандашом, но растушевки сделаны потрясающе и еще более неожиданен год на документе. Давно, очень давно, когда менялась страна, рвались связи Родов и семей. Кто-то обретал новое, а кто-то просто исчезал с канвы истории. Жил был мужчина и рисовал он эту женщину так, что не властно оказалось над портретом его Величество время. А мы, женщины века наступившего, завистливо вздыхаем, глядя на её изображение.
   Такая любовь. А то что это любовь нет не малейшего сомнения, лицо выписано до мельчайших подробностей, словно не графит скользил по бумаге, а чуткие пальцы касались любимого лица. И печаль, и утомленная синь под дивными, большими глазами. Волосы расчесаны на пробор, и хоть и не видно, но понятно, что богатство кос уложено каким-то хитроумным способом. Рука художника безошибочно верна. Он явно знал оригинал, и ошибался только в странном украшении на лбу неведомой нам женщины. У меня создавалось впечатление, что он не хотел его рисовать, а его заставили. И чем четче проступала вязь камней, тем дальше они становились друг от друга, автор и модель. Усилием воли я оторвала руку от рисунка и просто перевернула его, снова превратив листок в сухой подотчетный исторический документ. Хотя, может и зря? Мы потом его с девочками искали, но так и не нашли. Странно.
   Пока ехала домой, мысли крутились вокруг вчерашней готовки. Я давно научилась не спорить с интуицией, раз чувствую, надо готовить, а не нестись к компу, чтобы вбить полученное от Синь-камня слово в поисковик, так тому и быть. Хотя, кого кормить собралась? Я одна надолго. Загрустив от собственных мыслей, я потеряла бдительность. Ворвалась в подъезд и почти сразу налетела на сжавшуюся фигуру парня, пытающегося прикрыть разбитое лицо и остановить кровь.
   Я замерла, но он плотно закрывал собой проход к лестнице. На улицу возвращаться смысла не было, двор был пуст.
   - Ты кто? - спросила я, даже не вникая в нелепость вопроса и "поплыла" окончательно, услышав ответ.
   - Кеша. Ты помощь обещала, если приду.
   Хорош кот, или там был гусь? В присловье? Вот опять, что в голову лезет? Испугаться надо, наверное.
   За дверью послышались шаги и я вместо того, чтобы выскочить навстречу соседям, схватила за руку "Кешу" и потащила вверх по лестнице. Лифт не успеет, а спутник в крови, для соседей это слишком. Мы вбежали по лестнице на мой совсем не низкий этаж более чем бодро. Я под конец все же задохнулась, а парень даже дыхание не сбил. Круто.
   Войдя в прихожую, я включила свет, и в первый раз рассмотрела "Кешу". Ого! Молодой парень, но уже явно в силе, кожаная куртка только что не лопается на широченных плечах. Заметив мой взгляд, он выпрямляется и отбрасывает с лица каштановые, чуть вьющиеся волосы. Лицо хорошее, вот только разбитый нос как- то не вписывается в картину.
   - На тебя напали? Что случилось? А ты отбиться не мог? Драться не умеешь? - выпаливаю я все вопросы разом.
   - Почему? - парень явно удивлен моими выводами.
   - Так ведь лицо разбито, - объясняю я очевидное.
   - Как иначе мне было с тобой заговорить? Что бы не испугать? - весело говорит он - А тут ты сама и подсказала, мол котенок раненый. Вот и пришлось, раниться - он явно веселиться самой ситуации и разбитому носу. Странный какой-то парень.
   - А котенок? Он пропал? Раненый? - настораживаюсь я.
   - Да ты чего, это морок был - парень явно удивлен - кто же рискнет кошку на землях Макоши обидеть?
   - На чьих землях? - не веря себе, переспрашиваю я. Ведь это именно то слово, вернее имя, что подарил мне Синь-камень в ответ на мою просьбу помочь.
   Он вообще большой оригинал, Камень, я имею в виду. Практически не обращает внимание на всякие просьбы типа "дать - подать". Но охотно вмешивается в жизнь, если попросить именно об этом. Если довериться. Ведь ему виднее, на какую тропинку подтолкнуть, в его то возрасте.
   - Богиня Матерь, Макошь. - как-то торжественно не просто говорит, а выговаривает мой гость, и склоняет голову.
   Ого, из какого он далекого далека. Макошь, женское божество, Богиня, прошедшая сквозь века. Пережившая гонения на "язычество" и сумевшая не стать ведьмой, при новых святых, а просто сменить имя для новой религии. И проведшая за собой, через века, свою свиту. Хоть и не все знают имена младших богинь, так уж получилось.
   Ну что, придется соответствовать. Я опираюсь на мгновенно протянутую руку и снимаю сапоги. Приглашаю к столу. Серьезный разговор подождет. А потом мысленно благодарю свою интуицию. Оказалось, мой гость не просто хочет кушать, а сильно хочет кушать. Я окидываю взглядом стол и довольно улыбаюсь - ведь думала же начать худеть. Хороша бы я была сейчас, с початой бутылочкой кефира на двоих. Вскоре от борща в кастрюле остается только половник. Да и всего остального "Кеше" еще на раз перекусить.
   В благодарность я узнаю вот что: в стародавние времена, в смысле очень давно, но без даты, в местах Силы основательные святилища строились в основном для Макоши. Как женщина, она всегда должна была иметь дом. Мужские божества были скорее путешественниками. Мальчика с рождения посвящали какому-то определенному Богу и его изображение он и носил с собой.
   - Потому что, сама понимаешь, если битва в одной стороне, а святилище в другой, куда-то да опоздаешь, - просветил меня Кеша. Я рассмеялась, а он только усмехнулся и продолжил - Когда же Князь Владимир, Красно Солнышко, решил возвести свой Пантеон богов. Сделал он это не совсем правильно. Понимаешь, ты или веришь, или нет. А если веришь, то изволь соблюдать правила, а не свои придумывать. Нельзя Бога Ветра в доме спрятать и чего-то от него хотеть. Он может и рад бы помочь, но в замкнутом пространстве только мух и сможет разогнать, смешав их с поднятой пылью.
   - А Князь решил не на поклон к Богам ездить, а все чтоб рядом были. И мало того, он еще и Макошь, Великую Матерь одну поставил, без спутниц обязательных. Получилось, что Боги - Воины все вместе, а ведь известно, что только немощные старцы в окружении служек ходят. Или там калики перехожие. А Макошь, Богиня, без свиты осталась. Как... В общем не ходят женщины без свиты и охраны. А уж Богини, тем более. Вот дальше все и закрутилось, и Пантеон потом поломал и веру изменил, а что толку? Видела новый памятник? Это Макошь посмеялась.
   - Почему? По-моему, красивый - не поняла я - монументальный такой, и место пафосное, у самого Кремля.
   - Ага, красивый - парень фыркнул - у мужчины руки должны быть всегда свободны, а если в одной меч, то вторая свободна, понимаешь?
   - Нет, почему! - возмутилась я, - в сказке у богатыря в одной руке меч, а в другой щит!
   - Так то, в битве! А так, смотри, я на коня сажусь. В одной руке у меня меч. Если по-твоему, то в другой у меня щит, а уздечка где? Я её зубами держать должен? Коню на радость?! - запальчиво объясняет он - Ведь свободны только они. А конь боевой, не кляча, понимаешь?
   - Честно? Не очень. Но это не важно, что не так с Князем? - попытаюсь я вернуть разговор в прежнее русло. Объясняя мне про меч и щит Кеша даже вскочил, и я немного побоялась появления из неоткуда еще и коня, для пущей образности.
   - У Князя заняты обе руки, - со вздохом, снова садясь на стул, поясняет мой гость, - Чтобы воспользоваться ими, надо или меч отбросить, а это равносильно признанию поражения. Или крест, что сама понимаешь, кощунство. Вот так и будет стоять Князь, выбирать, пока не поржавеет и не рассыплется.
   - А как надо было? - мне почему-то стало не по себе. Далекая история стала неожиданно близкой, а невнимание к женщине наказано, пусть и спустя века. Богине торопиться не к лицу.
   - Были разные варианты. - ушел он от ответа.
   - Ладно, хорошо, Макошь наказала Князя. А я-то тут при чем?
   "Кеша" посмотрел мне в глаза и как-то грустно проговорил:
   - Я расскажу, ты просто помни, что Макошь - Богиня. А это не всегда здорово для её окружения. Свита свитой, но Богам нужны люди. Те, кто будет не только помнить, но и использовать знания, данные им Богами. При святилищах Макоши всегда были Мудрые женщины, её служительницы, жрицы. В общем назови как хочешь. И Воины, охрана. Даже если живые обереги места, Деревья, уничтожены, пока жива память о Богине, живем и мы. Из века в век, из жизни в жизнь.
   - Ты хочешь сказать... - неверяще начала я.
   - Только то, что уже сказал. Почти все древние, значимые монастыри, тем более мужские, строились на святилищах Макоши. Мужское начало новой религии стремилось главенствовать над женским. Но Богиня всегда могла общаться через Мудрых женщин. Находила своё воплощение в них, в ней. Ты родилась в доме, что стоит на развалинах монастыря, а он, в свою очередь стоит на святилище Макоши. Поэтому тебе так неспокойно в это время. В твоей крови знания предков бушуют. Здесь их зовут ведьмами.
   - Это в смысле, я как ведьма, хочу на метлу, и на Хэллоуин?
   - Нет, зачем тебе? Просто День Макоши совсем рядом с Днем Всех Святых.
   - Правда? Как интересно, я не знала, - растеряно говорю я.
   - Я тебе больше скажу, день Макоши есть в каждом месяце. Такого нет больше ни у кого. Ну как, ответил я на все? - неожиданно меняет он тему - Ведь сама понимаешь, долго в этом мире я быть не могу, мы скорее тени. Твоя охрана.
   - Как странно, однажды я заплатила и мне погадали на картах Таро, сказали, что я живу в двух мирах. Я тогда побежала в книжный, в отдел медицинской литературы, думала это диагноз, что-то вроде раздвоения личности, - медленно говорю я, - вот и разрешилась еще одна "непонятка".
   "Кеша" рассмеялся:
   - Нет, милостью Богини ты не Глас её. Ты, Мудрая женщина не только в этой жизни была. Но помнишь не предыдущие жизни, а их опыт и наработки. Потому к тебе и обращаются, и ты знаешь, как поступить. Колесо жизни, Колесо Фортуны, Прялка Макоши, как не назови, все одно. Все всегда возвращается на круги своя. Как ни бушует ветер перемен.
   Мой гость неожиданно протягивает ко мне руку.
   - Дай мне тот оберег, что купила у Синь - камня, - просит он.
   Я послушно снимаю с шеи цепочку и протянув, с сомнением говорю:
   - Там предупреждали, воину не отдавать.
   - Я не заберу, - тихо откликается он и я опускаю подвеску на протянутую ладонь, - Ты бы, хозяйка, ложилась, поздно уже. Да и мне пора. Долгие проводы, лишние слезы.
   - Я и не собираюсь плакать, - отвечаю запальчиво, но странно, мне действительно не хочется, что бы незваный гость уходил.
   - А вдруг я о себе? - как-то грустно улыбается "Кеша".
   Звонок будильника словно вышвыривает меня из глубокого сна. Надо же, обычно я просыпаюсь раньше. Оглядываюсь, не понимая, как умудрилась заснуть одетой, прямо поверх покрывала. Тру глаза, мысленно представляя, какая "панда" глянет на меня из зеркала. Будильник вновь издает рассерженный звон. Я встаю и бреду на кухню, включить чайник. Но в дверях замираю.
   Перемытая посуда стоит не на сушилке, а на полотенчике, донцами вверх. Так уже давно не ставят, в моем нынешнем времени. На столе лежит оберег от Синь-камня. Но даже на расстоянии я вижу, что он стал серебряный. Я растеряно беру его в руки. Под ним записка. Она написана карандашом, почерк незнакомый, но я его читаю с легкостью.
   "Ищи Ветра в поле". Стоит мне дотронуться до записки и пергамент рассыпается на глазах. Я смотрю на изгибы оберега, да, именно этот узор узкой полосой странного украшения шел через лоб той женщины на портрете, в документах. И именно потому и не стала я показывать его девочкам еще раз. Странно, похож был тот портрет на меня нынешнюю, в этом веке. В этой жизни.
   Где бы я не жила раньше, и кем бы не была, вновь пережить прошлое не удавалось еще никому. А вот то, что Синь-камень откликнулся, значило одно, в моих умениях и знаниях нуждались уже здесь. Вот только кто и где? Все приходит в свое время, не раньше, но и не позже. Так говорила бабушка, а потом и мама. Я это присловье ненавидела. Может быть потому, что оно шло на одной волне с рассуждениями о скоротечности жизни. О том, что надо все успеть, то что уже успели другие, а если получиться, то сделать лучше, чем у них. И если будут завидовать, совсем здорово. А вот и нет, совсем это не здорово. И не соревноваться с посторонними людьми забросила нас сюда судьба, а прожить свою жизнь, только свою. И научиться тому, ради чего здесь оказались. А вот кто чему, это не ко мне вопросы, у каждого своя дорога. Лишь бы была цель.
  
   Так, начнем с малого - Макошь. Что знаю об этом имени, из чего состоит? Ведь в древности простых имен не было. Скорее шифр сущности. Души? Кеша сказал, "кто ж кошку на землях Макоши тронет?" Кидаюсь к компу и пытаюсь пробиться через кучу предположений на множестве страниц языческих и псевдо-языческих интернет сообществ. Ага, вот похоже, искомое "кош" - судьба. "Судьба и на печке найдет", эту поговорку я слышала часто, но в детстве. Значит надо вернуться. Нет, не в детство. А домой.
   На моей нынешней работе девочки всегда удивлялись, что я в отпуск хожу поздней осенью. Я отшучивалась, а дело ведь не только во времени, а и в месте. Очень давно, совсем еще девочкой, живя на бабушкиной даче я почти все время проводила у соседки. Хоть и ровесников, да и просто детворы было много, так что играть и бегать было с кем. Но меня как магнитом тянуло к ней. Правда, на своем участке она редко появлялась - в городе работала врачом. Но если приезжала, то всегда звала, и мы чаще всего уходили в лес через заднюю калитку её участка. Там было пройти совсем немного, и начинались чудеса. Ягоды на кустиках земляники были крупные, словно никто не собирал до нас. Грибы, хоть косой коси. И травы немного другие, не как в ближнем лесу. А если подойти к одной большой сосне и прислушаться, было слышно пение, голоса мужские, но не песня, а словно гимн какой или молитва. Чем старше я становилась, тем четче замечала и слышала, странности в этом "дальнем" лесу, в который можно было попасть только через калитку соседки. И еще, меня никогда не ругали, как бы я у неё не задерживалась, почему-то моим казалось, что я минут на пять - десять уходила, не больше. Но я точно знала, что это было не так.
   А потом её не стало, как-то вдруг. Приехавшие родственники быстро продали дом. А когда не стало и бабушки, я надолго потеряла свою связь с тем странным местом и лесом. Спустя же много лет, когда повальное увлечение дачами и приемом гостей на природе затронуло и моего супруга, я рассказала ему о том лесе и мы поехали искать дом моего детства. И нашли, и купили, неожиданно все просто получилось, словно помогал кто-то незримый. Хотя, предыдущие хозяева были абсолютно уверены, что позади забора - болото. А калитку между двумя старыми елями вообще никогда не видели, не замечали. Забавно, разве не так? Сейчас наступает мое время. И я еду в прохладу осени и продрогших на ветру берез. Прохожу через не особо старательно убранный участок. Что поделать, мы работаем, постоянно приезжать просто некому. Но на мое счастье, соседей нет. Я открываю калитку и проскальзываю в лес. Наконец, еще немного и дома. Выбираюсь из молодого ельника, отряхиваюсь и первый раз не иду гулять в такой знакомый, упоительно пахнущий прохладой осенних листьев и грибами, лес. Сегодня я сворачиваю на ту, заметно утоптанную дорожку. Я выхожу на неё не первый раз и даже знаю окончание пути. Там, за поворотом, через небольшой мост будет забор с калиткой. Что за забором, не видно. И калитка не открывалась. Теперь у меня появился ключ. По крайней мере, мне так кажется. Дойдя до калитки, я сняла с шеи измененный Кешей оберег, и он с легкостью скользнул в прорезь. Калитка распахнулась, и я осторожно, по кошачьи, вошла. Калитка за мной не просто закрылась, а захлопнулась с грохотом. А я во все глаза смотрела на открывшееся мне пространство. Впереди был не участок, это был город. Ну да. Дома. Улицы. Люди, и не совсем люди. И совсем не люди. И я сильно засомневалась в своем желании идти вперед, а не повернуть назад.
  
