Шатилов Александр: другие произведения.

Параллели

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:


Александр Шатилов

ПАРАЛЛЕЛИ

   Часть I. Дружба
  
   Приключение первое,
   в котором сбываются желания:
  

- 1 -

   - Аннет! Аннет! Где ты, негодная девчонка?
   Громоподобный голос директрисы разносился по коридорам сиротского приюта для девочек, существующего под попечительством правителей империи Совета Великих Лордов. Директриса, мадам Шортюк, неслась по коридору, приводя в дрожь стоящие вдоль стен рыцарские доспехи и занимая своим массивным телом весь проход. За ней семенила, быстро переставляя свои маленькие ножки, низенькая и худенькая мадам Добрюк, преподавательница музыки и танцев.
   Больше всего на свете мадам Добрюк не любила детей, причем наибольшую неприязнь питала к своим воспитанницам. Ну а из воспитанниц больше всех она ненавидела Аннет. Ненавидела лютой ненавистью, которую не смогла бы объяснить и сама. Просто ненавидела и все.
   Именно поэтому сейчас она, безуспешно пытаясь обогнать огромную директрису, в очередной раз жаловалась на Аннет тонким визгливым голосом:
   - Она прогуливает уроки,... прогуливает репетиции..., а выступать перед Великими Лордами... опозорит, разорит... выпороть... выпороть и запереть в подвале...
   На крутом вираже могучее бедро директрисы ударило рыцарские доспехи и пустопорожний рыцарь, не выдержав столь мощной атаки, со страшным грохотом рухнул на пол. Звон поверженного врага придал новые силы директрисе, и она с утроенной энергией закричала:
   - Аннет!
   Крики мадам Шортюк долетели до лениво подметавшего двор пана Гусака.
   - Ей бы гренадерами командовать, а она девочек воспитывает. Эх! - тяжело вздохнул пан, выполнявший в приюте роль и дворника и дворецкого и помощника по хозяйству.
   Причине же переполоха, девочке лет двенадцати, с короткими каштановыми волосами и огромными голубыми глазами, в это время было ни до криков директрисы, ни до занятий музыкой. Аннет вела неравный бой на заброшенном пустыре, служившим одновременно свалкой для мусора и местом игр детей бедняков, живущих на окраине столицы империи.
   Стало ли причиной отсутствие подруг среди таких же, как она сирот или тягостная атмосфера самого приюта, но все свободное время девочка проводила с мальчишками, живущими поблизости. Надев широкие холщевые штаны вместо юбки, Аннет без устали бегала с ними по пустырям, бесстрашно вступала в любые авантюры и участвовала во всех драках. В ее голове всегда имелся неистощимый запас новых выдумок и приключений. Неудивительно, что ребята, поначалу насмехавшиеся над девочкой, вскоре признали Аннет не только полноценным членом своей компании, но даже лидером.
   Признали все кроме Фана, самого сильного мальчика среди местных, на голову выше остальных. До появления Аннет именно он являлся зачинщиком всех проделок и не собирался делиться своей властью. Каждым своим действием по отношению к девочке Фан пытался побольнее обидеть Аннет, и эта вражда привела к дуэли за право быть заводилой в их компании.
   Дуэль проводилась на "мечах", с успехом замененных деревянными палками. Фан превосходил Аннет силой и ростом и старался своими ударами выбить палку из рук Аннет. Девочка, более ловкая и внимательная, уворачивалась от размашистых ударов и в свою очередь нападала на Фана, пытаясь попасть в грудь или живот.
   В какой-то момент сражения Фан высоко поднял свою палку, намериваясь со всей силы ударить по рукам соперницы. Он верил, Аннет не выдержит его мощного удара и все поймут, она слабая и никогда не сможет стать лучше его. Но за мгновения до удара Фана кончик палки Аннет попадает точно в солнечное сплетение мальчика. "Ой!" вырвалось у Фана. Он выронил свой "меч" и схватился руками за живот, согнувшись от боли.
   - Я победила! - с гордостью произнесла Аннет.
   - Нет! - крикнул пришедший в себя Фан - Я без оружия. Ты должна позволить мне взять оружие! Договаривались биться до первого падения!
   И хотя, на самом деле, ни о чем таком никто не договаривался, сторонники Фана дружно поддержали своего предводителя громкими криками.
   - Хорошо. Бери свое оружие - сказала Аннет и высокомерно повернулась к Фану спиной, намериваясь отойти на исходную позицию для возобновления боя. Воспользовавшись этим, Фан быстро схватил свою палку, ударил Аннет по руке и толкнул в спину. Оружие выпало из рук девочки, и она упала на колени, разбив их в кровь. Фан и его друзья весело засмеялись.
   - Не честно! - крикнула Аннет и от обиды заплакала.
   - Девчонка! Утри слезы, плакса. Я победил! - заявил Фан.
   Даже мальчики, еще недавно державшие сторону Аннет, поняв, что она проиграла, начали сначала тихо, потом все увереннее смеяться над девочкой вместе с остальными. Аннет стало невыносимо обидно. Закрыв уши ладонями, чтобы не слышать оскорбительный смех, она бросилась прочь.
   Очнулась Аннет уже за чертой города, недалеко от последнего городского строения. Она лежала на поляне покрытой ромашками и горько плакала. Аннет часто бывала здесь. Густые кусты отгораживали поляну от дороги, ведущей к городу и, невидимая для редких прохожих, девочка сидела среди цветов и думала о своей нелегкой доле. Аннет жила на свете одна, не зная ни нежности, ни ласки и не слыша доброго слова. Одиннадцать лет назад ее в годовалом возрасте принес в приют бродячий монах. Он не сказал ни кто ее родители, ни откуда она родом, лишь оставил на ее содержание кошель золотых монет и исчез навсегда.
   Синяк на руке и ссадины на коленях все еще болели, но слезы, в конце концов, высохли. На город опускался вечер. Ветер принес из-за далекого леса тучи и начал накрапывать дождь. Нужно возвращаться. Аннет поднялась с земли и пошла обратно к городу.
   Быстро темнело, дождь усиливался. Девочка промокла и замерзла. Желая быстрей добраться до тепла, она свернула на узкую тропинку, тянувшуюся вдоль оврага к задней входной двери приюта. Молния сверкнула над самой головой Аннет и напугала ее. Аннет поскользнулась, упала на скользкую глину и словно с ледяной горки съехала на самое дно оврага. Опираясь руками, она попыталась встать, но рука скользнула по траве и на что-то наткнулась. Приглядевшись, девочка увидела невзрачное железное колечко с темным камешком. Покрутив его в руках, Аннет машинально надела кольцо на палец.
   "Теперь я точно пропала, - думала она - оставят без ужина и запрут в подвале. Унестись бы отсюда в далекую даль. Туда где нет злосчастного приюта, подлого Фана и нудной директрисы. Туда где я смогла бы найти настоящих друзей". Яркий свет ослепил Аннет, она зажмурилась и не заметила, как яркая красная искорка мелькнула внутри темного камешка найденного девочкой кольца.
  

- 2 -

   Аннет открыла глаза и сразу снова захлопнула их. Место, где она находилась, показалось ей совсем не знакомо. Девочку окружали громадные каменные сооружения, рядом, по широкой дороге, проносились железные коробки на колесах, а вокруг мелькали очень странно одетые люди.
   "Я сошла с ума или умерла" - с ужасом подумала Аннет. Она осторожно открыла сначала левый глаз, потом правый. Ничего почти не изменилось, вот только напротив нее появилась девочка и, открыв рот, удивленно смотрела на Аннет. Девочка походила на саму Аннет, только волосы у нее оказались гораздо длиннее, глаза отличались зеленым цветом, а фигурка немного объемнее. Оделась незнакомка в узкие синие брюки и изумительной красоты изумрудную, подходящую под цвет глаз, маечку с вышивкой и короткими рукавами.
   - Где я? - ни к кому не обращаясь, спросила Аннет.
   - Сидишь в луже, - пояснила ей девочка.
   Непроизвольно Аннет посмотрела вниз и увидела, действительно сидит в луже грязной воды, стекающей с ее промокшей одежды, а сама одежда, также как руки и ноги, густо измазаны глиной. Ей стало стыдно находиться в таком виде перед красиво одетой девочкой, может быть принцессой этого странного и необычного мира.
   Мимо прошла пожилая женщина. Презрительно взглянув на Аннет, она опасливо обошла ее стороной и проворчала под нос:
   - Житья нет от этих бомжей.
   "Ну почему мне всегда не везет, - подумала Аннет, - Почему я не похожа на эту прекрасную девочку, а так хочется".
   В тот же миг она увидела, как загорелся красный огонек в камушке на кольце, и исчезли лужа, глина и грязные холщевые штаны. Чистая Аннет в новой одежде сидела перед девочкой в точно таких же, как на той брюках и такой же прелестной маечке.
   - Вау! Ты волшебница? - воскликнула незнакомка.
   - Я Аннет, - рассеянно ответила Аннет. Она очень напугалась. "Что со мной происходит? - проносились мысли в голове Аннет - Я хочу понять, что со мной происходит". И вдруг все поняла. Оказывается случайно надетое колечко, следуя ее желаниям, совершило все эти чудеса. Перенесла ее в город, под названием "Москва", каменные громады всего лишь дома для жилья, а железные коробки называются "машины" и в них люди ездят на очень большие расстояния по своим делам.
   - Аннет? По-нашему Аня? Я тоже Аня. Вон там, через дорогу моя школа. Как у тебя такое получается? Ничего не понимаю, но очень круто, - говорила тем временем девочка из необыкновенного мира.
   - Это все колечко.
  -- Колечко?
  -- Ну да. Похоже, оно выполняет любое мое желание.
  -- Шутишь? Я не верю. Пожелай чипсы.
  -- Не знаю, что ты имеешь в виду, но если просишь... Хочу чипсы.
   Немедленно в руках Аннет появился пакетик. Аня ловко выхватила его, открыла и принялась аппетитно хрустеть тонкими обжаренными дольками.
   - Выглядят аппетитно. Оставь мне хоть немного. Я тоже есть хочу, - обиделась Аннет на новую знакомую, с удивительной скоростью поглощавшую содержимое пакета.
   - Так с твоим колечком не проблема. Пошли в кафе и накормим тебя, - рассмеялась Аня.
   Через полчаса они сидели за столиком. Строго следуя указаниям Ани, Аннет попросила у кольца булочки с мясом, обильно приправленного кетчупом и майонезом, картошку фри, пирожки с вишней, мороженое и молочные коктейли.
   - Это у меня характер такой, - говорила Аня, - Я, если есть начинаю, ем и ем. Сначала ем, потому что есть хочется, а потом, потому что вкусно. Здоровское у тебя колечко! А в вашем мире у всех такие? Я всегда говорила, волшебство существует, а девочки не верили. Даже Катя. Кстати, Катя - моя лучшая подруга. Слушай, а давай теперь ты тоже будешь моей лучшей подругой.
   - Давай, - с радостью согласилась Аннет. Ведь у нее еще никогда не было вообще никакой подруги.
   - Класс! Теперь мы лучшие подруги! Так вот, Катя в волшебство не верит. Она даже доказывала мне, будто Деда Мороза на самом деле нет. Представляешь? Мы с ней так спорили...
   Девочки одновременно откусили по большому куску от булочек и, кетчуп с майонезом брызнули одновременно обеим на лицо. Увидев свои перепачканные рожицы, девочки дружно расхохотались, и тут у Ани зазвонил телефон.
   - Ауллоу, - попыталась произнести Аня с набитым едой ртом. Аннет услышала раздавшийся из телефона строгий женский голос.
   - Аня, ты собственно где? Уроки давно закончились. В кафе? Глупая совсем? Я волнуюсь, а она в кафе! И откуда у тебя деньги?
   - Мама. Очень злится. Быстро пожелай, чтобы успокоилась, а то такое будет..., - прошептала Аня, прикрывая телефон ладошкой.
   "Колечко, пусть у моей лучшей подруги все будет хорошо. Пусть ее мама не злится и не ругается. Ну, пожалуйста", - подумала Аннет.
   - Хорошо, Анечка, отдыхай. Ведь ты так устаешь в школе. Только после кафе сразу домой.
   - Вот она всегда так. Сначала ругается, потом нежничает, - Аня уже забыла, что скандала удалось избежать только с помощью волшебного кольца.
   - Все равно ты счастливая. У тебя есть мама. А у меня мамы нет, - призналась Аннет.
   - Она вас с папой бросила?
   - У меня и папы нет.
   И Аннет поведала грустную историю своей жизни.
   - Так у тебя и дома нет? - расстроилась Аня, но быстро повеселела, - Тогда ты теперь будешь жить со мной. Колечко нам поможет.
   Плохо начавшись, день неожиданно стал самым счастливым в жизни Аннет. У нее появилась настоящая подруга, и еще она впервые находилась в настоящей семье. Анина мама, тетя Юля, и папа, дядя Леша, не без помощи кольца Аннет, но совсем не удивились, что новая подруга Ани будет жить вместе с ними. Они окружили ее лаской и заботой, и даже Анина собачка, спаниель по имени Черныш, постоянно норовил лизнуть Аннет в лицо.
   Девочки веселились напропалую. Аня шептала на ухо Аннет новую выдумку, та загадывала желание и через некоторое время в их комнату заходила тетя Юля.
   - Девочки, - говорила она, - мы с папой купили вам газировки и конфет. Вы только спать не ложитесь, пока все не съедите. Посмотрите лучше видео интересное.
   Время давно перевалило далеко за полночь, когда подружки угомонились. Уставший телевизор все еще показывал сказочных героев, обертки от конфет засыпали ковер, а девочки крепко обнявшись, спали сидя на диване.
  

- 3 -

   Ушат холодной воды вывел отца Бенедикта из забытья, и вместе с сознанием в тело вернулась невыносимая боль. "Я больше не выдержу. Господи, даруй мне смерть" - мелькнуло в голове священника.
   Цепи, тянувшиеся с потолка к его широко разведенным рукам и ногам, удерживали монаха в висячем положении. Изодранная в клочья ряса едва прикрывала покрытое кровоподтеками и ожогами бледное тело старика. В отблесках пылающего в камине огня, отец Бенедикт едва различал своего мучителя.
   Им был человек одетый в черный, богато расшитый серебром камзол. Величавая осанка, гордый орлиный профиль красивого лица говорили о знатном происхождении. Сбоку, на золотой перевязи висела шпага - знак, указывающий на принадлежность к роду Великих Лордов.
   - Вы вернулись к нам, святой отец. Какое счастье! Зачем вы решили падать в обморок в самый разгар нашей увлекательной беседы? Очень неприлично со стороны служителя церкви.
   - Лорд Вольдер, Совет Великих Лордов узнает о ваших преступлениях и тогда вам конец, - прошептал монах.
   - Совет Великих Лордов? Это сборище давно выживших из ума старцев? На что способен ваш Совет? На пустую болтовню о мире и благоденствии народа. Они не способны на решительные действия. Да они скоро шага не смогут сделать, не испросив моего разрешения. Чем занимался Совет, когда я жег ваш монастырь и убивал его обитателей?
   - Бог не простит вам содеянного.
   - Бог? Вы, святой отец, и ваши братья по ордену право как дети, - рассмеялся лорд, - Орден Хранителей Предначертания! Звучит напыщенно. А на деле жалкие монахи, трясущиеся над своими тайнами. Вы виноваты сами. Я молил, я просил поделиться со мной знаниями, но в ответ слышал бредни о свете и тьме. Много хорошего принесло вам ваше добро? Я смог бы покрыть стены вашего монастыря золотом, но вы предпочли смерть. Только ты, монах, не умрешь. Ты будешь жить долго, и каждую секунду я буду выдавливать из тебя каплю твоей жизни. Впереди ждут такие мучения, что сегодняшняя пытка покажется счастьем.
   Лорд махнул рукой человеку, голову которого уродовало отсутствие ушных раковин.
   - Карнаух, помоги святому отцу напрячь память.
   Повинуясь жесту и не скрывая радости от предстоящих действий, палач достал из камина раскаленный железный прут и приложил к оголенному плечу старика.
   - Нет! - закричал монах.
   Лорд брезгливо поморщился и приложил к лицу надушенный кружевной платок, чтобы не чувствовать запах горелой плоти.
   - Господи, прости слабость раба своего. Я все скажу, только не мучайте меня больше, - сдался отец Бенедикт.
   - Имя?
   - Аннет
   - Место?
   - Сиротский приют для девочек
   - Время?
   - Вчера.
   Монах обессилено повис на цепях.
   - Стража, снимите его и бросьте в подвал. Пока он мне больше не нужен. А ты, - лорд обратился к Карнауху, - немедленно в приют и тащи девчонку сюда.
  

- 4 -

  
   Втиснув свое тело в узкое, жалобно скрипевшее от непосильной ноши кресло, мадам Шортюк сидела в центре музыкального зала сиротского приюта. Довольная улыбка блуждала по ее лицу.
  
