Серый Александр: другие произведения.

Свод без Звёзд: текущая глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:
    Файл для последнего обновления текущей работы.
    Указания на опечатки просьба оставлять в комментариях.
    Оценки отключены - при желании, поставьте оценку в общий файл. Там же желательно проводить обсуждения непосредственно истории.
    Продолжение бывает раз в 5-7 дней.
    ВНИМАНИЕ! В тексте присутствуют: сомнительные описания


     Глава 3

     Дверь приоткрылась легко и даже не скрипнув, несмотря на свой массивный размер. Греянна осторожно сунула нос в щель и пугливо втянула немного тяжёлый влажный воздух. Пахло приятно, чуть солоноватым и пряным.
     Осторожно скользнув в купальный зал, девушка закрыла дверь и осмотрелась. Ванная дома Молув’итар была огромна. Греянна не рассчитывала, что ей предстоит мыться в шикарном бассейне под сводом высокой пещеры. В отличие от гладких стен и полов в коридорах и комнатах, этот зал был обработан нарочно небрежно, так, чтобы его поверхность походила на естественную, будто это какой-то грот в Пустотах.
     Бассейн тоже был стилизован под естественное озеро, за исключением площадки, где в воду спускалась короткая лестница с широкими полукруглыми ступеньками. Над водой медленно двигался пар, скрывая дальние стены. Темновидение было бесполезно в горячем воздухе, и купальню мягко освещали тусклые цветные многоугольники, плывущие под потолком.
     Не было никаких поверхностей, куда можно было бы положить одежду. Греянна смущённо сообразила, что наверняка благородную дочь должна сопровождать личная служанка. Но она хотела бы немного побыть одна…
     – Интересно… Откуда здесь горячий источник?
     – Его создаёт магия нашей матери.
     С нервным вскриком Греянна отпрыгнула от бассейна. В ответ на миг повисла удивлённая тишина, затем раздался мягкий смех.
     – Она была права, я бы такого не ожидала от прежней Греянны…
     – Кто здесь? – нервно пискнула испуганная дроу, стыдливо прикрываясь руками, хоть даже не сняла платья.
     Одна из неопределённых фигур в тумане, которые Греянна приняла иллюзию свечения тепла задвигалась, обращаясь в образ невысокой девушки. Из тумана выступила тёмная эльфийка. Чуть ниже Греянны, с приятным узким лицом, на котором играла хитрая улыбка.
     – Прости, я не подумала, что здесь кто-то есть… – пролепетала Греянна.
     Незнакомая дроу коротко рассмеялась. Греянна невольно провела взглядом по её обнажённому телу. Незнакомка была ещё молодой, с маленькой грудью, но довольно широкими бёрдами, очень стройная, но не очень мускулистая.
     – Ничего страшного, это я виновата. Я сама тебя напугала, сестра.
     Девушка потянулась, изящно отставив резную ножку, и оправила влажные волосы. Греянна поспешно отвела взгляд, сообразив, что таращится на голую женщину. До неё не сразу дошло, что та сказала.
     – «Сестра»?.. – протянула Греянна. – Ты… эм… Прости, я не знаю…
     – Разумеется, – с улыбкой мягко прервала девушка. – Не думаю, что ты бы меня запомнила в любом случае! Я Мелларика, Шестая дочь дома.
     – Мелларика…
     Как Греянна и ожидала, имя совершенно ничего ей не говорило. Разумеется, она уже знала имена всех своих сестёр, и брата. Но она всё ещё ничего не помнила. Она совершенно не помнила эту девушку.
     – Ты пришла, чтобы расслабится? – спросила Мелларика, подходя к ступенькам. – Тебе, наверно, тяжело вернуться после такого… – Она запнулась, и чуть склонив голову закончила: – Шока.
     – Нет, я… – Греянна помедлила. – Да, наверно. Я вчера довольно устала…
     Весь день она провела на ногах в сопровождении мечницы в голубом. Её провели по крепости дома, показывая, где что находится, потом провели по внутреннему двору. Греянна честно старалась запомнить что где, и как это относится к ней. Вечером она совершенно валилась с ног. Ей хотелось принять ванну ещё тогда, но она слишком устала. Может, не столько физически, сколько ментально. Сегодня она решила посетить ванную как только проснулась – довольно поздним вечером. Проспав целый день, Греянна понадеялась, что никого не встретит так поздно…
     Заметив, что сестра медлит, Мелларика подалась из воды и двинулась к Греянне. Та нервно отшатнулась:
     – Что ты?..
     – Я помогу тебе раздеться, – охотно ответила та. – Ты кажешься немного растерянной…
     Перед чем Греянна успела запротестовать, тонкие ладони оказались у неё под подолом. Девушка испуганно охнула – платье слетело с неё как живое. Мелларика издала немного зловещий смешок, положив руки сестре на бёдра.
     – Тебе идёт белое… – протянула она.
     – Правда? – машинально спросила та.
     Ей всё ещё не давало покоя, что её прошлый гардероб стоял из чёрных мантий.
     – Правда. Сестра Шалшари тебя за это съест…
     Греянна издала неуверенный писк, ощутив ладони сестры на бедре, но Мелларика, скользнув по ноге вниз, совершенно не обратила внимания. Склонившись, она мягко приподняла сестре ногу, и ловко стянула туфлю.
     – Теперь вторую…
     – Я… могу раздеться сама… – выдавила Греянна.
     – Ты что же, стесняешься, сестра? – Мелларика мелодично хихикнула. – Глупости, ты старше, мне вовсе не зазорно тебе услужить.
     – Но дело не в этом…
     Греянна сама не знала почему, но ей было слегка некомфортно. Может потому, что она впервые стояла нагой перед кем-то, может потому, что впервые видела кого-то другого нагим. А может, потому что Мелларика излучала странное уверенное, и почти неестественное спокойствие.
     С другой стороны, прикосновения младшей сестры были не так уж и неприятны. Быстро лишив Греянну одежды, та просто небрежно бросила её на пол.
     – Не волнуйся, – сказала Мелларика, перехватив взгляд сестры. – Я прикажу слугам принести чистую одежду. Уверена, тебя уже ждёт новый наряд. – Она хихикнула. – Куда приличнее ночнушки! О богиня, это было так забавно!..
     Греянна смущённо потупилась и недовольно буркнула:
     – Я же не знала…
     – Именно потому это так мило, – заявила Мелларика. – Ну же, тебе нужно окунуться.
     В десятке шагов бассейн опускался на приличную глубину. Мелларика была несколько ниже и её ноги даже не доставили до дна. Но, без труда держась на воде, она сделала вокруг Греянны круг, будто предлагая, присоединится. Та неуверенно потопталась на месте. Ей казалось, что она умеет плавать, но… стоило коснуться воспоминаний, как вернулась пустота в мыслях.
     – Расслабься, сестрёнка, – неожиданно сказала Мелларика.
     Греянна ощутила, как та виснет у неё на плечах.
     – Помочь тебе помыться?
     – Что?
     Она ощутила, как горят щёки. Греянна прекрасно знала, как именно нужно себя мыть, она не была ребёнком, и мысли о том, что это будет делать кто-то другой, касались такой территории, какая заставляла её смущённо запинаться. Мелларика издала короткий смешок и потянула сестру за плечи куда-то в сторону.
     – Я просто потру тебе спину. И тебе стоит посмотреть, где лежат наши приборы.
     Это имело смысл, Греянна понятия не имела где здесь лежат мыльные кремы и мочалки – если они вообще здесь. Девушка неуверенно кивнула.
     – Верно…
     – Ну так идём?
     Когда они обе смогли встать на ноги, Мелларика взяла сестру за руку и вдруг провокационно улыбнулась:
     – Сделаю тебе массаж, если захочешь…
     От странных ноток в её голосе Греянна ощутила, как печёт лицо. Прежде чем она успела запротестовать, Мелларика бархатно рассмеялась.
     – Ах сестрица! Ты такая…
     Она вдруг осеклась и, метнув на Греянну короткий взгляд, качнула головой:
     – Нет. Ничего, прости. Я престану тебя задирать, обещаю.
     – Почему-то я тебе не верю… – пробурчала Греянна, хоть и не попыталась освободить руку из тонкой ладони младшей сестры.
     Мелларика вывела её чуть в строну от входа. Здесь незамеченные Греянной за завесой пара стояли настолько продолговатых гладких каменных лож, окружённых прикрытой железной решёткой выемкой в полу. Оставив сестру у ближнего ложа, Мелларика подбежала к широкому шкафу у стены и с приглушённым бормотанием начала там рыться. Греянна с сомнением прикоснулась к ложу.
     – Ой, они тёплые, – удивилась девушка. – Но это же камень. Пол довольно прохладный…
     – Плиты зачарованы, – заметила Мелларика. – Ты же не хочешь лежать, прижимаясь голой грудью к холодному? Конечно, это бывает приятно, но…
     Сжимая что-то в руках, она картинно обернулась с игривой улыбкой:
     – …я боюсь, такие развлечения не для всех. Ты готова?
     Греянна невольно ощутила прилив смущения, хоть понятия не имела отчего.
     – Я должна лечь?..
     – Разумеется. – Мелларика вопросительно приподняла брови. – Что-то не так?
     – Не… нет…
     Четвертая дочь неловко взгромоздилась на тёплое ложе. Казалось, будто только что здесь кто-то лежал до неё. Мысль вновь вызвала волну смущения, было странно думать, что ты касаешься чьего-то тепла.
     Ощущение быстро затопила волна вполне осознанного смущения, когда руки Мелларики прошлись Греянне по спине. Сестра провела руками всего раз, но Греянна инстинктивно, как и со всем остальным знала, что Мелларика будет чрезвычайно хороша.
     – Ты… будешь делать мне массаж, да? – с нотками обречённости спросила Греянна.
     – Что это за тон? – возмутилась Мелларика. – Разумеется, буду! Вот тебе.
     – Гьях!..
     Греянна испуганно дёрнулась, когда сестра легонько щипнула её за бок.
     – Ты вся как натянутая тетива, сестра, – деловым тоном заметил Мелларика. – Расслабься, тебе нужно снять напряжение.
     Греянна коротко вздохнула и попыталась послушаться. Руки Мелларики мягко гладили её спину, нажимая ровно настолько, чтобы это вызывало слабое напряжение в теле, медленно таявшее в приятную лёгкость. Постепенно Греянна ощутила, как расслабляется. Чем меньше она сосредотачивалась на своём смущении, тем естественней казалось то, что сестра за ней ухаживает. Повернув голову, девушка издала тихий вздох облегчения.
     – Намного лучше, – одобрила Мелларика. – Знаешь, я понимаю, что тебе очень тяжело. Особенно сейчас, когда семья должна служить без отдыха. Но мне кажется…
     Сестра выразительно умолкла. Затем остановилась. Греянна удивлённо оглянулась назад, и растеряно спросила:
     – Что?
     – Тебя тяготит что-то конкретное, правда?
     Мелларика продолжила осторожно разминать сестре спину, захватывая плечи и бока. Скользкие от мыла пальцы поглаживали напряжённые мышцы, заставляя их расслабиться. Греянна повернулась обратно и тихо выдохнула.
     – Нет… ничего такого.
     Над ними повисла тишина, только вода журчала где-то в стороне.
     – Ничего… – повторила Греянна, – только… мне немного… страшно.
     – Страшно? – тихо переспросила Мелларика.
     Греянна ответила неопределённым урчанием. Она боялась признать, что её пугало.
     Её пугало то, кем она была раньше. Её прошлая жизнь.
     Всё случилось вчера вечером, когда она вернулась из путешествия по своему новому старому дому. Или старому новому дому. Она понятия не имела, как это назвать.
     И когда она вошла в комнату, там её ждала служанка.
     Конечно, Греянна ещё не знала кто это. Она просто увидела посреди комнаты невысокую худую девушку с короткими волосами, собранными в тощую косичку. На овальном лице мелькнуло затравленное выражение. Затем девушка низко поклонилась, и так и не подняла глаз от пола.
     – Прикажите мне, госпожа…
     Сухой шёпот как жеменька гравия царапнул Греянне слух, вогнав в прострацию на секунду. Казалось, девушка готова броситься в пропасть в любой момент.
     – Что?.. Ты… Кто ты такая? – ошарашенно выдавила «новая» дочь.
     Девушка испуганно вздрогнула и, не поднимая глаз, прошелестела:
     – Я ваша служанка…
     Греянна, с неловкостью взявшись за свой локон, чтобы занять руки, усилием воли сбросила оцепенение.
     – Я не… мне не нужна прислуга… кажется. Так что ты можешь идти…
     К удивлению Греянны девушка испуганно охнула, и вскинула взгляд. Замешательство Греянны усилилось, когда она увидела в глазах служанки страх.
     – Вы… не будет мне приказывать? – поражённо шепнула девушка.
     – Эмм… нет. – Греянна удивлённо склонила голову: – Ты… должна что-то сделать? Я не просила, чтобы мне присалил прислугу, я просто… думаю, мне нужно отдохнуть.
     В темновидении её лицо казалось странно тусклым. Греянна отметила это только сейчас, когда на сухих щеках появился свет.
     – Вы хотели, чтобы я ушла?
     – Эм… да?
     Греянна понятия не имела, почему ситуация настолько неловкая. Она уже привыкла к присутствию учтивых мечниц, и даже к быстро отведённым взглядам слуг, но это было совершенно другое. Девушка, склонив голову, поспешно скользнула мимо «хозяйки».
     – Прошу меня простить, госпожа…
     Кажется, она извинилась за то, что подошла слишком близко.
     – Ни… ничего… – растерянно пролепетала Греянна.
     Девушка поспешно раскрыла дверь и…
     – Постой!..
     Испуганно вздрогнув, служанка издала короткий писк, после стремительно согнулась в поклоне:
     – Простите, хозяйка!
     – Не… нет, я…
     Греянна ошарашенно подошла ближе. Она ни за что не стала бы задерживать странную девушку, если бы не заметила одну деталь.
     – Ты… твоя спина…
     Сбивчивое упоминание спины подрезало девушке ноги – Греянна нервно охнула, когда служанка рухнула на колени.
     – Я сделала, как вы приказали! – поспешно взмолилась она. – Я не накладывала лекарства!.. Я не лгу, правда!..
     То, что заставило Греянну окликнуть служанку, были заметные даже сквозь грубую ткань платья светлые полосы. И теперь она с ужасом поняла, что это было.
     – Ты… – в шоке шепнула благородная дочь. – Это что, раны?
     Вновь из пустоты в разуме пришло понимание, что жар испускали воспалённые раны. Если её спина горела так сильно, то наверняка её жгло как калёным железом.
     – Это раны, так ведь? Тебе же больно, поч…
     Греянна вдруг подавилась собственными словами.
     – Что ты… что ты сказала? – в ужасе шепнула она.
     Девушка начала заметно дрожать.
     – Я не накладывала лекарства… как вы приказали…
     Казалось, она готова умереть на месте от страха. Греянна ощутила, как в животе свивается комок тошноты. Она с трудом сглотнула.
     – Нет! Я не… Разве?.. – выдавила она. – Зачем я… Зачем мне приказывать такую жестокость?
     Девушка сжималась у неё в ногах, дрожа всем телом.
     – В наказание…
     – За что?! – поразилась Греянна.
     Она очнулась только сегодня, и уж точно ничего такого не приказывала! Значит, это было до её потери памяти, и девушка мучается уже несколько дней.
