Хаарт Александр: другие произведения.

Подарок

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 6.80*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приехав впервые в Хогвартс, на вторую неделю учебы Гарри решает отдохнуть от шума Гриффиндора и назойливых взглядов, что преследуют его с самого первого дня пребывания в школе. Гуляя в одиночестве, он случайно находит подарок из прошлого. Добавлена 50 глава. В процессе! Проды на самиздате бывают чуть реже, чем на основном ресурсе. https://ficbook.net/readfic/7947365

  Пролог
  
  
  Гарри медленно шел по коридору, разглядывая портреты.
  
  Неделю назад он прибыл в Хогвартс на первый курс - учиться волшебству. Кто бы мог подумать, что такое могло происходить на самом деле? Он, Гарри, - волшебник. Это до сих пор вызывало удивление. Конечно, он помнил слова Хагрида в хижине на скале про странности - что происходили, когда Гарри волновался или злился... Но с кем из детей не случалось чего-то необычного? Утверждение, что он волшебник, до сих пор вызывало в нем сомнение...
  
  Гарри все еще не сотворил ни единого заклинания: на уроках Чар они тренировали кисти и учили основные движения палочкой, ну, и немного теории. А на уроках Трансфигурации были робкие попытки превратить спичку в иголку, Гарри потерпел сокрушительное поражение. Только гриффиндорка Гермиона Грейнджер и парочка рейвенкловцев смогли успешно выполнить задание. У Гарри же ничего не получалось, спичка так и оставалась спичкой. Впрочем, Гарри видел, что Рон, его друг, тоже не может осуществить превращение, так что не сильно огорчался.
  
  В данный момент Гарри был в одиночестве. Он ушел сам, чтобы исследовать замок и просто побыть одному. Школьники - они были очень... назойливыми. Гарри был... знаменит, и это вызывало в нем испуг, удивление и немалую долю злости. Он знаменит, потому что выжил! Гарри еще не понял, почему это его так злит, но подобные чувства не пропадали. Эта его... известность, добавляла массу проблем. Школьники смотрели на него, как на обезьяну, тыкали пальцами, шептались... Это было ужасно, честно говоря. Гарри не любил привлекать к себе внимание, он привык к одиночеству. А тут такой поток любопытства, даже профессора действовали иногда странно.
  
  Гарри поморщился, вспомнив профессора Снейпа и свой первый урок Зелий. Урок прошел ужасно, Гарри завалили вопросами, на которые он не знал ответов. И это был первый урок... И тут же был вынесен вердикт: оказывается, быть знаменитым - это еще не все.
  
  Если бы можно было променять свою известность, Гарри бы променял ее на что угодно, хоть на шоколадную лягушку. И забыл бы как страшный сон.
  
  Ему буквально не давали проходу в замке и практически не оставляли наедине с собой. В Гриффиндоре, факультете Гарри, все были очень шумными. Делать домашние задания, которые им начали задавать еще с первой недели, было не очень удобно, постоянно отвлекали выкрики с соседних столов или диванчиков. И негде было уединиться.
  
  Сегодня было воскресенье, Гарри уже сделал домашние задания на понедельник, вот и сбежал, ему хотелось побыть в одиночестве и чуть-чуть исследовать замок.
  
  Портреты на стенах были необычные, каждая картина жила собственной жизнью. Море на таких картинах было живое, волны, казалось, накатывали на Гарри, а иногда - можно было даже увидеть на гребне волны корабль. На других картинах ветер гнул деревья и гонял тучи, на третьих - можно было заметить животных, которые свободно двигались. Ну и на некоторых - портретах - были люди или иные существа, некоторые из них даже могли говорить, как Полная дама.
  
  - Мяу!
  
  Гарри дернулся и развернулся, похолодев. На него смотрела миссис Норрис, кошка завхоза Филча. Гарри ничего не имел против кошек... но это была кошка Филча, того самого Филча, который недавно остановил их с Роном в каком-то коридоре и наорал, обвиняя их во всех грехах. Гарри это жутко не понравилось: в младшей школе у него была такая же учительница - придиралась ко всем и ездила по мозгам.
  
  Гарри заметался, думая, куда бы ему исчезнуть, но потом расслабился. Он просто гуляет по коридору и ничего плохого не делает.
  
  - Что тут у нас, миссис Норрис, ученики балуются и нарушают правила?
  
  Филч вышел из ниши, из которой, видимо, ранее выбралась и кошка.
  
  "Наверное, - подумал Гарри, - там находится какой-то скрытый проход".
  
  - И что ты тут делаешь, первогодка? Замышляешь что-то, верно? - завхоз подозрительно смотрел на Гарри, приближаясь. Гарри было немного не по себе.
  
  - Гуляю, - стараясь оставаться спокойным, ответил Гарри. Он ведь сказал чистую правду.
  
  - Ну конечно, гуляешь. Знаем мы ваши гуляния, да, миссис Норрис? Вернись сейчас же в гостиную, здесь нельзя гулять.
  
  В голове Гарри заметались мысли: "Разве он опять забрел в коридор третьего этажа? Да нет, он точно был на четвертом. Да и тот коридор в другой части замка". Гарри уже чуть ориентировался в замке - самую капельку, а тот коридор запомнил, потому что там на него и набросился Филч в прошлый раз.
  
  - Это коридор четвертого этажа, разве правилами тут запрещено гулять? - Гарри надеялся, что ничего такого в правилах нет. Сейчас Гарри поклялся себе, что обязательно изучит эти самые правила, как сделал это в младшей школе - когда шибанутая учительница дважды наорала на него непонятно за что. После изучения правил, которые он запоминал довольно неплохо, он смог отбрить ее, с уверенностью сказав, что такого в правилах нет, и гордо удалился до поворота... Где включил третью космическую скорость и скрылся.
  
  - Нет, не запрещено, но...
  
  - Вот и отлично, - перебил его Гарри, - тогда я пойду, до свидания.
  
  И Гарри, стараясь не перейти на бег, пошел дальше по коридору. Сзади слышалась ругань, но никто его не догонял.
  
  Вот же вредный старик! Ему только дай повод, и окажешься в обещанных кандалах.
  
  Гарри поежился. Все же антураж был подходящим: средневековый замок, сумасшедший старик, а тут еще и кандалы обещают.
  
  Добравшись до поворота, Гарри пробежался и спустился по лестнице на этаж ниже. Он не был в этой части замка, но небось не заблудится.
  
  Заглядывая в каждую попавшуюся дверь, Гарри изучал пустые классы.
  
  "Похоже, тут давно никого не было", - подумал Гарри, оглядывая очередную комнату, ногой сминая комки пыли на полу. Пыль была везде.
  
  Решив, что возиться в грязи не стоит, он вернулся в коридор и пошел дальше.
  
  Гарри пригляделся и увидел, что коридор выводит в какой-то большой зал. Гарри поморщился, зрение его - даже в очках - было не очень хорошим. Он поспешил по коридору, желая поскорее увидеть, что там дальше.
  
  Зал был велик... но не настолько огромен, как Большой зал. Как пара классных комнат, пожалуй. Внутри были хрустальные ящики, гербы с щитами, золотые и серебряные кубки и еще много всяких интересных вещей. Гарри с интересом читал надписи: тут были награды за победы в квиддич, плюй-камни, шахматы; кубки - как награда за отличную учебу и некие неоценимые услуги школе.
  
  Гарри полчаса бродил между стендов, читая таблички и ища знакомые фамилии. Вот награды Минерве МакГонагалл, лучшей ученице по трансфигурации - за многие годы. Тут же - Септиме Вектор, лучшей ученице по арифмантике. Гарри знал, что профессор Вектор что-то преподает, но что - пропустил мимо ушей. Какой-то дополнительный предмет. Может, ту самую арифмантику. Внезапно глаза Гарри расширились.
  
  Джеймсу Поттеру, выдающемуся ловцу.
  
  Гарри удивленно смотрел на этот кубок, он и не знал, что его отец играл в квиддич. Кубок был золотой и показался Гарри довольно симпатичным.
  
  Гарри с трепетом провел пальцами по кубку, невероятно - это принадлежит его отцу.
  
  Постояв несколько минут, Гарри продолжил обход зала и вскоре нашел еще один кубок, который принадлежал его отцу.
  
  Джеймсу Поттеру, лучшему ученику по трансфигурации. А рядом, перевязанный ленточкой, стоял еще один кубок.
  
  Лили Эванс, лучшей ученице по чарам.
  
  - Вау! - Гарри не мог такого представить. Одно дело слышать, что его родители были достойными волшебниками, другое дело - видеть. Это наглядная демонстрация, что они были очень умными и усердно учились. Гарри стало стыдно: в младшей школе он учился не очень хорошо; когда его оценки превышали оценки его кузена, Дадли, дядя его наказывал - отправлял в чулан без еды. А не кушать Гарри не мог, так что он привык учиться слабенько.
  
  Сейчас же Гарри пообещал себе, что он обязательно исправится и будет достоин своих родителей. Гарри хотел бы, чтобы его родители гордились им.
  
  Взяв в руки кубок его отца, Гарри тщательно его осмотрел. Кубок был серебряным и с какой-то надписью, но язык был ему незнаком. Вернув кубок на место, он прикоснулся к ленточке, что была повязана на кубок его матери, - и тут произошло неожиданное... лента взвилась, как живая, и мгновенно оплела Гарри правую руку, скрывшись под рукавом мантии. Кубок опасно покачнулся, но устоял.
  
  Гарри даже испугаться толком не успел, как движение прекратилось. Самое странное - что он ничего не чувствовал. С опаской Гарри оттянул рукав и удивленно посмотрел на браслет, что оказался у него на руке. Он был металлического цвета и по виду совершенно гладкий, с закругленными краями. Гарри потыкал его пальцем, но ничего не произошло. На ощупь он был твердым, и температура - как и у его тела.
  
  Резко подергав рукой и поводив ею в разные стороны, Гарри понял, что совершенно не чувствует этого браслета - ни его веса, ни температуры.
  
  Задумчиво разглядывая браслет, Гарри уже передумал прикасаться к чему-то незнакомому. Что это за штука - Гарри понятия не имеет, но, наверное, стоит подойти к преподавателям и узнать.
  
  В комнате, казалось, на секунду потемнело, Гарри начал озираться, пытаясь понять, что происходит. Со всех сторон послышался какой-то шум, негромкий, но постоянный. Но Гарри никого не видел, ни движения, ничего.
  
  Внезапно в глазах потемнело еще больше, и перед глазами появилась надпись.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри моргнул, и надпись исчезла. Звуки пропали, комната опять посветлела. Что... что это было?
  
  Гарри озирался, пытаясь разглядеть что-то необычное. Может, его кто-то околдовал?
  
  Решив, что одиночества на эту неделю ему хватит и испытывать судьбу не стоит, он поспешил в гостиную Гриффиндора.
  
  
  * * *
  В гостиной было шумно... как всегда.
  
  - Где ты был, дружище? - спросил Рон. Он играл в шахматы с каким-то парнем с старших курсов.
  
  - Гулял. В одиночестве, мне надо было подумать.
  
  - Ладно. Сыграем партию, только позже? Я сейчас его обыграю! - Рон засмеялся, наблюдая за выражением лица противника.
  
  - Мечтай больше, Уизли.
  
  Гарри улыбнулся, в шахматы Рон играл здорово, у Гарри так не получалось.
  
  Гарри зашел в уборную и посмотрел на себя в зеркало, все было вроде хорошо? Ведь хорошо?
  
  Зачерпнув полные ладони воды, Гарри умылся и еще раз заглянул в зеркало. И расширил глаза, глядя на свое отражение. В зеркале отражался он... и надпись над его головой: "Гарри Поттер".
  
  Резко подняв голову, так, что даже позвонки хрустнули, Гарри не увидел ничего. Никакой надписи в воздухе не было. Кинув взгляд на зеркало еще раз, он проверил, что надпись все еще присутствует. Помахав рукой над головой, Гарри убедился: надпись существует только в отражении.
  
  - Дурдом какой-то.
  
  Гарри не знал, что и думать. Что это такое? Он уже второй раз видел надпись, первый раз в трофейном зале, второй - в зеркале. И все это после того, как на нем появился браслет. Стоит ли сейчас идти к преподавателям? Гарри задумался, вроде ничего плохого пока не произошло, но было довольно любопытно.
  
  Стало немного клонить в сон, и Гарри решил, что полежать полчаса - неплохая идея, с такими мыслями он поднялся в спальню и лег на свою кровать, прикрыв глаза. Спать уже хотелось сильно.
  
  
  * * *
  АНАЛИЗ ЗАВЕРШЕН.
  
  Внезапно в сон Гарри ворвалась эта мысль и вырвала его из сна, безжалостно, как будильник.
  
  Даже не открывая глаз, Гарри видел эту надпись.
  
  Не успел Гарри что-то предпринять, как надпись исчезла, и перед его глазами появилось... целое полотно с текстом.
  
  Здравствуй, ученик, профессор или гость школы. Не стоит беспокоиться - ты не сходишь с ума. Все эти надписи - последствия настройки артефакта поддержки, что ты носишь на теле. Он может быть выполнен в виде кольца, браслета или амулета. Ты наверняка получил его в подарок или нашел где-то возле моего кубка в школе. Этот артефакт создавался мной как помощник магу, он имеет множество функций, что я - как подмастерье чар - встроила в него. Какие именно функции тебя заинтересуют, придется разобраться самому. Если помощник тебе не нужен, снять его элементарно, прикоснись к нему и вслух прикажи: "Отключение". Но, надеюсь, артефакт будет тебе полезен.
  
  С наилучшими пожеланиями.
  
  Лили Эванс, 7 курс, Гриффиндор, 1978 год.
  
  
  Глава 1
  
  
  Гарри удивленно таращился на текст. Вот это да! Этот браслет принадлежал его маме, мало того - она сама его сделала. Теперь ему вовсе не хотелось отдавать браслет профессорам.
  
  Гарри еще раз прочитал текст, и тот исчез, как будто его и не было. Поднявшись, Гарри заметил, что остальные кровати заняты. Сначала, посмотрев в окно, он подумал, что на улице темнеет, но похоже, все было наоборот. Гарри проспал ужин и всю ночь.
  
  "Возможно, - подумал Гарри, - это браслет так на меня повлиял. Ведь обычно я не сплю так много и не засыпаю посреди дня".
  
  Пожав плечами, Гарри отправился делать свои обычные утренние дела. Вернувшись из душа, он собрал сумку с прицелом на будущие уроки и спустился в гостиную. Тут было практически пусто, незнакомые Гарри ученики переговаривались друг с другом или читали. В одном из кресел Гарри заметил знакомую пышную шевелюру. Как бы подсказывая, над ее головой висела надпись "Гермиона Грейнджер". Гарри огляделся, над другими учениками никаких надписей не было... хотя, вон торчит рыжая шевелюра из-за кресла, и над ней надпись "???".
  
  Гарри задумался, остановившись на лестнице. Что это значит? Почему над одними учениками надписи есть, а над другими - ее нет? Гарри осмотрел внимательно учеников, что сидели в гостиной. Он никого тут не знал, кроме Гермионы и неизвестного рыжего. Может, в этом причина? Уизли он знал по именам, но кто именно сидит в кресле, Гарри разобрать не мог.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Надпись мелькнула и пропала, а знаки вопроса сменились на "Перси Уизли". Подойдя ближе к креслу, что было повернуто к камину, Гарри уставился на рыжую макушку. Да, если присмотреться и подумать, то можно понять, что это сидит Перси. Но как это мог понять артефакт?
  
  Усевшись в кресло, Гарри погрузился в свои мысли и очнулся, только когда кто-то толкнул его, позвав на завтрак.
  
  - Давай, Гарри. Мы опоздаем на завтрак, если не поторопимся.
  
  Гарри схватил свою сумку и поспешил за Роном. Оказывается, прошло много времени.
  
  Спускаясь вниз, прыгая по лестнице через одну ступеньку, Гарри едва не навернулся, когда одна из ступенек ниже стала красной. Он подошел к ней и осмотрел, ступенька такая же, как и все остальные, только красный флер вокруг нее. Внезапно Гарри вспомнил, на прошлой неделе - когда они возвращались с травологии - в эту ступеньку провалился Невилл. Пришлось его вытаскивать общими усилиями, ступенька никак не хотела отпускать его ногу.
  
  Только сейчас Гарри понял, что если бы не подсказка, он бы вляпался в ловушку и застрял бы здесь.
  
  - Ну где ты, Гарри? - закричал снизу Рон. - Идем быстрее.
  
  Выбросив лишнее из головы, Гарри поспешил вниз.
  
  
  * * *
  На завтраке Гарри с интересом оглядывал зал; над некоторыми учениками были надписи, но над большинством - нет. Если задуматься, то имена были только над теми, чьи имена Гарри знал, даже если слышал их лишь однажды. Как будто... Гарри озарило: как будто артефакт смотрит в его памяти и подсказывает.
  
  Весь день Гарри с интересом наблюдал, что же подсказывает браслет: то тут, то там появлялись надписи и подсказки. Взяв учебник истории магии и пытаясь вспомнить, где он закончил читать, Гарри увидел знакомый красный флер на тексте и с удивлением понял, что он заканчивается именно там - где Гарри прервался. Этот подарок все чаще удивлял Гарри.
  
  Вечером, в гостиной, Гарри подошел к Перси Уизли и попросил объяснить, как же правильно превратить спичку в иголку. Гарри пообещал себе, что будет учиться лучше, и это был его первый шаг в этом направлении. Раньше Гарри не просил помощи, но сейчас он понимал, что самому разобраться будет сложно.
  
  - Понимаешь, Гарри. Профессор МакГонагалл специально так делает - ничего не объясняет и предлагает ученикам выполнить задание. По ее словам, иногда так изобретаются новые способы простой трансфигурации. - Перси помолчал и продолжил: - На следующем занятии она будет объяснять, как и что нужно сделать, чтобы выполнить задание. После этого, вы - кто выполнял задание по четкому плану, привыкнете выполнять задание так, как указано в инструкции, а те, кто смог справиться сам, - смогут почувствовать разницу и преимущества и недостатки разных подходов в простой трансфигурации. Поэтому, если хочешь, я могу тебе показать, но лучше будет - если ты сам попытаешься выполнить задание.
  
  Это звучало логично и неплохо мотивировало Гарри, ему уже хотелось приступить к попыткам. Где бы взять спичку? Или даже несколько.
  
  - Перси, у тебя не будет пары спичек? Я хочу попробовать!
  
  - Это может быть опасно. Разве что ты будешь это делать при мне, перед моими глазами.
  
  Гарри согласился с таким требованием, даже обрадовался ему. Мало ли что произойдет; по словам профессора МакГонагалл трансфигурация была достаточно опасной наукой.
  
  Перси встал и удалился в спальню, а Гарри начал рыться в рюкзаке, пытаясь вспомнить: брал он тетрадку, в которую записывал теорию на уроках Трансфигурации, или не брал. Заглянув в рюкзак, Гарри увидел знакомое свечение, которое легко подсказало место, где лежит его тетрадь.
  
  - Гарри, пошли сыграем партию в шахматы?
  
  - Извини, Рон! Я сейчас буду пытаться сделать трансфигурацию иглы, как на уроке. Не хочешь присоединиться? - Гарри и сам понимал, насколько невероятно это звучит. И кому он это говорит. Рон жаловался уже после первого урока, что домашних заданий могли бы задать и поменьше и вообще - что он этим заниматься не хочет.
  
  Рон вытаращил глаза на Гарри и едва пальцем у виска не покрутил.
  
  - Э-э-э, дружище, нет. Я пожалуй, с Дином сыграю. Удачи тебе с колдовством.
  
  Наблюдая, как Рон удаляется к диванчикам, Гарри был в какой-то мере доволен: самому ему будет проще разобраться и отвлекать его так сильно не будут.
  
  Перси вернулся через минуту, сел, поправил очки и внимательно посмотрел на него.
  
  - Ты ведь знаешь формулу, видел хоть раз превращение?
  
  - Да, - Гарри показал ему записи в тетрадке, там была формула и задание.
  
  Перси внимательно просмотрел и кивнул.
  
  - Вроде все верно.
  
  Он выложил с десяток спичек на стол возле них и взял одну из них в руку, произнес формулу и дотронулся палочкой до спички. Гарри во все глаза наблюдал за превращением, но почти ничего не увидел. Все прошло слишком быстро для его глаз, на уроке он видел нечто похожее, но там было медленное превращение.
  
  - На самом деле - опытным трансфигураторам не требуется дотрагиваться палочкой до предмета или даже указывать на него палочкой, они работают разумом. И на уроке вы делаете то же самое. А теперь давай попробуй сам. Не бойся, если не получится. Просто пробуй, раз за разом, - Перси улыбнулся ему и откинулся на кресле, открывая книгу.
  
  И Гарри попробовал. Одна за другой попытки терпели неудачу, и Гарри все больше отчаивался.
  
  - Может, у меня не получается, потому что я не волшебник, - прошептал Гарри спустя полчаса, опустив руки.
  
  - Давай проверим это, - внезапно раздался голос Перси, про которого Гарри уже успел забыть.
  
  - Проверить? Разве это возможно?
  
  - Конечно. Есть заклинание, которое у всех получается с первого или второго раза. И у тебя получится.
  
  Перси вытащил палочку из рукава и медленно показал движение, похожее на небольшой круг.
  
  - Запомнил? Люмос.
  
  Кончик палочки вспыхнул и засиял. Гарри во все глаза смотрел на это. Он так же сможет? Да еще и с первого раза?
  
  - Давай, сначала повтори движение палочкой, вы должны были проходить такое на уроках профессора Флитвика, оно - одно их первых.
  
  Смутно припомнив, что да, было нечто похожее, он неуверенно вытащил палочку из кармана.
  
  Пытаясь сделать похожее на то, что показал Перси, движение, Гарри сосредоточился именно на траектории палочки.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Надпись появилась и исчезла так же внезапно, как и всегда. Обычно после такого появлялось что-то новенькое, чего не было раньше.
  
  Выкинув лишнее из головы, Гарри снова хотел приступить к тренировке движения, как перед ним появился знакомый флер в воздухе. Он повторял в воздухе так необходимую линию. Гарри неуверенно провел палочкой, пытаясь повторить, и заметил нечто интересное. Там, где он касался палочкой этого... этой иллюзии в его голове, иллюзия меняла цвет.
  
  Повторив движение, Гарри увидел, что иногда он делает рывок рукой и палочка соскакивает с иллюзии. Через полсотни повторов он смог выполнить его идеально. Рука уже устала каждый раз совершать однообразное движение.
  
  - Ого, Поттер. Прогресс налицо, прямо при мне ты после чего-то непонятного выполнил идеальный жест для Люмоса. Поразительно. Давай теперь этот жест и в конце - произнеси заклинание.
  
  Гарри заволновался, это был момент истины. Сконцентрировавшись, он выполнил жест и прошептал:
  
  - Люмос.
  
  Кончик его палочки засветился. Гарри завороженно смотрел на нее, он ничего не почувствовал при выполнении заклинания. Но оно работало. Он, Гарри Поттер - волшебник!
  
  Прямо перед глазами выскочило... что-то. Страничка? Сверху было написано: "Заклинания". А ниже, в первой строчке - "Люмос."
  
  Гарри моргнул, и это нечто исчезло.
  
  - Отлично, Гарри. Вот видишь, ты волшебник. Не сомневайся, у тебя все получится. Нужно только стараться и тренироваться. Я тебе как староста говорю! - Перси с довольным лицом откинулся на кресле и продолжил читать книгу.
  
  Гарри от всей души поблагодарил Перси. Теперь, несмотря на некоторую напыщенность последнего, Гарри смотрел на него по-другому. Он оказался вполне нормальным парнем.
  
  Потренировав заклинание еще минут десять, Гарри стал более уверенно вызывать этот свет. Решив, что у него появились новые моральные силы, он приступил к новым попыткам превратить спичку.
  
  Несколько безуспешных попыток спустя Гарри признал, что чего-то он не учитывает. Жеста это заклинание не требует, произносит он его верно - Перси подтвердил. Может, нужно что-то еще?
  
  - Перси, я возьму твою иголку, как образец?
  
  Под молчаливый кивок старосты Гарри взял иголку и начал изучать ее, ощупал всю и посмотрел, где что находится. Конечно, раньше Гарри видел иголки... но ему был нужен четкий образец. Как же это сделать?
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри моргнул. Опять? Что еще?
  
  Внезапно Гарри как наяву увидел свой первый урок Трансфигурации и профессора МакГонагалл, которая показывала классу полупревращенную иглу, которую сделала Гермиона.
  
  - Вот оно! - вслух воскликнул Гарри, он понял, чего ему не хватало. Полусделанная игла, да и то, что спичка не сразу, а постепенно превращалась в иголку, говорило: нужно не просто представлять конечный результат, но и сам процесс превращения. Гарри как-то не думал об этом раньше.
  
  С новым подходом через несколько попыток его спичка начала чуть покрываться металлическим покрытием. Это воодушевило Гарри. Он раз за разом использовал заклинание, концентрируясь все сильнее и представляя процесс все четче.
  
  - Бинго, - воскликнул Перси, разглядывая две идентичные иглы. Гарри был весь мокрый, голова гудела. Это превращение далось ему нелегко.
  
  Гарри отвлеченно удивился, как это Гермиона так легко сделала превращение и даже не запыхалась.
  
  - Еще будешь пробовать? - спросил Перси.
  
  - Нет. На сегодня все, это выматывает. Надо отдохнуть.
  
  Перси понимающе кивнул и, взмахнув палочкой, вернул спичкам первоначальный вид.
  
  Гарри был слишком вымотан, чтобы обращать внимание на такое. С трудом поднявшись на ноги, он поднялся в спальню, откуда направился в душ. Как вернулся к кровати, Гарри уже не мог вспомнить. Он заснул быстрее, чем коснулся подушки.
  
  Последней его мыслью было - отличный день!
  
  
  
  Глава 2
  
  
  АНАЛИЗ ЗАВЕРШЕН!
  
  Гарри дернулся и открыл глаза. Сна не было ни в одном глазу, Гарри был наполнен энергией до краев. Посмотрев в окно, Гарри увидел знакомую картину - рассвет. Странно, вчера ведь он падал от усталости. Сколько же сейчас времени?
  
  АНАЛИЗ...
  
  ??:??, 10 сентября 1991 года.
  
  Надпись исчезла, и Гарри почесал в затылке. Почему время неизвестно? И как это у него получается? Надо бы попробовать вызвать время осознанно.
  
  Гарри откинулся на подушку и сосредоточился на желании узнать время. Сначала ничего не получалось, но спустя несколько минут перед закрытыми глазами появилась знакомая надпись.
  
  ??:??, 10 сентября 1991 года.
  
  Несколько попыток спустя, - убедившись, что все получилось не случайно, Гарри начал готовиться к новому дню.
  
  
  * * *
  Спустившись в гостиную, Гарри узнал у первого же старшекурсника, который час. Оказывается, для этого есть специальное заклинание. Вызвав время браслета, Гарри убедился, что значки сменились цифрами. Теперь он без всяких заклинаний сможет узнать время!
  
  Гарри был возбужден, сегодня будет интересный день! ЗОТИ, Трансфигурация и полеты. Еще пару дней назад он бы не мог думать ни о чем, кроме полетов. Но сегодня... сегодня его интересовала Трансфигурация!
  
  Вскоре гостиная начала наполняться народом, все однокурсники Гарри как будто с ума посходили! Полеты были у всех на слуху, даже Гермиона Грейнджер носилась с книгой о квиддиче и тараторила советы всем желающим ее слушать.
  
  - Давай, пошли, Рон. Ты же не хочешь пропустить завтрак? - Гарри отвлек Рона от сказки, которую тот рассказывал их соседям: Дину, Симусу и Невиллу. Подумать только, едва не столкнулся с дельтапланом. Он знает, как выглядит дельтаплан?
  
  Спустившись в Большой зал дружной гурьбой, мальчишки расселись за столом.
  
  Гарри, рассеянно жуя завтрак, наблюдал за другими факультетами. Там творился такой же кавардак, как и у них. Все ждали урока полетов!
  
  Вскоре в зал начали влетать совы, и Гарри начал высматривать Хедвиг, но ее не было. Зато к Невиллу спикировала сова-сипуха, принесла какой-то маленький сверток. Невилл ужасно обрадовался и, вскрыв сверток, показал всем небольшой стеклянный шар. Казалось, что шар заполнен белым дымом.
  
  - Это напоминалка! - пояснил Невилл. - Бабушка знает, что я постоянно обо всем забываю, а этот шар подсказывает, что ты что-то забыл сделать. Вот смотрите - надо взять его в руку, крепко сжать и, если он покраснеет...
  
  Лицо Невилла вытянулось - шар в его руке внезапно окрасился в ярко-красный цвет.
  
  - Ну вот... - растерянно произнес Невилл.
  
  - Это не очень полезно: просто узнать, что ты что-то забыл, - заметила Гермиона, что сидела напротив них. - Возможно, напоминалка может показать, что именно ты забыл. Следует спросить у кого-нибудь, - она начала оглядываться.
  
  Внезапно Драко Малфой, проходивший мимо, выхватил шар у Невилла из рук.
  
  Гарри и Рон одновременно вскочили на ноги. Не то чтобы им так уж хотелось драться - все же совсем неподалеку были друзья Малфоя, превосходившие Гарри и Рона по габаритам, - но и отступать было нельзя. Но тут между ними встала профессор МакГонагалл, у которой нюх на всякого рода неприятности был острее, чем у любого преподавателя Хогвартса.
  
  - Что происходит? - строго спросила она.
  
  - Малфой отнял у меня напоминалку, профессор, - объяснил Невилл.
  
  Малфой помрачнел и уронил напоминалку на стол перед Невиллом.
  
  - Я просто хотел посмотреть, профессор, - невинным голосом произнес он и пошел прочь, боязливо ссутулившись. Казалось, он пытается уменьшиться и тем самым избежать возможного гнева профессора МакГонагалл, которая его просто не заметит.
  
  Гермиона, открыв рот, смотрела на это представление и даже забыла, что хотела узнать что-то о напоминалке.
  
  Сам Гарри недобро смотрел на уходящего Малфоя: после того, как Малфой отзывался о его родителях, Гарри его терпеть не мог. Напыщенный индюк!
  
  Закончив завтрак, все поплелись на ЗОТИ.
  
  
  * * *
  ЗОТИ Гарри не любил, хотя изначально питал большие надежды на этот предмет. Но профессор Квиррелл разрушил его ожидания. Он ужасно заикался, и это заикание сразу вызывало у Гарри сильную головную боль. Да и записывать за профессором было сплошное мучение.
  
  Вот и сейчас Гарри слушал профессора и морщился, голова немного гудела. С тоской посмотрев на дверь, Гарри подумал, что отдал бы все что угодно, лишь бы уйти из класса и перестать слушать его речь.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри незаметно огляделся, пытаясь понять, на что среагировал браслет. Все было, как обычно, профессор Квиррелл ходил взад-вперед, а ученики записывали. Пусть и не все. Рон, что сидел рядом, только делал вид, что пишет, а сам стеклянным взглядом уставился в свиток.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри моргнул, и боль, что его терзала в этом классе, исчезла. Он даже выдохнул, не веря в такое счастье. Записывать стало намного проще... да и заикание, без болезненных толчков в голове, больше не вызывало такого раздражения.
  
  Хотя... Гарри посмотрел в свиток и скривился: иногда он, сам того не понимая, записывал за профессором дословно... вместе с заиканиями.
  
  Вздохнув, Гарри продолжил записывать. Мир не идеален!
  
  
  * * *
  На Трансфигурации, когда все расселись по партам, профессор МакГонагалл заявила:
  
  - Следующие полчаса - время самостоятельных попыток превращения, после будем изучать теорию и практиковаться под моим наблюдением. Вопросы?
  
  Под общее молчание профессор движением палочки отправила на каждый стол по нескольку спичек.
  
  - Приступайте.
  
  Гарри раскрыл свою тетрадь и прочитал формулу, хотя и был уверен, что он ее вчера запомнил. Все верно. Взяв спичку в ладонь, он представил процесс превращения, как спичка утончается и из деревянной становится серебряной. Заклинание!
  
  Спустя какое-то время Гарри смотрел на полностью готовую иглу.
  
  - Гарри, ты смог! - громко воскликнул Рон, заметив, что Гарри справился. Рон схватил иглу и начал разглядывать.
  
  - Покажите мне, мистер Уизли, - подошедшая профессор МакГонагалл взяла иглу из рук Рона и внимательно осмотрела.
  
  - Да, все верно. Пять баллов Гриффиндору, мистер Поттер, поздравляю.
  
  Гарри засиял, как галлеон. Это было приятно.
  
  - Если вы не устали - продолжайте, у вас есть еще достаточно времени.
  
  Когда профессор отошла, Гарри огляделся. На соседней парте у Гермионы Грейнджер было уже три иглы разных форм и размеров.
  
  После профессор долго рассказывала теорию данного превращения и давала советы, как быстрее трансфигурировать и не уставать в процессе. В конце урока у Гарри получилось сделать иглу за минуту, что было для него своеобразным рекордом. Гарри выходил из класса вполне довольным, и его ждал заслуженный обед!
  
  
  * * *
  После обеда, в три тридцать, Гарри, Рон и другие первокурсники Гриффиндора торопливым шагом подходили к площадке, где обучали полетам. День был солнечным и ясным, дул легкий ветерок, и трава шуршала под ногами. Ученики дружным строем спускались с холма, направляясь к ровной поляне, которая находилась как можно дальше от Запретного леса, мрачно покачивающего верхушками деревьев.
  
  Первокурсники из Слизерина были уже там - как и двадцать метел, лежавших в ряд на земле. Гарри вспомнил, как Джордж и Фред Уизли жаловались на школьные метлы, уверяя, что некоторые из них начинают вибрировать, если на них подняться слишком высоко, а некоторые всегда забирают влево.
  
  Гарри мандражировал, нервно оглядываясь. Ему ужасно не хотелось выставить себя дураком. Он вздрогнул, когда услышал резкий голос.
  
  - Меня зовут мадам Трюк, я ваш учитель по полетам.
  
  Гарри развернулся и оглядел ее. У нее были короткие седые волосы и желтые глаза, как у ястреба.
  
  - Ну, и чего вы ждете?! - рявкнула она. - Каждый встает напротив метлы - давайте, пошевеливайтесь.
  
  Гарри посмотрел на метлу, напротив которой оказался. Она была довольно старой, и несколько ее прутьев торчали в разные стороны.
  
  - Вытяните правую руку над метлой! - скомандовала мадам Трюк, встав перед строем. - И скажите: "Вверх!"
  
  - ВВЕРХ! - крикнуло двадцать голосов.
  
  К удивлению Гарри, его метла сразу поднялась и буквально прыгнула в его ладонь.
  
  Но так получилась не у всех. Только у Гарри и у Малфоя метлы прыгнули в руки, у остальных метлы вообще не двигались или катались, как у Гермионы.
  
  Мадам Трюк подходила к каждому и подсказывала, как подчинить себе метлу, чтобы та реагировала на команду.
  
  Затем мадам Трюк показала ученикам, как нужно садиться на метлу, чтобы не соскользнуть с нее в воздухе, и пошла вдоль шеренги, проверяя, насколько правильно они держат свои метлы.
  
  Гарри немного отвлекся, проверяя время...
  
  - ...а теперь, когда я дуну в свой свисток, вы с силой оттолкнетесь от земли, - произнесла мадам Трюк. - Крепко держите метлу, старайтесь, чтобы она была в ровном положении, поднимитесь на метр-полтора, а затем опускайтесь - для этого надо слегка наклониться вперед. Итак, по моему свистку - три, два...
  
  Гарри сосредоточился, но Невилл, что стоял левее, нервный, дерганый и явно испуганный, рванулся вверх прежде, чем мадам Трюк поднесла свисток к губам.
  
  Пррофессор что-то кричала, а Гарри с некоторым восхищением и ужасом смотрел на взлет и падение Невилла. К счастью, все ограничилось сломанным запястьем. Прежде чем увести Невилла, мадам Трюк сказала:
  
  - Сейчас я отведу его в Больничное крыло, а вы ждите меня и ничего не делайте. Метлы оставьте на земле. Тот, кто в мое отсутствие дотронется до метлы, вылетит из Хогвартса быстрее, чем успеет сказать слово "квиддич". Пошли, мой дорогой.
  
  Оставшись одни, школьники разбились на кучки...
  
  Малфой расхохотался.
  
  - Вы видели его физиономию? Вот неуклюжий - настоящий мешок!
  
  Мальчишки из Слизерина его поддержали, но не все. Один - судя по имени над головой, Забини - стоял и молчал.
  
  - Заткнись, Малфой, - оборвала его Парвати Патил.
  
  - О-о-о, ты заступаешься за этого придурка Лонгботтома? - спросила Панси Паркинсон, девочка из Слизерина с грубыми чертами лица. - Никогда не думала, что тебе нравятся такие толстые плаксивые мальчишки.
  
  - Смотрите! - крикнул Малфой, метнувшись вперед и поднимая что-то с земли. - Это та самая дурацкая штука, которую прислала ему его бабка.
  
  Напоминалка заблестела в лучах солнца.
  
  - Отдай ее мне, Малфой, - негромко сказал Гарри.
  
  Гарри и сам удивился, что на него нашло. Обычно он избегал ссор и драк, ну, и лишнего внимания заодно!
  
  Малфой нагло усмехнулся.
  
  - Я думаю, я положу ее куда-нибудь, чтобы Лонгботтом потом достал ее оттуда, - например, на дерево.
  
  Он еще раз усмехнулся и взяв метлу, взлетел на пять метров вверх, ровно и быстро, явно умеючи.
  
  Гарри захотелось заорать и взлететь за ним, стереть эту усмешку с его лица, но... это проклятое "но", он ни разу не сидел на метле. Он не стал дергаться.
  
  Малфой рассмеялся над ним.
  
  - Что, Поттер, даже не попробуешь? Как-то это мелко для Гриффиндора. Думаю, я положу напоминалку где-нибудь... в кроне этого дуба.
  
  Гарри не на шутку рассердился.
  
  - Верни украденное, Малфой.
  
  Смех Малфоя Гарри только раззадорил, так что он взял первую попавшуюся метлу.
  
  - Нет! - вскрикнула Гермиона Грейнджер, и Гарри застыл. - Мадам Трюк запретила нам это делать: из-за тебя у Гриффиндора будут неприятности.
  
  - Ну же, Поттер, давай.
  
  Гарри выкинул из головы все лишние мысли, вспомнил, что говорила мадам Трюк про посадку, и быстро выполнил требуемое. Через секунду он уже парил в воздухе.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Это оказалось легко и волнительно. Гарри не спешил сразу взлетать высоко, он пытался не обращать внимания на насмешки Малфоя. Взлети он к нему сразу, тот мог бы столкнуть его с метлы.
  
  Надпись "АНАЛИЗ..." выскакивала перед глазами постоянно, а Гарри с каждой секундой становилось все легче. Метла буквально подчинялась его желаниям, воздух раскрасился в знакомый флер иллюзий браслета, перед летящим Малфоем появилась его проекция - которая указывала, где он будет через мгновение.
  
  Наконец решившись, Гарри плавно и очень быстро поднялся на одну высоту с Малфоем, вид у того был изумленный.
  
  - Дай сюда! - сказал ему Гарри. - Или... или я собью тебя с метлы!
  
  - Да ну? - издевательски переспросил Малфой, однако, несмотря на тон, на лице его появилась озабоченность.
  
  Гарри рванул с места, прямо на Малфоя, тот изменил направление и взлетел на пару метров. Гарри повторил его маневр практически синхронно, иллюзия помогала ему разобрать, где будет Малфой через мгновение.
  
  - Верни то, что взял!
  
  Малфой сейчас не выглядел таким же уверенным, как всего пару минут назад.
  
  - Тогда забирай, если сможешь! - заорал он и, метнув стеклянный шар высоко в небо, рванулся вниз, к земле.
  
  Ускорившись, Гарри полетел на флер шарика, он знал, куда нужно лететь, чтобы перехватить его до удара об стену замка. С помощью браслета поймать его было до изумления легко. Гарри улыбнулся, разглядывая шарик у себя в руке. "Нужно спускаться", - подумал он.
  
  - ГАРРИ ПОТТЕР!
  
  Сердце застучало в груди. Гарри развернулся в воздухе и плавно опустился на землю. К нему бежала профессор МакГонагалл. Гарри было не по себе, но в общем-то, что такого он сделал?
  
  - Никогда... никогда за все то время, что я работаю в Хогвартсе...
  
  Профессор МакГонагалл осеклась, от волнения ей не хватило воздуха, но очки ее яростно посверкивали на солнце.
  
  - Как вы могли... Вы чуть не сломали себе шею...
  
  - Это не его вина, профессор...
  
  - Я вас не спрашивала, мисс Патил...
  
  - Но Малфой...
  
  - Достаточно, мистер Уизли. Поттер, идите за мной, немедленно.
  
  Гарри шел молча и дрожал. Несмотря на успокаивающие мысли, было страшно. Профессор МакГонагалл быстро пошла вперед, не оборачиваясь на него, и Гарри пришлось ускорить шаг и даже перейти на бег, чтобы не отстать.
  
  Они поднялись по ступенькам, ведущим к воротам замка, потом по мраморной лестнице. Профессор МакГонагалл все еще молчала. Она резко распахивала одну дверь за другой, быстрым шагом пересекала коридор за коридором. Что за наказание ему назначат? А могут ли его выгнать из Хогвартса за такое? Гарри вздрогнул от этой мысли. Нет, такого не может быть! Хагрид говорил, что он записан сюда еще с самого рождения.
  
  Профессор МакГонагалл резко остановилась напротив одного из кабинетов, потянула на себя дверь и заглянула внутрь.
  
  - Извините, профессор Флитвик, могу я попросить вас кое о чем? Мне нужен Вуд.
  
  "Вуд? - подумал Гарри. - Оливер Вуд?"
  
  Перси Уизли вчера разговаривал с одним из старшекурсников при Гарри, называя его Оливером Вудом.
  
  Вуд, выйдя из кабинета, непонимающе посмотрел на профессора МакГонагалл и Гарри.
  
  - Идите за мной, вы оба, - приказала профессор МакГонагалл, и они пошли за ней по коридору. Вуд с любопытством косился на Гарри.
  
  Профессор МакГонагалл завела их в кабинет, в котором не было никого, кроме Пивза, писавшего на доске нехорошие слова.
  
  Решительно прогнав полтергейста, профессор развернулась к ним обоим и заговорила.
  
  - Поттер, знакомьтесь - это Оливер Вуд. Вуд, я нашла вам ловца.
  
  Озадаченное выражение на лице Вуда сменилось восторгом.
  
  - Вы это серьезно, профессор?
  
  - Абсолютно, - сухо заверила его профессор МакГонагалл. - Он летает, как птица, словно с пеленок это умел. В жизни не видела ничего подобного. Вы в первый раз сели на метлу, Поттер?
  
  Гарри молча кивнул, он был озадачен, что еще за ловец? Что-то это не похоже на наказание.
  
  - Он поймал его через несколько секунд после броска, просто обогнав его. Поразительная точность, - МакГонагалл кивнула на шар, который Гарри по-прежнему сжимал в руке. - И ни одного синяка. Даже Чарли Уизли так не смог бы.
  
  У Вуда был такой вид, словно все его мечты каким-то чудесным образом осуществились.
  
  - Когда-нибудь видел, как играют в квиддич, а, Поттер? - спросил он. Глаза его загорелись.
  
  - Вуд - капитан сборной факультета Гриффиндор, - пояснила профессор МакГонагалл.
  
  Оливер хотел что-то еще сказать, но Гарри перебил его.
  
  - Постойте, вы хотите, чтобы я играл в квиддич?
  
  Вуд и МакГонагалл синхронно кивнули.
  
  - Я поговорю с профессором Дамблдором и попробую убедить его сделать исключение из правил и разрешить первокурснику играть за сборную, - произнесла профессор МакГонагалл, - потому что нам нужна более сильная команда, чем в прошлом году. Слизерин буквально растоптал нас в последнем матче. Я потом несколько недель не могла заставить себя посмотреть в глаза Северусу Снейпу...
  
  Гарри представил себе реакцию... да любого: опять шепотки, повышенное внимание. Злобные слова в спину. Гарри знал, что тех, кто выделяется, остальные не очень любят. У него была масса примеров в младшей школе.
  
  - Нет, - неожиданно даже для себя сказал Гарри. - Нет, спасибо.
  
  - Простите, мистер Поттер? - профессор МакГонагалл недоуменно посмотрела на него.
  
  - Я не буду играть в квиддич. По крайней мере, до второго курса - точно.
  
  Вуд растерянно смотрел на него.
  
  - Но...
  
  Профессор МакГонагалл сурово уставилась на Гарри поверх очков.
  
  - Вы уверены, что не хотите играть за сборную Гриффиндора?
  
  Гарри кивнул, понимая, что сейчас перейдут от награды к наказанию. И не прогадал.
  
  - Что-же, Вуд, извините, что отвлекла вас. Мне стоило сначала поговорить с мистером Поттером, а уже после - обращаться к вам. Ну а вы, мистер Поттер... Десять баллов с Гриффиндора за своевольные полеты. И в следующий раз вы так легко не отделаетесь! Возвращайтесь в гостиную, урок уже должен был закончиться.
  
  Гарри облегченно вздохнул, все оказалось не столь ужасно.
  
  
  * * *
  - Ты шутишь...
  
  Это было за ужином. Гарри только что закончил рассказывать Рону о том, что произошло, когда профессор МакГонагалл увела его с площадки. Пока он говорил, Рон увлеченно поедал пирог с говядиной и почками. Но теперь, когда Гарри закончил, он начисто забыл о пироге, так и не донеся до рта последний кусок.
  
  - Ты отказался? Добровольно отказался от вступления в команду? Ты с ума сошел? - Рон выглядел даже несколько злым в этот момент.
  
  - Я не хочу привлекать внимание, представь что будет, если меня примут в команду на первом курсе?
  
  - Ты, наверное, стал бы самым юным игроком в истории Хогвартса за многие десятки лет, а может, даже сотни! - Рон мечтательно прищурился, явно представив себя этим самым игроком.
  
  Подошли Фред и Джордж Уизли, Гарри видел надписи над ними и различал, кто где. Это заставило его улыбнуться.
  
  - Вуд рассказал нам все, Гарри. А ты молодец, так разыграть МакГонагалл и Вуда - это отличная шутка!
  
  Они хлопнули Гарри по плечам и поспешили дальше.
  
  Гарри только пожал плечами и начал есть, не вступая в полемику с Роном. Тот мог говорить о квиддиче бесконечно.
  
  Гарри огляделся и заметил, что к ним подходит Малфой, разумеется, в сопровождении верных телохранителей Крэбба и Гойла.
  
  - Последний школьный ужин, Поттер? - с издевкой спросил Малфой. - Уезжаешь обратно к магглам? Во сколько у тебя поезд?
  
  - Смотрю, на земле ты стал куда смелее, - холодно ответил Гарри.
  
  - Я в любой момент могу разобраться с тобой один на один, - заявил Малфой. - Сегодня вечером, если хочешь. Дуэль волшебников. Никаких кулаков - только волшебные палочки. Что с тобой, Поттер? А, конечно, ты же никогда не слышал о дуэлях волшебников.
  
  Гарри внутренне скривился, естественно он о них не слышал. Он жил с своими родственниками и начал изучать магию чуть больше недели назад, а первое заклинание произнес вчера. Нет, он не хочет вступать в дуэль, по крайней мере, пока не узнает нужные заклинания.
  
  - Он слышал, - быстро сориентировался Рон, вставая перед Малфоем. - Я буду его секундантом, а кого возьмешь ты?
  
  Малфой посмотрел на своих спутников, оценивая, кто из них больше подойдет для этой цели.
  
  - Крэбба, - наконец сказал он. - Полночь вас устраивает? Тогда в полночь ждем вас в зале, где хранятся награды, - она всегда открыта.
  
  Когда Малфой отошел, Гарри зло уставился на Рона.
  
  - Что ты творишь, Рон? Я не знаю никаких заклинаний, которые будут полезны в дуэли.
  
  - Максимум, что вы с Малфоем сможете сделать, - это посылать друг в друга искры. Вы еще ничего не умеете, и потому вам не удастся нанести друг другу серьезный урон. Кстати, готов поспорить, он рассчитывал, что ты откажешься.
  
  - Я бы и отказался, не вижу в этом ничего страшного.
  
  Гарри помолчал секунду и спросил:
  
  - Почему ты так уверен, что Малфой не знает никаких заклинаний? Ты же сам говорил, что его отец - темный волшебник. Наверняка он научил Малфоя чему-нибудь опасному.
  
  Рон задумался и помрачнел. Похоже, об этом он не подумал.
  
  - В любом случае, быстро он заклинания выпустить не сможет, ты уклонись и подбеги к нему, а потом дай ему кулаком в нос, - посоветовал Рон.
  
  Гермиона, что сидела напротив, начала отчитывать Рона за организацию дуэли и предложила все рассказать преподавателям. Рон воспротивился, да и Гарри тоже. Они уже дали согласие, идти к преподавателям было как-то низко.
  
  
  * * *
  Гарри с трудом держал глаза открытыми, спать хотелось неимоверно. Вернувшись в гостиную, он сделал домашние задания - без напоминаний Гермионы, чем неимоверно гордился. А после потренировался с заклинанием света и трансфигурацией. А сейчас, думал, как бы не заснуть. Еще не было и девяти.
  
  Гарри вызвал время и мысленно простонал.
  
  20:41
  
  Ему нужно поспать, ему нужен будильник.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Перед Гарри выскочила знакомая страничка, только вместо слова - заклинания, и в том числе было написано "будильник". И ниже - "время, когда проснуться". Мысленно перекрестившись, Гарри подумал о половине двенадцатого, и цифры в окне изменились. А через секунду и само окно исчезло. Пожав плечами, Гарри поднялся в спальню и лег на кровать прямо в одежде.
  
  
  * * *
  БЗ-З!
  
  Гарри вскочил, чем испугал Рона, который как раз к нему тянулся, явно собираясь разбудить.
  
  - Полдвенадцатого, - наконец пробормотал Рон, справившись с испугом. - Если мы не хотим опоздать, нам пора.
  
  Они быстро собрались и спустились в гостиную.
  
  - Не могу поверить, что ты все-таки собираешься это сделать, Гарри. Ты же сам говорил, что не знаешь никаких заклинаний.
  
  Вспыхнула лампа. В кресле сидела Гермиона Грейнджер в розовом халате и хмуро смотрела на них.
  
  - Пошли, - сказал он Рону, не собираясь отвечать на вопрос Гермионы. У него не было правильного ответа.
  
  Однако Гермиона не собиралась так легко сдаваться. Они стояли в коридоре, когда она вылезла из дыры вслед за ними и зашипела:
  
  - Вы не думаете о нашем факультете, вы думаете только о себе, а я не хочу, чтобы Слизерин снова выиграл соревнования между факультетами. Из-за вас мы потеряем те призовые очки, которые я получила от профессора МакГонагалл за то, что знала несколько заклинаний, которые необходимы для трансфигурации.
  
  Гарри подумал, что нужно расспросить - откуда она знает заклинания и когда успела им научиться, и что дают эти самые очки и кубок школы. Все так стараются их получить и не терять, что кажется - это что-то ценное. Гарри создал себе пометку в уме, чтобы узнать мнение Перси на этот счет.
  
  - Уходи, - прошептал Рон.
  
  - Хорошо, но я вас предупредила. И когда завтра вы будете сидеть в поезде, везущем вас обратно в Лондон, вспомните о том, что я вам говорила, - что вы...
  
  Гермиона пошла к портрету, а Гарри с Роном продолжили путь к залу наград.
  
  Не прошло и десяти секунд, как Гермиона догнала их.
  
  - Портрет пуст, там никого нет. Полная дама куда-то исчезла. И что же мне теперь делать? - спросила Гермиона пронзительным шепотом.
  
  - Это твоя проблема, - заметил Рон. - Все, нам пора идти, вернемся поздно.
  
  - Я иду с вами, - заявила Гермиона.
  
  Рон начал возражать, но Гарри шикнул на них обоих. Спор становился слишком громким, к тому же - они могли опоздать.
  
  - Пошли, потом поговорим. После дуэли!
  
  Рон и Гермиона недовольно смерили друг друга взглядами и пошли вслед за Гарри.
  
  По дороге в трофейный зал они встретили Невилла, который забыл пароль от гостиной, он присоединился к их растущей компании.
  
  Они на цыпочках неслись по коридорам, расчерченным на квадраты полосками света, падающего из высоких окон. Перед каждым поворотом Гарри думал о том, что сейчас свернет за угол и врежется в Филча или наступит на миссис Норрис. Но пока ему везло, как и всем остальным. Они сделали последний поворот, прыжками преодолели последнюю лестницу, оказались на третьем этаже и бесшумно прокрались в комнату, где хранились награды. Малфоя и Крэбба тут еще не было, так что они пришли первыми.
  
  Комнату заливал лунный свет. В лунном свете зал наград выглядел иначе, более мистическим. Ребята двинулись вдоль стены, не сводя глаз с дверей, находящихся в противоположных концах комнаты. Гарри достал палочку на тот случай, если Малфой выпрыгнет из темноты и сразу нападет на него. Но никто не появлялся. Казалось, кто-то замедлил ход времени - минуты ползли, как часы.
  
  - Он опаздывает - может, струсил? - прошептал Рон.
  
  Шум, донесшийся из соседней комнаты, заставил их подпрыгнуть. Гарри не успел поднять палочку, как раздался голос. Он принадлежал вовсе не Малфою.
  
  - Принюхайся-ка хорошенько, моя милая, они, должно быть, спрятались в углу.
  
  Это был голос Филча, обращавшегося к миссис Норрис.
  
  - Сдал! - зарычал Гарри в страхе и ярости. - он сдал нас! Это маленький у...
  
  - Они где-то здесь, - донеслось до них бормотание Филча. - Наверное, прячутся.
  
  Гарри, похолодев от ужаса, махнул однокурсникам, показывая, чтобы они следовали за ним, и быстро пошел на цыпочках к двери, противоположной той, из-за которой вот-вот должны были появиться Филч и его кошка. Едва замыкавший цепочку Невилл успел выйти из комнаты, как они услышали, что в нее вошел Филч.
  
  Гарри посмотрел на своих спутников, чтобы привлечь их внимание. Сюда! - беззвучно произнес он, тщательно артикулируя, и они начали красться по длинной галерее, уставленной рыцарскими доспехами. Позади отчетливо слышались шаги Филча. И тут Невилл внезапно испуганно пискнул и ринулся бежать.
  
  Как и следовало ожидать, убежать далеко неуклюжему Невиллу не удалось. Он споткнулся, судорожно ухватился за бегущего перед ним Рона, а Рон схватился за Гарри. Все трое упали, врезавшись в стоявшего на невысоком постаменте рыцаря в латах. Поднятого ими грохота и звона было вполне достаточно, чтобы разбудить весь замок.
  
  - БЕЖИМ! - истошно завопил Гарри, и все четверо что есть сил рванули по галерее, не оглядываясь назад и не зная, преследует ли их Филч.
  
  На одном из поворотов Гарри споткнулся и растянулся на полу, ничего не видящие ребята побежали дальше. Гарри и опомниться не успел, как остался в коридоре один. Поспешно поднявшись, он заковылял вперед. Боль быстро проходила, но он неплохо так приложился, когда упал.
  
  Спустя пять минут блужданий Гарри с ужасом понял, что заблудился, этот коридор он не знает. Ему отчаянно нужно вернуться в гостиную.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри замер, боясь пошевелиться. Браслет может помочь? Возможно, он покажет иллюзию, которая проведет его до гостиной? Все ожидания Гарри оказались разбиты вдребезги.
  
  Перед его глазами появилась... карта. Полунарисованная карта, где в одном из коридоров была зеленая точка и дальше ничего нарисовано не было.
  
  Догадаться, что это значит, было нетрудно.
  
  Гарри едва не засмеялся, так стало легко на душе.
  
  - Спасибо, мама!
  
  Гарри постоял в нише, разбираясь в карте и продумывая маршрут. Подумал, что ему нужно добраться до гостиной Гриффиндора, и карта сразу изменилась. В другой части карты появилась еще одна точка, и между ними появились несколько маршрутов.
  
  С такой помощью Гарри быстро добрался до гостиной.
  
  - Свиной пятачок, - пробормотал Гарри.
  
  Это была выматывающая прогулка.
  
  В гостиной никого не было; поднявшись наверх, Гарри увидел, что кровати Рона и Невилла пусты. Они еще не вернулись!
  
  Гарри спустился в гостиную, сел в одно из кресел, что поближе к входу, и начал тренироваться вызывать карту сознательно.
  
  
  * * *
  Портрет отъехал в сторону, трое пробрались сквозь дыру в стене в гостиную и устало повалились в кресла, дрожа от долгого бега и всего пережитого.
  
  - Вы чего так долго?
  
  Троица подпрыгнула и вскрикнула.
  
  - Гарри? Не пугай так! - попросила Гермиона.
  
  У Невилла был такой вид, словно он никогда уже не будет говорить.
  
  - Что они себе, интересно, думают? - Рон обрел дар речи. - Надо же додуматься до такого - держать в школе этого пса. Этой твари явно надо поразмяться, а не сидеть взаперти.
  
  Гарри с недоумением слушал этот разговор. Оказывается, они тоже по дороге где-то не там свернули и заскочили в запретный коридор. И там за одной из дверей был пес. Огромный трехголовый пес размером с Хагрида. Гарри поежился, после бульдогов тетушки Мардж он не очень жаловал собак.
  
  Гермиона встала, выдернув Гарри из его мыслей.
  
  - Надеюсь, вы собой довольны, - резко произнесла она. - Нас всех могли убить... или, что еще хуже, исключить из школы. А теперь, если вы не возражаете, я пойду спать.
  
  Гарри проводил ее взглядом и покачал головой.
  
  - Я пошел спать, - обратился Гарри к мальчикам, которые явно хотели еще поболтать, - спокойной ночи.
  
  Через несколько минут Гарри засыпал, вспоминая детали этого бурного дня.
  
  
  
  Глава 3
  
  
  Гарри проснулся на рассвете - похоже, это становится традицией.
  
  "Или, - подумал Гарри, смотря на браслет, - не традицией, а определенностью". Несмотря на то, что он заснул далеко за полночь, усталости не было, он был бодр, свеж и полон сил. Гарри повеселел, ему нравилось такое развитие событий.
  
  Спустившись в гостиную после всех утренних дел, Гарри осмотрелся. Все было практически идентично предыдущим дням - старшекурсники, Перси и Гермиона Грейнджер.
  
  Вспомнив вчерашний разговор перед тем, как они разошлись по спальням, Гарри направился к Гермионе.
  
  - Привет Гермиона, выспалась?
  
  К удивлению Гарри, вопрос получился даже несколько ехидным, а судя по взгляду на него и тому, как она выглядела, она именно так это и поняла.
  
  - Разве не видно? - Гермиона поджала губы. - Я спала намного меньше, чем привыкла. И все из-за тебя, Гарри.
  
  - Из-за меня? - с возмущением спросил Гарри. - Разве это не ты ждала нас, когда мы будем выходить из гостиной, а потом еще и пошла за нами?
  
  Гермиона слегка покраснела от этих слов, но упрямо вздернула подбородок, явно не собираясь так просто признавать себя виноватой. Она отвернулась от Гарри и уткнулась в книгу, что лежала у нее на коленях.
  
  Гарри собрался отойти - разговор явно не клеился, но вспомнил, зачем он вообще подошел к этой девчонке.
  
  - Гермиона, а как вы попали в комнату к этому псу? Директор Дамблдор говорил, что коридор запретный. Разве там не было заперто, например?
  
  Она сердито посмотрела на Гарри, но все же ответила.
  
  - Было. Мы просто не успели понять, что мы в запретном коридоре. Когда мы вчетвером побежали, услышав голос Филча, все сильно испугались, так что сворачивали, не думая. Только перестав слышать Филча, мы остановились и заметили, что ты куда-то исчез. Невилл предложил нам вернуться и поискать тебя, но тут из ближнего к нам кабинета выплыл Пивз.
  
  - Мы пытались его уговорить не выдавать нас, но Рон попытался прогнать Пивза. О-о-о, это было жутко. Пивз завыл как сирена, а мы опять услышали крики Филча сзади. Побежали вперед по коридору, не думая о последствиях. В конце коридора была только одна дверь, и она была закрыта. Но я, - Гермиона гордо улыбнулась, произнося это, - знаю отпирающее заклинание, так что - я произнесла заклинание, и дверь открылась. Мы ввалились туда и пытались отдышаться... и не сразу поняли, что мы в комнате не одни. Там был... гигантский пес. Цербер.
  
  Гермиона закрыла глаза и обхватила себя руками, ей явно не было приятно вспоминать вчерашнее.
  
  Гарри был впечатлен. У него была простая прогулка по сравнению с остальными. Но если бы ему предложили поменяться приключениями, он бы отказался от таких почестей. Нет, спасибо!
  
  - Когда ты успела выучить заклинания? Мы же только приехали в школу. Да и не простое это дело, как я уже понял.
  
  - Я... Я выучила их дома.
  
  На удивленный взгляд Гарри Гермиона пояснила.
  
  - Мой день рождения - 19 сентября. На выходные, после моего дня рождения, к нам домой пришла профессор МакГонагалл и принесла письмо из Хогвартса. Она рассказала мне и моим родителям о волшебном мире. В доказательство она пролевитировала кресло, в котором я сидела. А когда мама разбила чашку, убрала чай с ковра, не оставив даже пятен, и восстановила чашку. Это было впечатляюще... - Гермиона улыбнулась воспоминаниям. - На следующий день мы всей семьей отправились в Косой переулок, где профессор помогла нам купить все школьные принадлежности. Вот с тех пор я и изучала учебники и пробовала заклинания, что в них записаны. Не все получилось, - призналась она, слегка порозовев, - но многие чары и начальную трансфигурацию я освоила. Я не решилась варить зелья дома, мне хватило и книг.
  
  Гарри, открыв рот, смотрел на Гермиону... Самостоятельно выучиться заклинаниям - это впечатляло. Хотя, постойте...
  
  - Подожди, Гермиона. А как же то, что было на Трансфигурации? Ты выполнила заклинание и получила за это баллы. Но ведь ты выучила их не в школе. Многие в школе начали учиться, только когда приехали. А некоторые узнали о магии всего месяц назад, а то и меньше.
  
  - Да. Я...
  
  - Ты жульничала! У тебя был целый год, чтобы вызубрить учебник, научиться всему тому, что ты знаешь, а теперь - ты получаешь за это баллы. Ты мошенница.
  
  Гарри понесло, он и сам не понял, что его так разозлило.
  
  Гермиона вскочила, она была бледной и вцепилась в свой учебник так, как будто от этого зависела ее жизнь.
  
  - Я не жульничала! - Гермиона сердито вытерла слезы.
  
  Она посмотрела на Гарри испепеляющим взглядом.
  
  - Я заработала каждый свой балл! А ты... - Гермиона ткнула в Гарри пальцем. Ты... не подходи ко мне больше, Гарри Поттер!
  
  Смерив Гарри яростным взглядом, она подхватила сумку и убежала в свою комнату.
  
  Гарри растерянно и виновато проводил ее взглядом, он уже жалел о том, что сказал. Он ведь видел, что она занимается. Тяжело, утром и вечером. Каждый раз с тех пор, как Гарри получил браслет, он просыпался на рассвете и выходил в гостиную, а Гермиона уже сидела там, читала или писала что-то. Пусть это всего третий день, как Гарри получил подарок и начал заниматься более старательно, но целеустремленность Гермионы была хорошо заметна.
  
  Гарри уселся в ближайшее кресло и закрылся от всех учебником по Чарам, ему нужно было подумать и успокоиться.
  
  
  * * *
  На завтраке все вчерашние приключенцы, кроме Гарри, выглядели уставшими. Малфой сверлил Гарри взглядом, впрочем, Гарри от него не отставал и яростно смотрел в ответ. Малфой их сдал вчера!
  
  Гарри терпеть не мог таких людей, в младшей школе жаловались только девочки и банда Дадли. Сам Гарри, несмотря на все происшествия, что с ним случались, ни разу не жаловался преподавателям. Да и не поверил бы ему никто, за ним прочно зацепилась слава хулигана. Хоть и сначала невольно. Однажды, в приступе гнева, Гарри перекрасил волосы своей учительнице литературы. Как Гарри не отпирался, никто не поверил, что это сделал не он. А тетя Петунья, которую вызвали в школу, только подтвердила виновность Гарри.
  
  Сейчас Гарри понимал - что он действительно виноват в том и многих других случаях, это было случайное волшебство.
  
  Уже позже, когда понял, что такой славы ему не миновать, Гарри вошел во вкус и отвечал Дадли и его дружкам взаимностью, подстраивая пакости; какая разница, почему они за ним будут бегать, за жвачку в волосах или просто так.
  
  Отвернувшись от Малфоя, Гарри встретился с испепеляющим взглядом Гермионы и уткнулся в тарелку, решив просто покушать, пока он еще не горит. Жаркое утро!
  
  Рон пытался обсуждать вчерашнее, гадая, зачем в школе находится гигантская собака, но разговор никто не поддержал.
  
  В зал влетели совы, и Гарри с радостью увидел Хедвиг, он скучал по ней. Она была без письма, но это Гарри не смутило.
  
  - Привет, девочка. Соскучилась?
  
  Подкармливая сову, Гарри наблюдал за летающими птицами. Сначала его удивляло то, что совам разрешено прилетать во время завтрака, но позже он заметил: все, что теряют птицы, - перья и прочее... гм, исчезает прямо в воздухе. Это тоже какая-то магия!
  
  
  * * *
  После завтрака на выходе из зала Гарри заступили дорогу Кребб и Гойл, дружки Малфоя.
  
  - Я думал, ты из дома благородных, Поттер. Не приходить на дуэль... это такой позор, что бы сказали твои родители.
  
  - Думаю, они бы мне ничего хорошего не сказали, - сказал Гарри, разворачиваясь к Малфою, - учитывая, что я все же пошел на дуэль... в полночь!
  
  - Ты трус, Малфой! - рявкнул Рон, вставая рядом с Гарри. - Ты даже не явился на дуэль!
  
  Малфой выглядел удивленным.
  
  - Ты стукач, Малфой. Назначить дуэль и пожаловаться персоналу... Это не хитрость, у нас даже девочки в школе так не опускались.
  
  Лицо Малфоя пошло красными пятнами. Он прошипел:
  
  - Что бы ты понимал в хитрости, Поттер? А ты, Уизли... - Малфой повернулся к Рону и сделал знак своим друзьям.
  
  Прежде чем Кребб и Гойл успели что-то сделать, рядом с Малфоем появился профессор Флитвик.
  
  - Надеюсь, вы тут не ссоритесь, мальчики? - пропищал он.
  
  Малфой выглядел разъяренным и одновременно беспомощным.
  
  - Нет, профессор. Пошли, Рон!
  
  Крэбб и Гойл расступились, и Гарри с Роном пошли вверх по лестнице.
  
  - Ты видел его лицо? - Рон трясся от смеха. - Жаль, что профессор появился так быстро. Я бы хотел поставить Малфою пару фингалов.
  
  Гарри усмехнулся на эти слова.
  
  - И заработать парочку своих, Кребб и Гойл выглядят внушительно...
  
  - Да, но это бы того стоило!
  
  Смеясь, друзья вернулись в башню.
  
  
  * * *
  На уроке Чар профессор Флитвик объявил, что сегодня они попробуют свое первое заклинание. Под заинтересованными взглядами равенкловцев и гриффиндорцев он сотворил Люмос.
  
  Многие выглядели разочарованными, что такого интересного в простейшем заклинании?
  
  На такое заявление, сказанное вслух, профессор только усмехнулся и устроил красивейшую иллюминацию, какую Гарри видел в своей жизни. Цвет шарика, что испускал свет на кончике палочки профессора, начал изменяться случайным образом, потом этот шарик отделился от палочки и завис в воздухе, не успел Гарри и рта открыть, как весь зал был заполнен такими летающими шариками. Свет не резал глаза, он был мягким. Это было удивительное зрелище. Профессор показал массу трюков, что можно сотворить с одним заклинанием, его можно даже использовать как фонарик, направляя свет в одну сторону. А в конце первого урока он даже направленным светом нарисовал на стене картину, как лазерное шоу, что Гарри мельком видел по телевизору.
  
  Вот теперь школьники были под впечатлением. Многие уже вытащили палочки и были готовы к новым свершениям.
  
  - Что из этого вы освоите - зависит только от вас, - профессор обвел класс внимательным взглядом. - Сегодня же, мы попытаемся создать светлячок, который требует только произнесение заклинания и движение палочкой.
  
  - Записывайте. Заклинание - Лю́мос. Движение палочкой - малый круг, что мы тренировали на прошлой неделе.
  
  - Все записали? Повторим движение палочкой, давайте. Раз, два! Раз, два! - профессор с каждым словом делал четкий полукруг палочкой. - Отлично, а теперь - по одному - пробуем заклинание. Мисс Турпин, прошу вас.
  
  Лиза, именно так звали девочку, встала. Смутившись от всеобщего внимания, она тем не менее с первого раза создала заклинание.
  
  - Отлично. Замечательно. Пять баллов Равенкло.
  
  Не у всех получалось с первого раза - тогда ученик получал баллы в зависимости от того, с какой попытки смог выполнить заклинание. Но, так или иначе, все смогли его выполнить.
  
  Гарри удалось это с первого раза, и он, получая свои пять баллов, подумал, что это тоже своего рода мошенничество. Он ведь выучил заклинание раньше урока, значит, у него было преимущество.
  
  Покосившись на сосредоточенную Гермиону, что раз за разом вызывала Люмос, Гарри выбросил такие мысли из головы.
  
  После урока Гарри не вышел со всеми из класса, а остался.
  
  - Профессор, извините, вы мне не поможете?
  
  - Да, мистер Поттер?
  
  - Вы не подскажете мне литературу по этому заклинанию. Как... как сделать все то, что вы нам показали? - Гарри и сам смутился, он не привык что-то просить.
  
  - Это похвально, мистер Поттер. Конечно же, я вам помогу, - профессор Флитвик взял листок и написал там длинный список книг.
  
  На расширенные глаза Гарри, который разглядывал список, профессор, усмехнувшись, пояснил:
  
  - Вариаций этого заклинания - очень много. Но весь секрет в том, что все они не нужны. Опытный в чарах волшебник все эти вариации сможет выполнить, используя стандартный Люмос. Но чтобы выучиться этому, вам стоит все же освоить отдельные заклинания, прежде чем переходить к попыткам создать такой эффект с помощью простого Люмоса.
  
  Профессор Флитвик разглядывал Гарри некоторое время, а потом сказал:
  
  - Ваша мать, мистер Поттер, была очень одарена в чарах. На своем первом курсе она приходила ко мне с похожим вопросом. Надеюсь, вы будете стараться. - И если у вас возникнут вопросы - не стесняйтесь приходить ко мне или обращаться к старшекурсникам, это только поощряется.
  
  - Спасибо, профессор, - Гарри закивал как болванчик и спрятал драгоценный листок.
  
  Упоминание его мамы только укрепило Гарри в том, что он правильно делает, усиленно занимаясь.
  
  Попрощавшись, Гарри вышел из кабинета.
  
  
  * * *
  После уроков Рон потянул Гарри на стадион и показал, как играют в квиддич. Это была тренировка, но все равно - выглядело интересно.
  
  - Фред и Джордж - загонщики, - Рон показал на своих братьев. - Оливер Вуд - вратарь.
  
  Гарри кивнул, Вуда он знал.
  
  - Ну а это наши охотницы, - Рон говорил с ампломбом, словно представлял Гарри собственную команду.
  
  - А где ловец?
  
  - Нет ловца, ты же отказался. Я слышал, Фред говорил, что на выходных будут отборочные испытания, там и выберут кого-нибудь. Но, клянусь Мерлином, ты был бы лучше.
  
  - Я в первый раз сел на метлу, Рон. С чего ты думаешь, что я буду лучше других? У меня неплохо получилось, но...
  
  - Неплохо? Гарри, ты летал как будто без метлы. Лучше Малфоя. А он ведь тренировался у себя дома, я слышал: он хвастался, что летает с пяти лет.
  
  Гарри задумался. Летать ему понравилось, да. Необычайная легкость, с которой он управлял полетом, как он парил в воздухе. Рон правду сказал, он летал очень хорошо.
  
  Гарри посмотрел вверх, двигающиеся фигуры сливались в цветные пятна, они были далековато для его зрения, даже с очками. И браслет тут не помогал, да - подсвечивались игроки и мячи, траектории, но это мало полезно тут, на земле.
  
  - Ничего страшного, Рон. Они выберут ловца, который сможет выиграть. Я уверен, я не единственный, кто хорошо летает. К тому же, наверняка многие бы хотели попробоваться на ловца, а если я займу место - вот так, вне очереди...
  
  Рон хмыкнул.
  
  - Наверное, ты прав. Мой брат Чарли закончил школу в этом году, он был капитаном и ловцом. Причем - хорошим ловцом. Он редко терял снитч и выиграл большую часть матчей. Он вошел в команду на своем втором курсе, играл шесть лет, очередь желающих - будет выше Астрономической башни. Я бы и сам поучаствовал, несмотря на то, что ловцом мне никогда не быть.
  
  Гарри медленно кивнул. Он благодарил бога, что решился отказаться от этой должности.
  
  - Может, партию в шахматы, Гарри?
  
  Задумавшись, Гарри кивнул, не подумав как следует.
  
  Глаза Рона загорелись. Он очень любил играть в шахматы... а главное - он умел в них играть. Гарри за первую неделю в Хогвартсе не выиграл и партии у него, так что он предпочитал отказываться от игры с Роном, пытаясь набраться опыта с кем-то другим. Именно поэтому он воспринял согласие Гарри с некоторым энтузиазмом.
  
  Ребята поспешили в гостиную.
  
  
  * * *
  - Я хожу белыми. - продекламировал Рон, устраиваясь за столом. Белые фигурки слушались его беспрекословно. Под взглядом Рона они сами расставились на доске.
  
  Гарри же пришлось ставить фигурки вручную, шахматы его недолюбливали... если можно сказать такое о зачарованных фигурках.
  
  - е2 - е4. Обычный ход белых.
  
  Белая пешка важно прошлась по полю и встала на нужную клетку.
  
  Гарри пытался сосредоточиться, просчитать ходы чуть вперед. Ход! Очередь Рона!
  
  - b1 - c3. Мой любимый конь.
  
  Рон всегда комментировал свои ходы, что сбивало Гарри с мысли. Может, в этом его секрет?
  
  Через десять минут противостояние... если это можно так назвать, стало затихать. Рон загонял Гарри в угол своими конями и слонами, а Гарри терял фигуру за фигурой. Ему нужно сосредоточиться, ему нужно все просчитать!
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри даже дернулся. Он просчитывал движение коня противника на два хода вперед, и это требовало концентрации. А тут такое...
  
  Посмотрев на коня, Гарри расширил глаза... вот это да. Браслет подсвечивал ему - куда он может пойти. Так будет проще, намного... Гарри опять сосредоточился.
  
  АНАЛИЗ...
  
  - Ты ходишь или нет?
  
  Гарри потер лоб, он даже вспотел от мысленных усилий.
  
  - Не спеши, братец Рон, ты разве не видишь - Гарри думает. Не все такие шахматисты, как ты.
  
  Гарри только сейчас заметил, что рядом примостились Фред и Джордж, тренировка явно была закончена. Благодарно улыбнувшись, Гарри продолжил гипнотизировать доску.
  
  Сейчас Гарри уже мог не только подсветить путь на шаг вперед, но и выбранный шаг еще на один... и так до бесконечности.
  
  Сначала Гарри обрадовался, но чуть позже понял - это просто чуть облегчило ему игру, не нужно было так сильно напрягаться, подсветка просто давала ему большую скорость обдумывания, все шаги он делает сам.
  
  Теперь, делая шаг, Гарри просматривал все фигуры на три шага вперед... к его удивлению, это давало нагрузку не меньшую, а то и большую - в попытках все запомнить и посчитать... но ничуть не помогло против Рона. Да, он затянул партию на десять минут, но в итоге все равно проиграл.
  
  - Хорошая попытка, Гарри. В середине игры ты начал чуть по-другому играть. Еще раз?
  
  - Нет, спасибо. Вон, Дин сидит скучает, его пригласи. Я пойду писать эссе по чарам.
  
  - Хорошо, приятель.
  
  
  * * *
  К вечеру Гарри уже сделал все домашние задания и даже успел сходить в библиотеку - за книгами, рекомендованными профессором Флитвиком. Сейчас он ходил по замку довольно уверенно... по протоптанным дорожкам, поглядывая на карту - было интересно заглядывать в неизведанные уголки, но Гарри сильно не отвлекался.
  
  Вернувшись в гостиную, Гарри поспешил к Перси. Тот как всегда, сидел с книгой.
  
  Гарри вынул из рюкзака книгу, что взял в библиотеке, пособие для начинающих по чарам. Предисловие было интересным, а описание заклинаний привело Гарри в восторг. Чего тут только не было: разные вариации световых чар, более двух десятков чар левитации, отпирающее, запирающее, чистящие, согревающие и массу прочих. Гарри срочно захотел записать - какие заклинания он будет выполнять следующими. Порывшись в рюкзаке, он не увидел свободного пергамента.
  
  Черт. Гарри действительно хотел записать это!
  
  АНАЛИЗ...
  
  Перед ним появилась... тетрадь. Обычная такая, маггловская тетрадь.
  
  Гарри моргнул. И что? - спросил он сам себя.
  
  В тетради появилась надпись - И что?
  
  Гарри снова моргнул. Круто!
  
  Тетрадь опять отобразила его мысль.
  
  Гарри даже учебник отложил, происходящее сейчас важнее.
  
  Полчаса экспериментов - и Гарри уже умеет добавлять в тетрадь что-то сознательно, стирать оттуда добавленное и открывать-закрывать тетрадь.
  
  Это было не сложно сделать, сложно было не убрать лишнее. Гарри раз десять добавлял желаемое и столько же раз непроизвольно стирал. Но, тренировка все решает, это Гарри уже понял. Решив отложить книгу, Гарри весь вечер тренировал все найденные возможности браслета, даже смог изменить тетрадь на дневник, мысленно листать страницы и искать написанное, не листая сотни страниц, а просто сосредотачиваясь на нужном. Это было обалденно, зачем ему что-то записывать на пергаменте, когда он может все это хранить в браслете? Конечно, он не будет так делать на уроках... сначала, пока не привыкнет пользоваться.
  
  - Гарри, уже десять вечера. Скоро отбой, не засиживайся тут надолго, - все размышления Гарри прервал Перси, который внимательно на него глядел. - Что ты делаешь?
  
  Гарри понял, как это глупо выглядит со стороны. Он сидит, не читает, а просто сидит, то закрывает глаза, то открывает.
  
  - Э-э-э, я пытаюсь медитировать.
  
  Перси кивнул понимающе, а Гарри облегченно выдохнул. Ляпнул первое, что пришло в голову, в этот раз удачно.
  
  Собрав вещи, Гарри встал и собрался уходить, как вдруг увидел Гермиону. Она сидела и читала... как всегда, в общем-то. Какая-то мысль билась в голове, требовалось ее прояснить.
  
  - Перси, - Гарри повернулся к старосте, - скажи. А что дают баллы?
  
  - Школьные баллы? Факультет, набравший наибольшее количество баллов, в конце года получает кубок школы.
  
  - Ясно. А кубок школы, он дает какие-нибудь привилегии факультету, который его выиграл?
  
  - Нет, не дает! Это почетная грамота. Это честь для факультета... но это не дает никаких привилегий для учащихся.
  
  - А сами баллы? Вот, допустим, ты набрал пятьсот баллов за год, это ведь хороший вклад в общую победу - ты что-нибудь получаешь за это?
  
  - Нет! Баллы записываются для факультета, а не для ученика, - Перси выглядел задумчивым, видимо, он и сам об этом не думал.
  
  Гарри же смотрел на Гермиону. Он назвал ее мошенницей утром... он и раньше об этом жалел, но сейчас - куда больше. Баллы ничего не значили, это даже не награда ученику - только факультету.
  
  Решившись, Гарри подошел к креслу Гермионы. Он гриффиндорец или кто?
  
  - Гермиона... э-э-э.
  
  Гарри даже замер под ее суровым взглядом, но продолжил.
  
  - Гермиона, прости, пожалуйста. Я... я погорячился. Я не хотел называть тебя жуликом и мошенницей. Я... просто позавидовал, я с магией начал знакомиться только здесь, в школе - вот это меня и зацепило... к тому же, эти баллы, они...
  
  И Гарри рассказал все, что узнал от Перси.
  
  Девочка уже не выглядела такой взбешенной, ее лицо смягчилось.
  
  - Хорошо, Гарри. И ты извини меня, мне не стоило так... выпячивать свои знания.
  
  - Мир? - сказал Гарри улыбнувшись, протягивая руку.
  
  - Мир! - сказала Гермиона и пожала руку Гарри.
  
  Остаток вечера Гарри проболтал с Гермионой о заклинаниях, рассказывая ей о своих впечатлениях и изысканиях, с ней было интересно, и, засыпая, Гарри думал, что нашел еще одного человека, которого можно назвать другом!
  
  
  
  Глава 4
  
  
  Гарри начал привыкать к школьному распорядку и своему новому образу жизни, время полетело незаметно, не успел оглянуться - прошло уже больше двух недель со старта учебы и больше недели с момента находки маминого браслета.
  
  На следующий день после примирения с Гермионой, Гарри решил попробовать записывать лекции не на пергамент, а прямо в браслет... но, получив выговор от МакГонагалл за "сон в классе", решил отложить этот вопрос на будущее. Профессор МакГонагалл давала им предыдущее задание - превращение спички в иголку, но тем, кто справился с заданием, предлагалось создать разные по виду изделия, а желающим - совершить обратное превращение.
  
  Гермиона, судя по ее действиям, решила освоить все семь курсов трансфигурации прямо на этом уроке, но Гарри просто создавал разные мелочи: иголки, гвозди и прочую чепуху. Трансфигурация уже не выматывала так сильно, так что время летело незаметно. Рон тоже справился с заданием, но выполнял все без энтузиазма.
  
  На истории магии Гарри еще раз попытался повторить свой подвиг - запись лекции, но лекции не оказалось в браслете. Гермиона - под смех Лаванды Браун и Парвати Патил - сказала, что "имитировать" сон с открытыми глазами у Гарри получилось на диво достоверно.
  
  
  * * *
  За ужином Гарри получил письмо от Хагрида, тот приглашал Гарри и Рона на чай, завтра после уроков.
  
  - Опять будут каменные кексы, - проворчал Рон, с отвращением разглядывая стакан с тыквенным соком.
  
  Впрочем, Гарри был уверен, что Рон всего лишь делает вид, что ворчит. Уж попить чаю вместо тыквенного сока - никто не откажется. В Хогвартсе не подавали ничего, кроме этого сока. Как пояснил какой-то третьекурсник, это полезно для развития...
  
  - Фред мне говорил, что Хагрид всех гостей кормит кексами.
  
  Гарри задумчиво кивнул.
  
  Урок зелий на следующий день прошел нормально... ну, насколько может быть нормальным урок с преподавателем, который ищет любую твою ошибку. Снейп кружил вокруг Гарри, как тигр, попутно придираясь ко всем гриффиндорцам, что попадались ему на глаза.
  
  Они варили простейшую лечебную мазь, которой можно удалять синяки и царапины. Гарри как раз зачерпнул пригоршню порошка из корневищ имбиря, который в течении пяти минут надо будет сыпать понемногу в котел.
  
  - Лонгботтом, - рявкнул Снейп. - Помешивать влево. Вы знаете, где лево?
  
  Рон дернулся от этого крика и задел руку Гарри. Весь порошок мгновенно оказался в котле. Зелье начало опасно бурлить.
  
  - Ой, сейчас что-то будет, - Малфой ухмыляясь, начал прятаться за партой.
  
  Гарри лихорадочно думал, что же делать? Как предотвратить взрыв?
  
  - Эванеско! Экскуро! Вам тролль за урок, мистер Поттер. Не можете сварить даже простейшее зелье?
  
  Гарри не нашелся, что ответить. Лишь посмотрел на преподавателя и отвернулся.
  
  Остаток урока хмурый Гарри наблюдал за Роном. У того все получилось. Не идеально, но на выше ожидаемого точно.
  
  - Извини, Гарри. Я не специально, честно. Этот Снейп... - сказал Рон, когда они вышли из аудитории.
  
  Они смешанной толпой шли на обед.
  
  - Я видел. Я и сам дернулся, когда профессор начал кричать.
  
  Гарри наблюдал за Малфоем, что шел впереди вместе с Паркинсон и Ноттом. Тот в красках описывал бурлящий котел и выражение лица Гарри.
  
  - Заглушающие чары.
  
  - Что? - Гарри оглянулся, недалеко шел слизеринец, Блейз Забини, как подсказывала надпись над головой.
  
  - Чтобы таких случаев не было - нужно использовать заглушающие чары. Варить зелья нужно в спокойной обстановке. А еще - щитовые чары. Кто-то может подкинуть в котел лишнего, тогда точно жди беды. А зелья - это не та наука, в которой можно так шутить.
  
  - Спасибо. Блейз, верно? Меня Гарри зовут.
  
  - Разве на уроке не запрещено использовать чары? - перебила Гермиона, что шла чуть сзади.
  
  - Не запрещено. В зельеварении тоже используются заклинания. Моя мать - мастер-зельевар, так что я это точно знаю. И да, не за что, Поттер.
  
  Забини пошел вперед быстрее, минуя их группу.
  
  Рон сверлил его спину взглядом.
  
  - Что? - спросил у Рона Гарри, жестами указывая на Блейза.
  
  - Он слизеринец!
  
  - И что?
  
  - Ну... он слизеринец.
  
  Рон сказал это так, как будто это все объясняло. Гарри пожал плечами, Блейз слизеринец, но он не Малфой. Гарри были безразличны слизеринцы, ему не нравились только некоторые из них. Записывать всех слизеринцев в плохие парни он не спешил, в конце концов - он и сам мог стать слизеринцем. Он же сам не плохой, верно?
  
  
  * * *
  К Хагриду они пришли ближе к вечеру, Клыка - огромной черной собаки - в хижине не было. Рон облегченно выдохнул, в прошлый раз ему пришлось менять мантию - Клык буквально залил ее слюнями.
  
  - Кто там? Гарри? Вы эта... заходите, присаживайтесь.
  
  Гарри вошел в хижину и с удовольствием оглядывался. Ему нравилась хижина Хагрида. Он именно так представлял себе хижину охотника.
  
  - Вот чай, - лесник поставил перед парнями огромные ведроподобные кружки, - и кексы, конечно.
  
  Рон отвернулся и закатил глаза, но все же взял кекс в руки.
  
  - Как прошла неделя? Гарри, ты убедился, что профессор Снейп тебя не ненавидит?
  
  - Снейп поставил мне тролль за урок, - Гарри сжал зубы, до сих пор было обидно, - он начал на уроке кричать, а я из-за крика испортил зелье.
  
  - Ну... э-э-э, он в своем праве, верно? - Хагрид уже пожалел, что завел эту тему.
  
  Гарри и Рон не спеша рассказали, как прошла неделя. Гарри крутил кекс в руках, даже не думая делать вид, что он его ест.
  
  - Хагрид, э-э-э... скажи, а почему твои кексы. Ну, каменные?
  
  - Дак, специально сделано, заклинание. В таком состоянии они могут храниться веками. Постойте, а вы что, их так есть пытались? - Хагрид посмотрел на лица Гарри и Рона и захохотал.
  
  - Ха-ха... ох, простите, ха-ха-ха, ой, не могу. А я все думаю, почему вы с такими лицами кексы берете.
  
  Через несколько минут Хагрид успокоился и сказал.
  
  - Вы извините, ребята, я как-то не подумал об этом. Я думал, Рон знает об этом, у него же все братья тут учились, Чарли часто у меня гостил, он точно знает, что и как.
  
  Хагрид провел рукой над тарелкой с кексами.
  
  - Пробуйте.
  
  Гарри недоверчиво взял кекс, он был... мягким. Рон не стал заморачиваться, а сразу укусил и замычал, подняв большой палец вверх. Хагрид польщенно улыбнулся.
  
  - А что за заклинание?
  
  - Размягчающее, - Хагрид задумчиво почесал бороду. - Коли мне память не врет, на втором курсе оно учится.
  
  - Но ты выполнил его без палочки, просто рукой махнул.
  
  Хагрид только отмахнулся.
  
  - Я использую это заклинание многие десятки лет. Со временем некоторые заклинания, что ты используешь, получаются и без палочки. Не все, конечно. Видели небось, как профессора что-то делают в классе, просто махнув рукой? Пишут на доске, например? Вот, это такое же привычное действие для них, как для меня - размягчающее заклинание.
  
  Рон рассказал, мол, его мама тоже на кухне что-то делает без палочки. Гарри тема заинтересовала, так что он пил чай и слушал, расслабившись.
  
  Хагрид рассказывал, чем он занимается в школе и какие у него обязанности. Оказывается, основное занятие для него - это отлов школьников, которые собрались проникнуть в Запретный лес. Ну, и он должен помогать животным, если это в его силах. Кормить, лечить, ухаживать.
  
  - В Запретный лес опасно соваться, да. В наше время стало попроще, а вот сотню лет назад - можно было погибнуть даже днем, едва зайдя на опушку. Там много всякой живности, как обычной, так и магической. А еще - всякие растения и прочее. Ну, и кентавры... - Хагрид махнул рукой.
  
  Они болтали еще некоторое время, а после вернулись в замок. Хагрид приглашал заходить - когда угодно, он всегда рад гостям.
  
  
  * * *
  Оглянуться не успел, как наступила среда, еще один урок полетов впереди. Гарри очень хотелось еще полетать, так, что прямо свербело.
  
  Только что закончилась Трансфигурация, Гарри был очень собой доволен.
  
  В понедельник, когда они пришли на урок, Гарри был настороже, он не знал, чего ожидать от профессора, все-таки он отказал ей, когда она захотела пристроить его в команду по квиддичу, но профессор никак его не выделяла из прочих студентов, она ко всем относилась одинаково строго!
  
  Сегодня - в среду - они наконец перешли к новой теме. Превращение подобного в подобное и увеличение объема вещества. Весь первый урок профессор диктовала им теорию и показывала примеры, как увеличить вещь без добавления массы, с добавлением массы. Профессор для примера взяла спичку и создала из нее кресло. Большое такое, красивое кресло... с весом спички, очень хрупкое.
  
  - Все это вы будете изучать первое полугодие. А сейчас - используя предыдущее заклинание, выполним трансфигурацию спички. Используя воображение, создайте что-нибудь простое. Небольшой деревянный квадрат, например. Если есть вопросы, поднимайте руку - я подойду к каждому! Приступайте к работе.
  
  Читая учебник по трансфигурации, Гарри заметил, что в этой дисциплине вообще мало заклинаний, в сравнении с чарами. Все делается больше на воображении, чем на каких-то отдельных заклинаниях.
  
  Как только разобрался, как правильно выполнить превращение, Гарри, ухмыляясь как маньяк, начал делать деревянные детали, как в LEGO, к концу урока построив что-то вроде замка. Гермиона только глаза закатила на такое ребячество, но профессор наградила Гриффиндор десятью баллами.
  
  - У вас хорошо получается создавать однообразные точные детали, мистер Поттер. Продолжайте в том же духе.
  
  Что именно Гарри создавал, профессора не волновало!
  
  Гермиона создала фигурную линейку, циркуль и ручку с карандашом. Все деревянное. Копилка Гриффиндора пополнилась еще десятью баллами.
  
  Как заметил Гарри, профессор МакГонагалл не стеснялась награждать баллами. Если ученик заслужил, то факультет сразу получал свою порцию баллов, в этом она выгодно отличалась от профессора Снейпа.
  
  Выходили из класса все веселые, урок получился очень интересным. Гарри был собой доволен!
  
  
  * * *
  Урок полетов, к счастью, прошел в этот раз без происшествий. Мадам Трюк позвала несколько старшекурсников, которые помогали ей контролировать класс. Гарри провел почти весь урок возле Гермионы, оказывается - она боится высоты. Как только она поднималась в воздух, сразу зажималась и теряла контроль над метлой. Но под контролем мадам Трюк и небольшой помощи Гарри, она, а вместе с ней и все остальные, смогли взлетать, садиться и планировать в воздухе.
  
  В конце урока всем желающим давалось десять минут свободного полета, где Гарри оторвался как мог, кружа по полю с головокружительной скоростью. Полет опьянял!
  
  Воздух пестрел цветными обозначениями - траекториями остальных летчиков. Браслет делал свою работу. Так что Гарри не боялся столкнуться с кем-то другим. К сожалению, эти десять минут пролетели слишком быстро и пришлось спуститься на грешную землю. Гарри с болью в сердце оторвался от метлы. В будущем - он поклялся себе, что обязательно купит себе метлу. Не важно, будет он играть в квиддич или нет!
  
  - Спасибо за помощь, Гарри, - Гермиона выглядела слегка бледной, - для меня это сложный урок. Это же так опасно!
  
  Гарри только махнул рукой, ничего особенного он не сделал.
  
  - Не жалеешь, что отказался от вступления в команду? - Рон был тут как тут, раскрасневшийся и подозрительно веселый. - Я видел как ты прощался с метлой. Я думал, придется вызывать подмогу, чтобы у тебя ее забрали наконец.
  
  - Жалею, - Гарри не обратил внимания на подколку, он действительно в этот момент жалел о своем решении. Летать было замечательно.
  
  - Не обращай внимания, Гарри, - сказал Симус. - Рона тоже едва смогли оторвать от метлы.
  
  Рон еще больше покраснел, но не выдержал и засмеялся. Гарри тоже засмеялся, и остальные их поддержали.
  
  
  * * *
  К девятнадцатому сентября Гарри подготовился. Он подошел к каждому однокашнику и договорился о поздравлении Гермионы с днем рождения. Через близнецов Уизли они смогли купить сладостей и всяких мелочей, которые можно было подарить девочке.
  
  Вечером, в гостиной, они подловили Гермиону и дружно поздравили с днем рождения, вручив подарки. Ее обалдевшее лицо стало достойной наградой для Гарри. Гермиона едва не расплакалась и благодарила каждого.
  
  Близнецы Уизли тоже удивили, заставив столы каким-то напитком, который назвали сливочным пивом. Гарри и глазом не успел моргнуть, как скромное поздравление переросло в маленький пир, с напитками и закусками.
  
  Закончилось все тем, что в двенадцатом часу ночи заспанная профессор МакГонагалл ворвалась в гостиную и разогнала всех по кроватям, накричав на близнецов. Похоже - это не первый пир, который они устраивают!
  
  
  * * *
  С каждым днем Гарри нравилось в Хогвартсе все больше. Друзья, тренировки, учеба, волшебство, полеты. Браслет! Все это стало неотъемлемой частью его жизни, то чего ему раньше не хватало, то - что у него отсутствовало!
  
  Гермиона и Рон - несмотря на то, что оба являлись друзьями Гарри, между собой не подружились. Рон перестал огрызаться на Гермиону по первому поводу, а Гермиона перестала приставать к нему с домашними заданиями, махнув на него рукой, но больше ничего в их отношениях не изменилось. Впрочем, Гарри был доволен и этим.
  
  Гарри продолжал тренироваться, записывая лекции в браслет. Пока что - только на уроках истории и ЗОТИ. Однажды он сможет делать все это без напряжения - тогда он забудет про тонны пергаментов. Вспоминая про пергаменты...
  
  Однажды вечером, когда Гарри тренировался с заклинанием "Люмос Максима", пытаясь выполнить заклинание без приставки максима, но с такой же мощностью, Гарри увидел, как Перси выполняет домашнее задание. Если подумать - это первый раз, когда он видел Перси за работой, обычно тот просто читал книгу или выполнял какие-нибудь обязанности. Гарри никогда не видел в его руках перо. Не увидел он перо и в этот раз.
  
  Перси трансфигурировал из ткани пергамент нужной длины, а потом - постукивая палочкой по пергаменту, проявлял на нем текст, слово за словом, предложение за предложением. Вся работа заняла не больше десяти минут.
  
  Как пояснил Перси на жаждущие взгляды Гарри и Гермионы, это частичная трансфигурация материала, продержится не больше двух недель. Но профессорам хватит времени на проверку, а то, что пергамент и текст исчезнут, уже дело десятое. Самого Перси этому научил отец летом, в Хогвартсе частичные превращения изучаются после шестого курса.
  
  Глаза Гермионы загорелись, а щеки покраснели. Она ушла в свои грезы, где она делает домашние задания одной магией и бог знает что еще! Гермиона была немного повернута на учебе!
  
  Гарри тоже было интересно, но услышав про шестой курс - он поскучнел. Трансфигурация была сложной наукой, и научиться такому продвинутому уровню он сможет не скоро.
  
  
  * * *
  В начале октября Гарри пришлось дополнительно изучать замок, более углубленно. А дело было так.
  
  После обеда Гарри и Гермиона поднимались в гостиную, встав на лестницу, что летала между вторым и третьим этажом, и они принялись обсуждать прошедший урок Чар.
  
  Гарри обычно стоял где-то в середине пролета, на всякий случай. Летающие лестницы его нервировали. Так было и в этот раз... но произошло нечто неожиданное.
  
  Когда лестница уже двигалась, из стены вылетел Пивз и закричал.
  
  - Бу-у-у!
  
  Гарри дернулся и рефлекторно отскочил... сделав шаг назад, Гарри не ощутил опоры под ногами и завалился на спину, кубарем ухнув прямо в пустоту за лестничным пролетом.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри ничего не успел сообразить, как ноги врезались в землю. Боль затопила сознание, и он вырубился на секунду. В полете Гарри смог извернуться немыслимым образом и упасть на ноги, а не головой вниз. Это магия, не иначе.
  
  Очнулся он под отчаянный крик Гермионы, вокруг него собрались школьники.
  
  - Расступитесь, дайте пройти.
  
  Вперед протолкалась бледная профессор МакГонагалл. Взмахнув палочкой, она облегченно выдохнула, похоже - Гарри не собирался умирать прямо сейчас.
  
  Нога адски болела, а глаза сильно слезились. Гарри не представлял, как он сможет дойти до Больничного крыла. Да он даже не знал, где оно находится.
  
  - Мобиликорпус.
  
  Тело Гарри поднялось в воздух и направилось вслед за профессором.
  
  Гарри ужасно себя чувствовал, так что очнулся уже где-то в другом месте. Какая-то женщина разбудила его и дала несколько зелий, неприятных на вкус.
  
  - Пейте, мистер Поттер. До дна, - она посмотрела на скривившееся лицо Гарри. - Знаю, что зелье неприятное, но оно поможет вам срастить перелом всего за несколько часов.
  
  - Спасибо, э-э-э...
  
  - Целитель Поппи Помфри, вы можете называть меня мадам Помфри, мистер Поттер. Вы находитесь в Больничном крыле. Вы помните, что произошло?
  
  - Да, мадам Помфри. Пивз внезапно выскочил из стены и напугал меня, я оступился и упал с лестницы.
  
  - Хорошо. Вы сломали ногу при падении и заработали несколько ушибов, а ваша подруга заработала нервный срыв, - она кивком указал в сторону.
  
  Гарри повернул голову и увидел спящую Гермиону. Это было неожиданно...
  
  - Пришлось напоить ее зельем сна без сновидений, девочка никак не могла успокоиться. Ничего, завтра утром вы оба будете как новенькие. Отдыхайте, мистер Поттер.
  
  Гарри чувствовал сильную сонливость, одно из зелий было сонным!
  
  
  * * *
  Наутро их действительно выпустили. Нога у Гарри не болела, и он свободно шагал, хоть и осторожничал поначалу.
  
  Гермиона наотрез отказалась ступать на эти чертовы лестницы, да и сам Гарри тоже не горел энтузиазмом. Благо, с помощью карты он мог проложить маршрут, минуя их, но он был в два-три раза более длинный, чем если использовать летающие лестницы.
  
  В гостиной их встретили, как героев войны, с аплодисментами. Как пояснил Рон на их недоуменные взгляды: МакГонагалл вчера устроила скандал Дамблдору, требуя приструнить Пивза. И Дамблдор не смог отказать ей в этот раз. Пивзу было вынесено предупреждение, что если из-за него пострадает студент в этом году - он будет изгнан из замка.
  
  Этот эпизод был у всех на слуху, а то, что Гарри и Гермиона отказываются ступать на лестницы, стало быстро заметно. Вечером к Гарри подошли близнецы Уизли и предложили показать тайные проходы, с помощью которых можно сократить расстояние в несколько раз. Гарри не дурак был отказываться от такого, так что вместе с Роном и Гермионой они следовали за близнецами и запоминали, как открыть ту или иную дверь, ложную стену или картину.
  
  Спустя неделю его карта пестрела переходами между коридорами и этажами, оказывается - Хогвартс был, как сыр, весь в этих проходах, они были буквально в каждом коридоре.
  
  Вот так Гарри и изучил замок еще на капельку!
  
  
  * * *
  Спускаясь в гостиную, Гарри с удивлением подумал, что прошло уже два месяца с поступления в школу. Время пролетело совершенно незаметно.
  
  - Доброе утро, - поприветствовал он Гермиону, садясь в кресло напротив.
  
  - Доброе! - она внимательно посмотрела на Гарри. - Соболезную, Гарри.
  
  Гарри благодарно кивнул. Гермиона была очень внимательна к таким вещам и легко читала настроение Гарри. Сегодня был Хэллоуин, день смерти его родителей. И Гарри был без настроения, но надеялся, что позже оно улучшится.
  
  - Люмос.
  
  Гарри привычно вызвал заклинание, он использовал его уже тысячи раз и смог освоить некоторые трюки. Например - направлять свет в одну сторону, усиливать его до сильного, чуть-чуть изменять цвет. Казалось бы, мелочи, но с каждым мелким успехом заклинания давались Гарри все легче и легче. Каждый раз он как будто преодолевал какой-то барьер, который мешал ему.
  
  Пару дней назад он заметил, что ему больше не нужно движение палочкой, чтобы вызвать это заклинание. достаточно сказать слово вслух, и кончик палочки загорается.
  
  Гарри закрыл глаза и сосредоточился, он хотел освоить еще один трюк.
  
  - Люмос.
  
  Ничего.
  
  Как вчера сказал профессор Флитвик? Представьте солнце, подвластное вашей воле, его лучи освещают вас и все вокруг!
  
  - Люмос!
  
  - ГАРРИ!
  
  Гарри открыл глаза и заметил, как исчезает светящаяся сфера, которая парила над его палочкой.
  
  - У тебя получилось, - Гермиона ярко улыбнулась Гарри. - Я не верила, что это возможно сделать обычным Люмосом. Но у тебя получилось!
  
  Гарри тоже смотрел на палочку недоверчиво. Он, по правде сказать, уже и не надеялся на успех, такой серии неудач у Гарри еще не было.
  
  - Люмос!
  
  Над палочкой появился едва видимый светящийся шарик, он мерцал и явно собирался исчезнуть - но он был.
  
  Гарри откинулся на спинку кресла и зажмурился, улыбаясь.
  
  
  * * *
  Еще не дойдя до Большого зала, все почувствовали запах запеченной тыквы. Все буквально пропахло ей. Рон морщился за завтраком, ему уже осточертела тыква. Гарри и сам не жаловал такое меню, но выбирать не приходилось.
  
  На заклинаниях профессор Флитвик объявил, что сегодня они будут изучать базовое заклинание левитации. Их распределили по парам, партнером Гарри была Гермиона, Рон был с Лавандой.
  
  Заставив их повторить движение палочкой - которое они тренировали предварительно, - профессор выдал последние наставления.
  
  - Очень важно правильно произносить магические слова - не забывайте о волшебнике Баруффио. Он перепутал буквы и произнес "эф" вместо "эс" и в результате обнаружил, что лежит на полу, а у него на груди стоит буйвол. Все поняли? Приступайте.
  
  - Вингардиум Левиоса! - уже третья попытка Гарри была неудачной, что-то он делал не так.
  
  - Ты неправильно произносишь заклинание, - Гермиона покачала головой. - Надо произносить так: Винг-гар-диум Леви-о-са, в слоге "гар" должна быть длинная "а". И ударения, они тоже важны.
  
  Гарри благодарно кивнул, в таких вещах он верил Гермионе безоговорочно. За два месяца он убедился, у нее был какой-то особый талант в таких вещах, она всегда знала, как правильно произносить заклинание... а может, она прочла что-то в какой-то особой книге. Сама она не признавалась, в чем секрет.
  
  - Винг-гАрдиум ЛевиОса! - Гарри, после нескольких повторений про себя произнес заклинание вслух. Перо, что лежало перед ним, затрепетав, поднялось на несколько сантиметров. Гарри счастливо улыбнулся.
  
  Гермиона зеркально повторила его действия, и ее перо куда более уверенно взлетело над партой.
  
  Гарри улыбнувшись, направил свое перо на перо Гермионы, боднув его, устраивая небольшую потасовку в воздухе. Гермиона в долгу не осталась, и у них завязалась битва.
  
  - О, великолепно! - зааплодировал профессор Флитвик. - Все видели: мистеру Поттеру и мисс Грейнджер удалось!
  
  Гарри и Гермиона покраснели под всеобщим вниманием, как будто их застали за чем-то непотребным.
  
  Рон толкнул Гарри в бок.
  
  - Как произносится заклинание?
  
  Он говорил шепотом, явно не желая, чтобы кто-то слышал. Гарри пожал плечами и написал заклинание с пояснениями на пергаменте, отдав последний Рону.
  
  По правде говоря, Гарри уже не нужен был пергамент для записей, к Хэллоуину он уже уверенно записывал лекцию в браслет, не отвлекаясь от занятий. И даже не прятал это.
  
  В Хогвартсе у многих были всякие зачарованные вещи, так что его браслет не выделялся среди прочего и не вызывал особых вопросов.
  
  К концу урока у большинства учеников получилось заклинание, тут и там летали различные предметы, профессор даже не пытался успокоить хаос, что царил в классе. Он помогал тем, у кого были сложности.
  
  - Замечательно. Внимание сюда, - профессор встал на свою подставку. - Есть еще кто-то, кто не освоил заклинание?
  
  Ученики замотали головами.
  
  - Отлично. Домашнее задание: эссе о разновидностях левитирующих заклинаний, три фута. А также - тренируйтесь в заклинании, чем больше вы будете его практиковать, тем больше вы сможете сделать. Это универсальное заклинание, как и Люмос - универсальное заклинание света. Вопросы?
  
  Гарри неуверенно поднял руку.
  
  - Да, мистер Поттер.
  
  - Профессор, я тут тренировал Люмос...
  
  Малфой захохотал так, как будто услышал самую смешную шутку в мире. Но остальные не смеялись, и Малфой, заметив это, покраснел и смешался.
  
  Профессор Флитвик очень строго смотрел на Малфоя, похоже, ему не понравилось его поведение. Помолчав секунду, он повернулся к Гарри и махнул рукой, мол, продолжай.
  
  - Э-э-э, так вот, я тренировал Люмос и несколько дней назад заметил, что мне больше не нужно выполнять движение палочкой, чтобы заклинание сработало. Почему так происходит?
  
  - Это привыкание, мистер Поттер. Чтобы объяснить это, потребуется немного углубиться в теорию. Кто-нибудь может сказать мне, что такое - палочковое заклинание?
  
  Все молчали, неуверенно переглядываясь.
  
  - Это ритуал, - прозвучал слабый голос Гермионы.
  
  - Именно, мисс Грейнджер. Пять баллов Гриффиндору. Каждое заклинание, что мы выполняем палочкой, является маленьким ритуалом.
  
  - Подождите, профессор, но ритуальная магия запрещена министерством! - проговорила Лаванда Браун, к всеобщему удивлению.
  
  - Не совсем верно, мисс Браун. Министерством магии запрещены отдельные ритуалы, их не больше трех десятков наименований. Сама ветвь магии - ритуальная - не запрещена. В самом министерстве, в школе, в больнице и в повседневной жизни выполняются масса ритуалов каждый день.
  
  - Палочковое заклинание - это жест и слово, обычно. Иногда - добавляется мысль или образ или что-то еще. Вот эти компоненты и являются ритуалом, который вызывает структуру заклинания. Почему вы думаете - в разных странах есть заклинания на разных языках, но с одинаковым эффектом? Это все ритуалы, которые вызывают единую структуру заклинания. Если бы вы владели магическим зрением, вы бы могли увидеть структуру при использовании заклинания. Впрочем, некоторые артефакты позволяют это сделать.
  
  - Так вот, к чему я веду - вы, мистер Поттер, привыкли к структуре конкретного заклинания и для ее вызова вам больше не нужен жест. Дальше - если будете тренироваться - отпадет надобность в словах, а позже и в самой палочке - структура будет вызываться просто по желанию.
  
  - Не все заклинания можно перевести на такой уровень, у некоторых слишком сложная структура, чтобы использовать их таким образом. Я ответил на ваш вопрос, мистер Поттер?
  
  Гарри ошеломленно кивнул, у него появилась новая цель.
  
  - Тогда...
  
  Внезапно прозвенел звонок. Профессор Флитвик улыбнулся.
  
  - Тогда урок окончен. Всем спасибо.
  
  
  * * *
  Вечером в Большом зале был банкет по случаю Хэллоуина.
  
  Они толпой завалились в зал и ахнули.
  
  На стенах и потолке сидели, помахивая крыльями, тысячи летучих мышей, а еще несколько тысяч летали над столами, подобно низко опустившимся черным тучам. От этого огоньки воткнутых в тыквы свечей трепетали. Как и на банкете по случаю начала учебного года, на столах стояли пустые золотые блюда, на которых вдруг внезапно появились самые разнообразные яства.
  
  Гарри без энтузиазма ел запеченный картофель, который с трудом смог найти в этом царстве тыкв, когда в зал вбежал профессор Квиррелл. Его тюрбан сбился набок, а на лице читался страх. Ближайшие к нему школьники замерли, глядя, как Квиррелл подбежал к креслу профессора Дамблдора и, тяжело опираясь на стол, простонал:
  
  - Тролль! Тролль... в подземелье... спешил вам сообщить...
  
  И Квиррелл, потеряв сознание, рухнул на пол.
  
  Школьники, что услышали слова Квиррелла, загомонили. В зале начал подниматься шум.
  
  Гарри удивленно смотрел в сторону профессорского стола, Квиррелл не заикался в этот раз.
  
  - Рон, а что за тролль?
  
  - Тролль? Это такая...
  
  Его перебил мощный голос, который заставил замолчать всех в зале.
  
  - Старосты! - прогрохотал Дамблдор. - Немедленно уводите свои факультеты в спальни!
  
  Перси тут же вскочил из-за стола, явно чувствуя себя в своей стихии.
  
  - Быстро за мной! - скомандовал он. - Первокурсники, держитесь вместе! Если будете слушать меня, ничего страшного не случится! Пропустите первокурсников, пусть подойдут ко мне! Никому не отставать! И всем выполнять мои приказы - я здесь староста! Второй и третий курсы, тоже собраться вместе!
  
  Кто-то подергал Гарри за руку.
  
  - Гарри, что происходит? - обернувшись, Гарри увидел - это была Гермиона.
  
  - Не знаю, к профессору Дамблдору прибежал Квиррелл и сказал что-то про тролля, дальше ты и сама видела.
  
  В зале царила суматоха, факультеты собирались вместе. Первым выходил Хаффлпафф. Гарри слышал, как один из хаффлпаффских старшекурсников пробормотал, что они могли бы и посидеть в зале, пока тролля не найдут.
  
  - Так что там насчет тролля? - спросил Гарри у Рона, когда они толпой шли к лестницам.
  
  Гарри поежился, с недавних пор он старался избегать лестниц. Но сейчас ничего не поделаешь, придется идти.
  
  - Тролль - это огромная ужасная тварь, говорят, что тролли ужасно глупые. Не представляю, как он мог попасть в замок. Может, его впустил Пивз, решил так пошутить перед Хэллоуином?
  
  Гарри в этом сомневался, Пивз с недавних пор вел себя исключительно мирно.
  
  Первыми поднимались старшие курсы, первокурсники были между третьим и вторым курсом. Сзади шел Перси, а впереди их вела Карен Спунер, девушка староста - напарница Перси.
  
  Они постоянно застревали на лестницах, места всем не хватало - приходилось ждать, когда лестница подлетит к их пролету, и очередная партия студентов поднимется выше. На одной лестнице помещалось человек по пятнадцать, никто не рисковал загружаться более полно.
  
  На третьем этаже они опять застряли, лестница увезла часть гриффиндорцев наверх.
  
  Рон толкнул Гарри в бок.
  
  - Чувствуешь запах?
  
  Гарри принюхался и сморщил нос. В воздухе пахло смесью грязных носков и общественного туалета, в котором много лет никто не убирался.
  
  - Фу, что за вонь?
  
  - Не знаю, - голос Рона неуловимо изменился, - я тут вспомнил. Говорят, тролли ужасно воняют.
  
  Очередь продвинулась, и они подошли ближе к лестнице и встали как раз напротив коридора, который выходил на лестничный пролет, вокруг стоял ужасный шум, все переговаривались. Тут, на лестнице, остались только первый, второй и третий курс. Ну и Перси.
  
  - Смотри, - Рон сдавленно пробормотал, расширенными глазами смотря куда-то в темноту коридора.
  
  Гарри повернулся и прищурился - оттуда что-то огромное двигалось в их направлении. Шум начал утихать, остальные тоже заметили неладное.
  
  Появился звук - низкий рев и шарканье гигантских подошв.
  
  Они остолбенели, наблюдая, как ЭТО выходит на освещенный отрезок коридора.
  
  Между школьниками и троллем было не больше пяти метров, и Гарри где-то внутри удивился, как он мог прозевать это?
  
  Тролль остановился. Он зашевелил длинными ушами, разглядывая их. Похоже, на такую удачу он не расчитывал - столько вкусных школьников сразу.
  
  - Ар-р-рхр-р-р...
  
  Сейчас рев услышали все, даже те, кто тролля не видел.
  
  Тролль начал делать замах дубиной и сделал первый шаг в их сторону. Гарри запаниковал и начал оглядываться в поисках спасения. Он стоял в плотной толпе и мог едва сделать шаг в сторону.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри выхватил палочку из кармана, но... но взмахнуть он ей сможет, только если поднимет ее над головой... да и что за заклинание применить? Левитацию?
  
  АНАЛИЗ...
  
  Браслет посылал сигналы без остановки, но Гарри понял, что браслет тут совершенно бессилен. Как и сам Гарри. У него не было возможности сбежать или увернуться, они стояли слишком плотно друг к другу.
  
  "Лучше бы мы и правда пережидали в зале, - мелькнула в голове мысль. - как говорил тот хаффлпаффский старшекурсник".
  
  АНАЛИЗ...
  
  Время как будто замерло, все двигались очень медленно. Гарри расширенными глазами смотрел на тролля, тот делал горизонтальный замах, который сметет их с лестницы. Впрочем, первые, кто повстречаются с дубиной, уже не смогут это оценить.
  
  "Это конец!" - понял Гарри, но даже не смог зажмуриться, во все глаза смотря на приближающуюся смерть.
  
  Вот дубина понеслась в их направлении...
  
  Наверное, Гарри запомнит этот вечер на всю жизнь, таких эмоций они никогда не чувствовал. Страх, беспомощность, ужас. Именно из-за такого состояния он запечатлел каждую деталь происходящего.
  
  Откуда-то слева вылетел небольшой блестящий металлический штырь, что летел прямо к троллю. Прямо в воздухе штырь начал видоизменяться, и через мгновение на пол приземлился гигантский железный рыцарь.
  
  БАНГ!
  
  Рыцарь отбил удар дубины рукой и даже не пошатнулся. Сделав полшага вперед, он толкнул тролля в грудь, и тот завалился на спину, роняя дубину.
  
  Из-под ног Лаванды выскочила полосатая кошка и превратилась в профессора МакГонагалл. Гарри даже в своем замедленном восприятии едва уловил молниеносное движение палочкой. И не сразу понял, что сделала профессор.
  
  Дубина, что катилась по полу, начала превращаться в второго рыцаря. Только происходило это тягуче долго, не сравнить с тем штырем.
  
  Спустя пять секунд оба рыцаря навалились на тролля и зафиксировали его на полу, не позволяя ему даже двинуться.
  
  Профессор повернулась и оглядела их замерший строй, на ее лице было нехарактерное ей, сосредоточенное выражение.
  
  - Ик, - икнул Невилл.
  
  Никто не произнес ни звука, никто не засмеялся. Все в шоке смотрели на тролля. С начала и до конца встречи - прошло секунд десять, не больше. И никто еще не успел осознать, что опасность уже миновала. Все произошло слишком быстро.
  
  - Мистер Уизли, - обратилась профессор к Перси, - отведите всех в гостиную, я буду там через пять минут.
  
  Несколько минут прошло в молчании, пока они поднимались все выше и выше. Кто-то засмеялся, Парвати Патил плакала. У каждого была своя реакция, сам Гарри оцепенел.
  
  В гостинной их встретили непонимающие старшекурсники. Гарри огляделся - тут было на что посмотреть, все младшие курсы были бледные, Симус Финниган истерически смеялся, кто-то плакал, Гермиона болтала без умолку. Даже близнецы Уизли не выглядели веселыми.
  
  Школьники закружили вокруг, и Гарри не увидел, откуда появилась профессор МакГонагалл.
  
