Слайдер Алекс: другие произведения.

Демонолог его величества

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.17*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для затравки :) Сразу предупреждаю, это не фентези, хоть и выглядит как таковое, точно знаю что НФ и опять боевик :) Две строки добавил, и ещё добавил в иллюстрациях в контенте alexslider213. 09.05.11 Возьму в аренду музу :) моя работать не хочет... :( 31.05.11 Еще пара предложений. 11.06.11 Нано-прода :) по случаю перевернутого дня. В коментариях вопрос. 16.07.11 ... C Уважением Алекс Сайдер

   Демонолог его величества.
  
  Глава 1 Странные встречи.
  
   Старшина стражи западных ворот, прикрывшись рукой от слепящего закатного солнца, вглядывался в опушку леса. Очередной раз выругавшись, отвернулся, давая глазам отдых. Помянув недобрым словом, и того кого он ждал, и архитектора поставившего городские ворота точно по сторонам света, и короля согласившегося на это. Последнего, нужно отметить - молча. Потому как, лично был знаком с городским палачом. Не единожды засиживаясь с ним в трактире неподалеку, за бочонком другим пива, и десять плетей за оскорбление королевского рода заплечных дел мастер легко мог превратить в смертный приговор. Уж лучше посмотреть пару часов на садящееся солнце. Отойдя в тень стены, и достав из ящика под лавкой глиняный кувшинчик на пару литров пива, провел рукой по руне на вощеной бумаге закрывавшей горлышко. Увидев исчезающую руну, почувствовал, как кувшинчик становятся холодным. С удовольствием отхлебнув напиток, присел на скамью. Не успел, он насладится пивом, когда с надвратной башни прокричали:
   -Старшой! С тебя полтина - сбежав по лестнице, десятник оскалабившись добавил: - Путник на дороге...
   -И кто? Макарыч поди? - лениво поинтересовался Старшина в ответ.
   -Фиг его знает... - пожал плечами стражник, невнятно мотнув головой, будто хотел сказать: 'Иди сам посмотри'
   -Масть что ли не разглядел?
   -А он пешком.
   Старшина, поднявшись, прошагал в ворота и напряженно вгляделся в дорогу. В километре от города, примерно посредине пути до леса, шел человек. Тряхнув головой, старшина посмотрел еще раз. Путник был уже в трети пути от города:
   -Что за чертовщина? - в недоумении спросил он себя: - Да не бывает такого.
  Не постижимым образом, путник уже бодро шагал в паре сотен метров от города. Снова тряхнув головой, старшина, покрепче сжав овитую кожей рукоять, не произвольно сделал полшага вперед, внимательно разглядывая приближающегося путника.
   По дороге, шагом многоопытного путешественника, приближался средних лет дворянин. Когда он приблизился на достаточное расстояние для возможности рассмотреть детали, старшина вздрогнул и еще крепче сжал рукоять меча.
  Черные полусапожки из кожи Рафтаарского Демона, именно так оба слова с большой буквы, уверенно и мягко ступали по плитам дороги. Уже само плато Рафтаар, куда в разговоре посылают вместо ада, и не меньше чем с полком сопровождающих. Место, откуда 'случайные' люди редко возвращаются, один примерно, тысяч из пяти. А самый свирепый хищник тех мест, трехметровый ящер, двигающийся с молниеносной и смертельной грацией, парализующий свою жертву магией, с неуязвимой кожей и одним единственным пятачком в основании горла. В которое надо попасть очень точно, чтобы достать одно из четырех сердец, то самое, питающее кровью мозг ящера. Еще одна мелочь, после этого суметь убежать от него в течении недели, пока демон умрет от голода, и все это время зверушка на одних рефлексах спинного мозга будет вас преследовать и добровольно своей шкурой делится не станет.
  Прочувствовали? А теперь добавьте к этому, что Рафтаарский Демон разумен настолько, что с вами в схватку вступать не станет, предпочтет застрелить вас из лука, в крайнем случае, если вам всё-таки удалось с ним сойтись вплотную, будет плеваться кислотой разъедающей даже адамантит, и размахивать шестью боевыми когтями на четырех лапах. Если вы спросите, что так нервничать, ну добыл где-то сапоги ну и что? То есть у него такая особенность, шкуру снять сможет только тот, кто его убил, и превратить в один предмет одежды, отдать такой предмет нельзя, для всех остальных попытавшихся его одеть, это способ очень изощренного и мучительного самоубийства. Сапожек кстати два, и это отдельные предметы.
  Вот по тому, старшина и занервничал что его взгляд пробежавшись по кожаным штанам из опять же Рафтаарского удава, двадцатиметровая змея сминающая в своих кольцах камень как кусок творога, широкому поясу с пряжкой закрывающей весь низ живота, куртке из того же удавчика, наткнулся на наручи, наверное вы уже поняли из кого.
  Знавал он парочку воинов, владевших одним или двумя предметами, но что бы сразу четыре, о таком даже слухи мимо не летали. Такой вот коллекционер вырежет всю стражу и королевскую гвардию, оптом и по отдельности потом добавки попросит. Есть наверно повод нервничать. Старшина стражи западных ворот внезапно отчетливо понял: его ручная шайка работников ножа и топора с большой дороги, снабжавшая приличной прибавкой к жалованию своего покровителя, если повстречалась с этим путником, в город не вернется.
  Дворянин подошел к воротам, остановившись в паре метров, словно прочитав его мысли с легкой полуулыбкой на простоватом лице, перечеркнутом странным шрамом, сказал:
  -Ты бы послал кого, на дороге прибраться. Когда я уходил, там даже относительно живые оставались.
  -Сделаем, ваше благородие... - ответил старшина и с оторопью остановил взгляд на расстегнутом вороте куртки, в котором только сейчас увидел воротничок рубашки, в следующую секунду кулак путника, приложив стражника в челюсть, отправил его в недолгий полет:
  -Светлость придурок... - двое других стражников бросившихся на помощь своему старшему, застыли, заворожено уставившись на проступающий, на поясе герб.
  Замерший в прыжке с ощеренной пастью зверек, скалился окружающим дюймовыми клыками. Этот герб в королевстве знали все, точно такой же 'Саблезубый хомячок', как его называл владелец герба, взирал на столицу с флага на вершине башни королевского демонолога, носившего титул герцога. Исчезнувшего, лет двести назад, еще при деде нынешнего правителя.
  Не один десяток магов пытавшихся прибрать к рукам и герб и саму башню, теперь 'украшали' в виде статуй алею, ведущую к столь привлекавшей их недвижимости. Демон, стоящий возле ворот и служивший как гласит людская молва привратником, оказался отнюдь не так безобиден, как о нем думали раньше.
  -Ну и что встали, любезные? Подобрались и рванули в лес... И не дай бог не донесете тех двоих, что я оставил относительно живыми, будете рядышком с вашим старшим на площади сидеть... Нужно объяснять на чем вы сидеть станете? Так королевский палач, должны наверно знать, не плохо в плотницком деле разбирается... -Помолчав секунду все тем же скучающим тоном добавил: -По крайней мере колья строгает мастерски.
  -Так нынешний палач только с кнутом мастер, а колья у плотника заказывает... - робко подал голос один из стражников.
  -А так я не про этого... - сделав неопределенный жест рукой, путник закончил свою мысль: - а про Мастера Бора...
  -Так его лет двести как нету - С ужасом прошептал стражник, который в детстве с друзьями рассказывали друг другу, спрятавшись в подвале, страшные сказки про палача Бора.
  -Завтра вернется - отмахнулся, проходя в ворота, герцог.
  Стражник, столь неосторожно высказавшийся и получивший в ответ новость, на фоне которой ожидаемое в этом году нашествие орды, это такая мелочь, что не заслуживает даже упоминания, с ужасом смотрел вслед скрывшемуся в паутине столичных улиц оскалу гербового зверка, украшавшего черный с красным подбоем плащ.
  