   За нашу жизнь, за наше счастье
   За теплый кров среди ненастья
   Совет Великих Лордов мы благодарим -
  
   пели тоненькие детские голоса. Шла генеральная репетиция концерта, приуроченного к визиту попечителей приюта.
   - Какая дивная поэзия, мадам Добрюк. Вот уж воистину талантливый человек талантлив во всем, - восхитилась мадам Шортюк. Автор этих бессмертных строк, дирижировавшая хором девочек, зарделась от услышанной похвалы.
   Исполнение оды под названием "Мы любим Великих Лордов" нарушил грохот вышибаемой двери, и к ногам директрисы рухнул пролетевший через половину зала пан Гусак.
   - Мадам! Простите, мадам! Я ему говорил, вы заняты, - лепетал дворник. В слетевшую с петель дверь вошел Карнаух. Мадам Шортюк очень боялась этого человека, но именно страх придал ей силы, и директриса крикнула, пытаясь подняться с кресла:
   - Как вы смеете! Вы пугаете бедных сироток! Немедленно покиньте приют!
   - Молчи, толстая жаба!
   Так и не сумев подняться, обессиленная директриса рухнула обратно в кресло. Испуганные девочки выбежали из зала. Вслед за ними, стараясь быть незамеченной, выскользнула мадам Добрюк. Последним зал покинул выползающий пан Гусак.
   - Не смеши меня своей заботой о "бедных сиротках", мадам, - злобно ухмыльнулся Карнаух, - О твоей алчности ходят легенды, а слава о твоих способностях наживаться на детях облетела весь мир. Где ты прячешь золотишко? В перине или в подушке, чтобы оно нашептывало тебе золотые сны? Не трясись. Пока я пришел не за ним. Мне нужно найти Аннет.
   Последние слова Карнауха несколько успокоили мадам Шортюк.
   - Ах, не напоминайте мне о неблагодарной дряни, - руки директрисы птицами взмыли вверх и опустились на могучую грудь - Она разбила мне сердце.
   - Перестань, ты не на сцене. Где девчонка?
   - Пропала вчера вечером, - перешла на деловой тон мадам Шортюк, - Ночевать не пришла, и никто ее больше не видел. Надеюсь, исчезла навсегда и никогда больше не переступит порог моего приюта.
   - Черт! Куда она могла подеваться? Если она все-таки переступит порог, немедленно сообщи лорду Вольдеру. Ведь ты сделаешь так, лягушонок?
   Карнаух потрепал бледную от страха директрису по щеке и вышел из зала.
  

- 5 -

   Лучик утреннего солнца пробился сквозь задернутые шторы и, затрепетав на ресницах Аннет, разбудил девочку. Сначала она не поняла, где находится, но потом вспомнила события прошедшего дня и рассмеялась. "Это не сон! Все произошло на самом деле!" Рядом с ней, уложив голову на ладошки, спала Аня, самая милая девочка во всем мире, ее лучшая подруга. Нежность наполнила душу Аннет. Она обняла Аню и поцеловала прядь ее волос.
   - Ты чего? Я спать хочу. Еще хоть минуточку, - захныкала Аня, не открывая глаз.
   - Просыпайся соня! Уже утро! - воскликнула Аннет и попыталась стащить Аню с дивана. Визг и хохот девочек наполнили комнату.
   Дверь открылась и на пороге появилась мама Ани.
   - Уже встали? Молодцы! Я уезжаю. Мне сегодня надо еще в три места по делам заехать, а ты, дочь, корми подружку завтраком, и собирайтесь в школу.
   - Аннетик, умываться! А я пока приготовлю яичницу с беконом, - почувствовала себя хозяйкой Аня, - Я, между прочим, готовлю яичницу с беконом лучше всех в мире. Правда, я больше ничего пока не умею готовить, но это у меня характер такой. Если что-то умею готовить, то готовлю лучше всех...
   В конце мая в Москву, наконец, пришла весна. Не календарная весна с промозглым холодным ветром и дождем, напоминавшая скорее позднюю осень, а самая настоящая весна. С ярким солнцем, зеленой травой и цветущими деревьями. До конца учебного года оставалась только одна неделя, и весь мир наполнило сладостное ожидание великого праздника под названием "каникулы". Взявшись за руки, девочки шли в школу.
   - Помоги мне получить пятерки за четверть. Родители будут в восторге. У нас ведь есть волшебное кольцо, - убеждала Аня новую подругу, - Повторяй за мной. Пусть все думают, будто я учусь в школе вместе с Аней, и ничему не удивляются.
   Аннет с радостью повторила. Ведь подруги должны помогать друг другу.
   Вскоре девочки смешались с пестрой толпой из детей и взрослых, находящихся на школьном дворе.
   - Вот наша классная стоит, Наталья Сергеевна, - прошептала Аня, при виде худой женщины в очках, - Ты ее не бойся. Она только кажется такой строгой, а на самом деле добрая. Здравствуйте, Наталья Сергеевна!
   Уже громко сказала Аня.
  -- Здравствуйте, девочки.
  -- Знакомьтесь, моя подруга. Ее тоже Аня зовут, как и меня.
   - Знаю. Аня Иванова. Она переехала в наш район, и будет учиться в нашем классе.
   Лишь только классный руководитель от них отвлекся, Аня сделала огромные глаза и зашептала на ухо Аннет:
   - Я тебе говорила? Колечко действует! Все будет просто супер!
   К ним подошла высокая девочка с двумя косичками на голове, одетая в строгую темно-синюю юбку и такого же цвета пиджак, из-под которого выглядывал воротничок белоснежной блузки.
   - Аня, привет! Ты новенькая? - обратилась девочка к Аннет.
   Та не знала, что ответить и засмущалась, но на помощь ей пришла Аня.
   - Привет, Катя. Это Катя, моя подруга. Она у нас в классе самая лучшая ученица. А это Аннет, ой, то есть Аня Иванова. Я сегодня с ней сяду, ладно? Ты только не обижайся.
   - Очень надо мне обижаться. Я тогда с Дашей сяду. Она давно меня зовет, - тем не менее, обиделась Катя, развернулась и отправилась разыскивать Дашу.
   - Ну и пожалуйста. Можно подумать у меня кроме нее больше подруг не должно быть. Не обращай на нее внимания, Аннет. Пошли в класс. Сейчас первый урок начнется. По расписанию первым у нас русский язык.
   Русский язык преподавала Татьяна Степановна, уже пожилая, но очень красивая женщина с короткими седыми волосами по-старинке завитыми на концах и добрым лицом. Говорила она, тщательно выговаривая слова и делая положенные паузы на знаках препинания.
   - На прошлом уроке я рассказала вам о спряжении глаголов. Эта тема очень важна для русского языка и русской литературы. Без спряжения глаголов мы не смогли бы насладиться в полном объеме красотой произведений Александра Сергеевича Пушкина и Николая Васильевича Гоголя. Кто выучил заданное на дом правило?
   С двумя высоко поднятыми руками Аня выскочила из-за парты и бросилась к доске.
   - Изменение глаголов по лицам и числам называется спряжением. Глаголы первого спряжения имеют окончания -у -ю, - затараторила Аня.
   Не давая никому опомниться, она быстро перешла на следующее правило:
   - Во втором лице единственного числа после ш пишется мягкий знак...
   А потом наступил праздник русского языка. Формы глаголов, суффиксы, окончания и падежи неиссякаемым потоком выливались на зачарованных слушателей.
   С удивлением Татьяна Степановна увидела, как ее рука непроизвольно начала выводить пятерки в классном журнале напротив фамилии Ани, не пропуская ни одной пустой клеточки. Непослушная рука потянулась перевернуть страницу журнала, но вовремя раздался спасительный звонок на перемену.
   Следующим по расписанию шел урок немецкого языка. Елена Анатольевна, преподаватель немецкого языка, считалась требовательной, но справедливой женщиной. Ее черная юбка, черный жакет и тщательно уложенные черные с небольшой сединой волосы олицетворяли собой порядок. Пока Аня отвечала тему "Моя семья" первые пять минут, Елена Анатольевна старалась придать лицу абсолютно спокойное выражение. "Ничего особенного. Просто талантливая девочка", - уговаривала она себя, наслаждаясь чудесным произношением.
   К 20-й минуте Аниного монолога преподаватель начал испытывать явное беспокойство. Аня так раз рассказывала в лицах о свадьбе сына троюродной тети из города Липецка. Особо впечатляло, как она переводила на немецкий язык и рифмовала звучащие на свадьбе частушки и стихи в честь молодоженов.
   Окончательно нервы сдали у Елены Анатольевны на двадцать девятой минуте урока, когда Аня приступила к повествованию о печальной судьбе шурина их соседа по лестничной площадке, потерявшегося на железнодорожном вокзале в Киеве. Прервав ее на полуслове, преподаватель прослезилась и до окончания урока вдохновенно читала своим ученикам Гете на родном языке поэта.
   После перемены класс застыл в ожидании нового чуда, но чуда не произошло. Да и откуда взяться чудесам в контрольной работе по математике? Одни сухие цифры. Сделав задание за 5 минут, подружки тихо болтали.
   - Кто сидит за третьей партой справа? - спросила Аннет.
   За третьей партой справа сидел щуплый мальчик в очках.
   - Саша Егоров. Недавно школьную олимпиаду по математике выиграл.
   - Он на нас постоянно смотрит.
   - Наверно влюбился в меня, - не задумываясь, ответила Аня, - Я такая красивая, в меня все влюбляются. Вот и он влюбился.
   В диалог вмешалась учительница математики Анна Николаевна:
   - Некоторые из вас думают, будто я очень добрый учитель, но ошибаются. Я злой учитель и если кое-кто сейчас не прекратит разговоры пойдет вон из класса и получит двойку.
   Урок закончился. Ребята стали сдавать свои работы. Одной из первых к столу преподавателя подошла Катя. Неожиданно она побледнела и рухнула на пол.
   - Катя, что с тобой? - бросилась к девочке Анна Николаевна, - Кто-нибудь, позовите врача.
   Прибежал школьный врач, но не она, ни бригада вызванной скорой помощи ничего не смогли сделать. Катя не шевелилась, глаза закрыты, и только слабое дыхание указывало на все еще теплившуюся жизнь.
  

- 6 -

   - Аннетик, мне так Катю жалко. Наши мамы такой праздник нам с ней первого сентября устроили. Все вместе ходили в пиццерию, было очень весело. Я сейчас вспоминаю, и прямо плакать хочется, - жаловалась Аня.
   Девочки сидели на скамейке в маленьком скверике, расположенном рядом со школой.
   Сквер со всех сторон окружали громады жилых домов, и состоял он из одной единственной аллеи и клумбы, куда каждую весну высаживали тюльпаны. Из-за происшествия, случившегося с Катей, их класс отпустили домой, и встревоженные девочки заглянули сюда поболтать о случившемся и немного успокоиться.
   Минул полдень. Основные посетители парка, мамы и бабушки с грудными младенцами в колясках, разошлись кормить своих чад. Печальную тишину разорвал звонок телефона.
   - Я слушаю, мамочка, - отозвалась Аня.
   В трубке зазвучал встревоженный голос. Аннет не разобрала слов, но увидела, как по щекам подруги беззвучно покатились крупные капли слез.
   - Что случилось? - встревожилась она.
   - Мама звонила, - с трудом сдерживая рыдания, ответила Аня, - Она с Чернышом гуляла, а поводок оборвался. И вдруг, откуда не возьмись мотоцикл. И прямо на Черныша. Мама его сейчас в ветеринарную больницу отвезет. А вдруг он умрет? Я этого не переживу! Аннет, милая, сделай что-нибудь. Ведь у тебя кольцо. Пожелай, пусть Катю и Черныша вылечат.
   Аннет тяжело вздохнула:
   - Ты думаешь, я не пробовала. Как только Кате плохо стало, я сразу пожелала, но ничего не произошло. Не понимаю почему. Может быть, волшебство закончилось?
   Неожиданно резкий порыв пронизывающего ледяного ветра обдал девочек холодом. Из тени тополя, раскинувшего около скамьи свои ветви, вырос зыбкий темный силуэт. Волны злобы и ужаса, исходившие от него, заставляли сжиматься сердца.
   - Аннет, - раздался голос, напоминающий зловещее шипение змеи, - Не трать свои силы на пустые желания.
   Та, кому предназначались слова, увидела, как ярко зеленые весенние листья тополя пожелтели и начали падать на землю. Пересилив страх, она крикнула:
   - Кто ты? Убирайся!
   - Я раб. Всего лишь раб, госпожа, твой и твоего волшебного кольца. Мы связаны с ним незримыми нитями. Лишь только ты надела кольцо на свой палец и загадала первое желание, ты вернула меня из небытия в мир людей. Я благодарен тебе и, решил, настало время нам познакомиться. Повелевай мной и я выполню все твои самые сокровенные желания.
   - Тогда я повелеваю тебе немедленно вылечить Катю и Черныша!
   Пронзительный и жуткий звук донесся до девочек. Раб Кольца смеялся. Наверно так могли смеяться ожившие мертвецы из самых страшных ночных кошмаров.
   - Тебе есть дело до глупой задаваки и безродного пса? Я могу бросить к твоим ногам вселенную. Одно твое слово и все обитатели здешнего мира станут ползать, и пресмыкаться перед тобой, а ты жалеешь собаку? Нет! Это моя добыча. Я исполняю твои желания, но беру плату за свою работу. Ведь даже самых жалких рабов надо кормить, а я питаюсь слезами и болью. Ты знаешь только про девчонку и собаку, но желаний у тебя оказалось много и каждое оплачено чьим-то горем. Желай! Желай больше, Аннет, и с каждым твоим, даже самым глупым желанием, я буду становиться сильней. А пока, до новых встреч, госпожа.
   Черный силуэт медленно растворился в лучах солнца. С отвращением Аннет сняла волшебное кольцо и швырнула его на землю. Девочки вскочили со скамьи и опрометью бросились прочь.
   Только укрывшись в стенах школы, Аня и Аннет почувствовали себя в безопасности. Страх прошел. Они сидели на сцене пустого актового зала и решали, что же им теперь делать.
   - Прости меня. Я ничего не знала и вот привела чудовище в ваш прекрасный мир, - Аннет переполняло отчаянье.
   - Нечего себя корить, обе хороши. Я придумывала желания, из-за которых пострадали Катя и Черныш. Давай лучше думать, как нам спасти их.
   - Наверно, мне надо снова надеть кольцо и пожелать вернуться в свой мир. Вместе со мной уйдет и Раб Кольца. Другого выхода я не вижу.
   - Но беды, что уже натворили так не исправить. Нет, это не выход. Надо придумать другой.
   Девочки задумались.
   - Ура! - вдруг закричала Аня, - Вот как мы поступим! Аннет, в вашем мире есть добрые волшебники?
   - Не встречала.
   - Должны быть! - уверенно заявила Аня, - Раз есть злые, значит должны быть и добрые. Мы вместе вернемся в твой мир, найдем доброго волшебника, и он обязательного поможет нам все исправить. Пошли скорей за кольцом. Ой, подожди. Сюда Егоров идет. Тихо, ни слова!
   Мальчик подошел к подругам и стал неуверенно топтаться с ноги на ногу.
   - Тебе чего надо? Не мешай нам! - набросилась Аня на одноклассника.
   - Я это, искал вас, - смущенно забормотал Саша, - У нас с папой игра такая, ну как в шпионов. Мы шифры разные отгадываем, ну и я по губам немного читать умею. Ну и...
   - Детский сад, Егоров. Не хотим мы играть с тобой в шпионов.
   - Я знаю, чем вы на уроках занимались! - быстро выпалил Саша.
   - И чем же мы таким занимались, Егоров? - Аня угрожающе двинулась на мальчика.
   - Она желания шептала, - Саша кивнул на Аннет, - А у тебя потом всякие чудеса получались. И еще у нее кольцо на руке все время мигало. Вот.
   Он разжал сжатую в кулак ладонь. На ладони лежало кольцо Аннет.
   - Я за вами в парке следил и нашел его около скамейки.
   - Ты его надевал? Ты желания загадывал? - насторожилась Аня.
   - Ну, надевал, ну, загадывал... - снова забормотал мальчик и покраснел.
   - Тогда идешь с нами и быстро, пока от твоих желаний никто не пострадал, - выпалила Аня. Выхватив кольцо из его руки, она быстро надела его себе на палец и крикнула:
   - Верни нас троих обратно в мир Аннет.
   Яркий свет ослепил детей.

