Юрьевич Александр: другие произведения.

Длань Демиурга - Смертельная Магия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

Длань Демиурга - Смертельная Магия

Annotation

 []
     Длань Демиурга - Смертельная Магия
     Направленность: Гет
     Автор: Leon Hart (https://ficbook.net/authors/2764716)
      Беты (редакторы): Oril , Kuroi313 , MarshallDE , MegatF , Wild_Stone
      Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Zero no Tsukaima, Гарри Поттер, The Gamer, Harry Potter: Hogwarts Mystery (кроссовер)
      Пэйринг и персонажи: Феликс Эванс(Гарри Поттер)/Гарем, Тиффания Вествуд, Агнесс де Милан, Табита, Ирукукку, Луиза Франсуаза ле Блан де ла Вальер де Тристейн, Лили Эванс, Нимфадора Тонкс, Кьяра Лобоска, Софи, Эмеральд, Патриция Рейкпик
      Рейтинг: NC-17
      Размер: Макси, 305 страниц
      Кол-во частей: 23
      Статус: закончен
      Метки: Разница в возрасте, Отклонения от канона, Преканон, Магический реализм, Кроссовер, Даб-кон, Грубый секс, Анальный секс, Подростки, Первый раз, ООС, Изнасилование, Инцест, Групповой секс, Мэри Сью (Марти Стью), Underage, Зоофилия, Романтика, Юмор, Мистика, PWP, Повествование от первого лица, AU, Вымышленные существа, Стёб, Учебные заведения, Попаданчество, Дружба, Полиамория, Смена сущности, UST, Ксенофилия
      Посвящение: Спасибо моим бетам, а также тем кто донатит мне на Рулейте, вот ссылка на фик там, если вдруг кто захочет отблагодарить меня финансово. https://tl.rulate.ru/book/17430 **Если найдёте ошибку, пожалуйста, отметьте её в Публичной Бете. Мои Беты хоть и проверяли всё, но суть в том, что я иногда мог кое-что менять в тексте, отчего могли появится новые ошибки.**
      Публикация на других ресурсах: Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
      Примечания автора: Фик я этот писал, чтобы отдохнуть, после предыдущего фанфика, и перед ещё одним большим фанфиком по Бличу. Довольно давно я планировал написать работу по этому фэндому, и вот мои тентакли добрались до клавиатуры, и я накатал вот это. Альбом с картинками ГП - https://photos.app.goo.gl/Gr2H16Yoo484c9FCA Альбом с картинками Нулизы - https://photos.app.goo.gl/dFs1nFzZ622QDQmY6 2 января 2019: №1 в топе «Гет по жанру AU» №1 в топе «Гет по жанру POV» №1 в топе «Гет по жанру PWP» №1 в топе «Гет по жанру Дружба» №1 в топе «Гет по жанру Мистика» №1 в топе «Гет по жанру Мифические существа» №1 в топе «Гет по жанру Первый раз» №1 в топе «Гет по жанру Попаданцы» №1 в топе «Гет по жанру Романтика» №1 в топе «Гет по жанру Стёб» №1 в топе «Гет по жанру Учебные заведения» №1 в топе «Гет по жанру Юмор» №1 в топе «Гет по всем жанрам» Первая часть: https://ficbook.net/readfic/6611540 Вторая часть: https://ficbook.net/readfic/6648515 Третья часть: https://ficbook.net/readfic/6829705 Четвёртая часть: https://ficbook.net/readfic/7075123 Пятая часть: https://ficbook.net/readfic/7351452 Седьмая часть - https://ficbook.net/readfic/7892308 Восьмая часть - https://ficbook.net/readfic/8197630
      Описание: Продолжение серии Анима, шестая часть, в которой аватар Демиурга попал в Мир Гарри Поттера, а после и в Мир Нулизы.


Пролог - Смерть на пороге

     Эмм… что-то я не помню, когда это я переключал сложность с «Легкотня» на «Хардкор». С моей системой, я в любом мире был, по сути, читером… но похоже, у этого мира стоит неплохая такая система анти-чит, что меня не особо-то воодушевляет, так как я рассчитывал, что этот мир будет местом, где я уже в годик буду сильнейшим существом этой реальности, а к шести годам смогу уже завоевать все миры и стать императором этой галактики. Однако, на каждый лом, найдётся своя болгарка, которая его подпилит… так же этот мир подпилил и все мои возможности.
     ≪Статус≫
     Мана 24,5/24,5/6,13 в час (Общее количество Магической Энергии, что производится Седьмой Оболочкой Души и хранится в ней же. Зависит от Магии.)
     Сила Чар 4,85 (Показатель развитости Магического Ядра, что находится в физическом теле. Развитость Магического Ядра влияет на эффективность использования Магии в этом мире, а также, чем Ядро сильнее, тем более сильные Чары вы можете применять, используя для этого энергию мира. Зависит от всех Характеристик, но в большей степени от Магии, Интеллекта и Мудрости.)
     SP 606 (Очки навыков — накопленное количество энергии, производящейся надстройкой в третьей оболочке души. Эта энергия псевдо ба-хионь, производится из смеси уплотнённых энергий души: праны, реатсу, эмоций, пси и маны. Используется как для улучшения характеристик, так и для активирования неактивных навыков и способностей системы.)
     Характеристики:
     Сила 1 (Физическая характеристика, влияющая на вес, который вы можете поднять и на силу ваших ударов. Незначительно влияет на Силу Чар.)
     Ловкость 1 (Физическая характеристика, влияющая на скорость вашего перемещения и скорость реакции. Незначительно влияет на Силу Чар.)
     Выносливость 5 (Характеристика, влияющая на вашу физическую выносливость, а также на объем и количество производимой праны во вторую оболочку души. Незначительно влияет на Силу Чар.)
     Интеллект 250 (Характеристика, влияющая на скорость мышления, качество усвоения и запоминания информации, а также контроль энергий. Влияет на Силу Чар.)
     Мудрость 250 (Характеристика, влияющая на аналитические способности и контроль энергий, а также на плотность и объем астрального тела. Влияет на Силу Чар.)
     Магия 250 (Характеристика, влияющая на объём и количество производимой маны. Значительно влияет на Силу Чар.)
     ≪Активные навыки≫
     «Компас Душ» (Помогает ориентироваться и искать миры в Реке Душ.)
     «Улучшение характеристик» (Улучшение характеристик за SP. Физические характеристики 1к1, а другие 2к1. Нужное время для изменения характеристик: для поднятия одного очка физических характеристик 20 минут, для других 30 минут — на поднятия одного пункта характеристик.)
     ≪Пассивные навыки≫
     «Мировой Балансир» (Мир накладывает ограничения на всех существ, чтобы предотвратить появление сверхсущностей, способных уничтожить этот мир единолично. Энергия равномерно распределяется по всем мирам, находящимся в этой реальности, тем самым не давая ей где-то скапливаться и образовывать различные аномалии, что могут привести к уничтожению этого мира.)
     «Длань Демиурга» (Вы посланник сверхсильного бессмертного существа, поэтому и сами бессмертны… вроде как. При физической смерти вы вернётесь к оригиналу, воссоединившись с ним… но это не точно. Вы также имеете очень слабую связь с Ядром Творца, однако плюсов сейчас от этого никаких нет. P.S. от псевдо-разума управляющего системой: Этот мир высасывает энергию из всех существ, отчего лишь немногие функции системы смогли сохраниться в первозданном виде, другие же функции системы были либо полностью лишены энергии и не функционируют, либо же полностью уничтожены, когда при вселении были пожертвованы, ради сохранения целостности Аватара, и самого Ядра Системы. Восстановление уничтоженных функций Системы будет очень энергозатратно.)
     «Щит Души» (Защищает душу от влияния энергии Реки Душ. Неактивный, из-за недостатка энергии.)
     «Магические глаза» (Неактивны, из-за недостатка энергии.)
     «Полиглот» (Надстройка души на основе магии разума, магии демонов и богов, снимающая языковой барьер и позволяющая вам интуитивно знать и понимать любую речь и письменность.)
     «Остановка регресса»(Надстройка души на основе магии демонов и богов, магии целительства, метаморф магии, магии душ и магии разума. Позволяет со временем не терять набранные любые характеристики. Останавливает деградацию физического тела и его старение. Неактивна, из-за недостатка энергии.)
     Что же можно сказать о моём нынешнем положении? Ну… детям не пристало материться, особенно неродившимся младенцам, и особенно так грязно.
     Эх… обычно я появляюсь в эмбрионе ребёнка на момент четвёртого месяца беременности, пару недель мне нужно, чтобы полноценно занять тело, а оставшееся время до рождения, я обычно медитирую или пытаюсь исследовать магический фон мира. И вот я уже пять месяцев офигеваю с этого мира… этот мир, он, как бы сказать, он стабильный, даже слишком стабильный. А настолько стабильные миры, обычно являются искусственно созданными.
     Вообще, за то время, когда я стал Демиургом, я кое-как всё же смог разобраться в устройстве Мироздания. Хоть лично я и являюсь Аватаром, однако, когда какой-нибудь Аватар подключается к Ядру Творца, то в этот момент происходит синхронизация всех моих частиц. Те Аватары, что полноценно подключились к Ядру Творца, теперь имеют постоянную связь с оригиналом, те же кто ещё этого не сделал, просто в момент синхронизации получают информацию о том, что произошло со всеми частями. Так вот, я четвёртый из аватаров, что был создан Демиургом. Первые два уже подключились к Ядру, третий же ещё этого не сделал, хоть уже давно «родился» в своём мире. Я же полноценно появлюсь в этом мире, через несколько дней. С момента как я был создан в качестве Аватара, объективно для меня прошло всего несколько лет, но вот для оригинала, что живёт в разных мирах, субъективно прошло около ста двадцати лет, а вот объективно в несколько раз больше, ибо тут не учитывается различные временные барьеры и измерения, а также то, что оригинал живёт сразу в нескольких мирах одновременно. Ну и вот, всё это время оригинал не сидел на попе ровно, и исследовал как Ядро Творца, так и вселенную, так и само Мироздание с мироустройством.
     И вот к каким выводам он пришёл. Ядро Творца — это зерно новой вселенной, однако, до формирования полноценной вселенной ещё очень далеко, и лишь когда она сформируется я и смогу полноценно называться Демиургом. Сейчас же меня можно назвать Личинкой Демиурга, то есть я что-то среднее между Богом и Демиургом, ещё не Творец, но уже сильней Бога.
     Мой мир, в котором я сейчас нахожусь, также является частью вселенной внутри какого-то Демиурга. Изначально в новосозданной вселенной есть лишь одна реальность, но со временем у неё появляются параллельные реальности, можно считать это механизмом резервного копирования. Каждое действие создаёт отдельную реальность, но если результат этого действия масштабно не меняют эти реальности, то они вновь объединяются. Для примера, можно подбросить монетку, в одной реальности выпадет орёл, в другой решка. Это будут два варианта реальности, но если выпадение монетки какой-то определённой стороной ничего не поменяет, то через пару секунд эти миры вновь объединятся в один. Однако, есть случаи, когда некоторые люди не зная, что выбрать, решают какой вариант принять, именно с помощью подброса монетки. Допустим, у одного человека была депрессия, и он такой подумал: «Вот сейчас подброшу монетку, если выпадет орёл, то пойду напьюсь, а если решка, то пущу себе пулю в висок», и тут уже при одном варианте выпадения монетки, человек либо выживает, либо погибает. И вот здесь уже появляется более стабильные параллельные реальности, где в одной из них этот человек жив, а в другой мёртв… но, через лет сто, они вновь могут объединиться, так как через это время в обоих этих реальностях этот человек является мёртвым.
     Это лишь очень упрощённый пример, не учитывающий того, что тот человек мог оставить потомков… но в общем-то, эта система распараллеливания и объединения реальностей, работает одновременно с множеством реальностей по теории квантового бессмертия и квантовой запутанности… и когда где-либо есть прилагательное «квантовое», то это значит что всё там настолько сложно, что просто невозможно разобраться, если только ты не сумасшедший или у тебя мозг это не квантовый компьютер.
     Если короче, то, когда я попал в этот мир, я создал ещё одну параллельную реальность, и если я умру, то эта реальность, через время просто объединится с такой же реальностью, где меня нет. Во вселенной огромное число реальностей, и даже Демиургу в котором эта вселенная и находится, будет невозможно их всех проконтролировать, это то же самое, что обычному человеку, контролировать каждый атом, из которого состоит его тело… да даже если взять что-то крупнее, типа одной кровяной клетки, это всё равно будет невозможно… да и бессмысленно по сути.
     Поэтому, хоть я сейчас по факту и нахожусь на чужой территории, я ничем не рискую, даже если я полностью подчиню эту реальность, и сделаю её поистине уникальной, то просто отделю её от Демиурга, что ему ничем не грозит, ведь даже сами Демиурги, находятся во вселенной ещё более сильного существа, имя которому Мироздание… также у этого существа есть и другие имена, такие как — Йог-Сотот, Тавилат-Умр, Один во Всём и Всё в Одном.
     Это существо порядком ещё выше, чем Демиург, однако и сам он лишь часть ещё большего существа, которого теоретически можно назвать конечной точкой эволюции, и которого можно назвать Истинным Первичным Творцом Всего. Азатот — это одно из его имён, именно он является Ядром Хаоса, из которого уже пошло и всё остальное. Однако, и он может оказаться частью чего-то ещё большего… но, чтобы это узнать, нужно для начала хотя бы сравнится силой с Йог-Сототом, а потом уж и с самим Азатотом, что в принципе и является стимулом для развития, таких как я. То бишь, Демиург — это не вершина развития, теоретически никакой вершины и нет, тут скорее аналогия с лестницей, когда ты поднялся на одну ступень, у тебя ещё есть куда подыматься. Есть ли вообще конец у этой лестницы? Для меня пока это является тайной, точней загадкой, которую я на своём уровне развития, просто не смогу разгадать.
     Если здраво поразмыслить, то любые попытки стать сильней, просто бессмысленны, но и стоять на месте, не менее бессмысленно. И так как мне всё же интересно, что же там дальше будет на новой ступени развития, я всё же буду продолжать идти своим путём, сначала став полноценным Демиургом, а потом уже… в общем, сначала надо стать Демиургом, а потом уже и идти путём того, кто выше него.
     Для начала, мне нужно максимально развить своё Ядро Творца, что и происходит, когда новый Аватар к нему подсоединяется, однако, чтобы к нему вообще подсоединиться, нужно обладать достаточной силой, а в этом же мире достичь какой-то силы не получится… точней, получится, но это будет очень долгий процесс. Но в бытии Демиурга, важна не только сила, но и мастерство.
     Вот, допустим, эта вселенная была создана Демиургом, так, чтобы она не уничтожилась через пару тысяч лет. Например, возьмём Мир Шиноби, там есть такие существа, что в одиночку могут уничтожить какую-то галактику, и за пару тысячелетий, способны уничтожить и всю вселенную. Мир, который позволяет появляться таким существам, явно не сильно проработан, а значит, он вскоре может быть из-за этого уничтожен. Тот же Мир Евангелиона, в нём планы Света и Порядка слишком близко находятся к материальному миру, отчего в нём возникают существа способные своей силой разрушать целые звёздные системы, именно такими существами и являются раса Древних, и именно таким существом стал и я сам.
     Такие миры можно назвать поломанными, и именно из-за этой неисправности, в них достаточно быстро и легко можно стать очень сильным, но суть поломанных миров в том, что, если их не починить, они могут уничтожиться. Миром на грани уничтожения был Мир Хвоста Фей, в нём я и получил больше всего силы, однако, как раз этот мир и был ближе всего к тому, чтобы вскоре исчезнуть. В нём было достаточно много различных аномалий, что и сделали этот мир столь насыщенным энергиями, но эти же аномалии и привели бы его к гибели.
     Мир, в котором я когда-то был Библейским Богом, был миром, что пережил войну Древних Богов, отчего он немного поломался, и в нём также начали возникать различные сверх существа. Хотя, там уже существовали достаточно сильные сущности, но их сила была достигнута за миллиарды лет, но после поломки мира там начали рождаться существа, что в теории могли достигнуть такой же силы, всего за тысячу лет… что, как бы в пользу миру не идёт… точнее в пользу того, что мир не будет вскоре уничтожен.
     Мир Масс Эффекта, был тоже не особо сбалансирован, там План Пустоты просто поглотил все остальные планы, и других энергий там просто не было, отчего полноценно развиться в том мире было просто невозможно. Есть вселенные, которые принадлежат каким-то Демиургам, а есть те, которые находятся непосредственно в Мироздании, и такие вселенные не особо сбалансированные, так как развитие таких миров отдано на волю случая. Все мои миры, в которых я бывал до этого, являются именно такими нестабильными мирами, что вскоре могли самоуничтожиться. Но это не особо важно, так как и у таких миров тоже есть параллельные реальности, и в какой-нибудь из них, этот мир всё же выживает, а потом он ещё делится, и в общем, идея заниматься планомерным спасением или уничтожением миров, совершенно бессмысленна. В отличие от захвата миров, ведь с таких миров можно получить энергию для развития своего Ядра Творца.
     Вселенная в которую я попал, как раз полностью нормальная, такая, что не самоуничтожится в ближайшие тысячелетия, так как она предотвращает возникновение существ способных на это. А чтобы даже если и возникло такое существо, то оно уничтожит всего лишь одну из множества реальностей в этой вселенной, но если это существо всё же начнёт уничтожать и эти реальности, то просто придёт Демиург, которому и принадлежит эта вселенная, и уничтожит такое существо. В общем, если не наглеть, то можно и захапать у этого Демиурга одну реальность, так сказать, для исследования защитной системы мира, которая по здравому смыслу должна быть и в моей вселенной, когда я стану полноценным Демиургом.
     Да и просто исследовать этот мир будет интересно, как и всё же попытаться стать в нём сильным. Вообще, моя сила как Демиурга, по сути, не такая уж и большая. Я легко могу уничтожить какую-нибудь звёздную систему, а если чуть напрягусь, то и звёздную туманность, то бишь сразу несколько тысяч звёздных систем. Мой максимум, это уничтожение целой галактики, причём для этого мне надо будет очень сильно постараться… и особенно сильно надо постараться при этом не умереть. В форме Демиурга, я полностью превращаюсь в энергию, и выгляжу как огромная фигура в плаще, будто состоящая из самого космоса. Именно из-за того, что я являюсь энергией, моё присутствие не влияет на физический мир, до того момента пока я этого не захочу. А так, я вполне легко могу увеличиться до такой степени, чтобы руками разорвать планету надвое.
     Неплохой результат, учитывая, что на достижение этой силы мне понадобилось около двух тысяч лет, если учитывать различные временные барьеры. Однако, мне уже встречались существа, что были практически столь же сильны, сколь и я, поэтому мне не помешает на всякий случай иметь Аватара в каком-нибудь более-менее безопасном мире, типа того, в котором я нахожусь, где просто невозможно появление таких существ. Но это лишь одна из причин, их у меня вообще достаточно много.
     Но, по сути, здесь мне спешить некуда, ведь никакой особой опасности мне не грозит… точней, сейчас мне очень даже грозит опасность, просто, сравнивая эту опасность с тем звездецом, что творится в других мирах, можно сказать, что эта опасность несущественна. Силы у меня хоть и обрезаны, но найти способ стать сильней, я всегда смогу, и как минимум смогу стать одним из сильнейших существ этого мира.
     Моя система лишилась практически всех функций, остался лишь голый базис. Причём, даже способности поглощать души я лишился, а это одна из важнейших моих способностей, для быстрого роста моей силы… и при этом, на восстановление всех этих функций, уйдёт уйма энергии. Однако, по большому счёту, эти функции были нужны мне лишь в самом начале, когда я ничего сам ещё не умел, а сейчас же, я вполне могу обойтись и без них, и сам смогу найти аналоги, что будут без проблем работать в этом мире. Мои знания в магии довольно обширны, поэтому особой проблемой вся эта ситуация для меня не станет… хотя, всё же обидно, что мир меня так обглодал, да и сейчас он у меня неплохо так отжирает энергии.
     По-нормальному, с моей Характеристикой Магии, у меня должен быть резерв около тысячи единиц маны, а сейчас же у меня он в сорок раз меньше, ведь этот мир сосёт энергию из меня, как пылесос. Хотя, мир не только лишь забирает, но и кое-что даёт, а именно то, что здесь можно малоэнергетическими заклинаниями стрелять как из пулемёта, ведь на них тратится энергия не из моего резерва, а энергия самого мира. Конечно, особо мощными они от этого не будут, но ведь никто мне не запрещает тут клепать артефакты, чтобы увеличить их мощность. Да и вообще, я так-то артефактор, а эти ребята даже с малыми личными силами могут представлять огромную опасность.
     По итогам, хоть планеты я возможно и не смогу уничтожать, но особо я таким никогда и не забавлялся, бывало несколько раз, и то для дела.
     А ещё интересно, сколько именно миров в этой вселенной? Если принять во внимание особенности этого мира, то можно предположить, что достаточно много, и все они имеют кое-какие похожие черты. Так, в них есть небольшой процент магов, чья сила довольно ограничена, и максимум на что способны сильнейшие из них, это на уничтожение какого-нибудь города, и то если сильно напрягутся. Далее, возможно существование других рас помимо людей, однако по силам они должны не сильно отличаться от людей, возможно существует мир, с расой бессмертных эльфов, однако их бессмертие должно чем-то компенсироваться, а именно их малочисленностью. В общем, должен соблюдаться баланс. Учитывая, что я ощущаю в этом мире что-то похожее на Пустоту, то значит, я смогу через неё посетить населённые миры в этой галактике.
     Эта так называемая система «Мировой Балансир», довольно любопытная, она затрагивает практически все энергетические планы, и особенно сильно эта система связана с Инфосферой. Возможно, конечно, это локальное явление, именно этой планеты-мира, но здесь Инфосфера очень тесно переплетается со всей энергетикой мира.
     Прошло ещё несколько дней, и я, наконец, появился на свет. В этот раз рождение прошло без каких-либо проблем, меня даже никто убить не пытался… по крайней мере, пока что. Через несколько минут, нужных для того чтобы меня обмыть и спеленать, меня поднесли к моей матери, которая сразу же начала кормить меня грудью… о, да, это один из самых больших плюсов бытия младенцем — сосать молочко из груди красивой девушки, я и когда взрослым становлюсь, люблю такое делать.
     — Лили, ну как ты тут? — зашёл в палату черноволосый парень в очках.
     — Ну, как видишь, всё нормально, хотя если бы ты не убежал, то точно бы знал, что я родила тебе здорового наследника. Да, сынок, твой папочка бросил твою мамочку в самый тяжёлый момент её жизни. — погладила меня красивая рыжеволосая девушка с зелёными глазами.
     — Я не струсил, просто… эм, началось срочное собрание Ордена Феникса, куда мне срочно нужно было идти. — ответил мужчина, подойдя ближе к своей жене, что кормила грудью его сына.
     — Джеймс, кому ты врёшь? — с сомнением посмотрела девушка на парня, — Оу!
     — Что такое, Лили? — с волнением спросил мой вроде как отец.
     — Да… просто, наш сын как-то уж слишком странно сосёт мою грудь… мне прям как-то очень уж приятно. — сказала моя мамуля… ну, опыт в сосании грудей, у меня обширный, и сделать это так, чтобы этот процесс был приятный для обладательницы этой груди, мне не составляет труда, точней это я делаю инстинктивно.
     — Хех, он прям намертво к ней присосался. Дай я его хоть подержу, наследника своего. — начал меня отрывать мой папаша от сладкой сисечки моей мамули, — Ох, ну и орёт же он. — прокомментировал Джеймс… конечно, орёт, а ну отдай меня обратно моей рыжей мамочке, чтобы я вновь смог насладиться её грудью, я уже несколько лет женских грудей не видел, оттого такой и ор.
     — Что здесь за крик такой стоит? — вошёл в палату парень с длинными волнистыми чёрными волосами, — Это так мой крестник орёт? Вот сейчас такое чувство, будто я домой вернулся, и моя матушка это заметила, в прошлый раз, когда я забирал вещи, она точно так же орала.
     — Джеймс, он голодный, наверное, поэтому и кричит так. Давай его сюда, и, Сириус, не мог бы ты выйти я тут, как бы собралась грудью кормить. — посмотрела Лили на этого парня с длинными волосами, когда взяла меня на руки, и я перестал так орать.
     — Ого, крестник на меня сейчас так посмотрел, будто взглядом хотел сказать, чтобы я живо отсюда выметался. — именно этого я и хочу. Так же посмотрел я и на своего отца, тем самым говоря, чтобы они валили оба.
     — Ага, какой суровый взгляд. Взгляд настоящего Главы Рода Поттер. Ладно, Лили, мы пойдём с Мародёрами отметим рождение моего наследника. — взял Джеймс своего друга, который перед тем как выйти, сказал:
     — Лили, мы выпьем за твоё здоровье, и здоровье вашего сына. Он будет самым здоровым волшебником в Британии, ха-ха-ха. — рассмеялся этот Сириус, закрывая дверь в палату.
     — Эх, опять напьются. Надеюсь, хоть вновь их по пьяни на подвиги не потянет. Сынок, надеюсь хоть ты будешь не столь безбашенным как твой отец… опять меня одну оставил, а мог бы и посидеть со своей женой. Ох… сыночек, а вот твоей жене явно очень сильно повезёт. Умм… определённо повезёт. — расслабилась Лили, и закрыв глаза начала получать удовольствие от того, как я обрабатывал её грудь, истекающую молоком… умм, не знаю, как с отцом, а с матерью мне точно повезло… люблю рыжих красавиц.
     До момента рождения, я точно и не знал, то ли тело я занял, или мир на меня как-то мог повлиять, и я мог родится не там, где хотел изначально, ведь у меня просто не было каких-либо способов это проверить, я просто чувствовал, что моя мать волшебница, и всё.
     — Так, надо спросить у врача, все ли женщины испытывают такое огромное удовольствие, когда их дети сосут у них грудь, или это я одна такая странная… или это ты странный, сынок… Хмм, так, надо ведь тебе имя дать… Джеймс вроде хотел назвать тебя в честь своего деда — Гарри… оу, укусил меня за сосок. Что, не нравится тебе имя Гарри… опять укусил. Ты что, понимаешь меня? Если да, то укуси меня два раза… эм… два раза укусил… так, похоже я ещё от родов не отошла, раз мне всякие глупости в голову лезут… хотя, давай так. Я буду называть тебе разные имена, а если имя тебе понравится, то ты укуси меня три раза подряд… хех, во всяком случае, это будет забавно. Ты понял? Опять укусил, причём три раза… Ладно, это странно, но как говорила профессор МакГонагалл: «Это магия, Лили»… хе-хе, кажется мне всё же надо отдохнуть. Ладно, давай начнём. Адам, Артур, Арнольд, Альберт, Остин, Бенджамин, Кельвин, Карл, Чарльз, Кристиан… вот мне, кстати, нравится это имя… один раз укусил, тебе значит не нравится, привередливый ты, сынок… а я похоже схожу с ума со скуки, раз пытаюсь осмысленно общаться с новорождённым младенцем. — продолжила Лили перечислять имена, иногда вставляя на счёт них свои комментарии, однако я их отвергал, один раз кусая её за сосок своими дёснами без зубов.
     — У меня уже сосок болит от твоих отказов, да и кажется ты уже всё молоко выпил из этой груди, давай тогда поменяем. — моя мамуля спрятала свою правую грудь, и оголила левую, которую я и принялся сосать, — Так, продолжим… Эллиот… три раза укусил… а ну ещё раз… ха, значит нравится Эллиот… а вот мне не нравится, хватит кусаться, говорю, я не хочу чтобы так звали моего сына. Как насчёт, Эрнеста? Это имя — значит «борец со смертью». Особенно это актуально в наше неспокойное время… не, не нравится, эх, ладно, имён я ещё много знаю. Вот ещё неплохое имя — Феликс, значит «удачливый»… два раза укусил, это типа можно будет, если другие варианты не понравятся… три раза укусил… странно всё это. А всё равно делать нечего, буду тут понемножку с тобой с ума сходить. Флорри, Форд, Фримэн, Фродо, Фрэнк… — перечисляла она имена по алфавиту.
     — … Игнитиус, Ирвинг… три раза укусил… ну, не, мне не нравится, Иссак, Истер… — и она ещё очень долго перечисляла, когда молоко в груди кончалось, Лили меняла груди, давая мне сосать сисечку, что уже наполнилась молочком, но больше мне никакие имена и не понравились, — Так, что мы имеем? Во-первых, ты определённо меня понимаешь… вот, три раза укусил, это у тебя значит «да», два раза «может быть», а один укус — значит «нет». Правильно? Два укуса… Ты меня так хочешь запутать, да? Три укуса… хе-хе, так, всё надо спать. Но прежде всё же выберем тебе имя. Итак, тебе понравилось три имени, это Эллиот, Ирвинг, и Феликс, который нравится и мне. Поэтому, большинством голосов, я нарекаю тебя Феликс. Два укуса… слушай, а действительно, можно ведь взять составное имя, мы ведь в магическом мире живём, и тут у каждого сильного мага длинные имена. Поэтому можно выбрать всё вместе, да ещё и Гарольда добавить, как хотел Джеймс. Будешь в общем, Эллиот Ирвинг Феликс Гарольд Поттер Эванс… неплохо получилось… так, и возможно, то обезболивающее зелье было слегка просрочено, раз меня так от него накрыло. Тебе, нравится? Три укуса, ну хорошо, значит ты теперь Эллиот Ирвинг Феликс Гарольд Поттер Эванс, а теперь я ложусь спать, пока ещё чего в голову не взбрело. Ты уже наелся, Феликс? Несколько ведь часов подряд мою грудь сосёшь, там-то уже и молока не осталось… один укус, не наелся? Три укуса… Ладно уж, я так посплю, ты если что, кричи… хе-хе-хе. Всё, спать-спать-спать. — умостилась Лили поудобней, и довольно быстро уснула.
     Что ж, мама у меня забавная, и это уж не говоря о её красоте, и её вкусных грудях… жалко будет, если она умрёт… а вот батю мне не жалко… вот, наверное, поэтому я и не хочу себе сыновей, родится у меня вот такой же неблагодарный говнюк, как и я сам, и чего мне потом с ним делать… хотя, у меня просто никогда наверное, отца нормального не было, может из этого Джеймса и выйдет хороший отец…
     … не, всё как обычно, хреновый из него отец, как впрочем и муж. Всё время, то со своими друзьями где-то лазит, то с этими же друзьями нажирается огневиски, и домой его притаскивает самый трезвый из его друзей, которого Лили называет Римус.
     Где-то, когда мне было месяца три, Джеймс пришёл очень серьёзный, и сказал, что на меня начал охоту Тот-Кого-Нельзя-Называть. Вроде, из-за какого-то пророчества, которое поведало ему, что я буду представлять для него смертельную угрозу.
     Лили от такой новости была очень испугана, и только хотела что-то спросить у своего мужа, как он свалил к своим друзьям, чтобы обсудить эту проблему. Вскоре, он пришёл вместе со всеми своими друзьями, плюс притащил какого-то бородатого старика в мантии, от которого очень сильно веяло магией.
     Старика называли директором Дамблдором, и как понятно, этот старик был Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором, директором школы волшебства Хогвартс, а также главой Ордена Феникса, в котором состоял мой папашка, и все его друзья. Именно Орден Феникса, вёл активную борьбу с Пожирателями Смерти, теми кого возглавлял Тот-Кого-Нельзя-Называть. В общем, это просто две политические группировки делят власть в Британии. В принципе, мне как бы вообще плевать на их разборки, я бы просто свалил из Британии. Не у одного меня возникла такая идея, и Лили предложила, чтобы мы просто уехали из страны в которой на нас ведёт охоту тёмный маг со своими приспешниками. Но все начали её переубеждать, как этот бородатый старик, так и папашка со своими друзьями Мародёрами. Они предложили альтернативу — спрятать наш дом в Годриковой Впадине с помощью заклинания Фиделиус, и тогда, наш дом абсолютно точно, никто не сможет найти. Для этого заклинания нужен Хранитель Фиделиуса, тот кто и станет держателем секрета и именно на нём будет завязана тайна местоположения нашего дома. Лишь он сможет найти наш дом, даже сами мы, если выйдем из дома, не сможем обратно в него войти. И чтоб такого не случилось, этот держатель тайны, должен нам сообщить адрес дома.
     Держателем секрета был выбран мой крестный Сириус Блэк, сначала он предложил сделать Хранителем Фиделиуса, ещё одного их общего друга Питера Петтигрю, но мой громкий плач и крик, сообщил им, что это плохая идея, и я орал, пока они всё же не сделали Хранителем именно Блэка. Когда заклинание Фиделиуса было наложено, то Блэк сообщил нам всем адрес этого дома, однако лишь Сириус может открывать тайну нахождения нашего дома.
     Пару месяцев были очень напряжёнными, на Блэка началась настоящая охота, а вскоре он исчез, а значит, что дом в Годриковой Впадине был больше небезопасным. Меня с Лили перевезли в дом Римуса Люпина, ещё одного друга Джеймса, который всегда ходил с поцарапаной мордой, да и одежда его была очень ветхая… прям как его дом, который оказался той ещё развалюхой, однако, особого выбора у нас не было. Дом вновь защитили Фиделиусом, но на этот раз, Хранителем сделали самого Джеймса, что больше не хотел подвергать своих друзей опасности, хотя Питер Петтигрю довольно настойчиво предлагал на роль Хранителя Фиделиуса самого себя.
     Сам же Джеймс, со своими Мародёрами и Орденом Феникса активно пытались найти Сириуса. Был большой шанс, что даже если его и схватили, то убивать при любом раскладе не стали бы, ведь он принадлежал к древнему магическому роду, отчего его убийство было просто невыгодно.
     Прошло ещё пару месяцев, и за это время, Джеймс всего пару раз приходил навестить свою жену и сына, он всё ещё не оставлял надежду найти своего лучшего друга, и пытался это сделать, со всем своим упорством.
     Три месяца поисков не дали никаких результатов. Когда расстроенный Джеймс сидел в доме у Люпина, вместе с самим Римусом, к ним прибежал радостный Петтигрю, и сообщил, что подслушал разговор двух аристократов, которые скорей всего являются Пожирателями Смерти… ну так вот, он услышал, как они упомянули какую-то огромную чёрную собаку, которую они видели запертой в подвале особняка Лестрейнджей. А Беллатриса Лестрейндж была кузиной Сириуса, однако она являлась рьяной приспешницей Того-Кого-Нельзя-Называть. А также, огромная чёрная собака, была анимагической формой Сириуса, то есть он мог в неё превращаться по своей воле.
     Пару дней Мародёры подготавливались к освобождению своего друга, даже попросили помощи у Ордена Феникса, и им там даже вызвалось помочь несколько человек. И вот, всего через час, как началась операция по спасению моего крестного, я заметил, как у нас по полу бегает огромная крыса, причём она была явно больше тех грызунов, что довольно часто проникают в развалюху Люпина.
     Лили сейчас была на кухне, она когда волновалась, всегда много ела… причём реально много, но у неё был довольно хороший метаболизм, отчего она не толстела, да и к тому же, ей нужно достаточно много есть, чтобы производить молоко, которое уже пью я.
     Крыса же подползла практически вплотную к моей кроватке, и вскоре обратилась в Питера Петтигрю, что мигом закрыл мне рот рукой, и быстро наложил на меня заклинание безмолвия и заклинание парализации. Схватив меня, он быстро начал бежать из дома. Пробежав около ста метров, этот крысюк услышал громкий женский крик:
     — Питер! Что ты делаешь?! — крикнула Лили, пытаясь догнать Петтигрю.
     — Отстань, грязнокровка! — крикнул он в ответ.
     — Неужели ты предал нас?! Ступефай! — совсем рядом с Петтигрю пролетел красный луч.
     — Я никого не предавал, я всегда был верен своему господину Волан-де-Морту. — крикнул он, уклоняясь ещё от одного красного луча.
     — Что с Джеймсом?! Ступефай!
     — Сдох, ха-ха, как и эта собака Сириус, и этот проклятый оборотень. Ха-ха, я завёл их в ловушку, и их быстро убили. Авада Кедавра! — направил он палочку за спину, и с неё устремился зелёный луч, однако он не попал в Лили, так как вскоре в Петтигрю посыпалось просто море различных лучей-заклинаний.
     — Ты поплатишься за предательство! Я не дам тебе навредить моему сыну! Мерзавец! Ступефай! — полетели в Петтигрю очень много заклинаний, и кажется какое-то из них попало в него, так как, он начал хромать, и чтобы было легче уклоняться от новых заклинаний, мой похититель забежал в лес, что начинался недалеко от халупы Люпина. В Петтигрю попали ещё несколько заклинаний, и он свалился наземь, при этом выронив меня прям на мягенький камень… да, камень был нефига не мягеньким, и я знатно стукнулся об него головой. Только Лили, хотела окончательно вырубить предателя, как из-за дерева вышел черноволосый мужик в плаще, что направив на неё палочку, прокричал:
     — Экспеллиармус! Петрификус Тоталус! Мой Лорд, они уже здесь. — посмотрел парень куда-то за спину.
     — Я уже понял, Северус. — вышла на полянку фигура в капюшоне, — Что ж, хоть ты, Хвост, и немного облажался, но ты был достаточно полезен, и так уж и быть, позже ты получишь полагающуюся награду.
     — Спасибо, мой Лорд. — начал кланяться Петтигрю фигуре в плаще.
     — Северус, а вот и твоя награда. Как и договаривались, ты можешь забрать себе Эванс, после того, как я убью этого младенца.
     — Благодарю, мой Лорд. — встал на колено черноволосый мужик.
     — Хех, похоже ты её действительно любишь. Однако, ты ведь понимаешь, что скорей всего тебе придётся полностью стереть её память?
     — Да, мой Лорд. Мне придётся пойти на это.
     — Ну, для меня главное, чтобы ты был счастлив, Северус. Ведь Лорд Волан-де-Морт, заботится о своих верных подчинённых. А теперь, мне придётся убить младенца, которому было напророчено убить меня. — подошёл мужик в капюшоне ко мне, и ногой перевернул меня лицом к верху, — Конечно, убийство младенцев, мне чести не сделает, но я должен устранить угрозу. Авада Кедавра! — направил он в меня палочку, из которой вылетел зелёный луч, что выбил мою душу из моего тела… однако, мне уже не впервой бывать за гранью жизни и смерти, отчего, залезть обратно в своё тело, мне труда не составило. Да и к тому же, из-за этого, на меня больше не действовали эффекты безмолвия и парализации.
     — Хе-хе! — издал младенец, в которого только что попали убивающим проклятием, попадание которого просто невозможно было пережить.
     — Что?! Авада Кедавра! — мужчина в капюшоне вновь применил заклинание абсолютной смерти, и луч опять попал в младенца, но через секунду вновь раздалось:
     — Хе-хе-хе!
     — Авада Кедавра! Авада Кедавра! — начал осыпать маг младенца своими проклятиями, однако, младенец от этого лишь громко смеялся, — Что не так с этим ребёнком? Или это с палочкой моей что-то не так? Северус, а ну попробуй ты.
     — Мой Лорд… я… — начал мямлить этот Северус… ну, мало кто решится на убийство младенцев.
     — А, ладно, Хвост, давай ты. Убей младенца.
     — С радостью, мой Лорд. — слегка хромая подошёл ко мне этот крысюк, и направив на меня палочку, тоже начал осыпать меня зелёными лучами, — Авада Кедавра! Фух! Мой Лорд, может у него какая-то магическая защита? — повернулся слегка уставший Петтигрю к своему Лорду, после того как десяток раз стрельнул в меня зелёными лучами.
     — Проклятие Абсолютной Смерти, на то и Проклятие Абсолютной Смерти, что должно убивать абсолютно всех, и от него нет никакой защиты… Странно… но, возможно у Поттеров, был какой-то ритуал, что давал кому-то абсолютную магическую защиту. Хвост, убей его просто так. Возьми камень, и разбей ему череп. — указала фигура в плаще на небольшой камень.
     — Да, мой Лорд. — сказал Петтигрю, однако тут младенец направил на них свою руку, и сказал своё первое в жизни слово… точнее два:
     — Авада Кедавра! — из руки младенца устремилась огромная зелёная волна, что задела, как фигуру в капюшоне, так и Петтигрю с Северусом. Эта волна не только выбила души из тел этих троих, но и достаточно сильно повредила их тела, отчего их трупы теперь были похожи на трупы жертв авиакатастрофы.
     После смерти того, кто наложил на Лили паралич, заклинание быстро развеялось, и рыжая девушка быстро побежала посмотреть на своего сына. Быстро проверив его, она вздохнула с облегчением, так как он был жив… однако, жив не значит здоров. У мальчика был окровавлен лоб, а также его левая рука вообще не имела плоти, и выглядела как рука скелета. А также, когда-то русые волосы младенца, теперь стали изумрудно зелёными.
     — Нужно срочно отсюда уходить. — сказала рыжая девушка, подымая своего сына, — Аппарация не работает. Акцио — Метла! — через несколько секунд, в руку девушки прилетела метла, на которую она села, и взлетев в воздух, полетела туда, где помогут её сыну.

Примечание к части

     Единый Демиург - https://photos.app.goo.gl/9VmUkw8wjYah8gSu5 Лили Поттер Эванс - https://photos.app.goo.gl/BNRP19qqaQTYjHzYA У кого-то могут не работать ссылки, но тут либо у вас нет аккаунта в Гугле, либо кеш браузера забит.
>

Глава 1 - Взор смерти

     Вот же ж, как всё болит-то. Называется, почувствуй Эффект Бабочки на своей шкуре. Покричал не в тот момент, и тебя уже через семь месяцев попытался убить Тёмный Лорд… хотя он и так попытался бы это сделать, только уже через двенадцать месяцев.
     Однако, меня не устраивало то, что при этом бы погибли мои родители… точней, больше всего, я не хотел, чтобы умерла моя мамуля, поэтому-то я и попытался, хоть как-то намекнуть, что не надо доверять тайну местоположения дома своему другу-предателю.
     Но, похоже, что в итоге, моё небольшое вмешательство, привело к ещё большим смертям… по крайней мере, на данный момент. Петтигрю, не имея возможности самому раскрыть секрет места моего нахождения, начал действовать так, как и полагается крысе. Он предавал своих друзей одного за другим, и в итоге, уничтожил все препятствия, которые мешали Волан-де-Морту меня убить.
     Я же умирать не хотел, и параллельно с тем, как сосал грудь Лили, предпринимал кое-какие меры, которые помогли бы мне выжить при любом раскладе. Во-первых, пришлось пожертвовать парочкой навыков, чтобы восстановить «Щит души», а точней, пришлось уничтожить навыки «Компас души» и «Остановка регресса», и освобождённую энергию пустить на активацию «Щита Души», который даже при моей смерти, помог бы мне ещё какое-то время продержаться в мире живых. Даже если бы моё тело было уничтожено, я бы нашёл и занял тело, кого-то недавно умершего, или как вариант, занял тело ещё какого-нибудь младенца. «Компас Души» в основном нужен лишь в самом начале, чтобы найти нужный мир, и нужное тело для вселения, а после он по факту уже бесполезен, и понадобился бы лишь в том случае, если бы я умер, и не захотел оставаться в этом мире. Тогда бы я с помощью Компаса нашёл новый мир, но так как я лишь аватар, то мне легче вернуться к оригиналу.
     Без пассивного навыка «Остановки регресса», мои физические характеристики могут со временем уменьшаться, например, я годик буду активно заниматься спортом, и мои характеристики вырастут, но потом я сделаю перерыв в пару месяцев, отчего они будут понемногу уменьшаться. В общем-то, этот недостаток можно нивелировать и самостоятельно, правда для этого надо развить метаморфизм, и тогда я смогу управлять своим телом как захочу.
     Во-вторых, я, конечно же, потратил все SР в Характеристику Магии, так как, именно седьмая оболочка души, на данный момент сможет обеспечить меня столь большим количеством энергии, что могла бы поддерживать «Щит души» как можно дольше.
     Ну, в общем-то, и всё. Будучи младенцем, я больше ничего сделать и не мог, особенно в этом мире. Не обглодай он мою систему, я бы как минимум смог телепортироваться из опасного места, но вышло то, что вышло… хотя, мама-то моя жива осталась, значит не всё так плохо.
     Что-то я руку левую как-то странно ощущаю. Посмотрел я на неё… и увидел на её месте двигающиеся косточки… эмм, похоже, не следовало применять Магию Смерти голыми руками.
     Авада Кедавра — это заклинание, что основано на Энергии Смерти. Попадая в живое существо, это заклинание перерезает все связи физического тела и души, отчего душа покидает тело, и так как, мало кто способен такое перенести, обычно это приводит к смерти. Однако, при кое-какой сноровке, и при условии, что тело не пострадало, душа может самостоятельно вернуться в тело и воскреснуть. Это же заклинание как раз действует ювелирно, и тело после него остаётся в целостности… ну, это если правильно его применять, а не как я недавно.
     Эти злыдни, знатно промариновали моё тельце в Энергии Смерти, кое-какая часть из этой энергии успела осесть, как в моём резерве маны, так и в «Щите Души». Сам «Щит Души» — это некий слабый искусственный суррогат восьмой оболочки души, такая себе временная замена, которая обычно и перерастает в полноценный Бессмертный Дух.
     Ну так вот, я не хотел чтобы мне разбили голову камнем, отчего и пришлось высвободить всю ту накопленную Энергию Смерти, направив её в виде волны на своих беспринципных недругов. Эта волна была равноценна паре десятков убивающих проклятий, отчего она всё же повредила тела врагов.
     Но, моя тушка ещё слишком слаба, чтобы пережить такое без последствий. Моя рука, которой я и применял проклятие, полностью отмерла, однако, Энергия Смерти применяется в Некромантии. А Некромантия специализируется на поднятии нежити, разных там зомби и скелетов. Вершина же этого магического искусства, это обретение бессмертия путём превращения себя в Лича, то бишь существа, чья душа для существования вырабатывает не Энергию Жизни, а Энергию Смерти. Выглядят Личи обычно как скелеты, вот и я сейчас по факту стал немного личём.
     Моя душа, начала понемногу вырабатывать Энергию Смерти, а один из моих неактивных навыков изменился на вот это:
     «Мортис-ай»(Ваши глаза имеют способность Истинного Видения и могут видеть незримое. Сила глаз зависит от вашей предрасположенности к Энергии Смерти, ведь именно эта энергия идёт на их функционирование.)
     А в статусе, появилась эта самая предрасположенность к Энергии Смерти.
     Некроз 4,8% (Коэффициент показывающий, сколько Энергии Смерти производит ваша душа, в сравнении с Энергией Жизни. Лишняя Энергия Смерти будет скапливаться в восьмой оболочке души, поэтому негативные последствия от этой энергии будут сведены к минимуму. Также, чем больше этот коэффициент, тем сильнее будут ваши заклинания Магии Смерти. При стопроцентном Некрозе, ваши заклинания Смерти будут в двадцать раз сильней обычных заклинаний, при тех же затратах энергии.)
     И теперь вот так выглядит мой статус:
     ≪Статус≫
     Мана 10/145/26 в час
     Сила Чар 11,24
     Некроз 4,8%(х1,48 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 11
     Ловкость 11
     Выносливость 15
     Интеллект 260
     Мудрость 260
     Магия 676
     Это мне с таким бонусом, прямая дорога в некроманты… эх, не особо я люблю Некромантию. Просто эта отрасль магии хороша лишь для масштабных войн, где много трупов, которых можно воскресить и пустить в бой, чтобы они убили ещё больше существ, которых также можно воскресить и пустить в бой… в общем, для вот такого, Некромантия, довольно полезна. Но я не большой любитель войны… хотя, истреблять целые расы мне всё же приходилось… а, ладно, чистым некромантом меня никто быть и не заставляет. Я больше артефактор и целитель, хотя изучить чего-то новое, всегда полезно, может мне в трупах ковыряться больше понравится, чем артефакты создавать… не, вряд ли… хех, появилась у меня одна идея, как всё это совместить… хе-хе, кажется, я нашёл отличный способ подчинить эту реальность… но, до этого момента ещё очень далеко.
     Так, как бы мне так руку привести в порядок? А то костяная лапка, хоть и выглядит прикольно и устрашающе, но как-то это слишком уж явно намекает на то, что я будущий некромант. В руке и находилась та часть души, что больше всего была поражена Некрозом, то бишь именно этот кусок моей ауры производил больше всего Энергии Смерти.
     Придётся понемногу распределять эту «отмершую» ауру по всей душе, и параллельно с этим отращивать плоть на голой кости… это будет небыстро. Было бы у меня «Высшее исцеление», то справился бы за пару минут, но даже если я и смогу его сплести, то мне просто маны на него не хватит, отчего пришлось перебиваться слабыми заклинаниями регенерации, которые однако я мог использовать вообще не прерываясь, так как на них шла энергия самого мира.
     Судя по свисту ветра и холоду, моя мамуля куда-то со мной летит на метле, наверное, в больницу… надеюсь. Летела она долго, я даже смог несколько сантиметров своей руки полностью регенерировать… правда есть теперь сильно хочу… а когда я хочу есть, я обычно ору, и сразу же получаю сисечку полную вкусного молочка.
     — Тише-тише, сынок, не плачь. Я, знаю, что тебе больно, потерпи, тебе скоро помогут. — прижала она к себе поплотней.
     — Мама, сисю. — продолжал я играть роль младенца.
     — Так ты это кричишь, потому что проголодался?
     — Да.
     — И тебе не больно?
     — Нет. — поначалу мне, конечно, было больно, но я себя немного подлечил, — Сисю. — продолжил я гнуть свою линию, ибо жрать после лечения я хотел зверски. Хотя ману и можно напрямую превращать в плоть, но, чтобы эта плоть была полностью моей, надо чтобы хотя бы несколько процентов восстановленных клеток были произведены моим телом, на что тратятся ресурсы организма.
     — Феликс, подожди, мы скоро прилетим. Я уже вижу башни Хогвартса. — и нафига мы туда летим, если было бы разумней меня в больницу отнести, — Нужно, чтобы директор Дамблдор осмотрел тебя, а также ему нужно рассказать всё что недавно случилось. Думаю, он мне всё объяснит… а ещё надо, чтобы он организовал поиск Джеймса, я не верю, чтобы его могли убить, он бывал во многих передрягах… надеюсь, и в этот раз он смог остаться живым.
     Вскоре Лили начала спускаться пониже, а через пару минут, она уже встала на землю. Довольно быстро к ней телепортировался сам директор школы, а после телепортировал нас всех к себе в кабинет, где и начал выслушивать то, что говорила ему моя рыжая мамочка, которая явно было в большом шоке от недавно случившихся событий. Сам Дамблдор тоже был удивлён тем, что услышал, особенно тем, что я выжил после Авада Кедавры, а потом я ещё и сам её применил, причём без волшебной палочки. Положив меня на диван, он начал меня осматривать, и особенно тщательно он пялился на мою руку, а так как я продолжал понемногу себя лечить, то он заметил, что на руке понемногу отрастает плоть.
     Чтобы помочь мне восстановиться, он дал мне выпить Слёзы Феникса, которые являлись Эссенцией Энергии Жизни, по факту, один выпитый флакончик был эквивалентен применению моего заклинания «Большое исцеление», которое я сейчас не могу применить. Однако, хоть после Слёз Феникса плоть на руке начала отрастать буквально на глазах, но от этого я захотел есть в сто раз больше, поэтому, Дамболдор сказал Лили, чтобы она посидела у него в кабинете, пока он будет разбираться со всеми проблемами, которые после смерти Тёмного Лорда, будут обязательно.
     Когда директор Хогвартса исчез, то Лили начала кормить меня грудью, а я же продолжил исправлять свою ауру, и параллельно изучал энергетику этого места.
     Здесь скорость регенерации моей маны выросла раз в пять, отчего стало ясно, почему именно на этом месте была построена школа волшебства. Конечно, хоть мир активно поглощает ману, но в мире, по теории вероятности, всё равно должны существовать места, насыщенные маной, просто в этих местах концентрация энергии будет выше всего в несколько раз, а не в сотни, как иногда случается.
     В этом мире волшебники могут применять заклинания используя для этого энергию самого мира, однако, самой этой энергии не так уж и много, отчего заклинания должны быть не слишком энергозатратными. Но, у каждого мага есть и свой резерв маны, из которого тоже можно брать энергию, чтобы сделать заклинание более сильным, но опять же, специфика мира не позволяет, чтобы этот личный резерв маны был слишком большим. Отчего мы имеем ситуацию, где практически все маги в мире имеют практически одинаковый уровень сил, и лишь несколько экземпляров выбиваются из этой планки.
     Живя же рядом с Источником Магии, на котором и построен Хогвартс, можно более свободно растрачивать ману из своего резерва, ведь тут она пополняется довольно быстро. И к тому же постоянное опустошение и наполнение маной развивает как Магическое Ядро, так и Магическую Оболочку.
     Джеймс отправился спасать своего друга почти под самую ночь, и с этого момента уже прошло больше пары часов, так что, как понятно, сейчас была ночь, и хоть Лили и пыталась дождаться возвращения Дамблдора, но через четыре часа всё равно уснула. Старик же вернулся лишь наутро, и сообщил печальную новость, что Джеймс был убит, как и Сириус с Люпином. Также, после того, как нашли остатки Волан-де-Морта, по Британии быстро распространилась новость о смерти Тёмного Лорда, отчего по всей стране начался ещё тот кавардак. Многие маги вышли ликовать по этому поводу, некоторые приспешники Волан-де-Морта от отчаяния начали творить бесчинства, и всё это пришлось разгребать Министерству Магии, ведь от обычного населения скрывают существование волшебного мира.
     Так как, правда смерти Волан-де-Морта была странная даже для магического мира, то победителем Тёмного Лорда стала Лили, которая ради спасения сына одолела сильнейшего тёмного мага Британии, а также двух его приспешников — Северуса Снейпа и Питера Петтигрю. И теперь Лили считают матерью-героиней. А сама же Лили, была в печали после смерти мужа, единственное что помогало не скатиться ей в хандру, это её сын, который и был истинным победителем Волан-де-Морта.
     После похорон Джеймса, Сириуса и Римуса, мы с мамой вернулись обратно в свой дом в Годриковой Впадине.
     Так как после смерти Тёмного Лорда все считали Лили той, кто его победил, к нам домой иногда наведывались различные благодарные маги, но их визиты маме не слишком нравились, отчего она вскоре попросила Дамблдора вновь спрятать наш дом с помощью Фиделиуса, а хранителем тайны стал сам директор Хогвартса.
     Сам старикашка так и не понял, как это я ловил своим тельцем Авады и при этом остался жив… но, я ведь, по сути, от каждого этого заклинания умирал, просто возвращался обратно в тело. Ещё его интересовало, как я смог сам применить это смертельное заклинание, но не зная первого, он не мог понять и второго, и в итоге списал это на ещё одну странность магии, которых в этом мире огромное множество.
     Больше двух лет мы практически вообще не выходили из дома, Лили после пережитого всё же слегка замкнулась в себе, и лишь я иногда мог её кое-как растормошить.
     Тридцать первого июля, как раз в мой третий день рождения, к нам в дом наведался Дамблдор, который был единственным человеком, который вообще мог найти наш дом, если он, конечно, ещё кому не сказал о его местоположении.
     Праздник мне никакой не устраивали, так как торт мне не особо нужен, как и подарки, ведь главное лакомство для меня по-прежнему остаётся грудь моей мамули… ну, да, я её ещё до сих пор сосу, и в общем-то, прекращать и не собираюсь. Лили, конечно, хотела меня отучить от груди, но так как я немного поколдовал с её грудью, то лактация у неё не останавливалась, отчего через пару дней у нее начало литься молоко практически не останавливаясь, а через неделю, она не выдержала, и просто вновь разрешила мне её сосать, думая что со временем, мне это надоест… ха, наивная, мне уже несколько сотен лет это не надоедает.
     А, ну так вот, Дамблдор пришёл к нам с подарком, это была Мантия-Невидимка, которую на бой взял с собой Джеймс, но потом на месте её не нашли, оказалось что её забрал себе один из прихвостней Волан-де-Морта, который участвовал в засаде и убийстве моего отца. Недавно вот он был задержан, и при нём нашли эту мантию.
     — Спасибо, директор. — сказала Лили, взяв в руки мантию, которую она прижала к себе.
     — Не за что, деточка, я просто вернул вам то, что и так вам принадлежит. Ну, а как у тебя дела, Феликс? Ничего не болит? Рука, например. — обратился ко мне седой старик с длинной бородой, одетый в мантию волшебника. Сейчас он запивал чаем засахаренные дольки лимона, что он притащил с собой в качестве презента.
     — Да нет, вроде. — ответил я, засовывая себе в рот очередную лимонную дольку, потом ещё и ещё, и пока старикашка дожёвывал свою первую дольку, я уже съел всё что было вообще на столе, — А ещё есть? — посмотрел я на Дамблдора. Я не особо привередлив в еде, ем в принципе вообще всё, иногда даже то, что в принципе есть нельзя. Просто, я всё же целитель, и знаю как с помощью магии можно ускорить рост физического тела, отчего и выходит что хоть мне сейчас и три года, но выгляжу я лет на пять, но из-за ускоренного роста, есть я хочу постоянно.
     — Эм, Лили, а ты его вообще кормишь? — посмотрел старик на мою мать.
     — Конечно, просто Феликс вообще ненасытный, всё со стола сметёт, а потом ещё требует и моего… не важно. Ну, он всё же ещё ребёнок, растущий организм и всё такое. Эх, из-за того, что у него в желудке бездонная дыра, у нас скоро такая же дыра появится и в нашем бюджете. Счёт в банке, в котором хранились все наши деньги был открыт на Джеймса, а после его смерти, снять эти деньги довольно проблематично. Эти гоблины те ещё бюрократы, и со своим золотом расставаться ни в какую не хотят. Всё тянут с переоформлением счёта на меня, и чтоб «Героиня Британии» не умерла с голоду, выдают мне по несколько галлеонов в неделю, которых только на еду и хватает.
     — Да уж, гоблины золото любят больше всего на свете. Деточка, знаешь, я пришёл сюда не только, чтобы отдать вам мантию. Понимаешь, профессор Слизнорт ещё в прошлом году хотел уйти на пенсию, а на освободившееся место учителя Зельеварения должен был прийти Северус Снейп… но, ты ведь знаешь, что с ним случилось… отчего мне пришлось просить Горация остаться преподавать ещё один год, чтобы я мог найти нового преподавателя. Так как хорошие зельевары очень редки, быстро найти нового преподавателя не удалось, и я вновь хотел просить его, чтобы он остался на ещё один год… но он категорически отказался, а ещё он предложил тебя в качестве кандидата на роль нового преподавателя Зельеварения.
     — Директор, вы хотите, чтобы я стала учителем Зельеварения?
     — Да, деточка. У тебя ведь всегда был талант к этому, ты была одной из лучших учениц профессора Слизнорта, и он неоднократно тебя хвалил. Думаю, для тебя будет полезно выйти из дома, где ты заперлась со своим сыном… я понимаю, что тебе тяжело… потеря мужа, попытка убийства твоего сына… но, ради Феликса, тебе не стоит так замыкаться. Плюс, если ты будешь преподавать в Хогвартсе, то будешь получать зарплату и будешь менее зависима от гоблинов, которые могут ещё несколько лет затягивать с оформлением счёта.
     — А как же Феликс? Он ведь ещё маленький, на кого я его оставлю? Я ведь не могу его потащить с собой в замок, там призраки, а зимой довольно холодно.
     — Ну, насчёт места жительства, если ты согласишься на должность преподавателя Зельеварения, то я могу выделить денег на покупку домика в Хогсмиде. Думаю, я даже смогу потребовать в Министерстве, чтобы Героине Британии выделили денег за победу над Тёмным Лордом. От пары сотен галлеонов они точно не обеднеют, а ты сможешь жить рядом с Хогвартсом.
     — Но я не хочу оставлять Феликса одного без присмотра. А кому-то чужому его доверить я не могу.
     — Я буду не против, если ты будешь брать его с собой на уроки. В общем, ты подумай над этим хорошенько, а я пойду, мне надо срочно в Министерство. — встал старик, а потом с хлопком исчез из комнаты.
     — Сынок, ну и как мне быть? — усадила меня Лили на свои колени.
     — Соглашайся. — всё же, из-за того, что я нахожусь под постоянным присмотром Лили, я не могу активно пользоваться магией. Если она будет ходить на работу, то у меня будет время, чтобы проворачивать свои злодейские делишки без присмотра мамули.
     — А ты? — погладила она мои зелёные волосы, что стали такими после маринования моего тела в Энергии Смерти. Глаза у меня и раньше были зелёными, но теперь, когда я включаю Мортис-ай, они начинают светиться, и на них появляется узор в виде нескольких концентрических кругов. С включёнными глазами я начинаю слабо видеть потоки маны и ауру людей.
     — А я уже взрослый. — обнял я свою мамулю.
     — Ага, взрослый, а до сих пор мою грудь сосёшь. Если кто-то об этом узнает, то тебя ведь засмеют.
     — Да пусть смеются, какое мне до них дело? Мам, у меня горло пересохло. — посмотрел я на неё жалобным взглядом, при этом положив руки на её грудь… хех, будучи ребёнком, я достаточно нагло пользуюсь своим положением.
     — Вот и как тебя можно одного оставить? — спросила Лили, и всё же оголила сисечку… ох, моя прелесть, присосался я к ней, а Лили продолжила:
     — Возможно, директор и прав, сидеть здесь всё время — это не дело. Я ведь подаю плохой пример для тебя… да и тебе нужно общаться с другими детьми, а в Хогсмиде живут волшебники, и наверняка ты сможешь завести себе друзей.
     — Мне кроме мамочки никто не нужен. — сказал я, прервавшись ненадолго от добычи молочка.
     — Хе-хе, Феликс, ты ещё такой ребёнок… ох… — слегка начала постанывать моя мамуля, когда я лобызал её сосочки… хех, ну хоть телом я сейчас и ребёнок, но в душе остаюсь всё тем же кобелём, который не упустит возможности сделать приятное красивой женщине. А моя мамочка очень даже красива, тем более ей сейчас всего двадцать четыре года, а я как стану сильней, всегда смогу поддерживать её молодость.
     В общем-то, мне всегда нравились рыжие, и довольно часто они приходились мне родственницами, но из-за того, что я могу менять свои гены, я никогда не брезговал с ними заиметь какие-то отношения. Всё же, лишь для обычных людей инцест — это проблема, так как дети от таких отношений имеют удвоенный шанс родиться с какой-то наследственной патологией, и именно из-за этого такой вид отношений не приветствуется в обществе. Обществу нужны здоровые члены этого самого общества, но магия позволяет сгладить этот неприятный момент, и даже если у моей мамули от меня родится ребёнок, он будет полностью здоров, уж об этом я позабочусь.
     Конечно, с моральной точки зрения, то, что я планирую соблазнить Лили выглядит не очень, но мне в большинстве случаев плевать на человеческую мораль, так как я человеком и не планирую оставаться. Из-за того, что практически во всех мирах, в которых я был, дракон является одним из сильнейших существ наравне с богами, то практически все мои аватары в итоге становятся драконами, что быстро позволяло им накопить силу, чтобы перейти в полностью энергетическую форму существования. Однако, для существа такой силы, сделать себе физическое тело, с помощью которого можно взаимодействовать с физическим миром, не представляет трудности, отчего я даже будучи энергией, могу наслаждаться плотскими утехами.
     В этом мире также есть драконы, и думаю, было бы неплохо взглянуть как они приспособились к этому миру, а после изменить себя по их подобию, в итоге став антропоморфным драконом, что может превращаться в обычного дракона.
     — Ох, Феликс, я даже завидую твоей будущей жене. — сказала подозрительно подрагивающая Лили, через полчаса моей трапезы.
     — Мамочка, ты будешь моей женой! — поцеловал я Лили в губы, при этом у самого меня губы были в её молоке.
     — Это невозможно, у тебя должна быть нормальная жена, какая-нибудь молодая смазливая ведьма, которую ты встретишь и полюбишь без ума, а потом ты на ней женишься, и оставишь свою мамочку совершенно одну. — с лёгкой ревностью и грустью проговорила она.
     — Не оставлю, значит, у меня будет две жены. Одной будет мамочка, а второй будет какая-нибудь смазливая ведьма, которую я встречу и полюблю без ума, но при этом, мамочку я тоже буду любить.
     — Хе-хе-хе, я уверена, что, когда ты вырастешь, за тобой будет бегать куча девочек, ведь мой сыночек самый красивый мальчик в мире. — начала она тормошить мои волосы.
     — А ты, мама, самая красивая мама в мире. — вновь я её поцеловал, — А теперь давай вторую грудь, а то в первой я уже всё выпил. — начал я освобождать вторую сисечку Лили, которую начал сосать, при этом как бы случайно положил руку на правую грудь, что начал профессионально мять, отчего мамуля вновь начала стонать… о, да, хоть мужика у нее и нет, но неудовлетворённой Лили не ходит.
     Всё же мама приняла предложение стать новой преподавательницей в Хогвартсе, и за оставшийся месяц ей пришлось почти каждый день оставлять меня одного, чтобы решить различные вопросы с устройством на работу, а также с переездом в новый дом в деревне Хогсмиде, который ей пришлось покупать на выделенные деньги.
     Вообще, я знатно прифигел, когда коротышки отказались отдавать Лили деньги её мужа, сказав что это деньги Рода Поттер, а она к этому роду имеет лишь опосредствованное отношение. Другое дело я — сын Джеймса Поттера, будь я совершеннолетним, они бы меня легко пустили в сейф Поттеров, однако, я несовершеннолетний, так что сказали, чтобы я гулял до семнадцати лет. Хотя, в одиннадцать лет я могу прийти, чтобы взять денег с моего ученического счёта, на который у меня понемногу капают деньги с основного. Но, из-за того, что денег у Лили совершенно не было, то гоблины великодушно разрешили брать именно те деньги, что поступали на ученический счёт… ох, я уже нашёл, чью расу буду истреблять перво-наперво.
     Поттеры были довольно богатым родом, мой пра-пра-прадед был зельеваром, что изобрёл Бодроперцовое зелье и Костерост, оба этих зелья и поныне применяются в медицине. Одно как противопростудное, а другое для ускорения восстановления костей. Хороший целитель с этим зельем и Слезами Феникса сможет кому угодно легко отрастить потерянную конечность. В общем, именно Линфред Стинчкомбский сколотил начальный капитал нашей семьи. Он жил в деревне с обычными людьми, которые из-за странностей моего предка прозвали «Копуша», что по английски будет звучать, как «Поттерер», и со временем это преобразилось в фамилию Поттер… с такой историей возникновения фамилии, лучше уж я возьму фамилию мамы «Эванс», что значит «Милость Господня», учитывая что я имею довольно большой шанс стать Богом, мне она больше нравится.
     Мой же дед Флимонт Поттер, также был зельеваром и изобрёл зелье «Простоблеск», что было предназначено для лечения кожи головы и для укладки волос. Вроде зелье не такое уж и полезное, однако, именно оно позволило учетверить состояние Поттеров на счету банка Гринготтс — банка гоблинов, которые и заведуют в магическом мире финансовыми делами. Учитывая, что я последний наследник этого рода, то, по сути, я должен быть достаточно богатым, однако до семнадцати лет я могу и не рассчитывать на эти богатства, а по факту, до этого времени мне эти деньги и даром не нужны будут.
     Я рождался уже несколько раз, и в общем-то, я никогда особо и не пользовался тем, что оставляли мне мои предки в наследство. Я ведь достаточно сильный маг… на данный момент это, конечно, не так, но это дело поправимое… так вот, сильным магам деньги без особой надобности, всё что надо они могут добыть или создать сами. Вот и я не должен рассчитывать на то, что мне кто-то что-то там оставил. Я так-то особо себя и не причисляю к роду Поттеров, отец для меня по факту был никем, и хоть он и не был мудаком, как некоторые мои папашки, но и близким человеком он мне не стал, в отличии от той же Лили.
     Мой отец так-то нигде не работал, просто жил на деньги предков, а ради развлечения влез в разборки двух политических группировок. Что Дамблдор, что этот Волан-де-Морт одного поля ягоды… да и я такой же по большому счёту, разве что кое-где мы различаемся методами достижения своих целей. Дамблдор — манипулятор, Волан-де-Морт — приверженец террора, я же что-то среднее.
     Одним из залогов успешного манипулятора или тирана, является внешность и поведение. Дамблдор выглядит как добрый безобидный дедушка, Волан-де-Морт же давил на то, что он злой тёмный маг, все эти чёрные одежды с капюшонами, а также раздача разных тёмных проклятий налево и направо, всё это лишь подтверждало его образ. Мой же образ, это симпатичный молодой человек, от которого просто не ждёшь, что он может истребить тысячи разных существ… что я по факту уже делал, разве что в других мирах.
     Выглядеть милым и безобидным мне всегда помогал Метаморфизм… ну и ещё в моих постельных играх он был отличным подспорьем, но сейчас не об этом. У данного тела есть совсем крохотная предрасположенность к этой магии, но её ещё долго придётся развивать, чтобы свободно можно было менять форму и размеры своего тела.
     Одним из ответвлений Метаморф-Магии является Анимагия, то бишь превращение мага в какого-то зверя. Мой батя мог превращаться в рогатого оленя… говорят, что анимагическая форма олицетворяет истинную суть мага, и могу сказать, что это правда, ибо Джеймс был тупым оленем, ведь лишь такой олень как он мог ввязаться в ненужную ему войну. Волан-де-Морт активно сражался именно с Орденом Феникса, а остальное сообщество магов Британии просто запугивал. Имея столько денег на счету в банке, Джеймс мог просто свалить отсюда вместе с женой во Францию или Америку, но нет, нужно самому подвергаться опасности, подвергать опасности свою жену, а также ещё родить сына, чтоб и он подвергался опасности.
     Я никогда не любил дураков, отчего смерть этого оленя меня вообще не колышет, вот абсолютно. Если бы умерла Лили, я бы сожалел об этом, и может даже попытался воскресить её, сплетя заклинание воскрешения, потратив на него часть своей души, то есть я могу, высвободив энергию, заложенную в мои Характеристики.
     Вот как раз сейчас моя мамуля собиралась на церемонию открытия нового учебного года, на которой сначала будет происходить распределение первокурсников на факультеты, потом пир, а потом выступление директора.
     — До сих пор не могу поверить, какую подлянку мне сделал директор. — проговорила Лили, одевая на шею подвеску с изумрудом… хотя, изумруд там был ненастоящий, но ничего, скоро моя мамуля будет носить только настоящие драгоценные камни.
     — Ой, мам, да что тут такого-то?
     — Ну, сынок, с его стороны было слегка подло сделать меня деканом факультета, где учился Тёмный Лорд и большинство его сторонников, при том, что меня считают победительницей Сам-Знаешь-Кого…
     — Волан-де-Морта. — подсказал я ей.
     — Смелый, да? — посмотрела она на меня через зеркало.
     — Ну так, это ведь именно я его меньше, чем в годик победил голыми руками с помощью Авады Кедавры.
     — Ты что, это помнишь? — повернулась она ко мне.
     — Ну, вообще-то, мам, я помню вообще всё с момента как осознал себя, а уж когда тебя пытаются убить, такое вообще сложно забыть.
     — У тебя что, абсолютная память?
     — Наверно, я ведь не знаю какая она у других. А что, другие люди не помнят, как они были в животике у мамы?
     — Эмм… нет. Похоже, у тебя действительно абсолютная память. Ладно, Феликс, ты точно хочешь пойти со мной, всё же уже ночь? — подошла ко мне Лили, одетая в старинное зелёное платье с меховым воротничком, и довольно большим вырезом на груди… хотя, его можно уменьшить, застегнув больше пуговичек.
     — Конечно, пойду. Ты ведь такая красивая, ещё уведут тебя у меня, а мамочка только моя. — обнял я её, забурив своё лицо в её грудь, при этом начав тереться о её бархатную кожу своей щекой.
     — Маленький ревнивец. Не волнуйся, Феликс, мне кроме тебя никто не нужен. — начала она перебирать мои волосы пальцами, — Сынок, с твоими волосами, ты прекрасно подойдёшь для моего нового факультета. Никогда не думала, что стану деканом Слизерина… хотя, ход директора можно понять. Уж меня-то они точно будут слушать, ведь все Слизеринцы гордились тем, что именно на их факультете учился Сам-Знаешь-Кто, а тут их деканом становится та, кого считают его победительницей. Вроде как у аристократов и есть повод возмутиться, но если они это сделают, значит они явно поддерживают политику Тёмного Лорда… — ага, это опять этот старый дед свои махинации мутит, да я на сто процентов уверен, что Дамблдор как-то замешан в том, что нам гоблины не выдают наши деньги, ведь получив их, Лили могла свалить со мной в другую страну, а мы ему нужны именно здесь, в Британии, там где у него есть достаточно много власти. Ладно, этот старик с самого начала был у меня в списке на устранение, как возможный конкурент, пусть поразвлекается напоследок.
     — Всё, надевай плащ, и пойдём. — начала она отстранять меня от своей груди.
     — Может на дорожку покормишь меня?
     — Отучайся от груди, ты ведь уже большой мальчик.
     — Ну, мам. — состроил я мордашку пожалобнее.
     — Эм… ладно, только немного. — оттянула она края платья, оголяя свою грудь.
     Я как обычно начал пить её вкусное молочко, а она от этого процесса незаметно постанывать, когда стоны стали уж очень громкими, Лили меня прервала.
     — Всё, хватит.
     — Я не напился ещё. — расстроено посмотрел я на неё, когда она прятала грудь, и застёгивала воротник повыше. Потом же она взяла с вешалки зелёный плащ, и надела его на меня.
     — Вот, красавец, девочки как тебя увидят, так сразу влюбятся. — повернула она меня к зеркалу, где отображался достаточно высокий для своих лет зеленоволосый и зеленоглазый мальчик, в зелёных одеждах. Эх, будущий некромант растёт… но, милый некромант. Надо вообще сделать себе максимально милую и безобидную внешность.
     — Что-то я особо и не видел красивых девочек, все какие-то средненькие, одна ты, мама, красавица. — обнял я её.
     — Пойдём уж, маленький льстец. — вышли мы из нашего маленького домика на окраине Хогсмида и пошли прямо по дороге в Хогвартс. Сейчас была уже ночь, отчего на улице было достаточно темно, а нам чтобы дойти до школы нужно пройти всю деревню, а потом обогнув озеро, надо подняться на холм на котором и находится школа. Однако, деревня Хогсмид небольшая, всего чуть больше пятидесяти домов, озеро тоже небольшое, да и холм невысокий, отчего Лили сможет добираться пешком до школы за десяток минут, а если будет летать туда на метле, то вообще за пару минут.
     Сейчас мы с Лили подымались по холму, при этом держась за руки, но, когда мама споткнулась в темноте о камень, я создал на левой руке яркий светлячок, что осветил десятки метров окружающей территории, но который совсем чуть-чуть отдавал зелёным цветом.
     — О, спасибо… стоп, Феликс, когда это ты Люмосу научился?
     — Чему?
     — Как ты свет создал?
     — Захотел. — однако, безобидный свет, это единственное что я сейчас могу создать просто захотев, хотя могу ещё создать огонёк, как у зажигалки, или охладить себе напиток. В общем, голыми руками в этом мире довольно сложно колдовать, это тебе не Мир Хвоста Фей, где от переизбытка эфира в нём мутировало всё, что только вообще может мутировать, а какой-нибудь слабый маг огня, вполне там мог сжечь город дотла. Хотя, вру, один хорошенький фаербол за счёт своего резерва я вполне смогу создать, ну и всё, дальше придётся обходиться теми крохами энергии, которые даёт тебе мир.
     — Ага, захотел. — с сомнением проговорила Лили.
     — Ну, да. Когда-то я не захотел умирать, отчего и применил то зелёное заклинание. — посмотрел я на свою руку, которая когда-то превратилась в руку лича.
     — Прости, сынок, за то, что не смогла тогда тебя защитить. — обняла меня Лили.
     — Да я на тебя и не обижаюсь, а те, на кого я обижаюсь уже всё равно мертвы. — погладил я мамулю куда достал… а так как я был низким, всего метр с кепкой, то достал я лишь до низа спины и до попки, которую моя правая свободная рука начала инстинктивно мять.
     — Ты что делаешь, Феликс? — с подозрением посмотрела на меня Лили.
     — Глажу тебя.
     — Как-то странно ты меня гладишь. Пошли уже. Гаси свой огонёк, я сама Люмос зажгу, нечего посторонним знать, что ты в три года беспалочковую магию налево и направо применяешь. Люмос. — сказала Лили, и сделала концом палочки небольшую петлю, после чего на конце этой палочки загорелся огонёк, который был более тусклый чем мой, но его вполне хватало чтобы увидеть куда ты ступаешь.
     Вообще можно колдовать и без палочки, но когда энергия у мага ограничена, то для того, чтобы минимизировать потери, нужен хороший концентратор. Палочки из древесины с сердечником из части тела магического животного, достаточно неплохой вариант, он достаточно легко синхронизируется с аурой мага, и если аура палочки и аура мага начинают резонировать, то можно даже получить усиление своих заклинаний. Однако, я никогда не любил работать с органикой при изготовлении артефактов. Главное преимущество этих материалов — это то, что они более дешёвые, по сравнению с магическими металлами и магическими кристаллами. Второе — это то, что с ними легче работать и обрабатывать, одно дело ножом из дерева вырезать палочку, другое дело ковать металл, и резать кристалл. И, в-третьих, артефакты из металлов и кристаллов, по большей части создаются индивидуально, под определённого пользователя, и всё это делает нерентабельным создание концентратора из этих материалов. Потратишь на него кучу денег, а также дорогостоящие и редкие материалы, и в итоге пользоваться этим концентратором сможешь лишь ты. Поэтому-то такие концентраторы если и были когда-то, то быстро себя изжили, ведь рентабельней создавать дешёвые деревянные палочки и продавать их огромному количеству народа, чем клепать один металлически-кристаллический концентратор раз в десяток лет, и то, если найдётся какой богач. А изготовители концентраторов, так-то тоже кушать хотят, отчего понятно, что выгодней им было сосредоточить своё внимание на ходовом товаре, и улучшать именно его.
     Я вполне смогу изготовить себе деревянную палочку, однако, это будет лишь временный вариант, а потом уже я смогу создать себе чего посильней этой зубочистки, которую можно при желании сломать руками.
     Замок школы был достаточно большой и величественный… но я и покруче видел, и покруче сам строил. В общем, он выглядел как стандартный средневековый замок, разве что ночью освещался магическими светильниками, отчего в это время выглядел более по-волшебному чем днём.
     Когда мы туда, наконец, дошли, то мы с Лили сначала пошли в её кабинет Зельеварения, находящийся в подземелье замка. Полчаса она потратила на то, чтобы разобраться что тут и как, но так как она когда-то здесь училась, то особых проблем у неё не возникло. После мы пошли в главный зал, где она заняла своё место с правого края стола преподавателей, а меня усадили рядом с ней на табурете, сбоку от стола.
     Главный зал Хогвартса был достаточно большим, чтобы в нём одновременно помещались все ученики семи курсов четырёх разных факультетов, что сидели за четырьмя длинными столами. На стенах висели различные флаги и гобелены с символом Хогвартса, на котором был изображен щит, что был разделён на четыре части, и на каждой этой части был изображён символ определённого факультета. Гриффиндор — золотой лев на красном фоне, Слизерин — серебряная змея на зелёном фоне, Когтевран — бронзовый ворон на синем фоне и Пуффендуй — чёрный барсук на жёлтом фоне. В середине щита была буква «H», что была первой буквой в английском названии этой школы.
     Также для магического антуража по залу летало огромное количество зажжённых свечей, а потолок был выполнен в виде иллюзии настоящего неба, что находится над замком. Ещё на стенах висели портреты, внутри которых нарисованные персонажи свободно двигались, а также могли разговаривать, как с друг другом, так и с учениками. И помимо этого, по залу летали призраки. В общем, первокурсники от всего этого широко открывали рты в удивлении.
     Когда же прошло распределение первокурсников, а также детишки поели, Дамблдор объявил всем учащимся о смене учителя по Зельеварению, который также по традиции станет новым деканом факультета Слизерин. Когда он представил им Лили, то за столом с зелёной скатертью, у всех учеников стали такие кислые морды, будто все они выпили литр свежевыжатого лимонного сока. Остальные факультеты радостно хлопали моей мамочке и приветствовали победительницу Тёмного Лорда, а вот со стороны её нового факультета вообще была гробовая тишина. Но ничего, если будут обижать мою мамулю, я им покажу, кто действительно убил Волан-де-Морта… прям на них и покажу, убивать, конечно, не стану, но проклятие наслать какое-нибудь вполне могу.
     После окончания церемонии, всех отослали спать в свои факультетские спальни. Пока мама там представлялась в роли декана перед учениками своего факультета, я сидел у неё в кабинете и ел кучу различной еды, которую туда притащили домовые эльфы, такие страшные коротышки, аура которых говорит о том, что изначально они жили в мире с более плотным магическим фоном, приблизительно таким, как на территории Хогвартса. Эти эльфы прибыли в этот мир вместе с гоблинами, спасаясь от какой-то катастрофы. Гоблины начали отвоёвывать себе место для жительства, а эльфы просто попросились к магам в подчинение, став их слугами и получив таким образом доступ к мане, нужной им для жизни, то бишь они за свою службу берут в качестве платы именно ману.
     Готовили они неплохо, да и с помощью той же магии, они легко выполняют любую работу по дому, отчего практически у каждого магического рода есть свой домовой эльф.
     Ел я в основном мясо, так как мне нужен белок для роста, а запивал всё это молоком, так как в этой жидкости есть жизненная энергия, не столько много сколь в крови, но всяко больше чем в чае или соке. Пока Лили там укрощала змей, я ещё полазил по её шкафам, и нашёл одну потрепанную книжку по Зельеварению для шестого курса. Заныкав её под мантию, я уселся дальше есть и ждать Лили, которая пришла лишь через час, и была она не в слишком радужном настроении.
     — Гадюшник какой-то, а не факультет. — сказала она, сев за преподавательский стол, — Ну что, Феликс, пошли домой. Ты спать сильно хочешь?
     — А-а-ау, не сильно. — ответил я, широко зевнув.
     — Ага, по тебе видно. — взяла она меня за руку и повела домой, где перед сном дала мне пососать её грудь… я так всегда засыпаю… подольше бы такое продолжалось.
     На следующее утро я проснулся, когда из моего рта изъяли вишенку сосочка, который я сосал всю ночь. Лили начала собираться на работу, и прежде, чем уйти туда, она спросила у меня:
     — Феликс, ты точно сможешь остаться дома один?
     — Точно-точно, не волнуйся, поесть я сам смогу, а чем себя развлечь я всегда найду.
     — Вот поэтому-то я и волнуюсь, мало ли какие ты себе развлечения придумаешь… но, ладно уж, дверь я запру, и как смогу буду прилетать тебя проведать. Всё, иди целуй мамочку. — наклонилась Лили, чтобы мне удобней было дотянуться до её губ… ну, я и поцеловал её, как умел… а я неплохо это умею. Лили аж глаза от удивления широко открыла, когда мой язык залез ей в рот.
     — Ты… Феликс… э… что это за поцелуй был? — спросила слегка ошарашенная Лили.
     — А что с ним не так? Я хотел, чтобы мамочка поняла, как сильно я её люблю.
     — Э… понятно. Феликс, так целовать будешь свою жену, понял? — погладила она меня по волосам.
     — Ну так ты ведь будешь…
     — Феликс, прекращай глупости говорить. Всё, я пошла, не шали тут. — закрыла она двери, и заперла их с помощью магии.
     — Итак, наконец-то я один. С чего начать сперва? Может с поднятия нежити? Или может какого демона вызвать? Или пойти какой яд сварить? Эх, столько всего интересного. Так, наверное, сперва схожу в лес, поищу материалы для палочки, а потом ещё надо будет найти место где можно будет тренироваться, знаю я одно местечко. — сказал я, направляясь к заднему выходу, который был заперт заклинанием, но с моими глазами, я смог обезвредить это заклинание, разрушив в нём определённые узлы, отчего оно просто рассыпалось, а дверь открылась.
     Надеюсь, меня не сожрёт какой-нибудь гигантский паук или не растопчет кентавр.

Примечание к части

     Альбус Дамблдор - https://photos.app.goo.gl/CbETU71DiPDawFFG6 Мортис-ай - https://photos.app.goo.gl/vNeb16JsYRTsaLw19 Лили - https://photos.app.goo.gl/wqHQgj2NkpUgV8Up7 ГГ - https://photos.app.goo.gl/54CRS3qhJGAUZMPB7 Хогвартс - https://photos.app.goo.gl/VR6mLEuZdqbHYbsJ6 Герб Хогвартса - https://photos.app.goo.gl/TQ2Mi6dah64XzRsh9 Главный зал Хогвартса - https://photos.app.goo.gl/S26cqPTLToZdz5vX7
>

Глава 2 - Смертельные знания

     То, что Лили стала работать в Хогвартсе, мне на руку, всё же, я практически постоянно был под её присмотром, и хоть её общество мне и было очень приятно, но из-за этого я вообще не мог развиваться. Ни магию не поприменяешь, ни книжку не почитаешь, ибо трёхлетние дети, сами легко читающие магические учебники, очень подозрительны, учитывая, что меня ещё никто и не учил читать. Я как-то пытался намекнуть Лили, чтобы она начала учить меня читать, но она сказала, что я ещё маленький, и читать она меня начнёт учить, когда мне будет лет шесть. В принципе, в это время все дети начинают учиться читать и писать, но я это и так умею, мне просто надо чтобы у меня было объяснение, почему я уже умею то, чему меня никто не учил.
     Но в общем-то, теперь, когда мамуля будет на работе, я могу делать что хочу.
     Первым делом я решил нормально поколдовать, а то делал я это всего несколько раз, отчего уже соскучился по магии, всё же, даже в технологическом мире, я постоянно использовал Биотику, по сути ту же магию.
     Для этого дела зашёл в лес, окружающий Хогсмид, хоть он вроде, как и безопасен, но лишь из-за того, что различные зверушки предпочитают держаться от людей подальше. Всё же, несмотря на свою кажущуюся слабость, умелый волшебник вполне может одолеть местного дракона один на один. Однако, действительно умелых волшебников не так уж и много, некоторые просто не видят смысла в увеличении своей силы и навыков, и им хватает десятка простых заклинаний для комфортной жизни. В принципе, даже в Мире Хвоста фей, где каждый десятый житель мира был магом, большинство из одаренных просто забивали на свой дар, и жили обычной жизнью. По большому счёту, я могу их понять, всё же, учитывая то, что я знаю о реальном порядке мироустройства, сложно не впасть в хандру.
     Каково это знать, что ты лишь клетка в огромном организме, и все твои копошения ничего не стоят для этого существа? То же самое и со мной, мои огромные силы, позволяющие мне уничтожать звёздные системы, по большому счёту ничего не стоят, ведь даже если я уничтожу целую реальность, то из-за квантового бессмертия, у неё уже есть десятки резервных копий, являющейся параллельными мирами. Даже если я уничтожу всю вселенную, то всё равно ничего не добьюсь, ибо этих вселенных больше, чем звёзд на небе, и каждый миг миллиарды из них умирают и миллиарды создаются.
     Часть из вселенных создаются спонтанно, часть создаются Демиургами, для которых эти вселенные по большому счёту являются карманными ядерными реакторами, что обеспечивают им приток энергии. Но и сами эти Демиурги, также по факту являются батарейками для Йог-Сотота. Есть даже вероятность, что в моём Ядре Души, также находится мини-вселенная, в которой могут жить кто-то, и у них тоже есть аналоги Ядер Душ, в которых также могут находится мини-вселенные… это можно назвать — «Бесконечно тянущаяся цепь миров друг в друге». Мироздание — это необъятная бесконечность мыслимых и немыслимых, возможных и невозможных миров-вселенных.
     Чтобы зная всё это не забить на всё и вся, главное помнить, что система такого мироустройства позволяет развиваться бесконечно, и вполне закономерно через время стать равным Йог-Сототу, а потом и Азатоту. Однако, самого этого времени может понадобиться очень много, скорей всего миллиарды лет, отчего следует, что спешить особо и некуда. Но важно всё же вообще двигаться вперёд по бесконечной лестнице развития.
     Когда я попадаю в какой-то мир, то создаю для него отдельную реальность, которая по факту является именно моей реальностью, так как я и был причиной её возникновения, отчего вытекает, что я вполне законно могу её себе подчинить и присоединить к своему Ядру Творца. Также, именно из-за того, что эта реальность была создана моим появлением в этот мир, шанс встретить тут какого-то путешественника по мирам, или вселенца, подобных мне самому, практически равен нулю, так как его появление в этот мир создаст для него реальность параллельную моей. В общем-то, если я не умру, то эта реальность будет оставаться лично моей, отчего перемещаться с неё на какую-то другую параллельную реальность мне нет смысла.
     Так, задумавшись о вечном и бесконечном, я зашёл довольно глубоко в Запретный Лес, и когда опомнился, то увидел на дереве огромного волосатого паука размером с собаку…
     — Авада Кедавра! Авада Кедавра! Сдохни уже! — когда я вытянул вперёд свою левую руку, то с неё в паука устремились две зелёные рассеянные волны Энергии Смерти, которые в полёте также понемногу рассеивались, отчего лишь вторая волна смогла окончательно прикончить паука-переростка, который являлся акрамантулом, то бишь, волшебным видом пауков, что могут вырастать до размеров драконов, — Срань! Ненавижу пауков! Тем более если они размером с меня самого. — да уж, голыми руками колдовать довольно растратно. Из-за того, что мир старается поглотить лишнюю энергию, любое не сконцентрированное заклинание довольно быстро рассеивается, а из человеческой руки, такой себе концентратор. Со временем, конечно, любой маг может минимизировать потери, но если такой маг возьмёт в руки концентратор, результат всё равно будет лучше, ведь если ты сможешь руками магичить вообще без потерь энергии, то в твоих руках концентратор послужит усилителем.
     Я всегда предпочитал использовать свои силы без всяких костылей, однако, как артефактор, я как никто другой знаю, что иногда костыль может тебя усилить в сотню раз… конечно, тут всё зависит от качества этого костыля, ну и от прямоты рук его изготовителя. Однако, он именно что «усиливает», если ты сам ноль без палочки, то и самая крутая волшебная палочка тебе не поможет.
     Вот я, кстати, и решил попробовать поколдовать с палочкой, для чего сорвал с дерева первую попавшуюся ветку.
     — Так… хех, а я ведь, по сути, никаких боевых заклинаний окромя Авады и не применял. Ладно, будет оно у меня служить неким эталоном. Авада Кедавра! — ударилась в землю более кучная волна Энергии Смерти, от которой на земле появилась небольшая ямка, — Да уж, результат кое-какой есть, однако, ветка от такого превратилась в прах. — отряхнул я руку от пыли.
     — Так, надо поискать различных деревьев, и нарвать с них веток, а потом все их попробовать. — начал я лазить по лесу, в поиске различных растений. Нашёл дуб, берёзу, сосну, ель, иву, бузину, ясень и граб. А потом, выбрал себе полянку, на которой сделал такой себе испытательный полигон, чтобы сравнить размеры получившихся ям от попадания в них моих заклинаний.
     В общем-то, лишь два дерева показали себя хоть как-то, остальные же ветки после первого же заклинания рассыпались прахом, при этом лишь немного концентрируя энергию заклинания. Так вот, первый фаворит — это бузина, она рассыпалась лишь после третьей Авады, которые у неё выходили в виде толстого цилиндра рассеяной Энергии Смерти. Второе дерево, которое показало интересный результат было елью, ветка ели выдержала две Авады, и хоть заклинание выходило менее сконцентрированное, чем от бузины, но тут были ещё кое-какие особенности. А именно, когда я колдовал Авады левой рукой используя как концентратор веточку ели, то они у меня получались сильней, чем те же Авады, той же веточкой ели, но уже правой рукой. Что неудивительно, так как аура левой руки, больше всего поражена Некрозом, отчего легче всего проводит Энергию Смерти. Ну так вот, а когда же я колдую правой рукой с помощью веточки ели, то у меня получается более сильными заклинания, в которых не используется Энергия Смерти.
     Что ж, чтобы совсем уж себя не ограничивать использованием лишь Некромантии, то заклинания с Энергией Смерти буду применять левой рукой, и для этого использовать палочку, изготовленную из бузины. А остальную же магию, буду применять правой рукой, используя для этого палочку, изготовленную из ели.
     Однако, волшебная палочка состоит не только лишь из дерева, но и из сердцевины, которой может послужить любая часть магического животного, например, волос единорога, или жила дракона. Единороги обитают в глубине Запретного Леса, и если там поискать, то вполне можно найти их волосы, с драконами сложнее, но я пока могу обойтись и какой-нибудь ящерицей поменьше, или вообще змеёй.
     Искать зверушек, я буду уже завтра, на сегодня хватит экспериментов, и так больше пяти часов провозился.
     Чтобы засунуть сердцевину в палочку, надо будет постараться, но для выбора подходящей именно мне сердцевины, можно устроить такие же опыты, как и с древесиной, то бишь, просто использовать с помощью них магию. У того паука, что я убил в самом начале, я отломал несколько лапок, и через них попытался применить магию. Как неудивительно, но лапка превратилась в прах лишь после второй Авады, которые выскакивали из кончика лапки довольно длинным тонким зелёным лучом. Когда я применил заклинание и при этом размахивал рукой с лапкой в разные стороны, то в воздухе возникала тонкая зелёная нить, прикосновение к которой было для меня хоть и слегка болезненным, но не смертельным. Забавно, с помощью пропускания магии через части тела паука, заклинания выходили в виде нити, с которой при желании можно было в воздухе сплести паутину. Однако, сила этих нитей-заклинаний была невелика, и они довольно быстро исчезали.
     Ладно, сердцевину я тоже себе подыщу, но кроме материалов для палочки, нужно из них ещё правильно изготовить саму волшебную палочку, а для этого нужно вымачивать что сердцевину, что древесину в различных зельях, а также на древесину нужно нанести различные руны. Всё это нужно, чтобы палочка прослужила как можно дольше своему владельцу. Мне же эти самопальные концентраторы нужны лишь до одиннадцати лет, а после можно купить палочку у нормального мастера, а после вообще, изготовить себе концентраторы из более хороших материалов, типа вулканического золота и различных драгоценных камней.
     Когда я применял магию руками, были довольно большие потери, мне всё же лишь три года, и это тело ещё не очень сильно приспособлено к магии, отчего мана разлетается во все стороны, и хорошо если процентов сорок летит в нужном направлении. Для сравнения я попробовал поуправлять сырой маной, и если смотреть на этот процесс моими глазами, то видно, как вокруг меня образуются зеленоватые облачка энергии, которые довольно быстро поглощаются миром… вот уж, прожорливая скотина этот мир.
     Хотя откуда-то должна браться та энергия, которой пользуются все волшебники, не тратя на это энергию своего резерва маны. По сути, это та же мана, которую мир у них и высасывает, просто более равномерно распределяет, чтобы уменьшить вероятность возникновения магических аномалий.
     Сейчас мой статус такой:
     ≪Статус≫
     Мана 27/273/36(108) в час
     Сила Чар 20,8
     Некроз 5,1%(х1,51 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 38
     Ловкость 38
     Выносливость 42
     Интеллект 287
     Мудрость 287
     Магия 1294
     И так как на нормальную Аваду я трачу около пятидесяти единиц маны, то можно сказать, что лишь за счёт резерва, я бы смог её сколдовать лишь пять раз, но двадцать единиц маны выдаёт мне сам мир, отчего на одну Аваду тратится уже тридцать единиц маны из моего личного резерва, и я уже могу увеличить количество этих проклятий до девяти. Однако, если я применяю Аваду Кедавру левой рукой, то заклинание получается в полтора раза сильней, при тех же затратах.
     Ну, Магия Смерти довольно энергоёмкая, а если же применять менее энергозатратные заклинания, то можно стрелять заклинаниями без перерыва, используя лишь энергию мира, и иногда усиливать их за счёт резерва.
     В общем-то, хоть мир и подрезал мои возможности, но всё равно моя система помогает мне уже в три года не быть беззащитным, и иметь возможность за себя постоять. Хотя я и не вкладывал очки в физические характеристики, но они сами понемногу растут, в чём ещё помогают мои попытки освоить метаморфизм. При желании, я смогу и сотню килограммов поднять, правда, кости у меня такое вряд ли выдержат, да и мышцы скорей всего порвутся. Показатель энергонасыщенности клеток у меня почти как у взрослого человека, однако, этот показатель всё ещё находятся в пределах человеческих норм, отчего я такой же хрупкий, как и обычный человек. Из чего следует, что хоть теоретически я в три года имею силу обычного взрослого, но если я её буду применять, то покалечусь.
     А, ладно, я всё же маг, особо на развитии физических характеристиках можно и не зацикливаться, и по факту, эту же физическую силу можно получить, изменив себя с помощью магии. А так как я знаю как это делается, я определённо буду это делать.
     Придя домой, я принялся готовить себе обед, но тут в дом с криком ворвалась Лили:
     — Феликс!
     — Что?! — откликнулся я из кухни.
     — Ты где был?! — подбежала она ко мне.
     — Эм… здесь. — солгал я, хотя она ведь не уточнила время, а секунду назад я был здесь, так что на вопрос я ответил правдиво.
     — Не ври. Домовой эльф, которого я прислала, чтобы он тебя проверил, сказал, что никого в доме нет. — взяла она меня за плечи.
     — Я это… выходил воздухом подышать.
     — Как ты вообще из дома вышел, если я все двери магией заперла? — подозрительно посмотрела на меня Лили.
     — Ну… там… потыкал магией в светящиеся узелки, дверь и открылась.
     — Какие ещё «светящиеся узелки»? — слегка успокоившись спросила мамуля, которая и так не особо-то хотела меня одного оставлять, так как после той истории с Петтигрю и Волан-де-Мортом, Лили очень сильно переживает за меня, но я её всё же уговорил пойти на работу, и оставлять меня одного дома… но, похоже, на этом и закончатся мои походы в лес.
     — Ну, когда я делаю так. — активировал я Мортис-ай, отчего мои глаза слегка засветились зелёным, и на них появился узор с концентрическими кольцами, — То начинаю видеть различные светящиеся линии и светящийся туман. Хогвартс, кстати, весь окутан этим светящимся туманом.
     — Ты, что, умеешь видеть магию? — приблизилась Лили ко мне, начав вблизи рассматривать мои глаз.
     — Скорее всего, да.
     — Эх, сынок, ты полон сюрпризов. — ага, ты и не представляешь, насколько много у меня этих сюрпризов, — Магию видишь, беспалочковую магию применяешь в детстве… да и смертельные проклятия на тебя не действуют. — если быть точным, то на меня не действуют лишь слабые заклинания на основе Энергии Смерти, а вот если Волан-де-Морт додумался бы применить для моего убийства, что-то окромя Авады Кедавры, то вполне мог меня убить… точнее, убить моё тело, после уничтожения которого мне пришлось бы срочно искать новое.
     — Похоже, ты станешь очень сильным магом. — обняла она меня покрепче, — Так, а теперь отвечай, где ты был по-настоящему, маленький ты врунишка? — отстранилась она от меня, и посмотрела на меня же очень строгим взглядом.
     — Веточки собирал, чтоб палочку себе волшебную сделать.
     — Так, только не говори, что ты ходил в Запретный Лес, чтобы пособирать эти палочки.
     — Да вроде он обычный, правда, пауки там какие-то огромные, еле убил этого паучару размером с собаку. Не люблю я пауков, особенно если они на меня смотрят, как на свой будущий обед, всеми своими восемью глазами.
     — Что?! Феликс, ты с ума сошёл? — встряхнула Лили меня, — Ты что, не понимаешь, что этот лес полон опасностей! Да как ты… Арх, зря я тебя послушала и одного оставила. Всё, будешь теперь всё время со мной ходить.
     — Но, мам.
     — Никаких «мам», а иначе больше не дам грудь сосать. — ох, знает же чем мною можно манипулировать.
     — Но чего я там делать-то буду с тобой?
     — Просто будешь сидеть, это уж всяко лучше, чем ты будешь по Запретному Лесу шляться. Всё, пошли, у нас сейчас обед начнётся. — потащила она меня с собой в замок, — Боже, что за ребёнок? — задала она вопрос, запирая дверь дома.
     — Проблемный. — подсказал я.
     — Нет, Феликс, ты не проблемный. — посмотрела она на меня, — Просто, ты особенный. Ты явно умнее многих детей, и как видно, ты ещё и одарён магически больше, чем остальные. Я же… понимаешь, ты мой первый ребёнок, опыта бытия матерью у меня с гулькин нос, отчего я не знаю, как реагировать в некоторых ситуациях. — повела она меня в замок.
     — Мам, научи меня читать, буду хоть делом занят, когда буду рядом с тобой сидеть.
     — Ладно уж, лучше уж ты будешь сидеть рядом со мной и учиться читать, чем будешь один по Запретному Лесу бродить... Боже, как ты вообще до такого додумался? А ещё же, хитрец, специально меня уговорил оставить его одного дома, чтобы иметь возможность пойти в лес пособирать веточки... я с тобой так к тридцати вся поседею. И, кстати, как ты убил того паука? Только не говори, что тем зелёным заклинанием.
     — Ага, Авада Кедаврой, это ведь первое что я вообще сказал в жизни.
     — Феликс, это запрещённое заклинание, его нельзя так свободно применять. Да и, кстати, мне всегда было интересно, как так получилось, что ты десять месяцев вообще слов не произносил, а потом сразу начал более-менее нормально разговаривать? — вопросительно на меня посмотрела Лили.
     — Так, а что было говорить? Меня всё и так устраивало. Крикнул, и тебе сразу грудь дают, а мне больше ничего и не надо было. А вот когда тебя на камни кидают головой, а потом убить пытаются… тут уж кто угодно заговорит.
     — Прости. — прижала меня к себе Лили.
     — Мам, опять ты себя винишь. Уж кто-кто, а ты тут вообще ни в чём не виновата. Пойдём уже, а то я есть хочу, а ты меня так прижимаешь близко к груди, что я сильно захотел молочка.
     — Гений — не гений, но ты ещё ребёнок, причём со странностями. — продолжили мы идти в замок… это Лили, наверное, о том, как ей приятно, когда я сосу у неё молочко… даже очень приятно.
     После обеда, Лили усадила меня в своём кабинете, и сама пошла в библиотеку, чтобы взять для меня азбуку, и различных сказок, на которых я мог бы тренироваться читать.
     Однако, библиотека находится на четвёртом этаже замка, тогда как кабинет Зельеварения в подвале, отчего получилось, что Лили не успела прийти до момента начала урока, и в кабинет завалились ученики.
     — Это что ещё за шмакодявка? — спросил парень, на мантии которого находился герб со змеёй на зелёном фоне.
     — Кажется, это сын нашей новой деканши-грязнокровки. — ответил ему кажется его друг из того же факультета.
     — Так значит, это его хотел убить Тёмный Лорд? — спросил тот же пацан, — Хах, так может давайте закончим начатое? Ха-ха, малыш, сейчас будет больно. — со злодейской улыбкой достал он палочку, и с жуткой гримасой направил её на меня… видно, конечно, что он говнюк, но сейчас он по факту хочет меня лишь напугать.
     — Ага, тебе. — активировал я Мортис-ай, с помощью которых направил на него лёгкую невидимую волну Энергии Смерти, отчего он упал на пол, и начал стонать от боли, — Ой, а что это с ним? Наверное, плохо стало. Ай-яй-яй. Кто направит на меня свою палочку, тому также внезапно станет плохо. — посмотрел я на них своими светящимися зелёным глазами. Вот уж кучка говнюков, никто и слово против не сказал, а некоторые ещё и поддакивали этому мудню, что хотел мне навредить, и что сейчас стонет на полу от боли.
     — Феликс! Что здесь случилось? — зашла Лили, в руках которой было несколько цветастых книжек.
     — Мамуль, кажется, у твоего ученика несварение, ты послушай, как он от боли стонет. Наверное, переел, бедненький. — ответил я с невинной улыбкой.
     — Так, Кэрроу, что с тобой? — подошла Лили к лежащему парню, но тот лишь простонал в ответ, — МакКрейн, что с твоим дружком?
     — Это всё ваш сын. Алекс просто хотел подойти и пожать ему руку, чтобы поприветствовать, но ваш сын посмотрел на него, и Алекс упал и начал стонать от боли.
     — Феликс, что случилось, и не вздумай мне врать. — посмотрела она на меня… ну, раз дружок этого говнюка меня сдал, то и я молчать не буду.
     – Этот Кэрроу сказал, что хочет закончить дело Волан-де-Морта, и достав палочку, направил её на меня. Ну, я его немного и проклял, через пару часов очухается… наверное... вроде помереть не должен… наверное. — ответил я, почёсывая затылок и при этом смотря на парня, что сейчас стонал от боли по моей милости.
     — Руку значит пожать хотел. — уничижительно посмотрела мама на слизеринца, — МакКрейн, ваши с Кэрроу папашки-Пожиратели Смерти избежали тюрьмы лишь по случайности. Забирай своего дружка, и веди его к мадам Помфри. Если я узнаю, что вы угрожаете моему сыну, то вас и ваших родителей, постигнет участь Тёмного Лорда. Понятно? — зло посмотрела Лили на слизеринцев, у половины которых, родители являлись действующими Пожирателями Смерти, а вторая половина просто поддерживала Волан-де-Морта политически.
     — Да. — помог подняться тот своему дружку, и повёл стонущее тело в больничное крыло.
     Тут через пару секунд начали входить ученики, на мантиях которых был изображён лев на красном фоне.
     — Кто это так отделал Кэрроу, что тот от боли стонет? — спросил один из новоприбывших учеников, а я ответил:
     — Это он в мантии запутался и упал, а во время падения случайно себя проклял, какой неаккуратный.
     — Так, Феликс, бери книжки и садись на заднюю парту, а вы все рассаживайтесь и начнём урок. — дала мне Лили детские книги, и я пошёл как-бы учиться читать. Урок Лили вела у третьего курса, и хоть преподавать она начала совсем недавно, но видно, что в зельеварении она разбирается прекрасно. Гриффиндорцы её слушали безукоризненно, а ученики из её факультета, будто специально косячили, чтобы испортить урок, то у одного котёл начнёт дымить как паровоз, то у другого котёл вообще взорваться норовит. Мамуля, конечно, все эти неприятности быстро ликвидировала, и провинившихся учеников наказывала отработкой после уроков и снятием балов, однако, те лишь ехидно улыбались в ответ. Да уж, Лили будет тяжело с этими говнюками, но ничего, я найду на них управу, создать какое-нибудь проклятие, всегда можно, а там уж я буду его незаметно применять на этих личинках тёмных магов.
     Вообще, есть некоторые глупые индивиды, что считают, будто магия нейтральна, и её не следует делить на светлую магию и тёмную магию… ага, жертвоприношения такие нейтральные, или ритуал поднятия армии нежити, такой светлый. Конечно, нежить можно поднять не для войны, а, допустим, для того, чтобы они поля вспахивали. Но это то же самое, что использовать меч, чтобы остриём клинка себе в зубах поковыряться, вроде как бы и можно, только никто в здравом уме такое делать не будет. Нежить всегда распространяет вокруг себя Ауру Смерти, и на полях вспаханных нежитью в жизни ничего не вырастет, либо же вырастет такое, что и само сможет кого угодно в пищу употребить. Для таких дел есть големы, или вообще Магия Природы.
     Светлая Магия не всегда значит, что она добрая, ведь и энергию Света можно использовать для убийства. Так и Тёмная Магия, не всегда значит, что она злая, но статистика говорит сама за себя, и те, кто использует Тёмную Магию, меньше всего придерживается каких-то моральных границ. Уж я-то знаю это на личном опыте, меня ведь в детстве пытался убить именно Волан-де-Морт, а не Дамблдор, тот возможно тоже попытается меня убить, но уже тогда, когда я подрасту.
     Только дурак будет спорить, что проклятие мгновенной смерти — это не тёмная магия. Или ритуал, где нужно принести в жертву младенца — это не тёмная магия. Всё это является явным злом, и лишь безумец захочет с этим поспорить. Просто, не нужно лицемерить, и если уж ты применяешь Магию Смерти, то признайся что ты тёмный маг. Я допустим, это признаю, как и признаю то, что меня вполне заслужено можно назвать демоном, ведь обычно я поедаю души, чтобы стать сильней. Сейчас же я этой возможности лишился, но если бы она у меня была, я бы ей пользовался.
     Уроки Зельеварения всегда сдвоенные, то бишь длятся по девяносто минут, чтобы у учеников хватило времени приготовить зелье, которые просто нельзя быстро сварить. Когда урок закончился, а все ученики ушли, Лили села рядом со мной и спросила:
     — Итак, Феликс, как ты проклял Кэрроу? — обеспокоенно спросила у меня Лили, что для образа строгой учительницы решила одевать очки моего отца, у которых она предварительно выровняла стёкла, чтобы они служили лишь как украшение.
     — А я думал, ты поинтересуешься, как у меня дела с чтением. А тебя какой-то там Кэрроу интересует.
     — Меня ты интересуешь… сынок, меня беспокоит то, что ты так легко используешь запрещённую магию. Кэрроу так стонал, будто к нему Круциатус применили, а это второе запрещённое заклинание наравне с Авада Кедаврой, которым ты уже не раз пользовался.
     — А третье какое?
     — Империус — заклинание абсолютного подчинения. Именно притворившись жертвами этого заклинания, многие Пожиратели Смерти смогли избежать тюрьмы.
     — Хм, полезное заклинание, надо будет изучить.
     — Феликс!
     — Да я шучу… наверное. Но мам, что ты хочешь, я ведь только Аваду и знаю, а ещё просто колдую с помощью своих желаний. Он сказал, что мне сейчас будет больно, я и захотел, чтобы ему стало больно, вот ему и стало больно. Этот Кэрроу ведь первый начал.
     — Феликс, я и не говорю, что ты сделал что-то неправильное, просто меня очень волнует то, что из тебя в итоге может вырасти тёмный маг. Учитывая, что именно ты победил прошлого Тёмного Лорда, то можно сказать, что этот титул и так по праву силы принадлежит тебе.
     — Оу, круто.
     — Ничего не круто, я не хочу, чтобы мой сын стал тёмным магом.
     — Тогда, чтобы не расстраивать мамочку, я вообще не буду магом. Ведь если я буду магом, то когда-нибудь могу стать и тёмным магом. — отодвинул я от себя книги.
     — Феликс, это уж слишком радикальное решение, тебе не следует зарывать свой огромный талант, лишь из-за страха стать тёмным магом… тем более из-за моего страха. Тебе просто нужно быть более осторожным, и применять свои силы с умом, чтобы в итоге не стать таким же, как Волан-де-Морт.
     — Я не буду таким как этот Волан-де-Морт. — таким лохом я точно не буду, чтобы в страхе перед младенцем пойти его убивать. Изначально, мне было на него совершенно плевать, но так как он сам ко мне пришёл, и попытался меня убить, то теперь он мой враг.
     — Ладно, в этой ситуации опять же больше моей вины, чем твоей, надо было тебя с собой брать, а не тут оставлять. Но просто не хотелось таскать тебя туда-сюда по этим ступенькам. Хотя, можно было класс запереть… эх, всё же я не думала, что эти сынки Пожирателей Смерти, посмеют что-то с тобой сделать.
     — Да они бы ничего и не успели сделать, сразу бы все умерли.
     — Феликс, меня пугает то, как ты легко говоришь о смерти. Однако, учитывая то, что случилось, в этом нет ничего удивительно… эх, плохие мы с Джеймсом родители, раз не смогли защитить собственного сына, а по факту, именно мы и подвергли тебя этой опасности, когда ввязались в противостояние с Тёмным Лордом. Ладно, что там у тебя с книжками, начал хоть немного понимать, как читать? Давай я тебе помогу, у меня сейчас нет урока, а потом, ещё один сдвоенный урок, и мы можем идти домой… хотя, мне ещё придётся провести воспитательную беседу со своим факультетом, да и наказать провинившихся за день… сколько же проблем с этим деканством, лучше бы если я просто была преподавателем… вот уж этот Дамблдор.
     Через сорок пять минут, Лили смогла меня научить читать… точней, это она теперь так думает.
     — Да уж, настолько быстрого обучения, я никогда в жизни не видела. Мне даже как-то стыдно вспоминать, как долго я училась читать… чувствую себя прям дурочкой какой-то по сравнению с тобой. Вот уж действительно гений у нас с Джеймсом получился… отец бы тобой гордился, Феликс. — крепко прижала меня к себе Лили… вот уж, сентиментальная она, да и, гений я лишь из-за того, что у меня уже взрослая душа и это уже не моя первая жизнь. Возможно, все гении имеют подобный бонус в разной степени, всё же, не всегда душа очищается полностью, может память остаться как полностью, так и частично.
     — Мам, раз я такой умный, то можно мне волшебную палочку?
     — Нет, Феликс, прости, но по закону я не могу купить тебе палочку, так как тебе нет одиннадцати лет.
     — Купи себе, и отдай мне. — предложил я вариант, всё же, хоть мне палочка и была бы полезна, и изготовить её было бы любопытно, но если Лили всё время меня будет с собой брать, то мне просто некогда будет её изготавливать.
     — Думаешь, ты один такой хитрый? Есть указ о «Разумном ограничении волшебства для несовершеннолетних», если узнают, что я отдала тебе свою палочку, меня так-то и посадить могут.
     — Ну и ладно, значит сам себе сделаю.
     — Феликс, ну зачем тебе палочка, а?
     — А действительно, буду колдовать голыми руками. — вообще она мне нужна, чтобы с её помощью изготовить более лучший концентратор, а с тем концентратором, я смогу уже изготавливать различные артефакты, надобные мне, чтоб мир завоевать, — Пусть все знают, какой я крутой маг. — сказал я, и моя правая рука начала покрываться молниями, отчего между пальцев начали возникать дуговые разряды.
     — Феликс, прекращай, это опасно. Магия — не игрушка, при неправильном применении магии, ты можешь покалечиться.
     — Мама, какая ты привередливая. То не делай, туда не ходи, Аваду не применяй. Я так со скуки помру. Дай мне хоть книжки по магии почитать, чтоб я знал как правильно магию применять.
     — Что ж сложно-то так с тобой? — это с тобой сложно… эх, я, конечно, понимаю что она обо мне заботится, но всё же, я не особо привык чтобы меня контролировали. Ведь в большинстве случаев я рождаюсь либо сиротой, либо моим родителям на меня начхать, Лили же единственная, кто за достаточно долгое время моей жизни пытается меня воспитать как своего сына, а не как некоторые, что родили и забили на меня, отчего в большинстве случаев я к родителям и не привязываюсь.
     — Ну так как? — решил я уточнить.
     — Только чтоб просто их читал, и даже не думал применять то, что в них написано.
     — А если под твоим присмотром?
     — ... ладно, но ничего опасного.
     — Спасибо, мамуль, ты самая лучшая мамочка на свете. — обнял я её крепко, при этом утопив своё лицо в груди Лили.
     — Маленький вымогатель. — ответила Лили и также крепко прижала меня к себе.
     Теперь я считай смогу учиться в Хогвартсе на девять лет раньше, чем положено, и при этом у меня будет свой личный учитель.
     На данный момент официально в мире существует одиннадцать школ, где детей обучают магии. Самой древней является японская школа Махоутокоро, но иностранцу туда попасть можно и не надеяться, если уж обычные японцы не особо любят гайдзинов, то что уж говорить о магах. Однако, особого отличия от того же Хогвартса там нет, маги там также пользуются палочками, варят зелья, летают на мётлах. Когда-то Япония была изолирована от всего мира, отчего древние маги там использовали другие методы для волшебства. Древние японские маги больше известны как оммёдзи, и для волшебства они использовали небольшие свитки, в которых и заключали заклинание, а для того, чтобы сколдовать заклинание без них, они использовали мудры, то бишь ручные печати. В общем-то, их методы похожи на ниндзюцу и фуиндзюцу из Мира Шиноби, однако энергетика тут совсем другая, отчего эффективность этих методов тут довольно низка. Когда в шестнадцатом веке европейцы прибыли в Японию, то японцы перешли на методы колдовства с помощью палочек и всего лишь произнесения заклинания. Всё же, одно дело простой взмах палочкой и выкрик заклинания, а другое дело складывать десятки ручных печатей, и это уже не говоря о том, чтобы таскаться с кучей одноразовых свитков, для того чтобы применить заклинание моментально.
     Плюс, раньше японские маги использовали для полётов огромных буревестников, а как ни крути, но метла удобней, чем какая-то зверушка. Это то же самое, что лошадь и мопед, и по здравому смыслу японцы пересели на мётлы. Мётлы в качестве летательных аппаратов были выбраны для маскировки, всё же их даже сейчас можно встретить у кого-нибудь в сарае, но в принципе, заставить летать можно что угодно, однако, просто уже сложилась традиция использовать для этого мётлы. Хотя в арабских странах ещё распространены ковры-самолёты, но они менее манёвренные в полёте, более медленные, а также с них легче свалиться, однако они более удобны, так как тебе не приходится сидеть на тонком древке своим мягким местом.
     В общем-то, что мётлы, что ковры-самолёты, что другой магический транспорт создан для тех, кто не хочет осваивать телепортацию, или летать самому с помощью магии. Причина этому лень и боязнь покалечиться, всё же, если при телепортации ты совершишь ошибку, то на место может прибыть лишь половина твоего тела, или целое тело, но без головы. Кого-то пугает такая возможность, отчего они пользуются мётлами. Да и не везде можно телепортироваться, если стабилизировать пространство, то оттуда просто невозможно будет телепортироваться, или как тут говорят — трансгрессировать. А если уж всё равно придётся лететь, то зачем учиться летать самому, если можно воспользоваться метлой? Вот так вот и думают обычные люди, забывая, что не всегда в нужный момент у тебя будет метла под рукой.
     Ещё, для того, чтобы уметь летать самому нужно научиться колдовать без палочки, что могут немногие, так как у большинства здешних магов без концентратора, потери энергии при применении магии достигают девяносто процентов, а чтобы их минимизировать нужна практика, но тут опять вступает человеческая лень. По большому счёту, если волшебники не решают связывать свою жизнь с медициной либо же становиться боевым магом, то им это всё нафиг и не нужно. Всё же, маги, которые хотят стать действительно сильными очень редки в любом мире, и в большинстве своём силу они свою хотят применить для захвата мира или ещё чего не менее масштабного. Для обывателей же хватает и палочковой магии, которая из-за разнообразия заклинаний покрывает любые потребности мага.
     Все волшебники мира пользуются палочками, и во всех школах мира изучают довольно похожие заклинания, правда где-то делается упор на Травологии и Магозоологии, как в Кастелобрушу — бразильской школе магии, либо же на трансфигурации, как в Уагаду– африканской школе магии.
     В Европе есть две школы магии, первая в Великобритании — это как раз Хогвартс, а вторая во Франции — Шармбатон. Хогвартс был основан в десятом веке, а Шармбатон где-то в тринадцатом. Французская школа будет больше, чем английская, но особой разницы в обучении тоже нет. Я бы, конечно, был не прочь пожамкать французские булочки, но так как делать мне это ещё рановато, да и есть возможность уже в три года изучить программу Хогвартса, было бы глупо не воспользоваться этой возможностью.
     Сейчас восемьдесят третий год двадцатого столетия. Обычные люди для комфортной жизни используют различные электрические приборы, но в магическом мире они нафиг никому не сдались, так как, всё это с лёгкостью заменяется магией. До момента появления нормальной электроники ещё больше двадцати лет, а пока же магия выигрывает по функциональности у обычной техники. Та электроника, которая сейчас есть на рынке, нужна либо при каких-то вычислениях, либо для баловства, чтоб перед соседом похвастаться, мол гляди, у меня «компутер» есть, а у тебя нет.
     Электрическое освещение магам не нужно, так как есть магические светильники, что работают от энергии мира. Холодильник заменяют чары консервации, которые можно наложить на любой шкаф, и продукты в нём не будут портиться. Да практически у всей техники, которой пользуются сейчас обычные люди, есть магический аналог, даже магическое радио есть, которые для передачи звука используют инфосферу. Единственное чего у магов нет, так это телевидения, но я уверен, некоторые энтузиасты уже работают над его изобретением, ведь для магии это не такая уж и большая проблема, тут скорей проблемой станет бюрократия.
     Целый учебный год, я, как ни странно, учился, точней читал, и почёрпывал для себя знания, которые сформировались в этом мире, что искусственно ограничивал силу всех существ, отчего магам и пришлось выкручиваться малыми силами, то бишь они пошли не по пути силы, а по пути мастерства. Некоторые заклинания тут довольно сложные, например то же Репаро — что служит для восстановления любых повреждений или разрушений. Я обычно для такого использовал Магию Времени, просто отматывая время для вещи, отчего она восстанавливается, однако, это всегда было очень энергозатратно, да и просто глупо, так как Магия Времени, была всегда довольно опасна, ведь ей легко можно поломать мир. Заклинание Репаро действует немного по-другому, оно считывает с инфосферы данные о целом состоянии объекта, а потом с помощью трансфигурации восстанавливает его до первичного состояния. Если, допустим, это какая-нибудь тарелка, что от падения разлетелась на осколки, то от Репаро она вновь соберётся обратно и будет как новая. Это заклинание по факту является бытовым, и как ни парадоксально все самые сложные заклинания являются бытовыми, и по сути они представляют из себя сложный алгоритм магических манипуляций.
     Хоть по факту они и сложные, и плести вручную их будет долго, но из-за той же инфосферы, что связана с этим миром довольно тесно, любое заклинание записывается в инфосфере. А на волшебные палочки наносятся рунные цепочки, которые и подключают этот концентратор к инфосфере, отчего можно даже сложнейшие заклинания применять лишь назвав их вербальную формулу. Та же Авада Кедавра довольно простое заклинание, правда энергозатратное из-за того, что в нём применяется Энергия Смерти. А так как лишь у единиц есть предрасположенность к этой энергии, то, чтобы воспользоваться этим заклинанием, нужно сильно захотеть убить своего противника, чем сгенерировать немного Энергии Смерти, которая уже усилится обычной маной и превратиться в луч, убивающий большинство живых существ.
     За девять месяцев я смог изучить три курса Хогвартса, отчего Лили была в лёгком шоке. Ну, а что мне ещё было делать, если она всё время держала меня рядом с собой? И то, я бы, наверное, и весь курс Хогвартса изучил, но мамуля просто начала давать мне книги, для более детального изучения материала, и сказала, что закончить Хогвартс за один год, будет слишком... просто слишком, тем более ещё и не являясь его полноценным учеником.
     Одной из книг, которую я у неё попросил, была книга о волшебных палочках. Точной инструкции как их изготавливать там написано не было, однако будучи умным магом, можно догадаться как её изготовить. Всё же, Министерство Магии регулирует продажу палочек, ведь властям невыгодно существование нелицензированных палочек. Себе, конечно, можешь попытаться сделать, но она будет хуже той, что изготовил мастер, который этим занимается уже десятки лет.
     В общем-то, мне для экспериментов понадобится палочка, отчего я сегодня вновь пойду в лес, чтобы добыть материалов для концентратора. В Хогвартсе сейчас идут экзамены, и так как их приходят проконтролировать министерские чиновники, моё присутствие в школе было бы нежелательно в это время, всё же там я нахожусь лишь с попустительства Дамблдора.
     Мамуля меня закрыла на десяток замков, которые заперла магией, плюс трансфигурацией слила двери со стенами, отчего дом сейчас был по факту полностью герметичным.
     — Как хорошо, что я знаю как телепортироваться. — сказал я, переместившись из дома на улицу, — Правда в этом мире далеко не переместишься, и ощущения при телепортации не самые приятные… как бы не потерять свой завтрак от такого. Ладно, вперёд.
     Телепортация происходит через Гиперпространство и Пустоту, то бишь теоретически я вообще могу в другие миры перемещаться, однако, мой максимум в аппарации это пять метров… скорей всего, в этом виновата неразвитость моего Магического Ядра, отчего я ещё плохо синхронизируюсь с энергетикой этого мира, и он меня буквально выталкивает из Гиперпространства обратно в нормальный физический мир.
     В общем, все проблемы будут решаться со временем, как я буду становиться сильней.