     Это казалось кошмаром.
     – В наказание… – повторила служанка.
     – Да, но… за что? – не поняла Греянна. – Что ты сделала?
     – Я ничего не…
     Служанка ощутимо осеклась полуслове, отчаянно склонив голову. Затем тихо выдавила:
     – Вы моя хозяйка… это ваше право…
     – Что?..
     Греянна вскинула дрожащие руки, отчаянно сжимая ладони у груди. Сердце билось как бешеное, тошнота впивалась во внутренности.
     – Это… это я с тобой сделала, да?
     Она не желала верить, что просто избила свою прислугу без причины. А потом запретила ей даже облегчить боль.
     – Вы наказали мен…
     – Нет!
     Греянна прервал тихий шелест, рухнув рядом с девушкой на колени. Осторожно взяв её за плечи, она заставила её разогнуться. Та всё ещё прятала глаза.
     – Ты… тебе запрещено смотреть на меня, да? – мёртвым голосом выдавила Греянна.
     – Да, госпожа…
     Ответ её не удивил. Она ощущала, как будто медленно тонула в грязи.
     – Это я запретила да?
     – Да госпожа…
     В тоне служанки появилось удивление. Греянна вяла её за подбородок и подняла лицо к себе. Глаза девушки выдавали редкий испуг.
     – Я… Ты больше не должна этого делать, – выдавила Греянна. – Иди обработай раны… Ты сможешь сама? Может, я попрошу чтобы…
     Девушка немедленно опустила глаза вниз.
     – Спасибо, госпожа…
     Её голос был скорее удивлённый, чем облегчённый. Греянна усилием воли заставила себя подняться, хоть по телу шла мерзкая слабость.
     – Ты можешь больше приходить… – ровно сказала она. – Мне не нужна прислуга, так что…
     Отчаянный хрип заставил её обернуться. Девушка смотрела на неё с откровенной паникой.
     – У… умоляю, только не так… – пролепетала она в ужасе. – Не выгоняйте!..
     – Что?..
     К ужасу Греянны, служанка растянулась на полу, вцепившись в подол её платья раненым животным.
     – Я умоляю, хозяйка Греянна… – прохрипела девушка. – Я сделаю все, что прикажете… Я никогда не буду кричать, я не буду плакать!.. Я не… я вынесу что угодно! Любой приказ!..
     – Что ты?!..
     Греянна попыталась оторвать руки девушки. Они дрожали.
     – Умоляю, хозяйка…
     – Прекрати! – отчаянно выдавила Греянна. – Я не… Я больше не буду тебя бить! Я не… ты можешь больше не служить мне…
     В ответ раздался отчаянный всхлип. Греянна застыла на секунду. Затем опять опустилась на колени и силой заставила девушку подняться с пола. И уверенно обняла, положив её голову себе на плечо.
     – Почему ты плачешь? – тихо спросила она, поглаживая необъяснимо впавшую в ужас служанку.
     – Вы выгоните меня, госпожа…
     Голос плавал, создавая странные нотки. Греянна отчётливо ощущала, как её платье на плече промокает.
     – Ты разве не хочешь этого? – неуверенно спросила Четвёртая дочь. – Я же… я над тобой издевалась! Как же так…
     Греянну совершенно обезоруживал тот дикий факт, что она обращалась с кем-то с такой жестокостью – и без всякой причины притом! С чего она так ненавидела эту девушку? Она же простая служанка…
     – Меня выгонят из Дома… – пролепетала девушка. – Меня выбросят в пустоши… и я просто умру…
     Её лепет обратился в неразборчивые стоны. Греянна ласково прижала служанку к себе, поглаживая по спине.
     – Шшш… всё хорошо… Тебя не выгонят… Всё будет хорошо…
     Медленно направленное усилием воли спокойствие изгнало до того тошнотворную атмосферу. Несколько минут понадобилось, чтобы девушка постепенно успокоилась. Греянна ощутила, как её обнимают в ответ. Погладив служанку по волосам, она чуть отстранилась. Заплаканное личико было душераздирающе несчастным, но из глаз исчез ужас.
     – Как тебя зовут?
     – Мали…
     – Какое милое имя. – Греянна осторожно погладила девушку по щеке. – Я тебя не выгоняю. Ты… ты хочешь, остаться моей служанкой? Ты моя личная прислуга, так ведь?
     – Да, госпожа…
     Мали снова резко опустила глаза. Греянна вздохнула и погладила её по спине. И резко спохватилась.
     – Ох, я же!.. Прости, тебе же больно! Я даже не подумала…
     Служанка вдруг удивлённо сдвинула брови, глядя в сторону. Затем подвигала плечами.
     – Я не… мне совсем не больно, – неуверенно протянула она. – Я даже не ощутила как…
     Мали удивлённо посмотрела на Греянну, её щеки вдруг резко засияли жаром, и глаза вновь нырнули вниз.
     – Ну, тогда… – озадачено протянула четвёртая дочь. – Тогда всё хорошо… наверное. Ты… можешь идти. Позаботься о своих ранах.
     – Да, госпожа…
     Мали ушла, тихонько прикрыв дверь. Греянна секунду растерянно сидела на полу. Затем рухнула на пол боком, как поваленный камень.
     – Кем же я была?..
     Она провела долгую ночь, бродя в жутких тёмных залах беспокойного сна, наполненных пустотой, и страхом, и тошнотворным осознанием, что она ранила кого-то. По пробуждении Греянна обнаружила, что Мали ждёт у дверей, кажется, уже не первый час. К счастью, из глаз служанки исчез страх…
     – …меня, сестра?
     …а её спина престала гореть от воспаления и боли. Греянна всё ещё ощущала себя так, будто мучает маленькое животное, даже когда она просто попросила девушку принести ей ужин…
     – …не ответишь, то я сделаю что-то фривольное…
     Вдруг Греянна вернулась обратно в купальню, сообразив, что совсем затерялась в своих тоскливых мыслях, и кто-то пытается её вернуть обратно.
     – Прости, я, кажется, отвлеклаААйя-аайх!!!
     С паническим воплем девушка резко рванулась прочь, планируя нырнуть в бассейн прямо с ложа. Мелларика в последний миг удержала её за пояс, разразившись звонким хохотом.
     – Нет-нет, постой! Ха-ха, прости, сестрёнка, я просто пошутила!.. Ну же, ложись, ложись…
     Греянна, всё ещё ощущая очень необычное – и совершено смущающее – прикосновение тонких пальчиков между своих ягодиц, всё же позволила уложить себя обратно.
     – Ты сама виновата, сестра, – игриво попеняла Мелларика. – Я пыталась привести тебя в чувство, но ты будто уснула…
     – Прос… – Греянна сердито запнулась и буркнула: – Нет, тебе нельзя было так делать в любом случае!
     Шестая дочь ответила зловещим смешком. Она несколько раз провела по спине сестры, теми же мягкими массирующими движениями. Затем легонько коснулась её плеч:
     – Тебя тяготит прошлое. Да, сестра?
     Греянна ответила неопределённым мычанием, утыкаясь носом в руки.
     – Я просто… я не понимаю, какой я была… раньше, – глухо пробормотала она.
     – Перевернись.
     Перевернуться ей Мелларика помогла едва ли не силой – Греянна сразу сообразила, что лежать перед сестрой совершенно голой будет невыносимо. Но лицо младшей быстро отбило волну смущения. Мелларика выглядела очень серьёзной.
     – К сожалению, я не та, с кем тебе стоит это обсудить, сестра, – заметила она. – Боюсь, я видела тебя всего раз, прежде чем ты лишилась прошлого. Впрочем…
     Она решительно положила мыльные руки у шеи, заставив Греянну смущённо дёрнуться, и умело провела между полушариями груди к животу.
     – Мел… Мелларика, не трогай!..
     – …я, кажется, пришла в этот дом в лучшее время. – Сестра не обратила на смущённый писк и капли внимания. – Не думаю, что ты позволила бы мне даже коснуться себя. Не без твоего приказа.
     – Послушай, я сама могу себя помыть! – взмолилась Греянна, ощущая как горят щёки.
     Мелларика провокационно улыбнулась, не прекращая растирать мыло по животу и бокам сестры.
     – Ты уверена? Всегда намного лучше, когда тебя моет прислуга…
     – Нет, не говори так!
     Мелларика удивлённо застыла на секунду. Греянна смущённо отвернулась.
     – Хммм… – Протянула младшая дочь. – Я, кажется, понимаю. Ты стала такой… другой. Если бы в прежнем доме мне кто-то сказал, что я буду счастлива прислуживать старшим сёстрам как служанка, хоть в спальне, хоть в ванной, я бы провела весь день, мечтая всадить этому кому-то нож в горло.
     Греянна испуганно застыла под мягкими ладонями сестры. Игривая мягкость Мелларики неожиданно стала зловещей. Будто догадавшись та хищно улыбнулась, заставив Греянну нервно поёрзать на ложе. Неожиданно четвёртая дочь вскинулась:
     – Погоди, о каком доме ты говоришь? Я думала, мы живём здесь…
     Мелларика застыла на миг и протянула:
     – Ах, да, конечно ты не знаешь. – Массаж продолжился. – Я не родная дочь матери Алистраи. Она меня удочерила. Я очень благодарна за эту милость.
     – Ты… что с твоей настоящей семь?.. Ой!..
     Она точно знала, что удочерение из другого дома невозможно пока с ним что-то не случится – и Греянна тут же неловко запнулась.
     – Бросила, – равнодушно ответила Мелларика.
     – Брос… Что?
     – Да. Ты думаешь, я поступила дурно?
     – Я… не знаю.
     Греянна отвернулась в сторону. Слова Мелларики неожиданно приобрели странный оттенок.
     – Ты… не любила свою семью? Ты сказала, что разозлилась бы…
     – За то, что меня заставляли служить? – уточнила Мелларика. – Да. Впрочем, как видишь, я не против услужить моим новым сёстрам.
     На её лице вдруг повило мечтательное выражение. Греянна сдавленно охнула, когда руки Мелларики вдруг неожиданно жадно прошлись по её груди.
     – Меня, наконец, будут обучать, – отвлечённо протянула та. – Я ученица сестры Шалшари. Ты наверно ещё не знаешь?
     – Неет… – протянула Греянна. – Но я, кажется… не удивлена.
     Мелларика снова мелодично рассмеялась.
     – Знаешь, я ненавидела своих прежних сестёр.
     Греянна резко напряглась. Руки Мелларики медленно остановилась на животе, хрупкая девушка смотрела ей прямо в глаза, почти холодным взглядом.
     – За что? – неловко выдавила Греянна.
     – За всё. Я ненавидела, потому что так они хотели, – равнодушно сообщила младшая дочь.– Потому что это должно стимулировать мои амбиции. Это даже сработало. На время. И теперь я здесь.
     Холод из тёмных глаз пропал. Мелларика провела рукой по щеке Греянны, оставляя влажный ароматный след.
     – Ты этого боишься, сестра? – шепнула она. – Ненависти?
     Греянна доверчиво положила руку на ладонь сестры.
     – Нет, – качнула она головой. – Но мне очень жаль, что так вышло. Я уверена, что здесь всё будет лучше.
     Мелларика мягко, в резком контрасте с тем холодным взглядом, улыбнулась, убирая свою руку.
     – Тёмная Мать возненавидела бы тебя в таком виде… – сообщила она игриво.
     – Тёмная Мать? – Греянна удивлённо свела брови. – Кто это?
     Мелларика с удивлением на лице недоверчиво хмыкнула.
     – Ты даже этого не помнишь? Но ты же была… Хм… Может потому колдун… чтобы тебя…
     Греянна приподнялась на локтях, удивлённая бормотанием сестры. Глаза Мелларики вдруг потемнели и… с коротким визгом, Греянна шлёпнулась на ложе – локоть резко поехал в мыле.
     – Осторожно!
     Младшая дочь со смешком придержала сестре голову:
     – Не ушиблась? Думаю, мы закончили, я принесу воды, чтобы ты обмылась…
     Подойдя к шкафам, Мелларика вынула широкий кувшин. Проходя обратно мимо Греянны, она плотоядно улыбнулась:
     – Конечно, если ты хочешь ещё…
     – Нет, хватит!
     Греянна жарко вспыхнула под мелодичный смех сестры. Но смущение лишь усилилось – вернувшись с водой, Мелларика опустилась на колени и по очереди осторожно обмыла ей ноги, мягко придерживая за лодыжку. Греянна горела.
     – Знаешь, если ты хочешь поговорить о своём прошлом, то куда лучше будет обратиться к…
     Мелларика запнулась на полуслове. Затем поднялась, подхватив кувшин обеими руками. Греянна удивлённо посмотрела на неё.
     Без единого слова Мелларика с каменным лицом подняла кувшин и вывернула сестре на голову. Испуганный вскрик потонул в весёлом смехе.
     – Она здесь, – сказала младшая.
     – Что?.. – Греянна отбросила с лица мокрые волосы. – Кто здесь?..
     Дверь купальни распахнулась, и в волнах пара показалось три силуэта. Один высокий и два низких.
     – Кто здесь?
     Незнакомый женский голос имел властные нотки, схожие с голосом матери Алистраи. Греянна поспешно встала с ложа, невольно прикрывая грудь рукой, в машинальной и неубедительной имитации защиты.
     – Здравствуй, сестра Ирае, – прозвенела Мелларика. – И это… Ах, это наши малышки!
     Из завесы пара вышла стройная длинноволосая тёмная эльфийка с янтарными, как у Старшей матери глазами. Её сопровождали две девочки, державшие в руках свёртки ткани. Греянне на миг показалось, что они прислуга Ирае – она знала, что это Третья дочь, её старшая сестра.
     – Греянна, – протянула дроу. – Верно, мне говорили…
     – Здравствуй, сестра… – неловко выдавила та.
     – Прости, что я не навестила тебя раньше, – заметила Ирае. – В мои обязанности входит следить за этими двумя. – Она указала на потупившихся девочек. – И это сложнее чем выглядит. Наши младшие принцессы – Мидорае и Квейлан.
     За спиной Греянны раздался плеск. Мелларика ловко соскочила в воду и теперь фривольно плескалась в бассейне. Ирае посмотрела на Шестую дочь, на её лице появилось неопределённое выражение.
     – Ты привела детей в качестве награды? – поинтересовалась Мелларика из тумана.
     – Нет. Просто хочу, чтобы они привели себя в порядок. Стоило мне оставить их всего на неделю, они запустились, будто орки в ямах…
     Со стороны девочек раздалось униженное урчание.
     – Мы мылись…
     – Плескаться над лоханкой в комнате не омовение для благородной дочери, – свирепо процедила Ирае.
     Она метнула на детей суровый взгляд через плечо – те испуганно вытянулись, закрывшись одеждой.
     – Раздевайтесь и воду, живо.
     – Да, сестра!
     Девочки подскочили к шкафам и нервно закопошились. Сама Ирае спокойно сбросила платье и, без всякой реакции на смущённо опущенный взгляд Греянны, вошла в воду.
     – Греянна, иди к нам, – позвала Мелларика и хулигански хихикнула: – Тебе стоит смыть с себя остатки мыла!
     Четвёртая дочь неожиданно ощутила волну сердитости.
     – Может если бы ты смыла меня аккуратней, мне не пришлось бы делать всё самой!
