Аист Александр: другие произведения.

Тренажер Нереальности. Магия Стихий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Карл Густлов специалист по мирам нереальности. Точнее, должен им стать по окончании Школы Боевой магии. На Факультете нереальности есть тренажер, в который вкладываются различные ситуации из книг по нереальностям. И ученику предлагается пройти эту нереальность с тем, чтобы сделать ее безопасной для остального мира. Карлу Густлову досталось изучение Магии Стихий.

   ТРЕНАЖЕР НЕРЕАЛЬНОСТИ.
  
  
  
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МАГИЯ ВОЗДУХА
  
   Глава 1 / СЕАНС 1.
  
  С первого разу разлепить глаза не получилось, будто их что-то склеило. К тому же, бухающие удары в затылке, и боль в центре головы, доводящая до тошноты, отвлекали от попыток раскрыть глаза. Уго попытался приподнять голову, но вместо этого услышал стон.
  
  Подумалось:
  
  - Интересно, кто это стонет?
  
  И тут Уго понял, что это его стон.
  
  Вдруг он почувствовал, что кто-то подхватил его под шею и сажает. После чего в губы что-то уткнулось. Нос подсказал, что это что-то пахнет травами.
  
  В сидячем положении Уго снова сделал попытку раскрыть глаза, и она удалась. Первое, что он увидел, это плошка у его губ, которая как раз и источала травный запах. Уго почувствовал, что горло совершенно пересохло, а потому с жадностью стал пить предложенный напиток.
  
  Горло ожгло горячим и, вместе с тем, терпким напитком. Но по мере прохождения напитка внутрь, становилось легче. Боль отступила, хотя и не ушла. Да и буханье в затылке притихло, оставшись на заднем плане.
  
  Облегчение состояния позволило Уго поднять глаза на того, кто его поил из плошки. Рядом с лежаком на коленях стояла пожилая женщина в простой домотканой одежде.
  Увидев, что Уго раскрыл глаза, а также, заметив, что ему явно полегчало, старуха молвила:
  
  - Вот и ладушки. Теперь будешь жить.
  
  Голос был старческий, слегка надтреснутый.
  
   Голову Уго опустили на подушку.
  
  - Поспи. Должно полегчать.
  
  И точно, Уго впал в забытье.
  
  Сколько он был в этом состоянии, Уго понять не мог, но когда окончательно очнулся, был день, как и в первый раз, когда его поили травным отваром.
  
  Опираясь на ослабевшие руки, Уго все же смог сесть и оглядеться. Судя по всему, он был в шалаше. Правда, в большом шалаше. И даже, очень большом. Основой шалаша была старая и толстая в диаметре ель, нижние ветви которой служили основанием для крыши и стен. Там, где ветви ели не доставали, щели в крыше и стенах были аккуратно прикрыты ветвями елей от других деревьев. Потому создавалось впечатление надежности сооружения в плане защиты не только от солнца, но и от осадков, типа дождя или снега. Впрочем, про снег - это сильно сказано, ибо в шалаше не было даже намека на кострище или иное устройство для отопления жилища. Из чего Уго сделал вывод, что шалаш используется только в теплое время года.
  
  Уго опустил глаза, и увидел, что лежит на матрасе из полотняной ткани. Точнее, матрас представлял собой большой мешок, внутрь которого было набито сухое сено из разных трав. Матрас же лежал на топчане. А вот одеяло, сшитое из разноцветных лоскутков, было явно из шерсти, о чем свидетельствовали его толщина и вес, основательно придавивший Уго.
  
  Он откинул одеяло и свесил ноги с топчана и понюхал подушку. Подушка, по всей видимости, тоже была набита травами. Но цвет самого холста, а также легкий запах конопли, идущий от наволочки, указывал, что мешок матраса, скорее всего, соткан из льна, а подушка из конопли. То-то его буквально бросало в сон.
  
  Осмотрев себя, Уго удивился. Его одежды и доспехов не было и в помине. Зато в наличии была холщевая рубаха и такие же холщевые штаны. Оглянувшись в поисках обуви, Уго не обнаружил таковой. Что ж, придется походить босым.
  
  Рядом с подушкой стоял грубо сколоченный табурет, на котором стояла все та же плошка, вновь наполненная каким-то отваром. Но, что удивило Уго, так это тот факт, что отвар был теплым, хотя судя по всему, в забытьи Уго был не один час.
  
  Уго вновь ощутил жажду и уже, не раздумывая, опрокинул в рот содержимое плошки. Как и в первый раз в мозгах пошло просветление, и даже по телу пробежал бодрящий огонек. Захотелось выйти из шалаша, осмотреться, в какой-это медвежий угол его занесло.
  
  Но едва Уго стал приподниматься над лежаком, он услышал недовольное ворчание, переходящее в рык. Буквально упав задом обратно на постель, Уго посмотрел вправо и увидел, что вход в жилище стережет огромный волк, даже не волк, а волчара, с огромными клыками, которые сейчас он наглядно демонстрировал в оскале, и горящим взглядом в недобро глядящих глазах.
  
  - Ничего себе, собачка,- подумалось Уго.- Съест и не подавится.
  
  Старухи в шалаше не было. Но, то ли она услышала рычание волка, то ли еще почему, но она почти сразу нарисовалась в проеме, стоя сзади волка.
  
  - Очнулся? Это хорошо.
  
  - Здравствуйте, бабушка. Скажите, как я здесь оказался?
  
  - Какая я тебе бабушка? Зови меня Вангра. А тебя, милок, как зовут?
  
  - Уго.- И тут же поправился.- Уго дер Залес.
  
  - Из знатных что ли? А чего ж тебя без охраны занесло в наши леса?
  
  - Так получилось. Направлялся в столицу, чтобы поступить на службу королю.
  
  - Бастард?
  
  Уго не сразу понял, о чем речь. А когда сообразил, замотал головой.
  
  - Нет, я третий сын Барчи дер Залеса. В нашем роду исповедуется закон майората: Старший получает все, остальные сыновья только коня и оружие. После чего отправляются искать свое счастье в чужих краях. А у отца в знакомых капитан королевской стражи. Когда-то вместе воевали. Вот он и написал этому капитану прошение о том, чтобы меня приняли на королевскую службу.
  
  - И все равно непонятно, как ты оказался в этом лесу, да еще и один. Ты что не видел придорожного камня?
  
  Придорожного камня? Уго понял, о чем вела речь старуха, но хоть убей, он не помнил, чтобы что-либо подобное встречалось ему на пути. Потому он только что и смог, так это пожать плечами.
  
  - Нет, Вангра, не видел. А вы не подскажете, где он стоит?
  
  - Уго, ты хоть и из знатных, но в моем жилище обойдемся без политесов. Не привычная я "выкать". Да и жизнь на природе в окружении зверья да птиц не располагает к этому. Так что уж будь любезен, разговаривай нормально. А стоит этот камень на развилке дорог, странно, что ты ее пропустил.
  
  - Суровая старуха, - подумалось Уго.- Хотя, что еще можно ожидать от отшельников?
  
  Но вслух спросил:
  
  - Вангра, я давно здесь валяюсь... бревном?
  
  - Да уж пятый день.
  
  - Ого.
  
  - Ты, милок, погоди с полчаса, будет готова похлебка. Тебе надо поесть, чтобы силы прибавились.
  
  Да уж, пожалуй. Пять дней без пищи. С ним такого еще не случалось.
  
  - А почему же я не голоден?
  
  - Так ты ж отвара попил. А у него такие свойства - раз в день достаточно выпить плошку, и будешь сыт целый день.
  
  - Это как?
  
  - Потом расскажу, - отмахнулась старуха.
  
  - Вангра, а откуда у тебя волк? Насколько я знаю, волка приручить нельзя.
  
  - Ты правильное слово подобрал "приручить". Приручить действительно нельзя, потому что такие отношения подразумевают отношения "хозяин-слуга". А волки этого не любят. Они вольный народ. Зато верный в дружбе. Я нашла его волчонком рядом с убитой волчицей. С тех пор мы вместе. И мы друзья. Правда, Ред?
  
  Волк рыкнул и улегся в ногах старухи.
  
  - Вангра, может быть, расскажешь, как я здесь очутился? А то в голове такой сумбур, что ничего не понимаю.
  
  - А что ты помнишь последнее?
  
  - Почти ничего. Хорошая вроде бы дорога вдруг перешла в еле заметную тропу. Я, конечно, был настороже. Явно неспроста такие кренделя. Но все равно прозевал, когда на меня набросились. Помню только удар по затылку, искры в глазах и провал.
  
  - Вот ему скажи спасибо, - Вангра указала на волка.- Он с ночи зачуял в лесу чужих, и заставил меня следовать за ним. Так что мы успели вовремя, чтобы остановить твое убийство... и грабеж. Хотя, что-то мне этот грабеж не нравится... явно, что у разбойников цель была иная.
  
  - Почему?
  
  - Когда мы с Редом выскочили на тропу, где тебя встретили разбойники, я заметила, что они на тебя, лежащего, не обращают внимания, даже не обшарили, а что-то искали в переметных сумках. Так разбойники не поступают. Обычно сначала обшаривают жертву на предмет монет и драгоценностей.
  
  - Их много было?
  
  - Пятеро. Да ты увидишь все сам. Они и лежат там, где стояли. Ред всласть повеселился. А потом еще и Фред прилетел, помог. Так что управились быстро.
  
  - Фред? Прилетел?
  
  - Аааа, ты же еще не всех моих постояльцев видел. Пойдем наружу, Фред должен вот-вот с охоты возвратиться.
  
  Уго стал вставать. Меня качнуло. Вангра несмотря не ее почтенный возраст, мгновенно очутилась рядом, поддержала. Причем Уго почувствовал недюжинную хватку.
  
  - Хм-м. Ничего себе старушка, - удивился Уго.- Она, похоже, еще мне фору даст.
  
  Только сейчас Уго обратил внимание на то, что Вангра, будучи худой, была высокой. Но т.к. она привычно горбилась, рост был не так заметен. Но сейчас она выпрямилась, и оказалась, чуть ли не одного с ним роста. А он всегда считал себя рослым мужчиной.
  
  Поддерживаемый Вангрой под руку, Уго, не спеша, двинулся к выходу из шалаша. Волк молча поднялся и пошел впереди. Вовне Уго оглянулся, оценивая обстановку. Шалаш находился посреди чащобы, состоящей из вековечных елей. Потому Солнца не было видно вообще. И лишь редкие его лучи пробивались к подножию леса, расцвечивая яркими красками отдельные места.
  
  Сразу перед шалашом была небольшая поляна, на которой находился стол, сделанный даже не из досок, а из половинок стволов деревьев, которые были обструганы и подогнаны, составляя столешницу. Сама столешница была укреплена на здоровенном пне. Рядом были вкопаны две лавки, сиденья которых тоже были из половинок стволов деревьев, опирающиеся на вкопанные столбики.
  
  Слева от стола горел костер, над ним висел котел, в котором что-то варилось, булькая. Но, что интересно, запаха, ни от костра, ни от варева Угол не чуял.
  
  - Чудны твои дела Господи, - подумал Уго.
  
  Старуха же, усадив Уго за стол, подошла к костру, взяла деревянную ложку, висевшую тут же на стояке, и помешала содержимое котла. После чего, взяла немного на пробу, подула в ложку и попробовала на вкус. Довольно прижмурясь, она повесила ложку, развернулась и зашла в шатер, откуда вскоре вышла, держа в руках пару струганных из дерева мисок и пару деревянных ложек.
  
  Налив варева в миски она поставила их на стол, и уселась напротив Уго, снабдив его ложкой. После чего сама принялась за еду, постоянно дуя на ложку, чтобы не обжечься.
  
  Уго не нужно было уговаривать, поскольку желудок давно играл встречный марш. Поэтому взяв ложку, он, как и старуха, стал осторожно хлебать варево. Впрочем, почти сразу он понял, что Вангра предложила ему мясной суп, изрядно приправленный местными специями.
  
  Суп был хорош. А может быть, так показалось, потому что Уго был голоден, но варево пошло "на ура". И уже через пару минут миска была пуста. Уго взглянул на старуху, а та взглядом показала на котел. Мол, добавку каждый добывает сам.
  
  - Ну, сам, так сам. В этом плане, мы люди не гордые, - подумал Уго, вставая из-за стола.
  
  Набрав еще одну миску супа, Уго вернулся за стол, и также молча продолжил еду. И тут до него дошло, что ему чего-то не хватает для полного счастья. Он стал анализировать свои ощущения, и понял, что не хватает хлеба. Впрочем, какой хлеб может быть в лесу? Хорошо, что хоть супом покормили. Поэтому Уго не стал привередничать, а довольствовался тем, что дали.
  
  Но вот съедена и вторая миска супа. Уго положил ложку в миску и отодвинул от себя, ожидая, пока поест и Вангра. И как только это случилось он, было собрался задать ряд вопросов, но Вангра опередила.
  
  - Похоже, у тебя появились вопросы, задавай. На какие смогу, отвечу.
  
  - Да, Вангра, вопросы есть. И первый, где моя одежда?
  
  - Ты невнимателен. Иначе заметил бы, что она лежит за кроватью в изголовье.
  
  - А зачем нужно было меня переодевать?
  
  - Ты предпочитаешь ходить с кровяными пятнами на одежде?
  
  - А что были и пятна?
  
  - Уже нет. Твоя одежда постирана, кольчуга и шлем почищены. Все сложено стопкой и ждет, пока ты переоденешься.
  
  - Понятно. А откуда здесь та одежда, что на мне сейчас? Мужчин-то в округе не наблюдается?
  
  - Магия, - коротко ответила Вангра.
  
  - Так ты ведьма?
  
  - Не совсем. Ведьма - это ведающая мать. Мать, понимаешь? Если же не мать, тогда уже не ведьма, а ведунья, т.е. просто ведающая. Но я даже не ведунья, поскольку и ведьмы, и ведуньи предпочитают селиться в среде людей, либо где-то поблизости. Я же, как ты заметил, живу в лесной чащобе. От людей мое жилище отделяют сотни километров. И если я с кем-то из людей встречаюсь, то вот, как с тобой, или, как с теми разбойниками, что напали на тебя.
  
  - Хорошо, хорошо, я согласен с твоими доводами. Скажи, как ты сама себя называешь?
  
  - Я себя? - старуха задумалась. - Скорее, стихийница, т.к. предпочитаю работать со стихиями.
  
  - Со стихиями? Это как?
  
  - Ты, наверное, слышал, что есть четыре стихии: огонь, воздух, вода и земля. Вот с ними я и работаю. Хотя из всех стихий предпочитаю работать с воздухом, и считаю эту стихию королевой среди стихий.
  
  - Это почему же?
  
  - Потому что с ее помощью можно управлять остальными стихиями. Кроме того, стихия Воздух имеет качества, которых нет в других стихиях - она, так или иначе, присутствует во всех остальных стихиях. Именно через это присутствие и возможно управлять остальными стихиями.
  
  - Гм-м, не знал. А еще почему ты выделяешь эту стихию среди других?
  
  - Потому что именно она задействует все органы чувств.
  
  - Это как?
  
  - Мы видим окружающий мир, потому что наши глаза настроены различать предметы в этой среде.
  
  - Но ведь и в воде тоже видим.
  
  - Вода - это концентрированный воздух.- Отмахнулась Вангра. - Потому и видим, хотя гораздо хуже.
  
  - Понятно. А как со слухом?
  
  - И слышим мы, потому что воспринимаем колебания воздуха. И ощущаем запахи, потому что они распространяются в воздухе. Телесные ощущения возможны тоже только благодаря воздуху. И даже вкус ощущаем благодаря тому что он передается через воздух.
  
  - Позволь, а как же в тех случаях, когда я языком что-то пробую? Здесь где воздух?
  
  -Давай я тебя засуну в пузырь без воздуха. И ты попробуешь что-либо лизнуть языком. Уверена, ощущения будут незабываемыми.
  
  - Позволь, а дышать-то чем я буду?
  
  -А мы ненадолго, чтобы у тебя хватило воздуха в легких.
  
  - Нет, спасибо. Я лучше поверю на слово.
  
  - Ну, как хочешь.
  
  - Ладно, ты меня убедила. Воздух, как стихия, действительно играет важную роль в нашей жизни. Но как можно использовать его магически?
  
  - Не мастак я разговоры говорить. Лучше покажу. Пойдем на то место, где на тебя напали разбойники.
  
  То ли варево из плошки, то ли суп подействовали на Уго благоприятно. И, встав из-за стола, он уже не чувствовал боли и шума в голове. Да и походка стала ровной. Потому Уго нырнул в лесную чащу вслед за старухой, рядом с которой неотрывно следовал волк.
  
  Шли они где-то с час, когда чаща вдруг кончилась, и они вышли на тропу. Еще с полчаса шли по тропе, когда Уго вдруг увидел разбросанные на земле тела. Они были в разных позах, с застывшими от ужаса лицами. У троих были вырваны глотки, а у двоих пробиты черепа... сверху пробиты. Но что интересно, ведь они лежат пятый день, а запаха тления тел не чувствуется. С этим вопросом Уго и обратился к Вангре.
  
  - Присмотрись, ничего не видишь необычного?
  
  Уго подошел ближе, хотя картина произошедшего была крайне удручающая. Действительно, над телами вился какой-то лучистый туман, отчего лежащие на земле тела казались заключены в хрустальные гробы.
  
  - Ты прав, похоже на хрустальные гробы. Тем не менее, это не хрусталь, можешь попробовать.
  
  Уго попробовал - потыкал пальцем. То, что накрывало ближайшего мертвеца, было упругим и прогибалось под пальцем, но не рвалось.
  
  - И что это такое?
  
  - Специальный магический полог. Я накрыла им мертвецов и выкачала из-под него воздух.
  
  - Зачем?
  
  - Потому что для жизнедеятельности всякой твари, которая кормится мертвечиной, тоже нужен воздух. А когда его нет, то и развиваться тварь не может.
  
  - Потому они и лежат такие нетронутые тленом?
  
  Вангра молча кивнула и добавила.
  
  - Меня другое интересует. Что в тебе привлекло этих разбойников? Потому как спинным мозгом чую, что охотились именно на тебя. Так что давай по одному осмотрим одежду покойничков. Глядишь, чего и найдем.
  
  Вангра подошла к ближайшему покойнику и взмахнула рукой, произнеся какое-то слово. Полог исчез, и Вангра присела у тела покойника. Уго было не по себе от этого действа, потому как сильно смахивало на мародерство. К тому же, вид у покойничка был аховый. Но любопытство возобладало, и он подошел поближе.
  
  Старуха без стеснения лазила по карманам покойника, вынимала какие-то вещи. И осмотрев, отбрасывала в сторону. Не найдя ничего интересного, Вангра перешла ко второму покойнику и стала манипулировать с ним. И тоже без толку.
  
  Уго все меньше нравилось то, что они делали. Он уже хотел призвать Вангру бросить это дело. И даже подошел еще ближе. Но тут Вангра вынула из внутреннего кармана камзола уже третьего покойника два свитка.
  
  Схватив свитки, Вангра резко встала. Настолько резко, что чуть не угодила головой в подбородок Уго. И он снова удивился ее резвости. Но старуха не обратила на Уго никакого внимания. Она сразу же развернула свиток из пергамента. Перечитала его два раза и протянула Уго.
  
  - Я была права, твое убийство заказали. Вот договор.
  
  Уго не поверил своим ушам. Как это его заказали? Да кто он такой, чтобы на его убийство отряжали отряд разбойников? Но глазам поверить пришлось. Действительно, в договоре между каким-то Осей Кривым и Виагром Немым прописано, что нужно найти и уничтожить Уго дер Залеса, за что этому Осе полагалось вознаграждение в двести монет.
  
  Увидев сумму вознаграждения, Уго даже присвистнул. Двести монет! Да он никогда не держал в руках такую сумму. Это ж за что ему такой почет?
  
  Тем временем, Вангра возилась со вторым свитком. Он был явно не из кожи, а скорее всего, из бересты. Туго свернут. Так что если начать разворачивать как обычные свитки, на выходе получишь труху.
  
  Но Вангра, похоже, была знакома с подобными свитками. Она начала что-то шептать, держа свиток в левой руке. А в это время с кончиков пальцев правой руки стала капать какая-то жидкость. Под воздействием жидкости свиток размягчился, и Вангра стала осторожно его разматывать, тем не менее, не прекращая шептать заклинания и сбрызгивая жидкостью свиток.
  
  Уго через плечо заглянул, пытаясь разобрать, что же написано в свитке, но увидел только незнакомые закорючки. Вангра повернула в сторону Уго голову.
  
  - Это руны, священные знаки. Так что, милок, дела обстоят более серьезно, чем я даже предполагала.
  
  - Почему?
  
  - Ну, ты сам подумай. Рунное письмо доступно только магам высшего посвящения. А их можно пересчитать на пальцах одной руки.
  
  - А что просто маги не пользуются этим письмом?
  
  - Пользуются, но то письмо, которым они пользуются гораздо проще того, коим написано это. Даже я знаю не все руны, имеющиеся здесь. Так что придется повозиться с расшифровкой. А теперь подумай, почему у простого разбойника Оси Косого находится письмо с секретным текстом?
  
  - Кому-то передать?
  
  - Правильно. Но после того как основное дело будет сделано, т.е. после того, как они убили бы тебя.
  
  - Получается, вроде бы как некий знак свершившегося дела.
  
  - Получается так.
  
  Вангра оглянулась по сторонам.
  
  - Ладно, главное мы нашли. Не думаю, что остальные будут хоть чем-то интересны. Так что будем прощаться с нашими разбойничками.
  
  Она щелкнула пальцами и произнесла несколько слов на незнакомом языке. С тех разбойников, что еще были под пологом, этот самый полог исчез. И над всеми разбойниками закружились воздушные смерчи. Поначалу небольшие, они с каждой секундой становились все больше и больше, втягивая в себя тела разбойников. Наконец, они объединились в один смерч, который поднялся над землей и стал подниматься в небо, одновременно уносясь в сторону юга. В итоге, за несколько минут на месте нападения не осталось и следа от того, что произошло.
  
  - Вангра, я коня своего не вижу. Не поможешь с поиском?
  
  Вангра повернулась к волку и что-то сказала, очень похоже на рык. И то ли Уго показалось, то ли в самом деле, волк кивнул головой и скрылся в кустах.
  
  Возвращение было небыстрым, сказывался стресс Уго. Чем ближе к шалашу, тем медленнее он передвигал ноги, до того устал. Но вот и знакомая полянка.
  
  - Ты иди, поспи, пожалуй,- сказала стихийница.- А я покумекаю над документом. Нужно же понять, что почем.
  
  У Уго не было сил даже кивнуть в ответ. Он добрел до топчана, упал и сразу заснул.
  
  ***
  
  Карл Густлов раскрыл глаза, и почти сразу сообразил, что он лежит в кресле, спинка которого откинута так, что вместе с сидением составляет подобие кровати. Приподняв голову, Карл обнаружил сидящего за столом начальника факультета нереальностей Лавуса Дрейка. Тот читал какую-то книгу. Но почувствовав взгляд Карла, поднял глаза.
  
  - Ну, как вам юноша, погружение в нереальность?
  
  - Неплохо, но оборвалось на самом интересном месте.
  
  Дрейк развел руками.
  
  - Увы, юноша, таковы правила тренажера нереальностей - не более одной пары. Подобные погружения в нереальность забирают много сил. Так что бережливого боги берегут. Но вы не расстраивайтесь. Это ведь только первый сеанс погружения в нереальность. На следующем занятии продолжим.
  
  - Это понятно, магистр Дрейк, - сказал Карл, вставая с кресла. - Но как бы не потерять нить произведения.
  
  - Ничего страшного. Где потеряете, там и найдете.
  
  - Что ж и на этом спасибо.
  
  И Карл, распрощавшись, покинул тренажер.
  
   Глава 2 / СЕАНС 2.
  
  Пробудившись, Уго почувствовал себя отдохнувшим. Потому, не мешкая, он откинул одеяло и сел на топчане, свесив ноги. Вспомнив про свою одежду, он потянулся к изголовью. Действительно, на одном табурете лежали его штаны и рубашка, а на другом, кольчуга и шлем, лежащий поверх кольчуги. Сапоги стояли рядом с табуретом. Рядом примостился меч. А у стены уперлось в стену копье. Рядом с копьем стоял его круглый щит - подарок отца.
  
  Пару минут Уго размышлял, стоит ли ему переодеться? Но решил, что пока не пришло время. Потому, как был в холщевой одежде и босым, так и пошел к выходу из шалаша, поднявшись с топчана.
  
  Судя по освещению в шалаше, день клонился к закату. И точно, солнца уже не было видно за высокими раскидистыми елями. В воздухе мелькали только нахально прорвавшиеся лучики, которые неустанно бегали по поляне, высвечивая, то один ее угол, то другой.
  
  Вангра сидела за столом. Но не читала, а что-то высматривала прямо на столе. Когда Уго подошел ближе, он увидел парящий над столом макет местности, сотканный из воздуха. Судя по масштабу, макет охватывал местность радиусом километров в сто. И вот в этот-то макет уперся взгляд Вангры.
  
  Услышав шаги Уго, она подняла взгляд, и жестом пригласила присоединиться к ней.
  
  Усевшись напротив, Уго стал изучать макет. На первый взгляд ничего примечательного он не обнаружил. Сплошной лес на сотню верст кругом. Потому он вопросительно посмотрел на Вангру. А та в ответ пальцем указала на определенный район макета.
  
  Присмотревшись, Уго заметил какие-то тени, которые, вытянувшись в нитку, перемещались по лесу.
  
  - Это что или кто? - Спросил Уго.
  
  - Облава. Тебя ищут.
  
  -Так облавы не делаются. Где развернутый строй?
  
  - Ну, скажем так, они движутся в некий район, где ты был совсем недавно. Вот смотри.- Вангра ткнула пальцем в макет, и район под пальцем замигал красным цветом. - Это место, где на тебя напали разбойники. А теперь проследи маршрут облавы. И увидишь, что идут точно в обозначенный район.
  
  Уго вернулся взглядом к двигающимся теням, и мысленно продолжил их маршрут. Точно, движутся в указанный Вангрой район.
  
  - Но как это может быть? Там же не было никого, кроме меня, пятерых разбойников и тебя с твоим зверьем.
  
  - Думаю, все дело в том берестяном послании, что я поторопилась раскрыть. Предположу, что когда оно раскрылось, то в окружающее пространство был послан некий магический сигнал, который легко обнаруживается знающими магами, как и место, откуда сигнал был послан. И тот, кто писал это берестяное послание, понял, что его затея с разбойничками провалилась...
  
  - ... и что его послание попало в чужие руки, - закончил Уго.
  
  
  - Да, - коротко откликнулась Вангра.
  
  Помолчав, она добавила.
  
  - Но, как оказалось, магических посланий было два. Одно вез ты.
  
  - Я? Каким образом?
  
  - В тайном кармане. Оно было намагичено так, что простолюдины, какими были разбойники, никогда его не обнаружили бы.
  
  - Но ведь ты как-то обнаружила?
  
  - По остаткам магии, которое излучало это письмо.
  
  - И ты его развернула, да? Не боишься, что теперь это письмо наведет облаву на шалаш.
  
  - Нет. Я на грабли наступаю только раз. Когда я поняла, что письмо, найденное у разбойника, сработало как маяк, я второе письмо прикрыла пологом невидимости. И уже под его защитой развернула. Так что вряд ли кто смог это обнаружить.
  
  - Но сейчас-то оно фонит, как и первое. Значит, все равно наведет.
  
  - И тут ты не прав. Видишь этот мешок, - Вангра показала мешочек в руке.- Он выполняет роль полога невидимости. Оба свитка помещены в него. Потому ни один из них не может ничего сигналить - чехол скроет любые сигналы.
  
  - Ладно, тебе виднее. Меня же больше интересует, что в этих свитках написано? Я так понял, что они оба касаются меня. Так что шутки в сторону.
  
  - Ты прав, оба свитка касаются тебя. Но, в разном аспекте. Я даже не ожидала того, что в них написано. Вот что значит долго быть в отрыве от людского сообщества. Оказывается, маги в миру разодрались по серьезному. И разделились на два противоборствующих лагеря. Ты помнишь вашего мага?
  
  - Помню, конечно. Очень милый старичок. И, по-моему, если и не любил меня, то относился хорошо. И даже проводить вышел, когда я отправлялся на службу к королю.
  
  - Вот-вот... милый старичок. А еще глава Левой федерации магов. Уютненькое место нашел для себя. Никто и не догадается искать его в вашей глуши.
  
  - Но, но, и совсем не глушь у нас. Так что ты полегче на поворотах.
  
  - Глушь, Уго. И ты это знаешь не хуже меня.
  
  - Ладно, не будем спорить по мелочам. Судя по всему, ты прочла тот свиток, которым меня снабдил наш маг. А первый свиток ты прочла?
  
  - Да. И что интересно, он подписан лично главой Правой федерации магов.
  
  - И ты знаешь их имена?
  
  - Имена тебе ничего не скажут. Даже я не знаю, тех, кто подписал эти свитки. Здесь важнее другое. И это другое касается лично тебя.
  
  - Меня??? А я здесь причем?
  
  - О, ты надежда для одних, и проклятие для других. Потому тебя и пытаются изловить, и желательно уничтожить.
  
  - Вот даже как? И что же во мне такого, что я вдруг стал такой важной для обоих лагерей магов?
  
  - Есть такая легенда. В ней вначале говорится, что маги не поделят влияние в миру. Одни будут выступать за снижение этого влияния, в то время, как другие будут считать наоборот. В результате они разделятся на два противоборствующих лагеря. Причем разделятся почти пополам. Так что ни численного, ни магического преимуществ ни один из лагерей иметь не будет. Но рано или поздно должен появиться маг, который по силе будет превосходить многих. И именно его появление перевесит чашу весов в сторону одного из лагерей. Конечно, другой лагерь будет сопротивляться. Так что разразится нешутейная война на уровне магии. Но, тем самым противники этого мага, которого назовут Великим Магом, будут разгромлены и канут в вечность. Победят же те, кто выступает за постепенное снижение роли магии в обществе. Вот что говорит легенда.
  
  - Дай догадаюсь. Ты намекаешь на то, что именно я являюсь этим магом, не так ли?
  
  - Именно так.
  
  - Но это же чушь и бред. Я в магии ничего не знаю и не умею. Как я могу стать магом, да еще Великим?
  
  - Ладно, пока оставим эту тему. Сейчас более интересно отследить, что затевают твои преследователи?
  
  Вангра еще раз взглянула на макет местности с двигающимися точками.
  
  - Фред, возвращайся домой,- сказала она, подняв голову кверху.
  
  Уго стало интересно, что же за таинственный Фред, которого позвала старуха?
  
  Внезапно с неба будто упал камень. Это оказался взрослый беркут, который приземлился на столб с перекладиной, стоявший неподалеку от стола. Схватившись лапами за перекладину, беркут развернул крылья и отрывисто зарокотал. Размах крыльев впечатлил Уго - не меньше двух метров. А в холке беркут было до метра. В общем, приличных размеров орел.
  
  Вангра, повернула голову к орлу.
  
  - Фред, ты молодец... как всегда. Но трогать их не надо. Зачем показывать, что имеем к ним интерес? Ты лучше слетай на охоту. И лучше к югу, там полянок больше и они пошире будут, чем на севере.
  
  Беркут слегка покачался на перекладине, рокотнул и, развернув крылья, взлетел, моментально набрав порядочную высоту. Еще пара взмахов крыльями, и беркут исчез за деревьями.
  
  - Серьезный парень, - будучи под впечатлением, произнес Уго.
  
  - А у меня несерьезных нет, - Откликнулась эхом Вангра.
  
  - Это да.
  
  - Вангра, если можешь объясни, как Фред видит едущих внизу? Они же движутся под прикрытием крон деревьев.
  
  -Все просто. Ввиду того, что орлы выискивают добычу, залетая высоко-высоко, то понятно, что даже в чистом поле они добычу, пусть даже будет телок, а не заяц, чаще всего не видят. Потому что высоко. И если телок или заяц стоят или прячутся, они и остаются незаметными. Но стоит им начать перемещаться, нарушается картина видения. Как если бы ты по воде провел веслом. Иными словами остается след. Вот на этот след орлы и реагируют. А опыт подсказывает, где на этом следе находится добыча.
  
  - Тоже самое и с поисками в лесу. Какой бы плотным не было лесное покрывало, в нем все равно есть разрывы. Но они настолько малы, что обычный наблюдатель ничего в эти разрывы не разглядит. Но только не орел. В одном из разрывов он обнаруживает след от движущейся цели. А дальше дело техники. С высоты видно сразу несколько разрывов. Это позволяет определить направление движения цели. И в дальнейшем следить за нею. Собственно, что я тебе рассказываю, ты же сам все видел. - И Вангра указала на макет.
  
  - Так-то оно так. Но все-таки я впервые вижу, как работает на охоте орел. Значит, говоришь, видит след движущейся цели. Интересненько. Ну, а дальше, как я понимаю, ты применяешь магию для работы со зрением орла.- И теперь уже Уго указал на макет.
  
  - Это совсем просто, если умеешь работать с элементами ментальной магии. Кстати, входящей в ту же магию воздуха.
  
  - Надеюсь, ты хотя бы немного посвятишь меня в эту магию?
  
  - Почему нет? Мало кто из мирян знает, что каждая клеточка нашего подобна фонарному столбу, светящему в ночи. А так как клеточек в теле мириады, то вовне человека постоянно присутствует свечение. Вот только миряне его не видят. Так устроено их восприятие мира. А между тем, видеть это свечение, которое называется аура, вполне возможно. Вот, смотри.
  
  Вангра встала, распрямилась во весь свой немаленький рост. Внезапно вокруг нее засветилось, переливаясь, нечто похожее на кристаллическое облако. Оно окутало Вангру от земли до макушки, отступая от тела где-то на полметра. По цвету оно было разным- большая часть синей, а вокруг головы облако светилось фиолетовым цветом.
  
  - Красиво, - восхитился Уго.
  
  - Еще и практично, - добавила Вангра и убрала видение ауры.
  
  - Это как?
  
  - Есть такое понятие - личное пространство. Это как раз тот объем, который аура заполняет. И когда кто-то подходит близко к другому. Ну, там, на метр или даже еще ближе, то он своим биополем вторгается в биополе собеседника, что последний ощущает как неудобство. Объяснить это неудобство он не может, как и появившееся желание отступить минимум на шаг от нарушителя личного пространства.
  
  - Но, то, что ты видел - это аура, отражающая состояние моего энергетического тела. А человек же еще и думает, осознает. И для этого у него есть особое тело - ментальное, т.е. все то, что связано с умом. Это тело гораздо больше энергетического тела. И в него, как и в энергетическую ауру, вполне можно вторгаться и даже манипулировать с ним. Например, то видение мира, что присуще человеку - это плод того самого ментального тела, связанного с умом. Следовательно, если вмешаться в деятельность этого тела, то можно изменить восприятие мира данным человеком и даже у группы людей. Иными словами, они будут видеть то, что задает тот, кто вторгается в их ментальные тела.
  
  - Вангра, скажи, ведь ты рассказываешь сказки, правда? Ни в жизнь не поверю, что такое возможно.
  
  - Примерно такой ответ я от тебя и ожидала. А так как я практик, то намерена сказанное подтвердить на примере. И не далее, чем завтра.
  
  - А почему завтра?
  
  - Потому что, судя по всему, охотники будут на месте нападения на тебя поутру. Не обнаружив ничего, наверняка будет принято решение продолжить поиски. Предположу, что в группу входят хорошие следопыты. Возможно, есть и маг. Следовательно, наши следы они обнаружат. А раз обнаружат, можно ожидать, что облава продолжится уже в направлении шалаша. Вот и воспользуемся этим моментом, чтобы отвадить охотников за головами от этого места, а также продемонстрировать неверующим путешественникам действие ментальной магии.
  
  - Вангра, еще один вопрос: где мой конь?
  
  - За твоей спиной. Не слышишь что ли как он сено хрумает?
  
  Уго обернулся. Точно, сбоку от шалаша стоял его конь и ел сено из небольшой копенки перед ним. Вся упряжь, а так же седельные сумки и седло с попоной были с него сняты и лежали в сторонке.
  
  - Вангра, в который раз замечаю, что на поляне, будто кто-то выключил звук...
  
  - ... и запах... тоже.- Добавила Вангра.- Это и есть магия Воздуха в действии.
  
  - Но зачем? На десятки километров вокруг сплошные безлюдные леса, к тому же почти непроходимые. К чему такая предусмотрительность?
  
  - Ты, когда выехал из замка своего родителя, думал ли о том, что будешь нынче сидеть на лавке посреди, как ты выразился, почти непроходимого леса, и общаться со стихийницей?
  
  - И в мыслях не было.
  
  - Вооот. Я, конечно, умею предсказывать события будущего. Но не стремлюсь этого делать - слишком энергозатратно. Опять же, можно либо угадать событие, но невозможно предсказать время его наступления, или, наоборот, можно узнать, что тогда-то что-то случится. А вот что случиться то неведомо. И стоит в таком случае пыжиться, тратя силы на предсказания?
  
  Вангра задумалась.
  
  - К тому же проще и надежнее жить на ощущениях, развивая и обостряя свои органы чувств. Ведь кроме пяти известных органов чувств, есть еще и шестой - интуиция. Нужно всего лишь поставить интуицию во главу угла, и подчинить ей остальные пять чувств. И ты даже не заметишь, как изменится твоя жизнь.
  
  - В каком смысле?
  
  - Станешь менее раздраженным и дерганным. Ведь интуиция заранее предупредит тебя, чтобы ты расставил ушки топориком и следил за Знаками, которые покажут, что ждет впереди. Ну, а дальше, включаешь логику и ищешь приемлемое решение.
  
  - Ты так об этом рассказываешь, будто это простое дело. Тогда почему же большинство людей не использует это самое шестое чувство?
  
  - Ну, я и не говорю, что легко. Наоборот, очень даже сложно. Но не в плане обладания интуицией, а в плане стремления иметь это чувство. Большинству как раз хватает пяти. Даже с избытком.
  
  Вангра снова замолчала.
  
  - Ладно, пока светло давай ужинать. С утра намечается много работы.
  
  На ужин был кусок отварного мяса со специями. И опять без хлеба. Стало немного тоскливо.
  
  - Вангра, а что с хлебом большие проблемы?
  
  - Эээ, милок, прежде, чем задавать подобный вопрос, ты спросил бы, чем я обычно питаюсь... когда нет гостей, естественно.
  
  Уго намек понял и больше подобных вопросов не задавал.
  
  Поев они встали из-за стола, и пошли в шалаш. При входе Вангра откуда-то достала лучину и, щелкнув пальцами, зажгла ее край. После чего воткнула лучину среди веток. Тусклое пламя осветило шалаш изнутри. И тут Уго обнаружил, что напротив его топчана стоит еще один, причем точь-в-точь как его. К нему-то и направилась Вангра, захватив лучину. Уго же направился к своему топчану, забрался под одеяло и постарался заснуть. Но в голове было столько новой информации, что мозги скрипели и жужжали, пытаясь ее переработать.
  
  Уго раскрыл глаза. Старуха уже улеглась на топчане, укрывшись одеялом и потушив огарок лучины. Посмотрев на вход, Уго заметил волка, который лежал поперек входа.
  
  - Вот и пойми, гость ты или пленник? - мелькнула мысль. Но особых переживаний не вызвала. Наоборот, появилось чувство успокоения. Уго закрыл глаза и заснул.
  
  Проснувшись поутру, Уго обнаружил, что в шалаше он один. Потому вскочив, выбежал наружу. Вангра была сосредоточена донельзя и внимательно вглядывалась во вновь созданный макет местности. Фреда не было. Значит, понял Уго, он опять в разведке.
  
  Подойдя к столу, он обнаружил лежащий с его стороны кусок вяленого мяса. Судя по вкусу, оленины.
  
  - Наедайся, сегодня день будет долгим.
  
  Сама же стихийница сварила себе отвар трав, который черпала прямо из котла огромной кружной, и время от времени к ней прикладывалась.
  
  Уго, жуя жесткое мясо, пытался разобраться в том, что же происходит на макете. Стихийница стала ему помогать.
  
  - Вот, смотри, идет цепь охотников. Она изогнулась так, что края чуть забегают вперед от центра. Это, как я понимаю, на тот случай, чтобы легче было взять в окружение, если вдруг, кто им встретится на пути.
  
  - Вангра, а чем это так воняет?
  
  - Почуял? Это я создала иллюзию непроходимого болота, из которого то тут, то там вырывается болотный газ. Вот он и воняет.
  
  - А газ-то зачем?
  
  - А ты посмотри на крайних. Похоже, идут с собаками. Вот газ и отобьет наш запах.
  
  - А как же Ред? Не пострадает?
  
  - А ты его видишь? Я его отправила куда подальше, как горячий резерв. Он парень резкий, может весь спектакль испортить.
  
  В самом деле, волка не было на поляне.
  
  - Вангра, но ведь они идут в направлении поляны.
  
  - Пусть идут, - беспечно отмахнулась стихийница.- Я им подарок приготовила.
  
  Они оба склонились над макетом.
  
  - Классически обкладывают, - сказал Уго. - Как на охоте на медведя.
  
  - Это да. Вот только мы не медведь, а кое-что похуже.
  
  Уго пересчитал охотников. Что-то около пятидесяти. Уго прикинул расстояние от поляны, на которой были они, и цепи охотников. Что-то около километра. И тут с цепью стали происходить какие-то непонятки. Перво-наперво, она сломалась. Часть охотников решительно остановилась, в то время, как остальные продолжали движение. Но вот остановились и они.
  
  - Советуются, - Прокомментировала Вангра.
  
  - А мы что же так и будем просто смотреть?
  
  - Ну, почему же просто смотреть? Будем и действовать. Время пока терпит.
  
  Вдруг на макете одна тень стала мигать.
  
  - Ага, голубчик, прорезался.
  
  - А что такое?
  
  - Это маг, стал привлекать магию... и засветился.
  
  - И?
  
  - Давай сначала посмотрим, с кем имеем дело.
  
  Вангра ткнула пальцем в тень, расположенную рядом, и в голове Уго нарисовался образ человека, одетого в охотничий костюм, но явно не охотника. Он что-то шептал, производя пассы в воздухе.
  
  - Слаб ты, милок, против Вангры. Зря пытаешься разрушить ее чары. Хотя за то, что их почувствовал, будет тебе приз.
  
  Вангра наклонилась под стол и достала посох, по-видимому, лежащий на земле. Она вышла из-за стола, и не отрывая взгляда от макета, нарисовала круг, что-то, при этом шепча. Вдруг она воткнула концом посоха в центр окружности.
  
  - Да будет так.
  
  В том месте, где стоял маг, вдруг выбросило огромный столб болотной жижи, а сам маг исчез в образовавшемся провале. И только он исчез, земля вновь сошлась, похоронив мага заживо.
  
  Судя по реакции, которую ощущал и Уго, окружающие пришли в ужас от увиденного. Некоторые даже стали отходить назад. Но тут появился некто, кто стал командовать, собирая охотников вместе. Когда все собрались, он стал что-то им объяснять и что-то требовать. Вероятно, требовал продолжения охоты. Но судя по нахмуренным лицам, охотники не очень хотели продолжения банкета. Они, конечно, подчинились командиру, но очень нехотя. И того настроя, что еще с утра ими обуревал, уже не было. Слишком негостеприимно их встретил этот лес.
  
  - И что дальше?
  
  - Главную опасность для нас, мага, который мог чуять мои ловушки, нет. А остальные пусть пытаются пройти через заколдованное пространство. Если кто будет лезть напропалую, загоним в ловушку и погубим, чтобы другим неповадно было. Поверь, еще пару-тройку мертвяков, и остальные сами разбегутся. И никто их не остановит.
  
  - А это не слишком жестоко?
  
  - Так их никто в лес не звал, сами пришли. И ведь не на звериную охоту пришли, на человеческую. Так что пусть получают, кто чего захотел.
  
  Тем временем, судя по крикам, взорвался еще один грязевой вулкан. Попал ли кто в него, было непонятно, но скорость движения цепи резко убавилась. Охотники буквально ползли. К тому же, судя по картинке, что все еще была в голове Уго, вонь стояла такая, что резало глаза. До слез резало.
  
  Охотники подошли почти вплотную к поляне.
  
  - Настойчивые, - подумалось Уго.- Или заплатили много, или пообещали казнить, если вернутся с охоты без добычи.
  
  Тут вдруг в глаза бросилась картинка: Кому-то захотелось пробраться сквозь густые заросли малины.
  
  - Ага, это Вангра, наложила на поляну иллюзию, - догадался Уго.
  
  Настойчивый охотник стал продираться сквозь колючие кусты, несмотря на многочисленные порезы от шипов. И снова взорвался грязевой вулкан, погребя под себя слишком торопливого.
  
  Похоже, этот случай стал последней каплей терпения для остальных охотников. Они остановились, потом начали пятиться назад, наконец, развернулись и побежали прочь от этого проклятого места. И как не пытался их вожак остановить бегство, ничего у него не получилось.
  
  В общем, добежали охотники все до того же места, где на меня напали разбойники, и стали совещаться.
  
  Понимая, что это надолго, Вангра отключила внешнее видение и отпустила Фреда на охоту.
  
  Уго посмотрел на солнце. Ого, оно перевалило за полдень. А, казалось, будто всё произошло за считанные минуты.
  
  На Уго навалилась жуткая усталость, будто он все это время махал мечом.
  
  - Иди, поспи. Когда они что-то надумают, я разбужу.
  
  Дельная мысль. Так что, не сопротивляясь, Уго дотопал до топчана, упал и заснул.
  
   Глава 3 / СЕАНС 3.
  
  Уго проснулся от прикосновения к плечу. Над ним нависала Вангра, держащая в руке какой-то светящийся шарик. Она приложила палец ко рту.
  
  - Тихо вставай, скоро начнется представление, в котором мы будем задействованы.
  
  Уго буквально вскочил от таких речей и пошел за Вангрой на выход.
  
  Посреди поляны горел жаркий костер. Искорки, взлетая, кружили над костром, и, тая, улетали прочь. Рядом горело еще два костра поменьше. И Уго заметил вокруг них каких-то людей. Он остановился в недоумении. Откуда эти люди? Но Вангра не дала времени на размышления.
  
  - Это фантомы. Я срисовала их с натуральных тех разбойников, что сейчас сидят у костров в десятке километров от нас.
  
  - А зачем все это?
  
  - На связь с вожаком прорывается какой-то сильный маг. Пока я прикрыла эту часть леса пологом непроницаемости. Но долго я его держать не могу. Потому нужно разыграть спектакль встречи "дорогого гостя". Ты садись к ближайшему костру и включайся в беседу. А я буду работать вожаком.
  
  - Но ты же женщина!
  
  - Кто сказал?
  
  Вангра взмахнула рукой, и перед взором Уго стоял тот самый вожак, которого он видел в видении. Вожак подмигнул Уго и направился к самому жаркому костру, где и уселся. А Уго сел у соседнего костра, но так, чтобы видеть, все, что будет деяться у основного костра.
  
  Поначалу ничего не происходило. Вожак, ну, то есть, Вангра, зябко поеживаясь, протянул руки к костру, пытаясь согреться. Казалось, вожак ничего не видел и не слышал, но вдруг рядом с ним стала проявляться призрачная фигура. С каждой секундой она все уплотнялась и уплотнялась, пока на поляне не появился некто в темной монашеской одежде и темном шерстяном плаще с капюшоном.
  
  Увидев его, вожак бухнулся на колени.
  
  - Ваше Темнейшество!
  
  - Говори.
  
  - Сегодня был неудачный день. Наш отряд потерял пятерых отважных охотников. И среди них, маг, которого вы поставили во главе отряда.
  
  - Как это случилось?
  
  - Мы попали в ловушку, устроенную нашими врагами. Маг почувствовал ее, но поздно. Когда он начал плести заклинания, чтобы уничтожить чужую магию, прямо под ним разошлась земля, и метров на пять взлетел грязевой столб болотной жижи. Когда столб опал, земля уже сошлась над местом, где стоял ваш маг, погребя его еще живым. Примерно также я потерял еще четверых. И чтобы зря не терять хороших охотников, дал команду отступить из проклятого места.
  
  - Предложения.
  
  - Ваше Темнейшество, прошу отвести отряд на окраину леса.
  
  - Смысл?
  
  - На север и восток раскинулся непроходимый лес. И если тот, кого мы ищем еще здесь, то он или они, вряд ли пойдут в тех направлениях. На юге раскинулась пустыня. Там тоже вряд ли возможно выжить. Так что ему или им одна дорога - на запад, в сторону, где расположены города империи. И где можно легко затеряться. Вот и нужно перекрыть это направление.
  
  - Что собираешься делать?
  
  - Создам секреты из двух-трех человек, и расположу их вдоль опушки леса, так чтобы перекрыть по фронту километров двадцать-тридцать. Сам создам бутафорский лагерь к югу от этого места, тем самым, как бы показывая, что ищу их не здесь, а в другом районе.
  
  - Сколько времени предполагаешь на эту операцию?
  
  - Если Ваше Темнейшество позволит, то месяц. Мальцу все равно нужно выбираться отсюда. Потому полагаю, что еще недельку - другую он побегает по лесу и начнет пытаться вырваться из леса. Тут мы его и схватим.
  
  - Утверждаю. Через месяц жду доклада.
  
  И призрачная фигура стала исчезать, растворяясь в воздухе.
  
  Как только фигура полностью растворилась, вожак резко поднялся на ноги, взмахнул рукой. И вместо вожака охотников вновь появилась Вангра. Второй взмах руки, и два из трех костров вместе с фантомами исчезли. Остался лишь тот, возле которого стояла стихийница.
  
  - Ты все понял?
  
  - Ничего я не понял. Кто такой этот Темнейший, и какое я ко всему этому имею отношение?
  
  - Пришла пора рассказать, что же было написано в тех берестяных свитках, что я обнаружила.
  
  - Так вот, свиток, написанный милым старикашкой из вашего замка, сообщает, что ты прошел полный курс магической подготовки. Но чтобы твои магические способности проявились, нужно провести определенный ритуал, своеобразную инициацию, которая и пробудит эти способности. Далее идет описание этого ритуала. Свиток же предназначался для членов Совета этой федерации магов. Так что ты вряд ли доехал бы до королевского двора.
  
  - А что во втором свитке? - спросил Уго, нахмурясь. Оччень ему не нравились новости, сообщенные Вангрой.
  
  - Во втором свитке, который, как я понимаю, написан тем, кого мы недавно имели возможность лицезреть, дано описание твоей внешности, а также магических примет, с помощью которых тебя можно выделить из толпы.
  
  - Магических примет?
  
  - Да. Но о них позже. Главное же заключается в том, что Темнейший знает о том, что ты должен пройти ритуал посвящения. Потому-то разбойникам и была поставлена задача найти свиток, в котором этот ритуал описан.
  
  - Получается, что разбойники не хотели убивать меня. Наоборот, они должны были доставить целехоньким этому Темнейшему. Причем вместе со свитком из замка. И в этом случае Темнейший рассчитывал перетянуть меня на свою сторону.
  
  - Умный мальчик, все правильно понял.
  
  - Понять-то я понял. Но совершенно не представляю, как выкрутиться из этой ситуации. Понятное дело, что соваться в города мне резону нет никакого. Потому как вычислят по каким-то магическим приметам, схватят с неясным исходом. С другой стороны, сидеть мне в этом лесу еще меньше резону. Через месяц нагонят армию магов, и даже ты не сможешь меня защитить. И как ты сказала, дороги у меня нет ни на север, ни на восток, ни на юг. Получается, западня захлопнулась?
  
  - Не совсем так. У нас все-таки есть месяц передышки. И если мы используем его по максимуму, возможно, ты и не станешь Великим магом, но многое познаешь. И может быть, сам откроешь тот замочек, что на тебя навесил маг из вашего замка.
  
  - Ты имеешь в виду посвящение?
  
  - Скажи, ты хоть помнишь о том, что ваш маг занимался с тобой магией?
  
  - Абсолютно ничего не помню. Более того, доныне даже не подозревал чего-то подобного.
  
  - А это говорит о том, что все занятия магией проводились в то время, когда у тебя было изменено сознание.
  
  - Ты опять говоришь загадками.
  
  - Иди, поспи, утром продолжим. А я пока наведаюсь к охотничкам. Нужно же им передать привет от Темнейшего.
  
  Вангра взмахнула рукой и обратилась в того самого Темнейшего, который недавно посещал эту поляну. После чего взмахнула другой рукой и исчезла.
  
  А Уго поплелся в шалаш досыпать.
  
  
  Утро началось как обычно... в последние дни. Проснувшись, Уго вышел на поляну, где обнаружил сидящую за столом Вангру. Сев за стол Уго ожидал, что будет обычный завтрак с мясом. Но Вангра поставила перед ним большую кружку с пряно пахнущим отваром.
  
  - Что, переходим на пост? И с чем это связано?
  
  - С твоим обучением, точнее, с попыткой вспомнить, чему же тебя научили.
  
  - То есть, мясо категорически запрещено?
  
  - Да, пока ты у меня, будешь пить только этот отвар.
  
  - Н-дя. Толстым мне однозначно не светит быть. А жаль, - проговорил Уго, пытаясь сьюморить.
  
  - Когда ты узнаешь, что тебя ожидает, думаю, ты сам захочешь пить только отвар.
  
  - Все так серьезно?
  
  - Более чем.
  
  - А как там разбойнички... ой! охотнички?
  
  - Свернули лесной лагерь и двигаются, судя по сообщениям Фреда, в сторону опушки, где и будут сидеть целый месяц...
  
  - А мы в это время...
  
  - ...будем заниматься тем, чтобы выковырять из тебя все то, знание, которым ты напичкан. Ну, или, хотя бы часть этого знания.
  
  - И как же мы будем это делать?
  
  - Допивай отвар и начнем. Только пей отвар, не торопясь, маленькими глотками.
  
  Когда Уго допил отвар, Вангра указала на нечто, похожее на маленькую копну сена, лежащую у входа.
  
  - Возьми этот коврик и, расстелив, ложись на него.
  
  Коврик? Действительно, то, что казалось копенкой сена, на самом деле был коврик, связанный из трав. Толщины он был средней, сантиметров пять, в длину что-то около двух метров, а в ширину метр.
  
  Расстелив его рядом шатром, Уго улегся на него и стал ждать дальнейших указаний.
  
  - Теперь закрывай глаза. Расслабься, насколько будет возможно. И слушай мои указания. Я постараюсь привести тебя к твоим знаниям. Не противься, если почувствуешь нечто необычное внутри. Так надо.
  
  Уго закрыл глаза и попытался расслабиться. Но мысль о том, что кто-то сторонний собирается лезть ему в мозги, жужжала как настойчивая муха, постоянно отвлекая.
  
  - Вообрази веник в голове, и прогони веником эту муху, - услышал Уго.
  
  И действительно получилось. В голове наступила полнейшая тишина, полное безмыслие.
  
  ***
  
  И вдруг, Уго очутился в отцовском замке, таком знакомом до последнего камешка стены. Он в сопровождении мага, того самого старичка, идет по коридору. Оглядываясь по сторонам, Уго понял, что в этой части замка он еще не бывал. Шли они по полуподвалу, который отцом был отдан в полное распоряжение мага.
  
  Но вот они дошли до какой-то двери, которую маг открыл хитромудрым ключом. Распахнув дверь, он жестом пригласил Уго в комнату. Войдя, Уго увидел свое отражение в огромном зеркале, висящем на противоположной стене. На Уго смотрел мальчик, лет десяти. Непослушный вихор стоял петушиным гребнем.
  
  Вошедший следом маг, быстрым шагом подошел к зеркалу, дернул за шнурок, и на зеркало упала плотная штора.
  
  - Не время сейчас в зеркала заглядывать, - пробурчал маг.
  
  Впрочем, Уго почти не обратил внимание на действия мага. Он осматривал комнату, в которой никогда до этого не был. У правой стены стоял топчан, обтянутый кожей. Поверх лежал плотный матрас с подушкой. В ногах стоял стул. Слева от топчана стояли два кресла кожаной обивки с невысоким столиком между ними. На столике стоял кувшин с крышкой. У левой стенки жарко горел небольшой камин, отчего в комнате было довольно тепло, даже жарко.
  
  - Ну, что ж, Уго, начнем занятие. Снимай всю одежду и разувайся. В комнате достаточно тепло - не замерзнешь.
  
  Уго послушно снял одежду, развесил ее на спинке стула и сиденье, а сапоги поставил рядом со стулом.
  
  Босые ноги не чувствовали холода.
  
  - Теперь ложись на топчан.
  
  Когда Уго улегся на топчане, маг сел на кресло рядом с топчаном и стал нашептывать.
  
  - Закрывай глаза и расслабляйся, насколько сможешь. Дыши носом, стараясь дышать медленно и глубоко. Если появятся мысли, гони их прочь.
  
  Уго беспрекословно выполнял указания мага.
  
  - Теперь сбавляй дыхание, стараясь сделать его незаметным.
  
  Прошло минут пятнадцать.
  
  - Веди луч внимания от пальцев ног вверх по телу. Веди очень медленно. Старайся прочувствовать каждую клеточку своего тела. Найди и устрани заторы перетока энергии.
  
  Прошло еще с полчаса.
  
  - Теперь старайся дышать не носом, а телом. Делай вдох через клетки тела, но выдыхай в свои ладони. Почувствуй, как они наполняются энергией.
  
  Уго и впрямь почувствовал, что ладони буквально распирает, они увеличиваются, превращаясь, сначала в лапы, а потом в лапищи.
  
  Маг, похоже, ощутил состояние Уго.
  
  - Мальчик мой, спокойнее, спокойнее. Переводи накопленную энергию себе в пупок, а оттуда гони в голову.
  
  Когда Уго выполнил эту команду, он стал чувствовать себя всемогущим, захотелось летать. Хотя можно было и голову кому-нибудь свернуть.
  
  Маг почувствовал настроение Уго.
  
  - Плавно выходишь в нормальное состояние. Начинай активно дышать. Раскрой глаза. Уго, раскрой глаза!!!
  
  Едва Уго раскрыл глаза, будто схлынуло наваждение. Он снова ощущал себя десятилетним мальчиком, который играет в какие-то непонятные игры со взрослым дядей. На этом занятие закончилось.
  
  ***
  
  Впечатление от увиденного было настолько ошеломляющим, что Уго вылетел не только из транса в видении, но и вообще из транса. Он сел, раскрыл глаза и встретился со встревоженным взглядом Вангры.
  
  - Рассказывай, что видел,- потребовала она.
  
  Уго в подробностях рассказал видение. Но Вангра обратила внимание только на десятилетнего мальчика в зеркале.
  
  - Тебе сейчас восемнадцать. Значит, маг учил тебя премудростям магии восемь лет. Так вот почему они всполошились.
  
  - Вангра, можешь толково объяснить, что со мной не так? Почему маги с обеих сторон всполошились?
  
  - Потому, что ты представляешь для них реальную опасность.
  
  - Вот как?
  
  - Сроки обучения магов гораздо длительнее, чем восемь лет. Собственно, есть четыре категории магов. Минимальный срок обучения самой низшей десять лет. После чего маг подвергается заключительному испытанию. И если он его не проходит, на этом его обучение заканчивается. И он вливается в многочисленную армию храмовых служек.
  
  - А от чего зависит возможность прохождения испытания?
  
  Вангра удивилась.
  
  - Конечно, от того количества энергии, которой обладает маг. Ведь при обучении маг использует те запасы энергии, что имеет. И если он не в состоянии вспрыгнуть выше определенного потолка, значит, ему для этого не хватает собственной энергии.
  
  Немного помолчав, Вангра добавила:
  
  - Открою небольшой секрет. В принципе, все маги обладают примерно одинаковым количеством личной энергии. Тела ведь у всех примерно одинаковы. Но тот, кто имеет возможность выскочить на вторую и выше ступени, научается подключать внешние источники. Хотя задача развития, при этом усложняется. Ведь нужно научиться внешнюю энергию переводить во внутреннюю, и при этом не сгореть от избытка энергии.
  
  - И что бывали такие случаи?
  
  - Сколько угодно. Ты же наверняка слышал о случаях, что тот или иной человек в почти юном или взрослом возрасте, но еще не старческом, вдруг резко заболевает смертельной болезнью и умирает в муках. Это первый признак того, что человек как бы сгорел от избытка энергии.
  
  - Понятно. А что там с другими ступенями?
  
  - На каждую следующую ступень отводится три года. Но есть особенности прохождения испытаний. И самое трудное испытание на девятом году с начала восхождения до второй ступени, или на девятнадцатом сначала обучения.
  
  - А со мной-то что не так?
  
  - Все не так. Маг начал тебя обучать сразу со второй ступени. И тот сеанс транса, который ты описал, как раз и является началом освоения внешних источников.
  
  - И какой вывод?
  
  - Вывод прост. У тебя девятый год обучения. То есть год, когда ты сдаешь испытание на высшую ступень. И если ты пройдешь его без контроля со стороны магов, что Левой, что Правой федерации, ты станешь угрозой для существования всех магов.
  
  - Почему?
  
  - Да потому, что ты никому не будешь подконтролен, а значит, свободен как в мыслях, так и в действиях. А маг твоего уровня способен на многое. Вот потому они и пытаются либо взять тебя под контроль, либо уничтожить, как потенциальную угрозу.
  
  - Ты хочешь сказать, что если я откажусь от помощи со стороны магов обеих федераций, то на меня объявят охоту все без исключения маги?
  
  - В общем, так. Ты уловил основную суть.
  
  - Еще вопрос? Таких как я, т.е. штурмующих высшую ступень магии, много?
  
  - Ты первый в моей жизни.
  
  - Хочешь сказать, что ты не овладела высшей ступенью?
  
  - Я - нет. Даже твой учитель, да и Темнейший смогли выскочить только на третий уровень. И замечу, что магов такого уровня единицы.
  
  - А какого уровня, как я? Впрочем, вопрос риторический. Я вот о чем хочу спросить: А ты меня не боишься?
  
  - Не боюсь.
  
  - Почему?
  
  - Я стихийница. Маги-стихийники ни на что не претендуют. Они лишь желают жить в единстве с Природой и с Творцом. Человеческие дрязги, даже на уровне магов, их не интересуют.
  
  - А что не так в человечестве?
  
  - Творцом созданы так называемые ВЕЛИКИЕ ИСКУСЫ, преодолевая которые человек развивается. Это власть, личное благополучие, слава. Ну, и для магов - бессмертие. Увы, даже маги третьей ступени подвержены стремлению к власти. Стихийники от этого избавлены, впрочем, как и от остальных искусов.
  
  - То есть, как я понимаю, вы святые, а все остальные грешники, так что ли?
  
  - Ты мыслишь мирскими категориями. Потому что очень серьезен.
  
  - А что плохого в серьезности?
  
  - Серьезный человек замкнут на себя. Он делит мир на своих и чужих, делит вещи на свои и чужие. И считает себя вправе держаться за свое зубами и когтями.
  
  - И чем плохо это устремление?
  
  - Как ты думаешь, почему руководители федераций магов не смогли овладеть четвертой ступенью магии?
  
  - Действительно, почему? - подумал Уго и впал в задумчивость. Но ничего толкового в голову не пришло.
  
  - Не знаю, - пришлось признаться Уго.
  
  - В общем-то, все просто и понятно. Только Творец может творить этот мир. Мы же - люди, да и не только мы, но и боги с демонами вкупе, лишь инструменты в руках Творца. Как нож или кинжал. Инструменты могут быть острыми или тупыми. Для кинжала хорошо, когда он остер, а для кувалды, наоборот, хорошо, что она тупая. Ты не задумываешься, когда острым топором рубишь деревья, а тупым колуном колешь дрова. А ведь оба топорами называются.
  
  - Не пойму, куда ты клонишь?
  
  - Что ж непонятного? Ты такой единственный, потому что в планах Творца для тебя уже подготовлена определенная роль, которую ты должен сыграть. Но только от тебя зависит, будет эта роль сыграна на должном уровне или на уровне деревенского балагана.
  
  - Как-то обидно слышать такое. Что ж получается, я вещь в руках Творца?
  
  - Вещь, не вещь - это зависит от того, насколько ты примешь Творца в своем сердце. Ведь быть Сотворцом тоже почетно, разве нет? Хотя при этом нужно понимать, что именно Творец, создал декорации, написал сюжет, собрал актеров.
  
  - Ты намекаешь на то, что я сюда попал не случайно?
  
  - Ну, вот смотри. Придорожный камень ты не заметил, что, честно говоря, невероятно, настолько он огромен. Я с волком прибыла как раз вовремя, чтобы вызволить тебя из плена. В наших руках две берестяные грамоты, которые объясняют кто ты, и что с тобой хотят сделать маги. Наконец, как ты думаешь, сегодня ночью заманить Темнейшего на эту полянку было просто?
  
  - А сложно было?
  
  - Уго, ты - болван неотесанный. Тут магией за версту несет. Не зря ведь маг из отряда охотников засуетился, когда магию почуял. А Темнейший ничего не учуял. Конечно, я немного постаралась, чтобы сгладить ситуацию. Но мы с Темнейшим маги одного уровня, потому в обычной ситуации он обязательно учуял мою магию. Ты же сам видел, как он себя вел.
  
  - Да, он считал, что разговаривает с вожаком охотников.
  
  - Вооот. А теперь задумайся и попробуй ответить: почему так случилось? Я сама еще многого не понимаю, и фактически иду за своей интуицией. Но мне простительно, я - женщина. А тебе, как мужчине не мешало бы дойти до понимания.
  
  - Что-то все так сложно наверчено.
  
  - И это указывает на то, что ты действительно маг четвертого уровня. А потому иначе быть не может.
  
  - Понятно. Еще будем заниматься?
  
  - На первый раз хватит.
  
  - Тогда я пойду, посплю.
  
  - Иди.
  
   Глава 4 / СЕАНС 4.
  
  Когда выспавшийся Уго вышел погреться лучами послеобеденного солнца, Вангра ошарашила его новостью.
  
  - Пока ты спал, я еще раз внимательно перечитала обе берестяные грамоты. И меня удивил уверенный тон письма твоего мага-учителя. Он уверен в том, что ты находишь под его полным контролем. И это наводит на размышления.
  
  - Какие?
  
  - Что тебе могли подсадить нечто, что позволит этому магу управлять тобой. Какой-нибудь сюрприз, который пока латентен. Но в случае надобности, активируется и подавит твое стремление стать самостоятельным....
  
  - ... И судя по тому, что обучение проходило вне моего сознания, - продолжил мысль Уго, - я знать ничего не знаю об этом сюрпризе или сюрпризах. Но, как я понимаю, у тебя есть план по избавлению меня от сюрприза или сюрпризов?
  
  - План-то есть, но уж очень он...эээ... жесткий. Не знаю, понравится ли тебе?
  
  - Вангра не темни. Причем здесь понравится-не понравится, если речь идет о моей жизни, о моей свободе?
  
  - То есть ты согласен пройти проверку на выявление сюрпризов, которые в тебя вложил твой учитель?
  
  - Согласен, согласен, не тяни.
  
  Вангра вздохнула.
  
  - Тогда ложись поперек стола лицом вниз, так, чтобы руки и ноги свисали со стола.
  
  Когда Уго улегся на стол, Вангра чего-то пошептала, и конечности Уго оказались привязаны к скамьям, стоящим по бокам стола.
  
  - А это еще зачем? - Удивился Уго.
  
  - На всякий случай. Кто знает, насколько серьезные сюрпризы вложил в тебя маг.
  
  Уго свесил голову, готовый ко всему. Вангра встала в изголовье и стала читать заклинания на неведомом Уго языке. Так продолжалось с полчаса. Вдруг Уго почувствовал, что живот буквально скручивает от судорог. Он задергался, а Вангра подвинула в то место, где находилась голова, деревянное корыто.
  
  Из организма явно что-то хотело выйти, поскольку судороги в животе сменились позывами к рвоте. Уго раскрыл как можно шире рот, и из него со скоростью стрелы вылетело нечто вместе с зелеными рвотными массами. Когда Уго присмотрелся, он увидел круглый предмет, величиной с грецкий орех.
  
  - Орех? - Удивился Уго.
  
  - Не просто орех, а начиненный заклинаниями. Он, скорее всего, прирос к стенке твоего желудка.
  
  - А что он мог сделать?
  
  - А что ты сейчас чувствовал?
  
  - Судорогу в животе и позывы к рвоте.
  
  - Вот ты сам и ответил, что можно было бы ожидать от этого, с позволения сказать "орешка", в случае твоего неповиновения.
  
  - Так, все или нет? Долго я в раскорячку лежать буду?
  
  - Потерпи. Этот "орешек" слишком просто для мага третьего уровня. Наверняка еще что-то приготовлено. Вот только что?
  
  Вангра задумалась.
  
  - Пожалуй, попробуем один вариант.
  
  Она снова встала у изголовья и начала читать заклинания. Минута текла за минутой, но ничего не происходило. Похоже, даже Вангра устала и собиралась прекратить монотонное чтение заклинаний, как вдруг изо рта и носа (а Уго почудилось, что и из ушей) повалил не то дым, не то пар и в воздухе сформировалась призрачная фигура.
  
  - Кто посмел нарушить мой покой? - загрохотало в воздухе.
  
  - Нишкни, сильфида. Знай свое место, - ответствовала Вангра.
  
  - Прости, госпожа не признал.
  
  И призрак согнулся в почтительном поклоне.
  
  - Отвечай, сколько вас в этом теле?
  
  - Так, все четверо, полный набор.
  
  - Саламандра, сильфида, ундина и гном?
  
  - Вот видишь, сама все знаешь.
  
  - Каково твое задание?
  
  - Устроить помешательство, если субъект постарается вырваться из-под власти хозяина.
  
  - Слышишь Уго, что маг затеял?
  
  - Ладно, сильфида, властью, данной мне, я освобождаю тебя от задания данного нечестивым магом. Но предупреждаю, впредь будь поразборчивей. А то ведь и развеять могут. Не боишься?
  
  - Боюсь, госпожа, еще как боюсь.
  
  - Свободен.
  
  И Вангра махнула рукой. Подчиняясь ее приказу, элементаль воздуха растворился и исчез.
  
  - Вот и все. От одной напасти ты освободился.
  
  Уго почувствовал, что путы, держащие его за руки и ноги, исчезли. Он в изнеможении сполз со стола на скамью.
  
  - Вангра, ты палачом не пробовала работать? Классный вышел бы мастер заплечных дел.
  
  - Ну, что, чувство юмора не потерял. И это хорошо. Ты скажи спасибо, что ты попался в руки Светлейшего, а не Темнейшего. Потому как последний еще и беса постарался бы в тебя вселить. А это уже совсем другая история. Не думаю, что среди стихийников есть специалисты по изгнанию бесов.
  
  - Да что ж они все такие жестокосердые?
  
  - О, мальчик мой, власть - великая демоническая сила. И мало кто ей может противиться. Как сказал один мудрец: "Всякая власть - развращает, а абсолютная власть - развращает абсолютно".
  
  - Ладно, забудем пока про власти желающих. Расскажи лучше, кто такие элементали?
  
  - Элементали? Вспомни свое первое занятие с магом. Ну, там, где ты впитывал кожей воздух. Это так сказать, материнская часть воздуха, его питающая часть. Но в воздухе есть и мужская часть - духи, которые связаны с материнской частью. И когда ты напитываешься воздухом, тем самым, ты привлекаешь к себе духов воздуха, тех самых элементалей и можешь ими руководить.
  
  - Тогда почему мои элементали не помешали вселить в меня чуждую сильфиду? Ведь я так понимаю, что напитывался воздухом много раз. Значит, привлек к себе многих элементалей.
  
  - Потому что ты не ставил им такого задания. Ты не забыл, что маг работал с тобою в состоянии осознания, когда аналитика отключена. Ты ведь сам говоришь, что ничего не помнишь. Этим и воспользовался Светлейший. Он-то был в нормальном осознании. Он и дал команду подчиненному ему духу - сильфиде, поселиться в тебе и начать мешать, если ты попытаешься выйти из-под контроля.
  
  - А сейчас я могу это сделать?
  
  - Только в том случае, если вспомнишь всё, чему учил тебя Светлейший по части магии воздуха.
  
  - И долго мне вспоминать?
  
  - Если постараешься, месяца хватит....а, может быть, и меньше.
  
  - Ты поэтому уговорила Темнейшего на месяц ожидания?
  
  - Считай, что так.
  
  - Так чего мы сидим? Давай продолжим.
  
  - Для начала попей отвара, восстанови силы. - И Вангра подвинула к Уго большую кружку с парящим отваром.
  
  Уго стал пить отвар мелкими глотками, как учила Вангра. Сказать, что сильно полегчало, так и нет. Но, может быть, у варева отсроченный срок действия. Как бы то ни было, допив кружку с отваром, Уго вылез из-за стола, нашел травяную циновку, развернул ее и улегся, стараясь расслабиться.
  
  - Уго, подожди нырять в воспоминания.
  
  Он открыл глаза и повернул голову к Вангре.
  
  - Что не так?
  
  - Как я поняла, Светлейший давал тебе задания блоками. Тем самым, сокращая время обучения. Потому ты и будешь получать какое-то задание, но за ним в сцепке еще куча умений. Потому, прежде чем приступить к очередному заданию, нужно отработать то, что ты уже видел в видении.
  
  - Ты хочешь сказать, что я должен повторить все то, что было в первом видении?
  
  - Причем, очень тщательно. От этого будет зависеть, сколько сильфид ты сможешь призвать.
  
  - Хорошо.
  
  Уго вновь расслабился и постарался воспроизвести в памяти наставления мага.
  
  Но когда он дошел до стадии распухания рук в мозги ворвался голос стихийницы.
  
  - Теперь подними руки вверх. Глаза не открывай. Поверни руки ладонями внутрь. Представь, что из правой и левой ладоней вырываются потоки воздуха. Закручивай их, удерживая между ладонями, стараясь образовать шар.
  
  Уго стал выполнять указания и почувствовал, как между ладонями что-то зашевелилось, наливаясь мощью.
  
  -Хорошо. Теперь опусти руки ко рту и представь, что держишь вкусный пирог. Ешь этот пирог.
  
  - Хм-м, странное пожелание, но почему бы и нет, - подумал Уго, и представил, что он съедает то, что держит в руках.
  
  Когда от "пирога"-шара ничего не осталось, последовало новое указание:
  
  - Открой глаза, стараясь остаться в том же состоянии.
  
  Открыв глаза, Уго сильно удивился. Вокруг стояла, точнее, висела в воздухе целая толпа бестелесных сущностей. И все они смотрели на него. Смотрели выжидающе.
  
  - Ты видишь своих сильфид. Поприветствуй их и отпусти.
  
  -Я вас приветствую сильфиды. Надеюсь, мы сработаемся?
  
  И тут Уго чуть не выпал в обморок. Сильфиды заулыбались.
  
  - И мы приветствуем тебя хозяин. Рады тебе служить. Какие будут указания?
  
  Уго запнулся, и снова вмешалась Вангра:
  
  - Скажи, что вызвал, чтобы познакомиться и отпусти.
  
  Так Уго и поступил. Сильфиды поклонились и растворились в воздухе.
  
  Вангра уже в голос сказала:
  
  - Выходи из транса и вставай с циновки.
  
  Когда Уго встал, она поманила его к столу.
  
  - Теперь ты понял, как накапливать энергию воздуха?
  
  - Понять-то понял. Но пока не вижу смысла в этой практике.
  
  - Разве? Тогда продолжим. Встань и посмотри на небо. Найди на небе облако, которое тебе понравится.
  
  Уго встал и, уперев взгляд в небо, стал перебегать взглядом от одного облака к другому. Но так и не выбрал то облако, что ему нравится.
  
  - Ни одно не понравилось? Тогда ускорь движение облаков, чтобы на место тех, что видишь, пришли новые.
  
  - А как ускорить?
  
  - Мысленно, Уго, мысленно. Приложи свою волю. Можешь даже поднять правую руку вверх и как бы перелистывать страницы книги. Прогони те облака, что видишь.
  
  Уго поспешно стал махать правой рукой.
  
  - Не уподобляй себя ветряной мельнице. Плавно отведи руку вправо и также плавно веди ее влево до упора. Помни, что облака большие и имеют инерцию. Не спеши и все получится.
  
  Послушавшись Вангру, Уго стал плавно водить рукой справа налево. И в какой-то момент он заметил, что облака действительно сдвинулись с места, и поползли вправо. А на их место стали появляться новые облака, которые до того были за пределами видимости.
  
  - Не забудь про выбор облака, которое придется тебе по нраву,- напомнила Вангра.
  
  - Тут забудешь, при таком контроле, - подумал Уго.
  
  - Не бурчи, а следи за облаками,- откомментила Вангра.
  
  - Она еще и мысли читает, - всполошился было Уго.
  
  Но тут его взгляд привлекло одно облако, которое только-только выползло из-за кромки леса. Вроде бы ничем не примечательное, и не сильно выделяющееся из массива облаков, это облако притягивало взгляд, как бы говоря, "Смотри, какое я красивое, Выбери меня".
  
  - Направь руку в сторону этого облака и останови его. А остальные разгони прочь.
  
  Оказалось, что сделать это очень просто.
  
  И вот облако осталось одно на том кусочке неба, что был виден с полянки.
  
  - Поздоровайся с облаком и пригласи к себе на службу.
  
  - Кланяться надо?
  
  - Кто к кому набивается на службу, тот и кланяется.
  
  - Понятно. Облако, ты мне нравишься, иди ко мне на службу. Ты согласно?
  
  Ничего не происходило. Решительно ничего.
  
  - Что дальше?
  
  - Не торопись, подожди. У облаков скорость восприятия медленнее, чем у людей.
  
  В ожидании прошло с полчаса. Уго уже устал держать руку, направленную в сторону облака. И в это время облако, вопреки всем законам Природы двинулось в сторону поляны, на которой они находились, и вскоре накрыло ее. И тут же из облака сыпанул крупный дождь. Был он мгновенным, даже не смог промочить одежду. И облако снова сдвинулось в сторону.
  
  - Ну, и как это понять?
  
  - А сам что думаешь?
  
  - Оно приняло меня?
  
  - Конечно. В противном случае оно просто растворилось бы. И тебе пришлось искать новое облако.
  
  - Понятно. Дальше-то что делать?
  
  - Быстро придумай, как ты будешь вызывать облако в случае необходимости, сообщи об этом облаку и отпусти. Ты же видишь, что вмешался в природные процессы. Так что заканчивай побыстрее, а то ответка прилетит такая, что мало не покажется.
  
  Мысли в голове завертелись в безумном вихре. И вдруг все исчезло. Уго поднял глаза и наткнулся на пристальный стихийницы. Взгляд успокаивал и в то же время бодрил.
  
  - Облако буду звать тебя Эрия. Когда трижды прокричу это имя, ты будешь являться.
  
  И добавил,
  
  - А теперь лети по своим делам.
  
  И как-то враз обессилел, хотя взгляда от облака не отвел. Облако повело себя необычно. Оно крутнулось вокруг оси и плавно уплыло за кроны деревьев.
  
  - Ну что, оно приняло мое предложение? - с какой-то безнадегой спросил Уго.
  
  - Ты же сам все видел.
  
  - Видеть-то видел, но ничего не понял.
  
  Вангра вздохнула.
  
  - Да, ты пока не стихийник. Лично я сразу поняла, что облако приняло твое предложение. Потому оно и покружилось немного. Опять же, если бы оно отказалось, оно просто растаяло бы в небе. Понятно?
  
  - Теперь понятно. Что дальше?
  
  - Ух, ты разошелся. Для начала, выпей отвар. Ты слишком много сил потратил. Спать не тянет?
  
  - Нет. Наоборот потряхивает. Такое ощущение, что могу горы своротить.
  
  - Это хорошо.
  
  - Чем?
  
  - Потряхивание указывает на подключение внешнего источника.
  
  - И?
  
  - Выпей отвар. Он стабилизирует твой энергетический баланс. А то взорвешься, как бутылка перебродившего вина.
  
  Уго сел за стол и стал мелкими глотками пить отвар.
  
  - Вангра, в чем секрет того, что отвар все время теплый, сколько бы не стоял? Я этот феномен заметил еще после того, как очнулся в первый день пребывания у тебя.
  
   - Секрет прост. И это опять магия воздуха. Ты ведь пил чай. Есть заварной чайник, а есть большой чайник, в котором кипяток. Что ты делаешь, чтобы чайники подольше были горячими?
  
  - Чем-нибудь плотным накрываю, чтобы тепло не уходило в воздух.
  
  - Тот же феномен используется и здесь. Только стихийники используют не плотную ткань, а сам воздух. Они уплотняют его до состояния, подобного плотной ткани. Делают типа большой кружки и ею накрывают кружку или плошку. Конечно, остывание все равно будет, но очень медленное. А если добавить немного магии огня, то поддерживать отвар в теплом состоянии можно бесконечно долго. Но делать этого не стоит. Передержанный отвар может вместо пользы принести вред.
  
  Когда Уго допил отвар, Вангра дала новое задание.
  
  - Теперь ты знаешь, как накапливать энергию воздуха. Но пока что этот процесс у тебя занимает значительное время. А нужно добиться того, чтобы от одной только мысли твое тело наливалось нужной энергией.
  
  - А почему такие жесткие условия?
  
  - Представь, ты встретил мага, настроенного к тебе враждебно. Что самое важно для тебя?
  
  Уго подумал-подумал и пожал плечами.
  
  - Ладно, зайдем с другого боку. Ты едешь на коне и встречаешь рыцаря, настроенного к тебе враждебно. Что ты будешь делать?
  
  - Осажу коня. Достану меч и прикроюсь щитом.
  
  - То есть подготовишься к сражению. Но ведь подготовка требует времени. И чем меньше ты его потратишь, тем быстрее будешь готов атаковать. Не так ли?
  
  - Именно так.
  
  - И именно от времени подготовки зависит во многом исход битвы. Кто первый начнет, чаще всего и выиграет. А все потому что атака будет внезапной.
  
  - Ну, примем этот вариант. А причем здесь маги?
  
  - Притом, что с магом ты тоже вынужден будешь сражаться. И может быть насмерть.
  
  - Но ведь я не умею магически сражаться.
  
  - Ммм... скажем так, ты пока не помнишь, как нужно сражаться магически.
  
  - Пусть так.
  
  - Так вот первым условием для магического сражения является та скорость, с которой маг или ты приведете себя в боеготовое состояние, т.е. накопите в себе нужное количество энергии. А если получится, то и подключите внешние источники энергии. Это равносильно тому, как если бы в реальном бою ты успел вытащить меч раньше врага.
  
  - Но разве можно с помощью магии воздуха сражаться? Воздух, он ведь..., - Уго запнулся, не зная, какие подобрать эпитеты.
  
  - Ты хочешь сказать, мягкий и податливый, не так ли?
  
  - Именно так.
  
  - А если я докажу обратное?
  
  - Больше спорить не буду. И подчиняться стану беспрекословно.
  
  Вангра как-то хитро улыбнулась
  
  - Запомни, что ты сказал только что.
  
  Она отошла от Уго метров на пять, потерла ладони, стряхнула их и сделала пару пассов.
  
  - Атакуй.
  
  - Что значит "атакуй"?
  
  - То и значит. Попробуй до меня добраться.- При этом она демонстративно сложила руки на груди.
  
  Уго прикинул расстояние и свои возможности. Он тяжелее Вангры, так что должен ее снести за счет веса. Потому он без промедления разбежался, чтобы использовать инерцию тела.
  
  Но в метре от Вангры он наткнулся на что-то очень упругое, во что он влип, как муха в сетку паука. Это препятствие еще немного сжалось, после чего отбросило Уго прочь метра на три. Удар пятой точкой о землю только разозлил. Вскочив, Уго немного сменил направление атаки, но вновь был отброшен мягким препятствием обратно. И как бы Уго не менял направление атаки, результат был одинаковым. Он даже не смог дотронуться до Вангры, которая так и стояла со скрещенными руками. В уголках ее глаз бегали смешинки, но лицо было спокойное и даже отрешенное.
  
  Наконец, Уго устал и сел прямо на землю.
  
  - Что это было?
  
  - Если ты о препятствии, то оно называется воздушный вал. Правда, я называю проще - забор. Так что сейчас ты был похож на козла, который бился в забор, пытаясь его пробить. И, как и у козла, у тебя ничего не получилось.
  
  - Это оружие магов?
  
  - Да, оборонительное. Есть еще воздушный щит, но я его не люблю, масса не та. А вот вал прикрывает меня надежно.
  
  - А каким еще оружием обладают маги воздуха?
  
  - Оружием нападения, конечно. Хочешь, чтобы продемонстрировала?
  
  - Да, хочу.
  
  - Только не пожалей о своей просьбе.
  
  В руке стихийницы появилась какая-то палочка. Она зажала палочку в ладони и сделала два взмаха той рукой, что была свободна. После чего, подняв руку с палочкой, она сделала хлесткий удар, и правое плечо Уго обожгло чем-то невероятно холодным. В это время Вангра снова взмахнула палочкой, и левое плечо обожгло... реально обожгло чем-то невероятно горячим.
  
  От неожиданности, Уго даже не вскочил, а как сидел, так и стал отползать от Вангры.
  
  И только когда отполз метров на десять, встал. В это время Вангра взмахнула в третий раз рукой с палочкой, причем замах был таким, будто она била по ногам. И действительно, Уго получил ниже колен удар, будто раскаленным прутом. Удар был настолько сильным, что Уго свалился на земь.
  
  - Еще? - Спросила Вангра спокойным тоном.
  
  - Нет, нет, больше не надо. Я верю, что маг может атаковать с помощью воздуха. Но объясни, как ты это делала?
  
  - Ты помнишь пастухов, которые поутру из замка уводили коров на пастбища?
  
  - Помню.
  
  - Значит, помнишь и хлысты, которыми они так классно хлопали, сгоняя коров в стадо?
  
  - Помню.
  
  - И ты знаешь, что таким хлыстом можно человека сильно покалечить?
  
  - Сам не видел, но слышал рассказы, что пастухи отбиваются хлыстами от воров и разбойников. Бывает даже со смертельным исходом.
  
  - А теперь представь, что вместо кнутовища ты используешь воздух, но только спрессованный в тугой шнур. Конец шнура прикрепляешь к любой удобной для ладони палочке. А для полноты ощущений задаешь этому воздушному кнутовищу условие: либо быть холодным, либо быть горячим. Но можно сделать это попеременным феноменом. А дальше работаешь с этим воздушным кнутом точно также, как и пастух, отбивающийся от воров или разбойников.
  
  Уго зачарованно смотрел на палочку в руке Вангры.
  
  - А мне можно такую же палочку иметь?
  
  - Сам сделаешь, не маленький. Или подберешь под себя. Леса вокруг достаточно, - и Вангра рукой обвела вокруг. - А теперь встал и занялся заданием, что я задала ранее. А именно набором энергии. Получаемые избытки можешь выплескивать...эээ... да, хотя бы на облака.
  
  Остаток вечера Уго занимался накапливанием и сбросом энергии воздуха. И уже в темноте, уморившись донельзя, выпил кружку отвара и завалился спать.
  
   Глава 5 / СЕАНС 5.
  
  Оставшиеся дни первой недели Уго отрабатывал те практики, что видел в видении, и показала Вангра. К тому же Вангра предложила еще одну практику. Чтобы зря не расходовалась энергия, когда Уго формировал воздушный шар, Вангра предложила использовать этот шар в качестве оборонительного средства. Для этого она на толстой сосне навесила разноцветные бирки, означающие различные части тела: колени, живот, грудь и голову. Она так объяснила свое предложение:
  
  - Если ты бросишь шар под ноги убегающего человека, то есть шанс, что он наступит на него и упадет. Этот же вариант применим, если кто-то бежит на тебя. Пока упавший будет соображать, что произошло, ты либо успеешь добежать до убегающего и связать его магически, либо будешь иметь возможность убежать, если встретишь противника, который сильнее тебя, да еще и ведет себя агрессивно.
  
  - Но ведь шары можно использовать для разгона облаков?
  
  - И, тем самым, привлечь внимание мага из лагеря?
  
  - Ты думаешь, к ним прибыл маг?
  
  - Не думаю, а знаю. Он почти сразу засветился из-за применения магии. Маг средней руки, где-то второго уровня. Но здесь пока и не нужен сильнее. Его задача всеми возможными магическими способами установить за нами слежку. И, замечу, он очень настойчив в этом желании.
  
  - Но у него ничего не получается, так?
  
  - Не получается, - улыбнулась Вангра.
  
  Конечно, Уго совершенствовал свои способности по набору энергии воздуха, постоянно снижая время накапливания энергии.
  
  Кроме того, Уго не мог пройти и мимо тренировок по созданию воздушного вала и воздушного щита. А уж создание воздушного кнута и управление им, стало чуть ли не любимым занятием Уго. В применении воздушного кнута Уго практиковался все на той же сосне, которая использовалась для работы с воздушными шарами. И судя по тому, что плотная кора сосны в разных местах стала шелушиться и покрываться полосами, эффект воздушного кнута был реальным.
  
  Но вот наступила вторая неделя подготовки. Выйдя поутру из шалаша, Уго обнаружил, что Вангра расстелила травяной коврик и, как обычно, поставила кружку с отваром на стол.
  
  - Что, сегодня не будем практиковаться?
  
  - Ты не забыл, что помимо усваиваемых тобою практик, магия воздуха имеет еще много чего? Пора двигаться дальше, ибо за оставшиеся три недели, нужно вспомнить, как можно больше из того, что тебе рассказал и показал Светлейший. А практики... скажем так, будешь наращивать интенсивность тренировок.
  
  Так что, выпив отвар, Уго улегся на коврик, и вошел в транс.
  
  ***
  
  И снова он идет по коридорам замка, в той его части, что отведена магу. И снова маг подводит его к двери, но уже другой. Вынимает связку с ключами и взяв один из них открывает комнату. Войдя, Уго сильно удивился. Вся комната была заставлена столами со странной посудой. Много бутылей было с широкими боками, но узким горлом, через пробки которого шли трубки к другим таким же бутылям. Под многими бутылями были горелки. А в самих бутылях кипели какие-то жидкости.
  
  Но маг даже не обратил внимание на обстановку. А когда Уго задал вопрос о назначении этой комнаты, маг ответил, что это лаборатория и потерял интерес к этому вопросу.
  
  В конце комнаты вилась крутая лестница, ведущая куда-то наверх. По ней и полез маг, увлекая за собой Уго. Так они оказались в башенке, открыв дверь которой, маг вышел на плоскую площадку где-то на крыше замка. По периметру площадка была ограждена невысоким каменным парапетом. Посредине лежали два шерстяных коврика, на которые они и уселись. После чего маг начал урок.
  
  - Общепринято считать, что природных стихий четыре: огонь, воздух, вода, земля. И если огонь, воду, землю человек реально видит, то воздух, по сути, является эфемерным созданием. Мы вроде бы дышим воздухом, но точно этого сказать не можем, потому что его не ощущаем.
  
  И лишь присутствие ветров, которые проявляют стихию воздух, указывает на реальность существования этой стихии. Поэтому в магии воздуха большое значение придается ветрам, их изучению и управлению.
  
  Для простоты все ветра разделены на четыре стороны света: северный ветер, восточный ветер, южный ветер, западный ветер. Вместе с тем, здесь не только простота, но и закономерность. Северный ветер кардинально отличен от южного, а восточный от западного. Более того, ветра противоположного направления часто становятся противниками. Например, кто-то из магов решил навредить стране, в которой живут его маги-враги. Для этого он использует тот ветер, который характерен для его страны. Пусть это будет южный ветер. Этот ветер огненно горяч, что указывает на факт связи южного ветра со стихией огонь.
  
  А где огонь, там и пожары. И если жаркий ветер будет длиться достаточно долго нагоняя в страну противников этого мага жаркую воздушную массу, то даже те болота, которыми славен наш край, высохнут. И вместо болот останется торф - очень горючий материал. Так что шанс появления пожаров при южном ветре очень высок, поскольку он сильно прогревает воздух, одновременно высушивая его.
  
  Теперь вспомни, что не только наш замок, но и большинство других замков, а также деревни и даже города расположены в лесной зоне. Лес, даже сырой, тоже опасен, поскольку горюч.
  
  Таким образом, посылая в наши края южный ветер, несущий сушь и жару, маг ожидает, что в нашей стране начнутся пожары. А где пожары, там хаос и недовольство, и не только плебса. Могут назреть проблемы даже в высших эшелонах власти. Противники режима, начнут плести заговоры. И ситуация в стране накалится не только в прямом, но и переносном смысле.
  
  - Учитель, - перебил мага, Уго, - если я правильно вас понял, вы предлагаете использовать против южного ветра северный.
  
  - Ты правильно понял, мой мальчик. Но привлечение северного ветра очень опасное занятие.
  
  - Чем же?
  
  - Начну с того, что северный ветер - это ветер тех просторов, где зима круглый год. И если маг привлекает северный ветер, он должен учитывать, что в нашей стране с мягким и теплым климатом резко похолодает. А это чревато неурожаем, который может привести к голоду. Сам понимаешь, это не очень хорошая перспектива.
  
  Уго кивнул, соглашаясь.
  
  - Поэтому применение северного ветра должно быть кратковременным.
  