- 7 -

   Аннет стояла на знакомом ей с самого детства пустыре. Еще совсем недавно она бегала здесь с мальчишками, дралась и играла в прятки, но каким далеким и смешным показалось ей теперь то время. Сейчас Аннет крепко сжимала в своих руках ладони Саши и Ани. Ее друзья с интересом рассматривали окружающие пустырь низкие покосившиеся дома, за которыми возвышалось громоздкое каменное здание приюта для сирот.
   Из кучи отбросов показалась голова крысы. Шевеля усами, она уставилась на детей.
   - А я по телевизору слышал, все свалки перенесли за границу кольцевой автодороги. Мэр Москвы говорил, - удивился Саша.
   - Егоров, здесь не Москва, - веско заметила Аня.
   - Что тогда?
   - Мы совсем в другом мире. Отсюда Аннет попала к нам. Сейчас мы тебе объясним.
   Перебивая друг друга, девочки рассказали такую веселую вначале, но имеющую печальное продолжение, историю Аннет и волшебного кольца.
   - ...И мы решили все исправить, - завершила рассказ Аня, - А раз ты тоже загадывал желания, нам пришлось взять тебя с собой, иначе с кем-нибудь из твоих знакомых могла случиться беда. Кстати Егоров, ты что пожелал-то?
   - Ну, я это, - густо покраснел Саша, - Хотел научиться здорово драться.
   - Научился? - ехидно поинтересовалась Аня. Мальчик обиженно насупился.
   - Перестаньте - вмешалась в разговор Аннет - Давайте решать, как быть дальше. Только сначала Аня отдай мне кольцо.
   - Зачем? Смотри, как оно мне идет, - покрутила Аня рукой перед лицом подруги, но, встретив ее непреклонный взгляд, вздохнула и передала Аннет снятое с пальца кольцо. Та завернула его в поднятый с земли клочок ткани и положила в карман джинс.
   - Мы не будем больше загадывать желаний и не принесем никому горя. Мы должны теперь все делать сами - заявила Аннет, но потом растерянно добавила, - Только я не знаю что именно.
   - Егоров, ты олимпиаду по математике выиграл? Вот теперь придумай план, раз такой умный, - снова набросилась на мальчика Аня.
   - Аннет, а ты раньше про кольцо слышала? - спросил Саша.
   - Нет, - призналась девочка.
   - Я уверен, про него должна быть легенда или сказка. Судя по тому, что я вижу, Интернета у вас нет, но где-то должны храниться информация. Все, я понял! Нам нужна библиотека.
   - У нас в приюте есть библиотека - вспомнила Аннет - Только вас туда не пропустят. У нас такая злая директриса!
   - А я придумала, - заявила Аня - Это у меня характер такой. Я конечно олимпиады по математике не выигрываю, но на самом деле очень умная. Мы проберемся туда ночью, когда все спят. Ты, Аннет, сейчас пойдешь на разведку, а когда все заснут, вернешься за нами. Мы с Егоровым тебя здесь будем ждать.
   Подруги обнялись, и Аннет убежала в сторону приюта, а Саша и Аня остались вдвоем.
   - Э-э-э, эта волшебная страна пахнет как мусоропровод в моем подъезде, - глупо пошутил мальчик, желая поддержать разговор. Аня хотела в ответ нагрубить, но чей-то голос опередил ее.
   - Эй, клоуны! - на пустырь вступил его хозяин Фан в сопровождение послушной ему личной армии, - Здесь моя территория. Убирайтесь!
   Саша не любил драться. Впрочем, он никогда раньше и не дрался, но не мог позволить себе опозориться перед девочкой. Да и уйти они с Аней все равно не могли, поскольку должны дождаться Аннет.
   - Почему ты считаешь эту свалку своей? Ты тут главный мусорщик? - ответил Саша, в душе сам, удивляясь такой смелости.
   - Чего сказал? - взревел Фан и резко ударил мальчика по лицу.
   Из разбитой губы начала сочится кровь
   - Вали отсюда, пока жив, стеклянный глаз, - нагло рассмеялся обидчик.
   В голове Саши будто что- то включилось.
   - Подержи, - он передал Ане свои очки и в прыжке взмыл над головой Фана. Сделав сальто, Саша оказался за спиной обидчика и сильно толкнул его. Фан упал на землю и разбил при этом нос. Вскочив, он попробовал снова ударить Сашу, но неожиданно для себя вдруг упал спиной на землю.
   - Чего стоите? Бейте его! - завопил Фан.
   Толпа мальчишек бросилась на врага, но откуда не возьмись, в руках Саши появилась палка. Взмах, и двое нападающих оказались на земле. Второй взмах, и еще один со стоном схватился за ушибленную руку. Прошло несколько минут, и армия Фана оказалась полностью повержена.
   - Вау, Егоров, круто! Ты прямо настоящий каратист! - восхищенно произнесла Аня.
   Сбежав с пустыря, его свергнутый повелитель брел по узкому проулку к дому. "Я тебя еще найду. Ты у меня еще получишь" - бормотал он под нос. От боли и унижения Фан ничего не видел перед собой, и заметил патруль городской стражи только, когда древко копья ударило в грудь.
   - Куда прешь, маленький бродяга? Жить надоело? - заорал стражник.
   - Простите, господин стражник, - извиняясь, пятился назад Фан, прижимаясь к стене дома. На его беду именно открылась входная дверь, и появившаяся на пороге женщина выплеснула на улицу ведро помоев, окатив неудачника с ног до головы.
   Стражник громко захохотал, дыхнув на Фана запахом кислого вина:
   - Ладно, малец, я сегодня добрый. Скажи, ты не видел сегодня девчонку из приюта по имени Аннет?
   Еще два дня назад лорд Вольдер назначил награду в десять золотых тому, кто найдет и приведет девочку к нему и стража, забросив все остальные дела, занималась только поисками воспитанницы приюта. Фан не видел Аннет, но зато сразу нашел способ отомстить обидчику.
   - Да, господин, видел - соврал он - Она на пустыре около приюта и с ней какой-то мальчишка.
   Стражники бегом устремились к пустырю. Саша и Аня настолько удивились, увидев, словно сошедших с экрана кино людей, одетых в железные кольчуги и вооруженных копьями и мечами, что даже не смогли оказать им никакого сопротивления.
   Вскоре воины тащили связанных детей по выложенным булыжником грязным улицам города. По мере удаления от окраины облик столицы империи менялся. Лачуги бедноты сначала сменились добротными деревянными домами, а затем красивыми каменными особняками, принадлежащими Великим Лордам. В них останавливалась правящая элита, приезжая в столицу из своих замков, принять участие в заседаниях Совета Великих Лордов или по своим личным делам. Уже совсем стемнело, когда стража остановилась у одного из таких особняков и принялась колотить в ворота. Стражникам очень хотелось быстрей получить свое золото.
   - Эй, чего надо? - отозвались из-за ворот.
   - Мы привели вашу девчонку.
   - Какую еще девчонку?
   - Аннет. Мы привели Аннет и не одну, а с приятелем.
   Створки ворот со скрипом раздвинулись.
   - Давайте ее сюда и приятеля тоже, - сильные руки втянули Аню, а вслед за ней и Сашу на территорию особняка.
   - А наше золото? Нам обещали за нее десять золотых!
   - Лорд на Совете. Карнаух с ним. Завтра утром приходите и получите.
   Ссорится с личной охраной лорда Вольдера, внушающей страх всему населению города, стражники не хотели и без лишних слов убрались прочь.
   - Искали девчонку, а тут еще какой-то мальчишка, - крикнул стражник от ворот внутрь двора.
   - Сунь их обоих в подвал. Лорд разберется.
   Аню и Сашу потащили сначала через полутемный двор, а потом вниз лестнице. В конце пути охранник открыл тяжелую, кованную железом дверь и втолкнул детей в каменный мешок без окон. Дверь захлопнулась, и все погрузилось в кромешную тьму. Вдруг из угла камеры раздался стон.
   - Там кто-то есть - прошептала Аня - Надо посмотреть кто, а то мне страшно.
   Шаря в темноте руками, дети добрались до угла. Глаза немного привыкли к темноте, и они смогли разглядеть лежащего на клочке соломы старика.
   - Хорошо, хоть человек. Интересно, как там Аннет? Наверно ищет нас.
   Глаза старика открылись:
   - Аннет? Вы сказали Аннет? Кто вы?
   - Мы ее друзья, дедушка, - ласково ответила Аня.
   - Я умираю, а другие братья нашего Ордена уже мертвы, но она должна знать - лихорадочно зашептал старик - Клянитесь, передать ей мой рассказ. Тяжело говорить. Наклонитесь ниже и слушайте.
  

- 8 -

   - Знайте же, давным-давно мир наполняла магия. Каждый комочек земли и росток травы, каждая капля воды и дуновение ветра несли в себе волшебство. Ведь рядом с людьми жили духи стихий.
   Не существовало вражды между природой и человеком, с равными правами создал их Бог. Духи стихий помогали человеку. Дождь орошал его посевы, деревья кормили плодами, а огонь согревал зимними холодами. Но иногда духи могли забыть про своих соседей и тогда реки меняли свои русла, заставляя людей умирать от жажды, а леса и травы уходили от городов и селений, оставляя за собой пустыню.
   Находились среди людей и те, кто мог разговаривать с духами и даже управлять ими. Они звались магами, но очень мало оказалось их среди рода человеческого, и силой они владели незначительной, духи их не боялись.
   Так продолжалось много тысяч лет, пока не родился среди людей Великий Маг по имени Мел. Превышала сила его волшебства все мыслимые пределы, и жизнь свою посвятил он одной цели - сделать человека повелителем мира и хозяином сил природы. Великий Маг собрал духов стихий в одном месте и предложил им заключить договор о вечный дружбе с людьми, а как символ дружбы изготовить кольцо. Духи не хотели открытой вражды с людьми и согласились. Земля отдала кольцу железо, огонь расплавил его, духи деревьев изготовили форму кольца, а вода подарила кольцу гладкий камешек со дна реки. Но Великий Маг обманул духов и силой заклятия заставил их отдать кольцу свою магическую силу. Один за другим расставались духи стихий с магией и умирали. Подобно детям были они наивны и доверчивы, и только когда осталось их меньше чем пальцев на руке, поняли духи обман. Тогда последние из них собрали вместе свою волшебную силу, и, умирая, создали темное существо, чтобы оно отомстило людям за их гибель. Так человек победил силы природы, но победа не принесла ему счастья, вместе с кольцом в мир пришло Зло.
   Кольцо и темное существо связывала магия, и чем больше добра и счастья желал Великий Маг людям, тем больше слез он видел вокруг. Горе и смерть вошли и в дом самого мага. Раб Кольца, как прозвали люди темное существо, не мог убить того, кто владеет кольцом, но стал убивать семью Мела, сначала жену, потом детей.
   У Великого Мага не хватало сил и мастерства победить создание духов стихий. И тогда он обратился к тем из рода людей, кто владел хотя бы каплей магии с просьбой помочь изгнать зло из мира и убить Раба Кольца. Маги отдали Мелу все подвластное им волшебство, и он сумел создать оружие, перед которым не мог устоять Раб Кольца, но магия навсегда исчезла из мира.
   Только все напрасно. Когда Мел вернулся домой, то увидел своего последнего ребенка в руках темного существа. Применив оружие, Великий Маг смог бы убить Раба Кольца, но уже не успевал спасти сына. И тогда он предложил мир. И договорились они, что Великий Маг скроет от людей свое оружие и волшебное кольцо и навсегда сотрет из памяти людей воспоминания об этих волшебных предметах. Раб же должен оставить в живых его сына и покинуть мир людей до тех пор, пока кто-нибудь из рода человеческого не сумеет найти кольцо и не загадает первое желание.
   Условие выполнили но, прежде чем исчезнуть в бездне небытия, Раб Кольца решил посмеяться над Великим Магом. Он показал будущее, где волшебное кольцо возвращается к людям и зло навеки овладевает миром. Мел пришел в ужас от увиденного, и, пытаясь спасти мир, весь остаток жизни посвятил написанию двух книг. В "Книге прошлого" он рассказал о волшебном кольце, а в "Книге грядущего" описал, что ждет людей в будущем. Великий Маг передал книги своему сыну, который стал первым из Ордена Хранителей Предначертания, а сам... - старик закрыл глаза и замолк.
   - Влез на самую высокую гору и от отчаяния бросился вниз, - закончил фразу Саша - Бред какой-то.
   - Егоров, будешь мешать и издеваться получишь пяткой в лоб, несмотря на то, что ты теперь типа каратист, - возмутилась Аня, - Не понял еще, Егоров? Ты же в сказке! Вспомни, как драться научился и подумай.
   - Законы физики никто и в сказке не отменял. Впрочем, ты, Аня, узнаешь о них только в следующем классе, - обиделся мальчик.
   - Тсс, Егоров, он очнулся - прекратила спор Аня - А дальше, дедушка?
   - Я, отец Бенедикт, последний из Ордена Хранителей Предначертания. Тысячи лет мы берегли книги и готовились к великой битве. Час пробил. Предначертание свершилось! - крикнул старик и попытался подняться.
   - Тихо, тихо, дедушка, вам нельзя волноваться, - девочка ласково погладила старика по руке.
   - Час пробил. Предначертание свершилось, - словно в бреду шептал монах, - Знамения указали, родился ребенок, должный найти кольцо и только он сможет повлиять на исход битвы между добром и злом. Аннет, милое дитя. Я плакал от жалости, когда, согласно предначертанию, мои братья похитили ее у родителей, и я сам отнес девочку в сиротский приют. Ее мать умерла от горя, расставшись со своим дитя...
   - Похитили у матери ребенка, и она умерла от горя? Как вы могли! - возмутилась Аня - Да чем вы лучше Раба Кольца?
   - Предначертание повелевало нами. Мы творили зло ради высшего добра.
   - Не бывает зла ради добра. Зло всегда зло. И не бывает добра низшего и высшего. А вы, а вы... - Аня даже не находила слов от негодования.
   - Ты еще слишком мала, чтобы судить. Мы хотели все рассказать Аннет об ее судьбе, но не успели. Злодей по имени Карнаух, пробрался в наш монастырь и сумел похитить "Книгу прошлого". Так лорд Вольдер узнал о существовании кольца. Поняв, он на этом не остановится, мы надежно спрятали вторую книгу, а через два дня лорд явился к нам с отрядом своих телохранителей. В поисках "Книги грядущего" они сожгли наш монастырь и убили всех монахов. В живых остался только я, последний из хранителей, но лучше бы смерть настигла меня. Не выдержав пыток, я предал Аннет и указал на нее лорду Вольдеру. Часы моей жизни сочтены. Умоляю вас - спасите Аннет и помогите ей. Лорд будет искать девочку, пытаясь овладеть кольцом. Скажите ей, пусть идет в нашу обитель. Неправильный ангел хранит "Книгу грядущего"... Найти "Наконечник добра"... Пусть простит, если сможет... - старик застонал и замолк.
   - Он умер? - испуганно спросила Аня. Ей стало жалко монаха. Саша пощупал пульс несчастного старика.
   - Нет, жив. Просто потерял сознание.
  

- 9 -

   Аннет даже с завязанными глазами не смогла бы заблудиться в городе, так хорошо знала все его закоулки и легко добралась незамеченной до приюта, но затем начались неприятности. Едва ступив за порог ненавистного ей дома, девочка нос к носу столкнулась с директрисой.
   - Ага, - обрадовалась мадам Шортюк, - Тебя-то мне и надо. Где болталась все это время, негодница?
   - Я собирала цветочки в поле за городом и заблудилась, - прикинулась невинной овечкой Аннет, - Потом началась гроза. Мне стало очень страшно, и только воспоминание о вас, мадам, согревало мне сердце.
   - Заблудилась? В поле? А цветы собирала в подарок для мадам Добрюк? Я сейчас умру от умиления. А ну идем со мной.
   Директриса схватила Аннет за ухо и потащила к своему кабинету. Встреченные на пути воспитанницы в страхе прижимались к стенам, стараясь, чтобы директриса их не заметила.
   - Пана Гусака ко мне, быстро, - крикнула мадам Шортюк одной из них, вталкивая Аннет в свой кабинет.
   С самого детства мадам Шортюк обожала рыцарские романы. Обливаясь слезами, ночи напролет она зачитывалась описанием подвигов, совершенных Ланселотами и Дон-Кихотами в честь прекрасных дам. Часами она вглядывалась в далекий горизонт, мечтая увидеть рыцаря, спешившего к ней на белом коне. Но ее личный рыцарь к ней не особо торопился и, может быть именно поэтому характер директрисы стал таким не выносимым.
   Теперь, для перемещения мадам Шортюк к счастью рыцарю понадобился бы мамонт, а не конь, но директриса осталась верна детскому увлечению и украшала приют согласно своему представлению об убранстве рыцарского замка. Вершиной творчества мадам стал личный кабинет. Помимо рыцарей, близнецов тех, что стояли во всех коридорах приюта, его стены обильно украшали всевозможное оружие и головы кабанов, медведей и волков, очевидно, олицетворяющих собой рыцарские трофеи.
   - Неблагодарная, - завопила директриса, едва оказавшись в кабинете - Я потратила лучшие годы своей жизни на твое обучение и воспитание. А чем ответила ты? Превратилась в воровку! Где ты украла эту прекрасную одежду?
   Последние события так захватили Аннет, что она забыла, об одежде из мира Ани, все еще надетой на нее.
   - Немедленно переодевайся, - мадам Шортюк швырнула девочке сшитую из грубой материи серую юбку и такую же кофту.
   Аннет переоделась, и директриса вырвала из ее рук снятую одежду. Потрогав материю на ощупь, мадам Шортюк закатила глаза от восторга. Затем, приложив майечку к груди, принялась вертеться перед большим, в человеческий рост, зеркалом. Майечка с трудом прикрывала даже половину могучей груди директрисы, но мадам Шортюк без устали повторяла: "Какая прелесть! Какая прелесть!".
   Вдоволь налюбовавшись, директриса взялась за брючки. В первую очередь она проверила их карманы и обнаружила волшебное кольцо.
   - Что это? - мадам Шортюк злобно уставилась на девочку. Вот когда Аннет действительно испугалась.
   - Я просто нашла его на улице в сточной канаве. Оно такое милое.
   Лицо директрисы передернулось от отвращения.
   - Фу, гадость! - швырнула она обратно девочке кольцо, - Вонючая железка и гроша ломаного не стоит. Можешь оставить себе.
   "Пронесло", - Аннет быстро подняла кольцо.
   В кабинет вошел пан Гусак:
   - Звали, мадам?
   - Отведи ее к лорду Вольдеру, да смотри, чтобы не сбежала по дороге, - кивнула на Аннет директриса, пряча в шкаф отобранную у девочки одежду.
   Вскоре Аннет уже шла по той же улице, где незадолго до этого стража вела ее друзей. К ноге девочки была привязана веревка, другой конец которой держал в своей руке пан Гусак. Иногда дворник дергал веревку, и тогда Аннет приходилось прыгать на одной ножке.
   - Ты на меня не обижайся, что тебя к лорду веду, - нудил пан Гусак - Я не со зла. Работа у меня такая, водить тебя к лорду. Сам-то я зла тебе не желаю. Я, может даже, жалею тебя, но скажи, зачем ты так Великого Лорда расстроила? Вот молодежь пошла, ничего не понимают! Взяла и Великого Лорда расстроила. Теперь тебе наверно голову отрубят. А иначе, зачем лорду понадобилась? Только чтобы голову с плеч. Вжик!
   - Кого я вижу, премилый пан Гусак собственной персоной. Тебя мне и надо.
   Чья-то рука так сильно ударила сзади дворника по плечу, что пан Гусак чуть не упал. Намереваясь выплеснуть на дерзкого незнакомца все известные ему ругательства, дворник резко обернулся, и его лицо расплылось в довольной улыбке.
   - Пан Шу! Какими судьбами?
   Пан Шу работал поваром у лорда Вольдера и стал известен всему миру благодаря двум своим талантам. Первым его талантом являлось умение бесподобно готовить седло барашка с овощами, вторым - способность в огромных количествах потреблять вино, любимое им самой нежной любовью. Поскольку лорд Вольдер присутствовал на заседании Совета Великих Лордов, и готовить ужин необходимость отпала, пан Шу отправился в город на поиски кого-нибудь из разделяющих его пристрастие знакомых.
   - Я искал тебя, друг мой! Ведь ты не откажешься пропустить со мной пару стаканчиков доброго вина? - обратился пан Шу к дворнику.
   Для пана Гусака от подобного предложения отказаться было невозможно, но, тем не менее, дворник замялся,
   - Да мне вот Аннет надо к твоему лорду отвести.
   - Та самая Аннет? Ты разве не знаешь, лорд обещал тому, кто приведет ее золото? У тебя на веревке десять золотых монет, а мы все еще трезвые? - пан Шу увлек дворника в сторону ближайшего трактира, девочка, подпрыгивая на одной ножке, тащилась сзади.
   В накуренном зале трактира стоял сильный шум от голосов, нескольких десятков разговаривающих одновременно людей. Усевшись на засаленную скамью около свободного стола, пан Шу смел рукавом кафтана чьи-то объедки и крикнул "Вина мне и моему приятелю". Худая черноволосая служанка поставила перед приятелями по кувшину вина, которые пан Шу и пан Гусак сразу опорожнили на половину.
   - Анекдот знаешь? - сказал пан Шу и икнул - Приходит в церковь блондинка, подходит к священнику, протягивает тому деньги и громко говорит: "Мне кувшин молока, десяток яиц и каравай". Священник возмущается: "Тише, дочь моя, ведь ты в святой церкви". Блондинка тогда смущается и снова говорит, но уже шепотом: "Мне кувшин молока, десяток яиц и каравай".
   Громкий хохот потряс трактир.
  

