Гулий Александр: другие произведения.

Корпус беспризорников

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман в стадии написания. События разворачиваются в мире, где все материки и острова висят в воздухе над океаном. Люди перемещаются между ними с помощью строп-систем и централей перемещений. Главный герой Кристофер Рейкерманн сбегает с захолустного острова империи на материк и волею случая оказывается в императорском Легионе разведки, после чего в империи разгорается переворот.

  Пролог
  
  
  Горячее летнее солнце медленно и нехотя опускалось за горизонт, наконец-то давая раскаленной земле хоть немного остыть. Оранжевые лучи падали на крыши домов, цеплялись за высокие шпили замков и делали сложенную из белого камня стену будто политой сиропом. Цепляясь за ее кромку солнечный свет отступал, погружая императорский континент в густые сумерки. Конечно, в императорском дворце, откуда стена виднелась лишь как тонкая белая полоса на горизонте, эта перемена была не столь разительной, но расторопные слуги незамедлительно включили генератор и теперь обходили помещения проверяя, все ли лампы горят. Лишь одну небольшую комнату по указу командования они обходили стороной, дабы не мешать собранию. "Дела государственной важности" - говорили они друг другу, пожимая плечами и спеша дальше по своим делам.
  Несмотря на царившую весь день жару, собравшиеся не торопились открывать окна, чтобы впустить в комнату вечернюю прохладу. Заседавшие за небольшим столом пятеро мужчин вообще не обращали внимания на погоду, их мысли занимали куда более интересные вопросы.
  - То, что вы предлагаете, мой дорогой барон, весьма рискованно, - немного помедлив, сказал высокий очень худой мужчина с заостренными чертами лица и редкими залысинами на большой голове. - Эта затея может грозить потерей ммм... контроля, я полагаю.
  - И потерей головы в случае неудачи, - холодно добавил сидящий рядом с худым полностью противоположный ему коротышка. Он был полным, с пышной шевелюрой каштановых волос и одутловатым сильно потеющим лицом. Короткие толстые пальцы-сосиски нервно теребили накрахмаленный платочек все время их недолгого разговора.
  - Бросьте, Аберкромби, - отмахнулся барон, высокий темноволосый мужчина с тяжелой квадратной челюстью и маленькими глазами, - головы потеряют лишь неугодные нам. Нужно лишь соблюдать осторожность. Вряд ли нам еще представится такой хороший шанс.
  - Для реализации хорошего плана это слишком короткий срок, - возразил Аберкромби, протирая взмокший лоб.
  - Четырех месяцев будет вполне достаточно. Мы и так слишком долго ждали. Сейчас у нас есть все для осуществления замысла.
  - День основания Империи... что ж, это было бы весьма символично, - сказал молчавший до этого четвертый собеседник. Он был невзрачным обладателем вытянутого, слегка смахивающего на крысиное, лица. Ничего не выражающие холодные глаза медленно и внимательно осматривали присутствующих.
  - Юстас, неужели вы согласитесь? - удивленно вскинулся пятый, глава исследовательского корпуса Легиона барон Эшфорт.
  - Несмотря ни на что, барон Роутэг прав, сейчас самое подходящее время для реализации наших идей. С Мрачным Герцогом, конечно придется изрядно повозиться, но оно того стоит. Ваши опасения, Руэри, небезосновательны, однако вполне себе искоренимы. Что мне действительно интересно, так это кому наш дорогой барон собрался отвести главную роль в нашей постановке.
  - О, здесь все уже схвачено, - хищно улыбнулся Роутэг, окидывая присутствующих торжествующим взглядом. - Это будет Бернадотт, лучшей кандидатуры днем с огнем не сыскать.
   
