Серый Александр: другие произведения.

Лишний персонаж. Арка I "Душистая корица и Жгучий перец"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.28*83  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нашёл опечатку - оставь в коммах, не будь лентяем!
    Это художественная литература, не документальная. Смотрите не введите себя в заблуждение.
    Чтение общей аннотации к работе обязательно!

Лишний Персонаж. Арка I "Душистая корица и Жгучий перец"


     Троп – «Застрял в Другом Мире».
     Троп – «Новый Переведённый Ученик».
     Троп – «Иммунитет к Пулям».
     Троп – «Терпеливая Возлюбленная Детства».
     Троп – «Не Может Сказать».



     Пол Кроули очнулся с большим трудом.
     Вначале не было ничего. Затем он медленно осознал, что что-то шершавое пренеприятнейше режет ему щеку. Ощущение не ограничивалось одной правой щекой – он явно лежал лицом вниз на чём-то весьма жёстком и ребристом. Что-то вроде мелкого гравия или асфальта. Неприятно воняло влажной пылью.
     Ему едва удалось разлепить глаза. Потребовалось неслабое усилие воли – Кроули чувствовал себя так, будто вырубился после адской тренировки.
     Этого не случалось уже давно, с тех пор как он бросил футбол. По ощущениям казалось, будто он сильно вымотался накануне, но почему-то пренебрёг горячим душем.
     С трудом подтянув к себе руки, Пол с натужным вздохом приподнялся. Оказалось, что он угадал верно, под ним определённо был асфальт.
     Согнув ноги, он сел на землю и шумно перевёл дыхание. Мышцы ломило. Встать в таком состоянии казалось подвигом.
     Но куда большей проблемой было то, что он понятия не имел, что за дьявольщина с ним приключилась.
     – Что за чёрт… – пробормотал парень, стараясь собраться с мыслями.
     Когда он оглянулся вокруг, необъяснимую усталость резко смыло мощной волной удивления и лёгкого испуга.
     – Где я, мать твою?.. – ошарашенно спросил Кроули в воздух.
     Парень осмотрелся, еле ворочая затёкшей шеей. Он находился в каком-то городе, это было ясно. Прямая улица вела вперёд, слева и справа находились безошибочно рукотворные конструкции – здания.
     Что смущало, так это попросту нелепо густой туман, скрывавший всё на расстоянии пятнадцати-двадцати футов серой пеленой.
     Исключением являлся только уличный фонарь, футах в тридцати. Впрочем, Кроули мог лишь догадываться, что это фонарь – мутное светлое пятно висело над землёй в темноте на манер НЛО.
     Вокруг стояла мёртвая тишина. То есть, совсем мёртвая. Пол вдруг понял, что не различает даже вечного в любом городе гула транспорта.
     Адреналин жарко прошёлся по телу, придавая сил. Проснуться посреди фильма ужасов – это определённо считается стрессовой ситуацией.
     Опираясь рукой о колено, Кроули поднялся. Машинально отряхнувшись, он, планируя увернуться от судороги, осторожно потянул основные мышцы. Заодно ещё разок осмотрелся. Сейчас он стоял посреди улицы. Минуту назад, судя по всему, он валялся прямо посреди дороги, что было опрометчиво, как минимум.
     Света от фонаря хватало, чтобы рассмотреть некоторые детали окружающих строений. Осмотр не помог – здания выглядели в общих чертах смутно узнаваемыми, но архитектура вовсе не напоминала пригород Филадельфии, где Пол планировал оказаться, когда покинул автобус. Всё здесь было какое-то… мелкое.
     Он стоял между двумя узкими двухэтажными домами, с набранными из тёмной полукруглой черепицы двускатными крышами. Всё кроме фасадов разглядеть было невозможно из-за тумана. К дому справа лепился прямо-таки умилительный маленький гаражик. В доме слева машина стояла в небольшой нише на уровне первого этажа.
     Кроули нахмурился. Даже машина, серая малометражка с косыми фарами, была какой-то странной. Спрятанная в стене, она казалась зверьком, пугливо глядящим из норки. Ему приходилось видеть похожие, но не настолько миниатюрные модели.
     Кроули отвёл взгляд от машины, озадаченно крутнув головой туда-сюда. И внезапно его осенило.
     – Чайнатаун?..
     Внешний вид зданий вызывал ассоциации с азиатской архитектурой. Это точно было из-за странной формы крыш.
     – Что за… Как я здесь оказался? Нет, погоди, не может быть, это не похоже на городские здания…
     Он покрутился на месте, стараясь рассмотреть что-то ещё, что могло бы указать, где он оказался или как он здесь оказался, но всё вокруг скрывал проклятый туман. Окна домов оставались тёмными, что несколько настораживало, раз уличное освещение уже зажгли.
     Его мысли вдруг прервал мощный приступ головокружения.
     – Воу… – Кроули неловко покачнулся. – Что за чёрт?.. Похоже, мне нужно присесть.
     Ничего подходящего рядом не оказалось и Полу пришлось воспользоваться невысокой конструкцией из железных трубок – оградой левого дома.
     Он перевёл дыхание и посмотрел вверх. Футов на семь было видно серую дымку, дальше всё тонуло в густой тьме. Да, определённо была ночь. Впрочем, ему удалось рассмотреть, что по столбам тянулось необычно много проводов, линий десять-пятнадцать. Раньше он такого в пригороде не замечал.
     Голову словно сжимало жестким обручем, но парень постарался вспомнить, что же произошло. Очевидно, что это не его район. Нужно было понять, как он здесь оказался.
     Возвращаться с той бесполезной встречи в центре он решил автобусом. Он сел без труда, добрался до нужной остановки как по графику. Последнее, что Кроули помнил, это как он вышел из автобуса и направился по нужной улице к дому…
     После этого мысли начали разбегаться. Он постарался пройти по цепочке событий одно за другим, но быстро столкнулся с тем ощущением, когда вспомнить что-либо становится положительно невозможно. Одни и те же образы крутились в голове без всякого проку.
     – Дьявол… – пробормотал он. – Что же случилось? Какого чёрта я здесь делаю?.. – Он оглянулся. – И где я это делаю?
     Внезапно он хлопнул себя по лбу.
     – Телефон! Ну конечно, тупица, посмотри GPS! Карты!.. Точно…
     Парень привычно потянулся за телефоном во внутреннем кармане куртки и… обнаружил, что у него нет внутреннего кармана. В куртке.
     – Что за нах?!.. – ошарашенно рыкнул Кроули.
     Распахнув куртку, он осмотрел подозрительное место поближе. Даже намёка на карман – следа или, там, шва – не было. На другой поле тоже.
     В боковых карманах ничего не нашлось. Как и в задних карманах джинсов.
     Кроме телефона, пропали его студенческий билет, кошелёк с двадцаткой мелкими и кредиткой, и проездной билет на метро.
     – Ограб… Нет. Ладно деньги, но не спиздили же мой карман?.. Какого хрена?
     Его уже начинало тошнить от этого вопроса и всех его вариаций, но… В самом-то деле.
     Чисто машинально продолжая ощупывать карманы, Кроули поднялся с ограды и сделал несколько шагов, снова встав посреди дороги. Вокруг всё ещё царствовали полная и совершенная тишь и пустота.
     – Ну блеск, – раздражённо буркнул парень под нос. – Мало того что я хрен знает где, я ещё и не смогу выбраться отсюда! Просто блеск… совершенно превосходно…
     Пол раздражённо вздохнул. Странно, но воздух совсем не казался тяжёлым. Даже при лёгком тумане это сразу чувствуешь, и при такой плотности как сейчас дышалось, наверно, как сквозь мокрую вату. Но нет, ничего подобного не ощущалось и близко. Чуть пахло пылью.
     Кроули покрутил головой, выбирая направление.
     – Хмм… Туда.
     Вокруг стояла тьма, так что двигаться он решил к свету. То есть к фонарю. Хоть Пол всё ещё чувствовал себя не лучшим образом, ему удавалось не спотыкаться на каждом шагу. Только через три-пять.
     – Эй, может, мне попадётся кто-нибудь, кто сможет сказать, где я оказался… – со сдержанным раздражением пробормотал он.
     Туман нехотя отползал, являя взгляду новые здания. Они выглядели совершенно разными, но казались неуловимо схожими, как родственники на съезде большого семейства мормонов. И хоть непременно двухэтажные, все дома были какими-то… мелкими. Маленькие окошки, низкие двери, лестнички в две ступеньки.
     И все они казались… незнакомыми. Чужими. Пол старался сдерживать плохое предчувствие – это никогда не весело, оказаться черт знает где, без всякого понимания, что случилось, но и паниковать из-за этого не следует.
     Когда он добрался до фонарного столба, то бросил вверх короткий взгляд, стараясь не смотреть прямо на свет. Он ожидал увидеть вьющихся вокруг лампы мошек и мотыльков, но… ничего подобного не оказалось.
     Кроули нахмурился на секунду, но затем покрутил головой, и, разминая шею, пошёл дальше. В конце концов, он не специалист по жукам, как там их называют…
     Глухой звук в стороне заставил его остановиться. Это было похоже на отдалённые удары, к ним примешивался странный потрескивающий шум.
     Парень чуть обернулся влево, откуда, как ему показалось, раздавался звук. Очередной удар прозвучал погромче. Кроули озадаченно сдвинул брови.
     – Что за дела?
     Звук доносился будто с соседней улицы. Может быть, он даже увидел бы что-то в промежутке между домами, но, разумеется, из-за тумана подобное было невозможно.
     Он посмотрел вперёд. Вдали виднелся ещё один фонарь. Возможно, там перекрёсток и он сможет обойти…
     Внезапно головокружение накатило с новой силой. Кроули отчётливо ощутил тошноту.
     – Нет… – пробормотал он, подавляя мерзкую волну. – Искать людей, не искать взрывы…
     Парень глубоко вздохнул, укрощая слабость, и двинулся дальше по улице. План был повернуть в противоположную сторону от странных звуков, даже если он и найдёт перекрёсток.
     Мелькнула мысль о телефоне-автомате, но тут же увяла – у него не было мелочи, и он с позором понял, что не может вспомнить домашний номер.
     – Дьявол… – досадливо буркнул он. – Как маленький, право слово…
     Кроули мрачно подумал, что консерваторы правы и мобильники испортили всё: вечера в кругу семьи, личность у молодёжи и права независимого индивидуума на личное пространство. И самое главное, его день. Сначала какой-то чувак врезал ему по голове своим тяжеленым телефоном в блестящем железном корпусе – они с его приятелем потом сильно извинялись. А теперь его собственный телефон исчез без объяснения причин, как подружка, которая уже давно поговаривала о каникулах во Флориде, но никогда не упоминала, что они не включают тебя…
     Навстречу Кроули из тумана внезапно выдвинулась массивная тень. Он удивлённо замер, глядя как силуэт высотой футов в семь приближается нему из серой мглы.
     Это точно не был поздний прохожий.
     Ещё до того как… это что-то показалось из тумана, Пол ощутил, что сердце испуганно прыгнуло в груди. Силуэт стал чётче.
     Кроули внезапно обнаружил, что смотрит на здоровенного зверя. Здоровенного. Зверя.
     Тварь напоминала собаку высотой семь футов в холке. Тело покрывала густая песчаная шерсть, но на заду темнела чешуя. Тонкий, розовый и чешуйчатый до середины, хвост размеренно ходил из стороны в сторону.
     – Что за нахер?.. – сдавленно пробормотал Кроули. – Что ли я реально обдолбался?
     Несколько секунд они с гигантской собакой просто таращились друг на друга. Кроули поверить не мог, что видит то, что видит. В смысле, эта хреновина была огромной! И этот дурацкий крысино-ящеричный хвост…
     Неожиданно он заметил, что за мохнатыми треугольными ушами торчат растрёпанные светлые перья и озадаченно приподнял бровь.
     – Что за хрень?.. – У Пола невольно возникла нервная усмешка. – Курозавр что ли?
     Тварь пригнула голову и глухо зарычала.
     Кроули вдруг понял, что стоит перед монстром размером с пикап и пастью, гарантированно способной перекусывать парковочные столбы, и никто не спешит надевать на «собачку» ошейник.
     Его запоздало настигла паника.
     – Мне нужно держать язык за зубами, ага?..
     Тварь пригнулась, явно готовясь к броску. Кроули развернулся всем корпусом и рванул с места так мощно, что едва не оставил подмётки на асфальте.
     За спиной раздался увесистый удар о землю, он даже ощутил, как дрогнуло под ногами. Его бегство было чистым рефлексом. Тварь догонит его в пару скачков, с такими-то лапами. Ноги длиннее – бежит быстрее, это усваивали все ещё в средней школе.
     Разум панически метался в поисках выхода, натыкаясь на едкую безысходность. Убегать – бесполезно. Драться – ты видел эти клыки? Звать на помощь – да здесь нет никого! Прятаться – куда, под машину забиться, или в щель между стенами?
     Но последняя мысль неожиданно обрела форму. Поравнявшись с очередным домом, Кроули резко повернулся вправо, застыв на месте на мгновенье, и… со всей силы врезался в дверь, молясь, чтоб хозяева не оказались фанатами армированных рам.
     Оторваться от твари на открытой территории было невозможно. Единственным преимуществом человека являлся его размер – куро-ящеро-собака пролезет не везде, где пролезет он.
     Вывалив дверь, как картонную, Кроули, панически буксуя по гладкому полу, поспешно рванулся вглубь дома. Помещение оказалось каким-то клаустрфобным, с низкими потолками и довольно узкими дверными проёмами. Что было отлично.
     Хоть свет с улицы сюда почти не доставал, Кроули разглядел прямо перед собой узкую лестницу наверх. За спиной раздался удар и резкий рык. Обернувшись, он с уколом ужаса увидел, что тварь действительно и не думала отставать, и теперь ломится внутрь. Планируя проскочить в дом с ходу, монстр застрял плечами в двери. Хоть развернувшись, он, скорее всего, пролезет…
     Кроули рванулся по лестнице на второй этаж. Здание явно было жилым домом, и если повезёт он, возможно, сможет оторваться. В коридоре на втором этаже оказалось несколько дверей. Сразу возникла заминка – Кроули попытался открыть первую, но ручки не оказалось, только странное углубление. Пол подёргал, потом толкнул, но дверь не поддалась.
     Секунда ушла на панические размышления. Затем, в просвещении, он резко сдвинул дверь в сторону. И застыл на пороге.
     В темноте удалось различить кровать под одной стенкой и небольшой письменный стол под другой. В слегка неуместном массивном офисном кресле кто-то сидел. Кроули поспешно закрыл дверь и подошёл поближе. Неизвестный за столом оказался юношей лет двадцати. Выглядело так, будто он… спал, небрежно улёгшись на рассыпанные по столу листы бумаги и подложив руки под голову.
     Помедлив секунду, Кроули подумал, что, может, стоит растолкать парня. Ведь огромный монстр и всё такое. Но шум внизу заставил его мгновенно оказаться у окна.
     К счастью, его надежды оправдались – окно было достаточно большим для него, но чёртов мутант точно не пролезет. Разве что в его роду были и кошки тоже…
     Отогнав неприятные мысли, Кроули спрыгнул вниз. Было даже не очень высоко, при приземлении он лишь слегка подался вперед.
     Из распахнутого окна сверху раздался шум. Пола кольнула опаска что он, возможно, обрёк кого-то на верную смерть. Но переигрывать было поздно.
     Оглянувшись вокруг, он перескочил невысокий заборчик, отделяющий участки, и рванулся по-над стеной соседнего дома. Не снижая темпа, он резво побежал по улице, рассудив, что пока горизонт чист, следует максимально увеличить расстояние между ним и тварью, а бежать по дороге было быстрее.
     Где-то в стороне снова раздались странные звуки. Теперь Кроули отчётливо разобрал человеческий голос – кто-то что-то кричал. Он притормозил, но всего на секунду. Своих проблем хватало.
     Тут вдруг что-то резко хлопнулось на землю слева от него. Кроули испуганно развернулся, отскакивая назад. Но это была не увязавшаяся за ним тварь. И не другая такая же, к счастью.
     Фонарь стоял совсем рядом, в его свете удалось рассмотреть источник шума. Это оказалась… девушка. Она будто рухнула откуда-то сверху из тумана, приминая сочную траву на газоне перед небольшим слегка кубическим домом.
     – Что за нах?.. – невольно вырвалось у Кроули.
     Оглянувшись на предмет преследователей – их не оказалось – он подошёл к девушке. Та лежала лицом вниз, но это точно была молодая девушка. Худощавая, одета в белую рубашку – или блузку – и короткую складчатую тёмную юбку.
     – Хах?..
     А ещё у неё были яркие, яркие длинные красные волосы. Не рыжие и не каштановые. Красные.
     – Эй, ты в норм… – Пол запнулся и неуверенно поправился: – Живая? Чёрт, что за дела здесь творятся?..
     Девушка издала слабое «умг» и приподнялась. Кроули опустился рядом на колено и осторожно придержал её за плечи.
     – Давай я помогу.
     Она приподнялась и села. Красные пряди опали, открывая её лицо. Кроули застыл, ошарашенно таращась на незнакомку.
     Она была симпатичной, конечно, с аккуратным носиком и тонкими красивыми губами. Но вот её глаза… Кроули ощутил, что, наверно, выглядит как деревенщина, но просто не мог отвести взгляд.
     Её глаза были сочного красного цвета!
     – Ах… – выдохнула девушка удивленно.
     А затем…
     – Кьях! Идиот!
     С нешуточной силой она обеими руками пихнула Кроули в грудь, так что он растянулся на земле.
     – Эй, полегче, мать твою!.. – раздражённо рявкнул парень, но осёкся: – Ну… ладно, может и моя вина.
     Таращиться было невежливо. Но, чёрт его возьми, если это была не самая странная девчонка, какую Пол видел со времён летнего лагеря младшей школы.
     Поднимаясь, Кроули вдруг сообразил, что такие красные радужки можно было получить только одним способом – линзы. И как он сразу не сообразил. Может девчонка косплеер?.. Это также объяснило бы кислотные волосы и брови, но вроде бы никаких конвенций, на которые принято являться при боевой раскраске, в Фили сейчас не проходило…
     Девушка поспешно вскочила и шарахнулась в сторону, стыдливо прикрываясь руками. Кроули озадаченно поднял бровь.
     – Ты… ты… ты кто такой?! – сбивчиво потребовала незнакомка.
     – Это хороший вопрос, – протянул Пол, машинально отряхиваясь, – но я думаю, нам стоит…
     Внезапно девчонка приняла странную позу, будто что-то сжимала перед собой обеими руками.
     А в следующее мгновенье в её ладони вспыхнул сноп оранжевого света, оставив после себя длинный широкий меч, плотно увитый языками пламени.
     Кроули без единого звука окаменел на мгновенье, ошарашенно глядя на волшебную палку в футе от своего лица.
     – Ты… ты можешь двигаться, – сбивчиво произнесла девушка. – Ты ещё один?..
      Пол вышел из ступора и коротко потряс головой.
     – Что за?.. – Он запнулся, а затем раздражённо вскинул руку: – Ладно, мне даже всё равно, как ты это сделала, но, мать твою, не наводи его на меня!
     Коротким тычком костяшками пальцев, он пихнул меч в сторону. Особого жара Кроули не ощутил, лезвие стукнуло, как деревянное. Девчонка отскочила назад, на смазливой мордашке появилось почти детское удивление.
     – Эта штука выглядит опасной, так что поосторожней, – нагло заявил Пол.
     – Кто ты такой? – несколько неуверенно потребовала красная, сжимая своё орудие убиения, как веник. – Отвечай!
     – Знаешь, что? – Кроули ткнул большим пальцем за спину: – Тут недалеко бродит здоровенная тварь, и если ты не хочешь покормить её своим прелестным задом, я думаю, нам стоит убраться отсюда!
     – Ты… ты видел одну из тварей? – удивлённо протянула девушка.
     – Конечно, видел, я… – начал он, но осёкся. – Погоди-ка, что значит, вид… Ты в курсе?
     Кроули потрясённо развёл руками.
     – Что здесь происходит, мать вашу?! – зло рявкнул он. – Какого хрена здесь монстры? И где я вообще? Что я, проспал грёбанный апокалипсис?!..
     Его прервал недобрый рык, волной накативший из тумана. Может монстр его искал, может его привлекла излишне оживлённая беседа, но одним прыжком собако-крысо-ящеро-петух оказался прямо перед Кроули и красноволосой девчонкой.
     – Вот дерьмо… – устало произнёс Пол.
     – В сторону! – крикнула девушка, выскакивая вперёд.
     Кроули послушно отошёл назад, позволяя новой знакомой привлечь внимание монстра. С одной стороны, рядом со здоровенной тушей худощавая девчонка выглядела как щепка против полена.
     С другой стороны, щепка явно владела колдовской волшебной магией.
     Девчонка ловко увернулась от попытки полоснуть её когтями, затем широко размахнулась своей цветной рельсой.
     – Так это ты?! – со странным пафосом крикнула она, явно обращаясь к мутанту. – Хочешь ещё?!
     Мощный рубящий удар рассёк воздух в добрых пяти футах от цели, но меч оставил после себя яркую огненную дугу. В следующее мгновенье дуга ударила тварь в морду. Раздался взрыв, Кроули дёрнулся от неожиданности, прикрывая голову, но успел заметить, как в месте касания исказился воздух.
     Внезапно его повело в сторону. Головокружение вернулось, сильнее, чем прежде.
     Гигантская монстроидная собака, сделав неизящный пируэт, оказалась на земле. Девчонка подскочила к противнику и без особых церемоний рубанула его поперёк хребта. Тварь хрипло взвизгнула и обмякла.
     – Что ж… С этим покончено, – пробормотал Кроули, взявшись за голову. – Теперь можно и поговорить…
     – Так ты решил сказать, кто ты? – со странными нотками самодовольства спросила девчонка, разворачиваясь к нему. – Тогда… Эй, что с тобой?
     Но Пол уже оседал, не в силах удержать сознание.
     – Да… на счёт этого… – пробормотал он.
     Парень упал на колени, затем повалился на землю, лицом в шершавый асфальт. Девушка поспешно опустилась на колени рядом и начала неловко его тормошить.
     – Что с тобой?.. Эй! Ты слышишь?
     Её толкание не помогало ни капли, только раздражало. Последнее, что услышал Кроули, это разочарованное:
     – Ну что они вечно так?..

     [Расшифровка #1 закончена]
     ***


     Троп – «Застрял в Другом Мире».
     Стандартный Сюжет/Мифологическая Арка для Спекулятивной Фантастики: Простой Школьник, часто его друзья, и иногда его враги, все перемещаются (часто призываются) в другой мир – далёкую планету, Магическую Страну, Альтернативную Вселенную, прошлое, Будущее – где обнаруживают, что играют важную роль в Значительных Событиях, которые происходят во время (или, иногда, из-за) их прибытия. Обычно их поиск способа вернуться домой безнадёжен, пока стоящая перед ними угроза не окажется повержена. Периодически они станут задаваться вопросом, хотят ли они вообще уходить, особенно если в действии Фантастическая Любовь.
     В Лёгких Новеллах (ранобэ) это известно как жанр «Исекай» (буквально Другой Мир)…
     В таких историях часто присутствует альтернативный метод переноса протагониста в новый мир…
     Сравните с Похищен Зовом…

     Взято с tvtropes.org, «TrappedInAnotherWorld».

     Сознание вернулось к нему внезапно. Кроули машинально открыл глаза и уставился в чистый белый потолок. Ни единого пятнышка, жутко даже.
     Парень повёл затекшими плечами и с кряхтеньем постарался приподняться. Он лежал на чем-то сравнительно мягком и, судя по ощущениям, голый.
     Не совсем голый, конечно. На нём было что-то надето. С трудом двигая руками, он отбросил тонкое одеяло и осмотрел себя. Оказалось, что на нём была мешковатая роба из светлой, чуть бежевой ткани, без видимых застёжек.
     В голове мелькнула догадка. Кроули пощупал себя за шею сзади, окончательно убедившись, что это была больничная рубашка.
     – Ладно, – хрипло пробормотал он. – Теперь… Кгхм!.. Теперь моя очередь, так что ли?
     Ему ещё не приходилось вот так очухиваться в больнице, хоть он много об этом слышал от товарищей в школе, а потом и в колледже. Родители будут им так гордиться… А если замешано правонарушение, то им будет гордиться и дядя Мак.
     Покрутив головой – заодно разминая шею – Кроули осмотрелся. Палата оказалась довольно просторной, только с одной кроватью. По-над стенкой стояло какое-то оборудование, сдвинутая ширма, пара стульев по-над стенкой. С другой стороны была дверь, прямо перед койкой находилось окно.
     – Что за чёрт… – озадаченно пробормотал он. – Не припомню, чтобы я попадал в неприятности.
     Последние несколько дней были не особенно полны впечатлений, если не считать того срача в интернете…
     – Ну, пора выяснить, что со мной случилось.
     Кроули осмотрел обе стороны кровати, и оказалось что он прав, нашёлся небольшой пульт с кнопкой, для вызова медсестры. Нажав на кнопку Кроули вдруг заметил, что на рукоятке что-то написано.
     Это были какие-то иероглифы.
     – Что за?.. Китайское оборудование? – Он усмехнулся: – Чёрт, страна и вправду катится под гору.
     Спустив ноги на пол, парень привстал. Тело было тяжелым, но ощущал он себя прилично, следовало лишь размять мышцы. Хоть вряд ли стоило делать резкие телодвижения, раз он только что выбрался из больничной койки.
     Он сделал лишь пару шагов туда и обратно, когда дверь отворилась и комнату влетела девушка в сомнительной униформе. На ней было короткое розоватое платье и странный, почти старомодный чепец. Она, конечно, была похожа на медсестру, но скорее из какого-то не слишком серьёзного фильма.
     – Очнулся… – поражённо выдохнула она. Затем спохватилась: – Прошу прощения! Пожалуйста, не вставайте с постели!..
     Подскочив к Кроули, она приобняла его за плечи и мягко заставила опуститься на кровать. Но ложиться парень не спешил.
     – Ээ… – протянул он, несколько сбитый с толку реакцией медсестры. – Вы не скажете, что здесь происходит? В смысле, как я…
     – Пожалуйста, лягте, – попросила девушка, будто его не услышала. – Вам нельзя напрягаться! Прошу, вот так…
     Придерживая его, сестра всё-таки заставила Кроули лечь и почти заботливо укрыла одеялом. Пациент невольно нахмурился, стараясь сдержать раздражение.
     – Слушайте, вы можете мне сказать…
     – Просто подождите, пожалуйста, я сейчас же позову доктора, – выпалила медсестра. – С вашего позволения!
     Она выскочила из комнаты быстрее, чем парень смог открыть рот. Впрочем, судя по её нервному поведению, говорить что-то было бесполезно.
     – Что за чёрт… – недовольно буркнул он.
     Кроули выждал секунд тридцать, после чего лежать в койке ему надело. Раздражённо поморщившись, мятежный пациент сбросил одеяло и встал. Постояв секунду на месте, он подошёл к окну. Издали за стеклом виднелось только небо, так что он, скорее всего, на верхнем этаже. Может, удастся хотя бы понять в какой части города он…
     Мысли прервались, как только изображение пейзажа за окном покинуло глаза и пришло в мозг.
     Город не казался слишком необычным. Узкие провалы улиц в пёстрой россыпи разноцветных, тёмный и светлых крыш. Кое-где проглядывали зелёные кроны деревьев, то тут, то там возносились многоэтажные здания. Слышался отдалённый гул машин.
     Но кое-что мгновенно завладело вниманием Пола Кроули. Кое-что очень непривычное, прямо на горизонте.
     – Горы?.. – ошарашенно произнёс парень, едва не прижимаясь к стеклу лицом. – Но в Филадельфии нет… гор…
     В виде из окна безжалостно доминировал величественный горный кряж, тянущийся в обе стороны тёмно-зелёной стеной и исчезающий за краем пыльной рамы. Цветной узор городских крыш постепенно редел у подножья, будто растворяясь в покрывающей склоны зелени.
     Не выдержав, Кроули положил руки на стекло, как ребенок возле витрины магазина игрушек. На окне появилось мутное пятно напротив его рта. В разуме нарастала паника.
     Очевидно, что он находился не в Фили. Разве что весь город переехал в другой штат пока он спал.
     За его спиной распахнулась дверь.
     – Пожалуйста, вам нельзя вставать!..
     В мужском голосе звучало скрытое напряжение. Кроули даже не обернулся, не в силах оторвать взгляда от пугающе незнакомого пейзажа.
     – Вы не подскажете, где я? – глухо произнёс он.
     – Вы… э… – Человек запнулся. – Вам не нужно беспокоиться, вы в полной безопасности…
     – Это я заметил, – прервал Кроули, сдерживая раздражение.
     Он обернулся. В комнате стоял мужчина азиатской внешности, средних лет, с тёмными запавшими глазами и заметными залысинами надо лбом. На нем был плотно застёгнутый белый халат.
     – Меня больше интересует… – парень запнулся, подбирая слова, – где я. Что это за место?
     – Вы в Городской больнице Инакуры, – ответил врач. – Прошу, вам стоит прилечь…
     – Что за Инакура? – проигнорировал его Кроули. – Я не… Я понятия не имею, что вы…
     Он растерянно умолк и безнадёжно покачал головой, затем снова отвернулся к окну. Горы оставались на месте. Они стояли там на протяжении сотен тысяч лет, наверно. Кроули перевёл тоскливый взгляд на улицу внизу.
     – Инакура это… – Врач помедлил. – Это город, в котором мы находимся.
     Пациент не ответил, поглощённый новым открытием. На противоположной стороне улицы теснились ряды небольших зданий, маленьких магазинов. Казалось, будто здания стесняются касаться друг друга боками и боязливо ёжатся, оставляя между собой промежутки, но такие узкие, что пройти там можно было бы, только повернувшись боком.
     И все фасады украшали разноцветные вывески и плакаты, покрытые яркими иероглифами. Кроули ошарашенно обвёл взглядом улицу. Он выхватил среди прохожих пару одетых в деловые костюмы мужчин с портфелями в руках, затем невысокую женщину в пёстром платье с сумкой на согнутой руке… Когда она повернулась и зашла в рыбный магазинчик, он вдруг понял что это не платье, просто на ней был длинный фартук.
     По другой стороне улицы, за решётчатой оградой больницы шла пара молодых девушек в подозрительно знакомых непривычных нарядах. Кроули снова прижался рукам к стеклу, едва не тыкаясь в него носом.
     – Школьницы… – ошарашенно прошептал он.
     На них определённая была одета школьная форма. Очень специфическая женская школьная форма, с широкими воротниками, красными платками-галстуками и складчатыми юбками.
     Форма весьма распространённая в определённом типе анимации и популярна среди этой анимации фанатов.
     Последних иногда называли «виабу». Часто добавляя «грёбанный».
     – А скажите… – медленно произнёс Кроули, провожая школьниц взглядом, – не может ли так быть, что эта Инакура находится… в Японии?
     Девушки, по виду, весело болтали, помахивая прямоугольными сумками. У одной с угла сумки свисала целая гроздь пёстрых то ли брелоков, то ли игрушек.
     – Верно, – осторожно сказал врач. – Мы в Японии.
     – С каких это пор в Японии все гов…
     Кроули хотел заявить, что, почему тогда всё вокруг на идеальном английском, но резко осёкся.
     Ведь всё было не на английском. Все эти странные иероглифы… Он мог их прочитать. Он и читал их, даже не отдавая себе в том отчёта. И стоило Кроули задуматься об этом, то стало понятно, что и медсестра и доктор тоже обращались к нему на японском. На языке, который он мог только смутно распознать.
     Но каким-то образом он отвечал им без труда, даже не задумавшись!
     На секунду в комнате повисла напряжённая тишина. Затем Кроули отошёл от окна и тяжело опустился на кровать.
     – Что ж… – ровно произнёс он. – Это определённо… неожиданно.
     Слова срывались с поразительной лёгкостью, будто Кроули с рождения говорил на одном из, как считалось, самых сложных в освоении языке.
     – Вам не стоит подвергать себя стрессу. – Врач встал рядом. – Вы были без сознания три дня, и…
     – Верно, – прервал его Кроули. – На счёт этого. Вы не знаете, что… произошло? Почему я больнице?
     – Это… – Врач замешкался. – Вас… доставили к нам без сознания, но я не обнаружил никаких повреждений. Не стоит беспокоиться о своём состоянии, вы должны быть в полном порядке. Но я всё же…
     – Я не об этом спросил, док, – вновь прервал его Кроули, стараясь держать голос ровным. – Кто меня сюда притащил?
     – Это… я… – Врач снова явно замялся. – Но… разве вы не помните?
     – Нет, – спокойно ответил Кроули. – Нет, что-то не припомню. Возможно, последствия несчастного случая?
     – Это… вполне возможно, – ухватился доктор за идею. – Вы… точно ничего не помните? Возможно, в таком случае, вам не стоит напрягаться…
     – Верно.
     Разумеется, Кроули всё прекрасно вспомнил. Когда врач сказал, что они в Японии, первое, что пришло в голову Кроули, это лихорадочные обрывки последних событий.
     От встречи с тем идиотом в центре, до поездки на автобусе домой, а потом… Он вспомнил, как очнулся чёрт знает где, и непроницаемый туман, а затем салки с мутантами и красноволосой девкой, махающей огненным мечом, который она, по виду, могла вынуть прямо из воздуха.
     – Так… вы сказали, что я не пострадал? – произнёс Кроули. – Отлично, в таком…
     – Даже если мы не нашли никаких видимых проблем, вам стоит побыть под наблюдением, – резво прервал его доктор.
     – Вот как… – протянул парень. – Полагаю, вы правы…
      Хоть поведение врача вызывало прямо-таки монументальные сомнения, Кроули отмахнулся от идеи устроить скандал. В конце концов, он же в больнице – так или иначе, его быстро призовут к порядку.
     Он позволил посветить себе в глаза фонариком, проверить рефлексы, измерить давление – для этого даже вызвали недавнюю девушку. Встретившись глазами с Кроули, она попыталась улыбнуться. Тот из вежливости ответил столь же кислой миной.
     – Кстати, вы не вернёте мне мою одежду? – попросил Кроули. – Если, конечно, мне не полагается ходить в…
     Он выразительно подёргал край больничной рубашки. Врач на секунду замешкался.
     – Это… Конечно. Но вы ведь не… собираетесь покинуть больницу?
     – Ну, это…
     Кроули умолк. Все проблемы его положения цеплялись друг за друга хвостами осложнений, превращаясь в один хаотичный клубок неприятностей.
     – Я не совсем уверен, сколько я смогу здесь находиться, – осторожно сказал он.
     Мужчина помолчал секунду.
     – Вы точно ничего не помните? О том, что произошло с вами три дня назад?
     – Нет, боюсь… моя память немного спутана, – произнёс пациент, стараясь звучать максимально убедительно.
     – В таком случае, пожалуйста, не напрягайте себя, – ответил врач. – Вам… просто нужно подождать. Видите ли, с вами… захотят поговорить некоторые люди…
     Чего-то подобного Кроули ожидал, но разум всё равно неприятно кольнула игла тревоги.
     – Поговорить?.. – осторожно протянул он. – В смысле, полиция или что-то такое?
     – Да… верно, – ровно произнёс доктор, и Кроули мгновенно просёк, что это было чистое враньё. – Я сообщу, что вы очнулись и в хорошем состоянии, так что…
     – Скажите, а не может ли так быть, что эти люди, – парень невольно сделал ладонями абстрактное круговое движение, – как-то связаны с тем, как я сюда попал?
     – Эмм… – протянул врач, – возможно, это и так…
     – Ога… – произнёс Кроули с ноткой сарказма.
     Мелькнула мысль потребовать ответов в лоб, но это точно была плохая идея. Устроив сцену, он наверняка ничего не добьётся – не похоже, что врач откроет карты меньше чем за ствол у виска, а себе строптивый пациент проблем точно обеспечит.
     – Ну, тогда я просто отдохну, – заявил Кроули. – Мне ведь не стоит напрягаться, так ведь?
     – Верно, – скрывая облегчение, ответил врач. – Если что-то понадобится, то…
     – Точно. Вы ведь попросите сестру принести мою одежду? – вспомнил парень. – Если что, я сам могу…
     – Нет-нет, я прослежу, – заверил его врач. – Отдыхайте, пожалуйста.
     С лёгким поклоном он закрыл за собой дверь. Кроули нахмурился от такого манеризма.
     – Что за… – Затем до него вдруг дошло: – Верно, это же Япония…
     Повисла звенящая тишина. Не в силах сидеть спокойно, Кроули поднялся и начал нервно расхаживать из стороны в сторону. После пары проходов, он резко остановился и развернулся к окну. Пейзаж, как и раньше, украшал величественный силуэт горного кряжа.
     Кроули прижал ладони к лицу.
     – Угмгмрхх…
     Разум бессильно метался, не способный смириться с происходящим.
     – Я должен быть болен, так ведь? – пробормотал парень, опуская руки. – Не может же быть, чтобы это на самом деле случилось…
     Казалось, что ещё вчера самой большой его проблемой было составление расписания для посещения лекций. А теперь он, видите ли, перенёсся на другую сторону планеты, ввязался в какие-то сверхъестественные – или попросту ненормальные – события, и провалялся три дня в больнице без сознания!
     На пострадавшего резко навалилась оглушающая усталость. Возможно, добрый доктор всё же был прав, и Кроули не стоило подвергать себя стрессу. Он растянулся на кровати.
     Больше всего пугала одна вещь – может, он на самом деле не сумасшедший. И ведь, скорее всего, так и есть. Вряд ли его безумие было бы таким… чужеродным. В самом деле, ну причём здесь Япония?..
     Невольный турист тяжело вздохнул, глядя в белый потолок.
     – Я надеюсь, найдётся кто-нибудь, кто оплатит больничные счета. Интересно, мне не полагается какая-то компенсация за то, что на меня напал бродячий мутант?..
     ***

     Одежду ему принесли, может быть, через час. Кроули не сразу сообразил, что в палате нет часов. К нему опять прислали ту же девушку, она вручила гостю больницы аккуратно сложенные вещи.
     Кроули тут же их неряшливо распотрошил, чтобы осмотреть.
     – А больше ничего не было? – спросил он медсестру. – Ни документов, ничего такого?..
     – Нет, я не думаю… – протянула девушка. – Я отдала всё что было. Вы что-то потеряли?
     – Я не… не знаю, – озадаченно произнёс Кроули.
     Телефона, когда он очнулся тогда в тумане, при нём не оказалось, как и документов. Так что с того раза он точно ничего не потерял.
     – Что ж… спасибо, – сказал Кроули, ожидая, что сестра его оставит.
     Но она вдруг спросила:
     – Скажите, вы не проголодались? После долгого перерыва вам нужно набраться сил.
     – А знаете… – протянул парень, – вы правы, я думаю мне нужно поесть.
     – Тогда я скоро всё принесу!
     Девушка улыбнулась и, отвернувшись, взялась за дверную ручку.
     – Вас ведь не отправили за мной следить?
     Она испуганно вздрогнула, явно подавив нервный писк, и обернулась.
     – Не… Вовсе нет, что вы такое говорите! – совсем неубедительно возмутилась она.
     – Конечно… – протянул Кроули и слегка склонился: – Простите за грубость, этого больше не повторится.
     Он вдруг понял, что вежливые, почти формальные обороты японского даются без труда. Возможно, это пришло в комплекте с общим знанием речи.
     – Ни… ничего, – выдохнула девушка и натянуто улыбнулась. – С вашего позволения…
     Она выскользнула за дверь с явной поспешностью.
     – Такая милая, когда пугается… – мрачно буркнул пациент.
     До него не сразу дошло, что не стоит играться с человеком, у которого есть доступ к его пище.
     Пока сестра не вернулась, Кроули переоделся. Что-то с вещами было не так. В смысле, они не вызывали никаких зловещих ощущений, в отличие от вида за окном, но… Он совершенно не помнил как покупал себе такую куртку, лёгкую ветровку с тёмными вставками на боках.
     Может, здесь и крылась разгадка, куда делись его документы и прочее – эта одежда явно была не его. Хоть и отлично подходила по размеру.
     Покрутив куртку в руках, Кроули обнаружил ярлык на воротнике. Обычно на таких печатали информацию о производителе и тому подобное. Но этот оказался совершенно пустой. Питая подозрения, парень стянул с себя плотную тёмно-синюю футболку. Ярлык на ней тоже нашёлся, и тоже пустой.
     – Ну что за дела… – устало пробормотал Кроули.
     Одеваясь, он краем глаза заметил за ширмой что-то блестящее. Зеркало. Пациент безынтересно отвёл взгляд… но затем нервно вздрогнул и подскочил к стеклу, ошарашенно уставившись на отражение.
     – Какого хера со мной происходит?!.. – панически выдохнул Кроули.
     Потому что его лицо было… не его. Он не ощущал никакой разницы или дискомфорта – физического, хоть ментально он точно был не в лучшей форме, – но черты человека в зеркале не напоминали его даже отдалённо.
     Кроули невольно прикоснулся к лицу. Оно было довольно узким, с высокими, но гладкими скулами, острым подбородком и тонкими губами. Глаза стали тёмными, как и волосы.
     И оно казалось пластмассовым. Искусственным, как будто это была… компьютерная модель.
     – Я стал персонажем из Final Fantasy!.. – поражённо прошептал турист.
     Тихий отчаянный скулёж, полный ужаса, прервал звук шагов. К двери кто-то подошёл, щёлкнул замок.
     – Прошу прошения… – чуть в нос произнесла медсестра.
     Когда она вошла в палату, вкатив перед собой тележку с подносом, Кроули уже успел отскочить от зеркала, поспешно пихнув ширму обратно к стене.
     – Ээ… Да, спасибо, – нервно сказал он.
     – Простите за ожидание.
     Она подкатила тележку поближе к кровати, Кроули сел рядом.
     – Спасибо, – повторил он.
     – Вызовите меня, когда закончите, ладно?
     – Обязательно.
     Вежливо поклонившись, девушка вышла. Кроули остался наедине с обедом.
     – Да уж, я точно в Японии, – буркнул он, глядя на поднос.
     Он не был специалистом в больничном питании, но даже он мог сказать, что сервировка очень и очень специфическая – в немногих странах мира подадут еду в пяти разных чашах, с коробочкой сока, установленной в специальном углублении. Кроули приходилось слышать о странных обычаях японцев в отношении еды, но это был первый непосредственный контакт.
     Бичом всех европейцев считались палочки для еды. Но гость страны самураев и тентаклей с облегчением обнаружил, что в комплект входят не только они, но и пластиковые ложка с вилкой. Возможно, последние предназначались для тяжело больных, а сервировка была стандартной.
     Поразмыслив секунду, пациент взялся за привычные приборы.
     – Погодим с культурной ассимиляцией… – пробормотал он.
     Хоть у него и имелся небольшой опыт использования палочек – всё благодаря китайскому ресторану возле старой квартиры, – он был не в настроении его утилизировать.
     На вкус больничный паёк оказался довольно неплохим. Судя по тому, что слышал Кроули о кормёжке в больницах, так вообще отличным. Суп был слегка водянистым, а резаные овощи из разных чаш он бессовестно смешал – одни оказались слишком пресные, другие слишком кислые. Но в целом еда даже слегка подняла ему настроение.
     Сестра забрала тележку с подносом, и, уточнив, не нужно ли ему что-либо ещё, почти строго приказала отдыхать. Когда она была искренней, у неё на лбу возникали очаровательные морщинки. Кроули послушно согласился и улёгся в постель.
     Положив руки под голову, он закрыл глаза. Нужно было подумать.
     ***