  - Но это еще не все беды, могущие возникнуть при применении северного ветра. Ведь раз он холодный, значит, будет стелиться по земле. А южный ветер, несущий горячие массы воздуха, горячий, стремящийся вверх. И северный ветер при столкновении с южным начнет выдавливать последний вверх.
  
  А теперь вспомним, что южный ветер высушивает всё, над чем проносится, болота, реки, даже лужи. И вся эта вода остается в нем. Но если холод северного ветра заставляет воздух сжиматься, то жара южного ветра заставляет воздух расширяться. Потому огромные массы воды, которыми напитывается воздух под воздействием южного ветра, никуда не деваются, а как бы консервируются внутри горячей воздушной массы.
  
  А теперь представь, масса нагретого воздуха встречается с северным ветром, холодным и тяжелым. И этот ветер начинает горячую массу воздуха вытеснять вверх, туда, где природный холод постоянен. Иными словами, холодный северный ветер выталкивает горячий воздух в холодные массы, где горячий воздух начинает сжиматься. Это, в свою очередь, выдавливает скопившуюся в горячем воздухе воду, заставляя ее собираться в грозовые тучи, которые несут не только много влаги, но даже град, который побьет посевы, что, опять же, чревато неурожаем.
  
  К тому же при столкновении горячей и холодной масс воздуха, образуется повышенная турбулентность, которая может привести к появлению смерчей и даже тайфунов. Позже я тебе покажу, что такое смерч, и какой разрушительной силой он может обладать.
  
  Поэтому желательно создать такую ситуацию, при которой столкновение горячего южного ветра и холодного северного ветра произошло в малонаселенной местности.
  
  - Но ведь в горах есть дороги и тропы, соединяющие части страны в единое целое. Не помешают природные катаклизмы торговому сообщению?
  
  - Хорошо, что ты об этом вспомнил.
  
  Маг задумался.
  
  - Могут и помешать. Ведь ливни могут поднять уровни горных рек и затопить не только дороги и тропы, но и мосты. Кроме того, возникает опасность схода оползней, которые засыпят дороги многотонными камнями. Так что, да, есть такая опасность.
  
  - Так что же делать?
  
  - Думать, мой мальчик, думать. А еще заниматься расчетами. Например, чтобы столкновение двух воздушных масс не принесло ощутимого вреда, можно рассчитать так, чтобы столкновение этих масс произошло над малонаселенной местностью, например, над горами. К тому же горы естественной препятствие для любой воздушной массы. Значит, горы так или иначе будут вытеснять ветра вверх. Или наоборот, чтобы преодолеть горы, ветра будут стремиться вверх, выше горных вершин. Вот тут-то нужно просто помочь горам, слегка подтолкнуть горячий воздух вверх, т.е. придать ему инерции. И пусть ливни и град высыпаются над горами. Кстати, в этом варианте, расход сил на привлечение северного ветра у мага будет минимальным.
  
  - А есть другие варианты?
  
  - Ты имеешь в виду привлечение ветров других направлений?
  
  Уго кивнул.
  
  - Восточный ветер сам по себе обычно теплый и сухой. С его помощью хорошо творить ментальную магию, потому что он благоприятен для развития менталитета. А вот для любовной магии, которая опирается на инстинкты, этот ветер нежелателен. Здесь лучше привлечь западный ветер. Он обычно прохладен и влажен и сочетает магию воздуха и магию воды. Также хорошо производить при западном ветре различные магические ритуалы, обращенные к богам. Ну, и любовная магия тоже хорошо работает с привлечением западного ветра. И как ты собираешься использовать эти ветры для борьбы с южным ветром?
  
  - Н-дя, у них похоже совсем другие задачи.
  
  - Вот именно, другие.
  
  - Ладно, перейдем к вызыванию ветров. Для этого есть универсальная формула заклинания: Ветры севера, ветры юга, ветры востока, ветры запада - помогите моей магии свершиться!
  
  - Повтори.
  
  Уго повторил.
  
  - Теперь перейди на магическое зрение, которому я тебя учил, и посмотри вокруг себя. Но прежде, запомни: сильфиды северного ветра имеют черный цвет, сильфиды восточного ветра самые призрачные, потому что белые и прозрачные, сильфиды южного ветра имеют желтоватый оттенок. Наконец, сильфиды западного ветра - синие. Теперь смотри.
  
  Уго перешел на магическое зрение и чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности. Он был окружен призрачными существами разных окрасов.
  
  - Не робей,- возник в голове голос мага. - Встань, поклонись ветрам, начиная с восточного ветра и через юг, к западу и северу. Вытяни руку и предложи сильфидам свою дружбу. Если они примут дружбу, предложи им службу.
  
  Следуя указаниям мага, Уго поклонился ветрам и молча протянул правую руку, ладонью кверху.
  
  - Вот вам моя рука. Призываю вас в мои друзья.
  
  Какое-то время ничего не происходило. А Уго под холодными взглядами сильфид северного ветра и под горящими взглядами сильфид южного ветра стало как-то не по себе. Но вдруг из сонма сильфид восточного ветра отделился один сильфид и вложил свою ладонь в ладонь Уго. Следом из-за спины выплыл сильфид западного ветра и тоже вложил ладонь в ладонь Уго. Наконец, сильфиды северного и южного ветров почти одновременно вложили ладони в ладонь Уго. Ритуал свершился.
  
  - Друзья мои. Приглашаю вас ко мне на службу.
  
  И Уго протянул левую руку. Спустя мгновение и в эту руку улеглись ладони сильфид всех ветров.
  
  - Теперь опусти руки и отпусти ветра. Да, не забудь поклониться.
  
  - Благодарю за дружбу и за желание мне служить. Больше не смею вас задерживать. Вы свободны.
  
  И Уго опустил руки и слегка поклонился. Сильфиды стали на глазах исчезать. И уже через мгновение растаяли, не оставив и следа своего присутствия.
  
  ***
  
  Едва Уго раскрыл глаза, как наткнулся на напряженный взгляд Вангры.
  
  - Рассказывай.
  
  После рассказа, Вангра заметила.
  
  - А теперь вспомни, какого цвета сильфиды приходили к тебе на этой поляне?
  
  - Светлые, прозрачные.
  
  - То есть, восточные?
  
  - Получается, так. А разве это так важно?
  
  - Всенепременно. Тебе не кажется странным, что ты смог вызвать сильфид всех четырех ветров?
  
  - ???
  
  - Чему ты удивляешься? Люди, как и сильфиды, впрочем, как и остальные духи стихий, всегда относятся к одной из частей света. Потому, тем же восточным людям проще всего призвать именно восточных сильфид. Но чтобы вызвать сильфид всех четырех ветров нужно обладать огромным энергетическим потенциалом... и еще уровнем посвящения не ниже третьего. Ты же практически в самом начале обучения смог вызвать сильфид всех ветров.
  
  - И что это значит?
  
  - Пока не знаю, кроме того, что в тебе много чего заложено, о чем ты даже не догадываешься. Потому-то ты и смог за восемь лет овладеть программой обучения в восемнадцать лет. И поэтому-то маги обоих федераций так в тебя вцепились. Ты просто кладезь для них. Если они смогут подчинить тебя, им любые цели по плечу.
  
  - А у стихийников не так?
  
  Вангра покачала головой.
  
  - Я же тебе говорила: стихийники ищут гармонии с Природой, со стихиями. Поэтому стараются жить вне пределов человеческого сообщества, ибо оно вносит сильную дисгармонию в Природу.
  
  - Своей деятельностью?
  
  - И это тоже, но чаще своим глупым поведением. Ты думаешь, только маги владеют магией? Увы, это далеко не так. Когда-то были времена, когда маг принимал на учебу только того, кого ему предложили в обучение боги.
  
  - А как это можно узнать?
  
  - Очень просто. Ни сам ученик, ни учитель не имеют никакого желания, как встречаться, так и общаться. Их встреча всегда происходит спонтанно. При этом учитель по косвенным признакам понимает, что он встретил ученика, после чего начинает с ним работать. Вспомни свои видения. Судя по ним, ты вовсе не горел учиться магии. Думаю, что и Светлейший попал в ваш замок совершенно случайно. Как говорится, проходил мимо. Но как раз то, что он проходил мимо, и попал на тебя, а также то, что он учил тебя, когда ты находился в трансе, показывает, что в твоем случае сработала чистая классика жанра: учитель нашел ученика.
  
  - А разве в остальных случаях не так?
  
  - Нет. Многие маги становятся таковыми только потому, что принадлежат к поколению магов. Так сказать наследственная традиция. Она хороша лишь тем, что наработанные практики и усвоенные знания передаются по наследству.
  
  - И чем это плохо?
  
  - Вырождением. При таком подходе очень часто маги следующего поколения гораздо слабее своих предшественников. Часто бывает, что колена магов истончаются и прекращаются. А ведь после них остаются книги, полные сокровенного знания.
  
  - И эти книги достаются тем, кто не достоин быть магом?
  
  - Можно сказать и так.
  
  - А если эти книги достаются родственникам, пусть и дальним?
  
  - Вот это самое опасное. Представь, такой родственник вдруг узнает, что его покойный родич был магом. Да еще и оставил после себя книги по магии. Если такой человек самолюбив и эгоистичен, обладает избытком самомнения, он всенепременно попробует применить к себе знания, заложенные в книгах. И невдомек ему, что любой маг никогда не распишет ритуалы от начала до конца. Не потому что не захочет, а потому, что многие ритуалы имеют особенности, которые вскрываются только во время ритуала.
  
  - Например?
  
  - Да хотя бы взять твой пример. Обычно ведь мага сначала учат общаться с ветром своего направления. И только когда эта связь устойчива, переходят к общению с ветрами других сторон света. Теперь представь, то маг-самоучка сразу решил пообщаться с ветрами четырех направлений. В лучшем случае у него ничего не получится, потому как не хватит силенок. А в худшем, ветра, недовольные тем, что их вызвал неумеха могут так проучить, что отобьют охоту впредь их вызывать.
  
  - Так это же хорошо.
  
  - Хорошо, да не очень. Неумехи ведь не понимают, что их вторжение в пространство нарушает гармонию этого самого пространства. И нам, стихийникам, приходится срываться с места, идти искать того, кто нарушил гармонию.
  
  - И что вы с ним делаете?
  
  - Обычно стараемся убедить отдать магические книги, после чего стираем в голове неумехи все, что связано с магией.
  
  - А если встречаете сопротивление?
  
  - Действуем по обстоятельствам. Главное ведь не неумеха - он вторичен. Главное вернуть пространство в состояние гармонии.
  
  - Это так важно?
  
  - Эх, Уго, ты родился именно потому, что в месте твоего рождения была гармония пространства. Если же эту проблему спустить на тормозах, в пространстве начнется такой хаос, что живые позавидуют мертвым. Начнутся распри, появятся нежданные вожди и вождишки, начнется грызня за власть. И все это будет сопровождаться потоками крови. Вдобавок начнутся катаклизмы глобального масштаба. Земля будет пучиться от землетрясений, ветра взбесятся и климат станет непредсказуемым. Да много еще какие напасти могут случиться, если вместо гармонии в пространстве наступит хаос.
  
  - И вы, стихийники, стоите на страже гармонии пространства?
  
  - Ну, это громко сказано, никто нигде не стоит. Это, как говорится, веление души.
  
  - Иными словами, если исчезнут стихийники, катастрофа неминуема?
  
  - А ты как думаешь?
  
  - Я не знаю.
  
  - И я не знаю, хотя могу предположить, что, да, рано или поздно случится катастрофа. Причем всемирного масштаба.
  
  - А что стихийники не берут учеников?
  
  - Нет. Ведь стихийник - это состояние души. Любой маг вне зависимости от уровня развития может стать стихийником. И, тем самым, отказаться жить в социуме.
  
  - Но ты же меня учишь?
  
  - Кто тебе это сказал? То, что происходит здесь - это не учеба. Можно сказать, что мы попутчики... причем, временные попутчики. Я лишь помогаю тебе вспомнить то, чему тебя научили. И тем самым, восстановить внутреннюю гармонию. А уж как ты распорядишься своими знаниями и умениями, зависит только от тебя.
  
  - Ты хочешь сказать, что через месяц мы расстанемся?
  
  - Скорее всего. Ведь тебе помимо магии воздуха нужно вспомнить еще три магии: огня, воды и земли. Я хоть и владею этими магиями, но делаю упор, в основном, на магию воздуха. А тебе нужен тот, кто поможет тебе раскрыть свои знания и умения полностью. И это не я.
  
  - А где же возьмется новый попутчик?
  
  - На все воля Творца. Так что давай не будем загадывать и терять время. Даст Творец день, даст и пищу. Так что вернемся к ветрам, раз уж о них зашел разговор.
  
  - Так вроде бы все сказано?
  
  - Ты не прав. Я же уже говорила, что маг давал знания блоками. И то знание, что ты получил, является как бы маяком, пользуясь которым ты вытащишь остальное знание. Например, что делать, если тебе нужно выполнить некий ритуал, но ты не знаешь, какой из ветров привлечь? Привлекать все сразу неразумно и нерационально. С одной стороны, подобная практика очень энергоемка, а с другой, отучишь ветра от реальной работы.
  
  Уго пожал плечами.
  
  - Я не знаю.
  
  - Вот это и есть те изюминки, о которых мастера-маги не пишут в книгах. А нужен сущий пустяк. Разложи даже небольшой костер. Лучше в ямке, наломай немного хвои или листьев - в зависимости от того, в каком лесу находишься, и брось на раскаленные угли. Сырая хвоя или сырые листья начнут скукоживаться и дымить. Здесь как раз важен дым. В это время задавай вопрос: какой ветер поможет решению задачи? А сам смотри за дымом. В какую сторону начнет отклоняться дым, значит, с этой стороны света и нужно вызывать ветер.
  
  - А если дым будет поднимать столбом вверх?
  
  - Включи смирение. У ветров помимо тебя могут быть свои задачи, не менее важные, чем твоя. Поэтому просто подожди немного. И нужный ветер повернет дым в свою сторону.
  
  - А если дым колеблется из стороны в сторону?
  
  - Очень может быть, что ты некорректно сформулировал вопрос. И он непонятен ветрам. Поэтому попробуй его переиначить, сделать проще.
  
  - И чтобы на сегодня закончить с ветрами. Как я уже говорила, обычно маг работает с конкретным ветром. Для начала этот ветер нужно вызвать. Для этого нужно развернуться в сторону нужного ветра и позвать его. Не торопиться и не нервничать, а терпеливо ждать, пока нужный ветер начнет тебя овевать. Естественно, что в зависимости от стороны света, приход ветра будет ощущаться по-разному. Это нормально. Не забывай, что ты восточный мужчина, а, значит, восточный ветер для тебя будет самым благоприятным, и наиболее отзывчивым. Но, напоминаю, восточный ветер хорош для решения задач ментальной магии, о чем речь впереди. Так что не зацикливайся только на восточном ветре, учись использовать ветра всех сторон света... конечно, в зависимости от назревших задач.
  
  - Ну, а теперь займись отработкой уже известных практик.
  
  
   Глава 6 / СЕАНС 6.
  
  На следующее утро Вангра уложила Уго на травяной коврик сразу после того, как он выпил отвар.
  
  - Судя по твоему рассказу, продолжение следует. Так что вынимай все, что спрятано в твоей памяти.
  
  ***
  
  И вот Уго снова на крыше замка. Сидит в позе со сложенными крест-накрест ногами. Руки на коленях, обращенные ладонями кверху. Напротив, сидит маг в такой же позе.
  
  - Уго, у тебя наверняка возникли вопросы о практическом применении ветров.
  
  - Да, учитель. Я уже понял важность знаний о ветрах, но пользы от этого не вижу.
  
  - Что ж начну с простого. Приведу несколько примеров.
  
  - Первый связан с северным ветром. Напомню, северный ветер связан со смертью, в том числе с преображением, т.е. мнимой смертью - перехода из одного состояния в другое.
  
  - Но начну, пожалуй, с другого. Наверняка ты видел на народных праздниках, особенно по весне, как молодые и старые повязывают ленточки на еще голые деревья, а также привязывают бумажки с разными пожеланиями. Это как раз является эхом магического общения с северным ветром.
  
  - Учитель, а откуда в народе знают этот магический прием?
  
  - Да, в общем-то, и не знают - это уже ритуал, т.е. некое священнодействие смысл которого не известен или забыт. До сути же мало кто пытается докопаться. А суть такова. Когда ты привязываешь к ветке ленту или пожелание, ты вкладываешь свою энергию. Любая же проблема возникает только тогда, когда подпитывается энергией. Но если ты хочешь избавиться от проблемы, то ты добровольно отдаешь часть своей энергии. И при этом привязываешь к своей энергии возникшую проблему.
  
  Северный ветер он упруг, а потому рано или поздно унесет бумажку с текстом с дерева. А с ней унесет и проблему.
  
  - А почему вы об этом говорите с печалью?
  
  - Потому что на место унесенной проблемы может придти новая проблема, которая будет похлеще унесенной. Поэтому всегда с осторожностью подходи к этой практике или не советуй ее.
  
  - Если все так плохо, зачем вы мне об этом рассказываете? Не буду я применять эту практику.
  
  - Не спеши с выводами. Знать и уметь, не значит, применять. Ты можешь не только не применять, но и других удержать от глупого поступка. А если ты об этом не будешь знать, как ты им поможешь?
  
  Уго задумался, потом покачал головой.
  
  - Согласен.
  
  - Пойдем дальше. Следующий ритуал связан с южным ветром. Бывают случаи, когда тебя гложет тревога, или ты в чем-то не уверен. Потому ты никак не можешь принять решение, колеблешься, и, тем самым, упускаешь время. Зажги свечу, сядь напротив нее и постарайся передать пламени свечи всю свою тревогу, неуверенность или страх. Сосредоточься только на пламени свечи. Успешной такую практику можно считать тогда, когда пламя свечи время от времени ярко вспыхивает. Это указывает на то, что твои проблемы сгорают в пламени свечи. После этого выйди на улицу и дай южному ветру затушить свечу. Это означает, что ветер унес твои проблемы прочь.
  
  - А почему эту практику нельзя применить и к другим проблемам?
  
  - Южный ветер решает внутренние проблемы, а северный - внешние. Запомни это.
  
  - Восточный ветер хорош в качестве вестника. Например, беспричинно ты стал вспоминать кого-то из своих знакомых или родных. Призови восточный ветер и передай с ним вопрос. Он может составляться в произвольной форме, но содержать суть: Что случилось? С этим и отправь ветер к указанному лицу.
  
  - А он найдет его?
  
  - Конечно. Ведь тот, кто вспоминается, вспоминается не просто так. От него идут ментально-эмоциональные посылы к тебе. Потому ты о нем и вспоминаешь. Ветер, пользуясь следом этих посылов в воздушной среде, непременно выйдет на адресата и передаст твой вопрос.
  
  - А мне что делать?
  
  - Набраться терпения и ждать, когда восточный ветер принесет ответ.
  
  - А как я узнаю, что это именно ответ?
  
  - Узнать просто. Прежде, чем ответ начнет проявляться в твоей голове, ты почувствуешь, что тебя овевает восточный ветер. Этим он показывает, что принес ответ.
  
  - Наконец, западный ветер хорош для романтических отношений.
  
  - А разве это актуально для мага?
  
  - Почему нет? Маги тоже люди, и тоже хотят иметь семью и детей.
  
  - Но ведь вы же не имеете ни семьи, ни детей.
  
  - Значит, не пришла еще пора обзаводиться тем и другим. Но таких как я мало... очень мало. Многие же маги женятся со всеми последствиями.
  
  - А как же они сочетают семью и магию?
  
  - Так и сочетают. Жена не лезет в дела мага, а маг не лезет в дела жены.
  
  Впрочем, могут возникнуть обстоятельства, когда тебе нужно будет обаять женщину. И совсем не для того, чтобы на ней жениться.
  
  Но мы отвлеклись. Для общения с западным ветром применяется устройство, которое называется "Музыка ветра". Я тебе сейчас представлю образец такого устройства.
  
  Маг встал, прошел в башенку и вскоре вышел, неся в руке нечто необычное. За длинную бечевку он подвесил устройство на крюк у входа в башенку. И предложил Уго подойти поближе и ознакомиться с устройством. Само устройство состояло из семи тонкостенных трубочек диаметром около сантиметра и длиной около двадцати сантиметров. Судя по звону, они были из серебра. Трубочки верхним концом через сопряжение коротких цепочек были соединены с круглой площадкой, сверху которой было ушко, к которому цеплялась бечева. Из центра площадки книзу выходила длинная бечева, на которой висело плоское кольцо. Длина этой бечевки была такой, что кольцо находилось ниже нижнего края трубочек и свободно болталось под нажимом ветра. При этом кольцо задевало ту или иную трубочку, которая от соударения издавала очень мелодичный звук. А так как кольцо находилось в постоянном движении, задевая разные трубки, то в воздухе разлилась какая-то странно щемящая мелодия.
  
  - Что это? - Удивился Уго.
  
  - Маги называют это звучание "мелодией сфер" или "музыкой ветра". Правильно подобранный состав, величина трубок и вес центрального кольца определяет параметры этой музыки с учетом индивидуальности мага. Правильное применение этого устройства в сочетании с силой мага не оставят равнодушной ни одну женщину. Поверь мне.
  
  - И что, только с западным ветром можно применять подобное устройство?
  
  - Нет. С восточным ветром тоже можно применять, но качество материала будет иным. Обычно это дерево. Сейчас покажу.
  
  Маг снова скрылся в башенке и вынес еще одно устройство. Оно было подобно первому, но вместо серебряных трубок были трубки из дерева. И когда маг повесил это устройство на крюк слева от входа, при этом сняв устройство из серебра, Уго услышал легкое постукивание деревянного круга, о деревянные же трубочки.
  
  - С помощью такого устройства легко входить в трансовое состояние и накапливать личную силу для развития ментальных способностей, - прокомментировал маг.- Давай посидим и послушаем это устройство. Потом расскажешь о своих ощущениях.
  
  Они снова уселись на коврики в позу со скрещенными ногами. Уго выпрямил спину, закрыл глаза и стал сосредоточенно слушать постукивание деревяшек "ловца воздуха" - это маг выдал еще одно название устройства.
  
  Поначалу постукивание раздражало и не давало сосредоточиться. Когда Уго стал разбираться, почему так, то понял - уж очень необычные звуки. Они что-то пробуждают внутри, но нутро почему-то сопротивляется. Но чем дольше Уго слушал постукивание "ловца воздуха", тем спокойнее становилось внутри, вплоть до того, то наступила внутренняя тишина, а ухо уже слышало в непрерывном постукивании деревяшек устройства некий скрытый смысл, некую неведомую мелодию, играемую на необычном музыкальном инструменте.
  
  Уго настолько заслушался, что не заметил, как маг встал и, подойдя к "ловцу ветра" снял его с крюка. Мелодия моментально прекратилась и Уго медленно, и, как бы нехотя вышел из транса.
  
  - Учти, мой мальчик, применение подобных устройств должно быть дозированным, иначе можешь получить неприятности.
  
  - Какие? Ведь эта музыка так прекрасна.
  
  - Вот-вот, именно, прекрасна. Слушая ее, ты входишь в состояние транса. Но если долго пробудешь в таком состоянии, да еще под влиянием музыки сфер, то можешь так остаться в трансе. Для внешних же наблюдателей, ты будешь не в себе, проще говоря, сумасшедшим. Ну, или блаженным, если тебе так нравится. Ты хочешь потерять разум?
  
  - Нет, учитель.
  
  - Я тоже надеюсь, что развиваясь, ты будешь держать разум холодным. Поэтому применяй подобные устройства очень осторожно.
  
  - Я понял, учитель.
  
  - Перейдем к следующей практике. Будем вызывать ветер.
  
  Маг встал, следом поднялся и Уго.
  
  - Поднимаем руки на уровень груди и поворачиваем ладони навстречу друг другу. Начинаешь выпускать энергию из правой ладони в левую. Вот так.
  
  И маг стал демонстрировать переток энергии.
  
  - При этом из задней стороны кисти левой руки выпускаешь энергию так, чтобы она перетекала в заднюю сторону правой кисти.
  
  - Таким образом, ты образуешь вихрь, а когда ты его сбрасываешь, - маг поднял руки вверх и сильно ими встряхнул, - вихрь преобразуется в ветер. Если же дождаться, что вихрь наберет приличную скорость, то можно организовать даже небольшой смерч. Но при этом ладони нужно сложить трубочкой, широкий раструб которой обращен вверх. Далее наблюдаешь за образованием смерча. И как только он достигнет желаемой величины, разводишь руки в стороны, отпуская смерч на волю.
  
  - Я так понимаю, что чем дольше я буду удерживать смерч, тем большую он наберет скорость и размеры?
  
  - Правильно. Но учти, что при этом ты тратишь свою личную силу. И если не будешь осторожным, то, выпустив джина из бутылки, ты уже не сможешь держать его под своим контролем. В результате, получится монстр, который может принести много бед окружающему миру.
  
  - Теперь перейдем к такому понятию, как управление погодой. Сразу оговорюсь, погодные процессы могут иметь местные и общие особенности. Например, нагревающаяся под лучами солнца земля, испаряет влагу в ней содержащуюся. Эта влага, возносясь в небо, конденсируется в облака, и не только в кучевые, а даже в грозовые. Но все это, так сказать, явление местного порядка. Совсем другое дело, когда к нам издалека приходит воздушная масса, которая сформировалась над большими источниками воды... тем же океаном.
  
  Иными словами, есть погодные условия, формирующиеся местными сильфидами, а есть погодные условия, которые формируются сильфидами, находящимися под управлением богов. Надеюсь, ты понимаешь, что в погодные условия второго порядка вмешиваться не рекомендуется. Иначе можно получить такой ответный удар, что мало не покажется.
  
  - Учитель, а как же случай, описанный вами с применением южного и северного ветров? Ведь здесь явное вмешательство в погодные условия второго порядка.
  
  - Хм-м, умный мальчик. Действительно, ответный удар воспоследует. Но только для зачинщика этого безобразия. Ведь тот, кто противопоставил северный ветер южному как раз стремился восстановить гармонию пространства. А вот тому, кто все это затеял, не поздоровится. Впрочем, для тебя сейчас это слишком сложно. Пока будем рассматривать влияние на погодные условия первого порядка, т.е. формирований в местных условиях.
  
  Для начала запомни, никаких личных фантазий. Только ответная реакция на негативные изменения погоды. Например, ожидается сильный дождь, можно сказать, ливень, который может погубить посевы, и оставить крестьян без урожая. Или наоборот, много дней стоит засуха, которая опять же угрожает крестьянским хозяйствам, и, даже может привести к голоду вследствие неурожая. Оба этих феномена указывают на разбаланс воздушного пространства, т.е. на отсутствие гармонии.
  
  Здесь нужно учитывать, что избыток влаги в воздухе является избытком женской стороны воздуха, а недостаток влаги - избытком мужской стороны воздуха.
  
  - А как это выглядит на практике?
  
  - Понимаешь, если сильный маг или сильная магиня, то уже одним своим присутствием в том или месте проживания они перестраивают пространство под себя. В том смысле, что там, где живет сильный маг, обычно ясных солнечных дней больше, чем ненастных. И, наоборот, там, где поселилась магиня, ненастные дни выше определенного оптимума. Это и есть влияние магов на природу первого уровня.
  
  Собственно, управление погодой чаще всего заключается в том, что маг перенаправляет грозовые облака в места, где они выльют свою избыточную влагу, не причиняя вреда крестьянским хозяйствам. Например, на лес.
  
  - Но ведь если часто поливать лес дождями - это прямой путь к появлению болот.
  
  - А кто говорит о частом управлении погодой? Я как раз пытаюсь до тебя донести мысль, что нужно вмешиваться в погоду по минимуму. Только в тех случаях, когда маг ощущает нарушения гармонии пространства.
  
  - А как же с магами и магинями, которые одним своим присутствием создают определенные погодные условия?
  
  - Увы, увы, увы. Это феномен последнего времени. Слишком многие маги стремятся большую часть времени находится в легком трансе, чтобы не терять связь со своими внешними источниками. В результате их внутренний баланс нарушается. И это нарушение проявляется вовне. И чем сильнее маг, тем сильнее это нарушение гармонии.
  
  - Учитель, вы совершенно меня запутали. Так надо управлять погодой или нет? Надо поддерживать внутреннюю гармонию или нет?
  
  - Нет, Уго, я не пытаюсь тебя запутать. Я лишь объясняю положение дел в магии. А также рассказываю о практиках, с которыми ты будешь иметь дело. При этом, если ты заметил, я стараюсь объяснить не только пользу от той или иной практики, но и показать ее негативные стороны.
  
  Например, отвечая на твой вопрос о внутренней гармонии, я точно и прямо отвечаю - гармонию поддерживать надо. Но не все так просто. Чтобы развиваться, маг вынужден сознательно нарушать гармонию, вливая в организм, как новые потоки энергии, так и новые знания и умения. Но делать это нужно в строго ограниченное время и в строго ограниченном пространстве. И, как только практика закончена, маг просто обязан выходить из транса, не страшась при этом потерять связь с внешними источниками. В этом случае, если и будет некий дисбаланс в пространстве, то он будет подобен камню, брошенному в воду - круги разошлись и вновь тишь и благодать. Понятно?
  
  - Да, теперь понятно.
  
  - То же самое и с погодой. Если внутренне ты видишь сильные искажения гармонии пространства, ты, входя в транс, уже должен иметь решение, что делать с этим дисбалансом. Ведь дисбаланс пространства - это обычно феномен многоплановый. Например, в данной области стоит сушь, зато в другом месте, земля не просыхает от непрерывных дождей. И твоя задача сбалансировать пространство не только в данном районе, но и в том, где есть искажение обратного знака.
  
  Сразу скажу, дело это сложное. Порой уходят несколько дней, во время которых маг не ест и не пьет, чтобы не отвлекаться и не сбивать настрой. Потому уходит много энергии. Так что, прежде чем влезать в дела управления погодой, нужно трезво оценить свои силы, спросить себя: А смогу ли я?
  
  - Вот теперь все понятно.
  
  - Хорошо.
  
  - Учитель разрешите вопрос?
  
  - Задавай.
  
  - Когда я напитывал тело воздухом в положении лежа, ощутил, что приподнимаюсь над ковриком. Думал, иллюзия. Но тоже самое произошло, когда я напитывал тело воздухом в сидячем положении. И я своими глазами видел, что приподнимаюсь над ковриком. Что это было?
  
  - Если говорить коротко, то в теле стала преобладать стихия воздух. Потому тело стало легче, что и привело к парению.
  
  - А если все это описать в расширенном варианте?
  
  - Ммм... Ну, слушай. Ты уже, наверное, понял, что стихии бывают не только порознь, но часто бывают в соединении. Например, все живое, в том числе и люди - это соединение всех четырех стихий в определенной пропорции. Эти пропорции сказываются на внешнем виде человека, на строении его костяка, да и на его характере.
  
  Всего насчитывается три типа строения человека: воздушные люди, огненные люди, водные люди. Стихия земли присутствует во всех трех типах, являясь опорой для остальных стихий, потому не выделяется в отдельный тип.
  
  Воздушные люди обычно стройны, даже высоки. Часто имеют длинные руки и длинные пальцы рук. Так как стихия воздух отвечает за развитие ума, то эти люди, в основном стремятся к знаниям. А вот в плане физической силы они часто уступают другим группам. В общем, это группа умственно развитых людей.
  
  Огненные люди, можно сказать, образец среднего телосложения. Часто они крепыши, выносливы, сильны, но в уме проигрывают воздушным людям, а потому стараются подменить ум хитростью, смекалкой. И часто они оказываются в более выгодном положении, чем воздушные люди. А все потому, что воздушные люди - это люди, придерживающиеся определенных нравственных правил. Огненные же люди чистой воды практики. Они не гнушаются ничем, чтобы достичь намеченной цели. Потому, там где воздушный человек будет колебаться в принятии решения, огненный человек быстро оценит ситуацию и свои шансы и примет решение намного раньше воздушного человека.
  
  Водные люди - это самые сильные в плане физическом люди. А вот в плане умственных способностей у них туговато. Внешне их легко определить. Мужчины обычно широкоплечи с ярко выраженными мускулами и хорошо накачанным животом. Женщины наоборот, имеют крутые бедра и узкие плечи. Но при этом хорошо выделенные молочные железы, что указывает на их склонность плодовитости. Это люди держатся на инстинктах, как говорится, беду чуют задним умом. Воздушных людей часто держат в авторитете, с огненными часто разногласия. А все потому, что самолюбие у огненных людей зашкаливает. И если воздушных людей им трудно подчинить, то водных они все время пытаются закабалить.
  
  Надеюсь, ты понял, что из воздушных людей получаются хорошие маги воздуха, из огненных - хорошие маги огня, а из водных - хорошие маги воды. А заодно и земли. Кстати, из магов воздуха получаются хорошие маги огня.
  
  - А к каким людям отношусь я?
  
  Ты, вне сомнения относишься к воздушным людям, и по строению тела, и по уровню развития. Поэтому воздух в твоем теле является доминирующей стихией. А когда ты еще добавляешь внешнего воздуха в тело, то это доминирование воздуха становится безусловным.
  
  Теперь вспомним, что только воздух и огонь почти невесомы. Вода и земля имеют вес. И именно влияние этих стихий привязывает человека к земле. Когда же ты начинаешь накачивать тело стихией воздух, ты увеличиваешь количества воздуха в организме, т.е. изменяешь уже сложившиеся пропорции между стихиями. И изменяешь в сторону стихии воздух. Тело становится легче и легче. И наступает момент, когда тело воспаряет от избытка стихии воздух. Именно это ты ощущал, и наблюдал.
  
  - Не все понятно, но я потом додумаю. Сейчас хочу узнать, насколько эта практика эффективна?
  
  - Ты имеешь в виду парение?
  
  И, видя, что Уго кивнул, соглашаясь, маг продолжил.
  
  - К сожалению, эффект парения недолговечен. Например, маг воздуха, используя парение, может перескочить с одной крыши на другую. А сильный маг, может скакать по крышам наподобие горного козла. Также он может взлететь с земли, и в прыжке допрыгнуть до второго или более высокого этажа. Это все эффектно, но зачастую не очень эффективно.
  
  - Конечно, можно прыгая по крышам убежать от преследующего врага. Или, наоборот, в прыжке на несколько десятков метров пытаться поразить врага, мечом или кинжалом. Можно избежать стрел, постоянно меняя свое положение в воздухе. Но, на мой взгляд, воздушный щит более эффективен в этом случае. Да и менее энергозатратен. Так что зацикливаться на парении даже если ты маг воздуха нет нужды. Держать его в запасе нужно. Но применять только тогда, когда будешь уверен, что парение принесет нужный эффект.
  
  В общем же, замечу, что маг, особенно, боевой маг, никогда не отдает предпочтения той или иной стихий, тем или иным заклинаниям. Ибо зацикленность рано или поздно даст сбой, и маг потерпит поражение.
  
  - А что же самое важное для мага?
  
  - Научиться ощущать пространство, научиться читать пространство, научиться понимать пространство. Кроме того, довести все практики до совершенства. А уж, когда прижмет, то нутро само выберет то оружие, которое будет наиболее эффективным в данном конкретном случае.
  
  ***
  
  Когда Уго рассказал все, что слышал, Вангре, она перво-наперво спросила:
  
  - Теперь ты понял, почему я пою тебя отваром?
  
  - Повышаешь во мне стихию воздух?
  
  - Ну, конечно.
  
  - Но, чувствую, чем-то рассказ мага тебя не удовлетворил?
  
  - Судя по тому, что ты рассказал, Светлейший не относится к магам воздуха, скорее всего, он маг огня. Потому стихии воздух уделяет не столь значительное внимание, как она того требует.
  
  Например, Светлейший ни словом не упомянул, что магия воздуха доводит все реакции до совершенства.
  
  - Что ты имеешь в виду?
  
  - Помимо парения есть еще одно качество, присущее магам воздуха. Это способность перемещать предметы. И чем сильнее маг, тем более тяжелый и объемный предмет он может переместить. Причем, на значительное расстояние.
  
  - Но даже не это главное. За счет совершенной реакции, магу воздуха даже не нужно создавать защиту. Он запросто перехватит кинжал, направленный убийцей в его сторону. Причем, сделает это совершенно рефлекторно, т.е. не думая. Также маг воздуха спокойно будет ловить стрелы, направленные в его сторону. А при желании, если вдруг противник бросит в него тяжелый меч или топор, перехватит и их. Ни одному магу, склонному к другим видам магии это не под силу. И в это огромное преимущество мага воздуха.
  
  Потом еще немного подумала.
  
  - Да, маги огня рефлекторны. Но маги воздуха интуитивны. А интуиция всегда быстрее рефлексов. Потому, если встретятся два мага примерно одинаковой силы, то я поставлю на мага воздуха. Конечно, при том условии, что он заблаговременно войдет в транс, т.е. подключит интуитивный канал.
  
  - А чем так хороша интуиция? Разве рефлексов недостаточно?
  
  - Рефлексы - это наработанный опыт, хранящийся в организме. В то же время - это опыт прошлого. Иногда же случаются ситуации, на которые прошлый опыт не найдет адекватного ответа. А этот может привести мага в ступор, т.е. к потере темпа, потере времени реакции.
  
  Интуиция же - это взгляд из будущего. Того будущего, что еще не наступило. И пусть интуиция будет не на уровне ума, а на уровне реакций, но тело, видя будущее, заранее будет готов к будущей атаке. А это немало в бою. Тем более, что бои магов обычно скоротечны.
  
   Глава 7 / СЕАНС 7.
  
  Новый день принес новые вопросы, которые теснились в голове Уго. Он не стал откладывать их в долгий ящик, а уже во время традиционного пития теплого утреннего отвара засыпал Вангру вопросами.
  
  Выслушав их, Вангра задумалась.
  
  - Уго, маг воздуха имеет одно преимущество перед магами остальных стихий. Но это преимущество настолько значимо, что зачастую перевешивает все остальные качества.
  
  - Я уже говорила, что воздух связан с умом и ментальными способностями. Но это только слова. Есть же много областей применения этих способностей, которые принесут магу воздуха преимущество, даже не прибегая к магии.
  
  Например, маг воздуха при определенной практике легко обучается читать мысли других людей. Конечно, за долгую историю маги научились ставить ментальные блоки, пытаясь загородиться от попыток чтения их мыслей. Иногда это получается, чаще нет. Здесь все зависит от силы конкретного мага. Как того, кто пытается прочесть мысли, так и того, кто пытается от этого действа защититься.
  
  - Вангра, объясни популярно, как на практике ты читаешь мысли? Например, мои.
  
  - Ничего сложного в этом феномене нет. Человек, по сути, открытая книга. Ты же помнишь свечение моей ауры?
  
  Уго кивнул.
  
  - Полный спектр ауры захватывает свечение всех возможных полей, которые излучает человек. В том числе, и поля твоего ума. Поэтому задача мага, стремящегося читать чужие мысли, состоит лишь в том, чтобы сонастроиться с полями своего визави. И вот тут как раз и помогает стихия воздух, поскольку ментальность - это прерогатива этой стихии.
  
  - Но ведь людей многие тысячи. Как настроиться на конкретного человека.
  
  - Это очередная страшилка, очередное заблуждение, которое, тем не менее, имеет хождение. Запомни, и поля жизненного тела, отвечающие за функционирование физического тела, и поля эмоций, и поля мыслительные находятся в определенных диапазонах. Причем эти диапазоны достаточно узки. Опять же, социальное положение как бы накладывает ограничения. У крестьянина будет свой кусочек мыслительного поля, у горожанина, свой, у местного лорда свой. То же можно сказать и о магах. Чем ниже его уровень, тем ближе к нижней границе мыслительного поля находятся его метальные способности. Потому очень важно практически с одного взгляда понять, с кем ты имеешь дело. Правильно определишь, дальше дело техники. А техника, как известно, дело наживное. Чем чаще будешь практиковаться, тем быстрее сможешь сонастраиваться, а значит, тем быстрее сможешь начать читать мысли собеседника.
  
  - Из сказанного тобой я понял, что ментальные блоки удел избранных?
  
  - Ты прав. Немного этим искусством владеют маги второго уровня. В больше степени маги третьего уровня. Остальные, что маги, что миряне совершенно не способны противостоять ментальной атаке. Кроме того, я опять подчеркиваю это, маг воздуха всегда будет сильнее мага другой стихии, конечно, при равном уровне развития. Кстати, это знают не только маги воздуха. Потому над остальными магами довлеет страх поддаться магу воздуха. А страх, как известно, не лучший помощник, особенно в поединке магов.
  
  - Ну, хорошо. А чем еще хороша ментальная магия?
  
  - Помнишь, вчера я говорила, что маги воздуха интуитивны? А что такое интуиция? Это умение пусть на секунду, но заглянуть в будущее. Если маг воздуха развивает эту способность, то рано или поздно он становится ясновидящим. Это немаловажно, особенно в условиях, когда магу по тем или иным причинам грозит опасность.
  
  - Но ведь это так обременительно - все время глядеть за горизонт? Помнится, Светлейший утверждал, что магу очень важно находиться здесь и сейчас, т.е. в настоящем времени. А с ясновидением все время будешь в будущем. Не прозевает ли маг воздуха в таком случае реальную опасность именно в настоящем?
  
  - А кто говорит, что нужно все время быть в будущем? Тем более, осознанно, т.е. в режиме ясновидения. Вполне достаточно, чтобы интуиция была на уровне ощущений.
  
  - Позволь, но на уровне ощущений, как я понимаю, рефлексы. Как же отличить рефлексы от интуиции?
  
  - Хороший вопрос. Самое смешное, что мирянин, не обремененный крепким умом, почти сразу понимает различие между рефлексами и интуицией. Для него интуитивный посыл словно откровение Божье, настолько оно императивно. А вот люди более крепкого умственного склада часто впадают в сомнения, ведущие даже к депрессии.
  
  - Почему? - Удивился Уго.
  
  - Ум нам дан, в первую очередь, для осмысления своего положения в окружающей среде, в том числе и в обществе. И маги прекрасно осознают, что по развитию они превосходят мирян. И вот тут начинает раздуваться самолюбие, т.е. маг подпадает под один из искусов: власть, слава или благополучие. А там где самолюбие зашкаливает, голос интуиции всегда слаб. Зато силен голос рефлексов. Теперь представь ситуацию, что такой маг встал перед выбором: послушать интуитивный посыл или свои рефлексы. Как ты думаешь, кого он выберет?
  
  - Рефлексы?
  
  - Чаще всего, хотя потом будет себя корить за неверное решение. Но время ушло, шанс для принятия правильного решения упущен.
  
  -То есть, ты хочешь сказать, что такой человек силен задним умом? Но ведь ты говорила, что это качество магов земли?
  
  - Ты несколько забегаешь вперед, но я отвечу. Магия земли - это магия, в том числе, и обретения теми или иными материальными вещами и предметами. Здесь очень сильно стремление к благополучию - одному из вселенских искусов. Опять же, ментальные способности магов земли оставляют желать лучшего. Нет, я не утверждаю, что они тупицы. Но в силу особенностей мантальности земных людей, их умственные способности заторможены. Они не могут схватывать на лету. Но если уж они возьмутся что-то изучать, то возьмут проблему измором. И тогда их уже ничего не сдвинет с того знания, что они приобрели. Потому они часто попадают в затруднительное положение, когда нужно принять быстрое решение. И только спустя некоторое время они осознают, что же произошло. Потому и говорят, что они сильны задним умом.
  
  - Иными словами, земные люди стоят ближе к рефлексам, чем к интуиции?
  
  - Да, именно так. Потому тем же людям воздуха очень тяжело ужиться с людьми земли. Для людей воздуха люди земли слишком тугодумы, что, порой невыносимо.
  
  - Понятно. Но вот что интересно, если маг может читать чужие мысли, то он также может вложить в другие головы мысли свои?
  
  - Правильно. Управление людьми одно из качеств ментальной магии. Здесь все зависит от силы мага, точнее, от его уровня развития. Маги второго уровня могут управлять небольшими группами людей. Например, чернь собирается бунтовать. Набежало на городскую площадь двадцать-тридцать человек. Обязательно найдется заводила, который будет призывать народ к погромам. Что должен сделать маг, чтобы остановить бунт?
  
  - Эээ ... пытаться внушить мысль, чтобы расходились по домам?
  
  - И это тоже, но не сразу. Поначалу нужно нейтрализовать вожака. Потому нужно послать ему в мозг картинки-страшилки, на которых его казнят с особой жестокостью. Поверь, человек так устроен, что покричать он горазд, а вот отвечать за свои поступки - увольте. Этакое желание безответственности. А когда его пугнешь, он обычно сдувается, теряется и сползает с постамента, куда сам себя и воздвиг. Вот тут-то приходит черед внушения мысли о том, что нужно разбегаться по домам. Иначе придут солдаты и всех бросят в тюрьму. Поверь, мирянин может покричать против власти, но любит засыпать в своей теплой кровати, а не на тюремных нарах.
  
  - А на что способен маг третьего уровня?
  
  - Руководить городами и даже небольшими странами.
  
  - Но ведь достаточно внушения верхушки общества, разве нет?
  
  - Чаще всего так и происходит. Это называется "управлять из-за кулис". Но и контроль настроений низов никогда не помешает. Хотя бы время от времени. И вот тут магу третьего уровня очень пригодится интуиция, которая предупредит о надвигающихся проблемах.
  
  - Так, с чтением мыслей и управление с помощью мыслей, а также с ясновидением, все понятно. Пойдем дальше.
  
  - А дальше мы имеем гипноз.
  
  - Это что такое?
  
  - Ты неоднократно бывал в подобном состоянии. Я имею в виду транс. Разница лишь в том, что гипнотизер намеренно вводит человека в транс и смещает его сознание в нужную сторону. Здесь нужно понять, что мозг человека не какая-то монолитная болванка. Он разделен на сектора, каждый из которых отвечает за что-то свое: речь, слух, зрение и т.д. так вот гипнотизер смещает луч внимания человека в нужный для него сектор мозга. И с этим сектором работает.
  
  - А что с самим человеком происходит?
  
  - Он находится в гипнотическом состоянии, которое подобно трансовому. Но если из трансового состояния ты можешь выйти с помощью волевого усилия, то из гипнотического только с помощью гипнотизера, который, применяя свою волю, не только вводит в гипнотическое состояние, но и выводит из него.
  
  - Но ведь это насилие над человеком?
  
  - Никто и не спорит. Но бывают обстоятельства, когда без гипноза никак.
  
  - Какие?
  
  - Например, связанные с психикой человека. Точнее, ненормальностями психики конкретного человека. Или же преступник не желает сознаваться, а улик против него недостаточно. Наконец, именно под гипнозом можно ставить ментальные блоки, и тем самым, воспрепятствовать тому же магу воздуха воздействовать на того или иного человека.
  
  - Хм-м. а сам маг может сделать подобное? Я имею в виду постановку ментальных блоков.
  
  - Может, хотя это очень сложно. Это называется самогипноз. Маг должен быть не ниже третьего уровня, иначе может сойти с ума.
  
  - Почему?
  
  - Потому что маг должен уметь раздваиваться в восприятии. Одна его сторона должна оставаться холодной и трезвой, а другая заниматься самогипнозом с установкой ментальных блоков. При этом если что-то пойдет не так, трезвая сторона мага должна иметь императивное право прекращать эксперимент. А такое доступно только магам высшего уровня подготовки.
  
  - Ага, понятно. Еще что-нибудь интересное есть в ментальной магии?
  
  - Есть, но весьма экзотическое. Например, способность двигать предметы. Сам понимаешь, чем выше уровень подготовки мага, тем более тяжелые предметы он может передвигать... мысленно.
  
  - Фи, тоже мне умение, железки двигать.
  
  - Ты так считаешь? Давай попробуем на практике, а?
  
  - Что попробуем?
  
  - Я буду двигать, как ты говоришь, железки, а ты смотреть на мои действия и их оценивать с точки зрения полезности.
  
  - Ну, давай.
  
  - Тогда встань возле той сосенки.
  
  Уго обернулся, чтобы посмотреть какую сосну имеет в виду Вангра, и увидел, что она указывает на вековечную сосну с диаметром ствола не меньше метра. Что-то в нем тревожно зашевелилось, завиляло хвостиком опасности. Но делать было нечего, сам напросился.
  
  Он встал у сосны, прижавшись к ней спиной.
  
  - Только не дергайся, а то могу поранить.
  
  Вангра чего-то пошептала и на столе появилась целая горка ножей разной величины. Вангра уселась за стол, так чтобы смотреть на Уго и затихла. Ждал и Уго, но ничего не происходило. И вдруг Уго заметил, что один из ножей зашевелился, что насторожило. И вдруг этот нож приподнялся над столом и с огромной скоростью полетел в сторону Уго, воткнувшись чуть выше его головы. Судя по тому, что на голове зашевелились волосы, нож пролетел буквально рядом с головой.
  
  Пока Уго размышлял, еще три ножа приподнялись над столом и полетели в его сторону. Один воткнулся над головой, чуть в стороне от первого, а два воткнулись над плечами. И тут Уго увидел, насколько близко к телу втыкаются ножи.
  
  А в него летело уже четыре ножа, которые попарно воткнулись с внешней стороны рук. И, наконец, еще четыре ножа воткнулись с внешней стороны ног.
  
  Уго стоял онемевший и обомлевший, потеряв дар речи.
  
  - Ну, что, убедительно?
  
  Уго осторожно кивнул головой.
  
  - Да, весьма показательно.
  
  - Но ментальный маг может не только бросать ножи или любые предметы в противника, не прикасаясь к ним, но и останавливать брошенные в него предметы. Отойди от дерева и выдерни любой нож.
  
  Когда Уго это сделал, стихийница скомандовала:
  
  - Бросай нож в меня.
  
  С некоторым сомнением Уго все-таки бросил нож, но постарался, чтобы он пролетел мимо Вангры. И тут он увидел, что метрах в трех от стихийницы нож стал замедлять свой полет, остановился и завибрировал. После чего развернулся и воткнулся в ствол сосны в то место, где только что стоял Уго.
  
  Что-то внутри Уго вздрогнуло от увиденного. И он со смешанным чувством страха и уважения посмотрел на Вангру, будто только что ее впервые увидел.
  
  - Получается, что ты совершенно неуязвима.
  
  - Неверное суждение. На силу всегда найдется большая сила, на умение большее умение. Но сдаваться без боя - последнее дело. Хотя совсем не обязательно доводить дело до обмена кинжальными ударами. Ты сам видел, как можно справиться с противником, даже не вступая с ним в прямой контакт. Я имею в виду охотников.
  
  - Кстати, хорошо, что вспомнила. Я до сих пор не понимаю, что произошло. Ведь ты говорила, что навела иллюзию. Тогда почему были реальные смерти?
  
  - А это как раз элемент ментальной магии. Вспомни, что я говорила про внушение. Польза от иллюзии заключается в том, что попавшие в нее, верят тому, что видят. Охотники реально видели непроходимое болото. А в болоте грязевые фонтаны нормальное явление. Поверь, я даже не загадывала эти фонтаны. Тут сработал кто-то из охотников, который представил такой фонтан. А я лишь довела мысль до реального воплощения. То есть опять сработала в пределах ментальной магии.
  
  - Жуть. Но чую, ты еще не все рассказала.
  
  - Есть еще одна хитрость, которой пользуются маги, использующие ментальную магию. Ты ведь в детстве играл в игру "Гляделки"?
  
  - Это когда смотрели друг другу в глаза? И выигрывал тот, кто позже моргнет или отведет глаза.
  
  - Да. На самом деле это магический прием ментальной магии, целью которого является завладение вниманием собеседника.
  
  - И что?
  
  - Если ты завладел вниманием человека, то с помощью своей воли ты имеешь возможность подчинить его, подавить его волю, сделать послушным твоей воле.
  
  - Но ведь это насилие! - вскричал Уго возмущенно.
  
  - Что, опять практически показывать, что ты не прав?
  
  - Нет, не надо. Лучше поясни, желательно на примере. Надеюсь, что пойму.
  
  - Ты идешь вечером по улице, и натыкаешься на насильников, которые пытаются изнасиловать девушку. С помощью магии или оружия ты прогоняешь насильников. Но девушка в шоке. Она никого не видит, и всех воспринимает одинаково. Вдобавок ты понимаешь, что насильники могут вернуть с подкреплением, а потому нужно убраться с этого места как можно быстрее. Что ты предпримешь, чтобы девушка пошла с тобой?
  
  - Ну, не знаю. Отшлепаю по щекам, наверное.
  
  - И тем самым, можешь ввести ее в еще больший шок, а то и в ступор.
  
  - А чтобы сделала ты на моем месте?
  
  - Я взяла бы ее за подбородок, развернула ее лицо к моему, так чтобы смотреть глаза в глаза. И приказала бы девушке слушать мои приказы. Мысленно, конечно.
  
  - То есть произвела ментальный захват внимания?
  
  - Да, именно так.
  
  - Однако, я полагаю, что одновременно с захватом внимания присутствует и подавление воли девушки.
  
  - Присутствует.
  
  - Вот, я так и знал. Все равно дело кончится насилием. И чем я в таком случае лучше реальных насильников?
  
  - Тем, что ты как принудил девушку к послушанию своей волей, так можешь и избавить ее от своего влияния.
  
  - Это как?
  
  - Что происходит, когда ты смотришь глаза в глаза? Ты передаешь часть своей энергии девушке. Конечно, в сопровождении команды. Потому команда и действует. Но кто тебе мешает, опять же, посмотрев в глаза лишить данную тобой команду той энергии, которую ты в нее вложил. И получится, команда осталась, но без энергии она ничто. Пустое место. Как тебе такой вариант?
  
  - Неплохой. Мне нравится.
  
  - Есть еще вариант. Ты внушаешь насильникам, что они, совершив насилие, умрут в мучениях. Скажу, весьма эффективное внушение. Многие люди стремятся к наслаждениям, но мало кто согласен расплачиваться за них своей жизнью. Так уж устроен человек.
  
  - И это неплохой вариант.
  
  - Главное понять, что суть ментальной магии в том, что ты манипулируешь ментальной энергией, которую сопровождаешь теми или иными командами. Но команды действуют только до той поры, пока питаются энергией, которой ты их снабдил. Собственно, это правило распространяется не только на ментальную магию. Например, почему человек стареет?
  
  - Вот это вопрос! Откуда ж мне знать?
  
  - Это еще раз показывает, что ты не стихийник. Ибо стихийник знает, что родившись, человек уже имеет рефлексы. Их еще называют базовыми рефлексами. Но с каждым часом, с каждым днем, с каждым месяцем, с каждым годом ты приобретаешь жизненный опыт, который в виде рефлексов оседает в твоем подсознании. Чтобы эти рефлексы работали, их нужно подпитывать энергией. А где ее взять, как не из той энергии, которой обладает само тело? Вот подсознание, которое фактически владычествует над человеком, беззастенчиво распоряжается твоей энергией, подпитывая рефлексы, нужные для его работы.
  
  - Можно я продолжу? Жизнь становится все сложнее и разнообразнее, но наступает момент, когда энергии для питания всех нужных для работы подсознания рефлексов начинает не хватать. И подсознание подсаживает само тело на голодный паек, который с каждым годом становится все голоднее. Тело начинает усыхать и перестает справляться с болезнями.
  
  - Ты забыл еще о том, что ты сам своими неразумными действиями нарушаешь баланс организма.
  
  - Яяя?
  
  - Ну, не ты конкретно, а мирянин. Да и многие маги. Неумеренными наслаждениями, например. В результате, органы твоего тела теряют гармонию, свойственную им при рождении. И этот перекос с каждым годом увеличивается.
  
  - А возможностей исправить ситуацию становится все меньше, так?
  
  - Кстати, как ты думаешь, почему человек боится смерти? Точнее, что в человеке боится смерти?
  
  - Подсознание?
  
  - Именно. Оно рождается с человеком и умирает с человеком.
  
  - Но почему же оно с маниакальным упорством лишает организм энергии, столь необходимой для поддержания существования организма?
  
  - Потому что, на то была Воля Творца. В мире, где все преходяще, вечным остается только знание, накопленное в виде жизненного опыта.
  
  - Но ведь это знание исчезнет, как только сгниет труп.
  
  - Не совсем так. Не забывай, что родители передают часть своего природного знания своим детям. И труп, сгнивая, лишь освобождает то знание, что в нем заложено. Это знание напитывает подземные воды, которые пробиваясь на поверхность, поят жителей. Заодно снабжая их полученным знанием. С другой стороны, растения своими корнями тянут соли из земли. А вместе с ними тянут знания покойных. И ты, употребляя пищу, снова впитываешь знание покойников. Так совершается круговорот знания в Природе.
  
  - Что-то ты в сказки ударилась, как мне кажется.
  
  - А ты не замечал, что каждое следующее поколение людей умнее предыдущего? Впрочем, ты еще молодой, чтобы на такие мелочи обращать внимание.
  
  - Ладно, допустим, я поверю. Тогда зачем нам еще интуиция? Ведь это тоже знание. Разве не хватает того знания, что мы постоянно получаем со всех сторон. Вот даже через воду и пищу.
  
  - Ты забываешь о том, что употребленная вода или пища, по большей части не усваиваются организмом и выводятся наружу.
  
  - Тогда зачем вообще нужен этот механизм снабжения информацией?
  
  - Ты тороплив. Людей-то в мире очень много. Кому-то подойдет одно, кому-то другое. Вот так знание постепенно и перераспределяется между людьми. Имей в виду - это мы смертные. Вселенная тоже не вечна. Но по сравнению с нами она бессмертна. Потому ей некуда спешить.
  
  - И все же, ты поближе к интуиции.
  
  - Мир, в котором мы живем, постоянно изменяется. И хотя мы под завязку полны старым знанием, чтобы выжить нужно и новое, то, которое идет от гармонии пространства.
  
  - Мы снова вернулись к тому, с чего начинали - к гармонии.
  
  - Да, если хочешь быть успешным магом, и прожить отпущенное тебе время с пользой для себя, всегда старайся стремиться к гармонии. Как внутри себя, так и окружающим тебя пространством.
  
  ***
  
  И снова тренажер нереальности, работой которого заведует магистр Лавус Дрейк.
  
  Когда Карл Густлов вышел из нереальности, магистр Дрейк спросил у него:
  
  - Юноша, вы предпочитаете пройти практику по магии воздуха сразу за теоретическим курсом? Или же вам предпочтительно изучить магию всех стихий, после чего пройти комбинированную практику?
  
  - Магистр Дрейк, будучи напарником Дины Лазаревой, я постоянно натыкаюсь на феномены, касающиеся разных сторон магии. Поэтому комбинированная практика для меня предпочтительнее, чем практика в отдельных областях магии стихий.
  
  - Школяр Густлов, ваше желание быть достойным напарником похвально. Но необходимо ли?
  
  Карл развел руками.
  
  - Наверное, такова моя судьба.
  
  - Ну, как хотите. Стало быть, дальнейшие сеансы на тренажере будут посвящены магии воды.
  
  - Я понял, магистр Дрейк.
  
  Карл сделал церемониальный поклон и покинул тренажер.
  
  
   ТРЕНАЖЕР НЕРЕАЛЬНОСТИ. МАГИЯ СТИХИЙ.
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ. МАГИЯ ВОДЫ И МАГИЯ ЗЕМЛИ.
  
   Глава 8/СЕАНС 8.
  
  За практиками и размеренными беседами с Вангрой пролетели две недели с хвостиком. До окончания месяца осталась неделя. И вот однажды, когда Уго отрабатывал элементы ментальной магии, а проще говоря, метал ножи одним взглядом, используя свою магическую силу, сзади него что-то негромко хлопнуло. Уго резко повернулся и увидел, что пространство как бы разошлось и на поляну из этого разрыва, ступил мужчина. Был он среднего роста, т.е. пониже Уго и Вангры, зато выглядел по сравнению с ними крепышом. Голову украшал короткий ежик волос. Голова у мужчины была круглая и большая. Таким же круглым было лицо, на котором были большие раскосые глаза, небольшой нос и узкие губы, говорящие о суровости характера. Одет пришедший был в странную рубаху, полы которой захлестывались одна за другую. И все это было подпоясано широким матерчатым поясом. Штаны были холщовыми, прикрывающими сапоги с невысокими голенищами.
  
  Вангра, увидев незнакомца, вся вскинулась, буквально вылетела из-за стола с возгласом:
  
  - Брат, как я тебя рада видеть.
  
  И, подняв обе руки на уровень груди, пошла в сторону мужчины. Тот показал себя знающим этикет, поскольку, взяв руки Вангры, поцеловал сначала одну руку, а потом вторую.
  
  Вангра даже засмущалась.
  
  - Ах, брат, брось ты эти церемонии.
  
  И обняв незнакомца, она крепко расцеловала его трижды. После этого Вангра повернулась к Уго.
  
  - Представляю мага стихийника, мастера стихии вода ВАНН ЯНА. Дальнейший патронаж будет осуществлять именно он.
  
  Потом повернулась к Ванн Яну:
  
  - Брат, это именно тот человек, ради которого я сорвала тебя с места. Зовут Уго дер Залес. Его нужно будет увести подальше, поскольку за ним идет натуральная охота. Но об этом позже. Важно другое, Уго, - при этом Вангра указала на меня, - потенциальный маг четвертого уровня, который именно в этот год проходит испытание. И крайне важно, чтобы он это испытание прошел.
  
  Ванн Ян подошел к Уго и протянул руку для приветствия. Рукопожатие было сильным. Но мужчина не стал меряться силой. Вангра засуетилась и усадила всех за стол.
  
  - Брат, рассказывай, как прошло путешествие? Уго, Ванн Ян живет в далекой стране Чин И. Но, несмотря на удаленность, откликнулся на мою просьбу взять над тобой своеобразный патронаж в деле изучения магии воды.
  
  - Сестра, получив от тебя весточку, спешил, как мог. Ты правильно заметила, мои края слишком далеки отсюда, пришлось пользоваться пространственными переходами. А это очень утомительно. Так что пару дней придется отдышаться и воспользоваться твоим гостеприимством.
  
  - Брат, это не вопрос. Конечно, пользуйся всем, чем владею.
  
  - Можно пару вопросов? - вмешался в диалог магов Уго.
  
  Оба мага повернулись к Уго. А Ванн Ян сказал:
  
  - Задавай.
  
  - Первый вопрос касается ваших имен. У вас у обоих в имени присутствует частица ВАН. Это такой опознавательный знак стихийников?
  
  - Брат, это древний закон, - ответил Ванн Ян.- Он есть и у мирских магов. Разница лишь в том, что они применяют другие частицы. А стихийники, да, берут себе имя с таким расчетом, чтобы в нем была частица "ван". Это как бы опознавательный знак стихийника.
  
  - Уго, надеюсь, что после Ван Яна, с тобой согласится работать маг огня ВАНН Я. Он тоже стихийник.
  
  - Ага. А как зовут мага земли, с которым мне предстоит работать? - С сарказмом спросил Уго.
  
  - Это вряд ли, брат, - снова вступил Ванн Ян.- Хотя маги земли тоже бывают стихийниками, но они настолько невыносимы, что ты вряд ли сможешь пережить эту встречу. К тому же они категорически не переваривают других магов. Это поистине затворники. Так что, скорее всего, магию земли ты будешь изучать со мной.
  
  - С этим все понятно. Теперь второй вопрос: обратно мы тоже будем прыгать через пространство?
  
  - А вот это вряд ли. Я уже говорил, что пространственные прыжки утомительны и энергозатратны. Причем это касается одиночных прыжков. Прыжки же вдвоем вообще немыслимы, если маги не сведут воедино свои энергии. Но, как я понимаю, ты еще не готов к такому действию. Потому пойдем традиционным путем: пешочком через пустыню.
  
  - Но, по мнению магов, а, может быть, и мирян, пустыня считается непроходимой.
  
  - А она и непроходима, для тех, кто не знает, как ее проходить.
  
  - А ты, стало быть, знаешь? Может, поделишься опытом?
  
  - Когда пойдем, сам все увидишь. Заодно наберешься собственного опыта. А сейчас чего зря воздух сотрясать?
  
  - Тогда попутный вопрос: Как я понимаю, ты собираешься именно в пустыне начать обучение меня магии воды, так?
  
  - Допустим.
  
  - Но тогда ответь, как в отсутствии воды можно обучать магии воды?
  
  Ванн Ян посмотрел на Вангру, немного подумал.
  
  - Мои предки давным-давно определили, что наши внутренние органы связаны со стихиями. Например, сердце связано со стихией Огонь, желудок - со стихией Земля, легкие - со стихией Воздух, почки - со стихией Вода. Кроме того, они обнаружили еще одну стихию - Небесный ветер, которая связана с печенью. Эти пять органов являются основными в организме. Все остальные органы, так или иначе, связаны с этими органами.
  
  Это же относится и к органам чувств. Так, печень имеет связь с глазами, т.е. со зрением. Потому очень часто проблемы со зрением являются сигналом проблем с печенью. Почки связаны с ушами, т.е. со слухом. Легкие связаны с носом, т.е. с обонянием, сердце связано с языком и вкусом. Наконец, желудок связан со ртом, а через него с кожей, т.е. с осязанием. Ко всем этим органам относится то же замечание, что и для печени и глаз.
  
  Теперь представь, в течение суток каждый из нас дышит, пьет различные жидкости, употребляет твердую пищу. И во всем этом разнообразии присутствуют одни и те же пять стихий. При этом каждая стихия имеет свой диапазон эманаций, т.е. вибраций. Например, не только вода, но и спиртное, например, вино, относятся к стихии вода. Хотя, справедливости ради нужно сказать, что в спиртном немалая толика стихии огонь. Но он идет в довесок к стихии вода. То есть всё, что мы пьем, относится к диапазону стихии вода. Хотя может быть расположено в разных его частях. Тоже относится и к твердой пище. Вся твердая пища укладывается в определенный диапазон.
  
  - Подожди, я слышал, что в далекой стране Тхинди живут люди, которые едят исключительно растительную пищу. Как же можно их сравнивать с теми, кто налегает, в основном, на мясо?
  
  - Не только можно, но и нужно. Здесь действует тот же принцип, что с водой и вином. Хоть мясоеды и вегетарианцы едят разную пищу, но она укладывается в пределах одного диапазона, называемого твердая пища.
  
  - Ладно, согласен. Но причем здесь стихии?
  
  Ванн Ян повернулся к Вангре.
  
  - Ты показывала ему ауру?
  
  И когда Вангра кивнула утвердительно, продолжил.
  
  - Как ты думаешь, что делают наши органы с тем знанием, которое они получают от органов чувств?
  
  - Вот это вопрос. Откуда же я знаю?
  
  - А я тебе скажу. Но прежде задам еще один вопрос: Во что превращается пища в организме?
  
  - Тоже не знаю.
  
  - Ты не торопись с суждениями. Ну, да ладно. Пища, что газообразная, что жидкая, что твердая превращается в организме в стихии. Или, точнее, она трансформируется в стихии. И вот когда это произошло, органы, которые принадлежат той или иной стихии, могут эту пищу воспринять. И применить для собственных нужд. Например, на создание новых клеток, потому как клетки организма имеют малый срок жизни - максимум семь лет. И это только клетки костей. Остальные клетки живут гораздо меньше.
  
  - Откуда ты все это знаешь?
  
  - Я же тебе сказал - наследие предков.- Но вернусь к вопросу о знании, получаемом с помощью органов чувств. Те органы, о которых речь шла ранее, в паре с сопутствующими органами, являются для знаний, приходящих от органов чувств своеобразным фильтром, который пропускает узкую полосу приходящей информации. И не дает проникнуть в этот канал чужому знанию. Вот только дальше пропущенное сквозь фильтр знание пока используется нерационально.
  
  В этом месте Ванн Ян посмотрел на Вангру.
  
  - Ты ему говорила о команде Творца?
  
  И когда та кивнула утвердительно, продолжил.
  
  - Творец приказал всем живым существам накапливать знание. Но вот что делать с этим знанием Творец не уточнил. А посему решение этого вопроса целиком относится к компетенции человека.
  
  - Что это значит?
  
  - Ну, вот смотри. Сейчас накапливаемое за жизнь знание фактически складируется в мышцах или костях, и даже в органах и сосудах. Что рано или поздно начинает отражаться на здоровье. Так почему бы это знание использовать не на отложение в жировых клетках, сосудах или костях, а по прямому назначению - съедать, когда припрет нужда. Мало того, что в этом случае человеку совершенно не нужна будет внешняя пища, так как будет хватать внутренней. Так еще и не будет тратиться энергия на разделение внешней пищи на стихии. Ведь знание от органов чувств уже разделено по стихиям. И та же печень днем может копить знание, пришедшее через глаза, а ночью, когда человек отдыхает, она может спокойно поедать накопленное. И уже не нужны будут ни вода, ни еда, ни воздух, поступающие извне. Все будет в самом человеке. Как тебе перспектива?
  
  - Заманчиво. Но слишком сложно. Нужно переварить, осознать и понять что к чему.
  
  - Ну, давай, переваривай. Сестра, а ты не угостишь меня своим знаменитым отваром?
  
  - Ой, да конечно, брат.
  
  Вангра подхватилась, сбегала в шалаш, вернулась с большой кружкой отвара и поставила ее на стол перед Ванн Яном.
  
  Увидев это, Уго с подколкой спросил:
  
  - А почему же ты не придерживаешься своих же рекомендаций? Вот и отвар пьешь. А ведь в нем и вода, и воздух есть. Да и земли с огнем примешано.
  
  - Ты слыхал пословицу: В чужой храм со своим уставом не ходят? Я сейчас в гостях у моей сестры Вангры. Здесь свои правила. Зачем же я буду их нарушать? И, честно говоря, давно мечтал попить ее отвара. Он очень полезный... и целебный.
  
  - Да уж, насчет целебности ты прав, я на себе испытал.
  
  - Вот даже как? Ну-ка, расскажи.
  
  Пришлось Уго рассказать о своих приключениях. Вангра иногда вставляла свое слово, поправляя или расширяя рассказ Уго. Потом, предварительно накрыв их пологом невидимости, достала и берестяные грамоты. Ванн Ян читал их очень внимательно, и, вероятно, не один раз, поскольку долго не отрывался от чтения. Лицо его стало задумчивым.
  
  - Вон оно как, - наконец промолвил он.- Шакалы пытаются поделить шкуру неубитого медведя.
  
  Уго попытался отвлечь мага воды от грустного.
  
  - Ванн Ян все-таки мне интересно, как мы будем много дней идти по пустыне? Это ж, сколько воды нужно взять?
  
  Ванн Ян, еще, будучи в задумчивости, сказал:
  
  - Будем использовать воду как принцип.
  
  Потом встрепенулся:
  
  - Брат, если уж хочешь назвать меня по имени, то зови или Ванн, или Ян. Не люблю я этих церемониальных имен. Лады?
  
  - Лады, - В тон Ванн Яну ответил Уго.- Но я не понял, что значит "использовать как принцип"?
  
  - Начну с определения. Принцип - это, иными словами, основа. Например, ты взял в руку горсть песка и стал его понемногу высыпать. Если ты не знаешь принципа, касающегося воды, ты скажешь на песок, что он сыплется сквозь пальцы. А если ты знаешь, что вода, как стихия присутствует во всем (вот она основа, т.е. принцип), то ты скажешь, песок струится сквозь пальцы. Ведь струиться может только то, что принадлежит стихии вода. А еще есть такие горы, которые наверху имеют жерла. И из этих жерл время от времени вырывается магма.
  
  - А что такое магма?
  
  - Магма - это природно-огненный жидкий сплав. Представь, с вершины горы течет огненная река. А когда она остывает, становится твердой. Вот еще одно проявления принципа воды.
  
  Или при обороне крепостей применяется смола, которая в обычном состоянии тверда, как камень, но стоит ее нагреть, она становится текучей, как густая жидкость. Снова проявление принципа воды.
  
  - Я понял. А что практически дает понимание этого принципа?
  
  - Практически? Так и применяй этот принцип практически. Например, ты сыплешь песок сквозь пальцы, а представляешь, что струится не песок, а вода... как принцип. И направляешь ее в свою флягу..., пока она не наполнится уже реальной водой. А если еще добавишь заклинание, подобающее случаю, - здесь Ванн Ян произнес заклинание, - то твоя фляга будет полной каждый раз, когда ты будешь высыпать песок сквозь пальцы.
  
  - А из воздуха можно извлекать воду... как принцип?
  
  - Почему нет? Представь, из темной расщелины струится холодный воздух. Или, наоборот, в окно вливается жара с улицы. В обоих случаях присутствует принцип воды. Вот и используй его.
  
  - Ванн ты говоришь, как поэт.
  
  - Поэты почти маги. Разница лишь в том, что маги идут в пространство за знаниями осознанно, а поэты черпают из пространства вдохновение неосознанно.
  
  Все замолчали. Уго не знал, о чем еще спросить, и потому просто ждал, что еще скажет маг воды. А тот переглянулся с Вангрой и сказал.
  
  - Раз уж я пока слаб для действий, давай начнем знакомиться со стихией ВОДА в теоретическом плане.
  
  Сразу скажу, что я воспринимаю воду не просто как субстанцию, а как живое существо, хотя и весьма необычное. Ведь вода может быть паром, в чем она подобна воздуху, может быть жидкостью, а может быть льдом, т.е. твердой субстанцией, подобной земле.
  
  Вода способна запоминать слова, которые ты над ней произносишь. На этом и основана магия воды. Но кроме слов, вода улавливает наши мысли. Так что, будучи рядом с водой нежелательны грязные мысли. Ибо выпив после этого воды из данного источника, ты сам себе занесешь грязь. А потом будешь удивляться, что болеешь. А вот наговоренная или освященная вода может включать механизмы излечения внутри организма. Ведь по большому счету, человек - это большая фляга, заполненная водой процентов на 70-80. И когда ты вносишь в эту флягу немного заговоренной воды, постепенно вся вода считывает то знание, что ты записал при исцелении.
  
  А если хочешь избавить какой-нибудь предмет от энергетической грязи, положи его на трое суток в воду и поставь в темное место. Если же нет столько времени, подержи предмет под проточной водой в течение часа. Результат будет наверняка.
  
  Вообще, большую часть жизни что мирянин, что маг борются с негативными влияниями. Дурно брошенный взгляд, злое или непотребное слово, сказанное за спиной, миазмы отхожих мест или скотобоен, да много еще от чего, постоянно прилипают к человеку. И своими нездоровыми эманациями могут сильно навредить здоровью.
  
  - И что нужно делать, чтобы избавиться от негатива?
  
  - Самое простое - это обливание. Но не простое, а попеременное. Для этого набираешь два, четыре или шесть ведер воды, половина которой теплая, а другая половина холодная. Первым выливаешь ведро с теплой водой. Она разогреет тело, смоет первичную грязь, т.е. ту, что сверху. А заодно погонит изнутри наружу внутреннюю грязь. Чтобы эту грязь выдавить наружу, выливаешь ведро холодной воды. Тело как бы сжимается, и грязь выходит сама. А ты хватаешь второе ведро с теплой водой и снова обливаешься ею. Если чувствуешь что внутри осталась грязь, например, по вялости и пониженному тонусу, снова выливаешь на себя ведро холодной воды. Но больше шести ведер за один раз использовать не рекомендую. Ведь с водой смывается и твоя защитная энергия. Потому может быть хуже, если перестараешься. А чтобы удержать защитную энергию, сразу после обливания завернись в большое махровое полотенце и немного посиди в тепле, чтобы телу вернулся тонус.
  
  - А если здоровье не позволяет обливаться холодной водой? Или на дворе зима? Да и просто холодное время года.
  
  - Тогда подойдет деревянное корыто, достаточно большое и с высокими боками или чан, желательно медный. Если человек зажиточен, он наверняка имеет ванну и систему слива. В общем, что-то подходящее для того, чтобы набрать воды, комфортной температуры и полежать в посудине, пока вода не остынет. Можно добавлять горячей воды. Тогда водные процедуры можно продлить. Но не более получаса.
  
  - Что дает лежание в теплой воде?
  
  - Эффект тот же, что и при обливании теплой водой: поры кожи раскрываются, тело расширяется и грязь выходит наружу. Поэтому очень важно после ванны сполоснуться прохладной водой из ведра, чтобы смыть остатки воды из ванной с тела. А саму воду желательно выливать в место, где складируют бытовые отходы, чтобы не загрязнять много земли. И, желательно, чтобы это место было подальше от дома.
  
  - Почему? Из-за грязи в воде?
  
  - Да. Кроме того, принятие водных процедур при обливании или в ванной облегчает психическое состояние человека. Снимаются отрицательные эмоции, что улучшает настроение, очищается организм, если человек чувствует недомогание.
  
  - Запомни, брат, вода - источник жизни. Потому оскорблять ее нельзя ни при каких обстоятельствах.
  
  - Что значит, оскорбить воду?
  
  - Плевать в нее, испражняться по малой или большой нужде, ругаться непристойными словами рядом с водой. Причем, совершенно неважно, где выполняет это надругательство человек: в море, в реке, в озере, в пруде или даже в луже. Вся вода связана между собой невидимыми нитями. Потому наказание постигнет вне зависимости, где совершено оскорбление воды.
  
  - Она что же запоминает оскорбление?
  
  - Не только само оскорбление, но и того, кто это делает. Ведь вода обладает памятью и умением считывать биополе любого живого существа. К тому же она понимает человеческую речь. Потому на воду можно делать заговоры на исцеление... или на хворь и смерть. Тут уж зависит от человека или мага.
  
  - А как может наказать вода?
  
  Ванн Ян удивился.
  
  - Болезнями, конечно.
  
  - И еще. Так как вода понимает человеческую речь, нельзя ее проклинать, даже если наводнение или иное природное бедствие, связанное с водой. Вода - это стихия. И она управляема богами. Потому всякое бедствие происходит не просто так, а как наказание людям за их пороки. При этом она заставляет человека забыть о своем раздувшемся самолюбии. Тем самым, освобождает от грехов, накопленных человеком. Впрочем, мало кто это понимает, так же как и то, что любая болезнь появляется не просто так, а как наказание. За нашу лень, наше чванство и высокомерие. Да много за что еще.
  
  - Погоди. Но ведь есть много мест, где люди селятся буквально рядом с реками. И их поселения по весне постоянно затапливает. Такое положение длится не одно столетие. В чем же эти люди виноваты?
  
  - А ты никогда не задумывался, почему люди селятся рядом с реками?
  
  - Ну, хороший транспортный путь. Летом на судах, зимой на санях.
  
  - И не только. Бурные вешние воды несут много ила, который является прекрасным удобрением. Этот ил вешние воды приносят на огороды, где он и оседает. После чего, после спада вешней воды, эта земля вспахивается, засаживается и по осени дает прекрасный урожай.
  
  - И что в этом плохого?
  
  - В этом ничего плохого нет. Плохо то, что и сам человек поселяется рядом со своим огородом, который, заметь, затапливается регулярно. Тем самым, человек сам создает себе проблемы, как будто он не знал, что затопит не только его огород, но и его жилище. Вот она сила "авось", которое должно пронести.
  
  - Так как правильно вести себя в подобном случае?
  
  - Если ты видел реки, то должен был обратить внимание на то, что они извилисты. А потому один берег всегда крутой, а другой пологий. Наши предки всегда селились на крутом берегу, а огороды и заливные луга под сено распахивали на пологом берегу. Из-за постоянного подтопления этих лугов они получили название - пойменные луга. Увы, сейчас это знание забыто. Людей становится все больше, города и поселки все крупнее. Потому древнее правило перестали соблюдать. Отсюда и проблемы.
  
  - А что еще может вода?
  
  - Если приснился плохой сон, подойди к источнику с проточной водой, сполосни руки и трижды сполосни лицо. Желательно еще при этом сказать: Куда ночь, туда и сон. И вода унесет проблему.
  
  - И вот еще что. Вода уносит любые эманации, что плохие, что хорошие. Поэтому, если ты в хорошем расположении духа, более того, тебя прям распирает от счастья, и хочется петь, не делай этого рядом с проточным источником воды, или во время обливаний и принятия ванны. Потому что вода и это настроение унесет, а ты будешь обесточен.
  
  - Так что ходить напыщенным букой рядом с проточной водой?
  
  - Зачем такие крайности? Просто будь спокойным, чтобы твое биополе было в равновесии.
  
  - Опять это равновесие. Вы что, стихийники, помешались на нем? Вангра уже все уши прожужжала разговорами о гармонии, о равновесии. Вот и ты, Ван, запел о том же.
  
  - Самое сложное, и в тоже время, самое простое - это держать равновесие. С одной стороны, весь мир стремится к покою, когда уже ничего не важно. И смерть человека - это состояние полного покоя. А еще я видел звезды, наблюдал за ними. И поверь, звезды тоже умирают, хотя и не так быстро, как человек. Так что покой - это то, к чему стремится все в этом мире. Но с другой стороны, этот же мир, подверженный вселенским искусам, стремится к хаосу. В этой ситуации очень важно пройти, как по лезвию ножа, между абсолютным покоем и абсолютным хаосом, тем самым, сохранив равновесие. Вот почему стихийники упирают на равновесие, считают равновесие основой своей деятельности.
  
   Глава 9/ СЕАНС 9.
  
  Два дня после прихода Ванн Яна прошли в прежнем режиме. Уго занимался практиками магии воздуха, а стихийники, сидя за столом, о чем-то перешептывались, наблюдая за Уго. Но на третий день резко стала портиться погода. Со всех сторон в направлении полянки, где находились стихийники и Уго буквально слетались дождевые облака. Причем, не просто слетались, а соединялись между собой в какую-то совершенно жуткую фигуру, которая с некоторого момента времена стала вращаться вокруг общего центра. Сам центр выделялся черным-пречерным пятном, навевающим ужас. Ближе к вечеру начался сильнейший дождь. Но шел он как-то интересно - только в том месте, где расположился лагерь охотников.
  
  - Ванн, что это? - Со страхом спросил Уго.
  
  - Небольшой тайфунчик, слышал о таком феномене? Нет. Ну, тогда тебя ждут незабываемые впечатления и ощущения.
  
  - Это ты устроил?
  
  - Ага, я.
  
  - Чтобы помешать охотникам?
  
  - Фи, ради этого я и пальцем не пошевелил бы. Вода смоет все следы нашего присутствия в этом месте. И когда сюда доберутся маги в сопровождении охотников, то им достанутся только от мертвого осла уши.
  
  - Почему мертвого?
  
  - Это у нас расхожее выражение означающее, что они ничего здесь не найдут, в смысле, наших следов.
  
  - Так мы выходим?
  
  - Да. Немедля.
  
  Ванн Ян оглянулся, увидел Вангру, улыбнулся.
  
  - Сестра, ты приготовилась к уходу?
  
  - Конечно. А вот ваши котомки и фляги с отваром. Надеюсь, отвара хватит до пустыни.
  
  - Вангра и ты с нами?
  
  - Нет, мой путь на север. Там у меня еще одно жилище, буду осваивать его.
  
  Полчаса ушло на сборы. Уго собрался было оседлывать коня, но Вангра остановила.
  
  - Коня и твое снаряжение, а также оружие я забираю с собой... на время. Вы пойдете налегке, чтобы смогли оторваться от погони.
  
  - Так Ванн же сказал, что следов не останется.
  
  - Не надо считать Темнейшего глупее себя. Когда он поймет, что мы ушли, да еще и не оставив следов, он явно заподозрит, что мы пошли либо на север, либо на юг. И хотя он не знает о Ванн Яне, все равно будет организовывать погоню в обоих направлениях.
  
  - И чтобы задержать погоню, - вмешался Ванн Ян, - я и раскрутил тайфун.
  
  - Но они же маги. Разве они не найдут, как прикрыться от дождя?
  
  - Найдут обязательно. Но только для себя, а не для охотников. А без охотников маги в лес не сунутся. Так что будут ждать пока непогода утихомирится. А это время, которое так необходимо, чтобы оторваться от погони.
  
  - А развеять тайфун они не могут?
  
  - Нет, но об этом потом.
  
  Он подошел к Вангре.
  
  - Сестра, давай прощаться, когда еще свидимся.
  
  Вангра обняла стихийника, отстранилась, посмотрела в глаза.
  
  - Хранят тебя боги, брат.
  
  Повернулась к Уго.
  
  - И тебя пусть хранят боги, Уго дер Залес. И пусть все реченное про тебя сбудется.
  
  Она взяла коня за повод. Мужчины погрузили на него всю амуницию и оружие Уго. Из кустов выскочил волк и пошел рядом со стихийницей со стороны противоположной от коня. Что интересно, ни конь, ни волк совершенно не обращали внимания друг на друга.
  
  Маги подождали, пока Вангра скроется в лесу, поправили друг другу лямки котомок и двинулись в противоположную сторону.
  
  К этому времени ночь вошла в силу, но что странно, вокруг идущих было какое-то свечение, которое сформировало нечто, наподобие коридора.
  
  Уго уже собирался спросить о светящемся коридоре Ванна, но тот сам ответил на не заданный вопрос.
  
  - Легкая магия воды. Ведь капельки воды могут отражать свет, в том числе и Луны. Вот я этим и воспользовался, чтобы подсветить нам дорогу.
  
  Уго оглянулся вокруг и посмотрел на небо. Оно было затянуто облаками, так что ни о каком свете Луны не могло быть и речи. А еще Уго заметил, что светящийся коридор обрывается буквально за ними, а уже метрах в ста слышен шум дождя... хорошего такого дождя.
  
  - Да, да, поторопимся, чтобы не намокнуть. Я хоть и задал тайфуну совсем небольшую скорость расширения, с тем, чтобы он нас не догнал, но все же расслабляться не стоит. Если почувствуешь, что начинаешь уставать, хлебни глоток из фляги, что дала Вангра, станет полегче. Нам очень важно к следующему вечеру быть на краю леса, потому что пустыню лучше преодолевать ночью.
  
  - Ты хочешь сказать, что полтора суток мы будем без сна?
  
  - Именно это я и хотел сказать. Иначе мы вряд ли оторвемся от погони.
  
  - А как же ваши расчеты? Вы же говорили, что минимум на неделю задержите охотников и магов.
  
  - На неделю и задержим. Но ты учти, что мы будем идти без применения магии, чтобы себя не обозначить. Но ведь магам никто не запретит воспользоваться своими способностями. Потому они могут легко нас догнать, а то и обогнать. Потому нужно торопиться уйти как можно дальше. Чем дальше уйдем, тем шире будет район поиска. Вот этим мы и будем пользоваться при маневрировании.
  
  - Маневрировании? - Уго удивило, что стихийник применил чисто военный термин.
  
  - Ты думаешь, если стихийник, то совсем не знаком с мирскими понятиями? Имей в виду, стихиниками не становятся от рождения. Стихийник - это сознательный выбор мага, познавшего сильные и слабые стороны мира и магии.
  
  - Ванн, раз уж заговорили о магии, то у меня есть вопрос, который я не успел обсудить с Вангрой. Почему ступеней магии четыре, а не пять или десять?
  
  - А ты заметил, что и в миру всего четыре сословия?
  
  - Как четыре? Я считал, что больше.
  
  - Четыре, четыре и не спорь. Высшее сословие - это маги, которые служат в храмах.
  
  И упреждая вопрос Уго, стихийник сказал:
  
  - Нет, это не те маги, что подчиняются Светлейшему или Темнейшему. Это отдельный Орден, составляющий сословие магов в миру. Они, конечно, взаимодействуют с владыками Орденов левой и правой руки, но достаточно самостоятельны в выборе решений. И именно они являются священниками для мирян.
  
  - А можно сказать, что и маги-священники и реальные маги - это одно сословие, целью которого является управлением в миру?
  
  - В общем, да. При этом священники взяли на себя задачу управления простым людом, а реальные маги контролируют второе по значимости сословие - правителей и, через них, воинов, состоящих на службе этих правителей.
  
  - Потому у нас был маг?
  
  - Да.
  
  - А дальше?
  
  - А дальше идет сословие купцов, перекупщиков, ремесленников. В общем, тех, кто, в основном, населяет города.
  
  - Наконец, четвертое сословие, это крестьяне и работники, которые нанимаются в прислугу. Хотя работники - это те же крестьяне, по тем или иным причинам, ушедшие жить в город.
  
  - Понятно. А как это деление относится к магам?
  
  - У магов точно такое же деление. Маги первой ступени посвящение - это работники, служки в храмах и слуги у магов более высоких степеней посвящения. Маги второй ступени - подобны ремесленникам в миру. Они хорошо знают один из разделов магии, зато с другими, либо вообще не знакомы, либо знакомы поверхностно. Маги третьей ступени посвящения уже знакомы с большей частью магии, хотя предпочитают одну. И в ней совершенствуются. А также через нее подтягиваю свои знания в других частях магии.
  
  - А что же маги четвертой степени посвящения?
  
  - При должной подготовке они сильны во всех областях магии. Потому им нет равных ни в чем. Есть такое мнение, что магами четвертой ступени управляет сам Творец.
  
  - Но как же, в таком случае Светлейший и Темнейший собирались руководить мною? Ведь, насколько я понял, я маг четвертой степени посвящения.
  
  - Ты уже забыл сильфиду, которую из тебя изгнала Вангра?
  
  - Да, помню, она говорила, что с помощью духов стихий Светлейший пытался удержать меня в подчинении.
  
  - И она права.
  
  - А еще сильфида сказала, что во мне есть еще три подсаженных духа стихий.
  
  - Я в курсе. Но пока пусть будут на месте, куда их поместил Светлейший. Возможно, они пригодятся.
  
  - Пригодятся?
  
  - Пути Творца неисповедимы. Если он позволил подсадить в тебя духов стихий, значит, у него были на то резоны. А кто мы такие, чтобы противиться Воле Творца?
  
  - И что мне носить этих духов до скончания века?
  
  - Не думаю. Впрочем, можем их и удалить, если ты ощущаешь какое-то неудобство.
  
  - Пока ничего не ощущаю. Но сама мысль об этих духах несколько угнетает.
  
  - Плюнь и забудь. Пойми, ты не просто попал именно к стихийникам. В этом угадывается перст Творца.
  
  - Ты хочешь сказать, что я тоже стану стихийником?
  
  - Это тебе самому решать. Но, насколько я понимаю, обстоятельства ведут тебя именно в эту сторону.
  
  Какое-то время шли молча. Но шуршащий сзади дождь, который, казалось, шел за ними по пятам, понудил Уго задать следующий вопрос.
  
  - Ванн, у меня такое ощущение, что дождь ведет себя, как собака, следующая за тобой.
  
  - Так оно и есть. Я задал ему определенную скорость движения. Но при этом постоянно контролирую его.
  
  - Что значит, задал скорость движения?
  
  - То и значит. Ты ведь знаком с понятиями пространство и время? Маги воздуха созданы для того, чтобы управлять пространством. И Вангра тебе наглядно это показала. А маги воды сильны в управлении временем. Они как бы пребывают на развилке времен, а потому по собственному намерению могут перенестись в прошлое на какой угодно срок, или в будущее. И тоже на любой срок. Поимо того, маг воды может вообще остановить время в определенном участке пространства. Поэтому маг воды может получить знание из любой точки пространства, что в прошлом, что в будущем,
  
  - А как это проявляется практически?
  
  - Практически? Мы привыкли, что жизнь движется из прошлого в будущее через настоящее. Но это несколько не так. В достаточно удаленном будущем, линия жизни ветвится, что рога у оленя. Но, человек своими поступками и мыслями, намеренно выбирает одну из возможностей и следует ей. Даже если на каком-то отрезке жизненного пути его ждет катастрофа.
  
  - И что изменить ничего нельзя?
  
  - Мирянину даже представить такое невозможно. А вот магу воды очень даже возможно. Заглянув в будущее, и определив негатив, грозящий ему, маг воды начинает анализировать свои поступки и мысли, тем самым, уходя в прошлое. И делает это до тех пор, пока не найдет причину будущей катастрофы. И он начинает как бы жить по новой, проживая уже прошедшую жизнь, но с таким расчетом, чтобы изъять все то, что ведет к катастрофе.
  
  - Но ведь в этом случае меняется картина жизни. И можно влететь в еще большую неприятность?
  
  - Хм-м. Не забывай, что каждое наше действие контролируется Творцом. И если он позволил тебе перепросматривать свою жизнь, значит, в том есть резон. Кроме того, удалая из прошлой жизни негатив, ты одновременно удаляешь его и из своего подсознания, из своего тела. И, тем самым, очищаешь его, а значит развиваешься как маг. Что же в этом плохого?
  
  - А как правильно делать этот самый перепросмотр?
  
  - Вангра тебе наверняка рассказывала о подсознании. Это монстр, который пытается полностью контролировать мысли и действия человека. Мало того, оно все время вмешивается в жизнь человека, заставляя его делать не то, что нужно ему, а то, что хочет подсознание.
  
  Но у этого монстра есть слабые места, которыми и пользуются маги, чтобы хотя бы на время вырваться из-под влияния подсознания. Одно из слабых мест подсознания - оно не переносит, когда какое-то время получает одно и то же знание. Например, маг монотонно произносит какое-то время в течение определенного времени. Есть и другие варианты, например, монотонная музыка. Но они менее эффективны, т.к. используют органы чувств. Хотя и эти варианты используются в некоторых магиях. Но проговаривание одного и того же слова - это убойный вариант. Ведь слово - это вербальная магия, т.е. магия слова, которая органично входит в ментальную магию. Так что слово способно завораживать подсознание. Кроме того, само слово берется не с бухты-барахты, а подбирается так, чтобы быть в резонансе с человеком и всеми его полями. Причем, резонанс как раз и ведет к тому, что подсознание как бы засыпает.
  