  Глава 1
  
  Остатки смазанного недолгого сна медленно, но настойчиво заволакивала красная пелена и, когда свечение стало совершенно нестерпимым, Кристофер открыл глаза. Сквозь неплотно задернутые потрепанные шторы пробивался оранжево-алый луч закатного солнца и светил Крису точно в лицо. Тяжело вздохнув, парень бросил взгляд на видавшие виды настольные часы и, стрелки которых показывали без пятнадцати семь, и повернулся к стене. Будильник еще не звенел и у него осталось немного времени, чтобы вздремнуть. А затем все, как по расписанию: встать, умыться рыжеватой от ржавчины водой, скудный перекус, недолгие сборы и когда последний луч солнца скроется за Стеной - выход на работу.
  Вынырнув из приятного небытия под раздражающий скрежет будильника, Крис несколько секунд бездумно смотрел на облупившуюся, покрытую многочисленными трещинами побелку на кирпиче, а затем резко поднялся со своей импровизированной лежанки. Кроватей здесь, конечно, не было. Лишь три продавленный ободранных матраца, один из которых так и остался пустовать, хотя прошло уже больше двух лет. Несмотря на дефицит жилплощади, хозяйка дома - старая, но не теряющая хватки дама по имени Ирен Карлайл согласилась не подселять на чердак новых жильцов. В обмен Крис был вынужден выполнять все прихоти вредной старухи, начиная с походов в магазин за продуктами и заканчивая ремонтом протекающей крыши. Но парень не ерепенился и всякий раз шел чинить прорвавшую трубу или заделывать дыру в рассохшейся лестнице. Времени прошло изрядно, но ему все еще решительно не хотелось видеть кого-либо на месте Ивон. Его сосед Вилборн, неразговорчивый коренастый мужик, работающий в дневную смену, отнесся к этой странной прихоти со скептицизмом, но без осуждения. В конце концов, ветхий чердак - не самое лучшее место жительства и если вместо трех-четырех человек здесь будет двое, хуже точно не станет.
  Вода из проржавевшего крана текла горячая. За день летнее солнце хорошенько прогрело пролегающие по крышам домов трубы, поэтому о том, чтобы хоть немного освежиться, можно было забыть. Возможность регулировать температуру воды на Острове Беспризорников была роскошью, которой обладали единицы. Впрочем, как и другими прелестями нормальной жизни. Вообще назвать жизнь нормальной в этом месте было довольно сложно. Узкие грязные улицы, громоздящиеся впритирку друг к другу дома и не переводящаяся вонь помоев... Не самое комфортное место для существования. Остров Беспризорников был выгребной ямой всей империи. Сюда на протяжении многих лет ссылали с материков проштрафившихся и неугодных разного калибра. На небольшом куске земли ютились в тесных комнатушках и стоящих друг на друге домах почти два миллиона человек. Министры, бароны, неугодные Легиону ученые... Все, кто переходил дорогу империи, но по каким-то причинам не мог быть ликвидирован, оказывались здесь. И это не считая коренного населения. Из всех жителей достаточно хорошо себя чувствовали лишь представители городского управления. Для них на территории острова был отгорожен специальный сектор на холме, весьма символично возвышавшийся над другими постройками. Там же находилась охраняемая круглые сутки централь перемещений. На материках централи располагались во всех крупных и средних поселениях и были общедоступными публичными местами. Здесь же все было иначе. Императорские представители и прочие важные шишки, прибывавшие сюда по делам, как правило, не покидали территории сектора, а заключенных и провинившихся под конвоем выпроваживали за ворота. В большинстве случаев сюда попадали, чтобы уже никогда не вернуться и смысла делать централь доступной не было никакого. Случалось, что некоторые особо изворотливые мечтатели о свободе пробирались на территорию централи, чтобы сбежать, но их расстреливали на месте. Остров, куда войти-не выйти, вот что это было за место. Прибежище изменников, преступников и невезучих. Именно на Острове Беспризорников делили между собой кров никому не нужные отчаявшиеся люди, смысл жизни которых со временем к дешевой выпивке и не менее дешевым шлюхам.
  Наверное, не существовало на всем острове человека, который не мечтал бы отсюда выбраться. Однако сделать это было так же невозможно, как инвалиду стать герцогом-дефенсором императрицы. Точнее, выбраться-то было легко - залез на Стену и спрыгнул, а вот добраться до ближайшего материка... это было нереально. Или почти нереально. Ходили слухи, что находились смельчаки, перебиравшиеся на материки через строп-систему, но это были всего лишь слухи. Кристофер всегда считал, что их распускали намеренно, чтобы у людей была какая-то надежда. Мол, вон, знакомый троюродного дяди жены Сальвейна перебрался, может и мы когда-нибудь сможем. И никого не волновало, что без документов на материке делать нечего. Или отправят обратно на остров, если словят, или убьют на месте. Закончив свои скудные сборы, Кристофер запер скрипучую дверь и осторожно спустился по старой рассохшейся лестнице к выходу. Он чинил ее бесчисленное множество раз и как никто другой знал, что ускоряться на ней опасно для здоровья. На его памяти только Ивон, совершенно не боясь, легкомысленно взлетала по ступенькам, торопясь домой. Ни разу под ее узкими ступнями не скрипнула ни одна половица. Крис на мгновение замер, окунаясь в воспоминания, которые еще хранили ее звонкий голос и запах ее волос.
  На улице парило. Несмотря на то, что солнце уже скрылось за Стеной, разогретый за день город не спешил остывать и все еще было отчетливо видно, как плавится воздух. Петляя в узких улочках между прохожих, снующих по своим делам, Крис неспешно шагал на работу. Таким неторопливым шагом дорога занимала минут двадцать. Тяжелые ботинки с оббитыми железом носками гулко ударяли о брусчатку при каждом шаге, поэтому многие прохожие расступались, загодя освобождая дорогу. Вышибал мадам Жижинды не любили и побаивались, потому что их любимым занятием было этими самыми ботинками бить людей. Но деньги она платила неплохие, поэтому Кристоферу приходилось мириться с предвзятым отношением и обществом не самых далеких громил. Изначально он устроился к мадам Жижинде, чтобы Ивон могла немного меньше работать, а теперь ему было просто некуда податься. И вот уже два года он, будто по привычке, вставал и ложился по расписанию, отрабатывал однообразные смены в провонявшем опиумом борделе и откладывал остатки не потраченного заработка невесть на что.
  Свернув в один из многочисленных узких проулков, Кристофер спустился по видавшим виды мощеным ступеням и нырнул в низкую арку. Коротко кивнув двум мордоворотам с арбалетами наперевес, он прошел на территорию, подконтрольную мадам Жижинде. Заведение располагалось в полуподвальных помещениях, стоявших небольшим квадратом четырех домов, в которых жили исключительно работники мадам. В маленьком многоярусном дворике не было ничего нескольких лестниц и балконоподобных площадок, на которых периодически прохаживались охрана и посетители. Приглушенный смех и легкий запах опиума доносились даже сюда. Стоит зайти внутрь и запах усилится многократно, противно давя на голову. Кристофер никогда не интересовался ощущениями коллег, но у него под конец каждой смены неминуемо закладывало нос, напрочь отбивая все обоняние. Спустившись вниз ко входу, Крис пересек узкий деревянный мостик, под которым пролегал небольшой полуспущенный сейчас канал, и постучал в широкие кованые ворота. Перед заступлением на смену каждый из охранников должен был явиться к мадам Жижинде для инструктажа. Она выдавала информацию о запланированных гостях и о том, насколько почтительно нужно с ними обращаться. Заведение мадам было лучшим на острове и контингент здесь был довольно-таки представительным. Чиновники из городского управления, богатые представители сектора на холме, "верзилы" и другие представители охранного комплекса острова. Ко всем нужен был индивидуальный подход, иначе мадам Жижинда рисковала не сносить головы.
  Узкая заслонка смотровой щели сдвинулась в сторону и привратник, окинув Кристофера взглядом, открыл ворота.
  - Мадам сегодня на взводе, - хрипло прокаркал он, едва Крис вошел. - какая-то важная шишка скоро прибудет.
  - Спасибо, я учту, - коротко ответил Крис, не замедляя шага. Ночь предстояла не из легких.
  Покои мадам Жижинды располагались в западном крыле и Крис, не задерживаясь, отправился туда. Внутри бордель выглядел куда внушительней и помпезней, чем можно было себе представить. Три огромных общих зала и два десятка комнат были частями какой-то старинной постройки, которая, вероятно, существовала еще тогда, когда империи не было и в проекте. Предприимчивая мадам, обнаружив такое сокровище у себя в подвалах, быстро приспособила его под свои нужды. Вообще Крис не раз слышал, что на территории материков и других островов такие древние руины встречались время от времени. Больше всего на свете ученые Легиона любили копаться в них в надежде узнать что-нибудь интересное. Они искренне верили, что эти пережитки древней цивилизации хранят артефакты непостижимой мощи и как-то связаны с пределом. Старой сутенерше приходилось прилагать внушительные усилия, чтобы представители Легиона закрывали глаза на существование этих катакомб.
  Кристофер преодолел расстояние до кабинета за несколько минут, воспользовавшись специальными потайными переходами для персонала, и, коротко постучав, замер в ожидании.
  - Входи, - послышался прокуренный сиплый голос и Крис потянул на себя дверь.
  Внутри кабинета мадам, точно так же, как и во всем заведении, все было выполнено в красном и малиновом тонах и изобиловало дорогим бархатом. Мадам Жижинда сидела за широким обитым железом столом и наводила лоск. Уже немолодая, она все еще хранила остатки былой красоты. Худое без капли лишнего жира тело, густая копна седеющих черных волос, тонкие пальцы и пронзительные синие глаза. В молодости она, вероятнее всего, была божественно красива, но никто из тех, кто знал мадам Жижинду в молодости, увы не дожил до этого дня, чтобы подтвердить или опровергнуть это предположение. Ходили слухи, что раньше она тоже работала здесь в эскорте, но спустя некоторое время отравила предыдущего хозяина борделя и прибрала бизнес к своим рукам. Все, кто располагал хоть сколько-нибудь достоверной информацией на этот счет, давно погибли при различных трагических обстоятельствах, так что узнать правду особо никто не стремился.
  - Сегодня у нас особые гости, Кристофер, - сказала женщина, не отрываясь от своего занятия. Конечно, она знала, кто именно пришел еще до того, как он постучал в дверь. - на остров прибыла делегация легиона с плановой проверкой. Их задача ничего не найти, наша - обслужить их со всей возможной тщательностью. Они проведут здесь безупречную ночь, подпишут документы, свидетельствующие о порядке на острове и уберутся восвояси. Конечно, о наших подвалах они благоразумно забудут упомянуть.
  - Моя задача, мадам?
  - Ты приличней всех выглядишь и будешь получше остальных мужланов, что здесь работают. Будешь отвечать за безопасность и спокойствие гостей.
  - Как прикажете, мадам, - не поведя и бровью, ответил Кристофер. Хотя перспектива была не самая радужная. Если что-то пойдет не так, всех собак спустят на него. В лучшем случае, ему придется испытать на себе силу удара железных ботинок, которые он носил, в худшем - им займутся верзилы, а они без сомнений присутствуют в каждой охранной группе. Мадам Жижинда без малейших сожалений отдавала на растерзание верзилам всех, кто им не угодил. Однажды Крису довелось увидеть, что осталось от одной девочки, которая не захотела их достаточно хорошо обслужить. Ивон, рыдая, несколько часов соскребала с пола кровь, кожу и кусочки мяса, оставшиеся после того избиения. Самое отвратительно было то, что верзилы, приходя со своими хозяевами, бросались на всех без разбору с молчаливого позволения мадам. Кухарки, уборщицы...все, кого они находили достаточно молодыми и симпатичными, оказывались под ними. Ивон как-то раз едва избежала этой жуткой участи.
  Тогда тоже прибыла очередная делегация с личной охраной. Десяток обычных охранников и двое верзил. Вообще, попасть в корпус верзил было весьма почетно и многие шли к этому повышению не один год. Туда брали лишь самых сильных и выносливых... и самых беспощадных. Им выдавали специальную амуницию, оснащенную сервоприводами, что делало их практически неуязвимыми в бою. Кроме того, они принимали разработанную учеными Легиона сыворотку из стероидов, анестетиков и еще какой-то дряни в совокупности именуемой микстурой Легиона, которая делала их нечувствительными к физическим воздействиям. Единственным недостатком этой сыворотки было то, что когда ее действие кончалось, испытываемые верзилами чувства многократно усиливались. А так как в основном они испытывали ярость похоть и прочие низменные чувства, легко было представить, во что они превращались.
  У Ивон как раз была рабочая смена в крыле, где разместились гости, и, когда верзилы вышли поохотиться, прятаться было негде.
  - Крис, они убьют меня, - с ужасом прошептала она, слыша приближающийся хохот. - Джени с постели неделю подняться не могла после встречи с такими же. А ведь это ее работа.
  - Спрячься в какую-нибудь подсобку и сиди там, пока они не уйдут, - сказал Кристофер, лихорадочно размышляя.
  - Я не смогу прятаться от них всю ночь. Если мадам узнает, что я отлыниваю от работы, она лично меня им отдаст.
  Как назло, ни одна стоящая мысль в голову не приходила. Страх за Ивон парализовал его разум, не давая хладнокровно мыслить, а пьяный хохот, тем временем, звучал все ближе.
  - Я знаю, что делать, - внезапно выдернула его из оцепенения девушка. - Им не дела до уродин и калек.
  - Как это к тебе относится? - не понял Крис.
  - Сломай мне нос.
  - ЧТО?
  - Что слышал! Сломай мне нос, да посильнее! - прошипела Ивон и ее глаза яростно сверкнули. -Лучше перебитая переносица, чем ни одной целой кости, потому что добровольно я им не дамся!
  Раздумывать было уже некогда. Их тени уже начали появляться из-за угла, когда Кристофер быстро и без предупреждения нанес точный удар девушке по носу. Ивон взвыла от боли, но не теряя самообладания, принялась быстро размазывать хлынувшие слезы и кровь по лицу.
  - Так, а кто это тут у нас? - глупо хихикая, поинтересовался один из верзил, подходя ближе. Впрочем, едва он увидел залитое кровью лицо Ивон, его интерес резко поугас.
  - Не слишком расторопная уборщица, господа, - учтиво ответил Кристофер, а затем повернулся к девушке и злобно рыкнул: - Подбери свои сопли и иди работай, если сама не хочешь стать мусором, который соскребают с пола.
  - Так ее, братишка! - хохотнул второй верзила. - А то вечно эти бабы невесть что о себе мнят. Кстати о бабах, мы же в борделе, куда они все подевались?
  - Отсюда второй поворот налево и вы окажетесь в общем зале, господа. Все свободные девочки сейчас там, - сказал Крис и снова гаркнул на Ивон: - Чего стала? Бери манатки и вали работать!
  Девушка, гундосо бормоча невнятные извинения, схватила тряпку с ведром и быстро ретировалась в подсобные помещения.
  Он нашёл ее спустя десять минут умывающуюся в женском туалете. Увидев его девушка расплылась в немного жутковатой улыбке и сказала:
  - Отлично сработано! В тебе умер великий актер! "Подбери свои сопли и работай", вот это ты сказанул.
  - Иди сюда, вправим твой очаровательный носик на место. Я раздобыл аптечку, так что сейчас все это дело как-нибудь зафиксируем.
  - Ты лучший, - весело сказала Ивон, чмокнув его в щеку, - что бы я без тебя делала?
  - Вполне возможно, если бы не я, ты бы не драила полы в провонявшем опиумом борделе, - грустно произнес Кристофер, глядя на нее.
  - Вполне возможно, если бы не ты, я бы до своих лет не дожила, - возразила девушка, заключая его в крепкие объятья.
  Крис моргнул, прогоняя внезапно нахлынувшие воспоминания, как раз когда мадам Жижинда продолжила инструктаж.
  - Гости прибудут через пол часа. В этот срок будь у входа, я выйду их поприветствовать. Дальше действуем по обычной схеме: проводить, ознакомить и дать им все, что они захотят. Все ясно?
  - Да, мадам. Все будет исполнено в лучшем виде.
  Более не задерживаясь, Кристофер отправился выполнять приказ. За отведенное ему время он быстро обошел все посты охраны и возвестил о своем старшинстве на ночь. Убедившись, что везде царит порядок, он пришел к главному входу, когда до прибытия гостей оставалось десять минут. Вовремя они, конечно, не прибыли. Такие гости никогда не приходили вовремя, дабы подчеркнуть свою значимость. Никому нельзя было забывать, что представители Легиона - это вам не торговцы с рынка, а персоны по значимости уступающие лишь императорской семье.
  Легионеров было четверо, с ними трое обычных солдат и двое верзил. Мадам Жижинда, безошибочно определив главного в делегации, неспешно подошла к нему и, вложив в хрипловатый голос весь свой шарм, произнесла:
  - Господин Джованни, добро пожаловать.
  - Рад снова видеть Вас, Жижинда, - ответил господин Джованни. Мои коллеги здесь впервые, я обещал им незабываемые впечатления.
  - Мы приложим все усилия, чтобы им понравилось у нас. Сегодня работают мои лучшие девочки. Кстати, прошу обратить внимание на этого молодого человека. Это Кристофер, он будет отвечать за вашу безопасность и комфорт.
  - Нам здесь может грозить опасность? - удивленно осведомился один из легионеров.
  - Конечно нет, - ответила мадам Жижинда. - Однако Кристофер проследит, чтобы вас никто не беспокоил. Ничто не помешает вашему комфортному отдыху.
  Вечер прошел относительно спокойно. Несколько раз пьяные вдрызг верзилы приставали к обычным посетителям, но Крис быстро разрешал ситуацию. Когда солнце начало подниматься над горизонтом. Пьяные и уставшие гости в полном удовлетворении начали собираться восвояси. Господин Джованни трясущимися руками подписал все необходимые документы и слащаво улыбнулся мадам:
  - Что ж, рад был повидать Вас, мадам. Надеюсь, что наша следующая встреча будет такой же удачной для нас всех.
  - Не сомневайтесь в этом, господин Джованни, - ответила мадам. - Позвольте я провожу вас.
  Звезды на небе уже побледнели и воздух, еще хранящий остатки ночной прохлады, приятно щекотал кожу. Свет восходящего солнца еще не достиг Стены и над городом властвовали сиреневатые сумерки. Сонные охранники лениво патрулировали окрестности, стараясь скрыть от важных гостей и начальницы зевки. Легионеры в сопровождении мадам и Кристофера вышли за ворота к мостику и стали прощаться. Любезности не отняли много времени. Господин Джованни с коллегами и охраной уже собрался уходить, как тут случилось непредвиденное. Паренек возник из ниоткуда, вынырнул из темноты закоулка, цепляясь худыми тонкими пальцами в кошелек господина Джованни. Пробраться незамеченным внутрь охраняемого периметра ему позволило не иначе как чудо, но факт оставался фактом - он был здесь и он воровал у легионера. Наглость происходящего настолько ошеломила всех присутствующих, что когда охрана опомнилась, вор уже вовсю улепетывал. Охранники бездействовали, боясь выстрелами задеть делегацию, глаза пьяных верзил начали медленно наливаться кровью, а напряжение в воздухе стало настолько ощутимым, что, казалось, его можно черпать ложкой. Голос мадам Жижинды прорезал утреннюю тишину подобно острому ножу неожиданно четко и спокойно.
  - Кристофер, разберись.
  По спине Криса прокатилась холодная волна. Если он не словит мальчишку, ему конец. Мадам не собиралась падать в грязь лицом, она велела ему отвечать за спокойствие гостей и сейчас оно было нарушено. Не став ничего говорить, Кристофер рванул с места, экономя дыхание и легко перепрыгивая через высокие парапеты. Воришка тем временем взбирался по веткам пожухлого от жары дикого винограда куда-то наверх, к крышам. Хлипкая поросль с трудом выдерживала вес ребенка, не говоря уже о взрослом, поэтому Кристофер сразу отмел этот путь. Ловко преодолевая перила парапетов и цепляясь за карнизы окон, он быстро нагнал воришку и теперь их разделяло лишь несколько метров стены дома. На пологую крышу они взобрались одновременно. Замерев на секунду и обменявшись короткими взглядами, они так же одновременно сорвались с места. Юркий малый преодолел несколько метров и неожиданно исчез из поля зрения. Добежав до того места, где его макушка мелькнула в последний раз, Кристофер лишь сокрушенно вздохнул, ребенок выбрал для своего побега дорогу воров. Преодолеть этот путь было задачей не из легких, но выплевывать свои внутренности после встречи с верзилами Крису тоже не хотелось. Поэтому тщательно примерившись, он еще раз вздохнул и прыгнул вниз. Полтора метра свободного падения и он, чудом не сорвавшись, приземлился на узкую деревянную балку. Ее ширина не превышала ширины составленных вместе ступней, поэтому удержать равновесие после приземления было нелегко. Балка, протянувшись по воздуху через всю улицу, соединяла два дома и заканчивалась, упираясь в окно чьего-то чердака. Разведя руки в стороны и не смотря вниз, Крис на максимальной из возможных в таком положении скорости преодолел первое препятствие и, подняв неплотно закрытое окно, пролез на чердак. Там было темно и пыльно, повсюду валялись какие-то старые мешки. Совершенно нерациональное использование пространства на перенаселённом острове. Прятаться прямо здесь на чердаке, пусть и ребенку, было бесполезно, четкие следы маленьких ног проступали на пыльном, отродясь не мытом полу. Крис пересек чердак, вылез в окно на противоположной стороне дома и осмотрелся. Здесь никаких балок между домами не было, чтобы перебраться на другой дом, нужно было прыгать на выступающий козырек крытого балкона. К счастью, он был каменным, поэтому можно было не опасаться, что опора рухнет под ногами, едва они с ней соприкоснутся.
  Краешек солнца неожиданно показался из-за Стены, озаряя крыши и дорогу воров, и Кристофер увидел несущегося впереди мальчишку. В свете утренних лучей его светло-рыжие волосы полыхали как еще одно солнце. Вообще дорога воров получила такое название потому что совались на нее исключительно чернорукие, которым не чуждо было демонстрировать чудеса эквилибристики. Этот путь пролегал над обычными дорогами и над головами прохожих, складываясь из балок, парапетов, крыш, балконов и чердаков. Кристофер прежде никогда здесь не был, но слышал, что на некоторых участках этой дороги нельзя было пробраться без специального оборудования. Иногда перебраться на другой дом или еще куда можно было только если у тебя были при себе арбалет и веревка. Если воры уходили этим путем, чаще всего словить их не удавалось. Однако и не каждый мог себе позволить преодолеть этот в некотором роде легендарный на острове путь. Частенько стража находила в подворотнях сорвавшихся бедолаг вместе со всей добычей и сломанными шеями. Правда сейчас быстрая смерть от разбитой головы прельщала Криса куда больше, чем душевная беседа с верзилами. Он раскачался на месте, на сколько позволял узкий карниз, чтобы приготовиться к прыжку, и мощным порывом направил свое тело в полет. Удар о бетонную плиту отозвался почти болезненной вибрацией в ногах, правое колено полыхнуло неприятной секундной болью счесываемой под штанами кожи, но Кристофер не обратил на все это никакого внимания. Преодолев последнее препятствие, он схватился за край крыши, и быстро взобрался наверх.
  Перед ним раскинулось широкое поле скользкой черепицы вперемешку с простым бетоном. Здесь около десятка домов стояли широким блоком и если между некоторыми из них и были промежутки, то размером они не превышали широкий шаг. Крис быстро наращивал темп и перепрыгивал эти чисто символические преграды, стремительно сокращая разделявшее их с воришкой расстояние. Чтобы догнать на прямой мальчишку, у него ушло не больше чем пол минуты. Он уже собрался схватить его за руку, когда паренек неожиданно поскользнулся на черепице и сорвался в узкий провал между домами. У Криса екнуло сердце и он, прыгнув вперед, в последнюю секунду схватил ребенка за ворот грязной рубахи. Столкновение с твердой поверхностью вышибло из него весь дух, в глазах потемнело, ткань под пальцами опасно затрещала, но руку он не разжал. Безуспешно пытаясь прогнать разноцветные пятна перед глазами, он медленно потянул замершего мальчишку на себя и осторожно вытащил его обратно. Не дав ему опомниться, Кристофер крепко схватил вора за руку и сказал:
  - Отдай то, что ты украл и я отпущу тебя.
  Погоня и падение сбили ему дыхание и голос получился немного осипшим. Мальчишка уставившись на него огромными серыми глазами, замотал головой и перепугано пролепетал:
  - Не верю!
  - Мне все равно, веришь ты или нет, или ты сейчас отдаешь украденное или я тащу тебя вместе с твоей добычей к верзилам и пусть они сами с тобой разбираются.
  Мальчик больше не спорил. Трясущимися от страха руками он полез в карман замызганных штанов и вытащил кожаный кошель легионера. Крис забрал его и отпустил неудавшегося воришку. Тот сразу же рванул куда-то вдоль крыш.
  - Скройся на какое-то время, будем считать, что я переломал тебе все кости, - бросил ему вдогонку парень. Это лишь прибавило ему скорости, как он не сорвался второй раз, было непонятно. Тяжело вздохнув, он трусцой направился в обратный путь, выискивая место, где можно было бы спуститься.
  Мадам Жижинда вместе с делегацией сидела в главном зале. Гости неспешно попивали вино и уничтожали поднесенные расторопными служанками закуски. Возвращение Кристофера привнесло оживление в их компании и все, кроме хозяйки борделя вопросительно загомонили, перебивая друг друга и интересуясь исходим погони. Крис, однако, молчал. Лишь когда мадам изогнула бровь в молчаливом вопросе, он заговорил.
  - Прошу прощения за задержку, мальчишка пытался уйти дорогой воров. Я вернул украденное.
  Кошель перешел из рук Криса обратно к хозяину. Молодой человек заметил, как господин Джованни почти незаметно удовлетворенно кивнул мадам Жижинде. Она, склонив голову в ответном жесте, поинтересовалась у Криса:
  - Где же сам вор, Кристофер?
  - Простите, мадам, но я не стал тащить сюда оставшийся от него студень, чтобы не запачкать ваши дорогие ковры.
  Гости отбыли не раньше, чем через час, сытые и довольные неожиданным развлечением. Кристофер, борясь с усталостью от напряженной ночи, сдал смену и поплелся домой, чтобы скудно поесть и лечь спать до следующей ночной смены.
  