- 10 -

   Империя Совета Великих Лордов была маленькой и не слишком богатой страной. Исторически сложилось так, что хозяева земель окружавших монастырь Ордена Хранителей Предначертания, подчиняясь влиянию братства, объединились, и дабы утешить свои амбиции назвались звучным именем Империя. Хотя страну окружали со всех сторон гораздо более могущественные соседи, среди которых самым значимым являлся Союз Королевств, соседи старались поддерживать с Империей Совета Великих Лордов дружеские отношения. Причиной стал все тот же Орден Хранителей, влияние коего распространялось практически на весь мир. Столицей Империи являлся Мелотаун, единственный город, располагающейся на территории страны. В центре него возвышалось величественное здание с украшенными витражами окнами и уходящим высоко в небо куполом. Там и проводил свои заседания Совет Великих Лордов.
   Зал заседаний, украшенный красочными гобеленами, освящали тысячи свечей. В центре зала стоял круглый мраморный стол, покрытый темно-бордовым бархатом. Вокруг него располагались украшенные позолотой кресла, с изображением гербов девяти родов Великих Лордов на высоких спинках, знаков торговой гильдии и гильдии ремесленников, представители коих тоже входили в Совет, а также кресло предназначенное архиепископу.
   Среди представителей родов Великих Лордов наиболее влиятельными считались лорд Вольдер, и сидящий напротив него лорд Зальцер. Зальцер, еще молодой мужчина с бритым черепом и некрасивым лицом, всегда одевался в портящий и без того непривлекательную внешность костюм цветов его дома Великих Лордов, золото на зеленом. На лице Зальцера выделялись полные чувственные губы и большие голубые глаза безумно уставшего от жизни старика.
   - Великие Лорды, святой отец, и вы, господа, - лорд Вольдер пренебрежительно кивнул председателям гильдий - Я получил приглашение на Совет и, как видите, прибыл. Жаль, но никто не изволил объяснить мне причину срочного вызова. Насколько я помню, заседание должно состояться только через две недели.
   - Лорд Зальцер настоял на внеочередном созыве Совета, - пояснил архиепископ.
   - Лорд Зальцер, - Вольдер склонил голову в легком поклоне - Я жду ваших объяснений.
   - Все легко объяснить, милорд. Я обвиняю вас в государственной измене.
   Члены Совета удивленно переглянулись. Такого поворота событий они не ожидали.
   - Меня? - удивился Вольдер - Опору порядка и члена Великого Совета? Я и империя, неразделимые понятия. Когда же я успел изменить сам себе?
   - Ну что вы, - лорд Зальцер мрачно улыбнулся - Сами себе вы не измените никогда. Вы просто уничтожили Орден Хранителей Предначертания. Совету, я думаю, будет интересно узнать, зачем вы это совершили.
   - Так Орден уничтожен? - удивился лорд Мэдвед, самый старый из присутствующих в зале - Я ничего не слышал.
   - Три дня назад - пояснил Зальцер - Монахи убиты, монастырь сожжен людьми лорда Вольдера.
   - Ах, вот вы о чем. Решили защищать нарыв на теле нашей святой церкви? Но разве несли они в сердца прихожан покой и смирение, что и являлось их главной задачей? Нет! Они не читали проповедей, не крестили младенцев и не причащали прихожан. Они просто жили в свое удовольствие на деньги империи, под видом сохранения некой тайны. Не лучше ли передать эти деньги в руки истинных служителей церкви. Кто видел эту их тайну? Какова она на вид? Надеюсь у нее хотя бы симпатичная фигурка.
   - В каком-то смысле вы, лорд Вольдер, правы, - задумчиво произнес архиепископ.
   - Все услышанное нами просто слова ни о чем, - лорд Зальцер возмущенно вскочил с кресла - Пустая болтовня, не дающая права убивать людей. Орден Хранителей являлся основанием, державшим всю империю. Так ради чего вы, лорд Вольдер, совершили свой поступок. Очередной приступ самомнения? Жажда неограниченной власти, к которой вы всегда стремились? Я требую объяснений!
   - Вы хотите объяснений? Хорошо. Мой доверенный человек выяснил: руководство Ордена планирует убить членов Совета, то есть нас, и открыть границу войскам Союза Королевств, - лорд Вольдер всегда шел на любую ложь, ради достижения своих целей.
   - Союз Королевств! Ах, как там живут люди! - мечтательно произнес председатель торговой гильдии, пан Берзюн, одетый в безвкусный ярко-малиновый кафтан с золотыми пуговицами, с его точки зрения необычайно престижной и символизирующей богатство одеждой, - Едва пересекаешь границу с Союзом, в нос ударяет запах денег. Даже когда просто проезжаешь по их дорогам и смотришь на придорожную траву, понимаешь, она не просто трава, а трава самой богатой страны мира. Зачем Союзу Королевств нужно наше захолустье?
   - Потому и богатые, что из нас соки пьют, - отреагировал председатель гильдии ремесленников пан Тартюк - Таким, как ваш Союз, всегда чужое счастья, будто бельмо в глазу. А мы хоть и бедные, но честные, а значит счастливые.
   - Я не верю ни одному вашему слову лорд Вольдер! - прервал препирательство почтенных панов лорд Зальцер - Кто ваш доверенный человек, которому мы должны поверить? Может быть, горячо преданный вам Карнаух? Ведь он командовал головорезами, поджегшими монастырь ордена, не правда ли? Я требую взять лорда Вольдера под стражу, как государственного преступника!
   - Не горячитесь, лорд Зальцер, - вступил в разговор архиепископ, - Лорд Вольдер, вы сможете представить Совету другие доказательства измены Ордена Хранителей, кроме слов своего человека?
   - Конечно, святой отец. Я смогу предоставить их, но мне понадобится время, - смиренно ответил Вольдер.
   Ему действительно требовалось время, но для того чтобы найти Аннет и кольцо. Тогда бы он смог разговаривать с Советом совсем другим тоном.
   - Вот и славно, - улыбнулся архиепископ, - Помнится, мы собирались собраться через две недели? Предлагаю тогда, и вернутся к обсуждению. Кто из членов Великого Совета Лордов против такого решения?
   Члены Совета согласно закивали головами. Кто-то из них боялся лорда Вольдера, кто-то слишком занят своими делами, а некоторым хотелось извлечь выгоду из гибели Ордена Хранителей Предначертания. Совет Великих Лордов привык к неизменному состоянию дел в империи и давно разучился принимать решения.
   - Я возражаю, - решение Совета взбесило лорда Зальцера, - Глупцы, неужели вы не понимаете, через две недели Совет может повторить судьбу Ордена Хранителей.
   - Вы в меньшинстве, милорд. Решение Совета принято, - лорд Мэдвед встал из-за стола и поспешил к выходу из зала. Он очень хотел спать, и от долгого сидения у него начала болеть поясница.
   В окружении охраны лорд Вольдер возвращался в свой особняк после заседания Совета Великих Лордов. Он злился и даже не старался скрыть своего раздражения.
   - Мне надоел лорд Зальцер и его вечная борьба за справедливость. Наглец, обвинил меня в измене. Как смеет он совать нос в мои дела? Пора ему его укоротить.
   - Убить, милорд? - моментально отреагировал на слова своего хозяина Карнаух
   - Ты всегда правильно меня понимаешь. Но не в городе.
   - Возможно, на него нападут разбойники по дороге к замку, милорд, и он умрет почти на пороге родного дома, - чуть подумав, сказал Карнаух
   - Печально, неужели такая новость кого-нибудь сможет обрадовать, - на красивом лице лорда мелькнула едва заметная улыбка.
   Но по-настоящему радостная весть ожидала Вольдера во дворе его особняка.
   - Милорд, - доложил начальник охраны - Городская стража притащила Аннет и с ней какого-то мальчишку.
   - Ну, наконец-то. Приведите их в мой кабинет для особых встреч и монаха прихватите тоже.

- 11 -

   Стоны старика, беспокойство за Аннет и мрачные стены каменной тюрьмы тревожили ребят и не давали заснуть. Но, в конце концов, усталость взяла свое, и дети задремали сидя прямо на полу. Разбудил их лязг отодвигаемого засова. В дверь вошел уже знакомый охранник и отошел в сторону, пропуская вперед Карнауха. Тот, взглянув на детей так, что у Ани побежали по коже мурашки, прошел к лежащему в углу монаху и, внимательно приглядевшись, недовольно покачал головой.
   - А монах то умер. Лорд будет недоволен. Ладно, хватай детишек и тащи в пыточную.
   Аню и Егорова снова вели по лестнице, но уже вверх, затем по темному узкому проходу и, наконец, втолкнули в комнату, подобную каменному мешку без окон, но освещенную, благодаря горящим факелам. Конечно, дети испытывали страх в камере рядом с умирающим стариком, но помещение, куда их привели, показалось гораздо ужасней. С потолка свисали цепи с кандалами и повсюду виднелись плохо смытые следы крови. Именно здесь Карнаух пытал отца Бенедикта по указанию своего господина. Сейчас лорд Вольдер сидел на простой скамье у стены рядом с потухшим камином.
   - Старик умер, а девчонку и ее дружка я привел, - доложил Карнаух.
   - Жалко святого отца, он мог мне еще пригодиться, - лорд пристально уставился на Аню - Дайте факел.
   Вольдер взял протянутый ему факел и поднес его к самому лицу девочки. Жар опалил брови Ани, и она испуганно отшатнулась.
   - Она не Аннет! - лорд недовольно швырнул факел в камин - Я часто бывал на праздниках в приюте, играя роль доброго правителя, и знаю девчонку в лицо. Кто притащил к нам этих уличных побирушек?
   - Городская стража, милорд.
   - Дармоеды! Они всегда хотели получать много денег, ничего не делая. Вышвырните детей на улицу. Не хватало мне еще мараться об малолетних нищих.
   Оставшись наедине со своим верным слугой, Вольдер резко повернулся к Карнауху и схватил его за горло:
   - Найди мне ее! Переверни весь город, перекрой все выезды из него, поставь стражу возле каждой лазейке, но найди! Она где-то рядом. Я чувствую.

- 12 -

   Дав напоследок Саше хороший пинок, охрана вытолкала детей за ворота. Над пустынными улицами занимался рассвет. В слабом утреннем свете город казался, словно покрытым слоем серой пыли.
   - Что же нам теперь делать? - спросила Аня.
   - Когда нас сюда вели, я старался запомнить дорогу. Давай вернемся на пустырь. Может быть, Аннет ждет нас там, - предложил Саша.
   Стараясь избегать встреч с городской стражей и мелькавшими иногда в темных переулках подозрительными личностями, дети добрались до пустыря.
   - Смотри! - радостно воскликнула Аня.
   Между двух куч мусора на полусгнившей доске сидела Аннет и плакала. Девочка бросилась к подруге.
   - Мы нашли тебя! Какое счастье! - от избытка чувств Аня тоже заплакала.
   - Я испугалась, вы меня бросили и вернулись в свой мир. Стало так одиноко, - пожаловалась Аннет подруге.
   - Как же мы уйдем, ведь кольцо у тебя, - пробурчал под нос Саша, стараясь не смотреть на плачущих девочек.
   Постепенно подруги успокоились. Ведь теперь они снова вместе, а никакие беды не страшны, если рядом с тобой лучшая подруга.
   - Рассказывай, ты нашла библиотеку? - первой пришла в себя Аня.
   - Нет, - Аннет поведала, как ее поймала мадам Шортюк и отправила в сопровождении дворника к лорду Вольдеру, но пан Гусак встретил по дороге приятеля и они зашли в трактир.
   - Они пили вино кувшин за кувшином, а я надеялась, когда опьянеют, у меня получится убежать. В конце концов, так и случилось. Они напились и заснули прямо за столом. Правда, пан Гусак даже во сне дергал веревку, привязанную к моей ноге, проверяя, сбежала или нет. Тогда я осторожно отвязала веревку от ноги, привязала к ножке стола и побежала к вам на пустырь, но вас здесь не оказалось. С вами что произошло?
   Настала очередь рассказать о своих приключениях друзьям Аннет.
   - ...И теперь лорд Вольдер ищет тебя, желая завладеть кольцом. А бедный старик велел нам идти к монастырю Ордена Хранителей. Ты знаешь, где это? - закончила свой рассказ Аня.
   - Все знают. Если идти из города по восточной дороге, придешь прямо к монастырю, - ответила Аннет и восхищенно посмотрела на Сашу, - Значит, ты победил Фана и разогнал всю его армию? Мне вот никак не удавалось. Ты просто герой.
   - Ну, скажешь тоже - в очередной раз покраснел Саша - Знаешь Аннет, старик еще рассказывал, будто тебя по...
   Договорить мальчик не успел, поскольку Аня больно надавила на его ногу. "Молчи! - одними губами прошептала девочка, и затем добавила громко:
   - Идем в монастырь?
   На выходе из города, детей ждала неприятная неожиданность. Дорогу, еще недавно открытую для свободного проезда, сейчас перекрыли. Около скрестивших копья стражников собрались люди, желающие покинуть столицу. Толпа с интересом наблюдала, как один из воинов пытался стащить за руку с крестьянской телеги девочку, ровесницу Аннет. За другую руку девочку держала мать, и истошно вопила:
   - Не отдам! Не губите дитя!
   - Тьфу, ты черт - ругался стражник - Я же тебе говорю, дура, оставляй девчонку и езжай куда угодно или возвращайся с ней обратно в город.
   - Да куды ж мне обратно. Мне домой в деревню надо! - продолжала кричать женщина.
   - Аннет, а ведь они тебя ищут, - догадался Саша.
   Ребята спрятались в ближайшем закоулке, надеясь дождаться темноты и тогда выйти из города, минуя главную дорогу.
   - Очень есть хочется - сглотнула слюну Аня - Я бы сейчас даже манную кашу с комочками съела.
   - Ну вот, зачем сказала? Теперь и мне хочется, - отозвалась Аннет - Смотрите!
   Она указала на остановившуюся напротив закоулка повозку. На повозке стояла корзина с овощами, а рядом лежало нечто, завернутое в промасленную холстину и издававшее аппетитный запах копченого мяса.
   - Я сейчас, - словно кролик, загипнотизированный удавом, Аннет двинулась к повозке.
   - Стой, это же воровство, - попытался остановить ее Саша.
   - Егоров, ой простите, наш герой, - съязвила Аня, - Раз уж ты не можешь накормить прекрасных дам, то сиди и жди, когда дамы накормят тебя. Брать чужое не хорошо, но голодные мы до монастыря не дойдем.
   Аннет уже подкралась к повозке и потянулась к заветной холстине, но ее руку кто-то перехватил.
   - Ты хочешь есть, девочка? - спросил у Аннет высокий широкоплечий мужчина с короткой седой бородой. На плечах у него висел зеленый плащ с желтой каймой, - Лучше попроси, чем воровать.
   - Немедленно отпустите ребенка, не то я сейчас милицию вызову! - крикнула Аня. Как только дети увидели, что Аннет грозит опасность, они бросились к ней на помощь.
   Мужчина улыбнулся, и его лицо засветилось добротой:
   - У самого таких двое дома. Сейчас я вас накормлю, только не попадайтесь на глаза лорду. Он очень не любит детей.
   Мужчина вынул из холста круг домашней колбасы и передал ребятам.
   - Кого ты подкармливаешь, Хендрик? - раздался голос лорда Зальцера. С откровенной неприязнью он смотрел на детей.
   - Тебя я, кажется, видел в сиротском приюте - обратился лорд к Аннет - Мадам Шортюк как-то уговорила меня заехать туда. Удивительно неприятное место. Слишком много детей. Одного посещения мне хватило с лихвой. Почему ты здесь, а не там?
   - Прячусь. Меня ищет лорд Вольдер. Видите стражу, милорд? Все из-за меня, - сказала правду девочка.
   - Из-за тебя? Лорд Вольдер подымает на ноги всю городскую стражу, ради сопливой девчонки? Он распоряжается в империи, словно у себя на кухне. Зачем ты нужна ему?
   - Я не знаю, милорд - Аннет решила ничего не говорить о волшебном кольце - Помогите мне и моим друзьям выбраться из города.
   - Вольдер совсем зарвался. Пожалуй, стоит ему хоть в чем-то насолить. Залезайте в мою карету, но знайте, если будете возиться и хлюпать носами, я сам сдам вас страже.
   Отряд лорда Зальцера двинулся к выезду из города. Впереди ехали два вооруженных всадника, затем запряженная четверкой лошадей зеленая с позолотой карета лорда. Замыкала процессию повозка с Хендриком и еще тремя воинами.
   - Стой! Едут ли вместе вами девочки старше 5 лет, но не достигшие совершеннолетия? - монотонным голосом произнес командир стражи, преграждая путь.
   Встав с повозки, к нему подошел Хендрик:
   - Почему запрещен выезд из города девочек?
   - Не знаю. Приказ лорда Вольдера. Мы должны осмотреть карету.
   Как молния меч Хендрика выскользнул из ножен и оказался у шеи стражника.
   - Ты посмеешь осматривать карету Великого Лорда? Видно тебе надоело жить, если не узнаешь цвета рода Зальцеров.
   - Я просто обознался. Простите. Проезжайте. Счастливого пути Великому лорду, - заюлил стражник.
   - Вот и хорошо, - меч Хендрика вернулся в ножны, - Вперед!