  И вот когда подсознание заснуло, из тела начинают лезть самые активные блоки знаний, уже накопленные человеком. Они проявляются в виде мыслей, порой очень сумасбродных. Они совершенно не нужны. Потому маг прикладывает определенные усилия, чтобы от них избавиться. Это может делаться по-разному. Кто-то воображает внутри головы веник, которым выметает мысли словно мусор, а кто-то создает щель, в которую мысли выдуваются. Главное, ежедневно делая такое сосредоточение на заветном слове, добиться того, чтобы появилось полное безмыслие при отключенном подсознании. Это говорит о том, что прежние знания покинули тело. И можно по новой формировать будущее.
  
  - А кроме сосредоточения, чем еще пользуются маги?
  
  - Еще есть расслабление. Но его я покажу практически уже в пустыне. Там и поговорим.
  
  - А что делает маг, когда наступило безмыслие?
  
  - Конечно же, контролирует, что изменилось в прошлом и будущем.
  
  - Понятно. А можешь рассказать, как запрограммирован, как ты его назвал, тайфун.
  
  - Очень просто. Создавая тайфун, я заглянул в следующий день и понял, что к концу дня тайфун превратится в обычный ливень, который прекратится к вечеру. Меня это не устраивало, и я завернул тайфун в петлю времени. Это означает, что до определенного времени тайфун будет развиваться в обычном режиме, но дойдя до того момента, где петля времени переходит из будущего в прошлое, тайфун с новой силой будет свирепствовать. Но чтобы сильно не нарушать гармонию пространства и времени, я сделал петлю времени с эффектом ослабления. Иначе говоря, на следующий раз тайфун будет слабее, чем прежде, а на третий день петля времени исчезнет, и тайфун будет развиваться, как если бы он развивался в природных условиях.
  
   Но ведь тот же Темнейший может разорвать петлю времени. Или нет?
  
  - Это невозможно. По двум причинам. С одной стороны, чтобы разорвать петлю времени, нужно знать мое намерение. То есть знать какой временной отрезок я вложил в тайфун. А это можно определить только после второго витка. Та я итак сделал всего три витка. Пока Темнейший будет собираться магичить, петля времени сама по себе исчезнет. С другой же стороны, Темнейший, я уж нет говорю о подчиненных ему магах, того же уровня, что и я. Так что вряд ли он разгадает мои заклинания, те более, что он не маг воды.
  
  - А кто же он? Как маг.
  
  - И Светлейший, и Темнейший - маги огня.
  
  - Ванн, а как мне стать еще и магом воды?
  
  - Тебе, как природному магу воздуха, сделать это, в общем-то, проще, чем магам огня или земли. Я же говорил, что воздух и вода как бы повязаны друг с другом. Но, магия воды имеет свои особенности. Она любит уважительное отношение. Поэтому, чтобы заручиться поддержкой воды, нужно общаться с водой при лбом удобном случае. Пьешь ли ты воду, купаешься ли в ванной или в реке или озере, всегда благодари воду. И проси сохранить здоровье. А если занимаешься готовкой с применением воды, обязательно заряди воду положительной энергией.
  
  - Постарайся подружиться с водой. Позже я дам тебе заклинания, которые ты должен будешь произносить, находясь рядом с любым водным источником.
  
  - Кроме того, водная гладь идеальное зеркало для предвидения будущего. Причем в этом случае, сама вода будет тебе помогать, что весьма полезно, если помнить, что ясновидение весьма энергозатратно.
  
  - Но ведь есть какие-то ритуалы?
  
  - Вспомни свой ритуал накапливания энергии воздуха.
  
  - Это когда клетки наполнялись стихией воздух?
  
  - Да. А теперь представь то же, но по отношению к воде. Если ты подружишься с водой, и она тебя примет, можно делать ритуал, подобный тому, что ты делал с воздухом. Для этого нужно найти подходящий чистый водоем, раздеться донага и лечь в воде так, чтобы на поверхности была только голова. Причем, это только первый этап общения с водой. На втором этапе нужно научиться дышать водой, т.е. полностью в нее погрузиться. Не всем такое дается, но чаще всего, здесь мешает страх... боязнь захлебнуться. Тот, кто боится, никогда не познает всех тайн воды, а, значит, и не станет магом воды.
  
  - И что на выходе?
  
  - Если все пойдет правильно, ты подружишься с водой. И она станет твоим помощником. Хотя лучшие отношения - это отношения дружбы и партнерства.
  
  - А такое разве возможно?
  
  - А почему нет?
  
  - Это все-таки вода. Неужели она настолько разумна, что с ней можно дружить?
  
  - Вода более чем разумна. То, что она реагирует иначе, чем человек совсем не означает, что с ней нельзя дружить. Вспомни Вангру. Она дружит с животными, которые в принципе не поддаются дрессировке.
  
  - Ну, беркута-то приучают, а вот волка точно нет.
  
  - А как ты считаешь, когда маг делает из обыкновенной воды целебную, что здесь первично, маг или вода?
  
  - Хочешь сказать, вода?
  
  - Именно, вода дает согласие на изменение структуры.
  
  - Кстати, а как я узнаю, что у меня получилось подружиться с водой?
  
  - О, есть много знаков, указывающих на этот момент. Например, ты заболел, у тебя температура. Наливаешь в бадью или подходящую посудину прохладной воды и опускаешь в воду кисти. Сидишь минут десять-пятнадцать. Эффект замечаешь почти сразу по тому, что твоя температура снижается, а температура воды повышается. Так вода забирает на себя твою болезнь.
  
  - Ага, а если мне холодно, нужно набрать теплой воды и дождаться пока она остынет, а моя температура повысится, так?
  
  - Именно так. Ты уловил суть.
  
  - Тогда еще один момент. Ты говорил, что нужно научиться дышать водой. Не стану я в этом случае мужским аналогом русалки?
  
  - Не станешь. Для того чтобы стать русалкой нужно пройти определенный обряд. И, м-хм, быть женского полу. Так что можешь быть спокойным в отношении русалок.
  
  - Хорошо. Еще один вопрос. Вангра говорила, что магия воздуха - это синоним ментальной магии, и связана с умом и мыслительной деятельностью. А как в двух словах можно охарактеризовать магию воды?
  
  - Магия воды управляет эмоциями и чувствами. Поэтому чаще всего ею пользуются женщины против женщин. Или в отношении мужчин для приворотов. Но магия воды - это и целительство. Хотя, при желании, магия воды может быть направлена на убийство. Так что магия воды зависит от желаний того, кто применяет заклинания и ритуалы магии. Также магия воды связана с амулетами и талисманами.
  
  - Но если ты хочешь причислить магию воды к черной магии, как многие миряне считают, то будешь не прав. Магия - это такой же инструмент, как например,...эээ... топор. Лесоруб срубит топором дерево, мясник разрубит тушу животного, а убийца может топором убить. Так и с магией. Все зависит от чистоты помыслов человека, т.е. мага.
  
  - Возьмем, к примеру, тебя. Сильные мира сего приложили немало сил, чтобы подчинить тебя своему влиянию, сделать послушную куклу в их руках. Кто они, по твоему?
  
  - Убийцы?
  
  - Убийцы, не убийцы, но замыслы у них недобрые. Поэтому им никогда не стать магами воды, ибо вода этого не терпит. И еще. Их отношение к тебе явно неравноправные. Они и боятся и тебя, и в то же время, презирают тебя, считая себя выше, хотя бы по положению в миру.
  
  - Ванн, и все-таки я не понимаю, на кой мне все эти талисманы, обереги, тонкости знания магии воды. Не распыляю ли я свои силы, и не теряю ли понапрасну время, вместо того, чтобы совершенствовать в том, что мне свойственно от природы, т.е. в магии воздуха.
  
  - Твои сомнения понятны. Но, поверь на слово, время, потраченное на изучение магии воды, не будет потраченным даром. Ведь то, о чем я тебе рассказал до сих пор - это лишь малая толика того, что собой представляет магия воды. Ведь в ней есть знания о тайне дождевой воды, о поисках целебных источников с мертвой и живой водой. Наконец, магия воды включает магию крови - таинственной субстанции, благодаря которой мы не только живем, но и можем держать связь с Творцом.
  
  Иными словами, совершенствуясь в магии воды, ты будешь расширять свой энергетический потенциал и повышать уровень знаний, что, несомненно, отразится как на твое восприятии мира, так и на отношении к нему.
  
  Причем, это относится не только к магии воды, но и к магии огня, и к магии земли. Когда ты изучишь эти стихии, ты обнаружишь, что между ними происходит постоянный обмен и энергиями и знаниями.
  
  Наконец, вспомни наш разговор о диапазонах восприятия. Только познав в совершенстве все стихии, ты сможешь осознанно сменить диапазон восприятия стихий, перейти на прямое их потребление, чем изменишь свое мировосприятия. Поверь, овчинка стоит выделки, хотя сейчас тебе так не кажется. И это неудивительно, ведь ты в начале пути.
  
   Глава 10/ СЕАНС 10.
  
  За разговорами незаметно прошла ночь. Начало сереть предутренней дымкой. Уго обнаружил, что хвойный лес закончился, и они идут по лиственному лесу вперемежку с кустарником.
  
  Как только солнце встало Ванн Ян предложил перейти с шага на бег. При этом, он впервые за то время, как они покинули лагерь Вангры, отхлебнул из фляги, в то время как Уго прикладывался к своей фляге уже два раза.
  
  Бежали след в след, темп задавал Ванн Ян, небыстрый, размеренный. Уго нравилось бежать. Одно неудобство, разговаривать было затруднительно. Так что бежали молча.
  
  Так, не останавливаясь даже попить из фляги отвара, пили на ходу, бежали практически весь день. Неожиданно впереди показались просветы, и они выскочили на опушку леса. Ванн Ян объявил получасовой отдых и сразу же сел в тенечке под кустик.
  
  Уго, тем временем, осматривал местность, раскинувшуюся перед ними. Той пустыни, о которой он читал в книгах, и которая должна состоять из куч песка, называемых барханами, не было. А была открытая местность, высушенная до состояния камня. О чем Уго и сообщил Ванн Яну.
  
  - Это только начало пустыни, можно сказать, выжженная степь. Сама пустыня начинается в трех ночных переходах.
  
  - Так это же хорошо. По такой местности бежать будет легко...
  
  - ... но только ночью, - уточнил Ванн Ян.
  
  - Но ты же маг. Неужели не можешь создать условия для круглосуточного движения?
  
  - Как ты правильно заметил, я маг, а не самоубийца. Бороться с магией огня в ее логове, равнозначно засунуть голову в пасть льва.
  
  - Так что будем двигаться только ночами?
  
  - Пока, да.
  
  И маг замолчал, занимаясь каким-то интересным делом. Еще когда сели отдыхать, Уго заметил, что Ванн Ян вынул из котомки что-то похожее на ожерелье и надел на шею. Приглядевшись, Уго увидел, что вместо драгоценных камней на ожерелье Ванн Яна на висюльках болтаются какие-то фигурки. Здесь были и фигурки зверей, и фигурки птиц, и фигурки людей. Были и еще фигурки, которых Уго не смог опознать. И вот с этим набором фигурок сейчас манипулировал Ванн Ян. Он перебирал их слева направо и обратно, будто искал в них ответ на свой невысказанный вопрос.
  
  - Ванн, что ты делаешь?
  
  - Занимаюсь ясновидением, ищу ту опасность, что нас ждет впереди.
  
  - По этим фигуркам?
  
  - Да.
  
  Видя, что маг не расположен к разговорам, Уго разлегся под кустом, расслабил, насколько это было возможно, тело и уставился в голубое небо, раскинувшееся перед ним. Оно умиротворяло. И Уго даже задремал. Но Ванн Ян не дал ему заснуть. Он стал тормошить Уго, и когда тот раскрыл глаза, сказал.
  
  - Пора.
  
  При этом он держал в руке одну из фигурок, очень похожую на птицу, раскинувшую крылья.
  
  - Ты нашел опасность?
  
  - Да, она придет сверху, с неба. Так что давай убираться отсюда побыстрее.
  
  Жара к этому времени спала, солнце активно катилось к закату. Они накинули свои походные мешки, подтянули лямки и побежали по степи. Бежать ночью было легко. Но Ванн Ян предупредил, чтобы Уго не стремился его обогнать, поскольку в степи большая часть грызунов и даже змей живут в земляных норах. Так что высока вероятность попасть в такую нору и повредить ногу. К тому же, если в норе будет змея, можно схлопотать и ядовитый укус. Уго уразумел, и если поначалу у него были мысли обогнать Ванн Яна, то после предупреждения он бежал след в след.
  
  Казалось бы, все шло замечательно. Но Ванн Ян поглядывая на небо хмурился. А когда взошла луна, зацокал языком.
  
  - Что случилось? - спросил Уго, стараясь не сбивать дыхание.
  
  - Старая луна, - эхом отозвался Ванн Ян, но не стал продолжать.
  
  Они снова бежали всю ночь, изредка прикладываясь к флягам. Но судя по весу, даже экономя, отвара хватит максимум до следующей ночи. Тем более, что им предстояло дневать в условиях жаркой и сухой степи.
  
  Когда снова засерел рассвет, Ванн Ян даже не стал ожидать восхода солнца. Он остановился, снял с плеч мешок и достал оттуда большое шерстяное одеяло, с привязанными на концах колышками. Расстелив одеяло, Ванн Ян с натугой вогнал колышки наполовину в землю, и жестом предложил залезть под рукотворный тент.
  
  Так как одеяло было большим, не иначе, как предназначенным для двуспальной кровати, места хватило обоим. Причем с относительным комфортом.
  
  - Ванн, а когда мы будем спать?
  
  - Вот сейчас и поспим. Точнее, займемся расслаблением.
  
  - Зачем?
  
  - Один час расслабления заменяет полноценный ночной сон.
  
  - А разве нельзя это расслабление выполнять перед сном, точнее, вместо сна?
  
  - Это опасно. Можно перейти из состояния расслабления в состояние сна, и там остаться навечно.
  
  - Что значит навечно?
  
  - То и значит. Человек не проснется, умрет во сне или впадет в бессрочную кому.
  
  - Н-да? Тогда лучше с утра, как-то еще пожить хочется.
  
  - Тогда начнем. Практика найдена в той самой стране Тхинди, о которой ты упоминал. Называется она "Поза мертвеца".
  
  - Вот те здрасьте. Только говорил про мертвецов и предлагаешь практику от них.
  
  - Уго, иногда полезно абстрагироваться от своих эмоций. Практика названа так не случайно. Например, ты знаешь, что после смерти тело человека удлиняется сантиметров на 10-15?
  
  - Потому и гробы делают как бы на вырост?
  
  - Да. А происходит это потому, что после смерти все мышечные зажимы, все проблемы со связками и сосудами исчезают. Мышцы расслабляются, узлы на связках исчезают, сосуды очищаются. Но если такое возможно после смерти, почему этот феномен не использовать еще при жизни? И именно эта практика позволяет получить желанный эффект.
  
  - А что на выходе этой практики помимо расслабления и освобождения мышц и связок?
  
  - Когда ты отработаешь эту практику, ты сможешь в нее входить в любое время, по собственному намерению. А дальше можешь использовать эту практику для предсказаний, для исцеления больных. Да, много чего сможешь. Но самое важное - это оздоровление самого практикующего, поскольку выпрямляются энергетические каналы и исчезают зажимы в них. Человек как бы молодеет.
  
  - Да я видел в замке людей, которые ходят как бы на полусогнутых ногах, и при этом либо подволакивают, либо вообще волочат ноги.
  
  - Добавь сюда проблемы с ногами и руками в виде кучи болезней, и тебе станет ясно, в чем польза этой практики.
  
  - Так, начнем?
  
  - Слушай меня внимательно и запоминай всё, что я скажу.
  
  - Положи руки вдоль тела, пальцы полусогнуты. Ноги сведи вместе, носки разведены. Голова повернута чуть-чуть в сторону (куда удобно). Рот слегка приоткрыт. Язык прижат к небу. Глаза закрыты. Дыхание ровное, неглубокое.
  
  Ванн Ян дал Уго время выполнить все команды, им сказанные, после чего продолжил.
  
  - Теперь будем стремиться к максимальному мышечному расслаблению. Сосредоточь луч внимания на пальцах ног. Когда получится, начинай плавно вести луч вверх по ногам. Причем стремись к тому, чтобы луч захватывал обе ноги. Вот твой луч внимания перешел на икры, бедра, ягодицы, гениталии. Поднимай его выше, ощупывай живот, грудь, горло. Переходи на голову с выходом на макушку. После чего сделай внутренний жест, как бы сбрасывая грязь, которую ты нагреб своим лучом внимания. Теперь опусти луч внимания к плечам, и, стараясь вести его сразу по обеим рукам, спустись к кончикам пальцев рук. И тоже как бы сбрось грязь с пальцев. И запомни, никогда не спеши, выполняя эту практику.
  
  Ванн Ян снова замолчал.
  
  - Если чувствуешь, что расслабил тело, опускай луч внимания к ногам и проговаривай формулу:
  
  Мои руки, ноги, и все тело расслабляются.
  
  При этом, говоря про руки, делаешь взмах лучом внимания от концов пальцев к плечам и обратно. Говоря "ноги", переводишь луч внимания на концы пальцев и делаешь им взмах к бедрам и обратно. Говоря же "все тело", делаешь взмах лучом внимания от гениталий к макушке и обратно. Медленно повторяй эту формулу девять раз. Старайся все свои действия с лучом внимания отслеживать осознанием, но не будь при этом активным. Будь созерцателем происходящего.
  
  Ванн Ян снова замолчал, а Уго стал проговаривать формулу положенное число раз. Увлеченный счетом и попытками держать под контролем луч внимания, Уго совсем забыл отслеживать состояние тела. И сильно удивился, что оно действительно расслабляется, следуя формуле.
  
  Ванн Ян, похоже, отслеживал действия Уго, поскольку, только тот закончил проговаривать формулу расслабления продолжил:
  
  - Теперь запоминай еще одну формулу, продолжающую первую:
  
  Мои руки, ноги и все тело тяжелеют.
  
  Выполняй ее тоже девять раз.
  
  И снова Уго скользил лучом внимания по телу и конечностям, проговаривая новую формулу. При этом он заметил, что по телу и конечностям как бы прокатывается волна, совпадающая с движением луча внимания. Тело и конечности стали наливаться тяжестью, и это было необычно.
  
  - Третья формула расслабления звучит так:
  
  Мои руки, ноги и все тело стали очень тяжелыми.
  
  Повторяешь ее одиннадцать раз. Закончив, один раз произносишь формулу
  
  Я совершенно спокоен.
  
  И Ванн Ян снова умолк. Но как только Уго закончил проговаривать формулы, Ванн Ян продолжил:
  
  - Теперь особое внимание обрати на дыхание. Оно должно быть поверхностным, неглубоким. Если это не так, находясь в расслабленном состоянии, успокой дыхание. После этого на вдохе переводишь луч внимания на кончик носа и сводишь глаза к переносице. Вздохнув, делаешь паузу до пяти секунд и выдыхаешь, переводя глаза в нормальное положение. Так повторяешь от девяти до тринадцати раз. Количество повторений зависит от ощущений. Ты должен почувствовать, что твое тело как бы проваливается в пропасть.
  
  Сегодня делать эту фазу практики будешь на пять вдохов-выдохов, постепенно доводя до десяти вдохов-выдохов. И пауза между вдохом и выдохом постепенно увеличивается с пяти до тридцати секунд. Чтобы было удобно отсчитывать секунды, считай удары сердца, представив, что оно бьется с частотой один удар в секунду.
  
  Дождавшись, пока Уго выполнит и эту часть практики, Ванн Ян сказал.
  
  - Потерпи, скоро конец практики. Чтобы ее закончить достойно, вспомни голубое небо, которое ты недавно наблюдал. Постарайся удержать эту картинку. Постепенно должно появиться ощущение, что твое тело и конечности полностью исчезли, растворились в этом небе. И ты ощущаешь только свою голову. Такое состояние называется "говорящая голова". Это и есть полное расслабление, которое полезно и телу, и уму.
  
  В этом состоянии ты способен к ясновидению. Стоит задать вопрос, как почти сразу получишь ответ. Чаще всего в виде образов. Так что дерзай.
  
  И Ванн Ян замолчал окончательно.
  
  Уго выполнил наставление. И действительно ощутил, что тело исчезло, осталась одна голова. Но Уго не стал паниковать, помня наставления Ванн Яна, а представил голубое небо на рассвете. Внезапно небо изменилось, и Уго увидел высоко в небе пять небольших смерчей, которые были в расширенном клине и стремительно неслись, судя по положению солнца, с севера на юг. Что-то угрожающее было в этих смерчах, но вот что, Уго понять не мог. Однако картинка настолько возбудила Уго, что он вылетел из расслабления, как пробка из бутылки. Дыхание было учащенным.
  
  Уго покосился на лежащего рядом Ванн Яна, и увидел, что тот на него пристально смотрит.
  
  - Похоже, ты смог нырнуть в будущее. Рассказывай, что увидел.
  
  Уго, как мог, описал картинку и спросил.
  
  - Ванн, что это было?
  
  - Погоня, - односложно ответил Ванн Ян. Помолчав, добавил, - идут, словно на маяк. Подозреваю, что этот маяк в тебе.
  
  - Во мне?
  
  - Да, одна из стихиалей является маяком.
  
  - Так давай от них избавимся.
  
  - Нет времени. Пока будем проводить ритуал изгнания стихиалей, погоня будет здесь.
  
  - Ванн, а что такое эти смерчи? Что они означают?
  
  - Означает то, что за тобой гонятся пять магов воздуха. Они соорудили себе рукотворные смерчи, и с помощью этих смерчей, бросились за тобой в погоню.
  
  - Разве такое возможно?
  
  Ванн Ян скривился, как от кислого.
  
  - Ты же сам все видел, что спрашиваешь?
  
  Действительно, Уго видел смерчи, но никак не мог поверить, что внутри смерчей находились люди. Но посмотрев на Ванн Яна, он понял, что не время задавать вопросы. Ванн Ян о чем-то сосредоточенно думал. Внезапно он посмотрел на Уго.
  
  - Ты спрашивал, чем отличается магия воды от магии воздуха? Сейчас я тебе продемонстрирую на практике. Но прежде, обозначу разницу вербально, поскольку ты маг воздуха. Вода - единственная стихия, которая может пребывать в трех состояниях. Это пар, вода и лед. Ни одна другая стихия такого качества не имеет. Маги воды по полной используют это качество. Иными словами, с помощью специальных заклинаний они могут превращаться в состояние подобное пару, становясь эфемерными, т.е. невидимыми окружающим. Могут быть текучими, а могут быть твердыми как лед. Вот одним из этих состояний мы сейчас и воспользуемся. Вылезай из-под навеса, мы уходим.
  
  И юркнул наружу. Уго вылез за ним, и вовремя, поскольку Ванн Ян сразу же стал собирать одеяло и, собрав, засунул в свой мешок. Потом он распрямился и стал поворачиваться вокруг оси.
  
  - Так, ветер восточный. И это хорошо, поскольку нам нужно на запад. Так что поможет. Собирайся.
  
  Уго накинул на плечи свой мешок и вопросительно посмотрел на Ванн Яна. А тот, увидев, что Уго готов, взял его за руку и проговорил заклинание на незнакомом языке.
  
  Уго ощутил необычайную легкость в теле. Более того, он явственно почувствовал, что в спину его толкают, хотя он никого не обнаружил. Но расспрашивать было некогда. Поскольку Ванн Ян сразу перешел на бег, таща за собой Уго.
  
  Бежать было невероятно легко. К тому же, жара, которая должна была испепелять, вроде бы, как и не чувствовалась. Опять же, в спину что-то настойчиво подталкивало, при этом, поддерживая, чтобы не было раскачки.
  
  Бежали долго. Настолько долго, что Уго потерял счет времени. Он только понял, что день закончился, наступила ночь. Понял он и то, что подталкивание сзади внезапно прекратилось, и, наоборот, появилась невидимая преграда спереди, мешавшая бежать.
  
  Ванн Ян тоже почувствовал эту преграду. Остановился, произнес новое заклинание, после чего отпустил руку Уго.
  
  - Ну, как тебе состояние пара?
  
  - В смысле?
  
  - Ты что не понял, что мы были в состоянии пара, т.е. были подобны пару? Это настолько эфемерное состояние, что твоя погоня нас вряд ли ощутила бы, даже если они пролетали бы рядом.
  
  Уго посмотрел на Ванн Яна неверяще.
  
  - Ты хочешь сказать, что мы превратились в пар? И в таком состоянии мчались весь день?
  
  - Именно, превратились в пар и мчались весь день. Да еще с помощью восточного ветра, который нес нас очень бережно. Наверное, потому что чуял в тебе мага воздуха. А вот сейчас, когда наступила ночь, ему на смену пришел западный ветер, с которым нам не по пути. Потому я и вернул нас в обычное состояние. Чувствуешь, прохладу западного ветра?
  
  Действительно, в лицо дул довольно плотный ветер. Но сказать, что он был прохладным, у Уго язык нет поворачивался. О чем он и сказал Ванн Яну. Вместо ответа Ванн Ян расхохотался.
  
  - Если бы ты был в нормальном состоянии, когда дул восточный ветер, то нынешний западный ветер показался бы тебе студеным. Так что наше парообразное состояние заодно избавило нас от жары. Но ты прав, западный ветер не слишком холодный, а это говорит о том, что настоящая пустыня впереди. Именно оттуда этот ветер и дует.
  
  - Ладно, хлебнем по глоточку отвара и в путь. Нужно отрываться, пока есть возможность.
  
  И снова они бежали, бежали всю ночь. И уже под утро буквально влетели в барханы, которым, казалось, не было конца и края. Скорость бега сразу упала, сапоги стали вязнуть в песке. Да и солнце, будто торопясь на работу, споро поднималось из-за горизонта. Так что жара не заставила себя ждать.
  
  Ванн Ян повторно перевел их в состояние пара, и они бежали весь день. Что интересно, ноги уже не вязли в песке. Создавалось ощущение, что они парили над землей. Но и ночью Ванн Ян не стал останавливаться, объяснив это тем, что нужно подальше оторваться от погони.
  
  И вот новое утро в песках. Взбежав на очередной бархан, Ванн Ян перевел их в обычное состояние. После чего, определил, откуда дует ветер и на противоположной стороне бархана затеялся натягивать навес. Он вынул из мешка одеяло и растянул навес, куда они и нырнули.
  
  От нечего делать Уго решил заняться практикой "поза мертвеца", о чем сообщил Ванн Яну. Но тот как-то странно среагировал на слова Уго. То есть, вообще не среагировал будто не слышал. А когда Уго повторил, Ванн Ян с некоторым раздражением заметил:
  
  - Ты что не чувствуешь, как изменился окружающий мир? Что-то назревает.
  
  После чего вылез из-под навеса, приложил руку к глазам и стал внимательно осматриваться, поворачиваясь вокруг оси. Внезапно он остановился, и жестом позвал Уго к себе.
  
  Когда Уго вылез, Ванн Ян выбросил руку вперед:
  
  - Смотри туда.
  
  Уго, по примеру Ванн Яна поднял руку к глазам и стал пристально всматриваться. Но кроме небольшого облачка на горизонте ничего не обнаружил. А потому вопросительно посмотрел на Ванн Яна.
  
  - Там одно облачко... и всё.
  
  - Это облачко является предвестником песчаной бури, которая на нас надвигается. Да, недооценил я этих магов воздуха. Похоже, среди них есть маг третьей степени посвящения. Да, и маяк, похоже, работает отменно. Так что нас решили, если нет выкурить из пустыни, то засыпать здесь на веки вечные.
  
  - И что будем делать?
  
  - Была бы это обычная песчаная буря, сказал бы, что нужно вырыть нору в песке, прикрыться одеялом и переждать, пока буря пронесется мимо. Но так как буря рукотворная, можно ожидать всяких неприятных подарков от преследователей. Так что нужно неординарное решение, которое спасет нас от бури, а заодно и позволит оторваться от погони.
  
  На этих словах Ванн Ян задумался, а Уго непрерывно следил за таким казалось бы безобидным облачком. Как оказалось, облачко все время расширялось и уж очень стремительно приближалось к тому месту, где маги остановились. Уго начал нервничать. Быть закопанным в песок как-то не прельщало.
  
  Внезапно, Ванн Ян вскинулся.
  
  - Нужно достать из тебя ундину.
  
  - Прямо здесь и сейчас?
  
  - А ты предлагаешь дождаться, пока буря придет? Здесь и сейчас.
  
  - Что для этого нужно?
  
  Тут Уго вспомнил, как Вангра изгоняла сильфиду и поежился.
  
  Ванн Ян встал на одно колено.
  
  - Ложись на второе колено лицом вниз.
  
  Уго попробовал лечь животом, но в таком положении голова свисала почти до земли.
  
  - Грудью ложись.
  
  И как только Уго улегся, Ванн Ян стал читать заклинания, при этом делая какие-то пассы. Самих пассов Уго не видел, поскольку был обращен к Ванн Яну спиной, но по мелькающим теням от рук, понял, что Ванн Ян взывает к стихии вода.
  
  Вдруг ему стало настолько дурно, что разум почти померк. Изнутри явно что-то рвалось. Начались позывы к рвоте. И когда она началась, Уго показалось, что нечто мерзкое и скользкое пытается вытечь не только изо рта, но и из носа, а, может быть, и из ушей.
  
  Но вот рвота прекратилась, а на земле было что-то ядовито-зеленое, причем явно живое, потому что стремилось впитаться в песок. Но не тут-то было. Ванн Ян с силой отбросил Уго в сторону, протянул руку к этой жиже и ... ухватил ее. Причем, Уго показалось, что когда он поднял это существо, он держал в руке здоровую рыбину. И держал ее за хвост.
  
  - Куда ты собралась красавица? - Радостно воскликнул Ванн Ян. - А поговорить со своим владыкой? Какие-то невоспитанные ундины пошли. Так я тебя поучу. Вот распылю, будешь знать, как противиться магу воды.
  
  "Рыбина" подергалась, подергалась, пытаясь вырваться, но поняла бесполезность усилий и обвисла.
  
  - Уго, учись, как правильно рыбу держать. Захват называется "хват младенца".
  
  - Почему младенца?
  
  - А ты видел, как младенец держит предметы в руке? Пробовал выдернуть из руки? И не пытайся, потому что нет получится. Хват мертвый. Можно только вынуть, аккуратно развернув пальчики.
  
   Глава 11/ СЕАНС 11.
  
  Уго оглянулся на тучу и оторопел. Невинное белое облачко превратилось в иссиня-черную тучу. Но больше поразила не сама туча, а нечто черное, клубившееся под ней. Буквально нутром Уго ощутил, что эта чернота несет смерть.
  
  - Ванн, туча приближается!!!
  
  - Слышала "рыба"? Мы-то успеем себе норку вырыть, и может быть, переживем ураган. А тебя я специально буду держать снаружи. Представляешь, что из тебя получится после бури?
  
  И тут Уго услышал голос ундины. Он напоминал скрежет металла по стеклу.
  
  - Жареная рыба.
  
  - Ответ неверный, не жареная, а запеченная, причем в песке. Тебе нравится такая участь?
  
  - Нет.
  
  - Но ты можешь спастись, если будешь помогать.
  
  - Что тебе нужно?
  
  - Вопрос первый: Кто из стихиалей является маяком?
  
  - Гном.
  
  - Понятно. Вопрос второй: как я понимаю, ты собиралась уйти от нас по подземным путям. А с нами пойдешь?
  
  - Пойду.
  
  - И в чем проблема?
  
  - В этом месте нет водоводов, потому и не ушла.
  
  - А где есть?
  
  - Нужно спуститься с бархана.
  
  - Вот это уже деловой разговор. Уго захвати мой мешок и догоняй.
  
  Ванн Ян, все также держа добычу за хвост, стал спускаться с бархана, фактически съезжая на пятой точке. Уго подхватил оба мешка и последовал за магом.
  
  Внизу ундина изогнулась.
  
  -Туда.
  
  Ванн Ян двинулся в ту сторону, что указывала ундина, Уго - за ним. И уже перед другим барханом ундина сказала:
  
  - Здесь.
  
  Всё также держа ундину за хвост, Ванн взял за руку Уго, прошептал заклинание и коротко кинул ундине:
  
  - Веди.
  
  Дальше был сплошной ад, даже страшнее, чем его описывали маги-священники. Они мчались по каким-то подземным лабиринтам, большей частью сухих. А там, где была хоть какая влага, стояла непередаваемая словами вонь. Но ундина свое дело знала туго. И хотя Уго почти сразу потерял счет времени, но ему показалось, что прыгали они под землей недолго. Хотя на самом деле оказалось, что почти целый день. Как потом объяснил Ванн Ян, были проблемы с восприятием в том состоянии, в котором они пребывали.
  
  Как бы там ни было, внезапно они попали в струю живительной влаги, которая благополучно вынесла их на поверхность реки. Мокрые, но довольные, что спаслись, маги выползли на берег. И Ванн Ян, прежде чем сесть, произнес заклинание. Как понял Уго, отменяющее прежнее заклинание.
  
  - Ладно, рыба, задачу выполнила, живи.
  
  И сильно размахнувшись, Ванн Ян забросил ундину в реку. После чего повернулся к Уго.
  
  - Что ты так подозрительно смотришь? Есть вопросы, задавай.
  
  - Ванн первый вопрос уже становится нормой: Что это было?
  
  - Мы с тобой побывали в состоянии - вода. И благодаря этому смогли по подземным водоводам добраться до этой прекрасной реки. К тому же оглянись вокруг. Обрати внимание на лес, который за нашими спинами. Он ведь совсем не таков, как в твоих краях. Этот лес называется - джунгли. А это значит, что мы совсем недалеко от моей страны.
  
  Уго оглянулся. В самом деле, лес был незнакомый. Буквально в пяти метрах от берега начинался непроходимый лес. Стволы деревьев были толстыми и увитыми какими-то веревками. Как потом оказалось, лианами. Эти же лианы висели между деревьев, свисая до земли. Стволы уходили в небо на десяток метров, где были разбросаны причудливые листья с резными краями. А еще Уго удивило обилие цветов ярких раскрасок. Они были везде. И на земле и на деревьях, маленькие и огромные.
  
  - И что мы теперь пойдем через эти, как их, ... джунгли?
  
  - Честно говоря, я не люблю джунгли. Слишком много гнилья, которое в условиях мягкого влажного климата постоянно разлагается, издавая удушливый запах.
  
  - А чего ж мы сюда прибыли?
  
  Ванн Ян развел руками.
  
  - Ундины, как и сельфиды, делятся по частям света. Та, что была в тебе, была восточной. Потому ее и тянуло на восток от того места, где нас чуть не застала песчаная буря. А мне как раз и нужно было на восток, поближе к дому. Так что я лишь простимулировал ундину к решительным действиям, предполагая, что она потянет нас на восток. Как видишь, так и получилось.
  
  К тому же, мы здорово оторвались от погони. Им понадобится несколько дней, чтобы обнаружить маяк. Да и то, только в том случае, если они начнут сдвигаться к востоку.
  
  - Но опасность-то все равно осталась.
  
  - Осталась, - согласился Ванн Ян.- Но здесь, - Ванн Ян повел рукой вокруг, - моя стихия. Пусть попробуют сунуться. Получат по полной.
  
  - Знаешь, меня это не успокаивает. Рано или поздно преследователи обнаружат маяк и нашлют еще какую-нибудь гадость. И что опять будем бегать как зайцы?
  
  - Ты смотри, каким смелым стал. Предлагаешь драться? Но учти, драка будем магическая, а это нечто иное, чем драка в кабаке.
  
  - Ну, кое-что я узнал и вспомнил, пока был у Вангры. И если учесть, что нас преследуют маги воздуха, то у меня есть чем с ними сразиться. Честно говоря, устал от всей этой бодяги, хочется ясности.
  
  - Не сейчас. Нужно выманить гнома, а это возможно когда будем рядом с горами. Уж очень гномы эту местность обожают.
  
  - А горы они где?
  
  - За лесом... пока не видно. Дня три пути.
  
  - Мы что пешком пойдем через это? - спросил Уго в ужасе, показывая на джунгли. - Да мы и за неделю через них не пролезем.
  
  Ванн Ян усмехнулся.
  
  - Смотрю, ты такого же мнения о джунглях, что и я. Нет, мы пойдем другим путем... водным.
  
  - Поплывем? Но здесь не видно лодок и даже плотов.
  
  - Уго, ты все время забываешь, что мы маги. Вот и привлечем себе в помощь старушку. А новая луна нам поможет.
  
  Ванн Ян вышел на берег реки... и начал петь. Песня была тягучая, даже заунывная. Незаметно для себя Уго впал в грусть. Вспомнился родной дом, отец с матерью. И как-то стало жалко себя непутевого, нежданно-негаданно ввязавшегося в разборки между кланами магов. Причем с далеко неясной перспективой даже ближайшего будущего. Эмоции сменяли друг друга. То хотелось плакать навзрыд, то буквально выть на луну, которая своим тонюсеньким серпиком засверкала вдруг на небосводе.
  
  Тем удивительнее для Уго была реакция мага воды, который оборвав песню, повернул к нему радостное лицо. Но посмотрев на Уго, Ванн Ян нахмурился.
  
  - Брат, не раскисай, смотри, какой спектакль начинается.
  
  И в самом деле, на воде происходило что-то невообразимое. Вода у берега начала бурлить. Было ощущение, что большая стая рыб подошла к воде и устроила представление. Но приглядевшись, Уго заметил, что то, что он принял за рыб, скорее всего ундины. И действовали они, в самом деле, удивительно, сбиваясь в стаю, очень плотную стаю. Уго даже подумал, что по ним можно передвигаться. Но он и не подозревал, что его догадка близка к воплощению.
  
  Маг воды ступил на сбившуюся плотным плотом стаю,... не провалился, а так и остался стоять на этом своеобразном плоту. Обернувшись, он протянул руку Уго.
  
  - Что застыл боец, время не ждет. Молодая луна помогает только рискованным магам. Не бойся, не провалишься.
  
  Уго ухватился за руку Ванн Яна и ступил на импровизированный плот. Ундины под ним слегка прогнулись, но, к удивлению Уго их строй только сплотился. Так что стоять было вполне возможно, хотя и необычно.
  
  - Давай сядем, так ундинам легче будет нас держать, - сказал Ванн Ян и сел посреди плота.
  
  Уго последовал за ним. И как только они сели, плот двинулся, причем против течения реки. Не сказать, что они неслись по волнам, хотя скорость движения была приличной.
  
  Уго захотелось пить, но он опасался черпать воду из реки. Да и Ванн Ян к ней не прикасался. Потянувшись к фляге, Уго обнаружил, что отвара осталась на донышке. Расстроенный этим обстоятельством, Уго было пригорюнился, но тут ему в бок что-то ткнулось. Оказалось, это фляга Ванн Яна.
  
  - Пей, - коротко бросил маг воды.
  
  - А ты?
  
  - Перетерплю. Осталось недолго, а когда доберемся до истока, напьемся вволю. Я знаю одну пещеру, где бьет источник настоящей живой воды.
  
  Уго как-то сразу вскинулся, при упоминании о живой воде. Воспоминания из детства заполонили голову, рассказами сказок его няни.
  
  - Ванн, ты сказал, то будем пить живую воду. Но, насколько я помню, о ней говорят только сказки. Ни один маг, даже тот, что меня учил, ни разу не упомянули о живой воде.
  
  - Ну, между собой-то они пользуются как понятием "живая вода", так и понятием "мертвая вода". Но вкладывают в эти понятия смысл, далекий от реальных живой и мертвой воды.
  
  - Неужели такая принципиальная разница?
  
  - Именно, что принципиальная.
  
  - Как известно вода бывает мягкой и жесткой, кислой и щелочной. Есть вода нейтральная, т.е. и не кислая и не щелочная. Но маги обычно используют именно кислую и щелочную воду. И именно их они называют, соответственно "мертвой" и "живой" водой.
  
  Действительно эту воду можно и нужно использовать в целительстве. Но эта вода воздействует зачастую, не на сам организм, а на мелких тварей, в нем живущих. Маги называют это симбиоз, т.е. совместное существование человека и мелкий тварей в нем живущих.
  
  Уго живо представил себе картину симбиоза, и стало как-то не по себе. Ванн Ян заметил изменение настроения напарника.
  
  - Не забивай голову всякими пустяками. Так было испокон веков, и так будет до скончания века. Кстати, эти мелкие твари гораздо старше нас. В том смысле, что они уже были, а людей еще не было. А симбиоз человеку очень полезен. Например, мелкие твари помогают переваривать пищу.
  
  - Так вот, издревле замечено, если человек болен и, поить его мертвой водой, т.е. кислой на вкус, выздоровление идет гораздо быстрее. Вероятно, мелкие твари не любят кислоту в воде. И либо сбегают из организма, либо погибают в нем.
  
  - Ты хочешь сказать, что те твари, что вызывают болезни, находятся в нас прямо сейчас?
  
  - В тебе, так точно они есть.
  
  - Почему?
  
  - Потому что ты не пил реальных живой и мертвой воды. Но об этом позже.
  
  - Сейчас же я хочу объяснить, как регулируют количество мелких тварей в организме таким образом, чтобы не заболеть. Собственно, болезнь, особенно заразная, начинается с того, что количество мелких тварей превышает некий предел, на который рассчитаны защитные силы организма. В результате, защита начинает рушиться, а мелкие твари, усиленно размножаясь, стараются захватить весь организм.
  
  - И почему это возможно?
  
  - Из-за того, что внутри организма вода становится щелочной. А именно щелочная вода наиболее подходит для роста и развития.
  
  - Значит, она полезна и клеткам самого организма?
  
  - Несомненно. И вот тут начинается соревнование, кто быстрее разовьется: клетки, а, значит, защита, или мелкие твари?
  
  - И что нужно делать, чтобы клетки развивались быстрее?
  
  - Тепло, брат, в первую очередь, тепло. Не зря при болезнях поют горячими отварами и чаями. А также заставляют принимать горячие ванны или обливают горячей водой. Дело в том, что мелкие твари не любят тепла. Это знает даже организм.
  
  - Потому и повышает температуру во время болезни?
  
  - Именно так. Вдобавок к лечебным отварам делают процедуры с нагретым песком, который в мешочках прикладывают к ступням ног.
  
  - О, у нас мешками с песком греют постели зимой перед сном.
  
  - Да, чтобы организм не остывал во время сна. Ведь сон - это время, когда организм находится в покое, а, значит, все его функции замедляются, в том числе, и теплотворная. А теплая постель поможет сохранить тепло на большую часть ночи.
  
  - Но вернемся к воде. Кислая вода в небольших количествах полезна во время болезни, т.к. подавляет рост мелких тварей и, тем самым, снижает их количество до уровня, когда защита организма начинает сама справляться с мелкими тварями, сокращая их до некоего минимума, который безвреден для организма. В это время полезно, опять же, очень дозировано давать пить щелочную воду, которая тонизирует клетки к развитию, тем самым, повышая защиту.
  
  - Красиво ты рассказываешь, но я не пойму одного: почему нельзя под корень извести тех мелких тварей, которые вызывают болезни?
  
  - И вместе с ними извести полезных для организма, да?
  
  - Неужели все так серьезно?
  
  - А как ты себе представляешь процесс отделения одних от других? Как говорится, отделить козлищ от овец? Мелкие твари настолько мелки, что незаметны глазу. И их присутствие можно определить по их влиянию на организм.
  
  - Так, может быть, организм все же уничтожает тех, кто ему вредит? Просто мы этого не знаем?
  
  - Это вряд ли. Судя по моим опытам, у организма есть еще одна задача: предотвратить нашествие мелких тварей извне. Как ты думаешь, на чем основана защита организма?
  
  Уго задумался. Но подходящего ответа не нашел и пожал плечами.
  
  - В организме есть специальные клетки, которые занимаются защитой организма. Когда будем изучать магию крови, я расскажу подробнее. Вредоносные мелкие твари фактически отравляют организм, выделяя свои испражнения. Защитные клетки действуют аналогично - выделяют яд, который подавляет рост мелких тварей. Но жизнь-то все время меняется, потому наработанный опыт может устареть. Потому в организме нужны полумертвые вредоносные твари, которые вредят понемногу, а пользу приносят большую, поскольку защитные клетки все время в тонусе, готовы к защите. Убьешь всех тварей, потеряешь наработанный опыт. И следующая толпа тварей может, навалившись гурьбой, так залить организм нечистотами, что все защиты будут прорваны, и организм, а с ним и человек, умрут.
  
  Опять же не забывай, что есть твари полезные, помогающие переваривать порой неперевариваемую пищу.
  
  - Камни, что ли? - с иронией спросил Уго.
  
  - Это ты так шутишь, да? И не догадываешься, что то же молоко трудно переваривается, особенно в зрелом возрасте. А есть люди, у которых организм вообще не воспринимает молоко. И получается либо рвота, либо понос.
  
  - А чем же так молоко негативно влияет на организм?
  
  - Давай вспомним, что молоко - это пища для младенцев. Неважно, эти младенцы люди или животные. И именно в это время, организм специально подготовлен к употреблению молока. Но когда ребенок переходит на питание иными продуктами, т.е. взрослеет, в организме постепенно снижается уровень веществ, которые помогают справляться с молоком. И даже у тех, кто молоко пьет всю жизнь, время от времени возникают проблемы с перевариванием оного продукта.
  
  - Ладно, перестаем пить молоко, переходим на простоквашу, сметану и сыр. Такой вариант тебя устроит?
  
  - Уже лучше. И не столько потому, что это уже не молоко, а больше потому, что в этих продуктах появляются те самые полезные мелкие твари, что помогают организму в переваривании пищи. Но даже в этом случае молочные продукты нужно употреблять небольшими порциями - не больше ста грамм в день.
  
  - Ну, а сметана и сыр, помимо всего, это жир, причем концентрированный жир да еще с элементами молока. Надеюсь, ты понимаешь, что и сметану с сыром тоже нужно ограничивать в пище?
  
  - Я так понимаю, что жирную пищу, ты тоже отнес к трудноусвояемым продуктам?
  
  - Как и все жиры. Ты в жизни встречал, чтобы что-то жирное росло на деревьях или кустах? Нет, такого в природе не встречается. Это человек придумал, чтобы облегчить себе жизнь.
  
  - Позволь, но ведь кроме готовки и последующего потребления пищи, в жизни есть много интересного.
  
  - Например, войны? Или разбойничество? Или бесцельное лежание на пуховиках, когда вокруг тебя суетится толпа слуг?
  
  - Ну, что ты прям крайности берешь? А поэты, пишущие замечательные стихи разве недостойны уважения своего труда?
  
  - Заметь, большинство поэтов живут впроголодь всю свою жизнь. И большинство живут непризнанными. А многих начинают признавать уже после жизни.
  
  - С тобой невозможно спорить. Ты всегда считаешь себя правым.
  
  - Вот и не спорь. Я пожил много, и многое видел своими глазами. Так что мировосприятие у меня уже сложилось и вряд ли ты меня хоть в чем-то переубедишь.
  
  - Ладно, будем считать, что ты прав. Что там дальше с трудными продуктами?
  
  - Всё жареное, не просто не полезно, а реально вредно.
  
  - Почему?
  
  - Ты когда-нибудь ел древесный уголь, что остается в кострище после прогорания поленьев?
  
  - Я что-то не помню, чтобы жаркое подавали сгоревшим. Если такое случится, то повару влетит по первое число.
  
  - Ты даже не понимаешь, что жареное мясо, становясь коричневым, тем самым, пригорает. А еще при жарке вода из мяса выпаривается, а жир, по большей части остается. И получается, что жареное мясо становится еще и жирным.
  
  - Ты предлагаешь перейти на поедание сырых овощей и фруктов?
  
  - Тебе уже поздно. Сыроедением нужно начинать заниматься сразу после того, как оторвали от мамкиной титьки. Твой же организм уже привык к другой пище, так что реальное сыроедение нанесет тебе только вред.
  
  - Опять тебе не так. Так как же правильно питаться, чтобы не вредить организму?
  
  - Лучший вариант я тебе уже описывал в самом начале знакомства - перейти на питание знаниями от органов чувств.
  
  - Сам знаешь, что сейчас это реально не вариант.
  
  - Тогда приучайся есть понемногу, но часто. И при этом прислушиваться к организму, к тем сигналам, что он посылает в ощущениях. Причем, пищу желательно употреблять не скопом, а по раздельности. И если вдруг почувствовал неприятные ощущения, не хватайся за пищевую соду, чтобы их снять (ну, или другие лекарства, подобного свойства), а сядь и подумай, что не понравилось организму. И постарайся впредь исключать этот продукт из рациона.
  
  - Что и эксперимент провести нельзя? Например, еще раз съесть тоже самое. И посмотреть реакцию организма.
  
  - Если тебе нравится наступать на грабли, то почему бы и нет? Организм твой, ответственность твоя. Наконец, жизнь твоя.
  
  - Ладно, ладно. Чего там еще есть нельзя?
  
  - Есть можно все, но понемногу. И при этом прислушиваться к своему организму. Он всегда подскажет, что ему нужно. Например, мне Вангра говорила, что ты буквально страдал без хлеба.
  
  - Было дело. И что это означает?
  
  - Только то, что с одной стороны в тебе уже заложена тяга ко всему хлебному, и связанному с хлебом родством. А с другой, твой образ жизни ввел хлеб обязательным продуктом питания. И как только ты лишился его, организм стал испытывать недостаток веществ, которыми богат хлеб и изделия из него. Но, помимо хлеба есть много продуктов с подобными свойствами. Например, в моей стране хлеб заменен на рис. Это такой злак, который выращивается в моей стране. Даже ячмень, из которого делают пиво в вашей стране, может быть заменителем хлеба.
  
  - Потому и называют пиво "жидким хлебом"?
  
  - Потому и называют.
  
  Разговор прервался, потому что плот из ундин явно направлялся к берегу. Уго осмотрелся. Вот, те раз, местность вокруг изменилась радикально. Куда делись высокие деревья с переплетением из лиан. Вокруг появились чахлые растения, чем-то похожие на привычные глазу Уго хвойные деревья. Правда, местная разновидность хвойных деревьев явно уступала тем, что остались на родине Уго и статью и размерами. А все потому, что многие деревья были каким-то кривыми и совсем маленькими.
  
  - Не удивляйся, окружающему миру. Мы в предгорьях. Здесь земля посуше, много каменных площадок. Потому выживать в этой местности растениям очень тяжело.
  
  А еще Уго заметил, что русло реки сузилось, а течение стало быстрее, о чем он не преминул сказать Ванн Яну.
  
  - Ты прав, мы почти у истока реки. Сейчас сойдем с рукотворного плота и дальше пойдем пешочком к моей пещере.
  
  Плот из ундин, тем временем, уткнулся в берег. Ванн Яне легко соскочил на каменную плиту. Уго последовал за ним. Ванн Ян сбросил мешок на землю, обернулся к плоту из ундин, присел на корточки, и стал гладить ундин по спинам, что-то при этом ласково приговаривая. Прошло минут десять. Внезапно строй ундин рассыпался и Уго вновь увидел водоворот, сотворенный ундинами.
  
  Как только это случилось, Ванн Ян встал на ноги, и что-то прокричал гортанным голосом. Ундины будто ожидали этого крика, потому что моментально исчезли, будто их и не было.
  
  Ванн Ян повернул к Уго счастливое лицо.
  
  - Ундины очень любят ласку. А еще они очень игривые, но в то же время дисциплинированные. Видел, как четко выполнили команду?
  
  И, не дожидаясь реакции Уго на его слова, Ванн Ян подхватил мешок на плечи и пошел вдоль реки, направляясь к ее истоку.
  
  Впрочем, взобравшись на ближайшую горушку, Ванн Ян бросил мешок под раскидистый куст, который, каким-то чудом уместился на каменистой почве.
  
  - Располагайся, дневать будем здесь.
  
  После чего достал из своего мешка одеяло, завернулся в него и почти сразу заснул. Уго вынул такое же одеяло из своего мешка, и последовал примеру старшего товарища.
  
   Глава 12/ СЕАНС 12.
  
  Уго проснулся от того, что здорово стало припекать в бок. Вынырнув из-под одеяла, он обнаружил, что солнце сместилось по небу и его лучи зашли сбоку, лишив защиты куста. Еще не проснувшись полностью, Уго пополз под защиту тени куста. И тут обнаружил Ванн Яна, который сидел в странной позе. Да и вел себя весьма странно.
  
  Ванн Ян сидел в одних штанах с голым торсом и был без обуви. Рубаха, сапоги и мешок лежали сзади под кустом. Но больше удивила поза Ванн Яна. Он сложил ноги чудным образом. Так что стопы ног лежали поверх голеней. Руки были выпрямлены и расположены на коленях. При этом большой и средний пальцы сомкнуты в кольцо. Спина была неестественно прямой. Даже голова казалось, вытянула шею в одну линию со спиной. Глаза были закрыты, лицо выражало неземное спокойствие. Создавалось впечатление, что Ванн Ян превратился в статую.
  
  Каким-то чутьем Уго понял, что это и есть то самое сосредоточение, о котором говорил Ванн Ян, а потому не решился позвать мага. Вместо этого он уселся под кустом, терпеливо ожидая, когда Ванн Ян выйдет из транса.
  
  Так продолжалось еще с полчаса. Но вот Ванн Ян зашевелился, убрал руки с колен, после чего, с помощью рук "развязал" заплетенные ноги, раскрыл глаза и огляделся. Поначалу взгляд был как бы туманным, но быстро обретал осознанность. Увидев Уго, маг улыбнулся:
  
  - Как спалось?
  
  - Без задних ног. Пока солнце не сместилось и не стало греть в бок.
  
  - Да, южное солнце злое. Уж пригреет, так пригреет. Мало не покажется.
  
  - Ванн, а что ты делал? Я понял, что ты сосредотачивался, но причины не понял. Тебе вроде бы нет нужды заниматься перепросмотром. Ведь ты живешь по законам Природы. Или я не прав?
  
  - Заниматься перепросмотром нужно всем, что магам, что не магам. Ведь наше восприятие, а особенно, интерпретация воспринятого весьма субъективны. Потому вполне может быть, что видя что-то одно, два разных человека сделают два разных вывода. Причем, ни один вывод не будет верным.
  
  - Разве такое возможно?
  
  - Вполне. Человеческая система интерпретации ориентирована на условности подсознания. А оно, как известно, стоит на страже человеческого осознания. Да и вообще печется о безопасности человека. В мире же бывают случаи, когда человек может столкнуться с феноменами или явлениями, угрожающими одним своим существованием здравомыслию человека. Вот подсознание и пытается скрыть от человека вредное знание.
  
  - Хм-м... а примеры привести можно... вредных для человека феноменов или явлений?
  
  - Да, вот хотя бы ундины, на плоту из которых мы добрались сюда. Ты думаешь, что видел ундин, находясь в здравом уме? Ошибаешься, я сдвинул твой луч внимания прочь от места, где он обычно пребывает. Чем резко ослабил влияние на тебя твоего подсознания. В результате, все, что оно смогло сделать, это изобразить ундин в виде крупных речных рыб. Хотя на самом деле на рыб ундины совсем не похожи.
  
  - А на что они похожи?
  
  - Этого не знает ни один человек.
  
  - Даже маг?
  
  - Даже маг. Ведь система интерпретации внешних сигналов, поступающих от органов чувств одинакова у всех людей. И чтобы осознать воспринятое, любой человек должен пользоваться той системой символов, что есть у подсознания.
  
  - Ты хочешь сказать, что объективным человек не может быть никогда?
  
  - Конечно.
  
  - Не понимаю, почему же так случилось? Что способствовало появлению подобной системы интерпретации?
  
  - Два фактора. Человек, как вид, зародился в условиях жесткой конкуренции среди животных. Одни стремились поживиться за счет других. А потому им нужна была такая система интерпретации, которая позволяла бы выделить потенциальную дичь из окружающей местности. Другие, те, что были потенциальными жертвами, как ни странно, шли по тому же пути, что и хищники - стремились выделить из окружающей местности потенциально опасных врагов. Вот так и сформировалась человеческая система интерпретации.
  
  - Погоди, люди относятся к хищникам или потенциальным жертвам?
  
   - По идее, к хищникам. И тому пример, употребление людьми мяса и изделий из него. Но в условиях дикой природы, очень легко можно из хищника превратиться в потенциальную жертву. Например, самонадеянный хищник решил атаковать стадо буйволов. Это нечто подобное вашим быкам. При этом он заметил, что в стаде много молодняка, и попытался отсечь пару-тройку телят от стада. Но если в стаде много самцов, то вожак стада, вместо того, чтобы убегать может дать самцам команду атаковать хищника. И тогда уже в качестве жертвы окажется именно хищник, которого самцы буйволов могут запросто затоптать или порвать рогами. Так что в природе не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.
  
  - И что же люди сделали в этой ситуации?
  
   - Они встали на сторону хищников и стали охотиться на травоядных, используя методы хищников. Причем, люди превзошли хищников в изобретении способов охоты. Здесь и загон с целью отрезать от убегающего стада старых и малых, здесь и копание ям-ловушек, здесь и изобретение оружия в виде копий и луков со стрелами. Это уж потом, когда людей стало много в пределах одной территории, люди стали применять оружие против себе подобных.
  
  - И вот здесь кроется еще одна функция системы интерпретации - делить все живое на своих и чужих. Хотя началось вроде бы с безобидного феномена - человек выделил себя любимого из окружающего мира. Потом этот феномен распространился на семью, на род, на племя. И пошло-поехало. Появились понятия "свой-чужой", где чужой был непременно врагом, претендующим на то, что по праву принадлежит своим. Так начались войны, которые время от времени вспыхивают в разных частях человеческого мира.
  
  - А сменить систему интерпретации никак нельзя, да?
  
  - Смысл? Любая система интерпретации построена на символах, которые условны. Но в пределах данной системы интерпретации они вполне реальны. Перейдешь на другую систему интерпретации, и опять попадешь в систему символов, но уже новой системы. И из этого порочного круга пока что выхода нет. Впрочем, я не прав. Выход есть - всем стать эманациями, т.е. вернуться к исходному состоянию, но на более высоком уровне развития. Иначе говоря, когда эволюция человека сделает один виток спирали. Но пока этого не видать. Так что приходится довольствоваться тем, что есть.
  
  - Печально все это.
  
  - А чтобы не печалиться лишнего вернемся к теме магии воды. Мы не договорили о кислой и щелочной воде. Надеюсь, ты уже понял, что к реальной живой и мертвой воде они не имеют никакого отношения. Вместе с тем, их с полным основанием можно отнести к полезной воде. И я приводил примеры, когда применение этой воды приносит пользу.
  
  - Скажу более, сама Природа, скорее всего, натолкнула человека на использование этой полезной воды.
  
  - Вот как. И как же это произошло?
  
  - Посмотри вокруг. Сейчас лето, время расцвета всех форм жизни. И не только растительной, но и животной. А происходит это потому, что живая вода преобразуется в щелочную, тем самым, давая толчок к развитию клеток, которые, в свою очередь, дают толчок к развитию растительности. Что касается животных, то употребление щелочной по составу воды толкает их к размножению, т.е. продолжению жизни через потомство. Наибольший пик, преобразованной щелочной воды достигает в конце второго месяца лета, когда начинают собирать цвет липы. Обычно это происходит в четвертую неделю месяца сбора липового цвета. Дальше идет спад активности щелочной воды и ее возврат в состояние воды нейтральной.
  
  В зиму же ситуация с водой строго обратная. В Природе активируется мертвая вода, которая преобразуется в воду кислую. И это хорошо. Ведь зима - время холодное. И сколько бы мы не натягивали на себя шуб, организм чувствует зиму, и как бы уменьшается в размерах, выдавливая излишки внутренней воды. Можно сказать, что организм остывает, пусть это и незаметно на первый взгляд. И этим не преминут воспользоваться те самые мелкие болезнетворные твари, о которых я вел речь ранее. Ведь снижение внешней температуры этим тварям только на руку. Что в этой ситуации может спасти человека? Конечно, употребление кислой воды. Тем более, что кислотность ее постоянно возрастает, становясь максимально концентрированной на четвертой неделе первого месяца года, который за лютые морозы с метелями, секущими лицо, так и называется - сичень.
  
  - Да, я помню, народ в это время обычно устраивает купание в прорубях, а маги-священники называют воду в водоемах освященной.
  
  - Освящена вода в это время во всех емкостях, хоть в кружке, хоть в лохани. Потому что вода, даже будучи оторвана от единого тела имеет с ним непрерывную связь.
  
  - В общем, запомни, зимой вода является условно "мертвой водой", хотя правильно ее называть кислой или кислотной. В отличие от той воды, что пытаются создавать маги в своих лабораториях, и которая является искусственной поделкой под реальную мертвую воду, вода в открытых водоемах сохраняет многие свойства настоящей мертвой воды, хотя таковой и не является. И уж, конечно, вода из открытых источников несравнима с той, что создают маги в лабораториях, хотя по внешним признакам - кислотности или щелочности, они похожи. Но это, скорее, подобие, а не тождество.
  
  Кстати, особенностью зимнего периода является тот факт, что снижение активности тела приводит к активности ума. Потому-то учиться чему-то новому лучше всего именно в зимний период, а вот практиковаться в отработке полученного знания лучше летом.
  
  Именно в этот период тело прекрасно подготовлено к движению, к развитию. И подобие живой воды из открытых источников вне сомнений помогает этому развитию.
  
  - Ты много рассказал о кислой и щелочной воде. Но вот вопрос: натуральные живая и мертвая вода в природе существуют?
  
  - Естественно. Ведь именно опираясь на запасы живой и мертвой воды, Природа создает их подобие, как летом, так зимой.
  
  - А все-таки, откуда Природа черпает запасы живой и мертвой воды?
  
  - Из открытых источников. Например, из того, к которому мы направляемся. Ведь вода имеет свойство испаряться. И именно в виде пара ее усваивает Природа. Это наиболее простой способ получения, как мертвой, так и живой воды. Ну, а потом она превращает ее в подобие, о котором я говорил ранее.
  
  - А если напрямую попить из такого источника?
  
  - Тебе же рассказывали сказки. Вспоминай, какими эффектами обладают мертвая и живая вода?
  
  - Если вспоминать сказки, то к реальным источникам лучше вообще не приближаться, поскольку для живого человека эффект может быть плачевным. Особенно от мертвой воды.
  
  - Вот тут ты прав. Для обычного человека такая вода может быть вредной. Это, как если бы ребенка напоить вином, если не чем посерьезнее.
  
  - А маги могут пить эту воду?
  
  - Маги могут. Но обычно не делают этого. Ведь есть прекрасные заменители воды, которые всегда при нас. Это кровь.
  
  - Кровь???
  
  - Да, кровь. Есть легенда о том, как образовалась кровь в живых существах. По этой легенде раньше не было разделения на живую и мертвую воду, потому что была вода, которая в себе содержала оба этих качества. Легенда говорит, что это была даже не вода, а кровь Земли. И были районы на Земле, где мантия Земли была очень тонкой. Настолько, что кровь Земли просачивалась на поверхность. Потом в этих районах образовались океаны. Но кровь Земли не смешивалась с обычной водой. А так как она была тяжелее обычной воды, то постепенно кровь Земли покрылась толстым слоем воды. И именно в этих районах зародилась жизнь. И как раз при зарождении, когда образовались кровеносная система у живых существ, то оживила эту систему и стала переносчиком полезных веществ та самая кровь Земли. Так что в каждом из нас есть частица первородной крови Земли. Это наша кровь.
  
  - И, конечно, этот факт не остался незамеченным?
  
  - Да, маги с древних времен отслеживали феномены, связанные с кровью. И даже создали отдельную магию, которая входит составной частью в магию воды. И назвали эту магию Магией Крови.
  
  Здесь Ванн Ян сделал жест, останавливающий Уго, из которого буквально полезли вопросы, снова уселся в свою странную позу и стал что-то произносить на непонятном языке. В какой-то момент он поднял правую руку на уровень груди ладонью вверх, и вскоре на ней появилась толстенная книга.
  
  Но Ванн Ян не остановился на этом. Продолжая произносить заклинания, он поднял к верху левую руку, и тоже ладонью вверх. И тут Уго увидел, что книга, как бы стала раздваиваться. Точнее, появился смазанный след, который протянулся из правой руки в левую. И в левой руке стала образовываться точно такая книга, как и в правой. Через какое-то время, Ванн Ян держал в обеих руках две совершенно одинаковые книги.
  
  Но и теперь Ванн Ян не остановился, а продолжал читать заклинания. В результате, книга из правой руки исчезла, и осталась только книга в левой руке. Ванн Ян глубоко вздохнул и раскрыл глаза.
  
  - Наверное, ты хочешь узнать, чем я сейчас занимался? Ответ простой. Магия крови в виду ее важности в вопросах жизни и смерти во многом является закрытой для непосвященных. Но и посвященные не держат магию воды в любом виде, что в описаниях, что в заклинаниях, в голове, потому что с помощью ментальной магии из них могут вынуть это знание. И маги воды нашли выход. Они создали книгу, в которой изложено все то, что может быть доступно только магам воды. И только тем, кто допущен к работе с магией крови. Эта книга передается от мага к магу лично. Механизм передачи ты видел.
  
  - И что, эта книга моя? - неверяще спросил Уго.
  
  - Пока нет. Нужна капля твоей крови, чтобы активировать книгу. Но я не могу тебе приказывать. Дать свою кровь ты можешь, только изъявив согласие иметь эту книгу.
  
  Уго задумался. Уж очень строгими правилами обкладывалась магия крови. Но желание иметь книгу все-таки победило, и Уго молча протянул руку.
  
  Ванн Ян вынул из-за пояса небольшой кинжал, взял руку Уго за кисть и надставил ее над книгой. После чего сделал укол на безымянном пальце. И из пальца сразу закапала кровь. Прямо на книгу. Ванн Ян удовлетворенно кивнул, зажал палец Уго своей рукой, останавливая кровь. А когда отнял руку, то от укола не было и следа.
  
  - Теперь ты не только маг воды, но и маг крови. Книга приняла тебя. Да и твое естество тоже приняло книгу. Вишь, сколько крови накапало. Так что получай и пользуйся, если случится нужда.
  
  - И помни, с этого момента только ты сможешь открыть книгу. Потому что книга запечатана твоей кровью
  
  - Что, даже ты не сможешь?
  
  - Даже я не смогу.
  
  С этими словами Ванн Ян взял книгу обеими руками и передал ее Уго. Тот тоже принял книгу обеими руками, и, сгорая от нетерпения, раскрыл ее. Раскрыл и поразился. Буквы будто переливались разными цветами, при этом, будучи красными на черном поле.
  
  Уго в недоумении посмотрел на Ванн Яна.
  
  - Ванн, а что с буквами?
  
  - Первая книга была написана кровью пишущего. С тех пор буквы стали такими, как ты видишь. А то, что они переливаются различными цветами, указывает на то, что книга заряжена магией крови. Это очень опасно даже для мага крови, в том смысле, что читать ее как простую книгу себе дороже. Поэтому, впредь, прежде чем раскрыть книгу, сформулируй, какой вопрос тебя интересует. И книга раскроется на нужном разделе. После того, как книга будет не нужна, используй следующее заклинание. Оно специально создано на древнем языке, чтобы не вызывать не нужных ассоциаций.
  
  - Да, ты вообще все заклинания читаешь на неизвестном мне языке.
  
  - Это особенность магии воды. Многие заклинания остались неизменными с древних времен. В отличие от заклинаний магии воздуха, и, тем более, магии огня. В них многие заклинания читаются на современном языке. И это тоже особенность этих магий.
  
  - Ванн, но хоть немножко приоткрой секрет магии крови. Ведь, наверняка, есть в книге общий раздел.
  
  - Ну, слушай.
  
  Ванн Ян задумался.
  
  - Впервые обратили внимание на магию крови наши далекие предки, еще в те времена, когда не было народов, а были отдельные племена, которые время от времени воевали друг с другом. Но, к сожалению, были племена, для которых охота на человека стала нормой. Ведь человек, по сути, существо беззащитное, особенно женщины и дети. Так появился каннибализм, т.е. поедание себе подобных.
  
  В те времена магия только появилась, а потому жадно вбирала в себя всякое новое знание и практики. Хотя со временем маги разделились по стихиям. И так получилось, что в племенах каннибалов выживали только маги воды. Они-то и заметили особенности, как человеческой крови, так и человеческих органов. Например, заметили, что поедание сердца врага придает храбрость. А если съесть мозг, то добавится ума. Собственно, эти маги и стали развивать магию крови, благо, что в те времена кровь лилась рекой. И не только человеческая. Ведь тогда же человечество стало приносить жертвы богам. Чаще всего, животными и птицей.
  
  Маги воды постоянно отслеживали влияние не только самой крови, но и ее паров и даже вида на людей. Они заметили, что при жертвоприношении крупных животных народ словно сходил с ума, часты были погромы, с которыми справлялись с трудом. А чаще даже и не пытались справиться, а просто ждали, когда наваждение от воздействия крови пройдет само собой.
  
  - Жуть. Не дай бог жить в те времена.
  
  - Как бы то ни было, но маги воды постепенно изучили свойства крови. И одним из первых свойств оказалось то, что ты сейчас произвел, запечатывая книгу.
  
  То есть, обнаружили феномен запечатывания книги на крови. Что интересно, такую книгу нельзя переосвятить, потому что она заряжена только твоей кровью. И будет откликаться только на зов твоей крови.
  
  - Ага, я это уже понял.
  
  - Следующим феноменом, открытым магами оказалось то, что применяя кровь во время ритуалов можно значительно повысить эффективность самого ритуала.
  
  Затем маги обнаружили, что кровью можно как бы связывать людей. При этом обнаружили два способа такого связывания.
  
  Первый относится к ритуалу, называемому - братание. В этом случае делается надрез на ладонях тех, кто хочет побрататься. И будущие побратимы соприкасаются надрезанными местами. Как только кровь перемешалась, считается, что ритуал братания совершен. При этом, естественно, никакого реального смешения крови не происходит. Скорее, соединяются эфирные тела побратимов, превращая их на тонком уровне в одного человека. Потому побратим тонко чувствует своего кровного брата. И даже может предчувствовать, когда у того возникают проблемы.
  
  И совсем другой результат достигается при совершении ритуала, получившего название "венчальный". В этом случае будущие супруги надрезают свои ладони так, чтоб кровь начала капать. Вся кровь собирается в бокал, наполненный вином. И супруги выпивают это вино поровну. Здесь нужно учитывать, что сам факт пореза до крови говорит об абсолютном доверии друг к другу, является символом этого доверия. В то время, как побратимы больше работают на родство Родов.
  
  Маги также выделили основные качества крови. Среди которых отмечу уникальность, ибо у каждого человека кровь не похожа на кровь другого, растворимость крови в жидкостях, т.е. ведет себя, как жидкость. Память у крови выше, чем у простой воды, да и запоминает кровь гораздо больше знаний.
  
  На основании полученных данных маги воды выработали особые правила магии крови:
  
  Перво-наперво, любой ритуал на крови должен быть прямого действия. Никаких экивоков, типа, думаю одно, а делаю другое, категорически не допускаются. Здесь нужно сказать, что магия крови - самый опасный класс в магии. Зачастую даже отработанные ритуалы могут принести совершенно неожиданный ритуал. Потому любое отклонение от отработанного ритуала может быть просто смертельным для мага.
  
  Но особенно непредсказуемыми были ритуалы жертвоприношений, т.е. когда использовалась чужая кровь. Поэтому маги воды стали сами отходить от таких ритуалов, постепенно отвращая и мирян. Хотя мирян, как раз отвратить было очень тяжело. Особенно в тех племенах, где практиковался каннибализм. Я знаю случай, что ради преодоления тяги к каннибализму правитель одной южной страны запретил употребление мяса свиней.
  
  - Вот как? Почему?
  
  - Как оказалось, мясо свиней по вкусу очень схоже с человеческим мясом. И хитрые торговцы, часто продавали человеческое мясо, выдавая его за свинину. Пришлось правителю тоже пойти на хитрость. Он объявил свинью нечистым животным, поедание которого ведет человека в ад. Естественно, были и дополнительные меры, репрессивного характера против нечестных торговцев. Но результат налицо эти племена, ныне ставшие народом, напрочь забыли о каннибализме.
  
  - Возвращаясь к качествам крови, добавлю, что и маги воды выработали правило, согласно которому кровь может отдаваться только добровольно. Хотя и в этом случае непредсказуемость ритуала оставалась, но вероятность удачных ритуалов значительно выросла.
  
  Ванн Ян немного помолчал.
  
  - В разных народах есть священные животные. Например, в стране Тхинди - это коровы. А в стране Элкемь - кошки. Так вот, согласно магии крови, священных животных категорически запрещено убивать. И уж, тем более, употреблять в пищу.
  
  - Позволь, но ведь у меня в стране едят мясо коров и быков.
  
  - И это плохо. Потому что, животное, перед тем, как его забьют на бойне, ощущает запах крови. Оно начинает бояться. И в его крови остается страх смерти. И этот страх вывести из крови, даже убитого животного невозможно. И когда человек есть мясо, вольно или невольно поедает и эмоцию страха смерти. Особенно этой эмоции подвержены те, кто любит мясо с кровью, или кровяную колбасу. Опять же, возвращаюсь к понятию добровольности отдачи крови. Животное ведь не понимает, что его убивают. Потому ни о какой добровольности в этом случае речи идти не может.
  
  Ни в коем случае нельзя производить ритуалы на крови с алкоголиками, с теми, у кого есть заболевания крови, потому что эта кровь считается плохой. Также запрещены ритуалы на крови, если человек чем-то болен в момент совершения ритуала.
  
  И самое последнее. Нужно всегда помнить, что кровь - это порождение крови самой Земли, которая напрямую связана с небесной Матерью. Отсюда вытекает, что наследство по крови осуществляется не через отца, а через мать, если рассматривать именно аспект, связанный с кровью. Кстати, связь женщин с Великой Матерью была одной из причин отказа от насильственного использования крови, особенно женщин. Ведь, Великая Мать, разгневавшись, может проклясть на веки вечные род отступника.
  
  Вот, собственно и все, о чем можно рассказать. Остальное ты постепенно изучишь в книге.
  
   Глава 13/ СЕАНС 13.
  
  Внезапно Ванн Ян замолчал. И прислушался. Затем ухватился правой рукой за амулеты, висящие на шее. Пальцы быстро побежали по фигуркам. Наконец, они остановились на фигурке, похожей на человека.
  
  - Похоже, погоня приближается. Думаю, больше бегать не будем, а приготовим "теплый и радушный" прием незваным гостям. Но прежде нужно избавиться от маяка в тебе, Уго.
  
  - Что будем извлекать гнома?
  
  - Да.
  
  Ванн Ян огляделся и указал на большой камень, лежащий неподалеку.
  
  - Вот то, что нам надо. Ложись на этот камень животом вниз.
  
  Камень был в высоту по пояс Уго. Присмотревшись, он обратил внимание на то, что камень уж очень правильной формы - почти круглый, что странно в этом месте первозданной природы.
  
  Собственно, процесс изгнания стихиалии был для Уго понятен. Примерно по этой схеме происходило изгнание сильфиды у Вангры. Но тогда она привязывала его веревками к скамьям. Здесь же ничего подобного не было. Впрочем, Уго не сильно вдумывался в происходящее. Его больше интересовал вопрос о своей независимости от чужого, а теперь, как он понимал, чуждого влияния. Поэтому он без разговоров улегся на камень, свесив с него руки и ноги. И вдруг ощутил, что привязан. Глянув на руки он увидел, что в том месте, где висели его руки, из земли каким-то чудным образом вылезли корни, скорее всего, того куста, что был рядом и оплели его руки и ноги. Они были тонкими, но весьма прочными. Так что Уго был привязан крепко.
  
  Меж тем, Ванн Ян встал в изголовье и стал читать заклинания. Причем, окончание каждого из заклинаний исполнялось в повелительном тоне. При этом Ванн Ян указывал на землю перед Уго.
  
  Какое-то время ничего не происходило. Потом начались спазмы в желудки и позывы к рвоте, что не стало неожиданным. Ванн Ян, заметив потуги Уго, еще добавил повелительных ноток в голосе. Было похоже, что ритуал идет к завершению.
  
  И точно, Уго прям физически почувствовал, как нечто поднимается по пищеводу к горлу. И вот тут чуть было не случилась неприятность. Нечто буквально застряло в горле, не желая выпадать изо рта. Уго стал задыхаться.
  
  Ванн Ян мгновенно подскочил к Уго, и звонко хлопнул его по спине, выбивая последний воздух из его легких. Прием оказался удачным. Нечто выпало из глотки в рот, а оттуда упало на землю перед Уго. Он даже успел рассмотреть, что это был какой-то самоцвет весьма необычной формы. Он был толщиной сантиметра два, а длиной сантиметров пять. На боках самоцвета были грани, а торцы имели закругленную форму. Цвет был ближе к черному, но с переливами в синий цвет.
  
  Это видение проскочило перед взором Уго за считанные мгновения. А дальше начались чудеса. Самоцвет начала разбухать, увеличиваясь в размерах. И вот уже перед носом Уго стоит невысокого роста, всего-то сантиметров сорок мужичок в сюртуке, узких брюках, кожаных башмаках и широкополой шляпе. Мужичок был бородат, но без усов. Сколько ему лет, Уго затруднился определить, но явно, что мужичок был немолод.
  
  От удивления Уго поднял голову, посмотрев на Ванн Яна. И поразился увиденному. Маг воды стал похож на кошку, которая охотится на мышку, и сейчас встала в стойку, приготовившись к решающему броску. Как оказалось, Ванн Ян действительно охотился на появившегося гнома (а это был, без сомнения, гном). И как только мужичок зашевелился, маг воды выбросил вперед правую руку, из ладони которой вылетело вроде бы как серебристое облачко, помчавшееся в сторону гнома. Через мгновение гном был буквально опутан серебристой сеткой с искорками. Опутан настолько плотно, что не мог пошевелить ни руками, ни ногами. Собственно, вне сетки осталась лишь голова, которая вдруг заверещала.
  
  - Это безобразие! Это произвол! Немедленно освободите меня, иначе я буду жаловаться высшему совету гномов! Я свободный гражданин свободного народа и не позволю так со мной обращаться!
  
  И все это чуть ли не в ухо Уго. Ему это не понравилось, и Уго стал пытаться отодвинуться подальше от гнома. Начав двигаться, Уго обнаружил, что свободен. Глянув на руки, он увидел, что корни расплелись и ушли в землю. Встав с камня, он увидел, что ноги тоже свободны. Поэтому он обошел камень, а заодно и верещавшего гнома, и уселся рядом с Ванн Яном. И пока гном, не унимаясь, вещал о своих попранных правах, Уго обратил внимание на лицо и позу Ванн Яна. Они были расслабленными, будто верещание гнома ввело его в транс. Похоже, маг воды не первый раз встречался с гномами, а потому знал их нравы. Уго тоже попытался расслабиться и дождаться, пока гном закончит свои речи.
  
  И таки дождался. То ли гном выдохся, то ли закончились аргументы, то ли гном был обижен явно небрежительным к нему отношением со стороны людей, но он вдруг замолчал, хотя взгляд его еще пылал гневом.
  
  В этот момент зашевелился Ванн Ян.
  
  - Высказался? Теперь слушай меня. У тебя два варианта. Либо ты подчиняешься мне, и делаешь, что я велю, либо я бросаю тебя в эту прекрасную реку. А так как ты обмотан магической сеткой, то не сможешь применить свою магию, чтобы уйти в землю. Так что эта речка может стать твоей могилой. И никто из твоего знатного народца не узнает, где могилка твоя.
  
  Гном от такого беспредела чуть не лопнул от переполнявших его чувств. Он попытался снова начать свои нескончаемые речи, но Ванн Яна щелкнул пальцами, и звук будто выключили. Было видно, что гном что-то говорит, но вот что говорит, было неслышно.
  
  После этого Ванн Ян сделал жест ладонью, повернутой кверху от земли в воздух. И гном ...стал подниматься в воздух. Какое-то время он еще что-то говорил, но когда, по велению мага воды он поплыл в сторону реки, резко замолк. Глаза его расширились от ужаса. Он вдруг осознал, что Ванн Ян не шутит.
  
  Гном резко задергался в своей пелене и стал снова что-то кричать. Вероятно, Ванн Ян все же слышал речи гнома, поскольку остановил его движение по воздуху и опустил на землю. Щелчок пальцами, и звук снова прорезался.
  
  - Я согласен, согласен на все твои условия. Уж и пошутить нельзя, - перепуганным голосом кричал гном.
  
  - Это другое дело. И можешь успокоиться насчет твоей свободы. Мне от тебя нужна лишь одна услуга, после чего я тебя отпущу на четыре стороны света. И даже не вспомню, что ты до сих работаешь маяком для тех, кто гонится за нами.
  
  -Но я ни в чем не виноват. Меня заставили быть маяком.
  
  - Ну, не совсем так. Гнома заставить не может никто. Это уж я знаю без сомнения. Так что согласие твое было. Но мне это уже не интересно. Выполнишь одну услугу, и будешь свободен.
  
   - Да, пожалуйста, хоть сейчас, - забормотал гном.
  
  - Не, не, время терпит. Так что постой у камешка и подожди, когда придет твой черед. А мы пока подготовимся к встрече "дорогих" врагов. Сам понимаешь, надоели хуже горькой редьки.
  
  Гном понимающе моргнул. А в это время Ванн Ян снова поднял его в воздух и поставил рядом с камнем, на котором недавно лежал Уго. После чего, маг воды, казалось бы, потерял всякий интерес к гному. Он повернулся к Уго.
  
  - Удивляюсь я на этих догоняльщиков. Судя по всему, перед ними стоит конкретная задача на твое уничтожение. Уж слишком настойчивы они в погоне. Вот и сейчас несутся с предельной скоростью, несмотря на то, что скоро ночь. А также на то, что я оставил многочисленные знаки своего присутствия. Но они или не понимают эти знаки, либо пытаются не обращать на них внимания.
  
  - Что ж придется проучить, чтобы впредь знали, как связываться с магом воды на его территории. К тому же, ночь самое удачное время для мага воды, потому что ночью мага воды поддержит еще и Луна, которая сейчас как раз набирает силу. Так что приступим к подготовке "торжественной" встречи.
  
  Ванн Ян встал на самый край горушки и стал делать пассы с поднятыми вверху руками. Минут через десять в небе заклубились тучи, которые с каждой минутой сгущались, переходя в грозовые. Однако, Уго не смог проследить все последствия действий Ванн Яна, поскольку ночь властно вступала в свои права. Темнота была такой, что даже лик Луны, который был уже не серпом, а четвертинкой, не смог разогнать мглу.
  
  Потянулись минуты тревожного ожидания. Ванн Ян сел прям у обрыва, Уго присел у камня, на котором из него изгонялся гном. Стояла невероятная тишина. И вдруг Уго услышал какой-то непонятный звук. Это звук был похож на шелест песчинок в пустыне, но был гораздо интенсивнее.
  
  Как только звук стал различим в достаточной мере, Ванн Ян вскочил и обратил свой взгляд в ту сторону, откуда слышался шум. Уго тоже встал, постарался расслабиться и впитать в себя как можно больше воздуха. После чего вынес руки вперед и стал формировать между ладонями воздушный шар.
  
  Что показалось Уго странным, так это то, что звук доносился со стороны реки. Будто погоня повторяла все маневры, которые совершила группа Ванн Яна и Уго, уходя от погони.
  
  Напряжение достигло максимума. И в этот момент показались все те же пять небольших смерчей, несущихся метрах в пятидесяти над рекой.
  
  В руках мага воды появились сверкающие палочки, которые при ближайшем рассмотрении оказались стрелами из льда. Ванн Ян вынес руки немного вперед и нацелил их на ближайшие вихри. Когда до погони осталось метров пятьсот, Ванн Ян раскрыл ладони, и ледяные стрелы помчались в сторону неприятеля. Скорость стрел была невероятно высокой. Так что через секунды они вонзились в ближайшие к ним вихри. Эффект был невероятным. Вихри как бы покрылись льдом, замерли и осыпались множеством льдинок в реку. Уго показалось, что туда же попадали и те маги, что находились внутри смерчей. Но утверждать бы он не решился.
  
  Меж тем оставшиеся вихри рассыпали строй и стали заходить на стоящих на горке с трех сторон. Из ближайшего к Уго вихря в него полетели огненные шары. И Уго вспомнил слова Ванн Яна о том, что ведущий группы должен быть магом огня. Но, то ли со страху, то ли еще почему, атаковавший Уго маг огня начал запускать свои снаряды издалека. Потому они явно не долетали до горушки, эффектно взрываясь метрах в пятидесяти от стоящих на горе. Возможно, маг огня хотел своей демонстрацией силы напугать, но получился обратный эффект. Уго буквально переполнили эмоции ненависти, которые влились в созданный им воздушный шар. И когда он его выбросил в сторону вихря, в котором находился маг огня, шар вспыхнул в воздухе, и огненным болидом полетел в сторону врага.
  
  - Ого, да ты еще и маг огня, - восхищенно воскликнул Ванн Ян.
  
  - Так получилось, - застеснялся Уго.
  
  - Все нормально, парень. Сами напросились. Сюда их никто не звал.
  
  Шар, тем временем долетел до вихря мага огня и взорвался внутри смерча. Вместе с этим взорвался и сам вихрь, и горящие останки посыпались на лес, расположенный по берегам реки. На берегу возник пожар, но Ванн Ян метнул в ту сторону еще одну ледяную стрелу, и пожар поутих, хотя и не погас полностью.
  
  Два оставшихся смерча резко затормозили, встали в круг и стали медленно вращаться вокруг горушки, но на расстоянии, не позволяющем их сбить.
  
  - Ванн, чего это они?
  
  - Похоже, вызывают подмогу. А вот этого нам совсем не надо.
  
  Маг воды, поднял руки к небу и прокричал заклинание. И в тот же миг с неба сорвались две молнии, которые поразили оставшихся магов с их смерчами. Вспыхнув, смерчи с магами внутри упали в реку. Ванн Ян и Уго подошли к краю обрыва и проследили, куда упали оставшиеся маги.
  
  Когда стало ясно, что маги упокоились в водах реки, Ванн Ян сказал присказкой, которую употреблял в разговоре с гномом:
  
  - И никто не узнает, где могилка твоя.
  
  После чего он повернулся к гному.
  
  - Назови себя.
  
  - Разве так важно, как меня зовут?
  
  - Сам знаешь, что это важно. По крайней мере, я буду знать, что ты не откажешься от своего слова, потому что перед смертью я прокляну тебя и весь твой род. И, думаю, этого ты явно не желаешь.
  
  - Скажу только тебе.
  
  - Без проблем.
  
  Ванн Ян подошел к гному и наклонился. Гном на ухо магу прошептал свое имя.
  
  - Вот теперь я верю в твою искренность, и знаю, что ты выполнишь свою часть обязательств. Потому готов сообщить свою часть. Но прежде замечу. Ты сам видел, что произошло с теми, кто нас преследовал. В их гибели есть доля твоей вины, потому что именно ты, в качестве маяка водил их за нами. И тебе от этой вины не отвертеться.
  
  - Я это понял. Что нужно сделать?
  
  - О, это просто. Нам нужно попасть в пещеру с источником живой воды. Я уверен, что ты знаешь туда дорогу под землей, которая гораздо короче ее наземной части. Вот я и прошу провести нас по этой дороге в пещеру, поскольку, как ты понимаешь, может быть, что те, кто погиб в недавнем бою, не последние, кто желает нашей смерти. А потом можешь быть свободен, как я и обещал.
  
  - Провести вас не трудно. Но как быть с программой маяка, что во мне заложена? Ведь она рассчитана на полгода.
  
  - На полгода говоришь? Значит, осталось четыре месяца. Что ж придется эти месяцы тебе просидеть как можно глубже под землей, которая будет глушить сигналы маяка. Другого варианта я не вижу.
  
  - А ты не можешь избавить меня от этой программы?
  
  - Ты многого от меня хочешь. Я ведь маг воды, а программу закладывал явно маг земли. Так что это к такому же магу нужно обращаться.
  
  - Как ты думаешь, Вангрхегхарайм сможет справиться?
  
  - А он здесь? Тогда считай свою проблему решенной. Когда мы прибудем в пещеру, постарайся его найти и передай от меня весточку. Надеюсь, что смогу тебе помочь, хотя сам знаешь, что с Вангрхегхараймом сложно разговаривать.
  
  - Знаю, - уныло подтвердил гном.- Но я надеюсь на твою помощь.
  
  - Все что будет от меня зависеть, я сделаю, можешь быть спокоен. А теперь выполняй свою часть договора.
  
  Гном глазами указал на сетку, которой до сих пор был спеленат.
  
  - Ах, да, - воскликнул Ванн Ян, и сделал жест рукой. Сетка моментально исчезла. Гном повел плечами, разминаясь.
  
  - Ну, что ж, если вы готовы, поехали.
  
  Гном стал ходить по горушке, что-то выискивая. Ванн Ян, тем временем, взял свой мешок в руки и внимательно следил за гномом. Уго тоже взял свой мешок и спросил шепотом:
  
  - Что он ищет?
  
  - Вход в подземные лабиринты.
  
  И в это время хлынул сильнейший ливень. Уго, который никогда ничего подобного не видел, пришла ассоциация с выражением "разверзлись хляби небесные". Правда, дождь был где-то в километре от горушки, но медленно к ней приближался.
  
  - Это ты сделал, Ванн?
  
  - Ага, - беспечно ответил маг воды. - Нужно же смыть следы нашего пребывания. Да и гнома подторопить не мешало бы.
  
  - Тебе не кажется, что эта стена дождя смоет не только наши следы, но и нас вместе с ними? - С ужасом в голосе проговорил Уго.
  
  - Успеем уйти, не дрейфь, - успокоил Ван Ян, неотрывно следя за гномом.
  
  А Уго следил, как ливень подбирается к ним. И судя по скорости перемещения, он совсем скоро накроет горушку.
  
  Когда ливень подобрался к горушке метров на двадцать, гном радостно возопил:
  
  - Нашел!
  
  Он топнул ногой, и под ней раскрылась дыра в земле диаметром около метра, в которую гном и прыгнул. Ванн Ян схватил оторопевшего Уго за руку и в один миг оказался около дыры. Он втолкнул в нее Уго и прыгнул следом. И вовремя, поскольку дыра стала закрываться. И на глазах изумленного Уго закрылась полностью, в аккурат в то время, когда ливень достиг горушки.
  
  Ощущения от путешествия в подземных лабиринтах немногим отличались от тех, что испытывал Уго, когда ундина вела их по подземных водоводам. Разница была лишь в том, что здесь реально приходилось двигаться. Сначала они спустились по наклонному желобу, сразу попав в довольно большую пещеру. Что позволило развернуться головой по ходу движения, т.к. прыгали вперед ногами. Но гном не остановился, а шустро засеменил к такому же проходу, из которого они только что выскочили, и нырнул в него. Учитывая, что проход был чуть более метра в диаметре, то пришлось перемещаться как животные, т.е. на четырех конечностях. При этом Уго заметил, что стены пещер, через которые они пробегали и туннелей подсвечивались фосфоресцирующим огнем, что было неплохо, ибо позволяло не терять ориентацию в пространстве.
  
  Вскоре Уго потерял счет времени, как и понимание того, где они в данный момент находятся. Мозги выключились сами собой, что было благом, т.к. тупизна ума освобождала от эмоций, которые в этом подземном аду были совершенно лишними.
  
  Неожиданно для себя Уго заметил, что очередной туннель с желобом стал подниматься вверх. При этом Уго ощутил, что сзади его подпирает неведомая сила, не дающая ему сорваться обратно. Что интересно, чем выше Уго поднимался, тем плотнее становилась эта сила. И если поначалу она просто удерживала Уго, то дальше начала подталкивать все сильнее и сильнее. В конце концов, Уго положился на эту силу, и только перебирал ногами и руками, которые от такой нагрузки стыли ныть.
  
  Внезапно впереди показался свет и сила подталкивающая Уго сзади, буквально вытолкнула Уго на поверхность. Следом, как чертик из табакерки, из расщелины вылетел Ванн Ян. Гном был уже здесь.
  
  - Молодец, - похвалил гнома маг. - Свободен.
  
  Гном молча прыгнул обратно в расщелину, которая почти сразу закрылась.
  
  - Лихо мы побегали. Считай, что получил первый урок магии земли. Теперь пойдем к источнику.
  
  Ванн Ян вскинул мешок на плечи и пошел в сторону источника света, который оказался выходом из пещеры.
  
  Когда они подошли к выходу из пещеры Уго стал осматриваться, но никакого источника не обнаружил.
  
  - Ванн, не вижу источника. Может быть, он высох?
  
  - Запомни, парень, такие источники без видимых причин не высыхают. А причины эти могут быть связаны только с состоянием Земли, потому что вода этого источника - это кровь Земли. Но насколько я знаю, состояние нашей кормилицы, Земли матушки пока не вызывает опасений. Так что источник в целости и сохранности, но скрыт от алчущих использовать воды этого источника в корыстных целях.
  
  С этими словами, Ванн Ян уселся ближе к стенке, и стал развязывать мешок.
  
  - Так, где же тогда источник?
  
  - Ты стоишь рядом с ним. Подними камень, что слева от тебя.
  