  
   Глава 2 /Не зная правды, не делай выводы, всякое бывает/
  
   - Здравствуй, малышка! - я повернулась на странно знакомый голос и впала в ступор. Рядом со мной стояла моя любимая тетя - соседка. Но живая? И словно моложе той, что я помнила.
   - Здравствуйте... - растерянно произнесла я, но через неверие своим глазам, да и что там говорить, просто испуг, навстречу моей соседке бежала моя радость от встречи, как всегда бежала к ней я, будучи ребенком. И увидев это или скорее почувствовав, она шагнула ко мне и крепко обняла.
   - Ты молодец, умница, что не свернула, дошла! Я так тобой горжусь! Теперь я тебе помогу, теперь можно, - говорила она, и я чувствовала её улыбку. Наконец она сделала шаг назад и я, всхлипнув, подняла глаза. И снова замерла. Вокруг нас, по дуге стояли парни и девушки в странной, но явно военной форме. Переведя взгляд на "соседку", я увидела подобную форму и на ней.
   - Не пугайся, малышка, это не враги, это мой отряд. А свой ты себе сама подберешь. - разбила она напряженную тишину.
   - Правда? - изобразила я вежливую радость, - а против кого воюем?
   А потом грянул хохот. Я разбирала вскрики типа "а что, с места в карьер", " правильно, наш человек, всех убьем, потом обсудим!" и еще что-то, в этом же духе.
   - Отставить! - голос моей "соседки" был негромок, но ребята просто замерли.
   - Давай знакомится заново - повернулась она ко мне - Я Веда, командир отряда "Макошь". А это:
   - Юлия, спецагент отряда" Леля" - шаг вперед сделала совсем юная девушка. Назвалась и отступила назад.
   - Рита, спецагент отряда "Лада" - это назвалась молодая женщина.
   - Бер, спецагент отряда "Велес" - проговорил крупный парень и я растерянно уставилась на "Кешу".
   - Узнала? - "соседка", как оказалось носившая столь странное имя, улыбнулась и кивнула оставшимся. Пока хватит. Девочке и так не по себе. Свободны. Бер, со мной.
   Она взяла меня под руку и подстроившись под мой шаг куда-то повела, её отряд словно исчез, а "Кеша" - Бер, шел чуть сзади нас, на столько неслышно, что я обернулась.
   - Он воин, а не медведь, - поясняюще сказала Веда, но думала она явно о другом. Мы дошли до небольшого дома, как я поняла это была гостиница.
   - Веда? Простите, если я неправильно обращаюсь, но у меня нет денег, местных. Может как-то поменять? - я была полностью растеряна.
   "Кеша" за спиной закашлялся, явно сдерживая смех, а она чуть повернула к нему голову и недовольно сказала :
   - Веселишься? Чему? Явно, твои недоработки.
   - Прости, командир, просто не успевал, светало уже, когда я уходил, - парень отвечал, пряча глаза.
   - Слишком многословно, для правды, - бросила она и ввела меня в гостиницу, а потом и в комнату. "Кеша" остался за дверью.
   - Ты его что, угощала, когда к тебе пришел? - словно вскользь спросила Веда, указывая мне на кресло.
   - Нет, я на диете, кефир, - легко соврала я. Почему? А вот сама не знаю.
   - Значит я напрасно на него... Ладно, давай с тобой разбираться. Значит, слушай. Бер тебе уже объяснял, что твой дом, в городе, стоит на месте Храма Макоши? Хорошо. Пока его окружали деревья - охранники, её сила была в спящем состоянии. После их гибели сила пробудилась и на наше счастье не пошла колобродить, а перешла к тебе. Не зря тебе никуда переехать не давали, права я была! - сказала Веда и даже головой кивнула, словно споря с кем-то и гордясь своей правотой.
   - Но я же не стала Богиней? - в ужасе от подобного предположения, пискнула я.
   - Нет не стала, но у Богов нет своих тел во всех Мирах одновременно. Они общаются с людьми через Ведающих.
   Стоило мне это услышать, как неимоверно заболела голова.
   - Подожди! - тон Веды был категоричен, - ты пытаешься вспомнить. Это ни к чему, здесь другое время, а твои наработки и так при тебе. Слушай дальше. В нынешнем времени, здесь и сейчас, есть Командиры, те кто подчиняются Макоши и входят в её отряд. И Помнящие. Это отряды по именам её свиты, Лада, Леля. Есть мужские отряды, по именам их Богов, Велес и другие. Сейчас не в этом суть. Противоборство было и будет всегда. Черное-белое, добро-зло. Просто это весы, Весы Мироздания. А они должны быть ровно, без перекосов. Раньше было проще, посланников Богов не убивали, мы искали тех, кто придет нам на смену, готовили их, и постепенно нас сменяли. А теперь это стало очень трудно. Да и не бессмертны мы. А если погибает кто, то отряд проще распустить, чем найти замену, слишком связаны мы все.
   - Оружие появилось? Против вас? - я честно старалась понять, и не задавать глупых вопросов.
   - То, что ты считаешь оружием, было всегда. Я о другом. На место неверию, а потом и отрицанию, пришло невежество. Нежелание понимать через чувства, задействовать Душу, если так понятней. А это действительно страшно. В этом Мире религия отвергает магию, даже воюет с ней. Делая вид, что они не одного корня. Вот у людей сознание и расщепляется. Раньше с детства про чудеса знали, принимали как данность, бабушки - дедушки сказки рассказывали. Ведь в этом Мире сказы - это не фантастика, а память поколений. И потом подрастают дети и вслед за родителями, начинают упрощаться. А простота - это или доступность, или примитивность. И Мир здешний так устроен, не веришь, не видишь. Хочешь с бездушной машиной общаться, мир через экран видеть, и самим потом таким стать, что в лесу из грибов только мухомор узнавать будешь? Да, пожалуйста! Выбор твой. Твоя жизнь, тебе и решать. Но это для тех, у кого есть роскошь выбора. А такие как мы его лишены. Как бы тебе попонятней объяснить? Пожалуй, с вулканами сравнить можно. На этой земле много кто жил, и уходя, капища оставил. Они спят до поры. Но спящий всегда просыпается. Это как ребенок, вовремя люльку качнешь, спит опять. А опоздаешь... Плохо будет. И еще - Веда встала, прошлась по маленькой комнате, где мы сидели, подошла к окну и повернувшись к нему спиной заговорила другим тоном, явно сдерживая гнев. - Во всех Мирах всегда есть те, кто власти хочет, которую через невежество адептов добыть проще всего. Через невежество и отрицание корней. Видишь, сколько Храмов нынче строят? А этого все равно мало. Поэтому существуем мы. Потомки тех, кто умел с силами природы разговаривать, дружить, а не повелевать. Ведь от "господина" и отмахнуться можно, и обмануть, да и вообще, свергнуть! А вот друга потерять, верного, проверенного годами, мало кто рискнет.
   Веда замолчала, с улыбкой посмотрела на меня и не дождавшись вопроса продолжила сама:
   - Почему мы это делаем? Во-первых, долг крови, раз уж такими родились. Признай за собой право быть собой, и будь. Звучит?! Иначе, прости девочка, но психушка не за горами, дар в крови бушевать будет, вот как у тебя. А медицина тут бессильна. А потом и те, Другие, то же не дремлют. Весы весами. А противостояние никто не отменял. Вот и растет количество Отрядов. И мы вынуждены призывать тех, кто в этой жизни и не должен был служить. Вот как ты, например. А теперь тебе придется свой отряд набирать. Ты только постарайся "стариков" не трогать, Бера, например. Он, может и рад бы, да клятва нерушима, а её один раз дают.
   Веда негромко рассмеялась, видя мое ошарашенное лицо. Мне казалось, я сплю. Все что я слышала сейчас от неё, я готова была подписаться под каждым словом, но до конца поверить все же не могла. Парадокс психики или боязнь проснуться? Ведь у меня раньше были сны. После которых так сложно было продолжить жить, понимая, что сон - это сказка, а не явь.
   И снова Веда не дождалась от меня вопросов, а согласно кивнув, продолжила:
   - ...Да и тесно связаны Миры, кому охота гибнуть от глупости соседа? Поэтому есть такие города, как ты видишь. Своего рода форпосты. Пограничье переходов. Кто постоянно тут живет, кого вызывают, по-разному. Отряды нашего Мира в основном женские. Мы много сумели сохранить. Еще Софья Палеолог, бабушка Ивана Грозного, с собой, в приданое не злато - серебро на Русь везла, а библиотеку. Да, ту самую, что столько веков ищут. Мужчины ищут, власть им подавай. А искать надо знания, суть - ответственность.
   - Ладно, теперь к делу. Основных женских отрядов четыре. По Луне, понимаешь? Возраст Лели - девушка юная, как моя Юля. Потом женщина молодая, это отряд "Лада", Риту ты видела. Есть еще "Мары", вот не люблю я их, это последняя четверть Луны. Нет, они не старухи, просто девочки со смертью связаны, колдуньи - некромантки, ведьмы - по-старому. И без них нельзя, и с ними - жутко. А мы с тобой из "Макоши" это третья стадия Луны, женщина в Силе и одновременно Богиня она. Те девочки, они спутницы, младшие. Ответственность за все на нас. А название отряда "Макошь" или Мокошь, как её еще называли. Это не просто старшая женщина в роду, Это Мать - Судьба. Ма - мать, Кош - Судьба.
   Вот так, девочка. Искала ответы на вопросы? Нашла. А как они тебе, под силу? Жить с ними сможешь? Не зря я за тобой Бера послала?
   Я ответила не сразу, немного странно, что я попала в "Макошь", по реальному возрасту, мне "Лада" куда ближе. Но я всегда внутренне чувствовала себя старше ровесниц, да и Судьбе, по любому, виднее.
   Я подняла глаза на Веду:
   - Не зря. Думаю, не только смогу, а буду жить с удовольствием!
   Веда от души расхохоталась. И снова я удивилась и её белоснежным зубам и ярким, сочным губам, словно только что целовалась моя Наставница. Если и выдавали возраст, то только глаза, хотя морщинок не было и в помине. Их выдавало выражение, словно на тебя смотрела сама вечность. Терпеливо и немного насмешливо.
   - Что ж, тогда давай заселяться, - решительно сказала моя Наставница и встала. Я удивленно посмотрела на неё.
   - Так я вроде бы уже? Или я не здесь жить буду?
   - Не здесь. Эта комната, своего рода последний рубеж. Если бы ты в панику впала от услышанного, или бежать решила, то отсюда еще можно.
   - Вы считаете меня неадекватной? Да я мечтала, вернее даже о таком и не мечтала, и потерять?! - я была и возмущена и встревожена её словами.
   - Ох, девочка, не зря говорят, "бойся мечты...", поверь мне, пожалеешь еще, и не раз, - грустно улыбнулась мне Веда - Только вот таким, как мы, из " Макоши" действительно обратной дороги нет. Так о чем я? Жить ты будешь не здесь, "Лели" живут в общежитии, у девчонок там свои комнаты, им же общение подавай, музыку. Шуму - звону от них, увидишь еще. У "Лад" квартирки небольшие. Замуж они не торопятся, но и глаза лишние не нужны. А вот у нас, "Макошь" домики свои, пусть и небольшие, но на расстоянии друг от друга.
   - Тоже что б лишних глаз избежать? - спросила я.
   - Тоже, да не совсем, - задумчиво откликнулась Веда, - твой отряд, как появится, почти постоянно у тебя обретаться будет. Знаешь, пословицу: "Каков поп, таков и приход"? Судя по тебе, притирки у вас, первое время, шумные будут. Подальше тебя поселим.
   - А "Мары" где живут? - на всякий случай уточнила я.
   - Тьфу ты, вот чувствовала я, - Веда досадливо поморщилась, - На краю леса, между нами и мужскими лагерями.
   - И мужчин я тоже себе подбирать должна? - окончательно растерялась я.
   - Великая Макошь! Девочка, а кто ж? Или смотрины для тебя устроить? - Веда была изумлена - И не мужчин ты себе подбирать будешь, а воинов! Мужчина у тебя есть, судя по кольцу, или ты его для красоты носишь?
   Я покраснела так, что щекам стало больно. Надо же было такое ляпнуть, и не думала ведь...
   - А ты думай, прежде чем говорить, - жестко сказала Веда, - в этом Мире, слово вес имеет и ценится. Цена твоя здесь - твое слово. Понимаешь? Ты командир будущий, и твой Отряд по тебе судить будут. Тут не сказки, тут тоже жизнь. И люди, нелюди разные. А отвечать тебе. Кстати, как тебя здесь звать будут, решила?
   - Да. Зоя. (Жизнь).
   - А может другое имя возьмешь, Софья, например? Это же мудрость, в переводе. Софья Палеолог тоже ведь Зоей была. Но сменила имя, как к нам, на Русь, перебралась.
   - Нет, как меня назвали, так пусть и будет. Себя не переделать. Да и в тему, разве нет?
   - Упрямишься? - приподняла брови Веда.
   - Нет, зачем? - я пожала плечами, - просто молодая я, чтобы мудростью называться, говорю, что думаю, да еще и невпопад. Вот поживу Зоей, а там видно будет.
   - Ну-ну. - непонятно протянула Веда. - да, совсем забыла, про время не беспокойся. Какая и когда вошла в калитку, такой и выйдешь. Это здесь дел не в проворот, а там пока спокойно.
  
