Ручей Наталья: другие произведения.

Мур-мур, моя киса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Когда Соня была маленькой девочкой, она верила, что Новый Год приносит с собой чудеса. Потом она повзрослела и поняла, что если с кем -нибудь чудеса и случаются, то точно не с ней. Но однажды под Новый Год в ее жизни все-таки появляется чудо - толстое, наглое, прожорливое, мяукающее, которое переворачивает жизнь Сони вверх тормашками, тем самым вплетая в уныние и размеренность настоящее волшебство!



Мур-мур, моя киса

  
  
   ***
  
   Снег хрустел под теплыми бурками, норовил залезть под ворот пальто или хотя бы улечься на теплой шапке и вязаном шарфе Сони. Она не прогоняла его, не стряхивала, так и шла, заснеженная, под светом уличных фонарей, с грустью вспоминая недавний телефонный разговор с матерью.
   - Соня, посмотри на себя! В кого ты превращаешься? Ты хоть понимаешь? Это ведь ужас! Я пять раз была замужем, а моя дочь - старая дева!
   - Я не хочу пять раз выходить замуж, - возразила Соня.
   - Да ты хоть раз выйди! Большего я от тебя не прошу. Выйди разок, осмотрись и разведись, если захочешь. Но выйди!
   - Ты ведь знаешь, - сказала Соня устало, - если бы я нашла человека, с которым бы мне захотелось прожить оставшуюся жизнь, я бы за него вышла.
   - Оставшуюся... - подхватила женщина. - Вот здесь ты права, Соня. Оставшуюся. А осталось не так уж много! Тебе двадцать восемь, ты хоть понимаешь, что в следующем году тебе будет двадцать девять, потом тридцать, и пока ты стареешь, сегодняшние маленькие девочки растут, растут и в итоге отхватят пока еще свободных кавалеров? Соня! Услышь меня, доченька, я желаю тебе только добра. Хоть это ты понимаешь?
   - Да, мама, конечно.
   - Тогда ты поймешь меня и в другом.
   - О чем ты? - насторожилась Соня.
   - Я хочу тебя кое с кем познакомить...
   - Мам, нет... - застонала Соня разочарованно.
   Эти знакомства ничем приятным не заканчивались. Они вообще ничем не заканчивались. Мужчины говорили, что Соня им очень понравилась, что у нее красивые зеленые глаза и такие черные брови, что ах, какое совершенство, а потом почему-то исчезали. Несмотря на просьбы мамы, Соня никогда не звонила им после, чтобы узнать причину исчезновения. Просто облегченно вздыхала и жила спокойно и тихо, пока мама в очередной раз не загоралась идеей свести ее с мужчиной.
   На этот раз мама предлагала перспективного программиста, который только неделю назад как устроился в их крупную компанию, и на него еще никто из девушек не успел положить глаз. В общем, нужно было торопиться, потому что коллектив у мамы на работе большой и преимущественно женский.
   - Соня, на эту субботу у тебя не должно быть никаких планов, - строго сказала мама. - Я в курсе, что у тебя и так нет ничего важного, но все равно предупредила заранее, чтобы ты не тратила время на отговорки. Тянуть больше нельзя. Близится Новый Год, корпоратив, кто-то Васеньку подпоит и охмурит, и ты и следующий год проживешь одна. Нет уж! Пока Васенька помнит, кем обязан этой работой, ты с ним познакомишься!
   - Но мама...
   - А что? На место Васеньки было трое кандидатов, но те двое слишком молоды, и тебе бы не подошли, так что... Начальник я отдела кадров или нет?
   - Но я не хочу вот так!
   - А как? Соня, уже хотя бы так! Уже, знаешь ли, досиделась! Ты же любишь всякое старье, верно?
   Имелась такая слабость за Соней. Нет, она не увлекалась антиквариатом, у нее на это элементарно не хватило бы средств, но старые вещи любила. Могла подолгу рассматривать бабушкин саквояж с фотографиями, письмами, грамотами, дедушкиными орденами. Могла бережно носить старые бурки, которыми в прошлом году случайно влезла во что-то нестираемое, и в итоге не выбросила, а украсила их вышивкой. Могла с любовью обматываться шарфом, который бабуля ей связала за год до своей смерти. Все это для Сони имело особую ценность. Но причем здесь любовь к старью, как говорит мама, и незнакомый мужчина?! Где связь?
   - А он как раз в твоем вкусе, - ответила на вопрос мама, и отказалась пояснять еще хоть что-либо. - Познакомишься, увидишь, оценишь. Все, доченька, хватит упрямиться! Ты хотя бы в окно выгляни - все, даже страшки замужем и с детьми, а ты у меня, такая красавица, но одна. В конце концов, меня тоже можно понять!
   - Неужели?
   - Да. Я могу выйти замуж еще хоть пять раз, могу даже попробовать родить тебе братика...
   - Что? - ахнула Соня.
   -... Но только от тебя зависит, когда у меня появятся внуки, - всхлипнула мама. - А ты... ты... - еще несколько всхлипов. - Бессердечная!
   На расстоянии проверить на самом ли деле плакала мама, было нереально, но Соня не хотела рисковать, а потому вздохнула, смирилась с неизбежным и пообещала, что в субботу познакомится с новым кандидатом в зятья мамы. Все равно это ненадолго, максимум через два свидания он тоже растворится на горизонте.
   Мама осталась разговором довольна, а вот Соня чувствовала себя просто ужасно. Снова эти встречи, которые ничем не заканчивались, снова эта неловкость - она никогда не знала, что говорить на первых свиданиях. Конечно, у нее были мужчины, но они знакомились то в институте, то на работе, скажем так, естественным путем, и не приходилось натужно искать темы для разговоров с совершенно посторонним тебе человеком. Потом они естественным путем и расставались, но это жизнь.
   А эти знакомства... они изначально были какими-то постановочными, неживыми.
   Но Соня опять поддалась на уговоры матери, и опять пожалеет, конечно же, вот только... Во время разговора Соня стояла у окна, и слова мамы так совпали с тем, что она увидела... На улицу, заливаясь смехом, выбежали двое мальчишек, обмотанные шарфами по самые глаза, и бросились играть в войнушку снежками. Следом за ними вышли мужчина и женщина, и присоединились к битве. Мужчина сражался за одного сына, а женщина за второго.
   Соня прекрасно знала, что двое мальчишек - это пятилетние близнецы Максимка и Толик, мужчину зовут Иван, он их отец, а женщина - Света, это мама мальчишек. Когда-то они с Соней учились в одном классе; они дружили и когда были студентками, и еще чуть-чуть, а потом Света вышла замуж, - неожиданно для многих соседей, ведь ее откровенно считали дурнушкой, - и девушки практически перестали общаться.
   Не потому, что Света загордилась или отгородилась, просто у нее появились другие интересы. А что могла Соня рассказать о детях? Разве могла поддержать беседу о том, что делать, если у "мелких" болят десны? Или какой врач в поликлинике лучше?
   - Мама, смотри, я носом снежинку словил! Это ведь первый снег в этом году! - донеслось с улицы, и Соня увидела, как Света подходит к сыну и серьезно рассматривает на его носу снежинку, которая давно растаяла.
   - Да, - сказала она, - поймал. И ты ведь помнишь, что делать дальше?
   - Ага! - воскликнул мальчишка. - Теперь я должен загадать желание, и оно обязательно срочно сбудется!
   - Не срочно, - уточнила все так же серьезно Света, - а на Новый Год. Только ты должен сказать вслух, чтобы твое желание тебя услышало.
   - Хочу.... хочу... чтобы у меня... - замешкался мальчишка, а потом посмотрел на брата и сказал: - Хочу, чтобы у нас с братом на Новый Год появился...
   Дальше Соня слушать не стала. У нее первый этаж, и слышно прекрасно, но это ведь детская тайна. Пусть о ней знает только тот, кто должен. И тот, кто еще верит в чудеса.
   Когда-то и Соня верила вот так же, свято и слепо, что на Новый Год все желания сбываются. И когда накануне вот такого вот праздника от них с мамой ушел папа, она честно съела под бой курантов бумажку с желанием и не только всю ночь тщетно ждала, когда папа вернется, а целый год!
   Папа не вернулся. Он женился на другой женщине, вскоре у них родился сын. На следующий Новый Год Соня загадала желание скромнее: она просто хотела увидеть папу, чтобы он пришел, ненадолго. Но он не пришел. На следующий Новый Год она загадала еще меньше - чтобы папа просто вспомнил о ней, хотя бы позвонил, и все. Но чуда снова не произошло. Папа забыл не только о маме, но и о своей дочери, а Соня раз и навсегда забыла о чудесах.
   Она решила, что если чудеса и случаются, то точно не с ней.
   С ней вообще в последнее время ничего не случается. Ни хорошее, ни тьфу-тьфу плохое...
   Мама говорит: это все потому, что она сидит дома. Дом-работа-дом. А куда ей идти?
   - Вот, Толик! - донесся с улицы мальчишеский голос. Семья уже наигралась в снежки и возвращалась домой, они проходили мимо окон Сони, и поэтому их было особенно слышно. - Видишь, первый снег, а ты идти не хотел! Если бы я тебя не вытянул, чуда бы не случилось, а так у нас с тобой...
   Что теперь будет у мальчишек, Соня не услышала, потому что они зашли в подъезд, но слова мальчишки задели что-то в ее душе, и захотелось вот так же, беззаботно и наивно, снова поверить... Первый снег... Конец декабря, а снег только выпал...
   Поддавшись порыву, она быстро оделась и вышла на улицу. Было около девяти вечера, но зимой и в четыре темно, так что разницы никакой, правда, улицы почти опустели. То здесь, то там кто-то одинокой тенью скользил по снегу домой, и все.
   Наверное, это не самая лучшая идея - выйти из дома в такой час, тем более без особой причины, но Соня обернулась на свои темные окна, постояла с минуту и уверенно пошла вперед. Просто вперед, под снегом, под светом фонарей, подгоняемая воспоминаниями и невеселыми мыслями...
   И вдруг услышала визг, громкое мяуканье и глухой звук, словно кто-то упал. Она машинально подняла голову вверх, просчитала количество этажей - шестнадцать, и если кто-то упал с самого верха...
   - О, Боже... - она полезла в сумочку за телефоном, но вспомнила, что сумочки у нее нет, оставила дома, ведь уходила ненадолго, и телефона, соответственно, тоже нет.
   Покрутила головой, чтобы позвать кого-нибудь на помощь, но не увидела никого. Пустынная улица. И она единственная, кто, возможно, сумеет кому-то помочь. Или кому-то помочь, или просто самой вляпаться в неприятности...
   - Помогите! - крикнула она поначалу не слишком громко, а потом исправилась и повторила: - Помогите!!!
   Она задрала голову вверх, ища хоть какие-то признаки, что ее услышали, и... Нашла, да. У кого-то резко захлопнулась форточка (и чего вообще была открыта зимой?), а несколько окон закрылись темными шторами.
   Понятно. Чужая беда - не своя.
   Соня замерла в нерешительности, а потом вспомнила мальчишку, верившего в чудо только потому, что поймал носом снежинку, и выждав, пока ей на нос упадет очередная холодная снежинка, прошептала:
   - Пожалуйста, пожалуйста, пусть будет не поздно!
   Снежинка мгновенно растаяла, и Соня, скользя бурками по льду, побежала за угол дома, где слышались то ли стоны, то ли хрипы.
   За домом она никого не увидела, несмотря на свежий снег и отсветы из окон квартир, но потом услышала какие-то тихие хрипы, и пошла на этот звук. Дальше, еще дальше, оглядываясь вокруг, боясь увидеть свою находку и желая найти ее поскорее!
   Холодно, снег, телефона нет, и если кому-то плохо... если кто-то, действительно, упал с высотки... Что ей делать? Что?!
   Так, панику в сторону!
   Соня передвигалась медленно, ни с того ни с сего возник страх, что ее могут здесь поджидать, напасть и... Отогнав мысли об изнасиловании, она прошла дальше, услышав чуть громче странные звуки и, наконец, увидела нечто темное, что их издавало.
   В два шага она оказалась рядом с огромным котом неопределенной окраски, который, завидев Соню, приоткрыл один глаз и слабо мяукнул.
   - Ты как здесь? - спросила у него Соня.
   Кот ответил еще более несчастным мяуканьем, попытался подняться на лапы, но рухнул со стоном в снег. Соня никогда не слышала, чтобы коты стонали, как люди, но, слава Богу, никогда не видела котов в таком состоянии.
   - Иди сюда... - она попыталась взять его на руки, но с первой попытки поднять не смогла. - Ну, ничего себе! По-моему, я знаю, как ты здесь оказался. Ты возомнил себя бабочкой и гулял по балкону, да? Хочу тебя разочаровать: ты не бабочка. Ты даже не кот. Ты слоненок.
   Кот распахнул второй глаз, но Соня не обратила внимания на его возмущение. Она задрала голову вверх - где-то слышался смех, но в основном голосил телевизор. Люди так заняты, что не заметили, как у них упал кот! Они и не думают искать его, спасать, но он ведь замерзнет!
   - Бессердечные, - повторила она самое страшное мамино ругательство, и злость на других мгновенно прошла. Да и речь сейчас не о других. О ней и о слон... коте.
   Итак, она может позволить коту замерзнуть. Когда еще о нем вспомнят? А может все-таки постараться поднять его и... нет, до ветеринарки не донесет, это точно. Тут хотя бы домой дотащить, не обзаведясь грыжей. Килограмм десять, не меньше. Потом уже можно будет вызвать ему кошачьего врача, а если кот выживет - попытаться найти хозяев, а пока...
   Крякнув от усилий, Соня взяла на руки глазеющего на нее кота, и несмотря на недоуменное шипение и когти, вцепившиеся в ее пальто, понесла домой.
   Пока донесла, поняла, что нет, кот весит не десять килограмм, а минимум двадцать. А еще поняла, что в ближайшее время ей снова придется заняться вышивкой, потому что у кого-то неблагодарного слишком большие когти. Бабушкин шарфик чудом удалось спасти. Просто чудом! Потому что коту неожиданно понравилось прятать в шарфике нос. Он вообще как уткнулся носом в шарфик, перестал вести себя как бандит. Притих, обмяк, потяжелев еще ну как минимум на килограмм, перестал драть пальто, и покорно позволил внести себя в подъезд. Вел себя тихо и пока поднимались по ступенькам.
   - Фууух, - Соня устало опустила его на коврик у квартиры, открыла дверь, и перенесла на коврик по другую сторону двери. - Полежи пока здесь.
   Не разуваясь, она нашла свою сумочку, телефон, потом одумалась, зашла в зал, включила свет, ноутбук и взяла мышку в руки.
   - Сейчас я найду тебе врача, киса, - пообещала она коту, лежащему у двери. - Сейчас, ага, уже загрузилось.... Так, ветеринарная клиника, вызов специалиста, цены... кастрация...
   - Мяуррр?! - послышалось возмущение из коридора.
   - Это мы пропускаем, - утешила животное Соня, - не моя проблема, если ты метишь территорию и портишь соседских кошек. Так, вот, вызов специалиста на дом...
   Соня тут же набрала указанный номер телефона, и когда через пару гудков ей ответили, сказала:
   - Добрый день. Молодой человек, у меня здесь кот...
   - Поздравляю. Хороший выбор, - хохотнули по ту сторону трубки.
   - Он себя плохо чувствует.
   - Беда-беда, - посочувствовали ей. - А он у вас не переедает? А то участились такие вызовы в последнее время. Такое ощущение, что хозяева проверяют на своих питомцах, сколько можно съесть на Новый Год?
   - Ну... как сказать.... не переедает... наверное... - Вопрос был настолько коварен и в точку, что Соня даже забыла уточнить, что кот вообще-то не ее.
   - Понятно. Так что, у него все-таки вздутие? Или его уже тошнит?
   - Не тошнило. Вроде бы. - По крайней мере, пока она его несла на руках, кот держался. - Вздутие... не знаю. Я бы хотела пригласить специалиста...
   - Пожалуйста, если вы хотите, чтобы вашего обжору посмотрел специалист нашей клиники, нет проблем. Я оформляю вызов.
   - Спасибо.
   - Да не за что. Только, пожалуйста, не кормите больше кота ничем до приезда врача.
   - Да-да, конечно, - пообещала Соня, и облегченно выдохнула, когда ее заверили, что врач скоро будет.
   Она посидела у монитора, удивленно рассматривая картинки со зверями, потом вспомнила, почему она вообще на этом сайте, и пошла в коридорчик, к котику, который бедняга, ее заждался. Жив ли еще?
   - Ну вот, киса, - начала она на ходу, - сейчас к тебе приедет врач...
   Соня остановилась, рассматривая пустой коврик у своей двери. Кота не было.
   - Киса, ты где? - она чуть не пошла в комнату, но вспомнила, что в обуви, разулась, и тогда отправилась на поиски. - Киса? Мур-мур, киса? Ты где? Мур-мур?
   Щелкнув выключателем в спальне, Соня увидела кота. Собственно, его даже искать не пришлось. Он лежал на кровати, положив голову на подушку, и каким-то образом умудрился залезть под одеяло!
   - Ты... - слов не было.
   А кот нагло мяукнул и обидчиво посмотрел сначала на загоревшуюся люстру, потом на застывшую в дверях Соню. Мол, как ты посмела включить свет, когда я почти сплю?!
   - Это моя кровать, - процедила Соня. - А ты залез в нее своими грязными лапами...
   Она намеревалась подойти, взять его за шкирку, потрусить хорошенько в наказание и вернуть на коврик - и это лучший вариант, потому что просто руки чесались открыть форточку и выбросить этого нахала. Первый этаж - не разобьется! Но... Она подошла к кровати, резко откинула одеяло, и увидела согнутые лапки котика, и тот так жалобно мяукнул и пригнул уши, и даже словно враз похудел.
   - Киса, - Соня села рядом с котом и ласково погладила его за коричневым ухом, - ну что же ты такая непослушная, киса? Мур-мур, - приговаривала она, поглаживая за ушком, - мур-мур, киса. Ладно, лежи пока. Скоро приедет врач, осмотрит тебя, полечит, я поменяю белье на кровати, а тебя перенесу... А куда я тебя перенесу?
   Вопрос. Раньше у нее кошек не было. А коврик котику явно не понравился. Пусть всего на одну ночь, но котик ведь будет у нее. И пусть уж с удобствами, ему и так сегодня досталось.
   - Кресло подойдет? - она кивнула в сторону большого кожаного кресла, и показалось или нет, но котик после долгого осмотра, кивнул. Ну, может, и не кивнул, но ушами дернул точно. - Договорились. А завтра я попытаюсь найти твоих хозяев.
   Котик энтузиазма не выразил, закрыл глаза, притворяясь, что его здесь нет. Ладно, Соня ушла на кухню: прогулка повлияла на аппетит. Так, что у нас в холодильнике? Йогурты - неохота. Копченая колбаса и сыр... Ну, вредно, конечно, но заслужила сегодня, почему бы и нет? И вообще, вне отношений быть не так плохо хотя бы потому, что никто не заметит твои плюс двести грамм утром. Так что колбаска, сыр и батон, который случайно обнаружился в хлебнице. Заподозрила бы, что в квартиру прокрался враг, но на память пока не жаловалась: это мама заходила позавчера в гости, проведать свою одинокую девочку, и принесла немного вредных продуктов. Торт они съели сразу, а батон вот остался.
   Сделав себе бутерброд, Соня заглянула в комнату. Кот все так же притворялся спящим, но вдруг повел длинными белыми усами, смешно фыркнул и уставился на бутерброд.
   - Спи, спи, врач велел не кормить тебя хотя бы до его прихода. Сомневаюсь, что ты весь день не ел, но вечер у тебя разгрузочный. Да уж, надеюсь, что когда твои хозяева найдутся, они сами придут за тобой. Не хочется нести тебя еще и обратно.
   Кот на разговоры не отвлекался, все, что его интересовало - бутерброд, а, скорее всего, одна колбаса, без хлеба и сыра!
   - Даже не думай, - Соня села в кресло, напротив кота, пожирающего ее бутерброд голодными сверкающими глазами, и чуть-чуть откусила. - Мммм....
   - Мяурк! - возмутился кот.
   - Лежи, отдыхай, закрой глаза, я могу тебе даже свет выключить. Кстати, - она встала, взяла возле телевизора пульт, нажала на кнопку, потом выключила свет. - Лучше?
   Кот так определенно не считал, о чем свидетельствовали его еще ярче загоревшиеся глаза.
   - Какие зелененькие, - усмехнулась Соня. - Просто ах, какие восхитительные. Почти как у меня. Да ладно, ладно, не злись, это мне так врали мужчины. Твои глаза гораздо красивей моих.
   Кот на лесть не поддался и принялся жалобно и заунывно мяукать, он даже лапку достал из-под одеяла и тыкнул в сторону колбасы.
   - Бандит, - улыбнулась Соня, - твоему обаянию просто невозможно противостоять, ты знаешь?
   Кот фыркнул.
   - Знаешь. Но все равно уговорил.
   Она встала и дала коту кусочек колбаски. Кот посмотрел так, что без слов читалось: "Чтоооо? Мнеееее? Нет, правда, мнееее? Так малоооо?!"
   - Больше не дам, вдруг тебя стошнит, - вспомнила слова врача Соня, и оставив кусочек колбаски у носа кота: все равно постельное менять, села в кресло.
   Кот обиженно сопел, но не ел. Держался. Смотрел, ждал кусок больше, сверкал угрюмо глазами. Возможно, Соня и подыграла бы этому толстому шантажисту, но в дверь позвонили. Положив бутерброд на один из журналов по вязанию, раскинутых веером на журнальном столике, она пошла открывать дверь.
   - Здравствуйте! - обрадовалась Соня толстому мужчине на пороге, после того, как они поиграли в обязательную игру "Кто там?". - Пожалуйста, проходите. Мы вас ждем.
   - Мы? - хохотнул мужчина, и Соня предположила, что именно с этим доктором разговаривала по телефону. Следующие слова мужчины не оставили и толики сомнений: - Ну, что, показывайте, где ваш обжора?
   - Пожалуйста, сюда, - Соня указала рукой влево, врач бодренько, несмотря на свой вес, прошел в комнату. - Где тут у нас больной? Ничего не видно. Телевизор смотрит?
   - Нет, это я смотрела, - зардевшись, ответила Соня, и обойдя мужчину, щелкнула выключателем.
   В комнате стало светло, врач увидел больного и обернулся к хозяйке квартиры, глядя на нее, мягко скажем, укоризненно.
   - Так... Для начала: как нас зовут?
   - Соня.
   - Я имел в виду: как зовут вашего питомца?
   - Ммм... Бандит.
   Врач не удивился, а кот заинтересованно приподнял голову с подушки, словно понимал и думал: соглашаться или нет? Что-то было странным во всем этом. Но Соня пока не могла понять что. Пока странным ей казался один доктор.
   - Теперь второй вопрос. Милая Соня, и как это называется? - врач махнул рукой на кровать.
   - Это? Кот, - озадаченно ответила Соня, хотя увидев то, что натворил коричневый бандит с белыми усами, она хотела назвать его иначе - проглот!
   Он лежал под одеялом, как будто и не вставал, а серьезно болел, бедненький. Но рядом с его сытой мордой валялся надкусанный кусок белого хлеба, сыр и маленький кусочек колбаски. Тот самый кусочек, которым гордый кот пренебрег! То есть, пока Соня встречала врача, этот притворщик встал, украл бутерброд, колбасу бесцеремонно съел, а хлеб, сыр и тот самый кусочек колбаски, который показался ему слишком маленьким, гордо оставил!
   Вот так, значит?
   У кого-то будут проблемы, и этот кто-то уж точно не Соня!
   - Я же просил не кормить кота до моего прихода, - справедливо возмутился врач.
   - Но я же не знала, что приедете именно вы, - попыталась оправдаться Соня.
   Врач сверкнул глазами, видно, много еще чего хотел сказать по этому вопросу, но, скорее всего, вспомнил, что ему еще не заплатили. И могут не заплатить.
   - Ладно, - смирился он, подошел к кровати и откинул одеяло.
   Кот лежал бездыханной тушкой.
   - И часто он у вас балуется бутербродами? - заметив, насколько огромен кот, доктор все-таки не удержался от возмущения. - Вы хоть понимаете, что сокращаете ему жизнь? Котам сколько ни дай - все мало. Так, - он провел осмотр кота, который задышал тяжело-тяжело и под руками врача даже начал хрипеть, - он что, упал?
   - Ну.... полагаю, что да... Видите ли, это не мой кот...
   Врач, судя по насмешливому взгляду, не поверил, да еще и кот обиженно засопел и замяукал, тыкая лапкой в ее сторону.
   - Ну да, ну да, - сказал врач, и отвернулся к коту, - я вижу. Я вижу, что этот толстый... ээ... ммм... ох...
   Врач покачнулся, схватился за голову.
   - Что с вами? - встревожилась Соня.
   - Ваш кот...
   - Да?
   - Он.... - врач сжал виски, еще раз покачнулся и неестественно радостно воскликнул: - Он прекрасен! У вас замечательный кот!
   - С-спасибо.
   Врач еще раз прощупал кота, отвернулся от пациента и неуверенно выдал вердикт: не кормить как минимум сутки, можно дать вот эти капли, но понапрасну животное не тревожить. Кот откровенно плох. Можно отвезти в клинику, но лучше оставить здесь: не довезут.
   - Он что, умирает? - ахнула Соня. - Но зачем тогда капли?
   - Если он не умер у вас от переедания, есть шанс, что выкарабкается и сейчас. А капли... в отличие от еды, не повредят. Они на натуральной основе, импортные. Ну, в общем, вот так, моя дорогая, берите капли, и.... - Он посмотрел на кота, почесал лоб и совсем другим тоном и уже бодро сказал: - Кот у вас замечательный, так и быть, капли бесплатно. И не спорьте! И да, пусть ест, пусть ест. Найдите для него что-нибудь вкусненькое!
   - Вы уверены?
   - Нет, но так мне сказал ваш кот. Да и на меня посмотрите - разве я в чем-то себе отказываю? Еда - залог бодрости и веселья. А, и еще не беспокойтесь - блох у него нет. Шикарный кот, просто шикарный! - хохотнул мужчина и поспешил на выход.
   Удивленная Соня заплатила ему только за вызов, да и то подкинула деньги в карман куртки. Проводив мужчину, она в совершенно убитом состоянии вернулась в комнату. Кот лежал на кровати с закрытыми глазами и едва слышно дышал.
   - Куда тебе есть? И какие капли? О, Боже... если бы.... - она села рядом с ним и принялась гладить за пока еще теплым ушком. - Если бы я тебя оставила там, на улице... - она смахнула слезы... - Ты бы, возможно, прожил чуточку дольше... Но я же не знала, что тебя лучше не трогать...
   На последних словах Соня не выдержала и разрыдалась, уткнувшись лицом в теплую и пушистую коричневую шерсть кота.
   - Спасла - называется... - всхлипывала она. - Принесла, чтобы... чтобы... ты... умммер... здесь... у меня в крро-вати...
   Кот лизнул ее в щеку: раз, другой, фыркнул ей в ухо.
   - Киса моя, - Соня немного успокоилась, видя, что прямо сейчас кот не настроен отбросить лапки, - хороший мой, большой мой...
   Кот фыркнул и качнул сытой мордой, мол, ну ты и сказанула!
   - Даа, денек, - Соня погладила ушастика за ухом, потом встала с кровати, - давай-ка ложиться спать. Завтра мне на работу, а ты... Где же ты будешь спать?
   Кот тут же закрыл глаза.
   - Хорошо, останешься пока в кровати.
   Кот удивленно повел усами.
   - Но чтобы завтра был жив, понял?
   Кот серьезно моргнул, а Соня, взяв из шкафа ночную, ушла в ванную. Приняв душ и переодевшись, она вернулась, достала запасной комплект белья и расстелила себе кресло. Кот лежал, как так и было, наблюдая за ней, но в комнате почему-то сильно пахло колбасой. Наверное, он так и не съел тот маленький кусочек, и теперь этот кусочек где-то валяется в кровати. Ничего, завтра она сменит постельное, тщательно пропылесосит, кот хоть и выглядит как домашний, но все же, все же.
   - Ну, что, спокойной ночи, Бандит, - сказала Соня и, выключив свет и телевизор, легла в кресло. Покрутилась, повертелась, потом вспомнила и прошептала: - На новом месте приснись жених невесте...
   Ну, а что? Она первый раз спит в этом кресле и на самом деле она вовсе не против есть на ночь йогурты, а не бутерброды, и прекрасно может прожить без двухсот грамм дополнительного веса утром. Было бы для кого стараться. А себе и такой нравится, в этом плане комплексов нет.
   Опять покрутилась, вроде бы начала засыпать, как услышала глухой звук. Спросонья приоткрыла глаза, и в полутьме комнаты, освещаемой скупой Луной, увидела огромные зеленые глаза напротив. Кот сидел на широкой ручке дивана, склонив голову набок, и рассматривал ее. Соня очень хотела его о чем-то спросить, но смутно помнила только, что когда загадаешь на суженого, нельзя ни с кем разговаривать, иначе никто не приснится.
   Какое-то время она просто смотрела на кота. А кот на нее. А потом кот покачал головой, фыркнул и мяукнул ей в лицо:
   - Спи!
   Соня что-то буркнула возмущенно и сомкнула отяжелевшие веки.
  
