Чтушкова Александра Александровна: другие произведения.

Все течет, все изменяется(Часть -7)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

  Ехали мы и правда не долго. Я даже не успела толком рассмотреть сопровождающих, зажавших меня с двух сторон на заднем сидении словно две книжки -сувенирную статуэтку. Так как никаких удостоверений мне не показывали, то данные люди, скорее всего - чья-то частная охрана, а не сотрудники государственной безопасности. Да и зачем я могла понадобиться последним, обычная студентка-вероятница? А вот чья-это частная охрана, я, пожалуй догадываюсь...
  -Вы от Вельса, - не спросила, констатировала я.
  
  Ответом мне было молчание. Ни один из сопровождавших даже не повернул ко мне каменного лица. Но мне в общем-то, ответ и не требовался.
  
  Видимо, Вельс решил еще раз меня припугнуть.
  Вскоре машина остановилась перед яркой неоновой вывеской 'Катящийся пингвин', самого дорого и популярного ночного клуба в городе.
  - Прошу, Вас уже ждут, - сказал один из сопровождавших, галантно подавая мне руку, чтобы помочь вылезти из низкой машины.
  
  Ломаться смысла я не видела, и вокруг моей руки сомкнулись шершавые пальцы охранника. Так, за ручку с суровым дядей в костюме, в темных очках и галстуке, я и вошла в мерцающее и громыхающее современной популярной музыкой чрево 'Катящегося пингвина'.
  В узком сумеречном коридоре толпились странные полуголые люди. В латексных штанах и на высоких каблуках. Пока мой провожающий о чем-то разговаривал с человеком за стойкой, я пыталась определить половую принадлежность этих маргиналов. Получалось плохо. Каблуки, походка и манерная жестикуляция выдавала их в полутьме за женщин. Однако блики бьющего из общего зала разноцветного света играли на прокаченных прессах, рельефной, явно не женской груди, фактурных руках и бритых затылках. Завершить изыскания мне не дал резкий рывок за руку - мой провожатый потащил меня в общий зал. Мда, среди полураздетых, блестящих, напомаженных, немного пьяных и чуточку укуренных гостей мы оба, что я в пуховике, что он в своем строгом костюме, смотрелись белыми воронами. На нас косились, тыкали пальцами и интересовались, кто же нас пустил, и, главное, зачем. На последний вопрос я бы и сама хотела знать ответ. Меня потянули по узкой боковой лесенке, протащили по еще одному коридору, расписанному святящееся краской - отовсюду на меня смотрели люминесцентные пингвины, наконец, толкнули за махровую штору на стене, и я оказалась на небольшом затененном балкончике.
  
  Какого-либо специального освещения не было, но ярких вспышек с танц-пола, и едва светящихся белесых магических кристаллов 'под лед', мне хватило, чтобы рассмотреть низкий стеклянный столик, пару кресел и обжимающуюся парочку. Девушка, видимо здешняя официантка, в короткой белой манишке, черном боди, кружевной подвязкой на бедре и детской шапочке с пингвинами сидела на коленях у молодого человека. Герои представшей передо мной сцены вдохновенно целовались, не обращая на нас никакого внимания. Мой провожатый деликатно покашлял в кулак, и девушка сразу же подскочила, ойкая и поправляя съехавшую на бок манишку - видимо кавалер не упустил случая прикоснуться к внушительным, как мне виделось, девичьим персям.
  
  Тусклый свет упал на, судя по позе, ничуть не смутившегося, юношу... Ну так я и думала. Вельс, собственной персоной.
  - Отличная работа, Виктор, можешь идти, - бодро ответил Вельс, - только далеко не уходи, держись у входа.
  -Наша гостья может быть очень прыткой.
  Меня проводили к одному из кресел и чуть толкнули, намекая, что надо бы сесть. Ну что же, давайте сядем, послушаем, что же ты мне скажешь, Филипп Вельс. Кресло оказалось странно и неудобно мягким, я сразу провалилась, и столешница оказалась на уровне носа. Пришлось неуклюже карабкаться, пристраиваясь на самый край. Занавеска чуть качнулась, и упомянутый Виктор послушно испарился с балкона.
  -Оленька, - обратился Вельс к замеревшей за спиной официантке, - организуй нам белого Онницевского, 'Ичнина', лет эдак десяти. И устриц. На твой вкус, - его рука легла девушке на выставленное бедро с подвязкой и по-хозяйски его потрепала. Та кивнула, и, кинув в мою сторону подозрительный взгляд, также скрылась за занавеской. Вельс откинулся в кресле, вальяжно разбросав руки по спинке и уставился на меня. В его пальцах материализовалась длинная тонкая самокрутка, алевшая на конце. В носу сразу же определился сладкий запах паленого сена. Ну да, куда же вы, мажоры, без мафриуса, легкого курительного наркотика. Меня за это посадили бы на пятнадцать суток.
  