  
   /Все что мы имеем в жизни, мы либо заслужили, либо допустили/
  
   Выйдя из гостиницы, мы сразу свернули к лесу. Вела Веда, я только старалась не отстать и все же налетела на нее, когда она остановилась.
   - Дальше твои владения, Зоэ, на греческий манер изменив моё имя, сказала она. Пока ты это место под себя не сделаешь, тебе сложно будет. А вот если получится, то другие и на танке не въедут, пока ты не позволишь.
   - А как мне надо? Что я должна делать? - удивилась я.
   Веда поджала губы:
   - А вот тут я тебе не помощник. Ты же назвалась Макошью, командиром хочешь быть, так дерзай! Доказывай свою правоту и возможности. Ключ под ковриком. - выдав эту тираду она неожиданно для меня, развернулась и ушла. Я растерянно смотрела ей в след, потом торопливо отвела глаза, еще споткнется ненароком, а я виноватой окажусь. Потоптавшись на месте, я все же не пошла по той дорожке, что мне указала Наставница. Взяла немного левее и пошла по лесу. Просто гулять.
   Я очень люблю лес. Всегда любила, никогда не боялась, а маленькой даже и не знала, что можно заблудиться. Просто не понимала, как. Здешний лес хоть и был одет в осенние одежды, но еще и не думал сменять их на зябкую мокротень. Когда капельки прошедшего дождя на голых ветках и смотрятся стеклянными бусами. Но тронь, и все это великолепие окажется на тебе. Повезет если поверх куртки, а не за воротом.
   На небольшой полянке стояла рябина, усыпанная оранжевыми ягодами. Её листва трепетала на легком ветерке, и на фоне ярко-голубого, прохладно осеннего неба был виден каждый резной лист. Я пожалела об отсутствии фотоаппарата. Хотя, зачем? Будет фото осенней рябины, а разве я этого хочу? Как заснять настроение? Легонькую паутинку, что пролетела над моей головой. Крик птиц, собирающихся в стаи перед отлетом. Да и саму голубизну неба - вот и не холодно, и небо залито солнцем, а лето уже в прошлом. Грустно, но не печально. Так, просто светлая грусть.
   - Ты за ягодами, рябину рвать хочешь? - услышала я вопрос откуда-то сбоку. Не к месту сейчас мне собеседник, специально же в лес ушла.
   - Нет, конечно, - не поворачиваясь бросила я, в надежде что это так, спросил и прошел, - Птицам, по любому, нужнее. Хотя варенье вкусное было бы.
   - Лесная рябина горька. - надменно протянул голос.
   - Побланшируй пять минут, дел-то! - нехотя обернулась я и замерла. В нескольких шагах от меня стоял эльф! Живой, настоящий и с ушами.
   - По бла... что сделать, простите? - он смотрел недоуменно.
   - Ты эльф? - неверяще, все же уточнила я.
   - Вот что меня в вас, людях, поражает. Это отсутствие принятия очевидного. Мы, когда по вашим городам ходим, почему-то никого не тормозим с воплем "Смотрите, человек!". А ты на моей земле, в моем лесу и мне же удивляешься - вредным голосом отвечает он.
   Я грустно вздохнула:
   - Так и разбиваются мечты девочек в сказку, знаешь, такую - в сказочном, красивом лесу живут эльфы, они красивые, умные и очень вежливые.
   - А что не так? - надменно, вопрос в никуда.
   - Кроме леса? Да все. Эльф - это просто парень средней воспитанности и с необычными ушами. И вообще, ты же куда-то шел?
   - Я предупредить хотел, - голос эльфа стал злым, - там немного в стороне, дом ведьмы.
   - Ага, ключ под ковриком. Я еще не заселялась.
   Молчание было мне ответом и я, надеясь на лучшее, повернулась. Но эльф стоял. В смысле, никуда не делся.
   - Так ты ведьма? - он проговорил это нараспев и окинул меня недружелюбным взглядом.
   - Не похожа? - ангельским голоском почти пропела я. И шагнув в сторону пошла дальше, гулять.
   - Да подожди ты, - прикрикнул он на меня, - стой, говорю!
   Ага, на раз - два! Размечтался.
   Эльф неожиданно оказался рядом и схватила меня за руку. Я дернулась. Держит намертво. Ясно. Тогда я его и укусила, за держащую меня руку. Сильно и зло. Вопль то ли ярости, то ли боли, но моя рука вновь свободна! Я собираюсь идти дальше.
   - Подожди! - но голосе нет зла, скорее смех и растерянность.
   Я негодующе оборачиваюсь:
   - Тебе чего надо? Я же говорила, идешь себе и иди! Нет, еще за руку хватать он будет! Я конечно не великий воин, но еще сунешься, я тебе в морду вцеплюсь!
   - Подожди... - он явно растерян.
   - Да что ты заладил, хорошо, жду! Чего? - терпение у меня на исходе.
   - Там болото дальше, и владения Мар - тихо поясняет он.
   - Так я туда и иду! - бросаю небрежно и продолжаю свой путь.
   - И почему я не удивлен? - слышу себе в спину, но не оборачиваюсь, а то вдруг пути не будет.
   Идти к Марам я не собиралась, но услышав о том, что они близко, я решила, что это хорошая идея и бодро зашагала по высокой траве. Скоро под ногами мох стал пружинить, и не заметь я мостки, скорей всего повернула бы обратно. По болоту надо ходить умеючи. Перейдя странный мост (он казался ветхим, но сколько я не шла, ни качнулась ни одна досточка), я вышла на утоптанную полянку и изумилась в конец. Передо мной развернулся цыганский табор. А от костра, навстречу шла женщина в характерном наряде. Хотя, чем ближе она подходила, тем больше я сомневалась в собственных глазах.
   - Не только ты, - откликнулась она на невысказанный вопрос, - мы тоже в шоке. Ну у тебя и фантазия. Скелетами мы были, всякими чудищами, сколько угодно, но цыганами? С чего? Почему?
   - Да я погадать хотела, - ответила я чистую правду, а зачем врать?
   - Ты, новая Макошь, идешь к Марам, гадать? - моя собеседница явно удивлена. К слову на ней не юбка и шаль, как мне казалось раньше, а форма, похожая на Ведину, только цвета другие.
   - А почему нет? - я приподняла брови, удивляясь, - И вообще-то я - Зоя или Зося, как хотите, а вот насчет Макоши у меня сильные сомнения. Я и сама гадать умею, да только не то все выходит. Думала мудрость Мар поможет.
   - Мудрость? Её ищешь? - женщина внимательно смотрит мне в глаза, и довольная увиденным, кивает. - Ну что, проходи, если так. Я - Карина, Командир отряда "Мар" - спохватившись, представляется она.
   Я иду за ней и передо мной открывается небольшой поселок. Он словно в низинке. И виден плохо, как через туман. Карина подводит меня к навесу, под ним широкий стол и лавки. Этакое место переговоров.
   - Марьянку позовите, - говорит она в никуда.
   Я никого не вижу, но отчетливо слышу топот, сначала от нас, а потом, явно издалека, к нам. Перед столом словно ниоткуда возникает девушка, совсем молоденькая. Тоже в форме, только волосы не заплетены, как у командира, а небрежно стянуты в хвост. Мне становиться завидно. Такую красоту, густую, длинную, и так небрежно. Я свои рощу - рощу, а они только до плеч.
   - Да ладно тебе, - девушка вскидывает на меня глаза, - волосы не растут, если дорогу свою найти не можешь. Найдешь, еще коса будет! - И уже, Карине - Звала, Командир?
   Та скептически на неё смотрит и мрачно цедит:
   - Марьяна, перед тобой новый Командир, отряд "Макошь".
   Я смотрю, как девушка меняется в лице и перепугано смотрит на меня:
   - Простите...
   Карина встает и искоса глянув на меня говорит:
   - Она - лучшая, хоть в это и сложно поверить. Поговорите пока.
   И уходит. Туман скрывает её, как занавес. Я поворачиваюсь к Марьяне. Она все стоит на вытяжку и чуть не плачет.
   - Садись, пожалуйста, - тихо говорю я. Конечно, со своим уставом в чужой монастырь не ходят, но я пока вообще с трудом ориентируюсь. Так что про субординацию потом у Веды спрошу.
   Девушка садится и опускает глаза.
   - Посмотри на меня, - прошу я.
   - Это что бы вы меня по морде, за дерзость съездили? В глаза Командиру смотреть? - вскидывается она.
   - Нет! Это что бы я видела, что с человеком говорю, а не со стеной, - теряясь от такого предположения Марьяны, говорю я.
   Марьяна поднимает глаза и уже внимательно смотрит на меня.
   - Ты откуда такая взялась, давно?
   - Сегодня, - отвечаю я.
   Она фыркает и качает головой:
   - Тогда ясно. А чего от меня хочешь?
   - Погадай мне, что-то я совсем запуталась, - прошу я.
   - Если так... - тянет она и достает карты.
   Расклад мне не знаком, и вообще то, как она кидает карты, меня настораживает, и я не выдерживаю:
   - Ты не на меня смотришь, а на то, что я могу сделать для тебя!
   Марьяна смешивает их, а потом поднимает голову и отчаянным шепотом говорит:
   - Знаешь, сколько я тебя ждала? Уже и сама себе не верила, а ты пришла. Помоги мне, всеми Богами тебя молю, помоги.
   Словно неоткуда у стола появляется Карина, а Марьяна вся словно сжимается.
   Карина непонимающе смотрит на нас, а я говорю.
   - Веда велела мне свой отряд набирать, можно мне из твоих девочек себе Марьяну попросить?
   По тому, как они обе вытаращивают на меня глаза и только что не ловят свои челюсти, я понимаю, сказала что-то не то. Но что?
   Первой отмирает Карина и медленно, словно уточняюще, произносит:
   - Ты свой отряд собираешь, и первой к кому пришла, это мы, "Мары"? И Марьянку хочешь к себе забрать, чтобы с тобой жила?
   - Да. - подтверждаю я очевидное. - Веда сказала, что нужно, чтобы отряд вместе был. Я просто никого еще не знаю и да, вы - первые. Это плохо?
   - Это... потрясающе! - неожиданно громко говорит Карина и туман, что служит занавесями неожиданно исчезает, а за ним стоят девушки и женщины, много.
   - Я не понимаю, - извиняющемся голосом говорю я.
   - Было у нас предсказание, что когда истинно Видящая во главе станет, Мары перестанут быть изгоями. - торжественно говорит Карина.
   - Господи, не выдерживаю я, - я ж сюда не революцию делать приехала, а погадать хотела.
   Почему-то они смеются, а Марьянка пробирается поближе и берет меня за руку.
   - Тебе вначале надо было охрану подобрать, мужчину или нескольких, кому доверишься, - говорит Карина. Я только трясу головой и рассказываю о неприятной встрече с эльфом. Рассказываю как шутку, но девочки не смеются, наоборот.
   - Лёд совсем своих распустил, что позволяют! - Карина явно рассержена, - хочешь охрану из моих девчонок? Это не трудно, и мало кто рискнет с ними связываться. Но в других мирах мужчина за спиной тебе нужен будет все равно. Ладно, что-нибудь придумаем. А пока пошли тебя заселять!
   Как оказалось, Мары хоть в открытую и не конфликтуют с другими отрядами, но чужих с собой рядом не любят. Тот дом, что отвела мне Веда был почти на границе с их землями. И они, на всякий случай, на него такой морок напустили, что увидь я его сама, без них, впору было землянку копать или шалаш строить. В эти развалины, по доброй воле, я бы сама не пошла. А так, вполне себе ничего домик. Глядя как женщины стали заниматься его уборкой, я тоже было рванулась, но Карина меня задержала.
   - Не надо. Они рядовые, а ты - Командир, в равенстве нет нужды. Помыть полы вместе нетрудно. Но этим уважение ты не заработаешь. Ты - Макошь, будь собой. Это пока её имени они помогают, не тебе.
   - Карин, но не моё это - "Командир", как услышу, будто все внутри кошкой шипит, протестует - жалуюсь я.
   - Название не важно, главное, будь собой, - тихо сказала она, - и не думай, как тут было раньше. Ты все равно уже все делаешь неправильно или не неправильно, но по-своему. "Командир", это не просто чин или ответственность. Это принятие происшедшего, ты же еще сомневаешься в его правильности. Да и не только ты...
  
  
   Глава 3 /Если человек так поступил, значит он так хотел./
  
   Странный мне все же достался домик. Скорее, теремок из старого мультика. Та сторона, что к дорожке выходила, что видна была вновь пришедшим, совершенно обычная. Резное крылечко в три ступеньки, дверь и окошко, входишь, как на террасу застекленную. Снаружи она завита диким виноградом, так густо, что от него немного темновато внутри. Сейчас он оранжево-багряный, а некоторые листья вообще ярко-красные. Падая на крылечко, они покрывают обычные, деревянные ступеньки роскошным ковром. И темные ягоды, красота! Внутри, на терраске стол и стулья, диванчик небольшой и все.
   Основная дверь в дом - дальше. А уж за ней и комнаты. Они разные. Большие и маленькие и окна в них и круглые и квадратные. В одной из комнат, вообще от пола и до потолка, словно еще одна дверь. Странное все, непривычное.
   Я выбрала себе комнату на втором этаже, что сразу, как по лестнице поднимешься. Она показалась мне до странности знакомой. Камин, зеркало, столик туалетный и комод. А кровать вообще с со столбиками, необычно для такого дома. Я подошла к окну. Через разросшиеся в высоту деревья была видна дорого. Пустая, серая нить, уходящая в никуда... Я долго на неё смотрела, будто кого-то ждала. Только кого? Марьянка поселилась рядом, но к себе не позвала, а я и не навязывалась. Что-то меня тяготило, как предчувствие беды.
   Утром, к своему удивлению в кресле у камина обнаружила новую одежду, явно моего размера. Но разложена она была, словно на выбор. Рубашка и что-то среднее между жилетом и туникой, но строго, под пояс. Сапоги, высокие, до колена и с отворотом. А вот выбор был или штаны, как военные со множеством карманов или что-то типа рейтуз и длинной, по щиколотку, юбки. Но на ней карманов не было, зато были разрезы с боков. Постояв, я решила не воевать по мелочи и уважить хозяев. Пока одевалась, дивилась тканям. Нижняя рубашка тоненькая, но очень мягкая. А вот верхняя, жилет - туника, не кожа, но плотная. Ветер не продует. Цвет так и не разобрала. Он менялся. То коричневый. То зеленоватый. То вообще, серый. Уже идя к выходу обернулась к зеркалу, и удивилась самой себе. Словно и не я отражаюсь. Как одежда меняет человека. И да, я надела не штаны, а юбку, сама не знаю, почему.
   Выйдя во дворик, с удивлением обнаружила идущих ко мне гостей. Карину и Веду. Они хоть и обменялись приветствиями, но очень сдержанно. И вообще старались не смотреть друг на друга.
   - Зоя, тебя хочет видеть сам Лёд, он Командир отряда эльфов. Тех, кто с нами работает. Мы тебя проводим, - коротко ввела в курс дела Веда, настороженно смотря на меня.
   - Заболел покусанный? Лишь бы не бешенством, - пробормотала я. Карина, услышав, фыркнула, Веда не поняла. Ах, да. Я же ей и не говорила.
   Я с интересом посмотрела на одежду вновь прибывших. Ведина форма была неожиданных цветов, синего и бордового. А вот Карина в черном, но отделка яркая, цвета свежей крови. И обе в юбках. Я послушно пошла за ними, но почему-то отсутствие Марьянки привело к неожиданной мысли, а эти Командиры меня провожают или конвоируют?
   Пройдя между деревьями, мы оказались в зале. Хорошо, что я всегда любила читать, особенно фантастику. Книги - источник знаний! Подумаешь, прошли через портал и стоим явно в другом Мире, я еще и не про такое читала. А что дрожу мелкой дрожью от страха, как перед судом присяжных, и руки - ноги ледяные, так кто про это знает? И ведь правда, то, куда меня привели, это Суд или что-то похожее. Вон мой "покусанный" губы кривит, еще несколько эльфов сидят, а напротив красивый мужчина, в короне. Стоп! Не корона, конечно, а несколько крупных камней на головном уборе в странном орнаменте. И ступенечка пустая. Наверное, это мое место. Трибуна обвиняемой не положена. Ладно, чем здесь то не угодила?
   - Я - Лёд, командир Отряда эльфов, которые работают с Отрядами Макоши, - заговорил мужчина в короне. - Как вновь прибывшая, и признанная достойной, а поручились за тебя такие многолетние Командиры, как Веда и Карина, ты должна была выбрать себе достойного охранника. Мы прислали тебе Гера, но ты повела себя без уважения и даже еще более странно. Мы хотим узнать, в чем дело.
   Ах, вот оно как... Достойный значит, а как смотреть на меня, как на мокрицу и силушку свою на моих руках показывать, это нормально? Чувствую "Остапа понесло".
   - Я - Зоя, может быть мой чин и командир, но без отряда смысла в нем нет, так что остановимся на имени. Гер мне не подходит по двум причинам: во-первых, ты сам сказал, я должна выбрать, а он мне не нравиться. И выбрать я хочу не охранника, чай не в тюрьме, а телохранителя, которому смогу доверять. А это точно не он.
   Что началось! Шум, недовольные голоса. Осуждение.
   - Почему ты позволяешь обращаться ко мне на "ты"? - Возмущенно спросил Лёд.
   - А почему нет? Ты же обращаешься так ко мне. А чины у нас одни, сам сказал. Ты - Командир и я, то же. Хоть и бутафория.
   - Хорошо, - он прекрасно владеет собой и достаточно адекватен, - А чем тебя не устроил Гер? Он один из лучших воинов.
   - Методами и агрессией. И той злобой с которой он схватил беззащитную женщину в лесу. Перепугав и вынудив защищаться. Ладно я, но в моем отряде могут быть молодые девушки и что им ждать? - я в упор смотрю на Льда и пытаюсь, что бы он понял.
   Опять шум, теперь и этот Гер что-то кричит, возмущается.
   - У тебя есть доказательства? Ты обвиняешь не просто мужчину, ты обвиняешь эльфа, - с угрозой произносит Лёд. Ясно, просто не хочет верить, а может этот Гер ему кем-то приходится?
   - Я не обвиняю, а объясняю тебе. Отвечаю на вопрос, так сказать, - мой голос то же звенит, то ли испугом, то ли бешенством, - И да, любуйся, если не веришь на слово такому же Командиру, как и ты сам.
   Я расстегиваю манжет и вскидываю руку. Кожа у меня очень светлая, даже летом почти не загорает, почему-то. И сейчас на ней отчетливо видны черно - синие разводы. Следы пальцев Гера.
   - Он грубо заговорил, я испугалась и хотела уйти, а он схватил за руку. Вот я его и укусила, а как мне еще было отбиться? Мы в лесу, и я одна. - говорю я в раз наступившей тишине.
   - Я свидетельствую это! - громко говорит Карина. И пересказывает нашу встречу. Зал бушует. Весы Фемиды или как их тут называю, не просто качнулись в мою сторону, их реально перекосило. А я смотрю, нет не на Гера и не на Льда. Это их Мир, а я только гостья и не особо званая.
   Я смотрю на Веду. Она то же смотрит на меня растеряно, ей неловко за себя или она на меня злится? Это же она меня тогда оставила в лесу. И не предупредила ни о чем. Тем более о встрече с возможным членом отряда. А ведь знай я заранее, может все и по-другому бы вышло? Хотя, скорее всего, ей и в голову не пришло, что я могу куда-то пойти. Она сказала "заселяйся" и видимо, ожидала, что я побегу полы-окна мыть? А почему?! Да, она Командир, но не мой. А мной командовать, это в решете воду носить. В смысле результата. Похоже мы с ней обе ошибались. Пусть люди не меняются, но прежде чем ждать от них чего бы то ни было, отдай отчет себе. А ты сам хорошо знаешь человека, от которого чего-то ждешь? А тем более, помощи или поддержки? Ведь не даром говорят, что желаемое и действительное совсем разные вещи. Совсем.
   - Зоя! - громко произносит Лёд, и я послушно перевожу взгляд на него, - мы, эльфы, приносим свои извинения за недопустимое поведение эльфа. А я Командир отряда, Лёд, приношу свои извинения за своего парня. Его извинения тебе нужны?
   - Нет! - говорю я и добавляю, - я тут новенькая всех ваших правил не знаю, давайте просто разойдемся, хорошо?
   - Подожди, пожалуйста, - останавливает он меня, - тебе придется выбрать себе спутника из эльфов. В некоторые Миры ты иначе просто не попадешь.
   - А я пока, никуда и не собираюсь, - упрямо говорю я.
   - Хорошо, - соглашается он, видно я не первый строптивый новобранец на его веку, - вернемся к этой теме потом. - А пока можно с тобой поговорить? Нас никто не слышит, не беспокойся. Мне просто интересно, ты не первый новый Командир в " Макоши", которого я вижу. Но ты первая, кто им не хочет быть. А ведь в тебе много Силы и что заранее тревожно, Силы разной. Так почему?
   - Честно? Название не нравиться. "Командир", это все же мужчина. Если женщина по праву носит такой чин, она то же немного мужчиной должна стать, понимаешь, да? Мне этого совсем не хочется. А в женский род если переделать, что получится? Командира? Это как в песенке: " По улице ходи-ла, большая крокоди-ла."? Не то, совсем, чувствуешь?
   Лёд повел себя странно, прикрыл ладонью лицо и покачал головой. Со стороны казалось. что он потрясен происшедшим, и только я слышала его голос:
   - Зоя! Откуда тебя Веда взяла? Ты же еще сама - сущий ребенок! Командира - Крокодила... Не в названии дело, поверь.
   Он поднимает голову и звучно, явно уже для всех, произносит:
   - Я , командир отряда эльфов, говорю тебе: ходи по лесу, гуляй без страха, никто больше тебя не напугает и не потревожит. А когда придет твое время, тогда и выберешь себе достойного! Сама выберешь! Все. Я сказал и все услышали. - он кивает головой, словно закрывает тему.
   И только я слышу:
   - Обещаю! Командир Крокоди-ла! - эльф смотрит на меня смеющимися глазами.
   Я киваю, и мы уходим, как и пришли. Карина сверкает глазами, Веда просто молчит. Они провожают меня до калитки и уходят.
  