Примечание к части

     ГГ - https://photos.app.goo.gl/QTitvy9gsfDRiuJX9 Лили - https://photos.app.goo.gl/HVza29z7GsX5hjYu6
>

Глава 3 - Смертоносная фея

     Как понятно, раз уж я смог научиться телепортироваться… хоть и очень ограничено, то летать я тоже научился… также в принципе ограничено, то есть летаю я невысоко и достаточно медленно. Моя скорость полёта достаточно ничтожна по сравнению со скоростью полёта той же метлы. Но даже так, лучше плохо летать, чем хорошо ходить.
     Так я мог взлететь на полметра и перемещаться по лесу без каких-либо трудностей, мне не нужно было искать обходные пути, если передо мной возник овраг, или наоборот какой-то выступ, я просто облетаю или перелетаю любое препятствие, и при этом на сам полёт трачу лишь ту энергию, которую даёт мне сам мир… ну, поэтому-то так и медленно лечу, если хочу быстрей лететь, нужно либо тратить ману из своего резерва, либо иметь более развитое Магическое Ядро, которое сможет брать больше энергии у мира.
     О моих способностях к полёту и телепортации Лили не знает, ей хватит и того, что я без особых усилий применяю магию для третьего курса в свои-то года, и при этом лишь голыми руками… применять то я применяю, но эффективность всего этого довольно низкая, и даже сама Лили в бою меня легко размажет, не говоря уже о Дамблдоре… если посудить, с Волан-де-Мортом я смог справиться лишь за счёт внезапности, всё же, никто в здравом уме не подумает, что младенец сможет выдержать попадание убивающего проклятия, а потом ещё и в ответ его применит.
     Если так подсчитать эффективность моего колдовства голыми руками, то выходит, что лишь около двадцати девяти процентов потраченной энергии идёт на само заклинание, а вся остальная мана разлетается в стороны. Хотя девять месяцев назад, эффективность была ещё меньше, где-то около двадцати пяти процентов, отчего с такими потерями я могу комфортно колдовать лишь в Хогвартсе. Запретный Лес находится рядом с замком, однако насыщенность магического фона тут заметно ниже, чем в самой школе, отчего регенерация маны возрастает лишь в три раза, ну и то неплохо… хотя, есть в лесу пару мест, в которых магический фон вновь поднимается до значений Хогвартса, там просто выходят более мелкие энергетические линии, чем те, на которой построен замок.
     Вот в таких местах и следует искать деревья для палочек, так как там древесина более насыщена магией, отчего и волшебная палочка из неё в итоге выйдет более качественная. Однако, практически на каждом дереве пропитанном магией, живёт какая-нибудь волшебная зверушка, в основном это лукотрус — маленькие существа, выглядящие как оживший росток дерева, и если не присматриваться, то его можно спутать с богомолом, ибо и размером, и цветом они довольно похожи.
     Эти лукотрусы являются защитниками своих деревьев, так как они являются их домом, и от них они могут черпать энергию, чтобы использовать примитивное колдовство, для отпугивания врагов, что посмели посягнуть на их территорию.
     Когда я нашёл бузину и начал обрывать с неё ветки, то в меня устремились маленькие магические огоньки, что оставляли на месте попадания след, будто тебя ужалил шершень.
     — Зараза мелкая. — начал я пытаться поймать лукотруса, но он на меня набросился и начал кусать, причём больно и до крови, — Мелкий паршивец, будешь одним из компонентов для волшебной палочки. — сказал я, всё же схватив этого зверька, и держа его в руке, которую он активно кусал. Я засунул лукотруса в баночку с толстыми стеклянными стенками.
     Таких зверьков я в итоге поймал ещё парочку, одного с ещё одной бузины, а второго с огромной ели. Я решил набрать побольше материала, в расчёте на то, что палочка у меня получится не с первого раза, да и для всяких экспериментов материал тоже понадобится.
     С ели я срывал самые верхние ветки с самой верхушки, и для этого способность полёта была очень полезна. Закончив с очередным деревом, я решил подняться как можно выше в воздух и осмотреть территорию с помощью своих глаз, способных видеть магию. И вот вдалеке я заметил довольно огромную зелёную ель, которая так и светилась магией. Ель эта была действительно очень далеко от Хогвартса, но немного потратившись из своего резерва, я ускорил свой полёт, и через пятнадцать минут, я висел в воздухе перед пятидесятиметровой елью, у которой иголки были будто покрыты изумрудной пылью. Только я подлетел к её верхушке и собрался сорвать с неё ветки, как услышал откуда-то чей-то недовольный писклявый голос:
     — Что это ты собрался делать? А ну руки убрал, если не хочешь, чтобы я их тебе переломала! — я осмотрелся, чтобы найти того, кто это говорил, но так никого и не заметил… ель что ли разговаривает… ну я всё же продолжил тянуть свои ручонки к ветке.
     — Я предупреждала. — полетели в меня откуда-то снизу небольшие зелёные сгустки магии, что при попадании в меня, полностью поглощались, ибо были ничем иным, как сгустками Энергии Смерти.
     — Ты чего не умираешь, или хотя бы не корчишься в агонии от боли? — по траектории снарядов я нашёл ту, кто меня и атаковал, и это была миниатюрная девочка с зелёными волосами, зелёными глазами, и с крыльями за спиной, что представляли из себя несколько изумрудов, висящих в воздухе.
     — Ты кто такой, ничтожество? Как ты посмел прийти на мою территорию, и при этом ещё не умирать от моей магии. Будь добр, сдохни. — продолжила эта девочка осыпать меня зелёными заклинаниями, которые лишь повышали у меня предрасположенность к Энергии Смерти.
     — Ты фея, что ли? — спросил я у неё, и всё же сорвал верхушку у ели.
     — Ты! Ты что сделал? Да я тебя убью за такое! — начала грозиться мне эта фея, что была размером около тринадцати сантиметров, и хоть магия её и была опасна, но не для меня, отчего я просто продолжил обрывать ветки, под градом её заклинаний.
     — Ну всё, я закончил. Приятно было познакомиться. — сказал я, и начал лететь домой, но мне вслед всё продолжались сыпаться смертельные проклятия, которые были наоборот для меня полезны, отчего я не обращал внимание на эту злобную фею, думая что вскоре она устанет, и отцепится от меня.
     Так как Лили работает зельеваром, то у неё в кабинете полно компонентов для зелий, которые чаще всего являются либо растением, либо минералом, либо же частью тела какого-то магического животного, либо же магическим животным целиком. Ну и вот, я просто взял из запасов мамули некоторые ингредиенты, через которые пробовал пропускать магию. Так я и определил, что в качестве сердцевины для волшебной палочки для левой руки мне подходят компоненты, добытые из ядовитых змей, и чем они ядовитей и сильней, тем лучше. Идеально бы подошёл зуб василиска, но они дорогие, и если даже такой и купить, то мне будет жалко его тратить на изготовление моей первой палочки, которая по качеству будет очень далека от палочек изготовленных мастером этого дела.
     Для правой же руки в качестве сердцевины для волшебной палочки подходят части драконов, что достаточно предсказуемо, ведь именно сердечные жилы драконов являются одной из самых распространённой сердцевин применяемых для изготовления волшебных палочек.
     — Мерзавец, да когда же ты уже помрёшь?! — продолжала пищать фея, осыпая меня проклятиями… вообще, фей считают довольно безобидными существами, правда, очень высокомерными, но при этом неразумными, ибо хоть они и понимают человеческую речь, сами же в ответ отвечают каким-то жужжанием… но, из-за моего навыка «Полиглот», который каким-то чудесным образом всё же сохранился в системе, я могу понимать речь всех разумных существ, то есть, я даже могу разговаривать с животными, если у них достаточно развит интеллект. Фей я тоже понимаю… но, наверное, всё же хорошо, что другие волшебники их не понимают, так как за небольшое время, что эта фея следует за мной пытаясь убить, я понял, что в высокомерии они даже со мной могут поспорить.
     — Ну всё, хватит уже. Петрификус Тоталус! — выпустил я с правой руки волну заклинания, что, задев фею обездвижила её, — Раз уж ты такая настырная, то посажу тебя в банку, а там уж найду тебе применение. А и да, к твоему сведению, скажу, что моя мама зельевар, а крылья фей, довольно дорогой ингредиент для зелий, что применяются в зельях красоты. Ути-пути, пойдёшь у нас на ингредиенты. — сказал я, подымая обездвиженное тельце феи, которое поместил в пузырёк, подобный тому, в которые я засовывал лукотрусов.
     Вернувшись домой, я разложил всё что насобирал, включая и четыре баночки, с заключёнными в них магическими существами.
     Древесину нужно обработать, снять кору, замочить в зелье, что предотвращает разложение древесины, и обеспечивает защиту от различных грибков, микробов и жуков, что могли бы вскоре испортить палочку. Зелье такое я сварил давно, в качестве практики зельеварения, конечно же, под присмотром моей мамули, что отметила у меня талант на этом поприще… Ну, я ведь артефактор, и в придачу неплохой повар, уж суп из магических ингредиентов я сварить могу без проблем.
     Вообще, хоть зельеварение и неплохая отрасль магии, но я всегда предпочитал ей алхимию, с помощью которой можно получить эликсир, при применении которого не будет никаких отрицательных побочных эффектов, в отличии от применения зелий, где некоторые побочные эффекты могут вызывать смерть. Однако, суть алхимии в том, что хоть ты и получаешь эликсир без каких-либо примесей, но тратишь на это ингредиентов на порядок больше, чем если бы ты изготовил зелье, которое действовало точно так же. Например, то же Бодроперцовое Зелье, хоть практически моментально лечит любую простуду, но имеет небольшой побочный эффект, в виде пара из ушей, который совершенно безобиден для принимающего, просто в этот момент выглядит он донельзя глупо.
     Тут в общем-то, ты выбираешь — либо алхимия и качество, либо зельеварение и количество. И ясно же, что лучше продавать много зелий по средней цене, чем создать какой-нибудь эликсир, затратив на него кучу ингредиентов, но при этом из-за огромной цены, оно не найдёт покупателя и будет стоять у тебя на полке. Спрос рождает предложение, отчего алхимиков сейчас практически нет, их вытеснили более востребованные зельевары. Просто, людям нет смысла переплачивать за обычные эликсиры, что действуют лишь чуть лучше аналогичного зелья. А вот, за что люди действительно готовы платить так это Философский Камень, что может дать любому существу долголетие. Однако, такой продукт алхимии практически бесценен, и ни у кого просто золота не хватит его купить, ведь с помощью этого же Философского Камня можно что угодно превращать в золото.
     По мне, Философский Камень скорее всего является кристаллизованной энергией, с помощью которой можно проводить постоянную трансмутацию чего угодно во что угодно. Этот процесс по очевидным причинам очень энергозатратный, и у обычного мага просто не хватит сил превратить камень в золото навсегда, разве что какие-то песчинки, но толку от них не много. Если же этот Философский Камень изготовлен из кристаллизованной Жизненной Энергии, то принимая Эликсир Жизни в состав которого входит такой дроблёный Камень, можно прожить очень долго, например, Николасу Фламелю — алхимику, который смог изготовить такой Философский Камень, сейчас больше пятисот лет, как и его любимой жене.
     В общем-то, я тоже умею кристаллизовать любые энергии, и даже превращать магические компоненты в кристаллы… однако, всё это я делал, когда у меня не было никаких ограничений, ни энергетических, ни финансовых, ни недостатка в компонентах. А сейчас же, я ограничен полностью и во всём, отчего вместо алхимии пока приходится применять зельеварение… но и зелье можно сварить достаточно качественно.
     Для моих палочек, пойдут ветки с верхушек деревьев, однако, чтобы потренироваться в процессе их изготовления, я пока возьму боковые ветки, а также менее дорогие материалы для сердцевины, у одной палочки это будет хребет магической змеи, а у второй — хребет магической ящерицы. Первый прототип я изготовил уже через пару часов, был он именно что прототипом, и помогал повысить эффективность колдовства до семидесяти процентов, что неплохо, однако, из-за того, что сделал я его на скорую руку, проживёт он максимум несколько дней, но с его помощью, я смогу ускорить создание более лучших палочек.
     К вечеру, я смог подготовить ещё пару заготовок для палочек. Для начала палочка разделялась надвое, и в середине вырезалась полость, в которую потом будет помещена сердцевина, однако, перед этим нужно внутри этой полости вырезать руны, которые будут заполнены особыми чернилами, что хорошо проводят магию. Потом эта палочка с сердцевиной внутри, склеивается с помощью магии, и всё, волшебная палочка готова. Вот чем лучше, тщательней и кропотливей будут выполнены эти операции, тем более сильная в итоге получится палочка. По-нормальному, палочка изготавливается как минимум месяц, однако, столько времени я буду тратить, лишь на финальные версии концентраторов, а сейчас же я тренируюсь в их изготовлении.
     — Эй, ничтожество, выпусти меня немедленно! — кричала фея, что сидела калачиком в запертой банке.
     — Будешь мне мешать, и я всё же поддамся любопытству, и проверю, как устроены феи внутри. А самый быстрый способ это узнать — это вскрытие. — указал я на неё небольшим острым ножичком похожим на скальпель, которым я и вырезал руны на заготовках.
     — Да как ты смеешь так ко мне обращаться?! Живо выпусти меня, а иначе…
     — А иначе что? Убьёшь меня? Ха, не смешно.
     — Почему на тебя не действовала моя магия?! Отвечай, мерзавец! — не унималась фея, что не могла разбить стекло, ибо оно было защищено магией, так как эти скляночки были предназначены для хранения в них различных реагентов, таких как кислота или яд.
     — Догадайся. — окутал я левую руку зелёным потусторонним пламенем.
     — Ты что, проклятый некромант?
     — Говорит мне фея, что стреляла в меня сгустками Энергии Смерти. Какая-то ты злая фея, не находишь?
     — Я изумрудная фея, мне подвластна как Жизнь, так и Смерть. Выпусти меня, и я тебя покараю, гнусный некромант! Дерево моё тронул, и ещё имеет наглость носить волосы моего цвета, и ещё глаза… выпусти меня, и я выцарапаю тебе твои глаза. ТРУС, ВЫПУСТИ МЕНЯ, ЖИВО!
     — Силенцио. Петрификус Тоталус. — взял я палочку, и наложил на фею заклинания безмолвия и парализации, — Вот, наверное, поэтому магам и не жалко вас убивать ради ингредиентов. А я ещё думал, как можно убивать таких милых созданий… ага, милых, пока не поймёшь, что именно они говорят. Эх, может попробовать сделать из тебя сердцевину для волшебной палочки… ты вроде как раз по росту подходишь… можно попробовать, как один из вариантов. — взял я баночку с феей и пару раз её встряхнул.
     — Феликс! Где ты был?! На дом были наложены следящие чары, и они показывают, что тебя не было в доме несколько часов. — кричала Лили, поднимаясь снизу в мою комнату, в которой я практически и не сплю, предпочитая отдыхать рядом с мамулей, — Итак, давай рассказывай. — зашла она в мою комнату, и увидела на моём столе небольшой бардак.
     — Мерлинова борода, что ты тут творишь? — подошла Лили к столу, — Ты… ты опять был в Запретном Лесу? — спросила она, подняв баночку с феей.
     — Нет.
     — Да кому ты врёшь? Откуда тогда всё это? Стоп. Ты уже себе и палочку сделал… — взяла она мою палочку, — Феликс, знаешь что? Ты наказан. Никакой больше груди, и никакого больше обучения магии, и палочку я твою забираю, и вот это всё тоже. — создала она из воздуха ящик, в который и начала складывать все мои вещи.
     — Э, почему это?
     — Да потому, что я тебе этого всего делать не разрешала, ни ходить в опасный лес, где ты можешь умереть, ни делать себе палочку. Всё, до конца лета ты наказан, никакой магии, если увижу, что ты колдуешь, наказание продлится ещё на три месяца. — забрала Лили все мои манатки, и ушла с ними из комнаты.
     — Эм… вот честно, меня уже несколько сотен лет никто не отчитывал и не наказывал. — лёг я на свою кровать… что ж такое, только я собираюсь что-то делать, как приходит Лили и всё запрещает… блин, она мне, конечно, нравится, да и по сути, сейчас она поступает правильно, но такими темпами, моя мамуля мне вообще не даст развиваться.
     — Никакой магии, никакой груди… Нафиг мне тогда вообще здесь оставаться? Легче уж из дома сбежать… хотя это будет крайний вариант, чтоб её проучить, сейчас же попробуем её образумить.
     Я спустился вниз, в надежде надавить на жалость Лили, но она сразу посмотрела на меня и категорично отказала:
     — Нет, можешь даже и не пытаться. Красивые грустные глазки не спасут тебя от наказания. Я своё решение не отменю.
     — Ну, мамуль. — состроил я мордашку жалостливую-жалостливую.
     — Феликс, я не поддамся на это. Ты меня очень расстроил, и будешь наказан. — категорично ответила она.
     — Ну, хотя бы ничего не выбрасывай, зря я что ли всё это собирал?
     — А вот в назидание тебе, возьму и выброшу.
     — Отлично, это будет очень важным для меня уроком на всю жизнь. И урок будет заключаться в том, чтобы всегда всё от тебя скрывать, и никогда ничего тебе не показывать. Класс, давай, выкидывай, тогда я уж точно стану больше тебе доверять… нет, это так не работает.
     — Ты как это с матерью разговариваешь, Феликс?!
     — Пока что я говорю правду. Если выкинешь всё это, то лишь настроишь меня против себя. Всё, я закончил, и иду в свою комнату, откуда всё лето не буду выходить, а если ты раскаешься в своём поведении, то дай мне знать! — сказал я, и пошёл обратно наверх.
     — Это я раскаяться должна?! Феликс, а ну живо иди сюда, я с тобой ещё не закончила! — крикнула Лили, но я зашёл в свою комнату, и запер дверь с помощью магии, а когда она пыталась её открыть, я сразу же её закрывал. Однако, через пару минут, она просто трансгресировала внутрь комнаты.
     — Быстро же ты раскаялась в своём поведении, так уж и быть, я тебя прощаю, и разрешаю разрешить мне дальше продолжить делать палочки, сосать твою грудь, ну и пользоваться магией.
     — Феликс, не наглей, ты совершил проступок, и ты должен понести наказание, а за свои слова, наказание будет длиться целый год.
     — Нет, я с этим не согласен.
     — А твоё мнение меня и не волнует.
     — Значит, и твоё мнение меня волновать не должно, ведь это работает в обе стороны.
     — Я твоя мать! Ты должен меня слушать, ты живёшь в моём доме, и будешь жить по моим правилам.
     — Отлично, значит я ухожу из дома. — переместился я на нижний этаж, где забрал своё барахло, и пошёл с ним на выход.
     — Феликс! А ну стой! Ты куда это собрался?! — встала Лили на моём пути.
     — В Визжащую Хижину, там не твой дом, и там я слушаться тебя не должен, и не должен жить по правилам, которые мне не нравятся. — телепортировался я на несколько метров вперёд.
     — Феликс! Живо вернись! — крикнула мне в след Лили.
     — Не вернусь, я не буду жить в доме, где моё мнение никого не волнует! — ответил я, идя в ветхий дом на окраине Хогсмида, в котором никто не живёт, ибо думают, что там обитают призраки.
     Двери и окна там были заколочены, отчего проникать внутрь дома, пришлось с помощью короткой трансгрессии. Положив свой груз на пыльный стол, я сел на ещё более пыльное кресло и сказал:
     — Что ж с рыжими всегда так сложно-то? Не хотел же уходить из дома, но никогда не любил вот эти аргументы, типа «мой дом — мои правила», «ты ребёнок, твоё мнение никого не волнует». Вот и живи теперь одна в своём доме, по своим правилам. — сказал я, и взяв с ящика свою самодельную палочку, решил навести здесь порядок. С помощью Эскуро, Эванеско или Таргео — я мог очищать любую поверхность, от любой грязи или пыли, а с помощью Репаро — восстановить практически любые повреждения. В общем-то, для комфортной жизни, магу нужна лишь палочка, да знание нескольких бытовых заклинаний.
     Убрав дом, я решил продолжить мастерить концентраторы, пока не заснул на кресле.
     Лили, возможно думала, что я вскоре вернусь, так как соскучусь по ней, или же просто банально проголодаюсь, но мне уже не впервой жить одному в детстве. Рядом ведь был лес, а в лесу всегда было то, чем можно себя прокормить, особенно летом, как сейчас. Конечно, ел я не слишком изысканные блюда, но мясо на огне, достаточно вкусное, а также обеспечивает меня белками, ведь я помимо того, что делал палочки, всё же понемногу развивал своё тело.
     Когда я возвращался из леса, где неплохо пообедал зайчатиной, то увидел, как возле дверей Визжащей Хижины стоит Лили, а рядом с ней и Дамблдор. Я подошёл к ним, посмотрел на них, и сказал:
     — Я гостей не принимаю. — а потом телепортировался внутрь дома.
     — Знаешь, Феликс, ты прям как твой крёстный, Сириус. — сказал Дамблдор, что телепортировался с Лили вслед за мной внутрь дома, — Тот тоже ушёл из дома, когда ему не понравились запреты его матери. Однако, тогда ему было шестнадцать лет, а тебе же сейчас лишь четыре. И должен тебя огорчить, но этот дом, в котором ты решил поселиться, сбежав от матери, принадлежит мне. Я его когда-то построил, чтобы в нём переживал новолуние мой ученик Римус Люпин, который являлся оборотнем.
     — А, ну значит я пойду жить в лес, построю там себе свою хижину. Сейчас вещи соберу, и съеду отсюда. — пошёл я в комнату, в которой я и поселился, и в которой проводил почти всё своё время.
     — А ещё знаешь, Лили сказала, что ты сделал себе палочку, а в Британии палочкой запрещено владеть детям до одиннадцати лет. — добавил Дамблдор, смотря как я складываю палочки и различные колбочки в ящик.
     — Что ж, значит ещё и из Британии уйду, поселюсь в какой-нибудь глуши Сибири, там мне никто ничего запрещать не будет. — взял я ящик на руки, и хотел выходить из комнаты, но мне проём заступил Дамблдор, сзади которого стояла Лили.
     — Я смотрю, что для тебя очень важна личная свобода, Феликс, и ты не приемлешь никаких запретов и ограничений. — посмотрел на меня Дамблдор.
     — Не вижу причин себя в чём-то ограничивать, и терпеть какие-то запреты.
     — Знаешь, именно так мыслят тёмные маги, что нарушают любые писанные и неписанные законы, ведь законы — это те же запреты и ограничения, и раз ты не хочешь соблюдать законы, значит ты преступник и тёмный маг, и значит тебя нужно посадить в тюрьму. — объяснил мне старик прописные истины.
     — Давайте, сажайте. — ответил я, с ожиданием посмотрев на Дамблдора, — Не за что меня сажать, по крайней мере, пока не за что. Ну разве что, за то, что я незаконно жил в этом доме. Если что, отправляйте повестку в суд, куда-то в Сибирь, я буду где-то там. А теперь, прошу освободить проход, чтобы я смог покинуть дом, и скорей всего страну.
     — И ты так просто бросишь тут свою мать? — спросил Дамблдор, — Ты ведь понимаешь, что она тебя любит, и что-либо запрещает тебе, лишь для того, чтобы уберечь тебя от опасности.
     — Понимаю, но, а также я понимаю то, что никто кроме меня самого не сможет уберечь меня от опасности. Меньше чем в год, меня попытался убить Тёмный Лорд, его не волновали такие мелочи, что я ещё младенец, он просто пришёл и атаковал меня Авада Кедаврой. Выжил я тогда… да я даже точно сам не знаю как выжил. Я понимаю, что мама обо мне беспокоится, ведь я ещё ребёнок… но у Волан-де-Морта осталось множество приспешников, которые могут попытаться меня убить, и вот им плевать, что я ещё ребёнок… Да и, я не совсем уверен, что Волан-де-Морт окончательно умер, наверняка в тёмной магии есть какой-нибудь запрещённый ритуал, с помощью которого можно предотвратить свою смерть. И вот, может завтра к нам наведается тот, кто попытается меня убить, а я не смогу дать отпор, лишь из-за того, что мама мне запретила использовать магию и забрала у меня палочку… да ещё из-за законов Британии, мне не разрешено покупать палочки. Знаете, лучше уж я покину Британию, где меня могут попытаться убить, а я при этом просто не смогу дать отпор, потому что я ещё маленький и мне законом запрещено. Повторяюсь, ну да и ладно. Мамуль, спасибо что родила, но тут я либо тебя слушаюсь, и остаюсь беззащитным ребёнком, либо тебя не слушаюсь, и могу себя защитить. А если я могу себя защитить, то смогу и тебя защитить.
     — Феликс, в твоей речи есть как взрослые мысли, так и совсем уже детские, что и неудивительно, ведь ты ребёнок, хоть по словам Лили и очень умный. И ты прав насчёт Волан-де-Морта, я также подозреваю, что он ещё может быть жив… или если быть точным, что он может воскреснуть. Хоть все в Британии на сто процентов уверены, что Тёмный Лорд умер навсегда, но только лишь дурак будет в чём-то абсолютно уверен, умный же, всегда всё подвергает сомнению.
     — Директор, так Тот-Кого-Нельзя-Называть, может вновь вернуться? — наконец заговорила Лили.
     — Мамуль, а ты думаешь, зачем директор пригласил тебя на работу? И ребёнку ведь ясно, что для того, чтобы иметь под рукой того, кого нельзя убить Авадой, то есть меня. Конечно, другие заклинания на меня действуют, но главное оружие Волан-де-Морта для меня безвредно.
     — Хе-хе, а ты действительно умный, Феликс. — посмотрел на меня директор поверх своих очков-половинок.
     — Директор, это правда? — вновь спросила Лили.
     — Это лишь часть правды. Понимаешь, деточка, я должен был точно убедиться, что после того происшествия с Феликсом всё точно будет нормально. И я говорю, не только о его здоровье, но и о его поведении… точнее, был шанс того, что после смерти, Волан-де-Морт мог попробовать вселится в тело Феликса. Проще говоря, мне нужно было убедиться, что сам Феликс со временем не станет себя вести как Том Реддл, известный больше, как Тёмный Лорд Волан-де-Морт… и, честно говоря, сейчас некоторые его действия, очень характерны для Тома. Лили, как бы причиной гениальности твоего сына не стало то, что место твоего сына уже давно занял Волан-де-Морт.
     — Классный вывод, значит если ты умный и не хочешь умирать, то ты Волан-де-Морт. — высказался я, услышав это заявление.
     — Том был одним из моих самых умных и способных учеников, однако, именно из-за страха смерти он вступил на Тёмную Сторону Магии, чтобы найти там способ стать бессмертным.
     — По мне, бессмертие нужно искать не там. Логичней бы было искать способ дольше прожить, а не способ не умереть. С помощью Магии Жизни, можно прожить очень долго, как тот же Фламель, что изобрёл Философский Камень. Смерть всё равно неизбежна, но одно дело умирать, когда ты не прожил даже и десяти лет, а другое дело, когда ты прожил уже полтысячи лет. Я не боюсь смерти, я просто не хочу умирать так рано, а если я не стану сильным, то в мире, где тебя пытаются убить уже в год, оставаться слабым — это равно скорой смерти.
     — Разумные слова, однако, Феликс, я не могу тебя никуда отпустить, пока точно не буду уверен, что ты не Волан-де-Морт, а просто очень умный мальчик. Ты вернёшься домой и будешь жить со своей мамой. Так уж и быть, можешь мастерить себе палочки, и учиться магии. Итак, мы договорились, Феликс? — протянул мне руку этот старый хрыч, что пытался залезть мне в голову и прочитать мои мысли, однако я и сам мастак в чужих головах лазить, и хоть сейчас я не могу это делать, но скрыть свои истинные мысли я могу, как и показать то, что должен думать просто умный мальчик, а не будущий некромант являющийся аватаром начинающего Демиурга, что прибыл в этот мир для его захвата.
     — Мне именно это и надо было, с самого начала, чтобы мама просто разрешила мне мастерить палочки, да магией пользоваться. А она вас притащила, а вы меня тут Волан-де-Мортом назвали, и теперь она будет его во мне подозревать. Мамуля, любишь же ты всё усложнять. Договорились. — пожал я руку Дамблдору предварительно поставив коробку со своими вещами на пол.
     — Что это за жужжание и писк исходит из твоей коробки? — спросил директор Хогвартса.
     — А, смотрите. — достал я достаточно большую баночку в которой во весь свой небольшой рост стояла изумрудная фея, и угрожающим тоном требовала её немедленно выпустить, — Я её поймал в лесу.
     — Фея, и причём достаточно редкая, изумрудная. Я как-то видел рубиновую. Даже обычных фей тяжело поймать, не говоря уж о драгоценных. И что ты собрался с ней делать, Феликс? — взял Дамблдор баночку с феей.
     — Да я её пытался один раз отпустить, так она обратно прилетела, и начала меня атаковать, пришлось вновь её в банку посадить. Склочные эти феи, придётся её держать в банке всё время, пока она не успокоится, а потом может вновь попытаюсь отпустить её. — не знаю, понимает ли её старик, но сейчас она очень грязно его обзывает, хотя обычно она подобным образом меня дерьмом поливает… эх, через пару дней как я её поймал, мне надоели её постоянные истерики, и я решил от неё избавиться, однако, убивать я её всё же не захотел, поэтому отнёс в лес и освободил. Но она не улетела обратно к своей ели, она просто вновь начала меня атаковать, и так она за мной летела, и стреляла в меня сгустками магии… и чего спрашивается она добивается, чтоб я её всё же убил?
     — Что ж, пойдём обратно в ваш с Лили дом. — отдал мне банку Дамблдор, и мы втроём пошли в дом, где Лили угостила директора чаем, но он вскоре нас покинул, и остались мы сидеть с Лили за столом одни, ну и ещё банка с феей стояла на столе, туда я немного еды накинул, чтоб фея поела… когда она ест, она хоть ненадолго затыкается.
     — Мама, не надо на меня так смотреть подозрительно, я не Волан-де-Морт. Вообще, ты меня очень расстроила со всей этой ситуацией. Вместо того, чтобы всё решить мирно, между нами, ты в наши проблемы ввязала директора. Из-за тебя, мне чуть реально не пришлось уходить из дома, и вообще из страны. Могла просто прийти и попросить у меня прощения, но нет, надо тащить ко мне сильнейшего волшебника Британии, а может быть и мира, чтоб он меня образумил… Эх, мама, тебе стоит задуматься над своим поведением.
     — Феликс, ты это серьёзно? Это я оказывается ещё во всем виновата? — прифигела Лили с такого наезда, но как говорится: «Лучшая защита — это нападение.»
     — А кто ещё виноват? Я что ли? Так, мамуля, думай, как тебе загладить свою вину. Хотя, я уже придумал, если разрешишь мне вновь сосать твою грудь, я всё же прощу тебе твой проступок.
     — Сын, ты самый наглый ребёнок, которого я встречала в жизни, да ты в наглости, любого слизеринца переплюнешь.
     — Так ты будешь извиняться или нет? Я ведь всё же на тебя в обиде, из-за твоих заскоков по поводу того, чтобы я не ходил в Запретный Лес, мне больше недели приходилось ходить в этот самый Запретный Лес, чтобы добыть себе поесть. Или ты думала, что я одним солнечным светом питался? Ох, мамуля, я даже и не знаю, достаточно ли будет одной груди, чтобы загладить всю твою вину… Да, думаю, если ты ещё возьмёшь мне книжек из библиотеки, по Пространственной Магии и по Магическим Рунам, ну и ещё всякого, тогда я точно прощу тебя. Итак?
     — Феликс, твоя наглость вообще имеет границы?
     — Нет, она безгранична. Как говорится, бесконечность — не предел. Если не согласишься, то я ещё чего придумаю, например, купить мне жилы дракона, чтобы я из них палочку себе сделал.
     — Ладно, я не спорю, возможно где-то я была неправа, однако, ты тут был явно больше неправ. И это именно ты должен просить у меня прощение.
     — Значит, я хочу две жилы дракона, и ещё два рога рогатой змеи, вообще, лучше было бы два клыка василиска, но они дорогие, и попрошу я их, только если ты сейчас у меня не попросишь прощение. Мамуля, я жду. — требовательно посмотрел я на неё.
     — Маленький наглец. Феликс, прости меня за то, что я тебя сильно люблю, и поэтому сильно о тебе беспокоюсь, отчего и пытаюсь требовать от тебя, чтобы ты не подвергал себя опасности. Доволен?
     — Доволен я буду, когда вновь изопью твоего сладкого молочка. Но, вообще, я и сам понимаю, что ходить по Запретному Лесу довольно опасно, но уж не опасней Тёмного Лорда. Мам, прости и ты меня, за то, что я веду себя слишком странно и по-взрослому, отчего Дамблдор во мне подозревает перерождённого Волан-де-Морта, да и ты скорей всего теперь тоже. Но я действительно тот, кто и был изначально, никакие Волан-де-Морты в меня не вселялись.
     — Хотелось бы верить. — ответила Лили, у которой в голосе всё же чувствовались сомнения.
     — Вот уж старик, придумал фигню какую-то. Ладно, покорми меня уже, а то, я целую неделю страдал без твоей груди.
     — Ну уж то, что Волан-де-Морт на грудном молоке был помешан, я точно не слышала. Пойдём на диван. — села Лили и оголила свою грудь, а я же вновь наконец-то смог прильнуть к этим прекрасным грудям, что были полны вкусного молока. Слегка укусив сосок, и мне в рот ударилась струя сладковатой тёплой жидкости, что быстро начала заполнять мой рот… о, похоже, тут много накопилось за время моего маленького бунта несогласных. Лили так застонала, когда я начал опустошать её сисечку, и я даже не знаю, чего больше было в том стоне, удовольствия или облегчения, ибо груди у неё, были аж твёрдые от молока.
     — Так, а теперь вторую давай. — сказал я, посмотрев на Лили, у которой сейчас были закрыты глаза, и она явно испытывала огромное удовольствие… прям сейчас испытывала, что было видно по её лицу.
     — Мам, тогда я сам возьму. — достал я вторую её грудь, у которой был твёрдый сосок, что понемногу истекал молоком… укусил я и его, начав лобызать вишенку, и через время, Лили издала громкий стон, и упала на диван… ох, похоже, я слегка перестарался с мамулей.
     — Мам, ты нормально? — спросил я у тяжело дышащей Лили, что сейчас лежала на диване с оголённой грудью.
     — Не знаю… — ответила она, посмотрев на меня замутнённым взглядом, — Кажется, я всё же не совсем нормальная. — села она и начала поправлять сползшие очки, которые она носит в Хогвартсе, чтобы подчеркнуть свой статус учителя.
     — Феликс, давай, всё же прекратим это кормление грудью. Ты уже взрослый, это уже становится всё явно каким-то неправильным. Подумай, вот ты найдёшь себе девушку, а она узнает, что ты очень долго сосал грудь матери, да она же засмеёт тебя, и это я уже не говорю о других детях.
     — Девушка… хмм… а у неё ведь тоже будет грудь, и я её тоже смогу сосать… но, сколько пройдёт ещё времени, прежде чем у меня появится девушка? Ну, лет десять минимум, и ты, мамуль, хочешь, чтобы эти десять лет, я страдал? — посмотрел я на неё.
     — Ты что это, собрался сосать мою грудь, пока у тебя девушка не появится?
     — Нет, я буду продолжать, даже когда у меня девушка появится. Чем больше грудей, тем лучше. Слушай, мам. А обязательно нужно иметь одну девушку? Можно несколько?
     — В Британии нельзя, это только в арабских странах можно заводить себе много жён. У некоторых сильных магов там есть гаремы из сотен женщин.
     — Вот это класс, столько грудей… так, как вырасту, мы с тобой переедем туда.
     — Феликс, ты что, хочешь себе гарем?
     — Думаю, определённо хочу. Да, сотня это, будет многовато, но десять пар женских грудей, думаю для меня будет достаточно.
     — Мда уж, мой сын станет шейхом-гаремовладельцем. А ведь Волан-де-Морта не особо тянуло к женщинам… — посмотрела на меня странно Лили.
     — Да не Волан-де-Морт я.
     — Сынок, прости что в тебе сомневаюсь… — обняла меня Лили… при этом грудь у неё до сих пор была голая, и я положил на неё руки… а руки же начали инстинктивно их жамкать, — Так, Феликс, что ты сейчас делаешь? — посмотрела на меня мамуля.
     — Кажется, это массаж груди. Тебе не нравится?
     — Нравится, однако, это неправильно… прекращай. — закрыла она грудь платьем, — Будешь такой массаж девушке своей делать… девушкам.
     — А можно я тогда, на тебе потренируюсь?
     — Нет. Феликс… эх, иди наверх, делай там свои палочки, мне надо подумать… может к психологу сходить… ни с кем ведь такое и не обсудишь. — тихо говорила она себе под нос.
     — Ладно, мамуль. — поцеловал я её, а потом взяв банку с феей, положил её в коробку, а коробку понёс в свою комнату.
     Я сейчас пользуюсь третьим поколением своих палочек, и потери при волшебстве составляют лишь около десяти процентов, и сейчас я уже могу позволить себе изготовить нормальный концентратор, который сведёт потери к нулю, или близко к этому значению.
     — Ха-ха, ну ты и жалок. — начала говорить фея, когда я поставил её банку на стол, — Маменький сыночек, что сосёт у неё сиську. Жалкое ничтожество, ты не достоин жизни! — как обычно пищала злобная фея.
     — Это я-то жалок? Ты на себя посмотри. Если я жалкое ничтожество, то кто ты? Я ведь тебя победил, понимаешь, раз тебя победило жалкое ничтожество, то тогда ты ещё более жалкая и более ничтожная. — постучал пальцем я по банке, — Умолкни, если не хочешь, чтобы я залил в банку какой-нибудь кислоты. Посмотрим, как в ней растворяются феи. Я ведь тебя отпускал, чего ты обратно ко мне прилетела?
     — Ты должен понести наказание, за все свои злодеяния! И справедливая кара для тебя — это смерть! — воинственно прокричала она.
     — Так, где-то тут у меня было немного азотной кислоты, разбавлю её соляной и будет у меня царская водка, думаю в ней ты точно растворишься без остатка. — начал я доставать небольшие скляночки, в которых хранил различные вещества, что я синтезировал с помощью магии, — Так, одна мера азотной и три соляной, взболтаем чтоб они смешались. А теперь проверим как она действует. — я бросил в колбу кусочек веточки, который с шипением прям на глазах начал растворяться, и через несколько секунд, он полностью исчез, при этом немного поменяв цвет раствора.
     — Превосходно. Сейчас ещё приготовлю чтобы точно хватило для заполнения твоей банки. А хотя, можно пока и это вылить. — я начал подносить колбочку с кислотой к крышке банки у которой были отверстия, через которые в банку и поступал воздух, и через эти же отверстия я кормил эту фею.
     Как только первые капли начали падать на дно банки, фея сразу же закричала:
     — Живо прекрати! — но кислота начала покрывать дно банки, и фее пришлось взлететь, чтобы не стоять в луже кислоты.
     — Всего лишь процентов десять заполнило… это так у меня реагентов не хватит, чтобы полностью банку залить. Эх, придётся с другими кислотами смешивать, они, конечно, менее сильные, но, когда ты будешь долго растворяться и при этом кричать от боли, я просто наложу на банку Силенцио. — начал я доставать другие баночки.
     — Как жжётся кожа, почему мне тяжело дышать? Выпусти меня отсюда! — начала страдать фея от паров кислоты.
     — Я уже тебя отпускал, а ты на меня напала. Жалко тебя, конечно, убивать, но по факту, мои руки останутся чистыми, не моя вина, что ты не можешь жить в кислоте.
     — Если выпустишь, я больше не буду на тебя нападать! Обещаю!
     — Знаешь, я могу тебя выпустить, если ты поклянёшься стать моей рабыней, и вечно служить мне.
     — Ты хочешь, чтобы я служила такому ничтожеству как ты?
     — Первая пошла. — начал я доливать в банку с феей кислоту, на этот раз серную, — Теперь ещё плавиковой, вот уже есть полбанки. — фея сейчас свернулась бубликом на верху банки, при этом громко плача, иногда кашляя, и при этом обзывая меня. Пыталась она и самой выбраться, но всё тщетно.
     Вскоре, кожа у неё начала краснеть, но она своей магией себя быстро исцеляла, а вот платье её начало понемногу разъедаться. Я залил ещё два флакончика кислоты, и сейчас уровень жидкости был таков, что ещё миллиметр кислоты, и она дотронется до тела феи.
     — Блин, может давай всё же станешь моей рабыней? А то у меня кислота закончилась. Ну ты в общем подумай до вечера. В тишине подумай. Силенцио. — вообще, эти драгоценные феи очень редки, а моя изумрудная, так вообще огромная редкость, ведь она владеет как Энергией Жизни, так и Энергией Смерти.
     По большому счёту, любая энергия либо же материя, состоит из частичек Азатота — неделимых частичек, если взять за истину то, что Азатот является последней ступенью эволюции. Есть такой принцип — Бритва Оккама, и он гласит, что не нужно множить сверхсущностей без большой на то надобности. И применив этот принцип, можно сказать, что лишь когда я смогу управлять Частичками Азатота, тогда я смогу приблизится к его силе. Из этих же Частичек состоит всё сущее, и по факту, моё разделение энергий на стихии, является лишь условным, ведь вполне возможно изменить Энергию Жизни на Энергию Смерти, или же Энергию Тьмы на Энергию Света, просто чтобы это сделать надо как минимум владеть двумя этими энергиями на уровне Демиурга.
     Теоретически, нет никакой разницы между энергиями разных стихий, однако на практике, хоть все энергии и состоят из Частиц Азатота, но лишь небольшие изменения на их микроуровне вызывают их различия на моём уровне, то бишь, мне придётся довольствоваться моей классификацией энергий на стихии, пока я не стану поистине сильным, чтобы манипулировать непосредственно Частицами Азатота.
     Есть четыре Первичные Стихии, из которых состоит эта вселенная, первая и самая важная — это Хаос, именно эта энергия ближе всего к источнику Частиц Азатота, тут и происходит их переход из микроуровня на мой уровень, причём, в Хаосе есть энергии всех стихий, включая и три остальных Первичных Стихии, а это Порядок, Свет и Тьма. Есть ещё одна энергия что пронизывает эту вселенную, положительное значение этой энергии называется Жизнь, а отрицательное Смерть.
     В общем-то, знание всего этого даёт мне понять лишь то, что мои силы ещё ничтожны, как в этом мире, так и вообще.
     До вечера я занимался изготовлением палочек, ведь в некоторых из них я пытаюсь применить знания из других миров, но выходит пока так себе, некоторые плетения разрушаются ещё в процессе наложения, но я не сдаюсь… а вот фея похоже сдалась, и просто упала обессиленная в кислоту, но я быстро спохватился, и спас эту мелкую упрямицу.
     Облив её нейтрализатором кислоты, а также Рябиновым Зельем для заживления ран, я положил её мелкое голое тельце на полотенчико.
     — Итак, ты будешь моей рабыней, или мне всё же кинуть тебя обратно в кислоту?
     — Как мне тебя называть? — спросила она, свернувшись калачиком.
     — Повелитель, мастер, владыка, господин. Выбирай то, что тебе нравится.
     — Мастер, я готова тебе служить. — безэмоционально ответила она.
     — Агрессивная вербовка всегда работает, ведь либо ты служишь мне, либо умираешь. Сейчас я наложу на тебя узы клятвы, лежи спокойно. — начал я тыкать в фею своей волшебной палочкой… как двояко прозвучало. Из палочки в фею устремлялись тонкие нити, что окутывали её тело, а после исчезали, проникая уже в саму душу.
     У магов достаточно распространены различные магические контракты и клятвы, вот кучей таких клятв я и опутываю душу феи, и по факту, она станет моим фамильяром, хоть это по большому счёту то же самое, что и рабыня.
     — Вот так, нарекаю тебя именем Эмиральда, или если сокращённо, то Эми.
     — Меня, итак, так звали. — откликнулась фея.
     — Да мне без разницы как тебя звали до того, как ты стала моей рабыней. Итак, Эми, первый приказ твоего мастера — создай мне изумруд.
     — Для этого мне надо много энергии, я так-то специально ту ель растила, чтобы потом превратить её в огромный изумруд. — обломала меня фея.
     — А изумруд тебе зачем?
     — Чтоб съесть его и стать сильней. Драгоценные феи так и становятся сильней, поедая драгоценные камни, в которых всегда много энергии. Но, найти природные драгоценные камни достаточно сложно, а у магов их поди ещё забери, они им и самим нужны. У обычных же людей, нет природных камней, все это подделки, созданные магами. — поделилась со мной фея… ну да, с помощью трансфигурации вполне можно создать изумруд или алмаз, но магических свойств у него будет ровно столько же, сколько и у обычного камня подобранного на дороге. Создать искусственный драгоценный камень, со свойствами природного всё же можно, но придётся потратить на это много энергии… а у меня как раз много энергии и нет, хоть другие мои аватары легко создают алмазы-накопители за считанные секунды.
     — И сколько тебе понадобится времени, чтобы вырастить до конца ту ель, и потом превратить её в изумруд?
     — Из-за тебя, уже ничего не получится. Ты сорвал верхушку, а без неё она будет расти лишь вширь, и вся энергия что копилась в ней всё это время, уйдёт на этот процесс. Ты погубил десять лет моего кропотливого труда! Вот поэтому я всё это время и пыталась тебя наказать! Мастер-ломастер! Тебе что ли ёлок мало в лесу было? — встала фея в полный рост и начала на меня орать.
     — Будешь дальше кричать, и я тебя накажу. Хочешь опять в банку с кислотой?
     — Прости, мастер, но я тебя до сих пор убить хочу. Но похоже, мой гнев, в итоге и завёл меня в ловушку. Ты ведь в курсе, что продолжительность жизни фей зависит от их силы? Так вот, из-за тебя мне осталось жить всего шесть лет, и за это время я не успею вырастить новую ель, а с предыдущей бы получился килограмм изумруда, и мне хватило бы его лет на сорок жизни. Вот как на тебя не злиться и не орать?!
     — Ну, возможно, я и накосячил немного.
     — Да тебя убить за такой косяк мало. Если не хочешь, чтобы я умерла в ближайшее время, раздобудь мне изумрудов.
     — Блин, так-то я делал тебя своей рабыней, чтобы ты добывала мне изумруды, а оказывается, что я тебя ещё и изумрудами кормить должен.
     — Я могу есть и обычную еду, но толку от неё столько же, как и тебе питаться воздухом.
     — Ладно, я что-нибудь придумаю.
     — А теперь, создай мне одежду, а то мне холодно, а мою ты уничтожил. Кстати, в ней было достаточно изумрудной нити. Если бы я её съела, то продлила бы свою жизнь ещё на два месяца. Мастер, ты самый большой вредитель, которого я встречала в своей жизни, даже авгуреи, по сравнению с тобой просто безобидные надоедливые птички.
     — А что там за авгуреи?
     — Птицы, родственники фениксов, их ещё называют изумрудными фениксами. Их пищей являются яйца пикси и феи. И особо они любят драгоценных фей, а так как в этих краях обитают лишь изумрудные, то если авгурей съест парочку таких, то и сам приобретает изумрудный оттенок. То-то мы такие и редкие, потому-что вокруг одни вредители. Долго я тут голой буду стоять?
     — Угомонись, а то ведь мне нужен изумруд, а у тебя крылья так-то из изумрудов состоят. Думаю, всё что от тебя останется, я даже попробую съесть, прям как авгуреи.
     — Прости, мастер. — слегка поубавила она тон.
     — Держи. — трансфигурировал я кусок тряпки в платье, похожее на то, что было у неё до этого, — Раз уж я не получу свой изумруд, то одну заготовку придётся переделывать под что-то другое. Попробую янтарь… хотя, нет у меня янтаря, тогда и канифоль сгодится. — я продолжил свои эксперименты, а фея после того как оделась, села на мои волосы… и думая что я не замечу, попробовала их съесть… и съела несколько волосков… хотя, учитывая что она изумруд может есть, то волосы для неё небольшая проблема. Но волосы всегда были неплохим накопителем энергии, ведь, по сути, мой нынешний зелёный цвет и обусловливается тем, что в них накоплено немного энергии Смерти, однако, там её все равно достаточно мало.
     Что ж, после моей небольшой демонстрации самостоятельности и свободолюбия, Лили мне теперь не будет мешать развиваться… по крайней мере, не так сильно, как раньше.

Примечание к части

     Лукотрус - https://photos.app.goo.gl/fyp4Uf6scbEUWMu39 Эмеральд - https://photos.app.goo.gl/72Qd5fuqdPRBzvtX8 Лили - https://photos.app.goo.gl/ZpAbzbC8bryUeKEj8 Эмеральд - https://photos.app.goo.gl/Jdo9u1TJfNA2Noa88
>

Глава 4 - Инструменты смерти

     Мамуля через месяц, всё же расщедрилась и купила мне две жилы дракона, и два рога рогатой змеи, и уже с этими компонентами я к концу лета закончил две свои первые палочки, который полностью убирали у меня потери энергии при волшебстве, и даже на несколько процентов усиливали мои заклинания.
     Первая палочка была из ели с жилой дракона внутри. Что жилу, что древесину я почти месяц вымачивал в зелье, изготовленном из одной жилы дракона, одного лукотруса, половины пинты драконьей крови, а также одной пинты жидкой еловой канифоли. После того как я соединил сердцевину и палочку, получившийся концентратор я ещё месяц продолжал варить на слабом огне в еловой канифоли, периодически вливая туда свою ману. В итоге у меня вышла двадцатипятисантиметровая жёсткая палочка, тёплого цвета канифоли, а в некоторых местах канифоль стала настолько твёрдой, что превратилась в янтарь, как например на кончике палочки, отчего я вполне успешно могу использовать концентратор, как стилет, чтобы пырнуть недруга в печень или в глаз.
     Вообще, по большему счёту, концентратор можно сделать любой формы и размера, хоть в форме посоха, хоть форме жезла, хоть в форме кинжала, или же вообще в форме пистолета. Однако, всё это по большому счёту бессмысленно. Посох и жезл, дают не столь большое увеличение силы заклинания, чтобы ради незаметных пары процентов жертвовать компактностью волшебной палочки, которая из-за своих размеров совершенно не мешает, если её повесить на пояс, или засунуть в кобуру, откуда её можно быстро достать.
     Себе я как раз потом хочу сделать концентратор в виде кинжала, однако, для обычных магов волшебная палочка является повседневным инструментом нужным им для жизни, и всё время размахивать кинжалом, было бы для них глупо, ведь даже если маг и вступает в схватку с кем-то, то сражение идёт на расстоянии с помощью заклинаний, и даже если магу когда-то и понадобиться применить свой кинжал-концентратор для того, чтобы кого-то зарезать, то это может произойти всего пару раз за его жизнь, а вот в остальное время ему придётся таскаться с концентратором, что будет тяжелей обычной палочки, и о который можно и самому порезаться. В общем-то, минусы тут всё же перевешивают один небольшой плюс. Для сравнения, можно сказать, что волшебная палочка — это пистолет скрытого ношения, у которого к тому же бесконечные патроны, к этому пистолету, конечно, можно приделать штык-нож, но это сделает его ношение в несколько раз более неудобным, и этим штык-ножом ты можешь вообще никогда не воспользоваться, ведь у тебя так-то патроны бесконечные, тебе всего-то и надо, что не подпускать врага близко к себе.
     Также, ничего не мешает сделать концентратор в виде пистолета, но форма пистолета обуславливается его ограниченным количеством боеприпасов, то бишь в рукояти обычно находится обойма с патронами, и у концентратора такое утолщение не будет нести никакой особой функции, разве что кому-то покажется, что так концентратор будет удобней держать, но и обычную палочку держать не менее удобно. К тому же, первые однозарядные пистолеты, изначально напоминали волшебные палочки, то есть они были практически прямые, ведь так они занимали меньше места.
     Еловая палочка у меня служит именно для всякой бытовой магии, и различных небоевых заклинаний. А вот вторую палочку я изготовил именно для боя.
     Изготовлена она была из бузины, внутри которой находилась трубка из рога рогатой змеи, и внутри неё был волос фестрала. Фестралов же можно назвать вампирской пародией на пегаса, то бишь скелет коня, обтянутый кожей, у которого ещё в наличие есть огромные нетопыриные крылья. Увидеть его может лишь тот, кто своими глазами видел смерть человека. Коняшки эти маскируются с использованием Энергии Смерти, и если твоя душа не была тронута этой энергией, то ты не увидишь этих премилейших созданий, от которых ночью можно кучку навалить, если ты их в первый раз встретишь.
     Все эти компоненты концентратора сначала по отдельности варились в зелье из смеси различных змеиных ядов, парочки лукотрусов, измельчённого рога рогатой змеи и измельчённых клыков рунеспура — достаточно крупной змеи с тремя головами, которая является близкой родственницей василиска, а сам же этот василиск является огромным змеем, что может в силе посоперничать с драконом. Потом палочка была собрана, и вновь помещена в котелок вариться в крови рунеспура смешанной с парочкой капель крови василиска, которые я упросил купить Лили, в качестве подарка именно на свой день рождения. Василисков разводить очень опасно, ведь они самые ядовитые змеи в мире, и их взгляд способен убить человека, хоть у молодых василисков взгляд всего лишь парализует жертву на долгое время, что, однако, не особо утешительно для самой жертвы. Вот поэтому любые ингредиенты этих змей в несколько раз дороже компонентов из драконов.
     Палочка вышла в итоге около двадцати восьми сантиметров, из-за ядов древесина кое-где почернела, а кое-где позеленела, и теперь эта когда-то веточка, усиливает заклинания Смерти на десять процентов, а если я колдую Аваду левой рукой, то в итоге при тех же затратах, заклинание получается на шестьдесят семь процентов сильней. Вычислить эти коэффициенты не сложно, ведь я с помощью системы вижу сколько трачу энергии в цифровом значении, а там уж сравнивая результаты одного и того же заклинания можно рассчитать, как потери энергии, так и эффективность заклинания.
     А я ещё всунул в основание рукояти бузинной палочки небольшой шарик хрусталя, который варил в различных ядах, при этом также вливая в котелок ману, отчего хрусталь стал слабым накопителем Энергии Смерти, и теперь каждые десять минут я могу выпускать одно заклинание Смерти, усиленное ещё на дополнительных пятьдесят процентов.
     Хоть я совсем не мастер в изготовлении волшебных палочек, но вот другие артефакты я уже изготавливал, отчего кое-какой опыт у меня есть, и моя поделка по качеству не уступает палочке Лили, которая, кстати, изготовлена из ивы и волоса единорога, в общем, довольно стандартная палочка, которая даёт ей всего десяток процентов усиления при применении светлых заклинаний, а у нейтральных чар просто убирает любые потери энергии.
     — Слышь, мастер-фломастер, ты когда мне изумрудов добудешь? — спросила моя ручная фея, сидя у меня на голове, когда я спускался вниз по лестнице. Сегодня Лили, вновь взбрело в голову потащиться в Лондон, кажется, она записалась к психологу, и меня хочет к нему сводить.
     — Я работаю над этим, и вообще, я думал ты мне пользу какую-то приносить будешь, а ты всё время просто у меня на голове сидишь да бурчишь, требуя раздобыть тебе изумрудов.
     — Как мне не бурчать, если из-за тебя я вскоре умру? Давай изумруды ищи, а не этой своей дуристикой с палочками занимайся. Вот зачем они тебе, если ты и так умеешь колдовать?
     — С ними я колдую в три-четыре раза эффективней, чем голыми руками.
     — Ну, надеюсь, теперь ты в три-четыре раза эффективней будешь искать мне изумруды.
     — Слышь, фея, это кто у нас хозяин, а кто рабыня? Ты таким тоном разговариваешь, будто это я твой раб, а не наоборот.
     — Ты должен быть горд, что я стала твоим фамильяром.
     — Ты моя рабыня, причём совершенно бесполезная.
     — Фамильяр, и я не бесполезная, просто если я буду тратить энергию, то лишь сокращу, и так, недолгий срок своей жизни… который стал недолгим, именно по твоей милости, мастер-ломастер.
     — Ладно, признаю, я кое в чём виновен, но я знаю как всё исправить, я даже хотел сегодня начать подготовку к этому, как мамуля меня решила куда-то потащить.
     — Феликс, ты уже готов? — спросила Лили, выглянув из проёма, — Кепку не забудь надеть, а то твои зелёные волосы слишком выделяются. — сказала Лили, одетая в строгий тёмно-красный костюмчик, с небольшой шляпкой… а вот вырез на груди у неё был очень даже большой… эх, как бы кто мамулю мою не увёл.
     — Какая ещё кепка? Она мне причёску испортит. И вообще, какая разница, пусть думают, что я неформал. Да и по большому счёту, это тебе надо куда-то меня тащить, а у меня тут дела вообще-то…
     — В Запретном Лесу?
     — А где ещё? Там ведь столько всего интересного…
     — И опасного…
     — А от того ещё более интересного. Теперь, мне никто не страшен. — выхватил я две свои палочки, которые начал вертеть пальцами, а потом вновь вернул их в кобуру… точней, каждую палочку в свою кобуру.
     — Вот, кстати, я хочу ещё зайти к Олливандеру, чтобы он посмотрел на твои палочки, пусть он мне расскажет, что ты там начудил. Зайдём к нему после психолога, а потом можем и у Фортескью посидеть мороженого поесть. Эх, когда это у тебя успели так волосы отрасти? Ты с ними на девочку похож.
     — Или на очень миленького мальчика… в котором и не признаешь Тёмного Лорда… ха-ха-ха. — рассмеялся я, и поправил локон волоса, заправив его за ухо… да уж, метаморфизм у меня развился лишь чуть-чуть, но я смог сделать себя ещё милей и безобидней, ну и немного старше, чем я есть на самом деле. Лет восемь мне можно дать спокойно, а то и все десять.
     — Эти твои шуточки. После того как Дамблдор, сказал, что ты можешь быть Волан-де-Мортом, так ты и начал везде упоминать что ты Тёмный Лорд. — говорила Лили, застёгивая пуговицы пиджака, а то я так смотрел на её грудь… с таким аппетитом, — Переместимся на Косой Переулок с помощью камина и летучего пороха. Кстати, запрети своей фее есть этот порох, только его куплю, как его уже нет. — указала она на фею.
     — Слышала, Эми? — снял я фею со своей головы.
     — В этом порохе есть немного изумрудной пыли, а также в ней сконцентрировано хоть сколько-то энергии. Пока не найдёшь мне изумруд, буду есть летучий порох… да, кстати, купите его хотя бы мешок. — вспорхнула с моей руки фея, — Давай, не задерживайся, ра… мастер.
     — Ты думала, я не услышал оговорку? — указал я на неё пальцем.
     — Я хотела сказать, что рада, что вы стали моим мастером. — улыбнулась она мне, и полетела в свою комнату, для которой пришлось выделить угол в моей спальне, и там с помощью магии создать что-то типа кукольного домика, ведь Эмеральд, как раз размером с куклу.
     — Как ты понимаешь, этот её писк с жужжанием? — спросила у меня Лили, которая не разбирала то, что говорит моя фея.
     — Это магия, мама. Ты ещё спроси, как с помощью камина и зелёного порошка можно перемещаться на огромные расстояния. — подошёл я к камину, и взял из коробочки летучий порох, что был просто низкокачественными кристалликами в которых была накоплена мана, и при сгорании пороха эта мана высвобождалась, запитывая гиперпространственный туннель, через который можно было переместиться к другому камину, что был подключён к этой сети гиперпространственных туннелей. Энергия мира поддерживает эту сеть, однако, чтоб переместиться по нему, нужно его лучше стабилизировать, на что нужна дополнительная энергия. Её можно влить и самостоятельно, но проще воспользоваться летучим порохом, который производят в огромных количествах, отчего стоит он не так уж и дорого, за большой ковшик этого пороха, просят всего два сикеля, или если проще, то один доллар. Если переводить в энергию, то в таком ковшике накоплено где-то под две тысячи единиц маны, и его хватает на двадцать перемещений, то есть, для телепортации используется около ста единиц маны, а у некоторых слабых магов или детей, просто нет столько энергии, для чего и нужен этот порох. Изумрудной пыли там совсем немного, но для Эми в первую очередь важна энергонасыщенность еды, а в этом порохе мана присутствует в достаточном количестве, правда из-за различных примесей, этот порох нельзя есть обычному человеку, чтобы восполнить запас маны, однако его можно подбрасывать в огонь, при варке зелий, это высвободит ману, часть которой поглотит зелье, отчего оно будет более качественным.
     — Ну, хорошо, что я сегодня не завтракал. Косой переулок. — сказал я, встав в проём камина, и бросив себе под ноги порох, что загорелся, и активировал туннель, что затянул меня в себя, и через десяток секунд, я уже был в Лондоне, в небольшой скрытой местности магов. Отойдя чуть в сторону, я освободил место, и вскоре в камине возникла и Лили.
     — Пойдём, Феликс. — сказала мамуля, и всё же одела мне на голову кепку, чтобы скрыть мои выделяющиеся волосы… вообще, я бы мог поменять их цвет, но не буду, мне и так всё нравится, а на мнение обычных незнакомых людей, мне плевать.
     Этот мир не столь насыщен энергией, чтобы в нём происходили различные мутации из-за магии, что могли бы дать людям как некоторые преимущества, так и просто разнообразить цветовую палитру волос у населения.
     Вскоре мы пришли в какой-то квартал в центре Лондона, где в одном из зданий находился частный психолог… блин, из-за моего странного поведения, Лили точно не знает что со мной делать, ведь наши отношения сейчас слегка выходят за грань нормальных отношений матери и сына… я так-то, хочу вообще эту грань через десяток лет переступить, но вот мамуля ведь придерживается обычных норм морали, отчего и получается, что она хочет разобраться во всём этом со специалистом… мда, правда, когда я увидел этого специалиста, я понял, что ему и самому психолог не помешает.
     Это была женщина лет тридцати пяти, средней привлекательности. По белой линии на её безымянном пальце можно понять, что она недавно была замужем, и рассталась с мужем, скорей всего из-за измены, так как на стене висела доска для дартса, на которой дротиком был пришпилен кусочек глянцевой бумаги, такую используют для печати фотографий, и скорей всего, там и висело фото её мужа-изменника, в которую психолог бросала дротики, чтоб успокоить нервы, которые у неё были явно не в порядке, ибо в мусорной корзине лежало пару пустых баночек от успокоительного, да и в комнате ощущался еле заметный запах алкоголя и сигарет.
     В общем, типа поиграл немного в Шерлока, и использовал метод дедукции, а потом ещё и залез в голову к психологу с помощью легилименции, то бишь, магии с помощью которой можно читать мысли и смотреть воспоминания. На обычных людях я такое могу применять с трудом, но вот если человек находится в подавленном состоянии, то его психические барьеры нарушены, отчего его разум становится более уязвим. У магов же, из-за той же магии эти барьеры более сильные, и чтобы можно было залезть в голову оппоненту, нужно быть как минимум сильней его магически, однако, кроме силы важно ещё и мастерство, вот у меня как раз мастерства хватает, а с силой беда, отчего я могу всего лишь защитить свой разум, да залезть в разум людям в подавленном состоянии.
     *Прошло тридцать минут сеанса*
     — Игнес, он вас недостоин, у вас ещё вся жизнь впереди, вам ведь лишь тридцать. Да будь я постарше, я бы взял вас в жёны.
     — Спасибо, Феликс. — ответила мне психолог, вытирая платочком слёзы.
     — Нужно показать вашему бывшему мужу, что у вас и без него всё отлично. Во-первых, прекратите себя жалеть, думаете, я не заметил ваши мешки под глазами, которые появились у вас, от того, что вы целыми ночами в подушку плачете? А алкоголь и сигареты? Они уж точно не сделают вас привлекательной в глазах настоящих мужчин, не таких, как ваш муж-изменник, что ради любовницы бросил вас. Во-вторых, запишитесь в спа-салон, спортзал, на массаж, там вы приведёте себя в порядок, а также есть шанс, что именно там вы найдёте себе нового мужчину. — промывал я мозг психологу, — И последнее, я понимаю, что вы неконфликтная натура, и поэтому вы согласились на развод без раздела имущества, однако, ваш бывший муж не достоин такого, и он должен быть наказан за измену. Вы должны отсудить у него всё, чтобы его любовница пожалела, что связалась с этим нищим бездомным. Отнимите у него абсолютно всё, ведь вам понадобятся средства, для своей новой жизни, без этого ничтожества.
     — ДА! Мне нужно срочно позвонить своему адвокату! Кстати, очень симпатичному и неженатому! Сеанс, окончен. Как будете выходить, захлопните дверь. — вышла психолог, оставив Лили сидеть с открытым ртом от такой развязки.
     — Это было забавно. Ну что, мамуль, пошли к Олливандеру, может хоть удастся посмотреть на нормальные палочки, а не на мои самоделки.
     — Феликс, это что только что было? — указала она на дверь куда вышла психолог.
     — А, что не так? — спросил я, невинно похлопав глазками.
     — Какого Мерлина, она тебе начала изливать душу, будто это ты её психолог? И главное, ты ей ещё и какие-то советы давал, а она их ещё и послушала.
     — Ну, честно говоря, я просто решил потренироваться в легилименции, она ведь хотела с помощью своих вопросов залезть в мою голову, вот я и подумал, что, если я тоже самое сделаю, она не должна быть на меня в обиде. А так, я ей просто говорил то, что она хотела услышать.
     — Ты ещё и легилимент?
     — Возможно… я просто пробовал у тебя мысли читать, и у меня не получилось, а вот в голову Игнес было залезть легче лёгкого.
     — Ты и мне пытался в голову залезть?!
     — Как бы… у меня не особо большой круг общения, ты да Эми. На ком мне ещё пробовать легилименцию?
     — А ты в курсе, что Тот-Кого-Нельзя-Называть, был легилимент? — подозрительно спросила у меня Лили.
     — А ты в курсе, что Дамблдор тоже легилимент? По мне, так это полезная способность, которой должен владеть любой сильный маг. Это ведь не запрещённая магия, и ей может владеть как тёмный волшебник, так и светлый. Итак, миссис Эванс-Поттер. — я взял свою палочку и из воздуха материализовал очки и халат, которые и надел, — Значит вы говорили в прошлый раз, что испытываете к своему сыну странное нездоровое влечение. — сел я за стол психолога.
     — Откуда ты…
     — Увидел в голове у Игнес ваш прошлый разговор. Мамуля, я готов обсудить это с тобой… вообще, в голове у Игнес я многое почерпнул… и теперь понятно, почему ты так стонешь, когда я молочко у тебя пью… ох, я столько всего нового и интересного узнал… особенно было интересно узнать про секс, даже удалось посмотреть, как им занимаются… какое интересное это оказывается занятие. Я прям ни капельки не жалею, что залез в головку этой блондинки. — улыбнулся я Лили.
     — Феликс! Живо всё забудь! — вскочила Лили с кресла.
     — Неа, у меня ведь абсолютная память, не забыла, мамуль? Э-э-э! Палочку-то не надо доставать. Ты что это, хочешь на родном сыне Обливэйт применить? — встал я с кресла, и сам направил на неё свою палочку, — Мамуля, даже не думай.
     — Феликс, для тебя будет лучше, если ты забудешь всё, что ты только что узнал. — сказала Лили, направив на меня палочку.
     — Это уж я сам буду решать. Экспеллиармус! — крикнул я и обезоруживающее заклинание полетело в Лили, но её окутал щит Протего, что защитил её от моей атаки, которая должна была выбить палочку из её рук.
     — Ах ты маленький паршивец, первый напал на свою мать! — удивилась Лили.
     — Ты мне так-то память стереть хочешь. И чего ты боишься? Я ведь всё равно бы всё это и так узнал со временем. Положи палочку обратно, и замнём этот инцидент.
     — Феликс, опусти палочку, и позволь маме подтереть тебе память. Давай, будь хорошим мальчиком.
     — Мамуля, ты опять хочешь какую-то глупость сделать. Успокойся, ты что, действительно думаешь, что применять на своём сыне заклинания, это хорошая идея чтобы его воспитывать? Так давай ещё и Империо на меня наложи, чтобы я всегда тебя во всём слушал. Давай, сначала Обливейт, потом Империо, а потом ты вообще будешь меня Круциатусом пытать за любую мою оплошность. Кажется мне, что это в тебя вселился Волан-де-Морт, а не в меня. — сказал я, и засунул свою палочку в кобуру, — Ну, чего ты медлишь?
     — И почему с тобой так сложно, Феликс? Я ведь всего лишь хочу быть нормальной матерью для тебя, а ты… ты ведь теперь понимаешь, что наши отношения очень странные. Они с каждым годом становятся всё более неправильными.
     — Ну… да, возможно. Однако, мне плевать. Итак, ты будешь мне стирать память? Давай уж быстрей решайся. — посмотрел я на неё с ожиданием.
     — С этого момента, мы будем вести себя как нормальные мать и сын, без всяких поступков, что могли бы привести к неправильным последствиям. Грудь мою ты больше не будешь сосать, и спать ты отныне будешь в своей комнате. — спрятала Лили свою палочку.
     — Вот это ты жестокая. Не ожидал такого ножа в спину от собственной матери… да это не нож, это двуручный меч!
     — Феликс, ты теперь знаешь то, что не должен знать ребёнок, и поэтому должен понять почему я это делаю.
     — Может и знаю, но при этом я всё равно остаюсь ребёнком, причём достаточно капризным, и мне по большому счёту, начхать на эти заморочки. Но, раз уж тебе так будет спокойно, то я согласен. Однако, чтоб даже и не думала заводить себе мужчину, я проконтролирую. Мамочка, только моя. — посмотрел я на Лили ревностным взглядом.
     — Пока ты не подрастёшь, я даже и не буду думать о других мужчинах. Пока что, всё своё внимания я должна уделить именно на твоё воспитание.
     — Сойдёт. Хотя, я буду очень скучать по твоей груди и молочку, так что, если передумаешь, то дай знать.
     — Пошли отсюда, хоть проблемы в итоге я и решила, но помощь самого психолога в этом была минимальной, она даже кое-где хуже сделала.
     — И сколько ты заплатила за сеанс?
     — Двадцать фунтов. — ответила Лили.
     — Чё?! Тебе четыре галлеона некуда было деть?
     — Вообще-то, восемь, это второе моё посещение психолога.
     — Тем более, мамуля, не умеешь ты деньги тратить. Лучше бы ещё одну палочку волшебную купила, чтобы я её исследовал, и улучшал свой навык создания концентраторов. Все эти психологи обычные шарлатаны.
     — И не говори. Оттого они и плату за сеанс берут заранее.
     Мы с Лили вернулись обратно на Косой Переулок. Так-то, косым его называют не просто так, ведь многие маги сами строили здесь себе дома, конечно же, с помощью магии… ну, а из-за того, что строительных институтов никто из них не оканчивал, то вскоре некоторые дома начали деформироваться из-за неправильных конструкционных решений, или из-за того, что магия сотворившая здание начала ослабевать. Далее можно вновь укрепить дом, однако, чтоб он при этом не рухнул, приходится это делать в том состоянии, в котором он находится, то бишь в слегка деформированном. Однако, если брать каждый дом по отдельности, то в принципе, он кажется довольно нормальным, но на этой аллее много таких слегка деформированных домов, отчего общий вид улицы кажется действительно косым, чему ещё способствует то, что сами дома построены в средневековом стиле, да и сама улица имеет форму кривой линии. Но, всё это лишь больше придаёт этому месту волшебного колорита.
     Здесь полно всяких магазинчиков с мётлами, котлами, совами… о, какой милый совёночек.
     — Мама, я хочу сову. Вон ту, маленькую. — указал я на серую сову, с умненькими оранжевыми глазками.
     — Ну и зачем она тебе? Совы магам нужны, чтобы письма отправлять. С кем это ты собрался переписываться?
     — Ни с кем. Просто хочу сову… не, вообще, я хочу себе дракона, но вряд ли ты мне его купишь, да и вряд ли его вообще можно держать дома. Давай, ты ведь потратила деньги на бесполезного психолога, купи мне сову.
     — Сынок, я хоть деньги и не умею тратить, но я их хотя бы зарабатываю, в отличие от тебя.
     — Оу… ну ты и жадная. А ещё попрекаешь своего четырёхлетнего сына в том, что он не может себе заработать денег… мамуля-мамуля, мне не нравится, как ты ведёшь себя в последнее время, тебе нужно исправляться. — разочаровано я посмотрел на неё.
     — Ладно-ладно, куплю я тебе сову… и хватит меня уже отчитывать, это я твоя мать, и у меня намного больше причин тебя отчитывать, но почему-то всегда в итоге остаюсь виноватой я.
     — Ты ведь взрослая, с тебя и спрос больше. — вообще, по факту это я её взрослей, всё же можно считать, что мне несколько сотен лет минимум.
     — Пошли сначала к Олливандеру.
     — Э, нет. Вдруг кто-нибудь мою сову купит. Давай сейчас.
     — Ну ты и привереда.
     — Весь в мамочку.
     В итоге Лили всё же купила ту сову, которую я хотел. По виду она не особо-то и отличалась от своих сородичей, но вот аура у неё была слегка странноватая… хотя, у всех этих сов аура была магической, но у этой совы она совсем немного напоминала человеческую. Что-то похожее можно наблюдать у анимагов, но тут совсем наоборот, не маг превращается в животного, а животное имеет некую предрасположенность к тому, чтобы принять облик человека. В общем, мне просто было интересно, что за странность с этой совой… точней, совёнком, так как была она ещё маленькая.
     — Ну чего, доволен? — спросила Лили, когда я пальцем щекотал совёнка, что сидел на моём плече.
     — Угу. — ответил я.
     — Угу. — повторила сова.
     — И как ты её назовёшь? — поинтересовалась мамуля.
     — Пусть будет Софи, что значит Мудрая, сов ведь считают символом мудрости. Тебе нравится, Софи? — взял я её в руку, и начал гладить, отчего она закрыла глаза от удовольствия.
     — Угу. — ответила она.
     — Ты ведь мне поможешь подчинить этот мир?
     — Угу.
     — Молодец, Софи. — гладил я её.
     — Угу.
     — Опять твои шуточки. — погладила меня Лили, и мы пошли вместе в лавку Олливандера, которая представляла из себя старинное здание, на фасаде которого красовалась надпись о том, что палочки тут изготавливают с трёхсот восемьдесят второго года этой эры. Здание выглядит не настолько старым, однако, скорей всего эта надпись значит, что именно род Олливандера занимается изготовлением концентраторов вот уже шестнадцать веков.
     Зайдя внутрь лавки, мы увидели целые горы маленьких коробочек, в которых скорей всего были палочки. Вообще, лучше всего создавать концентратор индивидуально для каждого мага, но как видно, Олливандер и его предки наклепали столько палочек, что среди них наверняка есть палочка, которая подойдёт любому магу.
     На звон, что издавала дверь, задевая колокольчики, к нам с Лили вышел старик, с седыми волосами, и слегка расфокусированным взглядом.
     — О, ко мне в лавку наведалась сама Героиня Британии, помню-помню. Ива и волос единорога, десять с четвертью дюймов, лёгкая и элегантная, хорошо подходит для заклинаний, особенно светлых. — подошёл он к нам, и протянул руку, куда Лили и положила свою палочку, — Вы хорошо о ней заботитесь, и я рад, что именно эта палочка помогла вам одолеть Того-Кого-Нельзя-Называть… однако, меня печалит то, что Тот-Кого-Нельзя-Называть также пользовался моей палочкой. Тис и перо феникса, тринадцать с половиной дюймов, она натворила множество злых дел, отчего я иногда жалею, что продал тогда её… но, жизнь непредсказуема, когда я продавал её маленькому любознательному парню, я ещё не подозревал, что через пару десятков лет, его имя будут боятся произносить вслух. Ладно. Зачем вы пожаловали? — спросил Оливандер, отдавая палочку Лили, а потом сам же продолжил говорить:
     — Вроде бы, вашему сыну сейчас около четырёх лет, то есть ещё семь лет до поступления в Хогвартс. Если вы хотите купить палочку раньше, то хочу вас разочаровать, что продажа волшебных палочек детям до одиннадцати лет запрещена законом. — посмотрел на меня старик.
     — А если я сам себе палочку сделаю? Что на это гласит закон? — поинтересовался я.
     — Хмм… если ты её не будешь кому-то продавать, и не будешь использовать при маглах, то ничего. Однако, если бы изготовление палочек было таким простым делом, что тут справился бы и ребёнок, то мой род давно бы разорился. Слава Мерлину, что изготовление качественного концентратора, это дело сложное, и подвластное лишь настоящему мастеру.
     — Господин Олливандер, Феликс у меня очень умный, но неугомонный ребёнок, и когда он захотел себе палочку, он не успокоился, пока её не создал. Феликс, покажи свою поделку. — я достал свою еловую палочку, которую взял в руки Олливандер, — Что скажете? — поинтересовалась Лили.
     — Хмм… очень странный выбор древесины. Я не часто использую ель, так как она довольно капризна в выборе хозяина, однако, если она встретит свою пару, то это скорей всего, должен быть смелый экспериментатор, с хорошим чувством юмора. Именно древесина этой палочки, очень высокого качества, хоть и обработана довольно странно, отчего теперь больше подходит не для боевой магии, а для нейтральных чар и заклинаний. Сердцевина, вроде как стандартная жила дракона. В целом, хоть некоторые решения и вызывают у меня удивление, но могу сказать, что сделана она неплохо, даже возможно, на уровне моих первых палочек, которые я делал ещё будучи подмастерьем отца. Если именно ты её изготовил, то могу сказать, что у тебя определённо есть талант в изготовлении артефактов в целом, и концентраторов в частности. — отдал мне старик палочку, которую я вложил в кобуру.
     — Феликс, а теперь покажи вторую. — сказала Лили.
     — Может не надо? — посмотрел я на Лили.
     — Давай доставай. — бескомпромиссно приказала она.
     — Ладно. — достал я свою палочку из бузины, и как только её увидел Олливандер, то у него сразу расширились глаза.
     — Какая зловещая палочка. — прокомментировал он, взяв её в руки, — От неё так и веет смертью. Эта палочка определённо была создана лишь для одной цели — убивать. Бузина, рог рогатой змеи, волос фестрала, хрусталь, и всё это было соединено в поистине ужасающую палочку, для применения тёмных проклятий.
     — Фе-еликс! — крикнула Лили, посмотрев на меня.
     — Чего? — невинно спросил я.
     — Только не говори, что ты не знал всего этого, когда создавал эту зловещую палочку.
     — И ничего она не зловещая. По-настоящему зловещую палочку, я хочу создать через десяток лет, когда смогу достать редкие ингредиенты, которые кроме того что редкие, ещё и очень дорогие. Вот та палочка будет поистине зловещей, ха-ха-ха. А это же просто так, баловство.
     — О, что же тебе нужно для этой «поистине зловещей палочки»? — полюбопытствовал Оливандер.
     — Ага, так я и рассказал. Это секрет фирмы. — ответил я, деловито сложив руки.
     — Что ж, могу сказать, что хоть палочка и предназначена для применения тёмных проклятий, однако, как её будут использовать, зависит именно от владельца, ведь мои палочки, предназначенные для светлых чар, неоднократно использовали в жестоких убийствах. Держи, постарайся использовать её в бою, лишь для защиты близких, и никак не во имя чистого зла. — отдал он мне мою палочку.
     — Я её и делал, чтобы иметь возможность защитить себя и маму. — ответил я, засовывая её во вторую кобуру.
     — Что ж, мне будет любопытно узнать, чего именно ты добьешься в будущем. Станешь ли ты Тёмным Лордом более ужасным, чем предыдущий, или же станешь ещё более искусным волшебником, чем Дамблдор… однако, одно не исключает другое. Будь аккуратен, в выборе своего пути. Так уж и быть, из солидарности изготовителя палочек, я не буду докладывать в министерство о тебе и о твоих палочках. Всё же, у вас с твоей мамой действительно полно врагов, и вам действительно нужны инструменты для своей защиты.
     Вышли мы с Лили из лавки, и она медленно, как дуло танка, повернулась ко мне, и прикусив губу, задумчиво посмотрела на меня.
     — Сколько же глупостей наговорил этот старик. Ну как такой милаха как я, могу стать ужасным Тёмным Лордом? — сделал я самое невинное и безобидное лицо, которое я только мог.
     — Внешность обманчива, Сам-Знаешь-Кто, тоже был приятным молодым человеком… эх, Феликс, и почему ты не можешь быть как все нормальные дети?
     — Был бы я как все нормальные дети, умер бы в семь месяцев, так как, когда нормальных детей проклинаешь Авада Кедаврой, они умирают. Моя ненормальность, скорей всего и была причиной, почему я тогда выжил. Я не хочу быть беззащитным, как тогда. Ладно, пошли мороженое поедим. — направился я в небольшой ресторанчик, где продавали мороженое.
     По приходу домой, нас с Лили встретила недовольная фея, что увидев на моём плече сову, недовольно спросила:
     — А это чучело что здесь забыло?
     — Это Софи, и она мой фамильяр, надеюсь она будет не столь бесполезна, как некоторые склочные феи.
     — Угу. — подала голос сова, что начала с гастрономическим интересом смотреть на фею.
     — Так значит, да? Значит это я-то бесполезная? Я тебе покажу, какая я полезная. — крикнула фея и улетела в окно.
     — Хм, ну, честно говоря, если она помрёт, я не сильно-то и расстроюсь. Эх… не, мы в ответе за тех, кого приручили… но, на ночь глядя я никуда не пойду. Завтра её поищу. — ответил я, и под пристальным взглядом Лили пошёл в свою комнату, где сначала сделал для Софи насест, а потом решил прочитать о анимагах и оборотнях.
     Они оба могут обращаться в животных, но разница в том, что анимаги делают это по собственному желанию, и во время пребывания в обличии зверя, они сохраняют свой разум, а вот оборотни полностью теряют над собой контроль в полнолуние, и их разум полностью заполняют инстинкты зверя.
     Есть ещё один вид магов, что способны превращаться в зверей, правда, этот их дар является проклятием, отчего со временем, они навсегда становятся животным, без возможности вновь принять вид человека. Маледиктус — это проклятые женщины, чья участь впоследствии навсегда стать животным. Возможно, мама Софи была именно такой женщиной, отчего в её ауре и прослеживаются некоторые странности... а может, это просто какая-то магическая мутация самой Софи.
     Хмм, непосредственно душу моей совы я не могу увидеть, отчего и не могу точно сказать, у неё душа человека или душа животного. Но сейчас моя сова ещё маленькая, и со временем как она подрастёт, это будет и так понятно.
     На следующий день я пошёл искать свою проблемную фею, и вернулся лишь под вечер, уставший и весь в паутине, но с Эми на голове, которая тоже была вся в паутине.
     — Феликс… какого Мерлина с тобой случилось? — посмотрела на меня Лили.
     — Это всё Эми… Слушай, мам, а тебе не надо случайно яд акромантула? — спросил я, — Я тут, когда эту дурынду вызволял, добыл немного… две канистры… по пять литров… то есть всего десять.
     — Феликс! Ты с ума сошёл?! Сколько можно подвергать себя опасности?
     — Да не, опасно не было, было гадко, не люблю пауков. Но вообще, у меня в планах по заработку галлеонов и так была охота на акромантулов, ведь за одну пинту их яда можно выручить до сотни галлеонов. Мамуль, если сможешь продать этот яд в аптеку, то сможешь заработать где-то около двух тысяч галлеонов. А ты говорила, что я деньги не зарабатываю.
     — … Феликс, что мне с тобой делать, а? Акромантулы — это опасные твари, ты ведь мог умереть. Ты так беспечно шастаешь по Запретному Лесу, а там, между прочим, иногда и оборотни встречаются.
     — А с них какую выгоду можно поиметь? Шерсть оборотня можно продать? Или клыки? Если за них дают хотя бы галлеонов тридцать, то я их поищу в Запретном Лесу.
     — Ты понимаешь, что если тебя укусит оборотень, то ты также заразишься ликантропией? И что мне тогда делать?
     — Ничего. Я не дам укусить себя какому-то волку. Да и они бегают там лишь в полнолуние, а я по ночам дома сижу. Ну, мамуль, продашь яд в аптеку? Если надо, можешь себе немного взять. Я потом ещё добуду, в Запретном Лесу столько пауков… хех, хотя мне это даже на руку.
     — Скольких пауков ты убил?
     — Где-то, штук сорок… приблизительно. С одного большого паука размером с кресло, можно добыть где-то полпинты яда, а с тех, что размером с диван, и целую пинту можно надоить.
     — Я… как же я с тобой устала, что не день, то новая проблема… а послезавтра ещё и учебный год начинается… как я хочу нормальной спокойной жизни. — сказала Лили, сев на диван.
     — Мамуль, нормальная жизнь — это скучная жизнь. — сел я рядом с ней, и обнял её.
     — Тогда я хочу скучную жизнь. — ответила Лили, — Эх… Феликс, иди почисться и помойся, ты весь в паутине.
     — Вот это ещё один минус акромантулов, паутина огромных пауков плохо убирается очищающими чарами. Эми, пошли купаться. — направился я в ванную… так, пока я окончательно не истреблю пауков, я смогу получить с них деньги, на которые смогу купить много всего, начиная от различных материалов, заканчивая книгами по магии. Блин, вот тут бы как раз и пригодились деньги Рода Поттеров, но их я получу лишь через тринадцать лет, а я столько ждать не могу, отчего и приходится выкручиваться.
     Эми вчера улетела, чтобы найти дерево, которое можно было бы превратить в изумруд... однако, такое дерево можно найти лишь в насыщенном магией месте, а все такие места приватизированы группами магических существ. Моя фея нашла дуб что был переполнен магией, и она его даже смогла превратить в изумруд, однако, вскоре пришли хозяева территории и спеленали Эми. Нашёл я её парализованной от яда, полностью закутанную в паутину. Высвободив её из кокона, мы с боем смогли забрать её изумруд, а также у убитых акромантулов собрать яд.
     Изумруд был размером с два моих кулака, и весил грамм двести, но качеством он был не очень.
     Может тройку лет жизни добавит Эми, но при его добыче она вообще могла эту самую жизнь потерять. Прошлая её ель, у которой я сорвал верхушку, сейчас выглядит как огромный шар, ведь буквально через десять минут, магия что в ней копилась, начала ускорять её рост, и уже через час, дерево приобрело вот такой вид, а ещё полностью растратила всю магию на этот процесс. Эми же для превращения дерева в изумруд, нужно хотя бы пять часов, вот поэтому у неё был выбор, вырастить своё дерево в безопасной части леса, изумруд из которого получится очень высокого качества и очень большого размера, либо же рисковать своей шкурой, и искать деревья в опасной части леса, при этом изумруды из них получаются низкокачественными. Но, теперь вместе со мной, она вполне спокойно сможет шастать в опасных зонах леса.
     Мне сражаться с магическими существами, было не особо сложно, ведь от Авады они умирали практически моментально, разве что на огромных пауков приходилось тратить сразу два стандартных заклинания, или же просто усиливать его в два раза. Но сейчас, мой статус вот такой:
     ≪Статус≫
     Мана 15/330/39,6 в час
     Сила Чар 25,1
     Некроз 7,1%(х1,71 раза)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 50
     Ловкость 50
     Выносливость 54
     Интеллект 299
     Мудрость 299
     Магия 1568
     То есть, если я использую бузинную палочку левой рукой и колдую ей в два раза ослабленную Аваду, на которую трачу двадцать пять единиц маны, которые выдаёт мне мир, то силу она всё равно имеет, как обычная, отчего расправиться с пауками я смог легко, а чтобы убить огромных акрамантулов, можно иногда усиливать проклятия за счёт маны из моего резерва.
     Также, от того, что я применяю Магию Смерти, у меня понемногу растёт предрасположенность к Энергии Смерти… вот только, кроме Авады Кедавры, я больше не знаю заклинаний, где бы применялась эта энергия… что ж, в принципе, я могу создать свои заклинания, но для этого мне нужно провести кое-какие эксперименты и испытания.
     Пора начать писать свой собственный Некрономикон.

