Серый Александр: другие произведения.

Лишний персонаж. Арка ll "Морская соль и Белый рис"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





:Peклaмa
Оценка: 9.41*29  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сколько квантовых котов может поместиться в одну коробку?
    Все вопросы, и догадки, и сомнения, и претензии, и так далее, и тому подобное навели меня на мысль.
    Когда я закончу выкладку, я оставлю в конце третьей арки послесловие, где отвечу на любые возникшие вопросы по сеттингу, событиям, персонажам и т.д.
    Все желающие могут задать вопросы в коммах - я учту их при составлении послесловия.

Лишний Персонаж. Арка II "Морская соль и Белый рис"


     Троп – «Таинственный Наблюдатель».
     Троп – «Посмертный Персонаж».
     Троп – «Сюжетный Купон».
     Троп – «Шрёдингеровское ружьё».
     Троп – ???




     Троп – «Таинственный Наблюдатель».

     Глава/эпизод подходит к концу. Монстр Недели побеждён, Мораль как следует усвоена, и герой уходит в закат с Девушкой Недели.
     …и кадр сдвигается, чтобы явить таинственного персонажа, который, спрятав глаза за таинственными тёмными очками и скрыв лицо таинственной тенью, смотрит. Просто… смотрит. Очевидно, он здесь уже долго. Наблюдает, как герой сражается. Присматривается. Оценивает. И при этом он наверняка стоит на фонарном столбе…
     Иногда в особенности таинственный незнакомец следит за героями на протяжении нескольких эпизодов…

     Взято с tvtropes.org, «Mysterious Watcher».

     Небольшое помещение, служившее некогда кладовкой, а теперь обращённое в кабинет, почти целиком заполняла бумага. В углах громоздились пирамиды картонных коробок с пустой писаниной, лежали на шатких полках пухлые папки серьёзных отчётов, в небольшом квадратном сейфе прятались секретные документы государственной важности.
     Раздался короткий стук в дверь.
     – Войдите, – безынтересно произнёс Кроули.
     В кабинет вошёл полковник. Советник, развалившись на стуле и закинув ноги на стол, покосился на посетителя. В его руках сиял разноцветный веер пластмассы кислотных оттенков.
     – Разве это не я должен приходить к вам? – лениво поинтересовался парень.
     Прицелившись, Кроули отправил ещё один дротик в приколотую поверх карты Инакуры фотографию Роуз. В фото уже торчало полдюжины других цветастых снарядов.
     – Это вовсе не обязательно, – ровно произнёс Кусанаги.
     – Вот как, – равнодушно протянул Кроули, поднимая руку.
     Дротик воткнулся чуть левее пухлой девичьей щёчки. Это было фото для документов Института, Рози выглядела привычно недовольной. Полковник свёл брови, Кроули прицелился снова.
     – Что скажете по поводу Скарлета? – бесстрастно спросил он. – Или вы тоже думаете, что это просто совпадение?
     – Хм…
     Кроули отправил в фото последний дротик. В этот раз прямо в лоб.
     – Вы и вправду друг друга ненавидите? – ровно спросил Кусанаги.
     Со смешком Кроули встал и подошёл к карте.
     – Так вот в чём дело, – произнёс он, вынимая дротики. – Полагаю, с вами связалась Мария?
     – Она сказала, что вы с Роуз сильно поссорились
     Собрав снаряды, Кроули снова откинулся на стуле и забросил ноги на стол.
     – Я наорал на неё. – Советник прицелился. – Она наорала на меня. Ничего особенного.
     – Вы едва не подрались, – ровно заметил полковник. – Это не…
     – Мелочи, – ровно ответил Кроули
     – Это не мелочи, – с нажимом произнёс Кусанаги. – Я не могу позволить, чтобы вы поранили друг друга.
     Кроули отправил очередной дротик в фото. На ухе Рози вырос цветок из паршивой зелёной пластмассы.
     – Как вы думаете, почему она молчала?
     – Разумеется, она не могла знать…
     – Разумеется, она знала, – прервал Кроули прицеливаясь. – У неё папочкин комплекс.
     Он вдруг опустил руку и отстранённо посмотрел в сторону.
     – Знаете, это бы объяснило, почему она стала тем, чем стала, – задумчиво произнёс советник.
     Не глядя он вяло отправил дротик в цель. Тот неловко шлёпнулся о бумагу и воткнулся в пол.
     – Но она всё равно мочала, – зло сплюнул парень. – Всё это время!
     – Она просто ребёнок…
     – Не оправдание! – отрезал Кроули.
     Красный дротик резко вонзился Рози прямо в глаз.
     – Сколько можно за этим прятаться?!
     – Я обещал Вайт-сан, что Роуз будет в безопасности, – ровно, но суховато произнёс полковник. – Пожалуйста, не заставляй меня нарушать моё слово.
     – Ах да, Мария… – протянул Кроули. – Вы встречались с ней?
     – Конечно. Перед тем, как Роуз вступила в проект.
     – Мне нужно присмотреться к ней поближе, – заявил Кроули. – Взрослая женщина, без какой-либо семьи, ни мужа, ни родственников, без видимых доходов поддерживает огромный дом с парой служанок и девочку подростка.
     Кроули прицелился снова.
     – И она одевается как горничная, хоть официально она её опекун. В этой семейке бардак.
     – Ты и вправду думаешь, что это имеет какое-то отношение к нашей работе?
     В голосе полковника впервые явно послышалось раздражение. Кроули покосился на своего непосредственного начальника и опустил руку.
     – Что, если да? – поинтересовался он. – Вы так и не сказали, что вы думаете о том фото.
     – Я считаю… что у нас недостаточно информации, – осторожно ответил Кусанаги.
     Советник чётко уловил неуверенность.
     Это было понятно. Никто не знал, что думать. И никто не позволял себе говорить, что он думает. Это было бы слишком неуместно. Ассистентки твердили Кроули, что это может быть совпадение, что это наверняка какое-то совпадение, что такое просто не может не быть каким-то странным совпадением. Он легко читал по их лицам, что они сами в это не верят. Было ясно, что обе девушки напуганы.
     Кроули снова прицелился и отправил дротик в правый верхний угол фото.
     – Ты ведь считаешь, что Скарлет как-то связан с тем, что происходит?
     Советник едко фыркнул.
     – Разумеется
     – Но он исчез шесть лет назад.
     – Вот именно. Его так и не нашли, ни тела, ничего. Он испарился. – Кроули поднял руку с дротиком. – Может он стоит за нападениями, может он мёртв, может он в бегах.
     – Это всё просто теории.
     – Верно. Пустые теории имеют малый вес, когда нужен результат, не так ли? – ровно произнёс Кроули. – Но хотите факт?
     Дротик лёг в левый нижний угол.
     – Скарлет Питер участвовал в проекте, который создавал вещество, идентичное ядрам из химер. Факт. – Кроули положил остальные дротики на стол. – В теле его дочери заключена похожая материя, которая позволяет уничтожать ядра быстро и эффективно. Факт.
     – Но к чему это ведёт? – ровно поинтересовался полковник.
     – Это ведёт к тому, Кусанаги-сан, что случайностей не бывает, – веско сообщил Кроули. – Скажите мне, что вы подумали, когда Роуз обнаружила себя? Я знаю, что вы были там, когда она вышла из тумана.
     Военный неожиданно отвёл глаза.
     – Какой была ваша первая мысль, когда вы узнали, что у вас появился кто-то, кто может сражаться с этими неуязвимыми монстрами?
     Полковник задумчиво глядел в сторону.
     – Не хотите отвечать? Не важно…
     – Я не думал об этом.
     Кроули приподнял брови.
     – Хоо?..
     – Возможно, это невежественно с моей стороны, но мне было всё равно, судьба это или совпадение, – ровно произнёс Кусанаги. – Пока мы могли противостоять этой угрозе… мне было всё равно.
     – Вот как… Поэтому вы позволили Сакаю делать, что он пожелает?
     Раньше Кроули думал, что у полковника просто не было особого выбора, когда дело касалась расследования. Но это признание показало Кусанаги в другом свете.
     – Я уже говорил, это означало хорошие перспективы, – ровно произнёс полковник. И добавил: – Я был бы благодарен, если бы ты никому не говорил. Прошу.
     – О чём? – безынтересно протянул Кроули. – Я ничего не слышал.
     Он взял дротик, ярко оранжевый, с надломленным пером, и плавно отправил в фото. Прямо в другой глаз Роуз.
     – Я всё же считаю, что ты слишком жесток с ней, – сказал Кусанаги. – Возможно, я был равнодушен, но я действительно не хочу, чтобы кто-то из них пострадал. Мы и так просим от них слишком многого, а они… всё-таки всего лишь дети.
     – Верно. Именно поэтому я никогда не возлагал на них никаких надежд.
     Полковник удивлённо свёл брови. Кроули, взмахнув голубым дротиком, театрально указал на карту.
     – Не снимите её фотку?
     Кусанаги молча шагнул к карте. Фото оказалось просто прижато шляпками кнопок, так что, когда он вынул разноцветные снаряды, достаточно было его потянуть.
     – Хех… – сдержанно усмехнулся полковник.
     Под фотографией Рози скрывалось увеличенное со старого фото лицо Питера Скарлета.
     – Вы должны понимать, что нелепо будет останавливаться сейчас, – многозначительно заметил Кроули.
     Полковник положил дротики и фото перед ним на стол и встал сбоку.
     – А что ты думаешь, Лаки-кун? – спросил он. – Думаешь, этот человек и вправду… тот же самый Скарлет Питер?
     – Тяжело сказать, – ровно ответил советник. – У мужчины на старом фото другое имя. Что-то немецкое, Фридрих Моро, или как-то так…
     – Ты уже это выяснил?
     – Ну я же не целый день тут с дротиками играюсь, – мрачно произнёс Кроули. – Я сомневаюсь, что мы узнаем много. Документов с того времени сохранилось чуть, и все участники давно мертвы…
     – Ты даже это узнал? – удивился Кусанаги.
     – Пришлось попросить от помощи у Азумы-сана, – сообщил Кроули. – Кстати, вы не читали его отчёты? Он обнаружил несколько интересных вещей. Я знал, что завербовать детектива из местной полиции была хорошая идея…
     – К сожалению, я не успел. Азума проявляет рвение под стать твоему, так что…
      Полковника прервал резкий щелчок. Кроули перехватил нож за лезвие и размахнулся.
     – Я должен присмотреться и к Марии тоже, – холодно произнёс Кроули.
     Нож с глухим «тумб» воткнулся прямо в лицо Скарлета. Полковник молча покосился на карту.
     – Как и Роуз, она что-то знает, это даже не обсуждается.
     – Мы не можем потерять наших союзников, Лаки-кун, – ровно произнёс полковник.
     – Разумеется, – кивнул Кроули. – Не беспокойтесь, я подготовлюсь, как следует.
     Кусанаги подошёл к карте и вынул нож. Фото Скарлета снялось, застряв на лезвии.
     – Откуда ты взял эту шутку?
     – Купил. Для работы с бумагами…
     Разговор с Роуз оказался не из лучших, и не принёс никакой видимой пользы.
     Но теперь Кроули знал – для всего была причина. Связи скрывались в самых неожиданных местах, и ему не терпелось узнать, что же ещё он сможет вытащить на свет из-под толстого слоя аниме штампов.
     День, когда из Рози вырвали, наконец, её тайну, стал первым днём сезона большой охоты.
     ***

     Домой Кроули вернулся как всегда поздно. Он уже даже привык называть это место «домом». Ничего лучше всё равно не было.
     С первого дня в этом проклятой городе он сидел в Институте допоздна и часто возвращался на последнем автобусе. Это было довольно стрёмно – неважно, как поздно он ехал, у него всегда была небольшая компания из полумёртвых офисных работников.
     Бросив вещи в сторону, Пол снял пиджак. Он привычно отмахнулся от раздражающего ощущения вызова. Графоман изо всех сил пытался до него добраться в последние два дня, но Кроули был не в настроении выслушивать очередную порцию нытья.
     Без сомнения, это касалось Роуз. Девчонка после их скандала выглядела как убитая, и Хиро подозрительно косился на Кроули весь день, явно питая иллюзии, что его косяки остаются незамеченными. Кроули пообещал себе, что даже не будет его бить, если пацан полезет разбираться.
     Стоило советнику рухнуть на кровать, как тут же раздался звонок телефона.
     – Да вы издеваетесь… – мрачно протянул Кроули и нажал принять: – Алло.
     – Лаки-кун, у нас нападение! – тревожно выпалила Кира.
     Пришелец медленно поднялся и сел.
     – Вы выслали машину?
     – Конечно!
     Через три минуты Кроули подобрали у дома. Через пять они были на краю зоны.
     Солдаты из группы охранения в форме работников МЧС поспешно окружали все въезды и проходы в зону знаками тревоги. Несколько гражданских пришлось увести в сторону. Хорошо, что японцы побаивались выделываться перед госслужбами, даже не смотря на явное недовольство, только подогреваемое сухими извинениями патрульных.
     Кроули вышел из машины и направился к большому чёрному фургону, припаркованному недалеко за ограждением.
     – Так почему, напомните, мне нужно находиться именно здесь, а не в институте? – раздражённо поинтересовался он по связи. – Пока не готов прототип сплава, мне нечего делать в самой зоне!
     – Разумеется, но ты единственный, кроме носителей, кто может действовать в тумане, – ответил Кусанаги. – Я думал, ты и сам понимаешь, что тебе важнее находится ближе к действию.
     – Если я останусь единственным, то мне это уже не разрулить, – буркнул Кроули. – Кто я, по-вашему, грёбанный волшебник?..
     Он постучал в дверь фургона. Те открылись, и Кроули вошёл в салон. Это был центр контроля дронов. Помещение было низким и узким, размером со среднюю японскую комнату. Вдоль стенок кузова тянулись пучки кабелей и стояли тумбы специальных контрольных консолей, из-за клавиатур, широких экранов и джойстиков смахивающих на аркадные автоматы. Несколько техников мониторили юниты слежения, за ними наблюдал Такахаши. Когда Кроули закрыл двери, он молча указал на свободное кресло.
     Советник снял наушник коммлинка и надел гарнитуру, потом окинул взглядом интерфейс на экране. Куча окон и списков с непривычки вызвали секундное замешательство. Он уже видел систему наблюдения, когда работал с Ямаучи, но пришлось слегка освежить память.
     Носители уже вошли в туман. Их вела пара дронов, на карте мигали две точки. Помедлив секунду, Кроули отказался от мысли их позадирать. Настроение было никакое.
     Воспользовавшись моментом, он поклацал по камерам дронов. Для слежения использовались какие-то специальные камеры, но видимость всё равно оставалась почти нулевая. Вешать инфракрасные было дороговато, да и химеры, будучи весьма эффективны в распределении энергии, почти не излучали тепла…
     – Вижу нарушителя!
     Голос раздался на одном из каналов патруля. Техники быстро направили дрона, Кроули нашёл нужную камеру.
     – Ничего не видим в наблюдении, – отчитался один из техников.
     Хоть тот сидел совсем рядом, Кроули слышал голос только в наушниках, изоляция была на высоте.
     – Патруль, что вы видели? – спросил советник. – Куда двигался нарушитель?
     – Эм…
     Патрульный на экране покрутил головой, осматриваясь, затем повернулся к дрону и указал направление.
     – Ты хочешь преследовать его, Лаки-кун? – спросил Такахаши.
     – Хм…
     С тех пор как Кроули протолкнул систему слежения, они засекали движение на границе тумана регулярно. Судя по свидетельствам и смазанным изображениям с дронов, часть объектов всегда покидала зону. Но…
     Сейчас патрульный явно подразумевал движение внутрь зоны.
     – Продолжайте патрулирование, – скомандовал Кроули.
     – Полковник?
     – Подтверждаю.
     Кроули подавил раскатистое фырканье. Разумеется, всегда надо было спросить – бюрократия тормозила в Японии всё, что можно. Впрочем, ему стоило сказать спасибо, что его давно не выкинули на улицу за неуважение к уставу. С другой стороны, для начальства, насколько он знал, его и не существовало…
     Вызвав карту, Кроули мысленно нанёс маршрут движения нарушителя. Носители двигались с противоположной стороны.
     – Мы видим цель!
     Теперь Кроули уже не сумел подавить усталый вздох. Он никогда не просил детей пытаться подражать жаргону военных. Скарлет и не старалась, но Хиро оказался каким-то очень уж впечатлительным. И всегда звучал как школьник, которому папа на днях купил дорогущий набор Джи-Ай Джо с рацией, и он просто не может оставить её в покое.
     – Лаки-кун.
     Такахаши опустил наушники и положил ему руку на плечо. Кроули снял свои.
     – Ты не думаешь, что это может быть опасно? – спросил лейтенант. – В смысле, ты же заметил…
     – Я не думаю, что это имеет значение. – Кроули одел наушники обратно. – Для ловушки или вроде того химеры слишком обычно себя ведут.
     За следующие десять минут детишки нашли и уничтожили шесть химер, две больших и четыре малых. Вполне нормальное число, если сравнивать с прежними столкновениями.
     Но сегодня наблюдение засекло ещё несколько. Кроули имел удовольствие наблюдать, как одна из тварей едва не схватила дрон.
     – Хм… я не припомню таких в ранних нападениях… – протянул он, остановив картинку.
     Монстр был не похож ни на что. Четыре странно выгнутые когтистые конечности; грубая шкура, похожая на листовую броню; радостно направленная в камеру широкая сплюснутая морда с зевом набитой кривыми зубами пасти; маленькие, слегка выпуклые злобные глазки. То есть фактически, последнее, что ты видишь, после того, как сообщил своей бывшей, что заморозил все кредитки.
     – Они ведь всегда разные, – протянул Такахаши.
     – Не совсем, согласно Мацумото-сенсей, – ответил Кроули.
     Будучи биологом, Мацумото обожала этих уродов. Как ребёнок с картинками, могла часами играть в угадайку, из каких животных они состоят. Она даже пыталась составить классификацию. Кроули сильно сомневался, что это будет иметь какую-то ценность, кроме, ну может быть, тактической.
     Сплюснутомордые, однако, «появились» только когда подключили систему наблюдения. Очевидно, что они были там всегда, просто никто не потрудился их обнаружить.
     – У нас потеря! – сообщил техник.
     Один из номеров в списке окрасился красным – дрон вышел из строя.
     – Хиро-кун, Роуз-сан, я проведу вас к следующей цели, – скомандовала Кира.
     – Что? Есть ещё? – поразился Хиро.
     – Мы идём, – глухо отозвалась Скарлет.
     Кроули ушёл с их канала.
     – Так, я думаю, эти твари охотятся на дронов, – сообщил он. – И я думаю, это те, которые ускользали с территории.
     – Тогда нам тем более нужно их уничтожить, – заявил полковник.
     – Возможно, было бы полезно захватить образец, – протянула Мацумото. – Не так ли, Ла-ки-кун?
     – Н-да, ну… – Кроули фыркнул. – Почему бы вам не попросить кого-то из детей? Нажать пару кнопок не сложно.
     – Лентяй, – разочарованно протянула Мацумото.
     Носители добрались до цели через минуту. Судя по видео с их камер, детишки крутились на месте в лёгкой растерянности. Тварь явно пряталась. Заметив активность на канале, Кроули включил звук.
     – …кого-то вижу!
     В голосе Скарлет звучала тревога.
     – Что там, Роуз-сан? – спросил Хиро.
     Вместо ответа Скарлет рванулась куда-то между домами. Протиснувшись в щель между тёмными каменными стенами, она перемахнула короткую ограду и выскочила на параллельную улицу.
     В эфире раздался поражённый выдох. Кроули ощутил, как на его лице сама собой возникла кривая ухмылка.
     – Неужели?.. – выдавила Кира.
     Посреди дороги стоял человек. Судя по росту и комплекции, это был молодой парень, возможно невысокий худощавый мужчина.
     В последнем Кроули сомневался.
     Незнакомец стоял на трупе бронированной плоскомордой химеры, сжимая рукоять торчащего из её корпуса длинного чуть изогнутого клинка. Плохая видимость не позволял рассмотреть детали, но казалось, на незнакомце была только простая белая рубашка и темные брюки, будто он высочил на минутку в магазин.
     – Вау… – протянул Кроули. – Чёрная катана. Fuck my brain…
     – Ещё одно оружие, без сомнения, – деловито произнесла Мацумото.
     Кроули подавил «ты млять и не говори» и ограничился простым смешком.
     Очевидно, что они только что нашли ещё одного персонажа. И Кроули уже на сто процентов знал, что именно это будет за зверь.
     Советник активировал канал носителей и с усмешкой произнёс:
     – Ну что пялитесь, котятки мои? Поздоровайтесь, а то он щас зыкнет на вас и свалит без прощания.
     В ту же секунду незнакомец характерно двинул головой, будто покосился на детишек. Затем резко выдернул меч из туши и, отвернувшись, шагнул в туман.
     – Постой! – крикнул Хиро, подаваясь вперёд. – Пожалуйста, не уходи!
     – Откуда ты знал?.. – ошарашенно протянул Такахаши.
     Кроули с усмешкой качнул головой. Он и сам начал верить в свои суперсилы. Будет весело, когда они откажут…
     – Мне некогда с вами играть, – глухо донеслось из микрофона носителей.
     – Вау, да ты просто как по нотам, – буркнул Кроули, уходя с канала носителей, и скомандовал: – Окружайте его дронами, живо!
     – Делайте, – подтвердил Кусанаги.
     Все свободные летуны рванулись к зрелищу. Скарлет шагнула вперёд, направляя на новенького меч.
     – У тебя тоже есть оружие! – крикнула она. – Кто ты такой?! Что ты здесь делаешь?
     Парень приостановился и смерил её безошибочно презрительным взглядом.
     – Не ваше дело.
     Он отвернулся и слегка согнул ноги, будто собирался прыгнуть.
     – Хиро! Спроси, ищет ли он мести!
     – Хах?..
     – Живо!
     – Ты… ты ищешь мести? – ошарашенно выдавил Хиро.
     Новенький порывисто развернулся, картинно направляя на Хиро меч. Судя по мелькнувшим в камерах разноцветным спецэффектам, казённые дети ответили незнакомцу тем же.
     – Ты… – протянул парень. – Что ты знаешь, ублюдок?!
     Кроули со смехом хлопнул ладонями. Подобный «поворот сюжета» он ожидал уже некоторое время. Не один дешёвый гарем-недоэкшен не обойдётся без «Мстителя».
     – Отлично. Спроси, когда погибли его родители.
     – Когда… погибли твои родители?
     «Незнакомец» с потрясной – совсем не выдуманной инфантильным анимуфагом, для которого пик крутизны это выкрасить всё в черный – катаной заметно напрягся.
     – Если это какой-то трюк, – прошипел он, – ты сильно пожалеешь, что выбрал меня…
     – Лаки-кун, что ты делаешь? – раздался на канале голос полковника.
     – Читаю мысли на расстоянии, – довольно заявил Кроули. – Хиро, дай ему свой коммлинк.
     – Но я не знаю… – промямлил пацан.
     – Делай, – скомандовал Кусанаги.
     – Ладно…
     Сняв устройство, Хиро шагнул вперёд и протянул его незнакомцу.
     – С тобой… хотят поговорить.
     – Хах? – презрительно фыркнул новенький. – Ты думаешь я…
     – Скарлет скажи, что иначе он никогда не достигнет своей цели.
     – Если не возьмёшь, то никогда не получишь, чего хочешь! – выразительно рявкнула рыжая.
     Кроули показалось, что злость в её голосе отчётливо направлена на него.
     Парень несколько секунд помолчал. Затем приблизился и взял устройство. Дождавшись пока оно окажется на его ухе Кроули радостно сообщил:
     – Если ты хочешь иметь хоть малейший шанс добиться своего, парень, ты пойдешь с этими детьми.
     – Кем ты себя возомнил, чтобы мне указывать?
     Самомнения этому сопляку было не занимать. Кроули едко рассмеялся.
     – Я новый голос в твоей голове, – процедил он. – А теперь двигай. И не делай лишних движений. Ты же не хочешь остаться совсем один?
     – Я не знаю кто ты, но…
     Кроули снова засмеялся и отключил канал носителей. Затем развёл по экрану полдюжины окон с изображениями с дронов. Летяги успели заснять новенького в таком количестве ракурсов, что впору было собирать портфолио. Пацан отлично подошёл бы рекламировать дешёвый дезодорант. Местные пиарщики обожали таких смазливых мальчиков со слегка растрёпанными в идеальной укладке патлами, создающими, со слов рекламного ролика, «неуловимое влечение».
     – Ладно, – констатировал Кроули, – посмотрим, что мы сможем на него найти…
     ***

      С папкой в руке советник неизящно ввалился в кабинет, прервав Кусанаги на полуслове и заработав раздражённый взгляд от него и удивлённый от Такахаши.
     Новенький, как и положено «крутому парню», держался уверенно, без видимого волнения или дискомфорта, по-хозяйски рассевшись в кресле. Обогнув его, Кроули молча положил перед полковником пару листов. Затем резко обернулся на пятках к гостю.
     – Так-так, – выразительно протянул он. – Какие необычные обстоятельства тебя сюда привели, не так ли, Хейширо-кун?
     – Этот голос… – протянул парень. – Ты тот придурок из радио?
     – Верно, верно…
     Кроули резко подскочил к новенькому. Тот даже не шелохнулся, смерив Кроули неприязненным взглядом. Но Кроули знал, что это за фрукт.
     Это был мститель. Самый ванильный мститель, какого только могла породить вселенная.
     – Так как, говоришь, убили твоих родителей? – поинтересовался Кроули.
     – Лаки-кун! – осадил его Кусанаги. – Это грубо!
     – Но и он не маленькая девочка. – Кроули отклонился и фыркнул. – Разве что у него есть какая-то тайна…
     – Придержи свой язык, сопляк, – прошипел парень.
     – Симметрично.
     – Хватит! – Кусанаги разражённо указал на Кроули. – Прекрати немедленно! Твои методы здесь неуместны.
     – Вполне уместны, заверяю вас, – отмахнулся советник.
     Пацана звали Хейширо Кен, и фактически он был, как и стоило ожидать, мужской версией Скарлет. Только лишённый типичного для цундере стеснения. Его замещало типичное для «крутого парня» чувство собственной важности и типичная мрачность мрачно бунтующего мрачного подростка в мрачной фазе. В общем, всё в пределах типичности.
     – Так что, ты не станешь говорить? – провокационно протянул Кроули.
     Носитель фыркнул, смерив не желающего проникнуться его важностью подлеца злым взглядом.
     – Отлично. Я скажу. Твои родители погибли почти два месяца назад, в странном происшествии.
     – Вы ведь знаете, что это бы!.. – резко начал парень, но Кроули перебил:
     – Твой отец владелец додзё по кендо, – продолжал он. – Его и его жену нашли мёртвыми в их доме утром, после чего-то, что власти списали на взрыв газа. Полдома разнесло, кровища повсюду, кошмар…
     – Лаки-кун… – с ноткой угрозы протянул Кусанаги.
     – Да, и ты сообщил, что тебя не было в тот вечер дома. – Кроули выразительно посмотрел на парня: – Ло-оожь…
     – С чего ты взял, умник? – процедил Хейширо.
     – С того, что ты сейчас сидишь здесь, – заявил советник. – Ну же, что случилось тогда?
     – Почему бы тебе не сказать самому, раз ты такой умный? – резко ответил мститель.
     Кроули демонстративно оглянулся вокруг, игнорируя недобрый взгляд полковника, и поражённо развёл руки.
     – Ну теперь ты меня прямо вынуждаешь думать, что ты что-то скрываешь…
     Повисла напряжённая тишина.
     – Это может помочь нам выяснить правду, Хейширо-кун, – произнес, наконец, полковник. – Прошу.
     Он склонился в коротком поклоне. Парень помедлил.
     – Я видел этих тварей, – ровно произнёс он. – Вы называете этих созданий «химеры», так ведь? Я вернулся домой очень поздно. И тогда…
     Повисла тишина. Хейширо Кен посмотрел в сторону отстранённым взглядом, будто его захватили воспоминания…
     – Драматическая пауза затягиваетсяаа, – нетерпеливо протянул Кроули.
     Мститель метнул в чужака короткий злой взгляд. И это гарантировало, что пацан просто играет на публику. Возможно, старается выиграть себе время.
     – Я услышал какой-то шум в додзё и зашёл проверить, – ровно произнёс Хейширо. – И тогда… я увидел этих тварей.
     – Я очень сожалею, что тебе пришлось пройти через такое, – с участием произнёс Кусанаги.
     – Так это они их убили? – протянул Кроули. – Просто так, взяли и ввалились в случайный дом без всякой причины…
     – Ты в чём-то меня обвиняешь? – рявкнул мститель.
     – Я? Обвиняю? – Кроули рассмеялся и махнул рукой. – Я бы низачто! Спроси кого угодно!
     Полковник и Такахаши не удержались от короткого обмена полными сомнения взглядами.
     – Тогда, к чему?..
     – Как ты оказался в тумане сегодня? – перебил Кроули. – Ты уже был в других зонах?
     Парень фыркнул и откинулся в кресле.
     – Нет. Я не успеваю добраться вовремя.
     – Как ты узнаешь, что где-то возник туман? – спросил Такахаши.
     – Я не ищу туман, я ищу этих созданий, – ровно ответил парень. – Я могу ощущать их.
     – Даже на большом расстоянии? – поразился лейтенант. – Удивительно!
     – Откуда у тебя оружие? – вмешался Кроули.
     – Я не знаю.
     Он ответил так уверенно, что это гарантированно была ложь. Кроули и мститель встретились взглядами.
      И чужак понял, что никто и никогда в этом мире не скажет ему правду.
     – Ты занимаешься кендо? – как ни в чем не бывало спросил советник.
     – А что такого?
     – Да нет, просто… – Кроули сделал смущённую мину. – Это так удобно, что твоё оружие выглядит как катана, Хейширо-куун. И такая стильная, вся чёрная такая…
     – Ты издеваешься? – с угрозой процедил носитель.
     – Неееет… – Кроули с поражённым лицом покачал головой. – Если б я издевался, я б сказал, что у тебя тупая причёска! Ну, в любом случае…
     Он по очереди поклонился Кусанаги и Такахаши, затем вышел из кабинета.
     – К чёрту это всё… – процедил советник, шагая по коридору. – Мне нужно отдохнуть.
     «Тёмный и острый» мститель брехал, как дворняга. И раз Кроули предстояло выяснять всё самому, ему потребуется много сил.
     ***

     – Воа! Минами-тян!
     Нанако насела сзади, обхватывая Кроули за плечи, и жарко дохнув в ухо дружелюбной собакой, заглянула в его телефон. Витой локон каштановых волос неприятно защекотал парню шею. В последнее время Нана взялась делать себе причёски. Возможно, из-за того, что стала больше времени проводить с подругами.
     Кроули раздражённо отпихнул её локтем.
     – Прекрати…
     – Не знала, что тебе такое нравится, – прощебетала Нанако. – Это тааак мило!
     – Это просто для друга, – отмахнулся Кроули.
     – Ээээ? Да ладно тебе, не стесняйся.
     Нанако со смехом расправила лежащее на бетоне покрывало. Она снова вытащила Кроули на обед – буквально, за руку – ещё вчера решив, что место будет на крыше.
     – Уверена, что это хорошая идея? – уточнил Кроули. – Куруми такая ворчливая, когда дело касается школьных правил…
     – Да не проблема, не проблема, – радостно отмахнулась Нана. – Я ей уже показывала!
     – И она тебя не распяла за нарушение? – Кроули фыркнул. – Ты и впрямь её гнешь, как хочешь…
     – Не говори это так! – возмутилась Нанако. – Ну же, садись.
     Кроули присел рядом. Нана тут же поставила перед ним коробку бенто, коробочку сока и, положила на бенто палочки. Она бесконечно обожала чувствовать себя настоящей хозяйкой.
     – Знаешь, я хотела тебя поблагодарить за это, Лаки-кун, – протянула она вдруг.
     – Хм? За что?
     – За то, что ты представил меня Киридзё-сан, – Нанако улыбнулась, вскрывая свою порцию. – Ты был прав, она тааакая милашка! Я её обожаю!
     – У тебя извращение вкуса…
     – Глупости! Но это даже странно, что у неё совсем нет друзей. – Девушка грустно вздохнула, зацепив палочками пёстрый комок салата. – Может это из-за того, что она…
     Нана запнулась и смущённо умолка.
     – Что? – заинтересовался Кроули. – Она что-то сделала?
     – Нет-нет, просто… – Нанако задумчиво придержала палочки у рта. – Она такая… отстранённая. Я хотела затащить её в кафе после школы, чтобы мы посидели все вместе с девочками, но… я не могу. Стесняюсь.
     – Может позже, – заметил Кроули, открывая свою коробку.
     Раздался звук открывшейся двери. Секунду спустя смущённая девичья мордашка забавно выглянула из-за угла.
     – Лаки-кун, ты тоже тут? – поинтересовалась Куруми с таким видом, будто ей предстояло шагнуть в пасть аллигатору
     – Нанако меня украла.
     – Глупости!
     Нана вскочила и, вмиг оказавшись возле Куруми, потянула подругу к покрывалу.
     – Вот здесь, Куруми-тян, садись!
     Каждый раз, когда Кроули видел Куруми вместе с Нанако, стервозный президент студсовета всегда сидела, залившись нежным румянцем, как молодая монашка в стрип-клубе. Этот раз исключением не стал.
     За едой разговор неизбежно уплыл в обсуждение последних школьных новостей. И главной новостью был новенький в классе Нанако.
     – …и он такой странный, правда, Лаки-кун?
     Кроули на секунду застыл. Он был уверен, что никаких видимых связей с мстителем у него не было.
     – Аэ… Мне-то с чего знать… – попытался пленник аниме уйти от ответа.
     – Но ведь!.. – Нанако подозрительно прищурилась. – Он тоже новенький, который перевёлся без всякого предупреждения! Совсем как ты!
     Кроули устало покачал головой.
     – Oh God, metacommentary…
     – Хах? В любом случае, ты наверняка его видел, – продолжала Нанако. – Вся школа о нём болтает. Правда, президент?
     Нанако вдруг одарила Куруми хулиганской улыбкой. Та недовольно хмыкнула.
     – Не мели всякую чушь, Нанако-сан! – Куруми всё же стеснительно отвела глаза. – Меня это всё не касается.
     – Я видела, как ты на него смотрииишь… – провокационно протянула Нана. – Многие девочки по нему слюни пускают.
     – Ханамура!..
     Кроули в такт своим мыслям совершенно непроизвольно издал раскатистое «Пфех!». Девушки уставились на него с удивлением.
     – Что? – Парень с непроницаемым лицом зацепил порцию риса.
     Нанако смерила его выразительным взглядом.
     – Полагаю, парни тоже на него обратили внимание, – протянула она. – Уж Асано точно! Он тебя тоже достаёт?
     – Ещё как, – буркнул Кроули.
     Асано и впрямь крутился вокруг чёртового новенького, будто сам превратился в девчонку. Кажется, тупой как валенок «школьный друг» решил, что нашёл себе идеальный образец для подражания. Впрочем, чего стоило ожидать от индивида, который был свято уверен, что стоит только обнаружить нужный зачесон, и тёлки на тебе повиснут гроздями…
     Мститель был «Лансером». С момента его появления в школе, это стало болезненно очевидно. И, будучи персонажем, творческая задача которого оттенять характеристики протагониста, в пику Хиро, окутанный ореолом крутизны и «особенности» Хейширо Кен мгновенно стал популярен и обожаем окружающими.
     – Но он и впрямь симпатичный… – протянула Нана.
     – После того как странный, так что ли? – с ехидцей добавил Кроули.
     – Нуу… Когда представлялся, он сразу сказал, что не заинтересован в общении, – протянула Нанако. – И после этого он и впрямь просто говорит, чтобы его оставили в покое.
     – Ога…
     – Но… – Нана очаровательно зарумянилась, – это даже немного привлекательно. Хоть он и мрачный, но выглядит таким серьёзным и уверенным!
      Едкий глухой смех вновь заставил девушек удивлённо нахмуриться.
     – Да, у него есть причины помрачнеть… – пробормотал Кроули.
     – Ааа! Так и знала! – Нанако возбуждённо сверкнула глазами. – Ты его знаешь так ведь? Это из-за…
     Она запнулась, явно оборвав себя на полуслове. Куруми, позабыв вынуть палочки изо рта, удивлённо крутила головой, глядя на них по очереди.
     – Нет, – бесстрастно ответил Кроули. – Просто… догадка.
     ***

     Спустя два дня после появления лансера стало ясно, что он изволит играть по своим собственным правилам. Пацан начал избегать связи с Институтом. Он обещал сотрудничать в операциях, поэтому Кусанаги медлил с приказами насчет решительных действий. Но у Кроули был план, как быстро всё исправить.
      На одной из узких улиц на юго-западе центральной Инакуры стояло здание. Не слишком примечательное, похожее на офисную многоэтажку. На фасаде нижнего этажа красовалась яркая вывеска с надписью «Розовое поле», объёмные иероглифы были похожи на воздушный розовый зефир.
     В этом неприметном здании, одну из угловых комнат на первом этаже украшал неожиданно роскошный интерьер, не хуже любого дорогого отеля. Мягкая, обитая бархатом мебель, пушистый белый ковёр, картины на стенах. Интерьер играл мягкими и уютными пурпурными тонами.
     Сейчас там находилось двое. Красивая женщина средних лет со встрёпанными подвитыми волосами сидела на широкой укрытой пурпурным бельём кровати, испуганно прижимаясь к холодной резной спинке. Даму явно застали врасплох в весьма пикантном положении, поскольку прикрыть свою наготу она могла только тонкой розовой простынёй.
     Кроули безмолвно сидел в кресле напротив, глядя на женщину немигающим взглядом и рассеяно покачивая в руке пистолет. На «глоке» красовался продолговатый прямоугольник, новый глушитель.
     Молчание длилось уже несколько минут. В тишине отчётливо слышался плеск воды из примыкающей к номеру ванной комнаты.
     Плеск затих. Из ванной вышел молодой парень, закутываясь на ходу в полотенце. Подняв взгляд, он нервно вздрогнул и застыл на месте.
     – Что за херня?.. – выдохнул Хейширо.
     – Знаешь, я уже понял, что твоя жизнь лежит в руинах, – произнёс Кроули, не отрывая глаз от женщины на кровати. – Но чтобы трахать секретаршу своего папаши? Это пиздец даже для меня…
     – Кем ты себя возомнил? – злобно прорычал лансер, невольно делая шаг. – Убирайся, пока я не!..
     – Что? – бесстрастно спросил Кроули. – «Ты не» что?
     Хватка на пистолете мягко окрепла. Лансер застыл на месте.
     – Ты прав, один из нас пострадает, – протянул Кроули. – И кто бы это мог быть?..
     Женщина испуганно сжалась, натягивая простыню чуть не до глаз. Розовая ткань обняла соблазнительные зрелые изгибы.
     – Ты этого не сделаешь, – заявил лансер.
     Кроули ответил издевательским смехом.
     – Ты будешь в шоке. Но, впрочем, нам нужно просто поговорить
     Он подался вперёд, заставив женщину испуганно вздрогнуть.
     – Наоми-сан, – медленно протянул советник, – почему бы вам не избавить нас от своего присутствия?
     Дама метнула затравленный взгляд на лансера. Затем на Кроули.
     – Немедленно.
     Женщина поспешно сползла с кровати, неловко прикрываясь простынёй и пряча глаза. Заполошено похватав разбросанные по полу в страстном беспорядке вещи, она выскочила из помещения, хлопнув дверью.
     Возле уха Кроули возник кончик чёрного меча.
     – Почему мне не прирезать тебя, как свинью?! – хрипло прошипел Хейширо.
     – Уговорил. – Кроули не оборачиваясь раскинул руки. – Режь!
     Лансер отчётливо скрипнул зубами. Кроули одним движение поднялся из кресла и развернулся.
     – Аввв, а я-то думал ты серьёзно, – деланно загрустил он. – Очевидно, ты не настолько шальной как мы все вокруг считали.
     Лансер резко подался вперёд, стремительным движением приставив Кроули клинок к горлу.
     – Впечатляет, – скучно протянул советник. – Это у тебя меч или ты просто рад меня видеть?
     – Если ты думаешь…
     Короткий щелчок заставил лансера отскочить назад. Кроули презрительно хмыкнул.
     – Надеюсь, папаша научил тебя паре трюков, – процедил он. – Потому что тебе стоит убедиться, что я не смогу двигаться после первого удара.
     – Какого черта тебе нужно, ублюдок? – прошипел Хейширо.
     – Я пришёл развеять твои заблуждения, – сообщил Кроули. – Ты, очевидно, возомнил, что работа с Институтом, это что-то вроде вольнопосещаемого клуба. Это не так.
     – У меня нет времени на ваши детские игры, – отрезал мститель.
     – Ты всерьёз думаешь, что посещение «любовного отеля» тебя овзрослило, мальчик? – сплюнул Кроули.
     Неприметный, в отличие от своих менее респектабельных конкурентов, отель «Розовое поле» был одним из старейших в Инакуре мест, где изнемогающие в малюсеньких квартирах без шанса на приватность молодые японцы могли провести бурную ночь, оплата почасовая. Работники стояли за неприкосновенность клиентов до последнего – то есть, пока Кроули не показал пистолет.
     – Моя личная жизнь не твоё собачье дело!..
     – А вот тут ты не прав, – прервал его Кроули. – Конечно, меня не волнует, кого ты там трахаешь, можешь хоть со своей бабулей кувыркаться, мне плевать. Но.
     Кроули склонил голову, неплотно скрестив руки на груди.
     – Ты представляешь интерес для Института.
     – Это не делает меня вашей собственностью.
     – Это делает тебя точкой интереса, – отрезал Кроули. – И если ты хочешь добиться своей мелочной мести, то будешь делать, что тебе говорят.
     – Ты не можешь меня заставить, – вызывающе заявил лансер.
     Кроули развёл руками и радостно заявил:
     – Но я уже это делаю! – Он резко убрал улыбку: – И если ты не включишься в игру как следует, то отправишься обратно на улицу.
     – Я могу найти его и сам! – рявкнул Хейширо.
     – Егооо?.. – многозначительно протянул Кроули.
     Мститель осёкся и зло фыркнул.
     Разумеется, пацан что-то знал. Происшествие в додзё не попало бы в поле зрения Института, если бы не работа Азумы. Расследуя исчезновения людей, детектив наткнулся на «взрыв газа» в додзё Хейширо. Он не смог поговорить с парнем тогда – опекунша, энергичная незамужняя дама, прямо-таки фанатично оберегала молодого пострадавшего.
     Теперь было очевидно, что пацан увяз во всём этом по уши. Он отказывался говорить, что произошло той ночью, но было очевидно, что он кого-то видел. Кого-то, кто, кажется, был поинтересней химер и гомункулов. Хейширо также отказывался признаться, откуда у него оружие, утверждая, что просто убил одну из химер когда «во мне будто пробудились какие-то силы».
     Раньше Кроули взбесился бы из-за его молчания, но теперь он понимал, что это просто часть работы.
     – Это я оказал вам одолжение, – процедил лансер. – Такая твоя благодарность?..
     – Ты просто сопляк, чья жизнь разваливается на куски, – отрезал Кроули. – Со мной игры в авторитет не прокатят.
     Хейширо угрожающе направил на него меч.
     – Даже не думай, что ты что-то обо мне знаешь, ты чёртов ублюдок!
     – Я знаю, что ты по уши в дерьме, пацан. Кому там, говоришь, уходят права на…
     – Тварь!..
     С рыком лансер размахнулся мечом. Кроули перехватил пистолет, приняв стойку. Они замерли.
     – Мне стоит прикончить тебя прямо сейчас… – прошипел мститель.
     – Тогда, может, так и сделаешь? – холодно ответил Кроули. – Ну же!
     Хейширо скрипнул зубами.
     – И тогда мы точно узнаем, чего стоит один из вас против кого-то посерьёзней парочки надувных тигров.
     – Ты думаешь, у тебя есть шанс? – презрительно сплюнул Хейширо. – Ты просто бесполезный кусок дерьма! Я могу разрубить тебя на куски одним!..
     Кроули прервал шипящего лансера пугающе искренним глухим смехом.
     – Единственная причина, по которой вы все трое ещё живы, мой юный друг, потому что вы полезнее живыми, чем мертвыми. Ты думаешь, тебя придут убивать как в аниме, танками и ракетами? Идиот…
     На лице носителя мелькнула опаска. Меч слегка опустился.
     Пацан был явно поумнее других детишек, и мгновенно уловил намёк.
     – Ты можешь попробовать избавить себя от бремени значимости, парень, – холодно предложил Кроули.
     – Ваша чёртова дыра мне не нужна! – слегка неубедительно рявкнул Хейширо.
     – В таком случае можешь и дальше оставаться сам по себе, – протянул Кроули. – Ну ты знаешь. Как раньше.
     Если бы Кусанаги узнал, что Кроули рискует скомпрометировать договор с одним из носителей, то лично упаковал бы его в одну из камер в подвале под третьим корпусом.
     Кроули, однако, не верил, что этот сопляк способен отказаться от их услуг. Потому что Хейширо Кен не мог позволить взвалить на себя ещё больше проблем.
     Потому что Хейширо Кен сейчас жил в странном мире, окружённый рассыпающимися стенами, на которых мелом было нарисовано всё, что он знал и имел. Его наследство стало центром весьма жаркого раздора, а сам он превратился в помеху для слишком многих людей. И он прекрасно ощутил это на себе, когда лишился своего дома.
     Сексуальные отношения с женщиной вдвое старше него были сейчас для лансера, возможно, не самым диким обстоятельством. Может и с сомнительными мотивами, но Арата Наоми осталась единственной, кто о нём заботился…
     Отвернувшись, Кроули подошёл к двери взялся за ручку. Лансер даже не шевельнулся.
     – Если готов вынуть голову из жопы и взяться за ум, явишься завтра в Институт. – Кроули открыл дверь. – Возможно, они смогут помочь с правами на ваше семейное додзё.
     Уже в коридоре Кроули с едкой улыбкой продемонстрировал украденный мобильник.
     – Заодно получишь новый телефон.
     Выражение на лице лансера было бесценным.
     ***

     После уроков Кроули собирался сразу свалить из школы, его ждала куча работы. Собрав вещи, он быстро покинул класс, смешавшись с гомонящими учениками в коридоре.
     Но его вдруг окликнули со стороны:
     – Лаки-кун, у тебя есть минутка?
     Это был Хиро. Парень неуверенно пристроился сбоку, и они пошли по коридору вместе.
     – Смотря, что ты хочешь, – уклончиво протянул Кроули. Неожиданная компания протагониста его озадачила.
     – Это… это на счёт Хейширо-куна, – неуверенно произнёс тот.
     – И что с ним?
     – Он ведь перевёлся в нашу школу из-за…
     Хиро нервно оглянулся.
     – Да, «из-за», – согласился советник. – Что такое?
     – Просто, я подумал… – Хиро помялся. – Может, стоит поговорить с ним?
     Кроули остановился и скептически приподнял брови.
     – Это какая-то социально-школьная фигня? – подозрительно уточнил он. – Потому что это прозвучало странно.
     – Это просто… раз у него тоже есть оружие, я подумал, что, может, нам стоит поговорить с ним… – протянул Хиро.
     Кроули озадаченно нахмурился. Одной из самых раздражающих особенностей японского этикета в общении было то, что никто никогда ничего не говорил прямо. Общаться открыто было слишком грубо и невежливо. Людям предлагалось быть паиньками и улавливать всё эмпирически.
     Впрочем, сейчас Кроули примерно понимал, что именно хочет Хиро.
     – И ты намекаешь, что мне стоит с ним перетереть? – поинтересовался советник. – Да, у меня плохие новости. Я с ним уже пообщался. Теперь ваша очередь.
     – Что? – поразился Хиро. – Но… я не видел, чтобы вы говорили.
     – Ты тупица. А теперь пойди и сведи их со Скарлет, расскажешь потом, кто сорвался первым.
     – Это звучит, как ужасная идея… – протянул парень. – Но… Лаки-кун?
     Кроули уже шёл дальше, отмахнувшись не глядя:
     – Это твоя проблема. Твоя лично.
     В конце концов, он же протагонист. Держать всю эту кодлу вместе его чертова работа!
     На выходе из школы Кроули заметил лансера. Парня, окружённого ореолом неуловимо анимешной потрясности, сопровождало несколько щебечущих девчонок. Тот делал вид, что находится где-то далеко.
      Несмотря на пренебрежение, Кроули было интересно, что получится из общения Хиро и лансера. В конце концов, они должны были служить друг другу контрастом. Внешне всё было пока что превосходно: Хиро был непримечательным пассивным малодушным сопляком; лансер был популярным мнительным самодовольным неудачником. Идеальная пара.
     И это было странно.
     У обоих для таких характеров имелись вполне обоснованные предпосылки, – так же, как и у Скарлет, если вдуматься. Все трое носителей каким-то образом умудрялись соответствовать самым картонным архетипам, прямиком из аниме. Казалось, будто среди всех жителей Инакуры этих детей придирчиво отобрали вручную, специально для соответствия лекалам архетипов.
     Это было странно. Жутко даже.
     Кроули уже некоторое время периодически задумывался о странном эффекте. Любой штамп в любом медиа когда-то был приемлемым ходом в истории. Но со временем причинно-следственные связи постепенно стёрлись, оставив лишь внешнюю оболочку, и «приём» превратился в «штамп».
     Но в данном случае со «штампами» что-то не ладилось. Кроули, опираясь на знание жанра, оказывался чаще прав, чем нет, но… за внешними проявлениями всегда же скрывалось что-то большее.
     Хиро приобрёл свою пассивность, когда его сломила утрата не просто семьи, но прежней жизни. Рози трепетно взращивала в душе обиды покинутого ребёнка, укутавшись в защитное самомнение, и осталась эмоционально инфантильной. А Хейширо просто стоял на грани, превратившись в робота с одной задачей – удержать додзё.
     Штампы были будто симптомами. Или, может даже, некой целью, к которой вели сложные конструкции из людей, вещей и событий…
     Впору было заподозрить высшие силы. Но единственной, которую знал Кроули, был графоман, так что усилием воли пришелец отмахнулся от таких размышлений.
     У него хватало непосредственных задач. Нападения на семью лансера всё ещё было загадкой. В разговоре с полковником Хейширо тоже сболтнул, что собирается кому-то отомстить. Добавить его оговорку в отеле, и становилось ясно, что Кроули был прав, когда ещё вначале предполагал наличие каких-то конкретных противников. Потому что всегда есть «плохие парни», всегда.
     Оставалось выяснить, кто это и что им надо. Кроули подумывал о том, что это мог быть Скарлет-старший. Большая семейная драма была бы в градус унылости всего здесь происходящего.
     Но, как ни странно, интуиция Кроули подсказывала, что для графомана это было бы слишком продуманно. Лентяи любят множить сущности, просто бесконечно наслаивая персонажей и события как им вздумается. Метод, убивший индустрию комиксов, как говорят.
     Отчёты Азумы оказались интересным взглядом на вещи. Он опросил немало людей, так или иначе связанных с ночными происшествиями, и собрал кое-какие любопытные детали. Именно от них советник оторвался, когда в дверь кабинет постучали.
     – Войдите.
     На пороге оказался Хиро. Кроули удивлённо приподнял брови. Два раза в один день – очевидно, приближался конец света.
     – Лаки-кун, я думаю, мы выяснили что-то важное! – выпалил парень.
     – Хах?..
     За его спиной появилась Скарлет, бесцеремонно пихнув Хиро в комнату.
     – Это по поводу неизвестных, которых мы замечали в тумане, – резко сообщила она, сурово выходя вперёд.
     Хиро поспешно прикрыл двери и пристроился за рыжей катастрофой.
     – Вот как, – протянул Кроули. – Без всякого сомнения, определённо что-то важное…
     – Хватит умничать! – рявкнула Скарлет. – Конечно, это важно! Стала бы я приходить к тебе, если бы это было не нужно!
     – Яаа… – Кроули запнулся, а потом сцепил пальцы. – Весь внимание.
     – Это Хейширо. Он сказал, что в прошлое нападение он был в тумане впервые.
     – Верно, – кивнул Кроули. – Он говорил это, ещё когда…
     – Но ведь это значит!.. – задохнулся Хиро.
     – Это значит, что есть кто-то ещё! – резко выдала Скарлет. – Ты же должен знать, когда…
     Кроули прервал их глухим смехом. Это и вправду был день сюрпризов.
     – Well, that’s rich, – протянул он с улыбкой.
     – Хах? Что ты там бормочешь? – возмутилась Скарлет. – Говори на японском!
     – I don't wanna. Ладно, не пуши хвост, долбанёшь кого-то током.
     – Ты… Разве ты не думаешь, что это важ?.. – протянул Хиро.
     Кроули его прервал, со стуком выдвинув средний ящик. Вынув верхнюю папку, он хлопнул её на стол перед посетителями. Затем сделал движение ладонью:
     – Ознакомьтесь.
     Дети озадаченно вынули из папки несколько листов. Это были увеличенные изображения с камер наблюдения. На них красным маркером была обведена размытая фигура. На некоторых изображениях фигура явно находилась внутри тумана, на других – снаружи.
     – Знаете, кто это? – спросил Кроули. Затем пожал плечами: – Надеюсь, что нет, иначе вы его пособники, кто бы это ни был, и мне придётся вас проводить в помещение, где немного прохладно.
     – Так там и вправду был кто-то ещё… – протянул Хиро. – Это не Хейширо-сан…
     – Конечно нет, Коломбо, – фыркнул Кроули. – Я подумывал привлечь специалистов, что-нибудь по распознанию изображений, но это бесполезно. Всё, что мы получили, это примерный рост.
     Он поднял один из листов.
     – Сравнили с ограждением, в этом кадре. Примерно метр тридцать, комплекцию определить затруднительно. Он как будто в плаще всё время. – Кроули хмыкнул. – Что-то мне подсказывает, что он ожидает наблюдения, скрывает свой профиль.
     – Так… ты уже знаешь, Лаки-кун? – уточнил Хиро.
     – Разумеется, – сообщил Кроули. – Это моя работа, помнишь?
     Он с усмешкой откинулся на стуле.
     – Что меня удивляет, так это то, что вы это узнали.
     Скарлет раздражённо фыркнула и отвернулась.
     – Отлично.
     – Да ладно тебе, не расстраивайся. Если есть ещё какие…
     – Я не расстроена! – рявкнула рыжая.
     Едва не выбив дверь, Скарлет бурей вылетела из помещения.
     – Только я хотел её похвалить… Ну, полагаю, вы и правда слегка перевозбудились, – констатировал Кроули. – Наш ангстовый мальчик сказал что-то ещё?
     – Ангсто… вый… – потерянно протянул Хиро, но спохватился. – А, Хейширо-сан. Нет. Он вообще не слишком общительный…
     – Ну, как я и сказал, это твоя работа, парень. Теперь иди, покорми катастрофу мороженым, а то у неё стержни расплавятся.
     – Но… я не знаю…
     – Вон.
     Хиро поспешно эвакуировался и Кроули с кряхтеньем откинулся на спинку, закинув руки за голову. Оказаться снова впереди волны было неплохо. Впрочем, он мог только догадываться, насколько он впереди чего-либо. Общаться с графоманом всё ещё не было никакого желания.
     После подтверждения наличия «таинственного незнакомца» Кроули ощутил, что сюжет всё её держится в предсказуемых рамках. Это было хорошо. Хотя бы для него, если не для читателя.
     ***