  
   /Не бывает поздно, бывает уже не надо/
  
   Из дома, почти слетев со ступенек ко мне опрометью бежит Марьянка, и распахнув калитку, повисает у меня на шее. Она плачет взахлеб. Я тоже отпускаю себя и хлюпаю носом. Все же я и переволновалась сильно, да и чего перед собой лукавить, просто испугалась. Мы идем к дому, но так и не входим внутрь, а садимся на ступеньки.
   - Марьяш, послушай, что-то не ладится у меня здесь, - начинаю я, - ты когда мне гадала, просила тебе помочь. Скажи, в чем? И давай я попробую. Кто знает, сколько мне тут еще быть.
   Она вскидывает на меня заплаканные глаза:
   - Я брата хочу найти. - тихонько говорит она.
   - Хорошо, - киваю я, - только чуть больше информации, я же не местная.
   Марьяна сидит молча, словно думая, о чем можно рассказать " не местной".
   - Как бы тебе все объяснить, но что бы ты не испугалась и не сбежала? - неожиданно для меня начала Марьяна. Пусть про нашу магию говорят, что она бывает черной и очень черной. Мы - Мары, четвертая фаза Луны, старуха или Смерть. Мы некромантки, ведьмы, ведающие Смерть. Мы не Богини, это только Макошь, а мы - служительницы. Я тоже такая, даже уже и не знаю, в каком поколении. И дочка моя будет, и потом. Но я знаю об этом с пеленок, и так живу, не мечусь в поисках себя. И не пытаюсь переделаться кому-то в угоду.
   А вот смотрю на тебя и мне страшно. Ты обладаешь большой Силой, очень большой, поверь. Но ты не просто ею не пользуешься, а не умеешь. А это приведет к беде. Сейчас она в тебе бурлит, ищет выход, применение, но судя по тебе не найдет. Знаешь, как тесто на каравай ставят? Если дрожжи передержать, или сделать все не вовремя. Не поднимется тесто, не расцветет изба пирогами. Прокиснет все и запах еще такой, неприятный будет. Она искоса посмотрела на меня. А я, в свою очередь, на неё. "Переваривая" услышанное. Почему-то до этого момента мне не приходило в голову внимательно присмотреться к девушке. Я восприняла её этаким "фольклорным элементом". Как Бабу - Ягу или Кощея Бессмертного.
   - Я не обижаюсь, Марьяш, понимаю, что ты хочешь сказать, - кивнула я головой, - перестоявшее тесто, это прокисшая мечта.
   - Можно и так, - она кивнула, - и не смотри на меня с таким изумлением, мы вполне себе цивилизованные люди. Там, - она мотнула головой, наверно имела в виду жизнь по ту сторону забора. - Я и школу окончила, сейчас вот на филфаке учусь.
   - Как это? - я опешила, - ты же Мара.
   - Вот и я об этом, ты не живешь жизнью, а играешь роль. Здесь в наших одеждах походишь, а потом к себе, на метро и к телевизору. Вас, таких, много, ролевые игры в прошлое.
   - Это плохо? - я начинала заводиться, сама не зная, почему.
   - Нет, что ты! А где бы мы еще своих искали? Тех, кто с рождения знает, кто он и принимает это и учится, в основном Черные, как вы говорите. Тогда как белых, Светлых редко встретишь. А уж с Силой Макоши найти, это просто удача. Но найти это мало, надо что бы "найденыш" поверил в себя и в своё дело, а не играл в ролевку. Тогда он нам не бесполезен. А так, нет. Природные Силы не откликнуться.
   - Так всегда было, самое древнее противостояние Свет-Тень, Добро-Зло. Надо Весы Мироздания держать от перекоса. Иначе все, понимаешь? Сейчас многие к вере вернулись, Храмы строят. А мы служим более древним Богам. Как-то так, наверное, говоря современным языком.
   Я сидела молча, ошарашенная услышанным.
   - А сколько тебе лет? - зачем-то спросила.
   - Это смотря где, по годам Мар, скоро 16. В твоем мире, 19. Я на втором курсе.
   - Но как такое может быть? - не понимаю я.
   - Возраст внешний и внутренний, это разное. - терпеливо пояснила мне Марьяна, - Ты вот, "Макошь". В тебе опыт вековой, а внешне, просто молодая женщина. Твой мир стал странно затягивать детство. Раньше на Княжий престол мальчик садился в 16, и правил! Подготовлен был полностью.
   - Тогда жили мало, - напомнила я.
   - Кто сказал? - насмешливо спросила она.
   - Книги и летописи.
   - Книги и летописи пишут люди. А какая самая распространенная шутка твоего факультета была? Помнишь?
   - За всю историю истории никто не переделал историю так, как историки. - послушно выдала я.
   Она скептически на меня посмотрела:
   - Еще вопросы?
   - Но почему? Почему так?
   - Живешь сам, дай жить другому. Это главное. Никто не обязан переделываться тебе в угоду. Но и единственное, что ты должна, это прожить свою жизнь. Именно прожить, а не сыграть костюмную роль в эпохе, где очутилась, - Марьяна словно цитировала кого-то.
   - А как узнать? - я была растеряна.
   - А это совсем просто. Ты, когда утром просыпаешься, какая мысль первой приходит? Тяготит тебя твое настоящее или рада новому дню? Жить хочешь, или повеситься от того что все заново, колесо беличье? А ведь жизнь не бесконечна, любой день может быть последним! Не пожалеешь потом? Ведь сколько возможностей было. Вообще, единственный человек, кто может тебя остановить, это ты сама! Понимаешь! - голос Мары даже зазвенел.
   - Чаю я утром хочу, горячего, и вкусненькое - мрачно ответила я и отвернулась от её правоты и жажды жизни.
   Мара только рассмеялась.
   Мы помолчали. Конечно, все то, о чем я сейчас услышала требовало раздумий, но я ведь начала разговор совсем для другого.
   - Марьяна, я все обдумаю, обещаю, но давай все же закончим о том, как я могу тебе помочь.
   Девушка кивнула и как-то сникнув продолжила свой рассказ:
   - Так случилось, у мамы мальчик родился, а это практически невозможно. У нас ведь только девочки должны. Максимилиан, когда подрос... Да ты не удивляйся, что имя такое, длинное. Просто каждая буква в себе несет черту человека, вот мама так и назвала. Что бы разносторонний был, чтобы хоть так ему помочь в жизни. А дома мы его Максом звали. Ну, вот. Когда Макс подрос, Глава наша, тогдашняя маме сказала, что есть учитель для Макса. Мы же женщины, и магия у нас наша, а ему другое нужно. Мама согласилась, только условие поставила, чтобы каждые два года, Макс домой приезжал. И если что не так, она его заберет. И так до шестнадцати лет. Меня мама то же учиться отослала. И я просто не знала, что он не приезжал, ни разу. Мама говорила, что просто наши каникулы не совпадали. Я и верила. А теперь, когда я вернулась, совсем вернулась, я чувствую, ему плохо и все хуже становиться. Если сейчас не смогу помочь, то скорее всего и не увижу никогда его больше.
   - А как ты чувствуешь? - уточнила я уже почти зная ответ.
   Марьяна подняла на меня глаза:
   - Мы с ним близнецы, похожи в детстве были, просто ужас. Раз одежками поменялись, так даже мама не сразу поняла. Потом влетело, конечно. Девчонке еще куда ни шло, в штанах, а вот мальчишке, в платье. Скоро наш день рождения. 16 лет, это по-нашему, взрослым становишься, дорогу свою выбираешь и сам дальше решаешь, как жить. Я хочу знать, что Макс сам выбрал нас больше не видеть, понимаешь? А если нет?
   Марьяна с надеждой посмотрела на меня. А я только что не взвыла. Почему меня все время куда-то заносит? То в город этот, которого нет на карте. То с эльфами поругалась, по причине покуса их лучшего воина. А ведь везде написано, что они достойные и благородные. В книгах фэнтези написано, я имею в виду. Теперь вообще, иди туда, не знаю куда и ищи там некроманта, почти закончившего обучение. И далеко не факт, что он тебе рад будет.
   - А где он, хоть примерно, ты представляешь?
   Марьянка покачала головой,
   - По названиям, нет, конечно, да и что они мне сказать могли? Но он мне снился, иногда и показывал места, где живет, и я вам эти места могу показать, хочешь? - ее волнение выдавало переходы с вы, на ты.
   - А как?
   - Это просто, глаза закройте и руку мне дай.
   Я послушно исполнила и почувствовала, как девочка взяла меня за руку. Я слышала, она что-то говорит, но меня уже словно нес ветер, как прохладный осенний лист, что сорван с ветки. И да, я видела. И маленького мальчика, "цыганенка", как его дразнили в детстве. И более старший возраст, и опять, то драки, то чей-то голос , недовольный такой, как фон. Но я не чувствовала ни испуга мальчика, ни тоски или страха. В общем ничего такого из-за чего надо было бы спешить на помощь. А вот местность казалось мне смутно знакомой, и я всматривалась, пока не узнала. Всё оказалось и проще и сложней.
   Я отняла руку, прервав контакт. Глянула на Марьянку. Что мне сказать этой милой девочке? Она помнит брата маленьким мальчиком, их совместные проделки и веселье. К тому же они близнецы. Но память всегда избирательна. Помнит то, что хочет помнить сам человек, а то и немного приукрашенным. В моей жизни знакомых близнецов не было, но все что я читала или слышала сводилось к одному. Они были полюсами. И если Марьяна была хорошей, судя по тому, что именно она скучает, беспокоится и пытается найти брата, а не он. Значит этот пресловутый Максим полюс другой. Вроде бы все ясно. Но вряд ли правота чужого человека, к тому же не знающего её Макса лично, устроит девочку.
   - Видишь ли, я знаю это место, но что бы нам попасть в него, надо вернуться в прошлое. А таких способностей у меня нет, - я старательно вспоминала недавно прочитанную книгу, ну да, фэнтези. Вот уж не знала, что она может оказаться учебником. Хотя, почему нет? - Нам нужен Проводник во Времени. Это тебе что-нибудь говорит?
   Марьянка нахмурила лоб, старательно пытаясь найти выход из ситуации, и неожиданно просветлела лицом.
   - Тебе надо с Бером поговорить, из отряда Веды. Он давно что-то скрывает, может и поможет чем.
   Я только подивилась логике Мары.
  