Примечание к части

     Фестрал - https://photos.app.goo.gl/zbtgnrHzdUcvs3JR7 Палочка из бузины и ели - https://photos.app.goo.gl/zACM2NdDL3ZbFFeW6 Лили - https://photos.app.goo.gl/Vpi3cc368S9dg3T86 ГГ - https://photos.app.goo.gl/YTTeK2NWNZGbRTLT7 Эмеральд - https://photos.app.goo.gl/mNc6EoXmRM8B5muN7 Косой Переулок - https://photos.app.goo.gl/L3NqLw3ye6AbBXhz6 Сова Софи - https://photos.app.goo.gl/g4GuYqPvkUmMcU4n7 ГГ - https://photos.app.goo.gl/SgctQqsyu1r3ZkCE7 Изумруд из дерева - https://photos.app.goo.gl/McRwDbxrPsY1NWvz7
>

Глава 5 - Книги смерти

     Как начался новый учебный год в Хогвартсе, так Лили вновь начала пропадать на занятиях. Мне же в самой школе особо делать было нечего… точней, я бы нашёл чем там заняться, однако, официально меня там быть не должно, отчего свободно шастать я там не могу, а так, будь моя воля, я бы поселился в библиотеке школы. Просто, книги — это один из самых доступных мне источников информации о магии, но хоть я и сын преподавателя Хогвартса, непосредственно мне никто книги выдавать не будет. Самой Лили их дают без проблем, а она уже приносит их мне домой, где я их и читаю. И тут такая закономерность, либо я сижу дома и читаю книжечки, либо шастаю непонятно где, и занимаюсь непонятно чем, поэтому-то мамуле выгодно приносить домой книги.
     Я же не особый любитель рисковать своей шкурой без особой на то надобности, отчего предпочитаю целые дни проводить за чтением… хотя, вот будь я посильней и постарше, то я бы предпочёл по другому проводить свой досуг… но, пока что, для моего развития будет лучше если я расширю свой арсенал заклинаний, да и вообще изучу этот мир через книги, непосредственно лично его изучать мне ещё опасно.
     И во время изучения всех этих заклинаний, я понял, что их не так уж чтобы много… точней, их очень много, но все они по большому счёту являются специализированными вариациями более универсальных заклинаний. Проще говоря, можно заучить несколько десятков универсальных заклинаний, но из-за своей универсальности они имеют не очень большую эффективность, зато их можно применять для огромного количества вещей. А можно выучить более специализированные заклинания, эффективность которых будет максимальна если применять их к тому, для чего они предназначены, однако для чего-то другого их использовать не получится.
     Каждый маг может создать своё улучшенное заклинание, и его структура с формулой записывается в Инфосферу, после чего этим заклинанием может пользоваться кто угодно, кто знает его формулу и у кого хватит маны на это заклинание. Однако, скорей всего, если переместиться в другой мир, то простым взмахом палочки и произнесением формулы заклинания, там его не используешь, ведь скорей всего, там в Инфосфере оно не записано, да и вообще, там Инфосфера может быть менее связана с миром чем здесь, отчего следует, что такой способ применения заклинания как в этом мире, там просто не будет работать.
     Но мне слишком нравится этот ненапряжный способ колдовства, поэтому я его не хочу терять, даже если покину этот мир. Просто, я понимаю, если бы мне приходилось напрягаться, чтобы сколдовать действительно мощное заклинание, но заклинания в этом мире всегда будут не особо сильными, и ради них просто не стоит напрягаться. Взмахнуть палочкой и сказать слово-активатор, это те усилия, которые достойны быть потрачены, чтобы воспользоваться местными заклинаниями. Всё же, несмотря на свою огромную полезность, все они являются довольно слабыми. Со временем, я разработаю более сильные заклинания, вот там я и буду прикладывать усилия, а ради того, чтобы посуду помыть, или суп себе подогреть, хватит и палочковой магии.
     В общем, мне нужно хранилище для заклинаний, которое станет по сути моим личным куском инфосферы, что будет работать аналогично местной инфосфере, но в любом мире. Самый очевидный вариант — это личный магический гримуар, то бишь книга заклинаний, в которой и будут храниться все заклинания. Рядом с этой книгой я смогу быстро применять чары записанные в ней.
     Однако, таскаться с книгой тоже не особо удобно, всё же, её и уничтожить можно… но, у меня есть выход из этой ситуации, я просто привяжу её к душе, и смогу прятать её прямиком внутри своей души, то есть, пока я буду жив, я смогу пользоваться преимуществами гримуара… но а если помру… то, мне как бы будет уже плевать на всё. Честно говоря, я не уверен что смогу вновь вернуться к оригиналу, поэтому надо постараться не умирать…
     Но и в этой бочке мёда, есть ложка дёгтя. Я просто так, с бухты-барахты не смогу запихнуть себе в душу книгу, всё же, душа это тебе не чемодан какой-нибудь, и туда материальную вещь нельзя поместить, но и тут есть лазейка, ведь книгу можно насытить энергией так, что она перейдёт в разряд нематериального, и уже тут можно привязывать её к душе. Из-за этого придётся сначала сделать гримуар из изначально магических материалов, чтобы они вообще могли удерживать магию, а потом насыщать его энергией.
     Если подвести итог, то мне нужны магические материалы, чтобы создать себе гримуар, и чем более высококачественными они будут, тем лучше. Однако, высококачественные ингредиенты стоят ого-го, так что, особо губу раскатывать нельзя, всё же, бюджет у меня сильно ограничен.
     А потом я подумал, что сделаю два таких гримуара, один персонально под Магию Смерти, а второй для обычной магии. Всё же, у меня сейчас есть именно два направления для развития, это Некромантия и магия с использованием нейтральной маны. Конечно, лет через двадцать у меня будут материалы, чтобы сразу создать очень высококачественные книги, но за двадцать лет мои гримуары могут пропитаться моей энергией, и полностью стать частью моей души, и тогда уж там будет не особо важно из чего они были сделаны изначально.
     Обычным ученикам строго-настрого запрещено посещать Запретный Лес, однако, я не ученик Хогвартса, и на меня запрет не распространяется, да и сами ученики нередко его нарушают. В лес мы с Эми выходили, чтобы найти деревья, которые можно превращать в изумруды, а также, чтобы собрать яд акромантула, и некоторые ингредиенты, что можно использовать в зельеварении.
     В общем, всё что я делал, это либо читал, либо ходил по лесу, либо проводил время за созданием двух гримуаров, ну ещё иногда пытался придумывать заклинания Магии Смерти. Придумал достаточно много, но всё они были не особо практичными в рамках этого мира. Например, я создал заклинание — Флажелум Мортис, что с латинского значит «Кнут Смерти». Использовав это заклинание, у меня из конца палочки появляется зелёный кнут, удар которого выбивает душу из тела, а также таким кнутом удобно призраков гонять, однако, на своё поддержание этот кнут из Энергии Смерти, требует достаточно много маны, отчего больше сорока секунд я его удерживать не могу, у меня банально мана кончается.
     В общем-то, создавать постоянные формы из энергии, тут не особо рентабельно. Кнут из огня, либо другой энергии, смотрится, конечно, эффектно, но эффективней использовать всё же сконцентрированные заклинания, стреляя ими из палочки, как из пистолета. Вот именно эту тему с огнестрелом я и начал развивать, и создал одно заклинание, которым сейчас в основном и пользуюсь.
     По факту моё заклинание — это улучшенная версия Авада Кедавры, которая хоть и убивала практически всех, но у этого заклинания был один недостаток, а именно то, что зелёный луч Авады имел не особо большую скорость, и уже с пяти метров от проклятия можно было легко уклониться.
     Любая вербальная форма заклинания обычно произносится на языке отличительном от родного, чтобы случайно в повседневной речи не использовать заклинание. Например, маги в Англии используют латинский язык, однако, вербальная форма Авада Кедавры происходит из арамейского языка, ближайший родственник которого иврит. И вот на этом языке формула этого проклятия означает — «Я убиваю словом», именно «Авада» тут отвечает за «Я убиваю». В общем-то, за использование этого заклинания на людях можно сесть в тюрьму, но, как понятно, в любом законе есть лазейка, ведь именно за Аваду Кедавру можно сесть, а если я изменю заклинание и назову его иначе, то тут особых претензий ко мне быть не должно. Да, оно будет действовать как Авада, и даже сильней, но до того момента пока его не запретят, оно будет считаться законным.
     Наверняка, я не один такой умный, и в мире уже создано много вариаций этого проклятия, но без знания формулы, я их применить не смогу, но именно формула заклинания находится под запретом в Британии. Ещё тут запрещён Круциатус — заклинание боли, но если я просто буду дробить кости своему противнику, чтобы причинить ему боль, тут я перед законом чист. Либо же, есть заклинание подчинения — Империус, однако, легилимент может сам без каких-либо заклинаний подчинить человека, то есть, вроде как результат тот же, но раз Империус не применял, значит закон не нарушен.
     Моё заклинание значило — «Пуля Смерти», и произносилось на японском языке, то есть звучало оно как — «Данганши». После произнесения формулы из палочки вылетал плотный сгусток Энергии Смерти, что имеет скорость в один мах, то есть, как скорость у нормальной пули. Помимо того, что это заклинание выбивает душу из тела, оно её ещё и повреждает, отрывая от души кусок ауры. Надо бы вообще создать заклинание уничтожающее душу, однако, такое заклинание должно быть достаточно энергозатратным, так что, не в ближайшее время. Хотя, наработка уже есть. В одной книжке, которую я когда-то взял из кабинета Лили, было записано ныне тёмное проклятие Сектумсемпра, что разрезает любой объект на много частей, и если этот объект будет человеком, то ему не повезёт. Правда, заклинание это, для эффективного применения требует вложения достаточно большого количества энергии, а иначе ничего оно разрезать не сможет, максимум раны нанесёт. Можно модифицировать это заклинание, соединив с Энергией Смерти, и тогда этим заклинанием можно будет перемалывать душу в фарш… вместе с телом. Но, пока что мне кроме пауков некого убивать, а мне их тушки нужны не в виде фарша.
     Кстати, прошло ведь три года, и мои характеристики слегка подросли.
     ≪Статус≫
     Мана 502/502/48,9(146) в час
     Сила Чар 37,9
     Некроз 14,4%(х2,88 раза)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 86
     Ловкость 86
     Выносливость 90
     Интеллект 335
     Мудрость 335
     Магия 2392
     Так вот, если я применяю Пулю Смерти правой рукой без палочки, то трачу на неё около ста пятидесяти единиц маны, а значит, что я могу выстрелить ей четыре раза подряд. Однако, если я применяю её левой рукой с помощью палочки, то потратив те же сто пятьдесят единиц маны, у меня получится Пуля Смерти усиленная в три раза, то есть, если я снижу количество маны для этого проклятия, то получу такой же результат, если бы колдовал правой рукой без палочки. И теперь, я могу применить это заклинание сорок один раз подряд. Определённо, разница есть, причём весомая.
     А если говорить о Аваде, то ей я могу стрелять как из автомата. Так-то, на это способен практически любой взрослый волшебник, что не пренебрегал своим развитием, тот же Волан-де-Морт, мог превращать Авада Кедавру в непрерывный луч Энергии Смерти, но меня он не помог убить также, как и стандартная его Авада.
     Непосредственно самой Некромантией я займусь чуть попозже, и где-нибудь подальше от населённых мест.
     За эти три прошедших года я всё же сделал два гримуара для моих заклинаний. Тут я использовал все методы, которые только знал, и которые мне позволяли использовать мои текущие возможности.
     В обычных книгах листы делают из бумаги, ну, а бумагу, как понятно, делают из древесины. Ну, а у меня в моём гримуаре по Некромантии листы делались немного иначе. А именно, сначала Эми превращала дерево в изумруд, потом я этот изумруд измельчал в пыль, которую добавлял в котелок к зелью, где уже варились четыре компонента — это яд акромантула, яд различных змей, хитин акромантула, кости змеи вместе с кожей, и во всю эту жижу я периодически вливал ману, которая делала из этого сомнительного супчика, волшебный сомнительный супчик. Эту жижу я вываривал до состояния густого киселя, а потом разливал получившуюся тёмно-зелёную субстанцию в специальные формы. После застывания вот этой вот белиберды у меня получался один изумрудный лист формата А4, который хорошо проводил магию, накапливал магию, а также был достаточно прочным. Вообще, я полюбил зельеварение, просто засыпаешь в котелок всякую хрень, варишь её и вливаешь туда ману, которая разрушает ненужные вещества, а нужные оставляет, отчего в итоге у тебя получается то, что хочешь, главное знать что ты хочешь получить, и маны на это не жалеть, именно она является главным компонентом волшебных зелий, а другие же ингредиенты нужны для того, чтобы энергии было в чём оседать и накапливаться. Хотя, некоторые ингредиенты изначально имеют в себе ману с определённым оттенком, вот я в котелок и кидаю все ингредиенты основываясь на содержании в них определённой маны, всё же, мои глаза слабо, но видят энергию.
     В моём гримуаре таких листов было около трёх сотен, но кроме листов была ещё и толстая тёмно-зелёная обложка, изображающая череп, у которого зелёным потусторонним светом горели глазницы и прорези рта.
     Как не сложно догадаться, на эту книжку было наложено достаточно много различных чар, что сделали гримуар более стойким к повреждениям, отчего уничтожить его теперь было проблематично, но можно… однако, меня убить и то легче, так что, сойдёт.
     Хоть по факту там и было триста листов, но по большому счёту, эти листы служили накопителями маны, отчего действительное количество страниц всё время будет пополняться. То есть одна страница вмещает в себя пять тысяч единиц маны, когда энергия накопится в двадцати страницах, этой энергии хватит на создание дополнительной страницы в гримуаре, и теоретически, мне этой книжки хватит на тысячи лет, ведь чтобы создать страницу, нужно просто влить в гримуар энергию… немало энергии, но пока гримуар находится рядом с Хогвартсом, в нём каждый месяц будет появляться по странице. А из-за наложенных на обложку и переплёт пространственных чар, толщина книги всегда будет одинакова, как и вес, так что, проблем с использованием этого гримуара не будет.
     Теперь в эту книгу я могу записывать заклинание Магии Смерти, например, тот же Кнут Смерти, а там я ещё много чего по аналогии сделал, и сеть, и меч, и коса, и всё это совершенно бесполезно, так как жрёт энергии просто как не в себя, отчего после одного такого заклинания у меня кончается мана. Однако, с помощью своего Гримуара я смогу не только быстро использовать такое заклинание из-за того, что его структура уже будет создана, но и ещё, как бы подготавливать такие заклинания, чтобы использовать на потом. Если использовать заклинание по обычному, то структура записанная в гримуаре запитывается моей маной, и заклинание готово. Но мой, так сказать, Некрономикон может накапливать энергию, а значит этой энергией можно запитывать заклинания, записанные внутрь гримуара. Однако, одно подготовленное заклинание занимает одну страницу, потом, после его применения страница освобождается, и там можно создать новое заклинание. Некоторые заклинания могут занимать больше одной страницы, но не страшно, их там всё равно больше трёх сотен. Таким образом, гримуар увеличит количество мощных заклинаний которые я смогу применить в бою, и по сути, я теперь стал менее зависим от своего резерва маны, который у меня растёт черепашьими темпами.
     Гримуар удобная штука, но, по сути, эта книга нужна, лишь если ты боевой маг, или если планируешь путешествовать по мирам этой галактики, а другим же она без надобности, ведь те же самые функции выполняет местная инфосфера, а подготавливать мощные заклинания магам нет нужды, так как они их и не знают, да и применять их негде и не для чего. Хотя, наверняка, такие гримуары в этом мире существуют, всё же, в мире были те, кому пригодились бы преимущества таких книг… в основном, конечно, их создавали тёмные маги, которые хотели завоевать мир… ну, в общем-то, я делаю эти книги для той же цели.
     Пока что я таскаю этот Некрономикон в своей сумке с расширенным пространством, но когда-нибудь я засуну эту книжку прямиком себе в душу. Кстати, пока делал гримуар по Некромантии, то мне каждый день нужно было очень много изумрудов из деревьев, так что, Эми у меня пахала без передыху, да и вообще, иметь запас изумрудов полезно, отчего пахать она продолжает и поныне. Думаю, я найду способ сделать эти изумруды более качественными, а потом можно использовать их в артефактах.
     Второй гримуар для обычной магии пришлось делать из покупных материалов. Деньги я зарабатывал понемногу от продажи яда акромантулов, а также иногда продавали изумруды Эми, ведь скорее всего, изумрудная пыль что добавляют в летучий порошок, также изготовлена из изумрудов, созданных изумрудными феями из деревьев, отчего, продать их было не особо сложно. А на вырученные деньги Лили мне купила чистого серебра, обсидиана, а также сапфиров и опалов.
     Из этих материалов я и делал второй гримуар. Обложка была изготовлена из магически уплотнённого обсидиана, страницы же из нитей серебра, переплетённых с нитями сапфиров и опалов. Мне даже писать в этом гримуаре ничего не надо было, в нём текст проявлялся тогда, когда магия скапливалась в нитях сапфира и опала, отчего на серебряных страницах возникали светящиеся ярко синим цветом буквы.
     Количество страниц тут также пополнялось со временем, правда на создание одной страницы уходило в два раза больше энергии, чем на создание страницы гримуара Некромантии, всё же, тут приходилось из маны создавать чистое серебро, опалы и сапфиры. Хоть текст на листах и мог меняться, отчего по большому счёту, хватило бы и одной страницы, но они всё же служат ещё и накопителями энергии, так что, пришлось делать триста страниц, в каждой из которой могло храниться по две тысячи маны, плюс, я смог встроить в этот гримуар аналог магического компьютера, отчего эту книгу можно использовать как ноутбук, фильмы, конечно, не посмотришь… пока что, однако вот, книги почитать можно. Из-за того, что в гримуаре можно хранить очень много информации, в нём легко сможет поместиться целая библиотека, для чего я и сделал в ней функцию переписи информации. Кладёшь этот гримуар на стол, сверху на него кладёшь книгу, и через время, вся информация из этой книги оказывается в моём гримуаре. Кроме этого, я могу мысленно записывать текст в этот гримуар, или же мысленно чертить там различные фигуры, создавая чертежи артефактов либо структуры каких-то ритуалов.
     С этими двумя гримуарами, я смогу эффективно использовать местную магию, в любом мире, где вообще есть магия, и где магический фон имеет приблизительную плотность как в этом.
     — Эй, злостный эксплуататор, ты же уже сделал себе книжки, на кой ты меня заставляешь дальше работать? Такими темпами деревьев в лесу вообще не останется, я же уже больше тысячи их переработала. — опять бурчала Эми, что сидела у меня на левом плече, когда мы возвращались из леса.
     — А ты думала, что, когда я называл тебя рабыней, я шутил? Скажи спасибо что вообще не заставляю тебя работать круглыми сутками. А ещё, учись, блин, делать изумруды более чистыми. Вот посмотри, что это за вкрапления в изумруде? А в этом вообще кусок ветки внутри. А их энергонасыщенность? Да учитывая их размер они должны быть раз в двадцать более насыщенными, а всё из-за того, что ты их плохо уплотняешь, отчего они и хрупкие как стекло. В общем, тебе ещё нужно много практики. Учти, мне бесполезные рабы не нужны. Меня вот всегда интересовало, как такие беспомощные существа как феи, вообще ещё не были истреблены, ведь слабее вас только флоббер-черви. Будь благодарна, что я сделал тебя своей рабыней. — сделал я ей моментальный выговор.
     — Угу. — поддакнула моя сова, что сидела у меня на правом плече.
     — А ты вообще не лезь, дура в перьях, только и можешь что угукать. Кто из нас бесполезный так это твоя сова. Вот что она делает полезного?
     — Она милая, и забавно угукает. — начал чесать я Софи под клювом.
     — Угу. — ответила сова, закрыв глаза от удовольствия.
     — И так-то, она ещё маленькая, я никуда и не пущу мою пушистую милаху. — сказал я, продолжая чесать серый комочек перьев, с большими глазами медового цвета.
     — Какая маленькая? Да она больше меня! — возмутилась фея.
     — Я про возраст, тебе уже больше тридцати лет, а ей всего лет пять. — ответил я.
     — Мне, двадцать девять. — возразила фея.
     — Да без разницы, всё равно среди нас троих, ты самая старая.
     — Старшая. — поправила Эми.
     — Не, именно старая, ты даже моей мамы старше. Эми ты старуха, старушка, бабулька.
     — Раз так, тогда прояви ко мне больше уважения! — потребовала фея.
     — Какое ещё уважение к рабыне? Тебе хватит и того, что я защищаю тебя, когда ты преобразуешь деревья в изумруды, а то без меня, ты уже давно стала бы закуской авгурея, а потом и его помётом. Или тебя бы словили пикси, а ещё лучше докси. Ты ведь знаешь, что они делают с феями? Сначала насилуют, а потом ещё и съедают… ох, волшебство, волшебством, но даже здесь никуда без старого доброго насилия над слабыми. В общем, как ни крути, но тебе очень даже повезло попасться мне на пути, уж я-то читал твои мыслишки, и знаю, как ты не хочешь, чтобы я тебя бросал одну. Так что, прекращай бурчать.
     — Слушай, мастер, а ты вообще в курсе, что тебе всего семь лет, а? Чего ты жестокий-то такой? — спросила Эми, к которой я не проявляю особой заботы и любви, как например к той же Софи… ну, просто она фея, и если я проявлю к ней симпатию, то она сразу же начнёт считать меня своим рабом… вот такой характер у фей, в общем-то, обычный женский.
     — Рабыня, по сравнению с некоторыми я просто ангелочек, ты не знаешь по-настоящему жестоких людей. Хотя, как ты и сказала, мне всего семь лет, так что, у меня ещё всё впереди.
     Мы зашли в дом, и в гостиной я увидел постороннюю, чьё лицо шесть лет назад было напечатано в газетах, на первой полосе, среди лиц других Пожирателей Смерти, которых посадили в Азкабан.
     — А вот и… — начала что-то говорить женщина увидев меня…
     — Петрификус Тоталус! Инкарцеро! — я выхватил палочку, и сначала обездвижил вторженку, а потом ещё и связал магическими путами, — Какого чёрта, Беллатриса Лестрейндж делает у меня дома? Что, сбежала из Азкабана и решила отомстить за своего возлюбленного Лорда? Чёрт, где мама? Если есть один Пожиратель Смерти, наверняка есть и другие. — проговорил я, и тут из кухни выходит какая-то фиолетоволосая фривольно одетая девушка, что размахивала палочкой из которой сыпались магические искры.
     — Мам, а когда тётя Ли… что за? — заметила эта странная девушка меня.
     — Экспеллиармус! Петрификус Тоталус! Инкарцеро! — девушку постигла та же участь, что и предыдущую женщину, правда, предварительно я заклинанием выбил у неё палочку из рук.
     — Гоменум Ревелио. — произнёс я заклинание, которое должно сообщить мне о всех людях, что находятся в доме, — Больше никого нет. Так, и что мне делать с двумя Пожирателями Смерти? Мамуля ещё куда-то запропастилась. Так, а если её похитили другие Пожиратели, и сейчас где-нибудь пытают, или вообще убили? Так, значит надо допросить этих двоих… что ж, Беллатриса вряд ли что-то скажет, значит допросим эту помоложе, но перед этим, слегка развяжем ей язык с помощью Круцио. — направил я палочку на девушку, у которой волосы сейчас быстро меняли свой окрас.
     — Кр…
     — Феликс! — услышал я крик Лили, что сейчас стояла у двери с какой-то сумкой в руке.
     — Мама? Или стоп, ты можешь быть Пожирателем, что принял Оборотное Зелье. — достал я вторую палочку, и направил её на рыжую девушку, у которой от такого глаза широко открылись.
     — Феликс, ты что творишь?! Живо опусти палочки!
     — Ага, я опущу, а ты меня Авадой приголубишь. Не-не, спасибо, обойдусь.
     — Сын, ты зачем напал на наших гостей? — увидела она лежащих на полу двух волшебниц, что сейчас были в коконе из верёвок.
     — Это с каких пор Пожиратели Смерти к нам в гости стали ходить?
     — Какие ещё Пожиратели Смерти? Феликс, ты совсем сбрендил? Это Нимфадора Тонкс — моя ученица, и её мама Андромеда, моя подруга, с которой я недавно начала дружить, хотя знаю я её уже довольно давно, ещё со времён учёбы в Хогвартсе.
     — Тогда, какого чёрта она выглядит как Беллатриса Лестрейндж, главная приспешница Волан-де-Морта? — указал я на эту Андромеду.
     — Ну… они, с этой Беллатрисой сёстры, и обе они пошли из рода Блэков. Твой крёстный был кузеном их обеих. Но, Андромеду изгнали из рода за то, что она вышла замуж за маглорождённого волшебника. Феликс, живо развяжи их, они нам не враги и не заслуживают такого обращения к себе.
     — Хмм… — посмотрел я на Лили, а потом и на волшебниц, — Складно говоришь, но я никого развязывать не буду, пока точно не буду уверен, что ты моя мать, а они не Пожиратели Смерти. — ответил я, всё также держа всех под прицелом моих палочек.
     — Сынок, у тебя вообще-то сегодня день рождения, вот я и пригласила свою подругу и её дочь, чтобы это отпраздновать, и чтобы ты познакомился с новыми людьми. У тебя ведь совершенно нет друзей, и кажется, это не сильно-то положительно на тебя влияет, учитывая, что ты напал на наших гостей.
     — У отца были друзья, и именно из-за предательства одного из них, он и умер, а потом этот же друг-предатель, выкрал меня, и хотел мне голову камнем разбить. Так что, как-нибудь обойдусь без друзей, живее буду. Мне хватит и моих фамильяров. Фините Инкантатем. — отменил я свои чары, а после спрятал свои палочки, — Могла бы и предупредить, что к нам в гости могут прийти. Мама, столько ты проблем создаёшь. Вот теперь извиняйся перед ними, а я пошёл в свою комнату.
     — Вот же ж, опять меня виноватой сделал. Я, между прочим, хотела сюрприз тебе ко дню рождения устроить. — подошла Лили к гостям, чтобы помочь им встать.
     — Я не люблю сюрпризы, а то, что я люблю, ты мне запретила, отчего в моей жизни нет больше праздника, а значит и смысл праздновать свой день рождения, ведь чем я взрослее, тем дальше я от того, что люблю. — сказал я, и пошёл наверх.
     — Лили, это что такое сейчас было? И о чём он говорил? — спросила красивая русоволосая женщина, поправляя своё тёмно-зелёное платье.
     — Я тебе не могу сказать, о чём он говорил. А вот то, что было… ох, это похоже он перепутал тебя с твоей сестрой.
     — Это я и так поняла… и в какой-то степени его понимаю, всё же, мои родственнички из «благородного рода Блэк» практически все тёмные маги, что поддерживали Того-Кого-Нельзя-Называть. Но я о другом, почему у него есть палочка, даже две, и почему он ими так хорошо умеет пользоваться? Ему ведь семь лет, Лили, какого чёрта он грозился Дору пытать Круциатусом, чтоб выпытать, где мы тебя прячем? Откуда он вообще такие заклинания знает?
     — Эм… ну, я ведь говорила, что он у меня умный мальчик. — вяло оправдалась Лили.
     — Этот умный мальчик, может сесть в Азкабан из-за того, что уж слишком умный. Эх… как-то, с самого начала не задался праздник.
     — Ага, вышла называется за продуктами в магазин, прихожу, а вы тут на полу лежите, а потом Феликс ещё и на меня палочку наставил. Всё же, ему нужно расширять круг общения, а то он только и общается что со своей совой да феей, скоро вообще диким станет. — сказала Лили… а я подслушивал их разговор с помощью магии.
     — По-моему, он уже дикий, раз набросился на нас с мамой. — сказала, по-видимому, Нимфодора, — И уж то, что он с совой и феей разговаривает… простите, конечно, тётя Лили, но кажется вашего сына надо сводить к врачу, желательно к психологу.
     — Водила уже. — поделилась мамуля.
     — И как результат? — спросила Андромеда.
     — Лучше и не спрашивай. Давайте приготовим праздничный обед, а потом я его позову, пусть он перед вами извинится… ну, и меня тоже простите, надо было вас предупредить, что Феликс у меня слегка нервный.
     — Тётя Лили, да он псих.
     — Дора! Не перегибай, мы с Лили хотели, чтобы ты с ним подружилась.
     — Мам, ты что шутишь? Подружиться с этим малолеткой, который даже в школу не ходил? — возразила эта Дора.
     — Если сможешь подружиться с моим сыном, то я подниму тебе оценку по Зельеварению, я и так тебе Тролля не ставлю лишь из-за твоей матери, с которой я дружу. — ответила Лили.
     — И так-то, Нимфадора, этот малолетка, который ещё в школу не ходил легко победил четверокурсницу, что в будущем хотела стать мракоборцем. Может всё же пересмотришь свой выбор будущей профессии, раз уж тебя дети побеждают? Куда тебе против тёмных магов выходить? — послышался ехидный голос Андромеды.
     — Хрр… мама, так-то, этот мелкий и тебя победил.
     — Так я домохозяйка, а не мракоборец. Ну, если подружишься с ним, может он и научит тебя за какой конец палочку следует держать.
     — Чёрт, как знала, что не надо сюда идти. Унизили, так ещё и с малолеткой дружить заставляют. — недовольно проговорила Нимфадора.
     — Да никто тебя не заставляет, просто, когда ты в следующий раз взорвёшь котёл с зельем, то простым снятием баллов не отделаешься, будешь у меня неделю кабинет драить, причём неделю за каждый такой случай… так, а ты ведь у меня почти каждую пару косячишь… что ж, значит весь год будешь по вечерам отмывать котелки в кабинете Зельеварения. — проговорила Лили.
     — Мам, мне тут твоя подруга угрожает. — пожаловалась дочурка своей матушке.
     — Ну, Лили в своём праве, она ведь преподаватель Зельеварения. Просто не взрывай котлы, и всё будет в порядке. — ответила Андромеда.
     — Легко сказать… ладно, я подружусь с этим мелким. Хотя я не пойму, раз уж вы его хотите с кем-то подружить, то почему не нашли ему кого-нибудь его возраста? — задала вопрос Нимфадора.
     — Как бы сказать… Феликс ведёт себя совсем не как ребёнок, он не играет в детские игры, он… Он, блин, волшебные палочки мастерит, варит какие-то зелья из змеиных тушек, и ходит в Запретный Лес охотиться на акромантулов, так как ненавидит пауков. А ещё из этих же акромантулов он добывает яд, который я продаю в аптеке, и по сути, он зарабатывает даже больше чем я. Какой нормальный ребёнок будет дружить с моим сыном? Судя по тому, что у него нет друзей-сверстников, ответ — никакой. Я вообще не знаю, что мне с ним делать? — жаловалась на меня Лили.
     — Мда уж. — прокомментировали обе гостьи.
     — Кстати, а что у него с волосами? Он что, метаморф, как и я? — спросила Нимфадора.
     — Да вроде нет, они у него стали такими после… неважно. В общем, у него такой цвет волос с семи месяцев… однако, то, что он не метаморф, я точно сказать не могу. Феликс полон сюрпризов, и я не особо удивлюсь, если узнаю, что он уже и анимагию освоил. — ответила мамуля… не, ещё не освоил, пока в процессе. Там такой подвох есть в этой магии, что на превращение человека в животное нужно меньше сил, чем наоборот, то бишь, есть вероятность того, что маг превратится в какого-то животного, а вот сил вновь стать человеком, у него может и не хватить. Так что, я пока не спешу становиться анимагом, но литературу различную изучаю, всё же, у меня тут сова вроде как заколдованная… или не заколдованная, но всё равно, в человека я её превращаться научу.
     Я закончил подслушивать их разговор, и переключил своё внимание на свои дела, а дел у меня было много, всё же, хоть мои силы и достаточно велики для моего возраста, но они не сравнятся с силами Дамблдора, не говоря уж о силе оригинала или аватаров, что уже подключились к Ядру Творца… хотя, если подумать, то мне ведь сейчас всего семь лет, и сила моя не особо отличается от силы, что имели другие мои части в моём возрасте, ведь, хоть мир и ограничил меня, но мои знания и опыт дают мне возможность нивелировать любые ограничения.
     Когда я делал свои гримуары, мне нужны были продвинутые чары, некоторые из которых хоть и не считались тёмными, но всё равно были запрещены Министерством Магии, а чтобы иметь возможность их использовать, нужно было купить у Министерства лицензию.
     Одними из таких чар, были Чары Незримого Расширения, что позволяли увеличить внутренний объём предмета, при этом оставляя нетронутым размер его габаритов и вес, то есть, можно увеличить пространство в чемодане, до размера дома, или разместить целый стадион в телефонной будке. Как видно, эти чары очень полезны, поэтому-то Министерство и ограничило их использование, а лицензию у них покупают лишь производители различных сумок и чемоданов с расширенным пространством. Сумку я такую себе купил, точнее купила Лили, за деньги что получила с продажи яда акромантулов. Кстати, из-за того, что я охочусь на акромантулов, вся их колония ушла глубоко в лес, думая, что я туда за ними не пойду… эх, наивные, я такой источник галлеонов не упущу… правда, всё же, приходится между вылазками делать перерывы, чтобы пауки успели восстановить потери, а то я за раз уничтожаю где-то одну пятую часть колонии, а мне ведь выгодней убивать уже достаточно взрослых особей, так как, у них яда больше.
     Однажды, на охоте я заметил двух огромных пауков, и каждый из них был размером со слона, и они разговаривали с каким-то лохматым черноволосым мужиком, тоже немалых размеров, где-то больше трёх метров росту… ну так вот, эти два огромных акромантула жаловались этому огромному мужику на то, что кто-то истребляет их потомство, а то что их потомство само нападает на всё живое, они упомянуть забыли. Значит, им охотиться можно, а самим становиться жертвой им не по нраву.
     Тот мужик, конечно, обещал разобраться в этой ситуации, но меня он поймать не сможет при всём желании, ведь я в основном летаю по Запретному Лесу, и спускаюсь на землю очень редко, плюс, практически на каждое истребление пауков я надеваю Мантию-Невидимку Джеймса.
     Артефакт этот забавный, и сделан кем-то с прямыми руками, отчего мантия не теряет свою способность делать пользователя невидимым, в отличие от современных мантий, что через пару месяцев теряют свою магию. Просто, моя мантия сделана из нитей магических металлов, а именно лунного серебра и немного мифрила, переплетённых с нитями природного алмаза. Выглядит она как серебряная лёгкая тонкая шаль.
     Качество материала, а также комплекс различных чар, среди которых есть даже чары, наподобие тех, которые делают фестралов невидимыми, то есть там присутствует Энергия Смерти. Всё это и позволяет мантии столетиями не терять свои свойства, однако, это же и делает стоимость этой мантии заоблачной, и это лишь учитывая материалы, а из этих материалов ещё нужно суметь сделать артефакт. Я так посмотрел на неё, изучил хорошенько, и понял, что изготовить такое мне вполне под силу, осталось только раздобыть килограмм природного алмаза, да килограмм мифрила или лунного серебра… ага, такое же в каждом магазине можно купить за десяток галлеонов… если бы. В общем, я могу сделать что-то подобное и из более дешёвых материалов, но получится у меня в итоге всё равно хуже, чисто из-за качества материалов, да и по сути зачем мне париться, если у меня и так есть эта мантия… хотя, можно наладить производство таких мантий из изумрудов Эми, да обычного серебра, чтобы продавать их и получать за это галлеоны, а то, акромантулы так-то не бесконечные, и через несколько лет я их могу истребить, а зарабатывать мне как-то надо будет.
     Хотя, артефактор бедным никогда не будет, ведь я уже сейчас могу изготавливать волшебные палочки, плюс я выучил Чары Незримого Расширения, и также могу изготавливать различные предметы с увеличенным внутренним объёмом, конечно, лицензии у меня нет, поэтому если меня поймают за продажей таких артефактов, то посадят за решетку… однако, законы Магической Британии действуют лишь в самой Британии… хотя, честно говоря, в Британии действуют ещё достаточно либеральные законы, в той же Америке, например, магам запрещено вступать в брак с обычными людьми, тогда как в Англии можно, разве что у аристократов это делать не принято. Там же в Америке, каждая палочка должна быть зарегистрирована в Министерстве, а не как в Британии, когда маг в любой момент может пойти и купить себе новую палочку. В общем-то, для меня никогда законы не были большой проблемой, ведь я их практически никогда и не соблюдал, и тут главное поначалу не попадаться, а потом уже я становился тем, кто сам устанавливает законы.
     Так вот, хоть я и могу накладывать Чары Незримого Расширения, однако, они увеличивают именно уже существующий объём, то бишь они привязаны к какой-то вещи, и, если её уничтожить или потерять, всё что находится внутри тоже пострадает. Мне же больше нравится использовать Пространственные Карманы, которые представляют из себя складку пространства, привязанного к душе, или к какому-то объекту, тут даже если уничтожить владельца такого кармана или объект к которому привязана складка, сам Пространственный Карман остаётся в целостности, и его можно вновь привязать к другому артефакту, или к другой душе.
     В общем-то, Пространственный Карман просто надёжней и удобней сумки с Незримым Расширением, но, чтобы создать такую складку пространства, нужно немало энергии, можно, конечно, потратить на это дело ба-хионь, но у меня её и так немного, и единственным источником является моя душа, которая производит всего полтысячи SP в год, тогда как на создание Пространственного Кармана мне в нормальном мире надо сорок SP, а здесь же затраты могут вырасти в сорок раз, отчего тратить тысяча шестьсот SP на эту способность я не хочу, лучше уж потрачу столько дефицитной энергии на Характеристики. По сути, мне нужно три года копить SP на эту способность, но лучше уж я потрачу ещё дополнительных пару лет на разработку какого-нибудь артефакта, что поможет мне воссоздать эту мою способность, и при этом я не потрачу ни капельки ба-хиони на это.
     В данный момент я пробую как-то адаптировать к этому миру запечатывающие техники фуиндзюцу, всё же, в них создавалась небольшая пространственная складка, однако, нормальной работе фуиндзюцу в этом мире мешает то, что здесь нет чакры, лишь мана, да и то мало, и при том она ещё везде поглощается самим миром.
     — Эми, мне нужен высококачественный изумруд размером с человеческую голову, думаю, в нём я смогу создать структуру пространственного кармана, а потом слить этот камень со своей душой. — сказал я, сделав первые предварительные расчёты.
     — Чё?! Да мне чтоб такой создать, нужно дерево высотой до облаков, и чтоб оно ещё росло в насыщенном энергией месте, лет двести. Где я тебе такое дерево возьму? Если даже самому его выращивать с помощью магии, то всё равно придётся потратить на это лет тридцать минимум. — ответила фея, грызя мелкий изумруд.
     — Тогда, можно обойтись твоими обычными изумрудами, но в таком случае их нужно девяносто килограмм… хотя, при переработке в более высококачественный изумруд будут возникать потери, так что, накинем ещё двадцать пять процентов, итого, мне нужно, чтобы ты создала мне сто двенадцать килограммов изумрудов.
     — Пхе-пхе… — подавилась Эми услышав то, что я от неё хочу, — На кой-чёрт тебе нужно столько изумрудов, эксплуататор ты злостный?
     — Мне нужно создать в своей душе Пространственный Карман, но я заодно решил превратить его в зачаток Домена, отчего и такие большие цифры. Но ты не волнуйся, я тебе даю на выполнение этой задачи, аж целых пять лет.
     — Мастер, да чтоб это выполнить, нужно лет десять и целый рой изумрудных фей!
     — За каждую жалобу, буду отнимать один месяц. Если не выполнишь задание, то больше не будешь моим фамильяром.
     — Ой, вы меня прям напугали. — легкомысленно ответила фея.
     — А ещё я отниму у тебя всю силу что ты накопила поедая мои изумруды, сколько там ты сейчас можешь прожить? Пятьдесят лет? Я оставлю тебе энергии на пять лет жизни и вышвырну взашей.
     — Что ж ты злобный-то такой, мастер?
     — Ещё минус месяц, итого осталось четыре года, и десять месяцев.
     — Мастер, я с радостью выполню вашу задачу! — натянуто улыбнулась фея.
     — Вот так лучше. Ты должна гордиться, что являешься моей рабыней. — вообще, Эми для меня очень полезна, я пробовал сам превращать деревья в изумруды, но так себе получалось… так-то, в драгоценные камни можно превращать всё, что достаточно насыщено маной, то бишь, одними деревьями дело не ограничится, но просто из-за того, что этот процесс не быстрый, а лишь деревья будут стоять неподвижно при этом, то животные либо же люди, просто попытаются сбежать. А если их даже и обездвижить, они будут орать от боли, так как, когда тебя перерабатывают в кристаллизованную энергию, это не особо приятно. Кстати, раз уж я не могу получать выгоду от поглощения душ, так как я просто-напросто лишился этой способности, то можно создать какое-то заклинание, чтобы перерабатывать души в изумруды, или другие драгоценные камни, а потом буду их как Эми поедать, и таким способом всё же иметь возможность становится сильнее за счёт других.
     Теперь я ещё начал разрабатывать ритуал, который сможет очистить изумруды, и сделать их более качественными, а потом мне нужно попытаться сделать себе небольшой Пространственный Карман на его основе. Максимум что туда поместится, так это одна небольшая вещь, но я думаю внедрить такой Пространственный Карман себе в ладонь, чтобы хранить там волшебную палочку, которую я моментально смогу перемещать себе в руку.
     Разработку я вёл с помощью двух своих гримуаров, в одном записывал свои не слишком светлые идеи по переработке душ в изумруды, а в другом просто составлял сам ритуал. Тут же на столе, на небольших кусочках изумрудов я и проверял ритуал, иногда внося правки. Мне, в принципе, подошли бы и рубины, и сапфиры или даже алмазы, но у меня нет рубиновой или алмазной феи, лишь изумрудная, и она может делать лишь изумруды, отчего именно от них я и отталкиваюсь.
     Где-то через два часа, ко мне в комнату наведалась Лили.
     — Феликс, что на этот раз ты тут творишь? — спросила мамуля, осмотрев мою комнату, которая вся была обвешана различными листками с формулами и различными магическими кругами, а на столах стояло несколько котлов в которых что-то бурлило, не говоря уже о угловом столе, на котором возвышалась целая гора мелких изумрудов.
     — Много чего, сейчас я разрабатываю специальный артефакт, что должен будет создать в моей душе карманный мир, где я смогу делать всё что захочу, хоть нежить поднимать, хоть драконов разводить. — честно ответил я.
     — Ты шутишь? Потому что, я надеюсь, что ты шутишь. — сказала Лили, — Сынок, пошли обедать.
     — А родственники Пожирателей Смерти уже ушли? — спросил я, взглянув на Лили, что села на кровать, и странным взглядом начала смотреть на меня.
     — Феликс, скажи, я плохая мать? — вдруг выдала Лили.
     — Эмм… что это за странные вопросы? Ты хорошая мать.
     — Тогда почему ты ведёшь себя со мной так отстранённо? Будто разлюбил меня, я только и слышу от тебя одни упрёки. — грустно сказала Лили, и у неё на глазах начали собираться слёзы.
     — Эй, мам, ну ты чего? — сел я рядом с Лили и обнял её, — Я ведь… мам, я тебя люблю, но ты сама сказала, что наши отношения уж слишком на грани, вот я и решил вести себя так, как ведут себя все дети с родителями, то бишь, как маленькие неблагодарные говнюки. Именно так ведут себя большинство детей с родителями, уж я это знаю, ведь полазил в голове у семейного психолога. Мамуль, я тебя очень люблю, но ты сама запретила мне показывать это, сказав, что это неправильно. — обнял я Лили, от которой я за последние три года заметно отстранился… ну по её же просьбе.
     — Ох… и здесь меня виноватой сделал. Куда не глянь, везде я виновата, а ты всегда белый и пушистый… то есть зелёный. — сказала Лили посмотрев мне в глаза.
     — Ну, есть такое. Возможно, из меня выйдет неплохой политик, у них у всех тоже все вокруг виноваты, одни они белые и пушистые.
     — Ладно, пошли вниз, обед стынет. И, Феликс, извинись перед нашими гостями.
     — Ещё чего, сами виноваты что пришли, я их не звал. И вообще, раз уж сегодня мой день рождения, то, где мои подарки? — требовательно посмотрел я на Лили.
     — Феликс, да у тебя же денег даже больше, чем у меня, у тебя, блин, изумруды на столе горой насыпаны. Я тебе и так покупаю всё что ты хочешь.
     — А я говорю о другом подарке. — уткнулся я лицом в грудь Лили, — Мамуль, я так скучаю по молочку. — посмотрел я на неё глазами, полными слёз.
     — Вот уж нет. Мне приходится пить специальные зелья, чтобы у меня молоко не выделялось. Даже колдомедик не смог понять почему у меня продолжает идти лактация. — ответила Лили, отстраняя меня от своей груди.
     — Ну… кажется тут я виноват. Я ведь раньше колдовал с помощью желаний, и возможно, когда я желал, чтобы у тебя никогда молочко не кончалось, моя магия выполнила моё желание.
     — Так это из-за тебя я уже три года страдаю?! — посмотрела на меня Лили обвиняющим взглядом.
     — Это как раз я эти три года страдаю из-за тебя! У тебя ведь есть молоко, и ты мне просто его не даёшь. Мама, какая же ты жадная эгоистка, всё время о себе думаешь. — ещё более обвиняющим взглядом посмотрел я на Лили.
     — Вот! Вот о чём я говорю! Ты никогда не виноват, а виноваты все вокруг, в особенности я.
     — Ну, а ты думала воспитание ребёнка — это лёгкое дело? Ты что, сама никогда ребёнком не была? Дети — это капризные, абсолютно эгоистичные существа, которые всегда хотят, чтобы их слушали, и делали так, как они хотят. А я хочу подарок! Хочу молочка! — вновь начал я тянутся к её груди.
     — Ты уже не ребёнок, отвыкай. — а Лили наоборот отталкивала меня от себя.
     — Ты мне ещё предложи отвыкнуть воздухом дышать, я люблю воздух, я не могу без него жить. А также я люблю грудное молоко, и я не хочу без него жить. — продолжал я пытаться приблизиться к сисечкам мамули.
     — Вот заведёшь себе жену, и будешь пить у неё молоко. — ответила Лили выбравшись из моей хватки, — А сейчас иди вниз, ешь свой праздничный обед, но перед этим извинись перед нашими гостями. — строго сказала мамуля, закрыв руками свою грудь.
     — Никакого праздника! Груди не дали, ничего нельзя, ещё и извиняться заставляют. А вы чего глаза раскрыли и смотрите? — повернулся я к Софи и Эми.
     — Угу. — ответила сова, и взлетев, уселась на моё правое плечо, начав тереться о мою щеку своей пушистой головой.
     — Точно, Софи, вот научишься превращаться в девушку, будешь меня молоком поить, будут у тебя огромные груди, и я всегда смогу к ним присосаться. — погладил я сову.
     — Угу.
     — Отлично, ты хочешь превратить сову в девушку, что дальше? — спросила Лили начав пальцами тереть виски.
     — А дальше я сам научусь превращаться в огромного дракона, а то всякие олени и собаки, как-то мелковато для меня. Ну ладно, пошли уже, а то эти Пожиратели, весь мой обед пожрут. — сказал я, и пошёл вниз, где в меня сразу же уперли взгляд две наши гостьи.
     — Кхм, итак, простите за то, что я перепутал вас с Пожирателями Смерти, а также чуть не начал пытать вас Круциатусом, а потом я ещё хотел на вас применить несколько тёмных ритуалов, что прокляли бы ваши души, отчего бы вы испытывали муки целую вечность, пока ваша душа не разрушилась. Кхм, да, простите. — сказал я, и сев за стол, начал накладывать себе в тарелку еды.
     — Он извинился? — спросила Лили, что спустилась со второго этажа.
     — Ага… вроде как… — ответила Нимфадора, — Что с этим пацаном не так? — спросила она, видя, как я быстро поглощаю еду, особенно налегая на мясо.
     — Он всегда так ест. — ответила Лили, — Кстати, Феликс, мне готовить помогали наши гостьи, так что, поблагодари их за это. — с ожиданием посмотрела на меня Лили.
     — Что, правда? — спросил я, остановившись на миг.
     — Да, Феликс, и ешь пожалуйста помедленней, всё же, так есть некультурно. — сказала Лили.
     — Кхм. Так. — я открыл свою сумку с расширенным пространством и достал оттуда пузырёк с бирюзовой жидкостью, которую выпил, а потом посмотрел на гостей и сказал:
     — Спасибо за обед. Но универсальное противоядие я всё же выпил, мало ли. Чисто на всякий случай. — улыбнулся я, и продолжил есть, и через пять минут я наелся, съев где-то больше половины еды со стола, — Было вкусно, я пошёл, у меня ещё много дел. Софи, ко мне. — похлопал я по своему плечу.
     — Угу. — угукнула сова, что сейчас доклёвывала курицу, а потом взяв в клюв куриную ножку, она уселась на моё плечо.
     — Было приятно с вами познакомиться, надеюсь встретимся ещё… эх, как неправдоподобно прозвучало. — тихо закончил я, и пошёл обратно в свою комнату.
     — Теперь понятно почему у него друзей нет. — послышался голос Нимфадоры, — И вот с этим гов… мальчиком я должна подружиться? Эх, легче уж начать Зельеварение нормально учить… а, ладно, попробую. — услышал я, как кто-то подымается по лестнице…

Примечание к части

     Гримуар Магии Смерти - https://photos.app.goo.gl/bt1ymvwKz1K9sPeN9 Обсидиановый Гримуар Чар - https://photos.app.goo.gl/kxzsYHWjpbREttnY6 Эми - https://photos.app.goo.gl/YjFaHij9cSuqDLyN9 Сова Софи - https://photos.app.goo.gl/VYnYKHyBavpxwfwSA Нимфадора Тонкс - https://photos.app.goo.gl/BaiJ8G15xabvvNRi7 Андромеда Тонкс(Блэк) - https://photos.app.goo.gl/FUdRfKkoQkzyTvRZ6 Мантия-невидимка - https://photos.app.goo.gl/hjUCoow9B1cJy9U17
>

Глава 6 - Подчиняющий смертных

     Дверь комнаты отворилась, и в мою тёмную обитель проник вторженец, который сразу же пожалел об этом, ведь в него с потолка устремился парализующий луч.
     — Тебя стучаться не учили? — повернулся я к двери и увидел застывшую Нимфадору, — У меня тут так-то охранная система стоит от незваных посетителей. — посмотрел я на потолок, где торчали кончики моих старых волшебных палочек, и в каждый концентратор было внедрено одно заклинание, что срабатывало если защитный периметр пересекал кто-то, чью ауру я не внёс в разрешённый список. Надо же мне было куда-то эти палочки деть, вот и решил их применить таким образом.
     — Хмм… — подошёл я к гостье, и начал осматривать её со всех сторон, — Знаешь, а мне как раз нужен был доброволец на испытание нескольких заклинаний и парочки зелий, раз уж ты сама пришла, то, думаю, на тебе их и испытаю. Не волнуйся, после, я тебя подлечу, и даже память подотру. Так что, не беспокойся, ты даже и не вспомнишь свои страдания. — сказал я, с улыбкой смотря на девочку, у которой быстро менялся цвет волос и цвет глаз. Парализующее заклинание оставляет жертве возможность дышать, а также ограничено двигать глазами, и сейчас моя жертва лихорадочно осматривала мою комнату, замечая, что обстановка тут вообще не похожа на комнату семилетнего мальчика, скорей похожа на лабораторию обезумевшего мага.
     — Ну, как, согласна? Раз молчишь, значит согласна. — подошёл я к столу, и взял оттуда пузырёк, что светился кислотным цветом, — Вот. Первый образец, тут я мешал много различных ядовитых компонентов, с ингредиентами что пригодны для исцеления. Честно говоря, я и сам не знаю, что в итоге у меня получилось, ну, для этого ты мне и нужна. Открой ротик пошире… а, да, ты же парализована, тогда я сам открою. — начал я подходить к девушке при этом широко и зло улыбаясь, и от этого у Нимфадоры аж слёзы отчаяния появились.
     — Эх, ладно, я шучу. Это настойка тархуна. — открыл я пузырёк и выпил его, — Ох, класс, даже лучше, чем покупной. Фините Инкантатем. — направил я на девушку палочку, и убрал у неё парализацию.
     — Ты чёртов псих! — крикнула на меня Нимфадора.
     — Знаешь, из тебя выйдет плохая мать. Запомни, маленькому мальчику не стоит говорить, что он «чёртов псих»… даже если это правда. Психи, они же психи, мало ли чего они сделают в ответ на оскорбление. — помахал я волшебной палочкой у неё перед носом, — Твоё счастье что я не злопамятный… — сказал я и сел обратно за стол…
     — Поэтому я всё записываю. Так: «Тридцать первое июля, тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года. Нимфадора Тонкс, обозвала чёртовым психом. Нужно придумать достойное наказание, и провернуть всё так, чтобы меня не заподозрили.» Хи-хи-хи, они и не догадаются… хи-хи…
     — Да ну нафиг, связываться с ненормальными. — сказала девушка, и попыталась выйти из комнаты, но дверь была заперта, — Эй, сумасшедший, выпусти меня! — крикнула она, повернувшись ко мне, и наставила на меня свою палочку.
     — Экспеллиармус. — выбил я палочку из её рук, при этом сама палочка на этот раз отлетела прямиком мне в руки, — Так, рябина и волос единорога, одиннадцать дюймов. Отлично подходит для защитных чар, а также не приемлет чтобы ей творили тёмные заклинания, отчего сердцевина может испортиться, и палочка придёт в негодность… да уж, эта палочка явно мне не подходит. — осмотрел я палочку. Всё же, я достаточно всякой литературы прочитал, чтобы проанализировать любой концентратор. У изготовителей палочек есть мнение, что не волшебник выбирает палочку, а палочка выбирает волшебника… в какой-то степени это можно назвать правдой, ведь у каждой палочки есть своя аура, то есть, можно сказать, что у каждой палочки есть характер, и если у волшебника и у палочки ауры очень похожи, то можно сказать, что они сошлись характерами, то бишь, проанализировав палочку, можно кое-что понять и о характере её владельца.
     — Ты прям как Олливандер. — прокомментировала Тонкс.
     — Алохомора. — выстрелил я из палочки Тонкс заклинание, что попав в дверь, отворила её, ведь именно для этого заклинание и предназначено, оно может отпирать любые замки, буквально любые, главное чтобы энергии хватило, — Лови, студентка четвертого курса. Чему вас там в вашем Хогвартсе учат? — кинул я ей палочку, которую Тонкс ловк… ан нет, не поймала.
     — Я только пойду на четвёртый курс, сейчас же я закончила лишь три курса. — ответила Тонкс, подымая палочку с пола. Посмотрев на открытую дверь, она громко вздохнула, и опять обратилась ко мне:
     — Кхм, ну так… ну… эм… как тебя зовут? Меня зовут Нимфадора Тонкс, но мне не нравится моё имя, поэтому я прошу чтобы меня называли просто Тонкс… эм… вот… ну, давай, представься. — подошла она к моему столу, и начала с ожиданием смотреть на меня.
     — Элиот Ирвинг Феликс Гарольд Джеймс Поттер Эванс, мне нравится моё длинное величественное имя, но так как оно уж слишком длинное, я для удобства прошу чтобы называли меня «Повелителем» или «Владыкой». — ответил я, посмотрев ей в глаза, — Если хочешь, можешь называть меня «Господин».
     — Мда… всё же ты ненормальный. — посмотрела на меня Тонкс с разочарованием.
     — Ты себя в зеркале давно видела? Уж не тебе называть меня ненормальным… Нимфоманка. — ответил я, и продолжил заниматься своими делами.
     — Я вообще-то метаморф, знаешь кто это? Это те, кто могут менять свою внешность. Вот, смотри. Я — уточка. Кря-кря. — превратила Тонкс свой нос и рот в жёлтый утиный клюв, — А вот, поросёнок. Хрю-хрю. — теперь превратила она свой нос в поросячий пятачок.
     — Ох, и она меня ещё ненормальным называет. — прокомментировал я эти бесполезные метаморфозы.
     — Эй, вообще-то нормальные дети с такой демонстрации всегда громко смеются. — ответила Тонкс, приняв свой стандартный облик фиолетоволосовой девушки.
     — Так тебе нравится быть посмешищем? Дай-ка догадаюсь, ты учишься на Пуффендуе? Не так ли?
     — Ну и что? Нормальный факультет.
     — Ага, нормальный факультет… для лохов. — с издевкой закончил я.
     — А вот ты, стопроцентно на Слизерин попадёшь. Такому как ты, там самое место. — с обидой ответила Тонкс.
     — Ну да, моё место в факультете откуда вышло много сильных знаменитых магов, как тот же Мерлин, а теперь вспомним знаменитых магов с Пуффендуя… эм, не было таких, потому что там всегда учатся одни лошки, которые ни к чему не стремятся.
     — Эй, хватит оскорблять мой факультет! С твоего любимого Слизерина вышли почти все Тёмные Маги известные в истории.
     — Я знаю, ведь поэтому я туда и пойду. Ты посмотри на меня, я сильно похож на светлого мага? — спросил я, закрыв Некрономикон, отчего стала видна его обложка в виде черепа, — Сильный маг в девяноста процентах — это синоним Тёмному Магу.
     — Блин, тебе ведь семь лет, а ты уже признаешься, что хочешь стать Тёмным Магом. Пацан, ты в своём уме? — начала тут эта девка задавать всякие вопросы.
     — Блин, Нимфоманка, что ты от меня хочешь? Я такой какой есть, отстань от меня. Дружить я с тобой не буду, так что иди лучше зельеварение учи. Я слышал всё, что вы говорили внизу, так что, можешь не рассчитывать на халявные оценки от моей мамы за дружбу со мной.
     — Я не Нимфоманка, ты вообще знаешь, что это слово значит? Конечно, нет…
     — Это значит, что ты страдаешь нимфоманией, то есть чрезмерным сексуальным желанием, отчего ты заводишь много беспорядочных сексуальных связей. — монотонно ответил.
     — Мелкий, ты где такого набрался?! — слегка удивлённо спросила Тонкс.
     — Как-то мама водила меня к психологу, ну и, я с помощью магии случайно залез психологу в голову и прочитал всю её память, так что, я уже в четыре года знал всё, что знают взрослые. Ещё глупые вопросы есть, Нимфоманка?
     — Я не нимфоманка! Я даже с парнем ещё никогда не целовалась.
     — Так мне тебя теперь Нецелованной называть, или можно и Целочкой? — спросил я с ехидной улыбкой.
     — Мелкий говнюк. Будешь себя так вести, и у тебя никогда друзья не появятся.
     — Да не велика беда, на кой мне друзья, если они могут тебя предать, или же они дружат с тобой ради корыстной цели… вот как ты, например. Ты ведь хотела со мной подружиться, чтобы моя мама тебе подняла оценку по Зельеварению. Такая дружба мне и даром не нужна, как и такие друзья.
     — Так ты поэтому ведёшь себя со мной, как говнюк? Потому что услышал наш уговор с твоей мамой? Ну прости, не умею я зелья варить, а Зельеварение обязательный предмет, который надо сдать на отлично, чтобы стать мракоборцем. Верчусь как могу.
     — Эх, мне тебя сложно понять, у меня зелья всегда получаются идеально… хотя, у меня всегда всё получается идеально, ведь у идеального меня по-другому и не может быть. — сказал я, поправляя чёлку, — Ну, чего ты ещё тут? Сказал же, что халявы не будет, мне нет смысла с тобой дружить. — помахал я рукой, отгоняя её, будто она надоедливая муха.
     — Хмм… слушай, ты ведь знаешь, что делают взрослые парень и девушка, когда остаются наедине? — спросила она, после того, как минуту простояла молча в раздумиях.
     — Ты к чему это ведёшь, Нимфоманка?
     — Ну так знаешь?
     — Они сношаются… это, конечно, при условии, что девушка не динамо, а парень не тугодум. Если всё в порядке, то оставшись наедине они займутся сексом. Нет, Нимфоманка, я ещё маленький, тут тебе тоже ничего не обломится. Моя розочка ещё не расцвела, и цветёт она не для тебя. — прикрыл я себя руками, будто защищаясь от посягательств на своё тело.
     — Мелкий изврат, я вообще-то говорила о поцелуях. Я хотела предложить, что если ты скажешь своей матушке, что мы подружились, то я бы тебя поцеловала. Из-за твоего ужасного характера с тобой ведь ни одна нормальная девушка не будет встречаться, вот я и хотела сделать тебе одолжение, взамен того, что и ты сделаешь мне одолжение.
     — Эх, продажная ты девка, Нимфоманка. Это ж как надо не хотеть учить зельеварение, чтобы предложить такое? Моё мнение о тебе упало ниже плинтуса. Нимфоманка-Нимфоманка… я согласен. — резко встал я со стула, — Давай, французский поцелуй, и я говорю маме, что мы с тобой теперь лучшие друзяшки навеки.
     — Э… чё, проканало? Ты согласен сказать тёте Лили, что мы подружились, если я тебя поцелую? Ха, ну ты, мелкий, даёшь. — обрадовано проговорила Тонкс.
     — Даёшь тут ты, Нимфоманка. Садись на кровать, чтоб мне удобней было. — сам я сел на свою кровать и похлопал по свободному месту рядом с собой.
     — Кажется мне, что я действительно как-то неправильно поступаю… но сравнивая поцелуй и зубрение всяких ингредиентов и их свойства, я выберу первое. — села рядом со мной девушка, и слегка нервно на меня посмотрела.
     — Ох уж эти девственницы. — я слегка привстав, обнял Тонкс и соединил наши губы, а после, проник своим языком внутрь рта девушки… ну, хоть я и мелкий, но по-настоящему я взрослый парень… хотя, если сравнивать меня с обычными людьми, то я старик, ведь прожил больше нескольких столетий, но если сравнивать меня с Богами, то я лишь подросток. Эх, поскорее бы вырасти, а то хоть я из-за метаморфизма и выгляжу лет на двенадцать, но всё же, даже так я ещё слишком мелкий для чего-то серьёзно… но, вот лёгкий поцелуй с моей новой лучшей подругой, я себе позволить могу.
     После пятнадцати минут, этот «лёгкий невинный» поцелуй, наконец-то закончился, и я, посмотрев на Тонкс, что сейчас лежала на моей кровати, сказал:
     — Всё, Нимфоманка, это пока что единственное, что ты можешь от меня получить. За большим приходи через лет шесть.
     — Ты что делаешь? — спросила Тонкс, посмотрев на меня, через пару минут, как поцелуй закончился… эти пары минут, нужны были ей, чтобы прийти в себя.
     — Ты о чём?
     — Твои руки… что они делают у меня под майкой? — указала она на мои шаловливые ручонки, что во время поцелуя залезли Тонкс под майку и начали забавляться с её мелкими грудками.
     — А, прости, инстинкты. — прекратил я её трогать, а потом пошёл и вновь сел за стол, — Кстати, а со скольки в Магической Британии по закону можно сексом заниматься? Учитывая, что некоторым законам тут по триста лет, возможно и возраст согласия тут, как во времена Средневековья. Так, надо точно это узнать. А то я раньше законами интересовался, только лишь для того, чтобы узнать наказания за применение тёмных проклятий, а всё остальное я как-то пропустил мимо глаз. Надо будет завтра в книжный сходить, и купить самый свежий магический кодекс. Эй, подружка, сводишь меня завтра в Косой Переулок? — спросил я, посмотрев на Тонкс, что сейчас одну руку держала на своей груди, а пальцами второй руки касалась своих губ.
     — А? Что? — откликнулась она.
     — Говорю, мне надо завтра сходить в Косой Переулок, и я хочу, чтобы ты меня туда провела, это будет неплохим доказательством для мамули, что мы с тобой подружились. Итак, ты сводишь меня в Лондон?
     — А… да, хорошо… эм… мелкий, ты где такому научился? Мне, конечно, не с чем сравнивать, но, по-моему, ты целовался как взрослый, да и трогал ты меня… за всякое… — серьёзно посмотрела она на меня.
     — Что понравилось? Я и не такое могу. — ответил я с улыбкой, — Говорил же, что прочитал всю память психолога, а она была женщиной, и уж как доставить удовольствие женщине я теперь знаю… а ещё знаю, что логика у вас отсутствует напрочь, что неплохо так видно по нашей ситуации, то ты меня психом называешь, то ради фиктивной дружбы разрешаешь себя поцеловать. Логика? Не, не знаю такую.
     — Мда, уж… у меня честно говоря, тоже не особо большой опыт общения… особенно с мальчиками. А оказывается целоваться действительно приятно, то-то все мои однокурсницы уже во всю с парнями лижутся… однако, мелкий, уговор был на один поцелуй, а ты меня ещё и лапать начал… ладно, всё равно мы такое делать больше не будем. Итак, ты скажешь тёте Лили, что мы с тобой друзья? — спросила Тонкс, поправляя свою одежду.
     — Скажу-скажу. Однако, нам придётся поддерживать эту легенду, например, ходить друг к другу в гости, или просто выбираться вместе на прогулку. Если для тебя это напряжно, то можешь просто приходить ко мне в комнату и делать что хочешь… в смысле, я буду заниматься своими делами, а ты своими, можешь просто лежать на кровати да ничего не делать… это ведь любимое занятие всех пуффендуйцев. — ответил я и ехидно на неё посмотрев.
     — Вот же ты язва. — сказала Тонкс и развалилась на моей кровати, — Хотя кровать у тебя действительно удобная, если бы тут ещё телевизор работал или мой плеер, но возле Хогвартса, мой кассетник начинает сбоить… А, ты же наверное и не знаешь, что значит «кассетный плеер», ну так вот, это…
     — Ты меня за отсталого не считай. Думаешь, я вчера из пещеры выбрался, и не знаю о электронике? Да я знаю, поболее чем все в этом мире.
     — Обычные маги не знают о ней. И капец же ты хвастливый, как будучи такой задницей, ты собрался друзей заводить? — посмотрела на меня Нимфадора, всё еще лёжа на кровати.
     — Никак. А вот по поводу магловской электроники, скажу, что магам она и не нужна особо, мало того, что магия заменяет всё что нужно, так ещё и рядом с источниками магической энергии вся эта бесполезная электроника начинает сбоить.
     — Знаю-знаю, тут даже лампочки электрические начинают мигать. Эх, но без телевизора и магнитофона у вас в Хогсмиде и Хогвартсе тут такая скукота. Единственное развлечение, так это квиддич, и то, летом тут не с кем играть, а по тебе сразу видно, что квиддич тебе не интересен. — говорила Тонкс развалившись на кровати.
     — Знаешь, если у обычного человека спросить, готов ли он отказаться от телевизора и магнитофона в обмен на то, что ему дадут магические способности, то девяносто девять процентов согласится на этот обмен. Мне с магией не скучно, а телевизор и даром не нужен.
     — Ох, это ты так говоришь, потому что не знаешь, чего действительно ты лишён. Есть ведь столько фильмов, а ты их не можешь посмотреть, потому что у тебя телевизор не работает. Конечно, с таким раскладом, единственное что магам остаётся, так это утешать себя, что у них есть магия, и всякая электроника им не нужна… а по-настоящему они завидуют маглам. — посмотрела на меня Тонкс с неким превосходством.
     — Ох, вот поэтому-то аристократы и не любят волшебников рождённых в семьях обычных людей, всё-то они меряют стандартами обычного магловского мира.
     — О, так ты ещё и приверженец чистоты крови магов. Ну да, куда же без этого. — сказала Тонкс и при этом сморщилась от отвращения.
     — Не, я в первую очередь приверженец силы, если ты силён, то можешь сам устанавливать правила и законы. Если ты силён, то всем будет плевать на чистоту твоей крови. Все эти заморочки аристократов меня не заботят, вся их гордость основанная на чистоте крови — это полнейший бред, учитывая что все они прогнулись под Волан-де-Мортом, который был полукровкой, то есть его отец был маглом, но при этом сила Тёмного Лорда была настолько огромна, что все аристократы не смели ничего вякнуть о его нечистокровности, ибо это было чревато смертью. Хоть Волан-де-Морт и был тем ещё уродом, но он был силён, и это лишний раз доказывает, что в первую очередь важна сила. Будешь сильным, и аристократы будут бегать перед тобой на корточках пытаясь тебе угодить. Просто, маглорожденные маги лезут со своими магловскими заморочками в магический мир и при этом, никакой силы они не имеют, лишь своё упрямство, однако, не могу не согласиться, что у некоторых из них есть здравые идеи для улучшения Магической Британии, но пара нормальных магов теряются в толпе идиотов. То же и с аристократами, там есть магические рода, чья сила основана на знаниях, накопленных их предками, но большинство аристократов уже давно профукали всё что можно, только и остался что гонор да грёзы о превосходстве чистокровных волшебников над всем остальным миром.
     — В общем, облил грязью всех, кого можно. — подвела итог Тонкс.
     — Ну, да, я уважаю только сильных волшебников. Хоть Волан-де-Морт и тёмный маг, но он вызывает у меня уважение, как и Дамблдор, что является настолько сильным магом, что его признал весь мир, сделав его Президентом Международной Ассоциации Магов. Дедок, хоть и хитёр, но спорить с его силой никто не решится. Все, кто стремится к силе, все вызывают у меня уважение, другое дело, что даже уважая их, мне ничего не мешает испытывать к ним другие чувства, например, желание их убить. Знаешь почему у меня волосы зелёные? Это потому что Волан-де-Морт пытался убить меня Авада Кедаврой, однако, магия забавная штука, и я оказался полностью иммунен к Магии Смерти. Моё тело поглощает энергию смерти, отчего любимое заклинание Тёмного Лорда, которым он привык убивать неугодных, просто впиталось в меня, окрасив мои волосы в цвет Авады. Вот, смотри. — направил я себе в лицо палочку, — Авада Кедавра. — и в меня устремился зелёный луч, что просто впитался в меня без каких-либо последствий, разве что совсем немного поднял мне предрасположенность к Энергии Смерти.
     — По глазам вижу, что ты хочешь назвать меня безумцем. — сказал я вскочившей с кровати Тонкс.
     — Да ты в край поехавший! А если бы ты умер?! — крикнула она на меня.
     — Ты чем слушала? Говорю же, Волан-де-Морт меня неоднократно пытался убить Авадой, поэтому-то несмотря на уважение к нему, я убью эту скотину, если встречу.
     — Пацан, да ты с головой вообще не дружишь! Ну тебя нафиг, ещё захочешь проверить, выживу я после Авады или нет. — встала Тонкс и пошла на выход.
     — Нимфоманка, приходи завтра после одиннадцати, и оденься поприличней. Ты теперь моя лучшая подруга, и ты от меня теперь так легко не отделаешься.
     — Хрр… ладно, мелкий псих, зайду. Только веди себя адекватно. — посмотрела она на меня, а потом пошла вниз, — Тётя Лили, ваш сын, конечно, ещё тот чудик, но я нашла к нему подход и смогла с ним подружиться. — послышалось снизу.
     — Ну, слава Мерлину. И как же ты с ним подружилась? — спросила Лили.
     — Ну… эм… это секрет. А ещё, мы завтра пойдём прогуляемся по Косому Переулку, вы ведь не против? — задала вопрос Тонкс.
     — Только смотри за ним в оба, а то, Феликс такой, только отвернёшься, как он начинает Непростительными Заклинаниями бросаться. — блин, да было такое всего один раз, когда ко мне какой-то бомж пристал, которому не понравилась мои волосы и прическа... зато мне понравилось, как он вдруг упал и начал орать от боли.
     — Ага, я видела. Он меня вначале хотел Круциатусом пытать, а только что, он себе в лицо Авадой выстрелил… да уж, тетя Лили, вашему сыну придётся тяжело в жизни… ну, я попытаюсь его исправить, правда для этого придётся приложить кое-какие усилия…
     — Да-да, я поняла, ты приложишь усилия, чтобы исправить моего сына, а я приложу усилия, чтобы исправить твою оценку по Зельеварению на Превосходно. А ещё, поменьше трепись о том, что Феликс Непростительные Заклинания применяет, он-то у меня хоть и умный, но ещё и упрямый до жути, думает, что раз Министерство не видит, как он применяет эти заклинания, то сделать с ним ничего не сможет. Хотя, палочки у него самодельные, и следящих чар на них нет, а ещё он легилимент, и вряд ли на нём сработает Сыворотка Правды… ох, чем больше проходит времени, тем лучше я осознаю, что из Феликса вырастет Тёмный Маг… а ещё и Дамблдор про него всё время спрашивает… оух… Нимфадора, прошу, помоги моему сыну не стать Тёмным Магом. — взмолилась Лили.
     — Тётя Лили, я ведь… умм… вы слишком многого просите. — неуверенно ответила Тонкс.
     — Да… наверное. Надо найти другой способ, чтобы держать Феликса в рамках… ради дружбы, он вряд ли будет менять свои приоритеты… Ладно, может пообщавшись с нормальными людьми, он перестанет себя вести так… ненормально.
     — Перестанет вести себя как псих. — подсказала Тонкс.
     — Ты вообще-то о моём сыне говоришь. — строго сказала Лили, — Но ты права, поведение Феликса явно не такое какое должно быть у нормальных детей… но он гений, как-никак, может для них это норма… как же сложно быть матерью.
     — Ох, и не говори, Лили. — послышался голос Андромеды.
     — Мам, ты где была? — спросила Тонкс.
     — Да в магазине местном, тут оказывается начали продавать лесную дичь, вот я и купила нам на ужин оленятины. Раньше тут в лесу было опасно из-за акромантулов, они в основном и съедали всех местных животных, а иногда и на людей нападали, а в последнее время пауки ушли куда-то глубоко в лес, и местные жители теперь могут вздохнуть спокойно. Это ведь из-за твоего сына пауки сбежали, да, Лили? — спросила Тонкс-старшая.
     — Ага, он мне домой канистрами их яд притаскивает, а чтоб собрать столько яда, нужно убить как минимум около полусотни акромантулов. — ответила Лили.
     — И ты ему так просто разрешаешь подвергать себя опасности?
     — Меда, ты попробуй ему что-нибудь запрети. Я как-то попробовала, так он ушёл из дома, и целую неделю жил в Визжащей Хижине, и домой он вернулся лишь тогда, когда я к нему с Дамблдором пришла, и то, он вообще хотел уйти жить в леса Сибири, где ему бы никто ничего не запрещал. Поэтому легче ему ничего не запрещать, всё же, хоть я и волнуюсь о его безопасности, но не могу не признать, что он отнюдь не безоружен. Как вы видели, он лишь выглядит безобидно.
     — Вот мелкий даёт. — удивилась Нимфодора, — Короче, я решила — детей я заводить не буду, родишь такого, как этот Феликс, а потом мучайся с ним всю жизнь. Да не, мне такие проблемы и даром не нужны.
     — Ох, Дора, когда ты найдёшь себе мужчину которого полюбишь, ты стопроцентно захочешь иметь от него ребёнка. Это женские инстинкты, и против них ничего не сделаешь. И ты думаешь, что меня такие мысли никогда не посещали? Хех, но в итоге у нас с Тедом родилась ты… Ты, Нимфадора, тоже не подарок, ты до жути неуклюжая, не умеешь полностью контролировать свой дар метаморфа, отчего в магловском мире приходится тебя маскировать, а ещё у тебя нет нормальных друзей.
     — У меня есть друзья! — возразила Тонкс своей матушке.
     — Да? И чего же тебе никто не пишет, либо же ты не ходишь к ним в гости? У тебя возможно есть приятели и знакомые, но вот друзей у тебя нет, прям как у Феликса. Поэтому я и не была против идеи, свести вас обоих вместе, может два таких чудика как вы и смогли бы подружиться. Ну так, вы подружились? — спросила Андромеда.
     — Отлично, моя мать считает меня чудаковатой неудачницей без друзей. День сегодня удался просто отлично. — проговорила Тонкс, а потом я услышал громкий звук захлопывания двери.
     — Лили, так они подружились? — поинтересовалась Андромеда.
     — Вроде как по словам твоей дочери, они смогли подружиться, но надо ещё спросить у самого Феликса. Ладно, Меда, спасибо за помощь.
     — Ох, не за что, Лили. Если что, приходите к нам в гости, всё же, Феликсу не помешало бы хоть немного пожить в магловском мире.
     — Это неплохая идея, если что, пошлю тебе сову. До встречи, Меда.
     Пока я подслушивал разговоры с первого этажа, я также смог разработать предварительный ритуал, что сможет сделать из дешёвых низкокачественных изумрудов Эми, несколько изумрудов, что были бы по своим характеристикам близки к природным. Да и, ритуал теоретически позволял получать из нескольких экземпляров чего-угодно один экземпляр того же, но лучшего качества, а потом ритуал можно повторить.
     Схема ритуала была спроецирована прямо в моём обсидиановом гримуаре, отчего мне нужно было просто положить несколько изумрудов Эми на страницу, чтобы через время получить один природный изумруд.
     Изумруд Эми был хрупок как стекло, и я легко мог растолочь его в ступке, с природными изумрудами так не получится. Но кроме чисто физических свойств, есть и магические. Так, изумруд Эми размером с перепелиное яйцо вмещал в себя около шести тысяч единиц маны, тогда как природный изумруд того же размера мог вместить в себя сто двадцать тысяч единиц маны… правда, лишь теоретически, ведь раздобыть такой огромный природный изумруд я не смог, по причине редкости и дороговизны таких огромных изумрудов. Зато я смог купить изумруд в один карат, на что пришлось потратить полтысячи галлеонов, и вот уже с ним я смог сделать кое-какие расчёты. Кстати, алмазы стоят раза в два дороже, не говоря уже о чёрных алмазах, и это при том, что цена таких камней растёт в геометрической прогрессии вместе с их размером, то есть, за один алмаз размером в десять карат, цена будет в сто раз больше, чем за алмаз размером в один карат. В общем, тяжко в этом мире артефактору, и материалы фиг раздобудешь, и потом свой товар никому не продашь, ибо стоить он будет астрономические суммы.
     У меня же получалось, что из тридцати изумрудов Эми общей энергонасыщенностью в сто восемьдесят тысяч единиц маны, получался один природный изумруд в сто тысяч единиц маны, в общем, эффективность ритуала пока составляет около пятидесяти пяти процентов, но до сотни его и не получится поднять, ведь сам ритуал запитывается от энергии изумрудов, но всё равно, процентов тридцать энергии просто испаряется из-за несовершенства ритуала, надо его дорабатывать. Этим-то я и занялся, иногда отвлекаясь на то, чтобы погладить Софи, которая после ухода Тонкс из моей комнаты, села на моё плечо и начала клевать меня в щеку… ревнует, наверное.
     Моя сова, пока не особо умная, интеллект у неё как у умной собаки, вроде все понимает, но сказать не может. Но я пою её различными зельями повышающими интеллект, а также специальным зельем помогающим вернуть первоначальный вид тем, кто был проклят или трансфигурирован. Изначально это зелье называлось «Тонизирующий Глоток Мандрагоры», и главным её компонентом являлась, как понятно, магическая мандрагора, но я сделал улучшенную версию этого зелья, просто найдя ещё ингредиенты с аналогичными свойствами, как у мандрагоры, плюс, добавляю туда изумруды Эми, чтоб сделать зелье более сильным. Мои глаза хоть и имеют пока что ограниченный спектр применения, но всё ещё остаются очень полезными, вот, например, я по ауре ищу компоненты для зелий. В различных растениях или в различных частях животных скапливается мана с какими-то особыми свойствами, вот поэтому-то мне легко даётся зельеварение, ведь я вижу какие компоненты сочетаются, а какие нет.
     Под ужин, Лили зашла ко мне в комнату.
     — Фе… — запнулась она, увидев, что мою комнату озаряет зелёный свет, и этот свет был очень похож на вспышку Авады… но, по сути, это лишь один из побочных эффектов ритуала слияния изумрудов.
     — Чего? — повернулся я к ней, и при этом у меня в руках была Софи, которую я и гладил в данный момент, выглядел я сейчас, как какой-то киношный злодей.
     — Что это за светопреставление? Ты что, тёмной магией здесь занимаешься? — подозрительно спросила Лили.
     — Пока что, нет. — беззаботно ответил я.
     — «Пока что»? Феликс!
     — Ладно-ладно, обещаю, я не буду заниматься здесь тёмной магией. — клятвенно поднял я руку.
     — Только «здесь»? То есть за пределами этой комнаты ты будешь заниматься тёмной магией?
     — Мамуль, какие неудобные вопросы ты задаёшь. Ты ведь понимаешь, что невозможно защититься от тёмной магии, если ты о ней вообще ничего не знаешь. Без яда, невозможно создать противоядие. Вот и в магии так, если не ознакомлюсь с тёмной магией, то я просто не буду знать, от чего мне защищаться.
     — Эта отговорка не сработает, когда тебя будет судить Визенгамот. Феликс, прекращай уже заигрывать с тёмной магией, она тебя до добра не доведёт.
     — Вообще-то, сейчас идёт ритуал слияния изумрудов, и это алхимия, а не тёмная магия. Мамуля, ты всегда найдёшь повод, чтобы прочитать мне лекцию о вреде тёмной магии. Ты видишь эту тёмную магию, даже там, где её нет. — сказал я, заслоняя собой свой Некрономикон, который я не успел спрятать в сумку, — Пошли вниз, я проголодался, а ритуал ещё будет идти около двадцати минут. — взял я Лили под руку, и повёл её вниз.
     — Феликс, не прикидывайся невинным, мне Тонкс рассказала, что ты себе в лицо Авадой выстрелил.
     — Это я её так на стрессоустойчивость проверял, если что, никогда не поздно было ей память подтереть.
     — Ты хотел стереть память своей подруге?
     — Кто бы говорил, ты вообще своему сыну хотела память стереть. И она ещё для меня не близкая подруга… она так-то вообще ко мне в друзья очень странно набивалась. Чуть ли не умоляла стать её другом, ну вот я и пожалел эту странную, а то она уже хотела на колени становиться… короче, чудная она. Однако, пусть будет, может пригодится. Она вроде хочет стать мракоборцем, вот и будет у меня крыша в Министерстве. — поделился я, на что Лили только глубоко вздохнула, и мы сели за стол ужинать.
     Честно говоря, было бы неплохо иметь девушку метаморфа, она ведь, по сути, может стать для тебя кем угодно, приняв вид любой девушки, однако, при этом она всё равно остаётся одним человеком, и будет иметь ограниченную выносливость, отчего, гарем она заменить всё равно не сможет.
     Сейчас мои физические параметры не особо впечатляющие, но учитывая что я целитель, а также принимая во внимание то, что этот мир даёт мне постоянный доступ к энергии, то, по большому счёту, этого хватит, чтобы я мог постоянно поддерживать свою потенцию и либидо… но, хотя бы моё желание секса будет зависеть от меня, а не от переизбытка жизненной энергии, как у одного из моих аватаров, у которого вообще желание никогда не пропадало.
     Когда вернулся в комнату, то продолжил очищать изумруды, и в конце из целой горки зелёных стекляшек у меня получилось всего двенадцать небольших драгоценных камней, размером с ноготок, что были практически полностью аналогичны по качеству природным изумрудам. Однако, если подсчитать, то на них ушло больше двухсот пятидесяти деревьев. Я всё же смог уменьшить потери в ритуале, но всё равно выходит, что для моих потребностей понадобится уж слишком много деревьев, а значит, нужно придумывать новые способы добычи материалов для артефактов. Я и так ради Некрономикона, хорошенько так лес проредил, если буду продолжать, он и кончиться может, а мне обычные деревья не подходят, лишь те, что растут в Запретном Лесу, или в других подобных местах, рядом с магическим источником, а таких мест не так уж чтобы много.
     Раньше, я никогда особо не испытывал дефицита в материалах для артефактов, так как легко сам их добывал, но сейчас я не имею возможностей просто взять и прыгнуть в жерло вулкана, чтобы добыть там алмазов и собрать вулканического золота… мда, надо думать.
     — Эй, Эми, я тут сделал перерасчёт, и вышло, что мне нужно всего девяносто пять килограммов твоих изумрудов.
     — Всё равно, это ещё очень много, мастер. — ответила Эми, что сидела на маленькой горке зелёных камушков, которые я оставил ей в качестве провианта.
     — Я знаю, но я тут придумал выход из этой ситуации. Из твоих изумрудов я сделаю алтари, что будут собирать для меня энергию из окружающей среды, и за счёт неё расти. Лучше всего размещать их на источнике магии, но там уж как получится. Для каждого алтаря, мне нужно около килограмма изумрудов, и для начала мы сделаем десяток таких… только, мне для них ещё нужны кое-какие материалы, некоторые из них не совсем легальные… я знаю где их можно добыть, точнее, знаю тех, кто сможет мне их добыть, но за просто так они это делать не будут… что ж, у меня есть время чтобы найти способ их убедить сделать это совершенно бесплатно. — принялся я разрабатывать одно полезное заклинание, а точнее улучшать уже имеющееся.
     Многие Пожиратели Смерти избежали тюрьмы прикинувшись жертвами Империуса, то есть они наврали, что действовали под действием заклинания подчинения. Возможно, парочка таких бедолаг действительно было, но в основном все эти аристократы добровольно начинали вылизывать шоколадный глаз Волан-де-Морту, без какого-либо принуждения, ибо полностью разделяли его политические взгляды.
     Империус, неплохое заклинание, правда его эффект со временем спадает, и жертва вновь обретает ясное сознание, отчего для нормального подчинения кого-то, нужно периодически вновь накладывать на жертву это заклинание. Ещё один минус этого непростительного заклинания, это то, что оно снижает интеллект жертвы, чтобы подавить его сопротивление, отчего в итоге у тебя получается верный, но тупой подчинённый. В общем, именно это заклинание я и хочу улучшить, и сделать его аналогом Котоамацуками, то есть, заклинание будет переписывать первичные принципы личности, для того, чтобы они не вступали в конфликт с новыми императивами, которые я вложу в их разум. Империус лишь затуманивает разум, моё же заклинание должно будет полностью переписать личность.
     Ядром личности каждого человека, в основном выступает его собственное «Я», в первую очередь, люди думают о себе, а уже потом о других вещах. Вот вместо их «Я», ядром личности станет желание преданно служить мне, и некоторые другие принципы также заменятся на это желание. Да, в итоге я получу преданную мне марионетку, которая будет поумней, чем марионетка, управляемая с помощью Империуса, но всё равно она будет марионеткой. Однако, меня не будет мучать совесть, если я применю такое заклинание на некоторых «людях», ведь их личность изначально гнила и уродлива, отчего переписав её, я сделаю для мира лишь лучше.
     Конечно, с моей стороны слегка лицемерно осуждать других людей за их пороки, их пристрастия, или их поведение, ведь сам я тоже далеко не идеал, но когда я что-то делаю, я готов к последствиям. Так, убивая, я сам готов быть убитым, хоть и всеми силами буду пытаться сделать процесс моего убийства, как можно более сложным для того, кто захочет меня убить. С точки зрения обычного человека мои действия заслуживают самой жестокой кары, и я готов эту кару принять, однако, покарать меня может лишь тот, кто сильней меня. Вот поэтому я и стремлюсь к силе, чтобы в мире оставалось как можно меньше существ, способных мне что-то сделать.
     В общем, по большому счёту, ты можешь делать вообще всё что угодно, но всегда при этом будь готов к последствиям, и к тому, что средства которые ты применяешь против кого-то, могут применить и против тебя. Однако, никто при этом и не говорит, что ты безропотно должен принять наказание, или не можешь подготовить свою защиту против чего угодно.
     Целую ночь я сидел за разработкой этого заклинания. По большому счёту это была комбинация заклинаний: Обливейта — что могло стирать память, Конфудуса — заклинания, путающего мысли, и Империуса — заклинания подчиняющего мысли человека.
     Все эти заклинания работали в симбиозе, причём одновременно, точечно и комплексно. На одно применение этого заклинания требуется десять тысяч единиц маны, и способно оно из любого человека сделать твоего верного раба, что никогда тебя не предаст и будет верен тебе до самой смерти. Заклинание сложное, но при этом очень действенное и создать я его смог лишь из-за того, что имел дела с разумом, и знаю как его эффективно подчинить.
     Самостоятельно я заклинание не могу применить, так как мне не хватит ни концентрации, ни маны. Однако, у меня есть Гримуар, с помощью которого этим заклинанием я смогу воспользоваться уже сейчас. Структура этого заклинания заняла аж целых десять страниц моего обычного гримуара, хотя по большому счёту, его следовало бы записать в Некрономикон, но мне нужны живые рабы, а не мёртвые, и если я воспользуюсь этим заклинанием со страниц гримуара Смерти, то просто убью того, кого хочу подчинить. Но в Некрономикон нужно будет записать подобное заклинание, ведь если я буду создавать нежить, она должна быть абсолютно предана мне, а это заклинание сможет обеспечить эту преданность.
     — Феликс, ты не спишь? — зашла в мою комнату мамуля, — Там Нимфадора пришла.
     — Я — Тонкс! Тётя Лили, называйте меня по фамилии! — послышался снизу недовольный голос моей «лучшей подруги»… хмм, я на ней не планировал применять моё подчиняющее заклинание, но по здравому смыслу, надо бы это сделать… не, не буду. Я с недавних пор перестал подчинять разумы девушек, чтобы сделать их своими сексуальными рабынями. Просто я уже повидал достаточно, отчего не вижу смысл этого действия, если в мире полно девушек, которые прыгнут тебе в койку совершенно добровольно… ну, может после недолгого уговора.
     — Не возникай, Нимфоманка! — ответил я криком, — Ох, уже одиннадцать часов, незаметно время проходит за интересным занятием. — начал я складывать свои вещи в сумку с расширенным пространством, а потом оттуда же достал пузырёк с бодрящим зельем, который, по сути, был магическим энергетиком, даже вкус я такой же сделал.
     — И чем же ты таким интересным занимался? — спросила Лили, — Надеюсь, ничем запрещённым ты не занимался.
     — Ну, это с какой стороны посмотреть. Пока что, то, что я создал, запрещённым не является. — честно ответил я и улыбнулся мамуле.
     — Опять это твоё «пока что». — вздохнув прокомментировала Лили.
     — Мелкий, ты там скоро?! У меня так-то время не резиновое! — вновь послышалось снизу.
     — Иду-иду, Нимфоманка! Мам, я пошёл, мне надо купить кое-какие ингредиенты, и кое-какие книги.
     — Надеюсь всё это не является запрещённым?
     — Смотря где. Всё, вернусь после обеда, а возможно и к ужину, может я с Нимфоманкой загуляюсь.
     — Прекращай её так называть. — сказала Лили.
     — Ей ведь не нравится, когда её зовут Нимфадора. — ответил я, и пошёл вниз, где меня уже ждала Тонкс.
     С помощью летучего пороха и камина мы переместились в Косой Переулок.
     — Ну, мелкий, куда тебе надо? — спросила Тонкс.
     — В лавку «Горбин и Бэрк».
     — Ты не говорил, что хочешь пойти в Лютный Переулок, в магазин, где тёмные маги сбывают свои тёмные артефакты.
     — Ох, какой я забывчивый. Пошли. — затянул я её за угол, чтобы нас никто не видел, — Измени себе внешность, чтобы тебя было сложней узнать, желательно на как можно более уродливую ведьму. А я же скроюсь под мантией-невидимкой. — достал я из сумки мантию, под которой скрыл своё тело, отчего в воздухе осталась висеть одна голова.
     — Мелкий, во что ты меня втягиваешь? — спросила Тонкс, и всё же начала изменяться.
     — Меньше знаешь — крепче спишь. Вот тебе мантия и шляпа для маскировки, а вот книга, её ты должна дать продавцу, чтобы он её осмотрел и сказал, сколько за неё можно выручить. — дал я ей свой обсидиановый гримуар, — Всё, сделаешь это, и можешь идти домой. На этом можешь считать, что свой дружеский долг ты выполнила. Давай, топай. — полностью скрылся я под мантией, и стал в спину подталкивать Тонкс, прямиком в тёмный переулок, у входа которого тусовались какие-то подозрительные личности.
     В самом Лютном Переулке этих подозрительных личностей было ещё больше, некоторые из них хотели подойти к Тонкс с не вполне мирными намерениями, но тут же падали наземь и начинали стонать от боли, это я на них из-под мантии применял лёгонький Круциатус.
     Тонкс определённо сейчас было некомфортно, и она хотела, чтобы всё это закончилось… всё, включая нашу фиктивную дружбу, из-за которой она и оказалась в этом месте наполненном преступниками. Однако, она боялась меня, боялась так же упасть на землю, и начать стонать от боли, ведь понимала, что все эти внезапно падающие волшебники, это моих рук дело.
     Деревянной походкой она зашла в старую лавку, что носила название двух фамилий её основателей.
     — Кхе-кхе. З-здравствуйте. — сказала Тонкс, — Я… я тут, чтобы продать одну книгу… — неуверенно проблеяла Нимфадора.
     Из подсобки вышел мужик подозрительной наружности и спросил:
     — Ты что, новенькая у мракоборцев? И тебя прислали проверить мою лавку? Эх, я же уже в этом месяце давал им на лапу, чёртовы крохоборы, не дают честному человеку вести свой честный бизнес.
     — Я… я не мракоборец… просто, первый раз в таком месте, вот и волнуюсь. Вот, книга, которую я хочу продать. — достала Тонкс мой гримуар из-под мантии, и у этого «честного» человека сразу глаза недобро загорелись.
     — Клади её на стол, сейчас посмотрим на неё. — ответил этот тип, и когда Тонкс отошла в сторону, то мужик начал водить палочкой и при этом зачитывать различные заклинания, которые помогли бы ему распознать различные проклятия, что могли бы быть наложены на книгу, — Вроде чисто, хоть магией она пропитана будь здоров. — сказал продавец и дотронулся до книги, и тут же замер с остекленевшим взглядом, это активировалось моё заклинание подчиняющее разум.
     Вербальную формулу заклинание имеет на японском языке, и значит на нём «Изменение Разума», что для всех остальных будет звучать как «Хенко Кокоро». Однако, хоть оно теперь и записано в Инфосфере, но в саму структуру этого заклинания изначально внедрено подчинение определённому человеку, а именно — мне, что значит, что даже если кто-то посторонний использует это заклинание, то он подчинит человека не себе, а мне.
     — Назовись. — приказал я, снимая мантию-невидимку.
     — Джо Горбин. — ответил продавец с ещё затуманенным взглядом.
     — Кому ты теперь служишь?
     — Вам, Владыка. — ответил Горбин и встал на колено при этом склонив голову.
     — Хех, сработало. — улыбнулся я, и повернулся к Тонкс, — Нимфоманка, кому ты служишь?
     — Мелкий, что за хрень? — шокировано спросила Тонкс.
     — Ну, я тут за ночь разработал улучшенную версию заклинания подчинения, вот и решил применить его на этом Горбине. Это заклинание было наложено на мой гримуар, и как только он до него дотронулся, то сразу же стал моим верным рабом. Да, Горбин?
     — Да, Владыка. — ответил теперь мой раб.
     — Стоп! Но я ведь тоже трогала эту книгу!
     — А, не переживай, тебя я подчинять не стал. Вот смотри. Горбин, встань на одну ногу. — и он встал, — А теперь, Тонкс, встань на одну ногу. Вот видишь, ты мне не подчиняешься.
     — Так, я вызываю мракоборцев, пусть они с тобой разбираются. Нафиг мне нужны такие поехавшие друзья. — сказала Тонкс, направляясь к двери.
     — Ну, давай, вызывай. — спокойно ответил я, — Горбин, веди себя как обычно.
     — Хорошо, Владыка. — сказал мой раб, и полностью придя в себя, пошёл за стойку, а я же пошёл, забрал свой гримуар и засунул его в сумку.
     — Итак, Горбин, что ты хотел сделать с Тонкс, если бы я тебя не подчинил?
     — Я бы оглушил её, забрал у неё книгу, а потом бы поразвлекался с ней самой у меня в подсобке, потом бы я её убил и уничтожил её тело. У меня, кстати, в подсобке есть ещё одна моя жертва, как раз я хотел от неё избавиться. Я похищаю женщин-маглов, потом насилую их, а когда они надоедают мне, я их убиваю. Иногда же мне попадаются волшебницы, вот как сегодня. — честно ответил Горбин при этом на его лице была улыбка. Услышав это откровение, Тонкс застыла, так и не открыв дверь.
     — И что, тебе никто ничего не говорит? Мракоборцы там? — спросил я.
     — Так среди них осталось ещё полно пособников Тёмного Лорда, мы ведь все вместе работали, я ведь тоже был помощником Тёмного Лорда, и когда он вернётся я с радостью помогу ему вновь, если, конечно, вы не запретите, Владыка. Я просто приплачиваю мракоборцам, и могу делать что хочу. Владыка, Лютный Переулок ещё не очистили потому что, у всех нас тут есть крыша в Министерстве. Мы им платим, они нас не трогают. А на маглов, им вообще плевать.
     — Тонкс, что же ты застыла? Думаешь, это я поехавший? Сними свои розовые очки с глаз и оглянись! Этот мир безумен и жесток. Как раз я веду себя нормально, учитывая настоящие реалии этого мира, а вот в каком мире живёшь ты, я не знаю. В мире иллюзий, где есть добро и справедливость? Если ты до сих пор веришь в этот бред, то поехавшая здесь ты. Пойди, загляни в подсобку, и скажи мне, есть ли в мире добро и справедливость? — сел я на прилавок, и с ожиданием начал смотреть на девушку, которая около десяти секунд стояла неподвижно, а потом повернулась, и уверенно пошла в подсобку, а когда вернулась, то достала палочку и наставила её на Горбина.
     — Ты должен умереть, за то, что сделал с той женщиной. — зло проговорила она, на что Горбин только улыбнулся, и посмотрел на меня.
     — Владыка, мне оглушить её, и дать вам сначала опробовать её, или вы позволите мне сразу трахнуть эту сучку?
     — Тонкс, неужели ты хочешь убить этого милого дядечку? А ты в курсе, что если ты это сделаешь, то по закону должна сесть в Азкабан? Улавливаешь?
     — Но он мерзавец! — выкрикнула Тонкс, горя праведной справедливостью.
     — Да, ты полностью права, но он мерзавец, которого покрывают те, кто должны защищать закон, то есть, сейчас он полностью законопослушный гражданин. Малышка, закон и справедливость — это разные вещи. Если ты решишь восстановить справедливость, то ты переступишь закон, и уже именно ты станешь преступницей.
     — Зачем ты всё это делаешь, и всё это говоришь мне? — повернулась Тонкс ко мне, но при этом палочку держала всё ещё направленную на Горбина.
     — Зачем? Я хочу, чтобы ты увидела, что в мире не всё так однозначно, что Министерство — это не оплот добра, что мракоборцы — это не рыцари справедливости, что я не мелкий поехавший псих, который творит безумную хрень. Я умней тебя, и понимаю мир чуть лучше тебя. Я понимаю, что мир далёк от какого-либо совершенства. Ты хочешь стать мракоборцем, чтобы сделать мир лучше и чище. У меня же тоже нет желания жить в мире, где тебя в семь месяцев может попытаться убить Тёмный Лорд. Мы можем помочь друг другу, став союзниками, и вместе сделать мир таким, каким хотим.
     — Ты что это, вербуешь меня в свою банду? Ты что, хочешь стать новым Тёмным Лордом?! — направила она палочку теперь на меня.
     — Мне больше нравится титул «Сумеречный Лорд», я для достижения своих целей буду использовать, как Тьму, так и Свет. — сказал я, и зажёг на левой руке тёмно-зелёное пламя от которого веяло Смертью, а на правой руке создал ярко-голубое пламя, что разгоняло вокруг себя тьму.
     — Мелкий, тебе семь лет!
     — И что? Если не в курсе, то это именно я убил Волан-де-Морта, а не моя мама. Хочешь, можешь у неё спросить. — сказал я, и сжал кулаки, отчего магическое пламя на них погасло, — Ладно, пойду помогу той женщине. Горбин, а ты чтобы прекращал таким заниматься, я тебя не убил, лишь потому что ты мне нужен. — спрыгнул я со стола и пошёл в подсобку, где нашёл избитую, когда-то красивую женщину, по виду которой сразу можно сказать, что она подвергалась неоднократным изнасилованиям… ну, когда-то, такое могло меня впечатлить, но прожив несколько столетий, становишься менее впечатлительным.
     Обмыв женщину, я подлечил её, а также стёр ей память, до момента как её похитил Горбин.
     — Тонкс, в общем, я привёл в норму ту женщину, и подправил ей память. Думаю, её можно будет просто оставить возле полицейского участка, а там с ней разберутся.
     — И во что я только вляпалась? Надо было вчера никуда не идти, а остаться сидеть дома. Мелкий, если я не соглашусь тебе помогать, ты ведь сотрёшь мне память? — спросила Тонкс.
     — Хочешь, он тебе может стереть память, мне не жалко. — указал я на Горбина.
     — Если нас поймают мракоборцы, я буду говорить, что помогала тебе под Империусом. — ответила Тонкс, засовывая свою палочку в карман.
     — Как хочешь. Так, Горбин, трансгрессируй с той женщиной куда-нибудь, и оставь её так, чтобы ей помогли маглы. А мы с Тонкс, пока пороемся у тебя в закромах. Ты понял, раб?
     — Понял, Владыка, я выполню ваш приказ. А чтобы вам не мешали, я на сегодня закрою магазин. — пошёл он, и запер ставни окон, а также закрыл на замок дверь.
     Пока Горбина не было, мы с Нимфадорой хозяйничали у него в магазине, я так-то, планирую подчинить всех местных обитателей, чтобы все эти преступники приносили мне пользу… просто, в обычной ситуации я бы их убил и съел их души, но я это сделать не могу… точнее, убить могу, а вот съесть души — нет, отчего приходится придумывать способы сделать их существование полезным для меня, раз уж их смерть мне не принесёт никакой пользы.