  - Вот твоя оплата.
  - Легионерский кошель так-то потяжелее был, - протянул мальчишка, взвешивая в руке холщовый мешочек с деньгами.
  - Легионерский ботинок тоже не самый легкий, - холодно ответил его собеседник. Его лицо было скрыто под капюшоном и все что мог увидеть мальчишка, это его невысокий рост и бледные руки.
  - Ладно-ладно, я ж ничего, я просто сказал, - замахал руками паренек. - Вы хоть увидели, что хотели, не зря я так шкурой рисковал?
  - Это не твое дело. Ты рисковал шкурой за деньги, остальное тебя волновать не должно.
  - Если бы он меня не словил, мне бы эти деньги не особо пригодились, - буркнул мальчишка.
  - Если бы тебя не словил он, словили бы мои подчиненные. А теперь иди отсюда и забудь, что мы с тобой виделись.
  Ребенок пожал плечами и, стремительно развернувшись, побежал домой, радовать мать и младшую сестру неожиданной добычей.
  
  Глава 2
  
  Слуга беспокойно метался от покоев к покоям. Мрачного Герцога нигде не было. Он уже час носился по всему замку в его поисках, но как назло никто не мог даже сказать, есть ли он вообще в замке. Ее императорское высочество рвала и метала, когда слуга пришел на ее вызов, и приказала разыскать герцога-дефенсора немедленно. Отчаявшись выполнить приказ молодой императрицы, он уныло плелся по двору. Однако удача ему наконец улыбнулась. Со стороны замковой стены послышался тихий гул, а затем на территорию императорского дворца ворвался экипаж. Сопровождаемый потрескиванием тока от монорельса, он быстро нырнул в помещение станции.
  Слуга заторопился, на территории станции, среди прибывших мог быть и герцог. Разминуться с визитёрами в таком случае было бы неприемлемо. Ривай Монгрейдо, герцог-дефенсор императрицы, глава разведкорпуса Легиона, прозванный при дворе Мрачным Герцогом, действительно оказался именно здесь. Вместе с четверкой своих легионеров он как раз расписывался в журнале регистрации поездок, когда слуга вошел в небольшое задние станции. Его сопровождающие негромко переговаривались о чем-то, но стоило заметить постороннего, как они тут же замолчали. Слуга торопливо подошел к герцогу и, дождавшись пока тот освободится, протараторил:
  - Герцог, Вас хотела видеть Ее императорское высочество.
  - Давно? - коротко поинтересовался герцог.
  - Не менее часа назад.
  - Ясно.
  Мрачный Герцог никогда не отличался разговорчивостью, на то его и прозвали мрачным. Проводя слугу недолгим взглядом, он лишь коротко вздохнул. Причина, по которой Интегра так активно его разыскивала, могла быть только одна - вывесили список предварительно зачисленных в разведкорпус Легиона. И ее имени там, естественно, не оказалось. Ее императорское высочество подала свою кандидатуру несколько недель назад и Ривай тянул с решением максимально долго, но сейчас было уже некуда деваться. Можно было бы проигнорировать требование встречи, сославшись на дела, но это был не его стиль.
  Отослав подчиненных, он направился к покоям ее императорского высочества. Сейчас как раз подходил к концу ее очередной урок истории развития империи, так что после у них будет возможность поговорить. Тихо постучавшись в дверь покоев, он, не дожидаясь приглашения, вошел. Пожилая учительница как раз собирала свои немногочисленные учебники, попутно завершая рассказ о последних представителях правящего рода соседнего государства - Ирберии.
  Добродушно поздоровавшись с Мрачным Герцогом, она распрощалась с подопечной и вышла. Ривай даже не знал, сколько ей лет. Генриэтт учила его, когда он впервые попал ко двору. Безродному оборванцу, принятому в Легион прошлым герцогом-дефенсором, нужно было соответствующее образование и она смогла его дать. Лишь благодаря этой женщине он обладал таким багажом знаний, которому позавидовали бы даже некоторые ученые Легиона. Вероятно, именно потому нежелание Интегры учиться вызывало у герцога откровенное негодование.
  Хоть она и была самым нелюбимым императорским отпрыском, выросла девочка, получая все, что должна иметь особа знатных кровей. Воспитание, образование, дорогие и красивые вещи...уважение, в конце-конов, - все это было доступно ей благодаря одному только титулу. Ривай же добивался всего этого не один год. Титул герцога-дефенсора достался ему с огромным боем, так же как должность главы разведкорпуса. И хоть предыдущий защитник императрицы фактически передал ему свое место на обеих должностях, среди дворцовой элиты такой дерзкий поступок был воспринят в штыки. Император был в страшном гневе. Он ненавидел Ривая всей душой и, как и многие придворные считал, что безродной нищете не место во дворце, да еще и подле императрицы. Но ее императорское величество Беллатриса настояла на его кандидатуре, а император не смог отказать жене. К тому же старый герцог-дефенсор отрекомендовал Ривая как безупречного служащего, талантливого стратега и исключительного ума человека, готового отдать жизнь за корону и императрицу. Даже сейчас, несмотря на откровенную неприязнь к Риваю, император редко принимал важные для страны решения, не посоветовавшись с ним.
  - Хотели видеть меня, Ваше Высочество? - спросил он, когда дверь за Генриэтт закрылась.
  - Слуга разыскивал тебя не меньше часа, ты меня что, избегаешь? - вопросом на вопрос недовольно ответила девушка. Ее лицо унаследовало куда меньше черт императрицы, чем хотелось бы. Надменное выражение делало его совершенно некрасивым и это расстраивало герцога. Несмотря на все его старания, Интегра выросла на редкость разбалованной и наглой.
  - Меня не было на континенте.
  - А где ты был?
  - Это не имеет значения.
  - Нет, имеет!
  - Интересно какое же? - иронично приподнял бровь Ривай.
  - Самое что ни на есть прямое, - уже менее уверенно ответила Интегра. Спорить с Риваем было задачей не из легких, тем более для нее.
  - Это что, допрос? Ладно, предположим. Меня срочно вызвали дела Легиона и я уехал вчера вечером. Еще что-нибудь?
  - Да! Сегодня утром вывесили список предварительно зачисленных в разведкорпус. Почему там нет моего имени?
  - Потому что я тебя не взял, это очевидно, - ответил он, сразу перейдя на "ты".
  - Я прошла все подготовительные испытания, ты не можешь меня не взять, - возмущенно вскинулась девушка.
  - Я глава разведкорпуса. Соответственно, я в праве принять или не принять кого угодно, не взирая на качество пройденных экзаменов, - произнес герцог-дефенсор и в его голосе прорезались стальные нотки. - Императорской особе там не место. Это не штабная должность, она полна опасностей и не принесет такому человеку как ты ничего хорошего.
  - Ты этого не знаешь! Быть членом разведкорпуса почетно и уважаемо. Многие дворяне мечтают туда попасть.
  - Да, и поэтому мне постоянно приходится выслушивать яростные возмущения тех, чьи кандидатуры я отверг. "Как вы посмели, герцог? Моего племянника рекомендовал сам министр обороны!". А потом, когда император Аврелий принудит меня взять очередную бездарь, я слушаю что-то вроде: "как вы посмели, герцог? Из-за вас мой сын погиб, сорвавшись с утеса, утонул в подземных водах или был застрелен каким-нибудь диверсантом!". Это работа не для слабонервных и не для домашних. Здесь нужна стойкость духа, высокие моральные принципы, готовность беспрекословно следовать приказам и хорошая физическая подготовка. У тебя из всего этого есть лишь последнее.
  - Под твоим руководством я могла бы научиться остальному, - не отступала Интегра. - И я не боюсь смерти.
  - Что ж, а вот это очень зря. И тоже неплохая причина тебя не брать. Если ты думаешь, что отсутствие инстинкта самосохранения - это признак бесстрашия, ты глубоко ошибаешься.
  Все знали, что разведчики были первой линией и опорой остальных частей Легиона. Поэтому так почтено было служить в этом корпусе. Но и цена за эту славу была невыразима. Ривай пятнадцать лет руководил разведкорпусом и не счесть было тех, кого он за это время потерял. Не проходило с годами и гадкое чувство вины, которое он испытывал каждый раз, когда приходилось идти к очередной семье сообщать ужасную новость. Посеревшие от горя лица родственников, хоронивших чаще всего пустые гробы, отпечатались в его памяти так же ярко, как и лица тех, кто отдал свою жизнь за дело разведкорпуса. Увидеть в одном из таких гробов Интегру он боялся больше всего на свете.
  - Ты предвзят! Я отлично прошла все экзамены, Генриэтт специально меня подготовила. Я знаю много всего и могу быть полезной. К тому же, так тебе было бы проще за мной присматривать. Что же ты за защитник, если не находишься рядом со своей императрицей?
  - Ты не знаешь и четверти того, что знает Генриэтт, и лучше бы занялась своим образованием, чем упорными попытками пробиться в разведкорпус, - ответил Ривай и холодок в его голосе стал более явным. Интегра ступила на скользкую дорожку, упрекнув его в плохом исполнении своих обязанностей.
  
  Ривай, совершивший головокружительный прыжок из самых низов на вершину, великолепно справлялся со своими обязанностями. И несмотря на то, что смерть императрицы подкосила его, он продолжал заботиться о Интегре. Как ни странно, гибель Беллатрисы остудила ненависть императора к Риваю. Он не прогнал его взашей, как мог бы сделать. Лишь однажды дождливым осенним вечером вызвал к себе в покои для разговора. Ривай тогда готовился к худшему, но этого не случилось.
  - Я никогда не любил ее, - сказал тогда император, глядя в окно. - Она меня, впрочем, тоже. Странно осознавать, что с ее смертью в душе поселилась такая пустота. Я знать даже не хочу, какая дыра у тебя сейчас внутри и скажу только одно. Вряд ли она бы доверила Интегру кому-то кроме тебя... Так что ты остаешься герцогом-дефенсором ее императорского высочества.
  