     В коридоре раздался характерный звук шагов. Кто-то подошёл к двери. Кроули, не шевелясь, сдержанно вздохнул. Дело шло к вечеру. Похоже, к нему наконец пришли обещанные посетители.
     В дверь постучали, и раздался голос медсестры:
     – Простите, можно войти?
     – Конечно, – ровно ответил пациент, садясь на кровати.
     Он ожидал что угодно, но ситуация всё равно застала его врасплох.
     – Прошу прощения.
     В комнату вошла красноволосая девушка в синей школьной форме: складчатой юбке и пиджачке с широкими отворотами. За ней следовал щуплый парнишка с неприметным лицом. Он тоже был в форме и, судя по цвету штанов и пиджака, из той же школы. Медсестра закрыла за ними дверь.
     – Это определённо интересно, – ровно произнёс Кроули. – Значит, всё-таки ты…
     – Хмпф! – Девица скрестила руки на груди, и почти комично задрала носик. – Разве так полагается приветствовать того, кто спас твою жизнь? Какой грубиян.
     – Н-да, ну… – вкрадчиво протянул Кроули. – Не уверен, что это вежливо требовать благодарности за то, что ты и так должен делать.
     – Чт… – поперхнулась она. – Ты!.. Я вовсе тебе ничего не должна!
     – Неужто? – Кроули хмыкнул. – Учитывая обстоятельства нашей встречи и то, что у тебя есть волшебная палка, я полагаю, что убивать тех монстров твоя работа.
     Красноволосая застыла на мгновенье. На лице паренька появилось удивление.
     – Как он узнал?.. – ошарашенно произнёс школьник.
     Кроули метнул на него короткий взгляд и поджал губы.
     Он ожидал, что его посетит кто-то посерьёзней. Учитывая, что он встрял в ситуацию, включающую весьма опасных огромных мутантов, вполне логично было бы предположить, что с ним свяжутся какие-то силовые структуры.
     И пара школьников – это не то, что он ждал. Пусть красноволосая и была явно как-то со всем этим связана – реакция пацана просто подтвердила догадку Кроули. Всё это было странно…
     Особенно то, что девчонка всё ещё, три дня спустя, носила красные парик и линзы. Не мог же это быть её естественный цвет…
     Кроули вдруг отвлекло странное ощущение. Будто что-то важное, что-то, что он забыл…
     – Ты… Я ничего тебе не должна, ясно? – очнулась, наконец, девчонка.
     – Да уж, требовать что-то от тебя выглядит всё более бесполезной идеей, – отвлечённо буркнул Кроули.
     Сдерживаемое раздражение начало прорывать наружу. Ему и так хватало давления, и это пёстроцветное чудо вовсе не помогало ситуации.
     – Что ты несёшь? – нахмурилась девушка, совершенно очевидно не замечая сарказма. – В любом случае…
     Она вдруг картинно наставила на Кроули палец, будто обвиняя в замысловатом преступлении. Тот скептически приподнял бровь, подавив желание цапнуть хорошенький пальчик и хорошенько им похрустеть, в назидание.
     – Я хочу знать, почему ты мог двигаться в тумане! – заявила она. – Ты что-то знаешь об этих нападениях.
     – Нет.
     – Ложь!
     Девчонка экзальтированно сжала кулаки. Это выглядело настолько глупо, что было даже очаровательно. До определённой степени.
     – Я вижу, у нас завёлся телепат, – едко ответил Кроули и обратился к парню: – А ты что скажешь, здоровяк?
     – Здоро?.. – озадаченно протянул тот и, сморгнув, спохватился: – А, ну… я не знаю… Но ты ведь и вправду мог двигаться в тумане, так ведь?
     – Конечно, он мог! – возмутилась красноволосая. – Ты что думаешь, я солгала?!
     – Вовсе нет!..
     Парень отчаянно замахал руками и нервно рассмеялся. Всё это выглядело неуловимо глупо.
     – Вас как шоу на обочине показывать надо.
     Красная аж раздулась от возмущения, но Кроули её прервал, резко подняв руку:
     – И прежде чем ты начнёшь шуметь – в больнице, я напомню, где людям требуются тишина и покой, – я хотел бы знать, что на счёт тебя, рыжая?
     Хоть её волосы были скорее красные, чем оранжевые Кроули всё равно перешёл на привычные ему выражения. Девчонка с трудом сглотнула возмущение и раздражённо фыркнула.
     – Что со мной?
     – Почему ты можешь двигаться, очевидно же. – Кроули поражённо покачал головой. – И о чём вы вообще? Что с этим туманом?
     – С чего бы мне отвечать?! – упёрлась она.
     – Можешь и не отвечать, – согласился Кроули и выразительно посмотрел на парня. – Так что там с туманом?
     – Эм… – замялся тот. – Просто… люди засыпают, как только попадают в него. И двигаться могут только те, у кого есть оружие…
     – Эй, не рассказывай ему всё подряд! – прикрикнула красная.
     – Но ведь, Роуз-сан, ты же сама говорила…
     – Что?
     Резкий холодный тон Кроули заставил обоих подростков посмотреть на него с удивлением.
     – Что ты… сейчас сказал? – отрывисто проговорил Кроули, борясь с мгновенно пересохшим горлом.
     – Эмм… – протянул парень с опаской.
     Кроули ощущал, что вот-вот готов сорваться. Случайная оговорка всколыхнула в памяти целый каскад воспоминаний.
     – Как ты её назвал?
     Всё это время путешественник поневоле пытался выяснить ответ на самый главный вопрос: как он здесь оказался? И теперь он почти боялся узнать этот ответ.
     – «Роуз»? – непонимающе переспросил парень.
     – Эй, что у тебя за проблемы? – поинтересовалась девчонка.
     – Как твоё полное имя? – ровно произнёс Кроули.
     – Тебе не положено представиться первому? – фыркнула она.
     Кроули с трудом сдержался, чтобы не вцепиться ей в горло голыми руками.
     Пауза затянулась. Недовольно сжав губы, красная сдалась:
     – Скарлет Роуз! Что с того?
     Это стало последней каплей. Кроули наконец-то знал, или как минимум догадывался, где он.
     – Ха-ха…
     Нервный смех вырвался совершенно непроизвольно. Кроули понятия не имел, что такое может случиться. Сознание будто расслоилось надвое – в одной части сидел бесстрастный мрачный наблюдатель, другую накрывали валы и цунами беспричинного веселья. С дурацкой улыбкой на лице парень отошёл к окну и тяжело оперся об подоконник.
     – Эй, что такого смешного? – оскорблённо спросила девчонка.
     Кроули её проигнорировал. Часть, захлёстываемая весельем, даже не услышала, её уносило в пучины.
     Неделю назад – не считая того времени, которое он предположительно провёл здесь, – Пол Кроули наткнулся в интернете на одну историю. Это была на редкость беспомощная аматорская писанина, автор которой очень, однако, гордился самоприсвоенным званием «первого американского ранобе», в блаженном неведении того, что «первых» уже не меньше дюжины.
     Сам текст состоял из сочных штампов, стыдливо попяченных из популярных аниме, слепленных паршивым языком изложения, и в целом был выполнен в ключе гаремного псевдоэкшена, где протагонист туп, как пробка, но зато всегда заметит цвет трусов под каждой юбкой.
     Кроули, как и все остальные гости в треде, не зашёл бы дальше пары едких комментариев, если бы не одно обстоятельство – срач быстро перерос в личные разборки. Пейсатель готов был выйти в чисто поле один на один с любым «хейтером». И вдруг оказалось, что недалёкий графоман живёт… в Филадельфии!
     Кроули охотно предложил свои услуги. Отыгрывать всё взад было поздно. Аффтару пришлось защищать свою честь в реале.
     Встреча вышла ещё более унылой, чем Кроули мог себе представить, и кончилась соответствующим образом, то есть ничем. В реальности аффтар оказался такой же невежественной школотой как и в интернете. Ещё и довольно трусливой.
      Но самое главное, что его история повествовала о школьнике, окружённом вызывающим подозрения по поводу личной жизни автора количеством женского внимания, который, прогуливаясь ночью по улице, попал в густой туман определённо не-магического-да-вы-что происхождения, где тут же наскочил на новенькую из школы, которая рубала гигантских чудищ огненным мечом…
     На пробуждении «особенной силы» Кроули сломался – просто читать эту муру уже было невозможно. Вдобавок его вымораживало имя главных сис… то есть, главной героини, Скарлет Роуз, знаково окрашенной алым во всех стратегических местах, о чем аффтар не преминул напоминать каждый раз, когда она оказывалась в кадре.
     И вот теперь эта мура стояла перед ним. Перед Кроули. Из плоти и крови, совершенно реальная.
     Парень беспомощно ткнулся лбом в стекло.
     – Я чокнулся, так ведь? – тихо произнёс он.
     – Ха? Что ты там бормочешь? – несколько неуверенно поинтересовалась Роуз.
     Кроули глубоко вздохнул, стараясь успокоиться.
     – Эй, пацан, – ровно сказал он. – Твоё имя… Хиро, не так ли?
     – Д… да… – поражённо подтвердил тот.
     Повисла пауза.
     – Ээ… Эй, откуда ты его знаешь? – ожила наконец красная. – Хиро, что за дела? Ты не говорил, что ты его знаешь!
     – Я не знаю честное слово, я тоже удивился! Я никогда не…
     Странный смех заставил их умолкнуть. Положив ладони на стекло Кроули смеялся, запрокинув голову.
     Возможно, это была просто защитная реакция, но нелепость ситуации была положительно невыносимой. Почему-то Кроули ощутил подъём.
     – Anyone think he’s the hero of his own story, – с усмешкой заявил он и спохватился: – Hey, my English is back! Как. Странно.
     Хиро и Роуз озадаченно нахмурились.
     – Английский?.. – протянула девчонка.
     Кроули резко обернулся. Школьники нервно отшатнулись.
     – Нет-нет. – Пришелец коротко улыбнулся. – Американский. Это совсем другое.
     – Но… – Хиро захлопал глазами, – разве в Америке не говорят на анг…
     – Уагх, замолкни! – рявкнула Скарлет, махнув руками. – Ты! – Она ткнула пальцем в Кроули. – Отвечай, откуда ты знаешь его имя?! И не вздумай мне лгать!
     Кроули сдержанно рассмеялся. Он мог только догадываться, откуда в этой неудачнице берётся наглость что-то требовать.
     – Я. Никогда. Не лгу, – веско произнёс он с самым серьёзным выражением на лице.
     – Тогда отвечай!
     – Дело в том, что я… – в тон драме произнёс пришелец, подготовив самый лучший ответ, – могу читать мысли.
     На секунду детишки замерли. Их можно было живописать, с такими-то лицами.
     – Не… не может быть! – отрезала Роуз. – Чтение мыслей, это!..
     Кроули шагнул поближе, заставив Скарлет испуганно шарахнуться в сторону.
     – Не… На меня твои фокусы не подействуют!
     Она фыркнула и скрестила руки на груди, давая понять, что дрожащие нотки в её голоске всем просто послышались. Кроули секунду посверлил её взглядом.
     – Ты подумала: «хорошо, что он не умеет читать мысли, иначе он узнает, что я думала о Хиро вчера вечером».
     – Гиих!
     С испуганным воплем Скарлет отпрыгнула назад, едва не врезавшись в дверь спиной. Кроули даже не ожидал, что его фокус окажет такой эффект.
     Девчонка и впрямь была плоской, как картон. Не удивительно, если учесть из-под чьего пера они вышли…
     – Роуз-сан?.. – озадаченно произнёс Хиро. – Что он гово?..
     – Заткнись, заткнись, заткнись! – отчаянно провыла Скарлет, неистово сжимая кулачки. – Ты!.. Вы… Не вздумай больше так делать, ты меня понял?!
     – Вау, ты просто феерически бесполезна… – Кроули сокрушённо покачал головой. Затем демонстративно прикоснулся пальцами к вискам. – Я не могу контролировать мой дар.
     – Напрягись!!
     – Ладно, хватит глотку драть. – Кроули сменил тон, отбросив шутки. – Лучше скажите, на кого вы там работаете.
     – С чего бы нам?!
     Кроули небрежно отмахнулся от Скарлет и посмотрел на Хиро.
     – Но… разве ты не можешь просто прочитать наши мысли?
     Отсутствие даже капли иронии в его голосе на мгновенье ввергло Кроули в ступор.
     – Ну ты что серьёзно, что ли? – ошарашенно спросил он. – Ты реально… Ках, неважно, просто ответь на вопрос, да?
     – Хо… хорошо! Это Институт экспериментальной энергии…
     – Эй, не рассказывай ему всё!
     – Что ещё за Институт? – Возмущённую реплику рыжей Кроули снова проигнорировал. – Эта штука тогда ночью выглядела довольно опасной, этим не должны заняться силовые структуры? Военные, полиция, что-то такое.
     – Точно, – кивнул Хиро. – Институт просто прикрытие, и на самом деле там находятся солдаты Сил самообороны…
     – ЭЙ!
     Скарлет рванулась, встав между ними. Хиро испуганно дёрнулся.
     – Хватит с нами играться, ты, засранец! – впервые с явной злостью рыкнула рыжая. – Ты так и не сказал, кто ты такой и что ты делал тогда в тумане!
     – Но, Роуз-сан…
     – Заткнись, Эмия! – Скарлет сверкнула глазами. – Он… он может быть нашим врагом!
     – Вау, Шерлок, какая дедукция, – пренебрежительно фыркнул Кроули. – Но нет, мимо. Эй, давно в городе проблемы? С такими защитниками его с лица земли сотрут ещё до выходных…
     – Заткнись! Мы уходим!
     Девушка порывисто развернулась. Хиро растерянно дёрнулся за ней.
     – Но, Роуз-сан, нас же просили!..
     – Что, уже не хочешь узнать почему на меня действовал эффект тумана? – ровно произнёс Кроули. – Как быстро сдалась…
     – Заткнись, – глухо произнесла девчонка, не оборачиваясь.
     – Н-да, – констатировал Кроули и подошёл к Хиро. – Ладно, парень, ближе к делу. Кто вас сюда прислал?
     Парнишка покосился на Скарлет. Та смотрела на них, раздражённо играя желваками на щеках и невольно сжимая кулаки.
     – Вы ведь не сами сюда пришли? – поднажал Кроули.
     Хиро помедлил.
     – Роуз-сан хотела узнать о тебе как можно скорее, – медленно произнёс он. – Но полковник сейчас отсутствует, иначе он, скорее всего, посетил бы тебя сам.
     – Полковник, да? – протянул Кроули. – Значит, военные, я предполагаю… Но неужели больше нет ни одного важного перс…
     Чужак резко прикусил язык. Он едва не ляпнул «ни одного важного персонажа». И это было бы как минимум странно.
     – Ну, то есть… – Кроули демонстративно прикрыл рот рукой и «незаметно» указал на Скарлет: – В смысле, я не думаю, что кое-кто здесь хорош во всех этих разговорных штуках…
     – У тебя какие-то проблемы?! – раздражённо рявкнула она.
     – Чёрт возьми, я даже не знаю где начать, – искренне вздохнул Кроули. – Но в данный момент моя проблема это ты. Так что…
     Он отвернулся и отошёл к окну, игнорируя злобный и удивлённый взгляды.
     – Давайте-ка вы избавите меня от своего присутствия. – Он небрежно помахал рукой над плечом. – Кыш. Позовите кого-то, кто хотя бы закончил школу.
     – Ты не в положении чтобы приказывать! – рявкнула Роуз.
     – Да что ты говоришь, дорогуша? – пренебрежительно фыркнул Кроули. – А я и не сообразил, что это ты здесь принимаешь решения.
     Он полуобернулся. Скарлет стояла подобравшись, будто готовилась броситься на обидчика с кулаками.
     – Да уж, я так не думаю… Хиро, забирай свою подружку, и отправляйтесь к начальству. Я буду здесь.
     – Ла… ладно, – протянул школьник.
     Он шагнул к красной и протянул к ней руку, планируя… сделать Бог знает что. Та, разумеется, раздражённо отбила его ладонь, и выскочила из палаты, хлопнув дверью. Хиро помедлил, затем взялся за ручку.
     – С вашего позволения…
     – Эй. – Кроули повернулся к нему. – Расслабься. Она скоро уймётся.
     Лицо Хиро посветлело. Кроули не уставал поражаться тому, как легко читать этих… людей.
     – Да. До свидания… – Он вдруг запнулся. – Эм… Ты так и не сказал своё имя…
     – Имя… – протянул Кроули. – Думаю, это не важно. Увидимся.
     – Д… да…
     Оставшись наедине с ситуацией, Кроули опёрся об подоконник, глядя на улицы за стеклом.
     – Япония, эй?..
     Он даже не подумал спросить этих детишек, не знают ли они, откуда он здесь взялся. Какой-то глубокий, почти животный инстинкт, помогавший ещё пещерным людям, авторитетно заверял, что это бесполезно.
     – Как же?..
     Кроули с досадой ощутил, что его голос звучит чуть ли не отчаянно. Удивляться, однако, было нечему. Внезапно оказаться внутри графоманской писанины по мотивам аниме. Что может быть ужаснее?
     Тянущее ощущение тревоги накатило внезапно. Он ощутил это ещё раньше во время разговора с детьми, но тогда просто отмахнулся. Теперь чувство стало сильнее. Кроули даже невольно оглянулся, стараясь понять, что же его так… встревожило?
     Он удивлённо потянулся к заднему карману джинсов. Казалось, что там находится что-то важное.
     Когнитивный диссонанс разрывал разум на куски – Кроули точно знал, что в карманах одежды ничего нет!
      Но его пальцы вдруг ощутили что-то жёсткое. Лист бумаги.
     «Какого хера ты творишь придурок?».
     Надпись красовалась посередине листа, написанная на английском, будто от руки, незнакомым почерком.
     – Что за херня? – ошарашенно выдавил Кроули.
     Ему понадобилась секунда, чтобы сообразить, что он видел этот листок раньше. Это была страница из его записной книжки, синеватая бумага в линейку. Кроули вырвал лист, чтобы записать место встречи, перед тем как отправиться в центр. И он определённо заметил бы листок раньше!
     Вызывающий тон замечания раздражал. На Кроули и так обрушилась куча дерьма, последнее, что ему было нужно это хамские надписи.
     – «Какого»?.. Это мой, блядь, вопрос! – невольно рявкнул он. – Что за грёбанные предьявы?!
     Текст на бумаге вдруг растворился. В следующее мгновенье по пустой строчке быстро побежали буквы, будто наносимые невидимой печатной машинкой.
     «Твой сраный цирк сломал мне весь сюжет! Какого хера ты вообще там делаешь проваливай!».
     Возмущённые вопли были лишены внятной пунктуации, будто нервный миллениал криво набирал их на телефоне.
     – Что за бред… – Кроули ошарашено покрутил головой. Чисто машинально, никого увидеть он на самом деле не рассчитывал. – Кто… Ты кто вообще, мать твою?
     «А кто по-твоему ты урод? Выметайся из моей истории!!!».
     – «Моей»… – протянул Кроули, озарённый догадкой. – Так… Так это ты?! Какого хера ты сделал, ублюдок?!
     Невольный гость страны рыбных роллов старался как мог не повышать голос слишком сильно. Не хватало, чтобы кто-то прибежал пока он… в процессе приступа шизофрении, видимо.
     Не могло же так быть, чтобы сраный графоман посылал ему волшебные послания на невесть откуда взявшемся клочке бумаги?
     «Я ни черта не делал, ты там оказался сам по себе. Какого хрена ты там забыл если ты так ненавидишь аниме? Ещё один сраный латентный хейтер виабуник косящий под крутого».
     – Закройся!
     Кроули в сердцах треснул кулаком по подоконнику. Текст на бумаге прервался и застыл, не закончив фразу.
     – Какого хера здесь происходит? Как я здесь оказался, как ты переправил меня в Японию?! Какого черта тебе вообще нуж?..
     Кроули, сбившись на хрип, усилием воли прервал невнятный поток вопросов и умолк, с трудом собираясь с мыслями. На листе побежали новые строки.
     «Я ни черта не делал, с какого хера мне творить такую херню, тупой ты кретин?! Ты просто влез в текст и я» – надпись замерла на секунду – «Я даже не могу ни хрена исправить теперь! Тебя там быть не должно, я понятия не имею что происходит! Это наверняка из-за тебя проваливай!».
     – Повторяешься, – мрачно буркнул Кроули. – Я наверняка свихнулся, не может быть, чтобы…
     Текст его прервал.
     «Да если бы. Я тоже думал, что у меня крыша поехала когда понял кого Роуз и Хиро притащили из зоны. Целый день поверить не мог».
     Кроули глубоко вздохнул.
     – Ладно. Но какого хера произошло? – почти спокойно сказал он. – Поверь, последнее, что я хотел от жизни, это поездку в сраное школьное аниме!
     «Последнее что я хотел так это чтоб какой-то сраный хейтер влез в пространство текста»
     – Как будто ты знаешь, что это такое, – раздражённо перебил Кроули. – Слушай, игры кончились, вынимай меня отсюда!
     «Если бы мог ты бы не добрался до грёбанной больницы! Я» – текст замер – «Я понятия не имею что происходит. Я не могу о тебя избавиться».
     – В смысле, вытащить отсюда? – зло переспросил Кроули. – Потому что я не мусор, чтобы от меня «избавиться». Уж лучше тебе поверить мне на слово!
     «Какого хера это должно значить?».
     – А то ты не догадываешься. Ты же не хочешь, чтобы с твоими отличными персонажами произошло что-то плохое?
     «Ты что серьёзно тут будешь косить под братка? Да я тебя».
     – Что? – с насмешливой злостью перебил Кроули. – «Я тебя» что? Ты же не можешь ни хрена сделать, так? Иначе мы бы тут не срали кирпичами на пару.
     Текст на листе растворился. В комнате повисла звенящая тишина.
     – Ну, есть идеи? – мрачно поинтересовался Кроули у листка бумаги. – У тебя ведь есть идеи? Ты же у нас грёбанный писатель.
     «Пошёл ты урод. Я понятия не имею как ты там оказался или как тебя убрать. Я бы уже давно над этим работал. Но теперь понятия не имею что происходит. Все стало».
     Текст прервался. Кроули выждал секунд пять.
     – «Всё стало» что? Что там с твоими влажными фантазиями?
     «Заткнись сраный хейтер. Я просто больше не знаю что будет дальше».
     – Что за хрень? – Кроули удивлённо свёл брови. – Как же ты пишешь?
     «Я не знаю! Я могу записывать только то что случилось! Я ни черта не знаю о том что будет дальше!».
     – Это… странно, – озадаченно протянул парень. – Ладно… А что с тем, что было до этого? С твоим оригиналом, я имею в виду?
     «Я не помню. У меня уже мигрень от этого всего, но я не могу вспомнить, как не пытаюсь. Осталось только то, что происходит сейчас.».
     – Вот… как…
     Кроули опустил листок, поднимая к окну невидящий взгляд. Ситуация из безумной, стала безумной и необъяснимой.
     – Ладно. От этого тоже никого толку. Блеск. – Кроули сжал губы. – Но что же делать?..
     Знакомое беспокойное ощущение заставило его взглянуть на листок.
     «Просто делай как положено».
     Кроули секунду смотрел на с глухой пустотой в голове. Потом возмущённо всплеснул руками.
     – Как положено?! – рявкнул он. – Пошёл ты! Ты что, всерьёз предлагаешь мне подыгрывать твоим клоунам?! Да чтоб я сдох!
     «А что ты хочешь делать, стать сраным МериСью? Просто не отсвечивай! Может быть».
     – «Может быть»?! – прорычал Кроули. – «Может быть»?! Ты мне что, делаешь грёбанное одолжение, сраный долбосос?! Пошёл ты на хер! Я не обязан играть в твои игры!
     Припечатав листок к подоконнику, парень зашагал из стороны в сторону. Тревожное ощущение побуждало взять лист обратно, но Кроули упирался изо-всех сил.
     Когда первая волна бешенства унялась, сквозь злобу вдруг блеснула одна мысль. Пленник графоманской писанины снова взял волшебную записку в руки.
     – Эй. У этой сраной истории ведь должен быть конец, так? Или ты из тех фикеров…
     Тут уже записка прервала его.
     «Об этом я и говорил кретин. Может если ты досидишь до конца тебя» – текст помедлил – «каким-то макаром перенесёт обратно, как и засунуло».
     – Вот оно что… – протянул Кроули. – Ладно. Это будет план.
     «Смотри-ка единственная здравая мысль из твоего сраного рта».
     – Пошёл ты.
     «Так что просто сиди и не дёргайся ясно? Делай что положено раз ты такой умный!».
     – Да, на счёт этого, – ровно произнёс Кроули. – Если ты думаешь, что я просто буду сидеть на попе ровно, у меня для тебя плохие новости. Может ты не в курсе, но я…
     «Увяз в сюжете, без тебя знаю кретин, моя же история всё-таки. Слушай, ты должен будешь».
     – Хватит мне указывать, что я должен, да? – прервал Кроули. – Не говори мне, что делать, и я не скажу, куда тебе идти. Я сам что-нибудь придумаю. Если хочешь помочь, просто скажи, что там происходит за кулисами, так я смогу…
     «Откуда мне знать тупица? Я же сказал я не могу вспомнить что там было.».
     Кроули нахмурился.
     – Но общее же положение дел ты знаешь, нет? Просто назови детали, я сам разберусь, что куда.
     Текст внезапно растворился, заставив Кроули удивлённо приподнять бровь.
     – Аллё? Застрявший в аниме вызывает реал, приём.
     Лист безмолвствовал. И тут Кроули осенила догадка.
     – Ебать меня в ухо… – ошарашенно произнёс он, держа лист на вытянутой руке. – Ты просто не знаешь, так ведь? Ты, тупой урод, ни хрена не продумал! Просто поналепил что под руку подвернулось, точно? Мать твою, так я был прав, ты просто наворовал из!..
     В ответ по листу с поспешностью понеслась строка.
     «Пошёл ты на хрен грёбанный урод тебя вообще здесь быть не должно какого хрена ты вообще что-то взял обсуждать когда оно тебя не касается сраный хейтер».
     – Так, вот что мы сделаем.
     Кроули резко смял листок в ладонях и скатал в шарик. Затем ловким движением отправил его в мусорную корзину в углу.
     – С этого момента я сам по себе. Как-нибудь справлюсь, спасибо что спросили.
     Кроули улёгся на кровать и, подложив руки под голову, попытался расслабиться. В такой ситуации, в какую он умудрился встрять, ему понадобится много энергии.
     – Да уж. Это будет как минимум интересно…
     ***

     За ночь ему даже удалось немного выспаться. Немного. Нервное напряжение нельзя было просто взять и смыть водой.
     Происходящее всё ещё не имело никакого объяснения. Хоть ему удалось обдумать некоторые вещи. Он даже пожалел, что так резко оборвал связь с чёртовым графоманом. Тот хоть теоретически мог прояснить пару вопросов.
     К примеру, если всё вокруг действительно не простая галлюцинация в глубинах разрушенного разума и Кроули действительно перенёсся в пространстве-времени, как будто это какой-то совсем охреневший эпизод «Квантового скачка», то графоман должен был остаться в реальности. А значит, возможно, стоило его расспросить об этом. В конце концов, Кроули даже не знал, что стало с его реальным телом. И родители наверняка волнуются. И ещё был вопрос, перенёсся ли он в другой мир, в какую-нибудь параллельную вселенную, или это место находится в реальной Японии. Кроули не был специалистом в японской географии и понятия не имел, существует ли там город Инакура.
     Если даже он и не был сумасшедшим, у него были все шансы им стать. Стресс, как известно, способствует ментальной нестабильности. Поэтому никогда нельзя огорчать почтальонов. Кроули пришлось приложить немало усилий, прежде чем он смог заснуть.
     Где-то после полудня он ощутил, что следует чем-нибудь заняться. Просто сидеть в палате без дела было невыносимо нудно. Конечно, он мог таращиться в окно на прохожих и горный пейзаж.
      Вид с третьего этажа открывался неплохой. Город внизу, предположительно Инакура, если присмотреться, всё же выглядел иначе, чем окрестности Фили, где вырос Кроули. Основное различие придавало обилие пёстрых крыш. От больницы и до самих предгорий раскинулся ковёр из одно-двух этажных зданий, с редкими бугорками чего повыше и небольшим штабелем жилых высоток этажей в десять чуть в стороне. Кроули, наверно, тогда очнулся где-то там, на одной из узких улочек.
     Город казался небольшим, совсем без высоток, но может, центр просто находился с другой стороны больницы, отроги гор начинались всего в паре миль. Если Инакура располагалась в долине, больница, скорее всего, стояла ближе к её краю.
     В глаза Кроули снова бросилось обилие воздушных линий. К тому же на столбах громоздились здоровенные трансформаторы. Он припомнил, что во многих аниме действительно любили показывать крупным планом гудящий трансформатор на столбе. Что ж, хоть что-то должно было оказаться правдой.
     Но такое времяпрепровождение быстро утратило новизну. Пошатавшись по палате, Кроули подумал, что не прочь что-то почитать, хотя б просто газету. Это была бы идея… Пожалуй, стоило попросить сестру, когда она приносила ему завтрак.
     Его размышления прервал звук шагов в коридоре. Он бы не обратил внимания на простые шаги – в коридоре ходили постоянно, это была больница. Кроули привлекло отличие.
     В дверь постучали.
     – Прошу прощения… – раздался голос медсестры.
     – Входите, – ровно произнёс Кроули.
     В палату вошёл мужчина средних лет. Его внешность была заметно азиатской, худощавое длинное лицо, с широким подбородком. Тёмные волосы были коротко подстрижены, взгляд тёмных глаз казался неприятно цепкими.
     – Прошу прощения.
     Он вежливо коротко поклонился и прикрыл за собой дверь.
     Это уже больше соответствовало ожиданиям застрявшего в аниме. Возможно, это даже был тот самый человек, которого упоминал Хиро, полковник. Кроули легко представлял гостя в форме, хоть тот и носил простой деловой костюм.
     – Надеюсь, я не слишком расстроил моих вчерашних посетителей. – Это был чисто воды пробный камень, Кроули понятия не имел, знает ли человек о вчерашнем. – Боюсь, я немного погорячился.
     – Нет-нет, я должен принести вам свои извинения. Мне стоило поговорить с вами самому. Прошу прощения.
     Кроули молча указал на стул, и сам присел на кровать.
     – Позвольте мне представиться, – начал посетитель. – Моё имя Кусанаги Джун. Я глава Института экспериментальной энергии.
     Тот самый полковник. Сто процентов.
     – Мне кажется, Хиро упоминал о вашей организации, – уклончиво ответил Кроули. – Чем именно вы занимаетесь? В смысле, я примерно догадываюсь, увидев всё своими глазами…
     – Это началось несколько месяцев назад, – ровно ответил Кусанаги. – Наша организация пытается выяснить причину и сдержать угрозу. Вы были в одной из зон нападения и знаете, как опасны те создания.
     – Верно. И что же происходит? Вы знаете, откуда они взялись, чего они хотят?
     Все законы жанра кричали, что раз всё началось совсем недавно, и протагонист, видимо, вступил в игру лишь на днях, то полковник скажет «нет».
     – К сожалению, это неизвестно.
     Разумеется. Кроули тихо хмыкнул.
     – Именно поэтому я хотел бы попросить вашей помощи. – Мужчина встал и склонился в глубоком поклоне. – Прошу вас.
     Кроули помедлил секунду, прикидывая действия. Он представлял несколько путей развития ситуации, и сейчас всё было довольно прямолинейно. Вопрос в том, изменится ли это, если Кроули не пожелает просто встать на рельсы сюжета.
     А вставать он не хотел. Это было, как ни странно, попросту опасно. Вселенная в подобных писевах крутится вокруг протагониста, всем остальным стоило пригнуть головы.
     Поднявшись, Кроули сделал несколько шагов к окну и встал, сложив руки на груди.
     – Вы пытались выяснить, кто я? – спросил он.
     – Я надеялся, что вы сами расскажете, как вы попали в…
     – Но вы ведь пытались выяснить мою личность, не так ли? – прервал Кроули отступление с позиций прямого ответа. – Ну же, это важно.
     На секунду повисла тишина.
     – Мы… не обнаружили никаких зацепок, – ровно признался военный.
     – Ясно… – протянул Кроули.
     – Вы… хотите сохранить свою личность в тайне? – предположил полковник.
     – В этом нет нужды, – ровно ответил парень. – Я не помню кто я.
     – Вот как… – произнёс Кусанаги с нотками сомнения.
     Кроули обернулся.
     – Никакого удивления? Вижу, вы поговорили с доктором, прежде чем навестить меня. – Кроули усмехнулся. – Как хитро с вашей стороны.
     Утром Кроули снова осмотрели, проверяя его состояния. Когда встал вопрос о памяти, пациент обстоятельно скормил врачу историю об амнезии.
     Амнезия. Один из самых затяганных приёмов в фантастике. Была какая-то поэтическая справедливость в том, что Кроули применит его в этой невероятно оригинальной истории о школьниках, сражающихся с монстрами волшебными мечами.
     Кроме того это давало неплохое пространство для манёвра. Нескладность в поведении, сомнительные поступки, странные решения – амнезия! Оставалось только выяснить, купятся ли на это окружающие. Кроули готов был поспорить, что у него хорошие шансы – он в Японии впервые и гарантированно будет цепляться за любую бытовую мелочь. Жизнь здесь по слухам была весьма непривычной.
     – Я уверяю вас, что не имею никаких дурных намерений, – произнёс полковник.
     Кроули прищурился.
     – Тогда, как на счёт вашего друга, который остался за дверью?
     Шаги медсестры Кроули узнал без труда, другие были тяжелее. И определённо не одни. К палате подошло как минимум трое.
     – Удивлен, что вы заметили, – ровно произнёс полковник. – Однако это просто сопровождающий. Вам не стоит беспокоиться о своей безопасности.
     – Да, ну… что ж. Поверю вам на слово, – протянул Кроули. – Я даже надеялся, что вы выясните что-то полезное.
     – Я понимаю, – произнёс Кусанаги. – Возможно, нам удастся что-то узнать, если мы выясним как…
     Он запнулся.
     – Да ладно вам, – подбодрил Кроули. – Если мы узнаем, как я связан с происшествиями, так ведь?
     – Я не планирую принуждать вас к чему-либо, но возможно в этом есть смысл. Что вы помните о той ночи?
     – Всё с того момента, как очнулся посреди… как вы сказали, «зоны»? И ничего до этого.
     Пытаться объяснять серьёзному человеку об этих делах про «застрял в другом мире» было бы просто нелепо. Никому не стоило знать, что здесь происходит, за такое Кроули сочтут психом в любом случае.
     – Ясно, – сказал полковник. – И вы не знаете, почему эффект тумана не подействовал на вас?
     – Нет.
     Тут Кроули и вправду не имел ни малейшего понятия. Очевидно, что волшебный иммунитет к волшебной фигне бы статусным символом главного героя. Откуда он у Кроули – тайна. Хоть его и мучали полчища недобрых догадок…
     – Возможно, Институт мог бы вам помочь, – предложил Кусанаги. – И возможно мы даже смогли бы предоставить вам укрытие, пока вы не вспомните кто вы.
     – Вы предлагаете мне сотрудничать? – скептически поинтересовался Кроули. – Я могу быть опасен, знаете ли.
     – Так странно, что вы сами это предполагаете, – ровно произнёс полковник. – Что заставляет вас так думать?
     – Скарлет. – Кроули переложил вину на рыжую не раздумывая. – Она, может, и не самая умная, но тут она была права. Кто знает, на что я способен.
     – Я уверен, что…
     – И это заставляет меня… питать сомнения по поводу ваших мотивов, полковник.
     Кроули заметил, что глаза Кусанаги на секунду прищурились. Может ему и не следовало разыгрывать крутого, но, в конце концов, он ничего не узнает, если будет просто поддакивать, как протагонист плохого РПГ. А экран «game over» лечился простым нажатием клавиши только в играх.
     – Я не вижу причин вас в чём-то подозревать. Я вам доверяю.
     Кроули невольно рассмеялся и, подойдя к окну, опёрся об подоконник.
     Его участие в большом проекте создания стандартного аниме сюжета два дробь пять, «школьники против монстров», было где-то высечено в камне.
     – Well, – с ноткой тоски вздохнул парень, – aren’t I lucky…
     После секундной паузы полковник произнёс:
     – Вижу, мы выяснили, что вы знаете английский…
     – Лаки.
     – Прошу прошения?
     Кроули развернулся к нему с лёгкой натянутой улыбкой на лице.
     – Я возьму себе… этот псевдоним. Лаки Смит.
     – Вот как… – протянул Кусанаги. – Что ж, это лучше чем ничего. В таком случае, Смит-сан?
     – Можете звать меня по… – Кроули изобразил кавычки в воздухе, – «имени».
     – Тогда, Лаки-кун. – согласился полковник.
     – Хм. Звучит лучше, чем я думал… – протянул «Смит». – Прошу прощения, что не представился сразу, я знаю, это очень грубо…
     – Не стоит, я всё понимаю.
     Кажется, Кусанаги даже не предположил, что это может быть сарказм. Японцы и впрямь любили свой этикет. Очень.
     – Если у вас есть ещё какие-то вопросы, то я с радостью на них отвечу.
     – Хм…
     Вопросов была масса, но Кроули ещё не решил какие кому задать. Впрочем, был один.
     – Кто платит за моё содержание в больнице?
     – Это… – Кусанаги слегка замешкался. – В данном случае, твои счета оплатит Институт. В конце концов, это наша вина, что мы не можем обеспечить безопасность горожан.
     Кроули озадаченно сдвинул брови. Ответ звучал стандартно, вызывая некоторые сомнения. Такое заявление контрастировало с реальностью всего происходящего. Ни за что госорганизация не станет тратить свои деньги, только не добровольно, только не на простых смертных.
     – Это… подозрительно щедро с вашей стороны, – протянул парень. – А не случится ли так что этот ваш Институт-как-то-там частная фирма?
     – Отправлять в частный сектор дела государственной безопасности может быть… небезопасно, – ровно ответил полковник. – Институт работает под эгидой Министерства обороны Японии.
     – Обор… – Кроули запнулся – Вау. Я…
     Что-то подсказывало, что ему стоит заткнуться.
     – Я думаю, что пока что это всё.
     – В таком случае, я хотел бы, чтобы ты отправился со мной в Институт.
     – Разумеется.
     Особого выбора у пришельца всё равно не было.
     Забрав куртку – единственную личную вещь, которая не была уже на нём одета – Кроули отправился за полковником. Сопровождающий оказался высоким худощавым мужчиной с короткой стрижкой в неприметном деловом костюме. То есть, наверняка был из военных. Заместитель, возможно. Выглядел он в меру представительно.
     Смена обстановки пришлась кстати, Кроули всерьёз заскучал, сидя в палате, как комнатная собачонка. Проходя по коридорам госпиталя, он отметил, что медсёстры в розовых платьицах составляли незначительную часть персонала, большинство сотрудников были одеты в привычные синие штаны и рубашки. Вероятно, девушки работали только с пациентами в палатах.
     Большинство пациентов и работников точно были азиатами. Но пару раз Кроули замечал странные, совсем не азиатские, но и не совсем европейские черты лица. Их лица походили на его новое – будто искусственные.
      Из больницы их выпустили без всяких вопросов, что позволило Кроули судить о длине рук «Института военного прикрытия». Даже в Штатах не каждая организация могла ловко обойти больничную бюрократию.
     На улице Кроули невольно втянул поглубже тёплый воздух с ароматом цветов с клумбы и бензина с парковки и деловито осмотрелся. По дорогам гудели машины, в основном серебристые малометражки и небольшие фургоны. Больницу окружали жилые по виду дома. Они напоминали пригодные домики, но казались странно… мелкими.
     На первом этаже симпатичного двухэтажного здания через дорогу красовалась вывеска, надпись гласила: «Кафе “Аромат”». Кроули уже привык к тому, что может читать иероглифы, эти были пухленькими и розовыми. Вывеску украшала кофейная чашка с кошмарно кавайными анимешными глазами.
     – Cute… – буркнул он.
     Их машиной оказался чёрный седан прямо возле входа. Кроули вдруг подумал, что нигде не видит здания парковки. Возможно, больница была меньше, чем ему казалось.
     – Как далеко мы от центра? – задумчиво спросил он.
     – Не слишком, – ответил ему сопровождающий. – Может, километра три.
     – Что-то не так, Лаки-кун? – Полковник полуобернулся.
     – А, нет, просто… мысли вслух, – отмахнулся Кроули.
     Кроули понял, что был прав, больничное окно и правду выходило на другую сторону от города.
     Поездка оказалась куда интереснее, чем он ожидал. Даже в том тумане город казался неуловимо чужеродным. Теперь же, когда здания и люди ничем не скрытые проносились прямо за стеклом, Кроули резко ощутил, что находится в чужой стране.
     Строения имели необычные фасады, но самым непривычным всё же оставалось то, что никто не строил вплотную. Между домами зияли странные щели. Иногда попадались дома в знаменитом «классическом японском» стиле. Строгие деревянные строения под блестящими чёрными крышами загнутыми вверх углами выглядели весьма представительно. Во многих дворах росли незнакомые деревья, обычно заметно ухоженные и подстриженные. Вывески на бизнесах казались слишком яркими, почти всегда украшенные странно наивными фразами на ломаном английском.
     Даже прохожие порой были другими. Часто попадались женщины в пёстрых фартуках; мужчины в деловых костюмах нараспашку, помахивающие портфелями и сумками; молодые девушки в коротких лёгких платьях под самое горло, но почти без юбки.
     А ещё торговые автоматы стояли буквально на каждом углу.
     Кроули так увлекся, что не сразу заметил кое-что странное.
     – Не думаю, что это хорошие манеры, рассматривать пассажира в зеркало заднего вида, – холодно произнёс он вдруг.
     Пользуясь тем, что сидит перед водителем, парень для острастки врезал по спинке ногой и рыкнул:
     – Хватит!
     – Такахаши-кун, – раздражённо произнёс полковник, сидевший спереди. – Что ты себе позволяешь?
     – Прошу прошения, – поспешно оправдался водитель, бросив возиться с зеркалом заднего вида. – Я просто… не смог совладать с любопытством. Я виноват.
     – Что ж, это мило, – едко протянул Кроули.
     – Я обещаю, что он понесёт советующее наказание, – недобрым голосом сказал полковник, смерив подчинённого косым взглядом.
     Проштрафившийся сотрудник в ответ издал сдавленный стон.
     – Да, ну… – протянул Кроули, раздражённо скрестив руки на груди. – Теперь мне точно надо быть начеку.
     – Мне очень жаль, – заверил его Кусанаги.
     Парень в ответ только хмыкнул и отвернулся к окну.
     Они проехали, казалось, через весь город. Один раз пересекали высокий мост с П-образными опорами и кабельной поддержкой. Река была совсем узкой по сравнению с длинной моста, но, осмотрев берега, Кроули сообразил, что, скорее всего, она часто разливается – между кромкой воды и склоном было футов десять-пятнадцать сочной молодой травки. Невдалеке реку пересекал другой мост, по нему навстречу друг другу пробежали поезда.
     Машина, наконец, притормозила перед воротами в высоком бетонном заборе.
     – Полагаю, мы на месте? – спросил Кроули.
     – Верно, – ответил полковник. – Это здание Института.
     – Вы хотели сказать, территория Института, – протянул Кроули, пока они въезжали за ворота.
     И территория была немаленькой. От ворот тянулась вглубь тенистая аллея, густо обрамлённая чем-то ивоподобным, за деревьями смутно виднелось несколько строений. Но чёрный седан свернул с аллеи и остановился на небольшой парковке перед фасадом ближайшего корпуса.
     Здание казалось довольно старым, со смутно знакомой Кроули архитектурой. Явно в европейском стиле, что-то довольно старое. Возможно времён Второй Мировой, украшенные арками окна вызывали ассоциации с военными фильмами.
     Кроули проследовал за полковником и водителем через высокие двойные двери. Они оказались в просторном светлом фойе, освещённом двумя высокими окнами, напротив входа поднималась широкая лестница на площадку второго этажа. По обе стороны тянулись широкие коридоры.
     – Эй, неплохое у вас тут место, – протянул Кроули. – Выглядит довольно старым. Ну, в хорошем смысле.
     Полковник остановился и повернулся к Кроули.
     – Здесь располагался исследовательский центр, задолго до того, как его преобразовали в Институт экспериментальной энергии.
     – Вот как. – Кроули подавил замечание о том, что в Японии, без сомнения, у чего угодно есть история, уходящая в античность. – Так… Теперь, когда мы здесь, что именно вы от меня хотите?
     – Я думаю, нам стоит начать с осмотра, – ровно предложил полковник. – Полагаю, что тебе самому захочется узнать, почему ты мог сопротивляться эффекту усыпления в зоне.
     – Да на счёт этого… – начал Кроули.
     Но его неожиданно прервали.
     – Оо, ещё один симпатичный мальчик!
     От звука мелодичного женского голоса откуда-то из-за спины у Кроули невольно вытянулось лицо.
     – Oh crap… – уныло буркнул он вполголоса.
     Ставка была на смазливую бабёнку средних лет с приличным бюстом и повадками мартовской кошки, которая окажется главой научного отдела или типа того. Он обернулся.
     – Bingo…
     Из правого коридора к ним приближалась женщина с длинными русыми волосами. Она была неуловимо привлекательна, и большую часть её неуловимой привлекательности обеспечивал ловко наложенный макияж и в меру обтягивающая тёмная одежда под небрежно распахнутым белым халатом.
     – Мацумото-сенсей, вам не обязательно каждый раз встречать нас на входе, – с явными нотками раздражения заметил Кусанаги.
     – Ну же полковник, не будьте таким букой, – капризно протянула женщина.
     Нужно было признать, её мурчащий голосок оказался довольно приятным. Это раздражало Кроули только сильнее.
     Мацумото подошла к гостю вплотную, активно вторгаясь в его личное пространство приподнятой грудью. Кроули обдало подозрительно знакомым ароматом.
     – Я надеюсь, ты поправился за эти дни? – с придыханием произнесла женщина. – Я буду так расстроена, если ты не сможешь поработать вместе со мной…
     – Мацумото-сенсей… – раздражённо начал полковник.
     – Розы, – прохладно обронил Кроули. – Как очаровательно. Довольно неплохие, но всё равно дешёвые.
     У матери была куча подруг из театрального бомонда, из-за чего Кроули набрался необычных знаний, слушая их вечерне-пятничный трёп. Эта дамочка выглядела очень неплохо, и согласно лекалам неплохо выглядящих дам, у неё явно были проблемы в личной жизни. Скорее всего, это касалось постоянства и правильного выбора партнёра при длительных отношениях.
     – Ах… – Зрелая красавица озадаченно махнула длинными, сто процентов не накрашенными чес-слово, ресницами. – Не ожидала встретить парня, который разбирается в духах. Я удивлена!
     – А вот я не удивлён что, несмотря на ваш возраст, вы всё ещё живёте одна, – едко произнёс Кроули.
     – Хах?..
     Мацумото-сенсей отклонилась назад. Кроули уловил в карих глазах отчётливый лёд.
     – Эй-эй, Лаки-кун, – подал голос водитель, – не нужно так грубо! И как ты вообще…
     – Ах, не стоит, Такахаши-сан, – с очень натуральной небрежностью отмахнулась женщина. – Полагаю, он просто немного сражён моим натиском. Так тебя зовут Лаки?
     – Нет, – ровно отозвался Кроули. – Но у меня, я вам скажу, нет выбора.
     Он шагнул к ней в упор, с удовольствием заметив, что профессор, или кто она там, подавила желание отшатнуться.
     – Вы… ответственная за детей, не так ли? – вкрадчиво произнёс он. – Даа… Приберегите свои фокусы для Хиро, сенсей, он оценит их по достоинству.
     На секунду на лице Мацумото прорвалось злое выражение, уголки её блестящих мягких губ дрогнули, а ореховые глаза сузились. Ирония была в том, что так она казалась куда привлекательнее. Было в её лице что-то хищное…
     Кроули шагнул назад и с равнодушным выражением развёл рукам. Хоть он угадал верно, он понятия не имел, отчего такая женщина всё ещё одинока. Возможно, японские мужчины побаивались хищных дам.
     – Хм. – Мацумото поджала губы. – Как хочешь, маленький недотрога. Ещё пожалеешь.
     – Хватит, – вмешался полковник. – Лаки-кун, это Мацумото Рёко, из отдела теоретических исследований.
     – Да-да. Халат её выдал.
     – Мне жаль, что вам пришлось встретиться в таких обстоятельствах, но…
     – Полковник!
     – Прошу вас, Мацумото-сенсей, не перебивайте. Так вот, я хотел бы, чтобы ты согласился на короткое обследование. Мацумото-сенсей, у вас всё готово?
     – Конечно. – Она скрестила руки на груди, совершенно невольно подпирая объёмный бюст, и метнула на Кроули косой взгляд. – Осталось только уговорить кое-кого…
     Кроули скептически приподнял брови. Он явно задел её своими заявлениями, а ссориться с незнакомыми людьми всегда плохая идея. С другой стороны, теперь она вела себя куда натуральней, а от её прежнего тона Кроули могло и стошнить.
     Полковник Кусанаги двинулся к проходу, из которого ранее возникла Мацумото.
     – Прошу, следуйте за мной.
     – Да, полковник, я как раз хотел сказать… – начал парень.
     – Прошу, давайте сначала окажемся на месте, – прервал военный.
     Мацумото одарила непокладистого гостя долгим изучающим взглядом.
     – Пф… ладно, – буркнул Кроули.
     Он направился вслед за полковником, Мацумото пошла рядом. Застрявший в аниме вдруг различил размеренное звонкое цоканье – она пришла на работу не только в мини-юбке и соблазнительно прозрачной блузке, но и на каблуках. Исследования паранормальных способностей не могли находиться в руках более надёжных, без сомнения.
     Сопровождающий полковника, Такахаши, поравнялся с боссом и шепнул ему что-то на ухо. Полковник кивнул и ответил вполголоса. Кроули нахмурился, расслышать что-нибудь не удавалось.
     В конце коридора Кусанаги толкнул массивную на вид дверь, та легко поддалась. Кроули отметил, что запоров на торце двери многовато даже для повышенной безопасности.
     Движение на краю зрения привлекло его внимание, он притормозил на мгновенье. В фойе стояло двое мужчин средних лет, один постарше, другой помладше. Оба в сером военном камуфляже.
     Помещение за бронированной, угрожающе хлопнувшей дверью оказалось весьма просторным. Полностью обшитое каким-то белым материалом, оно было невыносимо светлым. Окон в помещении не было, их замещали узкие полосы люминесцентных ламп мёртвого света. Большую часть пространства занимали три массивных агрегата, отдалённо напоминающие старый добрый томограф, известный любому, кто видел достаточно медицинских сериалов. Справа находилась дверь, рядом с продолговатым мутным прямоугольником вдоль стены. Место для наблюдения, очевидно. Слева была другая дверь, лёгкая на вид.
     А ещё там оказалось двое школьников. Один был Хиро, а другая…
     – Эй, зачем вы его сюда притащили?!
     Скарлет всегда будто раздувалась от возмущения. Дело было в её странной позе, надо полагать. Детей вырядили в какие-то синеватые балахоны, что-то вроде больничной рубашки.
     – Опять ты? – Кроули без иронии прикрыл глаза ладонью, покачав головой.
     – Что?! Да как ты смеешь?! Придурок!
     – Чёрт, какая шумная… Рыжая катастрофа. Можно её как-нибудь изолировать?
     – Заткнись! Убирайся отсюда!
     – Если б я мог, – патетически сообщил Кроули, разводя руками.
     Хиро, кажется, хотел что-то сказать, но только неуверенно крутил головой туда-сюда. Скарлет открыла рот, чтобы выдать ещё воплей, но тут полковник поднял руку. Рыжая затихла.
     – Прошу, Скарлет-сан, успокойся. Нам необходима любая помощь, поэтому я хотел бы, чтобы вы сотрудничали все вместе.
     – Низачто!! – выпалила Роуз. – Я не стану сотрудничать с этим… с этим…
     Она запнулась и растерянно умолкла.
     Игнорируя происходящее, Кроули прошёл мимо неё и Хиро и пригнулся рядом с центральным «томографом», осматривая устройство. Это явно был какой-то сканер. Все агрегаты состояли из прямоугольного основания и полукруглой верхней части, что и придавало сходство с томографом. Внутри же помещалась платформа для пациента, рабочая часть была заметно массивней и шире чем магниты томографа.
     – Что эта штука измеряет?
     Кроули присел на корточки, заглядывая в тёмные внутренности неактивного устройства. Мёртвый свет не доставал до дальней стенки.
     – Хоо?.. – протянула Мацумото. – Если тебе так хочется, то мы можем…
     – Я не об этом спросил, док. – Кроули распрямился. – Что. Оно. Измеряет.
     – Док?.. Хм. – Женщина пронзила его изучающим взглядом. – Это биоэлектрический волновой сканер.
     Окружающие смотрели на Кроули с удивлением. Он же бесстрастно осматривал агрегат.
     – Эй, хватит, корчить из себя умника, – не выдержала Роуз.
     – Не нужно злиться, Роуз-сан, – неуверенно попросил Хиро.
     Полковник двинулся к загадочному гостю с амнезией:
     – Лаки-кун, эта машина поможет…
     – Нет.
     Кусанаги прервался.
     – Я знаю, что вам нужно… – Кроули обернулся, – полковник. Но у меня его нет. У меня нет оружия.
     На секунду все замерли.
     – Но ты же мог двигаться в тумане! – возмущённо выпалила Скарлет. – Конечно, у тебя есть оружие, это единственное объяснение.
     – Нет. Наверняка не единственное, – медленно произнёс Кроули. – Но, к сожалению, у вас есть куда большая проблема.
     Он картинно наставил палец на Кусанаги.
     – Вам кто-то солгал. Полковник.
     Глава Института секретных махинаций удивлённо нахмурился.
     – Что?..
     – Эй, парень, это сильное заявление, – с усмешкой сказала Мацумото. – Что ты несёшь?
     – Меня притащили сюда по единственной причине – вам нужно ещё одно оружие.
     Он ткнул пальцем в Скарлет, заставив ту нервно дёрнуться.
     – Че… чего тебе?!
     – Я видел, как действуют эти штуки. – Кроули указал большим пальцем себе за спину: – У них нет материальной формы, не в обычном понимании, как минимум. План был в том, чтобы засунуть меня в эту штуку, чтобы определить наверняка, есть ли во мне волшебная фигня или нет.
     – Хах! Как грубо, – фыркнула Мацумото.
     – Я не прав?
     – Хм. Может и прав. Если упростить до примитивного уровня.
     – Но с чего вы вообще взяли, – Кроули поднял указательный палец, – что у меня что-то есть?
     – Но… но это единственное объяснение, – настаивала Скарлет. – Эй, что ты задумал?..
     – Не единственное. Ты ведь сама видела, что я вырубился тогда, так?
     – Ну да…
     – И ты отчиталась во всех подробностях?
     – Да…
     – К чему всё это, Лаки-кун? – прохладно спросил полковник.
     – Как я сказал, Кусанаги-сан, – ровно ответил Кроули. – Вас кто-то обманул. Сказал одно, а подумал другое, и ничто из этого не являлось правдой.
     В зале повисла тишина.
     – Кто?
     Кроули смотрел военному прямо в глаза. Тот медлил.
     – Ладно, давайте я сам угадаю. – Кроули фыркнул. – Это моя суперсила, видимо, проницать халтуру.
     Он сделал несколько шагов из стороны в сторону, осматривая присутствующих.
     – Так-так… Это были не вы, – он указал на полковника, – и не кто-то из них, – он указал на Хиро и Скарлет. – Недостаточно умны…
     – Эй, что ты?..
     – Тогда, возможно…
     Кроули посмотрел на Мацумото. Та ответила игривой улыбкой и острым взглядом. На её лице читался интерес, и даже лёгкий вызов.
     – Неет… – протянул парень. – И не вы тоже.
     – Вот как, – мелодично протянула доктор. – Ты так уверен?
     – Уверен.
     В ней не ощущалось ни капли заинтересованности. Она получала удовольствие от ситуации, но это было просто… развлечение. У неё ничего не стояло на кону.
     Кроули обвёл взглядом помещение. Должен быть кто-то ещё. Кто-то заинтересованный в новом объекте, в новом оружии. Но кто-то, кто держался в стороне. Не на виду…
     – If I was a liar, where would I hide?
     Рывком оказавшись у правой двери, Кроули резко распахнул её. Внутри было темно, короткая узкая лестница вела на приподнятую над полом зала платформу. Влетев в наблюдательное помещение, Кроули быстро осмотрелся.
      Под мутным окном тянулся длинный стол с десятком плоских мониторов. Перед одним сидел в офисном кресле человек в белом халате, невысокий сухощавый мужчина средних лет с короткой стрижкой. Он стремительно ерзал мышью по столу, проворно клацая.
     С рыком «Стай-ять!» Кроули рванулся к незнакомцу. Тот резко привстал, но Кроули тяжело опустил ему руку на плечо, усаживая обратно.
     – Что это?!..
     – С вашего позволения.
     Кроули поставил ногу на крестовину кресла и с силой пихнул. Колёсики весело скрипнули, охнувший мужчина отправился к дальней стенке.
     – Так-так, что тут у нас… – Кроули уставился в экран с кривой ухмылкой.
     – Немедленно прекратите! – с нотками испуга возмутился поруганный незнакомец.
     – Сакай-сенсей!
     Мацумото вскочила следом, за ней появились полковник и детишки. Мужчина соскочил с кресла и рванулся к нарушителю.
     – Немедленно оставьте компьютер! – потребовал он.
     Кроули проигнорировал прошение, изучая информацию на экране. Система, похоже, была старой доброй Windows, хоть и со странным интерфейсом. В окне проводника отображалось содержимое папки с названием «объекты». В ней было ещё три папки с номерами один, два и три.
     – Объект номер три, – едко протянул Кроули. – Как мило с вашей стороны…
     Он медленно повернулся и посмотрел на мужчину. Тот нервно шагнул назад.
     – …профессор.
     – Лаки-кун, что, по-твоему, ты делаешь? – холодно поинтересовался полковник.
     – Выясняю, зачем глава исследовательской группы солгал вам, – коротко ответил Кроули.
     – Что?.. Как ты смеешь?! – задохнулся мужчина. – Кто ты такой, чтобы…
     – Полковник, когда вы приняли решение связаться со мной? – перебил Кроули.
      Секунду Кусанаги помолчал.
     – Вчера, когда я попросил Хиро-куна и Скарлет-сан навестить тебя в больнице.
     – Ваша была идея? – Кроули усмехнулся и покосился на Скарлет. – Не слишком проницательно.
     Та зло фыркнула. Мужчина попытался оттеснить Кроули от компьютера.
     – Кусанаги-сан, вы не можете позволять кому попало…
     – А что если я скажу вам, что файл под названием «объект номер три» был создан три дня назад, – рявкнул Кроули, наступая на человека, – когда я был ещё без сознания!
     Мужчина попятился. Повисла тишина.
     – Вы отдавали приказ подготовить документы ещё до того, как я очнулся?
     Кроули сделал паузу, неотрывно глядя на человека в халате.
     – Или, возможно, это сделал… Сакай-сан, правильно?..
     – Ты… в чем, по-твоему, ты меня обвиняешь, ты паршивый!.. – в голосе учёного слышалась злоба вперемешку с опаской.
     – Я не отдавал такого приказа, – ровно произнёс полковник Кусанаги. – Я собирался принять решение после возвращения из Токио.
     Кроули сдержанно рассмеялся и с довольной улыбкой развернулся на месте.
     – Ну? И что он вам сказал?
     На секунду вновь воцарилась тишина.
     – Эй-эй, что здесь происходит? – с откровенным замешательством произнесла Роуз. – Нежели Сакай-сенсей и вправду?..
     – Ложь! – взорвался мужчина. – Этот сопляк сам не понимает, что он несет! Откуда ему знать…
     – А ведь мне вы тоже ничего не сказали, Сакай-семпай, – прохладно перебила Мацумото.
     – Это касалось только… – начал Сакай, но тут его прервал полковник:
     – Здесь не место, – резко скомандовал он. – В мой кабинет, немедленно.
     Он развернулся к выходу. Учёный подбежал, планируя схватить его за плечо:
     – Но, Кусанаги-сан, вы не можете!..
     Полковник встал, Сакай едва не врезался в него с ходу. У Кусанаги оказалась неожиданно широкая спина, под стать званию.
     – Я сказал, здесь не место, – прохладно обронил он через плечо.
     – Слушаюсь, полковник, – охотно подтвердил Кроули.
     Проходя мимо учёного, Кроули на мгновенье встретился с ним глазами. Пришелец издевательски усмехнулся. Профессор ответил злобным шипением.
     – Мацумото-сенсей, закончите с Хиро-куном и Скарлет-сан, пожалуйста, – ровно попросил полковник.
     – Конечно, – мелодично пропела та. – Ни о чём не беспокойтесь.
     – За… закончи обработку данных и составь таблицы на завтра, – нервно добавил учёный.
     – Разумеется, Сакай-семпай.
      Полковник прошёл через несколько коридоров и по узкой лестнице в дальней части здания. Сориентироваться было трудно, проходы ветвились настоящим лабиринтом. Где-то на втором этаже Кусанаги толкнул одну из дверей. Это оказалось небольшое помещение с узким окном, безошибочно приёмная. Вдоль стенки стоял ряд кресел, за широким LCD-монитором сидела молодая секретарша в тёмной деловой одежде.
     – Кира-сан, нас не должны беспокоить.
     – Хорошо, полковник.
     Кабинет оказался просторным помещением, с широким окном на противоположной стороне от двери. В центре стоял массивный письменный стол, стены скрывали шкафы и полки, и портрет какого-то пухленького представительного японца на абстрактном фоне. Полковник обошёл стол и сел спиной к окну, одновременно указывая на два мягких кресла.
     – Прошу.
     Кроули уселся свободно, Сакай присел как на иголки.
     – Ну, вам понравился мой трюк? – спросил Кроули. – Я могу ещё, если…
     – Хватит! – Учёный вскочил на ноги. – Как вы можете слушать какого-то!..
     – Ведёт себя как виновный, – заметил Кроули. – Точно что-то…
     – Замолчите оба! – резко приказал Кусанаги и указал на Сакая: – Сядьте, сенсей.
     Кроули поднял перед собой руки, не желая пререкаться. Сакай нехотя опустился обратно в кресло.
     – Сакай-сан, вы поставили меня в неудобное положение, – холодно произнёс полковник. – Надеюсь, вы это понимаете.
     – Я поступал в интересах…
     – Вы действовали вне своих обязанностей, – прервал его полковник до странности острым голосом. – И я очень хочу верить, что Лаки-кун ошибается на счёт вашего злого умысла.
     Кроули скептически хмыкнул, вызвав злобный взгляд со стороны учёного.
     – Я просто подготовился раньше времени, – раздражённо заявил Сакай. – У меня были все причины предполагать, что у него тоже…
     – Чушь, – отрезал Кроули. – Вы не похожи на дурочку Скарлет, и вы точно знали, что я был в куда худшей форме, чем оба ваших… носителя. Но вы даже не предположили, что…
     – Это могло быть просто совпадение! Всего два случая ещё ничего не доказывают!
     – С такими отличиями в происшествиях немного здорового скептицизма вполне естественно, но вы, как гончая, просто рванули к выводу, что я тоже владею оружием, совершенно на пустом месте!
     – Всё что мы имеем, это твои рассуждения!.. – взорвался Сакай.
     – Как и ваше необоснованное решение.
     – Хватит! – резко прервал полковник. – Ваши пререкания ни к чему не приведут.
     – Почему бы профессору просто не признаться, что он пытался сделать, записывая меня в носители, даже не обдумав альтернативные варианты? – едко посоветовал Кроули.
     – Я опирался на данные о прежних происшествиях! – отрезал Сакай. – И, между прочим, твоё поведение взывает подозрение. Если у тебя нет оружия, то…
     – Вы сами сказали, что всего два случая ничего не доказывают, – невозмутимо прервал страдающий амнезией. – Тогда вы либо просто поспешили с выводами, либо…
     Он зловеще умолк. Сакай сверлил его взглядом.
     – «Либо»? – протянул Кусанаги.
     – Либо он знает что-то особенное, – веско произнёс Кроули. – Что скажете, профессор? Знаете что-то, что не знают другие?
     Учёный снова вскочил.
     – Я не желаю выслушивать обвинения во лжи от какого-то!..
     – Сядьте, профессор! – прикрикнул полковник. – Вы ведёте себя неуместно.
     Он перевёл взгляд на Кроули.
     – Лаки-кун. Что ты пытаешься сказать?
     – Я хочу сказать, что я очнулся три дня назад посреди чужого города без всякого понимания, что произошло, и без единого воспоминания о том, кто я, – отрезал Кроули. – Так что я буду первым, кто желает узнать правду о происходящих событиях.
     На лице Кусанаги вдруг появилось задумчивое выражение. Они с Сакаем коротко переглянулись. Кроули резко ощутил тревогу.
     – Вы что-то знаете?
     Полковник помедлил. Пауза слегка затянулась.
     – Послушайте. – Кроули коротко вздохнул. – Если вы просто не хотите говорить… ладно. Я не в положении что-то требовать. И в таком случае можете просто приказать мне убраться, и я буду знать, что у вас всё схвачено. Но. – Парень стукнул пальцами о стол. – Если вы тоже хотите добраться до правды, то я сделаю всё что в моих силах, чтобы помочь вам.
     Полковник сцепил пальцы и ровно вздохнул.
     – Я не знаю, что происходит. Я буду благодарен, если ты сможешь помочь нам разобраться, в чём источник этих нападений.
     С бесстрастным лицом Кроули поднялся. Затем тяжело опёрся о стол.
     У него ещё не было конкретного плана. Поэтому он собирался начать с нуля.
     – В таком случае мне понадобится информация. Отчёты, свидетельства, информация об этих созданиях, всё.
     – Ты же не ожидаешь, что тебе и впрямь предоставят что-то подобное? – пренебрежительно произнёс Сакай.
     – Это масса бумажной работы, – ровно произнёс полковник, глядя Кроули в глаза. – Тебе понадобится кабинет.
     – Но… Кусанаги-сан!.. – ошарашенно выдавил Сакай.
     Человек, запертый в графоманской писанине на неопределённый строк, встал ровно и склонился в лёгком поклоне:
     – Полагаюсь на вас.
     Полковник Кусанаги вдруг тоже поднялся и слегка поклонился в ответ.
     – Рад с тобой работать. – Он указал рукой на дверь и обратился к Сакаю: – Сенсей, я больше не стану вас задерживать, вам стоит вернуться к работе.
     Тот вскочил.
     – Но, полковник!..
     – Прошу, вам стоит вернуться к работе.
     Постояв секунду на месте, Сакай метнул на Кроули злобный взгляд и выскочил из кабинета. Полковник опустился обратно в своё кресло и нажал кнопку на продолговатом селекторе.
     – Кира-сан, подойди, пожалуйста. – Он перевёл взгляд на нового подчинённого: – Знаешь, тебе всё равно стоит пройти обследование.
     Кроули усмехнулся. Он готов был спорить на правую руку, что никаких магических приблуд у него нет и не будет.
     – Как скажете, полковник. Как скажете…
     ***


     Троп – «Новый Переведённый Ученик».
     Если в шоу есть школьные сцены, то простейший способ отправить нового персонажа в действующие лица это ввести персонажа как переведённого ученика. Обычно это делается в Утро Второго Эпизода. Если переведённый ученик главный герой, то серия обычно начнётся с его/её первого дня в новой школе и будет посвящена проблемам с поиском друзей…
      Часто при этом игнорируется вытекающая проблема способности персонажей, лишённых документов или информации (ведь многие даже не люди), прописаться в школу в течении недели…

     Взято с tvtropes.org, «New Transfer Student».