  Сааор неспешно шагал по неширокой улице, разглядывая столицу королевства Даастар. Он помнил эти улицы аккуратными и чистыми, сейчас же обходя очередную лужу непроизвольно морщился. Его тут не было всего, каких то двести лет, а город превратился из сверкающей жемчужины, в помойку. Остановившись на перекрестке, он поднял взгляд и улыбнулся. Разглядывая башню, сверкающую в лучах закатного солнца.
  Высотой в сотню метров, шпиль башни казалось, упирался в небо. Развивающийся на вершине черный с синим отливом флаг, на котором радостно подпрыгивал анимированный зверек. Дух башни почувствовал приближение хозяина и показывал свою радость.
  -Подайте, пожалуйста... - Сааор с удивлением перевел взгляд от башни. Около обшарпанной стены, прямо на грязных камнях, сидела девочка лет десяти-одиннадцати. В грязном рубище и протягивала ручку. Вместо глаз на милом личике застыли два уродливых шрама. Присев на корточки Сааор, сняв перчатку из тонкой кожи, провел пальцами по красным буграм шрама и тихо спросил:
  -Кто же девонька тебя так?
  -Простите добрый господин, когда дом наш загорелся я сбегала по лестнице и упала, и вот потеряла глаза... А вместе с домом сгорели мама с папой... Смилуйтесь господин, подайте на пропитание...
  -Странно... Только вот хоть глаза тебе и прижгли, а рассмотреть шрамы от скальпеля могу...
  -Эй благородный... Если поразвлечься хочешь так это по другой цене... - Не успел здоровый детина вышедший из кабака закончить фразу как оказался лицом к лицу с поднявшимся текучим молниеносным движением с герцогом, и вздрогнул от тихого свистящего шёпота:
  -Ты это мне сказал?
  -Тебе ваше благородие, а если не хочешь... так подай девочке золотой и вали пока цел... - За спиной чуть вздрогнувшего, от неожиданно быстрого движения и голоса вызывавшего оторопь, детины, выходили его подельники. И уверенности ему сильно добавляли щелчки десятка взводимых гномьих арбалетов. Дворянин, как-то недобро усмехнувшись, отступил на шаг, поднял руку и щелкнул пальцами. Прямо посреди перекрестка из брусчатки взвилось инфернальное пламя, в круге которого сверкнуло кольцо молний. По улице пронесся демонический смех, и вызывающий ужас голос проревел:
  -О слава легионам ада! Какой сегодня счастливый день! Кто-то догадался призвать меня великого Заактора без печати контроля!!! Где этот не разумный я его отблагодарю. ХА! - ХА! - ХА! - бандиты, хотя и попятились в ужасе прочь от возникшего демона, а все же почти одновременно выстрелили в скрытого монолитным доспехом монстра из своих арбалетов. Стрелы, способные пробить даже щит мага пятого уровня, бессильно звякнули о броню и попадали на брусчатку.
  -Ты не заговаривайся... - Спокойно произнес Сааор, натянув на руку перчатку, наклонился и поднял на руки худенькое тельце с испугом крутящей головкой девочки. С долей едва ощутимого ехидства в голосе добавил: - а то ведь и пнуть могу... - обращаясь уже к девочке, тепло прошептал ей: - Спокойнее маленькая... сейчас все закончится, и мы пойдем...
  Демон же дёрнувшись от прозвучавшего ответа и как будто став меньше уже значительно тише пророкотал:
  -А это ты... Что надо?
  -Девочку видишь? Служить и защищать!
  -Повинуюсь великий... А с этими что делать? - Демон кивком увенчанного рогами шлема изображающего порождение очень не здорового воображения, указал, в сторону продолжающих пятится, спешно перезаряжая арбалеты, работников ножа и топора.
  -Можешь подкрепиться... - Равнодушно ответил демонолог. И отвернувшись, зашагал к башне.
  -Пощадите... - закричал ему в спину, падая на колени один из бандитов. Не оглядываясь Сааор лишь проворчал:
  -Да только за то, что девочке не помогли, вас поубивать мало. Догадываюсь, кто принял участие, в твоей жизни девонька.
  -Дяденька, а куда вы меня несете?
  -Сначала зайдем ко мне и вылечим твои глаза, потом наверно отведу тебя в королевский приют. - Пожал плечами в ответ герцог. За спиной раздался вопль полный животного ужаса и боли. Девочка сжалась от страха и задрожала. Но все-таки нашла в себе силы и тихо проговорила: - Это сказка, приют закрыли десять лет назад. Говорят, там было хорошо.
  -Как закрыли? - Сааор даже остановился и с удивлением посмотрел на девочку.
  -Говорят, что у королевства больше нет лишних денег, чтобы его содержать.
  -Это в принципе невозможно, приют содержится на доход с моего прииска. И из казны не тратится ни копейки.
  -Не знаю, так люди говорят...
   -Придется навести порядок в нашем королевстве, не думал что все так плохо. Подкрепился? - спросил Сааор услышав приближающиеся демона.
   -Да ну, так только аппетит раздразнил, энергии кот наплакал. Вот раньше - мечтательно проговорил демон: - здесь попадались очень аппетитные экземплярчики, может тобой подкрепится? У тебя силы океан... мне надолго хватит... Давай девочку понесу...
   -Ты давно забрало выправил? Могу опять в него стукнуть...
   -Не Сааор, не надо... - примирительно поднимая руки и на всякий случай отодвигаясь, забормотал демон: - и так в прошлый раз целый год кузнеца искал.
   -Ладно, считай убедил, не буду пока портить вашу реликвию... - и спустя пару секунд поинтересовался: - случайно не в курсе подробностей, что здесь происходит? С каких пор кто-то закрывает мои, заметь, предприятия и калечат маленьких детей, а Заактор?
   -Не совсем, меня редко призывают...
   -А ты не пробовал, не съедать призывающих, а хотя бы изредка делать, то о чем просят?
   -Пусть сначала печати ставить научатся... И пентаграммы рисовать... Правильно...
   -А ничего что на тебя печати нет? А пентаграмма тебя только обратно возвращают по причине безвременной кончины призывателя, как ее не рисуй, хоть из серебра отковывай? -полюбопытствовал демонолог, разговор этот был своеобразной традицией, каждый раз он ему говорил про дурную привычку убивать вызвавших, а тот ему в ответ жаловался на безграмотность таковых. Вот только, ничуть своих коллег он не жалел. Чтобы вместо призываемого демона, заявился Заактор карму надо иметь темнее чем у самого Заактора, и потребовать силу и власть, переживать по поводу того что с ними произошло он не собирался. Туда им и дорога. За такими размышлениями они не спешно вошли на алею. Демонолог остановился, в удивлении подняв одну бровь:
   -Вот ни что себе сказал я себе... Заактор тебе не кажется, что их чуть больше чем было?
   -Ну да, штук на тридцать пять, с последнего раза, когда тут гулял...
   -Именем короля! Остановитесь! - Обернувшись Сааор окинув взглядом десяток стражи и раздраженно проворчал:
   -И с каких это пор стража целому герцогу приказывает? Да еще столь малым количеством?
  Молодой человек, если судить по гербовому перстню - барон, и если верить ему же младший отпрыск рода, в форме капитана стражи. Церемониально кивнул, и произнес:
   -Назовитесь!
   -Герцог Сааор, королевский демонолог, советник короля, страж границы. К вашим услугам.
   -Барон Кариидрангардр. - кивнул в ответ капитан, напрочь игнорируя все правила вежливого обращения к высокой особе: - Пройдемте с нами или мы вынуждены будем применить силу! - уже с гораздо меньшей уверенностью в голосе, но по-прежнему громко и требовательно произнес барон.
   -С чего вдруг?
   -Ваша светлость, призыв демонов запрещен королевским эдиктом и карается смертной казнью!
   -Правда? Мне наверно всё-таки можно. Завтра с королем познакомлюсь тогда и разберемся, кто и что запретил и главное! Кому запретил! Меня давно не было барон, так что прошу прощения, не в курсе новых веяний в законах.
  Капитан стражи уже набрал воздуха в грудь для ответа, но один из стражников ему зашептал о чем то на ухо, кивая то в сторону башни, то на алею. Выслушав его барон, вытянувшись громко спросил, явно не то о чем собирался:
   -Ваше слово, Ваша светлость?
   -Всенепременно.
   -Не смею больше вас задерживать, Ваша светлость. - Щелкнув каблуками капитан кивнул и развернувшись зашагал в сторону городской ратуши. Посмотрев им в след, Сааор поинтересовался у стоящего рядом демона:
   -А что это, они вдруг передумали меня куда-то вести?
   -А они наверно решили, что ты, очередной сумасшедший маг решивший украсить собой алею.
   -На тупого служаку он не похож...
   -Мало ли, кто на кого непохож. - пожал плечами демон в ответ: - А... все просто! Здесь коротышка, ну выходи уже! Тебя засекли мелкий!
   Из проема между аккуратно подстриженными кубиками кустов степенно вышел карлик, и столь же степенно поклонившись, густым басом никак не вяжущимся с немного комичной внешностью произнес:
   -С возвращением ваша светлость! Вы немного задержались к ужину. Но все готово и никаких происшествий.
   -Здравствуй Привратник. - Негромко проговорил в ответ Сааор, и с легкой улыбкой добавил: - Говоришь ни каких происшествий? А вот про это рассказать не хочешь? - обводя рукой замершие в разных позах статуи людей.
   -Это не происшествие, это королевский маг Мирен, назначен 184 года назад, здесь стоит уже 183. Не стоит вашего внимания. - не торопливо ответил коротышка. И помолчав, добавил: - А вот у вас на руках действительно беда. Я предупрежу Маарику.
   -Простолюдин? И королевский маг? И куда смотрел глава королевской канцелярии?
   -На восток, Ваша светлость... Повешен десять лет спустя, как вы отправились в путешествие.
   -И что вот просто так взяли и повесили?
   -Можно и так сказать, совет магов оказался ему не по силам. Идемте, Маарика уже ждет в лаборатории.
   -Остальные, так понимаю тоже не происшествие? - с легким оттенком сарказма проговорил герцог, прогулочным шагом двигаясь по алее.
   -Вот этого еще можно было посчитать за происшествие. Демонолог Виилент, стоит здесь уже восемьдесят лет. Владел заклинанием зеркального доспеха двадцатого уровня, и смог призвать три лорда демона. Успел попробовать две печати. Алею пришлось снова высаживать. - Помолчав секунду добавил: - Хам.
   -Ну почему, наверно очень образованный был человек, три лорда - это не саблезубые хомячки. - заметил на последнее утверждение демон.
   -Поверьте уважаемый Заактор, индивидуум пожелавший захватить собственность его светлости, никем другим быть не может. Прошу вас.
   Привратник с легким полупоклоном, указал рукой на открывающиеся ворота в основании башни.
  