     Оказавшись в воде, Греянна совершенно инстинктивно толкнулась ногами, отправляя себя сквозь тёплый поток. Ничуть не смущённая упрёком, Мелларика издала мелодичный смех и нырнула на миг, показав над водой стройные ноги. Ирае, грациозно орошая себя горстями, внимательно наблюдала за младшими сёстрами.
     – Ты прислуживала Греянне? – подозрительно спросила она.
     – Да. – Мелларика игриво крутнулась. – Что-то не так, сестра?
     – Это тебе решать, – ответила Ирае. – Ты разве не принимала ванну сегодня?
     – Меня ждёт долгая тренировка. Я подумала, что неплохо будет освежиться пораньше…
     – Ах да, ваши тренировки…
     Ирае поморщилась и недовольно двинула бровью в ответ на изучающий взгляд Мелларики.
     – Что-то не так? – невинно спросила та.
     – Только то, что мой балкон прямо под комнатой Шалшари, – мрачно сообщила Ирае. – И ваши… тренировки мне уже довольно надоели.
     – …сама положи!
     – Ты первая их бросила!
     Благородные дочери обернулись к шкафам. Там девочки, сбросив платья, не могли поделить место в одной ячейке и теперь стояли нос к носу, готовые к бою.
     – Не припомню, чтобы я позволяла вам тратить время, – сурово сообщила Ирае.
     – Но она…
     – Она сама начала!
     Дети прогрузились в свирепый поединок зловещего урчания, готовые вцепиться друг дружке в волосы.
     – Прекратите!
     Благородные дочери и младшие принцессы удивлённо посмотрели на Греянну. Та приподнялась и села на бортик бассейна.
     – Не вздумайте сориться, вы же сестры!
     Большие цветные глаза испуганно уставились на сердито нависающую над ними Греянну.
     – Ну, и что такое?
     – Квейлан пытается!..
     – Она сама виновата, я!..
     – Нет, ты!..
     – А ты вчера!..
     Ирае с раздражённым лицом поднялась в воде чтобы…
     – Цыц!
     Греянна щёлкнула пальцами остренькие носы, заставив девочек очаровательно ойкнуть хором.
     – Я буду решать. А теперь снимайте одежду и лезьте в воду. Ну же…
     Под контролем старшей сестры младшие принцессы смирно начали складывать одежду в шкаф. Ирае задумчиво хмыкнула.
     – Ты не станешь спорить, сестра?
     Мелларика, бесшумно подплыв на спине, почти касалась Ирае своими распущенными по воде волосами. Та покосилась на сестру.
     – Вижу, твоя инициация прошла глаже некуда, Мелларика.
     – Хоммм…
     Кувыркнувшись в воде, младшая сестра выровнялась, и встала перед третьей дочерью.
     – Я стараюсь изо всех сил… – промурчала Мелларика.
     – Уж в этом я не сомневаюсь, – буркнула Ирае. – Как на счёт твоего настоящего обучения? Раз ты… посвящена, для тебя не секрет к чему всё идёт…
     Мелларика выжидающе посмотрела на Ирае. Та выдержала взгляд без труда. Наконец, глаза Мелларики мелькнули чёрным.
     – Сегодня была моя первая тренировка с оружием.
     Ирае поражённо хмыкнула и, отвернувшись, легла на спину.
     – Шалшари снова взяла в руки меч? Ради тебя. Клянусь Тьмой, вы и вправду готовитесь всерьёз. Это хорошо. Шалшари посвятила тебя в твоё место в семье?
     Старшая дочь двинула руками, отправляя себя по воде. Мелларика бесшумно скользнула за ней следом.
     – Конечно, сестра. Обещаю, я не подведу. Но что…
     Ирае резко встала. Мелларика притормозила рядом.
     – …с твоей магией, сестра? – промурлыкала младшая. – Моя наставница говорила мне, что случилось… Но ты ведь смогла её вернуть. Правда?
     Ирае смерила Мелларику коротким взглядом. Потом резко подалась вперёд, касаясь её губ пальцем. Тихий шёпот отдался вокруг них странным эхом.
     Мелларика чуть склонила голову, глядя на сестру антрацитово-чёрными глазами Ирае недовольно хмыкнула.
     – Не сработало…
     – Я уже умею отражать магию, – протянула Мелларика. – Шалшари говорит, что у меня талант.
     – Да-да, это я поняла, – отмахнулась Ирае. – Но я всё ещё разочарована. Не желаю, чтобы мои заклятья были такими слабыми…
     Мелларика мелодично рассмеялась, улыбаясь без капли подвоха.
     – Я не хочу, чтобы ты применяла что-то сильнее! Мне просто повезло.
     Ирае взяла сестру за подбородок и мягко её потрепала:
     – Уж я надеюсь. Мне хочется верить, что смогу рано или поздно запечатать твой трепливый ротик. И твоей наглой наставницы, раз на то пошло…
     Мелларика мелодично хихикнула и сделала круг вокруг третьей дочреи.
     – Знаешь, сестра, я была бы так счастлива, если бы присоседилась к нам хоть ра…
     С фальшивым испуганным писком она нырнула под воду, уворачиваясь от захвата Ирае – между пальцами старшей мелькнули голубоватые разряды. Вынырнула Мелларика только на дальней стороне бассейна, подняв волну брызг и вызвав испуганный вопль у младших принцесс, которые только вошли в воду. Гибким движением девушка взлетела на камень из воды.
     – Хватит на сегодня, – радостно заявила она, подхватывая с пола почти невидимое полупрозрачное платье. – Позови меня снова, сестра Греянна!
     Та смущённо улыбнулась.
     – Я подумаю…
     – Или я тебя сама поймаю.
     На ходу Мелларика ловко вскочила в платье, заставляя щёки Греянны вспыхнуть – платье не столько скрывало стройное тело, сколько подчёркивало все, что должно было бы скрыть.
     – Поверить не могу, что у нас их теперь две…
     Греянна обернулась к подошедшей сзади Ирае.
     – Они… очень похожи, да? – протянула Греянна. – Она и сестра Шалшари?
     За их спиной раздалось хлюпанье. Девочки отчаянно упирались, не желая идти мыться, – но оказавшись в бассейне, немедленно всё позабыли, охотно взявшись играться с водой.
     – Это так странно, Мелларика сказала, что она не родная дочь…
     – Их схожесть в другом, разумеется, – ровно заметила Ирае. – Ты наверняка уже видела как…
     Она запнулась. Затем взяла Греянну под руку, отводя сестру подальше.
     – Я знаю, что хотела бы узнать больше о своей прошлой жизни, Греянна, – начала Ирае, – но я советую тебе не спешить.
     – Но ведь я!.. – несчастно подалась вперёд Греянна.
     Пустота в разуме её убивала.
     – Ты не знаешь, – перебила Ирае, – но старшая мать отдала приказ не… скажем так, не тревожить тебя слишком сильно. Я могла бы подробно изложить, как и почему случилось то, что случилось, сестра. Я даже знаю кое-что, что поставит меня в неловкое положение перед матерью. И меня это не волнует.
     Она легко коснулась щеки Греянны.:
     – Но я поддерживаю её решение не тревожить твой разум. Прошу, доверься нам.
     Греянна несчастно кивнула, понурив голову:
     – Ладно…
     Ирае помедлила, затем коротко усмехнулась.
     – Надо же. Благородная дочь доверится кому-то просто по просьбе. Тёмная Мать будет в ярости…
     – Эм… Мелларика тоже упоминала эту Тёмную Мать, – протянула Греянна. – Кто это? Какая-то правительница? Я совершенно…
     – Ясно, – прервала Ирае. – Что ж, тебе стоит узнать основы. Возможно, даже придётся устроить урок вместе с моими…
     Их прервало появление нового посетителя. Дверь открылась, и из тумана, слегка позвякивая полным обмундированием, явилась невысокая девушка в броне и при оружии. Греянна испуганно спряталась за удивлённо вставшую из воды Ирае.
     – Брия? – поразилась та. – Что ты?.. С чего ты явилась в купальню как на войну?
     – Ирае? – Удивление Брии не уступало сёстрам. – Но ты же была… И эти тоже здесь?
     – Брия…
     Греянна вышла из-за сестры, оглянувшись на девочек. Те припали к бортику, во все глаза таращась на девушку в кольчуге с неприкрытым обожанием.
     – Я… только что вернулась с патруля, – с неловкостью признала гостья. – Хотела просто расслабиться…
     – И тебе лень сходить в оружейную? – Ирае выразительно двинула бровью. – Клянусь Семью адами, сестрица, ты стала совсем как Вьерна! Слуги вечно выгребают её железки из всех щелей…
     – Да нет, я просто!.. – Брия отчаянно загорелась даже в тепле зала. – Я просто… вернусь позже…
     Девушка развернулась, явно планируя сбежать.
     – Девочки, – Ирае даже не взглянула на воспитанниц, – помогите сестре раздеться.
     Малышки вскочили из воды как две чёрные рыбки и немедленно вцепились ойкнувшей Брие в пояс.
     – Что?.. Пустите, я ухожу!
     – Но сестра Ирае сказала, что тебе нужно помочь, – пропыхтела Квейлан, цепляясь за жертву. – Я сниму твой пояс…
     – Ух ты, боевые клинки!.. – Мидорае жадно рассматривала уже отвязанные ножны.
     – Эй, не трогай, ты пореж… Ирае! Отзови этих прилипал!
     Третья дочь в ответ издала короткий смешок и обратилась к Греянне:
     – Хоть их наставница я, они совершенно обожают только Брию. Может, потому что она так безнадёжно мягка с ними…
     – Ираеее!
     Брия отчаянно пыталась удержать на себе кольчугу, отчаянно отталкивая детей, но те упрямо цеплялись за все края, постепенно задирая её броню. Рост Брии им помогал.
     – Ты же пришла освежиться, сестра, – невозмутимо сообщила Ирае. – Прекрати быть ребёнком сама, и живо в воду. Не заставляй меня гнать тебя шлепками.
     Брия загорелась ещё сильнее.
     – Ах ты!.. Ну и ладно, я и так хотела… Квейлан! Не трогай оружие!..
     Наблюдая за вознёй вокруг их младшей сестры Греянна невольно заулыбалась, а потом и захихикала. Было совершенно очевидно, что именно так она сама выглядела со стороны, испуганно сжимаясь от любого смущения.
     – Греянна.
     Ирае мягко взяла её за плечо.
     – Если тебя что-то будет беспокоить, я хочу чтобы ты пришла ко мне, – серьёзно сказала сестра. – Это будет лучше для нас обеих.
     – Я… не совсем понимаю, – признала Греянна. – Но я так и сделаю. Спасибо, сестра.
     – Хорошо. Теперь. Ты хочешь помочь нам помыть Брию?
     – Да не пихайте вы меня, я… я сама могу спуститься в водууУООаай!!..
     Запутавшись в двух малышках Брия, всё ещё в нижней рубашке, кувырком отправилась в бассейн, подняв фонтан брызг. Греянна радостно рассмеялась и двинулась к сёстрам.
     – Очень хочу! Девочки, поднимите её…
     ***

     Ослепительная вспышка разорвала темноту над пустошами. Ящеры каравана, и так тревожно храпевшие из-за нервных окриков погонщиков, окончательно перепугались, и испуганно рванули вперёд, по дороге сбив с ног пару замешкавшихся охранников.
     – Нападение!
     Хриплый вопль на орочем наречии разнёсся вокруг, лишь на миг опередив массивные тени атакующих.
     С противным клёкотом боевые пауки врезались в неровный строй защитников. Орки пытались перестроиться направо, в направлении атаки, но бегство ящеров смешало их ряды. Всадники дроу, хоть и ослеплённые на пару секунд резким светом, немедленно воспользовались парой слабых мест в обороне.
     О жутких всадниках дома Фьен’нетал в Кворвате ходили неприятные истории. Злобные арахниды, служившие им скакунами, были не самыми крепкими, но чрезвычайно смертоносными тварями.
     Фланги неровного строя немедленно смяли. Десяток бойцов просто подмяли под себя пауки, даже когда их всадники подслеповато щурились от удара осветительной магии. Центр едва успел выставить копья перед собой, чтобы синхронными ударами отогнать наседающих тварей.
     Свет принёс незначительное преимущество, и часто этого было достаточно, чтобы изменить исход битвы. Но не в этот раз. Одного из излишне жадных до крови дроу удалось достать в корпус, но ощутив слабость всадника, обученный паук немедленно отошёл в сторону, стремительно скрывшись в темноте. Защитники попытались закрыть прореху, но дроу легко врезались в брешь, без промаха поражая легко защищённых воинов-рабов в уязвимые места.
     Несколько дроу метнули небольшие предметы. Ударившись о щиты, те взорвались мутной взвесью. В криках агонии полдесятка орков покатились по земле, врезаясь в товарищей и оставляя на камне кровавые следы.
     Раненые быстро замедлялись, некоторые сгибались и падали на колени, не в силах стоять на ногах. Разумеется, клинки дроу были отравлены.
     Паучьи всадники не пытались держать строй. Они не пытались даже сражаться с каким-то планом. Они просто жаждали прикончить уродливых дикарей поскорее, чтобы удовлетворить жажду крови и показать силу своей хозяйки.
     Их было всего девять против трёх десятков орков. И они побеждали. При каждом броске паука один из орков падал, а сражающихся изо всех сил рабам удалось лишь легко ранить пару тёмных эльфов. Дроу были попросту лучше. Сильнее, быстрее и совершенней в бою.
     Неожиданно над головами защитников пронёсся короткий гул. Приподнявшегося для смертельного удара дроу вдруг сорвало с паука – с коротким вскриком он улетел в темноту. Позади строя раздались предупреждающие крики – их обошли с тыла! Командир коротко оглянулся назад, но к его удивлению противников там не было. Только широкоплечая фигура резко взмыла в воздух над строем, затем командир ощутил как его ударило в макушку что-то тяжёлое, но на ногах он удержался.
     Впереди раздался влажный хруст и предсмертный визг боевого арахнида. Посмотрев вперёд, орк увидел, что на пауке кто-то стоит. До него вдруг дошло, что неизвестный просто пробежался по их головам и всем весом обрушился на насекомое.
     Воин скатился с мёртвого паука. Новый немедленно подмял его под себя, злобно шипя. Неизвестный безвредно перекатился сквозь массу тонких ног и легко вскочил на спину позади всадника. В его движениях не было и капли грации стройных эльфов – взамен они были смертельно эффективны.
     Резким движением выбив клинок из руки дроу, будто игрушку у ребёнка, воин захватил эльфа за шею и сорвал его с паука, странным ломаным движением отбросив в сторону. Даже сквозь шум боя раздался громкий хруст, дроу упал тряпичной куклой. Неожиданный союзник немедленно с рёвом бросился на другого всадника, свалив с паука. Они прокатились кубарем, как пара мешков с клубнями, но на ноги поднялся только воин, ловко продолжая движение. Дроу остался лежать на камне.
     Лишившись трети бойцов и двух пауков всего за пару секунд, тёмные эльфы неожиданно ощутили панику.
     – Назад! В укрытие, рассып!..
     Голос резко прервался, когда в голову дроу врезался небольшой булыжник. Второй камень метко нашёл единственное мягкое место между жвал паука. Насекомое резко скакнуло назад, затравленно клокоча.
     Воин издевательски хохотнул, демонстративно жонглируя парой камней. Сбоку выросла массивная тень…
     – Сзади!