Примечание к части

     Тонкс - https://photos.app.goo.gl/hARbbn4utSD1MWpM9 Эми - https://photos.app.goo.gl/oRhqEunzudHSSMBa6
>

Глава 7 - Жезл смерти

     — Нимфа, как тебе это ожерелье? Нравится? — спросил я, указывая на красивое ожерелье с кучей голубых опалов, которые на свету завораживающе переливались зелёным цветом, так и маня дотронуться к себе.
     — Под ним же написано, что оно проклято, и уже убило девятнадцать человек. — указала Тонкс на предупреждающую табличку.
     — О, да, проклято. Если кто-то до него дотронется, то сразу же умрёт. — сказал я, и взял ожерелье левой рукой, которая начала впитывать в себя Энергию Смерти заключённую в накопителях, которыми и служили опалы. Опал не особо дорогой камень, за один карат просят всего четыре галлеона, и такая низкая цена говорит о не слишком впечатляющих магических свойствах этого камня.
     — Ох, Энергия Смерти бодрит даже лучше, чем кофе. — сказал я, держа ожерелье левой рукой, что в данный момент слегка светилась зелёным светом, — Тут энергии хватит на пару тысяч Авад. — осмотрел я свою руку, что сейчас было переполнена некроэнергией.
     — Мелкий, вот нафиг ты это сделал? Ты думаешь ты бессмертный? — слегка шокировано спросила Тонкс.
     — Именно так я и думаю. Ладно, теперь ожерелье безопасно, я вытянул из него всю энергию, отчего проклятие разрушилось. Вон, даже опалы теперь зелёным не отсвечивают, стали теперь просто голубыми. Так, тут шестнадцать опалов по двенадцать каратов, один центральный камень в двадцать каратов, и один мелкий опал каратов в восемь. Итого, лишь за камни нужно было бы заплатить почти девятьсот галлеонов, и это, ещё не учитывая серебряного обрамления, которое тоже стоит под сотню галлеонов. Ох, и эта красота досталась мне совершенно бесплатно, всего-то и нужно было создать заклинание, делающее из любого человека моего верного раба, и с его помощью подчинить скупщика тёмных артефактов. А это ведь мы только начали осматривать барахло, что скопилось у Горбина. Горбин, не будь ты старым уродливым мужиком, по которому плачет виселица, я бы тебя расцеловал. — сказал я, смотря на кучу всякого барахла, среди которого было полно, как и обычного мусора, так и действительно ценных вещей.
     — Рад стараться, Владыка. — сказал стоящий в стороне Горбин.
     — Побыстрей бы энергия в гримуаре накопилась, чтобы я смог подчинить ещё какого-нибудь тёмного дельца, у которого в закромах будет столько сокровищ. Ох, как мило, тёмный гримуар из человеческой кожи, давно себе такой хотел. О, тут даже написано, как зомби и инферналов создавать. Хмм, полезно, надо будет в свой Некрономикон переписать. — прокомментировал я, листая чей-то гримуар в которых были записанные ритуалы, которые вот от слова «совсем» нельзя было назвать светлыми.
     — Мелкий псих, долго ты здесь ещё будешь копаться в этой мерзости? С каждой минутой, мне всё больше хочется пойти и сдать тебя мракоборцам. Не делаю я этого, лишь потому, что боюсь тебя до чёртиков. — сказала Тонкс, с отвращением смотря на всё находящееся в этой лавке, начиная от товара, заканчивая самим продавцом, что со зловещей улыбкой продолжал пялится на Нимфадору.
     — А, Нимфа, не бойся, я тебе ничего не сделаю, максимум память сотру. Ты ведь, как-никак, мой первый лучший друг… и по совместительству единственный друг. Ладно, ещё десяток минут, и пойдём в Фортескью. Горбин, мне нужно чтобы ты достал для меня несколько редких ингредиентов. Итак, мне нужен клык, как можно более старого василиска, кровь и яд василиска хотя бы по пинте того и того, а также мне нужна древесина магической манцинеллы — это самое ядовитое дерево в мире, и оно мне нужно для моей новой палочки, предыдущие ингредиенты нужны мне для неё же. Так, ещё мне нужна древесина берёзы Шмидта, что росла возле магического источника, плюс, нужна сердечная жила оккамия или азиатского дракона, лучше добыть и то и то, а также не помешает и их кровь, хотя бы по три пинты с каждого. Так, ещё нужно центральное хвостовое перо птицы-грома, и на этом всё. Можешь приступать к выполнению. А это барахло я заберу себе, дома его осмотрю. — открыл я сумку, и с помощью чар левитации загрузил туда гору всякого хлама, — Всё, Нимфа, иди сюда я нас трансгресирую отсюда.
     — Ты умеешь трансгрессировать? Да этому ведь учат лишь в семнадцать лет. — сказала Тонкс, подойдя ко мне.
     — Знаю, но я особо далеко трансгресировать и не могу, всего лишь в пределах пятисот метров, но, чтобы вновь переместиться на Косую Аллею этого хватит. — взял я Тонкс за руку и переместил в тот закуток, куда я до этого и завёл Нимфадору, чтобы выдать ей свой гримуар.
     — Меня сейчас вырвет. — скрутилась Тонкс, а после упала на колени, и слегка проблевалась.
     — Какая ты слабенькая, я в первый раз сдержался. — прокомментировал я, доставая палочку, — Эскуро. — применил я чистящее заклинание, которое применяется для уборки органического мусора. Это заклинание превратило в свободную ману всё, что наблевала Тонкс, ну и саму Нимфадору тоже почистило… отличное заклинание, чувствую оно станет одним из моих любимых, лет так через шесть.
     — Ну, как, полегчало? — спросил я, помогая ей подняться.
     — Это в десять… нет, в сотню раз хуже, чем перемещение каминной сетью, меня будто наизнанку вывернули. — поделилась Тонкс, опираясь на меня.
     — Да, приятного в такой телепортации мало, но чем ты сильней, тем легче она для тебя проходит. Ладно, пошли мороженого поедим, у тебя как раз место для него освободилось. — повёл я мою подружайку в ресторан.
     Сели мы за стол и заказали мороженое, которое съели молча, а потом заказали ещё…
     — Итак, Нимфа, чем увлекаешься, что тебе нравится? — спросил я, прервав наше неловкое молчание.
     — Нравилась мне моя спокойная жизнь, пока я не встретила тебя, мелкий ты тёмный маг. По тебе Азкабан плачет, ты в курсе? — спросила она, указав на меня ложкой, которой она и ела мороженое.
     — Не беспокойся обо мне, Нимфоманка, я уже разрабатываю способы оттуда сбежать. Кстати, стражами там являются дементоры, судя по описанию — это души маглов, которых пытал Экриздис — тёмный маг, которому изначально принадлежала крепость Азкабана. Наверняка, из-за пережитых пыток, их души изменились, став похожими на души демонов, отчего они могут поедать души… интересно бы было на них посмотреть вблизи. — возможно, я как-то смогу передать их способность себе.
     — Ох, я уверена, что тебе предоставится такая возможность и достаточно скоро. Всё же, когда тебя будут казнить с помощью Поцелуя Дементора, ты сможешь рассмотреть его с самого близкого расстояния… правда, недолго. — ответила Тонкс.
     — Вряд ли они смогут поглотить мою душу, я уж слишком сильно держусь в своём теле, отчего и Авада на меня не действует, ведь это проклятие выбивает душу из тела. Но всё равно, на всякий случай, мне нужно выучить заклинание против дементоров. Ты, кстати, Нимфоманка, умеешь колдовать Патронуса?
     — Нет, и даже не пробовала, ведь это заклинание очень сложное, а телесные патронусы получаются вообще у единиц. Да и… вряд ли ты сможешь использовать Патронуса, ведь это светлое заклинание, и такому тёмному магу, как ты, оно вряд ли будет доступно.
     — Это мы посмотрим. Как раз если создам Патронуса, то докажу мамуле, что я не тёмный маг. — сказал я, и мы продолжили есть мороженое в тишине… эх, Нимфадора меня действительно боится, отчего я всё же залез ей в голову, и начал менять её отношение ко мне. Вмешательство это заключалось лишь в том, чтобы погасить негативную реакцию на мои действия, а также усилить реакцию на положительные моменты, например, Тонкс считает меня красивым, но всё портит моё поведение, отчего она относится ко мне с огромной опаской, хоть и помнит наш поцелуй, который принёс ей много удовольствия, но всё это удовольствие несравнимо с тем ужасом, который она испытывает из-за моих выкрутасов. Так, даже подкрутив её восприятие насчёт меня, я всё равно остался в её глазах отрицательным персонажем, а значит, нужно делать для моей подружки больше приятного, и тогда, через несколько лет она легко позволит залезть ей в трусики… ну, да, мне всё же импонирует идея сделать Тонкс своей девушкой, она метаморф, как-никак, и сможет применять свои способности в наших постельных играх.
     После того как поели мороженого, мы начали просто ходить по Косой Аллее, иногда заходя в разные магазины, в основном там я покупал себе либо что-то нужное мне для зельеварения, либо просто какие-нибудь безделушки, и вот мы зашли с Нимфадорой в магазин летающих мётел, где на постаменте лежала самая последняя и самая лучшая метла, которая вообще есть на рынке…
     — Нимбус-1700 может развить скорость под сто десять миль в час, хотела бы я на такой полетать, а то у нас дома есть лишь Чистомёт, а с него больше шестидесяти миль и не выжмешь. Но вот цена… — осмотрела Нимфадора на ценник.
     — Ага, за такую цену она должна быть изготовлена из переплавленных галлеонов. Какого чёрта эта палка с прутьями стоит так дорого? Что это за грабительские цены? Да какой псих вообще её купит?!
     — Молодые люди, если вы ничего не будете покупать, то я прошу вас выйти за дверь. — сказал продавец магазина.
     — Ладно, заверните два этих Нимбуса. — указал я на мётлы, в которых были встроены чары, что мне было бы любопытно изучить, — Вот, деньги. — вывалил я из сумки на прилавок горку золотых монет, отчего у Тонкс глаза на лоб полезли… ну, я не сказать чтобы бедствую, по сравнению с некоторыми магами меня можно назвать даже богатым, но даже так, у меня всё равно не хватит денег купить то, что я действительно хочу.
     — Держи, Нимфоманка, это подарок от друга. — вручил я ей метлу, а вторую засунул в свою сумку.
     — Ничего себе подарочек. — сказала Тонкс, и в этот момент, её мнение обо мне стало наконец-то слегка положительным. Ну, если брать в цифрах, то изначально, после посещения лавки Горбина у меня было минус пятьдесят очков симпатии, после моего вмешательства, стало минус десять очков симпатии, а вот сейчас уровень симпатии у неё где-то на пяти пунктах. Это за сто пунктов симпатии я беру отношение Лили ко мне, всё же, несмотря на мои выкрутасы мамуля меня любит.
     — Так, ну на сегодня можно и заканчивать поход по магазинам, денег я потратил даже больше, чем планировал. Ладно, можем возвращаться домой.
     — Ох, пошли, сейчас как полетаю на этой малышке. — прижала к себе метлу Тонкс… так-то, я хоть сам и умею летать, но лишь со скоростью в сорок километров в час, если захочу быстрей, то придётся тратить ману из резерва, которой хватит на десяток минут, и это позволит увеличить мою скорость раза в четыре. А вот эта дорогущая метла может спокойно поддерживать скорость в сто семьдесят километров в час, то есть даже больше, чем моя максимальная.
     Изначально, когда я летал в Запретный Лес недалеко от Хогсмида, то моих способностей к полёту хватало, чтобы комфортно добираться до нужных мест, но в последнее время, нам с Эми в поисках нормальных деревьев приходится лететь всё дальше и дальше, отчего времени на полёт тратится всё больше и больше, вот я и подумал метлу купить, а потом может смогу сделать свой вариант летающего транспорта, тот же велосипед заколдую, либо мотоцикл, а идеально так вообще спорткар… не-не, идеально это построить себе летающую яхту… космическую яхту. Да, вместе с Чарами Расширения Пространства из неё выйдет классная обитель, с помощью которой я смогу с комфортом перемещаться по мирам этой галактики… эх, начнём с чего-нибудь попроще.
     Вернувшись в Хогсмид с помощью камина, Тонкс сразу побежала на улицу и оседлав свою новую метлу, с огромной скоростью улетела в сторону Запретного Леса.
     — Сынок, откуда у Нимфадоры дорогущая метла за почти полторы тысячи галлеонов? — спросила Лили подозрительно глянув на меня, когда мы вышли посмотреть на Тонкс.
     — Я ей подарил, она ведь моя лучшая подруга. Я и себе купил. — достал я из сумки Нимбус.
     — Лучшая подруга… сынок, по-моему, это слишком дорогой подарок, даже для лучшей подруги. — сказала мне Лили, — И, Феликс, ты ведь никогда не летал на метле, а если ты свалишься с этой, то боюсь что от тебя и мокрого места не останется, так что, давай-ка мы эту метлу пока положим в чулан, и достанем её когда ты пойдёшь в Хогвартс. — начала мамуля тянуть ручки к моему транспорту.
     — Когда я пойду в Хогвартс, успеет выйти ещё несколько новых моделей мётел. Да и, то, что я никогда не летал на мётлах, не значит, что я не умею на них летать. Вот, смотри. — бросил я метлу наземь, но она застыла в воздухе в десяти сантиметрах от земли, — Легкотня. — я запрыгнул сверху на древко и стоя на метле как на доске для сёрфинга, взмыл в воздух, пролетев на метле в таком положении вокруг дома, при этом ещё и сделав пару финтов, типа бочки и мёртвой петли. Лили всё это время на меня громко кричала, желая, чтобы я прекратил.
     — Феликс! Живо спускайся!
     — Мамуль, смотри-смотри. — взлетел я на достаточно большую высоту, и спрыгнул с метлы, которая так и осталась висеть на месте.
     — ФЕЛИКС! — крикнула Лили, доставая палочку, чтобы остановить моё падение, но я и сам прекрасно мог летать без метлы, разве что медленнее, — ТЫ! Ты сам умеешь летать! Ах ты паршивец! Живо спускайся, и я надеру тебе уши! Я тут чуть инфаркт не получила, когда ты спрыгнул с метлы! — крикнула Лили, и я спустился, пониже зависнув перед Лили вниз головой.
     — Ну так, можно я буду летать на метле? Как видела, мамуль, даже если я свалюсь с неё, со мной всё равно будет всё в порядке.
     — Ты не мог менее экстравагантно показать мне, что научился самолевитации? Обязательно было устраивать это представление, от которого я чуть не поседела? — спросила слегка разозлённая Лили.
     — Мамуля, а не надо было сомневаться в способностях своего гениального сына. Как ты вообще могла подумать, что я могу свалиться с метлы? Акцио — Метла. — призвал я метлу и сел на неё по нормальному, — О, здесь есть предохранитель, ограничивающий скорость. Долой его. — сказал я, и устремился вперёд со скоростью реактивного истребителя, причём горящий хвост у метлы, работал как раз как ракетный ускоритель.
     — Феликс! Чёрт! Что за ребёнок?! — спросила Лили, увидев, как я улетел с огромной скоростью, оставляя за собой лишь дымный след.
     Хоть Тонкс и улетела вперёд очень далеко, но я догнал и перегнал её очень быстро, но через пару минут, Тонкс нагнала меня, и приземлившись рядом со мной, спросила:
     — Это ведь твой Нимбус сейчас догорает на земле, не так ли? — указала она на метлу, что была объята пламенем, и понемногу начала превращаться в угольки.
     — Мда. Трогать ограничитель было не особо умной идеей… эх, настолько быстро я ещё не просирал полторы тысячи галлеонов.
     — Да уж, такое Репаро не восстановишь. — прокомментировала Тонкс.
     — Хм, точно, всё время о нём забываю. — достал я свой обсидиановый гримуар и еловую палочку, — Агуаменти. Репаро Максима! — из палочки сначала устремился поток воды, что затушил огонь, а потом конец палочки засветился синим светом, и метла на глазах начала восстанавливаться, правда, чтобы восстановить её полностью, включая уничтоженные чары, что были наложены на метлу, пришлось потратить больше шести тысяч единиц маны, пополняя в процессе энергию из гримуара.
     — Ну вот, как новенькая. — подобрал я свою полностью восстановленную метлу.
     — Вообще-то, так делать нельзя. — сказала Тонкс.
     — Что именно? Я просто много делаю того, чего делать нельзя, начиная от подчинения людей, заканчивая созданием тёмных гримуаров. — помахал я своей книжечкой.
     — Мда уж. В общем, Репаро нельзя восстанавливать магические вещи и одежду. — просветила меня Нимфадора.
     — Нимфоманка, это была усиленная версия Репаро, и ей можно восстановить всё, что есть в этом мире, главное, чтобы энергии хватило. Так, а мы далеко забрались от Хогсмида. — осмотрел я гористо-лесистую местность Шотландии, — Далеко-далеко, и тут никто не услышит твоих криков, Нимфоманка… — посмотрел я на Тонкс со зловещей улыбкой на лице.
     — Криков удовольствия, если ты понимаешь о чём я. — добавил я, и поиграл бровями.
     — Такой маленький, а уже такой извращенец. — ответила Тонкс, покачав головой.
     — Итак, Нимфа, я слышал ты хотела стать мракоборцем, тогда, как насчёт сразиться со мной? Я ведь считай будущий тёмный маг, как раз потренируешься на мне, да и мне было бы неплохо размять свои старые косточки.
     — Не-не, мне не хочется получить от тебя Аваду. — отрицательно начала качать головой Тонкс.
     — Вообще, я уже давно разработал заклинание круче Авады. Вот смотри. — достал я свою бузинную палочку, и направил её на летящую птицу, — Данганши! — в птицу вмиг попал плотный зелёный сгусток, который и убил её.
     — О, утка. Можно будет её зажарить. — сказал я, подходя к тушке птицы, что упала на землю. — Ты не волнуйся, против тебя я максимум буду Конфундус использовать, а вот ты можешь использовать всё что угодно. Давай, ты что, трусишь сразиться с семилеткой, который даже в школу ещё не ходил? Знаешь, говорят, что анимагическая форма показывает суть мага, и мне, кажется, что твоя анимагическая форма, это трусливая зайка.
     — А твоя анимагическая форма — это индюк! Ладно, давай сразимся. Только пользуйся одной палочкой, чтобы было честно.
     — Нимфоманка, тёмные маги не знают, что такое «честность», но моя вторая палочка предназначена для убийств, так что, я всё же спрячу её. Итак, тот кто выигрывает в нашей дуэли, тот может потребовать у проигравшего выполнение одного желания, в пределах разумного, конечно же.
     — Ну уж нет, какие ещё пределы разумного могут быть у психа? Насчёт желания я согласна, но только давай сразу скажем эти желания, а то я не хочу подписываться на неизвестно что. Если я выиграю, то… во, ты мне отдашь то ожерелье с опалами, вроде оно уже безопасно.
     — Хорошо, тогда я хочу, чтобы ты разрешила мне целовать тебя тогда, когда я захочу.
     — Мелкий изврат, многого хочешь!
     — Тогда, как насчёт десяти поцелуев? Давай, то ожерелье стоит тысячу галлеонов, можешь считать, что каждый твой поцелуй стоит по сто галлеонов, и это ещё не учитывая того, что я тебе метлу подарил за полторы тысячи.
     — Пять поцелуев. — предложила Тонкс.
     — Восемь. — чуть повысил я ставку.
     — Ладно, мне всего-то надо тебя победить… Экспеллиармус! — сразу напала на меня Тонкс, попытавшись выбить палочку из моих рук.
     — Протего! — окутался я щитом, что отразил луч-заклинания в сторону, — Как подло с твоей стороны, Нимфоманка. — сказал я, отбивая очередные заклинания.
     Несколько минут подряд, Тонкс засыпала меня различными лучами-заклинаниями, все они были не опасны для здоровья, но я защищался от них Протего, но вот очередной Экспеллиармус всё же выбил палочку из моих рук.
     — Ха, попался! — сказала Тонкс, подходя ко мне, когда я поднял руки, вроде как признавая своё поражение, — Ну, доставай ожерелье, мелкий изврат. — сказала Тонкс опуская палочку.
     — Петрификус Тоталус. — выстрелил я в неё парализующей волной из правой руки, — Да, забыл упомянуть, что я умею колдовать без палочки. — улыбнулся я Тонкс, а потом пошёл и поднял свою палочку.
     — Итак, я победил. Нимфоманка, запомни, противник не повержен до того момента пока он не потерял сознание, а для надёжности, его вообще нужно убить, тело превратить в пепел, а пепел уничтожить… но, так как у нас был дружеский поединок, то надо хотя бы было меня парализовать. Что ж, пока ты тут стоишь, я сразу же и потрачу один из восьми поцелуев. — я создал перед застывшей девушкой небольшую ступеньку, на которую встал, чтобы мне удобней было достать до её губ.
     — Знаешь сказку о спящей красавице? Ну, там принц развеял проклятие вечного сна с помощью поцелуя, сейчас и я попробую развеять твою парализацию. — обнял я её, а потом приблизил свои губы к её губкам, и в момент поцелуя невербально отменил свои чары, отчего целовался я с ней уже в нормальном состоянии.
     Сначала она хотела отстранить меня, но потом я проник своим языком в её ротик, и сопротивление Нимфадоры начало спадать, а после она и вовсе втянулась в процесс и тоже активно начала работать язычком, переплетая его с моим языком в жарком танце… эх, жалко, что поцелуи это единственное что я сейчас могу.
     — Замечательный дружеский поцелуй. — сказал я, вытирая губы от слюны, после десятка минут поцелуя, — А ты учишься, Нимфоманка, в прошлый раз всю работу делал я. Ну, ничего, у нас есть ещё как минимум семь поцелуев, как раз и попрактикуешься.
     — Мелкий Казанова… — сказала Тонкс также приводя себя в порядок, — Руки с моей груди убери уже наконец.
     — Так я же тебе помогаю, чтобы они больше стали. — продолжал я делать ей массаж груди, — А ты, кстати, с помощью метаморфизма можешь сделать их больше? Я люблю большие.
     — А меня не интересует, что ты там любишь. — ударила она мне по рукам, и отступила от меня, — Ты сжульничал. И твоя победа аннулируется.
     — Голыми руками ты мне не запрещала колдовать, так что, ничего я не жульничал. Кстати, набор заклинаний у тебя безобидней некуда. Где проклятия или хотя бы мощные травмирующие заклинания?
     — Ты думаешь таким заклинаниям учат в Хогвартсе? У нас там вообще-то школа, а не центр подготовки мракоборцев. Я использовала те заклинания, которые нам преподавали по Защите от Тёмных искусств, и так-то, я всего лишь три курса закончила.
     — Жалкие оправдания! Когда на тебя нападёт тёмный маг, ему будет плевать сколько курсов ты там закончила, и что там у тебя в Хогвартсе преподают. Никто ведь тебе не запрещал брать литературу и изучать заклинания в пустом классе.
     — Мелкий, ты чего на меня наезжаешь?
     — Просто не хочу, чтобы тебя убили, или ещё чего… ты ведь не забыла Горбина, и то что он сделал с теми девушками? Ты думаешь, что опасность грозит тебе лишь в Лютном Переулке? Нет, опасность грозит тебе даже дома. Запомни: «Постоянная бдительность.» Итак, давай-ка я научу тебя парочке заклинаний, которые я вычитал. Вот, например, Бомбарда Максима! — описал я палочкой небольшой круг, и указал на скалу, которая взорвалась будто в неё из танка выстрелили.
     — Или вот ещё. Конфринго Максима! — направил я палочку чуть правее, и в скалу устремился плотный оранжевый сгусток, который столкнувшись с препятствием, спровоцировал огромный взрыв, будто туда попала мощная ракета, — Вот, вместо этой скалы может быть твой враг. И главное, что эти заклинания легальны. Да вообще, любое заклинание можно усилить с помощью приставки «Максима» и использовать вполне безобидные чары в качестве оружия. Для примера, возьмем заклинание ножниц — Диффиндо, в стандартной форме оно годится разве что для того, чтобы кустики подрезать, а вот против магов оно будет бесполезно, так как у каждого волшебника есть аура, что защищает его от совсем уж слабых заклинаний. Диффиндо Максима! — сделал я режущее движение, и ближайшие несколько деревьев просто начали заваливаться, будучи косо срезаны моим заклинанием… мда уж, всё это, конечно, впечатляет, но, чтобы усилить эти заклинания, мне пришлось тратить энергию из своего резерва, который я быстро пополнял из гримуара.
     — Блин, тебя бы поставить заместо нашего учителя по Защите от Тёмных Искусств. А то каждый год они меняются, говорят это из-за какого-то проклятия, но в общем, нормальный преподаватель у меня был только на первом курсе, а последние два года приходили какие-то неумехи. Слушай, а попробуй вызвать Патронуса. Просто интересно, получится он у тебя или нет.
     — Ну ладно. Экспекто Патронум! — сделал я круговое движение палочкой, и моя мана начала утекать огромными темпами, я её пополнял из гримуара, но утекала она быстрей, чем я мог её пополнить, отчего единственное что у меня в итоге получилось, так это лёгкое светящееся облачко, которое быстро развеялось, — Не, слишком много нужно энергии, у меня пока сил не хватает. — если встроить накопитель, прямиком в концентратор, то такое энергозатратное заклинание я смогу создать, либо же, его нужно применять прямиком со страниц гримуара, но сначала его туда нужно записать.
     — Ну, хотя бы тебя не сожрали личинки.
     — А, ты о той байке про тёмного мага Разидиана, который попытался создать Патронуса, но у него из палочки полезли личинки, которые его и сожрали? Это ты так меня проверяла?
     — Ага. Ну ладно, давай, поучи меня заклинаниям, которые знаешь, только не тёмным.
     — Тёмные, как раз самые интересные, и у меня они получаются лучше всего. Но, что-то светлое и безобидное у меня достаточно успешно получается превращать в смертельно опасное. — начал я учить Тонкс разным заклинаниям, которые у Нимфадоры почему-то очень долго не получались… хмм, если честно, то у меня всё получалось с первого раза, что не особо удивительно, так как у меня есть опыт в магии, причём немаленький, и по большому счёту, я сам могу сплетать все заклинания без помощи инфосферы, которая и делает всю работу за местных волшебников. Так что, для меня не составляет трудности идеально пользоваться местными заклинаниями, для которых просто нужно чётко произнести его вербальную формулу, сделать правильное движение палочкой, а также чётко знать эффект, который вызовет заклинание.
     Через три недели, нас с Тонкс можно было назвать какими-никакими друзьями, она уже привыкла к моим чудачествам, на фоне которых её чудачества меркли, отчего в моём обществе она могла чувствовать себя нормально, хоть при общении с нормальными людьми, всегда ненормальной оказывается она.
     Сейчас Тонкс лежала у меня в комнате на диване, и ждала, когда я освобожусь, чтобы пойти вместе со мной тренироваться в заклинаниях.
     — Мелкий, ты там ещё долго? — спросила она, скучающе развалившись на диване, при этом одета она была лишь в топик да обтягивающие лосины, отчего её животик был оголён.
     — Нимфоманка, ты можешь одеваться поскромней, а?
     — А тебе, чего, не нравится, что ли? — поинтересовалась она, поправив свои фиолетовые волосы, которые она сделала длиной до плеч.
     — Да как раз уж слишком нравится. Понимаешь, своим сексуальным видом ты заставляешь меня страдать? А ещё из-за этого вида, у меня остался лишь последний поцелуй, который я вот сейчас и использую, как только закончу небольшой ритуальчик. — продолжил я чертить изумрудными чернилами на серебряной пластине всякие линии и руны, а после, положил в небольшое углубление маленький изумруд, в котором также была заложена магическая структура. Сверху этого изумруда я положил свою левую ладонь, а после активировал ритуал…
     — ЧЁРТ! Как больно! — начал я баюкать свою ладонь, — Мне будто ладонь прострелили! Самка-собаки! Даже обезболивающие чары не помогают. — начал я прыгать, пытаясь отвлечься от сильной боли, что сейчас терзала мою левую руку.
     — Что ты там с собой сделал, идиот? — подошла ко мне Нимфадора, взяв мою ладонь в свои руки и начала её осматривать, — Что это за зелёный круг на твоей ладони? — дотронулась она до него.
     — Эй, аккуратней, больно ведь! Вот же ж, а мне ещё со второй ладонью такое делать.
     — Мелкий, что именно ты сделал со своей ладонью? — вновь схватила Тонкс меня за руку.
     — Это небольшой пространственный карман, в него я смогу поместить небольшой объём вещей, палочку там, гримуар… и всё. — достал я бузинную палочку, и положил себе в левую руку, и концентратор через миг исчез, а внутри зелёного круга появилась жирная точка, когда же я взял в руку свой Некрономикон, то он тоже исчез, а эта жирная точка разрослась заполнив всё пространство круга, — Всё, больше туда ничего не влезет, но, зато эти вещи всегда могут быть со мной. Ну, ты поняла, для чего нужен этот пространственный карман? — спросил я у Тонкс, при этом улыбнувшись.
     — Чтобы, когда тебя посадили в Азкабан, ты смог оттуда сбежать, воспользовавшись тем, что спрячешь в этот твой пространственный карман на ладони. — вновь потрогала Тонкс зелёную точку на моей левой руке.
     — Это лишь одна из ситуаций, где он будет полезен. Теперь мне не нужно доставать палочку из кобуры, она может сразу же появиться у меня в руке, лишь по моему желанию. — возникла палочка у меня в руке, а потом исчезла, — Теперь надо сделать подобный карман и на правой ладони… а у меня ведь ещё был план создать огромный Пространственный Карман, прямиком в моей душе… это будет очень больно, учитывая как это было больно с маленькими карманами. Ладно, не буду оттягивать. — сел я обратно за стол, и начал чертить ритуал заново, но уже чернилами с сапфировой пылью, и вместо изумруда, тут будет использоваться сапфир, который я выковырял из одного проклятого кольца, что нашёл среди хлама Горбина. Там было много всякого барахла, который я в основном просто разобрал, но осталась ещё одна шкатулка, которую я уже третью неделю пытаюсь открыть, и хоть бы хны, слишком надёжные защитные чары на неё наложены, но со временем она поддастся.
     — Мелкий, ты псих… хотя, я не могу не признать твою гениальность.
     — Хочешь, могу и тебе такой пространственный карман сделать, только предупреждаю, что это капец как больно, и это учитывая, что я с помощью магии и зелий поднял свой болевой порог на сверхчеловеческий уровень. Даже если ты мне руку отрубишь, я ничего не почувствую… а вот создание пространственного кармана, я почувствовал ещё как, что значит, кто-то другой может и умереть от болевого шока.
     — Пожалуй откажусь, а причину отказа ты и сам прекрасно описал. — села она обратно на диван, — Слушай, мелкий, чего на меня так странно твоя сова смотрит? Будто хочет заклевать меня до смерти. — указала Тонкс на Софи, что сейчас сидела в клетке, и недобро глядела на фиолетоволосую девушку.
     — Так именно этого она и хочет. Не ревнуй, Софи. — погладил я её пальцем сквозь прутья клетки. Пришлось всё же запереть Софи в клетку, чтобы она не пыталась заклевать Нимфадору.
     — Угу, моё… угу. — странно проугукала Софи, посмотрев на меня, — Умрёшь, угу. — посмотрела сова на Тонкс.
     — Да уж, сова под стать хозяину. А эта пищащая фея где? — спросила Тонкс.
     — Спит, она у меня в ночную смену пашет, а вместе с ней и я… ну, как ты пойдёшь в школу, у меня освободится время днём, а то, я весь день в основном с тобой вожусь, и время для тёмных делишек у меня появляется только ночью. — ответил я, аккуратно выводя магические руны на серебряной поверхности.
     — Это я с тобой вожусь, мелкий. — улеглась Нимфа поудобней, так как мне нужно ещё минут двадцать, чтобы закончить чертить схему ритуала… надо этот ритуал тоже как-то улучшить, а то если буду большой пространственный карман в себя внедрять, то от боли и окочуриться могу, всё же, боль испытывает по большому счёту именно душа, ведь именно в неё я пихаю посторонние включения.
     Когда закончил чертить ритуал, положил в его середину сапфир, который накрыл правой ладонью, и сжав зубы, активировал ритуал…
     — Падшая женщина! Как же хочется грязно матернуться! Но почему английский язык так беден на матерные слова? Северный песец! Умм… — тряс я рукой, которая у меня сейчас очень болела, хотя боль достаточно быстро сходила, но из-за того, что изначально она была сильна, то всё равно пару минут ладонь испытывала ощущения, будто её жарят на открытом огне. Весь смысл этого ритуала был в том, что даже если мне отрежут руку, то после того, как я себе выращу новую, пространственный карман будет по-прежнему у меня, так как, он привязан в первую очередь к моей душе… эх, создавать Пространственный Карман, по-нормальному нужно изнутри души, а не как я, снаружи, отчего и эти лишние страдания.
     — Мелкий, тебя ведь никто не заставляет это делать, ты сам, добровольно себя мучаешь. Тебе некого винить в своих страданиях, только лишь себя, и свой неугомонный безумный разум, что генерирует эти безумные идеи. — прокомментировала Тонкс повернувшись на бок, чтобы удобней было наблюдать за моими мучениями.
     — Ничего, лучше немного помучаться сейчас, чем потом я буду сидеть в Азкабане не имея возможности оттуда сбежать.
     — О, значит ты на сто процентов уверен, что туда попадёшь… что ж, впечатляющие перспективы, ничего не скажешь.
     — Всякое в жизни бывает. — ответил я, перемещая в пространственный карман правой руки свою еловую палочку и обсидиановый гримуар, — Итак, мне нужно средство, чтобы расслабиться после стресса… твои губки, подойдут, вместе с твоими грудками. — сказал я, садясь рядом с Тонкс на диван.
     — Мелкий, хватит мою грудь лапать, уговор был лишь на поцелуи, но ты каждый раз тянешь свои лапы к моей груди. — привстала Нимфадора, чтобы нам удобней было целоваться.
     — Ох, Нимфоманка, не жалуйся, тебе ведь это тоже нравится.
     — И вот это вот, кстати, самое странное… вот спрашивается, какого чёрта я позволяю тебе всё это делать? Эх… я лижусь с малолеткой, и ещё позволяю ему себя лапать… узнай это мои однокурсники, то я стану посмешищем… ещё большим, чем обычно.
     — Не думай об этом. — обнял я Тонкс, и начал её целовать, при этом мои руки пошли гулять по стройному телу молодой девушки.
     Через пятнадцать минут, когда мы лежали с Тонкс на диване и предавались страстному поцелую, в комнате раздалось:
     — Вот значит, как ты подружилась с моим сыном! А ну отлипла от Феликса! — меня кто-то дёрнул за воротник, и я увидел злую мамулю, у которой глаза чуть ли не пылали от гнева, когда она смотрела на Тонкс, которая ещё не понимала всю ситуацию, — Я тебя просила с ним подружиться, а не соблазнять! Ты чем думала, Тонкс?! Феликс ещё маленький! Так, шлюха, живо выметайся из моего дома! Не хочу с тобой иметь больше дела! — кричала Лили на Нимфадору.
     — Это… это всё ваш сын! Я не виновата! — указала Тонкс на меня, и Лили тоже перевела свой взгляд на меня.
     — Мам, она трогала меня за всякое, и называла меня сладеньким мальчиком, которого она съест… мамуль, я не виноват, это всё она. — указал я на Тонкс, при этом состроив жалобную мордочку.
     — Он врёт! — крикнула Нимфадора, Лили же, посмотрела сначала на меня, потом на Тонкс, а потом вновь на меня.
     — Феликс, значит это ты соблазнил Тонкс? — спросила Лили, строго посмотрев на меня.
     — Ну, не сказать, чтобы уже соблазнил, как видела, у нас дела дальше поцелуев ещё не зашли. — спокойно ответил я, садясь в кресло, — Всё же, я ещё мелкий, для чего-то большего. Но, мамуля, не волнуйся, как подрасту, то обязательно активно начну делать тебе внуков, возможно даже с Тонкс.
     — Тонкс, и ты так легко поддалась на его уловки? Ты же в два раза старше его! — спросила Лили у моей подружки, с которой я недавно лизался.
     — Да ваш сын… он… да… да идите вы оба в задницу! Я не обязана ни перед кем отчитываться! Можете мне что угодно на зельеварении ставить, мне плевать! — подорвалась Нимфадора, и пошла на выход из комнаты, — Разбирайтесь с вашим сыном-психом сами, а я умываю руки! — крикнула Тонкс напоследок, и вышла из комнаты, а потом покинула дом, с помощью каминной сети.
     — Эх, мамуля, и вот зачем ты устроила этот скандал? Трудно было промолчать? Вот кого мне теперь целовать и лапать? Мамуля-мамуля, опять ты делов натворила. Я же уже привык к Тонкс, а ты её взяла и спугнула. Всё, мамуля, иди в свою комнату, ты наказана, взяла да испортила мне отношения с Нимфадорой… ох, я расстроен твоим поведением, оно в последнее время никуда не годится. — с осуждением смотрел я на Лили.
     — Феликс… знаешь, иди туда, куда тебя послала Тонкс. — сказала Лили, выходя из моей комнаты.
     — Эх, и вот я опять один.
     — УуУ. — подала голос Софи.
     — Да-да, не один. Иди ко мне, моя ревнивица. — достал я из клетки свою сову, что начала ластиться ко мне, а я начал гладить её в ответ, — Поскорей бы ты уже научилась в девушку обращаться.
     — Угу, мой, угу. — расправила Софи крылья, и начала меня ими обнимать.
     — Урх… что вы тут расшумелись? — вышла из своего домика Эми, при этом широко зевая.
     — О, я смотрю ты уже готова к труду и обороне. Отлично, у меня как раз есть свободное время. — взял я фею в руку, а в другую руку взял метлу, с которой и выпрыгнул в окно, в полёте садясь на древко своего летающего транспорта. Сова же моя переместилась на правое плечо, при этом она всё также продолжала тереться об мою щёку.
     — Чёрт меня дёрнул выйти. — недовольно проговорила Эми, усаживаясь на моё левое плечо, и полетели мы в Запретный Лес добывать изумруды.
     Через неделю, в Хогвартсе начался новый учебный год, и за эту неделю я больше не встречал Тонкс… ну, с ней было забавно, но наши отношения были слишком странными. Время покажет, значили ли эти странные отношения для Нимфадоры, хоть что-то, или это была лишь затянувшаяся игра в дружбу… это пусть она решает сама, я её торопить не буду. У меня всё равно есть как минимум шесть лет, прежде чем я смогу полноценно быть с девушками… но, если она за это время хоть с кем-то поцелуется, или не дай Мерлин, переспит, то её избраннику очень не повезёт… Мда, возможно, я стал считать Тонкс своей, отчего и эти собственнические замашки на её счёт, но пока что, наши отношения очень неопределённые, и по факту их нет… а, ладно, у меня дела есть поважнее, чем думать о всяких глупостях.
     Вскоре, Горбин достал для меня ингредиенты нужные для изготовления той волшебной палочки, что предназначена для обычной магии, вот я и занялся изготовлением этой палочки.
     После того, как изготовил корпус из берёзы Шмидта, понял почему её не используют изготовители палочек, даже несмотря на её огромные магические свойства, а причина проста, эта древесина такая же твёрдая как и сталь, и её обработка это тот ещё мазохизм. Пришлось изготавливать для этого дела магический гравёр, с кучей насадок, которые очень часто приходилось менять, из-за того, что они быстро изнашивались.
     Ну, промучался я пару неделек, а потом забросил вариться эту древесину в зелье, состоящее из крови оккамия, чешуи оккамия, измельчённых рогов оккамия, крови китайского дракона, вместе с жилой дракона, а также толчёными костями обоих этих существ… в общем, сделал волшебный супчик из волшебных видов рептилий.
     Оккамий этот представляет из себя огромную крылатую змею, у которой вместо зубастой пасти есть клюв. Особенностью этого, можно сказать, родственника дракона, является то, что они свободно могут менять свой размер, становясь огромными как настоящие драконы, или же уменьшаясь до размера ужа. Чешуя у этой рептилии перламутровая, а скорлупа яиц оккамия, состоит из чистого лунного серебра, хоть его там всего пару грамм, так как скорлупа уж очень тонкая.
     Мне мой раб Горбин добыл почти целую тушку этого оккамия, вместе с мешочком скорлупы яиц оккамия. Чешую я пропустил через ритуал очистки и слияния драгоценных камней, в итоге у меня получились камни похожие на опалы, вот именно с опалами я их и продолжал сливать, а то что получилось в итоге этого процесса, я ещё соединил с парочкой сапфиров. Из получившегося голубоватого камня я сделал рукоять для будущей волшебной палочки, такая рукоять послужит отличным накопителем маны, с помощью которой я смогу усиливать заклинания.
     Сердцевина палочки состояла из центрального хвостового пера птицы-грома, которое было оплетено сначала сердечной жилой оккамия, а сверху ещё и сердечной жилой китайского дракона, это должно увеличить скорость полёта заклинаний, а также их силу. Все эти компоненты для сердцевины я также варил в различных зельях, а потом, как палочку сделал, также продолжил варить концентратор в котелке, всё время вливая туда свою ману.
     Палочка в итоге получилась по длине, как и предыдущая, то есть около двадцати пяти сантиметров. Рукоять у неё была толстая и состояла из магического драгоценного камня, в котором вмещалось под двести пятьдесят тысяч единиц маны, что значит, когда этот накопитель заполнится, то я свободно смогу призвать Патронуса, ну и возможно, я смогу усилить отпирающее заклинание, чтобы открыть ту запертую шкатулку, которая не поддаётся мне и поныне.
     Потратил я на создание этого шедевра почти два месяца, а уж сколько в итоге будет стоить такая палочка… ну, тысячи четыре галлеонов, это минимум, а обычные палочки Олливандера стоят в пределах десяти — пятнадцати галлеонов. Как бы, возможно, и нашёлся бы тот, кто захотел купить такую палочку, но более вероятный такой исход, что мастера изготовившего столь могущественный концентратор, скорей всего убили бы, чтобы завладеть этой палочкой бесплатно, ну, а также, для того, чтобы этот мастер в дальнейшем не смог изготовить подобные концентраторы, для кого-то ещё.
     Только я хотел пойти опробовать мой новый концентратор, как Горбин сообщил, что собрал материалы для второй палочки. Ну, я и приступил к её изготовлению, и на этот раз процесс чуть облегчился, ведь с новой палочкой, все заклинания были в разы сильней, и мне всё давалось в разы легче.
     Древесиной для корпуса служила манцинелла, из которой я вырезал палочку, что выглядела так, будто небольшая змея обвила рукоять палочки, но по настоящему, змея также была частью концентратора. Так, рукоять была заметно утолщена, и в этих утолщениях были полости, куда я вставлю изумруды, что будут служить накопителями маны. Сердцевиной служил клык василиска, который я варил вместе с древесиной в смеси яда и крови василиска, куда добавил ещё и кровь фестрала, а также измельчённые изумруды Эми.
     Окончил я изготовление этой палочки также через два месяца, как раз к Новому Году.
     Палочка была длиной в двадцать восемь сантиметров, чёрной из-за влияния яда, а также на конце её рукояти был череп, глазами которого служили два изумруда, третий изумруд был в короне черепа, а ещё девять изумрудов было запрятано в рукояти палочки, которой служила свернувшаяся змея.
     Общая ёмкость изумрудов составляла около шестисот тысяч единиц маны… но, из-за того, что столько много маны будет копиться очень долго, то можно сказать, палочка будет постоянно усиливать заклинания на шестьдесят процентов, а если в накопителях накопится достаточно энергии, то с помощью этой энергии можно усилить заклинания в несколько раз. Итоговая стоимость этой палочки приближается к десяти тысячам галлеонов, так как, ингредиенты из василиска стоят дорого, да и одиннадцать изумрудов тоже стоят немало, хоть они и были изумрудами, полученными в процессе ритуала слияния изумрудов Эми. Так как, палочка определённо была предназначена для тёмного мага, то такую палочку никакой бы здравомыслящий мастер не взялся изготавливать, так как, со сто процентной вероятностью, заказчик такой палочки из этой же палочки и убьёт мастера, не заплатив ни кната.
     Вторая моя берёзовая палочка, также постоянно усиливала мои заклинания и чары на двадцать пять процентов, а когда в накопителях будет энергия, я смогу усиливать ей свою магию.
     — Так, крутые палочки сделал, осталось теперь самому крутым стать, а то без своих артефактов маг из меня никакой. Ну, зато эти артефакты сделал именно я, так что, их можно считать частью моей силы… — осмотрел я свои палочки, которые после исчезли, будучи помещены в Пространственные Карманы на ладонях, — Эх, скоро ведь Новый Год и Рождество, надо подарки что ли состряпать для мамули, ну и для Тонкс… а ещё Горбин потратил почти все свои накопления для того, чтобы купить мне нужные ингредиенты, так что, о подарках с его стороны можно забыть на ближайшие пару лет. Хотя, я его, и так, неплохо так грабанул, столько тёмномагических артефактов у него забрал, которые в основном пришлось разобрать, так что, теперь у меня достаточно материалов, чтобы смастерить уже свои артефакты. Так, ну, мамуле сделаем защитный амулет, а для Тонкс… да тоже амулет сделаю. Как раз за пару дней справлюсь… мда, только и делаю, что сижу, да всякую фигню мастерю. — сел я, и начал мастерить.
     — Мастер, так всё равно на улице холодно, так что, продолжайте в том же духе. — пролетела у меня перед носом зелёная фея.
     — Ага, тебе лишь бы пофилонить. — взял я её в руку, и недовольно на неё посмотрел, — Где мои десять килограммов изумрудов, а? Ты за пять месяцев всего три собрала!
     — Мастер, вы вечно недовольны, и, между прочим, в этом виноваты вы, я ведь не могу работать сама без прикрытия, а вдруг меня кто-то съесть попытается, тогда вам вообще не видать моих изумрудов. — ответила фея, гордо сложив руки, но при этом всё равно ещё находясь зажатой в моём кулаке.
     — Запомни, Эми, я никогда не виноват. Вот скажи, почему ты не развиваешь свою магию? У тебя ведь теперь нет недостатка в энергии, и тебе не нужно выбирать, либо становиться сильней, тратя энергию на развитие и тренировки, либо сокращать свою жизнь, так как эта же энергия нужна тебе для существования. Магия разнообразна, а единственное что ты умеешь, так это кидаться сгустками маны, да деревья перерабатывать. Эх, Эми, вот скажи, тебе сильно нравится быть моей рабыней? Почему ты не становишься сильней, чтобы попытаться сбежать? Я понимаю, что феи не особо любят думать, но ты подумай о своей дальнейшей судьбе. — погладил я её пальцем по её зелёным волосам, а потом отпустил.
     — Меня, хозяин, угу. — села мне на плечо моя сова, и начала требовать к себе внимания, — Меня-меня, угу. — тёрлась она о мою щеку своей головой.
     — Софи, через пару лет, думаю, можно будет тебя принудительно попытаться обратить в человека с помощью заклинания, а пока набирайся уму-разуму. — гладил я сову.
     — Угу, Софи — умная, угу.
     — И милая. — погладил я ей клювик.
     Сначала я сделал защитный амулет для Тонкс, и этот амулет может поглощать слабые заклинания, а накопленную энергию использовать для отражения практически любого заклинания. Амулет, также нейтрализует любое проклятие, которое она может подхватить… всё же, в этом мире, где есть заклинание стирания памяти, существует немалый такой шанс, что над девушкой могут надругаться, а потом просто стереть ей память. А мне не хотелось бы, чтобы с Нимфадорой случилось подобное, как и не хотелось бы, чтобы она умерла, так что, этот амулет сможет поглотить несколько Авад, а также на всякий случай, он сообщит мне, если моя возможная девушка подвергнется опасности. Как закончил, то отправил амулет совиной почтой, а потом пошёл делать подобный амулет для мамули.
     Свой подарок я вручил Лили прямиком в новогоднюю ночь, во время праздничного ужина…
     — Феликс, и от чего же сможет защитить меня твой амулет? — спросила Лили, повесив мой подарок себе на шею.
     — Ну, Авада Кедавра для тебя теперь безвредна, и будет лишь подзаряжать амулет. Любое заклинание что не превышает порог энергонасыщенности в триста единиц, будет поглощаться амулетом. К сведению, Авада Кедавра имеет энергонасыщенность в пятьдесят единиц, то есть, если в тебя попадёт одновременно шесть убивающих проклятий, то ты останешься невредимой. Однако, энергия не просто поглощается амулетом, она идёт на создание мощного щита, который сможет выдержать попадание ещё нескольких Авад… в общем, мамуль, старайся, не сражаться одновременно больше, чем с десятью тёмными магами. — ответил я, а потом продолжил набивать себе брюхо всякими праздничными деликатесами, которые приготовила на Новый Год Лили.
     — Но ведь против Авады Кедавры нет защиты… хотя, учитывая, что она для тебя безвредна… — сказала Лили, зажав в ладони амулет.
     — Угу, амулет работает наподобие моей ауры. Не знаю, что с ней изначально не так, но она поглощает Энергию Смерти, вот я и сделал амулет, что работает по схожему принципу.
     — А ещё такие амулеты ты сможешь сделать? Всё же, такая защита будет очень полезна членам Ордена Феникса… будь такой амулет у твоего отца, его бы не убили Пожиратели Смерти. — слегка загрустила Лили, вспомнив своего мужа…
     — Мамуль, цена этого амулета около шести тысяч галлеонов, и это лишь учитывая материалы. Для него нужно десять карат природного изумруда, шестьдесят грамм лунного серебра, и тридцать грамм вулканического золота. Так уж и быть, если кто-то предоставит мне эти материалы, я сделаю амулет всего за десять галлеонов… но, что-то я не припомню чтобы у тебя были знакомые, которые по вечерам купались бы в галлеонах… разве что, Дамблдор.
     — Стоп, а сам ты где взял эти материалы?
     — В лесу нашёл.
     — Не ври. — подозрительно посмотрела Лили на меня.
     — Санта Клаус подарил. — продолжал я врать.
     — Феликс, откуда у тебя появились материалы для этого амулета, на сумму в шесть тысяч галлеонов?
     — Вообще-то, я подобный амулет подарил Тонкс. Вчера отправил его совиной почтой ей домой.
     — Что? Феликс, какого ты ей даришь такие подарки? Вы ведь с ней больше не друзья!
     — Ну… я… я не знаю. Я её ещё считаю другом… конечно, за полгода мы с ней так ни разу и не встретились, и не поговорили… ну… эх, в общем… кажется, я сам во всём виноват. Надо было вести себя по-адекватней, но я вёл себя как обычно, думая, что ничего плохого в моём поведении нет… однако, в некоторых моментах я явно перегибаю палку, как с теми поцелуями… что сказать? Я ещё мелкий дурак.
     — Хоть какой-то толк от этой Тонкс был, ты, наконец, начал задумываться о своём поведении.
     — Так, мамуля, а мой подарок где? — с ожиданием посмотрел я на Лили, а потом мой взор упал на её грудь, — Ты ведь знаешь, какой именно подарок я жду? — продолжал я пялиться на её грудь.
     — Ужин который я готовила, и был моим подарком. Ты уже всё смёл со стола, а значит, подарок получил.
     — За ужин, конечно, спасибо, но я хочу продолжение банкета, хочется чего-то молочного.
     — Тебе молока налить? — с улыбкой спросила Лили.
     — Вот ты жадина. — с обидой посмотрел я на мамулю.
     — Феликс, ты так и не ответил, откуда у тебя эти дорогущие материалы для амулетов. Ты лишь сказал то, что их у тебя было в два раза больше, что ещё больше меня настораживает.
     — Мамуль-мамуль, смотри какое заклинание я выучил. — появилась в моей правой руке березовая палочка, — Экспекто Патронум! — из моей палочки вырвался очень яркий голубой луч, который начал уплотнятся, образовывая фигуру…
     — Это змея? — спросила Лили, увидев мой Патронус.
     — Мамуля, Тролля тебе по Магозоологии. Это восточный дракон, правда, его действительно можно спутать со змеёй, так как, драконы также рептилии, как и змеи. Крутой же у меня патронус, да? — спросил я у шокированной Лили, вокруг которой летал китайский змееподобный дракон сотканный из голубого света… был он, правда, не особо крупным, всего размером с собаку, но лицезрение того, что я могу создать телесного патронуса, эффективно переключило мысли мамули, с неудобного вопроса о том, откуда я взял кучу дорогих материалов для амулетов.
     — Ох… мой сын не тёмный маг! — подбежала Лили ко мне, и обняла, — Пойду Дамблдору расскажу! — выбежала Лили из дома, при этом прихватив с собой мой Нимбус.
     — Мда, как легко ввести в заблуждение местных суеверных магов. — сказал я, а потом у меня в левой руке появилась моя палочка для Магии Смерти, — Мане Мортем. — произнёс я заклинание, и из палочки начал выходить зелёный свет, что начал уплотняться, и вскоре в комнате возник второй дракон, только уже созданный из Энергии Смерти.
     — Если бы от вас ещё пользы было бы столько же, сколько вы энергии жрёте. — сказал я двум небольшим дракончикам, что висели сейчас передо мной в воздухе.
     — Ну, для дементоров вы будете одинаково опасны. Фините. — сказал я, и одновременно взмахнул двумя палочками, отчего два дракона начали меркнуть, а после, и вовсе исчезли, — Надеюсь этот старый манипулятор сюда не припрётся смотреть на моего патронуса. А, пойду спать, новогодних фейерверков можно не ждать, всё равно я с помощью магии могу устроить шоу не хуже. — пошёл я в свою комнату, предварительно забрав с собой Софи, которая лежала прямиком в тарелке от салата, который она чуть-чуть не доела, уснув в процессе… как по новогоднему.

Примечание к части

     Нимфадора - https://photos.app.goo.gl/mUQBzeDxu3RgXBYd6 Оккамий - https://photos.app.goo.gl/m9MdVRUucfYuP42p8 Новые палочки - https://photos.app.goo.gl/XxPT6o77AYNWYrVbA Эми - https://photos.app.goo.gl/ShC6YbTvUutEDwb47 Лили - https://photos.app.goo.gl/Bj7nKqwPGXPcZBac9 Патронусы - https://photos.app.goo.gl/n7huq9MDAL8bEqoz6
>

Глава 8 - Мёртвый лес

     На следующий день Лили, сказала что со мной хочет пообщаться Дамблдор. Скорей всего разговор будет по поводу амулета, способного защитить от смертельного проклятия, ну, а также по поводу моего патронуса, которого я смог создать в свои неполные восемь лет, тогда как не у всех взрослых магов такое получается, что не особо удивительно, ведь для этого нужно иметь достаточно большой личный резерв маны и развитое Магическое Ядро, тогда как таким тут могут похвастаться лишь те, кто либо активно тренируется в магии, либо же те, кому просто повезло родиться изначально одарёнными в магическом плане.
     — Ну, Феликс, не мог бы ты вызвать своего патронуса? — терпеливо спросил Дамблдор, смотря как я пожираю его лимонные дольки, что лежали у него на столе в хрустальной вазочке.
     — Мог бы, конечно, но бесплатно этого делать не буду. — ответил я, забрасывая в рот последнюю лимонную дольку.
     — Сынок, веди себя пожалуйста сдержаннее, а ещё, давай не выкаблучивайся и вызывай патронуса, покажи директору, что ты не Волан-де-Морт. — сказала Лили, что стояла сбоку от Дамблдора.
     — И как вызов патронуса докажет, что я не Волан-де-Морт? Мамуль, ты думаешь тёмный маг, которого боялась куча народу, не мог вызвать патронуса? Пфф, даже я это смог.
     — Том, конечно же, мог вызывать патронуса, причём научился он этому на третьем курсе, и его патронусом была змея. Однако, для этого заклинания нужна не только лишь сила, но и чистое сердце. У того, кто неоднократно убивал и запугивал, просто не может быть чистого сердца, и даже если бы Волан-де-Морт попытался вызвать патронуса, единственное что у него бы получилось, это лёгкая светящаяся дымка. Патронус — одно из сильнейших светлых заклинаний, тот кто погряз во тьме, не сможет использовать его эффективно. — ответил Дамблдор, и взмахнув своей палочкой, без слов создал феникса сотканного из света, что взмыл в воздух, и приземлился на жёрдочке рядом с настоящим фениксом, который являлся фамильяром директора Хогвартса.
     — О! Ваша палочка! — загорелись у меня глаза, когда я увидел концентратор, которым пользуется Дамблдор, — Это ведь легендарная Бузинная Палочка, которая по легенде была подарена Смертью одному из братьев Певереллов. Дайте, подержать, а? Пожалуйста-пожалуйста, а вам тогда своего Патронуса вызову. — сложил я руки в просительном жесте.
     — Удивительно, как быстро ты её распознал, Феликс. Ты прав, это легендарная Бузинная Палочка, которую я выиграл во время дуэли с Грин-де-Вальдом, именно он был её предыдущим владельцем. Эта палочка вот уже больше семи столетий меняет своих владельцев, переходя из рук проигравшего, в руки победителя, поэтому лишь в руках истинного владельца, эта палочка раскроет свою полную силу. Ну, мне интересно, что же ты скажешь о этой палочке, ты ведь вроде увлекаешься созданием своих волшебных палочек. — дал мне в руки Дамблдор Бузинную Палочку, что имела длину больше тридцати восьми сантиметров.
     — Хмм, она состоит не только лишь из бузины. — начал я вблизи рассматривать этот концентратор, — Так, внутри неё находится тонкий мифриловый стержень, на котором закреплено шесть природных алмазов, которые и находятся в вот этих утолщениях на палочке. Всё это оплетено волосами фестрала, вместе с волосом единорога. Корпус же палочки состоит из двух слоёв древесины сначала рябина, а сверху уже бузина. Также, это палочка варилась в зелье с использованием крови фестрала и крови единорога. Эта палочка будет посильней моей берёзовой, только жалко, что алмазы тут почему-то работают лишь как усилители, зато как они усиливают. Каждый алмаз усиливает заклинание на целых пятнадцать процентов, а мифриловый стержень и последовательное расположение алмазов, позволяет в сумме усилить заклинание больше чем в два с половиной раза. Однако, эта палочка не имеет никакого отношения к Смерти, её изготовил умелый мастер, который будто задался целью создать как можно более нейтральный концентратор, отчего эта палочка подходит любому магу. Точней, хоть теоретически она подойдёт любому волшебнику, но свою силу она раскроет лишь в руках истинного владельца, с аурой которого она синхронизирована в данный момент. — проанализировал я палочку Дамблдора. Его палочка оказалась сильней моих палочек, но вот только, если я буду колдовать левой рукой с помощью манцинелловой палочки, то мои заклинания будут сильней сразу в три с половиной раза, и при этом я ещё могу усиливать заклинания накопленной маной, а вот владельцу Бузинной Палочки, придётся обойтись лишь своим резервом. Однако, суть в том, что моя палочка с клыком василиска, везде добавляет Энергию Смерти, как и моя левая рука, отчего я просто не могу колдовать левой рукой и этой палочкой, что-то окромя Магии Смерти, даже если я сколдую безобидный Конфудусс, то подействует он как и Авада Кедавра, хоть в обычном случае должен лишь ошеломить врага, а не убить его.
     — Хоть я и не её владелец, но… Экспекто Патронум! — попытался я создать дракончика, и поначалу его очертания даже начали формироваться из уплотнённого света, но у меня кончилась мана, отчего дракончик начал развеивается, — Не, меня она не слушается, и усиливает заклинание всего на десяток процентов. Попробую моей. — засунул я правую руку под мантию, и как бы достал оттуда свою берёзовую палочку, хоть по-настоящему она просто появилась у меня в руке из Пространственного Кармана.
     — Экспекто Патронум! — из яркого света появился длинный трёхметровый змееподобный дракон, — А он покрупней, чем вчера, наверное, из-за того, что я создал его в Хогвартсе, а тут магический фон поплотней. — отдал я, Дамблдору его палочку, а сам же директор смотрел на дракона, что летал по его кабинету.
     — Кстати, директор, вы почему-то тоже не считаетесь полноценным владельцем палочки. Для того чтобы стать новым полноценным владельцем этого концентратора, нужно собственноручно убить старого… а вы ведь не убили Грин-де-Вальда, хоть и победили его в дуэли. Можно считать, что она слушается вас лишь наполовину, отчего и усиливать заклинания будет в два раза хуже.
     — Есть причина, почему я оставил Грин-де-Вальду жизнь, и убивать я его не собираюсь, даже чтобы стать полноценным владельцем Бузинной Палочки… ну, Феликс, ты меня удивил. И не только тем, что рассказал мне буквально всё о Бузинной Палочке. Ещё ты действительно смог создать патронуса, хоть я честно говоря, сомневался. Дракон, довольно редкий патронус. У Мерлина патронусом был европейский дракон, а также, сам Мерлин мог превращаться в дракона, так как был анимагом. Что ж, Феликс, теперь ты меня убедил, что ты не Волан-де-Морт, а просто очень одарённый гениальный мальчик… но, это не значит, что в последствии ты не станешь Тёмным Лордом, причём, сильнейшим среди всех когда-либо существовавших тёмных магов. — говорил Дамблдор, серьёзно смотря на меня.
     — Директор, скажите, вы когда-нибудь думали о захвате мира? — спросил я у старичка, у которого на миг появилась лёгкая ностальгическая улыбка, — Думаю, любой сильный маг, когда-нибудь задумывается о чём-то подобном.
     — Ты прав, Феликс, когда-то, когда я был молодым и глупым, меня действительно посещали такие мысли… Геллерт Грин-де-Вальд, в юношестве мы были лучшими друзьями, и с ним мы строили планы господства над миром… но, однажды, произошла одна трагедия, и я понял, что важна не только власть, но также важны и методы, с помощью которых ты этой власти достиг. Самый быстрый и очевидный метод, это забрать власть с помощью силы, но потом придётся удерживать эту власть с помощью террора… мой друг, выбрал именно этот вариант, и мне пришлось с ним сразиться, чтобы остановить его злодеяния, но несмотря на всё что он сделал, я до сих пор считаю его своим другом, поэтому и не смог убить его. — грустно поведал Дамблдор.
     — Мда, раскрутил директора на такие подробности… сынок, давай-ка ты прекратишь задавать такие вопросы. — сказала Лили, став у меня за спиной и положила свои руки мне на плечи.
     — Мамуль, не надо лезть в серьёзные разговоры.
     — Ой, простите-простите, что помешала вам вести диалог о господстве над миром. — саркастично проговорила Лили.
     — Прощаю, мамуль. Ну так вот, директор, я также думал о идее господства над миром, и нашёл эту идею не особо привлекательной. Мне импонирует кое-что другое. Вы ведь знаете, что тысячу лет назад в наш мир из другого мира прибыли гоблины и домовые эльфы, а это значит, что есть множество населённых миров, ведь раз есть два мира, то может быть и десяток. И вот, мне больше хочется найти способ посетить все эти миры, чем господствовать над этим. — вообще-то, сначала я хочу посетить эти миры, а потом уже захватить их, чтобы господствовать над всеми мирами этой реальности, но учитывая специфику этой вселенной, могу сказать, что миров здесь может быть несколько тысяч, если не несколько миллионов.
     — Хех, интересная идея, я бы тоже был не прочь увидеть другие миры, но я уже слишком стар, для каких-либо путешествий… но, желаю удачи в твоих начинаниях, учитывая, что ты умеешь сейчас, то не за горами то время, когда ты найдёшь способ путешествия по мирам.
     — Да у меня уже есть кое-какие наработки. Вот например, для путешествий каминной сетью мы используем туннели, что проложены в гиперпространстве, находящемся непосредственно рядом с планетой Земля, я уверен, что это же гиперпространство можно использовать для путешествия в другие миры. Но чтобы это делать безопасно, для этого нужен специальный корабль, а также достаточно много энергии… либо же нужно построить арку портала, которая смогла бы поддерживать стабильный проход в гиперпространство, но проблема этого способа заключается в том, что нужно две такие арки, на входе и на выходе, а ещё нужно чтобы эти две арки были активированы, тем самым образовывая стабильный туннель. Если же использовать лишь одну арку портала, то ты попадёшь в Пустоту — более глубокий уровень гипперпространства, и вот там ты скорей всего умрёшь, хотя тебя может выкинуть в какой-нибудь портал, ведь в Пустоте расстояние относительно, и если в каком-то мире есть открытый портал, ты можешь выпасть из него. Также есть вероятность возникновения природных кротовых нор, что могли бы соединить два мира, через Пустоту, скорей всего это будут близкие миры-сателлиты, возможно даже, что это будет мир из которого пришли гоблины и эльфы. Надо поискать такие порталы… у меня есть теория, что подобный портал может открыться, во время парада планет, либо же, во время солнечных затмений и это самый быстрый способ который я нашёл для путешествия в другие миры. — говорил я, на что Дамблдор только улыбался, ведь он понял, что я действительно желаю именно путешествовать по мирам, а не становиться Тёмным Лордом…
     — Так! Феликс! Я запрещаю тебе покидать этот мир, пока тебе не исполнится семнадцать лет! — подошла ко мне Лили, и схватила меня за уши, — Ты, понял меня? Чтоб даже не пробовал переместиться куда-то с этой планеты! Вы глядите, порталы он собрался искать. Чтоб во время затмений сидел дома!
     — Мамуль, не волнуйся, как я соберусь путешествовать по мирам, то обязательно возьму тебя с собой.
     — Вот уж спасибо, радость-то какая. Сынок, прежде чем лезть в чужой мир, надо сначала полностью изучить свой родной мир.
     — Так, мамуль, это ты мне так тонко намекаешь, чтобы я сбежал из дома и начал путешествовать по нему, для того чтобы его изучить? Ну, в принципе, я согласен, только палатку куплю.
     — Сынок, твои уши ещё до сих пор у меня в руках, так что, никуда ты не сбежишь, и чтобы даже не думал сбегать. Пока не станешь взрослым, можешь забыть о путешествиях, понятно? А иначе я тебе уши оторву, если что, потом новые отрастим с помощью магии. — говорила Лили, наминая мои ушки.
     — Мамуль, какая-то ты строгая стала, наверное, бытие деканом Слизерина пагубно влияет на твой характер.
     — С этим не поспоришь, чтобы заставить слушаться этих аристократов, надо действовать достаточно жёстко, а вот чтобы тебя заставить слушаться, надо действовать ещё жёстче.
     — Наоборот, мамуль, ко мне надо обращаться ласково, меня надо холить и лелеять.
     — Феликс, ты где материалы для амулета взял? Давай, сынок, отвечай, а иначе я тебе ушки-то твои оторву. — потянула Лили меня за уши.
     — Да, Феликс, нам интересно откуда ты взял столь дорогие материалы, и это, уже не говоря о том, как ты вообще смог создать столь сложный амулет. — сказал Дамблдор с улыбкой.
     — Вот и делай потом людям добро, хотел, чтобы мамуля была в безопасности, а мне теперь уши грозятся оторвать, да ещё и допрос с пристрастием устроили. В общем, вы наверное и так знаете, что я брожу по Запретному Лесу и иногда убиваю акромантулов, чтобы добыть с них яд, и вот когда пауки из-за меня покинули своё логово, я это логово обследовал, и нашёл там какой-то тайник, вроде как этому тайнику уже лет сорок, и принадлежал он какому-то кентавру, так как там находились принадлежности для астрономии, всем ведь известна любовь кентавров к звёздам. А ещё там лежала пару украшений, и несколько драгоценных камней, вот из них я и сделал амулеты. — я, кстати, действительно нашёл там какой-то тайник, только лежал там откровенный хлам, и никаких украшений не было, — А амулет смог сделать из-за того, что умею видеть магию, и для меня в создании таких артефактов нет ничего сложного, вы ведь видели как я смог проанализировать Бузинную Палочку, просто взглянув на неё своими глазами. Ну, что, довольны? Кстати, мамуля, довожу до твоего сведения, что я на тебя обиделся и больше не буду разговаривать, пока ты не извинишься… хотя, простых извинений будет мало, но ты и так знаешь, что я хочу в качестве извинений. Всё, с этого момента, я буду нем как рыба. — сказал я, и сложив руки, посмотрел на Лили и на Дамблдора с огромной обидой.
     — И за что же ты на меня обиделся? А, ну да, ты же не ответишь, ты ведь на меня обиделся и не разговариваешь.
     Я взмахнул палочкой, и в воздухе застыла светящаяся надпись: «За то, что ты мне не доверяешь, и подозреваешь непонятно в чём. А это не очень-то и приятно. Я тебе значит амулет, что может спасти тебе жизнь, а ты мне обвинения… ну, спасибо, ещё и к Дамблдору на допрос привела, отлично, просто отлично.»
     — Я ведь о тебе беспокоюсь, чтобы ты не влез ни в какую тёмную историю.
     «Да даже если бы и влез, это наши семейные дела, и о них не надо просвещать весь мир. Вот теперь я тебе вообще ничего не смогу доверить, потому что, ты можешь всё рассказать посторонним людям.» — поменял я надпись, взмахнув палочкой.
     — Феликс, не обижайся на свою мать. Я попросил Лили сообщать мне о всех подозрительных вещах, замеченных за тобой, всё же, мы должны были убедиться, что ты не Волан-де-Морт. — влез Дамблдор.
     «Отлично, мамуля, ты на меня ещё и Дамблдору стучала… я очень рад, прям в восторге.» — написал я в воздухе, и сделал как можно более хмурую морду, — «Пойду домой, там порадуюсь этой новости.» — черкнул я напоследок, и встав с кресла, пошёл открыл окно, куда выпрыгнул, и полетел домой.
     — Мда, похоже мы слегка забываем, что несмотря на всю его гениальность, Феликс — ребёнок, а они очень ранимые и обидчивые существа.
     — Эх… ладно, директор, я пойду… вроде и хочу быть нормальной матерью, но почему-то, каждая моя попытка оказывается провальной, и я лишь настраиваю сына против себя…
     — Не расстраивайся, Лили, вы быстро помиритесь, не думаю, что он долго сможет на тебя дуться.
     *Прошло семь месяцев*
     — Феликс, может хватит на меня уже дуться? Это ведь уже ребячество какое-то. — сказала Лили, зайдя в мою комнату, на что я взмахнул палочкой, и в воздухе появилась надпись:
     «Я не виноват, что ты не хочешь нормально извиняться. Разрешишь мне вновь грудь сосать, и я тебя прощу. Но раз ты такая упрямая, я тоже буду упрямым.»
     — Тебе сегодня восемь лет исполнилось, тебе не кажется, что для сосания груди, ты уже слишком взрослый?
     «Нет, не кажется. Ну, раз уж Тонкс меня игнорирует, хоть я и отправлял ей подарки и письма на каждый праздник, включая её день рождения, то, по сути, праздновать своё день рождения мне не с кем, а ты, мамуля, подарок мне дарить не хочешь, как и извиняться. А могла бы совместить эти два дела, ведь всего-то и нужно вновь разрешить мне сосать твою грудь.»
     — Ну и сиди здесь.
     «Ну и буду… буду сидеть тут, потому что, никому я не нужен… плак-плак.» — появилась светящаяся надпись, после очередного взмаха палочки.
     — Я приготовила праздничный обед, как одумаешься, то приходи есть, я буду тебя ждать. — сказала Лили, выходя из моей комнаты.
     — Вот же упрямая мамуля… хотя, честно говоря, меня забавляет играть обиженного, хоть какое-то развлечение… — продолжил я мастерить алтарь, что должен будет собирать энергию из окружающей среды. Семь таких я уже изготовил, и разместил в самых насыщенных маной местах Запретного Леса, скрыв их местонахождение с помощью магии, а именно с помощью заклинания Фиделиуса, отчего найти их смогу лишь я.
     Алтарь был изготовлен из обсидиана, и представлял из себя кольцо на подставке, а в середине этого кольца левитировал сферический изумруд, который со временем должен был становиться больше и насыщаться энергией. Кроме обсидиана и изумруда, для создания алтаря понадобилась кровь единорога, череп дракона и ядовитая тентакула, всё вместе это позволяет алтарю тянуть энергию из всего, из животных, растений, земли и непосредственно из самого мира. Все эти компоненты, запрещены для продажи, так что для их добычи мне понадобился Горбин.
     По его совету, я подчинил нескольких контрабандистов и браконьеров, и теперь новоиспечённые рабы, бесплатно могут доставать мне самые разнообразные ингредиенты, причём за свой счёт. Из-за того, что заклинание подчинения довольно затратное, то можно сказать, что в месяц я могу подчинить лишь одного человека, так как именно за это время в гримуаре накапливается нужное количество энергии, при учёте, что параллельно энергия копится и для увеличения количества страниц в гримуаре. В общем, в год я могу подчинить лишь двенадцать человек, и кроме контрабандистов я подчинил ещё владельца Лавки Коффина и владельца Лавки Проклятых Древностей, оба они занимались практически тем же чем и Горбин, то есть, покупкой и продажей тёмных артефактов, но ничего особо интересного у них не было, так как, Горбина считают более надёжным скупщиком, всё же он работал на Волан-де-Морта, и связей у него побольше. Но всё равно, теперь эти злыдни будут работать на меня и приносить пользу мне.
     Самый первый алтарь, я поставил полгода назад глубоко в Запретном Лесу, и за это время он превратил небольшой изумруд размером с ноготок в изумруд размером с грейпфрут.
     Думаю, через тройку месяцев можно будет забирать полученный накопитель, и мне нужно будет десяток таких, для создания у меня большого Пространственного Кармана, что в придачу станет зачатком у меня Домена, с помощью которого я вновь смогу получать выгоду из душ моих жертв. Оставшиеся обсидиановые алтари я смогу и дальше продолжать использовать, просто размещая в них новые изумруды, и забирая готовые накопители, которые никогда лишними не будут. В общем-то, мне нужно ещё месяцев десять, чтобы закончить всё это дело… так понемногу, я и верну себе свою истинную силу, плюс, у меня есть идея, как получить для себя новую силу, используя особенности этого мира.
     Через месяц начался новый учебный год в Хогвартсе, и по традиции в школе чародейства и волшебства сменился учитель по Защите от Тёмных Искусств. На этот раз на должность профессора поставили известного ликвидатора проклятий Патрицию Рейкпик, которая уже до этого работала преподавателем в Кастелобрушу — южноамериканской школе магии. Изначально она училась в Хогвартсе на факультете Гриффиндора, причём, когда мамуля поступила в школу, эта Патриция была уже на пятом курсе. Выглядела эта новая преподавательница, как старшая сестра Лили, ибо она также была рыжей красоткой, разве что глаза у неё были синими… ну, а ещё, она была жуткой стервой, так что, никто из преподавательского состава Хогвартса не был рад, что эта Патриция стала новым преподавателем, единственное что их смиряет так это то, что на следующий год по Защите от Тёмных Искусств будет новый преподаватель, ибо предыдущие уходят с должности по разным причинам, иногда сами, иногда их выгоняют из-за какой-то провинности, а иногда они тупо умирают в конце года, то банально от старости, то от того, что на них упала горгулья.
     Мамуля и так из-за меня, и из-за слизеринцев была всё время злая, так ещё и эта Рейкпик подливала масла в огонь, ведь она искала в замке какие-то тайники, которые пыталась отыскать, ещё будучи студенткой Хогвартса. По словам Лили, она всё время ко всем пристаёт с расспросами, лазит где не попадя, в общем, невзлюбила Лили эту Патрицию, и при мне она всегда называет её «рыжей стервой», а когда я заметил, что мамуля и сама рыжая, она мне уши накрутила, а после этого я в воздухе вывел надпись, что у неё с этой Патрицией больше общего, чем она думает, и как только Лили это прочитала, я разумно свалил оттуда, трансгрессировав к себе в комнату, где поставил антитрансгрессионные чары, отчего телепортироваться там могу лишь я. Подобные чары стоят и на территории Хогвартса, и именно оттуда я их и скопировал.
     Ночью тридцать первого октября, когда был Хэллоуин, я засёк какие-то странные телодвижения возле моего алтаря, собирающего энергию. Как раз это был первый поставленный алтарь, и как раз я хотел утром идти забирать получившийся заполненный энергией накопитель, но пришлось просыпаться, и топать проверять, кто там пытается стырить мой камушек… подозрение, как понятно, пали на новую преподавательницу по Защите от Тёмных Искусств Патрицию Рейкпик, всё же, она искала какие-то тайники, а мой алтарь был запрятан с помощью Фиделиуса, и в какой-то мере может считаться тайником… вот только, прибыв на место, я встретил ещё кое-кого.
     — Профессор, я слышала рычание и вой, кажется, это оборотень.
     — Тонкс, ты же будущий мракоборец, ты что, боишься оборотней? Да я как-то голыми руками оторвала хвост мантикоре, так что, с каким-то блохастым волком, я справлюсь вообще без проблем. Так, вот здесь я заметила какие-то магические искажения, которые характерны для мест укрытых Фиделиусом, а значит, мне понадобится время, чтобы вскрыть эту защиту. Вот для этого я тебя и взяла, Тонкс, чтобы ты меня прикрыла, пока я буду взламывать все чары, скрывающие это место. — ответила рыжая женщина, закутанная в плащ, а на груди у этой женщины был приколот амулет в виде глаза.
     — Профессор, но обязательно это делать ночью, да и к тому же в полнолуние? — спросила Тонкс, укутавшись в свой плащ, всё же, сейчас была осень, а на Британских островах, так-то не тропики.
     — Обязательно, если не знала, то в полнолуние возникают магические искажения, которые позволяют лучше вскрывать различные магические защиты, а в Хеллоуин этот эффект ещё больше усиливается, так что, сейчас идеальное время, чтобы взломать этот тайник. Всё, постарайся меня защитить, чтобы я не отвлекалась. Если справишься, я сделаю тебя своей личной ученицей, и после моего обучения, ты легко станешь мракоборцем, как ты и мечтаешь.
     — Ладно, надеюсь этот оборотень сюда не придёт. — сказала Тонкс, сжимая правой рукой свою волшебную палочку, а левой рукой она сжимала амулет на шее.
     Прошло всего десять секунд, и рядом начал слышаться громкий вой, что приближался к Тонкс и Патриции, а ещё через десяток секунд, из леса показался огромный оборотень, которого прекрасно было видно в свете луны.
     — Профессор, тут оборотень! Нет, три оборотня! — заметила Тонкс ещё двоих оборотней, один из которых имел седую шерсть.
     — Ну так разберись с ними, и не мешай мне! — ответила криком рыжая преподавательница, что сейчас сосредоточенно водила палочкой в воздухе, выводя различные руны.
     — ГРАА! — накинулся первый оборотень на Тонкс…
     — Ферро Инкарцеро! — послышалось из ниоткуда, и оборотень упал на землю перед Тонкс, будучи связанный стальным канатом.
     — Решила их связать? — повернулась Рейкпик, к Тонкс, которая застыла в ужасе, от вида того, как на неё набрасывается трёхметровый антропоморфный волк.
     — Эт-то не я. — ответила Тонкс и в этот момент два оставшихся оборотня также напали, и также упали, будучи связанные стальным канатом, и теперь три огромных оборотня лежали в коконах из стальных канатов, которые они не смогут порвать даже со всей своей монструозной силой.
     — Итак, кто тут пытается мой тайник вскрыть? — прямо посреди поляны появилась фигура, одетая в серебряный плащ с капюшоном, — Хмм, кого я вижу?
     — Ты знаешь меня? — спросила Рейкпик.
     — Неа, в первый раз вижу. Я это не тебе говорил, а ей. — указал я на Тонкс, — Ну, Нимфоманка, с каких это пор ты по ночам в Запретный Лес ходишь?
     — Тонкс, ты знаешь кто это? — подошла профессор к Нимфадоре.
     — Знаю, один псих. — недовольно ответила Тонкс.
     — В смысле, тёмный маг? — уточнила Патриция.
     — Этот псих называет себя «сумеречным магом».
     — Ох, Нимфоманка, ты ранишь меня в самое моё чёрное сердце называя «психом». А я ведь считал и считаю тебя своим другом.
     — А я тебя знать больше не хочу, и прекращай мне письма и подарки слать!
     — Но амулет-то ты носишь, и метлой пользуешься, и сумочкой безразмерной, и всё это подарил я.
     — Тонкс, он что, твой бывший бойфренд? — спросила Рейкпик, — Мда уж, у меня тоже такое было, как-то я встречалась с одним парнем, а потом мы расстались, и оказалось, что он был тёмным магом… ах, Адриан был таким красавцем, жаль, что в остальном он был полнейшим мудаком. — ностальгически проговорила Рейкпик.
     — Вот и этот такой же самый. — прокомментировала Тонкс, — Но я с ним не встречалась.
     — Зато мы целовались, и не раз. — напомнил я.
     — Забудь об этом.
     — У меня абсолютная память, на меня даже Обливейт не действует.
     — А… Петрификус Тоталус?! — атаковала меня Рейкпик.
     — Тоже не действует. — ответил я, окутавшись щитом, который сработал автоматически из-за обсидианового гримуара, что висел у меня на поясе с правой стороны, — И Экспульсо, да хоть Аваду Кедавру на меня примените, она тоже не сработает.
     — Ава… а чёрт, тут же Тонкс… — остановилась Рейкпик на полуслове, — Ладно, раз уж тебя не берут заклинания, то воспользуюсь кулаками. — подбежала ко мне эта рыжая, и начала пытаться меня ударить, но я за последнее время немного продвинулся в метаморфизме, и начал понемногу улучшать свой организм, делая себя сильнее и быстрее, для чего пришлось наращивать розовые волокна мышц… правда, минус этих волокон заключается в том, что для них нужно много энергии, то бишь, я постоянно хочу жрать. Но с помощью зельеварения я создал пилюли, которыми закидываюсь каждые пятнадцать минут, отчего могу не отвлекаться на приём пищи.
     Эта Рейкпик умела отлично драться, я даже от нашего боя удовольствие получал, всё же, маги, которые ещё умеют драться врукопашную очень редки.
     От размашистого удара ногой моей рыжей оппонентки, я увернулся, используя боковое сальто, но по приземлению оказалось, что мой капюшон слетел с головы, отчего Рейкпик, наконец, увидела моё лицо.
     — Хм, а ты симпатичный, только какой-то как по мне, слишком молодой… однако, дерёшься ты классно, не могу не признать. — сказала Патриция, и использовала невербальную палочковую магию, чтобы превратить землю вокруг меня в трясину, тем самым пытаясь меня подловить, но я взлетел в воздух, зависнув над землёй в полуметре.
     — Ну, ты тоже дерёшься неплохо, хотя вот скорости тебе не хватает, ты явно делаешь акцент на силе, однако, скорость и ловкость более важны в ближнем бою. Лучше ударить два раза со средней силой, чем ударить с двойной силой, но промахнуться. Итак, прежде чем я вас свяжу, как и тех оборотней, мне было бы любопытно узнать, зачем вы хотели вскрыть мой тайник?
     — Так это ты создал Проклятые Хранилища? — задала вопрос Рейкпик.
     — Не знаю, я их не проклинал, с чего бы им быть проклятыми? Там просто находится то, что собирает и накапливает в себе окружающую магию, чтобы я потом мог эту энергию использовать в ритуалах, ну там, армию мёртвых поднять, или демонов из ада призвать. Вообще не пойму, почему ты их проклятыми назвала. — беззаботно ответил я.
     — Тонкс, кто твой бывший? — повернулась Патриция к Нимфадоре.
     — Я же сказала, он не мой бывший, я с ним не встречалась. И ему вообще восемь лет, это Феликс Эванс, он сын нашего декана Слизерина.
     — Он сын той рыжей сучки?! — указала Рейкпик на меня.
     — Ха-ха, мама вас так же называет. — сказал я, приземляясь на землю, и подходя к связанным оборотням, — Хмм, я давно хотел исследовать оборотней, меня интересовало их проклятие, позволяющее им обращаться в зверя. Так, проверим, как они выглядят в форме людей. Ревелио Верум. — направил я палочку на серого оборотня, и через несколько секунд, заклинание начало показывать истинную форму оборотня.
     — Не понял, заклинание что ли не до конца сработало? А ну ещё раз, Ревелио Верум. Блин, что за фигня, почему он такой страшный? Нет, даже не страшный… мерзкий, вот правильное слово? — спросил я, осматривая седого мужика, у которого была поистине уродливая злодейская внешность в которой проглядывались звериные черты волка.
     — О, это же Фенрир Сивый. — подошла и осмотрела оборотня Рейкпик, — Чего это он забыл рядом с Хогвартсом?
     — Я пришёл, чтобы покусать всех до кого достану, и превратить всех этих маленьких вкусненьких ребятишек в оборотней, ха-ха-ха. — начал безумно смеяться этот оборотень, при этом по его лицу было видно, что он конченый психопат.
     — Оу, блин, больше никогда не буду просматривать память у маньяков и психопатов. Данганши. — появилась в моей левой руке палочка из которой в голову оборотня выстрелила зелёная пуля, что убила его, а также повредила его разум, отчего даже если его воскресить, он будет тупым, что овощ, — Эванеско. — его тело полностью растворилось, превратившись в свободную ману.
     — Ну, мне и одного оборотня хватит для исследования. — направил я палочку на ещё одного антропоморфного волка.
     — Экспеллиармус! — попыталась Рейкпик выбить палочку у меня из рук, но гримуар опять меня защитил, — Ты какого чёрта его убил?!
     — Эм, а вы хотели, чтобы я его отпустил, что ли? — посмотрел я на неё таким взглядом, будто сомневаюсь в её адекватности.
     — Нет, его нужно было отдать Отделу по контролю оборотней. — ответила Рейкпик.
     — Зачем? Чтобы он в очередной раз сбежал? Его уже неоднократно ловили, и уже даже пытались переправить его в Азкабан, но он сбегал так туда и не попав. А будучи на свободе, он шёл охотиться на детей, заражая их ликантропией, и сегодня он планировал сделать то же самое. Гуманизм, конечно, хорошая штука, но не нужно путать его с идиотизмом. Единственное чего заслуживал этот Фенрир, так это Поцелуй Дементора, чтобы демон выпил из него душу, но зачем всё усложнять, отдавая оборотня министерству для суда, если оно не может проконтролировать исполнение смертельного приговора, легче уж самому его убить.
     — Всё же ты тёмный маг… печально, придётся взяться за тебя всерьёз. — направила она на меня палочку.
     — Эх, я-то думал, что вы адекватно смотрите на мир. Что ж, я готов подправить ваше мировоззрение. Хенко Кокоро. — направил я берёзовую палочку на Патрицию, и её взгляд остекленел, — Ну, Нимфоманка, как дела, как жизнь? — спросил я, посмотрев на Тонкс с улыбкой.
     — Что ты сделал с профессором Рейкпик?
     — Подчинил, как и Горбина. А, ладно, оставлю двух оборотней, вдруг один умрёт раньше времени. — создал я из воздуха мешок, на который наложил Чары Расширения Пространства, куда с помощью Чар Левитации погрузил двух оборотней, — Как-то вы вообще неудачно решили влезть в мои дела, а тут ещё и оборотни… эх, что ж мне с тобой делать, Нимфоманка?
     — Давайте сотрём ей память, Владыка. — предложила очнувшаяся Рейкпик, которая теперь была полностью предана мне, — Либо же, её можно подчинить, как и меня, и тогда, мы вместе будем служить вам, Владыка. — подошла Рейкпик и обняла меня сзади.
     — Ну… не, не хочу её трогать. Мы ведь хоть вроде как и поссорились с ней, но она всё равно меня не сдала властям, хотя знала кое-что, за что меня можно было упечь в Азкабан.
     — Хорошо, Владыка, ваше желание — закон. — погладила Патриция мою щеку, — Владыка, а вы не хотите, чтобы ваша верная слуга разделила с вами ложе, например, сегодня ночью? — спросила она и наклонившись, поцеловала меня в губы.
     — Прости, но мой солдат пока ещё несколько лет не сможет стоять на вахте. Молод я ещё, как всё заработает, я с удовольствием воспользуюсь твоим предложением.
     — Я буду ждать, Владыка. — с явным желанием посмотрела на меня Рейкпик.
     — Хех, а ты явно та ещё шлюшка, Патриция. — шлёпнул я её по ягодице.
     — Ну, монашкой я никогда не была, хотя и шлюхой бы я себя не назвала. У меня было где-то около нескольких десятков парней, всё же, я почти весь мир объездила, было бы глупо не объездить ещё и парней разных национальностей. Итак, Владыка, раз уж я теперь вам служу, то не могли бы вы меня просветить насчёт ваших Проклятых Хранилищ.
     — Я не имею никакого отношения к тому, что ты называешь «Проклятыми Хранилищами», свои тайники я создал всего год назад, и они представляют из себя алтарь, для сбора магической энергии. — сказал я, и развеял скрывающие чары, отчего стал виден постамент, на котором стоял обсидиановый алтарь, в середине которого находился большой сферический изумруд, размером с волейбольный мяч, его я забрал, засунув в сумку, а на его замену в центр кольца я поместил маленький сферический изумруд, после чего вновь наложил скрывающие чары, — Что там у вас за Проклятые Хранилища, я не ведаю, так что, твои поиски завели тебя не туда куда следует.
     — Так, Владыка, а мне продолжать поиски этих хранилищ, мне это поручил Дамблдор, так как знал, что я в них заинтересована?
     — Забей на них, это скорей всего, старик с помощью них заманил тебя на проклятую должность преподавателя Защиты от Тёмных Исскуств. Ты же там вроде, известный ликвидатор проклятий, могла бы и найти причину почему никто больше года не может продержаться на этой должности.
     — Да там и так понятно всё, на эту должность было наложено Табу, встречала я подобные проклятия в египетских пирамидах. Там нельзя было войти в пирамиду, и вынести оттуда что-либо, а того, кто нарушит это Табу, ждала смерть от проклятия. В общем-то, для того чтобы обойти то Табу, нужно было всего лишь находиться вне пределов пирамиды, и с помощью чар левитации, переместить нужные предметы из пирамиды, и всё. Табу — это очень сильное проклятие, но, чтобы оно подействовало, нужно чтобы были идеально выполнены все пункты, которые должны были бы активировать проклятие. Проще говоря, можно просто переименовать дисциплину, с Защиты от Тёмных Искусств, например, на Оборону от Тёмной Магии, и Табу больше не будет работать, или очень сильно ослабнет. А ещё желательно, поменять кабинет, в котором обычно проводят занятия по этому проклятому предмету, ведь одним из пунктов Табу, может быть нахождение долгого времени в определённом кабинете. — дала Рейкпик развёрнутый ответ.
     — Ну, у меня тоже были подобные мысли, да и Дамблдор не дурак, наверное, ему просто нравится, что в Хогвартс каждый год приходит новый учитель, всё же, хоть какие-то перемены. Скучно, короче, старичку. Ладно, Патриция, возвращайся обратно в Хогвартс, веди себя как обычно, и ты вроде хотела взять Тонкс себе в ученики? Ну, я разрешаю, можешь обучать её.
     — Ну уж нет, спасибо, учиться у твоей марионетки у меня нет никакого желания, вдруг она посчитает, что неплохо бы было подчинить меня ради Владыки. Феликс, честно говоря, теперь я боюсь тебя ещё больше, и мракоборцам тебя не сдала, лишь из-за того, что ты знаешь где живу я и мои родители, а значит, ты в отместку можешь им навредить. — сказала Тонкс, которая сейчас действительно испытывала страх и отчаяние.
     — Ох, Нимфоманка, значит ты меня боишься? Не сказать, чтобы на это не было никаких причин, всё же, как заметила, даже одному из лучших ликвидаторов не удалось со мной справиться, и в итоге она стала моей рабыней. Я силён уже сейчас, а что будет когда я вырасту? Кто тогда сможет меня остановить? Дамблдор? Так старик уже одной ногой в могиле, ещё лет десять, и он помрёт от старости. А других сильных волшебников сравнимых по силе с ним, я особо не припомню. В принципе, если мы с ним сейчас будем драться, то мне придётся постараться, чтобы его победить, но ты ведь не думаешь, Нимфа, что я не готовился к этой битве? Ха-ха, я даже в какой-то степени, хочу сразиться со стариком, чтобы испытать свои силы.
     — Какой же ты псих.
     — Все мы в какой-то степени психи. — подошёл я к девушке поближе.
     — Но ты в самой большей. — ответила она, посмотрев мне в глаза.
     — Знаешь, Нимфа, я скучал по нашим поцелуйчикам. — сказал я, приобняв её, и так как за год я неплохо вытянулся, сейчас я был лишь немного её ниже по росту, — Не хочешь…
     — Не хочу… — не дала мне договорить Тонкс.
     — Какой быстрый отказ, и ты даже не знаешь, от чего отказываешься. — говорил я, приближая своё лицо к лицу Нимфадоры. Она зажмурилась и всё же позволила себя поцеловать, хотя это было больше из-за страха того, что я разозлюсь, если она этого мне не позволит… эх, с одной стороны, нафиг мне эти проблемы с девушкой, которая меня боится, а с другой стороны, мне здесь скучно, и влюбить в себя девушку, которая тебя боится, было бы неплохим развлечением на ближайшие пять лет, а вот там я уже смогу веселиться так, как я привык. Магией одной не особо весело развлекаться, отчего я себе и сову завёл и фею, да и из дома я не свалил по той же причине, всё же я к Лили немного привязался.
     — Так вот, Нимфа, с этого момента ты моя девушка. — облизал я губы, после нашего долгого поцелуя.
     — Моё мнение в этом вопросе тебя не интересует, не так ли? А вдруг мне нравится другой парень, и я не хочу становиться твоей девушкой?
     — Именно, что не интересует. И тебе никто не нравится, раз уж ты так и не завела себе парня. Признай, что ты такая же странная, как и я… ну, раз в десять менее странная, но это тоже немало. — сказал я, обнимая девушку, — Ладно, пойдёмте уже отсюда. — пошли мы вместе с Тонкс под ручку, а спереди нас шла Рейкпик.
     И так, добровольно-принудительно Нимфадора стала моей девушкой, отчего теперь должна была проводить со мной очень много времени… эх, не особо-то и приятно, когда девушка, которая тебе нравится испытывает к тебе страх, но понемногу наши отношения должны стать более доверительными… по большому счёту, я сам создаю себе проблемы из-за того, что не хочу использовать на ней заклинание абсолютного подчинения, но когда я хочу сделать кого-то именно своей женой, а не наложницей, я предпочту чтобы она стала моей женой по своей воле.
     Через два месяца были готовы ещё два изумрудных накопителя, и я понемногу начал готовить ритуал для создания Домена, однако, эти два месяца я также неплохо изучил тех двух оборотней, которых выловил в Запретном Лесу. Непосредственно в доме их держать было не с руки, отчего пришлось сделать себе отдельную лабораторию, вырыв для этого с помощью магии огромную пещеру, и вот там я уже мог проводить свои бесчеловечные эксперименты.
     Проклятие ликантропии было наложено в первую очередь на кровь, если в первое время после укуса попринимать некоторые зелья, то риск заразиться ликонтропией и самому стать оборотнем полностью исчезает. Но вот если ничего не делать, то через месяц проклятая кровь изменит Магическое Ядро человека, поделив его надвое и одну часть займёт звериная суть волка. Подобная штука происходит и с анимагами, у них также происходят изменения с Магическим Ядром, но при этом разделение идёт не такое явное, отчего даже в форме зверя анимаг может осознавать себя, как и прежде. У оборотней же, в звериной части изначально возникает полностью сформированная суть волка, с его звериными инстинктами и звериным разумом.
     В общем-то, ликантропию вылечить довольно проблемно, но вот сделать так, чтобы все оборотни просто превратились в анимагов, это можно сделать. И я даже смог разработать одно заклинание, что на это способно, но для его использования требуется около двадцати пяти тысяч единиц маны, то есть оно даже более энергозатратно, чем заклинание подчинения разума. В общем, применить его никто не сможет, кроме меня, а мне заниматься исцелением оборотней вообще невыгодно, зато, слегка доработав это заклинание, я могу использовать его, для того, чтобы помочь маледиктус вновь обрести возможность принимать человеческий облик, то есть я смогу помочь Софи стать человеком. Правда требует это заклинание, в четыре раза больше энергии, то есть целых сто тысяч единиц маны, так что, мне придётся потратиться, ради того, чтобы моя сова стала человеком… надеюсь, она будет красивой девушкой.
     Сейчас в Хогвартсе были зимние каникулы, и через несколько дней наступит новый тысяча девятьсот восемьдесят девятый год. Своей новой рабыне Рейкпик я отдал ту шкатулку, которую не могу открыть уже столько времени, она же вроде работала в Гринготтсе, может сможет отпереть этот небольшой сундучок за время каникул. Сам я сейчас был в своей комнате, готовился применить на Софи заклинание, возможно его нужно будет применить несколько раз, всё же, моя сова не совсем маледиктус. Нормальные маледиктус это те, кто родился у другой проклятой женщины, когда она ещё была в форме человека, а Софи родилась уже от проклятой женщины, когда та была в форме зверя.
     — Итак, ты хочешь превратить свою сову в девушку? — спросила Тонкс, которая на каникулах осталась в Хогвартсе, чтобы мы не разлучались… ну, я сказал ей это сделать, а так, она по-прежнему предпочла бы держаться от меня подальше, — Отлично, сначала сов в девушек, а дальше что? Парней будешь превращать в девушек? Может деревья? Не? Камни? Как бы выразиться, и при этом не повториться? Ты сумасшедший. — сказала Нимфадора, и взмахнула палочкой из которой посыпались магические искры.
     — К сведению, мать Софи была волшебницей, которая из-за проклятия превратилась в животное. Так что, ничего сумасшедшего я не делаю… Так-так, Софи, не вырывайся, я знаю что ты хочешь клюнуть Тонкс, но ты ведь умная девочка, и понимаешь что этого делать нельзя.
     — Угу, понимаю. Софи — хорошая, угу. Но клюнуть хочу, хозяин только мой, угу. — ответила сова, правда понял её лишь я.
     — Сейчас я поставлю тебя в специальный круг, прошу, не покидай его ни при каких обстоятельствах. Возможно, там тебе будет больно, но если ты выдержишь, то сможешь превращаться в человека, то есть, я смогу тебя целовать так же, как и Тонкс. Ты ведь хочешь, чтобы я делал с тобой то же, что и с Тонкс? — погладил я сову, ставя её в магический круг.
     — Угу-угу, хочу-хочу. Хозяин будет целовать Софи. — слегка радостно попрыгала на месте сова.
     — Вот и отлично. Я начинаю. — направил я берёзовую палочку в которой накопитель был полностью заполнен маной, — Эссенция Веро Ревертетум! — с палочки в Софи устремился белый свет, под которым она начала увеличиваться, и понемногу приобретать человеческий вид… но, заклинание кончилось, а Софи осталась стоять в круге в виде гибрида девушки и совы. Руки у неё до сих пор были крыльями, вместо волос были перья, да и тело всё было покрыто перьями, хотя лицо у неё было уже вполне человеческим, да и ноги приобрели вид красивых женских ножек, причём с человеческой стопой.
     — Всё? Софи может целоваться с хозяином? — спросила девушка, которая напоминала гарпию.
     — О, она разговаривает. — заметила Тонкс.
     — Хозяин-хозяин, можно Софи её побьёт? — крылом указала Софи на Тонкс.
     — Подожди-ка, Софи, ты ещё не до конца стала человеком, сейчас я пополню накопитель из гримуара, и попробую усиленную версию заклинания. Постой пока минутку.
     — Хозяин-хозяин, Софи хочет целоваться. — всё же подошла ко мне девушка-сова, и я так уж и быть, поцеловал её, всё равно, перекачка маны из гримуара в палочку, может идти и без меня.
     — Софи хочет ещё, хозяин-хозяин, целуйте Софи. — вновь полезла ко мне моя девушка-сова.
     — Софи, давай закончим ритуал, а потом продолжим целоваться. Стань обратно в круг. — поставил я Софи обратно в круг, а потом вновь наставил на неё палочку, — Эссенция Веро Ревертетум Максима! — в этот раз свет был намного ярче, и приобрёл голубоватый оттенок. Под этим светом, тело Софи продолжило своё преображение в девушку, с торса начали пропадать перья, обнажая красивое женское тело, с достаточно большой грудью, крылья же, окончательно приобрели вид человеческих рук, да и перья на голове, начали становиться волосами… однако, процесс превращения завершился, когда у Софи всё ещё оставались следы того, что она была птицей, например, у неё остался хвост с перьями, да и на голове, помимо волос остались ещё перья. Хоть луч заклинания ещё продолжал светить около десяти секунд, но эти птичьи признаки так и не исчезли, так что, Софи сейчас выглядит как шикарная девушка с серыми волосами и медового цвета глазами, но из копчика у неё растёт птичий хвост, а на голове остались серые перья, которые можно принять просто за украшения.
     — Возможно, заклинание надо доработать, или же, изначальная суть будет давать о себе знать даже в человеческом облике. — начал я осматривать Софи, да и она сейчас осматривала свои руки, всё же, у неё с самого рождения были крылья, и вот этими руками она начала вскоре исследовать ещё кое-что новое, а именно свою грудь, размера так пятого, и я тоже присоединился к процессу тактильного исследования, — Интересно, она такая большая, потому что изначально у твоей матери была подобная же грудь, или же, на её размер повлияло то, что заклинание применял я, а я люблю большие груди.
     — Хозяину нравится? — спросила девушка, посмотрев на меня, и я в ответ присосался к её соску, — Софи, нравится, когда хозяин так делает, но Софи ещё нравится целоваться с хозяином. — я перевёл своё внимание с груди, на губки Софи.
     — Отлично, и нафиг я сюда пришла? Вам тут смотрю и без меня весело… чокнутый зоофил. — сказала Тонкс направляясь из моей комнаты, но я перехватил её, схватив за руку, и подтянул к себе, начав целовать и её, отчего Софи недобро начала смотреть на Тонкс, но я сжал сосок на правой груди Софи, и когда она перевела внимание обратно на меня, я поцеловал уже её. Так и стояли мы посреди комнаты, да целовались по очереди, пока в комнате не раздался писк:
     — Что за фигня тут творится?! — это вышла из своего домика Эми.
     — Так, иди-ка сюда. Энгоргио Корпорис Максима! — направил я палочку на фею, и от заклинания она увеличилась в двенадцать раз, став по размеру, как обычная девушка.
     — Что ты за фигню со мной сотворил, мастер?! — начала осматривать себя фея.
     — Давай, иди сюда, присоединяйся к веселью. — сказал я, трогая левой рукой грудь Тонкс, а правой рукой, грудь Софи, — Это, кстати, приказ. Живо иди сюда, чтобы я мог тебя поцеловать.
     — Мастер, вы худший человек в мире. — сказала недовольная Эми, и вклинилась между предыдущими девушками, так что я теперь целовал уже трёх красоток по очереди.
     — Фе… ФЕЛИКС! ЧТО ЗА ХРЕНЬ ТВОРИТСЯ В ТВОЕЙ КОМНАТЕ?! — это так мамуля отреагировала на ситуацию, когда я стоял да целовался с тремя девушками, — ОТКУДА ЗДЕСЬ ВСЕ ЭТИ ДЕВУШКИ?! — продолжила Лили, отлепив от меня всех девушек, и рассадив их по креслам, а меня же усадила на диван.
     — Ну, Тонкс ты и так должна знать, вот эта вот с перьями на голове, это Софи, моя сова, ну, а это вот Эми, моя фея, я её просто увеличил с помощью доработанного мной заклинания Энгоргио. Мамуля, ты опять врываешься в комнату не вовремя, и мешаешь мне тут целоваться. В прошлый раз прервала нас с Тонкс, и мы из-за этого с ней поссорились.
     — К-к-к-какого? — подняла руки Лили, и осматривая всех нас, в недоумении открыла рот, — КАКОГО ЧЁРТА?! Феликс, ты в своём уме?! Ты что творишь? Ты же ещё маленький!
     — Вот из-за того, что я ещё маленький, я только лишь целуюсь, был бы большой, и ты застала бы тут совсем другую картину… более пикантную.
     — Тётя Лили… это…
     — Молчи, Тонкс! Если хочешь сказать, что ты не виновата, то я это и так знаю, тут вся вина лежит на моём сыне… да и на мне, раз уж я не могу нормально его воспитать. Ох, как же я зла, на тебя Феликс.
     — С чего это, мамуль?
     — А причин никаких нет, да? Вот совсем? Ты целый год со мной не разговаривал, а вместо этого писал свои реплики магией в воздухе, это, по-твоему, не повод злиться? А то, что ты попросил в качестве извинений? Ты это считаешь нормальным? А вот то, что недавно здесь было, вот это тоже нормально?! Скажешь, то, что мой малолетний сын, в своей комнате целуется с тремя взрослыми девушками, это не повод для меня злиться?! Да я в ярости, чёрт возьми! А главное, что я не знаю, что в этой ситуации вообще делать?!
     — Ну, я бы посоветовал тебе всё это проигнорировать. Забудь об этом, и иди вниз, а я продолжу тут целоваться с тремя девушками.
     — Ненавижу себя! — крикнула Лили, с хлопком закрывая дверь.
     — Итак, продолжим.
     — Софи-Софи, первая. — набросилась на меня Софи, утопив моё лицо в своих голых сисечках.
     — Эх, кажется, связываться с психом вообще не стоило, надо было просто попросить родителей уехать куда-нибудь из страны. — проговорила Тонкс.
     — Ну, у тебя был шанс, и ты им не воспользовалась. Как и у меня когда-то. Надо было улетать, когда он меня отпустил, но я вернулась, чтобы убить этого мерз… мастера. — ответила Эми.
     — Ты тоже умеешь разговаривать. — заметила Тонкс, посмотрев на Эми.
     — Я всегда умела разговаривать, я не виновата, что кое-кто, слишком туп, и не может меня понять. Ну, мне нет дела, до челяди, типа тебя. Будь горда, что я вообще с тобой заговорила.
     — Лучше б ты молчала… а ещё лучше, если бы я сейчас была подальше от этого места.
     — Нимфа, твоя очередь. — усадил я Софи сбоку от себя, освободив место для Тонкс.
     — Нет уж, хватит с меня на сегодня. — встала она, смотря на дверь.
     — Тонкс, живо иди сюда.
     — Хррр… — повернулась она ко мне, — Я что, для тебя лишь игрушка? — всё же села рядом со мной Тонкс.
     — Да, одна из моих любимых. — ответил я, и приступил к поцелую.
     Нимфадора сейчас была на пятом курсе, а в Хогвартсе на пятом курсе сдают выпускные экзамены С.О.В. — Стандарты Обучения Волшебства, то есть, окончив пять курсов Хогвартса юный волшебник уже считается готовым к жизни, и в принципе, он может уже сейчас начинать искать себе работу по душе, например, большинство маглорождённых волшебников уходят после пятого курса, считая, что они уже полностью освоили магию. Обычно таким волшебникам хватает пяти курсов, а потом они устраиваются в магловском мире, причём из-за магии, устраиваются неплохо и в основном открывают какой-нибудь бизнес.
     Но полный курс обучения в Хогвартсе составляет семь лет. За два дополнительных года ученики углубляют свои знания в магических областях, что связаны с их будущей профессией. В основном семь лет обучаются те, кто решил жить в Магическом Мире, или же те, кто изначально в нём жил. Тонкс, будет продолжать учиться дальше, и когда она будет на седьмом курсе, я только должен буду поступить на первый курс… если, конечно, меня раньше не захотят усадить в Азкабан, а так как я буду этому противиться, то скорей всего, я свалю из Британии.
     На данный момент, я обладаю вот такой силой:
     ≪Статус≫
     Мана 589/589/52,7(146) в час
     Сила Чар 44,9
     Некроз 19,3%(х3,86 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 132
     Ловкость 175
     Выносливость 133
     Интеллект 352
     Мудрость 352
     Магия 2781
     К сведению, Магическое Ядро у Дамблдора раз в пять более развитое чем моё, то есть он легко может применять заклинания стоимостью под двести пятьдесят единиц маны, тратя на это лишь энергию самого мира, а вот какой у него личный резерв маны, я точно не знаю, ну, думаю, в пределах двух-трёх тысяч. Плюс, у него есть Бузинная Палочка, что увеличивает его силу ещё процентов на восемьдесят, а если он убьёт Грин-де-Вальда, то его палочка сможет усилить его ещё на столько же. Но у меня есть два гримуара, две палочки, а также опыта у меня в несколько раз больше. В общем, бой со стариком у нас выйдет жарким.
     Сейчас, с помощью своих знаний, я смог сделать артефакты, которые способны дать мне силу, даже больше, чем у Дамблдора, но старику уже больше ста лет, и он занимает кучу руководящих должностей, не за красивые глазки. Если уж Волан-де-Морт смог подстраховаться от смерти, с помощью крестражей, то уж этот старикан, тоже не упустит возможность обмануть Смерть, ведь способов этого, достаточно много. А значит, что даже если я убью Дамблдора, он может вновь воскреснуть, ведь я ещё точно не знаю как работают крестражи.
     К концу каникул Рейкпик так и не смогла открыть ту шкатулку, но сказала, что понемногу она взламывает защиту. Что же там за хрень хранится, под такой-то защитой?
     Сама Патриция, решила остаться в роли профессора Хогвартса, правда для этого пришлось в Хогвартсе создавать новую дисциплину под названием «Магическая безопасность». На этом предмете студентов будут учить, как с помощью магии себя можно защитить от любой опасности, в общем-то, это была практически та же Защита от Тёмных Искусств. Но пока что, один год предмет по Защите от Тёмных Искусств побудет без преподавателя и учеников.
     В общем-то, Рейкпик предложила поменять название предмета и кабинет, в котором преподавали эту дисциплину, если в течение пары лет ничего с ней не случится, то проклятую должность вообще закроют, и в Хогвартсе теперь будет лишь «Магическая Безопасность.»
     Всему преподавательскому составу до сих пор не нравилась Патриция, но они согласились использовать её в качестве подопытного кролика в этом эксперименте.