  - Пейте, мистер Поттер, это успокаивающее зелье.
  
  Гарри механически выпил предложенное зелье, понемногу эмоции уходили. В гостиной нарастал гул, все переговаривались.
  
  Прошло не меньше получаса, прежде чем Гарри выплыл из оцепенения и огляделся.
  
  Рон в красках описывал, как МакГонагалл повергла тролля, в его глазах Гарри увидел восхищение. Гарри и сам был готов подписаться под каждым хвалебным словом.
  
  Для гриффиндорцев в этот вечер авторитет МакГонагалл взлетел на недосягаемую высоту, и пошатнуть его не сможет уже ничего.
  
  Лежа в кровати и пытаясь заснуть, Гарри подумал - что Хэллоуин ему не нравится, плохой день!
  
  
  
  Глава 5
  
  
  Утро началось необычно. В этот раз Гарри был не первым, кто проснулся. Он был последним. К его удивлению, в спальне был только Невилл, выглядевший уставшим. Он лежал на кровати и пялился в потолок.
  
  - Э-э-э, доброе утро, Невилл. Не спится?
  
  Невилл ничего не ответил, просто кивнул на приветствие.
  
  В гостиной было необычайно шумно для такого времени. Почти весь первый и второй курсы были на ногах... и почти все они выглядели уставшими, как Невилл.
  
  Гермиона развеяла его недоумение, сказав, что многие просто не спали в эту ночь, а кто спал - тем снились кошмары. Она и сама выглядела неважно, бледноватая и сонная.
  
  Сам Гарри чувствовал себя отлично... С тех пор, как он нашел браслет, он чувствовал себя просто прекрасно. Если задуматься - у Гарри не было никаких кошмаров... или снов вообще. Он спал как младенец и наутро всегда был как новенький, независимо от того, сколько он спал.
  
  - Черт возьми, Гарри. Как ты можешь выглядеть таким цветущим, когда все остальные едва на ногах держатся? - подошедший Рон выглядел сонным.
  
  - Это магия, Рон, - Гарри с намеком постучал пальцем по браслету.
  
  - Ты продрых всю ночь и даже не ворочался. Это не честно-о-о... - Рон душераздирающе зевнул.
  
  К немалому изумлению и облегчению присутствующих, в гостиную вошла профессор МакГонагалл и старосты, левитируя позвякивающие коробки.
  
  - Доброе утро. После вчерашнего происшествия мадам Помфри выделила факультету Гриффиндор запас восстанавливающих и успокаивающих зелий. Все, кто чувствует недомогание, сонливость или усталость - подходим к старостам, вам помогут, - профессор сурово оглядела сидящих, - прошу не злоупотреблять этим. Зелья - не панацея и имеют последствия, примите к сведению.
  
  Гриффиндорцы зашумели и направились к старостам.
  
  
  * * *
  На завтраке все были уже более менее-живыми, и зал тонул в слухах. Если верить Мэнди Броклхерст - равенкловке, вчера гостиную Гриффиндора атаковала армия троллей в союзе с великанами, и выгонять их пришлось общими усилиями школы и министерства магии.
  
  Гермиона только за голову хваталась, слыша все более невероятные версии.
  
  Школьники барражировали между столами, разнося слухи и обсуждая услышанное.
  
  Первые недели Гарри казалось, что люди всегда сидят только за столом своего факультета, но это было обманчивое впечатление. В основном так и было, но некоторая часть студентов сидела с друзьями за столами чужих факультетов.
  
  Падма Патил - сестра Парвати, часто подсаживалась к гриффам, как и Парвати с Лавандой - ходили к равенкловцам. И таких примеров было очень много. Некоторые слизеринцы, включая Малфоя, кривились, когда к их столу подсаживались "нечистокровные", но кроме оскорблений - ничего сделать не могли.
  
  Сам Гарри не особо много общался с студентами других факультетов - только в библиотеке и на уроках.
  
  Каждые две недели расписание уроков менялось, вчера они могли быть на зельях с факультетом Слизерин, а сегодня - уже с хаффлпаффцами.
  
  - Гарри, пошли. Нас ждет библиотека. До урока еще сорок минут, мы успеем немного почитать, - Гарри было привычно слышать такое... от Гермионы. Вот только обращался к нему Рон, который едва съел три ложки овсянки. Это было настолько удивительное зрелище, что даже Гермиона недоверчиво на него смотрела.
  
  - Что? - Рон заметил ошарашенные взгляды окружающих. - Я хочу знать, как остановить ту тварь, что едва не убила нас вчера. Пошли, Гарри.
  
  Гарри оставалось только вздохнуть и покориться судьбе.
  
  
  * * *
  Это нападение сплотило факультет. В первую очередь все ломанулись узнавать, как можно защититься от троллей и прочих созданий. Уже через три дня Гарри знал с полсотни разных вариантов - как можно победить тролля. Для Гарри - неосуществимых. Но, как признался профессор Флитвик, когда его об этом спросили: лучше отвлечь тролля и сбежать.
  
  - Тролли - очень глупые создания. Да, при удаче даже у первокурсника будет мизерный шанс что-то сделать с троллем. Например... - профессор задумался на несколько секунд. - Например, заморозить ему голову - это самая уязвимая часть тела у тролля или ударить его левитируемым предметом. Пытаться сжигать тролля - бесперспективное занятие, у них слишком грубая кожа. Обычные чары на них тоже не действуют, оглушающие, парализующие, режущие, взрывающие - все это бесполезно против такого противника. Взрослый волшебник имеет массу вариантов, как обезвредить такое существо, но вот для школьника - это незаурядная задача. И очень опасная. Поэтому я вам настоятельно рекомендую: если вы встретите тролля, отвлеките его и убирайтесь оттуда. Громкий звук, левитируемый предмет перед носом - все это уведет тролля от вас намного надежнее, чем "боевые" проклятия.
  
  Через неделю уже стало заметно, что многих эта встреча сильно изменила.
  
  Гермиона, к изумлению Гарри, стала вести себя более спокойно на уроках. Может быть, испуг так повлиял, а может, она просто привыкла.
  
  Рон изменился гораздо разительнее. Рон был увлекающимся парнем, он увлекался квиддичем и шахматами, обоим он отдавал львиную долю времени, пренебрегая всем остальным. Если играть в квиддич Рон не мог, то вот болеть за свою любимую команду или обсуждать - это всегда пожалуйста, Рон даже едва не подрался с Дином Томасом на почве сравнения разных видов спорта. И шахматы, конечно, как их не упомянуть... После тролля к этим темам добавилась трансфигурация. Рона очень впечатлило то, что он увидел в злосчастном коридоре. Теперь его не нужно было тащить в библиотеку, он шел туда первым.
  
  Близнецы Уизли даже начали подтрунивать на ним, что он стал очень походить на Перси. Взгляд, которым он их наградил, был взглядом взрослого, направленннго на детей.
  
  Остальные однокурсники тоже стали серьезнее, напряженнее.
  
  
  * * *
  Непопулярные раньше летающие лестницы и вовсе обезлюдели, Гарри и близнецы Уизли внезапно обнаружили, что они подрядились работать гидами и водили остальных по секретным коридорам, в обход летающих лестниц. Не обошлось и без новых открытий, в пятницу пара семикурсников Равенкло показала им несколько проходов с седьмого этажа на первый, путь получился даже короче, чем по лестницам. Как так - никто понять не мог.
  
  - Но, этого прохода нет даже на ка... - после толчка Фреда Джордж замолчал, но все равно выглядел изумленным.
  
  Гарри тоже не мог сообразить, как это может быть. Карта браслета показывала эти проходы... как очень короткие, слишком короткие - чтобы так быстро приводить в нужное место.
  
  Перси, который узнал, что они водят остальных в обход лестниц, показал им еще более невероятную вещь. Привел их на восьмой этаж и показал картину озера. Постучав палочкой по картине, Перси... вошел в нее. И вышел через секунду.
  
  - Теперь ваша очередь. Просто постучите по раме палочкой и проходите сквозь картину. Этот "проход" ведет в подземелья, это какая-то разновидность портала, мгновенный переход.
  
  Гарри недоверчиво потрогал раму, она была материальная. Близнецы о таком, похоже, не задумывались, просто ломанулись на другую сторону. Гарри только покачал головой, но, постучав палочкой, вошел в картину. И... ничего не почувствовал, просто оказался в другом коридоре. Оглядевшись, Гарри увидел знакомые ориентиры. Если верить карте - через пару поворотов будет класс зелий. Чудеса!
  
  Близнецы смотрели в какой-то пергамент и спорили.
  
  - Этого не может быть, потому что этого не может быть!
  
  - Мы еще вчера убедились, что карта не полная. Просто...
  
  - Эй, Перси, - Фред перебил брата. - Откуда ты знаешь про этот проход? Мы думали, мы знаем все секретные проходы Хогвартса.
  
  Вышедший из картины Перси только рукой на них махнул.
  
  - Хогвартс существует около тысячи лет, он достраивался много раз. Каждый директор добавлял что-то новое, школьники и преподаватели тоже не отставали. Так что - я уверен, вы не знаете и десятой части секретов Хогвартса. А я, к вашему сведению, учусь тут на два года дольше вас, так что знаю много интересных мест.
  
  - Но...
  
  Гарри решил вмешаться.
  
  - Так у вас тоже есть карта?
  
  - Тоже? У тебя, маленький Гарри, есть карта?
  
  Гарри постучал себя по виску.
  
  - Моя карта вот здесь.
  
  - А-а-а... - протянул Фред, - еще один волшебник с эди.. эдей... с абсолютной памятью. Где вас только делают?
  
  - Нет-нет, я имею в виду - что моя карта в моей голове, но это не имеет отношения к памяти. Артефакт транслирует карту прямо мне в голову.
  
  Близнецы переглянулись, лица у них были изумленные... и предвкушающие.
  
  - Это...
  
  - ...гениально.
  
  Перси смотрел на Гарри обеспокоенно.
  
  - Что значит, в твоей голове, Гарри? Кто тебе дал этот артефакт?
  
  - Это семейный артефакт Поттеров, помощник мага.
  
  - Ты уверен? Такие вещи, они могут быть опасны! - Перси выглядел сомневающимся. - Этот артефакт, он разговаривает с тобой?
  
  Гарри с недоумением посмотрел на Перси.
  
  - Э-э-э, нет. Это же артефакт, как он может разговаривать? Сигнализирует - когда что-то делает, но назвать это разговором...
  
  - Хорошо, - Перси даже облегченно вздохнул. - Это очень хорошо. Понимаешь, Гарри. В нашем мире много опасных вещей, не стоит доверять вещам, которые могут тебе отвечать, однажды твое тело может занять кто-то другой. В волшебных семьях этому учат с детства, но магглорожденные... иногда по незнанию они становятся жертвами таких вещей. Что твой артефакт может делать?
  
  Гарри описал некоторые вещи.
  
  Перси задумчиво почесал шевелюру, а близнецы переглядывались и ухмылялись.
  
  - Это похоже на очередную попытку создания амулета Зермана.
  
  На вопросительные взгляды близнецов Перси лишь сказал, что рассказывать можно долго, лучше почитать об этом в библиотеке. Искать следует в старой истории, это было более трех тысяч лет назад.
  
  Пока они возвращались на седьмой этаж, Гарри вспомнил, с чего начался разговор.
  
  - Так что там насчет карты?
  
  - О, Гарри, - Фред театрально вытащил пергамент, - это подарок нам с Дредом от предыдущих поколений шутников школы. Сколько же шуток мы провернули с помощью этой карты.
  
  Фред закатил глаза и причмокнул.
  
  - Если я вас поймаю с этим пергаментом, я его конфискую, - Перси решил поддержать свою репутацию старосты.
  
  - Милый Перси...
  
  - ...ты
  
  - ...уже
  
  - ...два
  
  - ...года
  
  - ...обещаешь
  
  - ...нам
  
  - ...это!
  
  У Гарри закружилась голова, когда они заговорили вот так, по очереди. Вертеть головой на каждое слово было неудобно.
  
  - А тебе разве не нужна такая карта? - Гарри с любопытством посмотрел на Перси. Гарри не знал, что именно показывает карта близнецов, но было все равно любопытно.
  
  - Нет. Может быть, на первом курсе мне и было бы полезно, но сейчас - нет. У меня эйдетическая память, и я неплохо знаю школу.
  
  - А что это значит? Ну, э.. абсолютная память, - Гарри никогда не слышал о какой-то особой памяти.
  
  - Не абсолютная. Хорошая зрительная память. Можно вспомнить однажды увиденное в мельчайших деталях. К примеру, я помню все книги, которые читал на первом курсе, и могу повторить их дословно.
  
  Гарри только глаза расширил. Это было даже круче, чем его запись в браслет. Перси спустил его с небес на землю, рассказав, что это касается только зрительной памяти, в остальном - все как у людей.
  
  В Гриффиндоре таких умельцев, по словам Перси, было известно четыре человека: сам Перси - лучший ученик потока, Гермиона Грейнджер, незнакомый Гарри семикурсник и Ли Джордан, друг близнецов.
  
  
  * * *
  С приходом ноября в замке окончательно похолодало. Погода и раньше была не теплая, но тут уже ветер продувал так, что стоять на улице было невыносимо.
  
  Гарри с Роном и Гермионой завалились к Хагриду. Через полчаса у них будет урок полетов, но сегодня Гарри не горел таким энтузиазмом, как обычно.
  
  - Здравствуйте, мистер Хагрид.
  
  - Гермиона, верно? Гарри о тебе много рассказывал. Называй меня просто - Хагрид! Никаких мистеров. Да вы устраивайтесь, не стесняйтесь. Сейчас я сделаю чаю.
  
  Гарри только усмехался, наблюдая за всем этим. Хагрид был... Хагридом. Его даже сравнить нельзя с кем-то.
  
  Гермиона сомневалась, когда Гарри ее пригласил посетить Хагрида. Рон тихо шепнул Гарри, мол - Гермиона побаивается Хагрида.
  
  - Летать, значит, будете? У вас скоро экзамен должен быть, верно?
  
  - В конце ноября. Не представляю, как летать в такую погоду.
  
  - Это да, в этом году прохладно. Мне даже пришлось сегодня размораживать метлы, чтобы вы могли нормально летать, - Хагрид пожал плечами. - Но вы ведь волшебники? Для таких вещей существует множество заклинаний.
  
  Хагрид заговорщически подмигнул Гермионе и понизил голос.
  
  - Говорят, преподаватели не отапливают замок специально, чтобы студенты быстрее обучались заклинаниям.
  
  Гарри кивнул, в этом был смысл. Он уже сейчас задумывается, что надо бы выучить какое-нибудь заклинание, которым можно обогреть себя.
  
  - А я знаю одно заклинание, - Гермиона робко подняла руку, как на уроке.
  
  Хагрид поощряюще улыбнулся.
  
  - Только мне нужен... стакан или банка.
  
  Хагрид без лишних слов открыл шкаф, вытащил оттуда литровую банку и передал девочке.
  
  Гермиона сделала сложный незнакомый жест и прочитала длинное заклинание.
  
  Банка вспыхнула и внутри, ровно посередине, вспыхнуло яркое синее пламя.
  
  Заклинание было на четыре слова, Гарри был впечатлен. Таким заклинаниям их еще не учили.
  
  Гермиона без страха взяла банку в руку и, улыбаясь в ответ на изумленные взгляды, передала банку Гарри и Рону.
  
  Гарри осторожно ткнул пальцем в банку, но она была холодной. Но чем ближе подносишь банку к руке - тем теплее становилось, как будто подносишь руку к огню.
  
  - Ерунда какая-то, - сказал Рон, ощупывая банку. - как так может быть, банка холодная - но внутри огонь.
  
  - Это волшебный огонь, - Гермиона прямо светилась от гордости. - это не совсем заклинание, скорее простенькое зачарование. Защищает посуду от разрушения, а сама посуда удерживает огонь. Через пару часов огонь потухнет, но до этого будет греть. У меня пока плохо получается, но я стараюсь. К огню даже можно прикасаться, он не обжигает. Правда, если надолго задержать руку в банке - может быть больно.
  
  К концу получаса Хагрид уже очаровал Гермиону, и она с энтузиазмом общалась с лесничим.
  
  - Ты, Гермиона, очень напоминаешь мне другую девочку. Лили Эванс, маму Гарри. Она тоже была очень умная и уже на первом курсе делала удивительные вещи.
  
  Гарри улыбнулся покрасневшей девочке.
  
  - А мой отец, какой он был? - Гарри решился спросить. К преподавателям он стеснялся обращаться, а сами они не спешили рассказывать Гарри ничего.
  
  - Шалопай. Шутник. Задира, - Хагрид огладил бороду, задумчиво смотря в окно. - Частично на него похожи близнецы Уизли, твои, Рон, братья. Джеймс с своими друзьями начал шутить и баловаться еще с первого курса. И с каждым годом, это было все более... неуправляемо. Шутили над учениками, преподавателями. Иногда не совсем хорошо. Они даже в Запретный лес бегали, что твоим братьям пока не удавалось. Только к старшим курсам они успокоились, может, Лили повлияла, а может, просто повзрослели. Но Хогвартс от них натерпелся.
  
  Хагрид усмехнулся.
  
  - Профессор МакГонагалл до сих пор вспоминает их компанию.
  
  - Но он ведь был... э, не плохой? - Гарри обеспокоенно смотрел на Хагрида. Таких подробностей он еще не слышал.
  
  - Нет, обычные парни. Может немного с ветром в голове, но не жестокие.
  
  Хагрид задумался и выглядел так, как будто принимает важное решение. Он распрямился и серьезно осмотрел Гарри.
  
  - Единственный, с кем твой отец враждовал, - их одногодка, Северус Снейп, ваш преподаватель зелий. Не хотел я этого говорить, да, но что уж там, - Хагрид махнул рукой.
  
  - Так вот почему Снейп так Гарри не любит, - Рон выглядел потрясенным своей догадкой.
  
  - Возможно, - Хагрид выглядел непривычно серьезным, - а возможно, потому что Гарри несерьезно относится к его предмету. Мне тут рассказывали, что ты, Гарри, балуешься на зельях и не слушаешь учителя. Завалил почти все зелья за два месяца.
  
  - Я... - Гарри покраснел, было мучительно стыдно. - Я... Мне действительно не очень нравятся зелья. Профессор Снейп меня постоянно отвлекает, и я не могу сосредоточиться.
  
  - Ты должен постараться, Гарри. Смени место, где сидишь, сядь где-нибудь в углу, чтобы профессор тебя не донимал. Вон, с Гермионой сядь. Тогда, возможно профессор не будет таким строгим к тебе.
  
  Рон хотел что-то сказать, но Гермиона его отдернула.
  
  Хагрид встрепенулся, посмотрел в окно и встал.
  
  - Пора. Уже мадам Трюк идет. Вы заходите, не стесняйтесь.
  
  Уходили они задумчивыми, но попрощались сердечно.
  
  
  * * *
  Была суббота, сегодня был первый квиддичный матч, утро выдалось холодным, но солнечным. Большой зал был наполнен восхитительным запахом жареных сосисок и радостной болтовней - все предвкушали захватывающее зрелище.
  
  Гарри ел гренки и наблюдал за Роном. Тот уткнулся в книгу по трансфигурации и одновременно ел.
  
  - Рональд! Так нельзя, нельзя есть и читать одновременно! - Гермиона, что сидела напротив, не выдержала и прервала сосредоточенность мальчика.
  
  Гарри расхохотался. Ближайшие студенты вторили смеху Гарри. Гермиона была известна тем, что читает практически везде, стол в Большом зале не являлся исключением.
  
  Гарри сделал серьезное лицо, прощупал лоб Рона и повернулся к Фреду, что сидел по левую сторону от Гарри.
  
  - Нет, жара нет. Может это книжная ликантропия? Как думаешь, Фред, если Гермиона укусила Рона, он может... ну - вот так себя вести?
  
  Гермиона выглядела возмущенной, Рон же улыбался, его явно не задели слова друга.
  
  - Возможно. Но где-то же она должна была заразиться? - Фред оглядел стол и увидел Перси. Ухмыльнувшись, он ткнул в его сторону пальцем, - Значит Перси сначала укусил Гермиону, а потом она Рона.
  
  Гермиона начала вставать.
  
  - Ой-ой, вы только посмотрите на нее. Сейчас нас покусают, Дред.
  
  - Да, Форж. Гарри, нам пора на поле, оставляем тебя в крепких зубах мисс Грейнджер. Клянусь, мы тебя не забудем. Валим!
  
  Гарри и моргнуть не успел, как близнецы исчезли, оставив Гарри с Гермионой один на один. Ну, если исключить весь похохатывающий народ вокруг.
  
  Гарри посмотрел на Рона, но тот уткнулся в учебник и делал вид, что спит.
  
  - Э-э-э, я пожалуй тоже пойду на поле.
  
  Гарри старался идти так, чтобы это выглядело не позорным бегством, но судя по взгляду догнавшего его Рона - получилось у него не очень.
  
  
  * * *
  Матч Гарри запомнился плохо, было холодно - несмотря на банки с огнем, что передала им Гермиона. Гарри ничего толком не видел на поле, слишком было далеко для его зрения, больше слушал комментарии.
  
  - ...Мяч у Слизерина... Флинт упускает мяч, тот оказывается у Спиннет... Спиннет делает пас на Белл... Белл получает сильный удар в лицо бладжером, надеюсь, бладжер сломал ей нос... Шучу, шучу, профессор... Слизерин забрасывает мяч. О, нет...
  
  Гарри чихнул. А потом еще и еще. Гермиона обеспокоенно на него смотрела. К концу матча Гарри совсем расклеился, его била дрожь и была сильная слабость.
  
  - Эк тебя, Гарри, - Хагрид появился совершенно неожиданно. - Правильно Гермиона говорит, что-то с тобой не так. Давай-ка сходим в Больничное крыло.
  
  Гарри, поддерживаемый Хагридом, поплелся неизвестно куда...
  
  Очнулся уже глубокой ночью, судя по карте - в Больничном крыле. Все тело немного болело, и двигаться было неприятно.
  
  Зажегся свет.
  
  - Лежите, мистер Поттер. Вам нельзя вставать, - мадам Помфри была строга, как в прошлый раз.
  
  - Что со мной?
  
  - Одна из форм гриппа. Причем очень быстро развивающаяся, - мадам Помфри поджала губы. - Я бы сказала, что вас прокляли, мистер Поттер, но я не нашла проклятие. К счастью, доставили вас ко мне очень быстро, и вашему здоровью ничего сильно не угрожало, остальные студенты ничем не заразились. Завтра к обеду вы уже будете здоровы. Ну а сейчас вам нужен отдых.
  
  Мадам Помфри наполнила кружку зельем и помогла Гарри выпить.
  
  - Спокойной ночи, мистер Поттер.
  
  
  
  Глава 6
  
  
  АНАЛИЗ ЗАВЕРШЕН!
  
  Гарри дернулся и открыл глаза: вокруг было слишком светло, в их спальне так не бывает. Прищурившись, Гарри попытался оглядеться, но понял, что затея обречена на провал.
  
  "Где я? - Гарри припомнил вчерашний день... - Больничное крыло. Где там очки?"
  
  Гарри привстал и пошарил рукой по тумбочке, но лишь сжался, когда задел что-то и это что-то полетело на пол и разбилось с стеклянным звоном.
  
  ЧЕРТ!
  
  Вернувшись в кровать, Гарри насупился. Чертовы очки, чертово зрение, чертов холод!
  
  Вчерашний день он помнил неплохо, за исключением матча, но дикий холод он даже сейчас вспоминал с содроганием.
  
  09:32, 10 ноября 1991 года.
  
  Гарри вызывал время в браслете и вздохнул, завтрак он уже пропустил. Сегодня было воскресенье, так что спешить никуда не требуется. Да и не выпустит его мадам Помфри...
  
  Скрипнула дверь, и кто-то вошел в комнату, Гарри прищурился...
  
  - Гарри! Ты в порядке? Что-нибудь болит? Я так испугалась вчера, - Гарри улыбнулся, этот голос он бы узнал из тысячи других.
  
  Кровать окружило множество людей, Гарри растерялся, шум поднялся страшный. Он никак не ожидал, что людей будет много. Оказывается, пришел весь первый курс Гриффиндора.
  
  Возникший гвалт прервала мадам Помфри, которая шустро разогнала всех пришедших.
  
  - Вон, все вон. Мальчику нужен покой! Приемные часы - с десяти утра, тогда и приходите. А сейчас - марш отсюда.
  
  Школьники поворчали, но подчинились. Попрощавшись, все покинули Больничное крыло, только Рон и Гермиона успели шепнуть, что вернутся чуть позже.
  
  - Доброе утро, мистер Поттер. Как вы себя чувствуете? Слабость есть? Ломота в костях? Что-нибудь еще? Не стесняйтесь говорить, если вас что-то беспокоит.
  
  Гарри задумался, но покачал головой. Ничего у него не болит, все хорошо!
  
  - Доброе, мадам Помфри. Все в порядке! Я себя отлично чувствую! Только... - Гарри показал общее направление, куда упали его очки. - Очки разбил, когда пытался их взять с тумбочки.
  
  Мадам Помфри обошла кровать и произнесла заклинание.
  
  - Окулус Репаро!
  
  Через несколько секунд очки оказались на носу Гарри, а зрение обрело четкость... относительную. Мадам Помфри нахмурившись, разглядывала его.
  
  - Ваши очки не зачарованы? У какого целителя вы покупали их, мистер Поттер?
  
  - Целителя? - Гарри растерянно посмотрел в ответ. - Э-э-э, это обычные очки, маггловские.
  
  Мадам Помфри нахмурилась еще сильнее.
  
  - Вы щуритесь, мистер Поттер, даже в очках. Вы проверяли зрение у целителя?.. Постойте, а вы вообще посещали целителя после того, как вернулись из маггловского мира?
  
  Гарри лишь покачал головой, а мадам Помфри вздохнула.
  
  - Что же, мистер Поттер, я сейчас проведу диагностический комплекс, а после - отдам ваши очки профессору Флитвику, он их зачарует. Придется вам потерпеть еще несколько часов без них. Зато потом вы не сможете случайно разбить их, и подходить они вам будут намного лучше. После диагностики я принесу вам завтрак. Откиньтесь на подушку и расслабьтесь.
  
  Следующие пятнадцать минут прошли скучно, мадам Помфри произносила неизвестные Гарри заклинания, а после - что-то записывала в свиток.
  
  - Ну что же, все довольно неплохо. Следов гриппа я не заметила, зелье подействовало хорошо, несмотря на неизвестную форму вируса. Застарелых переломов у вас нет, кроме того, что вы получили недавно. Физическое состояние тоже неплохое, хотя могло бы быть и лучше. Маги такие безответственные, - мадам Помфри покачала головой. - Зрение у вас ужасное, мистер Поттер. Вы злоупотребляли чтением при плохом свете?
  
  Мадам Помфри строго смотрела на Гарри.
  
  - Ну, э-э-э, немного? - Гарри отвел взгляд. Читать-то надо было? Если в библиотеке Гарри мог спокойно работать, то вот домашние задания после школы он делал в своем чулане. А там лампочка постоянно перегорала, а дядя Вернон поставил условие: не больше одной лампочки в неделю. Вот и приходилось читать и писать как есть. Увлечение Гарри чарами света - это одно из последствий жизни в чулане... в темном чулане под лестницей.
  
  - Немного? Это заметно!
  
  - Но у меня и в детстве было плохое зрение, - Гарри даже возмутился.
  
  - Возможно, мистер Поттер. Но если бы вы не злоупотребляли нарушениями, ваше зрение было бы в гораздо лучшем состоянии. Магглы отлично подбирают очки, но ваши очки вам откровенно не подходят - вывод: ваше зрение ухудшилось с момента получения очков. А вы говорите, немного. Нельзя относиться так к своему здоровью.
  
  Гарри насупился и ничего не ответил.
  
  - Ну что же, я сейчас принесу вам завтрак, отдыхайте.
  
  Пока мадам Помфри не было, Гарри успокоился и задумался. Какая-то мысль билась в голове, но Гарри не мог ухватить ее за хвост...
  
  Целительница пролевитировала поднос к тумбочке и трансфигурировала стул и стол, на которые и указала Гарри.
  
  Гарри сел за стол, поражаясь, насколько же многогранна магия. МАГИЯ! Гарри расширил глаза, он поймал ускользающую мысль!
  
  - Мадам Помфри, а вы можете вылечить зрение с помощью магии? - Гарри с надеждой смотрел на старую целительницу.
  
  - Я не могу, мистер Поттер, - целительница с сожалением покачала головой. - Ваш организм развивается, что мешает провести процедуру, а я не специалист в таком деле, чтобы учесть все последствия вмешательства в таком возрасте.
  
  Гарри, огорченный, опустил голову, но тут у него возникла новая мысль.
  
  - Постойте, вы говорите, что не можете. А кто-то другой может?
  
  Мадам Помфри одобрительно кивнула Гарри.
  
  - Да, мистер Поттер. Специалистов хватает, и лечение глаз, зрения - это одна из ниш целительства, включая лечение зрения у детей. - Проблема тут в том, что другой целитель - это уже не работник Хогвартса, и его услуги придется оплачивать, а дело это не дешевое.
  
  - И сильно дорого? - Гарри даже застыл, ожидая ответа. Золота у него в банке было много... но сколько точно - он не знал.
  
  - По разному, зависит от целителя. Обычно от двадцати до пятисот галлеонов, не больше. Если желаете, я могу поспрашивать у коллег, используя результаты вашей диагностики, а ответы целителей уже сообщу вам в письме.
  
  Гарри неистово закивал. Пятьсот галлеонов - это очень много, но у Гарри было намного больше в сейфе, тысячи. Гарри очень хотел хорошее зрение, как у остальных детей.
  
  - Хорошо. Я пришлю вам сову, не ожидайте быстрого ответа. А сейчас - я забираю очки, вы - завтракайте, хотя, скорее, обедайте, приятного аппетита!
  
  
  * * *
  После обеда мадам Помфри вернула очки Гарри и отпустила из Больничного крыла, признав его здоровым.
  
  Внешний вид очков не изменился, но видеть в них Гарри стал лучше... немного лучше.
  
  За пределами Больничного крыла Гарри встретила Гермиона.
  
  - Привет. А где Рон?
  
  - Не знаю, в библиотеке, наверное.
  
  Гермиона схватила его за руку и потащила по коридору.
  
  - А мы куда идем? - Гарри не пытался сопротивляться, это было бесполезно.
  
  - В библиотеку, конечно.
  
  Гарри усмехнулся, это было предсказуемо. Пока шли, Гарри оглядывался, заново оценивая то, что видит. Видеть Гарри стал получше, но не идеально. Как сказал мадам Помфри, мало зачаровать очки - нужно изначально подобрать хорошо подходящие линзы.
  
  - Кто вчера победил?
  
  На недоуменный взгляд Гермионы, Гарри признался, что плохо помнит матч.
  
  - Гриффиндор победил, наш ловец поймал снитч. Давай лучше Рон тебе расскажет, я в квиддиче мало понимаю.
  
  В библиотеке было полно народу, выходной - после обеда самое время делать домашку!
  
  Рон сидел за общим столом с двумя хаффлпаффками и что-то увлеченно рассказывал, рисуя схему на пергаменте.
  
  - Привет народ, чем занимаемся?
  
  - Привет, Гарри!
  
  - Привет, приятель. Тебя уже выписали?
  
  После кивка Гарри, Рон продолжил:
  
  - Помогаю с трансфигурацией Ханне, она мне уже помогла с зельями, - Рон подбоченился и принял гордый вид, пародируя Гермиону. - Я уже сделал всю домашнюю работу.
  
  - РОН УИЗЛИ!
  
  Гарри засмеялся, Гермиона не одобряла такой "обмен" заданиями. Гарри и сам так делал, помогал кому-то с чарами, сам получая помощь в зельях. Ну как помощь? Ты делаешь домашку за другого, а этот другой - делает за тебя. Остальные-то предметы он мог сделать и сам, без напряжения.
  
  Предлагал такое и Гермионе, но она отказалась. Сказала, что так ничему сам не научишься. Гарри признавал, что в чем-то она права, но... чертовы зелья.
  
  Бывало, конечно, и иначе, Гарри обучал заклинаниям, которые знал, сам впитывая советы по зельеварению. Но на уроках это не всегда помогало... вернее, никогда не помогало. Гарри мешали не отсутствие знаний, а преподаватель и нежелание этим предметом заниматься.
  
  После вчерашней головомойки Хагрида Гарри решил все-же попробовать взяться за предмет более серьезно. Хотя бы попробовать!
  
  - Я слышал, мы вчера выиграли?
  
  - 270:40. Это было потрясающе! Похоже, тебе ничего не светит в следующем году, приятель. Этот Данн летает как бы не лучше тебя.
  
  - Данн?
  
  - Эрик Данн, четверокурсник. Ты что, матч не помнишь, что ли?
  
  - Смутно помню начало, - Гарри пожал плечами, - потом вообще ничего не помню.
  
  Гарри не огорчился таким новостям, полетать он сможет и самостоятельно, после сдачи экзамена. Гарри часто видел летающих на школьных метлах студентов.
  
  Квиддич как таковой его не сильно интересовал. Тем более, понаблюдав за членами команды, Гарри увидел, насколько сильно они устают и как много времени занимают тренировки. А Гарри нравились чары и новые заклинания.
  
  - Никто не знает, где тут отдел древней истории и зачарования? Я никогда в эти отделы не лез, так что...
  
  - Что ты ищешь? - Гермиона с любопытством поглядела на него.
  
  - Амулет Зермана. Это что-то... - Гарри неопределенно помахал рукой, не зная, что сказать. - Что-то. Вот и хочу узнать, что это.
  
  Рон с Гермионой лишь пожали плечами.
  
  - Что-то знакомое, где-то я слышала об этом... - сказала Ханна, хмурясь.
  
  - Тетя Амелия рассказывала, ты мельком слышала. Да и давно это было, - Сьюзен Боунс повернулась к Гарри: - А что тебя в нем интересует?
  
  - Все. Мне Перси Уизли сказал, что мой семейный артефакт похож по некоторым свойствам на амулет Зермана, мне интересно узнать, что за амулет такой.
  
  Сьюзен задумалась, а потом произнесла:
  
  - Это был очень могущественный артефакт. Зерман - жрец-маг в Египте - создал шедевр, амулет, который развивался вместе с владельцем. Давал владельцу абсолютную память, усиливал магические и физические возможности, имел огромный пространственный карман и много прочих интересных вещей. Но главное - он помогал развиваться владельцу, как - никто не знает, но факт остается фактом. Описания противоречивы. Через десяток лет он стал по настоящему могущественным, позже стал называть себя Ра, бог Солнца, отец богов.
  
  - Но известен он стал не из-за этого, могущественных артефактов создавали много. Кто их сейчас помнит? Нет, известен он стал из-за мага, его создавшего. Зерман-Ра захотел власти, он был могущественным пиромантом и отличным артефактором. Он договорился с фараоном и смог как-то распространить свойства амулета на десятки тысяч людей. Десятки тысяч людей, которые развивались аномально быстро, говорят, даже магглы могли становиться магами.
  
  - Конечно, не все бросились развиваться: большинство жителей жили как обычно и в ус не дули, но воины и маги... Через несколько лет египтяне пошли войной на Хеттское царство, и хетты смогли свести все к ничьей только из-за многократного превосходства сил и более сильного полководца. Война длилась многие годы, несмотря на маленькую армию египтян. Но объединившись, хетты и египтяне, которые не владели способностями, давили "богов" - как стали называть владельцев таких способностей - со всех сторон, пока не убили "всех до последнего". Это было более трех тысяч лет назад.
  
  - Если верить написанному, сам Зерман ушел из Египта, не погиб тогда. Кто знает?! С тех пор, маги множество раз пытались повторить или создать аналог амулета Зермана, но ничего не получалось. Обычно такие амулеты называют помощниками мага.
  
  Боунс замолчала, и все задумались. Гарри переваривал услышанное.
  
  В общем-то, не очень то и похоже на то, чем он владеет. Да, в сообщении мама назвала браслет "амулет поддержки, помощник". Но браслет ничего не усиливал у Гарри. Даже память у Гарри осталась прежней, хотя возможность сохранять текст в браслет была бесценной, но трудно это сравнивать с мифической абсолютной памятью. Всяких пространственных карманов у него тоже не было, надо бы узнать, кстати, что это такое. Да и почитать более предметно об амулете.
  
  Гарри сделал себе пометку.
  
  - Гарри, а у твоего артефакта - какие возможности?
  
  - Ну... - Гарри почесал затылок, припоминая. - Я всегда бодрый утром, - на скептические взгляды девочек он пояснил: - Утром я всегда просыпаюсь на рассвете, и я всегда бодрый, сколько бы не поспал. Однажды, после астрономии я не мог уснуть, заснул в пятом часу утра, проснулся меньше чем через два часа и был полностью выспавшимся. А еще - я больше не вижу сны, совсем. Ну, или не помню их.
  
  - Потом я могу видеть имя собеседника, если хоть раз его слышал. Прямо над головой.
  
  - И сейчас видишь?
  
  - Нет, спустя какое-то время меня это стало раздражать, так что надписи исчезли. Появляются, если я сам не могу вспомнить имя, браслет адаптируется под мои мысли. Потом, что еще? Могу узнать время и дату, просто пожелав этого, у меня есть мысленная карта всех мест, которые я посещал с артефактом.
  
  Гарри описал все, что помнил. Ничего секретного в его браслете не было, так что смысла таиться он не видел. А снять браслет с него никто не может, это он уже проверил. Только сам Гарри мог его снять.
  
  - А еще у меня перестала болеть голова на уроках профессора Квиррелла, но это может быть совпадением.
  
  - Интересно, очень полезная вещь, - сказала Гермиона. - Я не думала, что она такая многогранная. Артефакт, который сам под тебя подстраивается. Это работа мастера; кто из твоих предков, Гарри, сделал его?
  
  - Моя мама. На седьмом курсе, - Гарри был очень горд в этот момент, оглядывая расширившиеся глаза девочек... да и Рона тоже.
  
  - Но... в школе? Лили Поттер стала мастером еще в школе? Очуме-е-еть!
  
  - Язык, Гермиона!
  
  Они дружно засмеялись.
  
  - А почему такие вещи не делают повсеместно? Это ведь и правда очень полезно! - Гермиона обращалась преимущественно к хаффлпафкам.
  
  - Во-первых, это не рядовая вещь, ее сделать очень сложно. Как ты сама сказала - уровень мастера, а мастеров не так уж и много. Во вторых, потому, что это ментальный артефакт и из чужих рук его никто брать не будет. Кто знает, что в нем есть? Какие функции он выполняет? Сегодня он тебе помогает, а завтра - начнет тобой управлять. Поэтому, если такие и делают, то на заказ. Да и то после выполнения осуществляются множественные проверки, которые стоят как бы не больше, чем само изготовление, которое тоже не дешевое. Чаще всего такие вещи - семейные, от родственников не сильно ожидают подвоха. У нас в семье, например, таких артефактов нет. Вот так вот, - Сьюзен развела руками.
  
  Дальше разговор потихоньку угас, а Гарри пошел искать секцию древней истории.
  
  
  
  Глава 7
  
  
  Заканчивался ноябрь, а теплее в замке и на улице не становилось. Волшебный огонь от Гермионы спасал все меньше, а щитовое согревающее заклинание - не получалось. Вариаций утепляющих-согревающих заклинаний были десятки, но большинство из них слишком сложные для первокурсников, например, заклинание, что Гарри нашел в пособии для начинающих, разбиралось на пятом курсе, и Гарри даже отдаленно не понимал, как оно работает и как его выполнить.
  
  Гарри просидел вместе с Симусом несколько вечеров в библиотеке, выискивая подходящие заклинания, Симус ненавидел такой холодный климат. Но подходящих заклинаний, которые они могли бы выполнить, не нашли! В итоге обратились к профессору Флитвику, который им помог. Заклинание было не для первокурсников, да, но легче всех прочих, что они нашли. Сложносоставное согревающее заклинание, по типу щитового, образовывало сферу вокруг кастующего, которая изменяла температуру внутри сферы, включая поступающий воздух.
  
  Гарри бился над заклинанием уже три недели, но ни разу не смог его выполнить.
  
  Сначала, в первый месяц в Хогвартсе, Гарри казалось, что с каждым выученным заклинанием следующее будет даваться легче, получаться быстрее, но... Это было бы не совсем верно. Конечно, некоторые принципы создания заклинаний, движения палочкой - помогали, но лишь частично... А иногда даже мешали выполнить новое заклинание правильно.
  
  Для Гарри каждое выученное заклинание было сломленным барьером внутри себя. Приходилось бороться с собой... зато, когда заклинание получалось, даже если единожды - повторить его не составляло особого труда. Именно поэтому он ассоциировал это с барьером: сломай его один раз, и дальше все будет тип-топ!
  
  Практически каждое заклинание было индивидуальным для мага и приходилось учиться его выполнять правильно. Нельзя сказать: если ты выполнил заклинание один раз, ты делаешь его правильно или достаточно сильно, приходилось практиковаться. Как пример - заклинание левитации. Кто-то, выполнив заклинание один раз, сможет поднять стул, а выполнив тысячу раз - поднять десяток стульев и управлять ими как отдельными единицами.
  
  Для Гарри ярчайшим примером был Люмос. Разница между тем, что он умел делать при первом своем касте и сейчас - небо и земля. Конечно, многие скажут, что это универсальное заклинание, но... Но действует это правило, так или иначе, для всех заклинаний.
  
  Теперь Гарри не сильно удивлялся тому, что в книге заклинаний за первый год самих заклинаний не больше двух десятков. А еще - это объясняло, почему нет первокурсников, которые бы быстро выучили программу трансфигурации или заклинаний за все семь курсов. Попросту не получится выучить множество заклинаний быстро. Может, где-то и есть такие уникумы, но в Хогвартсе таких точно нет. Гермиона, насколько бы талантлива не была, тоже испытывает трудности при выполнении новых чар.
  
  В общем, Гарри боролся с согревающими чарами, пока безуспешно. Гермионе хорошо, она научилась привязывать свой волшебный огонь к любому предмету и теперь ходит как рождественская ёлка, вся обвешанная огнями. Гарри это веселило, но с другой стороны - какого черта? Главное, чтобы тепло было! Рон ничего такого не учил - он усиленно занимался трансфигурацией, вещи у него были зачарованы, так что он не сильно мерз.
  
  Гарри даже одно время хотел попробовать обогреться с помощью Люмоса - солнечный свет ведь тоже греет, верно? Но профессор Флитвик строго запретил проводить такие эксперименты. Как пояснил Флитвик, одно дело учиться по методичкам или проверенным учебникам, другое - экспериментировать. Свет может быть очень опасен! Слепота - это наименее страшное из длинного списка подстерегающих учеников опасностей!
  
  Гарри вынырнул из своих мыслей. Заканчивался урок чар, сегодня они практиковали отпирающее и запирающее заклинания. Гарри уже неплохо освоил "комплект юного вора", как называл это Дин Томас. Хотя, это было и не совсем верно. Отпирающее заклинание было не панацеей, оно могло открыть простейшие механические замки, защелки. Но что-то более сложное: современная сейфовая дверь или электронный замок просто проигнорируют заклинание.
  
  Все это Гарри узнал из лекции. На провокационный вопрос: мол, зачем им знать такие заклинания и то, что сейфы им не откроешь, профессор лишь пожал плечами.
  
  - Политика министерства магии. Это включено в программу, дабы не искушать молодое поколение. Некоторые юные волшебники думают: раз они знают полсотни заклинаний, разбогатеть в мире магглов, ограбив кого-нибудь - это раз плюнуть. И даже это не всегда помогает, аврорат каждые год-два вылавливает очередного юного - или не очень - "гения", который вообразил себя искателем сокровищ... в мире магглов.
  
  После окончания урока Гарри остался, желая поговорить с Флитвиком.
  
  - Профессор, у меня не получается заклинание. Я уже в отчаянии, оно просто не работает.
  
  - М-м-м, мистер Поттер? Какое заклинание вы имеете в виду?
  
  Гарри смутился.
  
  - Помните, мы приходили к вам с советом по поводу согревающих заклинаний? Составное сферическое согревающее заклинание.
  
  - Да-да, молодой человек, я вспомнил. Давайте вы сначала опишете свои действия, а после - покажете, как вы их выполняете.
  
  После того, как Гарри все рассказал и показал, профессор продолжил:
  
  - Почти все верно, хотя вы ставите неправильные ударения. Ну, это не самое важное. Судя по всему, вы вкладываете неверный посыл в заклинание. Не совсем правильно действуете. Хм-м... Думаю, вам нужно ступенчато подойти к этому. Чтобы вы поняли принцип, я выпишу вам некоторые заклинания, от простого к сложному. Вам стоит выполнить их все, а уже после - перейти на эти чары.
  
  Профессор трансфигурировал листок, написал на нем несколько предложений и отдал Гарри.
  
  - Вот, мистер Поттер. Я записал также названия книг, где вы можете почитать об этих заклинаниях. Не стесняйтесь подходить к старостам, попросите показать вам наглядно, как выполняются заклинания, обычно это дает толчок к пониманию.
  
  - Спасибо, профессор!
  
  
  * * *
  В зельях у Гарри произошел прорыв... Нет, он не стал гением зелий, не познал дзен, не освоил заглушающие чары. Нет!
  
  Гарри, по совету Хагрида, отсел в самый угол, где и стал варить зелья. По правде говоря, это не очень помогло. Скорее привлекло внимание преподавателя, он даже стал больше наседать на Гарри с вопросами. Гарри раздражался с каждым днем все больше, едва удерживаясь от срыва на Снейпа!
  
  В тот день, Снейп докопался до Финнигана: видите ли, он неправильно режет рогатых слизней. На взгляд Гарри, все они резали их одинаково, профессор просто придирался! Ладно бы это, но когда Симус огрызнулся, профессор начал орать, что заставило Гарри дернуться и опять испортить зелье, насыпав лишние ингредиенты.
  
  Гарри закрыл глаза, пытаясь успокоиться. Он отчаянно желал не слышать того, что происходит в классе. Как же это его отвлекает. Нужно срочно учить заглушающие чары!
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри уже давно не реагировал на такие сообщения, привык, наверное. Шум постепенно стихал, и Гарри открыл глаза.
  
  Все было как обычно, Гарри не заметил никаких изменений, пока не посмотрел на Снейпа. Тот открывал рот, но Гарри ничего не слышал. Вообще.
  
  Гарри испугался. Как он воздействовал на профессора? А если тот узнает? Он же утопит Гарри в его же зелье! Только спустя минуту паникующее сознание заметило, что все остальные слушают Снейпа.
  
  Это... это Гарри его не слышит? А если тот к нему обратится?
  
  АНАЛИЗ...
  
  Голос профессора вернулся. Гарри так уставился на профессора Снейпа, что тот почувствовал его взгляд. Повернувшись, он посмотрел на Гарри, на его взъерошенный вид и подошел поближе.
  
  - Что у вас тут, Поттер? Так-так-так, невнимательно читаем рецепт? Разве там не написано, что толченый лирный корень надо сыпать ПО ЧАСТЯМ, а не сразу? Молчите, Поттер? Десять баллов с Гриффиндора. Вам тролль за урок. А сейчас - учите рецепт до окончания урока!
  
  Гарри сжал зубы, стараясь не смотреть на профессора. Если он что-то ляпнет, лишится еще баллов. Он уже ученый, раньше мог потерять до тридцати баллов за урок. Самая лучшая тактика - это молчание.
  
  Профессор отошел, и Гарри выдохнул, всего десять баллов потерял, ерунда. На заклинаниях вернет.
  
  
  * * *
  Вечером, в гостиной, Гарри решил отложить тренировку чар и попробовать воспроизвести то, что произошло на зельях. Браслет обрезал звук в голове Гарри, причем не весь звук, а какой-то отдельный. Если он сможет...
  
  Все оказалось не так просто, понадобилась почти неделя, чтобы Гарри научился отсеивать какой-то звук и научился приказывать браслету. После случился даже казус, когда Гарри попробовал это в классе. Убрав шум голосов, Гарри спокойно варил себе зелье, пока профессор Снейп его не схватил за плечо и не выволок из класса. Как позже рассказала Гермиона, профессор Снейп обратился к Гарри с вопросом по зелью, а Гарри его проигнорировал. Проигнорировал и следующие три вопроса... а потом еще и снятие баллов... и следующее. В итоге профессор вышел из себя и выволок Гарри из класса, поставив ему тролль!
  
  Гарри не хотел отказываться от такой замечательной идеи, как отсеивание звука, так что он продолжил тренировки. Он отсеивал звук голоса Гермионы, а потом просил ее обратиться к нему. Получилось не сразу, но получилось ведь? Умный браслет быстро понял, что ему нужно.
  
  Жизнь на зельях заиграла новыми красками, Гарри в спокойной обстановке смог сварить свое первое зелье на выше ожидаемого и законно этим гордился. Ну и что, что у доброй части студентов зелья были лучше? Гарри это не волновало, он был очень горд собой!
  
  Неприязнь между Гарри и профессором Снейпом никуда не исчезла, но Гарри это уже не волновало. Он сможет спокойно присутствовать на уроке и сдать экзамены в конце года. А Снейп... пусть бесится и задает вопросы, Гарри справится.
  
  
  * * *
  На экзамен по полетам - в конце ноября - Гарри шел с видом победителя. В практически летней одежде.
  
  Недавно Гермиона спросила, почему он носит такие... растянутые вещи. Гарри настолько привык к старым вещам Дадли, что не обращал на это внимания. А вот другие - обратили. Гарри не было стыдно в них ходить, привык. Может быть, немного неудобно, но не более!
  
  - Вот, Парвати с Лавандой дали мне этот каталог, тут можно заказывать одежду с помощью совиной почты, - Гермиона вытащила небольшую книжку и протянула ее Гарри. - Нажимаешь вот сюда, - Гермиона ткнула пальцем в странную окружность на задней части книги, - срабатывают заклинания, которые снимают с тебя мерки. В другой части книги эти мерки появляются. Их надо переписать на пергамент, где так же пишется заказ.
  
  Стоило это все недорого, а у Гарри еще оставались галлеоны с лета. Так что он не отказал себе в удовольствии и обновил свой гардероб обычных вещей.
  
  Но главное не это, у Гарри наконец получилось согревающее заклинание! Даже если бы вещи были зачарованы, они вряд ли так оберегали от холода.
  
  Заклинания, что дал профессор, все были по типу сферы, и Гарри пришлось их повторить. Там было пять заклинаний, в том числе и заглушающее, что создает сферу, которая глушит звуки снаружи, а также Протего - щитовые чары. Это заклинание не учили в Хогвартсе, его не было в программе. Но по сложности оно было где-то на уровне второго курса. Протего получалось у Гарри отвратительно. Щит возникал буквально на долю секунды и исчезал. Впрочем, Гарри пока нужен был лишь принцип: если чары понадобятся, он всегда может натренировать их.
  
  После того, как Гарри смог выполнить все заклинания из списка профессора Флитвика, на освоение согревающего заклинания он потратил всего пару дней. Это было страшное разочарование... поначалу. Заклинание работало всего секунд двадцать и жуть как выматывало, уже после часа практики Гарри был выжат как лимон. Но с практикой...
  
  К экзамену заклинание держалось уже чуть больше восьми минут, а у Гарри уже вошло в привычку его кастовать автоматически. Он даже нашел еще одну функцию в браслете - таймер, который теперь постоянно тикал, отсчитывая секунды до окончания заклинания. Иногда заклинание спадало раньше или держалось чуть дольше, так что Гарри сначала ждали постоянные перепады температуры. Простудившись и выпив бодроперцового зелья у мадам Помфри, Гарри решил выполнять его чуть чаще, а не по таймеру.
  
  Сам экзамен прошел легко, что сложного в маневрировании, взлете, посадке и прочем? Никто от них не требовал фигур высшего пилотажа, главное, чтобы ученик мог свободно держаться в воздухе и взлетать-садиться.
  
  
  * * *
  Во время ужина к Гарри прилетела незнакомая сова. Гарри был немного удивлен: кто бы мог ему писать? Вроде сам Гарри ничего не заказывал.
  
  Предложив сове кусочек бекона, Гарри снял записку и принялся за чтение.
  
  Мистер Поттер.
  
  Я опросила коллег и нашла свободного целителя, который мог бы помочь вам с вашим недугом. Целитель Клето Романо написал, что в рождественские праздники сможет вам помочь. Цена лечения - 320 галлеонов. Если вы согласны, обратитесь к своему магическому опекуну, его присутствие понадобится. Само лечение займет чуть более недели.
  
  Адрес целителя прилагается.
  
  Поппи Помфри.
  
  - Что там? - спросил жующий Рон.
  
  - Мадам Помфри написала, по поводу лечения. Что еще за магический опекун?
  
  - Не знаю, - Рон пожал плечами. - спроси лучше у Перси или профессора МакГонагалл.
  
  Гарри признал, что это дельная мысль. Он мог бы и сам до нее дойти.
  
  - А что за лечение? Ты разве чем-то болен?
  
  - Я хочу вылечить зрение.
  
  Рон кивнул, не отвлекаясь от сосисок, а Гермиона заинтересовалась сказанным.
  
  - Разве маги могут лечить зрение? Вон сколько людей в очках, включая профессоров.
  
  - Могут, - Гарри кивнул. - Насколько я понял, очки - это часть образа. Ну и они зачарованы, само собой.
  
  Гарри дождался окончания ужина и подошел к своему декану.
  
  - Профессор?
  
  - Мистер Поттер? Чем я могу помочь вам?
  
  - Мне нужно узнать, кто мой магический опекун. Э-э-э, мне тут написали... - Гарри протянул письмо, решив, что так будет проще.
  
  Профессор нахмурилась, но, прочитав записку, расслабилась.
  
  - Ваш опекун, мистер Поттер, - Альбус Дамблдор, наш директор. Вам действительно нужно обратиться к нему. Директор Дамблдор принимает посетителей после обеда и до ужина, если он находится в замке. Сегодня уже поздно, но завтра - пожалуйста. После уроков приходите ко мне в кабинет, я провожу вас.
  
  - Спасибо, профессор МакГонагалл. Доброй ночи.
  
  МакГонагалл кивнула Гарри и удалилась. Сам Гарри едва не прыгал, он не ожидал, что все будет так просто.
  
  Обычно, все было гораздо сложнее!
  
  
  
  Глава 8
  
  
  На следующий день Гарри с трудом заставлял себя учиться. Записка от мадам Помфри жгла ему руки, Гарри хотелось убедиться, что ему дадут разрешение на лечение.
  
  После трансфигурации Гарри остался в классе, нетерпеливо ерзая. Профессор строго оглядела его и кивнула.
  
  - Идите за мной, мистер Поттер, - профессор направилась к лестницам, - кабинет директора находится в большой лестничной башне, в которую можно попасть со второго или третьего этажа.
  
  Этажом выше профессор МакГонагалл повернула в незнакомый Гарри коридор, и через пару минут они остановились у огромной уродливой горгульи.
  
  Профессор повернулась к Гарри.
  
  - Чтобы попасть в кабинет директора, вам нужно попросить горгулью об аудиенции с директором. Или же произнести пароль, если вы его знаете.
  
  - Имбирный тритон.
  
  Горгулья ожила и шагнула в сторону, а стена отъехала куда-то вбок, открывая арочный проем, - куда профессор и направилась, приглашающе махнув рукой Гарри.
  
  Перед Гарри бежала вверх винтовая лестница. Вдвоем они шагнули на ступеньку, и стена сзади сомкнулась. Лестница довольно быстро двигалась по спирали, поднимая их куда-то выше. Все это продолжалось не менее минуты, они поднимались довольно высоко, если верить ощущениям Гарри. Скоро они очутились перед тяжелой дверью, рядом с которой висел латунный молоток в виде грифона.
  
  Профессор подняла молоток, чтобы постучать, но голос из-за двери прервал ее намерение:
  
  - Входите, профессор МакГонагалл!
  
  Профессор МакГонагалл беззвучно отворила дверь, и они прошли внутрь. Гарри с интересом огляделся, это была большая круглая комната, плотно заставленная мебелью и всякими интересными предметами. В центре стоял стол, за которым и сидел директор Дамблдор.
  
  - Альбус, мистер Поттер изъявил желание побеседовать с вами, как с магическим опекуном.
  
  Директор с любопытством посмотрел на Гарри и сказал:
  
  - Вы желаете, чтобы ваш декан присутствовал при разговоре, мистер Поттер?
  
  Гарри растерянно моргнул. Он пожал плечами, не зная, что ответить.
  
  - Понятно, тогда я не буду задерживать вас, Минерва. Спасибо. Можете идти, я думаю, мистер Поттер найдет дорогу обратно. В крайнем случае, я сам помогу ему добраться до гостиной.
  
  Минерва МакГонагалл кивнула и молча вышла из кабинета.
  
  - Итак, мистер Поттер. Чем я могу вам помочь, как ваш магический опекун? - директор сложил руки домиком и внимательно посмотрел на Гарри.
  
  - Понимаете, директор... - Гарри описал свое попадание в Больничное крыло и обследование мадам Помфри, а потом передал письмо от целителя.
  
  Директор задумался на несколько минут, а потом обратился к Гарри.
  
  - Вы уверены, что вам это необходимо? Это серьезное лечение, и деньги немаленькие. Я знаю, что у вас есть намного больше, чем требуется. Но похожую операцию можно было бы провести после совершеннолетия, но намного дешевле.
  
  Гарри замялся на секунду, но решился сказать.
  
  - Да, профессор. У меня ужасное зрение, мадам Помфри признала это, даже в очках я плохо вижу. Я с детства мечтал избавиться от очков.
  
  - О, я давно не преподавал, мальчик мой, так что можете не называть меня профессором. Хм-м... Что касается вашего лечения, я вместе с нашей целительницей буду обсуждать это дело, мы вместе с ней обговорим сроки и услуги с целителем, который указан в этом письме. Думаю, результаты беседы попадут к вам в течении недели.
  
  С этими словами Дамблдор улыбнулся Гарри.
  
  - Что-нибудь еще, мистер Поттер? - директор вытащил из-за стола вазочку с сладостями и предложил ему. - Может быть, лимонную дольку?
  
  - Э-э-э... нет, спасибо. - сейчас Гарри был не уверен, сможет ли он что-то проглотить. - Я, э-э-э... хотел узнать... мне же нужно будет взять деньги в банке, если я поеду на лечение.
  
  - Не беспокойтесь, Гарри, я позабочусь об этом. Когда будет осуществляться оплата, я приглашу гоблина, который поможет вам оплатить услуги целителя. Если мне не изменяет память, в обычном мире есть такие штучки... - профессор Дамблдор щелкнул пальцами, пытаясь подобрать слово. - Чеки, которыми можно расплачиваться. Вот гоблины и работают с этими чеками, за небольшую плату. И не беспокойтесь, эту плату я возьму на себя. Вам понадобится только ключ, который хранится у меня.
  
  Гарри облегченно вздохнул, на все у них есть ответы.
  
  - Профессор, э-э-э... извините, мне просто привычно так называть... Так вот, а что означает: магический опекун?
  
  - Магический опекун - юридически ответственный за несовершеннолетнего в магическом мире, это не совсем то же самое, что и опекун в обычном мире. Скажем так, мистер Поттер. Я отвечаю за вас перед законом в магическом мире, пока вы несовершеннолетний. Отвечаю за ваше здоровье и обучение в школе, слежу за вашими финансами. Но я не могу заключать за вас сделки, контракты и прочие такого рода вещи.
  
  - Также это вовсе не значит, что магический опекун - это человек, с которым живет опекаемый. Каждый студент, который приходит в Хогвартс, становится моим подопечным. Каждый, включая детей из магических семей. Пока они находятся в школе - они мои подопечные, - профессор замолчал на секунду и дополнил:
  
  - Магглорожденные ученики и сироты без магического опекуна становятся моими подопечными и вне школы, до совершеннолетия.
  
  Гарри кивнул как болванчик, он не все понял, но в общем-то, смысл был ясен.
  
  - Понятно. Спасибо, профессор. Я пойду?
  
  - Не за что, мистер Поттер. Это мои обязанности. Вас проводить?
  
  - Нет, спасибо, профессор. Я найду дорогу, я неплохо ориентируюсь в замке.
  
  - Да, - профессор Дамблдор усмехнулся в бороду. - я наслышан об этом. Ну что же, всего доброго вам, мистер Поттер.
  
  - До свидания.
  
  Гарри спустился вниз и облегченно выдохнул. Он немного смущался там, наверху. Кабинет был немного слишком ярким, на взгляд Гарри, так что он обрадовался привычным коридорам и лестницам.
  
  
  * * *
  Чуть позже в тот же день, когда Гарри играл в шахматы с Дином, ему пришла в голову "гениальная", как ему казалась, идея. Почему бы не полетать с помощью заклинания левитации? Да, он мог едва управлять предметом, который заклинает. Но это просто от недостатка практики. Чуть-чуть попрактикуется и будет летать без метлы.
  
  С такими мыслями он и подошел к Перси, желая спросить совета.
  
  Перси выслушал его и не рассмеялся ему в лицо, как того ожидал Гарри.
  
  - Не получится. Нет, не так. Не получится сразу, я знаю пару человек, которые могут летать с помощью этого заклинания. Понимаешь, Гарри, Вингардиум левиоса - универсальное заклинание, да. Но оно не без недостатков, - Перси задумчиво потер подбородок, что-то прикидывая. - Вот ты левитировал перо. Ты его хоть раз сломал?
  
  - Нет.
  
  - Отлично, это отлично. А ты видел, как другие его левитировали? Видел, что они могли сделать с этими перьями? - после кивка Гарри он продолжил: - А теперь представь, что так же может произойти с человеком.
  
  Гарри слегка побледнел, об этом он не подумал.
  
  - Конечно, большинство из того, что происходило с пером, человеку не причинит вреда. Да и поднять человека заклинанием левитации, это тоже надо суметь. Оно для этого не совсем предназначено. В любом случае, прежде чем ты сможешь попробовать, тебе нужно потренироваться в контроле. Лучшая тренировка контроля - левитация воды.
  
  Перси как-то непонятно ухмыльнулся, очень сильно походя в этот момент на близнецов.
  
  - Сходи к озеру, попробуй пролевитировать чуть-чуть воды, удержать ее в одном месте. Это очень непростая задача. А вообще, подойди ко мне через пару дней, я покажу тебе интересное заклинание, которое поможет тебе в контроле. А сейчас... - Перси вытащил из кармана кусок пергамента, оторвал от него несколько кусочков и трансфигурировал их в шикарные перья. - Покажи мне, как ты выполняешь заклинание.
  
  - Винг-гАрдиум Леви-о-са!
  
  - Неплохо, выполнил с первого раза. А теперь пусть перо облетит вокруг меня.
  
  Гарри выполнил требуемое, что тут сложного?!
  
  - Отлично, а теперь - быстрее. Еще, еще быстрее... ох.
  
  Перо, что летало вокруг Перси, смялось в гармошку и перекрутилось.
  
  - Видишь, Гарри? Об этом я и говорю. Давай еще раз.
  
  Гарри пробовал снова и снова, но результат, так или иначе, всегда был один. Когда он пресекал какую-то невидимую черту, нажим его магии усиливался и с пером происходило что-нибудь нехорошее, каждый раз разное. Но прогресс был заметен, он уже не так сразу ломал перо, научился лучше управлять им в воздухе... но этого было чертовски мало.
  
  - Обычно такое пробуют те, у кого есть талант к левитации или телекинезу, что, в общем-то, почти одно и тоже.
  
  - А у меня есть талант в этой области? - Гарри было интересно узнать ответ.
  
  - Нет! - без раздумий ответил Перси.
  
  Гарри расстроился - какой смысл что-то делать, если нет таланта, так он и сказал Перси.
  
  - Что за чушь! Талант в чем-то - это редкость. У меня нет таланта в чтении книг, значит ли это, что я не умею читать или плохо это делаю? Если у тебя нет таланта, бери тренировками и упорством. Профессор Флитвик говорит, что упорные - намного более успешные волшебники, чем талантливые. Последним все дается легче, но они не всегда вкладывают в развитие необходимые усилия. Так что не забивай себе голову такими мыслями, запомни, талант - это хорошо, но талант не даст тебе знаний или силы. Любое дело будет доступно тебе, если ты приложишь к нему усилия! Так что тренируйся. У тебя это неплохо получается.
  
  Гарри немного успокоился... и чего он так расклеился?
  
  - Перси, а научи меня делать перья. Я тут попробовал... так это, у меня... - Гарри показал Перси свою поделку, это было похоже... на железное перо.
  
  Перси рассмеялся.
  
  - Мда. Хорошо, слушай сюда...
  
  Спустя какое-то время Гарри из сосредоточенности вырвал голос Гермионы.
  
  - Гарри! Хватит пялиться на это нечто... Что это, кстати?
  
  - Привет, Гермиона. Это... э, перо. Да, перо.
  
  - Перо? Чье перо? Не очень-то похоже!
  
  - Не важно, - Гарри покраснел, сделать перо у него не получилось, но признаваться в этом он не собирался. - Что ты хотела?
  
  - Я тут собралась отправлять письмо родителям, не хочешь со мной прогуляться? Мне скучно одной!
  
  Гарри вспомнил про озеро, которое советовал посетить Перси. Почему бы и нет?
  
  - Пошли.
  
  
  * * *
  - Привет, девочка, - Гарри гладил Хедвиг, с удовольствием дотрагиваясь до гладких перьев. Вот такие ему надо будет создать!
  
  Гермиона в этот момент рассматривала сов, выбирая, какую же ей отправить.
  
  - Гермиона, отправь Хедвиг. Она же скучает тут, мне некому отправлять письма. А так и она будет рада, и тебе не надо будет искать сову. Ты как, Хедвиг, согласна?
  
  Сова ухнула и ущипнула Гарри за руку.
  
  - Будем считать это за согласие.
  
  Гермиона улыбнулась этой сцене и подошла ближе.
  
  Хедвиг, как и всякая умная сова, сразу выставила лапу навстречу письму.
  
  - Здорово! - Гермиона привязала письмо к ноге совы. - Доставь его Линде Грейнджер.
  
  Хедвиг взмахнула крыльями и взлетела, без труда выпорхнув в окно.
  
  Гарри завороженно смотрел ей вслед, любуясь. Все-таки его сова была чертовски красивой.
  
  - Как думаешь, как совы находят адрес, куда надо доставить письмо или посылку? Да и доставляют они почту намного быстрее, чем может пролететь такое расстояние обычная птица.
  
  Гермиона пожала плечами.
  
  - Не знаю. Я бы сказала, что это магия, но не хочу выглядеть, как Уизли. Он постоянно твердит это, если чего-то не знает.
  
  Гарри хмыкнул. Это было правдой, Рон, он такой.
  
  - Пошли, сходим к озеру, я хочу кое-что проверить.
  
  Они спустились с совятни и пошли к озеру.
  
  - Как думаешь, у волшебников есть другие способы связи? - спросил Гарри. - Наверняка ведь есть, я слышал, волшебники могут даже телепортироваться, хотя я ни разу не видел. Еще есть камины, по ним можно перемещаться на огромные расстояние. Так неужели нельзя как-нибудь связаться друг с другом с помощью магии?
  
  Гермиона нахмурилась, пытаясь вспомнить что-нибудь полезное.
  
  - Не знаю, Гарри. Я не читала ничего об этом. Но я обязательно спрошу у мадам Пинс, уж она точно знает все об этом! Сюда бы что-нибудь наподобие телефона... - Гермиона аж зажмурилась. Она очень скучала по родителям, и общения письмами ей явно не хватало, даже Гарри это заметил.
  
  - Лучше у Лаванды и Парвати спроси... или у Сьюзен!
  
  Гермиона упрямо сжала губы, но кивнула.
  
  - У всех спрошу!
  
  У озера Гарри попробовал левитировать чуть-чуть воды... но получалась какая-то ерунда. Он как будто пытался набрать воды ведром, у которого нет дна. Да, заклинание брало какой-то объем воды, но он почти сразу возвращался обратно в озеро. Гарри просто не мог его удержать.
  
  Гермиона тоже заинтересовалась и попробовала левитировать воду, с тем же результатом.
  
  Спустя десять минут Гарри был готов признать, что у него ничего не получается. В чем секрет? Он не знал, но собирался это выяснить!
  
  - Так что ты пытался сделать, Гарри?
  
  - Левитировать воду!
  
  В ответ на скептический взгляд Гермионы Гарри рассказал все: о разговоре с Перси и о своих мыслях.
  
  - Есть же множество заклинаний левитации. Помнишь, когда ты упал с лестницы, профессор МакГонагалл левитировала тебя с помощью заклинания Мобиликорпус? Может, и для прямого полета есть такое. Почему не поискать в библиотеке?
  
  Гарри с трудом сдержался, чтобы не закатить глаза. Ну вот как? Что бы они не обсуждали, все в итоге сводилось к библиотеке! Это не было плохо... просто, ну, немного странно!
  
  - Не знаю, Гермиона. Возможно, я попробую поискать. Позже. А пока никто не мешает мне тренироваться в обычном заклинании. Пошли обратно?
  
  Та кивнула, и они отправились в замок.
  
  
  * * *
  Спустя несколько дней Гарри сдался. Ну, не получалось у него левитировать воду, вообще. Как бы он не изгалялся, чего-то не хватало!
  
  Перси на его возмущение только кивнул.
  
  - Ничего удивительного, Гарри. Левитировать воду - это высший пилотаж. Для этого ты должен владеть заклинанием очень хорошо... или чувствовать...
  
  - Чувствовать? Что чувствовать? Что ты имеешь в виду?
  
  - Для примера... вот, - Перси взял со стола перо и повертел им перед Гарри. - Почему оно не ломается?
  
  - Не знаю, - Гарри был в недоумении. - А почему оно должно ломаться? Ты же не левитируешь его, просто держишь.
  
  - Верно, но все же, почему оно не ломается?
  
  - Ну... ты его аккуратно держишь, потому и не ломается.
  
  - Именно. Я чувствую это перо своими пальцами. Поэтому сильно не нажимаю на него, и оно не ломается. Тот же принцип возможен и с левитацией, это называют телекинезом. Осознанное управление заклинанием, где ты чувствуешь структуру заклинания прямо как осязание пальцами. Это немного грубый пример, но подходит.
  
  - Сейчас, я научу тебя заклинанию осязания структуры. Оно было создано специально для заклинаний левитации, одним из мастеров-телекинетиков прошлого. Само заклинание даже проще Левиосы, но... но оно сильно дает по мозгам. Поэтому, Гарри, сначала ты будешь тренироваться при мне, на всякий случай.
  
  Перси показал Гарри движение палочкой и заставил повторять, пока не получилось идеально. А после дал и само заклинание.
  
  Гарри выполнил его несколько раз, но ничего не почувствовал. Перси на это лишь усмехнулся.
  
  - Нет-нет, чтобы почувствовать разницу, тебе нужно использовать заклинание левитации... И сядь в кресло, в первый раз это немного травмоопасно.
  
  Гарри пожал плечами.
  
  - Винг-гАрдиум Леви-о-са!
  
  Это было очень странное ощущение... и очень пугающее. Как будто у него выросла еще одна конечность и всей поверхностью этой конечности Гарри что-то чувствовал.
  
  Перо под его взглядом мгновенно смялось в какую-то кашицу, а Гарри выронил палочку и откинулся в кресле, тяжело дыша.
  
  - Тише, это нормально, дыши. Вот так.
  
  - Ч-черт... что... что это было?
  
  - Заклинание левитации - в осознанном его варианте. Не бойся, ты быстро привыкнешь. На самом деле, это не очень похоже на то, что чувствуешь, когда прикасаешься кожей к чему-нибудь. Привыкнуть намного легче, и нет никакой боли.
  
  Гарри в этом сомневался, но решил не спорить с старшим товарищем.
  
  Помаявшись пару минут, Гарри мысленно плюнул. Какого черта? Чего он боится? Он ведь ГРИФФИНДОРЕЦ. С этой мыслью Гарри выполнил еще одно заклинание левитации. Перо схлопнулось в себя как бы не быстрее, чем в прошлый раз. Гарри обрадовался и тому, что палочку не выронил.
  
  - Да, это будет немного сложнее, чем я думал.
  
  Спустя два часа у Гарри первый раз получилось не сломать перо. Прогресс!
  
  Рон, который наблюдал за этим цирком, только захихикал, глядя на выражение лица Гарри.
  
  Гарри тоже усмехнулся, это было волшебно. Просто левитировать какую-то вещь было классно. Но в общем-то, ничего особенного. Когда выполняешь заклинание, ничего не чувствуешь. Просто указываешь палочкой или управляешь мысленно. Но вот с этим заклинанием... это совсем другие ощущения, настоящее волшебство!
  
  - На сегодня хватит, Гарри. Лучше домашку сделай, я слышал, вам эссе задали на три фута...
  
  Гарри устало кивнул и расслабился... рано, наверное.
  
  Гермиона прилетела в гостиную как на крыльях и вывалила на Гарри кучу новых знаний. Оказывается, она вспомнила о способах связи, что они обсуждали вместе с Гарри, и решила узнать, что же такого есть у волшебников.
  
  - Таких способов очень много, Гарри. Есть специальные заклинания, но мне это не подходит. Мама с папой не волшебники, они не смогут ответить. Есть совы, но это мы и так знаем. Есть камины, с их помощью можно общаться. Но тоже не подходит. Ну и... наконец, зачарованные вещи. Оказывается, есть множество вариантов. Например, как тебе такое: кольца, которые позволяют обмениваться мыслями-сообщениями? Или несколько книг, в одной напишешь, в другой этот текст появится. Или пергамент. Или зеркала, которые показывают собеседника и передают звук. В общем, вариантов вагон и маленькая тележка.
  
  Гермиона выпалила это, не прерывая дыхания, а Гарри подзавис, пытаясь осознать все сказанное.
  
  - Э-э-э... классно... наверное.
  
  - А еще я договорилась с Карен, старостой. Она зачарует мне пару пергаментов, чтобы я могла быстро переписываться с родителями. А на Рождество мы с родителями сходим в Косой переулок и купим что-нибудь более подходящее.
  
  Гарри наконец справился с собой и улыбнулся взволнованной Гермионе, он знал, насколько это важно для нее.
  
  - Отлично, Гермиона. Может, Карен и нам покажет, как это сделать? Ты разве не хочешь увидеть, как создается зачарование.
  
  Лицо Гермионы взволнованно порозовело.
  
  
  * * *
  Ближе к рождественским каникулам похолодало еще сильнее, и выпал снег, даже озеро замерзло.
  
  Гарри уже без усилий кастовал согревающее заклинание, которое держалось больше получаса.
  
  Как ни странно, но большинство студентов не заморачивались такими тренировками, Гарри только головой качал, наблюдая на зельях, как остальные жмутся к своим котлам в безуспешных попытках согреться. Конечно, не все были такими разгильдяями. Например, Блейз Забини или Гермиона сидели спокойно и не дергались от холода.
  
  Гарри спокойно перетирал в кашицу флобберчервей, не отступая от рецепта. Недавно один из третьекурсников загремел в Мунго, волшебную больницу. Если верить слухам, ученик решил поэкспериментировать на уроке и где-то напортачил... Рвануло так, что ползамка слышало. Профессор Снейп вовремя заметил что-то неладное, и только из-за этого обошлось без смертей. Профессор поставил щит вокруг котла... но, к сожалению, рука студента оказалась внутри щита... То, что от нее осталось... В общем, третьекурсники были очень бледными в тот день и зареклись экспериментировать на зельях.
  
  История быстро облетела вокруг замка и обросла слухами, а Гарри для себя решил, что эксперименты с магией - дело довольно опасное и подходить к этому надо осторожно. А в зельях, - втройне осторожно. Да и не чувствовал он себя способным к каким-то экспериментам в зельях, это не его наука. Гарри знал, что сможет сварить что-то по рецепту, но создать что-то новое? Нет!
  
  Гарри высыпал кашицу в котел и полюбовался результатом, это был последний ингредиент. Проверив оттенок зелья, запах и консистенцию, он признал, что вышло неплохо. Не идеально, но уже лучше. С этими мыслями Гарри взял образец зелья и вернул звуки голосов с помощью браслета.
  
  - ...что непонятно?
  
  Гарри поморщился. Профессор Снейп опять распекал Невилла. Бедняга, Гарри сильно ему сочувствовал, но сделать пока ничего не мог. Невилл был еще большей катастрофой в зельях, чем сам Гарри. К тому же Невилл явно боялся Снейпа, и у него не было браслета. В общем, для Невилла это был самый ужасный урок в Хогвартсе!
  
  - Профессор, я все, - Гарри поднял руку, привлекая профессора.
  
  Это было не самым разумным поступком, но Гарри уже привык.
  
  - Что у вас тут, Поттер? - профессор нагнулся и едва не нырнул в котел, так близко он его рассматривал. - Неплохо. Выше ожидаемого.
  
  Гарри даже замер, боясь проснуться? Это что, профессор похвалил его или Гарри надышался паров зелья и у него начались слуховые галлюцинации?
  
  - Ты чего? - спросил Рон, когда они выходили из класса. - У тебя такое странное выражение лица...
  
  - А? Да ничего, Снейп... он сказал, что у меня неплохое зелье.
  
  - Ха-ха, смешно, Гарри... Постой, ты не шутишь?
  
  Гарри покачал головой, все еще не веря в происходящее.
  
  
  * * *
  На следующее утро Гарри и Рон проводили остальных на каникулы, нежданно-негаданно они вдвоем остались единственными первокурсниками в Хогвартсе.
  
  - Мистер Поттер.
  
  Гарри оглянулся, к ним подходила профессор МакГонагалл.
  
  - Мистер Поттер, пойдемте. Директор вас вызывает.
  
  Это не было неожиданностью, директор прислал записку, как и обещал. Там сообщалось, что в начале рождественских каникул они отправятся к целителю. Но не уточнялось, когда именно.
  
  Похоже, Рон останется единственным первокурсником в Хогвартсе.
  
  - Иду, профессор.
  
  Гарри попрощался с Роном и поспешил за профессором.
  
  МакГонагалл провела его к кабинету директора, попутно расспрашивая об успехах в трансфигурации. Гарри не без гордости описал, как он научился создавать различные перья. Теперь Гарри не носил на уроки перья, вообще. Он их создавал прямо там, каждый раз разные!
  
  - Весьма неплохо. Кислотные шипучки, - обратилась МакГонагалл к горгулье.
  
  Наверху возле ревущего камина их встретил профессор Дамблдор, в своей фирменной "звездной" мантии.
  
  - А, вот и вы, отлично. Спасибо, Минерва. Я его забираю!
  
  - До свидания, мистер Поттер. Возвращайтесь. Вам еще домашнее задание делать, - с таким напутствием профессор МакГонагалл вышла из кабинета.
  
  Гарри только моргнул на это.
  
  Директор улыбнулся замешательству Гарри.
  
  - Не обращайте внимания, мистер Поттер. Она просто волнуется! А сейчас... - директор махнул рукой на камин. - Нам предстоит небольшое путешествие. Вы знаете, как пользоваться каминной сетью?
  
  Гарри отрицательно качнул головой, ревущий камин его немного пугал.
  
  - О, не беспокойтесь. В этот раз вы пойдете со мной, вместе. Но теорию я вам расскажу.
  
  - Итак, чтобы использовать каминную сеть, нужно взять щепотку летучего пороха, - профессор Дамблдор показал Гарри на чашку с порошком, - и кинуть ее в огонь. После, когда огонь станет зеленым, вы входите в него и четко произносите адрес назначения. Без этого ничего не произойдет. Если вы произнесете адрес неправильно, вас выкинет в одном из ближайших незащищенных каминов. Ничего опасного, каминная сеть защищена от таких неожиданностей, максимум - споткнетесь на выходе. Понятно? Хорошо, тогда давайте руку.
  
  Гарри протянул руку, и в нее вцепилась сильная ладонь, совсем еще не старческая.
  
  Профессор взял щепотку порошка и кинул в огонь. Рев пламени в камине стал еще сильнее, а само пламя стало зеленого цвета.
  
  Директор шагнул в огонь и приглашающе махнул свободной рукой Гарри.
  
  - Не бойтесь, Гарри. Это не опасно.
  
  Гарри пожал плечами и шагнул к профессору, ожидая... Чего он ожидал, он и сам не знал, но ничего страшного не произошло!
  
  - Поместье Романо, малая гостиная.
  
  На несколько секунд мир завертелся, раскрасившись в зеленый цвет, и резко вернулся на место. Только твердая рука директора удержала Гарри от падения.
  
  - Спасибо, профессор. Меня так повело...
  
  - Это бывает, у вас просто не хватает опыта.
  
  Гарри не успел оглядеться, как в комнату вошел мужчина, возрастом примерно, как профессор Снейп. Он оглядел их и произнес на английском.
  
  - Здравствуйте, Меня зовут Клето Романо, а вы?..
  
  - Здравствуйте. Альбус Дамблдор и Гарри Поттер, мы с вами переписывались.
  
  - Точно, добро пожаловать! - Клето пожал им руки. - Пройдемте за мной.
  
  Мистер Романо привел их в большую комнату без окон. Похоже было на лабораторию - как ее представлял себе Гарри.
  
  - Вы позволите мне продиагностировать мальчика?
  
  - Конечно, для этого мы и пришли сюда, - ответил директор.
  
  - Ложитесь вот сюда, мистер Поттер, - Клето указал на кушетку. - Не бойтесь, вам ничего не угрожает. Я помещу вас в сон, а после завершения процедур выведу из него. Вы не заметите разницы.
  
  Гарри лег и попытался расслабиться, сейчас эмоции были на пике, было страшно и одновременно предвкушающе.
  
  - Сомниус.
  
  Мысли Гарри замедлили свой бег, и он зевнул, внезапно ощутив сильную сонливость. Через секунду Гарри Поттер уже спал.
  
  
  
  Глава 9
  
  
  "Как хорошо!" - подумал Гарри, просыпаясь. Открывать глаза не хотелось, хотелось понежиться в кровати немного, уроки могут и подождать... Гарри улыбнулся, а через секунду опомнился. Какие уроки? Они же с Роном провожали остальных на каникулы, а потом...
  
  Гарри открыл глаза и попытался оглядеться. Но ничего не получилось. Вокруг была абсолютная темнота, Гарри ничего не видел. НИЧЕГО! Гарри поднес руку к глазам, но и так не заметил разницы. Он ослеп? В голове начали появляться нехорошие мысли... Время.
  
  06:42, 2 января 1992 года.
  
  Гарри моргнул. Надпись на таком черном фоне выделялась очень сильно... Если бы у него не было зрения, не было бы и надписи, верно? Или нет?
  
  Через мгновение Гарри осознал, какое число показал ему браслет. Каникулы начинались двадцатого декабря, а сейчас... уже прошло почти две недели. Он спал почти ДВЕ НЕДЕЛИ!
  
  - Люмос!
  
  Свет резанул по глазам так, как никогда в жизни, и Гарри вскрикнул, отменяя заклинание. Ему почудилось, что в палате засияло второе солнце, только оно было не где-то там, в небе, а прямо здесь, рядом с ним.
  
  Гарри вытирал текущие слезы, пытаясь проморгаться и изгнать блики из глаз.
  
  - Ч-черт! Это я не подумал.
  
  Шепот вышел немного глухим, но подбодрил Гарри. Пришлось подождать пару минут, прежде чем повторить попытку.
  
  Гарри зажмурился и сконцентрировался, пытаясь вызвать наиболее слабый Люмос в своей жизни, направленный лучом в стену, чтобы свет не бил прямо в глаза.
  
  - Люмос.
  
  Осторожно открыв глаза, Гарри облегченно выдохнул. Свет был ярким, на взгляд Гарри, но смотреть было можно. Улыбнувшись, он посмотрел на свою руку и изумленно открыл рот... Палочка... ее не было. Но как?..
  
  Гарри так удивился, что отпустил заклинание, и свет, что исходил из его ладони, исчез.
  
  - Вау!
  
  Это было круто, Гарри даже забыл на мгновение про свое зрение. Он выполнил заклинание без палочки. Гарри помнил слова профессора Флитвика, что если тренировать заклинание, то вскоре можно выполнять его без движения палочки, без слов и, в конце концов, без самой палочки. Но... но он никогда не пробовал вызвать заклинание без палочки. И без слов тоже, если уж на то пошло.
  
  Гарри мечтательно улыбнулся. Это было хорошим напоминанием: нужно будет вернуться к этим возможностям в школе, узнать, как именно колдовать без слов. Гарри повернул голову, его палочка лежала на тумбочке.
  
  - Люмос.
  
  Гарри приоткрыл глаза, которые рефлекторно зажмурил, и наконец огляделся. Он лежал на давешней кушетке, на которую лег буквально десять минут назад... если верить ощущениям. Гарри покачал головой... чудеса.
  
  Свет постепенно угасал, но через некоторое время Гарри понял, что это не свет угасал. Это его глаза привыкали к свету. Пожав плечами, Гарри вызвал Люмос в форме светильника и разместил его над своей головой. Пришлось опять закрывать глаза и привыкать, но уже через десяток минут он смотрел на свет спокойно. И это было... волшебно. Гарри видел так четко, как никогда в жизни.
  
  Он, не вставая, мог прочесть надписи на плакате, что висел метрах в шести от его кушетки. Гарри захлестнула эйфория, и он вскочил с кровати, едва не приплясывая. Он ВИДЕЛ! БЕЗ ОЧКОВ!
  
  Не меньше получаса он бродил по комнате, пристально разглядывая любую вещь. Тут были всякие колбы, как в кабинете зельеварения, неизвестные Гарри инструменты. Вот эта штука, он мог бы поклясться, была маггловским микроскопом. И множество прочих интересных вещей, которым он сам не знал названия.
  
  Немного утомившись, Гарри вернулся на кушетку и улегся, улыбаясь как умалишенный. Это было так здорово!
  
  Сбоку от кушетки стояла тумбочка, на которой стояла лампа. Гарри потянулся и свободно достал до лампы рукой, найдя кнопку, он включил ее. Неяркий свет был почти незаметен под Люмосом самого Гарри, так что Гарри отменил собственное заклинание.
  
  
  * * *
  Полежав десять минут, Гарри заскучал.
  
  Немного поерзав, он закрыл глаза. Без мешающего фона было немного удобнее работать с дневником, как с некоторых пор Гарри начал называть записи в браслете.
  
  А в дневнике у Гарри было много всего: все лекции с октября месяца, все книги первого курса, правда, без картинок. И некоторые книги из библиотеки. Переносить их в дневник было скукой смертной, это было не совсем чтением, скорее, пролистыванием. Но... зато у него теперь есть учебники прямо в голове. Гермиона, услышав это, даже шутливо попыталась отобрать у Гарри браслет. Почему шутливо? О, ее эйдетическая память!
  
  Гарри потряс головой, вытряхивая оттуда лишние мысли. Сейчас его ждут чары, новые чары! Пока, лишь теория, но...
  
  Из спора с самим собой Гарри вырвал тихий скрип двери. Открыв глаза, он увидел удивленную женщину, что смотрела на зажженную лампу, а после, перевела взгляд на Гарри.
  
  Охнув, женщина изменилась в лице и подскочила к Гарри, начала что-то говорить на незнакомом ему языке, попутно выполняя заклинания, направленные на него.
  
  - Э-э-э, я понимаю только английский язык.
  
  - Мистер Поттер, с вами все в порядке? Вы же должны были еще спать! Давно вы очнулись? Это... - Гарри растерянно заморгал на такой монолог, женщина напомнила ему о Гермионе, та тоже тараторила без умолку, когда волновалась.
  
  - Здравствуйте. Со мной все хорошо, я проснулся... - Гарри вызвал время и продолжил: - Чуть менее часа назад.
  
  - Глаза не болят? Диагностика говорит, что с вами все хорошо. Сейчас, я вызову Клето, - женщина произнесла заклинание, но никакого эффекта, на взгляд Гарри, не было. Но женщина выглядела довольной. - Меня зовут Аманда. Аманда Романо, я биомаг-целитель.
  
  - Гарри Поттер. Приятно познакомиться, э-э-э...
  
  - Миссис, - поняла его затруднение Аманда, - я супруга вашего врача.
  
  Она тепло улыбнулась Гарри.
  
  Вскоре в комнату ворвался и Клето Романо, который развил бурную деятельность, проверяя Гарри десятками заклинаний и расспрашивая обо всем, что Гарри делал после пробуждения. Гарри получил свой законный выговор за резкий свет в глаза, похвалу за выполнение беспалочкового заклинания и заверение, что все с ним хорошо.
  
  Наконец, целитель успокоился и трансфигурировал три кресла - для всех присутствующих.
  
  - Итак, мистер Поттер. Операция прошла очень хорошо, никаких отклонений нет. Ваше зрение сейчас близко к идеальному и будет таким еще десятки, а то и сотни лет. Если вы его не испортите, конечно.
  
  Гарри кивнул и поинтересовался.
  
  - А что вы вообще сделали? Как проходило лечение?
  
  Взрослые переглянулись, беззвучно совещаясь, и кивнули друг другу.
  
  - Это может быть травмирующим знанием, вы уверены, что хотите знать?
  
  Гарри снова кивнул, что может быть страшного в знании?
  
  - Ваши глаза, мистер Поттер, были сильно повреждены. В раннем возрасте у вас было какое-то травмирующее событие, которое и повлияло на ваши глаза. Исправить эти повреждения было бы сложно, поэтому мы выбрали другой, более легкий путь лечения, - мистер Романо замолчал, а продолжила Аманда:
  
  - Мы удалили ваши глаза и вырастили новые. Без травм, а после улучшили зрение до состояния, близкого к идеалу. Все это заняло порядочно времени. К сожалению, - она извиняюще улыбнулась Гарри, - Рождество уже прошло. Сегодня второе января.
  
  - А цвет глаз...
  
  - Такой же, как и был. Не беспокойтесь, Гарри.
  
  Гарри облегченно вздохнул, он любил свой цвет глаз. Это было еще одним напоминанием о его родителях и в особенности о маме.
  
  - Я и не знал, что маги так могут. А руки-ноги выращивать тоже можно? - Гарри внезапно пришла в голову интересная мысль. - А убирать шрамы?
  
  - Да, все это возможно. Магия дает потрясающие возможности, если сравнивать с обычными людьми, - Аманда задумалась на секунду. - Вы хотите убрать этот шрам?
  
  Гарри прикоснулся к шраму на лбу и задумался. До Хогвартса он гордился своим шрамом. Это было его отличительной особенностью - то, что выделяло его из толпы. И это ему нравилось. Но... но в Хогвартсе Гарри очень быстро изменил свое мнение о внимании к себе и об самом шраме. Он кивнул Аманде.
  
  - Да, я бы хотел его убрать.
  
  - Это несложно и не очень дорого, двенадцать галлеонов. Подходит? Тогда ложитесь на кушетку, - Аманда встала и помогла Гарри устроиться. - Вся операция займет не больше получаса. Пока я убираю шрам, Клето вызовет вашего опекуна. Сомниус.
  
  
  * * *
  - ...мальчик сам этого захотел?
  
  - Да. Это проблема?
  
  - В общем-то, нет. Иногда шрамы могут сослужить хорошую службу. Но об этом уже поздно говорить. Ну что же...
  
  Гарри разлепил глаза: рядом с ним стояла Аманда, а чуть дальше еще несколько человек. Это были Альбус Дамблдор и целитель Романо. А еще рядом с ними стоял гоблин. Гарри поморщился, лоб немного саднил, как будто он сильно перенапряг находившиеся там мышцы.
  
  - Вот и все. Можете вставать, мистер Поттер.
  
  Собеседники повернулись и посмотрели на Гарри.
  
  - Ох, мистер Поттер. Без очков и шрама вы выглядите... немного иначе, - директор улыбнулся.
  
  Гарри улыбнулся в ответ и подошел к зеркалу, разглядывая себя. В зеркале отразился вихрастый мальчик с яркими зелеными глазами, сорванец, как сказали бы соседи тети Петунии. Ни шрама, ни очков. Замечательно! Гарри ухмыльнулся себе в отражении и вернулся к директору.
  
  - Итак. Сколько мы вам должны? - директор внимательно посмотрел на целителей.
  
  - 332 галлеона. Это с учетом диагностики и всего прочего, включая удаление шрама. Как ранее и договаривались.
  
  - Отлично, - директор взял у гоблина бланк и вписал туда необходимую сумму, а после повернулся к Гарри: - Мистер Поттер, приложите ключ вот сюда и распишитесь вот здесь.
  
  После всех этих действий гоблин выдал целителям мешок с необходимой суммой денег и ушел, а Гарри начал прощаться. Собираться ему не надо было, разве что палочку взять.
  
  Пока все шли к каминам, Гарри от всего сердца благодарил целителей. Те зазывали Гарри возвращаться, если ему нужны будут услуги профессионалов. Если не они, тогда их знакомые смогут помочь!
  
  В кабинете директора Дамблдор задержал Гарри еще немного.
  
  - Постойте, мистер Поттер, - он достал из стола сверток и протянул его Гарри. - Это принадлежит вам.
  
  Гарри смутился. Уж чего-чего, а подарка он от директора не ожидал...
  
  - Спасибо, профессор. Мне нечем отдариться.
  
  - О, Гарри. Это не подарок, эта вещь принадлежала вашему отцу, и я всего лишь возвращаю ее вам. В восьмидесятом году я взял эту вещь, чтобы исследовать. Любопытнейший артефакт. К сожалению, вернуть ее я не успел... Кхм.
  
  Директор полез в стол снова и вытащил вазочку с печеньем.
  
  - Раз уж речь зашла о подарках, угощайтесь мистер Поттер. Это тыквенное печенье, - профессор Дамблдор смущенно улыбнулся. - Я, признаться, обожаю всяческие сладости. Счастливого Рождества!
  
  И директор аппетитно захрустел печеньем.
  
  Гарри усмехнулся и присоединился к импровизированной трапезе, печенье было изумительным.
  
  Доев печенье, Гарри развернул сверток и растерянно посмотрел на содержимое. Это была какая-то серебряная ткань.
  
  - Что это?
  
  - Мантия-невидимка. Артефакт, что скрывает от зрительного и магического поиска. К сожалению, у нее есть изъян, звуки она не гасит, - директор развел руками, словно извиняясь.
  
  Гарри обалдело смотрел на ткань, ему сразу же захотелось накинуть ее на себя и посмотреть, что будет. Профессор Дамблдор легко увидел его желание и приглашающе махнул рукой.
  
  - Не стесняйтесь, мистер Поттер. Я понимаю ваше желание и любопытство.
  
  Гарри нетерпеливо взял ткань в руки, на ощупь она была чуть тверже воды. Странное ощущение. Накинув ее на руки, Гарри только рот раскрыл. Конечно, после слов "мантия-невидимка" он ожидал чего-то такого, но увидеть вживую...
  
  Руки просто исчезли.
  
  Торопливо скинув мантию, Гарри убедился, что руки у него все еще есть.
  
  Директор наблюдал за ним с улыбкой, Гарри смутился еще больше.
  
  - Извините, профессор.
  
  - Все в порядке, Гарри. Обед будет через несколько часов, студенты вернутся с каникул лишь завтра. У вас еще есть время отдохнуть. И советую не сильно баловаться с этой мантией. Вы не первый, кто владеет таким артефактом, а профессора обычно назначают строгое наказание, если ловят. Всего доброго, мистер Поттер.
  
  Гарри попрощался и спустился вниз, прижимая к себе сверток с мантией. Сначала он хотел пойти к Рону, но после передумал. Сейчас... сейчас он пойдет в библиотеку. Библиотека находилась на четвертом этаже, так что идти было недалеко, и вскоре Гарри был на месте. Попутно он рассматривал коридоры в новом свете, с хорошим зрением все выглядело ярче, четче. Это трудно было описать словами - это надо видеть.
  
  В библиотеке было практически пусто, только пара равенкловцев, что негромко переговариваясь, сидя за столом, и мадам Пинс. К последней Гарри и направился.
  
  - Извините, мадам. Вы не подскажете, где мне можно почитать о невербальных заклинаниях?
  
  Мадам Пинс поджала губы.
  
  - Стандартная книга заклинаний, шестой курс, - мадам указала на стеллаж. - Третья полка.
  
  Гарри поблагодарил мадам Пинс и направился к стеллажу. Найти книгу было несложно, там стояло множество одинаковых книг. Открыв оглавление, Гарри нашел раздел о невербальных заклинаниях и прочел все от корки до корки, попутно занося текст в браслет.
  
  Спустя полчаса Гарри в пустом кабинете попробовал вызвать Люмос с палочкой, но без произношения формулы. Первые попытки ничего не дали.
  
  Гарри, нахмурившись, перечитал теорию. Чтобы создать заклинание невербально, нужно хорошо представлять это заклинание и принцип его действия. Он представил, как на кончике его палочки возникает светящаяся точка, и мысленно возопил: "ЛЮМОС!"
  
  Ничего не произошло. Разозлившись, Гарри просто захотел, чтобы свет появился. И он появился! Кончик палочки загорелся, как от обычного Люмоса. Гарри сразу растерял всю свою концентрацию, благо, если заклинание уже создано, держать его гораздо легче.
  
  Чтобы повторить результат, Гарри понадобилось еще минут пять. Каждый тип Люмоса пришлось "изучать" заново, но давалось это намного проще, когда понимаешь принцип. Это заклинание Гарри знал, пожалуй, лучше, чем большинство студентов в Хогвартсе. Прошло почти два часа, прежде чем Гарри закончил. Теперь он мог колдовать невербально... одно заклинание.
  
  Гарри радостно засмеялся, это было так волшебно!
  
  Гарри решил попробовать еще и Левиосу выполнить невербально, ее он тоже тренировал очень много. Но после пятнадцати минут попыток признал, что пока ему это не по силам.
  
  
  * * *
  Сходив в гостиную, Гарри положил сверток с мантией в сундук, переоделся и поспешил на обед.
  
  - Всем привет. Счастливого Рождества!
  
  - Гарри? Оу, где твой шрам? Ты вернулся! Дружище, ты тут такое пропустил, - Рон стал говорить шепотом. - Мы с близнецами тут такую шутку устроили... так классно было.
  
  Гарри счастливо улыбнулся, присаживаясь рядом с другом... с друзьями. Поглядев на свою руку, Гарри еще раз улыбнулся и подумал: "Да будет свет!"
  
  Яркий шарик света на его ладони и открытые рты соседей по столу были ему ответом.
  
  
  
  Глава 10
  
  
  После обеда Гарри остановил в коридоре близнецов и заказал у них покупку сладостей. Всем гриффиндорцам было известно, что близнецы могут притащить вкусненького из Хогсмида.
  
  Так то совершеннолетние могут посещать деревню хоть каждый день, по желанию. Но вот остальные студенты испытывали с этим сложности. С третьего курса деревню можно посещать в выделенные дни, да и то, если у тебя есть разрешение опекуна.
  
  Близнецы знали какой-то ход, который вел прямо в деревню, и зарабатывали на этом. Перси на такое только глаза закатывал, лишь бы не попадались. А старшекурсники, которые могли бы на этом заработать, только носы воротили, такая мелочевка их не интересовала.
  
  
  * * *
  Вечером, получив заказанное, Гарри раздал знакомым сладостей, а Рону коробку конфет и пожелал счастливого Рождества.
  
  - Гарри, а чего ты свои подарки не разворачиваешь?
  
  Гарри только удивленно посмотрел в ответ.
  
  Рон схватил его за руку и потащил наверх, оказывается, под кроватью у него лежали подарки. Много подарков. Гарри уставился на это богатство. Конечно, Гарри получал подарки от Дурслей... ну, как подарки... однажды ему подарили вешалку.
  
  Гарри кисло улыбнулся, вспомнив этот эпизод.
  
  Отбросив такие мысли, Гарри приглашающе махнул рукой Рону, и они вместе стали разворачивать подарки. О, тут было много всякого разного: книги по чарам от Сью и Ханны, кобура для палочки от Гермионы, справочник по редким растениям от Невилла и много всего прочего. От Рона, близнецов и Перси тоже были отдельные подарки.
  
  - Спасибо, Рон, мне очень идет, - Гарри хихикнул, одевая черные очки.
  
  - Зря смеешься, это очки, которые позволяют видеть в темноте. Еще моему дедушке принадлежали, - Рон слегка смутился.
  
  - Вау! - Гарри новым взглядом посмотрел на очки. Вещь была полезная. Вспомнив о мантии, Гарри подумал, что в таких очках можно было бы побродить ночью по замку. Но с другой стороны, Гарри хорошо помнил предупреждение директора, наказание будет... строгим! Так что пусть пока лежит в сундуке, пригодится.
  
  Гарри поднялся и вытащил мантию из сундука.
  
  - Смотри, Рон. Эта мантия принадлежала моему отцу, Дамблдор говорит, это редкий артефакт.
  
  Рон с возрастающим интересом ощупал ткань и вопросительно уставился на Гарри.
  
  - Что она делает?
  
  У него был такой взгляд, как будто он знал ответ.
  
  Гарри ничего не ответил, только усмехнулся и накинул мантию на себя, исчезая.
  
  - Так и знал. Это мантия-невидимка, - прошептал Рон с благоговейным восторгом. - И верно, большая редкость. Близнецы отдадут левую руку, чтобы взять такую мантию напрокат. Ух, я представляю, какие шутки они смогут сделать с ее помощью.
  
  - Не сомневаюсь, - сказал Гарри, скидывая мантию. - Хочешь попробовать?
  
  - Спрашиваешь?!
  
  Рон накинул мантию и подошел к зеркалу, играясь.
  
  Сам Гарри, улыбаясь, рассортировывал подарки, думая, куда же их сложить. Место в сундуке не бесконечное, и что-то с этим надо будет делать...
  
  
  * * *
  К ужину следующего дня приехали студенты, и Гарри шнырял между столами, раздавая подарки. Даже среди слизеринцев у него была пара приятелей.
  
  Гермиона в ответ на поздравление только обняла опешившего Гарри.
  
  - Хорошо выглядишь, Гарри. Без очков ты выглядишь... ярче. Мне нравится, - она немного порозовела и улыбнулась Гарри.
  
  Это кстати, заметили немногие. Без очков и шрама Гарри стал невидимкой для большинства студентов Хогвартса. Его и раньше не особо выделяли, за четыре месяца он примелькался и не делал ничего особенного. Но сейчас... сейчас на него вообще не обращали внимания.
  
  - Спасибо, Гермиона. Как прошли каникулы? Классная кобура... - Гарри показал левый рукав, откуда торчала рукоятка палочки. - Довольно удобно.
  
  - Это все мама. Когда мы пошли в Косой переулок, не сразу нашли подходящий магазин. А уж там, когда нашли, мама развернулась ураганом. Накупила кучу мелких артефактов и полезных вещей, включая кобуру, - Гермиона показала свои заколки в волосах. - Вот. Укрепляют волосы и не дают им ломаться, не пропускают пыль и грязь. В общем, мама была в восторге.
  
  - Ну, а способа связи мы не нашли... готового. Заказали у хозяина магазина, он сделает нам пару зеркал связи. Мама пришлет зеркальце совой.
  
  - Классно, - Гарри тоже не прочь был посетить такой магазин. - Расскажешь мне поподробнее?
  
  - Обязательно, только не сейчас...
  
  Гарри хмыкнул, оглядываясь, да, не сейчас.
  
  
  * * *
  Учебный процесс в втором полугодии изменился, учителя стали давать куда больше теории, чем раньше. Но практика все еще занимала главенствующее положение. Перси признался, что так будет и дальше. Практики выполнения заклинаний, варки зелий и прочего всегда будет больше, чем теории.
  
  - Ну, кроме рун, наверное. Там больше теории, меньше практики.
  
  Гарри, как всегда, делал домашнее задание рядом с Перси, привык уже. Неподалеку играли в шахматы Рон и Гермиона. Гарри и сейчас удивлялся, как Рон смог затащить девочку в игру, та всегда отказывалась, предпочитая чтение всяким играм.
  
  - А что вообще можно сделать с помощью рун?
  
  - В основном, руны - это ритуалистика и создание артефактов. Артефакторика - не чистое зачарование предметов, а более стабильные вещи. Как бы пояснить... - Перси поднял глаза к потолку, задумавшись. - Если зачарованный на левитацию камень будет левитировать неделю, то созданный при помощи рун артефакт будет левитировать год... это грубый пример.
  
  Гермиона оторвалась от доски и вступила в дискуссию.
  
  - Перси, а в Хогвартсе есть дополнительные занятия? Может, учителя дают дополнительные уроки...
  
  Перси хмыкнул в ответ на вопрос.
  
  - Нет, мисс Грейнджер. Нагрузка на учеников каждый год повышается, на пятом году обучения, когда сдается СОВ, нагрузка уже слишком большая. Конечно, лентяи всегда найдут время, чтобы не заниматься или заниматься чем-нибудь другим. Но тем, кто серьезно учится, времени не хватает. Что же касается учителей, то они и так чрезмерно нагружены, им не только нужно вести задания, они проверяют эссе, патрулируют коридоры, составляют учебные планы и прочее, чего я знать не могу. А им ведь еще и есть надо.
  
  Гермиона смутилась на такую импровизированную "отповедь".
  
  - Тебе шах и мат, - ликующе сказал ей Рон. - Кто следующий?
  
  Гермиона негодующе фыркнула в ответ и удалилась с независимым видом.
  
  - Как так, Рон?
  
  - Что?
  
  - Как ты ее победил? Я и сам с ней пробовал играть, она меня разделала в пух и прах.
  
  - Гермиона неплохо играет, да, но ничего особенного.
  
  Гарри задумчиво посмотрел на своего друга и задал давно мучающий его вопрос.
  
  - Рон, скажи, а на сколько ходов вперед ты просчитываешь игру?
  
  - Зависит от фигур. Но в основном на восемь-десять шагов вперед. Иногда больше, иногда меньше.
  
  Гарри стеклянными глазами посмотрел на него. Восемь-десять шагов? Гарри с браслетом с трудом просчитывал на пять шагов вперед, да и то у него только недавно начало получаться...
  
  А он еще хотел выигрывать...
  
  
  * * *
  С некоторых пор Гарри решил использовать в левитации ТОЛЬКО свой разум, а не палочку. Как обычно это происходит? Наводишь палочку на цель, произносишь заклинание и палочкой управляешь полетом. Верно? Все так. С опытом приходит понимание, что для управления палочка не очень-то и нужна. Навел на цель, выполнил заклинание и мысленно управляешь.
  
  Правда, легко сказать: мысленно управляешь. На деле же проще управлять палочкой и не заморачиваться такими сложностями.
  
  Но вот если использовать Левиосу в паре с заклинанием чувства структуры, то открываются новые возможности. Например, можно вообще никуда не указывать палочкой. Использовал заклинание, сам подвел структуру заклинания к цели и действуешь. Звучит просто?
  
  На деле понадобилось несколько дней, чтобы научиться так действовать, и пока что это работало намного медленнее, чем прямое управление палочкой. Но в перспективе...
  
  Гарри завел себе привычку постоянно что-то левитировать. Гуляет он, идет на урок или с урока - левитирует перо или еще что-нибудь хрупкое.
  
  Гарри даже пробовал левитировать несколько предметов сразу, отдельно. Максимум, получалось управлять двумя предметами одновременно, со скрипом и потом на лбу от сильного напряжения.
  
  Рон, увидевший его мучения, рассказал, как профессор Флитвик украшал рождественские елки телекинезом.
  
  - Один взмах палочки, и десятки предметов сразу взмывали и летели к своему месту, это было завораживающе. Он как маленький дирижер, стоял и взмахивал палочкой под невидимую музыку.
  
  Гарри немного пожалел, что пропустил такое.
  
  
  * * *
  Месяц пролетел быстрее, чем Гарри успел моргнуть. Наступил февраль.
  
  Сегодня лицезрение того, как Перси частичной трансфигурацией выполнял свое домашнее задание, сподвигло Гарри на новые "свершения".
  
  Гарри решил тренироваться писать пером. Банально? Гарри решил тренироваться писать пером... управляя им... телекинезом.
  
  Благо, жалеть пергамент или перья не нужно, пергамента ему натрансфигурировал Перси, а перья Гарри сам был мастак делать.
  
  Писать таким способом было... непривычно, странно, трудно. У Гарри уже был неплохой контроль и с каждым днем он был все лучше. Сравнение с третьей рукой было далеко от правды, но что-то в этом сравнении есть, определенно...
  
  - Ты занимаешься ерундой, Гарри, - Гермиона неодобрительно покачала головой и ушла за стол Равенкло. Гермиона крепко сдружилась с одной из второкурсниц Равенкло, теперь она часто зависала у них за столом или в гостиной.
  
  В Большом зале сегодня было пустовато. Обычно тут всегда было много народу. Друзья с разных факультетов могли собираться тут, в Большом зале, или в библиотеке. Ну и в пустых аудиториях, конечно, но это скучно.
  
  - Чего это она? - спросила Ханна.
  
  - Ей не нравится, что я трачу время на "ерунду", - Гарри пожал плечами. - Я много тренируюсь в телекинезе и не так уж много читаю. Да вы сами знаете, чем я занимаюсь, чего я рассказываю...
  
  Замолчав, Гарри продолжил выводить букву за буквой, слово за словом. Это было так странно: ощущать перо, чернила и пергамент одновременно. Сначала Гарри попробовал держать перо за несколько точек опоры, как будто пальцами, но это были неудачные попытки. Перо так или иначе вырывалось или искажало движение. А вот когда он контролировал всю поверхность пера и пергамента, получалось намного лучше.
  
  Внезапно, на плечо ему кто-то приземлился, и Гарри едва не упал.
  
  - Ух.
  
  Гарри выругался под девичий смех.
  
  - Хедвиг, - простонал Гарри, потирая плечо. - нельзя так пугать.
  
  Девочки заворковали, поглаживая красивую сову. А та, чувствуя внимание, важно шествовала по столу, ухая время от времени.
  
  - Гарри!
  
  - А? - Гарри завертел головой, пытаясь понять, кто его звал.
  
  - Гарри, поможешь мне с зельями? - Невилл с пером в руке сидел недалеко от их компании и умоляюще смотрел на него.
  
  - А, Невилл... Ты в ответ поможешь мне с травологией. Идет?
  
  - Идет!
  
  Гарри ухмыльнулся, выгодная сделка. Он и сам хотел помочь Невиллу с зельями, давно уже. Но все не знал, как подойти. А тут еще и с травологией в ответ помогут.
  
  - Давай к нам.
  
  Пока Невилл перебирался к ним поближе, Гарри обхаживал Хедвиг.
  
  - Кто-нибудь понимает совиный язык? Что она там бормочет, я не понимаю. Я только с змеями разговаривать умею!
  
  Девочки замолчали после этого заявления и уставились на Гарри круглыми глазами. Невилл тоже удивленно смотрел на Гарри, как будто у последнего выросла еще одна голова.
  
  - Что? - Гарри даже захотелось попятиться от этих взглядов.
  
  - Ты владеешь парселтангом, Гарри? А почему не рассказывал?
  
  - Чем владею?
  
  - Парселтанг. Язык змей. Это магический язык, который позволяет магу разговаривать с змеями, - Сьюзен оглянулась, смотря на студентов, не подслушивает ли кто. - Некоторые волшебники считают, что парселтангом владеют только темные маги.
  
  - Не стоит всем рассказывать об этом, - Невилл тоже выглядел непривычно серьезным. - Даже моя бабушка считает, что владеть парселтангом - это нехорошо.
  
  - Хорошо-хорошо... - Гарри поднял руки, сдаваясь. - Мне, в общем-то, безразлично, я лишь однажды говорил со змеей в зоопарке. Я не буду никому рассказывать.
  
  - Это серьезно, Гарри, - настаивал Невилл. - Без всяких шуток, не упоминай парселтанг при посторонних. Это все из-за последней войны, многие все еще боятся.
  
  - Чего?
  
  - Не чего, а кого. Того-кого-нельзя-называть. Он тоже владел парселтангом - это было общеизвестно.
  
  Сьюзен кивнула, подтверждая слова Невилла.
  
  - Тетя рассказывала, что некоторым волшебникам, которые владели парселтангом, пришлось уехать из Англии. Их не преследовало министерство, но... некоторые маги... они решили устроить самосуд. Так что делай выводы.
  
  Гарри поежился и кивнул.
  
  - Но, Волд... - Гарри посмотрел на вздрогнувшую Ханну и поправился: - Тот-кого-нельзя-называть умер, разве нет?
  
  - Умер. Но маги все еще боятся, боятся что он вернется.
  
  - Ладно. Закрыли тему, а то у меня от нее мурашки, - Гарри взлохматил волосы и кивнул Невиллу: - Доставай шарманку, сейчас будем делать суп.
  
  
  
  Глава 11
  
  
  Заканчивался урок зелий, все уже собирались уходить, но Гарри и Невилл продолжали сидеть за своей партой.
  
  - Мистер Лонгботтом, мистер Поттер, вам нужно особое приглашение? - профессор Снейп, подняв брови, разглядывал мальчиков.
  
  - Извините, профессор. У нас есть пара вопросов.
  
  - Вот как? - язвительно сказал Снейп. - Рассказывайте.
  
  Гарри помялся, но начал свой рассказ, совмещенный с вопросами.
  
  - Я тут вызвался помочь Невиллу с зельями... - Гарри поежился под насмешливым взглядом преподавателя, но продолжил: - Ну так вот, пересадил его ко мне. Убрал все звуки заглушающим заклинанием.
  
  - Продолжайте, мистер Поттер.
  
  - Э-э-э... Далее мы составили с Невиллом план, как мы будем варить зелья. Сначала мы выписываем ингредиенты зелья на листок; сверяясь с ним, берем только НУЖНЫЕ ингредиенты. Расписываем план варки зелья и, собственно, варим, контролируя друг друга. Сегодня был третий урок, когда мы так работаем. Но...
  
  Гарри показал на бурду, что была в котле Невилла, и на свое почти идеальное зелье.
  
  - Что-то идет не так. Я внимательно следил за Невиллом. Мы делаем зелье одинаково, но получается у него вот такое. В чем может быть проблема?
  
  - Вы уверены, мистер Поттер? Я сомневаюсь, что мистер Лонгботтом может правильно сварить зелье.
  
  Невилл съежился от этих слов, а Гарри едва не вспыхнул от злости.
  
  - Я уверен!
  
  Профессор задумчиво посмотрел на Невилла и спросил.
  
  - Мистер Лонгботтом, вы позволите мне продиагностировать себя?
  
  - Ч-что?
  
  - Диагностика, мистер Лонгботтом. Мне нужно узнать, не мешает ли вам что-то изготавливать зелья.
  
  - Хорошо. Проверяйте, профессор.
  
  Профессор Снейп вытащил палочку и направив ее на Лонгботтома, выполнил несколько заклинаний. Спустя минуту профессор нахмурился и повторил свои заклинания, выполнив еще парочку дополнительных.
  
  - Кто же вас так скрывает, мистер Лонгботтом?
  
  - Что? О чем вы...
  
  - На вас наложено множество скрывающих и искажающих чар. Именно на вас, не на вашу одежду. И это плохо: искажающие чары искажают не только поисковые чары, но и магию, что изливается из вас. Ту самую магию, что используется в зельях. Не удивительно, что ваши зелья... такого качества. Чтобы с таким комплексом чар варить зелья, нужно быть подмастерьем, не меньше. Хм...
  
  Профессор задумался на несколько секунд, а после обратился к Невиллу.
  
  - Кто бы не наложил эти чары, он знал, что делал. Скорее всего, это была ваша бабушка, мистер Лонгботтом. Поэтому я не могу снять их с вас. Советую вам обратиться к декану. Это в ее компетенции: связываться с опекунами и решать такие вопросы... а сейчас вы свободны. Убирайте котлы и выметайтесь отсюда.
  
  Профессор ушел, а мальчики изумленно переглянулись.
  
  - Скрывающие чары? Я про такие не слышал.
  
  - Я слышал, но... - Невилл покачал головой.
  
  Мальчики быстро собрались и вышли из класса. На повороте к выходу из подземелий Гарри внезапно повернулся и пошел в другой коридор.
  
  - Ты куда, Гарри? Я не знаю этот коридор.
  
  - Это короткий путь, срежем шесть этажей. Доверься мне, Невилл.
  
  Гарри подошел к картине с озером и постучал палочкой по раме. Под изумленным взглядом Невилла Гарри просунул руку прямо в картину, а потом вытащил обратно.
  
  - Заходи, ты первый. Не бойся, я пользовался этим проходом уже не один раз.
  
  Невилл, неуверенно оглядываясь на Гарри, прошел сквозь картину. Гарри последовал за ним.
  
  - Где это мы?
  
  - Восьмой этаж. До гостиной - спуститься чуть вниз и пройти один коридор, - Гарри улыбнулся изумленному Невиллу и пошел вперед.
  
  Вскоре мальчики уже вошли в гостиную. Вокруг одного из столов сгрудились множество студентов и что-то жарко обсуждали, яростно споря. Там было явно не протолкнуться...
  
  - Я пойду переоденусь, Гарри, - Невилл помахал рукой и убежал в спальню.
  
  Гарри нашел взглядом Гермиону, уже делающую домашние задания. Подойдя к ней, Гарри спросил:
  
  - Эй, Гермиона. Что это за сборище?
  
  Та фыркнула на его вопрос.
  
  - Представляешь, отец прислал Финнигану пластмассовых игрушек, солдатиков. Финниган и Уизли взяли и анимировали их чарами, что профессор Флитвик показывал недавно, помнишь, когда профессор заставил танцевать ананас? А теперь играются...
  