  Уго посмотрел налево. Камень, о котором говорил Ванн Ян, оказался небольшой плитой, сантиметров пять в толщину. Уго поднатужился. Снять не снял, но отодвинул плиту в сторону. Под ней действительно обнаружился родник.
  
  Уго потянулся было, чтобы зачерпнуть воды из родника, уж больно пить хотелось, как вдруг услышал крик Ванн Яна:
  
  - Не сметь!!!
  
  От неожиданности Уго оторопел и развернулся к Ванн Яну, который от возбуждения даже вскочил на ноги.
  
  - Не сметь, - повторил Ванн Ян уже более спокойным голосом.- Неужели ты так и не понял, что это не обычный источник воды?
  
  - А какой же он?
  
  - Он... необычный. Потому что обладает качествами, которыми не обладает ни один другой источник воды. И я тебе сейчас это продемонстрирую.
  
  Ванн Ян достал из мешка нечто, похожее на наперсток, но с ручкой, подошел к роднику и зачерпнул полный наперсток воды из источника.
  
  - Сядь,- приказал Ванн Ян. И когда Уго сел, протянул ему полный наперсток. - Пей.
  
  Ничего не подозревающий Уго, махом вылил содержимое наперстка в рот. И внутри его будто взорвался артиллерийский склад. Из глаз полетели искры, в голове помутилось, и Уго потерял сознание.
  
  Когда сознание вернулось, Уго обнаружил себя лежащим. Под головой был его мешок. Ванн Ян сидел рядом и о чем-то думал.
  
  Почти сразу Уго ощутил, что лежит на камнях, которые своими острыми краями впились в тело. Потому Уго попытался изменить положение, чтобы облегчить его.
  
  Шевеление заметил Ванн Ян и обрадовался.
  
  - Ну, как тебе кровь Земли?
  
  - Ты хочешь сказать, что то, что я выпил, было не обычной водой?
  
  - Опять двадцать пять. Конечно, то, что ты выпил, было водой, но водой необычной. И ты сам смог в этом убедиться.
  
  - И что теперь?
  
  - Теперь? Не знаю. Могу сказать одно - жить ты теперь будешь долго...очень долго. По крайней мере, пока не придет черед умирать матушке Земле.
  
  Уго буквально подбросило от такой перспективы.
  
  - Я стал бессмертным?
  
  - Ну, если тебе нравится это слово, то да, ты стал бессмертным. Причем в буквальном смысле слова. Даже если тебя разрубят на куски и разбросают эти куски по разным частям света, они все равно найдут друг друга, и воссоединятся, после чего ты очнешься и будешь лучше прежнего.
  
  - А если это мясо скормят собакам или диким животным?
  
  - Понимаешь, брат, тупицами являются только люди. Животные - никогда. Потому ни одно животное не тронет ни одного куска, как бы не заставляли. Потому что себе дороже получится.
  
  - Ладно, а если съедят люди?
  
  - Они тут же умрут, а куски, даже в жеванном виде, все равно будут сползаться в единое целое.
  
  - А если отрубят голову?
  
  - Она вновь прирастет, и даже шрама не останется.
  
  - Занятную перспективу ты нарисовал, Ванн.
  
  - Какая есть, - и Ванн Ян развел руками.
  
   Глава 14/ СЕАНС 14.
  
  Ванн Ян замолчал, но у Уго еще были вопросы.
  
  - Ванн, а кто вообще допущен до подобных источников?
  
  - Ты имеешь в виду, из магов?
  
  Уго кивнул.
  
  - Только стихийники.
  
  - А как же я?
  
  - Ты смог открыть источник только потому, что я был рядом. В ином случае ты просто прошел бы мимо.
  
  - Получается, что никто кроме магов-стихийников не имеет доступа к живой воде?
  
  - Получается, так.
  
  - А что случится, если маги, которые не стихийники, узнают конкретное место расположения источника? Ведь получилось же у Светлейшего привлечь на свою сторону гнома. Почему не предположить, что другой гном выведет того же Светлейшего к источнику... да, хоть к этому.
  
  - Во-первых, это совершенно невозможно. Гномы знают ценность таких источников. Как знают и то, что предатель будет проклят. А с ним и все его колено. Их изгонят из своих рядов все члены гномьего племени. А сами по себе изгнанники не выживут. Для гнома же род, племя являются высшими ценностями. Они живут ради этого. Так что предать интересы рода-племени, то же самое, что предать самого себя. Так что вряд ли хоть какой-то гном рискнет пойти на такое злодеяние.
  
  - И все же, давай рассмотрим этот вопрос хотя бы гипотетически.
  
  - А тут, есть вариант, во-вторых. Если нечестивцы даже найдут место расположения источника, они все равно не смогут им воспользоваться, потому как источник мгновенно высохнет. Так что нечестивцам и капли не достанется.
  
  - Навсегда высохнет?
  
  - По обстоятельствам. Бывает по-разному.
  
  - У меня еще такой вопрос: А если кто-либо из магов-стихийников напоит мага, который не стихийник, живой водой?
  
  - Это совершенно невозможно.
  
  - Почему?
  
  - Ты еще молодой маг-стихийник. Потому полон земными страстями. Когда поживешь пару тысяч лет, поймешь, что человечество с его страстями подобно муравьям из муравьиной кучи. Да и то у муравьев порядку больше. Люди же больше суетятся, чем делают реальные дела. Потому-то маги стихийники и стараются сторониться человеческого мира. Живя тысячелетия, маг постепенно трансформирует свое мировосприятие. Опять же, большинство стихийников могут заглядывать в будущее. Увы, оно не радует. Мир катится в тар-тарары, и не замечает этого.
  
  - Но ведь можно пытаться остановить этот процесс?
  
  - Пытаться можно, остановить нельзя.
  
  - Почему?
  
  - Тебе же Вангра рассказывала о вселенских искусах. И, наверное, говорила, что никто не может помочь человеку от них избавиться или как-то преодолеть эти искусы. Только сам человек это в состоянии сделать. Понимаешь, сам человек! А это возможно лишь в случае, если человек изменит свой взгляд на мир, сменить свое мировоззрение с потребительского на творческое. А ты много в жизни встречал тех, кого можно называть творческими личностями? Думаю, что нет. Ведь даже Светлейший с Темнейшим стоят на позиции потребительства, что они и доказали на твоем примере. Творчеством здесь и не пахнет. Не удивлюсь, если Светлейший узнал о твоем побеге и вошел в союз с Темнейшим, чтобы тебя извести... а это старая потребительская формула: Так не доставайся же ты никому.
  
  - Пойми, Светлейший, Темнейший - это только слова. На самом деле, все маги серые. Они делают и доброе и злое вперемешку. А все потому, что не знают всех последствий своих действий.
  
  - Но ведь у них есть всякие приспособления, чтобы заглядывать в будущее.
  
  - Уточню, в ближайшее будущее, которое одновариантно. Мир же всегда многовариантен, и события будущего могут перетекать из одного вариантности в другую. Причем совершенно независимо от магов. Но так как эти перетекания вариантностей друг в друга происходит с некоторым временным интервалом, то магам кажется, что они видят будущее.
  
  - Тогда может быть лучше уничтожить Светлейшего и Темнейшего, как не справившихся с поставленной перед ними задачей?
  
  - А смысл? На их место придут другие, которые могут быть еще хуже. Ведь они тоже порождение самой системы подготовки магов. Нужно менять систему. Нужно готовить новое поколение магов на совершенно иных началах. И только когда смена будет готова, можно подумать о смене одной системы подготовки на другую.
  
  - То есть ты предлагаешь вернуться к древней системе, когда будущего мага насильно вталкивали в магию Высшие Силы?
  
  - А что плохого в этой системе? Кто мы такие, чтобы оценивать подготовку человека к овладению магией? Да, я за то, чтобы Высшие Силы, которые есть ни что иное, как проявление Воли Творца, находили магу-наставнику учеников. А уж он пусть занимается рутиной - дает ученикам знания магии, которые в нем самом заложены.
  
  - Так может быть, я и появился на свете, чтобы вернуть древнюю систему подготовки магов? - С надеждой в голосе спросил Уго.
  
  - Может быть. - Задумчиво ответил Ванн Ян. - Честно скажу, пытался посмотреть твое будущее, но оно начинает ветвиться настолько близко от нынешнего времени, что можно ответственно заявить - твое будущее не определено. Почему, это вопрос другой. Здесь может быть и твоя доля ответственности. А может быть, Высшие силы не определились с тем, что тебе уготовано. Так что пока твоей задачей является обучение магии стихий. Ведь ты не зря попал именно к магам-стихийникам. В этом явно просматривается действия Высших сил.
  
  В это время из глубины пещеры послышались гулкие шаги. Маги насторожились. Но если Уго тревожно завертел головой, пытаясь разглядеть в темноте того, кто приближался, то Ванн Ян расслабился, и на лице появилась хитрая улыбка.
  
   Из темноты донесся голос. Он был настолько сильным, что создал эхо, которое, гуляя по пещере, многократно усиливало звучность голоса говорящего.
  
  - Кто посмел отвлечь меня от важных и неотложных дел?
  
  Никто не ответил. Уго не знал, как реагировать, а Ванн Ян, хитро улыбаясь, промолчал.
  
  Из темноты на свет появился человек. Он поразил Уго. Был он повыше ростом, чем Ванн Ян, но ниже самого Уго. Широкий разлет плеч напоминал выражение о "семи саженях в плечах". Руки были необычайно мускулисты. Впрочем, ноги тоже. А вот голова ... она удивила Уго. Она была огромной, лицо широкое, глаза маленькие. Такими же были уши и нос. Рот ограничивался узкими губами. И от вышедшего на свет буквально исходила сила... физическая сила. Одет он был также как и Ванн Ян - в полотняную рубашку и штаны, на ногах - кожаные сапоги.
  
  Выйдя на свет, пришедший повторил вопрос:
  
  - Так кто посмел оторвать меня от важных и неотложных дел?
  
  Ответил Ванн Ян. Он полуобернулся в сторону подошедшего, и, состроив ангельское лицо, спросил:
  
  - Тебя, наверное, от сна оторвали?
  
  И добавил с ехидцей:
  
  - Ты еще гору потряси для пущей убедительности.
  
  - Что-о-о??? - взревел здоровяк.
  
  В это время из ладони Ванн Яна вылетело облачко, которое моментально долетело до пришедшего, окутало его, как говорится, с ног до головы... и превратилось в корку льда.
  
  - Остынь, Вангрхегхарайм.
  
  Дернувшийся было, здоровяк застыл на месте. На его лице появилось выражения удивления и детской обиды. Он шевельнул плечами, и ледяная корочка осыпалась к его ногам.
  
  - Все-таки слаб ты против меня, Ванн Ян. Куда тебе со мной тягаться?
  
  - И не собираюсь, - отпарировал Ванн Ян.- Я лишь хотел остудить твои эмоции.
  
  Верзила задумался.
  
  - А хоть бы и от сна, чем не важное и неотложное занятие?
  
  - Согласен. Но появилось одно дело, не требующее отлагательств. И оно касается магии земли. Потому я тебя позвал на помощь.
  
   - Ага, все-таки не можешь без меня, - торжествующе произнес здоровяк.
  
  - Ну, кое-что могу,- философски произнес Ванн Ян.- Но сейчас не об этом. Познакомься, я привел с собой молодого стихийника. Его зовут Уго... эээ...
  
  - ...дер Залес, - подсказал Уго.- Уго дер Залес.
  
  - Ну, да, я это и имел в виду.
  
  - Он кто?- Спросил здоровяк.
  
  - Он все, - ответил Ванн Ян.
  
  - Дождались-таки, - выдохнул крепыш.
  
  - Ага,- подтвердил Ванн Ян.
  
  Уго же слыша этот диалог, все больше впадал в ступор. Кого ждали? Зачем ждали? Но, маги не собирались ничего объяснять. По крайней мере, Ванн Ян. А уж здоровяк, похоже, и вовсе был немногословен.
  
  - Уго познакомься, маг земли, Вангрхегхарайм. Прошу любить и жаловать.
  
  И тут Уго понял, что никогда не сможет выговорить этого имени. Вангрхегхарайм похоже, понял состояние Уго.
  
  - Парень зови меня Грехем. Как говорится, дешево и сердито.
  
  Это совсем другое дело. Уго кивнул и произнес:
  
  - Хорошо, буду звать Грехем.
  
  - Вот и ладно, - удовлетворенно сказал Ванн Ян. - Брат, тут такое дело. Уго прошел испытание двумя стихиями: воздухом и водой. Осталось еще две: земля и огонь. Нужна твоя помощь в освоении стихии Земля.
  
  - Ванн, ты же знаешь, я принципиально не беру учеников.
  
  - А тебя никто об этом не просит. Светлейший уже все, что надо вложил в Уго, но делал это в то время, когда Уго был в трансе. Естественно, что он ничего не помнит. Вот и нужно вынуть знания из нутра, залив их наружу - в мозги.
  
  - Это другое дело. Здесь помогу, конечно.
  
  Потом Грехем оглянулся.
  
  - Брат, ты по-прежнему бедствуешь? Не надоело?
  
  Грехем отступил на пару шагов и топнул ногой. И в мгновение ока появился каменный стол. Каменная плита, сантиметров десять лежала на двух каменных тумбах. Размеры стола были внушающими уважение - метра два в длину и больше метра в ширину.
  
  Грехем щелкнул пальцами, и вокруг стола появились три камня квадратной формы, которые, вероятно, выполняли функции стульев. Грехем сел на противоположной стороне стола и жестом пригласил магов присоединяться к нему.
  
  Когда все уселись, Грехем обратился к Ванн Яну.
  
  - Тебе, как обычно?
  
  Ванн Ян кивнул, и на столе появился кувшин с чем-то приятно пахнувшим специями. И кружка.
  
  После этого, Грехем обратился к Уго.
  
  - А ты чего пожелаешь, новый брат?
  
  Уго растерялся, не зная, что сказать. Поэтому просто развел руками.
  
  - Ладно. Тогда на мой вкус. Будешь есть то же, что и я. А там посмотрим.
  
  Кормился Грехем неплохо. На столе в двух экземплярах появилась каша с куском мяса, два кувшина с вином и кружками в придачу, и тарелка с хлебом. Последними из ничего появились две стальные ложки, упавшими рядом с блюдами. Без разговоров маги принялись насыщаться. Уго старался не отставать.
  
  Но вот все наелись. И совершенно неожиданно стал говорить Грехем.
  
  - Запомни, молодой брат, магия Земли - основа всех магий.
  
  Он взял кувшин, в котором плескались остатки вина.
  
  - Посмотри на этот кувшин. Он олицетворяет магию земли. Вода находится внутри кувшина, т.е. формируется землей. В воде растворен воздух, а в случае со спиртным, то и огонь. И все эти стихии опираются на стихию земля. Это главное, что ты должен понять.
  
  Уго кивнул.
  
  - Вместе с тем, земля является основой жизни на земле.
  
  - Вот как? - удивился Уго. - А я всегда считал, что жизнь на земле дает вода.
  
  - Ответ неверный. Растения произрастают из земли. Своими корнями они тянут всякие полезные вещества, которые к ним проникают по водоводам. В земле же присутствует и воздух, который облегчает доступ воды к корням. Ну, а огонь выжигает все отжившее. И оно, в свою очередь, ложится на землю, перегнивает, становясь полезным для растений. Растения поедаются жвачными животными, которые, в свою очередь, становятся пищей для хищников, в том числе, и человека. Так что главной для жизни - это наличие земли. Именно благодаря ей зародилась нынешняя жизнь.
  
  Уго растерянно посмотрел на Ванн Яна, но тот только развел руками, подтверждая слова Грехема.
  
  А Грехем продолжил.
  
  - В виду того, что земля связана с материальным достатком, магия земли тоже нацелена на достижение этого достатка. Но не только. Земля связана и со здоровьем. Самые проблемные болезни - это болезни спровоцированные стихией земля. Ты, наверное, видел стариков с заскорузлыми руками и с проблемами ног, когда распухают колени. Это все болезни, порожденные стихией земля. Они зарабатываются медленно, но неуклонно. Потому и лечить их приходится очень долго... но тоже неуклонно. Вообще-то есть формула излечения: Сколько времени человек зарабатывал болезнь, столько времени должно длиться лечение. Запомнил? Повтори.
  
  Уго повторил.
  
  - Хорошо, идем дальше. Так как стихия земля дает жизнь, то только она имеет право ее отобрать. Иными словами, стихия земли, и, соответственно, магия земли связаны с таинствами рождения и смерти любого существа.
  
  - Поэтому покойников зарывают в землю?
  
  - В том числе, и поэтому.
  
  - Нас, магов земли, называют неповоротливыми, консервативными. Упрекают в том, что мы медленно обучаемся...
  
  - ... а еще называют скопидомами, и приземленными, - вставил свои пять копеек Ванн Ян.
  
  - Все так. Но маги земли научились свои недостатки обращать в свои достоинства. Да, мы медленно постигаем новые знания. Но если постигли, то уже навсегда. Да, мы неповоротливы, консервативны. Но куда спешить, если впереди вечность? Так что у каждой медали есть две стороны. И, когда ты столкнешься с тем или иным магом, имей это в виду.
  
  - Тебе, наверное, Вангра и Ванн Ян говорили о том, что прежде, чем работать с воздухом или водой нужно настроиться на волну этой стихии?
  
  Уго кивнул.
  
  - Тоже могу сказать и о магии земли. Причем с учетом ее медлительности и неповоротливости. Например, нужно как минимум неделю вызывать в себе ассоциации, связанные с землей. Если будешь прилежным, то постепенно настроишься на волну стихии. И, возможно, войдешь в резонанс с ней, что означает одно - стихия земли тебя приняла.
  
  - Далее, обрати внимание на прямой контакт с землей. Вот мы все здесь обуты в сапоги. Сразу скажу, не самый лучший способ общаться с землей. Старайся при любой подходящей возможности, например, если дело происходит в теплый сезон, ходить босиком, чтобы иметь непосредственный контакт с землей.
  
  - А я видел несколько раз, как крестьяне, идут босыми с поля, а сапоги несут на плече. Но думал, что они это делают из экономии.
  
  - И это тоже. Но основное все же в соприкосновении со стихией земля. Крестьяне гораздо ближе к земле, чем горожане. Потому они напрямую сталкиваются с ней. Отсюда и почтение к земле.
  
  Но тебе я советую специальные практики по воссоединению с землей. Например, улечься на землю, разбросав руки и ноги, упереть взгляд в небо, и полежать хотя бы полчаса в день в таком положении. Но не просто лежи бездумно, а старайся анализировать свои ощущения, свои мысли, свои эмоции.
  
  - Зачем?
  
  - Чтобы понять, как к тебе относится стихия земля.
  
  - Ты хочешь сказать, что она может не принять меня?
  
  - Скорее, не раскрыться тебе. К тому же у стихии земля есть одно свойство, которое людьми зачастую игнорируется. Оно связано с целительством. Ты, наверное, слышал о случаях, когда люди, полежавшие на земле, заболевали?
  
  - Да, неоднократно слышал.
  
  - Но мало кто пытается разобраться в причинах этого заболевания. А причина одна - энергетическая. Как только человек ложится на землю, она старается вытянуть из него все черное, плохое. Обычно это плохое связано с энергией внутри тела. Так вот земля может просто вытягивать болезнь. В этом случае человек ощущает сонливость, хочется заснуть. Но делать этого ни в коем случае нельзя. Если ты чувствуешь, что сейчас заснешь, примени силу воли и встань с земли.
  
  - Почему?
  
  - Во сне человек не контролирует свою энергию. И запросто может случиться так, что с болезнью земля вытянет и энергию, необходимую для жизни. Так что в этом случае, болезнь происходит от излишнего расходования энергии. Так что рецепт излечения простой: помочь человеку побыстрее восстановить энергетический баланс.
  
  - А бывает и обратный эффект?
  
  - Бывает. Ты вдруг начинаешь ощущать небывалую активность. И даже веселость. Но в тоже время где-то внутри шевелится необъяснимая тревога.
  
  - И что это плохо?
  
  - Очень. Подобная реакция организма говорит о том, что ты лег в не очень удачном для тебя месте. И его энергетика не совместима с твоей. Но организм не может напрямую этого сказать. Вот и выражает свое отношение в ощущениях.
  
  - И что нужно сделать?
  
  - Уйти, конечно, с этого места, и больше никогда туда не приходить.
  
  - Ага, насколько я понял, если место, где я лег, склоняет меня ко сну, оно положительно воздействует на меня. Но нужно остерегаться, чтобы не отдать много энергии. А если организм от лежания на земле возбуждается, значит, место для меня не годится. Я правильно понял?
  
  Грехем посмотрел на Уго, потом на Ванн Яна.
  
  - Брат, ты не говорил нашему молодому брату, что он умный мальчик?
  
  - Говорил.
  
  - И заслуженно, должен сказать. Так что я, пожалуй, заберу его с собой. Конечно, если ты не против.
  
  - Я не против. Потому что, если бы тебя не оказалось на месте, то магию земли пришлось бы объяснять мне.
  
  Уго смотрел то на одного мага, то на другого с недоумением. О чем это они? Но маги не соизволили объясниться, считая дело решенным.
  
  - Так тому и быть. Закончу лишь вводную часть, чтобы потом не отвлекаться.
  
  Грехем посмотрел на Уго.
  
  - Итак, самой важной, с моей точки зрения является практика, когда ты представляешь себя землей. Нужно научиться ощущать тяжесть земли, ее прохладу, медлительность, а также склонность к плодородию.
  
  - И самое главное. При обучении магии земли спешка противопоказана. Все должно идти размеренно. И новую практику начинать лишь тогда, когда завершена прежняя практика.
  
  - Ну, это я понял.
  
  - Тогда добавлю к сказанному. Сосредоточения и расслабления, о которых наверняка тебе рассказывал Ванн, не всегда срабатывают в магии земли. И именно из-за ее неповоротливости и медлительности протекаемых процессов. Поэтому маги земли добавляют к сосредоточению и расслаблению магические артефакты. Чаще всего, это обереги и талисманы с соответствующей символикой стихии земля.
  
  - Например?
  
  - Самый важный оберег - это мешочек с землей, желательно из родных мест. Ведь ты вырос в тех местах, а, значит, впитал эманации этого места. Оно для тебя родное. И когда от земли понадобится помощь, то земля из мешочка тебе поможет. Конечно, если ты обратишься к ней за помощью.
  
  -У меня есть такой мешочек, - сказал Уго и полез в мешок.
  
  Когда он достал внушительный на вид мешочек, Грехем сказал:
  
  - Совсем не обязательно носить столько земли с собой. К тому же земля лучше работает, если имеет непосредственный контакт с телом. Так что рекомендую, сделай своими руками небольшой мешочек из подручных материалов. Земли хватит одну-две пригоршни. Всыпь землю в мешочек и повесь на шею на ремешке. Это и будет заговоренная тобою земля. Земля - помощница. А остальное, если нравится, носи в походном мешке.
  
  Уго кивнул и спрятал мешочек с землей обратно в мешок. А Грехем продолжил.
  
  - На втором месте по важности являются амулеты и талисманы из самоцветов. Здесь есть свои хитрости, как связанные с теми или иными самоцветами, так и с заклинаниями, применяемыми в тех или иных случаях. Но об этом позже.
  
  - Сейчас же, если ты не против, мы перенесемся в мои апартаменты, и там продолжим обучение.
  
  Уго пожал плечами.
  
  - Нет, так дело не пойдет. Ты должен четко и ясно заявить о своем согласии.
  
  Уго посмотрел на Ванн Яна, который сидел с каменным лицом и сказал:
  
  - Я согласен.
  
   Глава 15/ СЕАНС 15.
  
  Грехем улыбнулся, топнул ногой и Уго с Грехемом оказались в пещере, как говорится, без окон, без дверей. Стены пещеры подсвечивались точно также, как и те переходы, по которым совсем недавно их вел гном. Свет был рассеянным, но позволял осмотреться. Посреди комнаты стоял такой же каменный стол, что и тот, который создал Грехем около источника. Вокруг стола стояли четыре каменных тумбы, заменяющие стулья. Справа у стены был лежак, представляющий собой большой камень с плоской верхней частью,... и больше в комнате ничего не было. Минимализм поразил Уго. Человек, допущенный до всех скрытых богатств мира, имеющий возможность купаться в золоте, жил пещерной жизнью отшельника.
  
  Грехем, казалось, понял настроение молодого мага. То ли на лице Уго отразились эмоции от увиденного. То ли маг земли мог читать мысли. И высказался в том духе, что все в мире относительно. И лучше сразу ничего не иметь, чем иметь, и потерять в самый неподходящий момент.
  
  - Думаю, - сказал маг земли, - у тебя есть вопросы, касаемые магии земли. Задавай, чтобы потом к ним не возвращаться.
  
  - Грехем, когда я изучал магию воздуха, Вангра рассказывала о сильфидах. И даже познакомила с ними. Когда Ванн Ян помогал мне осваивать магию воды, я познакомился с ундинами. Причем, как я понял, эти стихиалии можно видеть, только находясь в трансовом состоянии. С гномами та же песня?
  
  - В общем, да. Но в отличие от сильфид и ундин, гномы оставляют после себя вполне материальные следы - норы и пещеры, которые они нарыли. Ты же их видел, когда гном вел вас к источнику.
  
  - Кстати, о норах. Хоть и было чудно лезть по этим подземным ходам, я все же заметил одну особенность: все эти ходы почти не делают поворотов. Они будто проложены по прямой. Так ли это?
  
  - В общем, да. В любой горе гномы осваивают совсем небольшой участок, в основном, прилегающий к поверхности горы. Иными словами, их ходы расположены на пятьдесят - сто метров от поверхности. Гномы считают, что глубже делать нечего, поскольку там пустая порода.
  
  - Пустая порода?
  
  - Чтобы понять гномов, нужно понять суть их существования. Для этого приведу пример, который тебе ближе. Ты наверняка бывал на охоте в лесу.
  
  Уго кивнул.
  
  - Значит, видел пни деревьев, которые спилены.
  
  - Да, видел. Более того, знаком с нашим лесником, который рассказывал, что вырубает лес, чтобы очистить его от старых деревьев, которые уже не растут, а только гниют, создавая в лесу нездоровую обстановку.
  
  - Ага, значит, ты видел эти самые старые деревья с облезшей корой.
  
  - Видел, конечно.
  
  - А заметил ли ты, что у таких деревьев под корой множество канавок, идущих в разных направлениях?
  
  - Ну, да, короеды постарались.
  
  - Вот, самое правильное слово - короеды. Оно, как нельзя лучше подойдет к характеристике гномов. Они тоже короеды, только очень древние. Настолько древние, что уже сами не помнят, откуда они появились.
  
  - Ты хочешь сказать, что они древнее людей?
  
  - Намного древнее. Помнишь, я сказал, что вначале существования Земли, не было воды, а был только камень? Именно тогда и появились гномы. Замечу, что воздух в те времена уже был, но его состав был бы ядовитым для нынешней жизненной формы. И жили в те времена огромные великаны, которые были не такими как мы, из плоти и крови, а каменными. Ты, наверное, в детстве слышал сказки про каменных великанов? Мы привыкли думать, что это выдумки. Но это реальная быль. До людей на земле существовала каменная цивилизация. И деревья были из камня, как и вся растительность. Да и животные были каменными.
  
  - Размеры этих существ впечатляют. Представь себе сосну не в тридцать- пятьдесят метров в высоту, а в тридцать-пятьдесят километров в высоту.
  
  - Но это же совершенно невозможно!!!
  
  - Почему? Только потому, что сейчас такого нет? Так с тех пор многое поменялось в подлунном мире. И то, что было возможным тогда, становится невозможным сейчас.
  
  - А люди и животные, какими были?
  
  - Ну, сотни метров высотой точно. Как говорится под стать деревьям. И существовал этот мир долгие эоны практически не развиваясь. Но однажды Землю посетили боги. Им не понравилось, что жизнь застыла в развитии. Они привезли с собой зачатки той формы жизни, которая сейчас властвует и стали за ними ухаживать. А ведь ты знаешь, что те же деревья вдыхают всякую гадость из воздуха, а выдыхают жизненный эликсир, который способствует развитию нашей формы жизни.
  
  Результатом деятельности богов стал факт изменения состава воздуха. И если для нашей формы жизни эти изменения стали благотворны, то для каменного мира - губительны. Их деревья стали чахнуть, как и вся каменная растительность. Следом стали чахнуть и животные. А с ними и каменные люди.
  
  Древним людям этим очень не понравились изменения, творимые богами. Они не желали, чтобы их мир как-то изменялся, и они взбунтовались против богов. И, тем самым, поставили точку в существовании своего мира.
  
  
  Боги не стали миндальничать с обитателями каменного мира. Они применили оружие, которые, взрываясь, светило ярче тысячи солнц. Так что не только большая часть животного мира и каменных людей погибла в первые же минуты, но и километровые деревья, имеющие в толщину сотни метров, ломались как спички. Через несколько часов от мира каменных людей не осталось и следа.
  
  Но боги были не только жестоки к старому миру, они были невероятно практичны. С помощью огромных механизмов они зачистили большую часть Земли от остатков старого мира. Что-то переработали себя на пользу, что-то сгребли в огромные кучи, а из части полученного стройматериала создали новую планету, которая, по их мнению, должна была подтолкнуть новый мир к развитию. И ты знаешь эту планету, ибо это Луна.
  
  - Грехем, - сказал Уго взволнованно,- я, конечно, верю тебе. Но все тобою сказанное звучит невероятно.
  
  Маг земли повернул к Уго задумчивое лицо.
  
  - А теперь представь молодого мага земли, который услышал эту историю из уст старого гнома. Я сначала смеялся, считая, что гном от старости сошел с ума, и лепечет какие-то несуразности. Но нужно знать гномов. Они еще серьезнее магов земли. И уж если он о чем-то рассказывает, то в его рассказы нужно верить безусловно.
  
  - И все равно, я не могу в эту историю поверить.
  
  - Вот и я не поверил. И гном взял меня с собой в путешествие по миру. После этого путешествия у меня отпали любые сомнения.
  
  - И ты хочешь взять меня в подобное путешествие?
  
  - Зачем? Я многое, даже можно сказать, все, что мне показывал гном, запомнил. Так что путешествие проведем, не выходя из этой комнаты. Я буду тебе показывать образы тех или иных мест на Земле. А уж ты сам решай верить в них или нет.
  
  - Располагайся поудобнее и начнем смотреть картинки, что отложились в моей памяти.
  
  Уго сел на каменное ложе и оперся на стену. Грехем сел рядом.
  
  - Ты, конечно, помнишь, как выглядит старый пень. Но я освежу твою память.
  
  Грехем взмахнул рукой, и перед ними всплыла картинка старого замшелого пня на фоне леса.
  
  - Узнаешь? А теперь другая картинка.
  
  Еще один взмах, и справа от первой картинки появилась вторая, на которой был почти такой же пень, но на фоне пустынной местности. Сколько Уго не пытался найти различий между двумя картинками, у него ничего не получилось. За исключением того, что окружающая пни местность была различной. В недоумении Уго взглянул на Грехема.
  
  - Не видишь различий, да? А если я скажу, что тот пень, что находится в пустыне, имеет в высоту до 400 метров и диаметр до 300 метров, как ты воспримешь это знание? Причем, подобных "пней" по земле так много, что те маги, что изучают Природу, дали им название "столовые горы". Понимаешь, столовые горы! А на деле, это пеньки от каменных деревьев, которые кто-то неизвестно чем спилил.
  
  - Теперь давай посчитаем высоту этого дерева, которое, кстати, назвали БАШНЯ ДЬЯВОЛА, до того, как оно было спилено. Принято считать, что толщина дерева равна 1/20 части его высоты. Умножь 300 метров диаметра на двадцать и получишь шесть километров. Шесть километров, Уго, была высота дерева, от которого остался этот пенек.
  
  Грехем остановился и внимательно посмотрел на Уго.
  
  - Парень, ты как?
  
  Грехем не зря обеспокоился состояние Уго, ибо тому показалось, что рушится мир. Такой привычный, пусть и не очень уютный. Оказывается, наша форма жизни не единственная в подлунном мире. А мы ничего об этом не знаем. Шок, испытанный Уго, напрочь отрубал мозги. И понадобилась вся сила воли, чтобы собрать их в пучок.
  
  - Грехем, скажи мне, это знание доступно только тебе и гномам или в нее посвящены и те маги, что изучают природу?...
  
  - Их еще называют, учеными, - вставил Грехем.
  
  - ...Учеными, - эхом повторил Уго.
  
  - Сам понимаешь, что такое скрыть нельзя... так, чтобы совсем. Конечно, что-то из знаний гномов проникло в среду ученых. Кто-то увязал это знание с теми сказками, что гуляют в мире в разных социальных слоях. Так что можно предположить, что ученые если и не знают точно, то догадываются однозначно.
  
  - Так почему же это знание не доступно простым людям?
  
  - А ты представь себе, что будет с мозгами этих людей, когда они узнают правду? Ты вон маг, и чуть не растерял свои шарики. А ведь ты уже многое видел, ко многому готов. Что же говорить об обывателях, чьей основной задачей является элементарное выживание? Они же спят и видят сладкие сны о своем доме, о хорошей жизни. А тут ты им заявляешь, что до нас на земли жили великаны, которых уничтожили боги. Нет, юный брат, после такого, я не ручаюсь за то, что тебя не поместят в психушку. Даже не потому, что сочтут тебя психом, а чтобы держать подальше от себя. Как говорится, свое здоровье ближе к телу. В том числе и психическое. Потому ученые придумывают различные сказки, в которые легко верят обыватели. Им не нужны потрясения, им нужна зажиточная жизнь.
  
  Уго долго молчал. Потом попросил:
  
  - Грехем покажи еще эти, как их... столовые горы.
  
  Маг земли кивнул, и вместо Башни Дьявола появилась новая картинка, потом еще одна. Что интересно, все они были в пустынной местности. И это заинтересовало Уго.
  
  - Почему в пустыне? - ответил Грехем. - Потому что здесь их легче обнаружить. Хотя подобные горы есть и среди лесов. Но там они заросли кустарников и деревьями, и их трудно обнаружить. Но возможно.
  
  И появилась картинка со столовой горой уже в дебрях джунглей. Действительно из-за зелени леса очертания горы угадывались с трудом. За ней появилась картинка прямо-таки огромного "пня" где-то на севере среди снегов. Пень был во много раз больше Горы Дьявола. И Уго было даже страшно представить, каким в высоту было дерево, от которого остался этот пень.
  
  - А теперь перейдем к другим пням. Тем, которые остаются, если дерево не спилили, а оно само рухнуло. Например, из-за ураганного ветра.
  
  И перед Уго появилась новая картинка. На ней был пень с острыми неровными краями. И тут же Грехем представил картинку точно такую, но уже из мира каменных растений. Совпадение было почти идеальное. Особенно, если не вдаваться в разницу в масштабах.
  
  - Заметь, подобные горы называются "молодыми", т.е. с острыми пиками. А есть еще и старые горы, которые имеют покатые склоны. На мой взгляд, разница между двумя типами гор одна - в старых горах больше свезено мусора, который легко отличить по их похожести на ту же кучу песка, которую привезли для строительства дома.
  
  И тут же перед Уго появились две картинки. На левой действительно была куча песка, на правой гора. И если бы она не была заросшей лесом, ее запросто можно было назвать кучей... мусора.
  
  - Кстати, часто в этих кучах мусора, называемых горами, образуются так называемые вулканы, т.е. горы, извергающие разгоряченную лаву. Я тебе покажу это явление, как только какой-нибудь вулкан пробудится. Но и здесь есть подобие из нашего мира. Это свалки мусора, особенно городские, т.е. расположенные в местах где живет много жителей. Давно замечено, что свалки имеют свойство самовозгораться. И потушить такие пожары бывает очень сложно. Вот тоже самое происходит и с вулканом. Это ведь тоже куча мусора, только из мира каменного. Что-то с чем-то соединяется, начинается возгорание, приводящее к образованию лавы. Постепенно лава накапливается и, рано или поздно выплескивается наружу через верх вулкана, называемый кратер.
  
  - Что, и это знание знакомо ученым?
  
  - Ну, не всем, конечно. Но знакомо.
  
  - И они замалчивают это знание?
  
  - Да. Более того, придумывают версии, якобы объясняющие все эти, мягко говоря, несуразицы, на довольно примитивном уровне. Знаешь, какую сказку сочинили ученые про образование Башни Дьявола? Якобы она образовалась в результате извержения вулкана. Можешь представить эту нелепость? Чтобы вулкан фонтанировал на высоту триста метров. Более того, укладывался в сложно переплетенную конструкцию. И в таком виде застывал. И ведь народ верит в эти басни.
  
  - А еще какие-то феномены есть, относящиеся к той эпохе?
  
  - Ты помнишь, я говорил о том, что боги свозили мусор в огромные кучи? Так вот они делали это не всегда. Иногда они вырывали огромные котлованы, и ссыпали мусор туда. Чтобы оценить размеры подобных "свалок", представь жерло вулкана диаметров километров тридцать. И это еще не самый большой вулкан.
  
  - Ты хочешь сказать, что и в этих кучах мусора происходят те же процессы, что и в тех, которые представляют собой горы?
  
  - Да, именно так. И за размеры эти кучи мусора назвали сверхвулканами, подчеркивая их огромную величину.
  
  - И насколько это опасно?
  
  - Обычный вулкан, взрываясь, выбрасывает пепел и газы на высоту несколько километров, где они переносятся воздушными массами, выпадая в виде осадков на огромных расстояниях от вулкана. Также он выбрасывает кипящую лаву, которая сползает по горе вниз, выжигая все на своем пути. Наконец, начинает трястись земля, вызывая землетрясения. Теперь представь вулкан, который мощнее самого крупного вулкана в несколько раз. Если он взрывается, наступает катастрофа вселенского масштаба. Затронутыми будут не только район вокруг вулкана. Тучи пепла и ядовитых газов разнесутся по всей территории Земли, усыпав ее пеплом и грязью. А ядовитые газы будут травить все живое.
  
  - И часто взрываются эти сверхвулканы?
  
  - Слава Творцу, нечасто. В среднем раз пятьдесят тысяч лет. Это данные гномов, которые отслеживают подобные феномены.
  
  - Но, похоже, боги не только рыли ямы для свалки мусора. Есть много огромных ям, в виде ущелий, где явно видны следы работы их механизмов. Например, вот такие.
  
  Здесь Грехем стал показывать картинки с огромными провалами в земле и указывать на следы присутствия прямо-таки гигантских машин, вырывших эти котлованы.
  
  - И как ты считаешь, зачем они это делали?
  
  - Этого не знает никто, но есть предположение, что боги добывали самоцветы в земле в тех местах, где были древние леса.
  
  - Самоцветы? В деревьях?
  
  - Дело в том, что корни древних растений, тех же деревьев, тянули соки из земли точно также, как и нынешние растения. Но тянули они совсем не то, что тянут нынешние. В результате в корнях, а потом и под корой этих деревьев образовывались скопления самоцветов и драгоценных камней, а также благородных металлов, которыми питались те деревья. Вот посмотри несколько экземпляров каменных деревьев с вывернутыми корнями. Что ты видишь?
  
  - Что-то блестящее, разноцветное.
  
  - Правильно. Это и есть минералы, самоцветы и благородные металлы, т.е. все то, что тянули корни деревьев каменной эпохи из земли.
  
  - А теперь свяжи многочисленные пни каменных деревьев, как спиленных, так и поломанных взрывом с этими котлованами.
  
  - Ты хочешь сказать, что эти котлованы всего лишь корчевание корней древних деревьев?
  
  - И не только корчевание. Ведь у дерева кроме основных корней есть много побочных. Так вот боги подчищали яму от корней дерева до тех пор, пока добыча ископаемых была целесообразной. Отсюда и такие гигантские размеры котлованов. Ведь если само дерево имело в диаметре сотни метров, представь, каким должны быть корни, чтобы удержать это дерево.
  
  - Но зачем все это нужно было богам?
  
  - Ты забываешь, что и минералы, и самоцветы, и благородные металлы используются в магии земли. Впрочем, пока можешь и не знать, потому что разговор об этом впереди. Здесь важнее понять другое. Добыча всего перечисленного указывает на то, что боги знали магию. По крайней мере, магию земли. И не исключено, что магии людей научили именно они.
  
  - Так что, мы потомки богов?
  
  От такой мысли, Уго даже скукожился как-то.
  
  - Ты правильно угадал мою мысль. Люди, точнее, те, кто становится магами, являются потомками богов. Тех самых, которые пришли на Землю извне и фактически создали наш мир.
  
  - Абалдеть. - только и мог сказать Уго.
  
  - Ну, и маленький сюрприз из жизни каменных растений. Внимательно присмотрись к самим растениям, тому же пню Башня Дьявола. Что ты видишь?
  
  - Много-много стеблей, которые стремятся стать единым стволом.
  
  - Правильно. А теперь присмотрись к самому строению этих стеблей. Никаких ассоциаций не навевает?
  
  Уго долго и внимательно рассматривал увеличившуюся картинку Башни дьявола. Наконец, изрек.
  
  - Они вроде бы как шестиугольные.
  
  - И тут ты прав. Теперь посмотрим на этот же пень сверху.
  
  Пень на картинке стал уменьшаться и перевернулся своим верхом.
  
  - Что ты здесь видишь?
  
  Уго вновь стал внимательно изучать картинку.
  
  - Вижу много-много шестиугольников.
  
  - И никаких ассоциаций?
  
  Уго удивленно посмотрел на Грехема и задумался. Тут в голове всплыл образ из далекого детства.
  
  - О, вспомнил. В детстве приходил дворцовый пасечник, приносил свежий мед, в том числе и в сотах. И насколько я помню, соты тоже имели шестиугольную конструкцию.
  
  - И тут ты прав. Потому что шестиугольная форма самая устойчивая как к внешнему давлению, так и при соединении с другими сотами.
  
  Если вернуться к древним деревьям, получается интересная картинка. Но прежде, обрати внимание, что годовых колец на пне нет. Но это вовсе не означает, что не было смены времен года. Просто древние растения росли несколько иначе, чем деревья нынешние.
  
  Это, конечно, предположение, потому что по пенькам судить сложно. Но мне представляется, что древние деревья росли по такой схеме. Сначала появлялось несколько стеблей, которые начинали расти вместе. Шестиугольная форма самих стеблей позволяла им сцепляться друг с другом очень плотно. Возможно, это было связано с тем, что в древнем мире дули сильные ветра. И вот такая структура позволяла успешно противостоять этим ветрам.
  
  На следующий год, но это предположительно, к старым стеблям добавлялся слой новых, которые тоже начинали расти.
  
  При этом учти, что как и в наших деревьях внутренние стебли становились центром, а все соки, которые тянуло дерево, текли под самым верхним слоем.
  
  - Но в таком случае, минеральные вещества, самоцветы и металлы должны быть во всех слоях.
  
  - Не обязательно. Когда нарастало много-много внешних слоев, внутренние поначалу использовали свои запасы. И за счет этого росли. А когда запасы заканчивались, вполне возможно, что внутренние слои начинали отмирать. Совсем как в наших деревьях с гнилой сердцевиной.
  
  - Так поэтому гномы роют только под первыми слоями? То есть там, где есть шанс найти минералы и самоцветы.
  
  - Вот ты сам и понял суть действий гномов.
  
  - Не без твоей помощи.
  
  - Я если и помог, то чуть-чуть.
  
  - Завершая разговор о древнем мире, скажу еще о тройке вещей.
  
  Во-первых, встречаются древние растения с иной внутренней структурой, чем у Башни Дьявола. А именно, пластинчатой или губчатой, как у современных грибов. Это, несомненно, говорит о многообразии древнего растительного мира.
  
  Во-вторых, есть легенда о Мировом Древе, которое подпирало небеса. Росло оно на полюсе мира, где-то на севере. А теперь вспомни те картинки "пней", что я показывал. Надеюсь, ты заметил, что среди них встречаются "пни" гораздо большие, чем упоминаемая мною Башня Дьявола. Иными словами, могли быть деревья высотой и в шестьдесят и в шестьсот километров высотой. Чем не Мировое Древо? Заметь, наши предки не стали термином "древо" называть современные деревья. Введя букву "е", они как бы понизили статус деревьев.
  
  Ну, и наконец, в-третьих. При волокнистой структуре древних деревьев они, с одной стороны, не могли, по идее, иметь ни веток, ни листьев, т.е. это было нечто, напоминающее пику. Потому что с другой стороны, верхушка такого древа из-за особенностей строения напоминала острие пики, которое упиралось в небеса. Возможно поэтому, Мировое Древо, еще называлось Гора Меру. Представляешь, какой высоты, и какого диаметра оно было?
  
  Вот, собственно, и все, что хотелось бы рассказать.
  
  - А теперь, младший брат, ложись, поспи. Тебе, наверняка говорили, что во сне знание лучше усваивается. А тебе это сейчас очень нужно.
  
  Грехем щелкнул пальцами и у противоположной стены появился еще один лежак. Грехем даже создал реальные матрас и подушку, понимая, что Уго вряд ли оценит прелесть сна на каменном ложе. Уго благодарственно кивнул, подошел к лежаку, упал на него, и почти сразу заснул.
  
   Глава 16/ СЕАНС 16.
  
  Сколько часов Уго спал, сказать было трудно, поскольку не было солнца, по которому можно было ориентироваться. Но судя по состоянию, Уго основательно выспался, и был готов к новым занятиям по магии земли.
  
  Грехем сидел за столом и принимал пищу. Судя по блюдам, Уго понял, что Грехем завтракает. Значит, сейчас утро. Как маг земли, находясь в пещере, знает время суток, для Уго было большим секретом. Но он решил отложить решение этого вопроса на потом, поскольку желудок, при виде завтракающего Грехема, встал в стойку.
  
  Так что Уго молча встал с лежака и пересел за стол. Грехем оторвался от еды, посмотрел на Уго, стукнул кулаком по столу, и перед Уго появилась кружка кипящей жидкости и тарелка с хлебом и сыром.
  
  Понюхав жидкость, Уго определил, что это травяной чай, и уже без опасений стал завтракать.
  
  Грехем поел первым, но не стал торопить Уго, а уставился взглядов в противоположную стену, и, казалось, впал в дремоту. Но стоило Уго поставить пустую кружку, на стол маг земли оживился.
  
  - Сегодня займемся извлечением из тебя знаний по магии земли. Так что извини за легкий завтрак. Я придерживаюсь принципа: Сытое брюхо к учению глухо.
  
  Уго пытался сказать, что все нормально, но Грехем только отмахнулся от его попыток:
  
  - Убирай с лежака матрас и подушку и садись, скрестив ноги, на лежак. Для удобства можешь прислониться спиной к стене, но не засыпай.
  
  Когда Уго уселся на лежаке, Грехем внимательно на него уставился. Гляделки глаза в глаза длились с минуту. И вдруг Уго почувствовал, что все вокруг расплывается. И вот он снова в родном замке. И снова идет за учителем, который, как оказалось, был Светлейшим. И спускаются они куда-то вниз, в подвальные помещения замка по узкой каменной лестнице, прилепившейся одной стороной к стене. Уго не пытался смотреть что там в провальной глубине. Страха не было, но и рисковать желания тоже не было.
  
  Но вот они спустились по винтовой лестнице и встали перед очередной дверью. Светлейший достал уже знакомую связку с ключами, нашел нужный ключ, открыл дверь, и они вошли в комнату. В ней было темно, потому что окон не было. Но Светлейший что-то прошептал и зажглась свеча, которая стояла на столе на шикарном однорожковом канделябре.
  
  Комната отличалась от предыдущих только материалом стен. Если раньше стены были выложены из кирпича, то здесь стены выложены из разнокалиберного камня, скрепленного раствором. Еще Уго заметил, что вся мебель была сделана из каменных плит. Даже кресла, в одно из которых Светлейший усадил Уго.
  
  - Сегодня мы начнем изучение магии земли. И, как и раньше, если появятся вопросы, задавай, чтобы не было неясностей и недомолвок.
  
  - Начну с самого главного - задач магии земли. Надеюсь, ты понимаешь, что магия земли напрямую связана с этой самой землей. Сюда входит возможность вызвать обвал, прорыть траншею, воздвигнуть земляной вал, находить и изымать из земных недр ценные металлы и минералы.
  
  - Что, маг земли сам извлекает эти металлы и минералы?
  
  - Все зависит от силы мага. Если он слаб, то его задача состоит в нахождении расположения металлов и минералов и подсказать людям, где есть залежи полезных руд и самоцветов. Сильный же маг за счет своей силы, как бы выдавливает слитки руды или драгоценных металлов на поверхность земли, которые впоследствии находит.
  
  - А в чем заключается сила мага земли?
  
  - Конечно же, в гармонии самого мага с землей. Но не только. Земля инертная стихия, поэтому магу нужно знать особые заклинания, которые усиливают гармонию с землей. А это значит, что маг должен вкладывать силу в эти заклинания, что увеличивает его значимость, как мага земли.
  
  - Если я правильно понял, слабый маг земли находится в гармонии со стихией, но его личной силы не хватает, чтобы воздействовать на стихию в своих интересах. Поэтому он только и может, что находить полезные ископаемые, после чего вынужден привлекать людей со стороны, чтобы добыть найденные им полезные ископаемые.
  
  - Сильный же маг земли уже может воздействовать на землю, с тем, чтобы она не только выводила его на полезные ископаемые, но и выдавливала на поверхность слитки драгоценных металлов.
  
  - Добавлю к сказанному. В далекой стране Мерике в условиях лютых морозов, маги земли в недавнем прошлом нашли целые россыпи золота. Им бы создать союз с магами воздуха, которые сильны в торговле. И сбывать найденное золото понемногу через этих магов. Но магов земли обуяла жадность, и они сами стали торговать золотом. Вброс огромного числа золотых слитков и золотого песка на рынки страны не мог не привлечь внимания властей и авантюристов. В результате, маги земли лишились монополии на найденные раскопки, т.к. власти прибрали их себе. А авантюристы хлынули таким потоком в эти места, что началась кровавая война за обладание участками, где находили золото. Маги же земли были задвинуты на задний план, и их доходы резко упали. Вот что значит, непродуманные действия.
  
  - Не потому ли магов земли считают неповоротливыми?
  
  - Если ты имеешь в виду мыслительную деятельность, то так и есть. К тому же, между магами земли и магами воздуха давнишняя неприязнь. Маги воздуха, обладая ментальным превосходством над магами земли, часто этим пользовались, в свою пользу, конечно. Что и не позволило магам двух стихий заключить паритетный союз ...на общее благо.
  
  - Я понял.
  
  - Раз понял, пойдем дальше. Сильные маги земли могут вызывать землетрясения и извержения вулканов. Они чувствуют напряжения в земле, и с помощью заклинаний, ослабляют эти напряжения, что приводит к землетрясениям. Или наоборот усиливают напряжение, в том же вулкане, что способствует повышению давления внутри вулкана, ведущего к выбросу лавы, т.е. извержению. Слабые маги тоже могут работать с землей. Но в их случае феномены попроще. Например, сдвинуть песок в определенном месте пустыни. Или сделать феномен, называемый "зыбучие пески". В этом случае пески перенасыщены воздухом или влагой от восходящих паров, вследствие чего, такие пески могут втягивать в себя предметы или животных попадающих на них.
  
  Имей в виду, магия земли, как и другие стихийные магии, работает с силой заключенной в самой земле. При этом нужно учитывать, что эту силу можно взять из чего угодно, связанного с землей, вплоть до грязевых луж, но подобные действия возможны лишь в экстренных случаях, когда ничего другого под рукой нет. Также нужно понимать, что извлечение силы земли является очень энергоемким процессом. Потому изъятие силы из тех же луж, может быть подобно выражению: На безрыбье и рак рыба.
  
  - А сила земли как-то ощущается магом?
  
  - Да, ощущается в виде некоего упругого потока воздуха. Причем, этот поток имеет определенный вес, что чувствуется.
  
  - Как я понял, маг земли может бросать в противника камни или песок, используя эту самую силу земли.
  
  - Не совсем так. Маг, конечно, может преобразовать полученную силу земли в материальные объекты. Но обратный процесс невероятно энергоемок. И маг расходует на обратный процесс сил больше, чем на прямое получение силы земли. Потому маги земли редко бросают во врага камни. Магу проще сжать имеющуюся у него силу земли в мощный кулак и ударить этим кулаком. Поверь, эффект будет намного сильнее, чем попасть в противника камнем.
  
  - А как маг земли работает с силой земли?
  
  - Как и другие маги, работающие со стихиями. Вначале маг концентрирует в себе силу земли. После чего начинает плести нужные ему заклинания и делая различные пассы. Во все это он вливает магию земли. Заключительным аккордом является составление заклинания, которое активирует весь комплекс заклинаний. Так что магу совершенно не нужно запоминать все заклинания. Достаточно запомнить именно активирующее заклинание. К тому же, такая система позволяет заранее подготовиться к встрече с противником, что совсем неплохо для мага земли, который из-за своей медлительности может не успевать реагировать на действия противника.
  
  - А это не вредно, хранить при себе всю кучу заклинаний? Ведь они требуют постоянной подпитки личной энергией мага, а также остатками той силы земли, что осталась при составлении заклинаний.
  
  - Есть такой момент. Тут ты прав. Особой вредности для организма заклинания не приносят. Но отягощают тело мага земли и могут вызвать слабость и тяжесть в членах, и даже замедлить реакцию на внешние раздражители. Потому если и носить такие заклинания в себе, то очень непродолжительное время. А опытные маги используют для хранения заклинаний амулеты или специальные накопители.
  
  - Учитель, а применяется магия земли в целебных целях?
  
  - Земля имеет одну примечательную способность. Она впитывает негатив в немерянных количествах. Поэтому маги земли применяют такой прием, как закапывание человека в землю. Но при этом голова остается снаружи. Человек в таком состоянии может находиться несколько суток.
  
  - И что, его не кормят и не поют?
  
  - Почему не кормят. И кормят и поют.
  
  - Но ведь хотя бы раз в день организм должен освобождаться от нечистот.
  
  - А он и освобождается... в землю. Здесь нужно понять, что человека укладывают в землю без одежды, чтобы контакт его тела с землей был максимальным.
  
  - И кто определяет, что земля забрала негатив?
  
  - Конечно, маг земли. Он находится при заболевшем в круглосуточном режиме и постоянно отслеживает состояние больного.
  
  - Можно считать, что после такой процедуры больной выздоравливает?
  
  - Можно, хотя требуется длительный процесс восстановления. Все-таки земле без разницы, что сосать из человека: негатив или его силу. Вот и приходится после земляной "ванны" долгое время пить всякие отвары, восстанавливающие силы. Собственно, поэтому данный метод и не обрел широкого распространения. Можно сказать, что им пользуются только маги земли старой закалки.
  
  - Неужели эти маги не нашли способа, облегчающего лежание в земле?
  
  - Почему не нашли? Нашли. Когда человека выкапывают из земли, маг окутывает его имеющейся у него силой земли. Делает как бы кокон вокруг человека. Помимо чисто целительного действия, этот кокон ограждает человека от внешней агрессивной среды, что способствует быстрейшему выздоровлению. Но и здесь есть своя проблема. Сила земли, как я уже говорил, тяжела. Поэтому нужно время от времени снимать кокон и давать человеку отдохнуть от стихии земли.
  
  - Ладно, это могут сильные маги земли. А что могут средние по силе или слабые в плане целительства?
  
  - Есть целый набор уже апробированных амулетов и талисманов от всяких хворей и наветов. Естественно, с соответствующим набором заклинаний. Этим обстоятельством и пользуются указанные тобой маги. То есть, проще говоря, заговаривают амулеты определенными заклинаниями, и заболевший должен носить эти амулеты в течение всей болезни. А желательно, всю оставшуюся жизнь. Здесь срабатывает интересный эффект. Если носить амулет долго, то к энергии мага земли примешивается энергия самого человека. И действие амулета становится практически бесконечным.
  
  - Ага, получается, что чужие амулеты носить нежелательно?
  
  - Я сказал бы, что даже вредно. Ведь каждый амулет настроен на конкретного человека, напитывается его эманациями. И кто знает, не вступят ли в противоборство эти эманации с эманациями другого человека, который наденет чужой амулет.
  
  - Вот теперь понятно.
  
  - Тогда перейдем к нападению и защите с помощью магии земли. Надеюсь, ты понимаешь, что реальных атакующих заклинаний с помощью магии земли всего ничего. Эта магия больше применяется для создания защиты.
  
  В нападении маг земли может приводить в движение саму землю, а, значит, атаковать противника обвалом, вихрями песка, заставить провалится сквозь землю или вплавить его в каменную породу. Это, разумеется, доступно только сильным магам, слабые в бою довольствуются силовыми ударами сгустком силы земли, струйкой песка, ослепляющей противника или забивающей ему дыхательные пути.
  
  - Понятно. А как насчет защиты?
  
  - Что касается защиты, то в основном это будет именно боевая защита. Маг земли может воздвигнуть на пути атаки противника земляную стену или вихрь вращающегося песка, уплотнить силу земли до состояния непрозрачной стены, способной отразить даже летящие предметы, не говоря уж о вражеских заклятиях. Примечательно, что защитные заклятия магии земли одинаково эффективны как против обычных не магических атак, так и против заклятий других видов магии в равной степени.
  
  Напоследок отмечу, что у магов всех стихий особая связь с ведущей стихией. Есть она и у мага земли. Ослабевший маг земли получает от земли силы даже без специальных заклинаний или сознательного поглощения манны, а случившееся возле него землетрясение или обвал, скорее всего, не заденут его.
  
  Угол вышел из транса, взглянул на Грехема, и начал было пересказывать увиденное. Но маг земли отмахнулся:
  
  - Не надо, я все видел и слышал.
  
  Вот даже как!
  
  - Тогда у меня вопрос: как наиболее рационально накапливать силу земли?
  
  - Точно также, как ты накапливал силу воздуха у Вангры. Разница лишь в том, что при накапливании силы земли не нужны никакие коврики, потому что они экранируют землю от мага. Так что ложишься прямо на землю и стараешься напитаться силой земли. Ты ее сразу почувствуешь, хотя бы потому, что тело начнет наливаться тяжестью. Одно условие, старайся выполнять это действие подальше от людей, человеческих построек, причем неважно, жилых или хозяйственных, ну, и конечно, подальше от кладбищ.
  
  - А что не так с кладбищами?
  
  - Там энергия земли имеет другое качество. Можно сказать, что эта энергия связана со смертью. Потому туда стремится всякая нежить, которая паразитирует на этой энергии.
  
  - Я понял. А что ты можешь сказать про целительство?
  
  Грехем поморщился.
  
  - Сказать могу много. Но стоит ли? Магия целительства - это отдельный раздел магии. И занимаются ею целители, но никак не маги земли. Да и вообще стихийники. Для нас целительство побочное знание уже потому, что отнимает много энергии, а проку чуть.
  
  - Почему?
  
  - Любая болезнь, любая травма происходит не просто так, но лишь с позволения Творца. И чаще всего, через болезни физического тела Творец либо наказывает человека, либо возвращает его из мира фантазий на нашу грешную землю. Потому очень важно, чтобы человек сам осознал в чем его ошибка или недоработка. Только в этом случае целительство будет эффективным, и, к тому же быстрым. Но ведь человек не привык думать. Часто болезнь - это препятствие, мешающее ему еще больше погрузиться в фантазии или продолжать выполнять непотребные действия. Сам понимаешь, что в этом случае болезнь трудноизлечима, если вообще излечима.
  
  - И что человек вообще не избавляется от своих грехов?
  
  - Почему не избавляется? Избавляется, но через мучение физического тела.
  
  - Можно привести хотя бы один пример излечения с помощью магии земли?
  
  Грехем задумался на мгновение.
  
  - Да, вот хотя бы такой способ целительства. Он применяется при поражении кожных покровов. Причем, неважно, рана это или болезнь. Так вот, нужно взять какой-нибудь овощ или фрукт, разрезать пополам и приложить к ране. После чего мысленно привлекаешь силу земли, а сам водишь этой половинкой по ране, стараясь охватить всю ее поверхность. Ну, и конечно, отслеживаешь как в этот овощ или фрукт вливается сила земли, а через него в рану. А также отслеживаешь, как из раны вытекает болезнь, всасываясь в овощ или фрукт. Это очень важный момент, потому как, маг земли, определив, что зараза из раны удалена, должен немедленно прикопать зараженный овощ или фрукт в землю, где он должен благополучно сгнить. Тем самым, разорвется связь между болезнью и организмом человека.
  
  - Еще такой вопрос. Мне, как прирожденному магу воздуха не вредно заниматься магией земли?
  
  - М-м-м-м... Если смотреть с этой точки зрения, то жить вообще вредно. Например, если взять твою любимую магию воздуха, то с одной стороны, жизнь без воздуха невозможна, а с другой, воздух является самым великими окислителем. Иными словами, воздух агрессивен по отношению к телу, особенно, когда оказывает влияние изнутри. Вредно это или нет? Безусловно, вредно. Потому упирать только на магию воздуха - это вредить себе. Тело переполняется воздухом, в результате, начинает высыхать... или, усыхать. А сам воздух укорачивает жизнь клеткам организма.
  
  - Вода тоже вредна?
  
  - Несомненно. Ты же наверняка видел толстых людей. Их еще называют жирными, и совершенно напрасно. Можно говорить о том, что у этих людей нарушен водно-солевой обмен. В результате, вода застаивается как в клетках, так и между ними. Человек начинает, как бы разбухать. И это притом, что количество жира в организме остается неизменным. И здесь целительство направлено на возвращение водно-солевого баланса к норме. В результате, вода постепенно покидает тело человека, и он худеет на глазах.
  
  - Грехем, но ведь есть, так называемые, потогонные чаи. Разве их нельзя применять?
  
  - Всякое лечение - это нагрузка на организм. Заметь, дополнительная нагрузка, с которой ослабленный организм может и не справиться. Поэтому применение потогонных чаев должно быть ограничено, а в случае ухудшения здоровья категорически исключено. Ведь может так случиться, что плохая выводимость воды из организма является результатом недостаточной работы почек, которые должны эту воду выводить. Поэтому прежде нужно разобраться с проблемой почек, а уже потом назначать лечение.
  
  - Чтобы закончить тему целительства, замечу, что и применение стихии земля может быть вредным, ибо утяжеляет организм, замедляет протекание в нем различных обменных процессов. Может даже появиться такой феномен, как запор. В общем, как ни крути, баловство со стихиями ни к чему хорошему не приведет... и не приводит.
  
  - Ясно. Но все-таки, на мой взгляд, я пока знаю мало чисто боевых способов применения магии земли. Можно как-то расширить знания в этом вопросе?
  
  Грехем почесал затылок.
  
  - Все-таки маг воздуха в тебе неистребим. Ты никак не можешь понять, что как магия земли, так и маги земли наиболее миролюбивые из всех магов. И понапрасну в драку не лезут.
  
  - И все-таки...
  
  - Так и быть, слушай. Маг земли в зависимости от ситуации может вогнать противника в землю по самые уши. А может и сам уйти в землю, скрываясь от противника.
  
  Если припрет нужда, когда маг земли находится в горах, он может сделать проход в горе, и скрыться. А может специально заманить противника в гору, где оставить на веки вечные.
  
  Отдельным разделом магии земли является магия трансформаций. Это означает, что маг земли может превратиться во что угодно. Или создать какие-нибудь материальные предметы и им придать нужную форму. Тем самым, маг земли стремится отвлечь противника, с тем, чтобы успеть скрыться.
  
  Я уже говорил о том, что маг земли может воздвигать земляные валы, устраивать трещины в земле. В горах маг земли может устроить обвал, и при этом не пострадать.
  
  Вспомни о своих доспехах. Ведь они принадлежат стихии земля. Это говорит о том, что маг земли может создавать себе доспехи любой сложности с тем, чтобы защититься от нападения врага.
  
  Если на мага земли напали в пустынной местности, то он способен поднять тучу песка и под его прикрытием скрыться. Впрочем, это же маг может сделать и с землей, и даже с горной породой. Просто сил уйдет больше.
  
  Ты помнишь круги на воде? Так вот, маг земли может создавать такие же волны, но из земли. И даже двигаться по ним.
  
  Наконец, напомню, что маг земли ощущает напряжение внутри земли. И может предсказать землетрясение. А находясь рядом с вулканом, может предсказать начало извержения вулкана. Я уж не говорю о том, что маг земли в состоянии управлять этими процессами.
  
  И запомни, для мага земли очень важно иметь постоянную связь с землей. Потому многие маги земли, особенно слабые и неопытные, ходят босиком.
  
  - Но ведь ты в сапогах! А та же Вангра, будучи магом воздуха, а постоянно ходит босой.
  
  - Эта бестия знает, что делает. Связью с землей она уравновешивает свой огромный энергетический потенциал воздуха. Ведь воздух и земля стихии противоположные, а, значит, их можно поддерживать в равновесии.
  
  - А что значит постоянно питье ею травяных отваров?
  
  - А то и значит. Трава относится к стихии земля, а сама вода отвара к стихии вода. В результате получается смесь двух стихий земли и воды. Причем, заметь, сбалансированная смесь в плане стихий. Потому ее отвар всегда вкусен.
  
  Что же касается меня, то, не хвалясь, скажу, что обладаю сильной связью со стихией земля. Потому мне, что в сапогах, что без них разницы нет.
  
  - И вот еще что. Отдельным разделом магии земли является магия самоцветов. Так что весь предстоящий месяц будешь ее изучать, но самостоятельно. Я приготовил для тебя книгу, в которой расписаны все известные самоцветы, описаны их свойства, а также способы применения в магии земли.
  
  После этих слов Грехем подал Уго книгу, которая внезапно появилась на столе. Книга была толстенная и тяжелая на вес.
  
  Уго с удивлением спросил:
  
  - Только магию самоцветов буду изучать?
  
  - Не только. Будешь учиться накапливать силу земли. Кроме того, овладевать искусством трансформации предметов... ну, и так далее, по списку.
  
  - Но ведь ты сам говорил, что мне, как магу воздуха, вредно заниматься магией земли.
  
  Грехем вроде бы, как оскорбился.
  
  - А я здесь зачем? Будешь работать под моим контролем. И если что-то пойдет не так, я успею прекратить нарушение, и не превратить его в проблему. Так что готовься, сейчас и начнем.
  
  Ну, нищему собраться, только подпоясаться. Так что через пять минут Уго был готов, и вместе с Грехемом вошел в открытый им портал, который вывел магов на каменную площадку, находящуюся над пропастью.
  
  - Ну, что, здесь и начнем наши занятия, - проговорил Грехем.- мешать здесь некому, а ветерок, гуляющий по площадке, будет способствовать осваиванию тобой магию земли. Так что условия идеальны.
  
  После этого Грехем уложил Уго на землю и заставил собирать силу земли. Так и начались занятия по освоению магии земли.
  
  
   Глава 17/ СЕАНС 17.
  
  Месяц, проведенный под руководством Грехема, был для Уго поучительным и интересным. Грехем был неистощим на выдумки. То они переносились в горы, где находился вулкан. И Грехем учил молодого мага, как определять готовность вулкана к извержению. При этом, Грехем говорил, что не всегда нужно полагаться на ощущения. А потому учил Уго магическому зрению, с помощью которого были видны все внутренности вулкана.
  
  Там же в горах Грехем показывал, как из россыпей камней с помощью искусства трансформации создавать подобия людей и руководить ими для собственной пользы.
  
  Показывая на горы, Грехем пояснял, как можно обнаружить готовую к обвалу каменную залежь. Также учил, как обвалить эту залежь, если в том возникнет необходимость. Или наоборот, как удержать залежь от обвала. А если все-таки обвал начался, как минимизировать потери для себя.
  
  Также Грехем показывал, как можно обнаруживать в горах входы в систему ходов, которые нарыли гномы. А уже, будучи в этой системе, как правильно ориентироваться в системе лабиринтов в отсутствие светил.
  
  Наконец, Грехем с помощью заклинаний и пассов прорыл тоннель. При этом он обратил внимание на то, что тоннелем можно пользоваться как для бегства от противника, превосходящего силой или числом, так и для того, чтобы заманить противника в тоннель, да и засыпать его там, на веки вечные.
  
  По мелочи можно вспомнить обучение созданию каменных валов, которые могли быть как линейными, так и круговыми; бросание мелких и крупных кусков горной породы на расстояние и меткость, формирование "кулака силы" из силы земли, которым можно разнести любое препятствие.
  
  После этого они перенеслись в пустыню... каменную пустыню, наподобие той, через которую Уго и Ванн Ян пробирались после выхода из леса. И здесь Грехем объяснял, как слушать землю с тем, чтобы обнаружить в ней напряжения, способные привести к землетрясению.
  
  После этого, они перенеслись на побережье океана, который буквально поразил Уго своей огромностью. По сравнению с ним, озера в его местности, казались обыкновенными лужами. Перенеслись же к океану, они не просто посмотреть на то, как волны океана бьются в прибое. Забравшись на одну из сопок, они наблюдали интересное, и в тоже время страшное явление, которое Грехем назвал цунами. Началось все с того, что в какой-то момент вода отхлынула от берега более чем на километр. И по открытому дну ползали различные морские животные и подпрыгивали рыбы, вдруг, оказавшиеся на суше. Где-то через полчаса, океан буквально вздулся, образовывая гигантской высоты волну. В какое-то время Уго стало страшно от мысли, что волна может подняться на уровень вершины сопки, и смыть их. Но посмотрев на спокойное лицо Грехема, он успокоился. И действительно, волна поднялась метров на десять в высоту и выплеснулась на берег, снося все на своем пути. Но до сопки она не добралась, а растеклась лужею, которая плавно скатилась обратно в океан, утаскивая все, что можно было утащить.
  
  Пока они наблюдали за цунами, Грехем объяснил, что эта волна образовалась вследствие землетрясения, произошедшего далеко в океане. Такие землетрясения часто сопровождаются смещением земных слоев, что и порождает цунами.
  
  После этого Грехем снова перенес магов в каменистую пустыню, где на них навалилась песчаная буря. Так как она несла красную почву, то у Уго возникла ассоциация с концом света. На Грехема буря не произвела особого впечатления, зато была им использована для учебы. Он показал, как из самой же бури извлекать землю и с ее помощью создавать подобие купола, который помогает переждать бурю в более-менее комфортных условиях.
  
  В заключение, Грехем перенес магов в реальную песчаную пустыню. Здесь, как в горах и в каменистой пустыне, маг земли учил Уго поиску гномьих лабиринтов... на тот случай, если придется неожиданно для противника покинуть поле боя. Также Грехем учил, как создавать пылевые бури и как их останавливать. Не забыл маг земли и про зыбучие пески, показывая, как можно устранить эти пески, превратив их в обычный песок, и, наоборот, как из обычного песка можно сделать пески зыбучие.
  
  Нельзя не вспомнить и о том, что перед каждой практикой Уго занимался накоплением силы земли, лежа либо на голой земле, либо на плато в каменистой пустыне, либо на песке среди барханов. Грехем уделял этому моменту повышенное внимание, с тем, чтобы Уго не перебрал с накапливанием силы земли. Все-таки, Уго был магом воздуха - стихии противоположной воздуху. И перебор силы земли мог повредить балансу стихий в организме Уго.
  
  Помимо этого, Уго, в свободное время изучал магию самоцветов. А в другую тетрадь, выданную Грехемом, Уго записывал новые заклинания. Когда же Уго с удивлением спросил о необходимости тетради, ведь и Вангра и Ванн Ян делали упор на запоминание ритуалов и заклинаний, Грехем закатил целую лекцию о пользу записей. Начал он с того, что любой маг-стихийник обязан быть ясновидящим, ощущающим состояние окружающего его пространства. При этом, чем сильнее маг, тем большие объемы пространства он может контролировать. Поэтому маг заранее знает о попытках силового воздействия на него. Так что времени для подготовки отпора и выработки тактики поведения вполне хватит. А если так, то держать в голове десятки заклинаний и ритуалов никчемушная работа. К тому же подсознание может в самый неподходящий момент впасть в ступор, и не выдать "на гора" нужное заклинание. Так зачем перегружать свои мозги, когда их вполне можно записать в тетрадь, и, по необходимости, извлекать из тетради то, что нужно?
  
  - Опять же,- утверждал Грехем, - со временем заклинания и ритуалы со временем устаревают и перестают работать. И чтобы их извлечь из мозгов, нужно заниматься перепросмотром, что требует и времени и сил. А заклинание из тетрадки или описание ритуала в случае устаревания просто зачеркнешь и забудешь... красота.
  
  Резон в словах Грехема был. Потому Уго принял его совет, и не пожалел в дальнейшем, хотя, конечно, в его мешке книг и тетрадей становилось все больше. И тут Грехем снова пришел на помощь. Он научил Уго, как можно уменьшать книги, а также, как их можно увеличивать при необходимости. В результате, толстые талмуды превратились в маленькие книжечки, которые Уго прятал в отдельном мешочке.
  
  - Запомни, Уго, это только в магии воздуха и магии огня маги могут обходиться без записей. Оно и понятно, почему. Они же считают себя ментальными магами, вот и рассчитывают на свой менталитет.
  
  - Грехем, как бы, между прочим, замечу, что я тоже маг воздуха.
  
  - Потому и говорю это тебе, чтобы не повторял чужих ошибок. Насколько я знаю, Ванн Ян собирается познакомить тебя с магом огня. Не спорю, маги огня быстры и умом и в действиях. Но предусмотрительность еще никому не мешала. И заранее подготовиться к встрече с противником пойдет на благо магу любой стихии. Потому считаю целесообразным, чтобы маги-стихийники имели тетради для записей ритуалов и заклинаний. Кстати, многие простые маги уже давно делают подобные записи. И, не думаю, что сожалеют об этом.
  
  Под конец месяца Грехем стал рассказывать о талисманах и амулетах.
  
  - Ты видел амулеты на шее Ванн Яна? Моя работа.- Грехем даже приосанился. - И, насколько я знаю, они уже несколько раз выручали Ванн Яна из беды.
  
  - Кроме того, амулеты могут играть особую роль в боевой магии. Например, брошенная фигурка дерева, может в один момент поставить заграждение из леса перед набегающими врагами и магом.
  
  - Но ведь и набегающие могут обладать заговорами, которые уничтожат этот лес.
  
  - Конечно, могут. Но на это нужно время. И это время работает на мага-стихийника. Пока его враги уничтожают лес или озеро, или расщелину в земле, а маг может их создать по очереди, у него появляется время для отступления - через ту же систему гномьих каналов.
  
  - А я видел, что Ванн Ян по амулетам на шее узнает о погоне.
  
  - Есть и такое. Для этого я навесил несколько специальных амулетов. Так что, как видишь, амулеты и талисманы вещь полезная. К тому же, если нет необходимости, их можно держать в мешке, много места не займут.
  
  - Да, Ванн Ян до поры держал свои амулеты в мешке.
  
  В общем, мы сошлись на необходимости иметь тетрадь с записью значений амулетов и талисманов, а также условий их применения.
  
  Но все когда-то подходит к концу. Подошел к концу и месяц обучения у Грехема.
  
  И однажды после пробуждения Уго увидел, что стол завален снедью. Это было настолько удивительно, что Уго сразу не нашел, что сказать. Он уже привык к легким завтракам и не менее легким ужинам. А тут было навалено столько всего, что можно было есть дня два.
  
  - Грехем, что все это значит? - Спросил Уго показывая на столовый разносол.
  
  - А то и значит, что твоя учеба под моим руководством закончилась и пришла пора возвращаться к Ванн Яну. Он, поди, заждался. Так что наедайся вволю, потому, как вряд ли еще где тебя так накормят.
  
  Уго подсел к столу, где уже сидел Грехем и они в абсолютном молчании стали поедать сотворенную Грехемом пищу.
  
  Когда Уго наелся, он взглянул на Грехема, ожидая дальнейших действий мага земли. Но все прошло как-то обыденно.
  
  - Прощевай, младший брат, - сказал Грехем. - Не поминай лихом, если что было не так. Глядишь, еще и встретимся - пути Творца неисповедимы.
  
  После этого Грехем стукнул ладонью по столу, и Уго моментально оказался в пещере с источником. Оглядевшись, он обнаружил Ванн Яна, спящего недалеко от места, где Уго обнаружил источник. Но стоило Уго появиться в пещере, Ванн Яна зашевелился и раскрыл глаза.
  
  - Прибыл?
  
  Ванн Ян живо вскочил на ноги и подошел к Уго. При этом вел себя как-то странно. Он внимательно осматривал Уго со всех сторон. И тому показалось, что Ванн Ян даже принюхивался. Спустя некоторое время он выдал вердикт:
  
  - Насытил тебя Грехем своей стихией по самую макушку. Такое ощущение, что она у тебя из ушей лезет. Не ощущаешь тяжести? Нет? Это пока. Спустя сутки-другие эйфория пройдет, почувствуешь и тяжесть и неудобство. Ты все-таки маг воздуха, и такой перекос в сторону одной стихии непозволителен, и даже вреден. Так что раздевайся, будем смывать излишки стихии земля.
  
  - Совсем?
  
  - Совсем, здесь стесняться некого.
  
  Уго разделся полностью и Ванн Ян повел его к выходу из пещеры. У самого выхода Уго услышал шум воды. Выйдя из пещеры, он обнаружил, что прямо у выхода протекает бурный поток горного ручья, который через пару десятков метров срывается вниз, образуя в воздухе сверкающую феерию из воздушных капель.
  
  Подведя Уго к ручью, Ванн Ян показал на место у берега:
  
  - Не бойся, что унесет течением. Здесь яма метра полтора, ныряй в нее, а руками держись за берег.
  
  Уго прыгнул ногами вперед. При входе в воду тело обожгло холодом. Вода была буквально ледяной. Он попытался выпрыгнуть обратно, но не тут-то было. Рука Ванн Яна ухватила его за волосы и прямо-таки заставила нырнуть в поток с головой. Секунд через десять Ванн Ян потянул Уго за волосы на поверхность. И, когда тот вынырнул, еле дыша от спертого дыхания, Ванн Ян подождал, пока Уго станет более-менее ровно дышать, и снова "макнул" его с головой. А потом еще. И только после третьего раза Ванн Ян потянул Уго за волосы настолько сильно, что тот выбрался на берег, чуть ли не в прыжке. Его всего трясло от холода, но Ванн Ян, казалось, не обращал на это внимание, как и на то, что кожа Уго покрылась пупырышками.
  
  Впрочем, Ванн Ян заметил:
  
  - Т-э-э-к-с, кожа красная - это хорошо. Сейчас пойдет реакция.
  
  И действительно, изнутри буквально ударило жаром. Куда и озноб делся. Ванн Ян удовлетворенно хмыкнул и показал на камень рядом с тем, на котором сидел сам.
  
  - Я слегка переусердствовал и наполнил тебя избытком влаги, потому что завтра потру нам предстоит водное путешествие. Ну, и заодно избавил от излишков стихии земля. Ни к чему они тебе.
  
  Немного помолчал и сказал:
  
  - Грехем сообщил, что ты интересуешься боевой магией. Что тебе в ней интересно?
  
  - Всё, - выдохнул Уго.
  
  - Ну, за всем - это к магу огня, к тому же Ванн Я. Я расскажу тебе о боевой магии с точки зрения мага воды. Для начала немного вступления.
  
  Боевой магией интересуются... и применяют практически все категории магов, вне зависимости от уровня развития. Различается лишь тактика применения магии в реальном бою.
  
  Маги третьего уровня стараются не вмешиваться в реальные бои, а служат, скорее, охранителями, не давая вмешиваться в бои враждебным магам со стороны. Если они сопровождают войско на битву, то их работа начинается гораздо раньше, чем основные силы сойдутся в поединке.
  
  - А более конкретно можно?
  
  - Ну, скажем так, пока поединщики заводят воинов на предстоящую битву, боевые маги сторожат свое войско от посягательств магов противника. И если они видят, что в пространстве появилась вязь заклинаний направленная против их войска, то они вступают в борьбу, стремясь расплести уже созданные заклинания, а если получится, то уничтожить. Это очень сложная работа. Но самое печальное, что закрепить ее можно только применением магии крови.
  
  - Что это значит?
  
  - Атакующий маг, чтобы закрепить свои заклинания совершает самоубийство специальным ритуальным ножом. Защищающийся маг делает тоже самое, чтобы развеять чары атакующего.
  
  - То есть, погибают оба?
  
  - Обычно, оба.
  
  - А если с той или другой стороны есть замена, т.е. второй маг такого же уровня, то как в этом случае разворачиваются события?
  
  - Так и ходят по двое. Но чтобы оба были третьего уровня - это редкость. Обычно вторым является маг второго уровня. А потому его возможности плести заклинания весьма ограничены. А вот расплести заклинания может и маг второго уровня. Так что у защищающихся обычно преимущество в устранении опасности со стороны атакующих магов.
  
  - Понятно. А если маг третьего уровня сталкивается с опасностью для своей жизни в обыденной жизни. Например, ему устраивают ловушку. Как он действует?
  
  - Маг третьего уровня ощущает ловушки заранее. И, естественно, не идет туда, куда его заманивают. Если, конечно, у него нет каких-то своих планов. Ведь любая ловушка это искажение пространства, а я, да и Грехем много раз тебе говорили, что удержание гармонии пространства является непременным делом мага третьего уровня. Другое дело, маги второго и, тем более, первого уровня. Объемы пространства, которые они контролируют, весьма ограничены. Потому втянуть их в ловушку можно. Хотя маги тоже ее обнаруживают заранее, еще до того, как попадут в эту ловушку. Так что времени обдумать свое положение более-менее достаточно.
  
  - А о чем он должен думать?
  
  Ванн Ян удивленно посмотрел на Уго:
  
  - О том, принимать бой или уклониться от него, естественно.
  
  - То есть и в этом случае есть возможность уклониться от стычки?
  
  
  - Возможность уклониться есть всегда. Но ты забываешь о том, что чем ниже уровень развития мага, тем выше его самолюбие. А у магов первой ступени оно бывает очень раздутым, что не позволяет им принять разумное решение. И они влипают в неприятности, из которых им приходится выкарабкиваться.
  
  - И что они делают?
  
  - Прежде всего, привлекают пространство себе в помощь. Есть ряд ритуальных шагов, поворотов, разворотов, подпрыгиваний и прыжков, совершая которые в определенной последовательности, маг накапливает силу из пространства. Проще говоря, получает помощь своей ведущей стихии.
  
  - То есть все эти действия совершаются до начала схватки?
  
  - Не только. Все маги, кроме магов земли, изрядно тратятся на оборону, а, тем паче, нападение. Потому даже в процессе схватки они вынуждены совершать определенные действия, чтобы подпитаться своей стихией.
  
  - Что интересно, со стороны, такая схватка кажется обычной дракой, в которой противники наносят друг другу удары руками и ногами. Но сторонний наблюдатель даже не догадывается, что основным в ударе рукой или ногой, является не сам удар, потому как он имитация, а тот энергетический посыл, который сопровождает удар рукой или ногой. Именно здесь и происходит максимальный расход энергии. Потому многие маги предпочитают начинать схватку с обороны, дожидаясь пока противник выдохнется, и ему понадобится своеобразная "перезарядка" новой порцией энергии. И вот тут главное уловить этот момент и нанести сокрушающий удар по ослабевшему противнику.
  
  - И, что есть описание защитных и атакующих движений?
  
  - Множество. Дело в том, что маги второго и первого уровней помимо основной работы часто открывают школы боевого мастерства... обычно в городах. Основной задачей этих школ является отыскание даровитых юношей, способных заниматься боевым искусством. Через увлечение им юноши вовлекаются в школу, а затем и в храм, где проходят обучение и получают соответствующую своему уровню развития ступень.
  
  - Ты хочешь сказать, что школы являются своего рода заманухами, через которые поставляются новые претенденты в маги?
  
   - Скажем так, одной из заманух. Если проанализировать количество магов разных уровней, то магов третьего уровня всего ничего - не более одного процента от всего количества магов, магов второго уровня уже процентов пятнадцать. Все остальные - это маги первого уровня.
  
  - Ого, целая армия.
  
  - Армия и есть. Точнее, армии, которые подчиняются магам третьей ступени. Именно их маги посылают друг против друга, сами же предпочитают ожидать исхода битвы, находясь подальше от места сражения.
  
  - Ну, это же несерьезно, получаются какие-то бесправные наемники. Неужели среди магов первой и второй ступеней не возникает недовольство такой системой управления?
  
  - Среди магов первой ступени я такого не помню, а вот среди магов второго уровня бывают случаи бунта, точнее, дезертирства. Они покидают свои кланы и сбиваются в вольные стаи, которые неподконтрольны никому.
  
  - И чем же они занимаются?
  
  - Иногда нападают на тыловые части воинских колон на марше, но чаще делают набеги на города и деревни соседних государств.
  
  - То есть занимаются откровенным грабежом?
  
  - Можно сказать и так.
  
  - Но ведь их же рано или поздно переловят или перебьют.
  
  - Обычно так и бывает. Но как говорят эти отступники - воля для них, прежде всего. К тому же переловить или перебить их бывает очень сложно - ведь они маги, часто неплохие, знатоки воинских искусств. Есть легенда, что один правитель в древности, собираясь идти в длительный поход на завоевание соседних земель, решил извести этих отступников. Ибо они, располагаясь на границе его государства, постоянно делали набеги на приграничные области. Потому прежде, чем идти в поход, пошел войной на отступников. Дело было в степях. Правитель несколько месяцев гонялся за отдельными отрядами, пытаясь принудить их к битве. Но они все время ухитрялись ускользнуть от погони. В конце концов, правитель вынужден был, несолоно хлебавши, повернуть обратно, потому что за время погони его армия сократилась на треть. И больше частью не от боестолкновений, а от болезней. Ибо найти свежие источники воды не удавалось, а вода, взятая с собой начала тухнуть, вызывая страшные болезни. Стало тухнуть и взятое в поход мясо, так что войско встало перед реальной проблемой голода.
  
  - И что эти... э-э-э... вольные люди, так и не вступили ни разу в открытый бой?
  
  - Вступали и не раз. Но чаще всего в тех случаях, когда деваться было некуда. Ведь войска правителя намного превосходили ... вольных людей. Потому время от времени им удавалось окружить ту или иную группировку, коих было немеряно. Когда вольные люди понимали, что окружены, они меняли тактику. Применяя магию земли и магию трансформации, они делали свои тела неподверженными ни стрелам, ни копьям, ни мечам. А для устрашения, они сбрасывали рубахи, оставаясь только в штанах. К тому же нужно сказать, что они были великолепными воинами. Многие владели техникой работы с двумя мечами одновременно с двух рук. Правда, эти мечи были облегченными, но это нисколько не умаляет достоинств вольных людей.
  
  - И как же они вырывались из окружения?
  
  - Ты не поверишь. Они разворачивалась в одну линию, и бесстрашно шли на строй врага. В результате, они прорубались сквозь строй, нанося войскам правителя страшный урон, чем вводили войска в шок. И пока войска приходили в себя, вольные люди отрывались от погони и уходили в степь.
  
  Нужно сказать, что вольные люди в совершенстве владели искусством трансформации. Если им не удавалось уйти от погони. Они превращались в дубы, и войско противника проезжало мимо. А если их нагоняли у реки или озера, они втыкали копья в землю, создавая иллюзию густого камыша. Иллюзия была настолько совершенной, что никому и в голову не приходило, что за этой иллюзией прячутся вольные люди.
  
  Наконец, некоторые из вольных людей в совершенстве владели ментальной магией. И могли, посланные за ними войска, заставить развернуться. При этом предводители этих войск не могли внятно объяснить причину своего поведения.
  
  - Ну, и естественно, что вольные люди были доками в ясновидении.
  
  - Все что ли?
  
  - По крайней мере, некоторые точно. Они заранее узнавали, какие напасти им готовят враги, что позволяло выработать правильную тактику, а также вывести из-под удара свои семьи.
  
  - Вольные люди имели семьи?
  
  - Нет, они не имели. Более того, давали клятву не влюбляться, так как считалось, что любовь к женщине расслабляет вольного человека. Он теряет бдительность и силу, необходимые в бою, что рано или поздно приводило к гибели.
  
  Но вокруг вольных людей было много мирян, которые бежали от своих хозяев. Эти миряне имели семьи.
  
  - Из твоего рассказа следует, что вольные люди умели работать с различными заклинаниями. Так ли это?
  
  - Более чем умело. Они могли наводить на противника морок, и тот в результате, видел только то, что ему навязывали вольные люди. Особенно много заклинаний применялось из магии земли. А чтобы усилить эффект заклинаний, вольные люди насыпали в сапоги земли из той местности, где жили. Собственно, упомянутый ранее феномен превращения в людей, которых ни стрела, ни меч не берет, как раз из магии земли.
  
  Внезапно на Уго навалилась усталость. Глаза слипались, как не пытался Уго их разлепить.
  
  Ванн Ян, заметил состояние Уго.
  
  - А вот и реакция на купание пришла. Отправляйся в пещеру поспи, потом, если появятся вопросы, продолжим.
  
  Уго пошел в пещеру, оделся, осмотрелся, нашел свой мешок, бросил его под голову, улегся на камни пещеры и тут же заснул.
  
   Глава 18/ СЕАНС 18.
  
  Разговор о боевой магии после обеда начался с неожиданности... по крайней мере, для Уго.
  
  - Хотел тебе рассказать о системе боевых искусств в Чин И, но потом понял, что для тебя подобное знание только в качестве знакомства с различными системами боевого искусства.- Начал разговор Ванн Ян.
  
  - Почему? - Удивился Уго.
  
  - Из-за различий в методике обучения.
  
  - А можно подробнее?
  
  - Как не покажется тебе странным, разница в методике обучения связана с разными климатическими условиями.
  
  - Но прежде скажу, что в теле человека есть три центра хранения энергии жизни. И назначение у них различно. Самый нижний центр расположен ниже пупка. Чтобы его найти, наложи ладонь строго ниже пупка. И под мизинцем как раз будет располагаться нижний центр. У тех мастеров, которые активно его используют, есть еще одна отличительный знак на теле. В районе нижнего центра живот вдавлен в виде ложбинки, похожей на след от маленькой миски, которую слегка вдавили в тело. Здесь же находится так называемый "лунный центр". Это скопление нервных волокон, относящихся как раз к подсознанию. Отвечает это скопление за работу всех органов, которые работают на протяжении всей жизни, например, сердца. Причем независимо от головного мозга.
  
  - Получается, это тоже мозг?
  
  - Да, так и получается.
  
  - Средний центр расположен "под ложечкой", т.е. по центру тела сразу под ребрами. Этот центр отвечает за работу ума и за эмоции. Здесь также имеется скопление нервных волокон, образующих "солнечный центр". Этот центр также входит в подсознание, являясь одним из его разделов.
  
  - Что мы и мыслим на уровне подсознания?
  
  - Многие даже не догадываются, что даже сложные мыслительные процессы или действия являются плодом работы подсознания. Скажу более, практически все люди всю свою жизнь почти не выходят на уровень осознанного поведения. Все их мысли и действия - это мысли и действия, порожденные подсознанием
  
  - И у магов?
  
  - Нет, маги как раз и отличаются от мирян, что они будят свое сознание, и стараются работать с ним. Но это другая история.
  
  - Наконец, во впадинке, где соединяются верхние ребра, и располагается железа, называемая тимус, расположен третий центр. Он отвечает за взаимодействие человека с окружающим пространством. И именно от этого центра зависит продолжительность жизни человека. Потому он называется "божественный центр".
  
  - Что значит, "зависит продолжительность жизни"?
  
  - Ты помнишь, что вода имеет три агрегатных состояния: пар, вода и лед? Так вот эту формулу можно приложить к качеству энергии жизни в трех центрах энергии жизни.
  
  - В нижнем центре энергия подобна пару. А если учесть, что все три центра имеют примерно одинаковый объем, то естественно предположить, что в нижнем центре энергии всегда гораздо меньше, чем в двух остальных. Зато этот центр наполнить энергией проще всего, ведь состояние пара соответствует половой энергии, которую наш астральный двойник накапливает в течение сна.
  
  - То есть ты хочешь сказать, что нижний центр легко можно разрядить, но также легко и зарядить?
  
  - Да, достаточно непродолжительного дневного сна, часа два, не больше, и центр снова наполнен. Потому в жарких странах, устраивают послеобеденный отдых. Иногда его называют сиестой.
  
  - Ага, выходит, что нижний центр активирован у тех, кто родился в жарких краях?
  
  - Ты уловил мою мысль. Именно так и получается. Поэтому маги южных краев предпочитают работать именно с нижним центром энергии жизни. Именно его они открывают перед практиками, и закрывают после практик.
  
  - А что же не так на севере?
  
  - Основной расход энергии жизни приходится на обогрев тела. В этом мы похожи на всех теплокровных животных. Но если животное, чем севернее живет, тем более плотный имеет подшерсток и роскошную шубу из шерсти, то человек лишен этого преимущества. Проще говоря, человек лысый, по сравнению с любым животным. К тому же у нас совершенно иначе работает система потоотделения. Все животные потеют через рот и язык, а человек потеет всем телом. А это дополнительный источник расхода энергии. В результате, энергии нижнего центра чаще всего не хватает для нормального функционирования тела. Здесь две альтернативы. Либо человек на севере большую часть времени суток спит, накапливая энергию жизни, либо подключает средний центр, который снабжает своей энергией нижний центр.
  
  - Но ведь этот центр отвечает за эмоции и мышление?
  
  - А ты разве не заметил, что в твоих краях не принято выражать эмоции?
  
