Пышненко Александр: другие произведения.

Трепанация Ненависти

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для бывших советских граждан упорно ставших на путь своего исправления

  
   Для бывших советских граждан упорно ставших на путь своего исправления.
  
   ТРЕПАНАЦИЯ НЕНАВИСТИ
  
  Рвусь из сил - из всех сухожилий,
  Но сегодня - опять как вчера:
  Обложили меня, обложили -
  Гонят весело на номера!...
  
  ...Идет охота на волков, идет охота, -
  На серых хищников, матерых и щенков!
  Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,
  Кровь на снегу - и пятна красные флажков.
  ( "Охота на волков", В.Высоцкий.)
  
  ОТ АВТОРА
  
  
  Замысел автора не предусматривал, чтоб вступительное слово служило для подробного ознакомления с сущностями предлагаемого текста.
  Отслужив ему, всего лишь, произвольной настройкой на творческий лад, оно подлежало немедленной аннигиляции.
  Автор создал такую своеобразную форму вхождения в тему, прежде всего, для самого себя, чтоб было сподручнее добывать из недр своей памяти залежи полезной информации. Этих драгоценных сгустков консервированной руды - этой квинтэссенции безвозвратно ушедшего времени. (Сам автор некоторое время имел счастье работать в геологии, и такое сравнение ему особенно дорого и близко, как память о своей беспокойной юности).
  Это, скорее всего, роман-размышление.
  Пережив, в свое время, крах приснопамятного Советского Союза, автору этих строк хотелось бы во многом освежить для себя те многие аномальные явления, которые символизировали приближение этого неизбежного, и без преувеличения можно сказать: грандиозного события в мировой истории.
  Многие и доныне здравствующие граждане, пережившие этот планетарный катаклизм, могут запросто припомнить события, которые потрясали страну перед ее закономерным распадом. Трагедию Чернобыля, взрывы и крушения поездов на железных дорогах, столкновение кораблей в Черном море, гибель подводной лодки в Баренцевом море, прилет и посадку на Красной площади немецкого летчика-любителя Матиуса Руста, захваты гражданами воздушных судов, повальное увлечения советских граждан оккультными науками, появления несметного количества кликуш и всякого рода "народных" врачевателей...
  Все эти брожения в народе подрывали в то время, уже далеко не безграничную веру советских обывателей, в те коммунистические мифы, на которых воспитывался обыватель.
  Благодаря открытым шлюзам гласности, многие люди впервые узнали о масштабах трагедии народов, живших в СССР. Убийство голодом миллионов людей: в 1922, 1933 и 1947 годах. 27-ми миллионов людей, убитых во время мировой войны 1941-1945 годов.
  Взявшие власть большевики, посредством тотальных голодовок, учились управлять огромной империей. Во второй голодовке, в страшном 19ЗЗ году, призванной загнать непокорное крестьянство в колхозы, Сталин показал, что он выучил примерный урок Ленина в 1922 году. На его совести 3,5 миллионов загубленных душ только украинских крестьян. Сталин повинен и в третьей - послевоенной голодовке - призванной сломать хребет народу-победителю, - ставя цель: заставить его снова отстроить разрушенную страну за мизерную пайку.
  ...Вышло так, что историю той страны, автор начал рассматривать, как историю безраздельно правящей в ней верхушки Коммунистической партии.
  Коммунисты создали и управляли многомиллионною армией агентов влияния (шпионов, сексотов). Как внешними (коминтерновцами), так и внутренними (сексотами).
  История той страны - это, прежде всего, история всесильной тайной спецслужбы ВЧК - НКВД - МГБ - КГБ, которая являлась продолжением "длинной руки" кремлевских правителей; грязными ее перчатками. История той страны - это, прежде всего, история самого советского человека, который был создан в результате непрекращающихся экспериментов диктаторов над человеческой природой.
  Совок (гомо советикус) был определен КГБ, как экспериментальное тело, находящееся в определенной среде выживания, за которым велось всестороннее наблюдение, узнавая: сколько он потребляет еды, питья, с кем водит дружбу, что читает, если читает вообще. Амбиции этого существа были направлены, прежде всего, на то, чтоб, как можно быстрее проникнуть во власть.
  ...Трудно найти еще одно такое неизбалованное цивилизацией существо на всей планете, которое воспроизводилось бы в таких больших количествах, в условиях практически непригодных для этого: без средств контрацепции, без косметики, без достаточного количества пищи, без красивой одежды и даже без сносного жилья.
  ...История той страны - это, в конечном счете, история родных и близких ему людей. В их судьбах, как в капле воды, отразилось все это кровавое и величественное время.
  ...В историю той страны была крепкими нитями вплетена и судьба самого автора этого повествования. Автор жил в такой стране, которая Оруэллу не нагрезилась в его знаменитом романе "1984".
  За автором (как и за подавляющим количеством граждан в СССР), тщательно следили спецслужбы: глазами миллионов своих штатных и внештатных сотрудников, а часто и просто добровольных любителей наушничать. Это считалось нормой жизни.
  Агенты влияния истратили целые кипы бумаг на доносы, оправдывая свое никчемное существование на этой грешной земле. В той стране велась постоянная охота за самыми активными гражданами страны, которые в какой-то мере могли принести ей несомненную пользу своими талантами, но по каким-то причинам не вписывались в жесткие каноны системы.
  Романтический тип героя этого романа - вначале своего земного пути влюбленный по уши в жизнь, - поэтически настроенный юноша, - был достаточно ручным, для этой бесчеловечной системы, своею литературною ограниченностью. Но, тем не менее, за ним тоже было установлено беглое агентурное наблюдение, которое было налажено в каждой точке империи.
  Очевидно, в органах считали его слишком уж большою бездарностью, раз они ограничились только тем, что блокировали его квелые и не многократные попытки выскочить наверх социальной лестницы на уровне некоторых редакций.
  Автор даже радуется такому обстоятельству, что зашифрованная в нем информация, хранящаяся в закромах мозга, послужила накоплению потенциала, питающего его активную жизненную позицию. Что, несомненно, потребовалось в самый сложный период его литературного возмужания.
  Пусть это покажется кому-то навязчивой идеей, - но, тем не менее, как и всякая - литературная версия мировоззрения, тоже имеет право на свою точку зрения. Она-то и послужила автору отправной точкой для написания этого текста.
  Надо признать, что донкихотство автора, не доставляло властям какой-то особенной головной боли, поскольку слежка за ним велась в рабочем порядке проживающих рядом с ним агентов. В тянущееся за автором хвостом личное дело, вносились какие-то поступающие от них агентурные сведения. Где-то, в пределах одного месяца, - как только автор получал на новом месте в паспорт пятно обязательной прописки, - его тут же настигали результаты этой мышиной возни сексотов. Это длились многие годы его скитаний по необъятной родине, занимающей на карте мира 1/6 часть суши.