  - Оу, - Гарри с интересом посмотрел на толпу. - Постой, но ими же надо управлять. Нельзя этими чарами анимировать фигурку, чтобы она сама действовала. Только самому ей управлять. Да и то, это дело не легкое.
  
  - А почему ты думаешь, там такая толпа? Всем понравилось устраивать войнушку. Каждый взял себе по солдатику. Там у них сейчас баталия идет. Какой-то умник трансфигурировал горы из стола, и теперь там одни защищают перевал, другие его берут. Как дети... - Гермиона недовольно фыркнула и вернулась к работе.
  
  - Принимаем ставки, быстрее, пока битва не закончилась, принимаем ставки... - кричали близнецы Уизли.
  
  Гарри усмехнулся и направился к ним. В Хогвартсе постоянно появлялось что-то новенькое.
  
  
  * * *
  В конце февраля Гарри с удовольствием пошел на матч Гриффиндор-Хаффлпафф.
  
  К одиннадцати часам стадион был забит битком - казалось, здесь собралась вся школа.
  
  Подходя к своей трибуне, Гарри с друзьями услышали за спиной ехидный голос Малфоя.
  
  - Вашей команде конец, Поттер. Команда Диггори расправится с вашими, как с котятами, - Малфой мерзко ухмыльнулся повернувшимся гриффиндорцам.
  
  Гарри хотел придержать Рона, но тот, к удивлению Гарри, даже и не думал злиться.
  
  - Гарри, мне показалось, или Малфой только что прилюдно признал, что команда Хаффлпаффа в два раза лучше команды Слизерина? Если хаффы расправятся с нашими, а наши без труда одолели слизней... - на лице Рона была не менее ехидная улыбка.
  
  Гарри усмехнулся ошарашенному Малфою и потащил друзей дальше.
  
  - Ты видел его лицо? - друзья рассмеялись. Лицо Малфоя в момент осознания слов Рона надо было видеть.
  
  Гарри с друзьями уселись на самом верхнем ряду.
  
  Ждать долго не пришлось, скоро команды высыпали на поле.
  
  Судила матч мадам Трюк. Она стояла в центре поля, держа в руках метлу и ожидая, пока команды выстроятся друг напротив друга.
  
  Мадам Трюк что-то сказала капитанам, которые пожали друг другу руки, а после с силой дунула в серебряный свисток и взмыла высоко в воздух вместе с четырнадцатью игроками. Матч начался.
  
  - ...квоффл оказывается в руках у Эрика Данна, ловца из Гриффиндора. Вы видели этот маневр? Он перехватил мяч прямо во время паса вражеских охотников. Так, пас Анджелине...
  
  Гарри с удовольствием следил за матчем, там творилось что-то невероятное. Ловец гриффиндорцев помогал своим охотникам, попутно ища снитч. Похоже, капитан Вуд придумал новую тактику!
  
  - ...Это Джонстон! Спиннет! Джонстон! Белл! Снова Джонстон! Бросок... и ДА-а-а. Это ГОЛ! Гриффиндор продолжает лидировать! Счет 80:40 в пользу Гриффиндора.
  
  Болельщики сборной Гриффиндора взвыли, и Гарри был в их числе. В этот раз, четко видя все происходящее на поле, Гарри испытывал невероятные ощущения.
  
  - ...что он делает? Седрик Диггори увидел снитч?
  
  Один из игроков стремительно пикировал вниз, вытянув руку, но ловец Гриффиндора не клюнул, он, наоборот, поднимался вверх, стремительно вихляя в воздухе, как будто преследовал невидимого противника.
  
  - Я ничего не вижу, - пожаловался Рон. - Где снитч?
  
  - У Данна. Диггори блефует! - уверенно сказал Гарри, указывая пальцем на смазанную фигуру, которая стремительно пролетала между трибунами, преследуя нечто, что видела только она.
  
  Ловец Хаффлпаффа, видимо, понял, что маневр не удался. А выровнявшись, изменился в лице, когда увидел противника.
  
  Гарри во все глаза следил за ловцом Гриффиндора, тот творил нечто. Гарри видел снитч, браслет подсвечивал ему всех игроков и все мячи. Данн гнался за крылатым шариком, не отставая ни на шаг, несмотря на то, что последний вихлял в воздухе как пьяный матрос.
  
  - ...вы только посмотрите, что они делают. Диггори догнал Данна, и они теперь вместе преследуют снитч...
  
  Эрик развернулся в воздухе почти на сто восемьдесят градусов и нырнул вниз, выхватив что-то из воздуха.
  
  Прозвучал свисток мадам Трюк.
  
  - ...ДА! Он поймал снитч! Сборная Гриффиндора побеждает с счетом 230-40. Приветствуем победителей!
  
  Гарри кричал вместе со всеми, даже Невилл не удержался.
  
  - Потрясающе!
  
  - Согласен. Отличная игра, - кивнул Рон, улыбаясь.
  
  Друзья спускались с трибуны, когда Гарри сказал:
  
  - Классная метла у Данна. Я бы не отказался полетать на такой.
  
  - Она французская, - Рон неодобрительно нахмурился. - Лучше бы Эрик "Нимбус-2000" купил, Нимбус лучше.
  
  - Ты видел, как он маневрировал? Разворот почти на месте, он следовал за снитчем как привязанный. Потрясающая реакция. Так что, я думаю, он знает, что делает. Метла хорошая, это точно.
  
  - Метлы обсуждаете? Как будто вы можете что-то в них понять! Тебе, Уизли, даже на полрукоятки Нимбуса денег не хватило бы, - язвительно сказал Малфой, неожиданно появляясь перед компанией.
  
  Гарри нахмурился. Он и так терпеть его не мог, а тут еще столько встреч за день.
  
  - Пойдемте, нечего с этим... разговаривать, - высказал дельную мысль Невилл.
  
  Друзья развернулись и направились в замок.
  
  - Стой, Поттер, я тебя не отпускал! Локомотор Мортис!
  
  Ноги Гарри неожиданно слиплись, и он завалился вперед. Когда Гарри перевернулся на спину, уже завязалась потасовка. Рон и Невилл повернулись и кинулись к Малфою, но Кребб и Гойл заступили им путь.
  
  Лежа на спине, Гарри выхватил палочку и кинул на себя заклинание отмены.
  
  Вскочив, Гарри тут же сотворил заклинания структуры и Левиосу. Пока на него не обращали внимания, Гарри подвел структуру к Малфою и попытался выхватить у него палочку.
  
  К изумлению Гарри, попытка не удалась. Структура заклинания соскальзывала с палочки, как будто... палочка была защищена. Не долго думая, Гарри перевел структуру на рукав мантии и дернул руку в сторону, как раз, когда Малфой в очередной раз выкрикивал заклинание.
  
  - Локомотор Мортис!
  
  Наседавший на Невилла Кребб неловко взмахнул руками и повалился на землю, а Невилл с утроенным энтузиазмом побежал помогать Рону.
  
  Гарри сосредоточился, не давая Малфою прицелиться. Тот не понимал, что происходит? Откуда эти рывки? Но упорно пытался выкрикивать новые заклинания.
  
  Гарри успел заметить, как Рон, поднырнув под руку Гойла, смачно вмазал кулаком ему в лицо и повалил на землю. Недолго думая, бравые гриффиндорцы кинулись на Малфоя...
  
  - Прекратить!
  
  Студентов откинуло друг от друга.
  
  Рон поднимался, ухмыляясь, он был подозрительно весел. Невилл тоже не выглядел особо недовольным, на щеке у него была красная отметина - словил один удар от Кребба.
  
  - ЧТО. ЗДЕСЬ. ПРОИСХОДИТ?
  
  Гарри показалось, что зашипела змея. Но это была всего лишь профессор МакГонагалл.
  
  - Они напали на нас, - поднявшийся Малфой утер кровь из носа и указал рукой на гриффиндорцев. Кребб и Гойл согласно замычали. - Мы тут просто прогуливались, а эти...
  
  - Вранье. Малфой кинул заклинание на Гарри, а уже потом мы... подрались.
  
  Гарри осмотрел остальных противников, Кребб был без повреждений, а вот у Гойла уже наливался фингал. Неплохо так Рон ему вмазал.
  
  - Минус пятнадцать баллов Гриффиндору и Слизерину за драку. Мистер Малфой, дайте мне вашу палочку.
  
  - Но...
  
  - Вашу палочку, мистер Малфой. Быстро!
  
  Недовольный Малфой протянул профессору палочку и съежился, когда профессор произнесла какое-то заклинание, и палочка выстрелила призрачным лучом.
  
  - Мистер Уизли, какие заклинания кидал мистер Малфой?
  
  - Заклинание обезноживания. Локомотор Мортис, - Рон усмехался. В этот раз Малфой не уйдет от наказания.
  
  - Так и есть, вы, мистер Малфой, кинули это заклинание шесть раз. Что-нибудь скажете?
  
  Малфой сжал со злости кулаки, покрылся красными пятнами и отвернулся.
  
  - Мне все ясно, - профессор МакГонагалл, нахмурившись, смотрела на Малфоя. - Минус пятнадцать баллов Слизерину и отработка у Филча, завтра в 19:00. Палочку заберете у профессора Снейпа. А сейчас пострадавшие пройдут к мадам Помфри. Все свободны... И если я еще раз увижу подобное...
  
  Не закончив предложение, профессор сняла заклинание с Кребба и удалилась.
  
  Друзья отправились к замку. Рон давился смехом.
  
  - Это того стоило... как я ему вмазал! - Рон никак не мог закончить смеяться. - Ух... странно конечно, что Малфой не попал заклинанием в нас.
  
  - Он в Кребба попал, я после этого к тебе присоединился, - вклинился Невилл. - Это Гарри сделал.
  
  - Гарри? - Рон повернулся к нему и удивленно посмотрел. - Я думал, тебя заколдовали.
  
  - Ну и что? Мы же на ЗОТИ проходили недавно заклинание отмены, - Гарри пожал плечами. - Отменил обезноживание, а потом телекинезом дергал Малфоя в разные стороны, не позволяя ему целиться.
  
  - Круто! Не знал, что так можно, - Рон рассмеялся от пришедшей в голову мысли. - Теперь-то Грейнджер не сможет говорить, что твои тренировки - ерунда.
  
  Гарри пожал плечами, он не планировал рассказывать Гермионе о драке.
  
  - Пошли в Больничное крыло, надо Невиллу боевой трофей свести с лица.
  
  Невилл поморщился и прикоснулся к лицу.
  
  - Да... пожалуй. Пойдемте.
  
  
  
  Глава 12
  
  
  Малфой не забыл драки и своего поражения, теперь он угрожающе косился на гриффиндорцев каждый раз, как их видел. Правда, ожидаемого эффекта он не добился. Рон был не из тех, кого можно было легко запугать, а Невилл за учебный год поднабрался уверенности в себе и мог тоже кое-что сказать в ответ. Сам Гарри на это никак не реагировал, ему было не привыкать к таким взглядам, на него полжизни так смотрели Дадли и некоторые другие личности.
  
  Вот и сейчас, когда они шли на травологию, Драко злобно косился на их компанию.
  
  - Эй, Уизли. Как насчет дуэли волшебников? Без кулаков, как настоящие маги! Или предатели крови могут махать только кулаками?
  
  - Как в прошлый раз? - Рон не обратил внимания на оскорбления слизеринца. - Ты сам назначил дуэль и не явился, как трус!
  
  - Нет! Вызываю тебя на дуэль волшебников, Уизли. После пары, за пятой теплицей. Днем там не запрещено находиться! Моим секундантом будет Кребб!
  
  Рон пожевал губу, сверля Малфоя испытующим взглядом, но ответил:
  
  - Хорошо, согласен. После пары, за теплицами, я буду там. Гарри, - повернулся к нему Рон, - будешь моим секундантом?
  
  Гарри молча кивнул.
  
  Малфой, гордо подняв голову, поспешил вперед, за своими однокурсниками.
  
  - Зачем ты согласился, Рон? Ты же сам постоянно говоришь, что слизеринцы обманывают походя, а тут...
  
  - Почему нет? Дуэль будет сразу после пары. Вряд ли он успеет что-нибудь придумать или подговорить старших. К тому же, мне очень хочется утереть нос Малфою, сейчас я уже знаю парочку заклинаний.
  
  Гарри раздраженно пожал плечами и двинулся вперед.
  
  На травологии профессор Спраут завела их в первую теплицу и немного рассказала о валериане - растении, с которым они будут сегодня работать. А после приказала аккуратно собирать корни и "зонтики", оставляя молодые побеги растения.
  
  Гарри такая работа была привычна, тетя Петунья часто отсылала его присматривать за розами и прочими растениями, что росли рядом с их домом в Литтл Уиннинге.
  
  Мысленно изменяя цвет растений, которые уже прошли через его руки, Гарри продолжал работать. Такие фокусы с изменением своего восприятия он проделывал уже инстинктивно, браслет прочно вошел в его ежедневную рутину и окрашивал жизнь разными красками. В прямом смысле!
  
  - Можно вопрос, профессор?
  
  - Да, мистер Томас?
  
  - Скажите, а мы будем проходить на уроках только магические растения? Просто... все, что мы проходили, используется в зельеварении... но и только.
  
  - Нет, здесь вы будете работать не только с ингредиентами для зелий. Не отвлекайтесь от урока, продолжайте работать, - повысила голос профессор на прервавших работу студентов. - Травология - дисциплина, которая учит не только собирать ингредиенты. Здесь вы научитесь, как ухаживать и ускорять рост как обычным, так и магическим растениям, как зачаровывать теплицы и создавать оранжереи. А если возьмете продвинутый курс травологии, то сможете узнать, как выводить новые виды растений.
  
  Гермиона дисциплинированно подняла руку.
  
  - Да, мисс Грейнджер?
  
  - Профессор. А разве ускорение роста растений не нарушает закон Кристи?
  
  - Ничуть. Раз уж вы завели об этом разговор, поясните для остальных присутствующих, что за закон вы упомянули.
  
  Гермиона слегка смутилась.
  
  - Закон Кристи или как его еще называют, закон сохранения материи-энергии. Энергия или материя не могут ни возникнуть из ниоткуда, ни исчезнуть в никуда, лишь изменять состояния.
  
  - Верно, пять баллов Гриффиндору. Что же касается нашей темы, маг тратит магическую энергию и необходимые компоненты для ускорения роста растений, так что с законом Кристи все в порядке.
  
  - А что за компоненты?
  
  - Специальное освещение, полив, удобрения и микроэлементы. Важно не спешить с таким делом, чтобы не испортить почву. Это наиболее частая ошибка новичков. Не все можно восстановить магией, запомните это.
  
  Гарри поднял руку, привлекая внимание. Профессор Спраут приветливо кивнула ему, поощряя говорить.
  
  - Профессор, а в Хогвартсе что-нибудь выращивают? Вне уроков, - уточнил Гарри.
  
  - Конечно же, выращивают. В Хогвартсе находится свыше двадцати теплиц, несколько оранжерей и парники. В учебном процессе используются только восемь теплиц и одна оранжерея. Остальные служат для выращивания фруктов и овощей, а так же ингредиентов для зелий.
  
  Профессор задумалась и через несколько секунд продолжила рассказывать.
  
  - Хогвартс практически самодостаточен в плане продовольствия; все, что вы едите, кроме мясных и молочных продуктов, выращивается у нас в теплицах. Даже тыквы... - профессор улыбнулась смотрящим на нее студентам, - их выращивает Хагрид. О-огромные такие!
  
  Гарри кивнул сам себе. За хижиной Хагрида действительно росли тыквы. Иногда они получались впечатляющих размеров. Смотря на такие шедевры магической мысли, карету из тыквы уже нельзя было представить лишь сказкой.
  
  Остаток урока профессор рассказывала студентам о валериане, а также зельях и ритуалах, в которых это растение используется.
  
  
  * * *
  - Может, он не придет? - Невилл немного нервно оглядывался.
  
  Друзья стояли за пятой теплицей и ожидали слизеринцев.
  
  - Еще пять минут, и уходим.
  
  Малфой с компанией прибыли быстрее, чем прошли пять минут. Но их было не трое, а четверо. Четвертым был Теодор Нотт. Гарри с ним не пересекался, но он был из компании Малфоя, а это уже не очень хорошая характеристика...
  
  Гарри прищурился и вытащил палочку. Конечно, это было не совсем красиво с его стороны, но он перетерпит презрительные взгляды, которыми его одарили слизеринцы. Гарри хмыкнул и начал трансфигурировать мусор в бревно, на которое демонстративно присел. Трансфигурация в дерево у Гарри получалось неплохо, хотя крупные объекты он создавал с трудом.
  
  - Ты все же пришел, Уизли, - Малфой нагло усмехнулся. - Обговорим условия! Предлагаю дуэль до потери волшебной палочки или невозможности продолжить поединок. Расстояние... скажем, двадцать шагов. Согласен?
  
  Рон уверенно кивнул и произнес вслух: - Согласен.
  
  Соперники вышли в центр и развернулись спиной друг к другу. Сделав десять шагов, они повернулись обратно и выжидательно встали.
  
  - В позицию. Палочки на изготовку! Дуэль начнется на счет три... - крикнул Гарри. Рон объяснил ему правила дуэли и его обязанности, как секунданта.
  
  - Раз, два, три...
  
  Палочки взметнулись, и Малфой громко выкрикнул:
  
  - Локомотор Мортис.
  
  Рон, к изумлению Гарри, что-то забормотал себе под нос, указывая палочкой на Малфоя, и сделал шаг в сторону, пропуская заклинание мимо себя.
  
  - Петрификус Тоталус! - воскликнул Малфой.
  
  Рон сделал еще шаг в сторону и замер, сосредоточившись на своем заклинании.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Гарри едва не подпрыгнул, увидев нечто почти невидимое, подсвеченное браслетом, что пролетело в считанных сантиметрах от Рона.
  
  Посмотрев на слизеринцев, Гарри увидел, что Нотт указывает на Рона палочкой, что-то шепча. Скастовав Левиосу на бревно, Гарри с трудом успел перехватить еще один невидимый луч заклинания, которое едва не попало в бок его другу.
  
  Разозлившись, Гарри послал бревно вперед, повалив слизеринца на землю.
  
  - Риктусемпра! - раздался громкий крик Малфоя. Сверкнуло серебром, и через мгновение Рон неудержимо засмеялся, повалившись в траву.
  
  - Хр-р-р... - раздался хрип следом за смехом. Это был Малфой. Оказывается, Рон успел закончить свое заклинание, и мантия Малфоя начала стремительно уменьшаться, сильно сжав его в своих объятиях.
  
  Оба противника лежали в траве и явно не могли продолжать бой. Слизеринцы уже бежали к своему другу, Гарри тоже поспешил к Рону.
  
  - Финита, - запыхавшись воскликнул Гарри, указывая на него палочкой.
  
  Рон перестал истерически смеяться и, задыхаясь, поблагодарил Гарри.
  
  - Похоже, техническая ничья! - произнес Гарри, подавая ему руку.
  
  Поднявшись, Рон кивнул, и они направились к слизеринцам.
  
  Дуэль не продлилась и тридцати секунд, но как же много произошло в эти мгновения.
  
  У Драко Малфоя дела явно шли нехорошо, отменить трансфигурацию было не так просто, и он уже начал задыхаться.
  
  Рон замысловато взмахнул палочкой и отменил заклинание, возвращая мантию к ее нормальному виду.
  
  - К-кхе... - закашлялся Малфой.
  
  - Ничья. Думаю, все признают это.
  
  Кребб молча кивнул на слова Гарри, а Малфой поморщился.
  
  - Мы еще посмотрим, Уизли. Это еще не конец, - пробормотал бледный Драко. Выпрямившись, Малфой одарил их презрительным взглядом и махнул рукой своим приятелям, направляясь к замку.
  
  Гарри недобро проводил Нотта взглядом, стискивая палочку... Ему ужасно хотелось залепить ему промеж глаз заклинанием, но бить в спину он был не намерен.
  
  - Чем это ты его, Рон? - повернулся Гарри к другу. - Это не было похоже на обычное уменьшающее заклинание, что мы учили.
  
  - Специальное заклинание для одежды. Чтобы ткань не теряла своих свойств. Если бы я использовал обычное уменьшающее, ткань бы просто порвалась. Но заклинание получилось только с четвертого раза, - Рон поморщился. - Я чуть не проиграл схватку до ее начала, надо было потренировать его раньше или использовать обычное заклинание.
  
  - Но все равно, это было круто. Если бы я был на дуэли, я бы не додумался шагнуть в сторону.
  
  Рон усмехнулся, прищурившись.
  
  - Я видел, как Фред и Джордж устраивают шуточные дуэли летом, чего они только не вытворяли. Ух, как мама кричала, когда она застала их... до сих пор вспомнить приятно.
  
  - Может, пойдем в замок? Я кушать хочу! Мы и так тут задержались... - недовольно сказал тихий Невилл под аккомпанемент своего бурчащего живота.
  
  - Хорошая мысль... - воскликнул Рон, и друзья направились к замку.
  
  
  * * *
  После обеда Гарри остался сидеть за столом, в гостиную идти не хотелось. Уроков сегодня уже не будет, домашние задания можно выполнить вечером, так что можно побездельничать или поболтать с кем-нибудь.
  
  - Или потренироваться... - продолжил он свою мысль.
  
  Жующий булочку Рон замычал, огромными глазами смотря куда-то в сторону. К некоторому изумлению Гарри, в зале зашумели школьники, начав активно что-то обсуждать.
  
  Гарри повернулся ко входу в Большой зал, но ничего необычного не заметил.
  
  Рон прожевал и воскликнул.
  
  - Очуметь, интересно, что произошло?
  
  - Куда вы все смотрите? - недоуменно спросил Гарри.
  
  - Песочные часы Гриффиндора, Гарри. Гриффиндор только что лишился больше половины своих баллов.
  
  Гарри посмотрел на песочные часы, у их факультета было 183 балла. Пытаясь припомнить, сколько баллов было вчера или сегодня, Гарри потерпел неудачу. Школьное соревнование его совершенно не волновало, так что, он не следил за баллами.
  
  - Потерять двести баллов за один раз. Ух, даже близнецы столько не теряли... К слову, а где они?
  
  Гарри тоже огляделся. Близнецов нигде не было.
  
  - Ой-ой, гляди на Перси, - Рон указал рукой на стол Равенкло.
  
  Гарри оглянулся, выискивая означенную личность. Перси с красным лицом сидел возле своей подружки, нервно уставившись на вход в Большой зал. Очень похоже на Рона, когда тот сильно злится. Похоже, Перси тоже догадался, кто тут виноват.
  
  Минут через десять в зал вошел профессор Снейп и близнецы Уизли. Последние не выглядели виноватыми, скорее, веселыми. Они подошли к профессору МакГонагалл и начали что-то обсуждать.
  
  Множество гриффиндорцев, оставшихся после обеда, зароптали, глазея на нарушителей.
  
  - Как бы им не объявили бойкот, - немного обеспокоенно сказал Гарри.
  
  - Ерунда. Это же близнецы, они в первые два года такое откалывали... Хотя, столько баллов они не теряли, это да. Может, они унитаз выкрали из туалета, как обещали Джинни?
  
  Гарри хихикнул, представив себе эту картину.
  
  Вскоре близнецы вернулись за стол факультета. Их окружила огромная толпа, не только гриффы. Все жаждали рассказа о эпической шалости... пусть и проваленной.
  
  Гарри и Роном с трудом смогли протолкаться поближе, Перси уже стоял рядом с нарушителями и тихим голосом что-то им рассказывал.
  
  - ...когда родители узнают, а они узнают, вам сильно влетит. Профессор МакГонагалл обязана отправить им письмо при крупных проступках. Может не сейчас, но на каникулах - точно. А сейчас рассказывайте!
  
  - Да ничего не было... - пожал плечами Фред, таинственно улыбаясь. - Мы ничего особенного не успели сделать. Пока вы тут обедали, мы забрались в запретный коридор. Казалось, это было идеальное время.
  
  Многие ахнули, а Перси нахмурился.
  
  - Продолжайте...
  
  - Ну так вот. Мы уже давно хотели туда попасть. Нашли за дверью собаку, но не могли найти способа пройти мимо нее. Вчера мы сварили мощное сонное зелье, пропитали им мясо и скормили собаке.
  
  - Где вы взяли мясо? - выкрикнул кто-то из слушающих студентов.
  
  - Зверюга минут десять не хотела засыпать, но зелье было довольно сильным. Под собакой оказался люк, - проигнорировал выкрик Джордж. - Пришлось постараться, чтобы спустить туда Фреда. Я трансфигурировал балку и слевитировал ее вниз, вместе с Фредом. Внизу оказались дьявольские силки, благо, они боятся огня и света, так что разогнать растение по углам было не сложно. Фред меня спустил похожим способом.
  
  - Внизу оказался каменный коридор, стояла почти полная тишина... Были слышны лишь звуки капель воды, падающих со стен. Коридор был довольно длинным, пришлось идти не меньше пяти минут, прежде чем мы вышли к следующей комнате.
  
  - Мы дошли до конца коридора, - продолжил Фред, - и очутились у входа в ярко освещенный зал с высоким дугообразным потолком. Зал был полон порхающих и кружащихся птиц - маленьких и ярких, как драгоценные камни. На другой стороне зала виднелась тяжелая деревянная дверь. Сбоку от двери в воздухе висели две метлы.
  
  Фред хихикнул.
  
  - Дурацкая дверь, она не поддавалась заклинаниям. Чего мы только не попробовали: сжигать ее, отпирать заклинаниями, морозить. Даже взорвать пытались и трансфигурировать, ей хоть бы что. Провозились не меньше получаса.
  
  - Только тогда мы обратили внимание на "птиц". Это были ключи, множество ключей. И метлы рядом с дверью... ну разве это не намек? Мы как раз хотели устроить воздушное шоу в комнате, когда в комнату вошел профессор Снейп.
  
  Близнецы поежились.
  
  - Ну... а дальше... личное. В итоге профессор снял с Гриффиндора двести баллов и назначил нам неделю отработок. Вот так.
  
  Студенты загомонили, обсуждая услышанное. Рон потянул Гарри в сторону, уводя его к менее людному месту.
  
  - Похоже, не вы одни нарвались на цербера. Интересно, сколько людей попало в этот коридор за весь год?
  
  Рон равнодушно пожал плечами.
  
  - Не знаю. Наверное, это полоса препятствия для старшекурсников. Может, для экзамена по ЗОТИ? В любом случае, идти туда не стоит. Ничего особо интересного там нет, судя по рассказу близнецов. Конечно, интересно, что находится за неуязвимой дверью, но...
  
  Он махнул рукой.
  
  - Да, стольких баллов это не стоит. Согласен! В этом году Гриффиндору не видать кубка школы... да и леший с ним! Слушай, пошли к Хагриду заглянем, м?
  
  Рон подумал мгновение и согласно кивнул.
  
  
  * * *
  Друзья вышли из замка и направились в сторону хижины Хагрида. Рон поеживался от ветра. Гарри закатил глаза на это.
  
  - Хочешь, я на тебя согревающее заклинание кину?
  
  - Нет. Я и сам его знаю.
  
  - Серьезно? - искренне изумился Гарри.
  
  - Да. Мне Перси помог. Очень уж сложное заклинание, - Рон внезапно хихикнул. - Перси сказал, что методику изучения этого заклинания он подсмотрел у тебя. Понадобилось несколько дней, чтобы я смог его выполнить... Но... Я потратил кучу времени, а заклинание работало чуть более десяти секунд.
  
  Рон раздраженно взлохматил волосы.
  
  - Это жутко меня разозлило, это издевательство какое-то.
  
  - У меня тоже согревающее заклинание работало секунды, поначалу, - признался Гарри. - Только с тренировкой оно стало работать минуты, а сейчас оно держится более часа.
  
  Рон закатил глаза.
  
  - Тренировки, тренировки... Гарри, ты скоро как Грейнджер будешь. Ты слышал, она недавно призывала всех желающих готовиться вместе к экзаменам. В МАРТЕ! К ЭКЗАМЕНАМ.
  
  Гарри хмыкнул, уж он-то знал.
  
  - В чем-то она права, разве нет? Что? - спросил Гарри, видя удивленный взгляд Рона. - Нет, она меня не кусала.
  
  - Хи-хи. Эту историю с книжной ликантропией разнесли по всему замку.
  
  - Нет, ну согласись, в тренировках что-то есть... Ты же сам тренируешь трансфигурацию, как проклятый. Стал лучшим по предмету на нашем потоке, даже Гермиона и равенкловцы не дотягивают до тебя.
  
  Рон самодовольно ухмыльнулся.
  
  - А то. Гляди, у Хагрида занавески на окнах задернуты. Может, его нет дома?
  
  - Но свет-то горит, - возразил Гарри и постучал в дверь.
  
  - Кого там леший принес?
  
  Хагрид слегка приоткрыл дверь и посмотрел на мальчишек.
  
  - А это вы, ребята, проходите, - друзья протиснулись в слегка приоткрытую дверь и недоуменно уставились на Хагрида, который торопливо закрыл дверь обратно.
  
  - Ужас, Хагрид. У тебя тут жара, как в пустыне, - воскликнул Рон оглядываясь. В камине ярко горел огонь. Хагрид приготовил им чай и угощения.
  
  - Дак эта, холодно жеж, - Хагрид кинул взгляд на огонь и поерзал.
  
  - А я ничего не чувствую, - признался Гарри, - тут и правда жарко?
  
  - Это все твое заклинание, Гарри. Перси сказал, что это не совсем утепляющее заклинание, оно просто удерживает определенную температуру вокруг цели. Так что, жара или холод, заклинанию не важно.
  
  - Не знал.
  
  - Ну, рассказывайте... - произнес Хагрид.
  
  Рон увлеченно рассказал о дуэли с Малфоем и выходке близнецов - все свежие новости.
  
  - Не может быть! - воскликнул Хагрид. - Пушка усыпить зельем? Это должно быть очень сильное зелье, да и то оно подействует на несколько минут, не больше.
  
  - Пушок? Что еще за Пушок? - Гарри недоуменно моргнул.
  
  - Цербер. Ну да... - сказал Хагрид, усмехаясь ошарашенным ребятам. - Это ж моя собачка. Имя ему подходит. Он же ласковый какой... Купил я его у одного... э-э... парнишки, грека.
  
  Хагрид помялся, что-то решая для себя.
  
  - Я тут недавно э-э-э... выиграл, вот... - признался Хагрид, указывая рукой на огонь.
  
  Мальчишки повернулись и уставились на огонь, только сейчас заметив, что в самом центре пламени, прямо под висящим над огнем чайником, лежало огромное черное яйцо.
  
  - Очуметь! Где это играют на такие вещи, Хагрид? - поинтересовался Рон, встав перед камином на колени и внимательно рассматривая яйцо. - Ведь оно, должно быть, стоит целую кучу денег. В шахматы там играют? И это незаконно, если верить моему отцу...
  
  Гарри с трудом сдерживал смех, разглядывая яйцо и слушая причитания Рона.
  
  - А чье это яйцо?
  
  - Это драконье яйцо, Гарри, - Хагрид горделиво выпрямился, с обожанием смотря на огонь. - Если верить книгам, яйцо норвежского горбатого дракона. Всегда мечтал о драконе.
  
  - Драконы, это такие... большие ящерицы, что выдыхают огонь, как в сказках? - после кивка Хагрида Гарри продолжил: - Но, Хагрид, ты же живешь в деревянном доме.
  
  Хагрид только отмахнулся.
  
  - В зачарованном деревянном доме! Не беспокойся, Гарри. Все продумано. Когда он вылупится и немного подрастет, я отнесу его в горы, за пределы защитных заклинаний Хогвартса. Там есть пещеры, где дракон может жить. Это же рай для дракона...
  
  Гарри вздохнул. Иногда Хагрид был очень увлекающейся личностью... очень!
  
  - Ладно. Слушай, Хагрид, а ты ведь знал моих родителей, лично?
  
  - Конечно. Мы много общались, как в школе, так и вне ее. Мы, э-э-э... состояли в одной группе по интересам, - уклончиво сказал Хагрид.
  
  Гарри недоуменно посмотрел на Хагрида, но решил отложить тему с группой по интересам до лучших времен.
  
  - У них ведь были друзья и знакомые, верно? Я к чему веду, я хотел бы списаться с этими людьми и спросить о фотографиях моих родителями. Я ведь даже ни разу их не видел...
  
  Хагрид нахмурился и встал. Пошуршав на полке, он вытащил альбом и принялся листать его. Наконец, несколько минут спустя, Хагрид передал альбом Гарри.
  
  - Вот, Гарри...
  
  На фотографии пара кружилась в осеннем лесу под неслышимую музыку. Красивая женщина чему-то смеялась, а партнер, улыбаясь, что-то рассказывал. Гарри не отрывая глаз следил за... родителями? В груди защемило, и Гарри с большим трудом смог разжать руки, альбом отдавать не хотелось.
  
  - Спасибо, - тихим голосом сказал Гарри, отдавая альбом Хагриду и отвернулся к огню, стараясь скрыть лицо.
  
  - Не беспокойся, Гарри. Я разошлю сов самостоятельно, раздобудем мы фотографии. Кстати, несколько фотографий есть в библиотеке, в журнале выпускников.
  
  Остаток встречи Гарри провел в своих мыслях, мало реагируя на окружающий мир. Только когда подошли к замку, он немного встряхнулся.
  
  - Я в библиотеку.
  
  Рон понимающе на него посмотрел и кивнул. В этот раз Рон хорошо понял своего друга.
  
  
  
  Глава 13
  
  
  В библиотеке Гарри задержался. Кроме просмотра журнала выпускников, Гарри занялся чтением о разновидностях драконов и особенностях их разведения. Если верить книгам, Хагрид собирается выращивать настоящую машину разрушения. Агрессивная ящерица, которая с самого вылупления из яйца может плеваться огнем, и ее укус очень ядовит. Стоит ли упоминать, что драконы заметно превосходят людей в реакции? Или то, что набирают рост они очень быстро? К тому же, драконы с рождения обладают частичной сопротивляемостью к магии.
  
  Гарри только глаза пучил, читая, что случалось с неосторожными волшебниками, которые недооценили этих хищников. Хорошо, хоть картинок не было. Гарри как-то видел у старшекурсников: в книге по ЗОТИ были изображения последствий применения заклинаний... очень тошнотворные.
  
  А ведь еще час назад Гарри хотел посмотреть, как растет дракон. Теперь же он был уже не так уверен в своем желании. Пожалуй, нужно будет обождать с визитами в хижину, пока Хагрид не унесет своего нового подопечного подальше - в горы.
  
  - Чем занимаешься? - к столу подошла Гермиона.
  
  Гарри молча показал обложку книги. "Пособие по разведению драконов: от яйца до адского чудовища".
  
  - Занятно. Интересуешься драконами?
  
  - Да, решил вот летом построить драконью ферму. Стану богатым и известным, - сказал Гарри с нейтральным выражением лица.
  
  Гермиона прыснула в кулак.
  
  - Смешно, Гарри. Драконы - это не игрушка.
  
  - На самом деле решил узнать, что общего у настоящих драконов и тех, что описывались в сказках, - Гарри задумчиво растрепал волосы. - Сказки оказались именно сказками, в них мало общего с реальностью. Здесь, в реальности, дракон съест принцессу... ее охрану, слуг и всех прочих, кто попадется этому зверю в пасть. В общем, лучше с такими тварями не встречаться в реальности, пусть драконы остаются в сказках.
  
  Гермиона согласно кивнула.
  
  - Я тоже интересовалась этой темой, еще в том году, после нападения тролля. Драконы - это еще не самое страшное. Раньше было множество тварей намного опаснее и ужаснее драконов. Например... - она нахмурилась, припоминая подробности. - Гидра. Многоголовый змееподобный монстр, размерами превосходил самых больших драконов и мог восстанавливаться очень быстро. Помнишь мифы про Геракла - что на месте отрубленной головы гидры растут еще две? Так вот, это цветочки по сравнению с реальностью. Но главная опасность не в этом. Гидра очень ядовита. На километры вокруг этого зверя воздух был отравлен, растения увядали, а звери умирали. Если верить книге, за все времена их было всего четыре штуки.
  
  - Раньше? Сейчас таких уже нет?
  
  Гермиона отрицательно покачала головой.
  
  - Последнюю убили еще лет двести назад. Где-то на просторах Индии, эта химера гуляла там многие годы, убивая все живое вокруг себя.
  
  Гарри представил себе дракона... большого дракона с множеством голов и поежился.
  
  - Или вот тоже змееподобная химера - василиск. Еще эту тварь называли - король змей. О-огромная такая змеюка. Когда я говорю, что змея огромная, представь себе Хогвартс-экспресс, уменьши размер в пару раз, вот и получится василиск.
  
  - Бред какой-то, - недоверчиво хмыкнул Гарри, - не может быть таких огромных существ.
  
  - Да, мне тоже не очень верится. Но драконы ведь есть, и они огромны, способны даже летать. И они есть здесь и сейчас, а не где-то в книгах о древних существах. Но я отвлеклась... На самом деле, размер - это самое последнее, чего стоит опасаться в василиске. Эти замечательные змеи известны своим убийственным взглядом. В прямом смысле убийственным. Какая-то разновидность ментального и магического удара, что обращает жертву в камень. После встречи с василиском выживших очень мало, только ментальные маги могли противостоять что-то этим химерам. На счастье, таких химер выращивали тоже очень мало. Последний известный василиск был замечен около шестисот лет назад.
  
  - Ты заметила тенденцию, Гермиона? Драконы змееподобны в каком-то смысле. Гидры - то же самое. Василиск - король змей. Не удивительно, что некоторые так не любят змей... или змеиный факультет... или змеиный язык.
  
  - Ну, это я виновата, - она улыбнулась, - не совсем удачный пример привела. На самом деле существ повышенной опасности много, и змееподобных там - не больше, чем остальных. Просто они первые в голову пришли, вот я о них и рассказала. Вот, к примеру, кошачьи. Где-то в Африке до сих пор бродит нунду, древняя химера в виде огромного ягуара. Существует в единственном экземпляре уже больше тысячи лет. И размеры у нее - побольше гидры. Способности зверя противоречивы, одни говорят, что нунду может насылать болезни своим дыханием, другие утверждают, - что зверь способен мгновенно перемещаться в пространстве и предвидеть будущее, третьи - что-то еще.
  
  - И что? Не могут поймать?
  
  - Гарри, ты можешь себе представить зверя размером с башню Хогвартса? На нунду устраивали охоту несколько раз, не менее чем парой десятков волшебников, но никто из джунглей уже не возвращался. Если верить Ньюту Скамандеру, то нунду можно одолеть только общими усилиями не менее сотни искусных магов или собранной командой охотников на монстров. Учитывая, что химера здравствует и сейчас...
  
  Гарри почесал затылок, пытаясь представить себе гигантскую кошку. Выходило слабо, постоянно возникал в воображении образ пушистых кошек миссис Фигг. Только "слегка" побольше.
  
  - Мда. Но все же, почему его не изловят или не убьют? Слабо верится, что такого опасного зверя кто-то оставит на свободе.
  
  - Нунду не агрессивен. Зверь не нападает первым на людей. Скамандер даже предположил, что нунду - разумный зверь, просто говорить не умеет.
  
  - Поня-ятно. А кто там еще есть?
  
  - Да много всяких монстров, долго перечислять придется. Наземные, подземные, воздушные, водные и Мерлин еще знает какие. Тебе надо самому почитать, увлекательное чтиво. А сейчас, пошли на ужин, а не то опоздаем. Я сюда пришла именно за тобой, Уизли сказал мне, что ты тут.
  
  - Ведите меня, мой генерал, - шутливо козырнул улыбнувшийся Гарри, откладывая книгу в сторону.
  
  Гермиона только закатила глаза на ребяческое поведение своего друга.
  
  
  * * *
  После ужина Гарри не спеша побродил по коридорам и вернулся в гостиную, используя скрытые ходы и карту в браслете. Привычный шум и гам заставил улыбнуться. Как-то незаметно такая атмосфера стала нормой и теперь не вызывала острого раздражения. Особенно учитывая, что Гарри в любой момент мог использовать браслет или заглушающие чары.
  
  Близнецы с Ли Джорданом и какой-то старшекурсницей спорили над пергаментом, явно обсуждая новую шалость или еще что-то в этом роде. Гермиона с Невиллом играли в шахматы, а Рон пытался выполнить какое-то заклинание под руководством Перси.
  
  Гарри хмыкнул, глядя на свою подругу. Кто бы мог подумать, что Гермиона Грейнджер будет не только заниматься учебой, но и играть в всякие "игрушки". Частые поражения от Рона уязвили ее, так что она пыталась наверстать. Гарри и сам был таким же, с начала года пытаясь обыграть своего друга. Бесполезное занятие.
  
  Поднявшись наверх, Гарри порылся в сундуке и нашел очки, что Рон подарил ему на Рождество. Сегодня он хотел провести новый эксперимент. Раз уж с помощью браслета он может менять цвета в своем восприятии, почему бы ему не попытаться настроить цвет так, чтобы видеть в темноте? Гарри где-то слышал, что глаза все видят, если есть хоть какой-то источник света, просто мозг не способен различать такие оттенки.
  
  Несмотря на то, что Гарри знал свыше десяти разных заклинаний света и прочел несколько книг об этом, в теме воздействия света на глаза... да и вообще в теме источников света Гарри был профаном. Большинство материала было попросту слишком сложным для него. Даже Перси на вопросы лишь разводил руками. Чтобы понимать материал, придется учить не только заклинания, но и физику, арифмантику и несколько иных наук.
  
  Но попытка не пытка, верно? Вот и Гарри так думал. Поэтому, захватив очки, он спустился вниз и направился к выходу из гостинной.
  
  - Эй, Гарри... - окликнула его Гермиона. - Ты куда? До отбоя осталось чуть больше часа.
  
  - Собираюсь устроить эксперимент! Как ты сама сказала, до отбоя - больше часа! Я три раза успею обойти замок и вернуться в гостиную.
  
  - Я с тобой! Можно? Что за эксперимент? А...
  
  Гарри лишь приглашающе махнул рукой, прерывая ее. Какая разница, одному идти или с кем-то?
  
  - Так что за эксперимент? - снова спросила любопытная Гермиона. Вытащив палочку, она создала несколько шариков света.
  
  - Погаси свет, пожалуйста. На, вот, надень, - Гарри протянул Гермионе очки. - Эксперимент как раз заключается в этих очках и моем браслете. С помощью очков можно видеть в темноте. Я хочу проверить и по возможности повторить способность видеть в темноте, используя браслет.
  
  - Вау, это как прибор ночного видения в кино, только получше, - воскликнула Гермиона, надев очки и оглядываясь. - В них даже можно смотреть на свет.
  
  Гарри поморщился на последнее замечание. Найти полностью темный коридор или комнату - до отбоя - было проблематично. Везде были факелы. Вот после отбоя факелы и свечи гасли, в коридорах становилось темнее. Придется что-то придумать...
  
  Побродив по коридорам, Гарри нашел на четвертом этаже достаточно темную комнату. Ввалившись туда, Гарри вынужден был признать, что и без всяких артефактов видит он в темноте неплохо. Во всяком случае, о парту не ударится!
  
  - Дай мне очки, мне нужно что-то для сравнения.
  
  Надев очки, Гарри увидел комнату в совершенно другом свете. Нечеткие тени, что Гарри видел без очков, сейчас предстали хорошо различимыми партами и шкафами. Как это происходит, он не совсем понял, но цветовую палитру запомнил.
  
  Пожав плечами, Гарри принялся за эксперимент. Просто сделав все светлее, Гарри ничего не добился, пришлось постоять минут двадцать, подбирая нужные оттенки. Меняя цвета тут и там, Гарри добился того, что тени стали более различимы, и в них уже можно было увидеть мебель.
  
  - Ну как? Получается? - спросила Гермиона.
  
  Гарри вздрогнул. Он уже забыл, что тут не один. Гермиона стояла совершенно беззвучно и не мешала Гарри заниматься своим делом.
  
  - Да черт его знает. Вроде лучше вижу, но... - Гарри еще раз надел очки и сравнил с тем, что получается у него с помощью браслета. Фигня у него получается!
  
  - Давай возвращаться, не смогу я, как кошка, видеть в темноте, - расстроенно сказал Гарри и отдал очки Гермионе, потянув ее к скрытому проходу у лестниц.
  
  Поднявшись на пятый этаж, друзья подошли к гобелену, что закрывал очередной проход.
  
  - Ах...
  
  Гарри замер, прислушиваясь. Ему показалось, или он что-то слышал?
  
  - Ты слышала?
  
  Гермиона недоуменно повернулась в сторону Гарри. Понять, куда она смотрит, было невозможно. Темные очки скрывали глаза волшебницы и делали ее внешность немного потешной.
  
  - Ох!..
  
  - Это оттуда, - воскликнул Гарри, указывая рукой направление, - я определенно что-то слышу.
  
  Решительно направившись по коридору, Гарри забежал за угол и остановился. Этот коридор был другим, факелы были потушены, и тут царила темнота. Перестроив зрение, Гарри сделал шаг вперед.
  
  - Ох, а-а-а...
  
  - Гарри, стой!
  
  - Гермиона, ты разве не слышишь, кто-то стонет, нужно помочь. Правда, я ничего не вижу...
  
  С каждым шагом звуки раздавались все отчетливее, кто-то пыхтел и слышался скрип.
  
  Гермиона догнала Гарри и вцепилась ему в руку, не позволяя идти дальше.
  
  - Стой, Гарри!
  
  Снова раздался стон, уже довольно отчетливый. Гарри отчаянно захотел увидеть, что же там в темноте...
  
  АНАЛИЗ...
  
  Палитра красок неуловимо изменилась, и коридор приобрел глубину. Видеть стало проще... хотя и не сравнить с очками. Но намного лучше, чем самостоятельные попытки Гарри.
  
  - Но, а как же помощь? - Гарри даже обернулся, посмотрев на Гермиону, и обомлел. Ее лицо хорошо выделялось... если бы они были на свету, Гарри бы мог поклясться, что Гермиона отчаянно покраснела.
  
  - Поверь мне, Гарри, - шепотом ответила Гермиона, - мы тут не сможем помочь. И вообще, наша помощь тут не требуется, пойдем.
  
  - Но... - запротестовал Гарри, но Гермиона силой увела его обратно.
  
  Несколько минут друзья шли в молчании. Гермиона старательно отворачивалась от Гарри, а тот пытался понять, что же он упускает.
  
  - Гарри... - Гермиона наконец повернулась к нему и... неожиданно покраснев еще больше, спросила: - Ты знаешь, откуда берутся дети?
  
  Гарри замялся, не зная, что ответить. Ну, он знал, что женщины рожают детей и все такое... но что конкретно это значит, он сказать не мог.
  
  - Э-э-э, не совсем, - ответил слегка покрасневший Гарри. - Дядя Вернон сказал, что мы с Дадли - моим кузеном - узнаем это чуть позже.
  
  Гермиона закрыла лицо руками, а Гарри совсем растерялся. Что происходит?
  
  - Нет! - неожиданно твердо сказала она. - Знаешь, Гарри, пусть лучше Перси тебе такое рассказывает. Попроси у него, а я, пожалуй, помолчу.
  
  До гостиной друзья добрались в неловком молчании, Гермиона молча отдала ему очки и с таким же красным лицом убежала в свою спальню, забыв пожелать спокойной ночи.
  
  Гарри только растерянно посмотрел ей вслед.
  
  
  
  Глава 14
  
  
  Следующие несколько дней Гарри не мог заставить себя посмотреть на любую из девочек или женщин, не краснея. Когда Гермиона убежала, Гарри решил отложить вопросы на следующий день. Уже утром Гарри подошел к Перси и рассказал о вечернем случае.
  
  Рассказ подслушали близнецы и безуспешно пытались скрыть всхлипывания от смеха.
  
  Перси покивал головой на вопросы Гарри и отвел его к мадам Помфри, где они вдвоем устроили Гарри самый смущающий разговор в мире.
  
  О, Мерлин! Вспоминая тот вечер - и с чего все началось, Гарри яростно краснел. Интересно, как бы парочка в том коридоре восприняла "помощь" Гарри? Слава Моргане, подруга его остановила!
  
  Подруга... Не прошло и трех дней, как Гарри заметил, что Гермиона тоже его избегает. Похоже, тот случай выбил из колеи не только Гарри!
  
  
  * * *
  "Ссора" между друзьями не продлилась долго. Пару дней спустя, придя в библиотеку делать домашку, Гарри подсел к сосредоточенной Гермионе.
  
  - Привет, - немного робко поздоровался Гарри. - Чем занимаешься?
  
  Гермиона смерила его недовольным взглядом и тихо произнесла:
  
  - Повторяю программу, разве не видно? Экзамены уже скоро!
  
  - Гермиона... - Гарри изумленно покачал головой. - До экзаменов еще больше двух месяцев. Какое может быть повторение? Зачем тебе что-то повторять?
  
  - Зачем повторять?! - Гермиона прямо-таки задохнулась от возмущения. - Ты что, с ума сошел? Ты понимаешь, что для того, чтобы перейти на второй курс, нам надо сдать экзамены? Это очень важно, нам нужно было начать повторять еще в прошлом месяце! И что значит, зачем МНЕ что-то повторять?
  
  Гарри поднял руки, защищаясь.
  
  - Просто, я думал, что тебе это не нужно. Ты же всегда готова к урокам, и у тебя всегда есть ответы. К тому же, Перси как-то говорил, что у тебя абсолютная память.
  
  - Нет у меня никакой абсолютной памяти. И эйдетической тоже нет! Я просто старательная и много занимаюсь, повторяю! Вот! И вообще, абсолютной памяти не бывает!
  
  Гарри даже пригнулся, скрываясь за учебником. Похоже, он невольно зажег какую-то искру, которая разожгла ее раздражение.
  
  - Ну... не сказал бы. Вот у меня в браслете текст сохраняется. Чем тебе не абсолютная память? Пусть это и не моя память. Представь, как мне классно будет на экзаменах... ой.
  
  Глядя в гневно прищуренные глаза Гермионы, Гарри понял, что не стоило этого говорить.
  
  - Гарри... - каким-то шипящим голосом начала она. - Гарри, а ты пробовал сохранять в браслет не текст, а скажем, картинку? Как фотографию? Или звук?
  
  Такой резкий переход от гнева к любопытству, от шипения к обычному тону сбил Гарри с толку. Гарри так и пялился на подругу, открыв рот.
  
  - Ну?
  
  - Э-э-э... не, не пробовал. - Гарри встряхнулся. Вопрос и правда был интересный. - Хотя стоило бы. Я уже давно заметил, что браслет адаптируется под меня и мои желания, просто как-то не до этого было. Все тренировки и прочее...
  
  - Ах, эти твои тренировки... Тебе не кажется...
  
  - Гермиона! Давай не будем... - Гарри закатил глаза. Этот вечный спор! - Благодаря этим тренировкам я лучший ученик по чарам! А еще я могу написать домашку в несколько раз быстрее тебя... И вообще, тренировки телекинеза улучшают разум.
  
  Поттер весело усмехнулся, вытаскивая пергамент, чернильницу и маленький кусок ткани, который через мгновение превратился в перо.
  
  Гарри бросил заклинание структуры и Левиосу. Пергамент встрепенулся и расправился на столе, как живой. Перо тоже не дремало; самым кончиком дотронувшись до чернил, предмет заскользил по пергаменту с поразительной скоростью.
  
  - Я не сразу это заметил, но запоминать я стал намного лучше, чем раньше. Телекинез требует постоянных мысленных усилий. А еще он требует предельной точности. Так что, говорить, что тренировки ничего мне не дали, как минимум, странно!
  
  Гермиона как завороженная следила за пером.
  
  - Почему перо не рвет и не протыкает пергамент, даже не царапает?
  
  - Я же чувствую пергамент и перо, контролирую. Сколько я перьев сломал, сколько пергамента испортил, прежде чем добиться такого результата, - не сосчитать. - Гарри задумчиво наблюдал за ней, даже не глядя в сторону своей домашней работы. - Недавно я прочел книгу о заклинании структуры и телекинезе. Ты знала, что некоторые маги, которые потеряли глаза, видят как летучие мыши, - с помощью телекинеза? Ведь чувство структуры можно использовать не только как поддержку в контроле за заклинанием, но и как новое чувство осязания. Это почти как зрение, а иногда - даже лучше зрения.
  
  - Продолжай, - поторопила Гарри она.
  
  - Ну так вот, эти слепые маги - они расширяют структуру заклинания вокруг себя, волнами, импульсами. И таким образом узнают, что где находится. На основе этого эффекта много заклинаний создали. Например, модификация Ревелио для поиска людей в небольшом радиусе, - Гоменум ревелио. Или модификация воющих чар, или даже пыточное заклинание, которое называют Непростительным.
  
  - Кто тут поминает Непростительные заклинания? - к столику Гарри подошли девочки, Сьюзен и Ханна. - Можно присесть?
  
  - Пожалуйста! - Гарри приглашающе махнул рукой. - Я упоминал! Привет! Кстати, а почему заклинание - Непростительное? В книге этого не указывалось, только эффекты заклинания. Вроде того, что заклинание усиливает чувствительность до такой степени, что жертве кажется, что ее мучает боль по всему телу, ее жгут, режут и делают прочие неприятные вещи.
  
  - Непростительное, потому что легкое.
  
  На недоуменные лица, что были у Гарри и Гермионы, ответила Сьюзен.
  
  - Я серьезно. Все Непростительные заклинания, а их целых три, - очень легкие в выполнении. Они не требуют какой-то особой магической силы, сложного жеста или намерения. При должной тренировке даже второкурсник сможет выполнить эти заклинания. Но в то же время, эти заклинания - одни из самых опасных в своем классе.
  
  - Так то, заклинаний, которые могут причинить вред, - очень много. Но большинство - из боевых заклинаний, и они требуют таланта и много магических сил. А заклинание смерти ничего особенного не требует, кроме намерения убить противника.
  
  - Чтобы добраться до серьезных пыточных заклинаний из темной магии, придется порядочно учиться... и скорее всего, с учителем. А вот Непростительное, может выучить даже школьник. Именно поэтому их объявили Непростительными. Министерству не нужно, чтобы маги владели этими заклинаниями поголовно... впрочем, это не особо помогло. Тот-кого-нельзя-называть и его приспешники использовали Непростительные направо и налево, на закон им был плевать. А потом и аврорам разрешили их использовать. Вот так-то.
  
  За столом повисла тишина, все обдумывали сказанное.
  
  - Постой, - прервала молчание Гермиона. - А какое третье заклинание?
  
  - Заклинание подвластия. Позволяет управлять противником, абсолютное подчинение заклинателю. Это если верить книгам. Что, в общем-то, не совсем верно, человек с сильной волей способен сопротивляться заклинанию или сбросить его вообще.
  
  - А ты откуда знаешь такие подробности?
  
  - Моя тетя работает в отделе магического правопорядка. Уж поверь, она знает все о Непростительных. Ну, и я заодно.
  
  Ханна хихикнула на заявление подруги.
  
  - А что там с убивающим проклятием? - задал интересующий его вопрос Гарри. - Правда, что после него не выживали?
  
  - Правда. До тебя выживших не было... Но то, что тебя поразили этим заклинанием, известно со слов Скиттер.
  
  - Что еще за Скиттер?
  
  - Рита Скиттер. Журналистка "Ежедневного пророка", которая поведала миру о падении Сами-знаете-кого. Именно она дала тебе этот титул, Мальчик-который выжил! И стала знаменитой из-за этого.
  
  Гарри сморщился, услышав это прозвище. Он его терпеть не мог и уже чувствовал, как проснулась неприязнь к этой Скиттер.
  
  - И откуда же она узнала, что меня поразили убивающим проклятием? - кисло спросил герой.
  
  - Не знаю, - пожала плечами Сьюзен. - Никто не знает. Через несколько часов после нападения на твой дом в Годриковой впадине у "Пророка" вышел срочный выпуск. И это самое странное, откуда она узнала? Ей много раз задавали этот вопрос, но она лишь отмахивалась: - "У меня свои источники информации..."
  
  - То есть, получается, меня могли поразить и другим заклинанием?
  
  - Да. Тетя Амелия так и говорит. Смертельное заклинание не оставляет следов и никогда не оставляло. Если бы этот волшебник использовал смертельное заклятие, он бы убил тебя.
  
  - Скорее всего, Тот-кого-нельзя-называть использовал что-то другое, - вступила в разговор Ханна. - А твоя мама защитила тебя каким-то хитрым ритуалом, вот и отразилось от тебя все обратно. Это очевидно. Такое уже не раз было, в это намного проще поверить, чем в смертельное заклятие.
  
  - Так почему же героем назвали меня, если это очевидно? - возмутился Гарри. - Это моя мама герой, а не я.
  
  Девочки пожали плечами.
  
  - Кто знает. Может, просто приняли версию Скиттер, не желая путать народ.
  
  Гарри такой ответ не устроил, и он нахмурился.
  
  - Куда-то не туда разговор завернул, - заметила Гермиона. - Сначала мы обсуждали телекинез, потом Непростительные. После перешли на журналистов. Гарри, что ты там говорил про слепых магов? Не ты ли мне после Рождества говорил, что тебе вырастили новые глаза? Так зачем же магу учиться телекинезу, когда он может просто восстановить глаза?
  
  - Не знаю.
  
  - Это я могу рассказать, - подняла руку Сьюзен. - После некоторых заклинаний очень трудно восстановить повреждения или убрать шрамы. Энергия этих заклинаний остается в ранах и не дает их залечивать.
  
  Девочки принялись живо обсуждать целительство и сравнивать его с маггловским лечением. Гарри это было не интересно.
  
  Сейчас Гарри с интересом смотрел на Пивза. Этот призрак исчез из поля зрения школьников после предупреждения Дамблдора. Гарри было бы любопытно поговорить с ним, но Пивз общался только с близнецами... да и то, их общение ограничивалось перекидыванием навозных бомб друг другу.
  
  Значит, вот где он обитал!
  
  - Пивз, где ты, маленький поганец? - хриплым стариковским голосом прокаркал Филч. Гарри удивленно посмотрел в его сторону, появление завхоза в библиотеке - это нечастое явление. Филч оглядывался, выискивая призрака.
  
  Гарри его вид кое-что напомнил - тот самый день, когда мальчик нашел браслет. Гарри хотел тогда прочесть правила школы, сейчас самое время...
  
  Взлетевший под потолок Пивз широко улыбался, обозревая библиотеку. Он любил переполох и вообще всякую свару.
  
  - Спускайся немедленно. Мне нужна твоя помощь.
  
  - Помощь? - Пивз радостно закудахтал. - Моя помощь? Моя помощь нужна... русалкам в озере, пойду помогу. Ха-ха-ха.
  
  Смеющийся призрак пролетел сквозь стену, оставив ругающегося старика и кучку школьников.
  
  Гарри усмехнулся. Собрав сделанную домашнюю работу, он попрощался с друзьями и поспешил на выход. Правила школы подождут своего часа, сейчас его ждали полеты.
  
  
  
  Глава 15
  
  
  В конце марта учителя как будто взбесились, и домашние задания стали ежедневно увеличиваться в размерах. Гарри хихикал на раздраженные взгляды друзей. Он-то от этого не сильно страдал. Частенько Гарри даже не надо было идти в библиотеку, книги, нужные для эссе, у него были с собой, в браслете... а написать эссе - вообще стало минутным делом. Заранее пишешь эссе в дневнике, а уже потом за пару минут телекинезом переносишь на пергамент. Со стороны казалось, как будто Гарри не прикладывает никаких усилий для учебы. Это и вызывало раздражение у окружающих.
  
  - Гарри, тебе не кажется, что это немного нечестно? - недовольно покосился на него Рон.
  
  - Что именно?
  
  - То, что ты пишешь эссе максимум пять минут, а мы... - Рон обвел взглядом окружающих, - вынуждены делать его в десять раз дольше.
  
  - Ничуть не кажется, - Гарри хмыкнул. - Посмотри на Перси. Он делает свою домашку еще быстрее меня... Но это еще что. Как-то с Невиллом я подходил к столу Равенкло, так там девушка создавала пергамент сразу с текстом. Да-да, - кивнул Гарри на недоверчивый взгляд друга, - трансфигурировала сразу пергамент с эссе. Ты, кстати, не пробовал делать частичную трансфигурацию?
  
  Рон поморщился.
  
  - Пробовал, конечно. Но это не мой уровень... может, через пару лет... или в следующем году.
  
  Гарри хихикнул.
  
  - Зато телекинез доступен хоть сейчас, бери и пиши...
  
  - Ну да... как же. Думаешь, никто не пробовал - после твоих выкрутасов с пером? С виду-то у тебя получается так легко... А как сам попробуешь, глаза на лоб лезут. Я едва сознание не потерял, когда использовал заклинание структуры. Даже я купился, хотя видел, сколько ты проводишь времени, тренируясь. Нет, спасибо, я быстрее овладею частичной трансфигурацией, чем телекинезом! - Рон всплеснул руками, расплескав чернила, и начал ругаться.
  
  - Что, даже Гермиона пробовала?
  
  - Ага. Ты тогда с Флитвиком остался, а мы в Большой зал пошли. Вот тогда многие и попробовали. Как ни странно, лучше всего получилось у Невилла, но он честно признался, что не готов тратить время на тренировки. Его больше теплицы интересуют. Мерлин! Я и пергамент заляпал... - Рон схватился черными руками за голову, пачкая волосы чернилами.
  
  - Стой. Погоди, не двигайся, - замахал руками Гарри, пытаясь не ухмыляться. - Ты сейчас весь черный будешь. Сейчас, я тут одно заклинание выучил...
  
  Гарри взмахнул палочкой, и чернила исчезли с рук и головы Рона.
  
  - И с пергамента уберем... - с этими словами, Гарри, не слушая протесты Рона, повторно взмахнул палочкой. - Упс.
  
  Глядя на девственно чистый пергамент и закрывшего ладонями лицо друга, Гарри понял, что слегка переборщил.
  
  - Га-а-ар-ри... - простонал Рон, - я полчаса писал это мерлиново эссе...
  
  - Ну... э-э-э... Я могу под диктовку записать, мне не сложно. Закончим даже быстрее, чем если бы ты сам писал, - смущенно предложил тот. - А потом можно будет сходить к Хагриду, согласен?
  
  - Ладно, - Рон лишь убито кивнул, - а что за заклинание ты использовал? Это ведь не "Эванеско"?
  
  - Понятия не имею, что за "Эванеско". Я использовал заклинание, специально сделанное для удаления чернил. Я вычитал его в книге "Сто полезных школьных заклинаний". Там действительно много полезного. Правда, выполнить пока я могу единицы.
  
  - Так, не будем терять времени. Заводи свою шарманку, фокусник!
  
  Гарри повеселел и использовал свои любимые заклинания.
  
  
  * * *
  Спустя полчаса друзья вышли из гостиной и направились к выходу из замка.
  
  Гарри для себя решил: пока не вылупился дракон, он будет продолжать посещать Хагрида. Тем более, что Хагрид все-таки собрал для Гарри фото его родителей. Много фото, целый альбом.
  
  Однажды вечером Хедвиг прилетела прямо в гостиную с свертком. Гарри ужасно удивился. Еще больше он удивился, когда нашел в свертке фотоальбом и короткую записку от Хагрида. Гарри полночи провел, разглядывая фотографии, благо, после короткого сна он был свеж, как обычно.
  
  - Полетать хочешь? - предложил Гарри другу.
  
  - Глупый вопрос, хочу, конечно. Ты может, забыл, но сейчас тренировка, поле занято. К тому же... а как же Хагрид?
  
  - Я имел в виду, не полет на метлах.
  
  Рон недоуменно посмотрел на Гарри.
  
  - А на чем еще можно летать? У тебя есть ковер-самолет? Или может, ездовой пегас или дракон?
  
  Гарри хихикнул, представив их на драконе.
  
  - Что за пегас? Впрочем, неважно. Нет, я имел в виду полет с помощью телекинеза. Можно зачаровать тот же ковер и лететь на нем.
  
  - Гарри, ты спятил! В любом случае, в замке этого делать не стоит. Если кто-то из преподавателей увидит нас, летящих по коридору или где-нибудь на лестнице, с Гриффиндора еще двести баллов снимут.
  
  - Возможно, ты прав.
  
  На улице дети неожиданно застряли.
  
  - Надо трансфигурировать что-нибудь, на чем лететь будем. Вот только что нам нужно?
  
  - Может, метла?
  
  - Серьезно? - Гарри скептически посмотрел на друга. - Согласен, это привычно. Но...
  
  - Какие могут быть но?
  
  - Но, - поспешил продолжить Гарри. - на трансфигурированной метле нет заклинаний, а сидеть на палке... без заклинаний, которые делают сидение на метле комфортным. Кхм. Нет, я не согласен с этим вариантом. Может быть, и правда ковер сделаем?
  
  - Нас сдует с ковра через десять метров полета.
  
  - Я не собираюсь летать быстро или высоко. Может, ковер с ручками? Чтобы держаться можно было!
  
  - Можно, - согласился Рон и задумался. Пожав плечами, он вытащил палочку и принялся за трансфигурацию.
  
  Десять минут спустя Гарри недоверчиво смотрел на свое новое летательное средство.
  
  - Почему он деревянный? - спросил Гарри, ощупывая "ковер".
  
  - Ты же не ожидал, что я смогу сделать многокомпонентный материал? Какая разница, на чем летать?
  
  Гарри неопределенно помахал рукой и пожал плечами.
  
  - Сойдет. Пробуем? Может будешь первоиспытателем?
  
  Вставший на "ковер" Рон поспешно соскочил на землю и вытаращился на Гарри.
  
  - В смысле? Это первый полет? Ты что, не летал раньше?
  
  - Да как-то не приходилось... - невинно ответил Гарри, внутренне ухмыляясь. Он и правда раньше не летал, только сегодня дозрел до попыток полетать с помощью телекинеза.
  
  - Летишь или нет?
  
  Рон, бурча что-то про гриффиндорцев и самоубийц, залез на "ковер" и вцепился в ручку, которая должна была помочь удержаться летчикам на нем.
  
  Использовав заклинания, Гарри замер, привыкая к ощущениям. Держать перо или что-то еще небольшое и легкое и вот такую махину - совершенно разные вещи. На мгновение даже показалось, что не стоит так экспериментировать но...
  
  Ковер поднялся на десяток сантиметров и неспешно поплыл вперед.
  
  - Гарри, мы-таки будем лететь? - через пару минут не выдержал Рон. В его голосе слышалось недоверие. - Я же хожу быстрее, чем мы летим.
  
  Гарри не сдержался и хихикнул.
  
  - А что ты ожидал, обычных моих полетов на метле, когда я лечу быстрее ветра? Ладно, полетели.
  
  Ковер резко ускорился, ветер ударил им в лица. Друзья вскрикнули от неожиданности, хоть и по разным причинам. Гарри ожидал ускорения, но ощущения были совсем другими, нежели при полете на метле. Если бы не ручки, за которые уцепились друзья, кататься бы им по траве.
  
  У хижины Хагрида Гарри притормозил и глубоко задышал, опуская ковер на траву. С непривычки сбилось дыхание и вообще было странное состояние.
  
  Гарри ухмыльнулся.
  
  - Да-а-а! Я могу летать. Ха-ха...
  
  Он соскочил с "ковра", рассмеялся и закружился на месте. На шум вышел из своей хижины Хагрид.
  
  - Кто тут шумит? А, это вы, привет, ребята. Вы ко мне? Заходите! - Хагрид приветливо махнул рукой.
  
  Зайдя в хижину, Хагрид подмигнул детям и указал на яйцо в огне.
  
  - Он скоро вылупится. Дракончик уже двигается, так что через полчаса я буду его вытаскивать.
  
  Гарри отодвинулся от огня - на всякий случай.
  
  - Не бойся, Гарри. Он не опасен, - Хагрид с обожанием смотрел в огонь.
  
  - Я читал о драконах, Хагрид. Может быть, для тебя он и не опасен... некоторое время. Но для нас он очень опасен.
  
  - Чепуха, Гарри. Он же малютка совсем.
  
  - Хагрид, норвежские горбатые очень быстро растут. Уже через пару дней он будет вдвое больше, чем в момент вылупления из яйца...
  
  - Гарри прав. Мой брат Чарли работает в драконьем заповеднике в Румынии, он писал письма домой, описывал, как растут драконы. Это нечто невероятное, очень быстрый рост...
  
  Гарри перестал слушать и задумался, попивая чай, что подал им Хагрид. Рон увлеченно описывал Хагриду заповедник.
  
  - Гарри...
  
  - А?
  
  - Гарри, отодвинься, пожалуйста! - Гарри вздрогнул и увидел, что Хагрид подошел к столу и выгрузил туда драконье яйцо.
  
  Яйцо было слегка потрескавшимся. Внезапно раздалось постукивание, и на яйце появилась очередная трещина.
  
  - Он скоро вылезет! - прошептал Хагрид.
  
  Во рту у Гарри пересохло. Страшно еще не было, но... честно говоря, после того, что он прочел о драконах, видеться с таким в тесной хижине не хотелось.
  
  - Слушай, Рон. Может, пойдем?
  
  - Ты сдурел, Гарри? Такое не каждый день увидишь!
  
  Раздалось очередное постукивание, и треск усилился. Трещины стали появляться одна за другой. БОМ! Особо мощный удар изнутри проломил скорлупу, и яйцо развалилось напополам. Маленький дракончик выпал на стол. Гарри мог бы сказать, что он похож на зонтик, если бы не видел фильм "Чужой". К тому же, дракончик сразу пыхнул огнем... вернее, попытался. С первого раза у него не получилось, но искры было видно невооруженным взглядом.
  
  - Да он просто чудо, - засюсюкал Хагрид и протянул к дракончику руку. Маленькое чудовище молниеносно раскрыло пасть и лязгнуло острыми клыками, пытаясь ухватить Хагрида за палец.
  
  Гарри вздрогнул и сморщился, представив, что стало бы с его рукой, если бы это "чудо" вцепилось в него зубами.
  
  - Вы видели? - обрадовался Хагрид. - Он сразу признал меня. Да, малыш?
  
  Подошедший Рон наклонился к Гарри и тихо прошептал:
  
  - Добычу, вот что он признал. Ты прав, Гарри. Нам здесь делать нечего.
  
  - Э-э-э... Хагрид. Мы, пожалуй, пойдем. Удачи тебе с драконом.
  
  Хагрид только махнул рукой, не отвлекаясь от своего дракончика.
  
  Выходя на улицу, Гарри озабоченно оглядывался. Он даже забыл про свой первый полет. Гарри боялся, что в следующий раз, когда он придет сюда, здесь будет пепелище.
  
  
  
  Глава 16
  
  
  В следующие дни Гарри пытался отвлечься, как мог: летал на метле, тренировал телекинез, люмос и другие заклинания, делал домашние задания, посещал библиотеку, играл с Роном в шахматы и плюй-камни и просто бродил по замку. После каждого урока Гарри с тревогой выглядывал в окно, наблюдая за хижиной своего большого друга, ожидая увидеть там нечто...
  
  Иногда Гарри мог поклясться, что видел отсветы огня в окнах хижины лесника, но... Но все было в порядке.
  
  Спустя еще несколько дней Гарри немного успокоился и почти перестал волноваться. Тем более, что близнецы Уизли опять всех удивили...
  
  Дело было так. Вернувшись в гостиную после уроков, Гарри застал там сильное столпотворение.
  
  Подойдя ближе к толпе, Гарри услышал шумное обсуждение какой-то игры... Протолкавшись поближе, он увидел на столах что-то наподобие шахмат, что-то... знакомое? Да, определенно, знакомое! Вместо шахматных фигур на столе были расставлены фигурки разных зверей и различных существ, включая и людей, а вместо шахматного поля - модель какой-то местности в миниатюре. Сама доска была раз в пять больше, чем шахматная, и едва умещалась на столе.
  
  - Нравится?
  
  - Рон? Что это такое?
  
  - Игрушечные войны! Помнишь, мы с Финниганом анимировали игрушки и устроили войнушку? Фреду идея очень понравилась, они вместе с Джорджем и еще парой ребят развили ее и создали игру. И сейчас выставили для пробы, все желающие могут поиграть. А кто хочет, может и купить. По десять галлеонов за комплект.
  
  Гарри присвистнул.
  
  - Недешево.
  
  - Ха, - воскликнул Рон, как-то лихорадочно блестя глазами. - У них уже заказали семь комплектов. Поверить не могу, семьдесят галлеонов за вечер...
  
  Гарри впечатлился. Он-то потратил на все школьные принадлежности и одежду меньше ста галлеонов, и у него до сих пор оставались деньги.
  
  - Неужели все так просто?
  
  - Вообще-то, не совсем, - немного приуныл Рон. - Они подбирали заклинания, нужные руны и зачарования больше трех месяцев и без посторонней помощи не смогли бы все сделать. Руны им подсказала семикурсница, а все остальное они уже вместе с Ли подбирали. Зато сейчас у них все отлажено, и один комплект они делают за вечер или даже быстрее. Но без рун, конечно, ничего бы не получилось...
  
  - Похоже, - усмехнулся другу Гарри, - ты уже выбрал один из дополнительных предметов, которые будут предлагаться на третьем курсе.
  
  - Не знаю, - немного сомневаясь ответил Рон. - Руны - очень сложный предмет! У меня еще много времени, чтобы выбрать!
  
  - А я его точно возьму! Руны связаны с зачарованиями и ритуалами и косвенно связаны с чарами, мне точно подойдет. В конце концов, почти все артефакты созданы с помощью рун.
  
  Услышав шум, Гарри повернулся и увидел, как один из столов освобождается от игроков.
  
  - Пойдем, сыграем?
  
  Рон хихикнул в ответ на его реплику.
  
  - Посмотри вокруг. Тебе сначала придется убедить всех остальных, что ты первый в очереди. А очередь тут... на неделю вперед.
  
  - Ага... - задумчиво сказал Гарри, оглядываясь. - Слушай, получается, твои братья могут делать зачарованные вещи?
  
  - Ну да, теперь могут. Но раньше у них такого опыта вроде не было. Вот мой отец, тот может зачаровать что угодно! У нас даже зачарованный Форд "Англия" есть!
  
  - Автомобиль?
  
  - Угу. Папа однажды пригнал эту штуку, маме сказал, что просто разберет ее, посмотрит, что у нее внутри. Ну, и разобрал... зачаровал и собрал обратно. Теперь фордик может летать и становиться невидимым.
  
  - Классно! - ответил Гарри отвлеченно. - Слушай, а где сами близнецы? Я их найти не могу.
  
  - Понятия не имею, - ответил Рон. - они как выложили игры на столы и объявили о продаже, так сразу после куда-то убежали. Может, сыграем партию в шахматы?
  
  - Сейчас... Подожди пять минут, мне надо переговорить с Перси.
  
  Гарри направился к старшему товарищу, который сидел в углу гостиной.
  
  - Привет, Перси, - Гарри помялся секунду. - Ты... э... умеешь зачаровывать вещи?
  
  Перси приветственно кивнул.
  
  - Умею, по мелочам. Смотря что тебе нужно сделать...
  
  - Зачаровать чемодан. У меня там свободное место заканчивается.
  
  - Зачаровать, - выделил это слово Перси, - чемодан не является проблемой. Думаю, несколько старшекурсников смогут тебе помочь. Только это бесполезно, расширение пространства не продержится больше двух месяцев... и это максимум для таких сложных чар. Если бы ты сам умел накладывать это заклинание, это не являлось бы проблемой. Но ты не умеешь и научишься не скоро!
  
  - И что, ничего нельзя сделать? - расстроился Гарри.
  
  - Почему же, можно, - Перси задумчиво потер подбородок. - Нужно сделать расширение пространства постоянным! Тут нужна хорошая рунная цепочка или ритуал. Последнее, думаю, у нас никто не сможет провести, а вот составить рунную цепочку... Хм. Пожалуй, я сам поговорю с знакомыми, подыщу человека. Как найду, так тебе и сообщу. Идет?
  
  Гарри согласно кивнул и, поблагодарив старосту, направился к столу, где Рон уже расставил фигуры на шахматной доске.
  
  
  * * *
  Ситуация с драконом решилась почти сама собой. Неделю спустя, вечером, когда Гарри пытался выучить новое заклинание, в гостиную прилетела Хедвиг. Это не было рядовым событием, совы обычно доставляют почту в Большой зал. Так что это привлекло внимание окружающих... девушек. Хедвиг как магнитом притягивала женское внимание и умела этим пользоваться.
  
  Забрав письмо и отдав сову на "растерзание" жаждущим девушкам, Гарри раскрыл его и узнал почерк Хагрида, последний приглашал их с Роном посетить хижину лесника, а то забыли, дескать, совсем своего друга.
  
  На следующий день Хагрид встретил их с расстроенным лицом. Гарри опасливо заглянул в хижину, но дракона там не было, только довольный Клык завилял хвостом при виде гостей.
  
  - Заходите. - махнул рукой Хагрид. - Нет тут Норберта.
  
  - Привет, Хагрид, - поприветствовали они лесника. - Норберт?
  
  - Так дракона зовут, я ему имя дал, прежде чем... - Хагрид закусил губу. - Норберт расшалился и поджег занавески. А я как раз был на улице, не видел. Зато увидела одна из учениц, что шла к профессору Кеттлберну на урок. Позвала учителя, а тот уже...
  
  Хагрид лишь хмуро махнул рукой.
  
  - И что? - поторопил лесника Рон.
  
  - Да ничего особенного, Кеттлберн сообщил Дамблдору, а директор договорился с драконьим заповедником, те забрали малыша. А ведь я уже планировал его нести в горы... - Хагрид горестно вздохнул.
  
  Несколько минут в хижине царило неловкое молчание, которое прервал Гарри.
  
  - Слушай, Хагрид. А чего ты не работаешь в этом самом заповеднике, раз уж тебе так нравятся драконы?
  
  - Я слишком люблю разных зверушек. А в драконьих заповедниках придется работать только с драконами. К тому же, - Хагрид обвел руками хижину, - в Хогвартсе я хорошо зарабатываю.
  
  Посмотреть действительно было на что, хотя раньше Гарри не особо обращал внимание на конкретные вещи в хижине. С потолка свисали тушки мелких зверей и сушились различные травы. Сбоку висели связки волос и чей-то рог. И множество других, неизвестных Гарри вещей. Даже арбалет был. Хижина охотника!
  
  - А разве эти вещи ценны?
  
  - Конечно, Гарри, - воскликнул Рон. - вон - это же рог единорога, верно, Хагрид? Он стоит кучу денег.
  
  Хагрид подтверждающе кивнул.
  
  - Именно. В лесу много разных ингредиентов собрать можно. Часть я отдаю профессору Снейпу и в Больничное крыло. Часть у меня берут школьники, да хотя бы твои же братья, Рон. Когда ученики хотят сварить сами какое-то зелье, всегда приходят ко мне за ингредиентами. Ну, и что-то я продаю.
  
  - Я как-то об этом не думал... - немного растерянно произнес Гарри, новым взглядом разглядывая хижину. - Но, Хагрид. Разве ты не можешь просто посещать заповедник? Проведывать Норберта!
  
  - Могу, конечно, хоть и не часто. Но это же совсем не то.
  
  - А как вообще выглядит драконий заповедник? Как там содержат драконов, в клетках?
  
  Хагрид усмехнулся, и даже Рон захихикал.
  
  - Гарри, ты представляешь себе, насколько велики драконы? - спросил Рон. - Если такая туша рассердится, то чтобы ее успокоить, понадобится несколько обученных волшебников. А то и десяток. А драконов там сотни, а то и тысячи, я не знаю точно. А в клетке дракон наверняка рассердится. Понадобится постоянно их оглушать или усыплять. Чарли жаловался, что это самая неприятная часть работы - транспортировка драконов. Драконы очень раздражаются, когда кто-то пытается засунуть их в клетку.
  
  - Драконов держат в неком пространстве, специально созданном для заповедника, - продолжил Хагрид вместо Рона. - Это похоже на зачарование вещей, когда расширяют пространство. Только заповедник - это же нечто гораздо большее, чем обычные вещи. Внутри большого здания находится целая долина с горами и речками. Очень мощный ритуал. Именно поэтому магглы не трубят на весь мир о драконах. Очень немногие драконы остались на свободе.
  
  - Ясно, - немного невпопад ответил Гарри, пытаясь представить долину...
  
  - Раз ясно, рассказывайте, что у вас нового? В учебе продвигаетесь? Чаю будете?
  
  Хагрид поставил чайник в камин и вернулся. После начала беседы полувеликан явно приободрился и теперь не выглядел таким хмурым.
  
  - Ну... - почесал макушку Рон. - Мы недавно начали изучать трансфигурацию живого в неживое. Профессор МакГонагалл грозилась, что эта тема будет главенствовать на экзамене. Хотя, я не совсем понимаю, зачем эта тема вообще нужна. Профессор сама сказала, что это очень опасно. Трансфигурация может убить заклинаемого, к разумным это в особенности относится. А вот животным не особо вредит, не без исключений, конечно..
  
  - Вот как?
  
  - Да. Впрочем, человек с сильной волей - менталист или некоторые маги иных направлений - тоже переживут трансфигурацию без особых последствий.
  
  - Слушай, Рон, - спросил Гарри. - Получается, когда мы превращаем мышей в классе, какая-то часть из них постоянно умирает?
  
  - Нет, конечно. Это же трансфигурированные мыши. Ты разве не замечал, что они... ну, неживые. Не убегают, спокойно сидят на месте. Как будто анимированные животные.
  
  Гарри только недоуменно пожал плечами на ответ друга.
  
  - Ну, а ты, Гарри? Выучил что нового? Я видел, как вы с Роном в прошлый раз на той деревянной штуке прилетели. Что это было, кстати?
  
  Гарри открыл было рот, чтобы ответить, но посмотрев на Рона, который украдкой показывал ему кулак, решил чуть-чуть слукавить.
  
  - Да так, эксперимент. Рон трансфигурировал деревянный настил, а я телекинезом нас донес до твоей хижины. Узнал, что большие предметы перемещать куда утомительнее, чем мелкие... причем независимо от веса, - Гарри помолчал пару секунд. - Недавно выучили заклинание Репаро. Я почитал о нем, потрясающая вещь...
  
  - Что в нем такого? - перебил друга Рон. - Обычное заклинание.
  
  - Обычное? - усмехнулся Гарри. - А ты знал, что это заклинание как бы "отматывает" время предмета назад? До того, как предмет получил повреждения. То есть не "чинит", как говорится в описании, а "возвращает" предмет во времени. Именно из-за этого старые вещи "чинить" достаточно сложно. Это потрясающее заклинание. Этот эффект можно заметить, если использовать заклинание на чем-то сильно разрушенном. Предмет собирается из осколков в обратном порядке и возвращается на свое место, так, как был разрушен. Тот, кто придумал это заклинание, - гений.
  
  - Ну дела! - воскликнул Хагрид, хлопая себя по коленям. - Я и не знал таких подробностей.
  
  - В описании часто не пишут важных особенностей заклинаний, - кивнул Гарри. - Зато история создания заклинания часто раскрывает интересные и важные подробности.
  
  - А еще, я тут начал что-то вроде иллюзий осваивать... - скромно сказал Гарри после короткого молчания.
  
  - Покажи, - загорелись глаза у Рона. Хагрид тоже выглядел заинтригованным.
  
  Гарри пожал плечами и выставил руки перед собой. Между ладонями появилось нечто светящееся...
  
  - Не очень похоже на иллюзию, - с сомнением сказал Рон, разглядывая "нечто". - Почему оно светится... и что это вообще?
  
  Гарри вздохнул и расслабился, рассеивая световые лучи.
  
  - Ну, иллюзия - это не совсем верное слово. Это голограмма, которая должна показывать замок... Но у меня пока не очень получается, если честно. Надо бы выбрать что-нибудь полегче...
  
  - Гол... что? Что это значит? И как это ты без палочки сделал?
  
  - Создание изображения из лучей света разной интенсивности. Это профессор Флитвик мне подсказал идею. Несколько лет назад выпускник показывал профессору заклинания, которые сам создал на основе маггловских исследований. Заклинания я выполнить не могу, слишком сложные, но использовать принцип, заложенный в них... Вот и пробую, потихоньку что-то получается. Создаю все, используя Люмос, так что палочка мне тут не нужна.
  
  Гарри усмехнулся озадаченным лицам собеседников.
  
  - Вот такие у меня иллюзии.
  
  Разговор постепенно перешел на зелья и астрономию, а после друзья попрощались и направились к замку.
  
  
  
  Глава 17
  
  
  С того самого дня, как Гарри вместе с Роном немного полетали, идея полетов захватила разум Гарри. Сразу взяться за дело не получилось - дракон отвлек, но позже, несколько недель спустя... Гарри почти каждый день выглядывал из замка, мечтая, как он будет летать.
  
  Наконец, когда нашлось свободное время, Гарри без раздумий вышел из замка. Уроки уже закончились, обед давно прошел. Самое время выйти на улицу и заняться чем-нибудь интересным... На улице потеплело, и школьники стали больше проводить время на свежем воздухе. Сам же Гарри не заметил изменения температуры и все еще использовал согревающее заклинание.
  
  Пройдя ближе к опушке, Гарри нашел подходящую палку и принялся за трансфигурацию. Гарри делал всего лишь небольшой деревянный щит, метр на метр... но давалось это все ему еще с трудом. Рон же трансфигурировал такие вещи без видимых усилий, даже используя в качестве исходного материала, мусор под ногами, а не дерево.
  
  Казалось бы, чего тут сложного? Сделать деревянную доску в миниатюре - дело пары секунд, но когда увеличиваешь размеры, заклинание часто срывается. Профессор говорит, что они - первокурсники - вкладывают мало энергии в заклинание, поэтому заклинание и срывается или выходит что-то незапланированное. Дело практики...
  
  Справившись с заданием, Гарри усмехнулся и сел на доску, вытянув ноги. О Мерлин, до чего же нелепо это выглядит! Определенно нужно научиться делать стул или кресло. Точно, именно кресло, на нем и летать. С такими мыслями Гарри бросил привычную связку заклинаний. Подняв себя на полметра в воздух, он начал постепенно увеличивать скорость полета.
  
  Полет на метле отличался довольно сильно от телекинеза. Метла управлялась больше движениями тела, чем мыслями. Летать на ней было довольно безопасно, разгон был не самым быстрым, а опасность упасть - практически минимальной. Телекинез же... Гарри отчетливо осознавал, что может стартануть с места и перегнать метлу менее чем за секунду. Вот только как это отразится на движущем предмете? Сам-то он точно не удержится на доске, скорее, доска сама из-под него выпрыгнет. Телекинезом управлять можно было только мысленно... ну, не только. Была еще палочка, но как указывать палочкой, куда и с какой скоростью перемещаться? Особенно, если сам сидишь на предмете, который нужно переместить? Вот то-то же!
  
  Хмыкнув, Гарри направил полет доски к озеру, помахав рукой стайке девчонок, что сидели на траве. Взлетев над водой, Гарри задержал дыхание. Сердце ускорило свой бег... Это было очень волнительно - летать над водой без всякой страховки. По правде говоря, Гарри не умел плавать... да и температура воды не позволяла.
  
  Но, это было так здорово...
  
  
  * * *
  Полетав чуть больше часа, Гарри уже возвращался к замку, когда внезапно в глазах у него потемнело, и он потерял управление над заклинанием. К счастью, Гарри летел не слишком быстро, но...
  
  Упав с доски, Гарри покатился по траве и через несколько метров замер на земле, раскинув руки. Тяжело дыша, Гарри ошеломленно моргал, глядя бессмысленным взглядом в небо. Голова гудела, и сил не было совершенно! Еще минуту назад Гарри был в порядке, а сейчас - как будто провел генеральную уборку в доме, в одиночку! Семь раз подряд!
  
  Полежав несколько минут, он с трудом сел на траве, кряхтя как старик. Вытерев пот с лица, Гарри с изумлением понял, что он весь мокрый. Буквально взмок от пота... Гарри смутно вспомнил, что такое состояние у него уже было - в начале года, когда он делал первую трансфигурацию. Тогда он тоже чувствовал себя очень плохо и сразу ушел спать. Но сейчас... сейчас лучше пойти к мадам Помфри, мало ли что с ним происходит? Вдруг это болезнь какая...
  
  Заворчав, Гарри со стоном встал на ноги и зашатался. Голова кружилась нещадно... Сжав зубы, он шаркающей походкой направился к замку. Как ни странно, движение принесло облегчение. Через несколько минут Гарри уже довольно свободно шел и не шатался, как зомби.
  
  Когда его увидела мадам Помфри, она ахнула и быстро усадила его на кровать.
  
  - Что с вами произошло, мистер Поттер? - спросила целительница и вытащив палочку, начала выписывать вязь заклинания.
  
  Гарри немного кисло улыбнулся ей.
  
  - Не знаю. Я как раз пришел, чтобы это узнать.
  
  Мадам Помфри выполнила несколько заклинаний и нахмурилась, подозрительно оглядывая Гарри.
  
  - Чем вы занимались до того, как пришли сюда?
  
  - Летал, - честно сказал Гарри.
  
  - На метле?
  
  - Нет. На доске... - хихикнул он. - С помощью телекинеза.
  
  - Мистер Поттер, - неодобрительно покачала головой Помфри, - вы заработали магическое истощение. Тут нет ничего веселого. Сколько же вы летали, таская себя телекинезом? Полчаса?
  
  - Ну... Думаю, часа полтора прошло точно, не меньше.
  
  Мадам Помфри удивилась, она даже рот раскрыла, огромными глазами глядя на Гарри.
  
  - Ничего себе. А вы станете сильным волшебником, мистер Поттер... если не потеряете свою магию, заработав очередное истощение.
  
  Гарри нахмурился. Уж что-что, а потерять свою магию он не хотел. Правда, о таком он слышал первый раз, но все же...
  
  - Это реально? Потерять свою магию?
  
  - На самом деле, это миф. Не было зарегистрированных случаев окончательной потери магических способностей после магического истощения. Но истощать себя тоже не стоит, это может быть опасно. Подождите, сейчас я дам вам зелье, оно поможет вам быстрее восстановиться.
  
  Гарри поморщился на слова целительницы. Уж он почувствовал опасность на себе, благо, летел невысоко.
  
  Мадам Помфри вернулась и протянула Гарри склянку с голубой жидкостью.
  
  - Пейте, это укрепляющий раствор. Придаст вам сил, залечит мелкие царапины и поможет быстрее восстановиться.
  
  Гарри молча взял склянку и, задержав дыхание, выпил. Но, к удивлению, зелье было вполне нормальным на вкус. Похоже на слегка подсоленную воду. Вернув склянку обратно, Гарри прислушался к себе, но никаких изменений не заметил. Пожав плечами, он задал интересующий его вопрос:
  
  - А как я могу почувствовать, сколько магии у меня осталось?
  
  - Медитации, мистер Поттер. Вам лучше обратиться с таким вопросом к профессору Флитвику, он специалист.
  
  - Скажите, мадам Помфри, разве заклинания не говорят вам, сколько у меня магии? Разве нельзя определить с помощью заклинаний, сильный волшебник или нет?
  
  Мадам Помфри усмехнулась вопросу.
  
  - Я могу узнать ваш запас магии, мистер Поттер. Он у вас не слишком большой. Не намного больше, чем у остальных ваших сокурсников. Но сила волшебника определяется не только запасом магии. Запас магии вообще не говорит о том, волшебник перед вами или нет. Сквиб тоже имеет свой запас магии, но он не может колдовать, - целительница запнулась. - Кроме запаса, есть еще восстановление магии. У каждого волшебника это индивидуально. Вот вы, как мы видим, восстанавливаете магию быстро. Очень быстро! Думаю, несложные заклинания - которые не требуют много магии - вы сможете колдовать весь день без перерыва. Но вот энергоемкие, как левитация больших предметов, уже будет истощать вас. Пусть и не так быстро, как остальных.
  
  Гарри кивнул. Покрутив головой, он убедился, что та уже перестала кружиться. Облегченно выдохнув, Гарри широко улыбнулся целительнице и встал.
  
  - Спасибо, мадам Помфри. Вы как всегда, спасаете меня.
  
  - Заходите, мистер Поттер. Но не слишком часто. И без травм, желательно, - мадам Помфри кивнула и отправилась в свою комнату.
  
  
  * * *
  Гарри зашел в класс и сел на привычное место - рядом с Роном, за второй партой. Это был последних урок на сегодня. Скоро уже экзамены, и профессор МакГонагалл не уставала им об этом напоминать.
  
  - А где профессор?
  
  Рон только пожал плечами. Он уже приготовился к уроку, трансфигурировал себе пергамент и перо. Гарри только усмехнулся действиям друга. Рыжий быстро осваивал все, связанное с трансфигурацией, и в особенности все, что было полезно. Превращение всякой мелочи в перо Рон освоил в первую очередь, потом пришла пора и пергамента. У Гарри последнее не получалось, почти все время выходило что-то похожее, то деревянное, то каменное... Но назвать это пергаментом...
  
  Шум в классе внезапно стал стихать, и Гарри огляделся. Профессор МакГонагалл стояла у своего стола и строго оглядывала класс. Она появилась совершенно неожиданно, Гарри мог поклясться, - что профессор не входила в класс!
  
  - Тишина! - она прошлась перед партами, дожидаясь полной тишины, и продолжила: - Как вы знаете, сегодня последний урок трансфигурации. На следующей неделе начнутся экзамены, поэтому сегодня у нас не будет нового материала. Сегодня - день свободной практики. Вы можете повторять пройденное ранее, задавать мне вопросы или попробовать узнать что-то новое. Приступаем. Все, кто хочет задать вопрос, поднимаем руку.
  
  Желающие задать вопрос не заставили себя ждать. Падма Патил тут же подняла руку.
  
  - Да, мисс Патил?
  
  - Профессор, а расскажите нам об анимагии.
  
  Стоило прозвучать в классе заветному слову, как моментально установилась полная тишина. Гарри тоже сосредоточился на профессоре, тема его интересовала. Кто бы не хотел превращаться в животное?
  
  - Анимагия... - сказала задумчиво профессор МакГонагалл. - Наука о превращениях волшебника в животное. Интересный вопрос, мисс Патил. Итак, анимагия. Существует множество видов анимагии и самый простой - это трансфигурация. Волшебник составляет заклинание трансфигурации себя в выбранное животное, так же и контрзаклятие. И доводит оба заклинания до беспалочкового уровня.
  
  - Подождите, профессор. Но разве маг может выбирать себе животное?
  
  - В данном случае, - да, может. Как я и говорила, пока вы меня не прервали, существует множество видов анимагии. В классической анимагии, где волшебник превращается в своего "внутреннего зверя", выбора у волшебника нет. Но трансфигурация себя в животное тоже является анимагией. Что мешает вам самой выбрать животное? К сожалению, этот способ не снискал популярности, у него больше недостатков, чем преимуществ. Кто может перечислить мне недостатки?
  
  - Трансфигурация - это временное превращение. - ответила Падма.
  
  - Верно, мисс Патил. Один балл Равенкло. Время превращения зависит от силы волшебника, и обратная трансформация в неподходящее время может быть опасна, по многим причинам. Еще?
  
  Студенты неуверенно переглянулись.
  
  - Никто не ответит? Основной недостаток простейшей анимагии: длительность ее изучения. Что-бы довести два сложных заклинания до уровня беспалочковой магии, понадобится не меньше года практики, в лучшем случае. А их еще составить надо, если вы не нашли уже готовые.
  
  - Второй по значимости недостаток: волшебник, который трансфигурирует себя в животное, может потерять разум. Не насовсем, а только пока находится в виде животного, - прервала зашумевших первокурсников профессор МакГонагалл. - Но это является серьезной проблемой: как выйти из превращения, если ты просто не понимаешь, что ты волшебник? Множество сильных, но глупых волшебников так и закончили свои дни в виде животного, даже не осознавая этого!
  
  - Профессор? - подняла руку Гермиона. - А как сохранить разум в превращении?
  
  - Существуют разные способы. Зелья, ментальная магия и прочие способы. Некоторые магические практики позволяют сохранять свой разум в целостном состоянии, даже в виде животного. Например, шаманизм. Ну и, опять же, все это индивидуально. Некоторым людям это попросту не нужно, они без всяких зелий сохраняют сознание в животной форме.
  
  - Разум теряется из-за различий в физиологии, мозг животного не справляется?
  
  - Именно, мисс Грейнджер. Учитывайте также, что трансфигурированное животное не всегда похоже на оригинал. Иногда это лишь внешнее сходство, и никакого мозга и иных органов внутри нет.
  
  - А как тогда маг может мыслить в таком состоянии? Это же очень похоже на трансфигурацию в неживое.
  
  - Я задам вам встречный вопрос, а как мыслят призраки? Ведь у них нет мозга. У них вообще тела нет! Не знаете? Существует так называемый мыслительный дух. Или Френес, как его еще называют. Одна из оболочек души, которая сконцентрирована именно в мозге. Отвечает за разум и память. Вы замечали, что некоторые призраки помнят не всю свою жизнь, а только ее части? Это происходит именно из-за недостаточно развитого мыслительного духа. Френес развивается самостоятельно со временем, но, как и везде, существуют исключения. Ментальные маги работают именно с мыслительным духом и развивают именно его.
  
  - И как оценить, свою, гхм, развитость? - спросил Майкл Корнер.
  
  - Для этого существуют специальные заклинания, а также особый навык - видение аур. К сожалению, данный навык - это большая редкость в наши времена.
  
  Профессор оглядела аудиторию, ожидая дальнейших вопросов.
  
  - Больше нет вопросов? Хм. Итак, третий и очень важный недостаток - продолжительность жизни. Если заклинание составлено правильно, то снимается полная копия существа. И иногда эти существа живут гораздо меньше, чем длится трансфигурация. Например, насекомые. Это тоже стоит учитывать.
  
  - Перейдем к достоинствам этого способа превращений. Первое и самое важное достоинство этого метода: трансфигурационной анимагией может овладеть любой маг. Любой, без исключений. Даже самый слабый маг сможет превратить себя в животное после продолжительных тренировок.
  
  - Второе достоинство, и последнее - у мага есть выбор, в кого превращаться. Внешность существа, размер, все это возможно выбрать по своему желанию.
  
  - Вопросы?
  
  - Профессор? - поднял руку Гарри. - А что насчет движения? Когда превращаешься, уже умеешь передвигаться? Ведь тело животного сильно отличается от тела человека.
  
  - Хороший вопрос, один балл Гриффиндору. Ответ будет общим для любого вида анимагии или превращений. К любому новому телу придется привыкать и учиться передвигаться. Никакие "инстинкты" существа тут не помогут. И не важно, передвижение это на двух ногах, на четырех лапах или на крыльях. Я ответила на ваш вопрос, мистер Поттер?
  
  Гарри задумчиво кивнул.
  
  - Отлично. Следующий вид анимагии: классическая. Поиск своего внутреннего зверя. Классическая анимагия относится к трансфигурации только отчасти - трансфигурация понадобится только в процессе тренировок. Само превращение не является трансфигурацией, это трансформация. То есть, постоянное превращение. Маг, который нашел своего внутреннего зверя, может превращаться только в него. В классической анимагии невозможны множественные формы.
  
  - Профессор МакГонагалл, а можно превращаться в магическое животное? В феникса, например... или единорога? - спросила с места Лаванда Браун.
  
  - Это возможно, - слегка кивнула профессор. - Хоть и является редкостью. Только... это будет лишь внешность, без магических свойств. Вся уникальность магических животных - в их магии.
  
  - А какие преимущества у классической анимагии?
  
  - Первое: анимаг не теряет разум, превращаясь в животное. Разум становится менее острым, уходят эмоции... но анимаг - это не животное, а человек с телом животного. Второе: превращения не ограничиваются по времени. Анимаг превращается и проводит в форме зверя сколько угодно времени. Также анимаг в форме животного стареет со скоростью человека, а не животного. Третье: вне анимагической формы анимагу доступны частичные трансформации. Усиленные рефлексы, усиленные чувства. Нюх, слух, зрение. Конечно, если эти особенности присущи внутреннему зверю. Ну и последнее, пожалуй, - скорость становления анимага. Если вы нашли своего внутреннего зверя, обучение превращению займет не более полугода. Классическая анимагия - это магия, в которой палочка не участвует вообще. Прямая работа с энергиями.
  
  - Вы говорили, тут задействована трансфигурация? - выкрикнул какой-то равенкловец.
  
  - А что насчет трансфигурационной анимагии, она становится недоступна, если становишься классическим анимагом? - задал одновременно вопрос Гарри.
  
  В классе поднялся шум, ученики выкрикивали свои вопросы разом, создавая гвалт.
  
  - ТИШИНА! - профессор сердито нахмурилась и строго уставилась на студентов. - Задавайте вопросы по очереди. Итак... Трансфигурация используется в классической анимагии в подготовке к превращению. Будущий анимаг превращает человеческие части тела в части тела животного, а после повторяет похожий процесс, используя трансформацию. Что же касается вашего вопроса, мистер Поттер, трансфигурационная анимагия все так же остается доступна магу после того, как он станет классическим анимагом. Никаких ограничений. Трансфигурационная анимагия - это просто трансфигурация, доведенная до беспалочкового уровня, ничего более.
  
  Давайте сразу уточним, - заострила внимание на этих словах профессор. - Несмотря на то, что классическая анимагия имеет много преимуществ, анимагов не так много, как могло бы быть. В частности, в прошлом столетии было зарегистрировано всего семь анимагов. Пусть и не все анимаги регистрируются в министерстве магии. Основная проблема - это поиск своего внутреннего зверя, а не превращение. Только один из десяти волшебников находит своего внутреннего зверя, остальные девять волшебников только теряют множество времени и средств. Это является одним из основных недостатков наряду с невозможностью выбора животного анимагом. Вопросы?
  
  - Профессор МакГонагалл? А что насчет одежды во время превращения? - слегка покраснев, спросила Гермиона.
  
  - Хороший вопрос. Для классической анимагии существует два выхода из ситуации. Специальное заклинание, которое "закрепляет" вашу магию на ваши вещи. После использования заклинаний ваши вещи превращаются вместе с вами, в обе стороны. После выхода из превращения вещи останутся на вас. Другой же выход... носить вещи, пока они не "пропитаются" вашей магией... но, если говорить начистоту, в современных реалиях это неосуществимо. Любое чистящее заклинание убирает "лишнюю" магию с вещи.
  
  - А мы будем изучать это в Хогвартсе?
  
  - Нет, мистер Голдстейн. Анимагия в школе не изучается. С другой стороны, превращение живого в живое изучается, но только в рамках школьного курса и не доводится до беспалочкового уровня.
  
  Гарри поднял руку, собираясь задать еще один вопрос, но тут прозвенел звонок. С удивлением Гарри осознал, что урок уже прошел.
  
  Первокурсники тут же стали собираться и выходить из класса, не дожидаясь разрешения профессора.
  
  "Впрочем, - подумал Гарри. - это же последний урок..."
  
  - Профессор, а какие еще виды анимагии существуют?
  
  Декан Гриффиндора повернулась к Гарри и прищурилась.
  
  - Какие еще? Хм. Оборотни-анимаги... так называемые, тотемные анимаги, - профессор улыбнулась как-то по особенному. - Практикуется в основном в США. Еще метаморфизм в животных относят к анимагии, хотя это в корне неверно. Это анимагия является ответвлением метаморфмагии... В Японии существуют свои виды анимагии, но я не знаю их названий. Они специализируются на частичных превращениях, слышали ли вы о кицунэ и прочих так называемых "полулюдях"? Это и есть анимаги в своем облике. Говорят, у славянских волхвов есть свой вид анимагии, но они не спешат делиться методиками, - профессор МакГонагалл слабо усмехнулась и развела руками, словно извиняясь.
  
  - Спасибо, профессор. Это была увлекательная лекция!
  
  - Не за что, поспешите, мистер Поттер. Обед не будет ждать вас вечно...
  
  Усмехнувшись, Гарри подхватил свою сумку и выбежал из аудитории, догоняя друзей.
  
  
  
  Глава 18
  
  
  Экзамены обрушились на беспечных школьников, как девятый вал. Вчера Гарри с усмешкой наблюдал за Роном и Симусом, которые с выпученными глазами носились по библиотеке, ища все новые и новые книги, как сумасшедшие... пока сам не вспомнил, что надо бы повторить теорию трансфигурации.
  
  Но в дни экзаменов, несмотря на всю подготовку, друзья были довольно нервными!
  
  Гарри в сотый раз просматривал все выученные заклинания и прикидывал, сможет ли он каждое выполнить с первого раза. Далеко не все заклинания, что учились на уроках, использовались в реальной жизни. Вот где ему использовать отпирающее и запирающее заклинание? Поэтому особой практики в них у школьников не было. Вот Диффиндо они использовали повсеместно, отрезая лишние куски пергамента... как и некоторые другие заклинания.
  
  За теорию Поттер был относительно спокоен, информации в браслете было довольно много, да и сам Гарри запомнил немало. Но не так много, как Гермиона. Гарри был уверен, что она давно и прочно слетела с катушек. Она с каждым днем читала новые книги и тренировала заклинания снова и снова, и к экзаменам выглядела слегка бледноватой и истощенной. Гарри не мог не восхищаться такой трудоспособностью, но сам не предпринимал попыток повторить сей подвиг. Иногда нужно и отдыхать! Ну и что, что это "иногда" возникало почти каждый день? Лишняя партия в шахматы или в игрушечные войны никогда не повредит! Это тоже развивает логику и заставляет напрягать мозги.
  
  Встряхнувшись, Гарри выбросил лишние мысли из головы и огляделся. Все четыре факультета стояли перед дверьми Большого зала и ожидали профессора Синистру. Большинство гриффиндорцев удивлялись, почему они будут сдавать астрономию посреди бела дня, да еще и в Большом зале, и только Лаванда и Парвати загадочно улыбались. Девочки явно что-то знали!
  
  - Эй, Уизли. Как думаешь, когда ты не сдашь экзамены, тебя сразу отчислят или возьмут на работу... дворником? - воскликнул Малфой и рассмеялся, его смех подхватили некоторые другие.
  
  Рон слегка покраснел и сжал кулаки, яростно смотря на компанию слизеринцев. Гарри обеспокоенно посмотрел на друга, но за палочку хвататься не спешил. С той самой дуэли - после травологии - Малфой начал придираться больше к Рону, чем к Гарри. Похоже, та ничья уязвила Малфоя...
  
  К счастью, склока не успела даже начаться. Профессор появилась в поле зрения школьников и открыла двери в Большой зал, приглашающе махнув рукой
  
  - Заходите, рассаживайтесь.
  
  Гарри, открыв рот, рассматривал обстановку. Вместо факультетских столов стояли парты, и в зале было очень слабое освещение: все окна были завешены плотной темной тканью. А на потолке светились "потусторонним" светом звезды на темном ночном небе. Ха! Теперь понятно, как они будут сдавать экзамены. Непонятно было другое: а почему они весь год ночами лазали на Астрономическую башню вместо того, чтобы учиться здесь?!
  
  Сев вместе с Роном, Гарри выложил пергамент и вытащил палочку, собираясь сделать перо. Рон же достал палочку первым делом и сразу принялся за трансфигурацию, чем и привлек внимание профессора.
  
  - Нет-нет, мистер Уизли. Сегодня будут особенные пергаменты и перья. Внимание, - обратилась преподаватель ко всем сразу, - нет необходимости в перьях и пергаментах, на экзаменах используются специальные принадлежности. Откройте выдвижные полки в партах, все лежит там. Перья и пергаменты специально зачарованы, чтобы вы не могли хитрить!
  
  Открыв полку, ребята увидели слегка светящиеся пергаменты и обыкновенные гусиные перья.
  
  - Вот оно что, - пробормотал Рон, вытаскивая все на стол, - теперь понятно, как писать в такой темноте!
  
  Гарри согласно кивнул, вертя перо в руках. На вид - обычное перо. Не светится, током не бьется. Пожав плечами, Гарри поднял палочку и применил Левиосу. Кастовать заклинание осязания уже не было необходимости, с некоторых пор он начал чувствовать структуру Левиосы без всяких заклинаний. Это не было даже беспалочковым заклинанием, он просто чувствовал.
  
  Подхватив перо заклинанием, Гарри повертел им в воздухе и остался доволен, ничего не мешало ему работать с помощью телекинеза.
  
  
  * * *
  Профессор дождалась, пока все подготовятся, и взмахом палочки подняла в воздух настоящий рой свитков, который и поплыл к каждому школьнику отдельно. Гарри во все глаза смотрел на это представление. Он уже более полугода тренируется с телекинезом и достиг неплохих успехов, но поднять пятьдесят вещей сразу и управлять ими по отдельности... Нет! Профессор даже не выглядит напрягшейся, ей это действие далось без малейшего затруднения. Сдается, тут что-то иное.
  
  - Успокаиваемся, - профессор Синистра дождалась тишины и взмахнула палочкой, зажигая светлячок над своей головой. - Первый час - письменный экзамен. Для каждого ученика свой список вопросов, - профессор указала на парящие свитки. - Чем раньше вы сдадите, тем больше оценка. Официально вы можете заработать от нуля до ста баллов, но... Те, кто получит больше ста баллов, принесут своему факультету дополнительные баллы факультета! Каждые десять баллов свыше ста положенных равняются одному баллу факультета.
  
  В зале поднялся небольшой шум, многие ахнули. Гермиона вцепилась себе в густую шевелюру, вперив острый взгляд в преподавателя.
  
  - Часто судьба кубка школы решается именно здесь, на экзаменах, - профессор усмехнулась. - Факультет, который подготовился лучше остальных, получает множество дополнительных баллов. Приступайте!
  
  Гарри лихорадочно развернул свой пергаментный свиток и принялся внимательно читать, перенося вопросы сразу в браслет, - так будет удобнее, чем заглядывать весь экзамен в пергамент! Закончив, Гарри нагнулся к другу и заглянул в его свиток.
  
  - Вопросы и правда разные, - шепотом поделился он с другом наблюдением. - Вообще все разные. Мерлин!
  
  Гарри только заметил, что его друг выглядит довольно бледным.
  
  - Мама меня убьет! - тихонько простонал Рон. - Я и на половину этих вопросов не отвечу!
  
  - Ты же готовился...
  
  - Да какое там... - Рон только поморщился и, схватив перо, принялся писать.
  
  - Аа-а-а... я горю!!!
  
  Друзья подскочили и обернулись; какой-то хаффлпаффец вскочил и хлопал себя в районе груди, пытаясь потушить невидимый огонь. Это выглядело даже забавно, и некоторые ученики засмеялись.
  
  - Мистер Финч-Флетчли, разве я не говорила всем, что вы лишитесь возможности хитрить? Садитесь обратно! Хм, думаю, так будет удобнее, - профессор помахала палочкой, и ткань отъехала в сторону, открывая доступ яркому солнечному свету.
  
  При свете дня стало хорошо заметно, как ученик Хаффлпаффа густо покраснел и опустил голову.
  
  Гарри не понял скрытого смысла, что вложила в свои слова профессор. Отвернувшись, Гарри вздохнул и вернулся мыслями к другу. Он и сам был не совсем уверен, что сможет хорошо сдать экзамен, несмотря на всю подготовку. Астрономия его интересовала постольку-поскольку, поэтому готовился он к ней... слабо!
  
  Вызвав перед глазами дневник, Гарри выбрал первый вопрос.
  
  "Напишите краткое определение Астрономии, которое является актуальным в наши дни".
  
  Подумав секунду, Гарри повел пером по пергаменту:
  
  Астрономия - наука о Вселенной, изучающая расположение, движение, строение, происхождение, развитие небесных тел.
  
  Получилось и правда кратко... и неплохо. Только вот вопросов в списке больше двадцати... Это будет до-олгий экзамен! А ведь еще практическая часть...
  
  Тихонько застонав, Гарри продолжил писать.
  
  
  * * *
  Следующим экзаменом, в тот же день, у них были заклинания. Экзамен проходил в обычной аудитории и состоял из двух частей, теоретической и практической. Первые сорок пять минут были похожи на экзамен астрономии, профессор Флитвик рассказал о дополнительных баллах, предупредил, что не потерпит жульничества, и приказал приступать. Гарри немного нервничал от такой формулировки, был ли его браслет жульничеством? Сам-то он не считал нечестным использовать подарок матери, но... Но перья никак не реагировали на манипуляции с браслетом, так что Гарри потихоньку успокоился и углубился в теорию.
  
  Когда закончилась теоретическая часть, профессор выгнал всех в коридор и стал приглашать учеников по одному.
  
  Гарри с лицом сфинкса, про которого читал в библиотеке, смотрел на входящих и выходящих учеников. Кто-то был спокоен, кто-то нервничал. Гермиона заходила в кабинет довольно решительно, но пять минут спустя вылетела пулей из кабинета, нервно хихикая, и явно была неспособна к членораздельной речи.
  
  Махнув рукой, она побежала в гостиную, оставив остальных в недоумении. Это немного выбило Гарри из колеи, поэтому, когда пятнадцать минут спустя профессор позвал "Поттер, Гарри", он нерешительно направился в класс.
  
  - Заходите, не бойтесь, это всего лишь экзамен, - профессор радостно улыбался и потирал руки.
  
  Гарри это совсем не прибавило спокойствия.
  
  - Расслабьтесь, мистер Поттер. Скажу вам по секрету, я мельком глянул ваши экзаменационные ответы, вы УЖЕ набрали баллы, необходимые для прохождения экзамена. Так что вам осталось показать мне, насколько вы хороши с практической точки зрения. Вот, - профессор положил на стол... кекс. Кекс Хагрида! Гарри глазам своим не поверил! - покажите мне размягчающее заклинание.
  
  - Спанджифай! - Гарри сделал палочкой движение, похожее на букву "S", и выжидательно уставился на профессора.
  
  - Разрежьте кекс на четыре части, пожалуйста.
  
  - Диффиндо! - хоть заклинание и не совсем для того предназначено, но профессор Флитвик учил, что практически все заклинания универсальны и могут быть применены в множестве ситуаций.
  
  - Замечательно, мистер Поттер, - похлопал в ладоши профессор, - откройте мне вон ту дверь, - профессор указал рукой на дверь, ведущую в заднюю комнату.
  
  Гарри напрягся. Это был скользкий момент. Подойдя к двери, Гарри подергал за ручку, убедившись, что дверь закрыта.
  
  - Алохомора, - негромко сказал он, взмахивая палочкой.
  
  Ничего не произошло, палочка оставалась мертвым куском дерева, и дверь тоже никак не реагировала. Нервно поерзав, Гарри оглянулся на профессора и разозлился на себя.
  
  - Алохомора! - твердо заявил он, приблизив кончик палочки к самому замку. Послышался щелчок, и дверь слегка приоткрылась.
  
  С видом победителя Гарри повернулся к преподавателю.
  
  - Неплохо, - покивал Флитвик. - А теперь закройте дверь обратно, заклинанием!
  
  - Коллопортус! - дверь хлопнула, и послышался отчетливый щелчок.
  
  На каждое заклинание профессор давал все новые и новые задания: зажечь камин, потушить камин, восстановить кекс заклинанием Репаро, анимировать бедный кекс и заставить его танцевать... и множество прочих. Под конец профессор проверил, что Гарри может делать с помощью Левиосы, оставшись вполне довольным.
  
  - Отлично, мистер Поттер. Пожалуй, это один из лучших результатов в этом году. Вы можете быть свободны, общие результаты экзаменов вы узнаете на следующей неделе... но. - профессор подмигнул. - я вам по секрету скажу, вы заработали сто сорок два балла за экзамен по чарам. До свидания!
  
  Гарри ошарашенно кивнул... Экзамен выбил его из колеи, поэтому он не сразу среагировал, когда дверь не открылась. Только три раза дернув за ручку, он сообразил, что дверь закрыта. Повернувшись, Гарри увидел широкую усмешку профессора.
  
  Нервно хихикнув, Гарри скастовал Алохомору и вышел из класса.
  
  
  * * *
  Во вторник у них была Травология, и Гарри не ожидал тут каких-то сложностей.
  
  - Ну что же, - взяла слово Помона Спраут, когда все расселись по партам, - Год неумолимо подходит к концу, поэтому самое время проверить, насколько хорошо каждый из вас усвоил пройденный материал. Так что достаем пергамент и перья и приступаем.
  
  Профессор взмахнула палочкой, и лежавшие до этого у нее на столе свитки с заданиями разлетелись по партам.
  
  Гарри развернул свиток, и его лицо вытянулось...
  
  1. С какими предметами Хогвартса пересекается травология? Назовите четыре и кратко - буквально в нескольких словах - поясните, как именно они пересекаются. (По 1 баллу за каждый обоснованный предмет).
  
  2. Назовите не менее пяти людей, внесших вклад в развитие травологии как науки. Кратко опишите, в чем заключался вклад каждого из них.
  
  (По 1 баллу за каждого деятеля).
  
  ...
  
  Все вопросы были не совсем простыми и честно говоря, здесь требовалось гораздо больше теории, чем им давали на уроках. Тяжело вздохнув, Гарри принялся за работу...
  
  
  * * *
  Вечером в среду, сидя с друзьями у озера, Гарри честно признался, что едва может вспомнить, что было на практической части экзамена по трансфигурации.
  
  Первая часть экзамена не отличалась оригинальностью: вопросы, сочинение, вольная тема... А вот на практической части профессор разошлась не на шутку. За каких-то три часа они прошли все превращения первого курса... и не только его. Началось все прозаично: профессор предложила превратить спичку в иголку, а потом вернуть все обратно.
  
  Дальше она предложила сделать из спички зубочистку. А потом из зубочистки - меч. Настоящий железный меч. Меч в стакан, стакан в вазу, вазу в стол, стол в стул... Гарри выдохся, когда уже закончили с увеличением и уменьшением размеров трансфигурируемого предмета. На последнюю часть его явно не хватит. Трансфигурация неживого в живое ему и так не больно дается, а тут еще и усталость...
  