Примечание к части

     Бузинная Палочка - https://photos.app.goo.gl/zEwhWymxfYVg6LRj6 Алтарь для сбора энергии - https://photos.app.goo.gl/cixyaBvFuRt9CBJB9 Патриция Рейкпик - https://photos.app.goo.gl/z9cRBP1Q7dHwzqNd9 Оборотень - https://photos.app.goo.gl/54N6qJ8uUKqytfFA6 Нимфадора - https://photos.app.goo.gl/3yxMPv3mbydLkTru5 Софи - https://photos.app.goo.gl/4r3yzDEB6GEAgXZX6 Софи - https://photos.app.goo.gl/h7XHAnzVt5aj8jLZ6
>

Глава 9 - Смертельный ритуал

     Для зарядки одного изумруда-накопителя, нужно около девяти-десяти месяцев, если, конечно, алтарь стоит в насыщенном маной месте. И по итогам, нужное минимальное количество маны я собрал лишь к концу тысяча девятьсот восемьдесят девятого года. Ритуал создания у меня Домена я понемногу готовил… но как же я не хотел его проводить, поэтому затягивал с его проведением ещё месяц, а потом Рейкпик вдруг удалось, наконец, отпереть ту шкатулку, которая выглядела как маленький сундучок, однако, когда защитные чары были разрушены, то он действительно превратился в огромный сундук, в котором хранились вещи какого-то мага, скорей всего это был алхимик, так как в сундуке хранилось довольно много различных реагентов. Некоторые из которых уже пришли в непригодность, а некоторым реагентам время было нипочём, в основном это были драгоценные камни, чью пыль часто используют в различных эликсирах.
     В принципе, несколько килограммов сапфиров, рубинов и других драгоценных камней уже стоили того, чтобы пытаться открыть этот сундук. Однако, одна находка, меня порадовала особенно.
     Ну так вот, действительно ценным экземпляром оказался огромный изумруд размером с грейпфрут, то, что он был природным, и очень высокого качества, это не так важно, как-то, что внутри изумруда был кристаллизован небольшой азиатский дракон, причём душа дракона была на месте. Судя по очевидным признакам, это изумрудный дракон, и этот вид драконов истребили ещё лет двести назад, потому как чешуя этих рептилий, состояла из изумруда высочайшего качества… в общем, скромнее надо быть, в мире с магией, понты в виде изумрудной чешуи могут быть губительны, для носителей этой самой чешуи.
     Сейчас маги прекратили бездумное уничтожение драконов ради наживы, но ингредиенты из драконов уж слишком ходовой товар, отчего сейчас волшебники искусственно их разводят в заповедниках, и когда те вырастают, то пускают их на мясо, кости, кровь, требуху… в общем, полностью разбирают рептилий на полезные ингредиенты. А у огромного магического существа, полезно абсолютно всё, даже дерьмо и то используют для удобрения магических растений, которые потом пойдут в зелья.
     Слегка печально видеть драконов в роли забойных коров, всё же, в какой-то степени я считаю себя драконом, но, также я понимаю, что главное в мире — это сила, и если маги смогли подчинить этих сильных свирепых хищников, то значит они сильней, и по праву силы могут делать с ящерицами всё что захотят. Это, конечно, жестоко, но драконы всегда рассматривали людей в основном в качестве пищи, так что, никакой несправедливости здесь нет, и будь драконы поумней, то и сами бы могли разводить людей в пищу… хотя люди и сами прекрасно плодятся.
     В общем, имея под рукой хоть и слабого, но дракона, а также огромное количество энергии, подготовленной для создания Домена, я слегка скорректировал свои планы. За то время пока я изучал оборотней, я нашёл способ их вылечить, а также я неплохо изучил их способность обращаться в зверя, что поможет мне, когда я сам буду пытаться становиться анимагом. И есть такая закономерность между патронусом и анимагической формой мага, например, мой батя мог превращаться в оленя, и его патронусом был олень, тоже и у моего крёстного, он умел превращаться в огромную собаку, и его патронусом была собака. Нормальные исследования в этой области не проводились, так как маги способные создать телесных патронусов довольно редки, а анимагов вообще можно пересчитать по пальцам, в Британии, например, официально зарегистрировано всего семь анимагов, хотя, действительно их может в пару раз больше, но это всё равно мало.
     Ну так вот, хоть стопроцентно утверждать и нельзя, что анимагическая форма мага будет такая же, как и патронус, но я и не сомневаюсь в том, что моей анимагической формой будет дракон. Ну и вот, у меня появилась идея, как мне получить дополнительную выгоду из ритуала создания домена, используя для этого дракончика в изумруде. Также мне в этом помогут знания об оборотнях и анимагах, а ещё знания из других миров, и в особенности знания о создании Священных Механизмов.
     Я начал перерабатывать ритуал, плюс, продолжал собирать энергию из изумрудных накопителей, ведь из-за того, что я создавал и размещал алтари с периодичность в месяц, то получается, что каждый месяц я могу получать один большой круглый изумруд, в котором хранилось под два миллиона единиц маны.
     Подготовка шла ещё семь месяцев, хотя по большому счёту, я опять затягивал с ритуалом, ведь будет он болезненным при любом раскладе.
     Ритуал я решил провести у себя в подземной лаборатории, что находилась в Запретном лесу. С собой я для помощи и подстраховки взял Рейкпик. Также, я взял с собой Тонкс, сказав, что она сможет посмотреть, как я буду мучаться, на что она с радостью со мной пошла.
     С Нимфадорой у нас странные отношения, она по прежнему считает меня ненормальным, но из-за того что мы постоянно с ней лижемся, она ко мне уже привыкла… в общем-то, это чем-то похоже на Стокгольмский Синдром, когда пленный начинает симпатизировать захватчику, вот и Тонкс изначально была со мной не по своей воле, хотя и сейчас она была бы не против, чтобы я от неё отстал, однако, так сложилось, что я от неё не хочу отставать, отчего она вынуждена терпеть всё то, что я с ней делаю… но по большему счёту, лично с ней я ничего плохого и не делаю. Я её не обижаю, наоборот, учу вместе с Рейкпик магии, целую её, да за сиськи лапаю… в общем, ничего криминального, просто отношусь к ней, как к своей девушке.
     — Мда… умеешь же ты всякую непонятную магическую фигню делать. — сказала Тонкс посмотрев на огромный сферический изумруд, внутри которого происходили какие-то магические завихрения. Этот накопитель был диаметром, чуть больше метра, и стоял он на специальном деревянном постаменте, способном удержать эту огромную сферу, всё же, на пол её не поставишь… укатится.
     Этот огромный накопитель был создан путём слияний двадцати трёх изумрудных накопителей размером с волейбольный мяч. В итоге ритуала слияния накопитель стал в два раза меньше по размеру, чем первоначальный объём всех мелких накопителей, а его энергонасыщенность сейчас была равна сорокам миллионам единиц маны, и столько маны я копил почти два года, и это ещё учитывая то, что алтари собирающие энергию стояли рядом с Хогвартсом, то есть, рядом с сильным магическим источником, так что, в другом месте я столько бы энергии копил лет восемь — десять.
     — Угу, умею, люблю, практикую. — ответил я, при этом продолжал набивать магические татуировки на своей левой руке, с помощью чернил с изумрудной пылью.
     — А тебя мамочка не наругает, за то, что ты себе руки изрисовал магическими татуировками? — спросила Тонкс, посмотрев на меня, а у меня действительно левая рука вся была в зелёных татуировках, причём тату продолжалось чуть дальше середины грудной клетки, ведь именно в центре груди, чуть правее сердца находилось Магическое Ядро, которое имело больше энергетическую природу, чем материальную. На правой руке также было магическое тату, но оно представляло из себя толстую синюю линию, с рунами по бокам, что начиналась с центра правой ладони, и заканчивалась на середине грудной клетки, там, как понятно, использовались чернила с сапфировой пылью.
     — Всё нормально, после ритуала все тату пропадут, впитаясь прямиком в мою душу. И вот этот огромный изумрудный шар, также по плану должен будет впитаться в мою душу. Туда я пропихну его с помощью вот этих татуировок, которые послужат энергетическими магистралями, что будут перемещать энергию из Пространственных Карманов на ладонях, прямиком в моё Магическое Ядро, где и должен будет создаться мой маленький карманный мир. По итогам, внутри меня должно появиться измерение размером около четырёх тысяч кубических метров, это где-то куб с гранью в пятнадцать с половиной метров.
     — А ты не порвёшься от такого? Изумруд ведь размером с тебя, да и измерение в пятнадцать метров… как бы ты не лопнул, и не забрызгал тут всё своей кровищей. — с улыбкой проговорила Тонкс.
     — А ты и рада будешь, да?
     — Я не настолько двинутая, чтобы радоваться чьей-то смерти.
     — А вот когда Волан-де-Морт откинулся, вся Магическая Британия ликовала.
     — Ну… ты хоть, конечно, тот ещё говнюк, но после твоей смерти никто ликовать не будет… может даже я всплакну на твоих похоронах.
     — Ох, Нимфа, это очень мило с твоей стороны.
     — Ну так, ты точно не помрёшь после того, что собираешься сделать?
     — Что, решила уточнить, надо ли тебе готовить траурную речь или нет? Не волнуйся, я не умру, и смогу и дальше лобызаться с тобой. Нимфа, ты знаешь такую поговорку: «Суть довлеет над формой»? Так вот, физический мир и всё что в нём находится, является лишь одной из множества форм воплощения энергии мироздания, другой формой является энергетический мир, куда входит и магия, и душа, и много ещё чего. Именно энергия является первичной материей, и этот изумруд, по сути является кристаллизованной магической энергией. Такой огромный размер он имеет лишь в физическом мире, в духовном же мире, всю эту энергию можно сжать в шарик размером с песчинку.
     — И чего же ты её не сжал в песчинку? Если уж собрался что-то себе в душу пихать, то лучше уж песчинку, чем огромный шар.
     — На изменение размера в физическом мире, нужна энергия, и если я захочу превратить эту сферу в песчинку, то должен буду потратить, как минимум половину той энергии, что заключена в кристалле. Если бы мне нужно было вставить такой мощный накопитель, в какой-нибудь артефакт, я бы его уменьшил, но меня в первую очередь интересует именно сама энергия, заключённая в изумруде, отчего тратить попусту я её не буду. — ответил я.
     — Владыка лучше знает, что ему делать, не надо сомневаться в его уме. — сказала Рейкпик, которая помогла мне наносить тату на плечо и на спину, ведь туда я просто не дотянусь… эх, мне бы не помешали Теневые Клоны или Дубли, но с ними такая же проблема как и с патронусами, на их создание нужно просто море маны, и даже если я смогу такого создать, то он довольно быстро исчезнет. Здесь материальный мир очень стабильный, отчего любые конструкции из чистой энергии, довольно быстро развеиваются, отчего лучше делать клонов, которые имеют физическую основу. У меня полно идей для решения этой проблемы, но для всех них нужно много энергии и материалов, так что, реализовывать их я буду не скоро… всё равно, прям уж большой надобности в клонах я не испытываю.
     — Да-да, я знаю, «Владыка самый лучший», «Владыка — самый умный», ничего другого и не ожидаешь услышать от марионетки, которой «Владыка» мозг промыл. — проговорила Тонкс, посмотрев на Патрицию.
     — А вот я, кстати, не совсем понимаю, почему Владыка тебе мозг не промыл? — вновь подала голос Рейкпик.
     — Оу, что это, сомневаешься в своём Владыке? — с издёвкой спросила Нимфадора.
     — Патриция, я не промыл мозг Нимфе лишь потому, что планирую сделать её своей женой, а мне не нужна марионетка в качестве жены. Но вот насчёт марионеток в качестве наложниц, я не против, так что, ты можешь рассчитывать, что Владыка хорошенько отжарит свою верную рыжую рабыню. — сказал я, на что Патриция улыбнулась.
     — Ох, какая радость, сначала сделал меня своей девушкой против моей воли, теперь ещё и женой хочешь сделать… а ты не офигел часом? — посмотрела Тонкс на меня с претензией.
     — Не, ну ты ведь понимаешь, что на одних поцелуях я не остановлюсь, да? Рано или поздно, мы переспим, а я как порядочный мужчина должен буду на тебе жениться. Хотя, если не хочешь выходить замуж, значит будешь просто любовницей, мне не особо важны эти заморочки.
     — Угу, «порядочный»… — отвернулась от меня Тонкс, состроив недовольное лицо.
     — Нимфа, я, конечно, понимаю, что я не самый лучший для тебя жених, который есть в этом мире, но раз уж ты так не хочешь быть со мной, то просто скажи это, и я сотру тебе память о себе, или же, как вариант, пойди и сдай меня Дамблдору, и когда я буду сражаться со стариком, ты сможешь свалить от меня куда подальше.
     — Ага, а потом ты найдёшь и убьёшь меня. — посмотрела она на меня.
     — О, значит ты не сомневаешься в моей победе, не так ли? Я польщён. Ладно, надо уже начинать ритуал, а то вечно я его откладывать не могу. — я взял в левую руку изумруд с дракончиком внутри, и засунул его в Пространственный Карман на левой ладони, после чего тату нарисованное на руке начало светиться, оповещая о начале процедуры расщепления души дракона, и присоединения его ауры, в ауру моей левой руки.
     — Чёрт, будто руку в кипяток окунул. — описал я ощущения, которые возникли, когда душа дракончика начала срастаться с аурой левой руки, — Ещё не всё. — подошёл я к огромной изумрудной сфере, и положил на неё обе руки. Когда активировал Пространственные Карманы на ладонях, то они начали засасывать в себя море энергии, которая по проложенным путям устремилась в моё Магическое Ядро. Поток маны помогал процессу равномерного соединения ауры дракона и ауры моей руки, а также, прохождение такого потока энергии, позволит мне колдовать с большей эффективностью, ведь магические каналы станут в разы шире, правда всё это было той ещё пыткой.
     — Умм… как… приятно… умм… — сказал я, сжав зубы.
     — Что, действительно приятно? — поинтересовалась Нимфа, видя, как я закрыл глаза, и всё моё тело начало покрываться потом.
     — Это… сарказм… я сейчас испытываю ощущения, будто мне все жилы из руки достают, без какого-либо обезболивающего, а после жил, принимаются за кости, плюс… умм… плюс, в груди сейчас такое ощущение, будто во мне дыру вырезают… хотя это не далеко от правды… чёртов мир, со своими ограничениями… — больно бы мне было при любом раскладе, другое дело, что создай я у себя в душе маленькое карманное измерение, то терпеть бы её пришлось всего пару секунд, но для создания Домена, это карманное измерение должно быть большим и стабильным, а значит, что и энергии в это измерение нужно вбухать в тысячу раз больше, и терпеть боль в тысячу раз дольше.
     — Знаешь, когда ты меня позвал посмотреть, как ты будешь мучаться, я думала, что ты шутишь… но, чёрт возьми, ты уже десять минут стоишь тут и кривишься от боли, у тебя даже кровь из глаз начала течь, да и вместо пота начала выступать кровь… слушай, прекращай, а то действительно ведь помрёшь. — озабоченно проговорила Тонкс.
     — Ещё… пять… минут… — проговорил я, до крови сжимая зубы.
     — Вот же ж чокнутый… Патриция, может его зельем каким облить, или магию какую лечебную на нём применить, он же кровью истекает. — говорила Нимфадора с нотками волнения в голосе.
     — Владыка и так принял достаточно много зелий, а магия исцеления может помешать ритуалу, если накладывать её сейчас. Не волнуйся, Тонкс, Владыка выдержит.
     — Что-то, я сомневаюсь… он… что с ним? Он исчезает! — крикнула девушка, смотря как зеленоволосый парень, что истекал кровью распадается какими-то большими зелёными хлопьями, и то же происходило и с изумрудом, и всё это начало затягиваться в чёрную сферу, что возникла в том месте, где парень касался изумрудной сферы, — Что… что произошло? Что это такое? — спросила она, смотря на чёрную сферу, вокруг которой летал туман из изумрудной пыли.
     — Похоже на Обскури. — ответила Рейкпик.
     — Что ещё за Обскури?
     — В мире есть существа, которых называют Обскурами, по классификации опасности, они приравниваются к драконам и василискам. Изначально, обскуры — это дети с магическим даром, которые могли бы стать обычными волшебниками, если бы не их окружение, которое заставило их скрывать магию. В некоторых странах до сих пор идёт охота на ведьм, так что, если там обнаружат, что ты волшебник, тебя убьют. Поэтому, некоторые дети, обнаружив у себя дар магии, пытаются его полностью подавить, но, то, что они делают, это, по сути, складируют магическую энергию у себя в Магическом Ядре. Некоторое время, это помогает скрывать их природу волшебников, но это не может продолжаться вечно, и через пару лет, вся та энергия, что была заключена внутри Магического Ядра, вырывается, и так как ребёнок просто не может управлять таким большим объёмом магической энергии, этот ребёнок принимает форму Обскури — форму живого неразумного сгустка магии, который обладает огромной разрушительной мощью, способной разрушить город. Но, такая мощь губительна и для самого Обскура, больше десяти лет они не живут, и в основном умирают после первого же превращения в Обскури. Раньше, во времена Инквизиции, было довольно много Обскуров, однако, Владыка превратился в Обскури, лишь из-за того, что поглотил энергии в тысячи раз больше, чем может контролировать.
     — Так, Феликс… умрёт?
     — Такая возможность существует, но Владыка предусмотрел такой исход событий, и сказал, что если он превратится в Обскури, то мы должны просто его не трогать, если не хотим, чтобы он в бессознательном состоянии уничтожил всё в радиусе десятка километров.
     — А вот мне он такого не говорил… вот же дурак, и зачем он только так рискует?
     — Владыка, желает стать сильным, и если он сейчас выживет, то станет намного сильней.
     — Ну да — ну да, сила — это то, что он уважает, и то, что для него действительно важно.
     — Что сказать? Владыка оказался сильней меня, и смог меня подчинить, будь я сильней, этого бы не случилось.
     — Я… я старалась об этом не думать… но, профессор, как вы себя чувствуете после того заклинания?
     — Ну, я испытывала на себе действие Империуса, и могу сказать, заклинание подчинения, которое применил на меня Владыка, действует совсем по-иному. Под Империусом, ты осознаешь, что делаешь, точней, твой разум будто заперт в твоём теле, которое подчиняется приказам того, кто и наложил на тебя Империус. Мой же разум остался прежним, я мыслю также, просто моими главными приоритетами стало служение Владыке. Это странно, а главное, то с какой эффективностью действует это заклинание подчинения, слегка пугает… Владыка ведь столь молод, и смог создать столь сильное заклинание… В общем, то, что, Владыка меня подчинил не так уж и плохо, учитывая, что скоро весь мир будет лежать у его ног. Ведь с силой Владыки вскоре никто не сможет сравниться. Ты бы тоже не глупила, и не выкаблучивалась, а то ведь, хоть Владыка и хочет сделать тебя своей женой, но терпение у него не железное, раз уж он спокойно применил подчинение на мне, то разозлившись, может применить и на тебе.
     — На меня запал тёмный маг, который не гнушается промывкой мозгов… эх, и почему в жизни всё так сложно? — задала вопрос Тонкс, смотря на пульсирующую сферу магии, что понемногу подымалась к потолку, а потолок тут был довольно высокий, где-то больше пяти метров от пола.
     В комнате прошло ещё минут десять, как вдруг сфера сжалась, и произошла легкая вспышка, и с того места, где произошла вспышка выпал парень со странной левой рукой, и со светящимися зелёным глазами, что по мере падения парня оставляли за собой светящийся шлейф.
     — Итак, сколько меня не было в этом мире? — спросил я, посмотрев на девушек.
     — Что с твоей рукой и глазами? И почему ты так сильно изменился, будто стал на несколько лет старше? — начала засыпать меня вопросами Тонкс.
     — Вот поэтому я и спросил сколько меня не было в этом мире. Похоже, при создании Домена вышла маленькая накладочка, и меня туда засосало ещё тогда, когда он не был окончательно сформирован, отчего я там был заперт, пока он полностью не стабилизировался… эх, сначала я целый год провёл просто в море энергии, потом пару лет сидел в комнатке размером с гроб, который за оставшиеся четыре года разросся до нормальной комнаты размером в предполагаемые пятнадцать метров длины, ширины и высоты… но сидеть там всё равно было очень скучно. Ну хоть хорошо, что со мной была моя сумка с расширенным пространством, куда я переложил свои гримуары и палочки, так что, я развлекал себя созданием различных ритуалов и заклинаний. Так, ну я вижу, что для вас прошло не так уж и много времени.
     — Владыка, с начала ритуала не прошло и получаса. Так, у вас получилось всё, что вы планировали? — сначала ответила Рейкпик, а потом сама задала вопрос.
     — Где-то получилось даже лучше, чем я планировал, а где-то получилось хуже, чем я надеялся, но в целом, я стал на семьдесят процентов сильней. Физически я стал полностью взрослым, чему я очень рад, хотя в том измерении у меня не было партнёра, чтобы я мог вместе с ним разделить свою радость. Тело стало в три с половиной раза сильней, быстрей и выносливей. Также, я частично стал анимагом, а частично оборотнем-драконом, правда, чтобы принять свою полноценную форму дракона, мне надо стать раз в пять сильней, зато левая рука, которая и поглотила душу дракона, уже сейчас может превращаться в драконью лапу. — посмотрел я на левую руку, что была покрыта зелёной чешуёй, а также в некоторых местах из-под чешуи шёл зеленоватый пар, который по настоящему был плотной некро-энергией, которую мир поглощал из моей руки. Если колдовать Магию Смерти этой рукой, то она усиливается в пять раз, а также этой рукой я могу поглощать некроэнергию, накапливая её в особом накопителе в моём домене. Плюс, этой рукой можно было перемещать души моих врагов в мой домен, где они бы работали в качестве батареек. Свой домен я разделил на две части. В первой части скапливается Энергия Смерти, и туда же попадают поглощённые души существ, при этом туда я могу также перемещать и различные предметы, но для этого нужно дотронутся, до нужного предмета именно левой рукой.
     Вторая часть домена насыщенна обычной маной, и чтобы переместить туда что-либо, нужно дотронуться до этого именно правой рукой.
     Время в домене изначально было нестабильным, отчего я смог просидеть там шесть лет, тогда как в нормальном мире прошло всего десяток минут, но сейчас оно стабилизировалось, как и сам домен, и в данный момент время там движется всего в четыре раза быстрей относительно нормального мира. Чтобы увеличить домен нужна энергия, понемногу она будет в нём копиться, и если я захочу, то могу использовать эту энергию для расширение внутреннего объёма моего карманного мира.
     — И что, ты теперь будешь постоянно ходить с этой странной рукой и светящимися глазами? — поинтересовалась Тонкс, обойдя вокруг меня.
     — Нет, только когда захочу выглядеть пафосно и опасно. — я превратил руку в обычную, но от этого она лишилась способности перемещать души в Домен, однако, вновь активировать эту способность не составит труда. Назвал я её — Драконья Хватка Смерти. Глаза мои тоже теперь стали лучше видеть магию, и мне теперь, чтобы рассмотреть какую-нибудь магическую структуру не нужно присматриваться к ней впритык. Но сила глаз зависит от моей предрасположенности к Энергии Смерти, и сейчас она равна двадцати пяти процентам, что значит, что я теперь на четверть лич, отчего при активированном на полную Мортис-ай, из глаз выходит магические испарения некроэнергии, что смотрится довольно круто.
     — Ну и, стоило это всё того, что ты мог умереть… чокнутый ты придурок? Ты ведь пеплом распался, на какой-то миг я подумала, что ты умер. — серьёзно посмотрела на меня Тонкс.
     — Хех, неужели ты обо мне волновалась? Ох, я рад, что я тебе небезразличен. Однако, теперь имея свой карманный мир, я могу в любой момент в него переместиться сам, и переместить туда кого угодно… в любой момент и из любого места, даже из Азкабана. Кстати, хочешь увидеть это измерение изнутри? Там есть огромная, мягкая кровать, давай опробуем её вместе? — подошёл я и приобнял Нимфадору, плотно прижав её к себе, — Ты чувствуешь это, не так ли? То, что в тебя упирается? И это в кармане лежит не моя волшебная палочка, это мой мясной жезл, который, однако тоже можно использовать в магии… в магии секса. — проговорил я Тонкс на ушко.
     — Я… не готова к такому. — отвернулась Тонкс и отступила от меня на шаг.
     — Владыка, я готова! — встала на место Тонкс Рейкпик.
     — Ладно, Патриция, трахну значит тебя, мне сейчас без особой разницы, так как я столько времени терпел. Конечно, я хотел, чтобы мою вишенку сорвала моя будущая жена, но наложница тоже сойдёт. Пошли, наверное, к тебе домой, там уж и разберёмся где мне тебя сношать, в обычном мире, или в моём карманном. — поцеловал я рыжую красотку, при этом сжав её упругую ягодичку, по которой шлёпнул по окончанию поцелуя.
     — Пойдёмте, Владыка. — облизала губы Патриция. Хоть и было ей сейчас тридцать четыре года, но выглядела она лет на двадцать, всё же, в этом мире есть зелья, которые способны человеку руку заново вырастить, если, конечно, рука была отрублена не с помощью какого-то проклятия, которое окромя самой руки, отрезал и кусок ауры, что находился в этой руке, тогда никакие зелья не помогут… ну так вот, те маги кто достаточно небедны, могут покупать различные зелья, которые долго будут поддерживать их молодость. Правда, если долго их принимать, то со временем действовать такие зелья будут всё меньше и меньше, пока они вообще не перестанут давать хоть какой-то результат. Лет до сорока, ведьмы могут поддерживать свой молодой облик, а вот дальше они стареют, как и обычно, хотя есть ещё одно зелье — Зелье Красоты, но оно не поддерживает первоначальную красоту, оно временно с помощью метаморфизма создаёт маску красивой внешности, которая спадёт, когда действие зелья закончится. Действие у этого зелья, похоже на Оборотное Зелье, только там ты с помощью метаморфизма принимаешь внешность определённого человека, чью частичку тела добавил в зелье в конце его варки.
     Патриция принимала зелья поддерживающие молодость, но также, помимо прочего, она ещё и сильный маг, а они легко переживают рубеж в сто лет, если же их не убить, то они могут и до ста пятидесяти дожить.
     Фигура у Патриции стройная, лицо красивое, а её рыжие волосы делают её похожей на Лили, что лишь ещё больше распаляет во мне желание её отыметь… с мамулей у меня если чего и будет, то не скоро, её придётся ещё долго окучивать, чтоб она согласилась переступить свои моральные принципы, а вот Патриции я уже мозг промыл, так что, грех не воспользоваться её щедрым предложением, ей же хорошенько засадить, тем более, это именно её желание… как ни крути, но она, как оказалась, была той ещё шлюшкой. Однако, хоть я и предпочитаю девушек, у которых я первый парень, но, чтобы потрахаться с такими как Рейкпик, я не имею ничего против… в общем-то, по большому счёту, я и сам та ещё шлюшка.
     — Что ж, Нимфа, можешь идти домой, а я пойду сношать мою рабыню. — приобнял я Рейкпик, при этом взяв её за ягодицу.
     — Феликс, вообще-то у меня тоже есть своя гордость. Я ещё терплю, когда ты меня лапаешь и целуешь, терплю, когда лапаешь и целуешь свою эту Софи вместе с той стервозной феей, но я не собираюсь терпеть отношение, когда ты меня отсылаешь домой, чтобы потрахаться со своей любовницей. Типа раз уж сама не хочешь, то иди домой, и не мешай. — выговорила мне Тонкс.
     — Ну… а ты хочешь остаться и посмотреть? Я не против, может как насмотришься, то захочешь присоединиться.
     — Ты не так понял. Раз уж ты хочешь сделать меня своей женой, то прояви ко мне чуть больше уважения, чем к своей рабыне. Или же не мучай меня, и просто промой мне мозг, сделав марионеткой. А раз уж ты этого не делаешь, то будь добр, относись ко мне, не как к рабыне.
     — Всё равно ничего не понял. Так ты трахаться будешь или нет?
     — Тебя только это интересует? — раздражённо переспросила Тонкс.
     — В данный момент, только это.
     — Не буду. — ответила она и трансгрессировала из лаборатории.
     — Владыка, да промойте ей мозг, как она и просит. — обняла меня Рейкпик, и переместила нас к себе в дом, что также находился в Хогсмиде.
     — С одной стороны, можно, но с другой же стороны, никаких действительно серьёзных поводов это сделать, Тонкс мне не давала. Она несмотря ни на что, меня не предавала, а то, что она всё время бурчит, так её можно понять, ибо лично я поводов для бурчания даю ей массу. — ответил я, и начал снимать с себя одежду, ведь Рейкпик сейчас делала тоже самое.
     — Странное у вас мышление, Владыка, одним вы легко промываете мозги, а другим не хотите. — сказала Патриция, стягивая с себя верх одежды, и оголяя свою красивую грудь… ох, сисечки, как я по ним скучал, целых шесть лет, я страдал без них… а особенно страдал последние четыре года, когда мой боец начал функционировать, но поблизости не было ни одной девушки.
     — По большему счёту, я делаю лишь то, что хочу. Я хочу сделать Нимфу своей женой, при этом, не превращая её в марионетку. Также, я сейчас хочу тебя насадить на свой стержень. — слегка наклонился я, чтобы попробовать на вкус сосочек на красивой аккуратной груди Патриции.
     — Ох, Владыка, а вы большой мальчик. — сказала Рейкпик, достав мой член из моих трусов.
     — Ну, я уверен, что у магов нет проблем с тем, чтобы сделать себе достаточно массивные инструменты. — прервался я от сосания груди, и когда ответил, то присосался ко второй сисечке.
     — Ага, если бы. Владыка, некоторые не могут у себя бородавку на носу свести, а уж, чтобы член себе увеличить, для них это запредельное колдунство. Проблема в том, что те, кто способны на такое, обычно являются сильными магами, и в основном все они тёмные маги… ну, в принципе, как и вы. — говорила Патриция, наяривая руками мой дрын. Так-то у меня метаморфизм развился уже достаточно неплохо, отчего я могу достаточно свободно менять пропорции своего тела, могу стать выше сантиметров на двадцать, или на столько же меньше, а уж чтобы изменить размер своего дружка, тут вообще никакие проблемы не возникают.
     — Ладно, хватит трындеть, пора бы уже и засадить тебе. — сорвал я с Патриции трусики, и облокотив её о стол, грубо вошёл в киску рыжей девушки, — Ух, из-за того, что ты вся течешь, вошло как по маслу. О, да! Горячо, мягко, но при этом довольно туго. Отличная у тебя киска, Патриция, смогла полностью принять мою «волшебную палочку». — шлёпнул я её по заднице, при этом активно наяривая её дырку.
     — Сильней, Владыка! Шлёпайте меня сильней, и долбите сильней! — крикнула рыжая шлюшка, запрокинув голову назад и глубоко выгнув спину.
     — Без тебя разберусь. — продолжил я её драть, причём, через пару часиков, мы всё же переместились в мой домен, где у нас бы было в четыре раза больше времени, для секса. Сношал я эту рыжую пару дней практически не прерываясь, и прервался лишь по причине того, что мне надо было домой возвращаться, да и Патриция была уже практически никакая, последний раз она вообще вела себя как бревно, лишь постанывала иногда. В общем, для первого моего раза уже достаточно. Так-то у меня дома есть ещё парочка девушек, с которыми я могу продолжить веселье, хотя отдых бы мне тоже не помешал, я хоть и повысил свои физические характеристики до сверхчеловеческого уровня, но всё равно, силы мои конечны.
     Вот мой статус после ритуала и последующих шести лет, что я был заперт в домене:
     ≪Статус≫
     Мана 1062/1062/85,5(256) в час
     Сила Чар 83,5
     Некроз 25,5%(х5,06 раз)
     SP 1
     Характеристики:
     Сила 394
     Ловкость 496
     Выносливость 684
     Интеллект 443
     Мудрость 443
     Магия 4865
     В общем, учитывая, что кроме людей в этом мире полно других существ, например, те же великаны, что иногда имеют рост в десять метров и на одной физической силе могут побороться с драконами, можно сказать, что моя физическая сила не особо и удивительная. Да, я могу поднять пару тон веса, да бежать со скоростью в сто десять километров в час, но используя магию, я чарами левитации могу поднять около сорока тонн, телепортироваться за секунды на десятки километров, а также летать со скоростью в полмаха. И это, уже не говоря о том, что Магией Смерти я могу легко убить того же великана, даже несмотря на их магическую сопротивляемость. Вот сейчас мне можно не волноваться, что кто-то придёт и попытается меня убить, ибо попытка его будет абсолютно провальной.
     Теперь, с доменом я могу заниматься и Некромантией, и вообще делать тут что захочу, ибо это мой мирок, и законы Магической Британии меня тут не достанут. Как приду к себе домой, нужно будет переместить оттуда сюда всё своё барахло, а то Домен сейчас представляет из себя большую комнату, с огромной кроватью, на которой, кстати, сейчас я лежал с голой Рейкпик, ну и кроме кровати тут есть ещё стол да стул. Имея обсидиановый гримуар который может хранить в себе информацию с тысячи книг, библиотека мне тут не нужна, разве что библиотека из гримуаров… хм, возможно, через сотню лет, тут такая и появится, но сейчас здесь довольно пустынно, но скоро я тут всё заставлю всякими котлами и полками с разным магическим хламом. Как говорил, домен поделён на две части, и часть заполненная Энергией Смерти, является комнатой в четыре раза меньше предыдущей, где стоит зеленоватый туман из некроэнергии, которая уплотняется у потолка, превращаясь в маленькое зелёное солнышко. Тут я потом и буду заниматься Некромантией, и у меня уже есть куча идей, которые я копил шесть лет.
     Патрицию я оставил лежать в домене, как она немного отдохнёт, мы продолжим, и скорее всего, в следующий раз ей придётся поучаствовать в групповушке. Сам я переместился из домена прямиком к своему дому.
     Кстати, дом у нас заметно вырос, всё же, изначально он был небольшим и предназначался лишь для двух человек, было там раньше пару спален, кухня, прихожая, столовая и туалет. А сейчас, я с помощью магии расширил все изначальные комнаты, а также добавил ещё несколько новых комнат, под разные нужды, в общем-то, постоянная трансфигурация, хоть и требует достаточно много маны, но зато позволяет буквально из воздуха в чистом поле создать себе замок, как это и было сделано основателями Хогвартса. Дом ведь располагался на окраине деревни, отчего свободного места рядом было полно, и я мог его использовать, для расширения своего домика, и теперь это небольшой особнячок.
     На входе я встретил Софи, что была одета в форму горничной, и в данный момент подметала крыльцо.
     — Хозяин пришёл! — посмотрела на меня птице-девушка, — А Софи тут убирает, Софи — не бесполезная, как говорит злобная зелёная фея. Софи ведь молодец? — с ожиданием посмотрела на меня девушка-сова.
     — Ты молодец. — поцеловал я её, — А молодцы — сосут концы. Иди в мою комнату, я сейчас буду делать с Софи много всего приятного. — вновь я её поцеловал, при этом прижав к себе.
     — Хозяин-хозяин, только делайте Софи приятно, а злобную фею накажите, она обижает Софи. — сказала девушка с птичьим хвостом и птичьими перьями на голове.
     — Обязательно накажу… анально. Всё, иди наверх. — отпустил я Софи, всё же ещё раз напоследок поцеловав её. Она хоть и глупенькая, но очень красивая и милая, что сглаживает предыдущий недостаток, плюс, она абсолютно полностью мне преданна, причём без всяких подчиняющих заклинаний.
     Я пошёл в зал, где сейчас сидела Лили, и читала книжку.
     — Привет, мамуль, что читаешь?
     — Пособие по воспитанию проблемных детей и подростков, для меня это очень актуальная проблема. — оторвала она взгляд от книги, и посмотрела на меня, — Фе… ликс. Это ты? — встала Лили и подошла ко мне.
     — Я, мамуль. Тут в общем, я один ритуальчик провёл…
     — Феликс, что ты с собой натворил? — начала осматривать меня Лили, — Почему ты стал взрослым? — взволновано спросила Лили. Раньше я хоть и выглядел старше своего возраста, где-то лет на тринадцать — четырнадцать, но сейчас я выгляжу лет на двадцать.
     — Ну, эм…
     — Что «эм»?
     — Просто, если я тебе что-то расскажу, так ведь об этом сразу же узнает Дамблдор, ты же ему стучишь на меня.
     — Я с ним советуюсь, потому что у него опыта больше. Феликс, скажу честно, мне очень сложно с тобой, ты меня не слушаешь, творишь что тебе в голову взбредёт, а вот сегодня ты ушёл мальчиком, а пришёл уже мужчиной. Как я должна реагировать? Я не знаю! Вот поэтому мне и нужно с кем-то делиться со своими проблемами. А Дамблдор мудрый старый волшебник.
     — Да-да, Дамблдор — великий человек, я понял.
     — Феликс, если бы ты не давал поводов беспокоиться, я бы ни с каким Дамблдором тебя не обсуждала. Вот сейчас ты дал мне просто гигантский повод беспокоиться. Феликс, живо отвечай, что ты сделал и почему ты так повзрослел?! — взяла меня Лили за плечи, и с беспокойством начала смотреть на меня.
     — Ладно. Мам, помнишь я когда-то говорил о том, что хочу создать у себя в душе карманный мир? Ты тогда ещё сказала, что я шучу… ну так вот, я тогда не шутил, и сегодня я создал такой мир, правда маленький, но он будет расти со временем. И при его создании я случайно запер себя там на шесть лет, так что, мне теперь шестнадцать.
     — Умм… сынок, пойдём-ка к Дамблдору, потому что я не знаю как на это реагировать. Это уже выходит за рамки того, что я вообще могу осознать. — начала меня тянуть куда-то Лили, но я её остановил, и крепко обняв, сказал:
     — Мамуль, не надо никому об этом знать.
     — Я просто ужасная мать. — вдруг выдала Лили, положив голову мне на грудь.
     — Честно говоря, всё как раз наоборот, ты прекрасная мать, это просто я ужасный сын.
     — Да, сынок, ты прав, ты ужасный сын. Ушёл куда-то и вернулся уже взрослым, ты вообще не думаешь о матери. — осуждающе посмотрела на меня Лили.
     — Вообще-то, я думаю о тебе, мам… и мысли эти очень похабны и аморальны. — крепче прижал я к себе Лили, при этом положив руки на её попку.
     — Феликс, что ты делаешь? Что… что это начало упираться мне в живот?
     — Мамуль, я теперь взрослый, догадайся что у подростка может выпирать, когда он обнимает невероятно сексуальную женщину? — спросил я, и полез целовать Лили, но она начала отворачиваться.
     — Феликс, живо отпусти меня, а иначе я на тебя очень разозлюсь. — сказала Лили отвернув голову.
     — Ладно-ладно, я и сам знаю что то, что я хочу, очень неправильно, хоть и сделало бы нас обоих очень счастливыми. — поцеловал я Лили в щёчку, и отпустил, — Прости, мамуля, но твой сын очень ужасный ребёнок, он хочет свою мамочку, как женщину. Это очень аморально, я понимаю, и поэтому, если ты скажешь, что я тебе противен, я не буду возражать, чтобы ты меня выгнала из дома.
     — Феликс… иди наверх.
     — Иди наверх, забирай свои манатки, и выматывайся из дома?
     — Феликс, просто иди в свою комнату, я не буду выгонять тебя из дома. Мне нужно подумать.
     — Ну ладно, если услышишь крики из моей комнаты, то не обращай на них внимание, это я там просто буду драть Софи и Эми. — улыбнулся я Лили, у которой в голове был полнейший сумбур.
     Зайдя в свою комнату, я сразу же позвал Эми:
     — Эмеральд, выходи, твой мастер хочет тебя видеть.
     — А вот и не выйду, знаю я зачем я нужна мастеру, вы либо работать меня заставить хотите, либо лапать да целовать меня. А меня не привлекает ни первый вариант, ни второй. — послышалось из кукольного домика моей феи.
     — Значит, ты не хочешь слушать своего мастера? Что ж, тогда тебя нужно наказать.
     — Хозяин-хозяин, а можете сначала сделать Софи много приятного, как вы и обещали, а потом наказывать злобную фею? Вот, хозяин, Софи уже готова. — сказала девушка, держа в руках свою огромную грудь, на сосках которых застыли капельки молочка… ох, грудь Софи была и так большая, а когда я намагичил, чтобы она ещё и молоко выделяла, так сисечки Софи стали вообще седьмого размера, что с её стройной фигурой и птичьими особенностями, делает её невероятно экзотичной и сексуальной девушкой.
     — Ладно, потом наказанием этой плоскодонки займусь. — повалил я Софи на кровать и присосался к её бидончикам, — Ах, птичье молоко, как всегда сладкое и вкусное. Сейчас, я тебя, Софи, тоже своим молочком напою, сначала через верхний ротик, а потом и через нижний. Наконец, я сделаю то, что хотел сделать ещё в первый раз, когда увидел твои бидоны. — я достал свой член, который уже давно стоял колом, а после я встал так, чтобы мне удобно было пропустить свой дрын между бидонов Софи.
     — Софи, сожми-ка свои сисечки. — попросил я, у Софи, и так как она всегда меня слушается, то безропотно выполнила мою просьбу, — О, да, спасибо. Ох, как же приятно елозить своим членом между горячих и мягких грудей, что обильно истекают молоком. Кайф, я прям сейчас и кончу. Софи, открой ротик.
     — Хорошо, хозя… умм… — засунул я в ротик девушки кончик члена, начав вливать туда своё молочко.
     — Глотай-глотай, Софи, хорошие девочки всегда глотают.
     — Угу… угм… Софи — хорошая девочка, Софи всё проглотила. — открыла ротик Софи, чтобы показать, что она действительно всё проглотила, а влил я ей приличную порцию сметанки.
     — Что ж, хороших девочек ждёт награда. Сейчас я сделаю Софи своей невестой. — опустился я до паха Софи, проверив как там у неё со смазкой, но она уже была мокренькая, да и мой член был в её молоке, так что, я не став откладывать, приставил член к дырочке Софи, и понемногу начал проникать внутрь, и когда настиг преграды, то сначала наложил на Софи обезболивающее заклинание, а потом толчком прорвал девственную плеву, продолжая проникать внутрь девушки, пока не упёрся в шейку матки, — Хорошая девочка, приняла больше половины. Софи теперь моя невеста. — поцеловал я девушку, а после присосался к груди начав одновременно двигаться внутри Софи, и пить её молочко.
     — Софи — невеста хозяина, Софи любит хозяина. — погладила она меня по голове, и я отвлёкся от её груди, чтобы поцеловать Софи… хех, я практически сам вырастил Софи, сделав из проклятой совы прекрасную девушку, что любит меня, и предана мне всем сердцем… не будь я бабником, то скорей всего, я жил бы лишь с Софи, но у меня сексуальное желание, превалирует над любовью, отчего я всегда завожу себе гарем.
     На стоны Софи, из своего домика вышла Эми, чтобы посмотреть, что мы тут творим, и увидела она, как я вдалбливаю свой член в киску Софи, причём из-за птичьего хвоста Софи, делать это было возможно лишь в миссионерской позе. Так-то, Софи умеет вновь превращаться в сову, но когда превращается в девушку, то у неё всё равно остаются и перья на волосах, и хвост на копчике. Возможно со временем она научится их убирать, но мне в принципе эта особенность в ней нравится, хоть она и приносит кое-какие неудобства, однако, в сексе полно поз, в которых я могу иметь мою девушку-сову.
     Долбил я Софи пока сам не кончил, хотя сама девушка успела финишировать тройку раз, и когда я начал заливать в неё своё семя, она от оргазма кажется вырубилась.
     — Ты следующая. — посмотрел я на Эми, которая думала, что подсматривает за нами незаметно.
     — Неа, я не буду с вами таким заниматься. — хотела опять спрятаться в свой домик Эми, но я растворил стену и достал оттуда миниатюрную девушку, которую увеличил с помощью магии до размеров нормальной девушки.
     — А я у тебя разрешение и не спрашивал. Раздевайся, если не хочешь, чтобы я твою одежду уничтожил. — сел я на кровать, — Давай, рабыня, твоё тело принадлежит мне.
     — Мастер, вы извращенец. Я ни разу не слышала, чтобы какой-нибудь волшебник додумался занимался сексом с феей, а уж тем более с совой, которую он превратил в тупую сиськастую корову.
     — Да-да, ты права, я — извращенец, а теперь разделась, и дала мне себя трахнуть. И так-то, хоть я тоже не слышал о сексе с феями, но вот лесничий в Хогвартсе является полувеликаном, и отец у него обычный волшебник, так что, в мире нашёлся ещё больший изврат, чем я, который трахнул великаншу… ну, наверное, он увеличился с помощью того же заклинания, которым я увеличиваю тебя.
     — Чёрт, но почему из всех фей в мире, вы наткнулись именно на меня? И где эта фиолетоволосая, когда она так нужна? — отвернулась от меня Эми и начала раздеваться. Сама она была, конечно, красавица, но пышными формами похвастаться не могла.
     — Мда, сравнивая тебя с Софи, могу сказать, что ты та ещё доска-два соска.
     — Раз не нравлюсь, то и отстаньте от меня.
     — Ха-ха, тебе не повезло, ведь мои вкусы очень разнообразны, и миниатюрных худышек я тоже люблю, особенно если у них разработан анальчик. — подошёл я к голой зеленоволосой девушке, за спиной у которой в воздухе висели шесть больших изумрудов, что и являлись крыльями изумрудной феи, — Сейчас значит и будем твой анальчик разрабатывать. — смочил я средний палец слюной, и засунул его Эми в зад, а чтобы она не вырывалась, пришлось её прижать к себе свободной рукой.
     — Чёртов садист! Мастер, вынь палец! — начала она пытаться выбраться, но я повалил её на кровать, и связал с помощью Инкарцеро, а после продолжил засовывать в неё пальцы. Далее, смочив член молочком Софи, я стал грубо проникать в зад феи, что от такого жутко меня проклинала. Её узкая попка сжимала мой член будто в тисках, но мне это, наоборот, нравилось, включая крики Эми… эх, есть у меня всё же некоторые садистские нотки. Драл я фею жёстко, однако у Эмеральд была довольно впечатляющая регенерация, отчего с ней в любом случае ничего плохого не станется, если что, попку я ей подлечу.
     Со временем Эми привыкла, и теперь проклятия чередовала со стонами и криками удовольствия. Софи, когда отдохнула также присоединилась к веселью, а потом я ещё вспомнил о Патриции, которая должна была уже оклематься у меня в домене, и тоже включил её в нашу групповушку. Трахались мы целую ночь, и девушки не сдерживали свой голос, выражая как им приятно… ну и Эми ещё не упускала возможность меня обзывать.
     ***
     — Чёртов Феликс, уже три часа ночи, а он всё ещё сношается… — проговорила рыжеволосая девушка, с зелёными глазами, что сейчас смотрела на стену, за которой её сын устроил оргию, — Я плохая мать. — проговорила она, продолжая тереть у себя между ножек, слушая звуки секса за стеной.
     ***
     Заснули мы перед самым утром, и перед тем, как лечь спать, я просто взмахнул палочкой и сказал: «Экскуро» и комната стала чистой, как и девушки. Справа лежала Патриция, слева Софи, а Эми уменьшилась до своего изначального размера, и лежала у меня на груди.
     Где-то в обед, я проснулся от каких-то криков:
     — Ты что забыла в кровати моего сына, рыжая шлюха!? — кричал голос Лили.
     — От рыжей шлюхи слышу! И чего ты разоралась? Ты должна быть мне благодарна за то, что я забочусь о сексуальных потребностях твоего сына. — послышался голос Рейкпик, — Кстати, сейчас я вновь буду заботится о этих самых потребностях. — с меня сняли одеяло, и так как спал я сейчас голый, как и другие девушки, то мой член в данный момент был на виду, а так как для меня сейчас по сути было утро, то прибор мой был налит кровью и стоял как флагшток.
     — Эванс, спасибо тебе за то, что вырастила сына с таким огромным членом, который я могу оседлать. — мой член начал погружаться в горячее нутро Патриции, — Оух, член твоего сына великолепен, а теперь не мешай мне им наслаждаться. Хотя если хочешь, то можешь смотреть, как я буду скакать на твоём сынке.
     — Ах ты шлюха! А ну слазь с моего Феликса, я не дам какой-то старой потаскухе портить моего сына. — я как раз открыл глаза, и увидел, как Лили стягивает Патрицию с меня, схватив её за волосы.
     — Аурхм… — зевнул я, — Мам, чего ты тут делаешь? Отпусти, Патрицию. — посмотрел я на одну рыжую девушку, что держала за волосы другую рыжую девушку.
     — С каких пор эта шлюха для тебя «Патриция»? Откуда вы вообще знаете друг друга? — спросила Лили, всё ещё не отпуская Рейкпик.
     — В Запретном Лесу как-то встретились… ночью… в Хэллоуин… в полнолуние… я там ещё троих оборотней встретил, будь земля пухом для их праха… кхм. В общем, мы давно знакомы. — начал я понемногу двигать бёдрами, отчего мой член начал вновь погружаться внутрь Патриции.
     — Прекрати трахать эту шлюху, когда с матерью разговариваешь! — крикнула Лили, и всё же стянула с меня Патрицию, сильно дёрнув её за волосы, отчего та упала на пол.
     — Мамуль, тебе не кажется что ты выбрала очень неудачное время и место для какого-либо разговора? — указал я на свой стоящий колом член.
     — Чего он такой огромный? То есть… Феликс, живо спускайся, нам нужно серьёзно поговорить! — отвела Лили взгляд от моего члена, и посмотрела на Рейкпик, — А ты старая проститутка даже не смей больше лезть к моему сыну! Живо убирайся из дома, а иначе я тебя голой выкину на улицу, пусть все знают какая ты шлюха.
     — Что, завидно тебе, что я могу спать с Феликсом, а ты не можешь? Хе-хе, что за глупая ревность. — с издевательской улыбкой посмотрела Патриция на Лили.
     — Ну ты напросилась, шлюха! — влепила Лили Патриции смачную звонкую пощёчину, а потом потащила её за волосы из моей комнаты, но когда они покинули пределы моей комнаты, то Рейкпик смогла трансгрессировать из моего дома, скорее всего к себе домой.
     — А обо мне все забыли. Ладно, воспользуюсь попкой Эми. — поднял я фею со своей груди, и положив на кровать увеличил её, а после проник в её зад, который был расслаблен по причине того, что во сне все мышцы расслабляются, но от такого Эми быстро проснулась, а потом от криков феи проснулась и Софи, так что, групповушка вновь продолжилась, и спустился я вниз лишь к ужину.
     — О, Нимфа, привет. А чего ко мне не зашла, а здесь сидела? — увидел я ещё и Тонкс, что сидела рядом с Лили за столом.
     — Будто ты не знаешь. Не хотела вам там мешать, а ещё точнее, не хотела чтобы ты со мной тоже самое делал, что ты делал и со своими… эм… фамильярами? Ох, я даже не знаю, как называть тех девушек. Зато знаю как называть тебя. Ты извращенец-потаскун. — ответила Тонкс посмотрев на меня.
     — Сынок, не обижайся, но я полностью согласна с Тонкс. — поддержала Нимфадору Лили.
     — Звучит, конечно, так себе, но суть полностью передаёт. — ответил я, также садясь за стол, — Ну, будем обсуждать мои моральные принципы… точнее их полное отсутствие, или у вас ещё есть актуальные темы для разговора? — посмотрел я на них.
     — Да тем для разговора просто полно. — начала тереть виски Лили, — Итак, начнём. Сынок, как ты собрался объяснять всем, почему ты выглядишь лет на восемнадцать, тогда как официально тебе лишь десять? Причём, десять тебе исполнится лишь послезавтра.
     — Ну, тот ритуал, помимо создания у меня в душе карманного мира, должен был дать мне способности анимага, хоть я их и получил, но не в полной мере, зато у меня развился метаморфизм, причём даже круче чем у Тонкс. — сказал я, и сделал себя десятилетним.
     — Хох, это решит большинство проблем, а то я и не знала как ты в Хогвартс пойдёшь.
     — Мамуль, какой Хогвартс? Я уже всю учебную программу выучил, чему меня там могут научить?
     — Не знаю, но образование тебе получить надо, тебя ведь без него на работу не возьмут. Как ты тогда жить собрался? — поинтересовалась Лили.
     — Как я жить собрался? Хмм, да так же как и сейчас. Хотя, возможно начну путешествовать по миру, а потом и по мирам.
     — Ага, размечтался, пока не окончишь Хогвартс, я запрещаю тебе любые путешествия. Понял? — с превосходством посмотрела на меня Лили.
     — Мамуля, я тебя, конечно, люблю, но иногда ты требуешь от меня полнейший бред.
     — То что ты называешь бредом, это норма для всех людей.
     — Ну и толк быть как все люди? Быть серой массой мне не по нраву. Я уже давно начал осваивать метаморфизм, особых успехов у меня не было, но вот цвет волос я мог поменять, однако делать этого не стал. То же и с Тонкс, которая в основном ходит с фиолетовыми волосами, ты, мамуль, вообще рыжая-бесстыжая. В общем, все мы явно выделяемся из толпы.
     — Угу, красивая речь, но в школу ты всё равно пойдёшь, хочешь этого или нет. Хотя, можешь из дома сбежать, и этим ты навсегда разобьёшь мне сердце… хмв. — сдерживая слёзы проговорила Лили, — Феликс, прошу, побудь нормальным ребёнком, хоть немного, походи в школу… я ведь немногого прошу. Я и так считаю себя отвратительной матерью, если ты ещё и школу не окончишь, то это будет полнейшей правдой… хмв. — вытерла Лили слезы.
     — Ладно, не плачь, пойду я в Хогвартс. Библиотеку там всю изучу, да все секреты замка, может смогу себе девушку найти.
     — Эй, а я? Я типа не девушка? Ты же сам говорил, что хочешь сделать меня своей женой. — активизировалась Тонкс.
     — Ну, я-то хочу, ты не хочешь.
     — Хе-хе, вряд ли ещё найдётся дурочка, помимо меня, которая вообще решит с тобой общаться, не говоря уже о том, чтобы встречаться с тобой.
     — Ох, Нимфа, ну ты уж слишком к себе категорична, называя себя дурочкой. Ты, конечно, не дотягиваешь до моего гениального интеллекта, но дурочкой я бы тебя не назвал, максимум неуклюжей слегка глупенькой милашкой.
     — Ох, какой ты галантный, но на то, что я дам тебе со мной переспать, можешь даже и не рассчитывать. Секс только после свадьбы. — улыбнулась Нимфадора.
     — Ой, ты ведь понимаешь, что от этого запрета страдать будешь лишь ты? Мне так-то есть с кем спать.
     — Сынок, а ты мог бы не вести столь развратный образ жизни с кучей сексуальных партнёров… эх, о чём я только разговариваю со своим сыном? — закрыла Лили лицо рукой.
     — Тётя Лили, хочет сказать, чтобы ты не был мужской шлюхой. — подвела мысль Тонкс, — Меня и так жутко бесит вся эта ситуация с тобой, ты понял о чём я. Так мало этого, ты ещё оказывается кобель, и даже говоря, что я буду твоей женой, мне также говоришь и показываешь, что верен ты мне не будешь.
     — Ну, Нимфа, хочешь, можешь мне изменить, переспав с каким-нибудь парнем… и на ваших с ним похоронах, я скажу очень трогательную траурную речь, о вашей любви, которая так быстро оборвалась, вместе с вашими жизнями. — активировал я Мортис-ай, отчего глаза засветились и из них вверх устремился зеленоватый туман.
     — Тётя Лили, ваш сын монстр… и я сейчас это не фигурально.
     — Ох, Нимфа, хватит меня нахваливать. — дезактивировал я глаза, — Так, мамуль, давай корми меня, а то я потратил очень много белка, надо бы подзаправиться, а то ещё вся ночь впереди.
     — Так, чтоб с той рыжей шлюхой Рейкпик больше не спал, я не позволю, чтобы рядом с моим сыном крутилась эта профурсетка.
     — Ну, честно говоря, киска у неё хоть и приятная, но слишком разработана, даже в зад я ей вставлял без какого-либо усилия. Похоже, там до меня всё хорошенько разработали, но надо же мне с кем-то свой юношеский пыл усмирять, Софи и Эми сами не справляются, а Тонкс меня динамит, вот и приходится с Рейкпик спать.
     — Мне не нужны такие подробности. На, ешь. — дала мне Лили тарелку с мясным рагу.
     — Умм, спасибо, мамуль. Поем, и пойду опять сношать своих фамильяров. — принялся я за ужин.
     — Феликс, чтоб ты знал, ты ужасный парень. И я бы с удовольствием тебя бросила… если бы не некоторые обстоятельства. — посмотрела на меня Нимфадора, от которой так и веяло обидой и ревностью.
     — Нимфа, у нас тут так-то свободная страна, делай что хочешь… вот только, тогда и я буду делать что хочу.
     — Ты и так делаешь, что хочешь.
     — Ну, не говори, иногда я всё же прислушиваюсь к чужому мнению, очень редко. — посмотрел я на Лили и на Нимфу, а потом продолжил поглощать еду, чтобы восполнить энергию и питательные вещества, а после пошёл наверх, и вновь занялся дырочками Софи и Эми.
     ***
     — И как он только может так бесстыдно этим заниматься, ведь знает, что это слышу и я, и его мать. Тёть Лили, ваш сын просто невозможный.
     — Это правда, и я вообще не понимаю, почему ты до сих пор с ним дружишь, а ещё и согласилась быть его девушкой… чего же они там так стонут и кричат? — посмотрела рыжая девушка на потолок.
     — Скажем так, вашему сыну очень трудно отказать, и при этом потом не сожалеть. Вы просто не всё знаете о нём.
     — Да уж очевидно, что я почти ничего о нём и не знаю, так как он явно мне не доверяет. Скажи, Нимфа… он, что, стал тёмным магом?
     — Тётя Лили, он был им ещё с того момента как мы с ним вообще познакомились. Он, конечно, чудит, но я бы сказала, что за действительно тёмную грань он не переходит.
     — Эх… хоть это радует. И что мне с ним делать?
     — Я бы посоветовала сдать его в приют, и стереть себе память о том, что у вас вообще был сын… но боюсь, что уже поздно. Хотя, я бы на вашем месте всё же попробовала.
     — Спасибо за совет, Тонкс, надеюсь Феликс одумается, и не женится на тебе, не хочу чтобы моих внуков воспитывала такая как ты.
     — До свидания, тётя Лили, и я тоже надеюсь что ваш ненормальный сын одумается и отстанет от меня.
     — Сама ненормальная… — сказала хозяйка дома в спину своей гостьи, а потом подняла взгляд на потолок, — Как-то даже завидно…

Примечание к части

     Изумруд с дракончиком - https://photos.app.goo.gl/Aea3y1gnU3DcGH3N9 Сфера-накопитель - https://photos.app.goo.gl/cvzMX78UAHH6EKGt6 Драконья Хватка Смерти - https://photos.app.goo.gl/3NnMQxXiNLT9cyoJ8 Патриция - https://photos.app.goo.gl/VoDDDJvJeeKjFEXM7 Патриция - https://photos.app.goo.gl/MmBfE4MEkFHKjygT9 Софи - https://photos.app.goo.gl/jaAEou7C3qQ1ivgV8 ГГ - https://photos.app.goo.gl/4D5qvDqKEhyYy9zM9 Софи - https://photos.app.goo.gl/ybnY54dj9vDdTCQd6 Эми - https://photos.app.goo.gl/q8imgRCirN2xqqpLA
>

Глава 10 - Смертоносная волчица

     Так-то хоть в Хогвартсе меня вряд ли чему-то новому научат, но этому замку уже под тысячу лет, и там полно того, что я мог исследовать, а также спиз… приватизировать, так что, я очень даже хочу там полазить. Всё же, там в подвале где-то спит целый тысячелетний Василиск, которому уж я найду применение, а ещё там есть Выручай-Комната, в которой десяток веков копился различный хлам, среди которого может быть полно сокровищ. Да и посидеть попой на магическом источнике несколько лет, будет полезно для моего развития, и для развития моего домена, ведь теперь я смогу разместить алтари прямо в Хогвартсе, что должно позволить заполнять накопители всего за полгода, а не за десять месяцев, да и алтарей можно ещё больше сделать. Всё же, чтобы сделать домен действительно большим, энергии потребуется много. Один накопитель прибавляет домену объём равный кубу с гранью в сто тридцать сантиметров, плюс, пассивно домен копит в себе энергию, которой будет достаточно, чтобы увеличить объём самого домена на пару процентов в месяц. В общем, посидеть в Хогвартсе мне будет полезно.
     А из-за того, что учебную программу я уже знаю, я могу просто учить и делать то, что я сам захочу. Меня тут интересуют несколько занятных вещей, на изучении которых я и сосредоточусь во время учёбы. Теперь имея домен, все свои грязные делишки я могу проворачивать именно в нём, и для обычного мира я буду оставаться законопослушным магом, у которого вот абсолютно точно нет в запасе армии нежити, для завоевания мира, можете даже дом проверить. Господин мракоборец, я хороший, Мерлином клянусь… кхм.
     Пока что, в этом мире есть лишь два мага, которые могут быть угрозой для меня, это Волан-де-Морт, и Дамблдор, причём старик угроза более сильная, чем Тёмный Лорд, которого я кокнул, будучи младенцем.
     Сам старик, явно понимает, что я представляю огромную потенциальную угрозу, но пока что меня можно использовать в качестве оружия, против другой, уже проявившейся угрозы, то есть против Волан-де-Морта.
     Старик хоть и немного убедился, что я не Волан-де-Морт, но вот мои способности и мои знания не могли не вызвать у него подозрения, он-то, конечно, во время нашего разговора активно пользовался легилименцией, чтобы покопаться у меня в голове, и понять, вру я или нет, но видел он лишь то, что я позволял ему видеть, а всё криминальное я скрыл.
     В общем, когда я, наконец, удовлетворил свою похоть, которую копил десяток лет, я приступил к обустройству своего домена, переместив туда из своей комнаты всё, что могло мне пригодится в исследованиях, ритуалах и в зельеварении, и теперь в моей комнате ничего кроме кровати да стола не было, отчего я решил заполнить комнату различными приспособлениями, которые могут пригодиться во время постельных игр с девушками. С помощью постоянной трансфигурации я создал различные лежаки, кресла, дыбы, колодки… в общем, как мамуля увидела мою обновлённую комнату, так жутко покраснела… или она покраснела из-за того, что застала меня в момент того, как я анально наказывал Эми, которая была заключена в колодки… скорее всего второй вариант.
     — Феликс, эм… — закрыла Лили глаза рукой, но иногда всё же посматривала на меня и Эми, что громко стонала, когда я натягивал её узкий зад на свой член, — Сынок, во-первых, что ты сделал со своей комнатой? Во-вторых, прекрати делать то, что сейчас делаешь. И, в-третьих, наложи, наконец, уже на комнату чары глушащие звуки, а то из твоей спальни постоянно крики и стоны исходят. У меня такое ощущение, будто я в борделе живу. И последнее, вчера я слышала ещё и крики со стонами этой Рейкпик, а я тебе запретила с ней… эм… сексом заниматься, в общем.
     — Мамуль, ты не могла бы не врываться в мою комнату, когда я отдыхаю?
     — «Отдыхаешь»? Да ты трахаешься! Причём без перерыва! Сегодня утром только было тихо, но учитывая, как изменилась твоя комната, понятно, что эти часы тишины ты потратил, чтобы превратить свою спальню в комнату разврата! И ты можешь прерваться, чтобы с матерью поговорить?! — крикнула Лили, с осуждением посмотрев на меня.
     — Ладно. — вышел я из анальчика Эми, и голый со вставшим членом измазанным семенем, повернулся к Лили, — Я готов к разговору.
     — Можешь… ну… — Лили то смотрела на мой дрын, то отводила взгляд, но потом вновь посмотрела, — Оденься, пожалуйста. — сказала вся покрасневшая мамуля.
     — Мам, тебе не угодишь. — почистил я себя, и надел халат, — Мамуль, давай быстрей, а то скоро Софи очнётся, а мне нужно ещё Эми до обморока от оргазма довести. — сказал я с ожиданием посмотрев на Лили.
     — Феликс… — осмотрела она лучше обстановку, а в особенности Эми с её распахнутым задом, и Софи из киски которой прям на её перьевой хвост лилась густая белая жидкость, — Ну, я надеюсь, что они не забеременеют, особенно та рыжая профурсетка? Где она, кстати? Надо бы ей патлы-то повыдирать, раз она с первого раза не поняла? — воинственно проговорила Лили.
     — Никто беременеть не будет, я магией сделал себя временно бесплодным, Рейкпик убежала отдыхать к себе в комнату, а то я её вообще не щажу. Когда я переделывал комнату, то Эми спросила зачем вот это всё надо, вот я ей и показал на наглядном примере, а так я действительно хотел ещё наложить звукоизоляционные чары, но Эми меня отвлекла. Патрицию я буду продолжать сношать дальше, так как, ну… она на тебя похожа, и на неё я выплёскиваю свои аморальные извращенные желания. С ней я делаю то, что я хотел бы сделать с тобой, мамуля. — с улыбкой посмотрел я на Лили, у которой по-прежнему лицо был такого же цвета, как и её волосы.
     — Ты… ты вообще думаешь, что говоришь своей матери?
     — Мамуль, ты в любой момент можешь меня выгнать из дома, если тебе что-то не нравится. Я же пойду жить к Рейкпик, она тут недалеко живёт.
     — Феликс, ты что, так сильно хочешь уйти из дома, и бросить меня одну? — расстроенно спросила Лили.
     — Эм… мам, ты не там акценты расставляешь, я хочу не из дома уйти, я тебя хочу, понимаешь? Я тебя люблю, и не буду бросать, просто я понимаю, что любовь моя извращённая, и, если вдруг ты не захочешь чтобы такой как я жил рядом с тобой в одном доме, то я согласен покинуть твой дом, но при этом я всё равно буду рядом, чтобы защитить тебя и убедиться, что ты в безопасности. — подошёл я к Лили и обнял её, крепко прижав к себе.
     — Хмв… сынок, твоя штучка упирается в меня. — неловко ответила Лили в моих объятиях.
     — Прости, мамочка, но я ничего не могу с этим поделать. Моя мамочка слишком красивая.
     — Феликс… можешь и дальше с Рейкпик заниматься тем, чем занимался… но прошу, попытайся подавить свои извращённые желания по поводу меня. Я не спорю, что из-за моего неправильного воспитания у тебя мог развиться эдипов комплекс, но эти отношения неправильные, поэтому старайся не думать обо мне, как о возможном сексуальном партнёре.
     — Это сложно сделать, учитывая какая ты сексуальная.
     — Я читала, что если ребёнок с таким комплексом увидит, что его мать уже имеет мужчину, то ему будет легче осознать, что они с матерью не могут быть вместе. Так что, думаю, мне пора вновь выйти замуж. Как ты к этому относишься?
     — Как отношусь? Очень отрицательно… даже нет, я убью любого, кто посмеет позариться на тебя. Мне и даром не нужен новый «папочка».
     — Значит ты не хочешь, чтобы я была счастлива?
     — Хочу, но только чтобы ты была счастлива со мной. — прижал я Лили к себе покрепче.
     — Ну ты и эгоист, Феликс. — выбралась из моих объятий Лили, — Я так-то тоже женщина, и хочу мужской ласки! Сам значит тут всё время развратом занимаешься, а мне значит мужчину найти себе нельзя, иначе ты его убьёшь.
     — Ну так, я могу предоставить тебе мужскую ласку, и тебе не надо будет брать грех на душу за мужика, которого я убью, а потом меня посадят в Азкабан, и всё это из-за тебя!
     — Ну опять началось, вновь во всём виновата я!
     — А кто? Лишь тебя и заботят какие-то там заморочки, из-за которых мы оба несчастливы.
     — Феликс, это не мои заморочки, это в обществе так принято! Мать не может спать с сыном!
     — И такого никогда в мире не было?
     — Ну… было.
     — И что? Мир от этого рухнул? Или кто-то умер? Единственное, что, если общественность об этом узнавала, их обоих начали порицать. А все проблемы решаются, сменой фамилий да переездом в другой город. И всё, два любящих человека и дальше могут продолжать любить друг друга. А с магией любые биологические проблемы, типа риска забеременеть больным ребёнком, вообще неактуальны.
     — Феликс, чем ты занимаешься? Ты склоняешь мать к инцесту!
     — Да, именно этим я и занимаюсь.
     — Если бы был жив твой отец, он бы тебе уши надрал!
     — Если бы был жив отец, то ты бы была счастлива, и не лежала одна в своей постели страдая от одиночества. Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, и я это смогу сделать со стопроцентной вероятностью, а вот какой-то левый мужик может разбить тебе сердце, и что, ты будешь искать себе очередного хахаля? А потом ещё и ещё? Ты именно этого хочешь? И это будет ещё даже хуже, чем если бы мы были вместе.
     — Феликс, хватит меня запутывать, я и так запутана дальше некуда, и не знаю, что мне делать, и как реагировать на происходящее. — сказала Лили и вышла из комнаты.
     — Ну, что ж, продолжим то, на чём меня прервали. — снял я халат, и вновь вошёл в зад Эми.
     Вскоре в Хогвартсе начался новый учебный год, отчего Лили, Патриция и Тонкс всё время теперь проводят в замке, особенно мне не хватает Патриции, и её дырочек. Тонкс в прошлом году сдала С.О.В. и перешла на шестой курс, причём из-за того, что она общалась со мной и Рейкпик, а мы её подтягивали по учёбе, то все экзамены она сдала на Превосходно, даже Зельеварение, с которым у неё были самые большие проблемы. С момента как я зажил полноценной половой жизнью, Нимфадору я видел всего тройку раз, и то, если она приходила, то почти сразу же уходила, так как, во время её визитов я продолжал сношаться… что сказать, я просто соскучился по сексу, да и в домене я мастерю новые алтари, и в нормальный мир возвращаюсь лишь для того, чтобы отдохнуть, отчего создаётся впечатление, что я постоянно трахаюсь, хоть это и не совсем правда. По-настоящему, я провожу по двенадцать часов в день за созданием алтарей, а потом возвращаюсь и развлекаюсь со своими фамильярами, а иногда к нам присоединяется Рейкпик.
     За месяц я мог изготовить три — четыре алтаря, некоторые из которых я решил размещать на старых кладбищах, а также на различных скотобойнях, где они могли бы накапливать некроэнергию, что нужна для развития Некрополя — той части домена, в которой копится Энергия Смерти. Некрополь — можно расширять и обычной маной, но с помощью некроэнергии, это можно делать более эффективно.
     Как-то лунной ночью, забирая заполненный накопитель в Запретном Лесу, я заметил оборотня, что бегал по лесу, вместе с волчонком. При моём появлении, оборотень, что-то тявкнул волчонку, и тот начал убегать отсюда, а сам оборотень набросился на меня, но упал связанный стальными канатами. Закинув его в домен, я вернулся домой, где беззаботно продолжил отдыхать вместе с моими фамильярами, а когда натрахал… кхм, отдохнул, то переместился в свой домен, чтобы поработать… а там лежал связанный оборотень, которого я туда засунул этой ночью. Оборотень, как понятно, вновь обратился в человека, и этот человек заметил меня… точней, заметила.
     — Кто ты? Где я? — спросила симпатичная молодая девушка с голубыми глазами, и серебряными короткими волосами.
     — Хмм… ты девушка. Занятно. Первый раз встречаю оборотней женского пола, прошлые три, которых я видел, были капец какими страшными мужиками, особенно Фенрир Сивый, вот он был просто-таки самым мерзким уродливым ублюдком в мире… ну, о покойниках, как говорится, либо хорошо, либо никак. — подошёл я поближе к девушке, что была плотно обвязана тонким стальным канатом, — Как ты возможно поняла, я поймал тебя, когда ты резвилась в форме оборотня, причём делала ты это в Запретном Лесу, возле Хогвартса. Слушай, а ты там случаем не дочь этого Фенрира, которого я завалил? Цвет волос у вас уж слишком похожий. — взял я серебряный локон девушки.
     — Ты… ты охотник на оборотней? — с лёгким страхом спросила девушка, — Я не дочь Фенрира, хоть это именно он заразил меня ликантропией в детстве. Меня зовут — Кьяра Лобоска… я ученица Хогвартса. Прошу, не убивайте меня.
     — Угу, оборотень в Хогвартсе… угу… а Дамблдор знает? Хотя, Люпина же он взял в школу, почему бы ещё оборотня не взять… мда, старика по ходу такое забавляет. Он бы ещё лича пригласил учиться в Хогвартс… а, ну да, точно, я ведь на следующий год и так пойду туда учиться. Эх, ладно, а я хотел тут над оборотнем всякие тёмные ритуалы проводить, может даже потом из него умертвие какое воскресить, а тут оказывается облом. — недовольно проговорил я, почесав волшебной палочкой щеку, — Эх, Фините Инкантатем. — развеял я канаты.
     — Эм… спасибо… — неловко встала девушка, при этом ей пришлось прикрывать свои интимные места, так как оборотни при обращении рвут свою одежду, отчего возвращая свой человеческий облик, они остаются голыми, либо же в рваных лохмотьях, — Эм, а мы где? Далеко от Запретного Леса? Просто у меня там в тайнике лежит моя сумочка с расширенным пространством, туда я складываю свою одежду, чтоб не порвать её, и ещё там моя палочка. — слегка покраснев сказала Кьяра, прикрывая правой рукой соски на своей довольно большой груди, а левой рукой свою киску.
     — Далеко ли мы от Запретного Леса? И да, и нет одновременно. — обошёл я девушку сзади, и начал пялиться на её неприкрытый зад, да и вообще фигура у неё была очень стройная и подтянутая, на такую полюбоваться не грех.
     — Это как? — сжала девушка булочки, чтобы я ничего не смог рассмотреть.
     — Мы сейчас находимся в искусственном измерении, привязанном к моей душе, отсюда я могу переместится в любое место, где уже был, так что, чисто технически, мы рядом с Запретным Лесом, если принять во внимание то, что я могу туда переместиться за секунду.
     — Никогда о таком не слышала, но я не эксперт в магии, так что, ладно. Раз вы смогли меня сюда как-то переместить, то можете ведь вернуть меня обратно? А то у меня ведь сейчас занятия должны идти, если меня долго не будет, то это должно всех встревожить. И прошу, можете, не пялиться так на мой зад. — повернулась ко мне Кьяра, отчего я теперь пялился на её пах, прикрытый ладошкой, но из-за того, что ножки у неё были подтянутые и стройные, посмотреть там всё равно было на что.
     — А, о времени не волнуйся, тут оно течёт в четыре раза быстрее чем в нормальном мире, сейчас лишь пять часов утра. Кстати, ты семикурсница, или шестикурсница? Фигура у тебя уже отпадная, но девушки взрослеют быстро, и мне сложно сказать, сколько тебе лет.
     — Я на шестом курсе. — ответила Кьяра.
     — А факультет какой? — спросил я, вновь обойдя девушку, чтобы вновь начать пялиться на её голый зад.
     — Пуффендуй. — ответила она, вновь повернувшись ко мне передом.
     — И ты с этого лоховского факультета. — сказал я, и положил свою руку на ягодицу девушки.
     — Не надо гнать на мой факультет, и не надо меня лапать. — отошла она от меня.
     — Классный зад, такой упругий, прям как у Тонкс. — улыбнулся я, сжав и разжав ладонь, которой только что жамкал булочки Кьяры.
     — Тонкс? Нимфадора Тонкс? Ты знаком с этой ненормальной?
     — Похоже, у Нимфы определённые проблемы, раз даже оборотни считают её ненормальной.
     — Ну, просто, она с самого начала вела себя довольно неуклюже, то кого-нибудь обольёт, то на ногу наступит, или ещё чего. Например, когда-то мы вместе работали в паре по зельеварению, и из-за неё котёл взорвался, а из-за того, что я тогда нарезала ингредиент, я не успела отреагировать на это, отчего две недели потом пролежала в больнице вся в фурункулах и ожогах. А на четвёртом курсе она как-то изменилась, стала замкнутой и предельно стервозной, так что, если с ней кто и дружил, то вскоре перестал.
     — Понятно, похоже Нимфу даже лохи из лоховского факультета считают лохушкой. Ясно мне теперь всё. Оказывается, что у неё абсолютно нет друзей, кроме меня.
     — Так ты её друг?
     — Вроде как. Ладно, на, прикройся. — взмахнул я палочкой, и создал из воздуха для Кьяры маечку и трусики, чтобы ей было не так стыдно со мной разговаривать, будучи голой, но при этом маечка и трусики были предельно откровенными, чтобы я всё равно мог наслаждаться видом её сексуального тела.
     — Спасибо. — взяла она одежду левой рукой, при этом пытаясь повернуться так, чтобы я не увидел её киску, да и одевалась она также, стараясь, чтобы я не увидел лишнего, — Можно узнать, кто вы? Вы ведь не ученик Хогвартса, но при этом живёте рядом с ним, и знаете студентку Хогвартса. — спросила полураздетая красивая девушка.
     — Ну, я — Элиот Ирвинг Феликс Гарольд Джеймс Поттер Эванс, сын Лили Эванс, вашей преподавательницы по Зельеварению. Официально мне десять, но из-за этого измерения, в котором время течёт иначе, на данный момент мне шестнадцать, хотя я метаморф, и могу менять своё тело. — стал я ребёнком, а потом вновь стал взрослым.
     — Эм… понятно… что ничего непонятно… но да ладно, эм… мальчик или не мальчик с длинным именем, не мог бы ты переместить меня в нормальный мир? — осмотрела Кьяра комнату, без каких-либо дверей или окон.
     — Понимаешь ли, Кьяра, ты оборотень, а значит потенциально опасна для обитателей замка, то есть, для тех кто учатся в Хогвартсе и для тех кто там преподаёт. Вдруг ты ночью обратишься в оборотня, и покусаешь всех детишек, а у меня там ещё и мама работает, так что, нужно с тобой что-то делать. — направил я на неё палочку.
     — Но я уже шестой год учусь, и ещё никого не покусала, для чего во время полнолуний ухожу в Запретный Лес.
     — Вот только, Запретный Лес находится рядом с Хогвартсом, а дети ведь такие существа, что им запреты нипочём, и они легко могут пойти в лес ночью и наткнуться на тебя, а ты на них набросишься. На меня же набросилась, если бы я был обычным ребёнком, то скорее всего ты меня покусала, либо вообще сожрала. Что на это скажешь?
     — Ла… ладно, я уйду из Хогвартса, я и так планировала окончить школу после пятого курса, но из-за того, что хорошо сдала С.О.В., решила остаться в школе, чтобы получить нормальное образование… но видимо не судьба. Не стать мне тем, кто сможет помочь оборотням нормально жить в обществе, и не быть изгоями, которых приравнивают к зверям.
     — Ну, так-то, оборотни во время полнолуния опасны для людей, вы ведь именно как звери себя ведёте, и можете убить любого человека, даже своего близкого.
     — Но мы ведь не виноваты в этом, мы просто не можем контролировать себя. Есть, конечно, Аконитовое Зелье, которое позволяет контролировать себя во время трансформации, но оно дорогое, отвратительное на вкус, и его нужно принимать по порции в день, за неделю до полнолуния, и так каждый месяц. Его нужно очень много, и обычному оборотню его просто невозможно покупать в таких количествах и за такую цену, ведь все оборотни в основном бедные, из-за того, что им никто не хочет давать нормальную работу. Да им даже не разрешено учиться официально в школах, если бы кто-то узнал, что я оборотень, то меня сразу бы исключили. Я хоть и не говорила директору свою тайну, но думаю он всё равно знает, что я оборотень, но пока я вела себя мирно, он разрешал мне учится. Похоже, моей школьной жизни пришёл конец.
     — Угу, так-то, моей обычной жизни мог прийти конец. Ты меня могла убить, не забывай этого.
     — Прости, я не хотела… да, мне всё же действительно лучше уйти жить подальше от людей, чтобы никому не навредить. — грустно опустила голову девушка.
     — Ну, есть ещё один вариант. Помнишь, я говорил, что уже встречал оборотней? Ну так вот, Фенрира я убил сразу, а вот двух остальных я решил изучить, в основном, чтобы изучить Проклятие Ликантропии, которое позволяло любому человеку обращаться в зверя. В общем-то, я достиг успеха. — превратил я свою левую руку в драконью лапу, — Я на основе этого проклятия сделал ритуал, что помог мне быстро стать анимагом, ведь суть анимага и оборотня, это превращение человека в животного, с той разницей, что один сохраняет разум, а другой нет. Также, побочным продуктом этого исследования, стало то, что я разработал заклинание, которое позволяет превратить оборотня в анимага, и после применения этого заклинания оборотень в любое время может обращаться в волка, прям как анимаг. И, конечно же, даже в звериной форме, оборотень сможет себя полностью контролировать.
     — Даже в полнолуние?
     — Да, даже в полнолуние. Хоть заклинание и не превращает оборотня в обычного человека, но оно делает так, что человек становится анимагом, а их никто проклятыми не считает.
     — Тогда почему ты не рассказал никому об этом заклинании? Ты ведь мог помочь тысячам оборотней!
     — Для заклинания нужно очень много магической энергии, даже Дамблдор не сможет его применить без подготовки, и ему понадобится копить энергию несколько дней подряд, чтобы применить заклинание на одном оборотне. Мне, конечно, жаль оборотней, но тратить своё время для помощи незнакомым мне людям… не, я не альтруист по природе, меня волонтёрская деятельность не привлекает. Я, как и все, делая что-то, хочу получить какую-то выгоду. А что я получу, если буду тратить свои силы на лечение оборотней? Ну, их словесную благодарность, которую в карман не положишь и на хлеб не намажешь. Но вот ты другое дело, ты всего одна, и тебе я могу помочь, ради того, чтобы обезопасить мою маму, Тонкс, да и вообще всех остальных детей.
     — И сколько же понадобится времени, чтобы ты накопил нужное количество магической энергии для этого заклинания?
     — Полмесяца. Однако, у меня уже есть запас магической энергии. Видишь эту палочку? — показал я берёзовую палочку, рукоять которой была изготовлена из сине-голубого драгоценного камня, — Её сделал лично я, и в ней может хранится двести пятьдесят моих нынешних резервов магической энергии, и этого должно хватить на десять применений этого заклинания. Если хочешь, могу применить его хоть сейчас?
     — Ты же сказал, что ты не альтруист, а значит, бесплатно это делать не будешь. Тебе ведь нет смысла мне помогать. Если меня выгонят из Хогвартса, тебя такой вариант тоже устроит, ведь в таком случае, и твоя мама, и Тонкс, и ученики также будут в безопасности.
     — Ну, одно дело самому ходить и искать кому помочь, другое дело, когда у тебя просто на пути встречается нуждающийся, которая к тому же оказывается красивой девушкой, и ты ей можешь помочь, буквально просто сказав два слова: Евенсентис Бестиа. — в Кьяру выстрелил плотный белый шар, размером с апельсин, который впитался в Магическое Ядро девушки и… всё, — Готово, ты теперь анимаг, а не оборотень. Попытайся обратиться сама. — на мои слова Кьяра закрыла глаза, и достаточно быстро начала обрастать шерстью, за спиной у неё появился волчий хвост, на голове волчьи уши, а руки и ноги обзавелись когтями.
     — Я могу полностью контролировать превращение. — сказала она, находясь в облике девушки-волка, то есть, она всё также выглядела как красивая девушка, но с волчьими звериными атрибутами, — Если захочу, то полностью могу превратиться в вервольфа, правда, тогда вся одежда порвётся. Но даже сейчас, я имею половину силы оборотня. — осмотрела девушка свои когтистые руки, покрытые шерстью, а потом перевела взгляд своих голубых светящихся глаз на меня и улыбнулась.
     — Чего ты так на меня смотришь да лыбишься? — спросил я, ибо взгляд её напоминал тот, когда волк смотрит на ягненка.
     — Так ты говоришь, что я красива? Даже сейчас? В этом облике полузверя? Неужели он тебя не отталкивает?
     — Малышка, я извращенец, меня такое лишь наоборот привлекает. И я был бы не прочь сейчас засадить тебе под хвост, и отодрать как сучку. — с ухмылкой ответил я.
     — Тогда, чего ты ждёшь? — сказала она срезая когтями свои трусики, которые упали на пол, а потом она разрезала свою маечку посередине, отчего одежда распахнулась и оголила две упругие сисечки, с затвердевшими сосками, — Это моя благодарность за помощь. — сказала она, окончательно снимая с себя тряпочку.
     — Честно говоря, хоть я и хотел тебя трахнуть, но не надеялся, что ты мне это позволишь, всё же мы только сегодня встретились… но, я ведь тебя не знаю, может ты шлюха, и для тебя это в порядке вещей, трахаться с тем, кого ты не знаешь. Погнали. — начал я раздеваться.
     — Как раз наоборот, я ещё ни разу не была с мужчиной… я так-то оборотень, мне хоть и нравятся парни, но если я с обычным человеком начала бы встречаться, то во время секса могла его заразить ликантропией, поэтому-то оборотни живут в основном с другими оборотнями. Ну, а ты красивый, и сильно помог мне… для тебя это может пустяк, но для меня это возможность нормально жить, и вот я хотела тебя отблагодарить таким образом, и заодно самой, наконец-то стать женщиной, причём с таким красавчиком.
     — Ой, хватит меня уговаривать, я и так уже почти готов. Только чур не царапайся и не кусайся. — начал я стягивать с себя трусы, и когда я полностью оголился, то Кьяра подошла ко мне и встав на колени, взяла в свои волосатые когтистые лапки мой член, который она сначала обнюхала, а потом принялась аккуратно лизать его.
     — Он очень странно пахнет, и вкус у него очень странный… но мне нравится, и я хочу его съесть. — широко открыла она свой ротик, со слегка выпирающими звериными клычками, которые слегка царапали плоть члена, когда девушка начала погружать его глубоко в свой ротик, стараясь пропихнуть его в своё горло.
     — Я так-то тоже не прочь перекусить. — вынул я член изо рта Кьяры, из-за чего услышал недовольный рык, но взяв девушку, я повёл её на кровать, где лёг сам, и умостил волчицу сверху меня, так, чтобы она могла продолжать мне отсасывать, а я мог лизать её киску, которая на удивление, была абсолютно гладкая, без единого волоска, тогда как ноги у неё выше колена были покрыты волчьим мехом.
     Лёжа в позе шестьдесят девять, мы отлизывали друг дружке, и когда я кончил девушке в рот, она в ответ, также решила пометить меня, оросив моё лицо своей жидкостью. В отместку, я перевернул её на живот, прижав девушку к кровати, и проник своим членом, в мокрую киску волчицы, и когда прибор прорвал девственную плеву, то Кьяра на это лишь слегка зарычала, а вот когда я начал долбится членом о вход в её матку, то рычать она стала ещё громче, а после начала ещё и царапать своими когтями мне простыни… а потом ещё начала царапать и мою спину, когда мы поменяли позу… чёрт, не будь я целителем, то помер бы от кровопотери, но я быстро залечил свои раны, после своего прокола... всё же, давать волю рукам, которые украшены трёхсантиметровыми острыми когтями, было плохой идеей. А чтобы она вновь не царапалась, я решил зафиксировать ей руки… и так как в моей комнате, было полно всяких приспособлений для этого, то я переместился с ней ко мне в спальню, где заковал её в колодки, и продолжил трахать не боясь истечь кровью.
     Этот облик полузверя давал Кьяре повышенную силу, скорость и выносливость, что помогло ей сравниться со мной в физических характеристиках, и это неплохо проявилось, когда мы начали сношаться будто животные, практически не прерываясь, а из-за того, что я всё же звукоизолировал свою спальню, то я мог тут сношать волчицу не боясь, что кто-то услышит её рычание и вой. Мы так увлеклись, что не заметили как протрахались три дня, при этом Эми и Софи также участвовали в оргии. И в итоге, я ел лишь пилюли, запивая их молоком Софи, а все остальные девушки ели лишь моё семя, и тоже иногда пили молоко Софи, в основном это была Кьяра, которой видимо оно очень понравилось.
     Вот сейчас я чпокал Эми в попку, при этом пил молочко из груди Софи, а со второй груди молоко пила Кьяра, и в этом момент к нам в комнату заходит Лили…
     — Феликс ты случаем не виде… видел, и не только. Лобоска! Тебя три дня не было в Хогвартсе! Мы тебя там ищем, а ты с моим сыном трахаешься! И что с тобой чёрт возьми такое?! Почему ты вся в меху?!
     — А? Профессор Эванс? — заметила она Лили, и вновь начала превращаться в человека, — Простите, я это…
     — Я вижу, что ты это! У тебя из промежности «это» вытекает белым ручьём! Феликс, чёрт, прекрати уже делать свои извращения, с задом этой зелёной девочки! — крикнула Лили.
     — Да, мастер, прекратите меня постоянно трахать в попу. — пожаловалась Эми.
     — Мамуль, ну чего ты опять мешаешь? И я буду делать с задом Эми всё что захочу. — шлёпнул я Эми по ягодичке.
     — Ладно, она твоя фея, плевать на неё. Но какого здесь делает студентка Хогвартса? Лобоска, живо чисться, и иди в школу, тебя ждёт наказание за пропуски и за то, что ты без разрешения ушла никого не оповестив. Чёрт! Пойду скажу, что нашла тебя… а то там уже собрались твоих родителей вызывать… арх, подростки. — вышла из комнаты Лили.
     — Это, конечно, я слегка увлеклась. — посмотрела Кьяра на свои руки, в которых она держала сисечку Софи, из соска которой капало молоко, — Кажется, похоть мне затмила разум, и я вообще не заметила, как в групповушке начала участвовать… хотя, мне понравилось. — поцеловала она Софи в губы, продолжая массировать молочную грудь девушки-совы, а я же продолжал натягивать зад Эми, — Так, мне наверное, всё же пора… эм… Феликс, спасибо за всё.
     — Ну, раз уж я тебя обесчестил, то не хочешь стать моей женой… лет так через семь, когда я официально стану взрослым, а не лишь физически? Как видишь, хоть у меня уже есть девушки, но их мне мало, а ты очень хорошо вписываешься в наш дружный семейный коллектив. Может, ты, конечно, меня не любишь, но отсутствие любви, нам не помешает чудесно проводить время, а если что, то всегда можно зельем любви закинуться.
     — Ты хочешь, чтобы я стала твоей девушкой? Ну… в общем-то, я согласна, всё же, именно ты сделал меня женщиной, хотя я и не планировала предъявлять какие-то претензии… а ещё… Тонкс… ты с ней… ну, тоже трахался? И она типа, тоже твоя девушка-невеста? — спросила Кьяра.
     — Не, она меня динамит, и не хочет со мной спать… просто, она дольше меня знает, и знает больше моих секретов, и они её отпугивают от меня. — продолжали мы разговор под стоны Эми, попку которой я наяривал.
     — И что же это за секреты такие? Или ты их не расскажешь, потому что они секреты? — поинтересовалась девушка, при этом жамкая грудь Софи, а сама Софи стояла с закрытыми глазами, и наслаждалась тем, как я пальчиками свободной руки хозяйничал в её киске.
     — В общем-то, меня можно считать тёмным магом, я не чураюсь убивать и подчинять людей. — честно ответил я.
     — Ну… и кого же ты убил, и подчинил? Что-то я не слышала, чтобы кто-то в Британии говорил о массовых смертях, или ещё о чём-то подобном. Что-то мне кажется, что ты слегка утрируешь свою «тёмность». Не похож ты как-то на злодея, всё же, ты мне помог… а потом у нас был шикарный секс… а потом ещё и оргия, причём, не менее шикарная.
     — Понимаешь, Кьяра, то, что я не использую арсенал своей тёмной магии на мирных людях, не отменяет того, что он у меня есть, а значит по закону я тёмный маг. Да, я в основном убиваю и подчиняю бандитов с Лютного Переулка, или тех, кто перешёл мне дорогу. Сейчас, владельцы практически всех лавок в Лютном Переулке являются моими рабами, я их контролирую, чтобы они совсем уж злодеями не были, а также они приносят мне кое-какой доход, и иногда достают мне нужные нелегальные материалы и ингредиенты. Убил я за жизнь всего шестерых существ, это три оборотня, среди которых был Фенрир Сивый, а также трёх Пожирателей Смерти: Том Реддл, Северус Снейп и Питер Петтигрю.
     — Конечно… со стороны закона, ты можешь считаться тёмным… но по здравому смыслу, ничего плохого ты не делаешь. Твои действия не геройские, но и злодейскими их назвать нельзя… ты, кто-то вроде антигероя, который делает добро, но иногда, для этого не чурается запачкать руки. Ведь никому не стало плохо от твоих действий, кроме самих злодеев. Не знаю, что там не нравится этой Тонкс, но я буду счастлива если ты станешь моим парнем и мужем… ну, а ещё, мне нравятся твои фамильяры, особенно вот эта с огромной грудью, из которой льётся молоко. — присосалась Кьяра к груди Софи, — Чёрт, опять возбуждаюсь, а мне уже пора. А… точно, мои вещи, так и остались в Запретном Лесу… Феликс, можешь помочь? — посмотрела на меня Кьяра, облизывая губы от молока Софи.
     — Сейчас, кончу и пойдём. — начал я изливаться внутрь попки Эми, а когда вышел весь этот йогурт обратно полился из задка феи.
     — Наконец-то отстал от моего зада. — недовольно сказала фея, ощупывая свою дыру.
     — Софи, я скоро вернусь и займусь тобой. — дал я Софи облизать мою руку, что была в её соке и моём семени.
     — Софи будет ждать хозяина. — посмотрела на меня Софи глазами полными обожания… эх, идеальная она девушка, глупенькая, красивая и любит меня всем сердцем, отчего делает абсолютно всё что я хочу… ну, а я в основном хочу секса. После сидения в мастерской и монотонного создания алтарей, секс — это хороший способ отдохнуть, и самый безобидный, как по мне… я бы, в принципе, мог отдыхать и по-иному, но алкоголь и наркотики, меня не привлекают, хоть я и могу свести их вред для себя к нулю. Другие же занятия, которые для других являются хобби, для меня обыденность. Ну вот некоторым нравится прыгать с парашютом или летать на дельтаплане, но я умею летать самостоятельно, и хоть первые раз двести это действительно захватывает, летать среди облаков, но потом ты понимаешь, что ничего хорошего здесь нет, тут просто холодно да сыро, отчего я в основном предпочитаю для перемещений использовать телепортацию. Вот с помощью телепортации мы быстро переместились в Запретный Лес, где Кьяра оделась и пошла в Хогвартс, а я переместился обратно домой и приступил к постельным играм с моей совой… так, Софи — сова, Кьяра — волчица, Эми — фея… и получается что, из людей я только с Патрицией спал… что ж, странный у меня гарем, но меня всё устраивает.
     После возвращения в Хогвартс Кьяру, как ясно, наказали за её пропуски, и теперь ей официально запрещено посещать Хогсмид по выходным, причём целый год… но главное слово тут «официально», а так, Хогвартс всё же не тюрьма, а школа, так что, если Кьяра незаметно покинет замок и потом вернётся так же незаметно, то никто против не будет… потому что знать не будут. А из-за того, что я использую для телепортации свой домен, то я спокойно могу телепортироваться на территории школы, на которой наложены антитрансгрессионные чары. В общем, иногда я забирал Кьяру прямиком из её спальни, чтобы поразвлекаться с ней, а также чтобы сходить с ней на свидание… я бы так теперь мог делать и с Тонкс… но узнав новую информацию, я решил сам её немного подинамить.
     Я по прежнему хочу сделать её своей женой, но сама Тонкс по большей части против этого, так как считает что я её всё время заставляю быть с собой, и вообще принуждаю её к близости… ну, в большей степени, это правда, однако, как оказалось, если бы я ей не навязывался, то у Тонкс вообще бы не было друзей, не говоря уже о парне… в общем, тактика такая, что я от неё отстаю на время, и смотрю, что она будет делать, когда лишится общества надоедливого меня.
     Я понемногу продолжил делать алтари, и когда наступило моё официальное одиннадцатое день рождение, таких алтарей было уже пятьдесят, и я пока решил остановится, ибо десяток алтарей у меня и так просто лежали в запасе, ожидая когда я их размещу в замке Хогвартса, куда я смогу попасть уже через месяц, как ученик-первокурсник.
     Сейчас двадцать алтарей собирают для меня обычную магическую энергию, а остальные двадцать алтарей, собирают для меня некроэнергию, и по итогам, на данный момент я собрал четырнадцать обычных накопителей, а также двенадцать накопителей с некроэнергией, что позволило мне увеличить нейтральную часть домена на тридцать кубических метров, а часть домена заполненная Энергией Смерти, увеличилась на сорок кубических метров. Не особо они большие, но мне пока хватает.
     Когда я перестал надоедать Тонкс, то она ещё несколько раз приходила ко мне, но услышав, что я в своей комнате опять трахаюсь, просто уходила, даже не поздоровавшись. На зимние каникулы она поехала домой к родителям, а после Нового Года мы с ней больше и не встречались, кажется, она слегка обиделась, когда заметила нас с Кьярой на свидании в Хогсмиде… ну, волчица не привередничает, и мы с ней прекрасно проводим время, и с ней у меня нет ощущения, будто я какой-то злодей, который заставляет девушку быть рядом с собой… хотя это и правда.
     Кьяра меня, кстати, всё же разжалобила на помощь оборотням, и я обещал ей, что сделаю какой-нибудь артефакт или зелье, который поможет оборотням обуздать своего зверя и превратиться в анимагов. Мне оборотней тоже жалко, всё же, среди них много детей и красивых девушек, но проблема в том, что оборотней много, и чтобы им всем помочь, мне нужна сотня алтарей, которые будут собирать энергию исключительно на нужды оборотней, а для меня помощь оборотням это чистой воды самаритянство, пользы я никакой не получу… разве что, сделаю всех оборотней своей паствой, став для них неким богом, кому они будут посылать свою энергию веры, и просто лишнюю энергию, которую их душа производит. Вот тут уже можно и подзапариться.
     По итогам, я придумал как всё это провернуть, но опять же, на это понадобится время и энергия, а также материалы. Во-первых, мне нужно массово создать амулеты, которые должны будут вылечить оборотня от ликантропии, а также подключить его Магическое Ядро к моему Домену, куда и будет отправляеться вся его лишняя энергия, а также после смерти оборотня его душа попадёт в мой Некрополь, и возможно послужит для создания, какой-нибудь нежити. Во-вторых, мне нужно в своём домене создать то, что будет тянуть энергию из лохо… кхм, моих «верующих», а также создать в Некрополе то, что будет затягивать их души туда.
     Так, получится, что своё излечение они будут оплачивать своей душой, ну, а что они хотели, ничего в мире бесплатно не бывает… им всего-то и надо что не умирать, или делать это подальше от меня, в какой-нибудь другой вселенной. А разработанную для оборотней систему, можно ведь использовать не только на оборотнях, просто тогда нужно предлагать не исцеление от ликантропии, а что-то другое, например вечную молодость, или там защиту от Авады, или ещё какую глупость, которая заставит человека носить мой амулет около месяца, что и позволит привязать его душу ко мне.
     В общем, злодейский план подчинения мира вкратце готов, осталось его реализовать, и как раз к окончанию Хогвартса я закончу.
     Сегодня утром, в мой день рождение, Лили попросила меня сходить с ней в магазин, чтобы купить продуктов нужных для праздничного обеда, я ей, конечно, сказал, что ей не стоит запариваться, так как я уже не маленький, и могу обойтись без праздника, всё равно, у меня тут каждый день как праздник. Мамуля осмотрела голые измученные тела Патриции, Кьяры, Софи и Эми, и сказала, что шлю… девушкам не помешает отдых, а мне не помешает прогуляться, и утащила меня в магазин.
     — Наконец-то хоть увижу тебя одетого, а то ты всё время голый и в кого-то свой член пихаешь. Феликс, как ты можешь днями напролёт трахаться с этими шлюхами? — с ревностью спросила у меня красивая рыжеволосая девушка.
     — Ну, мамуль, метаморфизм позволяет управлять своим организмом на клеточном уровне, я, конечно, ещё не так сильно его развил, но вместе с магией исцеления, я могу вообще не уставать.
     — Вот только, твои эти шл… кхм, партнёрши явно устают, в отличие от тебя.
     — Вот поэтому их несколько… надо бы ещё несколько завести, а то, я с каждым годом становлюсь сильней, а значит, и аппетиты у меня возрастут. — посмотрел я на Лили и облизнулся, — Жалко, Нимфа всё же меня окончательно бросила.
     — По-моему, это неудивительно, учитывая, что когда она приходила, ты постоянно трахался со своими шлюхами. Любая нормальная девушка бросила бы такого как ты… сынок.
     — Я понимаю это… поэтому больше и не буду к ней лезть… пусть живёт своей нормальной жизнью, без ненормального меня. — грустно ответил я, печально поправил свою зелёную чёлку.
     — И что, ты даже не будешь пытаться её как-то уговорить вернуться? Всё же, ты столько времени говорил, что она твоя подруга и вроде как невеста, а тут так просто отпустил её. Как-то это на тебя не похоже… сынок.
     — Мамуль, мне, конечно, Нимфа нравилась и продолжает нравиться, но посуди сама, Кьяра ничем не хуже Тонкс, и главное, что она со мной совершенно добровольно, я всего-то вылечил её от ликантропии.
     — Эм… не поняла, Лобоска, что, была оборотнем?
     — Ну да, я ведь встретил её в Запретном Лесу, и она на меня напала, я потом её вылечил и она в благодарность стала моей девушкой, причём, она в отличие от Нимфы не считает меня ненормальным психом и тёмным магом, и она мне объяснила, что я действительно не такой, ведь по сути ничего плохого никогда не делал. Ладно, хватит о Нимфе, мамуль, так ты подумала о моём предложении? — затащил я Лили за угол здания, и прижал к стенке.
     — О каком предложении?
     — Ну, по поводу инцеста между мной и тобой. Мамуля, ну, ты согласна быть со мной? — обнял я рыжую девушку.
     — ЧТО?! — крикнула она в ответ, но я закрыл ей рот поцелуем, и начал поплотнее прижимать её к себе.
     — Ты что творишь?! — крикнула девушка с рыжими волосами, которые были на концах фиолетовыми, а её глаза теперь были синими, да и как-то стремительно она начала превращаться из Лили в Нимфадору.
     — Хе-хе, Нимфа, это было умно замаскироваться под мою маму, чтобы вытащить меня поговорить.
     — Так ты понял, что это я?
     — Ну, мама употребляет слово «шлюха», лишь по отношению к Рейкпик, а ты же так называла всех моих девушек, что слегка меня насторожило, поэтому я на миг проверил тебя своими глазами, а они, к сведению, могут видеть ауру, и я увидел не ауру мамули, а твою ауру. Так, а мамуля моя где сейчас?
     — В магазин пошла, я как пришла к тебе домой, она как раз из дома выходила, ну вот я и решила узнать, что же случилось, что ты от меня вдруг отстал… ты же нено… стран… эм… в общем, от тебя можно ожидать чего угодно. — неловко ответила Нимфа, и прикусив губу, замолчала, смотря на меня.
     — Ну, узнала? — спросил я, погладив её по фиолетовым волосам.
     — Узнала… так ты значит меня бросаешь, ради Лобоски?
     — «Бросаешь»? Скорей отпускаю. Ты же всегда хотела, чтобы я от тебя отстал, и вот, пожалуйста, можешь заводить себе друзей и парня, я вам ничего не сделаю… ну, может, какое-проклятие безобидное нашлю, типа того, что у него не вставал бы по четвергам… Всё, Нимфа, ты свободна, я даже память тебе стирать не буду, тебе больше нет нужды ходить ко мне и притворяться моей подругой, или девушкой, или ещё кем… можешь, забыть обо мне и жить своей абсолютно нормальной жизнью. — нажал я ей на носик, и пошёл искать настоящую Лили.
     — Эй, Феликс, что за фигня?! — схватила меня Нимфадора за руку и повернула к себе лицом, — Ты меня столько времени мурыжил, а сейчас такой: «Нимфа, ты свободна», какого хрена?! Ты же меня целовал и лапал, и жениться обещал!
     — Ну, если бы я тебя обесчестил, то тогда точно бы должен был жениться, а поцелуйчики и лапанья не считаются. Да и чего тебе не нравится? Сама же столько раз бурчала, что я плохой. Чего ты от меня хочешь? Чтоб женился? Так я бы с радостью, ты же этого не хочешь.
     — Хочу!
     — А по тебе видно, что не хочешь, всё динамишь меня.
     — Секс после свадьбы! — крикнула на меня Нимфа.
     — Прости, но столько лет я ждать не собираюсь. — обнял я Нимфадору, и переместился с ней в домен — Секс будет сейчас. Раздевайся.
     — Где мы? — осмотрелась Нимфа после внезапного перемещения.
     — Моё карманное измерение. Давай оголяйся, сейчас я тебя обесчещивать буду… если ты, конечно, позволишь.
     — Не позволю.
     — Ну значит в зад тебя трахну, с одной стороны это секс, а с другой ты останешься девственницей, как и хочешь.
     — Эм… не, лучше уж давай по-нормальному. — села Нимфа на кровать и начала стягивать с себя штаны, — Слушай, Феликс… ну…
     — Что, всё же не хочешь со мной быть? — сказал я, прикрыв глаза и начав их массировать пальцами.
     — Хочу… просто хотела сказать, что… ну… что ты мне нравишься, хоть я обычно показываю, что нахожусь с тобой не совсем добровольно… потому что, блин, по началу это так и было… честно говоря, кроме тебя у меня друзей и нет. А как ты от меня отстал, так вообще оказалось что я никому и не нужна, кроме родителей… в общем, ты, конечно, кобелина, и ведёшь себя как тёмный маг, но в действительности ты неплохой парень, по крайней мере, я тебе нравлюсь, ну и ты мне не совсем безразличен… и… как бы… я хочу стать твоей девушкой… по своей воле, а потом женой… главной, первой и официальной… а эти твои шлюхи, пусть в любовницах числятся, учитывая что ты можешь постоянно трахаться и не уставать, то они точно пригодятся. — слегка неловко проговаривала Тонкс стягивая с себя топик, и оголяя свои сисечки.
     — Что ж, я рад что мы расставили все точки над «ё»… а теперь не могла бы ты мне отсосать? — расстегнул я штаны и приспустив трусы, достал свою дубину, — Вот моя волшебная палочка, одиннадцать дюймов, прям как ты привыкла. — подошёл я к ней, выставив член прям напротив её лица.
     — Эм… моя палочка так-то тонкая, а не размером с кабачок… ты же метаморф, сделай его поменьше, он же в меня не влезет. — обхватила Нимфа мой член двумя руками.
     — Так ты тоже метаморф, так что не порвёшься. Давай, обслюнявь его хорошенько, чтобы он мог легче в тебя проникнуть.
     — Брать его в рот… он же только что в чьей-то дырке был… как-то мне не хочется. — скептически осмотрела Тонкс мой член, а потом ещё и обнюхала его, хотя он ничем не пах, так как чары очистки полностью очищают меня, включая запах.
     — Что ж, раз не хочешь его смазывать, то я значит сам смажу твоё местечко, куда и буду засовывать член. — уложил я Нимфадору на кровать, и начал стягивать с неё стринги, — Какие пухленькие у тебя большие половые губки, прям не киска, а аппетитный персик, который я сейчас и буду кушать. — раздвинул я ножки Нимфадоры и уткнулся своим лицом в её пах, где лобок украшал ровный треугольничек фиолетовых волос. Поцеловав её бусинку, я начал облизывать и обсасывать её, а после, спустился пониже, проникнув языком в её пещерку, но при этом не забывал о её клиторе, продолжив натирать его пальцами, да и колечко ануса я также на всякий случай начал массировать пальцами по кругу.
     — Оу… а с теми шлюхами ты хорошо научился ублажать девушек… оух… оуу… офигенно… — сжала Нимфадора ножки, прижав моё лицо поплотнее к своей промежности, которую я со всей старательностью вылизывал, чтобы Тонкс могла кончить побыстрее. И она не заставила себя долго ждать, сжав свои ноги, как тиски, она вдруг резко дёрнулась, и из её киски ударил целый фонтан, который устремился мне в рот. Расслабились ножки Тонкс, лишь через пару минут, когда моё лицо было всё мокрое, да и хлебнуть её нектарчика пришлось знатно.
     — Нимфа, ты чего, специально пару литров воды выпила, перед походом ко мне? — спросил я, вытирая лицо ладонью.
     — Прости, я не хотела… оно само. — неловко ответила Тонкс, осматривая всего мокрого меня.
     — Да я не в обиде, я ведь изврат, мне это даже понравилось в какой-то степени, всё равно с тобой я буду делать вещи не особо отличающиеся. Так, вот теперь, всё тут точно смазано. — пододвинул я Тонкс на край кровати, чтобы осмотреть её блестящую влажную розовенькую киску, — Я уже заждался. — сказал я, подставляя свой член к пока ещё девственной пещерке Тонкс.
     — Какого ты его сделал таким гигантским? Еле ведь пролазит. — прокомментировала девушка, когда я ввел головку члена внутрь.
     — Чуть позже поймёшь. Не волнуйся, женский организм и без всякого метаморфизма может привыкнуть к огромным штучкам внутри киски и попки, вон, Кьяра легко такой принимает в себя, не говоря уже о попке Эми, которой я как-то полметра пропихнул без особого напряга… она, конечно, жаловалось, но кто там её слушает? — сказал я, держа руку на лобке Нимфы, чтобы лечить и обезболивать её дырочку, в то время пока я своим инструментом растягиваю её узкую киску, которая вот только что, лишилась девственной плевы, — Ну как тебе ощущения? — посмотрел я на Нимфадору, что закрыла глаза и прикусила губу.
     — Ощущение, будто мне в промежность кто-то руку пропихнул по локоть… чёрт, всё там так растянуто сейчас, хотя боли я не чувствую, и даже какие-то слегка приятные ощущения возникают… но, как же это непривычно… хотя, если я и буду рожать твоего ребёнка, то после твоего члена, он будет вылетать как по маслу… уо… кстати, кого ты хочешь первым? Мальчика или девочку? — открыла Нимфадора глаза и с ожиданием посмотрела на меня.
     — Девочку.
     — Я тоже хочу девочку… и, честно говоря, мальчика вообще не хочу… а то если он будет таким же как ты… это же капец будет… вух… всё, дальше уже не пролезет твой дрын… — сказала Нимфа, и положила руку на свой стройный животик, где сейчас выпирал бугорок.
     — Честно говоря, я тоже мальчика не хочу, причём по той же самой причине что и ты. Всё же, я ведь знаю какой я по-настоящему говнюк, и уж точно не хочу себе такого сына, а он стопроцентно будет таким же говнюком.
     — Хорошо хоть, что ты сам понимаешь, что ты не подарок… эх, да для своей мамы ты то ещё наказание. Бедная тётя Лили, я и не представляю как она тебя терпит… оу… подожди, не двигайся, дай привыкнуть, пусть он так побудет. — развалилась Нимфа на кровати раскинув руки в стороны.
     — Слушай, а себе в попку ты меня пустишь? — нажал я на колечко ануса, и пропихнув туда кончик пальца, магией почистил Нимфе кишечник.
     — Нет уж, обойдёшься, хватит тебе и моей киски, у тебя есть другие шлюхи, вот их можешь в зад трахать сколько влезет. Максимум, можешь рассчитывать на минет, и то по праздникам.
     — Сегодня мой день рождения.
     — По международным большим праздникам, Новый Год там, Пасха… всё. — ответила Тонкс улыбнувшись, — Эй! — крикнула она, когда я активно начал в ней двигаться.
     — Ладно, раз ты пускаешь меня лишь в одну свою дырочку, я буду отыгрываться на ней, сразу как за три дырочки. — сделал я член ещё толще, чтобы максимально растянуть нутро Тонкс, — Твоя киска вообще закрываться не будет, уж я об этом позабочусь. — начал я грубо входить в Тонкс, вдалбливая кончик члена в шейку матки Нимфадоры, и на каждый толчок она немного вскрикивала.
     — Лад… оу… ладно, угомонись… — сказала Тонкс чья грудь от толчков качалась туда-сюда, — Давай договоримся, я делаю один минет, за два раза, когда ты мне отлизываешь киску.
     — Сойдёт. — взял я в руку качающуюся грудь Нимфы, и немного сбавил темп…
     — Но вот в зад не дам, можешь и не мечтать. — начала она придерживать свою вторую грудь.
     — Что же, придётся тогда Эми и за тебя отдуваться, Кьяра мне тоже не разрешает себе в попку пихать член, да и Софи, не особо туда нравится, лишь Патрицию да Эми я могу тарабанить в зад, и то лишь потому, что обе они мои рабыни и особо я у них не спрашиваю. Хотя, если я хорошенько разработаю твою киску, она будет не хуже попки. — мой член сейчас входил с большим натягом внутрь Тонкс, и хоть ей было не совсем привычно, но боли она не чувствовала, лишь лёгкий дискомфорт, который перекрывался удовольствием от того, что внутри неё двигается что-то большое, задевая все чувствительные места.
     С каждым толчком, Нимфа начала всё громче и громче стонать, с каждым толчком приближался её и мой финал, и когда она кончила, то издала действительно громкий крик, а также вновь начала поливать меня своим нектаром, но хоть в её киске и стало ещё уже, я смог сделать ещё несколько толчков, и уже после, сам излиться.
     — Оух, что… что-то горячее вливается в меня… умм… — обессиленно сказала Тонкс, — Эй! Хватит! — крикнула она, когда я вновь начал двигаться внутри неё.
     — Ха-ха, наивная, мы лишь начали, тебя ждёт, как минимум двенадцать часов секса, а потом мы вернёмся в нормальный мир, и продолжим в моей комнате, с другими девушками и различными приспособлениями для игр. — вышел я на миг из Нимфы, чтобы перевернуть её на живот, а после вновь ввёл член, теперь беря девушку сзади, — Спасибо за подарок на мой день рождения, в виде твоей девственности, Нимфа. На следующий год, я жду вот эту девственность. — слегка засунул я пальчик в попку Тонкс, при этом продолжал активно двигаться внутри Нимфадоры.
     Вернулись мы домой через три с половиной часа по времени нормального мира, а в домене же прошло четырнадцать часов, за которые бедная Тонкс успела парочку раз вырубится от оргазма, всё же, это был её первый раз, однако, меня это мало заботило, и я со всем старанием наслаждался своим подарком.
     Мамуля, как оказалось, тоже приготовила мне подарочек, который я увидел по приходу домой… и я был отнюдь не рад такому подарку…