   На самом краю площади окружавшей башню, в тени здания капитан городской стражи напряженно наблюдал, как привратник закрывает ворота. На мгновение ему показалось, что взгляд остановился на нем и привратник кивнул ему.
   -Да нет не мог он меня видеть, - пробормотал капитан: - кто же этот герцог и герцог ли? Не может же быть тот самый...
  
   В гладкую и ровную поверхность воды звонким звуком разбивается капля. Тьма, непроглядная вечная тьма, и только тысячи звуков. Вот мимо прошел купец, в потаенном кармане с тихим шелестом трутся, друг о друга и глухо позвякивают пять динариев. Конечно, это мог быть и дворянин или наемник, у них тоже бывает такая нотка в мелодии движений. Только неслышно тихого поскрипывания кольца на поясе, которым обычно пристегнут меч, и не бывает у связавших свою жизнь с мечем тяжелого шага и легкой хрипотцы в дыхании. Даже не стоит, скорее пнет чем подаст...
  Снова тьма и только очередная капля с неслышным другим звоном разбивается, упав с водостока в бочку воды. Очень важно не пропустить этот звук, восемнадцать раз их нужно сосчитать до тысячи. И тогда хозяин может быть даст поесть. После она будет сидеть в углу трактира, пока ее не отпустят спать или кто-то из посетителей не захочет развлечься. Хочется заплакать, но даже это ей не дано. Шесть лет как для нее весь мир превратился во тьму, только звуки и запахи, но последние непонятны и быстро исчезают оставаясь. Она понимает, запах никуда не делся просто, перестает его чувствовать.
  Что то изменяется в окружающей тьме, это не звук, не шорох крадущегося животного, не мелодия звуков плохая или хорошая сопровождающая людей, это пустота в картине звуков улицы, странно и непонятно... Это похоже на тьму которая ее окружает. Возможно что это маг, окруживший себя пологом тишины... Надо попробовать, маги богаты и некоторые подают ей серебром, никогда меди...
  -Подайте пожалуйста...
  Тьму разрывает выверенная как военный марш мелодия. Она слышит тонкий ритм с которым сгибается одежда, как клинок одним плавным звуком смещается чуть сдвинутый рукой, шорох плаща, и шуршание сползающей перчатки... Чествует прикосновение к коже там где раньше были ее глаза... Чувствует тепло и мягкость прикосновения...
  -Кто же девонька тебя так?
  Он добрый... наверно ей все же достанется серебряный... Скороговоркой и плачущим голосом она рассказывает заученную историю... и ей не верят, грустно... звук открываемой двери трактира... до ужаса знакомые звуки и голос... она привычно готова отстраниться звуков, уходя в себя. Возможно, что сейчас ее даже будут бить. Человек стремительно двигается, никогда она еще не слышала такого красивого звука движения, в ответ на слова хозяина раздается шелест начавшего движение горного обвала и далекие раскаты грома, готовой обрушиться на землю бури, их еще почти не слышно, но буря уже здесь и стягивается в тугую спираль, сжимая ужасом душу...
  Щелчок пальцев. И пришедшая в мир буря заставляет ее спрятаться в тишине, и уже ничего не слышать, ничего не чувствовать, ни о чем не думать...
  Проходит пара минут и тишина всегда укрывавшая ее от боли в недоумении отступает, она чувствует как ее бережно несут на руках и что то что ощущается где то на границе тьмы непроницаемой стеной укрывает ее от зла и боли. Поборов робость спрашивает, куда ее несут...
  Странный маг, не знает таких всем известных вещей, и обещает невозможное. Она хорошо помнит как человек, который выколол ей глаза, с презреньем в голосе, говорил хозяину: 'ни кто не сможет вернуть ей зрение'. И говорит непонятно с кем, тем кто не издает звуков, и нет чувства пустоты, но есть голос который она слышит... Все странно и непонятно... Приходит чувство покоя и тепла и впервые за шесть лет она засыпает спокойным сном. И чудо, ей снится сон, странный непонятный сон из цветных пятен и она счастлива.
  
  
  
  Палач свою работу любил, но любил он не дело, которым должен был заниматься по здравому разумению, а любил истязать людей. И когда кончик кнута врезался в кожу, вспарывая ее и разрывая мясо, а если взять другой кнут - то и ломая кости, он испытывал ни с чем несравнимое удовольствие, особенно, когда к стене оказывались, привязаны женщины и девушки. Но сегодня работа его не радовала.
  Вчера, уже затемно, стражи западных ворот приволокли этих двоих. Дрожа как осиновые листья на ветру, и заикаясь через слово, про что-то, что он пообещал, что завтра вернется ОН! Потребовали вызвать тюремного лекаря и чуть не кулаками выбив у того положенную бумагу, что: арестованные сданы, пленники сданы ими сегодня, и что пленников у них приняли ЖИВЫХ!
  По началу, палач только подсмеивался над сбрендившими стражами, но когда двое арестованных, наперегонки стали рассказывать: кого, когда и где они грабили со своей бандой, начал испытывать беспокойство. А когда они заговорили про то - кому они отдавали две трети выручки, испугался. Испугался потому, что не могли, просто так по глупости, эти двое, при следователе и охранниках, прямо говорить что 'выручку' отдавали старшине западных ворот.
  Хорошо следователь, пожав плечами, сказал: 'Наговаривают!' и велел выбить из них правду. Вот палач и выбивал - 'Правду'. И только одно его сейчас сдерживало, это даже не закон, просто древнее правило: 'Палач, попустивший смерть ответствующего, да и займет его место на казни'. Главное же в этом правиле, как всегда в том, как его выполняют. Даже если, допрашиваемому грозил максимум день на площади в колодках, для палача это все равно смерть. Если в обычного наказуемого, под страхом ста плетей, камни или просто землю запрещено кидать, то для палача все с точностью до наоборот. Вот и сдерживал он себя, зная, сколько бы вина он вместе с начальником тюрьмы не выпил, а умри кто из этих двоих под его кнутом и быть ему на его месте. И рядом с ними, если они 'правду' не начнут говорить, быть ему тоже не хотелось. Одна из двух частей, получаемых старшиной западных ворот, шла ни кому-нибудь, а ему. Его ведь заботой было, что попавшиеся в городе по пьяни или еще как разбойники, говорили следователю то что 'правильно', совсем не то, что было на самом деле. Например, откуда в подвал загородного дома палача, регулярно попадали 'игрушки' для его развлечений.
  Постояв минуту около жаровни, погрев над углями руки, палач неспешно стал перебирать стальные кисточки, нагревавшиеся на решетке, установленной над углями. Приподнимая за кожаный ремешок он придирчиво осматривал цвет раскаленных орудий и качая головой откладывал в сторону. Наконец определившись, стал привязывать выбранный инструмент к узкому, длинному ремешку из кожи которым оканчивался хлыст кнута. Раздавшееся за его спиной покашливание заставило его замереть.
  -Раскаленной 'кистью', по неподготовленной коже...? - прозвучал в допросной чей-то слегка дребезжащий голос: -Кто же так делает? Или вы, уважаемый, желаете что бы ваши подопечные соврали вам чаго-нибудь?
  Резко оборотившись палач замер не понимая что или точнее кого он видит перед собой. Возле дверей в пыточную стоял странный старичок, ростом около метр семидесяти, с аккуратно подстриженной бородкой, в странной шапочке и плаще не подходящего к данному месту и времени светло голубого цвета. Глаза старичка с внимательной и грустной добротой смотрели на палача.
  -Вы кто такой и как сюда прошли!? - от неожиданности рыкнул палач. Старичок, сделав к нему два шага и ткнув указательным пальцем в грудь, словно собираясь втолковать что то нерадивому подмастерью, неожиданно глубоким баритоном проговорил:
  -Мастер Бора`, к вашим услугам. - и легко как куклу подняв под мышки замершего не в силах пошевелить и пальцем палача перенося того на вытянутых руках к стене, уже прежним голосом продолжил: - Кто же меня, в мой собственный рабочий кабинет не пустит? Вот стоит ненадолго отойти, как обязательно кто-нибудь наведет бардак на рабочем месте. Вот объясните мне уважаемые, ну зачем здесь это убожество! - мастер ткнул пальцем в жаровню: - Вот тут! Был в углу замечательный камин. Который я, тридцать лет топил только Мадрадским дубом! И там любила отдыхать Кира! Замечательная огненная саламандра, с которой в деле нагрева чего-нибудь до нужной температуры разве только некоторые создания призываемые его светлостью могут потягаться, и то если Кира им фору даст. - в негодовании подняв палец к потолку закончил тот свою речь.
  Залив угли водой мастер подошел к привязанным на крестообразных рамах из почерневшего от времени дерева, двум разбойникам и достав откуда то из плаща флакончик дал каждому из них выпить по глотку, после стал втирать в изодранные до костей спины какую-то мазь, приговаривая:
  -Вот ведь варвар, как людей изуродовал поганец... Как же их в таком виде на кол то сажать? Кто же поверит что это для них наказание, а не избавление от такого спе-цы-а-ли-ста... - по слогам проговорил старичок, словно передразнивая кого-то. Закончив втирать мазь, он отвязал обоих и помог им сесть на лавку у дальней стены пыточной. Глядя на это палач не выдержал и посипел, еле-еле шевеля губами:
  -Сбегут... - Сил ему едва хватило вытолкнуть через ставшее не послушным горло единственное слово.
  -Да куда они сбягут то, с отключенными нагами? - откликнулся мастер, коверкая слова на манер деревенских мужиков и добавил: - Ты вот почему ни куда не бежишь?! Можешь не отвечать, сам знаю. А вот пытать их совсем не зачем было, тем более кнутом, да еще с каленой кистью. Все едино, его светлость герцог Сааор, с ними при моем малом вспомоществовании, беседовал уже. Лучше друг мой поделитесь, как вы дошли до жизни такой? - спросил, приблизившись вплотную к палачу, мастер Бора`.
  Поддаваясь необъяснимому ужасу, вцепившемуся в его разум, и осознавая, что из этого помещения он выйдет только вслед за этими двумя татями, палач стал рассказывать все подряд. Внезапно до боли в груди, захотев разобраться и понять, что же в его жизни привело его к такому финалу.
  Мастер же, время от времени поддерживая его рассказ вопросом или уточнением, занялся довольно странным делом, ни чуть не беспокоясь о том - что королевскому палачу дело в общем неположенное и несвойственное, стал прибираться в пыточной. Легко и не принужденно убирая двух вековые следы, накопившиеся с того дня как он решил 'отдохнуть' в компании герцога.
  