   ***
  
   Когда девушка уснула, Ярвуд спрыгнул с диванной ручки и обернулся в человеческую сущность. Тело все еще болело, но он уже мог двигать и руками и ногами, а значит, мог для начала дойти до кухни.
   Нет, надо же, эта девчонка всерьез решила морить его голодом! И кто бы ей объяснил разницу между пушистым и толстым?
   Впрочем, он и объяснит. И не только это. Судя по всему, девушке придется объяснять очень много, а пока...
   Проходя мимо шкафа-купе, Ярвуд безразлично скользнул взглядом по зеркалу, а потом все-таки вернулся и убедился, что у него за два дня пребывания в этом мире не появилось ни грамма жира. Тело подтянутое, как и раньше, даже талия есть, что для мужчин редкость. Нет, если бы девушка сказала, что у него шерсть не густая, он бы еще туда-сюда согласился, потому что случилась беда: он попал в руки каких-то мерзких мальчишек, и те вместо того, чтобы покормить такого красивого котика принялись его мучить. Впрочем, за выдранный клок своей шерсти он отомстил, и так приятно было слышать громкое возмущение мерзкого мальчишки, что это была новая куртка!
   Была. В том-то и дело. Мальчишке влетело так, что слышали и его друзья-товарищи, которые убежали от озверевшего котика, и сам котик. Если папа мальчишки не врал, тому обновок не видать как минимум год. А другого мальчишку потащили в клинику, угрожая уколами против бешенства. Заслужили оба. Такие маленькие, а уже такие гнилые.
   Ярвуд сидел на крыше дома и с удовольствием все это слушал. Квартиры мальчишек в разных подъездах, но для оборотня не суть, но он так увлекся подслушиванием, что кое-что пропустил. К нему подкрался еще один мутант жизни и ударом сапога скинул вниз. К сожалению, Ярвуд летать не умел, поэтому пришлось пережить удар и невозможность немедленно отомстить тому, кто наблюдал за ним с крыши.
   Ярвуду нужно было время, чтобы восстановиться. Просто время, хотя он подозревал, что если мальчишка спустится, этого времени не будет. Отползти не успеет, спрятаться негде. Но ему повезло - его нашла эта милая девушка. Нашла и принесла к себе в дом. Конечно, она понятия не имела, что тащит оборотня, но ведь не бросила.
   А если бы знала, кто он?
   Ярвуд обернулся и посмотрел на спящую девушку. Луна освещала ее лицо, но оборотень и так прекрасно запомнил каждую черточку, пока она его несла, и мысленно выдал вердикт - симпатяга. Хрупкая, невысокая, волосы длинные, темно-русые, и она так красиво собирает их в кошачий хвост, что он едва держался, чтобы не дернуть за них лапкой. Но тогда бы он себя выдал, или просто напугал ее, а ему нужно было время и место, чтобы немного отлежаться.
   Опасный мир, и Ярвуду надо поторопиться...
   Он с сожалением отвернулся от девушки, взлохматил свои черные короткие волосы - так привычней, а то совсем их лаской своей прилизала, и прошел на кухню.
   Свет не включал - ни к чему, все видно. Открыл холодильник, достал колбасу, счистил шкуру и начал есть, откусывая острыми зубами прямо так. Присмотрел пакет с молоком, тоже вынул, закрыл дверь холодильника и подошел к окну, с любопытством рассматривая людской двор.
   Обилие фонарей, как в Нейтральной зоне, тоже снег, тоже зима. Только дома крупные и, если не считать грязных душ мальчишек, Ярвуд еще не встречал здесь нечисти. Может, ее и нет? Интересно, черт, из-за которого Ярвуд сюда вынужденно перенесся, хоть сам здесь бывает? Лучше, если бы нет: на своей территории выяснять отношения легче...
   Доев колбасу, он зубами открыл пакет молока, выпил все, захватил пустой пакет и шкуру с колбасы, открыл форточку, обернулся в звериную сущность и выпрыгнул на улицу.
   У ближайшего мусорника выбросил отходы и, принюхиваясь, побежал дальше. Хорошо бы успеть, пока девушка не проснулась. Хорошо бы вообще успеть все сегодня, он и так в этом мире два дня. Долго, очень долго.
  