  
   Глава 4 /Если не знаешь, что делать, не делай ничего/
  
   Нравится мне эта поговорка. Роскошная отмазка на все случаи жизни. Так я бы и поступила, касайся дело только меня. Но я обещала Марьяне если не помочь, то хоть попытаться. А поскольку никаких других идей не было. Я пошла искать Бера - "Кешу".
   Он нашелся неожиданно быстро, просто сидел на красивой, резной лавочке у дома Веды. Сидел раскинувшись и подставив лицо солнцу, но на кота похож не был, скорее на обманчиво миролюбивую собаку. Такую, внешне пушистую, породы кавказская овчарка. Он увидел меня еще в начале улицы и явно надеялся, что пройду мимо. Не прошла. Заметив мою решимость, "Кеша" быстро подхватился и пошел мне на перерез. Я удивленно остановилась.
   - Ты хотела чего? - спросил вполголоса парень, подойдя совсем близко ко мне.
   - Про ту твою записку спросить хотела - кивнула я.
   - Тогда пойдем, к речке спустимся - предложил Бер, и не дожидаясь моего ответа пошел первым. Я, пожав плечами, потопала за ним.
   Мы спустились неизвестной мне улочкой, и пройдя еще немного, действительно подошли к реке. Бер все шел и остановился только на мосту через неё.
   - Боишься кого? - подначила я.
   - Боюсь. - не повелся Бер - боюсь Веду огорчить, ни к чему это.
   - В смысле?
   - Ты поняла, кто есть у нас, кто? Тебе же объяснили? - напряженным голосом уточнил он.
   - Что-то говорили, точно. Но что? - я пожала плечами.
   - Ясно, - он закатил глаза - Тогда слушай еще раз. С давних времен на капищах наших богов служили жрицы или жрицы. Во многих из них текла божественная кровь, понимаешь?
   Я кивнула и погордилась собой, что обошлась без комментариев, каким путем она туда попала. Божественность, в кровь.
   А он продолжал.
   - Кровь несет в себе память и те, в ком она, мы, то есть, продолжаем служение. Служим тем же Богам, что и наши предки. Только теперь это Ордена или по-вашему, Отряды. Карина, например, Командир отряда Мар. А Лёд - воинов.
   - А каким Богом эльф Лёд вообще сюда попал?
   - Ты просто плохо знаешь старый Пантеон. Лёд всегда был. По другому его имя произносится Лют. Может таким знаешь? Он считался правителем воинских действий и кровопролития. А вот внешне, кто знает, каким был изначальный? Зато таких воинов нигде нет. Если их отряд прошел, то все.
   - Что, все? - не поняла я.
   - Сход лавины в горах представляешь? А они еще и с оружием - пояснил Бер.
   - А Макошь?
   - Когда возникает проблема, Макошь выбирает себе спутников из тех Отрядов, из которых считает нужным. И идет её, проблему, решать.
   - Что-то типа сводного отряда? Так? - уточнила я.
   - Можно сказать и так, - согласился Бер, но как-то кисло.
   - А потом?
   - А потом все расходятся по домам и занимаются своими делами, - сквозь зубы произнес он.
   - Так, но Веда говорила, что ты из её отряда...
   - Она меня часто выбирала, потом вообще охраной при себе оставила, - явно нехотя пояснил Бер.
   Я помолчала, вспоминая. Да, Веда что-то говорила про клятву. И чтобы я старых членов её отряда не трогала. Да, и про кольцо тогда прошлась, я еще удивилась. Я внимательно посмотрела на Бера, красивый парень, кто ж спорит, вон плечи какие. Но я в чужих угодьях не охочусь, больно надо.
   - Хорошо, будем считать, что ты поставил меня на место и отверг мои заигрывания - ехидно сказала я - так что тебе от меня надо, или мне показалось?
   У Бера загорелись щеки.
   - Я не хотел тебя обидеть, правда... - он явно растерялся от моих слов.
   - Короче можно? А то, за то время, пока ты мне говоришь, что занят, божественную кровь раза четыре можно было смешать.
   - Я осуждал Гера, но теперь начинаю понимать, - прищурился на меня Бер.
   Я промолчала, правда с трудом.
   - Когда я только начал служить в отряде Велеса, у меня был... - заговорил он снова.
   - Брат с которым тебя разлучили в младенчестве? Индийское кино, прости Господи! - все же не удержалась я.
   А потом посмотрела на Бера, на его лицо и повернувшись, кинулась бежать. Он догнал меня уже почти на краю мостика, подхватил на руки и, поднявшись по скользкому, высокому берегу поставил на ноги.
   - Зоя, твоё счастье, что ты Макошь, - только и сказал он.
   - А то что? - задиристым воробьем вскинулась я, первый раз обратив внимание, что без каблуков я ему немного ниже плеча.
   - А то, все. Я же из "Велеса" - словно оправдываясь, сказал Бер.
   - Я не понимаю, - честно призналась я, - ты же говорил, Лёд страшный.
   - Я - воин, телохранитель самой Макоши. Они - убийцы всего живого, - каким-то стылым голосом пояснил Бер.
   - А телохранитель Макоши, это круто? - на всякий случай уточнила я.
   - Нас - отряды, а Макошь, она у нас вообще одна. В нашем Пограничье. И решает все она, мы ей служим.
   - Круто - я кивнула - а я?
   - Пока не ясно. Видишь ли, когда женщина чувствует в себе Силу Макоши, она может и быстро её израсходовать, а может и жить с ней. Мы не знаем, какая ты. На что-то одно прислана или у нас две Макоши будут. Хотя такого нет нигде и в летописях даже не упоминалось.
   Я пристально посмотрела на Бера:
   - Кажется, я поняла. Если я не умею свою Силу беречь, но могу расходовать, то могу и помогать. Тебе, например, даже не понимая, что это меня исчерпать может? Так? А Веда ничего мне не сказала, не предупредила потому, что привыкла быть единственной. И соперницы ей не нужны. - я потрясенная открывшейся мне правдой подняла глаза на парня.
   - Не совсем так. Ты из Веды монстра не делай. Просто я бы и не рискнул её про Сига спрашивать, она перевертышей не любит. Таких, каким он оказался.
   - А перевертыши, это?
   - Оборотни мы, я же говорю, из " Велеса".
   - Кеша, - заговорила я жалобно, не обратив внимания, как вздрогнул парень от моего обращения - я еще вчера телевизор смотрела. И на метро до вокзала ехала. А про оборотней только в книжках читала, фэнтези.
   - Я тоже в общаге телек смотрел, и что? - он нахмурился, пытаясь меня понять.
   - Ты учился? - не поверила я.
   - А как же? В военном училище, и в вашем, и в нашем. В горячих точках служил. Да я больше и не умею ничего. Я - воин. А вот ты... Просто прими себя, как данность, или убегай отсюда. Держать не будут, точно. Ключ у тебя. Но и обратной дороги уже не найдешь. Никогда. Так что, думай.
   - Хорошо, подумаю. Так что там с твоим индийским братом? Ты что, рычишь? По-настоящему?!
   - Зоя, я же Бер! И уже на грани помешательства. По твоей милости, между прочим.
   - А "Бер", это кто? - решила я все же задать вопрос.
   - И чего меня на поле понесло? Надо было в лес идти. Там деревья, хоть головой побиться. Все легче - с каким-то злым весельем проговорил парень - Бер, это медведь. Поскольку люди боялись оборотней, а ими были медведи, волки, лоси. Нас и называли Бером, Серым, Сохатым. Иносказательно. Следуя поговорке, "не кличь лихо, даже тихо". Еще вопросы будут, Командир Макошь? - с непередаваемым ехидством уточнил парень.
   - Какой ты недружелюбный. Объяснил, я поняла. Чего рычать то было? А твой друг, он кто?
   - Он из Семарглов. Это посланники Богов, в Древнем мире. По Роду относится к Сварожичам - Бер сразу стал серьезным - таких, как он, много не бывает. И в нашем мире он один. Но кем бы ты ни был, в жизнь приходишь ребенком. И учишься, если и не с нуля, то все равно, с начала. Каждый Мир - это новая книга. Поэтому он учился со мной, как перевертыш. За одной партой сидели. А когда распределение было, никто заявку на него не подал. Если хочешь моё мнение знать - просто побоялись. Сразу вопросы всплыли. Почему его к нам занесло, и как вообще прошел, откуда? Он не помнил. А раз таких больше нет, чего и от этого ждать никто не знал. Сиг психанул и исчез. Да, в этом мире он Сигурдом назвался. Родовое имя в разговорах не трепят. А та записка, что мне оставил. "Ищи ветра в поле", это значит кого-то невозможно найти, вернуть. Поговорка такая есть. Он мне её оставил, как попрощался. Просто я на тебя понадеялся. Вдруг сможешь что. Глупо. Прости. Я втравливать тебя ни во что не хотел. Мы, медведи, одиночки. А он мне другом был. Много лет, пока учились.
   - А Семаргл, он какой? - на всякий случай уточнила я.
   - Как тебе объяснить? - на минуту задумался Бер - Как собака, большая, очень. Или волк. Но не волк-оборотень. Семарглы, они другие.
   - Чем?
   - Семарглы - посланники Богов. Они летают. И у Сига крылья тоже были, большие.
   - Понятно - протянула я - что ж, буду знать, хотя пока и не представляю, чем могу помочь. Я тут пройду?
   - Да, через поле. Хороший кусок срежешь, а там и лес, и дом твой, все недалеко будет, - многословно ответил Бер. Ему явно хотелось, чтобы я ушла. Ну и ладно!
   Махнув рукой на прощанье, я медленно побрела к своему домику. Авось, не заблужусь. Почему-то было обидно, и даже не само желание Бера использовать меня, вернее, мои открывающиеся способности в тихую. В чем-то его даже можно было понять. Нет, мне было обидно, чисто по-женски. Я никогда не дружила с парнями, даже не представляла, как это. А Бер мне понравился. Славным показался, да и смотрел на меня по-особенному. А оказалось, просто хотел использовать для поиска друга, да еще и в темную. Так что, в своих способностях сомневалась, в первую очередь, я сама.
   "Авось" не подвело меня половинчато. До домика я дошла, а вот у калитки стоял Гер. Я даже испугаться не успела. Просто остановилась и пожалела, что Бер меня не проводил, хотя он и не предлагал. Эльф, видя моё явное замешательство, проговорил:
   - Я не двинусь с места, я вообще к тебе не подойду. Не бойся меня, прошу. Но мне просто необходимо поговорить с тобой. Так получилось, что во всех известных мне Мирах, а их много, поверь, нет никого кому я мог бы задать свой вопрос. А от ответа зависит не просто жизнь, а судьба. И не только моя.
   Я подошла к хлипкому заборчику своего дома. Чуть в стороне от калитки лежал кусок мощного ствола дерева, скамейкой это назвать было трудно, но присесть вполне возможно. Что я и сделала и глянув на Гера, сказала:
   - Я далека от понимания, что тут у вас происходит, но если ты так откровенно плюёшь на приказ своего Командира, то ты или близкий родственник, или твой вопрос важен тебе на столько, что все остальное уже не страшно.
   - А если и то, и другое? - он открыто взглянул на меня.
   - Садись рядом и излагай, смогу - помогу, видно за этим меня сюда и позвали, - как-то равнодушно сказала я.
   Гер явно удивился, но подошел и сел.
   - Если ты сейчас позовешь на помощь, или вообще хоть как-то выскажешь недовольство, охрана, что предоставил тебе Лёд, рядом окажется мгновенно и я буду казнен, - сообщил мне Гер.
   - Мне тебя пожалеть? - спросила я, искоса глянув на эльфа. - И, кстати, почему у тебя имя такое короткое? В наших книгах ваши имена значительно длиннее.
   - Это единственное, что тебя интересует? - в тон мне отозвался он - нет, мое имя длинное, но пока я служу в отряде, я пользуюсь , как сказать по вашему? Не совсем моим именем.
   - Кличкой? - съязвила я - ладно, извини. Псевдоним по-нашему. А почему?
   - Короткое имя в бою удобней. А то, если Лёд начнет говорить полностью, да еще с титулами, в общем, бой может уже и закончится, а вот имя - нет - он неожиданно улыбнулся - А в твоем Мире о нас есть книги?
   - Есть. Стоят на той же полке, что и сказки для маленьких девочек, про принцев. Что ты от меня хотел?
   - Мне трудно вот так. Ты и чужой человек, и чужачка.
   - Подождем, пока твои спохватятся? - скептически уточнила я.
   У эльфа дернулась щека.
   - Не стоит. Понимаешь, ведьма...
   - Зоя.
   - Понимаешь, ведьма Зоя...
   Я мысленно плюнула, но перебивать не стала.
   - Я должен был жениться. Были соблюдены все стадии ухаживания, ступени подготовки, а потом я встретил её. Это было, как помешательство. Но мы с ней могли говорить обо всем, и она понимала меня, даже лучше, чем я сам. И когда мы стали близки, она была именно той, понимаешь?
   - А сколько по времени тянуться эти ваши стадии ухаживания? - уточнила я.
   - Три года. Три стадии, три года - рассеяно отозвался Гер.
   - И после трех лет?...
   - Это только ухаживания. Мы же были знакомы и до них.
   - А с невестой ты был близок? - я сама удивилась своему вопросу, сексопатолог, твою ж..., хотя может у мужика просто крышу снесло? Ходить вокруг, да около, столько времени.
   - Да, разумеется. Иначе как понять, что мы действительно будущая пара.
   - И что? Не такая оказалась? В смысле, не той? Ничего не понимаю.
   - Да нет, же! Все прекрасно было.
   - Тогда я ничего не понимаю, - уже в слух, честно сказала я.
   - Вот и я, тоже. Но я знаю, у ведьм есть такое женское оружие, приворот. Скажи, может та девушка меня приворожила? Может она обратилась к ведьме? И я не клятвоприступник? Ведь это существует? Приворот?
   Ооо! Ясно! Нашли виноватых. Ведьма!
   - И как ты выкрутился? Отсрочил свадьбу? - на всякий случай уточнила я.
   - Да. Сказал, что еще не достоин, что должен доказать. Просто мой контракт кончается, и я не знаю, продлевать или что делать дальше? Они же ждут, обе...
   - А одна из них Льду кем приходится? - прозорливо уточнила я.
   Гер боднул меня взглядом, и нехотя выдавил из себя:
   - Она, его дочь.
   Может будь я в другом настроении, я бы и прониклась, и посочувствовала, хотя, чему? Все старо, как мир. И одинаково во всех Мирах.
   - Все это существует, Гер. И привороты, и сглазы, и порчи. И противоядие от этого есть.
   - Ты мне поможешь?
   - Вряд ли. Но ты можешь помочь себе сам. Противоядие от приворота на любимого человека, это сама любовь. Невозможно приворожить любящего. Понимаешь? Не любимого, а любящего. Клясться в любви или нет, это был твой выбор. Как и то, быть ли верным своей клятве. Это твое решение. Только твое. И не важно, какой стала твоя избранница. Изменилась в чем, или нет. Вы же не дети в песочнице: "ты взяла мою лопатку, а я тебя ведерком стукну". Изменив своей невесте, после своих же клятв, ты изменил не ей. А себе. Понимаешь? Своему слову. Думаю, понимаешь, раз стал наказывать себя. Военная служба, да еще у Льда. Видно, сильно ты на себя зол. Но нет ничего непоправимого, вернее есть конечно, смерть. Но мы сейчас не о ней. Так что, возвращайся. Встречайся с девушками и решай. Но на мой взгляд, если любишь двоих, то не любишь ни одну. Ты любишь себя, их глазами. Или вообще, для карьеры тебе надо, или еще что-то. Но это моё мнение. Решать все равно тебе. Просто помни, нет правильного или неправильного выбора. Есть выбор и его последствия. Понимаешь?
   Вздохнув, я решительно встала. Встал и Гер. А потом произошло невозможное. Надменный эльф, кривящий губы на мои слова (а то я не видела!), вдруг опустился передо мной на колено, и взяв мою руку, очень бережно, коснулся её губами. А потом встал и ушел. А я села, обратно, на бревнышко.
   И так, что мы имеем? Душевные переживания эльфа и метания оборотня между госпожой, или, как там у них это правильно называется? И другом, который еще и пропал. Мне с этого толк есть? Нет. И Марьянке тоже.
   Ищи ветра в поле... Красиво. А интересно, где ветер может заплутать? В осенних туманах? Задержаться в ветках деревьев, заиграться с ярким, подающим листом или попасться в искрящуюся дождинками паутину? А если окликнуть? Вдруг отзовется?
   - Сигурд! - негромко позвала я, внутренне смеясь над своей придумкой. Пусть я и большая девочка, а в сказки верю. И буквально застыла, отчетливо услышав.
   - Что?
   Еще не веря себе, тихонько повернула голову и увидела в кустах, или за деревом, или в листьях, словно тень. Неуловимая человеческому глазу.
   - Постой, погоди. Иди сюда. Пожалуйста!
   - Как скажешь - отозвался незнакомый голос и ко мне из ниоткуда, но как-то весь сразу, вышел парень. Высокий. Крепкий. С шапкой волнистых золотисто-каштановых, сильно выгоревших волос, на которых словно бликами застыло осеннее солнце. И угрюмо серыми, как снеговая туча, глазами.
   - Ты Сигурд? А я Зоя - растеряно проговорила я. Меня Бер просил тебя найти.
   - Я знаю, я слышал. - отозвался, то ли сам парень, то ли порыв ветра ответил за него.
   - Подожди, не исчезай. Бер так тоскует, виноватым себя считает - зачастила я.
   - А что мне тут делать? - он казался удивленным. А потом как-то обреченно усмехнулся и явно ёрничая, с непонятным мне вызовом, спросил - может возьмешь на службу, светлая госпожа?
   Не знаю, о чем я тогда подумала. Но таким неприкаянным был этот парень. В сильно потертой одежде, и поношенных сапогах. С волосами, которых долго не касались, не то что руки парикмахера, а просто гребень. И при всем этом, странно знакомыми казались мне даже не его глаза, а их выражение. Затравленное и дерзкое, одновременно. Хотя я и не помнила, где видела подобное.
   - Возьму! - ответила я, и сама удивилась сказанному.
   Он в начале словно и не услышал, а потом неверяще посмотрел на меня.
   - Я возьму тебя на службу, если ты всерьез хочешь служить Макоши, которая даже не знает, что Бер, это медведь - выпалила я, как-то в раз успев и предупредить, и пожаловаться.
   - Меня, такого - он окинул себя взглядом, словно только заметив собственную запущенность - и возьмешь? Не шутишь? - парень уточнил каким-то странным, севшим голосом.
   - Про Бера? Нет.
   - Да при чем он тут! Бер представился тебе не по форме, в смысле, не открылся. Так он просто не мог. Он же служит Веде, другому командиру - то ли оправдывая друга, то ли досадуя на него, объяснил мне парень.
   - А ты? Представишься?
   - Естественно, как иначе. Раз такая удача подвернулась. Не духом лесным крутиться промеж деревьев, а вновь человеком стать. Ну, почти.
   - Ты точно уверен, что удача? - на всякий случай уточнила я.
   - Если не тебе, то многим здешним - ответил он.
   Я промолчала. Просто надоело говорить о своем непонимании. А молчание - всегда золото, да и за умную сойти можно. В моем нынешнем положении этого очень хотелось.
   - Тогда, пошли - я кивнула головой на тропинку к дому.
   - Подожди! Вот ведь, непуганая... - он явно проглотил окончание фразы. Но подошел совсем близко и глядя мне в глаза серьезно заговорил.
   - Я, Семаргл, из Рода Сварожичей, носящий здесь имя Сигурд, - а вот дальше я не поняла.
   Нет, смысл слов мне был понятен, он клялся в верности, но вот сам голос... То ли ветер со мной говорил, то ли шорох падающих листьев, но, если честно, было немного жутко, я, словно только что поняла, что передо мной не человек, а что-то совсем другое. Вовремя, нечего сказать. Но что же делать теперь? Словно почувствовав мои колебания, странный парень опустился на колено и взглянув мне в глаза четко закончил:
   - Вреда я тебе не причиню, никогда, клянусь - он опустил голову.
   А я перевела дыхание. И на том, как говориться, спасибо.
   - Я принимаю твою клятву и тебя - ответила я, и удивилась. Словно и не я сказала. Но парень уже поднялся с колена, и я невольно отступила. Пусть Беру я была и до плеча, почти. Но и этот был не маленький.
   - А зовут тебя как? - решила я уточнить.
   - Здрасьте - изумленно протянул он.
   - Да нет, я помню про Сигурда, и что имя в перевертыше твою суть вычленяет - начала я и увидела, как Сигурд от меня попятился.
   - Ты это о чем? - настороженно спросил он.
   - Ты же перевертыш, оборотень. Но Бер говорил, из каких-то необычных. Вот и имя у тебя. Чуть внимательней, наоборот прочесть, "друг" получится. Но это не то слово, что можно постоянно повторять. Смысл потеряется. А я спрашиваю, как тебя постоянно звать?
   Он посмотрел на меня с каким-то благоговением, а я увидела, что его глаза перестали быть темно свинцовыми, а стали светло серыми, с проступающими солнечными искорками. Потрясающие глаза.
   - И ты говоришь, что ты не Макошь? - он неверяще покрутил головой - А может и второе моё имя угадаешь?
   Я растеряно взглянула, а потом вдруг вспомнила.
   - Ты Беру записку оставил, - медленно проговорила я, - ищи Ветра в поле. Там Ветер с заглавной буквы. У нас имена так пишут.
   - У нас тоже - дрогнувшими губами отозвался он.
   Мне стало понятно несказанное. Не хотел Ветер помешать другу, но ждал, что Бер будет его искать. Потому и не ушел никуда, но шло время, и Ветер все больше становился ветром, теряя облик человека. Но Бер так и не понял. А Веду не захотел тревожить. Я сделала шаг к парню и положила свою руку ему на запястье.
   - Пойдем в дом, там одна комната есть, в ней окно, как дверь. В смысле, от пола до потолка. Наверное, тебе удобно будет? Ты же Ветер.
   - Да, тут могу и им быть - кивнул мой новый жилец - а дома, только собой.
   - Дома? А Бер сказал таких как ты, больше нет.
   - Он просто слышит все, а запоминает только то, что хочет - пояснил мне парень - Может ему так проще? Мы хоть и оба перевертыши, но я все же другое. А что касается имени. Я тут себя назвал Сигурдом. Ты правильно поняла, почему. Можно и по-другому. Но я уже привык.
   Ветер и отвечал мне, и словно уходил от темы. И я не стала настаивать. Все тайное становиться явным. Рано или поздно. А я, пока, никуда не спешу.
  