  ...С какого-то момента, для литературного героя - стало большим счастьем проживать каждый день так, чтоб с него получалась хотя бы строчка своего будущего манускрипта. Хотя глубина значимости этих мгновений жизни, естественно, пришло для авторского сознания лишь некоторое время спустя. Словно бы давая возможность данному материалу отлежаться в кладовых его памяти, где происходили с ним какие-то сложные оценочные процессы для своей эпохи, чтоб, когда придет срок, вся эта энергетика чувств, пережитых в свое время, сумела без видимых усилий переплавиться в созидательную плазму, - способную приводить в движение творческие соки. После чего авторское сознание, повелевая рукой, отчеканило эти мысли в символах, создавая на бумаге иллюзию пережитого: будто в этой повести все слова и комы, все эти мельчайшие детали повествования, расставила по местам сама жизнь...
  Самым впечатляющим событием всей жизни автора, как для художника, имеющего дело с таким эфемерным материалом как слово, очевидно, останется потрясающая воображение картина предсмертной агонии и окончательной гибели Советского Союза.
  Состоявшись на переломе двух предыдущих веков, как "первое государство победившего пролетариата", - по сути дела являлось реинкарнацией Российской империи и Золотой орды. Сохраняя внутри себя экспансионистский потенциал всех бывших золотоордынских правителей и династии Романовых, - оно стремились любой ценой расширить владения за счет покорения предварительно ослабленных агентурой соседей. Подготавливая почву для будущих захватов, - СССР, - прибегал к экспорту своих ценностей в страны третьего мира внешне привлекательными доктринами, типа: "Пролетарии всех стран соединяйтесь!".
  Под конец своего существования, "Красная империя" окончательно выдохлась в военной гонке с более благополучными в экономическом отношении Соединенными Штатами Америки и их многочисленными сытыми союзниками.
  Имея крайне неэффективную, по сути дела, военную экономику, работающую на будущие, - а точнее сказать: на прошлые войны, - СССР превратился в придаток к своей трубе, по которой качалась нефть и газ на Запад.
  Вследствие глобального падения цен на основные энергоносители, - нефть и газ, - торговлей которыми СССР был связан с остальным миром, - закупая на вырученные деньги зерно и продовольствие, - империя потерпела поражение в "холодной войне".
  На начальном этапе это выразилось в стремительной потере своих слабых в экономическом потенциале, находящихся в вассальной зависимости "братьев по социалистическому лагерю".
  Не в силах получать экономическую помощь извне для поддержания элементарного уровня биологического существования советского народа, верхушка Политбюро КПСС, пришедшая к власти в СССР в 1985 году во главе с М.С.Горбачевым, вынуждена была пойти на "углубленные реформы". Которые, в конце концов, и привели к ослаблению тоталитарной составляющей сталинской системы.
  Рискованные эксперименты, донельзя напрягли жесткую основу несущего идеологического каркаса советской власти, к тому времени уже изрядно проржавевший, в процессе которых, идеологическое сооружение не выдержало испытания временем...
  ...Не только от жестоких, кровопролитных войн рушатся подобные, казалось бы, незыблемые империи, - "построенные на века", - как образцы тщеславных вожделений их вождей утвердиться в мире своей изуверской жестокостью к подвластным народам. Парадигма развития человечества из области завоевания жизненного пространства, изменилась в сторону гуманизма.
  Люди за пределами СССР, жили намного комфортнее, чем советский обыватель. Все, что происходило на Западе, явилось следствием благодатного симбиоза достижений технической революции начала прошлого века, с утверждаемыми в этом мире либеральными ценностями, что и привело, в конце концов, их к земному процветанию...
  Выращенный в жестких условиях военной экономики из гомункула страха, и, состоявшись, как совершеннейший мировой маргинал, способный совершать массовые убийства, - так называемый "советский человек", - гомо советикус, - после потери внешней оболочки, - империи, - начал быстро эволюционировать. Выделив из себя на поверхность массу социальных нечистот, он вступил в хищническую стадию перераспределения, доставшегося ему после развала имущества, повергнув в 90-х годах общество в длительный период шока без надлежащей терапии. За это время, созданными бандами была разворована вместительная база, которая создавалась непосильным трудом миллионов, где каждый советский человек привык чувствовать на ферментальном уровне свою частичку...
  Перед тем как испустить свой боевой дух - Советский Союз вступил в полосу каких-то внутренних неурядиц. Затрещала по швам, начав рассыпаться как колос на глиняных ногах, некогда сколоченная силой оружия и азиатской хитростью, Российская империя. В кровоточащих ранах этого монстра начали развиваться дремлющие под спудом страха бациллы национальных возрождений, в разы, подняв температуру происходящих в нем общественных процессов.
  ...И вот уже агенты влияния на всех национальных окраинах этой тюрьмы народов, испугавшись всех тех сложностей происходящих в непредсказуемой "ельцинской" России, совместно с националистами всех мастей, с которыми до этого боролись всеми имеющимися на вооружении всесильного КГБе средствами, начали созидательный процесс по организации новых независимых образований.
  После этих сложных процессов, автору осталось констатировать тот непреложный факт, - что: после тяжелой и продолжительной болезни, "великий", и не всегда отягченный добрыми делами Советский Союз, благополучно для всего прогрессивного человечества почил в бозе...
  Древние говорили: "О покойнике: или хорошее, или совсем ничего". Я же буду говорить об этом монстре все, подвергая себя риску отравиться трупным ядом своих воспоминаний.
  Соблазнившись лежащей пред собою огромной тушей покойного, - начну изучение анатомии своей памяти. С этого момента результаты исследований обстоятельно буду скрупулезно заносить на страницы этого повествования, которое создавалось в условиях экстремального выживания творческой личности в бывшем колхозном гетто, - среди самой безобразной его разновидности - "колхозников".
  События, фигурирующие в этом повествовании, происходили в настоящей действительности, - тогда, как фамилии всех его участников, - кроме естественно самых близких родственников автора, - по некоторым соображениям кардинально изменены. Сделано это не из особой любви и расположения к своим землякам, а токмо, во избежание выдвижения к автору всяких необоснованных претензий. Большинство географических названий в тексте, также имеют иные топонимические символы.
  ...В процессе повествования, автор пришел еще к одной мысли: что все описанные здесь события могли на самом деле произойти в любой точке нашей бесконечно коррумпированной, и обильно унавоженной сексотами стране.
  