  - Ну да, все ходят какие-то сумрачные.
  
  - Вот и ответ на твой вопрос. Сумрачность не от того, что люди северных краев чем-то обижены, а как способ сохранения энергии среднего центра. Что же до деятельности мышления, оно включается крайне редко. Да и не сильно оно похоже на разумную мыслительную деятельность. Скорее, данное мышление можно назвать хитростью, хваткой, изворотливостью, наконец. Именно люди с активностью этого ума, придумали выражение "ложь во благо". Увы, большинство людей данного склада ума способны не только на воровство, но и на его оправдание. Так что немного потеряет такой человек, если его средний центр поделится энергией с центром нижним.
  
  - Но ведь в среднем центре энергия находится в виде, подобном воде. Чтобы превратить ее в энергию нижнего центра ее нужно превратить в состояние подлобное пару, так?
  
  - Да, так.
  
  - А кто отмеряет эти пропорции, сколько нужно изъять из среднего центра, чтобы превратить в энергию нижнего центра?
  
  - Конечно, подсознание, кто же еще?
  
  - И что переборов не бывает?
  
  - Ты имеешь в виду, что потратится энергии среднего центра больше, чем сможет принять нижний центр? Обычно не бывает, точнее, когда человек в спокойном состоянии не бывает. Другое дело, когда человек попадает в стрессовую ситуацию, особенно связанную с выживанием человека. Увы, у подсознания есть одна негативная черта, оно склонно впадать в панику. С одной стороны, это хорошо, потому что включаются программы выживания. Но с другой стороны очень плохо, потому что подсознание начинает неконтролируемо сбрасывать энергию из среднего центра в нижний. И чаще всего, именно с перебором. Вероятно, под воздействием девиза "не до жиру, быть бы живу".
  
  - И что происходит с избытком этой энергии?
  
  - Ты помнишь, что энергия нижнего центра - этот половая энергия. Догадайся с трех раз как от нее проще всего избавиться?
  
  - Насколько я помню, воины, приходящие с войны, обычно несколько дней беспробудно пьянствуют и спят с женщинами.
  
  - Спиртное нужно для снятия стресса. Ведь они буквально недавно ходили по лезвию ножа, и их жизнь висела на волоске. А когда напьешься до чертиков в глазах, стресс снимается, наступает легкая депрессия. И жизнь возвращает свои краски.
  
  - Тогда переспать с женщиной?
  
  - И может быть не один раз, т.е. дождаться, пока восстановится баланс в центрах.
  
  - Так вот почему женщины часто сопровождают выступившее в поход войско?
  
  - Или ждут в месте расположения войска в обычное время, если поход недалекий. Я встречал в местах основного базирования войска до тысячи женщин, живущих рядом с мужчинами из войска. Часто создаются семьи.
  
  - А если воина убьют?
  
  - Тут вступает в силу закон кровного братства. В том смысле, что кровный брат берет к себе женщину, а если есть дети, то и детей, и содержит их наравне со своей женщиной и детьми.
  
  Если же суммировать сказанное мною, получается, что на юге, где большую часть года если не жарко, то тепло, а потому отпадает необходимость согреваться, достаточно работать с нижним энергетическим центром. Он слаб по части количества энергии, но, в то же время, и заряжается быстро. На севере же приходится добавлять к нижнему центру энергию центра среднего. Отсюда и идет разница в методиках обучения.
  
  При этом Ванн Ян материализовал из воздуха книгу.
  
  - Возьми. Это подробное описание приемов военного искусства, применяемого разными школами в южных краях. Вдруг понадобится?
  
  И передал книгу Уго.
  
  Уго с благодарностью и в поклоне принял книгу и упрятал ее к себе в котомку.
  
  - Теперь рассмотрим собственно элементы подготовки воина к схватке. Эта подготовка имеет несколько стадий. Первая из них, это вхождение в транс. Да, да, тот транс, который мы постоянно используем. Но вхождение в транс должно быть доведено до совершенства. Совершенно недостаточно, когда на вхождение в транс требуется продолжительное время. Как недостаточно и вхождение в транс, лежа или сидя. Перед боем может не быть, да и не бывает, времени на то, чтобы полежать на травке, стремясь войти в транс. Потому воин обучается входить в транс здесь и сейчас, т.е. мгновенно. И, естественно, из положения стоя. Вот почему и я, и Вангра, и Грехем так много времени уделяли обучению тебя вхождению в транс.
  
  - Я это уже понял.
  
  - Тогда идем дальше. Нужно понять, для чего вообще нужен транс? А нужен он как альтернатива подсознанию. Иными словами, рядом с подсознанием, но вне его влияния создается альтернативный центр, куда маг складывает накопленное знание. В том числе и боевые приемы и заклинания.
  
  - Но ведь, в этом случае, маг будет лишен знаний, идущих от органов чувств.
  
  - Да, будет лишен. Но, по большому счету, они ему уже не будут нужны. По крайней мере, пока он будет находиться в трансе. Но маги и здесь нашли лазейку. Это наша интуиция. Ведь с помощью интуиции можно предвидеть будущее. А, значит, выполнять приемы борьбы, как бы на опережение противника.
  
  - Получается, что маг с интуицией работает с будущим...
  
  - ... в то время как его противник, находящийся вне транса, работает с прошлым, поскольку знания подсознания - это знания прошлого. Ты понимаешь, насколько в выигрыше оказывается маг с интуицией? Поэтому второй задачей мага является подключение к альтернативному центру каналов интуитивного предвидения.
  
  - И как это делается?
  
  - Не поверишь, с помощью музыки, где основная роль принадлежит барабанам. Барабаны задают ритм, который заставляет воина двигаться в определенном темпе, что еще больше углубляет степень погружения в транс. Туда, где находятся каналы интуиции. И когда воин входит в нужное состояние, он как бы обретает второе дыхание. Его движения становятся плавными и легкими, и в то же время невероятно опасными для врага. Ведь воин предвидит все, что может сделать враг, и работает на опережение.
  
  - Есть еще одна особенность трансовых состояний. Лучше всего они получаются, когда воин находится в собственном месте силы. Когда воин находится на собственном месте силы, победить его практически невозможно.
  
  - Так вот откуда выражение: Со своим уставом в чужой храм не ходят?
  
  - Возможно. Поэтому, если ты заметил, и Вангра, и Грехем, и я, старались работать с твоим трансовым состоянием, когда мы находились на собственном месте силы. Можно сказать, мы сами напитали это место своими энергиями. Потому оно нас охраняет и поддерживает.
  
  - Но ведь для меня ваши места силы были чужими.
  
  - Только в том случае, если бы ты находился на этих местах в наше отсутствие, или пришел в эти места без разрешения. Наше же присутствие является разрешением для места силы в отношении тебя. Потому оно не только принимало тебя, но и помогало.
  
  - Значит, когда-то и мне придется создавать собственное место силы, да?
  
  - Конечно. Каким бы сильным магом ты не был, но и тебе нужно будет отдыхать, а, при необходимости, залечивать раны. И желательно, чтобы в это время тебе никто не мешал. Вот как раз твое личное место силы способно тебе все этот обеспечить.
  
   - Кстати, дома мирян - это их места силы. Если ты бывал в их домах, то, возможно заметил, что в одних домах тебе легко и уютно, а из других хочется бежать без оглядки. На самом же деле, в первом случае хозяева реально рады тебя видеть, что передается дому, как месту силы. А во втором случае, хозяевам ты и нафиг не нужен, хотя внешне они могут улыбаться и говорить хорошие слова.
  
  - О, вспомнилось еще одно выражение: Мой дом - моя крепость.
  
  - Именно так. Поэтому, когда начнешь обустраивать свое место силы, постарайся не покидать его минимум недели две, а то и три. За это время ты и твое место силы пообвыкнитесь, притретесь друг к другу. И если оно примет тебя, то станет твоим помощником и защитником.
  
  - А в среде мирян можно быть в состоянии транса?
  
  - Нежелательно. Не забывай, что твой луч внимания в это время переместился в новый центр - центр действий. Или находится близко от него. В результате, обычные органы чувств становятся либо вообще недоступными, либо резко сужают свои возможности.
  
  - И как это выражается на практике?
  
  - Да, очень просто. Зрение сужает сектор обзора до состояния тоннельного зрения, т.е. ты видишь только перед собой. Слух резко снижается, вплоть до появления полной глухоты, обоняние исчезает, а за ним исчезает и вкус. Правда, осязание, исчезая, является, скорее, плюсом, чем минусом, но не в миру же.
  
  И самое неприятное, на тебя начинают слетаться всякие неадекватные личности, а проще говоря, городские сумасшедшие.
  
  - Почему?
  
  - Потому что в это время ты резонируешь с ними. Ведь сумасшедший человек чаще всего Тот, чей луч внимания не вернулся в исходную точку, а застрял неподалеку от нее. Причины могут быть разными, потому я их опущу. Но, как и мы в нормальном состоянии ощущаем приязнь или неприязнь к тому, или иному человеку, что указывает на степень гармонизации полевых структур, так и сумасшедшие тянутся к тем, с кем у них происходит резонанс.
  
  - То есть ты хочешь сказать, что в трансе я похож на сумасшедшего?
  
  - И не только ты, а практически все, кто входит в транс. Потому-то я и предупреждаю тебя о том, что занимайся этой практикой подальше от людских глаз.
  
  К тому же, когда ты начинаешь работать с боевыми ритмами, желательно иметь на себе либо минимум одежды, либо обходиться совсем без нее... чтобы не отвлекало и не мешало ничего.
  
  - Какие еще особенности этого состояния?
  
  - Нужно научиться входить из транса в боевое состояние с открытыми глазами. Знаю, что это неудобно и тяжело, особенно днем. Поэтому есть одна хитрость, на глаза одевается темная повязка, но глаза, при этом держатся открытыми.
  
  - Тогда зачем это нужно?
  
  - А как ты себе представляешь переход в боевое состояние при наличии реального противника? Будешь с закрытыми глазами настраиваться на боевой ритм? Боюсь, что вряд ли успеешь это сделать, потому как в это время ты будешь совершенно беззащитным, чем, наверняка воспользуется противник. Поэтому нужно заранее научиться, не реагировать на солнечные блики и вообще, на солнечные лучи.
  
  - И самая изюминка подготовки - это некое секретное слово, которое знаешь только ты. Когда ты ощущаешь, что готов к нападению и защите, произносишь это слово, и тем самым, включаешь механизм боевого применения на полную мощность.
  
  - Как я получу это слово?
  
  - Понятие "секретное" вовсе не означает, что ты должен его откуда-то получить. Наоборот, оно означает, что секретным оно будет для противника, но никак не для тебя. Так что это слово ты придумываешь сам, или находишь то слово, которое, как тебе кажется, подходит для данной обстановки лучше всего. Далее, запоминаешь его и применяешь в случае нужды.
  
  - Какие еще есть "изюминки"?
  
  - Первая и основная - никогда не спеши. Начинай входить во второе состояние минут с десяти, не более. К тому же, больше у тебя поначалу и не получится, из-за неумения привлекать нужное количество энергии. Так что следи за своими ощущениями, Заметишь, что заряд спадает, сразу прекращай практику, потому как далее проку от нее будет чуть.
  
  При этом следи за руками и ногами, запоминай, что и как они делают. Вполне вероятно, что руки и ноги будут двигаться как бы сами по себе, вне зависимости от твоего желания. Этот означает, что включился ритмика тела. Запомни эти движения. В последующем, они отложатся во втором центре внимания, и уже будут включаться по мере необходимости.
  
  Максимально заниматься этой практикой нужно не более получаса, ближе к вечеру, после чего обязательно облиться водой или принять освежающую ванну.
  
  - И как долго заниматься этой практикой?
  
  - Для получения результата может хватить двух-трех дней. А дальше занимаешься ею время от времени с тем, чтобы не утратить полученные навыки.
  
  - С закрытыми глазами?
  
  - Нет, постепенно начинаешь работать с открытыми глазами, особенно, после того, как техника включилась. Также постепенно начинаешь работать уже одетым. Ведь бой с будущим противником может случиться где угодно, потому для тебя должно быть неважно, как ты одет. Единственное пожелание: чтобы не выскочить из транса, старайся держать глаза раскосыми. Это переполнит твое родное подсознание знанием, и оно не будет тебе мешать делать практику.
  
  В этот время в мозгу Уго всплыла картинка: он и Светлейший находятся в каком-то темном помещении. В руках Светлейшего бубен из кожи, и он ударяет в него с определенным ритмом. Сам же Уго танцует под ритм барабана какой-то немыслимый танец.
  
  Когда У го поделился картинкой с Ванн Яном, тот задумался. Потом материализовал бубен и сказал:
  
  - Давай попробуем.
  
  После чего стал выбивать на барабане какой-то ритм. Спустя некоторое время ноги и руки Уго стали изгибаться сами по себе, и Уго пустился в пляс. Так было минут пять, после чего Ванн Ян оборвал мелодию.
  
  - М-дя. Чего я тут тебе сказки рассказываю, когда ты знаешь больше меня? Нужно было просто ввести тебя в транс, чтобы ты все вспомнил.
  
  - Но может быть, Светлейший, и сам всего не знает. Так что не кори себя, знание было полезным. Есть что-нибудь такое, о чем Светлейший и не догадывается?
  
  - Данное состояние позволяет работать с пространством и своим биополем. Когда начинается бой барабана, постарайся ощутить пространство вокруг себя. Особенно примечай мелочи, завихрения там всякие или световые пятна, возникающие спонтанно. Когда освоишься, начинай расширять биополе. Сначала на метр, потом на два, и сосредоточься, при этом на своих ощущениях. Наибольшая удача, если ты увидишь пространство, но не глазами.
  
  - Расширь свое биополе до размеров комнаты. При этом постарайся коснуться предметов, находящихся в комнате. Естественно, касаться нужно руками, которые станут эфемерными и смогут удлиняться на любую длину. Ощупывай встретившиеся предметы, ощущай их материальность.
  
  Далее расширяй свое биополе так, чтобы оно заняло всю прилегающую к дому местность. И тоже ощупывай все, что попадается на пути.
  
  Наконец, расширь биополе на весь мир, ощути его бесконечность, постарайся слиться с ним, почувствуй, что двигаешься в призрачно-золотистой пустоте, внутри которой звезды и планеты.
  
  Главное, это не испугаться этой пустоты, а научиться двигаться в ней, взаимодействовать с ней.
  
  И самое главное, не бойся остаться в этой пустоте. Увы, человек слишком слаб, чтобы это сделать. Поэтому по мере убывания твоих сил, тебя просто выбросит обратно, сначала в транс, а потом и в обычное состояние. При этом ты можешь почувствовать, что на тебя навалилась жуткая усталость. Это нормально. Ложись спать, и через семь-восемь часов силы вернутся.
  
  - Какие есть знаки успешности выполнения этой практики?
  
  - Знаки? - Тут Ванн Ян задумался. - Попробуй ощутить тот или иной предмет в своей руке, когда пребываешь в трансе. Причем, главное, чтобы сам предмет был за пределами досягаемости. Если получится, считай, практика удалась.
  
  - А если не получится?
  
  - Делай практику до тех пор, пока начнет получаться.
  
  - Хорошо, все получилось, дальше что?
  
  - Иди в наемники к какому-нибудь правителю и учись применять полученные знания в реальном бою. К тому же, переходя от одного правителя к другому, ты сможешь обучиться разным боевым ритмам, которые впоследствии сможешь использовать.
  
  - Зачем это нужно?
  
  - Чтобы во время реального боя с противником твое тело могло переключаться с одного танца на другой и вязать неповторимую и незнакомую для противника вязь из движений руками и ногами. Тем самым, ты запутаешь противника, который ждет от тебя какого-то определенного действия, а получает совершенно другое. Он теряется, а потому он твой. Делай с ним, что хочешь.
  
  Кстати, попробуй применить эту технику во время бега, и сразу почувствуешь, как легко бежать. Если вдруг попадешь в пустыню с барханами, подобно той, где мы были, будешь перепрыгивать с бархана на бархан, даже не касаясь вершин.
  
  - Но ты говорил о трех состояниях. Какое третье?
  
  - А вот это только индивидуально. Могу лишь сказать, что в этом состоянии впадаешь в такой глубокий транс, что уже ничего не контролируешь, работает только тело. Но работает настолько идеально, что ему не страшны, ни стрелы, ни пики, ни мечи. Фактически в этом состоянии человек становится машиной для убийств. Сам понимаешь, я не могу тебя этому обучить.
  
  Более того, если вдруг решишь пойти в наемники, остерегайся доброхотов, которые будут подсовывать всякие настойки из грибов, тех же мухоморов или поганок. Не скрою, употребление этих настоек действительно помогает войти в третье состояние. Но при этом медленно, но неуклонно разрушается психика человека, употребляющего эти напитки. И что самое печальное, что соскочить с них невозможно. Сначала они заманивают своим могуществом, потом превращают в своего раба. И человек думает только о том, как бы кого убить. Потому часто его побратимы, чтобы облегчить его участь, сами же его и убивают. Оно тебе надо?
  
  - Вообще запомни, вино и магия несовместимы. И уж тем более, не совместимы магия и напитки силы.
  
  
   ТРЕНАЖЕР НЕРЕАЛЬНОСТИ. МАГИЯ СТИХИЙ.
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. МАГИЯ ОГНЯ. ВОЗВРАЩЕНИЕ.
  
   СЕАНС 19.
  
  Проснувшись поутру, Уго не обнаружил в пещере Ванн Яна. Не было и его котомки. Потому Уго подхватил свой мешок и направился к выходу из пещеры. Нашел он Ванн Яна метрах в пятидесяти от пещеры, застав за странным занятием. Маг воды шлепал правой ладонью по текущему перед ним ручью, после чего сжимал ладонь и вынимал ее из воды. При этом вода, как-то странно изгибалась и тянулась за рукой Ванн Яна, будто живая.
  
  Увидев Уго, Ванн Ян вроде бы как обрадовался:
  
  - Посмотри, какое чудо! - воскликнул он, вновь приподняв слой воды над ручьем. - Знаешь, что это?
  
  Уго пожал плечами.
  
  - Это струи воды. Ты, наверное, знаешь, что слова "струна" и "струя" имеют один корень. А все потому, что струны появились гораздо позже, как прототип природных струй. Поначалу же, играли именно на струях. Но, со временем, умеющих играть изрядно поубавилось. И были изобретены струны, а с ними и щипковые музыкальные инструменты. После этого, умеющих играть на струях, почти не осталось. Разве что такие вот отшельники, как я. Когда-нибудь, может быть при нашей следующей встрече, я тебя научу играть на струях. Это волшебно.
  
  -Если ты не собираешься меня сейчас учить этой игре, то зачем ты вообще затеял это дело?
  
  - Потому что на струях воды можно не только играть... можно, например, на них ездить, ухватившись, за струи справа и слева от себя. Вот так.
  
  Ванн Ян спрыгнул в ручей, опустил руки слева и справа от себя в воду, сжал кулаки, поднял ноги над водой, и в таком, полусидячем положении поплыл вниз по течению. У самого обрыва, он перекинул правую ногу влево, встал на нее, оттолкнулся от воды, и встал у ручья на четвереньки. Разогнулся в полный рост, и, улыбаясь, посмотрел на Уго. Он явно был доволен собой. Но увидев недоумение на лице Уго, спросил:
  
  - Что не так?
  
  - Да все. Мне совершенно непонятна эта игра со струями. Какой в этом прок?
  
  - А ты что же собираешься всю оставшуюся жизнь просидеть в этой пещере? Нет, брат, здесь твоя часть испытаний завершена, пора тебе отправляться к магу огня в гости.
  
  - И что мы на этом поплывем?
  
  - Именно на этом. Или ты знаешь другой способ спуска по горной реке? Нам ведь нужно вниз в долину.
  
  Настроение Уго резко упало. Желания испытать новый способ спуска по воде, тем более, на каких-то струях, не было.
  
  - А что нельзя применить иные способы передвижения? Ты же их знаешь много.
  
  - Тебе опять хочется побегать по гномьим тоннелям? Так я тебе это обеспечу.
  
  Нет, этого Уго тоже не хотел... набегался. Он отрицательно покачал головой.
  
  Ванн Ян развел руками.
  
  - А другие способы здесь не подходят. Кругом скалы. При этом неизвестна конечная точка маршрута. Потому нельзя применить и амулет переноса. Так что вариант один - спускаться вниз на струях этого ручья.
  
  Уго вздохнул. Уловка мага воды была столь явной, что не хотелось спорить. Наверняка напоследок решил еще чему-то научить. А Ванн Ян утешил:
  
  - Посмотри, как это просто.
  
  И он стал объяснять технику передвижения по воде с помощью струй. Собственно, Уго уже все понял, когда Ванн Ян перед ним лихо прокатился на этих струях. Тем не менее, слушал внимательно, боясь упустить что-то важное. После инструктажа, маг воды перешел к практической части
  
  - Смотри, настраиваешься на данный поток и стремишься увидеть в потоке составляющие, т.е. струи. После чего стараешься материализовать их настолько, чтобы можно было схватить рукой.
  
  И Ванн Ян продемонстрировал это на примере, вновь оттянув часть воды вверх.
  
  - Потом заходишь в воду, здесь мелко, нащупываешь слева и справа эти струи, хватаешься за них, поднимаешь ноги из воды, чтобы не тормозили, и отдаешься во власть струй. Способ хорош тем, что даже спуск с водопада покажется тебе спуском с горки - не более. А если ты еще и представишь струи под пятой точкой, то будешь плыть, как в кресле, только что с поднятыми ногами.
  
  Где-то час ушел на то, чтобы обнаружить струи воды и их материализовать настолько, что они ощущались как упругие жгуты.
  
  Когда Уго научился поднимать эти жгуты из воды, Ванн Ян перешел к следующей стадии обучения.
  
  - Ноги над водой выполняют важную функцию. Если тебе нужно высадиться на правый берег, то ты перебрасываешь левую ногу вправо, и оперевшись на нее и руки, выбрасываешь все тело из воды.
  
  И маг воды вновь продемонстрировал этот прием Уго. После чего настала очередь Уго осваивать этот прием, а маг воды страховал ниже по течению. И не зря страховал, потому как, пару раз Уго чуть не улетел в пропасть.
  
  Но вот и этот прием отработан. Ванн Ян нацепил котомку на спину. Вслед за ним это же сделал и Уго, и они оба вошли в воду.
  
  Первым выпало использовать струи воды Уго. Он сделал все, чему его научил Ванн Ян, и уже через секунду поток горного ручья нес его к водопаду, над которым искрились мелкие капельки. Ухнув вниз, Уго еще крепче вцепился в струи воды и вместе с ними, пролетев метров тридцать, плавно приземлился в русло горной речки, которое понесло его дальше. Здесь Уго заметил, что благодаря струям воды он огибает многочисленные камни, торчащие из реки острыми зубьями, чему очень обрадовался.
  
  Вскоре река расширилась настолько, что его смог догнать Ванн Ян, и они поплыли бок о бок, несомые быстрым течением горной реки.
  
  Так продолжалось несколько часов. Но вот течение стало ослабевать. К тому же то слева, то справа в речку стали впадать ручьи, и река все расширялась и расширялась. И тут Уго заметил, что Ванн Ян, перебирая руками в воде, направляется к берегу. Он понял маневр товарища, и стал его повторять, перебирая руками струи с тем расчетом, чтобы приблизиться к берегу.
  
  Наконец, берег приблизился настолько, что, сначала, Ванн Ян, а затем и Уго выскочили на него. Уго вопросительно посмотрел на мага воды. Местность вокруг, которая вновь превратилась в непролазные джунгли, навевала мысль, что эта остановка - не пункт назначения.
  
  Но только Ванн Ян раскрыл рот, чтобы пуститься в рассуждения, буквально в паре метров от них зашевелилось нечто, похожее на бревно, развернулось к воде и нырнуло в реку.
  
  - Футы нуты, - пробормотал Ванн Ян, - сколько раз встречаюсь с крокодилами, и всегда не могу отличить их от упавших деревьев. Ловко маскируются, чертяки.
  
  - А кто такие крокодилы?
  
  - Брат, лучше тебе об этом и не знать. Но раз ты в джунглях, то скажу. Крокодилы самые безжалостные убийцы. Силы у них так много, а ума так мало, что они рискуют нападать даже на стадо буйволов. А уж буйволы, поверь мне, дадут отпор любому хищнику.
  
  - А почему же этот крокодил на нас не напал?
  
  - Кто его знает? Я ж тебе говорю, ума у них так мало, что они живут только инстинктами. Видать что-то в нас его пугнуло, вот и решил уйти от греха подальше.
  
  - А что было бы, если бы он схватил одного из нас?
  
  - Нехорошо было бы. Видел его пасть? Сила челюстей такая, что переломит кость ноги запросто. Но обычно они охотятся в реке. При этом добычу утаскивают на дно, и ждут, пока она задохнется от нехватки воздуха, после чего не торопясь пожирают добычу.
  
  Уго поежился от перспективы, но спросил о другом:
  
  - Что дальше, Ванн Ян?
  
  - Вариантов два. Первый, обсушиваемся, после чего двигаем дальше. Второй, как есть, двигаем дальше, а обсушимся после прибытия в конечный пункт. Какой тебе по нраву?
  
  - Ванн, с учетом крокодилов, есть желание убраться отсюда побыстрее. А то вдруг наш знакомый передумает, и вернется. Так что выбираю второй вариант.
  
  - Тогда объясняю новый способ передвижения по воде. Он как раз подходит для рек с медленным течением. К тому же совершенно безопасен в плане нападения хищников. Сейчас мы садимся на берегу и, расслабившись полностью, устремляем свой взор на реку. Задача, зацепиться лучом внимания за текущую воду и позволить потащить луч внимания за собой. Главное, убрать все эмоции, и стать таким же плавным и спокойным, как сама река.
  
  Они отошли метра на два от воды и уселись в тень от пальмы. Сцепив руки, они устремили взоры на медленно переваливающиеся воды реки. Какое-то время ничего не происходило. Но вдруг Уго заметил, что его внимание за что-то зацепилось в реке. Мгновение, и он уже ощущает себя в реке. Но он явно не чужак, а составная часть этой реки. Рядом плыл Ванн Ян, и, судя по расслабленной позе, не ощущал дискомфорта.
  
  При этом они не терялись во времени и пространстве, поскольку Уго четко отслеживал движение солнца по небосклону. В такой ритме они плыли весь день и всю ночь. Но вот водный маг задергался и потянул Уго к берегу.
  
  Если быть честным, то Уго совсем не хотелось никуда деваться из реки, настолько умиротворенным он себя чувствовал. Поэтому Ванн Яну пришлось фактически буксировать Уго. В паре шагов от берега, Ванн Ян бросил руку Уго и тот медленно опустился на илистое дно. Но именно это опускание на дно возбудило мозг Уго. В голове пронеслась мысль:
  
  - А ведь я тону, - что заставило тело двигаться, возвращая ему физическую крепость. Уго буквально выпрыгнул вверх из воды, подняв кучу брызг. И тут же обнаружил Ванн Яна, выбирающегося на берег. Уго пошел следом. Потоки воды, лившиеся с них, были настолько обильны, что Уго даже ужаснулся - не изойти бы водой напрочь. Но Ванн Ян успокоил.
  
  - Не бойся, это выходят избытки воды, которыми напиталось тело во время путешествия.
  
  - Что, опять плыли в режиме вода?
  
  - Не совсем. Ты разве не заметил, что твое внимание захватила река? Так что плыл ты в своем естестве, но чтобы река не отвергла тебя, пришлось маскироваться под воду.
  
  Уго вслед за магом воды сбросил с себя всю одежду и разбросал ее на песке для просушки. Тут он вспомнил о книгах в котомке, раскрыл ее и удивился: внутри котомки было сухо.
  
  Он повернул удивленно лицо к Ванн Яну. Тот сразу все понял.
  
  - Ты забыл, что книги, подаренные тебе, магические. И умеют защищаться от внешних неблагоприятных условий.
  
  - Чудеса, - подумал Уго.
  
  Тем временем солнышко пригревало. И пригревало хорошо. От влажной одежды валил пар, и она сохла буквально на глазах. Еще немного и можно будет одеваться.
  
  Уго оглянулся вокруг. Странное место. Собственно, оно ничем не отличалось от всего предшествующего вида. Тот же непроходимый лес, полный звуками.
  
  - Ванн, а чего мы сюда высадились?
  
  - Ван Я назначил здесь встречу.
  
  - Он, что же в лесу живет?
  
  - Никто не знает, где он живет, скрытный очень. Так что ждем, должен появиться.
  
  И, будто услышав Ванн Яна, маг огня появился. Причем, весьма оригинальным способом. Вдруг посреди ясного неба грохнула молния, уткнувшись в берег метрах в пяти от сидевших магов. И в окружности почерневшего вдруг песка, появился мужчина в сидячей позе. Но тут же поднялся и направился к магам. Был он высок, черноволос, и в то же время с голубыми гразами. Нос был среднего размера с горбинкой. Черты лица аскетические, но достаточно крупные губы, говорящие о бушующих внутри страстях.
  
  Ванн Ян увидев новоприбывшего вскочил на ноги и почти сразу попал в объятия мага огня. Минут пять они похлопывали друг друга по спинам. После чего Ванн Ян обернулся к Уго.
  
  - Уго, знакомься, маг огня Ван Я, собственной персоной. А это,- сказал Ванн Ян, поворачиваясь к магу огня,- тот самый молодой стихийник, который спасается от погони магов мира.
  
  - Ну-ка парень повернись, дай на тебя глянуть, - зычным голосом попросил Ван Я.
  
  Уго стал поворачиваться, напоминая сам себе лошадь на рынке, которую выставили на продажу.
  
  - Ну что парень ладный, похоже, смышленый, но вижу в нем своих сестричек. Это непорядок. Так, парень раскрой пошире рот и ничему не удивляйся.
  
  Маг огня встал напротив Уго, вытянул правую руку и стал делать пальцами движения, напоминающие призывные знаки. Вдруг во рту Уго стало жарко и изо рта прямо на руку магу огня прыгнуло нечто блестяще-огненное. Почти сразу вновь обожгло рот и изо рта выскочило еще одно существо. Они были похожи на ящериц, только огненно-красных ящериц. Если первая ящерица осталась на ладони мага огня, то вторая пробежала по руке к уху и стала что-то нашептывать. Ну, Уго так показалось. Маг огня нахмурился.
  
  - Ах, негодяй. Сейчас все исправлю.
  
  Ящерка сбежала по руке в ладонь, к своей подружке и застыла. Ван Я накрыл ящериц второй ладонью и прокричал заклинание. После чего раскрыл ладонь и сказал:
  
  - Теперь рассказывайте.
  
  Но тут он увидел расширенный от ужаса глаза Уго.
  
  - Это мои подружки, элементали огня. Называются "огненные саламандры".
  
  В это время саламандры добежали до ушей огненного мага, и стали что-то шептать сразу в два уха. Ван Я хмурился, лицо мрачнело. Но вот саламандры закончили рассказ.
  
  - Представляете, этот гад одной зашил рот, другой - глаза и приказал шпионить за Уго и, если получится, то и за мной. Догадывался, что Уго может добраться до меня. Ох, Светлейший, ты нарвался на большие неприятности. Издевательства над саламандрами я тебе не прощу. Как можно магу огня быть таким жестокосердным к элементалям, которые зависят от него?
  
  Ван Я еще долго ругался самым непотребным образом. Потом, как бы вспомнил о саламандрах.
  
  - Девочки мои, идите-ка в ладонь. Пора вас отправлять в вашу стихию.
  
  Саламандры послушно сбежали в ладонь мага. И только сбежали, как тут же вспыхнули огоньками и исчезли. Лицо мага огня в это время выражало полнейшее удовольствие и благость.
  
  - Ладно, теперь о делах наших бренных. Так говоришь, брат, гоняются за Уго все кому ни лень? Ну, что ж, пора и мне размять старые кости. Заодно поучим младшего брата нехитрым премудростям магии огня. Так что можешь быть за него спокойным и отправляйся по неотложным делам. Судя по твоему нетерпению, дела действительно важные. Так что не смею задерживать.
  
  Маги вновь обнялись, Ванн Ян оделся, подхватил свою котомку и войдя в воду, растворился, будто его и не было. Ван Я повернулся к Уго.
  
  - Ты готов к небольшому путешествию?
  
  Уго за дни пребывания у стихийников, казалось, привык ко всему. По крайней мере, не удивившись предложению, он кивнул.
  
  - Одевайся, сейчас полетим.
  
  Уго оделся, взял котомку в руки, и тут же был притянут к Ван Я, плотно прижавшись к его боку. Маг огня обнял правой рукой Уго за талию, выбросил левую руку вперед. Из нее появился тонкий голубой луч, уходящий в небо. Конца его Уго обнаружить не смог. К тому же, неожиданно для Уго они почти вертикально поднялись в воздух. Здесь Уго заметил, что луч выровнялся по горизонту, и их будто потянуло по этому лучу.
  
  Уго глянул вниз. Летели метрах в пятидесяти от земли, на приличной скорости. Кроны деревьев внизу и так почти не пропускали внутрь солнечный свет из-за густоты, тут слились в единую зеленую массу, от которой Уго стало слегка подташнивать.
  
  - С непривычки, может и вырвать, - заметил маг огня.- Так что старайся смотреть по горизонту или выше него.
  
  - Как он догадался? - спросил себя Уго.
  
  - Ты забываешь, что я маг огня, и в плане чтения мыслей близок к магам воздуха. К тому же твои учителя или не научили тебя ментальной защите, или спрятали внутри тебя за блоками. Ничего, разберемся, когда доберемся до места. Ну, в общем, не удивляйся, что читаю твои мысли. К тому же, ты еще не умеешь контролировать эмоции. Потому они написаны на твоем лице.
  
  Впереди показались верхушки гор. И Уго увидел, что конец голубого луча упирается в одну из гор. И снова Уго показалось, то они летят потому, что луч притягивает их к этой горе.
  
  Подлетая ближе, Уго обнаружил, что луч упирается в пещеру, находящуюся чуть ли не на вершине горы. Перед пещерой обнаружилась довольно-таки большая площадка, на которую они, в конце концов, и приземлились. Уго тут же отлепился от Ван Я и встал на ноги.
  
  - Ну, вот мы и дома. Отдыхай, сейчас разведу костер и поставлю вариться обед. Пока осматривайся.
  
  С этими словами, маг огня исчез в пещере, а Уго стал осматриваться. Горы, в общем-то, были невысокими, по сравнению с теми, где он был с магом воды. И, вспоминая наставления Грехема, эти горы можно отнести к старым горам. Растительность заканчивалась метрах в трехстах внизу. Опять же крутизна была такой, что вряд ли даже горные козлы доберутся до пещеры мага огня. Фактически, пещера Ван Я находилась на границе леса. Впереди раскинулось необозримое море зелени, но уже с боков и сзади высились угрюмые вершины, покрытые мелкой растительностью у самых подножий.
  
  В это время показался Ван Я, неся в одной руке охапку дров, а в другой большой котел, наполненный водой. За плечами виднелась объемистая котомка. Маг огня расположился прямо в центре площадки, разложил дрова, фактически сучья, и щелчком пальцев, зажег огонь. Искорки побежали по сучкам, разгораясь в солидное пламя, в которое прямо на дрова Ван Я поставил котел. После этого раскрыл котомку и стал доставать оттуда мешочек с крупой, несколько кусков мяса и еще несколько небольших мешочков. Как потом оказалось, со специями. В отдельном мешочке была соль.
  
  Ван Я как заправский повар стал хлопотать вокруг котелка, вода в котором вскипела подозрительно быстро. И еще Уго заметил, что дрова вроде бы горят, но при этом остаются абсолютно целыми.
  
  - Младший брат, то, что ты видишь, является проявлением магии огня. Дрова нужны лишь для того, чтобы привлечь силы огня из воздуха. И, естественно, саламандр.
  
  - А что в этом огне есть саламандры?
  
   - Конечно. Присмотрись к костру, видишь, как бы вспыхивают желтые огоньки пламени, на самом конце огня костра. Это саламандры резвятся. Вообще, запомни, там, где ты видишь желтый огонь, обязательно есть саламандры. Собственно, маги огня специально разжигают костры подобного типа, чтобы привлечь саламандр. Ведь они элементали огня. И кода они появляются в огне костра, с ними можно работать.
  
  - Что значит, "работать с саламандрами"?
  
  - Ты решил сразу взять быка за рога? Это похвально, но преждевременно. Впереди целый месяц тесного общения, так что наговоримся вволю. Так что пока укладывай получаемое знание в себя. К тому же нужно посмотреть, что там Светлейший в тебя вложил. Все-таки он маг огня от рождения. Вот и посмотрим, насколько он разоткровенничался?
  
  - А что еще я должен узнать, прежде чем приступить к изучению магии огня?
  
  - Что? Например, прими тот факт, что магию огня открыли не мужчины, а женщины.
  
  Увидев, изумленное лицо Уго Ван Я продолжил.
  
  - Да, да, именно женщины. И было это на заре нашей цивилизации, когда мужчины охотились и занимались собирательством, а женщины с детьми прятались по пещерам, чтобы не стать добычей хищников. И вот тогда-то женщины обратили внимание на необычные свойства огня, они стали собирать отрывочные знания об огне и его свойствах. Постепенно эти женщины сорганизовались и стали называться берегинями. Надеюсь, ты понимаешь, что такое прозвище они получили за умение беречь огонь в самых неблагоприятных ситуациях. Уже много позже, берегини стали учить магии огня мужчин. Но если женщины специализировались на умении хранить огонь очага, то мужчины привлекали огонь для того, чтобы сила огня помогала им на охоте. С этой целью они натирали стены пещеры сажей и рисовали по ней схему будущей охоты. Считалось, что бог огня, Агни, в этом случае будет покровителем охотников. Ну, и совсем недавно, когда начались гонения на колдуний, которые не обошли и берегинь, число женщин-магинь значительно сократилось. И весь упор в обучении магии лег на мужчин.
  
  - И что женщин-магинь совсем не осталось?
  
  - Ты же видел Вангру, она как раз женщина-магиня. Хотя, конечно, количество женщин, владеющих магией, резко сократилось. Что печально.
  
  - Неужели ничего нельзя сделать?
  
  - А что ты предлагаешь? К тому же, многие женщины скатились от магии к колдовству, стали, в основном заниматься приворотами и отворотами. И еще всякой гадостью. Кому это понравится? В общем, женщины сами напросились на репрессии.
  
  - Погоди. Если женщины имеют склонность к магии, то почему не создаются магические пары?
  
  - Создаются, но только у магов первой и второй ступени. Маги третьей ступени уже не вступают в брак, хотя интимные отношения им не возбраняются.
  
  - Кстати, Ванн Ян получил свою приставку-окончание именно, потому что у него была женщина с приставкой Инь. В те времена Ванн Ян еще не был стихийником. Да и звали его самого и его спутницу иначе. А вот окончания Ян и Инь они получили именно в те времена.
  
  - И с чем это было связано?
  
  - С энергией, конечно. Ты, наверное, заметил, что магниты обладают притягивающей силой. Но она мягкая, ненавязчивая. А если потереть костяную палочку шерстяной тряпкой и поднести к волосам, они встанут дыбом, притягиваясь к палочке. Это работает статическое электричество. Вот так и с половыми различиями. Женщина обладает подобием магнитной энергии. Она притягивает мужчину, обволакивает его. Мужчина же резок, как электричество, может притянуть, но может и оттолкнуть.
  
  - Но самое интересное, что когда магнитная и электрическая энергии соединяются, например, во время полового акта, человек, получивший эту энергию, в состоянии изменять окружающий мир, потому что электромагнитная энергия - это энергия творения.
  
  - Минуточку. Получается, что те из магов, которые не имеют половых контактов, не могут изменять мир?
  
  - Не совсем так. Творец продумал все мелочи. В каждом человеке есть и мужская и женская энергии. И когда нет внешней подпитки, маг вынужден использовать внутренние резервы, т.е. преобразовывать часть магнитной и часть электрической энергии в электромагнитную, с которой и работает. Но, конечно же, в этом случае, эффективность мага снижается.
  
   В это время Ван Я снял с огня котел и полез в котомку, откуда вынул миски и ложки, а также большой половник, которым стал наливать полученный суп.
  
  Когда они поели, Ван Я сообщил:
  
  - Дело к обеду, солнце почти в зените, так что не будем его злить. Уйдем в пещеру и устроим послеобеденный отдых. А как проснемся ближе к вечеру, тогда и договорим то, о чем не договорено.
  
  И жестом пригласил Уго в пещеру.
  
   СЕАНС 20.
  
  После сиесты, когда маги уселись на площадке неподалеку от горящего костра, Уго вновь подступил к Ван Я с вопросами. И первым был вопрос о судьбе Ванн Яна и его половинки.
  
  - Не знаю, как в твоей голове возник этот вопрос, но он очень точен, избранница Ванн Яна была его половинкой. И это не метафора, это факт.
  
  - Интересно. А чем отличается половинка, от той, кто не является таковой?
  
  - Энергиями, конечно. Половинка является полным дополнением в энергетическом плане. Это позволяет очень активно обмениваться энергиями. И возможности обоих людей невероятно возрастают. Если же встречаются люди, не являющиеся половинками, то много времени уходит на преодоление энергетических диссонансов. Что внешне проявляется как недовольство, зачастую перерастающее в ссору, а то и скандал. Не забывай, что подсознание стоит на страже, в том числе, и некоего энергетического каркаса, созданного человеком. Когда люди не являются половинками, их биополя не совпадают полностью. И много времени уходит на преодоление противоречий.
  
  - Значит, Ванн Ян и его избранница были счастливы вместе?
  
  - Как сказать. Иногда были безмерно счастливы, но большей частью совсем наоборот.
  
  - Почему?
  
  - Представь себе, что ты общаешься с человеком, который подобен тебе... во всем. Он угадывает твои мысли, он упреждает твои действия. Он - это ты, а ты - это он.
  
  - М-дя, скучновато получается.
  
  - Хуже того, нарушается основной закон вселенной - накапливание знаний. Ну, что ты можешь познать у человека, который, по сути, является твоим продолжением.
  
  - Тогда почему Творец допускает подобные встречи?
  
  - Вероятно, потому, что кто-то из данной пары не в состоянии преодолеть некий барьер и подняться на более высокий уровень развития.
  
  - И как это получается... на практике?
  
  - Обычно, один из партнеров, рано или поздно умирает, отдав перед смертью всю имеющуюся энергию, другому.
  
  - Так, спутница Ванн Яна умерла?
  
  - Да, через пять лет совместной жизни.
  
  - Это какой-то предел совместной жизни, что ли?
  
  - Нет, за это время были созданы условия для дальнейшей жизни Ванн Яна, И когда это случилось, подруга Ванн Яна тихо усопла у него на руках.
  
  - Получается, она отдала свою энергию Ванн Яну?
  
  - Да. И чтобы упредить следующий вопрос, отвечу, что благодаря его спутнице Ванн Ян стал стихийником. Иными словами, подруга вытолкнула Ванн Яна на более высокий уровень развития.
  
  - Обратные варианты бывают?
  
  - Прежде, чем отвечу на твой вопрос, прошу, попытайся понять разницу между мужчиной и женщиной. Женщина - это сосуд с энергией, мужчина - сосуд с идеями. Женщина питает идеи мужчины, мужчина дает женщине идеи.
  
  В случае с Ванн Яном ему не хватало личной энергии, чтобы выйти на уровень новых идей. Но бывают случаи, когда энергии завались, а идей не хватает. Причем, подсознание жестко блокирует поступление новых идей. И при простом общении проломить эту стену невозможно. Вот тут-то мужская половинка отдает свой потенциал идей, который ломает все барьеры, и выносит женщину на новый уровень развития. Она как бы резко умнеет на глазах.
  
  Ван Я помолчал.
  
  - Чтобы закрыть вопрос с женщинами и их взаимоотношения с мужчинами, скажу, что с одной стороны, и это благо, когда ты испил Эликсира Жизни, ты стал практически бессмертным. Но, с другой стороны, и это проклятие, у тебя будут проблемы с женщинами.
  
  - В каком смысле?
  
  - Уже в момент испития Эликсира Жизни, ты оказался подключен к необъятным запасам энергии жизни. Пока ты плохо ими управляешь, но со временем, думаю, этот недостаток ты исправишь. И твой энергетический потенциал возрастет многократно. Настолько, что любая женщина, приблизившаяся к тебе, будет подобна мотыльку, летящему на открытый огонь... и сгорающий в этом огне.
  
  - Поэтому стихийники стремятся к уединению?
  
  - Это было бы слишком просто, потому как причин уединения много. Но эта одна из них.
  
  Маги замолчали, потому как тема была исчерпана. Но Ван Я недолго пребывал в раздумье. Он хлопнул Уго по коленке.
  
  - У нас есть часа три светлого времени. Давай попробуем изъять из тебя знание, вложенное Светлейшим.
  
  ***
  
  Уго оказался со Светлейшим на той же крыше, что и раньше. По приказу Светлейшего он улегся на спину и закрыл глаза, входя в транс.
  
  - Слушай же, отпрыск дер Залеса, сказание о последней стихии, стихии огня. Сразу скажу, что огонь бывает Небесным и земным. Небесный огонь проявляется в солнечном или лунном свете, в молниях во время грозы, в северном сиянии в далеких северных странах. Это благий огонь, несущий на Землю посыл Творца.
  
  А есть огонь земной. Это пламя костра или пламя пожара. Более того, когда солнечный свет попадает в воздушную массу, окружающую Землю, земной огонь дополняет огонь Небесный, и мы чувствуем не только свет Творца, но и тепло, его сопровождающее.
  
  Вместе с тем, отмечу, что стихия огня является единственной, несущей тепло в окружающий мир. И это накладывает определенные ограничения на работу с этой стихией. Дело в том, что когда ты, как и с другими стихиями, будешь стремиться накопить стихию огня, с тем, чтобы в дальнейшем с ней работать, одновременно будет повышаться температура твоего тела. И ты можешь просто сгореть в том огне, который накопишь. Поэтому всегда нужно с осторожностью подходить к процессу накопления стихии огня в себе, в своем теле. С осторожностью и при полном контроле со стороны сознания.
  
  Второе ограничение касается времени держания в себе энергии огня. Нужно не забывать, что энергия огня - это, по сути, огонь... и этот огонь не где-то на стороне, он в тебе. И пока он в тебе, он старается выжечь твои внутренности, причем, до основания. Поэтому самое рациональное поведение со стихией огня, это наплести нужные заклинания, запечатать их кодовым словом, но саму стихию накапливать только непосредственно перед прямым ее применением, с тем, чтобы нанести себе минимальный урон от воздействия стихии.
  
  Следующее ограничение касается самой процедуры формирования огненных посылов. В рядах последователей Темнейшего считается правильным формировать не только сам огненный посыл, но и сделать его видимым, т.е. в виде огненного шара. Это глупо. Такая тактика рассчитана только на запугивание слабого противника. Сильный же противник вовсе не обращает внимание на зрелищную сторону заклинания. Ему важен результат. Потому он не доводит огненный шар до состояния видимого. И, кстати, на этом экономит энергию, которая необходима для перевода невидимого шара в видимый. Потому он изначально получается сильнее своего противника, потому что тратит меньше сил.
  
  Однако стихия огонь может быть благом для мага. Например, когда он попадает в неблагоприятные погодные условия, связанные с понижением температуры воздуха. С помощью несложных заклинаний, маг привлекает стихию огня и согревается. Хотя, конечно, желательно делать это в закрытых от ветра местах, чтобы ветер не выдувал накопленное тепло. Иначе придется тратить дополнительные силы, чтобы восполнить улетучившееся тепло.
  
  Также маг может создать вокруг себя тепловой кокон. Для этого нужно призвать огненных саламандр, и попросить их лечь вокруг мага в круг. Этот же прием можно использовать, когда нужно согреть другого человека. Только в этом случае саламандры располагаются кругом вокруг нуждающегося в тепле.
  
  Наконец, маг с помощью заклинаний может добыть воды, растопив лед.
  
  Главное же, что нужно знать касаемо магии огня, это то, что более сложные действия, ритуалы и заклинания требуются магу огня, и тем большие объемы силы огня ему приходится использовать. Прямая зависимость силы и сложности магического действия от объемов поглощаемой и используемой силы стихии - это особенность многих дисциплин, и стихийной магии в первую очередь.
  
  Замечу следующее: чистый поток силы огня под действием заклинаний превращается в тепловой поток. Но сам по себе этот тепловой поток невидим, разве что иногда можно заметить дрожание нагревающегося воздуха. А вот магическим зрением сила огня легко различима даже в неоформленном виде, а уж тем более в виде готового теплового потока.
  
  Если нужно что-то воспламенить, достаточно направить тепловой поток в нужное место и оно вспыхнет, если температура потока достаточна. Разумеется, чем выше температура потока, тем больше силы огня требуется магу. Соответственно, тем более сложным будет заклинание. Чтобы растопить лед потребуется меньше силы огня и усилий, чем вскипятить воду, и уж тем более в разы меньше, чем заставить вспыхнуть, например дерево. Влив же целое море силы огня в соответствующей силы и сложности заклинание, маг огня вполне может плавить металлы.
  
  Подводя итог можно сказать, что кроме обогрева и боевой магии, с помощью магии огня можно также разжигать открытый огонь с различными целями: от приготовления пищи на костре и до пожара в доме недруга. Кроме того, заклятия этой дисциплины позволяют защищаться с помощью огня, высушивать мокрую одежду и даже лечить заразные заболевания с помощью пропускания потока стихии огня через организм. Здесь используется тот же механизм, что и в случае повышения температуры организмом, а именно, кратковременно повысить температуру тела, чтобы уничтожить заразу поразившую тело.
  
  Впрочем, лечение с помощью магии огня небезопасно и потому не имеет широкого применения.
  
  Отдельно стоит упомянуть о способности гасить огонь с помощью магии огня. В этом случае маг очень быстро высасывает из источника открытого огня всю или большую часть его силу, после чего использует в своих целях, либо просто рассеивает силу огня в пространстве уже в безопасной концентрации. Огонь от этого, естественно, гаснет, так как исчезает подпитывающая его энергия. А вообще, при большом количестве разнообразных заклятий, магия огня, как и прочая стихийная магия - дисциплина весьма узкая.
  
  Теперь о том, как работать со стихией огонь. Лучше всего, если заранее маг огня разложит костер, причем, пожарче, откуда он будет черпать силу огня. Хотя, если нет времени на разжигание костра, силу огня можно получить от любого горячего предмета, даже от горячего котелка с супом. Можно получать силу огня и непосредственно от солнца, но со светилом нужно еще научиться работать. Как бы то ни было, в этом случае, количество силы огня будет ограничено. К тому же полученная сила огня от той же горячей воды имеет еще и силу воды, от которой нужно избавиться.
  
  Как бы то ни было, когда маг огня соберет достаточно силы огня, он применяет нужное заклинание. Ии вот здесь обращу внимание на хранение заклинаний.
  
  Заклинания, как и сама сила огня, вредны для тела мага. Потому их желательно хранить в специальных амулетах, и применять их по мере надобности.
  
   В бою маг огня просто грубо бьет огненными заклятиями, а часто (если бой динамичный) и вовсе не оформленными в заклятие, а просто максимально уплотненными сгустками силы огня. Если же у него при себе есть заранее заряженные огненные заклятия, то тогда маг огня намного опаснее в бою, особенно в затяжном. Как и во всей стихийной магии, у мага есть одна слабость - если вблизи нет источника открытого огня или хотя бы иного тепла, ему неоткуда черпать манну, и как только кончается ее запас и заранее заготовленные заклятия (если они были), маг огня становится беспомощен, как обыватель.
  
  Что касается защиты, то маг огня вполне в состоянии противостоять как магу огня, так и магам других стихий, особенно, магии воды. Но, как и всех магов стихий, маг огня имеет недостаток: если поблизости нет источников стихии огонь, его сопротивление ограничено. И только накопленная в теле сила огня заканчивается, маг огня становится беззащитным.
  
  Поэтому желательно, чтобы, помимо магии огня, этот маг знал основы других магий стихий и мог ими воспользоваться при необходимости.
  
  ***
  
  Уго раскрыл глаза, и встретился со взглядом Ван Я.
  
  - Ну, что сказать? Светлейший в точности изложил классический подход к магии огня. Впрочем, как и изложил классический подход к магии стихий вообще. К сожалению, а может быть, и к счастью он не знаком с восточными науками, которые смотрят на процесс взаимодействия стихий несколько иначе.
  
  Так, если классический взгляд на магию предусматривает наличие четырех стихий, то восточные науки указывают на наличие пяти стихий. Светлейший называет пятую стихию - Небесный Огонь. Но его еще называют Божественный Ветер.
  
  - Ванн Ян говорил о том, что стихий пять, а не четыре.
  
  - Еще бы ему не знать. Но вернемся к делу. Вот смотри.
  
  Ван Я взял щепочку и нарисовал пять кругов, которые вписал в звезду, расположив круги на лучах звезды.
  
  - Это пять стихий. И они постоянно между собой взаимодействуют. Взаимодействуют по часовой стрелке.
  
  При этом Ван Я соединил между собой круги.
  
  - Видишь, Божественный ветер, поддерживает Огонь. А это значит, что солнечные лучи при должном подходе, т.е. знании соответствующих заклинаний, могут помочь магу в создании силы огня. Так что магу огня совершенно не обязательно, хотя и желательно, иметь открытый источник огня. В крайнем случае, ему достаточно выйти на открытое пространство, и молить бога Агни, чтобы на небе не было туч. Впрочем, и тучи в этом случае не будут помехой, потому что тучи относятся к стихии вода, которая поддерживает Божественный ветер. И получается, что маг огня может использовать и силу стихии вода, влив ее в стихию Божественного ветра, а из него добыв стихию огонь.
  
  Кстати, магу огня, совсем не обязательно специально разжигать костер. Если рядом есть сухие деревья, он может зажечь одно из них, и пользоваться той силой, что исторгает это дерево. Такое дерево затушить совсем непросто. По крайней мере, гораздо сложнее, чем затушить костер.
  
  - А если использовать силу воды и залить дерево дождем?
  
  - И помочь магу огня, зарядить источник Божественного ветра? Неразумно. Другое дело, если в драке будет присутствовать маг земли. Он сможет откачивать на себе энергию огня. Но и здесь есть вариант.
  
  Ван Я внутри кругов нарисовал внутренние стрелки, соединяющие круги.
  
  - Вот смотри: стрелка соединяет Божественный Ветер и Землю. Это так называемая подавляющая связь. В том смысле, что Божественный Ветер подавляет любые попытки Земли вмешаться. Фактически он гасит стихию Земля, не давая магу земли развернуться.
  
  - То же самое можно сказать и о следующей стрелке, соединяющей стихии Огонь и Воздух. В этом случае Огонь подавляет Воздух.
  
  - Ты хочешь сказать, что Светлейший, как маг огня может подавить меня, как мага воздуха?
  
  - Да, если ты не привлечешь на свою сторону мага воды, который сильнее мага огня и будет подавлять любые его действия и посылы.
  
  Все свои действия Ван Я сопровождал указанием на те или иные стрелки по окружности или внутри нее.
  
  - Занятно, - произнес Уго.
  
  - Занятно, это ладно. Хорошо запомни эту схему, поскольку она покажет, кто из магов в бою опасен для тебя, а кто может стать хорошим помощником.
  
  - Кстати, Ван Я, давно вертится на языке вопрос. С тех пор, как мы с Ванн Яном отбились от магов неподалеку от источника Жизни, больше не видать погони. Что это может означать?
  
  - Не думаю, что Темнейший отказался от идеи захватить тебя. К тому же, насколько я его знаю, он о себе очень высокого мнения, и как о человеке, и, тем более, как о маге. Так что он наверняка считает, что сможет подчинить тебя своей воле.
  
  - Так что меня в случае с тобой, больше интересует Светлейший.
  
  - А что с ним не так?
  
  - Думаешь, ты случайно не заметил камень на перекрестке дорог?
  
  - Ты подозреваешь Светлейшего?
  
  - А кто вкладывал в тебя все те стихиалии, которые потом из тебя вынимали? Вангра заторопилась отпустить сильфиду. Нужно было ее попытать на предмет задания, полученного от Светлейшего. И очень может быть, что всплыл бы факт установки сильфидой определенных ментальных блоков, мешающей твоей памяти запоминать то или иное знание. Ну, что случилось, то случилось, и уже не вернешь.
  
  - Но с какой целью Светлейший это делал? Ведь, по сути, я плод его воспитания.
  
  - Это не говорит о том, что Светлейший действительно ставил тебе задачу добраться до нужного места.
  
  - А берестяные послания?
  
  - Со стороны Светлейшего вполне могла быть бутафория. Подумай сам, Светлейший учил тебя в строжайшей тайне. Даже процесс обучения был необычен для магов. И вдруг оказывается, что Темнейший знает о твоем маршруте. Более того, посылает разбойников тебя перехватить. Но самое интересное, все происходит рядом с местами, где обитает Вангра, которая, естественно, спасает тебя от разбойников. А дальше разыгрывается классический детектив: Темнейший посылает отряд за тобой в погоню, который, в конце концов, вы уничтожаете у водопада вместе с Ванн Яном. Что должен подумать Темнейший? Он наверняка сообразил, что стихийники взяли тебя под защиту, и бороться с ними себе дороже. Но он не отступил от намеченной цели. Ведь тебе по любому нужно будет после прохождения испытаний вернуться в мир, поработать наемником, отработать полученные навыки. И Темнейший решил перехватить тебя на обратной дороге. Поэтому и нет больше погонь. Думаю, Темнейший сейчас обкладывает то место, где вы с Ванн Яном завалили его магов. Собственно, поэтому я и живу здесь. Это место не знают даже стихийники, потому что его я держу в качестве запасного места, где можно в случае чего, укрыться на время.
  
  - Но зачем Светлейший задумал такую сложную комбинацию?
  
  - Ну, это просто. По возвращении тебя рано или поздно обнаружат шпионы Темнейшего, и он всенепременно воспользуется этим фактом и навалится на тебя силой всего ордена. Светлейший же будет за всем наблюдать из своего убежища и с помощью своих шпионов. И когда перевес в войне с орденом Темнейшего будет на твоей стороне, вступит в борьбу с остатками клана Темнейшего, добьет его и станет единственным правителем-магом.
  
  - То есть я буду уничтожать клан Темнейшего, чтобы помочь Светлейшему стать единственным правителем?
  
  - Ты правильно понял.
  
  - Но мне совсем не нравится быть подсадной уткой. Да и Темнейший мне пока ничего плохого не сделал, кроме жгучего желания завладеть мною. Нет, я категорически отказываюсь участвовать в исполнении этого плана. И потом, почему Светлейший отказался от плана использовать меня в своих целях?
  
  - А он и собирается использовать тебя, но не напрямую, а как бы, между прочим. Могу предположить, что на каком-то этапе Светлейший понял, что твой энергетический потенциал несравнимо больше его. Понял и то, что вряд ли сможет тебя удержать, даже с помощью подсадок в виде стихиалей или ментальных блоков... и испугался, ты оказался ему не по зубам. Но как человек практичный он решил с твоей помощью избавиться от своего злейшего врага, а сам воспользоваться этой ситуацией в свою пользу. Ведь Светлейший понимал, что попав к стихийникам, ты доберешься до источника жизни, и хлебнешь из него. Тем самым, отрежешь себе путь в мир. Но твоя возросшая сила идеальный вариант для борьбы с кланом Темнейшего.
  
  М-дя, хитро задумано. На востоке есть пословица: Если долго сидеть на берегу реки, можно дождаться, когда мимо проплывет труп врага. Вот Светлеший и решил посидеть на берегу, а всю грязную работу возложить на тебя.
  
  Кстати, подумай, откуда Темнейший узнал, что в тебе сидят подсадки в виде стихиалей? В грамоте об этом ничего нет.
  
  - Твои соображения.
  
  - Предположу, что помимо тебя был послан гонец с грамотой, в котором были указаны твои слабые места. И послан гонец был с таким расчетом, чтобы попасть в руки людей Темнейшего. Скорее всего, они смогли развернуть свиток и прочесть его. И узрев важность написанного, помчались к Темнейшему.
  
  - Ты же помнишь, что свитки, которые раскрывала Вангра, были энергетически заряжены.
  
  Уго кивнул.
  
  - Вполне возможно, что этот свиток тоже был заряженным. И когда его развернули, Светлейший понял, что свиток попал в нужные руки. Думаю, что по времени твоя, мягко говоря, невнимательность в отношении межевого камня, и поимка гонца как-то связаны. В том смысле, что сигнал о поимке гонца был сигналом к началу твоего внедрения к стихийникам.
  
  А дальше все просто. Ты попадаешь к Вангре, после того, как на тебя напали разбойники. Кстати, разбойники тоже чудные какие-то. Не убедились, что ты мертв, стали рыться в твоих вещах, позволили Вангре с ее волком спокойно приблизиться. Такое ощущение, что и здесь Светлейший поработал с мозгами разбойников. Но это только предположение.
  
  Есть еще одна неувязка. Вангра неосторожно раскрыла свиток от Светлейшего, чем дала ему знак того, что ты у стихийников. Но свиток от Темнейшего она раскрывала под пологом невидимости. И все равно в район нападения разбойников на тебя, Темнейший выслал отряд охотников, возникает вопрос: откуда он узнал, что разбойники не выполнили задачу?
  
  - Ты хочешь сказать, опять дела Светлейшего?
  
  - У тебя есть другой вариант? Нет, Светлейший продумал все варианты. И, предположу, что стихиалии внутри тебя исправно ему докладывали что да как.
  
  - Особенно меня смущает гном. Эти гномы, те еще бестии, а если им что-то солидное посудить, запросто идут на сделку.
  
  - Но Светлейший все-таки маг огня.
  
   - Это ни о чем не говорит. Он же купил гнома какой-то подачкой, а не принудил его. И Ванн Ян это выяснил доподлинно.
  
  - Ёшь, твою медь, куда ни кинь, всюду клин. Втянули меня в какой-то заговор, играют мною втемную. Они что же думают, что это им даром пройдет.
  
  - Брат, главное, не теряй головы. Расплата будет, и расплата будет серьезной. Но, после того, как мы раскусили планы Светлейшего нужно придумать такой контрплан, чтобы втянуть в усобицу не только Темнейшего, который расставляет на тебя ловушки, но и Светлейшего. Причем, втянуть по крупному, с привлечением большей части сил орденов... и их уничтожить.
  
  - Что толку? Оставшиеся перегрызутся как крысы в клетке, выберут себе главаря и начнут восстанавливать ордена.
  
  - А вот на это мы еще посмотрим, что да как. Даже если у оставшихся что-нибудь и получится, на воссоздание орденов уйдут даже не годы, а десятилетия. А за это время, как говорится, или шах помрет или ишак сдохнет. А мы, стихийники, по мере сил, будем помогать этим орденам собачиться, и, тем самым, тормозить развитие орденов. Так что выше голову, юный брат. Дорогу осилит идущий.
  
  - А теперь, будем ужинать и спать, утро вечера мудренее.
  
   СЕАНС 21.
  
  Общение с Ван Я приятно удивило Уго. Маг огня показал себя знающим многие стороны человеческого мира, а также многие тайны магии, недоступные магам в миру. С ним можно было обсуждать любые темы, и получать вполне себе толковое разъяснение. Вот и сейчас Уго задал Ван Я вопрос о роли эмоций в жизни человека.
  
  - Я эмоции называю "хотелками". Их происхождение кроется в нашем подсознании. Причем на уровне инстинктов. Захотел человек кушать или пить, включается хотелка, и он ищет способ ее удовлетворения. И слава Творцу, что хотелки, по большей части, непродолжительны по времени. Ведь на них тратится энергия организма. Но и деться от них человек не может, потому что хотелки, в основном, работают на благо организма, защищая его от внешнего мира.
  
  А принцип действия их прост: когда человек чего-то хочет, он формирует неосязаемый для внешнего наблюдателя пузырь, куда накачивается энергия этого человека. Как только хотелка пошла на убыль, пузырь отрывается от человека и летит на поиски того, что задумал человек. И, если все сделано правильно, то обычно желание сбывается. Хотя и не всегда в полной мере и вовремя.
  
  Вместе с тем, современный человек буквально фонтанирует желаниями, поэтому периодически создается целый сонм пузырей, которые накачиваются энергией. Но они изначально нежизнеспособны, потому что желания, закачанные в пузыри зачастую противоположны, а потому уничтожают друг друга. И человек перестает верить в то, что желания сбываются. Хотя ничего не изменилось, кроме самого человека, который доверху набит желаниями, которые он считает должны быть исполнены здесь и сейчас в полном объеме.
  
  Кроме того, эмоциональный человек буквально вовлечен во все, что происходит вокруг него, он пытается не только осознать происходящее, но и быть главным действующим лицом действа. Но чаще всего такое поведение ведет к тому, что человек к вечеру расходует наличный запас энергии, так ничего толком и не добившись, загнав себя в стресс. И даже сон в этом случае не помощник. Потому человек на следующий день просыпается не выспавшийся и с тяжелой головой.
  
  - А как же нужно вести себя правильно?
  
  - Есть такое правило: чтобы понять, как работает система, нужно быть вне этой системы. Но как человеку выйти из мира, в котором он существует? И маги придумали прием, называемый "осознанная тупость".
  
  - Осознанная тупость? - Удивился Уго. - Это как?
  
  - Ты же знаешь, кто такие актеры?
  
  Уго кивнул.
  
  - Представь двух актеров, талантливого и гениального. Талантливый, готовясь к спектаклю, тщательно учит роль, фактически он живет ролью, даже во сне он обыгрывает различные варианты роли. И выступает замечательно. Вот только особого вдохновения он не чувствует. Более того, зачастую, чувствует усталость. Такие артисты появляются на небосклоне как яркие метеоры: блеснул и исчез.
  
  Гениальный же актер поступает иначе. Он отдает роли определенное время, например, на репетициях. Но стоит ему покинуть театр, он о роли забывает напрочь и занимается текущими делами. Что интересно, этот актер тоже выступает замечательно, срывает аплодисменты, но выскочив за кулисы, моментально отключается от роли, шутит, прикалывается, в общем, гасит время до очередного выхода на сцену. Поверь, этот актер сорвет все аплодисменты публики своей гениальной игрой. А также тем, открыто показывает, что зрители ему неинтересны - ему интересна сама игра. Это, поверь, заводит зрителей пуще всего.
  
  - И ты хочешь сказать, что этот актер долго живет? На это намекаешь?
  
  - Да, именно так. Гениальные актеры, по большей части, завидные долгожители.
  
  - Так в чем здесь эта самая... осознанная тупость?
  
  - В том, что гениальный актер внутренне не включен. Он включен только внешне. И как только внешнее воздействие прекращено, этот актер возвращается в свое изначально спокойное состояние.
  
  - Как маги используют этот прием?
  
  - Например, ты чего-то боишься. Сильно боишься, буквально булькаешь от страха. Что нужно сделать? Избавиться от страха. И избавиться как маг воздуха. Вспомни, как ты зарядил своим гневом воздушный шар, фактически превратив его в огненный посыл. Вот точно также можно избавиться от страха. Накачиваешь в сформированный шар эмоцию страха до тех пор, пока весь твой страх не перечет в шар. А потом... потом можешь с ним поступить по ситуации.
  
  - Это как?
  
  - Например, оставить шар на дороге с заданием взорваться при приближении твоих врагов. И в нужный момент, шар взлетает в воздух... метров на пятьдесят и разлетается на мельчайшие частицы, засоряя всю местность твоей эмоцией страха.
  
  - И что будет?
  
  - Всякий, кто вступит на "зараженную" территорию будет испытывать дикий страх, от которого кровь стынет в жилах.
  
  - И где здесь осознанная тупость?
  
  - Она в том, что опытные маги научились осознанно выделять энергию страха в нужном количестве, и заряжать ею воздушные шары. Не правда ли, эффективное средство против противников, которые гонятся за магом?
  
  Уго задумался.
  
  - Ты хочешь сказать, что манипулирование эмоциями происходит сознательно?
  
  - Именно так. Маг может какую-то эмоцию приглушить, в другой подпустить тумана, а третьей дать фонтанировать на полную мощность. И все это сознательно.
  
  - Но какой в этом смысл?
  
  - На эмоции реагирует только тело, ибо тело управляется подсознанием. А, как известно, именно оно управляет эмоциями. Если же маг начинает работать с эмоциями, подсознание не может не среагировать. Но в этом случае оно будет работать под руководством сознания мага. А сознание будет спокойным, отстраненным от ситуации, т.е. находиться вне ее. Но, в то же время, сознание, будучи отстраненным, постоянно контролирует ситуацию, с тем, чтобы изменить ее в свою сторону.
  
  - А что с телом?
  
  - Тело будет валять дурочку. Ведь оно воспитано в миру, а значит, будет играть по мирским правилам. Со стороны может показаться, что маг ведет себя как последний дурак. Но это кажущееся дурачество. На самом деле маг сосредоточен и очень опасен. Пока тело дурачится, маг готовит молниеносную, и, зачастую, смертельную атаку. Но никто о ней не догадывается, пока маг не начнет атаковать. И в этом случае, чаще всего, противодействовать ему бесполезно, потому как не хватит времени для отражения атаки.
  
  - То есть, ты хочешь сказать, что гениальный актер на сцене валяет дурочку?
  
  - И еще при этом всем своим видом показывает зрителям, что они ему безразличны. Это вершина актерского мастерства.
  
  Ванн Я замолчал и резко сменил тему:
  
  - Если в миру позволено играть, то в магии шутки в сторону. Особенно если имеешь дело с огнем. Ибо этот стихия серьезная и может нанести магу непоправимый ущерб, а то и вовсе уничтожить его.
  Он помолчал.
  - Поэтому, чтоб общаться с огнем, нужно полюбить его всем сердцем, все душой. Влюбиться в него безмерно, почувствовать себя частичкой огня. А для этого много и подолгу нужно общаться с огнем, сидя рядом с костром, не просто впериться взглядом в него, а сосредоточиться на огне костра с тем, чтобы постараться войти в контакт с огнем.
  
  - Так что давай отложим продолжение разговора на вечер, когда можно будет разжечь костер и производить с ним манипуляции.
  
  
  Остаток дня Уго провел за изучением тех книг, что надавали ему Вангра, Ванн Ян и Грехем. Ван Я не мешал. Он уселся у входа в пещеру, и казалось, дремал. Но стоило последним лучам солнца сделать прощальный взмах перед тем, как исчезнуть, маг огня вскочил, разжег посреди площадки костер, и пригласил к нему Уго. Они уселись неподалеку от костра, на расстоянии, позволяющем созерцать огонь пламени, и в то же время, не обжечься об это пламя.
  
  - Вглядись в пламя костра. Обрати внимание на пляшущие язычки пламени, вглядись в их танец. Он только поначалу кажется хаотичным, но важно почувствовать ритм пляшущих кончиков пламени, ибо это, ни что иное, как танец саламандр. Теперь приблизь лицо к костру, но опасайся обжечься.
  
  - Да, вот так.
  
  - Понюхай запах огня, после чего сделай небольшой вдох, стараясь вдохнуть жаркий воздух пламени. Теперь медленно выдыхай воздух. Научись вкушать дыхание огня, делай это упражнение до тех пор, пока не получится.
  
  Ванн Я замолчал и закрыл глаза. А Уго стал медленно и сосредоточено дышать жаром огня. Прошел час или около этого. Вдруг Уго стал ощущать внутренний жар в теле. Ван Я мгновенно раскрыл глаза и подал флягу.
  
  - Остудись, переусердствовал.
  
  Вода была ледяной, и приятно освежающей. Так что Уго приложился к фляге основательно. И почувствовал, что огонь внутри отступил, вновь установилась внутренняя тишина.
  
  Вернув флягу, Уго посмотрел на Ван Я в ожидании дальнейших действий.
  
  - Теперь подними правую руку и поднеси ее к огню на расстояние, позволяющее избежать ожога. Вслушайся в огонь, ощути его колебания. Теперь отведи руку и запомни ощущения.
  
  - Когда рука остынет, вновь подведи ее к огню. Когда рука перестанет бояться жара огня, попробуй отвести руку в сторону. И следи за огнем. Основная задача этой практики, научиться руководить огнем. Так что практа будет считать выполненной, если огонь будет отклоняться вслед за твоей рукой. Если у тебя это получится, считай, первый контакт с огнем состоялся.
  
  И Ван Я вновь впал в транс.
  
  Уго стал подносить руку к огню костра, пытаясь ощутить его дрожь. Так, подводя и отводя руку, Уго просидел довольно долго. В темноте он потерял счет времени, да это было неважно. Он весь был сосредоточен на работе с практикой.
  
  И то ли Уго от напряжения пропустил факт общения с огнем, то ли еще что, но вдруг он заметил, что когда отводит назад руку, пламя костра тянется за ним. Тогда Уго стал заносить руку слева и справа от костра и отводить ее. Пламя откликалось почти сразу.
  
  В это время Ван Я открыл глаза.
  
  - Теперь попробуй то же самое с другой рукой.
  
  Уго по совету старшего товарища, стал делать практу левой рукой. Здесь было проще, поскольку навыки уже были приобретены. И вскоре Уго заметил отклонение пламени вслед за левой рукой.
  
  Ван Я снова раскрыл глаза.
  
  - Хорошо. Переходим к заключительной части практы. Выбрось обе руки в сторону костра, но так, чтобы не обжечься. Войди в контакт с пламенем. И попробуй водить руками влево-вправо, взад-вперед с тем, чтобы пламя двигалось за твоими руками.
  
  Худо-бедно, но Уго справился и с этой частью практики. Ван Я раскрыл глаза, улыбнулся.
  
  - Ты молодец. За ночь освоил то, на что многим нужны месяцы обучения. Огонь нравится тебе, и ты понравился огню. На сегодня занятия заканчиваем, да и день на подходе.
  
  Вот те раз, за занятиями незаметно прошла ночь, и небо на востоке окрасилось багрянцем, предвещая ясный день.
  
  - Всё, спать, спать. Чем дольше, тем лучше. Нужно, чтобы тело привыкло к избытку огня в тебе.
  
  Ван Я легко поднялся и пошел в пещеру, Уго за ним. Они улеглись на ложа и заснули.
  
  
  Следующие две недели прошли, так сказать, в ночном режиме бдения. Уго спал почти до вечера, после чего обедал. Иногда до наступления темноты выполнял расслабление в "позе мертвеца", поскольку Ван Я рекомендовал таким образом почистить энергетические каналы.
  
  - Они под воздействием силы огня и сами прочистятся. Но порой вместо чистки сила огня можно сжечь каналы. Оно тебе нужно? Потому сработаем на упреждение. Будешь чиститься регулярно, пока работаешь с практами огня.
  
  В конце второй недели Ван Я расширил работу с огнем.
  
  - Представь себя огнем, слейся с реальным огнем, будь им.
  
  Эту часть практики пришлось корректировать, потому что, по словам Ван Я, разошелся я не на шутку. Он буквально выдернул меня из практики.
  
  - А вот жечь окружающий лес совсем ни к чему, - и Ван Я показал на пал вокруг горы. -Мало того, что уничтожаешь природу, так еще и наводишь на наше место посторонних. Ведь, то, что мы не ощущаем погони за тобой, вовсе не означает, что ее нет. Так зачем зря палиться, - скаламбурил Ван Я.
  
  Он подкорректировал методу, показал, как следить за собой и при этом не вмешиваться. В общем, ввел в практику ту самую методику "сознательной тупизны". И дальше все покатилось без приключений.
  
  В начале третьей недели Ван Я стал рассказывать о новых практиках.
  
  - Основы магии огня ты усвоил и даже немного в них попрактиковался. Но время твоего пребывания неумолимо убегает, а еще нужно поработать с более серьезными практами.
  
  - Ты уже видел, что я зажигаю огонь, не пользуясь ничем, кроме магии. Пришла пора и тебе этому научиться. Ты наверное слыхал легенды о том, что наши предки разжигали огонь, используя трение одной палочки о другую.
  
  - Но ведь это миф!!!
  
  - Да для обывателей это миф, потому что они не знают магию огня, не умеют ею пользоваться. Но я тебе уже неоднократно показывал, что мифы часто бывают отражением реальности.
  
  - Для наглядности возьмем вот это полено, - Ван Я взял расколотое пополам полено, - и вот эту палочку, - он указал на короткую палку в руке.- Предлагаю спор, что я разожгу огонь на полене через две минуты.
  
  И Ван Я протянул руку.
  
  - Ага, с тебя станется. Я лучше так посмотрю.
  
  - Ну, как знаешь.
  
  Маг огня сел на корточки и стал вращать между ладонями палочку, уперев ее в полено. Не прошло и минуты, как полено задымилось. После чего в месте, где была палочка, вспыхнул огонек. Ван Я тут же подложил стружки и разгорелся костерок.
  
  - Попробуешь?
  
  Уго кивнул, и Ван Я предложил ему другое полено и палочку. Но сколько Уго не вращал палочку, огонь так и не появился.
  
  - Не жалей себя. Крути палочку, чтобы жилы вздулись на шее, - прокомментировал Ван Я. - И помни, что ты имеешь дело с силой огня.
  
  Уго раззадорило это высказывание. И он с еще большим рвением стал тереть палочкой по полену. И вот, о чудо!, на конце палочки задымилось и показался огонек. Ван Я тут же подложил мелкой стружки, а Уго упал рядом без сил.
  
  - А ты думаешь, учиться легко? Запомни, тяжело в учении, легко в бою. Так что отдышись и начинай сначала.
  
  Все оставшееся время ночи было отдано разжиганию огня с помощью палочки. К утру Уго так вымотался, что еле дошел до лежака и тут же вырубился.
  
  Но Ван Я и не думал успокаиваться. На следующую ночь он усложнил задание.
  
  - Вот тебе стружки. Попробуй, зажги их от тепла твоих рук.
  
  - Как зажечь?
  
  - Теплом рук.
  
  - То есть я должен так разогреть ладони, чтобы от них загорелись эти опилки?
  
  - Да.
  
  - А это не опасно? В смысле, опасности для здоровья.
  
  - В тебе сейчас избыток огня. Попробуй, собери его в ладони, и с его помощью зажги эти стружки. Делается это совсем просто. Мысленно собери весь огонь тела в ладони. При этом ты почувствуешь, что ладони разогреваются. Поднеси их к стружкам и мысленно пожелай, чтобы огонь с твоих ладоней перешел на стружку и их зажег, что здесь сложного?
  
  Голос Ван Я был необычайно требовательным, глаза сузились, губы сжались. Таким Уго его еще не видел. Но, похоже, он осознал важность момента. Или, точнее, что-то внутри него осознало, потому что Уго почувствовал жар в руках. Он поднес ладони почти вплотную к стружкам. И те затлели от жара излучаемого ладонями Уго.
  
  - Вот видишь, - прокомментировал Ван Я, - это просто. Главное, убедить себя в том, что ты в состоянии это сделать.
  
  - Теперь будем решать обратную задачу. Заодно поправим дела с твоей стихией огня в теле.
  
  - Что ты имеешь в виду?
  
  - Будешь тушить огонь разными способами. Но чтобы не перенапрячься, работать будешь не с костром, а с факелом.
  
  Ван Я быстро соорудил факел из промасленной тряпки, намотав ее на палку, и зажег в костре. После чего вставил в расщелину у пещеры.
  
  - Смотри, огонь можно потушить хлопнув в ладоши, произнеся слово : Потухни.
  
  И Ван Я тут же продемонстрировал сказанное. В самом деле, огонь потух. Ван Я снова зажег факел.
  
  - Теперь усложняем ритуал. Нужно поднять правую руку, и слово: Потухни произнести во время щелчка пальцами.
  
  И снова Ван Я продемонстрировал сказанное. И снова он зажег факел.
  
  - Самое сложное, это потушить огонь, щелкнув мысленно. И мысленно произнеся слово "потухни".
  Ван Я посмотрел внимательно на огонь и спустя секунды огонь потух.
  
  - Все ясно?
  
  - Вроде бы, да.
  
  - Тогда приступай к выполнению практы.
  
  И Уго всю ночь то зажигал огонь на факеле, то его тушил. Вместе с тем, одна мысль червоточинкой грызла мозги. Под утро он не выдержал:
  
  - Ван, но ведь ты зажигаешь и тушишь огонь иначе, чем мне рассказал, не так ли?
  
  - Что навело тебя на эту гениальную мысль?
  
  - Наблюдение за тобой.
  
  - Ты прав. Я ведь маг огня. Потому мое тело буквально пропитано стихией огня. Мне достаточно мысленного посыла, чтобы зажечь огонь. А с тушением огня и вовсе просто. Я втягиваю, точнее, всасываю огонь в себя, а потом развеиваю его в окружающем пространстве в безопасном количестве, или перенаправляю на какой-то объект, который не жалко уничтожить, например, сухое отдельно стоящее дерево.
  
  - М-дя, с мысленным посылом разжигания огня у меня вряд ли что получится, поскольку стихия у меня не та. А вот с всасыванием огня... эээ... интересная мысль. Может мне стоит обучиться подобному способу тушения пожаров? Как ты думаешь?
  
  - Мысль, в самом деле, неплоха. Тебе, как магу воздуха, будет достаточно работать с малыми формами огня, например, факел или небольшой костер. Втянув в себя силу этого огня, ты будешь в состоянии дохнуть им в сторону врага. И если так случится, что он будет неподалеку, то можешь нанести ему серьезный ущерб. Но учти, чтобы самому не сгореть, это действие должно быть почти мгновенным: вдохнул и тут же выдохнул. Любая задержка может быть губительной уже для тебя.
  
  - Давай попробуем?
  
  - Пробуй. Вот факел, а вот второй факел, - Ван Я воткнул метрах в пяти от первого факела второй. - Всасывай огонь из первого и старайся зажечь второй. Но, повторяю, действие должно быть слитно, практически мгновенно: вдохнул-выдохнул.
  
  И Уго стал пробовать под пристальным надзором мага огня. Так закончилась еще одна ночь.
  
  На следующую ночь Ван Я преподнес совершенно новое упражнение.
  
  - Помнишь, как Вангра учила тебя работать с кнутом из воздуха?
  
  - Конечно.
  
  - Также ты можешь работать с кнутом из огня. Эффект от такого кнута будет, пожалуй, повыше, чем у кнута из воздуха. Для выполнения этой практы понадобится горящий факел. Взмахиваешь факелом, как кнутовищем, и в это время пламя на доли секунды вытягивается в длинны кнут, которым маг бьет своего врага. Запомни, удар должен быть хлестким и точным.
  
  Для точности, маг заранее намечает, куда будет бить, сливает в руку с факелом всю свою силу и бьет наотмашь. Со стороны может показаться, что маг бьет наугад, но это не так. Удар мага выверен, а потому неотразим.
  
  Запомни, сила удара и быстрота удара неразделимы.
  
  Повторяю. Мельком, чтобы не показать врагу своей цели, определяешь куда будешь бить. В это время сливаешь силу в факел, взмахиваешь им, создавая огненный хлыст, и бьешь этим хлыстом по намеченному месту.
  
  И Ван Я продемонстрировал этот удар, сделав хлесткий щелчок по торчащему из расщелины негорящему факелу. Удар был настолько мощным, что древко этого факела переломилось.
  
  Практик было так много, что для их освоения нужны были месяцы. А оставалось всего несколько дней, которые Уго и потратил на мало-мальские потуги все охватить.
  
  В последний день обусловленного месяца Ван Я усадил Уго напротив.
  
  - Сегодня, я хочу поговорить с тобой об элементалях огня, т.е. об огненных саламандрах. Ты уже видел их, потому знаешь о чем речь. Сразу хочу сказать, что саламандр могут быть разных размеров: от совсем крошечных до размеров в несколько десятков сантиметров в длину. Все зависит от мощности призванного пламени. В обычных кострах свои танцы танцуют крошечные саламандры. И ты их много раз наблюдал. Если же огромный пожар, лесной или горят дома, в этом случае в огне присутствуют большие саламандры. Поэтому магу огня нужно элементарно научиться с ними сотрудничать, привлекать их на свою сторону. И тем самым, спасать людские постройки, и леса с полями от череды пожаров.
  
  - Ты хочешь сказать, что маги огня в состоянии тушить лесные пожары и пожары в городе? Тогда почему маги огня этого не делают?
  
  - Потому что, будучи членом того или иного ордена, они подневольные люди. И делают то, что им велит магистр ордена. Так что маг огня может сам быть причастен к пожарам.
  
  Но сейчас разговор не о магах, а о саламандрах. Они своенравны, пытаться их подчинить обычно заканчиваются ожогами для безрассудного мага. Саламандры уважают силу. Если ты сильнее тех саламандр, которые в данном огне, тогда есть шанс призвать их. В противном случае, лучше не пытаться, иначе будет себе дороже.
  
  - А что такое саламандры как явление?
  
  - Странный вопрос. Тоже самое, что и остальные элементали стихий. Древние называли саламандру духом и душой огня. Они всерьез верили, что тело саламандры состоит из затвердевших частиц древнего пламени.
  
  Ладно, на этом речи заканчиваем, учебу сворачиваем. Завтра, как проснемся, станем думать о твоем будущем.
  
   СЕАНС 22.
  
  Проснувшись, Уго уже привычно вышел из пещеры, ожидая увидеть Ван Я, сидящего в расслабленной позе рядом со входом в пещеру. И был сильно удивлен, когда маг огня, разложив свои вещи, тщательно упаковывал их в свою котомку.
  
  - Ты куда-то собираешься?
  
   - Мы, куда-то собираемся, - ответил Ван Я сделав упор на местоимении "мы".
  
  - И куда это мы собираемся?
  
  - Как куда, в обратный путь, конечно. Пора тебе возвратиться в родные земли.
  
  - Но ведь за нами, точнее, за мной, охотятся. Причем немалые силы, если учесть, что на меня виды имеют и Светлейший, и Темнейший.
  
  - Ты считаешь это поводом для того, чтобы мышкой сидеть в норке? И сколько ты собираешься так сидеть? Может быть, настала пора разобраться и со Светлейшим, и с Темнейшим?
  
  Уго ошалел от такого напора мага огня. Он, конечно, думал о возвращении. Но чтобы вот так сразу, без подготовки...
  
  Ван Я же, вроде бы, как и не обратил внимания на ступор, в котором находился Уго.
  
  - Долго столбом стоять собираешься? Нам скоро выходить. В одном интересном месте нас ждут Ванн Ян и Грехем.
  
  Уго будто кто-то хлестнул по заду. Он засуетился, побежал в пещеру и спустя полчаса вышел оттуда с дорожным мешком за плечами. Ван Я посмотрел на Уго, довольно хмыкнул и подозвал к себе.
  
  Как только Уго приблизился к магу огня, тот обнял его за пояс... и они оказались на пыльной дороге, ведущей в крепость, зубцы стен которой виднелись километрах в пяти. Дело шло к вечеру, потому повозок на дороге поубавилось. Но Ван Я смог договориться с одним из возниц, и они через полчаса были у ворот крепости.
  
  Ван Я спрыгнул с телеги и пошел в сторону стражи. Уго последовал за ним. Отдав стражнику два медных гроша за двоих, маги прошли сквозь врата в город. И почти сразу попали на базар. Шумный восточный базар. Кто не бывал на таком базаре, многое потерял. Здесь предлагали все, что есть в подлунном мире. Здесь же Уго впервые увидел некое животное, похожее на лошадь. Но оно было пониже ростом, и с длиннющими ушами. Ван Я назвал его ишаком. Еще Уго увидел огромное животное. Причем встреча произошла несколько неожиданно. Внезапно народ впереди шагающих по базару магов, стал разбегаться в стороны, Ван Я потянул Уго к прилавкам. И в это время мимо них, едва не задевая боком, прошествовало животное огромной величины. Ноги были как тумбы, и животное имело два хвоста, огромный - спереди, и небольшой - сзади. Ван Я объяснил, что это животное из соседней страны Тхинди, и называется слон. Очень полезное вьючное животное, добавил Ван Я.
  
  - А где мы сейчас находимся, Ван?
  
  - В стране Бел Уджа, она западнее Тхинди. И из нее проще добраться в твои северные земли.
  
  - А почему нельзя было сразу перенестись в мои края?
  
  - Думаю, это было бы связано с большими проблемами. Ведь тебя ищут здесь. Значит, перекрыли все возможные подходы. А затеряться в межмирье, лично мне совсем не нравится. Так что будем медленно пробираться в твои земли, попутно разбираясь с теми, кто захочет помешать.
  
  Восточный базар затягивал. Торгаши хватали за руки, предлагая свой товар. Но Ван Я упорно тащил Уго в ряды, где торговали одеждой. И тут Уго с изумлением обратил внимание на умение мага огня торговаться. Он спорил с торговцем длинными восточными халатами до хрипа, и выглядел очень довольным, выторговав медный грош. Также он вел себя и в ряду, где торговали оружием. В общем, где-то через час они были одеты в длинные халаты, подпоясанные длинными кушаками, за поясом торчали кинжалы, не очень длинные и широкие, чем-то смахивающие на короткие мечи. Еще Ван Я приобрел для себя и Уго странные головные уборы, название которым было "чалма". При этом Ван Я заметил Уго, что он еще будет благодарен за чалму, когда они будет пересекать пустыню с поэтическим названием Дашти Марго. Правда, перевод приземлял - Пустыня Смерти.
  
  В заключение пребывания на базаре Ван Я нашел место, где формировались караваны во все части света. И здесь он набился в попутчики (с Уго, естественно) в караван, который выходил завтра на зорьке в сторону города Гирдатд. По словам Ван Я этот город лежал севернее пустыни Дашти Марго и был крупным городом, в котором можно было поправить свои припасы, потому как дальше были горы, где было очень мало населенных пунктов.
  
  Но на этом Ван Я не успокоился. Он выторговал двух низкорослых жеребцов, для себя и Уго. На вопрос Уго, зачем им еще и лошади, Ван Я хитро улыбнулся, и с ноткой таинственности заявил:
  
  - На всякий случай.
  
  Закончились торги покупкой седел для лошадей и упряжи.
  
  После этого они выбрались с базарной площади, оседлали лошадей, сели и поехали, по словам Ван Я, в сторону гостиницы, где он собирался переночевать.
  
  По пути Уго не утерпел и задал вопрос, ответа на который не находил:
  
  - Ван, скажи мне, что за спектакль ты устроил на базаре? Неужели мы не могли все, что купили, купить тихо и без скандалов? Ты же охрип, торгуясь. И, насколько я понял, денег у тебя хватит скупить полбазара.
  
  Ван Я хитро улыбнулся.
  
  - Уго это особенность всех восточных базаров. Когда ты торгуешься с хозяином, то, с одной стороны ты показываешь окружающим, что у этого хозяина есть нечто стоящее для покупки, и, тем самым, воздаешь ему хвалу. С другой стороны, местные жители заядлые торгаши. Если не будешь торговаться, можешь смертельно обидеть хозяина товара. А ты сам заметил, какие узкие улочки на базаре. Так что можешь войти и... не выйти, потому как где-то по-тихому прикопают. Оно тебе нужно? И вообще, знание местных обычаев порой здорово выручает.
  
  
  Гостиницу Уго опознал по длинной коновязи расположенной слава и справа от входа. Они слезли с лошадей, бросили поводья на крючья коновязи. Правда, тут же подбежал мальчонка, схватил их лошадей под уздцы и повел в конюшню, что находилась справа от гостиницы.
  
  Ван Я прокричал вслед:
  
  - Малец, скажи кузнецу, чтобы проверил подковы. Нам предстоит долгий путь.
  
  Мальчик обернулся, кивнул и завел лошадей в конюшню.
  
  Маги зашли внутрь гостиницы. По мнению Уго внутри она чем-то напоминала кабаки, расположенные у дорог. На первом этаже была питейная, где за десятком столов на деревянных лавках сидели выпивохи. От стола к столу носились мальчики с разносами. Слева располагалась стойка, за которой стоял сам хозяин, внимательно следивший за происходящим в зале.
  
  Именно к нему и направился Ван Я. А Уго притормозил у входа. Подойдя к хозяину, маг огня о чем-то тихо спросил. Хозяин поднял левую руку, показав в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Ван Я одобрительно кивнул и кивком позвал Уго за собой. Они поднялись на второй этаж, и подошли к одной из комнат.
  
  Ван Я как-то чудно постучал, и дверь почти сразу открылась. Они вошли в комнату и тут же попали в объятия Ванн Яна и Грехема.
  
  Освободившись от объятий, Уго огляделся. Комната была довольно большой. Окно внушительных размеров заливало комнату. Но Уго заметил внутренние ставни на окне. Слева и справа стояло по деревянной кровати, которые были застелены. У окна стоял стол как раз на четверых, судя по размерам стола и двум лавкам, стоящим с боков.
  
  Маги сели за стол и почти сразу дверь распахнулась, и мальчик внес огромный разнос со снедью. Составив ее на стол, он вопросительно посмотрел на магов.
  
  - Скажи отцу, пусть даст пару кувшинов красного вина, самого лучшего качества.
  
  Влез Ванн Ян:
  
  - Добавь заказ на два кувшина белого вина. И тоже лучшего качества.
  
  Мальчик кивнул и исчез. Но не успели маги приступить к трапезе, как мальчик принес заказ. Ван Я, сидевший крайним на левой скамье, протянул руку и дал мальчику медный грош. У того взлетели в изумлении взлетели брови , он улыбнулся, и исчез. Уго вопросительно посмотрел на Ван Я. Тот с усмешкой ответил на немой вопрос.
  