- 13 -

   Когда солнце взошло в зенит, осветив яркими полуденными лучами столицу империи Совета Великих Лордов, мадам Шортюк, надев свое самое красивое платье, в сопровождении мадам Добрюк направилась к особняку лорда Вольдера. Счастливая улыбка озаряла лицо директрисы, когда она представляла, какими дарами осыплет ее Великий Лорд за поимку Аннет.
   Подойдя к цели своего похода, дамы позвонили в колокольчик, подвешенный у ворот особняка. Приличные и воспитанные женщины всегда звонят в колокольчик, а не колотят кулаками в ворота подобно мужланам.
   - Чего надо? - покоробил музыкальный слух мадам Добрюк грубый голос стоящего на страже охранника.
   - Доложите лорду Вольдеру, пришла мадам Шортюк. Я думаю, милорд будет рад меня видеть, - сладким голосом произнесла директриса и вдруг почувствовала, как волосы на ее голове встают дыбом. Ее взору предстал пан Гусак, едва держась на ногах и хватаясь за стену дома, лишь бы не упасть, вышедший из-за угла улицы. К сердцу он нежно прижимал отломанную ножку стола с привязанным к ней обрывком веревки.
   - Что... это... такое...? - задыхаясь, спросила директриса у абсолютно пьяного дворника.
   - Привел Аннет к Великому Лорду, как вы и велели мадам, ик.
   - Где... она...? - мадам Шортюк поняла, ее ждут крупные неприятности.
   - Так вот же, ик, - дворник чуть приподнял ножку от стола - На моих глазах девочка превратилась вот в деревяшку, ик. Великое чудо, мадам, ик.
   На беду ворота открылись, и из них вышел Карнаух:
   - Лягушонок! Какая приятная встреча! Хочешь рассказать новенькое про Аннет?
   - Я хотела ее привести... - одновременно растерялась и испугалась директриса.
   - Аннет вернулась в приют? - насторожился Карнаух.
   - Да. Я торопилась угодить лорду Вольдеру и велела дворнику привести ее к вам вчера вечером.
   - Дворник - он? - Карнаух ткнул пальцем в пана Гусака, - Где девчонка, идиот?
   - Так вот же она, - пан Гусак нежно погладил отломанную деревяшку.
   - Знаете, мадам, никогда раньше не резал толстых жаб, но похоже придется начать этим заниматься. Всех к лорду! - распорядился Карнаух.
   - Мадам, вы случайно не видели у девочки кольца? - выслушав рассказ директрисы, спросил лорд.
   - Да. Знаете, такие обычно носят прачки.
   - Где оно?
   - Осталось у Аннет. Представляете, она нашла его в сточной канаве. Какая мерзость!
   Бешенство охватило Вольдера. Кольцо почти оказалось в его руках, но глупая директриса не отобрала его, а пьяница дворник упустил девчонку.
   - Мерзость?! - заорал он - Мерзость - твоя тупая голова! Подвесьте его на цепи.
   Лорд указал на пана Гусака.
   - Зачем? Не надо, милорд, - испугалась мадам Шортюк.
   - Затем! Хотите его заменить? Карнаух, цепи выдержат вес слона?
   - Легко, - Карнаух облизал губы в предвкушении удовольствия от вида висящей на цепях директрисы.
   - Милорд, у нас в приюте нет незаменимых людей. Я могу с радостью взять на себя обязанности директрисы, если с мадам Шортюк... Ведь забота о бедных сиротках... - заявила мадам Добрюк.
   - Вон! Все вон!
   Дамы бросились к выходу, отталкивая друг друга.
   "Книга прошлого" хранила много знаний о тех далеких временах, когда люди и духи стихий жили рядом друг с другом. Описывала она и обряд, посредством которого наделенный магической силой человек мог призвать духов стихий и разговаривать с ними. Именно им и решил попробовать воспользоваться взбешенный Вольдер, надеясь связаться с Рабом Кольца. Вдруг получится. Достав из тайника книгу в серебреном переплете, лорд возвратился в комнату пыток, где, повиснув на цепях, безмятежно спал пьяный пан Гусак. Ему снилось, будто он гордый орел, парящий высоко над землей.
   Вольдер бережно открыл "Книгу прошлого" на нужной странице и стал чертить мелом на полу комнаты пентаграмму, тщательно прорисовывая линии. Закончив работу, встал точно в центр рисунка и трижды повторил написанное в книге заклятие. Ничего не происходило. "Не действует" - расстроился он, но вдруг заметил, как в углу комнаты начали сгущаться тени.
   - Как приятно, кто-то еще помнит старые добрые времена, - раздался голос Раба Кольца.
   - Я звал тебя, и ты пришел, - восторг наполнил лорда.
   - Я не дух стихии, а дух мщения. Ваше заклятие не может мной управлять. Да и в вас, милорд, ни капли магической силы. Вы простой смертный, а не маг. Я пришел из любопытства, посмотреть, кто произносит слова, которые мир не слышал тысячи лет.
   В экстазе Вольдер рухнул на колени и воскликнул:
   - Я хочу служить тебе.
   - Служить мне? - существо рассмеялось - Мне нельзя служить. Разве может кто-то служить рабу. А вот ты, милорд, мог бы стать мне хорошим господином. Я бы утолил твою жажду власти, а ты мою жажду слез и боли человеческой. Жаль, кольцо не у тебя.
   - Так помоги мне завладеть им. Прими в дар от меня его жизнь, - лорд указал на спящего дворника.
   Из темного тела существа появились щупальца и протянулись к сердцу пана Гусака. Дворник проснулся от ощущения смертельного холода. Он почувствовал, как внутри его словно появилась холодная льдинка и стала заполнять собой каждую клеточку тела. Ужас безнадежности и безразличия охватил пана Гусака. "Невыносимо холодно и больно" - подумал дворник, понимая, он умирает, но за секунду до того как жизнь навсегда покинула тело, смерть отступила. Темное существо убрало щупальца. "Больше ни глотка вина" - подумал пан Гусак и потерял сознание.
   - Как сладко забирать у людей душу, - с наслаждением произнес Раб Кольца - Если бы девчонка загадала желание, я смог бы убить его, а мог бы убить тебя или ту другую девчонку, подругу Аннет или еще кого-нибудь. Ведь для меня есть только один человек - хозяин кольца, а остальные всего лишь жалкие жертвы. Но желания нет, а значит, нет и платы за него.
   Раб Кольца замолк, но через мгновение продолжил.
   - Я дам тебе шанс стать моим повелителем, милорд. Дети ушли из города. Сейчас они едут по восточной дороге вместе с лордом Зальцером. Торопись. А теперь я ухожу. Мое место там, где кольцо, - Раб исчез.
   - Карнаух! - позвал Вольдер, едва придя в себя.
   - Да, милорд.
   - Лорд Зальцер покинул город. Помнится, ты обещал, до замка живым он не доберется.
   - Так и будет, милорд. По дороге к замку его ждет в засаде десяток разбойников.
   - С ним девчонка. Немедленно скачи за ними. Не упусти ее на сей раз и постарайся, чтобы твои люди случайно не убили ее.
   - А дворник?
   Лорд Вольдер посмотрел на поседевшего в одну минуту пана Гусака. После общение с существом, могущество которого могло сравниться лишь с божественной силой, судьба никчемного человечка показалось лорду недостойный его внимания, и он небрежно махнул рукой:
   - Выкини его. Он мне больше не интересен.
   - Слушаюсь, милорд.
  

- 14 -

   - Ребята, смотрите как красиво! - воскликнула Аня - Это у меня характер такой, я так люблю природу!
   Ярко светило солнце. Над полями, вдоль которых тянулась дорога, резвились разноцветные бабочки, и свежий воздух кружил голову после запахов вечно грязного Мелотауна.
   Лишь только отряд лорда Зальцера удалился от города на достаточное расстояние, Великий Лорд выгнал детей из своей кареты, но разрешил доехать до монастыря Ордена Хранителей на повозке, вместе со своей охраной.
   Сидящий на облучке кареты лорда кучер насвистывал веселую песенку, и под ее сопровождение дети уминали за обе щеки домашнюю колбасу и слушали рассказы веселого рыжего парня Джуни, самого молодого из воинов отряда. Юноша без остановки нахваливал свою девушку Эл, знакомую ему с самого детства. Эл работала служанкой в замке лорда, и в день летнего равноденствия парень собирался с ней обвенчаться.
   - Джуни, помолчи немного. Ты уже пятый раз рассказываешь, как сделал Эл предложение, - прервал парня Хендрик - Зря вы, ребятишки, в монастырь Хранителей собрались. Ведь нет уже никакого монастыря, сожгли его. Раньше-то там хорошо было. Хранители никого не гнали, всем, кто к ним приходил, давали приют и еду. А красиво как! Теперь пусто и страшно. Крестьяне из ближайшей деревни погибших монахов похоронили и остались только стены. Да и те все в копоти.
   Дорога свернула в перелесок, и путники оказались в окружении высоких сосен и густого кустарника.
   - Я так и не понял, ребята, почему вы одни без взрослых бродите? - продолжил Хендрик - Одеты вы как-то странно и непонятно, что с вашими родителями произошло.
   Дети переглянулись, не зная, как ответить, но неожиданно раздался тонкий свист и один из всадников рухнул на землю. Из горла торчала стрела.
   - Гони! Разбойники! - закричал Хендрик, но следующая стрела попала в грудь кучеру, и он свалился под ноги лошадей.
   - Прячьтесь под повозку, - велел Хендрик детям и бросился к карете заменить убитого, но из кустов на дорогу выбежали вооруженные люди.
   Достав из колчана короткое копье, второй конник из отряда лорда метнул его в показавшегося из-за дерева лучника. Выронив оружие, стрелок упал. Двое разбойников кинулись к всаднику. Взмахом меча конник снес голову одному из нападавших, но второй вонзил оружие в незащищенное брюхо коня. Животное рухнуло, придавив наездника. Разбойник подбежал к всаднику, пытавшемуся выбраться из-под коня, и безжалостно ударил мечом.
   Из кареты выскочил Зальцер. Трое разбойников кинулись к нему, но одного из них лорд пронзил уже первым выпадом.
   Еще от двоих нападавших отбивался Хендрик.
   Три пеших воина отряда Зальцера сражались с тремя остальными разбойниками. Хуже всех приходилось Джуни. Ему достался в противники очень опытный боец. Он сумел выбить меч из рук юноши и ударил острым лезвием по животу. Джуни упал. Разбойник уже занес меч, намереваясь добить его, но в этот момент Саша прыгнул и ударом ноги выбил оружие из рук злодея. Рассвирепевший разбойник схватил мальчика рукой за горло и попытался другой рукой достать висящий на поясе нож. Тогда Аня выскочила из-под повозки, и подняла выбитый Сашей меч. Меч оказался тяжелым, и девочка с трудом держала его в руках.
   - Помоги мне! - позвала Аня подругу, но Аннет уже и так оказалась рядом с ней.
   Вдвоем девочки смогли удержать оружие на весу и бросились на врага. Заметив надвигающеюся опасность, разбойник вмиг забыл о Саше и попытался уклониться от меча, но споткнулся о корень дерева и упал, ударившись головой о камень. В довершение ко всему меч выпал из рук подруг и вонзился ему в ногу. Держась обеими руками за разбитую голову и с трудом двигая раненой ногой, разбойник пополз к лесу.
   Хендрик могучими ударами сумел справиться со своими противниками и поспешил на помощь лорду. Зальцер с невозмутимым лицом, сражался с двумя наседавшими на него врагами, но по виду пота, выступившему на бритом черепе, становилось ясно, ему приходится нелегко. С приходом Хендрика расстановка сил изменилась. Через минуту напавшие на лорда злодеи оказались повержены.
   Два последних разбойника, поняв, сражение проиграно, бросились в лес, но их настигли. Зальцер устало опустил меч.
   - Вы ранены, милорд? - Хендрик указал на разорванный левый рукав камзола лорда, из которого текла кровь - Давайте я перевяжу вас.
   - Сначала помоги Джуни.
   - Да, милорд.
   Перевязав раненых и уложив в повозку убитых, отряд лорда продолжил путь.
   Хендрик занял место кучера. Оставшиеся с детьми воины после боя выглядели хмурыми и не разговаривали. Аннет сидела рядом с Джуни, и держала его за руку. При каждом ударе повозки об кочку мука боли искажала лицо юноши.
   - Я умру? - прошептал Джуни, испуганно глядя в глаза девочки.
   - Ну что ты, - Аннет погладила юношу по волосам, - Разве ты можешь умереть? Ведь у тебя скоро свадьба.
   "Почему мир так жесток и несправедлив? - думала девочка - Зачем люди убивают друг друга? Ведь можно просто жить и радоваться жизни. Не завидовать другим и не пытаться отбирать у них добро, даже если оно тебе понравилось. Не унижать людей и не заставлять их поступать так, как считаешь нужным ты, стремясь подчинить себе их волю. Неужели мы созданы для злобы и ненависти?"
   В поиске поддержки, Аннет взглянула на Аню. Подруга печально смотрела на Джуни, и в ее взгляде читалось столько сострадания, что Аннет сразу успокоилась. "Нет. Люди созданы для добра и дружбы. Им просто надо помочь понять это" - решила девочка.
   В печальной тишине отряд добрался до развилки. Здесь от основной дороги отходила широкая тропа, ведущая к видневшимся вдалеке стенам монастыря Ордена Хранителей Предначертания. К детям подошел Хендрик:
   - Ну, вот вы и добрались. Тяжелая получилась прогулка. Первый раз на моей памяти разбойники напали на Великого Лорда. Никогда раньше такого не случалось. Уходите. Милорда и так уже слишком тяготит ваше присутствие. Пусть вам сопутствует удача.
   - До свидания, Джуни. Поцелуй от меня Эл, - простилась с юношей Аннет, спрыгнула с повозки и, взяв за руку Аню, пошла к монастырю. Впереди, ненамного опередив девочек, шел Саша.
   - Подожди секундочку, Аннетик, - Аня, словно что-то неожиданно вспомнив, вырвала руку, и подбежала к Хендрику.
   - Скажи, а почему лорд Зальцер так не любит детей?
   Наклонившись к самому уху девочки, чтобы его не мог услышать никто кроме нее, Хендрик прошептал:
   - Ему тяжело видеть их. Много лет назад негодяи похитили его маленькую дочь, а жена, леди Лизбет, умерла, не выдержав такого горя.
   - Спасибо! - Аня поцеловала колючую щеку воина и бросилась догонять друзей.
  