     – …и их там опять набито под самый верх! – «Новенький» раздражённо всплеснул руками. – Я уже готов попробовать вловить одного из разносчиков и навалять ему хорошенько!
     – А ты не пробовал обратиться к хозяйке? – заметил Хиро. – Может, она что-то сможет…
     – Ну, я не думаю, что мне стоит отвлекать её по поводу моей порнухи, – буркнул Кроули.
     – Чёорт, ты везучий ублюдок, – с ноющей ноткой протянул Асано. – В моём районе сплошные семейные дома, даже из чужого ящика семпл не вытащить.
     – Тебе оно нужно? Я тебе хоть все отдам, – фыркнул пришелец. – Всё равно в мусор отправляется…
     – Ты выкинул халявный семпл весенней «Цветочной девушки»?! – возопил Асано в возмущении. – Проклятый еретик!
     На них покосились. Несколько девчонок дружно сморщили носы.
     – Вааа… что за извращенцы…
     – Не думала, что он из таких…
     В ответ на шепотки Кроули раздражённо завёл глаза. Проклятый журнал был чем-то вроде местной достопримечательности – каждая собака в Инакуре знала, что «Цветочная Девушка» флагман порно индустрии.
     Кроули пару раз попытался проникнуться одержимостью местных порнухой, честно изучив все полученные в первые дни листовки и пробники. Но только заработал депрессию. Модели были совершенно очаровательными созданиями идеальной внешности с восхитительными телами, но… с каждого фото смотрели мёртвые глаза. Всё, что видел Кроули, это галереи улыбающихся глянцевых масок с пустыми взглядами призраков.
     Может, проблема была просто в странных, заученных выражениях на лицах моделей, но буклеты всё равно отправились в корзину сжигаемого мусора.
     – Блеск, Асано, просто блеск. Ещё раз заорешь, я тебе так врежу, что коренные зубы отправятся в прямую кишку…
     – Заткнись! – рявкнул тот, явно желая расстаться с зубами. – Я не позволю такому расто… Гиих!
     Асано испуганно шарахнулся назад, падая на стул. Кроули обернулся и в упор уставился на взбешённую старосту.
     – Вы что себе позволяете? – холодно процедила Куруми.
     – Обсуждаем порно, – охотно ответил Кроули. – Хочешь с нами? Спорю, ты любишь…
     Не дав ему закончить, Куруми коротко размахнулась увесистой пачкой бумаги и треснула его по голове. В классе раздались смешки.
     – А-а…
     – Хватит нести бред!
     С сердитым рыком девушка схватила Кроули за шиворот, и выдернула из-за парты.
     – Эй, полегче…
     – Ты идёшь со мной! – скомандовала Куруми ледяным тоном. – Мне надоело, что ты опять пропустил собрание. Будешь наверстывать!
     – Я не твоя собственность…
     – Заткнись!
     Довольно болезненно цапнув лентяя под локоть, Куруми прижала бумаги к груди и потащила его к выходу. Группа девушек, сдвигающие на обед парты, активно зашушукались. Асано издал полный вселенской тоски вздох.
     – Чёёрт, я тоже так хочу… Чёртов предатель Смит!
     – Рот закрой, – успел вставить Кроули, увлекаемый зовом чужого долга.
     Пытаться вырваться из захвата советник не стал. Просто подождал, пока они спустятся на первый этаж и Куруми, наконец, заметит взгляды, которыми их провожали. Кроули не видел её лица, но по тому, как она нервно отдёрнула руку и пугливо прижала к груди пачку бумаг, было ясно, что леди благородного рода отчаянно краснеет.
     – Кто платит? – поинтересовался он.
     – Разумеется ты, – отрезала президент. – Даже не вздумай отказываться!
     – То есть, фактически, это свидание.
     Куруми испуганно дернулась. Затем одарила его высокомерным взглядом через плечо.
     – Ты его не заслужил, – со сладким и мягким, как сахарная вата презрением произнесла она. – Так что, нет.
     Кроули замер на секунду, затем не выдержал и рассмеялся.
     – Okay, that was absolutely adorable.
     – Хах? Говори понятно! – возмутилась девушка.
     – Куруми-тян?..
     К ним подошла возникшая в боковом коридоре Нанако. Было даже немного странно видеть её в обеденный перерыв без платка с коробкой бенто.
     – Вы хотите пообедать вместе? – Нанако ехидно улыбнулась, стрельнув глазами в Куруми: – Совсем как на свидании…
     – Нанако-сан! – Президент отрицательно махнула рукой, отчаянно розовея. – Прекрати болтать всякие глупости!
     – Она хочет заставить меня работать, – пожаловался Кроули.
     – Ты пропустил собрание, и мне нужно, чтобы ты посмотрел на эти документы, – отрезала Куруми. – Сам виноват! Мне стоило бросить тебя делать это самому…
     – Ооо, – протянула Нанако, разглядывая первый лист в пачке. – Это на счёт финансирования клубов? Можно я с вами, президент? Пожалуйста!
     Она сложила ладони и сделала умоляющие глаза. Куруми удивлённо кивнула.
     – Ладно… Но что тебе?..
     – Отлично, пойдёмте! – Нанако радостно поманила их за собой. – Я просто спустилась за напитками, мы с клубом обедаем в классе домоводства… Идём-идём!
     Нана энергично побежала к автоматам, Куруми и Кроули машинально двинулись следом.
     – Так она с нами или мы с ней? – протянул парень.
     – Я слышала, что Ханамура-сан очень напористая во всем, что касается клуба, – удивлённо сообщила Куруми.
     Вскоре Кроули обнаружил себя в окружении звонкого девичьего щебета. Не то чтобы это было чем-то неприятно, но уж точно необычно. Любопытно, что Куруми определённо испытывала схожие ощущения.
     Каким-то образом девушки из кулинарного раздобыли себе ключ от класса – и Кроули готов был поклясться, что сидеть здесь без разрешения им нельзя. Скорее всего, они втихую зажали запасной. Куруми, к его удивлению, ничего не сказала. Возможно, оказавшись вне своей компетенции – то есть, среди людей – свирепая аристократка просто растерялась.
     Кроме Нанако было ещё трое участниц их клуба. Кроули не знал никого – две были с соседнего потока, третья – старшеклассница. Казалось странным, что Нану выбрали президентом, если в клубе были старшие ученики – даже в школьных клубах царила строгая иерархия, имитируя взрослое общество до мелочей. Но быстро стало ясно, что Нанако беспрекословный авторитет на этой кухне. Она управляла подчинёнными с уверенностью полевого генерала.
     При виде суровой «Принцессы» девушки пугливо притихли, но ненадолго. Радостный гомон вновь окреп уже через пару минут, и стол был накрыт в рекордные сроки. С фанатичным вниманием к правилам сервировки – поданная в строго определённой форме, вся пища была разложена в строго определённую посуду строго определённым образом.
     – Вы уверены, что вы кулинарный клуб, а не клуб кулинарных украшений? – поинтересовался Кроули, критически осматривая морковку. – Зачем было резать цветочками?..
     – Не говори так, Смит-сан! – возмутилась одна из девушек. – Это же так важно!
     – Да! Еда должна быть красивой, тогда она лучше на вкус, – подхватила старшая.
     – Лаки-кун в это не верит, – со снисходительной улыбкой заметила Нанако. – Он такой неряха.
     – Эй. Полегче на…
     – Он даже никогда не говорит перед едой «приятного аппетита»!
     – Неряха!
     – Неряха-неряха!..
     Девочки радостно захихикали. Соседка Куруми, осторожно придерживая банку, изящной струйкой налила ей холодное кофе в раскрашенный цветами высокий стакан.
     – Вот, Киридзё-сан, – смущённо протянула она, – прошу вас…
     – Спасибо…
     Когда присутствие «Принцессы» перестало их стеснять, девушки начали регулярно бросать на Куруми отчётливо восхищённые взгляды. Её соседка обхаживала принцессу с почти влюблённым смущением. Юмор был в том, что Куруми явно стеснялась сильнее их всех вместе взятых.
      Озадаченный всем этим Кроули невольно нахмурился. Сцена отдавала чем-то… чужеродным. Обед напоминал посиделки в его время старшеклассником, но совсем немного. Как-то всё здесь было… формально.
     Всё в Японии было так формально. Даже близкие друзья в «неформальной» обстановке ходили один вокруг другого на цыпочках.
     – Смит-сан, а правда, что ты умеешь готовить лазанью?
     Вопрос старшей девушки обрушился на отвлёкшегося пришельца, как гром посредь чиста поля.
     – Эээ…
     Кроули метнул на Нанако раздражённый взгляд. Та ответила непонимающей миной.
     Она обожала трепаться о еде и, разумеется, мучала Кроули расспросами об американской кухне. Хоть тот с детства помогал матери по дому, вопросы Наны часто вгоняли его в тупик. И да, один раз он упоминал, что готовил лазанью. Он, однако, не ожидал когда-либо говорить об этом вновь.
     – Ну… да, – протянул он. – Я умею.
     – Воа! Может, ты итальянец?!
     Старшая неожиданно одарила Кроули нескрываемо жадным взглядом тёмных глаз.
     – Но он совсем не похож на итальянца… – протянула другая.
     – Девочки.
     Разыгравшиеся дамы притихли. Слышать строгие нотки в голосе Нанако было более чем непривычно.
     – Не обращай внимания, Лаки-кун. – Нана с легкой неловкостью улыбнулась. – Они не со зла, правда.
     – Ага…
     – Прости, Смит-сан…
     – Да ладно вам, – отмахнулся Кроули.
     – Так ты… ты нам покажешь?
     Девушки дружно уставились на него умоляющими взглядами. Кроули ошарашенно осмотрел собрание.
     – Ну, это…
     – Пожалуйста!
     – Мы всё устроим!
     – Пожалуйста, Смит-сан! Я всегда хотела увидеть, как нужно делать это правильно!
     – Девочки, прекратите, – осадила их Нанако. – Я вовсе не имела в виду, что…
     – Но президент! – неожиданно упрямо взвилась старшая. – Ты сама говорила, что всегда лучше наблюдать процесс в действии!
     – Точно!
     Назревал мятеж. Нанако ошарашенно умолкла. Затем виновато посмотрела на Кроули.
     – Эм… я знаю, что это проблематично, но…
     – Да вы, верно, шутите… – Кроули раздражённо взмахнул рукой.
     В ответ раздался коллективный выдох разочарования. Участницы дружно поникли. У Кроули возникло ощущение, что над ним издеваются. Но они всё же выглядели совершенно абсолютно на сто процентов серьёзно.
     – Ладно, не делайте такие лица. Только…
     – Вааа!
     – Как славно!
     Девушки радостно рассмеялись, сияя невероятно счастливыми лицами. Старшая легонько похлопала ладонями как маленькая. Нанако смущённо улыбнулась и протянула:
     – У нас все очень энергичные…
     Кроули завёл глаза.
     – Да. Я вижу.
     – Сегодня? – жадно поинтересовалась старшая у Нанако.
     – Нет, – сурово отрезала та. – Нам нужно купить необходимых продуктов.
     Остаток перерыва Кроули провёл в попытках остудить энтузиазм по поводу грядущей лазаньи. Но энтузиазм участниц кулинарного клуба пылал лесным пожаром.
     Закончив с едой, девчонки едва не подрались за право мыть посуду обожаемой принцессы. Либо их жизнь была совершенно пустой, либо все три были сумасшедшими. Оба варианта возможны в равной степени.
     Когда они с Куруми оказались в коридоре Кроули вдруг услышал у себя за спиной тоскливый вздох.
     – Мы так ничего и не сделали, – уныло протянула девушка. – Я совсем отвлеклась…
     – Ладно, не убивайся, маленькая бюрократка. Я задержусь после уроков, – пообещал Кроули
     – Нет. – Куруми звучала на удивление подавлено. – Не стоит. Я сама могу обо всём позаботиться. Для тебя ведь важно отправиться на работу, ты ведь даже прогуливаешь из-за этого…
     – Эй, что-то ты какая-то вялая… – протянул Кроули, оборачиваясь.
     Президент вдруг подняла на него изумрудные глаза. В них плескалась тоска. Куруми быстро опустила взгляд и шагнула мимо.
     – Ничего такого…
     Раньше Кроули заинтересовался бы, в чём проблема. Но теперь, после того как он провёл немного времени наедине с этой стервозной, свирепой, немного злобной и в целом совершенно очаровательной девушкой, он знал, что если поднажать, то Куруми просто закроется. Это было в её стиле.
     После уроков она действительно отмахнулась от его предложения о помощи. А затем, кажется, просто ушла домой. Что было ещё более странно.
     Размышляя о проблемах своей одноклассницы, Кроули вдруг задумался, может ли он позволить себе вмешиваться в чужие дела. У него было полно своих. Особенно теперь, когда прототип сплава обещали в течении суток…
     Эти мысли прервал очередной приступ тревожного ощущения. Стоило ему оказаться за воротами школы, как его накрыл вызов от графомана, сегодня особенно раздражающий.
     – Уугх! – Кроули вынул листок из кармана. – Так, уж лучше бы у тебя было что сказать, потому что…
     «Мне плевать что ты пытаешься сделать но прекрати!»
     – Хах? – Кроули озадаченно нахмурился. – Что ты буровишь?
     «Я знаю, что ты что-то задумал! Все эти игры в школе, и ты игнорируешь Хиро и Скарлет! Я знаю, что ты что-то придумал! Прекрати ты только всё»
     – Я понятия не имею, что ты там себе вообразил, – веско произнёс Кроули, – но тебе лучше тратить время, чтобы поправить своё правописание.
     «Пошёл нахер! Что ты пытаешься сделать? Какого чёрта ты их игнорируешь? И
     Кена тоже!»
     – Ээээ… – удивлённо протянул Кроули. – Во-первых, у меня и так полно работы, благодарю покорно. Во-вторых, я с ним уже пообщался и, честно говоря, больше не тянет. Что за бред ты…
     «Ты пытаешься развалить мне сюжет! Я знаю, что тебе плевать на других но это может быть опасно!»
     – О, вау, – фыркнул Кроули. – Посмотрите на этого красавца. Ты, можно подумать, исключительный альтруист. Короче, не отвлекай меня из-за всякой дурости.
     Кроули разорвал листок и раздражённо бросил клочки в сторону.
     Нужно было отдать графоману должное, хоть капля интуиции у него была. А может, просто животный инстинкт. В любом случае, чем меньше он знает, тем лучше.
     ***

     Следующее нападение произошло через два дня. Очередной жилой район с небольшими семейными домиками. Очередное кольцо оцепления вокруг тумана.
     Вылезая из машины Кроули разражённо фыркнул. Таинственные «плохие парни» не могли подождать хоть немного. Мацумото клялась, что её группа почти закончила с экранированием.
     В фургоне наблюдения было как всегда тесно. Кроули устроился за свободным экраном. Ради интереса включил канал носителей, заметив там активные переговоры.
     – …я должна это тащить?! – немедленно раздался возмущённый вопль Скарлет, заставив Кроули пожалеть о своём решении.
     – Но Роуз-сан, полковник сказал, что лучше нам с Хейширо-саном позаботиться о захвате нового ядра, так что…
     – Чёртов извращенец Хиро! – рыкнула рыжая. – Ты так говоришь только чтобы отказаться от этой проклятой сумки!
     – Вам не говорили, что это дурной тон приносить на работу свои любовные проблемы? – холодно процедил лансер.
     – Заткнись, Хейширо, ты чёртов кретин! – взвилась катастрофа. – Ты ни чёрта не знаешь! Проваливай, если тебе что-то не нравится!
     – Пф. Чёртова соплячка…
     – Что ты там вякнул?!..
     – Ugh…
     Кроули поспешно отключил звук, хорошенько усвоив этот маленький урок о завышенных ожиданиях.
     Носители несли с собой подавитель. В процессе исследований научный отдел недавно потерял одно из ядер. Даже странно, что у них ушло так много времени, чтобы что-то испортить. К счастью, всё обошлось без драмы и жертв, а Кроули даже не пришлось выяснять, что виноват Сакай – полковник разобрался сам, когда узнал, что ядро подключали к электрической сети в качестве генератора.
     Сегодня Кусанаги предлагал Кроули отправиться в зону. Тот в ответ сделал предложение, от которого полковник не смог отказаться.
     – Патруль три, докладывайте, – вдруг скомандовал один из техников на общем канале.
     – Мы, кажется, засекли нарушителя! – тревожно выпалил боец. – Двигается внутрь зоны.
     – Посылайте поиск, – скомандовал Кроули.
     Пара дронов в ручном режиме отправилась в полёт. Судя по показанию солдат, неизвестный двигался на границе зоны. Оставалось надеяться, что это не одна из бронированных тварей. Они были весьма агрессивны, а люди Института пока ничего не могли им противопоставить.
     Поиски ничего не дали. Конечно, туман был густым, но в последнее время техники насобачились охотиться на движение внутри зоны очень эффективно, действуя как стая высокотехнологичных хищников.
     – Отбой, – скомандовал советник. – Возвращайтесь к обычному патрулированию.
     Носители столкнулись с тварями. Как всегда, это были очень впечатляющие насквозь унылые попрыгушки со спецэффектами. Кроули лениво сделал заметку в уме, что лансер уже умеет метать силовые волны, в то время как Хиро всё ещё только мечтает. При этом Рози стояла насмерть, утверждая, что её избранник тоже может…
     К тому же Мацумото и Сакай были свято уверены, что у Хиро самый высокий энергетический потенциал из всех троих. Оставалось только узнать, в чем он выражался, и может ли Хиро делать свою штуковину больше, держа на уровне паха, и стрелять из неё мощным белым зарядом…
     – Патруль пять, докладывайте.
     Кроули мгновенно нашёл в списке окружавшие патруль дроны.
     – Есть движение, по направлению к центру зоны, – ровно доложил солдат.
     – Высылайте. – Кроули помедлил. – Я возьму один из дронов под своё управление. Выделите.
     У него на экране замигал один из номеров. Не удивительно, что азиаты всегда составляли топовые группы в ММО и подобных командных видеоиграх – работать с ними было одно удовольствие!
     Кроули повёл дрона в сторону от предлагаемой на экране сетки поиска. Что-то в движении нарушителя его смущало.
     Вырвавшись из тумана, Кроули сделал круг над улицей. Вокруг сиял ночной город, светились невдалеке высотки центра, выделялась среди огней тёмная лента реки. Аккуратные двухэтажные домики выглядели игрушечными даже с небольшой высоты…
     Вдруг Кроули замер. Затем отключил ручной контроль дрона и снял гарнитуру.
     – Лаки-кун? – Такахаши удивлённо оглянулся. – Ты уходишь?
     – Мне нужно… подышать свежим воздухом, – ровно ответил Кроули. – Прочищу голову.
     – Вот как…
     Захлопнув дверь фургона, Кроули быстрым шагом пересёк линию оцепления. Затем, как только завернул за ближайший угол, перешёл на бег.
     Кто бы это ни был, он был рядом. И Кроули планировал встретить «незнакомца» лично.
     Конечно, это могло быть опасно – мало ли какие там задумки вырвались из-под контроля чёртова графомана. Если это был какой-то новый вид особо одарённых химер-гомункулов-что-там-ещё, то у Кроули могли случиться проблемы. А ведь ещё были неизвестные, прикончившие родителей Хейширо.
     С другой стороны, кто не рискует…
     Пробежав пару поворотов, Кроули оказался на месте, где он заметил подозрительную тень. Фигура, один в один как та, какую регулярно ловили дроны, показалась где-то здесь, на соседней улице с внешней стороны оцепления. Солдаты никак не реагировали, скорее всего, приняв неизвестного за одного из гражданских, обходящих закрытый район. Они игнорировали окружающих, пока никто не пытался прорваться внутрь. Или наружу.
     Но Кроули был уверен, что это их таинственный гость. Оглянувшись вокруг, он вошёл в тень узкого переулка между домами.
     Вокруг стояла тишина. Не мёртвая как в тумане, а городская, наполненная отдалённым гулом машин и стрекотом насекомых. Советник медленно сделал несколько шагов в загадочном сумраке переулка. Здесь было подозрительно чисто, никаких мусорных баков или очевидных следов бездомных. Последние старались крутиться в центре города, поближе к просроченной жратве из ресторанов…
     Сложно сказать, что заставило Кроули резко развернуться, хватаясь за рукоять пистолета. Возможно, незнакомец был не таким уж и незаметным!
     Но сзади никого не было. Кроули удивлённо отпустил оружие.
     И тут из-за спины раздался мягкий веселый смех. Советник замер на секунду, затем медленно обернулся. Невысокая фигура стояла на другом конце переулка, укутанная в длиннополый плащ с глубоким капюшоном.
     Кроули вновь услышал умолкший на мгновение голос города.
     – Знаете, здесь может быть опасно для поздних прогулок. – Он помедлил. – Особенно для одиноких девушек.
     В ответ снова раздался смех. Приятный звонкий голос без сомнения был женским.
     – Я могу о себе позаботиться, – охотно заверила незнакомка. – Кажется, в этом мы похожи…
     – Хотелось бы верить… – протянул Кроули в полголоса. – Вы всегда носите целую палатку на голове или только в самые жаркие ночи?
     Девушка рассмеялась с откровенным удовольствием. Затем подняла тонкие руки и сбросила капюшон.
     – Oh, for fuck's sake… – поражённо выдохнул Кроули.
     В тусклом свете далёкого фонаря благородно сверкнули серебряные волосы, небрежно стянутые на затылке в пушистый узел. Огромные глаза казались темными в полумраке, внешние уголки были чуть вдёрнуты, придавая узкому бледному личику неуловимо хитрое выражение. Внешность незнакомки была без сомнения европейской, а красивый ровный носик и чуть выдающиеся скулы дарили ей почти модельную мордашку.
     Светлые изящные губы растянулись в не по-детски соблазнительной улыбке.
     – I see you know English. – Она сменила язык с небрежной лёгкостью, очаровательно подглатывая гласные. – It's so interesting…
     – Что интересно, так это твой акцент, – протянул Кроули.
     – Твой тоже. – Девушка невинно улыбнулась. – Ты ведь не местный, да?
     – Что заставляет тебя так думать?
     Она рассмеялась, наполнив воздух серебристым весельем. У Кроули волосы встали дыбом от этого звука. Её женственная притягательность была кракеном, нежно обвивающим вокруг жертвы мягкие щупальца.
     – Просто догадка.
     Девушка сделала несколько шагов вперёд.
     – Ты не хочешь, чтобы я здесь гуляла? – проворковала она. – Ты беспокоишься обо мне, правда?
     – Разве что ты сама можешь о себе позаботиться, – протянул Кроули.
     Незнакомка детским жестом приложила палец к губам и слегка склонила голову.
     – Что заставляет тебя так думать?
     – Просто догадка.
     Прикрыв рот маленькой ладонью, она снова радостно рассмеялась. Кроули ответил кислой миной.
     Ну разумеется, это должна была оказаться лоли. Девчонка выглядела максимум на двенадцать, демонстрируя неуловимый маньеризм младшеклассницы. Но неведомым образом её буквально окружала аура чувственного влечения, которую даже талантливые порнозвёзды с трудом вырабатывали годами.
     – Я знала, что ты мне понравишься, – заявила незнакомка, одарив Кроули вызывающей улыбкой.
     – Уверен, ты не против обратить внимание и на других.
     – Например? – она удивлённо приподняла светлые полоски идеальных бровей.
     – Как насчёт детей в том тумане? – Кроули махнул рукой в сторону. – Спорю, ты их видела не раз…
     – Ах, это… – Девушка смерила Кроули быстрым взглядом. – Я и вправду хотела бы знать, что здесь происходит…
     – Хочешь сказать, что ты не знаешь? – небрежно уточнил Кроули.
     – Хммм…
     Небрежно отбросив жёсткие полы «палатки», незнакомка помахала ладошкой у лица.
     – Ты был прав, в этой штуке жарковато… – капризно протянула она.
     Кроули мельком осмотрел её платье. Мало было простой лоли, нужна была готическая. Под плащом она носила длинное тёмное нечто, с кучей оборок, украшенное кружевами в неестественном количестве. По всем правилам жанра, девчонка была похожа на фарфоровую куколку викторианской эпохи.
     – Оделась по погоде?
     – По случаю. – Она одарила Кроули очаровательной улыбкой. – Ну же, неужели ты просто будешь ходить вокруг да около?
     – Почему бы и нет? – кисло буркнул Кроули. – Похоже, все остальные только этим и занимаются.
     Незнакомка кокетливо куснула тонкую губу, сверкнув воистину голливудской улыбкой.
     – Тебе совсем неинтересно, кто я? – В голосе звучали провокационные нотки.
     – Не думаю, что ты мне ответишь. – Кроули помедлил. – Впрочем…
     – Тесса.
     Девчонка сложила руки за спиной и с довольной улыбкой слегка пригнулась, пожирая собеседника огромными глазами. Надо было признать, она оказалась совершенно права, Кроули хотел спросить именно это.
     – Тесса… Это сокращённо от Тереза? Красивое имя.
     – Это комплимент?
     – Только если ты этого хочешь.
     Девушка снова звонко рассмеялась, прикрыв рот рукой. Кроули с ноткой ужаса понял, что во взгляде тёмных глаз появилось хищное выражение.
     – Это определённо того стоило…
     – Так значит, ты показалась намеренно?
     – Кто знает… Это невежливо скрывать своё имя когда собеседник представился, знаешь ли, – протянула она.
     – Лаки Смит.
     – Хах! Какое интересное имя...
     Она снова сделала несколько шагов. Кроули, машинально отметив, что даже сквозь платье заметно как «девочка» соблазнительно покачивает бедрами, нервно шагнул назад.
     Тесса вдруг рванулась вперёд, обратившись в размытое пятно. Кроули шарахнулся в сторону, но новая знакомая двигалась с грацией парящей птицы. С коровьим балетом Роуз это было как небо и земля. Крутнувшись вокруг растерявшейся жертвы, Тесса вернулась на прежнее место.
     – Не нужно так бояться, – с улыбкой проворковала она. – Я вовсе не кусаюсь.
     – Только если я этого захочу?
     – Ха-ха! Ты такой милый!
     Кроули хмыкнул. Что-то с ней было не так. Вольное ветреное поведение для лолиты было нормальным – это подчёркивало их детскую непосредственность, добавляя той сомнительной штуки, которую кое-где в интернете называли «дрочибельность»…
     Но Тесса парировала все сомнительные намёки с просто потрясающей сноровкой.
     – Ты британка, не так ли? – ровно поинтересовался пришелец.
     – Оу? – Кажется, ему впервые удалось удивить сероволосую по-настоящему. – Вот оно как… А ты… – Тесса прищурилась. – Американец. Техас?
     С ней прикрытие явно не сработает. Осталось только всё отрицать.
     – Я не стану на это отвечать! – оскорблённо возмутился Кроули. – На отдыхе?
     – По делам.
     – И как страна?
     – Не на что жаловаться, – довольно ответила Тесса. – Ночами холодновато, но такой славный вид из комнаты. И обслуга такая супер-вежливая! Бесплатные полотенца…
     – Они это любят…
     Тесса снова игриво куснула губу. Её мимика была пугающе выразительной. Улыбка столь чувственная и зовущая выглядела неуместной на лице ребёнка.
     В аниме такое работало явно лишь благодаря полному отсутствию реализма…
     – Возможно, это тебе не стоит гулять одному в такой час, – проворковала девочка. – Тебя могут возжелать похитить…
     – Мне стоит звать на помощь? – ровно поинтересовался Кроули.
     – Не думаю, что у твоих друзей есть шанс.
     – Как знать. Мы пока что неплохо держались.
     На красивом лице Тессы мелькнула тень.
     – И, кроме того, – протянул Кроули. – Уверен, мне смогут помочь…
     – Вижу, ты и правду ничего не знаешь, – ровно произнесла ночная гостья.
     Судя по резко изменившемуся тону, время для шуток кончилось. Кроули подобрался.
     – Зачем ты входишь в туман? – прямо спросил он. – Ты ведь не вступаешь в контакт с… – парень многозначительно умолк.
     – С этими тварями? – Тесса коротко улыбнулась, давая понять, что не купится на фишинг. – Откуда тебе знать?
     – Мы бы это заметили, – протянул Кроули. – Разве что…
     Его прервало появление смутного темного круга в руках девушки – Тесса крутнула продолговатый предмет одним движение запястья, наполнив воздух угрожающим шорохом. Она остановила движение, ловко перехватив предмет двумя руками.
     Кроули со смешанными ощущениями понял, что это коса. Изогнутая рукоятка с широким лезвием, без намёка на соединение, – коса казалась цельнометаллической.
     Тонкие белые пальцы нежно обнимали антрацитово-чёрный материал.
     – Да нет, ничего.
     – Ты совсем не удивлён, – заметила девушка.
     – Ты тоже не удивлена, что я не удивлён, – парировал Кроули. – Слушай, мне нравится тебя развлекать, правда, но…
     – Прости.
     Коса испарилась едва заметной дымкой. Тесса накинула капюшон, скрыв лицо в тени и шагнула назад.
     – Ты настоящий душка, но боюсь, я не желаю связываться со всем этим. – Судя по голосу, она снова улыбнулась: – Может, мы увидимся позже.
     Кроули вздохнул, чтобы что-то сказать. Но не стал. Никаких шансов, что её удастся удержать подольше.
     Слегка согнув колени, Тесса с места свечой взвилась в воздух. Кроули услышал стук сверху, и едва уловимый звук отдаляющихся шагов.
     – …иии она убегает по крышам, – ровно произнёс он. Затем тяжело вздохнул. – Ну разумеется…
     Когда он вышел из переулка, его внимание привлекло шуршание в стороне. Над крышами соседних домов озадаченно кружила пара дронов.
     – Хмм…
     Возможно, это было просто совпадение.
     – В любом случае, – буркнул Кроули. – У неё есть чёртова коса! Готик-лоли с чёрной косой… У меня ещё куча работы, не так ли?..
     ***

     Троп – «Посмертный Персонаж».

     Персонаж мёртвый изначально или убитый в самом начале, который или отражён как Призрак (не буквально), или раскрыт с помощью флэшбэков…
     Эффект должен быть таким, что не смотря на то, что персонаж, ну знаете, МЁРТВ, его роль во всём происходящем так же важна, как и у остальных героев…

     Взято с tvtropes.org, «Posthumous Character».

     Гладкий седан, блестя чёрными полированными боками, уверенно пробирался через плотный трафик в центре Инакуры. Кроули безынтересно смотрел в окно на проплывающие мимо городские виды. За последнюю пару недель он уже привык к местной обстановке настолько, чтобы назойливая цветастая реклама повсюду и специфические прически бунтующей молодёжи больше не привлекали его внимания.
     – Ты точно уверен, что это она? – с сомнением протянул сидящий за рулём Азума. – На видео было похоже просто на девчонку в шляпке. Таких полно в центре в солнечный день.
     – О, я уверен, – заверил советник. – Честно говоря, я даже немного в шоке. Не знал, что здесь так плотно следят за туристами…
     – Это заслуга Такахаши, – ответил детектив. – Даже не знаю, как он этого добился.
     – Не уверен, что нам стоит это знать.
     – Не ожидал услышать это от тебя, парень, – буркнул Азума, притормаживая у широких каменных ступеней.
     Готик-лоли жили в самых разных местах. Обычно это было что-то под стать стилю типажа: старые часовни, руины замков, викторианские особняки… секретные лаборатории.
     Тесса жила в пентхаусе отеля «Инакура-Тауэр».
     Чтобы отследить её понадобилось два дня. Найти одну девушку в веренице приезжих европейцев было кошмаром. Сонохара и Сакамото чуть не с ног валились, как и сам Кроули. Но они нашли. Упоминание прислуги подвело таинственного наблюдателя.
     Странная гостья зарегистрировалась в отеле под именем Джули Янсен, и почему-то Кроули был свято уверен, что это просто псевдоним. Лица юной иностранки камеры не зафиксировали, только изящную фигурку в жёлтом летнем платьице и широкополой белой шляпке. Но стоило советнику заметить её в кадре, он мгновенно её узнал. Её выдала походка, возможно. Или рост.
     Кроули вылез из машины и пригнулся возле окна водителя.
     – Спасибо, что подбросили, семпай.
     – Язык придержи, парень. Я доложу полковнику немедленно, – заявил детектив. – Не нравится мне твоя задумка! Я теперь в распоряжении Сил самообороны и…
     – Разве вы не часть администрации Института? – перебил Кроули. – Не думал, что вы отправились служить.
     – Так было проще оформить бумаги, – недовольно ответил мужчина. – В любом случае, мы и так слишком долго тянули!
     – Эй, нужно же было узнать всё наверняка, так ведь? – Кроули выпрямился и развёл руками.
     – К тому же… – Азума покосился на парня, – возможно, стоит послать кого-то ещё…
     – Вы правы, срочно меняем планы, – согласился советник. – Она может быть опасна. А значит, нам потребуется группа захвата, оцепление, наблюдение с воздуха, – ну знаете, вертолёты и прочий цирк с конями.
     Детектив ответил разражённым фырканьем.
     – Точно. Или я могу просто с ней поговорить.
     «Тауэр» возвышался рядом с городским вокзалом Инакуры, сливаясь с ним бетонными приходами. Любопытно, что Кроули бывал здесь каждый день, проездом, по дороге в проклятую школу. Он ни разу не выходил на станции, но часто видел из окна вагона лабиринт переходов, залитых удивительно уютным зеленоватым светом. В комплексе, кроме служб вокзала, находилась также куча посторонних сервисов, в том числе рестораны и магазины. Фактически, здесь был целый торговый центр. Выходы вели во все стороны, с пересадкой на любой транспорт.
     Или можно было остаться в отеле. «Тауэр» являлся респектабельным заведением с богатым выбором номеров: от сравнительно дешёвых одиночных, до роскошных комнат на вершине мира, куда Кроули и предстояло попасть.
     Гулко прошагав по пёстрым гранитным плитам, советник пересёк просторный светлый холл. Клерк на ресепшене улыбнулся ему естественной для местных пустой улыбкой, служившей аналогом маски скучного равнодушия, популярной в других странах.
     – Меня ждут в пентхаусе, – вежливо сообщил пришелец.
     Клерк пощёлкал спрятанной под стойкой клавиатурой.
     – Простите, но не думаю, что….
     – Сюда, приятель.
     Кроули продемонстрировал ему свой пропуск. Служащий, получивший полчаса назад неприятный звонок, изменился в лице.
     – Простите! Я не думал… не ожидал, что…
     – Лифт, живо.
     – Слушаюсь!
     В пентхаус поднимались на VIP-лифте, доступ к которому был только у обслуги и гостей. VIP же. Отобрав ключ-карту у клерка, Кроули поднялся сам. Номеров здесь, на самом деле, было четыре – лифт вознёс посетителя в фойе, богато убранное всякой дорого выглядящей чушью.
     Даже странно, что в Инакуре имелось нечто подобное. С другой стороны, город был немаленький – около миллиона жителей, в пригороде ещё пол. В горах стоял старый буддистский храм, где-то в окрестностях находились знаменитые горячие источники. Правительство даже грозилось восстановить замок на одном из склонов, чтобы увеличить приток туристов. Приезжих хватало, в том числе богатых, – а в этих номерах, гордо сообщал «Тауэр» в рекламе, останавливались звёзды японского кино, при сьёмках чего-то исторического в тех самых традиционных банях.
     Тесса выбрала «апартаменты Тигра» – означенный зверь, исполненный в стиле традиционной акварели, красовался на широкой лакированной двери. Кроули нажал кнопку связи и вежливо-формальным тоном произнёс:
     – Прошу прощения, дорогая гостья, ваш заказ прибыл.
     Ответ раздался с небольшой задержкой.
     – Я не думаю, что я что-то заказывала.
     В мелодичном детском голоске не слышалось и капли тревоги.
     – But is not like your didn't see it coming, – заметил Кроули нормальным голосом.
     После секундного замешательства раздался знакомый серебристый смех.
     – Oh God… I reckon you can help yourself.
     Пользуясь приглашением, Кроули мазнул картой по замку и толкнул дверь.
     В просторном, как ангар помещении было совершенно светло – почти всю внешнюю стену заменяли стеклянные панели. Приватность гостей обеспечивал только длинный ряд зелёных плотных штор. Большинство сейчас было открыто. Постоялица не боялась чужих взглядов.
     Интерьер состоял в основном из золотых, оранжевых и зелёных тонов. Стены украшали замысловатые орнаменты из изображений бамбука и тигров, всё в традиционном стиле. Справа от двери находился пузатый комод странной формы, на нём стояла пара ваз и резная шкатулка. На пустой стене справа властно чернел монолит гигантского LCD-экрана. По левую руку располагался длинный бар со стеклянными дверцами, в левой стене было две двери.
     Мебель выглядела весьма современной, хоть интерьер и казался слегка жидким. Возможно, его создали в созвучие с классическим сдержанным оформлением японских домов. С потолка свисала гроздь традиционных бумажных светильников – на проверку наверняка пластиковых.
     – Я должна была догадаться, что не стоило с тобой связываться.
     Звонкое замечание раздалось из ближнего прохода. Кроули, осматриваясь, вышел в центр комнаты, обогнув широкий белый диван. Диван был придвинут к стеклянному столу на изогнутых ножках, с другой стороны стояла пара белых кресел.
     Дальняя дверь тоже стояла нараспашку, там виднелся стадион Младшей лиги, он притворялся кроватью в творческом беспорядке. На баре стояли бутылка вина и бокал со светлой розовой жидкостью.
     Толстый и старый на вид том лежал на столе перед креслом, рядом стояла изящная фарфоровая чашка. На тёмной коже обложки блестели золотом потёртые немецкие буквы.
     – Разумеется… – буркнул Кроули и погромче добавил: – Как я и сказал, ты знала, что это случится.
     Тесса издала гулкий усталый стон. Кажется, она была в ванной.
     – Разумеется… – недовольно протянула девушка, шлёпая по кафелю босиком.
     Когда она появилась в дверях, Кроули поражённо вскинул руки.
     – Ну ты что, серьёзно?!
     Тесса одарила незваного гостя выразительным взглядом из-под пушистого полотенца. Затем демонстративно отбросила его в сторону. Оставшись абсолютно нагой.
     Роскошные потоки серебристых волос покрывали её как плащ почти до талии. Пара широких локонов прикрывали невысокую, но заметную грудь, скрывая соски. Едва скрывая.
     В свете дня стало видно, что радужка её глаз сочного красного оттенка. Не тёмная, как у Роуз, но яркая, будто два светлых рубина. А оттенок волос даже не позволял задумываться о седине – серебряное сияние лучилось жизненной энергией.
     – Мы только встретились, а ты уже расхаживаешь передо мной голиком? – возмутился Кроули. – Даже не первое свидание!
     – Сам виноват.
     Тесса запрокинула голову и, соблазнительно отставив ножку, потрясла влажными волосами. Кроули фыркнул, упираясь рукой в бок. Выпрямившись, девчонка скользнула к бару и, подхватив бокал, сверкнула хулиганской улыбкой.
     – Не стило заставать меня врасплох… Лаки.
     – Мистер Смит, для тебя, – буркнул Кроули.
     Он сделал несколько шагов из стороны сторону, осматривая интерьер.
     – Неплохое место.
     – Я люблю комфорт.
     Тесса расслабленно плюхнулась на мягкий диван и небрежно закинула ногу на ногу. Кроули скептически приподнял бровь, та в ответ приятно улыбнулась и демонстративно пошевелила тонкими пальчиками ноги. Она была по-детски худощавой, но в ней не ощущалось и капли хрупкости. Девочка была в прекрасной форме.
     – И можешь себе его позволить, – протянул Кроули.
     – Не вздумай совать нос в мои финансы, парень. – Тесса бросила недовольный взгляд поверх бокала. – Я тебе его отрежу.
     Кроули отвернулся и потянулся к книге на столе.
     – Интересно, так ли это…
     Его движение прервало легкое касание к шее. Тесса испарилась в воздухе. Взамен, к пришельцу наискосок, через грудь к шее, прижалось лезвие чёрного металла.
     – Это было опасно, знаешь ли. Приходить сюда одному, – прошептала Тесса ему на ухо.
     Кроули ощутил, как она обнимает его со спины за талию. Острое давление на шею слегка усилилось.
     – А я-то думал, что я тебе понравился, – вздохнул он.
     – Твоё очарование быстро испаряется.
     – Твоё тоже.
     Брезгливо взявшись двумя пальцами, Кроули осторожно отвёл косу за обух, и отошёл в сторону, оценивая вид из окна. Вид впечатлял – долина лежала как на ладони, охваченная зелёными стенами гор.
     – Знаешь, мне стоит оставить тебе хороший шрам на память. – В контраст словам, голос Тессы звучал чуть ли не влюблённо.
     – Почему бы для начала тебе не прикрыть свой срам? – прохладно ответил Кроули.
     Девушка серебристо рассмеялась. Советник обернулся, чтобы увидеть, как она демонстративно потягивается, подобрав волосы руками. Влажные серебряные ленты шевельнулись, игриво обнажая на мгновенье тёмные ореолы её сосков.
     Кроули вдруг ощутил прилив необъяснимой тоски.
     Насколько всё-таки простыми были все эти фантазии, если сидишь по ту сторону экрана. Все детали, в которых кроется дьявол, все нюансы, меняющие игру, – просто отбрасывались, как нищий студент с порога элитного клуба…
     – Неужто я тебе совсем не нравлюсь? – томно прошелестела Тесса.
     Внезапно она резко вскинула волосы вверх, и медленно развела руками. Копна серебряных локонов на секунду зависла в воздухе, исходя едва заметной дымкой, затем опала в пушистом беспорядке.
     Кроули на секунду ощутил странную, бессознательную тревогу.
     Тесса со смехом потрясла головой, выравнивая немного растрёпанные и совершенно сухие волосы. В воздухе потянуло чем-то свежим, что вдруг напомнило пленнику аниме о его единственном путешествии к морю.
     – Кто ты такая, вообще? – устало спросил он.
     Девушка, одарив его мягкой улыбкой, отвернулась и пошла в спальню, небрежно расправляя волосы пятернёй. Кроули встал на пороге, привалившись к косяку.
     – Я уже назвала тебе моё имя.
     Цвета в спальне были такими же, как в гостиной, только более тёмными. Один из шкафов оказался небрежно распахнут. Тесса вытянула оттуда пару лёгких платьев и, обернувшись к гостю, по очереди приложила к себе:
     – Это? Или это?
     – Что, тебе стало холодно? – скептически поинтересовался Кроули. – И я не уверен, что твоё имя настоящее. У тебя уже их два, так что…
     – Хмф… у меня их куда больше.
     Отбросив платья, Тесса подошла к кровати и, встав на неё коленом, стянула что-то светлое. Когда она накинула ткань на плечи, стало ясно, что это белое кимоно.
     – Ты знаешь, как завязывать эти штуки?
     – Могу спросить подругу из школы.
     Нанако гарантированно знала бы что делать. Тесса небрежно подпоясалась.
     – Ах, верно, – она бросила на Кроули хитрый взгляд, – ты же притворяешься школьником.
     Советник сжал губы. Он подозревал, что эта яркая красавица умела оставаться незамеченной столько, сколько пожелает.
     – Я бы предложила тебе выпить, но… – Тесса с легкой насмешкой улыбнулась. – Не думаю, что это законно.
     – Уверен, тебя это не волнует, – заявил Кроули. – Но всё равно, я не в настроении.
     – Ты боишься?
     Девушка скользнула мимо него обратно в гостиную, снова обдав приятным ароматом. Советник развернулся, опираясь о косяк другим плечом. Тесса, подхватив на ходу бокал со стола, сняла бутылку с бара и ловко подлила себе ещё.
      Кроули не был большим специалистом в лоликоне, но всё равно ему казалось, что с девчонкой что-то не так.
     – Почему ты назвалась «Тесса»?
     – Это моё имя, – ответила она, не оборачиваясь. – Или ты мне не веришь?
     – Ты от кого-то скрываешься? Я не вижу других причин, которые…
     – А что насчёт тебя?
     Она отошла от бара и присела на диван. Подняв бокал, девушка посмотрела на Кроули сквозь стекло.
     – Лаки Смит, – с расстановкой произнесла она. – Ты хочешь сказать, что это твоё настоящее имя? Я не верю.
     – Хм…
     Кроули помедлил. Сложно было сказать, что стоило ожидать от подобного созданья, но… уж точно не веяния зрелой матроны.
     – Сколько тебе лет?
     Тесса с усмешкой отпила, угрожающе оттопырив указательный пальчик.
     – Я тебя точно порежу.
     – Это не ответ. Кто ты?
     Девушка снова поднесла бокал к губам, но остановилась. Затем поставила его на стол.
     – Ах… Это тело плохо приносит алкоголь, – с досадой протянула она.
     С усталым стоном Тесса боком опрокинулась на диван, вытянув руки. Длинные волосы накрыли её сребристым покрывалом. Кроули не удержался от того, чтобы взяться за лицо.
     – «Это тело», эй?..
     – Я не ожидала, что ты окажешься настолько способным… – Тесса перевернулась на спину, сложив ноги на подлокотник. Кимоно тут же опало, обнажая узкие белые бёдра. – Но я боялась, что ты знаешь больше, чем мне хотелось бы.
     – И что бы это могло быть?
     Кроули подошёл к столу и присел в кресло. Между страниц книги была зажата цветная тесьма…
     – Мне давно не приходилось объяснять, чем я занимаюсь в жизни, – протянула Тесса. – Я и забыла, как это может быть странно.
     – Я весь внимание, – ровно произнёс Кроули, открывая подозрительный том.
     Как и ожидалось, всё там было на немецком. Но диаграмма вверху страницы казалась смутно знакомой.
     – Что ты знаешь об алхимии, мистер Смит?
     Кроули замер на секунду, затем перевернул страницу.
     – Сколько, напомни, ты сказала тебе лет? – протянул он.
     – Сто семьдесят семь.
     Пришелец с оглушительным хлопком закрыл том и резко схватился за голову.
     – Эй, полегче, эта книга дороже тебя! – возмущённо рыкнула Тесса.
     – Как мне это всё остопиздело… – устало прошептал Кроули.
     Ну разумеется, ей было сто семьдесят семь. Ведь, как всем известно, если лоли выглядит на двенадцать, ей обязательно должно быть как минимум пятьдесят! Кто ж признается, что его заводят маленькие девочки.
     Тесса удивлённо рассмеялась.
     – Вау. Я ожидала что угодно, но только не это… Откуда такая реакция?
     Кроули подпёр рукой подбородок. Ему начало казаться, что ещё немного, и он сам сможет вызвать оружие.
     Ржавую фомку – воплощение чистого сарказма.
     – Да, ну… не думаю, что ты мне поверишь. Так, говоришь, ты алхимик? Тогда, ты в курсе, что здесь происходит? В смысле…
     – Не трать дыхание, – прервала Тесса. – Я была бы не прочь тебе помочь, но…
     – Всегда есть какое-то «но», – протянул Кроули. – Ладно. Просто скажи, что ты не замешана, и я исчезну.
     – Оу? Не припомню, чтобы мы о таком договаривались…
     Расслабленная девичья фигурка на диване внезапно испарилась. Опять. Кроули успел заметить только чёрный росчерк в воздухе над столом, затем резкий рывок отправил его на пол. Кресло грохнулось рядом. На животе советника возникла ощутимая тяжесть.
     Тесса плотоядно улыбнулась. Она соблазнительно потёрлась об него бёдрами, устраиваясь поудобнее, затем склонилась поближе. Теплое дыхание прошлось ему по шее, волна свежести налетела морским бризом.
     – Не думал, что мне понадобится свисток от изнасилований, – раздражённо процедил Кроули.
     Последнее, что ему сейчас было нужно, это постельная сцена с его участием. Он попытался схватить девушку за талию, чтобы спихнуть с себя. Тесса с лёгкостью перехватила его руки и играючи прижала к полу.
     – Я могу быть сильнее тебя, знаешь ли, – прошептала Тесса, едва не касаясь его губ своими. – Намного сильнее…
     – Я так понимаю, ты владеешь своим оружием намного лучше, чем наши детишки.
     – Ты и понятия не имеешь…
     Тесса наклонилась, безошибочно пытаясь его поцеловать. Кроули раздражённо отклонился. Девушка хихикнула и, отпустив его руки, облокотилась пришельцу на грудь.
     – Такой недотрога… – проворковала она.
     Выпрямившись, Тесса медленно растянула пояс и легким движением плеч позволила кимоно опасть. Волосы снова прикрыли её грудь, но это только делало её образ соблазнительней. Алые глаза блестели от возбуждения.
     Единственная причина, по которой Кроули не попытался сбросить её немедленно, это то, что она гарантированно могла взять над ним верх. Физическое усиление давалось ей с лёгкостью дыхания, тонкие белые пальчики держали крепче промышленных захватов.
     – Ты всегда набрасываешься на незнакомых парней? – холодно поинтересовался Кроули.
     – Только когда они забредают в мои сети самовольно, – промурчала Тесса с очаровательной улыбкой.
     В ней не осталось и капли детского очарования. Зато невесть откуда появилась уверенность роковой женщины.
     Обняв его лицо ладонями, девушка склонилась. От неё головокружительно пахнуло чем-то пряным. Возбуждающим.
     – Ты ведь понимаешь, что я не в настроении, да?
     – Не беспокойся, я обо всём позабочусь…
     Кроули неотрывно смотрел ей в глаза.
     Тело отреагировало, как полагается. Сердце с силой забилось, в низу живота приятно тянуло.
      Несмотря на это, Кроули не ощущал ни капли желания. Не по-настоящему. Это было даже немного странно. Тесса была красавицей. Странная комбинация прелестного детского лица и взгляда ненасытной любовницы не столько пугала, сколько будоражила. Девушка казалась прекрасным экзотическим цветком. Открытая для ласки, чувственная, влекущая…
     Пришелец ощутил лёгкую тошноту. Возможно, от скопившегося стресса.
     …но стоит фантазиям пересечь экран – и они мгновенно становятся частью настоящего мира, привычно пустого и равнодушного, в замену которого их однажды создали.
     А в настоящем мире ты должен быть начеку, парень.
     На несколько секунд повисла тишина. Тесса застыла в полудюйме от лица Кроули, тепло дыша ему в губы.
     – Боже, ты и вправду не в настроении, так ведь?
     – Ты даже не представляешь.
     С тихим вздохом разочарования Тесса откинулась назад, усевшись Кроули на бёдра.
     – Это из-за моей внешности, так ведь? – с ноткой недовольства спросила она. – Угх, всего-то пара лет…
     – Вообще-то, нет. – Кроули осторожно обнял её ладонями за талию. – Это последнее, что меня волнует.
     – Воа?.. – Она забавно наморщила лоб. – Ты такой честный. Но почему, тогда? Неужели я теряю хватку?..
     Тесса жадно провела ладонями по его груди, выгибаясь всем телом. Пришелец кисло поджал губы.
     – Если я скажу, ты подумаешь что я псих, – раздражённо буркнул он.
     – Я уже так думаю. – Тесса смерила его изучающим взглядом. – Если бы я хуже разбиралась в мужчинах, то подумала бы, что я тебя не интересую.
     Гибким движением среброволосая красотка поднялась на ноги и шагнула в сторону. Кимоно осталось лежать на Кроули.
     – Ну ты что, серьёзно?
     – Можешь взять на память.
     Тесса подошла к комоду и вынула что-то из шкатулки. Поднявшись, Кроули раздражённо метнул в неё белый комок, целясь накрыть голову. Та не глядя отмахнулась рукой, одежда отправилась в сторону отброшенная неведомой силой. Советник на мгновенье ощутил странную тревогу. Всего на мгновенье.
     – А я и не сообразил что алхимия это синоним магии, – буркнул он, нервно отправляя рубашку. – Знаю, это не слишком приемлемо, переходить от попытки изнасилования к делу, но какого чёрта ты делаешь в городе? Очевидно, что ты в курсе того, что происходит.
     Кроули уселся в стоящее кресло. Тесса подошла к дивану, держа тонкую курительную трубку, стильную и довольно старую на вид, с резьбой и позолотой. Присев, девушка ровно произнесла:
     – Я даже подумать боюсь, что заставило тебя мне отказать.
     Тесса легко дунула в трубку, из той потянулся дымок. Смотреть, как ребёнок привычно делает глубокую затяжку, было более чем странно.
     – Полагаю, этого делать на публике тебе не стоит, – заметил Кроули.
     – Я не так часто курю.
     – Только после секса? – Чужак не удержался от дурацкого смеха. – Господи, это так тупо…
     Тесса недовольно хмыкнула и улеглась на диван, выпуская облако густого дыма. Волосы вновь послужили ей полупрозрачным покрывалом. Аромат свежести в комнате сменился чем-то незнакомо пряным. Что бы она не курила, это был не табак, но и не «травка».
     – Если ты меня нашел, то, наверно, знаешь, что я в городе не так давно.
     – Но зачем-то же ты приехала.
     Девушка одарила Кроули выразительным взглядом и гибко потянулась, удерживая трубку в тонких пальцах с изяществом давней привычки.
     – Почему бы тебе это не выяснить? Ты такой способный, мистер Смит… Если это твоё имя.
     – Не желаю слышать подобное от тебя, – отрезал Кроули.
     – Я тебе не врала. – Тесса выпустила длинный клуб дыма в потолок. – Меня зовут Тесса…
     – И это всё?
     Столетняя девочка покосилась на въедливого гостя.
     – Давай поменяемся. Ты скажешь мне своё, а я – своё.
     На секунду повисла тишина.
     Долгое время пленнику этого аниме удавалось избегать личных вопросов. Вспоминать о прошлой жизни было… некомфортно. Да и не то чтобы кто-то сильно интересовался…
     С другой стороны – какая разница?
     – Пол Кроули.
     Тесса одарила его милой улыбкой без капли подвоха.
     – Моё имя Тереза, – мягко произнесла она. – Тереза Тестаросса.
     Кроули поражённо приподнял брови.
     – Ты уверена, что это твоё настоящее имя?
     – Что такого? – Девушка игриво куснула мундштук. – Я коренная итальянка.
     – Из племени венецианцев? – скептически поинтересовался Кроули.
     Тереза неожиданно разразилась громогласным хохотом, по-кошачьи выгибаясь всем телом и раскинув руки стороны.
     – Если бы ты только знал, – протянула она со счастливой улыбкой.
     Возможно, что-то в этой смеси всё-таки было.
     – Что ж, полагаю, что мне здесь больше делать нечего.
     Кроули поднялся и двинулся к двери. Тереза, разметавшись по дивану, проводила незваного, но желанного посетителя взглядом.
     – Ты можешь остаться, если хочешь, – вкрадчиво произнесла она.
     – Ты и вправду хочешь, чтобы я остался? – поинтересовался пришелец на ходу.
     Потянувшись к двери, он оглянулся через плечо. На изящном модельном личике было странное выжидающее выражение.
     – Я хочу.
     – Что ж… – Кроули взялся за дверную ручку, – тогда вина на мне.
     Когда он вышел, Тестаросса откинулась на диване, вытянувшись во весь рост, и, закрыв глаза, глубоко затянулась. Затем выпустила в воздух густой клуб дыма.
     – Не беспокойся. Мы ещё увидимся…
     ***