   ***
  
   Проснувшись, Соня лениво потянулась и, несмотря на огромный соблазн поспать чуточку дольше, встала. Ей и так повезло: на работу к десяти, а ведь многие работают с восьми, и для них это нормально.
   Жаль, что жених не приснился. А, может, к лучшему? Вдруг бы приснилось такое... такое...
   Она подошла к кровати, с сочувствием посмотрела на спящего бедолагу-котика: он выглядел таким замученным, будто всю ночь изображал ездовую собаку, и вот глазам не верилось - но опять слегка похудел.
   Соня решила, что странного доктора слушать не будет: то можно коту есть, то кот жирный, то кот распрекрасный. Скорее всего, доктор обпился своих же импортных капель, вот и нес всякую чушь. А раз котик выжил - его надо обязательно покормить. У нее в холодильнике и колбаска осталась, почти качалка, и молока пакет есть, так что котик не пропадет до ее возвращения. А потом она принесет ему нормальной кошачьей еды, развесит объявление на подъездах того дома, где нашла котика, и они продержатся, пока его найдут.
   Таких откормленных котиков на улицах не бывает, сразу видно, что его очень балуют, так что за любимым питомцем должны прийти быстро.
   Приведя себя в порядок в ванной, Соня переоделась в просторные штаны, длинную растянутую майку, в которых ходила по дому, и прошла на кухню. Открыла холодильник, протянула руку, чтобы достать колбасу - для себя и котика, и... наткнулась на пустоту.
   Нет, в холодильнике, конечно, были йогурты, фрукты, овощи, даже сыр был. А вот ни колбасы, ни, - она глянула на боковую полку, - молока не было! Как так? Она заглянула в ведро для мусора, но там одиноко лежала тонкая шкурка от колбасы, что она нарезала себе вчера. И все. Напрашивался вывод, что ни колбасы, ни молока не было, но...
   Так, ладно, кот все равно спит, значит, может поголодать. Надо выпить кофе и немного взбодриться. Да и холодно как-то. Точнее, свежо. Она потрогала батареи - не то, чтобы горячие, но не лед, а на кухне царило ощущение как минимум осени. Глянула на форточку - закрыта, протянула руку - не дует.
   Кофе. Срочно кофе. Только сварила, только сделала глоток - с тихим мяуканьем из комнаты, прихрамывая и припадая на задние лапки, вышел кот.
   - О, привет, - улыбнулась ему Соня, и чуть склонилась, чтобы погладить. - Мур-мур, киса, - позвала его.
   Кот после долгих раздумий подошел и подставил правое ухо.
   - Красавец, - похвалила его Соня, и кот позволил погладить себя и за левым ухом. - Чем же тебя накормить, киса? Колбаса от нас куда-то ушла, молоко сбежало... Ты голодный?
   Кот мяукнул.
   - А из еды для тебя у нас только капли. Импортные. Хорошие. Будешь?
   Кот фыркнул.
   - Я так и думала, - улыбнулась девушка. - Ну, есть еще кофе, но я тебе даже не предлагаю.
   Кот отстранился и вытянул шею, пытаясь рассмотреть чашку с кофе.
   - Хотя... - задумчиво протянула девушка, и кот ей кивнул. - Нет, ты выжил после вчерашнего падения точно не для того, чтобы я тебя отравила сегодня.
   Кот прыгнул ей на ноги, несмотря на свой вес, довольно ловко, и ткнулся усатой мордочкой в чашку.
   - Настаиваешь?
   Кот развернулся к ней мордочкой и поластился.
   - Как знаешь, - подняв кота, Соня встала.
   Кота пересадила на стул напротив, достала мисочку, налила туда заварной кофе и поставила мисочку перед котом.
   Кот удивленно моргнул.
   - А что ты хотел? Чашку?
   Кот дернул ухом.
   - Ну, знаешь ли, несмотря на то, что я разговариваю с котом, я еще не сошла с ума. Так что чашку ты не получишь. Пей так, если хочешь пить, или жди, пока я что-нибудь куплю тебе вкусненькое.
   Кот склонил голову набок.
   - Правильно понимаешь, это будет не раньше вечера, так что думай.
   Кот и правда словно задумался. Смотрел то на кофе в миске, то на Соню, потом вздохнул и сунул мордочку в напиток. Лакнул. Качнул укоризненно головой, встретив Сонин любопытный взгляд, и начал лакать уже уверенней.
   - Если бы ты задержался у меня подольше, мне бы пришлось покупать кофе на двоих, - рассмеялась Соня, наблюдая за ним. - Так, ладно, что у нас есть, кроме колбасы?
   Допив кофе, она вымыла свою чашку, кошачью теперь миску и снова открыла холодильник, но тот опять ничем не порадовал. Ни ее, ни кота, спрыгнувшего на пол и сидящего теперь у ее ног, рассматривая полупустые полки.
   - Отойди, - попросила она его, чтобы не ударить нечаянно дверцей, и кот отошел. - Хлеб и сыр ты не любишь...
   Кот отвернулся, рассматривая коридор.
   - Значит, жди, - строго сказала ему Соня и ушла одеваться на работу.
   Кот зашел в комнату, прыгнул на кровать и теперь пыхтел за ее спиной, как старый трактор.
   - Ну, как? - она покрутилась перед ним в длинной теплой коричнево-оранжевой юбке, связанной самолично, и рукодельном свитере цвета брусники. Кот мурлыкнул и прикрыл умиленно глаза. - Одобряешь, значит? Ладно, так и пойду. Сиди тихо, двери никому не открывай и веди себя прилично. А, вот еще.
   В коридоре она пошуршала в кладовке и все-таки нашла коробку из-под импортного печенья. Нарвала туда старых бумаг, которые так долго собирала зачем-то бабушка, и со всем этим вернулась к обалдевшему коту.
   - Это твой туалет, - объявила она, поставив коробку на пол у кровати, - вот только попробуй мне промахнись - не посмотрю, что ты болен!
   Кот смотрел на нее, не моргая.
   - Говорят, надо бы тебя сунуть мордочкой в твои... Но ты хороший мальчик и я пока за тобой ничего такого не заметила, так что не кривись, не кривись, ничего плохого я с твоей усатой мордочкой делать не буду. Все, я ушла. Буду после шести. Жди.
   Соня хотела надеть пальто, но рассмотрев его, вспомнила, что оно подлежит косметическому ремонту. Пришлось надеть курточку и тщательней обмотаться шарфом, потому что курточка без капюшона, только с искусственным воротником. Давно бы ее выбросить, но жалко, эту курточку они покупали пять лет назад, перед четвертой свадьбой мамы. Маме - свадебное платье, а Соне - курточку. Но что было нормально в двадцать три, в двадцать восемь уже несолидно, конечно.
   - Ничего, прорвемся, - подмигнув провожающему ее коту, Соня обула бурки, вышла из квартиры и закрыла за собой дверь.
   Спустившись по ступеням, она поторопилась к остановке, но совесть привела ее в магазин. Ничего, успеет, а если и опоздает немного, бухгалтерия - не та профессия, из-за которой можно голодать. Законы так часто меняются, что бухгалтера всегда нужны, не здесь, так в другой компании, в которой, учитывая ее уже семилетний стаж, могут позволить приходить не к десяти, а к одиннадцати.
   Но в магазине Соня задержалась чуточку дольше, чем рассчитывала. Раньше у нее не было питомца, и она понятия не имела, что любят коты, какой корм лучше - сухой или нет. Выбрала тот, что сильнее пах рыбкой. Захватила еще колбасы, молока, чтобы вечером не заходить, и поспешила домой.
   - Киса? - позвала с порога. - Киса, мур-мур? Ты где?
   Кот не спешил встречать, но он просто не подозревал, какая его ждала вкуснотень!
   Не разуваясь, Соня заглянула в комнату - кота не было, зашла на кухню, и да, он сидел там.
   - Ты мой голодный, - она потрусила перед его большими зелеными глазами пакетиком с кормом. - Видишь? Это тебе.
   У кота округлились глаза и взъерошилась шерсть.
   - Да ладно, - не поверила она и притворилась, что сама нюхает с удовольствием. Запах был... одуряющим, если честно. Как старая таранка у мужиков, что под пивко летними вечерами играют у подъезда в карты. - Мммм, - протянула Соня, преодолев отвращение, - вкуснотища какая!
   Кот смотрел не мигая и недоверчиво, даже отшатнулся, когда она склонилась к нему с этим пакетиком. Не сдаваясь, Соня расхваливала вслух, как же это удивительно вкусно, чтобы образумить питомца, и достав мисочку, из которой он ранее пил кофе, высыпала туда содержимое пакета.
   - Да уж, - протянула она, рассматривая неаппетитную розовую горку корма.
   Кот уже успел отойти на безопасное расстояние, почти спрятавшись в комнате.
   - Ладно, ладно, я уже поняла, что ты есть это не будешь, - поморщившись, Соня отнесла кошачью еду в туалет, смыла, брызнула освежителем в двойном размере, чтобы сбить запах таранки, и вымыв руки, отрезала коту колбасы. - А это?
   Кот замяукал и, виляя хвостом, вернулся в кухню. Немного помедлил, когда она положила ему нарезанную колбаску на пол в углу, вздохнул тяжко, глянул на нее укоризненно, но принялся есть с аппетитом.
   - Ага, это вкуснее? - обрадовалась Соня. - Ешь, киса, ешь.
   Кот оторвался от колбасы, только чтобы глянуть на часы на стене.
   - Ты прав, мне пора. Сейчас я тебе еще молочка налью, и убегаю.
   Вымыв миску, Соня налила туда молока, глянула на кота, у которого аж за ушами трещало от усердия, и поспешила на работу.
   - Фуух, - стоило щелкнуть замку, кот выплюнул кусок колбасы, сменил звериную сущность на человеческую и отряхнул на всякий случай брюки. Он видел, что пол чистый, но никогда раньше ему не приходилось протирать пол новой одеждой. Только достал вчера, прежняя после мытарств с мальчишками никуда не годилась, и он избавился от нее еще тогда на крыше. Так что вот, обзавелся в Иномирье брюками, рубашкой, пальто, ботинками и перчатками, и уже был готов уйти, как вернулась Соня, и давай мучить его пакетиком с кошачьим кормом! Еле избавился от этого мерзкого запаха, запив молоком. Какое же это удовольствие - пить нормально.
   И ведь как Соня не вовремя вернулась-то, а? У него столько дел, и он уже был в дверях, а пришлось снова обернуться котом и даже изобразить аппетит. Все-таки девушка волновалась, вернулась из-за него.
   Хотя она не только себя, но и его задерживала. Это же надо - так долго спать по утрам! Коты сами не против подрыхнуть, но не когда столько дел!
   Да он себе бока отлежал, пока она тихо-мирно посапывала и в ус не дула. И не выгонишь же - ее квартира. Пришлось терпеть, сопеть в усы и терпеть. И любоваться ею, спящей. Она такая милая... Ее хотелось обнять, прижать к себе, мурлыкнуть на ушко, как она восхитительна, но... Он не мог позволить себе такой роскоши.
   Промедление сейчас - тоже роскошь, поэтому Ярвуд отбросил мысли о хозяйке квартиры.
   Так, что у нас здесь? Остатки нарезанной колбасы он положил на клочок газетки, из тех, которые для него так любезно приготовила девушка - потом отдаст какому-то бездомному животному, взял, чтобы выбросить и пакет для корма, ну все, наконец-то можно бежать.
   Чтобы не выстудить квартиру, зима все-таки, Ярвуд вышел через дверь. Замки - только для приличных людей, а он никогда не претендовал на то, чтобы считаться человеком, так что вышел он без проблем. Но стоило выйти - наткнулся на любопытную старушку-соседку, которая открыла дверь и подозрительно поинтересовалась:
   - Любовник, чо ли?
   - Не бойтесь, не ваш.
   Ярвуд спустился по ступенькам, и уже был у двери но старушка так просто не отпустила.
   - Все Сонькиной матери расскажу! - крикнула она вслед. - Мне здесь не надо такого! Я против посторонних мужчин в нашем подъезде!
   Пришлось вернуться, внимательно посмотреть на старушку и заставить забыть, что она видела постороннего мужчину, выходящего из соседней квартиры.
   - Чейта я? - встряхнула седыми волосами старушка, глядя мимо Ярвуда. - Придумалось же такое? Соня никогда мужиков не водила, не в мать пошла. Замуж пора девке, а она вяжет!
   Уверившись, что все в порядке, Ярвуд, наконец, отправился по делам. Ох, уж эти люди! Он фыркнул. А при воспоминании об одном человеке - невысоком, хрупком, обмотанном длинным шарфом, невольно улыбнулся.
  
   ***
  
   Вечером после работы Соня оббежала все подъезды дома, возле которого нашла кота, и расклеила объявления.
  
   "Нашелся кот. Большой. Красивый. Темно-коричневый. По всей видимости, выпал из вашего балкона. Хозяевам просьба звонить по телефону..."
  