  Оглядевшись, Гарри увидел, что большая часть класса выглядит слегка бледноватыми и едва двигается, бодрыми оставались лишь Гермиона и Рон. Гермиона долго держалась, превращая спички в гусениц и кнопки в жуков, но спустя пятнадцать минут тоже не выдержала и растеклась по парте сонной амебой. Остался один Рон, и вот кто показал настоящий класс... Даже смог сделать небольшую трансфигурацию живого в живое, сделав из мыши кошку.
  
  Впрочем, профессор не пощадила и лучшего своего ученика и его тоже довела до истощения... И осталась вполне довольна. Раздала каждому ученику по восстанавливающему зелью и отправила всех вон из класса.
  
  - А котомышь у тебя получилась классная, - вяло сообщил Гарри Рону.
  
  - Почему это котомышь? - так же вяло возмутился Рон, лежа на траве
  
  Гермиона хихикнула.
  
  - Ты, может, не заметил из-за усталости, Рональд, но у твоей кошки были мышиные уши... и хвост тоже. Да и шерсть на кошачью не совсем похожа.
  
  Рон отмахнулся от таких мелочей и неожиданно захрапел.
  
  Гермиона закатила глаза под смех остальных присутствующих.
  
  
  * * *
  - А я слышала, что профессор Квиррелл до сих пор болеет. Наверное, и экзамена не будет... - уверенно заявила Лаванда, поглядывая на закрытую дверь аудитории.
  
  - П-п-проходи-ите, - не оправдал надежд учеников профессор, открывая дверь. Выглядел он довольно неплохо, хотя в прошлые месяцы он явно болел, но занятий никогда не пропускал, временами ему становилось лучше.
  
  - В-вы почему не заходите? К-кабинет открыт.
  
  Все вошли в аудиторию и расселись.
  
  - С-сегодня у нас будет п-практическая часть и немного т-теории. А т-так же несколько дуэлей. Нотт, Паркинсон и Гойл, в-выходите сюда.
  
  Профессор дождался, когда означенные ученики выйдут вперед, и приказал пустить зеленые искры из палочки. Паркинсон заносчиво хмыкнула и выпустила целый сноп ярко-зеленых искр в потолок. Похоже на салют...
  
  - Отли-ично, мисс Паркинсон. Мистер Нотт, п-прошу...
  
  Вызывая тройками учеников, профессор прогнал всех через выученные заклинания.
  
  Гарри с некоторым удивлением понял, что, несмотря на заикание, профессор научил их всем заклинаниям из книги по ЗОТИ первого курса. Они практиковали их все, хотя Гарри ни разу не слышал, чтобы профессор произносил заклинание вслух. Если Квиррелл и колдовал, то только невербально.
  
  Гарри вызвали вместе с Дином Томасом и Невиллом Лонгботтомом.
  
  - По-окажите мне чары з-задымления, пожалуйста!
  
  - Фумос, - Гарри вызвался первым. Из палочки вырвалась струя дыма, но не слишком сильная. Если бы Гарри хотел задымить класс, ему бы понадобилось не меньше получаса.
  
  - Неплохо! Л-лонгботтом, приступайте.
  
  Невилл и Дин тоже справились, хотя Томас задымил полкласса всего за десяток секунд. Талант! Кашляющие ученики были не совсем с этим согласны, но профессор остался доволен. Взмахом палочки удалив дым, он продолжил гонять их по программе. Заклинание света и контрзаклинание для него же вызвали у Гарри улыбку. Он не совсем понимал, что эти чары делают в ЗОТИ. Впрочем, ЗОТИ по факту и были чарами, просто... более агрессивного характера. Хотя, это все еще не объясняло, что делает в программе ЗОТИ Люмос.
  
  Тем временем экзамен продолжался...
  
  
  * * *
  - П-подождите, мистер П-поттер! - настиг Гарри окрик Квиррелла. Экзамен только что закончился, и он уже успел выйти из класса. Вернувшись, Гарри вопросительно уставился на профессора.
  
  - Как в-вы знаете, мистер Поттер, лучшим у-ученикам дается шанс з-заработать баллы, приняв участие в д-дополнительном э-э-экзамене.
  
  Гарри только удивленно посмотрел в ответ на реплику профессора. О таком он не слышал, о чем прямо и сообщил.
  
  - З-значит, т-теперь вы знаете! В-вы хорошо проявили себя с-сегодня. Будьте готовы, если вас выберут для прохождения экзамена, вам сообщат.
  
  - Хорошо, спасибо, профессор.
  
  - О-отлично. Я в-вас б-больше не задерживаю, - Квиррелл кивнул и пошел обратно к своему столу.
  
  Гарри пожал плечами и поспешил за друзьями, его ждал отдых.
  
  
  * * *
  Зелья и история магии были самыми скучными экзаменами на этой неделе.
  
  Это была пятница, обычный солнечный день, не предвещавший ничего сверхъестественного или опасного. Ученики сходились к кабинету Зельеварения, ожидая, когда их пустят внутрь. Некоторые повторяли теорию или вспоминали, как варили то или иное зелье, некоторые громко хохотали, услышав интересный анекдот, некоторые обсуждали последние новости. Вдруг внезапно дверь кабинета открылась, в дверном проеме показался профессор Снейп.
  
  - Заходим и рассаживаемся, - раздраженно заявил Снейп. Он выглядел невыспавшимся и явно хотел оказаться подальше отсюда, даже Гарри это видел.
  
  Все торопливо прошли в аудиторию и расселись. Экзамен был вместе с Хаффлпаффом.
  
  - Готовы? - профессор скептически осмотрел юных зельеваров и поморщился. - Задание на сегодня... Сварить зелье забывчивости, рецепт на доске.
  
  С этими словами профессор взмахнул палочкой и сел за свой стол, устало свесив голову.
  
  Гарри остался в полном недоумении. И это экзамен? Может, профессор забыл? Вокруг раздавался нерешительный шепот, не он один заметил немного странное поведение профессора. Пожав плечами, Гарри взглянул на требуемые ингредиенты и стал готовиться к выполнению инструкций. На первый взгляд, задание выглядело не очень сложным. Смесь трав, ягоды омелы, валериана и специальная вода.
  
  Подготовив котел, он налил в него воды и сверился с рецептом:
  
  1. Капните в котел две капли воды из реки Лета, а после, нагревайте котел двадцать секунд на слабом огне.
  
  2. Добавьте в котел две веточки валерианы и помешайте три раза по часовой стрелке.
  
  3. Взмахните волшебной палочкой.
  
  4. Оставьте зелье настаиваться в течение сорока пяти минут.
  
  ...
  
  Гарри повеселел: все действия занимали несколько минут, остальное - просто ожидание. Даже Невилл не сможет его взорвать, не говоря уже о Гарри. Хотя, если честно признаться самому себе, то он и Невилл - два брата-близнеца, которые могут устроить катастрофу с зельем на пустом месте. Гарри временами был просто невнимательным, мог сунуть в котел всякую фигню и частенько терял время, когда нужно было помешать или добавить ингредиент. А ведь в зельеварении это было довольно важно! И это с браслетом и таймером! Гарри честно мог признаться после года обучения в Хогвартсе: зелья ему не нравились. Не вызывали отвращение, нет. Просто предмет, который не вызывал симпатии, совершенно неинтересный. Даже на истории было временами довольно интересно, а вот на зельях...
  
  Хмыкнув, Гарри помянул Мерлина, настроил таймер и приступил к выполнению задания.
  
  
  * * *
  Засыпая вечером в кровати, Гарри улыбался. История магии прошла... никак. Чуть меньше часа писанины без всяких каверзных вопросов. Пожалуй, это был самый легкий экзамен первого курса. Впереди была еще неделя отдыха, а дальше начинались каникулы, и у Гарри на них были определенные планы... как и у всех, пожалуй. Это был замечательный год, и Гарри собирался приложить усилия, чтобы следующий стал еще лучше.
  
  
  
  Глава 19
  
  
  - ...Поттер!
  
  Гарри дернулся и спросонья очумело завертел головой.
  
  - В-вставайте, мистер П-поттер!
  
  Он непонимающе уставился на профессора Квиррелла, который стоял возле Гарри... а сам Гарри лежал на полу, а вовсе не в своей кровати. Да и комната... это была не спальня первокурсников Гриффиндора, а какая-то огромная комната с небольшими колоннами. Гарри таких точно не видел. Вызвав карту, он убедился, что здесь никогда не был и понятия не имеет, где находится. Часы показывали второй час ночи. Еще слишком рано, чтобы вставать!
  
  Гарри с недовольным стоном поднялся и выпрямился, слегка поежившись. Тут было прохладно.
  
  - Где мы, профессор? - Гарри потянулся к палочке, желая наложить на себя согревающее заклинание, но вспомнил, что перед сном оставил кобуру на тумбочке. - И что я здесь делаю?
  
  - Это... э-экзаменационная комната. Для п-последнего экзамена! - профессор повернулся и посмотрел на предмет, что стоял посреди комнаты. - Я выбрал именно вас, поэтому вы здесь.
  
  Гарри поморщился. Уж чего-чего, а экзамены у него уже в печенках сидят. Лучше бы конкурс по поеданию пирогов устроили, честное слово!
  
  Подойдя к профессору, он подробнее разглядел предмет... это было... Зеркало! Зеркало на подставках, похожих на две лапы с впившимися в пол длинными когтями. Оно было красивым, даже очень. Огромное, высотой почти до потолка, в золотой раме, украшенной орнаментом.
  
  - И в чем состоит этот экзамен? Кстати, профессор, а где моя палочка?
  
  - В-ваша палочка т-там, где в-вы ее о-о-оставили. Сейчас она вам н-не понадобится. Что же ка-а-асается экзамена... - профессор Квиррелл задумчиво прошелся взад-вперед. - П-перед вами зеркало желаний, довольно своеобразный артефакт. Его еще называют "Е-Е-Еиналеж". Вам н-у-у-ужно... посмотреть в него.
  
  - Своеобразный? И что, в него опасно смотреть? - Гарри нередко слышал, что смотреть в заколдованные зеркала нельзя... можно было увидеть всякое.
  
  - Нет, - профессор отрицательно покачал головой. - Просто по-о-осмотреть н-не опасно. Никто не бу-у-удет подвергать студентов р-р-реальной опасности. Но если и-и-исп-пользовать его часто, каждый день... Много дней подряд... Тогда... б-б-будет опасно. Это зеркало п-погубило многих л-людей!
  
  Гарри с сомнением смотрел на зеркало. Как-то ему не хотелось подходить к опасному артефакту... Вообще, все это казалось ему довольно странным. Подъем посреди ночи... Неужели нельзя было заранее предупредить, куда и когда идти?
  
  Профессор Квиррелл подошел к зеркалу и встал перед ним, разглядывая себя. Гарри заметил, что его движения изменились... Квиррелл выпрямился, и даже голос его приобрел какие-то странные нотки.
  
  - Я долго исследовал это любопытное зеркало. - профессор пристально вглядывался в свое отражение. - В этом зеркале кроется...
  
  Профессор одернул себя и отошел от зеркала.
  
  - ...загадка. И ваш экзамен, мистер П-поттер, - попытаться разгадать ее.
  
  Гарри нерешительно сделал шаг вперед, другой... и вот он уже стоит перед зеркалом. Бросив взгляд на свое отражение, Гарри изумленно вытаращил глаза... Он был не один, рядом с ним стояли еще два человека, Гарри сразу узнал их.
  
  Гарри не стал оглядываться, он знал, что его родители давно умерли. Вместо этого он жадно смотрел в зеркальное отражение. Отец как-то озорно ухмылялся ему, и Гарри немного грустно улыбнулся в ответ.
  
  "Вот значит, как... - подумал он. - Если это зеркало желаний, то я желаю увидеть родителей... или вернуть их назад?"
  
  На короткое мгновение Гарри захотелось шагнуть вперед, чтобы остаться там - по ту сторону зеркала, вместе с родителями...
  
  Женщина в отражении прервала его грустные мысли и подошла ближе, тепло ему улыбнувшись. Поведя рукой - из-за рукава выглядывал знакомый браслет, она что-то сказала, и браслет перетек в живую форму, прямо как тогда - в зале наград. Мгновение, и у нее в руках появился какой-то камень, который она засунула Гарри в нагрудный карман пижамы.
  
  Гарри с удивлением почувствовал, что у него и правда что-то появилось в кармане. Вытащив камень, Гарри с любопытством стал разглядывал его.
  
  - Забавно...
  
  Гарри вздрогнул и повернулся, вспомнив, что он тут не один... да и вообще сейчас как бы экзамен...
  
  - Что это такое? - он показал камень профессору. - Я... он появился у меня в кармане.
  
  - Камень. П-просто камень, - профессор Квиррелл засунул руку в карман мантии и вытащил точно такой же камень. - К-какой-то шутник засунул вну-утрь зеркала мно-о-ожество таких камней. П-почти каждый, с-с-смотрящий в з-з-зеркало, получает по-о-охожий... но только один раз! - профессор запнулся на мгновение, а потом с любопытством спросил: - Ч-что вы видели, мистер П-поттер?
  
  - Родителей... - без колебаний ответил Гарри и повернулся обратно к зеркалу, вглядываясь в близких ему людей. Мама многозначительно улыбнулась ему и помахала рукой.
  
  АНАЛИЗ.
  
  Гарри моргнул и едва не открыл рот... Теперь в зеркале он видел лишь себя. Только себя!
  
  - Что такое, мистер Поттер?
  
  - Я... я больше ничего не вижу, зеркало... оно сломалось, оно показывает лишь мое отражение.
  
  - Любопытно... - профессор подошел ближе. - Отойдите, пожалуйста. Зеркало работает лишь тогда, когда в него смотрит один человек.
  
  Гарри отошел в сторону и уставился на профессора. Тот вгляделся в зеркало, жестко усмехнулся своему отражению и повернулся обратно к Поттеру.
  
  - Зеркало определенно работает!
  
  Гарри, широко открыв глаза, смотрел на профессора. Каждый раз, когда тот смотрел в зеркало, он менялся... Сейчас это стало особенно заметно, голос был тверже и даже стал слегка шипящим. Квиррелл как будто сбросил с плеч какой-то груз. Он даже заикаться перестал!
  
  - Да, это будет лучшим решением... - профессор стремительно подошел ближе, и Гарри неосознанно сделал шаг назад. Он никогда не видел, чтобы профессор ЗОТИ проявлял какой-то характер, но сейчас... сейчас Квиррелл выглядел даже немного угрожающе.
  
  - Профессор?
  
  - Сейчас я усыплю вас, мистер Поттер, - Квиррелл не спеша вытащил палочку, немного мрачно улыбаясь. - Проснетесь вы уже в общежитии.
  
  Гарри занервничал. Ситуация стремительно переставала ему нравиться.
  
  - Может не надо, профессор? Я и сам дойду, я хорошо знаю замок. Честно!
  
  - Боюсь, тем путем, которым мы сюда вошли, вы самостоятельно выйти не сможете... - профессор поднял палочку...
  
  Гарри запаниковал и сделал то единственное, что было ему доступно...
  
  - Люмос! - мощный поток направленного света ударил прямо в лицо Квирреллу.
  
  - Аргх!
  
  Гарри проморгался и увидел, что профессор закрывает руками лицо.
  
  - Право, не стоило, мистер Поттер...
  
  Профессор убрал руку от слезящихся глаз и щелкнул пальцами.
  
  Прямо из воздуха возникли веревки и обвили Гарри, как змеи. Он был связан так крепко, что едва мог пошевелить пальцами. Это было очень впечатляюще, беспалочковая магия такого уровня... К несчастью, Гарри было некогда задумываться на такие темы, прямо сейчас на него смотрел немного раздраженный профессор.
  
  Беспомощно наблюдая, как все ближе и ближе подходит Квиррелл, Гарри вспомнил наставления профессора Флитвика: "Магия волшебника, дорогие мои, находится не в ваших палочках и даже не в ваших руках, она в вас самих. Волшебники колдуют руками, потому что ими удобно колдовать. Но если волшебник лишится рук, он может колдовать другими частями тела..." Ему ведь не требуются жесты или слова, чтобы наколдовать одно из своих любимых заклинаний...
  
  Гарри никогда не пробовал такой фокус, но сейчас, когда отчаяние было так близко, настал момент попробовать... Пусть это и будет жестом отчаяния.
  
  - ЛЮМОС! - воскликнул он.
  
  Поток света, что вышел из глаз Гарри, был... жалок. Профессор Квиррелл хмыкнул и открыл рот...
  
  ПОГЛОЩЕНИЕ.
  
  Гарри показалось, что внутри него взорвалась бомба. Внезапно накатил такой прилив сил, какого он в жизни не чувствовал. Казалось, пожелай он, путы разорвутся и Гарри взлетит, как супермен! И Гарри пожелал... больше света.
  
  Полыхнуло так, что он отшатнулся и вскрикнул от боли в глазах. Казалось, заклинание усилилось десятикратно, стократно! Даже отраженный от стен свет слепил неимоверно. Не удержавшись, Гарри упал на спину и начал задыхаться, выбив весь воздух из легких.
  
  Отдышавшись, Гарри перекатился на бок и огляделся. Профессор лежал в нескольких метрах от него, не двигаясь. Гарри стало дурно... Он действовал так... импульсивно. Совершенно не думая. А вдруг он ослепил профессора Квиррелла?
  
  Охнув от боли, Гарри согнулся и попытался двигаться, стараясь высвободить руку из-под веревок. К сожалению, профессор заколдовал его накрепко, прошло не меньше пары минут, прежде чем Гарри смог высвободить ладонь из под веревок...
  
  Он чертыхнулся. Ну, высвободил он ладонь, а что дальше? Ему бы палочку...
  
  Гарри бросил взгляд на лежащего профессора, и его посетила идея.
  
  - Винг-гардиум Леви-о-са! - Гарри прикрыл глаза, стараясь почувствовать структуру заклинания. Но... ничего не произошло. Гарри поморщился. У него до сих пор не получалось использовать заклинание без палочки.
  
  Выполнив еще несколько попыток, он признал, что это бесполезно. Надеясь, что никто никогда об этом не узнает, Гарри гусеницей пополз в сторону профессора, ругаясь на чем свет стоит. На месте пришлось попотеть, прежде чем Гарри смог извернуться и перекатиться так, чтобы ладонь была возле палочки.
  
  - Финита!
  
  Гарри выдохнул и, поднатужившись, стряхнул с себя ослабшие веревки.
  
  Кряхтя, как старый дед, он поднялся на ноги и, постанывая, подошел к профессору. А убедившись, что тот дышит, облегченно выдохнул. Живой! И даже с лицом ничего не стало... Гарри читал многие книги по световой магии, и некоторые аспекты его ужасали. Светом можно было... сжечь, буквально. К счастью, в этот раз все обошлось.
  
  Гарри заозирался, пытаясь сообразить, что делать. Нужно позвать остальных преподавателей. Сердце екнуло, едва он представил лицо профессора МакГонагалл - когда он ей сообщит, что напал на своего профессора.
  
  Из комнаты вел только один коридор, так что большого выбора у него не было, верно? Бросив прощальный взгляд на профессора, Гарри поспешил на выход.
  
  После коридора его ждала лестница вверх. За несколько минут подъема он успел мысленно помянуть всех зодчих и знаменитых волшебников, которых вспомнил. Включая Дамблдора! Задыхаясь, Гарри открыл дверь и вошел в следующую комнату. В центре стоял стол, а на нем стояли какие-то склянки. Поспешив подойти поближе, Поттер отшатнулся - вокруг внезапно вспыхнул огонь. Зал перегородили две огненных линии, синего и зеленого цвета. И обе они были перед Гарри. Одна преграждала путь к столу, а другая - путь к двери на противоположном конце зала.
  
  Почесав макушку, Гарри прикинул, а что он вообще может сделать? Потушить?
  
  - Финита!
  
  Подождав несколько секунд, Гарри печально вздохнул. Почему все всегда так сложно? С другой стороны...
  
  - Диффиндо!
  
  Гарри отрезал кусочек штанины и принялся за трансфигурацию. Несколько минут спустя, обливаясь от пота, он опустил палочку и тяжело задышал... Эта... трансфигурация, она далось очень непросто! Не ясно, что тут повлияло, чужая палочка или сложность трансфигурации, но после этого на Гарри накатила слабость. Даже коленки задрожали. Оперевшись на небольшой каменный саркофаг, который сам и создал, Гарри перевалился и с трудом залез внутрь. Хихикнув, усталый Поттер представил, что он древний вампир, который спит в гробу...
  
  Полежав несколько минут и восстановив дыхание, Гарри собрался с мыслями и кастанул Левиосу. Подняв саркофаг в воздух, к самому потолку, Гарри резко ускорил полет и едва не расшибся о противоположную стену.
  
  Потирая ушибленный локоть, Гарри открыл дверь... и, побледнев, тихонько ее закрыл. Воздуха стало резко не хватать, и он глубоко задышал.
  
  - Модред их всех задери! Тролль! - потрясенно прошептал Поттер. После нападения Гарри не снились кошмары только потому, что ему вообще сны не снились... но Гарри отчетливо понимал, что стал бояться этих тварей. Профессор Квиррелл был не так уж и неправ, Гарри вряд ли сможет выбраться отсюда самостоятельно. Проблема в том, что Гарри и вернуться не может. Он отчетливо понимал, что сил поднять эту махину в воздух и переправить ее обратно, у него не хватит. Он слишком выложился сегодня...
  
  Сжав зубы, Поттер приоткрыл дверь и взглянул внутрь. Тролль был огромен, пожалуй, побольше того, в коридоре третьего этажа... А может, тот же самый. Сидел рядом с стеной и изредка порыкивал. Гарри напряг мозги, вспоминая, что он знает о троллях... глупые, реагируют на громкие звуки и яркие вещи. Очень агрессивны... Слабо подвержены магии.
  
  Гарри смерил помещение оценивающим взглядом и несмело усмехнулся... Тихонько щелкнув пальцами, он повесил светлячок Люмоса прямо перед мордой тролля. Уж это привлекло его внимание! Тролль довольно резво вскочил и наотмашь ударил лапой по светляку. Гарри даже подивился такой ловкости, от такой большой туши не ожидаешь подобной стремительности! Но... это было всего лишь заклинание и ничего более... Заманив светляком взбешенного тролля в угол, Гарри кабанчиком метнулся к двери в другом конце зала и с облегчением прикрыл ее, отрезая рев тролля и звуки ударов.
  
  Повернувшись, Гарри не поверил своим глазам... Он стоял на краю огромной шахматной доски, прямо возле белых шахматных фигур, которые были не меньше тролля размером. Сделав шаг вперед, Гарри тут же отскочил. Белая королева повернулась к нему лицом... Но лица-то и не было. Предупреждающе подняв каменный клинок, фигура вытянула левую ладонь в отрицающем жесте.
  
  Поттер отступил еще на шаг и, присев у стены, схватился за волосы и застонал... и что теперь делать? Это прямо какая-то полоса препятствий... прямо, как рассказывали Фред и Джордж Уизли.
  
  Внезапно послышались хлопки, и Гарри подскочил, ошалело озираясь. В шаге от него стоял профессор Квиррелл и апплодировал, живой и... относительно здоровый. Только полопавшиеся каппиляры в глазах выдавали, что с Квирреллом что-то случилось. Профессор одним движением выхватил у Гарри палочку и внимательно осмотрел ее.
  
  - Неплохо, мистер Поттер. Весьма неплохо. Я впечатлен! Профессор Флитвик не зря вас нахваливает.
  
  - Я... - Гарри не знал, что сказать, слов просто не было...
  
  - Не стоит. Я понимаю, вы испугались... Но я не собирался причинять вам вред, я, в конце концов, - профессор в Хогвартсе... всегда хотел им быть. Мечтал еще со школы стать профессором ЗОТИ. И, как видите, стал. Ну а сейчас, пожалуй, завершим нашу ночную прогулку. Вам все же стоит вернуться в общежитие.
  
  Профессор замолчал, пристально изучая лицо Гарри.
  
  - ...и, мистер Поттер?
  
  - Что? - тот невесело посмотрел на профессора.
  
  - Двадцать баллов Гриффиндору. Экзамен прошел довольно хорошо, и вы несколько раз удивили меня, что является редкостью, - Квиррелл повертел палочку в руках и направил ее на Гарри. - Ну, а сейчас вам пора спать... Обливиэйт!
  
  
  
  Глава 20
  
  
  Гарри вздрогнул и проснулся. Но еще несколько минут лежал неподвижно, пытаясь сообразить, что же его разбудило... А потом он понял... Сон! Ему снился какой-то сон.
  
  Сны ему не снились уже очень давно, так что событие было знаменательным... хотя самого сна он не помнил, что немного огорчало.
  
  Чуть хмыкнув, Гарри вызвал время... и чуть-чуть удивился. Ничего не произошло. Вообще ничего! Повторив попытку, Гарри опять потерпел поражение. Карта, дневник... Ничего не работало!
  
  Поттер торопливо задрал рукав пижамы на правой руке и остолбенело уставился на более светлую кожу на том месте, где еще вчера был браслет. Потрясенно откинувшись на подушку, он уставился в потолок.
  
  Как же так? Ведь никто не мог снять с него этот браслет, уж это Гарри точно знал. Они вместе с однокашниками пробовали и вручную снимать, и с помощью заклинаний. И старост просили попробовать... все бесполезно, браслет просто игнорировал заклинания. Гарри и телекинезом пробовал захватывать браслет, но структурой заклинания артефакт едва чувствовался... как вода, что ли, или палочка. Браслет невозможно было своровать!
  
  Откинув бархатные шторы, которые прикрывали его от остальных, Гарри еще раз удивился в это утро. Все кровати были заправлены, а в окно проникал яркий солнечный свет... он явно проспал! Это не было похоже на рассвет, вот совсем!
  
  Встав, он принялся переодеваться...
  
  - Что за черт? - сердито воскликнул Гарри, разглядывая пижамные штаны. Кусочка ткани не хватало... Кто-то явно отрезал у него кусок штанины, почерк "Диффиндо" он мог узнать с закрытыми глазами.. Что за варварство?! Может быть, у него и правда украли браслет? Вот только... зачем вору резать его штанину?
  
  В полном недоумении Гарри принял душ и оделся. Прицепив кобуру с палочкой к левой руке, он использовал заклинание Темпус и поморщился: скоро уже обед!
  
  В гостиной, высмотрев старосту среди всех остальных, Гарри решительно направился к нему. Поздоровавшись с Перси и Гермионой, которая сидела недалеко, он уселся в кресло напротив. Гарри рассмотрел Перси внимательнее и хмыкнул.
  
  - Ты сдал уже все экзамены?
  
  - Да, - блаженно прикрыв глаза, согласился Перси, - все двенадцать!
  
  - Двенадцать?! - воскликнула шокированная Гермиона. - Но это же все предметы в Хогвартсе... Как ты смог их посещать? Некоторые уроки идут одновременно!
  
  - Я и не посещал... - честно признался староста. - Из дополнительных я посещал только Руны и Арифмантику, а вот УЗМС, Маггловедение и Прорицания выучил самостоятельно. Договорился с МакГонагалл, и она устроила мне все экзамены.
  
  - Но, но...
  
  - Слушай, Перси... - прервал взволнованную девочку Гарри, - а что делать, если у тебя что-то украли?
  
  - Украли? - Перси, который выглядел до этого слова расслабленным, встрепенулся и выпрямился. - Это серьезное заявление, такими просто так не бросаются! Но вообще стоит обратиться к декану, профессор МакГонагалл поможет. Что у тебя пропало, Гарри?
  
  Гарри молча потянул рукав мантии вверх, открывая руку и более светлую кожу на месте браслета. Гермиона ахнула.
  
  - Твой браслет! Его же нельзя снять!
  
  - Я тоже так думал, - криво улыбнулся Поттер.
  
  - М-да, - протянул Перси, который выглядел задумчивым. - Потерять такую вещь сложно... ты ведь его не снимал, Гарри?
  
  - Вообще не снимал, ни разу! Снять его можно было, только произнеся вслух особую команду, которую я уже забыл.
  
  - Тогда тебе надо к МакГонагалл. - развел руками Перси. - К слову, а что-нибудь еще пропало?
  
  Гарри замер. Он и забыл, что у него есть и другие вещи. Тоже важные! Альбом с фотографиями, мантия отца, очки, в конце концов.
  
  - Э-э... Не знаю... - растерянно произнес он и вскочил, собираясь пойти в спальню и выяснить.
  
  - Подожди, Гарри, - окликнул взбудораженного мальчика Перси, - на днях подойди ко мне, обсудим модернизацию твоего чемодана!
  
  Гарри благодарно кивнул и пулей метнулся в спальню. Раскрыв чемодан, Гарри внимательно рассмотрел содержимое... на первый взгляд, не было заметно, чтобы тут кто-то рылся. Был беспорядок, да, но это было в его собственном стиле. Выложив из чемодана все вещи, Гарри облегченно вздохнул. Все было на месте, ничего не пропало! Никто у него в чемодане не рылся...
  
  
  * * *
  Дождавшись конца обеда, Гарри подошел к МакГонагалл и как на духу выложил свою проблему.
  
  - Хорошо, мистер Поттер. Я прикажу домовикам прочесать гостиную Гриффиндора и замок. Но... вы ведь понимаете, что заглядывать в личные вещи других учеников мы не можем? Честно скажу вам, шанс найти потерянное или украденное - минимальный. Насколько я поняла, ваш артефакт был привязан к вам. Обычно, если есть привязка, можно почувствовать артефакт даже на расстоянии. Сейчас вы его чувствуете?
  
  Гарри отрицательно покачал головой.
  
  - Значит, тот, кто украл, позаботился об этом. Это не уровень ученика! И даже не каждый взрослый знает, что и как делать, - специфические знания. Может быть... мистер Поттер, вы говорили, браслет - это семейный артефакт?
  
  - Да. Его мама сделала.
  
  - Так может быть, он просто так зачарован? Работает только во время учебного года, потом возвращается на свое место? Не зря же он пропал у вас сразу же после экзаменов.
  
  Гарри пожал плечами на вопрос профессора... но где-то глубоко внутри в нем зародилась капелька надежды.
  
  - В любом случае, я сообщу вам результаты поиска. Отдыхайте, вам лучше выйти на улицу и как следует насладиться хорошей погодой, - профессор МакГонагалл кивнула Поттеру и направилась к выходу из Большого зала.
  
  Гарри проводил ее взглядом и печально вздохнул... но через секунду встрепенулся и тоже помчался на выход из зала. Он летел по коридорам, как призрак, неудержимо летя к своей цели, не обращая внимания на препятствия. Остановившись перед залом трофеев, Гарри согнулся и уперся руками в колени, пытаясь отдышаться. Пробежал он изрядно!
  
  Выдохнув, Гарри вошел в зал и нерешительно направился к наградам родителей... С каждым шагом он замедлялся, понимая: браслета тут нет! Никаких ленточек вокруг кубка Лили Эванс не было. Печально вздыхая, Гарри побродил несколько минут между наградами и отправился на улицу... Там и вправду была отличная погода.
  
  
  * * *
  Весь день Гарри ходил как неприкаянный, не зная, чем себя занять. На автомате выполнив Левиосу, он гулял по территории школы. Его грызло странное чувство утраты... внезапно все те вещи в браслете, которыми он постоянно не пользовался, стали очень нужны. Ему вдруг срочно, ну прямо очень срочно нужно было заглянуть в карту, посмотреть время или залезть в дневник, уточнить заметки или лекции. Еще вчера Гарри об этом и не вспоминал, даже не экзаменах не особо пользовался браслетом, больше полагаясь на свою память. А сегодня все это стало грызть его где-то внутри.
  
  
  * * *
  Только на следующий день Гарри немного растормошили. Был последний квиддичный матч в этом году.
  
  Гриффиндор-Равенкло!
  
  Рон и Невилл, под понукания Гермионы, шустро вытащили меланхоличного Поттера на стадион.
  
  Когда Ли Джордан объявил, между кем будет матч, Гарри встрепенулся.
  
  - Эй, Рон... Ты ходил на матч между Равенкло и Хаффлпаффом?
  
  - Ага! Равенкло только чудом выиграли тогда. Их ловец, второкурсница, выхватила снитч прямо из-под носа у Седрика Диггори. У него такое странное выражение лица было... - Рон усмехнулся.
  
  - Получается, обе команды - гриффы и Равенкло - выиграли по две игры... Этот матч решит все! Постой... - воскликнул взволнованный Гарри. - А кто выиграл между хаффами и Слизеринцами?
  
  - Гарри, ну, нельзя же вот так относиться к квиддичу! - рассеянно попенял другу Рон. - Хаффлпафф тогда выиграл, ловец у слизеринцев ни к черту! Выражение лица Малфоя после матча нужно было видеть... это было просто бесценно! - Рон блаженно прищурился, вспоминая подробности.
  
  Гарри тоже расплылся в улыбке. Так Малфою и надо! Нечего бахвалиться своей командой!
  
  Тем временем мадам Трюк выпустила мячи и дунула в свисток. Игроки замелькали бешеными молниями. Гарри во все глаза смотрел на поле - без браслета, - это было совсем другое зрелище... и не сказать. чтобы оно было плохим.
  
  - ...Мяч снова у сборной Равенкло; Роберт Флауэрс - охотник - с бладжером несется к кольцам Гриффиндора. Жизнь нас к такому не готовила! Давай, Оливер! - продолжил комментировать Джордан. - Слава Мерлину! - квоффл перехватывает Синнет. Пас Джонсон... Джонсон летит на половину поля Равенкло... АУЧ! Надеюсь, это было не так больно, как я это представил. Благодаря меткому выстрелу Блейка Уотерса, Джонсон роняет квоффл, его подхватывает... да, это Спиннет, и мяч снова у гриффиндорцев! Ну давай же, Алисия! Она великолепно обводит Флауэрса... ДАВАЙ, ЕЩЕ ЧУТЬ-ЧУТЬ, БРОСОК... ГОЛ! ДЕСЯТЬ ОЧКОВ В ПОЛЬЗУ ГРИФФИНДОРА! Счет 10-10.
  
  Алисия, победно вскинув руки, сделала пируэт в воздухе, под восторженные крики болельщиков.
  
  - ...Итак, матч продолжается! Мяч у Гриффиндора... нет, уже у Равенкло, - продолжал Ли. - Нет, Гриффиндор снова перехватывает мяч. Да вы что, издеваетесь? Квоффл опять у сборной Равенкло! Роджер Дэвис элегантно обогнул прекрасную мисс Белл... как и бладжер мистера Уизли... бросок...
  
  Под стон гриффиндорцев Ли Джордан объявил новый счет. 20-10.
  
  Равенкло лидирует!
  
  Гарри увлеченно следил за игрой, изредка поглядывая на ловцов. Сегодня ловец Гриффиндора играл немного по-другому... вернее, его вынудили играть по-другому.
  
  - Нет, ты посмотри на нее... - возмущенно возопил Рон, указывая пальцем в сторону ловцов. Две крошечные фигурки летели в небе с головокружительной скоростью, закладывая разные виражи. - Она пристала к Эрику как репей. Ни на шаг не отстает. Эта... - Уизли задохнулся от негодования. - Девочка задумала выиграть, как у Диггори. Там она с похожей тактикой играла.
  
  - Она не все время за ним летает... - рассеянно сказал Гарри. - Иногда она делает вид, что увидела снитч, и отлетает в сторону... И Эрику приходится реагировать... вот как сейчас! А может, и нет...
  
  Рон лишь сердито фыркнул на это заявление.
  
  - ...Ловец Гриффиндора подхватывает квоффл у самой земли и летит в сторону колец Равенкло. Пас Белл... Обратный пас... - вещал Джордан. - Ловец Гриффиндора отличным маневром обходит двух охотников, это пас или бросок... ПАС! Анджелина Джонсон забивает еще один гол. Счет 60-40 в пользу...
  
  Прозвучал громкий свисток.
  
  Друзья завертели головой, пытаясь понять, что происходит, почему мадам Трюк останавливает матч.
  
  - Туда смотрите... - посоветовала Гермиона и указала рукой на хрупкую фигурку, которая вытянула руку вверх. В руке был...
  
  - ...Снитч! Ловец сборной Равенкло ловит снитч! Сборная Равенкло побеждает в годовом соревновании, а также в этом матче со счетом 210:40. Поздравляем победителей... - возопил во всю глотку Ли Джордан, и стадион взревел в едином порыве.
  
  - Черт... - простонал расстроенный Рон. - Как она могла? Ну КАК?!! Эрик ведь намного лучше нее играет! И летает он лучше, да и вообще...
  
  Гарри посмеивался над трагедией друга. Его не так сильно волновал квиддич, так что поражение родной команды не так сильно расстроило.
  
  - Это было довольно умно... - пояснил Гарри. - Она весь матч его отвлекала. То летала за ним, то от него... А когда увидела снитч, ей повезло, она опять улетела подальше от него, а Данн решил все бросить и ввязаться в свалку охотников... как результат...
  
  Рон натурально зарычал и, топая, направился к замку. Гарри, посмеиваясь, направился вслед за ним. А сзади него пристроились Гермиона с Невиллом.
  
  
  * * *
  Перед пиром профессор МакГонагалл остановила Гарри в коридоре и сообщила, что домовики ничего не нашли. Гарри только кивнул в ответ и поблагодарил декана за беспокойство. Он уже почти смирился с утратой... Браслет было безумно жалко... да. Но не настолько, чтобы убиваться по этому поводу бесконечно. В конце концов, уже настало лето и каникулы. Браслет тут не сильно бы пригодился...
  
  Возле Большого зала была толкучка, все спешили зайти внутрь. Гермиона дисциплинированно заняла очередь, и Гарри поспешил встать за ней. Когда Гарри наконец зашел внутрь, Бльшой зал был еще не полностью заполнен. Внутри все было оформлено в бронзовых и синих цветах... Догадаться, кто выиграл школьное соревнование, было несложно.
  
  Устроившись напротив Перси и рядом с Гермионой, Гарри разглядывал все новых и новых студентов, которые входили в зал. Гриффиндорец размышлял о известности. В начале года мальчик-который-выжил привлекал внимание каждого, на него глазели, как на обезьяну... ну а сейчас, год спустя, Гарри стал невидимкой. Просто еще один студент в школе. Ничем не примечательный ученик...
  
  Вскоре наступила тишина, и это вырвало Гарри из его мыслей. Дамблдор встал и улыбнулся студентам.
  
  - Еще один год прошел! - радостно воскликнул Дамблдор. - Еще один прекрасный год! Перед тем, как мы начнем наш фантастический пир, я немного побеспокою вас старческим брюзжанием и болтовней. Итак, позади остался отличный учебный год! Я надеюсь, ваши головы немного потяжелели по сравнению с тем, какими они были в начале года. Впрочем, впереди у вас все лето для того, чтобы привести свои головы в порядок и полностью опустошить их до начала следующего семестра.
  
  Дамблдор слегка иронично усмехнулся и обвел всех присутствующих веселым взглядом.
  
  - А сейчас, как я понимаю, мы должны определить, кто выиграл соревнование между факультетами, не правда ли? Начнем с конца.
  
  - Четвертое место занял факультет Гриффиндор - двести пятьдесят четыре очка. Поаплодируем им! - выждав короткую паузу и жидкие аплодисменты, Дамблдор продолжил: - Третье место - факультет Слизерин, у них триста двадцать два очка. Давайте же и их поприветствуем!
  
  - На втором месте Хаффлпафф - триста восемьдесят шесть очков, - не успокаивался директор. - Это весьма хороший результат. И... На первом месте факультет Равенкло - пятьсот семьдесят шесть очков. Поздравляем победителей!
  
  Студенты Равенкло вскочили и начали обниматься под аплодисменты и громкие выкрики учеников остальных факультетов.
  
  Это был замечательный вечер, пир был действительно фантастический, как и обещал Дамблдор. К концу вечера Гарри и Рон напоминали воздушные шарики, так они накушались. Перси даже пришлось сбегать в Больничное крыло за зельями, чтобы ребятам не стало плохо. Впрочем, Гарри ни о чем не жалел!
  
  
  * * *
  Следующим утром Перси разбудил Гарри.
  
  - Вставай, Гарри, надо управиться побыстрее, мне еще собираться надо!
  
  - Что?... - тот сонно заморгал и принялся подниматься.
  
  - Только тихо, остальные еще спят. Выгружай вещи из чемодана. К сожалению, я не нашел никого, кто бы мог составить хорошую рунную цепочку. Так что воспользуемся заклинанием. Думаю, месяц продержится... А там уже мне Билл поможет. Он хорошо в них разбирается...
  
  Гарри вытащил все вещи и принялся с интересом смотреть за действиями старшего товарища.
  
  Перси задумчиво походил вокруг чемодана, открыл, осмотрел все, что внутри, и закрыл обратно. Пожав плечами, он вытащил палочку и принялся делать ей мерные взмахи, тихо приговаривая заклинания. Все это продолжалось не меньше минуты, пока, в конце концов, чемодан не вспыхнул на секунду ярким светом. Перси облегченно вздохнул и вытер пот со лба.
  
  - Очень сложное заклинание. Я несколько месяцев его тренировал, а получается не с первого раза... - признался староста. - Ну, давай проверим, что получилось...
  
  Перси взял старые кросовки Гарри и подошел к чемодану. Гарри поспешил следом и, раскрыв рот, смотрел, что происходит. На вид чемодан совершенно не изменился, был совершенно обычным... но когда Перси засунул туда руку с кроссовками, разница стала очевидна. Кроссовки вместе с рукой как бы сплющились, уменьшившись в размере. Перси вытащил руку и полюбовался на ошарашенное лицо маленького гриффиндорца.
  
  - Привыкай, Гарри, - усмехнулся Перси. - В магии много всякого странного. И это... не складывай в чемодан слишком много вещей. Вмещается в него больше, но вес он не уменьшает. Однажды ты его можешь не поднять...
  
  Гарри усмехнулся в ответ... носить чемодан руками он не собирался.
  
  - Спасибо, Перси! - с чувством поблагодарил старосту Поттер.
  
  - Не за что! - отмахнулся тот и пошел на выход.
  
  
  * * *
  Гарри сделал все утренние дела и собрал вещи; сегодня они уезжают на каникулы... а еще сегодня должны объявить результаты экзаменов!
  
  Мальчишки еще собирались, а Гарри уже спустился в гостиную. Гермиона уже была там, кто бы сомневался. Но... Гарри обошел вокруг, разглядывая ее. Она сидела в какой-то странной позе и глубоко дышала, закрыв глаза.
  
  - Эй, Гермиона... Гермиона.
  
  - Ну, что тебе, Гарри? Ты не видишь, я занята! Ты сбиваешь мне концентрацию!
  
  - Чем это ты занята? - с любопытством спросил Поттер.
  
  - Я пробую войти в медитативное состояние. Но пока что-то не особо получается. Вечно меня кто-то отвлекает... - недовольно ответила Гермиона.
  
  - Ух ты, - восхитился Гарри. - С чего бы это тебя на медитации потянуло?
  
  - Может быть, ты и не заметил, но не все могут колдовать, как ты, Гарри!
  
  Гарри удивленно посмотрел на подругу.
  
  - Что ты имеешь в виду?
  
  - Гарри... - Гермиона устало потерла глаза и широко зевнула. - Не все могут колдовать целыми днями напролет и не уставать... Магии не хватает. Я нашла книгу по медитации, там описывается, что с помощью этой дисциплины можно будет быстрее восстанавливать магический резерв энергии...
  
  - Вообще-то, это чушь, что я не устаю. - возразил Гарри. - Вернее, не совсем так. Если я использую слабые заклинания, то могу колдовать целыми днями, но энергоемкие заклинания иссушают меня довольно быстро. Да вспомни хотя бы экзамен по трансфигурации, ты дольше меня продержалась!
  
  - Со стороны, это выглядит именно так, - возразила Гермиона. - Ты весь год что-то колдовал, и ни разу тебя никто не видел уставшим. А я каждый вечер была как половая тряпка... правда, незаметно, чтобы остальные школьники таким заморачивались... но они и не пытались так много тренироваться, как мы!
  
  - Я однажды упал, когда у меня внезапно закончились силы... - признался Гарри, - потом едва дошел до мадам Помфри. Она мне и объяснила, что это магическое истощение... Пожурила меня и на мой вопрос, как почувствовать свою магию, чтобы не повторять такую ситуацию, - посоветовала обратиться к Флитвику, спросить о медитациях. А профессор сказал, что в следующем году я могу подойти к нему еще раз, он попробует помочь мне.
  
  - Слушай, Гарри. Если можно научиться быстрее восстанавливать резерв и чувствовать магию, то может быть, можно как-то тренировками увеличить этот самый резерв? - Гермиона взволновано подскочила. - Ты только представь, это же какие возможности открываются...
  
  Гарри невоспитанно хихикнул, смотря на подругу.
  
  - Что? - возмутилась та.
  
  - Ну... - протянул Гарри весело. - Не тебе первой это пришло в голову. Я тоже спрашивал об этом профессора. И знаешь, что он ответил? Лучший способ увеличить резерв, это... колдовать.
  
  - И?... - поторопила его Гермиона.
  
  - И все! Все, что нужно, чтобы у волшебника становилось больше энергии, это колдовство. С каждым годом у нас будет все больше и больше практики, поэтому даже считается, что резерв волшебника растет максимально сильно ближе к выпуску из школы. А вся правда в том, что мы колдуем много на старших курсах. Ежедневно и без перерыва. Вот и весь секрет.
  
  Гермиона фыркнула и вернулась в свое кресло.
  
  - Не поверю, что не существует каких-нибудь специальных методик, чтобы развивать свою силу... - сказала она и этим закрыла тему.
  
  
  * * *
  После завтрака прибежали взмыленные старосты и раздали всем результаты экзаменов.
  
  - Вместе с дополнительными у меня 743 балла, - важно сказала Гермиона и засияла от гордости.
  
  - Сколько? - возмутился младший Уизли. - Это же больше, чем по сто баллов за каждый экзамен.
  
  - Поздравляю, Гермиона, - Гарри показал девочке большой палец в знак одобрения, - я тоже неплохо получил, чуть-чуть не достал до 600 баллов.
  
  - Да вы какие-то умники. - хмыкнул Рон. - Вот я... - он развернул листок и принялся считать. - Э-э-э... получил почти 600 баллов.
  
  Рон недоуменно смотрел в свой листок, как будто не верил, что это написано о нем.
  
  Гарри хихикнул.
  
  Невилл тоже не оплошал и набрал заметно больше пятисот баллов. А ведь проходной был не меньше четырехсот!
  
  Вскоре старосты погнали всех на выход, к поезду. Предварительно всем ученикам вручили предупреждения о том, что они не должны прибегать к волшебству на каникулах. Гарри тихонько хмыкнул, но не стал комментировать это.
  
  На улице, к удивлению первокурсников, Перси разделил их с остальными студентами и отправил к озеру... В обратный путь к перрону они поплывут на лодках!
  
  Хагрид радостно поприветствовал их на берегу и переправил на лодках на ту сторону. Ученики залезли в поезд, болтая и смеясь. Гарри и опомниться не успел, как паровоз сдвинулся с места, и вот они уже на пути в Лондон!
  
  Гарри разместился вместе с друзьями в одном купе, взглядом раскидал чемоданы по верхним полкам и сел у окна, любуясь световыми бликами, что выходили у него из рук.
  
  - Гарри, - возмутилась Гермиона. - ты разве не читал предупреждение, что нельзя колдовать на каникулах!
  
  - А разве я колдовал? - лукаво спросил он и усмехнулся. - Я не использую палочку... Ну, и мы еще не на каникулах. Там я не буду использовать никаких заклинаний...
  
  - Кстати... У тебя стала получаться левитация без палочки?
  
  Гарри отрицательно покачал головой.
  
  - Тогда в чем секрет? Рассказывай уже, не томи...
  
  Гарри немного ехидно ухмыльнулся.
  
  - Выкладывай, дружище! - Рон выглядел любопытным. Даже робкий Невилл кивнул, с интересом смотря на Гарри.
  
  - Я не освоил левитацию без палочки... но я освоил другой трюк. Я просто... не отпускаю заклинание. Уже три дня я держу заклинание, даже во сне. Это давно стало для меня привычным действием... Наверное, я мог бы делать это и раньше, но... как-то это не приходило мне в голову. Но в субботу, когда у меня пропал браслет, я услышал разговор двух старших гриффиндорцев. Они болтали о своем, но мельком упомянули, что на каникулах запрещено колдовать... вот тогда я и придумал...
  
  - Но Гарри... А как же магия? Ты получишь магическое истощение!
  
  - Ничуть, - возразил Гарри, - держать структуру заклинания - это не то же самое, что таскать камни. Я от этого совершенно не устаю, иначе почувствовал бы что-нибудь за три дня. Так что, я думаю, все будет в порядке.
  
  - Это против правил! - возмутилась Гермиона, не найдя больше аргументов.
  
  Гарри пожал плечами. На правила ему было... Формально, никаких правил он не нарушал.
  
  - Брейк! - сказал Рон. - Прекратите! Не стоит ссориться из-за мелочей!
  
  - Приглашаю вас всех посетить поместье моей семьи на каникулах, - прервал немного неловкое молчание Невилл. - Я написал бабушке, и она дала разрешение, чтобы вы могли посетить меня.
  
  - Ок, - согласился Рон. - Вы тоже должны погостить у нас этим летом. И ты, Гермиона, тоже. Я пришлю вам сову.
  
  Она закатила глаза, но кивнула.
  
  Гарри тоже согласился. Это лето обещало быть лучшем в его короткой жизни!
  
  
  * * *
  За разговорами, спорами и анекдотами время летело совершенно незаметно. Не успели они оглянуться, как поезд подошел к платформе номер девять и три четверти вокзала "Кингс Кросс".
  
  На перроне была толкучка; одни спешили к каминам, другие - к выходу в маггловский Лондон, третьи исчезали прямо там, где стояли. Сущий бедлам. Гарри едва успел попрощаться с Ханной и Сью, когда те исчезли в зеленом пламени камина. Невилл, попрощавшись, тоже усвистал к каминам, только его и видели.
  
  Гарри хмыкнул, оглядывая толпу перед смотрителем. Тот выпускал учеников парами и тройками, чтобы они не привлекли внимание магглов.
  
  Поттер внезапно пошатнулся и поставил чемодан и клетку с Хедвиг на землю.
  
  - Эй дружище, ты чего? - удивленно спросил Рон. - Тебе плохо?
  
  Гарри неопределенно пожал плечами... Мгновение назад произошло нечто странное. Все вокруг стало очень ярким и контрастным, даже на большом расстоянии. А через мгновение стало наоборот, темным и размытым. Шум вокруг усилился на какие-то мгновения, дезориентировав Поттера, а потом исчез. И еще через мгновение все вернулось в норму. Как будто ничего не и не было!
  
  - Так что с тобой, Гарри? - спросила с беспокойством Гермиона.
  
  - Не знаю... потемнело в глазах. Может быть... - Гарри не закончил и вытаращил глаза.
  
  ПОГЛОЩЕНИЕ ЗАВЕРШЕНО!
  
  Гарри неверяще смотрел в пространство, туда, где секунду назад была надпись... а потом робко вызвал дневник.
  
  Полотно с записями предстало перед ним, как будто никуда и не исчезало.
  
  Гарри расплылся в дурацкой улыбке и с трудом удержался от того, чтобы не закричать во все горло от эйфории.
  
  - Дружище, ты меня пугаешь... - с беспокойством произнес Рон.
  
  - Мой браслет... - воскликнул Гарри. - Он никуда не пропадал... Его не украли!
  
  Глядя на недоуменный взгляд друзей, Гарри принялся сумбурно объяснять.
  
  - Только что появилась надпись, и все заработало. Прямо сейчас артефакт включился! Хоть его и нет на моей руке, но он работает.
  
  - Понятно, - сказал Рон с таким видом, как будто ничего не понял, - Пошли уже, время теряем.
  
  Гарри радостно кивнул и чуть хихикнув, поднял чемодан и клетку в воздух и, подхватив вещи руками, сделал вид, что несет их. Настроение мгновенно скакнуло на пару пунктов вверх, и он смотрел на весь мир веселыми глазами.
  
  На платформе Гермиона торопливо попрощалась и поспешила к родителям. Через минуту Гарри вместе с Роном встретили миссис Уизли. Она стояла вместе с Джинни, негромко переговаривалась.
  
  - Привет, мам!
  
  Молли повернулась и просветлела лицом.
  
  - Здравствуйте, мальчики. Хороший год?
  
  - Отличный, - воскликнули близнецы Уизли, которые внезапно возникли рядом с Гарри. - Это лучший год в Хогвартсе!
  
  - Эй, Рон. А где Гарри Поттер? - пропищала Джинни, младшая сестра Рона.
  
  Рон открыл рот... но его прервал хохот близнецов. Гарри тоже вежливо улыбнулся. Не так уж он и изменился за год. Да, очков нет, да, шрама нет. Но лицо ведь осталось...
  
  Гарри не стал задерживаться рядом с рыжеволосой семьей, он увидел дядю Вернона. А уж предсказать реакцию дяди Гарри никогда не мог. Так что, быстро попрощавшись, он направился к дяде Вернону, который грузно топал по платформе. Уже минуту спустя Гарри ехал в машине и вспоминал прошедший год. Это был замечательный год... А следующий... следующий наверняка будет еще лучше!
  
  
  
  Глава 21
  
  
  Прибытие Гарри к родственникам прошло... лучше, чем он ожидал. Дядя Вернон за всю дорогу не проронил и слова, и только когда они вошли в дом, грозно повернулся к Гарри и потребовал отдать ему чемодан. Гарри не стал сопротивляться, какой смысл? Разводить скандал на пустом месте... Дядя положил чемодан в чулан под лестницей и быстро запер комнатку на замок.
  
  - А сейчас марш в свою комнату... И, мальчишка... Я предупреждаю тебя, никаких фокусов в моем доме, - мистер Дурсль грузно повернулся и пошел в гостиную.
  
  Гарри вздохнул и поднялся по лестнице. Он надеялся, что его родственники хоть как-то изменятся за год... но, судя по дяде Вернону, ничего не изменилось, скорее наоборот. Посмотрим, что они скажут вечером, за ужином...
  
  Водрузив клетку с Хедвиг на письменный стол, Гарри подошел к окну и уставился на улицу. И Тисовая улица совершенно не изменилась... Чистые домики, аккуратные садики у дома и немногочисленные прохожие, которые чинно раскланиваются с соседями.
  
  - Ху-у-ут! - привлекла к себе внимание сова. Получилось довольно громко.
  
  - Тише, девочка. Потерпи до завтра, хорошо? Скоро я тебя выпущу, - потрепав сквозь прутья сову по перьям, Гарри лег на кровать и зажмурился. Кто бы знал, что тут будет так скучно... но, все же на Тисовую улицу вернуться было необходимо.
  
  Вызвав дневник, он погрузился в мир домашних заданий, сами себя они не сделают!
  
  
  * * *
  Был уже девятый час вечера, когда тетя Петуния позвала его на ужин.
  
  Внизу собралась вся семья: дядя, тетя и Дадли. Последний выглядел немного дерганым и нервно косился на Гарри. Это было немного странно, ведь Гарри ничего не сделал кузену...
  
  - Добрый вечер, тетя. Привет, Дадли! Дядя... - Гарри кивнул всем и присел на краешек стула.
  
  Быстро съев предложенное, Гарри не спешил уходить. Дождавшись, когда Дадли уйдет в гостиную, Гарри повернулся к старшим родственникам. Он ведь приехал сюда именно для этого...
  
  - Тетя, дядя Вернон. Нам нужно поговорить... - прозвучало это довольно неуверенно, но Гарри собрался и твердо уставился на тетю. Несмотря на свою массивность, дядя тоже признавал, что глава семьи именно Петуния Дурсль.
  
  - Чего тебе, мальчишка? Что ты задумал? - пробасил мистер Дурсль и подозрительно уставился на племянника.
  
  - Я... я приехал попрощаться и забрать свои вещи, - Гарри немного нервно передернулся под взглядом тетки. Та всегда на него так смотрела, немного презрительно и немного... ненавидяще?
  
  - Что ты имеешь в виду? - Петунья подошла ближе и села напротив него.
  
  - Я ухожу. Совсем, - признался Гарри и выпрямился. Решение уже принято... После того, что он услышал в хижине на скале, он не хотел возвращаться сюда, на Тисовую. Но тогда вариантов не было. Спустя год Гарри уже понял, что изначально мог бы жить в Косом переулке... Впрочем, тогда бы он на это не решился. Но сейчас... сейчас он уже другой. Гарри изменился... и не только внешне. Стал увереннее, появилось желание не только делать то, что прикажут, но и то, что хочется. А главное, он МОГ делать то, что хочется!
  
  Дядя Вернон покраснел и открыл рот, явно собираясь сказать нечто неприятное...
  
  - Подожди, Вернон, - Петуния положила руку на плечо мужа, прерывая его. - Значит, ты хочешь уйти?
  
  Гарри кивнул, успокаиваясь. Судя по выражению лица тети Петунии, скандала явно не будет. Та смотрела на племянника довольно холодно и расчетливо...
  
  - Отлично! Выметайся вон из нашего дома! Нам же будет лучше!
  
  - Я уйду утром... - поставил условие Гарри. - А сейчас верните мне чемодан. Мне нужно собрать свои вещи.
  
  - Да какие у тебя могут быть свои вещи? - прорычал дядя Вернон, но все же встал и пошел, снял замок с чулана и с хлопком открыл дверь.
  
  Гарри следовал по пятам за мистером Дурслем, опасаясь, что он вдруг передумает.
  
  - Забирай свое барахло, и чтобы мы тебя больше не слышали сегодня. И сову свою заткни, думаешь, мы не слышим ничего?
  
  Он покивал и, сделав вид, что ему тяжело нести чемодан, поднялся по лестнице в свою комнату. Закрыв дверь, Гарри оставил чемодан висеть в воздухе и едва не запрыгал от счастья... Все прошло даже лучше, чем он надеялся. Гарри, конечно, знал, что родственники его недолюбливают и не очень хотят, чтобы он жил с ними. Но чтобы согласиться на первое же требование... На секунду стало даже грустно, но он упрямо встряхнул головой.
  
  Перед сном Гарри собирал в чемодан всякие безделушки, что были у него с детства. Потрепанная приключенческая книга, что Гарри нашел в парке. Несколько детских игрушек, которые Дадли порвал и выкинул в свою комнату. Пластмассовый солдатик... Гарри вздохнул с ностальгией... сколько же он битв провел вместе с этим солдатом... в своем воображении. Усмехнувшись, мальчик положил своего пластмассового друга в чемодан и осмотрелся. В общем-то, за десять лет жизни на Тисовой он не нажил никаких особых ценностей.
  
  Хмыкнув, Гарри посмотрел на Хедвиг и задумчиво прищурился. Достав из стола тетрадку и ручку, Гарри написал короткую записку.
  
  - Доставишь это Гермионе, хорошо? Только не буди ее, дождись утра, - Гарри вытащил сову из клетки и привязал записку к лапе. - Лети, девочка.
  
  Сова негромко ухнула и выпорхнула в открытое окно. Проводив любимицу взглядом, Гарри поежился - к вечеру уже было довольно прохладно. Как бы хорошо было и утепляющее заклинание держать вечно... к сожалению, это невозможно. Совершенно разные типы заклинаний...
  
  Встряхнув еще раз головой, он закрыл окно. Почистив клетку, Гарри засунул ее в чемодан и ухмыльнулся... видели бы это Дурсли. Клетка явно была не меньше чемодана, но спокойно поместилась внутри... Настоящая, всамделишная магия!
  
  Вот и все, больше на Тисовой улице делать нечего...
  
  
  * * *
  Уже в восемь часов утра Гарри шел по улице и рассеянно осматривался по сторонам. Прощание вышло довольно скомканным. Дядя буркнул что-то вроде: "Вали уже..." - и продолжил пить кофе, а тетя, поджав губы, просто кивнула на прощание. Дадли вообще еще спал мертвым сном...
  
  Добравшись до железнодорожной станции, Гарри купил хотдог и впился в него зубами, едва не простонав от наслаждения. Дурсли кормить его не захотели, да и сам он тоже не желал оставаться в столь враждебном окружении. Утолив первый голод, Гарри купил билет и принялся бродить по платформе. В нормальной одежде, чистый, Гарри не сильно привлекал внимание.
  
  Когда подошел поезд, Гарри облегченно вздохнул и, показав билет, проскользнул внутрь вагона. Найти свое купе не составило труда... Засунув чемодан под стол, он вытянул ноги и расслабился... Народу было немного, похоже, ехать он будет в одиночестве. Гарри зевнул и прикрыл глаза...
  
  
  * * *
  - Мальчик... мальчик, проснись. Мы уже в Лондоне.
  
  Гарри проснулся и сонно заморгал.
  
  - Проснулся? Отлично. Вставай, мы уже пять минут как приехали... - женщина кивнула и вышла из купе.
  
  Он кивнул и пошевелился. Встав, Гарри с хрустом потянулся и душераздирающе зевнул. Хихикнув, огляделся и, подхватив чемодан, вышел на перрон. Пэддингтонский вокзал впечатлял. Тут было гораздо многолюднее, чем в Литтл-Уининге... Люди сновали туда и сюда беспрерывно. Стоило немалых трудов пробиться ко входу в метро. Гарри с ностальгией вспомнил прошлый год и Хагрида. Тот проделывал дорогу в толпе без особого труда, знай только успевай за ним.
  
  В метро поутру было ужасное столпотворение... Хорошо, что Гарри уже ездил этим маршрутом, иначе точно заблудился бы. Цены совершенно не радовали... Уже выйдя на улицу на нужной станции, - Гарри посмотрел на купюры в руках. У него оставалось чуть больше десяти фунтов... но уж до "Дырявого котла" точно хватит! Он усмехнулся, дальше предстояло идти пешком. А деньги... они еще пригодятся.
  
  Гарри шел не спеша, с удовольствием осматриваясь по сторонам. В Лондоне было красиво и интересно. Множество магазинов, кафе и мелких лавочек. По дороге даже встретился кинотеатр, и Гарри нестерпимо захотелось посетить его... но не время, еще не время. К тому же, одному смотреть фильм не так приятно, как в компании. Хорошо бы пригласить друзей, для начала.
  
  Он и не заметил, как пролетело время, и вот он уже стоит у "Дырявого котла". Гарри глубоко вздохнул и немного поморщился. Пахло... свободой. Свободой от Дурслей, да. А запах тут ни при чем! Улыбаясь своим мыслям, юный гриффиндорец Гарри Поттер зашел в паб.
  
  
  
  Глава 22
  
  
  Несмотря на утреннее время, в пабе было довольно шумно. Волшебники и волшебницы разных возрастов сидели за столиками, завтракая или просто отдыхая. Гарри усмехнулся с облегчением: несмотря на непрезентабельный вид паба, ему тут нравилось.
  
  - Добрый день, мистер. - сказал Гарри, подойдя к бармену. - У вас есть свободные комнаты? Мне тут знакомые посоветовали...
  
  - Еще один... - устало вздохнул тот, закатывая глаза. - Меня зовут Том. Комната стоит шесть сиклей в сутки без обслуживания и девять сиклей - если с обслуживанием. В обслуживание входит еда и смена постели.
  
  - Э-э-э... С обслуживанием, на неделю, пожалуйста! - решил Гарри, передавая ему четыре галлеона.
  
  - Очень хорошо, - кивнул ему Том. Порывшись в карманах, он отсчитал сдачу и вышел из-за стойки. - Следуйте за мной, мистер?..
  
  - Поттер, - негромко ответил Гарри, ожидая взрыва. Но, к счастью, Том промолчал. Только удивленно посмотрел на Гарри, улыбнулся ему и, подхватив чемодан, направился к двери в дальнем конце зала.
  
  За дверью их ожидал довольно длинный коридор, заканчивающийся красивой лестницей. В коридоре было множество дверей с бронзовыми табличками. Том не стал подниматься на второй этаж, а остановился возле двери с номером шесть. Открыв дверь, он занес чемодан внутрь и приглашающе махнул рукой Гарри.
  
  - Входите, мистер Поттер, располагайтесь.
  
  Внутри было... уютно! Разительный контраст с основным помещением паба. В комнате было светло и тепло, в камине потрескивал огонь. Гарри изумленно огляделся... не такого он ожидал... Тут было намного лучше, чем в второй спальне Дадли!
  
  - Спасибо, мистер Том.
  
  - Называйте меня просто - Том! Без мистеров. Если вам что-нибудь понадобится, сразу обращайтесь ко мне. Вот ваш ключ.
  
  Том передал ключ, поклонился и покинул комнату.
  
  После его ухода Гарри постоял несколько минут у большого окна, привыкая к мысли, что он теперь сам по себе, и принялся внимательно осматриваться. В комнате был светлый стол из дерева, несколько стульев, тумбочка, высокий шкаф и большая кровать. Такое разнообразие мебели ему раньше и не снилось. Гарри раскрыл чемодан и не спеша разложил вещи.
  
  Тук. Тук. Тук.
  
  Немного ворча, Гарри открыл дверь, но... снаружи было пусто. Осмотрев обе стороны коридора, Гарри озадачился...
  
  Тук. Тук.
  
  Подпрыгнув, Гарри кинул взгляд обратно в комнату и облегченно вздохнул. Вот же... За окном, на карнизе сидела большая белоснежная сова и требовательно на него смотрела.
  
  - Ну и ну, девочка. Ты меня напугала... - сказал он, открывая широкое окно. К лапе совы была привязана записка, и Гарри быстро ее отцепил.
  
  Хедвиг недовольно курлыкнула, больно клюнула его в руку и вспорхнула прямо к насесту, который Гарри прикрепил над столом.
  
  Проследив взглядом за совой, Гарри, развернув записку и просмотрев написанное, хмыкнул. Удивительно короткий ответ... в записке был номер телефона и ни единого лишнего слова. Гарри сразу занес номер телефона в дневник, туда же, где были сохранены адреса каминов Рона и Невилла.
  
  - Ты ведь ее не разбудила, Хедвиг? Она мне голову оторвет при встрече, если ты так сделала... - он погладил сову по крыльям.
  
  Покормив и напоив Хедвиг, Гарри заскучал уже спустя полчаса. Комната была хорошая... но это была всего лишь комната. С сомнением посмотрев на кобуру с палочкой, Гарри прицепил ее к левой руке и вышел из комнаты. Он помнил о запрете на колдовство, но вход в Косой переулок открывать чем-то нужно было, верно? Вряд ли это считается колдовством.
  
  Внизу, казалось, народу только прибавилось. Множество посетителей сидели за столами и у барной стойки, а за одним из дальних столов устроилась компания молодежи, которые явно еще учились в Хогвартсе. Гарри недоверчиво уставился на девушку, когда та начала что-то колдовать. А как же запрет? Но никто не обращал на них внимания. Ее лицо было знакомым, но Гарри не мог вспомнить, с какого девушка факультета.
  
  Решив пока проигнорировать этот факт, Гарри направился к стойке. Бурчание в животе явно намекало, что неплохо бы и подкрепиться, одного хотдога явно не хватило чтобы утолить голод.
  
  - А, мистер... Гарри. Будете завтракать? - поприветствовал его Том, запнувшись на его фамилии. Том явно запомнил прошлую реакцию посетителей, когда он громко назвал фамилию Гарри вслух.
  
  - Да, спасибо.
  
  Бармен вышел в смежную комнату и минуту спустя пролевитировал к стойке несколько тарелок и стакан сока. Гарри недоверчиво посмотрел на тыквенный сок и немного возмущенно уставился на Тома.
  
  - Понятно, - усмехнулся тот. - В следующий раз подам вам чай.
  
  Гарри неосознанно кивнул, перенес завтрак на ближайший свободный столик и принялся за еду, попутно прислушиваясь к разговорам. А послушать было чего, взрослые обсуждали совершенно другие темы, нежели студенты в Хогвартсе.
  
  - ...а потом этот хлыщ из МКМ говорит: "Работа с не-магами - это в нашей юрисдикции. Не лезьте не в свое дело." Не-маги... - передразнил кого-то старый волшебник с пушистой седой шевелюрой.
  
  - ...нет, ты слышал? Эти американцы совсем ополоумели. Они хотят провести повторную трансгрессию на Луну. Им что, мало было последнего раза? - спросила женщина лет тридцати.
  
  - А что было в прошлый раз? - встрял в разговор молодой человек.
  
  - Один идиот палочкой вывел гигантскую надпись: "Здесь был Освин Тейт!" на одной из скал, пока остальные замеряли магический фон и собирали образцы.
  
  Молодой человек, не сдерживаясь, расхохотался.
  
  - Тебе смешно, а разгребать этот скандал пришлось несколько месяцев. Хорошо хоть виновника не пришлось искать.
  
  Гарри усмехнулся, представив лицо того астронома, который в телескоп увидел эту надпись.
  
  - ...проклятая работа. С утра мне нужно посетить Бангладеш - забрать поставки, после обеда - посетить лавку в Германии, а вечером писать отчет. Ненавижу камины, я уже устал крутиться туда-сюда каждый мерлинов день без перерыва...
  
  Слушая обрывки разговоров, Гарри доел завтрак, поблагодарил гостеприимного хозяина паба и вышел в маленький задний двор. Он не успел даже за палочкой потянуться, как кирпичи задрожали и перед ним появилась широкая арка. Со стороны Косого переулка в паб торопливо прошел волшебник, не обращая на Гарри никакого внимания. Пожав плечами, Гарри вышел на магическую улицу и улыбнулся. Самое время прогуляться!
  
  
  * * *
  Весь день Гарри увлеченно бродил по волшебной улице, заходя то в один, то в другой магазин. Множество всяких безделушек привлекали его внимание, но Гарри стойко держался. В прошлый раз он накупил всякого барахла, которое до сих пор пылилось в чемодане. Сейчас у него было слишком мало денег, и тратить их на что-то ненужное было нельзя, ведь ключ от сейфа остался у Дамблдора. Гарри посетовал на свою забывчивость, ведь хотел же посетить директора перед отбытием...
  
  За этот день он убедился, что та девушка, колдовавшая в пабе, не единственная в своем роде. Школьники на магической улочке были не такой уж и редкостью, они себя в колдовстве явно не ограничивали. Взрослые смотрели на это спустя рукава, хотя некоторые делали замечания. Гарри решил не пороть горячку, а спросить - хотя бы у Тома, - прежде чем пытаться колдовать самостоятельно. Хотя руки чесались, стоит признать!
  
  Ужиная вечером вместе с Томом, Гарри подробно расспросил его о запрете на колдовство и о том, что видел лично.
  
  - Да, верно. Колдовать школьникам запрещено... но, это касается лишь колдовства в немагической части Англии, - Том усмехнулся. - Вообще-то, этот закон ввели не так давно, с десяток лет назад, если меня память не подводит. Но проследить за колдовством малолетних волшебников в магических областях попросту нереально. Как рассказывал мне один из работников министерства, их артефакты не способны отличить магию одного волшебника от колдовства другого.
  
  - Ага, - глубокомысленно сказал Гарри. - Значит... если я колдую тут, то мою магию просто принимают за магию взрослого волшебника?
  
  - Именно. Впрочем, будь осторожнее, не стоит этим злоупотреблять. Авроры или сотрудники ДМП не обратят на тебя внимания, но если тебя увидит сотрудник из отдела злоупотребления магией или какой-нибудь шизанутый министерский, помешанный на правилах... то могут и оштрафовать. Если верить слухам, могут даже выгнать из Хогвартса.
  
  Гарри поежился... Перспектива так себе. Для себя он решил, что если и будет колдовать, то только у себя в комнате. Там его никто не увидит!
  
  - Авроры - это ведь копы, верно?
  
  - Не совсем, - задумчиво ответил Том. - если сравнивать их с магглами, то копы - это рядовые сотрудники департамента магического правопорядка. А авроры... Скажем, назовем их детективами. На ступеньку выше обычных копов. Понятно?
  
  Гарри кивнул и допил чай.
  
  Наблюдая за баром, он видел, что волшебники часто приходят и уходят через камин.
  
  - Том, а сколько стоит воспользоваться каминной сетью?
  
  - Один кнат. Но только если это переход в другой камин, пообщаться через камин не получится. Он постоянно должен быть открыт, чтобы люди могли переместиться в паб...
  
  Вскоре Том отвлекся на новых посетителей, и Гарри заскучал. Вернувшись к себе в комнату, он плюхнулся на кровать, зажег на пальце светлячок и улыбнулся. Магия... ему очень ее не хватало, несмотря на то, что прошли всего сутки с окончания учебного года.
  
  
  * * *
  Следующие дни Гарри посвятил неспешному написанию домашних заданий, небольшим прогулкам по волшебной улочке и конечно же, легким тренировкам с магией. Это замечательно скрашивало время, не позволяя ему скучать в одиночестве. Гарри за год привык, что всегда есть с кем поговорить, спросить совета, обсудить новую интересную теорию или просто поболтать. Поэтому сильно скучал по друзьям. Но... все они только несколько дней назад вернулись домой, так что он решил немного подождать, прежде чем предложить встретиться.
  
  Гуляя по Косому переулку, он однажды встретил Хагрида. Великан страшно удивился, увидев его.
  
  - Гарри, а ты что тут делаешь? Я думал, ты у родственников живешь.
  
  - Привет, Хагрид... - обрадовался лесничему Гарри. - Я теперь живу в "Дырявом котле"! Я ушел от тети.
  
  Хагрид озадаченно расчесал пятерней бороду.
  
  - Ну дела! Прямо как один из друзей твоего отца, тот тоже с семьей не ладил, постоянно лето проводил то там, то сям.
  
  - Ага. А ты что тут делаешь?
  
  - Да вот, - Хагрид поднял сумку. - Решил кое-какие ингредиенты продать, в лавках их с руками отрывают. Пойдем, прогуляемся.
  
  Вместе с лесничим они прошли несколько лавок, где Хагрид задерживался на десяток минут, общаясь с продавцом или хозяином. К некоторому удивлению, заходили они не только в лавки с зельями или ингредиентами, но и во многие другие. Даже в "Дырявый котел" зашли. Как пояснил Хагрид, в некоторые блюда можно добавлять всякие ингредиенты как приправу, для особого вкуса.
  
  Вспомнив, что они добавляли в зелья, Гарри немного позеленел. Впрочем, зелья тоже приходилось пить, так что... чем еда принципиально отличается от зелий?
  
  Спустя час Хагрид закончил свой вояж по Косому переулку возле Гринготтса и попрощался с Поттером.
  
  - Пока, Гарри, спасибо за компанию. И... э-э, не ходи на эту улицу, хорошо? - Хагрид указал на ответвление от магической улочки.
  
  - А что там?
  
  - Лютный переулок. Нехорошее место... люди там бывают... всякие. Могут и деньги отобрать, вместе с палочкой. Так что не стоит туда ходить. Да и нет там ничего интересного, только грязь и специфические магазины.
  
  - Хорошо, я тут даже половины магазинов не рассмотрел, так что мне есть чем заняться, - пожал плечами Гарри. - Пока, Хагрид!
  
  Лесничий кивнул, улыбнулся в усы и двинулся в банк, оставив Гарри заниматься своими делами.
  
  
  
  Глава 23
  
  
  В конце недели Гарри выбрался в маггловский Лондон, чтобы разнообразить обстановку и позвонить Гермионе. Найти телефонную будку было не так уж сложно, таксофоны заметно выделялись ярко-красным цветом. Закинув в аппарат монетку, он набрал номер и уставился сквозь стекло на прохожих, слушая телефонные гудки. Пришлось ждать не меньше минуты, прежде чем кто-то ответил.
  
  - Алло? - в трубке послышался незнакомый женский голос.
  
  - Э-э, здравствуйте. Это дом Грейнджеров?
  
  - Здравствуйте! Меня зовут Линда Грейнджер. Чем я могу вам помочь?
  
  Гарри облегченно выдохнул.
  
  - Меня зовут Гарри Поттер, я учусь вместе с Гермионой в... школе. Вы можете позвать ее к телефону, пожалуйста?
  
  - Боюсь, что нет, мистер Поттер. Гермиона уехала к родственникам и вернется лишь в начале августа. Так что...
  
  - Понятно...
  
  - Я передам ей, что вы звонили. Что-нибудь еще?
  
  Гарри отрицательно покачал головой... но, опомнившись, сказал, что нет, попрощался и повесил трубку. Рассеянно поглядывая по сторонам, он пошел неведомо куда. О таком варианте событий он как-то не подумал. Конечно же, на каникулах все будут отдыхать не дома, а где-то в другом месте. Даже Дурсли обычно выезжали летом куда-нибудь на недельку, оставляя Гарри на попечение миссис Фигг или к очередной подруге тети Петунии.
  
  На обратном пути в "Дырявый котел" Гарри заскочил в книжный и - неожиданно даже для себя - задержался там. Сначала он не планировал покупать что-нибудь, но остановившись возле полки с комиксами, залип. Тут было на что посмотреть, герои и злодеи на любой, самый изысканный, вкус. А главное, все они обладали разнообразными способностями, так похожими на некоторые заклинания волшебников.
  
  Только после нескольких замечаний от продавца, Гарри оторвался от чтения, выбрал несколько выпусков и оплатив покупку последними фунтами, вышел из магазина и сгорая от нетерпения, направился в свою комнату. Самое время для чтения!
  
  
  * * *
  Комиксы, как и домашние задания - кончились довольно быстро. В десятый раз проверив в дневнике эссе, Гарри раздраженно выдохнул и выбрался в кафе Фортескью. Там готовили изумительное мороженое, и он еще не разу не смог отказаться от него. Имея кое-какие сбережения, на мелкие траты смотришь совсем по другому.
  
  Полуприкрыв глаза, Гарри просматривал книги, которые записывал в дневник... тут было много всякого разного, этого не отнять. За год у него получилось собрать десятки книг. Но, все это не совсем то, что требовалось, книги не могли заменить уроки...
  
  Если бы еще несколько недель назад кто-то сказал ему, что он будет скучать по урокам - Гарри бы покрутил пальцем у виска, но сейчас... Он действительно скучал. Веселые истории и поучения от Флитвика, логичные речи МакГонагалл, заикание Квиррелла... даже шипение профессора Снейпа вызывало сейчас жгучую ностальгию. На каникулах было скучно... одному. Поэтому он решил посетить друзей. Раз уж встреча с Гермионой не срослась, нужно встретиться с кем-то другим! Решительно кивнув своим мыслям, Гарри встал, попрощался с мистером Фортескью и направился в "Дырявый котел".
  
  Сев за стойку, Гарри дождался, пока Том освободится, и обратился к нему с вопросом.
  
  - Скажите, Том, а что обычно делают маги, когда хотят переместиться с помощью каминной сети... э-э, без приглашения. Я вот что имею в виду: у магглов - если ты приходишь в гости, ты стучишься в дверь или используешь звонок. Но камины... тут ведь нет звонка... и стучать по нему тоже бесполезно.
  
  - Не беспокойся, Гарри, - Том усмехнулся и облокотился на барную стойку. - На самом деле, все достаточно просто, существуют как минимум три варианта. Если ты сильно беспокоишься, то можешь предварительно послать сову. Но это, как ты понимаешь, дело совсем не быстрое. В другом случае, можно попробовать пообщаться через камин... У этого способа есть свои множественные недостатки. Обычно волшебник просто переходит камином на другую сторону и общается. У каминов тоже существует... "звонок". Так называемое - оповещающее заклинание. После перемещения владельцы оповещаются чарами, что кто-то совершил переход по каминной сети.
  
  Гарри помолчал некоторое время, обдумывая услышанное.
  
  - Подождите... а как же воры? Если кто-то переместится в дом, украдет что-нибудь и уйдет обратно каминной сетью?
  
  - Зависит от владельцев камина, - развел руками Том. - Но обычно - все предусмотрено! Транспортный камин располагается в отдельном помещении, из которого просто так выйти не получится. А внутри комнаты, кроме камина, ничего нет. В других случаях ставят специальные защитные заклинания, и без хозяина гость не сможет выйти за защитный периметр. Если же ничего этого нет... Ну, значит, сами виноваты.
  
  Гарри понимающе кивнул. Услышанное его вполне устраивало. Посылать Хедвиг не хотелось, сова быстро прижилась в магическом квартале и большую часть времени где-то пропадала. А из двух оставшихся вариантов ему было доступно только перемещение. Тянуть еще больше - смысла уже не было! Протянув несколько кнатов Тому, он попросил несколько порций летучего пороха.
  
  - Нет, только одну порцию! - рассмеялся Том. - Куда ты этот порох засунешь? Без защиты он сгорит при перемещении. Так что покупай одну порцию.
  
  Гарри кивком согласился, вздохнул и закатил глаза. Иногда он вот так попадал впросак, не зная неких реалий магического мира... хотя, если подумать, это же логично, что порох горит в огне.
  
  Подойдя к камину, Гарри собрался с духом, кинул щепотку порошка в огонь и, дождавшись, пока огонь позеленеет, вошел в него и четко произнес: "Лидс, Хрустальные сады!"
  
  Огонь взвихрился и закружил вокруг него, вызывая слабую тошноту. Хотелось опереться о стену, но он держался... Перед глазами мимолетно появлялись очертания других комнат, но слишком, слишком быстро! К счастью, все это продлилось не дольше нескольких секунд, и когда все остановилось, Гарри с трудом удержался от падения.
  
  Как ни странно, никаких садов тут не было. Ни хрустальных, ни обычных. Практически пустая комната, камин, пара стульев у стены и единственная дверь. Запертая дверь! Пришлось ждать несколько минут, прежде чем дверь в комнату открылась и внутрь вошла пожилая женщина с палочкой наперевес.
  
  - Представьтесь, молодой человек.
  
  Гарри вскочил и заерзал под суровым взглядом.
  
  - Г-гарри Поттер, мэм!
  
  - Ах, вот как... - ее лицо смягчилось. - Вы пришли к Невиллу?
  
  Гарри закивал.
  
  - Невилл не предупреждал меня о втором... Впрочем, неважно. Меня зовут Августа Лонгботтом, я бабушка Невилла. Пойдемте, я вас провожу, - она убрала палочку и приглашающе открыла дверь.
  
  Снаружи оказалось, что камин располагается в какой-то каморке, которая находится метрах в двадцати от двухэтажного дома. Дом был окружен зеленью, которую действительно можно было принять на небольшой сад. Чуть правее была небольшая теплица, куда Августа и направилась.
  
  - Мой внук описывал вас как гения в сфере заклинаний...
  
  - Ничего подобного, - заметил Гарри. - Я увлекаюсь чарами, но до гения мне далеко... Я просто много занимаюсь...
  
  - ...по рассказам Френка, моего сына, твои родители были гениями в своих областях.
  
  Гарри замолчал и удивленно посмотрел на миссис Лонгботтом.
  
  - Поэтому, не стоит проявлять лишнюю скромность.
  
  Августа открыла дверь теплицы и позвала Невилла. Тот удивленно выглянул изнутри, а увидев Гарри, искренне улыбнулся.
  
  - Привет, Гарри!
  
  Следом за Невиллом из теплицы выглянул Рон Уизли. Гарри хмыкнул, теперь стало понятно, про какого второго говорила Августа.
  
  - Гарри, а ты что здесь делаешь?
  
  - В гости пришел, надоело гулять одному... - его речь прервало покашливание Августы.
  
  - Желаю приятного дня, молодые люди. Невилл, я отбываю в министерство - буду вечером. Будь гостеприимным хозяином!
  
  - Хорошо, бабушка!
  
  Она кивнула и, развернувшись, ушла в сторону камина.
  
  Невилл проводил свою бабушку взглядом, развернулся и, оглядев маленькую теплицу, констатировал: - Здесь для троих маловато места, вы все тут затопчете. Пойдем...
  
  Зайдя внутрь дома, Гарри остановился и начал удивленно таращиться... На самые обычные светильники.
  
  - Невилл, это что - электрические лампочки?
  
  - Ну да.
  
  - Но... Электричество же не работает с магией. Мне Гермиона рассказывала...
  
  - Наверное ты путаешь, Гарри. Электричество не работает в Хогвартсе... Может быть, и в некоторых других домах волшебников. Какие-нибудь защитные заклинания мешают электричеству, я не разбираюсь в этом. Но у нас дома - всегда были эти лампы, все прекрасно работает. Да и не только у нас, у Ханны дома тоже есть электричество.
  
  - Странно... - протянул Гарри, оглядываясь. - У меня в ч... э-э, в комнате постоянно лампочка перегорала. Каждую неделю. Я думал, это из-за магии...
  
  - Вряд ли! Если бы это было из-за магии, перегорали бы всякие приборы во всем доме, а не в конкретном месте. Но это лишь предположение, - уточнил Невилл, - у нас дома, кроме ламп, ничего электрического нет. Бабушка говорит, их еще прадед Арфанг установил в доме. Зачаровал так, что они теперь не перегорают.
  
  - У нас нет дома электричества... - хмыкнул Рон. - Хотя, если бы папа строил "Нору" в наше время, обязательно бы появилось. Он сейчас увлекается всем маггловским.
  
  Вскоре Невилл привел их в гостиную, где они и устроились.
  
  
  * * *
  После пары партий в шахматы Гарри с позором проиграл Невиллу и устроился на месте наблюдателя...
  
  - Слушай, Невилл. А можно взять твою палочку? - Гарри вопросительно посмотрел на друга.
  
  - Зачем? - удивился тот.
  
  - В "Косом переулке" я видел Олливандера... И вспомнил, что он говорил, когда я покупал себе палочку, мол, никогда не достигнешь хороших результатов с чужой палочкой. Вот и хочу сравнить.
  
  - Чушь это все... - высказал свое мнение Рон. - У меня старая палочка Чарли, но она работает довольно неплохо. Правда, она иногда искрит... и волосы единорога лезут наружу... но заклинания работают нормально. Я пробовал колдовать палочками близнецов, никакой разницы не заметил.
  
  Невилл пожал плечами, встал и вышел из комнаты.
  
  - Мог бы и мою попробовать, - проворчал Рон, - мы с ним еще не доиграли партию.
  
  - О, извини, - смутился Гарри, - я как-то об этом не подумал. Значит, ты тоже взял палочку с собой?
  
  - Конечно. Несмотря на то, что мама запрещает нам таскаться с палочками, папа, наоборот, постоянно твердит, что мы не должны оставлять палочки где попало. Палочка всегда должна быть под рукой!
  
  Вскоре Невилл вернулся и без слов протянул палочку Гарри. Тот повертел палочку в руках. По ощущениям, ничего общего с палочкой из остролиста. Обычная лакированная деревяшка...
  
  - Люмос, - над палочкой вспыхнул неяркий светлячок. Без палочки получалось не хуже... Он взял в левую руку свою палочку и использовал заклинание. Светлячок был побольше и заметно ярче...
  
  - Да, своей палочкой попроще колдуется, - десять минут спустя признал Гарри и вернул палочку обратно. - Не хочешь моей попробовать?
  
  - Давай, - со вздохом согласился Невилл, - все равно мне не выиграть у этого прохвоста. Он как будто насквозь меня видит, ни одного лишнего хода не сделал. Сдаюсь.
  
  Рон подбоченился и усмехнулся. К таким комментариям ему было не привыкать. Гарри и сам его склонял по-разному, пока не понял, что у него нет шансов против гриффиндорского чемпиона. Тяжела слава победителя!
  
  Невилл принял протянутую палочку, но через секунду с вскриком выронил и начал трясти рукой...
  
  - Ты чего?.. - удивился Рон, поднимая упавшую палочку.
  
  - Она жжется, - пораженно сказал Невилл, - как будто горящую ветку в руки взял...
  
  Рон повертел в руках палочку; шла секунда за секундой, но ничего не происходило. Пожав плечами, он направил палочку из остролиста на яблоко и произнес заклинание, отрастив яблоку пару неустойчивых ножек, а потом заставил его бегать по столу взад и вперед.
  
  - Палочка как палочка, не хуже моей! - констатировал он и передал ее обратно владельцу.
  
  - Ну ты силен... - восхищенно-завистливо протянул Гарри, забирая палочку. Сам он на такую трансфигурацию был не способен, это было что-то за гранью того, что они изучали в школе в прошлом учебном году. А самостоятельно он дальше школьных уроков не продвигался.
  
  - Да так... - деланно-небрежно сказал Рон. - Папа научил. Он очень обрадовался, что я заинтересовался трансфигурацией. Слушай, Невилл... дай я и твоей палочкой попробую поколдовать, мне стало любопытно...
  
  - А ты мне свою, обмен!
  
  - Согласен!
  
  Парни обменялись палочками. Невилл брал палочку с опаской, ожидая подвоха. Но ничего особенного не произошло. Успокоившись, он с интересом ее ощупал и сделал несколько пробных взмахов. Палочка в его руках заискрила, и он замер истуканом, боясь шелохнуться.
  
  - Все нормально, - успокоил его Рон, - с ней такое бывает.
  
  Невилл с сомнением посмотрел на палочку, но все же выполнил пробное заклинание.
  
  - Спанджифай! - он указал на чайную ложку. Из палочки вырывался целый сноп разноцветных искр. Взяв в руки ложку, он без труда завязал ее в узел, а потом, используя "Финиту" и "Репаро", вернул все, как было.
  
  - Она продолжает искрить... - недоумевающе заметил Невилл. - Как будто... - палочка в его руках заискрила особенно сильно и вспыхнула ярким пламенем. Он повторно вскрикнул и выронил вторую палочку за этот день.
  
  - Моя палочка, - трагическим голосом прошептал Рон, присев рядом с обугленной деревяшкой. - Мама меня точно убьет!
  
  - Я-а... я не специально... - пролепетал ошеломленный Невилл. - Я вообще ничего не делал!
  
  - Может, попробовать ее починить с помощью "Репаро"? - предложил Гарри. Недолго думая, он подошел к Рону и использовал заклинание. Никаких изменений, палочка так и осталась почерневшей...
  
  - Не работает, - мрачно заметил Рон.
  
  - Раз я сломал, я куплю тебе новую палочку, - решительно обратился к Рону Невилл. - И не спорь... - повысил он голос на покрасневшего друга. - У меня есть немного денег, я понемногу откладывал, когда мне бабушка давала на сладости. Надо это сделать сейчас, пока ее нет дома. Потом она вряд ли разрешит мне выбраться в "Косой переулок". Сейчас вернусь... - с этими словами он выбежал из комнаты.
  
  - Эксперимент зашел куда-то не туда!
  
  - Дороговат эксперимент, - мрачновато усмехнулся Рон. - Я так и не заметил разницы в колдовстве. Любой палочкой у меня получается одинаково магичить.
  
  Вскоре вернулся взъерошенный Невилл и, поторапливая их, повел к камину. Щепотка порошка, зеленая круговерть, рев огня, и они уже в "Дырявом котле". Гарри едва успел кивнуть Тому, как Невилл вытащил их на задний двор.
  
  - О Мерлин! Я палочку забыл... - расстроился он.
  
  Гарри вздохнул и, вытащив палочку, отстучал нужную комбинацию. Иногда Невилл такой рассеянный...
  
  В магазине, на взгляд Гарри, за год ничего не изменилось. Небольшое помещение без мебели и с плохим освещением, пыльные коробки на полках и увядающий звон колокольчика. Дверь в противоположном конце комнаты открылась, и мистер Олливандер вышел к новым покупателям. Он выглядел достаточно бодро, несмотря на солидный возраст. Улыбнувшись, он их поприветствовал.
  
  - Добро пожаловать, молодые люди! Мистер Поттер, мистер Уизли и мистер Лонгботтом. Я нигде не ошибся?
  
  - Да, здравствуйте, мистер Олливандер. Мы пришли купить палочку...
  
  - Конечно же, вы пришли за палочкой... - кивнул тот. - Хотя, признаться, я ждал вас в прошлом году... Мистер Уизли, шаг вперед, пожалуйста, - мистер Олливандер обошел вокруг Рона, а потом вытащил из кармана линейку и стал измерять руки, попутно расспрашивая его о прошлой палочке и подробностях ее использования.
  
  Вскоре Олливандер закончил свои измерения и тут же убежал к себе в подсобку, чтобы минуту спустя вернуться, левитируя большую стопку коробочек.
  
  Вскрыв первую коробку, мастер с сомнением осмотрел палочку и со вздохом предложил ее Рону.
  
  - Эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, попробуйте ее...
  
  Рон не смутился и тут же выполнил Люмос, который вышел безупречно. Олливандер сморщился, как грецкий орех.
  
  - Нет-нет-нет, это никуда не годится. Вам нужно взять палочку и взмахнуть ею, а не использовать заклинания. Попробуйте еще раз, давайте...
  
  - Хорошо! - пожал плечами Рон и взмахнул палочкой, делая стандартный полукруг. Из палочки вырвался сильный сноп зеленых и оранжевых искр, заливая полутемную комнату призрачным светом.
  
  Олливандер стоял с открытым ртом и смотрел на Рона с таким видом, как будто Рождество внезапно отменили.
  
  - Но... подождите, не может быть, - он выхватил палочку у Рона и тут же предложил ему другую. - Не стойте, пробуйте...
  
  И Рон попробовал... Одну, другую, десятую. На третьем десятке палочек и пятой, которая выдала сноп искр, Олливандер сдался.
  
  - Удивительно, мистер Уизли. - промолвил он. - Вам подходят большинство палочек, а некая часть - вообще как будто под вас делали. Большая редкость, скажу я вам. Выбирайте любую из этих пяти палочек, каждая из них будет служить вам верой и правдой...
  
  Рон не стал миндальничать, а тут же стал перебирать палочки, используя немногочисленные заклинания из раздела трансфигурации. Минуту спустя он выпрямился и показал продавцу свой выбор.
  
  - Да-да, не удивительно... Эбеновое дерево и сердечная жила молодого дракона. Десять с половиной дюймов. Достаточно гибкая, хорошо подходящая для превращений и заклинаний. У вашего старшего брата, Билла, был похожий выбор. Ну что же, поздравляю вас, мистер Уизли. С вас семь галлеонов...
  
  Вперед тут же вышел Невилл, и Олливандер обрадовался ему, как давно потерянному родственнику.
  
  - Ах, мистер Лонгботтом, про вас я и забыл. Вы какой рукой колдуете? Правой? Вытяните руку, вот так...
  
  Олливандер не слушая слабых возражений, затеял вокруг Невилла деятельный ураган. Обмерив того с ног до головы, умчался в подсобку и вернулся с новым ворохом коробок.
  
  Но с Невиллом так просто, как получилось с Роном, не вышло. Одну за другой Невилл пробовал волшебные палочки, но без видимого эффекта.
  
  Гарри вспомнил свое первое посещение этой лавки, тогда здесь происходило нечто похожее - но нашел он свою палочку заметно быстрее. Прошло не меньше часа, прежде чем помещение озарилось яркой, но короткой вспышкой, и Олливандер радостно захлопал в ладоши.
  
  - Отлично, просто отлично! Бук и волосы единорога, девять дюймов. Обладателей буковых палочек считают мудрыми людьми... Даже таких молодых, как вы, - Олливандер усмехнулся и добавил: - А еще буковая палочка способна к такой искусности и мастерству, какое редко увидишь у палочек из другого дерева. Репутация, мда.
  
  - Но я совсем не мудрый...
  
  - Вот и посмотрим, кто прав: ваши сомнения или ваша палочка. Она вас выбрала, а это о многом говорит понимающим волшебникам. С вас четырнадцать галлеонов, молодые люди.
  
  Невилл без возражений расплатился, и друзья попрощались с мастером. Тот вежливо поклонился и проводил их к выходу. На улице друзья удивленно переглянулись и без единого слова направились в "Дырявый котел".
  
  
  
  Глава 24
  
  
  Устроившись в гостиной, Невилл с некоторым сомнением рассматривал палочку, что продал ему мистер Олливандер.
  
  - Разве ты собирался покупать себе палочку, Невилл? - с интересом спросил Рон.
  
  - Нет... нет, не собирался. Я подошел к мистеру Олливандеру, чтобы оплатить покупку... Видимо, он подумал - что я тоже пришел за палочкой.
  
  Невилл сделал пару пробных взмахов и выполнил несколько заклинаний.
  
  - Нужно будет палочку опробовать завтра в теплице. Пока что я не чувствую разницы... хотя держать эту приятнее, да. Она как часть меня, даже выпускать из рук не хочется.
  
  Гарри кивнул, у него были похожие чувства к своей палочке.
  
  - Интересно, как я объясню это бабушке? Она сразу поймет, что я выбирался в "Косой переулок". Ладно, разберемся... Кстати, - встрепенулся Невилл. - приглашаю вас на празднование моего дня рождения. Сьюзен и Ханна уже согласились.
  
  - Согласен, - недолго думая, согласился Гарри. Рон тоже кивнул. - Когда у тебя день рождения?
  
  - Тридцатого июля, в четверг.
  
  - Ух ты! - восхитился Гарри. - У меня день рождения в пятницу, мы практически в один день родились. Можно будет отпраздновать сразу оба... хоть я и не планировал праздновать.
  
  - Решено, - решительно сказал Невилл. - будет двойной праздник. Хотя не ожидайте чего-то особенного, обычно бабушка просто делает что-нибудь вкусненькое, родственники дарят подарки и все такое прочее... Обычный день рождения.
  
  - Ладно, парни, - засобирался Рон. - Я пошел домой. Скоро отец вернется, он обещал мне показать еще пару трюков с трансфигурацией. Не хочу пропустить такое событие, обычно он всегда занят... Гарри, ты не стесняйся - заходи ко мне тоже. Адрес ты знаешь...
  
  - Мы проводим, - вскочил Невилл. - Я как раз покажу Гарри нашу территорию.
  
  На улице Рон попрощался и направился к домику с камином, а Невилл повел Гарри в другую сторону.
  
  - Вон там, - махнул Невилл рукой на юг, - приблизительно в двадцати милях от дома находится город Лидс. Вокруг разные деревеньки и небольшие городки, даже курорт есть. Наш дом как раз недалеко от курорта, в парковой зоне, подальше от маггловских дорог. Тут есть рядом озеро, и на несколько миль никого вокруг. Наша территория - это где-то четверть мили от дома в каждую сторону. Все укрыто антимаггловскими чарами, хотя это и не всегда помогает. Иногда забредают сюда всякие любители природы... но колдовать тут можешь свободно, Надзор ничего не заметит.
  
  - Да, я знаю уже. Мне объяснили, как работает Надзор и что в домах волшебников можно свободно колдовать.
  
  - Дело не в Надзоре, - не согласился Невилл. - Предки зачаровали нашу территорию так, что отсюда никакая энергия не уходит. В министерстве вообще не знают, колдуем мы тут или нет.
  
  - Ого, классно.
  
  Невилл остановился и принялся с любопытством осматривать росток дерева. Задумчиво оглянувшись, он вытащил палочку и незнакомым заклинанием принялся осторожно выкапывать росток, снимая почву по сантиметру и откладывая ее в сторону.
  
  - Зачем?
  
  - Я люблю облагораживать нашу территорию, а этот росток не на своем месте. До Хогвартса я выкапывал растения вручную, но профессор Спраут подсказала мне несколько хороших заклинаний. Закидай землю обратно, пока я найду подходящее место, хорошо?
  
  Гарри кивнул, усмехаясь. Чтобы закидать небольшую дырку в земле, понадобилось всего несколько секунд. Он так и не отпускал структуру Левиосы все это время, с конца учебного года. Даже несмотря на то, что мог колдовать в "Косом переулке".
  
  Невилл же в это время выбрал место, нацелил палочку на растение и буквально рявкнул:
  
  - Орбис, - из палочки вырвался голубой луч и попал в растение, от чего оно засветилось. Невилл не стал терять времени и тут же погрузил корневую часть растения под землю. Гарри только рот раскрыл.
  
  - Это... как?
  
  - Как я понял, заклинание делает зачарованный предмет на какие-то мгновения не совсем материальным. Призрачным... За счет чего можно проделывать вот такие фокусы. А когда эффект спадает, то зачарованный предмет раздвигает окружающую материю в стороны... или нет. Там много исключений, но с землей такой фокус проделывать можно.
  
  Гарри лишь удивленно покачал головой. Чего только волшебники не придумали, чтобы сделать жизнь удобнее.
  
  - Я мог бы выкопать яму, если нужно.
  
  - Левиосой, что ли? - Невилл поднял одну бровь - Покажи!
  
  Гарри сосредоточился и растянул немного заклинание, погрузив его под землю на полметра. Ощущения были довольно странными. Обычно он пытался левитировать цельные объекты. Перья, стулья и прочие безделушки. Там все было просто, вот объект - захвати его заклинанием и двигай куда хочешь. Сейчас же ничего цельного не было и в помине, приходилось контролировать, какой объем земли брать. Нечто похожее было с водой у озера, но там все было не так ярко.
  
  Гарри медленно потянул землю вверх... и нахмурился. Ничего не произошло... что-то ему мешало, он это чувствовал. Нужно было приложить больше усилий, да. Сконцентрировавшись, он усилил нажим, пытаясь поднять захваченный кусок земли. Сильнее, еще сильнее...
  
  Раздался глухой треск и целый пласт почвы поднялся на десяток метров вверх, осыпав ребят комьями земли...
  
  - Черт возьми, Гарри, ты варвар какой-то, - ошеломленно присвистнул Невилл, разглядывая содеянное.
  
  - Э-э-э... - проблеял Гарри. - Нужно было сначала как-нибудь вырезать этот кусок из почвы, а потом уже поднимать. Наверное...
  
  - Ну да, - согласился Невилл. - Возвращаем все, как было, опускай давай.
  
  Опустив захваченную землю, Гарри невесело хмыкнул. Вместо планируемого куска земли в полметра тут получился огромный шмат земли, раз в пять больше нужного. Да и лежал он как-то странно, возвышаясь над уровнем земли сантиметров на десять.
  
  - Не, так не пойдет... подними на метр.
  
  После того, как Гарри выполнил требуемое, Невилл принялся заклинанием рыхлить летающую землю, отщипывая понемногу - то тут, то там. Не прошло и пяти минут, как от висящего куска земли ничего не осталось.
  
  - Теперь, надо бы тут все утрамбовать, а то все равно какая-то горка получается. Попробуешь? Я подходящих заклинаний не знаю!
  
  Гарри с сомнением посмотрел на миниатюрный курган и, пожав плечами, задумался. Как можно утрамбовать землю? Захватить кусок земли и потянуть его вниз? Вряд ли, тут нужно действовать как-то по-другому. Хотя... можно же попробовать не тянуть, а ужимать саму структуру, когда уже захватил объем материи.
  
  Погрузив структуру чуть ниже уровня земли, он захватил выделенный кусок и помянув Мерлина, принялся уменьшать структуру заклинания.
  
  - Стоп-стоп, хватит!
  
  Невилл принялся просто руками раскидывать землю, где ее не хватало. Оказывается, Гарри немного переборщил, и по краям земля утрамбовалась слишком сильно. Гарри тоже не стал стоять и присоединился.
  
  Спустя некоторое время Невилл поднялся, оглядел ровный участок почвы, отряхнулся и подытожил:
  
  - Из тебя получится неплохой огородник... после небольшой практики.
  
  - У меня был кое-какой опыт, - признался Гарри.
  
  - Пошли, покажу тебе озеро.
  
  Гарри заметил, что здесь, у себя дома, Невилл стал заметно увереннее. Пока они гуляли, последний постоянно что-то рассказывал о окружающем мире, казалось - он знал здесь каждую кочку, каждое растение.
  
  - С этого дерева я свалился, когда мне было шесть, полез наверх - хотел обозреть округу. Самое высокое дерево у нас.
  
  Невилл замолчал и развернулся, Гарри быстро понял, почему. В воздухе был слышен тихий звон.
  
  - Сигнальные чары. Наверное, бабушка вернулась. Темпус. Да, уже скоро ужин. Пора возвращаться. Пойдем.
  
  Гарри согласно кивнул, и друзья неспешно отправились обратно.
  
  
  
  Глава 25
  
  
  Утром следующего дня Гарри написал письмо директору Дамблдору, где попросил отправить ему ключ от сейфа в "Гринготтсе". И вот уже третий час маялся бездельем, листая книгу по ЗОТИ, читая разделы про магических существ. В первом году обучения профессор Квиррелл обучал их заклинаниям, но ничего не рассказывал о магических существах.
  
  "Красные колпаки - они же кровавые колпаки, красные гребни, красные шапки или красношапы, в разных странах их называют по-разному, существа с третьего класса опасности - это свирепые карлики, которые живут в норах в местах бывших сражений, где когда-то была пролита человеческая кровь. Хотя их нетрудно отогнать при помощи чар и заклинаний, красные колпаки очень опасны для одиночных магглов, на которых колпаки нападают по ночам и могут забить насмерть дубинками. Обитают преимущественно в..."
  
  Гарри с некоторым сомнением посмотрел на картинку, где был изображен карлик. Существо, которое внешне смахивало на сутулого гоблина в красной каске, - такие каски показывали в фильмах про войну, и с костью в одной из когтистых лап. На непритязательный взгляд Гарри, красный колпак мало отличался от гоблина... Может быть, это и были гоблины? Только не мирные, как в "Гринготтсе", а более... агрессивные? Или художник так изобразил, не зная, как выглядит в реальности это существо?
  
  
  
  Внезапно над его головой раздался какой-то шум, и что-то вспыхнуло, обдав волной жара, а в следующее мгновение перед ошеломленным Гарри уже сидела великолепная алая птица с длинным золотым хвостом, золотыми когтями и клювом. Птица наклонила голову вправо и, мелодично курлыкнув, вытянула правую лапу, к которой был привязан небольшой сверток.
  
  Гарри замер, не зная, как реагировать. Это что, почтовая птица? Он таких не видел, хотя не раз заходил в различные лавки, где продавали самых разных животных. Решившись, он все же вытянул руки и осторожно отвязал сверток. Птица посмотрела на него своими черными глазами и перелетела на насест Хедвиг, где принялась угощаться. Гарри усмехнулся при виде этого зрелища. Внутри свертка была записка и небольшая коробка с серебряным орнаментом. Решив узнать, в первую очередь, кто ему пишет, Гарри развернул записку.
  
  "Здравствуйте, мистер Поттер.
  
  Предполагая, что у вас возникли вопросы, сразу на них отвечу.
  
  Птица, что принесла вам сверток, называется "феникс", его зовут Фоукс. Фениксы - удивительные существа, которые обладают различными магическими способностями и сами по себе довольно кроткие, если не угрожать им или их друзьям. Поэтому не стоит его опасаться. Я выслал ключ вместе с Фоуксом, потому что отправлять его обычной совой - небезопасно, сову могут перехватить. Феникс же - существо уникальное.
  
  В шкатулке находится ключ от вашей ячейки. Я позволил себе небольшую вольность и заколдовал цепочку к этому ключу, если вы потеряете его - я смогу его найти. Цепочка зачарована чарами невидимости и неснимаемости. Тот, кто первый возьмет цепочку в руки, сможет увидеть ее или снять с вас. Надеюсь, это будете вы сами.
  
  Хороших каникул!
  
  Альбус Дамблдор".
  
  Отложив письмо, Гарри удивленно уставился на... феникса? Он слышал о этих удивительных птицах, но никогда не думал, что увидит столь редкое существо. И тем более, не ожидал - что феникс служил директору банальной почтовой птицей. Хотя, если вспомнить записку, то скорее - это друг директора.
  
  - Значит, тебя зовут Фоукс, да?
  
  Зашуршали крылья, и феникс перелетел с насеста прямо на колени Гарри.
  
  - Привет, Фоукс, - тихо прошептал Гарри и погладил пышные, ало-золотые перья феникса. Фоукс моргнул и спокойно на него посмотрел. Феникс даже на ощупь был гораздо горячее, чем Хедвиг. Это было странно... но и приятно в тоже время. Пару минут спустя феникс спорхнул на пол и принялся вышагивать по комнате, заглядывая во все щели. В этот момент Фоукс был похож на кошку, а не на птицу. Не найдя ничего интересного, он посмотрел Гарри в глаза и, издав переливчатую трель, исчез в вспышке пламени.
  
  - Чудеса... - пробормотал Гарри и вытащил из свертка шкатулку. Что-то она ему напоминала... Кажется, нечто похожее они создавали пару месяцев назад, на трансфигурации. Только гораздо более простое, чем предмет перед ним. Хмыкнув, он открыл шкатулку и, заглянув внутрь, улыбнулся. Там лежал золотой ключик на серебряной цепочке. Когда Гарри взял цепочку в руки, та засветилась на мгновение. Пожав плечами, он надел цепочку на шею, заправил под футболку и, взяв небольшой рюкзак, решительно направился на улицу.
  
  
  * * *
  В "Гринготтсе" никаких проблем не возникло, кассир-гоблин, осмотрев ключ, кивнул Гарри и, подозвав еще одного гоблина, передал последнему ключ и отправил их обоих к одной из дверей. Провожатый, казалось, вовсе не интересовался клиентом или их пунктом назначения. Гарри вообще не слышал, чтобы кассир что-то говорил провожатому.
  
  Пройдя каменный коридор, гоблин открыл дверь тележки и приглашающе махнул рукой. Гарри уселся на жесткое сиденье и сразу уцепился за поручни, уже ученый. Гоблин лишь ухмыльнулся и, усевшись напротив, дотронулся ключом до специальной выемки и... и они поехали.
  
  Разглядывая петляющие коридоры, Гарри размышлял: сможет ли он подхватить себя Левиосой, если вдруг случайно вывалится на каком-нибудь резком повороте? По идее, ничего сложного в этом нет. Структуру Левиосы, когда он ее не использовал, всегда держал на своей одежде. Ему и нужно будет всего-то подхватить себя и удержать в воздухе. Ну, чисто теоретически...
  
  
  
  Прошло не меньше пяти минут, прежде чем они остановились перед маленькой дверью в стене. Гоблин неспешно выбрался из тележки и, дотронувшись ключом до двери, невозмутимо отпер ее, выпуская изнутри облако темного дыма. А потом, повернувшись, протянул ключ Гарри.
  
  - Забирайте ключ, я буду ждать вас здесь.
  
  Гарри благодарно кивнул и, войдя внутрь, принялся набивать рюкзак золотом. Закончив, он оглядел кучи золотых монет и задумался. Интересно, а сколько тут золота, в его ячейке? Как бы это узнать?
  
  - Извините, а можно как-нибудь узнать, сколько у меня золота в сейфе? - спросил Гарри, подходя к гоблину.
  
  - Свиток должен быть справа от входа, - проскрипел гоблин.
  
  Гарри вернулся и действительно нашел справа раскрытый свиток, который висел на стене. Ранее он принял его за декорацию, но явно ошибся. Удивительно, но разобраться в происходящем труда не составило. Снизу писался остаток, а выше - операции вместе с датой. Последняя операция была датирована вторым января 1992 года, и Гарри быстро вспомнил, что это как раз тогда, когда ему лечили зрение. До нее тоже была расходная операция, летом прошлого года. Далее была приходная операция, кто-то в 1985 году положил в сейф более пятисот галлеонов.
  
  По идее, этот кто-то мог быть только Дамблдором, верно? Или нет?
  
  Еще одна запись - от четвертого декабря 1981 года, когда в сейф положили более четырех тысяч галлеонов. Это довольно серьезная сумма... Гарри мельком просмотрел остальные записи, но они не представляли особого интереса, эти операции проводились еще его родителями. Ну а сейчас у него оставалось чуть более шестнадцати тысяч галлеонов.
  
  У Гарри даже голова на секунду закружилась, это же какие деньжищи!
  
  Но пока что он не собирался брать больше требуемого. Хотя, признаться, руки так и чесались купить себе что-нибудь... ту же метлу, например. Он видел красивый "Чистомет" в магазине "Все для Квиддича", и тот ему очень понравился... и стоил довольно умеренно.
  
  Подавив несвоевременные желания, Гарри вышел из сейфа и, кивнув гоблину, залез в тележку. Они не поехали назад, как того ожидал Гарри, а наоборот - направились еще глубже, где и повернули в обратный путь. Гоблин проводил его до общего зала, и, не прощаясь, ушел по своим делам.
  
  
  
  На улице Гарри остановился и замер, раздумывая: куда же ему отправиться? Нужно было купить подарок Невиллу, но что покупать? Коробку конфет? Золотой котел?
  
  Ухмыльнувшись, Гарри отправился в кафе Фортескью, пока не придумает, что покупать - нет смысла тут стоять! Проходя мимо магазина "Все для Квиддича" он увидел новенький "Нимбус-2001" и прикипел к нему взглядом, за что тут же поплатился, влетев в волшебника на полному ходу.
  
  - Вам нужно смотреть, куда вы идете, мистер Поттер! - раздался знакомый голос.
  
  Гарри ошеломленно моргнул, разглядывая... незнакомца? Перед ним был бледный молодой человек, с каштановыми волосами и веселой усмешкой. Если добавить ему фиолетовый тюрбан, то выйдет вылитый...
  
  - Профессор Квиррелл? Добрый день, - Гарри моргнул. А ведь верно, прошлым летом, когда он пришел сюда с Хагридом, Квиррелл тоже не носил свой тюрбан. Но за год Гарри ни разу не видел его без тюрбана, поэтому неудивительно, что он не узнал своего преподавателя. К тому же еще месяц назад профессор выглядел больным, а сейчас... здоровым. Или, скорее, выздоравливающим. - Извините, я засмотрелся...
  
  - Заметно, - Квиррелл бросил взгляд на витрину и усмехнулся. - но это не повод мчаться сломя голову сквозь толпу, да еще и отвернувшись...
  
  Гарри потупился, смутившись.
  
  - А вы, э-э, больше не заикаетесь? - Гарри ругнулся про себя, смутившись еще больше.
  
  Но профессор не обиделся, его, казалось, позабавил этот вопрос.
  
  - Магическая медицина может лечить не только зрение, мистер Поттер. Если говорить начистоту, то для магии практически нет преград. Так что, вылечить заикание - это не является каким-то серьезным достижением, - он помолчал, а потом добавил: - Приятно было встретить вас, мистер...
  
  - Постойте, профессор. - невежливо прервал Квиррелла Гарри. - А какой учебник ЗОТИ будет у нас в следующем году?
  
  - Тот же, что и в прошлом, - не раздумывая, ответил Квиррелл. - На втором курсе мы будем изучать магических существ... и новые заклинания, разумеется. Но для них новый учебник не понадобится, библиотека обеспечит вас нужными сведениями. У вас еще есть вопросы? Нет? До свидания, мистер Поттер.
  
  Квиррелл обогнул Гарри и неспешно пошел дальше по улице, не оглядываясь. Гарри почесал в затылке и, пожав плечами, отправился дальше. В конце-концов, что удивительного в профессоре, который гуляет по "Косому переулку"? Вот именно, ничего!
  
  Уже подходя к кафе, Гарри обратил внимание на лавку магических безделушек. Вроде именно тут Гермиона с родителями покупала всякую всячину. Купить кобуру в подарок? Собственно, почему бы и нет?! Новая палочка - новая кобура. Решено! А потом... потом его ждет сладкий мир лучшего мороженого и несколько дней безделья.
  
  
  
  Глава 26
  
  
  Планируемое безделье проходило очень хорошо и немного скучно. Только в среду, перед самым днем рождения Невилла, произошло нечто интересное. Гарри как обычно, завернул в кафе Флориана Фортескью - полакомиться мороженым. Садясь на свой любимый столик у окна, он не обратил никакого внимания на старика, что сидел чуть в стороне.
  
  - Ах, мистер Поттер, вы опять здесь! Вижу, вы тоже пристрастились к этому лакомству.
  
  Гарри удивленно обернулся и встретился с хитрым взглядом... мистера Олливандера?
  
  - Э-э-э... Здравствуйте? - Гарри мог поклясться, что серебристые глаза старика слегка светились. - Как вы меня узнали, да еще и со спины?
  
  - Шрам, вас выдает ваш шрам.
  
  - В смысле? - Гарри дотронулся до места, где раньше был зигзагообразный шрам. - Я же...
  
  - Да-да, вы убрали физическое проявление. Но он все еще там, в ауре его хорошо видно.
  
  Гарри с нескрываемым интересом посмотрел на старого мастера. Он несколько раз слышал о таком навыке, профессор МакГонагалл и профессор Флитвик мельком о нем упоминали.
  
  - Так вы можете видеть ауру? А меня можете научить?
  
  - Не так быстро, мистер Поттер. Это... скажем так, это не самое простое умение. Не все чародеи способны этому научиться. Или, скорее: не всем хватает упорства, чтобы этому обучиться. Один волшебник может обучиться этому за неделю, а другой - тренируясь несколько лет, медитируя - так и остается слепым.
  
  - Оу, тут и медитации замешаны? Скажите, мистер Олливандер, а вы знаете, как можно научиться чувствовать свою магию? Чтобы вовремя остановиться и не получить магическое истощение. Профессор Флитвик говорит, что для этого нужно медитировать.
  
  - Медитации, да. На самом деле, это довольно простой навык. Хм.
  
  Олливандер задумался, хмыкнул и начал рассказывать.
  
  - Итак, юный ученик. Что нужно, чтобы почувствовать магию внутри себя? Это риторический вопрос! Теория такова: в человеческом теле хранится некоторый объем магической энергии, обычно его называют резервом. Чтобы почувствовать размер своего резерва, вам нужно сначала его опустошить. Я не имею в виду - получить магическое истощение, просто - выпустить часть своей магии, чтобы почувствовать разницу. А после этого - восстановить энергию с помощью медитации. Конечно, можно обойтись и без медитации... но это очень долгий путь. Медитации обостряют ваши чувства. Обычно маги получают этот навык неосознанно, в процессе освоения восстанавливающих медитаций. Но вы, как я понял, ищите именно возможность почувствовать магию, а не восстанавливать энергию. В любом случае, они оба взаимосвязаны, так что - вам от этого не убежать. К тому же это очень полезно!
  