     Звонок застал Кроули, когда он уже начал одеваться. Лежащий на письменном столе новенький смартфон включился и заиграл звонкую мелодию. На дисплее возникло «Boss». Оставалось надеяться, что такой фамильярной подпиской чужак не нарушил никаких особых этикетов. Впрочем, показывать свой телефон начальнику Кроули и не собирался.
     – Слушаю вас, полковник. Хотите проверить, не сбежал ли я?.. – криво усмехнулся парень, забирая со спинки кресла синий пиджак. –  Нет-нет, вы правы, я всё ещё считаю это затею пустой тратой времени, что бы вы не говорили. Уж простите… Нет, я чувствую себя нормально, Кира-сан помогла мне закончить с документами вчера… да вы наверняка знаете. Хозяйка дома тоже пошла мне на встречу, энергичная бабуля несмотря на годы… Да, нет, конечно я не скажу ей такое в лицо!..
     Три дня прошло с тех пор, как Кроули присоединился к Институту экспериментальной энергии.
     В первый день он получил в пользование небольшой «кабинет» в первом корпусе. Комнатку в полсотни квадратных футов явно повысили из звания кладовки только что. Но там поместились стол, дешёвое офисное кресло и стопка картонных коробок с документами и этого было более чем достаточно. Кроули провёл целый день только примериваясь к работе. Вечером ему сообщили, что он теперь гражданин Японии.
     В первую ночь он спал в каких-то бараках, в одном из новых корпусов института. Секретарша полковника подтвердила его наблюдения – на территории располагался отряд бойцов из Сил самообороны Японии. С ними, впрочем, Кроули контактировать не пришлось.
     – …Я понимаю, но я думал, что мы уже это прояснили. Я встречусь с администрацией. Вы ведь их предупредили?.. Я все равно с ними поговорю. Разумеется, не разглашать…
     Во второй день Кроули выдали ворох документов, и Такахаши отправился с ним в Городской холл. Целая куча бумаг требовала подписи и заверения. И хоть служащие принимали без задержки, парень выбрался оттуда только вечером, с отваливающейся рукой.
     На выходе его встретила Кира и с лучезарной улыбкой презентовала ещё одну пачку бумаг и личную печать под названием «ханко», с именем «Смит Лаки» на катакане. С гордостью она заявила, что с печатью дело пойдёт быстрее. Злобное шипение Кроули сильно её удивило. В тот день он отправился на ночь в свою квартиру.
     – Так, кстати, по поводу… секретных дел. Вы можете предоставить мне документы и жильё в течении трёх дней, но не можете прислать за мной машину? Это что, должно воспитать во мне характер?.. Не знал, что поездки на метро тоже часть школьной программы…
     На третий день Кроули отправился тратить «карманные деньги» – жалование, выданное ему Институтом. Кира снова получила приказ сопровождать новое приобретение и оказать посильную помощь в шопинге, ведь, хоть небольшая квартирка была меблированной, Кроули отказался ещё раз спать на полу в широко известном в узких кругах «футоне». Его жалования оказалось вполне достаточно, чтобы позволить себе бытовую электронику, в том числе кухонную утварь и компьютер.
     Когда они вышли из большого супермаркета в центре города, Кира вдруг предложила новому сотруднику посетить в ателье неподалёку и снять мерки для школьной формы. С экспресс заказом она будет готова до завтра…
     – Знаете, я благодарен за ваше покровительство, но по-моему вы слишком увлеклись ролью моего опекуна… Да-да, я понимаю что мне нужен представитель, но я не думаю, что… Верно, вы ведь сами сказали тогда… Верно. Но я надеюсь, вы понимаете, что я не собираюсь играть в школьника больше, чем необходимо. Я обещал помочь с выяснением правды, а не… Не мелите чушь, вы прекрасно знаете, что Скарлет меня ненавидит, и вполне взаимно, я вас уверяю!.. Хиро такой вялый, что я уверен, это не имеет никакого значения…
     Вчера вечером Кроули ввалился в кабинет полковника чуть ли не с ноги.
     – Вы должно быть шутите! – убитым буйволом проревел он. – Школа?! Я понимаю, что я не предоставил…
     – Лаки-кун…
     – …обещанные результаты, но этого и не произойдёт если!..
     – Лаки-кун!
     Кроули замолк, не сводя с Кусанаги взгляда. Тот казался совершенно спокойным, хоть выходка Кроули и была весьма из ряда вон, перед начальством в казённых конторах принято было ходить на цыпочках. Из приёмной слышалось испуганное пыхтение Киры.
     – Я собирался сообщить тебе, когда всё будет готово, – ровно произнёс полковник.
     Кроули ошарашено развёл руками.
     – С какой стати я должен отправляться в школу?!
     Вслух всё это звучало ещё глупее, чем когда крутилось в голове, а в голове это звучало просто нелепо. Когда Кира сообщила, что Кусанаги планирует отправить Кроули в ту же школу, где учились Хиро и Скарлет он подумал, что у него случился инсульт от местной духоты.
     Конечно, это было сраное аниме, но не до такой же степени!
     – Это полный идиотизм, я и так вчера потерял кучу времени, меня ждёт целая стопка отчётов о происшествиях, а вы хотите, чтобы я проводил по восемь часов в…
     – Мне нужно чтобы кто-то присматривал за Эмией и Скарлет.
     Кроули резко умолк. Голос полковника звучал совершенно ровно, по-деловому.
     – И при чём тут я? – осторожно уточнил парень.
     – Ты оказался непосредственно замешан в этих происшествиях, и ты с большим шансом можешь эффективно сопротивляться воздействию тумана. – Полковник указал на кресло.
     – Так они закончили анализ данных? – произнёс Кроули присаживаясь.
     Второго дня он покладисто позволил Мацумото запихнуть себя в сканер. И оказалось, что оружия в нём действительно нет. Заигрывания с модницей в белом халате её смягчили, и Кроули выяснил, что профессор Сакай что-то обнаружил, хоть и не желал уточнять, что именно.
     – Я хотел бы, чтобы ты держался поближе к носителям, – сказал Кусанаги.
     Похоже, обронённое пришельцем словцо прижилось. Хоть он подозревал, что детей так называли ещё раньше.
     – С какой стати? – Кроули подозрительно свёл брови. – Вы что ожидаете какие-то проблемы? И почему именно я? Неужели у вас нет доступа к специалистам?
     – Я надеюсь, что это просто мои опасения, но… – Кусанаги помедлил. – Пока мы не выяснили природу событий, мы должны предполагать, что опасность может возникнуть в любой момент. Потому лучше всего, если все будут находиться в одном месте.
     – Стараетесь держать все яйца в одной корзине? – Кроули фыркнул. – И это включает меня, не так ли? Право, не вижу возможных проблем, я всё равно находился бы на территории…
     – Что касается второго вопроса… Ты выглядишь довольно молодо и без труда сможешь сойти за школьника. Разумеется, при условии, что ты сможешь правильно себя вести… – многозначительно добавил полковник.
     – Вы же не пытаетесь взять меня на слабо? – недовольно буркнул парень. – Чёрт, вы ведь уже всё решили, не так ли?..
     – Я понимаю, что это может быть многовато в твоём положении, – сказал полковник. – Но возможно простая рутина поможет…
     Кроули прервал его резким смехом.
     – А вот этого не надо. Мы оба знаем, что школа это отстой.
     – Не стоит так говорить. В конце концов, её называют «золотые годы».
     – Вы бы хотели со мной махнуться?
     – Ну, это…
     Кусанаги замялся, Кроули насмешливо фыркнул.
     – Так я и думал.
     Теперь он стоял перед зеркалом, одетый в новенькую форму Старшей школы Инакуры. Синий пиджак и брюки, белая рубашка. Прижав телефон плечом, Кроули приложил к себе тёмный в голубую полоску галстук. Затем смял его в комок и метнул в угол.
     – Так, значит, я отправляюсь после уроков прямо в инст… Что?.. Какие ещё «послеурочные активности»?! Что за чу… Ах, вот оно что… Отлично, смейтесь. Да, я зайду к вам, как только смогу. До встречи.
     В примерочной ателье вчера, и сегодня в квартире, стоя перед зеркалом Кроули дал страшную клятву.
     – Если я выберусь отсюда, этот урод покойник.
     Раньше или позже, но Графомана ждала жестокая расправа.
     Квартира у Кроули была совсем небольшой, что вызывало необычные ощущения. Его комната в старом доме казалась не намного меньше, всего одна комната! Прямоугольное помещение, футов десять на двадцать, вмещало только новую кровать под одной стенкой и письменный стол под другой. Справа от двери перегородка с полками и пустотелая стойка отделяли небольшой квадрат кухни с просто поразительно крохотными холодильником и раковиной. Плита была настольной электрической, на две конфорки, в шкафчике над ней пряталась новая микроволновка. В ванной с трудом умещались душ и унитаз. До потолка можно было достать вытянутой рукой. За узким окном, закрытым москитной сеткой, помахивало широкими листьями незнакомое дерево.
     Все ужасы о японских домах оказались правдой. Но, несмотря на это, место было удивительно уютным. Кроули был более чем доволен такой квартирой. Впрочем… Он жил один и мог только догадываться, как приходится семьям из трёх-пяти человек в таких условиях. А, судя по комментарию Киры, именно так жили её родственники в соседнем городе.
     – Ладно, Кроули, соберись, – пробормотал он, подхватывая с кресла школьную сумку. – Это теперь твоя работа. И она выглядит как грёбанное школьное аниме… Твою мать…
     Щёлкнув дверным замком, свежий школьник повернулся к лестнице.
     – Ах! Ты ведь…
     Голос раздался за его спиной. Кроули обернулся. Из соседней квартиры вышла молодая девушка в лёгкой одежде и с тощей сумкой на ремне.
     – А вы… Арагаки-сан, так ведь? – Он слегка поклонился: – Доброе утро. Хозяйка мне о вас говорила, простите, что не представился.
     Японский этикет считался дурацки замысловатым не без причины, но когда все вокруг вежливо кивали, кланялись и обменивались благодарностями-извинениями, то привыкнуть оказалось довольно легко. Кроули банально имитировал окружающих, и пока что всё работало отлично.
     Его соседка оказалась невысокой, с кроткой стрижкой ярких рыжих волос и довольно симпатичной. Впрочем, молодые японки очень болезненно относились к внешнему виду, и, судя по всему, редко покидали дом не накрашенными, будь это хоть полсотни футов до мусорки. Кроули заметил это ещё в городе, пара наводящих вопросов Кире все подтвердили.
     Девушка весело улыбнулась и замахала руками.
     – Всё хорошо, всё хорошо! Я сама тоже не представилась, Арагаки Эри, рада знакомству.
     – Смит Лаки. – Кроули снова слегка поклонился.
     – Воа! Ты иностранец? – Она совершенно искренне распахнула удивительно большие глаза. – Потрясно…
     – Да… Что-то вроде.
     – Эй, а откуда? Давай как-нибудь я зайду, и мы поболтаем! Я никогда не встречала иностранца, так классно!
     – Вы такая напористая, – заметил Кроули.
     – Точно, мне это часто говорят!..
     – И довольно шумная.
     – Чтоо?.. – оскорблённо протянула девушка. – Это так грубо!
     – Позвольте мне загладить вину.
     Кроули отошёл в сторону сделал жест, предлагая даме пройти. Та очаровательно наморщила лоб.
     – Ха?..
     – Университет на другой стороне города. Если пропустите свой поезд…
     – Уаа!.. Точно!
     Девушка рванулась мимо Кроули, едва не сбив его с ног.
     – Опаздывааюуу!.. – отчаянно провыла она. Но всё-таки задержала на лестнице: – Спасибо, Смит-сан! Увидимся!
     Кроули с улыбкой помахал ей рукой. Арагаки скрылась из виду и, судя по звукам, скатилась по лестнице, как мешок картошки.
     – Гьяк!.. – Нервный писк донёсся уже снизу. – Сета, брысь с дороги, паршивец!
     Кроули на жёлчь бы изошёл от этой болезненно кавайной сцены, однако хозяйка дома, говорливая, но вполне очаровательная пожилая женщина, вчера может даже в излишних подробностях описала бестолковую студентку из соседней квартиры, которая будет ему, Смиту Лаки, соседкой. Пока что рассказы выглядели правдой.
     Он спустился во двор. Там на солнце хлопали под порывами ветра пёстрые ряды белья на верёвках, в тени под площадкой второго яруса жмурился чёрный желтоглазый кот с невероятно хамской мордой. Трёхэтажный галерейный дом имел П-образную форму, обхватывая утоптанную площадку двора, украшенную кое-где разбитым асфальтом и тянущимися сквозь трещины весело цветущими сорняками. Вход перекрывал невысокий металлический забор из витых прутьев.
     Это место подобрали люди из Института, и Кроули мог только догадываться, каким образом им удалось заполучить здесь квартиру. Да, здание выглядело не самым новым, но, чёрт возьми, это был отличный район! Ухоженный, спокойный и уютный. На углу Кроули перебежали дорогу детишки с большими красными портфелями за плечами, пара круглолицых девчонок-подростков в характерной форме спешили навстречу, в среднюю школу неподалёку. Брёл мужичок средних лет в распахнутом пиджаке, с портфелем в правой руке, мятым галстуком в левой, и мощным перегаром вокруг себя.
     Институт, похоже, мог достать всё и в любой срок. И Кроули понятия не имел, каким образом. По этому поводу не удавалось выяснить ровно ничего, на любые вопросы он получал только полный набор манёвров уклонения от ответа. Это сильно нервировало. Когда продаёшь душу дьяволу, он хотя бы предлагает контракт. Кроули, похоже, не получил даже сухого сообщения постфактум.
     Вчера, чтобы запомнить дорогу, он прошёлся до станции несколько раз. Несмотря на приветливую атмосферу, окрестности были кошмарным лабиринтом. Поблуждав в японских дебрях пару часов, Кроули уверился, что у сверхъестественных монстров был реальный шанс умереть здесь вполне естественной смертью, от старости. Во время прогулки он заметил, что нервирует пару офицеров в яркой голубой форме, сурово стороживших стеклянную будку. Подходить к ним Кроули не стал из принципа, хоть Кира его и предупреждала, что если он заблудится, то достаточно просто найти полицейский пост.
     Поездка на метро оказалась совсем не впечатляющей. Станция, если вдуматься, была совершенно обычная, просто из-за того, что в Инакуре линия была надземной, а местами даже воздушной, все киоски и ларьки не тянулись в переходах, а обрамляли входы и выходы. В поездах невольный эмигрант ожидал толчею и пресс телами, в стиле перенаселённой Азии, но всё было не так уж плохо. Диктором оказалась дамочка с бархатистым сладким голосом.
     У Кроули были легкие сомнения по поводу района, где стояла школа. Будучи сильно на взводе, он не сообразил попросить подкинуть его до места вчера, и теперь опасался заплутать по дороге.
     Но как только он покинул станцию, то заметил несколько человек в похожей школьной форме. Несколько минут и кварталов спустя он оказался всего лишь одной точкой в голубоватой россыпи школьников, тянущейся по заметному уклону к вершине довольно высокого холма. Учащиеся на велосипедах пыхтели, налегая на педали.
     Как очаровательно, что все эти аниме так радужно показывают саму школу и ни черта о долгом пути к ней каждый долбанный день! И о том, как солнце, до того светившее мягко, почти ласково, начинает припекать тем сильнее, чем выше школа стоит…
     Школа оказалась вполне типовым зданием, два корпуса стоящих параллельно, соединённые стеклянным переходом на втором этаже. За воротами, перед центральным входом располагался широкий заасфальтированный двор, с правой стороны сквозь редкие, но высокие деревья виднелись конструкции, в которых Кроули умело опознал трибуны. Там были спортивные площадки. И наверняка что-то ещё – территория у государственной школы была немаленькая, забор тянулся вдоль всей улицы футов на двести.
     Ставка была на бассейн. Какая же школа без бассейна? Только та, в которой не бывает аниме.
     Кроули уже привык к местной эстетике, но когда прошёл за ворота, кое-что стало заметно его отвлекать. Остановившись среди потока учеников, парень вдруг присел на корточки и зорко осмотрелся вокруг.
     У девушек были слишком короткие юбки.
     Кроме того, хоть он и не уточнял правила по женской форме, пришелец был уверен, что украшать юбки пушистыми кружевами и носить цветные банты школьникам было запрещено.
     В воздухе начали возникать сдавленные шепотки.
     – Что это он?..
     – Тшш!.. Не смотри на него…
     – Кто это? Ты его знаешь?..
     Кроули игнорировал фоновый шум, задумчиво приложив палец к губам. За эти дни он не раз видел школьников в форме, включая «ту самую» сейлор-фуку. Судя по всему, носили такое в основном учащиеся средней школы, и девушки выглядели куда целомудренней, чем можно было подумать, насмотревшись дурацких мультиков. Парни вообще были запакованы в чёрное по самую шею.
     Старшеклассники, однако, чаще носили форму напоминающую форму частных школ в Америке, девушки почти всегда ходили в клетчатых юбках ниже колена.
     Но не в Старшей школе Инакуры, о нет!
     – Хммм…
     Не вставая, Кроули несколько раз задумчиво сцепил и расцепил пальцы.
     – Смит-сан?..
     – Эй, ты знаешь, почему у девчонок такие короткие юбки?
     – А-а!.. Эмм… ну…
     Лобовой вопрос загнал Хиро в тупик, теперь он мог только неуверенно мычать.
     – Что, никаких идей?
     Кроули поднялся и обернулся к исполняющему обязанности протагониста. Тот озадаченно таращился на нарушителя своего душевного спокойствия.
     – Ну, я думаю… – медленно протянул Хиро наконец. – Мне кажется, я припоминаю, что в начале года директор говорил, что они меняют правила, и нам раздали брошюры. Я не особенно тогда слушал, правда…
     – Что они могли изменить? – удивился Кроули. – Старшак Инакуры же принял форму лет пять назад, как мне сказали.
     – По-моему, это касалось в основном девушек, – неуверенно протянул Хиро и спохватился: – А! И в этом году они разрешили носить галстуки только на официальные мероприятия. По-моему, ещё говорилось, что девушкам можно носить любые банты, только чтобы они подходили к цветам школы…
     – Вот как, а? – протянул Кроули. – С какого это перепугу.
     Поманив Хиро за собой, он двинулся к входу в школу. Тот послушно пошёл следом.
     – Эй, может тогда же разрешил носить кружева на юбках? Чёрт, как-то странно…
     – Кажется, директор сказал что-то о самовыражении учеников…
     Кроули раскатисто фыркнул.
     – В школе? Что за бред!
     – Да, это немного странно… – согласился Хиро. – Но я удивлён, не думал, что ты интересуешься такими вещами…
     – Ты будешь в шоке, когда узнаешь весь диапазон моих интересов, – обронил Кроули и поправился: – Извиняюсь, не «когда», а «если».
     – Что… что ты имеешь в виду? – озадаченно нахмурился Хиро.
     – Ааа, да забей, чувак. – Кроули хлопнул парня по плечу. – Ну, шуруй в класс, у вас сегодня большой день.
     – Что? О чем ты?..
     – У вас в классе новенький, – веско произнёс соглядатай по приказу. – И сейчас ему пора навестить администрацию этой дыры. Всё, давай…
     Оставив Хиро топтаться на пороге, он зашёл в вестибюль. Там, возле состоящих из маленьких шкафчиков блоков, переобувались ученики.
     – Эй, – Кроули подошёл к ближайшему, какому-то пареньку, – где кабинет директора?
     – Эм… наа… на втором этаже, – сбивчиво промямлил тот.
     – Отлично, спасибо.
     Кроули прошёл мимо, направляясь к лестнице на противоположной стороне помещения.
     – Э… Эй, ты не сменил обувь, – окликнул его парень.
     Кроули на ходу обернулся и всплеснул руками.
     – Я знаю, да? Как грубо с моей стороны!
     С усмешкой он взбежал по ступенькам. Может, это было и к худшему, но у Кроули в крови играл азарт, будто он отправлялся на охоту.
     – Я это сраное место сожгу дотла, если понадобится…
     Найти директора не составило труда, пожилой щуплый мужчина обитал в своём кабинете почти безвылазно. Объясниться с ним и завучем тоже оказалось куда проще, чем Кроули рассчитывал, холодный деловой тон посланца из секретного института отлично настроил администрацию на диалог. И при этом Кусанаги ещё намекал, что возможно может быть всё-таки «новенькому» стоит поиграть в простого парня…
     Конечно, устраивать здесь бардак всерьёз «агент правительства» не собирался, в конце концов, эти люди ни в чём не виноваты. Но и пренебречь возможностью влияния было бы попросту нелепо.
     Школа оказалась глубоко завязанным в государственных сферах учреждением. И судя по паре оговорок Киры, изначально, при основании, это был чуть ли не военный интернат. Школу уже давно реформировали, но отголоски старых связей всё ещё отдавались эхом в неестественно тихих коридорах городской администрации.
     Это подтверждала легкость, с которой Кроули оказался в списке учащихся. Его банально продавили. Силой. Директор явно отнёсся к встрече с опаской, пришлось его заверить, что «новенький» будет вести себя приемлемо, несмотря на обстоятельства.
     Кроули освободился через десять минут после первого звонка, его тут же с облегчением сдали на руки руководителю класса 1-Б, десятого класса, где учился Хиро. Любопытно, что Кроули даже не спросили по поводу распределения, и можно было только догадываться, что Кусанаги просто не рискнул отправлять его в класс рыжей неудачницы.
     Кроули вдруг вспомнилось, что Скарлет ведь тоже перевели… Это вызывало странные сомнения. С какой стати Институту собирать их всех вместе?
     Сопровождать Кроули отправили руководителя класса. Это был неприметный мужчина слегка за тридцать по имени Кавамура Такэо. В коридоре они никого не встретили, ученики расползлись по классам. Кроули притормозил недалеко от двери в 1-Б.
     – Вас ведь предупредили по поводу… особых обстоятельств, Кавамура-сенсей? – уточнил он.
     – Предупредили… – протянул тот. – И всё же я не собираюсь делать тебе особых поблажек…
     Кроули прервал его резким взмахом руки.
     – Вы не понимаете, что происходит. Я не намерен нарушать дисциплину, или подрывать успехи ваших учеников, или выставлять кого-то в плохом свете… Но чем меньше внимания вы будете мне уделять, тем лучше. Поверьте, это важно. Могу я рассчитывать на ваше сотрудничество?
     Кавамура помолчал, затем двинулся к двери.
     – Разумеется. Но я надеюсь, ты не против представиться классу?
     – Конечно, – спокойно отозвался Кроули. – Это не проблема.
     Из помещения раздавался сдержанный гомон.
     – Так-так, всем затихнуть!
     Гомон смолк, будто прибитый стуком двери. Учитель встал за столом, Кроули остановился напротив доски.
     – Сегодня к нам переводится новый ученик.
     Стоять перед классом было немного необычно. К удивлению Кроули, он мгновенно, почти машинально выцепил глазами несколько человек. Правило аниме – неестественный цвет волос и дурацкая причёска безошибочно указывают на главного персонажа. Но цветных в классе оказалось довольно много. У одного чувака волосы были как будто синеватые, девчонка в первом ряду была огненно-рыжей, будто апельсиновый леденец.
     Ирония в том, что Хиро Кроули заметил, только специально поискав его за «партой протагониста» у окна.
     – Почему бы тебе не представиться?
     – Конечно.
     Кроули взял мел. Свою способность писать он обнаружил ещё пару дней назад. Видимо она досталась в комплекте с чтением. Щёлканье раздавалось в полной тишине.
     – Моё имя Смит Лаки. Произносится с «эл» в начале…
     Полуобернувшись, Кроули нажал на мел и подчеркнул свой псевдоним. К его удовольствию раздался непринятый скрип.
     – Я знаю, что вы думаете, – заявил он. – Вы думаете: «Минутку, это не настоящее имя! Кто этот клоун, и что он себе позволяет?»
     Некоторые ученики заулыбались. Рыжая в первом ряду кокетливо куснула губу, показав крупные белые зубки.
     – Но это не совсем моё имя… Это псевдоним.
     В классе раздался шепоток.
     – Своего имени я не помню. Потому что… – он сделал театральную паузу, – …у меня амнезия.
     По помещению разнеслось озадаченное бормотание. Кроули поднял руку.
     – Тихо, тихо… – поддержал его учитель.
      Кавамура сам выглядел слегка растерянно. Кроули вдруг сообразил, что забыл посвятить в эту маленькую деталь администрацию.
     – Судя по всему, несколько дней назад я попал в несчастный случай, о котором, я уверен, многие из вас слышали в новостях или вроде того. Теперь я пользуюсь щедростью своего дяди, чтобы остаться в этом городе пока мне не станет лучше.
     Кроули обвёл взглядом ошарашенные лица учеников. Только Хиро не выказал удивления. Хоть они не особенно пересекались за последнее время, он и Роуз наверняка знали про выдумку сомнительного пришельца.
     – Есть вопросы?
     Поднялся лес рук.
     – Не на счёт моего состояния. Я был бы благодарен, если вы воздержитесь от подобных расспросов.
     Руки опустились.
     – Я очень благодарен за понимание, – заверил Кроули. – Таким образом, рад с вами работать.
     Он вежливо склонился.
     – Эм… Что ж, почему бы тебе не выбрать место… – предложил Кавамура.
     – Сенсей! – Посреди класса взметнулась рука. – Вот тут есть свободное!
     Парень с совершенно неприметным лицом, но зато с превосходной модной стрижкой указал на место возле себя. Кроули вдруг заметил, что в классе действительно есть пара пустых парт.
     – Асано. – Учитель свёл брови. – Эй-эй, ты же слышал, он не хочет, чтобы его донимали.
     – Сенсей! – Парень будто обиделся. – Как вы можете!..
     – Ладно, не начинай… Ты не против, Смит-сан?
     – Да, нормально.
     Под кучей неубедительно скрытых взглядов Кроули прошёл к новому месту и опустился на стул. Парты здесь были просто феерически мелкими…
     – Так, начнём с сегодняшней темой…
     Учитель взял со своего стола какой-то лист и начал писать на доске.
      – Эй, приятель…
     Шёпот раздался со стороны парня по имени Асано. Кроули с трудом припомнил что это, кажется, школьный друг Хиро, работающий на полставки комическим персонажем.
     – Классное вступление, чувак, – прошипел он, оскалившись в широкой улыбке. – Долго готовил?
     – Целый день.
     Асано рассмеялся.
     – Я Асано Хаято, рад знакомству.
     – Аналогично.
     – Эй! Не трепаться на уроке.
     – Йх, чёрт!
     Асано поспешно отшатнулся. Кроули не смог сдержать кривую усмешку. Сеттинг школы был полным отстоем, и Кроули ненавидел даже саму идею, не говоря уже об исполнении. Но удалось хотя бы выбороть себе особые правила.
     На перемене пришло время испытания. Менять классы на уроках в Японии было не принято, учителя посещали учеников, не наоборот. И согласно правилам аниме, Кроули ожидал резких телодвижений со стороны одноклассников, особенно с учётом его выходки. Но на него только косились, не более. Возможно, сказывалась этика местных, он ведь специально просить держать вопросы при себе.
     – Эй, так что у тебя произошло?
     Но вот Асано явно был местным говорливым, а значит назойливым по определению.
     – В смысле?
     – Ну ты знаешь на счёт твоего… – парень сделал неуверенный жест. – Ну, на счёт этого…
     – Эй, Асано! – Оборвал его, как ни странно, Хиро. – Прекрати, ты же его слышал…
     – Точно, точно! – К ним повернулась одна из девчонок спереди. – Не обращай на него внимания, Смит-сан. Асано просто дуралей!
     – Эй, не вмешивайся, ты…
     – Молоковоз.
     На Кроули уставились с удивлением.
     – На полном ходу. – Он изобразил рукой движение и взрыв. – Бах.
     – Фигня, ты выдумываешь! – возмутился Асано.
     Кроули в ответ развёл руками.
     – Как хочешь. Что на счёт вас, как школа?
     – Это, ну… Да нормально. Но только не физрук!
     – Точно, – подключился кто-то со стороны. – Такой козёл.
     – Эй, дурачьё, если он узнает!..
     Ученики погрузились в местные сплетни о физруке, потому что, разумеется, козлом был физрук, кто же ещё. Физрук был козлом, наверно, в каждой школе на каждой планете в каждой вселенной во все времена. Кроули с удовольствием понял, что лишнее внимание ему не грозит. Может, всё было не так уж плохо.
     Хватило ровно двух уроков, японского и математики, чтобы снисхождение к происходящему и лёгкое смирение с шипением испарились. Будучи студентом колледжа Кроули уже и забыл, что такое грёбанная школа.
     Методы японского образования были странные как минимум. Похоже, даже позволенным в американских школах робким попыткам развить мышление здесь было не место. Ученикам тупо вываливали набор фактов, девяносто процентов которых были помечены как вопрос на экзамене. Если бы не работа, Кроули уже набросал бы списки закупок, с бензином и спичками в первом пункте.
     Прозвучал звонок с четвёртого урока и, судя по шевелению учеников, это был обеденный перерыв.
     – Эй, ты ведь без обеда, точно? – обратился Асано к соседу. – Я тебе покажу, что тут по чём, если согласен скинуться!
     – Асано, тебе лучше не стоит… – начал Хиро.
     Тот раздражённо махнул в его сторону рукой заставив умолкнуть.
     – Цыц! Тебя кормят чуть не каждый день, так что замолкни! Нахлебник.
     – Я никогда об этом не просил, не веди себя так, будто я кого-то заставляю.
     Очаровательно возмущённый Хиро поднялся на ноги и направился к двери, намереваясь покинуть класс.
     – Так-так, что тут у нас?.. – пробормотал Кроули, разворачиваясь на стуле.
     – Это Эмия Хиро, – сообщил Асано. – Мы с ним приятели. Он везучий зараза…
     – Это как сказать, – прервал Кроули «школьного друга».
     – Хиро-кун!
     В дверях возникла девушка, едва не врезавшись в Хиро с разгону.
     – О блин, и сегодня тоже, – протянул Асано.
     – Она ходит каждый день, – ровно заметил Кроули.
     – Ну так я и говор… – парень запнулся. – Эй, что за?.. Ты откуда знаешь? Ты друг Ханамуры?
     – Нет. Никогда её не видел.
     – Но как тогда?..
     Кроули развернулся на месте и уставился на Асано немигающим взглядом, заставив испуганно замереть.
     – Я умею читать мысли.
     Тот помедлил секунду, затем с облегчением рассмеялся.
     – Ха! Ну конечно.
     – Так ты говоришь, её зовут Ханамура? – Кроули снова повернулся к двери.
     Оттуда доносился хрустальный звон страдающего от неразделённой любви девичьего сердечка.
     – Хиро-кун, я подумала, может, ты захочешь…
     Девушка была невысокой и довольно фигуристой, жёсткий тёмный пиджак приятно обнимал упругие окружности. Милое лицо с мелкими чертами, в комбинации с каштановыми волосами, стянутыми на затылке в пушистый хвост, придавали ей очарование маленького зверька. Она была похожа на белочку. Или котёнка.
     Особенно с таким умоляющим взглядом. Хиро замялся.
     – Я не знаю, Нана-тян… Я думал что… что я…
     Эмия явно собирался свалить. Если учесть, что эта девчонка была тем самым легендарным другом детства женского пола, которые водились всё больше по ту сторону экрана, можно было только догадываться о причинах. И Кроули догадывался, что причина была ярко алой.
     – Я приготовила сегодня омлет с овощами… – У «новенького» от тона девушки мурашки побежали по коже. Она звучала чуть ли не отчаянно. – И я подумала, что тебе не помешает что-то домашнее. Ты выглядишь таким…
     – Хиро-тян, почему эта милая девочка притащила тебе обед?
     Хиро ошарашенно обернулся. Ханамура Нана-тян испуганно вздрогнула, сжимая в руках неизбежный пёстрый свёрток с квадратной коробкой, хранящей съедобное признание в нежной любви. А может, съедобную трепетную просьбу о взаимности. В любом случае, на лице Кроули заиграла едкая усмешка.
     – Ха-ха!.. – Асано явно веселился. – Хиро-тян!.. Хо-ха!..
     – Хиро, это твой друг?..
     Нанако – потому что, разумеется её звали Нанако – сделала удивлённое лицо. Хиро замахал руками.
     – Нет, просто… то есть…
     Кроули встал и медленно двинулся на «одноклассника».
     – Оооо. Ты разбиваешь. Мне. Сердце.
     – Про… прости… – выдавил Хиро.
     Кроули хлопнул его по плечам и резко развернул к почти отвергнутой подружке.
     – Почему бы тебе не сделать одолжение своей подруге и не составить ей компанию за обедом? – жизнерадостно произнёс он.
     – Но я… – пискнул Хиро.
     – Неужели тебя ждет другая?
     Кроули без удивления заметил, как Нанако на секунду изменилась в лице. Здесь, наверно, каждая собака знала, что она сохнет по Хиро. Смотреть было больно.
     – Вовсе нет! Хе-хе…
     Хиро издал напряжённый смех. Значит, дело и впрямь было в Скарлет. Для Кроули подобное влечение являлось тайной, сам он готов был врезать носительнице благородных алых тонов по глупой морде.
     – Воа, наш новенький точно круче вашего, а, Ханамура?
     К ним живо подскочил Асано.
     – Новенький? – удивлённо наморщила лоб девушка.
     – Смит Лаки, рад знакомству.
     Кроули, отпустив жертву, слегка поклонился, Нана машинально кивнула в ответ.
     – Ханамура Нанако, рада знакомству… Ты друг Хиро? Он ничего не говорил…
     – Хиро-кун меня не любит, – ровно сообщил Кроули.
     – Не… всё вовсе не так…
     – А, не важно!
     Кроули отмахнулся, а затем рывком захватил Асано за шею.
     – Эй, приятель, как на счёт того чтобы показать мне местность? Может я тебя и угощу…
     – Отлично! – оживился тот. – Ты мне нравишься братан, так держать!
     – Точно!
     Нанако вдруг улыбнулась.
     – Будь осторожней с Асано, он настоящий нахлебник. – В её голосе неожиданно появились приятные звонкие нотки.
     – Замолкни, Ханамура! – возмутился поруганный нахлебник. – Мы сваливаем! Пошли, Смит-сан. Блин, звучит странно…
     – Лицо у тебя странное, Асано…
     Школа оказалась довольно большой, как Кроули и подозревал. Из болтовни своего нового приятеля он выяснил, что у них было несколько спортплощадок и даже крытый бассейн. Потому что, конечно же он был.
     В кафетерии можно было цивилизованно поесть за столом, но порой все места оказывались заняты, и неудачникам следовало купить какого-нибудь фастфуда и валить восвояси. В двух торговых автоматах хранился выбор напитков настолько широкий, что вызывал сомнения, ещё в двух можно было достать шоколадных водорослей и рыбных чипсов. Вкус был подозрительно одинаковый в обоих случаях.
     По окончании обеда последовала вторая половина уроков. Кроули быстро впал в кататонию, безынтересно конспектируя. Самый минимум. В конце концов, он обещал не срывать дисциплину.
     После последнего урока ученики приготовились расходиться. Судя по их болтовне, многие отправились на послеурочные активности, типа клубов и тренировок в командах. Но классрук Кавамура неожиданно прервал их сборы.
     – У меня небольшое сообщение. Управление приняло решение о расширении школьного совета. Таким образом, вам нужно назначить двух представителей, от мальчиков и от девочек.
     По классу разнёсся удивлённый шёпот.
     – Киридзё-сан, возможно ты сможешь выбрать себе помощника?
     Весь класс покосился на девушку за первой партой в первом ряду от двери. Кроули было видно только роскошный поток иссиня-чёрных волос. Настоящая японка, чище порода только у скаковых лошадей.
     – Уах!.. – раздалось со стороны Асано. – Кто-то будет партнёром Принцессы!
     – Что за?..
     Кроули не смог сдержать смешок. Ну разумеется, кое-кто отправится в пару со смазливой старостой.
     – Говоришь так, будто ей выбирают любовника. – «Новичок» фыркнул и откинулся на спинку стула, подавляя желание картинно закинуть руки за голову. – И кто бы это мог быть…
     Похоже, Хиро ждала новая юбка. Тяжка ноша протагониста в аниме.
     – Сенсей, почему бы нам не выбрать новенького?
     Асано резко взметнул руку. До Кроули даже не сразу дошло, что мелет этот кретин.
     – Хм… это интересная мысль, – протянул учитель.
     В классе раздались смешки и одобрительное бормотание.
     – Что?.. – Кроули сел, как на кол. – Что ты несёшь, полоумный?!
     – Это поможет тебе вписаться, – заявил Асано с ехидной улыбкой.
     – Эй, мянутку! – возмутился Кроули. – Что за безумные идеи?.. Нельзя взять и выбрать того, кто только что появился в школе, на ответственную должность!
     – Да ладно, Смит-сан, не нужно так резко реагировать, – убеждающе произнёс Кавамура. – В кои-то веки Асано говорит что-то путное. Это поможет освоиться со школой, и к тому же…
     – Смехотворно!
     Кроули вскочил на ноги. Что-то где-то пошло феерически не так, галактики с хрустом налезали друг на друга, вселенная дала течь и разламывалась на глазах.
     – Я думаю, что это отличная возможность, Смит-сан, – заявил учитель. – Киридзё-сан, что ты думаешь?
     – Я не против.
     Голос «Принцессы» был глубоким и немного томным, мягкий, как бархат. Но с ледяной интонацией. Она встала и оглянулась, пронзив бунтаря яркими зелеными глазами из-под идеального каре.
     Девчонка точно была одной из центральных. Красивая, как картинка. Кроули ответил ей злобным взглядом.
     – Нет, ты против, – веско заявил он. – Просто ещё не знаешь об этом.
     – Если ты не хочешь участвовать в деятельности совета, тебе и не надо. Я сама справлюсь.
     Таким тоном можно было замораживать пингвинов. В брикеты. Над классом раздалось низкое «Ууу…»
     – Да, ну, дело не в этом, – отрезал Кроули.
     – Тогда хватит устраивать весь этот шум.
     Она демонстративно отвернулась. Кроули подавил ошарашенное «вот сучка» и рассеянно оглянулся, разводя руками.
     – И что, все просто с этим согласны? – громогласно вопросил он. Затем вдруг замер на секунду и резко повернулся к старосте: – Но в этом вся проблема, не так ли?
     Девушка снова полуобернулась, одарив Кроули ледяным взглядом. Белое личико застыло прекрасной маской презрения.
     – Никто не хочет иметь с тобой дело, так ведь?
     «Принцесса» медленно повернулась.
     – Если не хочешь, можешь отказаться.
     В бархатном голосе хрустела вечная мерзлота арктических ледников.
     – Эй, не нужно так ссориться… – вмешался учитель.
     – Нет-нет, всё в порядке, – поднял руку Кроули, не сводя глаз со смазливой паршивки. – Ты сама об этом пожалеешь.
     – Как скажешь.
     Они одновременно опустились на свои места. Воздух в классе будто звенел от напряжения. Ученики были в восторге.
     – Воа… – протянул Асано. – Это будет круутооо!..
     Кроули раздражённо фыркнул. Что бы только что не случилось, это явно было не по плану.
     Пропустив мимо ушей остаток сообщения, Кроули сдержанно отмахнулся от Асано и вышел из школы. Хиро постарался незаметно улизнуть из класса, но не тут-то было. Не давая о себе знать, Кроули преследовал жертву до ворот.
     – Эй, какого черта ты так долго? Мне надоело тебя ждать!
     Скарлет обнаружилась недалеко от входа. По какой-то причине детишки любили держаться вместе. Судя по волне отрицаний в ответ на любые провокации, причина была одной из очевидных. Кроули уже подобрал пару видных мест и планировал уточнить по поводу японского «любовного зонтика», но классическое «сердечко» всё ещё было вариантом.
     – Прости, Скарлет-сан, – оправдывался парень. – Просто нас задержал учитель, я собирался выйти сразу, как обычно…
     Хиро без всякой причины поник, возможно, просто потому, что на него строго смотрела красотка. Ничего вокруг они не замечали.
     – Вам двоим не нужно посещать какие-то клубы?
     Скарлет, испуганно ойкнув, подпрыгнула, когда Кроули вышел из-за угла.
     – Хоть здесь это не обязательно, так ведь?
     – Ты… Ты что здесь делаешь? – сбивчиво спросила рыжая.
     – Учусь, – едко ответил Кроули. – Здесь же школа?
     Хиро с озадаченным видом потянул «Хоо…», Скарлет вдруг покраснела.
     – При… придурок! Какого черта тебе нужно?
     – Вы отправляетесь в Институт каждый день, можете и дорогу показать.
     – Я никуда с тобой не пойду!
     – А это не предложение, – отрезал Кроули. – Всё, пошагали.
     Он прошёл мимо Роуз, одарив её приятной улыбкой. Вздорный характер упрямой и шумной соплячки действовал ему на нервы, и единственное, что радовало, это то, что ей оно вредило даже больше чем ему.
     – Я бы хлопнул тебя по попке, рыжая катастрофа, но боюсь, что моя рука почернеет и отвалится.
     – Что?!.. Из… Извращенец! Такой же, как и Эмия! Придурки! И не зови меня так!
     В Роуз было больше звука, чем в корабельной сирене, а толка меньше, чем в Нью-Эйдже.
     – Скарлет-сан… – беспомощно протянул Хиро.
     До института пришлось добираться на автобусе. К счастью, среди дня маршруты ходили пустые. Скарлет усиленно таращилась в окно со злым выражением на лице. Хиро неловко мялся рядом.
     Кроули даже внимания не обращал. Его волновали будущие дела. В круговороте бюрократии, который затянул его на три дня, он толком не смог даже выяснить, что и как здесь происходит. Такими темпами ему до дна не докопаться.
     От остановки пришлось немного пройтись пешком. Территорию Института было видно издали, за забором по всему периметру возвышались пышные ивоподобные деревья. Странно, но секретное заведение со всех сторон окружали скромные резиденции скромных представителей среднего класса и небольшие частные бизнесы, магазинчики, кафе и бары. Что здесь делал огромный склад военных тайн, оставалось лишь догадываться. Вероятно, его однажды поглотила городская черта.
     В небольшом помещении проходной путь преграждали толстые железные стержни. Кроули только сейчас сообразил, что ни разу не проходил здесь пешком.
     – Эй, ты не сможешь просто так войти… – начала Скарлет.
     – Знаю, – отрезал Кроули.
     Кира предупреждала, что ему понадобится пропуск. Небольшая пластмассовая карточка, похожая на кредитную. Но это был не ключ. Он приложил её к сканеру и посмотрел в окно поста. Как и ожидалось, охранник быстро осмотрел невидные с этой стороны экраны и что-то нажал.
     Стержни втянулись в тумбы. Школьники замялись на той стороне. Кроули вдруг понял, что им придётся проходить по одному. Странно – можно было предположить, что охрана способна запомнить в лицо пару школьников. Разве что вся эта ситуация с аниме совсем вышла из-под контроля, и здесь работала целая рота школьников, о которых Кроули не знал.
     Оставив «коллег», парень отправился к главному корпусу. На ходу он посмотрел на карточку и с удивлением обнаружил, что в графе должности на пропуске указано «советник».
     – What the?.. – протянул он. – They seriously hired me? Damn son…
     В холле он свернул в западное крыло. Но не успел пройти и пары шагов как ему навстречу вдруг вышел полковник Кусанаги.
     – Лаки-кун? Вы уже приехали?
     – Точно. Остальные застряли на входе… – Кроули оживился: – Кстати отличное совпадение, Кусанаги-сан. Я хотел поговорить на счёт некоторых деталей.
     – Конечно. Но сейчас я должен сделать несколько звонков, так что…
     – Ничего страшного, мы можем поговорить на ходу, – заверил Кроули.
     Полковник покладисто сделал жест следовать за ним.
     – Я посмотрел пару рапортов от групп охранения, – начал «советник», – и я заметил… Ах да, примите мои соболезнования по поводу ваших людей. Мне очень жаль…
     – Это были славные люди, – ровно произнёс Кусанаги. – Но они исполнили свой долг. Я только надеюсь, что мы сможем… ограничиться этим.
     – Да, на счёт этого… – протянул Кроули. – Можете сказать мне убраться, если что, но я предполагаю, что Сакай-сенсей не слишком… интересуется другими вещами, кроме изучения носителей?
     Военный покосился на «советника».
     – Оружие Скарлет и Эмии самое эффективное, что мы можем…
     – Но их всего двое, – веско произнёс Кроули. – Разумеется, вы понимаете, что нельзя полагаться на что-то подобное. Что угодно может случиться.
     Кусанаги остановился, Кроули встал рядом.
     – Скажите, Сакай ведь обещал вам, что сможет сделать реплику, так ведь? – вкрадчиво спросил Кроули.
     Полковник помолчал секунду.
     – Он говорит, что это возможно.
     – Всё в мире возможно, Кусанаги-сан, но я… – Кроули прикинул шансы на убеждение армейского офицера вдвое старше него. – Вы. Вы должны понимать, что в первую очередь нам нужна эффективная тактика. Нельзя просто полагаться на чудеса Божьи.
     – Разумеется, я понимаю, – ровно ответил полковник. – Но ты должен был заметить одну деталь.
     – Огнестрельное оружие против них неэффективно. – Кроули покивал. – Я знаю. Но, тем не менее, не было возможности проверить это всерьёз. Стычка была слишком короткой, фактически ситуация «бей-беги».
     – Это максимум, что мы можем позволить, раз солдаты не могут действовать в тумане. – Кусанаги нахмурился. – И даже это стоило нам жизней…
     – Разумеется, я не предлагаю самоубийственных атак. Но. – Кроули поднял палец. – У меня есть план. Мне нужно немного подумать, но в ближайшее время я хотел бы, чтобы вы уделили мне немного времени.
     – Тогда сообщишь мне, как только сможешь, Лаки-кун. – Полковник повернулся, намереваясь продолжать путь. – Что-то ещё?
     – Нет, нет. – Кроули развёл руками: – Я начну прямо сейчас. С вашего позволения.
     Он коротко поклонился. Этикет давал себя знать.
     Оказавшись в кабинете, Кроули бросил сумку на стол и присел на край. Под стенкой на полу стояли коробки с папками – отчёты. Где-то там наверняка есть хоть какие-то зацепки.
     Несмотря на все штампы, с которыми Кроули пришлось столкнуться, мир вокруг всё равно выглядел таким реальным, таким… логичным. Правдоподобным. А значит, нужно было выходить за рамки. Искать ответы вне «сюжета».
     Внезапно ощущение тревожности вспыхнуло в уме, и Кроули с удивлением машинально потянулся к карману пиджака.
     – Can’t be… – ошарашенно протянул он.
     В руке оказался лист из записной книжки. Тот самый лист, в голубую линейку.
     «Что за херню ты делаешь?».
     – Чёрт, я-то думал, что я от тебя отделался… – буркнул Кроули. – Играю в «X-com», не видно что ли?
     «Ты охренел? Не лезь со своими закидонами».
     – Уж простите великодушно, но я не буду сидеть и ни хрена не делать, пока в округе бродят монстры, – отрезал Кроули. – Это у тебя там весёлый экшн, с твоей стороны, нам, местным, приходится следить за своей шкурой!
     «Ты просто возомнил себя важным персонажем, но я тебя уверяю что это не».
     – Назови мне хоть одну причину, чтобы я не стал делать всё по-своему, – резко прервал Кроули. – Хоть одну! Хоть один нормальный аргумент!
     Лист безмолвствовал секунд пять.
     «Ты всё равно нихрена не сможешь сделать».
     – Да, ну, это просто, типа, твоё мнение, чувак, – протянул Кроули своим лучшим голосом Большого Лебовски. – И вообще, вы говённые графоманы любите потрепаться про то, как мир живёт сам по себе, и как всё напишется само собой. Ну вот, наслаждайся.
     Кроули раздражённо скомкал лист и отправил его в мусорную корзину. Затем схватил ближайшую коробку и брякнул её об стол. Давящее ощущение постепенно ушло.
     – Ладно… – пробормотал парень, выкладывая документы. – Посмотрим, что тут есть по поводу аниме битв…
     ***


     Троп – «Иммунитет к Пулям».
     Иммунитет к Пулям это когда персонажа нельзя убить конвенционными боеприпасами, не зависимо от того, что считается «конвенционным» в данном конкретном шоу. Часто сценарий требует, чтобы полиция/армия/кто угодно продемонстрировали это Стрельбой Короткими Очередями. Это в особенности большая проблема, когда иммунитет у Монстра Недели…
     Для их убийства применяются различные решения, такие как Атака в Слабое Место, или использование огня или Снарядов из Обеднённого Флебодия. Существо может оказаться Не Таким Уж И Неуязвимым…

     Взято с tvtropes.org, «Immune To Bullets».