  
  
   1. Выписки из политической тетради
  
   1
  
  - О до чого дожилысь: наши танки за бугор сплавляють. - Сокрушался автору этих строк, один засекреченный в среде колхозников агент влияния (сексот), в конеце зимы 1991 года. - И всэ то - Горбатый, робыть. Наплодыв кооператорыв, - с тревожной ноткой в голосе, сетовал о политике Горбачева.
  Скрытый смысл его речи, не мудрено было расшифровать. Первого и последнего президента СССР, - "рыцарям без страха и упрека", - служащим скрепливающим общество агентам влияния в "Империи Зла" (Советский Союз, в характеристиках президента США Рональда Рейгана), - было предписано активно "сливать" в "агентурных разработках".
  Работников "конторы глубокого бурения", - как иногда называли Комитет Государственной Безопасности, - в глубинке легко сравнивать с педикулезом. Они заражали вшами ненависти все, что тогда было связано с именем Горбачева.
  Это надо считать самым веским успехом КГБ.
  Почему, я начал этот текст с политики?..
  Да это время, все, буквально, дышало этой энергетикой:
  1) Забастовки шахтеров во всех крупнейших угольных бассейнах страны, требующих кардинальных перемен в стране.
  2) Штурмующие амбасады интеллигенция, желающая покинуть пределы обанкротившегося государства (это тоже можно рассматривать, как своеобразную форму проявления социального бунта)...
  ...В тот период, я еще только наведывался, чтоб порыбачить дома...
  На мой взгляд, Михаил Сергеевич, пошел на коротком поводу у спецслужб. Выпустил гебню из-под жесткого контроля КПСС.
  Парни, надо отдать им должное, подобрались там не хилые, и, к тому же, очень ретивые. Считающие, что сумеют сами контролировать иерархическую империю, созданную по лучшим образцам византийского бюрократического зодчества.
  КГБ, умел укомплектовать свои структуры перспективными кадрами.
  Оставалось только отобрать в дряхлеющей коммунистической элиты, в лице скомпрометированного Горбачева, всю полноту высшей власти.
  ...Горбачеву надо бы начать свои кардинальные реформы, именно с этой героической Конторы...
  Отобрав у последователей железного Феликса многие нехарактерные спецслужбам функции, Горбачев получил бы шанс, войти в историю, самым выдающимся реформатором.
  Цена его "досадного" недогляденья, вылилась в закономерную отставку. После чего, "великий и могучий", Советский Союз, приказал аборигенам "долго жить".
  ...А началось все из крайне неудачной попытки Горбачева ввести в стране "сухой закон". С этой отчаянной попытки, не прибегая к глубоким социальным реформам, получить из многомиллионной армии алкоголиков, настоящих трудоголиков.
  Делалось это для того, чтоб уменьшить на производстве дефицит рабочей силы. Это очень сильно разогрело общественную атмосферу. Без радикальных преобразований, заставить экономику расти было невозможно.
  Здесь, политика "нового царя", столкнулась с тем обстоятельством, что даже такое благое пожелание, вызвало почти стоический протест (в жизни советского человека, водка играла далеко не последнюю роль).
  Для реформирования системы, нужны были смелые действия в экономике. Выделение класса собственников, как в Китае, под эгидой коммунистов.
  А здесь все росло с пропаганды. Окончательное развенчание "культа личности" И.В.Сталина. Фигуру "вождя народов" сделали мишенью уже во второй раз в истории СССР (впервые, этот прием использовал Н.С.Хрущев, в 1954-1964 годах).
  Привыкший жить в сталинской системе хозяйствования, советский человек, подсознательно спасал ареол своего распространения. Он отвергал перемены потому, что его заставляли учиться работать продуктивно.
  Но, процесс пошел, - как выразился однажды, Михаил Сергеевич.
  ...К концу правления Горбачева, сельская верхушка уже беспричинно раздражалась на длинные выступления лидера страны, смысл которых, на мой взгляд, принял видимость настоящей дымовой завесы. От того, что страну лихорадило, Горбачев вынужден был прибегать к пустому многословью.
  Чиновники повсеместно превращали "горбачевскую перестройку" в свой привычный Мерлезонский балет (Le ballet de la Merlaison), - "Балет об охоте на дроздов" - поставленный в свое время королём Франции Людовиком XIII. Такие балеты исполнялись членами королевской семьи, придворными, профессиональными танцорами, были очень красочными представлениями, часто сочетавшими хореографию, вокальную и инструментальную музыку, поэзию и театр. Чиновники задействовали в этом балете все население страны.
  Состояние общества можно уже было сравнивать с состоянием наркомана, которому вместо вожделенного наркотика, впрыскивают обычные витамины.
  Горбачев, увлекшись идеологическими установками, фактически утратил эффективный контроль над политической ситуацией в стране. В этом вина (или заслуга) информировавшего его политического аппарата страны.
  Чудовищный дефицит товаров, который всегда существовал в Советском Союзе, ликвидировал все положительные стороны проводимых им социальных и политических реформ.
  Особенно это касалось дефицита товаров народного потребления.
  Колхозную систему, давно разложившуюся от тотального воровства, упрямо пытались оживить, присоединив к ней кислородную подушку новых денежных вливаний. Чем, только подкормили зажравшихся колхозных латифундистов...
  Все попытки одним чохом перекроить организм огромной страны, натолкнулись на скрытое и отчаянное сопротивление укорененных в глубинах народных масс, сотрудников специальных служб.
  ...Рушился привычный для "совка" уклад жизни, в котором секретные сотрудники спецслужб, имели самое определяющее влияние на распределение социальных благ. Они, являли собою в какой-то мере цемент, скрепляющий этот иллюзорный мир.
  Пусть и плохенькое было существование (не очень сытное), - зато привычное и удобное, к которому гомо совьетикус плавно приспосабливался на протяжения нескольких поколений.
  ...В марте месяце 1991 года, Горбачев затеял референдум, который должен послужить договором (фундаментом) для строительства нового гибридного государства (с учетом национальных особенностей народов, населяющих империю).
  Референдум, должен был уберечь СССР от неминуемого коллапса...
  ...Поговорив после сообщения об "зарвавшихся кооператорах", на темы политики, - (я рыбачил в тот день на заливе, таская из-подо льда мелкую плотву), - озабоченный делами дядька - Ушатчук, - убрался восвояси, унося с собою вполне умиротворенную физиономию.
  Можно было отметить про себя, что на его далеко не святом лике, отразилось чувство достойно выполненного гражданского долга. Без этого, подобные агенты влияния, уже, видимо, не могли существовать. Закидывая органы доносами, получая за это хлебные должности, квартиры для своих детей, пользуясь откровенно дутым авторитетом среди своих сограждан, они считали, что все это идет в пользу для существующего режима кормления.
  "Как для убогого села, этот тип достаточно хорошо разбирается в политике. - Анализируя полученную информацию, делаю себе такой вывод: Очевидно, газету "Правда" читает".
  Меня перестало удивлять, что многие колхозники, вдруг, "разлюбили" М.С. Горбачева. "Много болтает", - начали говорить, обсуждая его длинные речи.
  Я догадывался, что эта среда, щедро унавожена сексотами. Но, чтоб настолько...
  В Советском Союзе, по некоторым сведениям, специалистов - 1 секретный сотрудник, припадал на 595 человек. Даже знаменитое фашистское Гестапо, имело, всего лишь: 1 своего агента на 8500 человек. (Наибольшая сексотская сеть в истории человечества, имелась у восточногерманской "Штази": одного шпиона - на 180 жителей страны).
  Горбачев, получая общую информацию о состоянии общества, я думаю, имел полное право, настаивать на продолжении реформ.
  Хотя желудки, живущего под его началом народа, уже отказывались терпеть эти издевательства...
  ...Советский человек (совок) скверно исполнял свои обязанности гражданина, но условия своего существования, привык совершенствовать из года в год. Служил в армии - он неважно: шлифуя свои "неуставные взаимоотношения" (так называемую: "дедовщину").
  Гомо советикус мечтал, чтоб его хорошо кормили, и в магазинах было полно вкусной и сытной еды. Его прилично одевали: в продаже было много модных вещей. Хорошо платили за некачественно сделанную работу. Строили для него просторное жилье. Чтоб он мог позволить себе раскошную дачу. Ездил на красивых "Жигулях"...
  Неповоротливая экономика уже не могла угнаться за все возникающимися потребностями гомо советикуса. Она требовала все больших затрат рабочей силы. А где ее взять, когда он хронически не мог работать. Попробывали привлекать вьетнамцев. В то же время, свой народ тупо превращали в стадо алкоголиков.
  Эти алкаши не желали уплотнять ряды бойцов трудового фронта. Они предпочитали охоту за "зеленым змеем". После отмены "сухого закона", и вовсе начали активно праздновать свою самую громкую победу.
  Эти празднованиями, как-то незаметно превратились в поминки.
  Поначалу в смерть страны не хотелось верить еще и потому, что каждый житель привык уже к этой оболочке. Немногочисленных диссидентов, нельзя брать в расчет.
  Раздражительным и нервным стал некогда послушный властям народ.
  В этом большую роль играли пустые прилавки магазинов, к которым привели обвальные цены на нефть на мировых рынках. Страна давно уже жила не своим собственным трудом, а полностью зависела от конъюнктуры цен на свое "черное золото".
  ...Резкое падение цен на нефть, едва ли стало последним гвоздём, забитым в гроб приснопамятного Советского Союза. Народ, в конце концов, устал жить так низко!
  