Примечание к части

     Кьяра Лобоска - https://photos.app.goo.gl/1Zk9gvY3GAnRpUcL7 Кьяра Лобоска - https://photos.app.goo.gl/FC1AENefacoBMa8j9 "Лили" - https://photos.app.goo.gl/TnSgmdDTqE1ZxTgD6 ГГ - https://photos.app.goo.gl/zRNqeY2EzBSa6EXP9 Нимфадора - https://photos.app.goo.gl/1d8vsPFwPeoi5XRV9
>

Глава 11 - Попытка убийства

     Захожу я, значит, себе домой, Тонкс отправляю в мою спальню, чтобы потом рассказать другим моим девочкам о вступлении Нимфы в их дружный коллектив, который я потрахиваю. А сам же я решил найти Лили, и сказать ей, чтобы она не парилась с праздником, так как у меня там будет свой праздник с блэкджеком и гаремом. Так вот, захожу я в гостиную и вижу, мягко говоря, странную картину. На полу сидит Патриция, Кьяра, Софи и Эми, все голые и связанные… можно бы подумать, что это они решили так в БДСМ поиграть, но тогда почему они это делают не в моей спальне и при этом ещё все парализованы магией? Но это не всё, в гостиной также была Лили, и это не она связала других девушек, так как сама она тоже была связана, и сидела сейчас на стуле, а сзади неё стоял мужик в фиолетовом тюрбане.
     — Какого хера? — спросил я, увидев эту картину.
     — А вот и именинник. — с ухмылкой сказал мужик, заметив меня, а потом достал из ножен чёрный кинжал и приставил его к шее Лили, — Без лишних движений, а то твоя мать умрёт, кинжал проклят, одна царапина и она труп, если не хочешь этого, то живо ляг на пол, и положи руки за голову. То, что ты неуязвим для Авады, не значит, что у тебя нет уязвимостей. — с улыбкой глянул он на связанную Лили.
     — Феликс, прости. — посмотрела на меня Лили со слезами на глазах.
     — Чёрт, мама, где твой амулет? — спросил я, увидев отсутствие на шее Лили защитного амулета, что я ей подарил, уж с ним даже Дамблдору пришлось бы потрудится, чтобы навредить Лили.
     — Ты об этом амулете? — спросил мужик, достав из кармана амулет в виде ромба, потом он покрутил его, и отпустил, отчего амулет улетел куда-то в угол, — Отличный амулет личной защиты, который блокировал абсолютно все мои попытки проникнуть в разум Эванс, да он даже Империо моё блокировал. Я не смог ничего сделать, пока Эванс его не сняла. А знаешь почему она его сняла? Я просто попросил у неё амулет, чтобы рассмотреть его поближе. Эх, грязнокровки ничему они не учатся. Стоило сделать ей пару комплиментов, предложить проводить её до дома, и всё, она уже уши развесила, и сама начала со мной флиртовать… Знала бы только с кем она это делает… эх, женщины, так просто ими манипулировать. А потом, когда немного втёрся ей в доверие, я попросил посмотреть амулет. И она его так просто сняла и отдала мне. Ну, не дура ли? — весёлым голосом спросил мужик.
     — Да ещё какая дура! Мама, ты вообще головой думаешь? — посмотрел я на неё.
     — Морду в пол! — крикнул мужик, и подошёл положил мне ногу на голову, прижав моё лицо к полу, — Дура — не дура, а зельевар она отличный, а мне как раз нужен кто-то, кто сможет сварить нужный мне сложный эликсир из Философского Камня и ещё одного очень ценного компонента, который будет даже ценней Философского Камня, так что мне нужен кто-то с прямыми руками, а таких, как не печально, в мире мало… жалко Северуса ты убил, он бы мне пригодился. Сегодня я всё же сделаю то, что у меня не получилось в прошлый раз. — проговорил мужик, держа ногу на моей голове… и это было его ошибкой, так как я смог дотронуться до него правой рукой, и выпустить в него усиленное парализующее заклинание, отчего он тут же застыл статуей, а я смог подняться, и отряхивая свои волосы, сказал:
     — Лили, ты идиотка! Какого хрена в нашем доме делает Волан-де-Морт?! — посмотрел я на неё обвинительно, указывая пальцем на застывшего мужика.
     — Волан-де-Морт? Я… но я думала это Квиринус Квиррелл, я ведь помню его, он был преподавателем Хогвартса… — вяло начала она говорить, но я снял с мужика тюрбан, и так как он сейчас стоял спиной к Лили, она смогла увидеть на его затылке лицо ещё одного мужика, у которого во рту определённо что-то было, и я разжав челюсти этой морды, достал оттуда большой красный рубин размером с грецкий орех, который оказался огромным количеством кристаллизованной жизненной энергии, которая по некоторым признакам была получена из драконьей крови.
     — Вот о каком Философском Камне он говорил. — сказал я, осмотрев кристалл в котором было около восьми миллионов единиц драконьей праны, что было эквивалентно где-то сотне лет жизни обычного человека, то есть энергии в этом камне хватило бы, чтобы продлить жизнь любого человека ещё на сотню лет, или же, эту энергию можно было использовать немного по иному, например, для восстановления души и тела после воскрешения, как это и планировал сделать Волан-де-Морт. Похоже, из-за того, что события пошли чуть иначе, чем должно быть изначально, дух Тёмного Лорда не был ослаблен после создания крестража, плюс, умер он на несколько месяцев раньше, чем в изначальной реальности, что значит, времени на захват разума жертвы у него было чуть больше, а когда он получил доступ к Философскому Камню, то смог полностью захватить разум этого Квиррелла, и полностью управлять его телом, как своим. Однако, драконья прана слишком сильна для усвоения человеком, даже сильный маг сможет эффективно использовать лишь десяток процентов энергии заключённой в камне, остальная же энергия будет просто развеиваться из-за того, что ею пытается управлять не-дракон. Поэтому, чтобы не пускать девяносто процентов этой энергии в воздух, её нужно, как бы, ослабить до человеческого уровня, чтобы она более эффективно поглощалась человеком. Провернуть это просто, просто нужно добавить дроблённый Философский Камень в какое-нибудь высококлассное зелье или эликсир. А чтоб не испортить это зелье, нужен как можно более опытный и талантливый зельевар, например, моя мамуля, за которой и пришёл этот злыдень… хотя, Лили — это просто приятное дополнение, а основная причина его прихода такая же, как и в прошлый раз, то есть, он хотел убить меня.
     — Опять всё не по плану и раньше времени. — сказал я, осматривая камень, а потом и морду Волан-де-Морда, — Итак, мамуля, есть ещё вопросы, по поводу того о каком именно Волан-де-Морте идёт речь? Вот об этом, чёрт тебя дери! О том, которого ты привела к нам в дом! Тупая ты дура! Какого хрена ты сняла амулет?! — наорал я на неё подойдя поближе.
     — Ты думала я просто параноил, когда готовился к нападению со стороны этого злыдня и его прихвостней?! Нет, чёрт возьми! Я просто не был идиотом и не расслаблялся, как некоторые! Какого хрена ты такая доверчивая?! У тебя, блин, мужа убили, и сына на глазах чуть не казнили, а ты до сих пор ведёшь себя, как будто живёшь в сказке. Где твоя паранойя, заставляющая видеть в каждом прохожем потенциального врага, что может тебя убить или поработить?! Именно с расчётом на то, что опасность тебя подстерегает отовсюду, я и сделал тебе амулет, который мог защитить тебя от всех угроз! Но я не предусмотрел твою тупость! Ты совсем что ли тупая, отдавать свой защитный амулет какому-то левому магу, который сделал тебе пару комплиментов?! Ты бы ему ещё свою палочку отдала! Дура! — кричал я на Лили, что послушно опустила голову и слушала мои нотации.
     — Феликс… — хотела что-то сказать Лили…
     — Ох, молчи, мамуля, я на тебя очень зол. Так… надо успокоиться… уох, чёрт… — сказал я, видя, как из моей груди вышло чёрное лезвие кинжала, что пробило моё сердце.
     — Хе-хе, ты тоже не лучше своей матери. — сказал мне на ухо Волан-де-Морт, который каким-то образом смог быстро прийти в порядок, — В этот раз я подготовил себе хорошую защиту. — показал он мне руку на которой был перстень с чёрным камнем.
     — Хоть ты и смог каким-то образом пробить мою защиту, но кольцо быстро развеяло заклинание, и я смог подловить тебя. Теперь-то ты точно умрёшь, и предсказание сбудется. — радостно сказал Волан-де-Морт, проворачивая кинжал, воткнутый мне в спину.
     — Слегка щекотно, и вообще не больно. — сказал я, превращая свою левую руку в драконью лапу, которой я схватил руку Волан-де-Морта, — Мортем! — из моей руки начало распространятся проклятие, что растворяло душу жертвы потоком Энергии Смерти из моего домена, после этого заклинания от врага на всех уровнях бытия остаётся лишь энергетический фарш, который поглощается обратно внутрь моего домена. От души Квирелла осталось лишь Ядро Души, которое также поглотилось моей рукой, а вот душа Волан-де-Морта, хоть полностью и уничтожилась и от неё также осталось лишь Ядро Души, но Ядро устремилось не в Домен, а в кольцо с чёрным камнем, что было одето на палец Квирелла, однако сейчас оно лежало в кучке пепла и праха, что остался от физического тела Квирелла, которым полностью управлял Тёмный Лорд.
     — Два — ноль, в мою пользу, ублюдок. — плюнул я кровью в кучку пепла, — Чёрт. — я вынул левой рукой кинжал из своей спины, и раскрыв свою рубашку, увидел рану с чёрными краями, от которой исходили чёрные метастазы, что на глазах продолжали разрастаться на груди, при этом убивая моё тело.
     — Ха-ха, теперь у меня действительно чёрное сердце. — прокомментировал я увиденное, а на меня с шоком смотрела Лили, — Ну, мамуля, как видишь из-за твоих необдуманных поступков я умираю… хотя, у меня так-то сердце пробито, и по идее обычный маг уже был бы мёртв. Не знаю чей это Философский Камень, но он мне понадобится, чтобы я не откинулся. — сказал я, пропихивая красный камушек в дырку на груди, а после, рана на груди начала дымиться и зарастать на глазах. Чёрные метастазы также начали исчезать, но после моя кожа по всему телу также начала краснеть, и от меня повалил легкий красный пар, который был жизненной энергией дракона, что не смогла усвоиться моей аурой.
     — Так, пока я не вырубился. — я упал на колени, и левой драконьей рукой аккуратно поднял золотое кольцо с чёрным круглым камнем, из праха Квирелла и переместил его в домен.
     А после, превратив руку в обычную, я нашёл амулет Лили, который и повесил обратно на шею мамуле.
     — Постарайся его не снимать. — развеял верёвки, которыми была связана Лили, а после вырубился из-за того, что энергия Философского Камня, слишком уж быстро поглощалась моей аурой. Хоть процент поглощения энергии непосредственно моей душой был не особо велик, всего около тридцати процентов, но поглощение около двух с половинной миллионов единиц драконьей праны, это тоже неплохо для развития моей ауры, а остальная энергия либо поглощалась доменом, либо «Щитом Души», либо просто испарялась, но при этом всё равно проходила через моё тело, слегка укрепляя его.
     Пробуждаясь я чувствовал себя странно, с одной стороны я полностью здоров, и прям чувствую как я переполнен энергией, с другой же стороны ощущение такое, будто вчера я в одиночку разгружал вагон с цементом, а потом ещё и пошёл в спортзал, где до ночи таскал железо, в общем, всё тело достаточно сильно болело, но при этом чувствовал я себя очень бодро… противоречивые ощущения. После ритуала создания домена болевой порог у меня явно очень сильно повысился, так что, когда мне пробили кинжалом сердце, я почувствовал лишь небольшой дискомфорт, а ещё это значит, что хоть я сейчас и чувствую лишь легкий дискомфорт по всему телу, но нормальный человек мог бы умереть от боли. Похоже, Философский Камень из драконьей крови, нужно использовать аккуратно, а не как я, засунул его в сердце через рану, и начал черпать оттуда энергию, поток которой мог бы меня и убить.
     — Феликс, я слышу по дыханию, что ты проснулся. — услышал я голос Кьяры, и открыв глаза я увидел девушку с короткими серебряными волосами, и волчьими ушами на макушке, — Ты был в отключке около пяти дней, мы все волновались за тебя. — погладила она мою грудь.
     — Так, а почему я абсолютно голый? — заметил я, когда ладошка Кьяры с моей голой груди устремилась к моему паху, где возвышалась моя башня, измазанная в различных жидкостях.
     — Ну, тебя нужно было осмотреть после происшедшего… а ещё у тебя всё это время член стоял колом, и всем нам приходилось по очереди заботиться о тебе. Сейчас моя, кстати, очередь позаботиться о тебе. — сказала девушка в форме секси-горничной, у которой совершенно не было трусиков, зато были чулочки на подвязках.
     — Вы трахали меня, пока я был без сознания?
     — Ну… да. Просто, твой член выглядел так, будто вот-вот взорвётся от напряжения, и Софи решила тебе помочь… а потом пятое-десятое, и мы решили по очереди о тебе заботиться. — Кьяра встала сверху моего паха и начала понемногу опускаться, чтобы вскоре погрузить моего дружка себе в киску, — Как тебе? — спросила она, при этом виляя своим волчьим хвостом.
     — Я… чёрт, я вообще не могу пошевелиться… хотя, тело я своё чувствую, но не могу подвигать никакой конечностью, будто мне их кто-то держит. Похоже я слегка сглупил, поглощая весь Философский Камень, мне бы хватило и кусочка… эх, всё это моя жадность. — сказал я, а после посмотрел на свой статус, чтобы проверить как всё произошедшее повлияло на меня.
     ≪Статус≫
     Мана 1252/1252/73,9 в час
     Сила Чар 99,6
     Некроз 40%(х8 раз)
     SP 30
     Характеристики:
     Сила 667
     Ловкость 770
     Выносливость 1208
     Интеллект 467
     Мудрость 467
     Магия 5464
     Ну, выносливость у меня повысилась знатно, да и весь организм под самую макушку заправлен жизненной энергией, отчего мой боец вообще не опадал всё время, пока я был без сознания. Да и сознание я потерял скорее всего, из-за слишком быстрого роста некоторых моих Характеристик. Всё же, на данный момент у меня без последствий Характеристики могут повыситься лишь на семьдесят два пункта за двадцать четыре часа, это при условии, что на их поднятие идёт специальная энергия, которая по своим свойствам похожа на ба-хионь, а Философский Камень повысил мои Характеристики за короткое время на несколько сотен пунктов, да ещё и с помощью драконьей праны. В общем, моя душа хоть и стала по итогам сильней, но процесс усиления этот был болезненный, и мой разум отрубился. Если бы такое усиление прошёл обычный маг, то он бы стал раза в три сильнее обычного человека по всем характеристикам, но я изначально был достаточно сильным, отчего стал сильнее на сорок процентов всего за несколько минут.
     — Кстати, Феликс, умм… — отвлекла меня Кьяра, что аккуратно насаживала свою киску на мой член, — Твоя мама вызвала Дамблдора, чтобы он ей помог со всем разобраться. А как оказалось, тот Философский Камень был пять дней назад украден у самого Дамблдора из банковской ячейки Гринготтса, и он как раз был в банке, осматривая место преступления. А самому Дамблдору камень отдал Николас Фламель… умм… директор хотел с тобой поговорить, как ты очнёшься… но, думаю, старик может подождать… несколько дней… — проговорила волчица, а после прикусив губу и закрыв глаза, плавно двигалась на моём члене.
     — Я себя только что проверил, и по ходу я буду ещё несколько дней лежать неспособный двигаться… ну, если вы обо мне продолжите заботиться также, как и прежде, то я легко перенесу это время. Так, Кьяра, из-за сексуальной тебя, я не заметил, что мы сейчас определённо не в моей спальне, и определённо не у меня дома. — отвёл я взгляд от соблазнительной девушки-волчицы, что было очень сложно, но я всё же осмотрел окружающую обстановку, и она хоть и была знакома, но явно отличалась от моей комнаты.
     — Вы у меня дома. — сказала Патриция, что зашла в комнату совершенно голой, и по мокрым волосам видно, что она недавно была в ванной, — Твоя мать хотела отвести тебя в больницу, но мы не захотели тебя отдавать, всё же, у тебя полно всяких секретов, которые могли заметить при тщательном обследовании. Дамблдор, тебя, конечно, тоже слегка осмотрел, но просто сказал, что ты в порядке, а также он забрал тот кинжал, которым тебя ранили и прах вроде как Волан-де-Морта. О Философском Камне он сказал не волноваться, его всё равно планировали уничтожить, хотя это сомнительно. Старик явно где-то привирает… ну, как и все мы. Похоже, он как минимум знал, что Волан-де-Морт воскреснет, и скорее всего Философский Камень был приманкой, чтобы заманить его обратно в Англию… откуда-то он узнал, что Философский Камень теперь находится у Дамблдора, причём он точно знал, где он сейчас лежит, а значит кто-то ему об этом рассказал… не знаю в чём именно был план директора, но кажется, что всё с самого начала пошло не по плану. — легла Рейкпик рядом со мной, прижав своё голое тело ко мне, — Как ты себя чувствуешь? Как видно, тело у тебя определённо в хорошем состоянии. — посмотрела она на Кьяру, что прыгала на моём приборе.
     — Я через несколько дней буду в полном порядке. Как там мамуля? — посмотрел я на одну рыжую красотку и вспомнил о другой.
     — Ну, сложно сказать, с одной стороны она винит себя во всей этой ситуации, причём небезосновательно, но с другой же стороны, Волан-де-Морт приходил убить именно тебя, и попытался бы это сделать в любом случае, просто, чтобы проникнуть в дом, он выбрал вариант с обхаживанием твоей матери, а та, как наивная дура клюнула на это… в общем-то, ситуация та ещё. Но кроме нас и Дамблдора никто и не знает о том, что случилось у вас в доме. Сам старик хотел поговорить с тобой и с твоей матерью, когда ты очнёшься. — ответила Патриция.
     — Эх, хоть сваливай из Британии, чтоб не видеть ни этого Дамблдора, ни этого Волан-де-Морта… но я не тот, кто будет сбегать, перед столь незначительными помехами, тем более, что у меня есть сила противостоять им обоим. Мы ещё посмотрим, чья волшебная палочка длиннее. — превратил я свою левую руку в драконью, отчего с трудом смог её поднять с кровати и сжать в кулак, а после вновь вернул её в норму, отчего она ослабла и обратно упала на кровать.
     — Очнулся уже? А то я гадаю, что это за разговоры из спальни, если обычно оттуда одни стоны исходят. — зашла в комнату Нимфа в довольно возбуждающем одеянии, — Пить не хочешь? — слегка сжала она плечи, отчего её огромные груди размера так седьмого слегка покачнулись.
     — Хех, сделала себе огромные сиськи с помощью метаморфизма? — спросил я, увидев Нимфадору с явно увеличенной грудью, — Молодец. Вот это я понимаю правильное использование этой магии.
     — Ну, не одному же тебе увеличивать различные части своего тела. — сказала она, подходя к кровати, а потом немного посмотрев на прыгающую на мне Кьяру, вновь посмотрела на меня, — Хотя, всё время ходить с такими сисяндрами то ещё испытание… Что ж, Феликс, оказывается, что не зря ты готовился к какой-то опасности с самого детства, хоть я тебя и считала из-за этого психом… но как оказалось, опасность может поджидать тебя даже в собственном доме. — Тонкс села рядом на кровать, и отстегнув верх комбинезона, оголила свою огромную грудь, которая похоже вполне могла выделять молоко, и так как я с огромным аппетитом смотрел на эти бидончики, Нимфа с улыбкой легла рядом со мной, чтобы я, повернув голову мог присосаться к её груди, что я и сделал.
     — Феликс, раз уж собрал вокруг себя кучу красоток, то будь добр позаботься о нас и не смей умирать. — погладила меня Нимфа по голове, — Ты бы знал как мы за тебя переживали, а особенно за тебя переживала твоя Софи. Она почти всё время рядом с тобой лежала… ну, как рядом… на тебе она лежала, с твоим членом в киске… еле оттащили эту сисьскастую, которая всё время хотела «полечить» «хозяина» с помощью своего волшебного местечка и с помощью своего молока, которым она тебя чуть ли не всего обливала… слишком заботливая она у тебя. Думаю, скоро она проснётся и прибежит к тебе. А вот мелкая зелёная стерва похоже не особо-то и беспокоилась о тебе.
     — Эми-Эми, как же так… надо будет наказать её… как обычно, анально, и пожёстче. — сказал я на миг прервавшись от сосания груди.
     — Кажется именно из-за этого она тебя не сильно-то и любит. — поделилась Нимфа, — Но этой стерве так и надо, чтобы её в зад драли без жалости, может хоть не такой стервозной будет… по крайней мере, именно на неё ты выплёскиваешь всё своё извращённое желание засадить кому-то в попку. Лучше пусть она, чем я. Кстати, надо будет тёте Лили сказать, что ты очнулся.
     — Хозяин! — крикнула Софи, застывшая у двери, и сразу же начала раздеваться.
     — Чёрт, очнулся. — недовольно сказала мелкая зелёная фея, которая залетела в комнату чуть позже Софи.
     — Хозяин, Софи так переживала. — обняла меня моя грудастая глупышка, утопив моё лицо в своих грудях, а так как сбоку была ещё грудь Нимфы, то в данный момент моя голова утопала в грудях, тогда как на моём члене яростно скакала Кьяра.
     — Если я и умер, то попал в рай. — сказал я, и начал по очереди сосать сисечки Софи и Нимфы, а после того как волчица кончила, её место заняла Патриция… хех, таким образом я могу болеть сколько угодно. Но через четыре дня, я уже смог нормально двигаться, хоть некий дискомфорт и присутствовал, но всё же, я, наконец, решил навестить Лили, а то никто ей так и не сказал, что я пришёл в сознание… заняты были.
     Хотя, прежде чем идти домой, я переместился в домен, к месту, где лежало кольцо, что я отобрал у Волан-де-Морта. Кольцо было ничем-иным, как крестражем, основой которого послужило кольцо с инкрустированным чёрным алмазом, и этот алмаз был больше известен как Воскрешающий Камень — один из Даров Смерти, наравне со Старшей Палочкой, которая сейчас находится у Дамблдора, и Мантией-Невидимкой, которая в данный момент принадлежит мне.
     Воскрешающий Камень был поистине вместительным накопителем маны, в нём вмещалось под миллиард единиц маны, и если его заполнить полностью, то с помощью этой энергии, вполне возможно было бы воскресить любого умершего человека, как вариант, достав его душу из параллельной реальности, а также создать ему тело материализовав его прямо из маны… это, конечно, очень затратно, но энергии для этого в Воскрешающем Камне хватило бы.
     Причём, в самом алмазе уже была заложена структура воскрешения одного определенного человека, которой была какая-то женщина. Возможно ради её воскрешения и был создан этот артефакт, который должен был накопить энергию для этого. Также в камне была структура, которая могла запитываться из накопителя, и вызывать призраков различных умерших людей, но это были лишь слепки душ, оставшиеся в инфосфере. Они как Теневые Клоны из маны, имеют память оригинала, но не имеют настоящей души, подобные призраки летают по всему Хогвартсу, и их существование возможно лишь из-за того, что замок стоит на Магическом Источнике.
     Сейчас же, в Воскрешающем Камне находилась полностью целая душа Волан-де-Морта, которая с помощью энергии из кольца могла превратиться в полтергейста — то есть в призрака с полноценной душой, который бы мог полноценно взаимодействовать с физическим миром и даже пользоваться магией. Если бы домен не поглощал энергию, то этот злыдень уже летал бы здесь в виде полтергейста.
     Так-то, от души этого злыдня оставалось лишь голое Ядро Души, а сейчас он как новенький… похоже, эти крестражи довольно полезные штуки. По своему действию они похожи на моих аватаров, которых я отправлял в разные миры, то есть в обычном состоянии крестраж — это полная копия души без Ядра Души, которая может помочь своему владельцу абсолютно точно не умереть. Если у владельца крестража уничтожено тело, то он поможет удержать душу в этом мире, чтобы она не отправилась в Серые Пределы, а потом и в Реку Душ. Если же даже душа была очень сильно повреждена, то крестраж притягивает к себе Ядро Души, которое очень сложно уничтожить, и таким образом, крестраж полностью восстанавливает душу владельца, и теперь душа с Ядром Души становится полностью полноценной. Так-то, крестраж может захватить и чужую душу, и забрать Ядро Души у этой души, ведь именно так и действуют мои аватары. И тогда получается, что из любого крестража может вновь воскреснуть полноценный Волан-де-Морт, а так как у него есть ещё четыре крестража, то если каждый из них захватит чью-ту душу, то в мире будет сразу несколько Волан-де-Мортов.
     Когда я всё же выкорчевал душу Волан-де-Морта из Воскрешающего Камня, то уничтожил её, и его Ядро Души просто куда-то ускользнуло из моего домена, причём явно не в Реку Душ или Серые Пределы, скорее всего оно отправилось к следующему крестражу. Чёртов Волан-де-Морт, придётся его ещё несколько раз убивать, или найти все его крестражи, и уничтожить их… в принципе, все равно пришлось бы это делать, так как, этот злыдень уже второй раз пытается меня убить… хотя, теперь-то у него не должно быть тех воспоминаний, которые были у него в изначальной душе, которую я уничтожил, а значит, что он просто не будет знать обо мне, и о том, что я являюсь для него какой-то там угрозой. Но если он разузнает о причинах своего падения, он узнает что его как бы победила Лили, а значит под угрозой будет уже моя мамуля, что меня не устраивает, отчего Волан-де-Морта всё же придётся уничтожить окончательно.
     Так-то, теоретически этот чёрный алмаз Воскрешающего Камня можно было использовать вместе с Философским Камнем для ритуала полноценного воскрешения Волан-де-Морта, и после этого Тёмный Лорд стал бы проблемой не только для Магической Британии, но и для всего мира. Не знаю, какова была бы эффективность использования столь дорогого компонента, но даже если бы алмаз поднял ему резерв на процент от резерва самого накопителя, это того уже стоило и сделало его в разы сильнее того же Дамблдора.
     — Похоже, этот злыдень скоро должен будет опять воскреснуть, ну, учитывая, что я знаю где остальные его крестражи, обезвредить его будет не проблемой… хотя достать некоторые крестражи будет всё же слегка проблемно. Ладно, разберусь. Что ж, кажется я и нашёл прекрасную основу для того, что будет сердцем моего домена и будет собирать энергию с лохов… то есть, с верующих, которые продадут мне свою душу за какие-то блага… ну да, лохов. А энергию что уже есть в накопителе можно пустить на расширение домена. — осмотрел я кольцо, на котором дополнительно было наложено проклятие, похожее на то, что было наложено и на кинжал, которым проткнули мне грудь. Но срабатывало проклятие лишь в случае, если кольцо кто-то надевал на палец, а так как само кольцо мне было не особо нужно, мне нужен был лишь камень, то я и разобрал колечко. Чёрный алмаз использую как накопитель, а золото просто переплавлю.
     В Воскрешающем Камне на данный момент было всего около ста пятидесяти миллионов маны… это достаточно много, однако, этот артефакт был создан семьсот лет назад, и теоретически он так и не был использован по назначению и никого ещё не воскрешал. Всё же, воскрешать кого-то это довольно затратный процесс, и легче уж найти способ самому переместиться в нужную реальность, где человек, которого ты любишь всё ещё жив, чем пытаться вернуть его именно в свою реальность.
     Учитывая, что я видел все три артефакта так называемых Даров Смерти, я могу сказать, что созданы они были не Смертью, а просто очень умелыми магами… ну и скорей всего очуметь какими богатыми, если уж во всех их артефактах применяются очень редкие и очень дорогие компоненты. Один чёрный алмаз в пятьдесят карат из которого изготовлен Воскрешающий Камень стоит где-то около шестнадцати миллионов фунтов, или же около трёх миллионов галлеонов… чёрт, а в глубине Земли этого добра полно, я ведь в Мире Шиноби эти чёрные алмазы находил целыми килограммами, правда мне приходилось зарываться на десятки километров вглубь земной коры. Но не могу не признать, что этот чёрный алмаз действительно превосходного качества, и может даже сравниться с кристаллизованным ихором, что значит, что скорее всего он прошёл через какой-то ритуал очистки, подобно тому, как я очищаю изумруды, но, а также это значит, что изначально этот чёрный алмаз был либо больше в несколько раз, либо их было несколько, и в процессе ритуала они слились.
     Ну, во всяком случае, после нападения Волан-де-Морта я остался в огромном плюсе, Воскрешающий Камень я захапал, да Философский Камень поглотил, при этом, конечно, тоже немного огрёб, но это тоже полезно, чтобы не зазнаваться.
     — Мда… — зашёл я в свой с Лили дом, и прям с порога учуял жуткий алкогольный дурман, будто я в винокурню зашёл, а не к себе домой, — Мамуля тут чего, бухала что ли? Меня что ли поминала, или наоборот праздновала, что от меня избавилась. Пхе, ну и вонь. Экскуро. — почистил я воздух заклинанием, но перейдя в гостиную, запах вновь вернулся, а по куче бутылок разного алкоголя, видно, что Лили знатно решила нажраться. А вот саму мамулю я нашёл валяющейся в ванной. Точнее она сейчас спала… положив голову на унитаз, а ещё она была вся в блевотине и других жидкостях… эмм, похоже, произошедшее явно оставило свой след на Лили.
     Я начал приводить мою рыжую мамочку в порядок, сначала с помощью заклинаний, а потом напоил её парочкой зелий, и решил её искупать, а то сколько она тут лежала в таком неопрятном виде я точно не скажу, отчего помыться ей точно не помешает. Ну, я, если честно, тоже не помню, когда в последний раз нормально мылся, как, впрочем, и нормально ходил в туалет… всё же, тратить на это время в обычной жизни вообще необязательно, если с помощью магии можно все это сделать за секунды. В общем-то, я тоже решил помыться вместе с Лили, для чего разделся, с помощью магии наполнил горячей водой огромную ванну, куда сел сам, а впереди себя усадил Лили, что понемногу начала приходить в себя из алкогольного забытия.
     – Умм? — невнятно промычала Лили, начав осматриваться после пробуждения, — Что… умм… Феликс? — повернулась Лили посмотреть на того, кто игрался с её грудью.
     — Привет, мамуль. Как спалось? Удобно было использовать унитаз вместо подушки? Эх, мамуля-мамуля. Кстати, гляди как брызжет молоко. — сказал я, надавив на сосочки Лили, из которых брызнули струи белой жидкости, — А я столько раз просил у тебя молочка, а ты жадина не давала, а потом ещё взяла и на мой день рождения Волан-де-Морта в дом привела, тц-тц-тц. — разочарованно помотал я головой.
     — Феликс, ты жив? — дотронулась она до моей щеки.
     — А ты думала, что я помру? Да я живее всех живых. Чувствуешь? — прижал я Лили к себе поплотнее, отчего мой член начал упираться ей в спину.
     — Феликс…
     — Мамуль, я тут подумал, что надо бы тебя наказать, за твой проступок. Знаешь, как я обычно наказываю мою стервозную фею? — состроил я развратное выражение лица.
     — Я даже пару раз заставала тебя в процессе её «наказания»… — ответила Лили опустив голову, — Сын, я, конечно, провинилась… но по моему, ты слегка перебарщиваешь. — отсела от меня мамуля, на противоположную сторону ванны, которую можно назвать полноценным джакузи.
     — Итак, разберём твой последний косяк. Ты заигрывала с мужиком, которого потом привела в дом, и который оказался Волан-де-Мортом, что воткнул мне нож в сердце… знаешь, а по-моему, это нормальное наказание за произошедшее. Мамуля, тебе надо прекратить себя обманывать. Если бы ты переступила грань, как я тебе предлагал, мы бы были с тобой вместе, и ты бы просто не стала разговаривать с какими-то мужиками. Так что, сейчас, хочешь — не хочешь, но я сделаю тебя своей. Мамуля, встань, и нагнись раком. Давай, мамуля, в попку не считается за полноценный секс, как впрочем и минет, который ты мне тоже сделаешь. — встал я в полный рост, и подойдя к Лили, усадил её на бортик, отчего стало видно полностью обнажённое тело моей рыжей мамочки.
     — Ладно, признаю, я — отвратительная мать, кроме того, что ты из-за меня чуть не умер, так ещё у меня почти всё время крутились в голове мысли по поводу тебя… причём в сексуальном плане. Я пыталась быть нормальной матерью, но похоже это невозможно, да и у тебя эти наклонности скорее всего от меня… Но, Феликс, блин, ладно я, запала на родного сына, который является самым красивым парнем, которого я вообще видела в жизни, но ты… у тебя уже есть целый гарем, почему ты до сих пор думаешь об инцесте со мной? Я хоть и считаю себя довольно привлекательной, но даже твоя сова меня легко обгонит по красоте, не говоря уже о Тонкс, которая, вообще может внешность менять. Да она вообще может принять полностью мою внешность! — посмотрела мне в глаза Лили, а потом перевела свой взгляд на мой член, — Что с тобой не так, раз тебя настолько возбуждает родная мать?! Ты что, конченный извращенец?! — указала она на мой член.
     — Что за странный вопрос? По-моему, ответ и так очевиден. Конечно же, я конченный извращенец, и именно поэтому ты меня и возбуждаешь, из-за того, что наша связь аморальна. Ох, мамуля, знала бы ты, как меня это заводит… хотя по мне это и так видно невооруженным взглядом. Ну, а теперь, мамуль, позаботься о своём сыне. Чем лучше ты его смажешь, тем легче он зайдёт в твою попку. — стал я вплотную к Лили, и направил в её сторону член.
     — Извращенец. — сказала нахмурившаяся Лили, что всё же взяла в свою руку мой член, и отвела его слегка в сторону.
     — Соси, давай.
     — Не указывай матери. — недовольно проговорила она, и присев на дно ванны, начала рассматривать мой член, что она держала в руках.
     — Чего ждём? Свистка, как в квиддиче? Начинай уже, давай, открой ротик и засунь туда мой член. Ты что, сосать разучилась?
     — Я вообще-то всего несколько раз такое твоему отцу делала… и ему не очень нравилось… хотя член у него был намного меньше твоего, а твой такой огромный, что я даже и не знаю поместит… чёрт, куда я скатилась, раз думаю, как лучше начать отсасывать собственному сыну? Как же мне стыдно, а ещё я себя убить готова, из-за того, что вся эта неправильная аморальная ситуация меня возбуждает до предела. А ещё умм… — когда Лили что-то ещё хотела сказать, я ей просто пропихнул член в открытый рот.
     — Хватит базарить, незачем тянуть. Ох, мамуля, с моим членом за щекой, ты смотришься отлично. — взял я её за голову и начал натягивать её ротик на свой прибор, но вскоре Лили вырвалась, и пару раз кашлянув, сказала:
     — Ауч, аккуратней. Ты мне чуть челюсть не вывихнул своим членом. Хотела сказать, что нам надо переехать из Англии… раз уж мы всё же начали извращениями заниматься, то будем это делать подальше от мест, где знают, что мы родственники. Ох, как же я этого хотела, и как же я ненавижу себя за это. Мы оба будем гореть в аду за то, что делаем. — сказала она, а после закрыла глаза, и широко открыв ротик, начала погружать туда мой член, что от возбуждения был готов прямо сейчас взорваться белым фонтаном, но я себя сдерживал, хоть ситуация была столь же возбуждающая, сколь и неправильная с точки зрения нормального человека.
     — Насчёт гореть в аду не беспокойся, наши души после смерти попадут в мой карманный мир, где мы сможем возродиться, да и жить мы будем очень долго, я так-то держал в руках Философский Камень, уж как такой же сделать, я понял. А вот насчёт переехать из Англии… ну, у меня тут ещё есть несколько дел, которые я бы хотел закончить, а потом можно сваливать из этой клоаки, куда-нибудь на тропические острова, где никто нам ничего не скажет.
     — А твои девушки… или гарем… или кто там они для тебя, в общем-то, как ты им собрался рассказывать, что спишь с собственной матерью… пока не спишь… но мы оба знаем, чем всё это кончится в итоге… — посмотрела на меня Лили, и вновь засунула член за щеку.
     — Ну, мамуль, откровенно говоря, с биологической точки зрения, ты уже не можешь считаться моей матерью, так как я своими выкрутасами в магии изменил своё тело, и я так-то теперь даже не полностью человек, я теперь оборотень-дракон, то есть где-то на четверть я дракон, что неплохо так поменяло мои гены, а ещё я давно пытался освоить метаморфизм, и начинал я с мелких улучшений своего организма, что в итоге также должно было поменять мои гены, и сейчас в лучшем случае ты можешь считаться мне троюродной тётей.
     — Это ты меня так успокаиваешь, или правду говоришь? — спросила Лили, но я показал ей свою левую драконью руку, а также покрыл торс изумрудной чешуёй, — Значит правду… с одной стороны это неплохо, а с другой стороны… сынок, какого хрена ты с собой натворил?! — сжала она мой член своими руками.
     — Всё нормально, этот же метаморфизм мне позволяет легко ходить в форме человека. В общем, мамуль, другие девушки с горем пополам приняли то, что они у меня не единственные, примут и то, что я с тобой буду спать, всё же, ты теперь не совсем мне родная, хоть знание того, что когда-то именно ты меня родила, знатно подогревает моё извращённое либидо, ведь скоро я буду пихать член туда, откуда и появился на этот свет. — приподнял я Лили, и вновь усадил на бортик, а после раздвинул её ножки, открыв вид на её аккуратную киску, — Вот это желанное местечко. — хотел я дотронуться до её рыжика, но Лили рукой прикрыла свой пах.
     — Нет, я ещё не готова к такому, даже несмотря на всё сказанное… в киску я тебя не пущу…
     — Тогда, всё же придётся тебе зарядить в попку. — поставил я её раком, а после засунул ей в анал палец и магией почистил кишечник, а также смазал там всё, создав смазку на водной основе.
     — Туда я тоже не готова, но похоже тебя это не остановит… будь нежен, туда у меня в первый раз… — сказала Лили, и прикусив губу, выгнула спину, отчего её попка выпятилась, и булочки слегка раздвинулись.
     — Ох, я заберу анальную девственность мамули. Спасибо, мамуль. — поцеловал я её в ягодичку, а потом приставил свой член к колечку ануса Лили, начав понемногу пихать его в заднюю дырочку мамули, и чтобы ей не было больно, я магией ей там всё обезболил, и даже наоборот увеличил чувствительность, так что, когда головка моего члена полностью вошла внутрь её попки, то Лили издала громкий стон удовольствия.
     — Умм… и чего та зелёная фея, всё время жалуется, на то, что ты её в зад имеешь? Как оказалась, это даже приятней чем в киску… подожди-подожди, не спеши, вводи его медленно… да, сыночек, натягивай попку своей мамочки на свой большой длинный член, умм… — закинула Лили голову от удовольствия и продолжала стонать, в то время, пока я продолжил проникать внутрь узкого и горячего нутра моей мамули, — Какой же он длинный… умм… — сфинктер Лили начал активно сжиматься и разжиматься на моём члене, да и сама мамуля начала слегка подрагивать.
     — Так, у нас тут вообще-то наказание, а ты тут оргазмы ловишь. — звонко я шлёпнул её по заднице, но от этого её попка лишь ещё сильней сжалась, — Не понял, ты что, ещё и мазохистка? — схватил я её за рыжие волосы, и слегка потянул на себя, а после ещё раз ударил её по заднице.
     — Ну, отвечай? Нравится, когда твой сын трахает тебя в зад? — грубо схватил я её за грудь, из которой струёй брызнуло молоко.
     — Феликс, не забывайся пожалуйста. — сказала Лили, на что я ускорил своё движение внутри неё, начав грубо вколачивать свой член, внутрь её задницы.
     — Я не услышал ответ на свой вопрос. Так тебе нравится, когда твой сын грубо имеет тебя в зад, как последнюю сучку? — с силой натягивал я её на свой член, который начал постепенно увеличивать.
     — ДА! — крикнула в ответ Лили, чья грудь сейчас от толчков тряслась и из-за этого из её сосков понемногу брызгало молоко.
     — То-то же! — ещё раз я шлёпнул её по попке, продолжая активно в ней двигаться, и так как мы до сих пор были в джакузи, то наши движения вызывали волны, которые расплёскивали воду по ванной комнате. Когда Лили с громким криком кончила, то я начал заполнять её кишечник своим горячим семенем, и когда мы оба финишировали, то сели обратно в ванную, а если быть точным то Лили сидела на мне с членом в своей попке, который недавно залил в неё хорошую порцию моего йогурта.
     — Как горячо. — погладила она свой животик, который слегка выпирал из-за члена внутри толстой кишки, — Сынок, ты извращенец. — запрокинула она голову назад, и посмотрела на меня.
     — Весь в мамочку. — поцеловал я её, — Продолжим, мамуль? Давай, всё же и это местечко я посещу. — засунул я пальчик в её узенькую щёлочку.
     — Давай пока на сегодня закончим… мне ещё надо осознать, что я отсосала своему сыну, а потом дала ему трахнуть себя в зад, а после туда ещё и кончить… — прикусила она губу, когда я активно начал натирать её клитор.
     — Ты забыла добавить, что при всём при этом ты стонала как шлюшка. — поцеловал я её в шейку, — Давай я тебя всё же ещё и в киску отымею, кончу туда, а потом ещё и в ротик тебе залью своего молочка. Когда-то я пил твоё молочко, а теперь ты будешь пить моё молочко. — начал выходить я из попки Лили, и не слушая её вялых возражений, сразу же проник в её киску.
     — Феликс, ты ужасный сын. — сказала Лили посмотрев на меня с легкой обидой, при этом сидя киской на моём члене.
     — А ты лучшая мать в мире, по крайней мере, для извращённого меня. — повернул я её лицом к себе, — Мамуля, теперь мы можем быть вместе. — поцеловал я Лили, при этом медленно двигаясь в ней, и в это же время из её открытой попки в воду выливалось всё то, что я залил туда ранее.
     Лили уже слегка осознала, что черту мы переступили, и пути назад нет. Теперь мы любовники, и можем делать всё то, что делают любовники. Так что, в итоге она разрешила мне делать с ней всё что я захочу, и кончать в любую её дырочку, и грудь её сосать в любое время, в общем, она теперь полностью стала моей, с условием, что наши отношения для остальных будут тайной, всё же, мы решили остаться в Англии на какое-то время.
     Других своих девочек я тоже не стал просвещать, что теперь мамуля также стала моей будущей женой, хотя Кьяра как-то странно принюхивалась, всё же, у неё звериный нюх, а действие чистящих заклинаний не абсолютное, отчего, она могла кое-что понять, но даже так, ничего против этого она не имеет, так как, на моё к ней отношение это никак не повлияло.
     В Хогвартс я всё же решил пойти, может пару лет в нём для виду проучусь, чтоб не вызывать дополнительных подозрений, в то время пока буду проворачивать свои тёмные делишки. А потом можно будет свалить из Англии, а может и вообще из этого мира.
     Через недельку мы с Лили пошли в Косой Переулок, чтобы прикупить мне кое-какие вещи нужные для учёбы, в основном канцелярию, ну, а также мы зашли в Гринготтс, чтобы я получил полноценный доступ к своему ученическому сейфу, где должно было скопиться несколько тысяч галлеонов, которые для меня не будут лишними… но, эти уродливые коротышки, сначала начали тянуть с тем, чтобы пропустить нас к ячейке, хоть у нас был ключ, и нас должны были свободно туда пропустить. А после к нам подошло пару гоблинов из службы безопасности, которые потребовали подтверждения наших личностей. Сказали, что после недавней кражи из ячейки Дамблдора у них усилились меры безопасности.
     В общем, они проводили нас в какой-то кабинет, и попросили капнуть кровью на какой-то пергамент, на что я их, на их гоблинском языке послал в пешее эротическое путешествие, ибо таким макаром можно и душу им свою продать. Да и вообще, ключ у нас есть, а значит ячейка наша, а больше никакие подтверждения мы предоставлять и не обязаны. Они предложили тогда выпить нам сыворотку правды, и подтвердить что мы те, кто мы есть, на что я их послал туда же, куда и раньше. Буду я ещё пить мутные зелья из лап уродливых коротышек… именно так, я им, кстати и сказал.
     Короче, я три часа с ними скандалил на их этом гоблиндуке, а эти мелкие уродцы, наоборот, забавлялись из-за всей этой ситуации. Им нравилось видеть, как беспомощны волшебники перед ними, как они буквально выпрашивают у них своё же золото, они буквально кайф от этого ловили. Поняв, что деньги я тут свои не получу, я решил закругляться, и потащил Лили на выход.
     — Мелкие жадные паскуды. — прокомментировал я гоблинов, выйдя из банка, — Они ещё пожалеют, что не захотели отдавать мне моё же золото добровольно, ох пожалеют и заплатят мне в сотню раз больше… но уже не добровольно. — со злостью сжал я бумагу, в которой нам отказывают в доступе к банковской ячейке.
     — Феликс, а когда ты гоблинский язык успел выучить? — поинтересовалась Лили, когда мы пошли по Косой Аллее.
     — А, как-то один опасный ритуал провёл, теперь я все языки знаю, какие только вообще есть, даже со зверьми умею общаться. Но гоблины, это что-то, я даже не знаю кого я хочу убить сильнее, их, или Волан-де-Морта? — сказал я, на что некоторые волшебники посмотрели на меня с лёгким страхом, — Хрен с ними, деньги у меня и так есть, просто бесит меня, что мои деньги я должен выпрашивать у этих морщинистых уродов.
     — То, что волшебники в итоге позволили управлять им своей банковской системой, кажется мне просто огромной ошибкой, которую волшебники совершили, чтобы наконец-то прекратить Гоблинское Восстание. — поведала Лили, — Что ж, осталось купить тебе волшебную палочку и можем возвращаться домой.
     — Ты это серьёзно, мамуль? Может мне ещё и в Хогвартс-Экспрессе ехать до школы, которая у меня из окна спальни виднеется?
     — Ну, прибывать в школу поездом — это традиция, именно там школьники заводят свои первые знакомства, которые перерастают в дружбу, а возможно и во что-то большее. Так что, да, ты поедешь в Хогвартс-Экспрессе. — с улыбкой ответила Лили.
     — Ты ведь шутишь?
     — … да, шучу. Будешь ты там ещё четырнадцать часов мариноваться в этой дымящей консервной банке, у тебя и так есть чем заняться в это время… мной, например. Да и палочка тебе не нужна, если ты и руками колдовать умеешь. — приобняла меня Лили.
     — Ну, с палочкой я по-прежнему колдую эффективней чем без неё. Ладно, мамуль, пошли домой, мне что-то очень захотелось молочка.
     — Мне тоже захотелось молочка… твоего. — соблазнительно облизнула Лили губы, и мы, зайдя за угол, трансгрессировали домой, где сразу же начали заниматься непотребствами. Мамуля долго была без мужчины, так что, после столь долгой сексуальной диеты, она решила вдоволь утолить этот голод с помощью своего сына, который с радостью готов ей в этом помочь.
     Дом Патриции и наш с Лили дом, мы скрыли Фиделиусом, чтобы нас точно никто не побеспокоил, а то, парочку раз к нам хотел прийти поговорить Дамблдор, но я в эти моменты неистово драл свою мамочку и нам было не до старых манипуляторов, и разговоров с ними, отчего мы просто его игнорировали.
     Первого сентября под самый вечер, Лили, я и Патриция пошли в Хогвартс, где две рыжих преподавательницы, с которыми у меня очень тесные отношения, отправились в Большой Зал, а я же остался ждать прибытия других первокурсников. Через десяток минут, в Большой Зал зашли ученики со второго по седьмой курс, и среди них была Кьяра и Нимфа, которые подмигнули мне, заходя в Большой Зал, вместе с остальными учениками. Отношение между ними… ну, их сложно назвать подругами, но вражды у них между собой никакой нет, а из-за того, что у них один парень, они пытаются всё же подружиться. А общего у них довольно много, у обеих практически никогда не было друзей, обе они имеют способности менять своё тело, Кьяра — оборотень-анимаг, а Нимфа — метаморф, а также обе любят странно одеваться, Кьяра, как оказалось обожает наряжаться в различные наряды, ну, а Нимфа, просто любит вызывающее и ярко одеваться. Так что, кое-какие темы для разговора у них есть, помимо меня.
     Пока я стоял один в раздумьях, перед входом в Большой Зал, по ступенькам наконец-то начала подыматься толпа первогодок, которым пришлось по традиции плыть на лодках до замка, чтобы с более выгодного ракурса увидеть его ночью и впечатлиться величием школы.
     Из дверей Большого Зала вышла пожилая дама в изумрудной мантии и остроконечной шляпе.
     — Зачётная мантия, профессор МакГонагалл. — козырнул я ей.
     — А, сын Эванс и Поттера, надеюсь ты удался в мать, и не будешь столь же наглым, как когда-то твой отец. — посмотрела она на меня, пока детишки заканчивали подыматься по ступенькам.
     — Ох, не хочу вас расстраивать раньше времени. — осмотрел я толпу первокурсников, среди которых я не увидел ни одной милашки, что печально, хотя со временем девочки могут раскрыть свою красоту, подмигнул я нескольким девочкам, у которых всё же был шанс стать красотками.
     — Итак, добро пожаловать. — сказала МакГонагалл, хлопнув в ладоши для привлечения внимания, — Через несколько минут вы войдёте в эти двери и присоединитесь к вашим товарищам по учёбе. Но прежде, чем вы займёте свои места вас распределят по факультетам: Гриффиндор, Пуффендуй, Когтевран… и Слизерин. Пока вы находитесь здесь, ваш факультет будет для вас семьёй. За успехи вы получаете очки, за нарушение правил вы будете их терять, в конце года, факультет, набравший наибольшее количество очков, награждается…
     — Тревор! — крикнул пухлый пацан, и начал расталкивать толпу детей, чтобы подобрать жабу, сидящую возле ног МакГонагалл, — Простите. — посмотрел пацан на профессора, которая слегка была шокирована, что её перебили.
     — Так, чем там награждается победивший факультет? — поинтересовался я у профессора.
     — Награждается, славой и почётом. — перевела она своё внимание на меня.
     — Угу, понятно, очень весомо. А какой-нибудь материальный приз будет, окромя эфемерных?
     — Эванс, у нас тут школа, а не чемпионат мира по квиддичу с денежным призом для победителя. — ответила профессор.
     — А вы не пробовали, взымать денежные штрафы с провинившихся, а деньги отправлять в призовой фонд, который по окончанию учебного года и вручался бы победившему факультету, где деньги бы делились поровну или ещё как, например, среди тех, кто больше всего заработал баллов для факультета. Так получится лучше дисциплинировать учеников, ведь если они должны за каждый свой косяк платить, они будут меньше косячить, а также это будет стимулировать зарабатывать баллы для факультета, так как можно в конце учебного года получить мешочек с золотом, которое ты заработал своим старанием. — предложил я.
     — Здравая идея, мистер Эванс, но боюсь, что кто-то может разориться… да, мистер Уизли? Надеюсь, вы берете пример с Перси, а не с близнецов, которые в случае введения идеи мистера Эванса, быстро бы увеличили сумму призового фонда. — посмотрела МакГонагалл на рыжего пацана.
     — Мда уж, с Фредом и Джорджем, такими темпами наша семья разорилась бы всего за день. — слегка потупив взгляд ответил рыжий.
     — А у вас там разве есть чему разоряться? Да вы же беднее домовых эльфов. — ехидно заметил белобрысый пацан с зализанными назад волосами.
     — Заткнись, Малфой. — огрызнулся рыжий.
     — Так, тишина. Сейчас уже должна начаться церемония распределения. Готовьтесь. — сказала МакГонагалл, и ушла в Большой Зал.
     — Что у тебя с волосами? — спросил у меня белобрысый пацан подойдя вплотную ко мне.
     — А, не обращай внимание, это в детстве я пролил на себя какое-то экспериментальное магическое зелье, у меня же мама зельевар, вот с тех пор у меня волосы зелёные, а ещё у меня появилась магическая аллергия на говнюков. АПЧХИ! Прости, рядом с жуткими говнюками я начинаю очень громко чихать. АПЧХИ! Ой, не мог бы ты отойти подальше? — улыбнулся я белобрысому.
     — Тсц, ты пожалеешь. — скривился белобрысый, услышав смешки из толпы.
     — Ха-ха, круто ты отшил Малфоя. — подошёл ко мне рыжий пацан.
     — АПЧХИ-И! Ой, похоже опять начался приступ аллергии.
     — Не смешно. — отступил от меня рыжий.
     — Всё, идёмте, вас уже ждут. — открыла дверь МакГонагал, и сказала идти за ней, и остановились мы лишь перед табуретом, на котором лежала старая остроконечная шляпа. Перед началом распределения, выступил Дамблдор, и сказал, что первокурсникам запрещено ходить в Запретный Лес, а также ходить по замку ночью, а ещё нарушать школьные правила.
     Далее началось само распределение, патлатую девку распределили в Гриффиндор, белобрысого в Слизерин, причём шляпа даже ещё не коснулась головы этого пацана, как моментально было вынесено решение о его зачислении на этот факультет… а у меня было ещё круче, как только прозвучало моё имя — «Феликс Эванс», я начал подходить к табурету, и когда я был в метре от шляпы, она заорала:
     — ГРИФФИНДОР! Следующий.
     — Стоп, какой Гриффиндор? Я хочу в Слизерин. — слегка удивился я.
     — Прости, но наглецы… ой, то есть храбрецы идут в Гриффиндор, а от тебя за пару метров наглостью веет… то есть, храбростью, да, храбростью. — объяснила шляпа, — Если чего не нравится, могу на Пуффендуй отправить?
     — Воу-воу, полегче. Гриффиндор, так Гриффиндор, не надо мне угрожать. — повернулся я и отправился за стол факультета, при это всё же мельком взглянув на Лили, что сидела за преподавательским столом с широченной улыбкой, и похоже ей было очень весело, как впрочем и всем остальным учителям, разве что МакГонагалл на меня смотрела с огромной печалью, так как именно она является деканом факультета, на который я был зачислен.
     — АПЧХИ! — послышалось в Большом Зале, причём очень громко, — Простите. — сказал я посмотрев на группу рыжих пацанов разных возрастов, а после недолгого шептания, все они с недовольством посмотрели на меня.
     А, пофиг на факультеты, программа обучения всё равно одна, да и я её уже и так знаю… хотя, шляпа права, вот уж если называть моё главное качество, это определённо будет наглость, а не хитрость. Ну, обычно наглые те, кто имеют силу быть наглыми, а хитрят обычно те, кто имеет большие амбиции и не имеют достаточной силы, чтобы их реализовать.
     После окончания распределения, начался пир, где я с огромной скоростью начал уминать всё подряд, так как, довольно часто вместо приёма нормальной пищи, я ем специальные пилюли, а сейчас же мне выпал шанс нормально перекусить. Еда в моём желудке практически сразу перерабатывалась в ману и различные питательные вещества, что шли на укрепление моего тела, причём из-за этой особенности я спокойно мог есть любую пищу, даже кости.
     — Чего-то как-то мало еды за нашим столом. — прокомментировал я, доедая последнюю куриную ножку причём вместе с костью, которую я с жутким скрежетом пережевал.
     — Это просто кто-то много ест. — ответила патлатая девочка что сидела справа от меня, — Тебя чего, дома что ли не кормят?
     — Мамуля, всё время занята, так что, кормить ей меня некогда, а отец умер.
     — Оу, прости. А чем занята твоя мать, что не может тебя покормить? — сексом со мной, ясень пень… что за глупые вопросы?
     — Она преподаватель Зельеварения в Хогвартсе, а также декан Слизерина. Вон та рыжая красотка с краю, это моя мамуля. А та рыжая красотка рядом с ней, это преподавательница Магической Безопасности, она мамина подруга. Так что, они немного обучили меня до Хогвартса. — сказал я, перемещая магией левитации к себе огромную тарелку на которой лежала гора куриных ножек… такая же была и рядом с нами, пока я её всего за минуту не опустошил, — Эй, куда тянешь лапы, рыжий? Это мои куриные ножки.
     — Но это же общий стол, тут вся еда общая. — возразил рыжий.
     — Еда общая, а эта тарелка с куриными ножками моя. — быстро я начал опустошать тарелку, и за этим наблюдали студенты факультета.
     — Пятьдесят секунд… даже быстрей, чем в прошлый раз. Тебе понадобилось меньше минуты, чтобы съесть тридцать куриных ножек, причём с костями. Ты не лопнешь? — спросила патлатая девочка.
     — Эх, хорошо перекусил, теперь можно и поесть нормально… чё за? — спросил я, видя как через стол проявляется кучерявая призрачная голова.
     — Привет, как дела? — спросила голова.
     — Брысь. — прогнал я призрака моей левой рукой, который скривился в момент соприкосновения с моей Хваткой Смерти, что при активации могла поглощать души существ, хоть рука была и неактивна, но и призраки эти лишь слепки душ.
     — Грубиян. — ответил призрак, и улетел к другим призракам, что начали летать по большому залу.
     Вскоре пир закончился, и старосты повели всех по факультетским спальням. Я своё койко-место вряд ли буду использовать, так как у меня есть домен, где есть огромная кровать, на которой в данный момент спят Софи и Эми. Туда же я могу перемещать и своих девушек, и проводить с ними ночь именно там... хотя, у меня полно планов, которые можно провернуть ночью в замке Хогвартса.
     На выходе из Большого Зала, меня догнала Лили, и сказала что Дамблдор попросил нас вместе завтра утром зайти в его кабинет для разговора. А мне, честно говоря, нет никакого желания разговаривать с этим двуличным пердуном. Суть в том, что я неплохо рассмотрел ауру Волан-де-Морта и заметил у него кое-какие особенности, которые и указывали, что он создавал крестражи, и такие же участки есть и в ауре Дамблдора. То есть, как я и думал, директор не дурак, и тоже подстраховался на случай смерти, однако, хоть он и топит за превосходство Светлой Стороны Силы, сам не чурается пользоваться Тёмной Стороной Силы, ведь создание крестражей относится к тёмной запрещенной магии.
     Однако, суть Истинной Силы в том, что у неё нет другой стороны кроме Тёмной. Чтобы достичь Истинной Силы, нужно чем-то жертвовать, чаще всего нужно жертвовать другими людьми. Да даже простой человек, живя простой жизнью, для своего выживания жертвует различными животными, которых он использует для пищи. Всегда будут жертвы, но одно дело лицемерить, как Дамблдор, говоря, что эти жертвы были принесены во имя мифического Всеобщего Блага, другое дело, говорить правду и признавать, что жертвуешь кем-то ты для своей выгоды. В общем, старик мне не нравится, наравне с Волан-де-Мортом, но убить я его сейчас не могу, точнее могу, но тогда мне придётся либо воевать со всем Министерством, которое захочет упечь меня в Азкабан, либо сваливать из Британии раньше времени. Да и как понятно, убийство директора ничего не решит, ведь он просто воскреснет, а ещё есть вероятность, что он уже не первый раз живёт, и ему может быть, под четыреста лет, учитывая его силу.
     В общем, надо будет ещё кокнуть и Дамблдора, вместе с Волан-де-Мортом, причём окончательно… по крайней мере в этой реальности. Есть ещё вариант их подчинить, но с Дамблдором это будет сложно, а Волан-де-Морт мне нафиг не нужен, так как, по сути он бомж без кола и двора. Его, конечно, боятся, ну это и всё. Можно было бы, выставить всё так, будто бы он воскрес, а потом я его победил, после чего я бы считался героем... но, мне это не надо... по крайней мере, пока.
     Пока что, придётся потерпеть этого старика.
     Когда все легли спать, я одел свою мантию-невидимку, и пошёл обследовать замок, в поисках мест, где можно разместить оставшиеся десять алтарей для сбора энергии. Ну, а завтра будем искать Тайную Комнату с василиском, а потом и Выручай-Комнату, где должно быть тоже много всего интересного.

Примечание к части

     Квиринус Квиррелл - https://photos.app.goo.gl/EqrKj3BrpwFwGNoX8 Кольцо с Воскрешающим Камнем - https://photos.app.goo.gl/TM9goEE1G1rSWWMW6 Кьяра - https://photos.app.goo.gl/5vUsNwkdqsjsbyr7A Нимфадора - https://photos.app.goo.gl/GvEP6eStKHUoKYeJ8 Софи - https://photos.app.goo.gl/LPMTqAnaB1ShbWTa8 Лили - https://photos.app.goo.gl/faVCUuhCXqjzWZbn7
>

Глава 12 - Выгодная смерть

     Замок оказался тем ещё лабиринтом, полным различных тайных ходов и тайных помещений, но на этот случай в мой обсидиановый гримуар я установил комплекс сканирующих заклинаний, которые позволяли выводить на серебряные страницы схему замка, а также показывать всех его обитателей. В общем-то, гримуар работал аналогично Карте Мародёров, которую когда-то сделал мой папашка со своими друзьями. Ревелио — это универсальные чары обнаружения, и добавив к ним уточнение, можно получить информацию о чём угодно. Например, Гоменум Ревелио — позволяет узнать наличие людей рядом с тем, кто использовал это заклинание, а также узнать их расположение. Страктур Ревелио — позволяет узнать схему строения предмета, а Специалис Ревелио — позволяет узнать о различных свойствах предмета и наложенных на них чарах. Изучается это заклинание на втором курсе Хогвартса, однако, применять его не особо приятно, ведь запрошенная информация поступает из Инфосферы прямо тебе в мозг, отчего его не рекомендуется применять часто и на каких-то сложных предметах, чтобы не повредиться разумом.
     Так, даже в замке есть места с повышенной концентрацией маны, в основном именно там располагаются факультетские спальни, и различные кабинеты в которых активно проводятся занятия по магии, что как бы логично, ведь где спит куча людей с магическими способностями там и будет плотнее магический фон, ну, а также он будет плотнее там, где часто применяется магия. Но вот самым бедным на ману местом было помещение находящееся под Большим Залом, там располагалась кухня, где пахали Домовые Эльфы, которые в готовке еды активно применяли магию. Домовые Эльфы очень сильные маги способные колдовать без палочки, однако, мало того, что для нормального существования им нужно много магической энергии, так ещё и при колдовстве без концентратора у них должны возникать огромные потери энергии, отчего выжить они могут только в насыщенных маной местах.
     В общем, пришлось пошататься по замку, и распихать алтари, скрыв их с помощью чар, да так, чтобы даже преподаватели не смогли их обнаружить.
     Пока было время, я решил ещё посетить Лютный Переулок, там мои ручные злыдни должны были мне кое-какой контрабандный товар доставить, ну, а также доставить мне того, кого мне будет очень полезно подчинить.
     После того как Гринготтс не захотел мне по-хорошему отдавать мои же деньги, я решил банально его грабануть, чтобы проучить этих уродливых коротышек, а также проучить волшебников, которые доверили им своё золото. Для ограбления столь защищённого места, мне, конечно же, понадобится подготовка, а также свой крот внутри банка. Вот когда мои злыдни притащили мне связанного гоблина, работающего в банке, я подчинил его, и он стал моим кротом.
     Пока что он будет просто собирать для меня сведения, о том, в каких ячейках сколько золота, кому они принадлежат, а также он поведал мне о внутренней защите банка. В общем, защита там, конечно, хорошая, но у меня полно идей как её обойти. А самое крутое в охранной системе Гринготтса это то, что самые защищённые ячейки, в которых хранится капитал самого банка, а также имущество ВИП-клиентов, защищает дракон. Огромный, живой, старый дракон, который относится к виду Украинских Железнобрюхих Драконов. Вот эта зверюга является самым крутым из того, что я хочу украсть у гоблинов. Эти Драконы в природе могли вырастать до двадцати метров, тогда как другие рептилии имели максимальные размеры в пределах десяти метров.
     Имея у себя в подчинении парочку браконьеров, для меня не составляет труда достать, например, целый труп единорога, или целый труп птицы-грома, которые я, кстати, и пришёл забрать, вместе с десятком мешков яичной скорлупы оккамия, что как говорил состоит из тонкого слоя лунного серебра. Всё это находилось в чемодане с расширенным пространством, куда мои злыдни ещё запихнули и парочку живых фестралов, парочку молодых оккамиев и парочку оборотней… ох, это так мило с их стороны, что они пытаются угодить своему Владыке… кхм… Ну так вот, труп дракона мне они тоже могут достать, и даже при кое-каких трудностях, могут и живого дракона мне приволочь… вот только, это будут драконы, которых выращивают на убой, а значит, они будут молодыми. Драконы на драконьих фермах живут максимум три года, когда они достаточно вырастают, их убивают и потрошат. В дикой природе очень мало свободных драконов, так как их свободное существование грозит раскрытием Статута Секретности, который скрывает магический мир от обычных людей. И вот получается, что старого дракона с сильной душой, которая для меня более ценная, чем его туша, мне раздобыть практически нереально, ибо никто не держит драконов долго, кроме вот гоблинов, которые заперли дракона в подземелье охранять своё золотишко.
     У меня есть отличная идея как использовать душу этого дракона, точно также я планировал использовать и душу василиска. В общем-то, я их использую для создания Священных Механизмов для себя любимого, а также совмещу этот ритуал со слиянием моих гримуаров и моей души, плюс создам из этих артефактов крестражи.
     Своих аватаров я создавал сам, так как ба-хиони у меня на это хватало, но местные маги за неимением у себя огромного количества Энергии Богов, нашли другой способ создания своего аватара-крестража. Всё просто, берёшь человека, убиваешь его, и сдираешь все его оболочки души с Ядра Души, а после на получившуюся заготовку переписываешь свой разум, что с Инфосферой делается довольно легко, потом получившийся крестраж желательно поместить в какой-нибудь артефакт, чтобы если тебя убили, ты мог воскреснуть в теле того, кто будет носить этот артефакт. Как ясно, я хочу использовать для создания крестражей души василиска и дракона, которые мне ещё надо добыть, да и их тела тоже лишним не будут, можно из них концентраторы изготовить.
     Вот что я буду делать ближайшие время в Магической Британии — грабить банки, убивать Тёмных Лордов, и доить Магический Источник Хогвартса, а также изучать кое-какие местные магические штучки, типа Зелья Удачи — Феликс Фелицис, которое нужно варить шесть месяцев, и одним из компонентов которого и является яичная скорлупа оккамия. Также, перед тем как свалить из Британии я хочу грабануть и Министерство, а если быть точным, то Отдел Тайн, где они хранят различные артефакты, в число которых входят и Хроновороты — артефакты позволяющие путешествовать во времени… после такого, мне реально лучше свалить подальше с Туманного Альбиона.
     Окончив допрос гоблина, я его отпустил накопать мне побольше сведений, что помогли бы мне легче грабануть Гринготтс, а после, забрав чемодан со своим заказом, я переместился в Домен.
     — Хозяин! — бросилась на меня обнажённая Софи, что отдыхала в Домене.
     — Софи, ты как всегда рада меня видеть… в отличии от Эми. — сказал я, прижимая голую девушку к себе, — Эми, а ты чего не встречаешь своего любимого мастера? Может хочешь, чтобы я тебя наказал? — посмотрел я на зелёноволосую обнажённую девушку, что лежала на кровати на животе, и по её широко открытой попке, что до краёв была заполнена белой жидкостью, можно было понять, что я её и так недавно «наказывал».
     — Опять? Да мой зад в последнее время всё время чем-то заполнен, и вообще не закрывается… — уставшим жалобным голосом проговорила Эми.
     — Ну, что ж поделать, если кроме твоего глубокого анала в тебе нет ничего хорошего. — сел я с Софи на кровать рядом с Эми, — Но я ведь тебя не держу, Эми. Просто найди способ сбросить узы рабского контракта со своей души, и ты свободна. Но ты же так и не начала учить магию, единственное чему ты научилась, так это самостоятельно применять на себя чары увеличения и чары уменьшения.
     — Если бы я их не научилась применять, то в какой-то момент могла уменьшиться со всей спермой, что ты залил мне в зад, мастер. А от этого я могла бы и умереть, просто лопнув… да и когда мне магию учить, если я или под вами лежу, и терплю когда вы меня в зад имеете, либо лежу в отрубе, после того как вы меня в зад отымели? — с обидой посмотрела на меня Эми.
     — Ну, а кому сейчас легко, Эми? Но сегодня можешь отдохнуть, я сегодня буду делом занят.
     — Вы такой великодушный, мастер, я восхищаюсь вашей добротой. — саркастично проговорила фея, — Не могли бы вы тогда, почистить мой зад от вашего семени? — указала она на свою попку.
     — Софи, почисть ей попку. — указал я кивком на Эми.
     — Хорошо, хозяин, Софи выпьет молочко хозяина, из попки неблагодарной феи. — сказала Софи, и взяв Эми за булочки, раздвинула их, и начала высасывать из её попки всё моё семя.
     — Чёрт, и не поймёшь, для кого это больше унизительно, для меня, или для этой тупицы, что лижет мне зад? — недовольно сказала Эми, у которой Софи с сербаньем пила моё молочко.
     — Хех, какая извращённая и возбуждающая картина… но мне нужно поработать, а то в последнее время только и делаю, что трахаюсь. — кажется, это на меня повлияли воспоминания аватара из мира, где я был Библейским, хоть именно физической потребности в постоянном сексе я не испытываю, но из-за того, что я по привычке собрал возле себя кучу красивых девушек, то по привычке я их беспрерывно сношаю, поддерживая своё либидо с помощью магии… да в принципе, ничего плохого в этом нет, делами-то я всё равно успеваю заниматься.
     Ладно, я тут хотел испытать одно алхимическое заклинание, которое я разработал на основе способностей Эми превращать деревья в изумруды, с помощью этого заклинания я это также смогу делать, но одними деревьями я ограничен не буду, и смогу превращать любую материю в концентрированную энергию, что в физическом мире чаще всего будет выглядеть как кристаллы. Сперва я решил протестировать это заклинание на телах живых и мёртвых существ и посмотреть что из них выйдет.
     Отойдя в угол для ритуалов, я выгрузил туда труп единорога, и наставив на него палочку, сказал:
     — Метаплазм. — из палочки устремился луч, и вскоре туша белой лошади с рогом начала течь, будто ртуть, которая начала сжиматься, и в итоге из огромной туши весом в тонну я получил два килограмма какой-то субстанции, что напоминала серебро, — Чего-то получилось, но надо будет ещё проверить, что именно. — подобрал я большой кусок серебра, который отлично проводил магию, и усиливал светлые заклинания почти в два раза, ну, а также, этот материал, можно было использовать в эликсирах, зельях и в артефактах. Например, в некоторых зельях используются тёртый рог единорога, этот же серебристый материал является концентратом сущности единорога, причём максимально чистым, ведь всё ненужное распадалось на ману, которая и шла на процесс преобразования лошади в этот материал.
     Следующим под ритуал попал труп птицы-грома, и под лучом заклинания золотистое тело большой птицы с длинными хвостовыми перьями, начало превращаться в лужу расплавленного золота, которая начала вести себя странно. Из лужи начали выскакивать маленькие молнии, которые застывали в воздухе золотыми нитями, и в итоге из птицы-грома получился золотистый пушистый клубок нитей, которые тоже отлично проводили магию, а также выстреливали этой маной в виде молнии.
     Следующими были живые маги-оборотни, мои злыдни сказали что они преступники скрывающиеся от Министерства, и их искать никто не будет. Из этих ребятишек получились две большие тёмные жемчужины, которые генерировали такой же поток маны, как и живые оборотни до того момента, как я их переработал.
     — Интересный результат. — осмотрел я бусинки, что оказалась физическим воплощением Магических Ядер магов-оборотней, в которых были заперты их души, причём души эти были хорошенько измельчены, отчего разума своего больше не имели, но всё равно стабильно производили энергию.
     Далее я решил кое-что проверить. У меня было два фестрала, одного я убил Пулей Смерти, и под заклинание пустил именно его труп без души, и из него получился бесформенный кусок чёрного металла, который превосходно проводил Энергию Смерти, и усиливал заклинания Смерти почти в два раза. А вот живой фестрал после заклинания превратился в чёрную сферу из того же металла, которая сама генерировала ману с оттенком Энергии Смерти.
     Тот же результат я получил и с оккамиями, труп этого существа превратился в бесформенный кусок материала похожего на Лунный Камень, а живой оккамий превратился в сферу из Лунного Камня, которая генерировала ману с оттенком Энергии Ветра.
     — Хмм, теперь-то у меня не будет недостатка в материалах для артефактов… ну, как раз сейчас чего-нибудь и смастерим для пробы. — начал я творить, и закончил лишь под утро нормального мира, то есть в домене прошло в четыре раза больше времени.
     Переместившись в Гриффиндорскую спальню на свою кровать, я открыл балдахин, и встал с кровати, делая вид будто я спал… всё же, меня поселили в спальне вместе с ещё четырьмя пацанами, среди которых был и тот рыжий, у которого было полно рыжих братьев.
     — Всех с отвратительным утром, господа. Целую ночь не мог заснуть из-за аллергии. — поприветствовал я своих соседей по комнате, — Апчхи. — чихнул я, посмотрев на рыжего.
     — Слушай, прекращай уже, это не смешно. — сказал рыжий.
     — Прости, я это не контролирую. Ладно, меня директор просил зайти к себе с утра пораньше… Дамблдор… великий человек, великий. — с раздражением в голосе говорил я, одевая мантию, а после вышел из комнаты, и отправился в кабинет директора, по пути встретив Лили.
     — Ох, сынок, я так горжусь, что ты попал на Гриффиндор. — обняла она меня, — Теперь я могу со спокойной душой штрафовать тебя, и не волноваться за свой факультет, хе-хе. Бедная МакГонагалл, как мне её жаль. — взъерошила она мои волосы.
     — Мамуля, какая ты жестокая. Я-то думал ты меня любишь… а ты…
     — Ох, сынок, ты же знаешь как сильно я тебя люблю… однако, я не могу не заметить, что ты очень… эм… сложный человек… это очень мягко говоря, учитывая, что ты соблазнил свою мать. Чего ты, кстати, сегодня ко мне не пришёл? Шлюхами своими был занят, а про мамочку забыл? — слегка толкнула она меня.
     — Ты что это, ревнуешь?
     — Конечно, ревную. Я значит мучалась не имея возможности быть с тобой из-за аморальности таких отношений, а эти шлюхи могли быть с тобой без каких-либо запретов. Особенно меня бесит Патриция, эта рыжая профурсетка у меня за спиной соблазнила моего сына. Будь моя воля, я бы ей все её рыжие патлы повыдирала… хотя, не могу не признать, что одной женщины тебе будет определённо мало. Но Патрицию я никогда не признаю, ладно ещё Лобоски и Тонкс, которых именно ты сделал женщинами, но эта рыжая… её же полмира перетрахало! Сынок, послушай совет матери, и брось эту шлюху!
     — Мам, тебе не кажется лицемерным называть Патрицию шлюхой, и при этом самой трахаться с родным сыном?
     — Так-то, у меня было лишь два мужчины, это твой отец и ты… конечно, меня праведницей не назовёшь, но не надо меня сравнивать с Рейкпик. Феликс, я же о тебе забочусь. Мало что ли баб, найди себе ещё одну старшекурсницу заместо этой рыжей. — давала мне советы Лили по поводу моего гарема.
     — Ой, мамуль, успокойся, хватит уже гнать на Рейкпик, я и сам знаю, что она шлюшка, но я к ней привык, и я отношусь к ней как к тетё, которую я могу иногда потрахивать. Кстати, а у тебя же вроде есть сестра? — перевёл я тему.
     — Ага, есть. Петунья, она магл, вышла замуж за какого-то борова, и родила борова поменьше. Как-то видела её, так она даже и не поздоровалась… ну, она всегда завидовала мне, что я умею колдовать, а она нет.
     — Значит, инцест с родной тётей накрылся, печально… ауч, мамуль, не бейся.
     — Сынок, ты ужасный человек, да я сейчас на сто процентов уверена, что из тебя в итоге вырастет тёмный маг… нет у меня больше никаких сомнений и надежд на другой исход.
     — И что ты тогда будешь делать, если я стану новым Тёмным Лордом? Хотя, я предпочитаю называться Сумеречным Лордом… но мои враги всё равно будут называть меня «Тёмным», так что не суть.
     — Что буду делать? Буду с тобой, что же ещё. А ещё открою маленький секрет, но у меня есть некий фетиш на плохишей, так-то твой отец был тем ещё хулиганом, хуже него был только твой крёстный Сириус. Да и надо же проследить, чтобы ты совсем уж злодеяний не творил. Маленький ты мой, Тёмный Лорд… надо вот ещё, чтобы Дамблдор думал, что всё как раз наоборот, и ты хороший мальчик… ну, ничего, чего-нибудь наврём ему. — зашли мы в коридор с горгульями, которые все являлись големами, как, впрочем, и любая статуя в Хогвартсе.
     — Ну, врать я мастак. Ореховая нуга. — сказал я пароль статуе в конце коридора, и она подвинулась, пропуская нас с Лили в проход, где находилась спиральная лестница ведущая в башенку директорского кабинета.
     Наш разговор с Дамблдором можно описать как диалог двух адвокатов, то есть, каждое третье слово было ложью, каждое второе слово было жутким трындежом, а остальные слова — это предлоги и связующие слова. Дамблдор исследовал тот кинжал, которым пырнул меня Волан-де-Морт и пришёл к выводу, что это именно я должен был рассыпаться пеплом, а не Тёмный Лорд. Ну, как я выжил тут особо ничего сочинять не пришлось, выжил используя Философский Камень… а вот как я смог использовать Философский Камень и не помереть, это другой вопрос, на который директор также захотел получить ответ, но получил лишь очередную порцию лжи.
     По итогам, что я, что старик, оба понимали, что Волан-де-Морт вновь вернётся, но также мы понимали, что кроме Тёмного Лорда у нас есть ещё противники. Для директора таким противником был я, а для меня помехой был сам Дамблдор, но также мы понимали, что сейчас начать противостояние мы не можем, я так-то ребёнок, и сражаться с ребёнком ему не с руки, да и пока что я ни в чём тёмном уличён не был, ну, а я же понимал, что убийство директора ничего не даст, он просто воскреснет с помощью крестража.
     Вышли мы с Лили из кабинета Дамблдора через час…
     — Пердун старый, всё-то ему надо знать. А ещё и лимонных долек зажмотил, а я, между прочим, из-за него завтрак пропустил.
     — А ты молодец, сынок. Так убедительно врать, тебе надо в политику идти. Ну, всё, встретимся на втором уроке, у тебя как раз будет Зельеварение, а сейчас топай на Трансфигурацию. — поцеловала меня Лили.
     — Хоть высплюсь, а то всю ночь фигней страдал. — медленно побрёл я, при этом призвав Софи в виде совы, которую я гладил по дороге на первый этаж, где и располагался класс Трансфигурации… ну и, я немного опоздал, все ученики уже давно что-то писали, а на столе сидела полосатая кошка, которая наблюдала за ними.
     — Мяу-мяу мряу. — сказал я на кошачьем, что меня задержал директор, на что кошка удивлённо промяукала, чтобы я садился и конспектировал первый параграф, на что я промяукал благодарность.
     Я сел рядом с патлатой девочкой, достал учебник, пергамент, перо и лёг на парту спать в обнимку с Софи, в это же время перо само начало писать конспект. Увидев такую картину кошка промяукала мне замечание, но я промяукал что с мамой уже проходил всё это, на что кошка промяукала что это не позволяет мне спать на её уроках… пришлось в общем спать с открытыми глазами, хех.
     К концу урока я проснулся от того, что моя соседка меня толкнула.
     — Эй, тебе профессор вопрос задала.
     — А, какой? — спросил я, сонно вытирая глаза.
     — Насколько велика ваша наглость, мистер Эванс? — недовольно спросила МакГонагалл.
     — Профессор, она безгранична.
     — Я это уже поняла. Итак, мистер Эванс, расскажите нам Законы Гэмпа, которые вы только что, так усердно конспектировали.
     — Ну, эти абсолютно лживые законы, утверждают, что невозможно создать еду из ничего, нельзя превратить животного в человека, нельзя создать золото из ничего, нельзя создать жизнь из ничего, нельзя создать любовь из ничего.
     — Хо, и почему же вы, мистер Эванс, считаете их лживыми? Позвольте узнать ваше квалифицированное мнение? — с улыбкой спросила МакГонагалл.
     — Правильнее сказать, что всё это не невозможно создать, а просто для этого нужно много магической энергии, которой просто не сможет обладать один маг. Утверждать, что что-то невозможно лишь из-за того, что это у тебя не получается, будет лишь глупец.
     — Угу, а вы, мистер Эванс, значит сможет сделать что-то из того, что обычные маги считают невозможным?
     — Легко, хотите, могу заставить эту патлатую влюбиться в меня? — улыбнулся я своей соседке.
     — Ну, мистер Эванс, не вмешивайте в наш спор посторонних учеников, для подтверждения своих слов, просто создайте золотую монету, которая не развеется к концу учебного года, если сможете, то я вам автоматом поставлю по Трансфигурации Превосходно, без сдачи экзаменов.
     — По рукам. — достал я свою берёзовую палочку, с помощью которой из четырёх литров воздуха и пяти тысяч единиц маны создал пятиграммовую золотую монету, на одной стороне которой было вычеканено моё лицо, а на другой замок Хогвартса, — Прошу. — указал я на монету.
     — Честно говоря, я уже удивлена продемонстрированному, и я рада, что несмотря на вашу наглость, вы определённо одарены в Трансфигурации. Что ж, подождём конца года, а теперь урок окончен. — сказала МакГонагалл забирая с моего стола монету. Ну, я умею создавать, и золото, и серебро, но делать это нерентабельно, так как, чтобы повторить все магические свойства различных металлов, нужно вложить в металл просто прорву маны, эта монета хоть и состоит из настоящего золота, но оно в разы хуже природного, и чтобы оно было таким же по качеству, нужно не пять тысяч маны, а двадцать пять, а эту ману можно потратить для того, чтобы добыть в разы больше природного золота.
     — Пойдём, Софи. Ути-пути, а кто у нас хорошая девочка? Софи у нас хорошая девочка. — щекотал я сову, под пристальным недовольным взглядом соседки, которую я назвал патлатой.
     Первый урок Зельеварения у Лили был до невозможности скучным, так как, там она вколачивала в головы детишек правила безопасности, а также рассказала о правильной подготовке ингредиентов для зелий. Вот тут я уже со спокойной душой поспал, пока меня не разбудила Лили.
     — Феликс, вставай уже, урок закончен. Мог бы и сделать вид, что тебе интересно как преподаёт твоя мать, а не беспардонно дрыхнуть, когда я пытаюсь нести свет просвещения в массы. — с наигранной обидой проговорила Лили, — Ладно, сейчас обед будет. Пойдём в Большой Зал… или здесь «пообедаем»? — подмигнула она мне.
     — Пообедаем в моём мирке. — обнял я Лили и поцеловал, а после переместил нас в Домен, где мы начали трапезничать друг другом, а трапезу с нами разделили Софи и Эми, которые были моими фамильярами, так что, Лили не возражала что они знают о наших с ней сексуальных отношениях
     Последним занятием на сегодня у меня были полёты на мётлах, где ребятишек знакомили с этим магическим транспортом, но при этом свои мётлы первокурсникам было запрещено иметь.
     С мамулей мы слегка увлеклись, и урок у меня уже начался, так что, я переместил уставшую, но довольную Лили обратно в класс зельеварения, а сам пошёл на улицу, но раз уж всё равно мы сейчас будем летать на мётлах, то выйдя во двор я достал свою метлу, и запрыгнув на неё как на доску для сёрфинга, полетел к месту сбора учеников, практически на другой край замкового двора.
     На подлёте я поймал пухлого пацана, что взлетел высоко в небо и свалился с метлы, не удержавшись на ней.
     — С-спасибо. — проговорил пацан, которого я держал на руках как принцессу.
     — Эх, жаль, что ты не красивая девочка, я предпочитаю спасать красивых принцесс, а не пухлячков. — ответил я, спускаясь к земле и отпуская парня на землю, — Простите что задержался, выпрашивал у мамули разрешение взять свою метлу. — солгал я.
     — Что это за метла?! — крикнул рыжий пацан.
     — А, это мне мамуля на день рождение подарила, это эксклюзивная работа, такой ни у кого нет. — ага, эксклюзивная работа… моя. Именно эту метлу я сделал сегодня ночью. Для метлы использовал материалы полученные из переработанных волшебных зверушек. Сердцевина древка была изготовлена из переработанного трупа оккамия, сверху был серебристый материал полученный из трупа единорога, и покрыто это всё было лунным серебром из скорлупок яиц оккамия. Вместо прутьев у метлы были те золотистые волоски, что получились из птицы-грома. В итоге метла была серебряная с золотым седлом и золотыми прутьями.
     Такие уникальные материалы позволяли ей развивать скорость в два с половиной маха, и при этом не самоуничтожаться как тот же Нимбус, что хоть и мог достигнуть скорости в один мах, но при этом сгорал за полминуты.
     — Эта метла была создана лишь для одной цели… — сказал я.
     — Летать со скоростью молнии? — спросил рыжий, пожирая глазами мою метлу.
     — Нет. Чтобы понтоваться. Хотя, летает она действительно быстро. — улетел я с огромной скоростью в небо, а после выполнил несколько трюков, чтобы опять же, попонтоваться. Но когда спускался, то кроме хлопающей детворы меня ждала недовольная МакГонагалл.
     — Мистер Эванс, за мной. — сказала она будто увидела, что я тут Авадами разбрасывался, а после повернулась и пошла в замок.
     — Да чего я сделал-то? — спросил я, и полетел на метле вслед за профессором.
     — Эванс… не хочешь вступить в Гриффиндорскую команду по квиддичу? — посмотрела МакГонагалл на меня летящего сбоку от неё, — Знаете ли вы или нет, но ваш отец был Ловцом, и выиграл для факультета несколько кубков по квиддичу.
     — Квиддич… одна из тупейших игр, которые я видел в мире… хотя, любая спортивная игра тот ещё бред, что футбол, что хоккей… Ладно, могу и вступить в команду, но если вы меня сделаете Ловцом, как и отца, то все матчи с участием Гриффиндора будут заканчиваться на первой же минуте победой Гриффиндора. Я летаю на метле с четырёх лет, и смогу поймать снитч за несколько секунд, как его выпустят.
     — Ох, мистер Эванс, вы слишком самонадеянны… прямо как ваш отец, но шоу, что вы устроили, действительно показало, что вы отлично летаете на метле. Пойдёмте к Вуду, он капитан Гриффиндорской команды. — потащила меня МакГонагалл в кабинет Магической Безопасности, где Патриция, как раз сейчас вела урок, и узнав подробности, она легко отпустила Вуда со мной, чтобы он прямо сейчас проверил меня.
     Урок полётов на метле всё ещё продолжался у первокурсников, так что мы с Вудом пошли к мадам Хуч, чтобы она разрешила нам взять чемодан с мячами для квиддича. Получив разрешение, мы пошли за этим чемоданом, который Вуд тащил с помощью чар левитации, и по пути во двор он начал меня расспрашивать:
     — Итак, Эванс, что ты знаешь о квиддиче?
     — В общем, есть снитч, есть Ловец, Ловец должен поймать снитч, чтобы завершить матч. В это время остальные шесть членов команды создают видимость интересной игры, летая по полю, и закидывая мячи в три кольца противника, а также стараются не умереть от летающих мячей, что могут проломить череп любому зазевавшемуся игроку. Учитывая, что Ловец поймав снитч зарабатывает для команды сразу сто пятьдесят очков, то есть сумму очков эквивалентную пятнадцати мячам заброшенным во врата противников, а также заканчивает матч, то можно сказать, что именно Ловец является главной фигурой в команде, а остальные члены команды, просто бесполезные придатки, которые редко когда могут создать разницу в сто шестьдесят очков, тем самым выиграв у вражеской команды, чей Ловец всё же поймал снитч. — ответил я.
     — Эм… с одной стороны всё верно, но с другой стороны, мне хочется зарядить тебе битой по голове. — ответил Вуд, и опустив чемодан открыл его, — Итак, сейчас мы проверим годен ли ты стать нашим новым Ловцом, а то, хоть метла по виду у тебя и крутая, но кроме метлы важны ещё и навыки. — из маленького отсека в виде герба Хогвартса он достал маленький золотой шарик, который бросил в воздух, и этот шарик раскрыв золотые крылья, улетел куда-то с огромной скоростью.
     — Давай, покажи класс… хех. — улыбнулся Вуд и сложил руки.
     — Я скоро. — бросил я метлу на землю, но она застыла в воздухе, и я опять прыгнул сверху на неё, а после с огромной скоростью понёсся в сторону снитча, за которым я следил своими особыми глазами. Главная сложность бытия Ловцом, это как раз заметить этот маленький шарик летающий с огромной скоростью, но для меня не составило труда следить за ним, а после и поймать его всего за несколько секунд, ведь моя метла летала со скоростью в два с половиной раза превышающую звуковую, а различные зачарования позволяли мне комфортно себя чувствовать даже при максимальной скорости.
     — Держи. — отдал я Вуду снитч.
     — Мда, похоже кубок квиддича в этом году будет наш. И сколько стоит твоя метла, если не секрет? — спросил он, возвращая снитч на место.
     — Скажу честно, метла не покрыта серебром и золотом… она сделана из этих материалов полностью, так что, сам посчитай. Плюс, работа мастера, который способен создать метлу не из дерева, а из металла. В общем, очень дорого.
     — Эх, мажор ты, Эванс… хотя, у тебя ведь мама Тёмного Лорда победила, наверняка ей за это хорошо заплатили, и вы там купаетесь в деньгах. — закрыл он чемодан, и поднял его в воздух левитацией.
     — Угу, такая проблема доставать галлеоны из волос, после очередного обязательного ежедневного сеанса купания в золоте. А ты бы знал, как неудобно есть приборами из чистого золота, они же в два с половиной раза тяжелее обычных, хорошо, что меня кормит личная горничная. — ответил я ему с улыбкой.
     — Надеюсь ты шутишь, а то, мне реально хочется биту достать.
     — Вуд, я полетел к своим однокурсникам, пусть они ещё больше начнут завидовать, узнав, что я стал Ловцом.
     — Его явно надо было в Слизерин определять… а, Мерлин с ним, если будет нам матчи выигрывать, пусть ведёт себя как хочет. — проговорил себе под нос Вуд, заходя в замок.
     На новость, что меня сделали Ловцом, детишки из моего факультета обрадовались, хоть там ещё было и куча зависти, а вот со стороны Слизеринцев послышались возмущения, причём белобрысый жаловался что меня взяли на место Ловца по блату, из-за того, что я сын профессора Зельеварения, и пообещал, что напишет об этом отцу, и тот уж разберётся с этой несправедливостью.
     Как бы сказать, меня вся эта ситуация лишь забавляла, квиддич — это лишь способ развлечь себя, параллельно с тем, как я занят действительно важными делами. Пока детишки учились поднимать в воздух перья, я в своём гримуаре придумывал и улучшал различные заклинания, которые помогут мне одолеть змею размером с поезд, а то, ходил я смотреть на василиска, и как-то клыки длиной в метр убедили меня не совершать поспешных действий. Длина самого василиска составляла пятнадцать метров, и всё его тело было под завязку наполнено магией, что объясняется тем, что он спит ближе всего к Магическому Источнику Хогвартса.
     К обычной магии эта зверюга будет имунна, мои усиленные заклинания, конечно, будут на него кое-как действовать, но в том-то и суть, что кое-как. Убить его я всё же смогу, но мне до поры до времени он нужен живым, чтобы ритуал создания крестража прошёл более гладко.
     После Хэллоуина, состоялся первый матч по квиддичу, играл Гриффиндор против Слизерина. Две команды в красных и зелёных мантиях вышли на поле со своими мётлами, и под рёв толпы, ждали начала матча. Сначала судья выпустила снитч, чтобы он успел улететь подальше, а также выпустила бладжеры — два самостоятельно летающих мяча, чья задача сбить игроков с метёл, именно они больше всего травмируют игроков. Далее, судья взяла обычный мяч — квоффл, который и закидывают в кольца ворот, и подбросила его высоко в небо, тем самым ознаменовав начало игры… которая закончилась через десять секунд, ведь именно столько времени мне понадобилось, чтобы найти, догнать и словить снитч.
     — И, ФЕЛИКС ЭВАНС УЖЕ ПОЙМАЛ СНИТЧ! ГРИФФИНДОР ПОБЕЖДАЕТ СЛИЗЕРИН НА ДЕСЯТОЙ СЕКУНДЕ МАТЧА СО СЧЁТОМ СТО ПЯТЬДЕСЯТ — НОЛЬ! ПОХОЖЕ, У НОВОГО ЛОВЦА ГРИФФИНДОРА ПОМИМО СЕРЕБРЯННО-ЗОЛОТОЙ МЕТЛЫ ЕЩЁ И ГЛАЗ АЛМАЗ! — кричал комментатор, который принадлежал к Гриффиндору, отчего он был рад победе своей команды, хоть и у большинства людей, помимо радости, было ещё и некоторое недовольство, ведь они на трибуны дольше подымались, чем игра длилась.
     По приземлению, меня ждала толпа ликующих Гриффиндорцев, но первой до меня дорвалась моя мамуля.
     — Феликс, я так тобой горжусь! Ты прям как твой отец! — крепко обняла меня Лили, — Мне даже плевать, что мой факультет проиграл! — после Лили меня поздравили и другие ученики, хотя иногда были слышны реплики, что выиграл я только благодаря своей метле.
     — Выпендрежник ты, Феликс. — подошла ко мне Нимфа, когда вокруг меня не осталось никого, кроме Лили, которая, посмотрев на моих девушек сморщилась, и пошла в замок.
     — Ой, могла бы просто поздравить его. — слегка толкнула её Кьяра, — Мы подготовили с Нимфой для победителя сюрприз. — подмигнула мне волчица, и приобняла свою подружку.
     — Вы дадите мне отыметь вас в попку? — приобнял я Нимфу и Кьяру.
     — Кьяра может и даст, а я тебе минет подарю. — ответила Нимфа.
     — Эй, ну чего ты его динамишь? Он же любит в попку, даже я иногда позволяю мне туда засадить. — сказала Кьяра.
     — Хочешь, чтобы он тебе под хвост пихал, я не против, но себе в зад я ничего не дам совать. Да и вообще, с такой-то метлой, и немудрено что он выиграл. Ты же летала на ней, как и я, и знаешь, что на такой метле просто невозможно проиграть.
     — Ну, так-то метлу эту сделал Феликс, так что, можно всё равно считать эту победу его, тем более, на той скорости с которой летает эта метла, надо ещё успеть среагировать. Я так вообще чуть в скалу на ней не влетела… да, летать я никогда не любила, волк я, а не птица. — поделилась Кьяра, — Кстати, Феликс, мы же с Нимфой в этом году оканчиваем Хогвартс, и я подумала остаться в Хогвартсе в качестве ассистентки преподавателя по Зельеварению, думаю, твоя мама меня возьмёт в подмастерье, учитывая, что зелья у меня всегда хорошо получались.
     — А вот у меня зелья всегда ужасно получались. Я тоже думала остаться в Хогвартсе, но уже в качестве ассистентки Рейкпик… мракоборцем мне становиться нет смысла, учитывая, что мой парень будущий Тёмный Лорд. А так, пару лет побуду ассистенткой, а там ты захватишь весь мир, и я стану женой императора мира. Это, конечно, я так шучу… но чувствую, что это недалеко от правды.
     — Угу.
     — Угу? Ты реально собрался мир захватывать? — переспросила Нимфа.
     — Угу. Но не в ближайшие пару лет… захват мира я планирую через лет семь-восемь. — опустил я свои руки на попки девушек, и сжал их булочки, — Я приду к вам вечером. — поцеловал я обоих красоток, а потом пошёл в раздевалку снимать с себя обмундирование для квиддича.
     После небольшого празднования в спальне факультета, я пошёл на восьмой этаж в Выручай-Комнату, где мы довольно часто забавляемся с девочками, ведь эта комната была искусственным измерением, что было способно создавать любое помещение, которое требуется просителю. Некоторые комнаты были временными и создавались с помощью временной трансфигурации, а некоторые были статичны, как тот же склад с различными потерянными вещами, которые я все забрал себе, полностью очистив это огромное помещение… нагло, конечно, с моей стороны, но этот хлам всё равно никому не нужен иначе бы он тут не лежал.
     В основном там были либо книги, либо дырявые котлы, либо какая-то одежда, типа шляп, носков, перчаток и прочего. Книги в основном были потерянными учебниками, но среди них попадались интересные образцы, которые скопировал мой гримуар. Также среди потерянных вещей встречались и различные украшения, в основном серёжки без пары, но даже так, действительно ценных вещей там не было, в основном там был откровенно бесполезный хлам… вот только, этот хлам тысячу лет лежал на Магическом Источнике, так что, с помощью своего заклинания преобразования я превратил кучи всякого мусора в несколько десятков килограммов кристаллизованной маны, которая выглядела, как россыпь изумрудов, рубинов и сапфиров. Из старых книг и всякой деревянной фигни получались изумруды, из всякой органической дряни типа старых сапог получались рубины, а из других вещей получались сапфиры.
     Нашёл я тут и Диадему Кандиды Когтевран, которую Волан-де-Морт использовал в качестве сосуда для своего крестража. Крестраж я уничтожил, а диадему из лунного серебра с сапфирами подарил Нимфе, она её довольно часто носит, воображая себя принцессой, которая жертвует своё тело тёмному магу, чтобы тот не трогал её королевство и её подданных… ну, мы иногда играем в ролевые игры… только, почему-то всегда я оказываюсь тёмным магом... почему интересно?
     Зайдя в Выручай-Комнату, я оказался в королевских покоях, где на красном изящном кресле сидела Нимфа в образе принцессы, одетая в изящную белую комбинацию.
     — Ты вернулся, тёмный маг. Опять решил шантажировать меня, и требовать отдать тебе мою анальную девственность, в обмен на то, что ты не тронешь моих подданных?
     — Нимфа, и не надоело тебе в принцессу играть?
     — Подыгрывай давай, а иначе я опять откажусь пускать тебя в свою попку, меня Кьяра целый день уговаривала сделать это, чтобы порадовать тебя. — кивнула она на сереброволосую девушку, что сейчас лежала на кровати лишь в одном белом шёлковом белье.
     — Феликс, постарайся уж, если хочешь запихать свой член в зад этой привереды в короне, а потом можешь и мне туда засунуть. Если что, по легенде на этот раз, я личный рыцарь принцессы, который решил пожертвовать своим телом, ради своей принцессы, которую злой маг нещадно драл в попку.
     — Какой ещё нещадно? Я на такое не подписывалась! — возмутилась Нимфа.
     — А тебя никто и не спрашивал. — я создал себе зловещий наряд некроманта и зловещий посох с черепом, а также из левой руки выпустил немного Энергии Смерти, которая приняла форму тройки летающих призрачных черепов.
     — Живо встань раком и раздвинь свои булки, принцесса, а иначе я истреблю всё твоё королевство, превращу его в нежить, и отправлю своё не-мёртвое войско уничтожать соседние страны. Выбирай, либо я трахаю твой зад, либо иду истреблять мир!
     — Чёрт, каждый раз поражаюсь, ты реально вылитый Тёмный Лорд. — сказала Нимфа.
     — Меньше болтай, сучка, и снимай трусы. — воткнул я посох в пол, и сбрасывая свою мантию подошёл к Нимфе, которую повернул задом, и сорвав с неё её трусики, засунул палец ей в зад, — Молодец, принцесска, зад почистила, и теперь я могу сразу же туда тебя трахнуть. — приставил я член к попке Нимфы, и начал натягивать её анальчик на свой стержень. Из-за того, что Нимфа была метаморфом, особых проблем с моим членом в своём задку у неё не возникало.
     — Чёртов тёмный маг! — крикнула Нимфа, — Будь нежнее! Порвёшь ведь!
     — А мне плевать, будто мало принцесс в мире, порву тебя, найду другую. — шлёпнул я её по заднице, и начал активно в ней двигаться, — Вот так, люблю трахать королевских особ в зад.
     — Кажется мне, что Нимфа слегка мазохистка. — прокомментировала Кьяра, — А этими играми она маскирует свои наклонности. Ладно, мой выход. Принцесса! О, боже, нет! Тёмный маг, пощади принцессу! Я готова занять её место! — подбежала к нам Кьяра.
     — Ты займёшь не её место, ты займёшь место рядом с ней! — прижал я к себе сереброволоску, начав её целовать, в то время пока двигался внутри попки Нимфы.
     После игр с двумя девушками, я пошёл к своей мамуле, которая также была не прочь наградить победителя.
     Спала Лили чаще всего у нас дома, хоть иногда ей и приходилось оставаться на ночёвку в замке. Награждение моё длилось целую ночь, и сейчас мы лежали в обнимку, после того, как оба финишировали, а за окном уже наступило утро воскресенья.
     — Сынок, какой же ты ненасытный. — сказала Лили после поцелуя, — И опять ты кончил внутрь киски… плохой мальчик, не надо кончать в мамочку.
     — Но тебе ведь нравится, когда я заполняю тебя своим молочком, не надо мне тут врать. — ответил я, и поцеловал шейку Лили, — Ну что, теперь в попку, или продолжим в киску? — засунул я пальчик в заднюю дырочку, которую я за ночь пару раз тоже посетил.
     — Не, мне надо в школу. Директор сказал, что припрётся Люциус Малфой… этот чёртов Пожиратель Смерти стал Председателем Попечительского Совета Хогвартса, наверно хочет выразить своё «фи» в сторону того, что тебя взяли в команду по квиддичу, а его сынка не взяли… ох, какой же он скользкий тип. — Малфой-старший припрётся… какая отличная для меня новость.
     — Что ж, мне тоже было бы желательно показаться в замке, а то если вчерашний победитель не появится за завтраком, ученики подумают что я зазвездился, и больше не хочу трапезничать в одном помещении с челядью… — вышел я из киски Лили, а после напоследок испил немного молочка из её груди, и отпустил её.
     Лили почистила себя магией, а после начала одеваться напротив зеркала, но потом почему-то застыла, одев лишь своё чёрное сексуальное бельишко, в котором она смотрелась настолько возбуждающе, что мой боец вновь затвердел.
     — Мамуль, чего ты застыла? — подошёл я и обнял Лили.
     — Да опять на меня накатило осознание того, что всё что мы с тобой делаем очень неправильно и аморально… эх, чтобы сказал Джеймс, узнай, что мы творим? — посмотрела она на меня через зеркало.
     — Он мёртв, и ничего не скажет. Мамуль, не забивай себе голову всякой ерундой. Не знаю как ты, но я очень рад, что наши отношения стали такими, какими они стали сейчас. Ты всегда была хорошей матерью, старалась воспитать меня правильно… другое дело, что я всего этого не ценил, и не слушал тебя. Но при этом, я всегда тебя любил, и считал своим самым близким человеком в этом мире. — повернул я Лили к себе лицом и поцеловал её, — Был бы отец жив, я бы проследил, чтобы вы с ним были счастливы, а если бы ваша семейная жизнь не заладилась бы, я бы забрал тебя себе, и сделал своей женщиной, прям как сейчас. — прижал я её к себе поплотнее.
     — В том-то и дело, что я счастлива быть с тобой… но, чёрт, почему всё так странно? Ладно, сынок, отпускай меня, а то ты уже ручки свои шаловливые начал распускать. — отстранилась от меня Лили, и мне пришлось достать свою ладонь из её трусиков.
     — Сложно удержаться, когда ты такая сексуальная. — вновь поцеловал я Лили, а потом повернулся к зеркалу, и превратился из взрослого мужчины в подростка, — Эх, скоро мы отсюда свалим, и сможем наслаждаться друг другом сколько угодно, причём никто нам и слова против не скажет. — начал одеваться я, а после взял с тумбочки очки Джеймса, которые Лили до сих пор носит с собой, и одел их на себя.
     — Чего-то я вообще на отца не похож. Мамуль, а ты там меня не нагуляла часом? Ну, с каким-нибудь богом, спустившимся на землю, чтобы совратить очередную смертную? И выбрал он, конечно же, самую прекрасную девушку во всём мире. — активировал я свои нечеловеческие глаза, и посмотрел на Лили через зеркало.
     — Сынок, с одной стороны ты мне сделал комплимент, а с другой стороны назвал меня неверной женой. — сняла она, с меня очки и надела на себя, — Хотя, учитывая некоторые твои странности, такие как неуязвимость к некоторым заклинаниям, а также способность спокойно стоять с кинжалом в сердце, может быть это и правда… в мире где есть магия, всякое может быть. Ладно, полубог, перемещайся обратно в замок, а я на метле полечу, чтобы меньше внимания привлекать. — поцеловала меня Лили, и я телепортировался в спальню Гриффиндора, где все четыре моих соседа по комнате уже отчалили, скорее всего на завтрак.
     Выйдя в гостиную я увидел лишь пару человек играющих в магические шахматы, а также патлатую девку, которая посмотрев на меня, скривилась, и дальше продолжила что-то писать пером.
     — Чего ты кривишься, патлатая?
     — Ничего. — ответила девочка и обратно скривилась.
     — Дай угадаю, я тебя раздражаю? — сел я в красное кресло рядом с ней.
     — Да, раздражаешь. — всё же ответила девочка, — Ты постоянно во всём лучший, но это лишь только потому, что ты с самого начала живёшь в Магическом Мире, а я о магии узнала меньше полугода назад. Несправедливо это как-то, у тебя было больше времени чтобы изучать магию.
     — Хах, «несправедливо»? А справедливо то, что ты вообще оказалась одарена магией, тогда как твои родители лишь обычные люди? Какая ещё справедливость, забудь об этом мифическом понятии, нет никакой справедливости.
     — Ну всё равно, тебе уж слишком повезло.
     — А ты обо мне что-то знаешь, чтобы такое выдавать? «Повезло»… моего отца убили тёмные маги, а меня в детстве попытался убить Тёмный Лорд… неплохое везение, да? Ну, учитывая, что я выжил, и у меня после проклятия только лишь изменился цвет волос, то можно сказать, что я тот ещё везунчик… как-никак, Феликс — значит «удача».
     — А, я слышала об этом, что твоя мама, спасая тебя, смогла одолеть Волан-де-Морта. — сказала девочка, и два парня находившиеся в гостиной недовольно на неё посмотрели.
     — Ладно, закрыли эту тему. Итак, Гермиона, я тут одну проблему заметил, в общем, в Гриффиндоре чего-то мало красивых девочек, есть Анджелина Джонсон, Парвати Патил и Лаванда Браун… всё. Трое красавиц на целый факультет.
     — Эй, а я? — слегка возмутилась девочка.
     — Вот об этом я и хотел поговорить. — достал я свою палочку и направил её на Гермиону, — Редуцио Дентис, Ординем Капилус. Вот теперь четыре. — спрятал я палочку, с удовлетворением смотря на девочку, которую магией причесал и уменьшил ей зубы, что превратило её в достаточно красивую милашку.
     — Что ты сделал? — удивлённо спросила девочка, которая теперь была полностью в моём вкусе… точнее, подрасти бы ей не помешало, но уже видно, что она будет красоткой. На факультете есть ещё много девочек, но их красавицами не сделаешь с помощью двух простых заклинаний, там надо хорошенько потрудиться… но, мне нравится жить в окружении красоток, так что, я решил устроиться тут магическим пластическим хирургом, и за небольшую плату поисправлять девочкам внешность. У меня даже есть офигенная идея как это реализовать… ну это будет одна из тех вещей, которые я делаю ради развлечения, как тот же квиддич.
     — Посмотри в зеркало, красотка, и узнаешь. — подмигнул я ей, и пошёл вниз, завтракать, где на выходе из зала встретил Патрицию, которою предупредил, что хочу с ней поговорить об одном деле. Так что, после завтрака, когда я наведался к ней в комнату, она меня уже ждала.
     — Владыка, наконец-то вы уделили мне своё внимание, а то я думала, что я стала вам не нужна после того, как вы соблазнили свою мать. — сидела она на своей кровати в сексуальном пеньюарчике, — Но, Владыка, дайте мне шанс, я покажу, что меня никто не заменит в деле вашего удовлетворения. — слегка привстала она и посмотрела на меня с огромным вожделением.
     — Не волнуйся, Патриция, ты моя шлюшка, и я тебя не брошу, и по возможности буду приходить к тебе, чтобы потрахать… ай, ладно, пошли в Домен, отжарю тебя, а потом уже займёмся делом. — подошёл я, и дотронувшись до нее правой рукой переместился в своё измерение, где сейчас находились ещё и Эми с Софи, которые также поучаствовали в групповушке.
     В общем-то, Патриция мне нужна, чтобы заманить Люциуса Малфоя в укромное место, где бы я мог без свидетелей его подчинить. Я как-то хотел его подчинить, для чего мой прихвостень Горбин приглашал его к себе, чтобы тот посмотрел на новые тёмномагические товары, ведь Малфой-старший был коллекционером тёмных артефактов, но этот скользкий тип отказался приходить, возможно почуяв, что-то неладное.
     Заманить его оказалось легко, Патриция просто сказала, что у неё есть сведения про грязные делишки Дамблдора, которые могли бы помочь Малфою скинуть старика с директорского поста Хогвартса, прямо, как и желает Люциус.
     В кабинет за Патрицией зашёл аристократ, у которого были длинные блондинистые волосы и надменное лицо, прямо как и у его сынка.
     Рейкпик дала ему чёрную книгу, в которой она записывала все найденные грехи Дамблдора, и как только Люциус взял в руки книгу, то застыл со стеклянным взглядом.
     — Вот что я называю иронией, он говорил на суде, что служил Тёмному Лорду под действием подчиняющего проклятия, но это была ложь, однако теперь, это стало правдой. — сказал я, снимая Мантию-Невидимку.
     — М… мой Лорд? — встал этот блондинистый аристократ на колено, — Это вы?
     — Ты дебил, что ли? Ладно, ещё разочек попробуем. Хенко Кокоро. — применил я ещё раз на нём подчиняющее заклинание, только уже собственноручно, а не с помощью гримуара.
     — В… Владыка? — переспросил он через пару секунд.
     — У тебя есть какие-то защитные амулеты, раб?
     — Да, Владыка.
     — Снимай их, и ещё раз повторим процедуру для надёжности… ох ты ж ё, ты чего амулетами обвесился как новогодняя ёлка? — удивился я, увидев как Малфой начал снимать с себя кучи различных амулетов, — Понятно теперь, почему в первый раз заклинание сработало не полностью. Вот теперь чтоб наверняка. Хенко Кокоро. Итак, дружочек-пирожочек, скажи-ка, где сейчас находится дневник Тома Реддла, который он дал тебе для хранения?
     — Он находится в тайнике у меня в мэноре, Владыка.
     — Значит так, тащи его к Горбину, вместе со всей своей коллекцией… а потом я сделаю тебе артефакт и с помощью него, ты будешь делать моими рабами всех своих друзей Пожирателей Смерти. Давай, выполняй, чтобы сегодня вечером всё твоё барахло и дневник были у Горбина. Можешь валить, аристократишка.
     — Будет исполнено, Владыка. — вышёл он из комнаты, а я же обнял Рейкпик, и переместился обратно с ней в домен. Ещё потрахаюсь до вечера, а там мне работа подвалит, и буду я пахать.