     – Эй, ты меня слышишь?
     – Нет, – ровно ответил Кроули, не отрываясь от экрана.
     – Ты вечно таращишься в свой смартфон, – протянул Асано. – Кавамура тебе выволочку опять устроит. Так ты точно пролетишь на экзамене!
     – О Боже. Что же мне делать. Какой ужас, – монотонно произнёс Кроули.
     Последнее, что его волновало, это школьные дела. Большинство учеников натурально сходили с ума в преддверии весенних экзаменов, и Кроули ощущал себя несказанным счастливчиком – ему-то было наплевать.
     Конечно, подготовить кое-что придётся, самую малость, чтобы администрация имела право проигнорировать его низкие оценки. Но даже это занимало многовато внимания.
     Любое свободное время Кроули посвящал чтению сканов документов Института.
     – Так мимо тебя вся жизнь пройдёт, – продолжал Асано жизнеспасительные проповеди. – Эй, ты должен наслаждаться своей молодостью!
     – Уга… – буркнул Кроули. – Как твоё слепое свидание?
     – А, это, хе-хе…
     Пацан резко затух, нервно почёсывая голову.
     – Да это… Наверняка куча коров будет, нормальные девчонки на такие не ход…
     – Очкуешь, – остро обронил Кроули.
     – Ни хрена подобного!
     – В прошлый раз ты тоже не пошёл, – вмешался Хиро.
     – Эй, тебя вообще не спросили, засранец! – возмутился Асано. – У тебя-то есть подружки!
     – Чушь, ничего подобного! – заявил Хиро с очаровательно искренним возмущением.
     Его упорство в отрицании любых отношений как с Нанако, так и с Рози поражало Кроули без меры.
     Только что прозвенел звонок на обеденный перерыв и школьники всё ещё тянулись по коридорам голодной вереницей. Кроули поднялся и помял шею.
     – Чёрт… – пробормотал он.
     Он старался не наседать на тренировки с оружием слишком сильно, но всё равно мышцы побаливали. К счастью новое тело Кроули, – о котором он старался думать поменьше, чтоб не расшатывать себе нервы лишний раз, – оказалось в хорошей форме, и он ощущал, что может держать темп.
     – Эй, что с тобой? – тут же влез Асано. – Выглядишь уставшим. Это ваша с Хиро работа, да?
     – Может и так, – буркнул Кроули.
     У Хиро заметно забегали глаза.
     – Чего вы мне не говорите, где вы работаете? – допытывался Асано.
     – Рот прикрой, – шикнул «советник». – Ты знаешь школьные правила.
     – Точно, Асано, из-за тебя у нас будут проблемы, – поддержал Хиро.
     – Да ладно вам, – оптимистично по отношению к шансу устроить проблемы кому-то другому отмахнулся тот. – Всё в норме, если учителя не узнают. Ну же, что там? Что-то нелегальное?
     – Не… не мели чушь…
     С таким уровнем выдержки Хиро втравит их в неприятности гарантировано.
     – Мы не можем сказать, – отрезал Кроули. – Ладно, я пошёл.
     – Эй, я с тобой, – собрался было Асано.
     – У тебя не выйдет примазываться каждый раз, чувак, осади, – тормознул его «новенький».
     – Блин, да ладно тебе, мы же…
     – Сядь на шею нашему любовничку.
     – Хватит меня так называть! – раздражённо рыкнул Хиро.
     – А то что? – издевательски поинтересовался Кроули. – Будешь выделываться, стравлю твоих подружек, и обвиню тебя.
     Протагонист испуганно дёрнулся и поник. Перспектива стать центром отвратительного скандала его не прельщала.
     – Блиин! – протянул Асано. – Ты реально бессердечный монстр, Смит-сан.
     – И не говори.
     Потирая шею, Кроули вышел из комнаты. Когда он поравнялся с дверью соседнего класса, в коридор вышла девушка.
     – А, Смит-сан…
     – Привет, Ханамура-сан.
     Кроули резко шагнул мимо неё и сурово заглянул в помещение. Скарлет нервно вздрогнула и мгновенно опустила глаза, неубедительно притворившись, что возится с тетрадями.
     – Эм… – протянула Нанако. – Ты что-то хотел от…
     – Нет. – Кроули шагнул обратно. – Иди, Хиро в классе.
     – А, ладно… – Влюблённая подруга детства казалась слегка подавленной. – Спасибо…
     – Не стоит. Асано тоже там.
     – Уггххх…
     Её недовольное урчание звучало чарующе. Оставалось только догадываться, каким образом Хиро умудрялся столь капитально игнорировать её сигналы, Ханамура была такой привлекательной девочкой.
     Но протагонист определённо предпочитал цундере.
     На перерыве Кроули старался выделить время для документов, где всё ещё обнаруживались порой интересные вещи. Купив пару булок и банок с соком – здоровее, хоть и дороже – он отправился за здание школы. Чем меньше людей вокруг, тем лучше, и аллея между учебным корпусом и оградой оставалась довольно безлюдной по причине отдалённости.
     За последние дни Кроули прошёлся по куче отчётов и докладов от людей Института. Разрозненная информация постепенно складывалась в конкретную картину.
     Проблема была в том, что чем больше Кроули читал, тем больше ему казалось, что кто-то что-то пытается от него скрыть. Отчёты были столь точными и чёткими, и составлены так профессионально, что не сообщали практически ничего. Кира клялась, что они предоставляют всё, что есть. Но Кроули всё равно приходилось вылавливать информацию из бурного потока словоблудной бюрократии по крохам.
     Неловко повернув шею, Кроули поморщился. Отдача винтовки оказалась куда ощутимей на следующее утро, чем при стрельбе.
     – God damn Crowley, you're American, – буркнул парень. – This should be in your blood.
      Он был уверен, что испробовать на тварях простое оружие стоит. И быстро пришёл к выводу, что ему придётся сделать это самому – поглощённые собственными проблемами, дети доверия не вызывали. В плюсах – Институт предоставил феерический арсенал и отлично оборудованный тир. Это было военное заведение, в конце концов.
      Старый сержант помог Кроули разобраться в вооружении. Начинать на пустом месте, учиться стрелять, было немного странно, но Кроули быстро отогнал все сомнения. Он гарантированно окажется в самом пекле, нужно было хотя бы подтянуть себя до подходящего уровня.
     Ему приходилось держать в руках настоящее оружие, когда дядя Мак водил его подростком в тир, где они тайно стреляли из его табельного S&W. Но теперь Кроули пришлось освоить не только пистолет. И это оказалось довольно тяжело.
     В институте было всё – пистолеты и пистолеты-пулемёты; винтовки автоматические и полуавтоматические; винтовки охотничьи и снайперские; пулемёты, гранатомёты, и просто гранаты; ракетницы и миномёты; и даже гаубица в подвале. Её, накрытую промасленным покрывалом, пришли смотреть не только Кроули, но и пара солдат, проспорившие сержанту пять тысяч каждый.
     И при виде этого всего первой мыслью Кроули было: «Нужно что-нибудь попроще». Таким образом, он выбрал себе Глок-20, решив, что потянув лапы к Кольту 1911 точно себя выдаст.
     И хоть таскать с собой пистолет без крайней нужды он не планировал, парад методов силового воздействия оставил в нём желание обезопасить себя хоть как-то. Выбор Пола Кроули пал на небольшой железный цилиндр: такие носили с собой дядя Мак на патруле, а мать на работу.
     Откинувшись на спинку скамейки, Кроули прикрыл глаза на мгновенье.
     – Интересно, на сколько меня хватит?..
     Он выровнялся и потряс головой. Некогда было предаваться сомнениям.
     Дорога из школы в институт уже стала рутинной. Он отправлялся туда каждый день, иногда привязываясь к парочке из рыжей крикуньи и вялого школьника и повышая себе настроение за их счёт.
     Кроули был бы не против работать в квартире и не возвращаться туда глубокой ночью, как полноценный саларимен, но выносить документы с территории было запрещено. Максимум чего он добился, это разрешения хранить некоторые копии в облаке на специальных серверах, которые, конечно же у Института были.
     Дверь его кабинета оказалась приоткрыта. Заглянув внутрь, Кроули обнаружил свою ассистентку. Невысокая девушка в тёмном деловом костюме суетливо перебирала разложенные на столе документы.
     – Сонохара-сан? – произнёс он. – Только не говорите, что опять что-то перепутали.
     – Вовсе нет, но это… – несчастно протянула та.
     Быстро стало ясно, что Кроули с его бумажной волокитой понадобится помощь. Разумеется, он не мог отвлекать Киру по любому поводу, но самого его в архив без нужного доступа не пускали. Поэтому к нему приставили Сонохару Ёмико, миниатюрную круглолицую молоденькую девушку, одну из архивных клерков.
     Она была приветливой и покладистой, но довольно бестолковой. Кроули подозревал, что её попросту сбагрили из администрации.
     – Это вы… – пролепетала Сонохара. – Кажется, вы пропустили одну подпись, проверьте, пожалуйста!
     Она протянула ему лист, склонившись в поклоне. Кроули прекрасно знал, что многие сотрудники считали его – как и парочку школьников – лишними в этой элитной правительственной организации, что только подчёркивало странность его официального положения. Но Сонохара, кажется, всерьёз относилась к Кроули как к боссу.
     – Не нужно так нервничать, – успокоил он помощницу, забирая лист, и пробежался по нему глазами. – Верно… Но я был уверен, что…
     – Это я виновата, я, наверно, просто забыла, а потом сложила всё в одну стопку, а потом они перемешались, и вы не нашли его в общей… – зачастила девушка.
     – Тише, тише. – Кроули успокаивающе поднял руку. – Я всё подпишу. Отдадите начальнику архива.
     Подписав лист, он передал его ассистентке. Та предано прижала ношу к груди. Кроули бросил вещи на стул.
     – Вы закончили с проверкой дубликатов? – спросил он.
     – Нет ещё, простите, Смит-сан, – несчастно протянула Сонохара. – Я закончу, как только соберу документы, которые вы просили.
     – Что с Мацумото-сан? Она не желает мне помочь?
     – Вообще-то… я не думаю, что вы можете её о подобном просить, – протянула девушка. – Сакай-сан глава научной лаборатории, и потому…
     – Я думаю, что Мацумото всё ещё обладает свободой выбора, – ровно произнёс Кроули. – Но, может, вы и правы…
     – Эм… тогда, с вашего позволения…
     Девушка поклонилась и вышла, прикрыв за собой дверь. Кроули встал перед увешанной листами стеной. Листы висели в три ряда – одни чуть выше, другие чуть ниже, некоторые перекрывали друг друга, складываясь в таинственный узор, будто офисо-вдохновлённое «современное искусство».
     Когда место на столе кончилось – и произошло это быстро – Кроули перенес все украшенные красными кругами вокруг подозрительных абзацев листы на стену напротив стола. Это были копии отчётов о происшествиях, расположенные в хронологическом порядке.
     Нападения на город, туман и монстры среди ночи, происходили без всякой логики. В них не было заметных связей, не было очевидных целей. Казалось, что это просто… случается.
     – Что же происходит?.. – протянул Кроули, уже в который раз за эти дни.
     Он не допускал даже малейшей возможности, что все эти события не ведут к чему-то большему. В конце концов, пока что его окружало натуральное формульное аниме, как тысячи других. А значит, в какой-то момент покажется их «настоящий» противник, затевающий нечто всенепременно хитрое.
     Имелась вероятность, конечно, что это был сценарий вторжения, но короткий диалог с графоманом, столь же негативный, как и прежде, указывал, что это не так. Тогда, был большой шанс, что за всем стояла какая-то организация «плохих парней». Кроули планировал ухватить их за неизбежное «предзнаменование», когда в истории возникает намёк на поворот сюжета. Но пока что горизонт оставался чист.
     Кроули слегка нервировало то, что он, возможно, рискует наскочить на «последнего босса» с голыми руками. Графоман лишился контроля – хоть, может, и мнимого, – так что всё могло кончиться плачевно. Но Кроули старался верить, что у него есть шанс. В конце концов, он всегда может попытаться бросить в топку волшебных школьников, сделав ставку на их сюжетную броню…
     Раздался короткий стук в дверь.
     – Да? – озадаченно произнёс советник. – Входите.
     – С вашего позволения…
     Прикрыв за собой дверь, в комнату вошла девушка, или, скорее, молодая женщина. Ухоженная, как и все молодые японки, с узким лицом и короткой стрижкой. На ней была та же строгая одежда, какая служила негласной униформой для работников администрации.
     – Я Сакамото Миюки, рада знакомству. – Она вежливо поклонилась. – Кира-сан направила меня к вам для помощи.
     Кроули удивлённо приподнял брови.
     – Вот как…
     Он пару раз намека Кире, что Ёми-тян не справляется сама и ей может понадобиться помощь. Честно говоря, Кроули ожидал, что им просто посоветуют поднапрячься. Но Кира вдруг послала ему ещё одного помощника!
     – Простите, если я заступаю за линию, – вдруг с нотками недовольства произнесла гостья, – но я знаю, что у вас уже есть ассистент. Могу я узнать, зачем вам понадобилась я?
     – Воот как… – Кроули усмехнулся. – Вам не хочется здесь быть, не так ли?
     – Я этого не говорила. – Девушка сверкнула тёмными глазами. – Просто…
     – У меня для вас есть работа, – прервал её Кроули.
     Он сделал шаг назад и широко обвёл стену руками:
     – Мне нужна карта города подходящего размера. Уверен, вам не составит труда раздобыть мне такую.
     – Но, – нахмурилась Сакамото, – зачем вам карта такого размера?.. Я не думаю…
     – Как я и сказал, я уверен, что вы справитесь, – прервал Кроули.
     Девушка сжала губы. Возможно, она полагала, что Кроули над ней издевается. Это было не так.
     – Когда вы хотите её получить? – ровно произнесла она.
     – Как можно скорее, очевидно же. – Кроули развёл руками.
     – Тогда, с вашего позволения…
     Секретарша явно злилась, но, несмотря на стервозную мордашку, всё равно оставалась симпатичной. Кроули вновь повернулся к развешенным на стене листам.
     – И позаботьтесь, чтобы мы могли сразу её закрепить, и понадёжней.
     – Что вы имеет в виду? – непонимающе нахмурилась девушка. – Кнопки?..
     – Что угодно, – не оглядываясь, ответил Кроули. – На ваше усмотрение, Сакамото-кун.
     – Хо… хорошо.
     Кажется, специфическое обращение её проняло. Впрочем, пока предоставлялось всё необходимое, Кроули мало заботило мнение других.
     К сожалению, с картой не сложилось. Они провозились до ночи, ассистентки обещали сделать всё первым делом завтра. Девушки даже планировали остаться сверхурочно, но Кроули их кышнул.
     – Но… но, Смит-сан… – протянула Сонохара.
     – Нет. Брысь по домам, – скомандовал Кроули. – Обе. Уставший работник – никудышный работник. Вы мне нужны свежими, как весенние цветы.
     Ёмико смущённо покраснела.
     – Но вы говорили, что это важно, – прохладно заметила Сакамото, не позволяя себя сбить.
     – Теперь ещё и непослушный работник, – погрозил ей пальцем Кроули. – Ну же, живо домой.
     – Ну… хорошо. До завтра.
     – До завтра, Смит-сан
     Девушки совершенно очаровательно синхронно поклонились и вышли. Кроули вернулся к бумагам на столе.
     Дверь не спешила захлопнуться, но Кроули сообразил это только через пару секунд. Удивлённо посмотрев в сторону, он встретился глазами с Мацумото Рёко.
     – Ты довольно трудолюбивый, – протянула гостья, добавляя в голос бархата. – Не ожидала…
     – Вы пришли сюда, чтобы оскорблять мои способности?
     – Неизменно занудный, – обронила Мацумото.
      Она подошла к столу. Стройные ноги обтягивали тёмные чулки, полоски кружев сжимали крепкие широкие бедра, между ними и полупрозрачным подолом лёгкого как дыханье летнего бриза платьица то и дело мелькала зовущая линия светлой женской кожи.
     Кроули приходилось несколько раз замечать ряженных, совершенно сногсшибательных дамочек, порхающих прохладными ещё весенними вечерами по улицам Инакуры, обычно в центре. Это были работницы хост-клубов. И Кроули понятия не имел, какого черта нейробиолог с тремя дипломами рядится, как девки, которые выманивают деньги у престарелых саларименов, спаивая их дешёвой водкой в прокуренных залах. Лабораторный халат на Мацумото порой смотрелся просто неуместно.
     Кроули покосился на тонкую папку в её руке. Неизменная своим привычкам, Мацумото присела на угол стола, позволяя тонкой ткани соблазнительно натянуться на бедре, рисуя едва заметную впадинку в мягкой коже.
     – Ты каждый день остаёшься допоздна, – заметила она. – Такое усердие в твоём возрасте…
     – Вы не знаете, сколько мне лет, – ровно ответил Кроули, – никто не знает.
     – Но выглядишь ты довольно молоденьким… – пропела Мацумото с соблазнительной улыбкой.
     Он уже привык к этим повадкам и даже начал слегка уважать её агрессивное упорство. В конце концов, у неё было такое же право раздражать его, как у него было право раздражать её.
     – Может, мне сделать тебе массаж?
     Мацумото выразительно закусила губу. Кроули ответил неподдельной кислой миной.
     – Только после свадьбы, Рёко-сан.
     Та демонстративно ахнула, прикрыв рот ладошкой. Возраст давал себя знать, но её тонкие пальцы всё ещё выглядели изящно.
     – Ты… делаешь мне предложение?
     – Я сделал его вчера. – Кроули покосился на бумаги. – И что вы мне скажете?
     Мацумото помедлила, потом положила папку на стол и поднялась.
     – Я делаю это только для тебя, – мелодично протянула она, направляясь к двери. – Так что будь со мной понежнее, ладно?
     – Нет, вы делаете это для них, – ровно ответил Кроули. – Я ценю ваше доверие.
     Мацумото одарила напоследок его особенно томной улыбкой и захлопнула дверь. Кроули остался наедине с документами о носителях.
     Сакаю понадобился бы как минимум приказ от полковника, чтобы Кроули получил что-то подобное.
     – Отлично… – пробормотал советник, доставая документы. – Посмотрим, чем они заняты на самом деле.
     Институт не вёл почти никаких расследований.
     Можно было только догадываться в чём причина. К примеру, вполне возможно, что глава научного отдела Сакай Цунэо благополучно блокировал всё, что могло порушить его позицию в исследованиях. Хоть даже в таком случае было неясно, почему никто не удосужился хотя бы опросить возможных свидетелей и тщательно осмотреть места происшествий. Все были заняты исключительно опусканием концов в воду.
     Единственное, что удосужились обнаружить в отделе прикрытия, это странный состав, похожий на песок. Останки тварей. Кроули это весьма заинтересовало, и быстро выяснилось, что Сакай волевым решением заклеймил находку «бесполезной для продвижения исследовательской работы».
     Кроули подозревал, что большим поворотом сюжета будет что-то вроде «ты работал на плохих парней с самого начала».
     ***

     – Эй, так ты не пойдёшь на собрание школьного совета?
     Кроули покосился на соседа.
     – Ты откуда это знаешь, Хаято-кун? Ах да, ты же тот козёл из-за которого всё началось…
     – Как жестоко! Просто хотел позволить тебе…
     – Ты меня скормил общественному мнению, – отрезал Кроули. – Так что рот закрой. Скажи спасибо, что я тебя не прикончил вообще.
     – Воа! Психопат сорвался!.. – экзальтированно провыл Асано.
     – Ты не пробовал говорить с Принцессой, Лаки-кун? – спросил Хиро.
     – Хм? – Кроули одарил его косым взглядом.
     – Просто… – поспешно поправился тот. – Она всегда одна…
     – Как мило с твоей стороны заботиться о ней теперь! – едко прошипел Кроули.
     Конечно, это было не совсем справедливо с его стороны – Хиро не мог знать о своей роли и о том, что, не подставься Кроули в тот день, «весельчак» Асано наверняка сделал бы «партнёром Принцессы» его.
     – Я просто говорю, как есть, – ушёл тот в оборону.
     – Нуу, это не легко быть рядом с Принцессой, – умно протянул проклятый школьный друг. – Вы только посмотрите на неё! Роскошная…
     Парни, включая Кроули, невольно покосились на предмет обсуждения. Собрав вещи, «Принцесса» поднялась и двинулась к двери.
     – Куруми-сан! Постой, мы идём вместе.
     В классе, до того наполненном гомоном и шорохом тетрадей и сумок, на секунду повисла гробовая тишина. Девушка порывисто обернулась, пронзив Кроули острым пренебрежительно-удивлённым взглядом.
     – Ты… – Она осеклась и ледяным тоном закончила: – Тебе идти не обязательно.
     Староста резко отвернулась, заставив волосы изящно взлететь шикарным чёрным ореолом, и вышла прочь.
     – Вот засранка… – глухо буркнул Кроули. – Ладно, бывайте.
     Неаккуратно смахнув всё в сумку, он поспешил за беглянкой.
     – Воа… – выдохнул Асано. – Он назвал её…
     – По имени, – в тон приятелю добавил Хиро. – Он и вправду безбашенный. Странно, что они со Скарлет не ладят…
     Настоящее имя «Принцессы» было Киридзё Куруми. Кроули выяснил две причины, по которой ей присвоили это прозвище. Во-первых, она была дочерью местного олигарха, её семье принадлежала чуть ли не треть города и половина политической власти. Во-вторых, она была роскошной красавицей с отличным воспитанием. Учёба длилась всего пару месяцев, но о ней уже грезила мужская половина школы и ею восхищалась-ненавидела женская.
     К сожалению, к этим невероятным благам прилагался, по слухам, «ужасный характер». Но, насколько Кроули мог видеть, это в основном выражалось в очень девичьей холодной стервозности. Странно, но его это совершенно не беспокоило. Даже казалось милым.
     Он долго не мог понять, почему к Куруми он невольно относится с добродушным снисхождением, но Скарлет при схожих повадках взывает желание врезать ей ногой с разворота. В конце концов, Кроули пришёл к выводу, что это исключительно его личные предпочтения. Роуз, как ни крути, по сути своей была соплячкой, глупой и мнительной. А вот «Принцесса» была холодной и самоуверенной, и порой довольно едкой. Прям как он сам.
     Когда Кроули приблизился, девушка полуобернулась на ходу, явив резной профиль на фоне плохо протёртых школьных окон.
     – Я сказала, что тебе не нужно идти.
     – Я не собираюсь выслушивать выговоры от учителей, – заявил Кроули. – Так что мы с тобой застряли.
     – Ты не заинтересован в хорошем поведении, – ровно ответила она. – К тому же, репутация совета пострадает от того что кто-то нарушает школьные правила.
     – Я ничего не сделал! – ошарашенно ответил Кроули, перебирая в уме события последних дней. О сомнительных выходках в архиве Института, принцесса Куруми, конечно, знать не могла…
     – Я знаю, что ты где-то работаешь, – строго отрезала староста. – И Эмия тоже. Я не знаю, что вы задумали…
     – Это тебя не касается, – ровно отрезал Кроули. – Не беспокойся, всё улажено. Или ты уже знаешь?
     Куруми приостановилась и повернулась к надоедливому однокласснику.
     – Ты можешь поменяться с кем-нибудь местами, – бесстрастно произнесла она. – Я просто найду кого-нибудь…
     – Что, если я хочу остаться с тобой?
     На прелестном лице возникло удивлённое выражение, когда Кроули шагнул поближе. Куруми пугливо попятилась, упираясь спиной в окно.
     – Что ты делаешь?.. – возмущённо выдохнула она.
     – Знаешь, ты ведь очень популярна, – тихо произнёс Кроули, хищно надвигаясь на старосту. – Такая красавица, идеальная ученица… У тебя должна быть куча друзей.
     – Я в этом не нуждаюсь!
     Она попыталась его оттолкнуть, но Кроули без труда устоял. Он приблизился почти вплотную и медленно положил руки на подоконник по обе стороны от затихшей девушки.
     – Я… – В зелёных глазах мелькнуло затравленное выражение. – Я ударю тебя, если понадобится…
     – Я выдержу это ради тебя.
     Кроули намеренно подпустил в голос томной чувственности. Староста купилась, как ребёнок на конфету. Отведя глаза в сторону, Киридзё Куруми беспомощно сжалась перед ним. Полная грудь тяжело вздымалась, мягкие губки остались соблазнительно приоткрыты.
     – Пожалуйста, прекрати…
     Кроули ощутил, что всерьёз заигрывается. От тембра жалобного голоса у него аж мурашки по коже побежали. Бедное создание лежало перед ним сражённое и беззащитное, как маленький котёнок.
     Строгая староста, роскошная аристократка, принцесса всея Старшей школы Инакуры оказалась на редкость социально неадаптированной девочкой.
     Сюрприз.
     – Дааа… Боюсь представить, что было бы, если б тебя всерьёз где-нибудь прижали.
     Кроули усмехнулся и коротко поцеловал Куруми в висок. В конце концов, она была очень милой. От иссиня-чёрных волос приятно пахло весной.
     – Хах?..
     «Принцесса» ошарашенно захлопала длинными ресницами. Страшный маньяк исчез так же внезапно, как и появился.
     – Первое правило. – Кроули поднял указательный палец. – Если угрожаешь, верь, что готова всё исполнить.
     – Чт… что?
     – Второе. – Он показал два пальца. – Когда кто-то старается тебя прижать, толкай плечом, вот так, с разворотом корпуса, и уходи в сторону.
     Кроули шагнул, назад позволяя девушке выпрямиться, и продемонстрировал движение.
     – Воот так, видишь? Поворот…
     На породистой мордашке возникла нешуточная злость. Кроули невольно рассмеялся:
     – Ой, ну ты такая милая, когда сердишься! Ха-ха…
     Куруми скрипнула зубами.
     – Убирайся!
     Девушка, ощутимо врезав ему плечом без всякого разворота, резко рванулась дальше по коридору быстрым шагом. Кроули нагнал её и пристроился рядом.
     – Ну же не злись, Куруми-сан, я просто пошутил. Прости. Не знал, что тебя это так… напугает, – вызывающе протянул он.
     – Я не напугана! – рявкнула та. – И не смей меня так называть! Мы с тобой не друзья!
     – Я буду звать тебя, как захочу, – заявил Кроули. – И ты ничего не сможешь с этим сделать.
     Она развернулась, раскрывая рот, чтобы что-то сказать, но Кроули её прервал, вскинув палец:
     – Я ведь тебя предупреждал, что ты пожалеешь.
     Он попытался тронуть кончик её носа, но Куруми отмахнулась, как сердитая кошка лапой.
     – Я не ожидала, что ты окажешься бесполезным грубияном и… – Она запнулась на секунду и, на глазах покрываясь благородным розовым румянцем, выпалила: – извращенцем!
     – Хах? – Кроули приподнял бровь. – Не моя вина, что ты не умеешь флиртовать…
     – Это был не флирт! – рявкнула Куруми, сверкая глазами. – Я… ты… Ещё раз так сделаешь, я тебя в порошок сотру!
     – Уууу, – протянул Кроули. – Это твой ужасный характер, про который я столько слышал? Пф, тоже мне.
     Он взял её за руку. Куруми нервно дёрнулась:
     – Опять?.. Не трогай!..
     – Да успокойся. – Кроули не позволил ей вырваться, обняв её ладонь своей. – Ладно, прости, я не хотел тебя пугать. Я обещаю, что не буду больше. Обещаю.
     Девушка затихла глядя в сторону. Её пальцы были довольно прохладными, но приятными на ощупь, лёгкими и такими хрупкими.
     – Если сама не захочешь…
     Куруми резко выдернула руку.
     – Таким как ты в совете делать нечего, – ледяным ветром прошипела она. – Я попрошу, чтобы тебя убрали.
     – Это было бы злоупотребление твоим влиянием… заместитель, – со зловещей ноткой протянул Кроули. – Ладно, я прекращаю, честное слово. Идём. Покажи мне, чем вы заняты в своём совете.
     Девушка раздражённо хмыкнула и пошла дальше. Обстановка медленно разряжалась.
     – Ты, кажется, выяснил кое-что, но всё равно не знаешь, чем занят совет? С чего тогда ты не хочешь просто бросить…
     – Ну, знаешь… – протянул Кроули. – Это даст мне отмазку, если школьные клубы сделают обязательными.
     – Нам не нужен нахлебник.
     – Это мы ещё выясним.
     Куруми удивлённо оглянулась. Кроули и сам не понял, откуда в голосе взялась нотка угрозы.
     Школьному совету, как органу важному, полагалась отдельная комната, в дальней части второго корпуса, где располагались клубные помещения. В отличие от классной комнаты, тут не было кафедры, и столы стояли вплотную, образовав прямоугольник в центре с отдельным столом во главе. По два представителя от класса, это давало двадцать четыре человека, из которых выбирались президент и его заместитель, для контроля над бюрократией.
     Куруми и Кроули оказались на собрании последними, и быстро пристроились на свободных местах. На прогульщика покосились с удивлением, но никто не стал привлекать к нему внимание.
     На столе лежала пачка листов, какие-то документы средней официальности по виду. Пробежав их глазами Кроули понял, что это довольно унылые отчёты по поводу клубных активностей и растрат.
     – Отлично, заместитель здесь, – заявил парень за «главным» столом. – Тогда, начнём. Первым делом разберёмся с вопросом ухода за территорией школы…
     Обсуждение оказалось довольно нудным – директором требовалось собрать группу людей, которые должны были тратить время после уроков на уборку территории школы и некоторый ремонт, типа покраски заборов. Никто из старост не хотел подставляться под нелюбовь одноклассников, назначая добровольцев, но и работать сами представители тоже не изволили.
     Вежливое перекладывание обязанностей быстро утомило. Кроули уже пожалел, что решил связаться с советом вместо того, чтобы просто ускакать в закат. Ну хоть Куруми оказалась именно такой, как он и ожидал, это было познавательно…
     Пропуская трёп представителей мимо ушей, Кроули лениво листал документы. Школьные приказы, невероятно нудные жалобы на и от совета, финансовые отчёты клубов…
     Последнее вдруг заставило его присмотреться.
     – Hah… What they spend ninety grand for? – удивлённо пробормотал парень.
     Куруми удивлённо покосилась на ожившего соседа. Кроули по привычке разложил документы перед собой веером, будто пасьянс, и навис над столом.
     – Смит-сан?..
     – Что скажете, класс Б-один?
     Президент смотрел прямо на них. Куруми поднялась и открыла рот, чтобы ответить…
     – Я скажу, что. У нас большая проблема.
     Все уставились на Кроули. Тот в ответ обвёл старост безумными глазами пророка Судного Дня.
     – Что за проблема? – удивлённо поинтересовался президент.
     – Кто-то ворует у школы деньги.
     Над благородным собранием пронёсся тревожный шепоток.
     – Что за чушь! – За дальним столом выпрямился высокий парень. – Не может этого быть.
     – Верно, – подержала его одна девушка. – Не бросайся такими замечаниями без причины!
     Кроули демонстративно всплеснул руками.
     – Ха! Они думают, у меня нет причины.
     Под ошарашенными взглядами сорока шести глаз он задом встал на стул, затем шагнул по столу. Куруми обратилась в каменную статую взбешённой старосты. Остальным понадобилась секунда, чтобы очнуться:
     – Эй, ты что творишь?!..
     – Псих! Это, что ли, новенький из…
     – Так, соблюдать порядок, скоро всё закончится! – скомандовал Кроули, подходя к неверящим, потом и помахал листами у их лиц: – Всем взять вот эти копии, вот эти, которые я держу…
     Пройдясь по столам туда и обратно, он спрыгнул возле президента, заставив того нервно отшатнуться.
     – Я ничего не вижу, – ровно произнесла девушка с боковым хвостиком.
     – Точно, это просто отчёт о тратах за прошлый…
     – Да-да, смотреть на вещи, это не сильная сторона студсовета, это точно, – радостно заявил Кроули и вскинул руки: – Я укажу вам путь! Давайте все посмотрят на графу «различные расходы» на… – Он запнулся, затем поднял один из листов и потыкал в графу пальцем: – Вот здесь вот. А теперь, – он поднял другой лист, – все посмотрят на список купленных вещей, по которым получен чек.
     – Но… здесь всё совпадает, – подала голос Куруми и сверкнула на пророка злым взглядом. – Я сама готовила эти документы!
     – Уууу, – протянул Кроули, обхватив лицо ладонями. – Кто-то провёл нашу Принцессу?
     Он повернулся к президенту.
     – Этот кто-то весьма хитёр.
     – Что?.. Ты обвиняешь меня в расхищении? – возмутился парень. – Что за чушь! Нелепо, я не взял ни копейки!
     – Ну, я уверен, что покупать подарки своей подружке за счёт школьного бюджета это не совсем законно, – делая сомнительную мину, заявил Кроули.
      Предположение, по сути, было довольно шаткое – вину можно было пришить любому в совете. Но как этот президент спал с лица! Всего на секунду. Выдержки у парня хватало.
     – Смехотворно, – уверенно заявил он. – Я понимаю, что у тебя нет опыта в подобных делах, но так сильно заступать черту просто оскорби…
     – Гитара для музыкальной группы, – перебил его Кроули. – Да ещё какая, чёоорт! Не удивительно, что на неё ушло больше половины от всего клубного бюджета!
     – Чушь собачья! – воскликнул кто-то из старост. – Здесь сказано что группа не получила ничего!
     – Но он прав, – заявила вдруг девушка с боковым хвостом. – Здесь указана гитара. В общих расходах. Это совпадает с чеком на девяносто три тысячи йен вот отсюда…
     Представители дружно уткнулись в документы.
     – Я не помню этого пункта…
     От голоса Куруми температура в комнате упала на пару градусов. Кроули хохотнул и приобнял замершего президента за плечи.
     – Эй, ну кто станет его осуждать. – Он с широчайшей улыбкой обернулся к жертве: – Я видел девчонок из группы, тааакие котятки!
     Парень попытался отстраниться, но Кроули впился в него мертвой хваткой.
     – Только между нами, братан, – он склонился к президенту, не убирая с лица улыбки, – это была рыженькая? Потому что именно она таскает новый чехол…
     – Отвали!
     Парень рванулся изо всех сил. Ожидавший этого Кроули не стал его удерживать и президент чуть не растянулся на полу.
     – Это всё просто домыслы!.. Я… я могу всё объяснить!
     Куруми поднялась, пронзая коррумпированного политика злым взглядом.
     – Мне не терпится услышать, президент.
     На секунду повисла напряжённая тишина. В густом воздухе раздался отчётливый звук телефонной вибрации.
     – О Боже, вы только посмотрите на время! – с тревогой воскликнул Кроули, мельком взглянув на экран. – Боюсь, мне пора откланяться! Вы все замечательная аудитория!
     Схватив со стола свою сумку, советник резво двинулся к двери.
     – Смит-сан!
     – Прости, дорогая, но мне пора бежать. – Он сделал Куруми ручкой: – Бай-бай.
     Дверь стукнула в пазах, за ней резко раздался гомон. Кроули быстро зашагал к выходу во внутренний двор.
     Телефон требовательно вибрировал. Благослови Господь японский язык, ведь ему удалось написать «чёртова катастрофа» всего в четыре кандзи.
     – Это необычно, – пробормотал Кроули и нажал принять. – Чего тебе, катастрофа?
     – Не зови меня так, придурок! – донеслось с другого конца.
     – Это твой ответ?
     – Нет! Ты… – Скарлет с усилием сглотнула волну возмущения. – Я… я хочу узнать, где Хиро.
     – Почему он не с тобой? – удивился Кроули.
     Это было странно. Они всегда уходили из школы вместе.
     – Не знаю! Стала бы я звонить, если бы знала! – Рыжая фыркнула. – Короче, ты его видел?
     – Ну, не после уроков, я был уверен…
     Кроули умолк, перебирая возможные варианты.
     – Ты ему звонила?
     – Да, но он не отвечает. – В её голосе неожиданно прорезалась заметная тревога.
     Первой мыслью было, что Хиро отправился на сессию социальных связей с другой своей юбкой. Это бы объяснило, почему он игнорирует Скарлет.
     – Он тебя бросил, смирись.
     – Я… я не его подружка! – Она гарантированно была красной как варёный, очень варёный рак. – Я тебе врежу, чёртов придурок!
     – Так и сделаешь, – согласился Кроули. – Увидимся в институте.
     Сбросив проклятую катастрофу, он вызвал список и выбрал Хиро. Он успел выйти на улицу и сделать десяток шагов. Тот не отвечал. Это было странно.
     – Надеюсь, он просто посеял трубку, – буркнул парень.
     Исчезновение протагониста не предвещало ничего хорошего. И более того, Кроули ведь специально приставили за ними следить. Если что, Кусанаги с советника шкуру спустит. Полковник ценил результат.
     Вторым номером стал Асано.
     – Эй, приятель, как дела? – Этот отозвался почти мгновенно. – Хочешь зависнуть со своим братаном?
     – В другой раз. Хиро с тобой?
     – Нет, – удивлённо ответил Асано. – А что такое, он не с тобой? Вы же типа…
     – Когда ты его видел в последний раз?
     – Эмм… В классе, после уборки. Мы собирались свалить вместе, но…
     – Отлично, до связи.
     Кроули сбросил звонок и замер на секунду.
     – Ладно, осмотрим школу…
     Только сейчас он понял, что всё-таки стоило держаться к носителям поближе. Он понятия не имел, куда Хиро мог податься. Оставалось только надеяться, что это была «случайная» встреча с очередной «прекрасной незнакомкой».
     Если Хиро не покидал территорию школы, начинать следовало вне зданий. Раз они с Асано были на уборке, возможно, что-то найдётся возле мусоросжигателя. Может, Хиро угораздило застрять на высоком дереве, или головой между прутьями ограды…
     Завернув за угол клубного корпуса Кроули осознал, что с его интуицией следующей остановкой должен быть Вегас.
     Группа из трёх парней в форме школы окружала кого-то, кто совершенно без всякого сомнения был Эмия Хиро. Они зашли за небольшое строение, где размещался сжигатель, скрывшись из вида.
     – Да не может быть… – ошарашенно буркнул Кроули. – Гопники? Серьёзно?!..
     Ступая осторожней, он прошёл к сжигателю с другой стороны, стараясь держаться под стенкой. Добравшись до угла, Кроули замер, прислушиваясь к голосам.
     – Эй-эй, ты сраный мудак. – Говорившего срочно нужно было излечить от завышенного самомнения ударом сапога в лицо. – Ты думал, так просто отделаешься от нас? Сраный урод!
     – Точно, – подхватил другой голос, такой же хамский. – Ты думал, что тебе сойдёт с рук грубость к семпаю? Извиняйся! Становись на колени и лижи наши ботинки!
     – Точно, тогда мы, может, тебя и простим!..
     Кроули потрясённо завел глаза.
     – Поверить не могу…
     Даже в Америке такая гопота была баяном, а уж там любили самодовольных хулиганов, бонус, если те из футбольной команды. Кроули всегда ненавидел этот штамп, в его команде все были отличными ребятами! Может, конечно, это было просто совпадение…
     Неожиданно турист отвлекся, задумавшись вдруг, что слышал о больших проблемах с травлей в японских школах, но сам до сих пор с подобным так и не столкнулся. Возможно, было ещё слишком рано. Он-то пробыл здесь, навскидку, недели две…
     Диалог за мусоросжигателем развивался, угрозы и оскорбления ссыпались на могучего протагониста обидным градом. Кроули рассеяно насчитал четверых: трое привели Хиро, ещё один стоял здесь. Гопники по очереди выдавали угрожающие реплики, предположительно грубо пихая жертву из рук в руки.
     – …и до твоей красноволосой шлюшки тоже время дойдёт. Она мне конкретно отплатит. – Судя по голосу, один из них явно мнил себя ниипацца каким альфа-самцом.
     Кроули скептически приподнял бровь и буркнул:
     – Она-то тут при чём?.. Чертова катастрофа.
     – Я вам не позволю и пальцем её тронуть!
     В голосе Хиро невесть откуда взялся надрывный вызов. Гопники это не оценили.
     – Хах? Что ты там мелешь, тварь! Получай!
     Раздался звук удара, тело рухнуло на землю.
     – Где твоя наглость теперь, урод? Эй, теперь моя очередь!..
     Кроули отбросил пиджак и сжал рукоять телескопической дубинки. Немецкой, надёжной, и смертельно опасной в руках идиота даже больше, чем человека тренированного. Мать была в бешенстве, когда он однажды погнул её воронёный ASP.
     – Ладно, хватит на сегодня…
     Однако стоило Кроули выйти за угол, как ситуация вошла ещё более драматическую фазу. Он планировал просто нанести гопоте некоторые повреждения – неважно, насколько они круты, с рассечённой мышцей много не попрыгаешь.
     Но первое что он заметил, это стоящий на четвереньках Хиро. И из-под него лучилось заметное даже в свете дня сияние.
     – Не вздумай, кретин! – панически рявкнул Кроули.
     Дубинка с хрустом распрямилась. Первый гопник даже не успел развернуться. Кроули лишь в последний момент сдвинул удар, приложив его по шее вместо виска. Набалдашником можно было и голову проломить.
     – Ха?!.. Что за ху…
     Второй успел развернуться, но не успел отреагировать на пару косых ударов по плечам и корпусу. Кроули бил заученно, как по манекену, совершенно не сдерживаясь. Лучше он оставит пару инвалидов, чем пару свидетелей.
     Хиро заполошено вздрогнул от смеси злобного окрика и дикого рёва боли и поднял глаза на «спасителя»:
     – Лаки-кун?..
     – Заглохни!
     Один из гопников, стоящий поодаль с телефоном в руках, шарахнулся в сторону. Кроули рванулся к ближайшему. Тот успел отскочить, но машинально попытался закрыться рукой. От первого удара он заорал, как резаный, от второго в бедро отправился на землю. Добивающий рукояткой пришёлся ему точно в лоб. Кроули с лёгкой опаской понял, что пацан отключился. Ну, может, всё и обойдётся…
     – Ты… ты, сука, что наделал?! – Голос последнего, резко лишённый претензий на альфовость, заметно дрожал. – Я тебя урою, падла, ты хоть знаешь, кто я?..
     Кроули молча рванулся к нему. С воплем гопник попытался удрать, но Кроули успел схватить его за шиворот и рванул на землю. Тот послушно распластался на дорожке.
     – Лаки-кун, не надо! Он правда…
     Кроули врезал гопнику рукояткой под дых, выбив из него хриплое «Кхек!..».
     На секунду в воздухе повисла странная тишина, нарушаемая стонами корячащихся на земле подбитых.
     – Он же… – со страхом выдавил Хиро.
     – Что? – резко спросил Кроули.
     – Он и вправду может… Его отец большой политик и…
     – Вот как.
     Кроули поднялся и, обойдя гопника, с размаху врезал ему в бок ногой. То скорчился, силясь вздохнуть. И получил ещё раз.
     – Как мило. – Кроули прижал гопника к земле, наступив на грудь. – Папенькин сынок? Ну давайте… А это что тут у нас?
     Пошарив в карманах пиджака, Кроули выудил телефон.
     – Эй, уродец. Хочешь меня урыть? Давай сделаем это вместе.
     Он демонстративно поискал в списке контактов нужный пункт, затем демонстративно пихнул под нос гопнику.
     – Видал? Давай позвоним ему прям щас.
     – Какого хера ты делаешь?.. – проскулил большой человек.
     Кроули подхватил гопника за грудки и рывком поднял на ноги. Тот едва мог стоять сам, хоть это скорее было просто от страха.
     – Я позвоню твоему папаше прямо сейчас! А когда он спросит, кто это, я скажу, что его сынуля попытался гопнуть кого-то в школе и его гопнули в ответ!
     Парень что-то захрипел, но Кроули встряхнул его как куклу. Он бы на взводе: ситуация застала его врасплох и теперь он кипел от излишнего адреналина. Казалось, может оторвать школоте голову голыми руками.
     – А потом я отправлюсь в каждое новостное агентство в этом городе и оставлю им эту историю! И во всём виноват будешь ты! Ты меня понял, отродье?! Ты! Я сожру тебя с потрохами, как и твоего сраного папашу!!
     – Неааа!!.. Не надо!.. Не надо, не надо!!
     – Закрой пасть!
     Кроули бросил гопника на землю и снова заехал ему ногой. Не особо целясь. Ничего не хрустнуло и ладно.
     Фланкирующие начали подгребать потроха. Кроули обвёл их взглядом заставив шарахнуться в стороны. Затем склонился над поверженным центровым.
     – Вот это… – он покачал телефон в пальцах, – останется у меня.
     Советник присел и за волосы задрал неудачнику голову.
     – Если ещё раз тебя увижу – убью.
     Припечатав гопника рожей в землю, он с размаху ударил рукояткой возле его головы, заставив испуганно заскулить. С хрустом сложив дубинку, Кроули не глядя скомандовал:
     – За мной, живо!
     – Хо!.. Хорошо!
     Хиро поспешил следом. Они уже обошли корпус, когда Кроули ощутил, что что-то холодит ему лицо. Потрогав место пальцами, он убедился, что это была кровь,
     – Блядство…
     Выудив платок из кармана пиджака, Кроули осмотрел себя. Пара мелких капель темнела в нескольких местах, но ничего слишком заметного. Хорошо, что большинство учеников уже разошлись с территории.
     – Какого хера они от тебя хотели? – зло рыкнул советник, вытирая лицо. – Ты чуть не вызвал свой сраный меч!
     – Прости…
     – Не ответ!
     – Прос… – Хиро запнулся. – Я просто… Это было пару дней назад. Эти парни пристали к нам с Роуз на улице.
     Кроули покосился через плечо.
     – И? Нет, я сам угадаю – это из-за неё, так?
     – Вовсе нет… – поспешно ответил Хиро, но запнулся. – Ну… не совсем. Она такая вспыльчивая, когда она…
     – Пфах! Ну конечно.
     Кроули оставалось только догадываться, было это Большим Оригинальным Сюжетом от аффтара этого бреда, или Скарлет просто притягивала неприятности одним своим присутствием.
     – Ладно. Мы сделаем вид, что этого не произошло, так что…
     – Но у нас точно будут проблемы! – возмутился Хиро. – Этот парень…
     – Я его предупредил, – отрезал Кроули. – Если у него есть хоть капля мозгов, он потеряется.
     Можно было гарантировать, что любую несанкционированную опасность для носителей устранят в рекордные сроки, будь папаша самодовольного сопляка хоть мэром. А если и нет, политическое самоубийство тоже вариант. Как он и советовал недавно одной принцессе, Кроули готов были исполнить каждую свою угрозу на сто процентов.
     Во время поездки в автобусе адреналин в крови повыветрился и неизбежно пришли сомнения. Но здесь уж делать было нечего, так бывает всегда. Машинально Кроули нащупал телефон гопника в кармане. Он ещё не обращался к ним лично, но в Институте определённо имелся отдел с доступом к госструктурам…
     Настроение у Кроули было паршивое, всё удовольствие от общения с очаровательной старостой испарилось без следа. Он пропустил физическую тренировку – сегодня ему казалось, что норма более чем выполнена – и, сдав Хиро на растерзание рыжей подружки, отправился в тир. Монотонная размеренная стрельба успокаивала нервы, помогала сосредоточиться.
     – Неплохо для новичка, Лаки-кун, – похвалил присматривающий за практикой сержант, снимая наушники.
     Солдаты старались держаться нейтрально, но Кроули не мог поверить, что среди них нет недовольных присутствием на базе детей. И, без сомнения, он сам считался одним из «лишних». Здесь даже с вполне законно нанятыми сотрудниками обращались как с «духами» в армии, и особенно зверствовали клерки в офисе администрации, как ни странно… Но ответственный за вооружение сержант, казалось, рад был потренировать новенького. Он даже одобрил вынос оружия, и «на службе» Кроули таскал пистолет в поясной кобуре, привыкая к ношению.
     – Ты уверен, что никогда не занимался стрельбой?
     – Не знаю, – ровно ответил советник. – Вы же в курсе по поводу моей памяти, так?
     – Верно, верно, прости. Кстати, твоя экипировка готова. Посмотришь?
     – Конечно.
     Осмотр поднял ему настроение. Кроули даже не ожидал, что всё окажется так отлично. Интересно, было ли это знаменитое японское трудолюбие или просто результат приказа сверху.
     Остаток вечера он провёл за документами. Помощь Мацумото оказалась неоценимой – она изучила детей довольно тщательно, и некоторые вещи Кроули сразу взял на заметку. Ассистентки, работая в удивительном единении, развесили ему заказанную карту Инакуры и окрестностей. Во главе с самим советником их маленькая команда провела несколько часов, раскрашивая зоны нападения и развешивая заметки.
     Кроули ощущал, что, возможно, слишком заигрывается со всеми этими прибамбасами как в кино. Но всё же визуализация была неоценимой помощью для комплексного взгляда на проблему. Проще было бы, если б у них был хай-тек дисплей, подключенный к компьютеру, пара кликов – и всё на глазах, но это было бы чересчур даже для его наглости.
     Кроули опять выгнал девушек в конце дня, хоть остался уверен, что они просто отправятся к себе в архив, готовить дубликаты для работы на завтра. Обе его невероятно исполнительные секретарши оказались чисто японскими трудоголиками. Убеждения беречь себя для настоящей карьеры, где был шанс на повышение ничего не дали.
     Сегодня пришло время первого отчёта. Кусанаги не устанавливал никаких дедлайнов. Пока. Но Кроули понимал, что должен предоставить ему хоть что-то. И он действительно кое-что нашёл.
     Стоя перед картой советник потянулся к заштрихованной области первого происшествия, но не коснулся бумаги.
     – Что они пытаются сделать?.. – задумчиво произнёс он.
     Внезапно раздалась трель оповещения и ровный женский голос произнёс:
     – Всем дежурным сотрудниками следует пройти на свои посты. Повторяю, всем дежурным сотрудникам следует пройти на свои посты.
     Кроули повернулся к двери.
     – Надеюсь, детишки в настроении прогуляться в тумане.
     Потому что он точно был в настроении.
     ***

     За административным зданием Института экспериментальной энергии находилось широкое приземистое строение, совсем неприметное. Рядом располагалась просторная стоянка, обычно её занимала пара-другая грузовиков. Периодически со стороны заднего въезда с рычанием подкатывала очередная машина и исчезала в полумраке здания. Ворота гаража закрывались. Чуть позже один из грузовиков покидал стоянку, и на замену ему выкатывался новый.
     Сейчас стоянка пустовала. Но вдруг из гаража вырвался чёрный фургон без окон в кузове. И тут же из-за угла корпуса показалась парочка подростков. Эмия и Скарлет трусцой подбежали к машине.
     – Я не знал, что тут есть такое место, – озадаченно произнёс Хиро.
     – Я тоже, – ответила девушка. – Почему нас отправили сюда? Мы всегда выезжаем из главных ворот!
     Они остановились недалеко от фургона, неуверенно оглядываясь по сторонам. Задние двери машины резко распахнулись, оттуда высунулся Кроули.
     – Эй, дети кукурузы, – позвал он. – Сюда, живее.
     – Что?.. Я не хочу ехать с ним! – возмутилась Скарлет.
     – Не думаю, что мы можем…
     – Живо, мать вашу!!
     – Хорошо!..
     Они звучали так мило хором. Как только парочка заскочила в фургон Кроули, одетый в военную разгрузку поверх школьной рубашки, закрыл двери и скомандовал в воздух.
     – Они вошли, двигаем.
     Машина тронулась, заставив школьников качнуться. Кроули оперся о стенку. Внутри салона находились два ряда кресел вдоль бортов. В головной части лежало несколько продолговатых чехлов.
     – Как он тебя услышал? – удивился Хиро.
     Кроули повернулся боком и указал на своё ухо.
     – Эм… гарнитура?.. – протянул Хиро.
     – Точно. Ваши вон там. Живее, у нас всего минут пять.
     Кроули уселся в кресло возле входа и переложил лежащий рядом чехол на колени. Хиро и Скарлет раскрыли лежащие на креслах пакеты и озадаченно приспособили на свои уши небольшие устройства.
     – Закрепите так, чтобы волосы не мешали, – командовал Кроули. – Эти круглые шутки сверху – камеры. Корпус подогнали по вашим характеристикам, так что свалиться они не должны.
     – Зачем нам эти штуки? – озадаченно спросил Хиро.
     – Угадай с трёх раз, – отрезал Кроули. – А пока ты думаешь, слушайте сюда. Сегодня будет очень особенная миссия.
     – Что-то случилось? – испуганно произнёс Хиро.
     – Они узнали что-то новое?
     Скарлет аж подалась вперёд, проявляя удивительное рвение. Мацумото вскользь упоминала, что девчонка всегда становится послушной во всем, что касается изучения первопричины. Кроули подозревал, что рыжая замешана куда глубже, чем ему позволяют знать.
     – Именно этим мы и займёмся.
     Фургон лихо накренился при повороте, пассажиров шатнуло из стороны в сторону. Кроули расстегнул чехол и выудил оттуда чернеющую матовым металлом штурмовую винтовку.
     – Воа!..
     – Оружие! Какого черта тебе доверили оружие?!
     – Сегодня планы будут другие. – Кроули пропустил лишний шум мимо ушей. – Ваша задача сопровождать меня пока я буду проверять эффективность стандартного вооружения…
     – Но это бред! – влезла Скарлет. – Раз ты читал отчёты, то должен знать, что когда…
     – Я знаю побольше тебя, соплячка, – отрезал Кроули. – И если ты хочешь, то можешь получить приказ сверху. Полковник!
     – Скарлет-сан, я прошу тебя следовать его приказам. Пожалуйста.
     Голос раздался в наушниках всех троих. А также остальной группы слежения, сидящей как по фургонам связи в оцеплении, так и в штабе. Роуз дернулась и замерла на секунду. Хиро поражённо захлопал глазами.
     – А… это… – сбивчиво протянула рыжая, – я слушаюсь…
     – Кстати, связь с группой есть только у меня. – Кроули указал на микрофон, присобаченный к его разгрузке. – Не беспокойтесь, этого будет более чем достаточно.
     – А почему только у тебя? – спросил Хиро.
     – Вы ещё маленькие, – ровно ответил Кроули. – Шутка. Об этом мы поговорим после миссии.
     – Хватит себя вести, будто ты главный! – выпалила Скарлет.
     – Вашей задачей, – Кроули проверял обоймы, не удостоив её даже взглядом, – будет поддерживать меня в столкновении с объектами.
     – Те монстры…
     – Да, Форест, те самые. Я прекрасно знаю, что они не просто большие животные, так что низкая эффективность ожидаема. Ваша задача сдержать их, и добить, если повреждения будут недостаточные. Мне описать подробно или сами догадаетесь?
     – Эм…
     Очевидно, что Хиро понятия не имел, что такое логическое мышление. Идеальный японский юноша, опора будущего всей страны.
     – Атаковать их лапы?.. – с редкой для неё неуверенностью протянула вдруг Скарлет.
     – Пф… – Кроули сдержал едкое замечание. – Точно. Умница, Рози, всё верно.
     – Роз… Не зови меня так! – Скарлет на удивление искренне засмущалась.
     – Таким образом, конечности первый приоритет, – продолжал Кроули. – Я знаю, что у этих хреновин куча фокусов в рукаве, так что не стесняйтесь использовать все свои. Даже обрубка хватит, чтобы испытать оружие.
     Советник указал на таинственные чёрные чехлы, дети удивлённо оглянулись.
     – Вы понесёте запасное вооружение. Нам всем понадобится мобильность, поэтому мы распределим груз.
     – Что?! Мы должны таскать за тобой твои вещи?!
     – Можешь взять что полегче, немощная, – отрывисто скомандовал Кроули. – И расслабь булки, если вооружение будет неэффективно, бросим. Его подберут, когда атака закончится.
     – Вот как… – протянул Хиро.
     На секунду повисла тишина. Глухо клацнул затвор.
     – Это всё полная дурость, – выпалила Скарлет. – Мы просто…
     – Мы будем делать то, что нужно, – отрезал Кроули. – Хочешь ты этого или нет, этот кризис не твоя игрушка!
     Скарлет дернулась, будто от пощёчины.
     – Ах ты!… Да как ты смеешь?!..
     – Вы почти на месте.
     Голос в наушнике прервал её без сомнения важную реплику.
     – Кира-сан… – протянул Хиро, бесконечно удивлённый всем на свете.
     – За нами следят, – предупредил Кроули. – Я думал, вам это понравится. В конце концов, вы всегда заходили одни, не так ли?
     – Верно.
     На удивление, Хиро вдруг посветлел лицом. Скарлет отвернулась в сторону, явно пытаясь скрыть смущение.
     – Чушь собачья…
     Машина встала. Кроули мгновенно поднялся, распахивая двери фургона.
     – Так, живо разобрали вещи и пошли!
     Со злобным бухтением Скарлет схватила первый попавшийся чехол и выскочила наружу. Хиро потяну руку к ремню самого массивного чехла, но Кроули его опередил.
     – Этот мне. Бери, – кивнул он на другой.
     Хиро послушно взял второй чехол, и они покинули машину.
     Впереди колыхалась на лёгком ветру граница тумана. Такой плотности, что фонарь футах в тридцати было едва видно. Нападение опять произошло посреди жилой зоны, спустя пару часов после заката. В округе стояла мёртвая тишина, за исключением почти неслышного гула города и шагов солдат оцепления невдалеке. Все проходы и дороги, ведущие в зловещий туман, сейчас бдительно охраняли замаскированные под городские службы люди Института. Гражданских вежливо заворачивали под любыми предлогами, с полицией разбирались по особым каналам.
     Улица впереди казалась совершенно непримечательной, таких Кроули видел уже много за эти дни. Здесь располагались в основном одно-двухэтажные жилые дома честных представителей японского среднего класса. Кое-где под навесами стояли их маленькие машины.
     – Отлично, двинули.
     Кроули прошёл мимо носителей, увлекая их за собой.
     Они вошли в туман. Видимость была почти нулевая. А значит, им придётся полагаться на способности носителей, о коих Кроули был наслышан.
     – Как только ощутите присутствие объектов, сразу сообщите мне, – скомандовал он.
     – Хорошо…
     – Это не так просто, знаешь ли, – недовольно прошипела Скарлет.
     – Хотя у меня есть идея даже получше, – сообщил Кроули. – Вы будете их искать. Напрягитесь и постарайтесь ощутить их присутствие.
     – Но это… – беспомощно протянул Хиро.
     – Эй, это тебе не игрушка…
     – Я сказал, сосредоточьтесь, – прохладно нажал Кроули. – Хватит болтать, за дело.
     – Угх! Я же сказала!..
     Кроули прервал её тяжёлым взглядом. Несмотря на всю свою вздорность Скарлет была довольно внушаемой.
     – Делай.
     Рыжая отчётливо скрипнула зубами и отвернулась.
     Судя по отчётам и сообщениям от Мацумото, носители могли инстинктивно ощущать местоположение монстров. Потому что, конечно же они могли. Это было основным аргументом Сакая по поводу изучения свойств носителей.
     Разумеется, аргументы эти были карточным домиком. Никто понятия не имел о природе как носителей, так и монстров, так что все параллели были волевыми, но никак не логическими. И судя по тому, с какой легкостью Мацумото согласилась поддержать Кроули, так думал не только он.
     Вопреки упадническим настроениям, школьники всё же попытались сконцентрироваться. И, чудо из чудес, Хиро вдруг вздрогнул.
     – Я… я, кажется, что-то чувствую! – заявил он и указал в сторону: – Вон там. Кажется, один из них там…
     – Ты точно уверен? – с сомнением произнесла Скарлет. – Я ничего…
     – Двигаемся осторожно.
     Кроули снова вышел вперёд.
     Несмотря на то, что он подвергал себя смертельной – буквально смертельной – опасности ему не терпелось приступить к делу. Успех этой миссии означал прогресс. А чем больше прогресса он добьется, тем быстрее закончится эта дурацкая история.
     Он готов был рискнуть. Хоть и в разумных пределах.
     Сомнительный ударный отряд двигался, ожидая нападения с каждой секундой. И противник не заставил себя ждать.
      Из-за угла дома на одном из перекрёстков внезапно возник в тусклом свете фонаря неясный силуэт. Слишком большой для человека.
     Среагировав на движение, Кроули мгновенно вскинул винтовку к плечу. Очередь разорвала тишину оглушительным грохотом. Монстр ответил возмущённым рёвом.
     Кроули был уверен, что всадил в тварь пару пуль, но та и вправду будто не заметила. Отшатнувшись на секунду, противник вынырнул из тумана одним прыжком.
     Это оказалась какая-то кошкоподобная тварь, но с копытами и…
     – Это у него змея на жопе?.. – с нервным смешком произнёс Кроули. – Боже, ну и бред…
     Будто оскорбившись на поношение, монстр рванулся к негодному критику. Кроули усилием воли подавил желание метнуться в сторону и дал очередь прямо твари в морду, всего футов с пяти. Одновременно с этим огненная волна врезалась объекту в бок, завалив на землю.
     – Штаб, есть видео?! – рявкнул Кроули.
     Очень важно было захватить как можно больше информации. Пока что у них в распоряжении были только смазанные показания выживших в первой стычке бойцов и невнятные рассказы носителей, и это всё сводило Кроули с ума. Для того он и выжал камеры для себя и детишек – заснять монстров во всей красе, сорвать с них завесу тайны.
     – Мы видели, Лаки-кун, – ровно ответил полковник. – Будь осторожен.
     – О чём ты го?.. – протянул Хиро, оборачиваясь к Кроули.
     – Не отрывайся от цели!
     – Слушаюсь!..
     – Скарлет, стой!
     Рыжая замерла в замахе, затем отскочила в сторону.
     – Я должна его добить! – возмутилась она.
     – Не сейчас!
     Кроули отбросил полупустой магазин и всадил новый.
     Пули рвали плоть монстра как полагается, но что-то было не так. Создавалось неуловимое ощущение, будто он стреляет в мешки с песком.
     Отбросив всякую изящность, Кроули вжал спусковой крючок, поливая лежащую на земле тварь длинной очередью. Издав оглушительный рёв, та вывернулась и вдруг…
     – Кхах!..
     Советник едва успел отшатнуться от змеиной морды размером с футбольный мяч, тяпнувшую воздух в миллиметре от его головы. Не удержавшись на ногах, Кроули неловко хлопнулся на спину.
     Монстр вскочил на ноги, но его накрыла огненная волна. Хиро подбежал к Кроули и присел рядом, помогая ему встать.
     – Лаки-кун! Ты в поряд?!..
     – Да-да, следи за целью!
     Они выровнялись, но было поздно. Скарлет широким взмахом развалила тварь надвое, затем рубанула вдоль хребта передней половины. На земле осталась куча кусков.
     – Я же говорила, что это всё бред, Смит! – самодовольно заявила она.
     – Ага… – Кроули склонился над остатками, – точно…
     Повреждения от пуль всё же оставили неплохие следы на теле объекта. Кроули внимательно осмотрел морду твари и живот, туда, где легло больше пуль. Плоть объекта напоминала… что-то вроде рыхлой глины странного оттенка.
     – Штаб, вы видите?
     – Видим, Лаки-кун, – отозвался полковник. – Отличная работа.
     – Как интересно…
     – Мацумото-сенсей? – удивился Кроули, узнав голос. – Не знал, что вас пустят в группу слежения…
     – Ты же не думал, что я пропущу что-то подобное? – В её тоне не было и капли обычной игривости. – Если бы мы только могли…
     – Нам нужно двигаться, – ответил Кроули, опуская винтовку на землю. – Скарлет, дробовик.
     – Че… чего? – опешила та.
     – Чехол, балбеска. Давай.
     Слишком удивлённая чтобы капризничать, рыжая подала ему чехол. Кроули небрежно выудил оттуда угловатый автоматический дробовик на десять выстрелов.
     – Отлично, двинули. Нужен ещё один.
     – Ты… Да ты чокнулся! – рыкнула Скарлет. – Ты видел сам, что…
     – Show must go on, Рози. Пошагали.
     – Не зови меня так!
     Кроули снова повёл группу за собой. Атмосфера над ними как будто изменилась, похоже, школьники втянулись.
     – Лаки-кун, где-то там!
     Хиро указал на, – а скорее, за – один из домов.
     – Они наверняка нас обнаружат раньше, – сообщил Кроули. – Готовьтесь контрактовать. Заставьте их открыться!
     – Какая глупость…
     Бурчание Скарлет прервала проворная тень, угрожающе рванувшись к группе. Кроули пальнул с бедра, но промазал. Это было что-то быстрое.
     Тварь рванулась к Хиро. Объект оказался одной из ящеровидных тварей, которых носители описывали в ранних столкновениях. К счастью, волшебные детишки оказались резвее мутантов.
     Хиро отскочил в сторону и рубанул монстра наотмашь. Тварь взвизгнула и отпрыгнула.
     – Цельтесь по лапам, мать вашу! – рыкнул Кроули.
     Он пальнул пару раз навскидку, но зацепил тварь только краем, это бы и собаку не слишком потревожило. Контролировать отдачу у малыша двенадцатого калибра было не так уж и легко.
     Как ни странно, Скарлет послушно исполнила приказ, отрубив твари задние ноги вместе с хвостом. Та завизжала, подскакивая на месте. Кроули подошёл поближе и начал всаживать выстрелы один за другим. Мощные заряды вырывали целые фонтаны… той шутки, которая заменяла монстрам плоть.
     Внезапно заметно изувеченная тварь затихла. Кроули понял, что дробовик пуст.
     – По… получилось!.. – радостно выдохнул Хиро.
     – Не мели чушь, – отрезал советник. – Скарлет! Что там?
     – Живая, – коротко ответила та. – Ни хрена у тебя не выходит!
     – Посмотрим. – Кроули вынул из кармана разгрузки продолговатый предмет. – Спорю, теперь она пожалеет, что не сдохла. Все назад!
     Дробовик стукнул об асфальт. Кроули, подавая пример, рванулся за ближайшее укрытие – угол невысокого кривого домишки – и размахнулся. Носители пристроились рядом.
     – Это что?.. – протянул Хиро.
     – Граната?.. – озадаченно закончила Скарлет.
     Кроули молча отправил посылку по назначению. Это было чертовски опасно. Но чёрт его задери, если эти уроды были неуязвимы к взрывчатке…
     Цилиндр стукнул по асфальту, и тварь вдруг дернулась, пытаясь приподняться. Но было поздно. Взрыв оставил на земле небольшую воронку, тушу объекта почти разорвало пополам. Кроули выглянул из-за угла.
     – Хах. Это было неплохо. Похоже, они всё-таки не неуязвимы к гранатам, так, штаб?
     – Это было очень опасно… – веско начал полковник, но его нервно перебила Кира:
     – Лаки-кун, пожалуйста, не наноси ущерба окружающей территории, мы не можем!..
     – Принято, штаб, продолжаем операцию, – отбарабанил Кроули.
     – Что? – ошарашенно вскинулась Скарлет. – Ещё?
     Кроули подошёл к остаткам объекта. И вдруг резко остановился.
     – Похоже, всё-таки не хватило, – сдержанно сообщил он и не глядя протянул руку: – Хиро, давай!
     – Д… да.
     Парень подал ему чехол. Кроули взял его, не отрывая глаз от тусклого сияния, видневшегося из ошмётков странной плоти.
     – Вы уже видели такие шутки?
     Он указал на переливающийся светлый кристалл, торчащий из куска тёмной плоти.
     – Это ядро этих созданий, – произнёс Хиро. – Я думаю…
     – Ядро, – ровно повторил Кроули. – Кто их так назвал?
     – Эм… Роуз сказала, тогда…
     – Заткнись, Хиро!
     – Но ведь…
     – Я сказала, заткнись!
     Кроули оглянулся, и они со Скарлет встретились взглядами. Рыжая готова была стоять насмерть.
     – Не соизволишь прикончить эту штуку? – ровно произнёс советник. – Ещё есть дела.
     – Эй, что с вами такое? – поражённо спросил Хиро. – Вы странно себя…
     – Заткнись, чёртов извращенец Хиро!
     Скарлет рубанула по кристаллу, заставив его исчезнуть со вспышкой. Без сомнения, она представляла голову Кроули.
     Ведь теперь он точно знал, что она что-то знала. И они оба знали, что знает другой.
     Группа двинулась дальше по туманным улицам. Почему-то гул города в глубине окутанной странным туманом территории совершенно пропал. Кроули отбросил чехол, освобождая пузатый шестизарядный гранатомёт. Время шло, но никто ничего так и не ощутил.
     – Может, это всё… – предположил Хиро.
     – Нам всё равно нужно обыскать здесь всё, – заметила Скарлет.
     – Думаете, они могут скрываться от вас, чтобы устроить засаду?
     Без перехода Кроули поднял гранатомёт к плечу и дважды пальнул в массивный силуэт под одним из фонарей. Бахнул спаренный взрыв, раздался короткий рёв. Носители ошарашенно дернулись и вызвали мечи.
     К ним рванулся здоровенный монстр. Все объекты имели явное сходство с животными. Этого, возможно, основали на быке, но снарядили также неописуемой зубастой пастью и длинным узким хвостом. Хоть Кроули и ударил по корпусу, морда явно пострадала при первом попадании, став окончательно кошмарной.
     – Совсем как тогда… – выдохнул Хиро. – Роуз-сан, осторожней!
     – Заткнись, я знаю!
     Кроули снова пальнул прямо в монстра. Дистанция была опасно короткой, и ударная волна толкнула группу, но эффект того стоил. Тварь грузно упала на землю, как здоровенный мешок с песком. Ещё один заряд ушёл чуть в сторону, едва задев цель.
     Резко ощутив подвох, Кроули оглянулся.
     – На крыше слева! Скарлет!
     Девчонка удивлённо повернулась и резко отскочила сторону. Небольшая, «всего лишь» размером с тигра тварь чуть не приземлилась ей на голову.
     – Ах ты!!.. Отродье!
     Рози с рыком наступала, размахивая мечом, но тварь оказалась слишком верткой. Между домами на другой стороне появился силуэт, раздалось странное отрывистое гавканье.
     – Хиро, туда! Я займу здоровяка, двигай.
     – Но ты же…
     – Двигай, не болтай!
     Тварь оказалась чем-то похожа на волка, только покрыта прочной на вид чешуёй на загривке.
     Хиро рванулся к монстру, отвлекая его на себя. Кроули вскинул гранатомёт и пустил последние заряды. Бык уже поднялся на ноги и заревел, но тут же лёг снова. Голову монстра размяло, как влажный торт сапогом. Его это очевидно ни капли не смущало. Объект снова поднялся и угрожающе расставил ноги, готовясь к тарану.
     Отбросив гранатомёт, Кроули слитным движением сбросил с плеча продолговатый чехол и рывком расстегнул молнию на боку. Показался покрытый камуфляжными пятнами тубус.
     – Well, desperate times… – пробормотал он.
     Слева раздавались шуршащие взмахи огненного меча Скарлет и рычание твари, справа Хиро изо всех сил старался достать тявкающего ящероволка.
     Советник вскинул ракетницу на плечо. Это был его первый раз, и это было куда напряжённей, чем он рассчитывал. Совсем как случалось со свиданиями.
     – Have to say something clever.
     Кроули вдавил спуск, и реактивный заряд оправился прямой наводкой в гигантского монстра. Взрывная волна ударило в лицо, Кроули чуть не бухнулся на задницу.
     Небольшой заборчик рядом с «быком» прекратил своё существование. Куски монстра украсили небольшую клумбу у дома через дорогу. Кроули оставалось только отогнать мысли о том, что вышло бы, случись ему промахнуться.
     Здесь в каждом доме было полно ни в чём не повинных гражданских.
     – Я надеюсь, это было последнее испытание, – прохладно произнёс Кусанаги в ухо Кроули. – Потому что ты создаёшь нам куда больше проблем, чем все эти твари, Лаки-кун.
     – Ну… Патроны у меня кончились, – ровно отозвался тот. – Разрешите отступать?
     – Скарлет и Эмия всё ещё сражаются, Лаки-кун, – вмещалась Кира. – Ты же не собираешься!..
     – Но у него ведь нет оружия, – перебила Мацумото. – Возможно…
     Кроули бросил тубус гранатомёта и двинулся к твари, с которой сражался Хиро. С приятной сноровкой выхватив пистолет, он прицелился в мохнатую голову.
     – Эй, уродец!
     Пуля вошла прямо под ухо. Тварь взвизгнула и, обернувшись в прыжке, рванулась к обидчику. Кроули хладнокровно опустил оружие.
     Хиро резко рубанул противника прямо поперёк хребта, и ещё раз, наискосок, явно целясь по ядру внутри.
     – Спасибо, Лаки-кун.
     Воздух наполнил возмущённый вопль. Парни синхронно обернулись к Скарлет. Та, окружённая огненными всполохами, с заметным остервенением крошила кошкоподобную тварь на куски. Возможной причиной служила разорванная на груди одежда. Каким-то образом объект ухитрился распороть на Рози блузку, соблазнительно обнажив белый кружевной бюстгальтер.
     – Что за нах?.. – глазам не веря, процедил Кроули. – Грёбанный фансервис?! Серьёзно?!
     – Она… она точно взбесится, – выдавил Хиро.
     – А ты не пялься на её сиськи, – едко заметил советник, – для этого есть Интернет. Эй, катастрофа! Сюда!
     Он помахал рукой. Скарлет оглянулась, затем, хоть в тумане было не заметно, без сомнения, отчаянно вспыхнула, и судорожно закрылась руками.
     – Не смотрите на меня, придурки! Извращенцы!!
     – Я сказал, сюда иди, мать твою!
     Не дожидаясь подтверждения, Кроули подошёл к последнему, технически уцелевшему монстру. Кристалл тускло светился внутри этого объекта, так же, как и в других.
     – Нам нужна эта штука.
     – Что?.. – ошарашенно выдохнул Хиро.
     – Идиотизм! – выпалила Скарлет, картинно взмахивая руками, позабыв об одежде. – Эти штуки опасны! Ты совсем тупой? Ты же только что с ними сражался, как ты можешь!..
     – Штаб, почему никто не подумал о захвате образца?
     – Ру-тян, права, Лаки-кун, – ответила Мацумото. – Эти штуки слишком опасны…
     – Не опасней, чем носители, – отрезал Кроули. – Если мы поймем, как эти твари устроены, то без сомнения…
     – Ты не достаточно квалифицирован, чтобы решать что-то подобное, Смит!
     – О, Сакай-сенсей, рад, что вы присоединились. Видели, как я их? Круто, прав…
     – Хватит играться, чёртов сопляк! – взъярился учёный. – Ты не понимаешь, с чем имеешь!..
     – Я имею дело с вами, профессор, – рыкнул Кроули. – И я прекрасно понимаю, что здесь происходит! Но ваши планы скопировать оружие никуда не…
     – Лаки-кун! – резко вмешался полковник. – Ты забываешься!
     В эфире повисла напряжённая тишина.
     – Мы можем взять этот образец прямо сейчас и…
     – Я не думаю, что это получится, Лаки-кун, – сказал вдруг Хиро. – Смотри.
     Кроули повернулся к останкам твари. Вокруг кристалла стремительно собиралась серая масса. Кроме того, повреждённые места монстра стали приобретать прежнюю форму. Задние ноги вдруг пошевелились.
     – Уничтожить. – Кроули махнул рукой. – Заканчивайте здесь.
     Скарлет раздражённо чмыхнула носом.
     – Чёртов самовлюблённый…
     Игнорируя бухтение партийных меньшинств, Кроули отвернулся и двинулся обратно к кольцу охранения.
     – Штаб, у нас есть какие-то инструменты, чтобы я мог взять образцы?
     – Эммм… Но ты ведь… – протянула Кира.
     – Их… ткани. Или что это такое. Я знаю, что вы находили останки монстров прежде, но может, мы сможем выяснить что-то новое, если удастся наблюдать их распад.
     – У меня есть идея, – сообщила Мацумото и добавила прежним мелодичным голосом: – Ты будешь меня слушаться?
     – Я весь в вашем распоряжении…
     ***


