Вэйн Алекс: другие произведения.

Дух Дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
       Годы идут, и сила Дракона во мне исчезает. Люди с их извечной жадностью и гордыней; города с их суетой и беспросветной печалью; горе с его безысходностью и бесконечностью. Я мог бы пережить это все, как переживал и раньше. Но я допустил главную ошибку: я полюбил женщину...

I: Визит.
  
  С тех пор, как она меня бросила, прошло всего-навсего три года. Вполне достаточно, чтобы я успел согласиться на работу преподавателя в частной школе на далеком острове, отработать там год и переосмыслить некоторые фундаментальные вещи в своей жизни. Чтобы я переехал в Лондон, понял, что для меня этот город не подходит категорически, и вернулся в Киев - на время, просто чтобы решить, что делать дальше. Чтобы я старательно забыл все то, что произошло после ее ухода - и во время его. Чтобы все, кого вовлекло в эту историю, успели отойти и снова начали со мной общаться. Чтобы все стало нормально.
  И вот - она, в своем прекрасном красном платье, стоит посреди моей гостиной, чуть приоткрыв удивленно рот, и смотрит на меня пронзительными карими глазами, будто это я вломился в ее дом. Я молчу и пытаюсь собрать то, что рассыпается внутри меня. То, что я еле сложил воедино после того, как она уехала.
  - Ты нужен мне, - повторяет она после нескольких минут тишины. У меня нет сил ей ответить. - Мы не справимся без тебя.
  Как всегда. Ее Орден всегда был важнее, чем я. Кучка напыщенных идиотов... Идиотов, которые сломали мою девочку и сделали из нее это чудовище.
  - Макс... Ответь мне. Дело не терпит.
  - Я не терплю, - сорвался я, но медленно вдохнул, успокаиваясь. - Уйди.
  - Ма-а-акс, - капризным голосом протянула она, будто уговаривала на покупку новых туфелек. - Будь взрослее. Есть вещи, к которым нельзя применять человеческие эмоции.
  Я чувствую, что мне становится дурно. Воздух вокруг тяжелеет и густеет, дышать сложнее. Она с опаской осматривается, но все же остается. Знает, что если я сорвусь, то она ничего не сможет сделать. Тянет руку, чтобы коснуться моего плеча. Я отступаю, но она успевает: мягкие пальцы касаются моей кожи, и дурнота уходит. Дышать снова легко. Заглядывает мне в глаза:
  - Давай обсудим то, что произошло. Но не сейчас. Сейчас - мы действительно нуждаемся в твоей помощи.
   Я молча отворачиваюсь. Представители Ордена не раз обращались ко мне после ее ухода: чтобы проверить, как я, не наделаю ли бед. Но я держу себя в руках. Когда они убедились в этом, то перестали надоедать. А сейчас вдруг - я им нужен. И для решения этого вопроса они присылают ее.
  Она шумно выдыхает и говорит то, что, видимо, хотела до последнего оставить в тайне:
  - Артий вернулся.
  Я замираю. Слишком много невозможных вещей в один день. Артий погиб несколько лет назад. Не просто погиб - был уничтожен. Они не оставили ему ни малейшего шанса.
  - Это слишком невероятная причина, чтобы я поверил тебе. Просто уходи отсюда.
  Она прикусила губу, с разочарованием поднимая взгляд к потолку.
  - Знала ведь, что это глупая идея. Дураком ты никогда не был.
  - Однажды все же оказался им, - с болью в голосе отозвался я, не глядя на нее.
  Она помолчала немного.
  - Я не вру тебе сейчас. Артий вернулся, и это правда. Здесь есть то, что заставит тебя поверить, - она бросила на журнальный столик запечатанный желтый конверт.
  Я хотел сказать, что никогда не смогу поверить ей, но понял, что это бессмысленно. На нее это никак не повлияет. А я... я уже все это говорил раньше. Там, где никто не смог бы меня услышать.
  Она взъерошила свои рыжие волосы, поправила платье и взялась за дверную ручку.
  - Подумай о нем. Он не выживет здесь один. Как и ты.
  Замялась, будто хотела попрощаться, но затем открыла дверь и молча вышла. Щелкнул внешний замок. Я должен был забрать у нее ключи...
  Да о чем я. Ей не нужны ключи. Никогда не нужны были. Я без сил упал на диван, упершись взглядом в серый потолок. Она всегда приходила тогда, когда ей вздумалось, и получала то, что хотела. А я, старый идиот, всего лишь стал очередной ее игрушкой. Мое маленькое чудовище. Моя Мишель.
  Но хватит. Я жалел себя в первый год после ее ухода - и этого уже тогда было много. Сейчас же появился вопрос, который гораздо важнее, чем даже если бы она приходила ко мне каждый день на завтрак.
  Артий.
  Мой глупый братец. Он никогда не отличался особой сговорчивостью или спокойным нравом. Он был под стать моей Микки - своенравный, веселый, беззаботный. Не хотел соблюдать правила или подчиняться кому-либо. Единственным, кого он слушался беспрекословно, был наш отец. После его ухода Артия больше ничего не могло остановить. Иногда он прислушивался к моим словам, но, как правило, интерпретировал их совершенно неожиданным образом. Ордену надоели его проделки. Они продумали очень хитрый план. Я узнал в последний момент... когда Артий уже попался.
  Но как он мог спастись?
  Да никак не мог. После того, что с ним сделали, не могло выжить ни одно живое существо. Микки явно пришла с какой-то целью, но к чему было упоминать именно моего брата? Здесь что-то не сходится.
  "Здесь есть то, что заставит тебя поверить". Я потянулся за конвертом и вскрыл его, разорвав плотную бумагу руками. И замер, глядя на то, что выпало на стол: маленький медный ключик.
  "Если я попаду в беду, я найду способ, как передать тебе его", сказал он когда-то, и с улыбкой спрятал ключ за пазухой. А сейчас... Неужели Микки решила исправить то, что совершила три года назад? Неужели что-то изменилось? Она знает, что я не поверю ее словам. Ни единому. И потому решила что-то доказать делами? Я с силой провел ладонями по лицу, прогоняя от себя эти мысли. Я себя накручиваю. Об этом думать нельзя. Она предала раз - значит, сможет предать и дважды. Я больше не позволю этого.
  Но Артий, братишка, где ты? Если ты вернулся, почему я не чувствую тебя? Если же это обман, что хочет от меня эта безумная женщина? Я вновь посмотрел на ключ, желая убедиться, что это тот самый ключ из моей памяти, а не чья-то злая шутка. Нет, это именно он. Неужели она все же помогла ему спастись? Даниэль давил на нее, требовал от нее свершений, если она хотела остаться в Ордене. Назначение Микки на руководящую роль в поимке и уничтожении Артия - его рук дело. Он одновременно подавлял ее, жаждал ее повышения, приближения к нему по силе и статусу - и мстил мне, за то, что ее сердце никогда его не полюбит.
  Я мог бы обвинить Даниэля по всем, что сделала Микки тогда, но я понимал, что такие решения люди не принимают просто под давлением начальства. Она хотела смерти Артия - и она искренне приложила к этому все силы. Мои слова и наша любовь в одно мгновение перестали значить что-либо. После она даже не пыталась просить прощения - знала, что никогда его не получит. Но ее взгляд говорил о многом... слишком многом.
  Что же до ключа... Я должен выяснить хотя бы то, где и как она его достала. Если Артий действительно жив и нуждается в моей помощи - я не могу упустить этого шанса. Если же это чьи-то козни, то им стоило начинать беспокоиться о своих могилах: это не та тема, шутки на которую я смогу простить.
  Мишель не ушла далеко. Я точно знал, что она ждет моего решения. И точно знал, где.
  