  Вот сидим, смотрим друг на друга. Молча. Уже песни четыре к ряду на танцполе поменялось. Филечка, родненький, я уже оценила по достоинству твою мускулистую шею в неверном свете ледяных светильников, широкую гладкую грудь в распахнутой рубашке. Тебе так не холодно вообще? И даже вверх прокаченного пресса... Интересно, с теми ...э, клоунами из коридора, ты не из одного театра?
  
  
  Ожидание затягивалось. Филипп, по-прежнему, не сводил с меня глаз, лишь изредка затягиваясь сигаретой. Мне стало становиться жарко - шутка-ли, в пуховике ведь сижу и шапке. Начала коситься на занавеску. А если я просто встану и уйду? Может, у него приход от мафриуса, и он и не заметит?
  Раздался издевательский смешок. В воздух взвивается очередное облачко пахучего дыма.
  - И не надейтесь. - лепные губы растягиваются в ехидной полуулыбке, - никто вас от сюда не выпустит, пока я не разрешу.
  
  Он томно потянулся, расстёгнутая рубашка совсем разошлась.
  -Я что, сюда пришла смотреть стриптиз в твоем исполнении? - подумалось мне, но не сказалось. Я по-прежнему сидела молча. Пусть сам все скажет.
  -Разговор, Катя, нам предстоит с вами долгий- он опять улыбнулся, - и не простой.
  На стол лег стамп-подченитель - маленькая легкая штучка, выдаваемая полицейским. Одно нажатие кнопки, и вы послушны словно овечка в стае. Ментальная магия, чтоб ее! Намек понят. Это на случай, если я прямо сейчас начну упрямиться.
  
  Объявилась недавняя официантка с парой пузатых винных бокалов, бутылкой вина и здоровенным блюдом со льдом на внушительном подносе. В колотых осколках замерзшей воды лежало множество продолговатых бугристых раковин. Внутри каждой блестело в свете прожекторов и тусклых 'ледяных' светильников что-то студенистое и мокрое. В воздухе запахло сырой рыбой. (Какая гадость!) Официантка манерно налила вино в два бокала. Свет прожекторов блеснули в замирающей винной глади.
  
  Вельс медленно отлип от спинки кресла, стрельнул в меня насмешливым взглядом из-под полу-опущенных ресниц и потянулся к устрицам. Вот пальцы Филиппа, тонкие и красивые, как у пианиста, берут дольку лимона, лежащую на блюде, ловко выжимают в раковину... Затем Вельс маленькой вилочкой с двумя зубцами легко подцепляет содержимое ракушки, медленно подносит ко рту кажущийся шевелящимся сгусток....взгляд по-прежнему обращен на мое лицо... Я не выдержала и отвернулась. И как это можно есть? Они же сырые! На сопли похожи. И воняют! Котами! Брр!
  - Угощайтесь, Катя, - раздался его бархатный голос, - они не пищат.
  - Благодарствую, но я уже ужинала, - я отшатнулась от тарелки. Мне даже приступ тошноты примерещился. Я не буду это есть!
  
  Вельс опять замолк ,положив локти на стол, взял бокал с вином и принялся изучать меня поверх кромки. От такого взгляда мне стало не по себе. Где-то в районе позвоночника почувствовалась испарина. Казалось, струйка холодного пота бежит вниз, по позвонкам и останавливается на копчике. Я крепко сжала варежку, лежащую у меня на коленях. Кажется, вечер перестает быть томным...
  - У меня никогда не было девушки с первым размером груди, - промолвил он наконец, чуть обнажив в улыбке великолепные ровные зубы.
  - Это вы жалуетесь или хвастаетесь? - не поняла я, опять косясь на выход.
  - Этот месяц я свободен. - продолжил Вельс, проигрорировав мой вопрос -А вы, кажется, все равно собирались попросить прощение. Вот я вам предоставляю величайшую возможность совместить приятное с полезным.
  
  Кровь бросилась мне в щеки. Ах, возможность, значит, величайшая. Прощения попросить! Вот уж и правда, снизошла неземная благодать...! Надо не забыть помолиться в храме за такое счастье... Сволочь, еще и лыбится, уверен в победе. Деваться, думает мне не куда...
  