  - Мальчики при богатом родителе, часто бедствуют. Так что иногда их можно и побаловать. Зато за грош получили союзника, который не забудет добра.
  
  Ели быстро, запивая добротным вином. Едва доели, послышался стук в дверь и появился все тот же мальчик с подносом, на котором стояли два кувшина вина. Мальчик поставил вино на стол, собрал опустевшую посуду и кувшины и был таков.
  
  Ван Я вынул из-за пазухи нарисованную от руки карту местности. Она была преимущественно в коричневых и желтых тонах.
  
  - Сейчас мы здесь, - Ван Я указал на точку в нижнем левом углу карты. Нам нужно пробраться сюда. - Ван Я показал точку в верхнем левом углу карты. А вот здесь, - Ван Я показал точку на карте, которая на две трети отстояла от нижней точки, расположен город Гирдатд. Это крупный город. Основное занятие местных жителей - работорговля. Потому в городе большой рынок рабов. Отсюда вывод: нам желательно обойти Гирдатд стороной, причем так, чтобы нас не заметили.
  
  - Но есть проблемы чисто природные. Вот это, - Ван Я указал на огромную территорию, закрашенную коричневым цветом, который в некоторых местах перетекал в почти черный, - горный массив, отрог Тиндукуша. Лезть в горы небезопасно, потому что ходят легенды о том, что в этих горах еще встречаются каменные люди.
  
  - Это те, о которых ты рассказывал? - встрял Уго, посмотрев на Грехема.
  
  - Кто его знает? Я в этих местах не был. Может это сказка, а может и быль. Но в горы лезть нежелательно. Хотя сейчас лето, в горах много разбойников. А вам желательно как можно дольше не светиться в качестве магов.
  
  - Ты имеешь в виду применение магии? - опять встрял Уго.
  
  - Да,- кивнул Грехем.
  
  - Так что ты предлагаешь? - подал голос Ванн Ян, глядя на Ван Я.
  
  - По крайней мере, до того момента, когда появится на горизонте Гирдатд, магию не применять, ни при каких обстоятельствах. Потом применим легкую магию в виде полога невидимости, и под его прикрытием, обогнем Гирдатд с востока, ближе к горам, но не заходя в них глубоко. И дальше, рывок на север, в сторону реки Нургаб. Она течет с севера на юг, так что какое-то время нам с ней будет по пути. Потом сворачиваем на северо-запад, пересекаем пустыню, и выходим к Хвалысскому морю. Дальше варианты. Можно примкнуть к каравану и с ним выйти в горнило реки Ра, а можно договориться с пиратами, но это непредсказуемо, а потому опасно.
  
  - За сколько времени ты рассчитываешь выйти в гирло Ра? - задал вопрос Ванн Ян.
  
  - Думаю, месяца за два.
  
  - На всякий случай, накинь еще месяц на непредвиденные обстоятельства.
  
  Ван Я кивнул.
  
  - Итого через два, максимум, три месяца мы с Уго доберемся до моих родных мест. А там еще месяц путешествия и начнутся его места.
  
  - Не забывай о Великой Степи.- Вступил в разговор Грехем.- В отличие от тех пустынь, через которые вам придется идти, степь буквально под завязку забита дикими кочевыми племенами, которые воюют со всеми, кого встретят, даже между собой.
  
  - Что ты предлагаешь?
  
  - В горах Коф-Каф, что расположены к югу от Великой степи, до сих пор существует племя покорителей драконов. Пока вы будете добираться до Хвалысского моря, я попробую восстановить старые связи с этим племенем. И если получится договориться, буду вас ждать на восточной части гирла реки Ра с парой драконов.
  
  - Это было бы неплохо. Иначе придется по реке Ра подниматься до лесных бошков, а оттуда по рекам сплавляться в сторону родины Уго.
  
  - Договорились.
  
  Еще с полчаса ушло на уточнение деталей путешествия, после чего Ванн Ян и Грехем встали из-за стола.
  
  - Пора и честь знать, - сказал Грехем, и притопнул ногой. Маги исчезли. В комнате остались только Ван Я и Уго.
  
  Маги сидели, рассматривая карту, когда в комнату вновь постучали, и вошел все тот же мальчишка.
  
  - Вам еще что-нибудь надо?
  
  - Нет, спасибо, мы наелись. Но попроси отца приготовить для нас копчений на неделю вперед. Завтра у нас начинается длительное путешествие.
  
  Мальчик кивнул и исчез, прихватив пустые кувшины со стола.
  
  Ван Я посмотрел в окно.
  
  - Вечереет. Давай, брат Уго ложиться. Завтра рано вставать.
  
  Ван Я потянулся к ставням и закрыл их. В комнате наступила почти полная темнота. Маги скинули сапоги и попадали в койки. Сон, после сытной еды и вина пришел сразу.
  
  
  Уго проснулся от того, что кто-то тихонько скребся в дверь. Вскочив с кровати, Уго, как был босым, подлетел к двери и распахнул ее. За дверью стоял все тот же мальчонка.
  
  - Вам пора, уже светает.
  
  Уго, пошарил в кармане, выудил медный грош, и бросил мальчишке. Тот радостно загрохотал вниз по лестнице.
  
  - Что, пора?- Послышался сонный голос Ван Я.
  
  Но пока Уго разворачивался, закрывая дверь, Ван Я уже был в сапогах, и держал в руках котомку.
  
  - Ишь, быстрый какой, - подумал Уго.
  
  Он тоже оделся, взял котомку, и они не спеша спустились вниз.
  
  Хозяин уже стоял за стойкой.
  
  - Ваш заказ уже в переметных сумах, - приветствовал он магов.
  
  Ван Я, собиравшийся было расплатиться золотым, услышав фразу хозяина, поднял на него удивленный взор, подумал, и положил с золотым, еще один. Деньги моментально исчезли с прилавка, а маги пошли на выход.
  
  - Комнату оставлять за вами? - вдогонку спросил хозяин.
  
  - Нет, мы уезжаем в дальнее путешествие.
  
  - А те двое, что ее снимали, разве тоже уедут?
  
  - Что касается наших друзей, так они уехали еще вчера.
  
  Хозяин бросил недоуменный взгляд на мальчишку, что их обслуживал. Но тот только развел руками.
  
  - Так что хозяин, можете ее снова сдавать, - добавил Ван Я, и вышел из гостиницы.
  
  Мальчишка вылетел вслед за ними, и пока они спускались по лестнице, вывел их коней из конюшни. Судя по лоснившимся раздутым бокам, кони тоже неплохо наелись и отдохнули. Они были уже оседланы, сзади седел висело по две переметные сумы, между которыми располагалось шерстяное одеяло.
  
  Увидев такое богатство, Ван Я расщедрился, и кинул мальчишке серебряную монету. На этот раз мальчик не убежал. Он попробовал монету на зуб, и держал коней под уздцы, пока маги усаживались на коней. После этого взмахнул рукой, желая им удачи.
  
  
  Базар в это предутреннее время только просыпался. Так что найти караванщика и его караван было просто. Караванщик их узнал и жестом пригласил следовать за ними. После чего дал сигнал двигаться. Всего в караване было четыре повозки с высокими тентами. Перед и зад повозок был задрапирован, но судя по тому, как тащили повозки, впряженные в них тяжеловозы, тяжесть было приличная.
  
  Через полчаса они покинули город через распахнутые ворота, и караван вытянулся по дороге. От нечего делать Уго стал присматриваться к караванщику и тем, кто его сопровождал.
  
  Всего в караване, кроме магов, было еще двенадцать человек. Сам караванщик и его помощник были, скорее всего, жителями страны Бел Уджи, уж очень смахивали на аборигенов. Черные прямые волосы не закрыть было и тюрбаном. К тому же оба носили бороды, скорее всего, стриженные, потому что уж очень ровные. Глаза были большими, над ними нависали тяжелые широкие брови. Носы были слегка крючковатые с ярко выраженными ноздрями взразлет. Из-за бороды и усов губы почти не проглядывали, но, при разговоре сверкали белые зубы. Одеты были в богатые халаты. На ногах сапоги тонкой работы.
  
  Четверо извозчиков были совсем другой расы. Все невысокого роста, сухощавые, одетые только в полотняные рубаху и штаны. На ногах простые тапочки. На голове тонкие шапочки из шерсти, на которую во время жары наворачивали узкое полотнище ткани, образуя все тот же тюрбан. Волосы черные с кучерявинкой. Все с бородой и усами, скорее всего, тоже стриженными. Глаза карие, впрочем, карими глаза были у всех в караване, губы узкие, зубы почти коричневые, потому что извозчики постоянно жевали какую-то траву, называемую "наз".
  
  Охрана состояла из шести человек. И были они явно среднеазиатской породы, чем отличались от остальных. Во-первых, они носили шапочки называемые "фесками". И полотно ткани наворачивали на фески. И это были уже не тюрбаны, а чалмы. Они чем-то напоминали людей северных стран, как строением лица, так и волосами. И все же отличались от жителей той местности, где жил Уго. Неуловимо, но отличались. Как и остальные стражники носили бороду и усы, тоже ухоженные. Одеты были в одежду, состоящую из толстых полосок кожи, идущих поперек тела. Полоски накладывались друг на друга от плеч и до самого низа. Ван Я объяснил Уго, что эта одежда подобна броне в северных странах. Она не такая тяжелая, как стальные доспехи, но выдерживает прямой удар сабли или меча.
  
  Кстати, им обоим караванщик выдал по сабле и кинжалу, и приставил их быть охраной у четвертой, самой задней повозки. Ван Я сказал, что караванщик сам предложил им быть охранниками. Как оказалось, караванщик с помощником ехали впереди каравана, а охрана попарно охраняла каждую из повозок. Так маги на время превратились в стражников. Зато платить не нужно было. Более того, караванщик еще и обещал заплатить за службу, когда они доберутся до конечной точки маршрута, города Гирдатд.
  
  Поначалу Уго не совсем понял замысел охраны попарно каждой из повозок, но когда красное солнышко, выкатившись из-за горизонта, полезло в зенит, превратившись в белое солнце пустыни, стал понятен замысел караванщика. Охранять при такой жаре, когда, казалось, сам воздух плавился, можно было не более двух часов. Потому один из стражей, привязав коня к повозке сзади, прятался там же сзади под тентом, распивая чай из местной травы, которую здесь называли верблюжьей колючкой, очень похожей на перекати-поле северных земель. Второй же страж, спрятав от прямых лучей солнца, все, что можно, трясся рядом, занимаясь охраной повозки. Через два часа охранники менялись местами.
  
  Когда Уго заступил на дежурство, он был потрясен. В воздухе стояло такое марево, что горизонта не было видно. Небо и земля сливались в мареве во что-то невообразимое.
  
  Так они проехали двое суток с ночными остановками на отдых, пока не въехали в небольшой кишлак, называемый Фазрах. Караванщик, которого звали Перхлеви, решил отдохнуть в Фазрахе до ночи. И дальше идти ночами, поскольку днем стояла невыносимая жара. К тому же до самого Гирдатда больше стоянок с питьевой водой не было. Так что нужно было дать отдохнуть людям и лошадям.
  
  К ночи тронулись, хотя жара едва спала. Но все же ночью двигаться было гораздо легче. Тем более, что дорога на Гирдатд была наезженной.
  
  Проехали еще четверо суток. На пятые сутки, Перхлеви остановил караван задолго до утренних сумерек. Оказалось, до Гирдатда остался один ночной переход. И караванщик решил взбодриться. Его помощник достал из первой повозки немного дров и разложил костер, на котором стал жарить мясо ягненка, которого, оказывается, тоже везли в первой повозке.
  
  Он нанизал порубленное мясо ягненка на длинные тонкие палки, называемые шампурами, и подвесил шампура над костром, периодически переворачивая, чтобы не подгорело мясо.
  
  Охрана развела еще один костер, но уже с другой стороны каравана. И что они ели Уго не было видно. Извозчики набились в первую повозку и тоже потчевались.
  
  Перхлеви пригласил магов разделить с ними трапезу, на что маги с удовольствием согласились, поскольку большую часть пути питались сушеным мясом и фруктами.
  
  Маги привязали лошадей у своей повозки и пешком пошли в сторону костра. Внезапно Вн Я сказал:
  
  - Прежде, чем пить вино, накрой его ладонью и подержи секунд десять.
  
  - Зачем?
  
  - Все расскажу позже. Делай, как я сказал.
  
  Ничего не понимая, Уго все же кивнул, и они подошли к костру. На высоких подушках восседали сам Пехлеви и его помощник Фарух. Еще две подушки были предназначены магам. Когда они уселись, Фарух вскочил с места и принес из повозки мясо на вертелах и два кувшина вина с узкими длинными горлышками. Сбегав еще раз, принес четыре больших кубка для вина и поднос с фруктами. После чего уселся, предоставив право тоста караванщику.
  
  Тот произнес здравицу магам и все подняли кубки. Но тут Ван Я внезапно сказал:
  
  - Не знаю, как у вас, уважаемый Перхлеви, но у нас из первого кубка делают жертвоприношения предкам и погибшим родственникам, плеснув немного вина в огонь.
  
  И Ван Я почти половину кубка выплеснул в костер. Тот зашипел, выбросив столб пара вверх, но не погас. Уго последовал за товарищем, но плеснул вина совсем немного.
  
  После этого Ван Я накрыл кубок сверху ладонью и поднес к груди. Подержав так кубок несколько секунд, Ван Я раскрыл глаза, улыбнулся и выпил остатки вина. Уго старался в точности повторить действия Ван Я.
  
  Если караванщик с помощником и удивились обычаю, то не показали виду. При этом Уго заметил, что Фарух налил себе и Перхлеви вина из другого кувшина. Внутри зашевелилась тревога, но он еще не понимал, в чем дело.
  
  А Ван Я уже уминал за обе щеки мясо, наливая себе вина. Так прошло с полчаса. Уго заметил, что караванщик и его помощник ведут себя как-то нервозно. Заметил это и Ван Я.
  
  - Уважаемые хозяева, насколько я понимаю, вы хотели нас отравить... или усыпить. Но это вряд ли у вас получилось бы. Но мне интересно, какую цель вы преследовали?
  
  Перхлеви и Фарух сидели остолбенев. Внезапно Фарух полез за пазуху халата. Но Ван Я выбросил вперед руку, и Фарух в самом деле остолбенел, т.е. замер в той позе, в которой его застал жест мага.
  
  Перхлеви бросил взгляд в сторону повозок.
  
  - А вот это зря, - заметил Ван Я, - ваши слуги спят беспробудным сном. И проспят так минимум до завтрашнего вечера. Так что вам никто не поможет. А я жду ответ на заданный мною вопрос: что вы хотели с нами сделать?
  
   - Проклятый колдун, - внезапно проговорил Перхлеви, - что ты сделал с моими слугами?
  
  - Ничего опасного, они понюхали того вина, что ты нам предложил. Помнишь, как я с другом сделал приношение огню? Как оказалось, хотя я и подозревал, что вино отравлено. Так что твой замысел сбылся, но только в отношении других. А я в третий раз задаю вопрос: что ты хотел с нами сделать?
  
  Перхлеви долго молчал. Наконец, выдавил:
  
  - Собирался продать в качестве рабов в Гирдатде.
  
  - Я так и думал. Что ж, я понимаю, что ты многих таким образом продал и на них нажился. Но сколько веревочке не виться, а конец ей все равно будет. Насколько я знаю, сзади идут два каравана. Как ты думаешь, что они сделают с тобой и твоими слугами, когда найдут вас здесь да еще в беспомощном состоянии?
  
  - Молю тебя, только не это!!!
  
  - Увы, ты сам выбрал свою стезю. Пойдем Уго.
  
  Ванн Я легко поднялся с подушки и пошел в сторону четвертой повозки, где стояли их лошади. Уго следовал за ним. Попутно, Ван Я забрал еще двух лошадей в качестве запасных. Они набили переметные сумы едой, набрали во фляги воды и покинули негостеприимную стоянку.
  
   СЕАНС 23.
  
  Маги уже отъехали от стоянки на приличное расстояние, но Ван Я и не думал рассказывать Уго об особенностях своего поведения на стоянке. Поначалу Уго крепился, ожидая рассказа, но Ван Я был каким-то задумчивым, и вовсе не обращал внимания на то, что Уго буквально извелся на своем седле. Так что Уго пришлось-таки побеспокоить мага огня:
  
  - Ван, ты обещал рассказать, что произошло на стоянке?
  
  Ван Я откликнулся не сразу. Его затуманенный взор смотрел куда-то вперед. Потому Ван Я встрепенулся:
  
  - Ах, ты об этом. Начну с того, что перед самой ночью, когда настала моя очередь отдыхать, я задремал на жаре. И мне приснился Ванн Ян, который поведал, что нас собираются на предстоящей стоянке опоить сонным напитком, с тем, чтобы продать в Гирдатде.
  
  - А откуда он узнал?
  
  - Смотрел в будущее, - просто ответил Ван Я.- И узрел эту непотребную сцену. О чем и поведал.
  
  - Но он еще о чем-то поведал?
  
  - Ну, да. Кое о чем рассказал.- И Ван Я снова выпал в задумчивое состояние.
  
  
  Перед рассветом они сошли с натоптанной дороги и стали уклоняться восточнее, в надежде обойти Гирдатд стороной. Ехали молча, поскольку говорить вроде бы было не о чем.
  
  Вывалившееся из-за горизонта солнце сразу стало хозяйничать в плане создания жары. Прокаленная земля буквально парила сухими струями воздуха, создавая иллюзию вневременья.
  
  К обеду жара стала просто невыносимой. Кони уже не шли, а ползли, как беременные черепахи. Состояние магов было не лучше. И вдруг Уго показалось, что впереди мелькнули какие-то строения. Он толкнул Ван Я и показал на строения. Поначалу Ван Я ничего не увидел, и только махнул рукой - мираж. Но чем ближе подъезжали, тем яснее становились постройки. Впереди был явно кишлак.
  
  Когда подъехали метров на пятьдесят, увидели, что кишлак состоит из десятка строений, обнесенных высокими дувалами. Крыши зданий были как бы вздуты кверху. Вероятно для создания воздушной подушки, предохраняющей от перегрева. Маги едва добрались до ближайшего дувала и сползли с коней, которые тяжело отдувались и были мокрыми от пота.
  
  - Переждем жару здесь, - решил Ван Я и направился к двери, состоящей из двух половинок.
  
  Вместо ручки было кольцо с палец толщиной, в диаметре сантиметров десять. Ван Я взялся за кольцо и ударил по двери... и дверь приоткрылась. Маги, открыли дверь и вошли внутрь, ведя за собой коней. И будто попали в сказку. Во дворе было если и не прохладно, то достаточно свежо, по сравнению с тем, что творилось на улице. Где-то на высоте трех метров была натянута сетка, которая сплошь была увита виноградом, дающим хорошую тень. Грозди винограда, свисая вниз, буквально просились в рот. Посреди двора располагался небольшой фонтан, который разбрызгивал прохладные искристые капли, еще больше охлаждая воздух.
  
  Оглянувшись, Уго определил, что двор огорожен тремя стенами метров по пять, а прямо перед ними был двухэтажный дом. Все было выложено из глины.
  
  Первый этаж явно предназначался для скота. Вон и поилка стоит перед входом, но самого скота маги не обнаружили. Зато обнаружили кожаное ведро, которым наносили воды в поилку, к которой подвели лошадей. Те с удовольствием начали пить, Впрочем, Ван Я почти сразу их отвел от поилки.
  
  - Пусть остынут.
  
  Привязав у коновязи коней, они взошли на второй этаж, но он был пуст, и было ощущение, что давно заброшен. Поэтому маги не стали задерживаться на втором этаже, а спустились вниз.
  
  - Странно, - молвил Ван Я, - такое ощущение, что жители покинули дом давным-давно. Ты давай,- сказал он Уго, - займись лошадьми, а я пройдусь по кишлаку, поищу жителей.
  
  С этими словами он вышел из калитки, а Уго вновь подвел коней к поилке. Напившись, кони тут же улеглись, а Уго присел неподалеку, осматриваясь. Что-то в доме его настораживало, но он не мог понять что. Он откинулся на стену и задремал.
  
  И почти сразу увидел стоящего перед ним человека. Подняв глаза, он обнаружил, что перед ним стоит старик в дорогом халате и чалме. Строгие глаза буквально буравили Уго.
  
  - Ты кто такой, и что делаешь в моем доме?
  
  - Мы простые путники. Забрели в ваш дом передохнуть, потому что на улице невозможная жара.
  
  - То, что вы простые путники, можешь говорить кому-то другому. Уж не знаю, как, но вы материализовали мираж. А вообще-то в этом месте когда-то был богатый кишлак, но вот уже тысячу лет, как ветер разнес последние пылинки этого кишлака.
  
  - А что случилось?
  
  - Кочевники с юга, - поморщился старик. - Вырубили всех живых. Даже скотину, а дома сожгли.
  
  - Так вы дух? - неверяще спросил Уго.
  
  - Да, дух-хранитель этого места.
  
  - Вы уж простите, что мы вторглись в ваши владения. Нам бы до ночи отдохнуть, а к ночи мы покинем ваш дом.
  
  - К сожалению, мне нечем вас угостить. Сам понимаешь, это место не рассчитано на живых. Вот разве что виноградом полакомитесь.
  
  - А вода у вас настоящая? Ее можно набрать в бурдюки?
  
  Старик задумался.
  
  - Вопрос интересный. Вы попробуйте, может быть получится?
  
  Потом помолчал.
  
  - Так как вы оказались здесь?
  
  Уго честно рассказал о своих приключениях последних недель. А когда он описал старику внешность караванщика, тот даже заскрипел зубами.
  
  - Правильно сделали, что оставили их в пустыне. Эти шакалы только такой участи и достойны.
  
  Уго понял, что у старика к караванщику что-то свое, личное. И тут вспомнил, о том, что старик упоминал о набеге с юга, т.е. как раз оттуда, откуда они пришли.
  
  - Идет твой товарищ. Располагайтесь, времени достаточно для отдыха, но чтобы к ночи вы отсюда ушли.
  
  И старик исчез.
  
  В это время открылась калитка, и вошел Ван Я.
  
  - Представляешь, обошел все дома - везде пусто.
  
  Уго пересказал ему свое видение. Оно настолько удивило Ван Я, что тот даже присвистнул.
  
  - Говорит, материализовали мираж? Я слышал о таком, но как о легенде. Якобы есть так называемые миражи во времени. Так вот они время от времени проявляются. Слышны даже шум и гомон, видны люди. Обычно такие миражи во времени проявляются как какие-то битвы прошлого. Но вот такого рода миражей еще не встречал и ничего о них не слышал. Впрочем, нам бы до ночи переждать и выспаться.
  
  - Я думаю, что старик говорил правду, что здесь нам ничего не угрожает, - ответил Уго. -Так что садись рядом, поспим до захода солнца. Заодно и лошади отдохнут. А в ночь тронемся дальше.
  
  - Ты прав, брат, - и Ван Я опустился рядом с Уго, закрыл глаза, разбросал ноги и почти сразу уснул.
  
  - Крепкие у Вана нервы,- подумал Уго, - услышал такую весть и спокойно ее воспринял. Вот даже заснул сном младенца.
  
  Едва Уго смежил веки, как попал в удивительный мир. Прямо перед ним появились шесть девушек, одетых, скажем так, фривольно. На них были полупрозрачные одежды. Послышалась необычайно красивая музыка, и девушки стали под нее танцевать... босиком. Они извивались как молодая лоза на ветру, лаская взор отточенностью движений. Уго засмотрелся на удивительный танец настолько, что едва не перестал дышать.
  
  Сколько так продолжалось Уго не мог сказать. Внезапно картинка поменялась. Девушки исчезли, а на их месте вновь появился старик из сна:
  
  - Вам пора собираться. Ночь на подходе.
  
  С этими словами, Уго проснулся. В самом деле, вечерело. Рядом посапывал Ван Я, которого пришлось расталкивать, так глубоко он заснул.
  
  Сборы были недолги. Они набрали полные бурдюки воды, подняли лошадей, поправили упряжь и вывели их со двора. Уже на улице они сели на коней, которые с радостью перешли на рысь. Когда покинули кишлак Уго оглянулся, но кишлака уже не было. На том месте была лишь окаменевшая потрескавшаяся земля.
  
  - Ван, что это было?
  
  - Каким-то образом ты сумел материализовать мираж во времени. Но твои чары действовали только до ночи. Собственно, старик тебе об этом и сказал.
  
  До полуночи они ехали все так же рысью. Ван Я рассматривал звезды, по которым держал путь, заодно рассказывая Уго о хитросплетениях на небе, указывал, какие созвездия сейчас видны, пояснял, как по звездам находить нужный путь.
  
  Внезапно он остановил коня, спрыгнул с него и лег наземь, прижавшись к ней ухом. Полежав минут пять, он поднял голову:
  
  - Погоня.
  
  - Погоня? - Удивился Уго. - За нами?
  
  - Судя по всему, да.
  
  - Но кто это может быть? И почему за нами погоня?
  
  - Вероятно, материализовав мираж во времени, ты всколыхнул силы, которые до сих пор не обращали на нас внимания. Они посчитали, что ты опасен, и послали за нами погоню. Причем, судя по всему, не меньше сотни верховых.
  
  - Но как такое возможно? - Вскричал Уго.
  
  - Намерение великая вещь. А намерение мага - это вообще..., - Ван Я поднял руку с растопыренными пальцами и повертел ими.- Вероятно, мираж во времени долгие столетия висел над тем местом, где мы проезжали. И сработало твое намерение попасть в прохладное место, чтобы отдохнуть. Тем самым, ты вмешался в пространственно-временной континуум, нарушил его равновесие. И об этом кому-то стало известно. Дальше выводы делай сам.
  
  - И что будем делать?
  
  - Нам пора возвращаться на дорогу. По моим расчетам Гирдатд мы уже миновали, сменим направление... а там посмотрим. Пока беспокоиться нечего, погоня еще далеко. Но что-то мне подсказывает, что идут точно по нашим следам. Причем, лошадей не жалеют, горячат, как могут. Так что лучше убраться с их пути, да и ходу прибавить. Кони достаточно отдохнули, так что легкий аллюр в виде галопа им не повредит.
  
  Ван Я вскочил на коня, слегка развернул его и ударил по крупу. Конь сразу перешел в галоп. Уго последовал за другом. Дальше всю ночь неслись в галопе, лишь иногда переходя на иноходь. Несколько раз Ван Я останавливал коня и прикладывался ухом к земле, слушал. И каждый раз, удовлетворенно хмыкнув, вновь вскакивал на коня, и они неслись дальше.
  
  К утру выехали на утоптанную дорогу, которая как стрела тянулась к северу. Справа показались отроги гор, которые в некоторых местах подходили вплотную к дороге. Вот на одном из таких отрогов их ждала новая неожиданность.
  
  Внезапно гора справа стала подниматься, распрямляясь. И, в конце концов, вместо горы оказался каменный человек с каменным молотом в руке. В высоту он достигал метров тридцати.
  
  Повернув голову к скачущим магам, он буквально загрохотал, настолько сильным был его голос
  
  - Остановитесь безумцы. Это говорю вам я - Эксельборг. Иначе попробуете моего молота.
  
  Кони, услышав этот голос, буквально встали на дыбы, едва не сбросив всадников. Маги остановились метрах в ста от каменного человека.
  
  - Что тебе надо Эксельборг?- воскликнул Ван Я.
  
  - Мне приказано вас убить.
  
  - Кем приказано?
  
  - Советом Девяти.
  
  - Что еще за Совет?
  
  - Ты не знаешь о Девяти Неизвестных? Может быть, это и хорошо. Потому что, теперь никогда не узнаешь, - и великан поднял свой тяжеленный молот.
  
   Удар о землю был чудовищным по силе. И хотя великан не достал до магов, но от встряски земли, кони буквально обезумели, и понесли. Что-то делать в это ситуации маги не могли совершенно, тут бы коней остановить. А великан неспешно шел за ними и время от времени бухал своим молотом о землю, не давая исчезнуть панике.
  
  Липкий страх стал заполнять нутро, и Уго думал лишь о том, как бы убежать, куда подальше от сумасшедшего великана с его огромным молотом. Внезапно удары о землю прекратились и наступила тишина. Хохот великана, который сопровождал каждый удар его молота, прервался.
  
  Уго осадил коня, который бешено вращал глазами и оглянулся. Великан замер в весьма неудобной позе на ходу, подняв молот кверху. А перед ним, буквально в нескольких шагах стоял.. Грехем. Его руки были протянуты в сторону великана, и он что-то говорил. Но из-за удаленности, Уго не мог понять, что. Потому Уго, хоть и с опаской, но направил к Грехему коня. Слева из пыли, поднятой ударами молота великана, вынырнул Ван Я на коне. И они оба направились к магу земли.
  
  - Ты вовремя появился, друг,- сказал Ван Я.
  
  - Пожалуй,- коротко ответил Грехем.
  
  - Ну и что теперь будем делать?
  
  - Не знаю, но мне бы не хотелось разрушать этого человека. Их осталось так мало. Предлагаю для начала поговорить.
  
  - Согласен.
  
  Грехем, что-то прошептал и спросил великана:
  
  - Ты согласен поговорить?
  
  Тот повращал глазами, белки отсвечивали в лучах восходящего солнца, и прогрохотал:
  
  - Согласен.
  
  Грехем снова что-то пошептал, и великан разогнулся во весь рост, опустив, при этом молот. Он развернулся и пошел к той горушке, на которой сидел до встречи с магами. Вероятно, горушка эта была чем-то вроде сиденья, поскольку великан, усевшись на нее, поерзал задом, устраиваясь поудобнее.
  
  - Что вы хотите узнать?
  
  - Перво-наперво, почему ты послушен воле каких-то Девяти Неизвестных?
  
  - На моем племени лежит древнее проклятие. Совет обещал, что оно исчезнет, если мы поселимся в этом горном массиве, и будем выполнять все указания Совета.
  
  - И через сколько лет должно исчезнуть проклятие?
  
  - Через тысячу лет после наложения.
  
  - А сколько уже прошло?
  
  - Девятьсот лет.
  
  - Получается, осталось всего сто лет.
  
  - Да.
  
  Внезапно Уго ощутил какой-то внутренний позыв. Он выдвинулся из группы магов и спросил.
  
  - Эксельборг, ты согласишься, если я прямо сейчас сниму с твоего племени проклятие?
  
  Если каменные люди умели удивляться, то на лице великана было написано именно удивление. Но сказал он другое:
  
   - Это не смогли сделать такие великие маги, как Совет Девяти Неизвестных. Куда тебе, мухе, справиться с этим?
  
  - А мне что-то подсказывает, что Совет Девяти давно мог снять это проклятие. Но им было выгодно, чтобы держать тебя в подчинении. Уверен, что через сто лет они нашли бы отговорку, чтобы продлить ваше заточение в этих горах еще на тысячу лет.
  
  Великан вздрогнул от таких слов и задумался.
  
  - Возможно, ты и прав, муха. Что же я готов.
  
  Уго слез с коня, подошел к великану вплотную и уперся в его лодыжку.
  
  - Я Уго дер Залес призываю в свидетели и помощники Небо и Землю и заклинаю освободить с этого момента Эксельборга и его племя от каких-либо проклятий и обязательств. Они - свободны.
  
  Все это Уго прокричал на одном дыхании, глядя в голубое небо. Несколько секунд ничего не происходило. Вдруг небо, будто недовольно заворчало, что его разбудили, и в молот Великана ударила такой силы молния, что молот рассыпался на мелкие осколки. Хорошо, что Уго стоял рядом с великаном, иначе вполне мог попасть под град камней, оставшихся от молота.
  
  Эксельборг в недоумении посмотрел на рукоятку того, что было молотом, размахнувшись, далеко ее забросил и встал.
  
  - Уго дер Залес, хоть я теперь и свободен, но у меня есть понятия долга и чести. Потому я
  считаю, что я перед тобой в долгу. Говори, что ты хочешь?
  
  - Эксельборг, мне ничего от тебя не нужно.
  
  - Но так не может быть. Все людишки чего-то хотят.
  
  - Как видишь, не все.
  
  В это время с коня соскочил Ван Я. Он подошел поближе и сказал:
  
  - Эксельборг, за нами погоня. И я знаю, что по этой дороге мы от них вряд ли оторвемся. Не мог бы ты показать другую дорогу, которая неизвестна людям?
  
  - Смышленая муха, - удовлетворенно сказал Эксельборг. - Отчего не показать? Более того, дам вам в проводники своего сына.
  
  Великан раскрыл ладонь и из нее на землю упал булыжник с них ростом. Он тут же запрыгал на месте, как бы призывая следовать за собой.
  
  Маги распрощались в Грехемом, который тут же исчез, вскочили на коней и помчались за сыном Эксельборга. Вслед им загрохотало:
  
  - А погоню я придержу немного.
  
  - Вот и ладушки, - сказал Ван Я.
  
  Почти сразу они углубились в узкое ущелье. Настолько узкое, что ноги в стременах временами задевали за стены ущелья. Сразу потемнело, поскольку солнце не могло пробиться до дня ущелья. Пахло сыростью, стены были мокрыми.
  
  Сколько часов они ехали, маги не знали. Но много, поскольку в ущелье совсем потемнело, и вверху показались звезды. Даже по тому клочку неба, что виднелся, Ван Я определил, что они здорово уклонились на восток. Но ближе к полуночи ущелье стало пошире и развернулось в сторону запада.
  
  Так как "булыжничек", не знал усталости, а все прыгал метрах в десяти от магов, то и им пришлось ехать за ним без отдыха, практически всю ночь. Потом еще день и ночь. И еще день и ночь.
  
  Кони выдохлись, и уже еле плелись. Пришлось магам слезть с коней и вести их в поводу. Было бы печально остаться в этих горах без лошадей, ибо неизвестно, сколько еще идти.
  
  На четвертые сутки они вышли из ущелья. Светало, но звезды еще были видны, и Ван Я определил, что они вышли из ущелья километрах в ста от той дороги, по которой им нужно было ехать.
  
  "Булыжничек" почти сразу после того, как вывел магов из ущелья, исчез. Он просто прислонился к горе и растворился в ней. Так что они его даже не успели поблагодарить.
  
  Ван Я достал из котомки карту и при свете нарождающегося дня стал ее внимательно рассматривать.
  
  - Судя по всему, мы сейчас здесь, - Ван Я ткнул пальцем в карту. А на нужно попасть сюда. - Он ткнул в место карты гораздо левее. - Попасть к завтрашнему дню.
  
  - Почему к завтрашнему?
  
  - Завтра уходит караван к Хвалысскому морю. Можно, конечно, и вдвоем попробовать перейти пустыню, но с караваном надежнее.
  
  - Ванн, здесь сто километров. Мы просто не успеем.
  
  - Да? - подумав Ван Я, сказал, - Пожалуй, ты прав, не успеем. Следующий караван через неделю. Так что будем рассчитывать на него.
  
  Маги расседлали лошадей и пустили их пастись в жухлой траве. После этого Ван Я выбрал место, где тень будет большую часть дня, вынул из котомки одеяло, и вдвоем они натянули из него тент. Для этого одну сторону укрепили на высоком камне, который, собственно и давал тень, а другую сторону привалили мелкими камнями. Входить, точнее вползать под тент можно было только сбоку, что маги и сделали.
  
  Они достали из котомок копченое мясо и баклажки с водой и стали завтракать. После этого Ван Я растянулся на голой земле, подложив котомку под голову. Уго последовал его примеру.
  
  Задремали почти одновременно. Внезапно, Ван Я поднял голову:
  
  - Ты не слышал? Кто-то нас зовет по имени.
  
  Маги переглянулись и разом полезли из-под тента, правда, в разные стороны. Встав, Ван Я приложил к глазам ладонь правой руки, сложенную ладошкой и стал осматривать горизонт. Но первым увидел две точки в небе Уго. Он же указал Ван Я на них. Ван Я издал горлом звук, похожий на взрык. Вроде бы негромко и взрыкнул, но его услышали, и точки помчались прямо к ним, постепенно увеличиваясь и превращаясь в двух драконов.
  
  Уго ошеломленно смотрел на драконов, которые, сделав круг над магами парой пошли на посадку и сели метрах в десяти от того места, где стояли маги. На драконах Уго рассмотрел двух человек, которые управляли драконами. А на одном из них, Уго обнаружил Грехема, сидящего между гребнями.
  
  Спустя пять минут, когда ездоки спустились с драконов, маги обнимали Грехема.
  
  - Памятуя ваши приключения, а также прикинув, что вы явно не поспеваете уйти с караваном, решил подторопить вылет на драконах, чтобы встретить вас здесь, а не в пустыне или у устья реки Ра. Вы удивительные мастера влипать во всякие неприятности. Так что лучше будет, если пустыню Кар-Корум вы пересечете на драконах.
  
  После этого обернулся к наездникам драконов, стоящих сзади него. Выкинул в сторону наездников руку:
  
  - Знакомьтесь, мои братья... да, да, настоящие братья. Этого зовут, - он указал на левого, - Захир. А этого,- указал на правого, - Фахим.
  
  Маги обменялись рукопожатиями с наездниками.
  
  - Ван, Уго придется вам расстаться с вашими коняшками. Нет, не отпустить, а именно расстаться, потому что их нужно пустить под нож.
  
  - Зачем? - вскипели враз маги.
  
  - Для корма драконам. Сами понимаете, лететь через пустыню придется не один день, а охотиться на дичь времени нет. Да и дичи в пустыне кот наплакал. А без подкормки драконов хватит максимум на сутки. Так что выбора нет. В общем, расседлывайте коней, снимайте с них всю упряжь, после чего Захир и Фахим приготовят мясо для драконов.
  
  Как ни жалко было коней, но маги понимали, что это необходимо. Они сняли с коней все и отнесли к драконам, которые распластались на земле, тяжело отдуваясь.
  
  Через полчаса кони были освежеваны и разрезаны на куски, которые наездники погрузили в большие мешки и привязали рядом со своими сиденьями. После этого все вещи погрузили на драконов, надежно привязали к шипам, сами влезли между ними, тоже привязались и поднятием руки показали свою готовность. Драконы тут же взлетели.
  
   СЕАНС 24.
  
  Взлетели навстречу восходящему солнцу и упругому ветру, который стал хлестать по щекам, выжимая слезу. Уго порадовался, что Фахим перед полетом снабдил их теплыми шапками мехом наружу, которые он называл "папахами". Так что Уго как можно плотнее запахнул полы теплого халата и по самые уши натянул малахайку.
  
  Впрочем, набрав высоту, драконы стали разворачиваться в сторону от солнца, беря курс на северо-запад. На высоте резко захолодало. Уго подтянул ноги как можно ближе к телу, прикрыв их полами халата.
  
  Где-то через час впереди показалась пустыня. В отличие от Дашти Марго эта пустыня... Кар-Корум, кажется, была реальной. Сколько хватало глаз, были разбросаны песчаные барханы. Уго представил насколько сейчас внизу жарко, и обрадовался тому, что на высоте достаточно свежо. Впрочем, ближе к середине дня жара добралась и до них, в воздухе потеплело, и уже не так было морозно.
  
  Драконы спустились пониже, и теперь парили в восходящих от пустыни потоках. Сквозь свист ветра. Ван Я, сидевший впереди, пояснил, что таким образом драконы экономят силы.
  
  Уже ближе к вечеру, Ван Я стал показывать на что-то внизу. Уго с трудом, но разглядел нечто похожее на гусеницу, которое медленно двигалось по пустыне.
  
  - Это тот караван, на который мы не успели, - донеслось до Уго сквозь шум ветра. Он закивал головой, показывая, что понял.
  
  Чуть ли не ночью сели в пустыне. Летний жар уже сошел, но пески еще были горячи. Захир и Фахим, мгновенно соскочили с драконов, вынули из мешков по паре кусков мяса и бросили их драконам.
  
  Маги, тем временем, сползли с драконов, отошли метров на десять и справили нужду. После чего, собрались в круг, достали из мешков вяленое мясо и баклажки с водой и стали ужинать. Наездники подошли лишь после того, как натянули на морды драконам какие-то мешки.
  
  - Захир, - поинтересовался Ван Я,- а что это за мешки на мордах драконов?
  
  - Это специальные бурдюки непроливайки. Если в них будет хоть капля воды, они будут полными.
  
  - Вот как? А для людей есть что-либо подобное?
  
  - Конечно,- и Захир протянул Ван Я бурдюк.
  
  Ван Я зачем-то заглянул внутрь бурдюка и стал из него наливать воду во фляжку. Когда она была полна, он снова заглянул в бурдюк, и хмыкнул удивленно.
  
  - В самом деле, осталась полной.
  
  Пока драконы насыщались водой, маги разлеглись на теплом еще песке и расслабились.
  
  Но вот наездники поднялись и пошли к драконам. Маги поняли, что отдых закончен, подхватились и пошли вслед за наездниками. Погрузка была недолгой, после чего драконы снова взлетели.
  
  Уго проверил крепление, убедился, что крепко привязан к шипам дракона и решил подремать... все равно ведь ночь. И чуть не свалился со спины дракона, поскольку стал заваливаться вбок.
  
  Его суета не осталась без внимания. Ван Я оглянулся, и в голове Уго послышался его голос:
  
  - Сложи ноги так, чтобы стопы касались друг друга. Слегка наклонись вперед, чтобы центр тяжести находился в треугольнике между двумя коленками и задом. Можешь даже опереться на передний шип. Он не настолько остер, чтобы проколоть халат. И будет тебе счастье, - Закончил Ван Я смешком свою речь.
  
  Кряхтя и проклиная все на свете, Уго смог соединить стопы ног, наклонил вперед тело. В самом деле, весьма устойчивая получилась конструкция. Уго закрыл глаза, уперся лбом в гребень, что был впереди... и раскрыл глаза, лишь, когда стало светать. В это время драконы пошли на посадку. Оказалось, на новую кормежку. Аппетита не было ни у кого. Так что, дождавшись, когда драконы напьются, все снова залезли на них и драконы взлетели.
  
  Так проходило путешествие еще двое суток. Глядеть было совершенно не на что, поскольку под ними была безбрежная пустыня.
  
   На третьи сутки случилось непредвиденное - на них напали. Сначала Уго услышал крик Фахима, который был наездником на их драконе. Раскрыв глаза, Уго какое-то время не мог понять, что Фахим так возбудился. Тот подпрыгивал в седле и на что-то показывал впереди дракона. Потом Уго рассмотрел впереди четыре точки, которые, приближаясь превратились в четырех драконов.
  
  Что интересно, приближающиеся драконы вовсе не походили на тех, которые их везли. Скорее, они походили на крокодила, который встретился им с Ванн Яном на одной из южных рек. Да и размерами они были крокодильего, т.е. метров пять. Правда, пасть была покороче крокодильей, но зубов в ней было предостаточно.
  
  Сон сняло как рукой.
  
  - Ван Я, что будем делать?- Мысленно спросил Уго мага огня.
  
  - Как что? Сбивать, конечно. - Также мысленно ответил Ван Я.- Огнем будем сбивать, точнее огненными шарами. Так что накачай в себя силы огня.
  
  Ну, накачать силы огня в пустыне - это мы запросто. Уго сбросил ноги вниз, чтобы было устойчивее сидеть, огляделся, увидел, что к ним слева заходят два "крокодила", как он окрестил этих драконов, перебросил руки влево, и стал собирать между ладонями силу огня.
  
  Здесь он увидел, как атакуют "крокодилы". По всей видимости, по команде своего наездника, один из "крокодилов" решил выпустить свой огненный факел загодя, метров с пятидесяти. При этом "крокодил" стал изгибаться телом книзу. В результате, он затормозил скорость почти до нуля. Голова осталась в горизонте, а почти все тело опустилось книзу, вытянувшись в струнку. Возница, который сидел на шее, сразу за головой крокодила остался в вертикальном положении. И когда "крокодил" занял боевую позицию, он полыхнул факелом в сторону дракона, которым управлял Фахим, и на котором сидели Ван Я и Уго.
  
  Уго собрался было пульнуть в него собранный огненный заряд, но тут закричал Вн Я:
  
  - Не спеши, это обманка.
  
  И точно, пока маги сосредоточили внимание на одном "крокодиле", второй, шедший ниже, попытался подобраться ближе, чтобы атаковать. Маги замерли. Они уже поняли, что и этот дракон будет атаковать, когда его тело встанет вертикально, а скорость упадет почти до нуля. При этом они увидели, что "крокодил" раскрывает свое пузо для удара
  
  Когда же и этот "крокодил" стал изгибаться для выброса факела, сначала Уго, а затем Ван Я выбросили по кроваво-красному шару в сторону нападавшего "крокодила". Шар Уго попал в хвост "крокодила", а шар Ван Я - в живот. Этого оказалось достаточным, чтобы "крокодил" вспыхнул и горящим факелом понесся к земле.
  
  Пока они разбирались с одним "крокодилом", другой несся к их дракону с намерением атаковать. Но и Фахим был не лыком шит. Он дал команду дракону и тот вошел в крутой вираж, уклоняясь от атаки "крокодила". Попытка догнать дракона на вираже не удалась, поскольку у "крокодила" скорость была больше, и он все время был вовне разворота.
  
  Тогда наездник "крокодила" послал его вверх, надеясь за счет скорости атаковать сверху. Но на переводе в пикирование " крокодил" был встречен огненными шарами, и чтобы избежать участи предшественника, уклонился с выбранного пути. Тем самым, атака была отбита.
  
  Уго оглянулся в поисках дракона, которым правил Захир, и где был Грехем. Их нигде не было, что дало повод Уго заволноваться. Но когда в развороте он глянул в низ, то увидел, что Захир увел своего дракона поближе к земле, что было разумно, помня о том, что Грехем - маг земли.
  
  И это сработало! Когда в очередной раз "крокодил" пытался атаковать снизу, а было это метрах в пятидесяти от земли, с земли взлетела воронка пыли и взвилась вверх. Она дотянулась до "крокодила" и втянула его в себя. Верхний "крокодил" увидел бесславную смерть своего товарища и отпрянул, прекратив атаки.
  
  А Захир повел своего дракона вверх на соединение с драконом Фахима. Здесь на высоте, драконы встали в круг, охраняя хвост впереди летящего.
  
  "Крокодилы" наоборот разделились. Один все время был сверху, а второй снизу. И они время от времени попеременно проверяли оборону драконов то снизу, то сверху. Было ясно, что так продолжиться долго не может. И что "крокодилы" готовят решающую атаку.
  
  Так оно и случилось. Наездники "крокодилов", видимо посчитав, что они уже задурили голову своим противникам, начали атаку одновременно сверху и снизу.
  
  По всей видимости, они решили, что атаковать с огнем дело рисковое, и решили сойтись с драконами в рукопашную. По крайней мере, так сделал "крокодил" снизу, вцепившийся в дракона Захира. Но наездник крокодила сверху, то ли передумал, то ли испугался в последний момент. Его дракон стал изгибаться, готовясь к стрельбе метрах в десяти от дракона Фахида. И тут же получил четыре огненных заряда в живот. Он вспыхнул и огненным смерчем помчался к земле, а Фахид перевел дракона на снижение, надеясь помочь дракону Захира.
  
  Но помочь было решительно нечем. Два дракона сцепились друг с другом в смертельной схватке, они били друг друга крыльями и рвали лапами. При этом, по крутой спирали падали к земле. Если в такой ситуации пустить огненный шар, можно было попасть в своего дракона.
  
  И тут Уго вспомнил о ледяных стрелах Ванн Яна, и его словах о том, что стрелу достаточно пустить, а цель она найдет самостоятельно. Как-то само собой в правой руке Уго сформировалась такая стрела, и он выбросил ее в сторону дерущихся драконов. И стрела нашла себе цель. Нападавший "крокодил" как-то вдруг замер и стал превращаться в ледяную сосульку. Наш дракон со всего маху ударил по ней, и тело заледеневшего дракона разлетелось на сотни осколков, которые полетели к земле. Дракон был свободен.
  
  И вовремя, поскольку до земли осталось не больше двадцати метров. Дракон успел перевернуться к земле пузом и на порванных крыльях худо-бедно сесть. Почти сразу приземлился дракон Фахима, и все, кто был на нем, рванули на помощь дракону Захира.
  
  Зрелище предстало неутешительное. Кожистые крылья дракона были в дырках. На пузе многочисленные раны от когтей "крокодила". Но главное, дракон был жив, и маги приступили к его лечению. Особенно старался Грехем, что было понятно, поскольку только что он сам был на волосок от смерти. И только благодаря мужеству дракона, остался жив. К тому же, как маг земли, он лучше всех разбирался в целительстве.
  
  Впрочем, маги разделились. Грехем лечил раны на теле дракона, а Ван Я и Уго старались залечить кожистые крылья дракона. Они стягивали края порванных кожистых крыльев, и Ван Я буквально сваривал их воедино.
  
  Внезапно Уго почувствовал, что вокруг что-то изменилось. Он оторвался от крыла дракона и посмотрел вперед. Увиденное его ужаснуло. Со всех сторон метрах в трехстах от того бархана, на котором они приземлились, стали появляться жуткие животные. Их размеры были с того слона, что Уго видел на восточном базаре. И эти животные направлялись к бархану, на котором они находились.
  
  Уго с широко раскрытыми глазами уставился на это явление. Мало того, то животные имели спереди клешни, так еще и сзади нависал высокий хвост, на конце которого угадывалось жало.
  
  Уго, тронул за плечо Ван Я, который склонился над крылом дракона, и молча указал на этот сюр.
  
  - Скорпионы, - сказал Ван Я. - Но таких огромных я еще не встречал.
  
  К ним подбежали Захир, Фахим и Грехем.
  
  - Что будем делать? При такой скорости минут через пятнадцать они будут здесь, - спросил Фахим.
  
  Захир же посмотрел на Ван Я с немым вопросом, на который Ван Я ответил честно:
  
  - Минут десять уйдет на латание основных дыр в крыльях. Но я боюсь, что дракон вряд ли взлетит. Он и сейчас едва не впадает в болевой шок, терпя мое лечение. Так что в ближайшие сутки этот дракон вряд ли поднимается в небо.
  
  Время, казалось, растянулось в бесконечность. Маги и наездники с ужасом смотрели, как гигантские скорпионы не торопясь переползают с бархана на бархан, подбираясь все ближе.
  
  Заговорил Фахим.
  
  - Если не случится чуда, твоего дракона Захир, придется бросить на съедение этим мерзким тварям, и улетать на моем.
  
  Захир склонил голову и подошел к своему дракону. Тот лежал на спине, вытянув шею и закрыв глаза. Казалось, он понимал, что жить ему осталось совсем немного. Но на его морде была написана такая благостность, что стало понятно - дракон готов умереть.
  
  Захир сел рядом с головой дракона, приподнял ее, положил себе на колени и заплакал, обняв голову. Потом поднял к ним взор
  
  - Вы как хотите, а я останусь с ним.
  
  - Захир, прекрати истерить, - сурово сказал Фахим. - Вырастишь еще одного дракона, какие твои годы?
  
  - Фахим, ты что не понимаешь, что в этом драконе вся моя жизнь? Потерять его, потерять себя. О каких новых драконах ты говоришь?
  
  Все присутствовавшие стояли потерянные, не зная, чем помочь. А между тем беда подбиралась все ближе.
  
  Неожиданно вокруг бархана, на котором они остановились, появились высокие фигуры людей. Они были в серых шерстяных плащах, их лица закрывали кожаные шлемы. И каждый из вновь появившихся имел в руке посох. Вот этими посохами пришельцы и стали действовать. Они направляли концы посохов на скорпионов, и буквально сжигали их молниями, вылетающими из концов посохов.
  
  В считанные минуты окружающие барханы окрасились в черный цвет от сгоревших скорпионов.
  
  Уго бросился вниз, чтобы помочь пришельцам. Но когда он спустился, все было кончено. Буквально при нем сгорел последний скорпион. Он подбежал к ближайшему пришельцу со словами благодарности, но слова застряли в его глотке. Обернувшийся пришелец взглянул на Уго, и у того сердце упало в пятки. Вместо глаз у пришельцев были пустые глазницы, которые горели синим огнем. Глянув на руку, сжимавшую посох Уго пришел в полнейший ужас - рука была рукой мертвеца, потому что была скелетом руки.
  
  Пришелец взглянул на Уго, и тот услышал голос пришельца, больше похожий на скрип старого дерева.
  
  - Так это ты вознамерился бросить вызов Совету Девяти? Похвальное занятие. Но помни, Союз Девяти никогда не отступает от намеченного. Так что сегодняшний воздушный бой - это дело его рук. Но не последний. Помни об этом.
  
  - А скорпионы? - воскликнул Уго.
  
  - Нет, это уже местное. Кровь боевых драконов, с которыми вы столкнулись, ядовита, и пролитая на землю, она создала этих монстров. Так что мы рады, что успели и помогли вам.
  
  - А вы кто?
  
  - Мы, Хранители пустыни. Правда, стали ими не по собственной воле, а по желанию все того же Совета Девяти. Так что получил сегодня удовольствие, когда вы воспрепятствовали их воле, уничтожив боевых драконов. Жаль, что в пору моей юности не было таких отважных витязей.
  
  - А теперь поспешите. Нам нужно убраться, - и незнакомец, показал в сторону обгоревших барханов.
  
  - Мы бы с удовольствием, - сказал Уго,- но один наш дракон сильно болен.
  
  - Подойди сюда, - сказал незнакомец, стукнув посохом.
  
  И когда Уго подошел, пришелец положил руку (?) ему на плечо. Тело Уго пронзила молния, но он выдержал.
  
  - Наложи руки на дракона, и он тут же выздоровеет. А теперь спеши. До наступления ночи нужно очистить барханы от скверны.
  
  Уго обернулся, и увидел, что шагах в трех стоят Ван Я и Грехем. Они с изумлением слушали разговор Уго с незнакомцем. Но так не задали ни единого вопроса, а полезли на бархан вслед за Уго.
  
  Взобравшись на бархан, Уго подбежал к дракону и наложил руки на его поврежденное крыло. В считанные мгновения крыло заросло, дракон поднял голову и встал на четыре лапы. Он был здоров.
  
  Маги и наездники поспешили выполнить совет незнакомца из Хранителей пустыни. Так что через десять минут драконы были в воздухе. Они сделали круг над барханом, и увидели, что незнакомцы числом шестнадцать, взялись за руки и запели скрипучими голосами незнакомую песню. Над барханами стала взвиваться пыль, которая в считанные минуты превратилась в бурю, скрывшую незнакомцев. Смотреть стало не на что и драконы взяли курс на северо-запад.
  
  Уго же в это время мучился вопросами, вставшими перед ним в полный рост. Но т.к. ответов не находил, попытался ментально связаться с Грехемом, Тот ответил, и Уго, торопясь и запинаясь попросил:
  
  - Грехем, помоги разобраться с головоломками. Кто такие эти из Совета Девяти? И почему я им вдруг помешал? Кто такие Хранители пустыни, и почему они пришли нам на помощь. Возможно, ответы знают гномы.
  
  - Хорошо, попробую,- коротко ответил маг земли.
  
  Остаток пути прошел без происшествий. То ли Девять Неизвестных не знали что еще предпринять, но больше нападений на драконов не было.
  
  Хвалысское море облетали ночью. Поэтому Уго только и видел, что-то невероятно-темное, уходящее вдаль. На восходе они уже были в плавнях устья реки Ра, где их ждала ладья, чтобы перевезти на другой берег.
  
  Маги тепло попрощались с наездниками. Фахим расчувствовался, а Захир на радостях за своего дракона подарил Ван Я и Уго по бурдюку непроливайке, в которых вода может храниться вечно и при этом не портиться. После этого драконы взлетели, но Грехем остался с магами. Ведь это он договаривался с хозяином ладьи. Впрочем, "перевезти" несколько не отвечало замыслу Грехема. Он рассчитывал на ладье подняться до ближайшего города. А уже оттуда с караванами отправить Ван Я и Уго в северные страны.
  
  Когда маги, после отплытия ладьи, устроились на корме, Грехем начал рассказ о том, что ему поведали гномы.
  
  - Вначале расскажу о Хранителях пустыни. Их появление уходит в седую глубь веков. Когда-то это были боги, которые хранили равновесие пространства. И имя у них было другим. Но за удаленностью времен это имя забылось. И я не знаю, помнят ли его сами Хранители.
  
   Их сила и власть были необычайны. И это их сгубило. Вместо того, чтобы хранить равновесие, они стали его нарушать, резонно считая, что сами нарушили, сами и поправим. Творец долго терпел их выходки, наконец, сослал в пустыню, где они должны выполнять ту же функцию - хранить равновесие. В общем, Творец слегка понизил их в статусе, забрав у них управление миром.
  
  Этим воспользовались жрецы той же древности. Они создали Совет Девяти, и решили вершить судьбы мира. Конечно, с учетом требований Творца. Ну, вы сами знаете, что при желании найти, как обойти команды Творца, вполне возможно. Этим и занялись Девять Неизвестных.
  
  Но они были хитрее Хранителей пустыни. Они разделили все знания на девять областей, и стали их изучать на предмет возможности обойти запреты Творца, и в то же время ничем их не нарушить.
  
  В результате тысячелетних поисков и изысканий были написаны девять книг, каждая из которых хранится у одного из Девяти Неизвестных. И только он знает ее полное содержание, что неудивительно, ибо он и являлся ее автором. Главного среди Неизвестных нет, поскольку их нечетное число. Так что при голосовании все равно будет перевес в ту или иную сторону.
  
  - Подожди, Грехем, вмешался Уго, а если сложится так, что "за" и "против" будет равное число, а остальные воздержатся?
  
  - На этот случай придумана уловка. Тот, кто владеет первой книгой, а она самая опасная - это наука о контроле над мыслями толпы, потому что она позволяет управлять всем миром, является негласным главой Совета. И его голос в таком случае считается за два. Но это очень редкий случай. И за все время существования было таких случаев меньше, чем пальцев на одной руке.
  
  Поначалу собственно, термина "Неизвестные" не было, а было девять Иерофантов в одном из старейших Храмов Древнего мира. Они железной рукой правили миром долгие века. Но пятый по счету Иерофант, который был ясновидящим, как-то заглянул в будущее и предсказал, что наступает новая эпоха, которая разрушит тот мир, который построили Иерофанты. Тогда-то они собрались впервые на тайный Совет. Крутили полученную информацию и так, и этак. И каждый раз у них получалось, что они потеряют власть, если останутся во главе властных структур древнего мира.
  
  Ни к чему не пришли Иерофанты на том Совете, и послали Пятого из них в новое путешествие по времени. Его не было очень долго. Иерофанты уже стали думать, что он потерялся во времени. Но нет, он вернулся и принес ошеломительную новость: Иерофанты сохранят власть только в том случае, если уйдут с мировой арены как правители. А будут править как бы из-за ширмы, сделав правителей своими марионетками.
  
  Вот тут-то Иерофанты и задумались о создании книг, в которых была бы собрано все накопленное к тому времени знание, как явное, так и тайное.
  
  - Все ясно, не ясно только одно, причем здесь я? Почему Девять Неизвестных вдруг на меня взъярились?
  
  Грехем развел руками.
  
  - Гномы сами в замешательстве, О Девяти Неизвестных не было слышно последние полтыщи лет. Те же гомы подумали, что Совет Девяти либо самораспустился, либо все вымерли. Ан нет, проклюнулись.
  
  - Но ты то, как считаешь?
  
  - Что касаемо меня, предположу, что они тебя каким-то образом просчитали, либо посмотрели в твое будущее, и поняли, что ты опасен.
  
  - Но, как они вообще обо мне узнали?
  
  - Подумай сам.
  
  - Честно говоря, на ум ничего не идет, кроме встречи с каменным великаном. Но ведь эта встреча случилась после того, как Совет Девяти объявил на меня охоту.
  
  - Уго, ты забыл уже про древний кишлак, в котором мы отдохнули день? - Вмешался в разговор Ван Я.
  
  - Ну-ка, ну-ка, расскажите, я не знаю, о чем речь, - заинтересовался Грехем.
  
  Уго хотел рассказать коротко, но Ван Я постоянно вставлял свои замечания, так что рассказ затянулся. И чем больше узнавал Грехем, тем больше хмурился.
  
  - И ты еще удивляешься, что тобою заинтересовался Совет Девяти? Сам того не подозревая, ты сработал на уровне высшей магии, о которой знают единицы. В частности, члены Совета Девяти. Это же надо, материализовать фантом времени. Ты меня сильно удивил Уго.
  
  - Но это же было посреди пустыни, - в отчаянии возопил Уго.
  
  - И что? Я забыл сказать, что, по мнению гномов, Девять Неизвестных живут в разных местах. Чаще это незаметные люди, живущие на отшибе городов и сел. Но есть и те, кто живет в пещерах тех гор, мимо которых вы проезжали. Так что всплеск твоей магии, а он был поистине грандиозным, не услышал бы только глухой.
  
  - И что мне делать?
  
  - Ничего. Совсем ничего. Постарайся до поры не применять магию. Совет каким-то образом умеет отличить твою магию от другой, того же Ван Я или моей. Хотя я не сомневаюсь, что кто-то из Совета Девяти есть и на севере, но все-таки там твои родные края. А дома, как говорится, и стены помогают.
  
   СЕАНС 25.
  
  - Я вот чего не пойму,- сказал Уго.- С Ванн Яном мы сначала шли лесом, потом бежали по каменистой пустыни, из которой попали в пустыню с барханами песка. Но нигде не было ни гор, ни тем более леса.
  
  В обратную дорогу мы снова ехали через каменистую пустыню, потом летели над пустыней, полной песка. И почему-то прилетели к морю, в которое впадает эта река, по которой нынче плывем. Кто-нибудь объяснит, как мы бежали с Ванн Яном, и почему нам не встретилось ни единой реки, и уж, тем более моря.
  
  - Все просто, брат, - Ответил Ван Я.- Он достал свиток пергамента, который, как оказалось, был нарисованной от руки картой.
  
  Развернув карту, Ван Я продолжил:
  
  - Вот смотри. Твоя родина здесь, - он ткнул пальцем в левый нижний край карты. А вот те леса, через которые вы пробирались с Яном. Выскочив из них, вы попали в каменистую пустыню Виффании, а за ней в пустыню песчаную уже Вархабии.
  
  При этом палец Ван Я скользил по карте от расположения лесов почти на юг.
  
  - Но здесь есть озеро, которого я не видел.
  
  - Скорее всего, мимо него вы пробегали ночью. Потому и не видел. А озеро это называется Трихтон.
  
  - Здесь Ванн Ян выловил из тебя ундину, и она перенесла вас вот сюда.
  
  При этом палец Ван Я черкнул по карте с запада на восток, в самый край карты.
  
  - Потому мы и гор не видели?
  
  - Конечно, ведь в это время вы двигались под землей по водоводам. А теперь мы едем иначе.
  
  Ван Я достал еще один пергамент. Это была та карта, что они рассматривали в землях Бел Уджа. Расстелив карты на палубе, Ван Я сложил, состыковал их вместе.
  
  - Пробираться тем же путем, которым вас вела ундина, т.е. здесь, - Ван Я провел пальцем с востока на запад по низу карты, - поверху очень опасно. Здесь опять же пустыня, в которой множество диких племен. Через них вряд ли пробились бы. Потому было принято решение идти не по югу, а по северу, т.е. обогнуть горы Каф Коф с севера.
  
  - И здесь мы уперлись в Дикую степь, которая стоит на пути к моей родине.
  
  - Да, здесь мы уперлись в Дикую степь, - подтвердил Ван Я.
  
  - И еще неизвестно, что хуже туаргеги на юге или коздары на севере, - резюмировал Грехем.
  
  - И что будем делать?- потерянно спросил Уго.
  
  - Есть одна мысль. По реке Ра поднимаемся к ее истоку. - Палец Ван Я пополз к северу, придерживаясь русла реки. - В истоке находится водораздел, который дает начало сразу трем рекам. Одна из них Ра, по которой мы плывем. Другая течет на юго-запад, а третья на запад. Между ними есть волоки, по которым перетаскивают ладьи. Мы пристроимся к тому каравану кораблей, что плывет на юго-запад, и с ним приплывем к реке Денепеор. А там можно идти по Денепеору до вот этого моря, называемого Глехемм, а можно пересечь реку и на конях двигаться к тебе на родину. - Палец Ван Я черкнул от реки на юго-запад. - Но это будем смотреть по обстоятельствам, - Закончил Ван Я.
  
  Но вмешались внешние силы, и магам пришлось пересмотреть планы.
  
  Началось все с нападения на ладью, в которой находились маги. В это время ладья шла по все более расширяющемуся руслу. Внезапно с двух островов, расположенных метрах в ста от стрежня, но по разную сторону, отделились две лодки, полные вооруженных людей. Уго насчитал до двадцати человек в каждой лодке, они были плоскодонными, но вполне устойчивыми.
  
  Под свист и улюлюканье эти лодки понеслись в сторону ладьи, подгоняемые десятком весел. Уго знал, что команда ладьи не превышает десяти человек. Под свист старшего они выскочили на палубу, оснащенные кривыми длинными ножами и распределились по обоим бортам ладьи. Заодно спустили парус, чтобы его не продырявили с лодок.
  
  Людей было катастрофически мало, чтобы отбить подобное нападение, потому маги с полувзгляда приняли решение помочь команде. Уго и Ван Я стали по левому борту, Грехем - по правому.
  
  В это время на палубу поднялся еще один человек. Он был в кожаных доспехах. На широком поясе висел короткий, но широкий меч, а за спиной торчал колчан с луком и стрелами. Моментально все поняв, незнакомец присоединился к магам, встав по левому борту и достал лук.
  
  Когда до лодки оставалось метров пятьдесят, незнакомец наложил стрелу на тетиву, и почти не целясь, выстрелил. Тут же наложил новую стрелу и снова выстрелил. И так пять раз. С приближающейся лодки послышались всхрипы раненых, которые падали за борт со стрелами в горле. Тем не менее, лодка почти не снижала хода и приблизилась на расстояние броска абордажных крючьев.
  
  Уго и Ван Я были готовы к такому повороту событий, и стали саблями обрубать канаты тех крючьев, что долетели до борта ладьи. А незнакомец за это время убавил состав команды пиратов еще на пять человек. Старший из пиратов, сидевший на задней банке, дал команду отойти от ладьи. Незнакомец не стал посылать стрелы вдогонку, то ли посчитав свое дело выполненным, то ли экономя стрелы. Но пираты не ушли, а отойдя метров на семьдесят, сами достали луки и стали обстреливать ладью.
  
  Луки пиратов были составными, стрелы утяжеленными, прошибающими насквозь деревянный борт ладьи. Так что члены команды, маги и незнакомец, что были по левому борту, отступили к мачте.
  
  Уго оглянулся посмотреть, что там у правого борта? Луков у нападавших по тому борту, судя по всему не было. Но были короткие дротики, два из которых влетели на ладью и воткнулись неподалеку. Но шестерка обороняющихся пока что сдерживала натиск пиратов. Потому мысли Уго вернулись к тем пиратам, что по левому борту. Судя по всплескам весел, пираты были метрах в пятнадцати от ладьи. Нужно было что-то придумать. Но что?
  
  Тут в голову пришла шальная мысль, которую Уго решил воплотить в жизнь. Он посмотрел на незнакомца, который сидел рядом. Взял его за плечо и показал глазами в сторону полубака. При этом добавил жест, означающий выстрелы из лука.
  
  Потом показал на себя и жестами объяснил, что он ползет в сторону кормы. Незнакомец кивнул, и они на карачках поползли каждый в свою сторону. Когда Уго дополз до кормы, где у кормового весла никого не было, потому весло болталось само по себе, он оглянулся на незнакомца. Тот показал жестом, что готов к стрельбе.
  
  Уго махнул ему рукой, взялся за рулевое весло и постарался его успокоить, после чего стал подниматься. Пираты, отвлеченные стрельбой незнакомца не сразу заметили Уго. А ему только этого и надо было. Он поднялся, прикрыв грудь рукоятью весла, поднял руки вверх, после чего опустил их и как бы закрутил, произнеся слово воды. И в тот же миг под лодкой пиратов образовался водный вихрь, который стал расширяться, становясь водоворотом. Не прошло и минуты, как лодку пиратов втянуло в этот омут, после чего смолкли и крики тонущих.
  
  Уго развернул руки в обратную сторону, и как бы смахнул с них что-то налипшее. После чего посмотрел на незнакомца. У того глаза были, что блюдца. Но он показал большим пальцем вверх, явно одобряя поступок Уго.
  
  Дальше было проще. Все, кто был на левом борту перешли на правый, и легко отбили попытки пиратов взять ладью на абордаж. С бессильными криками проклятий, они отошли от ладьи и направились в сторону того острова, с которого начали свой набег.
  
  На ладье вздохнули облегченно. Старший, он же хозяин, быстро распорядился с указаниями экипажу. Здоровый мужик тут же встал к кормовому веслу, остальные стали ремонтировать судно, заменяя, где надо разбитые доски бортов. Маги и незнакомец, чтобы не мешаться под ногами, отошли к корме. Маги вынули из котомок еду и фляги с водой, расселись прямо на палубе, и пригласили незнакомца и хозяина ладьи поесть вместе в ними. Хозяин был хваток, да и рад, что так легко отбились. Потому приказал своему помощнику выкатить бочонок вина. А тот еще принес две огромные чаши, из которых это вино и пили.
  
  За едой пошли разговоры и знакомства. Хозяина звали Слипак, и он рассказал, что его ладья второй год ходит по маршруту, прозванному в народе "Из варяг в Персию". Увы, доходы едва покрывают расходы, поскольку по всей реке Ра много пиратов, которые нападают на торговые суда. Впрочем, и в Хвалысском море этого добра навалом. И на ладье потому-то половинный состав, что больше половины потеряли в море, при нападении пиратов. Их спасло только то, что ладья имела хорошие мореходные качества и смогла оторваться от пиратов. А многие суда были ими захвачены, разграблены и потоплены. А экипажи убиты. Конечно, желающих в экипаж найти можно, поскольку платят хорошо. Но очень это рискованное дело. Вот и сейчас ладья направляется в крупный город Алахань, где придется вновь набирать экипаж.
  
  Незнакомец представился сколотом. Его народ живет у подножия гор Каф Коф. Зовут его Звенько. Два года был в заложниках у коздарского кагана. Отпустили, возвращается домой.
  
  - А почему в заложниках? - не удержался Уго.
  
  Вот что рассказал Звенько.
  
  - Сколоты заключили мир с коздарами. И по условиям мира стороны должны были обменяться заложниками из числа сыновей правителей обеих сторон. У сколотов выбор пал на Звенько, поскольку он был младшим сыном вождя.
  
  - А почему не выкупили? - поинтересовался Уго
  
  - Зачем? - Искренне удивился Звенько. - У отца десять сыновей, а дочерей никто и не считает.
  
  Настал черед удивляться Уго.
  
  - А сколько же отцу лет?
  
  - Около пятидесяти.
  
  - Так откуда столько детей?
  
  - Ты чужеземец, вероятно, не в курсе наших обычаев. Согласно нашим верованиям, сколоту разрешается иметь четыре жены. Кроме того, он может иметь еще и наложниц, которых он набирает из пленниц. Так что у отца, кроме четырех жен, есть еще гарем на восемьсот наложниц. Но отец наложниц держит для своей дружины.
  
  - Зачем?- Снова удивился Уго.
  
  - Когда войско приходит из похода, устраивают пир с тризной пополам. И все за счет казны вождя. Вот тогда и приходит черед гарема. Воины дня три, пока пьют, сбрасывают напряжение, в том числе и с женщинами.
  
  - А что разве жен для этого мало?
  
  - Ты забываешь, что женщины еще и рожают. Зачем в семье лишний рот, даже если это мужчина? А дети гарема становятся как бы "сыновьями полка". И из них вождь формирует свою отборную сотню.
  
  - Интересный обычай.
  
  - Да, каган коздарский его перенял. Но как всегда через пень- колоду. Он гарем присвоил себе. И тоже вроде бы как для лучших воинов. Но пользуется сам.
  
  - Попомни мое слово, Звенько,- встрял Ван Я, - бабы доведут кагана до цугундера. Зря он жадничает.
  
  - Может быть, - ответил Звенько.- Но пока что он сильнейший правитель в этой части света. И у него лучшая армия, хотя и состоит из разноплеменных воинов.
  
  - А как же он их держит в повиновении?
  
  - У коздаров есть обычай: если войско проигрывает, убивают каждого десятого воина. Это достаточная мера, чтобы держать иноплеменников в узде.
  
  Все задумались над словами Звенько.
  
  А он добавил:
  
  - Пользуясь своим влиянием, коздары даже дань берут воинами. Называется это "дань кровью".
  
  Звенько замолчал, молчали и остальные, погрузившись в думы. Молчание прервал Слипак:
  
  - А вы-то кто, гости дорогие? По обличию, вроде бы наши, а одежды у вас заморские. Да и сабельки, как я посмотрю, оттуда же. Опять же, с пиратами вы показали, что не зря сабли носите. Так кто же вы?
  
  Быстрее всех сориентировался Ван Я.
  
  - Мы отшельники, ходили паломниками к святыням в стране Тхинди. Теперь возвращаемся, чтобы разойтись по своим пещерам. А что умеем махать саблями... так отшельниками не рождаются. Прежде, чем давать обет отшельничества, пришлось повоевать.
  
  После этого Ван Я назвал магов по именам, причем, свое имя он произнес как "Ваня".
  
  Вечерело. Обед, перешедший в ужин, плавно сворачивался. Первым компанию покинул Слипак, чтобы дать нужные команды экипажу, следом ушел и Звенько. У него, как оказалось, на ладье есть своя крохотная каюта. Ну, а маги, убрав остатки еды, улеглись прямо на палубе, завернувшись в одеяла.
  
  Ночью их никто не потревожил. А на следующее утро, когда к их компании вновь присоединились Слипак и Звенько, зашел разговор о том, как магам быть дальше.
  
  - Вчера я слышал,- начал Слипак,- что вам нужно в Обречье, что на западе. Предлагаю вам наняться ко мне в команду и дойти до истока Ра. Оттуда перетащим ладью в реку, идущую на юго-запад, и поплывем к вашим берегам. Конечно, путь далекий, и небезопасный, но гуртом, как говорится, и отбиться проще.
  
  Вмешался и Звенько.
  
  - Можно еще попробовать пройти по северным границам Каф-Коф. Там много крепостей, построенных сколотами.
  
  - А почему крепости, степняки досаждают?- Спросил Уго.
  
  Звенько усмехнулся.
  
  - Меняются времена, меняются нравы. Когда-то нас звали гиммерами, т.е. степняками. А теперь уже мы обороняемся от степняков.
  
  Судили-рядили чуть ли не до обеда. Но так, ни к какому мнению не пришли. Оба пути имеют кучу опасностей и непредвиденных обстоятельств. На реке можно погибнуть при набеге пиратов. Да и путь очень длинный. По суше путь втрое короткий, но придется пробираться чуть ли не на цыпочках от крепости к крепости, что тоже займет много времени.
  
  - К тому же, ты вчера вновь не удержался, - вспомнил Ван Я, попеняв Уго.- применил магию. Конечно, мысль была дельной. Но ты снова привлек внимание Совета Девяти. Так что тут и не знаешь, как быть?
  
  - А мне кажется, что наоборот, все предельно ясно,- отозвался Уго.- Неизвестные, вряд ли решат, что мы соберемся идти через Великую Степь. И будут ждать, скорее всего, у истока, на волоке.
  
  - Что вы спорите? - вмешался молчавший все то время Грехем.- У Девяти Неизвестных наверняка хватит сил перекрыть оба направления. Но есть нюанс, они, скорее всего, не знают, конечную точку нашего маршрута. Этим и надо воспользоваться.
  
  - Ты что-то придумал?- спросил Ван Я.
  
  - Ничего конкретного. Просто я считаю, что нам нужно будет время от времени менять направление движения, с тем, чтобы сбивать Неизвестных с толку.
  
  - А ты не подумал, что Неизвестные могут быть связаны, как со Светлейшим, так и с Темнейшим?- Спросил Ван Я.
  
  - Подумал. И считаю, что Темнейший со Светлейшим являются ставленниками Совета Девяти. Потому и нужно постоянно путать следы, чтобы Неизвестные как можно дольше не догадывались о конечной цели нашего маршрута.
  
  - Мне бы твои заблуждения, брат.- Ответил Ван Я. -Ведь если предположить, что Ордена наших магов работают на Совет Девяти, то они уже давно вычислили и конечную точку нашего маршрута, и примерно определили пути следования. Собственно, тут-то и определять много ума не надо: либо по рекам, либо через Степь. Ты сам сказал, что у Совета Девяти хватит сил, чтобы перекрыть оба направления. Потому пытаться скрыться вряд ли получится. Так что будем готовиться к горячим схваткам. Хотя, ты прав в том, что нужны резкие смены направления, чтобы не попадать в ловушки. Так что с этой точки зрения, сухопутный маршрут предпочтительнее, больше пространства для маневра.
  
  - Вот тут я с тобой согласен, - отозвался Грехем. - На реке мы все время будем привязаны к ладье и вычислить, а потом и уничтожить будем относительно легко.
  
  - А что скажет Уго? Ведь это путешествие ради него. - повернулся Ван Я к Уго.
  
  - Хм-м, вы уже все за меня решили, мои многоопытные друзья. Так что я присоединяюсь к вашему мнению - сухопутный маршрут. К тому же мне он действительно нравится больше, чем речной.
  
  За разговорами время текло незаметно. И вот на горизонте показался город Алохань. Он был чем-то похож на те южные города, что Уго видел на юге, такой же большой, и такой же шумный. При подходе к пристани в нос ударил рыбный запах. Он был разным, от свежей рыбы и от тухлой, от рыбы жареной и от сушеной. Тут же на причале начинался большой базар, на котором эта рыба и продавалась.
  
  Маги по-дружески распрощались с командой ладьи. Слипак до конца уговаривал магов остаться у него моряками. И даже когда они уже сошли на берег, прокричал:
  
  - Ладья отходит завтра с восходом солнца, надумаете, приходите.
  
  Уго помахал ему в ответ.
  
  - Посмотрим, как будут складываться обстоятельства.
  
  На том и распрощались.
  
  Звенько тоже распрощался на причале. Договорились, что поутру встречаются здесь же на базаре у кожевенных рядов, и он исчез в толпе, которая шаталась между торговых рядов, орала во все горло и нещадно торговалась.
  
  Ван Я потащил друзей в те торговые ряды, где торговали одеждой. Неожиданно им навстречу вышла женщина средних лет, ведущая в поводу коня. На коне были приторочены доспехи и оружие, а по бокам свисали две большие торбы.
  
  Увидев магов, она направилась к ним. И Уго с удивлением признал в женщине Вангру:
  
  - Здравствуйте, братья, - обрадовалась Вангра, - значит, чутье меня не подвело.
  
  _- Вангра,- раскрыв объятья, пошел к ней Ван Я, - откуда ты здесь, да еще с боевым конем?
  
  Он обнял Вангру. Следом пришел черед Грехема. Уго подошел последним.
  
  - Да вот, возвращаю нашему воину то, что он оставил на мое попечение, - и она кивнула на Уго.- А вам, братья, одеженка в сумках.
  
  - Но как ты узнала, что мы будем здесь? - удивился Уго.
  
  - Ты забываешь, что маг воздуха еще и ясновидящий. Так что было мне видение о вас. Вот я и перенеслась сюда вместе с конем. А пока вас ждала, прикупила одежки местной. Не ходить же вам в этих халатах всю жизнь? Да и внимание привлекаете, что совсем ни к чему.
  
  - Ай ты, умница, сестра, какая ты умница. Теперь бы еще гостиницу найти, где переодеться, да дождаться завтрашнего утра.
  
  Вангра передала повод коня Уго.
  
  - Видела одну гостиницу, совсем недалеко. И вроде бы приличную.
  
  Она развернулась, и, махнув рукой, повела магов за собой.
  
  Шли не торопясь, спешить было некуда. Заодно разглядывали товары, которыми торговали на базаре. Внезапно Ван Я прошептал:
  
  - Братья, не оборачивайтесь, но мне кажется, за нами следят.
  
  Грехем как-то напрягся.
  
  - И много их?
  
  - Насчитал пятерых. Все в местной одежде, притворяются, что заняты торговыми делами. Но косые взгляды их выдают. К тому же они постоянно перемещаются за нами.
  
  Уго, сидящий в седле, наклонился к прилавку, на котором было разложено оружие.
  
  - Хозяин, чем торгуешь, кроме того, что на прилавке?
  
  - А что надо? - отозвался продавец, упитанный мужчина среднего роста.
  
  - Швыряльные ножи есть?
  
  - Во множестве. Из каких краев предпочитаете?
  
  - Неважно, какие края. Мне важно, чтобы ножи были центрованы.
  
  - О, чувствуется специалист. Прошу за прилавок.
  
  Уго слез с коня, отдал удила Вангре.
  
  - Сестра, иди в гостиницу, а мы тут немного поторгуемся.
  
  - Ох, вечно эти мальчики оружием балуются, - притворно вздохнула Вангра.
  
  - Брат, я, пожалуй, провожу сестру и вернусь, - ввернул Ван Я. - А вы пока посмотрите, что подойдет, чем торгуют?
  
  Уго с Грехемом зашли за прилавок, который был под брезентовым верхом и вошли в дом торговца, который фасадом выходил на улицу. Краем глаза Уго заметил, что в толпе заметались человек пять, не зная, как разделиться. Потом двое пошли за Вангрой и Ван Я, а трое остались сторожить его и Грехема.
  
  Когда маги вошли в дом, они обомлели. Вся комната была завалена оружием. Здесь были и акинаки, и мечи, и кривые сабли, и кинжалы на любой вкус. Но хозяин повел магов в дальний конец комнаты. Здесь на столе лежали швыряльные ножи различной конструкции. Уго подступился к столу, и стал проверять ножи на равновесие. Для этого он выставил указательный палец, на который укладывал ножи один за другим. Какие-то он откладывал в сторонку, но большую часть возвращал обратно.
  
  - Тебе подобрать? - спросил он Грехема.
  
  - Да я вроде бы и сам с усам, - ответил тот.
  
  Уго уступил ему место, взяв со стола пять ножей. Грехем выбрал себе четыре.
  
  После этого они выбрали толстые и широкие кожаные пояса с кольцами под ножи. Туда же Уго подвесил и свой меч, заодно сторговав сабельку за пару серебряных монет. Грехем же предпочел остаться с саблей, добавив к ней узкий и длинный кинжал.
  
  - Хозяин, а есть у тебя задний выход? Уж очень не хочется с таким оружием светиться на улице.
  
  Хозяин молча кивнул и повел их на задний двор. Оказалось, что здесь еще торгуют и лошадьми. Так что маги заодно приобрели пару коней серой масти со сбруей. И тут же снарядили коней. После чего хозяин раскрыл ворота, выглянул на улицу. И удовлетворенный махнул магам, чтобы выезжали.
  
  Маги вскочили на коней, поблагодарили хозяина лавки и шагом выехали со двора. Грехем спросил:
  
  - Я так понимаю, ты нацелился искать другую гостиницу?
  
  - Ну, не лезть же в ловушку сломя голову. Нужно и отходные пути оставить.
  
  - Согласен.
  
  Грехем слез с коня.
  
  - Я, пожалуй, пойду в ту гостиницу, куда Вангра увела Ван Я, а ты, как найдешь гостиницу, оставляй там лошадей, и пешочком обратно.
  
  - А как ты найдешь гостиницу? Да и я как ее найду?
  
  - Видишь, на коньке петух флюгером работает? Это и есть гостиница, куда ушли Вангра и Ван Я.
  
  С высоты коня Уго увидел петуха на флюгере. Дом находился в соседнем ряду.
  
  - Вижу.
  
  - Мы оставим открытым окно. Как управишься приходи, будем думать, что делать дальше?
  
  На том и расстались.
  
   СЕАНС 26.
  
  Расставшись с Грехемом, никем не узнанный, Уго, не торопясь ехал по улице, ведя в качестве запасного коня Грехема. Как назло гостиницы не попадались, и Уго решил спросить у торговца зеленью, который сидел со своим товаром прямо на улице. Торговец оказался словоохотливым, и уже через полчаса Уго ехал в том направлении, которое ему указал торговец зеленью.
  
  В самом деле, через два квартала он выехал к открытым воротам, за которыми виднелась гостиница на два поверха. У входа была коновязь на дюжину лошадей.
  
  Уго бросил поводья на крюки коновязи, и запретил мальчишке отвести коней в конюшню:
  
  - Я ненадолго.
  
  И ведь как предчувствовал. Едва зайдя в корчму, которая была на первом этаже, он увидел Звенько, который завтракал. Уго было дернулся к нему, но остановился. Что-то в корчме его насторожило. Оглядевшись, он заметил, что за Звенько идет наблюдение. Трое, как бы рыбаков, сидели неподалеку от Звенько, но постоянно зыркали в его сторону. Один сидел почти у выхода, и тоже все его внимание было на Звенько. Еще одного Уго заметил в глубине корчмы, почти под лестницей, ведущей на второй этаж.
  
  Звенько, увидев Уго начал было приподниматься, но Уго сделал отменяющий жест, и отвернувшись от Звенько, пошел к стойке, за которой стоял сам хозяин. Заказав кружку пива, Уго стал мельком следить за обстановкой в корчме. Те трое, что сидели вместе, явно провоцировали драку. И, не исключено, с тем расчетом, чтобы втянуть в нее Звенько. Они изображали сильно пьяных мужиков, орали нецензурщину. Дракой пахло все сильнее.
  
  Вот один из троицы вскочив с лавки, попытался через стол въехать в ухо тому, кто сидел напротив, но получил удар в грудь и отлетел как раз к столу, за которым сидел Звенько. Он стал вставать, загребая все, что попадалось под руку. А под руку попалась пивная кружка. И он, симулируя пьяную походку, оперся на стол, за которым сидел Звенько.
  
  - Молокосос, тебе мама разрешила пить пиво? - пьяным голосом проговорил громила и потянулся к кружке, стоящей перед Звенько. Тот недолго размышляя, плеснул остатками пива в лицо наглецу, а кружкой приголубил по голове. Пьяный упал лицом на стол. Но, похоже, этого только и ждали его собутыльники. Они вскочили со своих мест, и бросились к Звенько, на ходу доставая ножи.
  
  Уго понял, что у погромщиков задача убить Звенько. Уго выдернул табурет из-под сидящего рядом за столом, и бросил его в бегущих. Попал удачно, табурет ударил в плечо первого, тот развернулся и напоролся на нож второго, обхватил его руками, и вместе с ним рухнул на пол. Вскочили и те, кто был на подхвате. Уго не долго думая, выдернул еще один табурет и запустил им в того, что был под лестницей. Табуретов больше не было, потому в того, что сидел у входа, Уго запустил швыряльный нож. И тоже удачно: попал прямо в горло. Мужик упал на стол, а Уго, добежав до Звенько, рванул его за руку:
  
  - Быстро из корчмы, на улице стоят лошади.
  
  Они промчались как стадо буйволов, через корчму. На ходу Уго выдернул нож из горла убитого, и кровь тонкой струйкой брызнула из раны.
  
   На улице вскочили на коней. Звенько поднял своего на дыбы и в таком положении заставил развернуться, Уго несся за ним.
  
  В считанные секунды они пронеслись через двор и вылетели на улицу. Звенько несся впереди, Уго сзади. Попетляв по улицам, Они остановили коней.
  
  - Это я хорошо зашел,- проговорил Уго.
  
  - Да уж, пожалуй, - ответствовал Звенько.
  
  - Парень, похоже, кто-то не хочет твоего возвращения домой,- сказал Уго.
  
  - И я даже знаю, кто,- ответил Звенько.
  
  - Ладно, об этом потом.- Продолжил Уго. - Но у меня обломилось устроиться в гостинице. Заметь, уже во второй. Поскольку и за нами появился присмотр, и тоже в количестве пяти человек... хотя, может быть и больше.
  
  
  - А у вас-то откуда напасть такая?- Удивился Звенько.
  
  - Да, тоже есть те, кому дорожку перебежали.
  
  - Понятно.
  
  - А мне совсем непонятно, что будем делать? Соваться на постоялые дворы, вижу резону нет. Не твои, так наши недоброжелатели прочешут город, благо гостиниц немного. И к ночи выйдут на наш след.
  
  Звенько задумался, даже лоб наморщил.
  
  - Есть у меня один знакомый, купец, был в плену вместе со мной. Полгода назад выкупился. И сильно приглашал к себе в гости.
  
  - Ну, так чего стоим? Поехали к купцу.
  
  Звенько с неохотой развернул коня. Уго отправился за ним.
  
  - Ты ему не доверяешь? - спросил Уго.
  
  - Как можно доверять купцу? Он за барыш маму родную продаст. Но обстоятельства действительно сложились так, что кроме него нам никто нет поможет.
  
  - Поехали, на месте разберемся.
  
  Через полчаса они были на улице, которая чем-то напоминала восточные. Такие же высокие заборы, хотя и из камня. Возле одного дома Звенько остановился.
  
  - Кажется здесь, - с сомнением проговорил он.
   Слез с коня и ударил в гонг, висевший около входа. Раздался мелодичный звон и через полминуты калитка растворилась. Из нее вышел богато одетый человек.
  
  - Вы к кому?
  
  - Здесь живет достопочтенный Перебийнис?
  
  - Да, здесь.
  
  - Передай ему, что в гости пожаловал Звенько.
  
  Человек поклонился, вошел в калитку, закрыв ее. Но уже через минуту стали открываться ворота, в которые Уго и Звенько въехали. Не успели они спрыгнуть с коней, как за их спинами, простучали шаги, и раздался густой бас:
  
  - Звенько, какими судьбами?
  
  Звенько обернулся и, улыбаясь, пошел навстречу хозяину. Хозяин был широк и высок. Такой могучий дубок. Лицо украшали вислые усы, а голова была пострижена "под горшок".
  
  Одет он был в роскошный халат и тапочки на босу ногу.
  
  Старые друзья обнялись.
  
  - Не забыл, старого друга, - похлопывая по спине Звенько, говорил хозяин. - Не забыл. А я уж стал думать, чем же я тебе не угодил?
  
  - Панас, погоди. Дай представлю еще одного моего друга. Это Уго, отшельник, возвращается с друзьями из паломничества к святыням Тхинди. Вместе с ними плыл на ладье до Алохани. И он показал себя с лучшей стороны, когда отбивались от пиратов.
  
  - Да, ушкуйники - это зло, от которого трудно избавиться. Тем более что они кормятся с рук наших врагов.
  
  - Ушкуйники? - удивился Уго. - Это кто?
  
  - Так те самые, кто на вас напал. Лодки, на которых они совершают свои набеги, называются ушкуями. Отсюда и название.
  
  - А почему это зло неистребимо?
  
  - Потому что подкармливается купцами, живущими в верховьях Ра. Они пытаются контролировать торговый путь " Из варяг в Персию". И ушкуйники им этом немало помогают. Вот и я попал в плен к этим ушкуйникам. А потом они продали меня коздарам. Ну, с этими удалось договориться, и я выкупился... заметь, за большие деньги. Так что мне есть, за что не любить ушкуйников.
  
  Купец заметил, что Звенько переминается с ноги на ногу.
  
  - Ой, да что же это я держу дорогих гостей на дворе? Прошу в мой дом.
  
  Он развернулся и пошлепал по лестнице в дом. Звенько и Уго последовали за ним. Зашли в богато обставленную комнату. На полу лежал ковер с толстым ворсом. Ковры висели и на стенах. Столов и стульев не было вообще. Вместо них на ковре были разбросаны подушки разной величины. Правда, у окна стоял столик, заставленный блюдами с различными продуктами. Больше всего было фруктов и винограда. Но между ними стояли блюда с мясом. Тут же стояли кувшины с вином. На полу стоял большой пузатый чайник и пиалы.
  
  Дивясь роскоши, Уго и Звенько начали было разуваться по примеру хозяина, который сбросив шлепанцы, вступил на ковер. Но Панас Перебийнис замахал руками.
  
  - Вы что хотите испортить воздух запахом ваших портянок?
  
  Он хлопнул в ладоши. Появилась стройная девушка в южном одеянии, несущая в руках что-то наподобие валенок. Она подошла к Уго и Звенько и жестом показала, что эти "валенки" нужно одеть поверх сапог. Парни удивились предусмотрительности хозяина, и надели "валенки", после чего ступили на ковер.
  
  Панас жестом пригласил садиться и сам перенес к друзьям столик со снедью.
  
  - Пока угощайтесь, что боги послали. Сейчас подадут горячее. А пока несут, расскажите, что за причина привела вас ко мне.
  
  Звенько было дернулся оправдываться. Но Панас остановил его жестом.
  
  - Друже, я понимаю, что мы в плену ели из одного котелка, и грелись у одного костра. Но, то плен, а тут свобода. Тут куча дел. И вряд ли посещение скромного дома Панаса Перебийнис было первоочередной задачей.
  
  - Ты прав Панас. Совсем недавно еле избежал смерти от наемных убийц. И ты знаешь, кто их послал. Хвала богам, в корчму неожиданно зашел Уго. С его помощью удалось отбиться и сбежать. Благо кони были свежими. Но ты сам понимаешь, что, где бы я ни пытался спрятаться в городе, к ночи меня все равно найдут. Последствия думаю, ты представляешь. Так что мне бы переждать до утра, чтобы по-тихому уйти из города.
  
  Панас обратил взор на Уго.
  
  - А с вами, что не так?
  