  
   Глава 5 /ты не удержишь силой дождь, человека и жизнь/
  
   Я сидела на крылечке, смотрела на заросший, неприбранный участок. На забор из разномастных досок и поскрипывающую калитку. А за спиной у меня был не менее странный дом. Даже скорее не дом, а пристанище. И я просто не знала, за что браться и вообще, что со всем этим делать. Марьянка, рассказав о брате, больше у меня и не появлялась, видимо стараясь своим присутствием не намекать на моё бездействие. Ветер тоже ушел, объяснив, что так сразу, постоянно, человеком ему быть сложно. Так что, я сидела одна и абсолютно безучастно смотрела и на открывшуюся калитку и незваного гостя, шедшего ко мне по запущенной тропинке. А в гости ко мне шел сам Лёд.
   Дойдя до ступенек, он скептически осмотрел все то, на что смотрела и я, и выдал:
   - Интересный вы народ, женщины. Сколько живу, не устаю поражаться. Пусть мы, воины и несем смерть на остриях своих мечей. Но прежде их надо вынуть из ножен, а еще раньше, составить план, да и вообще подумать. Кто, против кого и зачем.
   - А мы? - лениво подала я ожидаемую реплику.
   - А вы, вначале благородно бросаетесь на помощь, даже перетаскиваете несчастную в свой мир, а потом придумав себе невесть что, кидаете её, как кутенка в речку. Авось, жить захочет, выплывет.
   - Кутенок, это я? А дальше?
   - Тебе действительно так уж нравится Бер? - внимательно посмотрел на меня Лёд.
   - От неожиданности вопроса я даже засомневалась в услышанном:
   - Бер? А это кто? Ах да, медведь Веды?
   - Вот! Что и стоило доказать, - непонятно мне кивнул Лёд, - ты не очень хорошо помнишь о ком речь, а Веда, приревновав, перестала тебе помогать. Хотя, по правилам, не просто должна, а обязана.
   - А ты здесь при чем? - я искренне не понимала.
   - Хочу воспользоваться ситуацией и в обмен на помощь попросить об услуге, - развел он руками.
   - А какая от тебя может быть помощь? - поинтересовалась я, - убивать никого не надо. Или ты мне калитку починишь? А то сам видишь, перекошена и скрипит.
   - Могу, конечно, и калитку. Не удивляйся, я же воин. С руками все нормально. Но это немного не моё. Я пришлю тебе наших, хозяйственников. Сделают, что скажешь. Под ключ, так сказать, - он усмехнулся моему удивлению на сленг из его уст.
   - А я? Чем расплачусь? - подозрительность в голосе явно зашкаливала.
   - Я присяду? Спасибо, - Лёд сел на ступеньку ниже и неловко улыбнулся, - ты знаешь, Крокодила, кем мне приходится Геральд?
   - Я даже не знаю, кто это, - честно отозвалась я.
   - Геральд? Гер, по-вашему, просто терпеть не могу сокращений имен, как клички... В общем, я его растил, как сына. Да, мы долгожители, но не бессмертные. И убить нас хоть и сложно, но можно. Родители Геральда погибли, они были моими друзьями, и я взял мальчика к себе. Потом, видимо в благодарность, он сделал предложение Леде, моей дочери. Но благодарность и любовь, это совсем разные чувства. Леду воспитывала мать, и девочка, бесспорно составит счастье для любого разумного и благородного Эльфа. А Геральд был со мной, или в лагерях или на войне. - Лёд замолчал, всматриваясь в одну ему видимую даль, в даль своих воспоминаний. Вздрогнув, словно проснувшись он продолжил, - недавно он расторг помолвку с Ледой, а той, другой девушке, просто заплатил, правда отдав все, что накопил за эти годы. Тем самым он нарушил наши законы. Причем все и разом. И теперь или должен быть казнен или ты возьмешь его к себе на службу.
   - Не поняла? - растерялась я.
   - С твоим окружением и полным незнанием тобой наших правил, Геральд, защищая тебя погибнет очень быстро. Но, это будет не от моей руки, - просто сказал Лёд.
   -Ты меняешь его жизнь на новый забор? - неверяще уточнила я.
   - Я же говорю, ты не знаешь наших законов, - жестко сказал Лёд. - Я не казню эльфа, которого называл сыном. И даже продлеваю ему жизнь. Это больше того, на что он мог рассчитывать.
   Лёд поднял на меня глаза, и я отшатнулась от их выражения непримиримой ненависти. Судорожно сглотнув, я только в эту минуту поняла, что лишь железная выдержка Командира отряда эльфов и его самообладание не позволили мне заметить раньше, что Лёд не расстроен, а взбешен поступком названного сына. И то, что он делает сейчас, Лёд делал уже не для Гера, а в память его погибших родителей.
   Почему-то память подбросила, что в Пантеоне Древних Богов, Лёд по-другому назывался - Лют. Что ж, правы были наши предки. Наверное, это их памятью, их страхом до жути ночного кошмара была видна мне, сегодняшней, та ослепительно белая ярость, что билась о железные прутья самоконтроля Командира Эльфов. И которой изнутри словно полыхал сам Лёд, хоть его гнев и был направлен не на меня.
   - Лёд, мне нужен Проводник во времени, Гер сможет? - решила я сменить тему.
   - Он натаскан на многое, умеет и это, - как-то даже брезгливо отозвался Лёд, - так берешь?
   - Да. - коротко отозвалась я, просто не зная, что говорят в таких случаях.
   - Хорошо, я пришлю мастеров, -бросил мне Лёд, встал и коротко поклонившись, быстро ушел.
   А потом перед моим крыльцом, словно ниоткуда появились эльфы и сбросили к моим ногам Гера. Вернее, то, что от него осталось. Я в панике смотрела на кровавую корку, что покрывала его лицо, на изорванную одежду, пропитанную кровью. К тому же Гер был без сознания. А эльфы явно собирались уходить.
   - А ну стоять, - рявкнула я во весь голос, - и они замерли, наверное, от неожиданности.
   - Занесите его в дом, он же на земле кровью истечет, - попросила я.
   - Собаке - собачья смерть, - равнодушно бросил один, другие молчали.
   - Отставить разговоры, выполнять! - снова рявкнула я диким голосом, отчаянно пытаясь вспомнить хоть какие-нибудь команды, знакомые мне по фильмам.
   Эльфы переглянулись, но подхватили Гера и внесли в дом. Я указала на первую же комнату, где была распахнута дверь. А сама ринулась в кухню. Пусть мой домик и выглядит сказочным, но удобства в нем самые настоящие. На плите еще не остыл чайник и я, плеснув воды в тазик и схватив со стола полотенчико рванула обратно. Эльфы, сгрузив, а вернее сбросив Гера на кровать, ушли. А я, поставив тазик на маленький столик у изголовья принялась тихонько размачивать водой и убирать с тела Гера клочья одежды. Эльфы сбросили его лицом вниз, и я слегка повернув его голову, что бы он не задохнулся, принялась обрабатывать спину. Ярость с которой был даже не избит, а истерзан парень первый раз показала мне на что способны эльфы. А ведь Гер не был их врагом.
   Я срезала одежду. Смывала кровь, промывала раны. Зная, что Гер без сознания я не боялась причинить боль, просто выплескивала тазики, когда вода в них становилась красной, и снова наполняла чистой водой. И даже не задумывалась откуда я знаю, что надо делать, просто четкими, хорошо выверенными движениями делала то, что словно и без меня знали руки. На плите, сразу на всех конфорках кипели кастрюльки и в них грелась вода, варился или настаивался отвар. Одновременно я что-то смешивала и толкла. Травы у меня были. Ведь даже осенью лес, как добрый друг, готов прийти на помощь. Просто надо знать, что попросить. Я знала и словно продолжая играть, как та маленькая девочка, гуляя по лесу собирала их и сушила на полутемной терраске. Как когда-то учила меня делать добрая тетя - соседка. Доигралась. Пригодились. А ведь я всегда панически боялась крови.
   - Позови Марьяну, - глухим голосом, неожиданно сказал Гер, - и я замерла.
   - Зачем?
   - Она жрица смерти, тебе проще, не возиться, - с трудом вытолкнул он целую фразу, через корку в которую превратились его губы.
   - Вот еще, мне за твою жизнь забор обещали новый. И калитку починить, - сердито отозвалась я.
   - А-а, тогда ясно, не продешеви, - он словно хмыкнул, и вздрогнул от боли, - они мебель еще хорошую делают, резную.
   - Помолчи, а? И вообще, ты теперь в сознании, терпеть сможешь?
   - Я в сознании последние пол часа, как головой о твоё крыльцо приложили. Клин клином. И да, свою боль я терпеть могу. Эльфа убить сложно, - выдав эту тираду Гер все же отключился. И я закончила промывку и перевязки без комментариев.
   Ночью Геру стало хуже, и я снова металась между ним и кухней, иногда удивляясь себе. Но раз руки знали, что делать, голова только помогала рассчитывать дозы и время. С собой у меня были и мои лекарства, но я не знала, что можно эльфу и поэтому уповала на травы и неведомо откуда пришедшие знания. Так прошло несколько дней. Как не странно, но ни заражения крови, ни гангрены у Гера не было. Он, как и обещал, шёл на поправку. А молоко и хлеб, что появлялись на крыльце мы теперь делили на двоих. Я, временно перебралась в его комнату и дремала на соседнем с кроватью, маленьком диванчике, когда снова почувствовала его взгляд. Открыв глаза, я увидела что он смотрит на меня в упор. И встретив мой взгляд, Гер не отвел свои, удивительно синие глаза, как делал раньше.
   - Что? Тебе хуже? - всполошилась я.
   - Не хотел тревожить, - хрипловато извинился он. - Все нормально. Просто вопрос не дает покоя, - у Гера дернулась щека, - Почему? Кроме починки забора...
   - Из-за Веды. Я не люблю блондинов, - нехотя призналась я.
   - Этот ребус, мне надо разгадать? - он был удивлен.
   - Лёд сказал, что Веда меня приревновала к Беру, потому и помогать не хочет. Бер то же что-то темнит. А я Марьянке обещала брата поискать, Лёд сказал, ты можешь быть проводником. А то, если кого другого искать, вдруг и у него мысли какие возникнут. А с тобой все ясно. Ты меня ненавидишь. А я вообще блондинов не люблю. Не мой типаж.
   - Хочешь, перекрашусь? - он криво усмехнулся. Корки с лица уже сошли, зато синяки были разноцветные.
   - Нет, просто помоги найти Марьянкиного брата.
   - Помогу, это не сложно. Почему ты говоришь, что я тебя ненавижу? - снова спросил он.
   - Но это же я тебе посоветовала, с девушками открыто поговорить. И тогда, в лесу, ты так меня за руку схватил, синяки недавно только сошли.
   - Что касается девушек, тут я сам. Ты посоветовала, а не приказала. А синяки... Да, виноват, но я просто не рассчитал, руки к мечу привычные, у него синяков не бывает, - неожиданно для меня, извиняющимся голосом проговорил Гер.
   - Зачем вообще хватал? - запальчиво спросила я.
   - Я испугался, - тихо ответил он, - за тебя испугался, объяснять времени не было. По тебе было видно, слушаться не будешь. Ты собиралась ягоды со священной рябины на варенье пустить. Её дух- хранитель с тобой за такое даже и не знаю, что бы сделал.
   - То есть ты меня спас? - недоверчиво уточнила я.
   - В некотором роде. - Гер отвел глаза.
   - А я тебе вместо благодарности жизнь сломала? - первый раз испугалась я содеянного.
   - Не, тут я сам постарался, -он фыркнул и поморщился, видно разбитые губы еще болели, - Ты спасла то, что осталось. Так что - квиты.
   - Но если мы квиты, ты не обязан мне помогать, - уточнила я.
   - Дело не в обязанности, - он покачал головой просто покатав её по подушке, - У эльфов я теперь изгой. Не примешь на службу, на меня охоту устроят. Чужие у нас не ходят.
   - Но Лёд сказал, что из - за меня ты скоро погибнешь, - сообщила я.
   - Пусть. Но я погибну воином. - твердо сказал Гер.
   - Не хочу! - категорически отмела я предложенный вариант.
   - Моей гибели? - он был удивлен.
   - Не хочу никуда идти с человеком, который думает о том, как будет погибать, а не о том, как меня спасать, если что! - объяснила я.
   - Я- эльф, - напомнил мне Гер.
   - Мне должно стать легче? - скептически спросила я.