Примечание к части

     Железнобрюхий Дракон - https://photos.app.goo.gl/fXR8GRRHYxwV126K6 Метла ГГ - https://photos.app.goo.gl/8aX6oxmkujXuA8Jc6 Василиск - https://photos.app.goo.gl/bkEqqKzYF5HT86tR7 Комната Потерянных Вещей - https://photos.app.goo.gl/Efn87KNGsuXGso7a8 Нимфа - https://photos.app.goo.gl/N5fqYEtGoLJcqg2A9 Кьяра - https://photos.app.goo.gl/fq6v3GQQtSXKDPNq5 ГГ(Некромант) - https://photos.app.goo.gl/Vnt8gR2rD75icdRE8 Лили - https://photos.app.goo.gl/cEYH9kNvbuaxwLmQA ГГ - https://photos.app.goo.gl/QQDVSpKePHEdYaj89 Гермиона - https://photos.app.goo.gl/mA37aquJL3RUGTFX9 Патриция - https://photos.app.goo.gl/f9CQqj3fuZHbFbon7 Люциус Малфой - https://photos.app.goo.gl/kGgZdASwp44Rvbbq9
>

Глава 13 - Служители смерти

     Вечером после того как забрал у Горбина барахло, что притащил мне Малфой, я сразу же проверил дневник Редла, надеясь, что именно в нём находится Ядро Души Волан-де-Морта… но обломался, придётся его искать в других крестражах, а эту же книжку я уничтожил в Адском Пламени. По идее, у него осталось лишь два крестража, это Чаша Пенелопы Пуффендуй, что сейчас лежит в Гринготтсе в ячейке Лестрейнджей, куда я также наведаюсь, когда буду грабить банк. Второй крестраж — это Медальон Салазара Слизерина, который вроде должен лежать в доме Блэков расположенном на Гриммо двенадцать, туда я уже отправил парочку своих злыдней, что специализируются на взломе и кражах, однако, защита там стоит неплохая, отчего мои прихвостни всё ещё не смогли проникнуть в дом… можно бы было вломиться туда используя грубую силу, но тогда бы это привлекло много ненужного внимания, а я пока тихарюсь, и играю роль хорошего мальчика.
     Остальные тёмные артефакты, что притащил Малфой я изучил, но в основном они были прокляты на то, чтобы убить своего владельца разными мучительными способами, отчего я их просто разобрал, и использовал эти материалы для создания других артефактов.
     Теперь у меня было достаточно материалов, чтобы создать Сердце Домена, которое будет затягивать в Домен души смертных, что пользовались моими артефактами, ну, а также у меня теперь было достаточно материалов, чтобы создать эти самые артефакты.
     К началу весны я закончил Сердце Домена, которое разместил между той частью домена в которой собирается обычная мана, и той частью в которой собирается Энергия Смерти.
     Размер Сердца Домена был небольшим, всего полметра, и состояло оно из золотых колец, вращающихся вокруг небольшой магической воронки. В самом центре магической воронки располагался чёрный алмаз Воскрешающего Камня, а золотые кольца также были обильно украшены рубинами, изумрудами и сапфирами, и вся эта конструкция позволяла через Пустоту притягивать к себе души моих жертв, которые перемещались в Некрополь. Но, кроме этого, Сердце Домена, просто тянуло энергию из окружающей среды увеличивая мою регенерацию маны в десяток раз, и теперь я могу восстановить свой резерв всего за пару часов, а не за шестнадцать часов, как раньше. Также при создании Сердца Домена я использовал технологию создания Пси-Ядер из мира Масс Эффекта, так что, помимо прочего Сердце тянет энергию и из Пустоты, и отправляет её на увеличение Домена, и так как в состав Энергии Пустоты входит Энергия Пространства, то она идеально подходит для увеличения объёма пространства Домена.
     Весну я потратил на то, чтобы наладить всю эту систему, и к концу мая в Лютном Переулке начали продавать разные мои артефакты, типа колец и амулетов. После того как я начал подчинять обитателей этого злачного места, Лютный Переулок начал преображаться в лучшую сторону, теперь там не бродили откровенные уголовники, всех бесполезных элементов я устранял, оставляя только злыдней которые могли бы быть мне полезны, их я подчинял и превращал в своих рабов, которых заставлял следить за собой и не выглядеть как бомжи, теперь мои злыдни все стильные и ухоженные.
     В одной особой лавке в Лютном Переулке я решил сделать пункт помощи оборотням, выдавая там амулеты, что излечивали их, превращая в волков-анимагов, амулеты были выполнены в виде волчьей головы и нося их, оборотни не теряли разум в полнолуние, а всего через полгода процесс их преображения из оборотней в анимагов завершался. Дальше они уже могли их не носить, и отдать или продать амулет другим оборотням, чтобы и они исцелились. Именно оборотни купили больше всего моих побрякушек, всё же оборотней никто не любит и прав у них столько же, сколько и у обычных волков, отчего узнав о шансе исцелиться, они сразу же ринулись потоком покупать мои амулеты… на что, собственно и был расчёт.
     Все мои артефакты понемногу меняли души и Магические Ядра своих пользователей, отчего они могли считаться моими верующими, что начали понемногу увеличивать у меня приток ба-хионь, однако, пока что, моими артефактами пользуется пять сотен волшебников или оборотней, в основном оборотней. Надо в общем подождать, когда больше лошков клюнут на эти побрякушки.
     Также в Некрополе сейчас находилось около трёх десятков душ, превращённых в жемчужины, которые также производят ману, и немного ба-хиони. Эти же души я планирую использовать для создания армии нежити… кибер-нежити, если быть точным. Просто, создал я как-то одного инфернала, и превратился он в прах после одного Редукто, а вызвав Адское Пламя, можно легко уничтожить всю эту армию нежити, ведь Адское Пламя использует для своего поддержания энергию сожженной материи, а не ману волшебника, отчего теоретически может сжечь всю планету, но сам мир такое не позволит, просто в какой-то момент потушив его, высосав из него всю энергию.
     В общем, создавать себе армию из мяса и костей вообще не вариант, другое дело из металла. И я даже создал прототип такой нежити, используя для этого металл, получившийся после переработки фестралов, а также изумруды, которые лучше всего накапливали и проводили Энергию Смерти.
     Получился у меня скелет из чёрного металла, у которого глаза горели зелёным светом. Души он своей не имел, но зато был привязан к одной из душ, находящейся в Некрополе, и таким образом, даже при уничтожении этой нежити, я не потеряю ни одной души. И эту же связь с моим доменом моя нежить будет использовать, чтобы отправлять туда души убитых. Металлическая тушка сама по себе была очень прочной, плюс создавала вокруг себя щит из Энергии Смерти, нейтрализующий большинство заклинаний, плюс, даже получив какое-то повреждение, металлический скелет мог со временем его регенерировать, так как из-за Энергии Смерти, чёрный металл мог понемногу расти, отчего даже если от скелета останется лишь одна голова, то со временем он может полностью восстановиться… в общем, я сплагиатил Некронов… ну, или как вариант, именно я их и создал, всякая хрень может быть в этой безумной вселенной.
     Так-то, необязательно создавать нежить, именно в виде скелетов, но нежить должна быть устрашающей, ведь она используется в войнах. Нежить должна вызывать у врага страх, чтобы они боялись с ней сражаться и в страхе дезертировали из войска.
     Однако, хоть мои Некроны были в сотню раз сильнее обычной нежити, но во столько же раз её было сложнее создавать, и за месяц я смог создать всего двух Некронов, при этом я не сильно-то и отвлекался на свой гарем, так как Кьяра и Нимфа были заняты выпускными экзаменами, а Патриция и Лили эти самые экзамены принимали.
     Учебный год подходил к концу, как и Хогвартский школьный сезон по квиддичу. Матч Гриффиндора против Пуффендуя закончился на первой минуте, а вот против Когтеграврана я решил выйти не в качестве Ловца, а в качестве Охотника, то есть того, кто должен забрасывать квоффл в кольца ворот противника, для чего махнулся местом с Анджелиной Джонсон — темнокожей красоткой, которая сразу же согласилась, узнав, что я хочу поменяться не только ролями в игре, но и мётлами. Я брал её Чистомёт, а она получала мою Молнию — именно так прозвали мою метлу, на хвосте которой иногда проскакивали молнии. Ох, Анджелина когда получила мою метлу в свои руки, то её чуть ли не облизывать начала, однако, с какой бы скоростью моя метла не летала, ей надо уметь управлять, отчего Анджелина на ней ловила снитч целых два часа… я же за это время успел набросать в кольца противников аж триста пятьдесят мячей, то бишь, после того как она всё же словила снитч, мы победили со счётом три тысячи шестьсот пятьдесят — ноль.
     Теперь все поняли, что даже на старой метле, я могу вздрючить любого, ведь мне по сути и не нужна метла для полётов, отчего я мог выполнять довольно опасные и рисковые трюки, плюс, в правилах квиддича запрещено использовать палочки для того, чтобы с помощью магии как-то влиять на мячи или игроков… вот только, я легко могу колдовать без палочки. Да, менее эффективно чем с палочкой, но, чтобы увести метлу противника в сторону, или подтянуть к себе мяч телекинезом, этого хватало, отчего на квиддичном поле я полностью господствовал над командой противников. И по итогам, ещё непонятно, что лучше, быстро завершить матч, когда я за несколько секунд ловлю снитч, или смотреть, как я два часа дрючу команду противников, которая совершенно беспомощна передо мной.
     Вот теперь никто не считал, что я выигрываю только лишь благодаря своей имбовой метле… не сказать, чтобы меня особо волновало чужое мнение… просто я люблю выпендриваться, и моему раздутому эго нужно, чтобы все знали кто тут папочка на квиддичном поле.
     Один из забавных моментов, это то, что на матч по квиддичу могут приходить родители студентов, и Финал Сезона посетил Председатель Попечительского Совета, который очень хвалил меня, и говорил своему сыну равняться на меня… ага, мой раб Люциус выслуживался передо мной вовсю, наверное, если бы я попросил трахнуть его жену, он бы легко согласился… я ему, конечно, мозг промыл, но моё заклинание не подавляет волю жертвы, а лишь переписывает кое-какие принципы личности, отчего со стороны в них сложно заподозрить жертв заклинания подчинения, и в общем-то, желание служить мне, у Люциуса в большей степени возникает не из-за моего заклинания, а из-за того, что я будущий Тёмный Лорд, который обладает настоящей силой, что позволит стать мне в разы сильнее Волан-де-Морта, и действительно подчинить мир, а этот скользький тип и рад прислуживать Владыке.
     Вот уж кто был действительно полезным прихвостнем, так это Малфой-старший, у него было достаточно много связей в Министерстве, и эти связи он также начал понемногу зомбировать, как и своих дружков Пожирателей Смерти, среди которых были чистокровные аристократы — Гойл, Крэбб, Кэрроу, Эйвери, Роули, Селвин, Макнейр и Яксли, причём два последних сейчас работали в Министерстве на достаточно высоких должностях.
     Артефактом для промывки мозгов служило кольцо из лунного серебра с изумрудами. Так как все в Британии привыкли приветствовать друг друга с помощью рукопожатий, то именно в этот момент кольцо активируется и промывает мозг жертве, причём заклинание я немного доработал и усилил, чтобы оно пробивало любую магическую защиту, и чтобы промывка мозгов не вызывала подозрений, а то после стандартного заклинания жертва на несколько секунд застывает со стеклянным взглядом, и этот эффект пришлось устранять. Всё это в итоге сделало заклинание офигеть каким дорогим для использования. Чтобы незаметно подчинить кого-то нужно пятьдесят тысяч единиц маны, но зато от этого заклинания нет никакой защиты, и после него я получаю абсолютно преданного мне раба.
     В кольце может поместиться около полумиллиона единиц маны, и этого хватает на десяток применений встроенного заклинания подчинения. Заряжать кольцо приходится энергией, которую для меня собирают пятьдесят моих алтарей. Именно из-за них, я был обеспечен большим количеством накопленной магической энергии, и мог тратить её довольно свободно. Так я создал ещё несколько таких колец, и отдал их чиновникам из Министерства, чтобы они и всё Министерство мне понемногу подчиняли… хоть я и действую не особо красиво, в том смысле, что подчинять людей — это плохо, но по сути я делаю то же, что делают сами маги с обычными людьми. Ведь, хоть Министерство и запрещает использовать Империус для подчинения людей, вот только, рядом с каждым президентом или правителем обычных людей есть маг министерства, который следит за тем, чтобы маглы не катили бочку на волшебников. Чтобы подчинить обычных людей, магам не нужно подчинять всех и каждого, достаточно просто подчинить того, кто правит толпой маглов. И вот тут как раз и пригодился запрещённый Империус, который хоть и действует превосходно, но вот только его нужно периодически обновлять, для чего, собственно, и нужны министерские маги, приближенные к правителям. Я же, по сути, использую ту же тактику, которую использует само Министерство насчёт маглов.
     Просто маги учли свои ошибки во время Инквизиции, и поняли, что обычные люди вполне могут представлять угрозу для магов, ведь обычных людей банально больше, и хоть любой маг может расправиться с сотнями маглов, но даже самому крутому магу нужно спать.
     Теперь имея связи в Министерстве, я легко мог организовать себе отпуск на море, а то, чтобы выехать за границу обычному магу надо пройти через тот ещё бюрократический ад, ведь даже обычный человек может за границей натворить много дел, а за него должно будет отвечать государство, а с магами же ситуация ещё серьёзней, ведь они могут набедокурить в разы больше, отчего государство должно пристально следить за теми, кого пускать в другие страны, а кого держать за железным занавесом, во избежание международных скандалов. В общем, по окончанию экзаменов я, мои фамильяры, Лили, Патриция, Нимфа и Кьяра отправляемся в Египет. Там и отдохнём, а также я посмотрю на колыбель магии в этом мире, может смогу чего интересного узнать… во всяком случае, у меня давно не было секса на пляже, да и вообще я ещё ни разу не покидал пределы Британии. А в Египте ещё очень много различных магических существ, из которых я могу наделать материалов для создания Некронов и для создания обычных артефактов.
     Для меня, как понятно, экзамены не стали проблемой, по Трансфигурации, по Магической Безопасности и Зельеварению я вообще получил автоматы.
     Золотая монета которую я создал из воздуха в начале года так и не развеялась, отчего МакГонагалл согласилась зачесть мне курс. Ирландские лепреконы также умеют делать золото из воздуха, но оно через несколько дней обратно превращается в воздух. МакГонагалл сказала, что на следующий год я должен буду написать с ней научную работу на тему законов Гэмпа и того как их можно преодолеть… как-как, просто маны надо дофига, вот и весь секрет. Если нет мастерства, просто компенсируй его огромной силой и мощью, именно так я поначалу и действовал.
     С Патрицией я сдал экзамен в личном порядке… у неё в постели. Мамуля же зачла мне экзамен за то, что я смог сварить целый огромный котёл Феликс Фелицис, который нужен мне для исследования этого Зелья Удачи.
     В общем-то, действует это зелье как дурман для всяких шаманов. Шаманы используют всякие токсичные грибочки и травки, чтобы расширить своё сознание и суметь подключить свой разум к Инфосфере напрямую, чтобы оттуда прочитать будущее, прошлое или узнать какую-то интересующую их информацию.
     Если при варке Феликс Фелицис допустить какую-то ошибку, то оно превращается в жуткий яд, но даже правильно сваренное Зелье Удачи также довольно токсично, и его не следует принимать очень часто, чтобы не разрушить своё тело и разум, особенно разум, ведь приняв Жидкую Удачу, человек подключается к Инфосфере и просматривая огромное количество вариантов ближайшего будущего, интуитивно выбирает самый лучший вариант, отчего и кажется, что магу всё время везёт, но по сути он просто становится пророком, на то время пока действует зелье.
     Я варил пять котлов с этим зельем, и лишь один котёл получился с таким зельем, каким оно и должно быть, то есть, безопасным для использования. В других котелках зелье хоть и было очень токсично, но, по сути, его также можно было использовать, чтобы просмотреть будущее… вот только, нормальное зелье позволяет просматривать лишь самое ближайшее будущее, отчего человеческий разум кое-как может справиться с полученной информацией, хоть она и обрабатывается несознательно, а вот в неправильном зелье интервал просмотра будущего может достигать в десятки, а то и в сотни лет, отчего огромный поток информации о различных вариантах будущего может выжечь разум мага.
     Ну, у меня даже бракованное зелье не пропало, я применил на нём заклинание трансмутации и получил тёмно-бирюзовый песочек, от которого веяло Энергией Пустоты и Энергией Времени. Этот песок я пропустил через ритуал очистки, и в итоге получил немного синих кристалликов Энергии Пустоты, которых в Мире Масс Эффекта принято называть Нулевым Элементом, а также получил пару песчинок кристаллизованной Энергии Времени. Что сказать, прикольный, конечно, результат, но хоть я и получил максимально чистые кристаллики довольно полезных энергий, но, потратил я на это парочку мешков дорогих ресурсов, и в итоге получил несколько миллиграмм Песка Времени и Нулевого Элемента, которые в таких малых количествах мне просто негде использовать. Наверняка, в Хроноворотах используются такие же кристаллизованные энергии, хотя я и сомневаюсь, что изготавливают Песок Времени также, как его изготовил и я, хоть и получился он у меня случайно.
     Но чтобы проверить правильность своих суждений, мне надо бы воочию увидеть хоть один Маховик Времени, но все они сейчас находятся в Отделе Тайн. И чтобы получить разрешение на использование Хроноворота у Министерства, надо быть Дамблдором или Министром Магии… ну, тут такое дело, что Корнелиус Фадж — нынешний Министр Магии, буквально пару дней назад стал моим рабом, ведь как раз Министр Магии Великобритании был одной из приоритетных целей для подчинения, которую, однако, хрен застанешь на работе, эта скотина любит бюджетные деньги тратить на свой отдых за границей, и у него разъезды по различным курортам числятся как деловые командировки.
     Забавный старик, которого можно описать как эталонного политика, то бишь, срать хотел он на народ, и делает он на своём посту лишь то, что приносит ему пользу. Честно говоря, я хоть и не чураюсь подчинять людей, но допустим вот, я слегка жалею что подчинил Патрицию, она хорошая женщина… хоть и шлюха жуткая, но вот она единственная из всех моих рабов, кого мне жалко, остальные мои марионетки те ещё мразоты, даже Фадж тот ещё мудак, он себе, блин, взял, да Орден Мерлина первой степени вручил, просто так, тогда как Дамблдор получил такой же орден за победу над Грин-де-Вальдом. Короче, Министр этот ещё тот говнюк, причём говнюк жадный до власти и денег… ну, прям как я, вот только, у меня кроме желания есть ещё и возможности, тогда как Фадж откровенно тупой, и пост свой смог занять лишь потому, что Дамблдор отказался становиться Министром Магии, ведь тогда бы старику пришлось поднять свой зад с Хогвартского Магического Источника.
     Может хоть будучи моим рабом Фадж будет делать что-то полезное, а не просто опустошать Министерскую казну, как он и планировал делать изначально… хотя, честно говоря, я подумываю сделать Министром Малфоя-старшего, у того голова работает получше, чем у этого старого дурака. Посмотрим ещё как Фадж мне Хроноворот добудет.
     Ещё одним делом которым я развлекался в Хогвартсе помимо квиддича, было превращение всех девушек в красоток, а то, мягко говоря, слишком мало красивых девушек в замке, а я тут планирую оставаться ещё на парочку лет минимум. Для начала, я выбрал самых стрёмных девчонок, пухлых и прыщавых, и подбросил им инструкции, как вызвать «Звёздного Духа», что может исполнить практически любое желание за соответствующую цену. Конечно же, у таких бедняжек было желание стать красивей, и ценой за это желание было всего лишь то, что они распространяли слухи об этом духе, исполняющем желание девушек, для чего всего лишь нужно нарисовать несложный магический круг, в который следует положить три серебряных сикля, которые и будут платой за призыв духа, и там уже с ним можно договариваться о чём угодно, и если запрашиваемая цена устраивает обе стороны, то Звёздный Дух выполняет желание.
     Этим Духом, как понятно, был я, а серебряные монеты, превращаясь в ману, служили источником энергии, которая шла на запитывание телепортационного маячка, к которому я уже и перемещался. Звёздным Духом я назвался потому, что моя Мантия-Невидимка может не только делать меня невидимым, но и самостоятельно проецировать любое изображение по желанию владельца. Я же выбрал изображения движущейся звёздной туманности, что смотрелось довольно круто, и очень по волшебному.
     Когда слухи обо мне слегка распространились, то я закончил свою щедрую акцию, и стал брать полноценную плату. Так превращение страшненькой девочки в симпатичную девушку, было всем по карману и стоило всего десяток галлеонов, а вот чтобы превратиться в ослепительную красотку, тут уже нужно было тысячу галлеонов, либо же какой-нибудь драгоценный камень. Всё же, одно дело, когда все девочки в замке симпатичные и нет ни одной страшилки, другое дело, когда каждая девушка в замке будет ходячей секс бомбой… я так-то и сорваться могу.
     Так страшилок теперь в Хогвартсе не было, но помимо красоты девочки желали и ещё кучу всякой фигни, типа сделать пакость какой-нибудь стерве, или самое популярное — это влюбить в себя какого-то мальчика, и самым частым объектом девичьих запросов был я сам… как-никак, я действительно красив, умён, плюс офигенно играю в квиддич, а девочки почему-то любят игроков в квиддич… я бы даже сказал, что девяноста процентам девочек плевать на саму игру, их интересуют сами игроки, которые в профессиональном спорте зарабатывают немало.
     В общем, вся эта возня меня довольно сильно забавляла, а под самые экзамены, девочки вызывали меня, чтобы я им как-то помог с этими самыми экзаменами, ну я и выдавал им Зелье Удачи, с которым они на автомате ответят правильно на все вопросы… Зелье Удачи, конечно, запрещено в использовании на экзаменах, но всё равно никто не проверяет учеников на допинг, так что, в основном они соглашались на такой вариант, тем более, что зелье они получали за приемлемую цену в десяток галлеонов, тогда как на рынке оно стоит раз в двадцать больше, как раз именно из-за сложности в изготовлении, отчего, мало кто вообще способен его купить, но у меня было несколько литров этого Напитка Удачи, но при этом нужно было всего пару капель этого зелья, чтобы стать пророком на тройку часов, плюс эта бадяга портится через полгода, я сам её всё равно не выпью, даже если всё время захочу ходить под Зельем Удачи.
     Так, практически все девочки на Гриффиндоре меня вызывали, и все они в итоге получили на экзаменах Превосходно. На Пуффендуе и Когтевране у меня было всего несколько «клиенток», а в Слизерине так вообще всего двое, это Милисента Булстроуд и Пенси Паркинсон, которые были одними из первых моих клиенток, которые в качестве платы за исправление их внешности должны были распространить обо мне слухи в Слизерине… но нет, эти две мелкие стервочки никому ничего не говорили, однако наказывать я их не стал, хоть и мог вновь сделать их страшными, просто такое наказание было карой больше для меня чем для них, они-то себя не видят со стороны, а вот я вижу этих двух пухлых страшилок практически на каждом уроке, которые у нас проводятся в паре со Слизерином, а это практически каждый второй урок. Но вот, во второй раз, дел с ними я не захотел иметь, так что, обе эти дурынды получили Троллей по Экзаменам, хоть на следующий год они всё равно перейдут. В Хогвартсе ты учишься пять лет несмотря на оценки, это потом уже оценки влияют на будущее, ведь тупые работники никому не нужны.
     Экзамены закончились, и на последнем пиру, директор огласил победителя межфакультетного состязания по очкам, и… и выиграл Слизерин. Просто, в Гриффиндоре, полно имбецилов из-за которых факультет теряет по несколько сотен очков в день, особенно старается семейство рыжих, и в особенности два рыжих близнеца. Они будто специально косячат, чтобы потратить все очки, которые я насобирал, выиграв Хогвартский Турнир по Квиддичу, а также которые я зарабатываю на занятиях.
     — Эх, спрашивается, нахрен я старался зарабатывая эти очки, если два рыжих дебила их все проштрафили? Ну, выиграл мамулин факультет, так что, хоть за неё порадуюсь. — сказал я, догрызая ножку большого поросёнка, который моими стараниями быстро кончился, — Проклясть, что ли их, как-нибудь с выдумкой? А, за лето чего-нибудь придумаю. — говорил я, подтаскивая к себе ещё одного поросёнка с другого края стола.
     — Ну, не расстраивайся, Феликс, бывают в жизни огорченья. Я вот, например, по Магической Безопасности получила девяносто девять баллов, тогда как другие девочки получили по сто баллов, и это учитывая, что я этих дур, вообще не видела в библиотеке. Вот за это мне обидно даже больше, чем за это факультетское состязание, для которого я тоже немало очков принесла факультету. — пожаловалась мне Гермиона, с которой я в основном и сидел за одной партой.
     — Велика беда, что сто балов, что девяносто девять, это всё равно Превосходно. — доел я второго поросёнка, и начал подтягивать к себе третьего, — Патриция занизила тебе оценку на один бал, потому что ты там начала расписывать ответы на целые страницы, тогда как надо было дать краткий ответ на вопрос.
     — Слушай, Феликс… — пододвинулась ко мне поближе Гермиона, и начала шептать мне на ушко:
     — Это ведь ты им как-то помог, да? — заговорчески посмотрела она на меня.
     — Не знаю, о чём ты. — спокойно ответил я, доедая третьего поросёнка и уже хотел тащить четвёртого, но ученики начали всей толпой держать поднос со свинкой… отчего, поросёнок летел ко мне с прицепом из пары человек, которые мёртвой хваткой уцепились в поднос, — Эй, не жадничайте, тем более что этот поросёнок теперь мой. — уменьшил я его магией, и забросил себе в рот маленькую жареную хрюшку, которая попав в желудок сразу же переварилась.
     — Троглодит. — обозвал меня пацан, что держался за пустой поднос лёжа на столе.
     — Кхм, не прикидывайся, это ведь ты сделал всех девочек красивыми. — продолжила мне шептать на ухо Гермиона, — Ты ведь мне слегка помог, и ещё тогда говорил, что будешь делать красивыми и всех остальных девочек. А потом из ниоткуда появился, какой-то Звёздный Дух. Это ведь ты, я знаю. Я проверяла твою спальню, когда Лаванда и Парвати вчера вызывали этого духа, так вот, тебя не было на кровати. — начала она смотреть на меня с ожиданием.
     — Ну… — пережевал я говяжье ребро, — Я ходил отлить в туалет, ночью что-то приспичило. И вообще, я знать не знаю о каком духе ты там говоришь, у нас тут целый замок призраков. — забросил я очередное ребро в рот.
     — Ты не врешь? — посмотрела на меня скептично девочка.
     — В смысле не вру? Да я вообще не помню, когда последний раз говорил правду. Ладно, Гермиона, удачно тебе отдохнуть летом, а мне надо идти вещи собирать, я завтра в Египет уезжаю. Мира вам, господа и дамы. — улыбнулся я всем Гриффиндорцам вставая из-за стола.
     — И… И тебе удачно отдохнуть, будь осторожен с египетскими проклятиями. — пожелала мне Гермиона.
     — Точно, нужно будет изучить парочку таких. И я даже знаю на ком их испытаю. — мельком я глянул на рыжее семейство, — Мамуль! Я пошёл домой! — крикнул я Лили, что сидела за преподавательским столом.
     — Я к вечеру буду! — криком ответила мне Лили, на что Патриция улыбнулась, и начала собираться уходить, и на это с недовольством начала смотреть мамуля, ведь она подозревала куда именно пойдёт Рейкпик.
     И подозрения её оправдались, когда Лили пришла домой, то застала Патрицию скачущую на моём члене, и в общем, у двух рыжих девушек завязался небольшой спор по поводу того, кто из них лучше сможет меня удовлетворить. Этот спор предложила Рейкпик, и сказала, что хоть Лили и называет её шлюхой, но это значит лишь то, что у неё больше опыта и она лучше сможет меня удовлетворить, ну мамуля и захотела с этим поспорить, отчего и начался у меня тройничок с двумя рыжими-бесстыжими красотками… правда, был слегка неловкий момент, когда к нам в комнату зашли Кьяра и Нимфа, а я в это время жёстко натягивал мамулю… да, было неловко… Нимфа посмотрела на это, обозвала меня моральным уродом и ушла, Кьяра тоже неодобрительно покачала головой и пошла за своей подружкой…
     — Ну, рано или поздно они бы всё равно узнали. Продолжим состязание. — оборвал я Лили, которая что-то хотела сказать, но я опять начал её трахать, отчего единственное что ей оставалась, так это кричать от удовольствия.
     Перемещались мы в Египет с помощью специального портала, вот во время отправления я опять встретил Нимфу и Кьяру, что отправлялись на курорт вместе со своими родителями, которым я тоже оплатил отдых. Тонксы не особо шиковали, Тед Тонкс работал колдомедиком в Больнице Святого Мунго, а Андромеда была домохозяйкой, отчего свободно разъезжать по другим странам они не могли. Отец Кьяры был бразильцем, а мать ирландкой, и были они фермерами, что не синоним слову богачи. Так что, родители двух девушек были рады что их бесплатно пригласили на отдых в Египет и оплатят за них все расходы.
     Лили и Патриция, вчера слегка уладили свой конфликт, и сейчас на людях они вели себя как подружки, чтобы вызывать меньше подозрений.
     Так вот, после перемещения в Египет взрослые начали разбираться с заселением в отель, а я с Нимфой и Кьярой пошёл на пляж, где выпустил из своего Домена ещё и Эми с Софи, которые сразу побежали купаться в море.
     Нимфа с помощью трансфигурации создала себе шезлонг, на который улеглась под пляжным зонтиком, который она также создала магией.
     — Отличный вид, не так ли? — указал я на песчаный пляж и синее море, а после создал себе аналогичный шезлонг и улёгся на него, — Ну, Нимфа, чего ты на меня дуешься?
     — Ой, я даже и не знаю… наверно потому, что вчера застала как ты трахаешь свою мать! Чем чёрт возьми думает тётя Лили?! — возмущённо сказала Тонкс.
     — Нимфа, уж я уверена, что тётя Лили в этой ситуации виновата меньше всего. Даю гарантию, что это Феликс её соблазнил. — сказала Кьяра снимая верх купальника, чтобы позагорать топлес.
     — Ты права, Кьяра, вся вина лежит на этом беспринципном тёмном маге, у которого вообще нет никаких моральных ограничений! Как ты вообще мог сделать такое?! Как ты додумался соблазнить родную мать?! — орала Нимфа.
     — Эм, понимаешь ли, Нимфа, я люблю свою мамулю и хочу, чтобы она была счастлива, но при этом я та ещё хапуга и просто не отдал бы её какому-то другому мужчине, отчего я решил сделать её счастливой сам.
     — И тебя не смутило то, что вы родственники? — задала вопрос Кьяра, что лежала на шезлонге с голой грудью.
     — Наоборот, это ещё больше меня заводит. — посмотрел я на Эми в купальнике, что прыгала от счастья увидев в первый раз море, она так-то практически всё время жила в лесу.
     Софи со временем всё же научилась убирать свои птичьи признаки, типа птичьего хвоста и перьев на голове, и теперь она выглядела как обычная невероятно сексуальная девушка с серыми короткими волосами и идеальной фигурой, то бишь сочной попкой, тонкой талией, и огромной грудью. Смотря на своих фамильяров, у меня сразу же начал твердеть стержень.
     — Кьяра, ты погляди на этого изврата, только пришли на пляж, а у него уже член во всю плавки натягивает. И это после того, как он сказал, что его заводит инцест. Больной урод. — наехала на меня Нимфа.
     — Эй, я вообще-то полностью здоров, и мамуля говорила, что я самый красивый в мире, а я верю мамочке. Да и вообще, раз вас так раздражаю такой неправильный я, то, чего вы обе со мной отправились в Египет? — посмотрел я на Нимфу и Кьяру.
     — Ну, я хоть и не одобряю то, что ты делаешь со своей матерью, но всё же я могу вас понять, особенно могу понять тётю Лили, она ведь красивая женщина, которая также хочет внимания и ласки. И не особо удивительно, что она влюбилась в собственного сына, ведь она как мать итак должна была его любить, а тут ещё и сынок у неё невероятно красивый… плюс, полнейший изврат, который не парится о морали. Но, хоть их отношение и неправильные, они ведь счастливы, и это главное. — ответила Кьяра.
     — Слушай, не надо их защищать. Ты ведь понимаешь, что раз уж, Феликс, легко соблазнил свою мать, то ему ничего не будет мешать сделать это же и со своей дочерью. Вот, видишь? Эта скотина молчит, и даже не хочет опровергать этого. Как с ним вообще можно заводить семью зная это? И я бы не поехала с тобой в Египет, если бы не родители, которые ждали эту поездку, ведь в последний раз выбирались на море ещё в свой медовый месяц. Но раз уж я с тобой поехала, я обязательно выскажу своё мнение. Так вот, Феликс, ты беспринципный мудак, надеюсь ты будешь гореть в аду. — высказалась Нимфа и отвернулась.
     — Нимфа, я людей убиваю и подчиняю, думаешь меня сильно заботят какие-то правила морали, которые запрещают спать со своей матерью, если уж я не соблюдаю правила более серьёзные? Ты ведь всегда меня считала тёмным магом, и я не сделал ничего такого, чтобы не вписывалось в это понятие, ведь тёмным магам никакие законы не писаны. Ну так, ты типа хочешь меня бросить из-за этого?
     — Ага, хочу бросить… со скалы. Толку вот только будет мало, ты, скотина, умеешь летать… хрм, как же ты меня бесишь, Феликс. Но ещё, я ведь знаю, что если я захочу тебя бросить, то ты просто меня подчинишь…
     — Не, я тебя не буду трогать, можешь меня бросать. Мне будет интересно посмотреть на то, что ты будешь делать в моём мире, который я скоро подчиню. У меня так-то в марионетках числится четверть Министерства, а к концу года моими рабами станет всё правительство Магической Британии, а там через несколько лет у моих ног будет весь мир. Убить меня невозможно, сильнейший Тёмный Лорд пытался это сделать уже два раза… в общем, я предлагаю тебе поиграть в ролевую игру, я буду подчинять мир, а ты будешь мне противостоять, а в конце я прижму повстанцев, которых и будешь возглавлять ты, и сделаю я с ними много всего аморального. Как тебе?
     — Мудак ты. — обозвала меня Нимфа.
     — А ты чего будешь делать, Кьяра? — повернулся я к волчице.
     — А я что? Я уже сказала маме и папе что выхожу за тебя замуж, да и вряд ли я смогу быть с каким-то другим мужчиной после тебя… так что, я хоть и солидарна с Нимфой, но всё равно хочу остаться с тобой… вот только, детей у нас не будет, особенно дочерей. — сказала Кьяра и легла сверху на меня, положа свои бидончики на мою грудь.
     Так как пляж был частным, мы могли устраивать тут любой разврат который захотим, и, конечно же, я его устроил, и в процессе утянул и Софи, и Эми, и даже Нимфу, которая по виду была недовольная, однако, похоже, что обида у неё была не такая уж и большая, как она мне показывала, и половина этой обиды была наигранна... всё же, любит она ролевые игры, в которых тёмный маг её силой склоняет к близости.
     В общем, хоть отдых и начался с лёгкого конфликта, но дальше он пошёл очень даже хорошо. Семейству Тонксов и Лобоски мы рассказали часть правды, что Нимфа и Кьяра являются моими девушками, рассказали что я из-за одного ритуала старше, чем должен быть, и то что я владею метаморфизмом как и Нимфа… в общем-то, они хоть и были в шоке, но должны были что-то такое подозревать, ведь они знали за чей счёт едут отдыхать, а такие подарки просто так никто не делает.
     Помимо отдыха, мы с Патрицией исследовали различные древние египетские усыпальницы, а также она познакомила меня с одним магом-коллекционером, который собирал магические артефакты и манускрипты древнего Египта, его я, конечно же, подчинил, и всю его коллекцию приватизировал… скажем так, это будет считаться сувенирами из Египта.
     Также, в магической части Египта мы посетили магический рынок, где зашли к продавцу магических животных. Товар у него был разнообразный. В наличии имелись как обычные пустынные филины, с разными милыми декоративными зверушками, так и редкости типа сфинксов и фениксов, которых можно было купить, чтобы сделать их своими фамильярами… правда денег они стоили немалых… а, так как я тёмный маг, то платить и не собирался, просто подчинил продавца и взял фениксов бесплатно и теперь он мне ещё будет фениксов поставлять, ведь одним из пунктов моего отдыха числилось набрать себе как можно больше различного магического зверья, из которого можно добыть различные полезные материалы. Сфинксы особой магической силой не обладали, поэтому я их не взял, но в Африке были ещё одни кошки, которые по опасности приравниваются к драконам и василискам. Называются они нунду, выглядит как лев покрытый шипами, да и грива у них состоит из шипов. Ростом они под шесть-семь метров, а длина так вообще в два раза больше.
     Эти существа настолько опасны, что для безопасной охоты на них собирается целая сотня охотников-магов. Обитают они в пустынях, и их хоть и пытаются держать в изоляции, но иногда они вырываются из огороженных зон и убивают целые поселения.
     Я решил устроить сафари на этих нунду, и очень даже успешно, до ночи успел поймать пять шипастых кошек размером со слона, причём зверушки эти умели выдыхать яд, подобно тому, как драконы извергают пламя.
     Я уже собирался идти обратно в отель, так как в пустыне наступила ночь, но на меня напала стая смеркутов. Выглядят они как зубастый летающий скат, которого ночью можно спутать с летающей на ветру мантией.
     Однако, как только смеркут подлетает к любому существу, то окутывает его своим телом, и пожирает тело и душу своей жертвы. В общем-то, можно сказать, что дементоры — это гибрид измученной души человека и смеркута, ведь дементоры и смеркуты имеют очень много общего, так питаются они похоже, и уязвимости имеют те же самые, то есть, против них обоих отлично работает заклинание Патронуса. На смеркутах я испытал, обоих своих дракончиков, что голубого, от которого все смеркуты пытались улететь, что зелёного, к которому они наоборот устремлялись, но соприкоснувшись с дракончиком из Энергии Смерти, они умирали.
     Периодически я выходил в пустыню чтобы поохотится на нунду и смеркутов, которых потом трансмутировал в тёмный металл, из которого выйдут отличные Некроны.
     В общем, отдыхал я отлично, пока в начале августа не узнал, что все те, кто пытался вскрыть защиту особняка Блэков были убиты. Как только они зашли в дом, то были убиты домовиком у которого на шее висел медальон со змеей… похоже, именно в Медальон Слизерина отправилось Ядро Души Волан-де-Морта, что и активировало крестраж, а там ему понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя и восстановиться, а после он подчинил домовика, заставив надеть медальон на себя.
     Души злыдней которых убил домовик отправились в мой домен, где я и смог их допросить и узнать о произошедшем… что ж, имея души умерших, я смог без особых проблем воскресить своих ручных злыдней, правда для этого пришлось восстановить их тела с помощью Корпорис Репаро.
     Слегка, конечно, неожиданно, что Волан-де-Морт смог убежать, но его мельтешения мне всё равно не смогут особо навредить, может даже полезны будут, ведь Дамблдор может переключить своё внимание с меня на Тёмного Лорда.
     С начала второго года обучения, Кьяра и Нимфа действительно остались в Хогвартсе в качестве ассистенток Лили и Патриции, а я же решил на всякий случай поскорей забрать себе василиска, а то, эта зверюга довольно опасна, и если Волан-де-Морт как-то проникнет в Хогвартс и разбудит его, то верхом на этой змее может убить немало детишек, тем самым, как минимум насолив Дамблдору.
     Для начала, я усыпил василиска с помощью огромного количества Напитка Живой Смерти, который является очень сильным ядом, что вводит существо в состояние летаргической смерти. Вылив пару цистерн этого яда прямиком в комнатку, где спал этот змей, и удостоверившись что он точно не проснётся, я начал его перемещать в Домен, в изолированное помещение, где змей пробудет до момента проведения ритуала создания крестража. Я планирую сразу создать два крестража из василиска и дракона, а также совместить этот процесс с ещё несколькими ритуалами. Так как при любых ритуалах будут возникать потери энергии, то я эти самые потери буду пускать на запитывание других ритуалов, и по итогам, они будут сведены к минимуму.
     Вечером того же дня, как я забрал себе василиска, мой тупой ручной Министр Магии, сообщил мне, что из Азкабана куда-то пропало десять заключенных, которые являлись Пожирателями Смерти, причём самыми преданными у Волан-де-Морта.
     Что ж, учитывая что домовики могут телепортироваться даже в места, где трансгрессия запрещена, как например в Хогвартсе и Азкабане, то не особо и удивительно, что Волан-де-Морт смог выкрасть своих прихвостней… и это мне даже на руку.
     Я приказал раструбить о побеге Пожирателей, чтобы вся Британия знала, что на воле гуляют преступники, что могут совершить любые злодеяния… теперь ответственность за любую хрень которую я творю, я буду скидывать на Пожирателей Смерти. Плюс, из-за того, что стражи Азкабана — Дементоры, не справились со своими обязанностями, они были признаны главными виновниками побега. Также им припомнили то, что, когда Волан-де-Морт был жив, они поддерживали Тёмного Лорда, а когда же он умер, то Дементоры вернулись обратно в Азкабан, и так как Министерство состояло из одних кретинов, им простили все грехи, в обмен на то, что они продолжат охранять узников. В общем, мне не нужны живые неподконтрольные мне дементоры, которые могут вновь перейти на службу воскресшего Волан-де-Морта, отчего я их всех и переработал в сырьё для Некронов, конечно же, с разрешения Министра Магии. Об убийстве всех дементоров знало лишь пару человек, и все они были моими марионетками. Новыми стражами Азкабана, стали именно мои Некроны, которых у меня было всего десяток, просто долго их делать, но я знаю как наладить их производство, но всё равно для их создания нужны будут и души, и особые материалы… ладно, у меня тут пока дела более срочные есть. Скоро я совершу ограбление Гринготсса, ответственность за которое я сброшу на Пожирателей Смерти, которые сейчас поселились в особняке Лестренджей.
     Беллатрисса Лестрейндж — любовница Волан-де-Морта, была одной из тех, кто сбежал из Азкабана, также она является родной сестрой Нарциссы Малфой — жены Люциуса Малфоя, и после побега, эта Беллатрисса пришла узнать, почему это никто из Пожирателей Смерти, что остались на свободе не откликнулись на призыв своего Лорда?
     Все Пожиратели Смерти при вступлении на службу к Волан-де-Морту, были им клеймены с помощью магической Чёрной Метки, через которую он их мог контролировать… это, кстати, показывает, что аристократы просто скот, который готов пойти за сильным поводырём. Ну так вот, я эти метки у всех своих Пожирателей свёл, отчего они больше не связаны с Волан-де-Мортом.
     Люциус ответил Беллатрисе, что теперь служит другому хозяину, и показал чистую руку без Чёрной Метки, и пока она её осматривала и трогала, Люциус схватил её за руку, и подчинил с помощью кольца. И теперь Белатрисса служит засланным казачком в банде Волан-де-Морта, который решил полноценно возродиться, а не управлять домовиком с помощью медальона. Для этого самого ритуала возрождения, ему нужны дорогие ресурсы, которые он и хотел вытребовать у Люциуса. Я дал отмашку, на помощь Волан-де-Морту, пусть возрождается, ведь сделать его моим рабом, мне ничего не мешает… правда, есть вероятность, что оставшийся крестраж может как-то сбросить подчинение с Волан-де-Морта, но последний крестраж скоро будет у меня, как и всё золото гоблинов и их дракон.
     Дамблдора тоже по идее можно подчинить, но я не знаю где его крестражи, а все вместе они точно смогут вернуть разум этого старого пердуна в порядок, так что, его подчинять не вариант, до того момента пока у него есть крестражи.

Примечание к части

     Сердце Домена - https://photos.app.goo.gl/rY7nk4H5HtjFCbH57 Некрон - https://photos.app.goo.gl/rRtPDkY9GjBV5u8x6 Мантия Звёздного Духа - https://photos.app.goo.gl/SeGPt4U3DdxxxTfJ9 ГГ - https://photos.app.goo.gl/9uShmaS4yRPQooKv8 Нимфа - https://photos.app.goo.gl/x11UPzKyrfvNE9mg9 Кьяра - https://photos.app.goo.gl/J4Z191ecc5S68pi29 Эми - https://photos.app.goo.gl/bEeCnqU7kFuFqr4e9 Софи - https://photos.app.goo.gl/b6wr4EYuXFeewToP6 Нунду - https://photos.app.goo.gl/hkeBr3kQU7byQ29dA Смеркут - https://photos.app.goo.gl/Yavj82csEMctG5iHA
>

Глава 14 - Бессмертие

     Мой ручной не слишком умный Министр Магии, всё же достал мне Маховик Времени, и пока Волан-де-Морт там возрождался, я исследовал этот артефакт.
     Внутри Хроноворота находились песчинки, в которых была заключена Энергия Времени, именно в моём Маховике Времени Песок Времени был не особо качественный, отчего этот артефакт позволял перемещаться максимум лишь на четыре часа назад в прошлое, но в Отделе Тайн есть экспериментальные образцы, где используется самая чистая кристаллизованная Энергия Времени, которая позволяет перемещаться на столетия в прошлое.
     Вот только, как показали исследования, максимальный безопасный срок перемещения во времени — это пять часов, далее начинает появляться вероятность, что маг, переместившийся в прошлое больше чем на пять часов, может просто не вернуться.
     В начале девятнадцатого века, произошёл случай, когда сотрудница Отдела Тайн, переместилась на пять веков назад, и всё же смогла вернуться в свою реальность, но после, она прямо на глазах состарилась и умерла, а тот день, когда она вернулась в своё время, растянулся аж на шестьдесят часов, то есть солнце светило тридцать часов подряд и не заходило, а когда всё же зашло, то ночь длилась ещё тридцать часов. После этого случая, и были введены строгие правила по использованию Хроноворотов.
     В общем-то, когда маг использует Маховик Времени для перемещения в далёкое прошлое, то он перемещается в другую параллельную реальность с другим временем, отчего кажется, что в своей реальности он исчез, и шанс того, что он вернётся в изначальную реальность очень маленький, практически нулевой.
     Чтобы перемещаться в прошлое и при этом оставаться в своей реальности, нужно использовать принцип временной петли, то есть нужно, чтобы все изменения которые ты вносишь в прошлое не противоречили тому, что ты уже знаешь, и это будет значить, что всё что ты знаешь, произошло так из-за вмешательства тебя в прошлое. Это довольно сложно, использовать Магию Времени и не создавать временные парадоксы, но главное правило, для предотвращения этого, это то, что нельзя встречаться с собой из прошлого, такое сразу же создаёт временной парадокс, и вселенная может просто убить вас двоих, чтобы устранить этот парадокс. Нужно действовать подальше от своего временного прототипа, и тогда будет всё тип-топ.
     Свой Хроноворот я решил использовать в ограблении банка. Так, во время матча по квиддичу, я опять примерял роль Охотника, причём метлу взял старую школьную, которая летала уже на последнем издыхании, что, однако, не помешало мне вздрючить слизеринцев со счётом в три тысячи сто пятьдесят — ноль. Когда, Анджелина на моей метле, наконец, поймала снитч, то завершила матч и завершила унижения слизеринцев. После матча был ужин, где победитель, как обычно нажирался, будто у него вместо желудка чёрная дыра… что, впрочем, недалеко от правды.
     После ужина, который прошёл у всех на виду, я зашёл в кабинку туалета, и используя Маховик Времени переместился на четыре часа назад в прошлое, а после переместился из Хогвартса к особняку Лестрейнджей, где Пожиратели Смерти во главе с Волан-де-Мортом готовились к ограблению Гринготтса.
     Все Пожиратели благодаря Беллатрисе теперь были моими рабами, окромя Волан-де-Морта, на которого подчинение хоть и сработало, но его разум практически сразу начал сбрасывать подчинение, и уже через пару дней, его разум принадлежал ему, однако эти пару дней он полностью забыл будто на нём применили Обливейт… именно это и пришлось сделать, когда я понял, что подчинить Тёмного Лорда пока не удастся.
     Что ж, крестраж полезная штука, ничего не скажешь, и от смерти защитит, и разум в порядок приведёт. Однако, я всё же смог внедрить в разум Волан-де-Морта навязчивую идею — забрать свой крестраж из ячейки Лестрейнджей, для чего ему и придётся грабить Гринготтс, так как владельцы этих ячеек находятся в розыске и просто не смогут официально их посетить. Помимо крестража, Волан-де-Морту будут не лишними и деньги, а то он хоть и заполучил человеческое тело, но по-прежнему остаётся лишь бедным злыднем.
     Для ограбления Пожиратели Смерти наняли двух преступников, специализирующихся на грабежах, эти преступники были одними из моих прихвостней, которые вместе с Пожирателями Смерти подготовили ограбление века. Перед началом операции, я под Мантией-Невидимкой присоединился к группе из тринадцати человек, которые решили грабануть Гринготтс, причём двенадцать из них были моими верными рабами.
     Проникли внутрь банка они с помощью подкопа, ведь все ячейки банка находятся под землёй, так что, именно проникнуть в банк труда никому не составит, другое дело проникнуть в банковские сейфы и ячейки, на которые наложено множество защитных чар, которые быстро и незаметно не взломаешь, а если ты просто попытаешься выломать двери сейфов силой, то этим лишь привлечёшь внимание гоблинов.
     В самом начале, группа воров проникла в ячейку Лестрейнджей, чтобы сразу же забрать самое необходимое, а потом уже начинать просто грабить банк. Путь к ячейке проходил через огромного дракона, которого гоблины держали на цепи, но двое нанятых помощников с помощью каких-то артефактов быстро усыпили Железнобрюхого Дракона, и группа пошла непосредственно к сейфу, на дверь которого было наложена защита, позволяющая открыть сейф лишь ограниченному числу гоблинов, для чего те должны были прикоснуться к двери. Если же к двери прикасался кто-то посторонний, то его засасывало внутрь огромной двери, где обычно воры и умирали, так как проверяют такие двери раз в десять лет, и обычно достают оттуда кучи трупов злоумышленников, которые хотели поживиться чужим. Но тут опять пригодились нанятые работники, они достали какой-то артефакт, который направили на двери, и из артефакта устремился голубоватый луч, что через десяток минут полностью уничтожил всю защиту сейфа.
     Внутри сейфа Лестрейнджей лежало огромное количество сокровищ, среди которых были как банальные горы галлеонов, так и стопки золотых слитков и различных дорогостоящих сервизов.
     — Отлично, забирайте все сокровища, а я заберу то, что принадлежит мне. — сказал Волан-де-Морт и направился к золотой чаше.
     — Ой, не звезди, эта чаша принадлежит не тебе. — возник я перед чашей и взял её в левую драконью руку, а после сжал ладонь в кулак, уничтожая чашу-крестраж, — Упс, я нечаянно. — улыбнулся я, когда увидел, как Волан-де-Морт скривился от боли почувствовав смерть крестража.
     — Как ты посмел? Ты умрёшь! — раскрыл руки Тёмный Лорд и из его ладоней ко мне устремились змеи из зелёной энергии.
     — А ты стал сильнее, после того как использовал для своего воскрешения медальон Слизерина. — заметил я, ибо по голой мощи Волан-де-Морт теперь превосходил Дамблдора в пару раз, правда, заслугой этого служило то, что его тело было искусственным гомункулом, который впитал в себя силу медальона Слизерина. Гомункул — это искусственно выращенный человек, так что, в процессе его создания, гомункула можно улучшать различными способами, и сделать тело в разы лучше того, которое рождается природным путём. При возрождении Волан-де-Морта использовалась кровь дракона смешанная с кровью рунеспура, а также плоть мантикоры и кости химеры. Всё это сделало его тело невероятно сильным, плюс, из-за плоти мантикоры его тело стало иммунным к слабым и средним заклинаниям. Магическое Ядро такого тела тоже впечатляющее, и представляет из себя изумруд, который был раньше инкрустирован в медальон Слизерина. В общем-то, при воскрешении я попытался создать из Волан-де-Морта достойного противника Дамблдору.
     — Умм, энергия Смерти, обожаю её. — сказал я, когда зелёные призрачные змеи вошли в моё тело пытаясь вырвать мою душу, но они просто начали впитываться моей аурой, при этом, не нанося никакого урона, — Том, ты я смотрю так и не понял, что меня невозможно убить. Ты же это уже пытался сделать два раза, и единственное чего добился, так это сам сдох, ха-ха. Да, это именно я убил тебя в прошлый и позапрошлый раз, а также уничтожил все твои крестражи. — улыбнулся я, видя растерянность на лице Волан-де-Морта.
     — Кто ты такой?
     — Что, не помнишь меня? Печально, ты ведь сам на меня полез, из-за какого-то там пророчества. Я твой будущий Владыка. Зетай Хенко Кокоро! — крикнул я, и из моей палочки выстрелил синий сгусток, который моментально попал в Волан-де-Морта, пройдя через выставленный Волан-де-Мортом щит и начал подчинять его, — Ребятки, чего стоим? Давайте, шевелитесь и грабьте! Дракона я уже забрал себе, так что, можете о нём не волноваться и приступать к вскрытию остальных ячеек.
     — Слушаемся, Владыка. — сказали все тринадцать злыдней, включая Волан-де-Морта, и приступили к погрузке сокровищ с помощью сумок, которые засасывали в себя всё, как пылесос. Несколько прихвостней пошли вскрывать другие сейфы, с помощью специальных артефактов, которые я разработал, для этого случая. Эти артефакты могут вскрыть любую защиту, правда тратят на это по несколько миллионов единиц маны, но мне не особо понравилось, что за то время пока вскрывался особняк Блэков, Волан-де-Морт смог окрепнуть и сбежать. Отчего я и подзапарился, и разработал эти отмычки, которые нейтрализовали любую защиту. Однако, сейфы с капиталом гоблинов, я пошёл грабить лично.
     Капитал их хранился в трёх сейфах, в первом хранились медные кнаты, во втором — серебряные сикли и в третьем — золотые галлеоны. Помимо монет там хранились и различные драгоценные камни. Эти три ячейки были самыми защищёнными в банке, защиты на них было раз в сто больше, чем на обычных сейфах. Даже с моими артефактами их придётся вскрывать долго, да ещё и затратно… но, тут я воспользовался другими артефактами в которых использовались крупицы Нулевого Элемента. Артефакт выстреливал синим сгустком Энергии Пустоты, который просто перемещал кусок пространства в Пустоту, тем самым вырезая из сейфовой двери огромную круглую дыру.
     Вскрыв таким образом три сейфа, я запустил туда своих злыдней, которые начали опустошать сейфы гоблинов. А в этих трёх сейфах были настоящие горы монет и камней, всё же, Британское Отделение Банка Гринготтса является центральным, и хоть у гоблинов полно филиалов своего банка по всему миру, но больше всего денег должно храниться именно здесь.
     Гоблины своё золото охраняют очень хорошо, поэтому они скоро узнали, что их кто-то грабит, отчего и послали охрану разобраться с воришками, но я послал Волан-де-Морта разобраться с этими мерзкими уродцами.
     Три часа Волан-де-Морт в одиночку сдерживал орды гоблинов, не подпуская их к своим подельникам, которые в это время опустошали сейфы банка. Украв всё что можно было украсть, все воры куда-то исчезли, это я просто переместил их в свой домен, а потом и обратно в особняк Лестрейнджей. Так-то, хоть с помощью домена я и могу перемещаться куда угодно, но при этом для своей безопасности я не перемещаюсь туда где я не был, отчего просто так телепортироваться внутрь банка раньше не мог… я вообще ни разу не был в подземелье банка, эти уродливые коротышки отказались отдавать мне деньги рода Поттер, но теперь это уже и не важно, учитывая на какую сумму я их нагрел.
     Месть свершилась, но на одном ограбленном банке я не остановлюсь, я планирую вообще истребить этих мелких уродцев. Геноцид — отличное средство против тех, кто тебя бесит… просто, я бы их не тронул, если бы у них хотя бы женщины красивые были… но нет, они настолько страшные, что просто жуть.
     Пусть или валят в другой мир, либо умирают, ибо мне эти наглые уродцы не нужны в моём мире.
     Я переместился обратно в Хогвартс, в тот момент, когда прототип меня уже должен был отправиться в прошлое из туалетной кабинки. Вышел я из кабинки, и в приподнятом настроении пошёл к Лили, которая должна сейчас заниматься с Кьярой… занятия им пришлось прервать на небольшой перепихончик.
     На следующее утро, вся Британия трубила о масштабном ограблении Гринготтса, что произошло вчера после обеда. По словам гоблинов, грабил их никто иной как Волан-де-Морт вместе со своими Пожирателями Смерти, причём они вынесли практически всё золото из банка, не тронув только самые верхние ячейки, в которых хранились незначительные вклады волшебников. Тут даже и не знаешь, какая новость для магов хуже, та которая сообщает что Тёмный Лорд вернулся, или та в которой говорится что этот Тёмный Лорд обокрал их до нитки.
     Ох, в стране началась такая хрень твориться, любо-дорого посмотреть. У Министерства требовали поймать Волан-де-Морта и вернуть всё украденное, а Министерство всю вину скидывало на гоблинов, это ведь они не досмотрели за золотом, и это именно они должны были обеспечить безопасность вкладам волшебников. Гоблины же грозились начать новое восстание, если жалкие людишки не вернут им их золото… тут такое дело, что эти мелкие говнюки всё что они когда-то изготовили считают собственностью гоблинов, а так как все современные галлеоны, сикли и кнаты чеканили именно они, то теперь они считают что это золото именно гоблинов.
     Вскоре Волан-де-Морт ограбил ещё один филиал Гринготтса, только уже во Франции, а потом и в Египте… в общем, я свою банду Пожирателей во главе с ручным Тёмным Лордом отправил грабить гоблинов по всему миру, отчего Британские Волшебники могли слегка выдохнуть, зная, что Тёмный Лорд не в Британии и просто грабит банки по всему миру.
     А самое прикольное, что Дамблдору, наконец-то, пришлось поднять свою дряхлую задницу, и отправляться ликвидировать беспорядки, которые возникли из-за действий Волан-де-Морта. Поначалу он хотел отсидеться и нихренашеньки не делать, но Министр пригрозил лишить его всех должностей, которых он себе насобирал, и главы Визенгомонта, и главы Международной Конфедерации Магов, и поста директора Хогвартса.
     Вот последнего поста он точно не хотел лишиться, так что, с неохотой начал пытаться как-то утихомирить то цунами из нечистот, которое я призвал. Я же наслаждался всем этим цирком.
     После ограбления банков Гринготтса, гоблины показали себя как несостоятельные банкиры, отчего вскоре все банки были отобраны у гоблинов в пользу Министерства, а коротышкам пригрозили репрессиями, если они будут возмущаться… конечно же, гоблины отступили перед волшебниками, но лишь для того, чтобы подготовить восстание и истребить всех мерзких людишек.
     Маги хоть и потеряли деньги, но с магией сложно умереть от голода, да и, в основном из-за краж пострадали аристократы, у обычных волшебников деньги если и хранились в Гринготтсе, то не особо много, отчего их потеря была некритична, но и у аристократов ведь тоже не все деньги хранились в сейфах гоблинов. В общем, хоть в магическом мире и наступил экономический кризис, но жизнь продолжалась, и на учёбу в Хогвартсе все эти события не особо повлияли, разве что, некоторые родители поначалу тревожных событий забрали своих детей из школы домой, но когда всё наладилось, то они вернули их обратно.
     Я же помимо того, что пересчитывал своё злато, также занимался и подготовкой ритуала, который я планирую провести летом, а ещё занимался алхимией, чтобы создавать различные эликсиры.
     Кстати, про злато. Гоблины изготавливают монеты с помощью магии. Сначала берётся меньше грамма настоящего природного золота, на которое и накладываются особые чары, что превращают это золото в пятиграммовую круглую монету. Так, если брать цену галлеона учитывая его вес и то, что он полностью состоит из золота, то один галлеон должен стоить больше сорока фунтов, тогда как гоблины меняли его по курсу один галлеон к пяти фунтам. Такая технология изготовления монет не позволяла волшебникам крупно спекулировать золотом на магловском рынке, так как делает галлеоны слишком примечательными, ведь если повредить галлеон, то чары наложенные на монету распадаются, и золото опять уменьшается до своего первичного объёма и массы, то бишь при переплавке тонны галлеонов на выходе ты получишь всего двести килограммов золота, что очень подозрительно. Куда это могло испариться восемь центнеров золота?
     Мелкие спекуляции тут всё же возможны, например, можно пойти поменять десяток галлеонов в каком-нибудь ломбарде у магла, и получить тогда не пятьдесят фунтов, как у гоблинов, а четыреста фунтов, то есть в восемь раз больше... однако, найти ломбард которым владеет магл, очень сложно, по причине того, что практически всем нормальным бизнесом занимаются маглорожденные волшебники, что после Хогвартса остались в магловском мире, где и применяют свои знания, для того чтобы вести успешный бизнес. Отчего, никто у вас не будет покупать галлеоны в восемь раз дороже, чем в Гринготтсе. Ладно, всё же можно найти магла который будет согласен у вас купить ваши галлеоны, по цене чистого природного золота... но смысл тогда вообще отдавать свои галлеоны какому-то маглу-лоху? Накладываешь на него Конфудус, и он сам отдает тебе все деньги... так, в принципе маги и делали, отчего все ломбарды, которыми владели маглы уже давно разорились и закрыты. В общем, если ещё мелкие махинации с галлеонами теоретически возможны, то вот крупную партию галлеонов тебе придётся либо продавать в магловский банк, либо магловскому преступному мафиози... вот только, никто у хрена с горы кучу золота покупать не будет, плюс, в девяносто девяти процентах, этот магловский мафиози будет маглорождённым магом. В магловских банках, также работают маглорожденные волшебники, которые легко распознают в куче галлеонов гоблинское золото, которое стоит в восемь раз дешевле природного.
     Хотя, учитывая сколько я золота выгреб из закромов гоблинов, могу сказать, что у маглов нет природного золота, всё это фальсификат изготовленный с помощью магии, то бишь, выглядит оно как золото, но никаких магических свойств не имеет, отчего в артефактах его использовать нельзя, и для магов никакой практической ценности оно не представляет, зато маглы могут использовать его для своей экономики.
     За второй год обучения в Хогвартсе, я стал наверное самым богатым магом на планете, причём, суть в том, что природное золото можно было преобразовывать в ману, так, если один галлеон переработать в магическую энергию, то можно получить две тысячи единиц маны, а у меня этих галлеонов были целые горы, отчего я и пустил энергию из этого золота на увеличение своего домена, а также планирую использовать эту энергию в предстоящем ритуале.
     В конце учебного года, у Дамблдора и Волан-де-Морта произошла стычка, в которой выиграл директор, так как Тёмный Лорд просто сбежал. Так что, когда директор вернулся в замок, чтобы восстановиться, то был серьёзен и не выглядел как безобидный старик, что прикидывается добрым дедушкой. Теперь он выглядел как настоящий маг, а не фокусник с ярмарки, хоть и одевался всё в ту же синюю мантию со звёздочками.
     Я хоть и считаю Дамблдора лицемерным мудаком и своим противником, но я бы был не против, если бы он стал моим подчинённым, но из-за крестражей я его не смогу подчинить заклинаниями, а добровольно он на меня работать не будет, ибо действую я, как тёмный маг. Хорошо, что пока всё его внимание занято Волан-де-Мортом и поиском крестражей Тёмного Лорда, однако, никаких крестражей у Волан-де-Морта не осталось, да они ему теперь и не нужны, ведь даже если он умрёт, то его душа попадёт в мой домен, и если я захочу, то смогу его воскресить.
     Души Лили, Патриции, Кьяры, Нимфы и моих фамильяров, также должны отправиться в мой домен в случае гибели их тела, но чтобы повысить прочность их тел, я дам им особый эликсир, который готовил на протяжении года.
     Первым компонентом эликсира была эссенция феникса, что давала выпившему эликсир невероятную регенерацию, и повышала прочность тела. Далее у нас эссенция из рэ-эма — огромного золотого быка, что водится на Дальнем Востоке и в Северной Америке. Если выпить кровь этого быка, то уже можно стать в пару раз сильнее, но эти быки очень редкие, отчего мои рабы смогли достать мне лишь парочку золотых телят размером со взрослого слона.
     Третьим компонентом была эссенция единорога, чья кровь также славится исцеляющими свойствами. Четвертым компонентом была эссенция великана, эти существа имеют огромную сопротивляемость к магии, которая передастся выпившему эликсир. Последним важным компонентом, была эссенция драконов, которая выглядела точь-в-точь, как Философский Камень, и она вместе с другими компонентами эликсира должна будет продлить жизнь выпившего на тысячу лет.
     Из этих компонентов я наварил полтора десятка порций эликсира, способного сделать из обычного человека супергероя, который может бегать с огромной скоростью, подымать огромный вес, обладать невероятной регенерацией и сопротивляемостью к любому урону, а также, практически бессмертен. У магов оно дополнительно будет ещё усиливать Магическое Ядро, отчего все девочки должны по итогам стать, как минимум такими же сильными, как и Дамблдор, а может и в разы сильнее этого старикана.
     Эликсиром я хочу напоить их уже после того, как и сам ритуал проведу. Сам я эликсир этот пить не буду, потому что использую все эти же эссенции в ритуале, который дополнительно должен будет привить мне особенности различных магических существ.
     Сейчас был пир по поводу окончания учебного года. Атмосфера в Большом Зале была так себе, с одной стороны дети рады концу учебы, с другой же стороны в мире творится дикая хрень, и безопасней было бы посидеть в Хогвартсе, чем ехать домой.
     Хотя, мои ручные Пожиратели Смерти не особо-то и буянят, если кого и убивают, так это гоблинов, а магов и маглов не трогают, разве что оглушить могут чересчур ретивых борцов за Высшее Благо. У Пожирателей случались стычки с Орденом Феникса, но все они обходились без жертв, так как марионетки Дамблдора просто не могли навредить моим марионеткам, которых я снарядил различными артефактами, но, а мои прихвостни имеют приказ не убивать никого… ведь, если они кого-то убьют, то душа жертвы просто полетит на перерождение, что мне невыгодно, а вот если кого-то буду убивать я или мои Некроны, то тогда, душа жертвы отправится в мой Домен.
     Кстати, те Некроны, что служат стражами Азкабана, ходят в чёрных балахонах, отчего обычные заключённые по-прежнему думают, что их охраняют дементоры. Узников в Азкабане немного, в основном туда попадают те, кого мне не жалко убить, и Некроны их казнят. Сейчас в тюрьме находятся всего несколько заключённых, это несколько министерских чинуш, которые совершили такие преступления за которые их убивать как-то не с руки, но при этом сами они будут бесполезны для меня в качестве рабов, отчего и служат они для того, чтобы сделать вид, что Азкабан по прежнему тюрьма, а не место где тебя точно казнят. Одним из таких узников был Артур Уизли — Глава Сектора по борьбе с незаконным использованием изобретений маглов, у него дома было найдено множество зачарованных магловских вещей, включая зачарованную летающую машину, а по министерским законам это запрещено делать, но он думал, что раз уж он работает в Министерстве Магии, то закон для него не писан… его Дамблдор, конечно, пытался отмазать от тюрьмы, всё же, Артур был одним из членов Ордена Феникса, но слишком уж много было у Уизли нарушений, отчего его посадили на десять лет в Азкабан.
     Семейство этого Уизли училось на Гриффиндоре, и именно из-за них в прошлом году наш факультет проиграл Слизерину… ну, да, это моя месть, за то, что этот рыжий наплодил таких же дебилов, как и он сам, и не может их воспитать. Близнецы Уизли от которых и было больше всего проблем, после того как посадили их папашку сразу же утихли, ведь теперь они поняли, что хоть у их отца и были прекрасные отношения с Дамблдором, это его всё равно не уберегло от тюрьмы, так что, их уверенность в том, что и им ничего не будет за их проделки, как-то поубавилась. Теперь от них отвернулись все их друзья, не желая общаться с детьми уголовника.
     Дамблдор вышел за трибунку, и начал речь:
     — Добрый вечер, дети. Вот и очередной учебный год подошёл к концу. Не буду лукавить, за этот год произошло много всего… в основном, события эти были нерадостные. Думаю, уже и так все знают, что Тёмный Лорд Волан-де-Морт возродился. В мире вновь наступили тёмные времена… но не нужно отчаиваться. Мир уже не раз пытались подчинить различные тёмные маги, и им это не удавалось. Не удастся и на этот раз. Всегда найдётся тот, кто сможет одолеть зло. Именно из-за страха вновь проиграть, Волан-де-Морт держится подальше от Британии, но рано или поздно, когда он накопит силы он вернётся… что ж, от печальных новостей перейдём к более радостным. Несмотря на всё происходящее в мире, обучение в Хогвартсе продолжается без изменений. Так, был завершён очередной сезон по квиддичу, в котором первое место занял Гриффиндор, за что и получает сто пятьдесят очков на счёт своего факультета. Также, наступил момент объявления победителя межфакультетного состязания, и как видно по песочным часам Хогвартса, в этом году побеждает Гриффиндор, и теперь на весь следующий год его герб будет украшать замок школы. — взмахнул Дамблдор своей палочкой, и по всему Большому Залу сменились флаги, поменяв герб Слизерина на герб Гриффиндора. Весь этот процесс сопровождался вялыми аплодисментами.
     — Мда, мы победили. — сказала рядом сидящая и хлопающая Гермиона, — Только, почему-то особой радости это не приносит. — произнесла она, смотря на Дамблдора, что вновь уселся на своё место.
     — Я ещё в прошлом году понял, что всё это межфакультетное состязание, та ещё шляпа. — ответил я, как обычно пожирая, всё что есть на столе, — Эх, из-за этого Тёмного Лорда теперь и не поедешь никуда на каникулы.
     — Слушай, Феликс, а как так вообще получилось, что Тёмный Лорд воскрес, если его убила твоя мама? — с любопытством посмотрела на меня Гермиона.
     — Он ведь тёмный маг. Думаешь в магии нет никакого способа предотвратить свою смерть? Конечно же, есть. Другое дело цена этого, наверняка, для того чтобы иметь возможность воскреснуть, пришлось проводить какой-нибудь жуткий ритуал с кучей жертвоприношений. Но Тёмный Лорд на то и тёмный, что легко может принести в жертву кого-угодно, ради своих целей.
     — И ты думаешь, скоро его победят? А если и победят, то он опять воскреснет и вернётся? — поинтересовалась Гермиона.
     — А я-то откуда знаю. Это пусть Дамблдор с ним разбирается, он же великий чародей с кучей званий, и это у него есть Орден Мерлина за победу над Тёмным Лордом. Моё дело учиться, что я с успехом и делаю.
     — А твоя мама? Она разве не хочет опять убить Волан… Тёмного Лорда?
     — Может и хочет, но я не позволю ей рисковать собой. Она учитель Зельеварения, а не мракоборец. Пусть с тёмными магами сражаются те, кто на это обучались. Гермиона, не парься, взрослые сами разберутся.
     — Угу… легко тебе говорить. Ты ведь останешься тут, в Хогсмиде, рядом с Хогвартсом, а мне придётся на лето ехать домой, в обычный магловский мир, где ученикам запрещено колдовать.
     — Ну, Герми, что поделать, таков закон, а законы надо обязательно соблюдать, ведь те маги, которые не соблюдают законы — это тёмные маги. Ты же не хочешь стать тёмным магом? — посмотрел я на Гермиону.
     — Нет, не хочу. — ответила девочка.
     — Жаль… из тебя бы вышла отличная тёмная ведьма. Ты же так стремишься к знаниям, а все самое интересное всегда находится под запретом. Ты когда-нибудь была в Запретной Секции Библиотеки? Ох, там столько всего интересного… а сколько всего интересного скрывается в тёмных запрещённых гримуарах?
     — Какой-то ты странный… так говоришь, будто сам тёмный маг, и тёмные гримуары по вечерам почитываешь. — с сомнением посмотрела она на меня.
     — Как бы ответить, чтобы не соврать? Лучше промолчу. — проговорил я, и продолжил есть… точнее жрать.
     — У тебя что… есть какие-то запретные книги? — шёпотом спросила Гермиона прислонившись к моему уху.
     — Угу.
     — А… а мне можешь дать? Я одним глазком посмотрю. — заговорщически прошептала она мне на ухо.
     — Хех, я в тебе и не сомневался. В следующем году могу поделиться своей литературой, а лето же потрать, на то, чтобы точно решить, надо ли тебе вообще лезть во всё это. Запретные знания — это как наркотик, прочитал один гримуар, и хочешь прочитать ещё. По собственному опыту говорю, начав познавать магию без ограничений, сложно потом остановиться. Ну да ладно, удачно тебе отдохнуть, Гермиона. — улыбнулся я девочке, и встал из-за стола.
     Так-то, хоть красивых девочек теперь и полно в Хогвартсе, благодаря Звёздному Духу, которого юные леди вызывают и поныне, но я лично общаюсь всего с несколькими, причём лишь с Гермионой я общаюсь на своём курсе. Другие девочки, скажем так, хоть и хорошие, и пообщаться я с ними могу, но слишком уж они мыслят по-детски. Моя же постоянная соседка по парте Гермиона, явно мыслит более взросло, хоть и у неё прослеживается детское мышление, однако, по её поведению видно, что из неё может получиться отличная ведьма, которая не связывает себя рамками закона. Такое прослеживается и у некоторых девочек из Слизерина, но там выйдут не милые ведьмочки, как из Гермионы, а стервозные ведьмы, которые могут и младенца запихать в котёл, чтобы сварить из него зелье молодости.
     Ритуал я провёл прямиком в свой день рожденья.
     Ритуальный круг, был довольно большой и сложный и состоял из двух октограмм, то бишь двух восьмилучевых звёзд, которые были вписаны в маленький и большой круги. Маленькая октограмма соединяла восемь небольших ритуальных кругов, в которых будут помещены главные компоненты ритуала. Маленькие ритуальные круги тоже были очень сложными, и изготовлены они были из сапфиров и изумрудов, то есть зелёные и синие ритуальные круги чередовались, и в каждый круг был помещен какой-то ключевой предмет ритуала, а именно: сапфировая сфера с душой дракона, изумрудная сфера с душой василиска, мой Некрономикон, мой обсидиановый гримуар, обе мои палочки, которые должны будут впитать в себя эссенции тел дракона и василиска, которые и лежали на оставшихся двух кругах. На концах лучей большой октограммы лежали эссенции великана, феникса, дракона, дементора, смеркута, рэ-эма и нунду. Сам я становился в центр этого магического круга, который будет запитываться от Сердца Домена, а само Сердце Домена всегда может высвободить ману из золота, которое я и храню в помещении Сердца Домена.
     Итак, перед началом я проверил свой статус до ритуала.
     ≪Статус≫
     Мана 1480/1480/812 в час
     Сила Чар 119
     Некроз 50%(х10 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 707
     Ловкость 810
     Выносливость 1248
     Интеллект 1007
     Мудрость 1007
     Магия 6594
     Забавно, но после того как стало известно о возрождении Волан-де-Морта, так у меня активно начали скупать различные мои защитные амулеты, что по итогам увеличило у меня приток ба-хиони почти в три раза, так что, я смог заработать за год больше двух тысяч SP… не сказать, чтобы много, но лучше так, чем ничего. Также, рост показателя Некроза остановился на пятидесяти процентах, что значит, что половина моей души производит Энергию Смерти, а половина функционирует стандартно. Сейчас, можно сказать, что я наполовину лич, и если я буду увеличивать показатель Некроза, то превращусь в лича полностью, чего бы мне не особо хотелось… точнее, мне не хотелось бы превращаться в скелет, а вот бонусы от бытия личём я очень даже хочу получить.
     Ритуал, длился всего двадцать минут по времени обычного мира, тогда как в Домене прошло восемьдесят минут, и были эти минуты не особо-то и приятными для меня, но осмотрев себя после ритуала, а также окружающую обстановку, я понял, что всё это того стоило.
     Так, мой Некрономикон и обсидиановый гримуар превратились в полноценные крестражи с полноценными душами, и, по сути, они теперь были моими аватарами. Обе книги сейчас выглядели как духи-атронахи. Некрономикон выглядел как Элементаль Смерти, то есть как призрачный зелёный силуэт из Энергии Смерти, с призрачным черепом вместо головы.
     Обсидиановый же гримуар выглядел как Элементаль Магии, то бишь как синий дух из маны с примесью Энергии Пустоты.
     Теперь я видел то же, что и мои аватары-крестражи, и сам я сейчас выглядел, как изумрудный воин в броне, у которого глаза и волосы испускали зелёное некро-пламя.
     Посмотрев на свой статус, я проверил прошедшие изменения.
     ≪Статус≫
     Мана 4920/4920/927 в час
     Сила Чар 520
     Некроз 150%(х30 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 2207
     Ловкость 1410
     Выносливость 7420
     Интеллект 1619
     Мудрость 1619
     Магия 21760
     Теперь, технически, у меня три души, причём та, что находится в Некрономиконе на сто процентов подвержена Некрозу, отчего в сумме я получается на сто пятьдесят процентов лич. Так как сейчас у меня три души, то и общая моя сила увеличилась где-то в три раза.
     В данный момент, я нахожусь в режиме полного высвобождения своей силы, который я назвал Изумрудный Доспех Дракона Смерти. Но хоть по меркам этого мира меня можно назвать богом, но, по сути, реальная моя сила равна Высшему Демону из Мира Библейского, однако, это тоже неплохо. Хоть мир меня и ограничивал, но мои навыки и знания всё равно позволили мне возвыситься над всеми существами этого мира.
     — Итак, я даже знаю, кому ты поручишь клепать Некронов. — сказал Аватар Смерти, подлетая к парящему в воздухе кинжалу с изумрудным лезвием. Этот кинжал был концентратором, который получился из манцинелловой палочки, что впитала в себя сущность тысячелетнего василиска, и подключилась одновременно и к Некрополю, и к аватарам и ко мне, став частью моей души.
     — Ну тогда, я буду клепать артефакты и варить различные эликсиры. — подлетел Аватар Магии к парящему в воздухе синему кинжалу, в который превратилась берёзовая палочка, что впитала сущность дракона, а после подключилась к моему домену, аватарам и моей душе, став вместе с предыдущим кинжалом моими новыми концентраторами, сила которых будет расти вместе со мной.
     — А я же в это время буду сношать гарем. По-моему, достаточно честное распределение обязанностей. — превратился я в обычного человека, отчего уровень Некроза упал обратно до пятидесяти процентов, — Учитывая, что наши души синхронизированы, то каждый из нас троих, видит и чувствует то же, что видят и чувствуют двое остальных.
     — Ладно, иди опробуй обновленное тело с девочками, которых предварительно напои эликсиром. — отдал мне Аватар Смерти зелёный кинжал, который я буду называть Клык Василиска.
     — Да, отжарь их хорошенько там, за нас троих. — отдал мне Аватар Магии синий кинжал, который я назову Коготь Дракона.
     — Обязательно. — кинжалы исчезли в моих ладонях, — Я пошёл.
     — Эх, а я пойду нам армию нежити создавать. — сказал Аватар Смерти и переместился в Некрополь.
     — А я пойду артефакт один создам. — переместился Аватар Магии в ту часть домена, что заполнена обычной маной.
     Таким обходным путём, я вернул себе возможность делать несколько дел одновременно, раньше-то я для этого использовал Клонов и Дублей, ну, а теперь Крестражей-Аватаров.
     Собрав Лили, Патрицию, Кьяру, Нимфу и моих фамильяров, я начал говорить:
     — Итак, мои милые дамы, догадайтесь, для чего я вас сюда позвал?
     — Ох, сынок, по твоим штанам невооружённым взглядом видно, для чего именно ты нас собрал. Я не против помочь моему сыночку сбросить пар. — начала раздеваться Лили, — Тем более у тебя сегодня день рождения, и оргия будет для тебя прекрасным подарком.
     — Вот уж семейка извращенцев. — проговорила Нимфа, смотря на меня и на Лили, — Что мать, что сын, оба ярые приверженцы инцеста.
     — Нимфа, хватит уже нас с мамой нахваливать. — начал я тоже раздеваться, а потом голый сел на диван. Вскоре рядом присела голая Лили, которая сразу же приступила к помощи сыночку, начав с облизывания головки моего члена.
     — Хозяин, Софи тоже хочет сделать хозяину приятно. — начала раздеваться и Софи, а после присоединилась к Лили, став вместе с ней обрабатывать мой стержень.
     — Ну, а вы чего сидите, тоже раздевайтесь. — посмотрел я на других девушек, которые также начали раздеваться, хоть Нимфа и Эми, старались показать, что делают это с огромной неохотой, — Что ж, кроме групповушки со всеми вами, я хотел бы сделать вам кое-какие подарки. Вот. — в моей руке появилось шесть флаконов, внутри которых находилась тягучая жидкость, что переливалась всеми цветами радуги.
     — Что это? — спросила Нимфа, взяв один флакон в руки и начав его рассматривать, другие девушки также взяли по одному флакону, и сейчас пытались понять, что это за радужная фигня находится внутри них.
     — Это Эликсир Бессмертия. — ответил я, — Если выпьете его, то получите силу полубогов. Ваше тело станет сильным и выносливым, вы станете неуязвимыми к заклинаниям. Любая рана заживёт за мгновения, вы перестанете стареть, и сможете прожить, как минимум тысячу лет. По теории, за это время, вы сможете достичь силы богов, и полноценно стать бессмертными. — честно описал я действие эликсира.
     — Тёть Лили, что за вздор несёт ваш сын? Можете сами сказать, что за лабуду он нам предлагает выпить? — спросила голая Нимфа у голой Лили.
     — Сынок, из чего состоит этот твой Эликсир Бессмертия? — задала вопрос Лили, осматривая на просвет флакон.
     — Я разработал одно заклинание, которое концентрирует все магические свойства какого-либо ингредиента в чистую эссенцию, что имеет все магические свойства изначального ингредиента, но лишается всех побочных отрицательных эффектов. Так вот, в этом эликсире, есть эссенции феникса, единорога, рэ-эма, великана и дракона. По сути, выпив этот эликсир, вы получите все особенности этих существ, надеюсь, все из вас знают, чем они славятся? — внимательно посмотрел я на Нимфу.
     — Знаю, не надо так на меня смотреть, я изучала и Магозоологию и Зельеварение, хоть последнее и давалось мне с трудом. И где же, чёрт возьми, ты раздобыл все эти дорогие ингредиенты… нет, не дорогие, нереально дорогие ингредиенты? Рэ-эма если и ловят, так продают его кровь за десятки тысяч галлеонов за полпинты его крови. — сказала Нимфа, и открыв флакон, выпила эликсир. То же начали делать и другие девушки.
     — Ну, после того, как я ограбил все банки Гринготтса, денег у меня, хоть одним местом жуй.
     — Кхм… чёрт, чуть не подавилась Эликсиром Бессмертия… Так, в смысле, когда «ты ограбил банки Гринготтса»? — спросила Нимфа.
     — Как бы вам сказать… когда, Волан-де-Морт воскресал в третий раз, я нашёл его, и подчинил с помощью магии. Тёмный Лорд воскресал с помощью Крестражей — частичек своей души, оставленных в различных предметах. Так, в этот раз он воскрес, используя Медальон Салазара Слизерина, и у него ещё оставался один крестраж, в Чаше Пенелопы Пуффендуй, которая хранилась в Банке Гринготтса, в сейфе семьи Лестрейнджей. И так как мне нужно было забрать этот крестраж, то я и организовал ограбление банка гоблинов, и кроме чаши-крестража, решил полностью обчистить этих коротышек, которые не хотели отдавать мне деньги рода Поттер. После уничтожения чаши, Волан-де-Морт лишился последней возможности воскреснуть, и лишился возможности придти в порядок, после моего особого заклинания, которое я специально придумал, для подчинения людей. И вот, я использовал порабощённого Волан-де-Морта, и порабощенных Пожирателей Смерти, для того, чтобы ограбить банки гоблинов.
     — Вот! Я же вам говорила, что он тёмный маг! Тётя Лили, да у вашего сына сам Волан-де-Морт в марионетках числится! И сейчас он нам спокойно рассказывает то, как он нагрел весь мир на крупную сумму золота…
     — Сынок, ты что, действительно сделал то, что сказал? — слегка шокировано спросила Лили.
     — Не, ну, а чего вы хотели? Вы ведь меня всегда называли тёмным магом, даже ты, мамуля всё время меня в чём-то подозревала… — решил я перевести стрелки.
     — И как видно, не зря подозревала. Сынок, ты что творишь?
     — Тётя Лили, вам надо было это спрашивать, когда ваш сын в вас свой член пихал. — вставила Нимфа свой язвительный комментарий, — Вух, чего-то жарковато становится. Так, тёмный маг, отвечай, ты там нас случаем не отравил? А то, может ты решил нас не бессмертными сделать, а просто избавиться от нас?
     — Нимфа, не утрируй. Я вас люблю, и не хочу, чтобы с вами что-то случилось.
     — Владыка, даже меня любите? — спросила Патриция.
     — Ну, к тебе я привык, ты же была моей первой женщиной. Хоть ты и шлюшка, но я к тебе привязался. А жарко вам может быть, из-за того, что эликсир перестраивает ваш организм, делая его сильнее.
     — Так, сынок, хрен с ними с гоблинами, но какого чёрта ты сейчас творишь? Я про Волан-де-Морта, зачем ты натравливаешь его на Дамблдора?
     — Потому что, Дамблдор, такая же скотина, как и Волан-де-Морт, и у Дамблдора тоже есть крестражи, а значит он воспользовался тёмной магией, чтобы создать их, а значит, что он лицемерный ублюдок, который заслуживает того же, чего и Волан-де-Морт, то есть смерти. Как только я с помощью Волан-де-Морта убью Дамблдора, я убью и самого Волан-де-Морта. Обставлю это всё так, что я победил его в дуэли, и стану героем, может даже Орден Мерлина получу.
     — Хозяин-хозяин, у Софи всё горит внизу. — взяла мою руку Софи и приложила к своей горячей киске истекающей нектаром.
     — Так, нужно срочно измерить температуру. — насадил я киску Софи на свой «градусник», — Ох, горячо, как и всегда, и приятно, как всегда. Софи, твоя киска превосходна. — поцеловал я Софи, при этом двигаясь внутри моего фамильяра.
     — Не, у нас тут разговор серьезный, а он просто взял, да начал трахаться. Эй, тёмный маг, и мне внимание удели. — преобразовала Нимфа диван в кровать, и повалив меня на неё, уселась мне на лицо, — Давай, тёмный маг, сделай доброе дело, вылижи мне киску. О, да, вот так… — прикусила губу Нимфа, когда я начал проникать своим языком внутрь нутра Нимфадоры.
     — Чёрт, жалко, что у Владыки только один член и приходится ждать своей очере… кхм, понятно, вопрос закрыт. — сказала Патриция, увидев что я вырастил себе ещё один член, который Рейкпик и принялась сосать. Также у меня из поясницы выросли пара тентаклей, которые захватили Эми и сразу же начали нещадно драть её в попку.
     — Чёрт, я вырастила Тёмного Лорда с двумя членами и щупальцами… я определённо плохая мать. Феликс, а ещё можешь щупальца отрастить? О, смотрю для тебя это не проблема. — увидела она, как у меня из поясницы выросли три тентакля, которые направились к Лили, и занялись сразу тремя дырочками мамули.
     Похоже, побочным действием Эликсира Бессмертия является то, что в процессе улучшения и усиления организма, принявшего эликсир переполняет энергия и они совершенно не чувствуют усталость, так что, мы все вместе просто трахались остаток лета, и остановились только тогда, когда побочный эффект эликсира спал, и девочки вырубились от усталости… что ж, своё улучшенное тело я проверил, как и свою возросшую Выносливость, да и девочки стали очень сильными и выносливыми. А у меня ведь ещё осталось девять порций этого Эликсира, да и сварить его не такая уж и проблема, просто ингредиенты найти сложно.
     Так, теперь надо разобраться с Дамблдором, и всеми магами, которые могут представлять какую-то угрозу и можно спокойно захватывать мир, а потом искать способ проникнуть в другой мир, чтобы захватить и его.