   С чувством выполненного долга она отправилась домой. По заснеженной дорожке, под белыми деревьями. Сегодня снег не шел, но на душе было радостно и как-то уютно. Может, оттого, что впервые за долгое время она идет домой не в пустую квартиру. Ее там ждут. Она даже не будет ругать котика, если он нагадил - в чужой квартире мог растеряться, да и скорее всего, он приучен ходить в специальные кошачьи туалеты. Но покупать такой Соня не видела смысла: наверняка скоро найдется хозяин.
   - Киса? - Она зашла в квартиру, разулась, повесила одежду. - Киса? Ты спишь?
   Она прошла в комнату - никого. Ага! Улыбнувшись, прошла на кухню, но щелкнув выключателем, увидела, что и там никого нет. В туалете искать было бесполезно, но она проверила и ванную, и туалет, и еще раз вернулась в коридор. Нет, действительно, с ней никто не играл в прятки. Кота не было. Пропал. Словно и не было. Единственным напоминанием, что он вообще был, служила металлическая коробка с газетными вырезками.
   - Понятно, - пробормотала Соня.
   Кот оказался типичным мужчиной - только ему стало лучше, ушел. Но не будем о грустном!
   Сменив постельное на кровати, пропылесосила все тщательно, постельное бросила в машинку, застелила кровать по новой и успокоилась. Все, забыто. Она зашла на кухню, отрезала себе большой кусок колбасы от того, что осталось. Почему-то думала, что осталось больше, но и ладно, ей хватит, теперь не с кем делиться. Отрезала себе толстый кусок уже подсохшего, но нескончаемого батона и принялась медленно и без аппетита жевать. А тут еще мама позвонила и, предугадывая, о чем пойдет разговор, Соня мученически вздохнула и отложила бутерброд, окончательно утратив аппетит.
   - Да, мам? - ответила она на звонок.
   - До субботы осталось пять дней, - напомнила мама, а заодно напомнила о другом. - Васенька ждет - не дождется, когда с тобой познакомится. Но пока приходится мне его развлекать рассказами о тебе. Он замечательный. Я теперь окончательно уверена, что с таким мужчиной тебе будет хорошо.
   Соня промолчала. Хотя бы потому, что она Васеньку еще не видела, а еще потому, что даже не увидев его, мечтала, чтобы скорее все это закончилось. Еще целых пять дней, а потом уже, через одно-два свидания он исчезнет в неизвестном направлении и можно будет вздохнуть свободней. А так - пять дней как с невидимой удавкой на шее. Хотя...
   - Мам?
   - Да, дочь?
   - Мам, а если этот Васенька такой замечательный, как ты говоришь, может, мне с ним увидеться раньше?
   - Что?
   - Ну а что? Ты сама говорила, что потом корпоративы и его могут увести...
   - Ну... да...
   - А так - смотри, мы увидимся... Ну, скажем, завтра или послезавтра, после работы. И до корпоратива у нас будет почти неделя, чтобы привыкнуть друг другу, чтобы понравиться ...
   - Ой, Соня, - вздохнула мама, - чтобы понравиться мужчине, не нужна целая неделя! Достаточно одного взгляда, или хотя бы одного часа.
   - Это тебе. У тебя большой жизненный опыт.
   - Не такой уж и большой.
   - Да? - заинтересованно поинтересовалась Соня, и мама тут же поспешила со всем согласиться, чтобы не лгать, не юлить и не вдаваться в подробности.
   - Послезавтра так послезавтра.
   - Может, завтра? - чем быстрее она избавится от мнимой удавки, тем лучше, и ведь решилась же, тянуть ни к чему.
   - Завтра ты тщательно продумаешь меню, все, чем будешь угощать дорого гостя, сделаешь себе маникюр, педикюр, полную эпиляцию на всякий пожарный случай, а я...
   - Мама! - Соня аж покраснела от маминых слов. - Это же первое свидание! Какая полная эпиляция?
   - Ты всегда должна быть готова к тому, чтобы первое свидание стало первой ступенькой к вашей совместной жизни. А ты, наоборот, делаешь все, чтобы избавиться от жениха.
   - Он мне не жених!
   - Вот-вот, это именно то, о чем я говорю. А если бы ты настраивала себя, что это жених, ты бы и вела себя соответственно. В общем, Соня, мужчины - вид редкий, нынче запуганный, так что их нужно брать, а уже потом разбираться, что взяла и куда это, оставить или отдать. В общем, я, конечно, знаю, что ты за собой следишь и ухаживаешь, все-таки что-то в тебе от меня есть, хотя ты этому и сопротивляешься, но, пожалуйста, подготовься немножко больше. Что тебе стоит? Духи, свечи, прекрасный ужин, хорошее настроение. А я приведу к тебе Васеньку.
   - Ко мне?!
   - Ну а как ты хотела? На улице холодно, не лето, я буду за вас переживать, что замерзнете. А так посидите в домашней обстановке, он прочувствует, как ты вкусно готовишь... А я потом тихо уйду. Так, мы будем послезавтра к семи. Успеешь все сделать?
   Прикинув, что маникюр она сделала себе буквально позавчера, эпиляцию неделю назад, пусть и не полную, а уничтожив то, что мешало лично ей, а так же подумав, что магазин в пяти минутах от дома и даже если задержится на работе, все равно успеет заскочить в гастрономический отдел, Соня успокоила маму. Расставить три тарелки, три рюмки и три вилки она успеет, конечно.
   - Вот и хорошо. Васенька тебе понравится, Соня, он такой... Пожалуйста, скажи, что он тебе понравится, а? Ну, чтобы привлечь удачу и чтобы не волновать маму.
   - Он мне понравится, - мрачно повторила Соня, и отвлеклась на какой-то царапающий звук за окном.
   Подняв глаза, она увидела, как на подоконнике по ту сторону сидит ее кот и водит по окошку лапкой, прося впустить его.
   - Все, мам, до встречи! - попрощалась она и поспешила распахнуть форточку.
   Кот через секунду запрыгнул в квартиру и, фыркнув, выжидательно уставился на Соню.
   - Надо же, - скрывая внезапную радость, усмехнулась она, - а я думала: не пролезешь!
   Кот посмотрел на форточку, на себя и воззрился удивленно на Соню, мол, как это?! Да чтобы я?! Не пролез?!
   - И где тебя носило? Где ты был? Как ты вообще вышел, если форточка закрыта?
   Кот махнул хвостом, позволяя думать самой, и прыгнул к ней на руки, предлагая не ругать, а погладить.
   - Бандюга, - пожурила она, но поддалась искушению и провела по коричневой, чуть влажной и холодной после снега шерсти. - Надеюсь, ты не думаешь, что сегодня тебе тоже все сойдет с лап?
   Кот не отвлекался, подставил другое ушко, спинку.
   - Сегодня я тебя заставлю искупаться...
   - Мяур!
   - Ага, и спать ты будешь в кресле.
   - Фырк!
   - Не нравится? Форточка пока открыта, так что...
   Запыхтев ежиком, кот промолчал.
   - Значит, договорились, - правильно поняла его Соня.
   Она закрыла форточку, прошла в комнату, опустила тяжелую ношу в кресло, а сама взяла ночную и ушла в ванную. По пути вспомнила о своей угрозе и в дверях поманила пальчиком кота:
   - Киса? Мур-мур.
   Подув в усы, кот спрыгнул с кресла и пошел следом за ней в ванную. Правда, увидев пластиковый таз, попытался сопротивляться, но быстро был пойман, - с его-то весом далеко не убежишь,- посажен в таз и облит фонтаном теплой воды.
   - Не смотри на меня так! Ты же не думал, что я позволю тебе купаться в моей ванне?
   Кот, похоже, именно так и думал, но ничего не ответил. Вытерпел, молча позволил себя вытереть, и молча ушел, вздыбив шерсть.
   - Красавчик, - сказала ему вслед Соня, и кот гордо поднял хвост, скрываясь в комнате.
   Соня сомневалась, что он будет так же тих до ее прихода, но когда вернулась, кот сидел в кресле, смирно, за что и заработал молочка с колбаской. А еще в качестве бонуса - чтобы его держали на руках во время просмотра телевизора, - на руках, это ведь не в постели, хотя сама Соня и лежала в кровати, - и гладили, гладили, гладили...
   Было так тепло, уютно, под боком пушистое теплое существо, которое вернулось, потому что ему с ней понравилось и теперь так умильно мурлыкало... Соню начало клонить в сон, и она на минутку прикрыла глаза.
   - Если что, - сказала она коту, который, лежа на ее животе, заинтересованно смотрел музыкальные клипы, - выключишь телевизор.
   После чего сразу же отключилась, и не слышала, как кот спрыгнул с нее на кровать, подошел к ее лицу и промяукал:
   - Спи уж.
   А потом спрыгнул вниз, обернулся в человеческую сущность и, наконец, снял с себя одежду. Фууух. Хорошо, что перчатки он снял еще за окном, и теперь они лежали в пальто. Но пальто ведь было на нем! И жаркие ботинки, и брюки. Невыносимо! Ужасно противно купаться в одежде! Но хуже, когда надо страдать молча и втихаря сушить на себе одежду. Бррр...
   Но ничего, кто старается - тот молодец, и ничего не испортилось, все как новенькое.
   Повесив одежду в шкаф, все равно девушка раньше него не просыпается, Ярвуд полностью обнаженным вернулся в постель. К Соне. Сделав звук в телевизоре практически нулевым, обнял свою зимнюю находку и с интересом продолжил смотреть, как полуголые девушки выгибаются в танце перед мужчинами разных окрасов.
   Он многое видел в жизни, Нейтральная зона, где он живет с подросткового возраста вообще богата на интересное, но он всегда был открыт чему-нибудь новому или просто любопытному.
   Через часик, насмотревшись вдоволь и уверившись, что нового ничего не увидит, хотел было выключать, но пощелкал пультом и передумал. Внизу экрана красовался маленький красный квадрат, а по центру... А по центру было очень... мурк... увлекательное...
   Но долго не выдержал. Девушку пугать не хотел, а сам... сам мог, но не хотел тоже. Поэтому выключил телевизор, прижал девушку крепче к себе и лизнул ее в шею. Подумать только, она решила привести в дом какого-то чужого мужика! Ва-сень-ку! Тьфу! Не будет в этом доме никакого Васеньки. Вон, соседка против! Не надо ее расстраивать, она старенькая, сердце может не выдержать. Бабушек надо беречь, они котиков подкармливают, это Ярвуд успел заметить за два дня в этом мире.
   И котиков тоже не стоит расстраивать, они мстительные. Нет, ну каково это? На полдня оставить одну нельзя! Он ведь тогда, сидя за окном и слушая все это про свидание, чуть усами не поседел!
   Ва-сень-ка...
   Тьфу, даже произносить противно, откуда люди берут такие имена?
   - Спи, - шепнул он в губы заворочавшейся девушки, - спи, моя Соня.
  
   ***
  
   Соня проснулась в прекрасном настроении. Всю ночь снилось что-то прекрасное, теплое, что-то такое...
   И даже загадывать не пришлось! Интересно, а если не загадывала, а приснилось, и не на новом месте, а на привычном, это считается?
   Перед Новым Годом же, говорят, волшебство...
   Потянувшись, она рукой наткнулась на нечто громоздкое, медленно повернула голову и увидела рядом со своей головой, более того, на своей подушке - кота. Тот нагло смотрел на нее, даже не притворяясь спящим. Теперь стало понятно: отчего сон казался таким теплым... и отчего наснилось всякого...
   - С добрым утром, - сказала коту Соня и погладила его за ушком. - С тобой было очень тепло и уютно, но... эх... Был бы ты мужчиной - цены бы тебе не было!
   Кот насмешливо фыркнул и подставил второе ухо.
   - Так, ладно, вставай, придется эту постель тоже менять. Но, надеюсь, скоро тебя заберут, - она улыбнулась коту, и голос ее звучал бодро, но на душе заскребли кошки. Да и кот посмотрел так укоризненно, что она не выдержала и призналась. - А я к тебе уже привыкла... буду скучать.
   Не позволяя себе раскисать, Соня поднялась с постели, потянулась еще раз и скрылась в ванной. Кстати, в ванной витал аромат ее геля для душа, такое ощущение, что она недавно уже купалась, и на плитке на стене еще висели капельки влаги. Странно, но ладно. Приняв душ, Соня подхватила свое полотенце, и поняла, что оно влажное.
   Так, а чем она вчера вытирала кота? Была уверена, что другим полотенцем, которое сразу закинула в стиральную машинку, но сейчас усомнилась, закинула это полотенце тоже, а за другим вернулась в комнату.
   - Что-то с твоим появлением, - сказала она обалдевшему при ее появлении коту, - у меня увеличилась стирка.
   Кот таращился так, словно мимо него пробегала говорящая копченая колбаса - шерсть дыбом, хвост трубой, уши на макушке, и принюхивается, принюхивается.
   - Ты моя киса, - склонилась над ним Соня и ласково погладила по голове.
   Киса то ли исхудала за ночь, то ли просто с утра не евши, шлепнулась на бок и закрыла со стоном глаза.
   - Сейчас, киса, - она почесала его под подбородком, - сейчас я тебя накормлю. Только вытрусь и оденусь.
   Кот тяжело вздохнул, мол, как долго ждать! И Соня, посмеиваясь над его прожорливостью, отошла, взяла полотенце, и вместе с ним скрылась в ванной.
   Как только она ушла, кот открыл глаза и мученически простонал, уже не скрываясь. Нет, ну какой здоровый кот выдержит, когда перед ним ходит обнаженной такая кошечка? А ведь он пока не может открыться - дела, дела. И пока не представлял, как откроется, когда решит вопрос, приведший его в этот мир. А она... она виляет перед ним хвостом, хотя у нее нет хвоста. Как выдержать? Где взять силы? Как не убить Васеньку только за то, что он посмотрит на нее, пусть и в одежде?
   К счастью и разочарованию одновременно, Соня вернулась уже не обнаженной, и кот теперь мог нормально и безболезненно двигаться.
   - Киса? - позвала она.
   Он подул в усы, поражаясь, как можно не заметить, что он не киса, а КОТ?
   - Мур-мур? - поторопили его.
   И как можно не знать, что КОТОВ надо звать на "кис-кис"?
   Но спрыгнул с кровати и пошел на кухню, как и просили. Когда Соня достала колбасу, он облизнулся, притворяясь, что рад, а когда она отвернулась, чтобы нарезать, тяжко вздохнул. Еще день, и при виде колбасы он начнет плеваться и царапаться! Молоко еще как-то скрашивало существование, а то бы совсем тоска. Он любил поесть, но разнообразно, а здесь колбаса и молоко или тот вонючий пакетик, которым она пыталась его соблазнить. Выбор не так чтобы большой.
   Он надеялся, что она сварит кофе, а то ему самому некогда, надо будет бежать сразу же после нее.
   - Приятного аппетита, - пожелала Соня, поставив перед ним мисочку с кусочками нарезанной колбасы.
   Какой ужас! Какой позор! Хорошо, что его никто не видит из Нейтральной зоны, а то бы авторитет швах, и потом попробуй восстанови. Нет, он, конечно, восстановил бы, но зачем начинать с ноля там, где ты уже далеко не ноль? У него приличная должность, он собирает налоги, а так же плату за вход в Нейтральную зону, ведь надо же городу на что-то жить? Увеселительные заведения, естественно, давали хороший доход, и нечисть неплохо платила за возможность спокойного отдыха, когда от тебя почти не шарахаются, но все же, все же. Деньги лишними не бывают. К тому же, в городе жили разные сущности, и только на мага, чтобы поддерживал в городе свет, уходила туева куча средств. А что поделать? В городе жили и люди, а хозяин города не притеснял никого, даже людей.
   Ярвуду нравилась работа, у него было прикормленное место, не обходилось и без приключений, так что выпустить пар возможность имелась. Его уважали, некоторые боялись. И совсем ни к чему, чтобы кто-нибудь из Нейтральной зоны увидел, как он в сущности котика ест колбаску практически с пола. И как лакает кофе из такой неудобной мисочки.
   Ну, хоть чистой. Девушка вообще чистюля, ему повезло. Еще бы не заставляла его купаться в том тазике...
   В ванну она его свою не пустит... Ну да, ну да, поживем-увидим, а пока...
   О, варит кофе! Ты - моя киса, ты - моя умница! Мяур тебе! Ну, погладь, погладь, если так хочется!
   Что?! А ему?! Где его доза кофеина?!
   - И ты хочешь? - спросила Соня.
   Кот подул в усы, чтобы не размяукаться. Надо же, догадалась. А чем твою колбасу запивать, интересно? Молока не дала, дай хоть кофе!
   Вымыла мисочку, налила туда кофе.
   Посмотрев в окошко и убедившись, что свидетелей нет, никто не подсматривает, он начал лакать горячий напиток. Нет, ну а что делать? Ему еще целый день мотаться, и вряд ли будет время забежать куда-нибудь и взбодриться.
   Фырк...
   - Не давись, никто у тебя не отнимет, - подшутила Соня. - Еще хочешь?
   Нуууу...
   - Пей, - щедро добавила кофе.
   Пользуясь тем, что она отвернулась к окну, что-то там заинтересованно рассматривая, он лапой наклонил мисочку и не лакая, а почти нормально выпил кофе. Когда она обернулась, мисочка уже была пустая, а котик бодр и доволен.
   - Знаешь, а ведь никто вчера так и не позвонил, - сказала Соня.
   О ком это она? Еще один Васенька наметился?
   - Я вчера расклеила объявления, написала, что ты у меня, оставила свой телефон... - Она встала и взяла кота на руки. - Но никто тебя, получается, не ищет? И никому ты, кроме меня не нужен? Вот так, раскормили и бросили?
   Кот, который изображал брошенного и несчастного сиротинушку, вздыбил шерсть, намекая, что он просто пушистый! Пу-шис-тый!
   - Но ты мне и таким нравишься, - она чмокнула его в нос и поставила на пол в совершенно обалдевшем состоянии.
   Поцеловала. Сама. Первая.
   И он ей нравится...
   Ну, что, котенок, за язык тебя никто не тянул.
   - О чем это ты задумался? - убрав со стола, Соня пошла одеваться.
   Так как пальто было подпорчено, а куртку надевать не хотелось, выбрала короткую дубленку. Кот сидел неподалеку, обмотавшись пушистым хвостом, и умильно мурлыкал.
   - И как такого отдавать? - склонившись над ним, Соня почесала его за ушком. - Ты ведь без меня похудеешь!
   Кот фыркнул: а на колбаске, которая уже в горло не лезет и кофе без сахара не похудеет? Но вслух, конечно, ничего не сказал, после Сониного признания вообще изображал из себя душку-добродушку, даже мяукнул на прощанье, мол, буду скучать, и не показал язык бабуле-соседке, которая заглянула в квартиру, когда Соня закрывала дверь.
   - Ты что, кота завела? - разговор велся уже в подъезде, но Ярвуд прекрасно все слышал, ему даже подходить ближе не надо было.
   - Да, а что? - ответила Соня. - Доброе утро вам.
   - Доброе, доброе. А мать-то не против?
   - А причем здесь мама? Мы отдельно живем.
   - Она-то хотела, чтобы ты мужика завела, а ты... Хотя я за кота голосую! Кот однозначно лучше! У меня как раз кошечка есть, так что можем их познакомить.
   - Я спрошу у своего кота, - вежливо ответила Соня, и Ярвуд услышал, как она спустилась по лестнице.
   Чтобы убедиться, что она ушла и не вернется, он запрыгнул в кухне на подоконник, получил от уходящей Сони воздушный поцелуй, и минут пять зачарованно рассматривал закружившие снежинки, пока вспомнил, что у него дела вообще-то.
   Спрыгнул, обернулся в человеческую сущность, вышел через дверь, и, да, да, на этот раз тоже не обошлось - встретился с вездесущей бабулей. Ее бы на ворота Нейтральной зоны поставить, она бы даже за деньги никого просто так не впустила, но жалко, что только освоится, только заслужит себе уважение, и... Люди ведь не живут долго, особенно пожилые. А еще любопытные. Какая-нибудь нечисть ведь может и не выдержать такого пристального внимания и нечаянно укоротить любопытной бабуле жизнь.
   Нет, пусть живет себе бабушка спокойно в этом мире, а на ворота поставит кого-нибудь из своих, проверенных, кто созрел для повышения. И вообще он все тщательно продумал, ему осталось только усыпить бдительность соседки, уладить кое-какие нюансы и поговорить с Соней. Но большие дела начинаются с малого, и Ярвуд начал с соседки.
   - О! - поразилась та, рассматривая его. - Значит, Соня и кота, и любовника завела?
   - Да, - спокойно сказал Ярвуд, глядя ей в глаза. - Но вы никому об этом не скажете.
   - Но как же?
   - Потом, - утешил ее Ярвуд, ну не бессердечный же он в самом деле. - Вот когда я появлюсь снова, с букетом цветов, вы сможете рассказать об этом всем подругам.
   - А долго ждать?
   - Не очень, - Ярвуд развернулся и вышел из подъезда.
   На улице было по-зимнему холодно, но в теплом пальто не страшно. Надев перчатки, он уверенно двинулся вправо. Он еще вчера нашел того, кого искал и теперь легко улавливал его запах, даже находясь в человеческой сущности. Через час бодрого шага, он подошел к пятнадцатому дому, четвертому подъезду, и на втором этаже увидел кота. Ага, чувствует, что попался, и спрятаться не может.
   Ярвуд выжидательно посмотрел на него, и коричнево-серый кот со второго этажа быстро юркнул за занавеску. Ярвуд посмотрел на часы, и буквально отсюда услышал, как котик тяжко-тяжко вздохнул, а потом спрыгнул на пол.
   Через три минуты подъездная дверь открылась, и на улицу, хмурясь и пряча взгляд, вышел мальчишка, кутаясь в теплую куртку, но не застегиваясь. Видно, рассчитывал быстро отделаться и вернуться в дом. Как бы не так. Именно из-за него Ярвуду пришлось перенестись в этот мир, и именно из-за него пережить падение с шестнадцатого этажа и издевательства малолеток. И найдя однажды, он уже не отпустит.
   - Готов? - спросил Ярвуд на русском, заодно проверяя: освоился мальчишка или так, возомнил о себе.
   Не поднимая глаз, мальчишка качнул мохнатой головой. Значит, языка не знает, так просто мается здесь? Учил его, учил, а толку нет? Совсем распустился без родителей. Нет, все, терпение лопнуло, надо вернуть его маме с папой и жить себе припеваючи.
   - Стив, мы уходим, - уже строже, как и заслужил.
   - Но я... - поникнув, сказал мальчишка на русском, - но она...
   Так, с языком проблем нет, разве что словарный запас чуток беден. Но это уже лучше, значит, не пропал бы без него, приспособился не только в звериной сущности.
   Ярвуд прекрасно знал, о ком говорит Стив. Вчера он видел, как из окошка второго этажа выглядывала круглолицая девушка с длинными хвостиками. Но длинные хвостики - еще не повод остаться. Здесь нужен повод существенней.
   - Так. Первый вопрос. Как решил проблему с местным языком?
   - А какая здесь проблема? - удивился мальчишка. - Прогулялся между мирами, для нас, котов, это нормально, взял браслет, - он сунул брату под нос запястье.
   Ага, нормально, как же. Ярвуд бился со Стивом несколько месяцев, да и то научил лишь заглядывать в один из других миров. Для котов пространство не имеет границ, но Стиву переходы не давались, он боялся, что не сумеет вернуться. А как припекло, прыгнул туда и обратно и ничего, жив, и даже время не перепутал, как был подростком, так и остался.
   - А если браслет порвется? - не сбавляя строгости, спросил Ярвуд.
   - А я что, совсем, что ли, без головы? Учу потихоньку язык на самом деле, повторяю за ней, когда не слышит. И я ведь всегда могу прогуляться между мирами опять.
   - Это не так просто. Особенно тебе. Ты же помнишь.
   - Я уже понял, что это как кататься на велосипеде по льду, - согласно поддакнул Стив. - Но сейчас такие велосипеды, что даже смешно падать. И потом, если упал, всегда можно подняться. Конечно, если ты упал не под двигающийся тебе навстречу грузовик.
   - Телевизора обсмотрелся?
   - Она много читает, - пренебрежительно бросил мальчишка.
   - Хорошая девочка. Она начинает мне нравиться. Ну ладно, первый вопрос решен. Теперь второй. Почему ты гуляешь между мирами, но не вернулся в Нейтральную зону? Почему я был вынужден бросить работу, дела, досуг и мчаться вслед за тобой?
   - Я не хочу возвращаться.
   - Это я уже понял. Причина? Почему я не должен схватить тебя за хвост и силком утащить прочь от этой девочки?
   - Она... моя, - промямлил мальчишка.
   - Что, признал за хозяйку? - сыронизировал Ярвуд.
   - Она моя, - повторил мальчишка, и поднял лицо, упрямо взглянув на Ярвуда.
   Ого, глаза сверкают, щеки раскраснелись, брови чуть ли не срослись, мол, попробуй рассмеяться - расцарапаю в кровь! Похоже, существенный повод нашелся...
   - Уверен? - только и спросил Ярвуд.
   - Да.
   Стиву всего пятнадцать, ему бы гулять да гулять, но уж если нашел свою кошечку, в Империю Масок теперь и за хвост не затащишь. Угрожай - не угрожай, бесполезно. Можно только помочь или не мешать.
   - Я должен за ней присматривать, - сказал Стив. - Она такая красивая, что скоро начнут увиваться всякие...
   - Сколько ей лет?
   - Двенадцать.
   Ну да, куда там - скоро начнут увиваться! Потянуло на смех, но Ярвуд сдержался.
   - Хорошо, - сказал он, - я тебя понял. Сделаем так. Пока ты поживешь у нее, а потом я тебя заберу.
   - Но я...
   - Ты же не думаешь, что сможешь за ней присматривать в сущности кота? Девочка ходит в школу, гуляет с подружками, так?
   - Ага.
   - И вот там куда больше вероятность, что кто-то ее захочет обидеть или влюбить в себя.
   - Она моя!
   - Да. Но присматривать за ней лучше в сущности человека, и так гораздо больше шансов, что так она обратит на тебя внимание не только как на милого котика.
   - Ааа, с этим согласен.
   - Так что пока живи котом, но скоро я за тобой зайду.
   - А где мы будем жить?
   - В часе ходьбы отсюда, считай по соседству. Правда, с хозяйкой я еще не договорился.
   - Не охмурил еще, что ли? - рассмеялся Стив, за что получил подзатыльник.
   - Иди домой, не мерзни, - отпустил его брат.
   - Не мерзну. Я все-таки оборотень, - огрызнулся тот, но с радостью убежал в подъезд к своей кошечке.
   Дааа, младший брат - это родительское наказание Ярвуду за все его проделки в детстве. Это же надо было придумать? Ярвуд оставил его всего на день проследить за воротами, а того угораздило поиграть с ревнивым оборотнем. Он, видите ли, вспомнил, что когда-то Ярвуд такое проделывал! Но притворился, что забыл главное: Ярвуд проделывал это только с мальчишками, своими ровесниками в ту пору, и никогда даже лапой не трогал чужих девочек.
   Если бы Стив пощекотал только взрослого оборотня в шею, могло обойтись, но мальчишка полез пушистой лапой к девушке оборотня, а тот возьми и закинь его к черту. Черт как раз был неподалеку, сидел себе, спокойно отдыхал в Нейтральной зоне, когда ему на колени упал кот-оборотень. Разозлившись, черт одним махом отправил кота в этот мир, к людям. И Ярвуду пришлось отправиться следом, потому что младший брат всегда вляпывался в какие-то неприятности.
   Но ничего, главное, он его нашел, у него все в порядке. Теперь пора упорядочить собственную жизнь, и начать надо с продумывания: как избавиться от соперника?
  