- 15 -

   Белые, словно снег, стены монастыря казались необыкновенно величественными, но когда дети вошли внутрь через раскрытые ворота, им предстала картина запустения и разрухи. Разукрашенный мозаикой внутренний двор монастыря усеивали разбросанные повсюду предметы обихода и осколки разбитых витражей. Проникший за стены ветер перегонял с места на место обрывки бумаги и пергамента. В центре двора над пересохшим фонтаном стояли в круг фигурки ангелов.
   - Дядя Хендрик прав, не слишком приятное место, - произнес Саша, - Нам надо найти "Наконечник добра". Давайте искать!
   В самом ближнем к воротам и самом большом здании друзья обнаружили длинный коридор с расположенными по обе его стороны маленькими комнатами. Очевидно, именно здесь Хранители жили. Первая комната оказалась совершенно пуста, если не считать сваленных в кучу обломков обгорелой мебели. В остальных все повторилось.
   Внутренне помещение следующего строения представляло собой огромный зал полный перевернутых столов и скамей. Стены зала украшали картины, изображающие людей как бы разговаривающих с деревьями, рекой, облаками и другими явлениями природы. Через проход в конце зала дети попали на кухню.
   Обшарив разбросанные кастрюли и остатки разбитых шкафчиков, они обнаружили четыре довольно больших куска твердого, тронутого плесенью сыра.
   - Фу, гадость! Я такое есть не буду, - возмутилась Аня.
   - Скажи спасибо, что его никто до нас не взял. Наверно, крестьянам, монахов хоронивших, было не до еды, а нам очень даже пригодиться, - Саша поднял с пола засыпанную мукой дорожную сумку и сложил туда находку. Туда же Аня положила три чудом уцелевшие глиняные кружки, кремний для разжигания камина и поварской нож с отломанным кончиком.
   - Вот эти вещи в дороге точно пригодятся, - заявила девочка.
   Третье здание оказалось самым красивым. Стены украшала лепка, входную дверь покрывала резьба искусной работы, но внутри все выгорело. Раньше здесь находилась монастырская библиотека, и весь пол здания покрывал толстый слой пепла сгоревших книг.
   Так постепенно дети обошли весь монастырь, но поиски, ни к чему не привели, и они вернулись к входным воротам.
   - Не увидела я ничего похожего ни на наконечник, ни на добро, - Аня присела на край фонтана.
   - Может быть, ваш старик просто бредил? - выразила сомнения Аннет.
   - Очень похоже. Он еще про неправильного ангела бормотал, - взгляд Саши скользнул по фонтану, - Подождите, я, кажется, понял. Получается как в геометрии. Правильный значит симметричный, а неправильный значит ассиметричный. Смотрите!
   Ангелы стояли на своих постаментах, сложив за спиной крылья. Все, кроме одного, с раскрытым правым крылом.
   - Ура! - закричала Аня - Его надо повернуть, и откроется тайник. Я про такое читала.
   Ребята схватились за ангела, пытаясь его повернуть вокруг оси, и, хоть и с большим трудом, им это удалось. На дне фонтана открылась ниша, в которой стояла шкатулка из темного дерева. Достав ее, дети нашли в ней книгу в золотом переплете. Аня нетерпеливо открыла ее и разочарованно вздохнула.
   - Здесь ничего не понятно. Набор букв и все.
   Саша заглянул через ее плечо.
   - Шифр и очень простой. Мы с папой похожий изучали. Просто буквы переставлены в определенной числовой последовательности. Вот здесь написано "Человек, ты держишь в руках "Книгу грядущего" и она поведает тебе о страшных событиях, что ждут в будущем род человеческий".
   - Молодец, Егоров. Читай дальше. Мы сейчас все узнаем, - обрадовалась Аня.
   - Дальше тут про тебя, Аннет. Одновременно должно свершиться четыре знамения, звезды там сойдутся где-то, и в эту секунду родится ребенок, а спустя двенадцать лет в сиротском приюте найдет кольцо. Только и суждено победить Раба Кольца. А если не он, то вообще никто ничего не сможет и людей ждет вечное зло.
   Дальше описывается оружие, которым Раба можно убить. Называется оно "Наконечник Добра". Что оно собой представляет не ясно, но написано, будто окружено сиянием.
   Ребенок, то есть ты Аннет, оружие должна найти. Для этого тебе надо от монастыря идти строго на север и попасть в место под названием "Пента эль Бондат". Что за место, тоже не ясно, наверно чей-то дворец. Там ты и найдешь "Наконечник добра". Про дальнейшее не написано, но есть стихи.
  
   Зло не коснется волшебства
   Став жертвой моего огня
   Три сердца возвратят добро
   Но смерть дождется одного
  
   Вот и все.
   - Тут еще что-то лежит, - Аннет наклонилась над шкатулкой, достала серебряный медальон и открыла его, - Здесь лорд Зальцер нарисован и с ним еще женщина с ребенком на руках. Аня, ты, почему на меня так странно смотришь?
   - Аннетик, я тебе одну вещь рассказать должна, но пока не уверена, будет ли сейчас правильно. Можно я тебе потом расскажу? Ну что, на север? - Аня взяла книгу и медальон и положила в сумку, висевшую на плече Саши.
   - Знать бы еще, где он находиться, - пробурчал мальчик.
   - Я знаю, где он находится, - гордо заявила Аня.
   - Ты знаешь, где север? Откуда? У нас ведь нет компаса?
   - Знаю, Егоров, знаю. Но ты, Егоров, как его найти даже в следующем классе не узнаешь.
  

- 16 -

   Карнаух любил лорда Вольдера искренней любовью верного пса, преданного своему хозяину. Дело даже не в том, что лорд спас его от смерти. Просто Карнаух нашел именно того человека, служить которому предназначалось судьбой.
   Родившись в семье бедных ремесленников, с самого раннего детства он понял, больше всего на свете не любит трудиться. Постоянные требования учиться ремеслу, ибо в жизни успеха можно добиться только усердной работой и разговоры о необходимости помогать отцу вызывали у него откровенную неприязнь.
   Покинув ненавистный отчий дом в достаточно юном возрасте, Карнаух прибился к воровской шайке. Добывать деньги, запугивая и избивая людей, ему понравилось гораздо больше, чем работать, но однажды шайка попалась, и Карнаух отправился за разбой на каторжные работы в каменоломню.
   Дважды он совершал побеги. Дважды его ловили, отрубали каждый раз за побег по уху и возвращали обратно. На третий раз ему удалось уйти от охраны, и он добрел до одной из деревень во владениях лорда Мэдведа. В деревне Карнаух избил и ограбил двух женщин, из жалости приютивших его, но был пойман жителями деревни. Крестьяне уже собирались повесить бандита, когда появился лорд Мэдвед и его гость лорд Вольдер. Карнаух бросился в ноги Великим Лордам, моля о пощаде и Лорд Вольдер выкупил у крестьян каторжанина. Так у него появился человек способный по одному его слову совершить любую мерзость, а вор и убийца нашел, под чьим крылом может безнаказанно заниматься своим любимым делом - убивать и мучить людей.
   Стараясь выполнить приказ своего господина, Карнаух загнал коня, но все равно опоздал. На месте засады он нашел только трупы своих людей. Ни Аннет, ни лорда Зальцера и его воинов здесь уже не оставалось.
   Тихий стон, донесшийся из леса, привлек внимание Карнауха. Раздвинув придорожный кусты, он обнаружил раненого Гука, одного из лучших своих бойцов.
   - Что здесь произошло? Лорд мертв?
   - Ему удалось уйти. Помоги. Истекаю кровью.
   - Истекаешь кровью? Я считал вас десятерых самыми отъявленными головорезами империи, а вы не смогли справиться с изнеженным лордиком?
   - Так с лордом оказался такой громила! На вид старик, а Эльсона в два удара положил, Эльсон тот еще рубака. Из пяти боев со мной мог в двух победить, а уж меня-то ты знаешь. Перевяжи уже скорей!
   - Говоришь, я тебя знаю? Нет, такого я тебя не знаю! Не знаю я Гука, трусливо ползающего по кустам. Кто же с тобой такое сотворил? Если тот самый громила, почему ты еще жив?
   - Ты не поверишь! Дети. Две девчонки и мальчишка.
   - Так детей трое? Откуда? Милорд говорил об одной девчонке.
   - Не знаю, сколько их должно было оказаться. Я видел троих.
   - Где ваши кони?
   - Мы их привязали на поляне метрах в пятидесяти отсюда.
   - Хорошо. Сейчас я тебе помогу, и ты поедешь со мной. Следопыт ты отменный, а мне надо выследить детей.
   - Детей? Ведь нам поручили убить лорда Зальцера. Зачем нам дети?
   - Они нужны милорду, а Зальцер от нас никуда не денется. Мы с ним еще сочтемся.
   После того как Карнаух перевязал разбойнику раны и помог взобраться на лошадь, они двинулись по следам отряда лорда Зальцера.
   - Смотри - сказал Гук, доехав до развилки - Дети пошли в сторону монастыря.
   На заброшенной тропинке, куда несколько дней не ступала нога человека, четко отпечатались следы.
   - За ними - скомандовал Карнаух.
   Въехав в монастырь, они обнаружили открытую шкатулку, оставленную на бортике фонтана.
   - Скорее всего, именно здесь монахи и прятали "Книгу грядущего", нужную милорду, - догадался Карнаух, - Значит она сейчас у детей. Гук, оставайся у ворот, а я осмотрю монастырь. Может быть детишки еще здесь.
   - Их здесь уже нет. Если приглядеться, то заметно, три пары ног вели к монастырским воротам и три пары ног вышли из ворот и пошли через поле.
   Двигаясь по следам, Гук и Карнаух оказались вскоре у кромки леса.
   - Дальше мы верхом не проедем, а пешком я с раненой ногой не ходок. Как поступим?
   - Похоже, наши крошки двинулись на север. Интересно, зачем их туда понесло? Поступим так. Я попробую выследить детей, а ты бери лошадей и возвращайся к милорду. Расскажешь ему, как обстоят дела, и передашь, с ними или без, я буду ждать его милость завтра вечером на постоялом дворе "Утопшая русалка". Мне кажется, милорду лучше быть ближе к месту событий.

- 17 -

   Мох, как известно каждому члену школьного туристического клуба, всегда растет с северной стороны ствола дерева. Аня занятия клуба посещала регулярно, потому, ориентируясь по мху, уверенно вела друзей на север. Иногда детям везло, и они шли по лесной тропке, но чаще тропка пыталась увести их в сторону от правильного направления и тогда Аня вела их напролом через чащобу.
   До наступления ночи оставалось еще достаточно долго, но густые кроны деревьев не пропускали солнце к земле, и в лесу стало смеркаться.
   - Пора искать место для ночлега, - авторитетно заявила Аня.
   - А чего его искать? Где нас темнота застанет, там и будет ночлег, - легкомысленно заметил Саша и сразу получил от девочки головомойку.
   - Ты, Егоров, может, и разбираешься в числовых последовательностях, но в походах ничего не понимаешь. Ведь надо найти источник воды и чтобы рядом находилось много сухих веток для костра. А еще надо чтобы это место находилось на возвышении, в низинах сыро. Поэтому ты лучше молчи, раз ничего не знаешь и меня слушайся.
   Друзья принялись за поиски воды. Предложенное Сашей в качестве ее источника затянутое зеленой тиной небольшое болотце Аня с негодованием отвергла. Наконец, когда дети уже отчаялись найти подходящее место, им на глаза попался весело журчащий ручеек с чистой водой. Ребята набрали веток для костра и ельник, который собирались использовать в качестве подстилок и одеял. Настрогав ножом тонких сухих щепочек, Аня с помощью кремния развела костер и торжественно заявила:
   - Вот что вы без меня делали бы? Смотрите, какой я вам ночлег устроила. Это у меня...
   - Это у тебя характер такой. Мы знаем, - хором перебили девочку Аннет и Саша и все трое весело рассмеялись.
   Усевшись у теплого огня, дети грызли сыр, запивая его водой из ручья.
   - Аня, ты мне что-то рассказать хотела, - напомнила девочке об ее обещание Аннет.
   Аня достала из сумки медальон и раскрыла его.
   - Аннетик, ты меня прости, пожалуйста, и только не волнуйся, но мне кажется маленький ребенок на портрете - ты.
   - Я? - опешила Аннет - С чего ты взяла?
   - В тюрьме у лорда Вольдера дедушка, ну монах, помнишь? Он рассказывал: Хранители похитили тебя у родителей и отдали в сиротский приют. И дядя Хендрик мне говорил, будто лорд Зальцер не любит детей из-за похищенной дочери. Потом, ведь в "Книге грядущего" о тебе написано, а рядом с книгой лежал медальон с портретом лорда, его жены и ребенка. Все сходится. Правда, Егоров?
   - Если рассуждать логически получается так, - подтвердил мальчик.
   - Вы хотите сказать я дочь лорда Зальцера? - Аннет выхватила из рук Ани медальон и пристально вгляделась в портрет.
   Она верила и не верила словам подруги. Как завидовала всегда Аннет детям, у которых имелись родители. Как мечтала, плача по ночам в подушку, как однажды в приют придут ее мама и папа, скажут "Мы так долго искали тебя доченька" и у нее появится родной дом. Пусть даже это будет самая жалкая лачуга, но она сумеет наполнить его любовью и заботой. И вот сейчас Аннет, возможно, видела их перед собой.
   - Женщина, рядом с лордом, выходит моя мама? Где она сейчас?
   - Еще одно совпадение, Аннетик, но очень грустное. Монах говорил, твоя мама умерла от горя, после твоего похищения, и жена лорда умерла, не выдержав разлуки с дочерью.
   Аннет вгляделась в глаза удивительно красивой женщины, изображенной на портрете. Так вот значит, какой была ее мама. Это лицо улыбалось Аннет, склоняясь к колыбели. Эти руки нежно баюкали ее, а эти губы шептали ласковые слова. От мысли, что уже никогда в жизни она больше не увидит маму, не ощутит на своем лице нежный материнский поцелуй, девочки стало невыносимо больно, и она заплакала.
   - Не плачь, Аннетик, - Аня обняла подругу, пытаясь ее утешить, - Все будет хорошо. Ты ведь нашла своего папу. Скоро путешествие закончится, а потом мы вместе пойдем к лорду Зальцеру и обо всем расскажем. Он будет счастлив, узнав, какая у него дочь.
   Аннет вытерла ладонью мокрые глаза.
   - Я буду, благодарна кольцу за помощь в поиске родителей, несмотря на все зло, сотворенное им. Лишь бы только твои слова оказались правдой.
   Дети замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Желая как-то разрядить тягостную тишину, Саша сказал:
   - Интересно, все-таки, что за "Пента эль Бондат"?", - и в этот момент из леса вышел Карнаух.

- 18 -

   Карнаух шел по следу детей то, теряя его то, находя снова. Когда в лесу сгустилась темень, он окончательно потерял след и уже не надеялся найти его вновь, но уловил запах дыма. Незаметно подкравшись к костру, Карнаух увидел детей и с интересом подслушал их разговор. Когда у костра наступила тишина, он решил, настала пора действовать. Быстрыми движениями опытного бойца злодей схватил Аню и Сашу и заломил им руки за спину.
   - Доброй ночи, принцесса, - сделав с издевкой легкий поклон, обратился Карнаух к Аннет, - Вот история, достойная пера сказочника. Бедная сиротка в одночасье превращается в дочь Великого Лорда. Выходит лорд Зальцер твой отец? Вот уж воистину яблочко от яблоньки. А бродяжки, миледи, ваши верные телохранители и слуги? Ловких ребят вы себе нашли. Смогли обдурить и меня и самого лорда Вольдера. Но во второй раз не удастся. Уже представляю, как они будут верещать, когда я начну прижигать их пятки. Вас же, миледи, ждет более интересный спектакль. Никак не решу, убить вас на глазах вашего папочки или наоборот?
   Карнаух сильнее вывернул руки детям и те невольно вскрикнули от боли.
   - Ты же не бросишь в беде своих друзей, принцесса? Хочешь, чтобы они прожили еще хоть несколько дней? Тогда возьми у меня веревку и свяжи их.
   Аннет с ненавистью посмотрела на врага, но безропотно подчинилась его приказу. Она слишком любила своих друзей и опасалась, в случае неповиновения их действительно могут убить.
   После того как у Ани и Саши оказались связаны руки и ноги, Карнаух сам проделал то же самое с Аннет и занялся осмотром содержимого их сумки. Книга в золотом переплете вызвала у него благоговейный трепет, ведь он так любил золото. Кольцо сразу возвратилось обратно на дно сумки, а портрет в медальоне Карнаух рассматривал долго и с интересом обнаружил некое сходство между Аннет и изображенной женщиной. В конце концов, он сложил свои трофеи обратно, решив, лорд Вольдер сам разберется, что из этого ему необходимо. Отхлебнув, для согрева глоток крепкого вина из фляжки, всегда висевшей у него на поясе, и подложив сумку под голову, Карнаух устроился у догорающего костра. Через некоторое время до лежащих на земле детей донесся его храп.
   - Эй, каратист, ты нас спасать собираешься? - прошептала на ухо Саше Аня, не переставая ехидничать даже в такой ситуации.
   - Как я тебя спасу. Я так же связан, - зло огрызнулся мальчик.
   - Я когда щепочки для костра строгала, нож воткнула в землю вон у того дерева справа. Видишь, такое сухое. Если доберешься до него, мы спасены. Как-то ведь в кино подобное делают. Ну, вспоминай!
   - Где-то я такое видел - Саша судорожно прокручивал в голове сцены из боевиков, когда-либо виденных им - Вот кажется как надо.
   Он только подумал, а его тело уже начало действовать автоматически. Желание, загаданное когда-то давно волшебному кольцу, продолжало работать. Колени подтянулись к голове, мышцы напряглись и, словно разжав пружину, Саша резким прыжком оказался на ногах. Стараясь не шуметь, он допрыгал до дерева, возле которого находился нож. Карнаух продолжал храпеть. Присев, мальчик стал шарить связанными за спиной руками по земле и вскоре наткнулся на рукоятку. С зажатым в ладонях ножом Саша вернулся к девочкам, и Ане удалось перерезать стягивающую руки веревку. Затем она помогла освободиться своим друзьям.
   - Бежим - прошептал Саша.
   - Надо забрать сумку. Мы не должны оставлять ему кольцо.
   Аннет подобралась к спящему Карнауху, и попыталась тихо вытянуть сумку из-под его головы, но не получилось. Карнаух проснулся и, увидев державшуюся за сумку девочку, попытался вскочить на ноги, но услышал звонкий крик "Йя". Чьи-то ноги мелькнули перед его глазами, и от сильного удара по голове он на мгновение потерял сознание. Когда пришел в себя, детей возле потухшего костра уже не было.
   - Проклятье! - только и смог выругаться Карнаух, понимая, что в темноте уже не сможет их отыскать.