  Интегра долго молчала, не решаясь возразить разгневанному мужчине, но в конце концов продолжила:
  - Мне насточертели балы и светские приемы. Оставаясь при дворе, я превращаюсь в такую же напыщенную дурочку, как и все придворные дамы. Я хочу делать что-то полезное.
  - Ты хочешь пойти в разведкорпус вслед за тем слащавым субчиком, которого мне подсунул император Аврелий, а не делать что-то полезное. Лотрис или как его там?
  - Лортис! Его зовут Лортис и он отличный парень.
  - Который тоже совершенно не годится для этой работы, - закатил глаза Ривай. - Да, чудесно.
  - В любом случае, ты, даже как герцог-дефенсор не можешь запретить мне туда идти.
  - Я могу запретить тебе туда идти, как много кто другой и Аврелий не станет мне перечить.
  - Я прошу тебя, - предприняла последнюю попытку девушка, - эта жизнь навевает на меня тоску, особенно после смерти мамы. Мне кажется, что во всем происходящем попросту нет смысла. Есть же в Легионе такая работа, которую можно делать без опасности для жизни! Я бы занялась ею! Что-то полезное для дела и не слишком опасное, бывает же такое?
  - Ты будущая императрица, ты должна вникать в тонкости управления страной, а не заниматься всякой ерундой.
  - Ну вот и буду вникать. Дай мне какую-нибудь работу, которая избавит меня от необходимости вести напыщенную светскую жизнь, а в свободное время я буду учиться, я обещаю.
  - У легионеров нет свободного времени. И вряд ли там найдется работа, которую можно так запросто оставить, потому что в полдень у тебя урок политических искусств.
  Ривай тяжело вздохнул. В последнее время герцогу-дефенсору точно так же казалось, что в происходящем нет никакого смысла, но он никогда об этом не говорил. Прошло много времени, но все-таки недостаточно. И силуэт императрицы, которую он не сумел уберечь от смерти, с немым укором нависал над ним во сне каждую ночь.
  Взвесив имеющиеся в наличии переменные, герцог все же задумчиво произнес:
  - Я скажу тебе свое решение через две недели. Я приму тебя в разведкорпус, только если найду среди кандидатов человека, который сможет присмотреть за тобой, пока я сам буду занят работой.
  - Мне не нужна нянька!
  - Или так или никак. Меня не интересует твое мнение на этот счет.
  - Ладно, как скажешь, - покладисто согласилась Интегра. Герцог дал слабину и не стоило его теперь злить, иначе призрачный шанс попасть в разведкорпус снова будет потерян. - Кстати, раз так, можешь рассмотреть кандидатуру Лортиса. Повторюсь, он отличный парень.
  - Твое мнение по этому поводу меня также не интересует, - ответил Ривай, собираясь уходить. У него уже был на примете свой кандидат. Он лично наблюдал за ним во время своей скоротечной поездки и был достаточно впечатлен. Очень неплохое личное дело для такой глуши. И неплохие задатки. Если пройдет остальные тесты, можно будет принять его и дать в пару ее императорское высочество. Со временем герцог-дефенсор все-таки стал птицей немного другого полета, хоть и не забывал о своем происхождении. Этот же парень, хорошо помнящий вкус тяжелой жизни на задворках империи, быстро собьет всю спесь с девчонки. - До скорой встречи, Ваше Высочество. Не буду мешать заниматься. Кажется, Генриэтт задала Вам большое задание.
  - Да, до встречи, - ответила девушка. Эти неожиданные перепады с личного тона на официальный часто ставили ее в ступор.
  После смерти императрицы, герцога-дефенсора практически невозможно было увидеть вне работы. Без его участия не обходилась ни одна операция, ни одно совещание. В те же времена, когда наступало затишье, он не поднимал головы от отчетов и докладов. В последнее время его загруженность, как казалось Интегре, начала давить на ясность его мышления. Слухи, которые то тут, то там бродили по замку, подтверждали ее опасения. Окунувшись с головой в работу, герцог начал повсюду видеть заговоры. Даже в разведкорпус он со скрипом брал тех, кого ему рекомендовал император и категорически отметал всех, кто не проходил его личную проверку. Удивительно, что Лортису удалось выдержать это испытание. Поговаривали, что разговор с главой разведкорпуса далеко не самое лучшее, что можно вообразить в жизни. Официально разглашать подробности личной беседы с герцогом никому не запрещалось, но по непонятным причинам никто не горел желанием рассказывать об этом. Потому все желающие пройти собеседование так и оставались в неведении. Интегра тоже была среди жаждущих узнать тайну этого необычного способа отбора, но, как и все остальные, располагала лишь слухами и домыслами. Прямые угрозы были не в стиле защитника императрицы, но чем он заставлял всех молчать, никто не знал. С одной стороны, Интегра надеялась попасть в Легион по протекции герцога и обойтись без этих сомнительных разговоров, с другой же любопытство гложело юную императрицу, не давая покоя ни днем ни ночью. Ведь к такому собеседованию нужно готовиться, а как это сделать, если не знаешь темы разговора?
  Внезапно раздался резкий стук в двери и в комнату без приглашения вошел Бернадотт. По спине у Интегры тут же прокатилась волна протестующих мурашек. Бернадотта она не любила. Он был старше на пять лет, выдающимися талантами в каких-либо областях не отличался и больше всего на свете любил заниматься позерством и издеваться на Интегрой. На публике он корчил из себя великосветского льва, которому все же не чуждо ничто человеческое. Он любил устраивать демонстративные акции по помощи страждущим, посещать благотворительные приемы и тому подобное. Поэтому если не знать его достаточно хорошо, создавалось впечатление, что средний сын императора Аврелия был хорошо воспитан, умен и как никто другой болел за народ. На деле же ситуация была полностью противоположной. Бернадотт не интересовался ничем, что не было связано с получением удовольствия любых форм и степеней. Люди интересовали его не больше, чем пыль на любимых лакированных сапогах, а все благотворительные приемы были прикрытием для пьяных оргий. Аврелий, упустивший момент, когда его сын пошел по кривой дорожке, неоднократно пытался усмирить распоясавшегося отпрыска, но, в конце концов, махнул на это дело рукой. Единственное, что было у Бернадотта и не было у Интегры, - это все же не угасшая любовь и сострадание императора к своему ребенку. Интегра же для Аврелия была грустным напоминанием о покойной Беллатрисе и, хоть откровенной неприязни он к ней не испытывал, она навсегда осталась для него дочкой императрицы. Не то, чтобы это имело какое-то принципиальное значение для их отношений, но, когда речь заходила о семейных разногласиях, поддержка была далеко не на стороне Интегры. Именно поэтому у Бернадотта был своего рода бесплатный и безлиминтый абонемент на унижение сводной сестры. Сделать она с ним ничего не могла, а герцог-дефенсор отказался повлиять на происходящее, заявив однажды следующее:
  - Бернадотт будет издеваться над тобой до тех пор, пока ты позволяешь ему это делать. И вопрос не в физическом воздействии. Если он задевает тебя, значит твоя воля недостаточно сильна, чтобы забыть о его существовании как раздражителя.
  Все возмущения молодой императрицы о том, что она не может выдержать его издевок, что сила воли тут не при чем и попробовал бы он сам отвечать на подобные колкости, были отвергнуты герцогом на корню. В душе Интегра понимала, что он прав, а все эти разборки для него не больше, чем возня в песочнице, но сделать ничего могла. По крайней мере, пока.
  - Я видел предварительные списки, - не здороваясь, сказал Бернадотт, - зашел поздравить тебя с этим ошеломительным провалом. Ладно бы еще от кого, но получить отказ от герцога-дефенсора - передать не могу, как это смешно...и что греха таить, довольно предсказуемо.
  - Рано радуешься, он еще изменит свое мнение, - собрав все силы в кулак, холодно ответила девушка.
  - Глубоко в этом сомневаюсь, сестричка. Он ни за что не согласиться взять свою тепличную девочку в столь опасное для жизни место, как разведкорпус.
  - Из нас двоих ты куда более тепличный, так что молчал бы.
  - Ну и что? В отличие от тебя я не рвусь туда, где мне не место, - гадко ухмыльнулся Бернадотт и направился к выходу. - Так что смирись с провалом и зубри уроки, императрица.
  Полетевший в закрывшуюся за ним дверь стакан звонко разбился на сотни осколков.
  Солнце жарило немилосердно. Сержант гражданской гвардии Ирсам Мафер посмотрел на небо. Ни одного захудалого облачка. Не лето, а настоящий ад на земле. В столице всегда было очень жарко. Ирсам родился ближе к северу, а там и летом ходили в плотных рубахах с длинными рукавами. Переведя взгляд на подчиненных, он злобно рыкнул:
  - Шевелитесь, не то сгорим здесь все к такой-то матери.
  Недовольные стражники взялись за очередные ящики. Посылка была на редкость идиотской. Фейерверки. Кому они были нужны, когда до праздников аж четыре месяца, было непонятно. Но видать у императорской семейки свои тараканы в голове. Целый обоз фейерверков прибыл еще до полудня и после обыска был перенаправлен для размещения в дворцовых складах. Ирсама и еще нескольких ребят оправили разгружать все это добро как самых незанятых. И теперь они, глухо ругаясь, таскали ящики из фургона в подвал, мечтая о паре кружек холодного пива. Ирсам как раз взялся за очередной ящик, когда за спиной у него послышался спокойный холодный голос:
  - Немедленно доложите о грузе и предъявите документы на обоз.
  Ирсам вздрогнул от неожиданности и едва не выронил ящик. Поставив его на землю от греха подальше, он повернулся к пришедшему и приложил кулак к груди в знак приветствия.
  - Твердой земли вам под ногами*, герцог-дефенсор. Дайте минуту, сейчас найду эту чертову бумажку.
  Гвардеец зашарил по карманам и спустя несколько мгновений извлек немного помятую сложенную вчетверо бумагу.
  - Вот наш разрешение, что б мы тут без него делали. В ящиках фейерверки для праздника.
  Герцог-дефенсор принял из рук гвардейца бумагу и принялся внимательно изучать. Ирсам знаком дал людям команду прекратить работу. Мрачного Лорда злить не стоило ни в коем разе. Не ровен час, голову отсечет, не задумываясь. Слухов о нем ходило много. Что из них правда, а что нет, Ирсам не знал и знать не хотел, но нервировать герцога в любом случае было бы плохой затеей.
  - День основания Империи только через четыре месяца, зачем покупать их сейчас? - поинтересовался герцог, внимательно изучая документ.
  - Затем, что сейчас мы закупили их в два раза дешевле, чем в сезон праздников, - раздался голос за спиной герцога.
  Сержант, избавленный от необходимости дальнейших объяснений перед Мрачным Лордом, облегченно вздохнул. Ривай оглянулся и увидел приближающегося к ним толстяка в костюме с накрахмаленным кружевным воротником. Воспитание не позволило ему брезгливо скривиться при виде министра снабжения Аберкромби, но и улыбаться, притворяясь, будто рад встрече, он не стал.
  Герцог Дажей Аберкромби был неприятным вечно потеющим диабетиком, доводящим до слез своими капризами всех дворцовых кухарок. Если верить его стенаниям, чуть ли не с самого рождения он страдал изжогами, желудочными болезнями всех видов, излишним весом и еще доброй дюжиной недугов, делающими его абсолютно несчастным, однако все еще несломленным человеком. Его коронной выходкой был возмущенный вопль "вы что, убить меня хотите?", который он выдавал, пробуя каждое второе блюдо в своем рационе. Тот факт, что готовили ему каждый раз одно и то же, нисколько не смущал герцога.
  Подойдя к Риваю, он махнул стражникам рукой, призывая их продолжить работу и сказал:
  - Герцог, ваша паранойя скоро перейдет все границы. Как видите, у ребят есть подписанная лично мной бумага. Какая разница, насколько раньше мы закупили фейерверки?
  - Моя, как вы изволите выражаться паранойя, на деле обычно оказывается отменно работающей интуицией, - скучным тоном ответил герцог, больше ничем не выдавая своей заинтересованности. А то, что сам министр снабжения следил за поставкой каких-то несчастных фейерверков, было довольно странно. - Их не было в списке поставок, проверять подобные вещи - моя непосредственная обязанность.
  - Мы заключили сделку в самый последний момент. Внести поставку в список просто не успели, - сказал Аберкромби, вытирая потное лицо платочком. - Так что можете не переживать на этот счет.
  - Где разместят ящики?
  - В подвале, на третьем складе, если я не ошибаюсь. Надеюсь теперь с допросом покончено, герцог?
  - Несомненно. Удачного дня.
  Ривай оставил солдат и герцога на улице и продолжил прерванный в свои апартаменты путь. На лестнице, ведущей к покоям, герцога-дефенсора нагнал его помощник Итан.
  - Видел повозку во дворе? - не поворачиваясь тихо спросил Ривай.
  Следующий за ним Итан отдал начальнику пакет документов и так же тихо ответил:
  - Да. Якобы фейерверки на неделю праздников. Все документы в порядке, не подкопаешься. Но оформили действительно в последнюю секунду, все вчерашним днем.
  - Откуда груз, известно?
  - Из Бранжеи*.
  - До Бранжеи три дня пути. Если везти экипажем, то полутора суток. А везли экипажем, если верить той бумажонке, - задумчиво произнес Ривай, сворачивая с лестницы в просторный коридор. - Что ж они, получается, сначала товар отправили, а потом договор заключили?
  - Ну да, не сильно вяжется. Хотя если не обострять на этом внимания, то никто и не заметит.
  - Нужно все тщательно проверить, даже если это действительно просто фейерверки. Что-то мне в последнее время не нравится происходящее во дворце. Мы должны быть готовы к возможным угрозам. И желательно посмотреть на эти ящики поближе, но это уже потом, чтобы не вызывать подозрений. Их должны выгрузить на третий склад.
  - Все сделаем в лучшем виде, герцог, - сказал Итан и исчез, свернув в один из боковых проходов, так же незаметно, как и появился.
  Ривай добрался до своих покоев и засел в кабинете, попросив служанку принести обед. Дела в замке в последнее время шли не очень хорошо и его не покидало смутное предчувствие надвигающейся опасности. Но вот с какой стороны ее ждать, герцог-дефенсор пока не понял, поэтому приходилось разрываться на все фронты. В свете этих событий капризы молодой императрицы были ему как засохшие бинты на ожоге - отвлекали и приносили множество неприятных ощущений, а просто содрать нельзя, хуже будет. Нужно было завершить отбор в разведкорпус как можно скорее и решить, можно ли оставить Интегру на попечение заинтересовавшего его кандидата.
  Солнце, медленно плывущее по небу, наконец дошло до окон герцога-дефенсора и он, поплотнее задернув шторы, занялся делами.
  
  Глава 3
  
  - Тут темно... я бы не советовала сюда ходить.
  Собственное хриплое дыхание эхом отдаётся в ушах. Вокруг ни огонька, только руки периодически нащупывают твердые предметы. Гулкое отдаленное цоканье не дает сосредоточиться. Чувство такое, будто кто-то стучит деревянными палочками по глиняному стакану. Чувство почему-то неприятное.
  - Иди на свет, а не на мой голос, так будет лучше. Здесь для тебя нет ничего интересного.
  Голос такой родной, хочется идти к нему, пренебрегая советом. Несколько неуверенных шагов вперед и вдалеке проявляется смутное бирюзовое мерцание.
  - Правильное решение. Когда слышишь такое, лучше бежать от опасности. Мне-то уже не привыкать, а вот тебе подобное по вкусу точно не придется.
  Хочется спросить почему, но из горла вырываются только сиплые нечленораздельные звуки.
  - Не бойся, ты уже таким не станешь. Мой подарок тебя защитит. Но вообще от них тоже стоить держаться подальше. Могу дать совет, если попадешь в передрягу, они боятся огня. Все живые боятся огня. К твоему счастью, они живые и вполне себе смертные.
  Спросить кто такие эти "они", тоже не получается, но мир вокруг начинает меняться. Становится светлее, отовсюду накатывает бледный бирюзовый огонь. Вокруг какие-то развалины, наверное, раньше это был замок или что-то вроде того. Сейчас здесь только заросшие мхом обшарпанные остатки стен и перекрытий, с которых медленно капает вода. Огонь становится все ближе, от жара больно щипает кожу. Хочется закрыть глаза руками, но рук нет. Вместо них непонятные длинные конечности с худыми тонкими пальцами и острыми когтями сантиметров по десять. Кожа на них грязно коричневая и сухая, как старая бумага. Ужас вязкой волной начинает поглощать сознание, но голос спокойно говорит:
  - Не бойся, это наваждение - меньшее из зол. Все могло быть гораздо хуже.
  Резкий рывок в сторону голоса в надежде на спасение не приносит результата. Огонь уже повсюду, он разделяет их, не давая подойти ближе. Внезапно часть пламени становится немного меньше, давая разглядеть говорящую. Бледная кожа с желто-бирюзовым оттенком, который бросает на нее огонь, короткий ежик соломенных волос, горящие нездоровым блеском зеленые глаза. На лбу медленно проступает испарина от лихорадки.
  - Я же сказала, не ходи за моим голосом, только на свет! - громко и зло кричит Ивон. - Тебе сюда нельзя, тебе здесь не место!!!
  