  Что-то произошло. Исчезли звуки, свет, остался только этот взгляд. Взгляд, торжествующий, уверенный и ... зовущий. Яркие, искрящиеся, красивые до безумия, глаза, длинные ресницы, обнаженные в улыбке лепных губ белые зубы... Мне жарко, очень жарко. Пространство вокруг стало зыбким и тягучим как плавленый сыр. Горячие пальцы касаются головы, вязанная шапка с кошачьими ушами медленно соскальзывает с взлохмаченных волос. Приятный сладковатый аромат дорого парфюма и молодого мужского тела щекочет в носу, глаза сами закрываются... Левого уха касается теплое дыхание, пахнущее мятой.
  - Тебе понравится - глубокий, бархатный обволакивающий голос. Прикосновение к шее ...плавлюсь как льдинка на солнце.
  С моих губ почти готово слететь 'я согласна', когда в сознании возникают испуганные глаза Маринки, и я вижу как выражение ужаса сменяется презрением... И лицо бабушки, брезгливо закрывающей за мной дверь...
  
  Это потребовало усилий, невероятных усилий. Зато дальше все было куда проще. Ну я и дура! Он же, оказывается, природный менталист. Ему и подчинитель-то только для виду нужен с таким-то талантом. В академии федеральной службы безопасности его бы с руками оторвали, там такие люди на вес золота. Он бы сейчас из меня не просто бы веревки вил, а целые корзинки узорные, если бы не заговор моей бабушки, вплетенный в нитки варежки. Вот уж не думала, что это мне когда-либо пригодится. С менталистами обычным людям сталкиваться приходится очень редко и, как правило, только если судьба занесет в полицейский участок. Ясно, никогда больше не смотреть ему в глаза! Второго заговора у меня в запасе сейчас нет.
  
  Досада сменяется запоздалой злостью!
  - Филипп, а что на вас надо вылить, чтобы вы на мне женились? - слышу я свой злой голос.
  -А то вам, вижу, нравится, - я кивнула на бокал, - это подойдет? Или надо еще и бутылкой в лоб засадить?
  Истерический смех вырвался сам собой, когда я увидела, как сходятся на переносице его брови. Надо отдать Вельсу должное, он замечательно умел себя контролировать. Во всяком случае, явного недовольства от того, что его фокус не прошел, он не высказал. Ограничился только пристальным взглядом. Видать, маленькая месть за только что брошенную издевку. Но я уже ученая, и поспешила уставиться в сторону.
  - Я могу услышать ваш ответ? -на сей раз его голос был жестким, утратив всяческие игривые нотки, звучавшие там прежде.
  Что же делать? Прямой отказ не мыслим, он сразу же ткнет в меня подчинителем. А против него не то что заговоры, смерть не помогает.
  Вельс явно привык получать то, что хочет, тут и сразу.
  Однако, согласиться я тоже не могу. Остается только тянуть время.
  - Филипп, это так неожиданно, - мямлю я, теребя в руках варежку.
  - Я никогда не думала, что смогу чем-то заслужить ваш интерес...Это такая честь..
  - Не увлекайтесь, - рассмеялся он, - 'такую честь' не поливают кофе и не обещают огреть по голове бутылкой.
  Я смутилась. И правда, переусердствовала.
  - Продолжайте, - Вельс опять взял бокал с вином, - я не хотел вас сбивать.
  Издевается, гад. Но что мне еще делать...
  - Мне нужно подумать, - закончила я, наконец, мысль, - пару-тройку дней.
  На несколько секунд повисло звенящее молчание, прерываемое звуками музыки на танцполе. С каждым безмолвным мигом мне все больше казалось, что он не согласиться, и мне придётся решать прямо сейчас. Вельс - бабник со стажем, наверняка уже разгадал мою уловку.
  -Конечно думайте. В нашу следующую встречу сообщите мне свое решение. - ответил он мне с вежливый аристократическим кивком.
  И это все? Так просто? Он так легко согласился? Не говорите мне, что он меня сейчас еще и отпустит.
  -Так я могу идти, думать? - я не узнала свой голос, так заискивающе он пищал. Самой стало противно.
  -Можете, - ответил безразлично Филипп, не глядя на меня и вновь зажигая сигарету.
  
  Меня действительно выпустили без каких-либо проблем. Никто меня не остановил, когда я покидала балкон. Никто не окрикнул, когда выходила из клуба через черный ход. И вот я на людной центральной улице. Идет снег, мимо идут люди. Сияют витрины. Небо хмуро смотрит на меня сверху, всем своим суровым видом отказываясь вмешиваться в происходящее. До дома всего час ходьбы... Что же мне теперь делать?
  