II: Немного искренности.
  
  Кафе, где мы когда-то просиживали целые вечера, встретило полумраком и прохладой. За время, пока меня здесь не было, ребята успели застеклить террасу и добавили деталей интерьера. Старые коряги, вычищенные, выкрашенные в темный и залакированные, ненавязчиво прятали столики друг от друга, позволяя уединиться, а над столиками свисали плетеные из гибких веток шары-абажуры с неяркими лампочками где-то внутри. К моему большому удивлению, сегодня здесь почти не было людей. Перешептывающаяся парочка на темно-коричневых кожаных диванчиках в дальнем углу, и две пожилых дамы за столиком в центре. Если молодые люди были заняты исключительно друг другом, то дамы молча смотрели на набережную, видневшуюся в ростовые окна террасы.
  К моменту, когда наконец появился Макс, я почти успела допить свой американо. Без молока, без сахара. Макс бы не одобрил. Он по-прежнему считает, что к такому кофе меня приучил Даниэль.
  Дракон замер на входе, внимательно вглядываясь в полумрак, и наконец заметил меня. Замешкавшись на мгновение, он двинулся к моему столику, глядя мне в глаза и будто ожидая засады. Я выдержала его взгляд, и лишь когда он сел напротив, снова потянулась к кофе.
   - Значит, ты все же мне поверил.
   - Нет, - просто ответил он. Открыл рот, чтобы добавить что-то еще, но сдержался. Я поняла. Он пришел, чтобы дать мне шанс его убедить.
   Потягивая кофе, я молчала, позволяя ему собраться с мыслями. Да и мне самой не помешало бы. Нельзя сказать, что три года - достаточный срок, чтобы все забыть. Не в нашем случае. Да, мне очень жаль, что все так сложилось. Мне очень, очень жаль, что Артий был ему братом. Что нельзя было просто изолировать, спрятать моего дорогого Дракона от всего этого хаоса, и затем просто вернуться к былой жизни.
   Такое никогда и нигде не прокатывает.
   Макс шевельнулся, и я отвлеклась от размышлений. Он бросил на столик конверт, что я ему принесла полчаса назад.
  - Откуда у тебя этот ключ?
   Я покачала головой:
   - Неверный вопрос.
   Что бы я не ответила, он не поверит мне. И на самом деле его волнует совершенно не это. Макс нахмурился, чуть наклонил голову, глядя на меня с хорошо известной мне угрозой.
   - Откуда. У тебя. Ключ.
   Я вздохнула. Хорошо, будем играть по твоим правилам.
   - Мне дал его Артий.
   - Артий мертв.
   Боль в его голосе тронула что-то внутри меня. Мне захотелось коснуться его руки, напряженно вцепившейся в край стола возле конверта.
   Нельзя.
   - Артий жив, Макс, - медленно ответила я, не отводя взгляда от его пальцев.- Поверь мне. Действительно жив.
   Мужчина молчал, очевидно, ожидая моих объяснений. Я отставила чашку. Мгновенно появившаяся официантка забрала пустую посуду и оставила на углу стола меню. Макс проводил ее невидящим взглядом. Я склонилась над столом, негромким голосом отвечая на его вопрос:
   - Артий дал мне этот ключ. Он в опасности - Орден знает, что он вернулся. Они охотятся за ним. Я же нашла его случайно. Он доверился мне, прося передать тебе этот ключ. Ему нужна твоя помощь. Он теряет контроль.
   Макс минуту молчал.
   - Почему ты не сдала его Ордену?
   Я открыла рот, но не сразу смогла подобрать слова. Губы Макса сжались в тонкую полоску:
   - Ты сдала.
   - У меня не было выбора, - едва слышно ответила я.
   Дракон покачал головой, зажмурив глаза. Он ненавидит эти слова.
   - Зачем ты здесь?
   - Орден отправил меня на поимку твоего брата.
   - Снова?
   - Я... неплохо справилась в прошлый раз, - бесцветным голосом ответила я, понимая, что загоняю себя все глубже и глубже в могилу.
   - На поимку и уничтожение?
   Вздохнула, ища в себе хоть капельку силы. Давай же, давай, ты должна справиться с этим!
   - Да.
   - И ты пришла ко мне.
   Я закусила губу.
   - Зачем?
   Наконец. Верный вопрос. Подняла голову, глядя в его глаза.
   - Я хочу все исправить.
   Улыбка Макса перекосилась:
   - То-есть, проверить, чтобы на этот раз он точно умер?
   Я поджала губы. Ненавижу, когда он язвит.
   - Я хочу, чтобы он сбежал. Ты нужен нам, чтобы помочь в этом. Вы оба должны исчезнуть из поля зрения Ордена. Артий слаб, и он не сможет сражаться.
   Макс смотрел на меня, раздумывая над моими словами. Он не верил, точно не верил мне. Но очень хотел верить. Он не смог спасти брата тогда - я постаралась, чтобы он узнал обо всем последним. Наверняка он терзался этим все эти годы. А сейчас наконец появился шанс искупить свою вину. И, возможно, появится шанс отомстить мне... Не хочется думать об этом.
   Некстати вернувшаяся официантка сбила нас обоих с толку. Помедлив, Макс качнул головой, отказываясь от заказа. Я же попросила счет. Когда принесли сундучок с чеком, я потянулась к сумке, но Макс недвусмысленно накрыл сундучок рукой. Я замерла, терзаясь в своей неловкости. Он опустил взгляд, и выудил из кармана кошелек. Заперев в сундуке купюру, демонстративно отставил его на край стола. Не сдержавшись, я потянулась через небольшой столик, коснувшись его пальцев. Он взглянул на мою руку, но не шелохнулся.
   - Я скучала.
   Дракон рывком выдернул ладонь из-под моей. Вновь стало тяжело дышать, как тогда, у него в квартире.
   - Отвези меня к брату.
   Голос его был полон злости. Я ухватилась за сумочку, будто в ней было хоть что-то, что могло спасти меня от его гнева, и поднялась из-за стола, непроизвольно попятившись от мужчины. Пришлось остановиться и взять себя в руки. Хватит его бояться. Ты стала гораздо сильнее за это время, а он - ослаб. Может быть у тебя даже есть шанс справиться с ним. Вздохнув, я успокоилась, и вновь взглянула на Макса. Он также поднялся на ноги, несколько секунд смотрел на меня, затем двинулся к выходу. Что же, первая ступень пройдена. Я выполнила задачу, я молодчинка. Теперь двигаемся дальше. Спрятав улыбку, я поспешила за мужчиной.
  