  
  
  
  
  
  
  -Как она?
  -Господин, вы спрашиваете пятый раз за последний час. - отвечает сверкающий шар, висящий по среди лаборатории: -Вы знаете лучше меня что травмы истинного тела заживляются на несколько порядков дольше чем обычные, имейте терпение. С ней все хорошо. Даже приходится в некоторой степени контролировать уровень эйфории.
  -Убил бы того кто это сделал! - Сааор нервно прохаживался вокруг хрустального саркофага, в котором со счастливой улыбкой лежала девочка.
  -Не вопрос, могу оживить и убивай на здоровье. - Весело ответил ему парень лет пятнадцати на вид, вошедший в лабораторию. Внимательно осмотрев саркофаг добавил: - Ну так как оживлять?
  -Эти мне не нужны. Мне нужен тот 'лекарь' который это сотворил! - тихо прорычал герцог: - И тот, кто закрыл приют, присвоив доход от прииска.
  -Так хоть развеешься...
  -Заактор, завязывай придуриваться. - Задумчиво посмотрев еще раз на саркофаг, герцог вышел из лаборатории. Поднявшись по винтовой лестнице на несколько этажей, остановился возле огромного окна, устремив взгляд на открывавшийся за ним пейзаж.
  Над городом медленно темнели висящие высоко на небосводе облака. Скрывшееся за горизонтом солнце последними лучами подсвечивавшее облака, отдав миру последние капли света, уступило место тьме ночи. Странный зверек на флаге башни, замерший в смешной стойке подобрав лапки, словно провожал взглядом светило. Когда ночь уже привольно раскинулась над городом и привычно устроилась в лабиринтах улиц, зверек ясно различимый во тьме, покрутив головкой, будто чихнув, смешно проведя несколько раз по мордочке лапками, протянул лапку куда-то в сторону и словно дернул за невидимый шнурок. В то же мгновение, шар венчавший шпиль башни засветился мягким сумеречным светом, прогоняя ночь с улиц города. Странный свет не мешал и не резал глаз, но проникал даже в самый темный уголок глухого переулка неподалеку от южных городских ворот.
  
   Компания довольно странных личностей только вышедших на улицу из здания, известного всем стражникам города как место, в котором следует искать то - что пропало темной ночью, в недоумении замерли. Тихо посовещавшись и потоптавшись еще некоторое время на месте, услышав приближающийся патруль, скрылись в таверне, из которой недавно вышли. Через пару минут напротив входа остановился капитан и десяток стражников. Капитан, повернув голову и задумчиво посмотрев в сторону башни ни к кому не обращаясь, промолвил:
   -Господа! Сегодня с меня бочонок лучшего пива, которое только можно вытрясти из хозяина нашей любимой корчмы!
   -Господин капитан, странно это все... Свет этот еще... Может не стоит, как бы чего не вышло... - Осторожно проговорил десятник, нервничая и поминутно поправляя перевязь с мечем.
   -Поверь мне Рат, сегодня мы можем пить и гулять во всю глубину моего кошелька, и точно тебе говорю: Сегодня, за черт знает сколько лет первая ночь, когда воровская гильдия не выйдет на работу, даже если вся королевская сокровищница будет лежать на дворцовой площади без охраны.
   -С чего это вдруг? - не унимался десятник.
  Барон, в ответ усмехнувшись кивнул в сторону флага, и продолжая улыбаться во все тридцать два зуба, пояснил:
  -Видишь вон того симпатягу? Понимаю, наверно есть разница личный преподаватель истории или один на три десятка балбесов. Но спорю на золотой, наверняка рассказывали и вам в школе, о славных временах, когда каждую ночь этот зверек смотрел за городом, и утром можно было просто сходить и спросить у привратника башни: кто, где, что и сколько унесли.
   -А если вы ошибаетесь? И утром нас будут трясти дознаватели!?
   -Не будут. Если я правильно все понимаю, а это наверняка именно так. У дознавателей еще более неоднозначное явление образовалось.
   -Это, какое же? - подал голос один из стражников.
   -Мастер Бора`... - пожал плечами барон, и о чем-то на мгновение, задумавшись после непродолжительной паузы добавил: - Если вернулся герцог, вернулся, и мастер...
  Один из стражников машинально сделал рукой жест, призывающий в защиту бога Смааартала. Капитан, заметив жест, как-то вдруг подобравшись очень тихо проговорил:
  -А вот этого лучше не надо! Поверь мне, не надо... - с нажимом в голосе и внимательно осматривая каждого из стражников.
  Десятник, не один год прослуживший под началом капитана, ясно почувствовал, сейчас не известно почему, вполне может стать так, что или десяток станет меньше на одного стражника или даже так, что капитан уйдет с этой улицы один. Усмехнувшись своим мыслям, и как то уже иначе посмотрев на свой десяток, чуть довернув корпусом и плавно перешагнув Рат замер по правую руку чуть позади капитана. Оставаться лежать на этой улице он не желал. Стражники словно повинуясь чьим то командам начали расходится полукругом охватывая десятника и капитана. Один молодой, совсем недавно поступивший на службу стражник чуть замешкался, отставая от товарищей. В напряженной тишине улицы, раздался голос. Не принадлежавший никому из присутствовавших. Но шедший из уст того самого, сотворившего жест призыва:
  -Кажется капитан, не любите вы моих последователей, может быть, расскажите почему?
  -Да вот как то не вызывают у меня доверия твои куклы. - рука капитана расслаблено легла на рукоять сабли.
  -Не боишься так разговаривать со мной?
  -Не боюсь. - Спокойно прозвучало в ответ: - Твой храм далеко, а та часовенка в катакомбах, которую тайно отстроили твои последователи, даст им не слишком много сил. А фундамент храма теперь так им и останется.
  -Время покажет. Зря капитан надеешься, что мои слуги получат мало сил. Лучше бы тебе поинтересоваться было числом часовен, их точно больше одной. Все же скажи, Капитан, почему?
  -У меня был хороший учитель, и как то так вышло, что мне ведомо кто помог отцу покинуть этот мир...
  -Жаль. - змеиным шипением зашуршали покидающие ножны клинки.
  Капитан одним движением сместился в центр полукруга противников, выхватывая саблю и нанося по дуге удар, на уровне шей. Отстегнутые левой рукой окованные сложным стальным плетением ножны, с глухим звоном встретили клинок левого стражника, уклонившегося от забравшего жизни сразу четверых, удара. Барон, продолжая движение, сделав полшага вперед крутанулся приседая на правое колено. Сабля, описав в воздухе замысловатую кривую, чиркнув по запястью между наручем и перчаткой одного из стражников, перехваченная обратным хватом хищно рванулась за спину, впиваясь в горло другого. За одно мгновение, лишившись половины бойцов и благоразумно разорвав дистанцию, стражники не спешили приближаться. Коротко чавкнувший кинжал, брошенный умелой рукой Рата, впившись в забрало шлема забрал жизнь раненого в руку и потерявшего на мгновение концентрацию воина.
  -А ты хорош капитан. Эти людишки, даже и не знали что ты мастер Иайдо.
  -Не мастер далеко не мастер... - еще не отзвучало последнее слово, а капитан уже двигался между стражниками. Клинок, вычерчивая мягкие и плавные линии, встречал выглядящие грубыми и неумелыми удары. Один длинный выдох и противники замерли. С глухим стуком позади капитана упали еще два мертвых тела. Новичок, затравлено покрутив головой, швырнул на мостовую клинок и бросился бежать по улице. Пробежав едва десяток, шагов он вдруг с отчаянным стоном рухнул на брусчатку. Едва посмотрев на вдруг ставшую не послушной ногу, с ужасом увидел торчащий из нее кинжал.
  -Далеко не уходи. - донеслись до него не громкие слова десятника.
  Капитан и тот самый стражник, с которого все началось, замерли напротив друг друга. Глаза стражника вдруг стали наливаться ослепительно белым светом и спустя миг он взорвался серией ударов обрушившихся на капитана. По улице во все стороны разнесся звон и свист двигавшейся с немыслимой скоростью стали. Сабля капитана, встретив клинок противника в прямом столкновении из верхнего удара, с диким скрежетом проскользнув в две трети лезвия, сквозь плохую сталь сабли стражника рванулась к его горлу.
  Коротким взмахом стряхивая кровь барон взглянул на десятника, тот же словно ничего не произошло деловито перетягивал жгутом ногу раненого им новичка.
  -Ни чего не хочешь спросить Рат?
  -Чего спрашивать то? Давно знаю, что не любишь ты Смааартала, и его последователей. - глянув на связанного новичка чуть тише добавил: - Теперь знаю насколько, и примерно, почему его не любишь.
  -БАРОН!!! ТЫ СОВСЕМ В ГОЛОВУ МОЧЕЙ УДАРЕННЫЙ!!! - разнесся по улице рев разбуженного по среди зимы медведя. Огромный тучный мужик в кожаной жилетке и ярких малиновых штанах из мадрадского шелка. Стоя на крыльце таверны в окружении пятерки личностей, чья сфера деятельности, могла быть прочитана по богатым татуировкам, выставленным на показ, сжав кулаки и с бешенством глядя на капитана смотрящий гильдии воров, со свистом втягивал в себя воздух, видимо собираясь высказать еще некоторое количество претензий.
  -Тебе что-то не нравится, Вор? - поинтересовался, задумчиво разглядывая испорченную заточку сабли, капитан. Щелкнув ногтем указательного пальца по лезвию и прислушавшись к еле слышному звуку, словно не замечая рук, нервно потянувшимся к ножам и кистеням обратился к десятнику: - Рат, как думаешь, если я сейчас вырежу эту таверну, меня просто казнят или придется с Мастером Бора` познакомится?
  -Капитан, за этих, если скажем городскому казначею место, в котором они свою казну держат, даже штраф не назначат. Ты мне только этого борова оставь... - и недобро улыбнувшись, десятник добавил: - Чай не орк, часа за два расскажет.
  -Э-эй, барон, зачем так сразу то за железо хвататься, я же не в претензии... - разом пошел на попятную Вор, получивший это странное имя, как и десяток его предшественников перед ним, захватывая власть в гильдии: - Ну взбунтовался твой десяток, так мы все тут видели как они на твое благородие поперли. А хочешь, так их только через неделю в городском рве найдут... Зачем сразу так то... - и слегка сконфуженный собственным страхом и готовностью угодить барону, замолчал. Вот только слишком много случилось для смотрящего в этот день, и количество проблем еще на закате превысило все разумные, по его мнению, пределы.
  Сначала примчался от западных ворот мальчонка, потом какой-то бешенный маг прямо в городе призвал демона и пусть он не любил шайку Крыса подмявшего нищих города, но такого конца он им точно не желал. Демоны ведь не просто убивают, а пожирают тело и душу. В довершение же, только кампания лучших домушников собралась на дело, как ожила чертова зверушка на башне, двести лет, ни кто не мешал гильдии работать по ночам, а вот теперь придется вспоминать дедовские методы работы днем.
  Видимо для полного счастья, барон Кариидрангардр, которого все звали просто Капитаном или Бароном, взбесился, и мало зарубил свой десяток прямо у его таверны, так ведь еще и грозится проделать это с ними. Если раньше Вор относился к нему с легкой опаской, то увидев пару минут назад сквозь окно, молниеносную расправу с десятком опытных рубак, а особенно с последним. Сразу же поверил, что если и получится у его бойцов остановить такого мечника, то количество выживших в конце будет минимальным и это уже проблемы с парой других, метящих на его место, коллег. Зачем ему это, проще договорится с бароном. Словно почувствовав его настроение, Капитан, с хищной ухмылкой убирая саблю в ножны и пристегивая их к поясу, произнес:
  -Сто золотых, и сегодня останетесь живы.
  -Капитан, я не заметил, когда тебя стукнули по голове! - воскликнул смотрящий: - Да с какой стати я должен тебе платить столько денег! - с ясно различимым щелчком сабля на пару сантиметров вышла из ножен сдвинутая большим пальцем барона: - Но пятьдесят дам... - мгновенно согласился увидевший это Вор.
  -Вот и я тебе говорю, что сто пятьдесят золотых меня устроят. - невозмутимо прокомментировал капитан, ударом ладони, загоняя обратно в ножны саблю. Смотрящий возмущенно втянув в себя воздух и уже собрался разразится длинной витиеватой речью, из исключительно нецензурных выражений, когда его взгляд наткнулся на с ухмылкой подбрасывающего в руке кинжал, десятника. С шипением выпустив воздух Вор, знаком показал своему ближайшему помощнику принести деньги.
  