  Ежу понятно, мое решение Вельса ни сколько не волнует, мне просто дали смириться с фактом, перед которым поставили. Согласиться я не могу. Это было бы предательством не только моей подруги, но и, в первую очередь, себя. Ложиться под Вельса, чтобы он оставил в меня в покое ... после такого мне только один путь останется - на крышу и вниз. Не согласиться тоже не могу. Не скажу 'да' сама, применит подчинитель. Да и применять не обязательно, есть еще превеликое множество способов воздействия на меня. Например, моя бабушка. С ее больным сердцем ей требуется постоянное медицинское наблюдение и лечение.
   Заикнись только Вельс на счет Варвары Кузьминичны, и мне ничего не останется, как самой прийти к нему в тех самых белых кружевных трусах.
  Что же все-таки делать? Может, ногу сломать? Зачем ему любовница в гипсе?
  Только в этом случае он сразу же потащит меня к маг-докторам, и даже если я себе шею сломаю, меня быстро починят...
  
  -И снова здравствуйте, Катерина? - мурлыкнул за спиной знакомый бархатный голос. Я аж подпрыгнула от неожиданности! Завертела головой по сторонам в робкой надежде, что мне померещилось.
  
  -Я-таки жажду услышать ваш ответ на мое предложение? - Филипп вырос у меня прямо перед носом как атомный гриб. Я тупо уставилась на молнию его кожаной косухи, не рискуя посмотреть в лицо.
  -Эта куртка у них с Александром одна на двоих??? - проскользнула абсолютно неуместная мысль.
  Черти всех континентов, а я-то думала, где же подвох...
  
  -Эээ, -замямлила я, - мне же вроде бы как дали время подумать.
  Я отступила на шаг и чуть не споткнулась о низкий бампер. Да, в плане машины Вельс оказался очень предсказуем - спортивный 'орфель' конечно же черного цвета упирался мне в колено.
  - Мы договаривались, что вы мне скажете ответ в нашу следующую встречу, - улыбнулся Филипп, приближаясь ко мне в плотную. Его явно веселит эта ситуация.
  Я вздохнула. И как только такой красавец может быть таким засранцем?
  Не понимаю! Ему же только улыбнуться, и все бабы его. Зачем устраивать все эти игры? Или это он от скуки...
  Что же, у меня нет выбора. Я прекратила пятиться, тем более, что и так было некуда, и смело встретилась с его взглядом. Какое-то мгновение я спокойно смотрела в смеющиеся своей победе серые глаза, отмечая зачем-то про себя темную кайму вокруг зрачка. Снежинки ложились на его длинные пушистые ресницы, на чуть вьющуюся черную челку, и будь я в другой ситуации, я бы не удержалась и потрогала, но ...
  - Мой ответ, нет. - в душе сразу же растеклось умиротворяющее спокойствие. Такое бывает, когда твои действия в полной гармонии с твоими чувствами.
  - Это ваше окончательное решение? - на лице Вельса не дрогнул ни единый мускул...
  Я закрыла глаза, боясь, что он опять будет пытаться воздействовать на мое сознание...
  И тут в лицо мне сунулась мерзкая, сладко-пахнущая тряпка. Перед глазами заплясали черные мушки, в горле запершило, ноги, неожиданно ставшие ватными, подкосились. Какой-то миг я еще отрешенно наблюдала, как приближается к лицу бампер 'орфеля', и тут мир исчез.
  
  Пробуждение было не из приятных. Мир вернулся в виде образа каких-то мешков, кучи дров и табуретки, на которой что-то дымило. Противный терпкий запах, казалось, проникал в мозг, вызывая рвотные позывы. Меня бы и вырвало, если бы я что-то перед этим всем съела. Реальность происходящего в дополнение ко всему вышеперечисленному дополнялась жуткой головной болью.
  
  Я попробовала пошевелиться. По рукам и ногам пробежала болезненная судорога, видать давно я тут лежу! Руки болели особенно ощутимо и абсолютно не слушались. Несколько минут я пыталась понять, что же со мной такое, пока не увидела узкую измочаленную веревку вокруг запястий. Это что за бандаж и подчинение?
  Подо мной вдруг что-то глухо застонало. Несколько мгновений я тупо смотрела на грязное плотное одеяло под моими ногами, пока, наконец, не сообразила, его поднять. Связанными руками это было делать жутко неудобно. От резкого движения у меня закружилась голова. Борясь с дурнотой я закрыла лицо руками. Стон повторился, и мне пришлось убрать от лица руки...
Оценка: 8.94*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-2. Паразит"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"