III: Пламя.
  
  Зарево от пожара мы увидели задолго до того, как хонда Микки, виляя между слишком уж лениво (по нашему общему мнению) тянущихся к центру машин, подкатила к кварталу с новенькой офисной высоткой, сейчас полыхающей во все свои 33 этажа. Я сразу понял, что планы девушки идут прахом: так она ругается только в самые неприятные моменты. В чем в чем, а в красном словце Мишель сейчас себе не отказывала. Выскочив из машины, она со злостью хлопнула дверцей и запустила пальцы в рыжие волосы, не отрывая взгляда от пожарища. Вокруг кричали, звали на помощь, с другой стороны улицы пожарные с перекошенными лицами разматывали дополнительные шланги. Значит, есть жертвы. И это поздним вечером...
  - Нет, нет, нет, чтоб тебя все черти вселенной побрали, нет!
  Мне стало любопытно, кого именно должны были побрать черти, но спросить я не успел: девушка пнула камень и скривилась, оцарапав туфельку (и, судя по выступившим в уголках глаз слезам, больно ушибив пальцы). Я мрачно глянул на нее: пожалеть повод есть. Но вот поверить в ее историю - по-прежнему нету. Подняв на меня полный горечи взгляд, она, видимо, подумала о том же: вскинула руку, пытаясь удержать мое внимание:
  - Макс, я клянусь! Он был здесь!
  Я медленно кивнул, разворачиваясь спиной к пожару. Как удобно! Никаких тебе доказательств, что мой брат был здесь. Можно поплакать, поклясться, пообещать, что найдет, заставить поверить. Но, к сожалению, я слишком хорошо знаю, насколько она хороша в актерской игре. Я помню... Я сделал второй шаг, когда она вцепилась в мое плечо:
  - Да послушай же ты! Он действительно был здесь!
  Я рывком высвободился из тонких пальцев:
  - Да? И что же, по-твоему, здесь произошло?
  - Откуда мне знать?! - вскинулась Мишель. - Может, Орден решил справиться с ним без нас...
  - О-о-орден, - протянул я. - Вот как. Ты не находишь, что это замечательное совпадение очень тебе на руку?
  От отчаяния она стукнула меня кулачком по груди и ткнула пальцем в сторону горящей высотки:
  - Посмотри, мы приехали одновременно с пожарными! Значит, здание загорелось совсем недавно, ты, дубина! Как бы я успела это подстроить, попивая с тобой кофе?!
  Мне хотелось возразить, что для выполнения грязной работы далеко не всегда нужно лично пачкать руки, но я все же сдержался. Нет смысла спорить с ней. Нет смысла ругаться. Спрятал лицо в ладонях, успокаиваясь. Поверил ей, старый дурак. Позволил потащить за собой. Опять играешь по ее правилам... И опять проиграешь.
  - Макс!
  Я поднял голову: в ее глазах стояли слезы. Или она была расстроена, что я ей не верю, или и в самом деле не знала, что делать дальше. Аккуратно, но крепко я взял ее за плечи, глядя прямо в глаза:
  - Как Артий попал сюда?
  - Я привела. - она сжала губы в тонкую полоску: ненавидела, когда допрашивали, или как-либо еще ограничивали ее волю. Но понимала, что сейчас лучше не выступать с протестами.
  - Почему сюда?
  - Здесь много людей... Орден не посмел бы напасть... - и снова эти мокрые глаза. Я, не очень-то церемонясь, встряхнул девицу, быстро заставив взять себя в руки.
  - Где он был до этого?
  - Я нашла его на улице, - затараторила Микки, осознав, что, возможно, это последний раз, когда я соглашусь ее выслушать. - Ночью, в центре. Я домой ехала, он выскочил на дорогу... я не знаю, увидел он меня, или почувствовал, или счеты с жизнью решил свести просто...
  Девушка осеклась, увидев выражение моего лица, и поспешила продолжить, чтобы отвлечь от неудачной фразы:
  - Когда я посадила его в машину, он сказал, что знал, что должен был возродиться. Что его звали отсюда, из этого мира... что он не должен уходить.
  У меня защемило в груди: я звал тебя, братец... я не хотел тебя отпускать...