  Через пару часов выйдя из здания городской тюрьмы, Кариидрангардр, хлопнув по плечу десятника весело сказал:
  -И чего все так боятся этого милого старичка? Не знаешь Рат?
  Десятник, передернув плечами от воспоминания как вопил, единственный оставшийся от десятка, когда Мастер снимал с него печать Смааартала. Мельком глянув в искрящиеся радостью и легкой бесшабашностью глаза командира, тихо проворчал:
  -Ага, 'милый старичок'... Ты видел, как он снимал печать? И все радостно так приговаривал, что: 'Как здорово, что ему попался такой замечательный материал! И как замечательно после долгого перерыва, сразу заняться любимым делом', еще и песенку напевал...
  -Ничего, что снять эту печать считается невозможным, что бы человек выжил? Да и как он его потом быстро на ноги поставил лучше любого лекаря?
  -Вот меня и ставит в тупик. Ведь потом ни словом, ни жестом не погрозил, а только крутился вокруг как наседка, этот же ему все сам с радостью рассказал. Главное понять не могу, дознаватели, ни на миг не сомневаются что он, это ОН!
  -А ты почему ему сразу всю правду выложил?
  -Себя во враги, самому себе пока не записывал, мне других хватает.
  -Вот-вот, а как думаешь, среди дознавателей такие есть?
  -Да вроде среди них дураков пока не замечали. - усмехнулся внезапно почувствовавший непонятное облегчение десятник. Спустя пару минут, уже приближаясь к повороту на улицу к любимой корчме, задал вопрос, не дававший ему покоя последние полчаса: - Скажи, почему ты был так уверен, что Мастер вернулся, и мы сегодня с ним встретимся? А не через неделю или месяц если вообще объявится?
  -О том, что мастер вернулся, мне сорока на ухо шепнула. - хитро подмигнув и шутливо наклонившись к уху десятника громко прошептал капитан.
  -Какая сорока? - сбившись от удивления с шага, переспросил Рат.
  -Рыжая такая, с косичками... - невозмутимо прозвучало в ответ. Десятник, хлопнул себя по лбу, ведь своими глазами видел как капитан шептался о чем то с встретившейся прачкой. Которой и сам не единожды носил вещи, и в стирку, и на ремонт, и не только за этим заходил, бывало. Только сбивало его с толку, что не замечали за ней болтливости. Подумал тогда, что капитан подбивает клинья к девушке, лениво как-то, пошептался да дальше пошел.
  А с другой стороны, на что капитану прачка, хоть и красивая. С балов и будуаров не выбирается. Украдкой бросив взгляд на барона, десятник глубоко призадумался, а так ли хорошо он знает своего командира, хоть и ходит с ним по улицам этого города уже второй десяток лет. Бабник, повеса, заядлый дуэлянт, вроде и швыряется деньгами на право, и налево, вон форму и простенький доспех десятку из своего кармана пошил, но и просто так злато не проматывает. Свой кусок, тот который, если быть честным просто таковым считает, мимо рта пронести не даст. При этом службу тянет за совесть. За пять лет, Рат смог припомнить только тройку случаев, когда капитан не вышел на дежурство. Был на памяти десятника даже случай, когда барон, получив дырку на дуэли, залившись по уши лечебными зельями, спокойно отправился в патруль. Мог и не ходить, другие вон и по два раза на месяц дежурство пропускают или в кабаке просиживают.
  Барон к наряду стражи, по реестру приставлен совсем не для командования, это его Рата дело. Только если с обычными горожанами, стражники решат вопросы без проблем, то вот с благородными - с точностью до наоборот. Ладно, демон с тем, что любой благородный имеет навык владения клинком не сравнить со стражей. Тут и свои наследные и закрытые школы фехтования, и учителя не сравнить с тем что у стражи, про зачарованные клинки вспоминать вовсе не стоит. С одним-двумя выпившими благородными десяток справится, усмехнувшись недавнему воспоминанию, как одна сабля прорезает другую, десятник поправил себя: 'Не с каждым, совсем-совсем не каждым'.
  Только вот беда, за нападение на благородного - пять лет на рудниках не зависимо от причин, это при условии, когда не случается как сегодня. Вот и приставляют к каждому пятому десятку дворянина, получается, что уже не простолюдины-стражники к аристократу привязались, за что и порубить можно, а другой аристократ с 'дружиной'. Совсем иная картина получается.
  Ясно, что благородные кто приписан к страже, не особо рвутся исполнять свои обязанности, но все равно приходится. За месяц, казна платит сто золотых за пять дежурств. Не вышел раз, не додадут двадцать, не вышел два - тридцать, и так далее. Можно и дворянства лишиться за долг перед казной, месяца за три так примерно. Прибавить к этому, немаловажный факт, что сто золотых это сумма приличная. К примеру, сабля капитана стоит две тысячи, и относится к артефактным, каковых на королевство тысячи три всего и каждый клинок уникален, а снять приличный дом с тремя слугами стоит двадцать золотых в месяц, вполне приличный доход за не самое обременительное занятие.
  Вот и идут младшие дети баронов в стражу, из тех у кого род бедноват и кто по разным причинам в старшие не перебрались. А нужда в них всегда есть, из двух миллионов жителей королевства, пятая часть дворяне и семь из десяти предпочитают жить в столице, поближе к королю. Имеется, как полагается к бочке меда и ведро дегтя. Очень часто случается, что встретившийся дворянин бросит вызов, особенно любят это дело те, кто ну очень хочет попасть в стражу, а места в ней обычно заняты. Дуэли у аристократии и по другим поводам любимое развлечение, и способ подвинуть соперника.
  Рат улыбнулся своим мыслям, припомнив те пару сотен дуэлей, на которых ему пришлось присутствовать в качестве свидетеля со стороны капитана. Теперь он прекрасно понимал, не меньше чем половину из них Кариидрангардр мог закончить мгновенно, с такой то школой.
  Уже в корчме десятник не удержался и поинтересовался у барона, мучавшим его вопросом:
  -Капитан, вот ты мне скажи, какого ты тогда на дуэлях почти всех живыми оставляешь?
  -А что так?
  -Да вот вспомнил, завтра с утреца маркиз Сиирт тебе дуэль назначал. Ведь десятый раз уже... Каждые полгода считай вызывает.
  -А зачем? Дуэлянт он весьма не плохой, клинком владеет отменно, с ним приятственно с железом потанцевать.
  -Так ведь по-разному выйти может, вдруг он тебя возьмет да убьет.
  -В теории, конечно, может... - негромко проговорил капитан и уже громче: - НО!!! Теоретиков надо душить в колыбели. Лет через пять успокоится, как только почувствует, что на старшего брата его умения хватит, сразу и успокоится. Знает ведь скотина, что просто так не убиваю.
  -Так спровадил бы на тот свет десяток-другой, и отстали.
  -Ага!! - кивнул капитан, искренне развеселившись. Плеснул в кубок вина, приветственно качнув им в строну Рата, спросил: - И на ком мне прикажешь тренироваться?
  Десятник опешив от такого высказывания чуть не поперхнулся вином, с трудом направив не самый плохой напиток по правильному маршруту шумно выдохнул, и мотнув головой, как бы отрицая что то, проворчал:
  -Тебе давно говорили, что ты - мочой ударенный в голову?
  Услышав собеседника, барон откровенно и весело рассмеялся, на недоуменный взгляд сквозь смех ответил:
  -Ночью один боров, что то такое помнится, упоминал. Так что за сегодня ты не первый, а так раз в неделю в среднем говорят. - и внезапно посерьезнев, сунув руку за пояс, бросил на стол кругляш, блеснувший золотым серебром. Словно объятый заклинанием замедления, чеканный круг из солнечного серебра* диаметром в четыре пальца, плавно закачался на кромке, издавая странный мелодичный звон. В корчме мгновенно установилась абсолютная тишина.
  Корчмарь, убиравший столик на другом конце зала, на секунду сделав стойку утреннего суслика, словно маг искусник применивший заклинание 'скачок', едва ли не быстрее чем это делают те самые маги, скрылся в сторону кухни.
  Рат, с ошеломлением во взгляде, проследил как печать мастерства, качнувшись десять раз, замерла на столе. Осторожно поставив кубок с вином на стол, он протянул руку и прикоснулся к странному значку в средине печати, и тут же отдернул ее, словно в опасении обжечься. Над столом в то же мгновение возник конус голубоватого свечения, в котором из алых искорок возникла кисть в латной перчатке, сжавшаяся в кулак, направленный в потолок. Прокрутившись несколько раз, на мгновение распавшись искрами, кисть сменилась сжатым в руке клинком, последним, в конусе возник серо стальной щит. По залу зашуршали шепотки: 'Таран... Сколько?... Ведущий... Ого... Мечник... ... Сколько раз качалась?... Чистый щит!...' заглушенные громогласными выкриками Корчмаря:
  -Да быстрее же!!! Жабу тебе в сено... Аккуратнее! Ты что творишь! ...гнутой кочергой через зад в дышло... Ты думай! Сколько эта бачка стоит! ... Под ноги, смотри! - под эти вопли, раздвинув ткань занавесей прикрывавших проход на кухню, показалась спина одного из вышибал. Здоровенного детины, согнувшегося под тяжестью большой дубовой бочки. На первый взгляд, ведер на пятьдесят. Еле-еле, в притык к дверным косякам протащив бочку в зал, детина на пару с таким же товарищем, под не умолкающие крики корчмаря, водрузили ее на козлы в средине зала, которые шустро приволокли поварята. Вытерев полотенцем лоб, и выдохнув так, как будто сам приволок эту бочку, владелец корчмы обратился к Капитану:
  -Не откажите барон! Ведь когда еще доведется с Мастером выпить! Лучшее вино какое есть в этом городе!
  -Так уже и во всем городе? - заломив бровь, с оттенком ехидства спросил в ответ капитан.
  -А вот нет! Нету, в городе больше вина, из подвалов Герцога!
  -У Герцога, в башне, точно есть... - не громко проворчал на это Рат.
  -Так это у Герцога, в башне может и лучше есть... - протянул корчмарь с легкой обидой, и тут же расплывшись в улыбке, твердо добавил: - А в городе, все равно лучше нет! Всем по кубку вина за свой счет ставлю! - в раздавшемся реве нескольких десятков посетителей потонули тихие слова десятника:
  -А потом, черта с два кто сегодня другое пить станет.
  Капитан, спокойно прочитавший все по губам, улыбнувшись, улыбкой человека, только что уничтожившего не меньше орочьей орды, сунув руку в кошель и поманив другой хозяина, как то не громко, но так что его услышали все, проговорил:
  -Остальных из этой бочки угощаю я! - и выложил на стол 'Королевский топаз', камень ценой в сотню с лишним золотых: - Отмечать будем...- помолчав мгновение, добавил: - Стражу сразу кликай, а то не поймут...
  