     Покинув отель, Кроули отправился на станцию. Сегодня был выходной, так что его ждал долгий день увлекательнейших документов. Впрочем, после такого приключения школу он бы всё равно прогулял.
     Встречу с Терезой нужно было обдумать. Узнать её мотив было мало, нужно было подумать о её месте в повествовании. Её поведение было аномальным.
     Тесса и вправду только выглядела как ребёнок. Да и то лишь издалека. За фасадом хрупкой маленькой девочки скрывалась уверенная, взрослая и наверняка опасная женщина. Для аниме такое было как минимум странно.
     Конечно, порой бывали такие лоли, что успешно прикидывались роковыми женщинами, но примерно за три серии до конца, если не раньше, всегда ломались, являя миру – и главное, целевой аудитории – внутреннего ребёнка.
     Но почему-то Кроули нутром чуял, что Тереза Тестаросса давно завернула своего «внутреннего ребёнка» в ковер и отправила вниз по течению.
     Графоман гарантированно не был выше смазливых лолей, а уж готик-лоли – стопроцентный мастхэв. Но чёрта с два Тесса могла вписаться в гарем…
     И будто в ответ на эти мысли Кроули ощутил вызов. Возможно, это судьба…
     Выбрав угол перехода, где было поменьше прохожих, пленник аниме вынул «контактный лист».
     – Отлично, давай послушаем.
     «Какого хера ты сделал?!»
     – Это уже становится баяном, чувак, – фыркнул Кроули. – Ты ничего нового не придумал?
     «Я знаю, что ты её видел, урод! Ты видел Тессу! Какого черта она здесь делает? Для неё ещё слишком рано! Что ты сделал?!»
     – Хах… – Кроули помедлил. – Говоришь так, будто ты, наконец, вспомнил, что там у тебя было изначально задумано, эй? Грёбаное брехло.
     «Пошёл ты. Всё»
     Текст замер. Кроули помолчал, затем фыркнул:
     – Только не говори «всё запутанно», у меня будет интоксикация сарказма. Что за дела с Тессой? Кто она и что здесь забыла? Ну, кроме твоих очевидных гаремных потребностей.
     «Какого хера ты вечно лезешь со своими претензиями к гарему. Не нравится»
     – Не читай, – пренебрежительно закончил Кроули. – Пошёл ты на хер. Отвечай лучше по делу. Ты думаешь, я не вижу, что ты увиливаешь? Давай!
     «Пошёл ТЫ нахер! Мне вообще не стоит тобой связываться чтоб ты там здох наконец!»
     Кроули только фыркнул. Очевидно, что атака в болезненное место унизительных асоциальных увлечений кое-кого сильно задела.
     «Короче, Тесса должна была появиться намного позже. Я это только теперь вспомнил когда понял что ты с ней связался. Какого чёрта ты делал?»
     – Ни хера я не делал, завались уже, – устало отрезал Кроули. – Тесса в городе уже две недели, судя по её записям из отеля.
     «Отеля?»
     – Да. А что? Ей же надо где-то жить.
     «Но я не»
     Текст замер. Кроули подождал немого, потом предположил:
     – Ты никогда не думал, где она может жить, так ведь? Дай угадаю, она из тех персонажей, которые, аки Бэтмен, просто появляются из тьмы ночной?
     «Типа того, да. И закрой пасть со своими комментариями понял?»
     – С чего бы? Уважение твоих фантазий Конституцией и законом Штата не обеспечено, – едко ответил Кроули. – Я так понимаю, что о ней ты тоже ни хрена не знаешь, просто украсил текст очередной вагиной с парой строк диалога?
     «Иди нахуй»
     – Уже давно там, – буркнул Кроули. – Но полагаю, что двухсотлетний возраст это была твоя идея.
     «И что такого? Хули ты ко всему придираешься»
     – Закройся. Это… это херня, конечно, но, честно говоря, мне плевать. На что мне не плевать так это то, что она сидит прямо у меня под боком. Если ей двести лет… – Кроули запнулся. – Мать твою, от неё можно ждать чего угодно…
     «Херня, Тесса должна быть» – текст замер на мгновение – «нормальной. Она просто немного шальная вот и»
     – «Немного»? – поразился Кроули. – Да она на меня влезла уже через пять минут! У Хиро против неё нет и шанса, тупой ты гандон! Полагаю, она из тех гаремщиц, которые норовят присесть на хуец ГГ в каждой сцене, как будто это сраный хентай?
     «Что за херню ты несёшь? Она не» – текст снова помедлил, будто аффтар запнулся – «она на тебя бы не полезла. Она не из таких!»
     – О, вау, да ты им просто отец родной, – едко процедил Кроули. – К твоему сведению, я охотно верю, что ей двести лет, она ведёт себя как грёбанная чёрная вдова. От её манер шкуру дерёт, и кроме того она… Хм?.. Эй.
     Графоман вдруг замолчал – текст исчез, и лист оставался чистым подозрительно долгое время. Затем одна фраза наконец явилась …
     «У вас был секс?»
     – Ха?.. Нет! – зло рявкнул Кроули. – Ты чокнулся что ли, дрочер чёртов?!
      На Кроули покосились несколько случайных прохожих. Тот ответил зевакам недобрым взглядом, заставив дамочку средних лет резко уставиться в пол и ускорить шаг. Ответ на листе возник с задержкой.
     «Почему?»
     Повисла тяжёлая пауза.
     – Что?
     Кроули развел руками, поражённо оглядываясь вокруг.
     – Ты же это не серьёзно, так? – ровно произнёс он. – Ты же прекрасно понимаешь, что я не стану играть в эти игры. Так?
     «Я тебя ненавижу чёртов урод за такое многие убили бы а ты тут»
     – Пошёл ты на хер! – злобно прорычал Кроули, теряя терпение, но, спохватившись, понизил голос до хриплого шипения: – Ты сраный вечный девственник, конечно, понятия не имеешь, что такое стандарты, но вот тебе простая максима – я не позволю никому ебать себя без спросу, ты меня понял?! Мне плевать, кто пытается, и мне плевать что ты – и кто-либо ещё – об этом думает!! Держи свои вонючие фантазии при себе!
     «Ты просто безхуев педик так и скажи!»
     – Вау, долго над этим думал? – процедил Кроули. – Таким как ты только свести всё к педикам, да о хуе поговорить, любитель сигары…
     «Пошёл нахер это не я тут»
     – Твоя сраная писанина! – отрезал Кроули. – Не я вообразил себе двухсотлетнюю маленькую девочку, курящую голиком на диване! Ёбанного Порнхаба тебе мало, сраный фетишист-недоносок!..
     Текст испарился. Потянулась ещё она пауза, Кроули попытался привести мысли в порядок. Чёртов графоман испытывал терпение пришельца не хуже местных.
     «Что за херню ты несёшь? Тесса не курит.»
     – Ха? – Кроули озадаченно нахмурился. – Ещё как курит. Я только что у неё был, минут десять назад. У неё даже есть женская трубка, кстати. Выглядит старинной, наверно, её личная…
     «Херня не может такого быть. У меня никто не курит.»
     – Да ты у нас активист здорового образа жизни, спаситель дельфинов, – буркнул пленник. – Кстати, к твоему сведению, в Японии с этим делом настоящий мрак, офис архивной службы смердит куревом на весь этаж. Но какого хрена? Напряги-ка свой крохотный мозг, или что там у тебя вместо него, и подумай хорошенько. Тесса ведёт себя, как чёртова матрона иногда, стрёмно даже. Ты уверен, что ничего об этом не знаешь?
     Вновь появилась пауза. Казалось, графоман задумался всерьёз.
     «Нет. Она должна быть как» – текст замер – «как обычная лоли. Возраст просто был» – ещё одна заминка – «просто по фану.»
     – А фан, как известно, должен быть легальным, эй? – едко заметил Кроули. – Ей двести лет, пацаны, всё норм, расчехляйтесь! Ладно, черт с ним…
     Он задумался на секунду. Вновь с графоманом творилось что-то неладное. Пусть даже лишённый воображения бездарь, должен же он был знать очевидные черты собственного персонажа. Раньше Кроули был уверен, что Тесса вела себя всего лишь немного странно. Но теперь графоман утверждал, что она просто была очередным болезненно сексуально активным ребёнком, с возрастом только для отмазки. Откуда же взялись её странные повадки…
     – А может… – задумчиво протянул Кроули. И усмехнулся: – Чёрт! Ты просто видишь то, что сам хочешь, так ведь? А остальное – гори оно синим пламенем.
     «Какого хрена это должно значить?»
     – Чёрт его… – Кроули отмахнулся. – Ладно, ещё одно. С Тессой должно быть что-то связано, так? Как ты собирался вводить её в повествование? Она выглядит, будто должна появиться в важный момент, судя по её грёбанной косе.
     «Не знаю. Я не помню.»
     – Угх…
      Раздражение Кроули прервало новое сообщение.
     «Должен быть ещё кто-то, кого-то не хватает. Тесса должна быть последней, как я и сказал для неё ещё слишком рано.»
     – Дай угадаю – этот «кто-то» совершенно-определённо-чтоб-я-здох не очередная пара сисек на экране, эй?
     «Какого хера ты мне мозги дрочишь этой»
     – Угадал. Пойду возьму себе звёздочку.
     Кроули на ходу разорвал лист и картинно бросил грустные конфетти за спину.
     В одном пленник аниме мог быть уверен наверняка – он явно столкнулся с чем-то, о чем графоман даже не подозревал.
     ***

     – …так что прости, Нанако, но я не смогу в ближайшие дни, – закончил Кроули.
     Нана подала ему коробку с бенто. Они опять устроились на крыше, пользуясь тихой погодой. Солнце припекало, но в тени пристройки бетон всё ещё был прохладным, к тому же Нанако, как всегда, застелила его клетчатым покрывалом.
     – Ничего, – ответила она. – Я их придержу в узде, пока ты не освободишься с работой.
     Девушка рассеянно поправила прическу. Она частично распустила волосы, позволив паре пушистых подвитых локонов обрамлять лицо. Ей очень шло. Отметив эту простую деталь сегодня утром, Кроули заработал от Нанако влюблённый взгляд. Асано своим «что? что-то изменилось?» заработал злобное поношение.
     – Нам всё равно нужно подобрать хорошие продукты, – продолжала Нана.
     – Вы все слишком серьёзно к этому относитесь. – Кроули покачал головой.
     – Разумеется, – горячо заявила Нанако. – Это всё важно, чтобы еда вышла отличной. Мы должны выложиться по полной!
     – Сумасшедшая.
     – Невежа!
     Нанако радостно захихикала, придержав палочки у рта, и сверкнула хитрым взглядом.
     – Но я не думаю, что их волнует только это… – многозначительно протянула она. – Уверена, больше всего их интересуешь тыы…
     Кроули нервно дёрнулся.
     – Эй-эй, что это ещё за новости?..
     – Ты такой балбес, – довольно сообщила Нанако. – Прям как Хиро. Совсем ничего не замечаешь…
     – Нанако, я тебя прошу…
     – Но ты и вправду довольно популярен, – с озорной улыбкой прервала его девушка.
     Кроули устало покачал головой. Разумеется, остаться совершенно вне зоны школьных радаров было невозможно, хотя бы потому, что он явился сюда в середине семестра. Но всё было даже хуже – Асано регулярно ныл, что Кроули набирает популярность, а в ответ на едкое «Где же тогда все признания в конвертах?» охотно заявил, что вся школа уверена, будто он встречается с принцессой Киридзё.
      Но Асано был тупицей, а мнение тупиц никого не волнует. И только теперь, когда о популярности заговорила даже Нанако, Кроули ощутил дискомфорт. Ему хотелось бы верить, что анимешная инфантильность не поглотила его целиком.
     – Особенно после того случая на физкультуре. – Нана кокетливо куснула губу. – Я слышала, ребята из футбольного клуба пытались тебя пригласить. Ты им отказал?
     – У меня уже есть одна работа, – буркнул Кроули. – К тому же, я специализируюсь на американском футболе…
     – Но ведь парни выиграли только из-за тебя, – заметила Нана. – Конечно это было круто! Тебе идёт быть капитаном.
     – Да, ну… С такими кадрами, как Хиро и Асано, это было грёбанное чудо, вот что я тебе скажу.
     Нанако рассмеялась, прикрыв рот ладошкой. Затем опустила коробку и вдруг метнула на Кроули странный взгляд, полный смущения.
     – Что такое?..
     – Лаки-кун, можно я… присяду поближе? – кротко попросила она.
     – Эмм… – Кроули озадаченно замешкался. – Да. Конечно, можешь даже не спрашивать…
     Нанако, изящно переступив на коленях, придвинулась к нему, устроившись почти под боком. На мягких щёчках расцвели нежные пионы. Внезапные смущения Кроули не слишком настораживали – что бы там не писали в интернете, местные вообще не практиковали близкий контакт до свадьбы, особенно девушки. Влюблённые парочки на улицах не более чем пугливо держались за руки, а вот разврату вроде обнимания или легких поцелуев предлагалось предаваться в специально отведённых местах, по тысяче йен в час.
     – Лаки-кун, я… – Нанако замешкалась. – Я хотела бы задать тебе личный вопрос. Можно?
     Она посмотрела на Кроули умоляющим взглядом оголодавшего и замёрзшего котенка. Несчастное «мяу» домысливалось без труда.
     – Конечно. Не обещаю, что я отвечу…
     – Я вовсе не настаиваю, если ты не хочешь, я не ста…
     – Нана.
     – Ладно! Я… – она смущённо потупилась, – я хотела узнать, ты влюблялся когда-нибудь?
     – Конечно, – просто ответил чужак. – В школе. Короткая была история, но рассказывать долго.
     – Вот как…
     – Ты точно хотела спросить именно это? – многозначительно поинтересовался Кроули.
     Очевидно, Нанако сейчас волновало что-то другое. Что-то личное – потому она и топталась вокруг, как голодный волк возле хоть и подраненного, но все ещё мощного лося. Хочется – но страшно!
     – Не совсем… – Девушка смущённо прикрыла лицо руками. – Боже, мне так стыдно!..
     – Боюсь представить, что ж тебя, юную развратницу, так смущает…
     – Просто… – Нана вдруг несмело улыбнулась. – Я встретила одного парня в библиотеке…
     Она потеряно умолкла, краснея всё сильнее. Даже Рози могла бы гордиться таким оттенком.
     – Ну же.
     – И я думаю… я думаю, я ему нравлюсь! – выпалила Нанако.
     Порывисто развернувшись, она обеими руками вцепилась Кроули в рукав.
     – Ты думаешь, мне стоит с ним поговорить? Я… я не слишком спешу, правда?
     – Хах? Ты… – Советник озадаченно умолк на секунду. – Ты ведь не о том, что…
     – Я совсем недавно бросила одного парня, и теперь мне нравится другой. – Нана понурилась: – Мне кажется, что я веду себя легкомысленно.
     Кроули поражённо вскинул руки.
     – Нанако, я не знаю, кто вложил такие мысли тебе в голову, но ты это брось! – строго приказал он. – Нет ничего плохого в том, чтоб искать новых отношений, если первые не сработали. Тебе нечего стыдиться.
     Девушка несмело улыбнулась.
     – Вот как… Спасибо, Лаки-кун.
     – Но. – Кроули сделал выразительную паузу. – С другой стороны, я не говорю, что тебе стоит спешить… Только если ты уже готова, тогда…
     Нанако вдруг захихикала, затем посмотрела ему в лицо с кокетливой улыбкой.
     – Я знала! Я знала, что ты скажешь именно это.
     Взяв Кроули под руку, она вдруг без всякого стеснения положила голову ему на плечо.
     – Я рада, что я тебя встретила, Лаки-кун, – медленно произнесла она и закрыла глаза. – Ты такой хороший.
     – Ты мне льстишь, Нана.
     – Нет. – Она трепетно потёрлась об него щекой, как ластящийся питомец. – У меня такое чувство, будто ты мне как старший брат… Я всегда хотела, чтобы у меня был старший брат. Завидовала другим девочкам, которых провожали братья. Но это невозможно, я первый ребёнок, и поэтому…
     Кроули ощутил, что Нанако сжала его покрепче. Ему вдруг и вправду захотелось погладить её по голове, как маленькую.
     – Из тебя бы вышла отличная младшая сестра, – сообщил он.
     – Правда? – Нанако радостно улыбнулась, опираясь на него подбородком.
     – Это был не комплимент.
     – Хах? – «Сестрёнка» непонимающе нахмурилась. – А что тогда?
     – Ну ты знаешь как бывает с младшими сёстрами, – протянул Кроули. – Вечно таскаются за своими братьями, без всякого шанса на взаимность. Кого-то это мне напоминает…
     – Злюка! Вот тебе!..
     Нанако куснула его за плечо. Она даже кусалась очаровательно.
     – Ай.
     Кроули качнулся в сторону, легонько толкнув её. Нана отстранилась и с улыбкой снова взялась за коробку с обедом.
     – Лаки-кун, если бы я попросила со мной встречаться, ты бы стал?
     – Нет.
     – Хооо… – расстроенно протянула отвергнутая дева. – Не могу поверить, что я тебя так хвалила только что!
     – Ты даже не спросишь почему? – уточнил чужак.
     – Нет. – Нанако покачала головой и мягко улыбнулась: – Я и так знаю.
     Когда они закончили, Кроули предложил подруге помочь с коробками, но был свирепо отвергнут. Мытьё посуды она считала своей священной женской обязанностью, неизменно поражая искорёженного равноправием полов американского дикаря.
     Возвращение Кроули в класс прервала вдруг странная сцена. Спускаясь по лестнице, он увидел, что на площадке второго этажа толчется группа парней. Некоторые периодически пугливо выглядывали из-за угла в коридор, всего на секунду.
     – Так, Асано, какого черта здесь происходит? – поинтересовался советник, заметив знакомую спину.
     – Оа, Смит! – Асано заполошено оглянулся. – Не вылезай, тупица, ты всё испортишь!
     – Ха?.. Что за дела?..
     Кроули стал следующим, кто коротко глянул за угол. В дальней части коридора возле учительской стояло двое человек. Замдиректора и женщина в белом халате. Она стояла в пол-оборота, но Кроули мог сказать, что никогда её не видел.
     – I think I get it… – побурчал он
     Незнакомая женщина определённо умела привлечь внимание. Роскошная волна шелковистых тёмных волос подчёркивала изящные тонкие черты худощавого светлого лица. Белый халат отчётливо натягивался в районе высокой полной груди. Лодочки чёрных туфлей на каблуке подчёркивали резную форму стройных ног, соблазнительно обтянутых тёмными колготками.
     Женщина о чём-то беседовала с замом. Она коротко поклонилась и чарующе улыбнулась, сверкнув ровными белыми зубками.
     Парни, будто ощутив момент, дружно выглянули из-за угла. Кроули даже не сомневался, что все до единого пожирают красотку похотливыми взглядами.
     – У меня щас сердце выскочит, – протянул один. – Какая шикарная штучка!..
     – Ей бы в порно сниматься, такая горячая, – с придыханием выдавил другой.
     – Заткнись, похотливый подонок! – возмутился Асано. – Не смей порочить её своими грязными фантазиями. Это ангел. Ангел, который…
     – Э, тупцы, – привлёк внимание Кроули. – Что за зверь? Откуда?
     – Хах?..
     – Кто. Она.
     – Эээ, вечно ты несешь всякий бред, – протянул знаток ангелов и сверкнул глазами: – Это наша новая медсестра! Такая роскошная, чёоорт!..
     Он снова прижался к стенке и выглянул из-за угла.
     – Что со старой? – ровно произнёс Кроули. – Куда делся старик?
     В их медпункте работал пожилой медик, едкий, но в целом добродушный старикан, который не столько щупал старшеклассниц, сколько этим грозился. И хоть Кроули не особо следил за школьными делами, исчезновение врача ничто не предвещало.
     – Да какая разница, – отмахнулся один парень.
     – Я думаю, он ушёл на пенсию, – сообщил любитель порно. – Чёрт, гляньте какая у них форма…
     Оставив кучку школьников наедине с их гормонами, Кроули вышел из-за угла.
     – Эй, ты чё?!.. – всполошился Асано.
     – Наша комната дальше по коридору, – холодно обронил советник.
     Проходя мимо взрослых, он коротко поклонился. Зам рассеянно кивнул в ответ. Кроули на секунду поймал взгляд незнакомки.
     Она и правду была роскошной красоткой. На вид около тридцати, идеально наложенный макияж явно скрывал пару морщинок, но каким-то образом это её лишь красило. Изящный изгиб пухлых губ гарантированно заставлял мужские сердца ускориться, а облегающая светлая блузка нежно обнимала пару идеальных полушарий.
     В глубине тёмных карих глаз блеснула искра интереса.
     Только у входа в класс Кроули позволил себе с сомнением хмыкнуть. Оглядев помещение, он заметил, что Хиро уже сидел в классе.
     – Эй, слыхал новость? – произнёс Кроули, подходя поближе. – У нас новая медсестра.
     – Что? – Хиро озадаченно похлопал глазами, потом спохватился: – А, это… да. Асано тебя тоже донимал, да? Ему и правду заняться нечем…
     – Точно. Видел её в коридоре, реальная красотка.
     – Вот как… – безынтересно протянул парень. Взрослые дамы его явно не прельщали.
     Воровато оглянувшись, Кроули заговорщицки пригнулся и сообщил:
     – Тебе официально запрещено к ней приближаться.
     – Хах? – Хиро поражённо отклонился. – Но с какого?..
     – Это приказ, – отрезал Кроули. – Ты хорошо понял?
     – Но это… – Хиро помедлил, потом отвернулся. – Да. Я понял.
     – Отлично.
     Звонок прозвенел как раз когда Кроули устроился у себя за партой. В класс ввалилось несколько парней во главе с Асано, их подгонял учитель физики.
     – I wonder if that's the case… – протянул советник себе по нос.
     Никогда не стоило пренебрегать предчувствием.

     [Расшифровка #3 закончена]
     ***

     После уроков его задержала Куруми. Недавняя её меланхолия, кажется, прошла, и девушка вернулась в свою самодовольную стервозную норму. В помещении компьютерного клуба обнаружили окурок, зарытый в горшке с кактусом, и под началом президента расследование быстро приобрело атмосферу идеологических чисток. Кроули охотно исполнял обязанности силовых структур.
     Покончив с экзекуциями, советник отправился в Институт. Оставалось ещё куча не пройденного материала. И хоть он сдал своим девочкам большую часть черновой работы по поиску зацепок, ему всё ещё приходилось проверять их находки самому. Одной из проблем в последнее время стал приоритет. Кроули буквально не знал, за что хвататься первым делом. Были остатки проекта Б3/5, был его основатель, Скарлет-старший, было дело семьи Хейширо, было кое-что по поводу Тессы, что он планировал выяснить…
     Но стоило пленнику аниме оказаться за воротами, как все планы резко потребовали корректировки.
     – Браатииик!..
     Наполненный любовью звонкий вопль грянул боевым кличем.
     – Кхах!..
     Не успел Кроули понять, что происходит, как в спину врезалось что-то увесистое, и жёсткий захват сдавил его пониже груди в поистине медвежьих объятиях.
     – Oh my God… – поражённо выдохнул парень, узнав голос.
     – No, it's just me! – серебристо прощебетала она.
     Тесса радостно рассмеялась. Кроули резко оторвал её руки и порывисто обернулся. Сегодня на ней было лёгкое белое платьице с оборками, украшенное чёрными кружевами и декоративными завязками на груди. Серебряные волосы украшала широкая чёрно-белая лента.
     – Какого чёрта ты здесь делаешь?! – рявкнул захваченный врасплох советник.
     Девчонка одарила его коротким хитрым взглядом. А потом вдруг сделала несчастное лицо.
     – Пожалуйста, братик, не кричи на меня… – жалобно попросила она с отчётливой слезой в голосе.
     – Тесса-тян!
     Кроули со страшной догадкой посмотрел ей за спину. И действительно – к ним приближались Хиро и Рози.
     – Fffuck.
     Осенённый пониманием дьявольского плана, Кроули зло покосился на Тессу. Та и ухом не повела, пожирая его глазами готового зарыдать ребёнка.
     – Это твой брат? – поражённо выдохнула Скарлет. – Поверить не могу!
     – Тесса-тян, ты… ты сестра Лаки-куна? – ошарашенно протянул Хиро. – Поразительно…
     – Ох, да заткнитесь вы оба! – рявкнул Кроули. – Tessa, what the fuck is that supposed to mean?!
     Среброголовый дьявол понурилась и будто бы растерянно шагнула назад. Безошибочно придвигаясь поближе к Хиро.
      – Я просто хотела увидеть тебя, братик… – пролепетала Тесса идеально дрожащим голоском. На японском, чтобы дети не ощутили себя брошенными.
     – Ты знаешь английский? – удивился Хиро. – Что он тебе сказал?
     – Братик меня ненавиидиит!
     Издав горестный вопль умирающего котёнка, Тесса с рёвом уткнулась Хиро в живот. Тот машинально погладил её по спине, растерянно глядя на Кроули.
     – Но, Лаки-кун…
     – Как ты мог ей такое сказать?! – возопила Скарлет, гневно сверкая глазами. – Бессердечный монстр, она же ещё совсем маленькая!
     Выйдя из секундного оцепенения, Кроули приложил ладонь к лицу.
     – Мне стоило бы пустить тебе пулю прямо в затылок, – устало протянул он.
     Тесса ответила чудно исполненным стоном истинной скорби, судорожно комкая рубашку Хиро маленькими ладошками.
     – Лаки-кун! Как ты можешь такое…
     – Ты животное! Как только ты!..
     – Тестаросса, у тебя три секунды, потом я сваливаю, – холодно срезал Кроули остаток «смищной» сцены.
     Рыдания резко затихли на полуноте.
     – Угх!.. – разочаровано выдохнула Тесса. – Ну ты мог бы хоть немного подыграть.
     – Fuck off! Помнишь, как я сказал, что мне нравится тебя развлекать? В свои двести могла бы и догадаться, что это просто вежливость!
     Хрупкая малышка резко развернулась, умело проводя низкую подсечку. Кроули, будучи сильно на взводе, успел отскочить.
     – Тс. Чертов паршивец, – процедила Тереза, вздёрнув бровь.
     – Тесса-тян?.. – ошарашенно протянул Хиро.
     Девочка обернулась и одарила его очаровательной невинной улыбкой.
     – Не обращай внимания, братик Хиро, – прощебетала она. – Мы немного странная семья.
     – Я сильно надеюсь, что ты вводишь детей в заблуждение просто потому, что тебе нравится выставлять других идиотами, – мрачно сообщил Кроули. – А не потому, что у тебя есть какие-то другие мотивы.
     – И чего ты должен быть таким чертовым занудой, мистер Смит? – сердито поинтересовалась Тесса. – Мы могли бы так славно развлечься…
     – Хватит!
     Скарлет выскочила вперёд.
     – Объяснитесь немедленно, что здесь происходит! – потребовала она. – Смит, почему твоя сестра ведёт себя так странно? И почему ты…
     – Ну ты видишь что ты наделала? – возмущённо перебил рыжую Кроули. – Она же совсем тупая, я теперь…
     – Заткнись! Не смей меня оскорблять, ты чертов!..
     – Пожалуйста, давайте не будем сориться!
     Мастер-миротворец Хиро поспешно влез между Кроули, Тессой и Скарлет.
     – Ты сама им скажешь или я? – раздражённо спросил Кроули.
     Тесса поджала губы и недовольно хмыкнула.
     – Бука.
     – Лаки-кун, что именно ты имеешь в виду?.. – начал Хиро.
     Он вдруг осёкся. Одновременно с этим Скарлет испуганно вздрогнула и уставилась на Тессу. Та стояла без движения, спокойно глядя на детей.
     – Это… это же, – потрясённо выдохнул Хиро.
     – Ты… ты такая, как… – в тон ему протянула Скарлет.
     Кроули, догадавшись, что происходит, поспешно предупредил:
     – Не вздумайте показать ножики!
     – Но она! Она же… – сбивчиво произнесла Скарлет.
     – Не нужно бояться, – спокойно ответила Тесса. – Я просто хотела немного с вами поиграть. Уж простите. Если бы не один чертов зануда, всё было бы куда веселее…
     – Какого чёрта тебе надо, Тереза? – недовольно произнёс Кроули.
     – Тереза?.. – удивлённо повторил Хиро.
     – Я пришла поговорить, разумеется, – ответила девочка. – Раз уж ты не хочешь со мной играть.
     – Мне казалось, что ты не намерена сотрудничать. – Кроули фыркнул. – И если это твой способ наводить мосты, то он сосёт.
     – Мог бы проявить хоть каплю благодар…
     – Угрррг!
     Со звуком, напоминающим заевшую мотопилу, Скарлет раздражённо махнула кулаками.
     – Хватит! Хватит болтать всякую чушь! Объясните что происходит! – Она надвинулась на Кроули. – Кто эта девчонка и почему она болтает с тобой, как будто вы друзья?!
     – А она из ума выжила на старости лет, – сухо сообщил Кроули. – Альцгеймер.
     – Эй!
     – Насчёт «кто она»… – Кроули небрежно указал на возмущённую Терезу. – Она тот самый нарушитель, которого вы «вычислили» на днях.
     – Вот как… – протянул Хиро. – Так значит… у неё тоже есть оружие?
     – Конечно. – Тесса радостно, совершенно по-детски улыбнулась: – Мы можем быть друзьями!
     – Уга… – мрачно буркнул Кроули.
     – Но, Лаки-кун, ты никогда не говорил, что у тебя есть сестра…
     На секунду пленник аниме лишился дара речи.
     – Ну ты совсем дурак?! Она не моя сестра!
     – Братик, не говори так…
     – Shut’ta fuck up! Tell’em!
     Тесса вдруг рванулась к Кроули, вновь заключая его в стальной захват «сестринских» объятий.
     – Но я так хотела, чтоб ты был моим братиком!! – надрывно провыла она с отчётливыми нотками издёвки.
     – Кх!.. Ты, чокнутая скотина… – прошипел Кроули.
     – То есть она… она не твоя сестра? – ошарашенно протянул Хиро.
     – Но тогда значит, она нам… соврала? – подавленно произнесла Скарлет.
     Тесса оглянулась на них с виноватой улыбкой, ни капли не ослабляя давления на Кроули.
     – Уж простите. Я просто хотела немного повеселиться, – протянула она.
     – Долго ещё будет продолжаться этот цирк, или мы, наконец, доберёмся до сути? – в прямом смысле сдавлено процедил советник. – Зачем ты пришла? Ещё и собрала всех вместе…
     – Хмм… – Тесса оценила его изучающим взглядом снизу вверх. – Ты догадливый. Я хотела поговорить с носителями камней.
     – Кам… – Кроули ошарашенно запнулся. – Что ещё за кам…
     Тесса со смешком резко отпрянула, незаметно пихнув Кроули в живот. Тот прервался на полуслове, невольно схватившись за повреждённое место.
     – Я знаю одно местечко неподалёку, – радостно прощебетала девчонка. – Пойдёмте! Все вместе, ладно?
     Хиро и Скарлет озадаченно замерли. Лицо Тессы вдруг на секунду стало серьёзным.
     – Ну же… – вкрадчиво добавила она.
     – Идём.
     Кроули шагнул вперёд. Тесса тут же со смехом подскочила к нему и вцепилась в руку. Парень попытался высвободиться, но она держала как клещ, предупреждающе сдавив захваченную конечность.
     – God damn it, – буркнул пришелец.
     – Suсk it up, loverboy, – радостно проворковала Тереза.
     Они двинулись куда-то к подножью холма. Кроули подсознательно ожидал, что они оправятся в то кафе, куда они однажды ходили с Наной. Но потом сообразил, что это было просто глупо – как ни крути, это не настоящее аниме, а значит, экономить на задних планах никто не будет
     – Тесса-тян, если ты хотела поговорить со всеми… – Хиро запнулся, – у кого есть оружие, то нам нужно связаться с Хейширо-саном. Он, наверно, сейчас…
     – Он скоро будет, – сообщила девочка. – Не беспокойтесь.
     Кроули задумался на секунду.
     – Вот как, – понял он. – Парень действительно настолько чувствительный?
     Тесса окинула его одобрительным взглядом.
     – Они все полные аматоры, – с апломбом сообщила девчонка. – Но этот парнишка довольно талантлив. Наверное…
     – Наверное, – повторил Кроули.
     Либо «наверное», либо было что-то ещё. Возможно, с ним случилось что-то, чего не случалось с другими.
     – Эй, ты говоришь, что это мы аматоры? – запоздало догадалась Скарлет. – Мало что ты соврала нам, так теперь ещё и оскорбляешь. Маленькая грубиянка!
     Тесса вдруг остановилась, и, отпустив советника, пригвоздила Скарлет к земле недобрым взглядом.
     – Тебя это оскорбляет? – прошелестела она глухим голосом.
     Медленно развернувшись, она легко махнула ладонью. Скарлет шарахнулась в сторону, но… её бантик вдруг распался надвое. Рози с испуганным писком отшатнулась, растерянно глядя на упавшие обрезки.
     Кроули покачал головой. Всё-таки Тестаросса была чрезвычайно опасна. И он готов был поклясться, что никакие сюжетные правила-штампы-тропы её не остановят, если в прелестную серебряную головку бахнет что-нибудь недоброе.
     – Это ты сделала? – поражённо выдохнул Хиро.
     – Я даже ничего не заметила… – прошептала Скарлет.
     В глазах красноволосой скандалистки появился неподдельный страх. Обстановка внезапно стала очень напряжённой.
     Тесса в ответ мягко улыбнулась. Шагнув к пострадавшему банту, она подхватила обрезки и скомкала в руках.
     – Ну же, не нужно бояться, – тепло произнесла она.
     Девочка подняла ладони перед собой, растянув вновь целый бантик на пальцах. Затем подошла к застывшей на месте Роуз и потянулась к ней.
     Несколько секунд они изображали живые статуи.
     – Я не достаю… – смущённо пропыхтела Тесса.
     – А… ага…
     Скарлет пригнулась, Тесса со смехом завязала бант ей на шее.
     – Ты такая холодная и колкая снаружи, – хитро протянула девочка, – но внутри…
     Она вдруг обхватила Рози за талию и резко прижалась. Та испуганно пискнула, заливаясь краской и неуверенно упираясь Терезе в плечи.
     – Такая мягенькая. Как котёнок!
     – Пре… прекрати, Тесса-тян, – несчастно протянула Скарлет, пылая румянцем. – На нас смотрят!..
     – Ммм…
     «Тесса-тян» с довольным урчанием потёрлась о мягкий животик невинной жертвы. Кроули, заводя глаза, вдруг заметил, что Хиро, безотрывно глядящий на ласкающихся девушек, тоже отчаянно пламенеет щеками.
     – Очаровательно, – холодно произнёс советник. – Может, мы закруглимся?
     – Хаах? – Тесса одарила его недовольным взглядом. – Ты такой зануда. Не могу поверить, что мне достался такой братик!
     – Я тебя пристрелю при первой же возможности, – выразительно пообещал Кроули.
     Тереза вдруг жадно сверкнула глазами и довольно жутко облизнула тонкие губы.
     – Ты не первый мужчина, кто обещает мне невозможное…
     Они добрались до места через пару минут. На углу парка стояло небольшое открытое кафе, им осталось только пересечь перекрёсток. Круглые пластиковые столики располагались под тремя широкими увитыми зеленью навесами, одна из лоз цвела прелестными розовыми цветочками.
     Перебежав дорогу, Тесса вдруг резко встала и повернула голову.
     – А вот и он.
     На другой стороне перекрёстка стоял лансер.
     – Интересно, он сразу начнёт размахивать своим фаллоимитатором или погодит немного? – мрачно буркнул Кроули.
     – Ты его недооцениваешь, – сказала Тереза. – Уверена, он куда способнее, чем выглядит.
     Заиграла музыка на переходе и Лансер двинулся через дорогу, не сводя с них глаз.
     – Разве Хейширо-сан не самый сильный из нас? – удивлённо сказал Хиро.
     – Хах? – выдохнула Скарлет. – Вот как ты думаешь, чертов извращенец? Хмпф!
     – Да нет, я просто!..
     Лансер встал, не доходя до них пару шагов.
     – Что это значит? – холодно поинтересовался он.
     – А как ты думаешь, юноша? – Тесса очаровательно улыбнулась
     – Так это правда… – выдохнул лансер. – Ты… ты одна из них?! Отвечай!
     В голосе Хейширо послышалась нешуточная злость. Кроули поджал губы.
     – Мне плевать, что ты там себе думаешь, парень, – резко произнёс он, – но одно лишнее движение, и тебя разотрут по асфальту.
     Лансер метнул на чужака злой взгляд. Кроули выразительно приподнял брови и мелко покивал головой.
     – Нет нужды ссориться, – вмешалась Тесса. – Идёмте. Я отвечу на ваши вопросы.
     Она развернулась и побежала в кафе. Проскочив белую деревянную ограду, она двинулась к столику в дальнем углу, радостно помахав на ходу официантке, женщине средних лет. Та ответила доброй улыбкой и махнула в ответ.
     – Кажется, её здесь знают, – протянул Хиро.
     Кроули фыркнул. Тесса наверняка могла применять своё детское очарование, как чертово заклинание в видеоигре, по щелчку. Возможно, работники здесь уже попали под её чары.
     Когда все утроились за столиком и им принесли стаканы с прохладной водой, Хейширо не выдержал.
     – Что это за чёртово представление? – прошипел он. – Кто эта соплячка и откуда у неё оружие?!
     – Этот камень принадлежит мне уже больше ста лет, парнишка, – ровно произнесла Тесса, метнув в него короткий взгляд. – Я получила его в тысяча восемьсот семьдесят пятом году, в Праге.
     – Но это невозможно! – выпалила Скарлет. – Тогда тебе…
     Тесса кокетливо улыбнулась.
     – Но ты выглядишь как ребёнок, – поразился Хиро.
     – Ааах! – Тесса схватилась за лицо. – Ты говоришь, что я хорошо выгляжу? Ты такой милый, Хиро-тян!..
     – Кто ты такая? – процедил лансер.
     – Моё имя Тереза Тестаросса. – Девочка помедлила. – Я была алхимиком… однажды.
     Хиро ответил вечно удивлённым «Хооо…». Скарлет вдруг потупилась, явно ощущая средне-значительный дискомфорт. Лансер фыркнул.
     – Алхимик? – вопросил он с демонстративным презрением. – Ты хочешь сказать, что эти тупые сказки правда? Можешь ожидать доверие от Смита, но не от меня!
     – Ты просто очаровашка, – усмехнулся Кроули. – Особенно когда пиздишь о том, о чём понятия не имеешь.
     Лансер хотел ответить что-то без сомнения очень глубокое, но его прервал глухой смех Тессы.
     – Невежественный мальчишка, – процедила она, протягивая руку над стаканом с водой. – Носишь в себе самое совершенное наше творение, но даже не веришь в то, что его создало…
     Все напряжённо наблюдали, как с её пальца вдруг сорвалась чёрная капля. В момент касания вода резко стала чёрной как смола, всего на мгновенье, затем сменила цвет на рубиновый.
     Тесса с удовольствием отпила. Пришелец ощутил характерный аромат дорогого вина.
     – Будто магия… – выдохнул Хиро.
     Кроули молча смотрел на Тессу. Что-то с этими фокусами было не так. Работы об алхимии, что ему пришлось полистать, говорили о чудных вещах, но то, что творила Тестаросса, было фантастикой даже на их фоне.
     Скарлет подала голос, дрожащий от напряжения:
     – Ты знаешь что-то о нападениях, так ведь? Ответь! Ты ведь… ты ведь знаешь, кто стоит за всем этим?
     Рози явно была на взводе. Сложно было сказать взорвётся она или разрыдается. Зная её, то оба. Тесса не стала скрывать лёгкое удивление, но быстро его стряхнула.
     – Могу только догадываться, – протянула она. – Но… немногие способны на создание такого количества химер в короткий срок.
     – Почему бы тебе не рассказать с начала? – предложил Кроули.
     Тесса метнула на него быстрый взгляд. Затем на секунду спрятала нос в стакане.
     – Я была частью внутреннего круга посвящённых когда-то давно, – веско начала она. – Многие пытались разгадать секреты всемогущества, которое обещали древние свитки. Мне довелось быть в числе тех, кто смог.
     Она облокотилась на стол и, сложив руки в замок, опёрлась на них подбородком.
     – Это было так давно. Я надеялась, что все остальные уже остепенились…
     – Очевидно, что нет, – буркнул Кроули. – Что это была за группа? Сто пятьдесят лет, это… Хм. Какой-то тайный орден? Ложа? Ведьмовской ковен?
     – Как глупо, – с неподдельным пренебрежением фыркнула Тесса. – Мы были учёными! Учебники естественных наук пестрят именами моих бывших знакомых. Ах, – она оперлась на одну руку, – тогда Старый свет был совсем другим местом…
     – Старый свет? – протянул Хиро. – Может так быть…
     Кроули издал протяжный фырчащий звук.
     – Of course, – протянул он. – It’s always those dirty gaijins, always…
     – Ха? – Тесса приподняла бровь. – Это что ещё за новости?
     – Ты не хочешь знать.
     – Хм. В любом случае, ты прав Хиро-тян, мы в основном были из Европы. Я присоединилась в Праге, как и сказала.
     – Но… – Хиро замешкался. – Почему ты выглядишь так молодо? Тебе должно быть сотни лет…
     – Грубиян! – возмутилась Тесса. – Как ты можешь!
     – П… прости!
     Хиро испуганно замахал перед собой руками. Тесса сделала недовольную мину.
     – Люди испокон веков искали секрет вечной молодости. – Она грациозно указала на себя. – Мне удалось его найти.
     – То есть ты говоришь, что кто-то из алхимиков этого «внутреннего круга» всё ещё жив? – уточнил Кроули.
     Скарлет молча смотрела в свой стакан, будто всё происходящее её ни капли не интересовало.
     – Может быть, – согласилась Тесса. – Я знаю, что многие уже покинули этот мир. Но не все.
     Её лицо потемнело.
     – Осталось несколько человек. Те, кто смог использовать камни.
     Кроули тяжело вздохнул и откинулся на стуле.
     – Дай угадаю, – устало протянул он. – Эти камни, конечно же, те самые философские камни, о которых все так много слышали.
     – Тебя что-то смущает? – ровно поинтересовалась Тесса.
     – Нет. Просто хотел уточнить, что это действительно именно так, как я думал.
     Разумеется, это могли быть только философские камни. Разумеется.
     В алхимии камни были либо философские, либо почечные – тоже по-своему философские, в зависимости от обстоятельств.
     – Сколько? – в лоб спросил Кроули.
     Тесса помедлила, глядя ему в прямо глаза.
     – Семь. Их было семь. Всегда.
     – Вот как…
     Советник умолк, пытаясь прикинуть, к чему приставить эту информацию.
     – Но если ты говоришь, что у тебя есть камень, и это твоё оружие, то...
     Хиро озадаченно умолк. Кроули устало свёл брови. Тормознутость протагониста просто поражала.
     – Верно. – Тесса ткнула пальцем ему в грудь. – Внутри тебя находится философский камень.
     Хиро озадаченно умолк.
     – Но как? – выдохнула Скарлет.
     Она, наконец, вскинула голову, напряжённо глядя на Терезу:
     – Откуда они здесь?! Как они… как они попали в…
     – После того, как наш маленький клуб окончательно распался, я потеряла связь с коллегами, – спокойно ответила девочка. – У нас возникли… разногласия.
     – Так вот как это называется? – едко спросил чужак, живо почуяв халтуру.
     – Заглохни.
     – Но как тогда… – протянул Хиро, отчаянно скрипя шестерёнками, – как ты попала в Японию? Откуда ты узнала, что что-то происходит в Инакуре?
     – Меня привели сюда подсказки. Я… – Тесса помедлила, – жила в Англии, до недавнего времени. Но меня попытались убить.
     – Что? – поразился Хиро. – Почему?
     – Хотела бы и я это знать, – недобро произнесла Тереза.
     – Ты не нашла у кого спросить? – протянул Кроули.
     – Это… запутанная история, – выразительно ответила девочка.
     На секунду над ними повисла тишина. Дети сидели понурившись. Скарлет явно думала о чем-то своем – например, о том, что она жила во лжи. Что думал Хиро, можно было только догадываться.
     – Среди этих людей… – глухо произнёс лансер, глядя на Терезу. – Среди них был молодой мужчина с русыми волосами? Он использует оружие, похожее на хлыст.
     – Хейширо-сан, ты… ты видел одного из них? – поразился Хиро.
     – Ты должен был сразу нам сказать! – возмутилась Скарлет.
     – Заткнитесь! – отрезал лансер. – Ну же! Среди них есть такой?
     Тесса без труда выдержала его бешеный взгляд. Затем задумчиво отвела глаза.
     – Не думаю, что среди нас были молодые люди… – протянула она. – И я точно не припомню, чтобы у кого-то было оружие в виде хлыста. Впрочем…
     Она умолкла, кажется всерьёз задумавшись. Лансер резко поднялся.
     – Если ты мне солгала, я убью и тебя тоже, – холодно произнёс он.
     – Хейширо-сан! – ошарашенно воскликнул Хиро. – Как ты можешь такое говорить!
     Тесса ответила на суровую угрозу недоброй улыбкой, на секунду показав свое истинное лицо. Черты красивой молоденькой девчушки пугающе заострились, всего на мгновенье.
     – Никто из вас мне не ровня, парень, – сообщила она. – Даже вместе, и уж тем более по отдельности.
     – Я убью его, даже если это будет стоить мне жизни! – возвестил лансер с пафосом.
     Отвернувшись, он порывисто двинул прочь. Хиро вскочил, но застыл на месте.
     – Он никогда не говорил, что произошло, – растерянно протянул он. – Как же так…
     – Хочешь догнать его? – поинтересовался Кроули. – Он может сделать что-то глупое.
     – Наверно… – Хиро помедлил, затем схватил сумку: – Простите, я должен его догнать!
     – Хиро, ты дуралей, стой!..
     Дети умчались вслед за исчезнувшим лансером, ведомые, без сомнения, всемогущей «силой дружбы». Кроули устало потёр руками лицо.
     – Так ты знаешь, что здесь происходит? – поинтересовался он на английском. – К чему все эти нападения?
     – Я не хочу гнаться за догадками, – ответила Тесса. – Это может быть что угодно. Я… не вижу очевидных причин.
     – Ты что-то не договариваешь, – сообщил Кроули. – Я так понимаю, что ты не заинтересована в помощи Институту.
     – Судя по тому, что я вижу, они не нуждаются в моей помощи. – Тесса помедлила. – К тому же, я не желаю приближаться этому месту. Здесь уже нанесли достаточно вреда.
     – Может ты и права.
     Кроули поднялся. Тесса одарила его несчастным взглядом.
     – Вот так меня бросишь? – жалобно мяукнула она. – Как жестко…
     – У меня есть работа.
     Девочка раздражённо фыркнула и откинулась на спинку стула.
     – Ненавижу, когда мне такое говорят, – сообщила Тесса с сухим недовольством.
     – Тогда лучше выбирай себе мужчин.
     ***

     Дети вернулись в Институт все вместе. Мацумото тут же пристроила их к экспериментам по физическому усилению. Лансер, несмотря на сцену всего пару часов назад, казался привычно спокойным. Но вот Хиро явно слегка нервничал.
     Остаток дня Кроули провёл за составлением рапорта. Со сведениями, полученными от третьей стороны, нужно было обращаться очень осторожно. То, что можно было сообщить полковнику, не всегда следовало оставлять в отчёте, не говоря уже о том, что некоторые вещи следовало опустить вообще.
     Тереза явно темнила. Особенно если это и вправду были её коллеги по пятничному кружку магии – тогда она гарантированно что-то знала. Кроме того, Кроули всё ещё планировал присмотреться к ней самой поближе. Конечно, если она и вправду имела такую богатую историю, как утверждала, то это могло быть как бесполезно, так и опасно.
     Домой он возвращался чуть раньше, чем обычно. Закатное солнце окрашивало вершины гор, тень вот-вот должна была лечь на его район. Оранжевые лучи отражались он стёкол в высоких зданиях. На остывающих крышах грелись разноцветные коты.
     Тестаросса ждала на небольшой детской площадке в паре пролётов от его дома.
     Она сидела на лавочке, чинно сложив руки на коленях. Вокруг никого не было – домохозяйки вовсю готовились к возвращению мужей-детей, последние только покинули школы-офисы. Над аккуратными японскими домами плыл тихий летний вечер.
     Кроули устало опустился рядом с заморской гостьей.
     – Ты можешь отследить кого угодно, не так ли? – спросил он в воздух. – Даже меня? Это какой-то трюк, или свойства твоего камня?
     – Это так важно? – ровно ответила Тереза. Затем повернулась: – Ты ведь чего-то такого ожидал?
     – Хм…
     Разумеется он ожидал. Сложно было сказать, была ли у него закономерная причина предполагать подобное, или это была просто его паранойя. Но он ожидал.
     – Это ведь он притащил камни в Японию? – спросил Кроули. – Отец Роуз.
     – Наверное, – ровно ответила Тереза. – Я была далеко. Когда мы распались, громко и грязно, я старалась держаться подальше от всего этого. Тогда… мне всё это так надоело.
     Они помолчали.
     – Как ты про него узнал? Питер всегда был таким скрытным.
     – Засветился на старой фотке. В тридцатых.
     – Воу. Какая небрежность. – Тесса хихикнула. – Он, наверно, совсем расслабился. Спрятался в стране на краю мира, среди дикарей…
     – Какой расизм. – Кроули помедлил. – Кто-то хочет эти камни назад, не так ли? Сколько он стянул?
     – Четыре.
     – Из семи.
     – Верно. Один был у него, один у меня. Один остался… – Тесса помедлила, – остался в Европе. И один принадлежал нашему бывшему предводителю. Он забрал три, у которых не было хозяина на тот момент, и скрылся где-то на востоке. Уверена, его искали…
     – Но не нашли, – закончил Кроули. – Ты не знаешь, что он забыл в Японии?
     – Нет. – Тесса медленно покачала головой. – Может, просто… Знаешь, я тоже хотела спрятаться на краю света. Просто не решилась. Я слишком ценю комфорт.
     Девушка тихо захихикала и прижалась к Кроули, нежно обняв за руку. Тот задумчиво посмотрела на верхушку дерева во дворе напротив. Матовые листья отражали угасающее солнце.
     – Ты узнала их оружие? Эти штуки ведь…
     – Верно. Их можно ощутить, это проще для хозяина другого камня. Особенно для такого как я. – Тесса заглянула Кроули в лицо. – Но имей в виду – оружие может менять форму. В конце концов, камень – не просто инструмент…
     – Ну разумеется, – фыркнул чужак. – Но ты их узнала, так ведь? Это те, которые утянул Скарлет?
     Тесса кивнула и положила голову ему на плечо. Кроули невольно подумал, что всего пару часов назад другая девушка жалась к нему точно так же. С той разницей, что от Нанако веяло домашним уютом, а присутствие Тессы напоминало таинственное сияние среди ветвей ночного леса.
     У Кроули не оставалось никаких сомнений, что именно Скарлет стоял за оружием внутри детей. Всех троих. Осталось только узнать, какого черта он сделал.
     – Должен быть четвёртый, так ведь? – протянул советник.
     – Его камень внутри его дочери, – произнесла Тесса. – Рози использует Драконье Пламя. Я не видела его с тех пор, как Питер взорвал башню в Винчестере…
     Тесса коротко вздохнула, слегка прижимаясь щекой к плечу Кроули.
     – Она такая красивая девочка, – протянула она. – Мне её даже немного жаль.
     – Ты думаешь, он мёртв?
     – Я думаю, да, – ровно ответила Тереза. – Он дал ей своё имя. При нашем образе жизни имена значат мало. Но потом понимаешь, что есть что-то важное, что ты можешь передать…
     – Тесса… – Кроули помедлил, – зачем ты приехала сюда?
     – Я хочу всё закончить.
     Он ощутил, как Тереза сжала его руку крепче.
     – Так, значит, ты думаешь, что это твоё прошлое?
     – Туман, который накрывает город, – это заклинание сна. Немного людей могут наложить такое правильно, и ещё меньше могу сделать его такой силы. Я одна из них, и я надеялась, что все остальные мертвы, – холодно сообщила она. – У меня нет желания снова проходить через то, что было в двадцатых. Если Тобиас хочет войны, он её получит!
     – Я так понимаю, это ваш бывший шеф?
     Тесса молча покрутила головой, не желая отвечать. Где-то на соседней улице раздалось рычание мотора, отдалилось и затихло.
     – Я не хотела говорить, что происходит, потому что не хотела втягивать никого во все это, – произнесла Тереза, наконец.
     Кроули неожиданно для себя рассмеялся. От этих слов пленник аниме ощутил что-то вроде прилива благодарности.
     – Наконец, кто-то, кто не желает втягивать меня во все это, – с усмешкой сказал он. – Это очень мило с твоей стороны. Серьёзно.
     Тесса нежно ему улыбнулась.
     И Кроули понял, что, возможно, рано расслабился. В красных глазах вдруг заискрилось что-то нехорошее. Не обязательно угрожающее, но жадное и без сомнения опасное.
     – И ты всё равно не знаешь, что происходит? – уточнил советник.
     – Нет. Все эти химеры с прикрытием из тумана… – Тесса покачала головой. – Без понятия. Они убивают людей, так?
     – Регулярно, – подтвердил Кроули. – Тереза, зачем, по-твое…
     – Нет. – Она вдруг зажала его рот ладонью. – Я должна уточнить кое-что. Потом поговорим.
     Кроули убрал её руку.
     – Как скажешь. Тогда, ещё увидимся.
     Советник собрался встать. Но Тесса не пустила, цапнув его под локоть.
     – Если захочешь, мы можем поспать в одной кровати! – радостно прощебетала она таким тоном, будто предлагала ему печенье.
     – Только после свадьбы, – усмехнулся Кроули.
     На Мацумото эта шутка всегда срабатывала отлично. Но с Терезой шутить оказалось опасно.
      Девочка резко заглянула ему в лицо, широко распахивая рубиновые глаза – и по телу Кроули вдруг прокатилась волна странной слабости. Он невольно обмяк на скамье. Глаза Терезы будто слегка светились.
     – Играешь с огнём…
     Её шёпот приятно ласкал слух. Тереза вдруг единым движением оказалась на нём сверху. Маленькие ладони ласково легли на плечи, мягкое дыхание опалило губы. Легкий ветер скользнул по их лицам и Кроули ощутил аромат свежести.
     Затем его поглотил жадный поцелуй.
     Всё вокруг на секунду померкло. Осталось только ощущение влажного бархатного языка, беспощадно вторгающегося в его рот. Тёплая капелька пота скользнула к её мягким губам, даря им привкус горьковатой соли.
     Тесса целовалась так, будто пыталась выпить из него душу. Какие-либо плотские порывы Кроули даже не пришлось сдерживать – нападение застало его настолько врасплох, чтобы он не успел даже подумать о каком-то ответе.
     Но Терезу это не волновало. Сейчас она брала, что хотела.
     С мягким стоном девушка отстранилась, разрывая между их губами тонкую ниточку слюны.
     – Видишь, совсем не больно, – промурлыкала она и с отчётливым удовольствием облизнулась. – Скоро всё пройдёт.
     Соскользнув с его коленей Тесса заботливо, даже ласково вытерла парализованной жертве губы и с неподдельной нежностью улыбнулась. Затем шагнула назад и, изящно развернувшись, убежала, скрывшись вне его поля зрения.
     Время тянулось мучительно долго. Тело совершенно не слушалось, его разум будто бился о стены из вязкой удушающей пустоты.
     Зато у него была куча времени, чтобы полностью осознать всю привилегию своего положения. Ведь когда женщина целует только партнёров, предварительно лишённых любой подвижности, – то это ж так романтично!
     Наконец, минуту спустя, двинулись пальцы, а через пару секунд Кроули смог поднять руку.
     – Господи, как я всё это ненавижу… – прошипел он, приподнимаясь на скамье.
     Подвижность вернулась весьма кстати, потому что пришельца тут же накрыло волной вызова. Он раздражённо вытащил лист из кармана.
     «Какого хера щас произошло?! Что-то сломалось ты точно чтото сделал»
     – Так, заглохни, – скомандовал Кроули, нервно вытирая губы. – Один вопрос: ты в курсе, что это папаша Скарлет припёр камни в Японию? Или тоже новость?
     Тест испарился, графоман немного помолчал.
     «Ну вроде бы да. То есть я думаю, что это был такой план в самом конце сказать, что это он дал им камни что бы»
     – Отлично, разговор окончен.
     Кроули методично разорвал листок в мелкие клочки и посыпал ими дорожку. Затем прошёлся по ним, направляясь к дому.
     – Господи, и как только людей такое возбуждает, – буркнул он. – Это было пиздец как жутко!..
     Сверкающее безумие красило рубиновые глаза Терезы неимоверно. Но наслаждаться подобным пленник аниме предпочёл бы, сидя по другую сторону экрана.
     ***