  - Привезя его сюда, я спрятала его в одном из подвальных помещений. Он дал мне этот ключ... Сказал, что ты поймешь. Что ты поверишь. Я подумала, что пока что он может спрятаться здесь, а я потом уже решу, что делать дальше, - продолжила Мишель, мягко освобождаясь из моей ослабевшей хватки. Я опустил руки. Она запнулась, подбирая слова, и я решил помочь:
  - И первым делом ты побежала к Даниэлю.
  - С тобой мы какое-то время не общались, как помнишь. На помощь Даниэля же я могла рассчитывать, - съезвила она и резко умолкла, соображая, что сказала. Я лишь молча кивнул: это в очередной раз подтверждает, что я нужен не ей. Я нужен только ее Ордену.
  - Макс, - едва слышно выдохнула она и прикусила губу.
  Я сделал неопределенный жест рукой:
  - Можешь не объяснять. Дальше историю я знаю. Если, конечно, эта история - правда.
  - Правда! - Вскричала Микки и схватила меня за руки. - Проверь! Я знаю, ты можешь почувствовать - проверь же!
  Она приложила мои ладони к своим щекам. Я замер, глядя на нее. Я мог. Когда-то. Но время пьет мои силы... Поймет ли она? В глазах Микки читалось нетерпение и надежда. Надежда, что я поверю... я отнял руки и отвел взгляд.
  - Ты даже не хочешь, - с горечью произнесла она. Значит, не поняла. Это и к лучшему. Ни к чему кому-либо знать, что от некогда крайне могущественного и опасного существа осталось практически одно название. Что любая, даже самая простая магия теперь требует не просто сил - она нуждается в жертве. Великий Дракон почти перестал существовать.
  - Может быть, ты просто не хочешь, чтобы он возвращался?
  Она решила ударить по самому больному, чтобы снова вернуть контроль над разговором. Я понял это, и потому не позволил себе взбеситься. Хочет, чтобы я вышел из себя и превратился. Если Артий и правда вернулся, то я почувствую его и это докажет ее правоту.
  А если это блеф, то она получит шанс убить меня, и в это пока что верилось куда охотнее.
  Смертность - цена величайшей силы. Некогда величайшей.
  Я покачал головой:
  - Твои уловки прошли даром, Микки. Просто смирись с этим.
  Она замерла, не желая верить моим словам. Сделав шаг вперед, я коснулся ее прекрасного молодого лица, стер пальцем дорожку от скатившейся непрошенной слезы:
  - Ты была убедительна. Но не для меня.
  Она подняла руки, коснувшись в ответ щетины на моем подбородке:
  - Ты старый слепой дурак, - твердо, с расстановкой произнесла она, и оттолкнула меня. Развернувшись, бросилась к машине.
   - Таким и умрешь! - закричала мне, открыв дверцу со стороны водителя, и уже собралась было юркнуть внутрь, как вдруг раздался страшный треск и грохот. Мы непроизвольно пригнулись и я обернулся на звук: рушилось горящее здание. А из его развалин поднимался в небо прекрасный огненный змей: мой братец. Тело его - суть огонь да пламя, магия держит в пылающей оболочке дух непокорного и своенравного древнего Дракона. Ни клочка плоти, только истинная энергия, искрящаяся, сияющая, такая прекрасная и вселяющая инстинктивный ужас... Мы закричали: и я, и Мишель. Я - преисполненный восторга и счастья: он жив, он действительно жив, мой Артий! Целехонек, и настолько силен! Микки же - от страха. С визгом она бросилась в машину и попыталась завести ее, но выронила ключи и завозилась под приборной доской, пытаясь подобрать их трясущимися руками. Артий же, чарующий и пугающий в своей огненной красоте, взмыл во тьму ночного неба, не замечая ни меня, ни кого-либо другого под собой. Взмахнув длинным пылающим хвостом, он задел остатки рушащейся высотки и те полетели в нашу сторону. Не раздумывая, я бросился к Микки, с силой выдернул ее из машины и бросился бежать. Прекрасные красные туфельки остались там же, рядом с алой хондой, и спустя несколько секунд были погребены под горящими обломками. Мы же со всех ног неслись по улице, не рискуя даже оборачиваться.
  