   ***
  
   Вернувшись домой, Соня первым делом разделась, разулась, и сразу же обняла котика, который встречал ее в коридоре.
   - Ты моя киса, - сказала она. - Такой верный, такой красивый, а тебя до сих пор так никто и не ищет. Не представляю, как так можно? Но ничего, смотри, что у меня для тебя есть. Будем обживаться, да?
   Соня достала из пакета кошачий туалет, но кота больше заинтересовали сосиски, много сосисок и рыбка, которые тоже были в пакете.
   - Пойдем со мной, моя радость, - позвала его Соня. В комнате она продемонстрировала ему новшество туалета - купила вот, несмотря на то, что кот, видимо, привык справлять нужды на улице. Но ведь раньше было тепло, а сейчас зима, сегодня вообще метель просыпалась. Нечего ему мерзнуть по такой погоде. А туалет, Соня уточняла и на работе у сотрудниц, они там все кошатницы, и в магазине у продавщицы, без запаха, и котикам нравится.
   Правда, этот котик радости не проявил, зато с азартом и мяуканьем ринулся за ней на кухню и выждал, пока Соня поставит воду, а сама побежит переодеваться, выждал, пока ему отварят сосиски, намекнул тихим мяуканьем, что не против рыбки на завтра и с удовольствием стал подкрепляться.
   Вообще-то Ярвуд не был голоден, заходил в кафе, но это ведь готовила для него Соня, и она старалась. И еще, не есть же девушке в одиночестве? Она сегодня какая-то грустная. Перекусив, кот запрыгнул ей на колени и позволил себя погладить. Успокаивайся, кошечка, успокаивайся, что-то ты сама не своя.
   - Ничего, - сказала ему Соня, - завтра я встречусь с Васенькой, а через несколько дней он меня бросит.
   Кот удивленно моргнул. Она что, расстраивается? Ей нужен Васенька? Есть мужчины получше! И за ними даже ходить далеко не надо! И еще они очень неприхотливы в еде!
   - Главное нам с тобой, - шепнула Соня, словно их кто-то мог подслушать, - продержаться эти несколько дней. Да, мой хороший? Ты ведь меня не бросишь?
   Что за вопросы? Да ты и не выгонишь, если захочешь!
   - Спасибо тебе, - еще тише сказала Соня, а потом взбодрилась, все-таки он достаточно много забрал от нее отрицательной энергии. - Пойдем, у нас с тобой еще дела есть. Пойдем, пойдем, я включу тебе клипы.
   Ух ты, такое он не против!
   В комнате Соня включила для него музыкальный канал, усадила его в кресло, а сама принялась чинить пальто, которое он ей подпортил. Он спрыгнул, потрогал ее лапкой, стараясь не оцарапать, и виновато заглянул в глаза.
   - Ничего, киса, я не сержусь. Зато сейчас я такую вышивку сделаю! Давно хотела, но все было некогда, а сегодня у нас с тобой на двоих впереди целый вечер!
   Звучало хорошо - у нас с тобой, на двоих... И кот вернулся на диван и лениво посматривал оттуда - то на увлеченную работой Соню, то в телевизор. Было уютно, хорошо, но как всегда в такие моменты, что-то обязательно должно было пойти не так!
   В дверь взяли и бесцеремонно позвонили. Соня хорошая девушка, даже не подумала притвориться, что никого дома нет, кинулась открывать, а там...
   Кот пошел следом за ней и все видел. А там, в дверях, стояла высокая худая женщина, обмотанная шкурой мертвых пушистых животных, ее раскосые глаза были стыдливо прикрыты черной шляпкой, а большие губы прятались под обильным слоем такой красной помады, что глаза зачесались от раздражения.
   - Привет, моя девочка, - женщина переступила через порог и обняла Соню.
   - Мама, что ты здесь делаешь?
   Мама?! Вот это наша мама?! Кот почесал глаза и с большим интересом уставился на женщину.
   - Ну да, вот заглянула проведать тебя.
   - Но ты же все равно придешь завтра.
   - И завтра тоже. Сегодня я хотела обсудить с тобой меню и другие важные вопросы, так что... - Женщина заметила кота и резко замолчала. - О, Боже... Соня! Это что... это... это кот?!
   - А на что похоже?
   - Соня, как хорошо, что я зашла сегодня! - воскликнула женщина. - А если бы этого кота увидел Васенька?
   Кот напрягся и вздыбил шерсть. Не понял: Васеньке хоть так, хоть так придется его увидеть!
   - Давай я его заберу и куда-нибудь вывезу, - предложила добрая женщина.
   А шубка у нее что, из таких же, увезенных в неизвестном направлении животных? Кот прыгнул в руки Сони, и она ласково его погладила, опять прилизывая шерсть - ну да ладно, это лучше, чем смерть и расставание.
   - Соня! - поразилась женщина, глядя на дочь. - Ты хоть понимаешь, как это выглядит со стороны?
   - И как это выглядит?
   - Да выглядит так, будто ты настоящая старая дева! Понимаешь? Не девушка, которая очень близка к этой участи, а уже старая дева! Соня, нет, ты не можешь так со мной поступить. Послушай меня, я тебя плохому не научу...
   - Мам, кота не получишь.
   - Но, Соня!
   - Если твой Васенька такой чувствительный, что не может видеть котов, пусть не приходит. Мне меньше мороки.
   - Вот ты опять, понимаешь, Соня, ты опять сама гонишь от себя женское счастье. Ты уже настроилась на то, что у вас ничего не выйдет! Даже кота завела только поэтому.
   - Почему?
   - На всякий случай уменьшить шансы понравиться. Ох, Соня, я хочу внуков, как ты не понимаешь? За что мне такое? Не пью, не курю, гуляю только с будущими мужьями, и такое расстройство... Где мои внуки, Соня?
   - Почему ты так уверена, что внуков тебе может подарить Васенька?
   - Потому что он замечательный. Он умный, симпатичный, с ним весело.
   Кот громко фыркнул, но женщина упрямо перечисляла длинный список достоинств.
   - Мам?
   - Да, моя хорошая?
   - Приводи своего Васеньку, я же не отказываюсь.
   - А кот?
   - А кот живет здесь. Он мой. И я его не отдам.
   - Соня, пожалуйста, подумай еще, ты ведь у меня умная, хорошая девочка, просто тебе не везет, - с грустью сказала женщина и ушла.
   Несмотря на то, что визит был коротким, Соня вернулась в комнату в растрепанных чувствах. Кот послушно запрыгнул в кресло и оттуда наблюдал, как она вышивает, но все больше о чем-то думает и вздыхает. Эх, и надо же было взять, заявиться и все испортить?! Такой тихий уютный вечер коту под хвост!
   - А, знаешь что, - Соня отложила в сторону нитку с иголкой, пальто и поднялась, - думаю, надо нам с тобой развеяться. Как-то мне резко расхотелось быть сегодня хорошей девочкой!
   Да? И что теперь? Кот вопросительно уставился на девушку, а она вышла в коридор и начала быстро одеваться. Эээ, куда?! Темно, холодно на улице! Куда собралась?
   - Не мяукай так громко, а то я сейчас напугаюсь и передумаю, - улыбнулась ему Соня. - Я скоро буду.
   Соня вышла, а кот, выждав, когда она выйдет на улицу, распахнул форточку и выпрыгнул. Одну он ее не оставит, иди знай, что она удумала.
   Но Соня ничего плохого не делала. Она зашла в ближайший магазин, через минут двадцать вышла из него с пакетом продуктов и быстро пошла к дому. Проследив, не прицепится ли к ней кто-то, кот впрыгнул в окно и всего на минуту оказался в квартире раньше хозяйки. Лапки все еще были в снегу, но он бросился Соне навстречу и потерся о ее заснеженные бурки, пусть думает, что сама натоптала.
   - Соскучился, что ли? - удивилась девушка такому всплеску нежности. - Ну, все, киса, я дома.
   Соня разделась, разулась, вымыла руки и прошла на кухню. Задрав хвост, кот прошел следом за ней.
   - Вот, - она показала ему бутылку вина, чем, конечно, интерес вызвала, но и только. Он же не мог в звериной сущности составить ей компанию, так что как бы и не при чем, как бы и радоваться ему нечему. - А это тебе.
   К счастью, ему достался не очередной пакетик с кормом, а увесистый пакет сметаны - это раз, молока - два, и нет, шерсть у него не слипнется - целая банка сгущенки!
   - Ну, что, помурчим? - Соня, поглядывая на его реакцию, безошибочно выбрала сгущенку, открыла, щедро налила в мисочку. А себе - в бокал вина. И пока кот увлекся, пошуршала пакетом и достала пачку сигарет, зажигалку, даже пепельницу.
   Чиркнула зажигалкой, закурила. Кот кашлянул. Он ничего не имел против курильщиков, потому что курил сам, но Соня... Она делала это неумело, вертела сигарету, кривилась, пыхтела, а не вдыхала, в общем, морочила и коту, и себе голову.
   - Не хочу быть хорошей девочкой, - пояснила она уставившемуся на нее коту. - Это изматывает. Знал бы ты, как иногда мне хочется сделать что-то такое... что-то... Не знаю, как объяснить... понимаешь...
   Он бы, наверное, понял, уж постарался бы, но позвонил мобильный.
   - Алло? - ответила Соня.
   - Вы писали объявление, что нашли кота... - ответил ей мужской голос, который кот сразу узнал.
   - Эмм... да.
   - Так я бы за ним пришел, если вы не против.
   - Ну... - Соня с сожалением посмотрела на прислушивающегося к разговору кота и выдавила недовольно: - Приходите, конечно. Рада, что хозяин кота нашелся.
   Она продиктовала адрес и уставилась в окно, на снег, закруживший на улице, как будто снег мог ответить, почему на душе так скверно. Одна сигарета потухла, и Соня, положив ее в пепельницу, тут же подкурила вторую. В дверь позвонили. Кот и девушка переглянулись, и пошли открывать. Точнее, девушка открывала, а кот просто не мог бросить ее одну с гостями, которые являются к хорошим девочкам на ночь глядя.
   - Кто там? - спросила Соня, пыхнув сигаретой и закашлявшись.
   - Это по объявлению...
   Кот напрягся, девушка на нервной почве сделала первую настоящую затяжку и уставилась на кота. Тот нервно бил хвостом и не сводил глаз с двери.
   - А какого цвета ваш кот? - конечно, с этого и надо было начинать, еще по телефону, но лучше поздно, чем никогда.
   - Коричневый. Красивый. - Ответили ей. - Как у вас и написано в объявлении.
   Тяжко вздохнув, Соня открыла дверь и посмотрела на пришедшего. Подросток, лет пятнадцать-четырнадцать, холеный, в ушах наушники, музыка так громко кричит, что и ей слышно, а уж как у него барабанные перепонки не лопаются - трудно представить.
   - Уверены, что это он? - Соня обернулась к сидящему позади нее коту.
   - Он, он, - заулыбался парень.
   - А почему вы его не искали?
   - Очень даже искали, - заверил парень, - и вы не представляете, как мы вам благодарны.
   - Мы? - Соня выглянула и заметила, что в подъезде на пролете стоят еще двое ребят.
   - Ага, мы, - парень присел и, загибая пальчик, позвал кота. - Кис-кис-кис! Иди-ка ко мне! Ну? Кис-кис.
   Соня стояла боком, а потому видела и кота, который, казалось бы, раздумывал признавать хозяина или нет, и хозяина, который тщетно пытался зазвать питомца. Ей бы радоваться, что котик вернется домой, но она так привыкла, что его дом здесь, и вообще привыкла к нему. Она следила за котом и ждала, что он сделает. Если уйдет, решила она, плакать не будет, но вино допьет, и пачку сигарет пусть вымучит, но курить научится. А если кот останется...
   - Кис-кис, - между тем продолжал звать парень, - пойдем, я тебе такой корм вкусный купил, как ты любишь.
   Кот двинулся к парню, медленно, крадучись, сверкая глазами, а Соня, наблюдая за ним, вдруг все поняла. И кто эти мальчишки, и что задумал кот. Поэтому она быстро подхватила на руки своего Бандита, и выпустила струю дыма в лицо подростка.
   - Пошли вон отсюда, - процедила она зло, - это мой кот!
   - Да ты... - начал бычиться парень, но тут явилась подмога в виде соседки.
   - Я уже милицию вызвала, - объявила старушка.
   - Еще раз сунетесь сюда, я напишу заявление, - пригрозила ребятам Соня, а те не сказать чтобы испугались, а наоборот, ушли неохотно и пугая своими улыбочками.
   - Гляди что удумали! - возмутилась соседка. - Кота твоего хотели забрать?
   - Да я сама виновата, - покаялась Соня, и погладила котика. - Не волнуйся, я тебя никому не отдам. Ты мой.
   Кот заглянул в глаза, мол, обещаешь?!
   - Обещаю, - сказала Соня.
   - А ты что же, курить начала? - заметила соседка.
   - Бросаю уже, - оправдалась Соня и, поблагодарив за оперативное вмешательство, попрощалась и закрыла перед бабулькой дверь.
   - Ну что, - посмотрев на свою тяжелую пушистую ношу, сказала девушка. - Купаться и спать?
   Кот миролюбиво махнул хвостиком, но стоило Соне скрыться в ванной, открыл форточку и выпрыгнул в окно. Вернулся он быстро, Соня только успела выйти, распаренная, благоухающая, нежная. Она зашла на кухню, убрала вино, бокал, сигареты, а потом обняла своего котика и вместе с ним наблюдала, как по дороге, мигая огоньками, куда-то в высотные дома мчится "скорая помощь".
   - Купаться и спать, - повторила Соня, а никто и не спорил.
   Теперь-то можно и помыться, Ярвуд успел раздеться и спрятать свои зимние вещи в другом шкафу, в который девушка за время его пребывания еще ни разу не заглядывала - может, потому, что там было много вещей, но ничего путного. И спать можно теперь спокойно, потому что никто мерзкий и злой не попытается влезть в окно, как собирался.
   Это же читалось у мальчишек на лицах!
   Ничего, отдохнут среди людей в белых халатах, поспокойнее станут. Ну, кто им поверит, что на них напал кот-оборотень? Правильно, никто. Поэтому Ярвуд, собственно, и не нападал. Так, попугал только. И внушил кое-что.
  