     В паре кварталов от Института экспериментальной энергии стоял небольшой бар. Как и остальные маленькие частные заведения в Японии, бар жил за счёт ряда регулярно посещавших его постоянных клиентов, в основном работников из офисов в округе.
     Примерно неделю назад здесь появился новый завсегдатай. Он садился за стойку и, мрачно опустошив небольшую бутылочку саке, всегда неопределённо жаловался на экономику, политику и бюрократию. Соседи и хозяин, снедаемые по вечерам теми же проблемами, охотно ему поддакивали.
     Именно к нему и направился вошедший в небольшое, пропахшее солью, куревом и спиртным, помещение Кроули.
     – Эй-эй, Азума-сан, – протянул он, присаживаясь на стул рядом. – Что посоветуете?
     Детектив, ещё не прикончивший первую порцию и сидящий пока один, поморщился и покачал головой не глядя на нового соседа. Хозяин, суровый седой мужик с густыми бровями и в грязной косынке, обратился к не конвенционному посетителю:
     – Эй, пацан! Тебе не рановато для посещения бара? Выметайся давай!
     – С чего вы взяли, что мне нельзя пить? – парировал Кроули. – Азума-сан, ну вы так и будете сидеть?
     – Как по мне, лучше б тебя выперли, – буркнул он, и махнул рукой с зажатой в пальцах сигаретой: – Этот со мной, хозяин.
     – Эй-эй, мне тут не нужны проблемы…
     – Ну мне что, паспорт вам показать?
     – Эээ, ладно… Тогда закажи что-нибудь.
     – Восемь жареного осьминога, хозяин, – скомандовал Кроули.
     – Хах? – Мужчина прищурился. – Так пить ты не будешь? Подозрительно.
     – Я на работе, – отрезал советник. – Ну же, восемь штук!
     – Как скажешь.
     Азума покосился на Кроули и затянулся.
     – Мы ведь понятия не имеем, сколько тебе лет, так ведь? – протянул он, выпустив дым в сторону. – Может тебе и нельзя ещё пить. Выглядишь ты как раз на школьный возраст…
     – Ну, это уж ваша работа, – ровно ответил Кроули. – Так ведь, детектив-сан?
     – Что за чушь ты несёшь парень? – буркнул тот в ответ.
     – Да ладно вам, – Кроули усмехнулся. – Вы думали, я не узнаю? Вы допрашивали Хиро и Скарлет. И моих девочек, кажется, тоже…
     – Понятия не имею, о чем ты, – бесстрастно отмахнулся тот, подливая в стакан из небольшой бутылочки.
     Нужно было отдать ему должно, Кроули даже не ощутил фальши.
     – Ладно, – согласился он. – Ну, тогда просто к сведению – Хиро баран по жизни, я его читаю, как открытую книгу. Да кто угодно прочитает. Так что не стоило к ним приближаться.
     Детектив опрокинул стопку и припечатал её о стойку.
     – Хозяин, ещё одну! – крикнул он.
     В ответ раздалось утвердительное восклицание. Прихватив на ходу небольшую бутылку саке, хозяин ловко метнул перед посетителями их заказы. Кроули охотно сорвал зубами с палочки осьминога.
     – Блиин, как решиновый, – протянул он с набитым ртом.
     – Шо там такое? – возмутился хозяин, сурово двинув мощными бровями.
     – Эй, я ничё такого не говорил, – отмахнулся Кроули. – Отличный осьминог, хозяин.
     – Вот именно, – довольно констатировал владелец.
     Детектив покачал головой.
     – Какого чёрта ты вообще сюда припёрся, Смит-сан? – буркнул он. – Оставь меня развеяться нормально!
     – Да я просто хотел поблагодарить вас за помощь, – ответил Кроули. – Даа… не ожидал, что мой план всерьёз сработает.
     – Это всё через полковника, – отмахнулся детектив. – Я сам не знал что у нас такие связи. Мне осталось только просмотреть документы из Интерпола.
     – Всё равно, вы мне сэкономили немало времени.
     Детектив опять коротко покосился на Кроули.
     – Ты, похоже, неплохо справляешься с этой Тестароссой, – протянул он. – Чего она не поговорит с полковником сама?
     – Это сложный вопрос, – уклончиво протянул Кроули. – Она… не простой человек.
     Азума фыркнул и подлил себе.
     – Кто бы говорил…
     – Какие жестокие слова.
     Детектив опрокинул стаканчик и метнул на Кроули быстрый взгляд.
     – Скажи честно, парень, что ты задумал? – вполголоса спросил он. – Ты скользкий, как угорь. Появился здесь без всякого предупреждения, будто из ниоткуда… На месте полковника, я бы тебя держал подальше.
     Кроули усмехнулся.
     – Вы кажетесь проницательным человеком. Неужели вы не в курсе, что происходит? – протянул он.
     Пленник аниме и бывший детектив полиции Инакуры обменялись короткими взглядами.
     – Полковник обращается со мной, как с оружием, – веско сообщил Кроули. – Пока я работаю как надо, меня используют, но избавятся при первой осечке.
     – Хооо?.. – выразительно протянул Азума. – Ты так просто об этом говоришь.
     – А в этом нет ничего сложного, – ровно произнёс чужак. – Всё, что меня интересует, это покончить с кризисом как можно быстрее… и убраться отсюда!
     Детектив задумчиво промолчал, глядя перед собой и легко постукивая пальцами с сигаретой о стойку. Кроули поднялся и, выудив пару банкнот из бумажника, бросил их на прилавок.
     – Спасибо за еду, хозяин! – крикнул он.
     – Отлично! В следующий раз закажи, что погорячее, парень!
     – Хочешь сказать, что останешься с Институтом, пока ваши цели совпадают? – уточнил детектив, чуть обернувшись.
     – Именно. Если обнаружите, что я солгал – разрешаю пристрелить меня на месте, – ровно сообщил Кроули и коротко поклонился. – С вашего позволения.
     – Все когда-то лгут, парень… – ровно протянул Азума.
     – Я никогда не лгу.
     Когда Кроули вышел, детектив опустошил вторую бутылку.
     – Хозяин, ещё одну!
     Облокотившись на стойку над пустыми бутылками, Азума Такеши раздражённо фыркнул.
     – Чёртов пацан… легко ему говорить…
     ***

     После уроков Кроули отправился на крышу.
     Это было странно, получить от Нанако письмо по мейлу. Разумеется, школота только этим и занималась – куда не глянь, всегда кто-то что-то набирал в своих мобильниках. Хоть, конечно, даже почта была старомодной, и сейчас простые школьники предпочитали мгновенку в соцсетях. Культура общения только через интернет превратилась в баян современного мира, но здесь многие другого как будто не знали.
     Нана обычно предпочитала поговорить лично, чем чатиться в телефоне. Это странно контрастировало с её стеснительностью и придавало интересный ореол старомодности. Именно Нанако это невероятно красило.
     Погода стояла довольно спокойной, так что ветер был совсем не сильный, хоть, кажется, вокруг долины и ходил ураган с Тихого океана. Нана стояла недалеко от входа, рядом с ограждением. Она смотрела на город, ветер слегка трепал её юбку и пушистый каштановый хвост.
     Услышав шаги, девушка обернулась с радостной улыбкой.
     – Лаки-кун. Прости, что я так тебя выдернула…
     – Ничего, – отмахнулся Кроули. – Хоть это, конечно, неожиданно. Что-то случилось?
     – Нет-нет, ничего…
     Нана подошла поближе и заглянула ему в лицо. Кроули ощутил, что что-то всё же происходит.
     – Я хотела поговорить с тобой кое о чем, – прошелестела девушка, покрываясь румянцем. – Это немного личное, так что… если ты не хочешь, то я пойму…
     – Нанако, не тяни резину. Ты знаешь, что я всегда тебя выслушаю.
     Советник позволил себе вопиющую фамильярность и легонько погладил Нану по щеке. Девушка просияла.
     – Я…
     Она слегка склонила голову, пряча лицо под челкой, затем вовсе отвернулась. Кроули удивлённо нахмурился.
     – Помнишь, я говорил про парня, которого встретила в библиотеке?
     – Ага…
     – Я… – Нанако помедлила. – Я поговорила с ним и… и он признался мне. Он сказал, что я ему нравлюсь и я…
     Она умолкла. Кроули на секунду с ужасом подумал, что не дай Бог, Нанако решила хранить верность ему, или ещё какая дикость. Наконец девушка обернулась и снова посмотрела Кроули в лицо.
     Нана сияла смущенной, но радостной улыбкой.
     – Я согласилась пойти с ним на свидание. Он такой славный! Внимательный и хороший, и он… – Нанако застенчиво потупилась. – Он довольно классный.
     – Ну… это отлично, – осторожно одобрил Кроули. – Разве нет? Отличные новости! Ты заслуживаешь хорошего парня, без всякого сомнения. На самом деле, возможно, мне даже стоит его проверить…
     Нана радостно хихикнула, куснув губу.
     – Ты и впрямь как старший брат, – протянула она. – Только не пугай его, ладно? Я знаю, что ты можешь быть тем ещё хулиганом.
     – Эй-эй!.. – деланно возмутился Кроули. – Но серьёзно, что это за парень?
     Нанако только этого и ждала – карие глаза оживлённо сверкнули:
     – Он на год старше, из два-А. Ты его, наверно, видел, он высокий такой и симпо… Ой, ну то есть!.. В общем, я слышала у него хорошие отметки и учителя его любят. Он посещает клуб фотографии и, кажется, очень этим увлекается. Я даже думаю…
     Она вдруг запнулась и метнула на Кроули неуверенный взгляд, заставив насторожиться.
     – Что такое?
     – Ну это… – Нана помялась. – Когда мы говорили он… он признался, что без спросу сделал моё фото. Это…
     – Ну… – Кроули помедлили, прикидывая уровень стрёмности.
     Как ни странно но о некоторых вещах инфантильные мультики для девственников не врали – в школа частенько ходили по рукам фотки популярных учеников. Парни гоняли фото девушек, девчонки – фотки парней. Судя по случайно оброненной фразочке Мацумото, девушки практиковали такое даже в чисто женских школах – фото популярных отличниц считалось чем-то вроде талисмана.
     – Если он всерьёз увлекается, может, ты ему как муза… – задумчиво произнёс Кроули.
     Один его знакомый с работы, тоже фанат фотографии, рассказывал, что в школе обожал фотографировать птиц – мертвых птиц. «Потому что это красиво». Потом «фаза» прошла, но любовь к птицам осталась.
     – А-аа! – Нанако удивлённо захлопала глазами. – Он так и сказал! Поразительно…
     Она достала из своей сумки какой-то мягкий пенал и вытянула оттуда небольшой глянцевый квадрат.
     – Я попросила его отдать фотографию мне, – смущённо сказала она. – Мне… кажется, она довольно хорошая…
     Фото и вправду выглядело неплохо. Парень поймал свою музу после школы, умудрившись на ходу взять отличный ракурс. С лёгкой улыбкой, смотрящая на кого-то за кадром Нанако выглядела весёлой и беззаботной, совершенно очаровательной.
     – Неплохо…
     – Правда? Я…
     Нана смущённо потупилась, издав странный урчащий звук.
     – Когда он мне сказал, я… я подумала, что это так мило, – пролепетала она. – Это ведь неправильно, да? Это ведь странно?
     Кроули посмотрел на фото, потом на девушку. Затем снова погладил её по щеке и усмехнулся.
     – Почему бы тебе не сфотографировать его тайком? – предложил он. – А потом расскажешь, что вышло.
     Нанако счастливо просияла. Кроули отдал фото, и та трепетно запрятала его обратно, как сокровище.
     – Я так рада, что ты меня поддерживаешь, Лаки-кун… – протянула она. – Но… я хотела сделать кое-что ещё.
     – Хм? Что же?
     Нанако вдруг отвернулась в сторону.
     – Я… знаешь я… у меня неплохие отметки по английскому и я подумала…
     Кроули озадаченно нахмурился.
     – Что же?
     – Я думала про твоё имя… – неуверенно пролепетала Нана.
     – Вот как… – протянул Кроули и немного едко добавил: – Знаешь, при том, как вас тут учат, это ничего не значит. После экзаменов вся зубрёжка выветривается, не удивительно, что никто и двух слов не свяжет.
     – Но я специально смотрела в интернете! – горячо заверила Нана и испуганно осеклась. – Прости… я просто… – Девушка спрятала глаза и тихо закончила: – Твоё имя… ведь не настоящее, так?
     – Да.
     Нанако с лёгкой опаской подняла на Кроули несчастный взгляд. Скорее всего, она просто боялась, что он разозлится и скажет ей не лезь в чужие дела. Но он если кого-то советник и мог потерпеть, это была она.
     – Ты скажешь мне своё настоящее имя? – тихо попросила Нанако.
     – Зачем тебе это знать?
     Нана отвела глаза.
     – Я просто… хочу знать, доверяешь ли ты мне, – прошелестела она.
     Кроули невольно усмехнулся. Даже его психологические мульки ни в какое сравнение не шли с заморочками японских школьниц.
     – Вот оно что. Ну раз ты хочешь… Меня зовут Пол Кроули. Ну, это Кроули Пол, если на японский мане…
     Он озадаченно прервался на полуслове, заметив реакцию девушки. Нанако смотрела на него чуть ли не с обожанием, широко распахнув большие карие глаза и невольно заламывая прижатые к груди руки.
     – Я так рада… что ты сказал мне… – проговорила она дрожащим голосом. – Я и вправду так рада…
     – Эй, ну ты уже слегка переигрываешь…
     Нанако слегка улыбнулась и кивнула.
     – Да, наверное, немного… – протянула она. – Но теперь я знаю, что я должна оставить тебе кое-что.
     – Хах? – Кроули удивлённо приподнял брови. – Что же это может быть?
     Нанако немедленно залилась густой краской.
     – Ты… ты не… закроешь глаза? – сбивчиво пролепетала она.
     – Эмм… Ну ладно.
     Кроули послушно закрыл глаза. Ситуация была довольно странная. Он бы наверняка утопал в догадках, но работа над документами хорошенько выматывала – места для девушек и ихних чувств в его разуме открывались только официальными повесткам. Так что теперь советник просто жал, что же будет дальше.
     Он услышал, как Нана опустила сумку на землю и шагнула поближе.
     Затем тёплые ладони обняли его лицо и, прежде чем он успел что-то сделать, мягкие губы прижались к его губам.
     С трудом подавив машинальное желание отшатнуться, Кроули сдержанно положил ладони Нане на талию.
     Поцелуй Нанако был нежным, как касание мягких лепестков. Лепестков сакуры, без сомнения. От неё приятно пахло свежей выпечкой, ванилью и корицей.
     После пары секунд Нана отстранилась. Они встретились взглядами на мгновенье. Затем она с тихим стоном прижалась к его груди. Ладонями и щекой, как к любимой подушке.
     – Простиии… – пролепетала девушка. – Это мой первый раз, я так стесняюсь… ууххх…
     – Погладить тебя по спинке? – предложил Кроули.
     Не дожидаясь разрешения, он погладил. Тонкая ткань женской форменной блузки почти не скрадывала ощущения мягкой девичьей кожи под ладонью. Ближе к шее у Наны слегка выдавались позвонки…
     Девушка отстранилась и со смущённой улыбкой неуверенно поинтересовалась:
     – Ты не злишься?
     – Ах, если бы каждая девушка это спрашивала, – веско произнёс Кроули и покачал головой. – Конечно нет. Но я, честно говоря, не понимаю к чему это всё. Ты же собиралась на свидание с парнем, который тебе нравится, а теперь…
     – Именно поэтому.
     Нанако подняла сумку и, сжимая её обеими руками, встала перед Кроули.
     – Я хочу встречаться с парнем, – твёрдо произнесла она. – Но я… я хотела, чтобы мой первый поцелуй был с тем, кто мне по-настоящему важен. И я… хочу, чтобы он был у тебя… Пол.
     – Вот оно что…
     Кроули не слишком понимал, чего Нанако пытается добиться. Он бы без раздумий втоптал землю любого, кто причинит ей вред, – это было бы просто правильно – но…
     Всё-таки Нана была совершенно бестолковой идеалисткой. Даже хуже, чем он сам.
     Девушка смущённо потупилась и неуверенно куснула губу.
     – Это… я ведь… – сбивчиво протянула она. Затем мельком посмотрела на Кроули: – Было ведь не слишком плохо? Я понятия не имею, как правильно…
     Пришелец сдержанно рассмеялся и погладил подругу по голове, как настоящего котёнка.
     – Всё в абсолютном порядке, – заверил он. – Тебе не о чём волноваться.
     – Вот как…
     В голосе Нанако звучало явное облегчение. Кажется, она всерьёз волновалось, что поцелуи ей не дадутся.
     – Спасибо, что позволил мне это сделать, – смущённо произнесла она.
     – Конечно. Я же твой старший брат. – Кроули завёл глаза. – Целоваться с близкими родственниками абсолютно нормально…
     – Кииих! Прекрати!
     Красная как розочка, Нанако сердито прихватила сумку и, отчаянно зажмурившись, попыталась его стукнуть. Кроули с усмешкой отмахнулся.
     – Я собиралась зайти в магазин после уроков, – сообщила девушка, отгоняя смущение. – Ты наверно не захочешь… и у тебя работа…
     – Да, боюсь, у меня есть дела, – сообщил Кроули. – Так что марш. Ну же, кыш отсюда!
     Он махнул руками, будто отгоняя надоедливого воробья. Фыркнув с деланной сердитостью, Нанако послушно подошла к двери. Взявшись за ручку, она полуобернулась.
     – До завтра… – Нана запнулась, – Лаки-кун.
     – До завтра.
     Дверь захлопнулась. Кроули постоял секунду в тишине, потом тяжело вздохнул.
     – «Хочу, чтобы он был у тебя», – пробормотал он под нос и фыркнул. – Ну и что мне теперь с ним делать? Глупое созданье…
     ***

     После школы у Кроули и вправду были дела. В Институте он задержался ровно настолько, чтобы забрать кой-какие вещи. Затем он планировал посетить одно место, где ему гарантированно были не рады.
     Взбежав по ступенькам дома Скарлетов, Кроули нажал кнопку домофона.
     – Да?
     – We need to talk Maria, – ровно произнёс Кроули.
     – I would like you to leave immediately.
     В голосе звучал откровенный холод. Советника это не смутило.
     – Если я уйду сейчас, то мне придётся вернуться с отрядом солдат, – бесстрастно произнёс парень. – Возможно, тебе лучше просто открыть.
     Домофон щёлкнул отключённым сигналом. Кроули шагнул назад и спокойно, слегка рассеяно оглянулся в ожидании. Невдалеке дама средних лет выгуливала крупного японского ину с песчаной шерстью и хвостом колечком. Пёс бегал зигзагами между столбов, не в состоянии решить, к которому пристроиться.
     Вскоре, как Кроули и ожидал, за дверью раздались шаги. Мария приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы он мог видеть её суровое лицо. Как и в прошлый раз, на ней было строгое платье горничной.
     – Роуз нет дома, – холодно произнесла она. – Если у тебя есть какие-то дела, то…
     – Я пришёл поговорить с тобой, – прервал Кроули. – И, возможно, ты захочешь, чтобы это произошло внутри.
     Сжав губы, Мария распахнула дверь и безмолвно отступила назад. Но осталась стоять на краю выемки, давая понять, что в дом «гостю» хода нет.
     – Прошу прощения…
     Кроули прошёл внутрь, за спиной раздался хлопок.
     – Что тебе надо? – недовольно поинтересовалась Мария. – Я не желаю, чтобы ты задерживался здесь хоть на секунду дольше нужного, так что говори быстрее!
     Кроули в ответ только усмехнулся и протянул к ней левую руку.
     Сегодня он впервые надел давно примерянную плотную перчатку без пальцев из матового материала. На тыльной стороне ладони под тканью угадывались тонкие жилки.
     – Я планировал проверить кое-что…
     Он взял Марию за плечо. В глазах женщины отразилось удивление. Затем ужас.
     В следующую секунду к горлу Кроули прижался короткий узкий кинжал.
     – Назови хоть одну причину, по которой мне не стоит перерезать тебе глотку прямо сейчас?! – прошипела Мария, глядя на него бешеными глазами.
     – Я сделаю жизнь твоей воспитанницы адом, – ровно ответил Кроули.
     – Даже если ты будешь мёртв? – рыкнула женщина.
     – Если твоему хозяину это удалось, то почему не мне? – парировал чужак. И едко добавил: – Или возможно мне стоит сказать «создателю»?
     Мария заметно вздрогнула, но клинок остался неподвижен. Они застыли в такой позе на пару секунд.
     – Может, всё-таки уберёшь ножик, и мы поговорим? – спокойно предложил Кроули. – Как цивилизованные человек и созданное сверхъестественными силами искусственное существо.
     Мария помедлила секунду. Затем резко отбросила его левую руку и шагнула назад.
     – Откуда ты знаешь? – глухо произнесла она.
     – Ну… список будет длинной с мою руку, – протянул Кроули и пожал плечами. – Так что объяснять слишком долго. Но убедился я только сейчас.
     – И что теперь? – враждебно сказала горничная.
     – Ничего, – вновь пожал плечами Кроули. – Мне всё равно.
     – Неужели? – холодно произнесла Мария. Затем отвернулась. – Идём. И не вздумай забыть переобуться.
     Кроули с усмешкой покладисто сменил обувь и двинулся вслед за настоящей хозяйкой дома. В смысле, Рози была наследницей, но теперь стало окончательно очевидно, кто держит здесь всё на плаву…
     Хранитель дома Скарлетов.
     Кинжал, как и возник, столь же таинственно куда-то испарился. Мария вновь повела посетителя в гостиную. Там обнаружились две младшие горничные – девушки усиленно делали вид, что протирка вазы и поправка картины занимают их внимание всецело.
     Узкие личики были весьма привлекательными, с изящными ровными носиками и тонкими губами. Первую, светловолосую и голубоглазую, Кроули помнил с прошлого посещения. Другая оказалась зеленоглазой жгучей брюнеткой, с волосами столь чёрными и сияющими, что даже Куруми могла бы позавидовать.
     Теперь, когда пришельцу удалось рассмотреть обеих вместе, он заметил странную деталь – девушки были абсолютно одинаковыми. Идеальные близняшки.
     – Оставьте нас, – скомандовала Мария.
     Девушки синхронно поклонились и поспешно эвакуировались. Кроули отметил, что светленькая посмотрела на него с опаской, а тёмная с откровенной неприязнью.
     Мария села за стол. Кроули, не дожидаясь приглашения, устроился напротив.
     – И что ты хочешь от меня? – всё ещё ледяным тоном спросила хозяйка.
     – Я хочу узнать всё о Скарлете-старшем.
     – Нет. Это не обсуждается, – отрезала Мария.
     Кроули коротко усмехнулся.
     – Обсуждается. Особенно теперь.
     – Ты думаешь, что я тебя выпущу отсюда, если ты будешь угрожать мне подобным образом? – глухо произнесла женщина.
     – Я думаю, что ты… запрограммирована, так сказать, защищать Роуз любыми методами, – ровно произнёс Кроули. – И если со мной что-то случится, то ты обречёшь её на целую жизнь в бегах и сожалении. Поверь так и будет, даже не сомневайся. Ты точно этого хочешь?
     – Ты не сможешь этого добиться, – заявила Мария.
     – А вот этого ты не знаешь. – Кроули поднял руки: – Послушай, я пришёл сюда не для того, чтобы загонять тебя в тупик, ты сама это делаешь. Всё, что мне нужно, это просто доступ к вещам Скарлета.
     Мария помолчала. Затем отвела глаза.
     – С чего ты взял, что у нас вообще что-то осталось? – уклончиво произнесла она.
     – Смотри-ка, мы начали торговаться. – Кроули со вздохом покачал головой. – Он был алхимиком, Мария. Они всегда всё записывают, такая у них работа. Это…
     – Откуда ты знаешь?
     Голос Марии резко охрип и пробрёл заметную нотку паники.
     – Ну…
     Кроули помедлил. Горничная нервно сжала кулаки, пожирая советника глазами.
     – Отвечай! Это… – она поникла, – это важно. Может быть…
     – Как ты думаешь? – предложил Кроули. – Откуда, по-твоему, я могу знать?
     Повисла тяжёлая тишина. В зависимости от того, что она скажет, можно было бы сразу оценить, как глубоко сама Мария увязла в кризисе…
     – Это они, так ведь? – прошептала женщина. – Они вернулись за ним…
     – То есть, он говорил о своих… коллегах из Европы? – уточнил Кроули, отложив «за ним» в уме.
     Мария покачала головой.
     – Никогда. Лишь короткие оговорки. Но… он приказал мне оберегать Рози любой ценой, если что-то случится. – Она вскинула на Кроули твёрдый взгляд: – И я сделаю это несмотря ни на что!
     – Я даже не сомневаюсь. – Кроули постучал пальцами по столу. – В конце концов, для этого тебя и создали, так ведь? Быть опекуном для Роуз?
     В серых глазах сверкнул почти безумный огонёк.
     – Да. Я существую ради неё, – гордо произнесла Мария.
     Кроули посмотрел на неё секунду.
     Мария лгала. Она была куда старше Рози – советник выкопал в одном старом и успешном брачном агентстве несколько фотографий некой «семьи Скарлет», со свадьбы в середине девяностых. Там кое-где виднелась симпатичная белокурая горничная…
     Чужак развёл руками:
     – Знаешь, мне и вправду всё равно. Вот если б он создал тебя из своей жены, это было бы жутко…
     – Не смей!
     Мария порывисто вскочила, пылая от ярости.
     – Не смей так говорить о них! Ты ничего не знаешь! Они были самыми счастливыми супругами на свете! Ещё раз скажешь что-то подобное и я тебя!..
     – Ладно, ладно, хватит! – Кроули поспешно замахал руками. – Усади свою попку обратно. Господи, теперь я вижу в кого Рози выросла такой скандалисткой…
     Как ни странно, но Мария неподдельно смутилась и опустилась обратно, очень мило порозовев. Сложно было поверить, что технически она то же самое, что и почти механические «гомункулы», что пару раз попадались носителям в тумане.
     – На счёт твоего вопроса, то… я не знаю. – Кроули развёл руками. – Я действительно встретил кое-кого недавно. Её зовут Тестаросса. Тереза Тестаросса. Тебе это ничего не говорит?
     Мария озадаченно умолка на секунду.
     – Нет… Я не думаю, что он называл её имя, – протянула она. – Но иногда он упоминал, что у него есть друг. Женщина, с которой они расстались, когда он покинул Европу.
     Тереза определённо была из тех, о которой будешь вспоминать много лет спустя. Кроули постарался не думать о том, что к нему очень агрессивно клеится бывшая любовница Скарлета.
     – Значит, всё-таки это случилось, – подавлено произнесла Мария. – Возможно, это всё была глупая затея, я не должна была позволять ей…
     – Не думаю, что у тебя был выбор, – заметил Кроули. – Ну же, Мария. Ты должна понимать, что это случилось бы рано или поздно.
     – Это несправедливо, – ровно произнесла женщина. – По отношению к Роуз. Она столько вынесла, она заслужила спокойную жизнь!
     – Хмм… – Кроули помедлил. – Мария, что случилось со Скарлетом? Он ведь не мог просто взять и исчезнуть.
     – Но так и произошло, – грустно ответила горничная, опуская глаза. – Хозяин просто оставил нас в один день. Он ушёл в город и… – её голос неподдельно дрогнул, – и больше я его не видела.
     – Ты замечала что-то странное перед его исчезновением?
     Мария смерила незваного гостя подозрительным взглядом.
     – Нас уже опрашивала полиция тогда, – заявила она. – Если тебе нравится играть в детектива, то почему бы…
     – Мы сейчас не в тех обстоятельствах чтобы играть, дорогая моя, – холодно произнёс Кроули. – Я прекрасно знаю, что ты ничего не сказала полиции. Но со мной ты наконец можешь быть откровенна, верно?
     – Я… я не могла сказать им правду. – Мария виновато отвела взгляд. – Потому что перед исчезновением хозяин начал учить меня, как заботится о себе без его участия.
     – Вот оно что…
     Разумеется, она говорила о своей природе совсем не человека.
     – Я понимаю. Что ты думаешь об этом?
     Мария нервно сцепила руки в замок, глядя в сторону.
     – Я не знаю… – прошептала она. – Я понятия не имела, к чему всё это. Я даже думала, что, возможно, я стала обузой, и он желает освободить своё время, обучив меня необходимым процессам…
     Женщина потерянно умолкла.
     – Нооо… – протянул Кроули и закончил: – …потом он исчез, так ведь?
     – Да… – выдохнула Мария. – Я… я никогда не говорила Роуз, что я такое. И я никогда не говорила с ней об этом. Даже когда она спрашивала меня снова и снова…
     Мария подавленно затихла, будто все слова в ней просто кончились. Казалось, она готова расплакаться. Кроули задумчиво помолчал, затем уточнил:
     – Рози знает, что ты гомункул?
     Мария медленно покачала головой.
     – Я боялась, что она посчитает меня чудовищем, – глухо произнесла она. – Ей было так тяжело, когда хозяин исчез. Я не могла рисковать.
     – Она знает.
     Мария резко вскинула голову. На её лице отразился отчётливый страх.
     – Уверен, что всё нормально, – поспешил успокоить расстроенную даму Кроули. – Я больше чем уверен, что она очень тебя ценит, и заботится о тебе так же, как и ты о ней.
     – Откуда тебе знать… – с тоскливым упрямством протянула горничная.
     – Ну, теперь я точно знаю, откуда у Роуз её замашки, – суховато заметил советник.
     Мария раздражённо фыркнула.
     – Послушай, я хочу, чтоб всё это кончилось, – произнёс Кроули. – Возможно, даже больше чем кто-либо другой здесь. Поэтому мне необходимо узнать, что Скарлет делал в Японии.
     Мария смерила его недобрым взглядом.
     – Я знаю, что тебе нужно, – резко сказала она. – Ты ищешь камни. Ты… – она напряжённо помедлила, – ты знаешь, что он привёз несколько… Не можешь не знать! Даже я…
     – Верно, – спокойно кивнул Кроули. – Должен остаться ещё один и…
     – Я всегда знала, что кто-то придёт за ними, – зло прервала Мария. – Но теперь один из них внутри Роуз! Я не позволю!..
     – Как я и сказал! – резко перебил Кроули. – Остался ещё один. Если я обнаружу его раньше чем наши… предполагаемые противники, то у нас появится преимущество.
     Мария медлила, напряженно сверля советника взглядом. Тот спокойно поднял руку.
     – Мария, ты должна мне поверить, – спокойно попросил пленник аниме. – Если бы я хотел сделать что-то плохое, я бы уже это сделал, не так ли? Мне просто… просто нужно делать свою работу.
     Помедлив секунду, Мария поднялась.
     – Если ты причинишь вред моей девочке, я тебя убью, – холодно произнесла она.
     Кроули поднялся вслед за ней.
     – Без комментариев.
     Хозяйка дома повела гостя на второй этаж. Когда они пересекали холл, Кроули успел заметить два силуэта, мелькнувших в коридоре, возле предположительно кухни. Темный и светлый.
     – Эти девушки… – протянул он, поднимаясь по лестнице. – Они ведь… как бы это сказать…
     – Они гомункулы, – ровно ответила Мария. – Как и я.
     – Я хотел сказать, твои сёстры, но как хочешь, – с сомнением произнёс Кроули. – Скарлет создал их тебе в помощь?
     Мария вдруг притормозила.
     – Вообще-то… – сказала она, не оборачиваясь, – их создала я. Из материалов, которые оставил хозяин.
     – Оу… – Кроули удивлённо приподнял брови. – Это… довольно ловко с твоей стороны.
     Женщина двинулась дальше и добавила на ходу:
     – Но ты был прав, он оставил их мне в помощь. Просто… не успел сделать всё сам.
     Они остановились у дальней двери в левом крыле здания. Мария отпёрла дверь ключом, и они вошли.
     – Это кабинет хозяина, – сообщила хозяйка.
     Помещение и вправду не было ничем иным. По-над стенкой тянулись набитые книгами внушительные широкие шкафы, напротив входа стоял массивный письменный стол с винтажной бронзовой лампой, за ним виднелась высокая спинка мягкого кресла.
     – Здесь довольно чисто, – протянул Кроули. – Но не думаю, что кто-то из вас им пользуется…
     – Я… я не смогла заставить себя избавится от его вещей, – подавленно произнесла Мария. – Роуз много раз мне говорила, но… она сама не была здесь с того самого дня. Я старалась держать всё в чистоте.
     – Вот как. – Кроули сделал пару шагов, осматривая помещение. – Так ты ничего не трогала?
     – Нет.
     – Отлично. Я надеюсь, ты понимаешь, что мне понадобится осмотреть здесь всё? Мне нужно искать зацепки.
     Мария коротко вздохнула.
     – Ты и вправду серьёзно со всем этим… Разумеется. Только не наводи бардак.
     – Эй, я профессионал…
     Кабинет оказался набит плотнее, чем выглядело на первый взгляд. Кроули понадобилось пара часов, прежде чем он закончил даже беглый осмотр.
     Стол распирало от различных бумаг. В основном они касались работы Скарлета в клинике. Ничего особенного, только то, с чем он связывался в бытность простым хирургом. Нашлось несколько пачек личной переписки. Это предстояло изучить куда тщательнее.
     Сложив извлечённые из стола бумаги большой кучей, Кроули задумчиво откинулся в глубоком кожаном кресле и задумался. Повернув голову, он мазнул взглядом по рядам книжных корешков.
     Многие названия были на разных языках. Английский, немецкий, французский, испанский …кажется греческий и латынь.
     Скарлет был алхимиком. И Кроули нутром чуял, что в его доме, где он жил годами, было что-то важное. Не могло не быть.
     На проверку мощного стола ушло Бог знает сколько времени. Кроули осмотрел и ощупал каждую деталь и выступ, тщательно выискивая, в чем же подвох.
     Наконец странная планка на дне нижнего ящика поддалась.
     – Hell yeah baby, here we go… – довольно пробормотал пришелец.
     Это оказалось двойное дно. Хитрым движением нужно было приподнять…
     Внезапно раздался стук в дверь. Кроули отпустил рычаг и выпрямился.
     – Простите, – произнёс на японском очаровательный голос, – вы позволите войти?
     – Да.
     Кроули удивлённо приподнял брови. В комнату вошли близняшки-горничные.
     – Сестра Мария просила нас позаботиться, если вам что-то нужно. – Светленькая вышла вперёд, очаровательно сцепив руки на поясе. – Вы здесь уже несколько часов, поэтому…
     – Вот как… – протянул парень. – Это… так мило с её стороны. Но у меня всё в порядке.
     – Вы уверены? – Девушка сделала вопросительную мордочку. – Вы наш гость, поэтому вы должны нам сказать, если что-то нужно…
     Кроули поднялся и, окинув девушек заинтересованным взглядом, подошёл ближе. Брюнетка сверкнула злыми глазами не хуже своей алопёрой хозяйки. Блондинка наоборот смущённо потупилась.
     – Вы обе такие симпатичные вблизи, – заметил Кроули. – Мария вас хотя бы выпускает погулять, или вы сидите здесь, как на привязи?
     – Что вы такое говорите… – пролепетала светлая, заливаясь нежным румянцем.
     – Если тебе ничего не нужно, то мы уйдём, – заявила брюнетка.
     Прежде чем она успела отвернуться, Кроули придвинулся к блондинке и осторожно обнял её правой рукой за талию, а левой за шею. Девушка удивлённо пискнула и неубедительно упёрлась ладошками ему в грудь.
     – Что вы… – пролепетала она, отчаянно и очень мило краснея.
     Черноволосая, однако, отреагировала намного агрессивнее. Нож словно сам по себе выпрыгнул откуда-то из складок платья, и угрожающие кольнул нахалу горло – тонкие пальцы будто лишь удержали его в последний миг.
     – Это у вас семейное, что ли?..
     – Отпусти её, подонок! – рыкнул девушка.
     – Эби, не надо так… – попыталась вмешаться пленная дама.
     – Замолкни! Ты же… ты слышала, что сказала сестра! Эта штука на его руке…
     – Эта штука ничего вам не сделает, – покладисто сообщил Кроули. – Это просто прототип, он совсем маломощный…
     – Откуда мне знать, что ты не лжёшь?! – рявкнула служанка.
     – Эби, не надо, – уже твёрже произнесла другая. – Смит-сан, пожалуйста, отпустите меня, иначе сестра не успокоится…
     Кроули помедлил секунду затем, несмотря на нож, подался ближе к голубоглазой «пленнице» и демонстративно потянул носом.
     – Ты вкусно пахнешь… – провокационно шепнул он.
     Юная горничная в его руках издала странный урчащий звук, отчаянно заливаясь краской. Эби, ловко перехватив нож, резко и весьма болезненно пихнула Кроули в грудь рукоятью, заставив отпустить жертву.
     – Пшёл прочь от неё!
     Кроули с усмешкой шатнулся назад, позволяя брюнетке героически загородить сестру телом. Судя по лицу светленькой, Эби волновалась за неё излишне активно.
     Но внезапно сцену прервал громкий топот в коридоре. Затем дверь с грохотом распахнулась и на пороге возникла пышущая яростью красная катастрофа.
     – Смииит! – взвыла она пожарной сиреной. – Что ты… Как ты посмел!.. Как ты только посмел!!..
     Кроули покосился на горничных. Те смотрели на хозяйку широко открытыми глазами, с откровенным замешательством. Сирена застала их врасплох.
     – Убирайся из моего дома! – крикнула Скарлет, в ярости сжимая кулаки.
     – Отказываюсь. Мне разрешили остаться.
     – Лжёшь! Не может быть, чтобы Мария тебе разрешила! Что ты сделал?!
     – Но это правда, – кротко вмешалась светлая. – Сестра позволила Смит-сану осмотреть кабинет…
      Рози резко прервалась и уставилась на девушек, наверняка только что заметив их присутствие.
     – Вы… что вы здесь делаете? – удивлённо спросила она.
     – Мы…
     Светлая отчаянно покраснела и запнулась. Кроули завёл глаза. Эби до жути похоже на хозяйку экзальтированно вскинула сжатые кулачки:
     – Он приставал к Айви!
     Скарлет потрясённо охнула, мгновенно покрываясь целомудренным румянцем и выдохнула:
     – Ты… как ты можешь!..
     Затем она раздулась и…
     – Извращеенеец!!!
     – Oh God, here we go again…
     – Заткнись, не вздумай оправдываться!! – провыла Роуз.
     За её спиной показалась Мария.
     – Что здесь опять?.. – устало начала она, но её прервали:
     – Сестра, этот!.. Этот грязный!..
     – Мария, этот мерзкий извращенец!..
     – Хватит!
     Все удивлённо посмотрели на белокурую девушку. Айви с совершенно рассерженным видом встала перед Кроули.
     – Он ничего не сделал. Он просто… – она смущённо запнулась, – он просто обнял меня…
     Кроули осторожно положил руки своей защитнице на плечи, заставив легонько вздрогнуть.
     – Мария, почему бы тебе не забрать своих Эбони и Айвори, вместе с воспитанницей, и отправится выпить чаю или типа того, – выразительно предложил он.
     – Не указывай ей, что делать! – возмутилась Скарлет. Затем озадаченно запнулась: – И от… откуда ты знаешь их имена?..
     – Хах? – Кроули приподнял бровь. – Вы что, серьёзно?
     Он отклонился и посмотрел в лицо светленькой.
     – Вас зовут Эбони и Айвори?
     – Да… – протянула та и спохватилась: – Ах, мы же вам не представились, как положено!
     Отстранившись, девушка повернулась к гостю и чинно склонилась:
     – Моё имя Вайт Айвори. Рада знакомству.
     Она многозначительно посмотрела на сестру. Та раздражённо фыркнула и отвернулась. Айви молча цапнула её за руку и силой выставила перед Кроули.
     – Вайт Эбони. – Брюнетка слегка покраснела, пряча глаза. – Рада знакомству…
     Кроули хмыкнул. Было даже немного совестно предполагать, что этим очаровательным девушкам дал имя самый ленивый в мире дурак. Хотя, может, графоман и не причём, если он ничего не знает, а просто записывает. Может, он об этой парочке и не в курсе…
      Их в любом случае должна была назвать Мария. Может, терзаемая трагедией в семье, она просто не смогла придумать ничего путного…
     – Эби, Айви, живо за работу, – скомандовала хозяйка дома. – Помогите мне готовить ужин.
     – Да, сестра.
     Айви потянула Эби за собой, трогательно сжав её запястье двумя руками. Та напоследок одарила Кроули недовольным взглядом, и они вышли.
     – Роуз, возможно, ты хочешь принять ванну? – многозначительно предложила Мария. – Я уже набрала, так что…
     – Хорошо, – ровно ответила девушка. – Я сейчас приду.
     Она, однако, не сдвинулась с места. Мария посмотрела на неё, потом на Кроули. Затем поклонилась:
     – С вашего позволения…
     Когда они остались одни, чужак сложил руки на груди и коротко вздохнул.
     – Ну что тебе?
     – Я хочу, чтобы ты ушёл отсюда, – прямо заявила Роуз. – Тебе здесь не место! Особенно… – она запнулась, затем пронзила его злым взглядом, – особенно здесь!
     – Я. Знаю, – с едким раздражением ответил Кроули. – Ты понятия не имеешь, насколько мне здесь не место. Но хочу или нет, я застрял здесь, пока всё не закончится. Так что…
     – Почему?! – резко выкрикнула Роуз но, осекшись, сбавила тон. – Почему ты не оставишь меня в покое?! Почему ты просто…
     Она вдруг как всегда утратила запал на полуслове. Понурившись, Рози опустила голову и обняла себя руками.
     – Я так тебя ненавижу, – устало протянула она.
     – Я знаю. Я тоже тебя ненавижу, – бесстрастно отозвался Кроули.
     Он отвернулся и подошёл к шкафу, где начал по одному просматривать корешки книг.
     – Тогда, почему ты все время это делаешь? – резко спросила Скарлет. – Почему ты меня донимаешь?! Я… я так устала от всего этого…
     Кроули оглянулся. Будто в истощении, девушка, казалось, готова была просто рухнуть на землю.
     – Ненависть это яд, – ровно произнёс чужак, отвернувшись. – Не совладаешь, и она сожрёт тебя.
     – Я знаю, – глухо ответила Роуз. – Я… ненавижу эту ненависть. Она как кислота, будто разъедает меня изнутри. Но как тогда ты это делаешь? Как ты можешь оставаться… таким?!
     – Потому что я знаю, как ею управлять, разумеется. – Кроули вынул пару книг с полок. – Моя ненависть оружие мне.
     – Оружие?.. – удивлённо повторила Скарлет.
     – Верно. – Советник опустил книги на стол. – Научись обращать её в нужное русло и тогда перестанешь ранить себя.
     Скарлет открыла рот, чтобы что-то сказать… но передумала. Затем отвернулась.
     – Если Мария согласилась, чтобы ты остался, то я не стану ей перечить, – глухо произнесла она. – Но тебе здесь не рады, так и знай!
     Хлопнула дверь и Кроули остался в тишине.
     – I know, Rosie. I know…
     ***

     Троп – «Сюжетный Купон».

     Вещь, которую должен получить персонаж, чтобы обменять позже на Сюжетную Развязку…
     Сюжетный Купон легко может быть одним предметом в цепочке МакГаффинов, в которой вещи сами по себе не важны, именно их поиск продвигает сюжет вперёд (на самом деле, термины часто используют взаимозаменяемо). Смотрите также Меч Продвижения по Сюжету…

     Взято с tvtropes.org, «Plot Coupon».