  - И как долго нужно практиковаться? - хмуро поинтересовался Гарри. Про себя же подумал и решил, что будет полезно все это дословно записать в дневник. Пригодится!
  
  - По-разному, - пожал плечами Олливандер. - я начал чувствовать магию еще в первый месяц практики, когда только начал осваивать медитации. Некоторые чувствуют магическую энергию с самого рождения. А вам, молодой человек, спешить не стоит. Насколько я знаю, в Хогвартсе эти навыки вообще без надобности... к тому же, мана в Хогвартсе и так восстанавливается в несколько раз быстрее, чем вне его.
  
  - Мана? Что это?
  
  - Магическая энергия. Ее называли везде по-своему, но чаще всего - мана, это название пришло из Полинезии и распространилось на многие земли. Маги есть по всему миру, соответственно - о мане знали самые разные народы, и изначально каждый называл ее по-своему. Например, индусы называли ману - майя, китайцы - ци, а японцы - ки. О мане знали индейцы: алгонкины называли ее маниту, дакота - вакан, ирокезы - оренда. Знали африканцы: зулусы называли ее умойя, северные конголезцы - элима, пигмеи - мегбе, западные суданцы - ньяма, угандийцы - жок. Знали жители Океании: австралийцы называли ее вангарр, папуасы - оним, я не буду все перечислять, там еще с полсотни названий - но они очень редко встречаются. Запомните те названия, что я перечислил, если они тебе встретятся в текстах, знайте - это говорится о магической энергии. В моей молодости таких текстов в Хогвартсе было множество.
  
  - Вы постоянно говорите о своем возрасте, - заметил Гарри. - Сколько вам лет, если не секрет?
  
  - Складно говорите, юноша, - Олливандер хмыкнул и подозвав официанта, заказал еще мороженого. - Мне почти три сотни лет. Это не рекорд, - заверил он Гарри, который вылупил глаза на старого мастера. - Маги живут чуть дольше, чем магглы - да. Но и тут достаточно много исключений, в каждой профессии есть свои хитрости. Например, зельевары и алхимики придумывают различные способы и уловки, чтобы продлить или вернуть свою и чужую молодость. В их профессиях очень много различий, но они и во многом схожи. Вы слышали что-нибудь про зелье молодости, эликсир жизни или про философский камень?
  
  Гарри отрицательно покачал головой.
  
  - Это одни из самых известных успешных попыток, что известны в наше время. Зелье молодости было создано гениальным зельеваром еще четыре века назад, он сварил его для своей жены, которую поразили проклятием быстрого старения. Это был эксперимент, и в котле оказалось ровно семь порций. Каждая возвращала выпившего зелье к подростковому возрасту. На пару лет старше, чем вы сейчас. Самое забавное в этой истории, что зельевар так и не смог повторить это зелье... Впрочем, если верить слухам, он создал другое и до сих пор жив, вместе со своей женой. Впрочем, это самое известное зелье... Без раздумий поставлю пять галлеонов, что существует множество других зелий, не столь известных. Что же касается эликсира жизни и философского камня, то они крепко взаимосвязаны между собой. Оба эти вещества изобрел алхимик Николас Фламель в четырнадцатом веке. Эликсир жизни - это некая алхимическая субстанция, которая лечит самые страшные физические раны и останавливает старение. Да-да, останавливает. Но, эликсир не способен вернуть выпившему молодость, это явный недостаток.
  
  Гарри фыркнул на это замечание, с удовольствием лакомясь шоколадным мороженым. Этим летом он стал знатным сладкоежкой, и мороженое заняло почетное первое место в его списке.
  
  - Да, согласен, - кивнул Олливандер. - многие не считали это недостатком и часто пытались завладеть эликсиром или философским камнем. Без всякого успеха, надо сказать!
  
  - А что это такое, философский камень?
  
  - Философский камень, - Олливандер задумчиво пожевал губами и уставился в пространство. - собственно, никто не знает, что это такое. Если верить мастеру Фламелю, то это некая субстанция, которая внешне напоминает камень. Красного цвета.
  
  Немного вздрогнув, Гарри как наяву увидел, как он вытаскивает из кармана небольшой камень красного цвета. Встряхнув головой, он вернулся к речи Олливандера.
  
  - ...народная молва приписывает ему самые разные свойства. Впрочем, сам Фламель сообщил, что философский камень - это основа основ алхимии. Элемент, который позволяет изменять другие элементы в самых широких пределах без особых усилий. Самое известное, конечно, превращение любого предмета в золото.
  
  - Золото?.. - Гарри едва не подавился. - Что? Можно что-то превращать в золото, в настоящее золото?
  
  Олливандер рассмеялся, смотря на взволнованного подростка.
  
  - Да, можно. Впрочем, алхимическое золото отличается от того, что добывается из земных недр, и ценится не так уж и сильно. Но стоит заметить: гоблины его ценят. Наши галлеоны сделаны именно из алхимического золота. В общем, философский камень - это особый элемент, который может получить только очень сильный маг, одаренный в алхимии. На него охотились веками, но никто не смог похвастаться, что смог его украсть. Кстати, если верить слухам - философский камень сейчас хранится в Хогвартсе... и еще десятке других мест.
  
  - Как это? - оторопело поинтересовался Гарри. - Как можно что-то столь ценное хранить в школе? Или это просто шутка?
  
  - А никто не знает, шутка это или нет. За шесть веков таких "шуток" было много, но как видите - никто его еще не украл. С каждым годом слухов становится только больше, искатели сокровищ проверяют каждый такой слух. Но попасть в Хогвартс не так уж и просто...
  
  - Подождите, так получается: мистер Фламель еще жив? - удивился Гарри.
  
  - Да, конечно. Жив и еще всех нас переживет. Даже без своего драгоценного камня.
  
  - Ладно... хотя постойте. А как вы смогли прожить так долго?
  
  - О, здесь нет никакого секрета. В молодости я оказал услугу одному целителю, и мы стали хорошими друзьями. Он, как и я, до сих пор жив и меня поддерживает в хорошем состоянии. Я и сам немного у него учился, даже немного практиковал, но позже мне это наскучило и я вернулся к делу предков. Но эти навыки мне очень пригодились. Целители способны профессионально позаботиться о своем здоровье и способны жить очень долго. Не бесконечно, но достаточно долго. Хм. Мы отвлеклись, мистер Поттер.
  
  Гарри наморщил лоб, вспоминая, о чем они говорили, и улыбнулся.
  
  - Мана, мы говорили о мане и медитациях.
  
  - Да, медитации. Хм, ну так вот, медитация - это духовная практика, которая имеет целью ощутить, познать что-либо. Бога. Космос. Себя самого. Или просто землю под ногами. Ощутить полностью, всем своим существом. Полностью слить сознание с объектом. Понять. Почувствовать. Проникнуться. Самому стать искомым объектом. И если приложишь должное усердие - объект ответит тебе взаимностью.
  
  - Э-э-э... - Гарри по-совиному похлопал глазами и признался: - Я ничего не понял.
  
  - Ничего страшного, это лишь попытка объяснить. В узком смысле медитацией именуется одним из способов поглощения маны - особое успокоение и сосредоточенность, когда единение с объектом созерцания наполняет духовные линии магической энергией. Однако медитации широко используются и вне магии - например, в религиозных практиках. Для вас лишь важно знать, что...
  
  В воздухе зазвенел колокольчик, и мистер Олливандер сморщился.
  
  - Прощу прощения, мистер Поттер. Кажется, у меня появился новый клиент. Зайдите ко мне как-нибудь, я дам вам книгу о медитациях. А если вам будет что-то непонятно, я всегда могу помочь. - старичок встал, слегка поклонился и с хлопком исчез.
  
  Гарри покачал головой и подумав, заказал еще одну порцию мороженого. Кажется, оно ему никогда не надоест!
  
  
  * * *
  В четверг, после обеда, Гарри без страха вступил в зеленый огонь и, назвав пункт назначения, улетел сквозь пространство. Выйдя из камина и подавив тошноту, он вышел в открытую дверь и зажмурился от ярких солнечных лучей, что били прямо в глаза. У дома его встретила миссис Лонгботтом и, поздравив с днем рождения, отправила в гостиную. Все уже собрались, так что сразу приступили к раздаче подарков.
  
  Рон, нимало не смущаясь, вытащил из кармана деревянную лягушку и с усмешкой передал ее Невиллу. Когда тот взял ее в руки, та сразу ожила и тут же, вырвавшись из рук, упрыгала куда-то за диван. Растерянный вид именинника вызвал всеобщий хохот.
  
  - Папа ее так заколдовал, - вытирая слезы, прохрипел Рон. - я трансфигурировал, а папа закрепил трансформацию. А потом анимировал и заколдовал. Теперь у Тревора будет друг.
  
  - Ква-а-а! - раздалось из-за дивана, отчего все опять засмеялись, включая Невилла.
  
  Гарри от Рона досталась игрушечная модель метлы, которая даже могла летать. Почесав в затылке, он признался, что далеко на такой не улетит.
  
  Ханна, когда пришла ее очередь, смущаясь, вытащила из рюкзачка немаленькую гитару и с робкой улыбкой презентовала ее Невиллу.
  
  - Спасибо, - Невилл растерянно разглядывал подарок, не зная, что делать, - Но... я не умею играть. В жизни не держал в руках музыкальных инструментов.
  
  - Я немного умею играть на гитаре, могу тебя научить основам, - предложила Сьюзен. - К тому же, я слышала: есть пара гриффиндорцев со старших курсов, которые прекрасно играют.
  
  - Да, приятель, один из одногодок Перси, - прыснул Рон. - постоянно вечером бренчит что-то в общежитии, не давая остальным отдыхать.
  
  - Можно? - с этими словами, Сьюзен взяла гитару и принялась что-то наигрывать, не отвлекаясь на разговоры.
  
  Гарри тоже вытащил коробку с кобурой для палочки и с поздравлением передал ее Невиллу.
  
  Вскоре все немного успокоились, и Гарри обратил внимание на Сью.
  
  - Сью, а можешь спеть нам что-нибудь? - предложил он, усмехаясь. - У тебя хорошо получается играть.
  
  - Я? Нет, я не могу... у меня голоса нет, - та принялась активно отказываться от этой идеи. - Да и вообще...
  
  Но, кажется, остальным присутствующим идея понравилась. Ханна и Рон тут же принялись ее уговаривать, и пять минут спустя Сьюзен сдалась.
  
  - Ладно, Мерлин с вами. Но я за себя не отвечаю... - она помолчала секунду, а потом усмехнувшись, продекламировала: Сага о ленивом герое.(1)
  
  Посмотрев весело на Гарри, она начала наигрывать ритмичную мелодию.
  
  Смотреть мне противно на ваши заботы,
  
  Что не мыта посуда и в трубах засор.
  
  Все это нелепо, вы вспомните предков,
  
  Что прожили в мире, где мусор и смрад.
  
  Но исчезла надежда, он смахнул пыль с одежды.
  
  Хитер и красив, с прической крутой.
  
  Сияла смелость в его глазах,
  
  Отбросив былого прах.
  
  Живите и дальше, а мне уж пора.
  
  Да-да, давно уж пора!
  
  Рон, ухмыляясь, посмотрел на экстравагантную прическу, что была на голове у Гарри, и показал Сью большой палец. Гарри возмущенно засопел, пытаясь скрыть улыбку, что судя по ответным усмешкам, удавалось не очень... Сью тем временем продолжала.
  
  Как спето в легендах, герой милосердный,
  
  Спас юную деву от жуткой судьбы.
  
  Верхом на коне, с врагом на хвосте,
  
  Сокрыл свою даму в закатном огне.
  
  И от вечного сна, пробудилась она,
  
  А герою за вольность - влепила леща.
  
  В голове его раздался визг,
  
  Герой издал последний писк.
  
  Но у вас к тому интереса уже нет.
  
  Да-да, давно уже нет!
  
  - Знакомая история. - хихикнула Ханна и тоже посмотрела на Гарри.
  
  И знать бы хотели, что случилось на деле,
  
  В запятнанных свитках истории той.
  
  Никто не узнал, как шрам тот попал,
  
  На милую голову, в пути их лихом.
  
  Но из сердца гони тоску.
  
  Пока бьет пульс к виску,
  
  Девица не сгинет и будет жива.
  
  Он не ждал больших наград,
  
  И маленькой был бы рад,
  
  Хотя тут все спорно, продолжим рассказ.
  
  Да-да, продолжим рассказ!
  
  Сью не стала ждать новых комментариев и сразу продолжила:
  
  Ты дивишься сильно, что герой лишь фальшивка,
  
  Но страхи откинь же - таков был их план.
  
  Он спас всю планету, хоть ненавистней нету,
  
  Чему удивляться? Так сделал бы сам.
  
  И коли хочешь ты меня,
  
  Заставить драить все и вся.
  
  Мыть там посуду, иль мусор носить.
  
  Это докажет лишь одно,
  
  Что потерял ты нить давно,
  
  Не слушал меня, это - и есть сама суть.
  
  Герой здесь попросту крут!
  
  Она закончила мелодию и привстав, картинно поклонилась аплодирующим.
  
  - Шикарно! Это ты сама сочинила? - полюбопытствовал Гарри.
  
  - Частично, большая часть была в одной книжке... - Сьюзен порозовела и смутилась. - И давайте закончим эту тему, а то я сейчас воспламенюсь от смущения.
  
  Рон ухмылялся, как маньяк, явно зная что-то про книгу. Гарри сделал себе пометку, надеясь выяснить это позже, когда не будет лишних ушей.
  
  Вскоре все подарки были розданы, друзья вышли из дома и устремились на поляну, где уже накрывали стол. Гарри с удивлением увидел какое-то существо, которое крутилось вокруг стола, что-то делая.
  
  - Что?.. Кто это? - оторопело спросил Гарри, разглядывая это существо.
  
  - Это Ричер, бабушкин домовик.
  
  Вблизи стало хорошо заметно, что ростом домовик - чуть выше пояса Гарри. У него были довольно большие уши и немаленьких размеров нос, который заметно выделялся на небольшой мордочке. Домовик залез с ногами на стул и невозмутимо расставлял блюда, которые появлялись прямо в воздухе - после щелчка пальцами.
  
  - Очуметь, - прокомментировал Гарри, когда домовик с хлопком исчез.
  
  - В Хогвартсе их довольно много, - пожала плечами Ханна, - просто они не попадаются на глаза. У нас кухня рядом с гостиной, так там постоянно их штук двадцать, не меньше. Они довольно услужливые, всегда покормят и помогут, если что-то у них попросить.
  
  После быстрого перекуса они устроились поудобнее и принялись болтать.
  
  - Я с тетушкой собираюсь в Антарктиду, - поделилась Сьюзен. - очень уж хочется посмотреть на йети в родной среде обитания.
  
  - Это там, где вечный холод? Бр-р-р! - Рон передернулся.
  
  - Не знаю, для нас - магов - холод не особая проблема. Вон на Гарри посмотри, он практически весь год ходил в футболке, даже когда снег лежал. Тебя это не смущает?
  
  - Гарри - это Гарри, он снежный человек...
  
  - Эй, - возмутился обсуждаемый, но Рон лишь усмехнулся. - А кто такие - йети?
  
  - Это такие существа, родственные троллям. Мохнатые и не слишком агрессивные. И уж точно умнее троллей. Говорят, они там смогли приручить океанских кельпи. Это такие многоликие животные. Речных кельпи называют демонами, они часто заманивают людей в воду и топят их, пожирая останки. Океанские кельпи поспокойнее, им хватает живности в своих водах...
  
  Рассеяно блуждая взглядом по листве, Гарри зацепился за какую-то неправильность... Показалось? Или и правда из-за листвы на него кто-то смотрел? Кто-то, достаточно маленький.
  
  Сказав друзьям, что скоро вернется, он направился в сторону деревьев, пытаясь высмотреть наблюдателя. Побродив пять минут и ничего не обнаружив, Гарри уже собрался возвращаться, когда из кустов послышался пронзительный шепот: - Гарри Потгер! Идите сюда!
  
  Нахмурившись, Гарри тут же телекинезом попытался ощупать пространство в той стороне и сразу нашел аномалию, нечто, что отличалось от всего вокруг. По крайней мере, это была какая-то определенность. В случае неожиданности, он сможет как-то защититься. Наверное!
  
  - Идите сюда, сэр!
  
  Осторожно двинувшись вперед, Гарри пристально всматривался в кустарник и наконец увидел в густой листве глаза, которые пристально за ним следили. Внезапно они расширились и раздался громкий хлопок, от чего он подпрыгнул.
  
  - Гарри, ты чего тут застрял? - Невилл стоял в нескольких шагах у него за спиной и оглядывался. - Мне показалось, или только что тут что-то хлопнуло?
  
  - Да-а... По моему, это был домовик. И он только что исчез.
  
  - Наверное, это Ричер. Бабушка часто посылала его следить за мной, чтобы я не потерялся, - Невилл усмехнулся. - Или скорее, чтобы меня не потеряли. Он довольно чопорный и скрытный. Пойдем, а то все остальное съедят без нас.
  
  - Кстати, - встрепенулся Гарри, когда они уже вернулись за стол, - с тебя сняли скрывающие чары, о которых говорил профессор Снейп?
  
  - Нет. Бабушка пообещала снять в конце августа, перед школой.
  
  Остальные заинтересовались, что это еще за чары, и Гарри с Невиллом, поминутно перебивая друг друга, принялись в лицах описывать, как они остались после уроков и что сказал им профессор.
  
  Остаток дня прошел довольно спокойно, и в целом Гарри был счастлив. Это был лучший день рождения, который он помнил.
  
  
  1) Ссылка на песню: https://www.youtube.com/watch?v=GrhS6bdZyiI
  
  Вернуться к тексту
  
  
  
  
  Глава 27
  
  
  Гарри выглянул в окно и поморщился. Если верить браслету, то уже почти обед. Вот это поспал, так поспал, почти двенадцать часов! Спустившись вниз, он быстро пообедал и выскочил в "Косой переулок". Как ни странно, у Олливандера были клиенты - девочка с отцом, так что Гарри устроился на стуле и принялся ждать.
  
  Сегодня был его день рождения, хоть и отпраздновали его вчера. Он думал посвятить его прогулкам в маггловском мире, но проснувшись, он вспомнил про разговор с Олливандером и сперва решил зайти и получить вожделенный учебник. Еще в планах было посетить дом Уизли, но, немного подумав, Гарри изменил свое решение. Все же, если он заявится сегодня, то это будет не совсем удобно. Лучше уж пойти завтра, его день рождения уже закончится и никакого неудобства не возникнет.
  
  В помещении вспыхнул свет, и девочка радостно заулюлюкала, мистер Олливандер, улыбаясь, озвучил цену и, получив плату, проводил клиентов к выходу.
  
  - Вижу, мистер Поттер, вас жжет нетерпение. Вы прямо пританцовываете на стуле... Сейчас-сейчас, где же книга? Хм!
  
  Олливандер удалился в другую комнату и вернулся минут через двадцать.
  
  - Вот, мистер Поттер. С днем рождения! - он протягивал Гарри красивую книгу в кожаном переплете.
  
  - Спасибо! Я верну ее через несколько дней, обещаю.
  
  - О, не стоит! Это мой вам подарок. Используйте ее с умом, медитация - очень полезная вещь и много где может пригодиться, даже помимо палочковой магии. Что же, не смею вас задерживать, мистер Поттер. Меня ждут дела.
  
  
  * * *
  Устроившись у себя в комнате в пабе, Гарри открыл книгу и принялся сосредоточенно листать страницы, перенося книгу в дневник. К сожалению, не все было так гладко. В книге было множество картинок, которые служили пояснением к тексту. Одним дневником обойтись не получится! Ну, или придется научиться переносить в дневник не только текст, но и картинки. Гарри уже пробовал такой фокус, и ничего у него не вышло. Хотя он чувствовал, что не учел какую-то деталь, и если он поэкспериментирует, то у него все получится! Но, эксперименты - это всегда долго, поэтому в тот раз он отложил их подальше. Возможно, в августе время и найдется, но точно не сейчас!
  
  Закончив перенос и вчитавшись в первые страницы, Гарри приуныл. И тут практика... много, много практики. Конечно, он не ожидал, что прочитав книгу, он станет каким-то супермагом, вроде Дамблдора, но... Хотя, кому он врет? Именно этого он и ожидал. Надеялся, что книга поможет стать ему сильным и умелым без всяких усилий, а тут такая банальность...
  
  Усмехнувшись своим мыслям, Гарри прикрыл глаза. Иногда он все еще чувствовал себя маленьким мальчиком, который ожидает, что его прихоти будут исполняться от одного желания, прямо как в сказках. Колдующий волшебник со стороны, наверное, так и выглядит: джинном, который исполняет желания. Раз, взмахнул палочкой, и желание исполнено... Но, проучившись год в школе, Гарри увидел, что волшебство показало свою обратную сторону. За всеми этими небрежными взмахами стояли сотни часов тренировок. С медитациями будет так же, если не сложнее. Это вам не заклинание выучить, пусть и сложное.
  
  Горестно вдохнув, Гарри отложил книгу и потянулся. Сейчас книга бесполезна... первый совет, что ему дали в книге - это успокоить эмоции. А он... он взбудоражен, какое тут спокойствие?
  
  - Ху-у-ут! - Гарри вздрогнул и повернулся. Сова сидела на подоконнике и наклонив голову, смотрела на него.
  
  - Привет, Хедвиг, - он быстро открыл окно и насыпал ей совиных вафель. Хедвиг не часто тут появлялась, все время летая где-то. Похоже, ей в "Косом переулке" нравилось гораздо больше, чем в Хогвартсе. Впрочем, он бы не стал на это спорить... Уже собираясь отвернуться, Гарри получил еще один громкий крик в лицо. Только сейчас он заметил, что к лапе привязана записка... ну конечно, что еще могло заставить эту гулящую птицу посетить хозяина?
  
  - Вот как, значит, ты с кем-то там шашни водишь, да? - Гарри укоризненно посмотрел Хедвиг в глаза, но у той глаза были намного больше и переглядеть сердитую сову не получилось. Вздохнув, он отвязал записку и развязал шнурок, которым она была перехвачена. Совершенно неожиданно для него записка засветилась и начала стремительно увеличиваться в размере и, кувыркнувшись в воздухе, развернулась на манер скатерти и повисла в воздухе. На этой... штуке лежала еще одна записка, поздравительная открытка и какое-то печенье.
  
  Гарри, который сразу отпрыгнул в сторону, открыв рот, взирал на это непотребство. Кто бы это мог быть? Со стуком захлопнув челюсть и собравшись с мыслями, он осторожно подошел поближе и цапнул записку.
  
  "Дорогой Гарри!
  
  С днем рождения! Не знаю, где ты находишься, но письма тебя не находят. Пришлось схитрить и обратиться к волшебнику, он зачаровал эту скатерть, чтобы ее нельзя было отобрать. Только хозяин совы сможет забрать спрятанное... не знаю, как это работает, но оно точно работает! Хедвиг часто меня навещает, так что это хорошая возможность отправить тебе подарок.
  
  В середине августа я возвращаюсь в Лондон, и мы могли бы встретиться в "Косом переулке".
  
  Надеюсь, ты уже сделал все летние задания!
  
  Веселых каникул.
  
  Гермиона".
  
  Гарри, улыбаясь, покачал головой. В открытке было поздравление в стихах и с подписью. Это было чертовски приятно и совершенно неожиданно!
  
  - Вот, значит, как, да, Хедвиг? Спелись за полгода? - он ласково потрепал птицу по перьям. В общем-то, это было совсем неудивительно. Гермиона намного чаще виделась с Хедвиг, чем Гарри. Даже несмотря на то, что Гермиона получила свой артефакт, с помощью которого она могла общаться с родителями, она все еще отсылала им посылки, как и они ей.
  
  Хедвиг миролюбиво ухнула и принялась дальше пожирать совиные вафли в немереных количествах.
  
  Налив ей в плошку воды, Гарри переоделся в шорты и футболку. Очень уж жарко сегодня на улице. С сомнением посмотрев на кобуру с палочкой, он отложил ее и вышел из номера.
  
  
  * * *
  Некоторое время Гарри бродил по улицам, рассматривая улицы и прохожих. После третьего вопроса: "Где твои родители, мальчик?" он перестал заходить в магазины. Видимо, в его возрасте по магазинам особо не ходят. Хотя в Литтл-Уининге его никто не спрашивал, что он тут забыл в одиночку. Конечно, отбрехаться было не особо сложно, но это немного удручало.
  
  Гарри задумался и, пожав плечами, пошел вверх по улице, на перекрестке свернул налево и, пройдя чуть дальше, заметил парковую зону. Недолго думая, завернул туда и принялся неспешно бродить по парку. Купив у лоточника стакан сока, Гарри с интересом понаблюдал за клоуном, который ловко жонглировал пятью шарами одновременно, не забывая смешить публику в процессе. Трудно смотреть без восхищения на таких людей, это же сколько труда вложено в это умение? Он и сам как-то пробовал жонглировать двумя мячами, получалось у него... Ну, скажем так, жонглером ему не стать!
  
  Ему быстро наскучило наблюдать, и он пошел дальше. Магазины сменялись клубами, клубы - разнообразными кафе, ресторанами и прочими общественными заведениями. Свернув куда-то в сторону, он увидел зоологический музей. Это сразу напомнило ему о посещении зоопарка на день рождения Дадли. Гарри даже усмехнулся, классный был день. Тогда он впервые попробовал фруктовый лед! Кстати, зоопарк должен быть где-то тут недалеко.
  
  Расспрашивая прохожих, Гарри свернул на Уоррен-стрит, где спокойно дошел до Риджентс-парка. Это была огромная парковая зона, и людей там было море.
  
  Дойдя до озера, Гарри учуял соблазнительный запах жареного мяса, аж в животе начало бурчать. Бродя несколько часов по улицам, он успел проголодаться и немного устать. Так что без сомнений завернул в кафе под открытым небом, где и заморил червячка... ну ладно, не червячка, а кабанчика!
  
  Именно здесь, у озера, наблюдая за птицами и прохожими, Гарри успокоился и вздохнул полной грудью. Он свободен! Никаких Дурслей, никаких ограничений. Занимайся, чем душа пожелает... Очень хотелось приступить к медитации прямо там, развалившись на траве, но нельзя! Пугала приписка в начале книги, что во время медитации вокруг мага могут возникнуть некие эффекты. Еще раз глубоко вздохнув, он поднялся и направился в зоопарк, где и провел следующие несколько часов. Даже заглянул в террариум, желая увидеть там знакомого удава. К счастью, или к сожалению, удав был где-то в другом месте: как поясняла табличка, удав получил ранение и был на лечении. А остальные змеи с ним общаться не желали, впрочем, он особо и не усердствовал.
  
  Набродившись между клеток до посинения в глазах, Гарри вышел из зоопарка и заметил, что уже темнеет. Сначала была мысль доехать до дома на автобусе или такси, но он ее отбросил. На карте хорошо было заметно, какой путь он проделал, так что он не заблудится!
  
  Уже минут двадцать спустя Гарри пожалел о своем упрямстве! Все-таки ему было непривычно ходить пешком часами, и он изрядно устал, но какой-то внутренний протест не давал сдаться, и он на автомате шел вперед. Не сразу он заметил, что свернул куда-то не туда.
  
  Включив карту, Гарри, поморщившись, констатировал, что свернул в какой-то дворик. Причем совершенно машинально. Впрочем, это мелочь, о которой не стоило волноваться, вернуться на дорогу - дело одной минуты. Так что, развернувшись, он побрел обратно, пообещав себе быть внимательнее. За сегодняшний день, он привык, что кто-то постоянно бродит рядом взад-вперед без перерыва, поэтому не обратил внимания на то, что кто-то подходит к нему сзади. Тем неожиданнее было, когда кто-то схватил его за футболку. Гарри только рот раскрыл, чтобы возмутиться, когда мир расцвел кровавыми красками, и его поглотила тьма.
  
  
  
  Глава 28
  
  
  Предупреждение. В главе присутствуют сцены жестокости.
  
  Гарри очнулся и глубоко задышал. Голова попросту раскалывалась, и он совершенно не мог сосредоточиться, к тому же его немилосердно мутило. Вот уже несколько раз он терял сознание, попытавшись двинуться. Боль в голове вспыхивала ярким пламенем и уносила с собой сознание. В этот раз он не стал дергаться, а просто дышал, пытаясь собрать мысли в кучку. Думалось с огромным трудом, боль в голове не позволяла сосредоточиться.
  
  Гарри попытался вспомнить, почему у него болит голова? Он... гулял? Верно? Или нет? Мысли разбегались, не позволяя вспомнить, что было... вчера? Он поморщился и открыл глаза, но так и не смог ничего увидеть. Вокруг была кромешная тьма. Он лежал, скрючившись в неудобной позе, сжимаясь от боли. Попытавшись двинуть рукой, он со страхом понял, что не может. Руки были крепко связаны за спиной, хотя это и не ощущалось, пока он не начал двигаться. В голове опять вспыхнуло, и он закашлялся, с трудом удерживаясь в сознании.
  
  Спустя полчаса боль немного утихла, и Гарри рискнул пошевелить ногами, сразу упершись в какую-то стенку. Ткнувшись в другую сторону, он с ужасом понял - и там стенка.
  
  Попытавшись успокоиться, Гарри вспомнил, что он вообще-то волшебник, и сосредоточился на телекинезе. И вот тут пришел настоящий ужас, никакого заклинания не было! Он не чувствовал ничего, вообще! Видимо, пребывая без сознания, он не смог удержать структуру, оставив ту на произвол судьбы, от чего телекинез и развеялся. А он, он остался совершенно беззащитным...
  
  - Люмос! - дрожащим голосом прошептал он, прищелкивая пальцами. К счастью, никто ему пальцы не связывал. Перед лицом возник шарик света, заставив его зажмуриться. Гарри уменьшил яркость и отвел его от лица, и взгляд сразу уперся в деревянную стенку, что была прямо перед его носом. Буквально десятками сантиметров выше был такой же деревянный потолок. Судорожно засучив ногами, Гарри попытался их выпрямить и почти сразу уперся в еще одну стенку. Он был в каком-то маленьком... гробу? В ящике? В сундуке?
  
  Паника захватила разум, как океанская волна. Гарри и хотел бы закричать, но не смог, горло сдавил спазм. Только сипел и тихо рыдал, смаргивая слезы.
  
  - Это кошмар! Это какой-то кошмар! - шептал он себе под нос, как умалишенный. Так страшно ему еще никогда не было...
  
  Дернувшись особо сильно, он затылком задел стену и ухнул в спасительную тьму.
  
  
  * * *
  Следующее пробуждение было... лучше. Голова болела не так сильно, и эмоции чуть-чуть улеглись. Гарри пошевелил руками, проверяя, в действительности ли все происходит, может быть, ему приснилось? Не приснилось! Руки были связаны.
  
  Гарри глубоко задышал, пытаясь отрешиться от всего. Ему нельзя об этом думать, он опять начнет рыдать, и все станет еще хуже! Гарри поморщился и открыл карту. Предсказуемо, но та ничего нового не показала. Он был где-то в неизвестном ему месте. Время уже было позднее, больше десяти вечера... искать его никто не будет, верно? Никто! Впрочем, даже если бы его кто-то искал, вряд ли бы нашел.
  
  Эта мысль не смогла его успокоить, но он все же немного отвлекся. Нужно как-то выбираться отсюда... нужен телекинез. С телекинезом он бы разобрал эту штуку, в которой лежит, по досочкам. Да что там, Гарри был уверен, что он и дом Дурслей смог бы раскатать по бревнышку без особых усилий. Не одним движением мысли, но за несколько часов - легко! Сосредоточившись, Гарри тихо прошептал: - Винг-гАрдиум Леви-о-са.
  
  Прислушавшись к себе, он не почувствовал никаких изменений. У него не появилась дополнительных ощущений, ничего не изменилось - заклинание не сработало! Вздохнув, он повторил попытку. Еще раз, еще! Попытка сменялась попыткой, но ничего не менялось. Было слышно только его тяжелое дыхание и ничего больше!
  
  Гарри быстро прекратил шептать заклинание вслух, принцип его действия он знал довольно хорошо. Особенно хорошо он в этом продвинулся за последние несколько недель, держа заклинания постоянно. Сейчас он был уверен, что заклинание дастся ему невербально. Осталось... осталось его выполнить без палочки!
  
  Кажется, на какое-то время он отключился и встрепенулся, когда услышал какой-то шум. Шум, которого он раньше не слышал. Шаги. Сначала очень-очень тихие, едва слышные, они становились чуть громче, пока Гарри с замиранием внутри не понял - кто-то остановился где-то рядом с ним.
  
  Скрипнуло, и потолок отъехал в сторону, открыв вид на здоровенного мужика, который с доброй улыбкой смотрел на Гарри.
  
  - Ты уже очнулся? Что-то рановато... - бугай наклонился и, приподняв его, отвесил Гарри пощечину, от которой его опять сильно замутило. Он балансировал на грани сознания, не осознавая, что происходит, и только резкий толчок и приступ головной боли вернули его в более-менее адекватное состояние.
  
  На живот что-то давило, и только несколько мгновений спустя Гарри понял, что его куда-то несут... Он закричал, но послышалось лишь мычание. Во рту что-то было, мешая нормально дышать. Мир вокруг качался в такт шагам, заставляя его сглатывать слюну в попытке удержать то, что у него в желудке. Если его вырвет...
  
  Вскоре мир прекратил свою пляску, и Гарри открыл мутные глаза, пытаясь рассмотреть, куда его принесли. Но это было попытка, заранее обреченная на провал. Его резко повело, и Гарри замычал - его небрежно скинули с плеча, а после опять подняли и усадили за стул, где, развязав руки, примотали их веревкой к подлокотникам.
  
  Какой-то частью сознания, которая не испытывала боли и которую не мутило, Гарри очень хотел вырубиться, ничего не видеть и не слышать. Кажется, Мерлин услышал его мольбы, и он потерял сознание.
  
  
  * * *
  - ...не молчи, я тебя спрашиваю? Жива еще, кивни, или хуже будет.
  
  Послышался звук удара, и кто-то замычал. Гарри разлепил глаза и сосредоточился, всматриваясь. Это была полутемная комната, заставленная всякой мебелью и неизвестными ему приспособлениями. Слева был ряд кресел, и возле одного из них кто-то стоял спиной к нему. Проморгавшись, он посмотрел направо и увидел дверь, левее двери был стол, заставленный инструментами и банками с неизвестным содержимым. Правее того места, где он был привязан, было еще одно кресло, но там никто не сидел. Гарри присмотрелся и с холодком увидел нечто темное на полу, возле кресла. Это было очень похоже на...
  
  - Ты знаешь, у тебя очень красивые глаза.
  
  Гарри вздрогнул и резко повернул голову. Прямо напротив него стоял давешний бугай и, усмехаясь, смотрел на него.
  
  - Я тебя сразу приметил, в зоопарке. Такие яркие зеленые глаза... Это просто подарок небес! - бугай подошел ближе и схватил Гарри за лицо, не позволяя двигаться. Бугай всматривался в лицо Гарри, и его улыбка только расширялась.
  
  - Это чудо, воистину, это чудо! Такой прекрасный оттенок, - он отошел к столу и начал перебирать банки, что-то напевая себе под нос.
  
  Гарри посмотрел налево и покрылся холодным потом. Там, на таком же кресле, сидела девочка с опущенной головой. Она была вся заляпана кровью и не шевелилась. Дернувшись, он едва не замычал, ощущая, как что-то впивается в ноги.
  
  - Я буду называть их Ричард. Да, Ричард. Познакомься, это Люси, - бугай повернулся и оказал ему банку, в которой что-то плавало. Гарри прищурился, пытаясь разглядеть в полумраке, что там. Бугай, кажется, понял его затруднение и подошел вплотную, показав ему банку. Первые несколько мгновений Гарри не мог понять, что там внутри плавает... а потом замычал. Внутри банки с розовой жидкостью плавали... глаза.
  
  - Ха-ха... - залился хохотом бугай. - Не стоит, Люси счастлива и совершенно здорова, - он любовно погладил банку и поставил ее на стол.
  
  Гарри с ужасом посмотрел на девочку, и та, как будто почувствовав его взгляд, подняла голову. Крик застыл у него в горле. Глядя в темные кровавые провалы, он почувствовал, как мутнеет сознание.
  
  - Ричард! - Гарри почувствовал удар по ребрам и промычал от боли. - Куда же ты? Не надо прятаться!
  
  Прямо на него смотрел бугай и скалился. Гарри почувствовал, как по щекам побежали слезы, хотя совершенно этого не осознавал. Хотелось спрятаться куда-то внутрь, туда, где нет этого ужаса.
  
  - Да! Да, увлажняй. Правильно, Ричард! Совершенно правильно! - бугай обращался явно не к Гарри, а к его глазам. Где-то там, за гранью ужаса, Гарри удивился этому психу. Этот человек болен... впрочем, это было понятно и ранее.
  
  Гарри как молитву, повторял про себя заклинание. Раз за разом, пытаясь вызвать в памяти ощущение структуры. Бесполезное занятие...
  
  Бугай подошел ближе и, схватив его за шею и потянув к себе, принялся второй рукой устанавливать что-то сзади его головы. А когда справился, прижал его голову к металлу и, напевая себе под нос, начал делать что-то за гранью его видимости. Вскоре Гарри почувствовал, как его голову что-то сжало. Стало больно, и он замычал. Бугай, подхихикивая себе под нос, взялся за челюсть Гарри и подвигал.
  
  - Сойдет.
  
  Попытавшись двинуть головой, Гарри осознал, что он зафиксирован. Он даже на миллиметр не мог сдвинуть голову. Кажется, он перегорел. Наступила апатия. Эмоции притупились и почти вообще не ощущались. Почти полное спокойствие. Гарри даже пропустил действия бугая, который принес столик и начал расставлять инструменты. Вскоре появилась и лампа, которая била Гарри прямо в глаза.
  
  При виде лампы где-то глубоко внутри Гарри начала поднимать голову дикая злоба. Прямо как в первом классе, когда один из дружков Дадли подставил ему подножку. Он тогда очень нехорошо упал, все лицо расквасил. Но это не помешало ему вскочить и с ревом буйвола накинуться на Малкольма.
  
  Сейчас точно такая же злоба поднималась в нем. На свою беспомощность, на этого бугая. НА! ЭТУ! ЧЕРТОВУ! ЛАМПУ!
  
  Вспыхнуло, и лампа впечаталась в противоположную стену, в процессе разбив несколько банок. Бугай оторопело смотрел на это.
  
  - Эми! Эми, девочка моя... - он подбежал к луже и принялся голыми руками искать глаза среди осколков.
  
  - Ты... - прорычал он. - Ты все испортил!
  
  Бугай резко встал и с дикой злобой посмотрел на Гарри. И встретился с таким же злобным взглядом.
  
  В момент, когда вспыхнуло, Гарри что-то почувствовал. Что-то знакомое, родное. Что-то, чего он давно уже ожидал.
  
  Бугай схватил со стола нож и... завопил от дикой боли. Раздался влажный, противный хруст, и то, что еще мгновение назад было рукой, смялось, уменьшившись в несколько раз. Только вместо руки там были кровавые ошметки. Бугай рухнул как подкошенный прямо там, где стоял, потеряв сознание.
  
  Гарри ошеломленно смотрел на то, что сделал. Злоба и апатия как-то резко прошли, вернув страх и ужас. Буквально забившись в своих путах, он замычал, чувствуя боль. Замерев, Гарри обхватил телекинезом фиксатор, что удерживал его голову, и с мычанием потянул заклинание в стороны. Раздался скрип, и он смог вытащить голову из тисков адской машины.
  
  Гарри вытащил телекинезом кляп и разрыдался, совершенно себя не контролируя. Чудом себя не поранив, сорвал веревки и, пошатываясь, побрел к двери, с одной целью - свалить отсюда. С каждым шагом идти получалось все лучше. Частично подхватив себя телекинезом, Гарри ускорился и побежал, открывая одну дверь за другой. Взлетев по лестнице, он заметался, ища выход, и, увидев дверь, выскочил на свежий воздух.
  
  Только тут, всхлипывая под звездным небом, Гарри остановился, упав на колени. Казалось, слезы уносили с собой нечто мерзкое, оставляя после себя облегчение. Гарри уже давненько не плакал и забыл, как это бывает. Спустя несколько минут он засопел, шмыгнул и высморкался, а потом вытер глаза.
  
  Что он делает? Куда бежит? А как же та девочка, внизу? А псих? А что если он очнется, что он с ней сделает? - все эти вопросы тут же пришли ему в голову. Было страшно... страшно как никогда, но разумом Гарри понимал: сейчас он может себя защитить. И не только себя. Уходить нельзя!
  
  Гарри встал и развернувшись, нерешительно замер. Несмотря на храбрые слова, было дико страшно, и он не решался сделать шаг. Сжав зубы и чуть-чуть разозлившись, Гарри сделал шаг... другой, третий... И вот он уже опять в доме. С каждым шагом страх, казалось, по чуть-чуть отступал. Пришлось открывать карту, чтобы найти путь в ту комнату. Выход он не запомнил в своей истерике.
  
  Внизу ничего не изменилось за тот десяток минут, что он бродил по дому. Бугай все так же лежал на полу, и возле него натекла небольшая лужа крови. Гарри замутило, но он опять смог удержать содержимое своего желудка. Кривясь от отвращения, он поднял психа телекинезом и поместил в кресло, в котором сидел немного ранее.
  
  Из руки изувеченного психа сочилась кровь, и, подумав, Гарри решил ее перетянуть. В школе им рассказывали немного из курса первой помощи, и он кое-что запомнил. Из подходящего нашлась только веревка, которой он и перетянул руку выше ранения. Авось поможет. После этого той же веревкой примотал его к креслу, как мумию. И даже голову зафиксировал в тисках. Когда сидишь не в кресле, разобраться с механизмом намного проще. Он его немного погнул телекинезом, но сойдет.
  
  Справившись, Гарри отошел на шаг, и под ногами что-то хлюпнуло. Он малодушно не стал смотреть вниз, опасаясь увидеть чей-то глаз. Внезапно раздалось тихое мычание, и он застыл, развернувшись.
  
  Как он мог забыть? Он ведь тут не один! Подойдя к пленнице, он нерешительно застыл. А что делать? Его знания лечебных заклинаний примерно равны нулю. А навыки оказания медицинской помощи где-то в том же районе. Вряд ли он сможет сделать нечто большее, чем грубая перевязка. Но... не оставлять же ее здесь, верно?!
  
  Распутывая телекинезом веревки, Гарри удивился. Кажется, девочка все это время была без сознания, проводя время где-то там, за гранью. Не решившись поднимать ее телекинезом, он пошел искать в другую комнату. И нашел, только ближе к лестнице из подвала. Там стояли несколько шкафов, большой сундук, стол и стул со спинкой.
  
  Гарри осторожно открыл сундук и судорожно вздохнул. Ну конечно... именно тут он очнулся, после того, как его ударили по голове. Этот... псих засунул его в сундук. Сжав зубы, он взял стул и вернулся за пленницей. Осторожно переложив ее, телекинезом поднял стул и направился наверх. Он уже решил, что делать. Сам он ничем помочь точно не может... но он знает, кто может.
  
  Наверху, переложив девочку на диван, Гарри выскочил на улицу через открытую дверь и замер. Такая темень вокруг, ни зги не видно! Впрочем, волшебник он или нет? Светлячок осветил пространство, и он понял, что это задний двор, очевидно - ему нужно куда-то в другую сторону. Побродив пять минут вокруг дома, он все же вышел на дорогу и нашел почтовый ящик, где и узнал адрес этого дома.
  
  Вернувшись в дом, Гарри подошел к телефону и нерешительно замер. А потом, решительно кивнув себе - набрал 999 и принялся ждать.
  
  - Служба экстренной помощи, чем могу вам помочь?
  
  - Здравствуйте, меня зовут Дин Нотт. Я нахожусь на Хоптон-роуд, дом 85. Меня похитил какой-то маньяк, и я очнулся уже здесь, я ранен.
  
  - Повторите адрес?
  
  - Хоптон-роуд, дом 85.
  
  - Скорая и полиция уже оповещены, они будут у вас в течение десяти минут. Дин, ты меня слышишь?
  
  - Да! Тут... тут еще одна девочка, она сильно ранена. У нее... что-то с глазами.
  
  - Принято. Вам угрожает опасность? Кто-нибудь есть рядом?
  
  - Нет... - Гарри даже покачал головой. - Никого рядом нет. А маньяк... он, он поврежден и связан.
  
  - Хорошо... но советую вам постучаться в несколько домов и попросить помощи у взрослых, пока не приехала полиция. Ты слышишь меня, Дин?
  
  - Да... да. Хорошо. Я пойду и попрошу помощи... Спасибо, - Гарри резко положил трубку, прерывая разговор, и приблизился к девочке, осторожно дотронувшись к руке. Она была теплая.
  
  - Живая... - выдохнул он с облегчением. На кухне Гарри умылся и поморщился, при прикосновении лицо стрельнуло болью. Вернувшись в комнату и посмотрев в зеркало, впечатлился. Выглядел он... плохо. Синяк на пол-лица, один глаз красный. Просто красавчик...
  
  Отсчитав три минуты с окончания звонка, Гарри вышел из дома и, проковыляв с пяток домов, спрятался за забором. Не прошло и двух минут, как он увидел огни и мимо его убежища промчали две полицейские машины. Полицейские, вытащив оружие и прикрывая друг друга, тут же устремились к дому. Он не стал ждать развязки событий, а поковылял дальше. Как можно дальше отсюда. Как ни странно, но ему становилось хуже, и спустя пять минут он остановился и присел возле дерева, не в силах пошевелиться. Зубы тихо постукивали, и его всего трясло. Он не понимал, что с ним происходит, ведь ему сейчас не страшно, ничего не угрожает. Так почему же его так трясет и зуб на зуб не попадает?
  
  Проехавшую "скорую" Гарри проводил задумчивым взглядом. Может быть, он зря оттуда ушел? Конечно, он не знал, как объяснить свое спасение, как и то, что произошло с психом. И много чего еще, но... Встряхнув головой, он мысленно выругался. Слишком много придется объяснять!
  
  Дрожь держалась не меньше десяти минут, а потом все резко прошло. Гарри даже недоверчиво разжал кулак, но нет: с рукой все было в порядке. Проводив взглядом еще несколько машин, что неслись в сторону одиозного дома, он решил перебраться на другую улицу. Ему срочно нужно было такси!
  
  Первую часть плана удалось выполнить на удивление легко, а вот вторую... Пришлось бродить еще около часа, прежде чем он увидел единственное такси за эту ночь. Едва не выскочив на дорогу, Гарри замахал руками, привлекая внимание водителя.
  
  - Куда тебе, парень? Ох, бог ты мой! Досталось тебе, да? Может, тебя в больницу подвести?
  
  - Не, домой. Там есть врач. Чаринг-Кросс-Роуд, 92, там еще книжный магазин рядом.
  
  - Садись.
  
  Гарри залез в задний карман и вытащил смятые фунты, которые у него никто так и не забрал. Слабо улыбнувшись, он оплатил поездку и расслабился. Но сон не шел, он так и не смог отбросить некоторую настороженность, которой вчера еще не было. Одно-единственное событие заставило его смотреть на мир немного по-другому. Теперь он вряд ли сможет заснуть в присутствии незнакомого человека, пока не ощутит себя в безопасности.
  
  "Дырявый котел" встретил его тишиной и сменщиком Тома, который невозмутимо продал ему щепотку летучего пороха, так и не задав ни единого вопроса. Гарри было плевать. Сейчас его уже ничего не волновало, у него гудели ноги, в голове шумело и болел бок. Бросив щепотку в огонь, он шагнул следом и прошептал: Лондон, больница Святого Мунго.
  
  После круговерти перемещения ему стало совсем плохо, и дальнейшее он едва осознавал. Кажется, его проводили в палату и напоили несколькими зельями, слышались голоса, но ему уже не было до них никакого дела, потому что через мгновение он уже спал.
  
  
  
  Глава 29
  
  
  Гарри проснулся и дернувшись, сел на кровати, обшаривая небольшую комнату взглядом. Моргнув несколько раз, он выдохнул сквозь зубы и лег обратно, вызывая карту в браслете. К счастью, его путь был хорошо заметен, хотя сам он ничего толком не помнил, что происходило после перемещения. Идея идти через каминную сеть была не самой лучшей в этом году. Вспомнив вчерашние события, он крепче сжал зубы. Вспоминать было откровенно неприятно.
  
  Гарри никогда не оказывался в таких ситуациях. Конечно, он знал, что в мире есть злые люди, вроде Волдеморта и его приспешников. Вроде всяких преступников и мафии, и прочих злодеев. Но, до вчерашнего дня - все это было где-то за гранью. Где-то, где это его не касалось, где он не встречал таких людей.
  
  Встретил! И мгновенно об это пожалел!
  
  Реальность ударила без всякой жалости, не оставив никаких шансов сохранить иллюзию безопасного мира, где все всегда хорошо.
  
  Гарри поморщился и на всякий случай сосредоточился на телекинезе, почувствовав заклинание, немного успокоился. Кажется, у него появилась фобия... Вспоминая события, что произошли вчера, - был ли у него другой выход? Мог ли он спастись по-другому? Он покачал головой; даже сейчас, в более-менее спокойном состоянии - ничего, кроме телекинеза, в голову не приходило. Люмос был бесполезен как средство освобождения. Им можно было ослепить человека на короткий период, но не более. А спастись без магии вообще...
  
  Предаваясь мрачным размышлениям, Гарри перевернулся на бок и удивился. Кажется, бок у него уже не болит! А ведь тот псих хорошо его приложил. Осторожно дотронувшись до лица, он все увереннее ощупал себя. Все было в норме! Да и голова больше не кружилась.
  
  Гарри слабо улыбнулся. Все же магия - великая сила!
  
  Долго размышлять ему не дали; дверь в комнату открылась и внутрь зашла женщина средних лет, в аккуратной белой мантии.
  
  - Ага! Вы очнулись! Это было самым глупым поступком, что я видела за эту неделю. Перемещаться с помощью каминной сети с сотрясением мозга. Чудо, что вы не потеряли сознание в процессе! Мерлин знает, куда бы вас выкинуло. Вам что, родители не рассказывали правила перемещения сетью? Представьтесь, мистер?..
  
  Гарри ошеломленно таращился на... целителя? Ворвавшись в комнату, она не дала ему и рта раскрыть, сразу начав тараторить и выполнять сложные пассы палочкой.
  
  - Э-э... Поттер. Гарри Поттер, - представился он.
  
  Целитель остановилась и замолчала, удивленно и слегка виновато посмотрев на него.
  
  - Простите, - выдавила она. - Меня зовут Руби Маршалл, я дежурный целитель в больнице Святого Мунго.
  
  Гарри промолчал.
  
  - Кхм... - прокашлялась она. - Ну так вот, мистер Поттер, у вас было обнаружено ранение головы и множество синяков и ушибов. И слабое сотрясение мозга. Мы сразу вас поместили в палату и напоили обезболивающим и сонным зельями. А после залечили все повреждения. Что с вами произошло?
  
  - Я... на меня напали вчера, какой-то сумасшедший. Но, к счастью, я смог... вырваться и сразу направился в Мунго.
  
  - Правильно. Хотя стоило сначала отправить кого-нибудь за транспортным порталом, который не так опасен в перемещении, как каминная сеть. Что же касается нападения, то вам предстоит объясниться с дежурным сотрудником ДМП. Он скоро будет здесь, а пока - я подам вам завтрак. Отдыхайте, мистер Поттер.
  
  Целитель не соврала, пять минут спустя стол уже был накрыт. Пожелав приятного аппетита, она удалилась, оставив Гарри наедине со своими мыслями. ДМП? Он еще ни разу не разговаривал с аврорами или другими магическими полицейскими, в отличие от обычных. Как-то раз в младшей школе случился сильный скандал с участием родителей, даже полицию вызвали. Вот тогда он и поболтал с полицейским. Смешливый дядька развлекал малышню, как мог, пока родители этой малышни выясняли отношения с учителями.
  
  В палате было душно, и Гарри открыл окно телекинезом, не вставая из-за стола. Это вызвало у него улыбку. С каждым днем магия нравилась ему все больше и больше, столько возможностей... Стоит только приложить усилия, и все будет возможно!
  
  Гарри едва успел закончить завтрак и перебраться на кровать, как дверь скрипнула, вырывая его из своих мыслей, и внутрь вошел мужчина средних лет, пожалуй, чуть старше дяди Вернона, в самой обычной маггловской одежде. Темные глаза уставились на Гарри и приковали его внимание.
  
  - Мистер Гарри Поттер, я полагаю? Здравствуйте, меня зовут Пол Лэмб, я дежурный сотрудник ДМП в больнице Святого Мунго. Расскажите мне, что вчера произошло, - Пол взял стул и, поставив его у кровати, сел, ощупывая взглядом пострадавшего.
  
  - Э-э-э... - Гарри задумался, а потом, решив, что ему скрывать нечего, начал рассказывать. - Вчера был мой день рождения, и я решил прогуляться...
  
  Рассказ неожиданно занял порядочно времени. Мистер Лэмб внимательно слушал и постоянно задавал уточняющие вопросы, что заставляло Гарри напрягаться, вспоминая вчерашний день в деталях. Он заметил, что мистер Лэмб ничего не записывал. Казалось, ему это вовсе не нужно, он все и так запомнит.
  
  Гарри не стал рассказывать про телекинез, лишь сообщил, что у него был магический выброс и это помогло ему обезвредить психа. А после он вызвал помощь по телефону, а сам поехал прямиком в "Дырявый котел".
  
  - Где вы говорите, это происходило? Хоптон-роуд? Что-то я про Хоптон-роуд сегодня слышал... Неважно, я укажу это в отчете. Скажите, мистер Поттер...
  
  Но внезапно сотрудник ДМП прервался. В окно влетела незнакомая сипуха и, не приземляясь, скинула на кровать запечатанный конверт и тут же вылетела обратно. Гарри растерянно проводил ее взглядом. Чья это сова? Он неплохо знал сов своих знакомых, Стрелку Уизли - она пару раз в месяц прилетала в Хогвартс, принося письма детям Уизли. Гермеса - сову Перси и даже сову Ханны. Но это была совершенно незнакомая сова. К тому же, совершенно невоспитанная.
  
  Подняв конверт, он увидел на нем свое имя и решил отложить прочтение на потом, невежливо все-таки, но Пол предугадал его желание.
  
  - Читайте, мистер Поттер, это стандартный конверт министерства магии, это может быть срочно. Я подожду.
  
  Гарри пожал плечами и развернул конверт, выудив письмо.
  
  "Дорогой мистер Поттер!
  
  Мы получили донесение, что в месте вашего проживания сегодня в девять часов двенадцать минут было применено заклинание Левитации.
  
  Как вам известно, несовершеннолетним волшебникам не разрешено вне школы использовать чародейские приемы. Еще одна такая провинность, и вас исключат из вышеупомянутой школы согласно Указу, предусматривающему разумное ограничение волшебства несовершеннолетних (1980 г., параграф С).
  
  Также напоминаем, что любой акт волшебства, способный привлечь внимание не умеющего колдовать сообщества (магглы), является серьезным нарушением закона согласно Статуту секретности Международной конфедерации колдунов и магов.
  
  Счастливых каникул!
  
  Искренне ваша,
  
  Муфалда Хмелкирк
  
  Отдел злоупотребления магией
  
  Министерство магии".
  
  Гарри совершенно растерялся. Что это за дела? Какие еще заклинания в месте его проживания? И где это самое место, у Дурслей? Вопросы множились в голове, пока его не прервал мистер Лэмб.
  
  - Что-то серьезное?
  
  Гарри молча протянул письмо сотруднику ДМП. Тот быстро пробежал глазами по строчкам, нахмурился и, вытащив палочку, скастовал Темпус.
  
  - Сейчас девять сорок, а мы беседуем не меньше получаса. Значит, вы точно не могли колдовать по месту вашего проживания. Рядом с вами живут еще волшебники? - Пол вопросительно посмотрел на него.
  
  - Не знаю, - растерянно поглядел в ответ Гарри. - Может, и живут, но я об этом ничего не знаю.
  
  - Что же, прошу простить меня, мистер Поттер. В принципе, я узнал все необходимое, а сейчас - мне срочно нужно наведаться в аврорат и отдел злоупотребления магией. Не беспокойтесь об этом сообщении, предупреждение будет снято. - мистер Лэмб свернул письмо, кивнул и вышел из комнаты.
  
  
  * * *
  Растерянность не продлилась долго, и вскоре Гарри переоделся в свою одежду, которая, о неожиданность, была совершенно чистой. Он не помнил, переодевался ли он самостоятельно вчера или ему помогли. Это его изрядно смутило! Он с самого раннего детства делал все самостоятельно, ему никто не помогал, и он желал, чтобы так оставалось и впредь!
  
  На выходе из палаты его перехватила Руби Маршалл, дежурный целитель:
  
  - Куда вы собрались, мистер Поттер?
  
  - Э-э-э... домой? Я ведь уже здоров.
  
  Целитель покачала головой:
  
  - Физически вы действительно здоровы. У вас не было сильных ранений, так что мы быстро вас залатали. Но в остальном... вам нужно посетить Аними.
  
  - Кого?
  
  - Особый целитель, в маггловском мире их называют... психологами.
  
  - Но я не псих! - возмутился Гарри.
  
  Руби улыбнулась:
  
  - Вы путаете психолога и психиатра. Психолог в основном работает с проблемами психически здоровых людей, так что не бойтесь - никто вас психом не считает. И не стоит стыдиться или стесняться посещения Аними, вам может понадобиться ее помощь. А если нет - она вам так и скажет. Раз уж вы так нетерпеливы, следуйте за мной, я вас провожу.
  
  Они несколько минут петляли по коридорам, пока целительница не зашла в очередную комнату.
  
  - Миссис Белби, вот, принимайте, - она продемонстрировала Гарри и, не прощаясь, удалилась.
  
  Гарри нахохлился как воробей и мрачно размышлял, что он должен делать? Он вовсе не хотел говорить ни с какими психо... как произносится то дурацкое слово? Неважно! Он хотел забуриться в свою комнату в "Дырявом котле" и расслабиться!
  
  - Мистер Гарри Поттер? Приятно познакомиться, меня зовут Виктория Белби, я целитель разума. Присаживайтесь. Чаю?
  
  Комната заметно отличалась от казенной, вместо строгой обстановки тут стояли множество диванчиков, кресел, небольшой столик в центре, возле стен - красивые деревянные шкафы, набитые книгами и - почему-то - мягкими игрушками. Гарри поздоровался и осторожно присел на кресло; неопределенность его угнетала, поэтому он с радостью согласился на чашку чая. Вместе с чаем на столике появились несколько булочек и пирожное.
  
  К удивлению Гарри, миссис Белби не стала его расспрашивать о нападении, она больше спрашивала о его детстве, о его мнении. Что ему нравится, что ему противно. Какие события с ним происходили. Когда попадались неприятные темы, она виртуозно уводила разговор в сторону. Он даже на мгновение подумал, что она умеет читать мысли, столь легко у нее получалось чувствовать его настроение. А может быть, это была какая-то особая магия.
  
  Гарри и не заметил, как расслабился в ее присутствии и стал говорить намного охотнее, с жаром рассказывая о своих увлечениях и интересах. Это было довольно странно, но в присутствии этой женщины - он стал чувствовать себя довольно свободно. Разговор постепенно сместился на вчерашний день.
  
  Виктория не торопила его, не заставляла вспоминать. Но она внимательно его слушала и интересовалась его мнением, это подкупало. Она спрашивала, что он чувствовал в тот или иной момент, как он к этому относится. Гарри было неприятно вспоминать вчерашний вечер, не то что говорить о нем, но... пришлось себя пересилить. Так или иначе, но он выложил ей все, все что произошло, без утайки. Даже то, что он сделал с тем психом. Миссис Белби не перебивала его, позволяя продолжить, а когда он закончил, задумалась.
  
  - Вы ведь понимаете, Гарри, что вы не виноваты в том, что вы сделали с тем человеком? Вы действовали на эмоциях, но даже так - не причинили противнику существенного ущерба, но обезвредили его.
  
  - Конечно, - кивнул он. - Я ведь защищался.
  
  Она пристально всматривалась в него несколько секунд, а потом удовлетворенно улыбнулась.
  
  - Хорошо, так и стоит к этому относиться. Не каждый это понимает, но право защищать свою жизнь всеми возможными способами - это святое. У вас не было другого шанса спастись, вы еще слишком юны, чтобы без магии что-то противопоставить взрослому человеку. Но, по правде говоря, взрослый человек без магии тоже мало что смог бы сделать в такой ситуации. Поэтому, мистер Поттер, если вы, не дай Мерлин, попадете в опасную ситуацию и вокруг нет никого, кто мог бы вам помочь, не стесняйтесь действовать в свою защиту. Я не поощряю вас калечить людей, но иногда это попросту неизбежно. Давайте перейдем к девочке; вы чувствуете вину из-за того, что ушли, оставив ее там?
  
  Гарри поморщился. Чувствовал ли он вину? Немного, но гораздо больше - жалость. Ему было безумно жаль эту девочку, но он и правда не мог ей помочь. Все, что он мог, он сделал. Ведь сделал, верно?
  
  - Немного, но гораздо больше - мне жаль, что я не смог ничем помочь.
  
  - Вы ошибаетесь, Гарри. Вы спасли ей жизнь! - она поднялась и, подойдя к шкафу, выудила оттуда газету и затем протянула ее Гарри. - Прочтите, думаю - это многое объяснит. С самого утра все газеты об этом трубят.
  
  Внутри был громкий заголовок о поимке давно разыскиваемого серийного убийцы, но привлекло Гарри не это, а фото девочки и приписка, что одна из жертв маньяка была спасена благодаря звонку другой жертвы, которую так и не смогли найти. Розыски продолжаются, но никаких подробностей не известно.
  
  - И что теперь? Что с ней будет? Как она может жить дальше, вот так...
  
  - Это... сложно. Вы хотите ей помочь, я верно понимаю?
  
  - Конечно, ведь магия может лечить и не такие ранения. Это же так легко...
  
  Миссис Белби печально покачала головой.
  
  - К сожалению, все не так просто. Дело не в магии как таковой, а в "Статуте Секретности". О ранении этой девочки знают множество людей, и у вас никак не получится их убедить, что у нее внезапно выросли глаза. Не-маги вовсе не глупы и сразу заметят, если с ней произойдет что-то неординарное. Даже в менее публичных случаях никто не решается действовать так прямо. Вам придется подождать, как минимум год, прежде чем вы сможете чем-нибудь помочь.
  
  - Год? А что случится через год?
  
  - Об этом случае забудут, не все - но многие. Но даже это не позволит вам ее вылечить и вернуть обратно домой. Вы не первый, кто хочет вылечить своих маггловских знакомых или родственников, таких магов очень много. И если с болезнями все довольно просто, их просто так не увидишь, то с физическими повреждениями... Обычно маг лечит своих родственников, а потом увозит их подальше от предыдущего места проживания, где их никто не знает, в другую страну, например. Именно так я и предлагаю вам поступить, но не самостоятельно, а с помощью взрослых. Нужно будет дать возможность ее родителям, они сами обо всем позаботятся. Родители готовы на многое ради своих детей, и переезд в другой город или в другую страну - это минимум, что они могут сделать.
  
  Миссис Белби замолчала и принялась пить остывший чай, позволяя Гарри обдумать услышанное. Его затопило облегчение, он даже сам не осознавал, как его зацепило увиденное в том подвале. Не сама жестокость, а то, что сделали с девочкой. Он мучился от того, что не может помочь. Но теперь... теперь у него есть надежда. Возможно, в будущем он сможет помочь. Хоть чуть-чуть!
  
  Да и вообще после этого разговора ему стало заметно легче. Рассказав историю в своем темпе, он выплеснул эмоции и получил молчаливую поддержку от взрослого человека, что не часто с ним случалось ранее.
  
  - Спасибо.
  
  - Не за что, Гарри, - она тепло улыбнулась ему. - спасибо, что рассказали мне все. Если у вас будут вопросы или вам нужна будет помощь, приходите, мои двери всегда открыты.
  
  Гарри правильно понял намек и, встав, попрощался, еще раз поблагодарив.
  
  Снаружи был все тот же коридор с множеством дверей, настоящий лабиринт. Благо, у него была карта, по ней он и дошел до "своей" комнаты, а там уже сориентировался и нашел целителя Руби Маршалл. Гарри немного нервничал из-за денег, с собой у него были только фунты, да и то - немного. Но в этот раз его имя сыграло на него, и его спокойно отпустили в "Дырявый котел" за деньгами.
  
  Уже оплатив услуги больницы - пятнадцать галлеонов, Гарри вернулся в свою комнату в пабе и, развалившись в кровати, задремал под тихий шум с улицы.
  
  
  
  Глава 30
  
  
  Следующие несколько дней, Гарри сидел в комнате, выходя только покушать. Снаружи, на улице, он ощущал себя... неуютно. Было достаточно трудно наслаждаться прогулкой, когда ожидаешь удара в спину от каждого человека. Сначала казалось, что нападение не повлияло на него, но реальность показала свою темную сторону, и теперь он подсознательно ожидал того же от каждого встречного. Поэтому он вернулся в комнату и просидел там несколько дней, пока не решил, что хватит с него. Лучше уж идти к друзьям, тем более, что Рон давно уже приглашал его, там он будет чувствовать себя в безопасности и сможет повеселиться или заняться чем-то полезным.
  
  Время было послеобеденное, и он надеялся, как раз нормальное для первого посещения. Купив щепотку порошка, Гарри бросил ее в огонь и выдохнув: "Нора" зажмурил глаза, пережидая, пока мир перестанет крутиться. На выходе он споткнулся и с чертыханием растянулся на полу. Слава Мерлину, в комнате не было свидетелей его позора, там вообще никого не было!
  
  Гарри поднялся и с интересом огляделся; комната была немаленькая, что и неудивительно - тут жила семья из девяти человек. Похоже, это была гостиная, совмещенная с кухней. На стенах висели рисунки в рамках, движущиеся фотографии, у стен стояли всякие шкафчики и прочая мебель. Он заметил, что практически все тут создано из дерева. Но выглядело на удивление уютно и не так стерильно, как у Дурслей.
  
  Пять минут спустя Гарри заподозрил, что оповещающие чары не сработали. Были ли тут вообще какие-нибудь чары? Для порядка позвав хозяев и не услышав отклика, он пожал плечами и шагнул вперед, намереваясь выйти на улицу. Но на третьем шаге его мягко спружинило обратно, не позволяя выйти за определенную зону от камина.
  
  Делая небольшие шаги, Гарри за несколько минут выяснил границу - метра полтора от камина, сверх которой ему не стоило выходить, иначе его шустро выталкивало назад. И чем быстрее он рвался за периметр, тем сильнее его толкало обратно. Усмехнувшись, он присел на стул, что стоял возле камина, и принялся ждать. Это жилой дом, в конце концов.
  
  К счастью, долго скучать не пришлось, и вскоре в комнату ворвался Рон.
  
  - Гарри, привет! - удивился Рон. - Вот уж тебя я не ожидал сейчас. Ты чего тут сидишь?
  
  Гарри кисло улыбнулся и продемонстрировал, чего это он тут сидит. Рон удивился, а потом ойкнув, выбежал из комнаты с криком: "Я сейчас вернусь!" Заскучать Гарри не успел, Рон вернулся с Артуром Уизли, которого Гарри видел на платформе девять и три четверти, он был слегка закопчен и немного раздражен. Рон явно оторвал его от чего-то занимательного.
  
  - Гарри Поттер, приветствую. Счастлив тебя видеть! Много о тебе слышал от своих детей, Перси тебя очень хвалил... Так, что тут у нас? - мистер Уизли вытащил палочку и несколько раз взмахнув, проявил в воздухе серебристую сферу. - Подойдите ближе, мистер Поттер, я добавлю вас в защитную цепь.
  
  Мистер Уизли минут пять колдовал, а потом еще и выдал Гарри цепочку, которую велел надеть на запястье, и только убедившись, что Гарри надел, сказал, что можно выходить. А закончив колдовать - торопливо попрощался и ушел.
  
  - И что дальше? - растерялся Гарри.
  
  - Да ничего, выходи уже, теперь тебя пропустит дальше. Это новая защита, Билл прислал папе рунную цепочку, только недавно установили.
  
  Гарри с сомнением сделал несколько коротких шагов вперед и, не ощутив сопротивления, уже смелее зашагал вперед. Рон повел его сразу на улицу
  
  - И что, каждый раз такие сложности - когда нужно кого-нибудь впустить в дом?
  
  Рон хихикнул.
  
  - Не, это папа тебя прописал на постоянный вход, чтобы каждый раз за руку тебя не водить. А так, чтобы просто пройти, достаточно, чтобы кто-то из жильцов дома взял тебя за руку и провел в дом.
  
  Гарри кивнул и, выйдя на улицу, развернулся, решив посмотреть, как же выглядит дом... да так и застыл с отвисшей челюстью.
  
  Дом выглядел как деревянный конструктор, который собрали в небольшой спешке. Сначала поставили один блок-комнату, когда понадобилось - прилепили другой блок. И так помаленьку создали высоченную конструкцию на четыре этажа. Все было довольно аккуратно покрашено и выглядело даже нарядно, в комнатах были видны окна, а на высоте, на красной черепичной крыше торчали вразнобой пять каминных труб. Но главное не это, весь дом выглядел так, как будто прямо сейчас упадет и развалится. Гарри видел однажды "Пизанскую башню", дом Уизли производил похожее впечатление.
  
  Рон уже открыл рот, собираясь что-то сказать, но Гарри опомнился.
  
  - Очуметь! - восторженно высказался он. - А наверху не шатает, когда сильный ветер?
  
  - Не, - фыркнул Рон с облегчением, когда понял, что его критиковать не будут. - Этот дом ничего не проймет, папа тут каждую пядь земли зачаровал, включая дом. Даже если будет землетрясение, с домом ничего не случится! Если бы не чары, "Нора" бы давно развалилась. Все же отец не профессиональный строитель.
  
  - Так он что, сам его строил? - не поверил Гарри.
  
  - Ага, - Рон самодовольно хмыкнул. - сразу после выпуска из Хогвартса. Папа довольно умный, подрабатывал еще в школе, смог скопить кое-какие деньги. Выкупил небольшой кусок земли, но на дом уже не хватило. Пришлось справляться своими силами, мама тоже помогала. Вот тогда и получил хорошие навыки в трансфигурации, чарах и небольших ритуалах. Несколько недель укреплял почву, а потом за пару дней поставил комнату, в которую ты вышел камином. Ну и пристраивал потом новые помещения.
  
  - Классно, - Гарри обратил внимание на табличку, что висела у входа. Там была единственная надпись: "Нора". - Слушай, Рон, а почему "Нора"?
  
  Рон тоже посмотрел на табличку и хмыкнул.
  
  - Вся эта территория, что выкупил отец, это огромная гномья нора. Тут живут садовые гномы, довольно мирные волшебные существа. При продаже ему, конечно же, ничего об этом не сказали... А папа... он даже не возмутился. Зачаровал землю, чтобы она не проваливалась, иначе тут все бы давно под землю ушло. Тут живет целая колония этих маленьких негодников. Но папа их обожает и не позволяет маме избавиться от них. Вот в честь них он и назвал дом "Гномья нора". Но потом подумал и оставил просто: "Нора". К тому же у нас теперь название каминного адреса состоит из одного слова, это довольно круто.
  
  Гарри с интересом оглядывался, разглядывая все, на что указывал Рон. Вокруг "Норы" был разбит небольшой и слегка неухоженный сад. Невдалеке стояло еще одно здание, из которого слышалась негромкая музыка и тихие чертыхания. Там, видимо, был гараж или нечто в этом роде. Чуть далее был... свинарник? По крайней мере, некое здание, где обитали животные. По территории бродили куры, гуси и еще какие-то птицы, которым Гарри не мог дать названия. Невдалеке от дома можно было заметить аккуратный огород. Довольно большая территория вокруг дома была огорожена небольшим декоративным заборчиком.
  
  Обойдя дом с другой сторон, Гарри с удивлением увидел две тройки квиддичных колец.
  
  - Ничего себе. У вас тут даже квиддичное поле есть?
  
  - Ну... - протянул Рон с сомнением. - Назвать это квиддичным полем - слегка преувеличить. Создать кольца не так уж и сложно, волшебники мы или нет. Даже я, наверное, смогу за пару дней трансфигурировать такое, очень уж они большие. Правда, без подпитки оно превратится обратно через несколько часов, но сам факт. Пойдем, полетаем?
  
  - Спрашиваешь?.. - восторженно ответил Гарри, который уже соскучился по полетам, и рванул за другом.
  
  
  * * *
  Два часа спустя, когда они налетались до упаду, Рон привел его к озеру, где они и улеглись отдыхать.
  
  - А где близнецы, Перси... да и вообще все?
  
  - Мама с Джинни ушла к тетушке Мюриэль, Перси у себя в комнате... а может, и нет, может, ушел к подруге. Близнецы пытаются договориться с очередным владельцем магазина, чтобы он продавал их "Игрушечные войны".
  
  - В очередной раз? В смысле, кто-то не хочет их продавать?
  
  - А, - Рон махнул рукой. - Не спрашивай, больная тема. Все эти торговцы выставляют такие кабальные условия, что проще самому идти в "Косой переулок" и с рук продавать. Близнецы уже с ног сбились, Фред даже как-то вслух заметил, что проще будет собрать денег, выкупить помещение и создать свой магазин, чем отдать кому-то там свои товары. Тем более, на таких условиях! Маме это высказывание не очень понравилось, но папа, кажись, одобрил.
  
  Рон замолчал, а Гарри принялся обдумывать сказанное. Выходит, магический мир не сильно-то и отличается от обычного. Не все тут сказочно, есть жадные люди и наверняка есть и свои преступники. Покачав головой, он повернулся к Рону, но остановился. Тот под шумок задремал.
  
  Решив не беспокоить его, Гарри спустился поближе к воде и принялся за тренировку телекинеза. Должно быть, со стороны это выглядело занимательно: в воздух взлетает некий объем воды, а потом потихоньку "дождиком" возвращается обратно в озеро. Сейчас, по сравнению с первыми попытками, что в прошлом году, достижения были - небо и земля. Тогда он не мог удержать и каплю воды, его заклинание было решетом, которое было способно удержать лишь нечто твердое и небольшое. Сейчас же, он управлял огромной мелкоячеистой сетью... очень мелкоячеистой. Конечно, так казалось лишь по его ощущениям, он не мог видеть заклинание. Лишь его фантазия и ощущения составляли в мыслях картинку, как выглядит структура заклинания. Это был такой себе спрут с нитями-щупальцами. Тысячи и тысячи тонких щупалец, которые по одному очень слабы - неспособны даже сдвинуть травинку, но вместе... о-о-о! Хмыкнув, он дождался, пока последняя капля упадет обратно в озеро, и отключил таймер. Если верить браслету, то он продержал воду на весу где-то около семи минут, а это уже прогресс.
  
  Гарри зачерпнул еще воды и сосредоточился, пытаясь сильнее уплотнить структуру. Он не знал, имеет ли это какой-то смысл или нет. Так-то структура сама по себе уплотнялась, чем больше он ее использовал и чем полнее чувствовал, чем лучше управлял - тем она плотнее. Недолго осталось ждать того мига, когда он сможет удержать воду, не пролив ни единой капли. Может быть, полгода, а может быть, и меньше, Мерлин его знает! Он ведь уже больше полугода не делал осечек, не ломал несознательно что-то телекинезом. Но не решался использовать телекинез на живых, пока не владеет контролем на должном уровне.
  
  Гарри хихикнул. Он ведь сможет тогда и от дождя прятаться, ему никакие другие заклинания не будут нужны. И от снега тоже... Ну, чисто теоретически, конечно.
  
  
  * * *
  Гарри не знал, сколько времени прошло, но вскоре солнце стало садиться и со стороны дома послышался крик:
  
  - Ужин!
  
  Растолкав Рона, он помог тому подняться, и они направились к дому. Там было многолюдно. Близнецы поприветствовали Гарри хлопками по плечам и, поздравив его с прошедшим днем рождения, сели за стол. Миссис Уизли тепло ему улыбнулась и предложила:
  
  - Садись, Гарри, дорогой, поужинай с нами.
  
  Гарри сглотнул, пахло одурительно, а он за весь день проголодался так, что не стал отказываться. Тем более, что Рон весь год нахваливал стряпню своей матери, так что ему был довольно любопытно. Поблагодарив хозяйку, Гарри уселся рядом с Роном, прямо напротив Джинни. И сразу наткнулся на гневный взгляд, направленный в свою сторону.
  
  - Чего это она? - спросил он у Рона.
  
  - Кажется, она обиделась на тебя, за то, что произошло тогда на платформе.
  
  - А что произошло?
  
  Рон пожал плечами.
  
  - Спроси чего полегче. Я не понимаю, как у нее мозги работают. Но кажется, ты должен был радостно ее поприветствовать, а ты - взял и убежал, только поздоровавшись. А еще, ей неловко, что она тебя не узнала. В общем, терпи.
  
  Вскоре подошел и мистер Уизли и, сообщив, что Перси не будет, предложил начинать есть.
  
  Несмотря на то, что семья не отличалась богатством, стол миссис Уизли едва не ломился от яств. Запеченный гусь, бифштексы, ростбиф и прочее, чему он не знал названия. Всякие овощи, фрукты, салатики. Гарри даже разглядел пару видов соков и чай. Он не остался ко всему этому равнодушным и быстро включился в гонку. На удивление, все исчезало со стола в мгновение ока, и сейчас он понял, почему Рон иногда ел так, как будто его не кормили месяц. Рон просто привык. Большая семья, чтобы взять вкусненькое, нужно успеть. Тем не менее, Гарри вполне наелся и в конце ужина едва смог выпить чашку душистого чая и не лопнуть.
  
  Мистер Уизли, во время ужина развлекал всех рассказом о зачарованных шнурках, которые каждый час меняли свой цвет. Безобидное колдовство, в общем-то, но вызвало определенные проблемы. Шнурки попались одному ученому, и тот решил исследовать интересный феномен, выяснить - каким образом они меняют свой цвет.
  
  - И как, выяснил? - с любопытством спросил Фред. Или Джордж. Гарри был не уверен.
  
  - Да кто его знает? МКМ по своим каналам выяснило, что он делает определенные запросы в научных маггловских кругах, и прислали запрос в министерство магии, вот я и отправился к нему домой. Я подтвердил, да, есть у него зачарованные вещи. Потом отправились вместе с представителем МКМ и каким-то маггловским служащим, изъять эти шнурки. Все прошло без проблем, к счастью.
  
  - И что, стерли ему память?
  
  - Нет, конечно! Чиновник забрал у него эти шнурки, и дело с концом. Запомните, стирают память в очень редких случаях, да и то это не всегда оправданно. Магглы, они же постоянно все записывают, общаются друг с другом. А всем память не сотрешь... Вроде у них даже есть записывающие кристаллы, которые показывают изображение. Что скажешь, Гарри, есть такие? Ты же живешь у магглов, должен знать.
  
  Гарри нахмурился, пытаясь сообразить, что еще за кристаллы? А потом просветлел.
  
  - Вы имеете в виду видеокамеры? Да, такие есть. Не знаю, есть ли в них кристаллы, я не разбираюсь в технике, но изображение они точно записывают. А потом его можно просмотреть на других устройствах.
  
  - Вот! - победно поднял палец мистер Уизли. Он явно был горд, что так хорошо знает магглов. - Стирание памяти используют все реже, в МКМ это вообще запрещают. Молли, спасибо за ужин, как всегда - замечательно. Гарри, ты останешься с ночевкой? Нет? Тогда до свидания, заходи, мы всегда рады друзьям наших детей. Я ушел в гараж... - он помахал всем рукой и вышел из дома.
  
  Миссис Уизли магией убирала стол, оставив остальных общаться. Близнецы и Джинни сразу ушли в свои комнаты, оставив Рона и Гарри. Гарри тоже засобирался и, попрощавшись с другом и его матерью, улетел сквозь огонь прямо в Лондон! Так и закончился его первый день в "Норе". Замечательный день!
  
  
  
  Глава 31
  
  
  Казалось, время ускорило свой бег и дни потекли один за другим. Практически каждый день Гарри наведывался к семье Уизли и проводил там множество времени. Миссис Уизли даже предложила остаться у них до конца каникул, но он, подумав, вежливо отказался. Проживание в "Дырявом котле" давало ему частичку свободы... которую он не сильно использовал, но тем не менее - это было приятно. Невилл уехал к родственникам и вернется ближе к началу учебного года, а наведываться к девочкам Гарри посчитал лишним.
  
  Совершенно разленившись за неделю, не проведя не единой тренировки, не читая книг и вообще ничего не делая, кроме загулов с Роном, Гарри решил составить себе расписание. Не так уж много ему нужно было делать, чуть-чуть почитать на будущий год, хотя бы зелья подтянуть! Потренировать телекинез и Люмос, благо, это можно делать и у Уизли, а также - попробовать медитацию.
  
  Подумав, Гарри кивнул сам себе. На все про все ему нужно не больше пары часов в день, что совершенно не обременит его и не помешает болтаться с друзьями. Решив не откладывать, он открыл окна настежь, впуская внутрь звуки улицы.
  
  Усевшись на пол, в центре комнаты, Гарри попытался принять позу, показанную в книге, но она была жутко неудобной, а удобство - это именно то, чего нужно было добиться. Промучившись полчаса с разными позами, он просто разлегся на полу, раскинув руки, и закрыл глаза, вспоминая следующий шаг. Теперь ему нужно было выпустить магию. В книге этого не было - там описывался обратный процесс, впитывание маны из окружающего пространства. Но ему-то нужно было медитировать для другой цели, так что - инструкции немного отличались и были дополнены мистером Олливандером.
  
  Расслабившись, глубоко и ровно дыша, Гарри попытался выкинуть все мысли из головы... и потерпел очередную неудачу. Чем больше он пытался не думать, тем больше в голове возникало мыслей. Через десять минут он выругался, он был вспотевшим и весь напрягся, что было совершенно ему не нужно!
  
  Пролежав полчаса в попытках расслабиться, Гарри едва не задремал и вынужденно сел в неудобную позу, описанную в книге, иначе он просто рисковал заснуть. Как ни странно, это действительно помогло. Это неудобство здорово ему мешало, и все мысли были только о неудобной позе; незаметно для себя он расслабился. Вдох, задержать дыхание - выдох... вдох... выдох. Он постарался слиться с окружающим пространством, что было вокруг него. Мана, она есть везде. В воздухе вокруг нас, в наших эмоциях, в земле, по которой ходим, в огне, что горит в камине, в нем самом. Везде! Ему... ему просто нужно поделиться своей маной с своим окружением.
  
  Гарри выдохнул и улыбнулся. В голове, казалось, посветлело, и он почувствовал, что делать дальше. Это было похоже на использование заклинаний. Каждая клеточка его тела что-то источала, что-то... эфемерное, почти неощутимое. Он уже чувствовал это раньше, когда выполнял заклинания. Но ранее это чувство было мимолетно, сейчас же все было намного яснее. Это вызвало почти эйфорию... и мгновенно сбило его с ритма, выбив из необходимого состояния.
  
  Гарри, улыбаясь, открыл глаза и... покачнулся от слабости. Голова немного гудела, и комната неторопливо вращалась. Он ойкнул и осторожно лег на пол, закрыв глаза. Похоже... у него получилось, да так, что он даже перестарался. Магическое истощение было ему знакомо, но сейчас было едва ощутимо. Уже через пару минут слабость ушла, и Гарри опять сел в неудобную позу - пора приступать к тому, для чего все это и затевалось, к медитациям.
  
  Расслабиться получилось не скоро, постоянно отвлекали посторонние мысли и ощущения, но Гарри с этим справился и принялся выполнять инструкции из книги. Следующие два часа были самыми скучными в его жизни. Он так и не смог ничего почувствовать, никакого просветления тоже не было. Правильно ли он действовал? Медитировал ли он? Ответов на вопросы у него не было, но он знал, где их получить. Но на всякий случай, он решил попробовать еще несколько раз, прежде чем надоедать старику Олливандеру.
  
  Вызвав время, Гарри немного нервно хихикнул. Два часа на все про все, включая чтение? Угу, почти. Уже было далеко за полдень, прошло больше четырех часов с тех пор, как он принялся за попытку помедитировать. В животе забурчало, и он решил закончить на сегодня. Хватит! Пора "завтракать"!
  
  
  * * *
  Во второй половине дня Гарри отправился в "Нору". Рон и мистер Уизли тут же поприветствовали его, не отвлекаясь от шахматной доски.
  
  Гарри подошел посмотреть, но только разочарованно вздохнул. Партия только началась, а зная Рона и мистера Уизли, затянется все это на час, не меньше. Мистер Уизли играл не хуже Рона, скорее, даже лучше. Отвлекать их разговором Гарри тоже не стал, он знал, насколько сильно оба сосредотачиваются во время игры друг против друга.
  
  Выйдя на улицу, Гарри огляделся. Миссис Уизли приглядывала за огородом, с помощью заклинаний, понятное дело. Из гаража слышались азартные выкрики одного из близнецов. Заинтересовавшись, он подошел ближе и заглянул внутрь. Там было на что посмотреть. Слева стоял старенький автомобиль, видимо - тот самый "Форд". Полки были забиты всякими вещами, начиная от телевизора, заканчивая тостером и розовым резиновым утенком. Гарри с трудом оторвал от последнего взгляд и посмотрел на близнецов, что стояли в центре.
  
  Джордж скакал вокруг Фреда, а тот что-то делал с обычным маггловским подвесным замком. Щелкнуло, и замок раскрылся. Фред победно усмехнулся и воскликнул:
  
  - Девятнадцать секунд, я считал - новый рекорд!
  
  - Что вы делаете? - прервал веселье Гарри.
  
  - Учимся вскрывать замки... Разве не видно? - Фред выглядел слегка недовольным, что их прервали. - Ладно, теперь твоя очередь, - он протянул шпильку и замок близнецу. Тот закрыл замок и дождавшись знака от Фреда, тут же принялся за дело.
  
  Гарри с интересом наблюдал за процессом. Было хорошо заметно, что близнецы уже опытные взломщики и учиться им ничему не нужно, они уже все умеют. На скорость вскрывают. Правда, один-единственный замок, но... Гарри и такого не умеет. Впрочем...
  
  Джорджу понадобилось не менее половины минуты, чтобы вскрыть замок, и он недовольно запыхтел. Фред с довольным выражением лица тут же записал что-то в листок и, приняв замок, принялся его вскрывать по новой.
  
  Гарри посетила интересная мысль. Он ведь владеет телекинезом, верно? Он может чувствовать то, к чему "прикасается" заклинанием. Так почему бы ему не попробовать взломать замок, просто - для интереса. Он не стал отвлекать близнецов, сначала - просто обхватил своим "вниманием" шпильку и сам замок, включая скрытые внутренности.
  
  Минут пять не получалось ничего понять в мешанине ощущений, пока Гарри не сообразил и не закрыл глаза. Чувствительность сразу увеличилась, и, понаблюдав некоторое время, он сообразил, что шпилькой один из близнецов просто отодвигает пружину, от чего замок и открывается. Все просто!
  
  Гарри дождался, пока Джордж закончит, и спросил:
  
  - А можно мне попробовать?
  
  Джордж пожал плечами и протянул ему замок. Гарри не стал брать шпильку, он просто закрыл замок и тут открыл его телекинезом. Повторив процедуру раз пять и убедившись, что все работает, он вернул замок удивленным близнецам.
  
  - Как ты это делаешь, Гарри?
  
  - Телекинез. На самом деле все просто.
  
  - Круто! Правда, магией я и сам вскрыть его могу за секунду, но это не интересно. К тому же, магия не всегда при мне, зато шпилька - всегда! - сказал Фред и продолжил свою игру.
  
  Гарри фыркнул и, выйдя из гаража, пошел дальше. Насколько это забавно выглядит со стороны! Маги, что живут в магическом мире, считают магию обыденностью и с интересом учатся тому, что могут дать в маггловском мире. Тот же мистер Уизли постоянно с чем-то ковыряется у себя в гараже, в свободное время. А магглорожденные, наоборот, с интересом учатся магии, придавая ей первостепенное значение. Не все конечно, но многие.
  
  У озера Гарри присел возле дерева и задумался. Возня близнецов дала ему интересную идею. Почувствовать замок или иную вещь - это круто, но что, если почувствовать пространство вокруг себя? Траву, деревья, животных... людей? Он уже читал о таком ранее. Раньше, века назад, слепые маги могли так ориентироваться в пространстве, с помощью телекинеза. Ничуть не хуже, чем зрячие. А главное, они могли смотреть сразу во все стороны. Ему в голову пришло: это же отличный способ защиты. Никто не сможет к нему подкрасться и стукнуть его по голове! Больше никто!
  
  Гарри раскинул "щупальца" телекинеза вокруг себя метров на пять и сосредоточился на ощущениях. Колышущаяся трава, муравьи, нора в паре метров от него и любопытный гном, что оттуда выглядывает, ветер и дерево за его спиной. И еще тысячи других предметов, что он ощутил в это мгновение. Это был как взрыв, и голова мгновенно закружилась, его едва не стошнило от сильного приступа головокружения.
  
  Гарри сразу отстранился от телекинеза - этому он научился быстро, еще в начале освоения заклинания структуры, иначе можно было сойти с ума, постоянно ощущая все, к чему "прикасается" заклинание. Пришлось пробовать раз за разом, отстраняясь от ощущений, но не полностью, чтобы что-то оставалось на грани и он мог чувствовать пространство. Получалось, конечно же, откровенно плохо. Но ведь получалось, верно?
  
  Несколько часов попыток, и Гарри уже не валился каждый раз с острым приступом головокружения и даже смог встать и сделать первый шаг. Правда, ощущения смазывались и, чтобы не упасть, пришлось закрыть глаза. Как ни странно, но так было намного легче. Гарри сосредоточился на дереве и на том, куда наступить в следующий момент. Это было так странно, ощущать себя как бы со стороны, но тем не менее, он смог сделать круг, а потом еще один. И третий.
  
  - Эй, дружище?
  
  Гарри продолжал шагать, пытаясь привыкнуть к ощущениям. Все это было настолько странно, что буквально забивало все ощущения - кроме тех, что шли от телекинеза. Ощущений было слишком много, и он не знал, что делать, как обуздать этот поток ощущений. Но что-то делать было нужно! Нужно привыкнуть, только и всего!
  
  - ГАРРИ!
  
  Гарри дернулся и вздрогнул всем телом, резко обернувшись. Сзади него стоял Рон и обеспокоенно смотрел на него. Черт возьми, он настолько сосредоточился, что ничего не замечал вокруг. А ведь именно для таких случаев он и занялся всей этой чертовщиной!
  
  - Гарри, что произошло?
  
  - В смысле? О чем ты? - удивился Гарри, справившись с собой.
  
  - Я этого сразу не заметил, но мама у меня спросила, нормально ли твое поведение, и я понаблюдал за тобой. Ты сильно вздрагиваешь, когда кто-то подходит к тебе сзади. Такого не было до твоего дня рождения. Что случилось?
  
  Гарри открыл было рот, чтобы опровергнуть сказанное, и закрыл его обратно, задумавшись. В конце концов, почему бы и не рассказать? Почесав затылок, он предложил Рону присесть и сам уселся напротив.
  
  - В общем, в тот день я решил прогуляться в Лондоне и пошел в зоопарк...
  
  Гарри не вдавался в сочные подробности и не описывал всю ту жестокость, что увидел, но описал всю безнадежность ситуации, в которую попал. Рон, на удивление, был серьезен и не перебивал. Это было нетипично для него, но... приятно. Сперва рассказывать было тяжело, Рон был его близким другом, в конце концов, и удивил своим серьезным поведением, и Гарри справился с собой и рассказал все до конца, включая посещение больницы.
  
  - Ничего себе, - Рон был впечатлен и немного испуган. - Я и не знал, что у магглов такие психи бывают. Видимо, не зря мама постоянно твердит, что одному в маггловский мир выходить нельзя. И что дальше, Гарри? Ты теперь будешь налегать на атакующие проклятия?
  
  - Зачем мне атакующие проклятия? - удивился Гарри.
  
  - Ну как же? - Рон растерянно покрутил рукой, изображая нечто непонятное. - Чтобы защититься от таких вот психов... да и вообще.
  
  Гарри отрицательно покачал головой:
  
  - Ты не понимаешь, Рон. Никакие атакующие заклинания мне не помогли бы в тот момент. Меня просто ударили по голове, и я потерял сознание. К тому же, у меня не было палочки. А большинство атакующих заклинаний довести до беспалочкового уровня... ну, это не наш уровень. Нет, я буду изучать защитные заклинания и целительство. И в любом случае я продолжу развивать телекинез, он поможет мне в случае нападения. Именно с его помощью я смог спастись.
  
  Они провели несколько минут в тишине, каждый думая о своем. Вскоре Рон справился с эмоциями и, вспомнив о чем-то, усмехнулся.
  
  - Слушай, Гарри, а чем ты занимался до моего прихода? Я пока шел, наблюдал за тобой. Ты ходил вокруг дерева, закрыв глаза. Ничего не делал, просто ходил.
  
  - Я... э-э-э, чувствовал.
  
  - Что, прости?
  
  Гарри замялся, пытаясь сообразить, как объяснить то, что происходило тут, на полянке возле дерева.
  
  - Понимаешь, Рон, с помощью телекинеза можно ощущать окружающее пространство. Я этим раньше едва пользовался, но сегодня я подумал: почему бы и не использовать это для своей защиты. Структуру заклинания я могу растягивать на десятки метров вокруг себя, и если научусь чувствовать пространство, то вот такие нападения, со спины мне будут не страшны.
  
  - Это не очень тебе помогло, я подошел к тебе и с минуту тебя звал, а ты даже не ощутил мое присутствие.
  
  Гарри пожал плечами.
  
  - Это... сложно. Даже если я просто сижу, сложно. А в движении это усложняется в разы. Неудивительно, что я тебя не заметил. Не думаю, что такая магия мне скоро покорится. Если вообще смогу такому научиться.
  
  - Уж кто-кто, а ты сможешь, я уверен, - Рон хмыкнул. - Ты помешан на своем телекинезе. Но вообще-то, я не знаю ни одной магической науки, которая давалась бы легко. Везде есть свои сложности...
  
  Гарри согласно кивнул. Он уже понял это и даже успел смириться с таким положением дел.
  
  - Слушай, Рон, а почему ты постоянно с мистером Уизли в шахматы играешь? Больше никто не хочет?
  
  Рон фыркнул и закатил глаза.
  
  - А с кем мне еще играть? С близнецами? Билл тоже неплохо играет, но он не слишком жалует шахматы. К тому же он в Египте и посещает нас не так уж и часто, занят. Чарли тот еще маньяк, интересуется только чарами и животными. Ну и, опять же, он постоянно был в Хогвартсе, а после уехал в заповедник и сейчас ему не до игр, слишком загружен. Джинни в шахматы не играет. Вот и остается только с папой играть. Тем более, что он меня и научил играть. Он довольно хорошо играет, так что я навострился так, что у Билла три из пяти партий выигрываю, а это о многом говорит. Билл очень умен!
  
  - А как же Перси?
  
  - Перси-и-и... - протянул Рон. - Он не играет, вообще. Однажды, на втором курсе, он проиграл партию в Хогвартсе - на деньги. В сердцах он поклялся, что больше никогда не будет играть в шахматы. Вот с тех пор и не играет.
  
  - Серьезно? Это что, была какая-то магическая клятва?
  
  - Магическая клятва? Где ты услышал эту чушь, Гарри? Не существует никаких магических клятв, по крайней мере, я о таких не слышал. Нет, просто поклялся и выполняет свою клятву. В магическом мире стараются клятвы не нарушать, говорят, это плохо влияет на мага. Но ничего магического в этом нет. Перси просто всегда выполняет свои обещания.
  
  - Буду знать. Что, вообще никаких магических клятв нет?
  
  - Ну почему же? Есть. Непреложный обет. Вот только это не клятва, а ритуал из ментальной магии. В общем, Непреложный обет - это обмен клятвами, который невозможно нарушить без последствий. По крайней мере, первые несколько лет. Ни один ритуал не может обеспечить надежность более, чем на некоторое время.
  
  - Да, название говорящее. Что происходит с тем, кто его нарушит?
  
  - Он умирает, - просто ответил Рон. - Когда мне было лет пять, Фред с Джорджем пытались заставить меня принести такой Обет. Уж не знаю, где они раздобыли его описание, но... Я чуть было не принес Обет, уже держался с Фредом за руки и все такое, но тут нас застукал папа. Он чуть с ума не сошел, - от этих воспоминаний у Рона даже заблестели глаза. - Единственный раз, когда я видел папу рассерженным еще почище мамы. Отец так орал, что стекла звенели. Выпорол всех троих так, что мы несколько дней сидеть не могли и спали на животе. Это был единственный раз, когда папа нас серьезно наказывал. Обычно он очень добрый и мягкий.
  
  - Ничего себе.
  
  - Ага, - согласился Рон. - Это уже позже я узнал, чем Обет так опасен. Этот ритуал создает внутри мага ментальный конструкт, не спрашивай, что это такое, я не знаю. И этот конструкт следит за выполнением клятвы, даже в мыслях принесшего Обет. И если ты вдруг помыслишь не то, что надо... Говорят, от этого ритуала жуткие смерти бывают. Папа всей семье тогда запретил пользоваться таким ритуалом, это очень опасно и даже вредно. Ладно, чего мы все об этой зауми разговариваем? Я чего пришел, близнецы зовут нас сыграть в партию игрушечных войн, два на два. Будешь?
  
  - Конечно, что за вопрос? - согласился Гарри.
  
  Мальчишки вскочили и побежали к дому.
  
  
  
  Глава 32
  
  
  Жизнь налаживалась, и Гарри успокаивался, все меньше вздрагивая от чужого присутствия. Он отдавал дань учебе - несколько часов в день - и после убегал к Уизли, проводя там все свободное время.
  
  Гарри потихоньку узнавал, как живет семья Уизли и волшебные семьи вообще. Оказывается, в той местности жили много волшебников: Уизли, Лавгуды, Диггори, Нотты. Это были лишь фамилии, которых он запомнил, потому что сталкивался с ними в Хогвартсе. Но были и другие, множество других! С Седриком Диггори он был шапочно знаком, тот был ловцом в команде Хаффлпаффа, а вот Лавгудов припомнить не мог. Но вскоре познакомился и с ними!
  
  Джинни спустя несколько дней перестала дичиться и уже не смотрела на Гарри волком. Оказалось, она довольно стеснительная, сразу этого и не скажешь. А еще пару дней спустя он увидел ее с другой девочкой.
  
  - Кто это? - спросил он у Рона.
  
  Рон оглянулся и, увидев девчонок, скривился.
  
  - Это полоумная Лавгуд, живет тут недалеко. Подружка Джинни.
  
  - Полоумная? В смысле? Это что, имя такое или ты ее так называешь?
  
  - Она сумасшедшая, потому так и называю, - категорично заявил Рон. - слышал бы ты, что она говорит, а главное: КАК она это говорит.
  
  Гарри не стал это комментировать. Рон иногда был довольно предвзят и не стеснялся высказывать свое мнение. Но - иногда - он это мнение менял.
  
  Луна, так звали эту девочку, была на первый взгляд немного странной. Отстраненный голос, расфокусированный взгляд, все это производило неоднозначное впечатление. Но Гарри видел похожий взгляд и ранее. Мистер Олливандер смотрел так же, когда читал ауру. Может быть, она тоже видит ауру? Кто знает?
  
  Впрочем, Гарри не услышал от нее ничего странного за те несколько минут, что они общались! А больше общаться не получалось, он не горел особым желанием разговаривать с девчонками, и это было взаимно.
  
  
  * * *
  Гарри с интересом наблюдал, как миссис Уизли управляется с хозяйством. У нее всегда находилось подходящее заклинание под нужную задачу. Помыть посуду? Взмах палочкой, и щетки взмывали и начинали натирать тарелки и сковородки. Порезать овощи? Другой взмах палочкой. Даже огород она поливала не сама, а с помощью магии. Он наивно думал, что она будет следить за огородом сама: выпалывать сорняки, убирать созревшие овощи. Как бы не так! Все это делалось целиком и полностью с помощью магии.
  
  Когда Рон рассказал, что миссис Уизли снимает урожай каждую неделю, Гарри не поверил. Не поверил, пока сам не увидел, и потом весь день ходил под впечатлением.
  
  - Именно мама нас кормит, а отец зарабатывает на все остальное, - пояснил Рон обалдевшему Гарри. - Мы ни единого кната не тратим на еду, но все равно денег не особо хватает. За Хогвартс заплати, школьные принадлежности купи, на дальнейшую учебу отложи... и все такое прочее. А еще папа постоянно покупает у магглов всякие безделушки, что тоже денег стоит. Вон, чтобы купить "Фордик", ему пришлось несколько месяцев копить, хоть тот и был помят и не работал. Но тем не менее, отец его разобрал, починил, зачаровал, и теперь все работает!
  
  - А сколько мистер Уизли зарабатывает?
  
  - Что-то около пятисот галлеонов в месяц. Не так уж и много для начальника отдела, пусть и маленького.
  
  Гарри поперхнулся. Ничего себе, и это он называет немного?
  
  - Стоп-стоп-стоп! Оплата за Хогвартс? Разве Хогвартс - это не бесплатная школа магии?
  
  - С чего бы? - изумился Рон. - Конечно же, платная. Учителям нужно платить? Нужно!
  
  - Мне в письме ничего такого не сообщали.
  
  Рон пожал плечами.
  
  - Может быть, твои предки оплатили Хогвартс заранее, некоторые родители так делают.
  
  Гарри задумчиво кивнул, он что-то слышал насчет этого. Точно! Хагрид однажды говорил, что он был записан в Хогвартс сразу после рождения.
  
  Но главное, Гарри изумляло то, что у миссис Уизли еще оставалось время, чтобы заниматься своими делами и приглядывать за детьми. За малейшую провинность она тут же отправляла сыновей обезгномливать сад. Бесполезное занятие, на его взгляд: норы этих маленьких существ находились как на территории семьи Уизли, так и вне ее. Гномы по своим норам тут же могли вернуться. Но им это нравилось; как только кто-то ловил одного гнома, тут же на крики пойманного выбиралась целая куча маленьких человечков, чуть ли не выстраиваясь в очередь и начиная скандировать:
  
  - Кру-у-ути!
  
  Поедая бутерброды, Гарри и Рон с удовольствием наблюдали за близнецами, которые в этот раз обезгномливали сад после шутки над Перси.
  
  - Слушай, Джордж, а они разумны? Говорить-то они умеют...
  
  - Вполне разумны, но не на уровне волшебников. Но подгадить могут, если ты их обидишь. Память у них хорошая. Вообще садовые гномы довольно мирные существа и не нападают без причины. Разве что огород могут обчистить, мама постоянно их гоняет.
  
  Джордж выдохнул и, хекнув, крутанулся и швырнул очередного гнома за ограду. Вереща, маленький гном скрылся в высокой траве.
  
  - Это не жестоко, вот так их кидать?
  
  Рон хмыкнул.
  
  - Иди сам попробуй, зашвырни одного. Это же не люди, люди мягкие по сравнению с гномами. А иначе, ты думаешь, они лезли бы сюда с таким азартом, если бы им постоянно больно было? Конечно, не все гномы любят это дело. Меня даже пару раз укусили, когда я чистил сад. А зубы у них о-го-го!
  
  - Не-е! Бутерброды важнее! - провозгласил Гарри и в подтверждение своих слов забрал себе последний бутерброд.
  
  
  * * *
  В середине недели прилетела сова с письмом из Хогвартса. Гарри с интересом развернул письмо и вчитался в список книг, что требовался на следующий учебный год. Только один учебник разнился с теми, что у них были в прошлом году:
  
  "Учебник по волшебству, второй курс". Миранда Гуссокл.
  
  Требовалось также купить ингредиенты, перья и прочие мелочи, которые понадобятся в школе.
  
  Гарри не спеша позавтракал бутербродами и вкусным чаем, а потом направился к Уизли. Он ожидал переполоха по поводу писем, но ничего подобного не происходило. Миссис Уизли убиралась на кухне и буквально сияла.
  
  - Пришли письма из школы, - пояснил Рон, выходя на улицу. - Перси получил двенадцать "Превосходно". Мама в шоке и безумно счастлива.
  
  - Неудивительно! Когда собираетесь в Косой переулок?
  
  Рон безразлично пожал плечами.
  
  - Не знаю. Мне там делать нечего. Может быть, только свежие ингредиенты купить, все остальное у нас есть! Мама с Джинни собираются завтра сходить. Фред и Джордж самостоятельно могут купить все, что надо, они же постоянно мотаются в Косой переулок.
  
  - Это что такое? - Гарри, задрав голову, всматривался в небо, следя за летящим объектом. - На самолет не похоже, слишком маленький.
  
  Рон тоже задрал голову и тут же радостно воскликнул.
  
  - Дельтаплан! У нас тут недалеко от деревни был парапланерный клуб, но его несколько лет назад закрыли. Видимо, опять открылся.
  
  Гарри смешался и покраснел от слов друга.
  
  - Эй, приятель, ты чего?
  
  - Да так... вспомнил первый урок полетов, ты тогда хвастался, что едва не столкнулся с дельтапланом. Я думал, ты заливаешь, а оказывается...
  
  Рон удивленно покрутил головой и расхохотался в голос.
  
  - Ха-ха... ой, не могу... ха-ха-ха... - Рон вытер выступившие слезы. - Уф, ну ты рассмешил. Конечно же, я заливал! Наши метлы зачарованы, они не могут вылетать за область антимаггловских чар, просто не летят дальше, останавливаются. А дельтапланы летают намного выше. Поэтому столкнуться с дельтапланом я никак не мог, - Рон воровато оглянулся и тихо шепнул Гарри: - Может, пойдем посмотрим, как они взлетают? Пока мама не смотрит!
  
  Гарри с энтузиазмом кивнул и поспешил вслед за другом. Жизнь определенно налаживалась!
  
  
  * * *
  Ранним утром тридцать первого августа Гарри проснулся от грохота и заполошно вскочил, пытаясь продрать глаза и на автомате выискивая угрозу телекинезом. За август он уже немного привык к ощущению пространства вокруг себя и мог вызывать его без особой концентрации, хотя после нескольких минут использования голова начинала побаливать.
  
  Не найдя никаких угроз в комнате, Гарри слегка расслабился и щелчком пальцев зажег светляк над головой.
  
  Протерев глаза, Гарри недоверчиво уставился на кучку вещей возле чемодана. Сам чемодан был раскрыт и заполнен вещами доверху, прямо с горкой. А ведь там оставалось еще немало места!
  
  Быстро собрав упавшие вещи, Гарри нахмурился. Что происходит? Из чемодана выпали новые учебники, что он недавно купил, одежда, мантия-невидимка и прочее, что было на верху чемодана. Может?.. Он моргнул и подошел поближе к чемодану и присмотревшись, чертыхнулся.
  
  Гарри уже и забыл, что Перси зачаровал чемодан не навсегда. К хорошему быстро привыкаешь, вот он и привык... на свою голову. Хорошо, что это произошло не во время поездки, а то было бы неловко.
  
  Первой мыслью было снова обратиться к Перси, в прошлый раз староста Гриффиндора справился с зачарованием за несколько минут. Но... зачем? Он что, каждый раз будет обращаться к Перси? Как-то это... не круто! Тем более, рядом с кафе Фортескью есть замечательный магазинчик, где можно найти интереснейшие предметы! У Гарри давно руки чесались зайти туда и детально все осмотреть, но все повода не было, жалко было тратить деньги, хоть и хотелось. Но в текущей ситуации... почему нет?
  
  С трудом дождавшись завтрака, Гарри вприпрыжку направился вниз по улице, попутно здороваясь с знакомыми волшебниками. Заглянув в лавку, Гарри залип у витрины, рассматривая различные вещи, пытаясь понять, как и зачем зачарована та или иная вещь. Чего тут только не было: напоминалки, зачарованные перья, самопомешивающиеся котлы, игрушечные метлы и еще сотни и сотни вещей, которым он не знал названия. На стене висел красивый персидский ковер. Гарри мог бы поклясться, что это легендарный ковер-самолет.
  
  - Гхм. Мистер, я могу вам помочь?
  
  - Да, конечно, - улыбнулся Гарри продавцу. - Мне нужен рюкзак. Волшебный рюкзак. - уточнил он.
  
  - Конкретнее, пожалуйста. Что именно вас интересует: зачарование на прочность, снижение веса, расширение пространства, защита от воровства, что-нибудь еще?
  
  Гарри завис, пытаясь сформулировать свои желания.
  
  - А что вы посоветуете? Мне нужно только расширение пространства, но...
  
  - Понятно. Если вы берете расширение пространства, то настоятельно советую брать и зачарование на прочность. Это не обязательно, но продлит жизнь вашего рюкзака на много лет. Если вы не знали, то при повреждении зачарованного материала заклинание может рассеяться. С расширенным пространством это особенно опасно, большое количество вещей может вас попросту похоронить под завалами из вещей.
  
  - Э-э-э... мне много не нужно, нужен школьный рюкзак с возможностью поместить в него чемодан.
  
  - Значит, нужно добавить и снижение веса. Иначе вы его просто не унесете. Хм, сколько отделений вам нужно?
  
  - Отделений?
  
  Продавец хмыкнул, но не стал ничего объяснять. Вместо этого он прошел в подсобку и вскоре вернулся с обычным маггловским черным рюкзаком.
  
  - Вот, смотрите, - он показал на застежку-змейку и два бегунка разных цветов, - если вы потянете за темный бегунок, откроется обычное отделение. Там нет расширения пространства и снижения веса, его может открыть любой человек, защиты нет. Синий бегунок открывает волшебное отделение, с расширенным пространством, оно не имеет веса. Открыть его может только тот, к кому привязан рюкзак. Защита слабенькая, поможет против любопытных, но знающий волшебник легко ее вскроет. Но школьники вряд ли смогут преодолеть защиту.
  
  - А что будет, если за синий бегунок потянет кто-то посторонний?
  
  - Откроется обычное отделение, ничего больше. Можно свободно использовать в маггловском мире.
  
  - Понятно. А туда точно влезет чемодан? - с сомнением спросил Гарри. - На первый взгляд, рюкзак слишком маленький для этого.
  
  - Не сомневайтесь, все предусмотрено. Зачаровано на совесть, когда вы помещаете вещь в волшебное отделение, вещь уменьшается. Тут даже мысленное управление есть, иначе можно запутаться в многочисленных вещах.
  
  - Мысленное управление? Это как?
  
  - Кладете вещь в волшебное отделение, а когда хотите ее забрать, просто представьте вещь в подробностях, - продавец продемонстрировал свои слова. Закинул внутрь монетку, а потом поднял руку над раскрытым рюкзаком и... тут же поймал монетку. Та просто влетела ему в руку. - Основано на заклинании "Акцио" и требует привычки. Если не знаете, что это за заклинание, прочтите в библиотеке. В Хогвартсе оно изучается. Можно действовать и по-старому, доставать руками.
  
  - Круто! - восхитился Гарри. - И сколько все это стоит?
  
  - Сто десять галлеонов.
  
  Гарри присвистнул.
  
  - Немало! Но все же, мне казалось, артефакты должны стоить намного дороже.
  
  - Ну, артефакты и стоят дороже. А я продаю зачарованные вещи, не более. Чтобы вы понимали разницу, артефакт будет работать практически вечно, рюкзак же... ну, я даю гарантию на десять лет использования всем своим вещам, потом заклинания начнут рассеиваться.
  
  Гарри задумался. Стоило прилично, но вполне по финансам. Кивнув себе, он подытожил:
  
  - Беру!
  
  После оплаты продавец попросил его взять рюкзак в руки и несколько минут колдовал, создавая привязку. Никаких спецэффектов не возникло, и Гарри не сразу сообразил, что все уже закончилось.
  
  - Все уже?
  
  - Да, мистер! Что-то еще?
  
  - Я осмотрюсь!
  
  Еще долго Гарри бродил между стеллажей и витрин, то и дело спрашивая, что делает та или иная вещь. Продавец был на диво терпелив и без раздражения отвечал на многочисленные вопросы. В итоге Гарри выбрал себе термос и небольшую коробку, в которую можно положить еду. Отличительными особенностями этих вещей было то, что еда в коробке практически не портилась и не остывала, то же самое касается и термоса.
  
  Гарри это показалось довольно интересным и полезным, ему часто не хватало еды в Хогвартсе, когда он гулял вне замка. Ну и не последнюю роль сыграло то, что вещи выглядели насквозь маггловскими, их можно было использовать где угодно.
  
  Уже выходя из лавки, Гарри обратил внимание на целую галерею разнообразных перьев и задумчиво остановился. Чуть менее чем через месяц будет день рождения Гермионы, и стоило купить подарок. Красивое, а главное - полезное перо будет как раз кстати!
  
  - А что эти перья делают? - Гарри указал на вазу с высокими разноцветными перьями.
  
  - Это вариации Прытко Пишущего Пера. Гм, как бы объяснить? Это зачарованное перо, которое записывает потаенные мысли своего владельца. Не самая полезная вещь, но... пользуется популярностью.
  
  - Понятно, - скептически хмыкнул Гарри. - А остальные?
  
  - Все перья на данной витрине - это различные вариации самопишущего пера. Вот эти, - продавец указал на несколько гусиных перьев, - записывают все, что произносит владелец. Соседняя группа страусиных перьев записывает все голоса, что слышны поблизости. Очень популярны у юных девушек. В конце витрины металлические перья с мысленным управлением и зарядкой чернилами. Они практически не отличаются от тех, что записывают ваш голос, но пишут несколько быстрее. Также к ним нужна привычка. Не все волшебники могут формулировать свои мысли в достаточной степени, - продавец ехидно ухмыльнулся.
  
  - Интересно. А можно попробовать? Эти, которые с мысленным управлением! - Гарри действительно заинтересовался. Это было похоже на то, что он делает телекинезом, и одновременно на работу с дневником в браслете. Только совмещенное в одном предмете.
  
  - Конечно, - продавец достал из-за прилавка кусок пергамента, чернильницу и показал, как нужно действовать. Он взял перо и макнул его на несколько секунд в чернильницу, а потом вертикально поставил на пергамент. И так держал, пока перо не мигнуло короткой синей вспышкой. После он очертил пером границы пергамента и убрал руку. Гарри заметил, что перо свободно побежало по пергаменту, оставляя слова, написанные ровным почерком. Через несколько секунд перо остановилось, а продавец предложил ему попробовать.
  
  Гарри неуверенно повторил его действия и минут пять разбирался, как же его активировать. Справившись, он без особого труда смог заставить перо писать текст, с дневником было намного больше проблем. Поигравшись немного с текстом, он немного разочаровался. Перо нельзя было сравнить с тем, что он делал телекинезом, писало оно заметно медленнее. Но с другой стороны, оно не требовало владения телекинезом, знай себе - бери и используй.
  
  - Подойдет. Э-э-э... а можно его как-нибудь завернуть? Это подарок!
  
  Продавец невозмутимо кивнул и принялся за работу.
  
  
  * * *
  Гарри вышел из лавки очень довольным, но с практически пустыми карманами. За вещи он заплатил почти сто сорок галлеонов, и на руках оставались сущие крохи! Мысленно кивнув, он отправился в Гринготтс, а после вернулся к себе в комнату, где принялся разбирать вещи.
  
  В кои-то веки Гарри опустошил чемодан и почистил его от лишнего мусора. В итоге сложил в чемодан одежду и засунул в рюкзак. Книги и школьные принадлежности закинул в волшебное отделение, а термос и ланчбокс засунул в обычное.
  
  С сомнением посмотрев на насест, Гарри отказался от мысли положить его в рюкзак. Хедвиг, как обычно, прилетит ближе к ночи и будет очень недовольна, если не обнаружит свой любимый насест.
  
  Хмыкнув, Гарри подхватил альбом с фотографиями и завалился на кровать. До самого вечера он листал альбом, разглядывая родителей и их друзей, которые во множестве появлялись на фото. Родители каждый раз вызывали у него волну эмоций, там была радость, грусть, сожаление, счастье и многие другие, которым он не мог дать названия. Но тем не менее, ему было приятно смотреть на их счастливые лица. Пару раз на фото появлялась чопорная профессор МакГонагалл, мелькал Флитвик, Гарри видел даже Дамблдора. И множество других, неизвестных ему волшебников.
  
  Уже положив альбом в рюкзак, Гарри залез под одеяло и чертыхнулся. Вот же болван! У него было целое лето, а он так и не посетил могилы родителей. Он никогда там не был, но... весь магический мир знал, где они похоронены. Встряхнувшись, он пообещал себе, что непременно посетит их на Хэллоуин. Да, так все и будет! Наверняка декан войдет в его положение! А сейчас нужно выспаться, завтра его ждет поездка в Хогвартс!
  
  Кивнув себе, Гарри расслабился и вскоре погрузился в спокойный сон.
  
  
  
  Глава 33
  
  
  Бз-з-з!
  