  Медленно, словно нехотя, на востоке занимался рассвет. Вот над горизонтом вспыхнуло зарево, и облака расцветились переливами света и через несколько минут показался краешек солнца. Вздохнув Сааор, направился через кабинет, по лестнице вьющейся вдоль внешней стены башни, в зал на первом этаже башни. Размышляя над планами на день.
  Едва он ступил на мрамор пола приемного зала, в двух шагах перед ним материализовался привратник и тихо проговорил:
  -Ваша светлость. Там у ворот посыльный.
  -И? Что передал? - на мгновение замерев, спросил Саоор.
  -Королевский посыльный. - с легким поклоном смещаясь с пути герцога ответил привратник.
  -Если королевский, тогда приглашай.
  Через минуту в зал вошел мальчик лет четырнадцати, и настороженно осматриваясь, замер. В глазах заплясали чертики восторга. Просторный круглый зал, метров двадцати диаметром. Огромные окна в стенах, на которые не было даже намека в монолите каменной стены с наружи башни. Стоящие в разрывах окон странные доспехи, сверкая сталью, молчаливо взирали в центр зала. Взгляд подростка самостоятельно устремился к центру сложнейшей звезды выложенной на полу, и фигуре герцога замершей там в ожидании:
  -Послание! Для...
  Герцог, взмахом руки его прервал, повелев не громко:
  -Говори.
  -Аудиенция назначена на двенадцать часов! Господин королевский канцлер, приносит свои извинения за задержку. - выпалив все на одном дыхании, мальчишка замер. Пытаясь ухватить жадным взглядом, все детали убранства помещения в которое не ступала нога жителя столицы двести лет.
  -И все? - удивленно спросил Сааор.
  -Все! - почему-то бледнея, прошептал мальчик.
  -Передай: Буду... в назначенное время. - посыльный судорожно кивнув, чуть не бегом скрылся за дверью. С верхней галереи прозвучал вопрос:
  -А чего он, какой-то, перепуганный?
  Бросив взгляд в сторону, куда был направлен последний взгляд посыльного, Герцог ответил:
  -И правда, зачем ему пугаться... - и голосом уставшего от глупых шуток человека, поинтересовался герцог у стоящего 'при полном параде' на галерее демона: - Дышать не трудно? Забрало не запотевает? Без доспеха при людях ходить, вера не позволяет?
   -Нет, не трудно. Нет, не запотевает. - с полным сарказма голосом стал отвечать демон, кивнув в след сбежавшему посыльному, пояснил: - Он сейчас начальству о том, рассказывать будет. Вот и расскажет...
  Глухой, 'ржавый' скрип заметался по залу. От странно перекликающихся оттенков звука повеяло могильным холодом, на мгновение тени в зале стали плотнее и словно зашевелились,
  -Мышей пугаешь?- поинтересовался демонолог, не обращая внимания на окружающее.
  -...
  -Привратника что ли?
  -Выйдем, увидишь. - Заактор пожал плечами, и стал спускаться в зал, с тем же звуковым сопровождением.
  -Прекрати, сделай одолжение ... И будь любезен, прикинься до обеда человеком. - Тихо молвил герцог, вешая на пояс богато украшенные ножны, которые вынул прямо из воздуха.
  -Человеком, так человеком. - На следующую ступень ступил уже широкоплечий воин, в доспехе кирасира, на плаще у которого расположился герб герцога, сжимающий в лапках щит и меч.
  -А когда это ты успел стать капитаном моей гвардии?
  -Не пойдешь же к королю пешком и без охраны? Понимаю, клал ты с прибором на этикет и правила, которые тут себе знать от скуки придумывала. Но если ты думаешь, что пропущу тот цирк, который будет во дворце, даже не надейся. Сам гвардейцев поведу.
  -Каких гвардейцев?
  -Вот этих - В зале молча возникли три десятка кирасиров, которых, если бы не пылающие черным огнем глаза, можно даже было принять за людей.
  -Совсем страх потерял?
  -Иди нафиг и так в домене место кончается, кончилось если точнее. А у тебя башня большая, вон как за двести лет выросла...
  -Все так плохо?
  -Ну как тебе сказать, теперь наверно уже нет. А пока тебя не было, лет десять как дуэли устраиваю по жребию, раз в неделю в среднем. Очередные победители лотереи... -Демон кивнул в сторону замерших 'гвардейцев': -Так что, или забирай, или придется тебе обождать немного. Надо будет дуэль провести.
  -Вот так просто всех поубиваешь?
  -А что делать? - сухо прозвучал встречный вопрос.
  -Если вопрос ставишь так, тогда считай уговорил. - махнул рукой Сааор: - И признавайся сразу, сколько их таких лишних еще?
  -Немного... - подняв взгляд к потолку, демон грустно вздохнул: - Легионов шесть-семь-восемь...
  -Значит шестнадцать?
  -Не ты что! Всего! Четырнадцать...
  -То-то смотрю, ты тормозишь временами. Привратник!!!
  -Тут я, что кричать то. Все прекрасно слышу. Значит, сколько их там? Четырнадцать легионов, по три когорты, по шесть центурий? - вслух перечислил привратник: - Двадцать пять тысяч с хвостиком? Извини. - словно извиняясь развел руками: - Только во внешнем объеме, в подвале если по-простому.
  -Фиолетово.
  -Тогда держи ключ доступа, и можешь перемещать. Только, вот в таком количестве за один раз и перемещай. Контроллеры засекут, да и статистику править лень. - пояснил привратник указывая рукой на замерших 'гвардейцев'
  -Договорились.
  -Откуда столько? Вроде их не больше десятка за год прибывало?
  -Мне откуда знать? Я тебе что эволюционист? Рассчитывать, почему начало расти количество демонов. Растет год от года на пятую процента в среднем.
  -Остальное потом. Идем уже... 'Капитан'... Следует до приема сходить посмотреть на приют, а то припремся к королю и сказать в свое оправдание будет нечего... - Прервал Сааор демона, плавно развернувшись, шагнул к открывающимся широким створкам ворот, которых не было еще секунду назад. Позади него в брусчатку аллеи как один человек впечатали шаг три десятка нежданно приобретенных 'гвардейцев', скрывших лица за глухими зеркальными забралами без намека на щели для глаз.
  