     Троп – «Терпеливая Возлюбленная Детства».
     Это тип персонажа, который часто встречается в Гаремном Аниме и в Визуальных Романах.
     Обычно это девушка, которая выросла вместе с главным героем, практически с пелёнок, и всегда была в него влюблена, но вместо того, чтобы проявить инициативу и стать его подружкой, она решает двигаться медленно, развивая с ним отношения Как Брат и Сестра. В наиболее типичном примере, этот троп обычно продемонстрирован сценой, где она привычно приходит к нему утром, будит его и идёт с ним в школу, и даёт ему коробку с бенто, которое она приготовила только для него.
     Непосвящённому наблюдателю покажется, что они уже встречаются, и даже те, кто мог бы и сообразить, вроде родителей или лучших друзей, ожидают, что, в конце концов, так и будет.
     В этот момент начинается Гаремный Сюжет или Любовный Треугольник…
     …упоминает какое-нибудь Детское Обещание Свадьбы…
     Суб-троп от Друзья Детства…

     Взято с tvtropes.org, «PatientChildhoodLoveInterest».

     – Ох, блиин, я точно провалюсь… – Асано тревожно, как перевёрнутый жук лапками, перебирал на парте свои конспекты. – Чёрт, не надо было лениться на уроках, чёрт!..
     – Прекрати, – сдавленно подал голос Хиро, – и без тебя тошно! У меня даже не было времени нормально позаниматься в последнее время…
     – Заткнись, чёртов любовничек! – рыкнул Асано. – Тебе-то Ханамура точно даст свои заметки, а она отличница! Везучий засранец!
     – И с чего бы ей такое делать? – возмутился Хиро.
     – Она ж твоя подружка!
     – Чушь!
     – Заткнитесь оба, – рявкнул Кроули, теряя терпение. – У меня от ваших причитаний уже в ушах звенит! Парочка кретинов…
     – Эй, пошёл ты чувак, – огрызнулся Асано. – Не все тут такие пофигисты, как ты! Как у тебя вообще выходит оставаться спокойным, ты же тоже ни хрена не готовился!
     – Выдержка, – отрезал пришелец.
     – Чёрта с два! – Асано внезапно вскинулся. – У тебя есть какой-то план? Старик, ты должен меня спасти!..
     Асано попытался вцепиться в Кроули, но тот отпихнул его ладонью за лицо.
     – Свали. Иди доставить Ханамуру, раз уж заговорил об этом.
     – Но она меня видеть не хочет, – проныл Асано. – Вы оба гады, у одного целых две девчонки…
     – Хватит молоть чушь, – подавленно буркнул Хиро.
     – А второй школьная знаменитость… Ках!..
     Резко лишившись остатков выдержки, Кроули сжал Асано за горло.
     – Я тебе ноги из жопы вырву, если ещё раз такое скажешь, – прошипел он. – Что ещё за бред?
     – Но из-за тебя сместили президента студсовета, – охотно сообщил «друг», безуспешно пытаясь освободиться. – Поэтому ты теперь…
     Кроули раздражённо пихнул его, выпуская из захвата. Асано осторожно потёр шею.
     – Вам вовсе не обязательно было его линчевать, – раздражённо произнёс «новенький».
     – И Принцесса теперь стала президентом.
     – Да уж, прям банановая революция…
     Кроули машинально покосился на место Куруми, но её там уже не было. Представительную аристократку действительно единогласно назначили заменой свергнутого президента, хоть она и была первогодкой. «Принцесса» в благодарность сжала совет в железном кулаке, и жёсткой хватки её ледяных когтей умел избежать лишь её партнёр-прогульщик.
     – И всё это из-за тебя, так что…
     Асано вдруг умолк, глядя Кроули за спину. Тот узнал знакомые лёгкие шаги.
     – Мы будто одна большая семья… – буркнул он, поворачиваясь к Нанако. – Привет, Ханамура-сан.
     – А, Смит-сан. – Девушка чинно поклонилась, сложив ладошки на уровне бёдер. – Здравствуй. Хиро-кун, привет!
     – Нана-тян… – сдавленно проговорил любовничек.
     – Ууу… – протянул проигнорированный Асано. – Она всё ещё дуется.
     – Заработал, – едко сообщил Кроули, хоть понятия не имел, чем именно школьный дуролом проштрафился перед сдержанной Нанако.
     – Может и так, но она всё равно какая-то на взводе в последнее время, – протянул тот. – Ты же умеешь читать мысли, так? Что, не заметил?
     – Хм…
     Разумеется, чужак всё заметил. Будучи подругой детства, Ханамура Нанако, в согласии с древними скрижалями аниме-сюжетов, была обречена оставаться в френд-зоне пожизненно. И в нарисованных фантазиями мирах это вполне работало, японцы обожали такие архетипы неразделённой любви, каждый второй бестселлер здесь был об этом. Но теперь, когда на позиции оказался человек из плоти и крови, в какой-то момент она должна была потерять терпение.
     Кроули наблюдал с интересом. Нанако упорно обхаживала своего избранника, как и полагалось при её роли. Но при этом она точно знала, что Хиро связан со Скарлет. Кроули несколько раз замечал её на пути к автобусной остановке. А значит, она наверняка видела Хиро и Рози вместе. И не раз. Нормальная девушка уже давно устроила бы дебош, но Ханамура вела себя так, будто ничего не происходит.
     И только её попытки становились всё более отчаянными.
     Устроившись за партой Хиро, Нанако развернула красивый специальный платок, название которого Кроули отказывался запоминать из принципа, и открыла коробку с бенто. Все невольно посмотрели на содержимое – Нана с надеждой, Хиро с тоской, Асано с жадностью, Кроули машинально.
     – Вот, смотри! Я попробовала сделать, как видела по телевизору.
     – Вооаа!.. – выдохнул Асано – Ханамура-сама, молю…
     – Нет! – Девушка злобно фыркнула. – Асано чёртов лентяй и нахлебник!
     – Но ведь так красиво!.. – провыл парень.
     Глянцевая зелень овощей пробуждала мысли о дешёвой пластмассе, рисовые роллы были столь идеальными, что, казалось, их собирал робот, а омлет играл всеми цветами золотистого, включая неаппетитные. Но самое главное, что бенто и впрямь выглядело как на картинке. Будто несчастная дева продала душу, чтоб оживить журнальную вырезку из статьи «Бенто, чтобы заставить парня жениться на тебе в тот же день!!».
     – You are so desperate… – буркнул Кроули. – Poor thing.
     – Эээ? Чего ты там бормочешь, Смит-сан? – протянул Асано. – Ах, как бы я хотел, чтобы мне девушка носила бенто…
     – Это не столько бенто, сколько съедобный вариант фразы «трахни меня, умоляю!» – вполголоса протянул советник. – Эта хрень займёт пару часов, чтобы так все презентовать…
     – Хах! Не ожидал, что ты такой пошлый…
     – А ты, типа, думаешь по-другому, – отрезал Кроули.
     – Хе-хе, – осклабился Асано. – Я не это сказал… Блин, чертов Хиро…
     В соседнем ряду их трёпа не заметили. Там разворачивалось нечто неловкое.
     – Прости, Нана-тян, – протянул Эмия. – Я знаю, ты хотела показать мне ту выставку, но просто я…
     – Да, ты говорил. – Нанако звучала, как тоскливый ветер, летающий в руинах разбитой мечты о счастье. – Твоя работа. Но ты ведь…
     Она вдруг запнулась. Хиро удивлённо нахмурился.
     – Что-то не та…
     – Нет, ничего. – Девушка поспешно тряхнула головой и натянуто улыбнулась.
     – Она видела нас в городе.
     Ханамура послушно подпрыгнула на стуле с затравленным выражением на лице. Хиро ошарашенно посмотрел на Кроули. Тот поднялся.
     – Ладно, мне тоже надо порубать. – «Новенький» едко усмехнулся: – Не ссорьтесь, пташки мои. Хе-хе…
     Уже на пороге класса он услышал подозрительный голос Асано:
     – Эй, Ханамура, о чем это он?
     – Я не… понятия не имею! И вообще, не лезь не в своё дело, чёртов нахлебник!..
     Она совершенно не умела лгать, жалкое зрелище. Хоть Кроули было интересно, насколько далеко она готова зайти в своей одержимости.
     На перерывах советник всё ещё посвящал время в основном работе. Хоть в последние дни стало полезно просто расслабиться в тишине где-нибудь за учебным корпусом. Устроившись на скамье, Кроули откинулся на спинку.
     Затею со школой он всё ещё считал потерей времени, но была от неё и маленькая польза. Возможность потрепаться о всякой фигне позволяла отвлечься от стресса. А его хватало.
     Своей выходкой при нападении Кроули оказал себе медвежью услугу. Поскольку миссия технически увенчалась успехом – ведь он провёл испытания выданного вооружения, как и обещал, – Кроули, судя по всему, официально приобрёл статус ответственного работника. И теперь, как действующий оперативник, он требовался на каждом собрании, где неизбежно возникали споры с профессором Сакаем по любому поводу. От вопроса, почему громоотводом назначили Кроули, а не, скажем, кого-то из волшебных детей, Кусанаги ушёл с поразительной ловкостью. Прямо назвать парочку подростков бесполезными, было бы слишком грубо, надо полагать.
     Вдобавок было нечто, что волновало советника даже больше…
     Будто в ответ на эти мысли, Кроули посетило тяжёлое тревожное чувство, ощущение вызова от графомана. Парень вынул из кармана листок.
     – Чего тебе теперь надо, зараза? – буркнул он, поднимая банку другой рукой.
     «Какого хрена ты лезешь к Нанако?»
     Кроули поперхнулся газировкой.
     – Кхах!.. Какого… – выдавил он. – Что за… кха!.. что за бред ты несёшь, ущербный?
     «Ты знаешь что придурок! Какое тебе дело, что у них за отношения, тебе плевать всё равно так не лезь тогда»
     – Так-так, минутку, – прервал Кроули. – Я не знаю, что там с твоими маленькими хрупкими фантазиями, но я ничего не делал!
     «Тогда держи свой рот на замке! Какого черта ты сказал, что она их видела?»
     – Но ведь… – Кроули отчаянно развёл руками. – Но это же правда!
     «Какое твоё дело? Отвали! Сначала ты полез играться в рэмбо с автоматиками, сраный диванный генерал, теперь надумал давать советы, что кому делать!»
     – Что за бред… – выдохнул Кроули. – Ты… Знаешь, что? Меня не волнует твой сраный гарем, ясно? Лучше скажи, что за дела с этим чёртовым Институтом?
     «Что ты несешь?»
     – Ты знаешь, – раздражённо ответил Кроули. – Там творятся довольно мутные дела. И эти «автоматики», как ты изволил выразиться, между прочим, прототипы от какого-то национального агентства. Что-то-там-Хова.
     «И что с того?»
     – Это место не из воздуха появилось, – веско произнёс Кроули. – Это был испытательный центр для оружия, и Бог знает, чего ещё. Мне всё ещё нельзя даже приближаться к половине корпусов. Так что если большой сюрприз, это то, что у них сбежали эксперименты или что-то такое, то лучше тебе сразу сказать.
     Графоман помедлил. Затем на листе появилась короткая строка.
     «Я не знаю. Какая разница, что они там делают?»
     – Кладезь полезности, как всегда, – едко процедил Кроули. – У тебя есть время срать кирпичами по поводу девок, но ты понятия не имеешь, в какую жопу влез твой протагонист. И как только твой бред может не быть гениальным.
     На листе появился ответ, но Кроули не глядя разорвал его и скомкал вместе с обёрткой от бутерброда. Когда графоману требовалось выплеснуть на злого нарушителя гарема очередную порцию обид, листок неизменно возвращался невредимым. Но Кроули всё равно старался избавиться от «связи» как можно решительней.
     – Чёрт, нужно было его спросить, почему нападения нет так долго… – протянул Кроули поднимаясь. – Уже вторая неделя идёт.
     Именно это его и волновало больше, чем возможные проблемы с Институтом. Со времени последнего нападения прошло уже больше десяти дней. Такой перерыв не мог быть простым совпадением.
     ***

     Раньше Кроули понятия не имел, почему полковник ведёт себя так пассивно, ему повсюду мерещились плащи и кинжалы. Но теперь он начал подумывать, что причины куда прозаичнее. На Кусанаги лежало столько политики, что, возможно, он был попросту не в состоянии вникать во все детали, и просто следовал самым настойчивым предложениям от подчинённых ему специалистов. Раньше это был Сакай, но теперь Кроули сумел перетянуть часть влияния на себя.
     Увязнуть в политике было совсем не весело. Вначале Сакай казался пришельцу просто узколобым человеком, поведённым на изучении носителей. Но теперь некоторые вещи заставляли думать, что учёный намеренно создаёт помехи для изучения кризиса.
     К примеру, Кроули был в шоке, когда узнал что отдел цифровых систем и оборудования – состоящий исключительно из хардкорных электрогиков – предлагал весьма эффективную систему слежения с помощью дронов. Но Сакай их попросту завернул волевым решением! Электронщики отправились модернизировать ему сканеры. Что тоже было полезно, но всё же советника начали изводить мысли о теории заговора.
     – …И таким образом они потратили три дня просто на игрушки! – презрительно закончил профессор и сел на место.
     Собрание – человек десять, начальники отделов Института или их представители – издало неопределённый звук отсутствия единого мнения. Кроули, последние пять минут сидевший обхватив голову руками, вздохнул.
     – В стомильённый раз вам повторяю, Сакай-сенсей – согласно графику работ, группа внешнего охранения не потеряла ни минуты. – Он раздражённо посмотрел на оппонента: – Если вам хочется продолжать модификацию сканеров, то почему бы не заняться этим самому?
     – Если бы мы не тратили ресурсы на…
     Сакая вдруг перебил крепкий мужчина поздне-средних лет с сединой в коротких волосах, капитан оперативной группы:
     – При всём уважении, профессор, мои люди утверждают, что такая система повысит эффективность охранения в разы. И, возможно, мы сможем даже подтвердить возможности перехвата…
     – Перехвата! – рявкнул Сакай. – Всё, что у нас есть, это россказни Смита и его…
     – Вы получили мой отчет, как и все присутствующие, – отрезал Кроули. – Потрудитесь его прочитать.
     – Я читал, – заявил профессор. – Ты считаешь, что объекты частично покидают местность, основываясь на чём? Твои догадки!
     – И куча свидетельств от наших людей, – холодно поправил Кроули. – К вашему сведению, я включил в мой отчёт опросы членов группы охранения.
     Одним из первых больших открытий Кроули стало то, что через группу оцепления явно проходили твари. Воспользовавшись влиянием Кусанаги, Кроули опросил бойцов непосредственно. Похоже было, что часть монстров сваливала из тумана вскоре после появления на границе носителей.
     – Это могло быть что угодно. Откуда мы знаем…
     – Сакай-сенсей, вы же не хотите обвинить моих людей во лжи, так ведь? – ровно протянул командир группы.
     Сакай осёкся. Кроули подавил довольную усмешку. С главой научного отдела не ладили многие, и его пренебрежительное отношения ко всем, кроме непосредственного начальства, его положению не помогало.
     – Капитан, вы опробовали систему слежения на полигоне? – поинтересовался Кусанаги.
     – Как раз сегодня, – кивнул тот. – Должен признать, что это очень удобная штука, это облегчит нам контроль над территорией. Не хотелось бы ещё раз ввязывать во всё это местную полицию…
     – Ах да, кстати, – вмешался Кроули. – Простите, что перебиваю, капитан, но я хотел бы…
     Его прервала трель центрального оповещения.
     – Всем дежурным сотрудниками следует пройти
     – Fuking finally! – Советник осёкся. – Ну… я имею в виду, что…
     – Все по местам, – коротко скомандовал Кусанаги.
     В этот раз Кроули пришёл на стоянку оперативных машин последним. Эмия и Скарлет уже были на месте, и нервно пританцовывали рядом с фургоном на фоне зева его распахнутых задних дверей.
     – Вот он! – рявкнула Роуз. – Живее, тормоз, сколько можно копаться!
     – Все готовы? – спросил Кроули.
     – Не игнорируй меня, чёртов хам!
     Проходя мимо, Кроули посмотрел на неё будто только что увидел:
     – О, Рози, ты тоже здесь?
     Скарлет раздулась, как степная кобра.
     – Тыыы!..
     – Раз вы оделись, то живо в машину.
     Они влезли в салон прежнего фургона. Сегодня поверх школьной формы носителей упаковали в лёгкие серые разгрузки. Было решено, что каждый оперативник в тумане должен иметь связь со штабом. Кроули опасался, что это только забьёт эфир воплями Скарлет, но перечить Кусанаги без веской причины было глупо.
     – Помните, как пользоваться связью?
     – Пф! Конечно, помним!
     – Отлично. Так, сегодня миссия будет такая…
     К зоне нападения они прибыли за четыре минуты. Фургон притормозил, Кроули выскочил наружу, не дожидаясь остановки. Как всегда это был какой-то жилой район, сейчас полностью скрытый густым туманом. Кроули забросил на плечо увесистый тёмный ранец.
     – Надеюсь, вы поняли, в чём план? Потому что я не в настроении препираться с вами снова.
     Скарлет демонстративно сложила руки на груди и отвернулась.
     – От тебя одни проблемы, – раздражённо буркнула она.
     – А у тебя в генах возникла мутация, из-за чего ты накапливаешь в тканях каротиноиды, которые и делают тебя красной. То есть, по факту ты просто слишком шумный волнистый попугайчик!
     Подобная мутация также делала одного парня в их классе тёмно-синим, а девчонку в другом классе слегка лиловой. Согласно Википедии, где-то там, в мире, должны быть ещё зелёные и розовые волосы.
     Рози оглушённо заткнулась, глядя на Кроули, как на привидение. Хиро издал неопределённое «Хооо…».
     – Всё, хватит болтать, – скомандовал советник. – Штаб, есть сведения о целях?
     – Контактов нет, – ответила Кира. – Мы предупредим согласно протоколу, Лаки-кун.
     – Принято. – Кроули повернулся к туману и махнул рукой. – Идём, нечего прохлаждаться.
     Они прошли довольно далеко. В этот раз накрыло район с большим количеством многоэтажных жилых комплексов. И зона, кажется, была больше чем обычно, судя по отчёту группы охранения.
     – Лаки-кун! У нас есть контакт!
      Тревожный голос Киры заставил их остановиться.
     – Мы потеряли один из дронов! На северо-востоке от вашей позиции!
     – Вы видели что произошло?
     – Нет, но скорее всего это один из объектов!
     Кроули замер на секунду, лихорадочно соображая план. Он подозревал, что оказался прав и чего бы ни пытались добиться неизвестные, попрыгушки зверушек и носителей были просто большим отвлекающим манёвром.
     Судя по всему, часть тварей пыталась ускользнуть.
     – Скарлет, ты должна найти цель в том секторе! – резко скомандовал он. – Эмия останется со мной. Двигайся!
     – Но… – на лице рыжей отразилось сомнение. – Я не думаю, что мы должны…
     – Это может быть наш шанс на прорыв! – рявкнул Кроули. – Ты должна выяснить, кто сбил дрон!
     – Но, Лаки-кун… – тревожно начал Хиро.
     – Я поняла, – прервала вдруг Роуз. – Я обязательно найду, кто это сделал!
     – Кира-сан, проведи её к точке
     – Принято.
     Рыжая убежала, растворившись в серой мгле. Команд Киры Кроули не услышал, скорее всего, она переключилась на прямую связь со Скарлет. Система координации была довольно гибкой.
     – Эй, Хиро, напряги свои способности, – скомандовал Кроули.
     – Хорошо…
     Парень закрыл глаза, пытаясь ощутить цели. Мацумото упоминала, что носители продвинулись в контроле над своим оружием, но Кроули только собирался посмотреть эти отчёты. Ему хватало работы над другими проектами.
     – Кажется, где-то там, – неуверенно сказал Хиро.
     Согласно карте в телефоне Кроули, он указывал куда-то на запад, почти в противоположную сторону от места, куда отправилась Скарлет.
     – Вот как, – протянул парень.
     Они прошли несколько улиц и оказались на небольшой открытой площадке.
     – Я вижу противника!
     Голос Скарлет заставил их остановиться.
     – Не ломись в лоб, – скомандовал Кроули. – Они умеют устраивать засады, не забывай.
     – Я помню! – рявкнула та и, помедлив, добавила: – Этот какой-то странный…
     – Тогда будь осторожнее, – констатировал Кроули. И капризным тоном добавил: – Не то чтобы я о тебе беспокоился или вроде того…
     – За… заткнись!
     Они с Роуз друг друга на дух не переносили. Но почему-то настоящая злость в ней ощущалась довольно редко. Она всегда так легко смущалась.
     – Может, нам стоит пойти к ней? – тревожно спросил Хиро.
     – Хватит трястись над своей подружкой, – отрезал Кроули.
     – Но она вовсе…
     – Цыц!
     – Хорошо…
     Кроули обвёл взглядом округу. Туман скрывал как всегда всё дальше двадцати-тридцати футов, но размытые очертания странных объектов угадывались. Пугающие бесформенные фигуры словно угрожающе наступали на нарушителей мрачного покрова.
     – Я будто… знаю это место… – протянул вдруг Хиро.
     – Я тоже, – отрезал Кроули и косо посмотрел на спутника: – Это типовая игровая площадка, дуралей. Таких полно по всему городу.
     Жуткие образы во мгле были всего лишь горками в виде зверей и замысловатыми турниками. На земле угадывалась пара ровных цветных квадратов – песочницы для малышей.
     – Вот… как…
     – Именно так.
     Неожиданный звук шагов заставил их резко обернуться. Кроули отскочил назад, заходя за Хиро. Сегодня он не взял тяжёлого оружия, по очевидным причинам низкой эффективности. Его основной защитой был теперь протагонист псевдо-аниме – никогда в жизни исполняющий обязанности советника не был так близок к смерти.
     – Пожалуйста… – Голос был женским. – Помогите мне…
     – Это человек… – выдохнул Хиро. – Мы вам помо!..
     Он резко осекся, когда Кроули сдавил его плечо.
     – Oh my… – холодно протянул тот. – What do we have here?
     – Лаки-кун?…
     – Даже не вздумай, – зло отрезал Кроули.
     Из сумрачного тумана к ним приближалась женщина. Невысокая и худощавая, кажется, она была средних лет. Её черты с трудом угадывались в тумане, на ней была неприметная одежда «офисного цветка», тёмные пиджак и юбка.
     – Помогите… – жалобно позвала она, – умоляю…
     – Лаки-кун, я думаю…
     – А я думаю вот что.
     Кроули стремительно выхватил из кобуры пистолет и навскидку пальнул в женщину. Хиро сделал глаза тарелками.
     – Что ты творишь?!
     Пуля вошла в плечо, завалив незнакомку на землю.
     – Ты с ума сошёл? Это же человек! – взвыл Хиро.
     – Штаб, у нас проблема! – ровно произнёс Кроули. – Есть изображение попадания?
     – Я… я не уверена… – протянула Кира.
     – Лаки-кун, если это одна из гражданских… – глухо протянул Кусанаги.
     – Да ладно вам, – отмахнулся Кроули. – Пуля вошла как в стену, просто…
     – Пожалуйста…
     Женщина начала медленно подниматься, опираясь на руки. Она обратила к ним лицо, и стало видно, что оно перекошено от боли. Якобы.
     – Она… она ранена… – протянул Хиро, не двигаясь, однако, с места.
     – Тогда где кровь? – ровно заметил Кроули. – Где? Ты видишь? Я нет.
     – Но ведь!.. – Хиро отчаянно помедлил. – Она же человек…
     – Поправка – выглядит как человек.
     Кроули поднял пистолет, чтобы во имя прикладной науки всадить ещё пару пуль новому виду в голову.
     Внезапно Хиро встал перед ним, широко раскинув руки.
     – What’ta… – ошарашенно выдохнул Кроули.
     – Не смей!
     – Ну ты совсем тупой? – рыкнул советник.
     – Н-но она же…
     Новый вид неловко попытался подняться на четвереньки.
     – Пожалуйста…
     – Ты тоже заткнись!
     – Что там вас происходит? – Это был голос Скарлет. – Кира сказала, что что-то…
     – Новый вид объектов, Рози, – холодно ответил Кроули. – Выглядят как люди, будь начеку!
     – Мы этого не знаем! – с надрывом провыл Хиро. – Что если ты ранил невиновного?!
     – О Боже, и что тогда?.. – Кроули нервно вздрогнул. – О нет, сзади!
     Хиро резко обернулся. Над его ухом бахнул выстрел, удар в голову опрокинул «женщину» на ярко-красный борт небольшой песочницы.
     – Смит! – Школьник звенел от возмущения.
     – Ну если она встанет с пулей в башке, то определённо человек, – едко процедил Кроули. – Потряси свою сраную голову, Хиро!
     – Пожалуйста…
     Несмотря на меньший размер, живучести твари было не занимать. Она снова попыталась подняться.
     – Ну теперь-то ты уверен?
     – Но может, может…
     Даже то, что «женщина» явно была из того же теста, что и плотоядные монстры, не снизило широких порывов протагонистического гуманизма.
     – Может, мы сможем с ней поговорить… – нашелся наконец гений японской школы.
     – Что?! – Кроули потрясено вскинул руки. – Да ты ума лишился!
     – Но это… – отчаянно воскликнул Хиро. – Может, они могут…
     Раздался звук бега, из мрачной мглы резво вынырнула Скарлет.
     – Это же!..
     Девчонка ошарашенно встала на месте, как вкопанная. Затем, с несколько безумным выражение лица, резко вызвала меч и стала в стойку, направив оружие на «женщину».
     – Вот уж союзничек, – буркнул Кроули, – неожиданный.
     – Роуз-сан… – потерянно протянул Хиро.
     Скарлет не ответила. Судорожно сжимая меч, она неотрывно смотрела на гуманоида.
     – Пожалуйста… помогите мне…
     – А они не слишком совершенны, – протянул Кроули. – Впрочем…
     Правила изменились значительно. Если эти штуки могут выглядеть и вести себя как люди, пусть и не слишком убедительно, то это создаст феерическую кучу проблем. Кроули даже подумать не мог, с чего начинать…
     – Эй, вы ощущаете ядро внутри? – вдруг сообразил он.
     – Я… я не чувствую… – протянул Хиро и вскинулся: – Это значит, что она не такая как другие, так?
     – Не вздумай подходить, – предупредил Кроули и обратился к Скарлет: – Эй, а ты что скажешь?
     – Я… я не знаю… – с неожиданной беспомощностью в голосе пролепетала Рози.
     – Что за?.. – поразился Кроули.
     Скарлет вела себя странно. Она будто привидение увидела.
     – Ну вы так и будете стоять? – поинтересовался Кроули. – Или, может, просто кто-то из вас разнесёт её на куски и мы…
     – Я не могу просто так!.. – воскликнул Хиро и запнулся.
     – «Просто так» что? – раздражённо рявкнул Кроули. – Это грёбанный монстр, такой же, как и другие! Даже хуже, потому что!..
     Тут Хиро вдруг взорвался:
     – Как ты можешь быть таким бессердечным?!
     Впервые он явно не сдерживался и ничего не скрывал. Кроули застыл на секунду.
     До него внезапно дошло, что здесь происходит.
     – Это… это всё из-за ваших чувств, не так ли? – медленно протянул он, выделив слово едкой иронией.
     Хиро спрятал глаза и отвернулся. Скарлет опустила меч.
     – Пожалуйста…
     Кроули снова пальнул твари в голову, опрокинув её обратно в песочницу. Объект определённо восстанавливался, не осталось никаких шансов, что это был человек.
     Но носители не спешили приступать к работе. В них играла суперсила людей – «Сердце»! Самая бесполезная суперсила.
     – Вы просто не хотите делать, так ведь? Яаасно…
     – Всё вовсе не так… – начал Хиро.
     Кроули прервал его взмахом руки.
     – Нет-нет, ты прав, – понимающе произнёс он. – Мы не можем заставлять вас делать то, чего вы не хотите. Это ведь так важно, всегда делать только то, что хочется…
     – Я вовсе не…
     – Нет, что ты, ты абсолютно прав! – рявкнул Кроули. – Даже более того, прямо сейчас вы оба можете быть свободны!
     – Лаки-кун, я не знаю что ты…
     Игнорируя Кусанаги, Кроули сорвал с уха гарнитуру.
     – Разумеется, мы не можем заставлять вас делать неприятные вещи.
     Он старался звучать максимально болезненно-понимающим.
     – Ну, думаю, на этом проект закончен. – Кроули приподнял микрофон на груди: – Слышали, полковник? Боюсь, единственные люди, которые могут добиться успеха, ощущают себя не в настроении делать что-то, что им не нравится. А мы ведь не вправе чего-то там требовать. Хоть от этого и зависят человеческие жизни, но, эй – самое главное, чтоб чьи-то нежные чувства не пострадали в процессе…
     Резкий взмах огненного меча рассек тварь надвое. Верхняя часть испустила резкий визг и, прыгнув на руках, рванулась к Скарлет. Та рубанула дважды наискось. На землю рухнул угловатый кусок тёмной плоти. С одной стороны виднелся кристалл.
     – Я… я видела ауру этой… штуки, – глухо произнесла Скарлет.
     – Роуз-сан…
     Кроули с каменным лицом молча прошёл мимо потеряно шевелящего губами школьника. Приблизившись к останкам, он сбросил с плеча ранец и, одев гарнитуру обратно, произнёс:
     – Я беру один из образцов. Как вы, наверно, видели, это новый объект. Но кристалл выглядит идентично, так что, я думаю, камера должна сработать так же.
     – Помнишь процесс? – спросила Мацумото.
     – Конечно.
     Кроули расстегнул рюкзак. Там оказался продолговатый овальный контейнер, опутанный проводами.
     Благодаря образцам с прошлого раза Кроули только утвердился во мнении, что прятать шапку из фольги не стоит и Сакай замышляет что-то своё. Ведь хватило всего пары часов, чтобы научный отдел подготовил концепцию устройства для транспортировки ядра объекта. Пары часов!
     Ткани твари – это был странный полуорганический состав – держались за счёт какого-то загадочного физического эффекта, который с таким же успехом мог бы быть магией. Но в основе своей, однако, это было электричество. Для того чтобы предотвратить восстановление, научный отдел разработал специальные контейнеры. Очищенные от «лишней материи» ядра планировалось подавить на время транспортировки.
     Поместив ядро в ранец, Кроули активировал устройство простым щелчком тумблера и поднялся.
     – Ядро у нас, штаб.
     – Принято, – ответила Кира. – Второй подавитель будет на транспорте.
     – Второй? – удивилась Скарлет. – Но мы же…
     – Мы захватим столько, сколько сможем, – прервал Кроули. – Это во-первых, а во-вторых – что ты видела на той стороне? Ты уничтожила кого-то?
     – Да, двоих. – Скарлет замялась. – Один был каким-то странным, и… он был в крови.
     – Вот как… – Кроули покачал головой. – Ладно, отчитаешься по возвращении.
     Вскоре над группой раздалось глухое урчание, затем сверху возникла размытая тень. Характерный крестовидный силуэт крупного дрона с шорохом завис в паре футов над землёй, разгоняя плотные кольца тумана. Кроули забрал из креплений новый ранец и прицепил первый.
     – Посылку получили, штаб, отправляю первый образец. Наверно, стоит лететь повыше…
     – Принято, Лаки-кун, – ответила Кира. – У нас есть контакт на юго-западе, я вас проведу…
     На заднем плане Кроули расслышал смутное: «впрямь эффективно…»
     – Отлично. – Кроули сделал жест носителям: – Рози впереди, Хиро за мной. И поглядывайте на крыши.
     – Ч… что это ты тут раскомандовался?!
     – Мне нравилось, когда тебя не было…
     Им удалось захватить ещё два кристалла. Возможно, было бы и больше, но подавителей электронщики смогли собрать только три.
     Первым образцом оказался крупный чешуйчатый лев, вторым – мелкая ящеровидная тварь, из тех, какие любили прыгать по крышам. Она едва не оттяпала Хиро нос, и Рози, перепугавшись за своего вовсе-не-парня, чуть не разбила кристалл.
     Хоть Кроули и не принимал участия в прямом столкновении, когда они закончили он ощущал себя как выжатый лимон. Хоть советник и готовился к испытаниям морально, стресс давил сильнее, чем он рассчитывал.
     – Может, стоит взять выходной…
     Только когда Кроули сказал это вслух, до него дошло, что это действительно будет хорошей идеей. Он сидел зарывшись в бумажки на протяжении месяца. В последние две недели добавились ещё совещания и вечные споры с главой другого отдела, кроме того он пристально следил за прогрессом нескольких маленьких проектов, которые одобрил полковник.
     Кроули вышел к линии оцепления первым. Хиро и Скарлет остались внутри, прочёсывать территорию на предмет затаившихся врагов. Хоть такого ещё ни разу не случалось, было понятно, что их противник может и будет преподносить сюрпризы.
     В горле пересохло уже давно. В отличие от носителей, которых волшебные палки жульнически поддерживали в превосходной физической форме, Кроули уставал как простые смертные. А может, и больше. Туман хоть и не лишал сознания, как нормальных людей, всё равно явно высасывал из него силы, и советник знал, что в будущем ему придётся позволить Мацумото провести над собой пару тестов.
     Кроули засёк рядом торговый автомат.
     – Боже, благослови Японию…
     К сожалению, у него не оказалось мелочи.
     – Well, fuck… – Кроули оглянулся вокруг. – Эй, народ, есть у кого монетка?
     Патрульные в поддельной форме МЧС озадаченно переглянулись. Затем один выудил что-то из кармана и бросил ему.
     – Держите, советник.
     – Спасибо, приятель.
     Это была монета в триста йен. Как раз на одну банку чего попроще. Забрав минералку, Кроули двинулся к фургону.
     – Эй, Лаки-кун!
     Парень обернулся.
     – Лейтенант.
     – Я ж говорил, можно просто по имени. – К нему приближался Такахаши. – Неужели ты меня так не любишь?
     – Это вам за тот раз в самом начале. – Кроули усмехнулся. – Плохое впечатление.
     – Ты такой злопамятный, – протянул лейтенант. – Эмия-кун и Скарлет-сан задержатся. Я подумал, что ты захочешь вернуться пораньше.
     – Знаете, а вы правы, – согласился советник.
     Они сели в машину Такахаши. Похоже, он выезжал на места на своей собственной, серебристом седане неизвестной Кроули марки. У машины были косые фары, придававшие ей хитрый вид.
     – Знаешь, ты довольно жёстко обошёлся там с нашими ребятами, – начал лейтенант, когда они отъехали от линии оцепления.
     – Делаю что должен, – ровно ответил Кроули.
     – Да… Но ты не держи на них зла. Они ещё просто дети и…
     – Я понимаю это лучше, чем вы думаете, – с ноткой раздражения ответил Кроули. – И всё что там было, это типичное «нихачу», – издевательски протянул он и фыркнул. – Нашли время играться в бунтарство…
     – Бунтарство? – озадаченно произнёс лейтенант. – С чего такая идея?
     – Вы же были на связи так? – устало произнёс Кроули. – Что, по-вашему, это было за «не могу» и «давайте поговорим»? Он упирался. «Не хочу верить», «скажите мне, что это не правда» и дальше по Списку Шаблонных Фраз номер три…
     – Но ведь это всегда лучше, не доводить до конфлик…
     – Да-да, это я тоже слышал, – оборвала его Кроули. – Но я не думаю, что мы можем позволить себе роскошь дипломатии. И эти штуки вообще даже не разумны! Я понятия не имею насколько нужно быть тупым, чтобы…
     Кроули прервался, а затем махнул рукой.
     – Ну его к чёрту…
     – Вот оно как… – задумчиво протянул лейтенант.
     За окном проносились неоновые огни ночного центра. На секунду повисла тишина. Затем Такахаши покосился на пассажира.
     – Но знаешь, – начал он ровно, – тебе стоит быть осторожнее. То, что ты сделал тогда… Я имею в виду, если кто-то заподозрит, что ты всерьёз можешь скомпрометировать организацию…
     – Оо-хо-хо, я понимаю это отлично, лейтенант, – сообщил Кроули
     – Ясно. Тогда оставлю свои поучения при себе.
     Такахаши усмехнулся, Кроули ответил тем же. Хоть они оба понимали, что ничего смешного тут нет.
     Столкнувшись вплотную с политикой внутри организации, Кроули внезапно понял, что они все находятся под дамокловым мечом. Ведь они и вправду отвечали перед министерством обороны страны. И судя по некоторым деталям, непосредственно перед советником министра обороны. Это было… выше, чем хотелось бы.
     И «бездонные» ресурсы Института внезапно начали показывать дно, когда несколько дней назад Кусанаги попросил Кроули составить отчёт по поводу его небольших проектов. К счастью, настоящие проблемы всё ещё были далеко впереди, но Кроули уже сейчас начал подумывать о методах ухода из-под ударов ответственности.
     Размышляя об этом, он вдруг понял, что, возможно, это к лучшему, что детишки не интересуются ничем, кроме собственных проблем и желаний. Если бы их, внушаемых и наивных, втянули в политику, от них были бы только проблемы.
     ***