   2
  
  ...Подвозя всякий раз больной матери, продукты в село, - бывший сельской учительнице, - я выскакивал на ближайший залив Сейма порыбачить, куда подчас являлись и бойцы невидимого фронта.
  Ушатчук, по словам матери, приходился нам каким-то отдаленным родственником по линии моего деда Николая Юхимовича, погибшего, судя по справкам госархива, в августе 1941 года (на самом деле был пленен в Харькове 21 марта 1942 года, и умер в концлагере 9 августа того же года).
  Судьба отца Ушатчука, была аналогичной, как и большинства селян, призванных в Красную Армию в том роковом году.
  Завершая этот ознакомительный разговор, хочется сказать, что в тот приезд, масла в огонь подливала забойная заметка, напечатанная в партийной газете "Правда", с которой штатные и внештатные пропагандисты черпали свое творческое вдохновение.
  Для меня, - как и для многих интеллигентствующих в те годы молодых людей, интересующегося большой политикой, - важно было научиться читать эту газету между строками. Этой наукой владела вся читающая публика Советского Союза.
  Обязательная для прочтения всей агентурой забойная заметка в центральной прессе, на сей раз, должна была мобилизировать все имеющиеся ресурсы, в связи с новым социальным вызовом. Стране предстояло пережить очередную пропагандистскую компанию: "борьбы с продажными кооператорами".
  Горбачев делал свой очередной поворот в политике. Зарвавшихся кооператоров требовалось немного приструнить. Работа велась через агентурную сеть.
  Естественно, что агенты использовали эту шумную компанию против самого Горбачева.
  Я сужу об этом, как потребитель некачественной пропагандистской продукции с политической кухни Советского Союза.
  В этом плане, я стал настоящей находкой для этого агента уже потому, что любил поболтать о политике.
  В сознание жителей страны, в это беспокойное время реформ, через средства массовой информации, активно вживлялись новые пропагандистские клише, с набором таких слов, несущих в себе "убийственный" заряд энергетики. Новыми словами стали: "педераст", "рэкетир", "наркоман", "проститутка" ("путана", "интердевочка").
  Эти слова с негативным смыслом, по итогам операции, должны были заменить пообтрепавшиеся уже к тому времени идеологические бомбы канувших в Лету времен строительства развитого социализма. Никого уже на то время нельзя было запугать терминами: "кулак", "враг народа" или "весманист-морганист"; даже слово "диссидент", на то время уже во многом растеряло свою негативную энергию, которая подкреплялась обязательными громкими политическими процессами, коллективными посадками в тюрьмы, обязательными высылками ослушников за пределы страны Советов.
  Журнал "Огонёк", по этому поводу распространял картинки целующихся педерастов. Рассказы о проститутках и рэкетирах, не сходили со страниц "либеральных" изданий. Все это было выдвинуто на острие пропаганды. Начиная из заказных материалов Льва Разгона и Анатолия Рыбакова о временах "культа личности" в журнале "Юность". Этим жила огромная страна.
  Это создавало в ней соответствующую атмосферу. Снимались некоторые табу, которые сознательно вживлялись в брежневские времена.
  ...Село покорно втянулось в этот процесс, - правда, не столь активно, как того хотелось бы властям. Для этого, были свои причины. Неугодных социальных групп, подпадающих под это легко доступное для воображения извращенной психикой колхозников слово: "педераст", - по добитым до ручки этой системой селам, - практически уже не осталось. После истребления кулачества, как класса, и учиненного над крестьянами голодомора, там имелось "чистое" идеологическое поле.
  Все жители "страны победившего социализма" были прирожденными "расхитителями социалистической собственности" (официальная пропаганда скромно называла их - "несунами"). Селяне, став аутсайдерами по своему жизненному уровню, отправлялись в колхоз воровать корма для своей живности.
  Страх перед начальством, византийское рабство, отсутствие мотивации к труду, наглая ложь пропаганды, сделали колхозников легко управляемыми для начальства...и бесполезными для производства продуктов питания.
  Обличать грязным словом: "педераст", в селах было практически некого.
  Оно наполнялось особым смыслом, только в условиях тюремной камеры.
  Если, вдруг, находился в селе какой-нибудь отчаянный смельчак, который по недомыслию или бесшабашному ухарству своему, бросал перчатку вызова сильным мира сего, - ослушника мигом скручивали в бараний рог, и, не задумываясь, отправляли в места не столь отдаленные от города Магадана.
  Перед этим разыгрывался, как по нотам, какой-то динамичный спектакль, с участием каких-то услужливых мерзавцев, мечтающих попасть в сонм штатных стукачей. Суды подыгрывали им в своем амплуа, учитывая принятое от агента влияния пожелание, вешали на очередную жертву их уличного произвола, бирку с номером уничижительной уголовной статьи
  Такими вещами, как власть, при диктатуре не шутят.
  Агенты влияния выращивали рецидивистов даже из твердой породы тех людей, которые могли оказать в будущем известную конкуренцию их потомству. Подобный геноцид против отдельных граждан, заделывал прочный фундамент будущего процветания семьи.