  Гарри дернулся и проснулся, чертыхаясь. Было утро первого сентября и первая мысль: летние каникулы пролетели слишком быстро. Нет, он об этом совсем не жалел! Ему нравилось в Хогвартсе... Просто вспомнилось лето у Дурслей. На Тисовой улице летом было довольно неуютно. Тетя Петунья всегда заваливала его работой, даже самой мелкой и неприятной, лишь бы у него не было свободного времени. И каждый раз ворчала, что он проклятый бездельник. Все предыдущие летние каникулы тянулись слишком долго, и текущее лето выделялось в лучшую сторону. Это было лучшее лето в его жизни!
  
  Понежившись полчаса в кровати, Гарри встал и принялся собираться. Ну как собираться? Принять душ, переодеться в свежую одежду, закинуть альбом и насест Хедвиг в рюкзак. Все, считай, свободен! Хмыкнув, он открыл окно и повернулся к недовольной сове. Она вперила в него сердитый взгляд. В нем буквально читалось: "Ну что за нахал? Отобрал такой удобный насест! Люди, вы только посмотрите на него!".
  
  - Хедвиг, лети в Хогвартс, хорошо? Я не хочу таскать тебя в клетке. Да ты и сама не хочешь, я ведь прав? - Гарри погладил белоснежные перья и усмехнулся, когда сова сердито ухнула. - Лети, я скоро буду там.
  
  Хедвиг еще раз ухнула и вспорхнула с подоконника. Душераздирающе зевнув, Гарри проводил ее взглядом и закрыл окно. С некоторой ностальгией оглядев комнату, которая приютила его на лето, он закрыл дверь и вышел в паб.
  
  О-о-о! Там было настоящее столпотворение. Гарри еще не видел, чтобы в пабе была такая толкучка. В камине не гас зеленый огонь, волшебники и волшебницы постоянно прибывали и убывали по своим загадочным делам, а дверь на задний двор, где находился проход в "Косой переулок" была открыта настежь. Оттуда и туда постоянно кто-то шел.
  
  Удивленно оглядывая все это, Гарри подошел к стойке и присел рядом с барменом.
  
  - Доброе утро, Том. Что происходит?
  
  - Привет, Гарри! Первое сентября, вот что происходит. Родители экстренно скупают вещи для школы, то ингредиенты купить забыли, то еще что-нибудь. Как будто целого лета им не хватило, - Том насмешливо фыркнул.
  
  - Ясно, - хмыкнул Гарри и протянул ключ бармену. - Вот ключ. Спасибо за комнату, все было в лучшем виде.
  
  - Ну так... - Том довольно усмехнулся. - Ты завтракать будешь? Как обычно?
  
  - Да, пожалуйста, плотный завтрак не помешает. И мне нужно наполнить термос чаем и взять с десяток бутербродов. Тех, вкусных, с грибами, яйцами и сыром.
  
  - Хорошо, скоро все будет готово.
  
  Гарри кивнул и выложил на стол термос и ланчбокс. Пока Том отвлекся на другого посетителя, Гарри принялся с интересом осматриваться. Столы были забиты не под завязку, все еще были свободные места. Недалеко от него сидели его "соседи по несчастью" - школьники, что жили летом в "Дырявом котле". Гарри не знал их по именам, да ему и не нужно было, старшекурсники все-таки!
  
  
  * * *
  Позавтракав, Гарри вызвал время и покачал головой. Больше десяти утра! Хорошо что у него есть в голове будильник, так-то за лето он привык спать сколько влезет. Это было довольно странно, учитывая, что он всегда вставал на рассвете, но у него хорошо получалось засыпать уже через минуту после этого. Спать было... приятно. Хоть ему и не снились сны, как это было раньше, до Хогвартса, но сам процесс не потерял своей привлекательности.
  
  Хмыкнув своим философским мыслям, Гарри купил щепотку летучего порошка и попрощался с Томом. Рюкзак на плечах практически не чувствовался, несмотря на кучу вещей, что были внутри. Такие чудеса не переставали его радовать.
  
  У камина пришлось постоять, ожидая, пока очередь схлынет. Пару минут спустя пришла и его очередь, и Гарри облегченно выдохнул и твердо заявил, бросая порошок в огонь:
  
  - Кингс-кросс, платформа девять и три четверти!
  
  Выйдя из камина, Гарри ностальгически улыбнулся. Тут все было, как и в прошлом году: алый паровоз пускал клубы дыма, окутывавшего платформу, полную детей и провожавших их волшебников. На платформе было не менее людно, чем в "Дырявом котле". Гарри пришлось отбежать от камина, чтобы не загораживать проход.
  
  Выискивая знакомые лица, Гарри направился в сторону ближайшего вагона, но не успел сделать и трех шагов, когда на него кто-то налетел и стиснул в объятьях.
  
  - Гарри! Здравствуй! Замечательно выглядишь! Как же я рада вновь тебя видеть! Как прошло лето? Ты совсем не изменился!
  
  Гарри ошеломленно заморгал, но в следующую секунду улыбнулся. Гермиона!
  
  - Привет... кхе-кхе, Гермиона. Отпусти, а то задушишь!
  
  Она расцепила руки и, отойдя на шаг, немного покраснела.
  
  - Извини. Я просто рада тебя видеть! Пойдем, я познакомлю тебя с родителями!
  
  Не успел Гарри моргнуть, как Гермиона притащила его к двум взрослым Грейнджерам.
  
  - Знакомься, Гарри, это мои мама и папа, Линда и Найджел Грейнджеры. А это, - Гермиона указала на Гарри. - мой друг, Гарри Поттер.
  
  Гарри мгновенно оказался под прицелом двух любопытных взглядов и невольно заерзал.
  
  - Э-э-э... здравствуйте?
  
  - Приятно познакомиться, молодой человек. Гермиона многое о вас рассказывала, - Найджел протянул ему руку, и Гарри неуверенно ее пожал. Линда тепло ему улыбнулась и поощряюще кивнула.
  
  Гарри заметил рядом с ними чемоданы и удивился.
  
  - Ты еще не заняла купе? Сейчас же все разберут!
  
  - Мы только зашли на платформу, а тут ты выходишь. Папа просто не успел еще занести чемодан внутрь. А сейчас уже и не нужно, ты ведь сам занесешь?
  
  - Гермиона, ну что ты такое говоришь? - Линда скептически усмехнулась. - Даже твой отец с трудом таскает этот чемодан. Твой друг его просто не поднимет!
  
  Гарри слегка усмехнулся, но не стал хвастаться тем, что поднять такой вес для него - это мелочи. Магией, само собой. Тем более, что Найджел тут же без видимых усилий подхватил чемодан и пошел искать пустое купе.
  
  Линда тем временем расцеловала покрасневшую дочь и дала ей последние наставления.
  
  - Не забывай звонить и помни, мы тебя ждем на выходных. Все, мы пошли! - сказала она, увидев мужа. - И так опаздываем на работу!
  
  - Ваше - третье купе, там пусто. - сказал Найджел Гермионе. - Пока! Учись хорошо, ладно?!
  
  Родители обняли ее и, попрощавшись с Гарри, тут же поспешили на выход. А он вместе с Гермионой зашел в купе и тут же задал интересующий его вопрос.
  
  - Что значит: ждут тебя на выходных?
  
  - Все просто. Бабушка как узнала, что у магов есть каминная сеть, так сразу и спросила: почему я не возвращаюсь домой на выходные? Забрать меня из "Дырявого котла" папа всегда может. Когда я сказала, что не знаю, она только фыркнула и несколько дней переписывалась с профессором МакГонагалл. В итоге смогла договориться, что на выходные я смогу выбираться домой, если хочу. Но только если моя успеваемость не пострадает, - Гермиона усмехнулась при этих словах.
  
  - А бабушка? Ты у нее все лето была?
  
  Гермиона с энтузиазмом кивнула.
  
  - Бабушка работает учителем в младшей школе, в пригороде Манчестера. Я привыкла жить у нее летом, если не получалось поехать с родителями куда-нибудь отдыхать. Она только летом относительно свободна. Ты извини, что так с покупками получилось... Мы с бабушкой нашли магазин одного волшебника, а он уже нам рассказал, где местные волшебные магазины. Не "Косой переулок", конечно, но купить школьные принадлежности вполне можно.
  
  - Мелочи... - отмахнулся Гарри. - А Хедвиг? Часто она прилетала к тебе?
  
  - Почти каждый день. - Гермиона смутилась еще больше. - Похоже, она привыкла ко мне. Именно ее бабушка отправляла к профессору МакГонагалл, когда они переписывались.
  
  - Да-а, вот такая у нас совместная опека над этой крылатой красавицей.
  
  Гарри замолчал, заметив на улице нечто интересное. Высунувшись наружу, он посмотрел на первокурсника. Тот стоял на входе в вагон, явно не в силах поднять чемодан. Такая знакомая ситуация! А главное, взрослые вокруг стоят и смотрят, никто даже не дернулся помочь. Интересно, где его родители? Он магглорожденный? Нахмурившись, Гарри прикрыл глаза и, подхватив чемодан телекинезом, занес его внутрь вагона и поставил в проходе. Мальчишка удивился вслух и принялся оглядываться, выискивая, кто ему помог.
  
  Гарри залез обратно и уселся напротив Гермионы.
  
  - Слушай, а как здесь оказались твои родители? Я думал, не-маги не могут пройти на платформу девять и три четверти.
  
  - На самом деле все просто! Это как с "Дырявым котлом". Я взяла их за руки и провела внутрь. Они не могут войти, потому что им мешают антимаггловские чары. А вот выйти самостоятельно - это без проблем. Мне в Манчестере подсказали, дело не в самом проходе на платформу, а в чарах. Догадаться, что делать дальше, не составило труда.
  
  - Ясно... - Гарри уставился в окно, выискивая Уизли. Может, они уже приехали и загрузились в какое-нибудь купе? Но он ведь договаривался с Роном, что они будут ехать вместе.
  
  Вскоре к ним присоединился Невилл, но Рона все так же не было. Вызвав время, Гарри покачал головой.
  
  10:48, 1 сентября 1992 года.
  
  Когда Гарри уже начинал паниковать, а время показывало 10:55, рыжеволосые волшебники начали появляться парами прямо из воздуха, вместе с чемоданами. Гарри высунулся из окна и закричал, привлекая внимание. Это возымело эффект, рыжие тут же направились к его вагону и быстренько загрузились внутрь. Не успела миссис Уизли обнять и расцеловать детей, как раздался громкий свист. Дежурные по вокзалу обходили поезд и захлопывали двери.
  
  - Быстрее все внутрь, - крикнула миссис Уизли. Из паровоза начал валить дым.
  
  Рон ввалился в купе, загнанно дыша. Гарри ухмыльнулся и поднял его чемодан на верхнюю полку. Раздался гудок, и поезд тронулся с места. Друзья высунулись из окна и махали мистеру и миссис Уизли, пока они не скрылись из виду.
  
  - Вы чего так долго? Я уж думал, вы опоздаете.
  
  - С платформой что-то случилась, она нас не пропускала. Мы приехали еще в пол-одиннадцатого, но после этого фиаско пришлось возвращаться к "Фордику" и искать укромное место, чтобы мама и папа могли нас трансгрессировать на платформу. Едва успели!
  
  - Ну дела... а чего вы камином не воспользовались?
  
  - А... - Рон беспечно махнул рукой. - Папа любит на "Фордике" кататься, а тут такой повод. В прошлом году мы тоже на нем приехали.
  
  - Что еще за "Фордик"? - спросила любопытная Гермиона.
  
  - "Форд Англия", маггловская машина.
  
  - Подожди, это ведь легковая машина, верно? Как вы все могли туда поместиться, да еще и с чемоданами?
  
  Рон ухмыльнулся и задрал нос.
  
  - Папа ее зачаровал, там пространство намного больше, чем кажется. Мы всей семьей туда свободно помещаемся, вместе с багажом. Мама постоянно ворчит, что магглы не слепые и могут заметить нечто странное, но никто ничего не замечает. Я думаю, это легкие антимаггловские чары или нечто в этом роде...
  
  Дверь в купе приоткрылась, прерывая Рона, и внутрь заглянул давешний первокурсник. Он оглядел всех сидящих и, встретившись взглядом с Гарри, просиял.
  
  - Эй, это ты помог мне чемодан занести в вагон? Я видел, как ты спрятался! Меня зовут Колин Криви, я только поступаю в Хогвартс. Спасибо за помощь.
  
  Выпалив это, он выскочил из купе и закрыл дверь.
  
  - Когда это ты успел, Гарри? - удивилась Гермиона. - Мы же вместе вошли в вагон, ты никуда не отлучался!
  
  - Телекинез - страшная сила, - усмехнулся он, и Гермиона закатила глаза.
  
  Вскоре все успокоились и занялись своими делами. Гермиона вытащила книгу и принялась читать. Похоже, в этом году у нее не было желания бегать по всему составу. Невилл всех удивил, он вытащил из кармана обычные маггловские карты и предложил сыграть. Рон не отказался, он вообще был двумя руками за любую игру. Гарри тоже решил сыграть за компанию.
  
  - Меня дядя Элджи научил, - пояснил Невилл, попутно объясняя правила. - Мы часто играли.
  
  По коридору туда-сюда стали ходить люди. Дверь то и дело открывалась, показывая нового посетителя. Кто-то искал своих друзей, кто-то пустое купе. Приходили близнецы, но поздоровавшись, убежали. После полудня пухлая волшебница покатила тележку с едой. Гарри купил пяток шоколадных лягушек, но этим и ограничился. Вскоре и Малфой почтил их своим присутствием.
  
  - Смотри, Панси, - лениво протянул Малфой, шире открывая дверь. - Кого мы тут видим: магглокровка, Поттер, тупица Лонгботтом и, конечно же, предатель крови! - последнее он заявил едва ли не с ненавистью.
  
  Панси ничего не ответила. Кребб и Гойл где-то потерялись, именно они обычно подхихикивали Малфою.
  
  Рон, к удивлению Гарри, даже от игры не отвлекся. Похоже, такое название его не оскорбляло.
  
  - Шел бы ты себе в... подземелье, Малфой, вместе со своей подружкой. У тебя есть куча важных дел, безотлагательных!
  
  - Ну почему же, - нагло усмехнулся Драко, - тут прошел слух, что ты трус, каких поискать. Боишься... - Малфой вытащил руку из-за спины и кинул на стол здоровенного паука. - ...пауков.
  
  Все отшатнулись, а Рон смертельно побледнел. На первый взгляд паук выглядел довольно устрашающе. Размером с котенка, весь черный, волосатый и с большими черными глазищами.
  
  Раздалось шипение, и из кармана Роновой мантии выскочила крыса и грозно зашипела на Малфоя.
  
  - Ха-ха. Слухи не врут, значит, ты правда такой слабак... завтра весь Хогвартс узнает об этом.
  
  Рон прищурил глаза и взмахнул палочкой. Гарри и не заметил, когда тот успел ее вытащить. Зато очень хорошо увидел эффект, что произвело его заклинание. Паук, который мертвым грузом лежал на столе, встрепенулся и, сделав несколько неловких шагов... прыгнул прямо в лицо Малфою.
  
  Малфой испуганно заорал, пытаясь снять паука, но тот стал удивительно ловок и с десяток секунд успешно уклонялся от рук Панси и Малфоя. Наконец, схватив его, Малфой вытащил палочку и...
  
  - Что здесь происходит? - раздался голос Перси Уизли.
  
  - Ничего, - процедил бледный Малфой. Его лицо пошло красными пятнами, а прическа была сильно испорчена, паук и Панси ее совершенно не жалели. - Ты за это ответишь, Уизли.
  
  Прошипев это, Малфой убрался восвояси.
  
  - Все в порядке? Рон, что тут произошло? - поинтересовался Перси, заглянув в купе.
  
  - Ничего особенного. Перекидывались колкостями, не более.
  
  Перси оглядел всех, но никто не спешил просвещать его о стычке, даже Гермиона молчала.
  
  - Ну хорошо, если что, я в последнем купе, - Перси покачал головой и удалился.
  
  Когда дверь купе закрылась, все уставились на Рона, требуя подробностей.
  
  - Как ты это сделал, Рон? Мне казалось, что работа с живыми организмами - это совершенно не наш уровень. - спросила Гермиона. Гарри и Невилл синхронно закивали.
  
  - Вы, быть может, и не заметили, но это был не настоящий паук, - Рон погладил успокоившуюся Коросту и положил ее обратно в карман. - Я не сразу обратил внимание, но у него были характерные признаки трансфигурации. Не слишком качественная работа, иначе я бы не заметил разницы. А уж управлять одним неодушевленным предметом нас еще в прошлом году учили. Да и практики у меня много было, игра близнецов на этом заклинании построена.
  
  - Это было круто, Малфой орал как девчонка! - воскликнул Невилл.
  
  Гермиона фыркнула. Но Гарри видел: она согласна с каждым сказанным словом.
  
  Когда игра закончилась, Гарри предложил всем пообедать и выложил на стол термос и ланчбокс с видом победителя. Но, оказалось, он не один такой умный: у Невилла и Гермионы тоже было нечто похожее и даже свойства были те же.
  
  - Да не удивляйся ты так, Гарри. - успокоил его Невилл. - Это же типовое зачарование, ничего особенного. Если бы было чем-то уникальным, то стоило бы тысячи галлеонов. Ты сколько за термос заплатил?
  
  - Семь галлеонов.
  
  - Вот!
  
  Друзья обменялись между собой едой и тут же все съели. Доедая последний бутерброд, Гарри подумал, что брать десять штук было ошибкой. Даже поделившись со всеми, он объелся!
  
  Сообщив, что пропустит следующую партию в карты, Гарри стал смотреть в окно и не заметил как задремал. Разбудила его Гермиона, сообщив, что пора переодеваться, через несколько минут они прибудут на станцию Хогсмид. Он едва успел накинуть мантию, как поезд начал останавливаться и началась толкучка. Все носились туда-сюда, совы ухали, коты мяукали. Тревор тоже оглушительно квакал, требуя отпустить его в свободный полет.
  
  Гарри усмехнулся и, протолкавшись к выходу, выскочил на перрон. Вдохнув поглубже, он блаженно улыбнулся. Пахло... домом! Он приехал домой!
  
  
  
  Глава 34
  
  
  Поежившись, Гарри отступил в сторону от выхода из вагона и принялся ждать друзей. На платформе было темно и прохладно, стояла жуткая толчея. Не выдержав, он вытащил палочку и кастанул на себя утепляющее заклинание... и блаженно заулыбался, когда его обдало теплым ветерком вместо ледяного. Классная вещь - магия! Хмыкнув, он создал над головой светлячок, который освещал все вокруг него и сразу привлекал внимание окружающих, что ему сейчас и было нужно! Не прошло и минуты, как он увидел Хагрида. Тот зычным басом и огромным фонарем, поднятым над головой, привлекал к себе внимание первокурсников. Заметив светлячка и Гарри под ним, Хагрид приветственно помахал рукой и что-то крикнул, но за шумом толпы Гарри ничего не расслышал, но тоже помахал рукой в ответ.
  
  Вскоре вагон выплюнул его друзей, и Гарри с облегчением покорился толпе, что понесла их в сторону дороги, которая подходила к станции Хогсмид. В стороне от дороги стояли кареты: много, десятки, а может быть и сотни. Школьники направлялись прямо к ним, и кареты стартовали без всяких лошадей, сами по себе. "Магия!" - подумал он тогда.
  
  Забравшись в одну из карет, Гарри расслабился. Как ни странно, он не выспался и чувствовал себя довольно сонным. Совершенно не хотелось двигаться и что-либо делать!
  
  Гермиона уселась напротив него, а другие сидения заняли Рон и Невилл. Когда Рон захлопнул дверцу, карета и правда покатила сама, качаясь и трясясь на ухабах. Принюхавшись, Гарри поморщился, пахло... не очень, откровенно говоря. Навозом пахло. Гермиона хихикнула, увидев его выражение лица.
  
  - Да-а... это вам не "Фордик", не так удобно. - протянул Рон, поморщившись, когда карета подпрыгнула на очередном ухабе. - Могли бы заколдовать чего получше, чем самобеглые кареты.
  
  Гермиона же, услышав про самобеглые кареты, прищурилась. А потом открыла окно и высунулась наружу, посмотрев по направлению движения кареты. Пять минут спустя Гарри заинтересовался, что она так долго возится; открыв соседнее окно, он высунулся наружу.
  
  - Нашла что-то интересное?
  
  - Тихо! Прислушайся.
  
  Гарри недоуменно моргнул и замер, прислушиваясь. Кареты поскрипывали и чуть громыхали, подскакивая на камнях, тихо свистел ветер. Изредка до них долетали едва слышный смех из открытого окна одной из ближайших карет и звуки ночной природы.
  
  - Ничего не слышу, - признался Гарри.
  
  Гермиона закатила глаза, посмотрела на него таким взглядом, словно припечатывая безмолвным: "Балбес!" и сказала:
  
  - Спереди слушай. Слышишь тихий цокот?
  
  Гарри пожал плечами, но все же прислушался еще раз. И действительно, изредка было что-то слышно, глухой звук столкновения чего-то с камнем, почти неслышный на фоне ветра и скрипа колес.
  
  - И что это такое, по-твоему?
  
  - Не знаю, - сказала Гермиона и забралась обратно в карету. - Но точно не лошади. Я была на ипподроме, в Кемптон-парке, так что мне есть с чем сравнить.
  
  - О чем вы? - удивленно спросил Невилл. - И что вы там делали, снаружи?
  
  - Я думаю, кареты не самобеглые, - с уверенностью заявила Гермиона. - Там кто-то есть, впереди карет, их тянет кто-то невидимый. Я слышала громкое дыхание, когда залезала в карету. Может быть, это специальные волшебные животные?
  
  Рон открыл окно и, высунувшись наружу, едва не вывалился. Помянув черта и Мерлина, он посмотрел вперед, а потом забрался обратно.
  
  - Там никого нет! - уверенно заявил он. - Это просто самобеглые кареты!
  
  - Я спрошу у профессора МакГонагалл, - Гермиона вздернула подбородок и отвернулась от Рона.
  
  Гарри вздохнул. Он часто видел такие сцены, эти двое не особо нравились друг другу, хоть и общались, будучи связанными дружбой с Гарри. Их споры по любому поводу могли быть довольно громкими!
  
  Остальная часть поездки прошла в неловкой тишине. У каменных ступеней, ведущих к дубовым входным дверям замка, кареты с лязгом остановились. Гарри с облегчением вылез из экипажа и подал руку подруге, заработав благодарную улыбку.
  
  - А ты не хочешь дотронуться до этих предполагаемых животных? Они же не призраки, верно? - спросил он у Гермионы.
  
  Она с сомнением посмотрела на пустое место возле кареты и отказалась, обходя его по широкой дуге, и направилась к вестибюлю.
  
  - Нет, спасибо. Кто знает, что там меня ждет? А вдруг там что-то опасное? Цапнет за руку, и здравствуйте, мадам Помфри.
  
  Гарри направился за ней, но ему вдруг пришла в голову гениальная идея. Он остановился и закрыв глаза, сосредоточился и принялся ощупывать телекинезом пространство перед каретой. И сразу же нашел там... нечто. Почва, растения, камни и люди - все это отличалось в восприятии, когда он пользовался этой способностью. Сейчас он почуял нечто иное, чего не ощущал ранее. Казалось, перед каретой было нечто эфемерное, нечто, что было менее плотным, чем вода! И это нечто было размером не намного меньше самой кареты и стояло, повернув голову прямо к нему.
  
  Гарри открыл глаза и сделал пару шагов назад, разрывая дистанцию.
  
  - Эй, ну чего вы там застряли? - крикнул Рон. - Давайте быстрее, скоро пир начнется!
  
  Гарри вздохнул и быстро нагнал друзей. Вместе они вошли в большие дубовые ворота и оказались в вестибюле. Вестибюль был ярко освещен факелами, и шаги учеников по мощенному каменными плитами полу отдавались в нем эхом. Все двигались направо, к двустворчатой двери, которая вела в Большой зал. Предстоял пир по случаю начала учебного года.
  
  - Там и правда кто-то есть. - тихо сказал он Гермионе. - Кто-то невидимый!
  
  Она вопросительно посмотрела на него.
  
  - Телекинез. - пояснил он. - я ощутил там что-то, какое-то живое существо.
  
  - Я спрошу у профессора МакГонагалл или мадам Пинс.
  
  - Можно и у Перси спросить, - согласился Гарри.
  
  Большой зал был великолепен и подготовлен для традиционного банкета по случаю начала семестра. Факультетские столы уже были заставлены золотой посудой, а школьники с шумом и гамом рассаживались в неведомом порядке, создавая локальный хаос. Гарри увидел Сьюзен и Ханну, своих друзей с Хаффлпаффа и, широко улыбнувшись, помахал им рукой.
  
  Гарри, Рон, Гермиона и Невилл нашли себе четыре места подряд у середины стола. Слева сидели их одногодки, а справа старшие товарищи, напротив сидели старосты и факультетская команда. Многие остались недовольны тем, что младшекурсники заняли места в центре, это были хорошие места, но поднимать шум никто не стал, только ворчали.
  
  Поздоровавшись со всеми вокруг, Гарри устремил взгляд на стол преподавателей. Но, осмотрев сидящих, он не увидел никого нового и быстро потерял интерес к этому занятию. К тому же в животе начало предательски бурчать, несмотря на бутерброды, съеденные в поезде. Рон, кажется, разделял его желания.
  
  - Ох, да когда же? - возопил Рон. - Я готов съесть гиппогрифа.
  
  Профессор МакГонагалл как будто ждала этих слов. Двери Большого зала отворились, и народ начал затихать, устремив взгляды на процессию первокурсников.
  
  - Как думаешь, на какой факультет попадет Джинни? - спросил Гарри у Рона.
  
  - Гриффиндор, конечно! - Рон искренне удивился вопросу. - Дети из одной семьи всегда распределяются на один факультет!
  
  Парвати Патил насмешливо хмыкнула. Гарри недоуменно посмотрел на нее, а потом ухмыльнулся. А ведь верно, ее сестра училась на Равенкло! Рона это тоже смутило, но он вздернул нос повыше и принялся наблюдать за шляпой.
  
  - Не имеет значения, на какой факультет она попадет, каждый факультет выпускал выдающихся волшебников и волшебниц, - веско произнес Перси. - Но я надеюсь, что она попадет на Гриффиндор. Так будет гораздо проще...
  
  Близнецы закивали, они явно понимали, о чем говорит Перси.
  
  Тем временем мистер Филч принес трехногий табурет и водрузил на него старую шляпу.
  
  Гарри оглянулся, казалось, к ней были прикованы взгляды всего зала. В наступившем молчании у самых ее полей открылась широкая щель наподобие рта, и Шляпа начала петь ежегодную песню.
  
  Гарри ностальгически заулыбался, слушая шляпу и вспоминая прошлый год. Он ужасно волновался тогда, не зная, куда девать руки. Песня шляпы развеяла часть его страхов, развеет и страхи первокурсников сейчас, он был в этом уверен! Он так задумался, что очнулся, только когда услышал знакомую фамилию.
  
  - Криви, Колин!
  
  Вперед выступил тот самый мальчик, что заходил к ним в купе. Он не выглядел особо напуганным, зато энтузиазма у него было хоть отбавляй. Он споро подбежал к табурету и сел на него, едва не разломав древнюю мебель. Профессор МакГонагалл поджала губы, тем не менее, опустила шляпу первокурснику на голову.
  
  - Гриффиндор! - вынесла вердикт Шляпа через мгновение.
  
  Гриффиндорцы дружно захлопали, приветствуя нового члена своей школьной семьи.
  
  - Лавгуд, Луна!
  
  Вперед вышла подружка Джинни и без малейших сомнений уселась на табурет. Но шляпа не спешила выносить свой вердикт. Прошло не менее трех минут, прежде чем раздался громкий возглас:
  
  - Равенкло! - и последователи Ровены тут же выразили свое одобрение аплодисментами.
  
  Профессор МакГонагалл неспешно вызывала первокурсников по одному, а Гарри внимательно смотрел на каждого, стараясь запомнить хотя бы имя. Если уж он не запомнит, так хоть браслет подскажет!
  
  - Тайлер, Кристин!
  
  - Гриффиндор!
  
  Гарри уже немного устал от всего этого, первокурсников в этом году было чуть больше, чем в прошлом, и вся церемония затянулась уже более чем на час. Но...
  
  - Уизли, Джиневра.
  
  Покрасневшая как свекла девочка выступила вперед, но собралась с силами и твердой походкой прошлась до табурета и осторожно присела на краешек.
  
  Рон, казалось, затаил дыхание. Как и все Уизли вокруг, они пристально следили за шляпой, ожидая вердикта. В тишине прошла минута, вторая, третья. Перси вцепился в стол так, что костяшки пальцев побелели.
  
  - Равенкло! - громко крикнула Шляпа спустя несколько минут томительной тишины. Джинни радостно вскочила, кинула насмешливый взгляд на братьев и побежала к своей подруге под приветствие своего нового факультета, потеснив несколько первокурсников.
  
  Близнецы выругались, но тем не менее зааплодировали и засвистели. Перси шумно выдохнул и растекся по столу, вяло аплодируя своей сестре.
  
  - Значит, говоришь, из одной семьи попадают на один и тот же факультет? - медовым голосом спросила Парвати. Лаванда хихикнула.
  
  Рон покраснел и отвернулся, так ничего и не ответив на провокационный вопрос.
  
  - А в чем проблема? - не поняла Гермиона. - Какая разница, на какой факультет она попала?
  
  - Да в общем-то, никакой, - признал Перси. - вот только... если кто-то ее обидит, нам придется иметь дело с целым факультетом. Если бы она была в Гриффиндоре, то это было бы внутренним делом и не являлось бы проблемой, сейчас же... Будем надеяться, что глупцов среди равенкловцев не найдется!
  
  Фред и Джордж кивнули словам брата. Гарри немного удивленно на них посмотрел, он еще не видел, чтобы близнецы были столь серьезны и соглашались с Перси. Обычно они только подтрунивали над ним, осуждая его излишнюю серьезность.
  
  - Я думал, Джинни хотела на Гриффиндор, разве нет? Она раньше все время об этом болтала, - недоуменно спросил Рон.
  
  - Хотела, - согласился Перси, бросая мрачный взгляд на близнецов. - Но она помирилась с Лавгуд и поспорила с Фредом и Джорджем на сто галлеонов, что поступит туда, куда хочет, а не по традиции. Как итог, мы видим то, что из этого вышло.
  
  - Харпер, Ричард!
  
  - Слизерин!
  
  Это был последний первокурсник в этом году, распределение завершилось! Профессор МакГонагалл унесла и Шляпу, и табуретку. Наконец-то можно уже покушать! В животе предательски заурчало, и Гарри покраснел под общими взглядами. К счастью, профессор Дамблдор отвлек на себя внимание.
  
  - Скажу вам только одно, - произнес он, и его звучный голос эхом прокатился по всему залу. - Ешьте.
  
  Рон ухмыльнулся, увидев наполнившиеся блюда, и принялся накладывать себе пюре. Гарри последовал его примеру, добавляя себе котлеты и соус.
  
  Когда первый голод прошел, вокруг уже витали разговоры, студенты заметно оживились и активно переговаривались. Почти Безголовый Ник летал рядом с новичками и отвечал на их вопросы, вызывая вскрики ужаса или хохот.
  
  - Слушай, Перси. А что за животные возят кареты?
  
  Задумчивый староста не сразу отреагировал на вопрос. Похоже, распределение сестры сильно выбило его из колеи.
  
  - Не знаю, - рассеянно ответил Перси. - Никогда не интересовался.
  
  Гарри даже рот раскрыл от удивления. Он-то думал, что Перси знает все. Раньше он получал ответы на все свои вопросы, без исключения!
  
  - Кареты тянут фестралы. Это крылатые кони, особая волшебная порода, - пояснила мисс Спунер, староста шестого курса и напарница Перси. - Для большинства школьников они невидимы.
  
  - Почему? Это их природная магия? - заинтересовалась Гермиона.
  
  - Может, природная, а может, и нет. Кто знает? Главная отличительная особенность фестралов в том, что их может видеть только человек, познавший смерть, для других людей они остаются невидимыми. Из-за этого у них довольно мрачная слава.
  
  - Что значит: познавший смерть? - Невилл поежился.
  
  Карен пожала плечами и принялась за десерт. Гарри тоже взял себе маленький кусочек пирога, хотя мог бы поклясться, что в него не влезет и ложки. Тем не менее, пирог исчез как по волшебству, а Гарри принялся сонно зевать.
  
  Вскоре были уничтожены и пироги, со вновь заблестевших тарелок пропали последние крошки, и Альбус Дамблдор снова поднялся со своего места. Гудение разговоров, наполнявшее Большой зал, сразу же прекратилось, так что стало слышно лишь завывание ветра снаружи замка.
  
  - Итак, - заговорил, улыбаясь Дамблдор. - Теперь, когда мы все наелись и напились, я должен еще раз попросить вашего внимания, чтобы сделать несколько объявлений...
  
  Гарри пропустил большую часть речи мимо ушей, стараясь не заснуть. С переменным успехом, надо сказать! Гермиона то и дело его расталкивала, возмущенно шипя что-то о том, что нужно послушать директора.
  
  Недовольно поморщившись, Гарри выпрямился и посмотрел на директора. Дамблдор улыбнулся и намекнул всем, что пора идти спать. Гарри возмущенно посмотрел на подругу, и ради этого стоило его будить? Тем не менее, мозги заработали и что-то подсказало ему, что спать лучше в теплой кровати, а не за столом. Он, ворча, принялся вставать, стеная на все лады под смех окружающих. Он был не один такой, уснувших вокруг хватало. Это немного приободрило Гарри, и он поплелся за Роном в холл. Но когда тот направился к лестницам, Гарри совсем проснулся и недовольно ворча что-то про безумный Хогвартс и его лестницы, направился в обход, утянув с собой Гермиону.
  
  Спустя десять минут Гарри стоял возле портрета Полной Дамы и задумчиво чесал затылок под смех Гермионы. Он как-то не подумал о том, что нужно бы узнать пароль от гостиной.
  
  - И что делать? - философски спросил Гарри?
  
  - Ждать?!
  
  Гарри уныло посмотрел назад, в сторону лестниц, и согласился. А что еще оставалось делать?
  
  К счастью, скоро подоспели первые старшекурсники и изрядно удивились, обнаружив несколько второгодок, которые обогнали всех.
  
  - Индюк, - сказал один из них. Гарри не сразу сообразил, что это не его обзывают, а пароль такой. Хмыкнув, Гермиона потянула его внутрь, где, пожелав ему доброй ночи, ушла в девичью половину общежития. Гарри похмыкал на такое поведение и тоже отправился спать. Время отдыха закончилось, завтра наступит время учебы!
  
  
  
  Глава 35
  
  
  Учебный год начался вовсе не так, как того ожидал Гарри. Первые уроки были посвящены повторению материала прошлого года; учителя хотели убедиться, что ученики не забыли все, что выучили ранее. Результаты были... удручающими.
  
  Гарри с некоторым смущением признал, что он был одним из тех, кто много чего забыл, особенно по зельям и астрономии.
  
  А начиналось все довольно неплохо. Утром профессор МакГонагалл раздала всем лично в руки расписание и отправила их на уроки. Гарри в своем листке прочитал, что у их класса два первых урока - травология вместе с хаффлпаффцами. Это было не так уж плохо. Профессор Стебль, как обычно, привела их к первой теплице и устно расспросила о растениях в теплице и о методах ухода за ними. Все прошло более-менее буднично, и провалившихся не было. Уже после звонка профессор намекнула, что следующий урок у них будет в теплице номер два и их ждет нечто интересное!
  
  Урок трансфигурации тоже прошел довольно буднично, сначала они писали маленькую контрольную, а потом им предстояла практика. Гарри напрочь позабыл формулы, но смог выкрутиться с помощью браслета. Все самое важное, касающееся учебы, он хранил именно там. У Рона таких проблем не было заметно, что развеселило Гарри.
  
  После окончания контрольной профессор МакГонагалл выдала всему классу общее задание: превратить навозного жука в большую пуговицу. Рон, гад такой, выполнил трансфигурацию простым жестом руки и насмешливо посмотрел в сторону, где сидели Гермиона и Невилл. При взгляде туда у Гарри вытянулось лицо, как, впрочем, и у Рона. У Гермионы уже было не меньше трех пуговиц, и легкими жестами она создавала все новые и новые кругляши. Даже Невилл умудрился сделать красивую пуговицу для пальто.
  
  Гарри нахмурился и, сведя глаза в кучку, вызвал дневник; мысленно повторив формулу превращения и легкий жест, наставил палочку на жука. Пока Гарри делал жест и произносил заклинание, жук успешно ускользал из зоны поражения, что неимоверно бесило Поттера. Ему даже пришлось остановиться и расслабиться. Чуть успокоившись, он вспомнил слова Перси, сказанные бездну времени назад: "на самом деле - опытным трансфигураторам не требуется дотрагиваться до предмета или даже указывать на него палочкой, они работают разумом".
  
  Гарри не считал себя сколько-нибудь опытным магом, но он имел кое-какой опыт за плечами. И в этот раз опыт ему пригодился. Проговаривая формулу и делая жест, он мысленно указывал на объект изменения, и уже спустя десять минут и бесчисленное количество попыток ему успешно удалось сделать превращение.
  
  Вытерев пот, Гарри торжествующе огляделся. Многие ученики, как и он, были порядком напряжены. А главное, с заданием справилось меньше половины присутствующих. Облегченно вздохнув, он порадовался, что не был последним. Все же превращение живого в неживое давалось ему с огромным трудом.
  
  В конце урока профессор МакГонагалл обошла весь класс и невозмутимо выдала по баллу за каждые пять трансфигурированных пуговиц. Гарри только рот раскрыл, увидев, что за первый урок они заработали больше двадцати баллов. Такое случалось не очень часто! Общепризнанным лидером был Рон, со своими пятьюдесятью шестью пуговицами. Гермиона отделалась вторым местом, выложив на стол целую горсть пуговиц. Третьим был хаффлпаффец, Джастин Финч-Флечли, Гарри был с ним шапочно знаком.
  
  Выходя с урока, Гарри раздраженно взлохматил гриву на голове, заставляя волосы торчать во все стороны.
  
  - Ну что мне стоило сделать не одну пуговицу, а, скажем, десять?
  
  Гермиона молча кивнула, как-то по новому его разглядывая.
  
  - Что?
  
  - Гарри, ты совсем не изменился за лето! Как ты можешь вот так поддерживать прическу, не меняя длину волос? Я еще в прошлом году это заметила, но постеснялась спросить. Признавайся, кто тебя стрижет?
  
  Гарри только растерянно посмотрел в ответ.
  
  - Э-э-э... стрижка? - Гарри еще раз взлохматил волосы, окончательно создавая на голове полный хаос. - Я вообще не стригусь. Только однажды тетя меня подстригла, но на следующее утро волосы опять отросли. Они всегда одной длины и никогда не меняются.
  
  Гарри пожал плечами в ответ на ошарашенные взгляды, для него это было в порядке вещей. Он всю жизнь прожил вот так и слабо представлял себе, что может быть иначе. Так, в молчании, они и отправились обедать.
  
  
  * * *
  После обеда у них была ЗОТИ. Урок стоял самым последним, поэтому студенты уже немного устали.
  
  Кабинет ЗОТИ как-то неуловимо изменился. Он был обставлен совершенно по-новому, но не это удивило Гарри. Казалось, само помещение стало значительно больше. Высказав это соображение вслух, он получил несколько подтверждений. Малфой насмешливо хмыкнул.
  
  - Обыкновенное расширение пространства.
  
  Профессор сидел за своим столом, что-то записывая. Позади него стояла накрытая тканью большая клетка - больше человеческого роста, но было заметно, что она буквально набита какими-то существами. А еще дальше был квадратный помост, арена в миниатюре. Второкурсники были очень заинтригованы.
  
  Когда все расселись по местам, Квиррелл встал и обвел их долгим взглядом, вызвав шепотки удивления. В классе стало значительно тише.
  
  - Приветствую вас на первом уроке по защите от темных искусств в этом году, - он начал прохаживаться перед партами, оглядывая притихших студентов. - Как вы знаете, на первом уроке должна быть проверочная. Думаю, мы отложим теоретический экзамен на потом и сразу перейдем к практике заклинаний, что вы выучили в прошлом учебном году.
  
  Его короткую речь встретило гробовое молчание удивленных второкурсников. Гарри тоже удивился бы, не встреть он профессора летом в Косом переулке. Ни заикания, ни знаменитого тюрбана. Спокойные движения и ровный голос. Все это делало профессора практически другим человеком, по сравнению с прошлым годом. Болезнь, что была у него в прошлом году, исчезла бесследно.
  
  Тем временем профессор не терял времени даром, он снял ткань с клетки, и кто-то ахнул, увидев, кто внутри. Клетка была буквально набита карликами, которые беззвучно разевали рты и скалились, смотря на профессора и студентов. Квиррелл взмахом палочки поднял одного из них в воздух и вытащил из клетки, поместив его на помост.
  
  - Как вы могли заметить, вашими противниками будут Красные колпаки. Существа третьего уровня опасности, весьма умны и коварны в бою. Могут быть страшными противниками, особенно для неподготовленной жертвы. Некоторые из них владеют магией. Несмотря на свою духовную природу, очень любят поесть. Практически всеядны, могут съесть как сородича, так и человека.
  
  Малфой громко фыркнул.
  
  - Вижу, вы готовы выйти первым, мистер Малфой. Прошу на помост.
  
  - Я видел Красных колпаков, они не показались мне опасными, - самоуверенно заявил Малфой и, вытащив палочку, направился к арене.
  
  - Что же, проверим. Вы можете использовать любые заклинания, выученные в прошлом году. Поединок завершится тогда, когда один из противников окажется в непосредственной опасности для жизни или будет неспособен двигаться, - Квиррелл открыл один из шкафов, что стояли у стены, и вытащил оттуда несколько коротких деревянных дубин. А после кинул их карлику. - Готовы?
  
  Малфой напружинился и кивнул, слегка отведя палочку назад. Жест был явно натренирован для определенного заклинания, и Гарри даже догадывался, для какого. Карлик оскалился, подобрал обе дубины и что-то забормотал.
  
  - Бой начинается на счет три. Раз! Два! Три!
  
  - Риктусемпра! - рявкнул Малфой. Серебряный луч понесся со скоростью Хогвартс-экспресса в сторону карлика, но последний не стоял на месте. Отпрыгнув в сторону, Красный колпак широкими прыжками понесся в сторону противника. Малфой не стал ждать, пока заклинание долетит до противника, а сразу бросил другое.
  
  - Петрификус Тоталус!
  
  Карлик распластался на помосте, пропуская заклинание над собой, а потом вскочив, ловко запустил в Малфоя обе дубины, одну за другой. И тут же прыгнул следом, сбивая ошарашенного противника с ног. Колпак добрался до руки и тут же впился в нее зубами, вызвав вскрик боли от Малфоя. Палочка тут же полетела на пол и была отброшена пинком карлика.
  
  Красный колпак отскочил от удара, который попытался провести Малфой, и начал кружить вокруг него, пинками опрокидывая его на спину, не давая подняться. Подгадав момент, карлик добежал до валяющейся дубины и, вернувшись, принялся охаживать беспомощного противника, который уже не помышлял о сопротивлении и только закрывался руками, не давая себя ударить по голове. Разозленный карлик, что-то прошипев, подпрыгнул высоко в воздух, занес дубину над головой, явно намереваясь добить противника и... завис в воздухе, как муха в паутине.
  
  - Как вы можете заметить, недооценка противника дорого стоила мистеру Малфою. А ведь это всего один Красный колпак, обычно они охотятся не менее чем втроем.
  
  Студенты угрюмо молчали. Кребб и Гойл стояли, сжав кулаки, и хмурились, невооруженным взглядом было видно, что им хочется выйти на арену и набить карлику морду. Девочки опасливо переглядывались, никто явно не горел желанием выходить против этих существ.
  
  Квиррелл подошел к Малфою, который баюкал прокушенную руку, и помог ему подняться. Несколько взмахов палочки, и кровь исчезла под повязкой.
  
  - Сходите к мадам Помфри после урока, синяки я вам убирать не буду, вы их заработали. Начало было весьма неплохое, но вам хватило единственной ошибки, чтобы проиграть. Оценка: удовлетворительно! - Квиррелл повернулся к студентам. - Итак, дальше идем по алфавиту. Кто у нас следующий? Браун? Прошу на арену!
  
  Профессор разморозил карлика и вернул беснующуюся нечисть обратно в клетку, выбрав другого Колпака. На арене уже была Лаванда Браун, и ее явно потряхивало.
  
  Квиррелл кивнул, отсчитал до трех, и бой начался. Ну как начался, Гарри сочувственно смотрел на убегающую девочку. Та явно запаниковала и так и не смогла выдавить из себя ни одного заклинания, зато визжала так, что уши закладывало. Ну и бегала она всем на загляденье; несмотря на очевидное превосходство в физической форме, карлик никак не мог догнать противницу. Понаблюдав за этим балаганом минуту, профессор взмахом палочки остановил бой.
  
  - Весьма впечатляюще, мисс Браун. Во всяком случае, вы не дали себя в обиду. Выше ожидаемого. Мисс Булстроуд, прошу на арену.
  
  Милисента достаточно уверенно вышла на арену и, дождавшись конца отсчета, первым же заклинанием отправила карлика в оцепенение, под улюлюканье слизеринцев и некоторых гриффиндорцев.
  
  Бои шли один за другим, Гойл без особого труда справился с противником, подпустив его поближе. Пусть он пропустил несколько ударов, заработав ушиб и несколько синяков, но противник был повержен. Гермиона растерялась поначалу и подпустила карлика вплотную. Едва не заработав удар по голове, она разозлилась, собралась и, ослепив противника, смогла подловить карлика на "Ректусемпру" и добила оцепенением. Гринграсс и Забини прошли достаточно стандартно.
  
  А вот Кребб всех удивил, ему попался тот же карлик, что и Малфою. Карлик, не мудрствуя лукаво, повторил тот же маневр, что и с прошлым противником. Но Кребба это не смутило, он поймал одну дубинку прямо в полете, вторую отбил плечом и буквально смел карлика одним ударом, едва не убив несчастного.
  
  Квиррелл похлопал в ладоши и вызвал следующего.
  
  Невилл заметно нервничал, но палочку держал твердо. Когда профессор сказал: три, Невилла тут же накрыло голубоватое свечение. Гарри ахнул, это ведь "Протего", натренированный! Попав под удар дубины, щит заколебался, но Невиллу хватило этого времени, чтобы вблизи попасть заклинанием в противника.
  
  Чем дальше студент стоял в списке, тем проще было драться с карликами. Практически каждый студент показывал свою тактику, и было из чего выбирать. Впрочем, карлики тоже не было слепыми и глухими, с каждым боем они становились все осторожнее.
  
  Нотт разразился целым взрывом красных искр из своей палочки, чем и ослепил противника. Боя как такового не получилось. Паркинсон не стала рисковать, а закрылась щитом как панцирем, не давая к себе прикоснуться. Профессор остановил бой спустя пять минут, признав, что Красный колпак не в состоянии добраться до жертвы.
  
  Парвати поступила более... гуманно: ее противник так и не смог сдвинуться с места, заснув прямо там, где стоял. Гарри не услышал заклинания, но остался весьма впечатлен.
  
  - Поттер, ваша очередь. Прошу.
  
  Гарри заранее продумал "бой" и ничего особенного в нем не видел. Было несколько беспроигрышных вариантов, но он решил использовать Люмос. Это было более-менее "честно" по отношению к противнику.
  
  - Готовы? На счет три. Раз! Два! Три!
  
  Гарри не сдвинулся с места, ладонь его левой руки вспыхнула, карлик злобно зашипел и начал тереть глаза рукой. Через секунду его настиг паралич и бой закончился, так и не начавшись.
  
  Профессор Квиррелл ничего не сказал, но как-то непонятно улыбнулся. Гарри пожал плечами и вернулся за парту.
  
  Дин Томас уверенно вышел на арену. Карлик не бросился вперед, как все предыдущие, а принялся что-то вытанцовывать и напевать, уворачиваясь от заклинаний и не пытаясь вступить в схватку. Он завыл что-то совсем уж непристойное для слуха, и дубинка в его руках начала чадить серым дымом. Красный колпак, увернувшись от очередного заклинания, направил дубину на Дина, как шпагу, и прошипел что-то явно матерное. Раздался негромкий хлопок, и в левой руке у карлика возникла палочка.
  
  Дин растерянно застыл, его оружие исчезло прямо из рук, что было полной неожиданностью.
  
  Карлик захохотал и повел палочкой. Место, где он стоял, тут же заволокло дымом. Профессор что-то пробормотал, и дым развеялся, но карлика уже там не было.
  
  - Хм, сбежал! - Квиррелл немного озадаченно посмотрел на место, где был дым, и еще раз хмыкнул. - Удовлетворительно, мистер Томас. Вам потребуется новая палочка, обратитесь к декану. Уизли, прошу.
  
  Дин потерянно вернулся за парту, явно не веря в такую потерю.
  
  Сидящие в клетке карлики как будто взбесились, они орали и улюлюкали, приветствуя своего сбежавшего товарища.
  
  Рон с угрюмым видом вышел на арену, крепко сжимая волшебный инструмент. Терять он его явно не собирался. Встретив очередного карлика напряженным взглядом, он кивнул профессору в знак готовности и... превратил карлика в кусок бревна.
  
  После столь впечатляющего выступления пара заклинаний от Финнигана не выглядела чем-то особенным.
  
  Профессор поздравил всех с успешным прохождением экзамена и отправил их восвояси.
  
  Выйдя из кабинета, гриффиндорцы и слизеринцы переглянулись и дружной толпой направились к мадам Помфри.
  
  
  
  Глава 36
  
  
  Гарри задумчиво грыз перо и старался не отвлекаться, попутно записывая лекцию профессора Флитвика о силе заклинаний в браслет. Шла уже третья неделя сентября, все проверочные экзамены давно закончились, и ученики с головой погрузились в новый учебный материал. Ну, или их насильно погрузили!
  
  Учителя не стали жалеть студентов и сходу начали загружать их домашними заданиями, да так, что второкурсники взвыли! Гарри с некоторым ужасом понял, что сильно разленился за лето и заставлять себя что-то делать было крайне сложно. К счастью, посмотрев вокруг, он немного успокоился. Стенали и плакали все, начиная от мальков, заканчивая некоторыми старшекурсниками. Гермиона на их стенания только фыркала и смотрела на всех свысока. Она точно была готова к новому учебному году!
  
  Вздохнув, Гарри вернулся мыслями к уроку.
  
  - ...поэтому в большинстве случаев сила заклинания зависит от правильного выполнения жеста и точной формулировки заклинания. Конечно же, существуют исключения: заклинания, которые требуют правильный посыл, будь то мысль, эмоция, намерение или некое действие. Все понятно? У вас есть вопросы?
  
  - Да, есть! - поднял руку Гарри. - Скажите, профессор, а зачем вообще нужны палочки, когда можно научиться беспалочковой магии?
  
  Флитвик заулыбался, словно услышал нечто забавное.
  
  - О, я давно ждал этого вопроса от вас, мистер Поттер! Существует много причин. Во-первых: беспалочковые чары очень сложно изучить, а иначе мы бы все тут изучали только беспалочковую магию! Как вы сами убедились в прошлом году, это весьма сложно! Во вторых: в подавляющем большинстве случаев беспалочковые чары получаются более слабыми, нежели с палочкой. Исключения существуют, как же без них. Опытный маг вполне может компенсировать рассеивание энергии при создании заклинания, и оно будет примерно на одинаковом уровне с созданным палочкой, но скажу прямо, это большая редкость. Ну, и в третьих: не все заклинания можно перенести на беспалочковый уровень. Многие чары являются целыми комплексами воздействий с условиями, прямым путем повторить их будет чрезвычайно сложно или вовсе невозможно! Вопрос: зачем затрачивать массу усилий, когда у вас есть удобный инструмент, который выполняет те же функции?
  
  Гарри пожал плечами. В общем-то, он был согласен с учителем. За прошлый год он освоил два достаточно простых заклинания почти в совершенстве. Но с палочкой его арсенал заклинаний расширялся в полсотни раз, а это говорило о многом.
  
  Падма Патил подняла руку, привлекая внимание.
  
  - Да, мисс Патил?
  
  - Профессор Флитвик, а правда, что если поместить основателей Хогвартса в наше время, они окажутся гораздо сильнее волшебников нашего времени?
  
  - Хм, сложный вопрос, мисс Патил. Так просто на него не ответишь. Тысячу лет назад волшебники пользовались старой магией, палочки в то время вышли из моды, если можно так сказать. А старая магия... ее сложно изучать. Чтобы вы понимали разницу, ученики, что изучали старую магию, могли создать свое первое заклинание только спустя несколько лет учебы. И учились они не семь лет, а лет по пятнадцать-двадцать. И заклинаний было не так чтобы много: сотни, может быть, несколько тысяч. И далеко не каждый маг мог похвастаться, что знал целую сотню заклинаний. В те времена становление магом было призванием, маги тратили всю свою жизнь, чтобы становиться мощнее и развиваться. Основатели Хогвартса были выдающимися магами своего времени и в голой силе, наверное, превосходили нас. Но, как показало время, искусство без особого труда бьет силу. Сейчас, в наше время, маги стали намного искуснее, чем в средние века. Маги и волшебники не стояли на месте и развивались, создавали новые заклинания, осваивали новые силы. Сейчас волшебник, который знает несколько тысяч заклинаний, не вызывает особого удивления. Я ответил на ваш вопрос?
  
  Падма задумчиво кивнула.
  
  Гермиона подняла руку и едва не подпрыгнула. Флитвик благосклонно кивнул.
  
  - А старая магия сейчас изучается?
  
  - Конечно! Несмотря на популярность палочек, многие маги изучают и старую магию. Все же соблазн быть независимым от инструмента довольно велик. Ну и некоторые вещи, которые можно сделать с помощью старой магии, палочкой повторить нельзя! Многие волшебные расы пользуются старой магией, особенно в Англии.
  
  - Мы будем изучать такую магию на уроках?
  
  Профессор Флитвик заливисто рассмеялся.
  
  - Нет, о боги, конечно же, нет! Как практическая часть, старая магия не изучается в школе, для этого попросту нет времени! А вот на уроках истории что-то можно найти.
  
  - Профессор, а что там насчет палочек? Я думала, палочки всегда были в моде, как вы говорите, - спросила Мэнди Броклхерст.
  
  Флитвик задумчиво подергал себя за усы.
  
  - Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к древней истории. Первая волшебная палочка была изготовлена более двух тысяч лет назад Иргардом Зачарователем, греческим магом. И предназначалась она... для работы с духами. Да-да, - подтвердил он удивленным ученикам, - именно для работы с духами. Иргард был выдающимся зачарователем, к слову сказать, сам термин "зачарование" пошел именно от него. Он создал множество интереснейших вещей. Кхм, впрочем, я отвлекся. С помощью этой палочки Иргард смог призвать довольно древнего, но не особо сильного духа и заключил с ним договор. История умалчивает детали, но в итоге Иргард создал ритуал, который позволял духу выполнять магические действия, мы сейчас называем их палочковыми заклинаниями. А потом, на основе первой палочки, он создал другие, связанные с этим духом, которые позволяли использовать эти "заклинания", жертвуя духу магию через палочку.
  
  Гарри ахнул. Неужели? Все эти заклинания, что они знают, используются через духов? Но как же так, ничего об этом он раньше не слышал. В классе поднялся шум, и профессор Флитвик замахал руками, успокаивая студентов.
  
  - Тише, успокойтесь! Да, таков прообраз современной палочковой магии, сейчас используется похожая система, но уже без духов. Почему? Давайте я продолжу рассказ. Иргард стал экспериментировать с духами и добавлять все новые и новые воздействия, которые можно было использовать с помощью палочек. Это не добавило ему популярности, маги откровенно смеялись над ним. Духи не могли повторить и десятую долю заклинаний, что мог выполнить обученный маг старой школы. Вся эта палочковая магия не работала в других мирах. Несмотря на то, что духи существуют где-то в своем плане бытия, они не всепроникающи.
  
  - Еще и другие миры... - буркнул кто-то.
  
  - Тем не менее, - не обратил внимания на бурчание профессор, - палочкой мог колдовать и не обученный маг. Совершенно не обученный, который только сегодня узнал о магии. Главное было правильно выполнить ритуал с помощью палочки. И это привлекло некоторое внимание энтузиастов. Сотни лет последователи Иргарда продолжали его дело, количество заклинаний со временем росло, и популярность такого вида магии тоже росла. Рассвет палочковой магии случился в седьмом веке, тогда она была очень популярна, в то время уже были созданы тысячи заклинаний для палочек. Все было хорошо, но... но вскоре появилась проблема.
  
  - Какая проблема, профессор?
  
  - Духи. Маги кормили духов своей энергией сотни, тысячи лет. Никто не знает, какой из духов взбунтовался, но... один из них пожрал всех остальных и вырвался на свободу. В одночасье вся палочковая магия исчезла, все палочки стали просто бесполезными кусками дерева и кости. Это был настоящий кошмар для магов и волшебников. Многие обычные люди это заметили и воспользовались шансом, ведь маги были не безгрешными и высокомерными, не обращая внимания на "смертных", нанося им серьезные обиды и не считая это вмешательством. За что и поплатились! А потом появился вырвавшийся на свободу дух. Он летал по миру, оставляя после себя опустевшие города, убивая все живое на своем пути. Ни один маг старой школы не мог противостоять ему в одиночку, слишком большую силу тот набрал. Говорят, дух был силен как бог, а ведь богов в те времена уже давно не видели.
  
  - Разве боги существуют? - удивилась Гермиона. - Я думала, это все выдумки!
  
  - Сейчас трудно сказать однозначно, но в летописях осталось множество упоминаний о богах, о том, что они ходили по земле вместе с нами. И это летописи магов, не обычных людей. Как бы там ни было, боги исчезли много веков назад, и с тех пор никто ничего о них не слышал. Если они и были, они покинули наш мир.
  
  - А что стало с тем духом, он угомонился?
  
  - Нет, конечно! Собрались вместе восемь сильнейших магов старой школы, так называемые архимаги, и встретили духа плечом к плечу и смогли его изничтожить! Но какой ценой?! Шестеро погибли, а оставшиеся в живых были покалечены. Многим магам пришлось учиться заново, палочковая магия исчезла как вид. Многие знания были потеряны. Палочковая магия стала "не в моде", если хотите. И так продолжалось более четырех веков, никто не хотел повторения катастрофы, и все эксперименты с духами и палочками по возможности пресекались. Пока... пока мастер магии Лус Чавес не сделала прорыв в исследовании эфира.
  
  - Эфир? Что такое эфир? - спросил Невилл.
  
  - Хм, эфир - это некая бесплотная всепроникающая энергия, что пронизывает все сущее. Неструктурированная и практически неощутимая. Магическая энергия, которая везде вокруг и которую мы вырабатываем - это структурированный эфир, его еще называют "горячий" эфир. Он возникает, когда мы, люди, перерабатываем чистый эфир своей душой, когда его перерабатывают растения, природа вокруг нас, даже планета и звезды. Практически все вокруг нас перерабатывает эфир в другие виды энергии. Если бы эфира не было, не существовало бы магии!
  
  - Я слышала нечто похожее от мамы, - морща лоб, сказала Гермиона. - Когда-то ученые нашего мира предполагали существование некой энергии, что пронизывает все вокруг, но так и не сумели этого подтвердить. Поэтому данная теория в конце концов была отвергнута.
  
  - Да, магглам намного сложнее дается работа с чистыми энергиями, - подтвердил Флитвик. - Однако эфир вполне реален - просто нынешняя земная наука бессильна его обнаружить. Здесь требуется кардинально отличный подход, и ученым он пока что недоступен. Физические законы, относящиеся к эфирной части мироздания, называются метафизикой.
  
  - Понятно, - ошеломленно пробормотал Невилл. - Как же возникла современная палочковая магия?
  
  - Я подхожу к этому, мистер Лонгботтом. Лус Чавес описала в своем исследовании, что существует возможность записи в эфир информации. Это дало толчок энтузиастам, и они принялись за эксперименты. Они хотели записать в эфир заклинания, как это делали с духами. У эфира отсутствовали те огромные недостатки, что были у духов. Эфир - это просто энергия, без единой частицы разума. Так же он есть везде, включая другие миры. Но эфир не способен колдовать за нас, как это делали духи. Волшебники десятки лет бились над проблемой, как заставить эфир выполнять заклинания за нас... но ничего не получалось!
  
  Профессор прервался и выпил пару глотков воды из стаканчика, смачивая горло.
  
  - А решилось все очень просто! Помог один из волшебников-художников. Чтобы оживить свои картины, он делал псевдодухов на основе частички материи живого существа. Они не разумны в прямом смысле этого слова и не способны развиваться. Но они полностью подходили под требования волшебников. Так родилась первая волшебная палочка с сердцевиной из плоти живого существа. Потребовалось более века и тысячи экспериментов, прежде чем искусство создания волшебных палочек перешло на новый уровень и эти псевдодухи стали способны выполнять заклинания на основе информации из эфира. Так началась новая эра волшебников, которая и длится по сей день. Конечно, не все было так гладко. Маги не хотели пользоваться палочками, помня предыдущий опыт. Но... но соблазн был слишком велик, осваивать палочковую магию в разы проще. Как видите, к нашему времени палочки стали вполне популярны. Технология создания палочек не раз перерабатывалась и совершенствуется до сих пор, так как палочки не идеальны. Одна лучше выполняет заклинания из разделов трансфигурации, другая - другую группу заклинаний. Вот так, мисс Броклхерст. Не всегда палочки были популярны, но они остаются хорошими и практически универсальными инструментами для колдовства!
  
  Ученики несколько ошеломленно молчали, переглядываясь. Только Гермиона хмурилась, что-то просчитывая в уме.
  
  - Скажите, профессор. А... а путешествия по другим мирам, это и сейчас практикуют? - спросила она.
  
  - Вполне возможно, но официально по этому поводу не слышно ничего уже более пятидесяти лет. Это... достаточно сложная тема. Как раз одна из тем, в которой палочка вам не помощник. Если мне память не изменяет, то последнее исследование путешествий в другие миры было связано с путешествиями во времени.
  
  У Гермионы даже челюсть отвисла.
  
  - Что?! Волшебники могут путешествовать во времени?
  
  Профессор открыл рот для ответа, но звонок прервал его.
  
  - Советую вам сходить в библиотеку, мисс Грейнджер. Там все описано. В конце концов, то исследование наделало сильный шум и о нем говорили многие годы, да и сейчас говорят, - Флитвик взмахнул рукой, и на доске появились ровные строчки текста. - Домашнее задание на доске. Все свободны!
  
  Гарри переписал задание и, закинув рюкзак на спину, поспешил вслед за подругой. Он обязательно сходит в библиотеку и узнает, что там написано о путешествиях во времени!
  
  
  
  Глава 37
  
  
  - Ну что, Гарри, нашел что-нибудь интересное?
  
  Гарри поднял взгляд и устало посмотрел на Гермиону и Сьюзен, что сели за его стол. Больше часа назад закончился ужин, и Поттер вместе с подругами пошел в библиотеку, как и в прошлые дни, разыскивать любую информацию о путешествиях во времени. Тема его чрезвычайно заинтересовала. И не только его! Последние три дня он вместе с Гермионой шерстил библиотеку вдоль и поперек, они еще и Сьюзен умудрились подбить на это дело. Остальные, включая Рона и Невилла, их энтузиазма не разделяли и занимались своими делами.
  
  - Не так много, как хотелось бы, - честно признался он. - Маховики времени появились в продаже несколько столетий назад, точная дата не указывается. Всего их было что-то около пятидесяти штук, создатель неизвестен. И они действительно отправляют пользователя артефакта назад во времени. Время путешествия сильно разнится от маховика к маховику, они все разные. Самый лучший из них способен доставить вас на девять часов назад, худший - на два часа максимум.
  
  - На первый взгляд, ничего особенного. - с некоторым сомнением вставила Гермиона.
  
  - Это ты еще их описание не видела, - подтвердил Гарри. - Слушай, сейчас я зачитаю, - он взял одну из книг со стола и принялся яростно листать. - Вот оно, слушай: "Маховик времени не может вносить кардинальных изменений в ход событий. Так, например, маховик не может вернуть жизнь убитому человеку. Но с его помощью можно сделать вероятное реальным. Однако надо быть осторожными! Если тот, кто использует маховик, встретится со своим прототипом в прошлом, это приведет к непредсказуемым последствиям". Странно звучит, не правда ли? Особенно для путешествий во времени!
  
  - Ну, не знаю. Я вижу минимум несколько классных возможностей, где его можно использовать, не меняя события. Например, учиться!
  
  Гарри громко фыркнул, с трудом подавив смех и оглянулся: не идет ли мадам Пинс. Только Гермиона Грейнджер может додуматься до того, чтобы использовать путешествия во времени... для учебы! Звучит как бред!
  
  - Сьюзен, твоя тетя же работает в полиции? Ой, в смысле, в отделе магического правопорядка? - исправилась Гермиона.
  
  Сью молча кивнула.
  
  - Они ведь используют такие штуки, чтобы расследовать серьезные преступления? Это ведь очевидно, это первое, что пришло мне в голову.
  
  - Нет, - Сьюзен отрицательно качнула головой. - Насколько я знаю, все маховики времени признаны опасными артефактами и содержатся в Отделе тайн. Все они контролируются невыразимцами, и их использование строго ограничено.
  
  - Странно! - хмыкнула Гермиона и перевела вопросительный взгляд на Гарри.
  
  - Не знаю, тут ничего об этом не написано. Впрочем, я не сильно удивлен, что их изъяли у простых магов. Читая похождения волшебников, которые пользовались маховиками, я скорее удивлен, что их не изъяли сразу. И сильные заявления, что маховики не могут создавать кардинальных изменений, - это полная чушь, как и то, что нельзя встречаться со своими двойниками! Вот, послушай: "Использовав этот чудесный артефакт в очередной раз, я зашел к Мэри. И что вы думаете, я там увидел? Два других меня сидели с ней, а мой сундук с золотом исчез! Все пропало! Я читал правила пользования этими артефактами, поэтому мне пришлось убить моих двойников. Кстати, это оказалось на удивление легко, даже вдвоем они не смогли ничего противопоставить мне. Это было довольно странно: убивать самого себя. Мэри, кажется, совсем не удивилась такому повороту событий. Когда я спросил, почему она так спокойна, Мэри ответила, что я уже седьмой Вильгельм за сегодня, до этого было еще две битвы, и она уже устала оттирать кровь".
  
  - И что там дальше? - скептически поинтересовалась Гермиона.
  
  - Ничего особенного, он использует маховик еще несколько раз, меняя прошлое, как ему вздумается. Но что главное, он смог прожить достаточно, чтобы написать эту чертову книгу! - Гарри яростно потряс тонкой книжонкой.
  
  - Может, это художественный вымысел?
  
  - Не думаю, почти везде одно и тоже. Таких историй - двенадцать на дюжину. И такое описано в серьезных книгах о маховиках времени. Без всякого художественного смысла!
  
  Гермиона недоверчиво покачала головой и задумалась.
  
  - Ну а вы нашли что-нибудь?
  
  - Много всякого разного, - Сью неопределенно махнула рукой. - Магия времени действительно существует, но к путешествиям во времени это совсем не относится. Одним из ярких представителей этой ветви заклинаний является знакомое тебе Репаро, оно отматывает время предмета назад, по его ауре. Комплексное заклинание, там много чего накручено. Есть много других, которые останавливают или ускоряют время, некоторые даже позволяют смотреть в другие миры или использовать ясный взор, это нечто вроде ясновидения или предвидения, я в этом не особо разбираюсь. Но отличительная черта такой магии - серьезная затрата магической энергии. Для школьников вроде нас доступны только несколько заклинаний - Репаро и пара других, в общем-то, бесполезных. Да и старшекурсникам многое будет не под силу, только серьезные маги могут использовать нечто интересное. Впрочем, истории про обычных магов тоже есть! Говорят, такие маги могли перемещаться так быстро, что человеческий взгляд был попросту не способен за ними уследить.
  
  Гермиона сидела, слегка сгорбившись, и скептически улыбалась, слушая Сью.
  
  - В общем, я понял, что ничего не понял, - подвел итог Гарри. - Гермиона, ты нашла что-нибудь о ритуалах? Как там Флитвик их назвал?
  
  - Конечно же, нашла. Мне даже не пришлось прорываться в Запретную секцию! Все так называемые "ритуалы переноса" считаются именно путешествиями во времени. В той книге, что я читала, описано около двадцати зафиксированных случаев успешного использования таких ритуалов.
  
  - Что это вообще такое, перенос? - поинтересовался Гарри.
  
  - Из названия не понятно, что ли? - раздраженно поморщилась Гермиона. - Предполагается, что ритуалы такого вида переносят человека или группу людей, или что-нибудь еще - во времени.
  
  - Круто! - в предвкушении чуда у Гарри загорелись глаза.
  
  - Да, звучит действительно круто, - подтвердила она. - Я насчитала с десяток видов разных ритуалов для переноса, от простейших рунических до кровавых жертвоприношений.
  
  - И в чем отличие от маховиков?
  
  - Предполагается, что в дальности прыжка. Если маховик может перенести тебя максимум на девять часов, то с помощью ритуала ты можешь прыгнуть на годы, столетия и даже тысячелетия назад.
  
  Гарри присвистнул.
  
  - Постой... назад? А вперед? Можно перемещаться вперед во времени?
  
  - Конечно. Берешь и строишь, скажем, саркофаг, на который накладываешь ритуал замедления времени, как раз из той самой магии времени. Ложишься в саркофаг и активируешь ритуал. Как только его сила исчерпается, ты уже в будущем. И даже не постарел ни на день.
  
  - Понятно, значит с помощью переноса можно путешествовать только назад?
  
  - На самом деле, очень спорно, что эти ритуалы переносят кого бы то ни было во времени. Как я и говорила, есть множество зафиксированных фактов использования таких ритуалов. Но вся шутка в том, что никаких сведений о путешественниках к нам не вернулось из прошлого. Все они пропали где-то там, в прошлом.
  
  - Что ты хочешь этим сказать?
  
  - За все те столетия, что существуют эти ритуалы, не было ни одного подтверждения, что они действительно перемещают во времени. Посуди сам, Гарри! Группа людей переносится назад во времени с явным намерением изменить историю и... о них ничего не написано в книгах.
  
  - Может они просто не смогли выполнить свою миссию? Или просто решили жить обычной жизнью в прошлом?
  
  - Гарри... - Гермиона закатила глаза. - Ты сам в это веришь?
  
  Гарри пожал плечами. Возразить было нечего.
  
  - Ну так вот, чтобы ты понял масштаб, даже Мервин Злобный пользовался одним из таких ритуалов. Доколдовался и вызвал гнев одного из владетелей. За ним пришла команда подготовленных воинов, но... все же он был серьезным и сильным магом, он смог их оглушить. Но это была только первая команда из множества, он понимал, что ему нужно бежать. И он сбежал, выполнив ритуал переноса с кровавыми жертвоприношениями. Он кричал, что вернется на год назад и убьет их всех, они даже не поймут, почему смерть их настигла.
  
  - И что, убил? - полюбопытствовала Сьюзен.
  
  - Нет, конечно! Как ты думаешь, кто бы это записал в книгу, если бы он всех убил? Он пропал, как и все остальные, а ведь это был известный темный маг, он бы оставил свой след в истории. Но он исчез без следа.
  
  - Где-то я слышал об этом Мервине...
  
  - Его портрет висит на четвертом этаже.
  
  - Точно, - смутился Гарри. За этим портретом находился один из коротких путей, он ведь им постоянно пользовался! - Извини, продолжай.
  
  - Ну так вот, о чем я говорила? Ах, да, не подтверждено что эти ритуалы переносят во времени. Те, кто их используют - просто исчезают. Но есть небольшая загвоздка! Существует три зарегистрированных случая прибытия волшебников после использования похожих ритуалов.
  
  - Не понял, ты же говорила, что нет ни одного случая, когда ритуал подтвердился.
  
  - Это разные случаи. Эти магглы, волшебники и иные существа прибыли из будущего, но, как ни странно, никаких отбывающих - в будущем - не было найдено. Первый случай был в середине семнадцатого века, в Испании. Путешественники были из конца девятнадцатого века. Вроде как у них там началась глобальная война, и эти люди решили ее предотвратить. Подготовились и прыгнули на несколько лет назад. Но, как видите, что-то пошло не так, и они оказались вовсе не там, где ожидали. Местный маг, отшельник, почувствовал переход и записал все, что они говорили. Мало того, он им помог обустроиться, а потом учился у них диковинной магии. Его записи и легли в основу книги.
  
  - А как узнали, что они не отправились во времени? - поинтересовался Гарри. - Ну, в конце девятнадцатого века?
  
  - Война, что они описывали. Ее просто не было. Как и их самих тоже. Технологии, что они описывали, магия. Все это было другим, отличным от того, что было в конце девятнадцатого века. Последующие случаи только подтверждают это правило.
  
  - Продолжай! - поторопил Гарри.
  
  - Второй инцидент произошел в тысяча семьсот восемьдесят пятом году, во Франции. Он едва не обрушил международный Статут о Секретности. Внезапно, посреди белого дня, рядом с замком Аруэ появился еще один замок - куда более крупный, буквально набитый разными существами. Гоблины, прекрасные женщины - которых сейчас называют вейлы, кентавры, домовики и многие другие, все они буквально посыпались из замка и радовались как дети, колдуя у всех на глазах и громогласно благодаря всемогущую магию. Представьте себе переполох, что начался среди магглов. Это был настоящий кошмар для магов того времени, едва не началась война с магглами, благо пришлые быстро уяснили, что не-маги тут не знают о волшебниках, и помогли со стиранием памяти. Замок быстро разобрали и уже через несколько недель ничего не напоминало об инциденте. Кроме новых жителей волшебного мира, конечно.
  
  - И откуда были эти путешественники?
  
  - Оттуда же, из Франции. Они перенеслись, по их словам, на пару лет назад. Случилась магическая катастрофа, магия начала исчезать из мира. Только мир там был явно другой, никакого Статута о Секретности просто не существовало. У нас катастрофа тоже не произошла.
  
  - А третий случай, ты же говорила что было три случая.
  
  - Да, третий случай произошел совсем недавно. В тысяча девятьсот пятьдесят шестом году, в Америке. Небольшая группа людей - около двадцати человек - появилась в пригороде Нью-Йорка, но не привлекла никакого внимания. Мы бы так ничего не узнали, если бы не маг, что исполнил ритуал. Уильям Фергюссон. Он пришел в МАКУСА, это что-то вроде нашего министерства магии, - пояснила Гермиона для Гарри, - и рассказал им все, что произошло. Если вкратце, то перенеслись они из конца двадцать первого века, там началась ядерная война между тамошними странами, вроде - между США и Китаем. Нью-Йорк был разрушен, и только заклинания мага держали его в живых. Его и небольшую группу друзей. Это был шаг отчаяния с их стороны, они решили уйти туда, где нет огня и невидимой смерти. Большинство из них живы и поныне, магглы устроились на работу - они жили при совсем других технологиях и им было довольно просто адаптироваться, сам мистер Фергюссон тоже не бедствует.
  
  - Ну дела... - хмыкнул Гарри. - Получается, что эти ритуалы...
  
  - Переносят не во времени, да. Скорее, они переносят между мирами. Маховики мне кажутся более полезными, - Гермиона фыркнула и встала, поправляя сумку.
  
  - Ты куда?
  
  - Гарри, оглянись вокруг. Уже скоро отбой, я хочу помедитировать перед сном! Ты как хочешь, а я пошла в гостиную. И так потратила кучу времени непонятно на что. Сьюзен, пошли вместе.
  
  Гарри проводил их взглядом и покачал головой. Иногда Гермиона его серьезно удивляла. Вот вроде и любит учиться, но иногда ее заедает на одной теме, и если она не приносит результата, то вызывает у нее дикое раздражение. Хотя на следующий день она уже будет согласна, что информация довольно полезная... но эти приступы раздражения...
  
  - Грейнджер не совсем права.
  
  - М-м? - Гарри вынырнул из своих мыслей и недоуменно посмотрел на студентку в форме Равенкло, что сидела за соседним столиком. - Что? Вы про ритуалы?
  
  - Нет, я про маховики. Вы что, не читали исследование Марка Линча?
  
  Гарри смутился.
  
  - Что еще за Марк Линч?
  
  Девушка закатила глаза и покачала головой.
  
  - Эх, молодежь. Я думала, вы изучаете все это для общего развития, уже зная, что будет в конце. Марк Линч - известный путешественник по мирам, и именно он доказал, что маховики времени и все эти ритуалы - путь в параллельные миры. Он прославился тем, что создал пространственный маяк и установил его у себя дома. Это позволило ему безбоязненно путешествовать по другим мирам, не боясь потеряться в бесчисленных мирах нашей вселенной. Как-то раз, вернувшись домой, он принес с собой маховик времени. И, естественно, не удержался от его использования. Да не один раз, а множество раз. Он ведь исследователь, ему было просто интересно. С каждым разом, ступая на час назад, он замечал все больше и больше изменений в окружающем мире. Раз - его жена сменила цвет волос, два - сменился министр магии. С каждым применением маховика что-то в окружающем мире менялось, неуловимо, но после множества прыжков это становилось все более заметно. Все это продолжалось, пока при очередном прыжке он не встретился с самим собой. Вернее, с похожим на себя человеком. Тоже маг, но глаза другого цвета. То же имя, но иная профессия. Те же родители, но никакого брата нет. А главное, у него не было маховика времени.
  
  - И что это было?
  
  - Слушай дальше. Вдумчиво поговорив с тем человеком, Марк понял, что здесь что-то нечисто. Вызвав свой пространственный маяк, он ужаснулся. Он был очень далеко от своего мира, очень! Потребовалось несколько месяцев скитаний по мирам, переходя от одного к другому, но в конце концов он вернулся домой, где и сообщил в Отдел тайн о своем открытии. Совместно с невыразимцами было проведено несколько опытов, включая те самые ритуалы переноса. И каждый из опытов подтверждал, что маховик и ритуалы, это ничто иное, как переход в другой мир. После этого все существующие маховики были изъяты, просто потому, что они опасны для своих хозяев. Шанс вернуться в свой мир после применения - очень близок к нулю!
  
  - А как же двойники, что появляются при применении маховика? И откуда маховики вообще взялись?
  
  - На эти вопросы так и ныне нет четких ответов, мистер Поттер. Почитай книгу Марка Линча, там есть множество предположений по этому поводу, но никаких ответов. К слову, двойники не всегда появляются.
  
  - Спасибо за рассказ.
  
  - Не за что!
  
  Гарри откинулся на спинку кресла и задумался. Это плохо или хорошо, что путешествий во времени не существует? С одной стороны, это хорошо, никакой злодей не сможет вернуться и исправить свои оплошности. Но с другой... Да что уж тут говорить, когда он услышал о путешествиях во времени, первой его мыслью было вернуться назад, в восемьдесят первый год, и защитить родителей. Любой ценой! Даже сейчас он жалел об упущенной призрачной возможности.
  
  - Отбой через пятнадцать минут, прошу всех покинуть библиотеку, - послышался голос мадам Пинс.
  
  Гарри вздохнул, расставил книги по местам и направился на выход. Время чтения закончилось!
  
  
  
  Глава 38
  
  
  Выйдя из библиотеки, Гарри неспешно направился в сторону тайного прохода. Все же эти три дня были совсем небесполезными! Если бы он узнал о таких ритуалах без всестороннего исследования, то вполне мог бы использовать один из них. Просто потому, что мог.
  
  Выйдя на площадку Большой лестницы на четвертом этаже, Гарри рассеянно посмотрел на картину, что закрывала тайный короткий путь в холл первого этажа. Пройдя немного дальше, он моргнул и остановился. Что-то было связано с этим портретом, разве нет? Точно! Он даже прищелкнул пальцами от нахлынувших эмоций. Это же Мервин Злобный, один из тех, кто использовал ритуал переноса.
  
  Вернувшись на площадку, Гарри остановился напротив картины и с интересом уставился на колдуна в капюшоне, что сидел на пеньке и задумчиво крутил между пальцами сучковатую волшебную палочку.
  
  - Ну что уставился? Говори пароль и проходи!
  
  - Э-э-э, нет, спасибо. А вы правда Мервин Злобный? Тот самый?
  
  Колдун приосанился и ухмыльнулся.
  
  - Да-да, тот самый, во всем своем великолепии. - он развел руками, как бы показывая: вот я, любуйтесь. - Что, увидел меня на карточке от шоколадных лягушек? Уж я-то был знаменитым в свое время. Много интересных заклинаний придумал! Да-а-а... - Мервин мечтательно прищурился.
  
  - Э, нет. Я слышал, вы использовали ритуал перехода. Не расскажете мне о нем?
  
  Мервин заметно поскучнел.
  
  - Я тоже об этом слышал. Только это было более чем через десятилетие после того, как создали эту картину. Так что я знаю об этом не больше твоего.
  
  Гарри растерянно моргнул. Он-то думал... хотя да, Флитвик же говорил, что при создании картин используются псевдодухи. Или использовались ранее. Значит, сейчас это просто имитация, не более. Но что мешает попробовать узнать что-нибудь интересное?
  
  - А вы можете рассказать мне о тех заклинаниях, что вы создали?
  
  - Нет уж, мальчик! Если бы я рассказывал кому-нибудь о всех заклинаниях, что изобрел, я бы здесь не висел. Это были достаточно сложные чары, не для школьников. Хотя знаешь, я могу показать тебе одно. Что бы тебе показать, а? - Мервин явно придуриваясь, сделал задумчивое лицо. Гарри заметил, что его палочка почти размывается в воздухе, так стремительны были движения мага. Это не могло не вызывать восхищения. Такого им даже Флитвик не показывал.
  
  - Так, я придумал, - Мервин встал с пенька и подошел поближе, заполнив собой почти всю картину. - Подойди поближе, еще ближе, тебе нужно все хорошенько рассмотреть. А теперь смотри внимательно на палочку, заклинание начинается на А-А... - палочка в руках мага прекратила свое стремительное вращение, и кончик ее указал прямо в лицо Гарри. - АВАДА КЕДАВРА! - рявкнул громовым голосом маг.
  
  Гарри с вскриком отшатнулся и шлепнулся на задницу. Не столько от зеленого заклинания, сколько от того баса, которым заорал старый колдун. Потерев лоб, Гарри выругался. На секунду сильно заболела голова, но боль тут же прошла. Недовольно посмотрев на картину, он скривился. Мервин катался по поляне и ржал как конь, явно неспособный остановиться.
  
  - ХА-ХА-ХА! Ты бы видел свое лицо, малыш! Это просто бесценно. Когда я был живой, я очень любил так подшучивать над простецами. Да я и сейчас себе не отказываю, - Мервин ухмыльнулся успокаиваясь и опять уселся на пенек.
  
  - И что это за заклинание? - Гарри осторожно выпрямился и облегченно вздохнул. Ничего не повредил при падении. - Мне кажется, я уже где-то видел такое. Хотя не могу припомнить вот так, сразу.
  
  - Вряд ли ты видел такое заклинание. Слишком ты мал для него. Да и не разрешено мне о нем рассказывать, так что отстань. Хотя, хочешь, я тебя чарам света обучу? Полезное заклинание.
  
  Гарри закатил глаза и вздохнул. Чего и следовало ожидать. Если бы портреты могли учить, зачем были бы нужны преподаватели?
  
  В коридоре начало стремительно темнеть, и Гарри недоуменно начал оглядываться. Факелы постепенно становились все тусклее, пока через пять секунд не потухли полностью, погрузив площадку в густую тьму. Щелкнув пальцами, он вызвал светлячок над ладонью и посмотрел на картину. Маг тоже выглядел недовольным, и на кончике его палочки горел огонек, но ничего не освещал, в отличие от настоящего.
  
  - Это что, отбой?
  
  - Ты что, малек, в первый раз гуляешь по школе? Конечно же, это отбой! Беги в гостиную, пока не поймали, а я спать, - Мервин махнул рукой, потушил огонек и картинно захрапел.
  
  Гарри неуверенно улыбнулся нарисованному магу и двинулся по коридору. Поднявшись через тайный проход на пятый этаж, он замер, прислушиваясь. Показалось? Или за ним кто-то крадется? Ему почудились едва слышные торопливые шаги со спины.
  
  Зябко поежившись, он усилил светлячок, создавая маленькое солнце, которое осветило весь коридор от края до края! Но... коридор был девственно пуст. И ни звука, ни шороха!
  
  Еще раз осмотрев коридор, Гарри передернулся и торопливо направился в гостиную. Что-то ему перестало нравиться гулять по темным коридорам. Вроде он и не боялся темноты, но... было как-то жутковато!
  
  С трудом успокаивая бьющееся сердце и заставляя себя идти, а не бежать сломя голову, Гарри облегченно вздохнул, увидев впереди картину Полной дамы. И тут случилось это!
  
  Гарри показалось, что он опять на метле и летит чуть ниже облаков! Страхи ушли в тень, негативные эмоции отступили. Никакого беспокойства нет и в помине, только легкое необъяснимое счастье. Блаженство волной окатило его, и он тут же расплылся в дурацкой улыбке.
  
  - Гарри...
  
  О, этот голос. Он ласкал слух и вызывал безотчетное доверие. Гарри мог поклясться, что слышал его ранее. Где? Он напрягся, вспоминая, и блаженство на секунду отступило. Это был голос...
  
  - Гарри, иди сюда. Иди ко мне...
  
  - Мама... - прошептал он. Да, теперь он вспомнил. Этот голос он слышал когда-то ранее, в своих снах.
  
  - Иди сюда, ты должен мне помочь! - с мольбой прозвучал голос сзади, и Гарри обернулся. Коридор был пуст, но это не вызывало никакого удивления. Чувств просто не было, кроме желания увидеть маму и помочь ей.
  
  - Где ты?
  
  - Я здесь. Иди сюда, я жду тебя. Ты мне нужен!
  
  И Гарри пошел. В первые мгновения в голове возникало сомнение, но голос возвращался и подбадривал его, звал не переставая. Вскоре Гарри отринул сомнения и пошел. А потом и побежал! Ни темнота, ни преподаватели, ничего не имело значение. Главное... главное идти на голос!
  
  - Ага, - завопил Филч, вынырнув из коридора на третьем этаже. - Нарушитель! Ну ты у меня сейчас попляшешь!
  
  Миссис Норрис вырвалась вперед и зашипела, преграждая Гарри путь. Но он не смутился и, не сбавляя скорости, просто перепрыгнул кошку и через несколько секунд скрылся за поворотом, оставив завхоза хватать ртом воздух от такого хамства.
  
  Гарри летел как на крыльях, голос звучал мелодией для его ушей и вел его... да, к воротам. Ему нужно выйти из Хогвартса, а потом покинуть его территорию. Он закивал сам себе, именно так и нужно.
  
  Вылетев из-за поворота на первом этаже, Гарри на полном ходу влетел в темную фигуру, сбивая человека на пол.
  
  - Аргх!
  
  Гарри не стал ничего слушать, голос матери был важнее всего. Вскочив, он похромал вперед и, переборов боль, через мгновение уже бежал дальше.
  
  У главных ворот, что вели из замка, возникла заминка. Сколько бы Гарри не дергал, двери и не думали открываться.
  
  - Открой их, открой... - шептал голос.
  
  Гарри нахмурился, почти с ненавистью смотря на дверь. Вытащив палочку, он сделал резкий жест и поднес кончик палочки к замку.
  
  - Алохомора!
  
  Подергав за дверь, Гарри взбеленился. Мама на него так надеялась, но Гарри не мог ничего сделать. Он не успел придумать, как открыть дверь, когда его плечо сжала чья-то стальная хватка и сдавила его так, что он пискнул от боли. Через мгновение его развернули и на него уставился разъяренный Северус Снейп.
  
  - Гуляем по школе, мистер Пот-тер? Может быть, вам кажется это забавным - нарушать правила? - прошипел декан змеиного факультета, но через мгновение гнев сменился удивлением, когда декан заглянул Гарри в глаза.
  
  Гарри недоуменно посмотрел на преподавателя. Что тот от него хочет? Ему некогда, его ждут! Дернувшись и не сумев вырваться из захвата, он нахмурился, и через мгновение зельевар с вскриком отлетел далеко в сторону, подхваченный невидимой силой.
  
  Гарри же с улыбкой повернулся к двери. Точно! Телекинез ему поможет, никакая дверь не устоит перед ним. Прикрыв глаза, он сосредоточился и... ничего не ощутил. Никакой двери для телекинеза попросту не существовало. Он сильно растерялся и открыл глаза. Голос в голове утих, и Гарри непонимающе заморгал.
  
  - Гарри... - отчаянно закричала мама. - Быстрее!
  
  Эмоции вновь отступили, и Гарри кивнул. Верно, ему нужно спешить. Если уж двери не получится вскрыть, явно зачарованы, то стены...
  
  Гарри не успел додумать свою мысль; на плечо опять легла рука, и он вскрикнул. Его - как в детстве, когда он с интересом тыкал гвоздями в розетку - снова ударило током. Да так, что из глаз посыпались искры. Гарри как стоял, так и упал на свою многострадальную задницу.
  
  Гарри непонимающе смотрел на профессора Снейпа. Чего это Снейп с ним сделал? Вроде он... Гарри нахмурился. Что происходит? Вот он подходит к гостиной, вот он слышит мамин голос. Прокрутив воспоминания в голове, Гарри в ужасе открыл рот и посмотрел на декана Слизерина. Ну все, теперь-то его точно выгонят! Прогулки после отбоя, игнорирование и побег от сотрудника школы, нападение на преподавателя.
  
  - Вставайте, мистер Поттер, хватит сидеть на холодном полу, - на удивление миролюбивым тоном приказал профессор Снейп.
  
  - Что... что это было? Меня что, заколдовали? - спросил Гарри заикаясь.
  
  - Похоже на то. Все признаки налицо, так сказать, - Снейп усмехнулся. - серьезно нарушены критическое мышление и мыслительная деятельность, хотя я сомневаюсь, что последнее у вас присутствовало изначально. Очень похоже на одно из слабых, но коварных принуждающих заклинаний. Опишите, что вы чувствовали, мистер Поттер.
  
  У Гарри зародилась надежда. Раз уж Снейп думает, что Гарри заколдовали, может, ему простят то, что он натворил? Встряхнувшись, он поднялся с пола и принялся за рассказ. Как он шел в гостиную, как услышал шаги, но никого не увидел. Как услышал голос мамы.
  
  Снейп сжал губы, когда услышал про голос, и кивнул, прерывая его.
  
  - Ну что же, мне все понятно. Вам давали приказы, и вы их с радостью выполняли, слепо доверяя приказывающему. Пойдемте, мистер Поттер. Я вас провожу до гостиной, а иначе вы найдете еще каких-нибудь приключений на свою... хм, голову.
  
  Гарри понуро кивнул и поплелся вслед за профессором.
  
  - Что это за заклинание?
  
  - Как я и говорил, довольно коварное заклинание, хоть и довольно слабое. Подчиняет себе разумного с помощью его же воспоминаний и желаний. Сбросить его довольно просто, если проявить хоть каплю недоверчивости к голосу. К сожалению, в том и коварство заклинания. Вы просто слепо доверяете всему, что бы вам не говорили.
  
  - И такое изучают в школе? - неприятно поразился Гарри.
  
  - Не изучают, - отрицательно качнул головой Снейп. - Такое не изучают! Что хотел от вас голос? Он говорил какие-нибудь подробности?
  
  - Нет, вроде нет! Я... я должен был выйти из замка и покинуть территорию школы.
  
  - Ясно, - коротко ответил Снейп и замолчал.
  
  Профессор вел его прямо, через Большую лестницу, и десять минут спустя они уже стояли перед портретом Полной Дамы.
  
  - Надеюсь вас не увидеть больше сегодняшней ночью. Ах, да, двадцать баллов с Гриффиндора за прогулки после отбоя. И отработка завтра в семь вечера. Спокойной ночи, мистер Поттер, - с усмешкой закончил профессор Снейп.
  
  Гарри кивнул, сказал пароль и поспешил в гостиную, облегченно вздохнув. Баллы, всего лишь баллы!
  
  
  
  Глава 39
  
  
  Спустившись утром в гостиную, Гарри поприветствовал новый день широким зевком и с деланной улыбкой прошел мимо очень-очень раздраженной Гермионы, которая проводила его пламенным взглядом и продолжила отвечать на очередные вопросы Колина Криви. Поздоровавшись с Перси, Гарри уселся в любимое кресло и ухмыльнулся.
  
  В поезде Колин показался ему нормальным мальчишкой. Но уже спустя неделю оказалось, что он был очень впечатлен Гарри Поттером - по книгам и рассказам - и выражал он свой восторг очень и очень бурно. Он был очень энергичным, пожалуй, даже более энергичным, чем Гермиона. Чуть освоившись в замке, он устроил настоящую загонную охоту за Гарри. Подстерегая его то тут, то там, он выбирал удобный для себя ракурс и щелкал своим фотоаппаратом, а бедный Гарри получал очередную вспышку в лицо и десятки вопросов, на которые у него зачастую не было ответов.
  
  К счастью, Гарри был уже не тот, что год назад. Уже спустя три дня ему надоела текущая ситуация и он прямо объяснил Колину, что известность его напрягает и вспышки в лицо - это не совсем то, что ему нужно. Если Колин хочет сфотографироваться, это пожалуйста, но не надо фотографировать его из-за угла! Пришлось повторить беседу три раза и отобрать камеру телекинезом, подвесив ее под потолком, прежде чем мистер Криви уяснил для себя некоторые правила. Но вопросы... казалось, у Колина они не заканчивались. И вот тут Гарри придумал ловкий ход, перенаправив все вопросы Колина Гермионе. Та обрадовалась новому собеседнику и с энтузиазмом принялась отвечать на его вопросы. Гарри только хихикал, когда видел их вместе. Уже спустя неделю Гермиона ходила с синяками под глазами и провожала Гарри очень раздраженным взглядом. Он только ухмылялся и ждал, когда же она сдастся.
  
  Гарри еще раз ухмыльнулся своим мыслям, но вспомнив вчерашний вечер, посмурнел. Кто на него напал? Первый человек, на которого он подумал бы: Драко Малфой. Но это же абсурд. Невидимость - это заклинание для старших курсов. Он слышал жалобы от Перси, как сложно тому было выучить дезиллюминационное заклинание. К тому же, Гарри не почувствовал никого телекинезом, что странно. Может быть, кто-то использовал мантию-невидимку? Покрутив эту мысль, он признал ее разумной и вытащил мантию из волшебного отделения рюкзака. Бросив короткий взгляд вокруг и убедившись, что никто не смотрит, он завернул в мантию рюкзак и усмехнулся. Беглое прощупывание телекинезом ничего не дало. Казалось, в этом месте ничего не было, но некая странность ощущалась, и он все же нащупал мантию, сосредоточив внимание в этом месте. Так что да, вполне возможно что колдующий был под подобной мантией. Но главное, зачем на него наложили то заклинание?
  
  Ответов на все эти вопросы у Гарри не было, и просто перестал о них думать.
  
  
  * * *
  Уроки пронеслись, как один миг. Весь день Гарри ходил напряженный и старался приглядывать за своей спиной, ожидая подвоха из-за каждого угла. Никто на него не нападал, никто косо не смотрел и не шептался, все было тихо и спокойно. И это еще больше его нервировало!
  
  Ввалившись вечером в кабинет профессора Снейпа, Гарри ожидал чего угодно, но только не такого! Профессор выдал ему несколько книг по ЗОТИ старших курсов и приказал читать вслух все, что он найдет о заклинаниях подчинения и методам противодействия этим заклинаниям.
  
  Вернувшись в гостиную, Гарри поздоровался со всеми и устроился в кресле с видом умирающего.
  
  - Ну? - поторопил его Рон, делая ход пешкой. Он играл в шахматы с Дином Томасом. - Рассказывай! Что Снейп заставлял тебя делать? Чистить котлы? Вычищать потолок после последнего взрыва? Потрошить первокурсников?
  
  Гарри не сдержался и фыркнул.
  
  - Да, точно. Теперь у нас нет первокурсников Слизерина! - он хмыкнул. - Представляешь, Снейп заставил меня читать вслух книги.
  
  - Это же так ужасно, читать книги... - с явно различимым сарказмом вставила Гермиона и скрыла лицо за книгой.
  
  Гарри не сдержался и хихикнул над выражением лица Рона.
  
  - Как ты заработал отработку? Ты мне так и не рассказал! - спросила Гермиона, смотря слегка неодобрительным взглядом.
  
  Гарри задумался и, не найдя причины скрывать произошедшее, рассказал о вчерашних событиях.
  
  - Кто-то тебя проклял в спину? Как думаешь, это Малфой? - с горящими глазами предположил Рон, который не знал о подробностях вчерашнего дня.
  
  Гарри закатил глаза. У него и Рона мысли сходятся. Неправильные мысли.
  
  - Вряд ли, - с сомнением протянул он. - Я встретил его после отработки, представь, он был в квиддичной форме и вместе со сборной Слизерина. Он что, вступил в команду? Если бы хотел проклясть, у него была хорошая возможность. Но он просто прошел мимо.
  
  - Ага, Малфой стал ловцом в сборной Слизерина. А еще у них новые метлы, "Нимбус-2001", у всей команды! Как ты мог об этом не слышать? Об этом весь Хогвартс шушукается уже две недели? - недоумевающе посмотрел на него Рон.
  
  Гарри пожал плечами. Что на это можно было ответить? Возвращаться в учебный ритм было неожиданно трудно, не до слухов. К тому же, он не только учебой занимался! Хобби тоже время отнимают, и немало!
  
  - Значит, отборочные испытания по квиддичу уже были? Я хотел посмотреть!
  
  - Не знаю, но тренируются они с первой недели сентября. Это я точно могу сказать! - ответил Рон и выругался, когда ему поставили шах.
  
  Гарри повертел головой и нашел рыжие макушки близнецов и их партнеров по команде на другом конце гостиной. Кряхтя, он встал и направился к ним.
  
  - Привет всем! Эй, Фред, а когда отборочные испытания?
  
  - Я Джордж, - уверенно заявил Фред и поднял голову от пергамента, усмехаясь.
  
  - Хорошо, Джофред. Так когда испытания?
  
  - Не Джофред, а Джоффри, - хмыкнула Кети Белл.
  
  - Не Джоффри, а Джоффри Великолепный, - поправил ее Фред с улыбкой.
  
  Девочки хихикнули, но не стали отвечать на провокацию.
  
  - ...а испытания? Какие еще испытания, Гарри? У нас полная команда! Мы уже две недели тренируемся. Ты хочешь играть? Придется подождать, пока Данн не перестанет играть или не окончит школу.
  
  - В общем-то нет, я не очень хочу играть. Я летать люблю, это да. Сама игра мне не очень интересна.
  
  - Видела как ты летаешь на "Комете", - кивнула Анджелина Джонсон, - у тебя очень ловко получается. Как ты так сильно ускоряешься на школьной метле? По скорости почти догоняешь мой "Чистомет". А ведь это разные классы метел! Мой "Чистомет" почти на треть быстрее "Кометы"!
  
  - Ну, - смущенно почесал затылок Гарри. - помогаю себе магией. Когда я в первый раз сел на метлу, еще не первом уроке, это как-то само собой получилось. А дальше я просто не терял этот навык и смог делать это сознательно. Но если ускоряешься, метла начинает трястись и теряет управление от скорости, так что полезность... так себе. Но мне нравится быстро летать!
  
  - Я слышал о таком, - кивнул Джордж. - профессиональные ловцы умеют так делать. Вроде, этот прием называется "рывок".
  
  Анджелина понимающе кивнула.
  
  - Жаль что испытаний не будет, - протянул Гарри. - Я хотел бы посмотреть! К тому же, вроде Рон хотел попробовать пройти отборочные испытания.
  
  - Шутишь? - Фред удивленно посмотрел на Гарри, а потом перевел изумленный взгляд на своего младшего брата. - Рон бредит просмотром матчей, да, но я не слышал, чтобы он хотел играть в квиддич.
  
  - Он просто стесняется.
  
  - Возможно, - согласился Фред. - Но... Все места в команде уже заняты. На какой позиции он хотел играть? Вратарем?
  
  - Или охотником, - дополнил Гарри. - А разве в команде нет запасных игроков?
  
  - Нет, в школьном квиддиче не принято делать запасную команду. Но-о-о, - Фред задумался, - с другой стороны, что мешает нам просто потренировать Рона? Поставить его на другие кольца во время тренировок, и охотницы будут забивать не только Оливеру, но и ему! А когда Оливер закончит Хогвартс и сдаст ЖАБА, то нам потребуется новый вратарь. А тут, бац, уже готовый, тренированный игрок. Если он пройдет отборочные, то попадет в команду. С тренировками у него будет хороший шанс.
  
  - Мне нравится идея, - кивнул Джордж, - осталось донести ее привлекательность Оливеру. И Рону! Гарри, иди обрадуй его, только помягче как-нибудь, а мы возьмем на себя Оливера!
  
  Гарри задумчиво кивнул и поплелся обратно к друзьям. Куда он вовлек своего друга?
  
  
  * * *
  Дни полетели как вспышки. В субботу был день рождения Гермионы, и Гарри от всей души ее поздравил, вручив ей в подарок самопишущее перо. Прошла неделя, другая, ничего не происходило, и он все больше и больше расслаблялся, постепенно забыв о том странном случае. Незаметно наступил октябрь и погода начала портиться, на улице все чаще можно было заметить иней в траве, а ветер в коридорах начал продирать неосторожных школьников до костей.
  
  Выбравшись однажды на поле понаблюдать за тренировкой Рона, Гарри забрался на трибуну и задумался.
  
  Рон был не слишком счастлив от ситуации, в которую втянул его Гарри. Совместными усилиями близнецы вместе с Гарри смогли с трудом уговорить Рона на тренировки по выходным. После первой тренировки тот вернулся в гостиную замерзшим, но очень и очень довольным! Весь вечер Гарри слушал описания финтов и движений, которые применял его рыжий друг во время тренировки.
  
  - Эй, Гарри, можно к тебе? - Гарри удивленно обернулся и улыбнулся.
  
  - Привет, Перси. Проходи, конечно! Что ты тут делаешь, я думал, тебе не очень нравится квиддич?
  
  - Мама попросила приглядеть за Роном. Она беспокоится о нем, - пояснил Перси, присаживаясь рядом с Гарри. - Рон довольно ветреный в своих желаниях. Ну и за безопасностью нужно приглядеть. Не то чтобы я мог ему помочь отсюда, если что-нибудь произойдет. Но приглядеть нужно.
  
  - Ему очень понравилось играть.
  
  - Да, - согласился Перси, - и это очень хорошо. Рон очень увлекающийся и вкладывает всего себя в то, что ему нравится. Еще бы учебой его заинтересовать.
  
  - Ну, он очень хорош в трансфигурации... - заступился за друга Гарри.
  
  - А может быть хорош и в остальных предметах. Не обращай внимания на мое ворчание, Гарри. Я вполне доволен его успеваемостью, в прошлом году он сделал намного больше, чем я от него ожидал, - Перси замолчал и принялся пристально наблюдать за тренировкой.
  
  Гарри к нему присоединился, машинально принявшись крутить в руке слегка светящийся золотой галлеон. За последнюю неделю это стало почти привычкой.
  
  Прогресс в телекинезе практически остановился, Гарри не понимал, в чем дело, что он делает не так. В итоге, не добившись никаких результатов в течение нескольких дней, он переключился на голограммы, сделав своеобразный перерыв в изучении телекинеза. Тема голограмм интересовала его еще в прошлом году, когда он пробовал визуализировать карту в реальном мире, а не у себя в голове. Но тогда у него ничего не получалось, сложность изображения и его создания с помощью Люмоса была намного выше его умственных и магических способностей.
  
  Попробовав создать изображение хижины Хагрида и потерпев очередную неудачу, Гарри серьезно задумался. Во всех этих изображениях было слишком много деталей, которые он просто был не в состоянии повторить сознательно. Для этого нужно быть... браслетом. Устройством, которое может действовать куда более точно и детализировано, чем он. Когда эта мысль пришла ему в голову, он даже удивился, почему это не пришло ему в голову ранее. Это ведь очевидно. Гермиона еще в прошлом учебном году сравнивала браслет с компьютером, а компьютеры вроде и используются для вычислений, помимо игр.
  
  Гарри не знал, как использовать браслет в таком качестве, но... У него был опыт, как обучить браслет делать то или иное действие. Осталось только попробовать.
  
  И он начал пробовать!
  
  Сначала Гарри спросил у Гермионы, и, черт возьми, она дала ему вполне дельный совет! Начать с простых фигур из геометрии, вроде квадрата или треугольника. Он так и поступил, попутно попросив Гермиону купить ему учебник по данной дисциплине, через ее родителей - лишним не будет.
  
  Создать одну светящуюся сторону куба удалось буквально с десятка попыток, и это очень воодушевило Гарри. Все же, когда терпишь постоянные неудачи, пропадает все желание заниматься. Не прошло и часа, прежде чем перед его ладонью висел маленький куб из мягкого солнечного света. Весь день он не мог перестать улыбаться. А потом пришел черед треугольника, где он проклял все на свете. Казалось бы, что тут сложного? Это почти то же самое что и одна сторона куба, только вершин не четыре, а три. Просто ведь, верно? Но создать такую простую фигуру оказалось весьма сложно.
  
  Гарри несколько дней мучился, ощущая, как мозги скрипят и съеживаются при попытке создания очередного треугольника. Как выглядело само создание голограммы? В теории - очень и очень просто. В определенной точке пространства создавался направленный и очень сильный луч света, который был виден даже днем. Луч рассеивался в другой точке пространства, это обязательно условие. Иначе это будет очередным Люмосом, который просто светит в определенном направлении.
  
  Ну так вот, при создании одной линии все было достаточно просто: Гарри просто создавал широкий луч света в одной точке, который прерывался в другой точке. Никаких сложностей! Создать куб посложнее, но тоже ничего особенного. Шесть сторон, мозги не кипят! Но треугольник? Как заставить часть луча прерываться в разных конечных точках? Это казалось ему невозможным, и сколько бы он не пытался, ничего так и не получилось.
  
  Бросив это гиблое дело, он принялся делать треугольник не с помощью одного луча, а с помощью множества. Тут все было довольно просто, пока он использовал меньше тридцати лучей - все шло хорошо, но дальше... дальше мозги начинали кипеть, голова болеть, а руки дрожать от напряжения. Это был его текущий максимум в данный момент. И даже так, создав треугольник, Гарри поразился, насколько странным тот выглядит. Каким-то... ступенчатым... Это было отчетливо заметно. Тогда Гарри и осенило, какую задачу он себе изначально поставил, попробовав создать голограмму карты. И что главное: у него ведь получилось нечто светящееся, хотя он ни черта не понимал, как он это сделал.
  
  Отчаявшись сделать это своими мозгами, Гарри принялся за браслет.
  
  - Работай, - подумал он, держа в уме нужное изображение и выбрасывая руку с оттопыренными пальцами. - Ну же, свети!
  
  Не дождавшись никакой реакции, Гарри закатил глаза и хмыкнул. Читать комиксы было явно лишним, там было столько чуши! Но чуши интересной и складной, которая засела в голове и лезла на язык.
  
  Понадобилось еще несколько вечеров попыток создания треугольника, прежде чем браслет хоть как-то отреагировал.
  
  Когда Гарри в очередной раз создавал ненавистную фигуру, он очень, искренне, всей душой захотел, чтобы она получилась.
  
  АНАЛИЗ...
  
  Сверкнуло, и Гарри заполошно отпустил заклинание, промаргиваясь. Уже давно он не видел этой надписи, но... что-то ведь получилось, верно? Какое-то изменение произошло! Создав треугольник из двадцати пяти лучей, он не ощутил разницы, от чего сильно расстроился. Но создав без малейшего напряжения треугольник из пятидесяти лучей, он натурально завис с открытым ртом, разглядывая результат. Казалось, с плеч сняли какой-то груз, который он таскал предыдущие несколько дней. Гарри не ощущал никакого давления на свои мысли, как это было при попытках создания сложных изображений.
  
  Улыбнувшись и поблагодарив бога и маму, которая создала эту прелесть - браслет, Гарри принялся за эксперименты. Он быстро заметил, что чтобы создать нужное изображение, нужно было его сначала продумать. Сколько лучей, куда направлены? Нельзя было просто представить и создать, это так не работало. Но, тот же куб, любых размеров, он создавал практически мгновенно. И даже мог двигать им в воздухе, как настоящим. После такого создание пирамиды было лишь делом получаса, после чего он хмыкнул и развеял голограмму. Это уже пройденный этап!
  
  На очереди был круг, и у Гарри были мысли, как его создать, но... но почему бы и не усложнить задачу? Он недолго думал, чего бы ему воссоздать такого круглого. Первым Гарри попался галлеон в кармане, и он принялся за дело.
  
  Провозившись несколько часов и создав нечто, что отдаленно напоминало по форме галлеон, Гарри удовлетворился созданным и отложил дальнейшее улучшение на потом. Все же, даже когда ему не нужно было сознательно держать в уме создаваемые лучи, нагрузка оставалась довольно сильной. Продумывать изображение все равно приходилось. Но тут уж никуда не денешься, браслет - это всего лишь зачарованная вещь, а не разумное существо.
  
  - Я пошел в гостиную. Похоже, он вполне серьезен в своем желании тренироваться, - вывел Гарри из своих мыслей голос Перси.
  
  Гарри встрепенулся и рассеянно попрощался со старостой Гриффиндора. Он улыбнулся, когда перевел взгляд на свою ладонь. Там лежала обычная золотая монета, практически ничего не отличало ее от настоящей. Цвет и форма, все было настоящим, достоверным! И только легкое сияние выдавало, что это была подделка. Хмыкнув, он крутанул монетку в воздухе и вытащил пергамент из рюкзака, принявшись за домашнее задание. К сожалению, научить браслет делать домашние задания не получилось. А ведь он пытался...
  
  
  * * *
  Вернувшись вечером в спальню, Гарри поздравил Рона с успешной тренировкой и широко зевнул. Спать хотелось неимоверно.
  
  - Смотри, Гарри, кто-то оставил тебе подарок, - Рон указал на небольшую коробку, что лежала на тумбочке.
  
  Гарри удивленно повертел небольшую коробку и пожал плечами. Сбросив рюкзак на тумбочку, он уже хотел уйти в душ, но не тут то было: только отвернулся, а все соседи уже стояли около его кровати. Стараясь не нервничать под любопытными взглядами, Гарри, недовольно ворча, вскрыл коробку и удивленно поднял брови. Внутри лежала резная деревянная шкатулка. Вытащив ее из коробки, он продемонстрировал ее остальным.
  
  - Ну? Ты откроешь ее или нет?
  
  Гарри открыл рот, собираясь язвительно ответить, но тут он со стороны своей кровати услышал тихий шепот.
  
  Шкатулка вспыхнула голубым светом, а Гарри показалось, что ему дали под дых. Внезапно взвыл ветер, мир взорвался разными красками. Показалось, что ноги оторвались от пола, и Гарри отчетливо почувствовал ощущение полета сквозь пространство.
  
  
  
  Глава 40
  
  
  Ноги ударились о землю, и Гарри буквально нырнул в грязь, заорав от неожиданности и выпустив шкатулку из рук. За какие-то мгновения он промок до нитки и озяб. Сначала показалось, что он упал в воду, но через мгновение до него дошло, что идет дождь. Хотя назвать бушующую вокруг непогоду дождем было явным преуменьшением - это был настоящий потоп.
  
  Гарри вскочил и заметался, ища укрытие, но в темноте и под таким сильным ливнем было едва видно собственные руки, не говоря о чем-нибудь другом. Чуть очухавшись, он бросил Люмос и поднял светлячок повыше, усиливая его. Оглянувшись вокруг и убрав мокрые пряди с лица, он выругался вслух. Он был на поляне, невдалеке виднелись темные силуэты деревьев и не единого светлого пятна вокруг, даже звезд не было видно.
  
  Дрожа, Гарри вытащил палочку и бросил на себя утепляющее заклинание. Сначала даже показалось, что оно не подействовало, но вскоре он понял, что заклинание не действует на воду. А ведь можно было это понять и ранее. Прошлой зимой, когда шел снег, заклинание тоже не очень помогало на улице. Да, температура воздуха была нормальная, но снег холодил кожу будь здоров! Так и сейчас: ливень как был ледяным, так и остался!
  
  Стуча зубами, Гарри проковылял к деревьям и углубился в чащу, стараясь не выпускать место своего прибытия из зоны видимости. Вдруг кто-то за ним придет? Вокруг был настоящий лес, и кроны деревьев практически не пропускали ледяные капли, что очень ему импонировало.
  
  Найдя более-менее сухое место, где не сильно капало на голову, Гарри сел и задумался, обхватив себя руками и стараясь согреться. Что это было? Портал? Телепортация? Трансгрессия? Какой-то другой вид перемещения? Он слышал о множестве способов перемещаться в пространстве, но точно знал лишь о каминной сети. В любом случае, сейчас это не имело значения. Он сжал кулаки: чертов невидимка! Он все же смог вытащить Гарри из замка.
  
  Подумав об этом, Гарри тут же заерзал и принялся оглядываться. А вдруг невидимка тоже тут? Покрывшись холодным потом, Поттер поднял палочку и хрипло прошептал: "Гоменум ревелио". Не дождавшись никакого отклика, он повторил заклинание несколько раз и только после этого облегченно выдохнул. После прошлого раза, когда его заколдовали, пришлось найти альтернативу телекинезу. Об этом заклинании он читал ранее, не зря же он столько книг изучил о телекинезе. Это специализированное заклинание, основанное на эффекте расширения магической структуры, от которого не каждый невидимка может спрятаться. Относительно простое... Для четверокурсника! А вот ему пришлось потратить несколько часов в гостиной, и то получилось оно лишь при активной помощи старшекурсников.
  
  Гарри с сомнением посмотрел на палочку и еще раз бросил на себя утепляющее. Без всякого эффекта, надо сказать! Вздрагивая от капель, что падали ему за шиворот, он с тоской вспомнил кровать, в которую мечтал улечься двадцать минут назад. А сейчас, что ему делать сейчас?
  
  Где-то вдалеке послышался тоскливый волчий вой. Гарри начал судорожно озираться и, запаниковав, погасил светлячок. В кромешной тьме стало еще страшнее, и он вновь зажег Люмос. На короткое мгновение очень захотелось расплакаться, как бывало в детстве. Отпустить все страхи и невзгоды, чтобы они вышли наружу вместе со слезами. Но... Но Гарри сжал зубы и сосредоточился. Он уже не маленький беззащитный ребенок, он маг и в состоянии защитить себя от диких зверей и прочих опасностей.
  
  Закрыв глаза, Гарри начал считать до тридцати, глубоко дыша и стараясь успокоиться. Обычно это помогало ему расслабиться перед медитацией, помогло и сейчас. Что нужно делать теперь? Не очень похоже, что кто-нибудь придет к нему на помощь и вернет его в Хогвартс, придется действовать самому. В первую очередь нужно дождаться утра, и дождаться в безопасности. А тут лес, волки... И бог знает кто еще!
  
  Задрав голову, Гарри осмотрел деревья и, найдя самое высокое, попытался на него залезть. В третий раз соскользнув с мокрой коры, он со злостью посмотрел наверх и задумался. Как туда забраться? Дерево он выбрал довольно большое; если он не ошибается, это был бук, не меньше метра в обхвате. Нижняя ветка была на пару метров выше Гарри, но... Ему ведь не на нижнюю нужно, верно? Нужно забраться повыше, в развилку. Мало ли, вдруг тут, кроме волков, и другие звери водятся, которые по деревьям лазать умеют. Может пора уже использовать телекинез и просто взлететь наверх?
  
  Покрутив последнюю мысль в голове, Гарри ее отбросил. Рано! Он вовсе не был так уверен в своем контроле над заклинанием. Одна ошибка, и больше нет Гарри Поттера, второкурсника Гриффиндора. Но с другой стороны... Можно ведь не себя левитировать, верно? Его взгляд остановился на сухой ветке. Подхватив, он очистил ее от сучков и попробовал переломить. С треском ветка распалась на две половинки, а края рассыпались в гнилую труху.
  
  Гарри тоскливо осмотрелся, выкинул гнилье и вздохнул. Ну что за день такой... А вернее, ночь? Осмотрев ближайшие деревья, он нашел ухватистую толстую ветку, которая и не думала ломаться, и замер перед деревом. Несмотря на сотни часов практики телекинеза, было довольно жутковато. Слишком уж часто он видел, что происходит при неудаче и потере контроля. Иногда было опасно просто стоять рядом с левитируемым предметом, не говоря уже о том, чтобы к этому предмету прикасаться.
  
  Решительно кивнув самому себе, Гарри крепко схватился руками за палку и одновременно подхватил ее телекинезом по всей длине и начал неспешно поднимать все выше. Когда ноги оторвались от земли, он невольно ухмыльнулся и стал куда более уверенно управлять полетом. Крона быстро приближалась, и он свернул к подходящей развилке веток, руки уже начинало саднить. Прочно устроившись между веток, он с трудом смог оторвать пальцы от палки и обхватив ствол руками, истерически засмеялся. Его захлестнула эйфория... В себя его привел усилившийся ливень. Наверху заливало заметно сильнее, от чего Гарри поморщился. Нужно было что-то с этим делать. Жаль, что он не знает подходящего заклинания.
  