- 19 -

   Постоялый двор "Утопшая русалка" считался последним оплотом цивилизации перед малонаселенным горным районом империи. Очевидно, в знак того, что дальше к северу любителей выпить не ждет ничего хорошего, символом придорожной гостиницы и стала русалка, сидящая в бочке полной вина. Судя по опухшему бордовому лицу пожилой обладательнице рыбьего хвоста, именно таким образом бедное существо решило свести счеты с жизнью. Ее печальная судьба, к сожалению, ничему не научила посетителей питейного заведения, которые с завидным постоянством каждый вечер вливали в себя не одну бочку любимого напитка.
   Вечером следующего дня, после побега Аннет и ее друзей от Карнауха, дверь постоялого двора распахнулась, и в нее вошли пан Шу и пан Гусак. Два больших фиолетовых синяка, один под левым глазом у пана Гусака и второй под правым у пана Шу, украшали их лица и свидетельствовали о суровых испытаниях, выпавших им.
   А началось все в тот момент, когда дворника сиротского приюта выставили за ворота особняка лорда Вольдера. Смутно припомнив события прошлого вечера, пан Гусак пошел к знакомому трактиру, где обнаружил все еще спящего прямо за столом пана Шу.
   - Очнись, брат мой - возвестил пан Гусак своему приятелю - Нет места сну в жизни твоей, когда тьма нависла над миром.
   С трудом проснувшись, пан Шу ошалело крутил глазами, пытаясь понять, где он и что с ним случилось. Наконец его взгляд остановился на лице дворника, и лицо пана Шу расплылось в глупой улыбке.
   - По... По кувшинчику?
   О своем вопросе он очень скоро пожалел, так как в ответ пан Гусак разразился гневной тирадой.
   - Узрел я, достопочтимый друг мой, нынче демона пьянства и вид его был ужасен. И понял я, Бог, в извечном человеколюбии своем, дал знамение мне, чтобы все силы свои и всю жизнь свою посвятил я борьбе с этим демоном. И отныне буду нести я к людям высокую мораль, и стану убеждать их не предаваться более питью вина.
   В течение всего последующего часа после этих слов пан Гусак читал для пана Шу и других посетителях трактира лекцию о вреде пьянства. За это время повар лорда Вольдера сумел немного прийти в себя и попытался перевести беседу в более жизненную сферу.
   - Да-а-а! Сильно мы вчера посидели! Так говоришь, милорд разгневан? Что же мне делать? Готовить милорду обед я не явился, да и как я смогу готовить в таком виде? Как пить дать, отдаст меня лорд Карнауху, а тот с меня живого шкуру спустит. Куда деваться?
   - Призываю тебя, друг, идти со мной на дело правое. Будем ходить по трактирам, и рассказывать людям правду о демоне пьянства.
   Предложение не вызвало сначала у пана Шу никакого энтузиазма, но тут к нему подошел хозяин трактира и зашептал на ухо.
   - Я тут слышал речь вашего приятеля и решил узнать, не смогли бы вы, добрый пан, увести его отсюда, а то клиенты волнуются. Вот вам от меня в благодарность.
   Трактирщик вложил в ладонь повара две серебряные монетки, которые положительно повлияли на решение пана Шу. Он немедленно стал вторым членом общества борьбы за трезвость.
   Дальнейшая деятельность приятелей на своем поприще шла с переменным успехом. Серебряные монетки чередовались с помятыми ребрами и выбитыми зубами, если друзей сильно били, прежде чем выкинуть из трактира. Со временем монеток становилось все меньше, а помятых ребер все больше и тогда пан Гусак заявил, городские жители безнадежны и давно продали душу демону пьянства. Лишь в глубинке империи еще можно найти людей не до конца погрязших в пороке. Так друзья оказались за пределами города, и судьба привела их к "Утопшей русалке".
   - Достопочтимым панам вина? - поинтересовалась служанка, когда борцы с демоном пьянства уселись за столик.
   - А нет ли у доброй панны чистой родниковой воды, - поинтересовался пан Гусак, чем привел служанку в состояние ступора.
   - Друг, дай немного передохнуть моим костям. Мне и так кажется, будто в последнем трактире пару моих ребер смололи в костную муку. Давай просто посидим и поедим, а борьбой с пороком займемся завтра.
   Пан Гусак хотел возразить, но вдруг дверь постоялого двора вновь распахнулась, и на пороге появился Карнаух. Оба пана склонили головы к столу и загородили лица руками.
   - Так панам нести вина? - вышла из ступора служанка.
   - Да конечно, - пробубнил сквозь ладони испуганный пан Гусак, лишь бы назойливая служанка ушла и не привлекала к ним внимание.
   Но как оказалось беды общества борьбы за трезвость только начались. С улицы донесся конский топот, заржала чья-то лошадь, и на пороге появился лорд Вольдер, собственной персоной и с охраной. На беду, а может и на счастье, служанка успела поставить на стол приятелей два кувшина вина, один из которых немедленно схватил пан Шу и чуть ли не засунул в него свою голову.
   - Как ты можешь пить такую гадость? Ты предаешь наши идеалы! - шепотом возмутился пан Гусак.
   - Этуль, чебуль, буль-буль, брыль, - веско ответил пан Шу и потом, оторвав горлышко кувшина ото рта, пояснил, - Это для маскировки. Для маскировки можно.
   Поскольку маскировочная жидкость в первом кувшине закончилась, повар стал маскироваться с помощью второго кувшина.
   Тем временем лорд Вольдер заметил Карнауха и направился к его столику. Следом два воина помогали двигаться сильно хромавшему Гуку.
   - Где Аннет?
   - Сбежала. Ей помогли те двое ребят, что находились в наших руках, но мы их отпустили. Не знаю, кто они, но они как-то связаны с Аннет.
   - Плохая новость. Странно, толпа вооруженных людей несколько дней не может поймать одного ребенка. Если бы это был не ты, я бы подумал о предательстве.
   - Я верен вам, милорд. У меня есть новость, которую пока не знает никто. Аннет - похищенная дочь лорда Зальцера.
   - Ах, вот оно как! Интересно, но пока не важно. Мне нужна сама девчонка, а не ее родословная. Где она сейчас?
   - Ищет "Пента эль Бондат". Но я не знаю что это такое и где.
   - Я знаю и знаю где. Иди со мной. Расскажешь все подробно. Гук, распорядись, пусть накормят людей и присмотрят за лошадьми. Эй, хозяин, лучшую комнату и быстро.
   - Как будет угодно Великому Лорду, - хозяин склонился в поклоне до самого пола.
   Когда Карнаух и лорд Вольдер ушли наверх, пан Гусак и пан Шу стараясь быть максимально незаметными, выскользнули из постоялого двора.
   - Вот те раз! - удивился пан Гусак, когда приятели отошли подальше от опасного места - Аннет, дочь лорда Зальцера!
   - Да откуда вообще у него взялась дочь? - произнес заплетающимся языком пан Шу. Тут ему припомнилась детская сказка, будто детей находят в капусте, и он представил себе как лорд Зальцер, хлебнув вина, хочет закусить капустным салатом с перцем. Но в тот момент, когда он заносит над ним вилку, капустный лист отодвигается, из-под него вылезает кудрявая девчушка и писклявым голосом заявляет "Здравствуй папочка". Пана Шу даже передернуло от подобной картины, и он с отвращением произнес: "Бедный лорд".
   - Да, бедный лорд! - поддержал его пан Гусак, - Мы должны немедленно идти к нему и рассказать о судьбе его дочери.
   - К лорду, так к лорду, - согласился пан Шу, - может хоть там накормят.
  -- 20 -
  
   - Не дорога, а сплошная лужа, - воскликнул Саша, третий раз падая в грязь. В глазах его горела ненависть к выливавшейся бесконечным потоком из серого ведра неба воде.
   - Я с тобой согласна, - встряхнула своими мокрыми волосами Аннет.
   - А я рада! Вода моя стихия! Я же по гороскопу рыба! - попробовала радоваться ливню Аня, но тут несколько крупных капель попали ей за шиворот, и девочка недовольно поежилась. Аннет заметила это и невольно усмехнулась.
   Ускользнув от Карнауха, дети долго сидели, не шевелясь в темноте, опасаясь, что их снова обнаружат. Но настало утро, ночные страхи развеялись, и друзья вновь продолжили путь на север. По дороге они наперебой вспоминали события прошедшей ночи. Девочки восторгались Сашей, сумевшим одним ударом пяткой в лоб уложить врага. Мальчик же скромно утверждал, сбежать получилось только благодаря уму и сообразительности девочек.
   Лес становился все гуще, тропки почти совсем исчезли.
   - Как надоели эти еловые сосны, - ворчал весь исколотый иголками Саша.
   - А тебе хотелось бы лиственных сосен или может быть ореховых? Разве другие сосны бывают? - удивилась Аннет.
   - Нет! Ему хотелось бы земляничных сосен. Они такие маленькие и такие вкусненькие. Да, Егоров? - добавила Аня.
   К радости Саши, чаща вскоре осталась позади. Лес становился все реже и реже и закончился. Впереди расстилались поля вперемешку с редкими рощицами. За ними высились горы, до которых казалось, можно достать рукой. Именно тогда и пошел проливной дождь. Спрятаться от ливня оказалось негде, и дети насквозь промокли. Сил не осталось даже у вечной оптимистки Ани.
   - Мы так дальше никуда не дойдем. Нам надо поесть и обсохнуть. Давайте попросимся переночевать к кому-нибудь в дом, - предложила она.
   - Ага! И нарвемся на очередного маньяка. В этой сказочной дыре их больше, чем в ужастике, - возразил Саша.
   Тем не менее, первый же встреченный дом, похожий на человеческое жилье, вызвал у детей восторг.
   - Ура! Избушка, избушка, повернись к лесу задом, а к нам передом, - закричала Аня.
   - Ну да, в печи у бабы-яги тепло и уютно. Вот уж согреемся.
   - Ребята, вы о чем? - удивилась Аннет.
   - Народный фольклор. Не обращай внимания.
   Калитка высокого забора, окружавшего дом, распахнулась и навстречу друзьям выбежала пожилая женщина.
   - Как же так, ребятишки? Да откуда же вы здесь взялись? Ведь промокли совсем, заболеете. Скорее в дом идите, - запричитала она.
   Вскоре дети, переодетые в сухую одежду, ждали, когда протопится баня и смотрели как тетя Джани, как звали хозяйку, развешивает на печи для просушки их мокрую одежду.
   Тетя Джани жила в предгорьях с самого рождения. Поселения людей в этих краях редкость, и новые жители сюда не стремились. Поэтому продать хозяйство и уехать было невозможно, и все добро передавалось по наследству. Так и получилось, что, приняв хозяйство от своих родителей, тетя Джани прожила здесь всю жизнь. Вышла замуж, родила сына. Но муж ушел в горы и сгинул, сын ушел искать лучшей доли на службе у Великих Лордов, а Джани осталось картофельное поле, огород, в котором росли редис, лук и петрушка, да четыре козы.
   Пока дети, сначала Аня и Аннет, потом Саша, парились в бане, смывая грязь и отогреваясь от холодного дождя, подоспели ватрушки с брынзой, и закипел самовар. Румяные после бани дети пребывали в состоянии полного счастья от чувства безопасности и домашнего уюта.
   - Вот мой сын Джуни и пошел на службу к лорду Зальцеру. Одиноко мне без него, а только думаю, правильно он поступил. Лорд Зальцер человек хороший и Джуни рядом с ним многому научится. Вот весточку недавно прислал, на свадьбу свою зовет. Свадьба ведь у него скоро.
   - Так Джуни ваш сын? Мы с ним недавно повстречались, - вырвалось у Ани.
   - Видели Джуни? А точно ли он? Рыжий такой, да? Все с ним в порядке? А то что-то сердце мое материнское неспокойно последнее время.
   - Все хорошо, матушка Джани, - сказала Аннет. Ей не хотелось расстраивать добрую женщину, и еще она твердо верила, Джуни поправится и все у него будет хорошо.
   - Тетя Джани, - вступил в разговор Саша, - Вы здесь очень давно живете, все предгорье знаете. Здесь где-то должен быть дворец какой-то. "Пента эль Бондат" называется. Не знаете где?
   - Как не знать. Только не дворец это никакой. Выгляните в окно и сразу увидите "Пента эль Бондат", "Наконечник добра" по-нашему.
   - "Наконечник добра"? - дети бросились к окну. За окном красовалась высокая горная вершина.
   - Так это гора что ли?
   - Ну да, гора. На горском наречии "Пента эль Бондат", так она в народе и известна. А если на наш язык перевести, то название будет "Наконечник добра". Только не хорошее она место. Слухи ходят, будто сокровище древнее где-то на горе спрятано и многие пытались сокровище то найти, да только все кто искать его уходил, без следа исчезли. Вот и муж мой, как я его не отговаривала, пошел искать и тоже пропал. Все говорил, погоди милая Джани, вернусь, не хуже лордов заживем и Джуни учиться отправим. Как исчез, долго плакала я, но жить ведь как-то надо.
   - Вы говорили, тетя Джани, там дикие горцы живут. Так может, это они людей убивают?
   - Что ты! Добрее горцев этих никого на свете не видела. Комара и того не обидят. Сокровище злое людей губит. Нехорошее место.
   - Похоже, нам именно туда и надо, - прошептала Аня на ухо подруге.
  -- 21 -
  
   Друзья провели ночь в доме тетушки Джани, а ранним утром отправились к вершине "Пента эль Бондат" не смотря на уговоры доброй женщины не делать этого. Поняв, что остановить ребят не удастся, тетя Джани снабдила их большим количеством еды и настояла на том, чтобы они надели теплые безрукавки из козьей шерсти.
   Долгая и нудная дорога к вершине утомила детей, и они решили сделать привал. Однообразный пейзаж, состоящий из камней и редких, но густых зарослей вереска не располагал к шуткам и веселью, а резкий холодный ветер, дующий в горах, не оставил и следа от домашнего тепла. Друзья молча ели мягкие булочки, запивая их козьим молоком, и смотрели вдаль, где среди тумана просматривались черты Мелотауна. Всего три дня назад они покинули столицу империи, но казалось, пронеслась вечность. А где-то немыслимо далеко от этого мира жили родители Ани и Саши, по которым дети очень соскучились и которых, возможно, им было не суждено больше увидеть. Никто из друзей не надевал волшебное кольцо, не загадывал желания, и Раб Кольца пока больше не появлялся. Они даже старались не коснуться случайно кольца руками, но все равно постоянно ощущали каждой клеточкой своего тела присутствие рядом зла.
   Перекусив и немного отдохнув, дети продолжили путь. Постепенно подъем становился все круче, а довольно широкая у подножия горы дорога превратилась в тропку и вывела друзей к узкому карнизу. Справа, уходившая вниз почти вертикально каменная стена, завершалась ревущим горным потоком, слева круто поднималась вверх. Пройти по карнизу нужно всего несколько шагов, но при этом надо тесно прижиматься к скале.
   Первой карниз прошла Аннет. Находясь в приюте, она часто бегала с мальчишками по крышам домов и не боялась высоты.
   Второй двинулась Аня. Она смело шагнула вперед, но страх сразу сковал ее движения. Казалось, стоит лишь чуть пошевелиться, и она моментально сорвется в пропасть. Пересилив страх, и сильно зажмурившись, девочка все же сумела пройти.
   Настала очередь Саши, но он не шевелился.
   - Ну что же ты? Иди к нам, - позвала Аннет.
   - Не могу. Я высоты боюсь.
   - Егоров, перестань! Ты как девчонка! Иди! - прикрикнула на мальчика Аня.
   Саша нерешительно сделал шаг вперед, потом еще один. Лицо мальчика стало белее мела, все мышцы от напряжения окаменели. Стараясь смотреть только на девочек, Саша медленно двигался вперед. Пройдя половину пути, мальчик неожиданно понял, что не сможет больше ни двигаться вперед, ни вернуться назад. Его охватила паника, сердце бешено колотилось, живот свело от ужаса. Бездна манила к себе. Хотелось броситься вниз, чтобы вырваться навсегда из объятий непереносимого страха. С трудом, подавив в себе это желание, Саша вновь двинулся вперед.
   Чем ближе оставалось до конца карниза, тем спокойнее и увереннее становились его движения. Оставался один шаг, когда мальчик не выдержал и посмотрел вниз. Голова закружилась и, потеряв равновесие, мальчик упал с карниза, но в последний момент успел уцепиться за каменный выступ. Девочки бросились к другу, пытаясь ему помочь. Им удалось поймать Сашу за руку уже соскальзывающую с камня, но удержать мальчика не хватало сил. С ужасом они почувствовали, как рука выскальзывает из их ладоней, но кто-то сильный схватил мальчика и вытянул из пропасти. Обессиленный пережитым, Саша опустился на землю и закрыл глаза.
   Перед детьми стояли два бородатых мужчины в грубой одежде из шкур животных с самодельными луками за спиной. "Горцы" - догадалась Аннет.
   Один из горцев сказал фразу на непонятном языке. Девочка недоуменно пожала плечами. Тогда горец попытался показать на пальцах: "Что делают такие маленькие дети в таких больших горах?". "Нам туда" - указала Аннет на вершину. "Нельзя!" - отрицательно покачал пальцем горец.
   Его сородич тем временем присел рядом с Сашей, сжал трясущиеся пальцы мальчика, пытаясь его успокоить, и с любопытством заглянул в Сашину сумку. Горец издал удивленный возглас и достал из сумки "Книгу грядущего". При виде золотого переплета, оба горца рухнули на колени и принялись кланяться. Завершив непонятный обряд, горцы знаками попросили детей идти вместе с ними. Вспомнив слова тети Джанет о доброте горцев, друзья согласно пошли вслед за новыми знакомыми. Они надеялись, что живущий в горах народ сможет помочь им найти, то чего дети и сами не знали.
   - Интересно, куда они нас ведут? - поинтересовался пришедший в себя Саша.
   - Все как обычно, Егоров. Либо объявят нас своими богами, либо съедят за ужином, - развеяла Аня его любопытство.
  