IV: Дом, милый дом.
  
  Неловкое молчание затягивалось, и это начинало надоедать. Мы сидели друг напротив друга на барных стульях с бордовыми седушками, подобранными в тон шторам в моей кухне. Нас разделяла не только узкая столешница, но и мрачное настроение Макса, окутавшее его, будто одеяло из недоверия, печали и незнания, как поступить дальше. Так кстати вырвавшийся из пожара Артий помог мне доказать свою правоту лучше любых слов, но после этого он исчез искоркой в небе, не соизволив с нами побеседовать. А, значит, его опять нужно будет искать - при чем теперь я совершенно не имею понятия, где.
   - Почему мы приехали именно сюда? - спросил Макс, заставив меня вздрогнуть от неожиданности.
   - Это место не лучше и не хуже никакого другого, - негромко отозвалась я, хотя понимала, что он знает ответ. Просто ему самому надоело молчать. Его одиночество давило на нас обоих, но сейчас было не время и не место для этого обсуждения. - В офис Ордена ты вряд ли бы согласился отправиться.
  Он медленно кивнул, что тоже, в общем-то, было ненужным: мы оба знали, что он уже обдумал это, еще там, возле высотки. Прежде, чем дать согласие поехать туда, куда скажу я. Таксист легко нашел мой дом, хотя бы не очень рад ехать в центр города: у местных таксистов вообще какая-то особая нелюбовь к центральным улицам. К тому же, он всю дорогу недовольно косился на нас - что, в общем-то, было понятно, ввиду наших порезов и ожогов. Если я кое-как вытерла подтеки рукавом и старалась лишний раз не двигаться, то на Максе все зажило буквально в течении пары минут, и пожилой мужчина за рулем растерянно щурился, поглядывая в зеркало заднего вида и не очень-то доверяя своим глазам.
  Уже дома, выудив аптечку, я попыталась проверить, не осталось ли на Драконе ран, но он отодвинул мои руки, даже не взглянув на меня. Это задело что-то внутри, и остаток часа я хмурилась, пытаясь обработать свои ожоги. Мы действительно выложили все силы, чтобы убраться подальше от летящих на нас обломков, но оказались недостаточно быстры. Да, Дракон мог бы обернутся и унести меня оттуда, но не стал. Интересно, он успел просчитать, что мы не получим серьезных повреждений, или просто не захотел превращаться? Потому, что не доверяет мне? Что же, этого стоило ожидать - начиная с того момента, когда несколько лет назад я сказала ему, что его брат мертв, и это моя вина.
  А что мне еще было делать? Это был мой шанс, потрясающий шанс! Орден, великие маги со всех уголков страны, собрались вместе и дали мне шанс прославиться и получить такие силы! Как бы сильно я не любила моего Дракона, но он не мог дать мне большего. Или не хотел...
   - Что ты планируешь делать дальше? - вновь отозвался мужчина. Я повела плечами:
   - Вероятнее всего, Даниэль скоро захочет узнать, как мои успехи. Наверняка он уже в курсе и про пожар, и про его причину. И, скорее всего, велит двигаться за Артием, выследить его. - Я помедлила, раздумывая, что будет полезнее на данном этапе: позвать Макса с собой на поиски или вынудить его сидеть дома, пока я не налажу контроль над ситуацией?
   - Я поеду с тобой, - будто в ответ на мои мысли. Я чуть поджала губы, недовольная, что не успела продумать этот вариант, но тут же спрятала эмоции.
   - Да, вероятно, это будет лучше всего.
  Если он почувствует брата - мы быстрее его поймаем, а если, наоборот, Артий увидит Макса - он может пойти нам навстречу и поумерить свой пыл. Без Макса же я могу и вовсе искать его годами - как было до сих пор.
   - Ты... сейчас поедешь к нему? - спросил бесцветным голосом. Я поняла, что он говорит о Даниэле. Соскользнула со стула, отправляясь к шкафу.
   - Наверняка это более благоприятная ситуация, чем визит Даниэля прямо ко мне домой.
  Даниэль - высокий красавец со всегда распущенными длинными волосами, такими же черными, как у Макса, но абсолютно прямыми - уже добрый десяток лет крепко держался за должность ректора в Ордене, основной властью в мире волшебников современности. Он, Верховное Слово, всегда решал все спорные ситуации, но был лишь последней, но не главной инстанцией: за ним всегда стоял Совет, и его голос был лишь чуточку весомей, чем их. Он никогда не говорил, что ему это не нравится, но я прекрасно знала: он ненавидит контроль над своими действиями, так же, как я сама. У нас очень много общего - может, больше, чем с Драконом. Но как бы не был Даниэль силен, и как бы он ни старался расположить к себе мое внимание - я каждый раз выбирала Дракона. Его красота, свобода, его Сила завораживали, поглощали мою волю, затуманивали разум. Какие бы усилия ни прикладывал Даниэль, он всегда оставался на втором месте. И всегда помнил об этом. Он убедил Совет, что молодому поколению магов вовсе незачем знакомиться с Драконами, как делали раньше. Достаточно упоминания в основных учебниках. Да, это живые реликвии, но у таких великих существ, поди, есть и другие дела, чем с малолетками носиться. Постепенно упоминаний о Великих Братьях становилось все меньше, и все, конечно, знали о них, но скорее в виде красивой сказки, что где-то в городе, возможно, живут два Духа, две квинтэссенции стихий, два первых сына Великой Матери - Магии. Один из этих Духов сейчас и сидел за моей спиной, недовольный вынужденным бездействием и необходимостью идти на поводу у Ордена, когда-то давно созданного им самим, но более не являющегося его детищем и союзником. Он не поднял взгляда, пока я переодевалась, но я почувствовала вспышку его гнева: он действительно не хотел смотреть на обнаженную бывшую, но тот факт, что я не вышла, зацепил его за живое. Но смолчал. Таков он стал после поимки Артия: мое предательство сломило его. Раньше он мог поставить на место парой слов, теперь же абстрагируется от внешнего мира и уходит в себя. Я почувствовала вину, почти забытое чувство за последний год. Мы действительно любили друг друга...
   - Я поеду с тобой, - вдруг сказал он. Я застыла: это абсолютно не входило в мои планы.
   - К Даниэлю. - я не спрашивала, а утверждала: просто на всякий случай. - Ты уверен? Ты не очень хорошо ладишь...
   - Я уверен, - прервал он меня на полуслове, поднимаясь со стула и глядя мне в глаза. Я выдержала его взгляд, затем, сделав шаг вперед, обернулась к нему спиной, поднимая волосы одной рукой и придерживая на плече черную шелковую рубашку второй:
   - Хорошо. Будь добр, застегни.
  Он немного помедлил прежде, чем поддаться просьбе. Тепло его руки коснулось моей кожи и мы оба замерли, всего на долю мгновения, но этого хватило. Быстро продев пуговицы в прорези, он отступил. Потянул на себя вторую дверцу шкафа. Я закусила губу и отвернулась, его же лицо не выражало совершенно никаких эмоций. Протянув руку, он раздвинул вешалки со своими рубашками, так и не поменявшими своего места жительства с тех пор, когда необходимость в его сменной одежде в моем доме была нормой. Выбрав простую белую рубашку, наскоро сменил одежду. Впрочем, его поспешность не помешала мне полюбоваться его крепким телом - по-прежнему таким, как я его помнила. Скромностью я не была обделена, потому отворачиваться от этого зрелища мне не было нужды. Но и это тоже кольнуло Макса: он нахмурился, но не произнес ни слова.
   - Ты готов?
   - Как никогда.
  Как никогда мрачным голосом, - подумалось мне. Но пенять ему в этом не было смысла. Я кивнула на входную дверь, и мы двинулись навстречу самому сложному разговору моей жизни.
  
V: Разговор о вечном.
  