   ***
  
   - Знаешь, - сказала Соня, обнаружив поутру на своей подушке кошачью ухмыляющуюся морду, - кажется, я начинаю понимать, почему старые девы заводят себе котов.
   Больше она ничего не сказала. Начала собираться на работу, но вяло, без энтузиазма, все еще не отошла ото сна. А ей такое приснилось... такое...
   Жаль, что Васенька не мог быть тем темноволосым мужчиной, который всю ночь обнимал ее и шептал всякие нежности. И жаль, что это сон, просто сон...
   У мужчины во сне были зеленые большие глаза, обалденное жаркое тело и потрясающая улыбка. А такие мужчины если и существуют, то либо во сне, либо на страницах журналов. Но не в реальности, не в постели обычных бухгалтеров.
   - Да уж, - буркнула Соня, рассматривая зеленые глаза своего кота, и ушла в ванную.
   Душ помог успокоиться, но не забыться. И завтракая, и посматривая на часы, чтобы не опоздать, она все еще бережно прокручивала в мыслях картинки из сна, пока они не растаяли, как вот снег за окном. Такие перепады погоды сродни человеческому настроению, как будто зима - балованная и живая барышня.
   - Ну что, - напоив кота кофе и щедро налив сгущенки, сказала Соня, - жди и готовься, сегодня у нас с тобой Васенька.
   Кот фыркнул в усы, мол, не боись.
   - Нам с тобой главное этот вечер продержаться, - уговаривала сама себя Соня, одеваясь. - Так, буду чуть позже, мне еще в магазин зайти надо. Колбаски купить?
   Кот отвернулся.
   - Ладно, рыбки пожарю. Будешь?
   Кот повернулся и благодарно мяукнул.
   - Ну, все, киса, сторожи дом, - чмокнув толстую мордочку, Соня упорхнула на работу, и честно отсидела за компьютером семь часов.
   Сегодня работалось тяжело - несмотря на то, что конец месяца, отчеты уже сданы, а бухгалтер, по Сониному мнению, работал вообще одну неделю из четырех, именно во время отчетов. Остальное так - чтобы уж совсем не заскучать: поговорить с должниками, свериться с кладовщиками, установить обновление в бух. программе, выбить накладные клиентам. Уходить с работы, зная, что ждет впереди, не хотелось, но пришлось, к тому же, мама проконтролировала и позвонила, проверяя, где она.
   - Уже иду, - утешила ее Соня.
   - Я так вчера и не спросила, чем ты будешь угощать Васеньку. Ты определилась с меню?
   - Сразу же, - честно ответила Соня.
   - Ну, тогда я спокойна. Соня, милая, не подведи меня. Я так хочу, чтобы у тебя все получилось.
   - Получится, - заверила Соня, и, собравшись, пошла домой.
   Еще бы у нее не получилось избавиться от Васеньки. Получится, и еще как! А гастрономический отдел в магазине ей очень даже поможет.
   Соня недолго раздумывала: выбрала селедку под шубой, еще два каких-то салатика, в названия не вчитывалась, а на вид вроде бы свежие, выбрала картофель по-сельски, да и хватит. Вино со вчера осталось, свечка тоже где-то есть, давно лежит, кажется, еще бабушкина, но мама ведь не зря намекала, что Васенька и старина - вещи взаимосвязанные. Значит, ему понравится. А нет... Ну, дверь открыта.
   Повеселев, она простила погоде ее плаксивое настроение и отсутствие снега, и, мурлыча себе под нос, зашла в квартиру. Разделась, зашла в комнату. Так и есть: котик встречал ее, лежа на кровати, но взбучки за это не получил.
   - Привет, киса. Сейчас мы с тобой будем к гостям готовиться.
   Кот спрыгнул с кровати и ревниво заходил вокруг Сониных ног.
   - Пойдем, - позвала она его за собой, и зашла в зал.
   Щелкнула выключателем, поставила пакет с покупками, потом вернулась в комнату и открыла шкаф, где лежало все, что дорого, но в повседневной жизни не нужно. Так, где же бабушкина скатерть? А, вот, ее за этим черным пальто с ботинками и не видно.
   Кот крутился под ногами, получил поцелуй в нос, а Соня пошла стелить скатерть. Постелила, полюбовалась, выставила магазинные салатики, прямо так, не перекладывая, чтобы жених даже не сомневался: к его визиту не больно-то и готовились, а потом замерла.
   - Стоп, - сказала она себе, и вернулась в комнату, распахнула шкаф со старыми вещами, но... - Пальто нет... и мужских ботинок...
   Только сказав это вслух, Соня поверила, что их, действительно, нет в шкафу, и облегченно выдохнув, вернулась в зал. Вот никогда она так не нервничала перед встречей с мужчиной. Может, это все-таки знак? Может, судьба? И зря она решила оттолкнуть ее салатиками?
   - Киса, - позвала Соня кота на кухню, и отвлеклась от грустных дум прожаркой рыбки.
   Обещала ведь, а ее здесь целый день преданно ждали.
   Рыбка быстро покрылась золотистой корочкой и была отдана на съедение. А пока у некоторых надувались от еды щеки, Соня достала старую, чуть согнутую свечу, впихнула ее в стаканчик с солью, поставила на стол в зале. Салфетки положила новые, вилки и тарелки чистые. Так, три бокала, вино. Что еще надо для одноразового вечера?
   В дверь позвонили. Если кому-то что-то и надо, пусть со своим приходят, рассудила Соня и пошла открывать. Кот ломанулся первым, так, будто это его сватать пришли.
   - Не накаркать бы, - встряхнула хвостиками Соня, и открыла гостям.
   Первой стояла мама, и закрывала обзор своей харизмой, красной помадой и черной шляпкой. За ней, такой яркой и уверенной в себе, где-то там, почти на лестнице, затерялся высокий и ни грамма не молодой человек. Лет сорок-сорок пять, с явно прогрессирующей лысиной и умными, но печальными, как у ослика Иа, глазами. Теперь стало понятно, какое отношение он имеет к старине.
   - Ты нас впустишь? - нарушила затянувшееся молчание мама.
   - Эм, да, - Соня пропустила гостей.
   Мама вздохнула на кота, Васенька посмотрел на Соню с минимальным интересом.
   - Я раздеваться не буду, - сказала мама, - я ненадолго.
   - Разве вы не посидите с нами? - удивился Васенька, и отвернулся от Сони, утратив к ней интерес окончательно.
   - Я ведь ненадолго, - улыбнулась мама, - думаю, вам, молодым, будет вдвоем интересней.
   - Кто вам такое сказал? - Васенька уже снимал шубку с женщины. - Это все не так, поверьте. Все, что вы сказали, в корне неверно.
   - Действительно, - подтвердила Соня.
   По всему выходило, что с Васенькой у них ничего общего, и молодым его, даже при грозящем через пару лет Соне тридцатником, не назовешь.
   - Знакомьтесь, - улыбнулась польщено мама, - это моя дочь, Соня. А это - Васенька.
   - Василий Иванович, - поправил мужчина, чем удивил маму, но не Соню.
   - Софья Игоревна, - представилась она и махнула рукой в сторону зала, хотя жутко хотелось махнуть в сторону входной двери.
   Зашли в зал, мама тут же отметила магазинные салатики, - а как их не отметить, если они единственные красовались возле старой церковной свечи, которой бабушка освещала квартиру от домовых, - начатую бутылку вина, не хрустальные бокалы, и три тарелки.
   - Три? - пожалуй, это поразило ее больше всего.
   - Присаживайтесь, - отодвинул для нее стул Васенька.
   Соня и кот переглянулись и сели напротив гостей.
   - Но я даже шляпку не сняла, - попыталась набить себе цену мама.
   - Красивым женщинам можно, - утешил ее Васенька.
   Кот хмыкнул в усы, Соня промолчала, хотя да, здесь и коту все понятно. Мама не ела, пила вино и пыталась вести разговор, но говорила почти одна. Васенька ее только слушал. А Соня чесала кота за ушком и тоже пила вино. В общем-то, вечер был не таким страшным, как обещал быть вначале, и мог пройти незамеченным, если бы мама поняла то, что сразу поняли Соня и кот, но...
   Мама от своей идеи свести дочь с таким замечательным Васенькой не отказалась, и чтобы молодым никто не мешал, собралась выйти на кухню под предлогом подышать воздухом. Все бы ничего, уйди она одна, в комнате было бы чинно, как и в ее присутствии, уж Ярвуд бы проследил, но... Мама подхватила кота на руки и ушла подышать воздухом вместе с ним! А чтобы не вздумал вернуться обратно и помешать, закрыла на кухню дверь!
   - Что-то не нравится мне, как Соня ведет себя с Васенькой, - посетовала женщина, усаживаясь на стул.
   Кот промолчал, молча и недовольно посматривая на женщину, притащившую его сюда, и на закрытую дверь, которую кошачьими лапками открыть можно, но проблематично.
   - Вот о чем они там говорят? Молчат, небось? А ведь Васенька столько знает! Он так разбирается в технике! - мама все-таки не выдержала и встала, начав нервно прохаживаться по кухне.
   Коту такое мельтешение не понравилось, о чем он честно мяукнул, и тут же получил выговор:
   - И ты еще тут! Большой, жирный! Нет, я знала, что у Сони плохой вкус в отношении мужчин, но что это передалось и на животных... Тебе вон рыбу пожарила, а Васеньке - магазинный салат и церковная свеча перед глазами, как намек - даже не думай, что введешь меня во грех и поцелуешь! Где брать для нее женихов? А ты... Ужас какой-то! И блохи... в тебе ведь, наверняка, есть блохи! Брысь!
   Ага, щаз! И кудаааа? Куда??? Как ты себе это представляешь, шляпа ходячая?!
   - Размяукался - сил моих больше нет тебя слушать! - возмутилась женщина, а потом догадалась, ее взгляд метнулся к окну и она, сюсюкая и причитая, какой котик хороший, распахнула форточку. - Брысь! - повторила грозно.
   - Размечталась, - фыркнул кот.
   - Что? - ослышалась женщина, сняла шляпку, помахала у себя перед лицом, а кот в это время стремительно запрыгнул на высокий шкаф и оттуда наблюдал, как кто-то недоверчивый приходит в себя, действительно, дыша воздухом. Как и собиралась. Ну, вот, для этого же и пришли сюда, правда? А то брысь да брысь.
   Не мама, а кошмар в шляпке!
   Кот вздохнул, а потом заметил, что рядом с его лапкой стоит чистая пепельница, в ней лежит зажигалка, тут же за ненадобностью притаилась пачка сигарет. Женские, конечно, но свои ему пока не достать, так что сойдут. Вот до одури захотелось курить, и ждать не было сил, а мама Сони все равно смотрела в окно и дышала воздухом, так что...
   Щелкнув зажигалкой и радуясь, что это не спички, кот закурил сигарету и затянулся, давя в себе стон удовольствия. Попыхтел буквально немного, как дверь распахнулась, и в кухню зашла Соня.
   - Мам, - сказала она обернувшейся женщине, - Васенька уже собирается. Ты с ним или нет?
   - Как собирается? - опешила женщина. - Уже? Но, Соня, я думала... но как же... Подожди, ты ведь понимаешь... Девочка моя, ты ведь моя хорошая девочка, ну послушай маму, он хороший, он...
   - Верю. Но он не для меня.
   - Что? А кто для тебя?
   - Не знаю. Встречу - обязательно познакомлю.
   - Ну почему ты не хочешь услышать меня? Васенька - он...
   - Он уходит, я уже сказала. Мам, ты пойдешь с ним или докуришь?
   - Что? - снова опешила женщина, а котик, на которого устремились два взгляда, слабо мяукнул и прижал лапку к носу, словно защищаясь от дыма.
   - Иди ко мне, киса, - Соня подняла руки, и кот доверчиво спрыгнул вниз.
   Девушка сняла с котика черную шляпу, вернула маме, затушила сигарету.
   - Соня, я не курила! Это не я! Это твой кот! А когда он успел стащить у меня шляпу?!
   - Наверное, тогда же, когда закурил. Мама, я, конечно, понимаю, что ты шляпой пыталась скрыть сигарету, но хотя бы потушила. Нам с Бандитом здесь еще жить вообще-то.
   - Да это не я! - воскликнула мама. - Верь мне!
   - Хорошо. Поверю. А ты поверь, что Васенька - не для меня.
   - Жаль, - вздохнула женщина. - Я очень старалась, Соня, чтобы на Новый Год ты не была одна. Ты понимаешь это?
   - Понимаю, - согласилась Соня. - Но я не буду одна. Буду я и салат оливье. Не переживай, я даже рада, что не придется им ни с кем делиться.
   - Ох, Соня... - еще раз вздохнула женщина, ушла сама и увела с собой Васеньку.
   Сигареты ту же были выброшены в урну следом за магазинными салатиками, а двое - Соня и кот улеглись перед телевизором и синхронно вздохнули.
   - Думается мне, - сказала Соня, - что надо готовиться к шестой свадьбе мамы.
   Кот согласно моргнул и фыркнул. У кого-то шестая свадьба, у кого-то первая намечается. Здесь главное не количество. Здесь главное - качество и неизбежность, муррк.
  