  
  Глава 2 Кесарю - кесарево... а у палача работа...
  
  Слат, считал деньги. Раскладывая ровными стопочками монеты на столе. В каждой стопке десять кругляшей с портретом короля. Слева - монеты из золота, на правом краю стола из меди. Стараясь что бы столбики равномерно заполняли треугольник из малахита, расположившийся между двух других из черного мрамора, образующих поверхность стола длиной в размах рук и шириной в треть длины.
  Нынешняя ночь выдалась явно удачной, и его заведение посетило немало человек. Даже охране досталось, правда нужно заметить, не деньгами. Ну кто! Скажите, придумал, что у него есть вино из подвалов герцога? Не волнует подвыпившего посетителя, что это вино лет сто пятьдесят ни кто не пробовал. Попробовали этой компании подсунуть лучшее из того что было под видом заказанного, так такое началось. Пока Слат спустился на шум, точнее пока девочки не догадались его позвать, пока успокаивал клиентов, пока терпеливо выспрашивал и разбирался, пятерых вышибал, здоровенных мужиков поколотили так, что пришлось звать лекаря. Потом пришлось идти к этому... Тут хозяин лучшего борделя в городе даже не находил слов. И до хрипоты торговаться, и ладно с корчмарем, так нет, тот выторговав за остаток вина в бочке полторы сотни с сожалением сообщил: 'За вино плачено уже...' и отправил его к какому-то барону, договариваться. Знакомый с многими не последними в королевстве аристократами, Слат, считавший что знает всех богачей столицы, сразу предложил тому за вино две сотни золотых. В ответ подвыпивший барон лишь усмехнулся и сказал: 'Мелочь на расходы у меня и так есть.' В запале Слат вскричал: 'Да сколько у тебя может денег то быть, за вино все и отдал!' и потом еще после пятиминутной перепалки с влезшим торг десятником, который за словом в карман не лазил, согласился: что заплатит за половину оставшегося вина, больше отдавать барон не захотел отдавать ни за какие деньги, сумму равную тому что Капитан сможет вот прямо тут выложить на стол. Ну кто? Кто мог знать, что этот баран, богаче четверти гвардейцев сразу? ОН! Выложил на стол ДВАДЦАТЬ! Королевских топазов и один, но Императорский бриллиант! Последний правда, с усмешкой за которую Слат очень пожелал плюнуть на вино, а прямо сразу и отнести равную сумму в гильдию теней за голову барона, убрал обратно в кошель. И вот сейчас владелец борделя считал деньги, на удивление, в сухом остатке вышла не маленькая прибыль в пять сотен золотых. Вот только вина, за которое отдал столько денег, Слат попробовать так и не успел, пока суть да дело, оно и кончилось уже.
  Внезапно его внимание привлек шум в комнате для посетителей. Слат с все возрастающим удивлением прислушивался к приглушённому шуму, доносящемуся от туда. Раздался глухой удар в дверь и наступила тишина. Хозяин кабинета начал приподниматься из кресла, как в дверь с силой ударили вновь, и вместе с сорванной с петель дверью в кабинет влетел охранник. Осторожно переступая обломки, в помещение прошёл странный старик, в светло голубом плаще. Остановившись около приходящего в себя охранника трясущего головой, старик наклонившись с участием в голосе поинтересовался:
  -Вы как милейший? - охранник вздрогнув и подняв взгляд на него, к удивлению Слата, стал судорожно дергаясь пытаться отползти от него: - Ну что вы, не надо так переживать... - Выпрямившись, старик неожиданно громко и властно позвал: - А ну иди сюда! Посмотри, что ты натворил!
  То что предстало перед глазами Слата, было невозможно в принципе. В кабинет бочком, словно провинившийся подросток осторожно пробрался хорошо ему знакомый палач. К удивлению, Слата, тот стал чуть не заикаясь оправдываться:
  -Так Мастер!... Он же на вас дубинкой замахнулся!... А как... если бы... он... - и был прерван стариком:
  -А ты зачем полез? Сила есть мозгами пользоваться уже не надо? Тебе что было сказано?
  -Учится думать...
  -Вот и постой подумай над своим поведением! Заодно прочувствуй, как теперь себя ни в чем не повинный человек, чувствует.
  -Мастер Бора! Да какой он неповинный! Он раз десять ко мне за город девок притаскивал... - Мастер Бора не обращая внимания на слова палача, несколькими движениями воткнул тому в шею и уши несколько иголок и проговорил:
  -Тебе уже говорил: Не положено палачу отмерять чужую вину! Свою измерь сначала, и за работу в том числе... - начавшуюся было не первую за сегодняшний день нотацию палачу, прервал скрип резко сдвинувшегося по полу кресла. Слат, услышав обращение палача к старику, не произвольно отодвинулся от стола и от грустно-доброго взгляда обернувшегося к нему Мастера Бора, Слат решил что его жизнь закончится прямо сейчас. Не одну сотню раз, слышавший от бывалых вояк, что перед смертью, человек видит за пару мгновений всю свою жизнь, он просто и не мог подумать ничего другого, когда с ним именно это и случилось. Ни разу ему не приходила в голову мысль: что рассказать об этом могли только те кто как то умудрился выжить в такие моменты.
  -Что с вами, уважаемый? Что вас так напугало? - приблизившись к Слату на пару шагов, Мастер Бора неуловимо изменившимся голосом, дохнувшим ледяным холодом пыточных подвалов и жаром огня адских глубин одновременно, спросил: - Вы же не один год успешно сотрудничаете с моим новым учеником, не так ли? Я всего то, зашел спросить - сколько?
  -Ч..ч...что?
  -Сколько девушек ты к нему отправил?
  -Я...я... не знаю... -в ужасе пошептал Слат, для которого весь мир сжался до глаз, неясно как оказавшегося к нему в плотную мастера. Вздрогнув, он почувствовал слабый укол в шею, и как мгновение спустя, мир теряет очертания и разум окутывает тьмой. Несколько бесконечно долгих минут, и преуспевающий житель города, принимаемый с радостью во многих домах аристократов, ощутил на себе тоже, что и ученик Мастера Бора, бывший до не давнего времени королевским палачом.
  Вот только ни кто не предупредил Слата, что это не смерть и совсем ему не откуда было узнать, когда это закончится. В отличие от Зима, которому мастер вздохнув сообщил, что придется ему его выучить правильно делать свою работу, а так как палачу суд людской не положен то и накажет сам, не посчитав за труд подробно рассказать как и за что. С отеческой улыбкой добавив в конце: 'Если не сойдешь с ума за пару часов или через месяц... А сойдешь - не переживай... вылечу...'. Почитаемая многими мудрецами концепция: 'Мыслю - следовательно, существую!' не сильно помогла ему пережить те сто двадцать минут в абсолютной пустоте. Зим передернул плечами и с удивлением понял, что и челюсть уже не болит и ноющая боль в спине прошла. С немым вопросом взглянув на Мастера получил в ответ:
  -По твоему кто охранника поведет? Доставишь его в кабинет, вечером остальное получишь...
  -А Слат? - кивнув в сторону, застывшего в кресле хозяина борделя, Зим, шагнул в сторону с дрожью взирающего на происходящее в кабинете, охраннику.
  -Спорим, сюда скоро Его светлость зайдет? Расспросить... - Ехидно прозвучало в ответ.
  -Так он же в таком состоянии ни чего и не расскажет.
  -Как ты думаешь, Герцог в моих услугах сильно нуждается? Если учесть, кого он может призвать?
  -Простите учитель, не подумал... - тихо ответил королевский, точнее бывший королевский палач, в спину выходящему из кабинета Мастеру. Ухватив охранника одной рукой за кисть другой за плечо, поднял его с пола, привычно заламывая руку, на мгновение замер. Оглянувшись в сторону двери, тихо сказал охраннику: - Лучше иди сам.
  Охранник, все еще пребывая в малость контуженом состоянии, и не до конца осознавая происходящее, ляпнул:
  -Сбегу.
  Зим внимательно посмотрев ему в глаза, так же не громко и равнодушно сказал:
  -Сбегай. - и в голосе, вдруг промелькнуло сожаление или это лишь почудилось охраннику. Осмотревшись вокруг, словно впервые оказался в этом помещении Зим отошёл к окну. И оперившись руками на подоконник заговорил:
  -Знаешь, что сейчас с твоим хозяином? Давай я тебе расскажу... Сначала, пропал слух. Но он этого не заметил, скорее всего, не заметил. Потому что сенсорный шок. Когда вся сенсорика человека, вдруг перестает снабжать его информацией, он некоторое время не понимает происходящего. Потом пропадает зрение, мир сначала становится серым, а потом наступает тьма. Поверь мне это не самое страшное, самое страшное наступает, когда ты перестаешь, или правильнее будет сказать, ощущаешь НИЧЕГО. Абсолютную, без поправок и оговорок ПУСТОТУ.
  Замолчав на секунду, внимательно смотря, на что-то за окном, Зим продолжил:
  -Я палач, палач потому что мне это нравится. Нравится власть, что дает эта работа. И мне всегда нравилось видеть ваш страх и панику стоило только намекнуть, на возможность оказаться у меня в гостях... Сегодня, ты можешь сбежать. Завтра ты будешь прятаться, и через год, и через десять лет, может даже, сможешь прятаться всю жизнь. Потом он за тобой придет. И это -кивнув в сторону Слата - у него считается легким наказанием, мелочь и полезная практика для развития разума. А может, за тобой приду я, и это гораздо хуже, потому что лучше попасть к Мастеру, чем к больному маньяку вроде меня.
   Охранник немного пришедший в себя, пожимая плечами буркнул в ответ:
  -Может и не найдете...
  -А мне не нужно тебя искать, теперь не нужно. - отвернувшись от окна Зим немного неуверенным жестом начертил в воздухе странную фигуру и в следующее мгновение перед охранником повисла полупрозрачная карта города на которой мерцали два десятка точек. После еще одного жеста одна из точек мигнула, и охранник с удивлением увидел рядом с точкой картинку с самим собой в полный рост. - Мастер, показал утром. Беги если хочешь.
   Убрав взмахом руки карту, Зим направился к выходу из кабинета, уже в проеме оставшемся на месте двери оглянулся к охраннику, и коротко бросил:
   -Ты идешь?
  