  - Да, почти тоже самое. Тоже пятеро, и тоже следят. От самого причала. Только что до драки не дошло. Я потому и искал новый постоялый двор, чтобы скрыться от слежки.
  
  - Сколько еще вместе с тобой?
  
  - Двое.
  
  Панас задумался. Думал долго. Неожиданно его потухшие глаза, как бы осветились изнутри.
  
  - Вот что мне пришло в голову. Собирайте всех сюда. Но до ночи. Как я понимаю, у вас двое лошадей.
  
  - Трое,- поправил Уго. - один конь в той гостинице, где остановились друзья.
  
  - О том коне можно забыть. Его придется бросить, если вы не хотите, чтобы преследователи увязались за вами. Вот и получается, что вам нужно прикупить еще двоих коней. Это я беру на себя. Я же позабочусь о вашей провизии.
  
  - Но в чем твой план? - спросил Звенько.
  
  - Да, в общем-то, план прост. Ночью за вами вряд ли кто будет следить. А за ночь можно отъехать от города на приличное расстояние.
  
  - Но ты, Панас забыл, что со стороны берега вокруг города стоит стена.
  
  - Проезд через городские ворота тоже беру на себя.
  
  Уго подхватился.
  
  - Тогда я иду за друзьями?
  
  - Иди,- кивнул Панас.- Вместе и пообедаем.
  
  - Панас, я первый день в городе, потому плохо ориентируюсь. Мне нужно попасть к постоялому двору на коньке которого петух.
  
  Панас вскочил, прошлепал босыми ногами до двери, открыл ее и что-то сказал. После чего вернулся на ковер. Минут через пять в комнату забежал мальчишка лет десяти, одетый в холщовые рубаху и штаны. Он был босым.
  
  - Охрим, проведи нашего гостя до постоялого двора "Веселый петух". И с ним возвращайся обратно.
  
  Мальчишка кивнул, ухватил Уго за руку и потянул из комнаты.
  
  Выйдя на улицу, Охрим, по крайней мере, так понял Уго, повел его кратчайшим путем, т.е. по узким улочкам и переулкам. И уже через полчаса Уго увидел знакомый конек, с петухом в виде флюгера.
  
  - Охрим, подожди меня здесь. Постараюсь побыстрее вернуться.
  
  Мальчишка кивнул, и тут же сел на чей-то порог, застыв в ожидании. Уго удивился такому поведению, но мыслями он уже был внутри постоялого двора.
  
  Перейдя на магическое зрение, Уго сканировал и сам постоялый двор изнутри, и прилегающие окрестности. Почти сразу он обнаружил скрытые посты наблюдения, выставленные довольно умело. Фактически были перекрыты все пути отступления.
  
  - Придется воспользоваться пологом невидимости,- подумал Уго, подходя к забору, окружающему постоялый двор.
  
  Просканировав забор, он нашел место, где стоит наблюдатель, прошептал заклинание и протиснулся сквозь забор буквально в метре от поста наблюдения. Осмотрев здание, он обнаружил открытое окно на втором этаже, и тихо, стараясь не шуметь, пошел в сторону открытого окна.
  
  Подойдя к бревенчатой стене, он как ящерица быстро полез вверх, цепляясь за каждую удобную щель или выступ. Дотянувшись руками до подоконника, Уго подтянулся и буквально вскочил на широкий подоконник. Остановившись в полуприседе, он осмотрел комнату. Грехем сидел за столом, что стоял у окна, Ван Я лежал на кровати, закинув руки за голову и закрыв глаза. Но только Уго вскочил на подоконник, Грехем поднял голову, а Ван Я сел на кровати. Глаза обоих были направлены на окно.
  
  Уго пробежал по столу, легко и бесшумно с него соскочил.
  
  - Братья у меня хорошая новость.
  
  - Ты нашел постоялый двор? - откликнулся Грехем.
  
  - Лучше. Звенько нашел уютное гнездышко, где мы пересидим до ночи.
  
  - А почему только до ночи? - Удивился Грехем. Но Уго отмахнулся:
  
  - Об этом потом. Сейчас собирайте вещи, пойдем тем же путем, которым я пришел сюда. За забором нас ждет проводник.
  
  - А как быть с конем? - Спросил Ван Я.
  
  - Коня придется оставить, - с ноткой сожаления сообщил Уго.
  
  - Не, ну я на это не подписывался. Терять коня, тем более боевого, это..., - и Ван Я покрутил сложенными пальцами рук.
  
  - У нас уже есть два коня, для меня и Звенько. Друг Звенько обещал купить еще двух коней.
  
  - Пусть он хоть что обещает, но такими конями грех разбрасываться.
  
  - Ты что-то надумал? - напрямую спросил Уго.
  
  - Еще когда шли сюда надумал. У нас целый ворох одежды, которую можно продать. Причем, за немалые деньги. Давай я разыграю жадного отшельника. Грехем, а ты будешь меня сопровождать, и в голос уговаривать не дурить. А как я уеду, вернешься в комнату, и вы с Уго уйдете тем же путем, что он пришел сюда.
  
  Грехем немного подумал.
  
  - Хорошо.
  
  - А Вангра уже ушла?
  
  - Да, женщины они такие... легкие на подъем.- Ответил Ван Я.
  
  - Уго, ты только покажи, куда мне приехать?
  
  Уго подошел к окну.
  
  - Видишь узкий проулок, упирающийся в забор? Через полчаса мы будем там.
  
  - Я все понял. Буду.
  
  Дальше был спектакль двух актеров. Ван Я набил огромный мешок теми вещами, в которых они приехали в город. Вдвоем они вышли из комнаты и шумно стали спускаться по лестнице. Начал Грехем.
  
  - Брат, зачем тебе мелочь, что ты выручишь от продажи этих вещей? Овчинка не стоит выделки.
  
  - Ничего ты не понимаешь, а азарт? Ты даже не представляешь, что такое торговаться за каждую тряпку? Не знаю, как ты, а я получаю от торговли истинное удовольствие. А ты пока поспи. Глядишь, и Уго подойдет.
  
  Двое за ближайшим столом, при имени "Уго" напряглись, но услышав, что уезжает только один, расслабились.
  
  Так разговаривая, маги вышли на двор, Ван Я вывел оседланного коня, вскочил на него. Грехем подал ему мешок с вещами. И Ван Я умчался. А Грехем, соответственно вернулся в комнату.
  
  Уго же за это время упаковал почти весь багаж. Вместе с Грехемом они закончили упаковку. Грехем закинул за плечи свой мешок и мешок Ван Я, а Уго закинул свой мешок. Он же первым полез в окно и стал спускаться. Спустя некоторое время полез и Грехем, что Уго понял по древесной крошке, сыпящейся из-под его сапог. Эта крошка привлекла и внимание наблюдателя. Он вышел из укрытия и пошел в сторону стены. Но Грехем уже спустился, потому они, пользуясь пологом невидимости слегка сдвинулись, пропуская наблюдателя. Тот осмотрел стену, пощупал крошку, посмотрел вверх, опять пощупал крошку, развернулся и пошел в укрытие. Маги неслышно последовали за ним. А когда дошли до забора, протиснулись сквозь него и были таковы.
  
  Войдя в проулок, Уго сразу увидел Охрима, который сидел в той же позе, в какой Уго оставил его. Сняв полог невидимости, они подошли к мальчику.
  
  - Охрим, просыпайся, мы уже пришли, - весело проговорил Уго.
  
  Мальчик вскочил, и ни слова не говоря, повел магов по проулку.
  
  - Серьезный парень, - прокомментировал Грехем.
  
  На выходе из проулка стоял Ван Я, держа коня под уздцы. Он молча присоединился к процессии. И уже через полчаса они входили во двор Панаса. Охрим взял коня у Ван Я и повел его в конюшню, а маги поднялись по лестнице. В комнате ничего не изменилось. Панас и Звенько, полулежа на подушках, предавались воспоминаниям. Но как только маги вошли, Звенько и Панас поднялись и пошли им навстречу.
  
  Звенько представил Грехема и Ван Я Панасу, а им представил Панаса. Тот сразу спросил:
  
  - Вы собираетесь путешествовать в этой одежде?
  
  - Да, а что с ней не так?
  
  - Да все. Если вы выдаете себя за отшельников, нужно, чтобы и одежда этому соответствовала.
  
  - Раньше вроде бы на одежду мало обращали внимание, - смущенно стал оправдываться Ван Я.
  
  - Э, парень, видать давно ты ушел в свой поход к святыням. С тех пор много чего изменилось. Отшельники, в частности, теперь ходят в длинных шерстяных платьях темного цвета, а поверх шерстяные накидки с капюшонами.
  
  - А штаны-то они носят?- недоверчиво спросил Грехем.
  
  - Носят, с этим проблем нет. Скажу более, под одеждой отшельника можно спрятать много чего, что не будет выпирать, но в случае чего пригодится. Я уже дал заказ на три костюма для отшельников. Через пару часов обещали принести.
  
  - Мы коня привели, - невпопад сказал Ван Я.
  
  - Зря, конечно, рисковали. Но думаю, до ночи вас не кинутся. А ночью вас в городе не будет. Так что пусть ищут. К тому же я уже купил пару коней для вас.
  
  - Ну, ничего, одного пустим под перевозку груза.
  
  - Оно-то так, - вздохнул Панас. - Но рисковать не стоило. Ладно, семи смертям не бывать, а одной не миновать. Прошу отобедать, пока дела делаются.
  
  Уго решил, что будут обедать здесь же, и стал искать "сапоги". Но Панас широким жестом пригласил пройти в следующую комнату. Она была обставлена в народном стиле. Посреди стоял стол и четыре кресла по бокам и одно кресло с высокой спинкой в торце. На стенах висело разнообразное оружие и щиты. Были и луки разной величины, а также щиты с разными гербами.
  
  Стол был накрыт по-царски. Было много рыбы свежайшей, пропаренной, прожаренной, копченой. Тут же была черна икра в плошках. На большом блюде лежали хорошо прожаренные куски мяса. А посреди стола стояла круглая миска, на которой горкой лежала гречневая каша. На каждом месте стояла своя персональная миска, рядом лежала ложка и стояла чаша для напитков. Как только они расселись, все та же девушка внесла широкогорлые кувшины с вишневым компотом.
  
  Обедали молча. Маги и Звенько проголодались с утра и спешили набить желудки, которые уже начали играть "Встречный марш". Панас же ел не спеша, время от времени оглядывая постояльцев.
  
  Но вот маги насытились, и, отвалившись на спинки кресел, стали пить из чаш компот, запивая съеденное.
  
  Панас неожиданно спросил:
  
  - У вас карта есть?
  
  - Знамо дело,- ответил Ван Я доставая карту.
  
  Он подал пергамент Панасу. Тот развернул и всмотрелся в карту.
  
  - Карта неполная. С той поры, когда рисовали эту карту, многое изменилось. Если хотите, я сейчас дорисую.
  
  Против никто не высказался. Панас взял карту и отсел к письменному бюро, стоявшему в сторонке. Все молчали, дожидаясь результата. Прошел час или около того. Скрип пера затих, и Панас с обновленной картой вернулся к столу.
  
  Маги и Звенько встали со своих мест, подойдя к Панасу. Всем было интересно узнать про изменения. Панас, пользуясь вниманием, стал объяснять.
  
  - Звенько, если ты нацелился на Сарыпул, то это зря. Там сейчас лютует банда Вырвиглаза. Банда большая, больше пятидесяти сабель. Так что ее лучше обойти. Обойти можно вот по этой дороге. - И Панас стал показывать, как и где нужно идти, где прятаться на день и идти только ночью. Маги и Звенько задавали сопутствующие вопросы, на которые Панас подробно отвечал. За беседой прошел остаток дня. В окне стало смеркаться.
  
  - Панас, откуда такие ценные сведения?- Не удержался Ван Я.
  
  - Опыт, сын ошибок трудных, научил. Как-то не хочется второй раз побывать в плену. Вот зажиточные купцы и объединились в братство. Все делятся друг другом сведениями. Все имеют в разных местах соглядатаев. Так и живем.
  
  - Да, тяжелая у вас жизнь. Не позавидуешь. - Вздохнул Ван Я.
  
  - У вас она не легче, если за вами такая слежка от самого причала. Так что пожелаем успехов друг другу на наших нелегких путях.
  
  - Хорошо сказано, - воскликнул Ван Я. - Панас, ты еще и философ.
  
  - Станешь тут философом, когда жизнь такая.
  
   СЕАНС 27.
  
  К полуночи вещи были собраны, маги переоделись в одежду отшельников. Копыта лошадям обмотали тряпками, чтобы не цокали по булыжнику. Когда все было готово, лично Панас собрался проводить магов и Звенько до городских ворот.
  
  Все прошло без сучка и задоринки. На улицах было пусто, и главное полная Луна, хоть и светила отраженным светом, но освещение было достаточным, чтобы без проблем добраться до городских ворот. Здесь Панас слез со своего коня, и скрылся в будке стражи. Пробыл совсем недолго. Вышел уже со стражником, который отворил калитку в воротах. Пришлось спешиваться и вести лошадей в поводу. Но и эта преграда преодолена.
  
  Панас со всеми магами поручкался, а со Звенько обнялся.
  
  - Если что, не поминай лихом. Сделал все, что мог.
  
  - Панас, ты сделал больше, чем мог. И я это не забуду, - пообещал Звенько, последним покидая город.
  
  За стеной все вновь уселись на коней. К коню Звенько был привязан пятый конь, на который сгрузили всю ненужную на данный момент поклажу. Отъехав от города километра два, снова спешились, сняли с копыт тряпки. После чего помчались подальше от города, который встретил их весьма негостеприимно. Правда, вскоре, перешли на рысь, жалея лошадей. Так продолжалось почти до рассвета. Внезапно Грехем, остановил свою лошадь, слез с коня и приложился ухом к земле. После чего, подняв вверх удивленное лицо, заявил:
  
  - Погоня! Честное слово, погоня. Идут галопом, человек десять.
  
  - За нами? - спросил Звенько.
  
  - Нет, правее километров пять.
  
  - Вот же иуда этот Панас,- неожиданно разозлился Звенько. - Все-таки сдал нас с потрохами.
  
  - Почему ты так считаешь?
  
  - Да, потому, что он очень рекомендовал ту дорогу, по которой скачет погоня. Вы же помните, он говорил про банду Вырвиглаза. Я решил проверить, и свернул на дорогу, ведущую как раз в те места, где находится Вырвиглаз и его банда.
  
  - Парень не спеши с обвинениями. Может быть, Панас совсем ни при чем. - Попытался остудить Звенько Ван Я.
  
  - Но как они могли узнать, по какой дороге мы поедем?
  
  - А если это единственная безопасная дорога? Ты об этом не подумал? И если это так, то сдать нас могли и стражники. Наверняка они видели, по какой дороге мы поехали. Так что не все так однозначно.
  
  - Ладно, это все философия. Делать то, что будем? - встрял Грехем.
  
  - Ну, с этим проще, - ответил Звенько.- Кладем лошадей наземь, и сами прячемся за них.
  
  - А Луна? Гляди, как светит.
  
  - Светит хорошо, но она сзади нас, значит, светит догоняющим в глаза. К тому же, ночью, как известно, все кошки серы. Так что они вряд ли нас обнаружат с такого большого расстояния. Так что кладем лошадей, и ждем, пока погоня удалится на приличное расстояние. А мы с каждым километром будем от них все время удаляться. Так что вряд ли они нас догонят.
  
  - А вот интересно, за кем гонятся? За тобой, Звенько, или за нами?
  
  - Скорее всего, именно за вами. Если судить по тому, как быстро была организована погоня. Явно чувствуется сильная рука, направляющая погоню.
  
  - Кстати, Звенько, ты так и не рассказал, за что же тебя хотели убить в корчме на постоялом дворе? - спросил Ван Я.
  
  - Это все козни первой жены отца. Она родила ему четырех сыновей. Но, то ли сама ведьма что-то прознала, то ли кто нагадал, но она считает, что хоть я и девятый сын отца, а быть мне на троне. А ее детей перебьют как мух. Ну и взъелась на меня вздорная баба. Кстати, идея с отдачей именно меня в залог когану коздаров была ее. Очень меня ненавидит. Можно сказать, лютой ненавистью.
  
  - Да, женщины на это способны, - прокомментировал Грехем, который большую часть дороги отмалчивался. И столько в его голосе было боли, что сразу стало ясно, что побудило Грехема уйти в отшельники.
  
  Остаток ночи проехали спокойно. А когда сзади заиграли солнечные блики, предвещая жаркий день, впереди на горизонте показались горы. Высокие пики были покрыты снегами.
  
  - Каф-коф, - выдохнул Звенько.- К ночи будем в надежном месте.
  
  Но срываться с места никто не стал. Взошедшее солнце стало накалять воздух до такой степени, что он стал, будто струиться. Уго вспомнил наставления Вангры о том, что нужно ощутить струение воздуха, увидеть эти струи воочию. Тогда ими можно управлять.
  
  Но Уго не стал магичить, памятуя о том, что за ним следит не кто-нибудь, а Совет Девяти, который, возможно послал ту погоню, что они видели в ночи. И наводить их на группу магов было себе дороже.
  
  За день горы серьезно придвинулись, стали выше и выглядели грознее. От них так и дышало мощью. А снежные шапки стали довольно большими.
  
  Уже к ночи, маги и Звенько выехали к крепости. Впрочем, эту крепость можно было смело назвать крепостицей, настолько она была мала. Крепостица примостилась среди камней отрога горы. Длина стены не превышала метров пятидесяти. И это при высоте стен до пяти метров. Крепостица как бы прилепилась к горе, подобно тому, как птицы лепят свои гнезда под крышами. И если внизу стены крепости были до пяти метров в высоту, то чем дальше вверх, стены становились ниже и ниже. Хотя и на высоте, они превышали три метра.
  
  Когда Ван Я увидел крепостицу, он засомневался, что в ней живет достаточно людей для обороны. Уж слишком мала, чтобы вместить много людей.
  
  Звенько горестно вздохнул.
  
  - Это беда сколотов. Когда-то наш народ гордился крепостью и сплоченностью родов. Тогда мы выходили победителями практически из каждой битвы. Но легендарные цари, под руководством которых были одержаны победы, кто убит в битве, кто отошел в мир иной по старости. Власть царей все время ветшала. Начался разброд среди родов. Каждый мнил себя выше другого. Вот тогда и начался великий раскол. Многие рода откололись от основной массы сколотов, ушли в горы и стали строить вот такие крепости, как вы видите. Фактически замкнулись в себе... и стали вырождаться. Крепость, которую вы видите, перестраивали раз пять, все время уменьшая, поскольку защитников становилось все меньше. И не потому, что степняки выбивали мужчин. Нет, стало меньше рождаться мальчиков. В некоторых крепостях женщины занимают места мужчин, поскольку мужчин не хватает.
  
  Некоторые вообще отказываются жить в родовом поместье, сколачивают банды, и грабят всех подряд. Здесь, например, старший рода Иван Вырвиглаз. Нет, это не тот разбойник, о которой говорил Панас. Это его прадед. А вот родственничек отказался защищать родовое место, ушел в разбойники, заявив, что сам себе создаст новую вотчину. Остальное вы знаете.
  
  В это время они подъехали к крепости. Постучав в почерневшие от времени ворота, Звенько стал звать постояльцев крепости, называя себя по имени. С одной из башен, а и было их всего две - по углам нижней стены, выглянул воин.
  
  - Звенько, ты что ли, в самом деле?
  
  - Открывай уже, Боянко. Мы проделали долгий путь.
  
  - А кто с тобой, Звенько?
  
  - Это друзья. Они отшельники, возвращаются из паломничества к святыням.
  
  Ворота заскрипели, и друзья въехали на территорию крепости. Внутри было всего одно здание, которое можно было назвать жилым. Было оно двухэтажным и занимало почти всю свободную площадь крепости. Слева прилепились конюшня и кузня, справа были сараи для скота.
  
  На приезжих выбежали посмотреть, чуть ли не все жители крепостицы. А и было их навскидку не более сотни, включая женщин и детей.
  
  Со второго этажа, под руки свели еще крепкого старика, который держал в руках посох.
  
  Звенько соскочил с коня, опустился на колени перед стариком:
  
  -Здравствуй, дедушка. Это я, Звенько. Ты должен меня помнить.
  
  Старик ощупал голову и лицо Звенько.
  
  - Как же, как же, конечно, я тебя помню. Ты сын царя Додонаха. Я еще помню, как ты ехал в полон коздарам. А сейчас, значит возвращаешься?
  
  - Да, дедушка, вышло мое время. Так что возвращаюсь. Со мной едут три святых отшельника, которые совершали паломничество к святым местам в далекой стране Тхинди.
  
  - Друзья наших друзей, наши друзья, - сделал широкий жест старик. - Вы надолго?
  
  - Нет, дедушка, переночуем и поедем дальше.
  
  - А то бы оставались. Этот кабездох опять где-то неподалеку лютует, и не приберет же его к себе Творец.
  
  - Ты о Вырвиглазе, дедушка?
  
  - А о ком же еще? Позорит родовое имя. Ведь оно было дано нашему пращуру за то, что в бою вырвал глаз у самого заморского царя... э-э-х... А ведь был таким хорошим мальчиком.
  
  Старик по случаю приезда дорогих гостей объявил пир на весь мир. Это означало, что сегодня все семейство соберется за столами, которые выставят во дворе. Так что народ засуетился, женщины побежали на кухню готовить, а мужчины, свободные от вахты, стали собираться во дворе, поглазеть на приезжих, посудачить.
  
  Пока готовился пир, Звенько решил познакомить магов с внутренностями крепости.
  
  - На первом этаже живут женщины и дети. Здесь же кухня, и подвалы для припасов. Второй этаж чисто мужской. Это удобно хотя бы потому, что как только загудит тревожное било, мужчины сразу из спален выбегают на мостки, которые, как вы видите, идут вдоль стены всей крепости. Охрана повсеместная всего четверо мужчин, по два в двух башнях. Один смотрит в одну сторону, другой в другую. Меняются через четыре часа.
  
  - Судя по всему, мужчин не больше трех десятков. Ты хочешь сказать, что они почти каждый день на страже? - вмешался Ван Я.
  
  - Да, так получается. Это не дает расслабиться, потому что набеги степняков и разбойников год от года случаются все чаще.
  
  - И когда-нибудь эту крепостицу возьмут приступом. И вырежут всех поселенцев.
  
  - Слишком мрачно, Ваня, но вынужден с тобою согласиться.
  
  - Печально, особенно учитывая славу сколотов, которая гремела многие столетия в разных частях Ойкумены.
  
  - Так проходит мирская слава, - дал комментарий Грехем.
  
  - И что ничего нельзя исправить? - вопросил Уго.
  
  Звенько только глубоко вздохнул.
  
  - В царском дворце идет грызня между женами, за право на престол. Ведь все знают, стоит отцу преставиться, то тот, кто займет его трон, тут же казнит остальных претендентов. Везде сплетни и слухи. И во главе всего этого стоит первая жена отца, которая всех ненавидит. Она бы уже давно отравила отца, но боится, что войско не поддержит ее сыновей. А без поддержки войска они не просидят на троне и недели. Так что сейчас она занята сколачиванием отрядов, которые подчинены только ее сыновьям. Думаю, вы понимаете, кто идет в эти отряды.
  
  По команде старика - главы рода, из всех комнат тащили все, что похоже на столы и стулья или табуреты. Принесли даже несколько лавок. Столы расставили буквой "П" с небольшими загибами. Уго прикинул количество усаживающихся за столы, и с прискорбием признал, что Ван Я оказался прав: за столом сидело не больше сотни человек. Причем мужчин, что сидели справа от старика было не больше трех десятков. Конечно, были еще и постовые. Но все равно этого слишком мало, чтобы род существовал без проблем.
  
  - А где же у них огороды и сады? С чего они кормятся? - Спросил Уго у Звенько, который сидел рядом.
  
  - Слева от крепости наносили земли из долины и разбили на участки, каждому досталось по небольшому клочку. Впрочем, завтра все увидишь. Мы как раз в эту сторону поедем.
  
  - А если налетят разбойники и потопчут урожай?
  
  - Ну, род-то не вымрет. У них в подвалах запасов года на два. К тому же мужчины ходят охотиться на горных козлов, правда, недалеко и ненадолго.
  
  В это время внутрь буквы "П" вошел мужчина, неся перед собой огромный рог тура. Судя по тому, как рог нес мужчина, рог был полон. Дойдя до старика родоначальника, мужчина поклонился и вопросительно посмотрел на главу рода.
  
  Тот кивнул в сторону магов.
  
  - Передай кубок нашим гостям. Пусть попробуют, какое у нас вино.
  
  Виночерпий вновь поклонился и повернул к тому месту, где сидели маги.
  
  - Звенько, а что нужно делать с кубком? - Спросил Ван Я.
  
  - Встать, принять кубок, произнести тост и выпить кубок до дна.
  
  - Тогда я, пожалуй, попробую, - сказал Ван Я.
  
  Он встал, с поклоном принял кубок и держа его на вытянутых руках стал произносить тост.
  
   - Еще вчера мы даже не знали, что есть такой благословенный край, в котором мы очутились благодаря воле богов. Мы очарованы гостеприимством наших хозяев, которые с этого момента стали нашими друзьями. Я желаю всему роду Вырвиглазов здоровья, долгих лет жизни и благополучия. Пусть ни одна беда-нудьга не коснется этого дома, а сам род будет процветать и развиваться. За вас друзья!!!
  
  С этими словами, Ван Я приложился к кубку и стал пить вино... до конца.
  
  Выпив, он наклонился к магам и тихо спросил:
  
  - Как я сказал?
  
  - Хорошо сказал, душевно,- откликнулся Грехем. - Меня даже слеза прошибла.
  
  - Да? Это ладно.
  
  Подняв голову, Ван Я уже в голос сказал.
  
  - Уго принеси наш бурдючок.
  
  Уго удивился, но вылез из-за стола и принес тот самый бурдюк непроливайку, что им подарили наездники драконов.
  
  Ван Я подставил рог:
  - Лей сюда.
  
  Когда рог снова был наполнен, Ван Я поднял рог.
  
  - Пусть будет благословенна эта земля и люди, которые на ней живут и ее обрабатывают. Предлагаю вам немного вина из далекой страны Тхинди. Это вино целебное, старикам прибавляет сил, молодым, здоровья, залечивает внутренние и внешние болячки. Предлагаю пустить рог по кругу, чтобы хватило всем хлебнуть хотя бы глоток.
  
  С этими словами Ван Я передал рог виночерпию, который сказал
  
  - Предлагаю начать с Ивана Вырвиглаз, который долгие годы руководит нашим непростым семейством.
  
  Он передал кубок одному из сопровождающих старика. А тот аккуратно поднес рог ко рту родоначальника. Тот хлебнул глоток, хлебнул другой.
  
  - В самом деле, вино прекрасное. Ну-ка, Стецько, хлебни и ты этого вина и пусти рог по кругу. Пусть все попробуют и оценят.
  
  Рог пустили по кругу. И все, попробовав хвалили его за душистость, легкую крепость, хорошее послевкусие. Когда рог, обойдя всех, вернулся к виночерпию, рог по-прежнему был полон.
  
  Виночерпий был поражен и вопросительно посмотрел на Ван Я.
  
  - Это наш подарок гостеприимным хозяевам. Вино в этом кубке будет до тех пор, пока его касаются руки людей с чистой душой и незапятнанной совестью.- Ответил на немой вопрос Ван Я.
  
  Со всех сторон раздались крики радости.
  
  А Ван Я добавил.
  
  - В лютую стужу стакан этого вина, слегка нагретый и с добавлением специй, поможет согреться. Что поможет вашим славным воинам во время их нелегкой службы и не даст заболеть. Детям тоже можно давать это вино, в случае простуды и тоже с пряностями. Но по чуть-чуть, что вина, что пряностей, Во всем нужно знать меру.
  
  После этих слов поднялся родоначальник.
  
  - Благодарствую, дорогие гости. Услышали боги мои молитвы, и прислали настоящих кудесников, которые своим лекарством спасут род от вымирания. Пусть ваш путь будет легким, а мысли светлые.
  
  И старик поклонился магам в пояс. После этого разогнулся, и кивком приказал виночерпию унести этот рог подальше. Виночерпий быстро сориентировался, и уже через пять минут вышел с другим рогом, поменьше.
  
  Он предложил рог соседу старика, тот сказал тост о здоровье дорогих гостей и успехов им в пути, отхлебнул и передал рог виночерпию. Виночерпий пустил рог по кругу, так что здравиц магам было много. Пришлось выступить и Грехему. Он поблагодарил за гостеприимство, и пожелал хозяевам долгих лет жизни.
  
  Уго, между тем, толкнул Ван Я в бок:
  
  - Что ты сделал с той водой, что я налил из бурдюка?
  
  - Вино, - просто ответил Ван Я.- Мне вспомнилось одно чудное вино, которое я пил в Тхинди. Вот я его и воспроизвел. Ну и немного добавил целебных свойств. Видишь, как старик и другие воодушевились. Разве это плохо? Пусть хотя бы сегодняшний вечер будет для них счастливым.
  
  - А ты не думаешь, что они забросят все дела, и только и будут, что пить твое вино?
  
  - Ты невнимательно слушал. Я ведь обставил питие вина двумя условиями: чистыми помыслами и условиями применения для больных и тех, кто на службе. Судя по всему, Иван Вырвиглаз мудрый старик, и правильно понял мои намеки. А если нет, кто им лекарь?
  
  - Какой ты мудрый, - восхитился Уго.
  
  - А ты как думал? - отпарировал Ван Я.
  
  После этого они навалились на еду, которую им подсовывали добродушные женщины рода. Здесь, пожалуй, не было только изысканных блюд, типа салата из соловьиных языков. Но вся пища была здоровой, хорошо приготовленной. Так что маги поглощали ее немеренно, памятуя о том, что у них впереди длинный путь. Женщины же радовались, глядя на такой аппетит гостей, и старались подсунуть что-нибудь вкусненькое.
  
  На небо взобралась полная Луна, и казалось, тоже радовалась. Ее свет был очень ярким, неземным, на что Уго обратил внимание Ван Я.
  
  - Ого, Луна приблизилась к Земле на максимально возможное расстояние. Посмотри, ее диск стал гораздо больше вчерашнего. Эта примета сулит нам перемены.
  
  - Хорошие?
  
   - Всякие. Это все-таки Луна, т.е. женского рода. А женщины - это неистощимый кладезь, что плохого, что хорошего.
  
  - Хм-м, обрадовал, - скептически ответил Уго.
  
  - Откровениями о Луне или о женщинах?
  
  - И тем, и другим. А что ты имеешь против женщин?
  
  - Упаси меня, от подобного к ним отношения. Возьмем ту же Луну. Это сегодня она вся такая благолепная. Но смотреть нужно по завтрашней ночи. Если Луна останется такого же цвета, как и сегодня, значит, дорога будет благоприятной. А если завтра выйдет багрового оттенка, жди неприятностей. Вот так и женщина. С ней не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Например, приходишь домой и видишь, что жена ходит как грозовая туча. Ты, как примерный муж, сначала пытаешься узнать, в чем дело. А когда ничего не выходит, стараешься ее развеселить, поднять ей тонус. В результате, получаешь скандал и испорченное на весь вечер настроение. И уже ночью узнаешь, что жена переживала по поводу сломанного ногтя. Такие дела, брат.
  
  Тем временем, пир постепенно пришел к своему завершению. Тех, кто попьянее, отвели в спальни. Причем, как мужчин, так и женщин. Те, кто покрепче, стали выносить из дома сколоченные из дерева настилы и состыковывать их в единое поле и укладывать неподалеку от стены.
  
  К магам подошел один из сопровождающих старика-родоначальника. Он тоже был стариком, но выглядел гораздо моложе родоначальника.
  
  - Дорогим гостям предлагаем лечь спать на свежем воздухе. Ведь вам нужно выспаться перед завтрашним днем. Сейчас будут принесены перьевые перины, подушки и одеяла.
  
  - Одеял не надо, - вставил Ван Я. - У нас свои.
  
  - Пусть будет так, - согласился сопровождающий.
  
  Пока они разговаривали, женщины вынесли две огромные перины и застелили ими настил. Мальчишки следом принесли четыре подушки, которые женщины положили в головах. Маги и Звенько вынули из мешков одеяла и застелили ими самодельные ложа.
  
  - Я смотрю, - обратился Уго к сопровождающему, - у вас и щиты готовы, и приложение к ним. Часто пользуетесь?
  
  - Нет, только во время осады. Чтобы не уходить с позиций и в то же время дать отдохнуть защитникам. Сами понимаете, что осада бывает долгой. Все это время не спать нереально. Но и оставлять позиции опасно. Вот Иван и придумал эти щиты. Располагаем их рядом с башнями, где есть мостки для того, чтобы взбираться на стену. И все свободные от дежурства, спят на этих щитах.
  
  - Разумно, - сказал Ван Я. - как говорится, дешево и сердито.
  
  Маги и Звенько разделись до нижнего белья и нырнули под одеяла. И даже полная Луна не помешала им заснуть, едва они смежили очи.
  
   СЕАНС 28.
  
  Утро следующего дня выдалось холодным, несмотря на то, что солнце уже встало, выжигая своими лучами все живое. Уго, лежа под одеялом, прислушался к ощущениям и понял, что холодят стекающие с гор струи холодного воздуха.
  
  Сев на импровизированном ложе, Уго заметил, что во двор вынесли два котла литров на пятьдесят и заливают в них воду из колодца, удачно примостившегося у противоположной стены крепости. Воду носили, в основном, женщины. Им помогали дети старшей и средней возрастных групп. Поймав пробегавшего мимо мальчугана, Уго спросил о том, что собираются делать с водой.
  
  - Так купаться будут отцы и матери.
  
  - Что, прям в холодной воде?
  
  - Не, немного подогреют.
  
  И точно, у котлов возились мужчины, раскладывавшие дрова для кострищ.
  
  - А еще, зачем эти котлы применяются?
  
  - Не котлы, а казаны,- важно приосанился мальчишка. - В них мамки греют воду, когда подступают вороги. Видишь на казанах четыре ручки. За них подтаскивают казаны к стене. Потом их поднимают на поверх, и выливают на головы ворогам.
  
  - Умно придумано! - в восхищении воскликнул Уго
  
  - А то, - еще больше заважничал мальчонка, - Мы такие.
  
  Зашевелились и другие маги, высовывая носы из-под одеял. Уго рассказал им про котлы-казаны. Всем понравилось. Ван Я даже поцокал языком.
  
  - Ай, молодцы какие! Общественные бани устроили.
  
  Но сколько не лежи, а нужно было вставать. Звенько обещал, что при хорошем ходе они доберутся до следующей крепости. А там и до столицы рукой подать.
  
  Встав с импровизированного ложа, маги уложили одеяла в мешки, достали жесткие полотенца, поплескались у колодца холодной водой, чтобы отогнать последние воспоминания о сне. Есть не хотелось, ведь от ужина прошло не более пяти часов. Но тут к ним подбежал мужик, которого Звенько называл Боянко:
  
  - Вас всех приглашают в покои деда Ивана.
  
  Делать было нечего, и маги вместе со Звенько пошли за Боянко в эти самые покои. Покои представляли довольно большую комнату, в которой вдоль стен стояли три деревянные кровати с перинами. Сейчас кровати были убраны и накрыты коврами.
  
  Посреди комнаты стоял большой стол, во главе и с боков которого сидели сам дед Иван и двое его помощников.
  
  Увидев магов, дед Иван сделал широкий жест, приглашая вошедших к столу.
  
  - Знаю, что торопитесь. Но мои разведчики только что вернулись и принесли интересные вести. Так что вы угощайтесь, что боги послали и слушайте меня.
  
  Боги послали много всяких разносолов. Прямо посреди стола стояло два больших блюда с запеченными гусями, нутро которых было набито гречневой кашей и рубленными яблоками. Вот за них маги и принялись. А дед Иван тем временем стал рассказывать последние новости.
  
  - Банда этого обормота, что взял наше родовое имя, бродит совсем недалеко. Видать, - усмехнулся дед Иван,- Вырвиглаз собрался навестить родовое гнездо. Так что Звенько, идите по дороге, что ближе к горам. Авось, разминетесь.
  
  - А если не разминемся? - спросил Звенько.
  
  - Ну, там, как боги решат, - рассудительно ответил дед Иван.
  
  - Далее, по слухам в столице неспокойно. Войско, ушедшее брать Шермаху, не вернулось в срок. Царь Додонах собирается отправить другое войско.
  
  - Так в чем неспокойствие? - не утерпел Звенько.
  
  - А в том, что в первом войске воеводами пошли сыновья первой жены Додонаха, а второе войско поведут сыновья второй жены царя. Чуешь, чем это пахнет?
  
  - Большой драчкой в горах это пахнет, - встрял Ван Я.
  
  - Правильно, святой отшельник, именно ею и пахнет. Полагают, что таким образом царь решил избавиться от сыновей первых жен. Только возникает вопрос: с чего бы? Не докатилась ли до царя весть о твоем возвращении? Если докатилась до царя, то докатилась и до его жен. Вот тебе и причина попытки покушения на тебя. Предположу, что по дороге вам будут устраивать засаду... и не одну. Так что поберегитесь.
  
  - Спасибо на добром слове, старче,- ответил за всех Ван Я.- Но нам, в самом деле, пора.
  
  Маги поднялись из-за стола, помощники бросились к деду Ивану, и подвели его к магам.
  
  - Счастья вам в пути,- сказал дед Иван.
  
  И на лицо набежала скупая мужская слеза. Звенько и маги обняли деда Ивана и покинули комнату.
  
  Спустившись со второго этажа во двор, они обнаружили своих коней уже оседланными. Из седельных сумок торчала всякая снедь, упакованная в промасленную бумагу. Да и конь, предназначенный для поклажи, был загружен основательно.
  
  Маги поклонились на четыре стороны, пожелали остающимся здоровья и счастья, вскочили на коней и поехали в сторону ворот. Два стража с натугой открыли створки ворот. И маги выехали за пределы крепостицы. Со стены их провожали жители крепостицы от мала до велика.
  
  - Хорошо живут, - сказал Ван Я. - Им бы немного счастья, чтобы не стоять на пороге выживания.
  
  Свернув от крепости влево, маги выехали на дорогу, которая вилась вдоль подножия гор. Вскоре показались огороды построенные странным для магом способом - огороды были расположены террасами.
  
  Когда Уго обратился с вопросом по этому поводу к Звенько, тот ответил.
  
  - А как еще заниматься земледелием на камнях? Вот они и наносили земли из долины. А чтобы приспособиться к горной местности, устроили террасы. Видите, каждый огород обложен понизу камнями? Каждая семья сначала создает своеобразный забор из камней, вроде ниши. А внутрь засыпается земля. Следующая семья возводит террасу выше. И так пока все семьи не обзаведутся огородами.
  
  - Так огороды совсем маленькие, - воскликнул Уго.- Что можно собраться с участка земли размерами пять не десять метров?
  
  - Какие есть, - развел руками Звенько.- Ты учти, что каждый год земля уплотняется. А еще ее вымывают вешние потоки с гор. Так что каждую весну после схода вешних вод, приходится досыпать земли, прежде чем, заняться земледелием.
  
  Уго только покачал головой.
  
  За огородами пошли сады, в которых были всякие деревья и кусты, даже южные.
  
  Ван Я обратил внимание на то, что деревьям не более пяти лет.
  
  - Так и есть. Родственничек не забывает бывшую родню. А придя со своей бандой, в первую очередь старается уничтожить огороды и сады.
  
  - Вот же сволочь, - плюнул через зубы Грехем.- И сам не гам, и другому не дам.
  
  Молча они проехали мимо садов. Разговор сам по себе увял, так что каждый ехал задумавшись о своем. Внезапно воскликнул Ван Я:
  
  - Братья, а что это из степи несется в сторону крепости?
  
  Присмотрелись. Звенько сказал:
  
  - Похоже, Вырвиглаз действительно решил навестить родственников.
  
  - Но Панас говорил, что у него пятьдесят сабель, а тут все двести наберется.
  
  - Панас мог и ошибиться, или сведения старые. Но судя по тактике - это точно банда Вырвиглаза. Только он разворачивает банду в лаву перед тем, как атаковать.
  
  Остановились, раздумывая, как помочь жителям крепости. С коня неспешно слез Грехем.
  
  - Пора урода проучить, чтобы как лис не лазал в чужие сараи за курами.
  
  Заинтересованные маги развернули коней в сторону набегающей на горы конской лавы. Она была построена в четыре линии, в каждой по пятьдесят сабель.
  
  - Набрался силы, сволочь. Осмелел, - зло кинул Звенько.
  
  - Ничего, сейчас мы его окоротим, - уверил Грехем.
  
  Он подхватил с земли хворостину и нарисовал ею дугу, направленную в сторону несущейся галопом конной лавы.
  
  После чего начал говорить заклинание земли. И только прозвучало последнее слово, в десяти метрах от передней шеренги лавы разверзлась земля, образовав трещину, которая стала стремительно расширяться.
  
  Первая шеренга влетела в трещину вся. Кто-то вздернув коня на дыбы, пытаясь перескочить трещину. Но кони не долетали до другого края, пропадая один за одним в страшном зеве земли. Вторая шеренга влетела в трещину почти вся. Лишь самые ловкие, успели остановить коней перед самой трещиной, и остались живы.
  
  Среди нападавших началось смятение. И хотя трещина, расширившись метров до десяти, осталась таковой, немногие подъезжали, чтобы заглянуть в ее страшное зево.
  
  - Похоже, Вырвиглаз погиб. Догнал его таки божий гнев. Видите, собираются на сбор, будут выбирать кому заменить Вырвиглаза, - сказал Звенько.
  
  И точно, строй сломался, все оставшиеся сгрудились прямо напротив середины трещины. И судя по доносившимся крикам, там начались разборки.
  
  Грехем удовлетворенно кивнул.
  
  - Что ж, поможем им быть наедине с самими собой.
  
  Он поднял горсть земли и насыпал ее валиком впереди начерченной на земле дуги, произнося заклинание земли. И, как по мановению волшебной палочки, вокруг собравшихся образовался высоченный, метров с пять, холм в виде подковы с очень крутыми боками. Края холма вплотную примыкали к щели в земле. Так что обойти или объехать холм было невозможно.
  
  Разбойники ошалели совсем. Кто-то, спрыгнув с коня, пытался убраться из проклятого места забираясь на холм. Но ничего не получалось, они сползали вниз, усиливая панику среди разбойников.
  
  А тем временем с коня спустился Ван Я.
  
  - Пора заканчивать этот спектакль. Грехем. Ты в курсе, что в степи случаются пожары, очень страшные по последствиям?
  
  Грехем молча отступил, уступая место магу огня. Тот что-то прошептал, и внутри холма начался пожар. Начался он сразу по всей площади огороженной холмом. Так что скрыться не удалось никому. Крики погибающих донеслись до магов, но никто не стронулся с места. Через полчаса все было кончено. Сгорели все: и кони, и люди.
  
  Звенько был чуть ли не в обмороке.
  
  - Вы уничтожили банду Вырвиглаза, - вскричал он экстативно.
  
  - А что не надо было? - усмехнулся Ван Я.
  
  - Надо было, конечно, надо. Но чтобы вот так, за считанные минуты, это выше моего понимания.
  
  Ван Я продекламировал:
  
  - Никогда не думай, что ты самый умный...
  
  Всегда найдется кто-то умнее тебя.
  
  Никогда не думай, что ты самый сильный...
  
  Всегда найдется кто-то сильнее тебя
  
  - Увы, даже зная эти простые истины, человек считает, что может ухватить Бога за бороду. Не понимая, при этом, что Богу это может не понравиться. И тот же Вырвиглаз думал, что он самый сильный. Ведь у него в подчинении было две сотни сабель. Ну и где эти сотни, где эти сабли?
  
  К этому времени Грехем вернул местности ее первозданный вид. И только выжженное пожаром поле напоминало о гибели двух сотен человек.
  
  - Но если вы такие могущественные, то почему бежите?
  
  - Потому что мы столкнулись с неизвестной нам силой. Мы не знаем ни ее возможностей, ни ее способностей. Так чего ломиться в неизвестное? Чтобы получить по соплям? Это уже пройденный этап.
  
  Оставшееся светлое время суток Звенько ехал в глубокой задумчивости.
  
  Уже под ночь снова выехали к крепости. Она была побольше прежней. И у нее было четыре башни: по одной на краях и две слева и справа от ворот.
  
  Ван Я придержал коня, поравнявшись со Звенько.
  
  - Друже, я надеюсь, что ты промолчишь о сегодняшнем происшествии? Нам ни к чему известность.
  
  - Но вы же герои. Вы уничтожили банду, которая мытарила местный люд многие годы. Как об этом не говорить?
  
  - Звенько, прошу тебя, если уж так хочется рассказать об уничтожении банды Вырвиглаза, сделай это после того, как мы расстанемся.
  
  - Но почему? - Возмутился Звенько.
  
  - Хотя бы потому, что за нами идет охота. Ты уже забыл о той десятке всадников, что гналась за нами ночью? Потому обещай пока молчать.
  
  Звенько, скрепя сердце, вынужден был согласиться.
  
  Дальнейшее происходило почти также, как и в предыдущей крепости. Радостная встреча Звенько, и сдержанно-почтительное внимание к святым отшельникам, совершившим паломничество в святые места. Но дальше пошли отличия. Так, вместо общего застолья, за праздничный стол сели воины из так называемой "старшей дружины". Это были уже повидавшее многое воины, с сединой в усах и на голове. Возможно, это было связано с тем, что мужчин в крепости было за сотню, женщин и детей еще больше.
  
  Деда, главу рода, звали Остап. Он был покрепче деда Ивана, но его также сопровождали двое сопровождающих, предугадывающих любое желание родоначальника.
  
  Пили и ели очень много, время от времени провозглашая тосты-здравицы за хозяев и гостей. В общем, засиделись дотемна.
  
  Их хотели пригласить на ночевку в дом, благо часть воинов ушла на охоту в горы, но маги, а с ними и Звенько, категорически отказались, предпочтя сну в душном помещении, сон на свежем воздухе.
  
  Отъезд был похож на предыдущий. Их также снабдили снедью чуть ли не на неделю, и благословив, отпустили.
  
  Как Звенько выдержал и не проговорился, известно ему одному. Но ехал он хмурый и недовольный, в первую очередь собой. И тут приключилось, в общем-то, ожидаемое событие: их нашли те, кто ушел за ними в погоню.
  
  Как это часто случалось, первым погоню заметил Ван Я, который и сообщил о погоне остальным. Четверка друзей остановилась, с удивлением разглядывая, как десять мужчин в черных на балахонах, накинутых на голову, на черных конях, с саблями в руках, развернулись в жиденькую лаву, стремясь взять друзей в окружение.
  
  Ван Я, а следом и остальные потянулись за луками. Вытащив их, они достали разноцветные стрелы и приготовились к стрельбе. Лава набегала, становясь все ближе. И запели стрелы. Четверо скатились с седел, но остальные продолжали свое дело. Уго и Ван Я вложили еще по одной стреле, и еще двое скатились с седел.
  
  - Ну, вот, уравняли шансы, - удовлетворенно заметил Грехем.
  
  Он потянул саблю из ножен, маги последовали за ним. Звенько вытащил свой акинак. Без команды маги и Звенько сорвались с места и помчались навстречу преследователям. Сошлись с оглушительным треском, кони грызли друг друга. Но сабли просвистели и не хуже стрел снесли с седел трех врагов. Только Звенько ввязался в затяжной бой. У его соперника была сабля, и он ею управлял неплохо. И хотя Звенько все время наступал, его соперник умело оборонялся.
  
  Маги отступили от дерущихся шагов на пять, и окружили с трех сторон место боя. Они убрали свое оружие в ножны, и комментировали удачные выпады противников. Но вот противник, клюнув на ложный выпад Звенько, попался на противоходе и получил серьезную рану в области живота. Он сполз с коня и рухнул на землю.
  
   С коня соскочил Ван Я и подбежал к поверженному противнику. Он отбросил с головы раненого капюшон. Под капюшоном оказался молодой парень лет тридцати.
  
  - Я закрою твою рану, будешь жить. Скажи только, кто вас послал за нами в погоню. Даже просто кивни. Это дело рук Совета Девяти?
  
  И он уставился на раненого.
  
  Тот раскрыл затухающие глаза.
  
  - Да, они. Но причины я тебе не скажу.
  
  - Ой, да и не надо. Сами догадаемся. Но как обещал, закрываю тебе рану. Живи, если сможешь.
  
  Ван Я провел рукой над раной в боку, и та на глазах начала затягиваться.
  
  - Бывай здрав, служивый. Сам понимаешь, у нас дела. Так что прощевай.
  
  Ван Я поднялся с колена, вскочил на коня, и четверка друзей двинулась дальше.
  
  - Ох, чую не последняя это встреча сегодня. Ох, не последняя, - посетовал Ван Я, покачав головой. И как накаркал. Он же заметил после обеда в воздухе черные точки, которые неслись в их сторону. Ближе стало видно, что точек девять. Они шли тремя эшелонами по три.
  
  - Так, Звенько, отойди назад. Ты с драконами не знаком. А нам это уже не в новинку.
  
  - Но я хочу помочь, - возмутился Звенько.
  - Пожалуй, друже, тут ты только помешаешь, - высказался Грехем.
  
  Звенько послушал и сдал назад, став сзади магов. Они же развернув коней навстречу драконам, приготовились работать с магией огня.
  
  Едва драконы подлетели метров на пятьдесят, в первую шеренгу полетели три огненных шара. Все три попали в цель. Драконы вспыхнули, зачадили и исчезли, остался только черный дым, который снесло в сторону. Та же участь постигла и вторую шеренгу. А в третью Уго умудрился пустить ледяную стрелу. Дракон, в которого она попала, на секунду застыл, враз покрывшись наледью. Потом со взрывом рассыпался на мелкие кусочки, которые тут же испарились. Все, драконы были повержены.
  
  К магам подъехал Звенько.
  
  - Вы не перестает меня удивлять. Но почему драконы сгорали без следа?
  
  - А ты не заметил, что их было девять?
  
  - Заметил.
  
  Тут у Звенько в мозгу пролетела шальная мысль.
  
  - Вы хотите сказать, что эти драконы..., - он замолчал, ошалелый мыслью.
  
  - Ты правильно подумал, Звенько. Неизвестные превратили своих погибших слуг в фантомов драконов. Потому они и вспыхивали, улетучиваясь без следа.
  
  - В фантомов? Получается, они были безвредными?
  
  - А вот этот вывод неправилен. Фантомы, пока они функционируют, вполне себе дееспособны, а значит, опасны. Так что уничтожить их нужно было обязательно.
  
  - А еще лучше,- мешался Грехем,- было сжечь трупы после схватки. Пожалели. Вот и получили привет от Неизвестных.
  
  Звенько не верил своим ушам. Но не верить своим глазам он не мог. А на его глазах маги сначала убили девять человек, а потом с ними же встретились в виде фантомов драконов. Было от чего сойти с ума.
  
  - Но если они такие могущественные, может быть, лучше пойти им на поклон? - высказал сомнение Звенько.
  
  В ответ маги расхохотались, введя Звенько в смущение.
  
  - Друже, они умнее, а мы дурее. Они с нами по всем правилам магии, а мы с ними, как бог на душу положит. Еще посмотрим, чья возьмет!
  
  Дальше ехали молча. Звенько был в своих думах, а маги наслаждались природой.
  
  Внезапно, Ван Я приподнялся в стременах.
  
  - Звенько, впереди на дороге крепость. И, судя по всему, сторожевая.
  
  Сколот поднял голову, посмотрел вперед. Его глаза заблестели.
  
  - Это пограничная застава. Дальше земли моего народа.
  
  И он, вырвавшись вперед, поскакал к крепости. На крепостной стене показались воины. Они усердно всматривалась в небольшую группу, во весь опор мчавшуюся к воротам крепости.
  
  Похоже, Звенько узнали. Ворота крепости стали раздвигаться, и группа на полном ходу влетела в крепость.
  
  Навстречу выбежал старый воин в кольчуге и при оружии.
  
  - Звенько, как мы рады, что ты вернулся.
  
  И он пошел к коню, на котором сидел Звенько. Тот, увидев старого воина, буквально слетел с коня и побежал навстречу. Они обнялись.
  
  - Дядя и я рад тебя видеть.
  
  Наобнимавшись, он освободился из дядиных объятий.
  
  - Дядя, дозволь тебе представить моих попутчиков и верных друзей, святых отшельников, благодаря которым я остался жив.
  
  - Друзья, это мой родной дядя Степан. Вот уж не ожидал встретить тебя на заставе... в твои-то годы.
  
  - А это благодаря Меланье, Звенько.
  
  - Лютует?
  
  - Уже не так, как раньше. Сынки-то ее пали в сече. Все до одного. Как и сынки Варвары. Собственно, и сеча была между войсками тех и других.
  
  - Где это было?
  
  - Так, под Шемархой. И нашел их твой отец, который с остатками войска отправился за первыми двумя.
  
  - А что отец?
  
  - Плох. Как пришел из похода, так и слег. Гляди, помрет. Ты бы, Звенько, подторопился в столицу. Иначе может быть совсем непредсказуемо. А так, закроешь глаза отцу, разберешься со сварами, и примешь царство.
  
  - Значит, Меланье кто-то точно нагадал.
  
  - Точно-неточно, того не ведаю. А то, что тебе нужно в столицу, причем срочно, могу сказать точно.
  
   СЕАНС 29.
  
  Спустя два часа из западных ворот крепости выехал отряд вооруженных людей. Он направлялся в столицу государства сколотов - Итанат.
  
  Впереди группы в доспехах и золоченом шлеме на белом коне мчался Звенько. Алый плащ развевался за плечами. На широком поясе был пристегнут акинак и тонкий кинжал.
  
  За ним следом неслись трое магов на гнедых конях. Тоже в доспехах и шлемах. За плечами развевались плащи темной расцветки. У седел были приторочены луки и колчаны со стрелами.
  
  Замыкали строй пятьдесят отборных воинов, преданных дяде Остапу, который самолично возглавил полусотню.
  
  Собственно, изменение облика наших путешественников как раз и произошло после вмешательства дяди Остапа, который резонно рассудил, что одежды Звенько и магов не совсем соответствуют тем событиям, что должны произойти в столице.
  
  Остановились уже на заходе солнца. Но привал был коротким. Нужно было дать отдохнуть лошадям. Потому ужинали по-походному - холодным мясом, который закусывали хлебом и запивали студеной водой, набранной в крепости.
  
  Через два часа, группа вновь взобралась на коней, и поскакала в сторону столицы. И уже на восходе воины подъезжали к Итанату.
  
  Столица государства сколотов поразила магов. Она находилась в предгорьях Коф-Кафа, а потому, как бы делилась на две части: расположенную на равнине, и тянущуюся вверх по горным склонам. Издали город, да и крепостные стены, казались излучающими светлые лучи, настолько город и городская стена были белыми. Можно даже сказать, что Они предстали перед магами, как светлые и чистые белокаменные видения. При подъезде маги обнаружили, что и стены крепости, и дома строились из белого камня - известняка, который добывался здесь же в карьерах.
  
  Городские ворота были раскрыты, поэтому группа воинов во главе со Звенько беспрепятственно въехала на территорию города. Копыта застучали по брусчатой мостовой.
  
  Маги, придержали лошадей и буквально раскрыли рот от изумления. Здания в равнинной части города были сплошь двухэтажные с большими окнами по фасаду, которых было от двух до четырех. Почти каждое здание имело внутренний дворик, огражденный кованой оградой.
  
  Проследовав по центральной улице, группа выехала к детинцу, как называли сколоты, палаты царя. Детинец также был окружен высокой, метров пяти, стеной. Улица упиралась прямо в ворота этой стены, которые тоже были раскрыты.
  
  Во дворе детинца Звенько лихо соскочил с коня, бросил уздцы подоспевшему воину, а сам по широкой и тоже белокаменной лестнице, убранной широким красным ковром, понесся в покои отца. Маги неотступно следовали за царевичем. Дядька Степан с полусотней остались во дворе, сразу взяв под охрану ворота в детинец. Дядька же Степан приказал охране всех впускать, но никого не выпускать без разрешения царевича. Что стража восприняла с воодушевлением.
  
  Меж тем, Звенько ворвался в покои царя. Здесь было несколько вельмож, а также лекари, пытавшиеся помочь ослабевшему здоровью царя.
  
  - Отец, - вскричал Звенько, бросившись к постели отца. Она была широкой под балдахином. Но сейчас шторы были подняты, чтобы у кровати больного не застаивался воздух.
  
  Звенько, опустился а колени у кровати отца и взглянул в его лицо. Пред ним предстал изможденный лик, без кровинки на лице. Глаза были закрыты. Царь тяжело дышал.
  
  - Отец, это я твой сын, Звенько,- снова позвал отца царевич.
  
  Веки больного вздрогнули и стали открываться. Мутный взгляд стал приобретать вполне осмысленный вид. Царь повел глазами, и взор уперся в Звенько.
  
  - Звенислав, ты успел,... слава богам. Сын подними меня, я хочу сказать слово.
  
  Звенько подсунул обе руки под спину больного и стал осторожно переводить его в сидячее положение.
  
  Когда царь сел, он повел взором по присутствующим в спальне.
  
  - Что не дождетесь моей кончины, чтобы устроить свару за стол? А вот вам фига, - и царь подняв правую руку, скрутил натуральную фигу.
  
  - Слава богам, мой любимый сын Звенислав, успел приехать до моей кончины. И я призываю всех, кто находится в этой спальне в свидетели. Я при всех вас объявляю, что передаю стол и власть вместе с ним в руки моего сына Звенислава. С этого момента он для вас законный царь, которому дано править справедливо, но по закону. Ежли же кто начнет строить козни, пытаясь пойти против воли богов, не обижайтесь, когда вас настигнет их кара.
  
  Повернув голову к Звенько, царь сказал:
  
  - Опусти меня сын, я все сказал.
  
  Звенько также осторожно опустил царя на подушки. Царь закрыл глаза. Лицо его сделалось благостным. И даже запавшие морщины вроде бы как исчезли. Он пару раз вздохнул и затих.
  
  Звенько зарыдал, упав на грудь покойника. Но через пять минут, он поднялся на ноги. Глаза были сухими, а глаза потемнели, взгляд был тяжелым. Он обвел присутствующих этим взглядом.
  
  - Кто не согласен с решением отца, я готов в честном бою доказать правоту его слов. И пусть поединок рассудят боги.
  
  Среди вельмож в спальне желающих не нашлось. Все согласились, что царь Додонах высказал свою последнюю волю, находясь в светлом уме и трезвой памяти.
  
  В это время в спальню буквально ворвалась высокая женщина, одетая во все черное. Голова была покрыта черным платком. Губы Звенько искривились:
  
  - Не успело еще тело отца остыть, как воронье тут как тут.
  
  Женщина дернулась от этих слов и вперила ненавидящий взгляд в Звенько.
  
  - Да будет тебе известно, царевич, что у меня траур по погибшим сыновьям.
  
  - Как же наслышан, как они славно рубились с сынами Варвары. Наслышан.
  
  Женщина вновь бросила ненавидящий взгляд на Звенько и попыталась пройти к кровати царя. Но на пути встал Звенько.
  
  - Царь умер, но успел передать мне царскую власть. И все здесь присутствующие тому были свидетелями.
  
  Меланья, а это была она, отшатнулась и чуть не посерела лицом от такой новости.
  
  - Никогда тебе не стать царем.
  
  - Это мы еще посмотрим. Ты не забыла, что, как первая жена царя, ты обязана взойти на жертвенный костер вместе с ним, чтобы услаждать его на том свете?
  
  Меланья попятилась назад, стремясь выскочить из комнаты, но Звенько не дал.
  
  - Взять ее. Заковать в кандалы и готовить к обряду. Назначаю тризну сегодня на вечер. А завтра с утра миропомазание. Предупредите жрецов.
  
  Вельможи кивнув, стали утекать из спальни. А воины из команды дяди Степана схватили Меланью и увели в ее покои, чтобы приготовить к сожжению.
  
  - Позвать Варвару.
  
  Через десять минут вторая жена царя, Варвара предстала перед новым царем. Она, как и Меланья была во всем черном. Но Звенько отнесся к ней совсем по иному, добросердечно.
  
  - Здравствуй, Варвара. Сочувствую твоему горю и разделяю его. Твои сыновья были отличными воинами, и, возможно, стали бы, отличными правителями. Не моя вина в том, что они погибли в усобной войне. Но и во дворце я оставить тебя не могу. Предлагаю, тебе добровольно отправиться в Сретенский женский монастырь. Я напишу челобитную на имя ее домоправительницы.
  
  - Я согласна, - не поднимая глаз, ответила Варвара.- После смерти сыновей, мне в столице, в самом деле, делать нечего. Прошу об одном: позаботься о моих дочерях. Выдай их за справных мужей.
  
  - Обещаю, - ответил Звенько.
  
  И Варвара покинула спальню.
  
  Не успела Варвара покинуть спальню царя, как в нее вбежала еще одна женщина в богатой одежде. Увидев Звенько, она бросилась ему на грудь.
  
  - Мама, - воскликнул звенько, и раскрыл объятия.
  
  Маги из деликатности вышли из спальни, остановившись в коридоре.
  
  - Меня беспокоит Меланья, - сказал Грехем. - Одно взгляда на нее достаточно, чтобы понять, что она колдунья самого черного пошиба. Как бы она не прокляла Звенько и его род в момент восхождения на костер. Я знаю такие случаи. Род вырождался буквально за пять-семь поколений.
  
  - Может быть, вести ее в транс? - предложил Уго. - Да так, чтобы она не понимала, что с ней и где она находится
  
  - А не покажется это странным для тех, кто будет присутствовать на тризне? - Усомнился Ван Я. - Тут нужно сработать очень точно и очень тонко.
  
  - Брат,- ответил Грехем, - представь состояние человека, которого ведут на костер. Тут самый стойкий выпадет в транс. И это будет видно окружающим. Мы лишь немного поможем. Введем в транс заранее, чтобы не исполнились мрачные мысли этой колдуньи. Все-таки, Звенько лично мне стал, как родной.
  
  - Ты прав, брат. Но займемся этим чуть позже. Сейчас пойдем, посмотрим, что делается во дворе. Слышишь, топоры стучат?
  
   Он и вышли из дворца и с высоты лестницы стали осматривать двор. В центре детинца, прямо перед воротами, плотники сооружали кострище из толстых бревен, а также устраивали помост, на который будет уложен гроб с телом покойного царя. Тут же был воздвигнут столб, к которому, по идее, должна быть привязана Меланья, перед тем, как начнется жертвоприношение.
  
  - Братья, поспешим,- сказал Грехем, - иначе эта Меланья перед смертью может устроить серьезные разборки. Думаю, сил на это, у нее найдется. Да и сторонников в толпе у нее хватает.
  
  Маги набросили полог невидимости и поспешили в покои Меланьи, которые им показал все тот же дядя Остап. Перед дверью стояли два воина с оголенными мечами. Стало ясно, что через дверь они не пройдут. Ха, зато пройдут через стену. Уго пошептал нужное заклинание, и коснулся ладонью стены. Она, будто сотканная из воды, пропустила ладонь внутрь. А вслед за нею проник в комнату и сам Уго. Следом вошли остальные.
  
  Меланья лежала на кровати. Ее руки и ноги были в оковах. Безумные глаза уперлись в потолок.
  
   Маги стали обходит кровать с двух сторон. Уго зашел слева, а Ван Я и Грехем - справа.
  
  Когда они поравнялись с Меланьей, то подняли руки, из ладоней которых вылетели небольшие искорки, попавшие в голову Меланьи. Она закрыла глаза, и как бы заснула.
  
  Так же тихо маги покинули спальню, и вновь вышли во двор. Там работа спорилась, кострище было почти готово.
  
  - Очень хорошо, - сказал Ван Я, снимая полог невидимости.- До вечера она поспит. А потом будет бесчувственная как чурбан, такую, хоть на костер, хоть на убой веди.
  
  - Не торопись с выводами, брат, - ответил Грехем, - вдруг в окружении Меланьи есть колдуньи, которые поймут, что на нее наложено заклятье, и попытаются снять.
  
  - Хм-м, пусть попробуют, - ухмыльнулся Ван Я.
  
  Они вернулись в спальню покойного царя. Там уже появились плакальщицы, а заодно обмывальщицы, которые усердно обмывали тело царя, раздев его донага. Тут же лежали погребальные одежды, в которые потом царя оденут.
  
  Маги поняли, что здесь им делать нечего, и пошли искать Звенько. Нашли его в тронном зале, где он сидел в одиночестве на троне в глубокой задумчивости.
  
  Маги неслышно вошли в тронный зал и приблизились к Звенько.
  
  - Друже, о чем думы?- спросил Ван Я.
  
  Звенько, погруженный в себя, даже вздрогнул от неожиданности. Он поднял голову, в глазах сплошной туман. Но вот взгляд стал проясняться.
  
  - А это вы. Да, вот, думаю о делах насущных. Их набежало столько, что не знаю, за что ухватиться в первую очередь. Войска почти нет, погибло из-за усобиц. А это значит, что власть царя ослаблена. Наверняка на свет полезут всякие доброхоты, которые либо станут советовать, как обустроить государство, либо плести интриги против меня, с целью свалить с трона и посадить своего ставленника. Уж слишком много всяких разных партий развелось, благодаря таким, как Меланья. Пока они спрячутся от греха подальше. Но ведь вылезут из подполья, наверняка вылезут. И будут стараться вставлять палки в колеса, чего не хотелось бы. Впереди много дел, нужны единомышленники. А у меня их кот наплакал.
  
  - И всего-то.- Вздохнул Ван Я. - Я уж думал, случилось что-то серьезное. А подобные проблемы всегда возникают при смене правителя. И тут важно правильно себя повести. С Меланьей хороший ход. Избавляешься от злейшего врага, которая вредила бы по-настоящему. Я как увидел ее, сразу понял, вам двоим одном дворце, да что там дворце, в одном государстве не ужиться. А тут ты просто исполняешь древний обычай. Народ это любит. Если задумаешь что-то менять, помни, народ он не любит крутых перемен, как не любит и тех, кто затевает эти перемены. Поэтому постарайся изменять государство, находя серьезный повод. Тогда народ более легко воспримет перемены. Опять же, у тебя куча вельмож. Ты знаешь, кто на что способен. Подбери толковых советников, и будет тебе счастье.
  
  - Хорошо сказал,- ответил Звенько.- Но времени катастрофически не хватает.
  
  - Звенько, - вмешался Грехем. - Государство, что человек. Крепкое государство должно опираться на два столпа, как человек опирается на две ноги. Первый столп - это крепкое надежное войско, которое сумеет отбиться от любого внешнего врага. Ты говоришь, что войска нет. Но ты вспомни, сколько таких застав, через которую мы проехали. Собери небольшой экспедиционный корпус и сделай инспекцию этих застав. Там много надежных людей, к тому же имеющих боевой опыт. Отбирай их в свое войско. Одновременно, объяви набор в войско. И не скупись на обещания. Пообещай хорошую плату за службу и надбавки за пребывание в отдаленной местности. Уверен, найдется много желающих попасть в такое войско. Вот новобранцев и оставляй на заставах, а бывалых воинов собирай в кулак, держи при себе. Но не давай им расслабиться. Чувствуй настроения в войске. Думаю, твой дядя Степан будет тебе в этом хорошей порукой.
  
  Глаза Звенько стали осмысленными.
  
  - Хороший план. Пожалуй, так и сделаю сразу после помазания.
  
  - Скажу еще одну мысль, - продолжил Грехем. - Второй ногой государства должна быть Тайная Стража. Если войско предназначено для борьбы с внешним врагом, то Тайная Стража будет бороться с врагами внутренними. А таких в любом государстве пруд пруди. И вот, что интересно, спросишь у такого: Что не так? Толком и не скажет. Но все равно будет твердить: Я против. Вот и должна Тайная Стража выявлять таких недовольных.
  
  - А что с ними делать, казнить? - спросил Звенько.
  
  - Зачем сразу казнить? Вариантов решений может быть множество. Лютых врагов твоей власти, непримиримых, конечно нужно выпалывать. Но есть много таких, которые всегда всем недовольны. Их надо отловить и приставить к какому-нибудь делу. И загрузить так, чтобы и на писк времени не осталось.
  
  - Опять же, вспомни относительно твоих решений по Меланье и Варваре. Очень мудро было отправить Варвару в монастырь. В отличие от Меланьи, она тебе не враг. Просто звезды сложились для нее неудачно. Так бывает. Но не убивать же ее за то, что она мать твоих соперников в престолонаследии? Тем более, что и наследников уже не осталось, перевели друг друга на бранном поле. Вот так поступай и с другими. И помни, случай может быть подобен другому случаю, но никогда не тождественен. Поэтому в каждом отдельном случае нужно серьезно разбираться. Подбери толкового и преданного тебе человека, пусть с этим разбирается, но с обязательным докладом тебе о всех своих действиях.
  
  - А если он начнет решать свои дела, пользуясь положением?
  
  - Обязательно начнет, уж такая природа человеческая. Потому ты за ним следи. А как он перегнет палку, вызови и припугни, что в следующий раз он сам ляжет на пыточный стол. Поверь, это здорово отрезвляет. А еще лучше назначь главой Тайной Стражи кого-нибудь из своих родичей. Все-таки родная кровь она сплачивает.
  
  Звенько удивленно посмотрел на Ван Я.
  
  Ты случайно мысли не читаешь? Я как раз думал о младшем брате - Твердиславе. Он очень даже подойдет на эту должность.
  
  - Ну, вот и эта проблема решаема. Кстати, как я понял, город делится на низинную часть, в которой живут, в основном, зажиточные люди, и горную часть, населенную бедняками. Вот пусть Твердислав и станет отбирать себе людей из горной части.
  
  - Почему?
  
  - Ты можешь вспомнить слуг, которые тебе сегодня встретились во дворце?
  
  Звенько задумался, даже наморщил лоб. Потом сказал
  
  - Нет, не помню. Тем более что все слуги почти мне не знакомы.
  
  - И в этом их преимущество. Они бродят серыми тенями по дворцу, могут зайти в любую комнату, но ни вельможи, ни стража, ни твоя родня их как бы не видит. Слуги идут как бесплатное приложение к дворцу. А ведь это замечательно. Они могут быть неплохими соглядатаями, т.е. работать на Тайную Стражу, причем, совсем за небольшую плату. Подумай об этом.
  
  - Спасибо, други.
  
  Лицо Звенько прояснилось.
  
  - День катится к вечеру, скоро тризна. Нужно приготовиться.
  
  Маги откланялись и вышли из тронного зала. Действительно, уже смеркалось. Выйдя на двор, маги обратили внимание на то, что место сожжения царя Додонаха уже готово. Более того, справа и слева в отдалении расставлены столы для поминок.
  
  На правах друзей царя они выбрали место рядом с его высоким креслом и затихли, ожидая начало тризны. Постепенно столы заполнялись. Здесь были и вельможи, и старые воины, с которыми Додонах ходил в бой, и зажиточные купцы. Правда, последние уселись за дальними столами, уступая ближние столы придворным.
  
  Вышел Звенько. Он успел переодеться в черные одежды. Даже кольчуга и шлем были червлеными, как и перья плюмажа на шлеме. Звенько уселся на кресло и махнул рукой. Тут же зазвучали, запели трубы и рога, зазвенели литавры, выводя траурную песню, а на пороге дворца появилась траурная процессия, несущая на настиле покойного царя. Он был облачен в свои походные одежды, на голове был шлем. Грудь укрыта щитом с царским гербом. Под правой рукой лежал меч.
  
  Процессия, несущая тело Додонаха состояла из шести человек. Это были умудренные жизнью воины, ближайшие друзья покойного царя. Все встали, когда тело царя проносили мимо столов в сторону кострища. На широкой деревянной лестнице ведущей наверх, стояли воины, ожидая, когда к ним подойдет траурная процессия. И когда она подошла, ухватили за ручки щита и стали передавать друг другу по лестнице, с тем, чтобы поднять наверх. Верхние воины подхватили тело царя и положили его на установленное для этого случая место.
  
  В этот момент трубы замолкли. Наступила тишина. И в этой тишине из дворца в сопровождении служек и охраны появилась Меланья. На сей раз она была в белом платье до пят, босая и простоволосая. Взглянув на нее, Уго определил, что она как бы отрешена от мира сего. Пустые, ничего не выражающие глаза, блуждали взглядом по окружающим.
  
  Меланью подвели к кострищу, и она сама поднялась наверх. Ее привязали к столбу, находящемуся рядом с головой покойного царя. Все, кроме двух человек с факелами поспешно покинули место жертвоприношения. А факелоносцы повернувшись к Звенько, ждали его сигнала.
  
  Звенько махнул рукой, факела были брошены вниз, где лежал хворост и также поспешно покинули помост.
  
  Пламя сразу охватило помост и толстые бревна, бывшие его основой. Вверх вырвались огромные языки пламени. И в этот момент Уго заметил, что глаза Меланьи становятся осознанными. Еще мгновение, и она очнется. Но Ван Я не дал этому случиться. Он поднес правую ладонь ко рту и дунул с таким расчетом, чтобы поток воздуха пошел над ладонью. А на костре в это время огромный язык пламени вырвался из-под пола помоста и качнулся в сторону Меланьи, влетев со всего размаху в ее открывающийся рот. Моментально огонь выжег все внутренности первой жены покойного царя, и она повисла на еще не обгорелых веревках.
  
  Дальше тризна следовала по заведенному обычаю. Когда костер прогорел и потух, специально определенные для этого дела люди, стали разгребать головешки, в поисках костей царя и Меланьи, но не нашли ничего. Вообще ничего, о чем было доложено Звенько.
  
  Такого никогда не было, потому народ смутился. Но тут справа от Звенько встал высокий мужчина в балахоне. Капюшон был отброшен на плечи. Он воздел руки к небу и зычным голосом закричал:
  
  - Жители Итаната, славной столицы государства сколотов, вы стали свидетелями чуда, явленного богами. Они были настолько милостивы, что взяли на небо царя Додонаха и его жену Меланью вместе с телами. Теперь они находятся в славных садах, где общаются с богами. Так восславим богов и закончим тризну согласно обычаям наших предков.
  
  Сидящие за столами зашевелились, лица были довольные услышанным. А в это время слуги стали разносить еду и питье. А на месте прогоревшего кострища стали устанавливать щиты, соединяя их в помост. Он получился квадратным, со стороной метров в двадцать.
  
  Вновь грянули трубы. С кресла встал Звенько.
  
  - Всех находящихся здесь приглашаю поднять чаши за покойного царя, чтобы восславить его в веках.
  
  Все дружно встали и, не чокаясь, стали пить вино, налитое в чаши.
  
  Затем были еще тосты, но Звенько и маги уже не слушали. Звенько подозвал магов, наклонился к ним и тихо спросил:
  
  - Ваших рук дело?
  
  - Друже, в самом деле, зачем тебе кости? - ответил Ван Я. - В нынешней непростой ситуации они могли стать фетишем для сторонников Меланьи. А так нет костей, нет проблем.
  
  - Но как ты умудрился? - удивился Звенько.
  
  - О, это просто. Прибавил немного жару, с расчетом, чтобы сгорели и испарились не только кости, но и железо.
  
  - М-да. Интересно.
  
  - Звенько, - поинтересовался Уго, - а кто тот мужчина, что разрядил обстановку?
  
  - Верховный жрец.
  
  - Заметь, он встал на твою сторону. А завтра будет возводить на престол. Нужный человек.
  
  - Я понял, подумаю.
  
  В это время началась основная часть тризны. Воины выходили на помост и в шутейных боях показывали свою удаль и выучку. Звенько и маги внимательно смотрели на бойцов, которые и не догадывались, что сейчас решается их судьба. И уже завтра кто-то из них пойдет на повышение.
  
  Тризна затянулась далеко за полночь. Но на дворе было светло. И потому что светила полная Луна, и от множества факелов, освещающих двор.
  
  А в это время на заднем дворе дворца формировался небольшой обоз. Это Варвара и те служки, что ей служили, собирались в поездку в Сретенский монастырь. Ближе к полуночи обоз был готов, и медленно выдвинулся через запасные ворота из дворца.
  
   СЕАНС 30.
  
  Утро следующего после тризны дня было на редкость светлым и прохладным. Проснувшись на роскошном ложе, которое было в личных покоях царя и представлено вчера, всем троим магам, Уго потянулся как кошка и вскочил с кровати. Сегодня на полдень назначено коронование Звенько, который уже и не Звенько, близкий и понятный друг, а Звенислав, который волею судьбы сегодня станет царем. Это событие особенное еще и тем, что вместо рода Донов, чьим представителем был царь Додонах, на престол вступает представитель рода Славов, т.е. произойдет смена правящих династий. И еще неизвестно, что повлечет это событие.
  
  В общем, Уго был полон желания побольше увидеть, узнать особенности в работе царских персон, о которых он только слышал от отца, но никогда не видел. Поэтому Уго быстро поплескался в чане с водой, предназначенном для умывания, оделся в ту же одежду, что и вчера и вышел в коридор. Здесь его уже ждал слуга, который провел в обеденный зал, где к тому времени собрались придворные. Там же должны были быть и Ван Я с Грехемом.
  
  Войдя в зал, Уго почти сразу обнаружил магов и даже встретился взглядом с Ван Я. Тот поднял руку и призывно помахал, указывая на свободное рядом с ним место. А когда Уго сел рядом, зашептал
  
  - Ну, где ты ходишь? До коронования три часа, а нам еще нужно переодеться в парадную одежду.
  
  - Какую еще одежду? - удивился Уго. - Чем эта плоха?
  
  - Нам, как друзьям будущего царя положено быть в белых одеждах. Звенько тоже будет весь в белом. Так что поторопись с едой. Наверняка одежду уже принесли в твои покои. И нужно успеть ее подогнать по фигуре.
  
  Уго еще больше удивился, но спорить не стал, а налег на блюда, стоящие на столе в пределах досягаемости его рук. Завтрак был отменным. Было много мяса, различных каш, запеченная рыба, стояли кувшины с компотами и травяными чаями. Так что буквально за двадцать минут Уго не наелся, а объелся. Но нужно было спешить. Маги встали со своих мест, а сидели они на мягких стульях резной работы, и поспешили в свои покои.
  
  И действительно, в покоях Уго обнаружил двух мастеров, которые разложили одежду на кровати. Мастера стояли к двери спиной и о чем-то тихо разговаривали, похоже, спорили. Один из них был невероятно худым и высоким, как каланча, второй, наоборот был коротышкой, упирающимся чуть ли в не в пупок высокому и крепыш.
  
  Едва стукнула входная дверь, мастера разом повернулись к Уго
  
  - Господин...,- начал высокий.
  
  - Зовите меня, Уго.
  
  - Как можно, вы же друг царя...
  
  На Уго враз пахнуло той социальной условностью, от которой он стал отвыкать в обществе магов-стихийников.
  
  Чтобы не разворачивать тему, неприятную ему, Уго сказал:
  
  - Хорошо, зовите меня господин Уго.
  
  - Как будет угодно, - поклонились мастера. - Мы просим вас облачиться в принесенные одежды, чтобы мы могли подогнать их по вашей фигуре.
  
  И мастер, отодвинувшись, указал жестом на разложенную одежду. Уго не стал спорить, разделся до исподнего, и с помощью мастеров стал одеваться. Первой была расписанная серебряной нитью белая рубашка, с пуговицами от ворота до низу. Следом Уго надел зауженные книзу штаны, тоже белого цвета. И тоже расшитые серебряной нитью. Потом мастера завязали на горле широкий шарф, тонкой работы. На ноги полагались тонкой работы кожаные сапоги. Наконец, сверху всего этого великолепия мастера одели что-то вроде накидки, но с рукавами. Они называли ее кафтаном. На кафтане был вышит сложный узор из бисера. Хотя на кафтане были серебряные большие пуговицы, но по утверждениям мастеров летом застегивать кафтан совсем не обязательно. Самым последним был широкий кожаный пояс, сверху окрашенный в белый цвет, на который Уго повесил свою саблю и кинжал. Завершающим штрихом была шапка белого меха, мехом наружу.
  После этого мастера подвели Уго к огромному зеркалу, встроенному в стену. И пока он себя разглядывал, они что-то рисовали прямо по одежде мелками.
  
  - Господин Уго, - снова обратился высокий.- В принципе, мы все сделали. Просим вас снять одежды, чтобы мы их подогнали.
  
  - Когда будет готово?
  
  - Судя по тому, что вам подошло почти все, не более чем через час.
  
  Уго кивнул, соглашаясь, быстро разделся. Мастера, прихватив одежду, удалились, а Уго, натянув штаны подошел к окну. За окном была панорама, на которую Уго вчера не обратил внимание.
  
  Прямо перед ним были ворота из детинца, за которыми виднелась большая площадь, выложенная брусчаткой. За площадью стоял высокий, выше царского дворца, храм. Он состоял из двух зданий, расположенных параллельно площади. Одно было узким и высоким со шпилем на конце, на высоте второго этажа располагались стрельчатые окна без остекления. Другое наоборот было широким, хотя в высоту ничем не отличалось от предыдущего. Присмотревшись, Уго обнаружил, что вокруг центрального купола, окрашенного в нежный голубой цвет, расположены еще купола, опущенные пониже, и мельче размерами. Нижние купола были раскрашены, пожалуй, во все цвета радуги. Как потом узнал Уго, купола символизировали семь основных богов, которым поклонялись склолоты.
  
  Несмотря на приближение середины дня, площадь была полупустой. Разве что проскачет гонец с вестью.
  
  - Странно, подумал Уго, - скоро полдень, а площадь пуста.
  
  Отойдя от окна, он улегся на кровать и расслабился. Однако вскоре послышался стук в дверь, и вошли мастера, которые принесли подогнанную одежду.
  
  - Что, уже пора? - спросил Уго.
  
  - Да, господин, через полчаса начнется коронование.
  
  - А почему же на площади нет народа?
  
  - Его пустят перед самым началом, чтобы не создавать толкучки.
  
  - Понятно. А что это за здание, что стоит слева от главного храма?
  
  Мастера, если и удивились, то не подали виду. Ведь с первого взгляда понятно, что перед ними иноземец, который вполне может не знать особенностей жизни сколотов. Потому коротыш смиренно стал объяснять.
  
  - Это здание называют часовня. В ней службы не проводятся. Зато есть било, которое вы услышите во время церемонии.
  
  - Било? Ударение на первый слог?
  
  - Да, на первый. Это музыкальный инструмент, состоящий из десяти пластин, сделанных из разных металлов. Возможно, вы видели упрощенную версию било, когда были в крепостях.
  
  - Так-так, интересно, а что оно собой представляет?
  
  - Упрощенная версия состоит из одной пластины, сделанной из меди. Когда по пластине ударяют медным молотком, по округе разносится громкий звук тревоги. За что это било еще называют "Громобой". Обычно било ставят на сторожевых башнях. И когда стражи замечают войско противника, они с помощью било сообщают об этом, всем живущим в крепости, но возможно находящимся вне ее пределов. Звук такой мощный, что слышно в радиусе десятка километров. Так что, обычно, все успевают вернуться в крепость.
  
  За разговорами незаметно пролетело время, оставшееся до коронования. И Уго, боясь опоздать, заторопил мастеров. В общем, через пять минут он был готов к выходу. При выходе из дворца он встретил магов, и вся дружная компания пошла в сторону площади.
  
  В самом деле, к их выходу за пределы детинца, площадь была заполнена до отказа. Свободной оставалась только середина, соединяющая ворота детинца с воротами храма. Толпу горожан сдерживала усиленная стража. Но народ напирал так, что казалось еще чуть-чуть и прорвет оцепление.
  
  Пользуясь положением, маги подобрались поближе к храму, чтобы видеть обряд помазания в комфортных условиях. Внезапно к ним подошел жрец в белых одеяниях.
  
  - Здравствуйте, меня зовут Мельдоний. Главный жрец, памятуя о том, что вы иноземцы, и можете не знать особенностей миропомазания, прислал меня в помощь. Можете мне задавать любые вопросы, касающиеся обряда миропомазания. Чем смогу, постараюсь помочь. В частности, сейчас младшие жрецы вынесут благовония на высоких треногах, чтобы освятить место, где будет совершаться таинство.
  
  И точно, из дверей храма показались жрецы в белых одеждах, каждый из которых нес высокую треногу. В навершии находилась серебряная чаша, из которой струился дым. Принюхавшись, маги ощутили благовония, исходящие от чаш.
  
  Жрецы шли двумя колоннами, проходя мимо магов, мимо неиствующей толпы горожан. Все такие чинные и спокойные. Через каждые десять метров один из жрецов справа и слева останавливались и устанавливали треногу на землю, в то время, как остальные продолжали путь. Наконец, последние жрецы остановились перед вратами из детинца, сделав, таким образом, коридор, через который доложен был проследовать будущий царь из дворца к храму.
  
  В полдень одновременно показались Звенько и Верховный Жрец. Звенько был на белом коне и весь в белом. На голове был серебристого цвета шлем с белым плюмажом. Верховный Жрец тоже был в белых одеждах, с накинутым поверх них белым плащом с вышитыми знаками по всей площади плаща. Жрец и сопровождающие его младшие жрецы спустились с высокой лестницы. За это время Звенько почти преодолел путь от врат детинца до храма, проезжая внутри коридора из благовоний. В десяти метрах от Верховного жреца Звенько остановил коня, спустился на землю, передал повод подскочившему слуге и, сняв шлем, поместил его на правый локоть. Преодолев расстояние, отделявшее его от Жреца, Звенько опустился на одно колено. В это время на часовне раздалась завораживающая музыка. Их советник объяснил, что это заиграло било. И играет оно заздравную песню.
  
  Но вот песня закончилась, и над площадью разнесся могучий голос Верховного Жреца.
  
  - Граждане города, сколоты, сегодня у нас знаменательный день. Мы получаем нового царя, которого назначили сами боги. Будем же достойны богов, и примем царя всем телом и всей душой.
  
  Громкий гул был ответом на слова Жреца.
  
  После этого, собственно, начался обряд миропомазания. Справа от Жреца появился служка с чашей, в которой, по преданию было масло из божественных чертогов. Справа от Жреца появился еще один служка, который с поклоном передал Жрецу большую кисть.
  
  Жрец взял кисть, макнул ее в чашу и, читая молитвы, восхваляющие богов, стал по очереди мазать Звенько лоб, глаза, нос, уши, грудь, руки и ноги. При этом Жрец призывал богов оказать Звенько помощь в его нелегком труде правителя земли сколотов.
  
  Советник объяснил, что обряд миропомазания призван обратить внимание богов и установить прямую связь между богами и правителем, с тем, чтобы он был исполнителем воли богов.
  
  В заключение, снова разнеслись чарующие звуки било, означающие свершившимся обряд миропомазания. Звенько стал царем Звениславом.
  
  После церемонии миропомазания, Верховный Жрец взял Звенько под локоть, и они о чем-то тихо беседуя, проследовали обратно во дворец. Коня Звенько вели в поводу в пяти шагах сзади.
  
   В это время наверх лестницы храма взбежал глашатай, который объявил, что по царскому соизволению сегодняшний день объявляется свободным от трудов праведных. А царь устраивает для горожан столицы пир, который начнется через два часа.
  
  Заявление было встречено одобрительным гулом, после чего толпа начала рассасываться.
  
  Маги поблагодарили жреца за его пояснения и последовали за вельможами во дворец. Здесь их встретил слуга, который пригласил их в тронный зал, куда они и проследовали.
  
  У входа стоял Звенько и о чем-то беседовал с Верховным Жрецом, в руке которого был тяжелый посох с золотым набалдашником.
  
  Увидев магов, Звенько пошел им навстречу.
  
  - Друзья, пользуясь тем, что до пира еще два часа, я собрал бояр прежней, отцовской Думы, поговорить о неотложных делах. Вас же прошу внимательно присматриваться к выступающим, а после совета расскажите мне о своих наблюдениях. Сами понимаете, насколько мне важно ваше мнение.
  
  Маги молча кивнули, и группа пошла в сторону тронного зала. Мажордом растворил двери, и маги увидели, что в зале появились скамьи с высокими спинками, на которых сидело десятка два мужей в праздничных одеждах.
  
  При входе Звенько и сопровождающих, бояре встали и склонились в поклоне. Звенько проследовал к трону, жестом велев магам следовать за ним. В результате, маги встали справа от трона, а Верховный Жрец слева. Звенько уселся на трон и осмотрел бояр. Увидев дядю Степана, он жестом призвал его присоединиться к магам, остальным разрешил садиться.
  
  А дальше... дальше действительно начался Совет Думы по решению назревших вопросов государства. Бояре по очереди докладывали царю о той или иной проблеме. И тут же предлагали варианты ее решения. Причем Звенько показал глубокое знание в государственных делах. Замечания его были точны. А потому воспринимались безоговорочно. Так прошло время до пира, и Звенько отпустил бояр, сообщив, что скоро прибудет сам.
  
  Когда все вышли, за исключением Верховного жреца, магов и дяди Степана, начался разбор произошедшего на Совете. Говорили, в основном Грехем и Ван Я. Уго предпочел отмолчаться, хотя многое ему не понравилось. Это заметил Звенько.
  
  - Уго, а ты почему молчишь?
  
  - Да что говорить, Ван Я и Грехем сказали главное. Остальное мелочи, которые нуждаются в притирке. Ты теперь царь, так что тебе и карты в руки. Только прошу тебя, не начинай с репрессий. Люди таковы, каковы они есть. Конечно, грех не воспользоваться случаем, и не обновить Думу. Но считаю, что нужно сделать это так, чтобы после твоих решений не появились новые враги. А то, что их у тебя достаточно, не мне говорить.
  
  
  Уго, как в воду смотрел. Через три дня на Звенько была совершена попытка покушения. Случилось это в, казалось бы, безобидной обстановке. Звенько гулял по коридорам дворца в обществе магов. Рассуждали о государственных делах. Неожиданно из-за колонны, что располагалась метрах в пяти, выскочил неизвестный с ножом в руках. И только благодаря реакции Уго, который успел бросить швыряльный нож, попытка получилась неудачной. Звенько подошел к поверженному убийце, который плавал в луже собственной крови. Нож Уго попал ему в правый глаз. Звенько пристально посмотрел в лицо убитого, после чего вынул из глаза нож и обернулся к Уго.
  
  - Друг, я оставлю этот нож себе. Он спас меня от смерти. А тебе выдадут другой, еще лучший.
  
  Помолчав, добавил.
  
  - Спасибо, что оставил меня в живых.
  
  В это время набежали слуги, которые признали в убитом одного из слуг жены покойного царя Меланьи. Подбежавший дядя Степан тут же предложил удалить из дворца всех слуг Меланьи, а заодно (от греха подальше) и Варвары, и сослать их в дальние гарнизоны и веси с запретом возвращать в столицу пожизненно. Если же кто нарушить этот приказ, пусть не пеняет, потому что будет тут же казнен.
  
  Также, по велению дяди Степана, к царю приставили охрану из двух воинов его полусотни. Воины должны не только стеречь покои царя, но и сопровождать его при прогулках по дворцу. В случае же выезда царя за пределы дворца, его должны были сопровождать десять воинов.
  
  Звенько пытался сопротивляться такому решению, но маги поддержали решение дяди Степана. И, в конце концов, согласился.
  
  
  Но это было через три дня. А в день коронования, обсудив насущные дела вместе с Верховным Жрецом, Звенько и дядей Степаном отправились на пир честной.
  
  Во дворе уже были расставлены столы и скамьи, за которыми сидели только приближенные и воины из полусотни дяди Степана. Звенько сел во главе стола, усадив справа от себя магов и дядю Степана, а слева - Верховного Жреца. Но последний немного посидев для приличия, отпросился с пира. Только Жрец покинул пир, на его место пересели дядя Степан и Уго. Таким образом, царя прикрывали четыре верных ему человека.
  
  В это же время на площади, прямо на брусчатке возле столов, расставленных по всей площади, веселился простой люд, а в воздухе лилась мелодия, исполняемая музыкантом на било. Она была необычна и очаровательна. Так, по крайней мере, показалось Уго.
  
  Пир начался, как обычно начинаются подобные мероприятия - со здравиц в честь нового царя. Но вскоре, пир плавно перетек в обычную пьянку, что во дворце, что на площади. Звенько считал это нормальным явлением, говоря
  
  - Должны же люди немного оторваться и расслабиться. Завтра начнется новый отсчет времени, а с ним навалится куча дел. Так что пить будет некогда.
  
  Маги соглашались со Звенько, кто молча, кто одобрительно высказавшись. Но сами маги пили мало, больше вели разговоры, что называется за жизнь.
  
  Ближе к полуночи, когда большая часть бояр уже была в кондиции, у ворот детинца стали появляться повозки и коляски, на которых пьяных развозили по домам. В самом конце пира ушли и Звенько с друзьями, оставив дядю Степана распоряжаться на пиру.
  
  На следующее утро маги засобирались дальше. Но от Звенько поступило встречное предложение.
  
  - Мне все равно нужно объехать страну, познакомиться с обстановкой на месте. Так почему бы мне не начать с западного направления? Заодно провожу вас до западной границы.
  
  В словах Звенько был резон. Одно дело ехать по стране втроем. И пусть страна дружественная, но лучше, если их будет сопровождать сотня воинов во главе с царем. На том и порешили. Выезд назначили через неделю после дня коронования.
  