     – …то есть фактически это просто филлер, – констатировал Кроули.
     Люди вокруг вооружились летним инвентарём. Мужчины постарше постоянно вытирали с лиц и шей потоки пота широкими платками. Дамочки использовали одноразовые «освежительные салфетки», которые потом стыдливо прятали в сумочки или поспешно бросали в урны. Многие защищались от знойного солнца прелестными зонтиками. Перед заведениями служащие с кислыми лицами поливали тротуары: перед современным кафе – из шлангов, перед традиционными барами и ресторанчиками – черпая из ведра деревянным ковшиком.
     Влажная жара стояла над Инакурой, как Христос Спаситель стоял над Рио, призывая грешников покаяться и окунуться в воды Иордановы. Если и не смыть грехи, то хотя бы освежить лицо. По крайней мере, так казалось Кроули.
     Прохожие порой оборачивались, глядя на парня, говорящего с самим собой. Но большинство не обращало внимания. Может это было японское равнодушие в действии, а может всем казалось, что он говорит с кем-то через незаметную гарнитуру.
     Кроули возвращался из магазина, когда его настиг вызов от графомана. И из всех возможных проблем, тот привязался к нежеланию Кроули отправляться в аквапарк!
     На листке сгустился ответ.
     «Пошёл ты на хрен со своими предъявами! Это просто совпадение ясно?»
     – Ага… Что все они получили билеты в один день? И что это поход не в какой-то там вонючий музей или галерею, а в аквапарк, где все девки будут в бикини, которые Хиро, без сомнения, осмотрит в душераздирающих деталях? В наше время это называли «вынуть из жопы»…
     «Херня! Сейчас середина лета, это абсолютно нормально, что люди ходя в аквапарк что бы освежится!»
     – Ну да… – буркнул Кроули. – А ещё метеорит теоретически вот прям щас может упасть тебе на голову! Жаль, что этого не произойдёт… Короче, какого хрена тебе вообще от меня нужно?
     «Но они там все собрались. Ты не думаешь что это важно? Или ты сильно мажорный чтоб это определить? Где твоя хвалёная логика ты чёртов умник?»
     Графоман был прав лишь частично.
     Дела притормозили в последнее время, произошло только два нападения. Кроули едва обратил на них внимание, вовсе отказавшись выезжать на последнее. Что-то изменилось.
     Дети справлялись со своими обязанностями – прыганьем и маханием разноцветными палками – слишком хорошо. Химеры окончательно перестали представлять угрозу. Для них, по крайней мере. Хиро даже прекратил нервничать при каждом чихе в сторону рыжей катастрофы. За что был ею жёстко третирован – мигом ощутив, что единственный шанс на отношения тает, Рози ответила единственным известным ей способом.
     Драму Кроули проигнорировал, разумеется, – его отвлекли очередные подвижки в изучении химер. Призрак проекта Б3/5 внезапно решил для разнообразия помочь делу – пользуясь старыми исследованиями Сакай обнаружил, что в материи химер есть странные примеси. Воодушевление оказалось напрасным – зацепка была чересчур размытой.
     Раньше Кроули вцепился бы и в неё, но объём работы начал переходить разумные границы. Ему и так пришлось сбросить почти все документы о проекте Б3/5 на помощниц, чтобы выиграть хоть немного времени на работу с бумагами, обнаруженными в доме Скарлетов.
     У пропавшего алхимика был тайник. И не один. Кроули начал подумывать о переговорах с Марией на предмет незначительных разрушений. Он готов был искать скелеты в фундаменте.
     – Логика? Вот тебе логика – какого черта я должен трястись над твоими детишками? – буркнул Кроули. – Ты мнишь себя демиургом, вот ты и думай. И вообще, раз это эпизод с фансервисом, я не уверен, что хочу оказаться голиком в радиусе мили от возбуждённой Терезы. Я могу плохо кончить… Хе-хе, врубаешься? Кончить…
     Жара медленно плавила остатки его разума. И каждую ночь цикады орали всё громче…
     Тестаросса, хоть и обещала поговорить, как сквозь землю провалилась. Кроули выяснил, что она пару раз показывалась перед Хиро и Роуз в городе, и дразнила их женихом и невестой, а потом, делая грустные глаза, принуждала покупать ей сладости. По поводу её истинных мотивов можно было только строить догадки. Из отеля Тереза свалила через день после визита советника – конспиративные квартиры штука одноразовая.
     Текст на листке сменился.
     «Но Тесса не пошла в аквапарк. Она куда-то свалила.»
     – Что? – Кроули приподнял бровь. – Это странно… Эй, может она тебя просто не слушается? Может, она выпрыгнет из монитора и перережет тебе горло. Тогда б я на ней женился… Чёрт, я б на Роуз женился, если б она это сделала! Хе-хе-хе…
     «Ты ёбаный псих»
     – А ты трусливый бездарный кусок дерьма, – равнодушно отозвался Кроули.
     «Пошёл нахуй! Ты сука меня заманал своим дерьмом ты всех вокруг тоже обсераешь и»
     – Каждому по заслугам! – сплюнул Кроули, прерывая текст. – Что, обидно тебе? Несправедливенько? Ай-яй-яй. Избирательная пемечька случилась. А вспомним-ка, давай, кого мне пришлось вынимать из кустов тогда, на площади?
     Потянулась таинственная пауза.
     – Ах, мы стесняймси? – издевательски протянул пленник аниме. – Ты мне так и не сказал, какого хера ты от меня прятался.
     «А хулия должен был подходит!»
     Кроули издал короткий усталый, но очень едкий смешок.
     – Ну ты просто… ничтожество. Ты же не думал, что тебя будут пиздить прямо посреди города? Или думал?.. Какого хрена ты вообще, тогда, пришёл?
     Графоман снова кокетливо умолк, не желая откровенничать грубиянским оппонентом.
     – Что, опять играем в скромность? – холодно поинтересовался тот. – Спокойно, я скажу, – ты самодовольный, но трусливый кусок дерьма, припёрся в надежде, что никто не явится, и ты сможешь застать свою наглую толстую харю на фоне часов, чтобы выложить на Ютуб и увеличить свой, ужасно крохотный после слива в треде, интернет-пенис!
     «Иди нахуйсука! Чтобы ты здох!»
     – Виидишь, я же говорил, что никогда не лгу, – с кривой ухмылкой протянул Кроули. – И я обещаю, что без шума я отсюда не уйду!
     На листе появилось что-то еще. Но, небрежно скомкав бумажку, Кроули щелчком отправил её на пыльный асфальт, и потащился дальше.
     – И вообще, какой на хрен фансервис? – мрачно буркнул он. – Для эпизода в купальниках нужны все возможные сиськи, а этот, вроде, говорил, что остался ещё кто-то…
     Чужак покачал головой и фыркнул.
     – У этого кретина всегда всё через жопу, даже сраный фансервис…
     Он прошёл всего полдюжины шагов, когда раздался звонок. Кроули устало выудил телефон. Это оказалась Нанако.
     – Слушаю.
     – Ах, Лаки-кун. Прости, что я так неожиданно звоню…
     – Как бы ты меня предупредила? Сообщение «Прости, я сейчас позвоню»?
     – Точно, – Нанако явно улыбнулась. – Прости… Я хотела узнать… Эмм…
     – Что такое, Нана?
     – Я… я подумала, что было бы неплохо, если бы ты пошёл в аквапарк со всеми нами, – протянула она.
     Кроули устало покачал головой.
     – Нанако, я же поговорил с Хиро.
     – Я знаю, но… – Она помедлила и тише добавила: – Мне кажется, будто вы поссорились. Я знаю, что может мне не стоит…
     – Нана, мы никогда и не были особенно близки, – сообщил пришелец. – Как я и сказал Хиро, и Асано, и даже нашей рыжей катастрофе, я просто не хочу никуда идти. Мне есть чем заняться.
     – Вот как, – разочарованно протянула Нанако. – Ну… ладно. Я понимаю.
     – Нана, к чему всё это? – в лоб спросил Кроули. – Не вздумай скрывать.
     – Я просто… – Девушка вздохнула. – Я думаю, тебе стоит немного развлечься. Ты такой уставший в последнее время…
     Кроули сдержанно рассмеялся. Нана была до безумия заботливой. Как только её парень это терпел.
     – Мой отдых вдали от них, поверь мне, – сообщил Кроули. Затем добавил: – Но знаешь… почему бы тебе мне не помочь?
     – Хах?.. Да, конечно…
     – Если что-то подозрительное случится, позвони мне сразу, ладно?
     – Подозрительное? – протянула Нанако. – Например?
     – Ты узнаешь, – заверил Кроули. – Надеюсь на тебя, Нана-тян.
     – Конечно, – горячо произнесла Нанако. – Я тебя не подведу!
     – Ты просто душка. Пока.
     Если и приключится что-то «сюжетное», возможно Нана сможет быстро его предупредить.
     Добравшись до дома, Кроули ощутил умеренное облегчение. Всё-таки жара была довольно изматывающей. И при этом – ещё только вчера над городом целый день бушевал прорвавшийся в долину ураган. Чертова погода в этой стране была такая же безумная, как и мультики.
     На втором этаже на бетонном разделителе перил дремал здоровенный черный кот по кличке Сета. Он постоянно бродил по району с видом самого главного начальника, и любил спать на территории их дома. Будто ощутив взгляд пришельца, кошак мгновенно раскрыл жёлтые глаза. На морде читалось брезгливое недовольство.
     – Опять ты? – буркнул Кроули. – Я тебя на суп пущу.
     Кот смерил нелюбимого жильца презрительным взглядом и снова закрыл глаза. Кроули хмыкнул и потянулся к своей двери.
     Стоило ему тронуть ручку, как пакет с продуктами хлопнулся на землю, а советник шарахнулся назад, готовясь припечатать дверь корпусом, если кто-то попробует резко его достать.
     Из ванны доносился плеск воды. В квартире явно кто-то был.
     Спустя пару секунд лихорадочных размышлений Кроули вдруг осенила догадка. С тоскливым вздохом он поднял пакет и, распахнув дверь, шагнул внутрь.
     Оказавшись внутри, он отчётливо расслышал мелодичное напевание. Голос был явно женским. Оставив пакет на стойке в «кухне» Кроули раскрыл дверь в ванну.
     В душевой за полупрозрачной перегородкой двигалась размытая худощавая и невысокая фигура.
     – Тесса, выметайся из моего душа, – резко скомандовал советник.
     Весёлое мурлыканье прервалось и донеслось радостное:
     – Ааа! Пол, ты уже вернулся?
     Без капли стеснения Тереза открыла перегородку и радостно выглянула наружу. Разумеется, она была совершенно голая.
     – А я-то думал, мне удастся отвертеться…
     Кроули сокрушённо покачал головой. Девушка забавно склонила голову.
     – Что ты опять несёшь?
     – Какая тебе разница? Кыш!
     Тереза соблазнительно куснула губу.
     – Хочешь вытянуть меня силой? – томно промурчала она. – Я буду кусаться…
     Прильнув всем телом к мутному пластику перегородки, она одарила Кроули неприкрыто зовущим взглядом. Тот устало завёл глаза и вышел из ванной, демонстративно хлопнув дверью.
     Хоть у него было о чем поговорить с Тессой – особенно сейчас – её появление радости не принесло. Причина, конечно же, крылась в «оформлении», как всегда. Устроившись за столом, Кроули открыл ноутбук.
     Радостное напевание из душа раздражало. Хуже было то, что голос Терезы оказался довольно музыкальным, её приятно было слушать. И это отвлекало только сильнее.
     Заиграла мелодия Windows. Кроули секунду потаращился в экран пустым взглядом. Затем облокотился на стол и со вздохом обхватил голову руками.
     Тесса вышла через минуту – просто распахнув дверь и вывалившись из ванной в сопровождении волны влажного тёплого воздуха.
     – Ааах… так жарко, – устало протянула она. – Эта жара меня совершенно выматывает.
     Разумеется, она даже не подумала, чтобы хотя бы завернуться в полотенце.
     – Ты так и будешь расхаживать, в чём мать родила? – буркнул Кроули.
     – Но мне нечего одеть, – капризно заявила девчонка. – Я постирала своё платье, оно было такое потное…
     Кроули удивлённо покосился на неё, Тесса охотно ткнула пальцем в окно. Там на верёвках для белья действительно болталась что-то белое.
     – Ты вылазила из окна голиком, – констатировал Кроули. – Ладно. Отлично. Мне это место всё равно не нравилось…
     – Что ты такое говоришь? – Тесса небрежно отбросила полотенце и потянулась. – Меня никто не видел!
     – Ты в Японии, тебя всегда кто-то видит, – буркнул Кроули. – Так чем я обязан визиту, Тесса? Или, может, мне стоит называть тебя Эмили Степфилд?
     Вместо ответа Тереза небрежно плюхнулась на его кровать и разметалась по простыне, чувственно выгибаясь всем телом. Кроули ощутил, как сердце невольно стукнуло в груди – в этих движениях не было ничего детского.
     А значит, Тесса явно над ним издевалась. С томным вздохом девчонка закинула руки за голову и повернулась к Кроули.
     – Вижу, ты сделал домашнюю работу. – В красных глазах вдруг появился неприятный огонёк: – Я, кажется, просила не лезть в это.
     – Ты просила не лезть в твои финансы, – Кроули помедлил. – Но в них я тоже влез, так что всё законно я полагаю…
     Тесса перевернулась на живот и задрала ноги.
     – И что ты выяснил?
     – Хотел бы и я это знать… – буркнул чужак.
     Юная Эмили жила в Йовиле, графство Сомерсет, Англия. Согласно документам, она родилась тринадцать лет назад, у четы Джона и Лорен Степфилд. Девочка была чем-то вроде местной знаменитости – с рождения она обладала уникальными дефектами в пигментации волос и радужной оболочки, хоть и имела идеальное здоровье.
     Волосы Эмили сияли серебром, а радужка была ярко красной.
     Десять месяцев назад в её дом разорвало на куски по неизвестным причинам. Тела Эмили Степфилд так и не нашли. Сообщество Йовила встревожено, власти призывают сохранять спокойствие.
     В квартире советника повила тишина. Тесса выжидающе смотрела на Кроули, покачивая в воздухе ногами.
     – Что… – Он запнулся. – Нет. Как ты это делаешь? Ты ведь… ты ведь действительно родилась у них, так? Или это какой-то магический трюк? То, что ты делаешь, не имеет даже с самой безумной алхимией ничего общего.
     Девочка опустила ноги и прижалась щекой к подушке, неотрывно глядя на советника.
     – Когда моё старое тело умирает, моя душа уходит в тело одного из моих потомков, – ровно произнесла она. – Это то, что называют реинкарнацией.
     Кроули помолчал секунду, потом покачал головой.
     – Я даже… – он умолк. – Я даже не знаю. Вся это так странно… Но погоди, как тогда ты можешь быть уверена, что члены вашего кружка юных химиков умерли? Если вы можете просто…
     – Я единственная, кто умеет так делать, – заявила Тереза. – Это… часть моих способностей. Всё благодаря моему Sensemann.
     Она перевернулась и сделала ладонями круговое движение, изящно выгибая кисти. Над ней сгустилась темное облако, в воздухе появилась черная коса.
     – Это был немецкий, да? – уточнил Кроули. – Хотел бы я сразить тебя своей эрудицией, но…
     – Жнец…
     Тесса покрутила рукой, заставляя косу превратиться в темный круг. В воздухе возник ощутимый сквозняк.
     – Ясно. Не уберёшь ее, пожалуйста, пока что-то не попало под лезвие?
     Тесса серебристо рассмеялась и щёлкнула пальцами. Коса над ней вмиг застыла неподвижно, попирая все законы инерции. Девушка перевернулась обратно на живот.
     – Что произошло в Англии, Тесса? Тебя нашли?
     – Верно. Мне стоило ожидать, что Тобиаса не остановит даже то, что ему придётся вычислить всех моих потомков…
     – Ты так говоришь, будто переселяешься только по прямой линии кровных родственников, – заметил Кроули.
     – А так и есть. – Тесса усмехнулась. – У меня были дети, если тебе интересно.
     – Я в этом даже не сомневаюсь, – буркнул пленник аниме.
     – Какая грубость! – возмутилась девушка. – Мои дети родились в законном браке! Я не какая-то там шлюшка!
     – Ты даже была замужем? – Кроули двинул бровями. – Вау…
     – Три раза, – протянула Тереза, опять переворачиваюсь на спину. Коса задумчиво сделала пару оборотов. – Все три раза я была счастлива. Все три раза это кончалось катастрофой…
     – Звучит как любой брак вообще, – сообщил советник.
     Тереза забавно выгнула шею и покосилась на него с хитрой улыбкой.
     – Ты знаешь, почему он не нашёл тебя прежде?
     – Я думаю, что знаю, – тихо произнесла Тереза, расслабляясь на кровати. – Это было удачное нападение. Я уязвима в молодом возрасте, пока моя память не проснулась полностью. Когда в моём доме появились те люди, у меня… Точнее, нет – у Эмили, у той девочки, только начались сновидения. Места, где она никогда не была, люди, давно покинувшие этот мир…
     Тесса задумчиво умолкла. Коса растворилась в воздухе.
     – Позже я узнала, что он убил их всех, – ровно произнесла она. – Шесть девочек подходящего возраста по всему миру умерли на протяжении пяти лет.
     – Но если тебя убить, ты просто переродишься снова, – заметил Кроули и добавил: – Кстати, чтобы тебя убить окончательно нужно уничтожит всех твоих потомков?
     – Я позаботилась, чтобы это было невозможно, – с холодной ноткой сообщила Тесса. – И я не думаю, что ему нужна моя смерть. Не совсем… – Она помолчала. – Что ему нужно, так это мой камень.
     – Разве его возможно извлечь?
     – Не знаю. Я думаю, нет.
     – Но что тогда…
     – Когда я умираю, мой Мрачный жнец остаётся в старом теле, – охотно ответила Тереза. – Я, разумеется, делаю всё, чтобы оно не попало в чужие руки.
     – Но если… – Кроули запнулся и уточнил: – Ты родилась без камня? Тогда откуда… как ты смогла?..
     Тереза прервала его быстрым взглядом.
     – Я могу о себе позаботиться, – ровно произнесла она. – Но тогда… мне просто повезло. Моя память проснулась спонтанно, в тот момент, когда я ощутила опасность. Пара ингредиентов с кухни, несколько коротких надписей маркером…
     Тереза тяжело вздохнула с ноткой тоски и слегка поёрзала на постели.
     – Я буду скучать по ним. Они были хорошими людьми.
     – Повезло, что они выжили, – заметил Кроули. – То есть, этот Тобиас прислал за тобой людей?
     – О, нет-нет-нет. – Тесса глухо рассмеялась. – Ты себе не представляешь, что там происходило. Я потратила почти полгода, чтобы отследить связь с нашими общими друзьями. Париж, Вена, Прага, Москва, снова Лондон… Я так не путешествовала ещё с девятьсот первого!
     – Да ты прям айсберг дрейфующий, топишь подвернувшиеся «Титаники»…– отвлечённо буркнул советник. Он подозревал, что Тесса бродила по Европе некоторое время.
     – «Титаники»? – озадаченно повторила та с неподдельным удивлением. – Это в смысле… как корабль, что ли?
     – Сколько ещё «Титаников» утонуло от айсберга? – произнёс Кроули, сводя брови.
     – Опять ты мелешь чушь, – шумно выдохнула Тесса. – И вовсе он не тонул… Я вообще такого не помню. Это ведь в тысяча…
     – Э, минутку! – резко прервал Кроули. – Ты что, была на «Титанике»?
     – Ага, – просто кивнула, Тесса и, забавно изогнувшись, задрала голову, чтобы посмотреть на него. – Это был первый рейс, из Бёрнмаунтена в Нью-Йорк, так? Или из…
     Тесса легла ровно и задумалась.
     – Что за нах…
     Кроули поспешно набрал в поиске «Титаник». Послушно показалась страница Википедии. И неожиданно, история корабля оказалась со-овсем другой!
     Согласно краткой сводке вверху страницы, корабль был спущен в апреле 1912 года, и исправно служил по февраль 1935-го, после чего и был почётно списан и утилизирован, ни разу не сменив владельца. Он так же был вторым из двух «близнецов» – и вот с его братом «Гигантиком» была связана какая-то мистическая драма, что-то про Первую Мировую и призрак немецкой субмарины…
     – А я-то надеялся, что его потопила ваша братия…
     – Ты чёртов чудик. Ру-тян на тебя тоже жаловалась!
     – К чёрту её… Как тебе вообще удалось выбраться из Англии, Тесса? – поинтересовался Кроули, рассеянно пробегая глазами по экрану. – Ты выглядишь как ребёнок!
     Тереза ответила странным мурчащим смехом. Советник бросил взгляд через плечо, чтобы увидеть как «малышка» соблазнительно оглаживает ладонями своё стройное тело. Странным образом этот простой жест утраивал её и без того тошнотворно-давящую сексуальность.
     – Я умею быть… очаровательной, – проворковала тринадцатилетняя девочка таким голосом, что у Кроули в голове зашумело.
     – Да уж, согласно твоим финансам… – поджав губы, буркнул советник.
     Счета Терезы, разбросанные по всем миру под дюжиной имён, были бездонной ямой ресурсов. Девочка резко вскочила на кровати, заставив серые ленты волос забавно подпрыгнуть, и встала на колени, обвинительно указывая на Кроули.
     – Не твоё дело! Я вовсе не создавала поддельные банкноты! Ты не можешь этого доказать!
     – Банкноты, серьёзно? – усмехнулся чужак, отворачиваясь от экрана. – Я думал, вы варите золото из помоев.
     – Хмп. Это так старомодно, – протянула Тереза. – Бооже, каак жарко…
     Она опрокинулась на кровать, снова выгибая спину натянутым луком и хаотично раскинув руки, будто металась в горячке.
     – Купи себе вентилятор, что ли! Я вся горю… вот-вот потекуу…
     Кроули ответил едким смешком на оба заявления, без труда выдержав провокационный взгляд.
     – А я не собираюсь здесь жить, – произнёс чужак без капли иронии.
     Он видел своё будущее вдали от этого места. При любом исходе.
     – Ясно, – протянула Тесса с вызывающей тревогу ноткой. – Но кое-что ты прикупил…
     Рубиновые глаза ели пришельца выжидающим взглядом.
     – Не жить же в голых стенах. – Кроули понятия не имел, к чему это, но выбора не было. Пришлось просто отмахнуться.
     – Верно…– Тесса убрала странное выражение и звонко предложила: – Хочешь, я приготовлю тебе обед? Я отлично готовлю!
     Кроули покачал головой и отвернулся обратно к компьютеру.
     – Оденешь фартук наголяк? – поинтересовался он.
     – Если хочешь. – Маленькая нежная девочка и глазом не моргнула, ответив без тени иронии. – Такие у тебя вкусы? Я одобряю. Где ты держишь своё порно? Не на этом, точно.
     Она рассеянно махнула рукой на ноутбук. Кроули раздражённо фыркнул.
     – Ты вскрывала мой комп? – буркнул он. – Черт, я думал, пароля будет достаточно…
     – Я его взломала, – радостно сообщила Тереза. – Эти штуки такие забавные! Я всегда обожала новые технологии, могу часами играться с электроникой.
     – Она ещё и хакер, просто блеск…
     Тесса радостно рассмеялась.
     – Ну же, что ты предпочитаешь? Я видела только сплошные видео с котятами…
     – Что такого? – ровно ответил Кроули. – Мне надо снимать стресс.
     Как ни странно, но кошачьи видео с Ютуба оказались отличным отвлечением от бесконечной рутины из документов. И, если подумать, это возможно было даже более унизительно, если бы он смотрел БДСМ с беременными.
     – Ты любишь кошек? Так мило! – пропищала Тереза. – Я тоже предпочитаю кошек.
     Она поднялась и, прежде чем Кроули успел обернуться, тонкие руки обвились вокруг его шеи.
     – Хотела бы я знать, что ещё у тебя на уме… – нежно шепнула Тесса ему на ухо.
     – Ничего лишнего, если тебе интересно, – раздражённо буркнул чужак.
     – Вот как? Тогда как ты объяснишь вот это?
     Тереза обернулась к висящему на стене плакату, махнув рукой. Его поддел резкий порыв ветра, ловко перевернув на другую сторону.
     Такое безумное напряжение, как в эти дни, Кроули испытывал лишь дважды в жизни: на чемпионате старших школ, когда они вышли против лучшей команды штата; и когда узнал от отца, что он теперь менеджер по залу и у него три человека в подчинении.
     Ему страшно требовался отдых.
     Но иногда пленник просто не мог успокоиться. Особенно вначале, ещё до того как они захватили образец, и появились Хейширо и Тесса. Мысли о необъяснимом, внезапном и просто болезненно не желанном провале в этот проклятый мир не давали покоя.
     Если только ты не застрял в «мрачной» фазе пубертата, когда даже ад лучше, чем в опостылевшее «дома», то смена обстановки в стиле «проснулся-на-другом-конце-мира» совсем слегка – самую чуть! – тебя поколеблет.
     Единственное, что помогало успокоить нервы, это упорядочить мысли на бумаге, как его научили в консультации. Даже слабой иллюзии контроля было достаточно, чтобы тревога отпустила хоть ненадолго. Чтоб странные идеи не попались на глазу, кому не следует, Кроули купил для прикрытия декоративный плакат с каллиграфическим изображением кандзи «поражение».
     На обратной стороне плаката со временем возникла угловатая схема.
     Кроули записывал всё что знал, всё, что касалось сюжета и персонажей. Это был аналог карты из кабинета в Институте, только для гипотетического сюжета аматорской писанины из другого мира.
     – «Протагонист, катастрофа, лансер, готик-лоли»… – медленно произнесла Тесса. – Последнее, это я? Я и вправду люблю такие наряды…
     Кроули покачал головой и молча отвернулся. Очевидно, против того, кто жил третью жизнь, его детские уловки не сработали. Но он всё равно не собирался ничего объяснять.
     – Пол… – тихо произнесла Тереза. – Что это? Я не видела ничего подобного с тех пор, как мой знакомый отправился ртутью в девятьсот втором. Он начал верить, что все мы просто участники пьесы, написанной падшими ангелами…
     Кроули промолчал. Тереза снова обняла его сзади за шею, прижимаясь щекой к его волосам.
     – Знаешь, я тоже пыталась выяснить что-нибудь про тебя, – вкрадчиво сказала она. – Я очень пыталась. И не смогла. Я старалась изо всех сил, но ты будто… появился из воздуха.
     – Возможно, так оно и есть, – глухо ответил парень.
     – Ты не скажешь мне, кто ты? – тихо попросила Тереза. – Я умею хранить тайны, знаешь ли… Доверься мне.
     Кроули промолчал.
     Как ни странно, он бы рискнул рассказать Терезе всё, что знал. Возможно, она – именно она – могла бы даже как-то ему помочь.
     И ему хотелось рассказать. Просто рассказать кому-то о своих злоключениях. Ирония была в том, что в этой стране, в Японии, не принято было приносить проблемы из дома на работу, а на работу из дома. Все кипящие эмоции предлагалось просто держать в себе, и приятно улыбаться через силу. Слабые духом могли пойти и нажраться в тряпки, чтобы поорать в пьяном угаре, а потом ничего не вспомнить.
     Кроули поражало это патологическое равнодушие людей друг к другу. На родине любили личное пространство – но Боже, есть же предел! А теперь он оказался в такой же ситуации. Он не мог никому сказать о своих проблемах – не из страха нарушить какие-то социальные правила, а просто потому, что никто не мог ему помочь.
     Причины разные, но итог был один – ни у кого здесь не было надежды.
     Если бы Тереза знала хоть что-то – она давно бы уже открыла карты, заставив вскрыться и его. И он признался бы во всем, не раздумывая.
     Но она не знала.
     – Это не имеет значения, – ровно произнёс Кроули. – Ты… не сможешь мне помочь. Так ведь? Да. Не можешь.
     – Ты хочешь собрать Круг Семи? – тихо спросила Тесса, дохнув ему в шею.
     – Камни? Зачем они мне? Чем больше я узнаю про все эти алхимические штучки, тем меньше хочу с ними связываться.
     Девушка заглянула пленнику аниме в лицо и пронзила серьёзным взглядом.
     – Сила этих артефактов невероятна, и собрав их вместе, ты сможешь…
     Кроули раздражённо дернул головой:
     – К чёрту ваши игрушки, Тесса! Всё, что я хочу, это просто!..
     Чужак резко осёкся и через силу сглотнул поток жалоб. Затем глухо закончил:
     – Я просто хочу вернуться домой.
     Крепиться можно было только некоторое время.
     Тереза медленно отстранилась, позволив ему отвернуться. Но когда Кроули уже вздохнул, чтобы вернуть разговор к делу, она вдруг стремительно развернула его в кресле и невероятно гибким стремительным движением оказалась у него на коленях, усевшись боком как влитая. Будто они так делали годами.
     Пришелец устало завёл глаза.
     – Тесса, я тебя прошу…
     Девушка прервала его неожиданно ласково, нежно прикрыв рот рукой. Её ладонь была тёплой и мягкой. Яркие глаза лучились тёплым сочувствием.
     – Я умею соблазнять мужчин не только обнажённым телом, – тихо произнесла она. – Просто помолчи.
     Обвив его шею руками, Тереза прильнула к нему с тщательно выверенной нежностью. Не слишком плотно, но достаточно крепко, трепетно прижимаясь шелковистой щечкой к его щеке. Кроули устало вздохнул и обнял её в ответ.
     Тесса меняла свой образ как перчатки – и сейчас она сияла заботой и умиротворением. Это сработало. Тревога и подавленность отступили под давлением её присутствия. Пришелец машинально погладил серебряные волосы. Такие мягкие…
     – Я тебе верю, – тихо прошептала Тереза.
     – Тесса, что ты узнала?
     – Я не хочу говорить.
     – Почему?
     – Я… – она запнулась, – я боюсь.
     В её голосе и вправду прозвучала неожиданно тоскливая нотка. Бессилие и опаска.
     – Вот как…
     Кроули сжал её покрепче. Возможно, Тереза сама нуждалась в поддержке. Может, не меньше, чем он.
     – Я скажу тебе, чего хочет Дэнфорт, – шепнула девушка. – Думаю, я знаю к чему эти нападения. Сколько людей пропало?
     – Уже больше семидесяти.
     Объятия Тессы стали крепче. Затем она отстранилась.
     – Я расскажу, что я знаю. Мы…
     Кроули прервал её жестом.
     – Прежде я хочу спросить кое-что. Ты сказала, что приехала сюда, чтобы всё закончить. Как далеко ты готова зайти?
     Тереза молча склонила голову, вопросительно глядя на чужака. Тонкие руки сжались вокруг его шеи чуть крепче.
     – Я хочу попросить у тебя одолжение, – ровно произнёс Кроули.

     [Расшифровка #4 закончена]

     ***

     – Я никогда не был в этой части города, – протянул Хиро, оглядываясь по сторонам.
     Тропа изгибалась по склону горы, взбираясь на один из отрогов. Справа от выстеленной камнями дорожки ограждения из кованых прутьев предупреждали падение с обрыва, слева тянулся густой горный лес, откуда периодически просачивался запах сырой земли и хвои.
     – Не религиозен? – уточнил Кроули. – Как же праздники, просьбы богам о помощи?
     – Мы ходили в местное святилище, – ответил парень. – Я никогда не был в храме Когатани.
     – Какого черта мы отправляемся сами? – холодно спросил Хейширо. – Разве такое не должен курировать полковник?
     – Он заботится о делах в Токио, – сообщил советник. – А мы не можем ждать. Если те, кто стоит за нападениями, действительно собираются собрать камни, то мы не можем терять ни минуты.
     – Но мы не можем просто вломиться туда! – заявила Скарлет. – Это же храм!
     – Ты себе даже не представляешь, что это за место, – буркнул Кроули. – Но мы всё равно вломимся. У нас нет выбора.
     На следующий день после визита Терезы чужак заявил Такахаши, как второму в вертикали командования, что обнаружил кое-что важное. Проигнорировав школу, Кроули взял на буксир троицу носителей, и они отправились в большое синтоистское святилище на склоне горы – храм Когатани.
     Они поднимались уже минут десять, а тропа все не кончалась. Оставалось только пожалеть того, кто ходил в этот храм на работу. На очередном повороте Хиро задержался на площадке и подошёл к ограждению.
     – Вооа… – протянул он.
     Скарлет пристроилась рядом. Кроули с кривой ухмылкой тайно щёлкнул их вместе, потом подошёл поближе.
     В паре миль, где обрыв выравнивался в покатый склон, начинались покрытые сочной зеленью молодых ростков террасы. Знаменитое зеркало затопленных полей Кроули не застал, воду уже спустили, но зелёная щётка тоже выглядела очень симпатичной. Прорезанные волнистыми линиями дорожек и украшенные кое-где деревьями, похожими с высоты на клубочки зелёной ваты, террасы спускались к подножью долины. В самом низу рис постепенно исчезал, подъеденный пёстрыми крышами деревни, липнущей по берегу реки. С поля на деревню наползало тёмное пятно – тень от небольшого облака. За границами посёлка виднелось ещё больше рисовых полей, они упрямо взбирались на склон другого отрога.
     На горизонте как всегда гордо зеленели покатые пирамиды гор.
     – Храм посвящён Инари, не так ли? – протянул Кроули. – Эта гора определённо неплохое место для святилища богини урожая. А теперь пошагали.
     Кроули хлопнул Хиро по плечу, понукая упряжку двигаться дальше. Скарлет, явно оторванная от момента единения с избранником, ответила недовольным урчанием. Один лансер остался равнодушен, как стена.
     Тропа вошла в лес и вскоре выровнялась – они выбрались на ровное место, где стоял храм. Теперь их окружали стройные стволы незнакомых хвойных деревьев.
     Кроули вдруг заметил какое-то движение в стороне.
     – Воа! – удивлённо протянула Скарлет. – Лисичка!
     Все повернул головы, проследив её взгляд. Среди низких кустов и вправду выглядывала остроносая рыжая лисица.
     – Она живёт в храме? – удивился Хиро. – Я не знал, что у нас есть такое…
     – Ты многого не знаешь, – сообщил Кроули. – Но я и вправду не замечал сообщений, что у них есть ручные лисицы.
     – С чего ты взял, что она ручная? – поинтересовался лансер. – Может, просто приблудилась с гор.
      – Дикие лисы так близко от города, ты сбрендил? – скептически произнёс Кроули.
     Лансер пренебрежительно фыркнул, но промолчал. В горах и впрямь могла завестись лишняя живность – еноты воровали мусор и переворачивали баки, всё как положено, – но ближе к городам крутились только стаи бродячих собак. Когатани стоял не настолько далеко.
     Они двинулись дальше. Лисица побежала следом, порой шурша листьями в кустах. Кроули вдруг наткнулся на её вопросительный взгляд.
     – Чего тебе? – буркнул он, не снижая шага. – Кыш, у меня нет еды.
     Лиса перебежала к другому кусту, затем вдруг отрывисто тявкнула и улеглась, положив морду на лапы. Кроули скептически нахмурился. Лисий голос ему слышать не приходилось. Он был на редкость неприятным, пронзительный и странный.
     Они вышли к храму вскоре. Чисто выметенная асфальтовая дорожка вела к высоким массивным храмовым воротам, за которыми начиналась широкая каменная лестница.
     Чуть трапециевидные, с приподнятыми верхними углами у двойной перекладины, ворота благородно сияли яркой красной покраской. Также их красиво увивали ритуальные бумажные верёвки.
     Перед входом стояло два каменных постамента. На одном находилась статуя свирепой на вид демонической собаки. Второй почему-то пустовал.
     Когда группа поднялась по лестнице, им открылся вид на храм. Открытое пространство храмовой территории было очищено от всего лишнего, даже деревья росли за пределами асфальтового настила – зато они были огромными и суровыми, отбрасывая тени через всю площадь. Сквозь пушистые высокие кроны тут и там красиво падали косые лучи солнца.
     Прямо напротив ворот в отдалении стояли собственно храм и скрытое за ним святилище. Массивные прямоугольные здания, разумеется, были выполнены в традиционном стиле деревянного зодчества, с широкой, изогнутой к краям крышей, которую удерживал ряд квадратных колонн.
     К храму вела выложенная плитами широкая дорога, её по обе стороны украшали каменные лампы по грудь взрослому. Недалеко находилось строение для «очищения», где в желобах журчала вода и широкий крытый помост для ритуальных танцев.
     Всё вокруг буквально излучало ощущение ухоженности и чистоты. Храм Когатани содержали в идеальном состоянии. Чуть правее от комплекса стояло очень скромное строение, за которым угадывалась оббегающая территорию храма стена.
     Это была администрация. Кроули знал это – а ещё то, что за неказистым фасадом срывается целая куча всего…
     – Лаки-кун, – Хиро несмело взял его за плечо, – не стой посреди дорожки.
     – Хм? – Кроули удивлённо приподнял брови. – Что ещё за фигня?
     – Это невежливо, – вмешалась Скарлет.
     – Центр дороги традиционно переназначен для богов, – ровно произнёс Хейширо.
     – Она не похожа на бога.
     Кроули поднял руку и демонстративно указал на девушку, метущую дорожку недалеко от них.
     На ней был легко узнаваемый наряд синтоистской храмовой служанки, мико. Просторная белая рубаха и красные широкополые складчатые штаны, издали неотличимые от юбки.
     У девушки также были длинные светлые волосы, почти золотого оттенка, стянутые в пушистый хвост.
     – Yeah, – протянул Кроули, – she’s definitely one of them.
     Незнакомка, размеренно взмахивая бамбуковой метлой, увлечённо подметала каменные плиты, хоть они и так были идеально чисты. Вблизи стало ясно, что она даже что-то мелодично напевает себе под нос. Услышав шаги, девушка повернулась и посмотрела на группу с удивлением.
     Она оказалась обладательницей той странной «неазиатской» внешности, которую Кроули часто замечал у горожан. И если цвет волос вроде как получил объяснение, то откуда взялись все эти люди с пластмассовыми лицами – оставалось тайной. В её случае можно было предположить, что девушка просто полукровка – не только светловолосая, но и голубоглазая, будто коренная нормандка.
     Можно было руку давать на отсечение, что она одна из основных персонажей.
     – Здравствуйте, – озадаченно протянула блондинка, коротко поклонившись. – Вы пришли в храм? Но мы ещё не принимаем…
     – В девяносто девятом году человек по имени Скарлет Питер оставил кое-что вашей семье, – ровно произнёс Кроули. – Мы пришили это забрать.
     За спиной пленника аниме ощутимо сгустилась волна панического замешательства.
     – Лаки-кун!.. – ошарашенно выдавил Хиро. – Что ты?..
     – Как ты можешь так в лоб это говорить?! – возопила Скарлет. – Откуда она, по-твоему, может это знать?!
     – Какая тупость… – холодно обронил лансер.
     Кроули спокойно смотрел на девушку в ожидании реакции. Та помедлила, затем слега склонила голову, окинув внимательным взглядом пришельца во всех смыслах.
     – Вот как… – протянула она. – Но я не могу вам этого позволить.
     Носители удивлённо уставились на юную жрицу.
     – То есть… ты знаешь, что мы имеем в виду? – поражённо спросила Скарлет.
     – Вам нужен камень, да?
     Кроули усмехнулся.
     – Ты из клана Цуруя, так ведь? Ты из основной ветви.
     Девушка не выказала и малейшего удивления. Лишь слегка сжала рукоять метлы и опустила глаза, всем видом выражая смирение.
     – Я бы попросила вас не использовать это слово, – прошелестела она. – Мы уже давно не являемся кланом…
     – Ложь.
     Семья Цуруя.
     Их основание терялось в глубине веков кровавой японской истории, но были известно, что ещё во времена основания Инакуры они уже жили в долине. Чем семья занималась профессионально, никто не знал – и Цуруя бдительно следили, чтобы так и было впредь. Но голос народа не заглушить – истоки клана превратились в городскую легенду Инакуры. Эти истории почему-то всегда включили сделку с демонами, но более реалистичные касались связи семьи с гибелью нескольких правителей во времена сёгуната.
     После Реставрации времена изменились – то же сделали и Цуруя. Семья потеряла покровителей, их родовое гнездо, стоявшее в центре современной Инакуры, вдруг сгорело дотла. Два старших сына клана Цуруя пошли разными дорогами.
     Первый отправился на побережье и стал криминальным боссом. На данный момент его потомки контролировали половину сомнительных сделок и бизнесов в префектуре, держа на поводу даже неутомимых китайцев.
     Второй ушёл на юг долины и нашёл себя в профессиональной политике. В этом году их глава мощно избирался на место префекта, с большим отрывом от конкурентов.
     А глава старой семьи принял сан священника синто и отправился жить в горы, в небольшой храм, посвящённый богине Инари. Пару поколений спустя этот храм стал центром синтоизма в регионе.
     Семейство ежегодно съезжалось в Когатани в полном составе в день весеннего равноденствия. Других связей семьи – конечно же! – не имели.
     Говорить о влиянии клана в Инакуре не приходилось – такой обхват в любой стране создал бы «государство внутри государства», а уж в традиционном обществе Японии это умножалось на тысячу.
     И именно им Скарлет отдал один из камней. Кроули был в шоке, когда Азума, наблюдавший за одним из «родственников» по долгу службы, поведал ему о клане Цуруя – до этого советник представлял их по письмам Скарлета как маленькую деревенскую церковную семью. Отношения тогдашнего главы, престарелого Цуруи Исэ, со Скарлетом были весьма тёплые. Можно было только догадываться, что за тайну они разделяли.
     В ответ на обвинения пришельца молодая мико грустно понурилась.
     – Вы так злы к нам… – жалобно протянула она.
     – Смит, ты всё испортишь, – прошипела Роуз.
     – Ничего, Скарлет-сан, – улыбнулась Цуруя. – Я привыкла к предвзятости. Всё хорошо.
     Рози ошарашенно захлопала глазами.
     – Ты меня знаешь?..
     – Конечно. – Девушка снова мягко улыбнулась: – Ничего, если ты меня не помнишь, но мы в одном классе.
     – Гхах?!..
     – Не может быть, – отрезал Кроули. – Что ты несёшь, я бы тебя… Запомнил.
     Они вдруг сообразил, что в школе было полно разноцветных детей. Рыжие, красноватые, светло серые и голубоватые волосы часто украшали темный поток нормальных японских шевелюр.
     И всё же, он бы точно вспомнил, если бы кто-то вроде неё попадался на глаза.
     – Это не страшно. Я довольно незаметная, – охотно сообщила Цуруя с мягкой улыбкой.
     Кроули открыл рот, чтобы ответить что-то едкое, но вдруг замер.
     – Oh. My. God. – с расстановкой произнёс он. – Я знаю, кто ты есть…
     – Это был английский? – спросила девушка, невинно хлопая пушистыми светлыми ресницами. – Я не слишком хорошо учусь…
     – Новозеландский, – обронил Кроули. – Слушай, Цуруя…
     Девушка вдруг подалась вперёд, заставив ужаленного пониманием дела Кроули боязливо шарахнуться.
     – Пожалуйста, зовите меня по имени! – напористо произнесла она. – Меня зовут Фука!
     – Цуруя Фука… – протянула Роуз, до скрежета напрягая память. – Но я совсем тебя не помню!
     – Я же сказала, это не страшно…
     Девушка снова мягко улыбнулась, скромно прижимая к себе метлу. Она буквально лучилась чистым женственным очарованием. Кроули готов был поклясться, что Хиро на задних рядах тает и течёт от одного её вида.
     – Нам нужен камень, – ровно произнёс Кроули.
     – Я понимаю, – кивнула юная жрица. – Но это сокровище нашей семьи. Дедушка пообещал хранить его несмотря ни на что. Я не могу его отдать.
     – Вот как, – ровно произнёс Кроули. – Слушай, я прекрасно понимаю, что вот так сразу к делу это очень грубо и всё такое, но ты ведь знаешь, что происходит в городе, так ведь? Нет, даже не открывай рот, – вы центр вашего клана, никаких отговорок! Так вот, это всё – всё что происходит – из-за камней. Таких как ваш. И если вы оставите его у себя, то, возможно, что-то плохое случится.
     Девушка помедлила.
     – Мы… скромная семья, но можем защитить себя без посторенней помощи, – ровно произнесла она. – Защищать сокровище дедушки – это наша честь. Пожалуйста, поверьте нам.
     – Тем не менее, я хотел бы убедиться в этом лично, – ответил Кроули. – Путём перемещения камня в безопасное место. Нам нужно преимущество над противником.
     Впервые на лице юной Цуруя возникло выражение, лишённое фальши и наигранности. В голубых глазах сверкнул недобрый огонёк.
     – Вы хотите забрать наше сокровище для себя, – протянула она. – Я не могу этого позволить. Прошу, оставьте это.
     Лансер раздражённо фыркнул.
     – Какого черта мы обсуждаем это с какой-то служкой? – процедил он. – Нам нужно говорить с главой семьи!
     – Ты совсем идиот? – спокойно произнёс Кроули. – Она же только что сама сказала. Она… – Кроули усмехнулся, – принцесса. Не так ли, Цуруя-сама?
     Девушка снова подалась вперёд. Кроули, в этот раз в боевой готовности, устоял на позициях – она почти упёрлась в него грудью.
     – Я прошу вас никогда меня так больше не называть, – тихо произнесла Цуруя Фука, глядя на пришельца исподлобья, – Смит-сан.
     Кроули приблизился к её лицу. Они едва не касались носами. От «принцессы демонов» приятно пахло чем-то чуть сладким.
     – Мне нужен ваш камень, – спокойно произнёс советник. – И если его не заберу я, его заберут они. Я не могу этого допустить. Прошу, будьте благоразумны.
     Помедлив секунду, девушка порывисто отвернулась, едва не мазнув Кроули по лицу кончиком золотого хвоста. Она сделала пару шагов и опустила метлу на землю.
     – Это не ответ, – заметил Кроули.
     – Ты просишь немало для того, кто только появился на пороге моего дома, – прошелестела Фука в ответ.
     Она умолка, неподвижно стоя к ним спиной. Кроули тяжело вздохнул.
     – Народ, вы помните «план Б»?
     Носители замешкались.
     – Эй-эй, Лаки-кун… – нервно протянул Хиро.
     – Ты не можешь это всерьёз! – возмутилась Скарлет. – Ты же сам говорил, что это может быть опасно!
     – Ага, крикни это прямо перед ней, – буркнул Кроули. – Без камня мы никуда не продвинемся.
     – Я не стану исполнять твои прихоти! – заявила Скарлет.
     – Тогда ты останешься позади. Как и всегда, как было с самого начала, – вкрадчиво произнёс Кроули. – Ты этого хочешь? Никогда не узнать правды?
     Роуз ожидаемо замерла, терзаемая противоречиями. Хиро поспешно вклинился между ними.
     – Эй, но мы не можем просто…
     Он запнулся. Это было и к лучшему – Кроули запоздало сообразил что если кто-то из них сболтнёт, в чём заключается «план Б», то у них могут быть проблемы здесь и сейчас.
     Потому что «план Б» – это было шумное вторжение силой, в попытках найти камень физически. Носители могли его ощутить, и Кроули приказал сообщить, как только кто-то что-то почувствует.
     Судя по скупому описанию в письме Скарлета, это был небольшой кристалл, так что спрятать его было легко. Кроули не знал точно но, судя по переписке, камень находился где-то в храме. По крайней мере, так было десять лет назад – кто знает, что Цуруя с ним сделали с тех пор. Оставалось надеяться, что камень не использовали. Впрочем, тогда они, скорее всего, уже засветились бы на «радарах» Института.
     Разумеется, избежать столкновения с кем-то вроде сраного клана Цуруя необходимо любой ценой. Завести солдат на их территорию, значит сделать заявление – и именно поэтому Кроули не стал организовывать себе целый эскорт, хоть Такахаши и намекал, что за ними не постоит.
     Советник взял детей ни разу не из «сюжетных» побуждений. Во-первых, только они могли найти камень – Сакай всё ещё не изволил закончить новые сенсоры. Во-вторых, сорвись они с цепи всерьёз, катастрофа и лансер, намеренно или нет, нанесут урон не хуже звена танков. А Хиро может невольно сыграть «хорошего копа» – он гарантированно кинется защищать «невиновных», и легко вотрётся в доверие. Это в-третьих.
     Фука обернулась, в её глазах появилось неприветливое выражение.
     – Вы хотите нанести вред нашей семье? – холодно поинтересовалась она. – Я хочу предупредить, что…
     Её прервали.
     Кроули вдруг ощутил знакомое ощущение странной чужеродности. С появления Терезы он различал его всё лучше.
     Кто-то из носителей вызвал оружие прямо у него за спиной. Кроули обернулся с готовым сорваться ругательством, но осекся. Лансер стоял с перекошенным лицом, судорожно сжимая свою катану и глядя куда-то в сторону храма.
     Кроули резко повернулся обратно. В тени от святилища двигалась фигура. Это был высокий молодой мужчина, крепкий и стройный, в темной рубашке и брюках.
      У него были светлые, кажется русые, короткие волосы.
     – Ты… – прошептал лансер, чуть не задыхаясь. – Я наконец… Я наконец тебя нашёл!!
     С отчаянным рёвом Хейширо рванулся к незнакомцу, под аккомпанемент ошарашенных восклицаний.
     – Ты что творишь псих?!..
     – Хейширо-кун!!..
     Кроули приподнял брови.
     – Well, that was easy, – буркнул он и резко скомандовал: – Живо за ним, прикрывайте!
     – Но что прои?..
     – Живо, Эмия!!
     – Д-да!..
     Носители рванулись за лансером как раз в тот момент, когда он «столкнулся» с неизвестным. Тот легко отклонился от размашистого удара и, кажется, что-то сказал. Без сомнения что-то очень умное, потому что Хейширо с рёвом рубанул наискосок, рисуя перед собой чёрную полосу.
     Пыхнуло на секунду странное черное облако, раздался оглушительный лязг. Лансер отправился в полёт, едва не врезавшись в бегущую Скарлет, и ударился о плиты дорожки прямо перед Хиро.
     Перед неизвестным мужчиной сам собой свился в аккуратное кольцо сегментированный хлыст из матового светлого металла. Широкие сегменты и копьевидный кончик хищно блестели на солнце бритвенно-острой заточкой.
     – Кто ты такой?! – рявкнула Скарлет.
     Незнакомец усмехнулся и сказал что-то. Расстояние приглушало речь, но язык был Кроули явно незнаком. Что-то европейское. Хлыст как живой метнулся к девушке. Та играючи отбила атаку… но странный воздушный поток вдруг без предупреждения ударил Роуз сбоку, заставив с испуганным вскриком неловко отскочить назад.
     Кроули и Фука всё так же стояли поодаль.
     – Что же это?.. – прошептала девушка, неотрывно глядя на неожиданную сцену.
     – Вечеринка, – ровно ответил Кроули, доставая телефон. – А ведь я предупреждал! Черт, что это, совпадение?.. Неужели за нами следят?..
     Заметив телефон, Цуруя удивлённо вскинула тонкие брови.
     – Полиция?
     – Не будь дурой, – буркнул Кроули. – Вызываю кавалерию.
     – Лаки-кун!!
     Кроули нервно оглянулся на крик Хиро. Оказывается мини-босс пришёл не один. Сам он всё ещё танцевал со Скарлет и лансером, но на вечеринку спешили новые гости.
     Двое химер стремительными прыжками спустились с крыши храма на землю. Ещё две пары показались из леса с обеих сторон храмовой площади.
     Хиро пытался достать ближайших, у храма, но твари не давались, уворачиваясь от рукопашной.
     – Well, that’s nice, – буркнул Кроули. – Фука!
     – Вайх!..
     Подхватив сумку, советник метнул её девушке, заставив машинально схватить по бокам. Резко расстегнув молнию, он отточенным движением выхватил пистолет.
     – Воа! Оружие! – выдохнула Фука. – Но их не берут пули!
     – Посмотрим, – сообщил Кроули, пихая «глок» за ремень. – Что ты там говорила про простую семью?
     Пойманная за руку, принцесса клана неподдельно смутилась. Кроули натянул перчатку-подавитель, пара запасным обойм отправилась на специальные крепления на ремне. Он знал – знал! – что это когда-нибудь пригодится. Ура паранойе.
     Скарлет пришлось отделиться от лансера, чтобы перехватить вторую пару тварей, нацелившихся на Хиро. Тот что-то крикнул, указывая на Кроули.
     – Отставить! – резко крикнул чужак, не вдаваясь в подробности. – Заканчивайте у себя!
     Одна из химер уже надвигалась на позиции зрителей. Здоровенная тварь, на базе льва, с витыми рогами и парой растущих из шеи гибких щупалец.
     Щупальца хлестнули по противниками. Фука издала очаровательный девчачий писк… и ловко отскочила в сторону, отбросив метлу. Кроули хладнокровно прицелился твари прямо в морду.
     Три пули вошли в плотную плоть, как в мешок с песком. Всё как всегда. Тварь резко развернулась и… вдруг панически взревела и пугливо метнулась в сторону, как испуганная кошка. Ещё пара пуль ударил в лапу и в бок.
     Тварь неловко скакнула пару раз, пытаясь убраться подальше. Но внезапно рухнула на землю, беспомощно скребя лапами. Голова химеры резко дернулась, будто в судороге, раненая нога медленно замерла. На землю мелко посыпались светлые крупинки.
     – Поразительно, – выдохнула Фука. – Они всё-таки нашили способ…
     – Это ещё не всё, – с ноткой удовлетворения сообщил Кроули.
     Вторую химеру – очередной чешуйчатый волк – постигла та же судьба. Пару раз Кроули промахнулся – исключительно его вина, сами химеры, кажется, «не были запрограммированы» опасаться конвенционного оружия, едва пытаясь избежать выстрелов. Несколько пуль нашли цель в голове и торсе твари. Химера отчаянно взвыла, теряя контроль над телом, и плюхнулась на землю. Кроули спокойно выбросил пустую обойму и вогнал новую. Ещё пара прицельных выстрелов лишила монстра передних лап.
     Первая тварь всё ещё валялась на земле, беспомощно дёргая уцелевшими конечностями. Пасть застыла в неестественном положении. Прикинув, где у химеры ядро, Кроули всадил пару зарядов в торс.
     Под воздействием сплава, связи в тканях химеры разрушались лишая тварь контроля над собственным телом, а конструкции из загадочных «основ» теряли прочность. Воздействие было не бесконечным – ядро в течении пары минут восстанавливало функции, обходя повреждённые сегменты.
     И потому Кроули взял с собой новый подавитель. Более грубый и мощный, чем ранец, в котором они таскали ядра из зоны, эта шутка действовала, как молот в сравнении с прессом.
     Без опаски приблизившись к фактически парализованной твари, Кроули всадил пальцы во входные отверстия и рванул на себя. Часть сухой и жёсткой, как кусок глины массы отвалилась, ядро сверкнуло через остатки плоти. Он взялся за кристалл, и ладонь резко кольнуло ответным импульсом. Именно эту реакцию советник ощутил в тот раз, когда прикасался к горничным в доме Скарлета.
     Щёлкнув переключателем у основания ладони, он направил импульс в ядро. Свечение внезапно стало ярче, ещё ярче, а затем… ядро звонко треснуло и сделалось матовым. Химера замерла.
     Фука с интересом склонилась над плечом Кроули.
     – Ты убил его? – поинтересовалась она голосом юного натуралиста. – Поразительно…
     – Знаешь, что поражает меня? – Кроули обернулся. – То, как спокойно ты всё это воспринимаешь.
     На лице Фуки вдруг мелькнула едва уловимая улыбка.
     – Интересный трюк, парнишка! – раздалось за спиной.
     Кроули резко рванулся в сторону, с энтузиазмом уклонения от авианалёта. Златовласая жрица повторила за ним, хоть и куда изящней, просто ловко выскользнув из-под взмаха хлыста.
     Перекатавшись по земле, советник вскочил, целясь в незнакомца. Мужчина стоял футах в десяти. Оружие висело воздухе, неплотно обвивая его фигуру. Кроули покосился на движение за спиной неизвестного – пара новых химер агрессивно наседала на носителей, не позволяя им прорваться.
     – Я ожидал, что вы, в конце концов, что-то придумаете, – довольно произнёс мужчина на японском. – Не могут же они быть бесконечно невежественны…
     – Aren't you adorable, – презрительно буркнул Кроули.
     – Watch your mouth brat, – холодно процедил мужчина, резко теряя добродушие.
     Хлыст взвился, закрыв хозяина от пули ответа. Чужак раздражённо фыркнул.
     – Fucking alchemists and their bullshit.
     – You know way too much to leave you alive, – деловито сообщил выведенный на чистую воду алхимик.
     Хлыст развернулся, будто готовясь атаковать… но вдруг изогнулся и по нему что-то клацнуло. Кроули воспользовался моментом, чтобы увеличить дистанцию.
     На землю упало несколько плоских продолговатых клинков, явно предназначенных для метания. Алхимик с раздражённым фырканьем развернулся в сторону, откуда прилетели ножи. Там среди деревьев мелькнула пара теней.
     Неизвестный что-то отрывисто произнёс на незнакомом языке. И тут его отвлекли:
     – ТЫ СРАЖАЕШСЯ СО МНОЙ!!
     Кроули едва успел прикрыться от ударной волны, с которой обрушился на алхимика лансер. Точнее на место, где тот стоял.
      Оказавшись вдруг сзади от нападающего, алхимик выбросил руку, хлыст выстрелил в незащищённую спину. Лансер резко отмахнулся назад, почти вслепую, отбивая хлыст, и с резким разворотом сделал глубокий выпад, покрывая воздух перед собой завитками густой черной взвеси – атаки Хейширо чем-то напоминали чернила в воде. Алхимик отскочил.
     Они продолжили обмениваться впечатляющими ударами. Кроули, воспользовавшись передышкой, деловито оглянулся. Хиро и Роуз всё ещё гоняли по площади химер. В стене, окружающей администрацию, – а точнее резиденцию клана Цуруя, – появилась пара заметных вмятин. Несколько каменных ламп валялись на земле угловатыми булыжниками.
     Вдруг одна из тварей взревела без видимой причины и, отчаянно дёргаясь, перекатилась по земле, будто заеденная блохами бродячая собака. Кроули ошарашенно смотрел, как с крыши святилища сорвалась фигура в облегающей тёмной одежде и рванулась к химере.
     Человек размахнулся длинным изогнутым клинком и обрушил на монстра пару стремительных ударов. Химера вскочила, отмахиваясь лапами, но противник легко увернулся, разрывая дистанцию. Неожиданно откуда-то вынырнула другая тёмная фигура. Сверкнул клинок, и химера яростно взревела, лишившись задних ног.
     Кроули ясно различил на лицах неизвестных похожие на докторские, но тёмные маски.
     – Ninjas, – процедил пленник аниме . – Of course there is ninjas…
     Отвернувшись, он и шагнул к Фуке. Несмотря на все спецэффекты вокруг, девушка всё равно держалась рядом с советником. Вместо того чтобы, ну например, просто свалить. Сейчас она тревожно оглядывалась, нервно сцепив руки. Но явно не от страха. Не за себя, по крайней мере…
     – Эй, – Кроули пощёлкал пальцами, привлекая её внимание. – Слушай сюда…
     Его перевал оглушительный хруст. Невесть каким образом, кто-то запустил одну из меньших химер в стену святилища. Бросок удался – туша переломила одну из колонн и влипла в стену. Здание неловко скосилось на один бок, как мокрый торт, с крыши ломаной глазурью посыпалась черепица.
     – О нет! – без капли фальши воскликнула девушка. – Азахико-сама!.. Её дом…
     – Слушай, этот перец – серьёзное дело, – резко сказал Кроули, выщёлкивая почти пустую обойму. – Ты хочешь, чтобы они всё здесь разнесли? Отдай камень и, возможно, он свалит!
     Фука ответила раздражённым, почти злым взглядом. Кроули щёлкнул затвором и развёл руками.
     – Может, мы хотя бы отманим его от храма, – предложил он.
     Возможно, она и так собиралась согласиться, а может, сработало убеждение, но Фука, тяжело вздохнула и кивнула.
     – Идём. – Принцесса Цуруя повернулась к «администрации»: – Хранилище находится в основном здании.
     Они пробежались к небольшому зданию справа. Фука зазвенела ключами у двери.
     Проклятая кавалерия не спешила. Впрочем, Когатани находился буквально на другом конце долины от Института. Кроули оглянулся на бой – там всё ещё гремели проблемы. Ниндзи безжалостно и очень ловко крошили химер на куски, пользуясь преимуществом идеальной тактики исполнения. Но без подавления регенерации это были просто полумеры.
     – Эй, а вашим ребятам вообще стоит связываться с химерами? – уточнил Кроули. – Что-то не похоже, что простые мечи работают – первые уже восстановились. У вас нет какой-то семейной магии?
     – Я не знаю, кто эти люди, – коротко ответила Фука, не оборачиваясь.
     – Врушка. Ты косишься на них с тревогой.
     Девушка застыла на мгновенье. Полуобернувшись, она бросила на Кроули быстрый взгляд, затем рванулась в темноту помещения.
     – Прошу, не говори никому об этом… – едва слышно шепнула она.
     Кроули неопределённо фыркнул.
     За дверью оказался узкий коридор, и пара небольших комнат. Фука быстро их проскочила, двигаясь к неприметной двери в дальней части постройки.
     За ней же лежал старинный японский особняк. Кроули невольно замер, поражённо оглядывая ухоженную территорию двора. Вокруг расстилался окружённый белой стеной красивый сад, с клумбами, цветущими кустами, и ровными песчаными дорожками. К основному дому вел деревянный переход. Фука поспешно проскочила и его, направившись к двойной двери в стене – длиной стене – их поместья.
     В контраст низкому потолку и узким коридорам административного здания, жилой дом Цуруя был роскошно просторным. Интерьер впрочем, был совершенно спартанский, почти никакой мебели, часто разделённые несущими балками белые стены украшали картины акварелью и каллиграфические свитки с умными иероглифами. Двери заменяли двойные перегородки из рисовой бумаги. Некоторые просто сегментированные, некоторые украшенные красивой и изящной – и страшно дорогой – росписью. Застилающие пол упругие соломенные циновки, строго делённые чёрными линиями соединений, были идеально чисты. Балки нескольких дверных проёмов покрывала резьба. Воздух пах сухой травой и влажным деревом.
     Они прошли через несколько комнат, потом через пару коридоров. Кроули быстро понял, что тут можно запросто заплутать. Пару раз за стенами он слышал чьи-то шаги, но никто их не встретил.
     Что-то подсказывало, что все обитатели сейчас на площади перед храмом, рубят химер, одевшись в костюмы и маски.
     Наконец Фука притормозила возле неприметной панели. Кроули сначала подумал, что это какой-то тайный ход, но потом заметил, что в двери есть выемка для пальцев.
     За ней оказалось какое-то пустое, но, как и всё здесь, идеально чистое, помещение. В дальней части располагался единственный предмет мебели, маленький резной шкафчик. Встав перед ним на колени, Фука на секунду молитвенно сложила ладони перед лицом, затем открыла дверцы. Внутри было пусто.
     – Прости, дедушка, – прошептала она, протягивая руки в шкаф.
     Что-то щёлкнуло, Фука вынула заднюю стенку. Кроули пригнулся и заглянул девушке через плечо. Там – совершенно как в аниме – стоял небольшой ларец, облепленный традиционными для синто бумажными талисманами.
     Фука, вытянув ларец поближе, полоснула по бумаге ножом и откинула крышку. Советнику понадобилась секунда, чтобы понять, что девчонка где-то взяла нож. И не просто нож, а тот самый продолговатый узкий клинок, какие метали «люди в чёрном».
     – Вот…
     Поднявшись, Фука повернулась к Кроули. На её ладонях лежал продолговатый кристалл.
     Физически камень выглядел как самый обычный минерал. Чуть желтоватый, кое-где матовый, кое-где блестящий.
     Но он излучал то самое искажение, какое Кроули ощущал, когда дети и Тереза использовали свои камни. Носители почти не вызывали у него тревоги, трюки Терезы были куда ощутимее.
     А теперь у него буквально мерцало в глазах от одного только вида этого камня.
     Казалось, он смотрит куда-то в бесконечность, в вечное, за границей времени и пространства. Будто другие миры открываются ему все сразу в единое мгновенье.
     Так притягивала к себе тьма в беззвёздном небе, так завывал ветер ночного урагана, так мерцали чужие солнца в глубине галактики…
     Разум пришельца поглощало ощущение Тайны.
     Кроули медленно потянулся к философскому камню. Свободному камню, лишённому носителя. Жёлтая поверхность будто шевельнулась, меняя свою форму…
     Пальцы чужака сомкнулись на философском камне – а его рука с пистолетом взвилась в воздух.
     Бахнул двойной выстрел, оглушительно, болезненно громкий в этой маленькой комнатке. Но рикошет от проклятого хлыста был даже опаснее. Пули ударили в разные стороны – одна вырвала штукатурку на стене, вторая взрыхлила циновку на полу. Кроули быстро развернулся, принимая стойку, сжав камень свободными пальцами левой руки.
     – Я это возьму, – довольно сообщил алхимик.
     Цуруя стремительным движением выскользнула перед советником, сжимая нож характерным хватом. Она без сомнения стояла в заученной стойке, готовая атаковать.
     – Я убью тебя, если ты приблизишься.
     В мягком голосе не было ни капли страха, вызова или злости. Она звучала совершенно… пустой.
     – Мне нравится, когда такие как ты мне перечат… – протянул мужчина.
     Перспектива прикончить кого-то из главных плохишей кружила голову. Кроули рванулся в сторону, выстрелив навскидку пару раз. Разумеется, пули просто срикошетили от хлыста.
     Фука рванулась в упор, пара косых ударов пришлась по проклятому непробиваемому хлысту. Похожий на заострённый стальной лист, кончик выстрелил девчонке в голову. Но прошёл мимо. Алхимик с усмешкой отшатнулся от короткого взмаха.
     Фука вдруг открылась, выбросив руку. По хлысту безвредно клацнула пара ножей, оружие изогнулось в смертельной дуге и…
     Пара пуль едва разминулась с головой алхимика. Неизвестный и Кроули одновременно раздражённо фыркнули и буркнули ругательство на разных языках.
     – Нужно с вами заканчивать… – процедил алхимик.
     Хлыст вдруг растворился в воздухе.
     – Фука, в стор!..
     Советник осёкся. Хлыст возник прямо перед ними, изогнувшись как змея.
     В следующую секунду потолок взорвался облаком щепок, и тёмное нечто рухнуло сверху, припечатав оружие неизвестного к земле. Алхимик что-то коротко выдохнул.
     – Хаа?.. Какой грубиян.
     В звонком девичьем голоске звучало поразительное пренебрежение.
     – Тереза… – протянул Кроули.
     – Ты по мне скучал? – капризно поинтересовалась она, не оборачиваясь. – Я одела для тебя особое платье!
     Девчонка картинно сбросила с себя тёмную накидку. На ней действительно было совершенно особое платье. Ведь сегодня она вырядилась в самое натуральное платье готик-лоли – всё прокрытое оборками, кружевами и бантиками, увитое темными шёлковыми лентами, с короткой многослойной пушистой юбкой. И короткие кружевные чулки чуть выше колена. Украшенные завязками. Широкий чёрный бант напоминал огромную чёрную бабочку, присевшую на диковинный сребристый цветок.
      Не в состоянии удержаться, Кроули завёл глаза.
     – You really are something…
     Громогласный лязг прервал его мысль. Железный хлыст плотно оплетал черную косу, но судя по лицу алхимика, это было не в его пользу.
     Он что-то процедил – Кроули вдруг подумал, что это итальянский. Тесса ответила насмешливым тоном. Оружие обоих растворилось. Резкий удар сотряс помещение, из-под пола возникло черное облако. Алхимик взмахнул рукой, из его ладони ударил луч света.
     Облако сгустилось, закрыв Терезу. Стене и потолку повезло меньше. Завоняло палёным. Хлыст возник в воздухе и резко хлестнул… пустоту. В голове Кроули болезненно зазвенело. Судя по лицу Фуки, ей пришлось не лучше. Тереза с презрительным хмыканьем отмахнулась рукой, и хлыст вдруг взорвался мелкой пылью. Давление на «смертных» усилилось, между алхимиками сгустилось напряжение.
     – We don't have time for this… – прошипел Кроули. – Tessa!
     Она обернулась – и Кроули выбросил левую руку, разжимая пальцы.
     Матовый жёлтый кристалл, увитый чистой Тайной, отправился в воздух. Тереза резко развернулась – в её ладони возникло чёрное древко.
     Широкое лезвие врезалось в жёлтый кристалл на полпути.
     Резкая тяжесть на секунду заполнила разум и душу Кроули безраздельно. Будто всё вокруг умерло в единый миг. И он оказался в полной и абсолютной пустоте.
     Ощущение сошло почти мгновенно.
     Злой крик алхимика и поражённое восклицание Фуки слились воедино. Тереза опустила свою косу, сжимая её будто в растерянности. На детском личике лежала неуместно горькая печаль.
     – …dormire…
     Когда Кроули сказал Терезе, что он от неё хочет, то был уверен, что она просто откажется. Она выглядела так… потерянно. Разумеется. Камни сопровождали всю её жизнь – все её жизни даже. Нельзя просто взять и измениться после стольких лет.
     Но Тереза вдруг согласилась. Кроули видел в её глазах, что она даёт согласие через силу. Он не рискнул сказать ей «если ты не хочешь, то…»
     Сейчас её обычно звонкий голос звучал так несчастно.
     Но всё же Тереза это сделала. Кроули невольно подумал, что ему наверняка придётся заплатить немало за такое «одолжение». Впрочем, теперь он готов был сделать все, что только этот маленький сребровласый демон пожелает.
     Чужак встретился взглядом с их первым показавшимся «плохим парнем». В глазах противника клубилось злое, но бессильное бешенство.
     – Ты за это заплатишь, чёртово отродье!
     С самодовольным хамством чистокровного американского «белого мусора» Кроули издевательски развёл руками:
     – Поцелуй меня в зад!
     О да, план работал.
     Внезапно раздался звонок. Советник вытянул телефон.
     – Ну наконец-то… – буркнул он, глядя на надпись «лейтенант».
     Алхимик вдруг дёрнул головой и посмотрел куда-то в сторону. Кроули посетило ощущение, что тот смотрит сквозь стену на улицу.
     – Я убью тебя, как только представится возможность, – пообещал алхимик, скосив глаза на пришельца. – Тебя и этих паршивых девок!
     – А, я понял, – протянул Кроули. – Твоих питомцев перебили. Сбежишь как маленькая сучка?
     Алхимик отчётливо скрипнул зубами. Тереза вдруг сказала что-то на итальянском. Тот презрительно обронил пару слов и, сделав шаг назад, окутался странным туманом.
     Когда туман рассеялся, его уже не было.
     – Он сбежал, – сказал Фука. – Этот трюк был просто прикрытием.
     – Ооо? – с интересом протянула Тереза. – А ты довольно талантливая, для своего возраста. Вас хорошо тренируют…
     – Пожалуйста, не говорите со мной так фамильярно, – неожиданно холодно ответила Цуруя. – Вы мой враг.
     Тесса удивлённо приподняла бровь. Фука резко повернулась к Кроули. В её глазах пылали злость и досада, и капля растерянности.
     – Зачем… Зачем ты это сделал? – резко спросила она. – Ты разбил его! Уничтожил сокровище дедушки! Я… – Её голос очень натурально задрожал. – Мне стоит убить тебя за это!..
     Кроули готов был поклясться, что она не притворяется ни капли. Но с этими куноичи никогда не знаешь наверняка. Она родилась в клане профессиональных убийц и шпионов, ждать можно чего угодно.
     – Это была просто случайность.
     Отвернувшись, Кроули невозмутимо двинулся к выходу. Фука застыла на месте, поражённая таким ответом прямо в сердце. Тереза с интересом молча наблюдала.
     – Ты… Это ложь, – холодно прицедила Фука. – Ты лжёшь. Почему ты лжёшь мне?!
     Принцесса выскочила следом за советником. Готик-лоли безмолвно увязалась за ними, машинально огладив слегка растрепавшуюся юбку.
     Встав посреди коридора, Кроули задумчиво посмотрел в обе стороны.
     – Ты не покажешь мне выход из этого лабиринта? – ровно попросил он. – Мне надо встретить бойцов. Если они увидят ваших людей, то может возникнуть… недопонимание.
     Фука резко прервала готовое к выходу возмущение, и умолкла, заметно поигрывая желваками на щеках. Затем усилием воли сглотнула ярость и, пихнув пришельца плечом, пошла впереди.
     – Я покажу дорогу, – глухо произнесла она.
     – Боюсь, здесь я вас оставлю, – наконец подала голос Тесса. – Не хочу привлекать внимание.
     – В таком наряде? Конечно, нет.
     – Я тебя заставлю молить меня о пощаде…
     Кроули оглянулся, но Тестаросса уже исчезла, будто растворилась в воздухе. Кто знает, может так оно и было. Алхимия.
     Когда они вышли на площадь, там уже было тихо. Трупы химер медленно рассыпались в мелкий песок, а территорию храма контролировали солдаты из группы охранения. Часть бойцов с опаской проверяла уровень мёртвости монстров, держа оружие наизготовку. Другие просто дисциплинированно прочёсывали местность.
     От клана Цуруя не осталось и следа. Они позабирали даже свои ножи.
     К Фуке и Кроули сразу же подбежали Хиро и Скарлет.
     – Лаки-кун, ты в порядке? – тревожно спросил парень. – Этот человек, он вдруг сбежал от нас и направился в дом…
     – Да-да, мы его видели, – отмахнулся Кроули. – Вы не пострадали? Солдаты пришли вовремя?
     – Мы уже закончили, когда они появились, – заявила Роуз. – Но… я думаю, они прикончили одну этими новыми пулями… или двух…
     – Хейширо-сан ранен, – сообщил Хиро. – Этот мужчина, кажется, сильно его задел.
     Со стороны раздались шаги. Лансер держался за плечо, но всё ещё сверкал безумием в глазах.
     – Заткнись, Эмия! – рявкнул он. – Где он, Смит?! Где этот подонок?!
     – Исчез, – охотно сообщил Кроули. – Растворился в дыме.
     – Чертов ублюдок, как ты смеешь?!..
     – Но это правда, – сухо вмешалась Фука. – Этот… нападавший сбежал. Он скрыл свои следы.
     Лансер скрипнул зубами.
     – Расслабься, здоровяк, возьмёшь его в следующий раз! – бодро заверил Кроули.
     Хейширо заскрипел зубами ещё сильнее. На его лице она секунду появилось отчаяние. Затем он, с заметным усилием, сдержался.
     – Верно. В следующий раз я не уступлю…
     Он резко развернулся и… со стоном согнулся, хватаясь за грудь.
     – Хейширо-сан! – Эмия подхватил своего лансера под руку. – Тебе нужно к врачу…
     – Заткнись! Я в порядке…
     – Хиро, этого к нашим машинам, живо, – скомандовал Кроули. – Можешь врезать, если будет ерепениться.
     – Ты, тварь…
     – Смит-сан! Хейширо-сан, тебе нельзя двигаться…
     Парни отошли в сторону. Мацумото наверняка уже бежит на гору, как раз встретятся с ней на полпути.
     Скарлет встала перед Кроули с необычно деловым видом.
     – Ты нашёл его? – потребовала она. – Ты нашел… камень?
     Повисла пауза. Кроули по очереди посмотрел на девушек. Фука выжидающе смотрела, слегка наклонив голову. В голубых глазах таилась тихая злость.
     – Да, на счёт этого, – протянул пришелец. – Боюсь, этот камень мы потеряли.
     – Что?! – Скарлет ошарашенно подалась вперёд. – Нет! Он его забрал?! О нет…
     – Камень уничтожен, – глухо произнесла Цуруя и метнула на Кроули злой взгляд. – Он… он его разбил.
     – Что?.. – Роуз поражённо замерла. – Но как?.. Зачем?!
     – Ну, это…
     Сюжет собирания макгаффинов, вот в чём была местная игра.
     Но для игры в захват флага нужен флаг. Нет лучше способа, чтоб прекратить игру, чем избавиться от флага.
     Тереза призналась, наконец, чего хотел таинственный глава их странного сообщества, древний, намного старше неё самой алхимик – Тобиас Дэнфорт.
     Он хотел полный комплект семи камней. Он хотел их уже много, много лет. И теперь, когда все камни собрались вместе, он отбросил присущую ему сдержанность.
     В нападениях на город Тесса не видела никакого смысла. В неаппетитных подробностях она поведала советнику, что из человеческого тела можно извлечь массу пользы – в основном из-за его сложной биохимии. И многие химеры, которым удалось ускользнуть, унесли с собой массу чистой энергии.
     Возможно, Дэнфорт собирал энергию. Для чего-то. Но Кроули склонялся к мысли, что погибшие были просто топливом для других нападений. А цель лежала в совсем другой области.
     Поиск неактивного камня был нетривиальной задачей, здесь требовались особые методы. Дэнфорт использовал химер. Часть химер – далеко не все, согласно Терезе – как сканеры шлялись по всему городу круглыми сутками, скрываясь от людей и проверяя местность на предмет характерного сигнала. Туман для поисков был не нужен. А значит, что и советнику следовало обратить внимание куда-нибудь ещё.
     К примеру, можно было бы лишить противников их цели.
     Что бы не планировал Дэнфорт предпринять с полным комплектом семи камней, они были нужны ему все. Убрать лишь один – и всё впустую. Такая была природа у Тайных ритуалов. Очень чувствительны к деталям.
     Разумеется, Кроули мгновенно уцепился за эту идею. Тесса сразу предупредила, что это может выйти боком. Существовал особый ритуал, который как минимум раз увенчался успехом. Создание нового камня.
     Ритуал был… затратным – мягко говоря. В тот единственный раз с карты Римской империи пропал целый город, вместе с жителями. Тереза без капли иронии или сомнения заверила, что ради камней Дэнфорт охотно сожжёт дотла весь мир.
     Но Кроули готов был пойти на риск. С того момента, как прототип подавителя наконец заработал, а снаряды из сплава пошли на вооружение, время работало против алхимиков и их волшебных игрушек. Химеры больше не были неуязвимы, а Мацумото клялась, что они с Сакаем готовы испытать защиту от тумана. И Кроули с нетерпением ждал отчётов из лаборатории по поводу продвинутого подавителя. Такого, который нарушал связь между камнем и его носителем.
     Но самое главное – взяв его за руку, Тереза пообещала Кроули, что если кто-то попытается провести ритуал такого уровня, то она мгновенно узнает, как бы его не скрывали.
     Но, разумеется, последнее слово в таком решении было за главой их организации, полковником Кусанаги. И Кроули не желал даже пытаться его убедить.
     Стоя куда выше в иерархии, полковник был связан не только моральными, но и политическими и, как советник подозревал, личными обязательствами. Командование никогда не пошло бы на риск, и политика в высших эшелонах превратилась бы в ад, а потом явились бы представители корпоративных альянсов с их вечной рукой в чужом кармане…
     Но с другой стороны – всегда могла произойти…
     – Просто случайность, я боюсь. – Кроули смиренно склонил голову. – Это произошло в бою. Я был небрежён.
     – Воот как… – протянула Скарлет и фыркнула. – Вот чёртов тупица! Как ты только мог…
     – Да, в это раз ты права, катастрофа…
     – Не зови меня так!
     Фука внезапно злобно фыркнула. Кроули встретился с ней глазами. Взгляд принцессы клана Цуруя пылал от злости и… обиды.
     – Я позову отца. – Девушка отвернулась, направляясь к зданию администрации. – Как только он вернётся…
     – Ну, я надеюсь, Такахаши подготовили ко всему этому. Он ведь заместитель, – радостно заявил Кроули. – Боже, я так устал. Мне нужно проветриться…
     – Ха? Эй, куда ты?
     Скарлет неуверенно пошла за ним.
     – Ты же вечно только и занят делами, ты не пойдёшь сразу к Такахаши-сану?
     – Просто немного прогуляюсь, – сообщил Кроули. – Потом в Институт, отчитываться о происходящем.
     – Точно, нам ведь придётся писать отчёты, – протянула Роуз. – Чёрт, я так это не ненавижу.
     – Лентяйка.
     – Заткнись! Чертов придурок!
     С очаровательным недовольным шипением Рози пошагала к выходу из храма. Кроули пошёл следом, но не спеша. Скоро он остался один, не считая патрулирующих местность солдат.
     Вызов настиг его меньше чем через минуту, на краю хвойного леса. Графоман требовал внимания.
     Поразмыслив, Кроули завёл глаза, но всё же вытащил листок.
     – Ладно, давай послушаем, что тут ноют, – протянул он.
     «Ты грёбанный урод я так и знал что этим всё кончится я постоянно говорил тебе не лезть и всё было бы нармально а теперь ты разбил чёртов камень и что мне теперь делать я вообще не знаю как теперь будут развиваться события и что теперь с ней делать когда одного человека не хватает и»
     – Воа-воа-воа, – прервал поток сознания Кроули. – Остановите прессы, я хочу сойти с Земли! Тебе стоит учиться выражать свои мысли яснее, здесь тебе не твой сэйф-спейс. Откуда вся эта горелая паника?
     «Пошёл нахер мразь! Ты разбил его! Ты разбил камень, один из сюжетный узлов! И я знаю что»
     – «Сюжетный узел», – пренебрежительно протянул Кроули. – В наше время это называли «сраный макгаффин». Я вижу, что здесь происходит. Я планировал нарушить планы плохим парням, но вышло, что нарушил твои! Вот это настоящий поворот сюжета…
     «Хватить гнать беса ты урод ты хоть понимаешь»
     – Мне интересно, понимаешь ли ты, – прервал Кроули. – Но знаешь – ладно, давай, просвети меня по поводу твоих гениальных сюжетных замыслов. Что такого я тебе нарушил?
     «Ты убил всю сцену в храме!»
     – Технически, это будет эпизод…
     «Хватит влезать! Ты гад мне всё сломал нарочно потому что Хиро должен был прийти сюда один»
     – Что? Какого черта он здесь забыл?
     «Хули ты перебиваешь? Это из-за Фуки он должен был»
     – Ох, сука, я мог и сам бы догадаться! Он её даже не знает, пошёл ты! Чёрт, её даже я не заметил, что-то тут…
     «Хватит перебивать урод! Он должен был прийти к храм и тогда должен был напасть этот алхимик я не знаю его имя наверняка из-за тебя как всегда а потом они должны были сражаться и Хиро должен были вызвать меч перед Фукой, но она знает что это такое и потом она должна помочь но алхимик её ранит и Хиро должен её защищать и после этого он должен оказаться в опасности но всё равно сражаться чтобы она успела убежать с камнем но она должна была слиться с камнем потому что она хотела защитить Хиро и после этого у неё должно было появится оружие, это было золотое копьё с магическими атаками и потом они должны были стать друзьями потому что она учиться в одном классе с Ханамурой и Роуз и она присоединяется к институту как ещё один боец и после этого должна была начаться другая арка!»
     Кроули ошарашено смотрел на бесконечный абзац. Когда текст остановился, пленник аниме даже не сразу сообразил, что шквал эмоций с другого конца вселенной, наконец, улегся.
     – Это… это просто… – протянул Кроули и коротко потряс головой. – Это было вау.
     «А ты сука мне всё взял и испортил! Разбил сраный камень! Зачем?! Я знаю, что ты его не просто так разбил! Что тебе нельзя было оставить её в покое? Она теперь не сможет быть новым персонажем в сюжете! Теперь не хватает одного человека, это не правильно!»
     Кроули нахмурился. Затем его губы невольно расплылись в едкой улыбке, и он издевательски засмеялся.
     – Так воот в чём дело? – протянул чужак с кривой ухмылкой. – Это просто плач по потерянной юбке, не так ли? Я должен был и сам догадаться, ты меня проводишь каждый раз!
     «Иди нахер! Это про сюжет!»
     – Это про то, что Фука-тян уплыла из-под твоего ненаглядного мальчика, – холодно осадил Кроули. – Ничего, ограничишься катастрофой. Будут у них скучные моногамные отношения.
     «Ты грёбанный дрочер это ты только об этом и думаешь»
     – Ты что, всерьёз считаешь меня умственно отсталым? – едко прервал Кроули. – Хиро получает ещё одну юбку в обойму, схватка с чуваком, на которого у лансера стояк даст им необходимую связь, а камень нужен был эксклюзивно, чтоб привязать Фуку к твоему гарему. Браво, Шекспир, розы летят на сцену. Ты и вправду аутист, и правильно тебя забанили на Реддите!
     «Иди нахуй сука это из-затаких как ты меня слили вы суки меня с говном смеш»
     – Пошёл ты на хер, – презрительно прервал Кроули. – Тролли тебе создали шесть фейков, чтоб тебя пиарить, а потом спалиться перед админом, ага! Хватит ныть! Иди пофапай на своих ниндзя, и успокойся!
     «Небыло никаких ниндзя!»
     – Что за?.. Ты по спектру уходишь всё дальше – они дрались с химерами, что ты несё…
     «Я знаю! Я только что закончил писать сцену. Глаза ещё болят.»
     – Эпизод.
     «Пошёл ты! Короче не было никаких ниндзя. Она должна просто быть из богатой семьи. Типа тоже принцесса, как Куруми, но только другая.»
     – Другого цвета, ага. Вы, гаремодрочеры, их только так и различаете. Спорю, и это уже не помогает, столько нынче этой муры … Короче, камень вне игры, забудь про простые подходы. Ты имеешь дело со мной, а не с каким-то там…
     «Так это правда! Ты его специально разбил! Нахера?!»
     – Ну это…
     Кроули пожевал губами, решая, стоит ли посвящать графомана в дела, его не явно касающиеся.
     – Это была случайность.
     «Херня!»
     – Докажи.
     «Пошёл ты! Сам себе могилу роешь!»
     – Даже не вздумай делать вид, что тебе не плевать, – холодно обронил Кроули. – Это я тут шею подставляю, а ты за компом сидишь на жопе ровно, как и раньше! Мне даже не надо быть экстрасенсом, чтоб это знать. Короче, мне это…
     «Ты знал? Ты знал что Фука одна из главных героев? Откуда?»
     – Ни хрена я не… – резко начал Кроули, но осекся. – Ну… может, когда я её увидел. У неё на лбу написано «важный персонаж».
     «И что теперь ты собираешься делать если она была нужна? Когда сдохнешь я не при делах буду.»
     – Да куда уж там. Что с тебя, бракодела, взять, – отрезал Кроули. – Живи спокойно, только не скринь случайно свои ники на порносайтах, а то опять найдут. А Цуруя здесь будет сама по себе. Вернётся к спокойной жизни принцессы шиноби. – Чужак невольно завёл глаза: – Вообще, я не думаю, что это сильно спокойная жизнь…
     На листе возникли ещё какие-то аналоги комментариев под скандальным видео, но Кроули раздражённо порвал его на мелкие кусочки, а потом с усердием втоптал в землю.
     – Phew, nice…
     Его вдруг привлекло шуршание в кустах. Кроули присмотрелся. Будто в ответ, из куста показалась рыжая морда.
     – Это ты? – буркнул Кроули.
     Скользнув под ветками, к нему подбежала недавняя лисица. Это точно была она, Кроули заметил на мордочке две темные метки возле глаз. Лисица пробежалась вокруг, затем уселась перед ним и уставилась выжидающим взглядом.
     – Чего тебе? – недовольно буркнул тот. – У меня ничего нет. Иди в храм, там тебя покормят.
     Лисица вдруг мерзко пронзительно тявкнула и подскочила поближе. Кроули опасливо шагнул назад.
     – Богом клянусь, если ты меня тяпнешь…
     Лисица агрессивно пихнула его в ноги, и закрутилась вокруг. Кроули вдруг ощутил, как его толкнули сбоку лапы. Лисица полезла носом ему в карман. Пришелец раздражённо пихнул её в сторону. Не сильно, в конце концов, это дикое животное.
     – Кыш! У меня нет еды!
     Отвергнутая лиса недовольно заурчала, припадая к земле. Кроули бочком обошёл её подальше, стараясь не спускать со зверя глаз. Вдруг она вскочила, подняв широкие уши торчком. Затем метнулась в кусты.
     – Хм?..
     Кроули оглянулся. Если лису что-то спугнуло, он этого не заметил.
     У начала тропы стояло несколько фургонов и пара легковых машин, от которых предательски несло аурой госслужб. Вокруг прохаживались «работники МЧС» оставленные присматривать за транспортом Института. Детей там видно не было. Скорее всего, их уже забрали на базу для проверок и осмотров.
     Кроули уже спускался по последнему пролёту ступеней, на ходу выбирая, куда бы присоседиться, когда запиликал его телефон. Он посмотрел на экран. И ощутил, как сердце дало перебой.
     В строке отражалась странная мешанина из символов. Совсем как в тот раз.
     – Алло? – с волнением спросил он.
     В трубке раздался шум помех. Но прежде чем пленник успел ощутить разочарование, раздался голос на английском:
     – Эй, парень! Наконец-то мы до теб… – Голос прервался помехами, Кроули услышал только конец: – …немного подождать. Эй, ты слышишь? Совсем немного!
     – Кто это? – напряжённо спросил Кроули. – Назовитесь! Вы знаете, кто я?
     – Да знаем мы, знаем, – ответил голос. Кажется, это был молодой мужчина. – Мы работаем над этим! Слушай, мне жаль, что так получилось, мы тебя вытащ…
     Голос снова прервали помехи.
     – Алло! Эй, что происходит?! Вы знаете, что здесь происходит, черт возьми?! – рявкнул Кроули.
     – …сё объясним, – раздалось из трубки. – Главное, тебя вернуть. Мы стара…
     Помехи захрустели так сильно, что пришелец невольно отнял телефон от уха и поморщился. Внезапно шум прервался. Кроули приложил телефон обратно, но там стояла мёртвая тишина. Он удивлённо посмотрел на экран – вызов всё ещё был активен.
     Неожиданно из трубки раздался прохладный мягкий женский голос.
     – Ты слышишь мой голос?
     – Эмм… да, – удивлённо сообщил Кроули.
     – Ничего не бойся.
     После этого спокойного приказа вновь наступила тишина. Прибор самопроизвольно выключился.
     – Эээ… ну спасибо за совет, – раздражённо произнёс пленник аниме.
     Рассеяно покрутив телефон в руках, Кроули сунул его в карман и пошёл к машинам.
     – Что за херня тут творится?.. – протянул он.
     Когда он получил первый такой звонок, Кроули пытался выяснить детали с отчаянием. Он пытался отследить звонок, сигнал, линию – что угодно, хоть какую-то информацию.
     Но ни в его телефоне, ни в сетях связи не было ни малейшего следа. Как будто звонок никогда не случался.
     Кроули оставалось только надеяться, что это была настоящая надежда на спасение, а не просто вызванная отчаянием галлюцинация.
     ***