  Власть коммунистов в украинском селе, была особенно прочна и хорошо унавоженная агентами. Бояться социального взрыва там не приходилось. Там боялись только одного, что с села убежит все население, и надо уже тогда было думать, как спасти сталинскую модель хозяйствования.
  С проститутками, - путанами, и прочими интердевочками, коих было в той стране пруд пруди - дела обстояли, совсем худо.
  Официально, страна победившего социализма, секс не признавала. Ханжеское воспитание налагало на эту тему строгий запрет. Одна спелая в идеологическом плане дама, во время телемоста с США, так и сказанула в прямой эфир: "Секса в СССР - нет" (чем очень повеселила публику). Она забыла тогда добавить, что есть очень много бытового бля...ства.
  В той стране ратовали за обычные семейные ценности, но многие представители властьпридержащего сословия, содержали при себе настоящие восточные гаремы (для более качественного прожигания жизни). Жрицы любви, получали свой жирный кусок с общественного пирога. Получали, вне очереди, достойное жилье, питание. Качественные сексуальные услуги, в той системе оценивались по достоинству...
  ...Репериция "генерального штурма" позиций Горбачева началось из той провокационной попытки продажи танков. В 1990 году, Г. Полозков, - первый секретарь Ставропольского крайкома, - через газету "Советская Россия" сообщил, что в Новороссийском порту задержаны 12 танков, вывозимых за рубежи страны, кооперативом АНТ. Соединение танков и ненавидимых народом кооператоров в одно подраздиление - это обстоятельство должно было напугать простого обывателя до самой смерти! Руководителю кооператива Ряшинцеву (очевидно своему агенту) "комитетчики" дали скрыться в Венгрии (позволят вернуться только через 3 года, когда выветрится смысл чекистской операции).
  - Куды, той, Горбачев дывыця? - Зароптали агенты влияния, а за ними и все обыватели.
  ...Горбачев, в то время, жил с завязанными глазами (он уже ничего не мог видеть).
  Было огромное количество полей, обрабатываемых из рук вон плохо; были фермы, на которых животные влачили самое жалкое существование.
  В это время, работники развлекались большой политикой. На театральные подмостки, для проведения заключительного акта грандиозного Мерлезонского балета, поднялась вся огромная страна...
  Статья о "зарвавшихся" кооператорах, наравне со статьей Л. Андреевой в "Советской России": "Не могу молчать", - составляла тогда чаяния всех тех, кто еще не разуверился в светлых идеалах коммунизма. Хотя, - повторяю, - в первом случае с АНТом, речь шла, всего лишь, о рядовой торговой сделке кооператоров, инспирируемой, по моему твердому убеждению, всесильными органами, "изобличив" которую, они сами же использовали, как факт разжигания в стране антигорбачевской истерии.
  Весь скрытый смысл этих статей, был необходим для усвоения политически самой активной частью населения, и, в первую очередь, для всех ее многочисленных агентов влияния, которые, переработав информацию в мед местных сплетен, начали наполнять им соты ленивых мозгов обывателя, максимально активизируя процессы, происходящие в то время по всей Стране Советов.
  Подобные статьи, всегда предполагали видимость насыщенной политической борьбы, подправляя в нужное русло общественную мысль.
  Попутно выпускался негативный пар, скапливавшийся под прессом властей в самых глубоких слоях населения, могущий: рвануть как атомная бомба, заряженная патологическою бытовою неустроенностью основной массы советских граждан.
  Эта неустроенность быта, в тротиловом эквиваленте, равнялась: бомбе в размерах всей огромной страны!..
  Взрыв можно было сравнить разве что с падением метеорита, который уложил на планете 60% всего живого, в том числе и истребил всех динозавров! А, ведь, и рвануло, потом...
  В СССР разворачивалась масштабная спецоперация, готовившая отстранение Горбачева от власти. Спецслужба давно уже вышла из-под его контроля, и старалась не допустить уничтожения сталинской системы.
  ...На фоне пролитой в Вильнюсе 13 января 1991 года крови, во время штурма телецентра, и последовавших после этого кровавых событий в Тбилиси, Горбачев уже не выглядел шёлковым и пушистым демократом, раздающим некогда покоренным Россией народам, свободу. Он выглядел уже злым и жестоким диктатором, который инстинктивно хватается за самые радикальные методы решения вековых российских проблем, действуя узурпаторскими методами, коих не гнушались все его кремлевские предшественники, каждый раз спасая свою империю от неминуемого исторического краха.
  Делая Горбачева убийцей, органы мечтали списать на него весь бардак, который начался в стране. По всем направлениям от Москвы, уже мчали бригады кагэбиских агитаторов из Лубянки, сея в среде населения семена отвращения ко всей горбачевской политике...
  Страну преднамеренно готовили к новому периоду длительного замораживания. Этим холодильником могла стать: развязанная гражданская война, разгоравшаяся на Кавказе; какая-то очередная по счету всесоюзная голодовка на уровне украинского голодомора 32/33 годов, увеличенная до масштабов всей страны, чтоб подорвать силы народа до активных политических выступлений; еще какое-то новое социальное потрясение, вызванное вполне искусственно с последующим воцарением во власти какого-то неизвестного гэбэраста, который "спасет" страну от анархии, и которого, потом, заставят пропагандистскими уловками почитать всей страной, как воплощение живого божества.
  