  Где-где, а в офисе Ордена так называемая "гостиная" не имела ничего общего с "гостеприимством". Холодные серые тона - чуть светлее на коже дивана и нескольких кресел, чуть темнее на журнальном столике, шторах и строгом прямоугольном ковре поверх светлого ламината. Пара ненавязчивых полочек на стенах, с каким-то сухостоем и фотографиями погибших при различных (и не всегда героических) обстоятельствах магов. Две черных двери - одна в общий коридор, вторая в кабинет ректора. Именно у второй и встретил нас Даниэль, высокий, крепкий мужчина с широким подбородком и темно-серыми глазами. На нем был черный костюм, не отражавший, казалось, ни крупицы света, такой же галстук и белая рубашка. Он неподвижно стоял у дверного проема, скрестив руки на груди и не приглашая нас пройти в кабинет. Во всем офисе стояла мертвая тишина, будто кроме нас троих тут никого не было, но я знал - чувствовал - что есть и другие, прячутся по кабинетам. Любопытно, кого они боятся больше - меня или своего ректора?
  - Максимус, - поприветствовали меня холодным, прямо-таки ледяным голосом. Микки едва заметно поежилась.
  - Даниэль, - ни на йоту теплее парировал я. Обладатель широкого подбородка едко вглядывался в меня, выискивая малейшие признаки слабости. Я таких признаков не подавал.
  - Да-да, вы давно не виделись и очень рады друг другу, - вмешалась Мишель, явно не желающая давать нам возможности побеседовать. Или боялась за траты на последующий ремонт? Я случайно отметил про себя, что ее голос немного дрожит. Это настораживало: она всегда была уверена в себе, особенно перед начальством.
  - У тебя новости? - обратилось к девушке это самое "начальство", не сводя с меня взгляда. Я умел играть в гляделки, потому ему меня не победить даже на этом поприще. Я всегда выигрываю.
  - Как тебе уже наверняка известно, Артий разрушил многоэтажку, в которой прятался, и сбежал. Мы не смогли его задержать и сами едва спаслись.
  При слове "мы" глаза Даниэля потемнели. Но это меня не так волновало, я прекрасно знал эту его болевую точку и никогда не жал на нее намеренно. Важнее было то, как вдруг изменился голос Микки: стал более текучим, мягким, обволакивающим.
  - Как я могу быть уверен, что кое кто действительно случайно упустил брата? - негромко спросил мужчина, с нескрываемым неудовольствием поджимая губы.
  Я поднял руки:
  - Это вы ко мне пришли. Я в вас не нуждался.
  - И что бы ты делал, если бы мы не пришли? Спрятал бы его? Пошел бы против Ордена?
  - Орден уже добрых лет пятьдесят страдает бездельем и только и знает, что делить территорию или придумывать новые "подвиды" магии, - со злостью ответил я. - Ледяные, огненные, вы только подумайте! Если бы вы действительно чего-то стоили, то продолжали бы делать то, что мы с Артием вам завещали...
  - И гнили бы сейчас под вашей пятой, ни на что не способные, бессильные против вас и даже против людей? Пытались бы хватать все, не концентрируясь на одной стихии? О да, это то, что вам двоим и было нужно, кучка слабых рабов! Знаешь ли ты, каких высот мы достигли, разделившись по тому, кто к какой стихии лучше восприимчив?!
  - Если бы в вас была хоть капля терпения, вы бы к этому моменту уже превзошли нас обоих! - вскричал я, не в силах терпеть его тупость. Люди, привыкшие, что у них короткая жизнь, за которую нужно попытаться урвать как можно больший кусок, люди, которых мы с таким трудом отыскали, которым дали понять, что в них есть сила... Они с радостью ухватились за жилку, которая давала им еще больше власти и уважения. Магия продлила им жизнь, но они не смогли поменять свое мышление, понять, что у них есть время, и что есть цель выше, чем сиюминутные результаты. Вначале они слушали нас, разинув рты, ловили каждое слово, и прилежно учились. Но позже, когда Артию надоело играться с людьми, он бросил меня одного и улетел искать приключения, а я не смог удержать контроль. Они решили, что полученной базы им достаточно, что дальше можно двигаться и с тем, что у них уже есть. Они перестали слушать меня, но вместо этого создали Орден. Впрочем, я не прав, говоря так: я сам был инициатором. Я сам выбирал этих людей, создавал Совет. Надеялся, что они будут проводниками моих напутствий. Но они лишь окончательно оградили своих новоявленных подопечных от меня - дескать, как могу я, вечное существо, понимать их краткое существование?..
  Если бы они и правда продолжали слушать меня, они могли бы сами стать братьями Вечности. Но все сложилось совсем иначе... и Верховное Слово, стоящий сейчас передо мной с перекошенным от гнева лицом, был первым, кто подал идею оградиться от Драконов.
  - Это только ложь, чтобы удержать нас на цепи! - рявкнул он и, крутанувшись на каблуках, отошел к окну.
  Хуже всего было то, что он действительно верил в свои слова. Этот разговор раз за разом поднимался последние полвека, и каждый раз заходил в один и тот же тупик.
  Я не хотел ничего отвечать. Одни и те же аргументы были высказаны уже миллион раз. Молчание затягивалось, но вдруг голос подала Микки: абсолютно спокойно, как будто никаких ссор и не было, она обратилась к ректору:
  - Макс согласился помочь в поиске и поимке Артия...
  - Поимке и уничтожении? - жестко перебил Даниэль. Я поджал губы и не ответил.
  - Он не будет препятствовать, - чуть повысила голос рыжая и, наконец, удостоилась взгляда ректора. Дани мгновение смотрел на нее, затем отвернулся к окну.
  - План действий?
  - Мы начнем с мест, где Артий мог бы спрятаться, - с готовностью отозвалась Микки и я удивленно посмотрел на нее. Значит, у нее уже и план был готов? - Места, которые для него дороги. Он сейчас не совсем в себе, ему тяжело в окружающем мире и вероятнее всего он пойдет туда, куда поведет его память, где безопасно. Ну, и для корректировки курса будем использовать сообщения о пожарах и "метеоритах".
  Я был согласен с ее логикой. Она еще умолчала о том, что я смогу почувствовать брата, если окажусь рядом, но это и так знали все трое.
  - Занимайтесь.
  Короткая команда не только означала одобрение, но и недвусмысленно намекала на то, что разговор окончен. Я бросил последний взгляд на спину в строгом черном костюме и двинулся к выходу. Микки покинула гостиную вместе со мной, но за дверью легко коснулась моего локтя:
  - Отправляйся домой, отдохни. Давай начнем завтра утром. А мне... еще нужно решить несколько вопросов.
  Я не ответил, только мрачно посмотрел на дверь гостиной. Ей нужно поговорить с ним наедине... Конечно. Как же без этого. Микки вновь коснулась моей руки, но я слишком устал, чтобы претить ей. И, как бы мне не хотелось отрицать это до последнего... я чертовски соскучился по ее прикосновениям.
  - Макс... спасибо тебе. - Она заглянула мне в глаза и тепло улыбнулась. - Спасибо, что помогаешь мне. Я очень ценю это.
  Я выдернул руку и отодвинулся:
  - Я делаю это не ради тебя. Запомни это.
  Микки закусила губу, а я, решив, что с меня на сегодня хватит, отправился на выход. Мне определенно нужно было выпить и хорошенько обдумать все, что произошло.
  
VI: Дани.
  