     – Ох блин… я точно провалился… я точно провалился… что там было в третьем вопросе? Я, кажется, ответил неправильно!
     – Заткнись Асано, из-за тебя я начинаю думать, что тоже где-то накосячил… Чёрт, нужно было попросить конспекты у Наны-тян…
     Кроули неподвижно сидел облокотившись на парту и сжимая виски пальцами. Шум послеэкзаменационного дня наполнял класс сомнениями в сущности бытия и сожалениями о принятых в жизни решениях.
     – Чёорт, мне бы его спокойствие… – с раздражающе неподдельной завистью протянул Асано.
     – Что? О чем ты? – не понял Хиро.
     – Я о Смите! Глянь на него, медитирует, как чёртов монах! А говорил, что не готовился…
     Кроули открыл глаза.
     – Я вас. Обоих. Ненавижу.
     Асано деланно шатнулся в сторону.
     – Эээ? Что за предъявы, это же ты во всём тут…
     – Асано-кун, я не думаю что это хорошая идея! – шикнул Хиро.
     Сегодня был первый день весенних тестов, которые должны были идти целую неделю. Студенты дружно сходили с ума. Кроули же посвящал предметам ровно столько, чтобы получить необходимые тридцать пять баллов.
     Разумеется, ему было абсолютно плевать на результаты выше этого, но не окружающим. С одной стороны, это можно было понять – остальные ученики были здесь не гостями, и им следовало думать о будущем.
     Но всё же, эта суматоха просто сводила Кроули с ума.
     – Эй, как тебе удаётся быть таким спокойным? – снова начал Асано. – Ты точно что-то от нас скрываешь!
     – В сотый раз тебе, кретину, повторяю, я не собираюсь получать высокие отметки, вот и всё.
     Кроули никогда не скрывал, что ему плевать на баллы. Это приводило их строгую старосту в исступление.
     – Но ты же не знаешь, что ты получишь, – продолжал выть «школьный друг». – Разве тебе не страшнваавх!..
     Кроули раздражённо пихнул его за лицо.
     – Ках! Как ты меня достал! Я сваливаю.
     Он резко поднялся, подхватывая на ходу сумку и… едва не налетел на нервно пискнувшую Нанако.
     – Ах, Смит-сан… – испуганно пролепетала девушка. – Прости…
     – Нет-нет, это я тебя не заметил, – отмахнулся Кроули.
     Он посмотрел на неё. Затем через плечо посмотрел на Хиро.
     – Ты что-то хотела от?..
     – Эм… да…
     Она подошла к Хиро, нервно сцепив пальцы на уровне груди.
     – Я подумала, что, может, мы сможем пойти домой вместе… – неуверенно произнесла безответно влюблённая, неловко отводя глаза. – Я хотела поговорить кое о чем…
     Ситуация была слишком хороша чтобы упустить возможность. Кроули оскалился.
     – О Боже, Нанако, ты ведь не беременна?
     Парочка заполошено дёрнулась.
     – ААхахаХаа!..
     Асано буквально скорчило от смеха. Оставшиеся в классе ученики озадаченно на них покосились.
     – Смит-сан!..
     – Лаки-кун! Что за…
     – Хах-ха, ну вы оба такие милые! – Кроули сделал круговое движение рукой. – Я прям не могу…
     – Это была глупая шутка! – с отчётливым раздражением фыркнула Ханамура.
     – Ну простите. Я больше не буду. – Кроули усмехнулся. – Наверное…
     Сердито фыркнув, Нанако повернулась к протагонисту:
     – Идём, Хиро-кун.
     Она потянулась, чтобы взять его за руку, но тот вдруг отстранился.
     – Прости, Нана-тян, я не могу, – виновато произнёс он. – Я… я должен отправляться на работу.
     Кроули нахмурился. Хиро явно тяготился своим присутствием в Институте и единственным, что его держало, это, без сомнения, была Роуз. Работа сейчас была просто предлогом, чтоб сбежать от подружки. Это было довольно странно с мета-сюжетной точки зрения – гаремные протагонисты никогда не избегали компании подружек, добровольно или благодаря «удивительному совпадению».
     – Может в другой раз. – Хиро натянуто улыбнулся и, отходя, неловко махнул рукой: – Ну пока…
     Он скрылся за дверью. Нанако с разочарованным выражением на лице вышла в коридор и остановилась, глядя в спину избраннику несчастными глазами покинутого злым хозяином золотистого ретривера.
     – Ах, если бы семпай меня заметил…
     Деланно тонкий голос над ухом заставил девушку испуганно подпрыгнуть. Обернувшись, она в упор уставилась на Кроули.
     – Смит-сан…
     – Знаешь, ты можешь звать меня по имени, – предложил советник, угрожающе нависая над миниатюрной девочкой.
     – Эм… ладно.
     Кроули слегка склонился, приближаясь к её лицу.
     – Кстати, я тут подумал, мы могли бы пойти домой вместе, раз ты осталась одна.
     – А… это…
     Девушка замялась. Разумеется, согласие идти с кем-то кроме ненаглядного протагониста было равносильно государственной измене, потому она гарантированно отказалась бы.
     – Прости, но я не…
     Однако у Кроули был план.
     – Ты же знаешь, что я не стал бы просить тебя о таком, если бы у меня не было причины.
     – Но… – Нанако отвела взгляд и судорожно сглотнула. – Что ты хочешь?
     – Может, мы смогли бы поговорить. О Хиро.
     Девушка доверчиво распахнула большие карие глаза. Кроули уловил в её взгляде надежду.
     – Я не знаю… – протянула она. – Мне нужно сходить в клуб…
     – Я могу тебя подождать.
     – Вот как… – Нанако помялась. – Тогда… Подожди меня на входе, ладно? Я… я постараюсь освободиться.
     – Как скажешь. Тогда, до встречи.
     Шагнув мимо, Кроули оставил Нанако одну. До самого поворота он ощущал спиной её взгляд.
     Нанако задержалась примерно на полчаса. Советник уже начал подумывать, что она струсила и сбежала. Но потом заметил, как девушка медленно идет к нему от входа в здание. Она будто явилась прямиком из мечты анимешника – молодая красавица в школьной форме, скромно держа перед собой сумку обеими руками, шла к ждущему её парню, смущённо опустив носик и пугливо поглядывая из-под ровной чёлки.
     – Прости, что заставила ждать… – пробормотала Нанако.
     Кроули с удивление заметил, что она отчётливо покраснела. Подавив желание довести её до обморока, прижавшись губами к её лбу и заявив, что проверяет температуру, он сдержанно улыбнулся и сделал приглашающий жест.
     – Идём? Ты, кажется, ездишь в школу на автобусе?
     – Верно… – Нанако пошла рядом. – А ты… ты ездишь на метро, как Хиро ?
     – Верно. Мы, правда, живём в разных концах города.
     Повисла неловкая тишина, хоть Кроули тяготился ею заметно меньше чем его спутница. Они прошли несколько улиц, когда парень смилостивился и спросил:
     – Ты не боишься, что нас могут увидеть вместе?
     – Что?.. Но… – Нанако вполне искренне удивилась. – С чего бы мне боятся такого?
     – Ну я не знаю… – протянул Кроули и коротко улыбнулся.
     Нанако ответила смущённым пыхтением. Они снова замолчали.
     – Ла… Лаки-кун… – Нанако не отрывала глаз от земли.
     – Да?
     – Ты…
     Она остановилась и посмотрела на Кроули с очаровательной решимостью.
     – Пожалуйста, расскажи мне, что делает Хиро. – Девушка склонилась в глубоком поклоне. – Пожалуйста! Я… я должна знать!
     – Это сложный вопрос… – протянул Кроули.
     Нанако разогнулась, в её глазах плескалось отчаянье.
     – Как насчёт небольшого обмена? – предложил Кроули.
     – Обмена?..
     – Точно. Давай ты расскажешь мне о том, откуда вы знаете друг друга. А я взамен скажу тебе кое-что о Хиро.
     – А… это… – Нанако замешкалась. – Но… зачем тебе это знать? Ты можешь спросить его сам, разве нет?
     – Но я хотел бы услышать это от тебя Нанако-сан, – мягко ответил Кроули. – Прошу, я был бы очень тебе благодарен.
     Девушка невольно куснула губу в сомнении, но затем кивнула.
     – Ладно… Но я не знаю с чего начать…
     – Начни с начала, – улыбнулся Кроули. – Продолжай, пока не дойдешь до конца. Как дойдешь – кончай.
     – Ааа! – Его спутница вдруг радостно просияла. – «Алиса в Зазеркалье»!
     – Ууу, я обожаю образованных девушек.
     К удивлению советника, Нанако, вместо того, чтобы покрыться стыдливым румянцем в ответ на заигрывания, вдруг серебристо хихикнула и кокетливо стрельнула в него глазами.
     – Ладно… Но это ничего такого особенного. Мы просто были соседями, когда были детьми…
     Они были соседями, когда были детьми. Они ходили в один садик, в одно время. Их семьи были в хороших отношениях, дети всегда играли вместе, почти как брат и сестра, и крепко дружили. Иногда их за это дразнили, но они всё равно предпочитали держаться друг друга, несмотря ни на что. Нанако сильно скучала по тем временам…
     История носителей до сего дня оставалась для Кроули тайной. За всеми другими делами советник никак не мог выбрать время основательно порыться их прошлом. А спрашивать избранных напрямик было бессмысленно – Эмия мычал что-то невнятное, Скарлет была скрытной вздорной дурочкой.
     И даже если такое поведение было нормальным для подростков, Кроули не хватило бы нервов его терпеть. Нанако, с другой стороны, могла просветить его даже по поводу вещей, которых могло не оказаться в отчётах архивной группы.
     – Вы расстались до того как ты пошла в среднюю школу? – уточнил Кроули.
     – Не говори «расстались»! – Влюблённая дама безнадёжно вспыхнула. – Это… Всё вовсе не так. Но… да. Всё из-за того…
     Нана вдруг остановилась и виновато уставилась себе под ноги.
     – Я не уверена, стоит ли мне говорить, – протянула она. – Я не хочу болтать лишнего.
     – Знаешь, я, может, не произвожу впечатление такого парня, но я умею хранить тайны, – заверил Кроули. – Если ты мне доверишься, я никому не скажу, я обещаю.
     – Я знаю, – вдруг заявила Нанако. – Я слышала, что ты очень надёжный.
     Вот это застало Кроули врасплох.
     – Что?.. О чем ты вообще? – ошарашенно уточнил он.
     – Принцесса очень тебя ценит, – с улыбкой ответила Нанако. – Некоторые даже думают, что вы… – она закусила губу и, подняв руки к лицу, несколько раз соединила указательные пальцы… – это самое.
     – Пф. – Кроули усмехнулся. – Надеюсь, Куруми не знает. Сама сгорит от позора, а меня…
     – Так это правда?! – ахнула Нанако.
     – Чт?.. Нет!
     – Но ты называешь её по имени, – протянула девушка. – Вы должны быть близки!
     – Это… – Кроули помялся, но потом признал: – Она просто такая милая. Не могу заставить себя воспринимать её всерьёз.
     – Ты и вправду странный, – заявила Нанако. – Я всегда думала, что она довольно страшная…
     – Попробуй обнять её без спросу и посмотри, как она беспомощно краснеет, – посоветовал Кроули.
     – Воах! Я в жизни на такое не решусь…
     Они пошли дальше. Улыбка постепенно сошла с лица Нанако.
     – Это всё из-за того происшествия, – произнесла она. – Хиро… потерял родителей в автокатастрофе.
     – Вот как…
     Как и любой протагонист любого аниме в истории, Эмия Хиро имел трагическую предысторию. И Пол Кроули готов был зажарить и съесть свою правую руку, если это никак не было связано с его суперсилами.
     – Он провёл в больнице целый год, – продолжала Нанако. – Мы…
     Она снова остановилась.
     – Мы почти не виделись, – её голос звучал глухо. – Я боялась видеть его. Я не знала, что сказать. Не знала, что делать.
     – Ты винишь себя?
     – Что? – Нанако удивлённо захлопала ресницами. – Нет, но… я должна была что-то сделать. Мы были друзьями! Я ведь… я обещала…
     Кроули смерил её внимательным взглядом. Нанако покачала головой и натянуто улыбнулась
     – Ничего. Прости, Лаки-кун, наверно мне не стоило…
     – Я хотел бы услышать кое-что ещё, – прервал её Кроули. – Прошу, Нанако.
     – Хорошо… – Она вдруг улыбнулась. – Меня ты тоже считаешь милой?
     – Хм?.. – Кроули не сразу сообразил, что небрежно опустил суффикс. – Ты обидишься, если я скажу да?
     Он ожидал, что девушка отстранится, но опять ошибся. Нанако на секунду засияла весенним солнышком. Затем смущённо покраснела и отвернулась.
     – И… идём, до остановки совсем недалеко…
     Кроули озадаченно нахмурился. Как для жертвы гарема Нана-тян оказалась довольно игривой. Может, он популярней, чем рассчитывал…
     – Так Хиро переехал к родственникам? – уточнил советник. – Я знаю, что он живёт с дядей и тётей.
     – Верно, – кивнула Нанако. – Он ходил в среднюю школу у себя в районе.
     – А ты застряла с Асано, – закончил Кроули.
     – Уунг… – У Наны отчётливо вытянулось лицо. – Этот дуралей.
     – Выглядит довольно дружелюбным, – ровно заметил «новенький».
     – Не давай ему спуску, – строго приказала девушка. – Он совершенно безалаберный! Блиин, я была так рада, когда я узнала что Хиро в нашей школе! А потом я увидела, что и Асано тоже здесь…
     Она запоздало вспыхнула и смущённо покосилась на Кроули.
     – Не… не говори, что я сильно радовалась, ладно? – попросила она. – Этот засранец Асано будет меня дразнить! Ненавижу его…
     – Твоя тайна в сохранности со мной, – заверил Кроули.
     Серьёзно, никому кроме него тайны Нанако и даром были не нужны. Уж точно не местному демиургу от графомании.
     – Остановка уже рядом… – протянула она. – Лаки-кун, я хотела… Лаки-кун?
     Кроули невежливо изобразил протагониста, игнорируя прелестную девушку прямо перед собой. Он озадаченно осматривал ближайшие здания.
     – Что? – Кроули спохватился. – Прости, я не расслышал.
     – Ты что-то ищешь? – догадалась Нанако. – Может, я могу помочь?
     – А знаешь, может, и можешь, – заметил парень. – Я ищу магазин, мне нужно запастись продуктами. А то в холодильнике один снег…
     – Ты живешь один? – удивилась Нанако.
     – Конечно, – озадаченно произнёс Кроули. – Разве я не говорил? Хм… мне казалось…
     – Это из-за того что… – Нана замялась. – Ну, из-за того происшествия?
     – Что? Какого?
     – Ну, с твоей памятью.
     До Кроули наконец-то дошло. Он практически забыл о своей легенде, обращаясь к ней лишь тогда, когда нужно было отбрить лишние вопросы.
     – Да, верно. Я живу сам, дядя… У него есть дела поважнее.
     – Важнее, чем его племянник? Так это правда, что он даже не знал твоего имени? – удивилась Нанако, но спохватилась: – Прости, я не хотела встревать в твои дела…
     – Поверь, это важнее всех его племянников, – искренне заверил Кроули, прикидывая шансы того, что Кусанаги сделает его козлом отпущения при провале.
     – Всех?.. – удивлённо распахнула глаза девушка. – Вас много? Но я думала, что вся твоя семья пропала…
     – Это просто фигура речи, Нанако-сан.
     Девушка на секунду нахмурилась.
     – Может, ты не коренной японец? – задумчиво предположила она.
     – Разве я похож на японца?
     Кроули демонстративно обвёл себя рукой. Нана ответила неожиданно долгим серьёзным взглядом.
     – Вообще-то, ты очень похож… – Она кокетливо улыбнулась. – Так мне показать тебе местные магазины? Я часто помогаю маме по хозяйству, и в клубе мы тоже всё время ищем новые места.
     Девушка сделала знак следовать, и они хулигански перебежали дорогу в неположенном месте.
     – Верно, ты же в кулинарном клубе, так?
     – А, ты знаешь? – Нанако весело улыбнулась. Затем поджала губы. – Хиро целый месяц не мог запомнить.
     – Так холодно с его стороны, – заметил Кроули.
     Это и вправду было холодно, если учесть что Хиро увяз в сюжете только через пять недель после начала учебного года.
     – Точно! – Нанако осеклась. – Но он… Мне не стоит на него злиться.
     – Немного злости не повредит, – заметил Кроули. – Не стоит так щепетильно…
     – Но он изменился… – протянула девушка. – Я помню… Нет-нет, это не важно.
     – Как скажешь.
     Нанако одарила его удивлённым взглядом, затем виновато улыбнулась.
     – Прости, я много болтаю, Лаки-кун.
     – Ничего, я с радостью тебя послушаю, – заверил Кроули как можно менее подозрительно.
     – Спасибо. – Нанако снова улыбнулась, уже веселее. – А ты довольно милый, если узнать тебя получше.
     – Эй, только никому не говори!..
     Поход в магазин стал отличным способом узнать Нанако поближе. И это при том, что Кроули на самом деле нужно было пополнить припасы в квартире. В последнее время он совершенно замотался.
      К местным особенностям Кроули привык довольно быстро. Этикет он подцепил с лёгкостью чумы, а таскать с собой наличку было не так сложно, только раз в неделю приходилось заходить в банк.
     Исключением был резкий перепад дневной и ночной температуры. В этой долбанной стране по ночам было адски холодно. Вокруг сохранения тепла создали целый пласт культуры, и теперь вместо нормального отопления, жителям приходилось выбирать из длинного списка креативных методов обогрева, на полном серьёзе включавшего керамические кувшины с кипятком.
     Нанако притянула Кроули в большой магазин недалеко от автобусной остановки. Стоило ей увидеть жёлтые плакаты на фасаде, она чуть не запрыгала от радости. Кроули только прорвавшись через мутные лозунги, понял, что это была реклама еженедельной распродажи.
     – Воа… – протянула девушка, критически осматривая забитые подозрительно дешёвыми продуктами полки. – У них есть свежие овощи… И прямо с юга даже! Здорово. Вот здесь, Лаки-кун, смотри, смотри! Южные всегда краснее!
     Нанако цапнула что-то и энергично сунула Кроули по нос.
     – Эмм… – Он озадаченно нахмурился, пытаясь уловить тонкую разницу между двумя абсолютно одинаковыми перцами. – Не вижу ничего особенного.
     – Не говори так! – возмутилась Нанако. – Я думала, ты будешь посмышленей, раз ты живёшь один. Ой, смотри, лук почти в два раза дешевле!
     – Может и так, но…
     – Тебе нужно быть экономнее с деньгами, – строго скомандовала юная хозяйка. – Ты же говорил, что плохо разбираешься в сортах риса?
     – При чём тут это?..
     – Но ведь это так важно! Ты должен подбирать продукты так, чтобы они создавали правильный ансамбль…
     Скоро стало ясно, что Нанако была безумна. Её безумием была еда. Асано, говоря о ней, пошутил, что Нана вступила в кулинарный клуб раньше, чем перевелась в школу. Это почти не казалось шуткой. Возможно, несчастная любовь к Хиро была просто оправданием, чтобы играться с замысловатыми бенто каждый день.
     Кроули разобрался с местной кухней и продуктами без особого труда, спасибо интернету. Да и не так сложно это было. Классическая японская кухня, которой полагалось удивлять западных варваров, оказывается, на проверку состояла не столько из еды, сколько из правил сервировки. Как ни нашинкуй вялый огурец, он всё равно будет мерзким, а тысячи блюд с зубодробительными названиями оказывались простыми вариациями гарнира к варёному рису. Но всё же Нанако помогла сориентироваться в деталях, вроде сортов риса и разнице цен.
     Увлекшись, она даже набрала продуктов для себя. Судя по всему, Нана любила поражать свою матушку кулинарными чудесами собственного производства. Кроули внезапно сделал неприятное открытие – из невинной болтовни его спутницы глядел тот вывод, что малышку Нану мамаша готовила в первую очередь в профессиональные жёны, полностью отметая любые мысли дочери о кулинарной карьере.
     Когда они вышли из магазина, Нанако едва ли не сияла. Кроули ненавязчиво взял у неё пакеты, заставив отчаянно смутиться. Но возражать девушка не стала.
     – Прости, я совсем забылась, – стыдливо протянула она. – Я просто хотела помочь…
     – Нет-нет, всё хорошо, ты правда сильно помогла, Нанако-сан, – Кроули ободряюще улыбнулся. – Мне пригодятся твои советы. Собственно, я думаю, что я даже у тебя в долгу.
     – Не… не говори ерунды, – Нанако замахала ладошкой перед лицом. – Я даже заставила тебя нести сумки…
     – Не страшно. Я всё-таки хочу тебя отблагодарить, – настоял Кроули.
     – Но я…
     – Ну же, не отказывайся.
     Нанако очаровательно покраснела, но кивнула.
     – Ладно… Но что ты имеешь в виду?
     Парень задумался всего на секунду.
     Нанако была в отличном настроении. Кроули решил развить инициативу, стоило ему заметить, как радостно она бегает по магазину, копаясь в продуктах.
     Теперь пришла пора воспользоваться случаем. Эту симпотяжку нужно было срочно прикормить. Вопрос в том, как именно?
     Цветы были бы неуместны. Дарить бижутерию школьнице не стоило. Спаивать её было рановато. Оставалось одно…
     – Спорю, что ты можешь показать мне какое-нибудь кафе неподалеку, – предложил Кроули и коротко улыбнулся: – Я заплачу за всё, в благодарность за твою помощь.
     – Эм… это…
     Нанако отчаянно покраснела. Очевидно, что походы в кафе с парнем лежали вне её компетенции. Хиро её вниманием не баловал.
     – Ну же, это меньшее что я могу тебе предложить, – настоял Кроули. – Пожалуйста, позволь тебя угостить.
     Отказаться прямо она не посмела. И хоть Кроули надавил на социальные обычаи местных, Нанако явно колебалась не потому, что не хотела. Переборов стеснение, девушка на удивление игриво улыбнулась.
     – Ну ладно… Но не жалуйся тогда! Это отличное местечко, только немного дорогое…
     – Это не проблема, – заверил Кроули
     Его жалование и так никуда особо не уходило.
     Место, о котором говорила Нанако, оказалось совсем рядом, в паре улиц. Кафе-мороженое на втором этаже здания, со стильным стеклянным фасадом, украшенным цветными иероглифами, называлось «Белый бриз». Вход в светлое и приятное заведение, однако, находился в узком тёмном переулке, в котором после заката наверняка убивали и насиловали в промышленных масштабах.
     В помещении приятно пахло пряностями и сладостью. Это было десертное кафе, хоть, судя по словам Нанако, они специализировались на мороженом.
     – Ты точно уверен? Мне немного стыдно, но я иногда могу увлечься…
     – Сладкоежка. – Кроули мягко улыбнулся. – Не беспокойся, я тебя угощаю.
     – Ну, тогда…
     Несмотря на все предупреждения, Нана оказалась вполне скромной, и симпатичная официантка в тёмном переднике с названием кафе принесла только парочку сравнительно простых десертов и кофе с корицей. Нанако явно предпочитала душистые пряности и необычные вкусы.
     Кроули ограничился бисквитным пирожным. Он питал менее чем светлые чувства к моэ-субкультуре, но было что-то очаровательное в том, как Нанако увлеченно ела цветастые сладости.
     Кроули охотно поддержал болтовню о школе, об экзаменах, о еде, и о том, как он осваивался на новом месте. Заодно скормил ей парочку с ходу выдуманных историй о попытках разобраться со своей амнезией. Нана, казалось, всерьёз за него беспокоилась, оказавшись довольно заботливой.
     – Так твои родители пропали совсем без следа? Это так ужасно…
     – Не стоит переживать, дядя заботится обо мне как может, – заверил Кроули.
     Нанако помедлила, бросив на него короткий взгляд.
     – Это ведь связано с твоей работой, так ведь? – несмело поинтересовалась она. – Прости, что я спрашиваю, но просто…
     – Да, в каком-то роде, – согласился Кроули.
     Сложив пальцы домиком, он облокотился на стол и посмотрел на девушку. Та смущённо потупилась.
     – Нанако, скажи… что вы с Хиро обещали друг другу в детстве?
     Девушка заметно вздрогнула. Затем неловко рассмеялась.
     – Нуу, Лаки-кун… – Она смущённо куснула губу. – Это так стыдно, я не хочу говорить…
     – И всё-таки. Мне интересно, какими вы были в то время.
     – Но это и впрямь очень стыдно.
     Нанако отчаянно покраснела, растерянно теребя краешек салфетки на блюдце. Кроули мигом понял, что она отказывается говорить неспроста.
     – Давай так, – приподнял голову парень. – Я покажу тебе один фокус. Идет?
     – Ну, это…
     Она посмотрела ему в глаза. Затем совершенно очаровательно улыбнулась, кокетливо и немного игриво.
     – И что ты хочешь сделать?
     – Я прочту твои мысли.
     – Вот как?
     – Точно. Я… – Кроули помедлил. – Я выберу тебе десерт. И если тебе понравится, то ты взамен признаешься, что вы пообещали.
     В карих глазах вдруг сверкнул огонёк. Нанако оперлась о стол и ответила ему хитрой улыбкой.
     – По рукам! – Она хихикнула, кокетливо закусывая губу.
     И вдруг Кроули осознал.
     Ханамуре Нанако было страшно, смертельно, адски скучно!
     Перед ним сидела молодая, полная сил и энергии девушка. Девушка, которая понятия не имела, как и куда направить эту свою энергию, как удовлетворить своё желание развлечься и… просто жить.
     Именно поэтому Нанако оказалась такой энергичной, стоило кому-то проявить к ней хоть каплю интереса. Не будь рядом проклятого протагониста, она бы купалась в мужском внимании.
     И Кроули дико хотелось узнать, как именно она ухитрилась привязать себя к неудачнику Хиро.
     Не спуская глаз с улыбающейся красавицы, экстрасенс усмехнулся и, крутнув меню на столе, открыл его.
     Нанако была скромной девочкой, значит, нужно было что-то не слишком элитное. Но в тоже время, будучи кулинарным фанатиком, она хотела и умела оценить изощрённость блюда, потому о простых и обыденных вещах следовало забыть.
     – Ты подумала?
     – Агааа…
     Кроули пробежался глазами по нижним строкам на странице композиций. Хитро двинув бровями, он показал меню Нанако, прижав один пункт пальцем.
     – Киих!..
     В испуганном писке звучали: удивление, паника, лёгкое отчаяние и капля возбуждения, именно в таком порядке.
     – Я так понимаю, что я выиграл. – Кроули улыбнулся и поднял руку: – Простите!
     – Даа! – отозвались с другого конца зала.
     – Но… это же… – ошарашенно выдавила Нана. – Не может быть, ты… ты не мог просто угадать!
     – Конечно, нет, – довольно ухмыльнулся Кроули. – Я читаю мысли.
     – Неет… тебе повезло… – Нана отчаянно покраснела.
     К ним приблизилась официантка.
     – Простите за ожидание!
     – Вот это, – Кроули указал на выбранный десерт, – и две чашки чёрного чая. Ты ведь так предпочитаешь, Нанако-сан?
     – Да. – Сражённая девушка беспомощно поникла. – И откуда ты всё знаешь?..
     Вскоре заказ оказался на столе. В высоком бокале слоями было уложено разноцветное мороженое, сверху украшенное блестящим замысловатым узором из желтого, тёмного и белого сиропов.
     – «Золотая принцесса»… – с благоговением произнесла Нанако, поднимая ложку. – Как всегда идеально… Три сорта сливочного мороженого в идеальной комбинации с горьким и кислым сиропом! Будто прекрасная принцесса в золотом кимоно…
     – Ты будешь его есть или ограничишься просмотром?
     – Но ведь красота еды это часть удовольствия! – горячо заверила фанатка съедобных орнаментов.
     Нанако подцепила первую ложку и отправила в рот.
     – Уммм…
     – Похожа на котёнка.
     Девушка смущённо зарумянилась.
     – Но ведь это так вкусно. – Она несмело посмотрела на Кроули. – Ты хочешь попробовать? Ты ведь собирался платить за всё…
     – Нет-нет. Это подарок. Только для тебя.
     Нанако отчаянно, но очень нежно покраснела, пряча смущение за очередной порцией цветного мороженого. Оставив её в компании любимого десерта, Кроули рассеянно попивал свой чай.
     – Я… я скажу тебе.
     Нана смущённо поигрывала ложкой в полупустом бокале. Кроули сложил руки в замок.
     – Я бы не ожидал меньшего. – Он улыбнулся. – Ты ведь обещала.
     – Верно. – Нанако слабо улыбнулась в ответ. – Только… пожалуйста не смейся! Мы были совсем детьми… Ууу, мне так стыдно!
     Нанако сжала лицо ладонями. Кроули не удержался от короткого смешка, вызвав у спутницы недовольное урчание.
     – Прости, больше не буду. Ну же.
     – Я… – Нанако смущённо потупилась. – Я обещала, что стану его женой.
     – Хм… – Кроули озадаченно нахмурился. – Я слышал, что это нормально…
     Этот троп был попросту древний.
     – Мы были совсем ещё маленькими! – отчаянно выпалила Нанако. – Я думаю, я вообще слабо понимала, что такое быть женой…
     – Думаю, ты и сейчас не слишком понимаешь.
     – Эй!..
     – И вот это тебя так смущало?
     – Нет. – Нанако помедлила, потом посмотрела Кроули в глаза. – Он… Мы оба. Мы обещали всегда быть друг с другом. Никогда не расставаться.
     Вот теперь было больше похоже на правду.
     – А потом случилась авария.
     – Верно.
     Девушка рассеянно захватила ещё мороженого. Кроули был уверен, что она не ощущает вкуса.
     – Я благодарен, что ты мне доверилась, Нанако, – мягко произнёс он.
     – Я никогда никому не рассказывала, – тихо произнесла девушка. – Я… Понимаешь, я всегда ощущала себя такой бесполезной. Я виновата…
     Кроули прервал её, легко хлопнув по столу.
     – Глупости, – твёрдо произнёс он. – Ты не должна себя винить. Тебе нечего искупать.
     – Искупать?.. – Нанако удивлённо сморгнула.
     – Ты знаешь, о чём я, Нанако-сан.
     Между ними повисла тишина.
     – Мы уже довольно долго тут сидим, правда? – Нана натянуто улыбнулась. – Прости тебе наверно надо на работу, а я тебя задерживаю всякими…
     – Знаешь, я собирался заехать домой, – прервал её Кроули. – Почему бы нам не поехать вместе? Я помогу тебе донести пакеты до дома.
     – Что? – Нанако отчаянно замахала ладонью. – Нет-нет, не нужно, что ты!..
     – Я настаиваю. – Кроули улыбнулся. – Ну же, это такая мелочь, честно говоря. А пакеты довольно тяжёлые. Ты сильно увлеклась…
     Они отправились на автобусе. Кроули уже освоился в городе, возможно, даже лучше местных, так что небольшой крюк его не тяготил.
     Нанако расслабилась по дороге, вернувшись в хорошее расположение духа. Она была довольно говорливым созданием, и Кроули без труда растормошил её вопросами на отвлечённые темы, вроде еды, школы, фильмов, диетических рецептов, модных книжек для девушек, ненадёжных телефонов и кулинарных телешоу.
     Когда они вышли, Нанако указала на одну из улиц, тянувшуюся вверх по холму.
     – Прости, тут небольшой подъём…
     – Ничего.
     Они двинулись по странно изогнутой чуть в бок дороге. Район был жилым и довольно уютным, в основном из семейных домов с небольшими двориками. Кое-где иногда голосила малышня, женщины в пестрых передниках снимали бельё с верёвок.
     – Знаешь, это я должна тебя поблагодарить за сегодня, – произнесла вдруг Нанако пару минут спустя. – Это было так весело. Как будто…
     Она умолкла.
     – «Как будто» что?
     – Как будто я была на свидании со своим парнем.
     В её голосе, однако, не было радости. Только нотки разочарования. Она остановилась.
     – Лаки-кун…
     Над улицей висела жаркая летняя тишина. Только город гудел вокруг. Кроули молча подождал, пока Нана развернётся и посмотрит ему в лицо.
     – Прошу, скажи мне… – жалобно произнесла она, – скажи, что случилось с Хиро? Умоляю…
     – Прости, – ровно ответил Кроули. – Но я не могу сказать.
     На лице девушки мелькнуло отчаяние. Затем она неловко улыбнулась.
     – Я понимаю…
     – Нет, не понимаешь. Ты понятия не имеешь, что происходит, Нанако.
     Девушка удивлённо нахмурилась.
     – Я не могу тебе сказать. Тебе лучше этого не знать. Но.
     Кроули сделал короткий шаг и склонился к ней.
     – Я скажу тебе одну вещь.
     Нанако испуганно сглотнула, но побоялась отвести глаза.
     – Ты никогда не будешь с Хиро.
     На мгновенье у неё перехватило дыхание. Затем она всё-таки опустила взгляд и… поклонилась.
     – Прости, Лаки-кун. – Нана подняла голову и отвернулась, не глядя на спутника. – Но я… я не хочу сдаваться.
     Она сделал шаг, когда до неё донёсся короткий сухой смешок.
     – Ах, ты меня не поняла, дорогая, – добродушно произнёс Кроули. – Я имел в виду не это. Ты можешь пытаться сколько угодно, как по мне. Мы рождены свободными людьми, свободными мы умрём. Но я хочу, чтоб ты поняла одну вещь.
     С пакетами в руках он пошёл к Нанако и склонился, чтобы их глаза были на одном уровне.
     – Я хочу, чтобы ты поняла кое-что. – Голос Кроули был жёстким и острым, как обломок стальной арматуры. – Что бы ты не делала. Как бы ты не старалась. Ты всегда будешь позади. Ты всегда будешь одна. Никто никогда не поможет тебе. И даже если ты каким-то образом сможешь оказаться рядом с ним, и привязать его к себе, то вы никогда не будете счастливы. Он всегда будет чужим для тебя. И ты всегда будешь измучена сомнениями.
     Нанако судорожно сглотнула и испуганно шагнула назад. Кроули не отставал.
     – Я говорю это, чтобы ты поняла. Ты обречена, будешь ты делать что-то или нет. И я говорю это не для того чтобы тебя ранить, но… потому что никто другой тебе этого не скажет.
     Кроули выпрямился и подался назад.
     – Не знаю, почему, но никто не хочет признавать, что у тебя нет шансов. И поэтому тебе говорю я. Я просто хочу, чтобы ты понимала, во что ты ввязы…
     – Заткнись…
     Кроули прервался на полуслове, хоть едва расслышал глухое шипение. Нанако смотрела в землю, спрятав лицо за пушистой каштановой чёлкой.
     – Ты можешь мне не верить, но…
     – Заткнись!
     Нанако вскинула голову, и стало видно, что она вся в слезах.
     – Заткнись, заткнись, заткнись! Закрой свой рот!
     Сумка упала на землю и Нанако поднесла руки к лицу, но не прикоснулась. Дыхание вырывалось свозь тонкие и белые дрожащие губы с хрипом.
     – Я… я так старалась… – прошептала она, невидяще глядя куда-то в пустоту безумным взглядом, – я так старалась не думать об этом… я всегда знала… я так боялась… А теперь…
     На секунду она сфокусировала взгляд на Кроули. Всего на мгновенье тот ощутил нешуточную опаску. Нанако казалась сумасшедшей.
     – Зачем ты это сказал?!! Аааааа!..
     Дикий вопль рванулся в небо чёрным обжигающим пиком. Застигнутый врасплох Кроули аж дёрнулся от неожиданности. Закрыв лицо руками, Нанако судорожно зашлась в рыданиях.
     – Ненавижууу!.. – провыла она сквозь слёзы. – Я тебя… ненавижуу… ненавижу…
     Кроули стряхнул оцепенение и нервно оглянулся вокруг. Зрителей, к счастью, не оказалось.
     – Это… не совсем то, что я ожидал… – пробормотал он. – Ну да ладно…
     Нанако самозабвенно рыдала. Оставлять её в таком состоянии было как минимум плохо для кармы. Кроули опустил пакеты на землю и обнял девушку.
     Та не стала отбиваться, но просто продолжала рыдать. Кроули размеренно гладил её по спине, прижавшись щекой к волосам. Оставалось только надеяться, что она скоро устанет.
     Прошло немного времени. В округе так никто и не объявился, что было удачно, узкая улица оставалась девственно пуста. Рыдания сменились короткими всхлипами. Кроули ощутил, что Нанако убрала руки от лица, прижав кулачки к его груди.
     – Зачем ты это сказал?.. – жалобно проскулила она. – Я так старалась… не думать об этом…
     – Как я и сказал, я хочу, чтобы ты знала, – твёрдо ответил Кроули. – У тебя нет шансов, ни единого. Даже если случится чудо, и ты останешься единственной женщиной на земле, вам с Хиро не быть вместе. Только не с ним. И никто тебе не скажет, даже если будет слишком поздно. Это несправедливо.
     – Но почему? – простонала девушка.
     Кроули отстранился и приподнял её заплаканное лицо. Красивая, молодая, полная энергии Нанако выглядела сейчас уничтоженной.
     – Тебе придётся поверить мне на слово, – произнёс он. – Ты…
     Она замешкался. Нанако жалобно шмыгнула носом, глядя на него исподлобья.
     И в самом деле – какого чёрта подруги детства никогда не получают своего парня?
     – Полагаю, тебе просто не повезло.
     Нана судорожно сглотнула, снова заливаясь слезами.
     – Знаю, это звучит тупо, но я не хотел тебя ранить, – произнёс советник. – Я просто…
     – Ты убил меня.
     Нанако судорожно вздохнула.
     – Убил мою единственную мечту, Лаки-кун…
     Она бессильно ткнулась носом в грудь обидчику.
     – Ну… я не нарочно, – честно ответил Кроули.
     Нанако молчала, прижимаясь к нему щекой. Рубашка на груди ощутимо промокла. Советник машинально погладил её по волосам.
     – Да… Неловко вышло…
     Внезапно он поймал на себе взгляд. На каменном заборе дома напротив сидел пушистый чёрный кот, размеренно помахивая длиннющим хвостом. В жёлтых глазах читалось такое неприкрытое презрение, что Кроули не удержался и, раздражённо оскалившись, показал коту средний палец.
      Нана, наконец, глубоко вздохнула и отстранилась. Затем отвернулась, вытирая лицо тыльной стороной ладони.
     – Ты успокоилась?
     – Нет… – глухо обронила она. – Но… нам нужно идти.
     Кроули подобрал пакеты.
     – Хочешь, я понесу твою сумку?
     Нанако полуобернулась к нему, как ни странно, с лёгкой, хоть и вымученной улыбкой.
     – Нет… просто иди за мной.
     Они прошли до её дома в тяжёлом молчании.
     Когда Кроули собирался устроить этот небольшой срыв покровов, он не ожидал, что всё окажется настолько эмоционально. Препирательства, может даже немного криков, немного слёз, – да. Но текущий итог превзошёл все ожидания. Ему даже не хватало наглости чувствовать во всём этом дешёвую драму.
     Девушка, казалось, была на грани нервного срыва. Судя по её словам, Нана давно знала, что её ухаживания обречены на провал. Но всё равно пыталась.
     Возможно, причина крылась где-то в японском взгляде на вещи. Все вокруг бесконечно повторяли «постарайся!», и никто никогда не говорил о том, что делать, если твоя «неостановимая сила» наткнулась-таки на знаменитое «непреодолимое препятствие».
     – Вот…
     Нанако остановилась перед аккуратным двухэтажным домом с нежно-коричневыми стенами и положила руку на низкую калику в железном ограждении.
     – Думаю, мне не стоит заходить, – сообщил Кроули.
     Нана молча приняла свои пакеты.
     – Спасибо за помощь… – тихо произнесла она, глядя в сторону.
     – Можешь не благодарить, – сказал парень. – Я был не на высоте сегодня… так что…
     – Увидимся завтра, – она медленно отвернулась, – Лаки-кун.
     – Конечно, – ровно ответил Кроули. – Пока.
     Нанако молча кивнула и безжизненно улыбнулась.
     Кроули зашагал обратно к автобусной остановке. Ему и вправду не стоило тащиться в Институт с кульками, потому придётся вернуться в квартиру. А может и вовсе забить на посещение, отчёт он и на ноутбуке подготовит…
     Резкое ощущение заставило его поморщиться. Он вытянул лист из кармана.
     «Ты сука что сделал?! Я тебе говорил не лезть падла»
     – Воа, воа полегче, тигр, – прервал строку Кроули. – Что за пылание говн? Откуда столько ненависти?
     «Я тебе говорил, чтобы ты не лез к Нанако! Что ты сделал?!»
     – Ты так себя ведешь, будто она твоя сестра… Хоть спорю ты из таких, кому это по нраву. Подкладывать сестёр под рандомных типков…
     «Хватит играть в тупого падла! Ты специально это сделал! Ты намеренно рушишь все связи!»
     – Было б что рушить, – буркнул Кроули. – Ты ведь знаешь о других персонажах, так? Не только о своём мальчике? Это что, была такая идея, заставить её быть одержимой этим неудачником? Я думал, она мне в горло вцепится…
     «Хватит играть в идиота, урод. Ты специально её настроил и»
     – «Специально»?! – взмутился Кроули. – Да я просто сказал, что у неё нет шансов! Что это за паника у тебя, а? Что, Нанако теперь слишком умная, чтобы крутиться вокруг твоего суррогата? Ну невезуха, подотрись!
     «Это ты сказал, что нет шансов! Ты её настроил против»
     – Ах, это я придумал, да? – рявкнул Кроули. – Троп «подруги детства» тоже я придумал? Ты думаешь, я совсем тупой? Он крутится вокруг катастрофы, как муха над говном, не заливай мне, что тут у кого!
     «С каких это пор ты здесь стал главным? Ты не можешь знать что»
     – Ты можешь, – нажал Кроули. – Так скажи-ка мне вот что – которая должна была стать подружкой Хиро? Ну ты знаешь, Главный Любовный Интерес. Только честно давай. Прямо.
     Надпись исчезла. Не дожидаясь ответа, Кроули брезгливо отбросил лист в сторону и зашагал дальше.
     На упавшей бумажке в синюю полосочку было одно слово: «Скарлет».
     Добравшись до остановки автобуса Кроули встал. Прохожих вокруг было немного. Подкрашенные оранжевым лучи вечернего солнца всё ещё припекали.
     – Точно сегодня забью, – буркнул он. – Я уже устал от всего этого.
     Телефон вдруг завибрировал и издал стандартную трель. Кроули озадаченно посмотрел на дисплей.
     – Что за…
     Все, кто мог его потревожить, получили отдельные рингтоны, и стандартной мелодии среди них не было. К тому же на дисплее вместо подписи красовалась каша из символов. Поколебавшись секунду, Кроули нажал «ответить».
     – Алло?
     Из динамика раздался белый шум с вкраплениями странных писков. Кроули ошарашенно отнял телефон от уха.
     – …find you!..
     Через шум пробился голос на английском. У застрявшего в аниме перехватило дыхание.
     – Алло! Кто это?!
     – …с тобой… – Кроули мог разобрать только отдельные части. – …в порядке?..
     – Я ничего не слышу. Какие-то помехи!
     – …ничего не… стараемся разобраться… держись там, пар!..
     – Что?.. Алло! Эй, кто это вообще?!
     На него начали коситься, но Кроули было всё равно.
     – …ботаем. Слышишь?.. держись!..
     – Держаться? – Кроули потряс головой. – Ты можешь сказать кто это?! Вы… вы знаете, как сюда попал?..
     – …теряем тебя… лушай, главное… старайся повторить! Слыши…
     – Нет! Я не слышу, мать твою! Здесь помехи!
     – …рерывается! Мы найдём, толь…
     Внезапно шум прекратился, как будто отрезало.
     – Алло! Ал!..
     Кроули усилием воли заставил себя умолкнуть. Орать в явно отключённый телефон точно было бы клише. Он посмотрел на экран и вдруг понял, что смартфон чернеет мертвым экраном.
     – Что за херня это была? – пробормотал он.
     Включённый вновь, прибор загрузился нормально, но… там не оказалось и следа от звонка. Что бы это ни было, Кроули мог только строить безумные догадки.
     В стопку тайн легла ещё она.
     ***

     – Вооух…
     Асано полумёртвым телом разлёгся на парте. Кроули завёл глаза. Его всё ещё раздражала его школьная жизнь, и его школьные одноклассники, и их школьные ужимки, и то, что он обязан ходить сюда каждый день по приказу военных… Но нельзя было злиться на всё это бесконечно. Ведь была куча других вещей, на которые следовало злиться.
     – Эй, Смит-сан, давай скинемся на кофе… – протянул школьный друг, – а то я точно сдохну…
     – Отличная идея.
     Кроули потрепал его по плечу и поднялся.
     – Я буду плакать на твоих поминках.
     – Пфх! Чертов жмот…
     – Я всё слышал.
     Кроули усмехнулся и, обернувшись… чуть не налетел на девушку в дверях.
     – Нанако?..
     Та радостно улыбнулась. Либо она уже отошла после вчерашнего, либо держалась на самой грани.
     – Лаки-кун…
     Кроули обернулся и деловито бросил через плечо:
     – Эй, Хиро, пришла пора кормёжки!
     Ученики в зоне слышимости отчётливо хмыкнули. Асано откровенно заржал, заставив Хиро раздражённо фыркнуть.
     И внезапно Кроули ощутил, как его нежно тянут за рукав.
     – Вообще-то, я хотела поговорить с тобой, – раздался несчастный голос, обращённый обычно к протагонисту.
     Чужак среди гарема тревожно замер.
     – Я думала, может, мы могли бы пообедать вместе, – протянула Нанако, заглядывая Кроули в лицо, как котёнок.
     – Воа! – Асано вскочил, живее некуда. – Эй-эй, что за дела?..
     – Заткнись, чёртов Асано! – рыкнула Нанако, резко отключая нежное мяуканье. – Я тебе врежу, чёрт возьми!
     Она раздражённо махнула кулаком. Парень рухнул на стул, будто от невидимого удара.
     – Да ничего такого! Хе-хе…
     Нанако снова посмотрела на новую жертву бесплатных обедов, очаровательно сияя нежным румянцем на мягких щёчках.
     – Ты не против?
     – Эээ… – Происходило что-то, и Кроули ничего из этого не нравилось. – Конечно…
     Девушка улыбнулась так, будто он согласился сыграть с ней свадьбу на Гавайях.
     – Спасибо!
     Нана подбежала к парте Хиро и под его удивлённым взглядом вынула из своей сумки прямоугольный свёрток.
     – Вот, я подумала, что тебе не помешает немного свежих овощей, – радостно заявила она. – Вернёшь коробку после уроков, ладно?
     – Да… – сконфуженно протянул Хиро. – Конечно.
     Нанако поманила Кроули за собой, тот послушно пошёл следом. Дурное предчувствие давило всё сильнее. Чёртов графоман был прав, ему точно не следовало играться с сюжетами! Теперь придётся платить за своё право на мнение.
     Свернув на лестницу, Нанако двинулась вверх.
     – Не скажешь, куда мы идём? – поинтересовался Кроули.
     – На крышу.
     – Н-да? – с сомнением протянул тот. – Я думал, что крыша закрыта.
     Разумеется, крыша в японских школах была священным местом уединения для главных героев и только для главных героев. Если верить всем этим аниме, конечно. Но в Старшей школе Инакуры, по словам Асано, крыша популярностью не пользовалась – на холме было слишком ветрено для посиделок, к тому же администрация следила, чтобы школьники не шлялись где попало, плюс на территории и так было полно места.
     – Я хочу показать тебе одну штуку, – кокетливо произнесла Нанако. – Никому не рассказывай, ладно?
     – Конечно…
     Когда они поднялись на последнюю площадку, Нанако взялась за дверную ручку и хорошенько дернула. Дверь с тихим скрипом приоткрылась.
     – Кто-то сломал замок, – сообщила она. – Я никогда их не видела. И решила никому не говорить, чтобы… я могла побыть здесь одна.
     Нанако вышла наружу, Кроули последовал за ней. По его лицу тут же хлопнула упругая подушка тёплого воздуха.
     – Воа. – Он прикрылся рукой. – Асано не соврал…
     – Сюда, – позвала Нанако.
     Она поспешно завернула за угол надстройки. Здесь оказалось куда спокойнее, стена смягчала удары ветра, оставляя только лёгкий сквознячок. Сквозь сетку ограждения открывался неплохой вид на город внизу.
     – В такую погоду, как сейчас, ветер с юга, и здесь можно прятаться. – Нанако улыбнулась. – Это и есть моя тайна. Пообещай, что никому не расскажешь.
     – Конечно…
     Кроули озадаченно наблюдал, как Нанако вытягивает из сумки клетчатое покрывало и раскладывает его на пыльном бетоне крыши.
     – Вот так. – Она присела с краю и вопросительно посмотрела на спутника: – Лаки-кун? Ты не будешь садиться?..
     – Нанако, к чему всё это? – прямо спросил Кроули, теряя терпение.
     Девушка совершенно искренне захлопала ресницами.
     – О чем ты?
     – Ты знаешь о чем. То, что было вчера не…
     – Ты не собираешься присесть? – глухо попросила она, резко отводя глаза. – Прошу…
     Кроули помедлил, потом сел напротив неё. Нанако выудила объёмный пёстрый свёрток и растянула завязки.
     – Прости, если я веду себя навязчиво, – её голос звучал ровно, – но я просто… я не знаю, как ещё выразить благодарность…
     – Не мели чушь, – отрезал Кроули. – Как ты можешь это говорить, когда я вчера…
     – Но я знаю, что ты думал обо мне, – уверенно прервала Нанако.
     Девушка смело посмотрела ему в глаза. Сейчас в ней не было ни капли смущения или типичной неуверенности. Взамен её окружала неуловимая аура тоски. Из платка показалась двухэтажная лакированная коробка для бенто похоронного чёрного цвета. Раньше Нана таскала цветастые, с картинками и цветочками.
     – Я вчера плакала всю ночь, – медленно произнесла она. – Ты и вправду жестокий. Ты разбил мою мечту. Но… в какой-то момент я поняла, что я так устала.
     – Полагаю, не от слёз?
     – От всего.
     Нанако слабо улыбнулась и открыла крышку. Кроули вдруг понял, что «трахни меня»-бенто теперь, кажется, направлено на него. И он был бы польщен, если бы не обстоятельства и то, что бенто всё ещё лучилось почти отчаянным старанием.
     Кроули вчера оставил Нанако на грани нервного срыва, а сегодня она пришла к нему с благодарностью. Это было невыносимо странно.
     – Я любила Хиро задолго до того, как мы встретились снова, в старшей школе, – глухо произнесла девушка. – Я вчера всю ночь думала только о том, что обманывала себя много лет. Настоящая дурочка…
     – Нанако…
     – Но когда я поняла, что я больше так не могу, то всё стало… проще.
     Повисла неловкая тишина. Кроули невольно припомнил, как рухнул его собственный школьный роман. Это тоже было как просветление. Очень тёмное, тёмное просветление.
     Нельзя было сказать, однако, что именно чувствует Нана, прокантовавшаяся в кандалах безответной любви столько лет.
     – Ты не будешь есть?
     Перед Кроули встала верхняя коробка, девушка заботливо протянула ему палочки обеими руками. Тот со вздохом их принял и разломил пополам.
     – Прости, что это одноразовые, – виновато добавила Нанако. – Я забыла взять нормальные…
     – Не страшно. – Кроули поколебался. – Послушай, я хотел бы помочь тебе разобраться во всем этом, но…
     – Нет-нет! – Нана отчаянно замахала ладонью перед лицом. – Я вовсе не собираюсь тебя обременять чем-то подобным. – Она помедлила. – Только одно… если ты не против.
     – По-твоему, я могу тебе отказать? – усмехнулся Кроули. – Давай.
     – Ты думаешь это эгоистично с моей стороны отказаться от Хиро теперь?
     Советник невольно рассмеялся, заставив Нанако смущённо покраснеть. Взяв свою коробку, он с усмешкой выдохнул:
     – Ооох, дорогая, не того человека ты спрашиваешь. Как по мне, ты должна ему хорошенько врезать за его тупость.
     – Это… это уж чересчур… – протянула Нана.
     – Знаешь, все кроме него знают, что ты за ним увиваешься, – сообщил Кроули. – Так что если ты дашь ему по морде при свидетелях, тебя даже самый заядлый ханжа не осудит.
     – Вот оно как…
     – Ну же, выше носик, маленькая принцесса, – посоветовал Кроули. – Такое моё мнение. Уж прости.
     Нанако вдруг улыбнулась. Немного грустно, но всё же искренне.
     – Нет… я тоже подумывала. – Она смущённо спряталась за своим бенто. – Я так на него иногда злилась…
     – Ты святая, – заметил Кроули. – Там, откуда я родом, его б так отмудохали, что он бы неделю не показывался. – Пришелец усмехнулся. – Но, опять же, в нашей школе народ был простой, уличная шпана. «Не козли своих тёлок, йоу».
     – Воа, – впечатлённо протянула Нанако и хихикнула, прикрыв рот рукой. – Звучит, будто ты учился в…
     Она вдруг осеклась и уставилась на Кроули во все глаза. Тот ответил непонимающим взглядом. И только потом до него дошло, что он упорол.
     – Ты… ты вспомнил? – выдохнула Нанако, выгибая спину. – Ты вспомнил о себе?!..
     – Ээмм…
     Кроули замер, лихорадочно размышляя над ответом. А затем тяжело вздохнул.
     – Нет. Я не вспомнил, – ровно ответил он.
     – Но ведь… – Нанако бросила коробку и, аж встав на четвереньки, порывисто подалась к нему. – Ты только что сказал, что ты учился в школе… Но ты ведь потерял память о себе, так ведь?!
     Кроули смерил её долгим взглядом.
     – Ты ведь умная девочка, Нана-тян, – протянул он. – Ты скажи.
     Нанако удивлённо помедлила. Затем, не спуская с Кроули взгляда, опустилась обратно на покрывало и села нормально. Карие глаза прищурились.
     – Ты… ничего не забывал, так ведь? – медленно произнесла она. – Твоя амнезия… это ложь, да?
     Кроули сурово наставил на неё палец, касаясь кончика носа. Нанако забавно нахмурила брови.
     – Я. Никогда не лгу.
     – Но ведь… – Она сжала его палец в мягкой ладони. – Нет, я права. Но почему ты… зачем ты это скрываешь?
     Кроули пожал плечами.
     – Это сложный вопрос… Слишком много деталей. Но это всё равно хорошая идея, я точно скажу.
     – Так ты… не терял память?
     – Это… – Кроули помедлил. – Тоже сложный вопрос.
     Его прежняя жизнь с таким же успехом могла попросту не существовать.
     Как только он получил компьютер, одним из первых его действий была попытка найти себя – или свой аналог, раз уж тут параллельные реальности, – в Филадельфии.
     Там ничего не оказалось. Не было нового дома – в искомом месте стоял какой-то клоповник. Не было старого дома – там стоял небольшой магазин. И не было в городе никаких «Кроули», которых он мог бы узнать.
     Возможно, его лицо изменилось, потому что Нанако виновато спрятала глаза.
     – Прости, мне не стоит лезть в чужие дела. У тебя наверняка есть причины так поступать.
     – Верно. – Кроули коротко усмехнулся. – Учти, если проболтаешься, я буду всё отрицать.
     – Не говори глупостей! – Девушка, кажется, обиделась. – Я не Асано чтобы болтать о чужих делах.
     Повисла тишина, скрашенная лишь легким посвистыванием ветра вокруг бетонной надстройки.
     – Ладно, спрашивай, – сказал Кроули. – Не делай такое лицо, я всё вижу.
     – Прости. – Нанако неподдельно смутилась. – Эм… Откуда ты родом? Ты не японец, да?
     – Из Фили. Филадельфии, – уточнил Кроули. – Это в…
     – Америке! – Нанако радостно улыбнулась. – На восточном побережье, да?
     – Я хотел сказать, в Пенсильвании. – Кроули развёл руками. – Но ты права, здесь важнее страна…
     – А это правда, что Филадельфия колыбель американской независимости? – жадно спросила Нанако без капли иронии.
     – Конечно, – авторитетно заверил Кроули. – В Фили создали всё: свободу, независимость, права, законы, президента, и – самое главное – жареный сыр! Мне плевать, что там говорят про яблочный пирог, чизстейки – это самая американская вещь на свете, а все кто считают иначе, – он угрожающе указал на девушку, изобразив дядю Сэма, – вонючие республиканцы!
     Нанако радостно захихикала, без труда проникаясь американскими ценностями.
     – Ты довольно хорошо себя ведёшь, как для иностранца, – заметила она.
     – Расистка!
     – Про… прости…
     Нана неподдельно смутилась. Кроули не удержался и погладил её по голове.
     – Ну такая милая. Хиро тебя не заслуживает.
     Девушка отчаянно вспыхнула, и сердито отпихнула его руку.
     – Прекрати, Лаки-кун! Унх… Не говори такого больше…
     Она куснула губу и спрятала нос в своём обеде.
     – Но… ты ведь правда живёшь один, так? – неуверенно спросила она. – Ты ведь тогда действительно купил продукты, и ты неплохо разбираешься в хозяйстве…
     Кроули насторожился.
     – Верно, – протянул он. – И что тебя смущает?
     – Ничего, просто… – Нана помедлила. – Просто… я не могу понять, какая у вас может быть работа.
     – Я понимаю. Тебя это беспокоит, – констатировал Кроули. – Нанако, послушай…
     Он потянулся и взял девушку за руку. Та неожиданно крепко схватила его в ответ.
     – Меня это очень злило, – с выразительной искренностью произнесла она. – То, что Хиро мне не доверяет. Поэтому я надеялась, что, может быть, ты…
     – Я не могу сказать, – ровно ответил Кроули. – И знаешь, может я его переоцениваю, но возможно Хиро просто хочет тебя защитить. Поверь, тебе не стоит связываться с тем, с чем связаны мы.
     – Вот как… – Она медленно отпустила руку советника. – Я понимаю…
     – Нет, не понимаешь, – заявил Кроули. – И это к лучшему. Так и должно остаться.
     – Это опасно, так ведь? – глухо спросила Нанако.
     – Это…
     Кроули, к собственному удивлению, всерьёз задумался. Конечно, любой нормальный человек скажет, что подобный кризис был очень опасен для всех участников. Но с учётом контекста – то есть, аниме и всё такое – Кроули и вправду не мог сказать, находится ли Хиро в какой-либо серьёзной опасности – на позиции любимого протагониста его окутывали слои сюжетной брони. И это на Кроули графоману было насрать большую кучу, за своего ненаглядного мальчика он станет рвать зубами.
     – Я, честное слово, не знаю, – озадаченно произнёс советник, рассеянно покачав головой. – Вот, честное слово…
     – Яс… но… – удивлённо протянула Нанако и вдруг спохватилась: – Но, Лаки-кун…
     – Не делай такое лицо, ты меня пугаешь.
     Не поддавшись на провокацию, Нанако всё же выпрямила спину, глядя на Кроули большими карими глазами.
     – Я хотела тебя попросить кое-что…
     – Ты хочешь, чтобы я присматривал за Хиро.
     – Воа… Иногда твои фокусы довольно жуткие, знаешь ли… – Она помедлила. – Но… ты станешь? Пожалуйста. Я сама могу… – Нана несчастно поникла, – я могу только готовить… такая бесполезная.
     – Глупое созданье, – со вздохом констатировал Кроули. – Но знаешь, что? Я за ним присмотрю.
     Нанако благодарно просияла.
     – Спасибо, Лаки-кун…
     Она вдруг отвела глаза. Кроули безошибочно определил, что Нана пытается забороть смущение.
     – Я… Ты не против, если мы ещё так пообедаем как-нибудь? – Она отчаянно покраснела. – Мне нравится, что мы можем вот так поговорить…
     – Нанако, – ровно произнёс Кроули. – Зачем ты спрашиваешь? Это такая мелочь.
     – Но ведь… – Нана всё же смутилась. – Я и так страшно навязчивая. Я пристаю к Хиро каждый день без спроса. Наверняка он меня терпит только потому, что мы друзья…
     – Как я и сказал, это мелочь. Почему ты считаешь, что виновата?
     – Но ведь… – искренне удивилась Нанако, – это ведь невежливо! Люди не должны донимать других без причины, даже если они друзья.
     – Я никогда этого не пойму, – констатировал Кроули. – Этот этикет меня убивает…
     Девушка игриво куснула мягкую губку.
     – Поэтому ты такой грубиян?
     – Именно, – с демонстративным вызовом ответил пленник аниме. – Всё ещё хочешь со мной дружить?
     Нанако кротко улыбнулась.
     – Да…
     ***

     В небольшом помещении было не развернуться. Странные агрегаты занимали большую часть и без того узкой комнаты, вдоль стен тянулись небрежно забитые электрохламом шкафы и полки. Единственными источниками света была узкая светлая щель окна под потолком и свет от монитора компьютера.
     За компьютером работал щуплый молодой человек со встрёпанными короткими волосами и в узких очках с потёртой чёрной оправой. Его пальцы со стрекотанием набирали строки кода в замысловатом узоре многочисленных окон на экране монитора.
     Вдруг дверь в противоположном конце помещения бесшумно открылась. Мрачный силуэт медленно приблизился к человеку за монитором. Неизвестный склонился к самому плечу ничего не подозревающей жертвы.
     – Не порно?
     – Уааах!
     Кроули поспешно отшатнулся от подпрыгнувшего в кресле техника.
     – Со… советник?! – панически выдохнул тот, резко оборачиваясь. – Что вы творите, я чуть концы не отдал…
     – Просто хотел спросить на счёт нашего маленького проекта, Татсуми-кун. – Кроули прикрыл рот рукой и выразительно шепнул: – Ну знаешь, того, про который мы никогда не говорили. Ты ведь не говорил об этом с полковником?
     Техник с тяжким вздохом повернулся на кресле к Кроули, постепенно приходя в себя.
     – Яа… – протянул он, собираясь с мыслями. Потом, наконец, сообразил: – Да… да, не говорил с ним. Мы не говорили. И он не сказал, что всё утвердит, да.
     Кроули одобрительно улыбнулся и похлопал парня по плечу. Он всё ещё держал одну руку за спиной.
     – Отлично. Теперь – ты помнишь, что я обещал на прошлой неделе?
     Техник переменился в лице.
     – Неужели, советник?..
     – Вот именно! Только для тебя…
     Во второй руке Кроули оказался мягкий пакет, из которого он жестом фокусника вынул прозрачную продолговатую упаковку.
     – …клубничная ведьмочка Минами-тян! «Такая сладость, что можно умереть!»
     – Воаа!
     Парень схватил упаковку обеими руками, сминая тонкий пластик и едва не тыкаясь в неё носом. Внутри находилась семидюймовая фигурка анимешной девочки в розовом кружевном платье. Она радостно подмигивала, вскинув руку с белым крылатым жезлом, вокруг которого вились полупрозрачные розоватые ленты.
     Ямаучи Татсуми работал в Институте лаборантом при отделе технического обслуживания, и в основном его обязанности заключались в починке электрического барахла научников. Парень любил программирование и отлично разбирался в электронике, особенно компьютерах, и в целом был типичным нердом. Потому Кроули назначил его сообщником для участия в паре сомнительных авантюр.
     Уговорить подвального повелителя проводки и микросхем оказалось довольно просто. Ямаучи с ума сходил по одному из популярных махо-сёдзё шоу, подозрительно напоминающее отсутствующие в этом мире Pretty Cure. Как оказалось, ради своей одержимости парень готов был на всё, и в обмен на маленькую услугу Кроули пообещал ему раздобыть кое-что редкое.
     – Но как… – пролепетал Ямаучи, пожирая глазами пластмассовую милашку. – Я пытался достать такую целый месяц…
     – Я связался с их мастерской в Токио. – Манипуляции с доступом к национальным архивам Кроули опустил. – И заказал прямо у них. Так что ты счастливчик.
     Хоть Кроули и считал подобные увлечения сомнительными, даже он готов был признать, что фигурка была превосходного качества. В мастерской Богом клялись, что отливают каждую деталь из первосортного материала, а потом чистят и раскрашивают вручную под аккомпанемент молитвенных песнопений. Чистота Минами-тян могла бы отгонять злых духов.
     – Ооо!.. Вы… вы настоящий святой, Смит-сан!
     Парень вскочил и, трепетно обняв упаковку, начал кланяться, едва успев подхватить сползшие очки. Кроули со смехом его удержал.
     – Ладно, ладно, хватит. Эй, я обещал сделать тебе сюрприз, приятель? Будем считать, что дело сделано.
     – Но… я даже не знаю, как вас отблагодарить, – протянул Ямаучи, держа клубничную ведьмочку как хрустальную вазу.
     – Не бери в голову, мой друг. Просто делай на отлично свою работу, это и будет наш договор, ладно?
     – Конечно, советник, – горячо заверил техник. – Вы хотите проверить систему прямо сейчас? Мы можем…
     – Нет, когда будет готова, – отмахнулся Кроули
     – Но я почти закончил, – заявил Ямаучи, поворачиваясь в кресле.
     Он быстро нажал пару клавиш, на мониторе возникла карта города. В лабиринте улиц Инакуры горела массивная красная точка.
     – Отличная работа, – медленно произнёс Кроули глядя на экран. – Ты заработал ещё и на подушку для обнимания…
     После того происшествия с гопниками у Кроули возникла идея. Пропажа протагониста это нормальный троп – как иначе его удастся закрыть в шкафу с очередной кандидаткой в гарем? Но раз Кроули оказался за них ответственный, он планировал принять меры.
     Обещая Нане «присмотреть», он нисколько не преувеличивал. Теперь Хиро и Рози всегда будут у него на виду.
     А предсказания Хиро о гопниках не оправдались. Приятели золотого мальчика держались ниже травы. Через пару дней после стычки Асано болтал, как из старшего класса параллельного потока кто-то перевёлся, богатенький сын какого-то председателя чего-то там.
     Кроули всё же не стал избавляться от тонкой серой папки в нижнем ящике стола. Просто переложил её ниже.
     ***