   3
  
  ...В марте того года я имел возможность уговорить свою мать, сельскую учительницу, пребывающую давно на заслуженном отдыхе, учившую в свое время детей русскому языку и литературе, не голосовать на мартовском референдуме 1991 года за тот договор, на который, как на карту, Горбачев ставил всю свою политику. Это был вызывающий поступок для пожилой женщины в то время в забытом Богом селе, где власть давно передавалась по наследству, как по партийной линии КПСС, так и по линии КГБ.
  Династии секретных агентов, вызревавших в недрах компартии, жили и развивались повсеместно. Опыт отцов, передавался детям. Органы, в свое время, потратили много усилий, чтоб создать в украинском селе себе надежную кормовую базу.
  - Толку с этого договора не будет, - убежденно, уговаривал я свою мать. - Советский Союз - это, вряд ли, сохранит. Уж больно много крови налито вокруг. Карабах... Вильнюс... Хватит! - Уверял я ее. - Не надо брать чужой грех на свою душу. Толку твоим сыновьям от такого Советского Союза: и не было, и нет, и никогда уже не будет. Пусть за него голосуют те, кто получали от него квартиры в Козолупе. А тебя из собственной хаты выдворяют.
  Своим демаршем, я рассчитывал привернуть к своей скромной персоне пристального внимания вышестоящих инстанций, чтоб припугнуть в селе зарвавшихся деятелей, которые в свое время отвели слепую мать к председателю сельского совета, - коим на то время был Ваня Черный, - сунув на подпись ей какую-то нелепую бумагу. С той поры, временами, из Козолупа, к ней в хату, врывалась сестрица, и тупо грозила выгнать ее из своей хаты. Она разобрала печку, и начала ждать зимы, когда слепая мать замерзнет.
  Дело в том, что моя бабушка не оставила завещания, и, тетка сделала это поводом для захвата жилья. Действовала она с присущею ей бесцеремонностью.
  ...Однажды я, застав на месте преступления, довольно-таки грубо выдворил ее с хаты, в надежде, что она перестанет третировать мать. Тетка попыталась использовать сей факт, в корыстных целях, начав последнюю фазу отчуждения жилья в свою пользу. Она подала в суд.
  Теперь мое присутствие в селе, она предпочитала пережидать у своего сына, живущего здесь по-соседству. Ей надо было показать: что я изверг, не дающий ей права жить в собственной хате.
  Началась война нервов.
  Тетка, живущая у своей дочери, - в Козолупе, - в связи с острой нехваткой продуктов питания в магазинах, начала выращивать их в селе. Оставляя свою картошку в погребе, она постоянно распускала сплетни, что мать у нее ворует.
  Обычная грызня родственников, в которой никогда не бывает правых и виноватых, ежедневно множила обиды и потрясения.
  Тетка писала в милицию слезные доносы. Это были настоящие вопли ее (дочери?) темной души. Участковый Бодуремья, давал мне почитать их...
  Я, - отнекивался...
  - Много ошибок, - говорил я, возвращая милиционеру тетрадки, исписанные убористо-мелким почерком.
  - Вывчила його на свою голову, - ворчала та в ответ.
  ...За этим движением семейства обнаглевших родственников, можно было следить, как жители городов голодной страны, повсеместно лезли в село прокормиться (выкупая себе хаты под "фазенды"). Это движение, было сродни - "стахановскому".
  