     Командир орков невольно подался вперёд, глядя как воина подминает туша паука, жвала нацелены ему в голову – тёмный эльф умело выбрал себе момент для атаки.
     Секунду спустя из-под паука раздался хриплый хохот. Лёжа не земле, воин держал монстра за жвала, легко отталкивая от себя.
     – Маловато… массы! Гх!
     Согнувшись, он поднял ноги и, уперев их в голову насекомого, мощно толкнул. Раздался влажный хруст, паук заверещал, панически метнувшись в сторону. дроу в седле едва не вылетел, но удержался – и тут же ему в голову врезалась чёрные довитые лезвия жвал. Неизвестный боец легко импровизировал.
     Удары пришлись в шлем, и эльфу удалось удрать в темноту, зло понукая паука магическим приказом – ослепшая от боли тварь не слушалась простых команд.
     Джей усмехнулся и обратился к всё ещё держащим строй оркам:
     – Я бы сказал, что паучья кавалерия это самое странное, что я видел, но в Запретной земле бывает и не такое. Гигантские осы, которые читают мысли и плюют кислотой? Вот это был ужас.
     До командира не сразу дошло, что незнакомец говорит на орочьем, лишь с лёгким акцентом.
     – Ты… ты белокожий из Дома Огня, – понял орк. – Зачем ты здесь? Хозяева не говорили, что Дом Огня будет на этом маршруте.
     – Расслабься, я просто мимо проходил, – отмахнулся Джей и досадливо фыркнул: – Меня… унесли тени. Эй, вы бойцы из клана Чёрной Скалы?
     Командир сделал жест опустить оружие. Без лишних понуканий воины немедленно разошлись, помогать раненым и собирать тела, один отряд отправится вдогонку за ящерами. Сам лидер отряда подвинулся к белокожему:
     – Ты знаешь о нашем клане?
     Джей демонстративно указал себе на щеку:
     – Видел вашу метку. Вы принадлежите дому Авармин? Всё племя?
     – Они хозяева нам, верно, – кивнул орк. – За нашу службу они делают нас сильнее.
     – Полагаю, это лучше, чем просто признать себя рабами, – буркнул мечник. – Ваш вождь не боится, что однажды вас просто продадут на мясо?
     Орк свирепо вскинулся:
     – В Чёрной Скале нет вождя! Старейшины ведут племя, воины служат дому дроу за их защиту!
     – Вот как. Ну, я вижу, что хозяйка относится к вам с деловым подходом. Серьёзно, ни один дом не станет обучать рабов дисциплине в бою. Да и эта тактика…
     Джей хмыкнул. Мало того, что Вьерна учила солдат Молув’итар осадной тактике и почти партизанской войне – теперь выводящий боевых рабов дом обучил орков тактике и дисциплине строевого боя. О которых дроу, кажется, слышали только краем уха. Не было ничего удивительного, что глубоко традиционные правящие дома нутром чуяли угрозу.
     – Вашей хозяйке стоит лучше вас экипировать, раз на вас нападают эти монстры, – заметил Джей. – Почему в караване нет длинноухих? Я бы сказал, что вы приманка, но в округе определённо нет солдат союзных домов.
     Путешественник посмотрел в сторону, где пара орков деловито обирала тело пробитого чёрным мечом дроу. Ощутив взгляд, те уставились на белокожего в ответ. Джей выразительно ткнул пальцем в оружие, потом поманил к себе.
     – Старый маршрут, – мрачно ответил орк. – Здесь было совершенно безопасно, хозяева оставляют солдат на другие караваны. Дом Фьен’нетал совсем рядом.
     Он ткнул в дохлых пауков. Джей не глядя принял меч у орка Чёрной скалы, озадаченно оглядываясь на темноту пустоши. На севере виднелись размытые цветные огни.
     – Ты имеешь в виду, что их резиденция рядом?
     – Да.
     Орк оглянулся на показавшихся поодаль бойцов. Те подавали сигнал, что ящеры в порядке.
     – Нам нужно отправляться. Мне нечего дать тебе за твою помощь белокожий, но я скажу хозяйке, что ты защитил её вещи.
     – Как двусмысленно… – протянул Джей. – Ладно, удачи в дороге, вояки. Так, что ж она говорила о «живой клетке»?.. Лес?.. Ненавижу метафоры…
     Бормоча под нос, Джей двинулся в темноту.
     – Постой, – окликнул командир. – Ты хочешь идти к их дому? Их паучьи всадники всё ещё там. Если элитные воины вышли из дома, они готовы к войне, а значит, будут патрулировать границу. Эти воины сами как их пауки, ждут в засаде чаще, чем нападают прямо!
     Мечник с коротким смешком отмахнулся рукой и вскоре исчез в темноте.
     К северу от дороги, по которой вели свой караван рабы дома Авармин, лежали владения Пятого правящего дома Кворвата. В миле от западной стены грота возвышались три башни, созданные из массивных колонн. Башни покрывал орнамент из голубых, белых и пурпурных огней – свой цвет каждую. Белые огни означали покои женщин, в пурпурной жили мужчины. Голубая башня служила для отдыха и приёма гостей. Здания соединяли невесомые мосты из полупрозрачного хрусталя, пропитанные укрепляющей магией.
     Сияющий замок окружал великолепный лес из подземных грибов. Тусклое свечение овалом украшало несколько квадратных миль вокруг резиденции, доходя до самой стены. Различные породы сияли разными цветами, шляпки рисовали светом замысловатый цветной орнамент, насладиться красотой которого можно было лишь при взгляде с высоты – например, с верхних этажей крепости. Это был самый красивый сад в городе, по праву принадлежавший хозяйкам лучших рощ и тайных ферм с растениями поверхности.
     Сад же и охранял это право, давая помимо обильных урожаев поставки первосортных ядов из грибов и лишайников. Сад был также строгой границей – каждый десятый гриб покрывали незаметные мембраны паразитического лишайника. Такие, достигая зрелости, звонко лопались при приближении живых существ и выпускали облако пожирающих плоть спор, которые обращались в новое поколение паразитов.
     Без точного знания, как пройти к резиденции, прекрасная роща становилась смертельной ловушкой, а громкий звон служил оповещением для охраны дома.
     Разумеется, все элитные воины дома прекрасно знали расположение всех заражённых зон. Несчастные случаи бывали лишь иногда – порой один из командиров «забывал» сообщить новому, излишне амбициозному или наглому солдату точные границы зоны.
     Сейчас, однако, ведущего всадников больше интересовало, как оправдать провал его налёта. Отряд собрался на границе леса, в ожидании отставших после разделения бойцов. Пауки, остыв после боя, стали слушаться без применения магии и без труда замерли в засаде, обратившись в статуи. Затаившиеся в неровностях рельефа солдаты нервно поглядывали на командира, не рискуя обмениваться мнениями вслух. Пульсирующая боль на правой стороне лица сообщала ведущему, что они осторожничают правильно – ему не терпелось сорваться на ком-нибудь. Всё что его сдерживало, это тоскливые мысли, что положению оно не поможет…
     Лёгкое движение в темноте заставило отряд замереть в засаде. Командир коснулся магической броши на плаще и в стороне от него раздался призрачный голос:
     – Хозяин или раб?
     – Раб не смеет нарушать покой светлой рощи в час войны и смерти.
     Пароль был правильный. Не дожидаясь сигнала, ближайший солдат показался из укрытия, давая понять, что засада снята. К ним приблизился один из отряда.
     – Почему так долго? – прошипел ведущий, покидая укрытие.
     – Этот ублюдок… – солдат колебался между злобой и шоком, – он вырвал моему пауку жвала! Руками, прокляни его Мать!
     Раздался короткий поражённый гомон. Даже неопытные солдаты Фьен’нетал побаивались массивных монстров, хоть некоторым возможно когда-нибудь позволили бы оседлать такого. Животная дикость способности атаковать подобное существо голыми руками приводила дроу в замешательство.
     – Наверно, один из тех белокожих… – сдавленно выдавил кто-то.
     – Закрой рот! – немедленно рявкнул ведущий.
     Его нервная реакция не спасла от удара по морали – над засадой повисла недобрая тень. Весь город знал, что происходит между Домом Огня и советом. И весь города так же знал, что белокожий перебил на Арене чемпионов всех Правящих домов. И ушёл. Нетронутый гневом самой богини!
     Никто не верил всерьёз в сказки о том, какие ужасы творятся на поверхности. Жрицы всегда твердили одно – народы поверхности слабы, все там просто потенциальные рабы и корм для червей.
     Теперь же белокожие медленно ввергали целый город тёмных эльфов в хаос. Дроу любили хаос. Он нёс возможности, давал шанс возвыситься. Те, кто выныривал из хаоса живым, получали благословение Тёмной Матери.
     Но теперь хаос был незнакомый и пугающий. Хаос страха.
     Шорох шагов заставил отряд немедленно замереть в засаде. Командир активировал брошь:
     – Хозяин или раб?
     В ответ раздался характерный звук резкой разбежки.
     И не успели воины дроу вскинуть арбалеты, как из темноты вырвался силуэт широкоплечего гуманоида. Мощным прыжком он оказался на ближайшем пауке, пригнувшимся за камнем. Раздался влажный хруст и короткий вскрик.
     – Ну вы ж не думали…
     – Убить его!!
     Стрелы прошили воздух, но мечника там уже не было. С разбегу Джей нырнул под другого паука – и, к вящему ужасу всадника, с напряжённым выдохом резко поднял его над головой!
     – …что я запомню этот ваш бред!
     Дроу вскрикнул, паук издал тонкий клёкот – и оба кувырком отправились в их ближайшего товарища.
     Три ножа метко вошли в грудь открывшегося воина. Пара пауков немедленно рванулась на него с двух сторон, но тот просто подскочил вверх, пропуская головы насекомых под собой. Пауки стукнулись плоскими головами – тут же в них печатались тяжёлые ботинки, под звук зло смешка.
     Командир поспешно поднялся на ближайший сталагмит, заряжая самострел. Воины схватились с белокожим на мечах. Играючи отразив пару ловких атак, Джей в рывке схватил одного дроу за лицо и выдернул из седла. Взмах меча в падении отнял у другого паука три ноги, заставив неловко забиться на земле. Всадник выпал из седла – и в его шею немедленно впечаталась стальная подошва.
     Ведущий прицелился в белокожего и… тот резко выбросил к нему руку. Паук под капитаном с клёкотом дёрнул ногами и, неловко соскользнув со сталагмита, отправился вниз.
     Последний уцелевший воин развернулся, чтобы бежать, но его паук немедленно сотряс пинок под зад воистину чудовищной силы. Арахнид с писком кувыркнулся вверх ногами – удар о землю с хрустом лишил всадника жизни.
     Ведущий, отчаянно цепляясь руками за камни, вытягивал себя из-под своего бьющегося в конвульсиях паука. Шаги рядом заставили его на слух отмахнуться мечом. Клинок рассёк воздух в волосе от ноги Джея, ответный удар погрузил лезвие в лицо дроу.
     – Итак…
     Джей коротко размахнулся и метнул небольшой камень в пытающегося ускользнуть солдата – того, что он вырвал из седла в начале боя. Вскрикнув, дроу с размаху врезался в землю. Последний паук с затравленным шипением сдал задом в темноту под суровым взглядом Джея.
     Тёмный эльф со стоном перевернулся на спину… и в ужасе замер, увидев над собой белокожего.
     – Пообщаемся?
     – Я… я ничего тебе не скажу ублюдочный черьВааа!!..
     Затравленный крик затих, дроу скосил глаза на чёрный меч у его головы – клинок погрузился в камень на добрых два пальца.
     – Что, вас самодовольных ублюдков не учат, как сопротивляться пыткам? – едко спросил Джей. – Или страх перед хозяйкой должен всё перекрыть, в идеале? Ладно, не важно. Видишь ли, я сам не знаю, зачем я здесь. Хммм…
     Джей оценивающе посмотрел на дроу, опираясь на рукоять меча.
     – Эй, чернозадый. Тебе что-нибудь говорит «живая клетка»? «Тьма под светом»?
     Тёмный эльф потряс головой, нервно поглядывая на шевелящийся в волосе от его глаза клинок.
     – Ладно… А что-нибудь странное в этом месте есть? Она кажется ткнула куда-то сюда… Что-нибудь… – Джей подвигал пальцами свободной руки, – эдакое. Странное. Необычное. В роще, может…
     Он оглянулся на грибы, таинственно сияющие в темноте.
     – Я не знаю… может это… ааагх!
     Рука дроу застыла, чуть касаясь рукоятки кинжала – но чёрное лезвие уже врезалось ему в висок.
     – Ладно. Жить ты не хочешь…
     – Нет!.. Я не… Я знаю!
     Джей скептически посмотрел на жертву.
     – Н-да? Какое совпадение…
     Лезвие нажало на череп эльфа сильнее, пуская струйку крови.
     – Есть пещеры! Вроде! Говорят, там никого не было уже лет сто! Только старшая мать и… кажется её тётка? Её убили лет десять назад… та-ам странное место, оно окружено спорами, и никогда не тронутое, но туда проходят иногда, я слышал, там иногда бывают чьи-то следы!
     – Гм. И где оно?
     – У стены! У самой стены, прямо отсюда, а вокруг прудов, через мост! Там ловушки, ловушки видно по тёмным пятнам на стволе, под особым углом если смотреть!..
     Тяжело дыша, дроу вжался в землю под клинком Джея. Мечник задумчиво смерил его взглядом.
     – Ну, ты определённо сказал, что знаешь. Пора тебе умереть.
     Джей размахнулся мечом, направив острие в глаз дроу. С коротким вскриком тёмный эльф…
     Зажмурившись, дрожал на земле. Джей издеватели хохотнул.
     – Шутка! А теперь пшёл отсюда, мясо!
     Без лишней нежности мечник пнул эльфа в бок, заставив перекатиться, судорожно корчась от боли.
     – И скажи хозяйке, пусть пришлёт ещё паучков – если хочет увидеть их на вертеле!
     Когда солдат, не веря, что всё ещё жив, смог разогнутся и встать на ноги, белокожий уже скрылся в грибной роще.
     Поиски пещеры заняли некоторое время.
     Лишайники росли красивыми узорами и мягко светились красноватым оттенком. Пушистые нити свисали со шляпок, украшенные как инеем хрупкими спорами. Воздушные хрустальные подвески цветущего лишайника блестели крупными каплями ядовитой влаги. В роще головокружительно воняло падалью и тленом. Иногда от земли шёл жар.
     Джей обнаружил пруды и перешёл мост. Затем ещё раз, благополучно заблудившись в покрытых пушистым мхом однообразных полянах.
     – Хм… Заблудился.
     Мечник коротко вздохнул, сбрасывая клинок с плеча.
     – Итак. Если в сомнении…
     Джей размахнулся, вскидывая меч над плечом в мощной стойке…
     Дочери дома в дымчатых платьях расслабленно лежали на покрытых чёрным шёлком ложах. Совершенно нагие мужчины – молодые солдаты, нелепо податливые для соблазнения – не поднимая глаз тщательно облизывали тонкие пальцы на изящных ножках своих хозяек. Из окна открывался вид на шикарные сады Правящего дома Фьен’нетал…
     Оглушительный звон лопающихся мембран разнёс интимную атмосферу в дребезги, заставив всех участников подпрыгнуть в испуге.