  Кажется, льдина, которой он оградился от меня, растает еще очень не скоро. Я прикусила губу, наблюдая, как Макс поспешно покидает офис Ордена. Я видела... да, я была уверена, что видела в нем отклик, всего на секунду, но... Все же, видимо, моя настойчивость все губит. Нужно дать ему время. Он сможет, поймет, что я действительно хочу, чтобы он простил меня. А я умею быть терпеливой...
  Поправив волосы, я глубоко вздохнула: осталось поговорить с Даниэлем. Его было сложно просчитать - во всем, кроме того, что касается Макса. Вот здесь я была уверена, что могу рассчитывать только на одну реакцию. Толкнув дверь, я вернулась в гостиную, однако ректора там не было. Дверь в его кабинет была приоткрыта и я чуть улыбнулась, понимая, что он ждет меня. Услышал или догадался?... Без стука проскользнув в кабинет, закрыла за собой дверь и подняла взгляд на мужчину, стоящего в центре комнаты. Кабинет ректора немногим отличался по обстановке от гостиной: все такие же серые тона, только вместо журнального столика здесь присутствовал большой письменный стол из крепкого дуба, такой темный, что казался черным, а из мягкой мебели было только черное кожаное кресло по ту сторону стола. Под наглухо зашторенным окном притаился минибар. Освещалась эта обитель бесцветности плоской замысловатой люстрой под потолком - голубые хрустальные цветы на серебристых ростках.
  Серый. Ненавижу серый.
  - Бесполезная реликвия удалилась к себе? - ядовито произнес Даниэль, вглядываясь в мое лицо, ища хоть малейшее неудовольствие от его слов. Я улыбнулась: эта ненависть иногда напоминала споры пятилетних детей, хотя мне было хорошо известно, насколько глубоко уходят корни их противостояния.
  - Да. До утра. - сделав несколько шагов внутрь комнаты, приоткрыла минибар и выудила оттуда бутыль красного вина и пару бокалов. Верховное Слово внимательно наблюдал за мной:
  - Разве время праздновать?
  Я подошла к нему и протянула вино:
  - Он согласился. Не разорвал меня на части, не разнес Орден, узнав, что его братец жив. Не бросился за ним сломя голову. - Я поставила бокалы на стол и взглянула Даниэлю в глаза:
  - Он пошел за м н о й.
  Последнее слово сказано с небольшим нажимом, давая понять, что никто другой не справился бы с этой задачей. Мужчина медленно кивнул и откупорил бутылку. Багровая жидкость захлестнула дно бокалов, а я наблюдала за ней, будто зачарованная.
  - Ты отлично справилась с задачей, но это только первый пункт. Ты действительно не знаешь, где Артий?
  Я выдержала его оценивающий взгляд:
  - Не знаю. Но я уверена, что Макс найдет его.
  Приняв от мужчины бокал, приподняла его в ответ на аналогичный жест и пригубила. Однако, вкуса вина я не почувствовала: мои мысли были заняты совсем другим. Мне безумно хотелось, чтобы наши поиски не затягивались: Артий крепнет с каждым днем, и я не знала, в каком он состоянии сейчас. Никто не мог гарантировать, что он адекватно воспринимает окружающий мир: в первое время после своего возвращения он долго не мог понять, кто он и что происходит вокруг. Когда мне наконец удалось добиться от него хоть какого-то осознания, он только бормотал про ключ и Макса, как заговоренный. Догадавшись, что это может значить, я обыскала его - и да, нашла этот мелкий медный ключик... Интересно, он открывает что-либо, или это только побрякушка, дань памяти?
  - Как ты? - вдруг мягко спросил ректор. Он с сочувствием смотрел на меня, и я вдруг поняла, как устала за сегодняшний день. Отставив бокал, оперлась обеими руками о темную столешницу и закрыла глаза:
  - Я бы не прочь хорошенько выспаться. Завтрашний день обещает быть тяжелым...
  Голос Даниэля прозвучал ближе: обогнув стол, он оказался за моей спиной.
  - Ты уверена, что справишься с ним сама?
  Я неспешно выпрямилась, но не обернулась.
  - Я взрослая девочка. Сама завязываю шнурки, и все такое, - пошутила я, цитируя Мегару из диснеевского мультика, и сама улыбнулась. - Он не превратился даже при угрозе для жизни... - Холодная рука мужчины вдруг коснулась кончиков моих пальцев, все еще опертых о стол. Я на мгновение осеклась, но не остановила его. Дани с силой втянул носом воздух: никогда ранее я не позволяла ему даже такой роскоши. Внутри меня же что-то забилось испуганной птицей: нельзя, нельзя!
  - Вероятно, он слабеет... либо так сильно боится меня. - продолжила каким-то изменившимся, не своим голосом. Холодок от чутких пальцев миновал тыльную сторону моей ладони и запястье, запнулся о манжет блузки и заскользил вверх по шелку: медленно, будто спрашивая разрешения на каждый сантиметр. Запретное, опьяняющее ощущение. Я никогда не позволяла себе измен. Мой Дракон заслуживал гораздо большего. В последние же три года... было не до любовных связей. Потому даже Даниэль, внимательный, чуткий, по-прежнему любящий, вдвойне усиливший напор после того, как Макс бросил меня - по-прежнему не мог ничего добиться.
  И вдруг именно сейчас моя крепкая защита дала сбой. Но почему? Что изменилось?.. Меня била легкая дрожь, и я не смогла подавить особое ощущение, которое вызывала эта ледяная дорожка на коже: желание замереть, просто поддаться, и ни о чем не думать... Запрокинув голову назад, мягко ткнулась затылком в его ключицу, позволяя приблизиться на расстояние, некогда абсолютно запретное. Горячее дыхание коснулась верхушки уха, по коже поползли мурашки. Ледяные пальцы, миновав плечо, скользнули в мои волосы и нежно сжались, едва ощутимо потянув. У меня сбилось дыхание. Птица в груди вдруг вырвалась из клетки и перед моим внутренним взором мелькнул облик Дракона. Мгновенно придя в себя, я мягко освободилась из объятий Даниэля и обернулась, вглядываясь в его лицо. Глаза мужчины потемнели, прекрасно очерченный рот чуть приоткрыт от возбуждения. Я почувствовала себя виноватой: перед ним, перед Драконом, и, в конце концов, перед самой собой. Дура! Нельзя допускать таких ситуаций!
  - Не сейчас, - произнесла негромко, опуская взгляд. Даниэль не отстранился, но я знала, что он понимает, о чем я. К моему огромному сожалению, он понимает даже гораздо больше, чем мне бы хотелось.
  Но, как бы то ни было, за свои поступки нужно отвечать... И эта ситуация в конце концов могла послужить мне на пользу. Хотя Дани... он действительно не заслужил такого, особенно от меня. Поиграться с его чувствами и снова давать от ворот поворот, раз за разом... Когда-нибудь я окажусь в очень неприятной ситуации из-за этой привычки. Подняв руку, я легко коснулась его щеки и улыбнулась. Улыбка вышла скованной и смущенной. Мужчина по-прежнему молчал. Отступив на шаг, я отвернулась и вышла из кабинета, оставляя его наедине со своими мыслями и догадками. Мне же точно стоило привести в порядок свои собственные.
  