  Гарри убрал мокрые волосы с глаз и прикинул, что ему нужно сделать. Сначала нужно трансфигурировать и закрепить площадку, где он сможет спокойно стоять и спать, а потом сделать навес, который оградит его от дождя и не даст утонуть на этой площадке. Все инструменты, в виде волшебной палочки, трансфигурации и дерева - у него были. Так что в путь!
  
  Сначала Гарри думал использовать палку, с помощью которой он себя левитировал, - для трансфигурации, но быстро отбросил эту мысль. Утром нужно будет спуститься, и делать это по старинке не хотелось.
  
  Бросив пару Диффиндо в ветку, которая показалась ему подходящей, Гарри нахмурился. Мало того, что он с двух метров в одно место не попал дважды, так и заклинания не выдали той мощности, что он ожидал от них. Ну конечно, что еще ожидать от режущего заклинания, которое предназначено для резки чего-то мягкого, вроде бумаги или ткани? На ветке остались лишь царапины глубиной в половину дюйма. Бросив еще десяток заклинаний, он закатил глаза. Его меткость просто поражала воображение. Хорошо, что он тут один и никто этого не видит, нужно будет поработать над точностью... Когда-нибудь в будущем.
  
  Убрав палочку в кобуру, Гарри облокотился на ветку и пригорюнился. Как-то не так он себе представлял могущественного мага вроде себя. Ну а что? Он вполне считал себя сильным магом... в будущем. Хмыкнув, он расслабился и положил голову на холодную ветку. Теоретически, можно поспать и так. Где-то он читал о таком. Хотя... Он посмотрел вниз и, поежившись, решил не рисковать. В конце концов, он может просто вырвать ветку телекинезом... или уронить дерево с какой-то попытки.
  
  Эти мысли придали ему бодрости, и Гарри взглянул на задачу с другой стороны. Что ему нужно? Спилить, срубить или сломать ветку. Он уже выяснил, что режущее заклинание для этого не очень подходит. Пытаться вырывать телекинезом - тоже не очень подходящий вариант. Конечно, дерево вряд ли упадет, если его слишком сильно потянуть. Да и сомневался он, что у него хватит магических сил, чтобы придать телекинезу такую мощь. Но... рисковать не стоит, да и силы тратить не хочется. Что в итоге? Срубить слабым режущим заклинанием не получается, сломать телекинезом... ну, скажем, тоже не получается. Спилить? Была бы у него пила, он бы лихо телекинезом все сделал.
  
  Гарри так и замер. Собственно, а зачем ему пила? Ведь телекинез сам по себе является универсальным инструментом. Как-то он об этом раньше не думал Ведь можно вместо обхвата объекта делать и нечто иное. Уставившись на ветку, он попробовал сделать из нитей структуры нечто вроде зубцов, которые он видел у пилы, и принялся пилить. Вернее, попытался пилить. Только спустя час и сотни попыток у него кое-что получилось и многострадальная ветка рухнула вниз.
  
  Гарри посмотрел вниз, улыбаясь... и грязно выругался. Веток на земле было много, какой смысл было тратить время на спиливание? Покачав головой, он притянул ветку к себе и буквально за полчаса соорудил себе деревянный помост длиной в пару-тройку метров, который приклеил к дереву с помощью заклинания. После этого создание "крыши" не вызвало у него особых проблем, хоть и утомило.
  
  Закончив с делами и убедившись, что заливать его не будет, Гарри сладко зевнул. Прошло уже часа три-четыре с тех пор, как его закинуло в этот лес. Рон и остальные мальчишки, наверное, уже спали и видели десятый сон.
  
  "Надеюсь, - подумал он, - до утра помощь придет".
  
  Услышав далекий вой, Гарри слабо усмехнулся, прикрывая глаза. Занявшись "строительством" и магией, он быстро успокоился и сейчас уже вполне привык к звукам ночного леса, шелесту, поскрипыванию деревьев и шуму дождя. Ему даже перестало казаться, что волки приближаются к его стоянке из темноты. Зевнув, он обновил утепляющее заклинание и, погасив Люмос, забылся тяжелым сном.
  
  
  * * *
  Утром Гарри проснулся от холода - заклинание давно выдохлось. На улице уже светало, наступал рассвет. Обновив заклинание, он спустился вниз и по карте направился к месту своего прибытия. Земля уже промерзла и трава покрылась инеем, пробраться обратно к поляне не составило труда. На месте он практически сразу нашел шкатулку. Раскрыв ее, он недовольно констатировал, что она пуста. Внутри ничего не было! Кто бы ни подсунул ему эту шкатулку, он явно сделал ее ловушкой.
  
  Нужно было что-то делать, глупо ждать помощи. Прошла уже вся ночь, но никто так и не пришел. Могли ли маги вообще вычислить место, куда его закинуло? Гарри этого не знал. А попить и покушать захочется уже скоро, он это чувствовал. Надо действовать, наверняка где-то рядом живут люди. Выйдя к людям, он сможет как-нибудь вернуться в Хогвартс. Ну или не умрет с голоду, что тоже неплохо.
  
  Идти пешочком не очень хотелось, далеко ли он уйдет на своих двоих, без еды и воды? Гарри посмотрел на палку, что все еще держал в руке, и хмыкнул. Нет, летать, удерживаясь руками за палку, ему не очень понравилось. Ему бы метлу... Или летающее кресло! Вот тогда совсем другое дело. И если метлу он сделать не сможет еще многие годы, то вот поднять кресло... Ухмыльнувшись, он превратил палку в деревянный стул со спинкой и подлокотниками. Права была поговорка: утро вечера мудренее. Посмотрев на стул, он слегка поморщился. Стул вышел неказистым, и его было бы стыдно показать даже Рону, не то что профессору МакГонагалл. Ну и что? Главное, чтобы он выполнял свою функцию!
  
  Устроившись с комфортом на стуле, Гарри выбрал направление и, легко подняв свое летательное средство в воздух, полетел в сторону восходящего солнца. Он не знал, какая это сторона света. Да и не важно это было. Куда бы ни вывел его путь, везде живут люди.
  
  По крайней мере, Гарри на это надеялся!
  
  
  * * *
  Лететь было довольно приятно, особенно под утепляющем заклинанием. По нему стегал не ледяной ветер, а теплый, который вызывал только довольную улыбку. Гарри пришлось остановиться и приделать стулу ноги, если можно так сказать. Ступеньку, куда можно поставить ноги, а иначе - ноги болтались во время полета, как... гм. Он не разгонялся слишком быстро. Лес был не особо густым, но на скорости влететь в кусты или ветку - слабое удовольствие. Он не старался подниматься высоко, помня свой опыт с магическим истощением. К тому же приходилось часто останавливаться и раздвигать ветви телекинезом, чтобы пролететь дальше.
  
  Спустя час с небольшим Гарри вылетел к предгорью и приземлился. Уже чувствовалось слабая усталость, поэтому он решил повременить с полетом и восстановить магическую энергию. Не медитацией, а просто подождать. А пока она восстанавливается, он пойдет пешком. Левее виднелись горы, не очень похожие на те, что были рядом с Хогвартсом. Даже поворачивать не придется, как раз в обход пойдет. Бросив прощальный взгляд на стул, Гарри потопал вперед, по карте отслеживая свое перемещение.
  
  Интересно, а можно было как-то увеличить карту и узнать, где находится Хогвартс, и измерить расстояние между ними? Наверное, можно, но Гарри не знал, как это сделать. Браслет никак не реагировал на его мысли.
  
  Разглядев на горизонте дым, Гарри страшно обрадовался. Ну наконец-то, люди!
  
  Понадобилось целых два часа, чтобы найти источник дыма. Гарри вышел на поляну и недоуменно замер. Вокруг не было ни души, возле валуна валялись большие куски деревьев и огромная куча прелой листвы. В центре поляны тлел огромный костер, от которого в воздух поднимался столб дыма. И ни души вокруг.
  
  - Эй, - крикнул Гарри, - Есть кто-нибудь?
  
  Не дождавшись ответа, Гарри вскарабкался на округлый валун и, внимательно осмотревшись, прокричал свой призыв еще несколько раз.
  
  Гарри совершенно растерялся, когда валун вздрогнул. Через мгновение Гарри шлепнулся на землю и круглыми глазами смотрел, как нечто, что ранее он принимал за валун, выбирается из травы и встает в полный рост. Очень и очень огромный рост! А потом это нечто повернулось к нему.
  
  - Śniadanie, - произнес великан, глядя на Гарри, и улыбнулся.
  
  
  
  Глава 41
  
  
  Гарри немного испуганно глазел на шестиметрового великана, замерев в удивлении. А это точно был великан, хотя сначала он принял того за тролля. Но их довольно просто различить. Рост у тролля не более четырех метров, а вонь стоит такая, что можно упасть в обморок. К тому же великана издалека можно спутать с человеком. За вычетом роста, конечно. А вот тролль на человека совсем не похож!
  
  Великан почесал голое пузо и, потянувшись, без малейшего напряжения подхватил Гарри с земли. Почувствовав стальную хватку этого существа и смрад из пасти, Гарри вышел из ступора и тут же ударил телекинезом по держащим его пальцам, разжимая их, и выдернул себя за шиворот, отбрасывая на пару метров в сторону.
  
  - Сzarodziej? - удивленно произнес великан, встряхивая рукой, и нагнулся, поднимая с земли огромное заостренное бревно, как дубину, - Nie lubię czarodziejów. Co robi mały człowiek w moim lesie?
  
  Гарри со стоном поднялся и спешно отбежал на несколько метров в сторону. Приземлился он не совсем удачно, ударился боком. Да и великан его едва не раздавил своими пальцами.
  
  Великан его не преследовал, лишь сверлил взглядом и ожидал ответа. Язык был Гарри совсем не знаком. Он мог легко отличить на слух французский или немецкий язык, хоть и не мог на них говорить. Но этот?... Такой язык ему еще не встречался. Что делать?
  
  - Głupie jedzenie!
  
  Гарри решил не ждать дальнейших действий великана. Толкнув того в грудь телекинезом, он сорвался на бег, максимально ускоряясь. Было больно, бок ныл, да и левая рука не очень хорошо слушалась. Но выбирать не приходилось. Сзади послышался шум, но оборачиваться как-то не хотелось, споткнуться в лесу было очень просто.
  
  Выбежав на очередную поляну, Гарри остановился как вкопанный и заполошно задышал, пытаясь восстановить сбитое дыхание. Прямо перед ним посреди поляны несколько волков рвали на части косулю или оленя, он не особо приглядывался. Пока он лихорадочно соображал, что делать, волки порскнули в стороны и быстро скрылись за деревьями.
  
  Хрипло дыша, Гарри с обалдением увидел прямо перед собой огромную ногу, и... Великан переступил через него, лениво подошел к мертвому животному и, подняв его, принялся откусывать куски мертвой плоти. Гарри аж замутило от этого зрелища, а великан лишь лениво наблюдал за ним, с хрустом пережевывая части туши. Как так? Ведь он очень быстро бежал, на пределе своей скорости.
  
  - Głupie jedzenie! - повторил великан фразу, которую Гарри уже слышал ранее, - Nie uciekaj od Holfa!
  
  Гарри не понял ни слова, но посыл был вполне понятен. Затравленно оглянувшись, он побежал в самую чащу леса. Сто метров спустя, заслышав яростный треск сзади, он обернулся, и у него опустились руки. Великан шагал за ним, даже и не думая отставать. И шагал он довольно лениво, ему что чаща, что поляна - все было без разницы. Гарри со своим маленьким ростом был просто не в состоянии убежать от такого дылды.
  
  Оглядываясь в поисках выхода, Гарри заметил огромное серебристо-белое сияние, которое появилось из-за деревьев. В этом серебристом сиянии он разглядел контуры огромного зверя. И этот зверь стремительно несся прямо к нему.
  
  Нервы Гарри не выдержали, и, заорав от страха, он понесся мимо деревьев, сильно ускорившись с помощью телекинеза. Совершая огромные прыжки, он развил просто фантастическую скорость. Ветер свистел в ушах так, что ему даже послышался сзади голос профессора МакГонагалл, но, обернувшись, он увидел лишь светящегося зверя, который остановился в полусотне метров от него. Ну, и великана, конечно, который, рыча, пытался своей дубиной вбить зверя в землю. Без всякого успеха! Дерево, что держал в руках великан, просто проходило сквозь зверя, раз за разом ударяясь о землю. Зверь - это иллюзия?
  
  С такого расстояния было плохо слышно, но Гарри все же казалось, что он слышит голос. Он уже раскаялся, что смалодушничал и убежал. Вдруг это какое-то магическое послание, а он его прозевал из-за своего страха?
  
  Зверь как-то неожиданно исчез, а великан завертелся на месте и яростно взревел. Увидев Гарри, он оскалился и понесся в его сторону неудержимой громадой. У Гарри от этого зрелища поджилки затряслись. Разъяренный великан выглядел жутко, и оставаться на месте было смерти подобно, раздавит и не заметит!
  
  В этот раз Гарри вполне сознательно использовал телекинез. Плевать он хотел на опасность заклинания, жизнь дороже! Если великан его догонит, то...
  
  Обернувшись на очередном прыжке, Гарри с холодком в груди понял, что у него не получается оторваться. Да, он вполне держал дистанцию, но великан несся за ним, как истребитель. Треск ломаемых веток стоял такой, что аж уши закладывало.
  
  Разозлившись на себя, Гарри нашел большущее дерево и шустро взлетел практически на верхушку. Бросив взгляд вниз, он выругался.
  
  Великан вовсе не выглядел обескураженным. Он смотрел на Гарри и делал какие-то странные движения дубиной, как будто примеривался.
  
  Свистнуло, и, бешено вращаясь, бревно понеслось прямо в Гарри. Округлив глаза, он перехватил летящий древесный ствол в паре метров от себя и сглотнул горькую слюну. Мгновение задержки, и его порвало бы пополам. Или еще чего-нибудь не аппетитного случилось бы. Встряхнувшись, он посмотрел на великана и слабо усмехнулся. Тот выглядел недовольным таким развитием событий.
  
  Гарри же перевел взгляд на дубину, что висела в воздухе рядом с ним. Сейчас она показалась ему отличной заменой для метлы. Насколько бы не был силен великан, но он не сможет подняться в небеса. Это был отличный выход из этого противостояния. Бросив прощальный взгляд вниз, Гарри заторопился. Великан не стал ждать развития событий, он уже выкорчевал огромный камень из земли. И что-то подсказывало Гарри, что сейчас камень полетит прямо в него.
  
  Перебравшись на бревно, Гарри вильнул в сторону, избегая летящего камня, и начал подниматься все выше и выше, поеживаясь от яростных криков снизу. Великан ревел и что-то кричал, явно обещая ему кары небесные, но Гарри уже не обращал на это внимания. Высота пьянила, а сердце замирало от восторга, смешанного со страхом. Свободен! Он свободен и в относительной безопасности! Главное, удержать бревно и вовремя вернуться на землю, а не упасть! Глубоко вздохнув, он направил бревно в противоположную от гор сторону.
  
  
  * * *
  Сзади еще несколько минут раздавался треск ломаемых веток - великан вовсю спешил за ним. Но вскоре все затихло, и Гарри улыбнулся и тут же поморщился. Бок начал болеть сильнее после пробежки и бешеных прыжков. А ведь он хотел выучить пару подходящих заклинаний, чтобы можно было подлечить себя. Но как-то забылось! Пролетев еще десять минут, он решил, что хватит с него риска, к тому же уже ощущалась подступающая слабость.
  
  Осторожно опустив бревно к земле, Гарри с трудом слез с него и, упав на колени, завалился на бок. Хотелось полежать пару часиков и восстановить силы. Он бы так и поступил, если бы не рычащий голос невдалеке.
  
  - Gdzie jesteś, szybkie mięso? Holf cię znajdzie!
  
  Гарри распластался на земле и выглянул из-за бревна. И действительно, в полусотне метрах от него стоял великан. Как он его нашел? Как он смог за ним успеть? Но главное, великан его явно не видел. Он стоял и принюхивался к воздуху, а потом направился в противоположную от Гарри сторону.
  
  Гарри недоверчиво прищурился. В этот раз великан шел довольно тихо, не бухал своими огромными ногами и не ломал стволы деревьев. Но, к счастью, великан его не заметил...
  
  - Мистер Поттер, пожалуйста, оставайтесь на месте, - раздался громовой голос профессора МакГонагалл сзади Гарри.
  
  Вздрогнув всем телом от испуга, он развернулся и опять увидел серебряного зверя. Именно зверь говорил голосом декана Гриффиндора. Но не это взволновало Гарри; шум, этот зверь устроил страшный шум. Прислушавшись к лесу, Поттер облегченно выдохнул. Кажется, великан ничего не услышал. Боги явно приглядывали сегодня за Гарри...
  
  - ПОВТОРЯЮ! Мистер Поттер, пожалуйста, оставайтесь на месте. Мы пытаемся зафиксировать ваше положение в пространстве для создания портала.
  
  Гарри втянул голову в плечи, услышав приближающийся треск, и, охнув, спешно вскочил, проклиная все на свете. Неужели профессор не могла подождать пять минут? Как же все неудачно произошло.
  
  Взмахом руки подняв бревно в воздух и встретившись с яростным взглядом великана, Гарри уже собирался опять улететь, как над деревьями пронесся истошный женский крик. Великан развернулся и торжествующе загоготал, бормоча что-то на своем языке.
  
  Гарри с ужасом увидел людей, самых обычных магглов. Мужчину и женщину, вместе с ребенком, которые пялились на великана, открыв рот, и даже не думали убегать. Несколько коротких шагов, и великан поднял в воздух мужчину и женщину на вытянутых руках, небрежно оттолкнув девочку в сторону. Пролетев несколько метров, девочка врезалась в дерево, так и оставшись лежать грудой тряпья в осенней траве.
  
  Люди что-то кричали, но великан никого не слушал. Он разглядывал их с явным гастрономическим интересом. Раньше Гарри не понимал, что это значит. Не понимал, пока не увидел это выражение на морде великана.
  
  - Стой, остановись, - заорал Гарри, увидев, как великан примеривается своей пастью к голове мужчины. - Эй ты, дылда, я к тебе обращаюсь.
  
  Увидев, что его крики не возымели никакого эффекта, Гарри тоскливо огляделся и, подхватив первую попавшуюся ветку, метнул ее телекинезом прямо в морду твари. Великан заворчал, почувствовав слабый удар, но явно не собирался останавливаться.
  
  - Pozwól mu odejść, stworzenie. Czesław, zrób coś. Czesław! - отчаянно закричала женщина.
  
  Гарри слез с бревна, сжал зубы и развернул бревно острой частью к великану. Понадобилось несколько секунд сосредоточенности, но его импровизированное копье начало бешено вращаться. А потом он собрал все свои магические силы и, ускорив бревно, метнул его великану в глотку.
  
  Раздался громкий хлопок, и Гарри опрокинуло волной горячего воздуха на спину. Сильная слабость не позволила встать сразу, но он пересилил себя и, поднявшись, взглянул на дело своих рук. Мужчина и женщина были живы, и оба склонились над дочерью. Великан лежал на земле, а бывшая дубина большей частью вошла в его голову и торчала с другой стороны. Гарри замутило от этого зрелища и осознания того, что он сделал. Он упал на колени, его вырвало желчью. Сплюнув, он бросил взгляд на великана и, завалившись на бок, потерял сознание.
  
  
  * * *
  В себя Гарри пришел от того, что его кто-то тормошил. Открыв глаза, он удивленно уставился на девочку, которая радостно ему улыбалась и что-то болтала на том же непонятном языке. Он лежал на кровати и явно был не в лесу.
  
  Приподнявшись, Гарри сморщился и, вызвав время, охнул. Он провалялся без сознания не меньше пары часов, даже слабость уже не чувствовалась.
  
  - Я не понимаю, - честно признался он девочке, которая что-то спрашивала у него, - ты говоришь по-английски?
  
  Девочка непонимающе округлила глаза и выскочила из комнаты. Гарри тем временем увидел кувшин с водой и срочно присосался к нему, утоляя жажду. Вскоре Гарри услышал шаги, и в комнату вошли трое взрослых. Мужчина и женщина из леса, и еще какой-то мужик в непозволительно яркой голубой мантии.
  
  - А вот и наш герой, - сказал маг на английском, и Гарри облегченно улыбнулся. Хоть от кого-то услышать родную речь.
  
  - Меня зовут Гилдерой, - представился маг и ослепительно улыбнулся, - Гилдерой Локхарт. А тебя как зовут?
  
  - Гарри...
  
  - Гарри? - Гилдерой жизнерадостно хохотнул и погрозил Гарри пальцем, - Как Гарри Поттера? Правильно, стоит походить на своих героев, - он ткнул себя в грудь пальцем.
  
  Гилдерой развернулся и что-то сказал, мужчина кивнул, и все вышли, оставив магов наедине.
  
  - А что?..
  
  - Не беспокойся, Гарри, они ничего не помнят о великане. Я появился в этом селе как представитель МКВ, чтобы уладить это дело, - Гилдерой как-то странно улыбнулся, - Расскажи мне, что произошло, в подробностях, пожалуйста.
  
  - Но...
  
  - Не бойся, Гарри. Никто тебя наказывать не будет, - Гилдерой ободряюще подмигнул ему.
  
  Гарри глубоко вздохнул и принялся за рассказ. Мистер Локхарт внимательно слушал и постоянно задавал уточняющие вопросы. Сразу было заметно, что это довольно привычное дело для него, вот так расспрашивать пострадавших. Когда Гарри дошел до того места, где он взлетел с помощью палки и Левиосы на дерево, Гилдерой попросил его продемонстрировать, недоверчиво улыбнувшись.
  
  Гарри пожал плечами и, вытащив палочку, выполнил заклинание и поднял стул с Гилдероем в воздух. Он решил не демонстрировать своих беспалочковых талантов.
  
  - Весьма впечатляюще, - одобрительно кивнул Гилдерой, - продолжай, пожалуйста.
  
  И Гарри снова в мыслях летел на стуле сквозь лес, а в следующий момент встречал великана на поляне. Когда он описал, как "обманом" забрал дубинку у великана и улетел на ней в небеса, мистер Локхарт заразительно расхохотался и несколько минут не мог успокоиться. Он, пожалуй, был лучшим слушателем, которого Гарри встречал в жизни. За исключением миссис Белби, психолога больницы Святого Мунго. Мистер Локхарт смеялся, ужасался и прикрывался руками от страха там, где нужно, подстегивая Гарри продолжать и рассказать все до конца в мельчайших подробностях. Когда Гарри описал, как он проткнул голову великана и потерял сознание, Гилдерой только головой покачал в неверии.
  
  - Кто бы мог подумать, простейшая Левиоса, - Гилдерой изумленно покачал головой, - впрочем, я и не такое делал... - он наклонился к Гарри и заговорщицки прошептал: - Я избавился от ирландского привидения и от многих других опасных существ.
  
  - Правда? - недоверчиво спросил Гарри, оглядывая этого франта. Как-то не так он себе представлял истребителей чудовищ. Впрочем, это же волшебник, какая разница, как он выглядит? Гарри и сам задохлик-задохликом...
  
  Гилдерой уверенно кивнул.
  
  - Конечно. Я рыцарь ордена Мерлина третьего класса и почетный член Лиги защиты от темных сил, - он гордо выпрямился в кресле и ослепительно улыбнулся, - неужели ты ничего не слышал обо мне?
  
  Гарри удивленно покачал головой.
  
  - Магглорожденный? Стоит почитать книги, что я написал. Гм, ну, не будем об этом сейчас.
  
  - А как вы нашли меня?
  
  - Расскажу тебе по секрету, - мистер Локхарт улыбнулся. - Есть у меня одна знакомая в Париже, она что-то вроде провидицы, вот только зрит она не в будущее, а в настоящее. Как только где беда случается, она сразу это видит. Она мне и рассказала про храбреца, что сразил великана, и указала путь. Найти тебя оказалось не так уж сложно, все село стояло на ушах.
  
  - Кстати, а где мы находимся?
  
  - Где? - Локхарт задумался, - А бес его знает. Где-то в Польше, судя по языку местных.
  
  - Как это? - удивился Гарри. - Вы не знаете, куда вас послало МКМ?
  
  - Да мне и не нужно знать точное место, - не смутился Гилдерой, - я пришел через камин. Тут рядом ведьма живет, на краю села.
  
  - Понятно. Значит, я могу вернуться через камин в Хогвартс. Это хорошо!
  
  - Да, Хогвартс... - задумчиво протянул мистер Локхарт. - Знаешь, Гарри, подожди меня на улице. Я поговорю с этими милыми людьми, и мы вместе отправимся к камину, хорошо?
  
  Гарри согласно кивнул и, встав, направился к двери.
  
  - Обливиэйт. Ты забудешь великана, как и то, с помощью чего ты его победил. Ты не видел сегодня Гилдероя Локхарта. Ты попал в лес, переночевал на дереве, а днем вышел в эту деревню. Эти магглы приютили тебя, но сейчас тебе пора возвращаться в Хогвартс.
  
  
  * * *
  Очнувшись на улице, Гарри растерянно заозирался по сторонам. Что за?... Хотя да, портал, лес и долгий путь до этого села... Ему нужно вернуться в Хогвартс. Он откуда-то знал, что на краю села живет ведьма, хотя как ни старался, не мог вспомнить, где он это услышал. Пожав плечами и слегка кривясь от боли в боку, он бросил прощальный взгляд на дом и направился к краю деревни.
  
  
  
  Глава 42
  
  
  Спустя пятнадцать минут неспешного шага Гарри вышел из деревни и, остановившись, задумался. Как найти ведьму, которая предположительно живет где-то на краю обжитой зоны? Была идея спросить у местных, которые часто попадались ему по пути, но... Он ни слова не поймет в их речи, как и они в его, верно? Да и что спрашивать? Где тут живет ведьма?
  
  Покачав головой, Гарри поморщился и потер простреливший болью висок. Вот вышел он к людям, а что дальше? Какие дальнейшие действия? Поколдовать палочкой, чтобы маги его заметили? Может быть, в этой деревне есть следящее за магией заклинание, раз тут живет ведьма?
  
  Из задумчивости Гарри вывел шум над головой. Подняв голову, он удивленно распахнул рот и, замерев, пялился на вихрящийся сгусток огня. Тем временем огненное пятно полыхнуло и ему на плечо спланировал феникс, заставив его охнуть от боли в боку.
  
  - Фоукс? - обрадованно воскликнул Гарри и, заметив чуть дымящийся конверт, тут же снял его. Внутри была короткая записка и небольшой медальон с выгравированным глазом на серебряной цепочке. Недолго думая, он развернул записку и вчитался в ровные строки.
  
  "Этот медальон позволит мне отследить вас в любой точке мира. Как только вы получите его, нажмите на изображение глаза, это даст мне сигнал. Пожалуйста, не медлите. Альбус Дамблдор".
  
  Секунду подумав, Гарри вытащил медальон и прикоснулся к глазу. Ничего не произошло, вот совсем! Нажав еще несколько раз, он раздосадованно чертыхнулся и повесил медальон на шею.
  
  - Не работает, Фоукс, - пожаловался Гарри, - а ты можешь меня перенести в Хогвартс? Я читал, фениксы могут переносить других существ, когда перемещаются в огне.
  
  Феникс склонил голову набок и мягко курлыкнул.
  
  - Это да или нет? - с сомнением поинтересовался Гарри и вздохнул. Ну чего он ожидал, что птица заговорит? Впрочем, если бы Фоукс заговорил, он бы совсем не удивился.
  
  Раздался хлопок, и Гарри подпрыгнул, удивленно уставившись на директора школы, что появился прямо напротив него с палочкой в руке.
  
  - Ну наконец-то мы вас нашли, мистер Поттер! - раздался голос профессора МакГонагалл. Обернувшись, Гарри увидел своего декана и незнакомого пожилого мужчину. Все трое магов были при палочках и внимательно оглядывались. Убедившись, что никого рядом нет, Дамблдор выполнил незнакомое заклинание и вытащил из кармана цепочку, предложив всем схватиться за нее.
  
  Гарри и рта не успел открыть, чтобы завалить всех вопросами, как директор что-то пробормотал, и Поттера словно подцепили крюком за живот - это ощущение было ему уже знакомо. Земля ушла у него из-под ног, и его понесло куда-то в вихре цвета и звука...
  
  Ноги Гарри ударились о землю, и он упал бы, если бы не поддержка взрослых. Тем не менее он согнулся: боль в боку стала совсем невыносимой. Они приземлились рядом с воротами Хогвартса.
  
  - Спасибо за помощь, Барти. Это было неоценимо! - обратился Дамблдор к незнакомому магу.
  
  Маг молча кивнул, бросил острый взгляд на Гарри и, повернувшись на носке, с хлопком исчез.
  
  - Вам плохо, мистер Поттер? - обеспокоенно спросила профессор МакГонагалл, - пойдемте в Больничное крыло, мадам Помфри вас осмотрит.
  
  Гарри кивнул и заковылял к замку, поддерживаемый твердой рукой Дамблдора. Фоукс, который так и сидел на плече у Гарри, курлыкнул и, взмахнув крыльями, перелетел Дамблдору на плечо, отчего Гарри облегченно вздохнул. Весил феникс не меньше Хедвиг, и когти у него были будь здоров.
  
  По дороге Гарри донимал взрослых вопросами, но его попросили подождать осмотра.
  
  Мадам Помфри была такая же деловитая, как и всегда. Усадив Гарри на кровать, она принялась выписывать палочкой узоры и вскоре нахмурилась.
  
  - Что-то серьезное, Поппи? - спросила Минерва.
  
  - У мистера Поттера треснуло ребро и синяки по всему телу. И легкое истощение в придачу!
  
  Мадам Помфри с озабоченным видом залезла в тумбочку и. порывшись там, бросила Гарри пижаму.
  
  - Ночевать, молодой человек, придется здесь... Переодевайтесь! Я сейчас принесу несколько зелий. Предупреждаю, они вам не очень понравятся, - пригрозила она и ушла в свой кабинет.
  
  Гарри и не думал спорить; зайдя за ширму, он быстро переоделся и устроился на кровати. Хотелось попить, поесть и поспать, а также задать уже все накопленные вопросы.
  
  Вернувшись, мадам Помфри принесла поднос с целой батареей зелий и заставила выпить все до капли. Одно из зелий оказалось очень гадким, буквально обжигая рот и горло. Но взамен оно быстро сращивало кости, и утром Гарри будет полностью здоров.
  
  Мадам Помфри убрала ширму, и к кровати Гарри тут же подошли Дамблдор и МакГонагалл. Увидев кривящееся лицо Гарри, директор задорно улыбнулся.
  
  - В свое время мне тоже приходилось пить Костерост. Одно из самых отвратительных зелий на вкус, надо признать, - заметил Дамблдор.
  
  Услышав покашливание профессора МакГонагалл, которая поджала губы, Дамблдор хмыкнул и взмахом палочки создал два кресла прямо из воздуха, усевшись в одно, он произнес:
  
  - Итак, мистер Поттер, расскажите сначала вы, что произошло вчера и сегодня, вплоть до появления Фоукса.
  
  - Ну, э-э-э... - заблеял Гарри и скривившись, начал: - Вечером в гостиной я и Рон Уизли нашли сверток на моей тумбочке, кто-то оставил его там. Мы подумали, что это подарок, и я его развернул. Внутри лежала шкатулка. Как только я взял ее в руки, я услышал шепот со стороны своей кровати, и в тот же момент шкатулка вспыхнула, телепортируя меня в лес.
  
  - Шепот? - удивилась Минерва. - Ваши товарищи ничего не говорили о шепоте.
  
  - Может быть, они не услышали? - предположил Гарри, пожав плечами.
  
  - Продолжайте, мистер Поттер.
  
  - В лесу был дождь, я забрался на дерево и там трансфигурировал себе навес и лежанку и переночевал, а утром шел в одном направлении, пока не вышел к деревне. Ну а дальше вы знаете.
  
  - Где вы повредили ребро и получили синяки? - задала очередной вопрос профессор МакГонагалл.
  
  - В лесу, - уверенно заявил Гарри и задумался. А ведь правда, где он повредил ребро? Он был уверен, что это было в лесу, но никак не мог вспомнить, где. Висок прострелило болью, и он поморщился. Наверное, когда забирался на дерево или когда спал.
  
  - А почему вы не остановились, когда к вам прилетел Патронус? - спросил Дамблдор.
  
  - Патронус? Что это?
  
  Минерва вытащила палочку и сделав ей круговой взмах, твердо заявила:
  
  - Экспекто Патронум.
  
  Кончик ее палочки вспыхнул серебряным, и рядом с профессором появился огромный светящийся зверь. Гарри с удивлением его разглядывал, задаваясь вопросом, где он его видел? Именно такое ощущение возникало, когда он смотрел на зверя. Голова от этого страшно разболелась. Что это за зверь? Бегемот? Носорог? А может, какая-то смесь или магическое животное? В любом случае, он не помнил, чтобы к нему вчера или сегодня прилетал такой зверь. Он так и заявил профессору.
  
  - Все это очень странно, - подвел итог Дамблдор.
  
  - Скажите, профессор, а как получилось, что портал сработал? Это ведь был портал, верно? Гермиона мне рассказывала, что в Хогвартсе такая магия не работает.
  
  - Боюсь, в этом есть и моя вина. - несколько смущенно произнес Дамблдор. Гарри удивленно уставился на директора.
  
  - Ваша?..
  
  - Да. Мисс Грейнджер не совсем права. Такая магия не работает в Хогвартсе, если она не создана мной.
  
  - Получается... Это была ваша шкатулка?
  
  - Именно, - согласился Дамблдор, - Признаюсь, я совсем не мастер в создании порталов, и иногда у меня происходят осечки. Около недели назад я спешил на заседание и пытался создать портал, но что-то пошло не так, и я отложил шкатулку в сторону, решив разобраться в проблеме. К сожалению, я очень спешил, так что я создал еще один портал и ушел по делам, так и не вспомнив про шкатулку, соответственно, не смог найти время на это дело. Зато смог кто-то другой. Этот кто-то нашел шкатулку, починил портал и использовал его.
  
  - Значит, вы не смогли найти невидимку?
  
  - Не осталось никаких следов, - подтвердил Дамблдор, - Этот, как вы говорите, "невидимка" смог проникнуть в замок, в мой кабинет, а потом в башню Гриффиндора. Стер все магические следы после вашего перемещения, а потом бесследно исчез.
  
  - Разве такое возможно? - несколько потрясенно спросил Гарри.
  
  - Как видите, вполне возможно. Но тут есть один нюанс. Кто бы ни проник в замок, он не желал вреда ученикам, включая вас, - увидев удивленный взгляд Гарри, Дамблдор хмыкнул и пояснил: - Понимаете, мистер Поттер, Хогвартс очень старый замок и он окружен магической защитой. Многие учителя и директора привносили в защиту нечто новое. Лет двести назад в защиту было вплетено ментальное поле, по типу магглоотталкивающих чар. Вот только направлены они были не против магглов, а против любых существ, которые замыслили вред ученикам, именно ученикам. Попытавшись войти, существо тут же найдет себе более важное дело. Лишь очень сильный маг сможет преодолеть это ментальное поле. Боюсь, даже у меня не получилось бы подавить его голой ментальной силой.
  
  - Удивительно, - прошептал Гарри, - но... А что будет, если маг не желал никому зла и вошел в замок, а потом передумал?
  
  - Интересный вопрос, мистер Поттер. Пожалуй, это обманет защиту. Но чтобы обмануть защиту сознательно, требуется о ней знать, а случайности... Нельзя предугадать все! Есть еще несколько способов преодолеть защиту, например, прибыть в замок порталом или иным способом, который минует магическую защиту. Но большинство этих способов перекрыто еще со времен моей молодости, так что не стоит об этом беспокоиться. Эта защита построена именно против существ, которые замыслили недоброе.
  
  - Подождите, профессор Дамблдор. А зачем вы мне это рассказываете, раз это тайна?
  
  Дамблдор усмехнулся в бороду, но ничего не ответил.
  
  - Профессор Дамблдор, а почему меня так долго искали? Я думал, с помощью магии найти человека очень просто.
  
  - Гм, это достаточно сложная тема, мистер Поттер. Да, магия очень помогает в поиске, но не в вашем случае.
  
  - Скрывающие чары? - предположил Гарри.
  
  - Именно, - подняв брови, сказал Дамблдор и поощрительно улыбнулся, - продолжайте свою мысль.
  
  - Ну, - смутился Гарри и покраснел, - я заметил, что совы меня не находят, кроме Хедвиг. И никогда не находили. Я ведь был знаменит в детстве, значит, кто-то мог послать мне сову. Но до своего одиннадцатого дня рождения я не видел ни одной совы. Значит, на меня наложили скрывающие чары. А так как Хагрид говорил, что это вы оставили письмо в одеяльце, значит, вы и доставили меня к дому Дурслей. Это так же значит, что вы наложили на меня эти заклинания, верно?
  
  - Очень впечатляюще, - Дамблдор несколько раз хлопнул в ладоши и одобрительно кивнул, - вы не только запомнили слова своего друга, но и смогли сопоставить факты. Да, это я, вместе с Хагридом и профессором МакГонагалл, доставили вас к дому Дурслей, вашим ближайшим родственникам. И это я наложил на вас и на дом ваших родственников скрывающие чары. Собственно, в этом и кроется проблема. Чары до сих пор очень сильны, и мы не смогли вас найти. Был вариант с удаленным порталом, но найти специалиста удалось лишь к утру. Но все попытки провалились, вы не останавливались на одном месте. Это очень важно, такой портал достаточно долго наводится на цель. Профессор МакГонагалл отправила вам несколько Патронусов с просьбой оставаться на месте, но ничего не изменилось.
  
  - А Фоукс? Разве феникс не мог меня сразу найти? Он без труда нашел меня летом.
  
  - Да, это мысль посетила меня вчерашней ночью. Восхитительные создания эти фениксы, не правда ли? Но они вовсе не всемогущи. Летом вы были в пределах Англии, так что Фоукс смог достаточно быстро вас найти. Но в этот раз Фоукс оказался бессилен, вы были слишком далеко. Уже после неудачи с порталом я обратился к своему знакомому и мы с помощью каминной сети стали прочесывать город за городом, страну за страной, используя Фоукса как маяк. К счастью, нам повезло, и в Польше Фоукс нашел вас.
  
  - Так это случайность?! - несколько обескураженно воскликнул Гарри.
  
  - Можно и так сказать. - согласился Дамблдор. - Именно поэтому я попрошу вас не снимать этот медальон. Если невидимка появится и еще раз попробует удалить вас из замка, то я смогу быстро вас найти. Профессор Снейп рассказал мне про заклинание, которому вас подвергли не так давно, так что мы знаем, что портал не был первой попыткой, - Дамблдор многозначительно посмотрел на Гарри и, дождавшись неуверенного согласия, удовлетворенно кивнул.
  
  - Мистер Поттер, надеюсь, это научит вас не трогать незнакомые вещи руками? - строго спросила профессор МакГонагалл.
  
  - Но, это же моя спальня, - попытался оправдаться Гарри, - откуда мне знать, что кто-то может мне подсунуть что-то плохое. Ведь туда могут попасть только гриффиндорцы.
  
  Профессор МакГонагалл бессильно покачала головой и закатила глаза, что-то беззвучно шепча. Дамблдор улыбнулся в бороду и слегка отвернулся, словно услышал нечто забавное.
  
  - В любом случае, запомните этот урок. В этот раз обошлось практически без травм. Брать незнакомые предметы руками - очень дурная затея, вы могли умереть, вас могли проклясть, этот предмет мог взорваться и убить всех в спальне... - профессор МакГонагалл замолчала, увидев побледневшего Гарри и кивнула ему. - Теперь вы понимаете! Поправляйтесь, мистер Поттер.
  
  
  * * *
  Вскоре профессор МакГонагалл и Дамблдор попрощались и вышли из Больничного крыла, оставив Гарри наедине со своими мрачными мыслями. Мадам Помфри не дала ему закиснуть и принесла поздний обед, который он с удовольствием скушал. Он остался один на один с пронзительной болью в боку, и даже книги в браслете с трудом помогали ему отвлечься.
  
  После ужина в Больничное крыло ввалился весь второй курс Гриффиндора, и ребра Гарри подверглись очередному насилию со стороны женского населения. Убедившись, что с Гарри все в порядке, большинство вернулись в гостиную, оставив его с друзьями.
  
  - Вот это да, дружище! - воскликнул Рон, присаживаясь на кровать рядом с Гарри, - Ты бы видел, что там началось, когда ты исчез. Невилл сразу сообразил, что это был портал, и мы тут же побежали вниз и предупредили старост. Ты слышал, как Перси ругается матом? Теперь и не услышишь! А вот мы - слышали, все в гостиной Гриффиндора слышали! Перси убежал к декану, и вскоре камин взревел и гостиная наполнилась преподавателями, даже Дамблдор пришел. Всех учеников согнали в гостиную и прочесали каждую спальню, но так никого и не нашли. Потом нас погнали спать, так ничего и не объяснив.
  
  - А сегодня на ужине Дамблдор объявил, что ты нашелся, но без подробностей, - подхватила Гермиона. - Рассказывай, куда тебя занесло?
  
  - Да ничего особенного. Выкинуло в лес, под ливень. Едва не утонул там, в луже. Потом залез на дерево... - Гарри прервался, пытаясь вспомнить, как он туда залез, а главное, как слез. Но так ничего и не припомнил, только виски прострелило болью. Это было странно, определенно!
  
  - И что дальше?
  
  - А? - отвлекся Гарри от попыток вспомнить и, собрав глаза в кучку, он продолжил: - Ну да, залез, значит, я на дерево и трансфигурировал себе целый этаж с навесом.
  
  Рон недоверчиво хмыкнул.
  
  - Что-то вроде того, - улыбнулся Гарри, - мне приснилось, что я летаю на стуле... Такая чушь приснится.
  
  - Тебе начали сниться сны? - удивился Рон. - Ты же говорил, что тебе больше не снятся сны из-за браслета?
  
  Гарри растерянно моргнул. А ведь верно, ему не снятся сны. Вернее, не снились до вчерашней ночи! Он ведь точно помнил что-то смутное про летающий стул, значит, это точно из сна!
  
  - Значит, начали сниться, - объяснил Гарри Рону. - Ну а дальше ничего интересного. Шел-шел и дошел до деревни, а потом меня нашли Дамблдор и профессор МакГонагалл.
  
  - Что вообще ничего интересного? Даже завалящего зайца не встретил? - разочаровался Рон.
  
  - Вообще ничего! - Гарри хмыкнул. - Разве что ночью волки выли где-то вдалеке, но я их не видел, - сказал он и поморщился. Виски опять прострелило болью. Это уже начало напрягать!
  
  - Что такое? - обеспокоилась Гермиона, увидев его выражение лица.
  
  - Ничего страшного, голова болит. Наверное, я простудился. Все же под ливень попал.
  
  Гермиона с сомнением кивнула.
  
  Поболтав еще полчаса, друзья попрощались и оставили его наедине с тишиной.
  
  Вспомнив про летающий стул, Гарри улыбнулся. Сон или нет, но ему очень понравилось. Он потер висок и поморщился: чертова мигрень, преследует его... Хм. Странно! Эта мигрень у него началась сразу после того, как он посетил село. Может, заразился чем или действительно заболел? В любом случае, утром стоит обратиться к мадам Помфри!
  
  Зевнув, он перевернулся на здоровый бок и вскоре заснул.
  
  
  
  Глава 43
  
  
  Проснувшись на рассвете, Гарри переоделся и с трудом дождался семи тридцати. Очень уж хотелось сбежать в гостиную родного факультета.
  
  - Вы полностью здоровы, мистер Поттер. - объявила мадам Помфри, проведя осмотр Гарри и проверив его чарами. - Синяки сошли, и с вашим ребром тоже все в порядке, вы свободны.
  
  Гарри кивнул, но, вспомнив вчерашние мысли, поспешно выпалил:
  
  - Скажите, а вы ничего у меня не нашли, от чего могла болеть голова? Может, я был простужен?
  
  - Хм. У вас не было никаких заболеваний, только легкие травмы. Вы сейчас чувствуете боль?
  
  - Нет, это вчера было, - сказал Гарри. - Виски заболели, но все очень быстро прошло.
  
  - Садитесь на кровать, я проведу углубленную проверку.
  
  Целительница ходила вокруг Гарри минут двадцать, шепча заклинания, и даже принесла из каморки несколько незнакомых приборов, но так и не смогла ничего найти.
  
  - Не знаю, мистер Поттер. Ваше физическое состояние близко к идеалу для вашего возраста, и никаких болезней у вас нет. Но если вы опять почувствуете боль, приходите сюда немедленно. Вы меня поняли?
  
  Гарри поспешно кивнул. Мадам Помфри выглядела на редкость серьезно.
  
  - Ну что же, тогда вы свободны.
  
  Гарри признательно улыбнулся и, попрощавшись, направился на выход.
  
  - Мистер Поттер?
  
  - А? - удивился Гарри, разворачиваясь.
  
  - Заберите свою палочку, вы забыли ее на тумбочке, - тепло улыбнувшись, произнесла мадам Помфри.
  
  Гарри с трудом сдержался от ругательств. Действительно, забыл! Вот же растяпа! Схватив палочку, он с красным лицом выскочил из Больничного крыла и понесся в гостиную. Нужно было еще переодеться и собрать рюкзак. А потом его ждали завтрак и уроки.
  
  В гостиной, как и всегда стоял шум, старшекурсники досматривали интересные сны в креслах, потеснив младшекурсников, которые носились как сумасшедшие. Гарри махнул рукой знакомым и поднялся в спальню. На первый взгляд, там никого не было, но проходя мимо кровати Невилла, он услышал характерное сопение. Заглянув за балдахин, он усмехнулся. Ну конечно, как могло быть иначе? Невилл часто просыпался последним, он был известным любителем подремать с девизом "ну еще пять минут!". Попытавшись растолкать соню, Гарри добился лишь невнятного:
  
  - Ба, я скоро встану... - Невилл перевернулся на другой бок и прикрылся подушкой.
  
  Хихикнув, Гарри стянул с Невилла одеяло и под тихую ругань и жалостливые стоны забрал подушку.
  
  - Гарри, надеюсь, сейчас семь утра и я смогу доспать. Верни мне подушку, пожалуйста, - взмолился Невилл.
  
  - Сейчас... - Гарри вызвал время и охнув, поспешил к чемодану. - Восемь пятнадцать, завтрак вот-вот начнется. Так что давай поспешим.
  
  Умывшись и переодевшись, Гарри спустился в гостиную и уселся в кресло рядом с Гермионой. Рон дремал на диване, потеснив двух первачков, явно не собираясь участвовать в дискуссии. Сбросив рюкзак, Гарри развалился в кресле с довольным видом и усмехнулся. Он был очень рад, что не приходится каждый раз собирать рюкзак. Туда спокойно помещалось все необходимое, что исключало необходимость постоянно собирать сумку на текущие уроки.
  
  - Что сказала мадам Помфри? - поинтересовалась Гермиона.
  
  - Ничего особенного, - отмахнулся Гарри. - Я полностью здоров и готов к учебе.
  
  - Тебе сегодня что-нибудь приснилось?
  
  - Что? - удивился Гарри, растерянно поглядев на подругу.
  
  - Говорю, что тебе сегодня приснилось?
  
  - Вроде, ничего! Спал мертвым сном, как обычно, - Гарри пожал плечами.
  
  - Тебе это не кажется странным, Гарри?
  
  - Странно, конечно. Но, может, это потому, что я спал не в Хогвартсе?
  
  - Хорошо, допустим. Что тебе на каникулах снилось?
  
  Гарри хмыкнул.
  
  - Убедила! Мне ничего не снилось! И что ты думаешь об этом?
  
  - Слишком мало информации, чтобы что-то сказать. Но это кажется мне странным. А браслет сейчас работает? Ты помнишь, когда ты думал, что браслет у тебя украли, тебе тогда снились сны?
  
  Гарри задумался на мгновение и с сомнением покачал головой.
  
  - Вроде нет, но я не ручаюсь. Браслет, конечно же, работает!
  
  - Хорошо, а сон ты помнишь? Можешь описать? Ты ведь говорил, что ты летал. Летал... Где?
  
  - В лесу, - без запинки ответил Гарри.
  
  - По тому самому лесу, где ты бродил? - спросила Гермиона и многозначительно посмотрела на Гарри.
  
  - Откуда я знаю? - огрызнулся Гарри, но все же задумался. Действительно, вопросов и странностей становилось слишком много! Неплохо бы найти на них ответы.
  
  Пока Гарри задавался вопросами, гостиная начала пустеть - приближалось время завтрака, и вскоре спустился Невилл. Вдвоем они растолкали Рона и поспешили за сокурсниками.
  
  Уже подойдя к картине со скрытым проходом на шестом этаже, Гермиона окинула Гарри внимательным взглядом и спросила:
  
  - Гарри, где твой рюкзак? Ты что, оставил его в гостиной?
  
  - М-м? - удивился Гарри и похлопал себя по плечу. На плечах было пусто. О, черт!
  
  - Точно, спасибо! Я сейчас вернусь!
  
  Под раздраженным взглядом Гермионы Гарри скрылся за поворотом и метеором понесся в гостиную. Пять минут спустя он вернулся, и они спокойно пошли в Большой зал.
  
  Приветствуя знакомых, они с трудом смогли пробраться к столу Гриффиндора. Гарри ежился под любопытными взглядами и шепотками, его пропажа и объявление Дамблдора сделали свое дело, и на него опять обращали повышенное внимание. Он надеялся, что это быстро пройдет.
  
  - Ты какой-то рассеянный сегодня, Гарри, - заметила Гермиона, - Будь внимательнее на зельях. Профессор Снейп не оценит, если ты перепутаешь ингредиенты.
  
  Гарри согласно кивнул и продолжил есть.
  
  - Какие еще зелья? - удивился Рон и, отложив ложку, полез в сумку за расписанием. И застонал, прочитав написанное на листке.
  
  Гарри ностальгически улыбнулся. Ничего не меняется, Рону все так же не нравятся зелья.
  
  
  * * *
  Уроки прошли довольно обыденно. Травология и история магии прошли фоном, не задевая сознание. А вот профессор Снейп устроил лекцию на целый час, и он не терпел невнимания. Потом Снейп заставил их сварить "простейшее" дыбоволосное зелье. Гарри не понимал, зачем нужна половина зелий, что они изучали. Вот серьезно, кому нужно зелье, которое заставляет волосы выпившего встать дыбом? Разве что в качестве шутки или практики. Но с тем же успехом можно практиковаться на полезных зельях, которых тоже немало!
  
  Получив свое "удовлетворительно", Гарри остался вполне доволен. У него не получилось сварить зелье правильно с первого раза, но вышло явно где-то близко, иначе Снейп поставил бы "тролль"!
  
  Когда профессор Снейп выдал домашнее задание, взвыли не только гриффиндорцы, но и равенкловцы.
  
  - Шесть футов вместо стандартных трех - дай бог выполнить к шестому курсу, - пожаловался мрачный Рон, входя в гостиную Гриффиндора. - Может, мне списать у кого? Пойду спрошу у близнецов.
  
  Гарри пожал плечами и направился в северную часть зала, где он обычно выполнял домашние задания.
  
  - Если Снейп узнает, что Рон списывает, он его живьем в котле сварит, - заметил Невилл и поежился.
  
  - Ага, - рассеянно поддержал Гарри, - распотрошит и засолит.
  
  - Это не смешно, Гарри!
  
  Вместе они уселись за стол, Гарри вытащил пергамент и привычно трансфигурировал себе красивое гусиное перо. Взяв перо в руку, он машинально сделал странный жест рукой, от чего впал в ступор. Это получилось само собой, но что должно было произойти? Он твердо был уверен, что что-то должно было случиться, но... Но что? Попытавшись вспомнить, он поморщился от боли. Голова опять начала болеть, но когда он отвлекся - тут же прошла.
  
  Гарри и не обратил бы на это внимание, но когда он развернул пергамент и собрался писать, жест рукой опять повторился. Он снова задумался над этим и почувствовал головную боль при попытке вспомнить. Это уже нельзя было игнорировать, что-то явно было не так! Это был шаблон. Как только он пытался вспомнить, голова тут же начинала болеть. Сделав себе пометку в дневнике - разобраться и сходить к мадам Помфри, он все же приступил к домашнему заданию.
  
  Выписывая пером строчку за строчкой, Гарри морщился, когда на пергаменте оставались кляксы. Вроде и пользуется перьями уже год, но все еще не научился чисто писать. В голове билась какая-то мысль, но он никак не мог ее поймать за хвост и вытащить на общее обозрение. Написав фут об особенностях крысиных хвостов, он обратил внимание на Невилла, который удивленно на него пялился.
  
  - Что такое? - поинтересовался Гарри, осматривая себя. Может быть, он заляпал себя чернилами? Вроде нет. Тогда в чем дело?
  
  - Я просто удивлен. Я думал ты будешь писать как всегда. Оп, и домашнее задание готово за пятнадцать минут.
  
  Гарри удивленно моргнул. Что значит, как всегда? Он что, писал как-то по другому? Задумавшись, он попытался вспомнить, как он писал домашнее задание в прошлый раз. И... Не смог вспомнить. Последний раз он писал от руки летом, когда делал летние задания. А как он делал в прошлом месяце? А позавчера?
  
  - Я как я обычно делал? - спокойным голосом поинтересовался Гарри.
  
  - Ну... - удивленно вытаращил глаза Невилл. - Э-э-э, левитацией?
  
  Гарри прищурился. Слово казалось очень знакомым. "Что такое левитация, - спросил он себя и тут же ответил: - Способность преодолевать силы земного притяжения и перемещаться или перемещать предметы в пространстве". Точно, он читал о таком в младшей школе. В библиотеке ему попалась книга, ужастик, о девочке, что владела такими силами. Помнится, его очень впечатлила книга, и он несколько ночей просыпался с кошмарами. В книге сила героини назывались левитацией и как-то еще, по-другому - заковыристым словом, но он никак не мог припомнить название. Да и черт с ним! При чем тут выполнение домашних заданий?
  
  Пока Гарри раздумывал, Невилл ушел в спальню, оставив его в одиночестве. Это была еще одна странность? Пожалуй, да! Записав ее в дневник, он продолжил делать домашнее задание.
  
  
  * * *
  Закончив все дела на сегодня, Гарри сбежал из гостиной, решив побыть немного в одиночестве и подумать. Ноги несли его вперед, и очнулся он уже на своем любимом месте, у озера.
  
  Рассеянно поглядывая на мелкие волны, Гарри перебирал записи в дневнике. Что все это значит? Может, его прокляли заклинанием рассеянности и он теперь будет все забывать?
  
  - Вот где ты. Так и знала, что найду тебя тут. Уже закончил с тренировкой? - поприветствовала его Гермиона и уселась рядом.
  
  - С тренировкой? Я с голограммами пока не работаю, смысла особого нет. Проще подождать пару лет и освоить заклинания иллюзий, больше толку будет. Нет, я практикую иногда, но без огонька, - усмехнулся Гарри каламбуру.
  
  - Дурень! Я про телекинез говорю! - хмыкнула Гермиона и вытащив палочку, произнесла заклинание. - Вингардиум Левиоса!
  
  Небольшой объем воды поднялся в воздух и почти мгновенно опал, вернувшись в озеро. Посмотрев на результат, Гермиона хмыкнула.
  
  - Не знаю, как у тебя получается, Гарри. Воду просто невозможно удержать... Гарри?
  
  Но Гарри не обращал внимания, погрузившись в себя. Услышав слово телекинез и заклинание, его переклинило. Слово и заклинание казались очень знакомыми и... Важными? Что это за заклинание? В голове заполошно заметались мысли, и он едва не застонал от боли. В этот раз голова едва не взорвалась при попытке вспомнить, вызывая целые океаны боли. Снова и снова он задавал себе вопросы и терпел невыносимую головную боль, ощущая, как голова становится чугунной и многочисленные мысли бьются о стенки его черепа. Но...
  
  Но ничего не получалось! Мысли не выстраивались в стройную картину, отчего Гарри неожиданно захлестнула злоба. Это было очень важно - вспомнить, что это за слова. Жизненно важно! Словно и не заметив боли, он уже привычно попытался вспомнить и раз за разом задавал себе один и тот же вопрос: Что такое телекинез? Казалось, ярость подарила недостающие силы, и истончившаяся пелена, что не давала ему вспомнить, - исчезла. От боли сознание помутилось и, кажется, он даже на секунду потерял сознание. Но главное... Он вспомнил! Его буквально захлестнуло потоком образов: первые самостоятельные попытки исполнить Левиосу, уроки и советы Флитвика, помощь Перси и многочисленные тренировки, изо дня в день, из месяца в месяц. На каждый вопрос, что он задавал себе вчера и сегодня - нашлись ответы. Тогда, в лесу, он забрался на дерево с помощью телекинеза, так же и спустился. Полет на стуле был реальностью, а не сном! Он переночевал в лесу и потом летел через лес и далее вышел к деревне. И все это он... Забыл? Почему? Ему что, стерли память? Но главное...
  
  - ГАРРИ! ОЧНИСЬ!
  
  Гарри почувствовал руки на плечах и то, что его трясут. Открыв глаза, он растерянно моргнул и посмотрел на испуганную Гермиону.
  - Я вспомнил... - прошептал Гарри. Почувствовав влагу на лице, он провел рукой по подбородку и уставился на кровь. - Я вспомнил... - повторил он, и его лицо исказилось в гримасе ярости.
  
  Глава 44
  
  
  - Что ты вспомнил? - тихо спросила Гермиона пять минут спустя, когда Гарри вернул себе относительную ясность сознания и умылся. Сейчас он сидел на земле, облокотившись спиной на дерево и схватившись за голову. Головная боль осталась ему напоминанием о том ужасе, что творился ранее.
  
  Гарри внутренне кипел. Он злился, ярился и вообще был в пограничном состоянии от мысли, что ему стерли память. Злил не сам факт стирания, а то, что именно он забыл: телекинез, его страсть и увлечение! Ну и, конечно же, то, что он опять был невнимателен. Он подпустил кого-то слишком близко, не распознал угрозу и в итоге - лишился памяти. Что-то он вспомнил, конечно, но... Все ли? Он так не думал! Очень хотелось накинуться на кого-нибудь и хорошенько избить, сбросив всю злость и ярость на противника. Например, на невидимку... Или на Малфоя. К счастью, голос разума в виде Гермионы был рядом с ним.
  
  - Телекинез, - хрипло сказал Гарри и запрокинул голову, разглядывая безоблачное небо. Опять открылось носовое кровотечение и голова начала сильно кружиться. - Я вспомнил телекинез и некоторые события вчерашнего дня.
  
  - Тебе стерли память? - потрясенно спросила Гермиона и вскочила. - Пойдем, Гарри. Нам срочно нужно в Больничное крыло. Я могла бы и раньше догадаться. - укорила она себя. - Твое не совсем обычное поведение и... - она начала что-то неразборчиво бормотать себе под нос, задумавшись.
  
  Гарри не хотелось никуда идти, да и двигаться вообще. От каждого движения в голове бил колокол и становилось откровенно нехорошо. Но никто даже не спросил его мнения. Он охнул, когда Гермиона подняла его на ноги и волоком потащила в сторону замка. Посопротивлявшись для виду, он смирился и, шатаясь, пошел рядом с Гермионой, стараясь не обращать внимания на взгляды немногочисленных учеников, которые встречались им по дороге. Несмотря на все усилия, он все же вымазался в крови и теперь представлял собой интересное зрелище.
  
  Ввалившись в Больничное крыло, друзья совершенно растерялись. Там была масса народу с разной степенью повреждений. Практически все койки были заняты, и некоторые студенты сидели на стульях или вовсе стояли. Разбитые носы, синяки, выпавшие и выдранные волосы - все это было в изобилии. Некоторые студенты несли на себе следы магических повреждений и даже превращений. Гарри с изумлением уставился на студента, что лежал на ближайшей кушетке. Если так подумать, то чем-то он походил на Седрика Диггори.
  
  - Что тут произошло? - удивленно спросил Гарри, морщась. - Это тебя магией так?
  
  - Ага. Все-таки магия сильно меняет человека, - философски заметил Седрик и почесал хоботом плавник, заставив Гарри фыркнуть от смеха и окропить пол кровью из носа.
  
  Мадам Помфри это зрелище забавным вовсе не показалось.
  
  - Так, мистер Поттер, мисс Грейнджер, вы тоже участвовали в этой безобразной драке? - сердито спросила целительница.
  
  - Нет, - растерянно промямлила Гермиона, смотря на профессора МакГонагалл, которая отчитывала старост Гриффиндора. - Мы здесь по другому поводу. У Гарри кровь идет носом и... И другие проблемы.
  
  Мадам Помфри бросила в Гарри несколько заклинаний, и ее выражение лица сменилось на испуганно-удивленное, брови неторопливо поползли вверх.
  
  - Та-а-ак, - повторила она. - Ложитесь на свободную кушетку, мистер Поттер, - она выполнила еще несколько заклинаний и убедившись, что Гарри не собирается падать замертво, поспешила за зельями.
  
  Гарри не стал медлить и с удовольствием занял кушетку в углу и принялся оглядываться вокруг. Это здорово его отвлекало от гнетущих мыслей, к тому же было банально интересно. В Больничном крыле присутствовали деканы и студенты всех четырех факультетов. Рассматривая койки, Гарри с удивлением уставился на Рона, который так же удивленно смотрел на него. А чуть дальше стоял Малфой, зажимая расквашенный нос. Все интереснее и интереснее! Гермиона тоже увидела знакомые лица и поспешила к ним: выяснять все произошедшее.
  
  Вскоре мадам Помфри вернулась и, выставив несколько зелий, велела выпить их.
  
  - Тут успокоительное, зелье от головной боли и еще два, которые помогут убрать последствия того, из-за чего у вас идет кровь, - мадам Помфри поджала губы. - Сейчас, к сожалению, я не могу плотно заняться вами. Вам запрещено покидать Больничное крыло без моего разрешения. Отдыхайте; как только освобожусь, я вернусь к вам. Если вас что-то будет беспокоить, кричите.
  
  Целительница кивнула Гарри и поспешила к следующему пациенту.
  
  Гарри расслабился, эмоции ушли на второй план и головная боль потихоньку отступила. Как же хорошо, когда ничего не болит. Просто счастье какое-то.
  
  Вернувшись, Гермиона плюхнулась на край кровати и поджала губы, задумавшись. Выглядела она раздраженной.
  
  - Ну? - поторопил Гермиону Гарри. - Что произошло?
  
  - Ничего особенного. Какой-то чистокровный с Равенкло нахамил магглорожденному хаффлпаффцу. Слово за слово, и вскоре полетели заклинания. Все бы ничего, подумаешь, очередная драка в коридоре. Но парень с Равенкло нечаянно попал заклинанием в девочку-первогодку с Гриффиндора, которая, разинув рот, смотрела на это представление. В то время в коридоре уже собралась толпа, так что нашлось кому заступиться. По одному, по два, но вскоре ученики со всех факультетов ввязались в безобразную драку. Младших, конечно, не втягивали... Они сами втянулись! - сердито фыркнула Гермиона.
  
  - Да? А младшие - это кто?
  
  - Первый, второй и третий курс. Рону даже повод не пришлось искать: Малфой ляпнул что-то про предателей крови в его присутствии и тут же получил в нос. Правда, самого Рона кто-то приложил сзади парализующим заклинанием, так что он тоже получил пару пинков по ребрам. К счастью, вскоре туда прибыли преподаватели и всех растащили. Кого облили водой, как из шланга, а кому было достаточно снятия баллов, - Гермиона покачала головой. - Сколько людей на отработки попало, не сосчитать!
  
  - Класс, - безразлично хмыкнул Гарри. Сейчас он ничего не чувствовал по этому поводу, зелье действовало. - Жаль, что мы пропустили эту битву. Было бы интересно посмотреть или даже поучаствовать.
  
  - Гарри... - возмущенно воскликнула Гермиона.
  
  - Что Гарри? Было бы очень весело, всегда хотел провести пару дуэлей. Надеюсь, профессор Квиррелл введет дуэли в этом или следующем году.
  
  Гермиона фыркнула и с независимым видом удалилась в другой конец зала.
  
  Проводив Гермиону взглядом, Гарри пожал плечами. Думать не хотелось, после зелья у него состояние было такое - медитативное.
  
  "Хм, почему бы и нет?" - возникла ленивая мысль у Гарри. Откинувшись на подушку, он сконцентрировался на воздухе и разлитой вокруг энергии и глубоко, ритмично задышал, раз за разом выпуская из себя чуть-чуть магии и стараясь взять себе частичку энергии из окружающего пространства. Вскоре пришло знакомое просветление, и он поделился своей маной со всем миром, израсходовав свой резерв разом, почти под ноль. Сделав выдох, он сосредоточился и сделал вдох, рефлекторно забирая разлитую энергию обратно. Слабость, которая мимолетно возникла, тут же поспешила исчезнуть, наполнив его эйфорией.
  
  Гарри не спешил выходить из этого странного состояния. Впервые у него получилось взять энергию из окружающего пространства и даже почувствовать как это происходит. Не желая спугнуть такое состояние, он продолжил медитацию. Вдох... Выдох... Вдох... Выдох...
  
  - Мистер Поттер, вернитесь к нам!
  
  Гарри открыл глаза и удивленно посмотрел на Альбуса Дамблдора, что сидел возле его кровати. Рядом стояли еще три стула, на которых сидели профессор МакГонагалл, мадам Помфри и Гермиона. Оглядевшись вокруг, он заметил что Больничное крыло практически пусто, только несколько коек были заняты. Сколько прошло времени? Судя по увиденному - много.
  
  - У вас неплохо получается медитировать. Давно вы занимаетесь?
  
  - Э-э... Около двух месяцев. Но до сегодняшнего дня практически ничего не получалось.
  
  - Да-а, - задумчиво протянул Дамблдор. - Успокаивающий настой очень помогает войти в транс, как вы могли заметить. Но советую вам не привыкать к этому. Чтобы войти в такой транс, нужно научиться успокаивать свои мысли и эмоции. А потом уже делать то, что вам нужно. Зелья тут только помешают.
  
  - Разве медитации используются не только для восстановления маны? - встряла Гермиона.
  
  - Не только, - покачал головой Дамблдор. - Они используются так же в менталистике, да и просто помогают успокоить разум и упорядочить мысли. Я уже не молод, и медитация очень хорошо помогает мне заснуть. Кхм, давайте перейдем к тому, зачем мы здесь собрались. Мисс Грейнджер рассказала нам о всем произошедшем и своих выводах, как и мадам Помфри. Что скажете, мистер Поттер?
  
  Гарри задумался на мгновение, а потом начал излагать все свои выводы и то, что он вспомнил сегодня.
  
  - ...Смутно помню светящегося зверя и волков, я убегал от кого-то, но... Не могу вспомнить точно. Дальше не получается ничего вспомнить, только то, что я очнулся в маггловской деревне и пошел к какой-то ведьме. Не знаю, откуда я о ней узнал.
  
  Дамблдор кивнул и задумался.
  
  - Директор Дамблдор, разве нельзя просто отменить заклинание и восстановить память Гарри? - настойчиво поинтересовалась Гермиона.
  
  - Боюсь, все не так просто, мисс Грейнджер. Заклинание Обливиэйт, а использовалось именно оно, действует не как зачарование - контролируя процесс заклинанием, а вмешивается в Френес. Вы знаете, что это такое?
  
  - Да, мыслительный дух, - кивнула Гермиона. - Или, как его еще называют, ментальная оболочка. Разум и память.
  
  - Верно. Обливиэйт действует намного хитрее, нежели обычное зачарование. Вмешиваясь в Френес, заклинание создает преграду для выбранных воспоминаний и тут же рассеивается. Эти преграды появляются и без всякой магии, отличить одну от другой - дело сложное. Мало того, найти некоторые преграды - титанический труд. Человек хочет забыть ужасные воспоминания и прячет их подальше. Так в ментальной оболочке образуются блоки, которые мешают человеку вспомнить то или иное событие. Вот и заклинание действует по похожему принципу. Отменить это контрзаклятием нельзя. Вернее, есть исключения, но для этого нужно знать точную формулировку, которую использовали при стирании памяти. Мистер Поттер, вы помните момент, когда к вам применили заклинание, хоть что-нибудь?
  
  Гарри отрицательно покачал головой и помрачнел, опустив взгляд на свои руки.
  
  - Не беспокойтесь, мистер Поттер, - обратилась к Гарри МакГонагалл. - Вы все вспомните. Вы уже частично разрушили блок, так что все воспоминания восстановятся. Даже без нашего вмешательства блок разрушится в течение нескольких лет. Но есть способы ускорить этот процесс.
  
  - Правда? - воодушевился Гарри, поднимая взгляд. - Вы сейчас сломаете блок окончательно?
  
  - Нет! - Дамблдор покачал головой, и его длинные серебряные усы задрожали. - Не так быстро, не торопите коней, мистер Поттер. У нас нет специалистов такого уровня, кто мог бы свободно вмешиваться в ментальную оболочку. Но, к слову сказать, даже специалисты редко решаются на кардинальные действия, вроде разрушения воспоминаний или таких преград в ментальной оболочке. Все это может привести к разрушению Френеса или же к сумасшествию. Госпиталь святого Мунго и так забит неизлечимо пострадавшими, не стоит добавлять туда еще одного пациента. Мы пойдем другим путем, более долгим и надежным.
  
  - Следующие несколько месяцев вам предстоит посещать Больничное крыло дважды в неделю, - вступила в разговор мадам Помфри. - Вы будете принимать зелье Восстановления памяти и проходить общее обследование. Мистер Поттер, я настоятельно прошу вас, если у вас заболит голова, срочно прийти сюда. Я удивлена, что вы вообще были в состоянии передвигаться и здраво размышлять после того, что с вами произошло на озере. Насильственно сломав блок, вы получили слабые повреждения Френеса, что также привело к кровоизлиянию в мозг. Бог знает, к каким последствиям это могло привести. Благодарите Мерлина и мисс Грейнджер, что она вас сразу сюда приволокла.
  
  - Меня вот что интересует, как я смог разрушить эту преграду? - пробормотал пристыженный Гарри. - Разве такое часто происходит?
  
  - Вам повезло, - произнес Дамблдор, очень серьезно глядя на Гарри поверх своих затемненных очков. - Это моя догадка, но все же... Тот, кто наложил на вас Обливиэйт, вовсе не ожидал, что заблокировав память, он затронет такой важный для вас пласт воспоминаний. Везение также в том, что вы довольно быстро заметили, что что-то не так, и смогли сломать блок. Через несколько месяцев у вас уже ничего бы не получилось, блок стал бы намного более прочным.
  
  - Получается, с помощью этого заклинания нельзя стирать большие участки воспоминаний? - Гермиона с любопытством поглядела на Дамблдора.
  
  - Альбус, не стоит...
  
  - Не совсем, - задумчиво откликнулся Дамблдор, оглаживая бороду под неодобрительным взглядом профессора МакГонагалл. - При желании вполне можно стереть целые годы жизни, знание о родном человеке или даже изменять воспоминания. Дело лишь в подготовке. Были случаи, когда пострадавший вообще ничего не помнил, человек становился как чистый лист, как младенец. Но это исключение! Ошибка в заклинании, которая приводила к повреждению Френеса. Это неизлечимо. По крайней мере, в Англии. Я вам это рассказываю для того, чтобы вы понимали - это вовсе не игрушки. Магия может как лечить, так и калечить, и баловаться с ней не стоит, последствия зачастую ужасающие.
  
  Гарри поежился. Совершенно не хотелось думать, что кто-то может вот так манипулировать его разумом. А еще горше становилось, когда он осознал, что кто-то уже поковырялся у него в мозгах. Только успокаивающее зелье не позволяло ему вскипеть как чайник.
  
  - А это зелье, Восстановления памяти, верно? Оно вскроет все блоки, которые есть у человека? - спросила Гермиона.
  
  - Только поврежденные. Зелье создано именно для таких случаев, как у мистера Поттера. Некачественно выполненное заклинание часто приводит к таким вот случаям. В министерстве магии есть курсы для правильного обучения стирателей памяти. А иначе обычные люди давно бы узнали, что мы - маги, живем среди них.
  
  - Подождите, - вмешалась Гермиона. - Если зелье не убирает все блоки, получается, человек может и не узнать, что ему стирали память? Ну, кроме сломанного блока?
  
  - Верно, - подтвердил Дамблдор.
  
  - Но... Неужели нет способа разрушить все эти блоки? - возмущенно воскликнула Гермиона. - Может быть, зелье или заклинание?..
  
  Дамблдор поднял руку, прервав этот поток вопросов.
  
  - Мисс Грейнджер, вы просто не понимаете, о чем спрашиваете. Память, она ведь никуда не исчезает. Она все еще там, в Френесе, в естественных блоках. Мы, разумные существа, процесс образования этих блоков называем забыванием. Когда мы что-нибудь забываем, отбрасываем, в нашей ментальной оболочке появляется очередной блок. И если кто-нибудь придумает такое зелье или заклинание и использует его на человеке, то этот человек с большой вероятностью сойдет с ума. Только сильнейшие ментальные маги могут осуществить такое действие без вреда своему здоровью. Но и они делают это постепенно, а не единовременно. Именно естественные блоки мешают обнаружить воздействие заклинания Обливиэйт. Да, блоки, образованные с помощью заклинания, отличаются от естественных, но незначительно! Впрочем, если человеку постоянно стирать память, это вскоре станет заметно. Человек становится очень рассеянным, ему трудно ориентироваться в пространстве, появятся и многие другие признаки, которые специалист очень быстро заметит.
  
  - Получается, Гарри сегодня такой рассеянный именно из-за... - задумчиво сказала Гермиона, смотря на Гарри.
  
  Мадам Помфри фыркнула.
  
  - Конечно же, нет, мисс Грейнджер. Это просто рассеянность, последствия принятых накануне зелий, не более того. Если бы это были последствия многочисленного применения заклинания Обливиэйт, это было бы сразу заметно.
  
  - А что за стиратели памяти? - спросил Гарри, решив сменить неприятную для себя тему.
  
  - Работники министерства магии. Их еще называют Обливиаторами, они входят в бригады по ликвидации последствий нечаянного волшебства. В их обязанности входит не только безопасно для здоровья стереть какие-либо "ненужные" воспоминания, но и, при необходимости, наделить память человека замещающими образами. Они поддерживают Статут о Секретности. Штаб-квартира Обливиаторов относится к Отделу магических происшествий и катастроф Министерства магии. Не беспокойтесь, мисс Грейнджер, - сказал Дамблдор, заметив, как заволновалась Гермиона. - на родственников магглорожденных магов это не распространяется.
  
  - Альбус, пора заканчивать, - произнесла Минерва МакГонагалл, вызвав Темпус. - У меня отработка через пятнадцать минут.
  
  - Да-да, - согласился Дамблдор, вставая. - Мистер Поттер, как только вспомните что-нибудь важное, обращайтесь к профессору МакГонагалл или лично ко мне. Быть может, вы вспомните лицо нападавшего или хотя бы его голос. Это поможет опознать и поймать невидимку. К слову сказать, мы обнаружили этого невидимку. Вчера я выдал задание домовым эльфам Хогвартса, чтобы они прочесали замок. И они нашли его... К сожалению, они не придумали ничего лучшего, чем попытаться обезвредить лазутчика. Но невидимка не позволил обезвредить себя и скрылся, причем дважды. А после этого эльфы уже не могли его обнаружить. Кто бы это ни был, он быстро учится. Советую вам, мистер Поттер, не передвигаться по замку в одиночку, так будет безопаснее. А пока я вызвал в замок своего друга, он специалист в таких делах и сможет обнаружить невидимку, если он прячется где-то здесь. Отдыхайте.
  
  Взрослые кивнули и ушли, оставив Гарри наедине с Гермионой.
  
  - Что еще за домовые эльфы? - поинтересовалась Гермиона.
  
  - Ну... - Гарри неопределенно покрутил рукой в воздухе и сдавшись, пробормотал: - Что-то вроде гоблинов, только более симпатичные. Волшебные существа, в общем. Неважно! Что ты обо всем этом думаешь? - он обвел рукой вокруг.
  
  - Ужас! - Гермиона поежилась и обхватила себя руками. - Только представь: кто-то может стереть мне память о моих родителях и я их даже не вспомню. Или наоборот, стереть память моим родителям обо мне. Но главное, волшебники не могут лечить или обнаружить вмешательство в память, но используют это повсеместно на магглах. Это же хуже Непростительных заклинаний!
  
  Гарри пожал плечами.
  
  - Наверняка можно и лечить, и обнаруживать. Но стоимость будет соответствующая. Как я уже убедился, все дело в цене. Наверняка, цена слишком высока для школы, чтобы тратить ее на одного студента, вот и действуют более медленно. А может, так и вправду более надежно, кто знает.
  
  - Надеюсь, что так и есть, иначе... - пробормотала Гермиона себе под нос и встала. - У меня есть полчаса до ужина, надо зайти в библиотеку.
  
  Гарри чуть насмешливо улыбнулся.
  
  - Давай, беги! Я завтра к тебе присоединюсь. Мне тоже интересно, что ты обнаружишь.
  
  Гермиона помахала ему рукой и через несколько секунд скрылась за дверью.
  
  
  Глава 45
  
  
  Утром, после приема зелий, Гарри дождался Перси, который и проводил его до гостиной Гриффиндора. Впервые он чувствовал себя неуютно в стенах замка. Этот эпизод выбил его из колеи, и он ходил как на иголках, стараясь не оставаться в одиночестве. Кто знает, что может произойти? К тому же - он честно признался себе - ему было страшно.
  
  Все время Гарри казалось, что за ним кто-то наблюдает. Конечно, на него все еще глазели школьники, Колин провожал его восторженным взглядом, но это было не то. Вскоре он заметил, что преподаватели и старосты за ним присматривают и стараются не выпускать его из виду, что несколько успокоило и возмутило одновременно. С одной стороны, это было лучше, безопаснее. Невидимка вряд ли что-то будет делать под таким присмотром, если он вообще остался в замке, а не ушел, выполнив свою неведомую миссию. Но с другой стороны... Какого черта? Он что, пятилетний ребенок, которому нужно сопли вытирать? Так и не определившись со своими эмоциями по этому поводу, Гарри поспешил на уроки.
  
  На Истории магии Гермиона обмолвилась, что нашла нечто интересное и после уроков можно будет обсудить это в библиотеке. Гарри с трудом заставлял себя сидеть на месте, даже чары его сегодня не очень интересовали.
  
  Дождавшись, пока Гарри проглотит свою порцию пудинга, Гермиона увела его в библиотеку.
  
  - Вот! - с грохотом скинула Гермиона тяжеленную книгу на стол, едва не отдавив Гарри пальцы. - Вчера я до самого отбоя просидела в библиотеке, узнавая все об заклинании Обливиэйт и о том зелье. Представляешь, это зелье, что ты будешь принимать, оно имеет побочные эффекты.
  
  - Что-то плохое?
  
  - Наоборот, Гарри. Создатель назвал его: Зелье восстановления памяти, но люди, которые его использовали, дали зелью немного иное название, а именно: зелье Памяти. Именно из-за побочных эффектов. Помимо восстановления памяти, зелье также улучшает саму память, и волшебнику становится легче концентрироваться. Не навсегда, конечно, на несколько дней. И принимать этот стимулятор постоянно нельзя, эффект со временем уменьшается. Тем не менее, зелье пользуется популярностью, несмотря на свою немаленькую цену.
  
  - И сколько оно стоит? - скептически поинтересовался Гарри. Как-то он не ощутил, чтобы его память лучше работала.
  
  - Галлеон и три сикля за одно зелье.
  
  Гарри удивленно моргнул.
  
  - Откуда такие точные цифры?
  
  - Спросила у Фреда и Джорджа, - с превосходством хмыкнула Гермиона. - Оказывается, школьники его тоже используют, но преимущественно - перед важными экзаменами. Близнецы ими не торгуют, у них нет таких дорогих ингредиентов. Да и варить его сложно, явно работа не для третьекурсников. Но они указали мне на парня из Равенкло. Там и узнала!
  
  - Ясно! Что это за книга? - поинтересовался Гарри, с любопытством разглядывая обложку. Надпись на латыни ему ничего не говорила.
  
  - Это книга для подготовки к изучению ментальной магии.
  
  - Вау! - с воодушевлением воскликнул Гарри, вскакивая с места. - Мы будем изучать ментальную магию?
  
  - Конечно же, нет! - сказала Гермиона тоном профессора МакГонагалл и одарила Гарри строгим взглядом.
  
  - Но... Ты же только что сказала... - растерялся Гарри.
  
  - Гарри, - Гермиона закатила глаза. - это книга для ПОДГОТОВКИ к изучению, а не для самого изучения ментальной магии. Ты невнимателен! Книга рассказывает именно о том, как натренировать внимательность, концентрацию, память и все прочее, что пригодится при изучении такой сложной дисциплины, как ментальная магия. И да, книг по ментальной магии в библиотеке нет, можешь не смотреть, я все тут обыскала. Разве что они в Запретной секции. И даже если бы я нашла такую книгу, я бы не решилась изучать ее без учителя. Что? - она раздраженно посмотрела на удивленного Гарри. - Не понимаешь, почему? Как ты думаешь, почему я не продвигаюсь вперед в трансфигурации?
  
  - И почему же?
  
  - Да потому, что опасно, - повысила голос Гермиона, заставив Гарри втянуть голову в плечи и опасливо оглянуться: не идет ли мадам Пинс. - Ты разве не слышал, что постоянно говорит профессор МакГонагалл?
  
  - Рону это не мешает!
  
  - Уизли практикует под присмотром братьев, - фыркнула Гермиона. - как и ты, впрочем. Как бы то ни было, ментальная магия в несколько раз опаснее трансфигурации, ее вообще самостоятельно нельзя изучать. Ну что, приступим? Прекрасная возможность улучшить свою память...
  
  - Да я, вроде, не жалуюсь на свою память.
  
  - Но, тем не менее, она у тебя не очень. Перед входом в библиотеку, последняя картина справа, с фруктами. Ты сможешь детально ее описать? Ведь ты каждый день ходишь мимо нее.
  
  Гарри задумчиво посмотрел на потолок и стал перечислять.
  
  - Все, - сказал Гарри после минутного раздумья, перечислив все, что вспомнил.
  
  - Неплохо, но кое-что ты все-таки забыл, - Гермиона ехидно усмехнулась и перечислила то, что Гарри не назвал. - Кстати, эта картина висит перед входом в нашу гостиную, а не перед библиотекой. А еще говоришь, не жалуешься на память...
  
  - Но, ты же сказала... Черт, ты специально сказала, что она висит перед библиотекой, верно?! - смутился Гарри. - Ну не могу же я вспомнить абсолютно все. Да и зачем мне это надо?
  
  - Надо! Не обращая внимания на мелочи, ты не научишься анализировать обстановку. А не умея анализировать, ты рискуешь, что тебя опять...
  
  - ...Похитят. - закончил за Гермионой Гарри и задумался. Все верно она говорит, еще вчера он клял себя на том, что был невнимателен, а сегодня опять об этом забыл. Определенно, нужно что-то менять!
  
  Приняв для себя решение, Гарри сфокусировал взгляд на подруге.
  
  - Все очень серьезно, Гарри, и я хочу, чтобы ты это понял. И чем раньше ты поймешь это, тем лучше для всех. Да, никто, кроме тебя, не пострадал, но что будет дальше? Мы этого не знаем! Но мы отвлеклись. Сейчас переноси книгу себе в браслет, и можно будет каждый день уделять тренировкам по полчаса, времени много не отнимет, - убежденно проговорила Гермиона.
  
  Гарри недоверчиво посмотрел на подругу и пожал плечами. Пусть так и думает... О Боги, святая простота! Вздохнув, он придвинулся поближе и открыл огромную книгу; пришло время поработать...
  
  
  * * *
  Поздним вечером Гермиона уселась в кресло напротив и предложила себя в качестве партнера в изучении искусству концентрации внимания и медитации.
  
  - Я смогу тебе помочь входить в транс, да и в книге много парных тренировок. Ну и память заодно потренируем...
  
  - Вот уж не думал, что медитация способна улучшить память, - удивился Гарри.
  
  - Она на многое способна, - кивнула Гермиона. - Вообще с ее помощью можно сильно увеличить способности человека. Но память она не улучшает, лишь позволяет лучше работать со своим разумом. Поверь, это будет очень полезно.
  
  - Ну раз ты так говоришь... Кстати, а когда это ты научилась медитировать?
  
  - Летом, - пожала плечами Гермиона. - Когда жила с бабушкой. Разве ты не помнишь, я ведь пробовала медитировать еще в июле, перед окончанием учебного года?
  
  - Помню, конечно, но... Я ведь тоже начал учиться медитации летом, но у меня не очень хорошо получается.
  
  - Угу. У меня тоже не получалось, пока бабушка не помогла. Она практикует йогу и медитации, но не такие, какие использую я. Тем не менее, несмотря на различия, она смогла научить меня входить в транс. Сейчас я попробую помочь тебе. Садись, как тебе удобно. Готов? А теперь внимание.
  
  Гарри напрягся.
  
  - Нет, нет. Не надо напрягаться. Расслабься. Ты ведь уже входил в транс? Теперь этим же методом изгони все мысли, постарайся ни о чем не думать.
  
  - Я проделал это при помощи зелий. Без них у меня не слишком хорошо получается.
  
  - Что-то у тебя вышло ведь, верно? Попробуй без зелий, и потом я тебе помогу.
  
  Гарри вздохнул и постарался принять как можно более свободную позу в кресле. Вслушиваясь в монотонный голос Гермионы, он чуть не заснул, пока не получил болезненный толчок в грудь.
  
  - Гарри, прекрати это, сейчас же! Ты меня отвлекаешь!
  
  - Что?
  
  Последовав за направлением взгляда Гермионы, Гарри увидел, что крутит в руке золотой галлеон, и смутился.
  
  - Это получается совершенно машинально, - признался он. - Когда я задумываюсь, начинаю крутить в руке эту голограмму. Ничего не могу с собой поделать, это меня успокаивает.
  
  - Безумно раздражает, - хмуро сказала Гермиона. - Но с другой стороны, эта иллюзия помогает тебе расслабиться. Хм. Давай так, ты смотришь на эту фигуру и пытаешься войти в транс. Слушай мой голос! Начнем, пожалуй.
  
  Слушая голос Гермионы и всматриваясь в сверкающую монетку, Гарри впал в оцепенение. Мысли ушли, оставив его наедине с собой. Внезапно он почувствовал, как сознание стало медленно уплывать.
  
  - А теперь сконцентрируйся. Постарайся сохранить восприятие. Представь себя как будто издали. Посмотри на себя со стороны, - неожиданно раздался громкий голос Гермионы.
  
  Гарри честно попытался последовать совету, но сознание постепенно стало гаснуть, мысли и эмоции ушли и сильно захотелось спать, никакого транса и в помине не было.
  
  - Слушай меня, слушай меня, слушай меня... - монотонно забубнил голос Гермионы. Этого хватило, чтобы привести его в чувство, разум прояснился. - Вдыхай! - неожиданно резко сказала она.
  
  Ничего не понимая, Гарри выполнил приказ и... вдохнул. Это получилось легко, как тогда, в Больничном крыле. На секунду показалось, что солнце вышло из-за туч и осветило гостиную. Обман чувств, конечно: уже ночь, никакого солнца и в помине не было. Но ощущение было именно таким. Моргнув, он улыбнулся и сделал выдох, отдавая миру каплю энергии. Сейчас он отчетливо чувствовал свою магию, как она проникает в его тело, как изливается из него же. Непередаваемое ощущение! Еще раз, вдох, выдох, вдох...
  
  - Хватит Гарри. Не переусердствуй. - толкнула Гарри в бок Гермиона, заставив охнуть. - Я однажды увлеклась летом и потом пластом несколько дней лежала. Кажется, я переутомилась, слишком резко насыщая свое тело маной и отдавая ее же обратно. С этим стоит быть осторожнее и не брать больше, чем ты сможешь переварить. Лучше заниматься каждый день по чуть-чуть, чем один раз в неделю, но долго!
  
  - Обязательно было бить? - чуть обиженно спросил Гарри, потирая ушибленный бок.
  
  - Конечно! Я тебя уже пятый раз зову, ты не реагировал. Так что сам виноват. К тому же отбой уже был. Ты как хочешь, а я спать хочу. Спокойной ночи, Гарри.
  
  Проводив смущенным взглядом сердитую Гермиону, Гарри вызвал время и удивленно покачал головой. Время приближалось к полуночи. Даже удивительно, что она так задержалась ради него, обычно она соблюдала режим.
  
  Обведя взглядом почти пустую гостиную, Гарри, кряхтя, встал и направился в спальню. Войдя в спальню, он сделал еще шаг вперед и вдруг застыл, услышав шорох.
  
  - Рон? Невилл? - спросил Гарри и поразился своему голосу, насколько жалко и испуганно он прозвучал.
  
  По спине пробежал табун мурашек, и Гарри почувствовал как по виску потекла ледяная капля пота.
  
  Балдахин его кровати зашевелился, но никто так и не вышел оттуда. Гарри слышал лишь свое дыхание и сопение спящих ребят. Вытащив дрожащими пальцами палочку, он скастовал Гоменум Ревелио. Только через несколько секунд до него дошло, что заклинание не получилось. Ведь тут есть как минимум четыре живых существа. Гарри едва не заплакал от страха. Судорожно вздохнув, он повторил попытку. И еще раз, и еще... Только на шестой раз заклинание сработало как надо, он почувствовал пять откликов. Мгновение спустя до него дошло: пять откликов. Пять, а не четыре, как ожидалось.
  
  Страх затопил сознание волной образов, мешая соображать. Мысли понеслись галопом, Гарри безуспешно всматривался в темноту спальни, тщетно пытаясь найти невидимку. Сглотнув, он сделал шаг вперед и резко выставив ладонь, послал мощнейший луч света вперед, ожидая вскрика или движения. Но прошла секунда, другая, спальня осталась такой же тихой, как и всегда.
  
  Проклиная свою появившуюся трусость, Гарри заставил себя сделать еще один деревянный шаг вперед и застыл, услышав очередной шорох.
  
  Гарри заскрипел зубами, вспомнив, как он летом пользовался телекинезом в качестве зрения, вместо глаз. Вот это сейчас бы пригодилось, а не просто камушки поднимать и переливать воду из пустого в порожнее. Это мысль его неожиданно взбесила, вытеснив все, кроме ярости. Спальня начала светлеть, и он только мгновение спустя сообразил, что это браслет ему помог. Сделав шаг, он твердо направил палочку вперед. Кто бы тут ни был, он его обязательно найдет!
  
  Сконцентрировавшись на телекинезе, Гарри осторожно пошел вперед, преодолевая страх на одной злости, готовясь смять телекинезом любого нарушителя. Осмотрев свою кровать, он резко поднял телекинезом балдахин. Но никаких злобных волшебников или всяких опасных тварей там не пряталось. Лишь яростно пищащая крыса оповестила миру о своем присутствии, заставив его вздрогнуть от неожиданности.
  
  Увидев висящую на передних лапках Коросту, которая яростно цеплялась за балдахин, Гарри моргнул и глупо на нее уставился. А потом истерично рассмеялся, едва не упав на пол. Его затопили облегчение и радость. Черт возьми, он испугался крысы. Ну как он мог забыть, что Рон держит Коросту в спальне?
  
  С трудом успокоившись, Гарри снял пищащую крысу с балдахина, истерично хихикнул и погладил бедное животное, которое затихло у него на руках. Вызвав светлячок, он увидел на тумбочке миску с сухарями и закатил глаза. Ну естественно. Короста просто захотела поесть и полезла наверх, используя его балдахин как трамплин, а он тут напридумывал себе тысячу чертей. Покачав головой, он посадил крысу на тумбочку и, откинув балдахин, уселся на кровать. После всех этих волнений накатила слабость и усталость, сильно захотелось спать. Он быстро переоделся и лег в кровать.
  
  Тем не менее перед тем, как заснуть, Гарри открыл дневник и выписал себе два пункта, которые ему жизненно необходимо выполнить: овладеть телекинетическим зрением и в совершенстве овладеть заклинанием Гоменум Ревелио. Сделав это, он облегченно вздохнул и задернув полог, закрыл глаза. Пора спать!
  
  
  Глава 46
  
  
  На следующий день Гарри остро осознал, что Гермиона взялась за него всерьез.
  
  После каждого урока Гермиона приставала к нему с вопросами, что он запомнил? Что увидел? Гарри только головой качал, но пришлось подстраиваться и даже самому задавать ей такие же вопросы, проверяя ее память. Как ни странно, Гермиона была не лучше него в этом деле. Спросив ее о чем-то неожиданном, он не раз заставлял ее растеряться, да и память у нее тоже была не идеальной.
  
  Поневоле Гарри приходилось быть чуть более внимательным и обращать внимание на окружающее, от чего он довольно быстро уставал и к концу учебного дня был довольно вялым. Когда Гермиона пристала к нему в коридоре с вопросами, он едва не вспылил, но сумел выдавить, что устал.
  
  - Ладно, возвращаемся в гостиную, - подытожила Гермиона, которая тоже выглядела слегка потрепанной.
  
  В гостиной Гарри полчаса просидел в кресле, развалившись и уставившись бессмысленным взглядом в потолок. Интересно, сколько он сможет продержаться в таком темпе? Может быть, есть какие-нибудь зелья, что снимают усталость? Он бы не отказался! Вздохнув, он достал из рюкзака пергамент и трансфигурировал перо.
  
  - Вот и хорошо. Значит, ты отдохнул, - сказала Гермиона, подсаживаясь на соседнее кресло.
  
  Гарри сморщился, смотря на подругу, и, тяжело вздохнув, кивнул, мол: давай, действуй!
  
  - Тогда скажи-ка мне, что лежало на третьем от окна столе в классе зелий, когда мы туда вошли?
  
  Гарри устало усмехнулся. К таким играм он уже привык. Гермиона усиленно занималась тренировкой его памяти и внимания. Поэтому при каждом удобном случае спрашивала о каких-нибудь мелочах: сколько ступенек на лестнице в холле; во что одет мужчина на портрете в коридоре и тому подобное. Эти вопросы заставляли его постоянно быть внимательным.
  
  Урок зелий был последним сегодня, Гарри мельком видел упомянутый стол. Теперь он усиленно старался припомнить, что на нем лежало.
  
  - Чернильница.
  
  - Хорошо.
  
  - Несколько кусков пергамента.
  
  - Конкретней.
  
  Гарри слегка расслабился и закрыл глаза. Как там сказано в книге? Мозг и Френас никогда ничего не забывают, лишь образуют блоки, даже если что-то видел мимоходом, главное - научиться извлекать нужное из естественных блоков. Даже магглы так могут, без всяких медитаций. Что ж, проверим.
  
  - Пять, - после секундного размышления ответил Гарри. - Четыре рядом, а пятый чуть в стороне.
  
  - Молодец.
  
  - Еще кисточка, перо, карандаш, папка и... кажется, все.
  
  - Ну, по сравнению с твоими прошлыми ответами очень неплохо. Ты забыл только нож для резки ингредиентов. В следующий раз будь внимательней.
  
  Гарри усмехнулся. Сейчас настала его очередь. На секунду задумавшись, он произнес:
  
  - Скажи мне, когда мы вошли в гостиную, кто сидел справа, за крайним столиком у окна.
  
  Гермиона растерянно моргнула и оглянулась, заставив Гарри хихикнуть. Он-то видел, что столик уже пустой.
  
  - Гм, - смутилась Гермиона и прочистив горло. - Э-э, дай мне минуту, - она уселась удобнее и прикрыв глаза, начала что-то шептать себе под нос, концентрируясь.
  
  - Фред, Джордж и Ли Джордан.
  
  - Верно, кто еще?
  
  - Еще? - удивилась Гермиона и покачала головой. - Там были только названные.
  
  - Отлично! - одобрительно хмыкнул Гарри. - Все верно. Я думал, мне удастся сбить тебя с толку. Ну ничего, в следующий раз получится.
  
  - Это жутко выматывает, нужно немного сбавить обороты, - Гермиона устало улыбнулась. - Но не расслабляйся, Гарри.
  
  Гарри кивнул и полез в рюкзак за чернильницей.
  
  
  * * *
  Ближе к вечеру, после нескольких игр в исчезающие карты и партии в шахматы, Гарри уселся в углу, недалеко от девчонок, что секретничали между собой. Бросив на него пару хмурых взглядов, старшекурсницы сотворили заклинание купола тишины и продолжили беседу, не обращая на него внимания.
  
  Пожав плечами, Гарри вытащил палочку и принялся раз за разом выполнять Гоменум Ревелио. Заклинание явно работало нестабильно, иногда получалось раза с пятого, другой раз приходилось выполнять жест десятки раз, прежде чем оно срабатывало. Кроме того, он с неудовольствием заметил, что заклинание не охватывает всю гостиную. Ему явно недоставало практики! Или же он что-то не понимает!
  
  Полчаса спустя Гарри устало откинулся на спинку кресла и вернул палочку в кобуру. Рука жутко ныла, и пальцы слегка дрожали от напряжения. Он не заметил никаких улучшений в заклинании. Конечно, времени прошло всего ничего, но...
  
  Гарри задумался. Заклинание, безусловно, хорошее! Но слишком долго выполняется. Пока вытащишь палочку, пока сотворишь, пока дождешься отклика. К тому же, заклинание лишь давало знать, кто присутствует в определенном радиусе от кастующего, а не точное местоположение цели, что было несколько неприятно. Телекинетическое зрение, с другой стороны, давало мгновенный отклик и позволяло знать, где кто находится. Правда, чтобы настроиться на него, тоже нужно было время, и в прошлый раз он пробовал его использовать всего на пять метров вокруг себя, и то чувствовал он себя отвратительно. Нужна практика, очень много практики!
  
  Печально вздохнув, Гарри сосредоточился и раскинул структуру телекинеза вокруг себя на один метр и, максимально отстранившись от ощущений, принялся ощупывать пространство. Пришлось даже закрыть глаза, зрение только мешало. Это получилось так... естественно, а главное, никакого головокружения.
  
  Приободрившись, Гарри расширил радиус структуры на пять метров и, вслушавшись в пространство, тут же мучительно покраснел и закрыл руками лицо. Отпустив структуру, он быстро задышал; сердце билось как сумасшедшее, и даже легкое головокружение не вывело его из легкого ступора. Главное, чтобы никто не догадался, что он так может. Если девушки узнают, его ведь закопают где-то в Запретном лесу и никакой невидимка его не найдет. Черт! Черт-черт-черт! Как он мог об этом не подумать? Ведь он это чувствовал на себе!
  
  Гарри растопырил пальцы и, бросив взгляд на девчонок, тут же опять покраснел. С помощью структуры он чувствовал все вокруг, в подробностях. И одежда тут не была преградой.
  
  Поежившись и нервно хихикнув, Гарри встал и направился в другой угол, где не было никого. Ему явно нужно научиться ограничивать свое телекинетическое зрение, чтобы, хм, не смотреть в "темные места".
  
  
  * * *
  Час спустя Гарри откинулся на кресле и болезненно застонал. Голова гудела, и головокружение, казалось, совсем не собиралось заканчиваться. Никакого привыкания он не ощущал, несмотря на обильную практику. Вообще, у него возникло ощущение, похожее на то, что возникало при использовании голограмм. Разум просто не справлялся с поступающей информацией, ее было слишком много. Он отстранялся от ощущений, как мог, но этого явно было недостаточно. Еще учиться и учиться!
  
  Обведя гостиную мутным взглядом, Гарри увидел Перси и нетвердой походкой прошел и уселся рядом с ним. Перси посмотрел на него и удивленно поднял брови.
  
  - С тобой все хорошо, Гарри? Ты весь бледный.
  
  - Все нормально, - отмахнулся Гарри. - Голова кружится, но скоро пройдет. Ты не можешь помочь мне, у меня заклинание не получается.
  
  - Конечно, - ответил Перси, все еще с тревогой глядя на Гарри. - Что за заклинание?
  
  - Гоменум Ревелио. Оно у меня не получается с первого раза, сколько бы я не практиковался. Вроде и жест правильно выполняю, произношение нормальное, но... Не получается. - Гарри вытащил палочку и продемонстрировал.
  
  - А как посыл ты вкладываешь в заклинание?
  
  - Посыл? Какой еще посыл? - растерялся Гарри.
  
  - Желание-мысль, активатор поиска? - нахмурился Перси. - Это же модификация стандартного Ревелио. Для любой модификации требуется посыл, который позволяет найти то, что ты ищешь. Для Гоменум Ревелио - это желание найти любого человека...
  
  - В книге это не описывалось... - сказал Гарри и замер, побледнев еще сильнее. По спине промаршировал легион мурашек размером с Коросту. Ведь вчера он почувствовал пять откликов, а раз спящих ЛЮДЕЙ было четыре, то пятым откликом явно была не крыса.
  
  Перси с тревогой поглядел на него.
  
  - Гарри, тебе плохо?
  
  Гарри отрицательно покачал головой и, слегка заикаясь, рассказал, как он вчера выполнил заклинание в спальне.
  
  Перси от этого заметно успокоился и даже усмехнулся.
  
  - Не стоит так переживать, Гарри. Скорее всего, ты вложил в заклинание иной посыл, поэтому оно и сработало по-другому. Например, найти хоть кого-нибудь живого. Мама мне рассказывала, что охотники так дичь в лесу ищут. Конечно, Гоменум Ревелио для этого не очень подходит, но раз ты говоришь, что получилось с шестого раза, то все нормально. Несмотря на то, что это модификация, с его помощью можно искать не только людей. Но эффективность так себе, лучше использовать специальные заклинания или простое Ревелио. Это работает так же, как ты используешь Люмос и его вариации и модификации. Люмос - стандартное заклинание, а вот модификации уже специализированы, но это не значит, что их нельзя использовать по-другому, основа-то одна. Просто это неэффективно, проще использовать основу в таком случае или специализированное заклинание.
  
  Гарри понимающе кивнул и выдохнул.
  
  - А раз понял, давай, используй заклинание, вложив в него правильный посыл.
  
  Гарри еще раз кивнул и вытащив палочку, растерянно застыл. А как вложить тот самый посыл? Просто пожелать, мысленно повторять желаемое? Плюнув, он выполнил заклинание, желая найти Перси.
  
  - Ну что? Получилось?
  
  - Наверное, - растерянно пробормотал Гарри. Заклинание сработало, но откликов было много. Возможно, это работало не совсем так, как он представлял, и искать конкретного человека не получится. Но главное, у него получилось с первого раза! Теперь нужно закрепить!
  
  Выполнив заклинание еще с десяток раз и несколько раз ошибившись, Гарри благодарно улыбнулся старосте.
  
  - Спасибо, Перси. МакЛагген мне ничего не рассказывал про посыл, я не знал. А в той книге, что я прочитал про заклинание, ничего об этом не написано.
  
  - Ерунда, Гарри. Подходи, если нужна помощь. В конце концов, не зря же я стал старостой и скоро стану старостой школы, - Перси гордо расправил плечи.
  
  Гарри кивнул, улыбнулся и отправился к Рону; можно было сыграть партию в шахматы перед сном.
  
  
  * * *
  Потихоньку Гарри затянула рутина. Каждый день было одно и тоже: учеба, тренировки с Гермионой, домашние задания, игры в гостиной, тренировки, медитация перед сном и конечно же, посещение Больничного крыла. Он не рисковал ходить в одиночку и не мог посетить Хагрида, о чем немного жалел. И большую часть времени проводил в гостиной и библиотеке.
  
  Спустя неделю Гарри взвыл от бессилия. Ничего с телекинетическим зрением не получалось, разум просто не справлялся. Да, он мог проверить пространство в радиусе пяти метров, если несколько минут концентрировался. Если он закрывал глаза, то получалось значительно быстрее и радиус можно было сделать больше. Но как только он начинал увеличивать расстояние от себя, все становилось гораздо хуже. Никакая отстраненность не спасала. Что-то начало получаться, и спустя, скажем, месяц тренировок, у него, наверное, будут какие-то подвижки. Но он явно был не в состоянии сидеть взаперти месяц. Гостиная уже осточертела, хотелось сходить на озеро, потренироваться, полетать. Сходить к Хагриду. Зайти с Невиллом в теплицу. Да и просто прогуляться по замку, без страха.
  
  - Что опять случилось, Гарри? - поинтересовалась Гермиона, выглядывая из-за учебника по рунам.
  
  Гарри удивленно моргнул. По рунам? Древние руны ведь только на третьем году начинают изучать.
  
  - Телекинетическое зрение, я ведь тебе рассказывал о нем, верно? Оно... - Гарри без утайки описал свою проблему.
  
  - А ты не пробовал делать, как дельфины? - спросила Гермиона после минуты раздумий.
  
  - Э-э, что?
  
  Гермиона закатила глаза.
  
  - Эхолокация, слышал о таком? Ты же сам мне рассказывал нечто похожее. Посылаешь импульс в пространство и "слушаешь".
  
  - А-а, - протянул Гарри. - Вот ты о чем. Нет, так пока не получится. Я не знаю, как так сделать, чтобы частично "слушать" структуру заклинания.
  
  - Хм. А если использовать твою структуру как радар?
  
  Гарри моргнул.
  
  - В смысле, ту крутящуюся штуку, которая стоит на кораблях? - спросил Гарри, и его осенило. Точно, это гениально! Если не пытаться ощутить все пространство, а удлинить структуру и быстро водить ее вокруг себя, то наверняка будет попроще. Мозг уже не будет кипеть. По крайней мере, он на это надеялся. - Это гениально!
  
  Гермиона удовлетворенно хмыкнула и вернулась к книге.
  
  Конечно, Гарри видел множество других сложностей, которые возникнут в процессе, но... Кого они волнуют, если он сможет гулять, используя такую методику? Уж точно не его!
  
  
  * * *
  На освоение нового способа телекинетического зрения ушло две недели. Две недели на то, чтобы впервые полноценно сделать оборот "маховика", как Гарри это назвал. В процессе освоения и вправду возникло много сложностей. Раньше ему не приходилось перемещать заклинание отдельными частями, когда один конец остается на месте, а другой двигается. Но... Пришлось научиться. Построить цельную картину в восприятии тоже оказалось той еще задачей. Для этого оборот должен быть сделан менее чем за секунду, тогда все становилось относительно просто. Настолько просто, что на все ушло "всего" две недели.
  
  Немного привыкнув пользоваться новой способностью, Гарри осторожно вернулся к прежнему образу жизни и впервые выбрался на квиддичное поле, налетавшись всласть. Эйфория закружила его, сделав довольно легкомысленным, что стало причиной курьеза.
  
  На следующей день, Гарри, как обычно, пришел на урок Зелий, уселся рядом с Невиллом в самом углу и выписав рецепт с доски, принялся готовиться к уроку. Нагрев воду, он принялся закидывать указанные ингредиенты в котел, не слишком внимательно читая рецепт. И слишком поздно заметил неладное. Он явно кинул не тот ингредиент. Ингредиент был только внешне похож на корень имбиря, но это явно было что-то другое. Заметил он это лишь минуту спустя, когда из котла повалил фиолетовый пар, который они с Невиллом неосторожно вдохнули. "Пять минут, полет нормальный, никаких последствий", - подумал тогда Гарри. Пожав плечами, он продолжил закидывать ингредиенты. К середине урока Невилл посмотрел на него и начал хихикать. Посмотрев в ответ, Гарри едва не расхохотался. Это было странно, но ему стало очень весело! Они честно пытались сдержаться, но, только взглянув друг на друга, начинали хихикать снова и снова. Даже не хихикать, а давиться смехом. И тут Невилл от напряжения хрюкнул. Громко. На всю аудиторию. Под смех всего класса, Снейп снял с Гриффиндора двадцать баллов и выволок их из аудитории, потащив к МакГонагалл. На урок семикурсников. Поставили их у стенки, за спинами всего класса. Гарри стоял, пытаясь ни о чем не думать и дышать ровно. Краем глаза заметил, что Невилл мелко трясется. Гарри догадывался, что происходит, но сжимал зубы и дышал носом. Ровно до того момента, как Невилл издал тихий всхлип. Они посмотрели друг на друга... В общем, к концу истерики Гарри уже лежал на полу и лишь стонал, стараясь сделать вдох. Невилл, стоя на коленях с выпученными глазами, весь в слезах ржал прямо на ботинки орущей на них МакГонагалл.
  
  Урок был сорван. Закончив кричать, профессор МакГонагалл назначила им отработку и отправила вместе со старшекурсником в Больничное крыло на проверку. Они следовали за парнем, перехихикиваясь с Невиллом, но стараясь оставаться в рамках.
  
  Мадам Помфри лишь покачала головой, когда увидела беспрестанно ржущих второкурсников. Ей понадобилось целых два часа и батарея зелий, чтобы вывести их из такого состояния. Гарри, как ни странно, очень понравилось. Невилл тоже весь вечер ухмылялся, даже когда Гермиона их ругала за невнимательность.
  
  
  * * *
  В канун Хэллоуина Гарри вспомнил, что хотел посетить могилы родителей. После завтрака он подошел к профессору МакГонагалл и завел разговор:
  
  - Профессор? Вы ведь знаете, что сегодня годовщина смерти моих родителей?
  
  - Конечно, мистер Поттер. Соболезную вашей утрате, - искренне сказала МакГонагалл.
  
  Гарри кивнул, стараясь держать эмоции в узде.
  
  - Я хотел бы проведать их могилы, это возможно? - просяще спросил Гарри. - Я знаю, где они находятся. Это не займет много времени!
  
  МакГонагалл серьезно задумалась и спустя некоторое время ответила:
  
  - Это возможно, - кивнула она. - Но только если у вас будет совершеннолетний сопровождающий. В одиночку никто не имеет права вас отпускать из школы во время учебного года. У вас есть такой на примете?
  
  - Сопровождающий? - растерянно промямлил Гарри, лихорадочно думая. Почему ему раньше не пришло в голову, что его не отпустят в одиночку? Взглянув на профессора, Гарри осенило:
  
  - Профессор, а вы?..
  
  - Боюсь что нет, мистер Поттер. У меня много обязанностей в школе, я извиняюсь. Я декан факультета и не должна покидать школу. Если найдете сопровождающего, подходите в мой кабинет. А сейчас извините, меня ждут.
  
  Гарри расстроенно кивнул. Обдумывая, кто бы мог его сопровождать, он вспомнил про Хагрида и метеором вымелся из замка. Но хижина была пуста, только Клык лаял изнутри. Гарри специально проверил телекинезом, Хагрида внутри не было.
  
  Промаявшись около часа, ходя вокруг озера, Гарри плюнул и вернулся в замок, вдруг Хагрид был там. Но в замке его тоже не было, как не было и в хижине. Только после обеда Гарри узнал, что Хагрид ушел в Косой переулок и вернется только к банкету. Расстроенный, он так и просидел до вечера в гостиной, читая всякую ерунду. Если бы не напоминание Невилла, он бы и банкет пропустил.
  
  Спустившись на первый этаж, Гарри удивленно застыл. Большой зал был по традиции украшен живыми летучими мышами и летающими фонарями, сделанными из огромных тыкв, - внутри каждой тыквы могло поместиться три человека!
  
  На банкете Гарри вяло жевал тыквенный пирог и мельком слушал разговоры соседей.
  
  - Ты чего киснешь, друг? - весело толкнул его в бок Рон. - Сегодня же праздник, не время грустить... Ай, больно. Ты что сдурела, Грейнджер?
  
  - Ты просто не понимаешь, что говоришь, - сердито сказала Гермиона.
  
  Гарри безразлично пожал плечами. Он уже привык, что для всех вокруг Хэллоуин - это великий праздник. Ведь одиннадцать лет назад пал Волдеморт. Празднуйте все вокруг! Но никто не вспоминал, кто еще умер одиннадцать лет назад. Волшебники... Они такие странные. Иногда мудрые, иногда бесконечно глупые. Как дети!
  
  Рон видимо что-то сопоставил для себя и вспомнил, что за день сегодня для Гарри.
  
  - Черт, - виновато чертыхнулся Рон. - Прости, Гарри. Я совершенно забыл.
  
  - Ничего страшного, - отмахнулся Гарри. Его занимали совершенно посторонние мысли.
  
  - Близнецы обещали, что покажут сегодня нечто особенное. Они сварили какое-то особое зелье и хотят испытать его на кошке.
  
  Гарри вынырнул из своих не совсем веселых дум и удивленно уставился на друга.
  
  - Что? Испытания на кошках? Ты шутишь?
  
  - Это мне Фред сказал, - отмахнулся Рон, скармливая Коросте очередной кусочек тыквенного пирога. - Не беспокойся, ничего они кошке не сделают. Они сказали, это в гостиной будет происходить, при всех. Что-то вроде представления. Наши охотницы - известные кошатницы, если увидят что-то плохое, тут же оторвут ноги по самые руки.
  
  Гарри завис немного, пытаясь представить себе результат сказанного, и, усмехнувшись, потряс головой. Какая дурь в голову лезет!
  
  Час спустя Большой зал практически опустел, но Рон все никак не хотел вставать из-за стола. Сегодня у него был день обжорства, и он решил поставить международный рекорд. Вся проблема была в том, что внутрь уже не лезло, а бросить не позволяла гордость. Даже Короста отказывалась есть.
  
  - Может хватит, Рон? Мы пропустим представление близнецов.
  
  - О Мерлин! - вскочил Рон и покачнулся. - Чего ты сидишь, только тебя и ждем. Давай, пошли быстрее.
  
  Гарри усмехнулся и переглянулся с Гермионой, которая тоже задержалась, ожидая его. Они спокойно прошли до скрытого хода и поднялись на третий этаж и свернули в сторону Большой лестницы. Через пару шагов Гарри остановился и удивленно прислушался. Впереди послышался какой-то шум.
  
  - Гарри, ты чего застыл? - отдуваясь, спросил Рон.
  
  Гарри ничего не ответил, просто пошел вперед. Шум все нарастал, и вскоре стало понятно, что это гомон студентов. Свернув за угол, Гарри, Рон и Гермиона удивленно застыли. Весь коридор перекрывала пестрая толпа, тут были студенты со всех факультетов, в основном младшекурсники. И они громко обсуждали что-то, что было впереди.
  
  Недолго думая, Гарри вклинился ледоколом в толпу. Протиснуться вперед было нелегкой задачей, и он не раз получил локтем по ребрам, но, все же смог протиснуться внутрь огороженного круга и удивленно застыл.
  
  На стене между двух окон огромными буквами были начертаны слова, блестящие в свете факелов:
  
  "ТАЙНАЯ КОМНАТА СНОВА ОТКРЫТА. ТРЕПЕЩИТЕ, ВРАГИ НАСЛЕДНИКА!"
  
  - Смотри, Гарри, - с дрожью в голосе сказала Гермиона, указывая на факел под надписью. Приглядевшись, Гарри помрачнел. Окоченевшая кошка была подвешена за хвост на скобу для факела.
  
  - Значит, говоришь, близнецы решили устроить представление?
  
  - Это не они, - уверенно отбрил его Рон. Короста высунулась из его кармана и тоже посмотрела на висящую кошку. Не найдя для себя ничего интересного, крыса опять скрылась в теплом убежище. - Они не вредят животным. Когда мне было семь, они что-то сделали с гномом, отчего его вывернуло наизнанку. Не специально, конечно, просто действовали не думая. Разразился страшный скандал, им перепало как от родителей, так и от старших братьев. Отец их даже выпорол и на месяц запретил заниматься всякой фигней. С тех пор они очень осторожны в своих экспериментах. И если экспериментируют, то чаще на себе, а не на других. На других они шутят, но это обходится без последствий. Да ты сам видишь, разве в прошлом году что-нибудь происходило или кто-то пострадал от их шуток?
  
  Гарри неохотно согласился со словами Рона. Это звучало убедительно, да и близнецы не казались ему способными вот так шутить. У них обычно получается что-то смешное или интересное, а не вот это.
  
  Шум усилился, и толпа разошлась, пропуская Аргуса Филча. Гарри съежился. Ну сейчас начнется, виноваты будут все. Бросив взгляд на кошку, Гарри пораженно застыл. Это ведь была миссис Норрис, а значит...
  
  - Что тут такое? А? - Аргус Филч протолкался на залитый водой участок, свободный от студентов, но при виде Миссис Норрис попятился и в ужасе схватился за голову, выпучив глаза и потеряв дар речи.
  
  Вслед за Филчем протиснулся еще кто-то, и Гарри разглядел Малфоя. Глядя на застывшую кошку, Малфой криво ухмыльнулся.
  
  - Трепещите, враги наследника! - громко крикнул Малфой. - Сначала кошка - следующими будут те, в чьих жилах течет нечистая кровь! Тебя это особо касается, Уизли.
  
  Гарри едва успел схватить Рона за рукав, предотвращая драку, на другой руке повисла Гермиона.
  
  Филч очнулся и зашипел от слов Малфоя. Повернувшись, он начал угрожающе надвигаться на Малфоя, но по пути он кого-то заметил в толпе и снова застыл.
  
  Гарри сделал шаг вперед и, проследив за взглядом, удивленно открыл рот. На переднем крае стояла какая-то первоклашка с Хаффлпаффа, вся забрызганная кетчупом, очевидно. Хотя в полутьме могло показаться, что забрызгана она именно кровью или краской, которой была написана надпись на стене. Но она слишком низкая, чтобы достать до такой высоты, на которой была выведена надпись.
  
  - Это ты! - взвизгнул Филч. - Ты убила мою кошку! Да я тебя...
  
  Девчонка икнула от испуга и, закатив глаза, шлепнулась на мокрый пол, выронив черный дневник. Филча это не остановило, отнюдь. Он подскочил к девочке и затряс ее, крича что-то яростно-неразборчивое. Никто не успел ничего предпринять, стена учеников опять раздвинулась, пропуская целую процессию.
  