     Меньше чем минуту спустя из врат дома вырвался отряд паучьих всадников. Обнаружить место атаки удалось без труда – что-то врубилось в плотные заросли дальней рощи. И в этом месте практически все было укутано паразитическим лишайником, так что теперь поляна превратилась в зону быстрой и мучительной смерти.
     – Что за нахер?.. – протянул ведущий. – Какая-то магия?
     – Какого хрена они просто взорвали грибы? – поразился один солдат. – Прикажешь обыскать территорию?
     – Разумеется. Двигайтесь.
     Солдаты повиновались, только один задержался:
     – Вдруг они внутри?
     – Ну тогда мы найдём их кости, – усмехнулся ведущий. – Ты знаешь, что бывает с теми, кто попадает в облако!
     В сотне шагов от патруля, на другой стороне облака споровой смерти вывалился Джей, отчаянно кашляя и отхаркиваясь.
     – О бохи… Кхахаах!.. Оно у меня… Гхак!.. в волосах…
     Прорвавшись сквозь экзотическую защиту, Джей оказался почти у стены – тусклое сияние базальта медленно загибалось вверх, исчезая во тьме под невидимым сводом.
     Плотность грибов в этих рощах была меньше, мох и лишайники росли совсем редко. Здесь их плохо удобряли – падалью почти не воняло. Где-то журчал ручей.
     – Наконец-то. Итак, где же пещера? Хм, откуда они вообще знают, что там пещера, если…
     Под ногами что-то хрустнуло.
     – Вот гадство.
     Застыв с мечом на плече, Джей свечой провалился сквозь мягкие объятия мха, и рухнул с высоты в пять-шесть шагов на камень. Поднявшись, мечник отряхнулся, отмахиваясь от пыли.
     – Ладно. Пещеры найдены. Я сегодня на коне…
     Он стоял в довольно ровном округлом проходе, будто проделанным каким-то червём или вроде того. Но уже секунду спустя Джей понял, что догадка была не совсем верна.
     – Так-так, что тут у нас… – Он медленно крутнул меч в руке. – Местные?
     В тусклом свете темновидения это было почти неразличимо. Но стоило присмотреться, как стены и пол казались не такими уж и ровными. На самом деле их покрывала ребристая поверхность.
     Созданная сотнями округлых тел и тонких ног.
     Тоннель покрывали пауки. Сверху донизу, всех размеров, от мелюзги и до величины с голову быка. Джей осмотрелся вокруг. Затем отпустил оружие.
     – Ты можешь не бояться, если в этом дело. Я пришёл с миром. Наверное.
     Белокожий выжидающе заглянул в проход впереди. Там из-за поворота показалась худощавая светлая фигурка.
     – Кто… ты такой? Ты не дроу.
     Мелодичный глубокий голос выдавал эльфийку средних лет.
     – Зачем ты здесь? Ко мне никто не приходит, кроме сестры. Сестра тебя послала? Она никогда никого не посылает…
     Женщина подошла ближе, позволяя себя рассмотреть. Это была дроу, стройная, как и полагается её роду, но по сравнению с лощёными благородными дамами довольно тощая. На узком вытянутом лице выдавались высокие скулы, а глаза были раскосыми даже для эльфийки, придавая её внешности несколько чужеродный ореол. Хрупкую, слегка болезненную даже фигурку прикрывало облегающее платье странного вида. Будто… из паутины.
     – Ты живёшь здесь? – спросил Джей.
     Дроу кивнула.
     – Да. Ты не скажешь, кто ты? Мои друзья говорят, что ты пришёл меня убить…
     – Что? Я даже не знал что ты здесь, – запротестовал Джей, но осёкся и качнул головой: – Ну… полагаю меня сюда прислали, в некотором роде, но… У тебя часом не было сейчас странных снов? Я имею в виду, сегодня?
     Женщина удивлённо захлопала ресницами. Затем мило улыбнулась:
     – Что ты такое говоришь? Ты странный.
     Она коротко хихикнула. Где-то в глубине раздалось короткое шуршание.
     – Неет, мы не будем его убивать, – недовольно протянула дроу. – Прекратите! Вы просто голодные, идите на охоту, не мешайте мне! У меня никогда не бывает гостей, мне всегда таак скучно!
     В голосе девушки появились капризные почти детские нотки. Покров пауков ответил слабым шевелением. Среди арахнидов произошла незаметная ротация, теперь их окружали в основном крупные.
     – Н-да… – протянул наёмник. – Меня зовут Джей.
     – Я Эллали, – радостно прозвенела дроу. – Если ты не знал что я здесь, зачем ты пришёл? – Она вдруг насупилась: – Ты пришёл убить моих друзей? Тогда тебе лучше уйти!
     – Только если они попытаются убить меня первыми. К слову, прикаж… нет, попроси их не карабкаться над моей головой. Если кто-то рухнет мне в волосы, я ни за что не отвечаю…
     Эльфийка невинно улыбнулась и подошла ближе, разглядывая гостя.
     – Ты заметил? Ты такой умелый, другие никогда их не замечают. По крайней мере, они мне так говорят, но они маленькие, и любят хвастаться.
     Она задрала голову и махнула руками:
     – Ну же кыш, кыш!
     Покров пауков на потолке тоннеля нехотя рассосался.
     – Слушай, ты не против выйти наружу? – спросил Джей. – Мне немного некомфортно стоять на толстом слое чьих-то останков…
     Он демонстративно подцепил носком сапога толстую серую кость. Эллали неожиданно оробела.
     – Нельзя… – пролепетала она. – Мне нельзя выходить наружу. Сестра будет злиться. Она выгонит меня. И я не знаю, что потом делать…
     – Сестра… Кто именно твоя сестра?
     – Иллиндае…
     – Это же… – Джей озадаченно задумался. – Кажется, это имя их старшей матери… Ты сестра Старшей матери Фьен’нетал?
     Эллали озадаченно склонила голову.
     – Нет-нет, Иллиндае не Старшая мать. Разве не наша мать Старшая мать в доме? Я никогда её не видела, потому я не знаю…
     Она оглянулась вокруг. Из темноты подбежал здоровенный паук. Похожей породы, на каких ездили всадники дома, но меньше. Ласково поглотив его щетину, девушка уселась на паука как на стул.
     – Меня не пускаю наружу, – тоскливо сказала Эллали. – Мне нужно оставался здесь. Они меня защищают, и сестра позволяет им жить в её саду. Иначе нас всех убьют. И съедят.
     – Я не думаю, что дроу едят пауков, – заметил Джей. – Они священны для богини. Впрочем, наверно, они просто не слишком мясистые…
     Дроу озадаченно подняла на него взгляд.
     – Но ты же не дроу. Кто ты такой? Ты белокожий, да?
     Джей раскинул руки:
     – Самый настоящий.
     – Я никогда не видела белокожих, – призналась Эллали. – Я думала, вы похожи на червей. Но ты такой сильный. Ты… – Она снова насупилась: – Ты убивал тех, кто служит сестре. Ты точно не будешь трогать маленьких?
     – Пауки, – понял Джей. – Ты имеешь в виду пауков… Эй, это была самооборона. Да. Ты знаешь, что скоро будет война? Бездна, да она уже началась.
     – Война? – поразилась Эллали. – С кем? На нас кто-то напал? Хм… Сестра забрала несколько сильных охотников недавно. Ты думаешь, их убьют?
     Несчастный взгляд смотрелся странно на лице тёмной эльфийки.
     – Я… не знаю, – выкрутился Джей. – Ты говоришь, сестра забирает пауков из вашего… что это, племя? Проклятье, я видел такое только в Запретных Землях…
     Глаза эльфийки загорелись интересом.
     – Что такое Запретные Земли? Ты… ты путешественник, да? Ты точно из других земель… ты же с поверхности? Она существует, да? Там живут пауки? Как они прячутся от солнца, они наверно…
     Джей поспешно вскинул руки, прерывая поток вопросов:
     – Постой-постой. Слушай, ты точно не хочешь выйти отсюда? Ты, кажется, не прочь узнать, как живут вне твоих пещер.
     Эльфийка заметно заколебалась. Затем вскочила с паука и стала расхаживать, похрустывая костями на полу. Паук преданно семенил рядом.
     – Я не… но мне нельзя… сестра говорила, что меня убьют… нас всех убьют!
     Она резко развернулась к Джею:
     – Нас убьют правда? Скажи, что это правда!
     Озадаченный такими приоритетами белокожий, осторожно взял Эллали за плечо. Она удивлённо посмотрела на его руку. Затем прелестно засияла худощавым личиком.
     – Я не знаю, что тебе рассказала сестра, – осторожно начал Джей, – но я думаю, она, возможно, хотела бы оставить тебя только для себя. Ваш народ славится своим эгоизмом, знаешь ли. Так что нет, тебя не убьют. Не обязательно. – Он покосился на шуршащий ковёр вокруг. – Особенно когда вокруг полно твоих… друзей.
     Эллали тревожно помяла тонкие ладони. Затем взглянула на гостя:
     – Правда?
     Джей отстранился.
     – Только один способ узнать. Ты можешь уйти, если захочешь.
     – Не… нет, – качнула головой дроу. – Я не могу. Я не такая дура как выгляжу, знаешь ли. Я всегда посылаю больших в пустоши вокруг сада. Они мне всякое рассказывают, про город, и про Пустоты. Я знаю, что там опасно, я не смогу заботиться о них сама…
     Эллали неожиданно понурилась и с неприкрытой беспомощностью обхватила себя руками.
     – Они так хорошо обо мне заботятся. Они приносят мне еду. Они сделали мне это платье… – Женщина раскинула руки: – Красивое, правда?
     – Очень милое…
     Теперь было очевидно, что платье действительно из паутины. И что его буквально сплели на Эллали.
     – Если сестра не даст мне место, где жить, я не смогу защитить их, – повторила дроу.
     Джей задумчиво нахмурился. Слова эльфийки из мира теней нельзя было просто игнорировать – Зит отправила его сюда не без причины.
     – Контролировать территорию! – вдруг понял он. – Верно… Эллали, твои друзья могут ведь выжить в пустошах? Они могут, не так ли? – Наёмник склонил голову: – Но твоя сестра держит их здесь, чтобы они давали больший приплод… для её отрядов.
     – Чтооо? – протянула дроу. – Ты говоришь прям как дедушка! Но он такой старый, он иногда говорит совсем странные вещ…
     Она вдруг осеклась и оглянулась назад. Там бегали пауки, явно привлекая внимание.
     – Что?.. Но откуда она вообще о нём знает? Дуралеи, он его просто съест и…
     Эллали озадаченно умолкла, прислушиваясь к неслышному наречию пауков. Потом повернулась к Джею:
     – Они говорят, что дедушка хочет уйти и жить в другом месте, – ошарашенно протянул она. – Но он же… такой старый! Он всегда жил здесь…
     – Ты не хочешь слушаться дедушку? – строго вопросил Джей.
     Эллали поникла как маленький ребёнок.
     – Нууу… я всегда хотела увидеть, что происходит в других местах… И без дедушки мы совсем растеряемся. Он всегда знает что делать, когда сестра злится, или когда еда на исходе… Хм?
     Она снова повернулась к паукам. Неожиданно те развернулись, и дружно покинули проход. Окружавший их до того едва слышный шорох медленно затих.
     – Дедушка хочет тебя увидеть, – сказала дроу. – Не бойся, я не думаю, что он собирается тебя есть. Хоть обычно съедает нарушителей.
     – Очаровательно…– кисло ответил мечник.
     – Идём, я покажу доро…
     Джей удержал женщину за руку.
     – Эмм… нет. Уж прости, но почему бы тебе не встретиться со мной, когда твой дедушка вылезет на пустошь.
     – Что? – поразилась Эллали. – Ты знаешь, что он уже начал рыть? Но как?..
     – Думаю, я знаю, кто твой дедушка, – мрачно сообщил Джей. – Иди, я вас найду…
     И на глазах у ошарашенной темной эльфийки белокожий, резко присев, одним прыжком взмыл на два своих роста и вцепился в край провала над головой.
     Полчаса спустя Джей подошёл к ступенчатому склону у неровной возвышенности в миле от сияющих садов. Прорваться сквозь патрули не составило труда – мечник просто обрушился на пару всадников как лавина, они не успели даже пикнуть, как и их твари. Всё что его волновало, это не расстроится ли милая хозяйка выводка.
     Раздался хрустящий шум. Земля начала размеренно вибрировать, затем вспучилась и провалилась внутрь.
     Из груды камней показались мощные жвала, рассыпая грубую породу как старый хлеб. Затем продолговатое тело, покрытое жёсткой щетиной, медленно выдвинулось вверх. Толстые сегментированные конечности зацепились и с хрустом вошли в землю выдвигая тушу древнего арахнида наружу.
     – Аргар шартук… ураг-ххаа…
     Волна ломаного звука поплыла в темноте. Джей, прислонившийся плечом к наросту неподалёку, усмехнулся.
     – А я уже видел одного из вас. Ты не единственный выживший, знаешь ли.
     Несмотря на обращение стоящего в стороне человека, существо его будто не заметило. Выбравшись наружу, оно застыло как статуя, подняв переднюю часть тела вверх. К скрытому милями породы небу.
     Древний панцирник, с восемью кривыми угловатыми лапами, поднимающими продолговатое, покрытое геометрической, заросшей окаменелостями бронёй тело, походил на странную, первобытную смесь жука с пауком. Словно был чем-то средним между этими двумя видами, не зная особой разницы.
     – Харажуу… шаргак…
     – Нет, не на этом континенте, ты прав. Вас разделили лавовые разломы? Но скажи лучше, чего ты вылез сейчас? Эта девчон…
     – Урхаа…
     – Чего? – Джей ошарашенно поднял брови. – Бедняжка. Ты ведь понимаешь, что я отправлю её в Дом Огня? Ну ты знаешь, к…
     – Шарахарнк.
     – Ну и отлично.
     Из провала в земле медленно разливалась тень – полчища пауков всех размеров выбегали из тоннеля. Джей с лёгкой опаской следил, как они заполняют площадку перед выходом. Наконец в тёмной волне хитина мелькнул белый мазок.
     – Ой, ты уже здесь!
     Эллали радостно подскочила к Джею, цапнув его за руку.
     – Я думала, ты не успеешь! Дедушка так быстро рыл, я никогда такого не видела!
     Она со смехом рванулась к туше монстра и ласково погладила мощную лапу. Перспектива вырваться из тоннелей под ядовитой рощей её дома явно кружила эльфийке голову не хуже крепкого вина.
     – Дедушка так устал… Что? А это не опасно? Ты же совсем на виду…
     Без всякого предупреждения древний монстр вдруг поджал под себя ноги и бухнулся на камни, породив ощутимое сотрясение. Эллали подошла к Джею глядя на «дедушку».
     – Он сказал, что будет спать… – протянула она. – Я попрошу, чтобы его охраняли.
     – Не волнуйся, его заряд скоро… – Наёмник осёкся и поправился: – Он скоро отдохнёт. Уверен, он просто закостенел от безделья в последние… сколько, пару тысячелетий? Ладно. Знаешь, есть одна женщина, с которой тебе стоит увидеться. Видишь ли, если ты ей поможешь, она согласится тебя защищать. И твоих друзей, конечно…
     Джей на юг, поманив Эллали за собой. Дроу с энтузиазмом запрыгала по камням как маленькая, полчище пауков немедленно окружило их почётным эскортом.