   ***
  
   С того памятного визита Васеньки и мамы Сони прошло несколько дней, неумолимо приближался Новый Год, и Ярвуд знал, что девушка очень не хочет встречать его одна. У людей на счет этого праздника свои суеверия. Но он понятия не имел, как показаться Соне в своей человеческой сущности.
   Как? Вот как?
   Просто обратиться при ней? Он не хотел ее пугать. Кого угодно, но не ее. А других вариантов не было.
   Правда, его все-таки осенило, и он, пусть и с неудовольствием, потому что отчасти это обман, нашел способ. Однажды вечером Соня возвращалась домой с работы и познакомилась с мужчиной. У нее возле кассы порвался кулечек с хурмой, а мужчина галантно поднял фрукт. Этим мужчиной был Ярвуд, и он заметил, как в глазах Сони мелькнул интерес, но она отвернулась, не поверила, что заинтересовала его.
   Ярвуд незаметно держался рядом, и когда у нее уже на выходе из магазина порвался большой пакет, и оранжевые фрукты рассыпались на ступенях, поспешил их поднять.
   - Спасибо, - с прохладцей поблагодарила его девушка, и поторопилась отвернуться, чтобы он не заметил, как заалели ее щеки.
   - Если вы хотите вернуться домой не с пустыми руками, - сказал он, спустившись следом за ней, - будет лучше, если я вас провожу.
   - Кому лучше? Нет уж, спасибо.
   И только она это сказала, как у ее пакета неожиданно лопнула ручка. Ярвуд не только успел подхватить этот пакет, но и подарил пустой, который вот чисто случайно купил в магазине про запас.
   Больше у девушки не было возражений против его присутствия. Она молчала, не пыталась поднять хотя бы тему о погоде, но какой кот так легко сдастся в шаге от желаемого? Ярвуд умел очаровывать. Не наводить чары, а именно очаровывать. Для этого достаточно быть искренним и показать девушке, что она тебя волнует. Соня волновала его очень сильно, и притворяться не пришлось, а искренним он был настолько, насколько это было возможно при таких обстоятельствах.
   Соня оставила ему номер мобильного и позволила проводить себя, правда, схитрила, и пришла не к своему, а к соседнему подъезду. И пока она делала вид, что живет там и стояла на третьем этаже, разглядывая мужчину в подъездное окошко, Ярвуд ушел, сделал небольшой крюк и вернулся домой раньше нее.
   Можно сказать, его задумка удалась. Он был рад, что понравился Соне в своей человеческой сущности, но... когда она за ужином рассказывала коту, с каким интересным мужчиной познакомилась, было неприятно. Как будто она говорила о ком-то другом.
   И так же ему не доставило радости наблюдать, как она ждет звонка. А вдруг сегодня? А вдруг вот прямо сейчас?
   Он собирался выждать несколько дней, а уже потом позвонить. Этого времени хватило бы, чтобы девушка успела соскучиться, чтобы начала мысленно метаться "да" или "нет", но... Соня так ждала звонка, так переживала, надеялась, что у Ярвуда при взгляде на нее пропали аппетит и настроение.
   - Ты что такой грустный? - спросила у него Соня, тиская и обнимая, - за меня распереживался? Ну, и пусть не звонит. Будем мы с тобой только вдвоем, ты и я, и никто нам больше не нужен. Да, киса? А мужчина из снов на то и мужчина из снов, чтобы однажды с рассветом раствориться на горизонте.
   Ярвуд почувствовал себя виноватым и еле дождался утра, чтобы позвонить Соне. Они встретились, погуляли по городу, посидели в кафе, вечер был замечательным, Соня выглядела восхитительно, и ей так шел этот шарф, но Ярвуд, в отличие от вдохновленной Сони, вернулся в еще худшем настроении, чем вчера.
   Соне очень нравился мужчина, с которым она познакомилась, она была им увлечена, скоро влюбится - вероятней всего. А Ярвуду жгло душу, хотелось, чтобы она полюбила не того мужчину, а его. Его полностью. Обе его сущности.
   В этом мире не было магии, и оборотни, которых встречал Ярвуд, жили, не привлекая к себе внимания людей. А Ярвуду, так уж вышло, нужно было внимание именно человека. Всего одного. Но он понятия не имел, как добиться его? Как открыться Соне? А если она не поверит, испугается, оттолкнет, и... что тогда?
   Силой ее удерживать он не хотел, но не представлял, как сможет жить без нее.
   До Нового Года осталось три дня.
   Соня, как хотел, но и опасался Ярвуд, влюбилась в мужчину, с которым познакомилась. Она стала рассеянной, счастливой, мечтательной, она так нежно обнимала кота, словно заранее извинялась перед ним, что скоро, совсем скоро станет уделять ему гораздо меньше внимания. И она не спала практически до утра, когда Ярвуд-мужчина однажды вечером, прощаясь, поцеловал ее у подъезда.
   Сколько коту пришлось выслушать о себе восторженного тем вечером! Ему бы возгордиться, порадоваться, но настроение укатилось к черту, где ему самое место.
   Черт... Кстати...
   Ярвуд оставил все же уснувшую девушку, а сам переместился в Нейтральную зону. Черт усиленно тратился в кабаке - приятный он гость во всех отношениях, если бы не один нюанс.
   - Из-за тебя у меня выдрали клок шерсти, - без предисловий сказал ему Ярвуд.
   - Хорошая стрижка, - посмотрев на него, похвалил черт, - хотя не припомню, чтобы был к ней причастен.
   Черт тоже был без настроения, поэтому драки вот так, сходу, не состоялось. Они распили на двоих не один бочонок вина, Ярвуд выкурил не одну сигарету, прежде чем вернулись к сути претензий. Ярвуд напомнил, что две недели назад на руки черту упал глупый котенок, которого случайно забросил к нему злющий тигр-оборотень, а черт тоже был не в настроении и забросил котенка в другой мир. К людям. Хотя, если у него были к котенку претензии, должен был предъявить их старшему, то есть, Ярвуду. В общем, старшему брату пришлось перемещаться к людям следом за братом. А если бы он не был котом? Это было бы ох как сложно.
   - Но ведь обошлось, - резонно заметил черт, подливая себе и Ярвуду вина.
   - Но ведь клок шерсти у меня выдрали, - не менее резонно ответил тот. - И сбросили с шестнадцатого этажа.
   - Ладно, - махнул рукой черт, - от меня-то ты чего хочешь? Брата уже нашел, сам сказал. Ну?
   - Да не особо много хочу, - сказал Ярвуд, и озвучил сумму.
   - Нехило, - присвистнул черт.
   - Не свисти - денег не будет, - предупредил Ярвуд.
   - От людей нахватался? И жадность оттуда же?
   - Нет, я всегда был запасливым. Потому и должность у меня такая.
   Черт кивнул. Ярвуда он, конечно, знал. И знал, что того активно поддерживает хозяин города.
   - Ладно, - махнул черт рукой, - в Нейтральной зоне мне нравится, никуда я отсюда не собираюсь, так что заплачу за твой клок.
   - И моральный ущерб, - подливая в свою очередь вина, вставил Ярвуд. - Мне теперь придется семью содержать, а я, знаешь ли, не рассчитывал в расцвете лет...
   - Какую семью? Отправь брата к родителям. Или хочешь: я его куда-нибудь зашлю, если ты одного котенка прокормить не в состоянии.
   - Ох, если бы было все так легко. У котенка появилась кошечка, он теперь будет часто гулять между мирами. Да и я теперь не один.
   - Так это кто кому заплатить еще должен?
   - В том мире совсем нет магии. Оборотни вынуждены скрывать свое существование. И она тоже не знает, кто я на самом деле.
   - Н-да, - сочувственно протянул черт, и согласился удвоить сумму за моральный ущерб. - Когда познакомишь?
   - Когда она примет меня всего.
   - С учетом, что ты рассказал мне о том мире, скоро не ждать?
   - Не трави душу.
   - А чем мне тогда заниматься? Так, ладно, - черт щелкнул пальцами, и к нему поспешил хозяин кабака. - Проветри в помещении, а то здесь накурено.
   - Так ведь... - хозяин опасливо стрельнул глазами в Ярвуда.
   - Я уже ухожу, - успокоил растерявшегося хозяина тот.
   - И принеси мне бутылку вина, - добавил черт.
   - Да, Адэр, одну минутку, - расшаркался хозяин кабака перед опасным гостем.
   Черт и Ярвуд обменялись насмешливыми взглядами, и один поспешил вернуться к своей девушке, а второй продолжил гулять, прекрасно зная, что вино его не возьмет.
  
   ***
  
   Вернувшись в Иномирье, Ярвуд не взял такси. Он шел по пустынным улицам, вдыхая предутренний смог и прохладу, впитывая запахи сонного пока еще города.
   Там, куда он идет, спит Соня. Скорее всего, она опять свернулась клубочком, одну руку положила под подушку, вторую под щеку; она старается не крутиться, чтобы не потревожить наглого кота. Каждый день она угрожает ему креслом, и каждый день не прогоняет из кровати. Только вчера, сильно смущаясь, предупредила, что если у нее все получится с одним мужчиной, то котику все-таки придется перебраться в кресло...
   А пока она ежедневно меняет постельное, а потом гладит его после стирки. Правда, из-за свиданий у нее почти не остается свободного времени, но она приходит настолько счастливой, что работа по дому для нее не в тягость.
   На радость коту, она достала старенькую книгу рецептов бабушки и учится готовить что-то помимо кофе, яичницы и магазинной колбасы. Получаться стало не сразу, но кот - настоящий друг, и слова не мяукнул, что пригорело или переслащено. Добавки не просил, но то, что давали, съедал с видимым аппетитом. Главное поддержать талант, а потом он сам разовьется.
   Соня, видя, что хоть кому-то в нее верит, не бросила кулинарные эксперименты, и уже прекрасно лепит пельмени, запекает рулетики с вкусной начинкой, усаживает курицу на бутылку. А главное, она не забывает, кто ее морально поддержал, и подкармливает своего Бандита, даже если получается вкусно.
   Удивительно, как она угадала с именем - ведь в Нейтральной зоне Ярвуд начинал с мелкого разбоя: так, подраться, отобрать, присвоить. Голову с непривычки закружило от быстрых денег, вот и сорвался. Сбежал из клана, когда был возраста Стива, и ломанулся туда, где грозились легкими деньгами. Через три месяца пребывания в Нейтральной зоне у него уже была своя компашка, с которой зарабатывать выходило больше. Это в родном клане считали, что у него талантов нет, а в Нейтральной зоне отметили и его командные навыки, и бесстрашие, и возможность свободно перемещаться между мирами.
   Их ведь конкурирующие группировки поймать не могли. Только устроят засаду, а Ярвуд всех своих перенесет в другую местность, и все, ищи дальше. Но однажды один из приятелей Ярвуда попался, и на беду - не другой группировке, а хозяину города. Недолго думая, Ярвуд пошел выручать приятеля.
   - Смелый какой, - усмехнулся ему Талбот, хозяин города. - Уверен, что твой приятель того стоит? Да и зачем ты мне? Взять с тебя обещание, что разбой прекратишь? Пообещаешь, а потом опять прыг - и в другом мире? Хороший у тебя талант, его бы на благое дело...
   Ярвуд и сам не понял, как Талботу удалось уболтать его, но приятеля отпустили, а он остался в доме у хозяина города. Не жить - работать. Сначала вплелся в охрану, а своих приятелей пристроил в службу доставки. Их бывшие конкуренты по разбою смеялись, называли мальчиками на побегушках, но ребята не поддались на провокацию, и теперь ни один из них не жалел о прошлом выборе. В городе не на последних должностях, хозяин города их уважает, чем не коту масленица?
   Ярвуд жил себе припеваючи, пока родители не отправили к нему погостить Стива, и пока черт не закинул Стива в мир Сони. Теперь все так запуталось, что не знаешь, как распутать без потерь. Он не мог уйти из этого мира без Сони. Да и в этом мире он без нее не мог.
   Наверное, для того котам и позволено спокойно между мирами гулять, чтобы найти свою пару. Как бы Соня жила без него? С Васенькой? Нет уж! Он ей не подходит. Одна? Он бы не желал ей такой участи. А так они встретились, пусть при не слишком романтических обстоятельствах, но главное - суть. И если бы он смог открыться ей, а она принять его полностью...
   Ярвуд остановился у подъезда, где жила его девочка, закурил, глядя на темные окна.
   Сегодня. Он скажет ей сегодня.
   Выбросив бычок в урну, он подошел к окнам, обернулся котом и запрыгнул в форточку. Заглянул в спальню - Соня спала, как он и думал, положив одну руку под подушку и свернувшись калачиком. Тихо, спокойно в квартире, чуть прохладно, хотя он и прикрывал форточку на кухне. Раздевшись, он быстро принял душ и нырнул под одеяло к Соне. До утра еще несколько часов, а его Соня любит поспать подольше. Он только немного вздремнет. Чуть-чуть. И тут же проснется.
   И по ощущениям он, действительно, только успел закрыть глаза, когда его разбудил дикий крик. Соня! С ней что-то случилось! Напали! Кто? Порву! Всю шерсть обкорнаю!
   Продрав глаза, он подскочил на кровати, и крик девушки стал еще громче, а в него незаслуженно полетела подушка, следом другая.
   - Убирайся! - кричала Соня. - Т-ты... Как ты... Маньяк!
   Наконец, Ярвуд понял, что маньяк - это он, и, собственно, догадался, за что ему досталось. Фууух, нехорошо как-то вышло: он заснул, а Соне именно сегодня и не спалось.
   Он попытался ей что-то объяснить, но она не слушала, попытался прикоснуться к ней, но она дернулась, как от прокаженного и подскочив на кровати, начала отползать в сторону.
   - Соня, - хотел успокоить девушку, - Соня, да подожди ты... Это же я...
   Он встал, одеяло сползло вниз, показав его во всей красе, и крики Сони стихли. Открыв рот, она смотрела на него во все глаза, и главное - молчала. Неужели понравился? В общем-то, это тешило самолюбие, но недолго: он знал, что девушка просто в шоке.
   - Соня, - Ярвуд отбросил одеяло, раз уж оно его предало, и направился к девушке. - Соня, пожалуйста, выслушай меня.
   Она молчала, и он тоже замолчал, пытаясь подобрать слова и не находя.
   - Киса? - позвала Соня.
   - Что? - опешил Ярвуд. Неужели сама догадалась?
   - Киса, - оглядываясь по сторонам, позвала Соня. - Киса, мур-мур?
   Не догадалась. Да и никто в ее мире не догадается, что он и кот - это одна сущность.
   Слова, чтобы пояснить все Соне, упорно не находились. Девушка продолжала игнорировать его и искать кота. И был только один способ обойтись без слов, все объяснить Соне и заставить ее прекратить бессмысленные поиски.
   - Я не хочу знать, что ты делаешь в моей квартире, - процедила Соня, все еще посматривая по сторонам. Голос ее звучал напряженно, но не визгливо, значит, пришла в себя, собрала силу воли. - Обещаю, что никому ничего не скажу. В общем-то, это и в моих интересах. Но... Я хочу, чтобы ты немедленно ушел из моей квартиры! Слышишь? Не-мед-лен-но!
   - Соня, все не так просто.
   - Хорошо, - она смерила его взглядом, - можешь сначала одеться.
   - Соня...
   - Я жду минуту и вызываю полицию.
   - А что скажет соседка? - не удержался он от подтрунивания.
   - А ты хорошо подготовился. Пятьдесят пять секунд.
   - Соня...
   - Сорок.
   - Не слишком быстро?
   - Тридцать пять.
   - Твой счет впечатляет. Это как-то связано с твоей профессией? Угадал?
   - Двадцать один.
   - Соня!
   - У тебя пять секунд. - Она покрутила головой, возобновив поиски кота. - Киса? Мур-мур?
   - Знаешь, Соня, - сказал Ярвуд, делая шаг к ней, - я давно хотел сказать тебе, да все возможности не было. Котов зовут на "кис-кис".
   - Мы с моим котом без тебя разберемся.
   - Без меня - это вряд ли.
   - Время вышло.
   - Хорошо. Как скажешь, - она развел руками, усмехнулся и обернулся в звериную сущность.
   Толку откладывать дальше? И так слишком долго медлил, и теперь иди знай...
   Он думал, что будет крик, визг, была даже мысль, что его выпрут в форточку, но Соня молчала. Она просто смотрела на него и молчала, и усмешка кота пропала, настроение окончательно закатилось к черту. Ярвуд понял, что она не приняла его. Не смогла. И для ее мира это нормально, вот только... Он так верил, что у них, несмотря на все различия, общее будущее.
   - Знаешь, - прошептала Соня, но Ярвуд услышал, - я никогда не хотела кота, а потом он у меня появился... Большой, наглый, толстый...
   Ярвуд не стал перечить, что он - пушистый, он понимал, что сейчас это мелочь, не самое главное.
   - Я так привыкла к коту, что... Скажу откровенно: я его полюбила. Мне нравилось возвращаться и знать, что я иду не в пустую квартиру, что меня ждут. Мой кот был... моим другом, членом моей семьи...
   Ярвуд дернул головой, уловив все нюансы ее слов - "мой кот", то есть, она не воспринимает его и звериную сущность как единое целое, и "был" - это прошедшее время, даже не настоящее, и уж точно не будущее.
   - Недавно я познакомилась с мужчиной, который... Да, собственно, смысл тебе врать? С мужчиной, которого, я думала, полюбила, ведь он такой замечательный, с ним так интересно, легко, и да, меня к нему тянуло неудержимо... И я обо всем рассказывала своему толстому котику, а он... Он слушал, очень внимательно слушал... Он даже пробовал мои первые кулинарные эксперименты... А тот мужчина... я думала, что тоже для него что-то значу... Я ошибалась. Сегодня я узнала, что у меня нет ни котика, ни мужчины, узнала, что все это миф, и ни одни из них меня вовсе не любит. Я не хочу знать, кто ты, не хочу знать, зачем тебе это. Я просто хочу, чтобы ты ушел. А я постараюсь привыкнуть к тому, что у меня тебя нет. Ни в виде котика, ни в виде мужчины. Уходи, Ярвуд. Пожалуйста...
   Соня вышла из комнаты в кухню. Она думала, что Ярвуд пойдет за ней следом, но нет. Через пару минут входная дверь открылась и... закрылась.
   Он ушел.
   Вернее, они ушли. Кот и мужчина, в которого она безрассудно влюбилась.
   Соня не позволила себе посмотреть в окно, хотя ей безумно хотелось. Она сварила кофе, на одного, а не на двоих, как привыкла в последнее время, поискала сигареты и не нашла, и тогда просто расплакалась. От души. В одиночестве, которому больше некому потревожить.
   Странная штука жизнь. Хочешь чего-то, стремишься, а когда желаемое сбывается, оно оказывается несусветной чушью. Она попросила Ярвуда уйти - он ушел. Она его даже не выслушала. И вообще вела себя как обмороженная. Ее обидели, ее разыграли.
   А как? Как мужчина вообще мог быть котом?!
   Она теперь не узнает.
   Кот ушел гулять сам по себе.
   Но что она усвоит и никогда не забудет - если мужчина беспрекословно слушает женщину - это к слезам...
  