     Обеденный перерыв подходил к концу. Большинство учеников потянулись обратно в здание школы, очищая окружающую территорию от шумных групп, и тихих парочек, и унылых одиночек.
      Но одна пара всё ещё сидела на скамейке за школой. Простой с виду парень и девушка с ярко-красными волосами. Между ними лежало несколько разорванных обёрток от бутербродов и последний рисовый шарик странного оранжевого оттенка.
     – И чего ты сегодня не обедаешь в классе? – как бы невзначай поинтересовалась Роуз, разрывая обёртку на белом шарике, который держала в руках.
     – Да, ну… – Хиро замялся, сжав остаток бутерброда обеими руками. – Просто так, ничего особенного… Просто захотел посидеть снаружи.
     – Разве тебе не носит бенто твоя подруга, Ханамура? – Скарлет, оттяпав от шарика больше половины, отчаянно пыталась выглядеть так, будто её всё это ну ни капельки не волнует.
     – Ты знаешь? – искренне удивился Хиро. – Ну это… Не может же Нана-тян всё время за мной присматривать. Наверно, она с подругами из клуба…
     – Она хорошо готовит, да? – Роуз нервно прикончила шарик, почти не жуя. – Я слышала, она состоит в кулинарном клубе.
     – Да… – удивлённо протянул Хиро. – А что такое?
     – Ничего, – быстро ответила Скарлет и, отвернувшись, раздражённо фыркнула.
     Они одновременно потянулись к одинокому рисовому шарику странного цвета. Их пальцы вдруг соприкоснулись.
     Скарлет тихо ойкнула и шарахнулась в сторону, Хиро испуганно отдёрнул руку.
     – Про… прости, это был твой, да?
     – Ни… ничего. – Щёки девушки пытались сравняться цветом с волосами. – Можешь взять, если хочешь…
     – Я не слишком люблю с острым перцем…– промычал Хиро.
     – Вот как…– с неожиданной ноткой разочарования протянула Скарлет.
     Школьники смущённо отвернулись друг от друга. Секунду спустя неловкую тишину разорвал резкий звук щелчка фотокамеры.
     – Не хочу признавать, но вы и вправду очаровашки.
     – Уаааг!..
     Скарлет сорвалась с места, будто её подкинуло пружиной. Хиро нервно охнул, то ли от неожиданности, то ли от панического вопля соседки.
     – Смит!
     – Yep. – Кроули с усмешкой опустил телефон. – That's me!
     – Немедленно вытри! – провыла Скарлет.
     – Хах? Моя фотка, что хочу то и делаю, – надменно заявил чужак.
     – Не вздумай кому-то показывать, а то пришибу!
     – Руки коротки. И, кроме того, что такого? – Кроули демонстративно оценил изображение. – Выглядите, как пара котят на лужайке, так миленько…
     Впечатляюще перемахнув скамью, Скарлет рванулась к нему в попытке схватить телефон. Кроули вдруг принял характерную стойку готового к прорыву раннинбека и в идеальный момент резко подался вперёд, врезавшись в девчонку корпусом. С удивлённым вскриком Роуз растянулась на пыльной траве.
     – Прекратите! – воскликнул Хиро. – Лаки-кун, как ты можешь?
     – Что? Она первая начала.
     – Но ведь… Она же девушка!
     Кроули раскатисто фыркнул, исчерпывающе разъяснив, что он думает о рыцарском этикете. Хиро присел рядом со Скарлет, предлагая руку. Та раздражённо отмахнулась и поспешно вскочила сама.
     – Ах, тыы…
     – Ладно, шутки кончились. – Кроули протянул руку к подросткам. – Ваши мафоны, живо.
     – Что? – опешила Скарлет. – Ты думаешь, я тебе отдам?!
     – Да, – невозмутимо заявил Кроули. – Хиро, ты тоже. Ну же, перемена не бесконечная.
     – Но, зачем…
     Хиро, несмотря на сомнения всё же вынул свой телефон и протянул Кроули.
     – Эй, ты же не серьёзно? – возмутилась Скарлет.
     – Теперь ты. Или мне сделать пару звонков?
     Поскрипев зубами, Скарлет выудила телефон из кармана и пихнула Кроули.
     – Ну вот, было совсем не сложно, не так ли? – радостно заявил парень.
     Под ошарашенными взглядами детей оба телефона отправились на землю.
     – Эй, что ты?!..
     С глухим треском Кроули припечатал ногой один, потом второй.
     – Ты чертов псих!
     – Что поделать, жизнь – злобная сучка, дорогие мои.
     Советник потанцевал немного на покорно хрустящих останках.
     – Фух! Ладно, теперь, вот вам…
     Вытянув из кармана, Кроули кинул носителям пару новеньких смартфонов.
     – Это вам на замену, подарок от фирмы, – заявил он. – Смотрите, не потеряйте. Внутри копия ваших старых трубок, плюс кое-что новое.
     – И ты просто хотел отдать их нам?! Зачем тогда ты разбил старые, тупица?!
     – Я не обязан тебе объяснять.
     – Но она права, ты мог бы просто сказать, – уныло поддержал Хиро. – И зачем нам вообще новые?
     – Они быстрее и надёжней. В нашем деле желательно иметь всё самое лучшее, – заявил Кроули.
     Он демонстративно отряхнул руки.
     – Ладно, моя работа окончена. Бывайте.
     Как ни в чем не бывало, советник бодро направился к школе.
     – Придурок! – рявкнула Скарлет ему в спину. – Какого черта он такой урод, Хиро? Хах?..
     Но тот уже увлечённо водил пальцем по экрану.
     – Воа, тут и вправду куча функций…
     – И ты тоже придурок!
     Убедить полковника заменить носителям телефоны не составило труда. Кроули доходчиво и детально объяснил, что раз они так беспокоятся о судьбе избранных детей, что даже отправили в школу соглядатая, то дополнительная линия обороны не помешает.
     О паре коротких заметок, сделанных в процессе копирования, Кроули, однако, умолчал.
     ***

     – Семпай, вы опять что-то перепутали!
     – О нет! Не может быть… я всё проверила дважды.
     – Тогда, как вы пропустили третий блок? Будьте внимательней.
     – Но… нет-нет, это не…
     Как всегда, к концу дня в кабинете оказалось слишком людно для его размера. Сонохара и Сакамото старались изо всех сил, но Кроули начинало нравиться, если они работали у себя в архиве.
     – У нас нет доступа к третьему блоку, – ровно произнёс он.
     – Но тогда мы не сможем доставить вам необходимые документы, – ровно заметила Сакамото. – Они все в третьем блоке и для доступа…
     – Нужно разрешение главы отдела или непосредственного начальника проекта, – закончил Кроули. – Верно. Простите, что заставил вас терять время, я разберусь.
     Отвернувшись от доски, он оставил девушек возиться с ворохом сомнительно оформленных документов. По поводу некоторых деталей с полковником Кусанаги стоило поговорить лично.
     В фойе Кроули взбежал по лестнице, но вдруг краем глаза заметил, что из коридора восточного крыла показался синий пиджак школьной формы.
     – Хиро? – Кроули спустился обратно на пару ступеней. – Вам обоим не пора по домам?
     – Да, но… – Парень помялся. – Я хотел кое-что сделать
     – Это включает провожание рыжей скандалистки до остановки автобуса? – скептически поинтересовался Кроули.
     – И… и что в этом такого? – Хиро изо всех сил старался делать вид, что не смущён греховным желанием близости с женщиной. – На улицах ночью может быть опасно.
     – Я думал, Япония очень безопасная страна, – едко ответил Кроули. – Не обращайте внимания на все эти изнасилования и самоубийства. Но я спрашивал, какого черта вы вообще задержались.
     – А, Роуз осталась на проверку в лаборатории…
     Хиро осекся, когда Кроули неожиданно подскочил к нему вплотную.
     – Ты что сейчас сказал? – процедил советник. – У вас не было в расписании никаких сканирований!
     – Но… Роуз сказала, что Сакай-сенсей…
     – Яаасно, – холодно протянул Кроули. – С твоего позволения, у меня внезапно возникли дела…
     Оставив ошарашенного школьника позади, Кроули быстрым шагом отправился в лабораторию.
     Что бы не происходило, это было не по плану, и Кроули собирался всё исправить.
     Потянув массивную дверь лаборатории, Кроули вошёл и молча осмотрелся. Пара копающихся в начинке центрального сканера лаборантов удивлённо подняли головы.
     – Где Скарлет? – ровно поинтересовался Кроули.
     Они явно только что закончили проверку. Проверку, которой не должно было быть в течении недели.
     – Она в раздевалке, – медленно произнёс один из мужчин. – Я думаю, она скоро выйдет, так что…
     Кроули молча толкнул дверь, врываясь в небольшое помещение. Вдоль стен тянулись шкафчики с больничными робами. В дальней части был проход в душевые – иногда для сканирования применяли контактный гель, после чего участникам следовало помыться. Оттуда раздавался шум воды.
     Кроули рванулся к душевым.
     – Скаарлет!!
     Злобный крик Кроули гулко ударился о покрытые плиткой стены. Девушка в нише напротив испуганно взвизгнула и обернулась, стыдливо прикрываясь руками.
     – Ты… Смит! Какого черта ты зде…
     – Тебе стоит объясниться!
     Кроули с трудом сдерживал бешенство. Он много труда положил, чтобы носителей перестали считать священными коровами! Он был уверен, что трату времени на их игрушки удалось сократить! Но, кажется, всё было тщетно…
     – Что?.. Я ничего… Убирайся отсюда, извра!..
     – Ты тупая дрянь, ты прекрасно знаешь, что ваше расписание существует не без причины! – рявкнул советник. – Какого черта ты позволила Сакаю втянуть тебя в свои игры?!
     – Хватит нести бред, ты чёртов урод! – крикнула Роуз в ответ. – Убирайся или я тебя!!..
     – Закрой пасть!
     Кроули рванулся к ней, заставив испуганно шарахнуться назад. Отбросив стеснение, Скарлет выбросила руки перед собой. В яркой вспышке явился огненный меч.
     Девушка стояла совершенно голая, всё ещё блестящая от воды. Но Кроули не сводил глаз с её лица.
     – Я… я ничего тебе не должна! – крикнула Роуз с ноткой отчаянья. – Убирайся или я тебя заставлю!..
     Она двинулась, поднимая меч. Кроули скользнул рукой к кобуре на боку.
     Грохнул выстрел. С испуганным взвизгом Скарлет упала на пол душа, шлёпнувшись в тёплую лужу. У обоих оглушительно звенело в ушах. В белой плитке за её спиной образовалась чёрная дыра.
     – Ты можешь попробовать, – зло процедил Кроули. – Думаешь, я с тобой в игрушки играю, мелкая шлюшка?!
     – Закрой свою пасть, психопат! – не менее злобно крикнула Скарлет.
     Неловко подобравшись, она поднялась. Сквозь внешнюю агрессию было видно, что девчонка перепугана.
     – Ты идёшь против прямого приказа!
     – Я должна делать то, что нужно!
     Эта фраза ударила Кроули странной бессмысленностью.
     – Что за?.. – протянул он. – И что, по-твоему, ты должна сделать? Кто тебе сказал, что тебе делать?
     – Заткнись, ублюдок, это не твоё дело! Ты ничего не знаешь! Я… я тебя ненавижу!
     Роуз захлёбывалась яростью, и Кроули прекрасно её понимал. Он и сам был на взводе.
     Но что-то изменилось. Он был уверен, что Сакай просто использует дурную школьницу для своих целей. Но видимо, это было не совсем так.
     Не опуская пистолета, Кроули медленно приблизился. Скарлет затравленно прижалась спиной к стенке, отчаянно сжимая меч.
     – Что ты пытаешься сделать? – холодно произнёс Кроули. – Это была твоя идея, так ведь? Ты хочешь продолжать исследования.
     – Не твоё дело!.. – отчаянно выдохнула Скарлет. – Я… я тебе ничего не скажу!
     Из раздевалки раздался звук быстрых шагов.
     – Роуз! – В душевые ворвался Хиро. – Лаки-кун?.. Что ты делаешь?!
     Кроули помедлил, пристально глядя в красные глаза.
     Разумеется, она что-то знала. Кроули всегда понимал, что стоит копнуть прошлое носителей, гарантированно что-то всплывёт. Все эти «простые» школьники были увешаны трагедиями и драмами, как новогодняя елка игрушками и конфетами. На ком-то из них сиял ангелочек-навершие.
     Пришло время поднажать.
     – У меня ещё есть дела, – ровно произнёс Кроули, убирая оружие.
     Оставив ошарашенных подростков за спиной, он вышел в лабораторию. Там с испуганными лицами тревожно мялись лаборанты, не решаясь войти. Ведь это была не их работа.
     – Сакай в кабинете, так ведь? – произнёс Кроули на ходу.
     Ответ был не нужен. После сканов Сакай всегда разбирал информацию на рабочем компьютере.
     Его кабинет находился на первом этаже, недалеко от лабораторий. Просторное помещение с большим арочным окном украшала дорогая на вид деревянная мебель и глянцевый фикус в кадке. Глава научного отела что-то сосредоточенно набирал в компьютере.
     Внезапно дверь в углу помещения резко распахнулась. Сакай вскинул голову, чтобы увидеть, как на него недобро глядит дуло пистолета.
     – Что за чёрт?!.. – Он испуганно вскочил на ноги и шарахнулся назад. – Смит?!
     Кроули нажал спуск. Грохнул выстрел и монитор опрокинулся на стол. Фикус поражённо махнул листьями.
     – Уах! – Сакай испуганно закрылся руками.– Ты что творишь, психопат?!
     – Никогда не понимал, какой прок стрелять в мониторы, – ровно произнёс Кроули, подходя поближе. – Но теперь, кажется, начинаю… В сторону!
     Сакай испуганно попятился в угол под прицелом пистолета. Кроули нагнулся и, как проштрафившегося кота, вытянул из-под стола базовый блок компьютера. Ухватившись за выступ на корпусе, он с силой дернул, вырывая кабели из разъёмов.
     – Что ты творишь?! – с ноткой новой паники крикнул учёный.
     – Мы все должны платить за наши поступки, Сакай-сенсей, – ровно произнёс Кроули, отодвигая блок от стола.
     Подняв ногу, он обрушил удар на стенку.
     – Прекрати!..
     – Мне придётся заплатить. – Советник ударил ещё раз, сминая тонкое железо. – Но и вам тоже.
     – Ты совсем свихнулся! – взвыл Сакай. – Тебя отправят в дурдом!
     Кроули молча оторвал искорёженную панель.
     – Ууу, даже не на винтах, – протянул он.
     Вынув жёсткий диск, он бросил его на пол в паре футов от себя. Затем навёл на него пистолет.
     – Не вздумай!..
     Грохнул выстрел, диск забавно подпрыгнул на ковре, обзаведясь свежей дыркой. В коридоре раздались шум. Несколько человек бежали к кабинету.
     – Я знаю, что вы пытаетесь сделать, Сакай-сенсей, – ровно произнёс Кроули, глядя на профессора через плечо.
     – Ты чёртов псих! – рявкнул тот. – Я понятия не имею!..
     – Проект Б-три-пять.
     Сакай замер на вдохе, испуганно глядя на противника.
     – Я знаю, что вы хотите от этих детей, – глухо процедил Кроули. – И я знаю, что вы этого не получите. Как не получили этого шесть лет назад.
     Сакай скрипнул зубами.
     – Ты не можешь ничего знать, – напряжённо произнёс он.
     И он был прав. На все сто. Кроули блефовал так, будто не имел даже пары.
     Всё что у него было, это короткая сноска из документаций к сканерам. Эти штуковины были довольно старыми и до текущего проекта использовались непонятно для чего. Они проходили как инвентарь к проекту «Б3/5». И сведения о последнем были вне досягаемости простого советника.
     Но реакция Сакая выдала всё, что можно. Корни крылись в прошлом Института, и Кроули не намеревался ждать конца сезона, чтобы выяснить, чьи это скелеты и кто виноват. Он планировал вскрыть всё одним махом.
     В помещение ворвалось несколько бойцов с винтовками наперевес. Парень приподнял руки, оставив пистолет повиснуть на пальце.
     – Надеюсь, у вас нет приказа стрелять на поражение? – криво усмехнулся он.
     – Предайте мне оружие, советник, – резко скомандовал ближайший солдат.
     – Как скажете…
     Пистолет у Кроули резво отобрали. На пороге возник Кусанаги. Судя по его лицу, спонтанного стрелка не ждало ничего хорошего.
     – Тебе придётся объясниться, Лаки-кун, – холодно сообщил полковник.
     – Я как раз планировал к вам зайти…
     ***

     Множество часов и два рапорта спустя Кроули оказался возле своей квартиры. Молчаливый амбал-водитель подождал, пока пассажир выберется из салона, затем машина укатила в темноту.
     Кроули устало поднялся к своей квартире. Оказавшись внутри, он просто бросил вещи в строну и, шагнув к кровати, буквально свалился. Неизвестно, что вымотало его больше – конфронтация со Скарлет и Сакаем, или бесконечные разборки после.
     Но расслабляться оказалось рано. Потому что Кроули резко посетило почти болезненное чувство тревожности. Он с раздражённым шипением достал из кармана лист.
     – Ну и какого черта тебе нужно? – зло рявкнул советник.
     В комнате было темно. Пришлось встать и включить лампу на столе.
     «Ты ублюдок совсем охренел ты хоть представляешь, что ты мог наделать тварь я тебя зарою в»
     – Хватит на говно исходить, – устало произнёс Кроули, не трудясь дочитать до конца. – Твоя рыжая шалава сама виновата.
     «Каким ёбаным образом, ты придурок?!»
     – Она что-то знает, – сообщил Кроули. – Знает и молчит. Мне насрать, если это твоя большая сюжетная тайна, я должен!..
     Его прервала строка.
     «И поэтому ты в неё стрелял? ты хоть понимаешь, что ты мог натворить кретин? Только попробуй ещё раз так сделать»
     – И что? – раздражённо отрезал Кроули. – Что ты сделаешь? Спустишься сюда лично и надерёшь мне зад, как настоящий крутой парень? Просто скажи, какого черта она так хочет, чтобы её изучали. Она и к Мацумото обращалась, знаешь ли. Что ей надо?
     Графоман помедлил.
     «Не знаю.»
     – Пиздёж, – отрезал Кроули. – Видишь, ты сам виноват. Если бы ты сразу раскололся, то мне не пришлось бы применять силу! Чао.
     Он резко разорвал лист. Ощущение постепенно затихло, как и всегда.
     Выключив свет, Кроули улёгся обратно на кровать не раздеваясь. Вскоре он просто отключился.
     ***


     Троп – «Не Может Сказать».
     Есть некая важная информация, которая избавит персонажа от проблем, будь то недопонимание в любви или сражение. Если персонаж просто скажет наконец, это сэкономит целый эпизод, если не целый сезон неприятностей и горя.
     …так что, разумеется, он не говорит…
     Иногда это ведёт к морали о преимуществах взвешенной беседы перед бессмысленными ссорами. Однако зачастую это делается просто чтобы подрастянуть историю…
     В Реальной Жизни «Не Может Сказать» известно как алекситимия, что является неспособностью описать или понять эмоции…

     Взято с tvtropes.org, «Cannot Spit It Out».

     – А вот я бы в жизни не позволила тебе снова носить оружие, – протянула Мацумото, откидываясь на стуле. – После всего, что ты устроил!
     – Потому мне его и вернули. Мне же надо как-то обороняться от вас, Рёко-сан, – ровно произнёс Кроули, не отрываясь от мониторов.
     В контрольной комнате пятого корпуса было даже теснее чем в контрольной комнате лаборатории. Кроули, Мацумото и пара ассистентов сидели тут, как огурцы в банке. Вдобавок клубки кабелей и шуршащие распределительные щитки заметно нагревали воздух. Дышать было практически нечем, и в кои-то веки Кроули порадовался, что Мацумото любит резкие духи. Это перебивало характерный запашок.
     Он и сам не совсем понимал, что заставило Кусанаги лично отдать ему пистолет обратно. Но подозревал, что в деле странная рабочая этика японцев – отобрать его оружие значило признать, что его начальник не может его контролировать. Возможно, именно поэтому Кусанаги вернул оружие лично. Полковник ничего не сказал, но советник кожей ощущал, что грубый подход сработает лишь раз. В дальнейшем придётся действовать тоньше.
     – Ладно, начнем, пожалуй… – протянул Кроули.
     – Эй-эй, парнишка, не ты тут главный, – осадила Рёко, налегая бюстом на его спину. – Подвинься…
     – Если бы я мог… – выдавил парень, пригибаясь к панели.
     Перегнувшись через голову набившегося в ассистенты советника, Мацумото нажала пару клавиш, и изображение на мониторах сменилось. Это была трансляция с камер безопасности. В обитом железными листами помещении сурово расхаживал здоровенный гибрид.
     – Турели готовы, – отчитался один из лаборантов.
     – Отлично, – проворковала Мацумото, усаживаясь обратно.
     Кроули нажал кнопку активации турелей.
     – Цель захвачена.
      Одна из камер двинулась, фокусируясь на монстре. Пара узких стальных снарядов на витых проводах врезалась в шкуру гибрида, тварь взревела и рванулась в сторону. Всё это происходило безмолвной пантомимой – в испытательном зале не было микрофонов.
     – Ну что там теперь? – Кроули посмотрел на монитор Мацумото. – Есть успехи?
     – Хм…
     В окнах программ плясали графики. Центральный внезапно дал пик.
     – Воа… – выдохнул один из ассистентов.
     На мониторе тварь вдруг на секунду замерла и будто обмякла. Но затем бешено взревела и рванулась изо всех сил. Провода вырвались из тела, инерция броска впечатала объект в стальную пластину. Чешуйчатый лев растянулся под стеной вверх задом.
     – Мы близко, – сообщила Мацумото деловым тоном.
     – Будем надеяться… – протянул Кроули.
     – Лаки-тян, почему бы тебе не предупредить наших малышей?
     Кроули с коротким вздохом подвинулся к микрофону перед ним и нажал пару клавиш.
     – Эй, котятки. Приготовитесь к приёму гостей.
     На втором мониторе сменилась картинка – на фоне серой металлической плиты стояло двое подростков в спортивной одежде. Хиро с опаской покосился на камеру. Скарлет со злым выражением демонстративно отвернулась.
     – Она всё ещё злится, – протянула Мацумото. – Теперь с ней тебе точно ничего не светит…
     – Меня сейчас стошнит, – отрезал Кроули. – Прекратите отвлекаться, иначе и сегодня ничего не выйдет.
     – Может, это всё твоя вина, – парировала Рёко. – Притягиваешь плохую удачу!
     – Вас просто бесит, что это я придумал звать их «котятками».
     Задачей этого эксперимента ставилось разрушить целостность тела объектов. Успехи были весьма скромные. Но всё же, это могло, в перспективе, дать мобильное и эффективное вооружение для нейтрализации преступно живучих объектов.
     Кроули лелеял тайную надежду, что ему, возможно, удастся порушить всю «волшебную» составляющею этого анимешного бреда на корню.
     – Ладно, ребята, расчехляйте светильники, – скомандовал он по связи. – Пора прибраться в доме. И старайтесь не повредить кристалл.
     – Мы помним, Лаки-кун, – серьёзно заверил Хиро.
     В отличие от изоляционного помещения, в шлюзе связь была двусторонней. В наблюдательной отчётливо раздалось свирепое фырканье Скарлет.
     – Эй, ты всё ещё дуешься, рыжая? – с непосредственностью поинтересовался Кроули. – Да ладно тебе, неделя уже прошла. Ну увидели тебя голой разок…
     Скарлет резко обернулась к камере.
     – Ты в меня стрелял, чертов псих! – рявкнула она.
     – И не попал, прошу заметить, – ровно ответил Кроули. – Такая маленькая головешка, как горное яблоко…
     С бешеным рыком Скарлет отправила в камеру волну огня. Изображение сменилось статикой. Советник пренебрежительно хмыкнул.
     – Зачем ты её вечно бесишь? – недовольно поинтересовалась Мацумото. – Ты прекрасно знаешь, какая она вспыльчивая девушка, но всё равно…
     – Вспыльчивая? – выплюнул Кроули. – Она чёртова соплячка, которая не умеет держать себя в руках! Не хочет повзрослеть – чёрт с ней. Сотру её в порошок – не моя вина. Чай, мир не обеднеет…
     – Как жестоко. Они же просто…
     – Просто дети? – раздражённо перебил Кроули. – Некоторые в их возрасте уже работают на полную ставку! – Он хмыкнул. – Уж вы-то должны понимать, с вашей-то историей…
     Юная Рёко-тян немало потрудилась, чтобы стать тем, кем она стала. Теперь Кроули понимал, почему она единственная, кто позволял себе своевольничать под началом Сакая.
     – Ты такой бездушный мальчишка… – укоризненно выдохнула Мацумото.
     – Я бюрократ, – ледяным тоном произнёс советник, – это профессиональное. Кстати говоря…
     Он потёр большой палец о средний и указательный, выразительно глядя на докторшу. Сенсей поджала пухлые губы.
     – Мальчики, у кого из вас отчёты?
     Один из техников выудил папку невесть откуда.
     – Вот, держите, Мацумото-сан.
     Кроули поднялся и, ловко перехватив документы, сделал всем ручкой.
     – Удачного дня.
     – Иди уже, – сердито прикрикнула Мацумото, отворачиваясь к экранам. – Эй, Хиро-тян, заканчивайте поскорее, у вас ещё есть работа…
     Медленно шагая по гулкому квадратному коридору испытательного корпуса, Кроули раскрыл на ходу папку. Несмотря на высокую активность в помещениях, коридоры здания всегда были довольно тихие – большинство экспериментов здесь изолировали с почти пугающей тщательностью.
     В папке содержались недельные отчёты научного отдела. Кроули собрался просто бегло просмотреть документы, чтобы определить приоритет. Но внезапно застыл на месте.
     Не отрываясь от листа, он подошёл к окну и на ощупь положил папку на подоконник.
     – «…и таким образом подобная основа может составлять любую конструкцию…» – пробормотал Кроули, – «…даже имитировать свойства органики».
     Советник поднял голову, глядя в окно. Там на дорожку аллеи сквозь пышные кроны деревьев красиво ложились солнечные лучи. Но он этого не видел.
     – Основа для… – задумчиво протянул он. – Где-то я уже видел «основы». Разве это… не из книги?
     Пять минут спустя он вошёл к себе в кабинет. Пришлось перерыть почти половину коробок, пока он обнаружил необходимый документ. Это был странный список книг весьма сомнительного содержания. Оккультизм, алхимия, нумерология, тому подобная чушь. Кроули не смог сразу сообразить, к чему всё это, но всё равно держал список в уме – документ находился в том же блоке, где обнаружилось упоминание таинственного проекта Б3/5.
     Положив рядом список, набитый муторными названиями типа «Трактат о Сути и Духе и Внешней Сфере Земной и Небесной и Поднебесной», Кроули прошёлся по файлам в компьютере. Как ни странно, сканы некоторых изданий нашлись в интернете. В частности, искомая книга большой библиографической редкостью не являлась. Полистав страницы, Кроули нашёл запавший в память эпиграф.
     – «…и тем самым основы составят материю. И взяв власть…» бла-бла-бла… «И основой будет соль, основа для живого сущего», – вполголоса прочёл он. – «И кто покорит соль, тот покорит сущее. Из “Свитков о начале природы”».
     С глухим смехом Кроули откинулся на стуле, прикрыв глаза. Это был эпиграф к главе, муторно описывающей таинственную субстанцию под названием «соли», из какой можно было создать что угодно. Даже искусственные формы жизни.
     С помощью алхимии.
     – Они состоят из «солей»… – с мрачной улыбкой протянул пришелец. – Ооо, мне кажется, я нашел нечто совершенно очаровательное.
     Полчаса спустя он ворвался с пачкой бумаги в руках в приёмную полковника.
     – Лаки-кун? – Кира удивлённо подняла брови. – Прости, тебе придётся…
     Кроули молча прошагал мимо её стола и распахнул дверь в кабинет начальника, заставив девушку вскочить с испуганным писком.
     Полковник сидел за столом с телефонной трубкой у уха.
     – …да, как только будут результаты.
     Кусанаги пронзил Кроули недобрым взглядом. Тот медленно опустил ладонь, давая знак не прерывать разговор.
     – Разумеется, я буду, как было назначено… Да… Доброго дня.
     Глава Института вежливо поклонился, хоть собеседника перед ним не было. С одной стороны, Кроули понимал, откуда этот телефонный этикет, с другой – это всё равно было дико странно.
     – Я полагаю, у тебя есть причина, чтобы врываться ко мне без спроса, – холодно произнёс Кусанаги.
     – Разумеется!
     Кроули припечатал пачку листов о стол, не в состоянии согнать с лица дурацкую улыбку.
     – Полковник, вы не поверите с кем мы сражаемся!..
     ***

     Сквозь кольцо оцепления прошли два фургона, один за другим. Машины остановились в отдалении от прохаживающихся за дорожными заграждениями «работников коммунальной службы», скрытые от взглядов случайных прохожих мутной, но пока ещё не опасной серой дымкой.
     Задние двери первого фургона открылись, из салона появились двое парней и девушка.
     – Химеры? – с неизменным своим удивлением протянул Хиро.
     Школьники встали в десятке футов от границы тумана. Как всегда из-за плотной завесы виднелись только смутные огни уличных фонарей.
     – Точно.
     Кроули отошёл ко второму фургону. Пара солдат вытягивала наружу тяжёлую конструкцию, похожую на обмотанную проводами бочку.
     – Что за дурацкое название! – фыркнула Скарлет.
     – Ничего не поделать, – сообщил Кроули. – «Гигантские выкидыши покемонов» командование почему-то отвергло.
     – Но химеры, это… – протянул Хиро, поскрипывая извилинами, – это же мифические создания… Их не бывает.
     – Отлично замечено, третьеклассник-сан, заработал себе звёздочку! – покладисто произнёс Кроули.
     Нападение подтвердили на следующий день после того, как Кроули обнаружил всю эту фигню с «солями». Область привычно оцепили, волшебных детей, как всегда, доставили к краю зоны.
     – Но как ты можешь быть уверен, что это искусственные существа? – неуверенно протянул Хиро.
     – А откуда, по-твоему, они тогда взялись? – Кроули приподнял брови. – Или ты думаешь, что быки с крабовыми клешнями действительно водятся где-то далеко, типа в Австралии?
     – Нет, конечно, но… А что тогда с тем, другим? – Хиро запнулся. – Человеком…
     – Человекоподобным гуманоидом, – едко поправил Кроули.
     – Их назвали «гомункул», так ведь? – пробормотала Роуз.
     Рыжая отвернулась в сторону, будто не хотела слушать. Кроули взял странную реакцию на заметку.
     – Точно.
     – Звучит знакомо… – протянул Хиро.
     – А, не забивай голову, – просто отмахнулся советник. – Мы это от фонаря придумали!
     Не то чтобы Кроули ожидал, что как-то окажется замешана бабуля науки Химии, но при этом он всё равно не был удивлён. Алхимия, магия или религия, технологии или инопланетяне – к гарему можно было свести буквально что угодно. Чёртов графоман наверняка просто схватился за последнее аниме, какое смотрел накануне высера первой главы, а японцы любили украшать всё подряд экзотическими вещами – смайлики с русскими буквами и кривой Энгриш повсюду были тому доказательством.
     Ознакомившись с умозаключениями Кроули, полковник, не слишком верящий в силу оккультизма и тайных ритуалов, хмыкнул и приказал ему разобраться подробнее. Но «алхимические» кодовые имена объектам всё же присвоили. Всё равно лучших идей действительно не имелось.
     – Ладно, вам не пора входить в зону? Вы не забыли, что люди умирают, пока вы тут стоите?
     Школьники дружно понурились, Кроули фыркнул. Они прекрасно знали, что при каждом нападении гибнут гражданские. Люди просто исчезали, оставляя после себя лишь кровавые пятна в комнатах и на тротуарах. Число уже перевалило за полсотни.
     И хоть все в Институте с этим уже смирились, стоило заговорить об этом с детьми, на тех внезапно спускалась вселенская тоска. Ни капли выдержки. Казалось бы, за пару месяцев вполне взрослого стресса и ночных охот на монстров можно было и оставить Неверленд за спиной. Но некоторые питерпены просто не желали бороться с зависимостью от золотого порошка для полётов…
     – Разве ты не пойдёшь с нами? – вспомнил вдруг Хиро.
     – Нет, – просто ответил Кроули. – Я сегодня останусь на входе.
     – Пф! Наконец-то понял, что тебе лучше оставить дело для кого-то компетентного? – едко произнесла Скарлет.
     – У нас есть кто-то компетентный? – искренне поразился советник.
     Рыжая злобно фыркнула и двинулась в туман.
     – Идём, Хиро!
     – Хорошо…
     Входить в зону без подходящего вооружения было бы просто потерей времени. Раньше Кроули так рвался внутрь, исключительно преследуя конкретные цели. Теперь, когда всё идеи кончились, он мог оставить эпические битвы на волшебных школьников, как и планировал их создатель.
     Почему-то Кроули был уверен, что графоман всё равно будет чем-то недоволен.
     Советник подождал пока носители отойдут на достаточное расстояние, и щелчком тумблера на гарнитуре активировал канал носителей.
     – Но я всё равно на связи, – довольно сообщил Кроули. – Так что если вам понадобится доза стимуляции – обращайтесь.
     – Заткнись! – раздался в наушнике голос Скарлет. – Убирайся из моей головы!
     – Если бы там не было так пусто… – протянул парень и переключился.
     – Лаки-кун, ты готов? – тут же произнесла Кира.
     – Конечно.
     Сзади раздались шаги, и к нему подошёл парень в серой военной форме, сопровождаемый самоходной платформой, похожей на одержимую полтергейстом складскую тележку.
     – Ты Сатоши-сан? – уточнил Кроули. – Рад с тобой работать.
     – Рад работать, советник, – коротко поклонился солдат. – У вас всё готово?
     – Нет. Эту штуку на вот эту тележку…
     Они погрузили «бочку» на транспорт. Кроули помахал патрульным в оцеплении, те отмахнулись в ответ.
     – Мы идем, – сообщил он по связи.
     – Отлично, Лаки-кун, – проворковала Мацумото. – Мне не терпится посмотреть, какой ты внутри…
     – Ужас, – коротко буркнул Кроули.
     Двое человек в серой форме с бряканьем подкатили каталку, Сатоши на неё улёгся.
     – Эй, это не ты был добровольцем при первом входе в туман? – поинтересовался Кроули, глядя как тот укрепляет на голове сенсоры. – Знакомое имя.
     – Так точно, советник, – ответил парень.
     – Да ты храбрец.
     – Ну кто-то же должен это делать, – серьёзно произнёс боец. Затем усмехнулся: – Ну и приплата тоже неплохо.
     – Вот это настрой! – одобрил Кроули и взялся за каталку. – Ладно, поехали.
     Они вошли в туман. Кроули толкал каталку перед собой, погружаясь во мглу. Тележка следовала за ним, ведомая радиокомандами одного из операторов в фургоне неподалёку. Над ними прошуршала пара дронов.
     – Эй, Сатоши, нужно определить границу. Говори, пока сможешь.
     – Но я не уверен, что именно… – замешкался парень.
     – Таблица умножения.
     – Эмм…
     – Только не говори, что не помнишь.
     – Стыдобища-то какая… Но математика не то чтобы сильная сторона у меня…
     Они размеренно продвигались всё дальше в туман.
     – Тогда, откуда ты родом?
     – А это не секретная информация?
     – Да кто здесь услышит?
     – Ну тогда… – Парень помедлил. – Я из Шимизу, это небольшой город на Хоккайдо.
     – Что у вас есть?
     – Да ничего особенного, – медленно произнёс Сатоши и зевнул. – В основном поля… до самого горизонта… Поезд проходит… прямо через город…
     Кроули продолжал толкать.
     – И ещё у нас… так красиво зимой… – Парень едва ворочал языком. – Но… давайте позже поговорим… совет… ник…
     Его глаза закрылась, солдат явно уснул.
     – Как и прежде, не более десяти метров, – раздался голос Киры.
     – Хмм… – протянула Мацумото. – Мне давно хотелось посмотреть кого-то внутри поля.
     – Это всё ещё опасно, – вмешался Кусанаги. – Наши люди слишком далеко для эффективного перехвата. При первом же контакте немедленно убирайтесь оттуда!
     – Так точно, полковник.
     Кроули подключил сенсоры Сатоши к устройству на тележке, затем вынул из связки проводов второй комплект. Покрутив его в руках, он уселся на «бочку» и надел сенсоры наголову.
     – Ну, давайте узнаем, как эта штука работает…
     Эффект оказался не впечатляющий. «Бочка», включившись, загудела. Ничего особенного Кроули не ощутил. По началу, по крайней мере.
      Пару минут он просидел просто безынтересно глядя по сторонам. Но внезапно его злым комариным укусом резко кольнуло беспокойное ощущение.
     Вскочив, Кроули резко оглянулся вокруг. Ему почудилось движение в глубине тумана.
     – Штаб, у вас всё чисто? – нервно произнёс он.
     – Всё чисто в наблюдении, – озадаченно ответила Кира. – Что-то не так?
     – Нет… – протянул Кроули. – Кажется, нет…
     Ему казалось, будто кто-то за ним наблюдал.
     ***

     В конце улицы, недалеко от центрального въезда в Институт экспериментальной энергии стоял серый угловатый седан. Он стоял здесь уже шестой час. В салоне находился молодой мужчина, с усталым узким лицом и в дешёвом сером деловом костюме. Он просто сидел на месте водителя, внимательно наблюдая за воротами в высоком заборе.
     Резкий стук по крыше машины застал его врасплох. Мужчина ругнулся, подпрыгнув на месте, и заполошно оглянулся на шум.
     Кроули одарил его широкой улыбкой, заглядывая в окно.
     – Рад вас видеть… детектив, – протянул он. – Азума-сан, я полагаю? Да… попались вы.
     – Вали отсюда пацан, – резко ответил детектив. – Или получишь у меня!
     – Будете так себя вести, вас снова отстранят от дел, – едко заявил Кроули. – А то могут и уволить.
     – Что за?.. – ошарашенно выдохнул мужчина. – Ты… ты кто такой, чёрт возьми?!
     – Хм…
     Кроули выровнялся и посмотрел куда-то в сторону, сложив руки на крыше. Детектив выскочил из машины и повернулся к Кроули.
     – Эй, я тебе спросил, кто ты такой, парень!
     – Благодаря мне вы оказались сегодня здесь, – протянул Кроули.
     – Что?..
     – Вы же не думали, что утечка произошла случайно? – Кроули приподнял брови и размеренно начал: – Вам устроили выговор за вмешательство в дела МЧС, сомнительные дела, и так уж получилось, что в этот раз вам удалось отследить, откуда пришла жалоба… а пришла она из подозрительного исследовательского института, о котором вы ничего толком не можете найти. Пока что всё правильно?
     На худощавом лице мужчины отразилась некая внутренняя борьба, потом появилось недоброе выражение.
     – Тебе лучше бы объяснится, парень, или…
     – Если вы хотите узнать правду об этих происшествиях, то вам – как и всем нам – придётся пойти на компромисс, – энергично перебил Кроули. – Это только логично, вы не думаете?
     Детектив Азума помолчал, затем раздражённо цыкнул зубом.
     – Вот уж не ожидал, что в это как-то окажется замешан школьник.
     Кроули едко усмехнулся.
     – О, как я вас понимаю, вы даже не представляете…
     Он махнул рукой кому-то за спиной детектива. Тот резко обернулся, но Такахаши уже стоял рядом с ним.
     – Такахаши-сан, примете его отсюда?
     – Конечно. – Лейтенант слегка поклонился, протягивая Азуме папку: – Прошу, прочитайте и подпишите.
     – Если хотите пройти дальше, не разрушив своей карьеры, – добавил Кроули, обойдя машину и направляясь к проходной Института.
     – Что это всё значит, чёрт возьми?! – резко спросил детектив.
     – Узнаете, если подпишете бумаги. – Кроули обернулся на ходу и развёл руками: – Или нет. Выбор за вами.
     Три дня назад Кроули провернул небольшой трюк. Невесть как, но ему удалось уговорить полковника попытаться завербовать детектива местной полиции, который проявлял слишком уж сильное рвение в попытках выяснить, куда деваются простые граждане в ночи, когда на город избирательно опускается плотный туман.
     С оглядкой на то, что у Института может быть – а, скорее всего, есть – немало тайн, Кроули ощутил необходимость вооружиться методами расследования. Кто-то, кого этому специально обучали, был бы весьма кстати. Полицейский, взятый со стороны, мог послужить неплохим внешним ресурсом.
     На подходе к кабинету Кроули вдруг настиг вызов от графомана. Парень захлопнул дверь и вынул лист.
     – Ну чего тебе? – раздражённо спросил он. – Я с ними даже не говорил, отвяжись уже со своим нытьём…
     «Что за дела с копом?»
     – Ха? – Кроули удивлённо приподнял брови. – Ну… Ты мне скажи. Этот чувак, Азума Такеши, он пытается расследовать исчезновения гражданских, ещё с первого случая, периодически возникает на радаре группы охранения. Так что, это…
     Строка его прервала.
     «Ты меня заколебал специально всё рушить сраный дебил.»
     – Эй, полегче на поворотах, ковбой, – возмутился Кроули. – Я его просто решил приблизить к делу, он всё равно разнюхивал вокруг!
     «Херня не может такого быть! Откуда копам знать вообще что-либо?»
     – Откуд?.. – Кроули поражено вскинул руки. – Да весь город знает, тупица! Просто в СМИ трепаться никто не рискует, здесь с этим делом строго. Конечно копы знают, что дело нечисто, они просто отдали всё в руки военных. Совет гражданской безопасности спрашивает теперь непосредственно с нашего представителя при губернаторе, а местных копов просто… – Кроули прервался. – Минутку. Ты вообще хоть что-то об этом знаешь?
     Графоман умолк, строка исчезла. Пауза затянулась.
     – Эй, говори уже, пейсатель.
     «Нет. Нихрена я не знаю, доволен?»
     – Пф. Нет. Было б чему радоваться.
     Кроули скомкал листок и отправил в мусорную корзину.
     – Что же здесь происходит?..
     Он ненавидел этот вопрос. Но, возможно, уже скоро удастся на него ответить.

     [Расшифровка #2 закончена]
     ***

     Солнце жгло всё сильнее. Даже ранним утром, стоило светлым лучам упасть из-за гор, как Инакура мгновенно раскалялась до рабочих температур. Протяжные рулады разносились в душном воздухе мощными волнами, безжалостно ввинчиваясь в уши всем, кто не привык к такому обращению.
     Пара впечатляюще мерзких насекомых удобно устроилась на ветке дерева, невдалеке от стены П-образного жилого дома, прямо напротив окна квартиры второго этажа. Громогласное «Скрии-скрии скррииииии!..» плыло над городом.
     Кроули раскрыл запавшие глаза.
     – Ебанные цикады…
     В Инакуре официально наступило лето. Ведь, как оказалось, лето не могло наступить по-настоящему, пока не запели цикады. Так ему весело сообщила вчера Арагаки, благостно не заметив мёртвого выражения на лице соседа. Кошмарный вой инсектоидных монстров был таким же ужасным в реальности, как и в любом аниме.
     Мало того что в этой стране было жарко как на сковородке Сатаны, теперь ещё и эти уроды орали круглыми сутками.
     Жара, однако, не снизила энергичности простых японских школьников. Парни переоделись в летние рубашки с коротким рукавом, а девчонки в большинстве отказались от пиджаков и стали подворачивать и без того короткие юбки.
     Асано сходил от этого с ума. А заодно сводил с ума соседей. Протяжные рулады о мягких юбках, широких бёдрах, кружевных трусиках, просвечивающих бюстгальтерах и облегающих купальниках превращали его в глазах Кроули в огромного уродливого жука. Судя по кислой роже в крайнем от окна ряду, Хиро одолевали схожие мысли.
     На обеденном перерыве Кроули ощутил на себе долгий взгляд ярких зелёных глаз. Но чего именно Куруми хотела, осталось тайной – волна взмыленных старост унесла её от берегов классной комнаты и утащила в пучину школьного правления. Несмотря на суровый нрав, с ней носились, как со знаменем.
     Но гордая принцесса всё равно потребовала внимания, уже после уроков.
     – Смит-сан, – в мягком голосе звучал холодок, – мы должны оправиться на собрание.
     Судя по тону, ненавязчивое предложение обсуждению не подлежало. Кроули вздохнул, откинувшись на стуле, и посмотрел на девушку. «Принцесса» сверкнула глазами.
     – Ты меня за шкирку потащишь, так ведь?
     – Если понадобится! – заявила Куруми. – Это всё твоя вина! Ты пропустил уже три собрания, и мне надоело делать всё самой.
     – Раньше говорила, что справишься одна.
     – Из-за тебя мне пришлось взять на себя больше ответственности, – раздражено парировала она. – И поэтому ты должен…
     – Я уже говорил, не нужно обвинять меня в том, что вы смешали парня с грязью! – возмутился Кроули. – Вы просто кучка дикарей в школьной форме.
     – Он получил, что заслуживал, – надменно заявила девушка, без капли сострадания к ближнему. – Я не хотела бы, чтобы и ты последовал за ним.
     Ученики вокруг зашушукались. Кроули обычно избегал школьных обязанностей, по очевидным причинам. Но ему всё же удалось узнать «ужасный характер» Куруми поближе.
     Она и впрямь могла быть невероятно стервозной и принципиальной. Если это казалось школьной иерархии. Но совершенно терялась перед Кроули, поскольку не могла повлиять на него своим авторитетом. Жаловаться на него учителям было бесполезно, а третировать его она, похоже, опасалась.
     Именно из-за этой избирательной беспомощности гордая красотка казалась бесконечно очаровательной. На неё невозможно было злиться. В отличие от рыжей катастрофы.
     Но основную симпатию вызывал, конечно, тот факт, что Куруми не была связана с проклятым кризисом. Кроули мог лишь надеяться, что так и останется впредь.
     – Ладно, ладно, не нужно так злиться, – протянул «новенький». – Вызовешь тёмных духов.
     – Если у тебя есть время шутить, то!..
     – Я должен сделать кое-что, – прервал Кроули суровую тираду. – Иди без меня, я скоро.
     Поиграв желваками на породистой мордашке, Куруми молча удалилась. Одноклассники проводили её долгими взглядами, парни – жадными, девчонки – восхищённо-завистливыми.
     Со вздохом Кроули поднялся и отправился по делам. Дела обнаружились уже на выходе – они пытались улизнуть из школы без разрешения.
     – Всем стайять!
     От командирского окрика Скарлет заметно дёрнулась и резко обернулась с раздражением на лице. Хиро сделал удивлённые глаза.
     – Я думал, что ты останешься на собрание…
     – Вы помните своё расписание? – прервал Кроули.
     – Эмм…
     – Ясно. Значит так, я вношу поправку. Сегодня вы должны провести спарринг.
     – Спарринг… – озадачено протянула Роуз. Потом зло вскинулась: – Ты… ты что, серьёзно?! Какого черта, Смит?!
     – Роуз-сан, не нужно так кричать, – неубедительно попросил Хиро-миротворец.
     – Я думал, ты как раз будешь не против, – ровно заметил Кроули. – Разве ты не…
     – Заткнись! – рыкнула Роуз. – Что с тобой не так? Ты в меня выстрелил за то, что я просто прошла сканирование без спроса, а теперь сам предлагаешь нам спарринг?!
     Кроули помолчал с непроницаемым лицом. Затем легко хлопнул ладонями.
     – Ну, раз вы согласны, то марш на работу. – Он помахал руками: – Ну же, кыш, кыш!
     Скарлет ответила злобным нечленораздельным рыком и рванулась вниз по улице.
     – Она ведь права, Лаки-кун, – сказал вдруг Хиро. – Я совсем не понимаю…
     – Я вижу, что не понимаешь. Но тебе и не нужно. Ну же, это ведь единственное, что у тебя хорошо выходит – слепо следовать указаниям, так что…
     – Не говори так, будто я какой-то робот! – возмутился Хиро.
     Кроули с глубочайшим сомнением хмыкнул и отвернулся, направляясь обратно к школе.
     – Упустишь свою подружку, – обронил он через плечо.
     До него донеслось отрицательно-непреклонное фырканье.
     Но даже если Хиро демонстрирует раздражение, советник прекрасно знал, что парень сделает, как ему скажут. Такова была судьба гаремных протагонистов. Невероятно внушаемы.
     Достав телефон, Кроули выбрал номер Мацумото.
     – Ах, Лаки-кун, – провокационно промурчала та, – ты так редко мне звонишь…
     – Я только вчера вам звонил, – заметил Кроули. – И сегодня как раз по тому же поводу…
     Когда Кроули вошёл в комнату совета, шерсть уже летела клочьями. Куруми разбиралась с проблемами как безжалостный тиран, наверняка старосты трижды прокляли тот день, когда поддались собственной лени и просто назначили её главной.
     И хоть смотреть, как свирепая «Принцесса» строит вяло отбрехивающихся старост, было забавно, Кроули не мог понять, какого чёрта он здесь делает. Странно, что Куруми обратилась к нему именно теперь, когда очевидных проблем для решения не было. Даже бумажек на заверение у завуча оказалось всего ничего.
     Закончив с волокитой, они уже собрались уходить, когда Куруми внезапно привлекал его внимание:
     – Смит-сан, ты ведь… Ты ездишь домой на поезде, так?
     Бархатный голос прозвучал неожиданно мягко, даже ласково. Кроули не сразу сообразил, что из него попросту исчезли привычные стервозные и ледяные нотки.
     – Верно… То есть, не совсем, – озадаченно протянул он. – Что-то не так?
     – Нет, ничего, – поспешно ответила девушка. – Просто…
     Она замолкла. Кроули непонимающе свёл брови.
     – Ничего, – твёрдо закончила она. – До завтра.
     Взяв свою сумку, Куруми вышла из помещения. Кроули удивлённо застыл на месте.
     – Что за странный вопрос…
     Может, это касалось каких-то правил. Но тогда она бы просто его отчитала…
     Внезапно Кроули ощутил прилив дискомфорта.
     – Oh God, I'm not turning into one of them, am I? – подавленно пробормотал он.
     Последнее, что ему было нужно, так это заменить Хиро на его месте чёртового гаремного протагониста.
     – Нет, это… это просто совпадение.
      Чтобы отмахнуться Кроули понадобилось немалое усилие воли. В эту бездну ему смотреть не хотелось.
     Оказавшись в Институте, первым делом ему нужно было навестить детей.
     Спарринг носители проводили в специальном помещении, в одном из корпусов с мастерскими. Закрытое помещение было однажды одной из лабораторий, но теперь оборудование демонтировали, оставив только кучу свободного места. Стены здесь были достаточно толстые, чтоб выдержать удар магического оружия. Глупая катастрофа промахивалась часто.
     Кроули распахнул крепкие двойные двери, бесцеремонно вваливаясь в помещение.
     – Ну что, котятки мои? Машете?
     Дети стояли в центре зала, рассеянно держа в руках сияющие волшебные мечи с грацией вооружённой палками деревенщины. Оба в спортивных футболках и шортах – Рози на время тренировки стянула волосы в хвост – они только что о чем-то беседовали.
     Можно было понять, что это было что-то очень и очень важное по тому, как оба шарахнулись в стороны, отчаянно краснея.
     – Чёрт тебя подери, Смит! – прошипела Скарлет. – Не врывайся так просто, когда другие заняты!
     – И чем же вы таким заняты? – подозрительно протянул Кроули. – Чем-то грязным без сомнения, развратные малолетние развратники…
     – Заткнись! Ты тут единственный извращенец, чёрт тебя подери!
     – Ууу, что это у тебя такое топорщится под футболочкой…
     С нечленораздельным воплем Скарлет отправила в Кроули поток огня. Это было бы куда страшнее, если бы у маленькой бездари была хоть капля техники – в него кирпичи кидали с большим успехом. Кроули с ехидным «опля!» просто отскочил в сторону. Хиро выскочил перед рыжей, жертвенно раскинув руки.
     – Не надо, Роуз-сан, вы опять подерётесь!..
     – Прочь с дороги, предатель!
     Она рванулась вперед… но неловко перецепилась через Хиро и оба плюхнулись на пол. Где-то во вселенной раздался «смех из зала».
     – My God… – Кроули сокрушённо покачал головой.
     Можно было только догадываться, каким образом пацан умудрился цапнуть её за задницу. Возможно, это действительно была какая-то подсознательная реакция. Если да, то Кроули знал только одно лекарство – хорошенько потрахаться.
     Для Хиро такого исцеления, конечно, не существовало.
     – Ты… ты… – голос Скарлет «очаровательно» дрожал, – ты…
     – Прости, Роуз-сан, я не…
     – Извращенец!!
     Кроули завёл глаза и направился мимо копошащейся на полу парочки к невысокой двери в углу помещения.
     Как и в других лабораториях, здесь было контрольное помещение, отделённое от основного. Сейчас там находилась только пара техников.
     – Как дела, ребята? – поинтересовался Кроули. – Где ваша мамка?
     – Мацумото-сан в главном корпусе, – отозвался один из них, не отрываясь от экрана. – Ваша распечатка за сегодня вон там.
     Он махнул рукой в сторону. Одно из окон на его мониторе показывало изображение из зала. Скарлет перешла в следующую фазу, гоняя Хиро по залу мечом. Огненные снаряды были довольно неповоротливыми, и пацан успевал ускользнуть, прыгая повсюду с ловкостью разбитой параличом однолапой жабы.
      От пули так не уйдёшь, но графоману хватало наглости хаять смертельно надёжный огнестрел!
     Собрав указанные листы, Кроули пробежался по ним глазами. Его внимание привлекла знакомая диаграмма.
     – Я так и думал.
     Носители уже проводили спарринг несколько раз. Наверняка было большое событие в тексте графомана, но Кроули питал массу сомнений. С точки зрения банальной логики, это всё была просто потеря времени. Их противники ни разу не походили на людей, даже «гомункулы» атаковали скорее как животные. С мета-сюжетной точки зрения, конечно, всё было ясно – Кроули готов был сам обмазаться дёгтем и обваляться в перьях, если не явится кто-то с похожими способностями, или даже получивший способности тем же, пока что неизвестным методом.
     Судя по отчетам, которые Кроули смог раздобыть, спарринги были очередной инициативой Сакая. Потому что немалая доля бюджета ушла на заказанное им сенсорное оборудование. От последнего, впрочем, была масса пользы и для Кроули. Собрав данные при изучении химер, Мацумото готовилась сделать прорыв в исследованиях, как оружия, так и кристаллов. Сакай уже неделю ходил с кислой рожей и кривился каждый раз, когда видел Кроули.
     Оно и понятно. Выстрелы его, может, и не ранили, но вот слова…
     Полчаса спустя Кроули, вооружённый тонкой папкой, оказался в кабинете Кусанаги. Дождавшись пока советник усядется, тот сказал:
     – Я надеюсь, ты здесь по поводу твоего… – полковник сделал паузу, – расследования.
     Кроули помолчал секунду.
     Сегодня он лично отправил носителей на спарринг, чтобы быстро получить необходимые данные. Теперь пришло время делать ставки.
     – Прежде чем я начну, я хочу сказать кое-что, – ровно заговорил Кроули. – Помните, как я спросил вас, не знаете ли вы, что происходит?
     – Я помню, – в тон ему произнёс Кусанаги.
     – Вы ответили, что вы не знаете. И вы позволили мне помочь вам выяснить правду.
     На мгновенье повисла тишина.
     – Вы мне солгали? – бесстрастно произнёс Кроули.
     – Пришла моя очередь подвергаться твоим обвинениям? – В голосе полковника звучал лишь сдержанный интерес.
     Кроули молча раскрыл папку и вынул пару документов.
     – Видите ли, я намеренно никогда вас не спрашивал о Роуз и Хиро, – начал он, раскладывая листы с пометками. – Я знал, что вы ничего не скажете. Не знаю, это ваше решение или кого-то из министерства, но… мне эта информация недоступна.
     Кусанаги молча ждал продолжения, сцепив пальцы на столе.
     – Но ведь это первое, что приходит в голову, – продолжал Кроули. – Таинственные подростки со сверхъестественными способностями, которые появились как раз в тот момент, когда в городе возникли нападения необъяснимых существ. Совпадение?
     Полковник промолчал.
     – Первое, на что я обратил внимание, это время. Что было первым – нападения или оружие? – размеренно произнёс Кроули. – И я выяснил. Первым были не нападения.
     По лицу Кусанаги прошла неясная тень.
     – Что ты говоришь, Лаки-кун?
     – В единственном отчете, касающимся вербовки Скарлет Роуз сказано, что её обнаружили на территории во время третьего происшествия. В тот раз и погибли бойцы из группы охранения.
     – Верно.
     – Но тем не мене, Роуз была в Институте задолго до того, как произошло это событие.
     Кусанаги подался вперёд. Кроули отметил, что тот явно удивлён.
     – Что ты имеешь в виду? – с нотками беспокойства произнёс полковник.
     – Вот здесь. – Кроули по очереди указал на два листа: – Это отчёт о добровольцах, входивших в туман. Это отчёт о сканировании Рози.
     На обоих листах несколько абзацев были отмечены красным.
     – Я сделал пометки. Это часть о биосигнатуре, благодаря которой возможно сопротивление воздействию. На отчёте о добровольцах указано сравнение с неизвестной сигнатурой. Сигнатура А-два.
     Полковник сцепил пальцы перед лицом, напряжённо глядя на отчёты. Кроули подвинул ещё один лист.
     – Мне удалось достать транскрипцию сигнатуры А-два. Я не знаю её источник, но что я знаю, так это то, что она пришла из архива за неделю до того, как Роуз обнаружили.
     Сдвинув все листы в сторону, Кроули положил перед полковником отчёт о Скарлет и транскрипцию.
     – И как вы видите, сигнатура А-два…
     Кусанаги напряжённо сцепил пальцы.
     – …это Скарлет Роуз, – закончил Кроули.
     Даже невооружённым взглядом было видно, что изображения совпадают.
     – Я обнаружил это ещё давно, – сообщил Кроули. – Но сегодня я получил данные, которые подтверждают ещё кое-что. Сама идея этой сигнатуры, это замеры активной энергии оружия внутри тела. Так что вдобавок ко всему, в Институте давно были данные…
     Кусанаги прервал его взмахом руки.
     – Сакай-сенсей был прав, – протянул полковник. – Ты и вправду можешь быть опасным.
     Кроули коротко фыркнул.
     – И что? Мне теперь место в карцере?
     – Разумеется нет, – заверил Кусанаги. – Но я хочу, чтобы ты знал – я не лгал тебе. Мы и вправду не знаем, что происходит. Не знаем, откуда взялись эти создания, и кто – или что – может за этим стоять.
     – Вы знаете, я уже месяц пытаюсь разобраться в происходящем, но всё неизбежно возвращается к дверям Института экспериментальной энергии. – Кроули развёл руками. – Именно поэтому я не стал возиться с отчётом, полковник. Потому что единственный вывод, который я могу предложить: источник кризиса – это мы.
     – Если бы всё было так просто, – глухо произнёс военный.
     – Я отказываюсь верить, что вы приняли этот объект под командование без всякого понимания, что здесь происходит. Вы должны были что-то знать.
     – Да, – кивнул Кусанаги. – Я знал, что министерство выбрало Институт не просто так. Всё из-за проекта Б-три-пять.
     Полковник сдержано рассмеялся и откинулся в кресле.
     – Сакай-сенсей был в шоке, когда ты упомянул проект. Как ты про него узнал?
     – Инвентарные списки, – ровно ответил Кроули. – Я могу узнать, что это за проект? Или сначала нужно пройти обряд освящения кровью?
     – Ограничимся очередной подпиской о неразглашении. – Кусанаги нажал клавишу селектора: – Кира-сан, подготовь формы триста пять дробь два.
     – Слушаюсь, – раздалось из динамика.
     – Я наконец-то получу ответы?
     – Сомневаюсь, Лаки-кун, – серьёзно ответил полковник. – Я сам перерыл эти документы не один раз, но…
     – Перекрёстное сравнение – моя специализация, – заверил Кроули. – Но может, вы тогда скажете, при чём здесь Рози? Как она оказалась замешана?
     – Её отец был одним из учёных в проекте…
     Кроули прервал Кусанаги резким хохотом. Тот скептически приподнял брови.
     – Оха-ха!.. Ох, простите, полковник. – Советник похлопал себя по груди. – Всё всегда возвращается к родителям, не так ли? Она ведь, кажется, живёт с опекуном?
     – Верно… – протянул полковник. – Она сама сказала? Обычно она не любит говорить о своей семье.
     – Оо, ну… У меня есть методы, – уклонился Кроули.
     Эти методы заключались в основном в злоупотреблении служебным доступом, но начальству об этом знать было необязательно.
     – Так как именно она попала в архив? Над ней проводили эксперименты что ли?
     Только сказав это вслух Кроули понял, что на самом деле это вовсе не так смешно, как кажется. Такое дерьмо было настоящим избитым баяном в аниме – да и в фантастике в целом, – потеряло всякий вес и смысл.
     Но теперь он каждый день находился рядом с человеком, с которым, возможно, обращались, как с подопытной морской свинкой.
     – Я не знаю, – ответил полковник. – Надеюсь, что у тебя выйдет получше, Лаки-кун. Всё, что я могу сказать, это то, что её отец, Скарлет Питер, сотрудничал с Институтом на протяжении нескольких лет, шесть лет назад.
     – Когда им было десять… – протянул Кроули. – Мне не терпится увидеть эти документы.
     Раздался стук в дверь, в кабинет заглянула Кира.
     – Кусанаги-сан, всё готово.
     Получив пачку листов на руки Кроули, пробежался глазами по строкам соглашения.
     – Oh God, that's a lot of years in prison…
     ***