     – Правда? Она, правда, станет? Она не станет мне лгать, как сестра?
     – Конечно. Она, как говорят, всегда держит своё слово…
     ***

     В глубине Подножья трона скрывалось невысокое здание, как и всё вокруг, из блестящего базальта. Оно было круглым – а точнее, многогранным. Двенадцать граней создавали его стены.
     Это число установилось ещё много тысячелетий назад, когда стало ясно, что двенадцать групп вполне достаточно, чтобы контролировать весь город.
     Здание не имело видимых входов или окон, просто каменный короб. О секретных проходах, ведущих внутрь, знали лишь те, кто был достоин в него войти. Они прибыли в незаметных экипажах, и проходили в зал совета тайными путями – даже если весь город знал о собрании, традиция диктовала, что привлекать к себе внимание не следует. Тёмная Мать не желала поощрять излишнее самомнение, особенно в правящей верхушке.
     Двенадцать каменных тронов стояли вокруг двенадцатигранного стола. Двенадцать проходов темнели в тускло освещённом зале. Но только десять фигур показались из них сегодня.
     Старшие матери Правящих домов собрались на совет.
     – Возможно, теперь мы, наконец, можем признать, что нападение на порт было просто вопросом времени?
     Гулкий голос разорвал тишину, как только матери заняли места. Первой заговорила мать Дерурва Крендиал, хозяйка лучших налётчиков в Кворвате. Десяток младших домов заполнял рабами с востока огромные бараки в её владениях, в то время как её личные отряды приносили добычу из дальних земель Нижней Тьмы, а порой и с поверхности. Сегодня, однако, свирепую широкоплечую дроу с неприятным лицом заботило лишь одно – уничтожение сомнительного товара дома Авармин.
     – Нельзя просто разнести там всё в дребезги, старшая мать, – проковала изящная красотка в изысканном, тяжёлом от вышивки платье. – Десятки домов и гильдий всё ещё ведут через него торговлю. Молув’итар не так влиятелен, как многие думают.
     Майлиэль, Первая дочь Лируа’садра, всегда заменяла свою уставшую от политики мать, охотно бросившись в эту политику с головой. Её позиция в данной войне, впрочем, повторяла мнение матери – заведующий всеми платными удовольствиями Кворвата дом не желал связываться с грязными делами. Они убивали на расстоянии, и не любили когда портили их вычурные изящные игры в высшем свете.
     – Достаточно влиятелен, чтобы пережить настоящую блокаду, – фыркнула сухощавая дроу в облегающем платье и с высокой причёской. – Я лично проследила чтобы они не получили ни одного клинка из моих мастерских, но тем не менее именно моё клеймо нашлось на мечах солдат, что ты поймала в пустошах, Мафае.
     Старшая мать Эльтан Зиннатриум очень болезненно относилась к тому, что никогда не сможет контролировать всё изготовление жар-камней в городе. Лишиться топлива для очагов было не менее опасно, чем лишиться воды. Монополию на подобные вещи не могла держать даже церковь – слишком опасно для города.
     Потому мать Зиннатриум сосредоточилась на альтернативе – драгоценные металлы и лучше оружейники. Тот факт, что Ларриа Росстару не только держала независимость её от поставок руды, но ещё и украла из-под её носа тщательно изводимый младший дом, приводило Эльтан в тихое бешенство.
     В ответ на пассаж матери Зиннатриум Старшая мать Мафае Иннива’шанра только сухо фыркнула и процедила:
     – Это выпад против меня лично?
     Раздался бархатный смешок:
     – Если бы она хотела тебя оскорбить, то заговорила бы о той статуе…
     Мафае злобно скрипнула зубами, пронзая хамку взглядом. Миниатюрная девушка в мягком платье, сотканном словно из чистого мифрила, невинно улыбнулась в ответ. Её лицо хранило детские черты, тело было хрупким, почти болезненным. И мало кто мог поверить, что это взрослая, хоть и молодая женщина.
     Старшая мать Квиларра Альвирин внезапно заняла место в совете совсем недавно, невесть как получив молчаливое одобрение церкви. Возможно, дело было в её феерическом таланте к созданию искуснейших несущих смерть механизмов, будь это самозарядный арбалет или огромный конструкт, способный проломить стену одним ударом.
     – Вы её убрали? – обратилась Квиларра к соседке слева. – Я слышала, что её не удалось даже взорвать…
     – Разумеется, убрали, – ответила невысокая дроу в строгой чёрной мантии, эффектно оттеняющей нежное сияние потока белых волос. – Никогда не думала, что придётся воевать с собственными чарами. Впрочем, мать Мафае тогда сама пожелала самую крепкую защиту…
     Первая дочь дома Айм’марис, Занна, всегда представляла в совете ушедшую от дел мать. Многие считали, что дом Айм’марис лишается силы. Другие умолкали, не желая навлекать гнева лучших магов в городе. В конце концов, в совете или нет, её мать была одним из немногих архимагов Кворвата, и даже не покидая покоев легко пресекала интриги своих многочисленных детей.
     – Достаточно сплетен, сёстры, – властно перебила круглолицая женщина в пышном наряде. – Я согласна с матерью Дерурва, нам необходимо отсечь её от порта. Алистраи, возможно, смогла собрать целую орду бесполезного отребья, но как только на них нажмут, они станут молить любую оставить их хотя бы рабами. Лично я не против, если на Костном Дворе появится больше лишнего удобрения…
     Собрание выслушало Старшую мать Райлари Мелларун с неуловимо кислыми лицами. Даже не слишком заинтересованные в делах Майлиэль и мать Альвирин. Все прекрасно знали, что Мелларун в последнее время растёт не по дням. Мать Райлари легко, и порой изящно – а порой не очень – подхватывала всех, кто хотя бы слегка касался её сферы влияния. Множество младших домов, живущих со своих фермеров, обнаружили, что им придётся делать, как им намекает Старшая мать Мелларун, или внезапно исчезнуть.
     – Тебе не терпится просто сгноить своих подданных в земле? – гортанным голосом протянула высокая дроу в полупрозрачном платье из текучей ткани, цвет которой прихотливо плавал межу алым и багровым, всегда напоминая кровь.
     – Даже не думай, Слестинае. – Райлари погрозила старшей матери пальцем: – Порт нужно очистить от дряни Молув’итар, а не заселить твоими мерзкими питомцами!
     Старшая мать дома Санриг’сар издала короткий смешок. Уже шестое поколение её дома было связано с обитателями Бездны, привязывая к себе всё более и более жестоких, диких, и непостижимо могучих созданий. На поверхности её техники и магия сделали бы её чудовищем. В Кворвате она была одной из хозяек города.
     Кверсати, до того сидящая на своём троне с каменным лицом, обратилась к дроу слева от себя, погружённую в мрачное молчание:
     – Старшая мать Иллиндае, – ровно произнесла хозяйка Аллат’сенери, – разве тебе нечего сказать? Твои воины понадобятся нам всем, чтобы избавиться от предательницы.
     Старшая мать Фьен’нетал была красивая как резная статуя, и безжалостна как тоннельная тень. Её шея и запястья сияли от изысканных украшений, идеальное тело скрывал белый шёлк богатого платья, чудно оттеняющий тёмные алые глаза.
     Сквозь маску благородного величия прорвалось простое раздражение, когда Иллиндае мрачно покосилась на мать Первого дома.
     – Ты хочешь узнать, что я думаю? – сухо протянула она. – Я думаю, что твой план не работает, Кверсати!
     Над собранием повисло напряжение – все они были врагами, и каждая охотно организовала исчезновение любой другой. Но едкое обвинение в голосе матери Фьен’нетал было чем-то иным.
     – Так это правда… – протянула Занна.
     – Что именно? – с ноткой ехидства вопросила Квиларра. – Я не вижу разницы.
     Она серебристо хихикнула, давая понять, что слухи о доме Фьен’нетал разошлись по городу как чума. Все знали, что власть Иллиндае пошатнулась, и это как-то связано с её гордостью – боевыми пауками. В последние пару дней она запретила своим всадникам покидать владения.
     – Мой план, сестра?
     Голос Кверсати пролетел над старшими матерями как призрак. Старшая мать Первого дома встала с трона и слегка развела руки:
     – Если ты всё ещё считаешь, что принести нашей Матери кровь предательницы, просто чья-то глупая прихоть, почему бы тебе не присоединиться к моей молитве. Давайте воззовём, сёстры.
     Благородные дочери дружно издали короткий вздох.
     – Ты собираешься призвать Тёмную Мать? – ровно спросила Иллиндае. – Просто так. Без причины.
     – Кажется, Кверсати желает убить нас всех… – протянула Квиларра.
     – Я не желаю, чтобы вы питали сомнения в моих словах, сёстры, – холодно заявила Кверсати. – Вы признали Алистраи еретиком. Вы согласились убить её, по воле Тёмной Матери. Но теперь…
     Кверсати обвела глазами собрание. Соперницы без труда выдержали её взгляд.
     Это, однако, стоило им сил. Взгляд Старшей матери Первого дома был… диким. Как наполненная жаждой крови бездна.
     – Тёмная Мать ответит на мой зов, – веско произнесла Кверсати. – Взывайте со мной, сёстры…
     Квиларра Альвирин выгнула спину и вызывающе протянула:
     – Что, если кто-то из нас не имеет… благородного обучения?
     Кверсати скосила на неё холодные глаза:
     – Молитесь, чтобы богиня была вами довольна.
     Ритмичное песнопение быстро набрало силу, резонируя под высоким сводом каменного зала. Тусклые огни под потолком вдруг погасли, тёмное облако соткалось из пустоты.
     В кромешной тьме совету старших матерей предстала изящная фигура Темной Матери.
     – Я ощущаю, как её сердце бьётся.
     Холодный голос звучал в уме застывших женщин.
     – Почему ты медлишь, Кверсати?
     Старшая мать Аллат’сенери открыла глаза.
     – Моя госпожа, мы…
     – Хватит!
     Даже опытные жрицы, знакомые с гневом потусторонних существ, испугано задрожали, покрываясь испариной. Слегка отдалённые от церкви Квиларра и Дерурва ощутили, как их наполняет безотчётный ужас.
     – Убейте её! Я приказываю вам уничтожить Алистраи Молув’итар и всех её отродий! Убейте её, или будете уничтожены!
     В мгновенье ока фигура испарилась, оглушая всех в помещении ударом пустоты. Женщинам показалось, будто на них обрушился весь мир. В каком-то смысле, так оно и было.
     Несколько минут властные тёмные эльфийки просто сидели, бессильно облокотившись на стол и тяжело пыхтя, как будто их сюда гнал взбесившийся чернокоготь. Затем Иллиндае Фьен’нетал откинулась на троне.
     – Будь ты проклята, Кверсати… – Она шумно выдохнула. – Ладно. Чего ты хочешь?
     Старшая мать Первого дома ровно положила ладони на стол.
     – Всё. Я хочу чтобы вы дали мне всё.
     ***

     – Часть наших патрулей исчезла, и я хочу, чтобы вы узнали, что там произошло!
     – Да, Старшая мать, я отправлю своих лучших солдат!
     Алистраи устало вздохнула, отворачиваясь от склонившегося капитана. По внутреннему двору крепости дома двигались готовые к патрулю воины дроу. Старшая мать вышла на площадку у входной двери башни, чтобы проконтролировать отряд лично.
     – Наши лучшие солдаты сейчас сопровождают Вьерну – я не могу позволить, чтобы Накрииль опять попалась в какую-то глупую ловушку. Когда вернётся Брия, немедленно отправьте её ко мне. Прошло три дня, а мы так и не видели, чтобы они сделали ход…
     Мужчина в полной броне разогнулся и посмотрел на хозяйку:
     – Но госпожа, наши отряды постоянно в стычках с налётчиками. Они прощупывают оборону без передышки и…
     Командир умолк, встретив неопрятный взгляд огненных глаз Алистраи.
     – Ты, кажется, из новых командиров? – протянула она. – Я оставила на Вьерну слишком многое, даже не знаю вас всех в лицо…
     Солдат поспешно упал на колено:
     – Прошу меня простить госпожа, я просто!..
     – Успокойся, я не стану тебя сжигать, – прервала старшая мать. – Но впредь запомни, что благородные дома привыкли убивать быстро. Все, что было раньше, просто игры, прелюдия, – настоящее нападение должно смять нас как мошку и стереть из Нижней Тьмы. Теперь иди.
     – Да, госпожа!
     Капитан поспешно покинул напряжённую компанию Старшей матери Молув’итар. Вскоре ворота открылись, выпуская в пустоши шесть нагруженных бойцами круглобоков в сопровождении десятка всадников.
     – Разве это не ниже Старшей матери, провожать солдат на войну?
     Алистраи полуобернулась к выступившему сзади магу.
     – Моё присутствие помогает вселить в подданных верность. И заодно избавляет от желания заниматься глупостями у меня за спиной.
     Старшая мать изящно взмахнула руками – факелы золотистого пламени у дверей, взревев на секунду, увеличились. Несколько проходящих мимо слуг боязливо покосились на возвышающегося над двором матриарха.
     – Практично, – заметил Кей. – Ты поговорила с девочкой?
     Алистраи усмехнулась.
     – Она похожа на ребёнка, не правда ли? Просто поразительно… Ты уже знаешь, кто она такая?
     – Я был немного занят…
     Кей оглянулся на дверь, немедленно за ней раздался топот и на улицу вывалился мечник.
     – Вот гад, я же попросил тебя!..
     – А, Джей, – прервал его маг. – Сбежал от своих фанаток? Мы как раз говорили о твоей находке под Фьен’нетал.
     – Что? Об Эллали?
     Джей подошёл ближе.
     – Я думал, Алистраи согласилась. – Он посмотрел на дроу: – Ты же согласилась её оставить нет? Знаешь, если ты её обманешь, это…
     – Мне нет нужды кого-то обманывать, – перебила старшая мать. – Она хочет остаться в пустошах, в каменной роще недалеко от нашей крепости. Если учесть что мне та груда камней без надобности, это чистая выгода. Она согласна выпускать своих… друзей для разведки пустоши.
     Алистраи хмыкнула и скрестила руки на груди, бросив посох стоять.
     – Поверить не могу, что Иллиндае держала свою сестру под землёй почти две сотни лет… Это создание было легендой, знаете ли. Иллиндае всегда утверждала, что она единственная дочь. Талант к обращению с арахнидами давняя особенность этой семейки, одна из причин, почему они так уважаемы – милость Темной Матери, близость с её любимцами… Я слышала, что при обучении первым же заклятьем Иллиндае напустила пауков на свою соперницу. Это чудо, что Эллали не свихнулась там в одиночестве.
     – Не совсем так, – заметил Кей.
     – Ты думаешь, что и я думаю? – протянул Джей.
     – Думаю, что думаю, – усмехнулся маг. – Девочка «Голос земли».
     – В Лунном Круге будет погром, когда мы о ней расскажем, – протянул мечник. – Мы ведь о ней расскажем?
     – Разумеется. Прирождённый друид. В Нижней Тьме. Дроу. Я хочу видеть, как вытянется морда Солнечного Шлема. Самодовольный лицемерный древолюб…
     – Помнишь как он заявил что настоящие друиды бывают только среди эльфов Летнего двора?
     – Я помню, как жрица Лазурной лагуны пообещала его утопить, сунь он в море хоть палец.