  - Мистер Филч, отпустите студентку, сейчас же. Что тут происходит? - сквозь толпу протиснулась Помона Спраут. За ней шли остальные деканы, Дамблдор и Квиррелл. В коридоре мгновенно наступила тишина.
  
  - Квиринус, - заговорил Дамблдор, обозрев стену и висящую кошку. - Доставьте студентку в Больничное крыло, пожалуйста, мы разберемся тут и будем ожидать вас.
  
  Квиррелл молча кивнул и вытащив палочку, взмахнул ею, поднимая девочку в воздух. А потом наклонился и поднял с пола дневник. Повертев дневник в руках, Квиррелл вздрогнул в удивлении. Но через мгновение справился со своими чувствами и начал протискиваться сквозь толпу, за ним воздушным шариком летела бесчувственная студентка.
  
  - Все студенты возвращаются в спальни, - веско сказал Дамблдор и обвел толпу твердым взглядом поверх очков-половинок.
  
  Гарри не успел опомниться, как толпа вынесла их на площадку Большой лестницы и они уже стояли на ненавистной летающей лестнице. Но делать было нечего, пришлось идти этим путем.
  
  - Как думаете, кто это сделал? - спросила Гермиона.
  
  - Известно, кто, - хмыкнул Рон. - Малфой, конечно. Что он делал на третьем этаже, когда их гостиная в подземелье? Наверняка он там был именно затем, чтобы заколдовать кошку и начертать надпись.
  
  - Ага, с тем же успехом это мог устроить и хаффлпаффец какой-нибудь, - закатил глаза Гарри. - Ведь их гостиная тоже на первом этаже. Что они делали на третьем?
  
  Рон упрямо потряс головой, но ничего не ответил.
  
  - Как думаете, что будет с миссис Норрис? - спросила Гермиона.
  
  - Ничего! - буркнул Рон. - Там же Дамблдор, сейчас расколдует ее, и все. Делов-то!
  
  Гермиона с сомнением посмотрела на Рона, но не стала спорить.
  
  Войдя в гостиную, Гарри удивился повышенному шуму. Кэти Белл вместе с Фредом и Джорджем носились по гостиной и пытались поймать какую-то белую тень. Когда тень остановилась, Гарри удивленно уставился на обычную кошку. Вот только перемещалась она очень стремительно. Прямо-таки размывалась в воздухе.
  
  Посмотрев пять минут на этот балаган, Гарри лишь покачал головой.
  
  - Они ее не поймают, верно? - ухмыльнулся Гарри. Представление все же получилось, хоть и не то, что ожидалось.
  
  - Вряд ли, слишком она быстрая, - подтвердил Рон. - Что?..
  
  Он не закончил, и Гарри понял, почему: Короста высунулась из кармана, привлеченная шумом, и пискнула. То ли от страха, то ли просто так. Это не важно, главное, это привлекло к ней внимание белого дьявола, что по недоразумению назывался кошкой. Рон не успел среагировать, и размытое белое пятно толкнуло его в грудь, опрокинув на пол.
  
  - Чувствую себя, как будто с метлы упал. - ошеломленно пробормотал Рон и вскочил, хлопая себя по карманам. - Короста, ты в порядке? КОРОСТА?!
  
  Гарри не мог уследить глазами за стремительным животным, кошка слишком быстро перемещалась. К счастью, кошка забралась под кресло и явно не собиралась оттуда уходить.
  
  - Гарри, эта дрянь схватила Коросту, помоги мне, нужно спасти Коросту! Вытащи кошку телекинезом, - Рон побежал к креслу и вытащил палочку. Гарри поспешил следом.
  
  - Фу, Лара, ВЫПЛЮНЬ. - крикнула Кэти и засунула руку под кресло, но безуспешно.
  
  Сосредоточившись, Гарри закрыл глаза, схватил кошку телекинезом за задние лапы и выволок из под кресла, где и обездвижил, не позволяя шевелиться. В стрессовой ситуации это получилось на диво просто.
  
  Подбежавший Фред опустился рядом с кошкой и кое-как смог раздвинуть окровавленную пасть. На пол шлепнулась отгрызенная крысиная голова, от чего Рон взвыл. Гарри поморщился. Спасать было уже некого, Короста была мертва!
  
  
  Глава 47
  
  
  Разразился скандал. Рон до хрипоты кричал на близнецов, да так, что Гарри даже голоса своего не слышал, когда пытался успокоить друга.
  
  Как только тельце Коросты вынули из кошачьей пасти, Кэти благоразумно схватила кошку и унесла к себе в спальню и там заперла, а вернувшись, извинилась перед Роном, чем вызвала дополнительную агрессию на себя и свое животное. Гарри показалось, что у Рона просто истерика. Кэти не стала спорить или оправдываться, она просто ушла к себе в спальню. К счастью, в гостиную вернулся Перси и, услышав шум, быстро разобрался, в чем дело, напоил Рона успокоительным и увел его в спальню.
  
  Это было не первое нападение на крысу, в гостиной Гриффиндора уже бывали такие случаи. Но они всегда терпели поражение: Рон бдительно следил за безопасностью питомца.
  
  На их факультете было около восьмидесяти студентов, а кошки были самыми популярными животными в школе. Гарри мог поклясться, что на факультете их не меньше двадцати. Короста часто ловила на себе хищные взгляды в гостиной и никогда не покидала хозяина. Гарри видел несколько раз, как кошки пытались выхватить Коросту у Рона, когда тот держал ее в руках или на плече, но в ответ всегда получали пинка под возмущенные крики хозяев. Впрочем, обычно это оставалось без последствий. Раз уж меховой комок напал, то сам виноват - так рассуждал Рон. Как рассуждали хозяева, его мало интересовало. Также в школе было несколько книззлов, небольших зверьков, похожих на кошку. Но те были довольно спокойны и ни на кого не нападали. Но в этот раз... Из-за зелья кошка стала слишком быстрой, особенно для человеческого глаза. Никто просто не успел среагировать на атаку!
  
  - Кэти вас убьет, - сказал Гарри, подсаживаясь к близнецам.
  
  - При чем тут Кэти? - удивился Фред.
  
  - Ну как же, - слегка растерялся Гарри. - Подлили зелье ее кошке, из-за чего...
  
  - Гарри, неужели ты думаешь, мы сделали это тайно? - прервал его Джордж.
  
  - Мы играем с Кэти в квиддич и каждый день общаемся, - добавил Фред. - Мы подошли к ней и все объяснили. Это должно было быть веселым представлением. И первые пять минут так оно и было. Но не стоило подливать кошке настой валерианы, это явно ее перевозбудило. Попробовав ее поймать, мы потерпели неудачу. Ну, а потом вы пришли в гостиную. Эх, приди вы чуть позже, ничего бы не случилось. Эффект зелья заканчивается спустя десять-пятнадцать минут после приема.
  
  - А что это за зелье?
  
  - Модифицированное зелье ускорения, подходящее только для мелких животных - мы нашли основу в одной из книг в Запретной секции. А потом доработали. Зелье совершенно безопасно, Снейп подтвердит - мы варили зелье под его руководством. К тому же, мы тестировали зелье уже много раз, сначала на трансфигурированных животных, а потом на мелких зверьках из Запретного леса. Никакой опасности оно не представляет.
  
  - Заметно... - с сарказмом заметил Гарри.
  
  - Не представляет опасности для животного, которое приняло зелье, - уточнил Фред и помрачнел.
  
  
  * * *
  На следующее утро Рон торжественно похоронил своего питомца у кромки Запретного леса. На похороны зверька пришел не только Гарри, были близнецы, Перси и даже Джинни пришла вместе с Луной Лавгуд. Перси несколькими взмахами палочки вырыл большую яму в земле, а Рон трансфигурировал небольшой ящик, куда и поместил останки животного, завернутые в платок. Когда последние комья земли упали, закрыв собой дыру, из Рона как будто выдернули стержень. Он очень тяжело переживал смерть Коросты и выглядел необычайно потерянным.
  
  - Хватит тебе, Рон, - уговаривал его Фред. Ты ведь всегда говорил, что Короста уже совсем старая. Буквально на глазах тает. Для обычной крысы она была очень стара.
  
  - Это был он, а не она! - проворчал Рон.
  
  Джордж открыл рот, но, увидев кулак Перси, заткнулся.
  
  - Мне тоже очень жаль, Рон, - сказал Перси. - Короста была хорошим питомцем. Но она уже была очень стара, в этом Фред прав. Несмотря на то, что мы продлевали ей жизнь, как могли, Короста бы долго не прожила. Вчера же все произошло мгновенно. Короста даже ничего не почувствовала.
  
  - Думаешь, это меня успокоит?
  
  Близнецы обошли Рона с двух сторон и приобняли за плечи.
  
  - Не печалься, - хмыкнул Джордж, стараясь сохранять серьезную мину. - Пошли лучше в гостиную, мы тебе нашу новую придумку покажем, ты же интересовался?
  
  Кажется, это подействовало. Рон перестал смотреть в землю стеклянными глазами и поднял взгляд на Джорджа. Близнецы переглянулись и, что-то тихо рассказывая Рону, повели его в замок.
  
  Гарри улыбнулся. Он был рад за друга, что у него такие братья. Было чуточку завидно, он всегда хотел семью, но не сложилось! Зато у него есть друзья! Хмыкнув, он отправился вслед за ними.
  
  
  * * *
  За всеми этими хлопотами с Коростой Гарри пропустил слухи, что гуляли по замку. В гостиной только и разговоров было, что о Миссис Норрис. Все обсуждали нападение и то, что кошка проклята. Даже Дамблдор не смог ее расколдовать, а это уже было серьезно. Лаванда поведала всем желающим, что видела утром кошку в Больничном крыле, в специально огороженной зоне.
  
  - Бедняжка совсем не двигается и выглядит, как будто превратилась в камень. Ужас...
  
  Гарри хмыкнул. Рона эти слова совсем не тронули бы, сейчас кошки вызывали у него отвращение.
  
  Спустившись на обед в Большой зал, Гарри пораженно замер. И он был такой не один, весь зал гудел как улей. Рядом с Дамблдором сидел незнакомец, закутанный в черный дорожный плащ. Но не это привлекло его внимание, а лицо незнакомца. Таких лиц Гарри еще не доводилось видеть. Каждый дюйм кожи был испещрен рубцами, рот выглядел просто как косой разрез, а изрядная часть носа отсутствовала. Но самая жуть была в глазах. Один был маленьким, темным и блестящим. Другой - большой, круглый? как монета? и ярко-голубой.
  
  Поежившись, Гарри присел рядом с братьями Уизли, которые что-то оживленно обсуждали между собой.
  
  - Кто это вообще такой? - спросил Дин Томас, пораженно пялясь на незнакомца.
  
  Глаза Фреда как-то странно замерцали, он переглянулся с Джорджем и наклонился вперед, громким шепотом поведав:
  
  - Это "Грозный Глаз" Грюм, знаменитый аврор, истребитель зла, гончий пес Азкабана...
  
  - Не просто гончий пес, - вклинился Джордж и продолжил низким голосом. - Он охотник на ЧЕРНЫХ магов!
  
  - На каких магов? - не понял Дин.
  
  - На че... ай, ай, хватит? Анджелина? - Фред захихикал, прикрываясь руками от разгневанной девушки.
  
  - На темных магов, - сказала сердитая Анджелина и еще раз треснула газетой хихикающих близнецов.
  
  - А какая разница? - не понял Гарри, заставив братьев расхохотаться.
  
  Ближе к концу обеда Дамблдор поднялся со своего места и громко прокашлялся, привлекая внимание. Гудение разговоров, наполнявшее Большой зал, сразу же прекратилось.
  
  - Как вы знаете, вчера произошло нападение на Миссис Норрис, кошку мистера Филча, - произнес Дамблдор. - Она была поражена мощнейшим проклятием оцепенения неизвестного происхождения. Нам не удалось отменить проклятие. Не беспокойтесь, Миссис Норрис будет расколдована, у профессора Спраут есть молодые мандрагоры. Когда они вырастут, профессор Снейп приготовит снадобье и оживит Миссис Норрис.
  
  Зал зашумел, кто-то из учеников крикнул что-то про шутку, но Дамблдор не поддержал веселого настроения.
  
  - Ученикам такое не под силу, - сказал Дамблдор и обвел зал серьезным взглядом, - мы имеем дело с искуснейшей черной магией, и поэтому я пригласил в Хогвартс опытного аврора, который не раз ловил самых опасных преступников. Позвольте представить вам Аластора Грюма.
  
  Незнакомец даже и не подумал встать, лишь его огромный глаз вертелся во все стороны, разглядывая студентов.
  
  Раздались жидкие аплодисменты, и Дамблдор сухо кивнул.
  
  - Кто бы не проклял бедную Миссис Норрис, он пожалеет о своих действиях и вскоре будет пойман.
  
  Дамблдор кивнул залу и сел на место, заговорив с профессором МакГонагалл. Зал мгновенно заполнился шумом разговоров.
  
  - Как думаешь, почему Дамблдор не упомянул о Тайной Комнате? - спросила Гермиона.
  
  - Да бог его знает! Может потому, что это неважно? Эй, Рон, что за Тайная комната?
  
  Рон оторвался от куриного крылышка и задумался.
  
  - По-моему, я уже от кого-то слышал про Тайную комнату в Хогвартсе... - протянул он, - не то от Билла, не то...
  
  - Возьмите "Историю Хогвартса" и почитайте про комнату, - посоветовал Дин, чем заработал всеобщие удивленные взгляды. - Что? Не только Гермиона любит читать!
  
  Гермиона хлопнула себя по лбу и засобиралась. Гарри хмыкнул. Вот так всегда...
  
  
  * * *
  Следующим утром Гарри шустро оделся и направился на выход из гостиной, его ждали мадам Помфри и очередной прием зелий. Ступив на лестницу, он замер и задумался. Что-то зацепило его взгляд, когда он выходил. Но что?
  
  Посомневавшись секунду, Гарри вернулся к своей кровати и внимательно все осмотрел. Все было как обычно. Тумбочка. На ней пара фото его родителей, внизу стоит чемодан, на подставке висит рюкзак. Ничего лишнего. Хмыкнув, он уже собрался уходить, когда его взгляд зацепился за змейку-застежку на рюкзаке. И только тогда он понял, в чем дело.
  
  Гарри закрывал рюкзак всегда в одну сторону, застежка всегда была на левом или правом краю, но сейчас... Сейчас она была на середине. Кто-то копался у него в вещах!
  
  Сжав зубы, Гарри закрыл глаза и охватил телекинетическим зрением всю спальню, секунду спустя облегченно выдохнув. Кроме него и мальчишек, никого не было, но... В рюкзаке, помимо пергамента, ланчбокса и термоса, лежало что-то еще. Какая-то круглая хреновина.
  
  Осторожно открыв рюкзак, Гарри заглянул внутрь и сразу заметил светящуюся красным сферу. Ему показалось странным, что сфера не освещала ничего вокруг себя. А потом Гарри выругался. Это браслет ему подсвечивал что-то нехорошее. Как он мог забыть о такой функции?
  
  Решив не рисковать понапрасну, Гарри взял рюкзак с собой и направился к кабинету МакГонагалл. Оставлять эту сферу в спальне было глупо, вдруг она взорвется, как говорила МакГонагалл. Те слова своего декана глубоко запали ему в душу.
  
  Нерешительно застыв перед дверью кабинета, Гарри все же переборол себя и постучал. Пришлось стучать несколько раз, прежде чем МакГонагалл открыла дверь.
  
  - Доброе утро, мистер Поттер, - сухо поприветствовала его МакГонагалл.
  
  Гарри не стал рассусоливать и сразу рассказал, в чем дело. МакГонагалл сразу преобразилась, вытащила палочку и попросила положить рюкзак на пол и отойти подальше. Отойдя метров на десять, Гарри с восхищением наблюдал за работой профессионала. Сразу видно, что профессор понимает, что делает. Несколько пассов палочкой, и рюкзак закрыт куполом, все вещи вылетают из него, а непонятная сфера оказывается в сияющем коконе. Забрав сферу, МакГонагалл тут же заметно расслабилась и поманила Гарри к себе.
  
  - Забирайте свои вещи, мистер Поттер. Я передам эту вещь, - она указала на висящую в воздухе сферу, - аврору Грюму. Он разберется, что это такое и для чего предназначено! Можете быть свободны!
  
  Кивнув, Гарри удовлетворенно хмыкнул, забрал рюкзак и направился в Больничное крыло. Тренировки дают какой-то толк! Месяц назад он бы не заметил такую мелкую несуразность, как застежка на рюкзаке. А главное, вряд ли смог бы понять - что не так. Одной опасностью меньше!
  
  В Больничном крыле мадам Помфри выдала Гарри несколько зелий и начала стандартную проверку. Выпив зелья, Гарри принял удобное положение на кровати и попытался войти в медитативный транс. Практически ежедневные тренировки с Гермионой давали свои плоды, и он мог сам это проделывать без внешней помощи. В трансе получалось намного лучше пользоваться своей памятью, тем более после приема зелий. Эффект был довольно кратковременный, но ему обычно хватало. После каждого приема зелий он старался припомнить новые детали того злополучного дня, когда ему стерли память. И это работало. Он уже давно вспомнил, как убегал от кого-то по лесу, видел несколько Патронусов и даже волков. Но нападающий, тот, кто гнал его по лесу, - скрывался в серой дымке неизвестности... До этого дня.
  
  Сердце бешено застучало в груди, и Гарри открыл глаза, ошеломленно смотря перед собой. Мадам Помфри удивленно на него посмотрела.
  
  - Что такое, мистер Поттер? Вы что-то вспомнили?
  
  Гарри деревянно кивнул.
  
  - Я... Вспомнил! - тяжело дыша, сообщил Гарри. - Это был великан! Я убегал от чертового великана!
  
  Мадам Помфри пораженно ахнула.
  
  - Видимо, вы смогли от него убежать, раз вы тут, - пробормотала удивленная ведьма. - Но великаны не владеют магией, очевидно, память стер вам кто-то другой. Это очень странно! Зачем стирать память о великанах?
  
  Гарри ничего не ответил, лишь глубоко дышал, стараясь унять дрожь. Даже в воспоминаниях это было довольно жутко, не говоря уже о реальности. Правда, он не мог вспомнить, что случилось дальше. Но... Он вспомнит, обязательно вспомнит!
  
  Целительница довольно быстро справилась с чувствами и задумчиво оглядела его.
  
  - Мистер Поттер, скажите, что-нибудь значительное произошло с вашего прошлого посещения? - осторожно спросила Помфри. - Может быть, у вас появилась новая зачарованная вещь, которую вы носите с собой? Или вы приняли какое-нибудь зелье с утра?
  
  - Нет, ничего такого, - удивленно ответил Гарри. - А в чем дело?
  
  - Диагностика показывает странные результаты. Как я вам некогда рассказывала, по запасу магии вы довольно средненький волшебник.
  
  - Что? - удивился Гарри. - Вы наоборот говорили, что я сильный волшебник.
  
  - Я говорила, что вы станете сильным волшебником в будущем. И то, если будете заниматься магией. Впрочем, сейчас это неважно. Как я и говорила, вы средненький волшебник по запасу магии. Заметно, что ваш запас растет, вы активно занимаетесь магией. Но есть и другие параметры мага, которые влияют на силу волшебника. В данном случае, странность в восстановлении энергии. Выполняя диагностику при каждом вашем посещении, мне удалось замерить вашу скорость восстановления маны. Это было поразительно... До сегодняшнего дня.
  
  - Что-то случилось? - встревожился Гарри. - Теперь я не восстанавливаю ману?
  
  - Совсем наоборот, мистер Поттер. В этом-то и странность. Сейчас вы вырабатываете маны где-то на двадцать процентов больше, чем это было несколько дней назад. Такого в моей практике еще не встречалось. Единственное исключение, это некоторые зелья для стимуляции ауры и некие артефакты, мифические, надо сказать.
  
  - Это опасно?
  
  - Нет, - покачала головой целительница. - Это необычно, но не опасно.
  
  - И что мне теперь делать? - растерялся Гарри.
  
  - Вам? Ничего не нужно делать. Я уже трижды вас проверила, с вами все в порядке. Подождем неделю, посмотрим, будут ли какие-нибудь изменения. Впрочем, при любых недомоганиях возвращайтесь сюда, я вас проверю. Хорошо? Ну и отлично, вы свободны на сегодня, мистер Поттер. Всего доброго!
  
  Гарри задумчиво кивнул и направился на выход. Все чудесатее и чудесатее!
  
  
  * * *
  В субботу утром Гарри как следует отоспался, да так, что едва не пропустил квиддичный матч. Только заблаговременно поставленный будильник помог ему проснуться вовремя.
  
  Торопливо одевшись и спустившись самыми короткими переходами на первый этаж, Гарри вышел на улицу и поежился от холода. День выдался пасмурный и тяжелый, вот-вот могла разразиться гроза. Пришлось потолкаться, прежде чем он нашел Рона на одной из трибун. К счастью, друг держал ему место.
  
  Не успел Гарри занять место, как команды высыпали на поле.
  
  Зрители встретили игроков восторженными криками. Хоть и играли сегодня Слизерин и Гриффиндор, у обеих команд были свои болельщики. Гарри и признавал, что подавляющее большинство болело за Гриффиндор, но тут ничего не поделаешь. Дело даже не в репутации Слизерина, просто слизеринцы слишком грязно играли.
  
  Судья мадам Трюк пригласила Флинта и Вуда обменяться рукопожатием, они обменялись - чересчур крепко и метнув друг в друга грозные взгляды. Судья указала на себя пальцем, и Гарри услышал громовой голос:
  
  - По свистку! Три... два... один...
  
  Как по заказу, небо сверкнуло молнией, и все подпрыгнули от мощнейшего громового раската.
  
  Но игрокам это совсем не помешало. Подгоняемые ревом толпы, четырнадцать игроков взмыли в свинцовое небо. Первым летел Эрик Данн, явно превосходя всех остальных в скорости, на своей французской метле. Впрочем, гриффиндорцам это не помогло. У слизеринской команды было семь новейших метел, и уже спустя две минуты счет стал: десять - ноль в пользу Слизерина.
  
  Несмотря на гром и молнии, ливень пошел совершенно неожиданно. Еще мгновение назад его не было, а через пять секунд все на трибуне уже полностью промокли, буквально до нитки. Не успели старшекурсники потянуться за палочками, как ливень исчез.
  
  Посмотрев на однокурсников, Гарри засмеялся. Наверное, у него тоже было такое глупое выражение лица. Но он признал, было довольно зябко!
  
  Накинув на себя и соседей согревающие чары, Гарри убрал мокрую челку с лица и продолжил наблюдать за матчем. Пока они отвлеклись на дождь и заклинания, слизеринцы успели забить целых три мяча в кольца Гриффиндора.
  
  - Сорок - ноль, ведет Слизерин.
  
  Гарри закусил губу. Еще полчаса такой игры, и гриффиндорцам даже снитч не поможет.
  
  Поискав глазами указанный мячик, Гарри выругался. Снитч не было видно на поле! Это подтверждали и ловцы, которые лениво болтали между собой, летая на огромной высоте.
  
  Сверкнула ослепительная молния, выжигая свое изображения на сетчатке глаза. Гарри даже пришлось потереть глаза, возвращая себе четкость зрения, а когда он снова посмотрел на поле, Данн и Малфой, вытянув руки, пикировали прямо через кучу охотников на головокружительной скорости. Гарри только восхищенно вздохнул, пообещав себе попробовать нечто похожее. С такого расстояния не получалось рассмотреть, был ли это снитч, но что-то ловцы определенно пытались поймать!
  
  У самой земли Малфой сумел вырвался вперед и выхватил что-то из воздуха, но не смог выйти из пике, покатившись по земле. Данн, с другой стороны, в самую последнюю секунду вышел из пике и отвернул прочь. Тут же раздался свисток, и судья подлетела к упавшему Малфою, команды тоже опустились на землю.
  
  - Что происходит? - в недоумении спросил Рон. - Если Малфой поймал снитч, то почему не объявляют конец игры?
  
  - Сейчас узнаем.
  
  - ...Ловец Слизерина поймал... золотой галлеон, который выронил ловец Гриффиндора, за что ему большое спасибо, - сообщил стадиону Ли Джордан веселым голосом. - Судья сообщает, что мистер Малфой выразил желание продолжать игру. Итак, счет пятьдесят - десять в пользу Слизерина.
  
  Рон расхохотался. И он был такой не один, Гарри тоже улыбнулся. Это же надо было Малфою так опростоволоситься. Но главное, какой хитрый ход. Не просто ринуться вниз, сбивая противника с толку, но и кинуть что-то впереди себя, нечто, похожее на снитч. Гениально!
  
  Раздался новый свисток, и команды взлетели ввысь. Этот эпизод явно придал новые силы команде Гриффиндора: Анджелина Джонсон за минуту дважды забила мяч в кольца Слизерина. Еще два мяча, и счет сравняется!
  
  Ловцы все так же парили в вышине, кружа вокруг поля и выискивая золотой мячик. Когда Малфой и Данн поравнялись в воздухе, последний как бы невзначай выронил монетку и через несколько секунд начал пикировать за ней. В этот раз Малфой заметил уловку и даже не стал менять направление полета, лишь что-то насмешливо прокричал вслед. Тем неожиданнее было, когда Эрик Данн выровнял метлу и поднял над головой золотой снитч. Раздался свисток судьи, означающий завершение игры, и зрители взревели. Школьники поспешили на мокрое поле, приветствуя своих героев.
  
  Гарри вместе с Роном хохотали как безумные, пробираясь к замку под ледяными струями дождя. Кислая рожа Малфоя только добавила им хорошего настроения. Замечательный матч!
  
  
  * * *
  На следующий день Гарри выбрался на поле, на улице встретив Гермиону.
  
  - Привет, - удивленно поздоровался Гарри. - Я думал, ты домой уехала.
  
  - Вернулась пораньше. Мама уехала на конференцию, а папа занят на работе, несмотря на выходной. Скучно.
  
  - Ага! А я полетать иду, хочешь со мной?
  
  Гермиона задумалась на секунду и пожала плечами.
  
  - Книга у меня с собой, посижу на трибуне.
  
  Гарри лишь ухмыльнулся. Забежав в сарай для метел, он придирчиво осмотрел скудный ассортимент и, хмыкнув, выбрал старенькую "Комету". Несмотря на старость, "Кометы" не так сильно кренило вбок на большой скорости, как "Чистометы". Правда, разогнаться было непросто!
  
  Размявшись в воздухе, Гарри взлетел повыше и резко спикировал вниз, ускоряясь все сильнее и сильнее. Сердце замерло в испуге и нереальном восторге, он едва удерживался от того, чтобы не выплеснуть чувства в крике. Полет никогда не приедался. Это всегда были сильные и острые чувства. Выйдя из пике метрах в десяти от земли, он подлетел к Гермионе, что сидела на одной из трибун. Щелкнув пальцами, Гарри пустил световой зайчик ей в глаза...
  
  - Присоединяйся ко мне... - предложил Гарри, улыбаясь. - Сколько можно учиться?
  
  - Отстань, Гарри, ты же знаешь, я не очень люблю полеты. - Гермиона сдула челку с глаз и подняла на него взгляд. - И прекращай рисковать понапрасну. Думаешь, я не вижу, что ты сейчас сделал?
  
  - Это совершенно безопасно! - отмахнулся он. - Данн вчера так дважды делал. К тому же я выхожу из пике пораньше, глупо рисковать на древней метле. Ну ладно, раз не хочешь, я полетел...
  
  Поднявшись выше Хогвартса, Гарри снова рухнул вниз в неконтролируемом падении. Не удержавшись, он все же закричал от восторга. Пике ему очень понравилось, это было... Он даже не знал, как описать это словами.
  
  Полчаса спустя, совершив десятое пике, Гарри стал лениво планировать вокруг поля, стараясь унять яростно стучащее сердце. Этот прием станет любимым в его арсенале!
  
  - Не следовало...
  
  Гарри выровнялся и оглянулся. Ему показалось, что он слышал какой-то шепот сзади себя... Хотя, наверное, послышалось. Шум ветра и высота перекрывали собой любые голоса, так что наверняка послышалось! Для порядка выполнив "маховик", он лишь пожал плечами: пусто!
  
  Взмыв ввысь, он уже привычно нырнул вниз и ускорился. В этот раз получилось особенно хорошо, ускорение получилось феноменальным! Глаза даже начали слезиться, скорость была просто невероятной. Иногда ему казалось что именно ради таких вот моментов он и живет. После каждого полета он был счастлив и полон сил. Пятьдесят метров, сорок, двадцать... Сердце сладко заныло...
  
  Услышав неразборчивый шепот прямо позади себя, Гарри вздрогнул и резко оглянулся, но никого сзади не было. Молниеносно выполнив "маховик", он почувствовал огромное образование практически идеальной круглой формы, что удалялось прямо вверх, в небеса. Сердце заполошно застучало в груди от испуга. Вернув внимание полету, он решил заканчивать на сегодня и потянул рукоятку метлы вверх, стараясь выйти из пике. К его удивлению, метла не послушалась. Мало того, она вообще никак не управлялась и даже заметно ускорилась. В мгновение ока вместо послушного артефакта в его руках оказался кусок деревяшки. Гарри растерялся и успел только бросить взгляд расширенных глаз на стремительно приближающуюся землю.
  
  На мгновение ему стало больно... И все исчезло.
  
  Гарри уже не слышал криков, которые раздались со всех сторон, не видел приближающихся учеников. Он уже ничего не видел!
  
  
  
  Глава 48
  
  
  Гермиона недоверчиво посмотрела вслед улетающему Гарри и недовольно фыркнула. Безопасно... Вот упадет несколько раз, поломает руки-ноги, уже так думать не будет. Хотя, стоит признать, он был великолепным летуном. Каждый раз, взмывая в воздух, он словно преображался и сбрасывал с себя все печали, отдаваясь полету со всей своей энергичностью. Покачав головой, она вернулась к книге.
  
  Услышав испуганные крики некоторое время спустя, Гермиона удивленно посмотрела на поле: там к кому-то бежали люди. Кажется, опять кто-то упал с метлы. Это не было редкостью, если честно признаться.
  
  Гермиона внимательно оглядела небо и заметила, что все летуны спускались на землю. Не найдя Гарри взглядом, она лишь поморщилась и положила книгу в сумку. Наверняка ведь он поспешил на помощь потерпевшему. Быстро спустившись с трибуны, она приблизилась к собравшейся толпе и принялась высматривать Гарри. Сразу бросились в глаза бледные и испуганные лица учеников, несколько человек позеленело, их явно тошнило. Оглядевшись, она с дрогнувшим сердцем увидела нескольких ребят, которых вырвало от увиденного.
  
  Обойдя эту толпу и не найдя взглядом Гарри, Гермиона увидела мадам Трюк, которая спешила внутрь оцепленного круга. Мгновенно оценив ситуацию, Гермиона решительно вклинилась за ней и протиснулась внутрь толпы. Сразу бросилась в глаза серебряная сфера, что накрывала самый центр. Не удержав любопытства, она присмотрелась сквозь серебряную дымку и смертельно побледнела. Внутри лежало месиво, в котором с трудом можно было узнать изломанное, окровавленное тело и обломки метлы.
  
  Мадам Трюк приказала ученикам расходиться и что-то наколдовала. Гермиона узнала светящуюся птицу: это было заклинание Патронуса. Гарри рассказывал ей о своих воспоминаниях, а так же о демонстрации профессора МакГонагалл. Патронус взлетел в воздух и направился прямо к замку, явно неся сообщение другим учителям.
  
  Отвернувшись от сферы, Гермиона мутным взглядом обвела бледные лица отступающих школьников, только старшекурсник из Слизерина остался рядом со сферой, поддерживая заклинание.
  
  - Кто это, кто упал? - спросила мадам Трюк, лицо ее было даже белее, чем у окружающих.
  
  - Малек из Гриффиндора. Если я не ошибаюсь, какой-то второкурсник, - пожал плечами слизеринец.
  
  - Поттер? - поразилась мадам Трюк. - Только он сегодня брал метлу. Надеюсь, вы успели вовремя наложить заклинание.
  
  От услышанного у Гермионы закружилась голова. Не удержав равновесие, она осела на землю и потрясенно уставилась на сферу. Внутри нее находится Гарри? Не сумев справиться со своими чувствами, Гермиона потеряла сознание.
  
  
  * * *
  Очнувшись, Гермиона не сразу смогла вспомнить, что произошло. Было раннее утро, и в Больничном крыле стояла тишина. Как она здесь очутилась? Почему она тут?.. Вспомнив сферу и Гарри, она вскочила с кровати и огляделась. Лишь несколько кроватей было занято, но Гарри нигде не было видно. Расшумевшись, она привлекла внимание целительницы.
  
  - Мисс Грейнджер, почему вы встали? - строго спросила мадам Помфри, кутаясь в ночной сорочке.
  
  - Я... Где Гарри? Это ведь был не сон? - спросила Гермиона. Эмоции ощущались как-то издалека, не задевая ее. Такое с ней уже происходило, после нападения тролля. Тогда декан выдала всем желающим успокаивающее зелье. После того, как Гермиона приняла зелье, у нее было похожее состояние.
  
  Целительница печально посмотрела на нее.
  
  - Ложитесь обратно, мисс Грейнджер.
  
  Гермиона послушно выполнила команду, не сводя вопрошающего взгляда с целительницы.
  
  - Мистер Поттер находится в больнице Святого Мунго, - сдалась мадам Помфри под взглядом студентки. - Я не смогла бы ему помочь.
  
  - Почему? Все так серьезно? Разве вы не могли вылечить его магией?
  
  - Я целитель, а не бог! - отвела глаза мадам Помфри. - Там уже нечего лечить.
  
  Целительница вздохнула и ушла в свою каморку, не заметив потрясенного взгляда Гермионы.
  
  
  * * *
  Гермиона так и просидела несколько часов, безучастно смотря в стену. Мадам Помфри проверила ее и признав физически здоровой, выпустила из Больничного крыла.
  
  Ко всему равнодушная, Гермиона наблюдала за окружением и не знала, что делать. Она ничего не сказала, когда ей стали задавать многочисленные вопросы в гостиной. Она вообще весь день молчала, не сказав ни единого слова: внутри словно все онемело. Как сквозь туман пробивались голоса окружающих ее школьников. По инерции она ходила на уроки и что-то записывала, но это совершенно не откладывалось в сознании.
  
  Гермиона не знала, сколько времени так прошло. День? Может быть, неделя? Это было совершенно неважно! Лишь услышав, как какие-то клуши обсуждают смерть Гарри Поттера и когда будут похороны, она словно очнулась и закричала на недоумевающих девчонок.
  
  - Гарри жив! Хватит болтать чепуху!.. - ее обуял гнев, и она еще несколько минут что-то бессвязно кричала, пока кто-то силой не уволок ее в гостиную Гриффиндора.
  
  - Гермиона, нельзя же так убиваться, еще ничего не известно, - мягко сказал Перси.
  
  - Что ты понимаешь?! Что ты вообще можешь знать?!
  
  - Мало. Но то, что я знаю, заставляет меня сказать тебе, что Гарри не одобрил бы твое поведение. Посмотри на себя. Какая разница, кто и что болтает? Очнись же! Посмотри вокруг. Дошло уже до того, что Лаванда и Парвати по ночам караулят тебя, опасаясь, как бы ты не выпрыгнула из окна.
  
  - Что?! - Эта новость была настолько неожиданна для нее, что Гермиона растерялась и на время вышел из своего, ставшего уже привычным, мрачного настроения. - Я не замечала этого.
  
  - А что ты вообще замечала?
  
  Лишь сейчас Гермиона огляделась и оторопело заметила, что стоит тут не только Перси, но и Рон, Невилл, Колин и девчонки, ее сокурсницы. И все они с тревогой смотрят на нее. Это было как минимум необычно... И приятно.
  
  - Я... Ладно, успокойтесь. Я не собираюсь никуда прыгать, у меня вообще таких мыслей не было. Я просто не верю, что Гарри... Гарри... - Гермиона не выдержала и разрыдалась, впервые за эти дни. Девочки увели ее в гостиную, где она и устроилась у себя в кровати, плача несколько часов подряд, так и заснув, свернувшись калачиком на кровати.
  
  На следующее утро Гермиона немного пришла в себя.
  
  - Сколько времени я провела... Вот так? - спросила Гермиона с внутренней дрожью.
  
  - Три дня, - пояснила Лаванда. - Это было довольно жутко. Ты была как голем, вся бесчувственная и даже не говорила. Мадам Помфри сказала, что ты в шоковом состоянии. Она даже хотела забрать тебя в Больничное крыло.
  
  - Мадам Помфри? Я ничего не помню...
  
  Лаванда сочувственно кивнула.
  
  - А Гарри?.. Есть какие-нибудь новости? - с надеждой и страхом спросила Гермиона.
  
  Лаванда отрицательно мотнула головой.
  
  - Дамблдор рассказал тем вечером, что Поттер упал вместе с метлой. Никакую экспертизу провести не удалось, метла была полностью разрушена. Поттер доставлен в больницу Святого Мунго, где им занимаются целители. Больше новостей не было. Разве что этот жуткий аврор стал шнырять по школе как сумасшедший, пугая всех вокруг.
  
  - Хорошо, спасибо. Значит, мне придется самой все узнать... - Гермиона решительно встала, собрала сумку и пошла к выходу из спальни.
  
  
  * * *
  Но ничего не получилось. Никто ничего не знал, профессор МакГонагалл лишь повторила то, что поведала ей Лаванда: Гарри в больнице, целители его лечат. Все!
  
  Как ни странно, но в "Ежедневном пророке" - магической газете, не было ни слова об этом происшествии: обычно там печатали все мало-мальские интересные новости и сплетни. И это ее немного успокоило и подбодрило: раз газеты не пишут, что Гарри мертв, - значит, все нормально. Но почему так долго нет новостей?
  
  Уроки здорово ее отвлекли; взглянув в свои записи, Гермиона ужаснулась. Вместо того, чтобы записывать лекции, она писала какой-то несвязный бред и теперь отставала на несколько дней от всех остальных учеников. Не то чтобы это было проблемой, но... Гермиона любила учиться и любила быть первой, хоть это и не всегда получалось. Ей понадобилось целых два дня, чтобы написать недостающие эссе и сдать появившиеся "хвосты".
  
  В субботу утром Гермиона, как всегда, пришла к МакГонагалл: хотела отправиться в "Дырявый котел" через каминную сеть, но МакГонагалл ее остановила.
  
  - Подождите, мисс Грейнджер. Вам придется сегодня задержаться. Директор Дамблдор будет устанавливать новую защиту на замок, и все ученики должны присутствовать, включая вас. Если бы вы посетили завтрак, вы об этом знали бы... - укорила ее МакГонагалл.
  
  Гермиона не стала оправдываться. Она уже привыкла обедать с родителями на выходных, и завтрак ей только мешал.
  
  - Хорошо, я могу идти?
  
  - Идите, мисс Грейнджер. Через час вся школа соберется около главных ворот, прошу не опаздывать.
  
  Гермиона кивнула и отправилась прямо на квиддичное поле, от него было не так уж далеко до главных ворот. Позвонив с помощью зеркала маме, она сообщила, что задержится, и пообещала перезвонить. На поле она занялась тем, чем ей нравилось заниматься: медитациями. Мало того, что это позволяло ей колдовать чаще, так медитации еще и имели массу иных возможностей: техники улучшения мыслительной деятельности, прямое управление своим телом и многое иное. Пока что эти возможности были лишь в теории, но что будет через десять лет? А через двадцать? То-то и оно!
  
  Но Гермионе не дали долго пребывать в своих мыслях, вскоре из замка повалил народ.
  
  - Эй, Гермиона, хватит спать, - толкнула ее в плечо Сьюзен Боунс. Рядом с ней стояла ее вечная подружка, Ханна Аббот. - Пошли, вон МакГонагалл идет.
  
  Гермиона посмотрела в указанном направлении и хмыкнула. В голове невольно пронеслась мысль, что эту привычку - хмыкать - она подхватила у Гарри. Как девчонки смогли кого-то там рассмотреть? Из замка изливалась настоящая лавина: волшебники, какие-то лысые создания с огромными ушами и немногочисленные крупные животные. Даже Хагрид был среди всей этой толпы, со своим верным псом.
  
  - Спасибо, - поблагодарила Гермиона вставая и неспешно направившись в сторону ворот. - Что это за создания? - указала она на лопоухих существ.
  
  - Домовые эльфы, - пояснила Ханна. - Их в Хогвартсе много, одна из самых больших общин в Британии - около сотни.
  
  - Первый раз слышу. Ни разу не видела ни одного эльфа, - удивилась Гермиона.
  
  - Не эльфы, - покачала головой Сью, - домовики, эльфы - это совсем другие создания. Домовиков еще называют: домовые эльфы или домашние эльфы.
  
  Ханна фыркнула.
  
  - Но общепринятое название - домовые, - продолжила Сьюзен, не обращая внимания на подругу. - Не удивительно, что ты их не видела. Домовики славятся своей незаметностью.
  
  - Что они делают в замке?
  
  - Проще сказать чего они НЕ делают, - пожала плечами Ханна. - Готовят еду на всех, убирают в замке, следят за факелами, стирают наши вещи, присматривают за теплицами и наверняка много чего еще, что я и представить не могу... Они очень трудолюбивы. Да ты сама зайди на кухню, убедись в моей правоте. Кухня находится рядом с нашей гостиной, если хочешь, мы тебе покажем...
  
  Гермиона с сомнением посмотрела на домовиков, которые группой устроились рядом с профессорами. Как они могут так много работать? Выносливыми они не выглядели. Да ладно, что уж говорить: они выглядели, как узники концлагеря, не иначе. Все как один: худые и невысокие, одетые в какие-то странные одежды.
  
  - Это что, полотенце? - недоуменно спросила Гермиона, разглядывая очередного домовика.
  
  - Ну да, - согласилась Сью, смотря в ту же сторону. - Домовики редко себе позволяют какую-то вычурную одежду. Обычно они одеваются в что-то простое, вроде наволочки или полотенца.
  
  - Это... странно, как минимум!
  
  - У них вообще странные обычаи с человеческой точки зрения! Те из домовиков, кто одеваются по-человечески, считаются у них за психов. Так что не вздумай предлагать им человеческую одежду, сразу станешь опасной сумасшедшей в их глазах. Это нечто вроде оскорбления. В некоторых чистокровных семьях так прогоняют домовиков, давая им одежду. Не самое умное поведение, это может быть довольно опасно.
  
  - Почему? - удивилась Гермиона. - Они не выглядят опасными.
  
  - Магия! - хмыкнула Ханна.
  
  - Магия? Так они владеют магией? Никогда бы не подумала!
  
  - Еще как владеют. В некоторых аспектах они будут намного сильнее волшебников. Несмотря на то, что им запрещено владеть палочками, они владеют самой разной магией. У них даже своя система пространственной магии, недоступная людям. Перемещает не хуже трансгрессии! Говорят, расстояние им вообще не помеха, могут на другой край земли переместиться без всяких проблем. Не то чтобы это было сильной проблемой для волшебников, но домовики... Они в этом явно лучше людей соображают.
  
  - Значит они могут быть опасны? Именно поэтому им запретили владеть палочками?
  
  - Запретили не им конкретно, а всем нечеловеческим существам. Ох, какой скандал вызвал этот закон, магическая Англия много потеряла с тех пор... - Сьюзен нахмурилась. - Волшебникам еще повезло, что домовики такие мирные. Редкий домовик нападает на других существ. Будь это иначе, двести лет назад главными в мире стали бы вовсе не люди. С классической точки зрения, домовики довольно могущественные волшебники. Вот только магия их интересует постольку-поскольку.
  
  - Двести лет назад? - нахмурилась Гермиона, пытаясь вспомнить какое-нибудь громкое историческое событие в тот промежуток времени. - А что было двести лет назад?
  
  - Ты же сама рассказывала эту историю, - прыснула от смеха Сьюзен. - Помнишь, когда мы изучали перемещения во времени? Появившийся из ниоткуда замок во Франции. Вот оттуда домовики и появились. Там было много разных существ, но все они уже были и в нашем мире, а вот домовиков не было.
  
  - Точно, - Гермиона прищелкнула пальцами. - То-то я думаю, название у них знакомое. Значит, домовики - это магические существа, которые странно одеваются и... Что еще можно о них сказать?
  
  - Они упрямы. Даже есть поговорка - упрям как домовик. Если вобьют себе что-то в голову, всегда идут до конца, даже если это ведет к их смерти или позору. Была даже история про домовика-рыцаря. Один из таких вот крох вбил себе в голову, что он должен стать рыцарем. Сделал себе с помощью магии доспехи, меч и нашел крепкого пони. И странствовал по маггловским городам, вызывая то ужас, то смех у всех встречных. Но главное: он добился своего и в конце концов стал рыцарем! К тому же прославился.
  
  - Да ладно... - не поверила Гермиона. - А что волшебники? Ведь уже тогда был Статут о Секретности!
  
  - А что они могли сделать? Сэр Альвейн, как он себя называл, не колдовал при магглах, действовал только железяками. Конечно, он выглядел уродцем. Ну и что? Кстати, насчет одежды... В Америке я встречала и нормально одевающихся домовиков. Они там мыслят совсем по другому, нежели в Англии. Разный менталитет, похоже, - пожала Сью плечами. - Ладно, пошли. Вон, преподаватели начинают выводить всех за территорию школы.
  
  Гермиона задумчиво кивнула и влилась в общий поток учеников.
  
  Она ожидала чего-то зрелищного от установки новой защиты, но... Целых полчаса пришлось ждать, прежде чем что-то начало происходить. Замок слегка засветился, и от него во все стороны понеслась волна желтого света, хорошо видимого даже солнечным днем. Гермиона не сразу сообразила, что это сфера. Гигантская расширяющаяся сфера, которая, разбухая, неслась на них с огромной скоростью. Многие даже успели испугаться... И не зря. Клык, пес Хагрида, не вовремя выбежал на территорию школы, и сфера вытолкнула его, заставив пролететь несколько десятков метров и болезненно взвизгнуть при приземлении. Хагрид сразу поспешил к Клыку, ругаясь на чем свет стоит.
  
  Расширившись на максимальное расстояние, сфера замерла и рассеялась за несколько секунд. Крэбб, который подумал, что уже все, можно возвращаться в замок, тут же шагнул в ворота, за что и поплатился. Он на полном ходу врезался в невидимую преграду, сильно ударившись и разбив нос. Профессор Снейп тут же поспешил на помощь и несколькими взмахами палочки остановил кровь и наколдовал платок, приказав хнычущему Крэббу привести себя в порядок.
  
  - Всем оставаться на своих местах. - громогласно прозвучал голос МакГонагалл. - Щит непроницаем! Скоро придет директор и проведет всех в замок!
  
  Стая птиц, пролетевшая прямо сквозь щит на территорию Хогвартса, тут же опровергла слова преподавателя.
  
  - И это называется непроницаем? - фыркнул Рон и, вытянув руку, осторожно пошел вперед. Через десяток шагов рука наткнулась на невидимое препятствие, отчего он ойкнул. - Смотри, вот он - щит, - указал он Невиллу на свою руку.
  
  Гермиона подошла ближе и с любопытством посмотрела. Рука в месте прикосновения с невидимым щитом слегка сияла.
  
  - А если бы прикосновение к щиту было бы опасным? Ты об этом подумал?
  
  Рон хмыкнул и демонстративно обвел окружающих учеников взглядом. Многие из них тоже пробовали щит на прочность.
  
  - Ну да... Тогда в Хогвартсе стало бы вполовину меньше учеников. Никто не станет ставить защиту на школу, которая будет вредить этим самым ученикам.
  
  Вернулся Хагрид с собакой. Пес бежал не очень уверенно, но видимых повреждений на нем не было. Клык опять сунулся к щиту, но стукнувшись о преграду, заскулил.
  
  Пока ждали Дамблдора, Гермиона заметила, что новая защита пропускает мелких животных, включая несколько сов, которые направились к совятне, но ученики или большие питомцы уже не могли пройти сквозь защиту самостоятельно.
  
  Дамблдор пришел к воротам минут десять спустя и выглядел непривычно старым и уставшим, даже его пышная борода потеряла свой белоснежный оттенок. Сама процедура возвращения в замок выглядела тривиально. Дамблдор брал за руки пару учеников и проводил сквозь защиту, без видимых эффектов. Он сразу предупреждал: что если кто-то выйдет наружу, самостоятельно попасть обратно уже не сможет.
  
  Гермиона посмотрела на кислые лица близнецов Уизли и хмыкнула. Впрочем, разочарованными выглядели не только они.
  
  Уже вернувшись в кабинет МакГонагалл, Гермиона задала терзавший ее вопрос:
  
  - Скажите, профессор, эта защита... Она направлена против того, кто нападал на Гарри?
  
  - И против него тоже, - устало ответила МакГонагалл. - Как вы помните, кто-то напал на кошку, и мы совсем не уверены, что это был ученик. Теперь никто не сможет проникнуть в замок самостоятельно. Это создаст множество проблем для профессора Дамблдора, да, но тут уж ничего не поделаешь. Ступайте, мисс Грейнджер, у меня еще много работы.
  
  Гермиона кивнула и, кинув горсть летучего пороха, скрылась в зеленом пламени.
  
  
  * * *
  Каждый день Гермиона ждала новостей, пару раз в неделю заходила к МакГонагалл... Но слышала лишь одно и то же:
  
  - Когда я узнаю что-нибудь новое, я вам обязательно сообщу, мисс Грейнджер. Не беспокойтесь. Насколько я знаю, мистер Поттер жив. Я не скажу, что он здоров, нет. Но он вне опасности и находится в компетентных руках.
  
  Первые новости о Гарри появились только в начале декабря, больше чем месяц спустя после "аварии". И пришли они из "Ежедневного пророка", а не от профессора МакГонагалл, как ожидала того Гермиона. Она не обратила бы на это внимания, но... Когда Перси, читая газету, подавился и закашлялся, любопытство взыграло в ней. Она заглянула на первую полосу, где так и прикипела к заголовку. Извинившись, она выхватила газету у Перси и вчиталась в статью:
  
  ГАРРИ ПОТТЕР - САМОУБИЙЦА?
  
  Как стало известно нашей редакции, Гарри Поттер, мальчик, сокрушивший Того-Кого-Нельзя-Называть, упал с метлы, сильно покалечившись, - сообщает наш специальный корреспондент Рита Скитер. - Недавно стали известны тревожные факты, касающиеся странного поведения Гарри Поттера.
  
  - Поттер - довольно посредственный волшебник, - сообщил нам Драко Малфой, второкурсник из Хогвартса. - Он довольно тщеславен, но едва способен пускать искры из палочки. Не сумев привлечь к себе внимание с помощью магии, он стал выделывать различные несуразные движения на метле. Но ведь все знают: он едва держится на метле.
  
  Эксклюзивная информация, полученная "Ежедневным Пророком", подтверждает, что Поттер постоянно проделывал опасные движения на старенькой, ненадежной школьной метле. Накануне падения - в субботу - в школе прошел квиддичный матч. Насмотревшись на игру профессиональных игроков, мистер Поттер решил повторить подвиг ловца команды победителей и выполнить так называемый финт Вронского - опаснейший прием: ловец резко летит вниз, делая вид, что увидел снитч у самой земли, и выходит из пике прямо перед ударом о поле. К сожалению, мистер Поттер из-за недостатка умения не смог выйти из пике и на огромной скорости врезался в землю.
  
  Ведущие специалисты больницы магических болезней и травм Святого Мунго сообщают, что мозг Поттера сильно пострадал во время падения.
  
  - Мальчик падал головой вниз, она сильнее всего и пострадала, - заявил один из специалистов. - Неизвестно, очнется ли он когда-нибудь, если мы сумеем восстановить его тело.
  
  "Ежедневному Пророку" удалось выяснить некоторые тревожные обстоятельства, касающиеся Гарри Поттера, которые директор Хогвартса Альбус Дамблдор утаил от магической общественности.
  
  Как сообщают источники, пожелавшие остаться анонимными: Гарри Поттер рассказывал всем вокруг, что на него охотится неизвестный темный маг. Проклятия в спину, нападения среди ночи, даже попытка похищения. Но сотрудники Министерство магии опровергли эту информацию, никаких сообщений из Хогвартса не поступало. Так что же это? Паранойя спятившего ученика, утаивание информации от Министерства магии или что-то еще? Почему молчит Альбус Дамблдор?
  
  По словам бывшего игрока "Уимбурнских Ос", а ныне главы Департамента магических игр и спорта Людо Бэгмена, чтобы получить такой объем повреждений, требуется очень большая скорость полета, что исключает случайное падение. Только намеренно можно разогнаться до таких скоростей на школьной метле. Из-за чего мистер Поттер упал с метлы? Было ли это случайностью, или молодой мистер Поттер решил закончить свою жизнь таким образом? Выживет ли Гарри Поттер еще раз? Ответы на все эти вопросы вы узнаете в следующей статье!
  
  Специальный корреспондент "Ежедневного Пророка"
  
  Рита Скитер.
  
  Гермиона сжала зубы. Во время чтения статьи у нее на глаза невольно выступили слезы. Читать такое откровенное вранье было довольно гадко! К тому же все эти подробности... Вспомнив про Драко Малфоя, который лил гадости прямо из сухих газетных строк, она подняла взгляд и гневно уставилась на мерзавца. Тот что-то весело рассказывал своим приятелям, Крэббу и Гойлу. Словно почувствовав ее взгляд, он повернулся и вздернув подбородок, что-то сказал и презрительно усмехнулся, отчего Крэбб и Гойл захохотали.
  
  - Не обращай внимания, Гермиона, - спешно сказала Лаванда, хватая Гермиону за руку - та уже начала подниматься. - Это же гориллы в человеческом обличье, они не стоят внимания!
  
  Гермиона буркнула явно что-то ругательное, но села обратно, сердито сверля взглядом Малфоя. С тех пор, как Гарри разбился, Малфой только и делал, что потешался над этим, выдумывая всякие небылицы. Не удивительно, что одна из них попала в газету. Иногда очень хотелось проклясть его прямо в Большом зале, жаль, что правила это запрещали. Да и преподаватели такого никогда не допустят. Она уже не могла дождаться, пока начнутся дуэли на уроках ЗОТИ, вот там она отыграется за все гадкие слова!
  
  - Это не та Скитер, кто написал про Мальчика-Который-Выжил в восемьдесят первом году? - хмуро спросила она.
  
  - Именно она, - подтвердил Перси, забирая газету обратно. - Рита Скитер и раньше тяготела к сенсациям, но откровенную брехню не печатала. Сейчас же... Последнюю пару лет она еще ни о ком доброго слова не сказала. Так что не стоит ее читать, а главное, не стоит верить написанному. Эта писака может найти сенсацию даже в немытых ушах нюхлера!
  
  Гермиона кивнула, гадая, кто такой нюхлер, и вернулась к опостылевшему ужину.
  
  
  * * *
  Как ни странно, но потеряв одного друга, Гермиона нашла несколько других. Когда она была в шоке, ее сокурсники повели себя совершенно неожиданно для нее, проявив непрошеную заботу, и это заставило ее пересмотреть многие свои взгляды. Она даже перестала называть Рона по фамилии и почти подружилась с мальчишками. Даже с болтушками Лавандой и Парвати наладились отношения. Не сказать, чтобы они стали друзьями, но точно стали хорошими знакомыми, с кем было приятно болтать вечерами.
  
  Гермиона не знала, как бы она вытерпела все это время без общения. Софи, ее подруга с Равенкло, как-то быстро потеряла к ней интерес, и общение сошло на нет. Гермиону это не сильно волновало... Не волновало, пока Гарри не попал в Мунго. Оставшись на факультете в одиночестве, она быстро оценила прелесть дружбы. Конечно, она могла общаться с преподавателями, старостами, знакомыми с других факультетов, вроде Сьюзен и Ханны, но... Это было все не то! Они не были ее друзьями. Был еще Колин Криви, но он выглядел и чувствовал себя еще хуже нее, остро переживая ранение Гарри.
  
  После того, как вышла статья Риты Скитер, на следующий день в Хогвартсе начались брожения. Кто-то верил статье и тут же выдвигал десятки теорий, из-за чего Поттер решил покончить жизнь самоубийством. Другие не верили или сомневались, но тоже не стеснялись высказывать свое мнение. Ученики обсасывали каждую строчку в статье.
  
  Дамблдор попробовал прекратить эту вакханалию. Тем же вечером он привлек к себе внимание и рассказал, что физически Гарри Поттер уже в полном порядке, но он находится в коме и неизвестно когда очнется. Как только это произойдет и целители признают его здоровым, он вернется в школу.
  
  Это не прекратило все пересуды, но значительно уменьшило градус обсуждения.
  
  Следующие статьи Гермиона уже не читала, не появилось такого желания. Последующие статьи уже не вызвали того ажиотажа у учеников, как первая.
  
  Так пролетело еще два месяца, прошли рождественские каникулы и наступил февраль. Очередным вечером совы принесли "Ежедневный пророк", и ученики, которые выписывали эту газету, почти разом начали галдеть.
  
  Когда раздался громкий хрустальный звон, Гермиона удивленно уставилась на преподавательский стол. Дамблдор встал и старался привлечь к себе внимание. Не только Рон и Гермиона отвлеклись на разговоры; по всему залу обсуждали написанное в статье. Словно не замечая пристальных взглядов, Дамблдор еще раз постучал палочкой по бокалу и замолчал. Выждав, пока установится абсолютная тишина, он заговорил:
  
  - Хотелось сделать это сюрпризом, ну да ладно... Статья, что написана здесь, - Дамблдор показал всем свежую газету, - не отражает и капли правды. Нет, Гарри Поттер не мертв. Скажу даже больше, завтра он возвращается в Хогвартс и продолжит учебу. Целители признали его полностью дееспособным.
  
  Гермиона удивленно ахнула. Профессор МакГонагалл не сказала ей ни слова об этом.
  
  - Мистер Поттер получил множество повреждений, которые были исцелены. Но все имеет свои последствия, - Дамблдор повысил голос, перекрывая ропот в зале. - Результатом этих травм является полная потеря памяти...
  
  Поднявшийся шум помешал директору продолжить. Дамблдор замолчал и снова ткнул палочкой в бокал. Мелодичный хрустальный звон разнесся по Большому залу, заставив многих замолчать на полуслове.
  
  Слова, сказанные директором, полностью обескуражили Гермиону. Полностью потерял память? Но как такое возможно? И как он сможет учиться в таком случае?
  
  - Я убедительно вас прошу не приставать к мистеру Поттеру с вопросами. Память со временем восстановится. А пока это не произошло, пожалуйста, не досаждайте ему. Это все, что я хотел вам сказать. Приятного аппетита. - Дамблдор усмехнулся в бороду и сел в кресло.
  
  - Как думаешь, Гермиона, Гарри узнает нас? - спросил Рон, хмуро уставившись в тарелку. Есть ему явно расхотелось.
  
  Гермиона неопределенно пожала плечами. Несмотря на то, что у нее родители врачи, она мало что знала об амнезии.
  
  - Вот завтра и узнаем, - сказала она и встала. Аппетит полностью пропал после слов директора. Вроде и радостное сообщение: Гарри возвращается. Но... Вот это "но" ее и тревожило. Осталось дождаться следующего дня.
  
  
  
  Глава 49
  
  
  Все началось следующим утром: открылся проход, и в гостиную зашла МакГонагалл, а за ней вошел бледный парень, в котором мало кто мог узнать Гарри. Гермиона, как обычно бывало по утрам в последнее время, сидела и смотрела в книгу. Именно смотрела, а не читала. Ее слишком занимали размышления; не было того состояния, когда можно было вдумчиво погрузиться в книгу и получить удовольствие от чтения. Поэтому наступившую тишину она заметила сразу.
  
  МакГонагалл помялась секунду и произнесла, обращаясь к Гарри.
  
  - Ну вот, мистер Поттер. Это гостиная факультета Гриффиндор. До вашего ранения вы проживали здесь более года. Пойдемте, я покажу вам вашу спальню.
  
  Под любопытными взглядами учеников декан Гриффиндора и Гарри Поттер поднялись по лестнице; через минуту сверху донесся испуганный вскрик и вниз бегом спустился Симус Финниган, на ходу поспешно одеваясь.
  
  Рон, который сидел напротив и спешно дописывал эссе по зельям, хихикнул и прикрыл лицо рукой, испачкавшись в чернилах.
  
  Гермиона лишь подняла брови и покачала головой. Очень хотелось поспешить за Гарри, помочь... Но это было бы не самым умным решением. Когда он шел к лестнице, он не поздоровался ни с кем и на его лице не было следов узнавания.
  
  - Ты видела, Гермиона? У Гарри отросли волосы, причем довольно сильно.
  
  Гермиона молча кивнула. Еще бы она не заметила. У Гарри никогда не менялась прическа и не росли волосы. Было в них что-то волшебное... Но, видимо, сейчас это волшебство сломалось.
  
  Пять минут спустя МакГонагалл вернулась и перезнакомила Гарри со старостами. А после выдала целую речь:
  
  - Я ожидаю увидеть вас на завтраке, мистер Поттер. Старосты или ученики помогут вам найти путь до Большого зала. Уроки вы будете посещать вместе с учениками второго курса, пока лишь изучая теорию и записывая лекции. Вне уроков мы - преподаватели и старосты - будем вас подтягивать до надлежащего уровня обучения, пока вы не догоните своих соучеников. Вас же я попрошу, - заговорила МакГонагалл гораздо громче, обращаясь к ученикам, - не надоедать мистеру Поттеру и не досаждать вопросами, - она обвела гостиную своим фирменным строгим взглядом, кивнула Гарри и направилась к выходу.
  
  Когда картина закрылась, на несколько секунд в гостиной повисла абсолютная тишина... А потом Гарри Поттера окружила толпа, и все разом заговорили. Гермиона вслух застонала, но даже не подумала подняться с места. Она ожидала, что произойдет нечто похожее, и лишь удивилась, когда увидела Рона, который с интересом смотрел в сторону галдящих учеников.
  
  - Я думала, ты будешь в первых рядах встречающих, когда Гарри останется без присмотра преподавателей.
  
  - Что я - дурак, что ли? - Рон фыркнул. - Я знаю свой факультет. Это была довольно ожидаемая реакция. Сейчас Гарри возненавидит всех, кто его окружает. Он мне как-то рассказывал, как он чувствовал себя в первую неделю в школе. Так что, это было бы глупо с моей стороны, вот так подставляться. Я действительно хочу вернуть своего друга назад, даже если он меня не вспомнит, - грустно закончил Рон.
  
  Гермиона удивленно посмотрела на рыжего мальчишку. Иногда он открывался для нее с совершенно неожиданных сторон. На первом курсе он показался ей довольно недалеким, хотя и не без талантов. Но... Он был немного глубже, чем казалось. Вообще, этот год показал, что почти все окружающие люди были немного более... сложными, чем ей казалось ранее. Наверное, это называется взрослением.
  
  - У меня тоже была такая мысль, - кивнула Гермиона. - Я попробую поговорить с ним вечером или на следующий день, когда первый ажиотаж спадет и никто не будет к нему приставать.
  
  Тем временем старосты с трудом разогнали толпу и усадили в кресло довольно бледного Гарри, который выглядел немного растерянно. Гермиона на миг увидела странное выражение на лице Гарри, но не сумела понять, что это было. Боль? Гнев? Она не очень разбиралась в эмоциях, если честно сказать. Даже несмотря на все те тренировки внимательности, что она проводила с Гарри и продолжала выполнять самостоятельно.
  
  К ним подошел зевающий Невилл и тихо поздоровался. Увидев Гарри, он поморщился.
  
  - Ты чего? - удивился Рон.
  
  - А? Да ничего, - отмахнулся Невилл. - Гарри меня не узнал. Да и Дин у него не вызвал никаких эмоций, поздоровался и все. Представились друг другу, после того, как МакГонагалл меня растолкала. Потом в спальню ввалился Финниган в одних труселях... Ох, и крику было...
  
  Рон хихикнул.
  
  - Мы видели. О, смотри, Спунер уже повела Гарри на завтрак.
  
  - Пойдем тогда и мы, - вздохнула Гермиона.
  
  
  * * *
  Весь день Гермиона мельком наблюдала за Гарри. Первым уроком у них была история магии, где он подготовился к уроку и попытался начать писать. Когда он выполнил жест, который использовался раньше для телекинеза, она улыбнулась. Как она и подозревала, это не было полной потерей памяти. Он не забыл свой родной язык, он знал, как ходить, у него остались прежние рефлексы его тела. К тому же, он не шарахался от привычных вещей. Он просто забыл... себя.
  
  Выполнив этот жест еще раз, Гарри недоуменно остановился, но через секунду потряс рукой и начал писать. Причем довольно бодро писать. Когда Гермиона в конце урока проходила мимо, она с удивлением заметила на пергаменте ровные строчки текста, без единой кляксы.
  
  На остальных уроках Гарри тоже не терялся и вообще не выглядел особо удивленным или растерянным. Как будто нечто похожее происходило с ним каждый день и он уже к этому привык.
  
  Вечером ажиотаж вокруг Гарри немного поутих. и она решилась представиться. Гарри как раз пытался писать эссе и испытывал с этим видимые трудности.
  
  - Привет, не против, если я здесь присяду? - спросила Гермиона и, дождавшись хмурого кивка, уселась напротив. - Меня зовут...
  
  - Гермиона Грейнджер, я знаю, - перебил ее Гарри и отстраненно посмотрел на нее. - До аварии мы были друзьями, мне рассказывали.
  
  - Да, - облегченно сказала Гермиона. Как все хорошо складывается...
  
  - Но это было до аварии. Я тебя впервые сегодня увидел и я не хочу сейчас ни с кем общаться. Как ты можешь заметить, - он указал на эссе, - я очень занят.
  
  - Я могу помочь...
  
  - Не стоит... - прохладно заметил Гарри. Гермиона снова заметила у него то выражение, что видела утром. Но оно было слишком мимолетно. - Я в состоянии сам справиться со своими проблемами. А сейчас, пожалуйста, не отвлекай меня.
  
  Гермиона растерянно замялась, совершенно не представляя, что делать дальше. Такого она не ожидала. Помявшись секунду, она кивнула и пошла в другой конец гостиной.
  
  - Что, не пожелал знакомиться? - мрачно спросил Рон.
  
  - А? Что ты говоришь? - очнулась Гермиона.
  
  - Говорю, Гарри не захотел с тобой знакомиться?
  
  Гермиона убито кивнула.
  
  - И так со всеми. Мы с Невиллом тоже пытались с ним заговорить, но он нас вежливо послал. Видимо, высказывания Малфоя и толпа его довели, и он теперь ни с кем не хочет общаться.
  
  Гермиона лишь вздохнула.
  
  
  * * *
  Через неделю Гермиона сделала еще одну попытку сближения с Гарри, попытавшись с ним просто поговорить.
  
  - Красивый почерк, - заметила она. - Раньше ты писал от руки намного хуже...
  
  - Вот как? - Гарри бросил на нее холодный взгляд, заставив ее поежиться.
  
  - Ну да, видимо, было мало практики.
  
  Гарри недоуменно поднял брови, но оставил это замечание без комментариев.
  
  - Если ты пришла снова знакомиться, то я не в настроении.
  
  - Нет-нет, - немного поспешно открестились Гермиона. - Я лишь хотела узнать: записи в дневнике тебе помогли? Раньше ты туда записывал все, что с тобой происходило. По моему, это было бы очень полезно...
  
  - В дневнике? В каком еще дневнике? - Гарри с подозрением уставился на нее. - Я не нашел никакого дневника среди своих вещей.
  
  - Я имею в виду дневник в браслете, - замялась Гермиона. - Ну, в ментальном артефакте.
  
  - Понятия не имею, о чем ты говоришь. У меня нет никаких артефактов. Давай ты не будешь меня отвлекать всякой чепухой, хорошо? Спасибо, - с сарказмом заметил Гарри и продолжил писать, не обращая на нее внимания.
  
  Гермиона отошла в сторону и уселась на ближайший диван, глубоко задумавшись. Как же так? Ведь браслет не мог пострадать от падения, верно? Он ведь не является материальной вещью. Или мог?
  
  - Он опять отказывается с тобой общаться? - сочувственно спросила Лаванда, подсаживаясь с левого боку. Справа села Парвати.
  
  Гермиона кивнула.
  
  - С нами он нормально разговаривал. Мы сегодня целых полчаса болтали после обеда.
  
  - Да? И о чем же?
  
  - О нем. Он расспрашивал нас о себе... прежнем. Какой он был, что любил, какие отношения у него были с окружающими. Все такое.
  
  - Но, - Гермиона растерялась, - почему он не спросит у своих друзей, ведь мы его знали намного лучше.
  
  - Не знаю. Может он хочет составить о себе мнение со стороны?
  
  - Возможно, - со вздохом согласилась Гермиона.
  
  - Он бесится, потому что его из гостиной не выпускают. - заметила Парвати. - Я бы тоже взбесилась, если бы ходила только на уроки и в Большой зал.
  
  - Это может быть опасно.
  
  - Да брось, за три месяца в школе ничего не произошло. Тем более, директор поставил новую защиту, так что никто посторонний в школу явиться не сможет.
  
  Гермиона нехотя согласилась. Действительно, с тех пор, как Гарри разбился, больше ничего особенного в Хогвартсе не происходило. О Тайной Комнате тоже не было ничего слышно. Кто бы не пошутил тогда, он явно не собирался продолжать.
  
  - Ладно, не грусти, - хмыкнула Лаванда. - Пошли, я тебе полезный магический прием покажу. Он очень необычен и когда-нибудь спасет тебя от какого-нибудь приставучего нахала...
  
  
  * * *
  В середине марта Флитвик признал, что Гарри готов приступить к изучению заклинаний... заново. Гермиона за это время попыталась еще несколько раз наладить контакт с Гарри, но натыкалась лишь на вежливые отказы. Вот и сейчас она предложила себя в качестве репетитора, заработав раздраженный взгляд подростка.
  
  - Я сам буду обучать мистера Поттера, - ответил Флитвик. - Впрочем, я не против, если вы будете присутствовать, мисс Грейнджер. Это не повредит.
  
  Гермиона согласилась. Она питала большие надежды на некоторые заклинания... Встретившись вечером в кабинете заклинаний, они устроились на первых партах. Гарри демонстративно не смотрел в ее сторону.
  
  - Вы уже тут? Отлично...
  
  Флитвик не стал затягивать с теорией и продемонстрировав Люмос, попросил Гарри повторить заклинание.
  
  Гарри безупречно выполнил заклинание с первого раза и наткнулся на два любопытных взгляда.
  
  - Что?
  
  - Вам заклинание не показалось знакомым?
  
  - Заклинание как заклинание, ничего особенного, - буркнул Гарри. - Может, продолжим?
  
  Флитвик кивнул, а Гермиона разочарованно прикусила нижнюю губу. Совершенно никакой реакции.
  
  Гарри осваивал заклинания с поразительной скоростью, выполняя каждое буквально с первого-второго раза. Флитвик радовался так, как будто наступило второе Рождество.
  
  - Удивительно, мистер Поттер. Хоть память к вам пока и не вернулась, но магия дается вам, как будто вы все помните, - Флитвик посмотрел на Гермиону и подмигнул, хитро улыбнувшись. - Давайте перейдем к заклинанию левитации. Не забудьте те движения кистью, которые мы с вами отрабатывали, кисть вращается легко, и резко, и со свистом.
  
  Флитвик выполнил заклинание, и перо, лежащее на столе, взмыло на полметра вверх.
  
  - Теперь вы, мистер Поттер.
  
  Гарри пожал плечами и с первого раза успешно выполнил заклинание. Гермиона и Филиус Флитвик удивленно на него смотрели, ожидая непонятно чего, но...
  
  - Почему мне кажется, что вы ожидали чего-то иного? - прохладно спросил Гарри, смотря поочередно то на Флитвика, то на нее.
  
  - Верно, мистер Поттер, - очнулся от удивления профессор. - Раньше вы очень любили это заклинание.
  
  - Самые обычные чары, я встречал в книгах много более полезных заклинаний, - Гарри безразлично пожал плечами.
  
  Гермиона же пыталась совладать с шоком. Гарри вообще никак не отреагировал, что было попросту невозможно. Гарри ей рассказывал, что уже давно чувствует структуру Левиосы и сходных чар без выполнения специального заклинания. Это уже давно стало навыком! И это чувство структуры, оно сильно бьет по мозгам. Этого просто невозможно не заметить. Использовав его впервые, Гермиона едва сознание не потеряла. И уж точно потерялась в пространстве. Сейчас же Гарри... как будто потерял всю свою чувствительность. Это было странно! Очень странно!
  
  Дальнейший урок она уже не воспринимала, сильно задумавшись. Потеря браслета, нечувствительность к Левиосе... Что все это значит?
  
  
  * * *
  - Тебе это не кажется странным, Гермиона? - задумчиво спросил Рон холодным субботним утром в середине апреля. - Гарри не восстановил контакт ни с кем из своих друзей, кроме Криви. Да и то это вряд ли можно назвать дружбой, они просто иногда болтают. В спальне он лишь здоровается с нами, а потом уходит. С тех пор, как МакГонагалл разрешила ему покидать гостиную, он здесь бывает лишь утром и вечером. Он общается больше со старшекурсниками. К тому же, я видел, как он разговаривает с несколькими слизеринцами...
  
  - Ну и что? Он и раньше общался со слизеринцами, - пожала плечами Гермиона. - С той девочкой, как ее там? Дэвис? Вроде она сестра капитана сборной Равенкло. Он часто консультировался с ней по астрономии, она хорошо разбирается в этом предмете. Да и с Забини он нормально общался, если мне память не изменяет...
  
  - Да, общался, - недовольно согласился Рон. - Но это случалось довольно редко. К тому же он общался с ребятами своего возраста. А сейчас он постоянно болтает с какими-то старшекурсниками.
  
  - Если ты помнишь, то спас Гарри как раз какой-то старшекурсник. Я выяснила, что за заклинание использовал слизеринец тогда на поле. Это было заклинание стазиса, довольно сложное и энергоемкое заклинание. Это не школьный уровень. Без этого... Гарри бы умер, - тихо закончила она.
  
  - Но это все равно странно, - упрямо продолжил Рон и встал. - Пожалуй, я пойду вниз. Посижу в Большом зале.
  
  Гермиона проводила его взглядом и вздохнула. Вопросы Рона лишь подтверждали ее собственные наблюдения. Сколько не пытайся все списать на потерю памяти, но... Это была вовсе не первая странность. Странностей становилось тем больше, чем чаще она наблюдала за Гарри. Он словно стал другим человеком. Сначала это было не слишком заметно, но при внимательном взгляде... Прежние движения, которые были характерны для Гарри - очень быстро исчезли. А взамен появились другие. Конечно, это не было чем-то слишком удивительным... Если бы это произошло в течении полугода. Но измениться за пару недель? Это было очень странно.
  
  Но Гермиона не являлась специалистом по амнезии, так что не могла сказать ничего определенного. Но разве это единственная странность? Нет! Даже Хедвиг его не признала, что очень сильно потрясло Гермиону. Впрочем, позже ей пояснили, что такое иногда случается. Что-то меняется на глубинном уровне в человеке, и совы больше его не признают. И почерк, в первый же вечер она заметила, что у него какой-то другой почерк.
  
  Весь прошлый месяц Гермиона пыталась уловить некую мысль и, осознав ее, ошеломленно замерла. А что, если Гарри - это вовсе не Гарри? Что, если его место занял кто-то другой? Это объясняло практически все те странности, что она увидела и услышала. Быстрое, практически мгновенное обучение - даже тем заклинаниям, которые ему совсем не давались ранее. Хедвиг, телекинез и прочее, прочее, прочее. В библиотеке она читала про такое состояние - одержимость. Это было не такой уж и редкостью в магическом мире, да и в маггловском тоже, если говорить начистоту. В древности колдуны нередко пользовались такой возможностью, чтобы продлить свою жизнь. А Гарри... Тогда на поле, она видела то месиво, что осталась после падения. Никто не мог выжить в таком состоянии, уж она - как дочь врачей - это точно знала. Как можно жить, когда твой мозг разбросан по всей поляне? Именно поэтому она так остро переживала первые дни, ведь она уже знала, чувствовала...
  
  Гермиона прикрыла глаза и глубоко задышала, мгновенно проваливаясь в транс и успокаивая сердце. Эмоции сейчас только мешали. Все это могло быть выдумкой ее воспаленного воображения и отражением той обиды, которая возникла, когда Гарри не пожелал знакомиться с ней снова. Но... Есть одно но, это может быть вовсе не выдумкой.
  
  Открыв глаза, Гермиона нашла взглядом Гарри и пристально уставилась на него, стараясь найти хоть что-то знакомое в его облике. Тот сидел в кресле и болтал о чем-то с Карен Спунер, старостой шестикурсников. Словно почувствовав взгляд Гермионы, он резко повернулся к ней и посмотрел прямо в глаза. Она опять увидела то самое выражение, которое никак не могла расшифровать. Гарри поднял бровь, выражая свой вопрос всем лицом, но она лишь отрицательно покачала головой и отвернулась.
  
  Сердце бешено застучало в груди. Догадка была на грани фола, но... Почему она не может ее высказать, скажем, МакГонагалл? Наверняка маги могут проверить волшебника на одержимость, и Гарри это совсем не повредит. По крайней мере, она очень на это надеялась. Даже если она ошиблась, ничего плохого ведь не случится, верно? Решительно кивнув себе, она встала и направилась к выходу из гостиной, на ходу сочиняя речь и продумывая разговор. Она просто обязана убедить МакГонагалл!
  
  
  * * *
  - Итак, - МакГонагалл устало потерла виски и отложила перо в сторону. - Вы утверждаете, что Гарри Поттер может быть одержим каким-то духом. Это очень серьезное заявление. Повторите еще раз то, что вы сказали, только прошу вас - не тараторьте!
  
  Гермиона отчаянно покраснела. Не справившись с волнением, она вывалила на профессора все, что ее смущало последнее время.
  
  - Э-э-э... хорошо! Первое, что я заметила, это волосы. Прошлые полтора года у Гарри не росли волосы на голове...
  
  МакГонагалл поощряюще кивнула.
  
  - Потом, когда Гарри начал посещать занятия, я заметила, что у него изменился почерк.
  
  - Это вполне допустимо в его случае и не является такой уж редкостью, - вставила МакГонагалл.
  
  - У него почти мгновенно исчезли его прежние рефлексы и появились другие, - упрямо сказала Гермиона. - У него изменились движения, он даже стал ходить по-другому. И это произошло не постепенно, а в течение недели, может, чуть больше. Разве это не странно?
  
  - Продолжайте.
  
  - Хедвиг, его сова, она его не признала. Совсем!
  
  - Насколько я знаю, - слабо улыбнулась МакГонагалл, - ваши слова не совсем верны. Хедвиг - вовсе не его сова. Она и раньше не признавала его единоличным хозяином.
  
  Гермиона смутилась.
  
  - К тому же, это может быть последствием травмы. Аура мистера Поттера изменилась. А совы опознают своих хозяев именно с помощью ауры.
  
  - Хорошо. Когда несколько недель назад Гарри начал изучать чары под присмотром профессора Флитвика, я вызвалась помочь. Гарри никак не отреагировал на свои любимые чары. Использовав левитацию, он даже не поморщился.
  
  - И что в этом странного? - недоуменно подняла брови профессор. - Помните, потеря памяти?
  
  - Профессор... - Гермиона покачала головой. - Гарри выработал чувствительность к структуре заклинания Вингардиум Левиоса и его аналогам. И поверьте, эта чувствительность бьет по мозгам так, что не заметить этого нельзя. Есть специальное заклинание, чтобы чувствовать структур левитационных чар, и однажды я попробовала их в связке - это было ужасно. Гарри мне рассказывал, что ему даже пришлось учиться понижать эту чувствительность, специально, чтобы не теряться в ощущениях. Но в этот раз... Он как будто использовал заклинание впервые, никакой чувствительности у него не было. И это удивило не только меня: профессор Флитвик был тоже очень удивлен, хоть и не заострил на этом внимания.
  
  - Что-то еще?
  
  - Гарри... Он не может пользоваться своим специальным артефактом, браслетом.
  
  - Браслетом? Каким браслетом? - удивленно спросила МакГонагалл. - Насколько я помню, у мистера Поттера был браслет его матери, но в конце прошлого года он пропал.
  
  - Да, - замялась Гермиона. - Я говорю про тот самый браслет. Но он вовсе не пропал. Как я поняла из объяснений Гарри, он просто... растворился. Физически его нет на руке, но Гарри может им пользоваться. Вернее мог, до падения...
  
  МакГонагалл нахмурилась и принялась что-то обдумывать.
  
  - Если это такой артефакт, как вы говорите, то... Это вовсе не уровень выпускницы школы. Лили Поттер была отличной ученицей, лучшей в своем потоке и в паре соседних, пожалуй. Но она не была гением. Ей просто не хватило бы знаний и опыта, чтобы создать нечто подобное. Тут нужны десятилетия практики и недюжинный талант. Лили была талантлива, это бесспорно, но она была еще слишком молода.
  
  - Разве это важно? - растерялась Гермиона.
  
  - В общем-то, нет, - согласилась МакГонагалл. - Просто мысли вслух. Это все?
  
  - Нет, еще... - Гермиона описала все мелкие детали, которые кропотливо запоминала весь последний месяц.
  
  После того, как Гермиона замолчала, МакГонагалл глубоко задумалась и молчала некоторое время.
  
  - Я признаю, что это выглядит несколько странным, но это вовсе не повод считать его одержимым, - наконец прервала тишину МакГонагалл. - Помолчите, пожалуйста, я поясню. Одержимость - это не быстрый процесс. А мистер Поттер был доставлен в больницу без промедления и три месяца находился под присмотром целителей. К тому же существует множество видов одержимости, и подавляющее большинство из них прекрасно заметно, так как очень сильно влияет на носителя. Человек начинает болеть, иссыхать или даже гнить заживо. Могут проявляться физические уродства. Конечно, существуют и исключения, когда все проходит без малейших последствий. Но... эти исключения предполагают, что тело уже свободно.
  
  Гермиона недоуменно моргнула.
  
  - Как это?
  
  - Я хочу сказать, что если в тело мистера Поттера заселился какой-то призрак или дух, то сам мистер Поттер уже был мертв к тому моменту, - ничего не выражающим голосом сообщила МакГонагалл.
  
  Гермиона вздрогнула.
  
  - Но ведь это возможно?
  
  - Это крайне маловероятно. В больнице святого Мунго работает множество профессионалов. Чтобы они не заметили подселение в одного из своих пациентов? Это практически невозможно. Разве что дух вселился в мистера Поттера еще до падения.
  
  - Но... Но... - Гермиона отчаянно искала аргументы. - А как же то, что Гарри отказался от всех без исключения контактов, которые у него были раньше? Он не общается не только со своими друзьями, но и с теми, с кем даже мельком общался раньше. Разве это не подозрительно? - немного приукрасила Гермиона действительность.
  
  - Это... - МакГонагалл откинулась на спинку кресла и устало посмотрела на Гермиону. - Ладно, считайте, что вы меня убедили. Что-то есть в ваших словах, мисс Грейнджер. По отдельности это все можно объяснить, но вместе... Это действительно немного странно. В конце концов, от проверки не случится ничего плохого. Она не более опасна для здоровья, чем проверка у колдомедика.
  
  - Правда? - удивилась Гермиона. Она уже отчаялась убедить профессора.
  
  - Правда, - подтвердила МакГонагалл. - Как только я закончу проверку эссе, я поговорю с директором. Он, как школьный опекун мистера Поттера, имеет право на любую проверку, которая не вредит здоровью подопечного. А сейчас идите в гостиную и отдохните. Мне еще предстоит проверить множество эссе, - МакГонагалл оглядела заваленный стол и неловко улыбнулась.
  
  - Хорошо! И... Спасибо, профессор! - Гермиона кивнула и торопливо выскочила из кабинета.
  
  Закрыв за собой дверь, Гермиона секунду постояла и улыбнувшись, пошла по направлению к гостиной. Правильно ли она поступила? Что бы сказал прежний Гарри на такое поведение своей подруги? Скорее всего, покрутил бы пальцем у виска или что-то в этом роде и предложил бы пообщаться напрямую с этим, потерявшим память Гарри. Проблема в том, что тот не хотел общаться... Задумавшись, она шла по привычному маршруту, не обращая внимания на окружение. Поэтому, когда кто-то схватил ее за руку и затащил в открытую дверь аудитории и прижал к стенке, это стало для нее полнейшей неожиданностью. Дверь со скрипом захлопнулась, и замок щелкнул, закрываясь.
  
  Мантия сползла с плеча невидимки, и Гермиона удивленно уставилась на лицо... Гарри. Палочка в его руке указывала прямо на нее.
  
  - Ты зря влезла в это дело, Грейнджер, - заговорил он, холодно смотря на нее.
  
  - Гарри? - ошеломленно спросила Гермиона. - Что ты делаешь? Отпусти меня, мне больно!
  
  - Не строй из себя дурочку, я слышал все до последнего слова, - его лицо исказилось гримасой презрения, и Гермиона пораженно застыла. Именно это выражение она несколько раз мимолетно видела у него, когда он смотрел на окружающих и думал, что на него никто не смотрит.
  
  - О чем ты говоришь?
  
  Улыбка скривила углы рта Гарри. Он отпустил ее и отошел на несколько шагов, лениво крутя палочку.
  
  - О твоем разговоре с этой старой кошкой. Ты бесила меня своими пристальными взглядами с самого первого дня пребывания в школе. Думаешь я ничего не замечал?
  
  - Ничего не понимаю! О чем ты?
  
  - Продолжаешь строить из себя святую? - Тут глаза Гарри сверкнули. - Ну что же... Давай попробуем по-другому. - он указал на нее палочкой. - Кру...
  
  Но Гарри не успел закончить, прямо от него понеслась невидимая волна. Занавески на окнах заколыхались, парты заскрипели. Ведро, что стояло в углу, проехалось по полу и упало на бок.
  
  Гермиона неверяще смотрела на Гарри. Это явление было ей хорошо знакомо. Раньше Гарри не раз проделывал нечто похожее с помощью телекинеза, желая кого-нибудь напугать: мол, где-то рядом летает невидимый Пивз и сейчас начнет хулиганить. Получается... Это настоящий Гарри? Она окончательно запуталась!
  
  Это происшествие ошеломило не только ее. Гарри тоже застыл на секунду, а потом выполнил палочкой несколько заклинаний. Гермиона узнала только одно - Гоменум Ревелио.
  
  - Это ты сделала? - холодно процедил он. - Случайная магия в твоем возрасте... В любом случае, она тебе не поможет. Как я и говорил, следует тебя проучить...
  
  Гермиона отстраненно подумала, что старый Гарри никогда бы так себя не повел. Он обычно что-то делал, а уже после распинался. Новый Гарри... Он явно имел иные мысли на этот счет. И очень любил поболтать, прямо как киношный злодей. Ей же лучше. Создав пальцами фигуру, которую показывала ей Лаванда, она сосредоточилась и вытолкнула из себя сгусток энергии.
  
  Сверкнуло, и Гарри отбросило... Но вовсе не так, как Гермиона того ожидала. Вместо сильного толчка, который отбросит цель в сторону, получился какой-то слабый пинок: Гарри отступил на несколько шагов, и его выражение лица немного изменилась, став глумливым.
  
  - Маленькая грязнокровка чему-то научилась? - хмыкнул он и сделал резкое движение кистью. - Ступефай!
  
  Только чудом Гермиона избежала красного луча и, выхватив палочку, выполнила заклинание Протего. Глядя на нее, Гарри только иронично усмехнулся и двумя невербальными заклинаниями сбил щит и третьим выбил у нее палочку, не дав и шанса на сопротивление.
  
  - Ты зря влезла в это дело, Грейнджер, - повторился он. - Может, осталась бы жива и здорова, когда все закончится. Ступефай!
  
  Гермиона попробовала увернуться еще раз... Но лишь почувствовала удар в грудь, и тьма беспамятства унесла ее сознание в иные миры.
  
  
  
  Глава 50
  
  Гарри не сразу понял, что вообще произошло. Вот он пикирует вниз на сумасшедшей скорости, через мгновение метла отказывает, а вот он уже... Осознал себя он тоже не сразу - эхо голосов его разбудило. Сначала была очень резкая, но и очень короткая боль. Потом какая-то мешанина в голове, перед глазами... а потом... Потом он почему-то оказался в толпе, пытаясь сообразить, что происходит.
  
  Мир вокруг странным образом обесцветился, став тусклым и невыразительным. Все словно заволокло густым туманом, очертания людей поблекли, голоса куда-то отдалились и слышались далеким эхом, тем самым эхом, что его разбудило. Гарри с трудом различал чужую речь.
  
  Большинство учеников собрались вокруг него и куда-то смотрели, кто-то выбегал из круга, кто-то не справившись с тошнотой, тут же опорожнял желудок.
  
  Мысли в голове перекатывались тяжелыми глыбами, и Гарри с трудом соображал, что происходит вокруг него. Но все же, заинтересовавшись, куда это все смотрят, он опустил взгляд.
  
  "Оу", - только и подумал Гарри, наконец разглядевший то, что лежало прямо под ним.
  
  Смотрел он на это еще минуты две. Далеко не каждый день видишь собственный труп - или то, что от него осталось, да еще в таком неприглядном виде.
  
  Похоже, погиб Гарри мгновенно. Вот так - раз доверишься чужому артефакту и пожнешь плоды. Давно нужно было переходить на самолевитацию, ведь для этого он и изучал телекинез, чтобы летать свободно, без всяких там метел. Никто не сможет сломать ему телекинез, никто! Такая глупая смерть!
  
  Почему-то страха совсем не чувствовалось. Не чувствовалось и печали от того, что умер таким молодым. Возможно, потому, что тело с его сердцем, нервами и всем остальным - осталось размазанным по квиддичному полю. Бестелесный дух оказался менее эмоциональным, чем была физическая оболочка.
  
  Гарри смотрел бы и дальше, но тут мир вспыхнул, и он почувствовал тянущее чувство, пространство вокруг смазалось темными красками. Было ощущение, что его поднял ветер и понес ураганом в далекие дали. Так продолжалось какое-то время, ему с трудом удавалось связно мыслить в таком состоянии. Мелькнула мысль, что именно этим и опасна трансфигурация разумных в животное или вещь - люди быстро теряют разум, если не подготовлены.
  
  Когда закончилось перемещение, Гарри тупо уставился перед собой. Вернее, не уставился, так говорить было ошибочно. У него не было глаз, да и то, что он ощущал - нельзя было назвать зрением или телекинетическим ощущением, которое он чувствовал ранее. Это было нечто иное... Гарри как будто висел в пустоте, ощущая рядом с собой несколько сгустков чего-то... знакомого, даже родного. И больше ничего вокруг, только три сгустка, он и пустота.
  
  Делать ничего не хотелось, да и что можно делать в его состоянии? Похоже, он скоро увидит родителей, если люди правы и существует какой-нибудь загробный мир. Мыслить становилось все сложнее и сложнее, эмоции совсем исчезли. Невольно проскочила мысль, что медитировать в таком состоянии тоже будет сложно. Вроде и похожее состояние, но в медитации тоже нужны мысли и эмоции - направленные на строго определенную цель. А тут... Последней мыслью, прежде чем он впал в созерцательное состояние, было то, что он растворяется в этом "ничто".
  
  
  * * *
  ОШИБКА...
  
  ОШИБКА...
  
  ОШИБКА...
  
  Эта мысль-послание билась у него в голове последние... Гарри не знал, сколько времени он провисел в этом "ничто", но вскоре появилась эта мысль и разбудила его. Осознав себя заново, Гарри невольно обрадовался и ужаснулся - лучше уж быть немыслимым сгустком в неведомом месте, чем мыслить и осознавать, что происходит. Но и радость была: похоже, браслет... - или та магическая структура, что впиталась в Гарри после исчезновения браслета - остался с ним. Теперь он будет надоедать ему и после смерти.
  
  Гарри был бы рад поразмышлять еще некоторое время, но мысли опять начали затихать, как волны на спокойной воде.
  
  ИЗВЛЕЧЕНИЕ...
  
  Мысль-послание браслета опять вывела его из созерцательного состояния, и он почувствовал знакомое чувство движения, которое ощущал, когда его перенесло в это место.
  
  Мир пустоты исчез, и Гарри появился в другом месте, более... земном. Даже можно сказать, в привычном месте. Оглядевшись, он узнал маленькую комнату, в которой он проснулся после нападения маньяка. Ну, или в похожей комнате. Если он тут, то... Его что, смогли собрать заново и вылечить?
  
  Попытавшись встать, Гарри осознал, что не чувствует своего тела. Да и звуков как-то не слышно... Бросив взгляд в окно, он скис - там был знакомый туман, который он уже видел на поле. Он всего лишь... кто? Дух? Он не знал. Здесь - на земле - его зрение было иным. Не таким, как в пустоте. Там он ощущал пространство и какие-то сгустки, а здесь было почти привычное зрение, лишь немного искаженное. Клятый туман...
  
  Посмотрев вниз, он ничего не увидел, лишь пустоту под ним и кровать ниже. У него не было тела... Он даже не был призраком. Он в бестелесном состоянии висел над кроватью, в которой кто-то лежал. Он никак не мог разглядеть лицо, все как будто тонуло в молочном тумане. Так как двигаться он не мог, пришлось вместо этого пристально уставиться в лицо незнакомца в надежде, что туман рассеется. Он не был сильно удивлен, когда ничего не получилось. Но что ему еще было делать?
  
  В какой-то момент, сильно сконцентрировавшись, Гарри бросил взгляд на незнакомца и с удивлением опознал... Себя! Концентрация тут же улетела в трубу, и вместо лица опять возник белесый туман. Пришлось повторить предыдущий подвиг и сконцентрироваться. И вот тогда он оглядел себя. Только заметно изменившегося себя. Длинные спутанные волосы, сильная бледность, да и вообще вид был не самый хороший... Измученный такой вид, как после тяжелой болезни.
  
  Но тело на кровати дышало, и это радовало Гарри. Вот только непонятно было, почему он в виде духа висит над своим телом, а не просыпается? Может, ему нужно как-то вселиться обратно? Эта мысль развеселила его, но не подсказала, что же ему делать дальше.
  
  Оглядев комнату в пятнадцатый раз, Гарри заскучал. Новизна впечатлений быстро пропала, звуков почти не было слышно, лишь из-за дверей иногда доносилось эхо голосов или шагов. Когда ушли первые эмоции, мысли снова стали замедляться, и он заволновался. Ему вовсе не хотелось опять изображать из себя бессмысленного болванчика, который висит в пустоте.
  
  Осознав, чем это ему грозит и как можно решить эту проблему, Гарри принялся вспоминать все, что помогло бы ему растормошить свои мысли. Сначала попробовал считать в уме, перемножая любые числа. И на некоторое время это действительно помогло. В палату тем временем зашел колдомедик, и это растормошило сознание и эмоции куда лучше, чем счет.
  
  Целитель прошелся по палате, взглянул на стол и понаблюдал за серебряными инструментами, на которые Гарри ранее не обращал внимания. Потом помахал палочкой, что-то записал в обычную маггловскую тетрадку и вышел, затворив за собой дверь.
  
  После этого эпизода Гарри снова принялся считать в уме... И понял, что это уже не помогает. Это было до ужаса скучно. Ну не был он великим математиком, его не очень интересовала эта тема.
  
  Когда стало очевидно, что мысли замедляются, Гарри переключался на новую тему: вспоминал лекции, вспоминал и мысленно произносил скороговорки, стихи и прочее, что приходило в его разум, лишь бы как-то разогнать скуку и разбудить эмоции. Так он продержался несколько дней, если судить по освещению за окном и посещениям колдомедиков... Вспомнив, что ему приходили мысли-послания от браслета, он попробовал вызвать дневник, и, на удивление, это у него получилось. На пределе концентрации, но получилось.
  
  Гарри тут же полез в книгу, которую подарил ему Олливандер. Он помнил, что там что-то было о медитациях, которые позволяют работать с разумом. Найдя нужный раздел и вычитав начальную теорию, он тут же приступил к практике... Вернее, попытался приступить. У него никак не получалось сконцентрироваться, непослушные мысли становились все более тяжелыми и текли все медленнее. Перед тем, как погрузиться в созерцательное состояние, Гарри подумал, что если он еще раз очнется - нужно будет не терять время на осмотр окружения, а тут же заняться медитацией, пока концентрация на уровне. Иначе...
  
  
  * * *
  - ГАРРИ!
  
  Громкое эхо знакомого голоса разбудило Гарри, и он моргнул... Попытался моргнуть. Оглянувшись, он понял, что находится в каком-то помещении и двигается. Двигается, как безмозглый воздушный шарик, за двумя фигурами. Сконцентрировавшись, он с неудовольствием и недоумением опознал в одной из фигур себя, другой была МакГонагалл.
  
  Кто кричал? Что происходит? Если раньше он думал, что его тело лежит на кровати и очнется, когда он вселится обратно... Или он вселится обратно, когда тело выздоровеет. То теперь?.. Разве возможно жить без души? А если нет, то кто там ходит в его шкуре?
  
  Пока он мысленно возмущался, туманные Гарри и МакГонагалл вошли в гостиную Гриффиндора и последняя произнесла речь. Она стояла довольно близко к нему, так что он расслышал все до последнего слова. Она разговаривала с другим Гарри, как будто он ничего не помнит, описывая все, что ей попадается на пути.
  
  Понаблюдав немного за окружением, Гарри быстро сообразил, что тот, другой Гарри - ничего не помнит. Хотя и не выглядит сильно удивленным. Что все-таки происходит?
  
  К счастью, Гарри вспомнил, что он себе пообещал в прошлый раз, и решил не тратить время даром. Если у него все получится и разум больше не будет засыпать, то он успеет во всем разобраться.
  
  Подумав так, он сконцентрировался и ухнул в транс. В этот раз это вышло на удивление легко. Эмоции у него остались, хоть и приглушенные, а вот физические, чисто телесные чувства... Никаких признаков усталости, никаких признаков голода. Все это осталось там, с мышцами и желудком. Так что отсечь лишнее было делом техники и получилось с первого раза.
  
  Транс - это хорошо, но вот дальше ему требовалось нарисовать короткими мазками невидимой кисти линии неведомого иероглифа. Гарри скуксился: ну и описание. В книге так и было написано, дословно. Впрочем, сам "знак концентрации" был хорошо описан в книге, а также - какие ощущения он должен вызвать, когда все получится правильно сделать.
  
  Гарри долго как баран бился в попытке представить в своем разуме этот знак, но он явно делал что-то не так. Дело сдвинулось с мертвой точки, когда он представил перед собой светящуюся стену, на которой он и принялся рисовать кисточкой тот самый знак. Представить получилось не с первого раза, пожалуй, и не с первой тысячи...
  
  Это продолжалось очень долго, пока Гарри не представил символ настолько четко, что тот налился силой и приобрел объем, самостоятельно трансформируясь в нечто иное. Свежий ветер пронесся по сознанию, унося с собой усталость, апатию и все то, что мешало четко работать его разуму. Необычайная ясность мысли поразила Гарри. Усмехнувшись, он осторожно вышел из транса и впервые за долгое время принялся наблюдать за жизнью двойника, планируя дальнейшие действия... Только через некоторое время он заметил, что четкость мышления ушла и он опять проваливается в бессмысленное состояние. Чертыхнувшись, Гарри кое-как вошел в транс и снова повторил прежние действия, со светящейся стеной и иероглифом.
  
  Пришлось учиться поддерживать знак концентрации активным. Когда получилось поддерживать светящийся знак где-то глубоко внутри сознания, Гарри возликовал. Наконец, ему удалось оставаться мыслящим существом, а не бездумным шариком на веревочке, который постоянно сдувается. Именно такая аналогия была в его разуме все это время, когда он осознавал себя и со временем терял разум, "сдуваясь".
  
  Первое время Гарри просто наблюдал, смотрел за двойником и окружающими людьми. Как ни странно, но двойник был довольно общительным... Хотя своих друзей Гарри не видел среди его постоянных собеседников, что было немного странно. А еще двойник постоянно где-то лазал по замку, по каким-то неведомым коридорам. Для зрения Гарри коридоры превратились в плохо различимые силуэты, огромные туманные массы. И различать что-то в этих туманных массах было очень сложно.
  
  Убедившись, что не увидит ничего интересного, Гарри вернулся к своей проблеме. Оставаться духом он не собирался, значит, что? Значит, нужно дать знать, что он где-то здесь, рядом со своим телом. А как это сделать? Верно, с помощью магии. А конкретнее, телекинезом! Он не знал, от чего зависит магия, от тела или души, но определенно собирался выяснить это на практике.
  
  Попробовав для порядка несколько раз выполнить заклинание, Гарри так ничего и не добился. Впрочем, он и не ожидал никакого эффекта. Он не чувствовал свою ману в трансе, хотя до падения чувствовал ее отчетливо даже без всякого транса. Натренировался, мда.
  
  Уяснив для себя проблему, Гарри посетовал на свою невезучесть и принялся за восстанавливающую медитацию. Вот тогда ощущение энергии пришло к нему практически мгновенно, как будто он сделал глоток чистейшего воздуха. Обрадовавшись, он прекратил медитацию и через несколько мгновений растерянно замер, прислушиваясь к себе. Мана, которую он копил несколько минут, просто... исчезала. Что за?..
  
  Повторив процедуру несколько раз с одинаковым результатом, Гарри задумался. Раньше, когда он обладал телом, ему не приходилось об этом задумываться, но сейчас... Его дух не мог удерживать магическую энергию... бессознательно. Очевидно, что он может сделать это сознательно, но придется этому научиться.
  
  Прежде всего, Гарри попытался изменить свою медитацию. Раз он дух, то наверняка может видеть ману, значит, сможет увидеть или хотя бы ощутить, как он ее теряет. Для этого он стал пытаться медитировать, не отстраняясь от всего на свете, а оставляя себе некоторые чувства. В частности, зрение. Это, наверное, было самое сложное, чему ему довелось учиться до сих пор, кроме знака концентрации. Навык ни в какую не давался. Ну не хотел он входить в транс, когда что-то ему мешало. Он не знал, сколько прошло времени, просто в какой-то момент, думая о посторонних вещах, он осознал, что видит... Туман, который течет в его направлении.
  
  Выйдя из транса, Гарри убедился в своей догадке и, если бы у него была голова, он обязательно ей покачал бы. Такая трата времени... Этот туман, что он видел все это время - это была мана. Он увидел, как этот туман изливается из него и рассеивается в пространстве. И что делать дальше? Это знание не дало ему ключ к тому, как действовать!
  
  Не став больше терять времени, Гарри просто принялся за медитацию. Восстановив чуть-чуть маны, он выходил из транса и всеми мыслимыми способами пытался ее удержать.
  
  Предыдущий опыт не был совсем бесполезным, как Гарри думал ранее. Наловчившись за некоторое время медитировать, не отстраняясь от зрения, он пошел дальше и принялся просто сохранять баланс энергии. Раз уж его мана постоянно утекает, когда он не медитирует, ему просто нужно постоянно пополнять энергию. Это же так очевидно...
  
  Когда у него получилось продержаться в таком состоянии полчаса - двойник обедал, а это занимало примерно полчаса, - он медленно, наслаждаясь, скастовал Левиосу. О, эти божественные ощущения структуры такого знакомого заклинания. Под знаком концентрации они были даже ярче. Или это виновата новая природа Гарри, то, что он имел не совсем телесную природу. Попытавшись привычно сдвинуть структуру, он словно уперся в какой-то барьер. Именно такое ощущение возникло при этом действии... Мысли яростно забегали, а он раз за разом пытался сдвинуть заклинание, но оно просто не подчинялось и вскоре рассеялось - у него истощилась мана.
  
  Гарри мысленно взвыл. Неужели все, буквально все завязано на физическое тело? Неужели нельзя, чтобы что-то было более простым и понятным? Хотя это многое объясняло. Он всегда удивлялся, почему призраки магов не колдуют, за несколькими исключениями. Видимо, не все они утруждают себя изучением того, чем он сейчас занимается. Да и то... Сколько времени прошло с тех пор, как он очнулся в последний раз? Месяц, больше? Все это время он занимался как проклятый. Даже в таком, бестелесном состоянии он иногда ощущал усталость. Благо знак концентрации очень помогал в этом случае.
  
  Обновив в сознании знак концентрации, Гарри успокоился. Ну и что, что не получилось сразу? Как будто у него что-то получалось делать с первого раза, кроме Люмоса... Немного подумав, он дождался, пока двойник уйдет спать, и, сконцентрировавшись, вызвал светлячок. Заклинание возникло там, где нужно. Правда, управлять им не требовалось, так что никаких барьеров он не ощутил. Хм. А ведь и Левиосу он успешно создал, просто управлять не мог... Пока не мог!
  
  Ленивые попытки пробить барьер продолжались, пока он не увидел нечто странное. Он летел по коридору, но рядом с ним никого не было. Это так озадачило Гарри, что он даже отвлекся от медитации и огляделся. Он действительно летел по коридору, и двойника нигде не было видно. И летел он довольно целенаправленно. Это что, он теперь не привязан к телу? Но почему он летит куда-то в таком случае? Его что, ветром уносит?
  
  Гарри увидел впереди туманную фигуру ученика, к которой он направлялся. Но для него стало полной неожиданностью, когда из воздуха появилась рука и утащила ученика в открытые двери аудитории. Прошло еще мгновение, и с двойника сползла мантия-невидимка. А Гарри с безграничным удивлением узнал во втором ученике... Гермиону. Увидев палочку, что двойник направлял на девочку, Гарри заволновался. Так не должно быть... Он не может быть беспомощным в такой момент! А это значит, пора ломать барьер!
  
  Казалось, этот барьер, словно стальные оковы, не давал ему управлять заклинанием и бог знает что еще. С каждым повтором заклинания, с каждой попыткой управления барьер истончался. Увидев, как к Гермионе понесся туманный сгусток заклинания, Гарри разъярился. Хотелось рывком сломать эту стену и заглянуть за грань - и наконец получить доступ к своему заклинанию. И эта ярость, это злоба на двойника - дала силы для прорыва. Собрав волю в один мощный кулак, он ударил по неизвестной мембране.
  
  Барьер устоял, но Гарри чувствовал, что в нем образовались трещины. Воодушевленный, он ударил еще раз и еще. Удары сыпались один за другим; наконец барьер рухнул, и Гарри замер, вслушиваясь в окружающее пространство. Но услышал лишь эхо разговора...
  
  - Ничего не понимаю! О чем ты? - услышал он голос Гермионы.
  
  - Продолжаешь строить из себя святую? - послышался голос двойника. - Ну что же... Давай попробуем по другому. Кру...
  
  Гарри на автомате создал телекинетическую волну, уводя палочку в сторону. Даже если бы двойник создал заклинание, оно бы пролетело мимо цели. Двойник от этого заметно занервничал, что порадовало Гарри. Но его огорчило другое: слишком удивившись тому, что ему удалась Левиоса, он утратил контроль над медитацией, и его мана быстро исчезла, тем самым развеяв заклинание.
  
  Спешно восстанавливая ману, Гарри увидел, как двойник выбил у Гермионы палочку и потом поразил ее туманным сгустком заклинания, от чего Гарри мысленно взвыл от ярости. Двойник... Он ответит за это, дай только ману накопить!
  
  Двойник не стал ничего делать с потерявшей сознание Гермионой; он повернулся к двери, словно к чему-то прислушиваясь, а потом поспешно натянул мантию-невидимку и бегом понесся по коридорам. Он зашел в туалет и, подойдя к умывальнику, натурально зашипел, отчего Гарри едва не сбился с концентрации. Чего это двойник делает, с ума, что ли, сошел?
  
  Но двойник определенно не был сумасшедшим: от его шипения туман пошел волнами, и кран вспыхнул опаловым светом и начал вращаться. Еще мгновение - умывальник подался вниз, погрузился куда-то и пропал из глаз, открыв разверстый зев широкой трубы.
  
  Двойник выполнил несколько заклинаний, а потом указал на себя палочкой.
  
  - Сонорус.
  
  А он потом снова зашипел. Но в этот раз это было... куда более впечатляюще. Гарри показалось, что в этом туалете собрались все змеи мира и зашипели разом, так громогласно это прозвучало. Видимо удовлетворившись эффектом, двойник вышел из туалета и вновь побежал по коридору. Вскоре Гарри узнал эту эту часть замка. Двойник находился рядом с классом трансфигурации. Он встал в нишу как раз недалеко от двери класса и принялся чего-то ждать.
  
  Что вообще происходит? Какого тролля этот... умник напал на Гермиону? Жаль, что Гарри прослушал большую часть разговора и не интересовался жизнью двойника ранее, это определенно дало бы ему необходимые ответы. И что он делает здесь? Подождет, пока уйдет МакГонагалл, и залезет к ней в кабинет?
  
  Накопив ману, Гарри скастовал Левиосу и задумался. Можно ведь не тянуть кота за хвост. МакГонагалл наверняка в кабинете, так что, если в класс залетит тело Гарри Поттера, а потом на доске мел самостоятельно начнет писать, это наверняка привлечет ее внимание. А там уж он сумеет как-то объясниться, верно? Наверняка Дамблдор или кто-нибудь еще знают, что делать в его случае. Кивнув себе, он направил структуру к невидимой мантии и... Почувствовал как заклинание распадается. Недоуменно замерев на мгновение, Гарри повторил свой опыт. Заклинание опять развеялось. Что за фигня такая, он что, разучился держать заклинание? Но попробовав пошевелить нечто иное, он тут же добился результата. Очевидно, дело в мантии-невидимке. Не такая уж это и простая мантия, как говорил Дамблдор. Но с другой стороны, раньше у него вполне успешно получалось дотрагиваться телекинезом до мантии, когда он был живым... Чудеса! Ну ничего, Гарри терпеливый, он подождет... А потом скрутит мерзавца.
  
  Двойник стоял долго, час или даже более. Когда дверь открылась и вышла Минерва МакГонагалл, Гарри даже мысленно улыбнулся. Вот сейчас она уйдет, и тогда наконец двойник скинет мантию и Гарри сможет действовать.
  
  МакГонагалл направилась по коридору, и двойник пошел за ней, а вовсе не в класс, как того ожидал Гарри. Поднявшись на второй этаж, двойник вытащил из-под мантии руку и прошептал:
  
  - Империо! Стой на месте!
  
  МакГонагалл как будто на стену наткнулась и резко остановилась.
  
  - Подойди ко мне.
  
  МакГонагалл деревянным движением обернулась и пошла в направлении невидимого двойника.
  
  - А сейчас...
  
  Договорить он не успел: МакГонагалл подняла руку, и Гарри с удивлением увидел палочку. Двойник отпрыгнул в сторону, избегая туманного сгустка заклинания, и наколдовал вокруг себя какой-то незнакомый щит, который облегал тело не хуже одежды. Раньше Гарри даже не слышал о таких. Обычно щиты были сферическими...
  
  МакГонагалл не стала ждать дальнейших действий; резкое движение руки, и по коридору пронесся сильнейший порыв ветра, сдувая с невидимки мантию. Впрочем, двойник не выглядел обескураженным, он лишь жестко усмехнулся.
  
  Гарри тут же попытался использовать телекинез. Ему было не по нраву, то что происходило в этом коридоре. К тому же он хотел вернуться в свое тело и вытурить оттуда самозванца. Теперь-то он не сомневался, что в его теле поселился самозванец. Но щит, чертов щит, он был просто непреодолим. Сколько бы Гарри не пытался что-то сделать, щит даже не замерцал. Будь Гарри в своем родном теле, может быть, у него что-то и получилось бы, все же силенок было тогда намного больше, но сейчас... нечего и пытаться. Нужно ждать подходящего момента...
  
  - Мистер... Поттер, я полагаю? - сурово спросила МакГонагалл и вновь взмахнула палочкой. Двойник шагнул в сторону, но... Никакого заклинания в привычном смысле из палочки не появилось. Но эффект... Эффект превзошел все ожидания. Гарри его увидел практически сразу: стены за спиной двойника сомкнулись, делая из коридора - тупик. - Теперь вы не сможете скрыться. Бросайте палочку!
  
  - Поттер то, Поттер се... Нет у вас больше Поттера. Ты думаешь, я хочу сбежать? - двойник засмеялся пронзительным ледяным смехом. - Это вряд ли. Я сильнейший волшебник современности...
  
  - Кем бы вы ни были ранее, сейчас вы в теле мальчишки, который даже не окончил второй курс Хогвартса. Вы имеете его пропускные способности и не более... Много знаний, но много ли возможностей?
  
  - На тебя хватит, тем более с такой помощью, - процедил небрежно двойник. - С-с-сш-с...
  
  Гарри сначала не понял, что происходит, но тут же вспомнил недавнюю сцену в туалете. А потом обернулся и обомлел. В другой части коридора, далеко за спиной МакГонагалл, поднимал голову гигантский змей, который ему даже в кошмарах не снился. Змей зашипел в ответ двойнику, и МакГонагалл дернулась и побледнела, шагнув в сторону, избегая подлого заклинания от двойника. На пол полетели знакомые металлические цилиндры, и несколько секунд спустя сзади нее стояли три четырехметровых стальных статуи.
  
  Змей сделал молниеносный бросок, но его перехватили все статуи разом. Змея это не остановило, но перенаправить удар получилось. Одного из рыцарей смяло от удара в стену, а у Гарри в несуществующих ушах зазвенело от эха того шума, который был в коридоре.
  
  С обоих сторон полетели заклинания, и Гарри не мог не восхититься умением старого профессора. Вроде старушка старушкой, но... Но даст прикурить любому желающему. Вокруг нее летали летучие мыши, птицы и бог знает что еще. Заклинания двойника постоянно перехватывались каменными блоками, которые появлялись прямо из ровного пола. Двойник в долгу не оставался, но большинство заклинаний Гарри даже не слышал, видимо, двойник бросал их невербально. Лишь одно заклинание двойник произносил вслух, и выполнял он его довольно часто:
  
  - Авада Кедавра!
  
  - Это бесполезно. У вас ничего не получится, - тяжело дыша, сказала МакГонагалл. - Я сражалась с куда более могущественным волшебником, чем вы, и выходила из схватки полностью здоровой, без единой царапины...
  
  - О да, я помню этот день, - вдруг сказал двойник. - Такой талант. Мне даже не хотелось тебя убивать. Я просто позволил тебе уйти...
  
  МакГонагалл замерла и потрясенно уставилась на двойника. Змей уже вбивал в стену вторую статую и очевидно, вскоре все будет кончено. "Или нет", - подумал Гарри, услышав эхо взрыва в другой части коридора. Змей от этого болезненно зашипел и обернулся, не обращая внимания на статую. Ему явно сделали больно!
  
  - Авада Кедавра, - рявкнул обозленный двойник. Но МакГонагалл уже вышла из ступора и не стала стоять столбом: одна из птиц, что летала вокруг нее, спланировала прямо на заклинание, а большая плита поглотила остатки тумана. Сама же профессор трансфигурации выполнила какое-то незнакомое Гарри заклинание, подловив двойника, отчего туманная защита вокруг двойника вспыхнула и рассеялась.
  
  Гарри не стал терять свой шанс, а сразу начал работать на максимальной возможной скорости. Раз - и он ощущает пространство вокруг своего бывшего тела. Два - с хрустом ломается палочка, вместе с пальцами, ее держащими. Три - двойник поднимается в воздух, руки выходят из суставов и заворачиваются за спину, явно что-то ломая в процессе. Четыре - двойник зафиксирован в воздухе, без возможности двинуть даже мизинцем.
  
  МакГонагалл ошеломило происходящее, но она не стала терять времени. В двойника тут же полетело три заклинания, одно из которых Гарри узнал по названию - Инкарцеро. Вокруг двойника появились веревки, а Гарри с мысленным вздохом отпустил тело на пол и расслабился, чувствуя, как утекают последние капли маны. Вроде такое короткое действие... Но он справился! Да еще как!
  
  МакГонагалл повернулась и, увидев гигантского змея, явно до смерти испугалась. Но бежать не стала, лишь раз за разом создавала из воздуха одинаковые стальные статуи. Только эти были уже вооружены гигантскими стальными мечами.
  
  Из-за тумана Гарри не видел, что происходит в дальнем конце коридора, но пять минут спустя все стихло. МакГонагалл перестала колдовать и лишь устало подошла к лежащему телу. Минуту спустя подошли Дамблдор, Флитвик и Квиррелл. Все они были с палочками наголо.
  
  - Кто применял Непростительные, Минерва? - спросил Дамблдор. Увидев лежащее тело двойника, он поперхнулся.
  
  - Да, это он, Альбус. Это не совсем мистер Поттер... - МакГонагалл коротко рассказала о событиях сегодняшнего дня.
  
  Волшебник как будто постарел на сто лет разом. Его плечи опустились, а глаза за очками-половинками потухли.
  
  - Бедный мальчик...
  
  - Альбус, это еще не все... - начала МакГонагалл.
  
  Но Дамблдор не дал продолжить, он, резко развернувшись, указал палочкой в сторону. Туда же повернулись все остальные.
  
  Перо одной из птиц самопроизвольно поднялось в воздух и под настороженными взглядами погрузилось в кровь, что вытекла из того, что раньше было пальцами правой руки Гарри Поттера. Перо поднялось и, подлетев к стенке, вывело короткую надпись:
   "Я здесь, я рядом! Г.П."
Оценка: 6.80*43  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Анжело, "Императрица за 7 дней"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) Т.Осипова "Коррида"(Антиутопия) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"