  
   4
  
  Колхоз задумывался старыми кремлевскими правителями, как откровенная государственная латифундия, в карман которой, можно было смело засовывать руку, - без всяких ограничений и оплат, - черпать оттуда необходимые для милитаризации страны продовольственные ресурсы.
  Пришедший к власти Сталин, взяв на вооружение доктрину Чингисхана, мечтал приумножить земли империи. Село было призвано, в духе этой стратегии, поставить в ряды орд Красной Армии, здоровых, не сильно избалованных цивилизациею солдат, способных беспрекословного выполнять приказы своего усатого вождя.
  ...После проведения паспортизации в 70-х годах ХХ столетия в селе, когда масса сельской молодежи растворилась в городах, в колхозе остались работать только те, кто по причине своей крайней умственной ограниченности, не могли придумать себе иного занятия, чем каждый день являться с вилами на наряд, в колхозную бригаду.
  После постылой работы в колхозе, человек должен был вкалывать еще и на собственном подворье, спасая собственный живот. Иных способов кормления, план "великого менеджера" Сталина, не предусматривал.
  Нижайшая дисциплина, воровство невиданных масштабов, мизерная заинтересованность в результатах своего труда, жалкая производительность, и, как следствие, поголовное пьянство государственных рабов 20-го столетия, поставило страну на край катастрофы. Вот результат развития всей этой средневековой "византийщины".
   Обращаясь к статистическим данным, которые я почерпнул в Интернете: на списание долгов колхозов, (а все они были в долгах, как в шелках), только за 1971-80г.г. СССР потратил - 2 трлн. руб., при этом тратя на закупки зерна половину нефтяной выручки. Среднегодовые закупки зерна - 25-30 млн., тонн; (в 1979 - 45 млн., тонн).
  В меня еще не стерлось с памяти: сколько времени приходилось копошиться горожанам каждую осень на колхозных полях и у себя в городе на овощных базах, чтоб спастись от надвигающегося на страну голода. Это и было настоящим итогом сталинской коллективизации, результат которой уже можно было видеть при брежневском правлении.
  Село хронически не способно было прокормить нахлебников. Номенклатура и ее дворня, пользуясь своими привилегиями, брали все, не считаясь уже не с какими расходами. Для нее были открыты двери спецраспределителей.
  Необходимы были революционные меры, идущие сверху, для налаживания очистки Авгиевых конюшен. Это еще мог бы сделать Николай Косыгин (был такой премьер, который умер в конце 70-х, так и не приступив к осуществлению своих грандиозных замыслов).
  Трудно стало развернуть огромную империю, когда элита страны получила все от добычи нефти, не чуя под ногами страны. Бунт был невозможный априори, чтоб очиститься снизу.
  Правя "на славу" доставшейся им в наследство Красной империей, царедворцы не думали о последствиях "застоя". Все больше, полагаясь на российское "авось", да на нефтеносные пласты, которые доили без устали. Горбачев пришел уже, слишком поздно...
  ...В марте 1991 года, матери еще хватило смелости не проголосовать за это горбачевское "харакири", так называемый "союзный договор". Приехавшим к больной женщине активистам с урной поставленной на кузов колхозной машины, больная трофическими язвами на ногах и слепая женщина твердо объясняла свое решение:
  - Я слипа вжэ, нэ чого нэ бачу. В мэнэ отбырають хату. Я голосовать нэ пойду!
  Ночью, под окнами она услышала возню, стук и срывающийся на крик голос Ушатчука.
  - Ты, шо собы думайеш? Ты - за вильну, Украйину? - Кричал испуганным голосом, в окно, откровенный сексот.
  Этот ожидаемый визит тогда, озадачил мать.
  Она и так, сидела, словно на иголках, боясь малейшего шороха под окнами.
  ...Эти нечаянные шорохи каким-то чудным, дивным образом в измученном жизнью сознании могли тут же гипертрофированно переплавляться:
  В подобие проникшей в воображение своей несравненной сестрицы, с ее длинным и острым носом склочницы.
  В тех же бандитов Рыжего, которые орудовали до войны в этом селе, наводя животный ужас своим наганом, ночами они уводили скот, не иначе как, обувая ворованных буренок в лапти.
  В пришедших на смену комиссарам - румынам, - которые в войну стояли в этом селе, полицаев и в послевоенных милиционеров.
  В бандеровцев, в лапы, которых, могла бы запросто попасть, окончив послевоенные учительские курсы в Козолупе, если бы ее отправили отнести сталинский свет науки в села Западной Украины.
  В югославского грозного маршала Броз Тито, из-за которого чуть не лишилась институтского диплома, назвав его коммунистом, тогда как великий вождь, товарищ Сталин лишил его такой высокой чести за оппортунизм в коммунистическом движении.
  В наглых послевоенных "опричников-коммунистов".
  В того же заведующего районо, постоянно теребящего ее на совещания;
  В директора школы, - Петруню, - постоянно требовавшего написания учительских планов и политинформаций.
  В нелепого алкаша, Симонишиного Ваню, которого два раза уже забирали "в дурку", а он всякий раз возникал в подворотне, как мифическая птица Феникс, распивая обязательный флакончик тройного одеколона.
  В тех же колхозников, не продающих ей зерна...
  За долгий век учителя, она много натерпелась разных страхов. Они уродовали ей рассудок, сделав его податливым для разного рода переживаний.