     Алистраи приподняла бровь:
     – Ещё дикие истории с поверхности?
     – Разумеется, – ответил Кей. – Я думаю, только Эллали родилась со способностью понимать арахнидов, и кто знает кого ещё. На поверхности она бы сбежала в лес ещё маленькой девочкой и вскоре превратилась в его фанатичного хранителя. Такова природа Голоса, они едины со своим окружением. Уверен, через пару лет она будет знать о Пустотах столько, сколько и не снилось лучшим патрульным. Но в Кворвате…
     – Ей не посчастливилось родиться в благородном доме, – закончила Алистраи. – Впрочем, если бы не её странный талант, Иллиндае просто прикончила бы её, как всех остальных. У неё было три тётки, знаете ли! – Дроу хохотнула: – Думаете, они тоже где-то сидят взаперти?
     – Скорее, их кости лежат под её любимой клумбой, – заметил Джей. – А где она, кстати? Наша паучья принцесса. Ты выгнала её нару?..
     Алистраи выразительно ткнула пальцем в сторону отдалённой пристройки. Там пара орков кормила ящеров в стойле, на крыше которого маячили размытые тени. Одна побольше и две поменьше.
     Младшие принцессы, призрев любую и всякую опаску, вылезли во внешний двор. Ещё вчера, сначала во дворе, потом в коридорах дома, а потом во дворе опять они заметили странную незнакомку, окружённую пауками.
     Знакомство с Эллали не могло пройти лучше.
     – Ой, какая прелесть!
     Стоило девочкам тайно забраться на крыши пристроек, чтобы не маячить на виду, рядом немедленно выросла стройная фигурка, едва не доведя Квейлан до обморока.
     – Это твой друг? – прощебетала Эллали. – Он такой миленький!
     – Что?.. А, Малыш?
     Девочка выудила питомца из волос. Малыш смущённо сжался под взглядом незнакомки.
     – Оо, он меня боится, – умилилась Эллали. – Лапочка… Ты ещё совсем маленький. Ничего, когда ты вырастешь, тебе не нужно будет прятаться… – Она удивлённо умолкла. Затем рассмеялась: – Ах, он хочет всегда остаться маленьким, чтобы прятаться в твоих волосах!
     – Ты умеешь говорить с Малышом? – поразилась Мидорае. – Но он же просто паук!
     – Чего ты такая злобная? – ревниво вспыхнула Квейлан. – Ну и что, что он паук, Малыш умный!
     Эллали удивлённо свела брови:
     – Вы ссоритесь? Но вы же сёстры…
     Девочки смущённо потупились.
     – Ничего такого… – выдавила Мидорае. – Просто сказала… Ой, ещё пауки!
     Вокруг медленно собиралась шевелящаяся тень.
     – А, это мои друзья! – Эллали подхватила одного на руки и сунула к Мидорае: – Он говорит, что ты ему нравишься.
     Младшая принцесса смущённо зарделась.
     – Правда?.. Мне… можно его погладить?
     Выходя во двор, девочки прекрасно знали, что сестра-наставница безжалостно их выпорет. Ирае заметно изменилась в последние дни, проводя время в основном за книгами в одиночестве – но всё равно оставалась очень строгой.
     Перспектива поиграть с пушистыми пауками, однако, была необорима.
     – Не знаю, стоит ли мне закрывать на это глаза… – протянула Алистраи. – В последнее время у меня плохое предчувствие, если дети не закрыты в комнате на замок.
     – Почему-то мне кажется, что рядом с урождённым друидом они в полной безопасности, – заметил Джей. – Вдобавок, её вырастил… Ах да, кстати.
     Он прервался и, понизив голос до заговорщицкого шёпота, пригнулся к Кею:
     – Мы обсудим этот вопрос?
     – Нет нужды, – отмахнулся маг. – Это просто паук.
     – Это Панцирный Страж! Ты знаешь, чем они напичканы…
     – Ты параноик. У нас уже есть работа.
     Алистраи недовольно хмыкнула.
     – Я вас слышу, знаете ли! Если это одна из…
     – Ворота!
     Резкий окрик прервал её на полуслове. Все, кто находился во дворе, обернулись к воротам.
     – Живее, живее, открывайте!
     Створки постепенно разошлись и почти сразу во двор на полном ходу ворвались круглобоки – всего два, и солдат на них было куда меньше нормы. За ними влетел единственный всадник на клокочущем чернокогте. Немедленно ворота захлопнулись, по стенам побежали солдаты.
     – Это не тот отряд, что отправился только что… – выдохнула Алистраи.
     – Старшая мать!
     Всадник осадил чернокогтя, едва не врезавшись в стоящих на площадке Алистраи и белокожих. Буквально свалившись с ящера, он выпалил:
     – Старшая мать!.. Они идут к крепости! Целая армия, несколько тысяч как минимум!.. Всадники, целая орда мяса – орки гоблины, огры, даже боевые огры с Арены!..
     – Тихо!
     Командир послушно замолк, переводя дыхание. Алистраи помолчала, выдавая лихорадочные мысли лишь лёгким напряжением на скулах. Наконец она ровно спросила:
     – Где бы ваш маршрут?
     – Мы шли вдоль огней Леса, от порта, госпожа, – уже спокойней ответил дроу. – С нами не было мага, я не мог послать сообщение с магией, так что… то есть, когда мы наткнулись на отряд… армию.
     – Как начался бой?
     – Их силы не выслали передовые отряды, но нас как-то заметили. – Капитан потерянно качнул головой: – Я понятия не имею как! Я был уверен, что мы сможем отойти, но когда отдал приказ поворачивать, нас атаковала почти сотня всадников. Смешанный отряд, часть на пауках дома Фьен’нетал, остальные на ящерах.
     – И тебе удалось оторваться?
     Алистраи спросила ровно, но вокруг возникла аура недоверия. Дроу склонился ниже:
     – Я… пожертвовал медленным ящером, – признал он. – Часть осталась, чтобы отвлечь их. Они бы нас всё равно нагнали, но… они перестали преследовать через пару миль.
     – Они далеко?
     – Миль пять, но… – Дроу запнулся.
     – Что? – резко потребовала хозяйка дома.
     Командир поднялся и неуверенно посмотрел на Старшую мать.
     – У них есть осадные конструкты, мать Алистраи. Я видел только шесть, но их может быть больше.
     – «Осадные»… – недоверчиво протянула та. – Ты имеешь в виду големы дома Альвирин?
     – Да госпожа, такие, как нам описывали на подготовке…
     Секунду Алистраи молчала. Но даже без её участия всё вокруг давно пришло в движение – двор начал медленно наполнятся бойцами, командиры окриками собирали отряды, стрелки с тяжёлыми арбалетами занимали позиции на стенах. Из башни дома выскочила пара магов, которым сразу подвели пару ящеров, и они затерялись среди отрядов. Над забегавшими по двору слугами и рабами неслись приказы.
     Пара наёмников рассеянно осматривалась вокруг.
     – Вьерна их хорошо выучила, – заметил Джей.
     – Лучший генерал в городе, без сомнения, – добавил Кей. – Жаль, что от пауков нет толку, идея Зит запоздала…
     Алистраи выбросила руку к солдату:
     – Достаточно, ты знаешь что делать. О выживших позаботятся маги.
     – Да, госпожа.
     Поднявшись, командир трусцой отправился к казармам, где присоединился к группе офицеров. Ящеров слуги спешно отвели к пустым стойлам. Раненых солдат с них уже сняли и поспешно оттащили на руках прочь с дороги, потом положили под стену ждать помощи.
     – Как же так… – сквозь зубы выдавила Алистраи. – Я так старалась не допустить именно этого!..
     – Что именно тебя смущает? – ровно спросил Кей.
     Дроу обернулась к нему с яростью на лице. Затем прикрыла глаза на секунду и вздохнула, беря себя в руки.
     – Меня смущает огромная армия прямо у меня под носом, колдун, – сплюнула Алистраи. – Разумеется, я была готова к нападению на дом! Именно потому мне не нужно раздавать приказы капитанам, они сами прекрасно знают что делать. За эти дни я дважды разбивала отряды в пустошах, раз у Разлома и раз у восточной дороги.
     – Но?..
     Старшая мать раздражённо фыркнула и отвернула к воротам дома. Там поспешно выстроился отряд, и после коротких приказов они втянулись в помещения внутри стен.
     – Но их слишком много… – скрипнула она зубами. Потом вскинулась: – Вот оно что!
     – Сколько ты потеряла патрулей? – уточнил мечник.
     Дроу покосила на него:
     – Теперь ты ещё и тактик? Сколько талантов ты скрываешь?
     – Вышивать умею, – охотно сообщил Джей. – Пропажа патрулей это нормально, разве нет? Ты же наверняка знала, что что-то не так…
     – Я выслала отряд только что, – буркнула Алистраи. – Наверняка уже мертвы…
     – Не обязательно, – заметил Кей. – Если они шли в другом направлении, то их могли даже не заметить. Фокус «внезапной армии» не молод, сейчас на поверхности его называют «точечный удар». Они быстро провели подвижные силы вглубь твоей территории, поймав брешь в наблюдении, и сейчас желают смять тебя одним ударом. Разве это не…
     – Излюбленная тактика дроу? – Алистраи фыркнула. – Да. Но раз вы оба такие гении, то скажите мне, откуда они взяли боевых големов? Эта мелкая сучка!..
     Она скрипнула зубами вновь, подавляя вспышку гнева. Затем вдруг усмехнулась.
     – Нет. Квиларра делает всё правильно. Она всегда была оппортунисткой. Спорю она просто бросила свои игрушке Кверсати под нос, как подачку… Но как, провалится ей в Седьмой ад, она провела их из города?!
     – Ах, это… – протянул Джей. – Они их разобрали, провезли на ящерах. Эти штуки очень… воздушные. Как витой стул.
     Алистраи поражённо усмехнулась.
     – Ты… ты что, серьёзно? Боевой голем не украшение, белорожий дикарь! Железки Квиларры размером с дом, одно только оживление требует…
     – Но это не боевые големы, Алистраи, – веско прервал Кей. – Подумай. Это конструкты нового поколения. Гарантирую, их можно просто разобрать, собрать и… нажать на рычаг. Никаких ритуалов, песнопений, рун, слов силы и прочей белиберды. Не знаю кто эта девчонка, но она гений.
     – Ты всерьёз говоришь, что они просто притащили груду железа, которую потом обратили в осадную машину за пару минут? – зло протянула Алистраи. – Нелепо. Это же!.. – Она осеклась и побеждённо выдохнула. – Это именно то, чего стоило ждать от Квиларры. Ты прав, Кей. Девчонка гений.
     Двери за их спиной растворились.
     – Мать Алистраи.
     Ирае вышла из башни без капли тревоги на лице, одетая в странное платье. Это была мантия из тёмного материала, схожего покроя с мантиями жриц. Но в отличии серебряной вышивки на одежде слуг Тёмной Матери, эту украшала лишь чистая белая кайма на рукавах, воротнике и подоле.
     – Мне сказали, что к нам движутся силы правящих домов, – ровно спросила Третья дочь. – Ты уже связалась с Вьерной и остальными? Я могу отослать сообщение Тессару, если ты хочешь.
     Старшая мать качнула головой.
     – Нет нужды, я сделаю всё сама, Ирае. Останься здесь и проследи… Нет, для начала отправь…
     – Я уже вернула их в комнату, – прервала Ирае. – Квейлан и Мидорае искренне раскаиваются в непослушании и наказаны, пока я не решу иначе.
     – Хорошо, – кивнула Алистраи. – Я хочу, чтобы их держали взаперти. Ты видела Эллали?
     – Она говорит, что отправится к своим… друзьям. Не думаю, что нам стоит беспокоиться о её сохранности, даже усиленный патруль не стравится с её… сопровождением. Впрочем, я не думаю, что её даже найдут.
     Алистраи раздражённо фыркнула.
     – Ну почему эта девчонка не попала ко мне раньше?!.. Поздно. Останься здесь, проследи, чтобы всё было готово. У нас меньше часа, Ирае.
     – Я хотела бы сначала позаботиться о раненых.
     Старшая мать ошарашенно замерла на миг, проследив глазами взгляд дочери. Ирае смотрела на лежащих под стеной солдат.
     – Что?.. У нас нет времени, чтобы ты!..
     Алистраи осеклась. Машинально она предположила, что Ирае планирует заняться тем, чем должны бы заниматься слуги – но это было нелепо! Её дочь куда умнее подобных заявлений…
     – Что ты хочешь сделать? – подозрительно спросила старшая мать.
     – Если противник думает, что может смять нашу оборону, – ровно ответила Ирае, – то их силы велики. Нам понадобится каждый солдат. Это не займёт много времени…
     Ирае обошла мать и двинулась к раненным бойцам.
     – Что это значит? – потребовала Алистраи ей в спину.
     – Почему бы тебе просто не посмотреть?
     Дроу зло покосилась на мага, тот спокойно сделал приглашающий жест. Ирае уже стояла над ранеными.
     – Хочешь, я посмотрю что снаружи? – вмешался Джей.
     – Не заходи далеко, – предупредил маг.
     Мечник неожиданно зловеще усмехнулся и двинулся к лестнице на стену.
     Слуги, двое мужчин и женщина, озадаченно замерли недалеко от раненых. В руках они сжимали шкатулки с жезлами, совсем недавно доставленными из порта – Тессар быстро разобрался, как сделать заклятье регенерации простым и доступным в использовании. Это преимущество уже спасло не меньше десятка их солдат.
     Из отряда уцелело всего шестеро, не считая командира. Ранены были все – на них приходилось три стрелы, девять рубленых ран и два перелома. Двое уже лежали без сознания, возможно из-за яда, возможно из-за боли.
     Ирае остановилась у дальнего бойца. Стрела торчала из плеча, он, сжимая от боли зубы, придерживал руку.
     – Ты. Ляг ровно.
     Солдат озадаченно оглянулся на третью дочь, затем на слуг с жезлом, которым его собирались лечить. Стараясь не морщиться, он вытянулся.
     Без лишних слов Ирае провела над ним руками. Затем неожиданно сложила ладони в странный жест перед грудью – правая ладонь свободно обнимала левое запястье.
     – Оу… – Кей вопросительно приподнял бровь. – Давно не видел такой техники…
     Алистраи напряжённо сжала кулаки. Она прекрасно знала, чем Ирае была занята всё это время. Она знала, как сильно ударила по дочери потеря магии. В груди матери росла отчаянная надежда на чудо – жёстко душимая горьким пониманием того, что единственная богиня дроу желает их смерти.
     На выдохе Ирае произнесла короткую фразу на давно забытом языке. Алистраи с удивлением узнала несколько слов.
     – Но это же…
     Кей взял её за плечо:
     – Шш.
     Воздух вокруг Ирае неожиданно поплыл на миг, затем возникла тёмная аура.
     – Но это же… – выдавила Алистраи.
     Плавным стремительным движением Ирае приложила руку на грудь солдата. Тот нервно вздрогнул, затем расслабился.
     – Боль… уходит, – поражённо прошептал он.
     Третья дочь медленно отняла руку, и застыла на секунду… затем быстро схватилась за стрелу и резко вырвала. Боец вскрикнул и скорчился.
     – Эту рану обработают слуги, – ровно заметила Ирае. – Перелом восстановится вскоре.