VII: Неверный выбор.
  
  Миром вокруг завладели яркие цвета: золотой в солнечном свете и траве, красный в листве и на губах девушек, синий между облаков и на любимом пальто Микки. Артий очень любил осень. Зимой для него слишком холодно, весной слишком сыро, летом слишком зелено, а вот осенью - просто замечательно. Тут тебе и солнышко, и теплый ветерок, и загорелые лица, отдохнувшие, улыбающиеся. Он любил превратиться в свою пламенную сущность, свернуться калачиком в какой-нибудь долине и дремать, греясь на солнце подобно огромному огненному коту. Я не один десяток раз напоминал ему, как это опасно: только в форме Дракона нас можно убить по-настоящему. Он понимал, но делал вид, что не слышит. Сразу же улетал прочь, отмахиваясь, как от назойливой мухи. В этом весь Артий: стоит что-либо запретить, как он из шкуры вон вылезет, но запрет нарушит.Таков был его любимый способ получения удовольствия от жизни. А когда живешь вечно - приходится постоянно искать себе новые развлечения...
  Он был не очень-то ответственен, люди для него были лишь развлечением, игрушками. Я пытался втолковать, что у нас есть более важные дела, что человеческие жизни это не расходный материал, и мы с ним бессмертны не просто так. На какое-то время мне даже удалось его убедить, и он рьяно взялся помогать в поиске людей, наделенных Силой. Всякое интересное ему дело он выполнял с душой, заражая своим энтузиазмом всех вокруг. Так мы и нашли Первых, ставших костяком Ордена, а в последствии - Советом. Артий с радостью искал новых людей, но не любил учить их: по его мнению, в мире не было дела скучнее. Потому обучением занимался я. Он же, ведомый своими игривыми привычками, часто срывал мне уроки, подговаривал учеников сбегать или устраивать мне засады. Людям это нравилось: Сила бурлила в них, и они были рады выплескивать ее всяким возможным способом. Я запретил им колдовать в присутствии обычных людей, запретил наносить вред друг другу. Запретил убивать. Артий не видел смысла во многих моих правилах, и когда меня не было рядом - им позволялось все. Само собой, многие стали боготворить его, а меня перестали даже слушать. Когда Артий бросил все и сбежал, те, кто предпочитал его покровительство, вдруг тоже исчезли. Мы услышали о них позже: они себя называли Сыновьями Пламени, а мы их - просто фанатиками. Они искренне верили, что все мои учения - это только попытка ограничить их Силу, держать под своей пятой.
  Так же считал и Даниэль, но ему совсем не импонировали бесконтрольные перемещения Сынов Пламени по миру в поисках Артия. Он предпочитал дисциплину и контроль над ситуацией. Именно потому я и выбрал его когда-то: он внимательно смотрел и слушал, никогда не действовал наобум и всегда бил в цель. Он был моим лучшим учеником. Но когда Орден отделился от Драконов, он очень сильно изменился. Как и многие другие. Да что там, изменения не миновали никого.
  Нехватка информации обернулась для людей бедой: в попытке понять и структурировать уже изученное они выделили для себя несколько направлений, и вместо изучения всего объема - начали учить эти "стихии". В итоге Даниэль, человек, который смог бы настигнуть и перегнать нас с Артием по силе и возможностям, замкнулся на своей ледяной стихии (к которой, к тому же, был предрасположен хуже всего - но все равно был гораздо сильнее остальных ледяных), а Микки, рыжая бестия, очень хорошо управляла пламенем и закрылась на нем. В словах Дани о развитии при выборе узкой специализации была бы правда, если бы он понял простую вещь: как только ты замыкаешься на чем-то одном, ты закрываешь путь всему остальному. Даже если это магическое пускание мыльных пузырей из пальца: как только решишь, что тебе не нужно ничего другого, потеряешь возможность творить даже то, что умел раньше. Само собой, что огненные, воздушные, земляные и любые другие "не ледяные" заклятья Даниэля быстро потеряли эффективность и сошли на нет, только убедив его в собственной правоте: раз он Ледяной, то огонь - его противоположность, значит, он ему и не нужен.
  Вот только и Ледяная сила ускользала от него. Он пока не видит, не чувствует... мог бы, если бы не закрылся. Он уже смог бы летать.
  Если бы он мне поверил...
  К моей великой боли, Магия вырождалась, умирая в своих детях.
  
  В этот злополучный день случилось так же, как тысячу раз до этого: Артий крутанул хвостом, едва не задев меня пламенем и не лишив тем самым всех волос на голове, и быстро скрылся из виду. Не было смысла его преследовать: стоило мне позвать - и он примчится. Я никогда не злоупотреблял его доверием, а он в ответ старался не шутить тогда, когда шутки были действительно неуместны. В моем присутствии, по крайней мере. Могу спорить на что угодно, для него это было крайне сложно. Мне же нужно было найти одно скрытое озеро в горах: Микки оговорилась, что она была там лишь однажды, и это место оказалось настолько прекрасным, что там хотелось остаться жить. Она искала его потом, но не смогла найти. Я же решил сделать ей приятность и отправился на разведку. Стены горной пещеры скрыли от меня столб пламени, лижущий облака, оградили от далеких откликов грохота бушевавшего пламени. Я лишь услышал шепот, тихий шепот, отразившийся от стены. Где-то невероятно далеко, на расстоянии, невозможном для нашего мира, мой огненный брат шептал мое имя. Затем чудовищная боль пронзила грудь, и я, захлебываясь криком и кровью, рухнул на камни и потерял сознание. --- глава не закончена, продолжение следует.
Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ж.Борисова "Варвара-Краса и секрет вечной молодости"(Научная фантастика) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 2"(ЛитРПГ) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) А.Алиев "Леший. Путь проклятых"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Записки журналистки. Сезон 1. Суботина ТатияНедостойная. Анна ШнайдерТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-ЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна✨Мое бесполое создание . Ева ФиноваНевеста двух господ. Дарья ВеснаВ цепи его желаний. Алиса СубботняяКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаИнстинкт Зла. Возрожденная. Суржевская Марина \ Эфф Ир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"