     – Лаки-куун!
     Мелодичный голос заставил Кроули подскочить на месте как ужаленного. Он ошарашенно обернулся. И это была не ошибка. Она стояла там. В дверях его класса.
     С потрясающим равнодушием к такой реакции, сияющая счастливой улыбкой Фука радостно помахала из дверей и двинулась к «новенькому».
     Многие девушки пользовались послаблениями в школьных правилах на всю катушку, стараясь перещеголять одноклассниц в миловидности. Каждая хотела быть самой женственной и самой прелестной.
     Цуруя, казалось, планирует выяснить, где же правление готово подвести черту.
     Каждый рантик её формы украшали пушистые двойные кружева, бант топорщился как маленькое голубое облачко. Бижутерия всё ещё была запрещена, – но Фука и это обошла, стянув волосы и обрамляющие лицо локоны шнурками, блестящими от цветных побрякушек.
     Когда юная Цуруя приблизилась на длину вытянутой руки, Кроули совершенно машинально шатнулся назад. Та удивлённо склонила голову, сделавшись похожа на удивлённого зверька.
     В стороне раздалось невнятное бухтение, безошибочно принадлежащее Асано.
     – Ты, – холодно обронил Кроули. – Ты что здесь делаешь?
     Фука смущённо потупилась.
     – Я хотела поговорить с тобой немного. – Она подняла глаза, смущённо касаясь локона пальцами: – Можно?..
     – Нет.
     Вокруг раздались недовольные шепотки. Кроули раздражённо оглянулся. Но в их сторону никто не смотрел. Ну конечно нет. Здесь никто никогда не смотрел – здесь только все всегда видели. Советник скрестил руки на груди, одарив незваную гостью раздражённым взглядом.
     – Слушай, если у тебя есть какие-то претензии, то ты знаешь куда обратиться, – отрезал он. – Так что оставь меня в покое. У меня есть работа.
     – Но ведь…
     В голосе Фуки послышались расстроенные нотки. Она несчастно опустила глаза, всем своим обликом выражая смирение и неловкость.
     – Ага, – холодно произнёс Кроули. – Да. Со мной это не проканает. Зачем ты вообще сюда припёрлась?
     Ни на секунду не следовало допускать, что Фука пришла сюда, дабы занять почётное место в этом потрясном повествовании о гареме, только притворяющемся экшеном. Она была наследницей мультисемейного клана – это гарантировало, что она что-то пыталась провернуть. Возможно, Цуруя планировали какой-то ход.
     Фука в ответ на тираду советника засияла кроткой мольбой.
     – Я просто… – её голос почти дрожал, – я просто хотела перед тобой извиниться. За то, что было вчера…
     – Хах?! – поражено выдохнул Кроули и помотал головой. – Ну ты же это не серьёзно?
     – Серьёзно! – твёрдо заявила девушка, вскинув взгляд и порывисто сжимая кулачки. – Я хочу, чтобы ты меня выслушал.
     – Нет, – отрезал Кроули. – Я не желаю иметь с вами никаких дел. Все претензии оставьте моим секретарям.
     Он вдруг заметил, что на них всё же кое-кто косится. Исподтишка.
     – Куруми? – удивлённо произнёс советник. – Что-то не так?
     Пойманная на горячем «Принцесса», не выказывая и капли тревоги, обернулась. Смерив обоих бесстрастным взглядом, она ровно ответила:
     – Ничего.
     Но Кроули отчётливо видел, как строгий президент на них покосилась, украдкой. Для Куруми это было совершенно не характерно. Фука повернулась к старосте и чинно поклонилась, сложив руки у пояса:
     – Здравствуй, Куруми-тян.
     – Здравствуй, Цуруя-сан.
     Кроули озадаченно наблюдал за обменом приветствиями. Между принцессами отчётливо висело напряжение.
     – Вы знаете друг друга? – ровно произнёс он.
     Фука помедлила. Куруми на мгновенье поджала губы и отвернулась.
     – Мы просто были в одном садике, вот и всё, – ровно ответила она.
     – Да. Это было так давно… – протянула Фука с лёгкой улыбкой.
     – Ага. Да.
      Кроули поспешно шагнул мимо белобрысой шиноби, старалась убраться подальше. Девушка порывисто развернулась:
     – Лаки-кун, я…
     – Нет! У меня появились планы.
     Кроули выскочил из класса и быстрым шагом двинулся по коридору.
     В классе Нанако не оказалось – взамен пришельцу охотно сообщили, что её уволокли подруги из клуба. В кабинете домоводства – который определённо должен был оставаться пустым – действительно раздавался гомон. Кроули приоткрыл дверь. Голубенькими рыбками в чистом пруду по нему с радостным треском сновали ученицы, занятые готовкой обеда.
     – Оа! Лаки-кун!
     Участницы клуба совсем распустились, бесстыдно позволяя себе фамильярничать с почётным мастером лазаньи. Кроули уже привык к их вниманию и, не дожидаясь, пока его потащат к плите, вежливо улыбнулся и отрицательно помахал ладонью перед собой. Затем выхватил глазами Нанако.
     – Нам нужно поговорить. Сейчас.
     – Эмм…
     Экипированная парой дурацких кухонных рукавиц в виде собак, девушка неуверенно застыла, держа в руках широкий противень.
     – Да брось ты своим печеньки, и иди сюда!
     Нанако послушно оставила лист на ближайшем столе и поспешно сбросила перчатки. Кроули поманил её за собой и шагнул назад в коридор. Когда она оказалась снаружи, советник прикрыл дверь и отвёл её в сторону.
     – Лаки-кун, что случилось? – тревожно спросила Нана. – Ты будто…
     – Цуруя Фука. Что ты можешь мне рассказать?
     – Цуруя-сан? Но… – Нанако задумчиво запнулась. – Что с ней?
     – Она в твоём классе и я хочу знать, что ты о ней знаешь, – с нажимом произнёс Кроули. – Ну же, Нана, это важно.
     – Эм… – Нанако собралась с мыслями. – Ну, она довольно тихая и хорошо учится. Честно говоря, я не слишком хорошо её знаю, но она надёжная и ответственная.
     – Что-нибудь особенное? Личные проблемы, отношения с одноклассниками…
     – Не знаю… – протянула Нана, явно напрягая память. – Это… А! Точно. Она часто пропускает уроки, кажется что-то из-за её семьи. Ах да, она же живет при храме Когатани. Наверно, она помогает…
     – Это всё? – уточнил Кроули. – Больше ты ничего не можешь припомнить?
     – Ну, как я и сказала, я не слишком хорошо её знаю… – протянула Нанако. – Кажется… у неё вообще не много друзей. – Она вдруг нахмурилась: – Но это странно, она всегда такая милая и общительная… А! И мне кажется…
     Нана вдруг смущённо потупилась.
     – Что такое?
     На щеках девушки проступил лёгкий румянец.
     – Ууу, я чувствую себя такой развратной, – протянула Нанако. – Но… мне кажется, что она очень хорошо ладит с парнями. Она всегда такая непосредственная и никогда не стесняется, даже с самыми симпатичными. Я ей немного завидовала пару раз…
     Кроули отвернулся на секунду, задумавшись. Фука казалась типичной первогодкой – немного проблем, немного достоинств, тихая, вежливая. Но – сюрприз – это всё была просто видимость.
     – Лаки-кун, что с ней такое? – тревожно спросил Нанако. – Ты раньше никогда не спрашивал про…
     Она вдруг запнулась и расплылась в улыбке.
     – Эй, она… она тебе нравится, так? Вааа, точно так! Такая серьёзная девушка тебе бы хорошо подошла…
     Кроули бросил на Нанако короткий взгляд. Игривая улыбка увяла. Возможно, неприятные мысли о принцессе шиноби были написаны на него лице.
     – А может, и нет… – протянула Нана. – Эй, что случилось-то?
     – Хм… – Кроули покачал головой. – Ничего. Пока что. Но ты расскажи, если что-то заметишь на её счёт, ага? Ладно, прости, что оторвал от еды. Я знаю, как тебя это бесит.
     Кроули отвернулся и двинулся к лестнице.
     – Да ничего, но… – Нанако двинулась следом. – Лаки-кун! Ты ведь скажешь, если что-то случится, так ведь?
     – Да-да… – Кроули не глядя помахал рукой. – Обязательно.
     Уже когда он скрылся за углом, Нанако сделала недовольную мину.
     – Лжец…
     В последнее время Кроули часто кто-то сопровождал на обеденном перерыве. Или Нанако требовала дегустации её очередной одержимости, или Куруми пилила делами студсовета. Иногда привязывался Асано, с обсуждениями очередного порно – кажется, он сделал своей целью обратить Кроули на путь истинный, с каждым гаремным сериалом-игрой увеличивая свои шансы на получение тяжких телесных.
     Сегодня выдалась возможность снова просмотреть документы в одиночестве. Советник чувствовал, что документы из дома Скарлета всё ещё скрывают что-то важное. Он оказался прав один раз, окажется и во второй.
     Кроули видел в этом кармическую справедливость. Скарлет заварил эту кашу, он и поможет её расхлебать.
     К сожалению, спокойствие длилось недолго. Кроули успел только прикупить жратвы и устроиться на лавках за школой. Через пару минут тихий звук за спиной заставил его нервно дёрнуться, едва ни прикусив край поднятой ко рту банки.
     – Кхрх!..
     Он раздражённо повернулся, чтобы убедиться, что реакция ни разу не преувеличена. Фука сделала несчастное лицо.
     – Oh God… Ну чего тебе? – раздражённо произнёс чужак. – Ты меня преследуешь, как привидение?
     – Прости, что я помешала… – начала девушка, но Кроули её перебил, вскинув руку:
     – В последнее время люди часто передо мной извиняются за то, в чем вполне очевидно виноват я. И очевидно, что я в таких извинениях сильно сомневаюсь.
     – То есть… ты признаёшь, что разбил камень специально?
     В голубых глазах сверкнула довольно очаровательная искра хитрости. Кроули сделал недовольную мину и покачал головой.
     – Нет. Это была случайность.
     Фука куснула губу. Потом прикрыла рот ладонью и хихикнула.
     – Но я и вправду хотела извиниться!
     Отбросив лишние церемонии, она пристроилась рядом. Кроули демонстративно подгрёб поближе свои пакеты с едой.
     – Я погорячилась тогда в храме, – смущённо произнесла Фука, сцепив пальцы. – Я… назвала тебя своим врагом. Я не хотела… Прости, пожалуйста.
     Она повернулась и умоляюще поглядела на Кроули. В раскосых голубых глазах плескалась мольба. Она выглядела такой беззащитной, такой привлекательной.
     – Тебя специально этому обучали, так ведь? – ровно поинтересовался пришелец. – Я не против, но пожалуйста, прибереги свои штучки для других, ага? Ещё одно слово я и начну видеть фальшь, даже если её там не будет.
     Фука понурилась. Кроули развёл руками, махнув надкушенным бутербродом.
     – Ну, если конечно будет хоть один момент, когда её там не будет. Фальши. Я всё ещё не верю, что ты пришла сюда просто чтобы что-то там сказать.
     Девушка сцепила руки и выпрямила спину, глядя в землю.
     – Ты меня так сильно ненавидишь? – ровно спросила она.
     – Я к тебе равнодушен, – бесстрастно ответил Кроули. – Но я ненавижу ситуацию, в которой ты, и я, и все мы оказались. Так что, почему бы тебе не сделать самой себе одолжение и не вернуться к своей обычной жизни. Иди, убей кого-нибудь, что ли.
     Советник помедлил и озадаченно добавил:
     – Ну, только не меня. Это будет плохо для официальных отношений.
     Фука продолжала неподвижно сидеть на месте. Кроули тяжело вздохнул.
     – Слушай, мне жаль, что так произошло с наследием твоего дедушки, – ровно произнёс он. – Но я предупреждал, что у вас могут быть проблемы. Как по мне, вы ещё легко отделались. – Он покачал головой: – Особенно ты.
     – Моё имя… – Не глядя на пришельца, Фука прикоснулась к груди. – Это всё что ты видишь? Я Цуруя. Это…
     – Древний клан воров и убийц, – бесстрастно закончил советник. – Знаешь, мне честное слово, всё равно – но у меня и так сейчас полно проблем! Прошу, сделай нам обоим одолжение и передай своему патриарху, что все дела им следует вести через…
     Фука резко поднялась и повернулась к Кроули. Её лицо застыло пустой маской.
     – Я пришла сюда сама, – тихо произнесла она и поклонилась: – Я приношу свои извинения за мою грубость. Прошу, прими их.
     – Я тебе не!..
     Кроули осекся, и устало покачал головой.
      – Ладно. Как скажешь.
     Разогнувшись, девушка отвернулась и пошла к школе. Кроули раздражённо фыркнул через губу и буркнул:
     – Какого чёрта им было нужно…
     Конечно, можно было бы предаваться сладким мыслям, что он ни за что ни про что просто обидел девушку, такую искреннюю, такую беспомощную. Но его учили оставаться реалистом, – и Цуруя держали власть. Эту милашку дрессировали как собаку с раннего детства. Хорошо, если в ней осталась хоть капля независимости.
     Фука казалась искренне, всерьёз расстроенной. Но скорее всего – а значит, гарантированно – это была просто уловка.
     ***

     Троп – «Шрёдингеровское ружьё».

     В сущности: мир вымышленной вселенной не закреплён за границей того, что автор открыл читателю.
     А значит, оказавшись перед неизбежным Сходом с Рельс, автор может слегка подкрутить факты, которые читатель ещё не узнал, подогнав к изменившемуся сюжету.
     …использование этого тропа не обязательно значит, что писатель сам ещё не знает, что произойдёт. Вымышленный персонаж, применяющий похожий подход к своему главному плану, играет в Блиц-шахматы Ксанатоса…

     Взято с tvtropes.org, «Schrodingers Gun».

     Солнце уже пошло на закат, когда Кроули вошёл в приёмную.
     – А вот и ты, Лаки-кун. – недовольно сказала Кира. – Не спешишь!
     – Эй, я был в другом корпусе, – отмахнулся советник. – Шеф на месте?
     – Ну конечно, балбес! Он тебя только и ждёт.
     – Ваа, вы такая грубая, Кира-сан… Останетесь незамужней, как Рёко!
     Очаровательная секретарша сделала свирепую мину, и замахнулась на хама степлером. Кроули со смешком скользнул в кабинет полковника.
     – По вашему приказанию прибыл, – отрапортовал он.
     Кусанаги стоял возле окна, спиной ко входу. Не глядя он махнул рукой, давая советнику знак присесть. Затем сел за стол сам.
     – Я получил твой отчёт о расследовании текущего кризиса, – ровно произнёс полковник.
     – Ясно. И как он вам? – поинтересовался Кроули.
     – Он составлен невероятно запутанно, очень сомнительно, выставляет наши исследования в неприглядном свете, и в целом вводит в заблуждение.
     Кроули потратил почти неделю, чтобы составить подробное описание своего расследования, со дня первого зарегистрированного нападения, до первого контакта с предполагаемым противником в храме Когатани. В отчёт входили тактические решения, их предпосылки, описание и личные профили носителей камней, информация о Терезе Тестароссе. А также оценка научной ценности того, что можно было извлечь из длительного изучения химер.
     Кроули постарался придать происходящему максимально трагический вид, изображая кризис как начало Конца Света. Ведь исследования были довольно многообещающими. Они даже могли привести к возрождению проекта Б3/5.
     Даже несмотря на правительственную природу Института, некоторые ниточки вели прямиком в инфернальный зев мегакорпораций. А значит, следующий проверяющий мог привезти из Токио приказ сменить приоритеты и начинать ловить химер, наплевав на всё остальное.
     И Кроули не мог этого позволить.
     Кусанаги сидел прямо, сцепив пальцы в замок. Чужак задумчиво побарабанил по столу и поинтересовался:
     – Так вы собираетесь его использовать?
     Кусанаги помолчал, затем тяжело вздохнул.
     – Я оправляюсь в Токио немедленно, – ответил он. – Встреча комитета назначена на завтрашнее утро.
     – У нас высокий приоритет, – понял Кроули. – Хотел бы сказать, что меня это радует…
     – Я также прочитал твой рапорт о происшествии храме, – заметил полковник. – Я очень надеюсь, что потеря камня действительно была просто случайностью, Лаки-кун.
     – Знаете, Цуруя мне тоже не верят, – подавлено ответил Кроули. – Кажется, их наследница всерьёз сомневается в моей честности, хоть она была там лично.
     – К сожалению, мне отказали в возможности поговорить с ней.
     – Они собираются тянуть на себя? – недовольно спросил советник. – Вот же семейка…
     – Отнюдь, все семьи согласны сотрудничать, – ровно произнёс Кусанаги. – К счастью, они приняли наши извинения и не держат зла за нанесения ущерба храму.
     – Эй, это была вина одного из…
     – Нам ещё предстоит выяснить, что это был за человек, – отрезал полковник. – Кстати я весьма обеспокоен тем, что ты не спешишь присоединиться к Азуме-сану в расследовании, Лаки-кун.
     – Ах это…
     Кроули помедлил. Азума был, несмотря на молодой возраст, копом старой закалки, и собирался ловить алхимиков традиционно – то есть, голыми руками. Где-то в городе было место, откуда приходили и куда возвращались химеры. И хоть пришелец разделял это мнение, методы Азумы были слишком уж прямолинейные – он планировал прочесать все сомнительные места Инакуры лично.
     – Я преклоняюсь перед рвением нашего детектива, полковник, – протянул Кроули. – Но я боюсь у меня и так плотный график, чтобы просто шляться по всем городу в поисках призраков. Но я старюсь найти связь, даже не сомневайтесь.
     – Возможно, Тестаросса сможет предоставить тебе какую-нибудь информацию? – прозрачно намекнул полковник.
     – Да, на счёт этого…
     Тесса вновь испарилась, явившись на радаре всего пару раз. В основном, чтобы донимать Хиро и Скарлет. Для Кроули следом её присутствия оказались лишь вырванный из записной книжки листок с сочным отпечатком прелестнейших девичьих губ розовой помадой и бесследная пропажа отличного куска мяса, которым Кроули планировал поднять себе настроение.
     Несмотря на безумную выходку, ему всё равно чудилось, что Тереза напряжена. Она ведь даже не потребовала с Кроули его должок. Оставалось только надеяться, что ей хватит здравого смысла не ждать с важными откровениями до момента, когда станет слишком поздно.
     – Я работаю над этим, – заявил советник.
     – Отлично.
     Полковник поднялся.
     – Что ж. Я надеюсь, ничего не случится в моё отсутствие, – сдержано произнёс он, обходя стол.
     – В таком случае, я вернусь к делам.
     Кроули тоже поднялся, но Кусанаги его задержал, опустив руку на плечо.
     – Это ещё не всё, Лаки-кун. Ты говорил, что к тебе подходила Цуруя Фука?
     – Верно, – удивлённо ответил Кроули. – Очень надеюсь, что её не прислали шпионить или вроде того.
     – Постарайся вести себя подобающе рядом с ней, – прохладно произнёс полковник. – Мало того что она наследница уважаемой семьи, она также и молодая девушка. Не создавай нам плохой репутации.
     – Эй, когда я вообще создавал нам плохую репутацию? – возмутился Кроули, и полностью проигнорировав недовольный взгляд добавил: – Кроме того, мы же закончили с Цуруя. У меня нет больше причин общаться ни с кем из них.
     – Об этом я и хотел поговорить…
     ***

     – You've got to be kidding me.
     – Ты всегда такой ворчливый, Лаки-кун! – прозвенела Фука счастливым колокольчиком, сжимая его руку покрепче. – Прости, что так вышло, но пожалуйста, не будь таким сердитым!
     Курил покосился на неё с раздражением. Девушка радостно улыбнулась. Золотая звёздочка, с легким «дзинь!» вылетающая из её глаз, домысливалась без труда.
     Они стояли перед воротами поместья клана Цуруя. Фука, отбросив любые и всякие церемонии, вцепилась в советника, как только они покинули ворота школы. Трудно было сказать, она играет или всерьёз пытается агрессивно его захомутать. Возможно, и то и другое.
     Его единственный визит в дом Цуруя и так оставил впечатление, но теперь Кроули понял, что их поместье даже больше, чем ему казалось. Дорога к дому клана начиналась недалеко от тропы к храму, но прорезая сочную зелень бурьянов, вилась по другому склону и заканчивались широкой асфальтовой площадкой перед оградой.
     «Оградой» служила настоящая крепостная стена, каким следовало выйти из моды примерно во времена отмены феодализма. Крыша хозяйской усадьбы едва виднелась над черепицей стены – а значит, внутренний двор был огромен. Двустворчатые ворота будто ковали для замка последнего сёгуна, и бережно сохранили сквозь века. В левой створке находилась дверь человеческого размера.
     – Что именно твой папаша от меня хочет? – раздражённо спросил Кроули. – Вы ж уже, кажется, разобрались в делах с Институтом, так что…
     – Но отец хотел поговорить именно с тобой, – пропела Фука. – Он не говорил, что именно он хотел сказать, но я уверена, что это никак не касается твоей работы.
     – Да щас! – рыкнул Кроули.
     – Ах, ну почему ты должен быть таким недоверчивым, – жалобно протянула девушка.
     Кроули молча встал посреди «стоянки» перед воротами. Пауза затягивалась. Фука удивлённо захлопала пушистыми светлыми ресницами.
     – Может, ты меня отпустишь?
     – Не хочу.
     – И что ты там говорила про доверие?
     Кроули снова двинулся дальше. Фука недовольно заурчала.
     – Но если я тебя отпущу, ты же сразу сбежишь! – простонала она, сжимая руку желанного гостя до боли.
     – Я не ребёнок, чёрт возьми. Как же мне всё это надоело…
     Как только они приблизились девчонка, вопреки собственным словам, тут же оставила Кроули и предупредительно схватилась за дверное кольцо.
     – Вот, прош… Уах!
     Девушка с испуганным вскриком шарахнулась в сторону, когда у неё под ногами что-то скользнуло. Это оказалась лисица. Рыжим росчерком она вылетела сквозь щель и отбежала футов на десять.
     – Ах… – Фука ровно вздохнула. – Это одна из…
     Она вдруг запнулась. Кроули озадаченно посмотрел на неё, затем на лисицу.
     – Ну вы их совсем разбаловали, – констатировал он. – Как ручные. Но лисы ведь не приручаются.
     – Азахико-сама… – поражено протянула Фука. – Но что она здесь?..
     Лисица прервала её звонким тявканьем и скользнула к Кроули. Он вдруг заметил на её морде пару тёмных меток вокруг глаз.
     – Ах, это опять ты, – раздражённо рыкнул он. – Кыш, проклятая! Нет у меня ничего!
     Лисца крутнулась вокруг пришельца. Затем, как играющая собака, стала на задние лапы и упёрлась в него передними.
     – Ну что ты…
     – Не может быть, – поразилась Цуруя. – Азахико-сама не любит чужих людей!
     – Слушай, если эта зверюга ваш семейный трюк… – начал Кроули.
     – Заткнись! – вдруг прикрикнула Фука. – Азахико-сама тебе не зверушка, не смей о ней злословить, или она тебя проклянёт, идиот!
     – Что за бред ты несёшь, полоумная… – рыкнул Кроули, отпихивая лисью морду от кармана. – Да что тебе, надо? Ну что… ЭЙ!!
     Невероятно ловким движением цапнув ремешок его телефона, воровка дернулась удрать. Кроули едва успел перехватить казённое имущество.
     – What the hell is wrong with you, damn furrball?! – рыкнул он.
     Отобрав телефон, он демонстративно замахнулся, лисица пугливо отпрянула. Фука издала недовольное восклицание, но лиса прервала её звонким тявканьем и запрыгала вокруг них.
     – Ка… кажется, она хочет играть… – протянула девушка. – Я не думала что…
     – Лисииичка!
     С невнятным воплем из дверей вывалилась маленькая девочка. Ей было лет семь-восемь – очаровательное голубое платьице дошкольника её выдавало. С ухканьем девчушка перецепилась через порог и неизящно бухнулась на землю.
     – Лили!
     Фука рванулась к девочке. Малышка, скорее всего, была ей младшей сестрой, судя по оттенку золотистых волос.
     Кроули ожидал громогласного рева, но девочка, совершено игнорируя мелочи, вроде удара об асфальт, с пыхтеньем приподнялась, как ни в чём не бывало. Фука помогла ей встать и заботливо отряхнула.
     – Лили, не бегай сломя голову, – тревожно сказала она. – Ты же такая неуклюжая растяпа…
     – Сестрёнка, ты злая! – возмутилась малышка. – Ты тоже растяпа! Тоже неуклюжая!
     – Да-да. – Фука вынула из сумки платок и вытерла девочке руки. – Поэтому я знаю, что тебе нужно быть осторожнее. Куда ты так неслась?
     – Думаю, она гоняется за лисой, – вмешался Кроули.
     Девочка осияла его огромными тёмными глазами. Затем вежливо поклонилась
     – Здрасте…
     – Здравствуй.
     Разгибаясь, она вдруг уставилась куда-то в сторону окружающей площадку густой зелени. Затем рванулась, взяв с места приличную скорость.
     – Лисичка, не убегай!..
     Кроули успел заметить, как между низкими деревьями шелохнулись кусты. В следующую секунду шумная семилетка вломилась туда, как маленький трактор.
     – Прости, – Фука встала рядом. – Это моя младшая сестра, Лили.
     – Она вашу рыжую шкурку задушит, если поймает.
     В глазах малышки явно сверкали искры маниакальной одержимости. Фука сдержанно рассмеялась.
     – Лили из тех, кому удаётся избежать гнева богов, – произнесла она с удивительной теплотой в голосе. – Я даже ей немного завидую. Она так легко с ней играет…
     – Вы невероятно привилегированные, не так ли? – ровно произнёс Кроули.
     Почему-то именно это всерьёз убило Фуке всё настроение. Девушка на секунду досадливо поджала губы и отвернулась.
     – Прошу, не говори так, пожалуйста. Идём, Лаки-кун. Я провожу тебя к отцу.
     – Ах да, я и забыл что я здесь для расправы
     «Принцесса демонов» издала неподдельно раздражённый вздох. Кроули непреклонно фыркнул.
     За стеной раскинулся прекрасный сад. Ровно подстриженная трава, каменные лампы, схожие с такими же у храма, пушистые круглые клумбы разных цветов, аккуратно оформленные низкие хвойные деревья и пышные цветущие кусты. Дорожка к дому вела по широкому чуть выгнутому мосту через узкий, идеально украшенный сочной высокой травой декоративный ручей. Он мирно журчал в укреплённом камнями русле и впадал в небольшой водоём. Где-то в стороне раздалось приглушённое «бонк!».
     В центре композиции возвышалось поместье основной семьи клана Цуруя. Двухэтажный центральный дом охватывали с обеих сторон широкие одноэтажные корпуса, соединённые открытыми деревянными переходами. Было видно, что пристроек несколько. Разумеется, постройка классической архитектуры сияла идеальной белизной стен, разрезанных тёмными балками.
     Когда они шли через мост Кроули понял, что в ручье лениво плавают толстые оранжевые рыбы. Он готов был поклясться, что одна покосилась на него с заметным сочувствием. Стоило им оказаться у дверей, как створки бесшумно скользнули в стороны. За ними оказался широкоплечий амбал в однотонном кимоно.
     – Фука-доно, с возвращением домой, – пробасил он. – Прошу, проходите…
     Он сделал приглашающий жест, вежливо отходя в сторону. Фука рассеянно кивнула и, пройдя к углублению в полу, начала снимать туфли.
     – Я вернулась…
      Кроули неуверенно замялся.
     – Слушайте, я точно должен это делать? – протянул он, смеривая амбала взглядом. – Может, мы где-нибудь на нейтральной территории встретимся, где есть свидетели и всё такое…
     – Прошу вас, Смит-сан, вы в полной безопасности в доме Цуруя, – искренне заверил амбал, глядя советнику прямо в глаза.
     – Aaand he knows my name. Brilliant, – Кроули покачал головой и сквозь зубы прошипел: – Ладно. Отлично. Прошу прощения…
     Оставив обувь на входе, он обулся в предоставленные ему мягкие тапки и двинулся за амбалом. Фука куда-то испарилась, стоило ему отвести взгляд всего на секунду.
     Кроули был уверен, что она растворилась в воздухе, как и полагается настоящей шиноби.
     Они прошли по коридорам куда-то вглубь поместья. Один раз проходили по галерее – в этом грёбанном замке был внутренний двор! Семья скромных священников, ага. Впрочем, Когатани был центральным храмом префектуры. Это было чудо, что в той заварушке не закрутило парочку гражданских. Но опять же, это могло быть и не совпадение – храм на время закрыли для публики…
     Скоро они оказались в просторной комнате, обставленной, как и все здесь, весьма по-спартански, в традиционном стиле. Задвинув дверь, амбал удалился, судя по шагам. Кроули смерил взглядом подушку напротив низкого столика в центре помещения – на таких полагалось сидеть на коленях, в особой позе, и пленник аниме скорее отрезал бы себе палец, чем попытался корячиться с непривычки. Потому просто рухнул так.
     Тишина не успела стать давящей, когда Кроули услышал звук шагов. Дверь отворилась, и вошёл мужчина. Невысокий, но широкоплечий. Несмотря на частую седину в тёмных волосах, он казался ещё не старым, может чуть за сорок.
     Кроули мгновенно узнал главу Цуруя. Мужчина выглядел куда менее впечатляюще, чем его кузен из якудза, и менее стервозно, чем его другой кузен из Демократической партии. Но всё же, именно он был главой клана на данный момент.
     На священнике была странная одежда. Просторная рубашка с широким полами, очень широкие штаны и тёмная жилетка со вставками золотистой ткани. В городе ничего подобного чужаку видеть не приходилось. Скорее всего, какой-то непопулярный традиционный наряд.
     – Прости, что заставил ждать, Смит-сан, – добродушно произнёс Цуруя, присаживаясь на колени напротив столика.
     – Ничего, – ровно ответил Кроули. – Уж простите, что я так неформально. Не обучен, знаете ли.
     – Ааа, ничего, ничего, – отмахнулся глава клана. – Я всё понимаю.
     Странно было то, что он выглядел отлично для священника. Очень располагающее, открытое лицо. Внешность совершенно азиатская, тёмные глаза, характерные черты. Можно было только предположить, что его дочери пошли в мать целиком и полностью.
     К сожалению, раздобыть информацию о семье в целом советник не удосужился. Он и в самом деле планировал просто оставить клан Цуруя в покое.
     – С вашего позволения, я хотел бы узнать, что я здесь делаю, – хмуро произнёс Кроули. – Вы ведь знаете, что мне приказали сюда прийти? И только поэтому я не завернул Фуку в школе сегодня.
     – О, я прошу прошения за свою назойливость, – протянул Цуруя. – Я просто хотел удостовериться, что ты обязательно посетишь нас, Смит-сан. Дааа, я понимаю, что моя дочь может быть слегка невежливой, она ещё такая молодая девушка… Мне довольно тяжело управляться с хозяйством самому, приходится просить о помощи всех подряд, так неловко! Поэтому я не всегда могу найти время, чтобы наставить свою девочку как полагается.
     Мужчина добродушно рассмеялся. Кроули поджал губы. В тоне главы не было ни капли фальши, но…
     Но.
     – Ох, прости, прости, я заболтался, – спохватился Цуруя. – Да, я понимаю, у тебя наверняка есть работа. Мне очень жать так тебя выдёргивать без предупреждения.
     Кроули тоскливо подумал, что ему приказала Кусанаги. Лично. А этот старый засранец так себя ведёт, будто Кроули зашёл на обеденный чай.
     – Так что именно вы от меня хотели? – устало поинтересовался он.
     – Верно!
     Мужчина поднялся с подушки и, отступив в сторону, опустился на колени. Пришелец скептически свёл брови.
     – За спасение моей дочери в тот раз я приношу тебе свою нижайшую благодарность, Смит-сан.
     Цуруя церемониально склонился, кажется, касаясь лбом пола. Кроули раздражённо сжал зубы, удерживая раздражение. Формальные речевые конструкции обвивались вокруг него белым удавом.
     Пауза затягивалась.
     – Она ведь доложила, что произошло в хранилище, – прохладно протянул советник. – К чему всё это, Цуруя-сан?
     Мужчина разогнулся и молча сел обратно за столик.
     – Конечно-конечно, она мне всё рассказала, – ровно произнёс он. – Я всё же должен сказать, что твоё присутствие защитило мою девочку. Этот человек, кто бы он ни был, лишил бы меня дочери в одни миг, если бы не ты…
     – Уверен, даже кому-то вроде него не удалось бы её убить, – ровно произнёс Кроули. – Она превосходно тренирована.
     Цуруя рассмеялся. Гость впервые услышал странные нотки. Старый священник даже не пытался отрицать его сомнительных намёков.
     – Её ноша тяжела, – протянул мужчина. – Я стараюсь дать ей как можно больше свободы, но… наша семья обречена приносить жертвы, чтобы продолжать существовать.
     Кроули не удержался от хмыканья. Возможно, глава одной из самых влиятельных семей в округе просто кокетничал, но нужно было признать, что их клан не мог не иметь врагов.
     – Надеюсь, вы воздержитесь от того, чтобы строить планы вокруг Института и того, что происходит в городе, – буркнул советник. – Это не принесёт вам ничего кроме вреда. Я гарантирую.
     – Да-да, Фука мне сказала, – покивал Цуруя. – Это довольно благосклонно с твоей стороны – заботится о тех, кто только мешал твоей работе…
     Внезапно раздался стук в дверь.
     – Отец, ты позволишь войти?
     Кроули поморщился от звука её голоса. Фука звучала сладко, как тёплый мёд.
     – Конечно же.
     Дверь отодвинулась. Кроули не выдержал и фыркнул через губу.
     За то время, что её не было, Фука успела поднять волосы в красивой аккуратной причёске и переодеться в нарядное цветное кимоно, жёлтое, с голубыми цветами и белым поясом. Она наклонилась, взяв с пола поднос, и вошла в комнату.
     – Я подумала, что нам следует предложить нашему гостю чай, – жменькой текущего по шелку крупного риса прошелестела она. – Это минимум, что мы можем сделать за то, что я доставила ему такие неудобства…
     – Ты как всегда такая предусмотрительная, Фука-тян… – протянул Цуруя. – А я, старый пень, совсем забыл про элементарные правил вежливости! Охо-хо…
     Кроули неподвижно наблюдал, как Фука разливает зелёный чай из маленького прелестного чайничка по традиционным керамическим чашкам без ручек.
     – Would you look at that, – прошипел он сквозь зубы. – Isn't she graceful.
     – Young girls always look so lovely, – с усмешкой заметил Цуруя, почти без акцента.
     – Ооо, – протянул пришелец. – Я понимаю… Полагаю, Фука-сан тоже не обделена талантами.
     – Ах, Лаки-кун. – Девушка смущённо прикрыла рукавом носик. – Ты мне льстишь. Отец всегда был таким образованным, я могу только мечтать о его уровне…
     – Ага, – с расстановкой произнёс Кроули. – Ну да.
     – Вот, прошу тебя, Лаки-кун…
     Фука протянула гостю чашку, осторожно держа её обеими руками. Они встретились взглядами всего на секунду. Белые щеки быстро покрылись очаровательным румянцем. Девушка смущённо отвернулась, чуть не силой пихнув чашку в руки Кроули.
     Затем протянула чашку отцу:
     – Вот, прошу…
     – Спасибо, Фука-тян…
     Мужчина поднёс чашку к губам. Потом опустил.
     – Ты не будешь пить, Смит-сан? – удивлённо поинтересовался он.
     Кроули посмотрел вниз. На ровной поверхности чая отражался потолок комнаты. Чистое полированное дерево.
     Ровно вздохнув, Кроули накрыл чашку ладонью и осторожно поставил на стол.
     – Нет.
     Чужак понялся и окинул быстрым взглядом хозяев дома.
     – Это была её идея, так ведь? – спокойно сказал он. – Да. Это она. Она попросила вас? Нет, не важно. Вот что я вам скажу…
     Советник приподнял руку и поднял указательный палец.
     – Я не знаю, что здесь происходит и, честно говоря, мне всё равно. Но меня не касаются ваши дела. Я сожалею о том, что произошло с вашим храмом, но это было неизбежно, пока у вас был камень.
     Цуруя смотрел выжидающе. Фука, казалось, слегка растерялась.
     – Я ухожу. Если это каким-то образом нанесло вам оскорбление, мне очень жаль, но тогда вам придётся предъявлять претензии к Институту. А теперь, у меня есть работа. – Пришелец коротко поклонился. – С вашего позволения.
     Отвернувшись, Кроули вышел из помещения в глухой тишине.
     Он добрался до угла коридора, когда за его спиной раздались поспешные шаги.
     – Лаки-кун!
     – Оставь меня в покое, Фука… – холодно протянул Кроули, не снижая шага.
     – Прошу, постой!
     Невесть каким образом девчонка вмиг оказалась прямо у него за спиной и вцепилась в рубашку обеими руками. Кроули раздражённо обернулся.
     – Послушай, мне жаль, что так вышло с вашим сокровищем, правда, но…
     – Я знаю! – отчаянно прервала его юная принцесса. – Я… я знаю, что ты не сделал это со зла. Я знаю, что ты пытаешься…
     Она выпустила его рубашку, не поднимая головы. Пришелец повернулся.
     – Что?
     – Я понимаю, что ты пытаешься закончить всё это, – тихо произнесла она. – Всё, что происходит. Поэтому я хотела извиниться перед тобой. Я и вправду просто разозлилась, я не считаю тебя своим врагом…
     – Отличные новости, – ровно заметил Кроули. – Одной проблемой меньше.
     Фука подняла голову. На её лице была тоска.
     – Но почему тогда ты обращаешься со мной как с врагом? – жалобно спросила она.
     Кроули сжал губы и покачал головой.
     – Не мели чушь. Я просто говорю, что тебе не стоит лезть во всё это.
     Он приблизился, указывая на неё пальцем. Фука пугливо попятилась.
     – У тебя есть редкий шанс уйти. Просто взять и уйти, вернуться обратно, что бы всё было как…
     Кроули вдруг ощутил горькую волну раздражения, почти злости, и осёкся. Несправедливо было проецировать на эту девушку свои проблемы.
     – Послушай, просто… оставь это всё. Если тебя заставляют, то самое время…
     – Это не правда, – ровно перебила Фука. – Я не просила отца, но он сам… Я бы ни за что не набралась смелости требовать что-то подобное.
     Сложив руки на бедрах, она чинно склонилась.
     – Я больше не буду тебя беспокоить. Прошу простить меня за причинённые неудобства.
     – Хорошо. Это для твоего же блага. – Кроули тоскливо усмехнулся: – Just look at me, playing the guardian angel… Pathetic.
     Поднявшись, Фука удивлённо склонила голову. Кроули готов был поспорить, что она поняла каждое слово. Он качнул головой и устало отмахнулся.
     – Забей. В любом случае…
     Он отвернулся, чтобы уйти. Но сделал всего пару шагов, когда девушка вдруг цапнула его за локоть.
     – Ну чего тебе?..
     – Прости, просто… – Фука смущённо помедлила. – Я провожу тебя. Будет неловко, если ты свернёшь не туда.
     – Не проблема.
     Он двинулся дальше. Фука пошла за ним следом. Несколько поворотов и коридоров спустя они оказались у входа.
     – Прости… – протянула девушка. – Я тебя недооценила. Я такая дурочка…
     – Это просто я сильно на взводе… – буркнул Кроули.
     Он и в самом деле был настолько напряжён, что всерьёз запомнил маршрут, прикидывая, что делать, если всё полетит к чертям. Хорошо хоть сумка была всегда при нём…
     Пока Кроули переобувался, Фука заботливо отодвинула ему дверь. Советник шагнул наружу.
     – Пока.
     – Пока…
     Дверь в воротах их поместья захлопнулась за спиной гостя. Фука постояла немного, глядя перед собой. Потом просто уселась на пол и, обхватив колени руками, беспомощно уставилась в голубое небо. Там было ни облачка, солнце стояло ещё высоко.
     Девушка издала несчастный стон. Из коридора показался её отец.
     – Прости, милая… – протянул он, подходя поближе. – Мне стоило быть с этим парнишкой построже. Так?
     – Папа, а ведь я…
     Фука потерянно умолка. Потом заглянула в лицо отца. Тот ласково погладил её золотистые волосы и отправился обратно. Его ждали дела в храме. Над домом разнеслось звонкое «бонк!»
     Обхватив себя под коленями, девушка бессильно завалилась набок, как тряпичный мешок с несчастьем.
     Неожиданно детский вопль раздался откуда то из-за дома. Фука поспешно приподнялась. Через двор рыжими тенями пронеслось несколько лисиц.
     Одна остановилась и посмотрела ей прямо в глаза.
     ***