  Кристофер резко сел на своей лежанке. Пот градом катился по лицу и спине, будто он и вправду побывал в центре пожара. Вилборна не было. На улице светило яркое обеденное солнце, он проспал всего несколько часов. Тряхнув головой, Крис пошел к умывальнику. После такого сна и думать было нечего пытаться снова заснуть. Эти кошмары посещали его периодически, оставляя после себя липкое чувство страха, будто это произошло на самом деле. В такие моменты он мог лежать не один десяток минут, прогоняя от себя неприятное ощущение, что бирюзовый огонь и когтистые руки сейчас снова появятся, но уже наяву.
  Все время в этих кошмарах его сопровождала Ивон. Иногда она выглядела красивой и розовощекой, с длинными волосами почти до пояса, а иногда как сегодня - несчастной и съедаемой лихорадкой. Она будто не давала Крису последовать за ней в мрак и небытие, но это все, что он смог понять из этих снов. Лихорадка... Лихорадка прокатилась по всей империи, оставив после себя трупы, упадок и много горя. Даже неприкосновенную императорскую семью она не пощадила, забрав с собой Ее Величество Беллатриссу. Правда в отличии от многих патриотов, Кристофер даже не сразу узнал об этой новости. Два дня он просидел в квартире, скуля, как подыхающая собака и бросаясь на стены. Только странные сны, в которых Ивон все время кричала идти на свет, не дали ему сброситься с ближайшей крыши головой вниз.
  Кое-как придя в себя, Крис оделся и отправился в ближайшую таверну. К счастью жалование позволяло ему питаться в подобных заведениях. Вышибалы мадам Жижинды получали немало, а готовить он в последнее время разлюбил. Раньше они всегда готовили вместе с Ивон, устраивая соревнования, у кого вкуснее получится. Но сейчас все прошло. У него не было ни сил, ни времени, не желания возиться с едой без нее. Поэтому каждый раз Кристофер неизменно собирался и шел в таверну "Хромой арул*" через дорогу. Хозяином таверны был старый гвардеец Жакон, сосланный на остров за воровство у начальства. Видя Кристофера, он никогда не спрашивал ничего кроме "тебе как обычно?". Похлебка, рагу, краюха хлеба и подвявшие овощи - все что заказывал день ото дня парень. Лишь иногда он говорил, что заказ праздничный. Тогда еду не приносили вовсе, Жакон выставлял из-под стола пойло и Крис напивался до беспамятства.
  Отдав несколько монет хозяину таверны, Кристофер сел за один из дальних столиков и принялся ждать заказ. В углу, где он обычно садился, почти никого не было. Лишь один стол был занят невзрачным незнакомцем. Он сидел в тени и со скучающим видом разглядывал немногочисленных посетителей. Серый дорожный костюм, аккуратно постриженная борода и русые волосы. Ничего запоминающегося. Крис сперва даже не обратил на него внимания, чего нельзя было сказать об этом человеке. Мужчина, скосив взгляд, пристально следил за новым посетителем, до тех пор, пока хозяина таверны не принес Кристоферу заказ. Только после этого Крис заметил, что незнакомец жестом остановил Жакона и, кивнув на парня, что-то спросил. Хозяин таверны оглянулся на вышибалу и нехотя кивнул. Было видно, что ему не особо нравились расспросы о гостях, но по каким-то причинам он все же ответил. Когда Жакон исчез где-то в подсобных помещениях, а Крис расправился с половиной похлебки, мужчина без приглашения сел напротив.
  - Я не помешаю?
  - Помешаете, - вежливо-холодным тоном ответил Крис. Здесь, на острове, подсаживающиеся к тебе за стол в тавернах незнакомые люди не сулили, как правило, ничего хорошего.
  - Сочувствую в таком случае, но нам нужно поговорить.
  - Ошибаетесь, нам не о чем разговаривать.
  - Боюсь, это вы ошибаетесь, господин Рейкерманн. Нам есть, о чем поговорить, и эта тема несомненно вас заинтересует.
  - Откуда вам известно мое имя? - холодок в голосе парня начал плавно перерастать в угрозу. Направление разговора Крису категорически не нравилось, ровно, как и то, что незнакомец знал его.
  - Навел справки, ничего особенного. Перейдем к делу. Мне случайно довелось увидеть твои эквилибристические подвиги сегодня утром... Пройти по дороге воров под силу не каждому, для этого ловкость нужна и навыки. Что еще ты можешь?
  - Быстро же мы на "ты" перешли. Меня не интересует ничего, что бы вы могли предложить. Проваливайте, пока кости целы.
  - Поверь мне, парень, я уложу тебя на лопатки так быстро, что ты и понять ничего не успеешь, но сейчас речь не об этом. Меня зовут Андор. Андор Измариэль, я торговец.
  - Я ничего не покупаю, как бы вас не звали. В последний раз повторяю, проваливайте, - начал закипать Крис.
  - Я продаю не вещи, я продаю свободу. Слышал когда-нибудь о сбежавших с острова?
  - Басни, которые сочиняет управляющий комитет острова, чтобы у людей была надежда. Эти россказни все слышали.
  - Это не басни. За определенную цену я могу переправить любого желающего на центральный континент с новыми документами. Все легально.
  - Если бы все было легально, на острове уже не осталось бы ни души.
  - Ну, во-первых, новые настоящие документы - товар штучный. Я не всесильный, чтобы добывать их сотнями. Во-вторых, далеко не у каждого живущего здесь хватит денег, чтобы расплатиться за такое удовольствие, а в долг я не работаю. Ну и в-третьих, я уже упомянул, кандидат должен иметь определенные навыки. Просто так путь, по которому я переправляю желающих, не преодолеть. Ты должен быть готов к головокружительной высоте, это как минимум.
  - И с чего такая уверенность, что я платежеспособен? - спросил Крис, хотя вопрос был чисто риторическим. Если этот лжеторговец знал его имя и то, что он отлично владеет телом в условиях, так сказать, минимального равновесия, легко было догадаться, что он хорошо подготовился к этой встрече.
  - Мне известно, сколько получают вышибалы в публичных домах. А еще известно, что после смерти Ивон ты почти ничего не тратишь. Не трудно прикинуть, сколько у тебя лежит под матрацем.
  - Еще раз я услышу об Ивон, и целым ты отсюда не уйдешь. Меня не интересуют твои делишки на острове, а рассказы о побеге на большую сторону оставь для идиотов, которые в них верят. Попробуешь меня ограбить иным способом, найду и убью. Это доступно?
  - Ограбить? - насмешливо хохотнул собеседник. - Ты решил, что я таким образом решил тебя ограбить? Да, цена за мои услуги грабительская, но я беру плату только по прибытию на континент. Я тебе документы - ты мне деньги. Именно поэтому я навожу справки, прежде чем предлагать товар. Мне совершенно не хочется терять деньги в пучине океана под пределом. Согласись, не говоря уже о необходимости пройти все посты охраны и верзил, четыре часа путешествия по строп-системе на оборудовании обслуживающего персонала не каждому под силу.
  Крис изумленно замер. Идея была настолько сумасбродной, что даже представить было сложно того, кто на такое пойдет. Глядя на его ошеломленное лицо, Андор с улыбкой сказал:
  - Что ж, я вижу ты проникся глобальностью идеи. Я буду на острове еще три дня. Если передумаешь, найдешь меня здесь.
  Не дав Кристоферу опомниться, Андор встал и направился к выходу из таверны, оставив парня в одиночестве.
  Конечно, перспектива убраться на материк всегда была более чем привлекательной, но опираться на слухи о том, что кому-то подобный финт якобы удался, было глупо. Ивон, же никогда не подвергала эту задумку сомнениям, строя планы по переезду на материк. Крис не посмел ее расстраивать, всегда исправно откладывая часть заработка на побег, в который даже не верил. И теперь появление странного торговца свободой ввергло парня в тяжелые размышления. В том, что Андор действительно мог переправить его на материк, да еще и таким безумным способом, он сильно сомневался, но проверить купца стоило. Уж слишком осведомленным он ему показался. На острове много кто знал и его и Ивон, но вряд ли захотели бы трепать языком просто так, да еще и перед незнакомцем. Рассматривая рассеянным взглядом стойку, Кристофер быстро строил план действий на сегодняшний день. Выяснить, у кого торговец мог навести справки о вышибале мадам Жижинды было не сложно, но предстояло намотать несколько кругов по городу. Составив примерный маршрут своих передвижений, Крис решил начать свои расспросы здесь и сейчас и поговорить с Жаконом. Отставной гвардеец никогда не отличался болтливостью. Всех желающих что-либо у него узнать он отправлял так далеко и надолго, что очень скоро они вовсе исчезли. То, что он указал незнакомцу на своего постоянного клиента значило, что либо его кошелек потяжелел на несколько золотых монет, либо есть нечто такое, что вынуждает его говорить.
  Хозяин таверны выбрался из подсобных помещений и как раз начал возиться за стойкой, когда Кристофер закончил есть и направился к нему. Заметив такой поворот событий, Жакон хотел снова скрыться где-то на кухне, но Крис его остановил.
  - Кто это был?
  - В смысле кто? Торговец с континента, - с постным видом ответил Жакон. Этот неминуемый разговор его отнюдь не порадовал. - Амуницию возит и запчасти для электроприборов. Примерно раз в полгода приезжает.
  - Ты его достаточно знаешь? Я его раньше никогда не видел.
  - Не видел, потому что пока была жива Ивон, ты здесь почти не бывал. Он всегда здесь останавливается. Иногда спрашивает меня про кого-нибудь, но ничего особенного.
  - И кто его интересует?
  - Послушай-ка, парень, что за допрос? - недовольно спросил трактирщик. - Если тебе что-то не нравится, ты знаешь, что делать. Один визит в директорию и верзилы займутся им.
  - Ему известны вещи, которые торговцу знать не положено. Мне интересно знать, откуда, - ответил Крис.
  - А мне интересно, как кашалоты по небу летают, и что теперь? Я ему ничего не говорил, если ты об этом. Он спрашивает только, где найти того или иного человека, если его кто интересует.
  Врал, конечно, Жакон складно и красиво, но бегающий взгляд его все-таки выдал. Не удивительно, что его хищения в не особо крупных размерах скоро раскрыли. Один допрос и все сразу стало понятно. Кристофер выразительно хмыкнул, давая понять, что ни на секунду не поверил трактирщику, расплатился за обед и направился на улицу. В одном Жакон был прав, следовало наведаться в директорию. Конечно, нельзя было просто прийти туда и потребовать рассказать что-то, но у Криса там был знакомый в приемной, обязанный ему целыми ногами после неудачного похода в заведение мадам Жижинды. Он мог знать о торговце что-нибудь более интересное, чем пара общих фраз.
  Директория находилась на другом конце города, на так называемом холме правления. Пеший путь до нее занял бы пару часов, так что Крис решил воспользоваться экипажем. На станции было не особо многолюдно. Несмотря на то, что ходить пешком по делам было долго и не удобно, многие поступали именно так. Уж лучше было убить лишний час на толкотню по узким забитым улочкам, чем тратить деньги на поездку. Подавляющее большинство жителей острова Беспризорников не могли позволить себе такую роскошь. Конечно, Кристофер тоже всячески экономил с таким трудом заработанные у мадам Жижинды деньги, но его зарплата могла позволить иногда прокатиться на экипаже.
  Ждать пришлось минут пятнадцать. За это время Крис успел изучить расписание движения экипажей, узнать, что на острове снова повысились цены на фрукты, а над центральным континентом неудачно пытались сбить кашалота. Животное получило легкое ранение и скрылось прежде, чем его удалось добить. Над островом кашалоты пролетали редко, и местная детвора считала большой удачей увидеть подобное зрелище. Взрослые же не слишком любили, когда огромная махина с утробным ревом проносилась над их головами, сверкая широким золотым кольцом вокруг туши. Ходили слухи, что на континентах после появления кашалотов случались странные происшествия. Больше всего этими происшествиями были недовольны исследователи Легиона. Частенько после таких случаев у них пропадали древние артефакты, важная информация, касающаяся исследований руин и тому подобные вещи. И всегда воры выходили сухими из воды, не оставляя ни следов, ни намеков. Ученые думали, что это были остатки былой цивилизации, ушедшей под Предел, которые страстно желали вернуть свои сокровища и возродить былую мощь. Поэтому всякий раз, когда на горизонте показывались кашалоты, их всеми силами пытались уничтожить. Никаких существенных плодов это, правда, не принесло. Лишь один раз верзилам удалось электропушкой подбить кашалота и заполучить раненое животное для исследований, но это особо ничего не дало. Предназначение золотого кольца, парившего вокруг туши кашалота так и не удалось раскрыть, а само животное в конце концов издохло от кровопотери и садистских опытов.
  - Парень, не спи, ты очередь задерживаешь, - недовольно пророкотал у Кристофера над ухом здоровенный детина. Судя по виду, он был работником на станции сообщения* и ехал работать во вторую смену. Экипаж проезжал почти через весь город и станция была одной из остановок.
  - Извините, - ответил Крис, продвигаясь к подъехавшему экипажу вслед за очередью.
  Прежде чем залезть в экипаж, парень посмотрел на безоблачное небо. Он всего раз видел живого кашалота и это было поистине великолепное и завораживающее зрелище. Издеваться над таким созданием ради сомнительных опытов было настоящим кощунством. Многие верили, что те, кто живут под Пределом, действительно хотят вернуть свои старые земли и былое могущество. Реальность же была такова, что после гибели цивилизации, на место которой пришли современные люди, прошло столько времени, что проще было бы заново развить всю свою мощь на новом месте, чем пытаться восстановить то, что осталось на материках. Единственное, что, как казалось Кристоферу могло представлять ценность для пришельцев, это артефакты, которые временами легионеры находили в руинах. Ходили слухи, что они обладали небывалой мощью и могли сотнями уничтожать врагов. Но в это тоже верилось с трудом. Ивон как-то раз забрела в ту часть развалин, которую не удалось приспособить под нужды заведения мадам. Находка, на которую она там наткнулась, вряд ли могла убить даже таракана. Маленькая сережка в виде кольца, плотно прилегающего к уху, была шириной с ноготь на мизинце Ивон и не обладала абсолютно никакими чудесными свойствами. Все ее достоинства сводились к тому, что она не гнулась, не окислялась и ее совершенно невозможно было сломать. Украшение тысячелетней давности стало последним подарком, который Ивон сделала Крису перед смертью, и он никогда его не снимал в знак памяти. Вот и вся магия древней цивилизации.
  Крис занял одно из свободных мест у окна и отвернулся от других пассажиров. Этот экипаж был рассчитан на пятнадцать человек и не имел ничего общего с вычурными четырехместными вагонами, на которых передвигались дворяне и всласть имущие. Здесь было душно и пахло потом. Железная кабина, оббитая изнутри дешевыми деревянными пластинами, настолько нагрелась на солнце, что казалось, будто это не транспортное средство, а огромная кастрюля с супом на огне. Когда последний пассажир занял свое место, экипаж, слегка покачнувшись, тронулся. Сопровождаемые потрескиванием тока и легким гулом, они отправились в путь. Остановок было немного. Остров, несмотря на свои размеры, не изобиловал посадочными станциями. Так как большинство жителей не могло позволить себе передвижение на экипажах, остановки были только в важных с точки зрения инфраструктуры местах. Станция сообщения, центральный район, купеческий район и казармы. В казармах были расквартированы верзилы и гражданская гвардия, купеческий район изобиловал магазинами и лавками, а в центральном районе жили власть имущие. Именно там располагалась централь перемещений и директория. Туда же лежал и путь Криса.
  Ехать пришлось минут двадцать. Для того, чтобы попасть в центральный район, нужно было подождать, пока откроются оббитые железом деревянные ворота, которые преграждали путь экипажу. Всех, кто выходил на этой станции, во избежание инцидентов досматривала гражданская гвардия. В эту часть острова категорически нельзя было проходить с оружием, если только ты не гвардеец. Кристофер, выбравшись на пропаленную солнцем станцию, безропотно дал себя осмотреть.
  - Цель посещения центрального района? - скучным тоном поинтересовался гвардеец. Солнце уже достигло своего зенита и все, что его интересовало, как поскорее добраться до спасительного тенька на перекур.
  - Визит в директорию. Не назначено. По личному вопросу в зал приема, - коротко ответил парень, предвосхищая все дальнейшие вопросы.
  Гвардеец тем временем нашел в одном из многочисленных карманов рабочих штанов Криса зажигалку и сказал:
  - С оружием нельзя.
  - Это зажигалка, - поморщился Кристофер. - Максимум, что я могу сделать при ее помощи - убить свои легкие сигаретами.
  - Ладно, проходи давай резче, пока я не передумал.
  Крис, тихо хмыкнув, направился прочь. Гвардейцы вызывали у него неприятное брезгливое чувство, побуждающее поскорей оказаться от них как можно дальше. Может на континенте дела обстояли иначе, но здесь в гражданской гвардии служили толстые потные мужики, провонявшиеся дешевым алкоголем, табаком и духами доступных на скудную зарплату проституток. Интеллектом и манерами они тоже не блистали. Глядя на них, Ивон как-то сказала: "Ну, мы все здесь занимаем какое-то место в иерархии острова... Наверное, власти решили, что место таких, как они, именно в гражданской гвардии". Если она была права, то кто-то здорово повеселился, определяя такое положение вещей.
  Путь до директории не занял много времени, она находилась всего в пяти минутах ходьбы от станции. По пути туда Кристофер с сомнением повертел в руках пачку сигарет и запихнул ее обратно в карман. Курить в такую жару не хотелось. Директория была четырехэтажным квадратным зданием серого цвета. На некоторых окнах стояли решетки. Обшарпанная дверь жалобно скрипела каждый раз, когда кто-то выходил или заходил в здание. Крис зашел внутрь и несколько раз моргнул, давая глазам привыкнуть к полумраку. В приемной было не особо многолюдно, несколько человек сидели на лавках и ждали своей очереди в отделения. У приемной было пусто. Парень сидевший там за столом с унылым видом листал позавчерашнюю газету с континента. Его звали Дэнзел и именно он нужен был Крису. Увидев вошедшего, тот заметно оживился и встал, чтобы поздороваться.
  - Крис, дружище, какими судьбами? - спросил он, энергично пожимая парню руку.
  - Привет. Я по личному делу, - скупо ответил Кристофер.
  - Нужна помощь? - понятливо кивнул Дэнзел. - Ну пойдем, покурим.
  Они направились к служебному выходу и возле пропускного пункта Дензел сказал охраннику:
  - Присмотри там, я покурить.
  Грузный гвардеец пробурчал себе под нос что-то неразборчивое и пошел в приемный зал. Стул, с которого он встал, как показалось Крису, облегченно ухнул.
  - Ну, что у тебя стряслось? - спросил он, когда они скрылись за углом в тени здания.
  - Да ничего особо не случилось, просто хотел узнать об одном человеке, - ответил Кристофер, протягивая собеседнику зажигалку.
  Тот кивнул, прикуривая. Крис забрал зажигалку обратно и, немного подумав, тоже закурил. Раньше он никогда не курил, но смерть Ивон многое изменила.
  - Так кто же разжег твое любопытство?
  - Андор Измариэль. Представился мне купцом.
  - Андор? Я его знаю. У него императорский патент на продажу амуниции для гражданской гвардии и верзил. Плюс, запчасти для техники поставляет. Довольно качественные материалы. Он приезжает время от времени, когда заказы поступают. А что, он что-то натворил?
  - Да нет, ничего, просто обратил внимание на нового человека. Пытался продать мне кое-какую амуницию, и я подумал, что он контрабандист какой-то, - ответил Крис, внимательно следя за собеседником.
  - Скорее всего, у него осталось лишнее с этой поставки и он решил сбагрить это по дешевке какому-нибудь работяге. А по тебе сразу видно, кем ты работаешь, - хохотнул Дэнзел. - Тем более, сам знаешь, слухи тут расходятся, как ветер. Уже пол города знает, как ты на рассвете скакал по крышам, гоняясь за малолетним ворюгой. Кстати, что ты с ним сделал?
  - То, что должно, - ответил Крис, не вдаваясь в подробности. Понятие о том, что должно, у всех на острове было разным.
  Дензел понимающе хмыкнул и не стал пускаться в расспросы.
  - В общем, можешь не заморачиваться на счет Андора, он просто торгаш.
  - Чертовски хороший торгаш, раз у него есть императорский патент.
  - Связи, что поделать, - пожал плечами парень, выкидывая в урну окурок. - У кого есть, связи, у того есть все.
  - Ладно, я понял. Спасибо за помощь.
  - Да не за что, обращайся, если что.
  Распрощавшись с Дензэлом, Крис отправился обратно на посадочную станцию. Либо Андор действительно тот, за кого себя выдает, либо Дензэл ничего не знает. Во всяком случае у него оставался на примете один вариант. Ивон когда-то общалась с женщиной, чей племянник сбежал на материк. Если она еще жила в своем старом доме, был шанс ее расспросить.
  Где жила эта женщина, Крис вспомнил не сразу, пришлось поплутать между домов. Постучав в ветхую дверь, парень принялся ждать. Мадам Ротэя жила в многоэтажке, но имела свой отдельный выход на улицу. Преимущество и недостаток жизни на первом этаже. С одной стороны, реже видишь соседей, с другой - тебя может ограбить каждый пьянчуга. Довольно долго никто не открывал, но затем с той стороны раздался пожилой голос:
  - Кто?
  - Кристофер.
  - Я не знаю никакого Кристофера, - недовольно произнесла женщина.
  - Ивон знали.
  - А, это ты...
  Женщина открыла дверь и снизу-вверх посмотрела на гостя - он был выше ее на две головы.
  - Ивон уже давно нет, а тебе чего?
  - Я хотел спросить про вашего племянника, вы еще общаетесь? - сказал Крис. Мадам Ротэя одарила его еще одним долгим взглядом и посторонилась, молча приглашая войти в дом.
  Когда дверь за ним закрылась, она негромко произнесла:
  - Общаюсь, но об этом лучше никому не знать, если ты понимаешь, о чем я.
  - Да, я знаю, он пропал без вести, - понимающе кивнул Крис. Все, кто когда-либо якобы сбегали с острова, числились в директории пропавшими без вести, а спустя три года - погибшими. Племянник Ротэи сбежал как раз перед началом лихорадки и еще значился пропавшим.
  - Я сегодня имел честь познакомиться с неким Андором Измариэлем и он мне предложил тоже пропасть без вести. Вам о чем-нибудь говорит это имя?
  - Говорит..., - помедлив, сказала Ротэя. - Он торговец свободой. Он помог Ирвину исчезнуть.
  - А вы уверены, что тот, с кем вы общаетесь, действительно ваш племянник?
  - Да. Я отлично знаю его почерк, сомнений быть не может. Еще иногда он присылает мне аудиограммы. Голос-то не подделать, - сказала она.
  - Понятно. Спасибо, что рассказали, - ответил Кристофер и собрался уходить. Когда он уже переступал порог дома, мадам Ротэя внезапно сказала:
  - Соглашайся. Такому человеку, как ты, в этой клоаке делать нечего. А там целый мир...
  - Плевать мне на мир. Где он был со своими предложениями, пока была жива Ивон?
  - Его и не было, потому что была жива Ивон. Он переправляет только одиночек, которым терять нечего. Ирвин общается со мной, тайком присылает деньги. Но я всего лишь его тетка. Его родители давно погибли, его здесь ничего не держало.
  Крис еще некоторое время стоял у двери, переваривая услышанное, а затем не торопясь отправился домой.
  Очередная смена на работе прошла на редкость спокойно в отличие от предыдущей. Ночь медленно тянулась, одаривая уставший город спасительной прохладой. Не было ни гостей с континента, ни воришек, ничего. Только несколько завсегдатаев, быстро уединившихся с девочками в комнатах. Поэтому, едва солнце взошло, Кристофер с чистой совестью отправился домой спать.
  