Примечание к части

     Волан-де-Морт - https://photos.app.goo.gl/vYAhKjDPy67B9n479 Женщина-гоблин - https://photos.app.goo.gl/uoJfDgwrTxS8VjnN7 Дамблдор - https://photos.app.goo.gl/Se4SfCkyYzkHPNUm6 Рэ-эм - https://photos.app.goo.gl/q59ToZGWJ2GBa61n6 Круг ритуала - https://photos.app.goo.gl/JGXiCHnUfJKi6SwR9 Изумрудная Броня Дракона Смерти - https://photos.app.goo.gl/KmAB6uWTyZb16dQn7 Дух Смерти - https://photos.app.goo.gl/jdvXHRtZLRpT46y68 Дух Магии - https://photos.app.goo.gl/BsizHSHA2S4gszcU6 Клык Василиска - https://photos.app.goo.gl/sujmjTm25qZCJaZA6 Драконий Коготь - https://photos.app.goo.gl/uzMxN1pQNq2uFxar5 Эликсир Бессмертия - https://photos.app.goo.gl/UQPvrWVo9EeLGDNH9
>

Эпилог ГП - Квантовое бессмертие

     Пока я целый месяц просто отдыхал… а по сути просто трахался, то мир не стоял на месте и в нём… в нём нихрена не происходило, так как, в последнее время именно мои действия меняют мир, и если я ничего никому не приказываю, то мои ручные хомячки сидят по норкам и не высвечивают.
     Дамблдор же, пытался найти сведения о крестражах Волан-де-Морта, но как понятно, ничего он найти просто не мог, а вот я теперь мог отыскать крестражи самого Дамблдора.
     После ритуала мои глаза работают на сто пятьдесят процентов, и легко могут видеть связи крестражей и души волшебников. Так, я смог понять, что у директора четыре нити, которые идут из его души к крестражам-якорям, которые в случае смерти Дамблдора, удержат его душу от перерождения, а также могут притянуть его душу к себе, для возможного последующего возрождения.
     И таким образом, с началом третьего учебного года, я решил начать охоту на крестражи этого старикана, но ведь, по всему миру полно различных волшебников, которые также могли воспользоваться крестражами, чтобы предотвратить свою смерть… таких хитрецов я тоже найду и убью. Как бы, с одной стороны, я и сам создал крестражи, отчего в принципе не имею ничего против этой магии, другое дело, что все те, кто также создали крестражи, по сути, могут представлять для меня угрозу, ведь если они на меня нападут, и я их убью, то они воскреснут, отчего я и хочу сразу ликвидировать любую угрозу. Раз уж я подчиню себе этот мир, то не хочу видеть в нём конкурентов с несколькими дополнительными жизнями, которых мне надо будет убивать несколько раз.
     — Как провёл лето, Феликс? — спросила Гермиона, когда я уселся рядом с ней за стол. Мы с моим гаремом лишь недавно привели себя в порядок и слегка опоздали к началу приветственного пира.
     — Плодотворно, провёл ритуальчик который сделал меня бессмертным, а за пару месяцев до этого создал Эликсир Бессмертия, чтобы раздать его моим близким. В общем, лето прошло отлично. — ответил я, и начал магией подтаскивать еду, чтобы сразу её проглотить.
     — Ну ты и шутник. А я целое лето читала учебники за этот год, только вот, хоть теорию я и изучила, но практикой, из-за запрета, заниматься не могла. — пожаловалась русоволосая темноглазая милашка, что с каждым годом становится всё красивей и красивей…
     — Чего ты так на меня смотришь? У меня, что, на лице что-то? Прыщик выскочил? — достала Гермиона зеркало и начала в нём себя осматривать.
     — Да не, всё нормально, просто красивая ты, вот и залюбовался. — улыбнулся я, на что она слегка покраснела.
     — Из-за этого Звёздного Духа, в замке теперь нет недостатка в красавицах. — ответила Гермиона, пряча зеркальце.
     — Ну, молодец, значит, этот дух.
     — Ну, да, как же себя не похвалить. Это ведь ты этот Звездный Дух, я на девяносто девять процентов уверена. — с подозрением начала она на меня смотреть.
     — Не пойман — не вор, ты ничего не докажешь. — ответил я на это заявление и продолжил есть.
     — Ой, я никому ничего доказывать и не собираюсь… кхм, ну, так… Феликс, по поводу… ну… — поиграла она бровями.
     — По поводу чего?
     — Книг. — прошептала Гермиона.
     — Каких книг?
     — Запрещённых. — также шёпотом сказала девочка, а после прикусив губу начала на меня с ожиданием смотреть.
     — Что? У меня нет никаких запрещённых книг, я законопослушный гражданин Магической Британии. Гермиона, я же в прошлый раз шутил, и ты поверила, что у меня есть какие-то тёмные гримуары? Пфф… наивная ты душа. — покачал я головой, и откусил утиную ножку вместе с костью, а после закинул в рот и остаток кости и мяса.
     — Так ты меня обманул? А я целое лето ждала, чтобы получить какую-нибудь увлекательную книгу…
     — Прости, Гермиона, но даже если бы у меня и были книги, я бы не мог тебе их дать… лично я. — подмигнул я.
     — Оу, поняла, мне надо вызвать Звёздного Духа, которым являешься ты, и под его личиной ты сможешь выдать мне книги.
     — Слышь, потише болтай, не пали контору. — шикнул я на неё, но так как мы сидели на краю стола, то мало кто на нас обращал внимание, так как в Большом Зале стоял достаточно плотный шум нескольких сотен детей, — И вообще, у каждого знания есть своя цена.
     — А… — хотела что-то спросить Гермиона, но я закрыл ей ротик.
     — Кушай молча, о цене будешь договариваться со Звёздным Духом.
     — Так и знала, что это ты. — мельком посмотрела на меня Гермиона и приступила к трапезе.
     — Ну, тогда, почему же сама его не вызывала? — мимоходом поинтересовался я.
     — Потому что, на сто процентов не была уверенна, что это именно ты. Я ведь не безмозглая дурочка, чтобы вызывать непонятно кого.
     — Так это и не я.
     — Да-да, я поняла. — сказала она, покачав головой, — Кстати, Феликс, а какие ты выбрал дополнительные предметы?
     — Руны и Нумерологию, и то, лишь из-за того, что эти занятия проводятся в замке и в нормальное время, а то, Магозоология будет в основном на улице, а у Прорицания иногда будут занятия ночью, чтобы погадать на звёздах, а ночью у меня дела, я нежить на старых кладбищах призываю, чтобы создать армию для подчинения мира. — сказал я, и невинно улыбнулся.
     — Опять шутишь?
     — Кто знает, Гермиона, кто знает. А ты чего выбрала? Дай угадаю, всё?
     — Ну… да, всё, кроме Магловедения… хотя, наверное, я всё же откажусь от Прорицания, а то, там говорят нужно талант иметь…
     — Можно и без таланта, надо всего лишь токсичных грибочков съесть, или накуриться дурманящей травки, и тогда у тебя сразу сознание раскроется, и ты увидишь и будущее, и прошлое, и розовых единорожков, скачущих по облакам, и оставляющих за собой радужный шлейф… хотя, в этом мире может быть и такое. — сказал я, и посмотрел на Дамблдора, который почему-то скривился, будто от зубной боли… хе-хе.
     После окончания пира, все студенты отправились в свои комнаты, а я же с помощью Маховика Времени отправился на несколько часов в прошлое, где взлетел на своей метле над Хогвартсом, и активировав свои глаза, полетел вдоль толстой красной нити, что связывала Дамблдора, находящегося в замке, с одним из его крестражей.
     Мои глаза видят то, что из души директора исходит четыре красные нити, две толстые, и две тонкие. Вдоль самой толстой нити я сейчас и лечу, а вторая же по толщине нить, уходит в кабинет директора, прямиком в душу его фамильяра феникса Фоукса.
     Летел я около получаса и прилетел аж в Австрию, а точнее в горы Альпы в тюрьму Нурменгард. Красная нить привела меня в одну из камер тюрьмы, где сидел старик, который однажды и построил эту тюрьму для своих врагов, но по иронии судьбы угодил в неё сам. Крестраж Дамблдора, находился в Грин-де-Вальде, в его старом друге… а может быть и не только друге.
     Я вызвал к Нурменгарду свою банду Пожирателей Смерти во главе с Волан-де-Мортом, чтобы они взяли тюрьму штурмом, а потом допросили Грин-де-Вальда. Для моих прихвостней не составило труда захватить Нурменгард, и узники даже обрадовались, что Тёмный Лорд пришёл, чтобы их освободить и принять в свои ряды… но, тут откуда-то появились железные скелеты с горящими зеленым светом глазами, и начали убивать всех заключенных. И под крики истребления, Волан-де-Морт начал допрашивать Грин-де-Вальда о Бузинной Палочке, а после, когда предыдущий Тёмный Лорд не захотел помогать нынешнему Тёмному Лорду, то Волан-де-Морт решил просто разузнать о Дамблдоре, пытая Грин-де-Вальда Круциатусом.
     В юношестве Дамблдор и Грин-де-Вальд были друзьями, которые сошлись на идее мирового господства, однако, у Дамблдора была сестра Ариана, что являлась обскуром. Стала она им из-за того, что в детстве её побили мальчики-маглы, которые увидели как она применяла магию, отчего после этого она боялась применять магию. Отец семейства Персиваль убил тех мальчиков, после чего и был посажен в Азкабан, где в итоге и умер. Мать семейства Кендра, переехала из Насыпного Нагорья, где о семействе Дамблдора ходили не очень хорошие слухи в Годрикову Впадину, где жили в основном одни маги. Однажды, Ариана убила свою мать, из-за того что приняла форму обскури, после чего, трое детей остались одни. Альбус был старшим сыном и уже закончил Хогвартс, а Аберфорт же ещё учился в школе, отчего именно Альбусу пришлось присматривать за их сестрой-обскуром Арианной.
     Пока Аберфорт был в Хогвартсе в Годрикову Впадину к своей родственнице приехал Геллерт Грин-де-Вальд, который начал активно дружить с Альбусом, и вместе разрабатывать планы мирового господства. И вот однажды, брат Альбуса Аберфорт наехал на Грин-де-Вальда, из-за которого сам Альбус совершенно перестал следить за своей сестрой Арианной, Грин-де-Вальд же, на эти обвинения атаковал Аберфорта Круциатусом, но за брата вступился сам Альбус, и у них с Грин-де-Вальдом началась магическая дуэль, в результате которой Альбус случайно убил свою сестру, что хотела остановить потасовку, но луч проклятия попал в Арианну, и она стала сырьём для крестража, который устремился к Грин-де-Вальду, в которого изначально и летело проклятие. Вот таким печальным образом, Дамблдор и создал свой первый крестраж, используя в качестве жертвы свою сестру, а в качестве сосуда для крестража своего лучшего друга. Такое событие, сильно повлияло на мировоззрение самого Альбуса, и он отрёкся от тёмной стороны магии, пытаясь больше никогда не использовать её, чтобы случайно не совершить подобной ошибки, о которой он бы потом жалел, как о том, что он сделал со своей сестрой, буквально разорвав её душу.
     Время шло, но, воспоминания о содеянном, терзали разум Дамблдора, и он решил избавиться от тяжкого груза, спрятав его в частичке своей души, которую он поместил в своего фамильяра Фоукса. Как ясно, для создания крестража необязательно убивать именно человека, в качестве жертвы может послужить и сильное магическое животное. Так, феникс стал ещё одним крестражем Дамблдора, и однажды, этот феникс отдал два своих пера, из которых Олливандер в итоге изготовил две волшебные палочки, одна из них из тиса выбрала своим хозяином Тома Реддла, который впоследствии стал называться Волан-де-Мортом, и также активно клепать крестражи. Другая же палочка, из остролиста, так и осталась лежать в лавке Олливандера ожидая своего владельца.
     Частички души Дамблдора в перьях Фоукса, из которых изготовили палочки, были незначительными, но за пятьдесят лет, прошедших с того момента, как феникс отдал свои перья, эти частички успели окрепнуть, и вполне могли послужить в качестве якоря для души Дамблдора.
     По сути, директор лично создал лишь два крестража, а ещё два крестража появились из второго самостоятельно, из-за того, что феникс отдал свои перья. Палочка Волан-де-Морта сейчас находится в Министерстве, её нашли на трупе Тёмного Лорда, когда я убил его в свои семь месяцев… как бы, уничтожить все крестражи не проблема, но оказывается, директор не такой уж и плохой, как я его считал. Да, он политик, а значит и лживый мудак, но кто из нас безгрешен? Однако, узнав больше информации, я просто решил не убивать старика, а подчинить, для чего, всё равно придётся уничтожить все крестражи директора. Так что, Волан-де-Морт убил Грин-де-Вальда, у которого, кстати, почему-то не было ни одного крестража… лоховской какой-то Тёмный Лорд этот Грин-де-Вальд.
     Я вернулся в замок, в то время, когда прототип отправился в прошлое, тем самым завершив временную петлю. После я отправился в спальню Гриффиндора, чтобы сделать вид, будто я лёг спать на своей кровати, как вдруг почувствовал зов от призыва Звёздного Духа. Переместившись в свой Домен, я напялил свою Мантию-Невидимку, которая начала проецировать на себя изображение космоса, а после, переместился к маячку.
     — Чего желаешь, смертная? — посмотрел я на русоволосую девушку, с которой я недавно говорил за ужином, — Могла, бы, кстати, и подождать ночи, а не вызывать меня, когда ещё ученики только начали ложиться спать. — проговорил я, складывая руки.
     — Зачётная мантия, Феликс. — с улыбкой проговорила Гермиона, — Ну, можешь снять капюшон, раз уж я всё равно знаю кто ты.
     — Ага, щас. Я бесплатно ничего не делаю, чтобы иметь счастье лицезреть мой великолепный лик, нужно тоже заплатить. Итак, ты желаешь чего-то конкретного, или хочешь посмотреть список предоставляемых услуг и товаров? — достал я свой гримуар, который открыл, мельком показывая перечень услуг.
     — Оу, а у тебя тут серьёзная контора оказывается. Что, решил после школы подрабатывать джином, исполняющим желания, только за плату?
     — Вообще-то, ты только что описала демона по вызову. Я занимаюсь этим в качестве развлечения, возможно, даже когда мир себе подчиню, я продолжу этим заниматься. Надо же как-то Императору Мира развлекаться, окромя совокуплений с гаремом.
     — Ага-ага. Ладно, дай посмотреть, что там у тебя есть. — протянула она руки к моему гримуару.
     — Вот, выбирай, там всё что я могу тебе предоставить, а также плата за это. — дал я Гермионе свой обсидиановый гримуар, который по-прежнему можно было использовать как книгу-компьютер.
     — О, классный гримуар, и совсем не выглядит как тёмный. — прокомментировала Гермиона взяв книгу в руки.
     — Понятно, что не выглядит, тёмный гримуар вот. — возник у меня в левой руке Некрономикон, — Все самые тёмные и запретные знания, я храню тут. — открыл я книгу, у которой страницы начали перелистываться с огромной скорость, и было их там намного больше, чем книга могла бы вместить.
     — Но знания отсюда слишком ценны и опасны. — захлопнул я книгу, и она исчезла из левой руки, — В этом гримуаре, который ты держишь, тоже много чего полезного, но в данный момент ты можешь узнать лишь перечень всего, что у меня есть в наличии.
     — Эм… мда. — сказала Гермиона, и начала листать обсидиановый гримуар, — Цены тут у тебя, вообще грабительские. Сто пятьдесят галлеонов за знания о Чарах Расширения, да за сто галлеонов в Косом Переулке можно купить отличную сумочку, в которой может поместиться целый дом… оу, у тебя тут и сумочки продаются, и всего за семьдесят галлеонов… тогда беру свои слова обратно. Так, волшебные палочки без Чар Надсмотра Министерства стоят целых двадцать галлеонов… неплохо было бы купить себе такую. О, волшебная палочка по индивидуальному заказу, аж две тысячи галлеонов… кто вообще будет покупать у тебя палочку за такую цену? Эх, ладно, чего там у тебя самое дорогое? Какие-то эссенции и последнее Эликсир Бессмертия, за восемьдесят миллионов галлеонов за флакон… э? — шокировано уставилась на меня Гермиона.
     — Чего? А сколько, по-твоему, должно стоить бессмертие? — достал я один из флакончиков Эликсира Бессмертия, — Если у тебя возникнет вопрос, как я его сделал, то вспомни, кто у меня мама, она зельевар, и я с пелёнок учил то, что сейчас изучают в Хогвартсе, плюс, я гений.
     — И чего же ты тогда делаешь в Хогвартсе? — с интересом смотрела девушка на радужную жидкость, но вскоре я спрятал флакон.
     — Мама заставила пойти в школу, сказала, что без официального образования, мне не стать Министром Магии, и не подчинить мир, а я слушаюсь мамочку… ну, иногда.
     — Всё это, конечно, попахивает бахвальством, но кое-что ты точно можешь… однако, расценки у тебя уж слишком зверские. Нельзя там скидку сделать, для однокурсницы? — начала торговаться Гермиона.
     — Могу предложить альтернативный способ оплаты… натурой. — сказал я, и к ценам в галлеонах добавились приписки с альтернативной валютой.
     — Так, палочка теперь стоит пять французских поцелуев, личный гримуар десять поцелуев, а палочка по индивидуальному заказу, стоить двадцать пять поцелуев, или минутное лапание голой груди. — подняла взгляд на меня Гермиона, — Это… что это такое? Так, а ну, Эликсир Бессмертие в альтернативной цене теперь стоит… эм, отдать тебе свою девственность и стать твоей женой… кхм-кхм. Изврат, ты, Феликс. — с осуждением посмотрела она на меня.
     — Ну, я такую оплату предлагаю пока что только тебе, потому что ты мне по нраву.
     — Хмм… у меня есть семьдесят галлеонов. Тут за них разве что палочку купишь, да только, сейчас я и так могу колдовать без ограничений… умм, чёрт, я думала, что ты мне просто книжек дашь почитать, а тут, всё надо покупать. — разочарованно проговорила девочка.
     — Ну, а чего ты хотела, даже учебники в Хогвартс и те надо покупать. Ладно, сделаю тебе подарок, можешь выбрать товара на сумму в тысячу галлеонов, ради тебя я готов немного потратиться из своего кармана.
     — О, спасибо. Тогда, хочу палочку, гримуар, в котором будет информация о Чарах Расширения, сборник боевых чар мракоборцев, а ещё сборник магии разума. Ещё защитное кольцо, и три флакончика Зелья Удачи. О, как раз тысяча семьдесят галлеонов. — обрадовано посмотрела она на меня.
     — Ладно, завтра утром тебе отдам… чёрт, ещё кто-то меня призывает. Иди спать, Гермиона. — забрал я свой гримуар, и исчез из пустого класса, в котором меня и вызвала Гермиона, а переместился я в другой класс, где меня вызвало сразу две девочки.
     — О, получилось… — сказала блондинистая девочка своей рыжей подружке.
     — Чего желаете, смертные? — взлетел я в воздух, и начал выпускать вокруг себя светящийся туман, чтобы сделать атмосферу более волшебной.
     — А вы можете выполнить любое желание? — спросила рыжая девочка, пододвинувшись поближе к своей подружке, чтобы получить от неё моральную поддержку.
     — Всё зависит от цены, которую ты готова заплатить за своё желание. Назови своё желание, и я назову цену.
     — Я хочу, чтобы моего отца освободили из тюрьмы. — с надеждой начала смотреть на меня рыжая девочка, отца которой я же и усадил в Азкабан.
     — Артур Уизли, выйдет завтра, и получит моральную компенсацию, в размере пяти тысяч галлеонов. Если он не возьмётся за воспитание своих детей, то вновь сядет в Азкабан. — ответил я.
     — И сколько это будет стоить? — спросила блондинистая девочка.
     — Один кнат. Рыжим милашкам, я обычно делаю очень большие скидки.
     — Вот. — дала мне рыжая девочка медную монету, — Луна, я пойду братьям расскажу. Можно я пойду? — посмотрела она на меня.
     — Прошу. — махнул я в сторону двери, которая по моему взмаху отворилась, и через неё прошла девочка, — А ты чего желаешь? — посмотрел я на блондинистую девочку.
     — А сколько будет стоить воскресить мою маму?
     — Человека можно воскресить лишь в пределах сорока дней после смерти, далее душа отправляется на перерождение. Скорей всего твоя мама уже переродилась, возможно даже в этом мире. Могу найти её реинкарнацию, или же, как вариант, могу вызвать её призрака, если ты хочешь с ней поговорить, но призрак это лишь слепок души, который помнит мир, это не полноценная душа, лишь тень, которая, однако, имеет разум и воспоминания оригинальной души. Есть ещё один вариант, который поможет встретится с умершим человеком — это переместиться во времени, но ты попадёшь в иную реальность, где возможно твоя мама будет жить, но из этой реальности ты исчезнешь, и твой отец потеряет ещё и дочь. Итак, твой выбор? — спросил я.
     — Ты ведь Феликс Эванс? — спросила девочка, наклонив голову, — Я узнала тебя по мозгошмыгам, они у тебя самые большие и откормленные, таких я ни у кого больше не видела. А по поводу мамы… раз уж она переродилась, то я за неё спокойна. — улыбнулась она.
     — Идентификация по мозгошмыгам нигде не котируется, так что, тебе всё равно никто не поверит. Есть ещё желания? Если нет, то я откланяюсь.
     — Спасибо за помощь Джинни. Пока, Феликс. — помахала она мне, и я исчез в свой домен, переместившись оттуда к Министру Магии, чтобы сказать ему достать мне палочку Волан-де-Морта, а также отдать ему приказ отпустить этого придурка Уизли, которому повезло родить рыжую милашку, которая своей просьбой всё же разжалобила меня, а так, сидел бы он у меня все десять лет.
     Каким бы тёмным магом я не был, но и у меня есть слабости, я не особо люблю обижать детей, есть, конечно, исключения, когда эти дети уже в детстве мудаки, но в основном, я стараюсь не трогать детвору. Артура Уизли, надо было проучить, чтобы он понял, что за все свои действия нужно отвечать, если уж завёл детей, то воспитывай их, если нарушил закон, который сам же и должен был защищать, то будь добр посиди в тюряге. Суть в том, что он сажал в тюрьму магов за те нарушения, которые совершал и сам, причём в нереальных количествах. Я, конечно, понимаю, что облечённым властью позволено больше, чем обычному народу, но и тут надо знать меру, он ведь не министр магии, а обычный чинуша.
     Ладно, плевать на этого рыжего дебила, не он первый и не он последний, кто, будучи умственно отсталым, заводит детей… всё же, не люблю я тупиц, одно дело, когда красивая девочка не особо блещет интеллектом, а другое дело, когда у взрослого мужика с семьёй и детьми нет мозгов, чтобы заработать деньги на обеспечение семьи, или нет мозгов, не плодить столько детей, раз уж не можешь их обеспечить… ох, вечная проблема родителей и детей, а точней то, что одни дебилы плодят других дебилов.
     Так как, заказ Гермионы изготовит мой аватар в домене, то я переместился к мамуле.
     — Ну, как ты тут, мамуль? — спросил я, появившись в спальне Лили.
     — Ты о чём, Феликс? О том, как я себя чувствую, когда осознала, что мой сын Тёмный Лорд? Или о том, как я себя чувствую после твоего Эликсира? — Лили как раз разделась, чтобы ложиться спать, так что, сейчас она сидела на кровати в одном нижнем сексуальном белье.
     — Второе. Как ощущения, после Эликсира?
     — Ну, я за сегодня сломала, наверное, десяток дверных ручек, пока не привыкла к своей возросшей силе. А ещё, я теперь свободно могу колдовать голыми руками. — зажгла Лили огонёк на левой руке.
     — Так, а теперь поговорим о том, что ты, сынок, стал Тёмным Лордом. — погасила Лили огонёк и посмотрела на меня очень серьёзным взглядом, — Давай, поведай мне всё, что ты творил.
     — Я создал артефакты, которые лечат оборотней и делают из них анимагов.
     — Молодец.
     — А ещё я создал заклинание, которое делает человека моим верным рабом, и подчинил с помощью этого заклинания весь Лютный Переулок, всех Пожирателей Смерти, Волан-де-Морта, а ещё половину Министерства, включая Министра Магии. Все они теперь делают то, что я им говорю.
     — А вот тут ты не молодец.
     — А ещё я создаю армию практически неуязвимых металлических скелетов, чтобы подчинить мир. Вот таких. — переместил я рядом с собой одного Некрона, а потом отправил его обратно в Некрополь, — А ещё я планирую найти способы путешествия в другие миры, чтобы подчинить и их. — на это Лили только глубоко и печально вздохнула, а потом прикрыв лицо рукой, сказала:
     — Я в шоке… я, конечно, знала, что ты многое от меня скрываешь… но, чтобы такое.
     — Ну, мамуль, ты ведь в курсе, почему Волан-де-Морт вообще изначально полез меня убивать?
     — Из-за какого-то там пророчества. — ответила Лили, и посмотрела на меня.
     — Из-за вот этого пророчества. — в моей руке появилась Сфера Пророчеств, которая создала над собой иллюзию женщины в толстых очках, которая и начала изрекать пророчество:
     — Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… В противостояние феникса и змея вмешается дракон, который и будет решать исход битвы, а также будет решать судьбу мира… дракон, у которого будет достаточно могущества, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…
     — Это Трелони? — узнала она ту, кто и изрёк это пророчество, и ту, кто сейчас в Хогвартсе преподаёт Прорицания.
     — Ага, она изрекла его, через пару недель после моего рождения. Мне это пророчество принёс Министр из Зала Пророчеств. Думаю, из этого пророчества ясно кто есть кто. Дракон, как понятно, это я, так как моя анимагическая форма и патронус — это дракон. Волан-де-Морт — это змей, так как он является наследником Слизерина, а также его патронусом была змея, да и, думаю, анимагическая форма этого злыдня — змея. Дамблдор — это феникс, у него фамильяр, патронус и наверняка анимагическая форма — это феникс, плюс, он из своего феникса сделал крестраж, то бишь, он воспользовался тёмной магией, чтобы заключить в своего фамильяра часть своей души, так что, и самого Дамблдора тоже можно считать Тёмным Лордом, учитывая что в молодости он хотел со своим другом Грин-де-Вальдом подчинить мир. В общем, с самого начала, мне уже было напророчено стать тем, кем я стал, тем кто будет решать судьбу мира, и как не парадоксально, но судьба мира всегда зависит от Тёмных Лордов, у которых есть силы и желания менять мир так, как они хотят. Мамуль, не волнуйся, я буду хорошим Повелителем Мира. — улыбнулся я Лили, а потом обнял её и лёг с ней на кровать.
     — И почему в мире всё так сложно? Феликс, почему нельзя просто спокойно жить, а обязательно надо подчинять мир? — посмотрела на меня Лили.
     — Ну, мамуль, понимаешь ли, люди — это существа с огромным дуплом алчности в сердце, кому-то, чтобы заполнить эту пустоту хватает малого, а кто-то не может заполнить эту пустоту ни собственностью, ни властью, ни знаниями. Сжигаемые бесконечной жадностью такие люди мечтают подчинить весь мир. Это я говорю не только о себе, но и о других Тёмных Лордах, а также о всех Министрах Магии. Каждый, кто стремится к власти, мечтает подчинить мир… и это не так плохо, как кажется, ведь люди могут добиться чего-то лишь при едином руководстве, когда у мира есть лишь один правитель, а не как сейчас, сотни стран, где каждая тянет одеяло на себя. И как понимаешь, никто добровольно объединяться не будет, всегда найдутся те, кому нынешний порядок выгоден. И догадайся, кому выгодно, чтобы человечество было разрознено, кто до недавнего времени владел практически всем золотом людей, кто, по сути, управлял экономикой людей? Ага, гоблины. Эти мерзкие уродцы уже пару столетий готовят войну, чтобы истребить людей, и захватить планету лишь в своё пользование… они ведь это уже пытались провернуть, во время своих предыдущих восстаний. Мне эти железные скелеты нужны для того, чтобы дать отпор ордам этих уродцев, которые вскоре полезут из своих пещер, чтобы истребить человечество. — слегка сгустил я краски, хотя гоблины действительно планируют и планировали войну против людей, чтобы истребить все государства, а остатки человечества поработить.
     — Когда ты подчинишь мир, я прослежу, чтобы ты не творил совсем уж мерзкие злодеяния. — посмотрела на меня Лили, — А что там с Дамблдором?
     — Да, я его тоже планирую подчинить, будет у меня в марионетках и Тёмный Лорд, и Светлый Чародей, и оба они будут делать то, что я им прикажу. Буду, короче, чужими руками жар загребать. А теперь, мамулечка, твой сыночек, хочет твоего молочка. — начал я расстегивать её бюстгальтер.
     — Странный из тебя выйдет Повелитель мира… — прокомментировала Лили, погладив мои волосы, когда я принялся сосать её сисечки, — Ладно уж, быть матерью императора мира очень даже неплохо… и одновременно, быть ещё и его женщиной. — сказала Лили, почувствовав как мои руки начали проникать под её трусики.
     Утром я встретил Гермиону в гостиной Гриффиндора, и с улыбкой отдал ей её заказ, который я выполнил в лучшем виде… сейчас я действовал как наркодилер, который даёт первые несколько доз бесплатно, а когда уже люди подсаживаются на товар, то он берёт плату, так и с Гермионой, я дал ей то, чего она хочет, буквально бесплатно, а когда она захочет большего ей придётся платить своим телом… ну, мне просто интересно, на что она пойдёт ради знаний, ведьмы ведь всегда ради силы были не прочь возлечь с дьяволом, посмотрим, какая из Гермионы получится ведьма.
     Когда уроки окончились, я со всеми поужинал в Большом Зале, и при этом посматривал на Дамблдора, который за время ужина два раза скривился, а когда ужин окончился, он быстро покинул зал. Я же после ужина воспользовался Маховиком Времени и переместившись на час назад, решил наведаться к Олливандеру. В основном к старику приходят покупать палочку лишь один раз в жизни, в одиннадцать лет, чтобы выбрать свою первую палочку перед поступлением в Хогвартс, именно перед началом учёбы у Олливандера самый большой поток клиентов, а после начала учебного года, клиенты к нему заходят редко, так что, когда я зашёл к нему в лавку, сам Олливандер лазил где-то в глубине своего магазина, и пока он добирался до прилавка, услышав колокольчик на двери, я смог сам найти палочку, в которой в качестве сердцевины использовалось перо Фоукса — феникса Дамблдора, и эта палочка была слабым крестражем директора Хогвартса.
     — О, приветствую, коллега. — улыбнулся Олливандер, увидев меня.
     — Приветствую, Гаррик. Мне пожалуйста, эту палочку. — открыл я футляр, и достал оттуда палочку из остролиста длиной одиннадцать дюймов.
     — А как же ваши собственные палочки? Я думал, что вам гордость не позволит пользоваться чужим концентратором. С вас одиннадцать галлеонов.
     — Вот. — отдал я назначенную сумму, — А я и не говорил, что буду ей пользоваться. Простите. — сказал я, а потом левой рукой сжал палочку, пустив в неё Энергию Смерти, которая уничтожила крестраж Дамблдора, а также превратила концентратор в прах.
     — Эх, ты ведь уже начал своё становление Тёмным Лордом, не так ли? — посмотрел на меня Олливандер.
     — Вы правы, Гаррик. — появился в моей руке синий кинжал, который я направил на Олливандера, — Зетай Хенко Кокоро. — сказал я, и мастер палочек превратился в моего раба.
     — Продолжай в том же духе, Гаррик. — переместился я к Министру Магии, где взял у него палочку Волан-де-Морта и тоже уничтожил. За минуту до того, как мой прототип должен был отправиться в прошлое, я переместился в воздух возле башенки директора Хогвартса, где с помощью артефакта открыл окно, и проник внутрь, и сразу же убил Фоукса Пулей Смерти, правда от такого сам феникс не умер, просто осыпался пеплом, превратившись в цыплёнка, но зато крестраж Дамблдора был уничтожен. Всего через пару секунд в свой кабинет ворвался Дамблдор, и увидел меня сидящего на его кресле, закинувшего ноги на стол и поедающего лимонные дольки из вазочки.
     — Приветствую, Директор. — отсалютовал я.
     — Феликс, так значит это ты стоишь за всем? — посмотрел он на цыпленка, что начал с пищанием выбираться из своего пепла.
     — Директор, вы ведь с самого начала поняли, что со мной не всё так чисто. Как обычный человек может выжить под проклятием абсолютной смерти? Ответ — никак. Разгадка же заключается в том, что я с самого начала не был ни обычным, ни человеком. — встал я и вошёл в режим своей максимальной силы.
     — Тогда кто ты? — спросил Дамблдор, почувствовав мою силу.
     — Дракон Смерти. Директор, вы с Волан-де-Мортом проиграли ещё в тот момент, когда я родился в этом мире.
     — В этом мире? Я понял… ты из другого мира, и от этого ещё с детства был точно уверен в возможности путешествий в другие миры. И чего ты хочешь? — правильно догадался Дамблдор.
     — Чего хочет дракон? Господства над всем и вся, такова наша природа. Тысячи лет назад, я был человеческим магом, но после, я стал драконом и начал покорять миры, с помощью частичек своей души, которые вы тут называете крестражи. Вашему миру не повезло… или, наоборот, повезло, учитывая, что все миры, которые я уже покорил, процветают под моим правлением. Итак, Альбус, будешь ли ты сопротивляться в бесполезной попытке победить бессмертного, либо же сдашься мне на милость, и тогда никто не пострадает? — появились в моих руках два кинжала, которые я и направил на директора. Один кинжал мог его подчинить, а другой убить.
     — Я сдаюсь. Не трогай студентов. — достал Дамблдор свою бузинную палочку, и бросил на пол.
     — Я и не собирался, я не обижаю детей. Зетай Хенко Кокоро Максима. — из конца синего кинжала в Дамблдора устремился синий луч, который полностью подчинил его мне, то же я проделал, на всякий случай, и с его фениксом, — Итак, а теперь пришло время устроить спектакль для всего мира.
     Когда до Нового Года оставалась всего неделя, то в Министерство Магии, где кроме чиновников было и множество посторонних волшебников, заявился Волан-де-Морт со своей бандой Пожирателей Смерти, он поведал всем, что через неделю он придёт к Хогвартсу, чтобы сразиться там с Дамблдором, также он пригласил туда всех, кто хочет помочь директору в битве, и предупредил, что если он выиграет, то начнёт истреблять всех людей… абсолютно всех, маглов и магов, детей и стариков, абсолютно всех без разбору. Сказал, что если его не остановят, то он истребит всё человечество, а потом под безумный леденящий смех исчез, и при этом из Отдела Тайн пропали абсолютно все Хроновороты.
     Также Волан-де-Морт наведался и в другие Министерства других стран, где также рассказал о битве возле Хогвартса, и если они хотят, то могут приходить сразиться с ним вместе с Дамблдором.
     Раньше Новый Год для всего мира был праздником, которого они с нетерпением ждали, но начала тысяча девятьсот девяносто пятого года не ждал никто, ведь именно в этот день должна состояться великая битва Добра и Зла… хотя, по сути, это я сталкивал одних своих марионеток с другими своими марионетками, и при этом я хотел выйти из этой битвы героем, победившим зло.
     Сейчас я стоял вместе с Лили, Патрицией, Нимфой и Кьярой на Астрономической Башне, откуда открывался вид на весь замок и всю округу. Сам замок был окружён огромным стационарным купольным щитом, что был создан сотней взрослых волшебников, и под ним прятались как ученики, так и жители эвакуированного Хогсмида. За пределами щита, собрались величайшие волшебники мира, которые все вместе решили одолеть Волан-де-Морта.
     — Эх, Феликс, ну ты и махинатор. — сказала Нимфа, облокотившись о каменные перила, при этом смотря на кучку магов, что ждали начала Нового Года, когда и обещал появиться Волан-де-Морт, — Устроил тут спектакль, чтобы выставить себя героем.
     — Сынок, я надеюсь, что сегодня никто не умрёт? Ведь все волшебники, которые собрались здесь для битвы с Волан-де-Мортом, делают это ради всего мира. Думаю, этим они заслужили пощады. — посмотрела на меня Лили.
     — Умрут только те, у кого есть крестражи, а значит, что смерть для них не страшна. А в той кучке таких половина. — ответил я, готовясь впервые сегодня принять свою анимагическую форму, чтобы сделать свою победу более запоминающейся.
     — И когда ты решил вмешаться в битву? — поинтересовалась Кьяра.
     — Когда будет понятно, что Волан-де-Морт победил. В данный момент, Тёмный Лорд сильнейший маг после меня, и если бы он не был моим рабом и действительно захотел сделать то, что сказал, у него это получилось бы, и ему никто не смог бы помешать. Ваше счастье, что в этом мире есть рыбка покрупней Волан-де-Морта. Началось. — на пригорке появилось одиннадцать фигур, которые сразу же вступили в схватку с двадцатью шестью защитниками замка, и за этой битвой смогли наблюдать все те, кто в данный момент прятался в самом замке.
     А битва была действительно красочная и яркая. Практически сразу у стороны «добра» появились потери, ведь некоторые маги слегка недооценили Тёмного Лорда и его Пожирателей, за что и поплатились своими жизнями, но их смертельный пример дал понять другим, что, чтобы здесь выжить надо приложить все свои силы.
     Дамблдор сражался непосредственно с Волан-де-Мортом, хоть в их битву и пытались вмешаться другие волшебники, но их сразу же занимали собой Пожиратели Смерти. Всего через пятнадцать минут, половина защитников замка, которая состояла из сильнейших магов мира, была убита, а другая же половина лежала на земле поверженная под присмотром Пожирателей Смерти, которые наблюдали, как их Лорд сражается с Директором Хогвартса.
     Волан-де-Морт сражался напрямую голыми руками, тогда как Дамблдору в битве помогала мощь Бузинной Палочки, но даже так, Тёмный Лорд понемногу теснил Светлого Чародея. Место битвы понемногу окружали мракоборцы различных стран, но все они понимали, что эта битва не их уровня, и если они в неё вступят, то лишь попросту умрут, но если Дамблдор проиграет, то Тёмный Лорд всё равно обещал всех убить, так что, все вместе они попытаются его убить, в случае если директора постигнет неудача… и она его постигла. Одна из зелёных призрачных змей, которых выпустил Волан-де-Морт пробила грудь Светлого Чародея, и он упал на землю. Волан-де-Морт же подошёл и поднял палочку Дамблдора.
     — Вот она, легендарная Бузинная Палочка — один из Даров Смерти, с ней моё могущество будет безграничным. — направил он её на щит Хогвартса, и из палочки устремилась молния, которая в момент разрушила купол, — О, да. Вот она настоящая сила. — махнул он палочкой и от него устремилась волна, которая парализовала всех людей, которые хотели попытаться одолеть Тёмного Лорда, а таких было несколько тысяч.
     — Теперь, я уничтожу этот мир, и докажу, что Тёмная Магия сильнее Светлой, и то, что Светлому Чародею невозможно одолеть Тёмного Лорда. — говорил свои злодейские реплики Волан-де-Морт.
     — Тогда что насчёт Дракона? — пророкотал голос, и те, кто мог посмотреть наверх, увидели, как рядом с одной из самых высоких башен Хогвартса, в воздухе висел кто-то гигантский и длинный, — Раз уж директор не смог справиться, тогда попробую я. — к Волан-де-Морту устремился тридцати трёх метровый длинный азиатский дракон, покрытый изумрудной чешуёй, причём практически половину длины этого дракона составлял его хвост.
     — Для Тёмного Лорда Волан-де-Морта нет никакой разницы, кого убивать. — направил Волан-де-Морт на дракона палочку, из которой в дракона устремилась толстая зелёная молния, которая, однако, не наносила дракону никакого вреда.
     — Теперь моя очередь. — дракон открыл пасть и оттуда хлынул поток зелёного пламени, который попал в щит Волан-де-Морта, и сейчас все могли видеть, как Тёмный Лорд пытался защититься от изумрудного пламени изумрудного дракона. Дракон же понемногу спускался к тёмному магу, а вскоре его огромная пасть была прямиком над защитной сферой Волан-де-Морта, и дракон не упустил случая и сомкнул пасть, своими метровыми клыками уничтожая защиту Тёмного Лорда, тело которого, в данный момент, было прокушено зубами дракона. Бузинная Палочка выпала из рук Волан-де-Морта, в тот момент, когда дракон начал его пережёвывать, а после весь Тёмный Лорд оказался в пасти огромной рептилии.
     — Тьфу. На вкус как дерьмо. — выплюнул дракон наземь кровавую кучку, которую он сверху полил зелёным пламенем, пока там не остался лишь кратер, — Пожиратели, если не хотите умереть, как и ваш Лорд, то сдайтесь… а, с кем я решил договориться? — спросил дракон, на которого напало десять фигур, пытаясь отомстить за своего погибшего Лорда, и всех их ждала та же участь, что и Волан-де-Морта, все они умерли, либо от пламени дракона, либо от его клыков, либо от когтей, либо же были приплюснуты его хвостом.
     — Это было напряжно, надеюсь, я смогу обратиться обратно в человека. — сказал дракон и начал уменьшаться, и его преображение видело сотни волшебников, — Да уж, превращаться в огромного дракона, не очень-то приятный процесс. — сказал красивый зелёноволосый парень, стоя на том месте, где раньше стоял дракон.
     — Надеюсь, на этот раз этот злыдень точно сдох. — поднял парень Бузинную Палочку, которая выпала из рук Волан-де-Морта, и начал подходить к телу директора Хогвартса, — О, директор, так вы ещё живы. — начал применять парень какие-то лечебные заклинания, а после помог встать директору. В это же время, все сильнейшие маги мира, которые до этого лежали поверженными на земле, тоже начали потихоньку приподыматься и подходить к нам с директором.
     — Альбус, кто этот парень? — спросил темнокожий мужчина в золотой мантии, указывая на меня своим золотым посохом. Рядом с ним стояла темнокожая женщина в похожем одеянии, оба они являлись магами Школы магии Уагаду, мужчина директором, а женщина его заместителем.
     — Зиким, это Феликс Эванс, именно его Волан-де-Морт пытался убить в детстве, но его тогда смогла одолеть Лили Эванс — Героиня Британии. Как теперь ясно, боялся он его не зря.
     — И почему же он раньше не вмешался, не превратился в Дракона и не сожрал этого вашего Тёмного Лорда? — начал с претензией вопрашавть директор Уагаду.
     — Хочешь, могу и тебя сожрать. — жёстко ответил я ему, — Я ещё ни разу не превращался в дракона, и так-то я учусь лишь на третьем курсе. Ты хочешь сказать, что я должен был вступить в битву, в которой, ты, старый лысый пердун, проиграл? Дерьмовая видать школа, эта ваша Уагаду, если в ней такой слабый директор. Наш британский Тёмный Лорд размотал вас всех как детишек, а этого Тёмного Лорда сожрал я, так что, не надо мне тут какие-то претензии предъявлять. — посмотрел я на него своими активированными глазами.
     — Феликс, успокойся. Ладно, пойдёмте в замок, нам нужно всем отдохнуть, а также нужно похоронить тех, кто не пережил эту битву. — сказал Дамблдор, и взяв у меня Бузинную Палочку поднял в воздух трупы тринадцати волшебников, которые не брезговали созданием крестражей, но их я потом найду и подчиню, а сейчас же займусь подчинением других ослабших волшебников.
     Всему миру было объявлено о победе над Тёмным Лордом, а кто-то в замке даже смог запечатлеть на магическую фотокамеру практически всю битву, и самые лучшие кадры были напечатаны крупным планом во всех газетах мира. Так я стал известным на весь мир, как маг, победивший Тёмного Лорда, победившего до этого всех самых сильных волшебников мира, а также всем стало известно, что я могу превращаться в огромного дракона. В общем, я теперь знаменит, что будет мне на руку, когда я буду подчинять этот мир.
     Учёба в Хогвартсе после этой битвы возобновилась, и я продолжил там учиться, теперь будучи почитаемым всеми, даже слизеринцами, которые понимали, что, если бы не я, Волан-де-Морт истребил бы их всех.
     Третий мой учебный год, завершился без происшествий, как и четвёртый и пятый, всё же, теперь у меня просто не было врагов, а учитывая, что за два с половиной года я подчинил практически все магические правительства других стран, я могу сказать, что я уже почти закончил захват мира, осталось дело лишь за малым.
     К окончанию пятого курса Хогвартса, я смог накопить вот такую силу:
     ≪Статус≫
     Мана 8213/8213/1902 в час
     Сила Чар 871
     Некроз 50-150%(х10-30 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 4791
     Ловкость 3594
     Выносливость 11 004
     Интеллект 2003
     Мудрость 2003
     Магия 36 210
     Изначально, когда я умер, как человек будучи тогда обычным студентом, а после обнаружил у себя систему, я подумывал для начала выбрать для своего перерождения либо Мир Шиноби, либо этот, и в итоге всё же выбрал Мир Шиноби, и сейчас я понимаю, что это был правильный выбор. Сейчас, хоть я и смог получить такую же силу, как в своё время в Мире Шиноби, и в данный момент я вполне бы мог сразиться с какой-нибудь Кагуей, и даже победить… но, без знаний и опыта из других миров, скорей всего я умер бы в этом мире ещё в детстве, возможно в год, когда меня попытался бы убить Волан-де-Морт, возможно на первом году Хогварста, но скорей всего меня бы сожрал василиск на втором году… к чему я это? Хоть моя сила и велика для этого мира, но, чтобы достичь той силы, которая позволит мне подключиться к Ядру Творца, мне понадобится ещё очень много времени, и то, скорей всего, достигнув такой силы, я своим присутствием просто поломаю мир, чего мне бы не хотелось. Поэтому я придумал альтернативу.
     Я сделаю эту реальность своей, и она станет первым миром в моей личной вселенной, как Демиурга. А я же стану таким себе стражем этой вселенной, но, для начала мне нужно захватить все миры в этой реальности, и в одиночку я это не смогу сделать, однако, для этого я разрабатываю один артефакт, что будет способен решить этот вопрос.
     Сейчас я переместился на призыв Звёздного Духа, которым я подрабатываю в Хогвартсе ради развлечения.
     — О, Гермиона, опять будешь для меня танцевать, чтобы получить скидку? — спросил я, у шикарной брюнетки в костюме для восточных танцев, что сидела на полу на расстеленной подстилке и ждала, когда я откликнусь на призыв, иногда я задерживаюсь, из-за своего гарема.
     — Если покупать у тебя что-то без скидок, то и разориться недолго. — ответила она, вставая, — Мне нужно триста литров крови дракона. — сразу назвала она то, чего желает получить от меня в этот раз.
     — Что, додумалась, наконец, как изготовить Философский Камень?
     — Ага, так сколько это будет стоить?
     — Ну, если в галлеонах, то шестнадцать тысяч золотых кругляшей. Если натурой, то шесть минут лизания голой груди, но так как ты ещё даже на поцелуи не решилась, а лишь до танцев живота дошла, то за час жаркого стриптиза я сделаю тебе девяностодевятипроцентную скидку, и с тебя тогда сто шестьдесят галлеонов.
     — Всё равно дорого. — слегка скривилась она, — А если я буду танцевать два часа, сбросишь до десяти галлеонов?
     — Слушай, Грейнджер, не наглей, так-то у меня время тоже не резиновое… хотя, ладно, вру, вертел я время на своей палочке. Другое дело, что я не могу смотреть два часа на сексуально извивающуюся девушку, и не делать с ней ничего похабного. Чёрт, продай себя мне в рабство, и я обеспечу тебя всем что ты хочешь, ну или хотя бы начни продавать свои поцелуи, а то ты какая-то неинтересная ведьма, вон другие девочки уже мне отсасывают за порцию Эликсира Жизни. Будь ты нормальной ведьмой, а.
     — Ладно, держи сто шестьдесят галлеонов, и садись смотри танец.
     — Эх, ты чего, собралась остаться ведьмой-девственницей? Так продай свою анальную девственность, я за неё даже больше плачу чем за вагинальную. Вот, три флакона драконьей крови, в каждом флаконе по сто литров. — поставил я флаконы с расширенным объёмом, а после уселся смотреть на танец Гермионы.
     — Феликс, а я ведь после пятого курса ухожу из Хогвартса, всё равно тут мне изучать нечего, так вот, можно я тебя буду вызывать вне замка? — спросила девушка, виляя попкой перед моим лицом.
     — Только если будешь расплачиваться натурой.
     — Всё-то ты мне хочешь в трусы залезть.
     — А тебя это ведь забавляет, наша эта игра в демона и ведьму… как, впрочем, и меня, хотя игра, если честно, затянулась.
     — Ну, да. — улыбнулась мне девушка, при этом покачав своей грудью перед моим лицом, — А ты ведь будешь доучиваться в Хогварсте? Хотя, если честно, я не пойму зачем это тебе.
     — Когда-то я планировал свалить из Британии, например, во Францию и доучиться там, но как-то я уж слишком хорошо устроился тут, и мне влом уезжать отсюда, причём в других школах учёба ничем не лучше, чем в Хогвартсе, а ещё в Хогвартсе, теперь полно красоток, которых в таком количестве вряд ли будет даже в Шармбатоне. — ответил я, смотря на манящую попку Гермионы, — Я наверное, даже стану директором Хогвартса, перестрою его в огромный замок, который и станет местом откуда я буду править миром.
     — О, я тогда может даже приду к тебе работать, например, учителем алхимии, или ещё какого предмета… думаю, тогда ты сделаешь мне отличную скидку. — начала дразнить меня Гермиона, приспуская свой топик.
     — Ладно, сделка закрыта. Я пошёл, найду какую-нибудь более доступную ведьму, которой хорошенько засажу в попку. Свободна, Гермиона.
     — Спасибо, Феликс. — забрала она три флакона драконьей крови, — Зачем мне отсасывать за Эликсир Жизни, если я его, и сама могу сварить?
     — Ну, попробуй. Даже если ты и получишь Философский Камень, то помни, что его опасно принимать просто так, без обработки. А пока ты сможешь создать нормальный рецепт Эликсира Жизни, то переведешь на это не один Философский Камень. Фламелю понадобились долгие годы опытов, чтобы сделать нормальный Эликсир Жизни способный остановить старение и продлить жизнь, но так как нашёл он его в то время, когда был уже стариком, то больше шести веков он жил в теле старика. Лучше купи у меня рецепт Эликсира Жизни, всего лишь за твою анальную девственность.
     — Не, спасибо, мне интересней добиться всего самой, самой познать тайны магии и мира, но для этого нужны ресурсы и материалы, которые я могу получить у тебя за смешную цену. — улыбнулась она мне, — Пока, Феликс. — надела она мантию и вышла из класса в котором меня вызывала.
     — Эх, хорошая она ведьмочка… а я хочу плохую ведьмочку, плохую и развратную. — переместился я в домен, чтобы там спустить пар со своими фамильярами, а потом ещё переместил туда и Нимфу с Кьярой, и Лили с Патрицией.
     За два оставшихся года я доделывал особый артефакт, подготовился к путешествию в другие миры, а также создал в этом мире Единую Магическую Империю, которая теперь ведёт активную войну с вновь восставшими гоблинами, но уродцы не на тех нарвались, и как только они выбрались на поверхность, так сразу же были загнаны обратно железными скелетами, армия которых была тайным оружием новосозданной Империи. Пока что, императором значился Дамблдор, как сильнейший волшебник, но официально я являюсь его преемником, так что, вскоре я стану императором.
     Разрабатываемый мной артефакт был связан с Магией Времени, это была улучшенная версия Хроноворота, которую я назвал Око Парадокса. Выглядел артефакт в деактивированном виде, как золотое закрытое око, исписанное различными рунами, в основном египетскими, а в активированном же виде, золотые веки открывались, и был виден зелёный кристалл, который являлся огромным количеством кристаллизованной Энергии Времени.
     Внутри Ока находилось ещё десять кристаллов Времени, но поменьше, и всё это давало мне способность практически полного контроля над временем. Я мог перемещаться во времени на любой отрезок в прошлое или будущее, но при этом всё равно на меня действовали правила, которые не позволяют оставаться в своей реальности, если перемещаешься в прошлое дальше пяти часов. Однако, одной особенностью Ока Парадокса, ради которой, я его и делал, является возможность создания Квантовых Клонов, то есть, я перемещаюсь в прошлое на пару секунд, и пока мой прототип не переместится в прошлое, в этой реальности будет существовать два меня, и вот Око Парадокса позволяет, сделать так, что мой прототип не перемещался в прошлое, и тогда в этой реальности остаются две версии меня, которые имеют абсолютно идентичные души, и по теории, создав сразу несколько Квантовых Клонов, мы можем попытаться слиться и соединиться в Демиурга, но у меня на Квантовых Клонов слегка другие планы.
     Так я решил отправить их на захват других миров, перед этим отыскав в этом мире все артефакты, которые могли бы вести в другие миры.
     Первым артефактом была Арка Смерти, которая располагалась в глубине Отдела Тайн, это была неактивная портальная арка, в которой были заложены координаты какого-то мира, но из-за того, что арка в том мире была неактивна, телепортационный туннель был разгерметизирован, и если в эту арку войдёт обычный человек, то скорее всего умрёт, так как попадёт в туннель проходящий прямиком через Пустоту, но я смогу там выжить, точнее мой Квантовый Клон, которого я туда отправил.
     Вторым интересным артефактом было зеркало Еиналеж, в котором был заключён какой-то дух-демон, но это зеркало также было подключено к какой-то системе телепортов, подобно каминной системе, но только здесь используются зеркала, и эта система также проходит через Пустоту, а значит ведёт в какой-то другой мир. Туда я также отправлю своего Квантового Клона.
     Третий артефакт я отыскал в Египте, это были круглые металлические врата, которые были здесь прозваны Вратами Атона, и работали они от кристаллизованной Энергии Пространства, то бишь, от Нулевого Элемента, который здесь довольно сложно синтезировать, если ты, конечно, не какой-нибудь бог. Скорей всего, через эти врата в этот мир проникли те, кого потом стали называть египетскими богами. В тот мирок я тоже послал Квантового Клона.
     Последний артефакт, был не портального типа, а телепортационного, то бишь он не открывал проход портала, в который можно было пройти, он через Пустоту протаскивал пассажира к месту назначения. Нашёл я это устройство в Американском отделе Мракоборцев, оно осталось от одного странного мага, которого посадили в тюрьму из-за того, что он пользовался какой-то странной магией на виду у обычных маглов. Всё его имущество было конфисковано, а этот маг так и умер в тюрьме, ведь его так никто не смог понять, так как он разговаривал на непонятном языке. Как понятно, это был какой-то путешественник из другого мира, и его устройством я с помощью Квантового Клона тоже воспользовался.
     А сам же я решил остаться пока в этом мире, истребить гоблинов, и возможно найти у них координаты их прошлого мира, или способ туда переместиться, а потом отправлю и туда Квантового Клона.
     Все Квантовые Клоны были связаны с одним Доменом, так что, перемещаться между мирами мы сможем легко, главное для начала найти эти самые миры. Также, для одного из Квантовых Клонов я построил Разведывательную Космическую Яхту, названную мной «Копьём Ориона». На этой яхте я отправил Квантового Клона в космос, чтобы он искал миры сам, и если он найдёт какой-то мир, то может сам создать Квантового Клона, чтобы этот клон его захватил.
     Таким образом, с помощью Ока Парадокса, я могу быть сразу в тысяче мест одновременно, и сразу подчинять множества миров. И самое прикольное, что Квантовый Клон имеет те же артефакты, что и я, то есть у них есть те же кинжалы-артефакты, те же гримуары-крестражи, которые могут превращаться в самостоятельных духов, так что, сейчас в моём домене есть сразу несколько Духов Смерти, клепающих Некронов, а также несколько Духов Магии, клепающих различные артефакты, а точнее, они сейчас модифицируют Сердце Домена, которое с увеличением своей силы, должно будет притянуть эту реальность в моё Ядро Творца, и сделать эту реальность основой моей вселенной.

Примечание к части

     Гермиона - https://photos.app.goo.gl/toRmAQRty5PFAyHq6 Луна и Джинни - https://photos.app.goo.gl/AcDeDn1MMMxjmtVs8 Лили - https://photos.app.goo.gl/7eqjy7nNzsgsu2Eg9 ГГ - https://photos.app.goo.gl/4ttE1UzrMfVrjy846 Изумрудный Дракон - https://photos.app.goo.gl/SwHj6jTrmifNf7bX8 Маги из Уагаду - https://photos.app.goo.gl/NjB2Dpww2kAZaBvu9 Гермиона - https://photos.app.goo.gl/meumXHuvXwgJ1LgT6 Око Парадокса - https://photos.app.goo.gl/a7F6MJ2KmYhfYSBk9 Космическая Яхта "Копьё Ориона" - https://photos.app.goo.gl/RizXe4mLeLE3ftGG8
>

Глава 16 - Смертельная нуллификация

     С окончания мною Хогвартса прошёл всего год, однако, из-за того, что активно подчинять мир я начал ещё с третьего курса, то в данный момент, эта планетка принадлежит полностью мне… хотя, одни уродливые коротышки пытались оспорить этот факт, но все их души теперь находятся в моём Некрополе, где скоро будут превращены в Некронов, армию которых, мои Квантовые Клоны довольно часто вызывают, чтобы разобраться с проблемами в разных мирах, в которые они попали.
     Мои Квантовые Клоны развлекаются подчинением других миров, тогда как я тут себя развлекаю игрой в императора… и скажу честно, эта игра не шибко-то и интересная… но что уж поделать, я знал на что шёл, ведь это не первый мир, который я подчинил, так что, опыт бытия императором у меня немаленький, однако, это всё равно не делает правление миром особо увлекательным делом. Хорошо хоть у меня есть гарем, с которым я могу отдохнуть после дел своих управленческих, а также, иногда меня вызывают к себе в качестве Звёздного Духа, чтобы я исполнил чьё-то желание… и, если честно, пока что, это меня ещё неплохо развлекает и помогает скрасить рутинные будни правителя.
     Сейчас я стоял напротив сексапильной брюнетки с огромной грудью, что была одета, как эталонная ведьма.
     — Грейнджер, хватит уже торговаться, я и так даю тебе королевские скидки. Давай, расчехляй бидоны, и дай мне их пососать, а потом ещё и ты должна у меня кое-что пососать, и всё что оттуда выйдет, обязательно выпить.
     — Можно хотя бы не проглатывать? Давай я лучше сразу два минета тебе сделаю, но глотать не буду? — решила она продолжить торги.
     — Грейнджер, либо ты будешь глотать, либо не получишь свой заказ. Да и вообще, проглотить семя императора мира для тебя должна быть великая честь, тем более что за это ты ещё получишь три килограмма кровавого мифрила и триста грамм красного алмаза, из которых я так понял ты себе хочешь сделать нормальный посох, а не это убожество. — указал я на её палку.
     — Вот не надо, это отличный посох, с его помощью я могу сжечь какую-нибудь страну дотла. — зажгла она небольшой огонь на своей правой руке, в то время когда левой рукой она держала этот посох из секвои в навершии которого был огромный философский камень.
     Этот посох действительно может позволить сделать ей то, что она сказала… всё же, неплохо она продвинулась в артефакторике, раз смогла создать этот концентратор, да и вообще, она себе уже и Эликсир Жизни сварила, так что, она действительно молодец… правда, не хочет почему-то сосать конец.
     — Так я и позволил сжигать тебе свои страны. Грейнджер, ты вообще знаешь сколько стоит запрашиваемые тобой материалы? Металл двенадцать миллионов империалов, а камень вообще четыреста пятьдесят миллионов империалов. — я тут после захвата мира решил сделать новую валюту, взяв за основу фунты, и назвал их империалами, где на каждой купюре красуется мой лик… да, я тот ещё ЧСВешник.
     — Да у тебя этого добра в сокровищнице целые горы.
     — Не надо считать чужие деньги, Грейнджер. Если бы ты была моей женой, то могла бы засунуть свои ручки в мою сокровищницу… перед этим, правда, я засунул бы ручки в твои трусики.
     — Если я стану твоей женой, то о исследовании магии могу забыть. Твой же гарем из твоей спальни вообще не вылазит, ты его всё время сношаешь. Ладно, материалы вперед, и доставай уже свой член. — слегка недовольно проговорила Гермиона.
     — Блин, ты каждый раз торгуешься, будто ни разу у меня не отсасывала. — достал я шкатулку с запрашиваемыми материалами.
     — Вот именно что отсасывала, твоим же огромным членом себе челюсть можно вывихнуть, а семя ты своё льёшь будто из брандспойта. — начала оголять Гермиона свои огромные арбузики.
     — Для тебя же стараюсь, моё семя действует как Эликсир Жизни, и продлевает тебе жизнь. — начал растягивать я штаны, но вдруг у меня под ногами появился портал в Пустоту, куда меня и засосало.
     — Это не я! — крикнула Гермиона в закрывающийся портал, — Хотя я безусловно рада такому повороту событий… хе-хе. — сказала девушка, вновь надевая платье на свои груди, а после беря шкатулку с очень дорогими и очень ценными магическими материалами.
     — Класс, какой огромный алмаз. — открыла она шкатулку, и достала оттуда кроваво-красный драгоценный камень, — Из него выйдет отличный накопитель для моего нового посоха… хотя, наверняка, Феликс смог бы сделать из этих материалов, посох более высокого качества, чем я… но, мне интересней всё самой сделать… хе-хе, даже не пришлось ему отсасывать. — облизнула она губы.
     — Хотя, всё равно ведь когда-нибудь стану его женой… когда-нибудь, лет так через двести, когда изучу всё что смогу. — положила она камень обратно в шкатулку…
     ***
     Сейчас во дворе Академии Магии Тристейна, группа второкурсников вызывала своих фамильяров, что должны будут стать верными спутниками своим магам. В данный момент, осталась лишь последняя ученица, которой предстоит вызвать своего фамильяра:
     — Приди же о мой слуга из бескрайних просторов вселенной. Тот, кто предан, красив и могуч. Откликнись на зов моего сердца, и приди под моё начало! — крикнула розововолосая девушка в мантии, и указала вперёд своей волшебной палочкой…
     А после произошёл взрыв, который поднял в воздух очень много пыли и дыма, но, когда они рассеялись, все те, кто находился сейчас во дворе замка, увидели достаточно высокую фигуру, что была одета в плащ, который представлял из себя ожившее звёздное небо.
     — Чего желаешь, смертная? — явно с недовольством спросила фигура, посмотрев на розоволосую девушку своими глазами, что представляли из себя две зелёные сияющие звезды.
     — К-кто ты? — неуверенно спросила молоденькая розоволосая девушка у фигуры в плаще.
     — Я — Звёздный Дух Грёз и Желаний. Ты случайно призвала меня в свой мир, и раз уж ты это сделала, я выполню одно твоё желание. — ответила фигура, которой был я. Похоже кто-то насильно смог призвать меня в свой мир, используя для этого Пустоту, а значит тот кто это сделал, должен быть неслабым Магом Пустоты.
     Я слегка осмотрелся и поверхностно прочитал Инфосферу, пытаясь считать основные данные о мире, а также его координаты… хмм, похоже это слегка измененная зеркальная версия Земли, один из миров-сателлитов, с которым мой мир больше всего обменивается энергией. Я таких уже парочку встречал, правда, в галактике они могут располагаться как угодно, ведь обмен энергиями идёт через энергетические планы, а там физическое расстояние относительно.
     Магический фон в этом месте очень высок, но это явно ненормально. Инфосфера тут не так плотно оплетает сам мир, что значит, что местным магам придётся для создания заклинаний зачитывать более длинные вербальные формы, хотя и короткими вербальными формами они тоже могут пользоваться, но тогда заклинание будет более простое, и будет ограничиваться обычным манипулированием стихийной маной. Судя по знакомой обстановке, напоминающей Хогвартс, до того, как я его перестроил, я сейчас нахожусь в местной школе магии, а рядом со мной толпятся студенты этой самой школы.
     — Стоп, я вообще-то призывала себе фамильяра. — слегка недовольно проговорила розоволоска.
     — Мда уж… Смертная, я сказал, что я дух, выполняющий желания, если ты желаешь себе фамильяра, то я призову тебе любого фамильяра какого захочешь. Заказывай. Хочешь единорога, феникса, дракона… — начал я перечислять.
     — Дракона! Хочу дракона! — крикнула девочка, посмотрев налево, на другую синеволосую девочку, рядом с которой возвышался восьмиметровый синий дракон, что являлся её фамильяром, — Хочу самого сильно дракона во вселенной! — начала слегка наглеть эта малявка.
     — Смертная, я могу исполнить твоё желание, но ты точно уверенна в том, чего желаешь?
     — Да, хочу, чтобы моим фамильяром стал самый сильный дракон во вселенной… Выполняй, дух! — топнула она ножкой.
     — Да будет так. Но прежде скажу: будьте осторожны со своими желаниями, ведь они могут сбыться. Дракон сейчас появится. — сказал дух, и взлетел в воздух, и вместо фигуры в плаще возник большой круглый провал в пространстве, откуда начал выплывать огромный зелёный змееподобный дракон…
     ***
     После того, как девочка призвала меня в свой мир, я разузнал его координаты и теперь могу в него свободно перемещаться. Сам я решил вернуться в свой мир, но перед этим создал своего Квантового Клона, который и превратился в дракона, которого она заказала… хе-хе.
     Для возвращения в свой мир, пришлось сначала переместиться в свой Домен, а точней в самое его Сердце, куда может вернуться любой мой Квантовый Клон, из любого уголка этой реальности.
     Сердце Домена теперь представляет из себя тридцатипятиметровую конструкцию, из четырёх золотистых колец, вращающихся вокруг энергетического ядра, что подключено к этой реальности на всех возможных энергетических планах, а также, это ядро имеет связь с моим Ядром Творца.
     Так что, как только Сердце Домена станет достаточно сильным, а произойти это должно через тройку лет, оно сможет подсоединиться к Ядру Творца, а там понемногу начнётся перемещение этой реальности в само Ядро Творца, где эта реальность должна стать основой моей личной вселенной.
     Посмотрев немного на Сердце Домена, я посмотрел на свой статус, и печально вздохнул.
     ≪Статус≫
     Мана 10 748/10 748/2201 в час
     Сила Чар 1116
     Некроз 50-150%(х10-30 раз)
     SP 0
     Характеристики:
     Сила 4963
     Ловкость 3766
     Выносливость 12 226
     Интеллект 2075
     Мудрость 2075
     Магия 48 448
     Сила моя растёт очень медленно… точней, по сравнению с обычными людьми, моя сила растёт как на дрожжах, но я ведь себя и не с обычными людьми сравниваю, а с другими Аватарами, которые за это время смогли похвастаться силой, позволяющей им уничтожать планеты… я в форме дракона, такое в принципе тоже могу, но мне на это понадобится не один удар, как другим Аватарам. С увеличением размера тела, его сила возрастает в квадрате, то бишь став тридцати трёх метровым драконом, моя Сила и Ловкость умножается в триста двадцать раз. Изначально с помощью лишь физической силы я могу поднять двадцать пять тонн, тогда как в форме дракона вес, который я могу поднять лишь с помощью физической силы равен почти восьми тысячам тонн. С помощью магии, я могу усиливать свои удары в десятки раз, но всё равно, чтобы планету уничтожить, лишь физической силы мне не хватит, хотя её хватит, чтобы проникнуть к Ядру Планеты, и с помощью магических манипуляций дестабилизировать его, отчего планета может взорваться. Но опять же, другие Аватары, что подключились к Ядру Творца могут планету уничтожить своим ударом, без всяких ухищрений… ну, учитывая, что я собрался сделать эту реальность основой своей вселенной, то для меня, наоборот хорошо, что этот мир ограничивает всех существ, чтобы они не могли уничтожать планеты лишь своим чихом.
     Каждый мой Квантовый Клон, имеет такую же силу, как и я, ведь все мы это один и тот же человек, живущий в чуть отличающийся момент времени… точней, человеком меня можно назвать с натяжкой, я просто выгляжу как человек. Вскоре я переместился в свой изначальный мир-планету, обратно в особняк Грейнджер.
     — Так, Гермиона, куда это ты собралась? — увидел я девушку, что хотела уже идти в свою лабораторию.
     — Чёрт, вернулся.
     — Давай иди сюда, член твоего императора ждёт тебя. — всё же достал я свою колбаску, на которую посмотрела Гермиона, потом глубоко и печально вздохнула, а после подошла и присела передо мной на колени, и начала облизывать мой член.
     — Бидончики, тоже оголи. — приказал я.
     — Угу. — промычала Грейнджер, с членом за своей щекой, а после вновь приспустила своё платье, оголяя свои огромные груди.
     — И можешь не ждать, что я кончу быстро, ты у меня как обычно проведёшь пару часов с членом во рту, прежде чем я начну поить тебя своим императорским йогуртом.
     — Вот поэтому я и не люблю с тобой расплачиваться минетами. — прервалась ненадолго Гермиона, а после вновь начала обрабатывать мой прибор своим ротиком.
     — Кто ж виноват, что ты не хочешь со мной спать по нормальному. Если бы я засунул тебе в твой анальчик, то я бы постарался закончить побыстрей, но ты же у нас консервативная ведьма, и ничего себе в зад пихать не хочешь. — достал я из пространственного кармана небольшую сферу, которая увеличилась до Левитирующего сферического кресла, в котором и развалился, получая чудесный отсос от моей ведьмочки.
     ***
     Огромный изумрудный дракон приземлился во двор замка Академии Тристейна, и даже сейчас в сидячем положении он был лишь немногим меньше башен, что были расположены по периметру школы, и высота этих башен составляла двадцать метров, тогда как центральная башня школы была высотой около сорока пяти метров, и во время спуска дракона все увидели, что его длина была лишь на десяток метров меньше, центральной башни.
     — Итак, кто тут у нас? — спросил огромный дракон, — О, людишки. Отлично, а тут ещё и девственницы есть, люблю девственниц. — облизнулся огромный дракон, смотря на студентов академии.
     — Э… ЭЙ! Дракон! Ты теперь мой фамильяр! — крикнула розоволосая девочка, тем самым привлекая внимание дракона к себе.
     — Правда, что ли? — с сомнением посмотрел на неё дракон, приблизив свою огромную пасть поближе к земле.
     — Да! Я пожелала у Звёздного Духа, чтобы моим фамильяром стал самый сильный дракон во вселенной, и он переместил тебя сюда. И вот, теперь ты мой фамильяр! — кричала девочка.
     — Знаешь, дракона действительно можно сделать своим фамильяром. Вот только, его для этого сначала нужно победить в бою, и когда он признает тебя, тогда ты и сможешь сделать его своим фамильяром. — ответил дракон, и выпустил из своих ноздрей воздух, поток которого сбил с ног всех студентов, что до сих пор стояли во дворе замка, — Ещё один способ сделать дракона своим фамильяром, это вырастить его самому из яйца. И последний способ связать свою жизнь с драконом, это стать его рабыней. Итак, ты не растила меня из яйца, а значит, для того, чтобы сделать меня своим фамильяром тебе придётся одолеть меня в битве, если же ты проиграешь, то я сделаю тебя своей рабыней. Понятно изъясняюсь?
     — Мисс Вальер, кажется поэтому Звёздный Дух переспросил у вас, точно ли вы хотите именно того, чего пожелали. — сказал лысеющий взрослый маг, который очевидно был преподавателем, так как был самым старшим из присутствующих… ну, окромя дракона, — А ещё он сказал быть осторожным со своими желаниями. И вот мы имеем возможно сильнейшего дракона во вселенной, который с аппетитом смотрит на всех нас.
     — Ты, плешивый, меня не интересуешь, я предпочитаю красивых девственниц. — ответил дракон, — Итак, розовая девственная малышка, у тебя есть время подготовиться к битве, в которой решится кто чьим рабом будет, я твоим или ты моим. А пока ты будешь готовиться, я перекушу девственницами. — сказал дракон розоволосой девушке.
     — Л-Ладно. — ответила розоволоска.
     — Какой ещё «ладно»?! Нулиза, твой дракон собрался жрать девственниц! — начала кричать пышногрудая темнокожая девушка с рыжими волосами.
     — Ой, Кирхе, тебе-то уж точно нечего бояться, он же сказал, что его интересуют только девственницы, а такие шлюхи, как ты, в безопасности. — ответила розоволоска с ухмылкой.
     — Дракон! А почему ты ешь только девственниц?! — крикнул белобрысый пацан с розой в руке, которая по-настоящему была волшебной палочкой, выполненной в таком стиле.
     — Ну, мне не особо приятно есть еду, которую до этого кто-то трахал. Ты ведь не стал бы есть пирог, в который недавно кто-то пихал свой член? Ну вот поэтому я и предпочитаю девственниц. Кстати, людишки, а почему вы с криками не разбегаетесь?
     — Мы будем сражаться! И не отдадим тебе наших девственниц! — крикнул этот же белобрысый пацан.
     — Табита, у тебя ведь в фамильярах дракон, пусть он договорится с этим драконом, а то ведь ты девственница, и он может тебя съесть. — обратилась смуглая пышногрудая девушка, к синеволосой девочке с короткими волосами и очками на глазах, что стояла рядом с синим драконом, который заслонил её от огромного зелёного дракона.
     — Сильфида. — дотронулась синеволоска до своего дракона.
     — Не ешь сестрицу. — обратился синий дракон к зелёному, правда остальные услышали лишь рык.
     — Ладно, не буду. Синяя малышка, по просьбе твоего дракона, тебя я есть не буду… хотя, честно говоря, ты, и так маленькая, рано тебя ещё есть, надо чтобы ты подросла и мяска в нужных местах набрала. Вот как она. — указал дракон когтём на огромные груди смуглой девушки.
     — Кхм. — слегка подавилась смехом рыжая смуглая девушка, на что синеволоска с обидой на неё посмотрела, при этом положа руки на свою грудь… точнее на то место, где она должна быть.
     — Прости, Табита. — извинилась смуглая девушка у синеволоски, а синеволоска хоть и была миленькая, но груди у неё не было совершенно, — Нулиза, давай уже подчиняй своего дракона. Господин Кольбер, думаю, сюда следует привести директора Османа. — обратилась рыжая к лысеющему магу.
     — Это отличная идея, мисс Цербст. — ответил маг, и поспешил в самую высокую башню замка.
     — Ну, как, малышка, готова меня подчинять? — спросил дракон, взяв розоволосую девушку в свою огромную чешуйчатую лапу, и наставил на неё палец с изумрудным когтём, что был размером, как одноручный меч.
     — В-Взрыв! — направила девочка на пасть дракона палочку, и голову дракона поглотил взрыв.
     — Было щекотно. — помахал лапой дракон возле морды разгоняя дым, — Как станешь моей рабыней, будешь мне этим заклинанием пузико чесать. Ну как, будешь ещё пытаться… — голову дракона вновь окутал взрыв, а пока дракон не видел, его начали атаковать и другие студенты, которые не хотели, чтобы дракон сожрал девственных студенток академии, но при этом, сами студенты не особо-то и целились, и заклинания летели в том числе и в розоволосую девочку, что была в лапе дракона, но так как, она же и была причиной всех бед, то никому её жалко не было, лишь дракон прикрыл её второй рукой, защищая от вала огня, который в дракона пустила смуглая девушка.
     Изумрудного дракона несколько минут беспрерывно осыпали различными заклинаниями стихии Огня, Ветра, Воды и Земли, причём из-за того, что атаковали его сразу несколько десятков стихийных магов, сам дракон был не виден из-за последствий магических взрывов. Все студенты перестали атаковать дракона, когда во дворе появился седовласый старик с длинной бородой, что приказал:
     — Прекратите! — и директора сразу все послушали.
     — Да мне не больно, не волнуйтесь. — послышалось из дыма и тумана, который вдруг развеялся, из-за какой-то волны, что испустил дракон, — Ты цела, рабыня? — раскрыл дракон лапу, где калачиком свернулась розоволосая девочка, что очень испугалась, слыша рядом с собой различные взрывы, от которых её укрыла лапа дракона.
     — Н-нормально. — ответила девочка, понемногу вставая, — И я не рабыня. Я — Луиза Франсуаза ле Блан де ла Вальер де Тристейн. — гордо произнесла она, смотря на дракона.
     — Ты хотела поразить меня своим длинным именем? Ну так у меня имя ещё длинней. Моё имя — Леон Асторес Наруто Хенсу Синдзи Икари Энджел Тенебрис Абаддон Джон Шепард Каин Влади Дракула Блад Элиот Ирвинг Феликс Джеймс Поттер Эванс. Ты, смертная, можешь назвать меня Господином. Я — Древний Дракон, что был создан Творцом… хоть и не вашего мира. Но для тебя будет великой честью стать моей рабыней. — поставил дракон девочку на землю.
     — Господин дракон, мне тут мой подчинённый сказал, что вы собрались есть моих студентов… точнее, студенток, и к тому же девственниц. — обратился ко мне старик с длинной бородой.
     — Да успокойтесь, это я так шутил. Я предпочитаю девственниц не есть, а делать с ними кое-что другое… хотя это в какой-то степени тоже можно назвать трапезой. — говорил дракон, и при этом начал уменьшаться, пока на его месте не осталась стоять человеческая фигура в кожаной броне с капюшоном и маской на лице, причём материал брони уж очень сильно напоминал изумрудную чешую недавнего дракона.
     — О, понимаю. — слегка по-извращенски улыбнулся старик, который являлся директором академии.
     — Итак, заключим контракт. — подошел мужчина в броне к розоволосой девушке, и наклонившись, поцеловал её, перед этим приспустив свою маску… хотя скорей, засосал бедную малышку, что к десятой минуте поцелуя, девочка потеряла сознание от недостатка кислорода… ну, или от того, что у её партнёра уж очень длинный и умелый язык.
     — Не подскажете, где живёт моя новая рабыня? — спросила фигура в чешуйчатой кожаной броне, беря на руки ослабевшую розоволосую девушку.
     — Эм… вот, мисс Цербст, она соседствует с комнатой мисс Вальер, думаю, она вам с радостью покажет нужную комнату. Как отнесёте мисс Вальер в её комнату, то не могли бы вы пройти ко мне в кабинет для разговора… господин… дракон? — неуверенно спросил старик, — А, забыл представится. Моё имя Осман — я директор Магической Академии Тристейна, в которой мы сейчас находимся, и чьей студенткой является мисс Вальер, ваша… слуга.
     — Эх, прям дежавю какое-то, старик с длинной седой бородой, который является директором магической академии… я прям свои школьные годы вспомнил. — ностальгически проговорил я, — Старик, эта мелочь на моих руках, является очень сильным магом, со склонностью к энергии Пустоты.
     — Мисс Вальер — Маг Пустоты? Хмм… тогда понятно, почему у неё не получается обычная магия. — почесал бороду Осман, — Жалко, что эта древняя и могучая магия считается забытой, отчего, мы не можем достойно обучить мисс Вальер.
     — О, не волнуйтесь, я сам займусь обучением своей рабыни. Всё же, я как добрый господин должен заботится о своих слугах. Рыжая девица, веди меня в нужную комнату, давай, шевели булками. — глянул я на «мисс Цербст», своими активированными глазами.
     — П-прошу за мной. — ответила рыжая девушка, которая как по мне была олицетворением слова «шлюха», хоть по ауре, можно сказать что это не совсем так.
     Хмм, по давним моим воспоминаниям, мне знаком этот мирок, и то, что я в него в итоге попал, не особо-то и удивительно, ведь другие Квантовые Клоны нашли миры, которые также мне были знакомы.
     Вслед за мной и рыжей девушкой устремилась и синеволосая девушка, Табита, что держала наготове свой посох, из которого она в любой момент готова была меня атаковать…
     — Успокойся, синеволоска, я не обижаю девушек… по крайней мере стараюсь, бывают попадаются такие дамы, которые так и просят, чтобы их испепелили моим драконьим пламенем. Ну такие мне попадались не особо часто. И да, я не ем людей… шутки это у меня такие, драконьи. — сказал я, на что все просто промолчали… мда, шутки огромных драконов, могут понять только другие огромные драконы… и то, для них это может быть правдой…
     Мы зашли в одну из башен, что располагалась по периметру замка, и служила общежитием для студентов. Поднявшись где-то в середину башни, мне указали на дверь комнаты, куда я и зашёл. Заперев комнату магией, я уложил свою новую рабыню на её кровать, а сам же переоделся в более привычную одежду, и достав сферу из пространственного кармана бросил её на пол. Сфера превратилась в удобное левитирующее кресло, куда я и примостил свой императорский зад… это в общем-то, мой мобильный трон, который я сделал, чтобы с удобством править миром. В трон было внедрено куча всяких чар, одно из которых позволяло создавать передо мной различные голографические проекции.
     Пока моя рабыня была без сознания, я продолжил исследовать этот мир, считывая информацию из Инфосферы, а также просканировал руны, что появились у меня на левой руке.
     Мир оказался менее стабильным, чем мой предыдущий, кто-то тут чего-то начудил несколько тысяч лет назад, нарушив правильное течении магии. Опять же, как оказалось, в этой реальности есть миры с локальным нарушением магического фона, в перспективе эти нарушения могут привести к гибели всех существ на планете, но в целом на самой планете это мало сказывается, лишь на её жителях, которые так-то и так не особо долго живут, сравнивая их срок жизни с возрастом самой планеты. На этой планете, уже могло существовать несколько цивилизаций, которые по разным причинам вымерли, а после гибели этой цивилизации, вскоре тут появилась бы новая.
     Причина нарушений в этом мире, видна невооружённым взглядом, это какой-то маг решил своими кривыми ручонками переключить на себя энергетические потоки мира, тем самым получив силу богов… с одной стороны, неплохая идея для своего усиления, а с другой стороны, если что-то неправильно сделать, это приведёт к гибели мира.
     Руны на моей левой руке, были работой того мага, и они позволяли подключиться к Инфосфере. Хотя информация, получаемая с помощью этих рун, ограничивается знаниями об оружии и правильном его использовании, а одна из рун позволяет этой информацией эффективно воспользоваться. Получается, если владелец этих рун возьмёт в руки любое оружие, он станет мастером во владении этим оружием, и сможет им эффективно сражаться, даже если вообще первый раз держит его в руках… прикольно, конечно, но для меня бесполезно, ведь я и так знаю как сражаться большинством видов оружия, начиная от мечей и ножей, заканчивая высокотехнологичными образцами огнестрельного оружия.
     — Умм… — начала просыпаться розоволоска, — Ты ещё кто? — открыла она глаза и посмотрела на меня.
     — Твой господин, рабыня. — ответил я, всё ещё сидя в сферическом кресле.
     — Так, я в своей комнате… — осмотрела она обстановку.
     — Ага, я тебя сюда отнёс. Ты потеряла сознание во время скрепления рабского контракта. Чтоб тебе освежить память, вот. — закатил я левый рукав, и превратил свою руку в драконью лапу, — Я тот изумрудный дракон, просто принял свою человекоподобную форму, а то быть огромным монстром удобно лишь во время боя с армией глупцов, что не хотят подчиняться моему величию. — активировал я свои глаза и посмотрел на Луизу, которая была в лёгоньком таком шоке, от осознания произошедшего.
     — Что же я натворила? — с ужасом спросила Луиза.
     — Да не беспокойся, Луиза. — превратил я руку в обычную, а потом закатав рукав, подошёл к девушке и сел рядом с ней, — Скажу честно, ты мне понравилась с первого взгляда, и я подумываю повысить тебя из рабыни в наложницы, а после и до жены. А так как я вскоре подчиню этот мир, то ты по факту станешь императрицей. — взял я локон её длинных розовых волнистых волос и вдохнул её аромат.
     — Ты очень вкусно пахнешь. — сказал я с улыбкой.
     — Не надо меня есть! — отстранилась от меня малышка, которая была всего полтора метра ростом, и фигура у неё была уж очень миниатюрная, груди нет, попка маленькая, но хорошо, что я большой изврат, и мне очень даже нравятся такие маленькие куколки.
     — Ладно, давай кое-что разъясним. По-настоящему, я маг, изначально я родился человеком, официально мне всего восемнадцать лет. Та фигура в плаще, что назвалась Звёздным Духом, это я. — на мне появился мой космический плащ, а после пропал, — Ты призвала меня из зеркального мира, где планета выглядит практически так же, как и у вас. У нас там тоже есть магия, и я являюсь сильнейшим магом своего мира. В моём мире некоторые маги могут превращаться в разных зверей, в волков там, оленей, либо ворон, но я единственный за последние семь веков кто смог превратиться в дракона, что и помогло мне вскоре стать правителем своего мира. Когда ты призвала меня в свой мир, я узнал его координаты, и теперь могу захватить и его, а за такой подарок, я сам хотел тебя наградить, и выполнить любое твоё желание… и ты захотела самого сильного дракона во вселенной, чтобы сделать его своим фамильяром… ну вот я и решил выполнить это твоё желание. Не бойся меня, малышка, я тебя не обижу. — погладил я щеку девочки.
     — Ты не врёшь? — решила уточнить Луиза.
     — Вообще, я большой любитель приврать, и даже сейчас я всей правды не рассказал, но в целом, всё то, что я сказал является правдой. В своём мире я родился на континенте, который у вас зовётся Альбион, у нас он правда не летает, как у вас, но у нас просто никто шесть тысяч лет назад не игрался с магическими потоками мира, а у вас это похоже сделал какой-то маг, и судя по всему его звали Бримир, так как, этот глупец везде куда лез оставлял свою подпись. Так, например, он смог подключить своё Магическое Ядро к Пустоте, и черпать оттуда энергию, а после его смерти, эта связь с Пустотой досталась его потомкам, так, твоё Магическое Ядро тоже подключено к Пустоте, а значит ты какой-то далёкий потомок этого Бримира, и как и он, являешься Магом Пустоты.
     — Я — Маг Пустоты? Но… но ведь у меня никогда не получалось ничего колдовать. Чтобы я не пыталась сделать, всё время получался взрыв. — слегка удивленно проговорила Луиза.
     — Ну, Энергия Пустоты — это смесь из Энергии Пространства, Энергии Гравитации и Энергии Разума, у Магов Пустоты хорошо получается только четыре вещи, это телепортация, телекинез, работа с разумом… а также всё взрывать к чертям собачьим. Причём, если у Мага Пустоты не хватает воли, чтобы контролировать Энергию Пустоты, единственное что у такого мага будет получаться, так это взрывы, прям как у тебя. Как Маг Пустоты ты довольно сильная, но очевидно, что ты слишком молода, чтобы контролировать такую силу, отчего и выходят все твои проблемы. Не волнуйся, я помогу своей будущей жене освоить свои силы… да, ты, кстати, сейчас считаешься моей рабыней, я тебя всё же привязал к себе. По факту, наша связь похожа на связь фамильяра и хозяина, вот только, в роли хозяина выступаю я… но не волнуйся, я буду хорошо относится к такой милой малышке как ты. — повалил я её на кровать, и навис сверху.
     — Н… не надо… — вся красная от смущения проговорила Луиза, которую, я, кстати, прежде чем уложить, переодел в ночнушку… вот во время процесса переодевания, я и убедился, что у неё там даже не холмики, там чистая равнина… но, всё равно, из-за того, что сама Луиза миниатюрная, отсутствие груди её никак не портит, а делает её образ лишь милее.
     — У меня есть некая слабость к таким миленьким девочкам, как ты, Луиза. — поцеловал я её в шейку, начав языком лобызать её нежную кожу, — Ладно, слегка увлёкся, прости. — отстранился я от девушки… просто, я так-то был призван в этом мир в момент того, когда должен был получить плату у Грейнджер, прототип, наверняка, сейчас её и получает, но сам я остался в этом мире, причём настрой у меня не прошёл, и я по прежнему возбуждён, а тут ещё рядом такая сладенькая малышка.
     — Я… ты… эм… я не понимаю… — растерянно проговорила розоволосая девочка, личико которой раскраснелось от возбуждения.
     — Что именно ты не понимаешь? Спрашивай, я попытаюсь объяснить. — обратно уселся я в своё кресло и посмотрел на Луизу, которая приподнялась и с любопытством начала меня рассматривать.
     — Ты из другого мира? — спросила девочка.
     — Да. Я правитель того мира.
     — Ты можешь туда вернуться? — вновь задала она вопрос.
     — Я уже там. Видишь амулет? — достал я золотое Око Парадокса, которое всё время ношу на шее, — Этот амулет позволяет мне управлять временем. — актировал я Око, из-за чего оно открыло веки и показало зелёный камень, который был создан по аналогии с Пси-Ядрами, только в основе лежала Энергия Времени.
     Я встал с кресла, и создал своего Квантового Клона, который сказал:
     — С помощью Магии Времени, я могу создавать свои копии.
     — Стоп, и кто тогда из вас настоящий? — удивилась девочка.
     — Мы оба. — ответили мы вдвоём, — Можно сказать, что я один и тот же, только живу в разных временных петлях одной реальности… по глазам вижу, что не поняла, что и неудивительно, ведь мой амулет называется Око Парадокса, а парадокс по определению невозможно объяснить в теории. Но если проще, то с помощью амулета я могу быть одновременно во многих местах. — мы оба ударились кулаками, и на месте остался стоять лишь один я.
     — Ничего не понимаю.
     — Хочешь, могу дать амулет, и ты сама попробуешь? — снял я амулет. Так-то у использования этого амулета, есть достаточно много ограничений, например, мой срок жизни делится на столько частей, сколько у меня Квантовых Клонов, то бишь чисто за счёт моей Выносливости моя душа имеет срок жизни в две тысячи семьсот лет, но, так как, в данный момент в этой реальности существует десять Квантовых Клонов, то каждый из нас может прожить лишь по двести семьдесят лет, однако, из-за того, что все мы активно хлебаем Эликсир Жизни, этот недостаток легко нивелируется. Также, во время активации Ока Парадокса, все мои частицы обмениваются памятью через Домен, хотя если мы находимся рядом, то можем обмениваться памятью в реальном времени, но в том-то и дело, что рядом два клона могут находится лишь при активном Оке Парадокса, если один из нас при этом снимет амулет, то просто исчезнет, как обычный Теневой Клон. Также, даже с активированным Оком, мне нельзя прикасаться к себе находясь в одной реальности, а иначе время и пространство стабилизируются, и останется лишь один «я». Также, ещё одним минусом Квантовых Клонов, является то, что неподготовленный разум может сойти с ума, ведь по факту, один человек проживает во множестве мест одновременно… но, опять же, я к такому привычен… и уже и так давно сошёл с ума, так что, для меня этот минус не страшен.
     Луиза неуверенно посмотрела на меня, потом на амулет… и всё же подошла и одела его, и когда я активировал его, в комнате на одну розоволосую милашку стало больше.
     — Оу, как странно. — сказали две девочки.
     — Если вы дотронетесь друг до друга, то вновь объединитесь.
     — Понятно. — остановились обе малышки, что хотели потрогать друг друга, — Я, как будто, сразу в двух местах. — сказали обе девочки, а потом одна из них пошла в один угол комнаты, а другая начала смотреть в окно.
     — Я вижу то же, что видит, и другая я… как-то у меня голова начинает от такого болеть. — сказали обе Луизы, а потом подошли и дотронулись друг до друга, отчего в комнате вновь осталась одна розоволосая милашка, которая сняв с себя амулет, протянула его мне.
     — Я Магией Времени балуюсь уже достаточно долго, так-то, хоть официально мне и восемнадцать, но из-за всяких вот таких магических трюков, мой истинный возраст тридцать пять лет, и это, ещё не учитывая других моих секретиков. — ответил я, надевая амулет и пряча его под одеждой.
     — Так, я не совсем всё ещё осознала, но то, что ты маг из другого мира, я смогла понять, ведь о такой магии я не слышала. А что ты ещё умеешь? Ну, я видела, как ты в дракона превращался, и смог себя и меня раздвоить, мне просто интересно на что ты ещё способен? — с интересом спросила девочка.
     — Практически всё, что ты только можешь представить. Когда в образе Звёздного Духа, я говорил, что могу исполнить любое желание, я не врал. Так-то, я ради развлечения, иногда примеряю образ Звёздного Духа, чтобы исполнить желание, кого-то из моих подданных. Если он просит что-то для дела, и при этом не наглеет, то получает то, что и заказывал, а если он наглеет, то я выполняю желание с каким-нибудь подвохом. Вот, для примера возьмём тебя, Луиза, ты захотела себе в фамильяра самого сильного дракона во вселенной… но ты ведь должна понимать, что такие существа, просто так никому не будут подчиняться. Вот я тебя и проучил, и теперь ты будешь моей. — заграбастал я Луизу, и уселся с ней на своё кресло, — Будешь моей куколкой. — шепнул я ей на ушко, и потом это же ушко легонько облизал.
     — А можешь мне грудь побольше сделать? — с интересом глянула на меня девочка.
     — Могу, но не буду, ты мне и такая нравишься, такая маленькая и миленькая. — начал гладить её по плоской груди, где через ночнушку пробивались твёрдые сосочки Луизы.
     — Тебе, чего, не нравятся большегрудые? Видел ту смуглую рыжую сиськастую шлюху Кирхе? Её все в академии считают первой красавицей, а на меня никто не обращает внимание. — с лёгкой обидой сказала девочка.
     — Вообще-то, мои вкусы довольно разнообразны, и мне также нравятся девушки с большой грудью… но эта Кирхе… честно говоря, она выглядит так, как в моём мире выглядят дешёвые путаны в дешёвых борделях. Она сексуальная, не спорю, но на мой вкус слишком уж она проститутку напоминает, всё же, всё должно быть в меру, и с сексуальностью нельзя перебарщивать, чтобы не выглядеть как куртизанка, что изо всех сил старается привлечь побольше клиентов.
     — Хе-хе, так значит, я тебе нравлюсь? — обрадовано спросила девочка.
     — Ещё как, я еле сдерживаю себя, чтобы не съесть такую милашку. — прижал я покрепче к себе эту прелесть.
     — Так я теперь твоя рабыня? — с легкой печалью спросила Луиза.
     — Давай, если хочешь, я сразу повышу тебя до невесты?
     — Уж во всяком случае, невестой лучше быть, чем рабыней. Я как-никак, дворянка, и мне не пристало быть рабыней.
     — А я император, и быть личной рабыней императора, иногда более выгодно, чем какой-то там дворянкой какого-то мелкого королевства. Но так как званию невесты нужно соответствовать, сейчас мы с тобой займёмся тем, что делают жених и невеста. — прошептал я ей на ушко.
     — Так быстро? Но я не готова, мы ведь только недавно встретились… и хоть я по большому счёту не против стать твоей женой… но я не какая-то там Кирхе, чтобы сразу заниматься се… сексом.
     — Хорошо, малышка, я подожду, но мы ведь целовались недавно для заключения рабского контракта, думаю, ничего страшного не будет, если мы с тобой будем просто целоваться?
     — Целоваться? Ну… можно. Но перед этим, я хочу спросить… Что ты будешь делать дальше? Ты ведь для чего-то оставил тут себя… клона… или как ты там это называешь. — серьёзно спросила Луиза, пока я её лапал и гладил.
     — Я здесь остался, чтобы захватить и этот мир. Я ведь тебе уже говорил это. Наши миры связаны через Пустоту, поэтому несмотря на то, что в галактике они располагаются далеко друг от друга, всё равно можно считать, что они находится рядом, ведь в Пустоте расстояние относительно.
     — Опять ты говоришь слишком заумные вещи, которые я не совсем понимаю.
     — Поймёшь, малышка. — поцеловал я её в розовое темечко, — Перед захватом мира, я как следует тебя обучу, чтобы ты мне в этом самом захвате смогла помочь.
     — Так-то, моя подруга, является принцессой Тристейна — королевства, в котором мы сейчас и находимся, а мои родители являются дворянами Тристейна, которые в случае войны должны будут защищать королевство… я не хочу воевать со своими близкими.
     — Чтобы захватить мир, не обязательно воевать. Я свой мир захватил с помощью политических манипуляций. Ещё ведь, можно и просто договориться. Не волнуйся, у меня есть весомый аргумент для улаживания таких вопросов. — и этот аргумент является армией металлической нежити, — Так, ну давай уже целоваться, а то я уже весь в нетерпении. Хотя, перед этим, выпей-ка вот это. — достал я флакон с радужной жидкостью.
     — Что это? — взяла Луиза флакон.
     — Эликсир Бессмертия, он сделает тебя сильней, а также позволит прожить как минимум тысячу лет. У меня таких много, выпей его. — начал целовать я её в шейку, пока Луиза решалась выпить какую-то мутную жидкость, которую ей дал какой-то мутный мужик, что имеет по отношению к ней какие-то мутные намерения. Пока она думала, я целовал её и в шейку, и за ушком, и в ушко, а также мои руки залезли ей под ночнушку, начав натирать её маленькие вишенки сосочков.
     — Ладно. — решилась Луиза, а после открыла флакон, и закрыв глаза быстро выпила его, но вкуса он особого не имеет, если ты, конечно, не демон или вампир, который может ощущать вкус энергии, — Мне жарко становится. — сказала девочка.
     — Это Эликсир начинает действовать… ну или же это просто ты возбудилась. Иди ко мне, моя прелесть. — поднял я девочку и улёгся с ней на её кровать, начав целоваться с ней, а мои руки в этот момент гуляли по её нежному телу.
     Луиза призвала меня где-то в обед, без сознания она пробыла всего час, так что времени для поцелуйчиков у нас было достаточно… хотя, когда Эликсир начал перестраивать нервную систему девушки, она всё же вырубилась… ну или это опять я её засосал. И так как сейчас была ночь, я создал одного Квантового Клона, чтобы он за ночь поверхностно обследовал этот мир, а сам же я решил улечься спать… голым, ведь, Луизу в процессе ласк я тоже раздел догола. Так что, заснул я в обнимку с моей розоволосой куклой.
     Квантовый Клон, достал из Пространственного Кармана небольшую зелёную игрушечную машинку, которую он бросил в воздух, но машинка в полёте увеличилась до летающей машины нормальных размеров.
     Я всё же создал летающую машину, где использовал все свои знания, отчего фактически эту летающую машину можно использовать как космический корабль, но учитывая, что у меня есть космический корабль, который я могу достать таким же образом, как и эту машинку, то необходимости летать в космос именно на этой небольшой машине, я не вижу. Зато я могу использовать её, как транспортник, чтобы быстро путешествовать по планете, а то, телепортом я перемещаюсь только лишь в те места, где раньше уже бывал, ну это чисто ради безопасности… ага, я думаю о безопасности, а сам использую Магию Времени, а она так-то может натворить бед ещё больше чем Бримир, а он тут реально постарался.
     В общем, Квантовый Клон облетел планету, и просканировал её, и мои первоначальные догадки полностью оправдались.
     Забавно, ведь именно отсюда и прибыли гоблины и домовые эльфы в мой мир. Бримир, шесть тысяч лет назад как-то влез в нормальное течение энергетических потоков планеты. Возможно изначально его вмешательство не особо-то и отразилось на планете, но со временем, движение энергетических линий продолжилось, отчего в каких-то местах магический фон начал становится плотней, где-то он начал пропадать, а в некоторых местах начали образовываться Пустотные Аномалии, и энергия там начала высасываться из всего где вообще есть энергия.
     Так, гоблины и домовые эльфы всегда были соседями, часть гоблинов жила на юге Африки, тогда как эльфы жили в центре Африканского континента, другая часть этих народов жила в Южной Америке, гоблины на западной части материка, которые представляют из себя горы, а эльфы на северной части материка. И в наш мир мигрировали гоблины и эльфы именно из Южной Америки, ведь из-за вмешательства Бримира, через пять тысяч лет, те места превратились в одну большую Пустотную Аномалию, которая буквально высасывала всю энергию из всего, из земли, растений и живых существ.
     Что гоблины, что эльфы раньше имели человеческий рост, но условия их жизни сказались на их внешности, и когда-то рослые уродливые гоблины превратились в уродливых коротышек, тогда как эльфы раньше были очень красивы… но в итоге их ждала участь гоблинов, и они тоже превратились в уродливых коротышек.
     Тысячу лет назад, во время полного солнечного затмения открылся природный портал через Пустоту прямиком в наш мир, и через него в мой мир и решили свалить гоблины с эльфами, и правильно сделали, ведь сейчас Южная Америка представляет из себя безжизненную пустыню, как впрочем и Азия.
     Австралия, Северная Америка, оба полюса, а также весь юг Африки начиная с центра, практически полностью лишены магии.
     В Европе же, наоборот магический фон повысился, и тут всё было относительно неплохо. Хотя из-за энергетического дисбаланса, на островах Великобритании скопилось уж слишком много энергии, которая начала кристаллизоваться. Кроме обычной маны, там кристаллизовалась и энергия Пустоты, кристаллики которой я обычно называю Нулевым Элементом. Когда же количество накопленной энергии стало критическим, остров просто оторвался от земли, и воспарил в небо, и теперь остров Альбион летает вокруг планеты.
     На том месте где сейчас должна быть Великобритания, остался лишь остров Ирландии, который вскоре тоже может воспарить, как, впрочем, и Апеннинский полуостров, где в моём мире располагается Италия. Причём, в данный момент на этом полуострове скопилось действительно много кристаллизованной энергии, отчего он уже через десяток месяцев может оторваться от материка и взлететь в воздух… а обычно то, что взлетает, имеет тенденцию падать… и если какой-то из островов упадёт на населённые места, то уничтожит там всё живое, хотя даже если просто в море упадёт, то всё равно вызовет огромное цунами, от которого тоже может погибнуть много людей, плюс есть ещё вероятность его столкновения с Альбионом… в общем, у жителей этого мира довольно «впечатляющие» перспективы. И все эти проблемы, были вызваны одним магом… хотя, действительно печальные последствия его вмешательства проявились через тысячи лет, после того, как сам этот маг умер… хотя, если посудить здраво, скорей всего этот процесс мог начаться ещё до вмешательства того мага, и своим вмешательством он наоборот хотел всё стабилизировать, но благими намерениями выложена дорога в ад, и в итоге его вмешательство лишь ускорило этот процесс.
     Африканские гоблины и эльфы, жили ближе к Европе, а значит для них последствия изменения магического фона были менее печальные, чем для Южно-Американских собратьев. Африканским эльфам повезло, они живут в зоне, где в данный момент самое стабильное распределение энергий, там её не слишком много как в Европе, но она там есть, и энергия там не высасывается, как на других континентах. Эльфы живут, в таком себе энергетическом оазисе, который располагается в центре пустыни Сахары, и там сейчас из-за энергетической стабильности, растёт нормальный растительный оазис. В общем-то, эльфы там себя чувствуют превосходно, и выглядят они сейчас, как стандартные эльфы, а не то, что домовые эльфы в моём мире, на которых без отвращения не посмотришь.
     Гоблины, которые жили на юге Африки, сейчас не особо отличаются от гоблинов из моего мира, правда их цивилизация явно деградировала до племенного уровня, и теперь они там бегают в набедренных повязках с копьями, сражаясь за золото, которое они тут и добывали. А Южноамериканские гоблины, больше специализировались на добыче серебра.
     Мой Квантовый Клон, кроме того, что обследовал планету, ещё залез и в библиотеку академии, и скопировал оттуда всю информацию в гримуар. Пока я лежал в обнимку с Луизой, он читал собранную информацию, и когда наступило утро, он дезактивировал Око Парадокса, завершив петлю, отчего можно сказать, что я всю ночь не голую милашку обнимал, а работал… люблю свой амулет, с помощью которого можно время вертеть как хочешь… не, ну там есть ограничения, но в целом, он очень полезен для меня.
     Что можно сказать? Этому миру скоро придёт конец… ну, точнее, большинству существ этого мира… но, пройдёт ещё десять тысяч лет, и всё на планете нормализуется само собой, а после ещё пары десятков тысяч лет тут вновь появятся разумные существа, которые будут жить на этой планете. Я, в принципе, могу исправить тут всё сам, хоть для этого придётся постараться, но в целом, для меня это дело пары месяцев, главное чтобы мне никто не мешал… а для надёжности, я перед этим подчиню всех местных жителей.

Примечание к части

     Гермиона - https://photos.app.goo.gl/jTDEFNYPCPkEDv3QA Луиза - https://photos.app.goo.gl/swkFECkgqpBDmKh8A Звёздный Дух - https://photos.app.goo.gl/Zo9exxrwVB1UW8Nb8 Сердце Домена - https://photos.app.goo.gl/UhT4S43sjLS1Werg9 Изумрудный Дракон - https://photos.app.goo.gl/mvaW9oUmMj8X1Pz57 Табита - https://photos.app.goo.gl/CTa8WonoiyxeQ56G6 ГГ - https://photos.app.goo.gl/iryiHXiW2bEMhH4D8 ГГ - https://photos.app.goo.gl/LX77H3RDv3Eh9yj46 Луиза - https://photos.app.goo.gl/dnxEBJq6e9676d6J9 Луиза - https://photos.app.goo.gl/XvN5oh1BsW5j1dfJ8 Летающий автомобиль - https://photos.app.goo.gl/CTMdb3kZEF2wyWs4A
>

Глава 17 - Смертельная пустота

     — Умм… — со стоном наконец-то очнулась Луиза, а после посмотрела на причину возникновения у неё странных ощущений, — Ч-что ты делаешь? — спросила девочка у зеленоволосого парня, что лежал между ног Луизы, и с аппетитом лизал её розовенькую киску.
     — Именно так я предпочитаю кушать девственниц. Ты, кстати, очень вкусная. — ответил я, облизав губы от сока розоволоски. Луиза же, слегка оценила обстановку, и сказала:
     — Меня родители убьют, когда узнают, что я тут делаю… да и вообще, я не знаю, как им всё буду рассказывать, начиная от того, что я стала рабыней, какого-то дракона-мага из другого мира, и заканчивая тем, что этот дракон творит с моим телом. — растерянно проговорила Луиза.
     — А тебе не нравится, то, что я с тобой делаю? — поцеловал я её бусинку клитора, а после начал чертить дорожку из поцелуев, от паха до её губок, при этом пройдясь как по её животику, так и по груди, не забыв поцеловать и полизать её сосочки, — Моя ты конфетка. — проговорил я, смотря на девочку, чьё возбуждение сделало её лицо более ярко-розовым, чем её волосы.
     — Мне надо на занятия. — неуверенно проговорила девочка, понимая, что я настроен на большее чем на поцелуи, — Ох ты ж ё, что это за штука? — увидела она мой член, что был налит кровью, и готов проникнуть в её маленькую дырочку.
     — Это императорский жезл. — лёг я на спину, чтобы Луиза лучше смогла его рассмотреть, — Скоро, ты познаешь, каково-то это возлечь с императором. — усадил я Луизу на свою грудь, чтобы мой прибор был перед её лицом, а после я приподнял попку розоволоски, и усадил её себе на лицо.
     — Но мне надо на занятия. — жалобно проговорила Луиза, понимая, что я хочу засунуть в неё вот эту огромную штуку, — Я не хочу умирать… если ты засунешь в меня это, я ведь умру. — взялась она руками за мой член.
     — Луиза, не надо врать, у тебя сегодня нет занятий, я посмотрел расписание. И ты не умрёшь, не бойся, ты теперь практически бессмертная, ты ведь выпила вчера Эликсир Бессмертия. — ответил я, оторвавшись на миг от её розового персика, — Давай, чтобы ты успокоилась, я покажу тебе твои изменения более наглядно. — ссадил я её с себя на кровать, а после приказал:
     — Возьми, попробуй что-нибудь поднять такое, что ты никогда до этого не смогла бы поднять… не знаю, столик вон тот. — указал я на ночной столик с зеркалом, к которому Луиза подошла, и подняла его двумя руками, а потом вообще одной.
     — Он вообще ничего не весит. — прокомментировала девочка, а потом лёгонько подбросила его, отчего стол улетел в потолок, и развалился на кусочки, кот