     – Лаки-куун!
     Кроули едва удержатся от раздражённого рычания. Не успел он выйти за ворота школы, как стройная блондиночка врезалась в него сзади, со смехом заключив в крепкие объятия.
     – Я очень, очень надеялся, что мы с тобой закончили,– процедил Кроули. – Но некоторых людей просто невозможно удовлетворить, не так ли?
     Фука удивлённо захлопала длинными ресницами.
     – О чём ты говоришь?– вопросительно протянула она.
     – Ты знаешь о чем, – буркнул Кроули. – С таким успехом вы могли бы попросту выдвинуть список требований! Сколько можно меня донимать?!
     – Не знаю! – воскликнула Цуруя, жадно обвивая его руку своими. – Ничего не знаю! Я не знаю, что ты такое говоришь!
     Кроули тяжело вздохнул.
     – И что тебе теперь нужно? – устало произнёс он. – Или ты просто решила отомстить, зараздражав меня до смерти?
     – Вааа, ты такой грубый! – поразилась девушка.
     – Лаки-кун?..
     Кроули обернулся на звук поражённого бархатного голоса. Куруми стояла у них за спиной ошарашенно глядя на… липнущую к советнику Фуку.
     – Привет, Куруми-тян, – радостно прощебетала та.
     Зеленоглазая принцесса на секунду будто замешкалась. Потом сжала губы.
     – Здравствуй, Цуруя-сан, – ровно произнесла она.
     – Ты идёшь домой так рано? – протянула Фука. – Совета сегодня нет? Ты свободна?
     – Не нашла к чему придраться у старост? – усмехнулся Кроули. – Не бойся, на днях будет что-то ещё.
     – Вы… – Куруми осеклась и отвела глаза. – Да. Я освободилась раньше обычного.
     – Пошли с нами, Куруми-тян! – радостно предположила Фука. – Вы ведь друзья с Лаки-куном, так? Я хочу…
     – Мне нужно вернуться домой.
     Куруми быстро прошагала мимо, отчетливо стараясь на них не смотреть.
     – Что это с… – Кроули осёкся и покачал головой. – Принцесса… Всегда такая бестолковая.
     – Хооо?..
     Не выпуская его из рук, Фука чуть отстранилась и смерила его изучающим взглядом.
     – Чего тебе, лисья девочка?
     – Ты идёшь домой?
     – Конечно нет, – фыркнул Кроули. – Как будто ты не знаешь, куда я иду.
     – Я знаю, – кивнула Цуруя и улыбнулась: – Но ты не можешь быть таким занятым всё время! Ты сгоришь.
     – Кому ты рассказываешь, – покачал головой пришелец. – Но уж тебя это…
     Фука внезапно сжала его покрепче, провокационно прижимая его руку к своей груди. Кроули раздражённо завел глаза.
     – Пойдём вместе до остановки! – радостно пропела девушка с очаровательной улыбкой.
     – Тогда ты меня отпустишь?
     – Может быть…
     Фука радостно захихикала и перехватила его под локоть. Кроули раздражённо покачал головой, они двинулись вниз по улице.
     Они оба таскали школьные сумки на плече, так что Фука радостно воспользовалась обеими свободными руками, чтобы жаться к выбранному парню как можно плотнее. Может, это и было бы очень романтично, но в данном случае они просто неловко толкали друг друга при каждом шаге.
     Фука буквально лучилась агрессивной прилипчивостью. Кроули начал понимать, почему Нанако назвала её «непосредственной».
     – И хватит лапать меня за сумку!
     – Простиии, – чирикнула Фука.
     Потянувшись к его уху, она обдала шею Кроули горячим дыханием.
     – Ты всегда носишь в школу оружие?
     – Разумеется, – буркнул он. – Особенно теперь.
     «Принцесса демонов» резко притихла.
     С того момента как Кроули встретился с первым алхимиком его не отпускало ощущение что что-то может пойти не так. Конечно, будь это настоящее аниме, ожидать подвоха не стоило. В подобной истории противники заявились бы с оркестром и фейерверками, и потребовали махаться один на один на специально подготовленной арене.
     Но Кроули изводило ощущение, что своими выходками он давно стянул всё в овраг генератора случайных чисел. А значит, правила придётся менять на лету.
     – Лаки-кун… – протянула Фука. – Ты… ты ведь не думаешь, что я уродина, да?
     – Хах?!..
      Кроули насторожил не столько вопрос, сколько возможные предпосылки и последствия.
     – К чему это?
     – Просто скажи.
     Фука требовательно сжала его руку. Кроули притормозил.
     – Я ведь не мерзкая, правда? – настаивала она.
     – Это что, какая-то тайная техника? – скептически поинтересовался чужак. – Уж лучше бы, потому что иначе я решу, что у тебя не все дома.
     Девушка вдруг потупилась. Но руки не отпустила.
     – Ты не отвечаешь… – протянула она глухо. – Почему ты мне не говоришь?
     – Это странный вопрос.
     – Но я не могу по-другому, – жалобно протянула Фука. – Как ещё я могу спросить проще? Я тебе не нравлюсь? Прошу, скажи.
     Она крепко стиснула его руку и порывисто прижалась всем телом, ткнувшись лбом в плечо.
     – Не отпущу, пока не скажешь!
      В звонком голосе послышалась откровенная угроза. Без сомнения, она будет таскаться следом, пока кто-то из них не отбросит коньки.
     – Я когда-то говорил, я к тебе равнодушен, – ровно ответил Кроули.
     Фука вскинула на него странный взгляд. Будто вызов.
     – Я мерзкая, да?
     Он помедлил. Затем повернулся и шагнул вперёд.
     – Идём…
     Фука удержала его на месте.
     – Я и вправду хочу знать, – прошелестела она, глядя в землю. – Пожалуйста. Скажи мне.
     – Только после того, как ты ответишь, откуда это всё! – отрезал чужак.
     – Жестокий…
     Фука вдруг ловко перевела руки на его талию, Кроули не успел даже отстраниться. Девушка прижалась к его груди.
     Потянулась пауза. Парочка подростков стояла посреди улицы, нежно обнявшись. Ну, по крайней мере, Фука его обнимала – сам Кроули напряженно стоял, приподняв руки. Прохожие вокруг не могли выбрать между возмущёнными и озадаченными взглядами.
     – Ну ты так и будешь стоять? – не выдержал пленник аниме.
     – Я ещё никогда не обнималась с парнем, – пробурчала Фука, не поднимая голову.
     – Я тебе не аттракцион…
     Кроули попытался осторожно отнять от себя сумасшедшую девчонку. И тут его взгляд упал на кого-то, в паре футов от них. Этот некто безмолвно наблюдал.
     – Oh, come on!..
     Тереза упёрлась руками в бока, возмущённо сверкая глазами из-под очаровательной узкополой шляпки.
     – И пары дней не прошло, а ты уже изменяешь мне с какой-то соплячкой!
     Как всегда она была одета в нечто облепленное оборками и увитое кружевами. В этот раз платье было голубовато-серым, с градаций от почти белого на груди к темному у рукавов и подола.
     – Oh great, now there is two of them, – выдохнул Кроули и демонстративно указал на Фуку: – Очевидно, что дамы вокруг меня просто не могут себя контролировать. Из чего я делаю вывод, что меня окружаю чокнутые сучки! Фука! Живо отпусти меня!
     – Нихачу.
     – I'm not deserve all of this… – устало простонал Кроули.
     – Это как сказать, – выразительно протянула Тесса. – Эй, малышка. Мы, кажется, не представились в прошлый раз. Меня зовут Тереза.
     Фука медленно повернула голову и через плечо смерила девочку долгим взглядом.
     – Ты такая миленькая, – протянула золотая принцесса. – Для монстра…
     – Кто бы говорил. – Тесса и глазом не моргнула. – У вас здесь свидание?
     – Д-ахм!..
     – Нет. – Кроули резко зажал Фуке рот. – Тесса, я надеюсь, ты пришла не развлечься. Я и так не могу добраться до…
     – Какой грубиян! – воскликнула девчонка, складывая руки на груди. – Я и так оказала тебе такую услугу!
     Фука неубедительно попыталась отнять руку пришельца ото рта. Потом Кроули вдруг ощутил, что она легонько гладит его пальцы своими.
     – Как ты собираешься отплатить? – сварливо поинтересовалась Тесса.
     – Сделаю тебе торт, – едко ответил Кроули. – Слушай… Аа!..
     – Торт?! – Фука радостно обернулась, изящным движением выкручивая ему пальцы, сжав их будто тисками. – Я тоже хочу! Я не знала, что ты умеешь готовить! Наверно, поэтому Ханамура-сан так тебя ценит…
     – Вот только её в это не втягивай!..
     Кроули с трудом вырвал руку из стального захвата. Фука быстро согнала с лица вредную улыбку. Затем отстранилась от жертвы и провернулась к Терезе:
     – Я Цуруя Фука, рада знакомству.
     Наследница клана Цуруя чинно поклонилась. Тесса смерила её оценивающим взглядом.
     – Зови меня Тесса. Тебя приставили к нему соглядатаем? – поинтересовалась она. – Или…
     – Прошу, не говори таких вещей, – сдержанно попросила Фука. – Особенно в твоей ситуации…
     – Хах? – Тереза приподняла бровь. – Какая ещё ситуация?
     – Таким миленьким девочкам не стоит вести себя как взрослым, – ровно произнесла Фука с очаровательной улыбкой. – Это выглядит просто глупо!
     – Ах, ты такая славная маленькая стервочка, – радостно прощебетала Тесса. – Я бы тебя на ремни порезала, если б ты не была такой глупой.
     – Ты можешь попытаться, – охотно предложила Фука. – В конце концов, это ты разбила сокровище моего дедушки…
     – Такая грустная, – с ноткой издёвки протянула Тереза. Затем весьма холодно добавила: – Ты себе даже не представляешь, чего мне это стоило…
     Она протянула руку и Кроули, успевший сделать уже дюжину шагов, резко застыл на месте. Что-то острое и холодное упиралось ему в шею. Объект был невидимым, но советник примерно догадывался, что бы это могло быть…
     – Из-за всех этих разговоров о тортах я проголодалась, – капризно заявила Тереза. – Лаки, своди меня в кафе!
     Давление на горло исчезло – взамен Тесса повисла у него на руке. На второй руке мгновенно повисла Фука
     – Но Лаки-кун обещал сводить меня!
     – Я не…
     – Можешь увязаться, если хочешь, – снисходительно разрешила Тереза.
     – Мы должны быть только вдвоём, – отрезала Фука.
     – Эй, хва…
     – Тогда тебе придётся подождать до следующего раза…
     – Почему бы тебе не подождать до…
     – Заткнитесь обе!!
     Кроули с усилием перевёл дыхание. Оказаться в центре «кошачьей драки» – мечта любого мужчины, – и это прогибало терпение Кроули, как слон прогибает верёвочный мост. Он всерьёз опасался, что от происходящего у него вот-вот расплавятся мозги.
     Потому что ты просишь людей что-то не делать – и они делают именно это!
     – Вы сейчас отпустите меня и мы все разойдём…
     Девушки синхронно сдавили его руки железными объятиями.
     – Don't make me hurt youuu, – радостно пропела Тесса.
     – Лаки-кун, ты не можешь отказаться сейчас. – Фука счастливо улыбнулась.
     По дороге в кафе он не проронил ни звука. Но девушки всё равно сияли, как две начищенные праздничные тарелки.
     Сложно было сказать, кто именно выбирал место. Возможно, они просто затащили его в первое попавшееся кафе посимпатичнее. Прямоугольный светлый зал оказался полупустым. Сидениями служили мягкие уголки, обитые коричневой кожей. Между ними бегали молодые официантки в светлых рубашках, тёмных брюках и передниках кофейного цвета.
     Кроули запихнули в середину П-образного уголка под стену. Сами девушки расположились по флангам друг напротив друга, сияя чарующими улыбками и метая друг на дружку зловещие взгляды.
     К ним поспешила официантка.
     – Чёрный чай и тортик с клубникой!
     – Мне кофе с молоком и шоколадное мороженное.
     Дамы даже не стали раскрывали меню. Кроули подпёр подбородок кулаком.
     – Двойное кофе, двойной сахар, – буркнул он.
     – «Двойное»?.. – неуверенно протянула официантка.
     – Угх… двойную дозу кофе и сахара, всё просто!
     – Хо… хорошо.
     Когда девушка удалилась, Тесса потянулась к Кроули через столик растопыренной пятернёй.
     – Нуу же, Лаки-кун, – протянула она игриво. – Не будь таким букой!
     С хихиканьем она погладила его ладонь на столе пальцем. Кроули отдёрнул руку.
     – Don't. Touch me, – с расстановкой произнёс он.
     – Ууу, ты такой злючка! – Тесса захихикала и потянулась снова. – Цап-царап…
     – Здесь делают такой замечательный торт со взбитыми сливками, – мечтательно протянула Фука. – Воздушный, как облако…
     – Нужно будет тогда и мне попробовать, – оживилась Тесса. – Но я не знаю, стоит ли есть сладкое после мороженого…
     Кроули резко, но беззвучно опустил ладони на стол. Девушка посмотрели на него с удивлением.
     – Есть хоть какая-то причина, по которой я это всё терплю? – ровно спросил пришелец.
     – Нуу… – протянула Фука
     – Это… – задумалась Тесса.
     Кроули поднялся.
     – Отлично, чао!
     Тут же что-то подбило его ногу, и он неловко рухнул обратно. Девушки обменялись быстрыми взглядами и шкодливо улыбнулись.
     – Как я вас обеих ненавижу… – прошипел чужак без капли наигранности.
     – Знаешь, многие парни убили бы за то, чтобы две очаровательные красотки сами затащили их в кафе, – заметила Тереза.
     Кроули сверкнул на неё таким бешеным взглядом, что она невольно замерла.
     – Да пошла ты!! – хрипловато прошипел парень. – Пошла ты нахер с этим дерьмом! И ты, и этот!.. Угх!..
     Он схватился за голову без всякой иронии. Конечно, она не могла знать, что он уже слышал – читал – такое от долбанного графомана.
     И ведь Тесса была права. Они все были правы – любой нормальный мужчина традиционной ориентации был бы в полном восторге от такого обилия женского внимания.
     Но один только уровень сверхъестественной агрессии со стороны девушек порождал в счастливце рефлекторное отторжение. Потому что было время разбрасывать камни, и было время их собирать, и для Кроули определённо пришло время собирать – но из-за некого дебильного перестыка во вселенной все вокруг считали иначе! Сверх этого, целый легион мелких деталей маршировал в его сознании, складываясь в непрошибаемую стену с ёмкой надписью «Нет».
     И чем сильнее на него давили, тем сильнее в нём кипела безотчётная злость.
     – Ты никогда не слышал поговорку? Если жизнь даёт тебе лимоны, то делай лимонад, – провокационно протянула Тереза.
     – Я выбираю не делать, – процедил Кроули.
     – Вот чёртов упрямец…
     В красных глазах Тестароссы сверкнул знакомый огонёк.
     Вместо того чтобы уважать этот выбор, она явно приняла его как вызов. Кроули зло сжал зубы, обещая себе, что сдохнет, но под требования террористов не прогнётся!
     – Лаки-кун, ты в порядке? – заботливо протянула Фука.
     – Нет! – рявкнул чужак. – Нет, я не в порядке!
     – Продолжишь в том же духе, точно свихнёшься от стресса, мистер Смит, – с тонкой ноткой удовольствия произнесла Тереза. – Ну же, будь веселее.
     Кроули откинулся на спинку и раскатисто фыркнул.
     – Почему бы вам просто не оставить меня в покое? – раздражённо обронил он. – Пока вас не было, всё было хорошо!
     – Вот как?..
     Тесса одарила его выразительным взглядом. Кроули в ответ пренебрежительно фыркнул.
     – Даже не вздумай на это давить, Тереза, – протянул он. – Ты прекрасно знаешь, что я не могу просто тебя развлекать! Куда делось твоё понимание?
     Тестаросса выдержала его обвиняющий взгляд, не дрогнув и на волос. Потом коротко покосилась на Фуку и заявила:
     – Обстоятельства изменились.
     – Я могла бы позаботиться о нём, как ты думаешь? – провокационно спросила принцесса клана.
     – Как знать. – Тереза подпёрла голову рукой. – С ним нужно быть осторожней, он такой нервный в последнее время…
     – Эй, я сижу прямо…
     Кроули осёкся. К ним приблизилась официантка.
     – Простите за ожидание!
     На столе возникли очаровательные десерты, и девушки с аппетитом на них набросились, неподдельно урча от удовольствия. Кроули мрачно ополовинил чашку кофе одним глотком.
     – Лаки-кун, ты измазался…
     Фука потянулась к его лицу. Чужак раздражённо отмахнулся и вытерся рукой.
     – За собой следи, – буркнул он. – Сама вся в креме.
     – Ой, правда?..
     Фука лизнула край рта, показав тонкий розовый язычок.
     – Промахнулась, – довольно заявила Тесса. – Хочешь, я тебе помогу?..
     Она медленно потянулась к девушке. Та смущённо замерла, потом подалась вперёд. Тесса подцепила белую каплю пальцем и с улыбкой её слизнула. На щеках Фуки расцвёл прелестный румянец.
     – Спасибо… – прошелестела она.
     Над ними повисла странная атмосфера.
     – Ну вы что, серьёзно? – холодно произнёс Кроули. Затем тяжело вздохнул. – Может, вы свои трюки потренируете на ком-нибудь, кто их оценит? Будет вам столько внимания и игр, сколько влезет.
     – Ооо? И кто же, например? – протянула Тесса.
     – Не уверена, что мы найдём кого-то столь же… – Фука задумалась.
     – Интересного? – предложила Тесса.
     – Подходящего, – нашлась Фука.
     – Вау, вы просто очаровашки. – Кроули изобразил натянутую улыбку. – Знаете, почему бы вам не окружить этим вниманием Хиро? Он особенный по самые гланды и уж точно будет убивать за вашу компанию, я вам гарантирую.
     – Хммм…
     – Гммм…
     Девушки задумались. Кроули приободрился. Даже малейший шанс, что их удастся перенаправить на протагониста, казался единственным светом в конце тоннеля, к которому стоит спешить.
     И как только гаремные протагонисты выдерживали всё это. Действительно, каждый из них обязан быть овощем.
     – Хиро, конечно, интересный мальчик, – протянула Тесса. – Но…
     – Да ладно тебе, никаких «но»!
     – Но он такой простофиля. – «Малышка» одарила Кроули ни разу не детской улыбкой. – Его совсем неинтересно дразнить!
     – И разве Эмия-кун не встречается со Скарлет-сан? – поинтересовалась Фука. – Нельзя просто влезть в чужие отношения! Как бессовестно!
     – Точно, они славная пара, – подержала Тесса. – Рози так беспомощно краснеет, когда я её поддеваю! Будет жаль это потерять…
     – Разве вы не должны стремиться к соперничеству? – разочарованно буркнул Кроули.
     Девушки дружно покосились друг на друга.
     – Тогда мне точно следует бегать за тобой, – констатировала Тесса.
     – Может, всё-таки не стоит, – протянула Фука. – Будет обидно позорно проиграть…
     С лязгом и искрами дамы скрестились острыми взглядами.
     – Тогда не нойте, что я всё время злюсь, – поражённо обронил Кроули, откинувшись на спинку.
      Остатки надежды медленно догорали в синем пламени, грустно потрескивая. Тереза снова вытянулась на столе и потрогала его пальцами, как кошка лапкой.
     – Нууу же, Лаки-кууун, – протянула она. – Ни одна девушка в своём уме не будет гоняться за парнем, который перед ней стелится. Это просто неспортивно!
     – Женская гордость требует от нас выложиться на полную…
     Кроули ощутил, как Фука трепетно гладит его ногой под столом. Он раздражённо попытался её пнуть, но вызвал только радостное хихиканье.
     – Вижу, мне стоит вести колонку с мужскими советами, – процедил парень.
     Раздалась трель звонка. Кроули с облегчением вынул телефон. Имя на экране заставило его удивлённо нахмуриться.
     – Слушаю, Ямаучи-сан, – произнёс он, приняв вызов. – Необычно получить звонок от тебя. Неужто побил свою абрикосовую ведьмочку? А я предупреждал…
     – Хоа? – Тесса удивлённо приподняла бровь.
     – Уаа!.. – впечатлённо протянула Фука. – Он смотрит «Ягодных духов»?! Так мило!..
     На другой стороне трубки раздался смущённый смешок.
     – Да ладно вам, советник… – протянул парень. – Это насчёт нашего проекта…
     – Ты всё закончил? – спохватился Кроули. – Что сказал полковник?
     – Мы можем начать, как только вы скажете…
     – Тогда я немедленно еду. Буду через полчаса.
     Кроули сунул телефон обратно и поднялся.
     – Ухгх!.. – Тесса убито распласталась по столу. – Ненавижу, когда они уходят из-за дел! Я чувствую себя такой ненужной…
     – Будете мне мешать? – холодно поинтересовался Кроули.
     Штуки кончились. И, слава всем божественным яйцам, девушки это тоже поняли. Больше всего Кроули опасался, что этот невыносимый фансервис продолжится в ключе юмористического оняме, шумно и раздражающе.
     Но к счастью и невероятному облегчению, Фука послушно освободила проход.
     – Удачи на работе, – вежливо произнесла она, чинно сложив руки у пояса.
     – Ты не моя жена… – буркнул Кроули.
     Принцесса в ответ счастливо рассмеялась, смущённо прикрыв рот ладошками.
     Кроули стремительно покинул зал и Фука села обратно. Тесса выжидающе смотрела на неё, постукивая ложкой в чаше с мороженым.
     – Кто платит за еду? – поинтересовалась она.
     – Я думала, у тебя целая куча денег, – удивлённо произнесла Фука, склоняя голову.
     Тереза посверлила её взглядом. Потом девушки одновременно улыбнулись.
     – Хочешь доесть мой тортик?
     – Давай поменяемся!
     ***

     Раздался звонок с последнего урока. Кроули устало потёр виски. Даже при том, что учёба практически не занимала у него времени, просто сидеть на занятиях тоже стало тяжело. Но при этом он понимал, что попытайся он отвлечься, то его станет изводить ощущение, что он просто бездельничает вместо того, чтобы работать.
     И чем меньше он работает, тем больше времени проведёт в этой дыре!
     – Лаки-кун.
     Он устало посмотрел на их прекрасную старосту. Куруми выглядела более холодной и отстранённой, чем обычно. Не то чтобы это было необычно или не смотрелось очаровательно, но за обедом Нанако пожаловалась, что новая подруга её избегает.
     – Ладно-ладно, я знаю, – протянул Кроули. – У нас появились дела. Я ж говорил вчера. Работа нас найдёт.
     – Может, если бы ты не… – резко начала Куруми, но осеклась.
     Кроули удивлённо приподнял брови. Девушка отвернулась и двинулась прочь из класса.
     – Я жду тебя в комнате совета, – обронила она.
     – Хоо?.. – раздалось у него из-за спины. – Принцесса наконец-то увидела твой настоящий цвет. Поделом!
     – Асано, тебе стоит объясниться или я врежу тебе, – небрежно заметил Кроули, даже не обернувшись.
     – Это карма, старик, карма! – надрывно провыл «друг». – Ты не можешь получить всех женщин в мире! Это невозможно даже для бога!
     – И этот пиздёж благодарность за все те семплы, что я тебе отдал. – Кроули цыкнул зубом. – Вот отродье…
     – Эй-эй, поэтому я и говорю, – оживился Асано. – Я решил, что буду хранить верность только чистым девушкам!
     – Ты в курсе, что в фотосессиях, которые ты так любишь, работают профессиональные порноактрисы, да? – уточнил Кроули, собирая вещи в сумку. – Ты ни к одной из них и пальцем не коснёшься, если встретишь. Побрезгуешь.
     – Какая чушь! Они все…
     – Парии для общества, – остро прервал Кроули. – Ты знаешь, о чем я, да? Где ты был, когда звезду «Цветочной девушки» протянули под килем? Жадно жрал помои из сети, как и все остальные неудачники. Ни капли сочувствия, чёртово ты животное.
     На днях чужак совершенно случайно понял, что вокруг знаменитого журнала развернулся небольшой, но очень грязный скандальчик. Одна из девушек посмела нарушить свой сценический образ «невинного цветка», засветившись на людях с неизвестным мужчиной…
     – Но… – потерянно протянул Асано. – Она сама виновата, ей не стоило…
     – Изменять вам, её преданным фанам, со своим мужем? – Кроули совершенно без усилий истекал ядом. – Ну да. Я надеюсь, он, в отличие от славных фанов, настоящий мужчина, и позаботиться о ней, когда она останется без работы. С её огромными сиськами ей потребуется вся забота, которую она может получить.
     Кроули поднялся и, закинув сумку на плечо, бесстрастно поинтересовался:
     – Ты знал, что с обвисшими грудьми возникают проблемы? Можешь погуглить. Девушки, на которых ты фапаеш каждый день, уродую себя за деньги, а общество относится к ним как к грязи. Доброго всем дня.
     Чужак отвернулся и двинулся к выходу. С задержкой, ему в спину понеслось:
     – Да… Да что ты можешь знать про такое, ты, чёртов ханжа!
     Когда Кроули оказался в помещении совета старосты уже были в сборе. Он опустился на своё обычное место возле «Принцессы».
      С того момента как Куруми стала президентом, ему часто приходилось её сопровождать, на манер верного телохранителя. На совете они почти всегда сидели рядом, во главе собрания. Может, ничего удивительного в тех слухах и не было…
     Президент школьного совета Киридзё постучала по столу пачкой бумаг с таким видом, будто готовилась открыть заседание сената.
     – Итак. Сегодня нам нужно решить вопрос грядущих соревнований.
     – Разве этим не должны заниматься капитаны команд? – подал голос один из первогодок.
     – Директор решил, что нашим участникам стоит больше тренироваться в преддверии областных соревнований, – властно сообщила Куруми. – Потому нам нужно переназначить группы для уборки классов. Участники будут уходить на тренировки, и я не желаю слышать распри среди учащихся из-за того, что кто-то не хочет исполнять свои обязанности.
     Раздался шепоток. Принцесса сурово сверкнула глазами, мгновенно подавив нарастающее недовольство. Дети боялись её до чертиков, и Кроули понятия не имел, почему. Возможно, это что-то в менталитете…
     Собрание закруглилось довольно быстро. Старосты составили списки, скрипя зубами. Кроули честно пытался припомнить, кто из их класса был в какой команде. Но он толком не знал, какие команды у них есть в школе вообще, не говоря уже о деталях.
     С частью, Куруми уже давно всё составила сама. Она явно занималась делами совета и дома тоже, в личное время. Возможно, ей в правду было просто нечего делать. Возможно, потому что её отец интересовался в первую очередь цифрами в её школьных документах.
     – Мне потребуется помощь в работе с расписанием, – сообщила хозяйка школы. – Кто-то хочет задержаться?
     Ответом были унылые лица.
     – В таком случае я назначу добровольцев, – холодно заявила девушка.
     Кроули сдержанно усмехнулся и протянул:
     – Я поверить не могу, что ты это вслух сказала, хе-хе…
     – Ты первый!
     – Да куда уж без меня.
     Куруми в ответ раздражённо фыркнула и… удивлённо уставилась на поднятую руку.
     – Я! Я останусь, Куруми-тян!
     Кроули ошарашенно дёрнулся на месте. Они просидели целый час, но он заметил её только теперь.
     – Фуука?!.. – поразился пришелец. – Какого хрена ты здесь делаешь?
     – Я пришла как староста от нашего класса! – радостно заявила наследница клана.
     – Но от вас же… – растерянно протянула Куруми.
     – Он сегодня свалил, – протянула девушка рядом с Фукой. – Потому что Цуруя-сан согласилась принять его место. Да, я знаю, мы должны выбрать от девушек и парней, но…
     Она поджала губы и развела руками. Собственно, из их класса старосты вообще ничего никогда не хотели.
     – Это… неважно сегодня, – протянула Куруми. – Эм… ладно. Хорошо, вы двое останетесь. Остальные – можете быть свободны.
     Помещение очистилось в рекордные сроки. Они остались только втроём.
     Кроули всё ещё не мог понять, как образом он умудрился не заметить Цурую раньше. Сейчас Фука буквально лучилась присутствием, шурша пушистыми кружевами, и сверкая голубыми заколками в волосах.
     – Куро-тян, а что мы будем делать? – протянула она, заглядывая Куруми через плечо.
     – Не зови меня так, – ровно произнесла принцесса. Холоднее чем обычно. – Нам нужно сбить отчёты. Возьмите степлеры в…
     – Я сейчас!
     Фука сине-золотой молнией заметалась по кабинету, собирая нужные принадлежности. Куруми молча разложила пачки листов. Фука радостно плюхнулась за стол, и они начали сбивать распечатки. Кроули оказался прямо между ними.
     Куруми методично щелкала степлером, с каждой секундой всё больше напоминая робота. Фука счастливо что-то мурчала себе под нос с таким видом, будто играла с куклами.
     Несколько минут в кабинете царило методичное щелканье. Напряжение висело под потолком чёрной тучей. Кроули удивлённо приподнял брови.
     – Знаете, если вместо меня посадить сюда алюминиевую фольгу, то можно будет вырабатывать электричество, – ровно заметил он, не отрываясь от работы.
     – Хааа?.. – Фука удивлённо склонила голову. – Что ты такое говоришь, Лаки-кун?
     – Не отвлекайтесь, – прохладно произнесла Куруми. – Вы только всех нас задержите.
     – Хм…
     Кроули взял в руки очередную стопку. Затем отложил обратно и вынул из кармана телефон. Куруми прервалась на секунду и покосила него.
     – Так говорите, вы дружили в детстве? – поинтересовался советник.
     – Хах? Откуда ты знаешь? – Фука казалась искренне удивлённой. – Куруми-тян…
     – Я ему не говорила, – оборвала президент. – Смит-сан, что ты…
     – И вы жили недалеко другу от друга, так? – Кроули скрольнул пару изображений. – Хм…
     Фука влезла коленями на стул и, бесстыдно наседая грудями, заглянула в его телефон.
     – Лаки-кун, что там?..
     Кроули прикрыл экран ладонью.
     – И вы были довольно близки, как я понял, – протянул он. – Что это за два цветочка в обнимку? Какие миленькие…
     – Что там, что? – Фука вытянула шею, пытаясь заглянуть под руку. – Это фотки? Это выпускная из садика, да?
     Отпихнув её в сторону, советник поднялся и шагнул в сторону. Цуруя с недовольным урчанием уселась на стол, поставив ноги на сиденье стула. Президент даже не повернулась, продолжая механически щёлкать степлером.
      – И вы были вместе в средней школе, – продолжал Кроули, глядя в телефон. – Но потом… кажется, Куруми переехала в другой дом и вы…
     Его прервал резкий хлопок.
     – Хватит!
     Чёрная принцесса резко вскочила, прижимая к себе пачку готовых бумаг.
     – Я закончила свои, – ледяным тоном произнесла Куруми. – А вам лучше бы поспешить, вместо того чтобы заниматься всякой ерундой!
     Девушка пролетела мимо Кроули, едва не двинув его плечом. У дверей она остановилась и бросила злой взгляд на Фуку.
     – Тебе не стоило приходить. – Её тон был ледяным.
     Куруми хлопнула дверью. Что было впечатляюще, потому что для хлопка боковую дверь требовалось пихнуть особым образом, иначе она перекашивалась.
     – Что ж, это было познавательно, – довольно заметил Кроули.
     Он повернулся к Фуке. Та всё ещё сидела на столе. Она несчастно ему улыбнулась, но пришелец успел заметить, что мгновенье назад её лицо сковывало пустое холодное выражение.
     – Изволишь объясниться? – ровно произнёс он.
     – Мы… Ты ведь уже понял, что мы были довольно близки, да? – Не дождавшись ответа Фука тяжело вздохнула. – А потом… перестали.
     – То есть, ты отказываешься говорить, что случилось?
     – Это… моя вина. – Фука покачала головой. – Не злись на неё, ладно? Мне и вправду не стоило приходить…
     Девушка слезла со стола и принялась за скрепление бумаг. Кроули молча присел рядом. Они управились довольно быстро. Когда Куруми вернулась за вещами, на столе лежала только стопка подшитых распечаток.
     – Я заберу эти тоже, – ровно произнесла староста.
     Она выглядела совершенно спокойной, но было болезненно очевидно, что девушка отчаянно сдерживается. Когда они вышли в коридор Кроули вдруг почувствовал, что его тянут за рукав. Каким-то образом ощущение становилось привычным.
     – Лаки-кун, проводи меня до остановки, – потребовала Фука.
     – Опять что ли… – поразился советник. – Слушай, ты же…
     Он удивлённо запнулся. Потом повернулся к Куруми.
     Та держала его за вторую руку.
     – Что такое? – удивлённо спросил пришелец, подавив антигаремный однострочник.
     – Я… я хотела, чтобы ты проводил меня сегодня…
     Куруми явно выдавила эти слова через силу. На бледных щеках пылал очаровательный румянец. Она судорожно сглотнула, явно стараясь восстановить дыхание.
     – Это… очень необычно, – нейтрально протянул Кроули.
     Внезапно Фука сжала его руку покрепче.
     – Но я хотела, чтобы он пошёл со мной, – ровно сказала она, глядя в сторону.
     – Он… он ведь тебе не обещал, так? – выдохнула Куруми. – Поэтому я…
     Повисла напряженная тишина. Кроули безнадёжно посмотрел прямо перед собой. Потом коротко вздохнул.
     – Знаете что, а почему бы вам не пойти вдвоём? – внезапно предложил он.
     Разумеется, советник не ожидал, что это сработает – неприязнь висела между принцессами тёмной вуалью. Это была провокация.
     – Ну, это… – протянула Фука.
     Куруми сжала руку Кроули почти до боли и ощутимо потянула на себя.
     – Но я хотела идти с тобой, – холодно заявила девушка, даже не глядя на него.
     Она смотрела на Фуку. Та тоже сжала посильнее.
     – Я просто хочу, чтобы Лаки-кун проводил меня до…
     – А я хочу, чтобы он пошёл со мной!
     Куруми почти кричала. Теперь она даже не скрывала тяжёлое дыхание. Можно было гарантировать, что её маленькое сердечко стучит как бешенное.
     – Но тогда… – тихо протянула Фука.
     Куруми подалась вперёд, раскрывая рот, чтобы что-то сказать. Но Фука вдруг отшатнулась, отпуская неожиданное яблоко раздора.
     – Нет-нет, я понимаю… – произнесла она и улыбнулась. Натянуто. – Ничего такого. Я просто… может, в другой раз…
     Она с потрясающей выдержкой коротко поклонилась и пошла прочь. Пленник аниме ощутил, как хватка Куруми ослабела, потом снова окрепла.
     – Нам нужно занести расписание, – жестяным голосом произнесла принцесса. – Идём?..
     – Конечно.
     Кроули молча сопроводил Куруми в учительскую. Потом они в полной тишине переобулись у входа и вышли из школы. Молчание давило, окружало их удушающими чёрными кольцами.
     Но, к сожалению, советник был слишком занят, пытаясь понять, что это, мать твою, было. Когда они прошли пару сотен футов, посреди улицы Куруми, наконец, решилась разорвать чёрные кольца:
     – Прости, Лаки-кун…
     Она звучала совершенно уничтожено.
     – Ничего, – мягко произнёс Кроули.
     Он осторожно взял её под руку. Куруми посмотрела ему в глаза, и чужак готов был поклясться, что она вот-вот зарыдает.
     – Ты такая уставшая в последнее время, – заметил он. – У тебя всё хорошо?
     Девушка молчала. Они успели перейти дорогу.
     – Нет… всё не хорошо, – прошептала она.
     – Хочешь поговорить об этом?
     Куруми мельком посмотрела на него. Потом отвернулась.
     – Нет. Я и так слишком распустилась, – тихо произнесла принцесса.
     Разбитость и почти слёзы сменились холодной суровостью. Это было эмоциональным аналогом удушения самого себя за горло.
     – Мне не стоило с тобой так поступать, – продолжала она. – Мне очень жаль. Я пойму, если ты хочешь не иметь со мной больше ничего общего.
     – Хм…
     Кроули помолчал.
     – Что она сделала?
     Куруми заметно вздрогнула.
     – Я… я не понимаю, о чем ты говоришь, – ровно произнесла она.
     – Вот как. Ладно. – Пришелец коротко пожал плечами.
     Они дошли до станции метро. Куруми попыталась высвободиться, но Кроули её удержал.
     – Лаки-кун?.. – Она даже слегка растерялась. – Ты же ездишь на автобусе, так ведь?..
     – Я отведу тебя домой, – ровно произнёс советник. – Ты едва на ногах стоишь.
     – Но… Нет-нет, я не могу тебе…
     – Потащу на плече, если понадобится.
     Куруми вспыхнула и потупилась.
     – Но я и так вела себя как идиотка, – прошелестела она. – Тебе не нужно обо мне заботиться…
     Кроули раздражённо фыркнул. Затем без всякого сопротивления отобрал у девушки сумку и потянул за собой.
     – Идём.
     Её как минимум нужно было доставить к дому. Желательно под двери квартиры. Хоть бы заносить не пришлось.
     На платформе она окончательно сдалась. Прижавшись к нему сбоку, Куруми повисла на руке Кроули как на поручне. Он подался к спутнице, позволяя едва ли не улечься на себя.
     – Прости, – прошептала она. – Я и вправду устала…
     – If it were that simple…
     – Что?..
     – Ничего. Смотри, поезд идёт.
     В вагоне оказалось довольно пусто, Кроули пристроил свою прелестную ношу в угловом сиденье. Куруми стоически пыталась отодвинуться, трепетно сжимаясь в углу, но когда Кроули взял её под руку, то снова сдалась и расслабилась. Наверняка она бы охотно легла на него, положив голову на плечо. Но это было слишком стыдно для принцессы.
     Когда они вышли, девушка потянулась за сумкой, но Кроули на неё сердито шикнул. Куруми совсем спала с лица после поезда, ей будто стало хуже.
     Следуя полуслышным указаниям, советник отвёл принцессу домой. Юная госпожа жила в роскошной многоэтажке, ближе к центру города. Это был элитный жилой комплекс, где в квартирах были толстые стены и системы центрального отопления, и просторные ванные, может даже с раздельным санузлом, и прочие излишества западных дикарей. Кроули в приступе паранойи с опаской прикинул, будут ли в холле камеры.
     У широких ступеней, ведущих к двойной автоматической двери, Куруми решительно отстранилась и потянулась к сумке.
     – Спасибо, Лаки-кун. Я сама поднимусь.
     – Ты уверена?
     Девушка вымученно улыбнулась и взяла сумку обеими руками. Затем согнулась в глубоком поклоне.
     – Ты оказал мне большую услугу сегодня, – тихо произнесла она поднимаясь. – Я очень тебе благодарна. Пожалуйста…
     – Я никому не скажу, – пообещал Кроули. – И вообще, это не такое уж большое дело. Всё нормально, Куруми. Ты должна отдохнуть.
     – Хорошо, – коротко кивнула принцесса. – До завтра, Лаки-кун.
     – До завтра.
     Он подождал, пока девушка не скрылась за автоматическими дверями. Затем глубоко вздохнул и повернулся назад, к станции.
     – Ладно… Какого хера это всё было?
     Что бы не вызвало эту вспышку, она сожрала у Куруми пару лет жизни. Для суровой дисциплинированной принцессы подобное спонтанное поведение было противоестественным, как минимум.
     И кто же мог быть таким катализатором, интересно… Кроули и фыркнул.
     – Мне нужно все эти случаи на плёнку записывать, чтоб потом проанализировать…
     ***

     – Уа… ааахх… мой мир… распадаается…
     – Господи, Асано, ну ты закроешь уже свой рот? – рявкнул «новенький». – Сколько можно ныть, козлиная морда?!
     – Я согласен на то, что ты говорил раньше, – протянул Хиро с необычным для него раздражением. – На счёт того, чтобы растворить его в кислоте. Я буду держать за ноги.
     – Отлично, теперь нам нужна только пластиковая тара, – зло констатировал Кроули.
     Окружающие ученики дружно заулыбались, пара парней окинули Асано насмешливыми взглядами.
     Его стенания продолжались целый день. Он успел достать не только соседей, но и всех одноклассников, и даже получить пендаля от классного руководителя Кавамуры. Но продолжал гнуть своё.
     Главное, что страдать молча он не желал… но и говорить тоже!
     – Просто скажи уже, что случилось, – протянул Хиро. – Сам потом будешь ныть, что тебя все игнорируют! Тупица…
     – Пошёл ты, Хиироо! – провыл Асано. – Вы парочка предателей – и ты, и Смит, все предатели… бросили меня одного…
     – Что за бред он несёт? – поразился Кроули.
     – Спорю, у него сломалась консолька, – подал голос парень с синеватыми волосами.
     – О Боже, моё порно… – с издёвкой протянул советник.
     Асано был большим коллекционером хентайных видеоновелл и моэ-мусора…
     – И дивидишник полетел, кажется… – добавил Хиро.
     – О Боже, моё порно…
     …в том числе в формате аниме-адаптаций на DvD…
     – А родители зашухарили новый журнал, – закончил парень.
     – О Боже, моё порно…
     …и часть дисков он брал из толстых дорогих порно журналов, которые добывал всеми доступными старшекласснику методами.
     Кроули покачал головой, собирая вещи. В школе окончился последний урок, но советника всё ещё ждал долгий день. Куруми, кажется, пришла в норму, хоть оставалась необычайно тихой. Она даже не обратила внимания на концерт «школьного друга», хоть раньше заткнула бы его быстро и очень унизительно для «мужской чести».
     – Вы бы на моём месте тоже так себя вели, – взвыл Асано. – Потому что… потому что…
     – Потому что?.. – протянул Хиро скептически.
     – Потому что мой ангел тоже ушёл от меня!!..
     – Он сбрендил, – констатировала одна из девчонок.
     – Думаю, он говорит о нашей новенькой медсестре, – заметил синеволосый. – Он всё по ней тащится… Ладно, бывайте.
     Парень двинул к выходу, Асано проводил его раздражённым взглядом.
     – Вы ничего не понимаете в зрелых женщинах, – процедил он.
     – Вы только посмотрите на этого донжуана, – поднимаясь, едко процедил Кроули в ответ. – Посмотрел парочку видео с milf в тэгах, и теперь…
     – Заткнись, предатель! – рыкнул Асано. – Ты не имеешь права меня осуждать! Ты как протагонист в аниме, постоянно… аэм!..
     Кроули мгновенно оказался с ним нос к носу. Судорожно сжимая край парты и спинку стула, чужак навис над жертвой, как настоящий ксеноморф.
     – Знаешь, ты меня сейчас сильно задел, Асано-сан, – с безумием прошипел Кроули. – Сильно. Задел. И ты за это заплатишь. Я обычно не занимаюсь такими вещими, но для тебя… О да. Это будет исключение.
     Распрямившись, пришелец с приятным лицом похлопал, привлекая внимание учеников. В классе было ещё прилично народу. Хватит, чтобы нанести хороший урон.
     – Так-так, ребята, я сейчас расскажу вам маленькую историю! Вы все знаете вот этого парнишку, Асано Хаято. – Кроули демонстративно указал на притихшую жертву. – Это ваш одноклассник, простой парень. – Он сделал драматическую паузу. И холодно закончил: – А ещё это бездушное чудовище, которое разбило сердце невинной девушке!
     На секунду в классе повила тишина. Затем пронёсся оживлённый гомон. Из коридора мигом показались головы тех, кто не вышел из зоны слышимости.
     – Что ты такое?.. – начал Асано, поднимаясь.
     Но Кроули, прижав за плечи, тяжело опустил его обратно.
     – Так уж вышло, что я знаю, что капитан женской команды по волейболу после той игры… ну когда мне пришлось пять минут на вас орать, чтобы вы сделали один нормальный пас… Так вот, капитану приглянулись твои способности. И она предложила тебе пойти с ней на свидание.
     Асано испуганно замер. Одноклассники зашушукались. Девочки окинули проштрафившегося парня неприязненными взглядами.
     – И что ты сказал ей в ответ? – вкрадчиво произнёс Кроули. Затем, раскинув руки, воскликнул: – Ничего! Ни черта ты ей не сказал! Ты от неё отмахнулся, как от мошки! Проигнорировал её чувства, будто она бродячая собака!
     Накал удался – одноклассники смотрели на Асано, как на монстра.
     – Жестоко… – в ужасе протянула одна из девушек, трогательно касаясь губ согнутыми пальчиками.
     – Эй, ты же всегда ноешь, что у тебя нет подружки, – заметил кто-то из парней. – Что за дела, Хаято-кун?
     «Школьный друг» подорвался с места как ужаленный. Кроули с короткой ухмылкой отшатнулся в сторону, освобождая сцену.
     – Да это… это всё не как он говорит!.. – возмутился Асано. – Она просто… предложила мне, но… Да она просто хотела, чтобы я вступил в команду!
     – В женскую? – скептически поинтересовался советник. – Тупица. Она хотела, чтобы вы чаще виделись, потому и заговорила о командах!
     Девчонки одобрительно зашушукались, признавая за Кроули тонкое знание женского сердца. Здесь было не принято говорить о таких вещах, как свидания прямо, и местные разработали множество брачных танцев вокруг сути. Особенно девушки – просто цепляться на парня голодной пираньей умели считанные единицы, да и то в очень специфических обстоятельствах.
     – За что ты её отверг?! – патетически возопил пришелец. – За что ты с ней так?!
     – Да прекрати ты! – рявкнул Асано, теряя позиции. – Она… да она просто не в моём вкусе, ясно? Что в этом такого? Мы с ней не пара!
     – Ээээ?.. – протянул один парень. – Это ж второгодка из А? Она довольно симпатичная…
     – Да она на парня похожа! – возмутился Асано.
     – Придурок, – зло отрезала девчонка. – Это потому, что она стрижётся коротко, да?! Тебе только моделей подавай! Ничтожество!
     – Да нет, я просто…
     – И она довольно популярна, – вставили со стороны. – Спорю, многие бы охотно с ней пошли! Она такая спортивная, с классным телом…
     – И я слышал, что она хорошо учится! Асано, чёртов кретин, вечно ноет, что без подружки, а когда та сама к нему в руки идёт…
     – Точно! Может, у него другие вкусы…
     Над парнями раздался гнусный хохоток.
     – Эй, хватит нести бред! Нет у меня никаких проблем, встаёт на женщин как положено!
     Над девчонками пронёсся возмущённый ропот.
     – Уаа! Извращенец!
     – Как ты можешь говорить такое при девушках!..
     Кроули отступил назад, оставляя тупого ублюдка самого закапывать себя в могилу. Встретившись глазами с Хиро, он поманил его за собой, и они втихую выскользнули из класса под звуки драмедии «Линчевание Простого Японского Школьника».
     – Блииин, ты жестокий человек, Смит-сан… – протянул Хиро с усмешкой. – Но я думаю, он заслужил…
     – Если б всё в жизни было так просто… – Кроули покачал головой, затем поднял палец: – Так. Теперь. Ты помнишь, что я тебе сказал по поводу медсестры?
     – Д… да, конечно, – истово кивнул парень. – Я к ней не подходил, честное слово!
     – Хм… ладно. Тогда всё нормально.
     Они уже вышли из школы, когда Хиро вдруг задумчиво протянул себе под нос:
     – О! А может из-за этого…
     – Дай угадаю – фестиваль?
     Эмия потрясённо дёрнулся.
     – Угх! Ты точно умеешь читать мысли!
     Кроули криво усмехнулся. Всё-таки, ему тоже было интересно, с чего Асано ныл весь день. И, если учесть «школьного друга» повадки, ответом был фестиваль.
     Какого черта Асано отказал несчастной вторгодке, Кроули понять не мог. Ему приходилось видеть капитанов команд, её в том числе. Девушка и впрямь была мальчиковатой и крупной, но энергичной и весьма миленькой. Нос с лёгкой горбинкой придавал её узкому лицу хищное выражение.
     Скорее всего, в Асано сработал инстинкт быть поверхностным ничтожеством. Он мог отрицать это сколько угодно, но чего он хотел в жизни – это не женщину, а вайфу. Потому он отказал второгодке, остался без пары на фестиваль – и это включило его нытьё.
     Фестиваль был уникальным для Инакуры. Кроули не знал, пока в школе не начались разговоры пару дней назад. Вчера же праздник повис над ним аки меч Дамоклов.
     – Ты поведёшь катастрофу? – поинтересовался чужак.
     – Ну, это…
     Хиро заметно покраснел. Очевидно, что только это его и волновало. В отсутствие нападений стоило ожидать, что школьники кинутся укреплять социальные связи. Это только Кроули оставался счастливо женат на работе.
     – Я не думаю, что у нас такие отношения… – протянул Хиро с поразительной слепотой к реалиям жизни.
     – Ну ты что, серьёзно? – Кроули покачал головой. – Вы идёте или нет?
     Хиро издал неопределённое мычание, советник фыркнул.
     – А тебе какая разница? – вдруг буркнул Хиро с неожиданным раздражением. – Ты ведь точно не идёшь.
     – Ууухг… – Кроули завёл глаза. – Если бы я мог…
     – Что? – поразился Хиро. – Серьёзно? С кем? Ну, то есть…
     – Угадай, – буркнул пленник аниме, мрачно шагая к автобусу. – Только мозги не расплавь…
     ***