  Сук деревянных палочек по глиняному стакану. Где-то капает вода, но где именно - не видно, кругом опять темнота.
  - Ты ведь уже узнал все, что хотел, не понимаю, почему ты еще не решился.
  Голос - единственное, от чего веет теплом в этом месте. Но найти его источник не получается. Вокруг только какие-то предметы, на которые постоянно натыкаются ноги. Наверное, мебель.
  - Мадам выдаст завтра жалование. Бери деньги и уходи.
  Эти слова вызывают странную тоску, слушаться голоса нет никакого желания. Издалека начинает накатывать бирюзовое пламя. Уши закладывает от собственного дыхания, гортань хрипит, не давая ничего нормально сказать.
  - Не нужно злиться, Кристофер. Я давно мертва. Мертва и мой прах развеян со Стены над океаном. Я могу последовать за тобой, куда бы ты не отправился.
  Огонь приближается, снова становится невыносимо жарко. Обтянутые коричневой кожей кисти в панике пытаются отмахнуться от него, но это бесполезно.
  - Меня нет на этом острове. Я у тебя в голове, я буду с тобой везде, где ты окажешься.
  Вокруг наконец становится достаточно светло, чтобы рассмотреть говорящую. Девушка сидит на старой продавленной кровати. Вокруг только крашеные стены и побитая плитка на полу... Словно в комнате приюта Одиноких. За мгновение до того, как пламя полностью окутывает уродливое тело, она наконец переводит взгляд и говорит:
  - Мерзкое место. Уходи отсюда. А мне придется остаться.
  
  Крис открыл глаза. Его лихорадило. С того момента, как он лег спать, прошла от силы пара часов. Вилборн как раз собирался на работу.
  - Что, опять кошмары? - спросил мужчина, натягивая рабочую рубаху.
  - Что-то вроде того, - ответил Крис, принимая сидячее положение и стирая со лба испарину.
  - Тебе нужно что-то с этим делать, иначе рано или поздно тебя утащит в могилу вслед за Ивон. Ладно, я на смену, бывай.
  - До встречи.
  Кристофер еще некоторое время валялся, пытаясь заснуть, но ничего не вышло. Выкурив несколько сигарет, он собрался с мыслями и отправился в "Хромой арул". Даже, если сон, в котором с ним говорила Ивон, был очередным ночным кошмаром, не согласиться с ним было трудно. Здесь не осталось ничего, что было бы дорого Крису. И если мадам Ротэя не солгала, а делать ей это было незачем, его могла ждать новая жизнь. Куда более перспективная, чем вечное прозябание вышибалой в борделе на задворках цивилизации.
  Андор Измариель нашелся в таверне сидящим, как и вчера, за дальним столиком в тени и завтракающим.
  Крис кивнул Жакону, давая знак приготовить завтрак, и сел за стол к торговцу.
  - Надумал? - поинтересовался Андор, отгрызая кусочек копченой ножки фартели*.
  - Надумал. Но если ты меня обманешь, я с тебя шкуру сдеру. Это понятно?
  - Глубоко в этом сомневаюсь, - ухмыльнулся Андор. - Ты не первый в моей жизни, кто так говорит. Уходим завтра вечером. Документы будут ждать тебя на материке. Пока ты доберешься, их как раз сделают. Оплата, когда твои ноги коснутся континента. При встрече меняю деньги на документы. Отправить могу только на центральный, таковы условия. Перед отбытием я дам тебе амуницию и карту. Место встречи будет написано там же. Переправка займет примерно часа четыре и твоя задача - не скопытится за это время. Не хочу остаться без дорогостоящей экипировки. И захвати побольше теплых вещей, переправка будет чертовски холодной.
  - А если меня не устроит цена вопроса? - спросил Кристофер.
  - Тебя не может не устроить цена собственной жизни, - ответил Андор и вернулся к еде, увидев идущего к ним с подносом Жакона.
  
  Глава 4
  
  Под конец рабочей смены, Кристофер вместе с другими охранниками и свободными от работы девочками отправился за жалованием. Он шел примерно в середине очереди, чтобы не привлекать лишнего внимания.
  В кабинете мадам Жижинды было, как обычно, не слишком светло и накурено. Женщина сидела за столом и раскладывала деньги по небольшим бумажным пакетам. Авторучками она брезговала, поэтому подписывала пакеты гусиным пером. Рядом стояла и старая инкрустированная драгоценными камнями чернильница. При желании ею можно было проломить голову даже взрослому мужчине, так что Крис не сомневался, зачем она здесь на самом деле. Бизнес мадам был очень прибыльным и желающих завладеть им выстроилась целая очередь. Чтобы удержаться на плаву, нужно было быть все время на стороже. Но и подавать виду, будто тебя интересуют или того больше пугают угрозы расправы, тоже было недопустимо. Скольких подосланных убийц и рэкетиров мадам лично уложила на веки вечные этой чернильницей, Крис даже знать не хотел.
  - Вот твое жалование, Кристофер. Присядь.
  Крис послушно уселся на стул с высокой резной спинкой, сразу почуяв неладное. Пакет с деньгами был куда больше обычного.
  - Завтра ты уже не выйдешь, я так понимаю?
  - Почему вы так решили? - достаточно натурально изобразил удивление Крис.
  - Не морочь мне голову, Рейкерманн. Моя работа вынуждает меня знать если не все, тот как можно больше. Андор Измариэль торгует со мной много лет, продает амуницию и запчасти. Если он заинтересуется моими сотрудниками, я об этом узнаю.
  Кристофер молчал. Ситуация стала хуже не придумаешь. Теперь все зависело от настроения мадам. А она была женщиной непредсказуемой. Угроза остаться лежащим на полу с чернильницей в виске приобрела новый свет.
  - Расслабься, Крис. У тебя лицо серое, как камни у нас в подвале. Будем считать, что ты уходишь по обоюдному согласию сторон. Хотя мне конечно жаль терять такого расторопного работника.
  Крис не проронил ни слова, но на этот раз от изумления. Мадам немного помолчала, наблюдая за его реакцией. Затем она не торопясь закурила и взглянула на парня цепким взглядом поверх мундштука с сигаретой.
  - Каждый из вас знал, на что идет, нанимаясь ко мне. Любого другого я бы велела закрыть в подвале и в течении пары часов очень доходчиво объяснить ему, что сбегать с работы некрасиво и непорядочно. Любого другого, но не тебя. Я ценю верных работников. Ты всегда отлично трудился и не пытался меня надурить. Подобные вещи должны вознаграждаться и быть примером для других.
  - Спасибо, мадам, - сдержанно поблагодарил Крис.
  - Мне все равно, куда ты отправишься, но будем считать, что я выдала тебе небольшую премию.
  - Спасибо, мадам, - еще раз сказал парень.
  Мадам Жижинда одарила его еще одним пристальным взглядом и спросила:
  - Ты можешь порекомендовать кого-то на свое место?
  - Мой сосед Вилборн, - почти не задумываясь ответил Кристофер. - Он сейчас работает на станции сообщения, но уже давно хочет уйти оттуда.
  - Я поняла. Что ж, в таком случае, можешь быть свободен. Удачи.
  - Спасибо, мадам Жижинда. Взаимно.
  