   За исключением случая попытки покушения неделя прошла без происшествий. Все, участвующие в походе были заняты подготовкой к нему, а также решением неотложных задач, которые нельзя отложить на потом.
  
  Но все когда-то заканчивается. Наступил день отъезда. К этому времени Звенько назначил младшего брата Твердислава начальником Тайной Стражи и оставил на него все дела царства, пока он объезжает страну. Нужно сказать, что Твердислав оправдывал данное ему имя. Это был твердый в убеждениях человек, к тому же преданный своему брату. Так что Звенько оставлял столицу со спокойным сердцем.
  
  В день отъезда все проснулись с рассветом, и когда солнце едва встало, из дворца выехал вооруженный отряд в сотню сабель, который направился к западным городским вратам. Встречавшиеся по пути горожане узнавали нового царя и махали ему вслед, кто платком, а кто рукой. Это зрелище само по себе подняло тонус едущим. Так что первый день прошел с поднятым настроением.
  
  Маршрут был построен так, чтобы отряд мог к ночи быть в том или ином городе, где предполагалась ночевка. Вперед высылались гонцы, которые предупреждали градоначальников о прибытии к ним царя со свитой. Да, кроме магов и дяди Степана, Звенько взял с собой тех бояр, на которых указали маги, как на смышленых и преданных людей. Именно из них Звенько собирался создать костяк своей Думы.
  
  
  После ночи отдыха, Звенько сначала собирал городскую Думу, чтобы узнать проблемы города. И по возможности тут же разрешить. Полдня Звенько обычно посвящал общению с горожанами.
  
  Его интересовало все: виды на урожай зерновых, степень готовности к зиме. Ну, и конечно, не обходилось без разрешения различных хозяйственных споров. И здесь Звенько показал себя умным, знающим дело царем. Так что вскоре слава о справедливом царе уже опережала кортеж.
  
  Но так было когда Звенислав с отрядом сопровождения, объезжал равнинные районы страны. Стоило отряду углубиться в горы, произошло происшествие - на отряд была организована засада. Первым ее заметил Грехем. Впрочем, сначала он заметил хорошо подготовленный горный обвал, о чем сообщил магам и Звенько. Остановились посовещаться.
  
  - Да что тут совещаться? Дядя Степан перестрой отряд в колонну по трое.
  
  А нужно сказать, что горная дорога вилась серпантином и была настолько узкой, что дядя Степан перестроил отряд в колонну по двое. К тому же, если слева возвышалась горная гряда, то справа был обрыв, в котором шумела горная река. Так что, перестроив отряд в колонну по трое, дядя Степан сильно рисковал. Вдруг, какая лошадь испугается и понесет? Хорошо если она одна рухнет в пропасть. А если утянет с собой впереди идущих.
  
  Но нужно было рисковать, поскольку сотня растянулась по дороге метров на двести. Подобрали смирных лошадей для крайней, ближней к пропасти колонне.
  
  Грехем спустился с коня, отошел к самому краю пропасти, но так, чтобы не мешать лошадям и уперся взглядом в то место, которое, по его мнению, грозило камнепадом. При этом его губы шевелились, потому что Грехем постоянно читал заклинание упокоения.
  
  Когда отряд покинул пространство, на которое, по мнению Грехема, должен был сойти камнепад, он, не спеша, но, не упуская из виду опасный участок, двинулся к отряду.
  
  Как только он прошел опасный участок, он отвернулся, и тут же высоко в горах послышался шум. И через пять минут дорога позади была забита огромными камнями, которые, переваливаясь через насыпанную кучу падали даже в пропасть.
  
  Но на этом приключения не закончились. Сверху с перекошенными лицами и криками стали спускаться до сотни горцев, держа в руках, кто огромные ножи, кто сабли.
  
  Это было знакомо, а потому проблема решилась просто. Воины достали луки и просто стали отстреливать бегущих сверху. На дорогу выбежало совсем немного, и они тут же были порублены.
  
  Звенислав спустился с коня и подошел к одному из горцев, который подавал признаки жизни.
  
  Он наклонился к раненному:
  
  - Я - царь Звенислав. Обещаю, что тебя и всех кто остался жив, отпущу подобру-поздорову. Ответь на два вопроса: кто вас навел на отряд, и кто был вашей целью?
  
  Пузырясь на губах, кровь уходила из раненого.
  
  Соскочил с коня Ван Я.
  
  - Я остановлю кровь и даже вылечу тебя и твоих соплеменников, если ты ответишь на вопросы царя.
  
  Он поднял над раненым руку, и кровь прекратила вытекать изо рта.
  
  Раненый раскрыл глаза и посмотрел мутным взглядом на Звенько и магов, окруживших к тому времени раненого.
  
  - Не знаю, кто вы, и какому демону служите, но те, кто послал нас, служат еще более могущественному демону. Они пообещали за всех вас огромный выкуп в случае, если мы захватим вас в плен и передадим им. В противном случае они угрожали уничтожить наш кишлак. Мы бедные люди, не смогли противостоять соблазну заработать на чужаках. Да и угроза кишлаку была очень явственной. Так что нам по любому нельзя возвращаться в кишлак, ибо и мы, и наши родственники будут уничтожены теми демонами, что заявились в наш кишлак.
  
  Ван Я разогнулся и взглянул на царя.
  
  - Звенислав, дела серьезнее, чем мы предполагали. Это, наверняка, посланцы от Совета Девяти. Потому не будем подвергать твою, и воинов жизни опасности. Вы спускайтесь в долину, а мы останемся и посетим кишлак этого раненого. Нужно же узнать, что там за демоны, которых прислал Совет Девяти. А как управимся, вас догоним.
  
  Звенько уговорили быстро, и отряд во главе с ним двинулся по дороге, ведущей в долину.
  
  Оставшись втроем, маги приготовились к встрече.
  
  - Ну, что , други, - воскликнул Ван Я,- посмотрим на очередных охотников за нашими головами?
  - Посмотрим, - эхом откликнулись Уго и Грехем.
  
  Но прежде чем подниматься в горы, Ван Я и Уго излечили раны тех, кто был ранен, и взяли их с собой в качестве сопровождающих.
  
   СЕАНС 31.
  
  Горцы повели магов к кишлаку коротким путем, тайными тропами. Так что через два часа впереди показался кишлак. Он был обнесен высокой стеной. Дорога же, ведущая в кишлак, упиралась в узкие ворота.
  
  По договоренности с горцами руки магов связали спереди. Так же договорились, что горцы не будут входить с ними в кишлак, чтобы не было жертв, а остановятся перед воротами, где и подождут вымогателей.
  
  Так и сделали. Ожидание было недолгим. Минут через десять ворота раскрылись и из выехали на конях человек пятнадцать. Внешний вид внушал если не страх, то уважение. Все наездники были высокими, все одеты в черное. На плечах были черного цвета плащи, а на голове мешки с прорезями. Под стать были и лошади, все стройные и все вороной масти.
  
  Увидев всадников, предводитель горцев произнес:
  
  - Мы выполнили ваше задание. Но я потерял большую часть своих людей.
  
  На что получил ответ от всадника, который выехал вперед:
  
  - За это получишь солидное вознаграждение и поправишь свои дела.
  
  Всадник вынул из-за пазухи кошель приличной величины и бросил предводителю горцев. Тот на лету схватил кошель и передал магов с рук на руки пришельцев.
  
  С коней соскочило двое пришельцев, которые ощупали узлы, на руках магов, остались довольны. Но этим не удовлетворились, а связали магов единой веревкой, которую передали тому, кто вел переговоры с горцами. После этого на головы магов набросили мешки, но уже без прорезей и повели по горной дороге прочь от кишлака.
  
  Задумка магов была проста. Грехем заметил, что в одном месте дорога превращается фактически в тропу, идя по самому ребру хребта. Да и пришельцы помогли планам магов. Они окружили их со всех сторон, держа строгое каре. Этим и решил воспользоваться маг земли.
  
  Мешок на голове не мешал видеть окружающий мир, поскольку Грехем перешел на магическое зрение. Собственно, все трое магов в этих условиях перешли на магическое зрение. И вот когда группа пришельцев, сопровождающих магов одолела почти половину хребта, Грехем начал плести заклинание земли. Уго и Ван Я тем временем ослабили узлы на веревках, чтобы можно было от них моментально избавиться.
  
  Как только Грехем произнес заключительное заклинание, дорога слева и справа от магов осыпалась, унося в пропасть большую часть конвоиров. Уго сбросил веревку, вскинул руки и послал в спины едущих впереди, а их на счастье осталось только двое, два огненных шара, которые смели всадников с коней. Уго тут же бросился вперед, чтобы завладеть конями. Но один конь заартачился, и. в результате, свалился в пропасть. Но другого коня Уго сумел удержать.
  
  Сорвав с головы мешок, Уго оглянулся. Грехем и Ван Я крепко держали под уздцы двух вороных, которые прядали ушами и пытались пятиться.
  
  - Славно сработали, еще и коней заработали, - воскликнул Ван Я.
  
  - Да еще каких, - продолжил Грехем, - вороных. Я таких еще не видал.
  
  - Ну что ж, скажем Неизвестным спасибо за такой шикарный подарок, - закрыл тему Уго.
  
  Маги вскочили на коней и помчались в долину, куда прибыли ближе к ночи.
  
  Как только они въехали в крепость, где Звенислав с отрядом остановился на этот раз, им навстречу бросились сам Звенько и дядя Степан.
  
  - Что так долго? Мы уже начали волноваться. Ведь день на исходе.
  
  За всех ответил Ван Я:
  
  - Да вот коней нашли, пришлось повозиться, чтобы приручить.
  
  В разговор влез дядя Степан, спросивший с ехидцей:
  
  - Это ж где таких красавцев продают?
  
  - Не продают, а раздают, бесплатно, - отпарировал Ван Я. - На одной горной дороге. Не хочешь проехаться? Хотя мы забрали всех коней, что там были.
  
  - Чур меня, чур, - открестился дядя Степан.- Я уж лучше на своей лошадке поезжу. Оно надежнее будет.
  
  Звенько обнял магов и повел в дом на трапезу. Уго и Ван Я были веселы, шутили, делились впечатлениями, и только Грехем сидел задумчивым, если не сказать хмурым. Ван Я хлопнул его по плечу:
  
  - Что закручинился, брат?
  
  - Не нравятся мне эти наезды Неизвестных. И, заметь, детские, по сути, наезды. То десять всадников послали в погоню, то пятнадцать. Где хваленая мощь Совета Девяти? Или все-таки они миф. Ведь мы до недавнего времени о них и не слышали.
  
  - Вероятно, не представляли для них опасности, вот мы с ними и не встречались.- Ответил Ван Я. - А Уго им чем-то сильно не нравится. И даже очень не нравится. Вот и задумали они его извести. А то, что наезды детские, так они, скорее всего, не знают, на что мы способны. Впрочем, как и мы. Так что считай, идет прощупывание друг друга. Но боюсь, скоро оно закончится.
  
  Закончилось уже этой ночью. Посреди ночи Уго проснулся от внезапно посетившей его тревоги. Сев на кровати, он прислушался. Но ничего, кроме равномерного дыхания друзей, не услышал. И это как раз и обеспокоило Уго. Ведь обычно по ночам ночная стража на башнях крепости и ее стенах время от времени перекликается, чтобы не дать кому-то заснуть. А тут полнейшая тишина.
  
  Уго натянул штаны, застегнул пояс со швыряльными ножами и кинжалом. Саблю отстегнул и положил на кровать, и тихо пошел к двери. Выйдя, он был обескуражен. Два воина, охранявшие их спальню стояли на часах, но глаза их были остекленевшими, а сами позы неестественными.
  
  Уго крадучись проследовал к спальне царя, и увидел возящуюся с дверью фигуру. Не размышляя, Уго бросил в ночного упыря швыряльный нож, который вошел чуть ниже головы в шею. Фигура без стука упала у дверей. Подскочивший Уго выдернул из шеи нож, и посмотрел на двор с высоты веранды второго поверха. Почти сразу он обнаружил в призрачном свете Луны, двоих, которые у крепостных ворот пытались вынуть бревно, запирающее ворота.
  
  Уго примерился, понял, что добросит ножи, прицелился и бросил один за другим два ножа. Злоумышленники разом упали на землю. Еще двое вертелись у кармы, где отдыхала сотня. И их Уго приговорил швыряльными ножами. Потом он заметил еще двух. Один в конюшне, похоже, обрезал подпруги на седлах. Уго вспомнил, что Звенислав с вечера приказал держать лошадей нерасседлаными... на всякий случай. Уго легко и без шума спрыгнул с веранды на землю, бесшумно подбежал к воротам конюшни и бросил пятый швыряльный нож. Остался кинжал. Уго хотел бросить его в того, что возился у колодца, чтобы и этого привести к общему знаменателю. Но, подумав, бросил кинжал так, что он ударил злоумышленника в голову тупым концом. Тот упал без чувств, но перед этим успел что-то всыпать в колодец.
  
  И в это время будто проснулась ночная стража. Сначала на одной, затем на другой башнях ударили в било, которого жрец у Храма называл Громобой. Тяжелый, басовый звук разнесся по округе. В крепости захлопали двери. Во двор стали выбегать полуодетые воины, неся оружие в руках.
  
  Оказалось, что неподалеку от крепости видели, большую, до полутысячи группу всадников. Но как только ударили в било, всадники унеслись от крепости, растворяясь в ночи.
  
  Напряжение начало спадать, но тут обнаружились трупы внутри крепости с ножами в шеях. Это произвело необычайное оживление среди воинов, которые забегали по площади, в поисках тайных врагов.
  
  Уго уселся на тело злоумышленника и огляделся. Посреди ночной суматохи стояли Грехем и Ван Я, полуодетые, но с саблями в руках. Они тревожно оглядывались, и Уго понял, что ищут его. Он поднял руку, помахал ею и позвал магов по имени. Ван Я услышал, повернул голову в его сторону, увидел, толкнул Грехема и побежал к месту, где сидел Уго.
  
  - Что тут случилось?
  
  - Как что? Похоже, навели морок и заслали семь человек. Скорее всего, по нашу душу.
  
  - Так это ты один семь человек угрохал?
  
  - Шесть, - поправил Уго. - Этот еще живой.
  
  В это время человек, на котором сидел Уго зашевелился. Уго встал и за шиворот поднял злоумышленника. На магов глянули расширенные от ужаса глаза мужичонки. Он затравленно посмотрел на магов.
  
  - Можете пытать, ничего я вам не скажу.
  
  - Ну, это мы еще посмотрим, - сказал подошедший дядя Степан.
  
  Он кивнул двум воинам, и те, взяв злоумышленника под руки поволокли в пыточную.
  
  К этому времени все шесть трупов были обнаружены и снесены в одно место на площади. Сверху спустился Звенислав. Он мельком осмотрел трупы, посмотрел на пленного.
  
  - Дознаться, что им нужно было, - повелел он дяде Степану.
  
  - Не беспокойся, владыко. Скажет все что знает, и даже то, чего не знает.
  
  - Того, что не знает, мне не нужно. Но нужно узнать, откуда такое крупное войско появилось в этих краях?
  
  - Не беспокойся, Звенислав, дознаемся.
  
  Звенислав посмотрел на магов, и, махнув рукой, предложил следовать за собой. Они зашли в покои царя, где расселись по стульям. Сам царь присел на краешек кровати.
  
  - Рассказывайте, что знаете, - велел он.
  
  - Звенислав, - начал Уго, - собственно, полнотой информации владею только я. Ведь ты, наверное, заметил, что все напавшие были убиты моими ножами?
  
  - Вот этими? - Звенислав потянулся к столику у кровати и взял пять окровавленных ножей. - Так это твои?
  
  - Мои, государь.
  
  - Возвращаю. Вещь оказалась полезная. - И он протянул ножи Уго. Потом продолжил, - одного не пойму, как они смогли тайно пробраться в крепость и никто их не увидел?
  
  - Морок,- коротко ответил Ван Я. Потом пояснил, - Они навели на гарнизон морок, и под его прикрытием одолели крепостные стены. И как я понимаю, их целью были именно мы.
  
  В это время в двери спальни постучали, и после разрешения Звенько войти, вошел воин, неся в руках что-то наподобие кувшина, но с торчащим фитилем.
  
  - Государь, нашли вот эту штуку возле тех, что пытались пробраться в казарму.
  
  - Ну-ка, ну-ка,- заинтересованно произнес Грехем. - дай эту штуку мне.
  
  Воин посмотрел на царя и получив одобрительный кивок, передал кувшин Грехему. Тот стал принюхиваться. Потом залез пальцем в кувшин, поковырялся.
  
  - Все ясно. Горючая смесь, выделяющая при горении удушливый запах.
  
  - Ты хочешь сказать, что они хотели отравить моих воинов?
  
  - Именно так. Наверное, чтобы не помешали тем, кто был вне крепости
  
  - Кстати, - вспомнил Уго,- пусть посмотрят, что с водой в колодце. Пленный, перед тем, как я его приговорил кинжалом, что-то туда насыпал.
  
  - А лучше, пусть наберут ведро воды и принесут сюда, - добавил Грехем.
  
  Звенислав кивнул воину и тот вышел вон. Через пять минут вернулся с полным ведром воды и поставил его перед Грехемом. Тот принюхался.
  
  - А здесь сонное средство, причем в очень высокой концентрации. Так что можно было заснуть и не проснуться.
  
  - Ясно, - коротко ответил Звенислав и жестом отпустил воина. Потом продолжил:
  
  -Какие есть мнения?
  
  Снова вступил Ван Я:
  
  - Есть подозрение, что и это нападение организовали Неизвестные. А это значит, оно было направлено против нас, - и он обвел рукой себя и остальных магов
  
  - Тогда почему первый убитый был около моих покоев?
  
  - Это-то понятно. Твоя спальня первая по ходу от лестницы. Скорее всего лазутчики не знали, где мы спим. А потому решили не рисковать, и убить всех на этом этаже. Так что ты попал под эти жернова случайно. Но я рад, что Уго успел упредить лазутчика. Тем более, что и твоя стража была под влиянием морока.
  
  - Давайте не будем торопиться с выводами, - вступил в разговор Грехем,- а подождем, что нам сообщит дядя Степан.
  
  
  Звенько кивком согласился с этим доводом, и в комнате повисла напряженная тишина.
  
  Ждать пришлось недолго. Где-то через час, не стучась (потому что эту привилегию дяде Степану и магам даровал сам Звенько), вошел дядя Степан. Он осмотрел присутствующих, нашел глазами свободный стул, прошел к нему и сел.
  
  - Ну, не томи, - воскликнул Звенько. - Что рассказал пленный?
  
  Дядя Степан как-то странно посмотрел на царя, потом на магов.
  
  - Вам ничего не говорит имя Темнейший?
  
  Маги вздрогнули, услышав это прозвище.
  
  - Как же не говорит, - воскликнул Уго, - Магистр Ордена в моей стране.
  
  - Так вот, по утверждению лазутчика, он и его группа, также как и та полутысяча, что была за пределами замка - это маги этого ордена.
  
  - Вот как? - удивился Ван Я. - Но как они оказались здесь? Ведь до родины Уго еще тысячи километров.
  
  - Этого лазутчик не знает. Он рассказывает совершенно нереальную историю. Якобы их собрал Темнейший у их храма. Здесь они переоделись и получили коней. А потом, все вокруг потемнело, и они оказались возле этой крепости.
  
  - Это точно дело Совета Девяти, - процедил Грехем.- У кого еще есть столько мощи, чтобы за раз перенести такую массу людей? Похоже, за нас взялись всерьез.
  
  Все замолчали. Потом выступил Ван Я.
  
  - Звенислав, раз на нас началась такая охота, нам нужно расставаться. Причем немедленно.
  
  - Но до пограничной заставы осталось два дня пути. К тому же нас охраняет сотня самых опытных воинов, возразил Звенько.
  
  - Как ты не понимаешь, что игры закончились. Против нас выступили не простые убийцы, а маги. А это значит, что драчка, если она случится, будет с применением магии. Против нас выступили маги Черного Ордена. Судя по количеству, почти весь Орден здесь. Нам бы самим отбиться. А если вы будете с нами, мы вынуждены будем отвлекаться на вашу защиту. И если что-то с тобой случится, последствия для твоего государства могут быть самыми непредсказуемыми. Мы не можем так рисковать тобой и твоими людьми.
  
  Звенько изменил тему.
  
   - Так ты уверен, что это нападение было организовано против вас?
  
  - Абсолютно уверен,- безапелляционно заявил Ван Я.- Вы для нападавших были лишь помехой, мешавшей добраться до нас. Потому и были приняты те меры, что мы видели. Вас хотели нейтрализовать, чтобы вы не вмешивались. А основной их целью являлись именно мы.
  
  Звенько снова задумался.
  
  - Когда вы собираетесь выехать?
  
  - Как только соберемся. Думаю, через час мы будем готовы.
  
  - Как раз и солнце встанет, - откликнулся дядя Степан.
  
  - Да, и это нам на руку. При свете дня магам Темнейшего труднее будет нас атаковать.
  
  - Но обнаружить вас будет легче, - высказал сомнение Звенько.
  
  - А это как боги решат, - отпарировал Ван Я.
  
  - Согласен,- через силу выдавил Звенько.
  
  Маги откланялись и пошли собирать вещи. Через час тройка вороных вылетела из крепости, ведя в поводу в качестве запасных тройку гнедых. Маги начали игру с сильным противником в кошки-мышки.
  
  Полдня маги торопили коней, чтобы уехать подальше от крепости, где остался их друг Звенько и его войско. Уж очень им не хотелось подставлять таких людей под магические разборки.
  
  Вокруг от жары звенела степь, жаркое солнце, казалось, растапливало даже землю. Вокруг в пределах видимости никого не было. Но чувство опасности не покидало. Что-то должно было вот-вот случиться.
  
  И непредвиденное случилось. Внезапно в километре от дороги стали появляться воины на лошадях. Они появлялись со всех сторон. И судя по их действиям стремились замкнуть круг вокруг магов.
  
  - Начинается, - задорно закричал Ван Я.- Ну, мы им сейчас покажем. Уго спускайся, поможешь мне.
  
  - Значит смотри,- стал инструктировать Уго маг огня. - Становимся спина к спине. Представляешь, что держишь в руках огненный вал. На счет три отпускаешь его из рук. Все понятно?
  
  - Понятно.
  
  - Тогда вперед, и с песней.
  
  Маги встали спина к спине, сосредоточились, и Ван Я начал отсчет.
  
  - Один, два, три - отпускаем,- закричал Ван Я.
  
  Перед глазами Уго возник огненный вал, который, управляемый волей магов стал продвигаться от магов в сторону окруживших их магов Темнейшего. Вскоре он образовал огненную окружность, стремительно разраставшуюся.
  
  Маги Темнейшего, видимо ожидали такого развития событий. Из разных частей войска выехало до десяти человек, которые манипуляциями пытались остановить огненный вал. И им это удалось. Вал стал уменьшаться и тормозить.
  
  - Понятно, что это вы ожидали. А как вам небесный огонь?
  
  Ван Я поднял правую руку к небу и произнес заклинание огня. При полном отсутствии облаков, с неба стали появляться молнии, которые поражали противодействующих магов огня. Когда было уничтожено больше половины, нервы остальных не выдержали. Они развернули коней и помчались в сторону основного войска. Началась паника. Конники старались развернуть коней и убраться побыстрее, чтобы не попасть под сокрушающее действие вала огня.
  
  - А теперь Уго, представляем второй вал огня, но уже с внешней стороны их строя и пускаем его навстречу первому валу, - прокричал Ван Я.
  
  Уго зажмурился, представил огненный вал и отпустил его.
  
  Раскрыв глаза, он увидел два огненных вала, которые двигались навстречу друг другу. А между ними металось уже не войско, а толпа обезумевших от страха людей. Крики людей и дикое ржание насмерть перепуганных лошадей наполнило степь.
  
  Кто-то пытался прорваться сквозь пламя, кто-то пытался найти слабину в огненных валах и просочиться в нее.
  
  В это время над мечущейся толпой взлетела довольно крупная птица, которая начала по спирали набирать высоту, чтобы перескочить огненные вали поверху.
  
  Грехем выхватил лук, наложил стрелу и, прицелившись, с первой стрелы сбил птицу. Резко пикируя, она упала внутри огненных валов.
  
  - Брат, чем тебе птичка помешала?
  
  - А тебе не кажется, что это и не совсем птичка?
  
   - Думаешь оборотень? Но оборотни в птиц не превращаются. Только в зверей.
  
  - Это доморощенные оборотни. А если это маг, он вполне мог перекинуться птицей. Поскольку только птице под силу преодолеть ваши валы.
  
  Потом подумал:
  
  - Есть варианты. Например, что кто-то из магов послал с птицей весточку о провале операции. И в этом случае сбитая птица нам на пользу. Пусть Темнейший и Неизвестные помучаются в неизвестности. А мы выиграем время, пока они будут придумывать новую каверзу.
  
  - Так ты считаешь, что Темнейшего здесь нет?
  
  - Он не настолько дурак, чтобы ввязываться в авантюру с неизвестным финалом. Здесь если и есть, то кто-то из его заместителей. Возможно, тот, кто хотел улизнуть, обернувшись птицей.
  
  - Жаль, а то бы одни махом решили и проблему Темного Ордена.
  
  - Нет, друже, еще не время. Ее придется решать на месте.
  
  Маги замолчали, наблюдая, как огонь жадно съедает оставшихся в живых.
  
  Но вот два вала столкнулись. Их сила ослабела, и валы сами по себе угасли. После них осталось лишь выжженное поле и кучи костей людей и лошадей.
  
  - Не хотел бы я попасть в такую заваруху, - поежился Уго.
  
  - А их сюда никто не звал. Знали куда шли. Но надеялись, что задавят массой. Увы, не получилось.
  
  Маги какое-то время стояли на месте, осматривая дело своих рук.
  
  Потом Ван Я и Уго взобрались на коней, и тронули поводья. Лошади осторожно двинулись вперед. Ведь ехать пришлось через сожженное поле, заваленное костями. Прядая ушами, лошади старательно обходили скелеты коней и людей, а когда вырвались на открытое пространство, казалось, даже лошади этому обрадовались.
  
  Оставшиеся полтора суток, что нужно было проехать до западной заставы, прошли без происшествий. При магах была грамота от царя Звенислава, которая предписывала оказывать магам любую посильную помощь. Так что проблем с размещением магов и их лошадей не было.
  
  Позавтракав, они собрались в комнате начальника заставы, и тот, разложив карту местности, стал пояснять.
  
  - До ваших краев есть несколько путей, но, как по мне, то лучше отсюда ехать напрямую к устью реки Додонах.
  
  - В честь покойного царя, что ли, названа?- Не удержался Ван Я.
  
  - У сколотов царей по имени Додонах было несколько. Но название этой реки очень древнее. Идет из тех былинных времен, когда сколоты жили на берегах это реки. -рассудительно пояснил старый воин.
  
  - Понятно.
  
  - От нее лучше всего двигаться на запад, в сторону устья реки Донепр.
  
  Он показал на карте.
  
  - А там недалеко и до вашей вотчины.
  
  Маги не стали задерживаться в крепости, и уже на следующее утро выехали на запад.
  
  Не стали они и рассказывать о битве с магами Темнейшего. Сзади с войском идет Звенислав. Они не могут пройти мимо выжженного поля. Вот пусть и рассказывает.
  
   СЕАНС 32.
  
  После того, как маги покинули пограничную заставу на западном рубеже царства сколотов, их путешествие ничем особо не омрачалось. За пределами царства, как и перед ним, встречались крепости и крепостицы. Причем, не только в предгорьях, но и в степи. Встречали магов в этих очагах сколотской цивилизации весьма добродушно, а грамота от царя Звенислава, делала жителей этих крепостей чуть ли не друзьями магов. Да, жители уже были наслышаны о новом царе, и мечтали, что он восстановит былое величие сколотов, расширит пределы царства, возьмет их под свою защиту.
  
  Но на четвертый день с самого утра в груди Уго защемило, почудилась опасность, о чем он поделился с друзьями. Они встретили это сообщение со всем вниманием.
  
  - Не стоит удивляться. С того дня, как была разнесена в пух элита Темного Ордена Неизвестные разобрались в ситуации. Возможно, даже узнали о судьбе незадачливых магов Темного Ордена. А, значит, готовят новую пакость. Так что хорошо, что у тебя есть предчувствие на подобные феномены. Будем повнимательнее, и да помогут нам боги.
  
  Они покинули очередную крепость рано утром, чтобы как можно дальше уехать по холодку. Внезапно, будто что-то зацарапало внутри. Уго остановился и стал с помощью магического зрения осматривать окружающую степь.
  
  - Братья, что-то я ничего не пойму. Мы въехали на поле полное костей. И видны эти кости от края до края. Но где-то в километре чую притаившихся врагов. Причем, это не люди, не фантомы, а вроде бы, как звери. Но почему-то они притаились на глубине до метра. Грехем, ты маг земли, тебе и карты в руки.
  
  К наблюдению подключился Грехем. И чем дольше он смотрел вдаль, тем большее удивление отражало его лицо.
  
  - Сам ничего не пойму. По внешнему виду это медведки. Но громадные медведки. Я таких не встречал по жизни. Ест легенды, что давным-давно они жили далеко к югу, за горами Коф-Каф. Но мы сейчас не в горах, а в степи. Откуда им здесь взяться?
  
  - Как откуда,- вмешался Ван Я.- Кто знает, сколько существует Совет Девяти? Кто знает, кого они успели приручить за время своего существования? А уж то, что Неизвестные могут перебрасывать живых существ, мы с вами убедились недавно.
  
  - И что будем делать?- спросил Уго.
  
  - Грехем расскажи, что легенды пишут про этих медведок.
  
  - Ээээ... значит так. Они роют подземные ходы, причем очень быстро. Роют в сторону предполагаемой жертвы. В двух-трех метрах выскакивают из земли и клешнями передних лап стараются перекусить горло жертвы. Затем затаскивают жертву в свои норы и там поедают.
  
   - Какие особенности у них, в строении или чем-то еще?
  
  - Особенности? Ах, да, раз это насекомые, только большие, то у них не кожа, а панцирь, хитиновый панцирь.
  
  - На что он похож?
  
  - Вспомни муравьев или пчел. Вот и у этих медведок такой же, но толще, наверное, до сантиметра толщиной. Сзади есть заголовник из того же хитина, который прикрывает голову. Так что бить их нужно только спереди. Хотя у них и на животе расположены хитиновые пластины, но они гораздо тоньше, и подвижные, чтобы не сдавливать внутренние органы.
  
  - Ну, и что будем делать? - повторил Ван Я вопрос Уго. - Что ты предлагаешь?
  
  Грехем еще раз всмотрелся вдаль.
  
  - Этих тварей не больше двух десятков. Можно попробовать отбиться с помощью обычного оружия. Главное, как только медведка выскочит из норы, нужно обрубать передние клешни. Ну, а потом или сносить голову или разрубать живот. Двадцать штук - это где-то по шесть тварей на брата.. с довесочком. Не так уж и много, бывало и хуже.
  
  - С какого расстояния они предпочитают нападать?
  
  - Это неизвестно, но думаю, метров с двухсот-трехсот.
  
  - Тогда, предлагаю, оставить коней здесь, а самим пойти навстречу этим медведкам и показать им, на что мы годны в реальном бою.
  
  Уго и Грехем согласились с мнением Ван Я, слезли с коней, спутали им передние ноги, вынули сабли, и пошли навстречу судьбе.
  
  Грехем ошибся, медведки стали активными метров за сто до магов. Внезапно Уго увидел, как взбухла земля, и в его сторону очень быстро стал перемещаться земляной валик. Приготовив саблю, Уго остановился, ожидая, когда медведка покажется на поверхности. Это произошло метра за два до Уго. Земля стала просыпаться вниз, образуя конус, и на поверхность выскочило чудовище размером с Уго. Оно шевелило страшными клешнями, и стало набегать, чтобы ухватиться клешнями за горло Уго. Но маг не растерялся, он уклонился от прямого столкновения, и не обрубая, как советовал Грехем, клешни, рубанул по голове. Они отлетела в сторону. Из медведки выбросило струю зеленого цвета, очень липкую на ощупь. И чтобы не испачкаться, Уго отступил на шаг. И вовремя, поскольку выпрыгнула еще одна медведка. Она была поменьше первой и не такая резвая. Потому Уго поступил классически: обрубил клешни, после чего снес голову. Оглядываться времени не было, но спиной Уго чуял, что и остальные маги вступили в бой.
  
  После третьей поверженной медведки, Уго все-таки оглянулся, и увидел, что на Грехема надвигаются сразу три медведки, а Ван Я сражается с двумя. Из желания помочь друзьям, Уго сформировал огненный шар и бросил его в медведок, что атаковали Грехема. Ван Я с удивлением посмотрел на Уго. Его взор как бы спрашивал: А что так можно? Но Уго уже повернулся в своем направлении, поскольку на него выскочила четвертая медведка. Расправившись с ней, и увидев, что больше никто не движется в его сторону, Уго вновь повернулся к друзьям. Возле Грехема лежало пять трупов медведок, но и три наседали. Ван Я убил шесть медведок, и сражался еще с двумя. Не раздумывая, Уго запустил два огненных шара по медведкам, наседающим на Грехема, и тут же сформировав ледяную стрелу бросил ее в медведку, нападающую на Ван Я. Медведки, наседающие на Грехема, вспыхнули ярким огнем, а та медведка в которую попала ледяная стрела, моментально замерзла и осыпалась на землю мелкими осколками.
  
  Грехем бросил благодарный взгляд на Уго и мощным ударом сабли снес голову последней медведке. Спустя мгновение тоже сделал и Ван Я. Маги замерли в ожидании. Но тут Ван Я посчитал количество тел медведок.
  
  - Всё, братья, все двадцать штук здесь.
  
  Маги облегчено вздохнули. Потом Уго задал вопрос:
  
  - Интересно, почему меньше всего медведок лезло на меня, чуть больше на тебя Ван Я, и совсем много на Грехема?
  
  - Могу предположить, - ответил Ван Я,- что они каким-то образом ощущают магическую силу. А у тебя ее валом, чуть ли не из ушей лезет. У меня тоже хватает, но поменее, чем у тебя. А у Грехема, как мага земли, магическая мощь спрятаны внутри, и активируется только при произношении заклинаний. Потму на тебя полезли самые сильные, на меня, послабее, а на Грехема - самые слабые. Так думаю.
  
  Грехем пожал плечами, мол, кто знает? Но тут Уго задал ему вопрос:
  
  - Грехем, так откуда такие здоровые насекомые?
  
  - Очень может быть,- ответил Грехем,- что их каким-то образом сберегли еще из тех времен, когда эпоха каменных людей сменялась эпохой органической жизни. К тому времени образовался Мировой океан, из которого и вылезли первые органические существа - насекомые. Вылезли и первые растения, те же цветы. Но и насекомые и цветы были огромными, хотя и поменее, чем в мире каменных людей. Тогда вероятно, и появились медведки.
  
  - Тогда получается, что Совету Девяти неисчислимое количество лет? И может быть, в него входят те самые каменные люди. Ведь мы встречались с каменным великаном?
  
  Грехем снова пожал плечами:
  
  - Сие мне неизвестно.
  
  В это время вновь заговорил Ван Я.
  
  - Братья, посмотрите на это поле, в стародавние времена здесь сошлись народы юга и народы севера. Южане мечтали захватить плодородные земли северян, а северяне, в свою очередь стремились защитить свои земли. Тысячи воинов с обеих сторон схлестнулись здесь в жесточайшей сече. Потому это поле получило название поле Битвы народов.
  
  - И чем кончилась битва? - спросил Уго.
  
  - Ничем.- Последовал ответ.
  
  - Ну, так не бывает, кто-то же должен стать победителем?
  
  - Бывает, хотя редко. Я уже сказал, что сеча была лютая, и в живых после нее осталось так мало людей, что их не хватало даже, чтобы похоронить своих павших. Тогда оставшиеся с обеих сторон сошлись в центре поля и поклялись больше никогда не враждовать. После чего устроили тризну по погибшим и разошлись, а тела погибших так и остались на этом поле. И те кости, что вы видите, это все, что осталось от погибших.
  
  - Так, может быть, и мы помянем наших предков, устроим тризну по случаю? - спросил Уго. - Вон и перелесок неплохой виднеется.
  
  - Перелесок? - вскинулся Ван Я. - Значит, степь кончилась, и мы вступили на землю моих предков - северян. Принимаю предложение Уго.
  
  - Я тоже, - прогудел Грехем.
  
  Маги еще раз оглядели поле их битвы. В пределах двадцати метров перед ними были разбросаны тела медведок плавающих в зеленой липкой жидкости.
  
  - Грехем, а что это за жидкость, такая зеленая?
  
  - Это их кровь. У насекомых кровь такого цвета.
  
  Уго кивнул, и маги возвратились к оставленным лошадям. Сняв путы, они уселись на коней, и двинули в сторону перелеска, который оказался небольшой березовой рощицей. Мелкие деревья жались друг к другу. Но их было так мало, что сквозь деревья было все видно, что творится с обратной стороны.
  
   При подъезде к рощице, Ван Я нашел родник с чистой ключевой водой. Маги спешились и приникли к водам родника. Вода холодила зубы, а на вкус была такой вкусной, что нельзя было оторваться.
  
  Маги решили сделать привал неподалеку от родника. Спрыгнув с коней, они пустили их пастись, а сами, насобирав хвороста, разожгли костер. Уго достал из мешка куски мяса, и когда костер прогорел, положил мясо на угли, время от времени переворачивая его. Ван Я пошел побродить по роще, а Грехем улегся прямо на землю, закинул руки за голову, и, прикрыв глаза, отдыхал. Потом раскрыл глаза:
  
  - Вот за такие минуты, я и люблю отшельничество. Никто не мешает, не выпрыгивает из земли или еще как. Небо, посмотри на небо. Обрати внимание, оно изменило цвет. Стало синее, чем в землях сколотов.
  
  Уго посмотрел на небо. В самом деле, стало синее.
  
  - Жаль, что этой красоты не видит Ванн Ян. Он ведь в душе поэт.
  
  - А что магу воды делать в сухой и жаркой степи? - резонно заметил Грехем.- Погоди, вот дойдем до речушек, озер и болот, возможно, и он появится.
  
  В это время из березняка вышел Ван Я.
  
  - Слышу звук конских копыт. Человек десять. Едут не спеша. Будут возле нас через полчаса.
  
  - Так чего мы медлим? - вскинулся Грехем. - Давайте поедим пока.
  
  За полчаса маги успели насытиться. И в это время из-за рощи выехала группа вооруженных людей, направляясь к ним.
  
  Подъехав поближе, группа остановилась.
  
  - Кто такие? Откуда? - грозно потребовал ответа сидевший на ближайшем к магам коне витязь. Он был уже не молод, но еще крепок, как дубок.
  
  - А вы кто такие, чтобы учинять допрос? - парировал Ван Я.
  
  - Мы пограничная стража, вы вступили на территорию северян. Так кто вы такие? Как сюда попали?- уже более грозным голосом спросил витязь.
  
  - Мы, мирные отшельники, совершали паломничество к святыням, расположенным в государстве Тхинди. Сейчас возвращаемся к своим пещерам.
  
  - Мирные, говорите, а оружие вам зачем?
  
  - В дороге всякое случается, - пожал плечами Ван Я.
  
  - Но вы же отшельники. Как-то не вяжется отшельничество и оружие.
  
  - Отшельниками не рождаются, - коротко ответил Ван Я.
  
  - Славен, посмотри на их коней. Я в жизни таких красавцев не видел. Интересно, откуда у отшельников такие кони, - встрял в разговор витязь, находящийся справа от Словена.
  
  - Митко верно рекет, откуда у вас такие кони?
  
  - Это подарок царя Звенислава, земли которого мы недавно покинули.
  
  И Ван Я протянул грамоту Звенислава. Воевода мельком взглянул на грамоту.
  
  - Что ж прошу в гости. Старейшины будут рады таким гостям.
  
  Маги свернули вещи, закинули их в переметные сумы, и влезли на коней. Их тут же окружили воины стражи, и группа тронулась вперед.
  
  - Интересно,- тихо спросил Уго, - нас сопровождают или охраняют?
  
  - Посмотрим на месте,- так же тихо ответил Ван Я.
  
  - Эй, пришельцы,- повернулся в седле воевода,- молчать. Разговаривать запрещено
  
  Ван Я выразительно посмотрел на Уго, как бы говоря: вот и стало понятно, что охраняют.
  
  Через два часа показалось городище. Оно было деревянным, что удивило Уго.
  
  - Ладно,- подумал он,- дома деревянные. Но чтобы стены крепостные тоже были деревянными, этого я еще не видел. Они же загорятся от первой же стрелы с привязанной горящей паклей.
  
  Тем временем, они проехали городские ворота, которые охранялись двумя стражниками.
  
  - Куда ведете болезных? - крикнул один из них.
  
  - На суд Смилги. Пусть разберется, кто они такие?
  
  - Так, может быть, сразу под топор? - Предложил другой.
  
  - Вечно ты торопишься, Звара, может быть, это хорошие люди.
  
  - Хорошие тайком не крадутся.
  
  Они проследовали по дороге, мощеной деревянным брусом, что тоже удивило Уго. Везде он видел, что дороги мостят камнем. Домов приличных не было совсем. Слева и справа стояли даже не дома, а домишки с подслеповатыми окнами, сложенные из деревянных бревен.
  
  - Настоящее царство дерева, - удивился Уго.
  
  Наконец, они выехали на площадь. Стражи расступились и придержали коней, махнув магам, чтобы они двигались вперед. Сразу за площадью стоял домина в два этажа. Вдоль второго этажа был настил, который упирался в лестницу, ведущую на первый этаж.
  
  Ожидание затягивалось. К ним никто не выходил для разговора.
  
  Но вот дверь, находящаяся на фронтальной части здания заскрипела и растворилась. Из нее вышли три старца в белых одеяниях. Сзади бежали слуги, которые несли стулья для старцев, больше похожие на кресла. Стулья тоже были деревянными, но с ажурной резьбой по ножкам и спинке стула.
  
  Один из старцев, посохом показал, куда поставить стулья, а когда стулья были расставлены, важно уселся на средний стул. Другие два старца сели по бокам.
  
  - Ага,- догадался Уго,- сидящий по центру и есть тот самый Смилга, о котором несколько раз упоминалось.
  
  Маги спрыгнули с коней и приблизились метров на пять к старцам. Тут же за спинами старцев появились вооруженные воины, держащие руки на рукоятях мечей.
  
   - Кто такие? И почему тишком крадетесь по нашей земле?
  
  Неожиданно инициативу на себя взял Ван Я.
  
  - Эх, мужик, лапотник, забыл обычаи предков. Или у северян совсем перестали их почитать? Забыл, что сначала гостей нужно накормить, напоить, в баньке попарить, а уж потом за дело пытать.
  
  - Так то ж гостей, т.е. званых. А вы явились незваные.
  
  - Званые, незваные, одни слова, лишь бы напраслину возвести. Мы вообще к вам не собирались, а ехали по свободной степи из царства царя Звенислава. Он нам и сопроводительную дал. - И Ван Я достал грамоту. - А уж к вам нас привели ваши стражники. Так что получается, сами позвали, а теперь открещиваетесь.
  
  - Гляжу, боек ты на язык, парень.
  
  - Да уж, какой уродился, такой и пригодился, - отпарировал Ван Я.
  
  - Ну, что ж, приглашаю к столу незваных/званых гостей, - сказал Смилга и начал подниматься со стула.
  
  - Да уж, благодарствую, но мы обойдемся без угощений ваших.
  
  - Это почему ж так?
  
  - Вы нам не доверяете, почему мы вам должны доверять? Может быть, вы нас хотите отравить, и задаром конями нашими завладеть, кто знает?
  
  Смилга даже рот раскрыл от такой наглости. Он снова сел на стул.
  
  А Ван Я продолжил:
  
  - Разве что продадим вам своих вороных, если цену им знаете? Поиздержались в дороге.
  
  Смилга приценивающе посмотрел на коней.
  
  - Хорошие кони. Дам за них, пожалуй, десять золотых монет.
  
  - Ты в своем уме? Каждый из них стоит такую цену.
  
  - А не согласитесь, даром возьмем,- сказал Смилга.
  
  - Смилга, пожалей своих людей. Или вы уже восстановились после драчки с тавридами?
  
  - А тебе об этом, откуда известно?
  
  - Слухами земля полнится. Ты прекрасно знаешь, на что мы способны. Так что не рекомендую с нами свару заводить. Дороже обойдется.
  
  Смилга строго, и вместе с тем с восхищением посмотрел на Ван Я.
  
  - Ты, должно быть из наших?
  
  - Из ваших, только моя родина севернее будет.
  
  Смилга подозвал мужика в зипуне.
  
  - Отсыпь чужестранцам тридцать золотых.
  
  - Старче, так мы по миру пойдем, если будем разбрасываться золотом.
  
  - Ничего ты не понимаешь. Мы пустим этих жеребцов на развод, и через два-три года у нас будет табун вороных. Начнем их продавать и не только свои вернем, но еще и подзаработаем.
  
  Мужик поклонился и скрылся в доме. Через полчаса он вышел, неся в руке большой кошель, в котором звякало. Он подошел к Ван Я
  
  - Вот, тридцать золотых, копейка в копейку.
  
  Ван Я взял кошель, взвесил его на ладони, довольно усмехнулся и сунул за пазуху.
  
  - Смилга на прощание тебе совет: Если не хочешь, чтобы от твоего городиша к вечеру осталось пепелище, немедленно объяви сбор и закрой ворота, поскольку твой враг Звездич за лесочком, что сзади меня, готовится к атаке.
  
  Смилга, несмотря на свой почтенный возраст, вскочил со стула:
  
  - Сколько с ним воинов?
  
  - До сотни, я полагаю. И все конные. Так что твоя стража прозевала настоящих налетчиков, зато схватила мирных отшельников. Хороши пограничники.
  
  Но Смилга уже не слушал Ван Я. Он начал отдавать приказы своим воеводам. По площади забегали вооруженные люди, взбираясь на крепостные стены. Городские ворота со скрипом закрылись и были заложены толстым бревном.
  
  Маги тоже поднялись на стену. Каждый захватил колчан со стрелами, и составной лук. Пока было тихо, натянули тетиву, и приготовились отражать атаку.
  
  Из-за леса с диким ором вылетела сотня воинов. Они были до пояса раздеты и держали в руках луки, снаряженные стрелами. Увидев, что городские ворота закрыты, и поняв, что элемент внезапности утерян, налетчики изменили тактику. Они стали носиться вдоль стены метрах в ста, и стрелять стрелами с привязанной горящей паклей.
  
  - Что-то мне все это не нравится,- спокойно сказал Ван Я.- Пока стрелы не долетают, но если они приблизятся, а они приблизятся, то у нас есть шанс быть здесь зажаренными. Нужно помочь отбиться от этой ватаги.
  
  Маги одновременно вынули из колчана по стреле, и передвинули колчан сзади на перед, чтобы было удобно доставать стрелы. Вложив по стреле и выбрав цель, маги сделали первый выстрел. А т.к. налетчики были без брони, то трое из них буквально вылетели из гнезда. Но налетчиков это не остановило, а потому маги методично обстреливали войско Звездича из луков. За полчаса его войско ополовинилось и в стане послышался громовой голос, командующий отход.
  
  Тут маги увидели крупного мужчину, который грозил в сторону крепости кулаком.
  
  - Мы еще вернемся, - донесся его крик.
  
  После чего он дал команду, и оставшаяся полусотня скрылась в лесу.
  
  На крепостной стене при виде отступающего врага раздались крики радости. Моментально были открыты ворота, и выбежавшие воины стали ловить разбежавшихся лошадей и обшаривать трупы.
  
  Увидев случившееся, Ван Я потемнел лицом.
  
  - А вот это мне совсем нравится.
  
  - Ван Я,- ответил Грехем, - ты слишком придирчив к местным жителям. Я так понимаю, что сегодня у них редкий удачный день. Пусть же повеселятся всласть.
  
  - Уго, ты видишь этого доброхота? Он не понимает, что дашь спуску в малом, не остановишь в большом. К тому же, Звездич вполне мог сделать маневр ушами, и вернуться. И это было бы уже внезапно, ибо ворота закрывать нельзя, т.к. свои люди в поле. И его полусотня без помех влетает в ворота и начинает крушить все подряд. В результате победа превращается в поражение.
  
  - Ну, ты скажешь, - пошел на попятную Грехем.
  
  - А что не так? Будь я на месте Звездича, так и сделал.
  
   СЕАНС 33.
  
  Когда маги спустились со стен крепости, внизу праздновали победу. Все друг друга поздравляли с таким успешным окончанием битвы. Шутка ли разбили войско самого Звездича.
  
  Маги увидели, идущего им навстречу Смилгу. Рот был растянут до ушей. Но увидев хмурого Ван Я, Смилга посерьезнел:
  
  - Что опять чужеземцу не так?
  
  - Если бы Звездич, которого вы все так боитесь, немного соображал в воинском искусстве, вы бы вместо победы имели поражение.
  
  - О чем ты говоришь, чужеземец? Я не разумею.
  
  - Если бы на месте Звездича был я, то я не удрал бы с поля боя, а влетел в лес, и спрятал войско за деревьями, ожидая, когда вы выскочите из крепости, чтобы мародерствовать. И потом на плечах ваших же воинов ворвался в крепость.
  
  - А почему ты считаешь его трусом?
  
  - Умный воевода никогда не лезет на такие крепости всей наличной силой. Будь я на месте Звездича, я бы выслал до тридцати конников, чтобы вас позлить. А вот когда бы вы, разозлившись, открыли ворота и выслали бы отряд в пятьдесят конников, то мои тридцать сымитировали бы испуг и стали от вас удирать, но при этом не сильно торопиться, чтобы не сбросить вас с хвоста. А дальше все тот же вариант: перед лесом на помощь моей тридцатке выезжают остальные семьдесят. И уже ваши воины вынуждены бежать под прикрытие крепости. А вы, если, конечно, не захотите жертвовать людьми, вынуждены будете держать ворота крепости открытыми. Результат тот же, но в крепость врывается уже сотня конников, и рубит всех живущих в капусту, поджигает ваши дома. И живые позавидуют мертвым.
  
  Смилга задумался. Потом лицо его прояснилось.
  
  - Так может быть, вы останетесь в нашей крепости, поучите наших воинов этому,... как ты выразился, воинскому искусству?
  
  - Извини Смилга, но нам действительно некогда. У нас свой путь, у вас свой. Дам еще один совет: Откажитесь от пограничной стражи. Топот копыт слышен за десяток километров. Если бы мы хотели, то положили бы вашу стражу там, где они нас обнаружили. А как мы умеем стрелять, ты, вероятно видел?
  
  - Видел, действительно умельцы, мои так не могут.
  
  - Так вот, вместо стражи поставь на опасных направлениях секреты. Я смотрю, лесов и перелесков вокруг много. Вот вы даже крепость построили деревянную. Так что пусть сидят в каком-нибудь лесочке и все примечают и слушают. Я, например, коней Звездича услышал еще на той стоянке, где на нас наехала десятка Славена. Десятком людей не охватишь всю территорию, которую вы считаете своей. А секретами, в которых были бы от двух до пяти человек, вполне возможно. Опять же если выставлять секреты на опасных направлениях. Ну, то есть на тех, откуда чаше приходят ваши враги. Это понятно?
  
  - Понятно.
  
   - И еще совет. Запрети мародерство. Я понимаю, что таков у вас обычай. Но овчинка не стоит выделки. Ведь что вы собираете? Оружие. Видел я это оружие. Если оно такое как у вас, то это дерьмо, а не оружие. Мечи из сырой стали, и, наверное, ломаются в бою?
  
  - Ломаются,- подтвердил воевода Славен, подошедший к магам.
  
  - А ведь уже есть мечи из булатной стали.
  
  - Да, где ж их взять? Мы пользуемся только тем оружием, что добываем в бою.
  
  - Вот если бы победили тавридов, было бы и у вас оружие из булатной стали.
  
  Смилга развел руками.
  -Луки древнего образца, - продолжил Ван Я, - стреляют до ста метров. Стрелы без наконечников. Они еще могут поразить голых вояк Звездича, но такую броню, как на мне, уже вряд ли. Пик, я вообще у вас не увидел. А ведь это замечательное оружие, особенно если оно снабжено стальным наконечником. Им можно выбивать врага из седла еще до столкновения.
  
  Смилга и Славен смотрели на Ван Я с уважением.
  
  - Но, что мы можем сделать?
  
  Ван Я задумался.
  
  - Неподалеку, всего-то верст двести, раскинулся на реке Додонах большой город, а заодно и торговый центр, Карголь. Снаряжайте обоз. В него можно включить тех лошадей, что сегодня поймали, а также товар, который у вас залежался: меха, меды... ну, и остальное. Охрану снарядите человек пятьдесят.
  
  Тут Ван Я оглянулся на магов.
  
  - Да и мы можем помочь, если что. Нам все равно двигаться в ту сторону. Так что до Карголя сопроводим обоз. Крупных войск в округе нет, а от малых отобьемся,... я так надеюсь. И, кстати, предлагаю обменять наших гнедых на ваших каурых. Здесь савраски встречаются часто. А это то, что нам нужно - не выделяться. В общем, думайте до утра.
  
  Смилга поклонился в пояс магам и степенно пошел в дом, позвав с собой Славена. Попутно он дал какие-то указания. Оказалось, они касались магов. Для начала их пригласили в баню. И так попарили, что маги вылезли из бани полуживые, да еще и опившиеся местного кваса. Потом их провели в палаты, что были в том же доме, в котором жил Смилга. Так стоял накрытый стол на троих. Снеди было много всякой. Так что маги основательно заправились. Наконец, их, чуть ли не под ручки отвели в их спальни, где маги разделись и упали в широкие кровати. Едва смежив веки, маги заснули праведным сном.
  
   Утро следующего дня началось с побудки, которую проводил сам Смилга. Оказалось, что пока маги спали, местные жители собрали обоз и свели коней в табун. Так что все ожидали, пока появятся маги. Они не стали кочевряжиться, легко перекусили, и вышли во двор. Проводы были недолгими, маги сели на выделенных им каурых, и обоз тронулся в путь. Уже в седле Уго проснулся окончательно и стал оглядываться. Конь ему понравился. Он был не такой высокий, как гнедые, или вороные, но сразу чувствовалось, что конь выносливый. Вспомнились слова Смилги, что коней для магов он выбирал лично. Осмотрев седло, он увидел, что это то седло, что было на вороном, справа в седельной сумке торчал лук и колчан со стрелами. В левом была его сабля. Сзади в переметных сумах была еда, а между ними было привязано его одеяло. В общем, хозяева проявили максимум гостеприимства, за что Уго был им благодарен.
  
  Осмотрев коня и сумы, Уго стал осматривать обоз. В нем было пять повозок, крытых тентами, и три телеги со всяким скарбом. Табун лошадей шел впереди обоза в сопровождении десятка табунщиков. А вокруг всего обоза расположились вооруженные воины во главе со Славеном. В общем и целом, Уго понравилась дисциплина в обозе, а также расположение воинов. Но что-то шкрябало внутри. Подумав, он понял что. И с выплывшей мыслью подъехал к Славену.
  
  - Воевода, прими совет. Пошли справа и слева от дороги по паре разведчиков. Пусть идут верст за пять от обоза. Даже если их заметят, неплохо. Мелкие банды разбегутся, а про крупные отряды они успеют предупредить.
  
  Славен выслушал совет, кивнул, соглашаясь, подозвал одного из воинов и передал приказ. Через пять минут две пары легковооруженных воинов, съехав с дороги, стеганули лошадей и скрылись из виду.
  
  Подъехавший Ван Я одобрительно хмыкнул.
  
  - Брат, похоже, ты в воинском искусстве тоже понимаешь. Это хорошо.
  
  День проходил за днем, обоз помаленьку двигался к конечной цели, городу Карголь. Так прошла неделя, пошла вторая.
  
  На десятый день стали происходить чудеса. Небо вдруг захмурилось, поднялся сильный ветер, нагоняя грозовые тучи. Славен уже собирался объявить внеплановый привал, как вдруг верстах в десяти началась страшнейшая гроза. Причем молнии были в землю как слева, так и справа от дороги. Уго насчитал до пяти молний в минуту. Но были моменты, когда молнии гвоздили в землю гораздо чаще.
  
  Ясное дело, что обоз остановился сам по себе. Ошарашенные люди из обоза склонили головы, молясь своим богам. Так продолжалось около получаса. Потом внезапно гроза прекратилась, тучи разорвало, и небо вновь стало ясным.
  
  Славен дал приказ двигаться, но с осторожностью. И тут все увидели несущихся во весь опор разведчиков. Лица их бели перекошены страхом, и они время от времени оглядывались назад, будто за ними гнались все демоны ада.
  
  Подлетев к Славену, они начали рассказывать, что молнии не просто так садили в землю. Как раз в тех местах, где били молнии слева и справа располагались отряды. Судя по одежде - тиверичей. Так вот молнии били только в людей, не трогая лошадей. А тех, кто пытался спрятаться били даже в лесу. Так что все это место выгорело, и завалено трупами.
  
  - Сколько было тиверичей? - Спросил Ван Я.
  
  Если судить по рассказам разведчиков, то в том лагере, что справа было до двадцати человек, а в том, что слева - до тридцати.
  
  - И что в живых никого не осталось? - додавливал разведчиков Ван Я.
  
  Разведчики божились, что никого.
  
  Ван Я оглянулся на Славена.
  
  - Если разведчики говорят правду, то бояться нам нечего. Можно прибавить шагу. Нужно проскочить это место как можно быстрее. Вдруг оно проклятое?
  
  Последнее высказывание Ван Я подстегнуло всех. И обоз пошел ускоренной рысью.
  
  Но вот и места, где обоз ждала засада. Ван Я, сказал, чтобы Славен оставил ему самых отважных. Он-де хочет осмотреть местность. А обоз пусть, не мешкая, следует по маршруту.
  
  Славен оставил четверку разведчиков, добавив к ним еще пяток из стражи. Естественно, остались и маги. Проломившись сквозь редкий березняк, группа выехала на поляну, где была засада. Местность представляла ужасающее зрелище. Вся поляна была изгваздана жирными пятнами черной сажи. Везде были разбросаны обгоревшие тела и остатки оружия и амуниции. В дальнем конце поляны была коновязь, к которой было привязано около двадцати коней. Кони были, чуть ли не в обморочном состоянии. Изот рта капала пена, взор был бешенным.
  
  Встал вопрос, что делать с лошадьми. Местные предлагали или бросить тут же, или вообще перестрелять из луков. Но за лошадей вступились Уго и Грехем. Они пообещали, что успокоят лошадей, которые вполне подойдут для продажи. Маги спрыгнули с коней, и вытянув руки вперед двинулись к лошадям, что-то шепча. И, о чудо, лошади стали успокаиваться. И уже вертели глазами не так злобно.
  
  Уго заглянул за ближайшую лошадь, подозвал пару воинов.
  
  - Гляньте, что там в кустах?
  
  Минуту спустя, воины вытащили из кустов человека. Вид его был страшен, либо перекошено от боли, вся одежда в саже, ноги от паха и ниже обожжены. С первого взгляда было понятно, что человек, не жилец. И, тем не менее, он был в сознании, хотя непрерывно стонал.
  
  Ван Я подступился к раненому.
  
  - Если ты меня слышишь, ответь на пару вопросов. Кого вы ждали, и что вам было поручено?
  
  - Я все расскажу, если ты пообещаешь, сразу после этого меня убить.
  
  - Обещаю.
  
  - Два дня тому в нашу крепость приехали двое в черных плащах. Они потребовали, чтобы их провели к старейшине. О чем они разговаривали, то мне неведомо. Но сразу после разговора с неизвестными, старейшина собрал воинов, и приказал выезжать на перехват вашего обоза. При этом он утверждал, что обоз будет легкой добычей, т.к. вдобавок к повозкам, вы ведете табун лошадей, голов на пятьдесят. Наш старший решил воспользоваться этим обстоятельством. Он расположил мой отряд справа от дороги, чтобы мы, напав на обоз, постарались отбить табун. Но главное нужно было отвлечь внимание охраны на себя. В это время основной отряд нападает слева, и крушит вашу защиту, захватывая весь обоз.
  
  Еще было задание убить трех чужеземцев. Конечно, если представиться возможность. Как я понимаю, он имел в виду вас.
  
  И раненый обвел троих магов взглядом.
  
  - Все, больше и ничего не знаю.
  
  Над раненым склонился Уго.
  
  - Расскажи, что здесь было? Понимаю, что даже вспоминать страшно. Мы были за десять верст, и то устрашились. Представляю, каково было вам. И все же.
  
  - Когда началась гроза, никто не предполагал, что все окончится так трагично. Но когда молнии стали убивать людей без разбору началась паника. Всякий старался выскочить из этого ада и убежать подальше. Но молнии, будто специально окружили полянку и убивали всех, кто пытался ее покинуть. Мне повезло, если можно сказать о моем состоянии. Я был у лошадей, поскольку собирался объехать посты. Но стоило мне вскочить на коня, в него ударила молния. Конь был убит сразу, а мне обожгло ноги.
  
  Раненый повернулся к Ван Я:
  
  - Ты обещал мне легкую смерть. Так исполни обещанное.
  
  Ван Я кивнул, отодвинул Уго от раненого, достал кинжал и вонзил его в грудь раненому. Тот захрипел и затих. Ван Я резко выдернул кинжал и груди покойного. Следом стрельнула небольшая струйка крови, тут же опавшая.
  
  Ван Я встал во весь рост и развернулся к сопровождавшим их воинам.
  
  - Лошадей мы успокоили, так что гуртуйте их в табун и гоните к нашему табуну. А мы посмотрим, что там слева, и догоним обоз.
  
  Те кивнули и начали отвязывать лошадей. А Ван Я обернулся к магам.
  
  - Вы поняли, чьих это рук дело?
  
  Грехем молча кивнул, но Уго было непонятно, о чем он и заявил.
  
  - Разве Ванн Ян при тебе не проделывал подобного?
  
  У Уго даже пересохло в горле от такого вопроса.
  
  - Ты хочешь сказать, что гроза - дело рук мага воды?
  
  - Именно так. Я, конечно, могу устроить нечто подобное. Но чтобы так эффективно, да еще и эффектно, на это способен только наш брат - Ванн Ян.
  
  - А где же он сам?
  
  - Думаю, что впереди обоза. Работает разведчиком, а заодно убирает преграды с нашего пути.
  
  - Так что мы его не встретим?
  
  - Почему? - удивился Грехем.- Как только опасность для обоза исчезнет, он и появится. Поверь мне на слово.
  
  К этому времени на поляне никого не осталось. Маги вскочили на коней и направились к лагерю, что был слева от дороги. И снова перед ними была удручающая картина трагедии. Вся поляна была выжжена небесным огнем. И так же, как на предыдущей поляне у коновязи стояли, а точнее, прыгали лошади с диким оскалом. Здесь пришло поработать всем, потому что лошадей было на десяток больше. Но, в конце концов, справились, связали лошадей уздечками попарно и погнали вдогонку обозу. Так табун одномоментно удвоился вдвое, и Славен стал подумывать, а не отобрать ли часть лошадей себе? С этим вопросом он обратился к магам. На что Ван Я ответил:
  
  - Думай сам. Вы выручите кучу денег от продажи табуна и других товаров. Потому вам нужно будет обратно ехать совсем иной дорогой. Так, если мы войдем в город через южные ворота, то вам нужно будет возвращаться через западные.
  
  - Почему через западные? - Удивился Славен.
  
  - Во-первых, потому что там вас не ждут. Во-вторых, через восточные слишком долго придется объезжать. По дороге через западные ворота объезжать придется гораздо меньше.
  
  - Но тут есть такие красавцы, что жалко продавать.
  
  - А если каждому из воинов взять запасного коня? - Вмешался Уго. - Он не будет тормозить. А в случае погони, можно его использовать, чтобы оторваться. Как такой вариант?
  
  Судя по взгляду Славена, тот хотел большего, но вынужден был согласиться. Он тут же дал команду, и воины прямо на ходу стали выдергивать из табуна, понравившихся им коней.
  
  К вечеру все воины вели за собой запасных коней. А Ван Я пришлось еще, и успокаивать Славена, который не мог согласиться продавать таких красавцев. Ван Я привел убийственный аргумент.
  
  - Славен, скажи, сколько у вас всего коней? Без тех, что вы еще отобрали.
  
  - С сотню.
  
  - Надеюсь, ты знаешь, что конь на подножном корме хорош только для парадных выездов. В бою он быстро выдыхается, и даже может пасть от нагрузки. Потому коней, подкармливают, кто ячменем, а кто и борошном. Вот и ответь, на сколько коней у вас заготовлено хотя бы того ячменя, я уже не говорю о зерне?
  
  Воевода задумался. Он прикидывал и так и этак. И выходило, что чужеземец прав. На весь сезон ячменя хватит для имеющихся коней в самый обрез. И то, если по приезде успеют заготовить сена. Так что как ни крути, чужеземец был прав: По одежке протягивай ножки.
  
  Оставшиеся два дня пути пролетели незаметно, поскольку с добавлением в табуне лошадей, прибавилось и забот. И здесь произошла неожиданная, и вместе с тем приятная встреча. Уже за деревьями показались маковки храмов, как маги на полянке справа от дороги увидели Ванн Яна. Маг воды восседал в своей обычной позе, т.е. положив стопы ног поверх ног. Лицо его было отрешенным. Но когда он услышал радостные крики друзей, раскрыл глаза, расплел ноги, и, поднялся навстречу бегущим к нему магов. Радости не было пределов. Маги окружили Ванн Яна и повели к Славену.
  
  - Это один из наших отшельников, с которым мы давно не виделись. Зовут его, как и меня, - поделился новостью Ван Я.
  
  - Это я уже понял, - добродушно сказал Славен. - Что ж если он такой же умелец, как и вы, мы с радостью примем его в обоз.
  
  - Такой же, такой же, - заверил Ван Я.- А в некоторых делах ему цены нет. Так что обузой он точно не станет.
  
  Возникла заминка в связи с тем, что Ванн Ян был без лошади. От доброты душевной Славен хотел выделить Ванн Яну одного из коней, что были в табуне. Но Ванн Ян поднял руку, как бы упреждая действия Славена, развернулся к лесу и заливисто свистнул. Из леса тут же выскочил конь каурой масти, под седлом. Все раскрыли рты от удивления, на что Ванн Ян рассмеялся.
  
  - Правда, удачно сложилось, что и вы на каурых? Не будем выделяться из толпы.
  
  Действительно сложилось удачно. К тому же, Ванн Ян с его веселым характером вскоре стал душой компании.
  
  А на горизонте разворачивался город Карголь. С первого взгляда было понятно, что это центр торговли, поскольку по всем дорогам, ведущим к городским воротам, двигались колонны телег, загруженных разным скарбом.
  
  На въезде в город случилась заминка, поскольку стражи заломили за табун коней неслыханную дань. Таких денег у Славена просто не было. Выручил Ван Я. Он достал тот самый кошель, в который в крепости были насыпаны тридцать золотых, и доложил недостающую сумму.
  
  На выезде в город маги и обоз разошлись. Маги тепло со всеми попрощались и развернули коней влево, а обоз потащился вправо на базарную площадь.
  
  Для начала маги отправились искать постоялый двор, и обнаружили его через два квартала. Судя по коновязи, к которой можно было привязать не меньше двух десятков лошадей, двор был известный в городе. Да и сам дом был четырехэтажный, что тоже внушало уважение.
  
  Маги сняли с лошадей переметные сумы с оружием и припасами, а самих лошадей передали мальчишкам, которые повели коней в конюшню, расположенную справа от постоялого двора.
  
  Маги перекинули сумы через плечо и вошли внутрь. Как и обычно, на первом этаже был питейный зал. Здесь же и кормились. Подойдя к хозяину, они запросили комнату на четверых.
  
  - Э, парни, не вовремя вы приехали с такими запросами. Остались только одиночные. Возможно, найду одну на двоих.
  
  Маги переглянулись.
  
  - Та, что на двоих на каком этаже? - Спросил Ван Я
  
  - На втором, - с готовностью отозвался хозяин.
  
  - Нам подойдет двушка. Но и платим мы за двушку.
  
  Было видно, как по лицу хозяина пробегали волны сомнения. Ведь он явно терял в деньгах, согласившись на такое условие. Но потом он решился, и ударили по рукам.
  
  Хозяин сам проводил магов на второй этаж, открыл дверь в комнату и передал ключ Ван Я.
  
  - Хозяин, мы переоденемся и спустимся позавтракать. Так что приготовь четыре порции мяса, и что там к нему полагается.
  
  Хозяин улыбнулся.
  
  - Через полчаса все будет готово.
  
  - Вот и ладненько, - сказал Ван Я.
  
  Когда хозяин удалился, маги зашли в комнату. Сбросив на одну из кроватей сумки, все расселись и стали думать, что делать дальше?
  
  - Да что тут думать? - Сказал Грехем.- Нам нужно раствориться в толпе, пока мы в городе.
  
  - Ты хочешь сказать, что мы должны быть одеты, как горожане?
  
  - Именно так.
  
  - Но за новой одеждой нужно идти на базар. А это значит, светиться. И еще неизвестно, кого мы встретим в толпе. Что-то я подозреваю, что шпионы Неизвестных уже здесь.
  
  - А кто сказал, что нужно идти в город за одеждой, или ты забыл, что я маг земли. К тому же маг, который давно не разминался. Так что я сейчас спроворю вам и мне рубашки и штаны их холста, под которые вы спрячете сапоги.
  
  Маги согласились.
  
  - Встаньте в ряд, чтобы было удобнее.
  
  Когда маги выполнили условие Грехема, он начал читать заклинания. Закончив, он раскрыл глаза и сказал слово земли. Неожиданно на магах одежда ста ла преображаться, превращаясь в холщевую рубаху и штаны. Хорошо еще, что они сняли свои пояса перед ритуалом, а то неизвестно, чтобы с ними случилось.
  
  Надев пояса, а в них ведь в потайных кармашках были швыральные ножи, маги собрались было идти завтракать. Но Грехем разошелся. Он попросил подождать минуту, и создал четыре шерстяных плаща с капюшонами.
  
  - Ты предлагаешь и их одеть? - с сомнением спросил Ван Я.
  
  - Зачем?- Искренне удивился Грехем.- Но при нашей суматошной жизни, нужно иметь одежду про запас. Вдруг нам внезапно придется покидать это гнездышко.
  
  Но и на этом Грехем не успокоился. Он создал четыре посоха темнокоричневого цвета. По утверждению Грехема, посохи сделаны из мистического дерева мирабу, и кроме магических способностей еще и настолько крепкий, что его невозможно сломать. Рассматривая посохи, Уго обратил внимание на то, что в расширенной верхней части у каждого посоха был вставлен драгоценный камень. Причем, у каждого мага был свой камень. Так, у Ван Я в посох был вставлен рубин, а у Ванн Яна - синий сапфир. У самого Уго в посохе был вставлен зеленый изумруд. А у Грехема - черный оникс.
  
  - Вот теперь мы готовы к дальнему походу, - сказал довольный Грехем.
  
  Маги сложили шерстяные плащи в стопку, составили в угол свои посохи, вышли из комнаты и опечатали ее магически от воров и дурного глаза. После чего пошли завтракать.
  
   СЕАНС 34.
  
  Маги спустились по лестнице на первый этаж, где стояли столы и лавки. И уселись за стол. Тут же на столе появился на блюде жареный гусь, с которого еще стекал светлый жир, пара тарелок с жареной рыбой, две глубокие миски с кашами, гречневой и пшенной, четыре кувшина с компотом. А появившийся хозяин принес два кувшина со старым вином под печатями. Лично срезав печать, он разлил вино по чашам и удалился.
  
  Все, почувствовав голод, принялись за еду, соблюдая молчание. Слышно было только стук ложек о тарелки и хруст костей гуся, перемалываемого крепкими зубами магов.
  
  Но вот они насытились и попивая, кто вино, а кто компот, откинулись от стола.
  
  - Каков план действий на сегодня? - Спросил Ванн Ян.
  
  - Предлагаю прошерстить город на предмет поиска шпионов, ищущих нас.- Ответил Ван Я
  
  - И как это сделать? - Спросил неугомонный Ванн Ян.
  
  - Нас четверо, городских ворот шесть: по двое выходят на запад и восток и по одному на юг и север. Разделимся на пары. Ванн Ян с Грехемом возьмут западные и южные ворота, а и я Уго - восточные и северные ворота. Работаем до захода солнца. Потом собираемся здесь же в кабаке и делимся полученным знанием.
  
  План сразу всем понравился, и, покинув постоялый двор, они разошлись попарно.
  
  Путь Ван Я и Уго проходил мимо базарной площади, и они решили навестить Славена, да и посмотреть, как идут его дела. Не торопясь, они продвигались вдоль рядов с товарами, в сторону места, где торгуют лошадьми. Внезапно Ван Я схватил Уго за плечо.
  
  - Посмотри на мужика, что сидит справа на телеге.
  
  Уго посмотрел вперед, и увидел мужика. Лицо было нейтральным и ничего не выражало. Но глаза... глаза как два буравчика, отслеживали любого, кто подходил к тому месту, где был Славен и его воины. Поэтому маги решили отложить визит к Славену, и с независимым видом продефилировали мимо. И тут Уго обнаружил еще одного следящего за Славеном. В общем, обложили плотно.
  
  Выйдя к первым восточным воротам, маги интуитивно вычислили двух соглядатаев, которые всматривались в проходящих людей. На вторых восточных воротах, было то же самое. А вот на северных воротах Уго заметил, что двое соглядатаев обменялись между собой знаками, которые показались Уго знакомыми.
  
  - Ван, давай посидим где-нибудь в таверне, нужно подумать.
  
  Ван Я кивнул и вскоре они уже сидели в корчме, поглощая заказанный обед. После, откинувшись на стену, что была за спиной, Уго вошел в транс. И почти сразу увидел, как Светлейший обменивается подобными знаками с кем-то приехавшим в крепость.
  
  - Похоже, не только Темнейший и его люди, но и Светлейший в игре Неизвестных. Я увидел знаки, которыми обмениваются в ордене Светлейшего.
  
  - Ты уверен?
  
  - Я видел, как Светлейший обменивался подобными знаками.
  
  - Тааак,- задумчиво проговорил Ван Я, - силы темного Ордена, по-видимому, подорваны настолько, что не позволяют действовать против нас. И Неизвестные решили подключить силы Светлого Ордена. Как я и предполагал, оба эти Ордена одна шарашкина контора.
  
  - Это плохо или хорошо?
  
  - Скорее, плохо. Подключение Светлого Ордена - это привлечение новых людей, которые могут перекрыть шпионами все дороги из города.
  
  - Но мы же и так обнаружили, что все врата контролируются.
  
  - Я не о том, - поморщился Ван Я, - а о дорогах. Ведь нам как-то придется отсюда выбираться. А если Светлейший снарядил на дорогах засады, придется прорываться с боем.
  
  Уго почесал затылок.
  
  - Ну, прорываться, так прорываться. Не впервой.
  
  -Ты прав, брат. Не впервой.
  
  Маги расплатились и пошли в сторону постоялого двора, где остановились. Вечерело, точнее, последние лучи солнца время от времени прорывались из-за горизонта, как бы бросая прощальные всполохи. Быстро темнело. Маги попали в лабиринт узких улиц, которые были огорожены высокими заборами. Внезапно Уго остановился:
  
  - Ван, ощущаю засаду. Впереди. Человек шесть.
  
  - Ты невнимателен Уго. Не шесть, а десять, четверо уже сзади. Так что скоро будут нас окружать.
  
  - И что будем делать?
  
  Ванн Я немного подумал, вдруг лицо его озарилось улыбкой.
  
  - Хочешь посмотреть, что такое "священная ярость"?
  
  - Священная ярость? Это что?
  
  - Это методика ведения ближнего боя. Отойди к стене и ничего не делай, чтобы ни случилось... и главное, смотри.
  
  Маги прижались к стене справа по ходу. После чего Ван Я сделал шаг вперед. И в это время из темноты показалось десять человек. Все были вооружены длинными кривыми ножами, а выражение лиц не обещало жертвам ничего хорошего. Они даже не стали, как обычно спрашивать про выбор между жизнь и кошельком, а молча надвигались на магов.
  
  Неожиданно Ван Я стал мурлыкать одними губами мелодию. Она показалась Уго знакомой. Потом он вспомнил, что Ван Я часто мурлыкал ее, сидя на краю пропасти у той пещеры, где они жили. Мелодия была простой, и Уго стал подпевать. А Ван Я стал раскачиваться под мелодию из стороны в сторону, фигура его все более наливалась силой.
  
  Внезапно, Ван Я сделал движение вперед, причем так быстро, что Уго только и увидел размазанный след. Послышался хруст костей, и два нападавших упали, а Ван Я, уже с двумя ножами взлетел в воздух, рубанув ножами следующих двоих. В дальнейшем Уго видел Ван Я только в конечных точках перемещения. В считанные минуты, с разбойниками было покончено. Десять тел в хаотичном порядке лежали по улице. А Ван Я вернулся в исходную точку, крепко сжимая в руках два окровавленных ножа. Постепенно его фигура расслаблялась. Ван Я поднял руки с ножами, как бы не понимая, как они у него оказались. Потом, видимо, понял, и отбросил ножи в стороны. Они тренькнули сталью, прыгая по мостовой.
  
  Ван Я повернулся к Уго. В глазах еще полыхал огонь ярости, но уже уступал прежнему взгляду безмятежности и отрешенности.
  
  - Ух, ты, Ван. Лихо ты их покрошил.
  
  - Это просто, когда находишься в состоянии священной ярости.
  
  - А меня ты ей научишь?
  
  - Этому научить нельзя. Священную ярость можно только прочувствовать.
  
  - Но какие-то подготовительные практики есть?
  
  - Есть, им будем учиться на привалах.
  
  Они отошли от места схватки.
  
  - Ван, как ты думаешь, кто это были?
  
  - Ну, если судить по их поведению, обычные разбойники с большой дороги. Увидели двух поздних пешеходов и решили по-тихому ограбить. Потому и не выдвигали требований.
  
  - То есть, ты хочешь сказать, что они не связаны с Неизвестными?
  
  - Вряд ли. Явно местные бандюки. Но от этого нам не легче.
  
  - Что так?
  
  - Рано или поздно городская стража наткнется на место побоища. А не наткнутся, так местные жители сообщат. Много ума не надо, чтобы понять, что порешили бандюков профессионалы явно не из местных. Следовательно, начнут прочесывать все постоялые дворы в округе на предмет обнаружения этих профессионалов. И наткнутся на нас. Как ты предлагаешь из этой ситуации выкручиваться?
  
  - Но ведь они напали первыми, - возмутился Уго.
  
  - Знаешь, брат, в местной тюрьме, да еще с кандалами на руках и ногах, это будет доказать трудновато. Потому нам как можно быстрее встретиться с братьями и съехать с этого постоялого двора.
  
  Что они и сделали. Благо постоялый двор находился в десяти минутах ходу.
  
  В корчме они обнаружили Ванн Яна и Грехема, которые ужинали. Присоединившись к ним, Ван Я и Уго заказали еды и себе. А пока ее готовили, Ван Я вкратце обрисовал ситуацию с нападением.
  
  - Ты прав, брат, нужно отсюда сваливать, - высказался Ванн Ян. - К тому же здесь плохо готовят.
  
  Грехем молча кивнул.
  
  А Уго спросил:
  
  - А куда ж мы, на ночь глядя?
  
  На что Ван Я ответил:
  
  - Думаю, к Славену напросимся на ночевку.
  
  - Но ведь там шпионы.
  
  - А мы что маскироваться разучились?
  
  В общем, после ужина маги поднялись в свою комнату, собрали вещи, расплатились, оседали коней и поехали в сторону базарной площади. К удивлению Уго переезд завершился вполне благополучно.
  
  - Они что же на ночь не оставили шпионов? - Удивился он.
  
  - Оставили, - ответил Ван Я.- И в тех же местах.
  
  - Но почему они нас не обнаружили?
  
  - Потому что мы отвели им глаза. Техника простая, но эффективная, как видишь.
  
  В лагере Славена их встретили как родных. Но нужно было решать проблему с покиданием города, потому маги попросили Славена о разговоре наедине. Славен провел их в свою палатку, а Ванн Ян сделал пасс, запечатавший ее от внешнего подслушивания.
  
  - Славен, у нас проблема. За нами охотятся наши враги. Сегодня мы проверили все городские врата. И везде обнаружили шпионов. Думаю, что и за городом на всех дорогах расставлены засады.
  
  Славен сразу вник в суть проблемы.
  
  - Что от нас нужно?
  
  Дальше пошло конкретное обсуждение плана действий.
  
  Поутру из лагеря Славена выехала крытая повозка, в которой сидели четверо магов. Повозка была задрапирована со всех сторон. Ее сопровождали четыре воина на каурых конях. Повозка с сопровождением подъехала к одним из западных ворот и беспрепятственно проехала через них, покинув город.
  
  Отъехав от города километров на двадцать, повозка остановилась. Из нее выпрыгнули маги, одетые в отшельнические одежды с посохами в руках. Другого оружия у них не было, ибо они оставили его в подарок людям Славена.
  
  Быстро поменявшись местами, маги вскочили на лошадей, а воины влезли в повозку, которая развернулась в направлении города и вскоре, растворилась в потоке таких же телег и повозок, двигающихся городу. Путешествие началось.
  
  
  Увы, оно было недолгим. Через два дня маги подъехали к переправе через реку Донепр. Спрятавшись в кустах метрах в двухста от паромной переправы, они стали наблюдать за тем, что деется на берегу. И почти сразу обнаружили шпионов Белого Ордена, которые отслеживали всех, кто подъезжал к переправе. Стало ясно, что здесь они не пройдут незамеченными.
  
  Маги собрались на совещание. Предлагались различные варианты. Но все они имели недостатки, которые делали их бесполезными. Только Уго сидел в сторонке и о чем-то усиленно думал.
  
  Когда маги выдохлись с поиском приемлемого варианта, Ван Я обратил внимание на Уго.
  
  - Брат, ты что-то надумал?
  
  Уго поднял на него взор.
  
  - Мне кажется, что попытки постоянного убегания... ну, или постоянного нападения на силы Светлого Ордена - это что бить ос по одной, или малыми группами. Нужно добраться до осиного гнезда, и убить матку, т.е. Светлейшего. А за ним, отправить к праотцам Темнейшего.
  
  - Так ты же сам говорил, - перебил Ванн Ян, - что оставшиеся выберут новых правителей, и Ордена восстановятся.
  
  - Это было до того, как Ордена не начали воевать против нас. Сейчас орден Темнейшего ослаблен, и лишен большей части магов третьей ступени. А в ордене Светлейшего наоборот, на месте остались только маги третьей ступени, а все остальные гоняются за нами. И этим нужно воспользоваться.
  
  - Как?
  
  - Для начала продадим коней в ближайшей веси. Они нам уже не понадобятся. А потом я расскажу свой план.
  
  Коней продали быстро. После чего Уго повел магов на берег реки. Вышли на совершенно пустынный берег верстах в пяти выше переправы.
  
  - Братья, за время пребывания с вами, я путешествовал в разных состояниях тела, за что вам отдельная благодарность за науку. Теперь пришло время показать, на что способен я. Вы же помните, что я маг воздуха. Поэтому предлагаю воспользоваться магией воздуха и перелететь эту и последующие реки, с тем, чтобы прилететь в мои края. А там будем действовать по обстоятельствам.
  
  Маги переглянулись и согласились.
  
  - Возьмемся за руки, - предложил Уго
  
  - А как быть с посохами?
  
  - Пусть крайние держат в свободной руке по два посоха.
  
  Так и сделали.
  
  Взошли на высокий берег. Ветер дул в спину.
  
  - Нам и Природа помогает, - с радостью сообщил Уго.
  
  Маги взялись за руки, а Уго стал читать заклинания воздуха. Читая, он заметил, что стал легче, и его потянуло в вверх. Он взлетел, а вместе с ним остальные. Пользуясь попутным ветром, а также восходящими потоками, маги легко набрали высоту, с которой окружающее пространство было видно на десятки верст.
  
  Внизу проскакивали реки, речушки, леса, веси и города. Ощущение полета тянуло на песню, настолько было легко. За день маги преодолели сотни километров и приземлились, когда на земле уже была ночь.
  
  Сели удачно, неподалеку от лесного озера. Уго посоветовал магам искупаться. Как он объяснил для снятия повышенной летучести.
  
  Все искупались, развели костер, достали из котомок мясо, хлеб и воду, поужинали.
  
  - Вы отдыхайте, а мне нужно кое-что разузнать, - сказал Уго.
  
  - Так может, и мы на что сгодимся? - спросил Ван Я.
  
  - Сгодитесь, как без этого? Но завтра. А сегодня отдыхайте. И не бойтесь за меня. Я в родных краях. А дома, как известно и стены помогают.
  
  Уго встал и исчез.
  
  - Повзрослел мальчик, - удовлетворенно заметил Грехем.
  
  - Да уж,- согласился Ван Я, - скоро без нас вполне будет справляться.
  
  - Так это же и хорошо, - добавил Ванн Ян, - разве не это было нашей целью?
  
  С этим и заснули, улегшись вокруг догорающего костра.
  
  Под утро всех разбудил Уго, который, похоже, вообще не спал.
  
  - Братья, нам крупно повезло. Сегодня магистры обоих Орденов собирают своих адептов на службу. И, вероятно, будут решать, что делать дальше. Так что есть шанс нанести удар по обоим осиным гнездам.
  
  - Где намечен сбор?
  
  - Адепты Белого Ордена собираются в своем главном храме. Присутствовать будет Светлейший и все маги третьего уровня. Темнейший же собирает своих адептов в главной пещере, которая служит только для торжественных церемоний.
  
  Маги задумались. Потом слово взял Ван Я.
  
  - Судя по ситуации нам нужно разделиться. Я и Уго поработаем с Белым Орденом. Ну, а ликвидацию Темного ордена можно поручить Грехему и Ванн Яну. Там и подземелья, и всякая другая всячина. Как вариант?
  
  Возражений не последовало и маги, разбившись на пары, исчезли.
  
  
  А в это время в главном храме белого Ордена собирались адепты, приближенные к Светлейшему. Они были все третьего уровня развития и уже давно стали считать Орден своим домом, а Светлейшего своим учителем и отцом. Вместе с тем, многие редко бывали в главном храме, а потому войдя внутрь, восторженно осматривали храм изнутри. Посмотреть было на что. Величественный храм из белого камня возносился над окружающей местностью так высоко, что его купол было видно за десяток километров.
  
  Свод внутри храма поддерживали колонны, стоящие так близко друг от друга, что между ними едва помещались кресла для адептов, приближенных к Светлейшему. Для остальных рядами выстраивались скамьи.
  
  В стенах храма окон не было, а свет лился с купола, где были огромные окна, что придавало храму торжественный вид.
  
  Пол был выложен белой и серой плиткой, создавая некую орнаментальную фигуру.
  
  Напротив входа стоял алтарь, за которым должен появиться Светлейший и начать службу.
  
  К полудню храм был заполнен до отказа. Все с нетерпением ждали Светлейшего.
  
  И вот запели трубы, ударили литавры и барабаны, запел хор певчих. Врата, что находились за алтарем, распахнулись и вышел Светлейший в сопровождении служек, которые несли высокие треноги с воскурениями, от которых по храму разносился блаженный запах.
  
  Все адепты встали, склонили головы и сложили руки перед собой.
  
  Светлейший подошел к алтарю и оглядел присутствующих. В душе он гордился ими, ибо здесь собрался весь цвет Ордена, который показал свое могущество в борьбе с силами Тьмы, которые, по мнению Светлейшего, представлял Темный Орден.
  
  Жестом он велел сесть и начал речь.
  
  - Братья, сегодня мы собрались по весьма важному поводу. Один из нас, которого я готовил лично, возомнил себя настолько могущественным, что бросил вызов всему Ордену. Вы прекрасно показали, что в состоянии бороться с любым проявлением Зла, которым, несомненно, является этот выродок рода человеческого.
  
  Светлейший продолжал свою пафосную речь, когда открылись главные врата и в храм вошел человек в сером шерстяном плаще с накинутым на голову капюшоне. В руках он держал посох, в котором источал зеленый свет огромный изумруд. Попытка его остановить бросившимися служками ни к чему не привела, ибо, как только они его касались, тут же замирали в самых неестественных позах.
  
  От незнакомца несло такой угрозой, что даже Светлейший поперхнулся и прервал речь.
  
  Меж тем, незнакомец подошел к алтарю и остановился, стукнув при этом жезлом по полу.
  
  - Кто ты, посмевший нарушить святую службу в храме? - возопил Светлейший.
  
  Незнакомец откинул капюшон и взору Светлейшего предстал Уго.
  
  - Светлейший, не узнаете? Я тот самый выродок, которого вы готовили несколько лет. Но, как оказалось, готовили себе на потребу. С чем я, естественно, категорически не согласен. В своей речи вы призвали присутствующих на борьбу со мной, как проявлением Зла. И я, чтобы облегчить вам задачу, сам явился на ваш суд, И если он будет неправым, то боги вас покарают. Итак, что вы мне вменяете в вину?
  
  - Уже то, что ты пошел против Ордена является виной, за которую одна плата - смерть.
  
  - Против Ордена, который уничтожает неугодных, против Ордена, который всех подминает под себя, против Ордена который пытается использовать способности людей помимо их воли...вы это хотели сказать, Светлейший? Признаюсь, я действительно против такого Ордена.
  
  - Ты умрешь и немедленно, - воскликнул Светлейший, и вскинул руки.
  
  - Не будем торопиться,- сказал Уго, и Светлейший, к своему ужасу понял, что застыл в позе со вскинутыми руками. Также он понял, что не может вспомнить ни одного заклинания.
  
  Тем временем, Уго обернулся к присутствующим.
  
  - Присутствующие здесь своим непосредственным участием возвеличивали Орден. Поэтому никто не скажет, что умерли невиновные.
  
  Уго поднял жезл, и из изумруда вылетела молния, ударившая в правую от входа колонну, поддерживающую свод храма. Колонна поползла верхом вправо и ударила соседнюю колонну, та ударила следующую... и сработал принцип домино. Колонны падали одна за одной. И через минуту лежали все колонны, одновременно загородив оба входа.
  
  В это время сверху послышался ужасный скрежет и свод, ничем не удерживаемый, стал медленно опускаться.
  
  Как только это случилось, Уго исчез из храма, чтобы появиться метрах в пятидесяти вне его, рядом с Ван Я. К тому времени свод уже упал вниз, одновременно стали заваливаться стены когда-то великолепного храма. А сам храм стал превращаться в развалины. Маги смотрели на разрушение храма со спокойствием.
  
  - Может для верности жахнуть огоньком? - спросил Ван Я.
  
  - Жахни, - безразлично ответил Уго.
  
  Маг огня передал свой посох Уго и выбросил вперед ладони, с которых в сторону храма буквально полились потоки пламени. Говорят, камень не горит. Еще как горит, если пламя магическое. Через полчаса от храма остались обугленные развалины. Маги стукнули концами посохов в землю и исчезли, чтобы оказаться на берегу лесного озера.
  
  Там уже были Ванн Ян и Грехем.
  
  - Ну, как у вас дела? - Поинтересовался Уго.
  
  - Темнейший, что-то предчувствовал, потому что перенес сбор на поверхность, прямо над пещерой. Но это было нам на руку, - сообщил Ванн Ян. - Грехем сделал обвал породы, и все присутствующие рухнули вместе с землей в пещеру. А я сделал в том месте рукотворное озеро.
  
  - Так что, можно считать, что с Орденами покончено?
  
  - В общем, да, - ответил Ван Я. - Но не забывай, что еще есть Совет Девяти Неизвестных, который всенепременно будет тебя отслеживать...
  
  - ... и делать всякие пакости, - закончил Грехем.
  
  - Это понятно. Какие теперь планы?
  
  - А план у нас один, - ответила внезапно появившаяся Вангра. - Как и намечалось, ты должен пойти в наемники, чтобы уметь не только магией пользоваться, но и стать непревзойденным воином. Как и намечалось в самом начале. Я и коня твоего привела.
  
  Вангра взмахнула рукой, и появился конь Уго, на котором были сложены его доспехи.
  
  - Мы ж вроде бы его продали!
  
  - Как продали, так и вернули, - ответила Вангра.
  
  - Так что на этом наша дружба заканчивается? - потерянно спросил Уго.
  
  - Что ты, брат, что ты.- Ответил Ван Я.- Дружба потому и называется дружбой, что ей никакие расстояния нипочем. Только позови, и мы явимся на помощь. А теперь готовься в путь.
  
  Уго по очереди обнял магов, вскочил на коня...и оказался у того верстового камня, мимо которого проехал в первый раз. Прочитав название городов, он выбрал тот, который был слева, куда и повернул своего коня. Приключения продолжались.
  
  ***
  
  - Ну, что молодой человек, - сказал магистр Дрейк, когда Карл Густлов покинул кресло тренажера.- Неплохо, совсем неплохо. Конечно, под конец вы лихо завернули... но для зачета пойдет. Так что школяр Густлов, получите свою зачетную книжку. Зачет вы сдали.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Фролов "Бладхаунд. Играя на инстинктах"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Герр "Невеста в бегах"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"