  
   Лике снился сон, сон в котором были цвета и свет, в начале перед ней часто мерцали яркие точки похожие на звезды, и как она радовалась каждой моргнувшей звездочке. С каждой минутой их становилось все больше и больше, вот перед ней стали вспыхивать целые созвездия. Потом, внезапно они начали двигаться и складываясь в узоры менять цвета и яркость.
   Весь мир затопил ярко красный свет, плавно сменившийся оранжевым, желтым, зеленым, голубым, синим, и снова мир укрыла тьма. Чрез несколько минут после того как в разных местах вспыхнули несколько цветных пятен разных форм, перед ней возникли странные непонятные слова:
  VIDEO TEST COMPLETE SUCCESSFUL.
  OPERATION COMPLETE
  И она увидела! Увидела стену из мрачно серого камня, сложенную из больших массивных блоков. Потолок, с которого мягко светили небольшие полусферы. Массивную дверь, из темно коричневого дерева. Потянувшись Лика села и с удивлением стала разглядывать себя.
  Она испытывала странное чувство: восторг, удивление и неуверенность в реальности происходящего одновременно. Весь ее новый наряд заставлял сердце биться чаще, начиная от молочно-белых тончайшей выделки кожаных сапожек, заканчивая легким, практически невесомым, платьем цвета снега, венчающего горные пики.
  Соскочив с алтаря, испещренного непонятными письменами, Лика с любопытством осмотрелась. Она стояла посередине большого круглого зала около каменного алтаря, над которым в воздухе парил хрустальный саркофаг. Чуть поодаль высокий потолок подпирали колонны. 'Раз, два, три... двенадцать', - насчитала Лика, подошла к ближайшей и осторожно дотронулась до нее. Казалось, что колонна, на вид каменная, медленно текла снизу вверх и там, где рука девочки ее коснулась, движение едва заметно изменилось. В испуге отдернув руку, Лика принялась осматриваться дальше, пообещав себе потом во всем разобраться.
  Вспомнив про алтарь, с которого только что спустилась, девочка решила осмотреть его повнимательнее. Она изучала надписи, которые струились по поверхности черного с алым камня, медленно обходя алтарь. Завершив обход, Лика остановилась и еще раз огляделась. Даже мрачный черный гранит, из блоков которого была сложена внешняя стена, вызывал у девочки чувство беспредельной радости. Осторожное покашливание за спиной прозвучало настолько неожиданно, что Лика едва не подпрыгнула:
  - Доброе утро, уважаемая. Меня зовут Маарика. Мне показалось, что вам было бы удобнее сначала осмотреться
  
  Кыс, привычно устраиваясь на своём месте, старательно пытаясь стереть с лица радостно предвкушающее, прямо кричащее, выражение довольства. Готовился к нелегкому, как многим покажется, трудовому дню нищего. Причин для хорошего настроения у Кыса было целых две, первая: это что успел приползти на удачное место на перекрестке двух центральных улиц раньше своих 'коллег', вторая: что какой-то демонолог, походя упокоил всю шайку Крыса. И теперь все что ему сегодня подадут, останется у него в кармане. Немного немало, а пару золотых за день набиралось гарантировано. Люди с охотой подавали безногому калеке.
  Осмотревшись по сторонам, Кыс заприметив шагающего по улице купца, привычно затянул свою песню:
  -Подайте бывшему слуге, пострадавшему невинно от пороков госпдина... - и так далее, история сводилась к тому что: он бедный, и несчастный служил у мага, решившего заняться призывом демонов. Однако призванный демон, не стал выполнять требования мага, а вырвавшись из оков, поубивал всех до кого успел добраться, а ему бедному оторвал ноги.
  Прервавшись чтобы набрать в грудь воздуха, Кыс так и замер, с удивлением наблюдая странную картину, происходящую вокруг. Люди, увидев что-то в дальней от нищего стороне, резко меняли направление движения и спешили убраться с улицы. К сожалению, Кыс не мог похвастаться хорошим зрением, и щурясь стал пытаться рассмотреть что же там такое происходит. Через полминуты ему удалось рассмотреть, как по мостовой уверенно шагал дворянин в богатом одеянии. Нищий аж крякнул от удивления, рассмотрев герцогский герб. Следом, за его правым плечом положив руку на эфес сабли, и возглавляя отряд из тридцати воинов, шагал, если судить по одеянию, командир гвардейцев герцога.
  Вышедший с соседней улицы какой-то не шибко богатый барон увидев герцога, резко развернулся и поспешил в противоположном направлении. Нищий, с любопытством принялся разглядывать отряд вышагивающий в три колонны по десять воинов.
Оценка: 6.17*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"