     Оставив первого солдата, она подошла к другому. За спиной Третьей дочери скользнули слуги, исполнять её косвенный приказ. Ирае вновь сложила руки на груди, произнося прежнюю формулу.
     – Эта речь… на старом языке, – ошарашенно протянула Алистраи. – Но как… неужели она… – Дроу качнула головой: – Нет. Невозможно. Тёмная Мать никогда никого не прощала, и уж точно не мою дочь!..
     Алистраи обернулась к белокожему и зловеще процедила:
     – Ты… случайно ничего об этом не знаешь?
     – Почему бы тебе не поговорить об этом с дочерью, – невозмутимо предложил Кей. – Подозреваю, тебя ждёт очень интересный разговор. Твоя дочь стала безбожной жрицей.
     – Что? – Алистраи нахмурилась. – Но… это нелепо! Это как сказать «безмагический маг», что ты…
     Прервавшись, Алистраи качнула головой и отвернулась:
     – Нет, верно. Мне стоит просто поговорить с ней после. Сейчас нужно сообщить дочерям и Тессару, что мы в осаде. Придётся связаться и с другими матерями… если они ещё не заключили союз против меня…
     Кей поймал её за плечо:
     – Ты идёшь в заклинательный покой? Позвольте помочь с перемещением, моя госпожа.
     Алистраи скептически хмыкнула не испытывая и капли сомнения, что колдун что-то задумал. Но руку подала.
     – Не надейся, что я буду обниматься кажд…
     Мир вдруг померк, и они внезапно оказались на вершине крепости Молув’итар.
     – …ый раз, – кисло закончила дроу. – И как я терплю тварей вроде вас? Другая бы уже давно свихнулась от паранойи.
     – Это просто доказывает твою силу духа, Алистраи, – заметил маг, отходя к краю площадки. – Ты собиралась оправить сообщения, но прежде я хотел бы…
     Он сделал задумчивую паузу, вглядываясь в окружающую Дом Огня темноту. Старшая мать скрестила руки на груди.
     – Да. Мне нужно управлять своей армией, знаешь ли. Я не могу позволить, чтобы мои солдаты, и тем боле дочери, просто набрели на проклятый сброд Кверсати.
     – Кроме того, отсюда ты сможешь хорошо проредить нападающих своей магией, не так ли? – заметил Кей. – Скажи, как, по-твоему, они будут тебя блокировать?
     – Они не будут, – равнодушно ответила дроу.
     – В городе не хватит мяса, чтобы забросать твою стену огня…
     – Они просто проломят стену крепости, умник! – веско обронила Алистраи. – Ты всерьёз не понял, почему я так нервничала?
     Кей сдержанно рассмеялся.
     – Ну, разумеется, понял. Не злись, повелительница огня, но мы с товарищем знаем куда больше чем вся ваша шайка вместе взятая.
     – Не злиться, да?.. – раздражённо прошипела Алистраи. – Ладно. А теперь скажи, что ты задумал, или я столкну тебя вниз!
     – Мы оба умеем летать, – охотно парировал Кей. – Но прежде я хотел бы воспользоваться твоим покоем, Алистраи.
     Дроу мрачно приподняла бровь:
     – Зачем? Хочешь обрушить на нас свод?
     – Не совсем так… Ну?
     Старшая мать помедлила, затем отмахнулась рукой, давая понять, что разрешение дано. Без лишнего промедления Кей развернулся к темноте пустоши и развёл руки, будто собирался коснуться невидимого стола.
     – Итак…
     Волна невидимой энергии прошлась по площадке, заставив волосы на голове Алистраи шевельнуться. Магический фокус её личного заклинательного покоя активировался так легко, будто чары сейчас творила она, а не пришлый чужак с поверхности!
     Рядом с магом возник многогранник, сотканный из светящихся линий. Его грани покрывались руны, знакомые колдунье тёмных эльфов лишь отдалённо.
     – Запрос на соединение. Пользователь, кодовое имя. Введение рун. Ки. Ет. Йо. Система навигации, сектор местный.
     Маг раздельно называл незнакомые Алистраи фразы, которые попросту не могли быть тайными формулами. Но его многогранник поворачивался, и одна из граней отделялась призрачной копией, чтобы встроиться в узор перед магом. Вскоре перед ним собрался испещрённый символами широкий экран.
     Алистраи медленно подошла сзади.
     – Нет нужды так осторожничать, – заметил Кей, оглянувшись мельком. – Заклятья стабильны.
     – Я… даже не представляла что такое возможно, – протянула дроу. – Неужели ты вправду просто отбросишь все нормальные формулы? Почему на поверхности всё такое странное?..
     – Потому, что там прошло десять тысяч лет, а здесь… – Кей небрежно крутнул ладонью. – Здесь живут эльфы. Итак, вот наши гости…
     Повинуясь короткому жесту, экран пошёл рябью как вода, символы в рамке исчезли, оставляя только черноту тьмы. Затем неожиданно в ней сверкнула россыпь блестящих изображений.
     – Это же… контуры, – поняла дроу.
     – Верно. Эта магия как стеклянный экран, которые обводит… всё, что хочешь, фактически. В данный момент я обвёл…
     – Их вправду не меньше пяти тысяч… – Алистраи быстро поглотила практическая сторона. – И големы! Конструкты… Девять. Вот же сучки, разделили их на всякий случай…
     Над сотнями гуманоидных контуров возвышались массивные образы шестиногих и четырёхруких фигур высотой в десяток ростов среднего тёмного эльфа. Конструкты размеренно шагали в передних рядах, по три штуки на каждом фланге и в центре. Хозяйка Молув’итар злобно фыркнула и отклонилась от рамки.
     – Знаешь, Тессар доложил мне, что ваш маленький сюрприз с защитными чарами на стенах принёс плоды. Ещё вчера на свитке появилась кровь.
     – Я говорил, что тебе понравится. Есть идеи, по кому пришёлся удар отката?
     – Одна из сестёр Сулрае, матери Айм’марис, наверно, одна из менее смышлёных… Но они всё же решили не откладывать веселье, хоть и знают, что чары устояли.
     Контуров в рамке становилось всё больше, магия продолжала распознавать скрытые во тьме фигуры, заодно обрисовав детали ландшафта. Армия правящих домов расположилась между невысокими холмами как раз на границах темновидения дроу. На холме слева стоял отряд, едва заметно отделённый от общей массы солдат и рабов.
     – Командующие. Им стоило бы остаться позади… – кровожадно процедила Алистраи. – Когда Вьерна и Брия вернутся, я передам им позицию, и они снесут змее голову одним махом! Ах, и почему я отослала Шалшари так рано?..
     – Это было бы очень неплохо, да… – протянул Кей. – Но знаешь, что ещё лучше?
     Он приподнял руки. Экран поплыл на секунду, затем в центре рамки появился многогранник, а вокруг неё возникли полосы с незнакомыми рунами, на десятке разных языков.
     – Избавиться от всех сразу.
     – Что?..
     Алистраи нервно поёжилась – в голосе маг не было ни капли насмешки или иронии. Только сухая констатация факта.
     – Ты… знаешь, я сказала про «обрушить свод», но я не могу тебе такое позволить, – прошипела Алистраи. – Если ты нарушишь общие запреты, то Алаурун будет вынуждена вмешаться!
     – Даже если так, это не важно, – бесстрастно ответил Кей. – Но тебе нечего боятся Алистраи. Я не желаю терять такой возможности. Потеря их «армии», – маг выдел слово сарказмом, – даст отличный результат. И я, честное слово, не думаю, что мать-настоятельница будет против. Подумай, зачем ей беснующийся в припадке верности фанатик в городе? Уверен, Кверсати ей как кость в горле – делить с ней милость богини? Тёмная Мать сама выбрала себе судьбу. Ей стоило просто уйти вместе со всеми…
     Голос мага сошёл на злой невнятный шёпот. Алистраи глубоко вздохнула, смиряясь с тем, что в попытке выскочить из одного кипящего котла, она просто булькнула в другой.
     – И что ты сделаешь? – сухо спросила дроу. – Заставишь камень разверзнуться? Вызовешь армию демонов? Напустишь на них чуму?
     – Последнее не избавит от конструктов, – задумчиво заметил Кей.
     Он двинул рукой, и «зачерпнул» из воздуха тонкий кристалл. Покрутив его в руках, маг потряс кристалл как бутылку. Затем широко размахнулся и с силой швырнул куда-то в темноту.
     – Наш последний маяк… Но я рад, что ты спросила. В ответ я хочу, чтобы ты вспомнила все эти ваши детские сказки о солнце…
     Руны на краях экрана побежали, он снова пошёл рябью. Рамка с многогранником чуть сдвинулась, обхватывая всю медленно собирающуюся в холмах армию. Все всадники на ящерах и пауках, все загруженные солдатами дроу круглобоки, все пешие отряды мяса с высокими фигурами огров тут и там, и все девять мощных силуэтов осадных конструктов.
     Рядом проявился другой экран, с парой ровных кругов, соединённых линями и подписанных незнакомыми рунами. Кругов было три: большой, один намного меньше, и с ним рядом едва заметный, почти точка. Вдоль линий возникли символы.
     – Сказки о том, как оно… сжигает. Дотла.
     – Это… цифры? – догналась Алистраи. – Я видела это в книгах об империи первых эльфов, это их цифры.
     – Верно, в некотором роде их, – рассеянно кивнул маг. – Мне нужно точно определить расстояние… Ты знаешь, что такое солнце Алистраи? Это огненный шар. Тебе, как избраннику первобытного пламени, стоит взглянуть на него хоть раз. Не подумай, будто я подшучиваю…
     Цифры на линиях менялись, шестигранник на рамке расположился идеально в центре обхвата наступающей армии.
     – Огненный шар?
     – Точно. Просто огромный огненный шар, безумной температуры. Он висит в пустоте, за границей планеты, нашего мира, в непредставимой дали. И мир вращается вокруг него. Это тоже шар, кстати.
     Не оборачиваясь маг показал дроу сведённые указательный и большой пальцы:
     – Вот такой маленький по сравнению с солнцем.
     Цифры вдоль линий прекратили меняться. Кей кивнул:
     – Отлично. Кстати, все эти фокусы – просто иллюзия. Я предпочитаю визуализацию, а при настройке, в общем-то, всё равно, что ты используешь для указания, краску на полу, или линии света…
     – И к чему все эти разговоры о солнце? – протянула Алистраи.
     – Потому что вы, подземные жители, были правы. Солнце сжигает. Дотла.
     Армия Правящих домов Кворвата собралась на указанном месте. Самая могущественная армия со времени воины с дворфами пару десятилетий назад – и даже тогда основные силы собрали под рукой Собора. Сейчас же шли отряды правящих домов. Элитные солдаты, жрицы и, самое главное, конструкты дома Альвирин, совершенное оружие. Силы тёмных эльфов окружала волна расходного мяса, кипящая пеной предбоевой ярости.
     Командование давно получило сообщение, что чары на стенах Дома Огня не пали, и что их союзники из Айм’марис говорят о каких-то проблемах. Поставленная над всеми командирами армии верховная жрица, одна из вернейших союзников бывшей Первой дочери Аллат’сенери, а теперь самой могущественной Старшей матери в городе, пренебрежительно отмахнулась.
     – Мы обратим их в щебень, – довольно произнесла она, глядя на светящуюся крепость впереди. – Начинайте штурм стен. Заклинания наложены, её огонь не тронет конструкты. Когда они подойдут для удара, бросайте мясо, затем солда…
     Острая вспышка магии заставила её прерваться. Сопровождавшие её младшие жрицы тоже ощутили укол без труда. Лёгкое замешательство быстро сменилось поисками источника – ощущение возникло где-то в высоте. Там собиралась мощная магическая аура…
     – Это кажется… – жрица присмотрелась к ауре, – заклятье портала?..
     В следующую секунду под вечно тёмным сводом грота Кворвата ослепительной точкой раскрылся портал – и глаза высшей жрицы взорвались огненной болью. Шок был таким, что она едва ощутила, как её сминает ударная волна.
     А затем она испарилась в огне.
     Ослепительный конус с вершиной где-то в воздухе возник в паре миль от крепости Молув’итар, накрыв основанием холмы неподалёку. Огненный поток ударил по собравшейся там армии. Невольно дроу на стенах поворачивались к ослепительному свету и немедленно с шипение прикрывали глаза. Орки только ошарашенно щурились. Пару секунд спустя по ушам всех ударил короткий гром, сменившийся низким гулом.
     В волне раскалённой плазмы камень и металл не успели превратиться в лаву – они просто испарялись, обращаясь в газ и пепел. По краям удара рванулись к своду клубы дыма, хлопья сажи и шлака взмывали в воздух раскалённой взвесью. Магия медленно таяла, сливаясь с естественным фоном горящего как уголь базальта.
     От живых существ не осталось и следа. Всё поглотило сияющее инферно.
     Алистраи ошарашенно наблюдала за огненным адом, взявшись за лицо.
     – Что?.. Что, во имя всех проклятий, это такое?.. – сбивчиво выдавила она. – Мне тошно от одного только света…
     – Солнце, – невозмутимо протянул Кей. – Видишь ли, всё что я сделал, это… принёс сюда всего лишь единственный луч.
     Огненная волна исчезла, оставив в глазах наблюдателей чёрное треугольное пятно. Маг небрежно смахнул рукой экран, заставляя иллюзии погаснуть.
     – Но как видишь, этого более чем достаточно.
     – Да уж… – сдавленно протянула дроу.
     Она медленно подошла к краю площадки, словно желая получше всмотреться в остатки холмов. Раскалённая пустошь ярко сияла в темновидении, достигая глаз тёмных эльфов в миле от бывших позиций их врагов.
     – Знаешь, это даже не вся разрушительная сила, которую таят звёзды, – бесстрастно заметил Кей. – Если бы портал пропускал не только жар, всё вокруг пропиталось бы смертельным излучением. Вроде того, что иногда находят в некоторых металлах на глубине. Оно просто… убивает.
     – И так сойдёт… – спокойно протянула Алистраи.
     Она обернулась и, слегка склонив голову, спросила:
     – А ты… можешь сделать так со всем городом?
     Кей сдержанно рассмеялся. На заклятье ушёл его последний маяк для портальной сверхсвязи, создание новой партии было бы приключением само по себе. Но он всё равно учтиво поклонился:
     – Разумеется, госпожа. Желаете прямо сейчас?
     Алистраи, прекрасно зная цену подобной магии, понимающе рассмеялась.
     – Для начала, я отзову своих дочерей…
     Окончательно вернувшись в форму, дроу прошла в центр заклинательного покоя. Безымянное Пламя испарилось, огонь обнял фигуру своей хозяйки. Один язык медленно оформился в маленькую огненную ящерицу, скользнувшую прочь прямо по воздуху.
     – Знаешь, она всё равно найдёт способ. – Старшая мать стояла к магу спиной. – Кверсати. Она не остановится.
     – Хорошо.
     Алистраи полуобернулась. Маг молча смотрел на неё.
     – Этого вы хотите? Чтобы они пришли, и вы убили их всех?
     – Верно.
     Приблизившись Кей, нисколько не опасаясь пламени, взял её за плечо:
     – Скоро придётся решать, Алистраи. Ты помнишь наш договор?
     Дроу безмолвно отвернулась. Второй язык огня превратился в пушистую летучую мышь.
     Не дожидаясь ответа, маг растворился воздухе.




РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"