     На закате Кроули оказался на условленном месте.
     Река огибала гору и убегала в центр долины, чтобы прорезать город по тщательно забетонированному руслу. Недалеко от границы пригорода, между обрывистым склоном и берегом, лежала широкая утоптанная площадь. Большую часть года она пустовала. Но пришло время, и в центре вновь возвели небольшой настил для представлений – точнее, для ритуалов. Праздник был глубоко религиозный.
     Ушастые красные ворота на подходе к Когатани виднелись даже отсюда, и на них сейчас явно ориентировали массивный украшенный замысловатой резьбой позолотой алтарь, который крепкие мужчины в странных робах с ритмичной речёвкой поднесли откуда-то из деревни.
     Приготовления уже заканчивались, а фестиваль набирал обороты. Площадь вокруг настила занимали киоски и палатки с закусками и играми. Потоки людей в обычной и традиционной одежде текли среди них пестрым потоком. Над праздником разносился радостный гомон.
     Кроули ждал недалеко от площади, прибыв с автобусной остановки со стороны города. Просто наблюдать за фестивалем ему нравилось больше, чем идея толктись там самому. Все эти палатки, и музыка, и гомон народа навевали пришельцу воспоминания о ярмарках дома, на День независимости или День благодарения. Пейзажу страшно недоставало большого и печально ненадежного, но всё равно популярного колеса обозрения…
     – Лаки-куун!
     Она подгадала идеально, чтоб жертва успела обернуться.
     – Пфах…
     Полный обожания, но вовсе не нежный удар корпусом заставил его устало качнуть головой. Фука с радостным смехом обхватила Кроули руками со спины.
     – Ты не должна вести себя скромнее? – безнадёжно поинтересовался чужак.
     – Но я так рада, что ты согласился! – пропела она. – Уааа, я ещё никогда не была на фестивале с парнем! Я все в нетерпении!
     Это был третий день с того странного происшествия между двумя принцессами. Девушки явно старались избегать друг друга, но Кроули инстинктивно ощущал, что их размолвка только усугубит их – и его! – печальное положение. Он попытался поиметь с Фукой серьёзный разговор, но взамен получил ультиматум – погулять с ней на фестивале «Первого зелёного листа»! Разумеется, она не стала угрожать ему прямо – это было бы слишком грубо – но очевидно, что отказ в вариантах не значился.
     Кроули обернулся. Разумеется, на традиционный праздник Фука пришла в соответствии. Золотые волосы она собрала в высокую традиционную причёску и нарядилась в традиционную одежду местных аборигенов. Знаменитое юката, пёстрое летнее кимоно.
     – Смотри!
     «Принцесса демонов» радостно крутнулась на месте, стуча по камням традиционными деревянными сандалетами и взмахнув красным традиционным мешочком для вещей. Всё в Фуке сегодня было традиционно японским. Традиционней чаши варёного риса.
     – Как тебе моё юката? Ну же, скажи, скажи!..
     – Ты выглядишь потрясающе. Пошли. – Кроули поманил её за собой. – Ты обещала, что оставишь меня в покое после этого, да?
     Фука понурилась и грустно двинулась следом.
     – Хуум… – жалобно проскулила она умирающим щеночком.
     – Что такое? – Кроули вздохнул. – Прекрати, я буду тебя сопровождать. Будем делать, что захочешь.
     – Но ведь… ты даже не посмотрел.
     – Что?
     Фука цапнула его за рубашку, заставляя остановиться.
     – Ты даже не посмотрел на моё юката! Я так старалась выбрать тебе по вкусу…
     – Ты не должна была выбрать для себя? – скептически поинтересовался Кроули.
     Фука ответила жалобным урчанием и сверкнула обиженным взглядом исподлобья. Кроули коротко вздохнул, затем осторожно взял её под руку и повёл за собой.
     – Листья бамбука на зелёном фоне, с орнаментом из синих птиц, – устало произнёс он. – Тебе очень идёт.
     Фука засияла счастливой улыбкой и с радостным писком повисла на его руке всем телом.
     – Я знала, что я тебе нравлюсь… – пропела девушка, прижимаясь щекой к его плечу.
     – Ладно, что ты хочешь делать?..
     Следующие пару часов Кроули провёл как собачонка, привязанная к бамперу монстр-трака – и состязания были в разгаре! Фука металась по всей площади туда-сюда, намереваясь, похоже, попробовать всё, что только может предложить праздник. Жареная лапша и бананы в шоколаде, шарики из рисового теста и булочки с карри, суп с тофу и кусочки жареного кальмара постепенно сливались в глазах подуставшего Кроули, превращаясь в огромный жареный шарик из рисового кальмара в лапше и шоколаде, с жареным тофу сверху, на которое Фука жадно пускала слюни.
     После палаток с едой пришла пора традиционных игр с живыми рыбками и странными пластинками, из которых полагалось долбить зубочисткой картинки животных. Также были стрельба резинкой и бросание шаров, в надежде сбить явно подклеенную к полке коробку с новой консолью от Nintendo.
     Кроули безжалостно отмёл все попытки заставить себя выиграть приз.
     – Ххууумм…
     – Не ныть, – отрезал советник. – Ты слепая, что ли? Я не намерен тратить деньги, просто чтоб выяснить, где здесь играют честно. Как по мне, это всё подстава…
     – Разумеется, – невозмутимо заявила Фука и обижено надулась. – Но я хотела, чтобы ты постарался для меня! Жадина…
     – То есть ты знаешь, что это подстава? – приподнял бровь Кроули.
     Юная Цуруя неопределённо хмыкнула, на секунду показав своё истинное лицо. В голубых глазах сверкнул очаровательный дикий огонёк.
     – Спорю, что в палатке с ножами я выбью мишень, даже если ножи тупее валенка, – промурлыкала она тоном маньяка.
     – Ты имеешь в виду метание? – Кроули прищурился. – Ты собираешься жульничать, принцесса шиноби?
     Фука покосилась на его и выразительно куснула тонкую губку.
     – Я куплю нам попытку.
     Они вернулись к одной из палаток, где играли в меткость. Ирония была в том, что палатку с «настоящим испытанием» облепляли изображения анимешных ниндзя. Мамаши сурово отгоняли детей помладше от «острых» железяк.
     Фука играючи всадила все три туповатых ножа с такой силой, что при последнем ударе крепкую дальнюю доску с красным кругом буквально разорвало пополам. Достаточно было просто попасть в центр. Зрители впечатлённо зашумели.
     – По… поразительно! – натянуто воскликнул хозяин. – Полагаю, вы… выиграли первый приз…
     – Урря! – Фука радостно захлопал в ладоши. – Что там, что там?!..
     Им достался чёрный плюшевый кот. Качество было отличным, и кот был большим, но вот дизайн его морды… Казалось, в игрушку вселился демон и она готова в любой момент начать свою кровавую жатву.
     – Ну… – Кроули помедлил. – Ты же дочь священника, проведешь экзорцизм…
     – Это самая уродливая игрушка, которую я видела в жизни, – с расстановкой сказала Фука. Затем сдавила кота в объятиях. – Я его обожаю! Повешу на стенку и буду на нём тренироваться! Вааа!..
     Она повернулась к Кроули, сияя счастливой улыбкой.
     – Спасибо, Лаки-кун!
     – Ты сама его выиграла…
     – Да, но… – Фука помедлила и мягко улыбнулась. – Ты был рядом. Мне это нравится…
     – Какая-то ты сегодня открытая, – заметил Кроули. – Раньше от тебя прямого ответа клещами было не вытянуть.
     Девушка засмеялась и пихнула игрушку ему. Кроули машинально подхватил кота, и Фука мгновенно повисла у него на руке.
     – Сегодня я хочу играть! – заявила она. – Я сегодня совсем свободная! Покорми меня!
     – Чего?..
     – Покорми меня, Ла-ки-кун!
     Фука звонко рассмеялась и ткнула пальцем в ряды палаток.
     – Ты ещё не наелась? – поразился Кроули. – Куда оно там влазит?
     – Нууууу! Это просто закуски! Купи мне чего-нибудь сладкого!
     Не дожидаясь ответа, наследница клана потащила его за собой, взяв курс на палатку, где делали блинчики с мороженым. Кроули вдруг понял, что она действительно ведёт себя немного странно. Когда она не скрывала своё присутствие неведомыми техниками ниндзя, Фука всегда казалась очень энергичной, – но сейчас золотая принцесса вообще будто с цепи сорвалась.
     Набрав ещё одну кучу закусок, Фука свалила всё на одноразовую тарелку, носить которую предлагалось Кроули. Это было меньшее из зол. Девчонка хотя бы перестала висеть на нём вертлявой хихикающей гирей.
      Они покинули ряды и пристроились в стороне от толпы, ближе к тенистым зарослям у склона. Солнце давно скрылось за горами, а освещение на фестивале оказалось паршивым – края палаток покрывали лампы и гирлянды, но на общее освещение не было даже намёка. В десятке футов от праздника мир терялся в такой густой темноте, что там без сомнения водились призраки.
     Фука, вооружившись двумя палочками с нанизанными на них разноцветными сладкими шариками, прислонилась к тонкому дереву. Кроули стал рядом. Кота повесили на ветку за ремешок на заднице.
     – Ты ведь останешься на фейерверки, да? – Девчонка, ловко удерживая еду между пальцами, требовательно потянула его за рукав, совсем как маленькая.
     – Даже если нет, ты ведь меня не отпустишь, – ровно заметил Кроули. – Уйдём, когда ты захочешь.
     – Вааа, не говори такого! – Фука мечтательно улыбнулась, и отправила в рот сразу две конфеты. – Я моху сахотеть оштатьша здесь навсегда!
     – Я знал, что ты это скажешь. Но фестиваль заканчивается после полуночи.
     – Нет, только утром, – поправила Фука. – Огни вокруг сцены будут гореть до рассвета. Чтобы злой дух видел, что ему здесь не место.
     – Хм?.. Ты знаешь историю фестиваля? – поинтересовался Кроули. – Я не в курсе о его истоках. Впрочем, я особенно и не искал…
     – Сегодня фестиваль «Первого зелёного листа», – размеренно произнесла Фука. – Давным-давно злой демон выпил жизнь из полей в той долине. Рис чах и умирал до того, как ростки успевали дать первые листья. Жители отчаялись и начали великую смуту, в попытках отобрать пропитание у других. Питаясь жуткой смутой, демон стал ещё сильнее.
     Её голос звучал почти напевно. Кроули с интересом смотрел на отрешённое лицо принцессы.
     – Но когда надежда уже угасла, в долину пришёл человек. Он провёл ритуал ощущения и заставил демона показаться. В битве человек сразил демона, и в долину вернулся урожай. С тех пор, когда рис на полях крепнет в начале лета, жители устраивают праздник ночью, чтобы показать злым духам, что им нет здесь места.
     – Хмм…
     Кроули задумчиво оглянулся на площадку фестиваля. Оттуда стали доноситься размеренные удары барабанов. Начался обещанный ритуал отгона духов.
     – Ты думаешь, это просто легенда?
     Фука хитро улыбнулась и стащила с палочки последнюю конфету. Кроули оглянулся вокруг, затем пробив насквозь, оставил тарелку висеть на ветке.
     – Вааа! Мусоришь!
     – Утром подберут уборщики…
     С хихиканьем Фука крутнулась, раскинув руки будто в танце. Кроули приподнял брови. Она казалось будто немного пьяной. Но невозможно, чтобы она втихую приняла – это он бы точно заметил.
     – Я ещё никогда не была на празднике, – радостно заявила наследница. – Я всегда должна участвовать в церемонии! Это так удачно, что мне удалось уговорить отца взять других девушек…
     – Так ваш храм отвечает за фестиваль? – утончил Кроули. – Я так и думал.
     – Правда? – Фука со смехом крутнулась вокруг него. – Откуда ты знал?
     – Когатани посвящён Инари, – ровно произнёс Кроули. – Такие святилища всегда связаны с урожаем. Теперь понятно, почему праздник так рано летом…
     Девушка взяла его за руки и покачала их из стороны в сторону, заглядывая спутнику в лицо.
     – Ты всегда такой серьёзный, – протянула она. – Почему ты не веселишься? Тебе правда совсем не весело?
     – Я… немного устал, Фука.
     – Ты всегда такой уставший, – капризно произнесла девушка. – Всегда такой сердитый! Всегда меня обижаешь!
     – Эй, полегче, ты…
     – И всегда о чем-то думаешь! Никогда ни с кем не играешь!
     Она отпрянула назад, пряча руки за спину.
     – И у тебя никогда нет еды!
     На секунду над ними повисла напряжённая тишина. Шум фестиваля будто стал громче. В воздухе разносились удары барабанов.
     Девушка с золотыми волосами хитро улыбнулась и заглянула в дуло наставленного на неё пистолета.
     – Хооо?..
     Кроули попятился назад, напряжённо держа девчонку под прицелом.
     – Ты… кто ты такая? – выдохнул он. – Или нет… Что ты такое?
     – Как грубо, – мелодично протянула «Фука», положив ладонь на грудь. – Ты меня не узнаёшь?
     – А я должен? – рыкнул Кроули. – Кто ты, мать твою?!
     – Гммм…
     Девушка куснула губу и игриво улыбнулась. Затем… растворилась в воздухе.
     Кроули мгновенно шарахнулся назад, готовясь ответить на атаку всеми силами. Но не успел. «Глок» как живой прыгнул из его рук.
     – Ты всегда носишь с собой оружие? – протянула девушка, рассеяно крутя оружие в руках. – Ты приносил его в дом, теперь на праздник…
     Она небрежно отбросила пистолет за спину, как обертку от конфеты.
     – Ты слышала того урода, – буркнул Кроули отчаянно соображая, что делать. – Хотя… ты же не Фука. Что с ней? Какого черта весь этот…
     – Какие глупости! – воскликнула странная девчонка. – Конечно я Фука! Только… не сейчас.
     – Что?.. Что за бред…
     Кроули осёкся. Что-то заставило невидимые кусочки паззла щёлкнуть, и он вдруг понял, что его спутница ведёт себя так странно неспроста. Но повинуясь инстинкту, он среагировал раньше, чем сообразил, что же именно это было.
     И это была её странная фраза. Его фраза.
     – Nooo, – поражённо протянул Кроули, – it can not be…
     Девушка с радостным хихиканьем захлопала в ладоши.
     – Я понятия не имею, что ты сказал но, кажется, ты меня вспомнил!
     – Ты же… Но ведь!..
     Кроули беспомощно выдохнул и взялся за голову. В уме будто плыли куски жёсткой ваты, которой не хотелось касаться.
     – Какого чёрта здесь происходит? – устало произнёс он.
     Девушка медленно подошла к нему вплотную и, убрав руки за спину, заглянула ему в лицо, уставившись пришельцу прямо в глаза. Кроули помедлил, выдержав странный выжидающий и любопытный взгляд.
     Внезапно он понял, что радужка Фуки медленно меняется. Небесная голубизна растворилась, сменившись тёплым медово-янтарным оттенком, а зрачки пугающе вытянулись. Девушка со смехом отшатнулась. Кроули с содроганием заметил, что на её голове шевельнулись два пушистых треугольника.
     – Моё имя Азахико. – Незнакомка сверкнула очаровательной улыбкой, игриво обнажив кончики острых клыков. – Таких как я вы называете кицунэ.
     – Там, откуда я родом, – глухо процедил Кроули, – мы таких как ты называем грёбанный баян! Откуда ты вообще взялась на мою голову!! Угх…
     Эта трансформация была последней каплей из последних капель. Умом пришелец понимал, что следовало бы хоть попытаться осознать, что случилось, но сейчас ему сделалось совершенно всё равно. Хотелось просто престать думать вообще. Сдавшись под напором стресса, Кроули устало уселся на землю, и, опершись рукой о колени, уставился в темноту.
     – Fucking hell.
     Одержимая Фука, по девчачьи сложив коленки, присела рядом. Кроули отчётливо заметил, как у неё колышется подол сзади.
     – Эй, ты ведь не испугался, да? – протянула она, трогая пришельца пальцем. – Ты всегда такой спокойный…
     – Кыш. – Кроули сердито отмахнулся. – Я не буду тебя кормить.
     – Хах?! Вот в тебе!
     Резко упав на четвереньки, лисица пихнула его корпусом, свалив землю. Затем с радостным звонким смехом улеглась рядом, подложив согнутую руку под голову.
     – Эй, так ты и правду солгал о своей памяти, – протянула она. – Фука умная девочка, она всегда подозревала, что что-то не так…
     – Что ты с ней сделала? – буркнул Кроули, покосившись на девчонку. – Ты же демон, так?
     – Невежда!
     Лисица приподнялась и, опираясь на руки, буквально сверкнула на грубияна чуть зеркальными глазами.
     – Я дух-хранитель этой долины! Не смей унижать меня, сравнивая с простыми демонами!
     – Так это ты живёшь в храме?
     Кроули снова сел. Азахико опять потрогала его руку кончиками пальцев. Будто сомневалась, что он настоящий.
     – Точно. Я живу там уже больше ста лет.
     Она с довольным вздохом опрокинулась на траву и раскинула руки.
     – Мне стоило выбираться почаще… но спать в собственном святилище так здорово…
     – Что ты сделала с девочкой? – ровно спросил Кроули.
     – Дала ей свои силы, – просто ответила лисица. – Она такая душка! Моя лучшая служанка, всегда такая заботливая, и внимательная, и…
     – И поэтому ты захватила её тело?
     – Не говори глупостей, – отмахнулась девушка. – Мы слились. Она сама попросила меня об этом.
     – Зачем?
     – Чтобы сражаться с этими мерзкими тварями, которые порушили мой дом, – рыкнула лиса, странно сжимая кулаки. – Ухг!.. Моё святилище! Моя постель!..
     Кроули и вдруг понял, что из глотки Фуки доносится почти животное клокотание.
     – Ты… – Он запнулся и покачал головой. – Боже, поверить не могу, что это происходит… Хотя, полагаю, нет нужды удивляться. Если есть одна магическая дрянь, есть и другие…
     – Эй-эй, не смешивая меня со всяким шарлатанством. Я тебя прокляну! – пригрозила Азахико.
     – А ты сможешь? – скептически поинтересовался Кроули.
     – Не знаю… – неподдельно смутилась лисица. – Я никогда не пробовала проклинать, только благословлять…
     – И что, Фука просто отдала тебе своё тело?
     – Конечно! – заверила лиса. – Она всегда была такой преданной! И никогда не винила меня ни в чем. И готова была служить в моём храме всю жизнь. Это совершенно естественно, если мы станем одним целым…
     Гибко потянувшись, лисица неуловимым слитным движением оказалась на ногах. Затем потянула завязки на поясе. Кроули спохватился, только когда пояс оказался на земле и она распахнула юката.
     – Эй, ты что творишь?.. – с опаской начал чужак.
     Девушка его прервала, небрежно сбросив одежду на землю. Затем взялась за заколки в волосах.
     – Мне пора за работу, Лаки-кун…
     Золотистые волосы мягкими волнами упали на обнажённую спину и плечи. Разумеется, под кимоно ничего не было. Ведь традиционно его носили без нижнего белья.
     Чушь, конечно, интимные места всегда чем-то прикрывали. Но не в этот раз. Фука была абсолютно голой. Над ягодицами легонько двигался роскошный пушистый хвост с идеальной формы белым кончиком. Оставив сандалии девушка, с очаровательным пыхтеньем задирая ноги, сняла носки.
     – Не вздумай испачкать моё юката! – строго приказала лисица, совершенно игнорируя тот факт, что сама только что каталась по траве. – Живо подними!
     – Я не твоя служка!
     Кроули всё же собрал небрежно разбросанную перед ним одежду и встал с травы.
     – Ты куда собралась в таком виде? – с лёгкой опаской поинтересовался он.
     – Эти создания пришли на праздник, – ровно ответила Азахико. – Я не могу позволить, чтобы люди пострадали во время ритуала! Твари…
     – Химеры в городе?! – рявкнул Кроули. – Что ж ты молчала?! Где мой…
     Лисица неожиданно скользнула к нему вплотную и бесстыдно прижалась грудью.
     – Не нужно. Я сама разберусь с этими тварями, – тихо произнесла она, нежно дыша чужаку в губы. – Фука-тян даст мне свою силу.
     Девушка очаровательно улыбнулась. Кроули заметил, что черты её лица выглядят немного иначе, чем прежде. Более… зрелыми. Будто Фука вдруг надбавила себе лет десять.
     Неожиданно лиса цапнула Кроули за плечи и жадно, с оттягом лизнула в нос. Тот шарахнулся в сторону.
     – Знаешь, мой муж был человеческим мужчиной, – игриво проворковала бесстыдница.
     – Фука этого не одобрит, – нервно отрезал Кроули.
     Девушка захихикала и многозначительно протянула:
     – Это как знать…
     Оттолкнувшись от него, Азахико на секунду продемонстрировала гибкое девичье тело в его совершенно не прикрытой красоте. Затем, развернувшись в воздухе, упала на четвереньки.
     Кроули ощутил странное головокружение. Черты человеческой фигуры поплыли, превратившись в размытый образ. Затем сверкнуло что-то белое.
     Прижав к груди одежду Фуки, Кроули невольно попятился.
     Перед ним стояла огромная белая лисица. Морда была длинней обычного, с яркими красными метками. Роскошный белый хвост вился в воздухе на невидимом ветру, и по длине мог обернуться вокруг хозяйки дважды. Высотой Азахико была футов девять, не уступая в таком виде даже самым массивным химерам. И, разумеется, белая демоническая лиса источала неземную грацию.
     – Всего один хвост? – ровно поинтересовался Кроули.
     – У меня их четыре.
     Голос будто зарождался где-то в стороне, откуда его доносил ветер, хоть звучал совершенно четко.
     – Но в подобной форме не ходят в бой, – протянула лиса.
     Будто обратившись в белый росчерк, она крутнулась вокруг Кроули. Советник ощутил мягкое касание к спине и затылку. Длинная белая шерсть мазнула его по щеке. Большой янтарный глаз с чёрной линией зрачка посмотрел на него в упор.
     – Я скоро вернусь, – пообещала Азахико. – Береги мою одежду. Фука жуутко расстроится, если ты её испортишь!
     Не успел Кроули раскрыть рта, как кицунэ исчезла. Между деревьев мелькнули белые всполохи. В темноте среди ветвей поплыло странное голубоватое свечение.
     Покачав головой, Кроули оглянулся в поисках своего оружия.
     – I need a drink…
     Фестиваль всё ещё шумел. Судя по традиционной музыке, ритуал шёл без задержек.
     Кроули обнаружил свободные лавки на берегу недалеко от площадки. Сложно было сказать, откуда они здесь взялись, в такой дали от города. Возможно, просто обустройство набережной – до самой площади тянулись уличные фонари.
     От покупки горячительного он воздержался. На Кроули алкоголь никогда не действовал, как полагается. Он становился излишне злым и агрессивным, а значит, только создаст себе новых проблем. Так что парень ограничился парой банок газировки и кульком апельсинов. Последние выглядели довольно аппетитно, и Кроули вдруг вспомнил, что давно не брал свежих фруктов.
     Прошло около получаса, а лисица всё не показывалась. Компанию ему составлял только страшный чёрный кот из мягкого плюша. Оно и к лучшему, Кроули нужно было время чтобы отойти от того факта, что Фука, очевидно, одержима демоном. Впрочем, Азахико утверждала, что она хранитель Когатани. Может она и не лгала, синтоизм позволял поклоняться чему угодно…
     Он уже начал понемногу расслабляться, когда рядом раздалось мерзкое кроткое тявканье.
     – Что за?..
     На лавку вскочила обычная рыжая лисица. Посветив на Кроули глазами, она полезла носом в пакет.
     – Что ты?.. Э, минутку!
     Несмотря на протестующее урчание, Кроули ухватил лису за морду и развернул к себе.
     – Ты ещё кто? – недовольно поинтересовался он, не обнаружив характерных меток вокруг глаз. – Иди позови мне большую лисицу!
     Животное вырвалось и оскорблённо соскочило с лавки. Над ухом Кроули тут же раздался разочарованный голос:
     – Хооо?.. Я так хотела тебя провести!
     – Это твоя прислужница? – буркнул Кроули. – Чёртов демон… Ай!
     Из всех возможных мест чокнутая лисица выбрала куснуть его за голову! Кроули панически отмахнулся, но за спиной уже никого не было. Он нервно посмотрел назад. А когда обернулся обратно, нервно вздрогнул. Она стояла прямо перед ним, свирепо топорща широкие уши.
     – Невежда и еретик! – заявила девушка и рванула одежду с лавки. – Я тебя точно прокляну. Не смей поносить моих младших сестёр!
     Она отвернулась, едва не заехав Кроули по лицу хвостом и, тряхнув волосами, начала одеваться.
     – Вы одна большая семья, не так ли? – буркнул Кроули, трогая себя за голову. Кажется, крови не было. – Но ты же ей как-то управляла.
     Лисица вдруг сердито тявкнула и боднула его в ногу. Чужак покосился на зверя и осторожно отодвинулся.
     – Не говори ерунды, – недовольно сказала Азахико. – Это мои подчинённые. Они помогали мне в охоте на монстров.
     – Это химеры.
     – Да-да, как скажешь… Инари-сама даровала мне власть над её прислужницами, чтобы я могла оберегать эту долину.
     – Инари… – протянул Кроули, а потом хлопнул себя по лицу: – Фак мой мозг, ты серьёзно?! Ты посланница Инари?! Уму непостижимо…
     Он поражённо покачал головой. Небрежно затянув пояс, Азахико пристроилась рядом и без спросу цапнула одну банку.
     – Похоже, ты кое-что знаешь, – протянула она, вырывая скобу без капли напряжения.
     – Что ты сделала с химерами? – спросил Кроули. – Как ты вообще их нашла? Это ведь была не одна большая шутка?..
     – Нет! – рявкнула лисица, поднимая уши торчком. – Не смей думать, что я стану шутить чем-то таким! Эти твари… они пришли охотиться на моих людей!.. непростительно…
     – Где ж ты раньше была? – раздражённо спросил Кроули. – Это происходит уже два месяца и…
     – Дела людей меня касаются мало, – равнодушно ответила девушка. – И город… Мы с ней не ладим.
     – С кем?
     – С той, кто живёт в городе. Я всегда была хранителем полей и… меня, честно говоря, не сильно волнует, что происходит в городе. Но раз они пришли охотиться на мою территорию…
     Лиса-демон демонстративно смяла банку в ладони. Потом скатала в шарик под аккомпанемент жутковатого хруста.
     – Я их на куски порву. Этого хочет Фука-тян.
     Шарик из банки по изящной дуге отправился в урну неподалёку.
     – В школу придётся ходить каждый день, – заметил Кроули. – А она в городе.
     – Фука-тян обещала меня защищать, – с поразительной теплотой ответила Азахико.
     Она протянула руки и перед ней мгновенно возникла лисица.
     – Иди домой, – властно приказала девушка.
     Лиса тявкнула и испарилась в темноте. Азахико потянулась.
     – Уннг… как я устала. Неужели я спала слишком долго?..
     – Ушастая лентяйка.
     – Хмпф!
     Внезапно она вскочила на скамью и, встав на четвереньки, угрожающе надвинулась на Кроули. Тот, не поворачиваясь, молча отклонился.
     – Веди себя хорошо с моей Фукой, – прошептала лисица ему на ухо. – Иначе… ты сделаешь нас всех несчастными…
     – Я здесь не для того, чтобы делать кого-то счастливым, – буркнул пленник аниме.
     – Прости, Лаки-кун.
     Кроули не оборачиваясь, нахмурился. Голос был тем же, но интонация…
     – Фука? С возвращением.
     Девушка смущённо хихикнула и с пыхтением села нормально.
     – Прости, что так всё получилось, – протянула она. – Я ещё не привыкла к силе Азахико-сама, и поэтому… Она иногда может быть такой напористой! Я не смогла ей сопротивляться… Можно?
     – Конечно, это на двоих.
     Фука вытянула апельсин и начала аккуратно сдирать корочку.
     – Так что именно произошло? – поинтересовался Кроули.
     – Азахико-сама предложила мне стать её сосудом. – Фука приложила руки к груди и закрыла глаза. – Я так счастлива…
     – Ты ею одержима.
     – Нет! – горячо заверила принцесса. – Она… это благословение. Я никогда не ощущала себя такой сильной! Она будто источник чистоты в моей душе…
     – Ага… – буркнул неубеждённый Кроули. – Когда это случилось?
     – Какая разница?
     Повисла неловкая пуза.
     – Ладно. В тот день, когда ты пришёл к нам. Азахико-сама говорила со мной во сне… Это было так удивительно! Я даже не надеялась, что когда-либо получу подобное благословение… Я всегда мечтала о простой жизни в храме. Теперь это возможно…
     – Я даже не хочу знать, что заставляет тебя так думать, – ровно заметил Кроули. – Но… храм теперь твой по праву, это да. Хотя, скорее, ваш.
     – Верно…
     Фука прикончила апельсин. Затем переложила пакет и придвинулась к Кроули поближе.
     – Я должна поблагодарить тебя, Лаки-кун…
     – Я отказывают от любой ответственности.
     – Прекрати!
     Фука сердито пихнула его боком, вызвав у пришельца короткую усмешку. Затем прижалась к нему и положила голову на плечо.
     – Знаешь… я ещё никогда не была вот так, один на один с парнем… – прошептала девушка. – Мне так хорошо, когда ты рядом.
     Фука закрыла глаза, прижимаясь к нему щекой. Кроули взял очередной апельсин.
     – Ты ведь в курсе, что ты лесбиянка, да?
     Повисла тишина. Со стороны площади доносился шум фестиваля.
     Фука выпрямилась и сцепила руки в замок.
     – Зачем ты говоришь такие стыдные вещи, Лаки-кун? – смущённо пролепетала она. – Пожалуйста, прекрати…
     Кроули молча отдал ей почищенный апельсин. Фука машинально взяла его, растерянно обняв ладонями. Советник принялся за следующий.
     – Откуда ты знаешь? – глухо произнесла девушка.
     – Ну, есть пара причин… – протянул Кроули. – Но в основном это то, что ты без памяти влюблена в Куруми.
      – Вот как… – Фука несчастно улыбнулась и разломила апельсин. – Но как ты узнал это?
     – Тебя выдал огонь порочного желания в твоих глазах.
     Снова повисла пауза. Фука положила апельсин на колени и разломила половинки. Кроули переложил горку шкурок в пакет.
     – Догадался в тот раз?
     – Догадался в тот раз. Ты сбежала, потому что не хотела слышать, до чего договорится наша принцесса?
     – Угу… – Фука несчастно кивнула и взяла одну дольку в рот.
     – Она чуть концы не отдала по дороге, – охотно сообщил Кроули. – Для неё это было как сердечный приступ.
     – Она меня… ненавидит, – ровно произнесла Фука.
     – Я так не думаю, – коротко ответил чужак. – Но. Теперь, когда я разгадал твоё кошмарное мурло, ты мне скажешь, что ты сделала? Я знаю, что это была ты. У Куруми пороху не хватит на первый шаг.
     Девушка хихикнула, прикрыв рот ладонью. Её смех звучал невероятно жалко.
     – Я… призналась ей.
     – Я это знал.
     – Тогда зачем спрашивал?!
     Кроули рассмеялся, Фука обиженно заурчала.
     – Она отвергла меня и…
     – Что она сказала? – перебил советник.
     – Это уже не…
     – Что именно. Она. Сказала.
     – Я…. – Фука вздохнула и понурилась. – Я не помню. Я старалась забыть так сильно…
     – Вау, ты прям как Рози, – протянул Кроули. – Вам нужно подружиться. Давай, она в твоём классе.
     – Я боюсь, – просто ответила Фука. – Я боюсь, что подружусь с девушкой и…
     – И это абсолютно нормально, Фука, – перебил Кроули. – Только… сложнее, чем конвенционный метод. Так что сказала Куруми? Ну же.
     – Я… я не…
     Она беспомощно умолка. Кроули вздохнул.
     – Ладно. Вы дошли до того места, где она говорит, что никогда не сможет тебе ответить?
     – Эм… – Фука задумалась. – Я… я не знаю…
     – Значит, нет. Насколько я знаю, это место ты бы запомнила навсегда. Вот что. Вам нужно поговорить, поэтому…
     – Но это невозможно, – убито выдавила Фука. – Я не могу смотреть ей в лицо, когда она… если она…
     Девушка безнадёжно закрыла лицо ладонями. Кроули приобнял её и утешающе погладил по спине.
     – Она просто боится, дорогая моя, – сообщил советник. – Она такая же, как и ты. Ты её напугала, она начала убегать.
     – Нет. Нет, это не так, – прошептала Фука. – Это я во всём виновата! Я всё испортила! Мы были единственные, кто мог понять друг друга! Больше никого… А я всё разрушила. Теперь она тоже одна. Опять…
     – Может, это судьба, – заметил Кроули. – Послушай, даже если она не захочет интимных отношений, ты должна прояснить ситуацию. Я гарантирую, что она тоже уверена, что ты её ненавидишь.
     – Но ведь… – жалобно протянула Фука.
     – Ага! Вот ты и начинаешь трусить. – Он хлопнул её по спине. – Прекрати.
     Девушка секунду посидела, понурив голову. А потом вдруг рассмеялась и ткнулась носом Кроули в шею.
     Над рекой взмыли светлые росчерки. И взорвались разноцветными огнями. Красные и жёлтые, синие и пурпурные звёзды и фонтаны рассыпались в небе бесчисленными роями ярких искр. С задержкой раздались глухие хлопки. Взмыли новые сверкающие потоки, разрезая тёмное ночное небо. В бездушных глазах страшного плюшевого кота отражались разноцветные вспышки, заливающие на мгновенье всю округу.
     Наконец-то начались фейерверки.
     – Я всегда думала, что мне никогда не понравится ни один парень, – звонко пропела Фука. – Но я ошиблась!
     – Эй-эй! – осадил её Кроули. – Мы же только что выяснили, что…
     – Но мне и вправду так хорошо, когда ты рядом! – перебила Фука. – Просто… по-другому.
     Одержимая духом лисицы принцесса обняла пленника аниме и доверчиво прижалась щекой к его груди.
     – Не злись на меня, ладно? – кротко попросила она.
     – Угх… ладно.
     Кроули утешающе погладил Фуку по спине.
     – Я чувствую себя как настоящая девушка!..
     – Я чувствую некоторый дискомфорт.
     ***

     Отправить Фуку домой удалось только после полуночи. Пришлось вызывать такси. Разомлевшая от такого обращения Фука влюблённо жалась к нему всю дорогу – но заодно Кроули вернулся к себе без проблем. Он высадился недалеко от дома и расплатился с поразительно жизнерадостным, несмотря на поздний час водителем.
     Такси бодро отчалило, сделав полукруг. Кроули вдруг понял, что возле калитки его дома стоит неправильно припаркованная машина, будто кто-то бросил её на минутку.
     Но у них никто не держал машин. Уж точно не таких блестящих обтекаемых спорткаров. С сомнением покосившись на понтовую машинку Кроули её обошёл и уже коснулся калитки… когда его внезапно атаковали!
     – Кхах!..
     Едва различимая в темноте тень неожиданно рванулась откуда-то сбоку и врезалась ему в грудь не хуже пушечного ядра. Заполошено отскочив сторону, пришелец испуганно оглянулся. Потом удивлённо посмотрел вниз, уставившись на два зеркальных жёлтых круга.
     Футах в пяти перед ним припал к земле крупный черный кошак по кличке Сета.
     – Что за чёр!..
     Глубокий дребезжащий звук прервал его удивлённое чертыханье. Кот злобно заворчал, причем с такими интонациями, что казалось, будто воздух вокруг него идет волнами.
     Преодолев волну первого испуга, Кроули ощутил злость.
     – Ты свихнулся, чёртова шкура?! – рыкнул он и перевел дыхание. – Чтоб тебя…
     Кот сошёл на шипение, потом раздулся и коротко рванулся к Кроули, заставив нервно отпрянуть. Но бросаться не стал, а только основа издал зловещий кошачий рёв.
     – Да что за?.. – поразился парень.
     Нападение со стороны кошек ему испытывать ещё не приходилось. Он любил кошек! Дома он прекрасно ладил с кошками.
     Стоять тут до утра Кроули не планировал, а выяснять причины кошачьего помешательства не было настроения. Но стоило ему потянуться к калитке, как кошак снова зашипел и резким броском заставил машинально отскочить.
     – Да чтоб тебя! – рявкнул советник. – Отцепись ты, чокнутая тварь!
     Он разражённо топнул ногой в надежде, что кот одумается и не станет всерьёз кидаться на кого-то в семь раз его веса. Не тут то было – кошак бесстрашно скакнул на него с кошмарными шипением, преходящим в вибрирующий рёв.
     Потянувшись за спину, Кроули в сердцах схватил рукоять пистолета.
     – Я Богом клянусь, драная твоя шкура!..
     Конечно, вряд ли он готов был пристрелить бродячего кота посреди ночи, – но, эй, в этом городе случались вещи и постраннее.
     Впрочем, кошак неожиданно отступил, будто понял, что дело стало серьёзным. Но не убежал, а только отошёл чуть назад, Кроули всё ещё видел, как светятся в темноте злые жёлтые глаза. Потом глаза исчезли – кот гибкой тенью взмыл на невысокий забор одним прыжком.
     – Вот именно, проваливай… – буркнул парень.
     Но проваливать обидчик не собирался. Вместо этого он уселся на небольшом каменном столбике и выжидающе уставился на Кроули. Тот, не спуская глаз с бешеного животного, бочком прошёл во двор. Морды он не видел, но мог гарантировать, что на ней сейчас редчайшая форма презрения.
     Только оказавшись на приличном расстоянии, Кроули рискнул отвернуться.
     – Чёрт знает что…
     Парень двинулся к лестнице. До него вдруг донесся характерный звук. Кто-то открыл дверь на втором этаже. Кроули озадаченно замер, затем с интересом шагнул назад, пытаясь увидеть, кто это шляется среди ночи. Может, кошачья атака потревожила кого из соседей. Хоть тут люди старались не замечать даже если кого-то насиловали в соседней квартире, даже копов не вызвали бы. Хуже чем в Нью-Йорке.
     К удивлению чужака открылись двери рядом с его квартирой. Из квартиры его соседки, студентки Арагаки Эри, явилось два силуэта. Они показались всего на секунду, потом свет погас и дверь захлопнулась.
     – Что за?..
     Двое неизвестных парней, или, может, молодых мужчин, в хороших костюмах и блестящих шёлковых рубашках буквально стащили по лестнице девушку, коротко стриженую, в мятом узком платье для похода по клубам. Та едва могла передвигать босыми ногами, будучи либо пьяной, либо под препаратами. Деловито подхватив ношу на плечи, молодцы потащили её к машине.
     Они открыли калитку, сноровисто передали девушку с рук на руки. Потом первый обернулся и… испуганно дернулся.
     Перед ними стоял парень, небрежно опираясь на их машину.
     – Ночная прогулка? – выразительно поинтересовался он. – Вечер в городе так освежает…
     Неизвестные замешкались на секунду. Потом первый раздражённо гаркнул:
     – Эй, пацан! А ну вали отседа!
     Парень неопределённо хмыкнул, явно не собираясь никуда валить.
     – А чего это вы такое волочите? – поинтересовался Кроули в ответ. – Разрешение есть? Предъявите лицензию на использование.
     Хорошо ряженые юноши – лет по двадцать, может чуть старше – глухо обменялись парой фраз, сначала озадаченно, потом уверено. Один сгрузил на товарища обмякшую даму и вышел перед Кроули.
     – Ты не лезь в чужие дела, отребье! – свирепо прорычал он. – Я тя прикончу!
     Доказательством намерений в его руках щёлкнул нож. Лезвие грозно блеснуло в свете отдалённого фонаря.
     – Ууу, – впечатлился Кроули. – Воа. Зачётные шмотки, резкая грубая речь, не боятся применить насилие… Я вижу. Вы у нас якудза. Вы ведь якудза, так? Настоящие? С боссом, братанами, семьями и всеми делами? Круто…
     Привычным движением, Кроули достал пистолет. Неизвестные испуганно застыли.
     – Знаете, я видел в городе якудза, – ровно произнёс советник, вытягивая чёрный прямоугольник из кармана. – Мне приходилось захаживать в сомнительные места. Работа, знаете ли. Их сразу видно. По глазам. Их глаза как… как у молодых волков. Дикие. Свирепые. Они двигаются как хищные звери, всегда начеку, всегда готовы к делу. Видно настрой, видно породу…
     Вкрадчивый рассказ сопровождался тихим поскрипыванием.
     – …и я поверить не могу, что вы, парочка тупых вонючих ублюдков, позволили мне взять и накрутить глушитель, – закончил Кроули. – Ну что за дебилы.
     Он поднялся с машинки и сложил руки у пояса, пистолет глядел вниз. «Братки» из «якудза», наконец, опомнились. Ведь в Японии было так мало оружия!
     – Ты… ты сука закрой свой рот, – подал голос тот, что держал девушку. – Ты думаешь, мы купимся на твою хуйню?! Это просто подделка!
     – Точно! – спохватился второй. – Ты просто сопляк, откуда ты…
     Кроули молча отвёл руку, и выгнул запястье, не глядя целясь в колесо. Резкий хлопок заставил парочку подпрыгнуть. Арагаки издала короткий стон и перекатилась головой на другое плечо. С грустным шипением машина осела на одну сторону.
     – На… настоящий, – панически проскулил носильщик. – Чуваак, он настоящий, какого хера это?!..
     – Не… не может… – Приятель захлёбывался впечатлениями.
     Кроули покачал головой, затем демонстративно направил оружие на руку «братка» и покачал стволом. Тот испуганно попятился, потом посмотрел на нож в руке, будто только что его увидел, и нервно отбросил.
     – Значит, вот, что будет, – ровно сказал Кроули. – Вы. Заносите её. Обратно.
     Каждое слово сопровождалось наглядными указаниями стволом.
     – Ко… конечно... – закивал носильщик. – Мы щас, мы щас…
     – Мы занесем… мы ничего… – зачастил второй.
     – Живо.
     С испуганным скулежом парочка подхватила всё так же бессознательную девушку и потащила её обратно. Они пару раз оглянулись, но Кроули всегда был прямо за ними. В рекордные сроки Арагаки вернули обратно к квартире.
     Возле двери образовалась заминка. Но раздражённое покачивание ствола обнаружило ключ прямо-таки волшебным образом.
     – Внутрь. На постель.
     С призовым энтузиазмом девушку нежно уложили на помятый футон, окружённый кучей бутылок из-под пива и минералки. В квартире отчётливо пованивало бурной вечеринкой.
     – Ключик на пол.
     Раздался глухой стук.
     – Наружу.
     Парочка вылезла из квартиры и испуганно замерла под суровым взглядом ствола.
     – Так. Теперь я попрошу ваши телефончики, «братаны», – едко произнёс Кроули. – И живенько, не задерживаемся.
     – Но ведь…
     – Какого черта тебе…
     Претензии прервал тяжкий скорбный вздох.
     – Кто-то думает, что это переговоры? Вам не нужны ноги…
     Кроули прицелился ноженосцу в указанную часть. Тот, панически спрятав глаза, поспешно вытянул из внутреннего кармана телефон.
     – Вот, вот!.. Не надо, чувак, не надо…
     – Не надо…
     – На пол.
     Телефоны легли на бетонное перекрытие. Кроули двинул стволом.
     – К машине.
     «Якудза», излучая панику и ужас, поспешно повиновались. Кроули, как и прежде, держался на расстоянии, прямо за ними.
     Добравшись до машины, парочка идиотов застыла, испуганно глядя в землю. Кроули помолчал немного, держа их на прицеле.
     – Вы ведь студенты?
     Парни нервно переглянулись, не поднимая взгляд на страшного убийцу.
     – Да мы просто!.. Простите…
     – Мы бы никогда такого… Нам так жаль!..
     – Точно, простите, нам так…
     – Заткнитесь.
     Студенты послушно умолкли. Кроули коротко оглянулся, убедившись, что улица пуста, а окна в домах прикрыты. Потом двинулся вокруг машины.
     От первого хлопка парочка испуганно заскулила, от второго попятилась, нервно косясь на обидчика. После третьего парни испуганно уставились на неловко осевшую машинку.
     – Парковка здесь запрещена, – холодно сообщил Кроули. – Так что начинайте толкать.
     Студенты с обречёнными лицами взялись пристраиваться к корме своего подбитого, практически затонувшего судна.
     – Живее. – Кроули пожалел что у «глока» нет курка, который можно громогласно взвести.
     Но словесного увещевания хватило, парочка со стонами налегла на машину. Потом догадались открыть дверь и снять с тормоза – всё в оглушающей тишине. Дальше дело пошло резвее.
     Когда они убрались на пару пролётов, Кроули снял глушитель и спрятал пистолет обратно за ремень.
     – Поверить не могу, – сквозь зубы прошипел он. – Мою соседку пытались украсть. Её же одноклассники накачали её дрянью и пытались украсть. Что за ёбнутый мир…
     Стоя посреди дороги в тихом уютном районе японского города Кроули в сердцах вскинул руки и демонстративно оглянулся.
     – Ну где?! – рявкнул он. – Где всё аниме? Где все волшебные школьники, и монстры, и лоли с магией?! Нет?! Что, только я?! Кто-нибудь!
     Где-то вдалеке отчаянно загавкала собака и зашлась коротким воем. Цикады невозмутимо орали, наполняя ночной воздух едким скрежетом.
     Покачав головой, чужак толкнул калитку, возвращаясь во двор. С забора его провожала пара жёлтых глаз.
     Изъятые у парочки дебилов телефоны Кроули подобрал, для дальнейшей обработки, затем вошёл в квартиру Арагаки. Девушка на удивление мирно сопела, подтянув себе под голову какую-то тряпку. На свет она никак не реагировала.
     Кроули бегло осмотрелся. Вокруг был страшный бардак, она и впрямь была совсем безалаберной. Жутко старомодную Нанако удар бы хватил при виде такой девушки.
     Накрыв пострадавшую обнаруженным в шкафу одеялом, Кроули осмотрел мусор. Там сразу обнаружилась пара пластинок из-под таблеток.
     – Ну конечно…
     Разобрать название оказалось трудно. Кроули решил слегка отвлечь Мацумото при первой же возможности. У той была масса опыта в самых сомнительных областях, и кто знает, какие осложнения могут случиться у бестолковой студентки.
     Отчасти чужаку хотелось обвинять саму Арагаки. Они иногда болтали о всякой ерунде, когда ей удавалось поймать загадочного соседа вечерком и поездить ему по ушам. Дурочка так гордилась, что меняет парней как перчатки, и вовсю гуляет по клубам. Она так гордилась тем, что «наслаждается молодостью», и как ей все вокруг завидуют. И вот вам нате.
     Иногда запрещённые вещи запрещены не без причины.
     Кроули вернулся к себе, и, закрыв дверь, немного постоял в лёгкой растерянности. В начале день шёл как по маслу, но в конце повисла просто гирлянда из кризисов. Сначала Фука и её лисица, потом парочка ублюдков-пикаперов с таблетками.
     С тяжёлым вздохом Кроули уселся за стол, и устало стукнул об него пистолетом. Потом щелкнул лампой. Адреналин поигрывал в крови. Следовало разобраться ещё с одним делом, раз уж он не спит.
     Кроули почти машинально вынул из кармана голубоватый листок.
     – Эй, демиург сраный, ты меня слышишь?
     Прошла пара секунд, когда на листе побежала строка.
     «Я даже знать не хочу какого хера ты там ещё придумал! Ты сам по себе, хавай что заварил!»
     – Ага, и тебе тоже здрасти, – едко ответил Кроули. – Ладно, мелочи в сторону, самое главное. Какого хера в Фуку вселился демон? Это какая-то попытка обхода, или что? У тебя тут вообще каша, так…
     Его опревал одно слово
     «Что?»
     – Демон, чувак, – ровно повторил Кроули. – В Фуку вселился дух лисицы. Она утверждает, что она живёт в храме, но…
     «Херня! Никаких там не было демонов это всё херня. Это ведь йокай, так? Кицунэ? Никакого этого дерьма там не было я не делал, никаких сраных йокаев!»
     – Вау, ну тогда у тебя есть соавтор, – буркнул Кроули. – Ну же, головой подумай! Если это ты что-то такое соорудил…
     «Ты гонишь псих чертов! Что там такое происходит? если это какая то шутка то пошёл ты нахер!»
     – Ну ты что, мне не веришь? Хули мне тут розыгрыши устраивать!
     «Но» – текст замер на пару секунд – «тогда понятия не имею. Никаких там йокаев и в помине не было. Не о том история»
     – Как сказать, – буркнул Кроули. – История твоя гарем, а Азахико женского пола, так что…
     «Я не знаю что ты там буровишь. Вообще отвали, ты похоже с катушек съехал!»
     – Ладно, хер с тобой, – отмахнулся Кроули. – Лучше скажи, что там с катастрофой в середине сезона. Или как там это ещё называется…
     «Что за хрень ещё? Ты точно сбрендил.»
     – Ой, да всё ты знаешь, – раздраженно ответил Кроули. – Случается то-то важное, потом наступает период затишья, когда фокус смещается на социальною сторону, а потом – бум, большой пиздец! Это штамп, и ты, конечно же, его планировал, просто признай!
     Лист очистился. Но Кроули ощущал, что диалог всё же не окончен. Наконец появился текст.
     «Я думаю, что это было из-за Фуки. У неё ведь есть семья, так? Они типа в политике и всё такое, да?»
     – Ты и понятия не имеешь.
     «Тогда наверно это она. Точно! Она должна быть последней, поэтому она такая должны быть сомнительная и потом должно было что-то случиться, а потом» – текст замер – «точно! потом должна была появиться Тесса!»
     – Вот оно что… – протянул Кроули. – Вау, лучше поздно, чем никогда. Хм… А план включал сексуального злодея женского пола, законспирированного под школьную медсестру?
     «Нет. Что за херня опять? Кстати, раз я не могу ввести Тессу раз ты все просрал раньше времени то теперь некому будет разрулить ситуацию, когда что-то бахнет!»
     – Ну и что? Я не нуждаюсь в подачках, – отрезал Кроули. – Я тут не сижу на жопе ровно, в отличие от некоторых мастеров аниме в третьей степени!
     «Пошёл ты на»
     – И ты тоже пошёл.
     Кроули смял листок и отправил его в мусорку, из которой тот волшебным образом испарится – листок всегда испарялся. Но слова графомана только больше всё запутали. Он не знал про лисицу, он не знал про медсестру…
     Которой, по сведеньям Кроули… не существовало в природе! Они с Азумой рыли носом землю, но сексуальная красотка будто сгустилась из воздуха, чтобы получить идеальные рекомендации и приземлиться прямиком в старшую школу Инакуры.
     – Что ж… – Пришелец откинулся на спинку стула, сцепив пальцы. – Осталось только ждать.
     Кроули был уверен, что «большой пиздец» грядёт. Оставалось только надеяться, что его усилий останется достаточно не только чтобы спасти его шкуру, но и чтобы приблизить конец этой проклятой истории.
     ***



     Продолжение следует...

Оценка: 9.41*29  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за! (адреналинемия-2)" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | С.(Юлия "Каркуша или Красная кепка для Волка" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Н.Любимка "Навеки твой" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница красоты" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"