   - Значительно, - кивнул он, - не один эльф не даст себя убить, не отомстив за унижение. Лёд избил меня, как хотел, я не сопротивлялся, он был в своем праве. Мог и казнить, я не стал бы требовать правосудия... Хотя я хорошего рода и за мной стоят пусть и дальние, но родственники. Я думал, он вырастил меня, а я подвел его. Но он приказал пороть меня, как вора, у позорного столба, на потеху толпе. Я - воин, а не вор. И как воин ничем себя не запятнал, - Гер отвернулся от меня, и я видела, как по его скулам прокатились желваки и сжались в кулаки разбитые руки.
   - Гер, я, когда тебя лечила. Твоя спина, - тихонько проговорила я.
   - То давно, - нехотя отозвался он, не поворачивая головы, - меня Лёд воспитывал, а он всегда считал, что собственная шкура для эльфа - это лучший конспект по работе над ошибками. Точно не потерять и не забыть.
   - Он так жесток? - не удержалась я.
   - Жесток? - снова повернувший в мою сторону голову Гер, казался удивленным, - Нет, мы же воины. А воину жалеть себя, это недопустимая роскошь.
   - Наверное, ты прав. Но звучит жутковато, - честно призналась я.
   - Мы же эльфы, - снова повторил Гер, видимо считая, что этим объясняет мне всё.
   Видя, что долгий разговор его утомил я встала с диванчика.
   - Ты поспи пока, а я тут рядом, на кухне...
   Он поднял на меня утомленные глаза, чуть кивнул и улыбнулся. Я не ожидала увидеть эту мягкую улыбку на еще незаживших полностью губах. И сама себя не понимая, вначале очень осторожно отвела тяжелые пряди светлых волос с его лица. А только потом вышла.
   Конечно, ночи были не совсем бессонные, но и сон урывками отдыха не приносил. Я медленно добрела до кухонного диванчика и только сев увидела, что в тени у окна стоит Ветер.
   - Ты меня не позвала, значит я по-настоящему тебе не нужен, и ты мне не доверяешь! - громким, звенящим от гнева голосом начал он.
   - Не кричи, и так голова болит, - тихо попросила я.
   - Значит, все ложь и ты такая же, как Бер, вначале мягко стелешь, а потом жестко спать, да?
   И столько яда и презрения было в голосе парня, что я, и обиженная услышанным. И тем, что Ветер пропустил мою просьбу мимо ушей. А скорее, просто сорвавшись от пережитого совсем недавно страха, за жизнь эльфа. В общем, я вскочила и подойдя к Ветру, залепила ему пощечину. Руку я не сдерживала, звук был громкий. И мне послышалось или действительно я услышала смех Гера?
   Ветер схватился за щеку и растеряно уставился на меня:
   - За что?
   - Не смей повышать на меня голос, никогда, запомнил? - видно что-то было или в моем голосе, или во взгляде, но Ветер опустил руку, встал по стойке смирно и ответил: "Так точно". Тихо ответил.
   - Вот и ладно, - кивнула я, - а теперь объясни, какие проблемы?
   - Да я уже и не знаю, - пожал плечами парень, настороженно поглядывая на меня, - в начале как Льда увидел, все ждал, что ты позовешь. Не дождался и психанул. К Беру на разборки пошел. Высказал ему всё. Почему не позвала?
   - А зачем? - я искренне не понимала его обиды. А он, помолчав, странно взглянул на меня, словно жалея. И задумчиво произнес:
   - Ты помощи не просишь, но не от гордости или недоверия. Только на себя рассчитываешь? Ты ТАМ одна?
   - Почти всегда, - ответила я сразу на оба вопроса, и отвела глаза. Неприятна мне стала его неожиданная прозорливость.
   - Зоя... - прилетел зов Гера и я рванулась, а Ветер за мной.
   Подлетев к изголовью, я тревожно посмотрела на Гера, но он только качнул головой, видимо это означало, что все нормально. Гер смотрел через моё плечо на Ветра, не отводя глаз и словно в каком-то немом изумлении.
   - Семаргл из Рода Сварожичей, - наконец медленно, словно не веря своим глазам, проговорил он, - но вас же не бывает.
   - Эльф, настоящий и с ушами! - не остался в долгу Ветер, - вас тоже.
   Гер перевел взгляд на меня.
   - Зоя, ты знаешь, кто это?
   - Мой друг, и он, как и Марьянка, живет здесь, - отчиталась я.
   Ветер как-то приосанился от моих слов и небрежно процедил:
   - Еще вопросы, приятель?
   - Да, кивнул Гер, - медведь Веды жив? Иначе они сюда придут, а мне, в моем нынешнем состоянии, сражаться затруднительно будет.
   Я не понимающе перевела глаза на Ветра.
   - Нет, - ответил за него Гер, - так внешне ничего не увидишь, он же из "Велеса", выйди с ним, пусть перекинется. И мне спокойней, и ты увидишь, с кем дружишь.
   - Гад же ты - прошипел Ветер.
   - Это еще вопрос, кто из нас гад, -так же мрачно отозвался Гер.
   - Хорошо, будь по-твоему, - кивнул Ветер и взглянул на меня, - пойдем посмотришь, кого приютила.
   После двух почти бессонных ночей я видела мир немного расплывчато. Может быть поэтому и не стала задавать никаких вопросов, а просто пошла.
   Выйдя на свободное место, Ветер резко крутанулся, и вместо него я увидела большую, нет, очень большую собаку или волка? В общем что-то такое. А еще у этого зверя были крылья. Выглянувшее осеннее солнце враз разогнало то ли туман, то ли хмарь. И я навсегда запомнила эту картину: на фоне ярко - голубого неба стоит гордая фигура ослепительно прекрасного зверя. А легкий ветерок слегка играет густой каштановой гривой, которая как львиная закрывает голову и спускается по плечам.
   Я ахнула и с восторженным " ты - красавец какой" почти побежала к зверю. Он, явно не ожидал такой реакции и слегка попятился, но я успела сказать, что забор починят, только если я возьму Гера на службу, а ведь он еще даже не поправился! Поэтому пятится нельзя, если сломает, чинить некому. Этот волко - пес с гривой льва, выслушал меня, чуть склонив голову, а я подошла совсем близко и обняв могучую шею принялась пальцами, как гребнем, расчесывать роскошную гриву. Зверь в начале напрягся, и я почувствовала литые мышцы под своими руками, чуть подрагивая, он тем не менее, принимал мою ласку. А потом шумно, по собачьи задышав, лег и полностью отдался моим рукам, а я опустилась на колени рядом с ним и гладила бархатистую шкуру, похожую на теплую замшу. Запутывалась пальцами в гриве и ласково высвобождала их. А потом я взяла в руки его лапу, и мы с благоговением рассматривали её, причем оба. Лапа была большой и тяжелой. Я попыталась нажать на твердую, шершавую подушечку, чтобы посмотреть на когти, и одернула себя. Это же, не кот!
   - Ветер, -мысленно позвала я, - хотя, наверное, сейчас ты все же Семаргл или Сигурд?
   - Я, это я, как не назови, - немедленно пришел ответ, - Но здесь я такой один. - с бесконечным трагизмом произнес голос.
   - А ты всегда хотел быть овцой? - невинно поинтересовалась я.
   Как мысленно передать потрясение от слова? Не знаю, но Сигурд был явно потрясен моим предположением.
   - Или, ты ведь мужчина, тогда бараном? Они же то же стадом ходят. Вот им сложно свою индивидуальность показать, да они и не стремятся. А ты?
   - Меня никто не захотел взять в свой отряд, даже Велес отказался, хотя я у него учился, и он меня знал, - выплеснул Сигурд свою самую горькую обиду.
   - Быть не как все, это очень трудно, - согласилась я, - но твоя дальнейшая жизнь зависит только от того, принимаешь ты себя или нет. Не они, а ты. Ты чудо, даже эльф потрясен увидев тебя, а ты? Дружить с тобой, должно быть честью. А если Бер это не понял, то дело не в нем, а в тебе. Сложно быть рядом с тем, кто считает себя гусеницей, являясь на самом деле бабочкой. Но ведь правда в том, что это одно и то же. Просто окружающие тебя видят только то, что ты хочешь им показать. Чужие дела и переживания немногим интересны, поверь. Просто дружить предпочитают с сильными и удачливыми. Но этим, удачливым ведь не с неба все свалилось. Они работали на себя и сомневались и плакали. Но не на показ, понимаешь? На людях все хорошо, и поэтому к ним тянуться. Хотят быть такими же. Понимаешь? Хотя может я зря так, на тебя? Не все же могут быть сильными. Да еще и ударила, прости.
   - Щенкам полезна встряска, но не для того, чтобы боялись, или озлобленными росли, а что бы помнили, что своё место в жизни есть у каждого, - немного другим, каким-то задумчивым голосом медленно отозвался мне Ветер.
   Я очень хорошо понимала его и то, что пришлось пережить парню. Одиночество, неприятие, потерю тех, кого считал друзьями. Сколько раз я сама впадала в отчаяние? Но раз я сумела выжить и принять себя, сумеет и он. Да и не одиноки мы теперь, даже если снова окажемся каждый в своем Мире.
   Что бы переменить тему, я спросила,
   - Так как же тебя звать? Когда ты в образе?
   - Как хочешь, - тихо ответил мне голос, вот только интонации в нем были уже совсем другие, исчезли покорность обстоятельствам и обида на все живое. А вот благородство и достоинство явно вышли на первый план, - зови Ветром, зови Сигурдом, я приду не на слова, а на зов. На твой зов, Зоя, я приду всегда, твоими устами говорит сама Жизнь и я бесконечно благодарен, что ты появилась в моей жизни, - все это говорил голос, уже уверенный в своей правоте. Я немного растерялась от услышанного, но и растрогалась, притянула буйную, косматую голову Ветра к себе, и сама спрятала лицо в его гриве. Это была странная минута, мы словно стали единым целым, и он поверил в моё полное принятие его, а я стала ему доверять, полностью.
   - Ты ещё Зое животик подставь, пусть почешет. - громко сказал Гер с крыльца, куда оказывается вышел, закутавшись в простыню, как в тогу.
   - Сумасшедший, иди ляг немедленно, - я вскочила на ноги, - ты же весь в перевязках, кровь пойдет опять!
   - Такую заразу, как эльф, надо убивать сразу, - сообщил мне Ветер, вставший рядом со мной, уже в облике человека, - если не получилось: во-первых, уже не сложится, во-вторых, кровный враг обеспечен.
   - Молодец! - одобрил его Гер, - расоведение на отлично? А что там с Бером, ты так и не ответил.
   - А что ему будет? - отозвался Ветер, - я ж не убивать шел. Так, просто поставил на место, на каком он меня держал. А потом отпустил. Так что твои слова, - перевел Ветер на меня глаза, - удивительно к месту пришлись. Но начал я сам. Пусть и поздновато, но начал. Значит, я не слабак. И еще я Бера винил, за Веду. А оказалось, я просто не понимал. Когда сюда потом спешил, окликни он меня, позови, я бы отмахнулся. Когда бережешь не только себя, когда отвечаешь за другого, значит ты вырос. Бер просто рос быстрее, чем я. Да и ты появилась совсем недавно. Думаю, я не от слабости не ушел никуда, а ветром по лесам носился. Я просто ждал тебя и дождался.
   Я перевела взгляд с Гера на Ветра и растерялась. Куда делся тот, замученный, неопрятный, несчастный парень в потрепанной одежде? Сейчас передо мной стоял даже и не знаю, Принц? Королевич сказочной страны? В замшевых одеждах цвета осени. С роскошными волосами и удивительно красивым, тонким, одухотворенным лицом. А уж глаза. Серые, искрящиеся они словно впитывали мой восторг и сияли еще ярче, мне навстречу.
   - Кхе-кхе, - ехидно покашлял Гер с крыльца.
   - Ты иди - иди, -откликнулся Ветер, не сводя с меня глаз, - простынешь, заболеешь, облысеешь.
   - Чего?! - от удивления Гер едва не потерял "тогу", - эльфы сроду не болели, не говоря уже...
   - Ребята, - прервала я диалог, - вы, если что, сами справитесь? - я, по-моему, отключаюсь.
   Дальнейшее я помню смутно. Видно, упасть мне не дал Ветер, это от него пахло лесом, ветром и немного зверем, диким зверем. Гер шепотом говорил, что я выхаживала его несколько суток. А Ветер как-то некультурно обозвал и Гера и всю его эльфийскую родню. А тот даже и не возразил. В общем, ко мне в комнату меня принёс Ветер. И уложив на кровать, что-то сказал. Но что? Слова я запомнила, а вот смысл не поняла. Никогда такого языка не слышала...
  