  Кристофер вздремнул всего пару часов и занялся сборами. Оставил ушедшему на работу Вилборну записку и деньги на оплату комнаты за месяц, собрал скудные пожитки. Почти до самого вечера он никуда не выходил, чтобы ненароком не встретить знакомых, которые могли его задержать. Даже когда Ирен Карлайл начала деловито стучаться в дверь, призывая его на помощь в починке оконной рамы у нее в комнате, Крис притих и сделал вид, что его нет. Старая домовладелица сдалась через пять минут и, кряхтя о бессовестности нынешней молодежи, ушла искать себе новую жертву. Когда солнце начало катиться к закату, он взял сумку и вылез в окно. На улице было слишком много людей, его сразу бы заметили. К месту назначения нужно было добраться без свидетелей, а дальше Андор обещал выдать ему снаряжение и дальнейшие указания.
  Крыши были настолько горячими от солнца, что воздух от них просто плавился. Грядущий вечер ни на секунду не уменьшал царящего вокруг жара. Кристофер осторожно двинулся в сторону пути воров. Путь пролегал через весь остров, а сейчас задачей Криса было добраться до центрального района, не привлекая лишнего внимания. Закрепив свою дорожную сумку на плечах, он не торопясь перебирался с крыши на крышу, с карниза на карниз. Иногда прыжки были опасно затяжными, а опоры хрупкими, но ему повезло. Спустя час он уже спускался в один из заполненных сумерками узких переулков центрального района.
  Встреча с Андором была назначена на заднем дворе лавки серебрографии. Там, на крытой веранде стояло несколько бочек, на которых торговец разложил амуницию. Прятался он не особо рьяно, видно место использовалось не первый раз. Крис осторожно поплутал по дворам и вышел к нужному месту уже через пятнадцать минут. Андор встретил его скупым рукопожатием и сходу приступил к делу.
  - Я отбываю через сорок минут. Мои люди уже получили распоряжения, документы для тебя скоро будут готовы.
  - Что с экипировкой? - спросил Кристофер.
  - Все здесь. Сейчас покажу, как всем этим делом пользоваться. Одежду теплую взял?
  Крис кивнул. У него было немного вещей, но теплые среди них нашлись. Пара свитеров, которые связала когда-то Ивон, рукавицы и выигранная в карты меховая куртка.
  - Тогда слушай внимательно. Когда зайдет солнце, проберешься на станцию сообщения. Никаких телепортов, даже не думай о них. Пойдешь к строп-системе. - Андор протянул ему сложенный в несколько раз лист бумаги. - Это план станции и расписание патрулей. Когда окажешься на месте, спустишься в подсобные помещения, там есть люк, который ведет за стену. Эта часть строп-системы используется только ремонтными службами. Оденешься, обмундируешься и двинешься в путь. Для пуска там есть специальный рычаг. На континенте будешь через четыре часа и дюжину минут. План местной станции идентичен, расписание патрулей здесь же, с другой стороны листа. Когда выберешься со станции, иди вдоль стены четверть мили и никуда не сворачивай.
  - Почему нельзя встретиться где-нибудь поближе? - недовольно поинтересовался Крис. - Если меня споймают без документов, в лучшем случае забьют до полусмерти и сошлют на рудники.
  - Не споймают, поверь мне, - отмахнулся Андор. - Когда прибудешь, сам в этом убедишься. И не перебивай меня. Когда дойдешь до постоялого двора "Старик Хэм", зайдешь и займешь третий с конца стол по левую сторону. Закажешь флобезон* и пинту светлого пива. Официантке скажешь, что, если у нее есть сестра, то ты с удовольствием примешь баню с ними обеими. Это будет условный сигнал. Тогда и получишь свои документы.
  - Ты передашь мне их лично, - твердо заявил Кристофер. - Не хочу светить лишний раз рожей перед посторонними.
  - Как скажешь, - легко согласился торговец и принялся показывать парню амуницию. Конечно, Криса смутила непринужденность Андора, но отступать было уже поздно.
  В этот вечер солнце заходило за горизонт очень медленно. Оно лениво скрывалось за Стеной по миллиметру, заставляя Криса нервно вышагивать из стороны в сторону в своем укрытии. Андор Измариэль оставил его на заднем дворе лавки серебрографии, пообещав, что здесь никто не станет его искать. Чтобы не привлекать лишнего внимания, Кристофер сел на ящики, стоявшие под забором, и принялся запоминать план станции сообщения. Однако, когда несчастный листик был изучен вдоль и поперек несколько раз, он перестал издеваться над клочком бумаги и начал мерить шагами дворик. Окончательно стемнело только через пол часа. Крис подхватил вещи и осторожно выглянул из-за калитки. На центральной улице доносились шум и движение вечернего города, но в узком переулке никого не было. Парень осторожно двинулся к пункту назначения. На улице один за одним начинали зажигаться фонари. Кристофер вынырнул из переулка, подождал, пока мимо пройдет патруль гражданской гвардии, и перешел через дорогу.
  Станция сообщения вплотную примыкала к Стене. Хоть район и называли центральным, холм, на котором он располагался, высился на самой окраине острова. Станция сообщения объединяла в себе централь перемещений и строп-систему. И если первая была детищем ученых Легиона, то со строп-системой все было куда более необычно. Она была единственным уцелевшим и рабочим пережитком ушедшей цивилизации. Потому что без огромной магической мощи соединить гигантскими металлическими канатами парящие в воздухе материки было невозможно. Прошел не один год, прежде чем люди смогли разобраться, как работают раскиданные по всему миру станции сообщения и начать ими пользоваться. До тех пор, пока ученые Легиона не смогли создать централь перемещений, строп-система была единственной возможностью путешествовать между материками. Сейчас ею пользовались в основном только для перевоза грузов, которые не могла переправить централь перемещений. Главным недочетом централи, которую никак не могли решить, была абсолютная невозможность телепортировать что-либо, превышавшее пятьсот фунтов. Поэтому люди с ручной поклажей путешествовали при помощи централи, а все остальное переправлялось строп-системами.
  Территория станции сообщения была огорожена забором из крупноячеистой железной сетки. Крис хорошенько раскрутил в руках рюкзак и швырнул его через ограду. Андор запретил ему резать забор секатором. Это могло привлечь много ненужного внимания даже прежде чем Крис покинет остров. Забор был довольно высокий, но не для него. Кристофер разбежался, с силой бросил тело вперед и вцепился кончиками пальцев выше середины забора. Не прекращая движения, он снова оттолкнулся. Пока ноги не начали соскальзывать с сетки, подался вверх. Верхушку забора венчала колючая проволока, но было видно, что на ней существенно сэкономили. Конечно, кто-то другой легко бы угодил в нее, но только не Крис. Ощутив под пальцами рук, перекладину, венчающую верх забора, он подтянулся и ловко перекинулся на другую сторону, не получив ни царапины.
  На острове любили на всем экономить и здесь это было заметно лучше всего. Даже добрая половина электрических фонарей, которые должны были освещать территорию, была отключена. Свет тут стоил немало, особенно, когда нужно постоянно питать электричеством казармы, прожекторы сторожевых вышек на Стене и дома власть имущих. Станция стала местом, на котором решили сэкономить. Ведь считалось, что покинуть ее иначе, чем через телепорт, невозможно. А там как раз света и охраны, желающей поджарить тебя до хрустящей корочки вольтовой пушкой, было более чем достаточно.
  Крис подхватил рюкзак и осторожно двинулся по неосвещенным участкам станции к двери, которая вела к подсобным помещениям. Двигаясь между небольшими техническими постройками и складами, он довольно быстро оказался у цели. Теперь оставалось переждать, пока мимо пройдет патруль с верзилами и с быстро вскрыть подвесной замок на нужной двери. Кристофер присел за ящиками и принялся ждать. Не прошло и пары минут, как послышались тяжелые шаги и из-за ближайшего поворота появилась пара верзил. Амуниция на сервоприводах издавала при каждом шаге характерный сипящий звук, который невозможно было спутать с чем-то другим. Выглядели верзилы так, как будто на них натянули еще один скелет, только из металла. За счет этой системы механизмов, они невероятно быстро бегали, невероятно точно стреляли и, конечно, невероятно больно били. Один удар усиленного сервоприводом кулака и человек средней комплекции рисковал уже никогда не подняться. На плечах у каждого были закреплены пара мощных фонарей, дававших хороший обзор в темноте. Крис посильнее вжался в ящики, за которыми прятался.
  - Да, пожалуй, неплохо все-таки патрулировать в ночную смену.
  - Чего тут хорошего? Пока парни развлекаются со шлюшками и пьют пиво, мы торчим здесь.
  - Ты нихрена не врубаешься, Билл, - отмахнулся первый верзила от своего напарника. - Завтра они будут подыхать здесь от жары и бодуна, а мы - сидеть где-нибудь в прохладе и наслаждаться жизнью.
  - Ну, тут не поспоришь, - почесал затылок Билл, забравшись короткими мясистыми пальцами под шлем. - Лето в этом году просто адовое. Ладно, погодь, пойду отолью.
  Кристофер, похолодев, наблюдал, как огромная тень приближается прямо к нему. Стараясь не шуметь, он начал медленно отползать в строну, чтобы оказаться вне поле зрения верзилы. Тот, к счастью не стал справлять нужду прямо на ящики, а отошел к забору. Его напарник тем временем со скучающим видом озирался по сторонам, что еще больше осложняло Кристоферу жизнь. Возможность быть обнаруженным приобретала все более явный характер. К счастью Билл не прекращая болтал о какой-то ерунде, постоянно привлекая внимание своего приятеля. Крис обогнул ящики, оказавшись по другую сторону от верзил и тут его нога совершенно неудачно подвернулась на каком-то булыжнике. Парень смог удержать равновесие, но возню за ящиками услышал и верзила.
  Достав из-за пояса вольтовую пушку, он не торопясь направился к тому месту, где услышал шум. Несмотря на обманчивую медлительность, он довольно резво выскочил из-за угла, освещая фонарями груду ящиков.
  - Что там, что-то не так? - поинтересовался Билл, застегивая ширинку штанов.
  - Да нет, все нормально, крыса видать какая-то пробежала, - ответил его напарник и верзилы снова продолжили патрулирование.
  Кристофер еще некоторое время неподвижно сидел, свернувшись клубком и благодарил всех известных и неизвестных богов за то, что охранник поленился снять ободранный тент, прикрывавший эту груду ящиков.
  Вскрытие простого замка много времени не заняло. Пара отмычек, выданных Андором, решила вопрос меньше чем за минуту. Вечером обход подсобных помещений совершался раз в час и у Криса было в запасе около сорока пяти минут. Следуя плану помещения, он спустился на этаж ниже по темной железной лестнице и, преодолев два небольших перехода, оказался в нужном месте. Это были помещения для обслуживающего строп-систему персонала. Одна комната с оборудованием, вторая - с люком, выходящим за Стену.
  Крис запер за собой дверь и принялся к подготовке. Он распаковал амуницию, достал теплые вещи и начал одеваться. Учитывая тот факт, что на улице было больше двадцати пяти градусов, зимняя одежда казалась верхом идиотизма, но парень рассудил, что Андору не было смысла обманывать в подобных вещах. Изнемогая от жары, он нацепил на себя экипировку и тщательно проверил все несколько раз. Оборудование было несложным, но громоздким. Поверх одежды Крису пришлось надеть объемный комбинезон, застегивающийся под самое горло, перчатки и плотную повязку на лицо. Защитные очки он надел уже перед люком. Крепежи и тросы надевались вместе с комбинезоном и присоединялись к каркасу одноместного экипажа, на котором перемещались рабочие.
  Ему не пришлось запускать никаких дополнительных механизмов, чтобы заполучить свой транспорт. Один экипаж согласно правилам всегда находился в комнате, готовый к отправке. Как и экипажи в городе, он двигался по строп-системе с помощью передвижного блока. По правде говоря, ученые Легиона подсмотрели эту идею после исследования Стен, когда создавали систему экипажей. Обшивка была из пропитанного влагоотталкивающей смесью дерева, но она вряд ли могла защитить от холода на больших скоростях. Внутри было лишь неширокое сиденье, подставка для ног и пазы для крепления амуниции. Узкие иллюминаторы давали минимум обзора. Во время починки рабочие открывали двери экипажа, чтобы заниматься ремонтом не отстёгиваясь от каркаса. В связи с этим места внутри было так мало, что колени сидящего почти упирались в дверь. Кристофер с усмешкой подумал, что ему еще повезло, так как двери, состоящие из двух половинок открывались, складываясь гармошкой снаружи. Узкая панель управления экипажем была вшита в стенку с правой стороны. Переключателями она не изобиловала. Рычажок старта, он же и "стоп", открыть-закрыть двери, включить-выключить скудное освещение. Крис проверил все функции на работоспособность, прежде чем окончательно забираться внутрь.
  Закончив со всеми приготовлениями, Кристофер глубоко вздохнул и потянул за рычаг на стене. Четыре часа поездки, подвешенным в воздухе на высоте в тысячи миль, это было страшно. Строп-системы почти никогда не ломались, поэтому необходимость чинить их возникала крайне редко, но те, кто этим занимался, явно были настоящими психами.
  Издав утробный скрип, который, как показалось Крису, просто обязан был всполошить половину охраны станции, люк начал медленно отъезжать в сторону. Парня обдало порывом прохладного ночного ветра. Воздух был куда свежее, чем в душном городе. Через дыру в Стене было видно звезды и тонкую пелену облаков, окутывавших неполную луну. Кристофер забрался в экипаж, пристегнулся и замер в нерешительности, глядя на тускло поблескивающую панель управления. Он не знал, к чему приведет вся эта затея. На самом деле он даже не задумывался, чем займется, если попадет на континент. Конечно, сомнения на краю пропасти были не самой лучшей затеей, но человеческие мысли, к сожалению, всегда имели неприятное свойство лезть в голову тогда, когда не надо.