     Он оказался так близко, что его не отпускало напряжение. Целый день.
     В последнее время школа неожиданно преобразилась для Кроули, стала чем-то противоположным, чем была для других учеников – источником отвлечения, а не стресса. Но сегодня он опять предпочёл бы сидеть в своём кабинете в институте. Особенно теперь, когда часть проектов благополучно близилась к завершению, а на горизонте замаячил призрак неиллюзорного успеха.
     – …Лаки-кун!
     Кроули очнулся от мыслей. Он всё время перебирал в уме сюжетные штампы, с которыми он мог бы столкнуться в будущем, но пул всё ещё оставался велик.
     Повернувшись на требовательный голос, он в упор уставился в карие глаза.
     – Ты заснул? – поинтересовалась Нанако, дохнув ему в нос. – Если на тебя так действует весеннее солнце, то ты совсем раскиснешь, когда наступит настоящая жара!
     Она радостно хихикнула и выпрямилась, целомудренно оправляя юбку машинальным жестом. Кроули устало завёл глаза.
     С настойчивостью угрожающе гудящего овода Нанако вилась вокруг, требуя права кормить его домашним обедом. При этом она всё ещё регулярно выдавала бенто для Хиро, что заметно нервировало её рыжую одноклассницу.
     – Ты хочешь меня доконать, так ведь? – протянул Кроули. – Даже думать не хочу, что за лето в этой стране. После дождя всегда так душно…
     – Я знаю кое-что, что поможет тебе освежиться. – Девушка подняла перед собой завёрнутое в пёстрый платок бенто: – Та-да! Салатик из свежих овощей с кисло-сладким соусом. Это отличная еда в жару!
     – Хооо… – протянул в стороне Асано, – ещё один чёртов предатель…
     – А ты закрой рот! – Нана меняла тон так легко, будто у неё было биполярное расстройство. – Ты и так вечно паразитируешь!
     – Эй не называй меня мерзкой пиявкой! – возмутился Асано и внезапно осёкся. – Ких!.. Она идёт!..
     – Смит-сан…
     Голос Куруми приятно холодил окружение.
     – Ах, Прин… – Нанако испуганно осекалась. – Киридзё-сан, здравствуй…
     Нанако вежливо поклонилась. Куруми неожиданно величественно склонилась в ответ. В юной «аристократке» и вправду ощущалась врождённая грация.
     – Ханамура-сан, да? – сдержанно поинтересовалась Куруми. – Ты ведь недавно стала президентом кулинарного клуба?
     – Да… – кивнула Нанако. – Чизуи-сан решила заняться волейболом всерьёз, и я приняла её пост.
     – Ты не говорила, – вмешался со стороны Хиро. – Поздравляю. Наверное…
     – Я… Это не так важно, на самом деле. – Нанако всё же польщённо покраснела.
     – Смит-сан. – Куруми повернулась к Кроули, безынтересно наблюдавшему диалог. – Я хотела бы, чтобы мы поговорили. Мы можем пообедать в столовой.
     – Эм…
     Нанако замялась, явно сомневаясь, стоит ли её бенто того, чтобы переходить дорогу роскошной школьной знаменитости.
     – Что-то не так, Ханамура-сан? – поинтересовалась «Принцесса».
     – Нет, просто… – Нанако помялась, затем подняла глаза на старосту: – Я тоже хотела пообедать с Лаки-куном. Ой, ну то есть, со Смит-саном…
     Сквозь прохладное дерево коробки и ткань пёстрого платка бенто придавало создательнице сил.
     – Вот как… – протянула Куруми с заметной неловкостью. – Я понимаю, но…
     Резкий смешок заставил девушек удивлённо посмотреть на предмет обсуждения. Кроули поднялся и пошёл к двери, поманив обоих за собой.
     – У меня есть идея.
     Десять минут спустя Кроули вышел через задние двери школы и направился к тени растущих у школьной ограды деревьев. В его руках было две банки газировки и одна с чёрным кофе. Под раскидистым широколистным деревом на клетчатом покрывале устроились две прелестные птички.
     Куруми, красная как тропический ара в чёрном парике, смущённо разглядывала бенто Нанако. Та увлечённо чирикала возбуждённым воробушком, наполняя воздух кулинарными образами.
     – Вот такая зелень очень здорово получатся, если обжарить в масле, но только совсем чуть-чуть, чтобы всё только пустило сок. А потом его слить и смешать с соусом и… ну там ещё кое-что из специй и масла, и затем заправить уже готовую нарезку. Всё получается такое лёгкое! Вот, попробуй, попробуй…
     Коробка, укомплектованная для сохранения свежести продукта пакетиками с сухим льдом, вознеслась к самому лицу президента.
     – Ага…
     Пленённая ореолом профессиональной кулинарии, Куруми послушно зацепила палочками цветастую овощную нарезку, обвисшую мёртвым осьминогом, и отправила в рот. Сначала благородное лицо омрачила тень сомнения. Затем Куруми просияла.
     – Воа!.. Просто тает на языке. Ты и вправду президент кулинарного клуба, такая мастерица.
     – Ну что ты, это такая мелочь… – смущённо протянула Нанако, но не удержалась от звонкого довольного смеха. – У тебя, наверное, нет времени, чтобы возится с едой, да? Ты же президент, я знаю, как ты занята, Киридзё-сан.
     – Я, эм… Ты можешь звать меня по имени, – смущённо пролепетала грозная дама благородных кровей.
     – Тогда… Куруми-тян?
     Нанако радостно улыбнулась. Куруми покраснела ещё сильнее, но ответила совершенно очаровательной чуть неуверенной улыбкой.
     Кроули подумал, что если бы это была видеоигра, ему точно полагалась бы ачивка. Они подходили друг другу идеально.
     – Эй, я вернулся, – объявил советник, приближаясь к покрывалу. – Вот, газированный зелёный чай с ромашкой для Нанако-тян…
     – Спасибо…
     – …настоящая блевотина, и как ты только такое пьешь…
     – ЭЙ!
     – …и благородное черное кофе нижайшего пошиба для наследницы-короны-сама.
     – Прекрати немедленно!
     Кроули одарил надувшихся дев бандитской улыбкой и опустился рядом.
     – А сам-то ты, что себе взял, гурман недоделанный? – раздражённо поинтересовалась Нанако. – А ну покажи мне!
     – Да дрянь какую-то, – равнодушно буркнул Кроули.
     – Что за?.. – Нанако брезгливо уставилась на голубоватую банку в его руке. – Ты собираешься это пить? Какая мерзость!
     Кроули озадаченно посмотрел на название. Напиток обещал «морскую свежесть» и «сиа фрешо», по отдельности. Оставалось надеяться, что там не просто солёная вода, начерпанная в ближайшей бухте.
     Недавно Кроули придумал небольшое развлечение – он покупал для себя газировку наобум. Местные производили что угодно – газированное и не очень; холодное и горячее; любые вкусы: ягоды, фрукты и овощи; а также комплексные блюда, включая те, какие и в нормальном виде никто не ел; вдобавок любые комбинации всего перечисленного; и ещё любые комбинации комбинаций. Кажется, причиной обилия служила бешеная конкуренция на рынке. Компании пытались вздрючить не только конкурентов, но даже самих себя из прошлого сезона.
     – Оно солёное и на вкус как потная подмышка, – едко сообщила Нана, явно целясь отбить Кроули аппетит.
     – А твоё на вкус, как собачья задница, – невозмутимо парировал и не такое слыхавший чужак. – Неподтёртая.
     – Будешь так себя вести, я твою порцию залью, – уязвлённо пригрозила Нанако.
     – Прекратите безобразничать за едой, – сурово скомандовала Куруми, вмиг лишаясь всей стеснительности. – Это неприлично!
     – Воа! Какая строгая! – испуганно пискнула Нана, закрываясь руками.
     У Куруми не было друзей. Это Кроули понял почти сразу. Но куда важнее было то, что Куруми заметно тяготилась своим одиночеством.
     Было в этом образе что-то тошнотворно анимешное, инфантильно-претенциозное, но её действительно будто окружал барьер, за которым она всегда была одна. Никто не приближался к ней всерьёз. Возможно, то, что Кроули принял недавно за влюблённость, было всего лишь невольной привязанностью одинокого человека.
     План был простой – отдать Куруми на съедение Нанако. И не то чтобы для них это было как-то неестественно. Обе ответственные, умные, отлично воспитанные – девушки превосходно поладили в ту же минуту, как остались наедине. Материнская жилка в Нанако явно забилась при виде социально неопытной принцессы чаще, и сейчас Нана окружала новую подругу волнами тёплого дружелюбия.
     Кроули вполуха слушал их болтовню, размышляя о том, почему девочки не могли сойтись вместе раньше. В его школе народ довольно быстро разбивался на группы. Не могли же японские подростки отличаться настолько сильно…
     В банке оказалась газированная минералка с гадостным привкусом несвежих водорослей.
     Внезапно раздался зудящий звук, и советник ощутил, как вибрируют брюки.
     – Лаки-сан! – возмущённо воскликнула Куруми. – Нам полагается выключить телефоны в школе!
     – Ну я… эмм… – Кроули замялся. – Я не могу придумать ничего остроумного, так что мы просто предположим, что я тебя срезал, лады?
     – Хах? – Куруми озадаченно нахмурилась. – Эй, я серьезно, если ты будешь нарушать правила!..
     – Да брось ты, ну его! – небрежно помахала рукой Нанако. Затем вдруг бесстыдно цапнула президента за обнажённую лодыжку, заставив ту испуганно ойкнуть. – Ваа, такие тонкие!..
     – Прекратии!..
     Оставив девушек играться на покрывале, Кроули отошёл подальше.
     Все в Институте знали, что его нельзя беспокоить в школе без необходимости. Это могло создать проблемы с учителями. Но были исключения…
     – Слушаю, Кира-сан.
     – Мы получили подтверждение из Токио, – раздалось в трубке. – У тебя есть доступ, Лаки-кун.
     – Отлично. Я скоро буду.
     – Что?.. Но ты ведь!..
     Кроули молча отключил телефон. Пришла пора снова нарушить пару школьных правил. Он подошёл покрывалу, девушки озадаченно затихли, завидев изменившееся лицо их спутника.
     – Что-то не так? – протянула Нанако.
     – Мне очень жаль, но мне нужно уходить, – ровно сообщил Кроули и коротко поклонился: – Простите, что так вас бросаю. Нанако, пожалуйста, позаботься о Куруми-сан.
     – Ладно… Но что?..
     – Эй, ты что, хочешь прогулять? – Президент резво вскочила на ноги. – Смит-сан!
     Но Кроули уже шёл к учебному корпусу. Чтобы забрать сумку и оказаться за воротами понадобилось меньше пяти минут.
     – Finally, some progress …
     Как он и рассчитывал, документы уже ждали его в кабинете. Запечатанные картонные коробки, обклеенные предупредительными красными печатями и лентами.
     С маниакальным блеском в глазах Кроули вынул из кармана нож с выкидным лезвием. Раздался звонкий щелчок.
     Если бы ещё недавно кто-то сказал, что он будет ощущать радость в предвкушении чтения сухих путанных канцелярских отчётов, он бы не поверил.
     Пару часов спустя Кроули откинулся на спинку стула, закрыв лицо ладонями. Вскрытые коробки валялись на полу, перед ним на столе лежал неряшливым пасьянсом ворох документов.
     – Прошу прощения…
     В кабинет протиснулась Сонохара, балансируя небольшой пирамидой из новых коробок.
     – Отставь вон… – Кроули опустил руки и огляделся, ведя пальцем по захламлённой комнате. – …на обычном месте.
     – А… ага…
     Девушка с пыхтеньем пристроила коробки на полу возле двери.
     – Эм… Смит-сан, – протянула она, – вы сегодня так рано…
     – Я приехал, как только смог.
     – Но это значит, что вы сбежали из школы, – заметила девушка. – Это нехорошо, вас могут…
     Кроули покосился на неё неприятным взглядом. Сонохара испуганно вытянулась по струнке.
     – Простите! Конечно, это не моё дело, вы делаете то, что важно, потому я…
     – Именно. Я не говорил, что ты довольно смышлёная?
     – Не… нет… – протянула девушка.
     – Это потому, что это не так.
     Сонохара издала несчастный стон. Кроули рассмеялся.
     – Просто шучу, не делай такое лицо, Ёми-кун.
     – Жестоко!..
     – Девочки, подготовьте мне список доступных нам блоков, чтоб я не гонял вас вхолостую по всей территории.
     – Ладно.
     Сонохара вышла, оставив Кроули наедине с очередной порцией бумаг. Облокотившись на стол, парень устало закрыл глаза и потёр лоб.
     Ему придётся просмотреть все новые документы, но казалось, основную суть он уже уловил.
     – Их недаром назвали Институт экспериментальной энергии, – протянул Кроули. – Чего же они пытались добиться?..
     Конечно, он знал, чего «они» пытались добиться. «Проект Б3/5» основали для изучения возможности создания нового источника энергии.
     Изнывающая от нехватки электричества индустриальная страна требовала новых высот. Масса фантастических, «пограничных» идей была рассмотрена и отвергнута в стенах секретного конструкторского бюро Инакуры.
     Но одна идея осталась для изучения. Всё вращалось вокруг компактного источника энергии и псевдо-органических веществ.
     Отец Роуз, Питер Скарлет, был одним из основных участников проекта. На фотографии он выглядел совершенно непримечательно. Обычный европеец средних лет, со светло-каштановыми волосами и тёмными глазами. Надо было полагать, что экзотическую внешность Роуз унаследовала от матери…
      Его присутствие в проекте было как минимум странным. Ведь, судя по документам, он работал в одной из городских больниц. Разумеется, сам Кроули находился в даже более экзотическом положении – просто левый чувак с улицы, фактически. Но он, как и носители, имел прямое отношение к кризису.
     Как шесть лет назад попал в проект Скарлет-старший, под чью ответственность, и чего он пытался достичь, оставалось неясно.
     А ещё он был мёртв. Обстоятельства смерти были более чем подозрительными, разумеется. В один прекрасный день, шестнадцать месяцев спустя после начала проекта, он исчез. Не нашли тела, не нашли зацепок, ничего не нашли. Скарлет просто испарился. Рози было одиннадцать.
     Ничего неожиданного, почему бы ему и не быть мертвым, в самом деле? Родители вообще редкий вид в подростковых шоу.
     Чего Кроули не мог понять, так это зачем проекту понадобилось подопытные люди.
     Из-за странных и не до конца понятных экспериментов над органикой, в Институт завезли множество живности. Были привычные мыши и морские свинки, были так же мартышки, и чуть более экзотические свиньи, и даже пара коров.
     А ещё были «объекты для прямых наблюдений».
     Кроули был в шоке, когда понял, какие именно «объекты» требуют содержания с диетой из пищевых полуфабрикатов, гигиеническими удобствами и сменной одеждой. Кроме того «объекты», кажется, были вовсе не добровольцами… и далеко не все покинули Институт по завершении проекта.
     Чудовищные угрозы в подписке о неразглашении мигом нашли объяснение.
     Няшное аниме с цундере, принцессами, подругами детства и игривой обнажёнкой резко приобрело темные нотки. Пришельцу дико хотелось знать, в курсе ли сам чёртов графоман, что здесь творится. Если б только его можно было вызвать принудительно…
     Внезапно Кроули ощутил знакомое тревожное чувство. Затем с удивлением выудил из кармана брюк лист в синюю полоску. Тот бы пустой.
     – Хмм… – Кроули помедлил секунду. – Эй, писсатель чёртов! Ты там?
     Прошло секунд десять. Затем на листе появилась строка.
     «Какого чёрта тебе нужно? Собираешься хвастаться ещё одним разрушенным сюжетом? Мне покоя уже нет от твоих сраных выходок»
     – Воа, воа, минутку, – прервал Кроули. – Каким ещё сюжетом? Я ничего не делал, так что…
     «Пошёл ты! Тебе мало было вырвать Нанако из истории теперь ты ещё и старосту захватил»
     – Что?! Она-то тут при чём?
     «Ты свёл её с Нанако! Они теперь подружились я знаю, что от этого добра не будет всё из-за тебя! Ты думал не узнаю?»
     – Но они так хорошо поладили, – раздражённо ответил Кроули. – Стоп, я знаю – тебя просто бесит, что ещё одна юбка уплыла из под Хиро, так что ли? Ты, небось, таил планы сведения его с Куруми вопреки, а теперь…
     «Иди нахуй! Ты сам загребаешь все эти юбки как герой так что»
     – Да, ну, если хочешь, можешь всё загребать обратно большой лопатой, – зло выплюнул Кроули. – По-твоему, мне это нужно?! Сам виноват, бракодел сраный! Я никого не держу, и уж точно не нуждаюсь в лишнем внимании. Можешь всех забрать. Если можешь, аффтар. Ты у нас и двух слов…
     «Я не намерен выслушивать твой бред пошёл ты»
     – Так, тихо, не для того я тебя вызвал, – резко прервал Кроули, сообразив, что они движутся куда-то не туда. – Что ты знаешь про Институт?
     «Опять это дерьмо? Сказал же, я не помню!»
     – А ты напрягись. Ты… ты часом не собирался писать историю, типа с поворотом в конце, где куча гуро, и кровищи по колено, и все умерли?
     «Что за херню ты несёшь?»
     – Я только что обнаружил, что в этом долбанном Институте, похоже, препарировали людей. Ты врубаешься, да? Это не шутки, мать твою! Так что если у тебя там тайная деконструкция путём утопления в говнах, то…
     «Хватит нести бред, я ничего такого не знаю! Я» – строка замерла – «я не помню ничего такого»
     – Значит так, я знаю, что ты мне пиздишь, так что…
     «Закрой пачку! Ничего подобного, я правда не помню. Я не думаю, что что-то такое вообще было»
     Строка исчезла и сменилась.
     «Я особенно не интересовался, что там было.»
     – Что?! – поразился Кроули. – Ты что, вообще ничего не продумал, хоть примерно? Чёрт, ты и вправду грёбанный дрочер, только про сиськи и думаешь!
     «Пошёл ты нахуй!»
     – Это ты пошёл! Как ты начал разговор, а? «Не трогай моих девок!» Тупая была затея…
     Кроули скомкал листок и отправил в урну. Хоть диалог не блистал красотой исполнения, одно можно было сказать точно – графоман вряд ли знает хоть что-то. Раз он даже на секунду не задумался, чем занималась эта проклятая контора до превращения в полигон для гарема.
     – Ладно. – Кроули устало потёр виски. – С одним бесполезным разговором покончено. Остался ещё один…
     ***

     Хоть Нанако всё ещё продолжала возиться с бенто каждый день – ведь теперь её «девичья честь» требовала готовить ещё и для Кроули – она выглядела куда энергичнее. Веселая и жизнерадостная, она чаще стала проводить время с подругами из клуба. Также к числу жертв недавно добавилась Куруми – Нана безжалостно утащила её за руку, всего на секунду опередив вооружённых бумажками старост.
     На Хиро это сказалось таким образом, что он, смущаясь и сердито всё отрицая, стал всё чаще проводить обеденный перерыв со своей рыжей суженой.
     Выхватить её из-под носа протагониста, однако, всё равно не составило труда. Кроули попросту вломился в класс, как только началась перемена.
     – Скарлет!
     Красная испуганно подпрыгнула. На её лице возникло затравленно выражение, затем сменилось раздражением.
     – Ты… чего тебе?
     – Нужно поговорить. – Кроули ткнул пальцем за спину. – За мной, живо.
     Рози заколебалась. Затем открыла рот, но Кроули уже знал, что так толку не будет.
     – Не советую спорить, – сообщил он ровным, очень сухим тоном.
     Окружающие ученики озадаченно таращились на непривычную сцену. Скарлет покраснела, но поспешно подошла.
     – Ну, что тебе нужно?
     – За мной.
     Кроули провел её на крышу. Нарушать данное Нане обещание было куда более неловко, чем он рассчитывал. Но крыша была хорошим местом, чтобы поговорить без случайных свидетелей.
     – Хах? Дверь открыта? – удивлённо протянула Роуз.
     – Постарайся не болтать, – обронил Кроули. – Это чужая тайна.
     Скарлет издала неопределённое протяжное «Хомм…», выходя следом. Ветер сегодня был сильнее, к тому же довольно горячий.
     – Пф, ясно, почему сюда никто не ходит… – буркнула рыжая.
     – Именно поэтому мы здесь – Кроули прикрыл дверь. – Нам нужно поговорить.
     – И что это такое, что ты притащил меня на кры… – Роуз удивлённо запнулась. Затем отчётливо смутилась и нервно зачастила: – Эй, тытамчто себе такое удумал?! Я не стану ту!..
     Кроули обернулся. Рози резко умолкла на полуслове, поймав его взгляд.
     – Я знаю о твоём отце.
     В одно мгновенье Скарлет переменилась в лице.
     – Ты… что ты несёшь?.. – прошептала она.
     – Питер Скарлет работал в Институте над секретным проектом, – ровно произнёс Кроули. – И то, что они создавали…
     – Нет… – глухо шепнула Роуз.
     – Это были ядра.
     – Нет!
     Она подалась вперёд, судорожно сжав кулаки, алые глаза широко распахнулась. Горячий ветер резко взметнул мягкие красные локоны.
     – Он просто был врачом! Он никогда не работал ни над какими проектами! Этого не может быть!
     – Я давно знаю, что ты что-то скрываешь, – холодно сообщил Кроули. – Более того…
     – Заткнись! – В её голосе звучало отчаяние.
     – …я тебе скажу, что там были замешаны эксперименты над людьми. Ты понимаешь? Понимаешь, что это говорит о… вас?
     – Я…
     Девушка вдруг пошатнулась, будто в одночасье лишилась сил и резко отвернулась от него, слегка пригнув голову. Ровные волосы спрятали её лицо красным театральным занавесом. Даже сквозь порывы ветра до Кроули донеслось тяжёлое дыхание.
     – Послушай, – он шагнул поближе, – я знаю, что ты меня ненавидишь. Я тоже тебя ненавижу.
     Скарлет подняла голову, но не обернулась
     – Мы ненавидим друг друга взаимно. Но сейчас всё это не важно. Неважно, кто виноват, а кто нет. Всё, что тебе нужно сделать, это сказать мне, что ты знаешь. Докажи что я не прав, докажи, что в твоей рыжей голове есть хоть капля разума, и я буду разбит навсегда. Ну же, Роуз! Пожалуйста.
     Повисла напряжённая тишина, увитая шелестом сухого ветра.
     Скарлет судорожно сжала тонкими пальцами края пушистой синей юбки.
     – Я… – Её едва было слышно. – Я ничего не знаю…
     Кроули в сердцах тяжко вздохнул.
     Стыдно было признаться, но он даже представлял, как эта глупая девчонка наконец-то образумится и прекратит играть в ребёнка, и как она отбросит свою глупость и расскажет ему всё-всё, и как он одобрительно погладит её шелковистые алые волосы и лично отведёт за руку к единственному парню, который в состоянии терпеть её закидоны.
     Увы, не суждено.
     – Вот значит как. – Советник раздражённо фыркнул. – Отлично, папина дочка. Будешь его защищать даже после того, что он с тобой сделал…
     Скарлет ударила его тыльной стороной ладони с разворота. С такой силой, что у Кроули аж зазвенело в ушах. Вся перекошенная от злости, как маленький демон, Рози взбесилась не на шутку.
     – Закрой свой рот! Ты ничего не знаешь обо мне! Ты ничего не знаешь! Убирайся! Я не… я не…
     Кроули стоял неподвижно, слегка повернув голову от удара. Несмотря на бешенство, девушку отчетливо душили слёзы. Выровняв дыхание, Скарлет пронзила его бешеным взглядом.
     – Я тебя ненавижу, – прошипела она.
     В голосе Роуз клокотала горькая, острая, жгучая даже злоба.
     Кроули безмолвно скосил на неё глаза. Скарлет испуганно отшатнулась.
     – Как пожелаешь, – бесстрастно произнёс чужак. – Но у тебя кончается время, Рози.
     Он даже отстранённо удивился, как холодно звучит его голос. Но девчонка исчерпала всё отпущенное на неё терпение, всё до капли. Её упрямство, её несдержанность и, самое главное, её болезненная скрытность, граничащая с трусостью… Даже дно было суше мартини.
     – Это был наш последний разговор. Когда я приду в следующий раз, у тебя уже не будет выбора.
     – За… заткнись! – Она едва не срывалась в слёзы. – Убирайся! Я ничего не скажу! Убирайся!!
     Кроули молча прошёл мимо неё. Пришла пора исполнить все свои угрозы, и он планировал исполнить их с лихвой.
     Девушка осталась стоять на крыше. Резкий порыв ветра сорвал с узкого подбородка пару крупных капель.
     Спускаясь по ступенькам, Кроули не удержался и помассировал ноющую челюсть. Рука у соплячки была на удивление тяжёлой.
     – Damn that hurts…
     ***

     – Я не могу тебе это позволить Лаки-кун, и ты это знаешь!
     Полковник прихлопнул ладонью. Кроули порывисто вскочил, толкнув кресло и нависая над столом.
     – Я вам ещё раз повторяю, эти документы необходимы! – Он приложил ладонь к груди: – И вот вам моё честное слово, я бы ни за что не стал их просить, но каким-то образом этот чувак…
     – Профессор Скарлет?
     – Именно! Он был куда важнее, чем просто какой-то там консультант!
     За последние несколько дней Кроули практически выучил шестизначные индексы недоступных ему блоков. Все они стеной стояли вокруг ответа по поводу экспериментов в Институте. И единственным доказательством их существования были запросы на их получение от свободного консультанта Скарлета Питера.
     Столкнувшись с этим человеком Кроули понял, что открыл целую банку червей. Скарлет-старший позиционировался как простой консультант, вроде менеджера по расстановке скамеек – которые в Японии, кстати, имелись – но, глядя на его сферу влияния, Кроули мог заключить только оно.
     Он и был «Проект Б3/5».
     Не в прямом смысле, конечно. Но теоретическая основа была целиком его идеей, если учитывать, что большая часть ведущих ученых в своих абстрактах в основном перефразировали его мысли.
     Потрясающая позиция для кого-то, кто работал… обычным хирургом.
     – Его влияние было безмерным! – провыл Кроули, разводя руками. – И вы хотите сказать, что…
     – В проекте участвовало множество академиков, Лаки-кун, – отрезал полковник. – Я сомневаюсь, что такие люди потерпят…
     – О, они не терпели, они восхищались, – заявил Кроули. – И мы прекрасно знаем, что я прав. Или спросим у него самого?
     Кроули сделал круговое движение рукой, указывая куда-то в сторону. На лице Кусанаги возникло кислое выражение. Связываться с Сакаем ему тоже не хотелось.
     А именно профессор Сакай был научным ассистентом Скарлета в то время. Это объясняло, откуда в нём взялась такая жажда исследовать носителей. Сакай явно мечтал закончить работу своего «наставника». Что бы это ни была за работа.
     – Но я всё равно не могу позволить тебе допуск к документам высшего уровня секретности! – с нажимом заявил полковник. – Не пойми меня превратно, ты показываешь отличный результат, но это попросту слишком внезапно. У нас нет нужных оснований!
     – Ладно.
     Кроули спокойно сел обратно, заставив полковника удивиться. Но тут же прояснил ситуацию:
     – Тогда мне придётся обратиться к очевидцу событий. Он наверняка может мне поведать, что именно пытались закончить – и не заблуждайтесь, Б-три-пять это именно окончание чего-то большего – шесть лет назад.
     Кусанаги озадаченно нахмурился, затем ошарашенно приподнял брови.
     – Ты же это не серьёзно… – протянул он.
     – Ещё как серьёзно, – кивнул Кроули.
     Полковник откинулся на спинку кресла и рассмеялся.
     – Ты даже не извинился перед ним за стрельбу! – произнёс он с улыбкой. – Сакай-сенсей ни за что не станет с тобой даже говорить!
     – О, человек настолько преданный своей цели? – Кроули фыркнул. – Уверен, я что-нибудь придумаю.
     В глазах полковника мелькнуло холодное выражение. Всего на секунду.
     – А ты довольно подлый… – протянул он, без труда разглядев намёк.
     Кроули ответил кислой миной и постучал пальцами по столу.
     – Не могу же я просто угрожать им каждый раз… Слушайте, всё, что мне нужно, это допуск к старому архиву. Если нужно подписать ещё одно соглашение на сотню лет строгого режима – да будет так.
     – Не нужно, – осадил Кусанаги. – Я возьму под свою ответственность.
     Кроули озадаченно приподнял брови. Полковник усмехнулся.
     – Раз ты так рвёшься узнать, зачем они основали Институт, то мне тоже следует это узнать, не так ли?
     Кроули поднялся и вежливо поклонился.
     – Благодарю за доверие. Дадите разрешение прямо сейчас?
     – Отправляйся. Я сделаю пару звонков…
     ***

     В подземном архиве было прохладно. Довольно холодно даже. Для хранения старых документов требовались подходящие условия.
     Кроули пришлось пройти несколько уровней безопасности – контрольный пост во втором корпусе, армированную дверь в подвале, и второй пост прямо у архива, где дежурили двое солдат и престарелый клерк из администрации.
     Впервые советник по-настоящему ощутил, что находится в секретном государственном учреждении, которое официально не монстров ловило, а разрабатывало очень продвинутые лампочки.
     Длинное помещение со стенами коричневатого пастельного оттенка заливал мёртвый неоновый свет. Ещё его заполняли стеллажи. Полностью. Архив казался меньше, чем пришелец ожидал, но всё равно впечатлял. Хотя бы тем, что Кроули теперь навсегда в списке потенциальных врагов нации только за то, что знает о его существовании.
     Для работы с бумагами недалеко от входа стояли простые стол и стул из стальных трубок. Выносить документы без высочайшего повеления из центра запрещалось.
     Пара старых коробок уже ждали гостя на краю стола. Устроившись за рабочим местом и надев перчатки – всё было настолько серьёзно – Кроули выудил первую пачку секретной информации.
     – Wow…
     На старых, потемневших от времени папках стояли просто феерические даты. «1935 год, май»; «1939 год, январь»; «1945 год, август»…
     – Эта дыра старше, чем я думал, – пробормотал советник.
     В приоритетах были документы, которые запрашивал Скарлет. Но прежде чем начать просмотр важных частей, Кроули из чистого любопытства выудил самую нижнюю папку, тридцать пятого года. Это был один из самых, если не самый старый документ в архиве.
     Пусть это всё, может, и было галлюцинацией больного мозга, но Кроули не мог удержаться от возможности посмотреть что-то настолько редкое – сверхсекретный документ семидесятилетней давности! Даже если бы это было отчёт о выгуле любимой болонки императора, это, чёрт возьми, было круто!
     Но всё оказалось даже круче. Отчёты от первых ученых, работавших на правительство в то время. Кажется, Империя любила всякий оккультный бред не меньше чем Третий рейх. Мешанина из научных и псевдонаучных идей невольно вызывали усмешку. Такое разве что в документалках про еврейских ящеров-марсиан и увидеть.
     – Эй, «Чтение мыслей другого и сверхсенсуальные способности»! Я пришёл в этот мир слишком поздно…
     В самом низу обнаружилась небольшая старая фотография, не больше ладони. Кроули с интересом её осмотрел.
     – «Шестое августа, тысяча девятьсот тридцать пятый год, Канто»… Похоже, Институт переехал с того времени.
     Группа из двенадцати человек, все мужчины, стояла перед каким-то зданием с деревянным фасадом. Кроули присмотрелся к лицам. В основном азиаты, несколько человек с теми необычными чертами. Двое безошибочно были европейцами.
     – Хм?..
     Кроули присмотрелся. Один из них выглядел знакомо…
     Стул с грохотом ударился об пол, когда пленник аниме вскочил на ноги, судорожно сжимая фотографию в руках. Сердце бешено колотилось в груди.
     – Oh my God…
      Что ощущает человек, когда сталкивается с чем-то необъяснимым? Кроули всё ещё не смог бы описать это словами, но это было точно как в тот раз, когда он увидел горы из больничного окна.
     В помещение ворвались охранники.
     – Что происходит? – резко спросил один, быстро осматриваясь.
     Кроули перевёл дыхание.
     – Да ничего такого, просто… – Он нагнулся за стулом. – Повернулся неловко, а эта штука как грохнулась.
     – Блиин, советник, – протянул солдат. – Не пугайте нас так!
     – Простите ребята, я случайно, честное слово…
      Кроули покинул архив пару часов спустя. Старая фотография лежала во внутреннем кармане его пиджака.
     ***

     На следующий день вместо того, чтобы отправится из института домой, Кроули отправился в одно место, где ещё ни разу не был.
     Это был хороший район на одном из холмов в долине, наполненный очаровательными домами для состоятельных жильцов. Солью района была группа старых особняков в европейском стиле. Несколько десятилетий назад их возвели для себя осевшие в Инакуре зажиточные иммигранты.
     Здания вписывались довольно органично и, судя по тому, что слышал Кроули, местные очень даже любили сию небольшую достопримечательность. Среди этих зданий и находился один небольшой особняк.
      День выдался прохладный. От солнца город закрывали массивные тучи, а ветер с гор даже заставил многих вновь одеть курточки. Путь Кроули окончился на пороге двухэтажного дома из красного кирпича. Фасад украшала декоративная кладка, а прямоугольные окна с белыми рамами все строго делились на восемь квадратиков. Над двускатной крышей в дальней части дома поднимался квадратный дымоход.
     Здание и вправду выглядело, будто его привезли прямиком из английской глубинки. Насколько мог судить невежественный янки, конечно.
     Территорию за домом окружал примыкающий к боковым стенам высокий кирпичный забор, украшенный поверху коваными копейными остриями. За ним виднелись верхушки стройных тополей.
     Несмотря на дух старины, возле двери нашёлся домофон. Кроули позвонил дважды. Из динамика донесся приятный женский голос:
     – Да?
     – Простите, что я без приглашения, – дружелюбно произнёс советник. – Я одноклассник Роуз. Мне хотелось бы с ней поговорить.
     – Вот как… – с ноткой удивления протянула женщина. – Подождите минутку.
     – Конечно.
     Слухи в школе не врали, чёртова рыжая цундере сама могла запросто сойти за принцессу. Впрочем, насколько Кроули помнил правила гаремников, такие как она почти гарантированно были из богатой семьи. Центральные сиськи должны быть не только доступными, они должны быть и обеспеченными тоже.
     Но оно и понятно. Чтобы просто выжить при таком характере, нужно иметь хоть какое-то влияние.
     Дверь отворилась, и Кроули едва успел придушить раскатистое фырканье.
     На пороге стояла стройная женщина. Около тридцати, европейкой внешности с тёмными серыми глазами и светлыми золотистыми волосами.
     И одета она была в длинное тёмное платье и белый передник с оборками, и её волосы были собраны под белый чепец, и это всё безошибочно была униформа горничной. И Кроули оставалось только держать себя в руках очень и очень крепко.
     Потому что, конечно же у Скарлет была горничная!
     – Здравствуйте. – Кроули вежливо поклонился. – Меня зовут Смит Лаки.
     – Здравствуйте… – озадаченно протянула женщина и поклонилась в ответ. – Вайт Мария. Проходите, пожалуйста…
     Она жестом пригласила Кроули в дом. Тот вошел, намеренно пропустив полагающиеся вежливые формы.
     – What an interesting name, – протянул он.
     – You know English? – удивлённо произнесла женщина.
     – Yes. Do you mind if we use it?
     – Конечно, нет, – согласилась она. – Но я так удивлена… Вы иностранец?
     – Верно.
     – Роуз не упоминала, что среди её друзей есть иностранцы. – Женщина тут же спохватилась: – Простите мою грубость!
     – Ничего страшного.
     Кроули вежливо улыбнулся. Было поздно, он явно уловил нотки в голосе горничной. Сомнение, подозрение и… что-то ещё. Она его прощупывала.
     А ещё она была опекуном Роуз. А не горничной. Мария Вайт была зарегистрирована владельцем этого дома, и единственным незнакомым Кроули контактом в телефоне Рози.
     Внутри дом оказался таким же, как и снаружи, ухоженным особняком. Холл был просторным и светлым, со стенными панелями из светлой древесины и натёртым до блеска паркетом. Напротив входа поднималась лестница на второй этаж, по обе стороны холла располагались высокие дверные проёмы.
     По прикидке Кроули в доме было как минимум восемь больших комнат.
     Несмотря на западный стиль, за дверью имелась традиционная для японской прихожей преддверная выемка. Мисс Вайт вежливо предложила Кроули переобуться в пушистые белые тапочки, которые достала тут же, со стойки для обуви. Повинуясь неожиданному просвещению, Кроули поставил туфли носками к двери, как полагалось по этикету.
     Мария повела его вправо, в гостиную.
     – Я боюсь, мы с Рози не слишком ладим, – с ноткой сожаления сообщил Кроули.
     – Достаточно, чтобы она позволила называть себя по имени, – заметила Мария. – Она довольно строгая для своего возраста…
     Посреди комнаты стоял небольшой стол с парой кресел. Массивная деревянная мебель – шкаф и пара тумбочек с резьбой – выглядела солидно. Интерьер дополняли несколько простых картин с пейзажами и пара изящных ваз, в одной стояли жёлтые цветы.
     – Скажем так, она не совсем знает, что я это делаю. – Кроули коротко улыбнулся.
     Горничная вежливо улыбнулась в ответ и жестом предложила присесть.
     – Обычно она уже дома в это время, но я не знаю, когда она вернётся, – с сожалением произнесла Мария. – Вы согласны подождать?
     – Конечно, – заверил Кроули. – Она скоро должна вернуться, я уверен.
     – В таком случае, позвольте предложить вам чай…
     Мария прошла во вторую дверь. Улыбка советника увяла, он раздражённо фыркнул.
     – Ну конечно, горничная. Богом клянусь, если она окажется ниндзя-роботом, я себе вены вскрою…
     Разумеется, Кроули говорил это не всерьёз. В свете его открытий, такая клятва была бы самоубийством.
     Вчера, когда он обнаружил ту фотографию, его весь вечер мучали видения как он врывается в дом Скарлет с пулемётом наперевес и стреляет, пока не кончатся патроны. Это, впрочем, было бы слишком опрометчиво даже для него.
     Чужак обдумывал свои действия целый день, но ничего особенного не придумал, кроме как прямой подход. Он дождался, пока носители закончат дела в Институте, и вышел вскоре за ними. Он ожидал добраться к дому одновременно со Скарлет, но что-то её задержало. Оставалось надеяться, что это ненадолго.
     Сдерживать едкую злобу было довольно трудно.
     Когда Кроули принесли обещанный чай, к его удивлению это оказалась другая горничная. Молодая девушка с тонкими изящными чертами лица, в таком же платье, как у Марии, и с такой же причёской. Но её глаза были голубыми, а волосы оказались чуть желтоватыми, будто осветлённые донельзя.
     – Простите за ожидание, – вежливо мяукнула она на японском.
     – Спасибо…
     – Позовите, если вам понадобится что-либо.
     – Не посмею вас отвлекать.
     – Нет-нет, обязательно позовите. – Девушка поклонилась. – Вы наш гость.
     Следующие полчаса Кроули провёл в ожидании. Ему было о чём подумать, так что скучать не приходилось. Мария заходила один раз с извинениями за задержку. Возможно, она думала предложить ему что-то еще, но Кроули просто отмахнулся.
     Наконец раздался звук открывшейся двери.
     – Я дома!
     Кроули раздражённо фыркнул. В домашней обстановке она даже звучала по-другому, мило и звонко. И вправду очаровательно. Ему даже стало немного неловко за то, что он собирался сделать. Всего на секунду.
     – С возвращением, Роуз, – раздался из коридора голос Марии. – К тебе пришёл одноклассник.
     – Хах?!..
     – Он ждёт в гостиной…
     Роуз влетела в комнату и застыла с ошарашенным лицом.
     – Ты…
     – Уж прости, что без приглашения, – ровно произнёс Кроули и указал на кресло напротив: – Прошу, присядь.
     – Убирайся!
     Кроули тяжело вздохнул. Мария подошла к воспитаннице.
     – Роуз, что-то не так?..
     – Какого чёрта ты сюда припёрся? – рявкнула Скарлет, не обращая на горничную внимания. – Выметайся!
     – У меня есть кое-что, что тебе стоит увидеть, Рози. – спокойно произнёс он. – Присядь.
     На секунду повисла напряжённая тишина. Мария безмолвно приняла у юной хозяйки школьную сумку и вышла. Скарлет обошла стол и уселась напротив, как на сковородку.
     – Ну? – буркнула она.
     Кроули вынул фотографию из внутреннего кармана и показал Рози через стол обратную сторону.
     – Ты видишь, что там написано?
     – Да.
     – Ты видела дату, верно?
     – Разумеется! – раздражённо фыркнула девчонка.
     – Хорошо
     Кроули медленно перевернул фотографию. Скарлет непонимающе нахмурилась, всматриваясь в изображение.
     – И что это за?.. Хааахх!..
     Девушка испуганно отшатнулась, заметно бледнея.
     – Как ты объяснишь, что твой отец – твой! отец! – на фотографии семидесятилетней давности! – крикнул Кроули, судорожно сжимая пальцы. – Неплохо сохранился, правда?!
     Последним в ряду учёных тридцать пятого года стоял Питер Скарлет. Между этим фото и фото с его документов из больницы прошло семьдесят лет… но мужчина не постарел ни на день.
     – Не может быть… – пролепетала Роуз дорожащими губами. – Этого не може…
     Кроули медленно поднялся, убирая фото в карман.
     – Я… я ничего не…
     Резкий удар по столу заставил её вздрогнуть.
     – Ааарх!..
     Схватившись за край стола, Кроули рванул его в сторону. Оказалось легче, чем он думал. Хоть, может, он просто был настолько зол.
     Скарлет испуганно взвизгнула и, вскочив, перецепилась через кресло, пытаясь отпрыгнуть назад. Взмывшая в воздух чашка со звонким хрустом врезалась в стену, разлетаясь на кусочки.
     – Маленькая мразь! – прорычала Кроули, медленно наступая на Роуз. – Тупая мелкая тварь!..
     – Не приближайся ко мне!..
     Скарлет в панике махнула рукой, вызывая меч, косой взмах опалил Кроули лицо, но не задел. Он резко отбросил полу пиджака и рванулся к ней в упор, хватаясь за рукоять пистолета.
     Пулемёт был излишеством, но оставаться без основного аргумента в любом споре советник не планировал.
     Огненный меч столкнулся с дугой «глока». Они застыли, судорожно сжимая своё оружие.
     – Хочешь меня убить? – процедил Кроули. – Я тебя не виню, ты же просто трусливое ничтожество…
     – Заткнись! – зло рыкнула Скарлет. – Какого чёрта тебе?!..
     – Это всё из-за тебя! – крикнул Кроули. – Все, что нужно было сделать, это открыть свой поганый рот и издать пару звуков! Но ты молчала! Молчала!!
     Меч со скрипом пошёл назад. Скарлет испуганно всхлипнула, когда увидела перед лицом ствол.
     – Роуз!
     В комнату влетела Мария.
     – Что здесь?!..
     – Какого чёрта ты молчала, Ррози?! – прорычал Кроули – Какого?..
     – Не хочу об этом говорить!!
     В голосе Скарлет появились незнакомые истеричные нотки.
     – Хочешь не хочешь, это не!..
     – ЗАТКНИСЬ!!!
     Носители могли усиливать свои физические способности. Обычно им не удавалось контролировать эффект, хоть Мацумото изо всех сил старалась это изменить. Они умели только взорваться в порыве эмоций.
     Удар был такой силы, что Кроули пролетел футов десять, едва не сбив кресло, и с хрипом растянулся на полу.
     – Я не буду говорить об этом! – крикнула Скарлет, судорожно сжимая меч обеими руками. – Я не хочу говорить об этом!
     Кроули рывком поднялся и принял стойку, ожидая нападения. Но Роуз едва стояла на ногах. По её лицу текли слёзы.
     – Я не хочу помнить об этом! – отчаянно кричала она. – Я не хочу думать об этом! Я… я не хочу думать о нём!..
     Скарлет взвилась, размахиваясь мечом. Кроули вскинул пистолет.
     – Роуз, не надо!
     Мария вырвалась вперёд и обхватила девушку обеими руками.
     – Я тебя ненавижу! – крикнула Скарлет. – Я вас всех ненавижу!!
     Резким рывком она отбросила горничную в сторону и навела на Кроули меч. Но тот сомневался, что она его хотя бы видит из-за слёз.
     – Я ничего никому не должна! – прорычала она, судорожно вытирая лицо одной рукой. – Я всегда была одна! Он просто исчез, не оставив мне ничего! Он бросил меня! Так почему я должна даже помнить о нём?! Убирайся! Я ничего не знаю! Я не… не хочу ничего знать…
     После этого всё было очевидно. Вся страшная, свирепо оберегаемая тайна Скарлет Роуз была в том, что…
     Папочка её не любил.
     И вновь, хоть Кроули этого не ожидал, каким-то образом он всё равно не был удивлён.
     – С тех пор как я здесь оказался, я тратил по шесть часов каждый день, только чтобы обнаружить хоть какую-то зацепку, – холодно произнёс пленник аниме, убирая оружие. – Обнаружить твоего папашу. Ты украла месяц моей жизни, Рози.
     – Закрой рот! – сквозь всхлипывания выкрикнула девчонка. – Я не…
     – Нет. Это ты закрой рот, – сухо обронил Кроули.
     Он подобрал с пола свою сумку. Мария встала у Роуз за спиной. Кроули заметил откровенную враждебность во взгляде «горничной».
     – Я здесь закончил, – отрезал он, резко махнув рукой. – Ты бесполезна.
     – Заткнись!! – с надрывом крикнула Скарлет.
     Он вышел из комнаты и направился к выходу. В соседней комнате он краем глаза заметил двух девушек в одежде прислуги. Прежнюю блондинку и ещё одну, темноволосую.
     Хладнокровно скинув пушистые белые тапочки, он обул туфли и взялся за ручку двери. За его спиной Скарлет выскочила в холл.
     – Ты самовлюблённый эгоистичный ублюдок! Я всегда тебя ненавидела! Я никогда тебе не прощу, ты слышишь?! Никогда!!!
     Девушка упала на колени и зашлась в бессильных рыданиях. Кроули, не оглядываясь, распахнул дверь и вышел на улицу.
     Мария опустилась рядом с Роуз и обняла её за плечи. От этого в душе Скарлет что-то будто надломилось, она неистово рванулась вперёд:
     – Я всегда буду тебя ненавидеть!! – провыла Роуз в закрытую дверь, упав на четвереньки. – Тебя и его! Вы оба одинаковые!.. Обаааа…
     Последнее слово перешло в отчаянный хриплый стон. Слёзы разбивались о натёртый паркет. Обессилев, Скарлет Роуз скорчилась на руках горничной, задыхаясь в рыданиях.
     Шагая по улице, Кроули раздражённо фыркнул.
     Истерика Скарлет была абсолютно разрушительной. Жуткой даже. Но куда страшнее было то, как отстранённо он себя ощущал. Девушка сходила с ума от горя, а он…
     Ему было всё равно. Ведь его здесь вообще быть не должно.
     И, таким образом, он… не был.
     – Way to be a sociopath, Crowley, – глухо пробормотал парень.
     Где-то через минуту на него начало давить знакомое ощущение. Застрявший в аниме не глядя вынул из кармана лист и отбросил его в сторону.
     – No.





     Конец первой арки.




Оценка: 6.28*83  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "В объятиях врага" (Любовное фэнтези) | | Жасмин "Дракон в моей постели" (Современный любовный роман) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Волчья тропа" (Приключенческое фэнтези) | | А.Емельянов "Играет чемпион 3. Go!" (ЛитРПГ) | | Л.Вайс "Его личная швея" (Романтическая проза) | | А.Енодина "Любовь по наследству, или Сундук неизвестного" (Молодежная проза) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Игрушка олигарха" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"