   ***
  
   Три дня до Нового Года тянулись улиткой. Не хотелось ни есть, ни пить, ни готовиться. Зачем? Настроения ноль, на душе кошки скреблись, ей бы начать привыкать к одиночеству, а она то и дело выглядывала в окно. Не вернется ли?
   Ярвуд не возвращался. Ни в виде кота, ни в виде мужчины. А его телефон, - да, Соня пошла и на это, - молчал. Вне зоны доступа. Правильно. С такими дурочками так и надо. Пропасть раз и навсегда, а потом через годик маякнуть на горизонте с другой, чтобы дурочкам было больнее, чтобы помнили, что любимыми, какими бы хвостатыми и толстыми они не оказывались, просто так не разбрасываются.
   За эти три дня Соня практически еще раз прожила каждую минутку и с Бандитом, и с Ярвудом. Она вспоминала, как нашла кота, как вызывала ему доктора, и теперь-то понимала, что коты, конечно, бывают умными, но ведь не настолько! Удивительно, как она сразу не заподозрила, что кот - не совсем кот. Тем более, с таким весом и такими глазами... Да, его глаза... зеленые... большие... А ведь она, глядя на Ярвуда, однажды мысленно сравнила его со своим котом, уловила повадки, но... Не свела воедино, даже предположить не смогла...
   Как слепая, ей-Богу.
   Может, все дело в том, что ее стихия - не книги и буквы - а отчеты и цифры? Если бы она прочла хоть одну книгу-фэнтези раньше...
   За три дня Соня упущенное наверстала и много читала, глаза были красными от недосыпа, но она так и не разобралась: кусает оборотень свою девушку, как вампир, или нет? Наверное, лучше ей было не смотреть фильм про Беллу и Эдварда, но это было первое, что ей всучили на лотке после просьбы узнать что-нибудь о любви обычной девушки и кого-нибудь... сверхъестественного.
   Эдвард свою девушку укусил, и Соня долго думала, смогла бы она согласиться. Ну, как долго? Минуты три точно. А потом поняла, что смогла бы. И на укус согласиться, и принять, что заснуть можно с котом, а проснуться с мужчиной...
   Вот только поздно.
   Почему именно этот мужчина, который ей нужен, не знает старой пословицы, что надо послушать женщину и сделать наоборот?
   Тщетно Соня надеялась, что его телефон заработает. И напрасно не запирала на засов форточку в кухне.
   Новый год подкрался к ней вместе с осознанием, что в этом году она точно заработала одиночество. Пенять не на кого. Мама звонила, приглашала к себе, говорила, что Васенька тоже будет рад ее видеть, но Соня не желала мешать - это раз, и два - ей хотелось упиваться своим одиночеством. Она заслужила худший день в этом году и не собиралась им делиться с теми, кто заслужил что-то получше.
   Единственное - за целый день отвлеклась на готовку утки, а так - вязала носки, почему-то подозрительно большого размера, перебирала бабушкины фотографии, где она молодая и с дедушкой, закончила вышивку на пальто, а ночь все длилась и длилась, часы подкрадывались к одиннадцати...
   Жесть.
   И так весь год, потому что как встретишь...
   Утка приготовилась, заполняя квартиру пряным ароматом, мандарины притаились в вазочке, шампанское стояло на столе, хотя открывать некому, Соня сама не сумеет - так, традиция, да еще потравить себе душу, думая: а вот если бы...
   Да, если бы.
   Но уже никогда.
   Она нашла в шкафу ароматическую свечу, когда-то ее подарила мама, но все повода не было зажечь, поставила тарелку, вилку, и села за стол. Мясной салат тоже был, и даже не магазинный. Просто захотелось вдруг сделать его, хотя аппетита не было. Пусть будет. Завтра она угостит салатом соседку. А, может, сейчас, пока свежий?
   Включив телевизор, а то будто траур в квартире, Соня прошла на кухню, взяла салатницу, судок и начала перекладывать. А потом обернулась на счастливые крики за окном. Света, Иван и мальчишки бегали по улице, хихикая, когда крупные снежинки падали им на лицо.
   - Толик! Смотри, снег пошел! Как я и загадывал! Снег пошел! А ты не верил! В прошлом году на Новый Год снега не было, и в позапрошлом не было! А в этом я загадал на снежинку, и вот! Неси санки!
   Соня улыбнулась: действительно, снег. Но вряд ли дети помнили, что было в позапрошлом году, им ведь всего по пять лет. Но кто знает? Они верили в то, о чем говорили. Забавно было наблюдать, как спешит Толик за санками, хотя сомнительно, что в ближайший час снега выпадет столько, чтобы можно было кататься. Но родители его не останавливали - зачем отказывать детям в мечте? Если они сами поймут, сами и выход найдут, а отказываться, не попробовав... Дети - не взрослые, они еще не боятся.
   - Максим! - радостно закричал Толик, вернувшись с санками. - Смотри! На них колесики выросли!
   - Ага! - обрадовался тот. - Это ты тоже загадывал?
   - Нет, я хотел, но не догадался! - качнул головой мальчик.
   - Это загадала ваша мама, - улыбнулся отец малышей, и обнял Свету.
   И по его счастливому лицу было понятно: ему все равно, считает ли кто-то еще Свету красивой? Для него она самая-самая...
   Расчувствовавшись, Соня отвернулась. Глаза наткнулись на какую-то бутылочку, она посмотрела на этикетку, где на непонятном языке что-то было написано, и поняла, что это капли - импортные, дорогие, для ее кота.
   Все один к одному - и счастливая семья за ее окнами, и эти капли, как укор, что могло бы быть, но не будет...
   Стоп!
   Соня резко развернулась к окну. Мальчишки бегали, катая друг друга, Иван и Света, обнявшись, наблюдали за ними...
   Желание...
   А если поверить еще раз, если не побояться и еще раз попробовать?
   Как дети. Они ведь не думают, что оступятся, что не получится. Они верят.
   Не медля больше, Соня накинула пальто, бабушкин шарф, обула бурки и выскочила на улицу. Где-то дети и взрослые бегали с бенгальскими огнями, где-то слышались фейерверки, но ей нужна тишина, чтобы сосредоточиться. Тишина и всего одна снежинка на нос.
   У Максимки же получилось!
   И у нее тогда получилось! Она загадала, чтобы было не поздно, и ведь успела спасти кота.
   А теперь... теперь...
   Она закрыла глаза, подняла лицо к небу, рассыпающему белые хлопья, и прошептала:
   - Пожалуйста, пожалуйста, пусть и в этот раз будет не поздно...
   - Соня? - окликнула ее Света. - Что, Новый Год на порог зазываешь?
   - Привет, ага, - улыбнулась девушка, но глаз не открыла - Пусть Новый Год приходит в дом, а вместе с ним...
   - Я? - послышался мужской голос, который она тут же узнала, но еще не могла поверить, что это ей не почудилось. - Соня... - Мужская ладонь провела по ее щеке, обмотала шею шарфом, в лицо чуть слышно подули теплом, парфюмом и чувством. - Пойдем домой, Соня. Если, конечно, для примирения не слишком поздно?
   Она открыла глаза и посмотрела сначала на белые тюльпаны, потом на черноволосого мужчину в пальто, который улыбался так, что хотелось и плакать, и смеяться одновременно.
   - Ярвуд... - она попыталась обнять его, но не вышло. Что-то на его груди воспротивилось и громко мяукнуло, а потом высунуло любопытную мордочку и уставилось на Соню умными зелеными глазами.
   - Это просто кот или?..
   - Как хочешь, - Ярвуд пожал плечами. - Вообще-то это Стивен, мой брат, но он заслужил наказание, и если ты решишь, что он - просто кот, он будет просто котом, пока я его не прощу.
   - Пойдемте в дом, - улыбнулась Соня, помахала на прощанье Свете и Ивану, и вошла в подъезд.
   И да, конечно, ну как же без вездесущей соседки? Едва дверь Сониной квартиры открылась, она тут же высунула любопытный нос из своей.
   - Цветы? - посмотрела с усмешкой на Ярвуда.
   Обменявшись взглядами с Соней, он разделил букет надвое и одну его часть отдал бабуле.
   - С Новым Годом.
   - Это что же, взятка? - бабуля не спешила принимать букет. - Рассказывать теперь никому нельзя?
   - Можно, - заверил Ярвуд и подмигнул.
   - Ой, подождите, - Соня забежала в квартиру и вернулась с судочком салата и мандаринами. - Это вам от нас. С Новым Годом!
   - У меня хорошая пенсия, - отмахнулась бабуля, но угощение приняла. - Ладно, ладно, попробую, какая из тебя вышла хозяйка. Жених-то твой больно красив, так что если что, подучу тебя.
   - Да мы сами...
   - Ну конечно! И твоя бабушка без меня бы деда не удержала - это ж я ее снабдила рецептами, от которых тот млел. И тебе помогу удержать твое счастье, если что.
   - Спасибо, - вынуждена была поблагодарить Соня, чтобы не обижать бабушку в такой праздник.
   - Новый котик? - заинтересовалась бабуля. - А тот где? Этот для моей кошечки слишком маленький.
   - А тот уже занят, - с улыбкой ответил Ярвуд и легонько подтолкнул Соню в квартиру, а то Новый Год с такими любопытными соседями застанет их в коридоре.
   Ну, вот и дома.
   Будто и не уходил, будто и не бродил как сонный три дня, выжидая, пока девушка заскучает, осознает и начнет ждать его больше, чем салат оливье. Так хорошо, так по-домашнему, так вкусно пахнет, и настолько свое здесь, что хотелось обнять весь мир и мяукнуть.
   - Ярвуд, - обернулась к нему Соня, - пожалуйста, отпусти брата. Я хочу с ним познакомиться.
   - Уверена? Может, хотя бы завтра? Котом он ест меньше.
   - Уверена.
   Ярвуд опустил котика на пол, и тот обернулся насупленным мальчишкой.
   - И чего сразу наказанный? - спросил он у старшего брата, а потом вспомнил о Соне. - Здравствуйте. Приятно познакомиться. Стив.
   - Взаимно. Так, гости дорогие, мойте руки, и идем Новый Год встречать! - отдала распоряжение Соня, и поспешила поставить цветы в вазу, на стол - еще две тарелки, вилки, бокалы. Принесла из холодильника сок, все-таки ребенку шампанское рановато. Вспомнила о предпочтениях Ярвуда и тихо радуясь, что такая запасливая, щедро нарезала копченой колбаски. Ну, вот, все готово. Теперь можно усаживать за стол и любоваться гостями...
   Стив с заданием справился быстро, и пришел в зал на вкусный запах, а вот Ярвуд в ванной задерживался.
   Может, ищет другое полотенце?
   Сказав мальчику, чтобы не ждал никого и смело накладывал себе в тарелку все, что хочется, Соня заглянула в ванну, а там...
   Ярвуд задумчиво вытирал полотенцем руки и смотрел в сторону. Когда Соня зашла, он ее обнял и крепко прижал к себе. Какое-то время они стояли молча, просто наслаждаясь ощущением близости друг друга, а потом Соня обняла Ярвуда еще крепче, чтобы не сбежал, и призналась:
   - Я думала, ты не вернешься.
   - Как ты могла? - удивился тот. - Еще в первый раз, когда ты купала меня в тазу, я решил, что настанет день, и мы искупаемся с тобой вдвоем, вот в этой ванне. Ты так не хотела меня в нее пускать... Нельзя дразнить котиков, ты не знала?
   - Ярвуд, а...
   - Я расскажу тебе все. Позже. И мы решим: где будем жить. Для меня не принципиально, я могу работать в своем мире, а вечером возвращаться к тебе, но у Стива здесь девочка... Он пока не может открыться ей, и ему лучше не прыгать так часто между мирами, молодой - есть шанс потеряться.
   - Хорошо, останемся здесь.
   - Ничего, что нас двое? Понимаешь, Соня, он мой младший брат, и...
   - Я бы не прогнала тебя, даже если бы ты пришел не с братом, а с сыном.
   - Правда?
   - Да. У меня было время подумать.
   - Сын у нас будет общим.
   - То есть... - Щеки Сони предательски заалели, но никто ведь не видит, она щекой прижимается к груди своего мужчины, и слушала, как он дышит, как бьется его сердце - размеренно и верно. - У нас с тобой будет... семья?
   - Да. Только предупреждаю сразу - у нас не бывает разводов. Согласна?
   - Я даже... - она набрала побольше воздуха и все-таки произнесла это, - не против, чтобы ты меня укусил.
   - Вот как? - смешок. - Это хорошо, Соня, потому что неизбежно, но обещаю, что кусать буду нежно, и оборотнем ты не станешь.
   - Честно? - подняла лицо вверх, не пытаясь спрятать ни красные щеки, ни радостную улыбку.
   Как-то не улыбалось ей периодически покрываться шерстью, тут и так с ненужными волосками борешься за приличные деньги. А если еще и хвост?.. Нет уж, лучше по-человечески, так привычней.
   - Честно, - заверил Ярвуд. - Но это нисколько не помешает мне научить тебя для меня мурлыкать.
   - Что?
   - Да, Соня. Да. Сейчас Стив наестся и уйдет к своей девочке, а я возьмусь за твое обучение. Ну, что ты так испуганно смотришь? Тебе понравится. Обещаю, киса. Ну, оттаивай уже, оттаивай, мур-мур... Хотя, чего ждать? Начнем обучение с малого...
   С этими словами Ярвуд склонился и, наконец, сделал то, о чем Соня безмолвно умоляла его последние три минуты. Он взял и поцеловал ее! И не отпускал очень долго, так долго, что когда они вернулись в зал, на столе лежали два крылышка, и стояла нетронутой бутылка шампанского, горкой лежали мандариновые шкурки, а больше еды не было. Часы били двенадцать, мальчишки и след простыл, на кухне хлопала открытая форточка.
   - Даже так, - обведя взглядом представшую панораму, с довольной улыбкой протянул Ярвуд, - Тогда ничего не мешает нам продолжить твое обучение прямо сейчас. Иди ко мне. Ну же? Мур-мур? Соня? Мур-мур?
   Нет, ну что он себе позволяет?!
   Вот как он может быть таким... восхитительно-притягательным, несмотря на вопиющую наглость?
   Но глядя в зеленые глаза любимого мужчины, она поняла, что он ее не обидит, а подшучивает любя. И что чудеса все-таки случаются! Главное, чтобы было не поздно... не поздно хотя бы поверить в них!
   - Бандюга, - рассмеявшись, Соня шагнула ему навстречу и с удовольствием обняла своего наглого, прожорливого и пушистого котика...
  

Конец

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   56
  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"