  В то же время, досаждала живущая в хате крыса, которую смутно видела остатками зрения, которая давно уже не боялась ее присутствия. Мать боялась, что та перегрызет ей горло, когда она уснет.
  ...Из всех страхов, самый страшным был тот, который распространяли представители этой власти. Подобный страх, в конце концов, стал сущностью всякого советского человека. Цепкой хваткой намертво скручивал чувства, сделав гомо советикуса подобием живого существа. Этот страх, уже никогда не оставлял людей, старшего поколения.
  С этим страхом, делающим твердыню власти несокрушимой, люди научилась ладить сами в себе, идя на постоянные компромиссы со своей совестью. От них требовалось исполнять волю разнокалиберных начальников, олицетворявших этот страх в самых плотных слоях населения.
  На фундаменте животного страха, строилась вся жизнь совка.
  Новый человек, состоялся не как продукт гармоничного развития толерантного общества, - как замышляли это вожди на заре советской власти, - а как воплощение страха с эфемерным сознанием, которое требовало от этого человека примитивных познаний: как найти крышу над головою, как добыть пропитание, в какие одежды одеться, как довести до ума свое потомство.
  Воспитанная в духе коммунизма мать - ожидала обязательного наказания за свое ослушание.
  У ее старшего сына Юры, учителя, уверяла она себя во времена бессонных ночей, могли возникнуть проблемы на работе. Ушатчукова дочь была директором над ним. Могли быть иные меры воздействия властей, коими изобиловала жизнь гомо советикуса. В том, что ее обязательно накажут, - мать давно уже не сомневалась. Поэтому не могла долго испытывать свою судьбу сопротивлением сексоту, и покорно проголосовала за "новый союзный договор".
  ...Добившись своего, - то есть, отобрав электоральный голос, - старательный Ушатчук так же бесследно исчез, растворившись в ночи, яко партизан, - утащив добытый голос ослушницы в сельский совет, аки пчела, несущая нектар в общественные соты, на ходу перерабатывая его в мед.
  Мать немного успокоилась. Ее старший сын, Юра, работал учителем, каких-то там не важных предметов.
  ...Советская школа была устроена по тому же самому образцу, что и все общество. Без агентов влияния, в ней, естественно, не обходились. Тем более что кандидатур на место Иуды в этом народе, хоть отбавляй. В ряды сексотов, я думаю, учитывая местную специфику, принимали далеко не всех желающих, а только уже зарекомендовавших доносчиков информации, из числа добровольных помощников доминирующего самца (читай: альфа-сексота); пройдя подчас жестокий, естественный отбор среди многих кандидатур. Здесь также особую роль призвана была играть наследственность. Желательно, чтоб кто-то ввел в эту всесильную систему, дающую право претендовать на высшие номенклатурные должности в селе.
  Служащие по гробовую доску коммунистической системе отцы старались, чтоб свое родное дитя заняло со временем его высокий пост в органах, который давал им право иметь в селе все блага; позволял агенту влияния наращивать себе непререкаемый авторитет среди колхозников; самому наладить свою систему осведомителей, под которую органы выделяли каждому доходное место.
  Сексот был тем негласным инструментом, которым коммунистическая власть на местах, сама себя пыталась регулировать, создавая в их лице противовес засилью разных политруков от компартии. Сексот должен был быть более трезвым и взвешенным в своих делах и поступках; всегда должен был находиться в самой гуще народа, особо не высовываясь; иметь возможность влиять на все решения сельских активистов, подогревая мнение людей через своих осведомителей в нужную для власти сторону.
  Подчиняясь только своему непосредственному начальнику, сексот заимел большие возможности участвовать в жизни всего района. Зная наперед то, что надо знать любому оперативному работнику, подноготную из личных дел всех жителей, он мог влиять на ситуацию, доносил куда следует. Он участвовал в продвижении своих кадров по социальной лестнице, обеспечивая им, сравнительно, сытную жизнь. Давал характеристики, которые влияли на качество жизни каждого оказавшегося в поле его преступной деятельности.
  Короче, его работу видели лишь те, кому надо было видеть...
  Та же невестка, Быкова, - главного в селе агента влияния, - работая учителем в школе, вплотную подбиралась к месту директора, создавая себе неоспоримый авторитет в среде учителей. Оставалось выжить дочь Ушатчука, которая занималась эту должность директора. Такая конкуренция, между отдельными агентами, приветствовалась руководством органов.
  ...Так, что, отчаянные страхи матери перед системой были не такие уже и беспочвенные. На доходное место учителя, всегда находилось много желающих в селе подработать. Большой педагогический опыт прошлого настойчиво подсказывал моей матери, что ее старшего сына могут запросто попросить со школы...
  ...Но, - это голосование (как оказалось), помогло Советскому Союзу не больше, чем мертвому припарка...
Сокращение. Полный текст на сайте "Dreame": www.pre.dreame.com/novel/YeCr1W3BLmo4k5dnE%2BcQhg%3D%3D-Трепанация-ненависти.html
   2006 - 2011 г.г.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"