  "- Меня нет на этом острове. Я у тебя в голове, я буду с тобой везде, где ты окажешься."
  Знакомый голос прозвучал в ушах неожиданно, будто Ивон стояла прямо у него за спиной. Крис больше не думал и решительно щелкнул рычажком, запускающим экипаж. Строп-система издала тихий гул и, приподняв его в воздух, начала медленно разгоняться, покинув пределы Стены острова Беспризорников. Кристофер оглянулся и, глядя в крошечный иллюминатор на медленно закрывающийся позади люк, подумал, что в случае чего у него будет целых четыре часа свободного времени, чтобы жалеть о своем поступке.
  Было очень холодно, очень темно, ощущение беспомощности неприятно давило на голову. Бледный лунный свет почти все время был единственным источником света во время путешествия. Крис рискнул ненадолго включить освещение лишь в середине путешествия, хотя аккумулятора для лампочки должно было хватить на три таких поездки. Однако ему не хотелось даже гипотетически рисковать привлечь чье-то внимание. Андор не обманул, теплые вещи стали для Криса единственным спасением от пронизывающего кабинку ветра, который на огромной скорости прорывался сквозь неплотности в обшивке экипажа. Он пытался спать, но сон отказывался приходить в возбужденный мозг. При этом непрекращающийся вой ветра в кабинке рвал связь с реальностью. Несколько раз Крису казалось, что он отключался, но если это и происходило, то совсем ненадолго. Верхняя половина дверей тоже была оснащена небольшими иллюминаторами и он мог видеть, как впереди поблескивали гигантские стальные канаты строп-системы.
  Ночь была в самом разгаре, когда экипаж начал постепенно замедлять скорость. Мгновенно очнувшись от охватившей его во время путешествия прострации, Кристофер проверил рюкзак, лежавший у него на коленях и приготовился к высадке. Если Андор не обманул, строение станции на континенте было абсолютно идентичное, а значит, он фактически мог выйти почти так же как и зашел. Когда экипаж остановился у самой Стены, Крис открыл двери и опустил рубильник, открывающий люк снаружи. Железная махина нехотя отодвинулась и экипаж медленно въехал внутрь.
  Там по счастью никого не было. Рабочие приходили лишь к восьми утра и сейчас здесь было так же пусто, как и на станции острова. Крис несколько минут неподвижно сидел в открытом экипаже, переваривая мысль о том, что он все-таки выжил. Сбросив с себя ступор и поборов дрожание в коленях, он настолько быстро, насколько мог снял экипировку и зимнюю одежду. Затем он достал план станции и расписание патрулей, сверился с часами и двинулся в путь. Здесь ему повезло даже больше, чем на острове, он ни разу не пересекся с патрульными. Даже когда он пробрался к запасному выходу с территории станции и отпер дверь универсальным ключом, полученным от Андора, двое верзил были слишком далеко, чтобы заметить его. Крис вставил ключ в замок, подождал несколько мгновений и осторожно повернул. Замок глухо щелкнул и дверь, сделанная из той же ячеистой сетки, что и забор, с легким шорохом приоткрылась. Универсальный ключ в своем обычном состоянии напоминал пластину средней толщины и был изготовлен и малеона*. Они были дорогим удовольствием среди воров, неудивительно, что торговец дал ему лишь один такой. Но даже беглого взгляда в потемках было достаточно, чтобы понять, что так же легко, как на острове, здесь через колючую проволоку не перебраться. Кроме того, охрана и освещение здесь были не в пример строже, столица, как никак. То, что Кристофер оказался в столице, было понятно с первого взгляда, об этом гласила большая хорошо освещенная надпись на здании станции: "ГЛАВНАЯ СТАНЦИЯ СООБЩЕНИЯ ЛАВАРОТА".
  Даже самые необразованные дети на острове Беспризорников знали, что столицей Ардейской империи был огромный город Лаварот. Он был настолько большой, что у него, в отличии от многих других городов, имелось несколько станций. На главной, кроме строп-системы, была самая крупная в Империи централь перемещений с несколькими терминалами и экипажный парк. На остальных станциях Лаварота, насколько было известно Крису, были только централи и экипажи.
  Стараясь не привлекать лишнего внимания, Кристофер как можно скорее отошёл на безопасное расстояние от станции и свернул в первый попавшийся переулок. Несмотря на уверения Андора в том, что никто не помешает ему дойти до условленного места, Крис не собирался так рисковать. Попасться на глаза гражданской гвардии ночью без документов с сомнительной поклажей да еще и в Лавароте... проще было сразу пойти спрыгнуть со Стены.
  Входы в подъезды домов здесь были заперты на ночь и выбраться на крышу, просто поднявшись по лестничным пролетам наверх, было невозможно. Крис нашел дом с вмурованной в стену узкой железной лестницей, что служила аварийным ходом, и взобрался наверх. Дома на окраине были распложены почти вплотную друг к другу, так что перепрыгивать с крыши на крышу было совсем несложно. Облегчило задачу и то, что все дома были одной этажности. Иногда Крис подходил поближе к краю и проверял, не пропустил ли он нужный трактир. Но вход на этот постоялый двор не пропустил бы даже слепой. Огромная слегка поржавевшая вывеска "Старик Хэм" медленно покачивалась на ветру в свете фонарей. Крис спустился на соседней улице и придав своему лицу самый непринужденный вид, на который был способен, вышел к трактиру.
  Внутри просторного зала царил умиротворяющий полумрак. За одним из столов веселились поздние пьянчуги, не желавшие возвращаться домой, пока не выпьют весь алкоголь, имевшийся в запасах трактирщика. Кристофер занял третий с конца зала стол по левой стороне. Уставшая от приставаний пьянчуг единственная официантка поспешила к новому посетителю. Хозяин трактира стоял за стойкой и, как водится, протирал посуду, незаметно прицениваясь к гостю.
  - Чего желаете, милсдарь? Наша кухарка может приготовить самые изысканные блюда, достойные императорского стола! - без особого энтузиазма протараторила девушка заученную фразу. Кристофер сильно сомневался, что местная кухарка может приготовить в это время суток что-то лучше похлебки из уставших от жизни овощей, но оставил свои мысли при себе.
  - Милсадрь желает флобезон и пинту светлого пива, - ответил он, внимательно глядя на девушку. - А еще милсдарь желает принять баню и если у тебя есть такая же хорошенькая сестра, то милсдарь не отказался бы от вашей компании.
  Даже в полумраке плохо освещенного зала было видно, как официантка побледнела.
  - Сестры нет, милсдарь, - сказала она с каменным лицом, - но я постараюсь что-нибудь придумать для вас.
  Крису не понравилась ее реакция. Даже если Андор Измариель запугал или вынудил трактирщика и его персонал сотрудничать, девушка была уж слишком напугана его словами. Да и скорость, с которой официантка скрылась в подсобных помещениях, была неприлично большой для столь позднего часа. Казалось, это не она пару минут назад стояла перед ним с таким лицом, будто сейчас уснет. Проклиная все на свете, он уже подхватил рюкзак, чтобы уходить, но не успел. Едва он сделал пару шагов в сторону выхода, сухой ничего не выражающий голос за спиной произнес:
  - Я бы тебе этого не советовал.
  Кристофер медленно повернулся и увидел, как из тени в противоположном конце зала появился мужчина. Очевидно, он сидел за столом в углу все это время, но парень его не заметил до тех пор, пока тот сам не встал. Компания пьяниц все так же беззаботно пила и гоготала, наперебой рассказывая пошлые шутки. Хозяин трактира под коротким взглядом мужчины неуверенно кивнул и ушел вслед за совей подручной. Незнакомец вышел на свет, и не торопясь, занял место за столом, где только что сидел Крис.
  - Присядь, пожалуйста.
  В его голосе не чувствовалось откровенной угрозы, но Кристофер повиновался без малейших промедлений. Теперь, когда лицо незнакомца было достаточно освещено, парень сразу же его узнал.
  - Знаешь, кто я такой? - спросил мужчина тем же бесцветным голосом. Отблески от огня из камина терялись в его иссиня-черных волосах, будто они поглощали свет. Серо-синие глаза напоминающие две ледышки внимательно изучали парня.
  - Еще бы. Даже на острове Беспризорников читают газеты, - ответил Крис. Портрет главы разведкорпуса Легиона и герцога-дефенсора императрицы Ривая Монгрейдо не так уж и редко появлялся на страницах "Императорского вестника".
  - Я полагаю, нет необходимости объяснять, чем могла бы закончиться подобная встреча при иных обстоятельствах? - задал еще один вопрос Мрачный герцог.
  Крис тут же уловил ключевую фразу и вместо ответа осторожно поинтересовался:
  - Осмелюсь спросить, чем отличаются нынешние обстоятельства от обычных.
  - Одним единственным моментом. Ты сейчас здесь, потому что я позволил Андору тебя переправить.
  При упоминании торговца свободой Кристофер досадливо поморщился. Заметив его реакцию, Ривай позволил себе легкую тень улыбки.
  - Не нужно затаивать на него злобы. Андор Измариель отличный деловой партнер и всегда честно выполняет свою часть соглашения. Собственно, твои новые документы здесь, как и было обещано, просто принес их я, а не он.
  - У меня есть подозрение, что просто так вы их мне не отдадите, - кисло пошутил Крис, мысленно примеряя форму заключенного и представляя себя вкалывающего на рудниках под палящим солнцем.
  - Просто так не отдам, конечно. И неизвестно пока, отдам ли вообще. Видишь ли, ты здесь не просто так. Повторюсь, Андор переправил тебя с моего разрешения и мне решать, каковой будет твоя судьба в дальнейшем.
  - А у меня еще есть варианты? - на Криса нахлынуло неуместное веселье. Терять ему же было нечего. - Можно в тюрьму, можно на рудники, а можно в Приют Одиноких, так что ли?
  - Будешь ерничать, то и такого выбора у тебя не будет. А теперь молчи и слушай. - Ривай отклонился на спинку стула и продолжил. - Недавний инцидент на твоей теперь уже старой работе был, естественно, не случайностью. Я внимательно наблюдал за тобой и пришел к выводу, что ты можешь быть полезен не только в роли вышибалы в борделе. Как я вообще нашел тебя, можешь даже не спрашивать. Факт в том, что у тебя есть определенные задатки и качества, которые я ценю в своих подчиненных. Чуть больше чем через неделю закончится отбор новичков в разведкорпус и мне критически не хватает нормальных кадров. За последние несколько месяцев я объездил немало городов Империи в поисках достойных кандидатов, которые бы смогли потянуть работу такого уровня. Ты оказался одним из них.
  - Предлагаете мне пойти служить в разведкорпус?! - от изумления Крис даже забыл, с кем разговаривает. Такого поворота событий он никак не ожидал.
  - Можно и так сказать, - ответил Мрачный герцог. Его лицо по-прежнему ничего не выражало, но Крису показалось, что он удовлетворен произведённым впечатлением. - Но даже если ты согласишься, есть одно условие, не выполнив которое, невозможно попасть на службу.
  - Ну, других особо привлекательных вариантов я не вижу, так что давайте, что там надо сделать.
  - Надо ответить на один вопрос. Девиз разведкорпуса, я полагаю, тебе известен?
  - Известен, как же нет, - кивнул Крис, ничем не выказав своего удивления от такого странного задания. - Все знают девиз разведкорпуса. "Тому, кто сам упал, самому суметь и подняться".
  - Очень странный на взгляд многих девиз. Долгое время великоученые судари и светские львы вели дебаты на всех приемах, обсуждая странность девиза для корпуса, где как нигде ценится сплоченность. Потом эта тема многим надоела, но в массах до сих пор временами спорят. Мой вопрос, без которого в разведкорпус не попасть, на самом деле довольно прост. - Герцог-дефенсор внимательно посмотрел на Криса. - Ты понимаешь, что значат эти слова?
  Кристофер немного помолчал, но герцог не торопил его. Он не раз слышал этот странный девиз, так же как и споры на счет того, что он значит. Но для него смысл был очевиден и прост даже тогда, когда Ивон еще была с ним. Возможно, потому что у них никогда не было никого, кроме друг друга.
  - Может, на первый взгляд смысл и неочевиден, но мне всегда казалось, что я понимаю, в чем суть. - Он постарался скрыть неприятную горечь в голосе, которая появилась вместе с воспоминанием об Ивон. - Большое везение, когда ты можешь рассчитывать на помощь и поддержку тех, кто рядом. Но что, если они тоже беззащитны? Если не подняться самому, то как защищать тех, кто упал вместе с тобой?
  Ривай долго смотрел на него, не проронив ни слова. Отблески пламени плясали в его глазах и неверные тени придавали этому взгляду странное выражение. Крису на мгновение показалось, что в них промелькнула такая же горечь, какая терзала его при всякой мысли об Ивон. Но наваждение схлынуло, стоило ему заговорить.
  - Что ж, добро пожаловать в разведкорпус. - он достал из внутреннего кармана своего жилета документы и положил их на стол. Крис краем глаза разглядел среди них удостоверение личности со своим именем и легионерский билет. - Через девять дней утром придешь с вещами к главному зданию Легиона. Можешь пока погулять по городу, осмотреться. Рекомендую снять комнату здесь, тут действительно неплохо кормят и цены не кусаются. Андору ты ничего не должен, кроме его снаряжения, так что свои сбережения можешь приберечь на будущее.
  Мрачный герцог встал и, не прощаясь, направился к выходу. Двери за ним уже давно закрылись, а Кристофер все еще неподвижно сидел за столом, в ступоре разглядывая легионерский билет. Его размышления прервала официантка, которая совершенно неожиданно принесла вкусно пахнущий флобезон и пинту светлого. Крис оглянулся по сторонам и заметил, что трактирщик тоже вернулся на свое место.
  - Сколько с меня? - спросил он у девушки.
  - Милсдарь собеседник ваш... Он оплатил ужин, - неуверенно ответила та. - Что ж, раз так... Есть свободные комнаты?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"