  
   Глава 6. /Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь/ Екклесиаст 1, 18
  
   Я проспала до утра. А утром прибежала Марьяна. Я увидела её в дверях своей комнаты. Девушка распахнула дверь, но не вошла, словно её что-то не пустило.
   - Что случилось? - спросила я, хотя бежать спасать мир ни сил, ни желания не было.
   - Зоя... Я, наверное, совсем не права и во всём ошибалась - тихо ответила она.
   Но было что-то такое в голосе девушки или в этом потерянном взгляде, что и израненное самолюбие Ветра, и истерзанное тело Гера, как-то разом отошли на задний план.
   - Иди сюда, - я похлопала по кровати, - и расскажи толком.
   Она кивнула и подойдя, села.
   - Я маме рассказала, по секрету, что тебя попросила о Максе. Думала она обрадуется. А она... Я не знала... Я ничего этого не знала...
   - Я просила - толком. - напомнила я. Марьянка кивнула и начала заново:
   - Понимаешь, Мары, хоть мы тоже и Отрядом считаемся, и служим, если вызовут, но мы немного другие. Ляль и Лад действительно ищут и учат потом. А мы - тёмные. Наш род не прерывался. И во главе стоит не... - у девушки злой усмешкой дернулись губы - ...Командир отряда. А Глава Мар. Я тебе это рассказываю, но ты...
   - Я понимаю, Марьяна, - я успокаивающе положила свою руку на её подрагивающие пальцы, - о чем бы мы не говорили, это только наше.
   - Ага. В общем, Глава своей дочери потом передает власть. Это потому, что она самая сильная и знающая. Не всему научить можно. Память крови важнее. А когда у мамы сын родился. Это очень плохо. Это значило, что она часть крови и знаний на сторону отдала. Если бы потом я не появилась, род вообще бы прервали. А когда Макс подрос. У него такие способности стали проявляться, что бабушка сказала маме от него избавиться. Так что Макс не учиться отправлен. Он откупом маминой жизни стал. Так бабушка решила, а она тогда Главной Марой была, мама не могла ослушаться.
   - Значит, ты из правящего Рода Мар? - уточнила я.
   - Ну да, Карина моя мама, - кивнула Марьянка, - только Макс не был плохим, я знаю! И не потому, что он мой брат. Просто мы, Мары много чего чувствуем. Понимаешь?
   - Понимаю. Ты мне вот что скажи, только убери эмоции и фантазии. А вот так, честно. Ты чувствуешь, что Максу плохо? Или ты хочешь, чувствовать, что ему плохо без тебя?
   - Ему правда плохо, - тихонько сказала Марьяна, - он в том Мире, как в темнице. Хоть повсюду и свет. Но я ничего сделать не могу, окажись мы даже в одном мире. Нам не встретится. Бабушка очень сильной Марой была.
   - Хорошо, что ты это сказала, - задумчиво протянула я , - а то мне было непонятно. Ладно, постараюсь его найти и спросить, но больше ничего не обещаю. И, похоже, мне нужен Бер.
   - У Бера с Ведой такой скандал, - злорадно протянула Марьянка, уже совсем другим голосом. - Она вообще терпением не отличается, просто хочет себе все самое лучшее. А тут, он когда с Сигом отношения выяснял, - начала она, нараспев.
   - Выясняли отношения, это дрались, что ли? - решила уточнить я.
   - Ну да, - удивленно посмотрела на меня девушка, - а как иначе?
   - Просто поговорить можно. Обсудить.
   - Бер из Рода Велеса и Сиг из Сварожичей? - неверяще посмотрела на меня Мара и захохотала. Отсмеявшись, Марьяна объяснила причину веселья, - раз оба остались живы, это значит и был разговор, а не драка, понимаешь? Они же оба воины. Просто Бер себя виноватым считал.
   "Гер тоже, и к чему это привело?! - пронеслось у меня в голове, - Правильно Лёд сказал, ничего я в их жизни не понимаю."
   - Сиг вызов не присылал, - продолжала рассказ Марьяна, - просто разговор, видно Бер или не ждал или еще что. Удар он пропустил. Телохранитель Веды-Макоши с фингалом от парня, которого Веда не взяла даже в охрану дома. Она так взъярилась. Даже запретила Беру перекидываться, и пока синяк сам не сойдет, что бы ей на глаза не показывался.
   - Но у них же и у самих всё быстро заживает?
   - Всё да не все, бил то Сварожич - злорадно сказала Мара.
   - Зоя, тут к тебе Командир отряда Лёд со своим отрядом, забор строить пришли - крикнул снизу Ветер.
   Я, ахнув, практически слетела с кровати и понадевав быстро подаваемые мне Марой вещи, сбежала по лестнице. Лёд действительно ждал, но не злой или рассерженный на фразу Ветра. Он скорее забавлялся. А поймав мой перепуганный взгляд, тихо сказал:
   - Он еще щенок, мальчишка, правильно зубы кажет, за хозяйку. Так что ты хотела?
   "Хотела бы понять, почему ты сам пришел, зачем?" - подумала я, но сказала другое.
   - Для начала понять, как обстоят дела с продуктами. Чем я должна платить? И кому?
   Лёд вздохнул:
   - Наслышан я про разборки Сига и Бера. Почему-то я уверен, и здесь без тебя не обошлось, Крокодила... Хотя, дело давно тянулось, хорошо что так разрешилось. Так что, раз Веда в печали, буду просвещать тебя я. Значит так, хозяйство ведет обычно Лада. Возьми себе в отряд, и не морочь голову. А так, список продуктов дай, и своих пошли. И вот еще что, ты Марьянку не заставляй быть на кухне, не кухонная она ведьма. Она из Высоких Мар. А это значит, по ядам она спец, а не по супу. Горькой её стрепня тебе покажется. У них там свои роли у каждого Круга. Она тебе скорее, как охранница подойти может.
   - А плата?
   - Ты про продукты? Плата - твоя жизнь, если придется. Так что, местные не обеднеют.
   Почему-то мне в голову сразу пришли "барщина " и "оброк", я попыталась возмутиться, но Лёд только покачал головой:
   - Подожди, узнай этот Мир получше, а потом уже переделывай.
   Мимо нас прошел Гер, чуть поклонился мне, а вот бывшего командира просто не заметил. В упор не увидал. Лёд потрясенно проводил его глазами:
   - Жив?! Но как? Значит ты - действительно Макошь! - он прищурился и окинул меня взглядом, - Сигурд о себе заявил, Геру жизнь спасла. У Мар что-то происходит...
   - Забор строите, или как? - прервала его я.
   - Строим. Я хозяйственников привел, как и обещал. Давай и Дом сразу, по тебе сделаем, - словно спохватился Лёд.
   Оказалось, что мой дом частично стоял на эльфийских землях (иначе что бы на них делала священная рябина?). Да еще граничил с Марами. Поэтому эльфы им и занимались. Только как-то странно, по-своему. Для начала они изменили пространство. Теперь мой Дом внутри был намного больше, чем казался снаружи. Себе я оставила спальню, но выпросила библиотеку-кабинет. И балкон. Конечно ванная и все такое прочее тоже были. Мара расположилась на первом этаже и забрала себе подвал. Я отдала без вопросов, ведь я даже не знала, что он был. Еще была большая гостиная, с камином и диванами. Комнаты Гера и Ветра - похоже они тоже не мелочились. Я соглашалась на все, ведь парням, когда я уйду, возвращаться будет некуда. Так что мой дом, это теперь их дом.
   А еще я попросила кухню своей мечты. С очагом, пусть и немного театральным. С большой современной плитой. Со столом для готовки и уютной нишей, где стоял круглый обеденный стол. В нише было окно, и я захотела занавески, такие как скатерть. И такие же подушки на маленький диванчик. В общем все то, о чем мечтала еще маленькой девочкой, надеясь, что у меня будет большая семья, где все будут не просто любить друг друга по-родственному, а будут друг другу важны и нужны, по-настоящему. И еще, на кухне, да и в самом доме, было много резной мебели. Я не продешевила, как и говорил мне Гер. А Лёд заплатил сполна. Пока эльфы что-то делали с участком, меня отвлекли голоса. У калитки, с полными корзинами стояли Мара, Ветер и... Бер.
   Я выскользнула через заднюю калитку, (не зря попросила о ней!), и дождавшись, когда Бер пойдет обратно, вышла ему на перерез. Моё появление вряд ли застало его врасплох, с его то умениями. Он просто остановился, чуть отвернув голову. Я подошла ближе и внутренне ахнула, понимая ярость Веды. Лицо было разукрашено не хуже, чем тогда, у Гера.
   - Почему? - вся моя растерянность от увиденного была в этом вопросе. Ведь если Бер телохранитель самой Веды-Макоши, то Сиг сумевший такое... Кто же он?!
   - Сиг в драке, не шавка - угрюмо подтвердил мои предположения Бер, - Он вообще, первым в выпуске должен был быть. Но видя интерес Веды ко мне, просто не стал бороться. Ей подавай только лучшее, а его бы она не взяла.
   - Но ты же Бер? Телохранитель? - я просто не могла прийти в себя от увиденного, и Беру это неожиданно польстило:
   - Прежде чем тебя возьмут, себя показать надо, в деле, - постарался он мне объяснить, - ты Сига и так взяла, но ему хотелось тебе себя показать, да и напомнить всем, что навыки не растерял, вот и... Но ты бы ничего этого не увидела, перекинулся бы я и все прошло, только вот Веда рассердилась и запретила перекидываться - Бер явно досадуя, отвернулся.
   - Второй раз тебе нос разбили и опять из-за меня, - огорченно сказала я вспоминая наше знакомство.
   - Я там то же не просто так стоял, просто Сигу перекидываться никто не запрещал - по-мальчишески задиристо начал Бер, - потом тряхнул головой, словно отметая лишние слова и взглянув мне в глаза очень четко произнес, правда уже совсем другим голосом, - А про нос, так я не в претензии.
   Я подошла совсем близко и положив одну руку на плечо парня, другой стала "смывать" следы встречи с другом, не касаясь лица Бера. Он стоял очень прямо, словно на вытяжку перед командиром, только вот вопреки правилам, глаза не опустил, а неотрывно смотрел на меня. И было в них что-то такое, что уже я отводила свои. Закончив, я сама опустила руки и отошла назад.
   - Почему ты мне помогаешь? - тихо спросил он.
   - Ты же помог мне с ключом, иначе я бы здесь не была, - так же тихо ответила я.
   - Квиты? - он усмехнулся.
   - Квиты.
   - Тогда я открываю новый счет - неожиданно для меня сказал Бер - Узнай, кто такой Гер на самом деле, ведь Лёд совсем не рад, что эльф выжил. И дело не во вражде. За ту вину Гер расплатился с лихвой, а два раза за одно не наказывают, даже у эльфов.
   - Ты за этим пришел? - спросила я дрогнувшим голосом.
   - Нет, мой Командир велела тебе передать, по твоему времени, месяц кончается. Осталось три дня, - Бер явно что-то хотел добавить, но словно одернул себя, и как то скованно поклонившись, обошел меня и ушел вглубь леса.
   А от ближнего ко мне дерева отделился Гер и подошел, напряженно вглядываясь мне в лицо.
   - Хочешь знать кто такой Геральд? - каким-то стылым голосом спросил он.
   Я внимательно посмотрела на напряженную фигуру, на сжавшиеся в одну линию губы, так славно улыбавшиеся мне совсем недавно, и как Бер, тряхнула головой:
   - А знаешь, нет. Не хочу. Просто не обманывай меня, если что, ладно?
   - Эльфы не лгут, никогда. - он был в явном замешательстве от моей просьбы, - моя жизнь была в твоих руках, и ты снова подарила её мне, - он явно не знал, как объяснить мне то, что для него было и так ясно, а по-военному, не страдая многословием, просто пожал плечами.
   - Тогда пойдем, просто погуляем, с тобой я точно не заблужусь, - неожиданно попросила я, почему-то возвращаться и снова ловить на себе взгляды Льда, совсем не хотелось.
   Я взяла Гера под руку, и мы пошли по тропке в лес, он мгновенно подстроился под мой шаг.
   - Тебе же так неудобно, - почему-то сказала я.
   - Зоя, - с терпеливым вздохом отозвался Гер, - телохранитель должен уметь приспосабливаться под шаг госпожи. И это не так уж трудно, поверь.
   Я повернула к нему голову и, неожиданно даже для самой себя, сказала вслух то, о чем раньше только думала:
   - У тебя глаза цвета Вечности.
   Приятно было видеть, как невозмутимо спокойный обычно эльф чуть не споткнулся и явно ошарашенно посмотрел на меня:
   - Это, комплимент? - осторожно уточнил он.
   - Нет, или не совсем. Не знаю. Просто, когда я была маленькой, многие слова для меня имели цвет, а однажды я задумалась, какой цвет у слова Вечность. Ведь не черный, правда? Черный это или совсем все, или начало чего-то. А Вечность она живая, постоянно. Я так думаю.
   Гер слушал меня внимательно, не фыркая и не пытаясь внести свои поправки. А ведь ему, наверняка, было что сказать.
   Видя, что я замолчала, он вопросительно глянул, а потом тихо попросил,
   - Договори.
   - Я, когда твои глаза увидела, тот цвет вспомнила. Он кажется черным. Но это потом, а вначале он синий, такой густой, и нет, не кобальт, тот темнее, а он, этот цвет, я просто не знаю ему названия. Но твои глаза именно такого цвета.
   Гер в упор взглянул на меня:
   - Почему ты уходишь в свой мир? Что тебе там? Я же слышал, ты говорила Ветру, что привыкла быть одна.
   Я отвернулась. На простой вопрос Гера ответ был очень сложен. Но то что зарождалось между нами требовало только правды.
   - Знаешь, что такое "кармический брак"?
   Гер только головой покачал.
   - Вот и я бы не хотела знать, - честно сказала я, - а пришлось. Вначале были сны. Я видела молодого парня в одеждах разных времен. Мы всегда были вместе. Но что-то нас разлучало. Раз за разом, снова и снова. И это был такой надрыв, такая боль... Сны были редки, но очень ярки, я помню их все. А потом я встретила его в своем времени. И сразу узнала. И чувства у меня были те же, а вот он меня не узнал. И потом не вспомнил.
   - Ну и гнала бы его в три шеи, раз не помнит, - как-то зло сказал Гер.
   - Мы пробовали расставаться. Я чуть не умерла от боли. Понимаешь, это не каприз или обида женская, это постоянная, не отпускающая тебя ни днем, ни ночью боль. Я просто боюсь испытывать это снова. Не думаю, что сумею пережить. Знаешь, как говорят, "самый большой недостаток наших любимых - это то, что они любят нас, как умеют, а не так, как хотим того мы". Он любит меня, как умеет только он. И мы вместе. Как-то так.
   - Я понял. - глуховато сказал Гер.
   Мы молча шли по открывающейся вглубь леса дорожке, выплеснув свою застарелую боль на Гера я почувствовала себя легче. Слова Бера о трех днях застали меня врасплох, я только начинала привыкать и обживаться. Вот и Дом под меня делают.
   А ведь по лесу было ясно, что время не стоит на месте. Деревья сильно облетели, под ногами уже не бархатный ковер, а влажные, немного слипшиеся листья и только отдельные, упавшие недавно, еще служат украшением. Неожиданно смелые, зеленые травинки почти полностью закрыты более старшей и уже совсем пожухлой травой. Лес готовился к зиме. Неизбежное неотвратимо. Значит, действительно скоро пора и мне.
   К той рябине мы вышли неожиданно, или Гер меня к ней привел? Сама я сколько по лесу не ходила, а её не видела ни разу. Резные листья с неё почти облетели и тонкие, голые ветви гнулись под тяжестью кистей оранжево - красных ягод.
   - И почему ты решил, что я ягоды рвать буду? Я же просто сказала - начала я.
   - Теперь это все не важно, - как-то грустно ответил Гер.
   - Я обещала Марьяне встретиться с её братом - снова начала я.
   - Я пытался понять, в каком он Мире, но кто-то словно отводит мне глаза, я с таким раньше не сталкивался, - виновато начал Гер.
   - Он в моем, там - я кивнула головой в сторону, где по моим подсчетам должен был быть забор за лесом. - И я знаю, что тебе туда пути нет - просто сказала я.
   Гер ощутимо напрягся. Но я только сильнее оперлась на его руку.
   - Я потому и помогла Беру, что он Гонец между Мирами. Он мне поможет его найти, хотя пока и не знает об этом.
   - Путешественник - мягко поправил меня Гер - Миров слишком много, и знать все не может никто. В твой мир легко проходит Марьяна. Но надо хорошо представлять, куда ты, собственно, идешь, и как вернуться. Она ходит учиться. Но в сам город или дальше, ей одной хода нет. Из Отряда Веды этим умением обладает Бер.
   Я почувствовала, как напряжение ушло из Гера, он словно выдохнул, поняв, что я не упрекаю его в невозможности переделать себя. Но мне этого было мало.
   - Гер, я рассказала тебе то, что не знает практически никто, прости, если сделала больно. Но, я - замужем и здесь кольцо ношу не для красоты. Оно - символ. Очень важный для меня, как и человек, что одел мне его в день нашей свадьбы. И теперь ты знаешь, почему. Расставшись с мужем, я просто убью себя болью, как ни дико это звучит. Почему так, я не знаю. Просто данность, как смена времен года или дождь. Нравиться тебе или нет, а изменить это мне не дано. А сможешь ли ты это принять, решать тебе, - я хоть говорила ровно, но меня потряхивало от напряжения.
   Разумеется, захоти он отказаться от службы, я бы не посмела удерживать, но то чувство защищенности, которое я испытывала рядом с ним терять не хотелось до слез.
   - Эльфы живут долго, и поэтому мы никогда не торопимся в чувствах. А вот вы, люди, слишком торопитесь. И чувства свои торопите, и ошибаетесь часто, именно поэтому. Цветок должен сам раскрыться. Насильно раскрывая бутон его скорее погубишь. Мы должны быть уверены - задумчиво сказал эльф, толи мне объясняя, то ли себе.
   - Да? - я скептически приподняла бровь, - а что это было? То, все?
   - Моя попытка отдать Льду долг жизни, - помолчав, нехотя признал Гер, - сделать то, что он ожидал от меня. Признаю, она явно не удалась. Невозможно силой удержать эльфа, дождь и жизнь. Хотя появилась ты. Зоя, я буду рядом, всегда, пока ты не решишь иначе.
   - Почему? - моя радость была слишком явной.
   Наверное, это было эгоистично. Но увидев её Гер только улыбнулся мне. В отличии от зубоскала Ветра, он улыбался редко. Но его улыбка была похожа на восход солнца. Медленно начинали сиять глаза, их обычно мрачная синева становилась радостно васильковой, а потом улыбка трогала губы, неожиданно чувственные, для лица с такими чеканно строгими чертами. И невозможно было не отозваться на неё. Вот так мы и стояли, и улыбались друг другу.
   А потом Гер подошел к рябине и под моим ошарашенным взглядом, нет, не сорвал кисть, а она словно сама скользнула ему в руку. Он сжал пальцы, и протянул мне на раскрытой ладони брошь, изумительно тонкой работы.
   - Это, оберег на случай опасности, - объяснил эльф, - Он откроет портал. Да, я пройти в твой Мир не могу. Но выдернуть тебя сюда, мгновенно, это в моей власти. Носи всегда с собой. Если что почувствуешь, просто сожми в руке и позови меня. И ничего не бойся. Хорошо?
   Я коснулась его руки, забирая брошь и от этого прикосновения мы вздрогнули, оба. Да что же это происходит?!
   - Хорошо, - хрипловато проговорила уже я, - спасибо, Геральд. Но все же, признай, в чем-то ты похож на меня. Ты такой же непредсказуемый и вносишь сумятицу в жизнь окружающих. - Я попыталась снова говорить легко, стараясь уйти от неловкости, которую ощущала.
   - Это большой недостаток для эльфа, - согласно кивнул Гер, - Лёд неоднократно указывал мне на это.
   - Лёд просто лёд. Он заморожен изнутри своими правилами, а не будь их, он бы растаял. Был бы весенней лужицей! - запальчиво проговорила я , понимая, как именно "указывал" Лёд на промахи такому живому и непоседливому мальчишке, каким был, да и оставался Гер, когда хоть немного отпускал себя.
   - Думаешь? - с сомнением спросил Гер, отводя глаза и прикусывая губу, чтобы не рассмеяться.
   - Уверена! И знаешь, с тебя станется, своей девушке, той что ты полюбишь, вместо кольца подарить баночку варенья из рябины.
   Порывом ледяного ветра обрушился на меня гнев Духа Рябины. Гер, мгновенно оказался рядом, укрыл полами своего плаща, как крыльями. И повернувшись вместе со мной принял холод и ветер на себя. Так принимают волну в море, когда хотят защитить или оберечь. Эльф был и оставался воином. Но даже воину нужна забота. Я ожидала недовольных слов, но вместо этого, переждав недовольство Духа, Гер просто взял меня за руку, и повёл обратно. И уже у самой калитки, прежде, чем открыть и пропустить меня, тихо сказал:
   - Возвращайся скорее, ты даже не представляешь, какую сумятицу внесешь совсем скоро, но я буду рядом, пропустить такое я просто не смогу.
   Я изумленно повернулась к своему спутнику, злорадно - веселый голос просто не мог принадлежать обычно сдержанному, если не сказать замкнутому эльфу. Геральд, поймав мой взгляд только покачал головой:
   - Всему своё время. Не пытай меня сейчас.
   И мне пришлось лишь разочарованно вздохнуть, соглашаясь.
  
  
   "Я не умею любить... не тебя!"
  
   Провожать меня пришло неожиданно много людей или лучше сказать, жителей. Я увидела и Веду. Сейчас, в толпе Бер её явно оберегал, а она незаметно переплела пальцы своей руки с его. Значит, простила. Он стоял очень прямо, зорко поглядывая по сторонам, а вот рука чуть подрагивала. Что ж, я не судья. Я - женщина и знаю, что любовь, это Дар. А взаимная любовь. Подарок, но подарок самих Богов.
   Я смотрю на своих. И в эту минуту всё, что я хочу - это остаться. Но и у меня есть подарок от Богов, а он даётся только раз.
   Когда за мной, со знакомым мрачным грохотом, захлопнулась калитка, вновь разрезая и мой Мир, и моё сердце на два части, я быстро пошла прочь, честно помня про примету, обернешься - пути не будет. Но пройдя несколько шагов, все же круто обернулась. Что я ожидала увидеть? Сама не знаю. А увидела высокий забор, отгораживающий то ли кусок земли, отведенный под будущие участки, то ли начавшуюся и замершую стройку. Но явно другой мир. Другой.
   Как права оказалась девушка, гадавшая мне на Таро - я действительно живу на два мира. Теперь живу. И я знаю, что в моем новом (или втором) мире меня ждут.
   А в старом? А в старом буду ждать я. Потому что прежде чем ждать дружбы от другого, сам стань ему другом. А дав клятву любви - не отрекайся. Подчас она и будет той соломинкой, что удержит тебя на краю. И не только тебя. Изменив себе теперь, я подведу не только себя, но и тех, кто поверил мне, в моем старом мире. И тех, кто поверил в меня, в новом. Значит, я не должна этого допустить. Я понимала, что дальше мне будет только труднее.
   Я поторопилась на электричку, прикидывая как успеть до приезда мужа и себя привести в порядок и приготовить хоть что-то, пусть и на скорую руку. Ведь у своих я задержалась впритык. У своих.
   А потом был чудесный, теплый, такой долгожданный вечер встречи. Мы сидели за накрытым столом в уюте кухни. Чуть потрескивали свечи и дурманя осенней грустью о ушедшем лете пахли цветы, согревшиеся в тепле дома. Мы говорили о пустяках, и я смеялась его рассказам. Но все чаще мы просто молча смотрели в глаза друг другу. В его глазах все еще отражались звезды подводных миров. А вот что он видел в моих, я не знала. Погладив кольцо на пальце, я мысленно улыбнулась Веде. Нет, оно у меня не для красоты. И как там поётся в известной песенке: " За долгий взгляд, короткой встречи, Жизнь? Это право, не цена." Не цена?...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"