  -- 22 -
  
   Дождь, который насквозь промочил Аннет и ее друзей, двинулся от гор вглубь империи и настиг двух одиноких путников, медленно бредущих по ночной дороге.
   "Этого только мне не хватало", - подумал пан Шу, когда первые капли дождя упали на него. Идея идти к лорду Зальцеру и рассказать тому о существовании дочери, уже не казалась бывшему повару столь заманчивой, как в начале пути. После двух выпитых кувшинов вина ноги передвигались с трудом, в горле пересохло, голова болела.
   - Пан Гусак, видно не слишком благое дело мы совершаем, раз стихия препятствует нам его выполнить. Думаю, надо нам остановиться в первом же встреченном на пути селении и все снова обдумать.
   - Как можно, пан Шу? А бедный отец, пока мы будем пережидать дождь, будет страдать, не ведая судьбы своей дочери? Дождь нам дан во благо, дабы поддержать наши благие намерения чистой водой. Если бы стихия хотела нам воспрепятствовать, на нас с неба текли бы потоки мерзкого вина.
   Пан Шу попробовал на вкус стекающие по лицу струйки дождя.
   - Тьфу, гадость, какая! - выплюнул он воду - Эх, стихия. Нет, чтобы воспрепятствовать нам хотя бы половиной кувшинчика.
   До путников донесся шум приближающейся к ним повозки, и из темноты показалась крестьянская телега, полная дубовых бочонков. Пан Шу замахал руками. "Тпру" - скомандовал тащившему телегу мерину одинокий возница.
   - Куда добрый пан путь держит? - спросил у него бывший повар.
   - Так, везу вот добрый вересковый эль с гор ко двору Великого Лорда Зальцера. Милорд изволят всегда его заказывать к празднику летнего равноденствия. Вот мы с женой его у горцев покупаем по серебренному за бочонок и лорду по золотому продаем. На эти жалкие деньги худо-бедно жить и приходиться.
   - Мне бы так худо-бедно жить! И один по ночам такое добро возишь? - пан Шу сделал страшное лицо, - А вдруг разбойники?
   - Чего бояться? Кому охота с Великим Лордом связываться? Только себе дороже. Сами, поди, знаете. Вот на обратной дороге боязливо бывает, но бог миловал. Я ж в торговой гильдии состою, а она своих в обиду не дает. Ты, говорят, купец реальный и потому ничего не бойся.
   - А не подвезет ли добрый пан нас. Мы так раз держим путь к лорду Зальцеру и несем его высочеству важную весть.
   - Отчего же не подвезти. Все веселей будет, - согласился возница и подвинулся, освобождая путникам место рядом с собой.
   - Какую весть паны несут милорду? - спросил он, когда телега продолжила путь.
   - Везем его высочеству весточку от его дочери, - ответил не находящий себе места и постоянно ерзающий пан Шу. Он всем своим нутром чуял, как плещется внутри бочонков заветный хмельной напиток.
   - Неужто у лорда Зальцера дочь нашлась? - удивился возница.
   - Нашлась, - твердо заявил пан Шу, - и милорд отвалит нам каждому по бочонку золота за такую весть.
   - Так уж по бочонку золота? - теперь заволновался и реальный купец, - А я как же? Я же вроде как получается, тоже эту весть его высочеству несу.
   - Конечно, несешь но, боюсь, третьего бочонка у милорда не найдется. Беда у лордов с бочонками. Уж я-то знаю. Год у Великого Лорда на кухне проработал. Скажи, пан Гусак?
   - Проработал, - подтвердил пан Гусак, не понимая, к чему ведет его приятель.
   - Ну, вот я и говорю. Не держат они бочонков, а золото у них россыпью по подвалам пылится. Два, конечно, найдут, а третий вряд ли.
   - Выходит, у таких богатеев и лишнего бочонка нет? Быть такого не может! - почувствовал подвох возница.
   - А зачем им бочонки? Они же золото не солят. Вот ты стал бы золото солить? - аргументировано развеял его сомнения пан Шу.
   - Нет, мы с женой только огурцы солим, - расстроился член торговой гильдии.
   - Вот видишь. А огурцов у Великих Лордов нет. У них только золото, а значит и бочонки им не нужны.
   - Так что мне теперь делать?
   - Так вон их у тебя сколько, бочонков то, - показал на содержимое телеги пан Шу.
   - Добрый эль на землю выливать! - от возмущения возница даже задохнулся.
   - Зачем же на землю? Добрый эль на землю никак нельзя. Его вот куда надо, - пан Шу ласково погладил себя по животу.
   - А жена? - слабо сопротивлялся реальный купец, - А лорд Зальцер?
   - Не встречал я еще женщин, которые бочонку золота предпочитают бочонок с элем. А лорд на радостях, что дочь нашел, про эль и не вспомнит, - поняв, сопротивление почти сломлено, пан Шу ловко вывернул из бочонка пробку и сделал глоток. Густой крепкий напиток хлынул в горло борца за трезвость, возвращая тому силы и радость бытия.
   - Как можешь ты, друг мой, потворствовать демону пьянства... - начал, было, пан Гусак, но пан Шу перебил его.
   - Учат великие философы, главное достижение цели, а не способы ее достижения. Вливая в себя эту гадость, сколько людей я смогу спасти от пагубности вина? Сколько чистых душ не сможет коснуться демон пьянства? А если бы смог я выпить все вино на земле демон сей сдох бы в бессильной злобе. Так присоединяйтесь ко мне, друзья мои, и вместе мы очистим мир от этого порока!
   Подобный способ борьбы с пьянством показался очень привлекательным вознице, и он рьяно поддержал начинание пана Шу. Дальнейший путь до замка лорда Зальцера прошел под аккомпанемент песен, которые распевали повар и реальный купец, по очереди прикладываясь к заветному бочонку. Пану Гусаку от их вида стало холодно, и он неодобрительно поглядывал на собутыльников, но в разговоры больше не вступал. В конце концов, каждый сам ищет свой способ борьбы со злом. На рассвете компания прибыла к месту назначения.
   Замком место обитания Великих Лордов Зальцер называлось только в силу сложившихся исторических традиций. На самом деле, он представлял собой великолепный дворец, построенный на высоком берегу тихой безымянной реки. Дворец ограждал чугунный забор с фигурной решеткой, а вокруг него простирался обширный красивый парк, плавной переходящий в лес. На весьма условной границе между парком и лесом, располагалось несколько вооруженных бастионов, охранявших подступы к дворцу.
   Когда Хендрик доложил лорду Зальцеру о прибытии необычных гостей, просящих у него немедленной аудиенции и имеющих какую-то информацию о дочери, Великий Лорд находился в своем кабинете. Его снова мучила бессонница и он, как всегда в таких случаях, сидел перед пылающим камином с бокалом коньяка, привезенного из Союза Королевств, и с тоской смотрел на висящий прямо перед ним портрет умершей жены.
   - Очередные мошенники? - лорд пребывал в мрачном настроении, - Сколько их уже перебывало у нас за последние десять лет. Ладно, позови их, Хендрик. Все равно не сплю, хоть тоску развею.
   Рожденный в суровый зимний месяц в преддверии прихода нового года и ухода старого, лорд Зальцер славился своим упрямством и непреклонностью. Безупречная логика стала тем фундаментом, на котором он строил жизнь. Многие недолюбливали Зальцера, считая его слишком высокомерным и черствым, но близкие к нему люди, включая слуг, воинов и жителей, населявших принадлежащие лорду земли, любили своего господина. Под суровой маской скрывалась добрая душа, израненная исчезновением дочери и смертью любимой.
   В кабинет вошел пан Гусак и слегка шатающийся пан Шу. Путаясь и, перебивая друг друга, они поведали все, приключившееся с ними в течение нескольких последних дней.
   - Очень странное повествование, но суть я, кажется, уловил, - усмехаясь, сказал лорд, выслушав рассказ, - Моей дочерью является Аннет, девочка из сиротского приюта. Ее зачем-то разыскивает лорд Вольдер и сейчас он направляется за ней к "Пента эль Бондат" - одной из вершин Северных гор. И еще тот из них, кто, похоже, пьян, говорил, будто я должен ему кучу золота. Я правильно понял, Хендрик?
   - Да, милорд. Но есть еще третий, хозяин телеги, который их сюда и привез. Он тоже хочет золота.
   - Ну, с золотом и моей дочерью мы разберемся после. Прикажи, пусть их пока накормят и уложат спать. Многое из сказанного смахивает на пьяный бред, но отпускать их до моего возвращения не стоит.
   - Все будет исполнено, милорд. Вы куда-нибудь уезжаете?
   - Мы уезжаем, Хендрик, мы. Собери быстро отряд, и отправляемся к "Пента эль Бондат". За последнее время лорд Вольдер сделал слишком много такого, за что, боюсь, вскоре придется расплачиваться всей империи. За каждым поступком человека следует его последствие, а каждое преступление должно быть наказано. На севере Совет Великих Лордов его не защитит, и если Вольдер действительно там, он получит по заслугам.
   - Совет осудит вас, милорд.
   - Зато потом спасибо скажут. Иди, Хендрик, готовь людей. Стой, подожди! Аннет, это та смышленая девочка, что мы недавно подвозили до монастыря Хранителей?
   - Да, милорд.
   - Ну, вот видишь, Хендрик, заодно поможем ребенку. Ты же, в отличие от меня, любишь детей. Все ступай и поторопись.
   Хендрик вышел. Лорд Зальцер остался один и снова взглянул на портрет леди Лизбет. "Наша дочь нашлась? Нет, не может быть. Ведь многолетние поиски не принесли результата, даже не смотря на помощь Хранителей. Но отчего тогда так щемит сердце, когда я вспоминаю ту девочку?"
  
  -- 23 -
  
   Горцы вели детей по тропам, стараясь держаться рядом с горным потоком. Один из них шел впереди, показывая дорогу. На его плече висела Сашина сумка. Следом шла Аннет. Второй горец замыкал их маленькую процессию и следил за Аней и, особенно, Сашей, поддерживая детей за руки, если тропа слишком близко подходила к обрыву.
   Дорога стала постепенно снижаться, ущелье расширилось, стремительный поток превратился в небольшую спокойную речку, и удивительная картина предстала перед глазами друзей. Скалы, окружающие ущелье оказались усеяны пещерами, к коим вели выдолбленные в камне ступени лестниц. По ступеням поднимались и спускались горцы, на небольших ровных площадках перед входами в пещеры занимались чем-то по хозяйству женщины и играли маленькие дети.
   Горец, шедший рядом с Аннет, громко крикнул и высоко поднял над головой книгу в золотом переплете. На мгновение тишина воцарилась над ущельем, а затем ее разорвал многоголосый рев восторга. Горцы стали выходить из пещер и спускаться вниз. Плотной толпой они окружили друзей и их провожатых, оживленно переговариваясь на своем языке.
   - Обсуждают, какое блюдо из нас приготовить, - мрачно пошутила Аня.
   - Перестань! Они же нам жизнь спасли, - одернула подругу Аннет.
   Толпа раздвинулась, пропуская к детям старика с длинной седой бородой, которого поддерживали под локти два могучих горца. Несмотря на дряхлость, глаза старика светились необыкновенным умом и мудростью. Внимательно посмотрев на друзей, старик произнес:
   - Легенда не предупредила, что ими окажутся дети, - тяжело вздохнув, он продолжил, - Мне жаль вас и моя душа скорбит. Возможно, сейчас мне придется отвести вас туда, где вы найдете свою смерть, но я не могу поступить иначе. Предначертание руководит моими действиями. Легенда нашего народа много поколений передается от отцов к детям и гласит: придут люди с золотой книгой, и мы должны будем провести их в золотую пещеру. Только они смогут снять смертельное проклятие, в древности наложенное на нас. Много людей пыталось проникнуть в пещеру, считая, будто в ней хранятся несметные сокровища, но никто не вернулся оттуда. Мы не помогали, но и не мешали им. Каждый человек вправе решить сам свою судьбу, принять решение и следовать ему. Но не вы. Предначертание не оставляет вам права выбора. Идемте. Я покажу вам дорогу.
   "Предначертание, предначертанием, а обед, обедом. Могли и накормить сначала" - подумала про себя Аня, но промолчала. В конце концов, девочка решила, тайна золотой пещеры интересна и на голодный желудок.
   Следуя за стариком, друзья добрались по ступеням крутой лестницы до большой пещеры. Вход в нее украшали вырубленные прямо в скале колонны. Далеко в ее глубине неизвестный источник света озарял своды золотым сиянием.
   - Никто из сынов и дочерей нашего народа не вправе ступить под эти своды, поэтому дальше вы пойдете одни.
   По знаку старика, горцы вернули детям их сумку, вручили факелы, и Аннет вместе с друзьями вошла в пещеру.
   Поначалу пещера представляла собой искусственное углубление в скале со стенами, покрытыми вырезанными на камне рисунками, отдаленно напоминавшими росписи монастыря Хранителей. Эта часть соединялась узким проходом с естественной пещерой, когда-то давно вымытой в камне подземными водами. Сосульки сталактитов свисали с потолка, образуя причудливую бахрому. Она переливалась в свете факелов, наполняя пещеру сказочной красотой. Воздух оказался таким сырым и затхлым, что Аня невольно чихнула, вспугнув стаю летучих мышей.
   Скоро друзья дошли до места, где подземный путь резко поворачивал. Именно из-за угла и лилось золотое сияние. Прежде чем свернуть дети невольно остановились и взялись за руки.
   - Ну, вперед? - спросила Аннет.
   - Вперед!
   Ребята дружно сделали шаг за поворот и очутились в круглом зале. Его стены пестрели множеством трещин, а в одном месте красовалась кем-то пробитая большая дыра, сквозь которую пробивались лучи заходящего солнца. Но даже солнце не могло соперничать с ярким светом прозрачного золотого шара, без всякой поддержки висящего в центре зала. Внутри шара находился кинжал с золотой рукояткой и небольшим, но острым как игла, клинком. На потолке зала золотым огнем светилась надпись:
  
   Зло не коснется волшебства
   Став жертвой моего огня
   Три сердца возвратят добро
   Но смерть дождется одного.
  
   - Вот он, "Наконечник добра" - восторженно прошептала Аннет.
   - Смотрите, - показала на пол Аня.
   На полу зала там и тут лежали скелеты в истлевшей от старости одежде. Человеческие черепа смотрели на детей пустыми глазницами.
   - Какой ужас! - только и смогла сказать Аннет, - Наверно один из них принадлежит мужу тети Джани.
   - Я понял значение слов "но смерть дождется одного, - догадался Саша, - Того из нас, кто первым дотронется до кинжала, ожидает смерть.
   - Судя по тому количеству скелетов, так оно и есть. Что же нам делать? - расстроилась Аннет.
   - В книге написано, только этим оружием можно уничтожить зло. Значит, ради спасения Кати и других людей, кто-то из нас должен пожертвовать собой и взять "Наконечник добра", а двое остальных тогда смогут убить Раба Кольца, - подсказала выход Аня и сама испугалась своих слов.
   - Значит, кто-то из нас должен умереть? - дети с болью посмотрели друг на друга. Жизнь еще недавно виделась вечной, а теперь для одного из них должна оборваться.
   - Я во всем виновата. Я все начала и должна умереть, - прошептала Аннет, - Все равно я никому на свете не нужна.
   - Ты нам нужна, Аннетик, - возразила Аня, - и папе своему нужна.
   - Но он даже не знает, что я у него есть. Он думает, будто я уже погибла и о моей смерти не узнает. А ваших родителей мне жалко.
   - Нет! Это должен сделать я, - заикаясь от волнения, сказал Саша, - Папа меня учил, в первую очередь надо спасать женщин и детей. Я же мужчина и должен вас спасти. И потом, убить Раба можешь только ты, Аннет. Так "Книга грядущего" говорит.
   И в этот момент у Ани сдали нервы.
   - Как вы можете стоять и рассуждать, кто должен умереть! - рыдая, закричала она, - Я люблю вас обоих и не хочу, чтобы вы умирали.
   Рука девочки легко вошла в золотой шар и потянулась к кинжалу.
   - Аня, нет! - закричали ее друзья и в тот момент, когда пальцы девочки коснулись кинжала, вместе с ними на рукоятку легли руки Саши и Аннет. Золотой шар исчез, погасли, горящие на потолке буквы. В руках у детей переливался золотом "Наконечник добра".
   - Три сердца возвратят добро, - прошептал Саша.
  
  -- 24 -
  
   Ночь друзья провели у горцев, устроивших настоящий праздник. Встретив, вернувшихся из золотой пещеры детей, будто героев, они всю ночь пили в их честь крепкий вересковый эль и пели песни. И хотя герои не поняли ни одного слова, произнесенного во славу их, им было необыкновенно приятно находиться в центре внимания.
   Песни и пляски не прекратились даже когда уставшие дети ушли спать, а утром горцы проводили друзей до подножия горы и простились с ними. Дети возвращались к домику тети Джанет по той же унылой дороге, по которой шли вчера к "Пента эль Бондат". Только сейчас они, не умолкая, обсуждали вчерашние события и строили планы на будущее.
   - Значит, волшебство убивало тех, кто хотел в одиночку взять кинжал. Здорово получилось одновременно за него схватиться. Даже представить страшно, если бы кто-то один коснулся "Наконечника добра". Бр-р-р.
   - Это потому что мы настоящие друзья, - гордо заявила Аннет.
   - А помните, как обрадовался старейшина горцев, когда увидел нас возвращающимися живыми. Просто весь засветился от счастья.
   - Теперь нам надо убить Раба Кольца, но как? - спросила Аня.
   - Может быть надо надеть кольцо, загадать желание, а когда он появится, ударить его кинжалом, - предположил Саша.
   - А если он появится не здесь и в ответ на исполнение желания причинит боль другому человеку? Помните Катю? Он вообще не появлялся. Нет, с желаниями и кольцом надо быть очень осторожными.
   Так, за разговорами дети добрались до дома тети Джани.
   - Давайте здесь переночуем, отдохнем, а утром решим, как поступить дальше, - предложила Аннет.
   - Утро вечера мудренее, - согласился Саша.
   - Ага, здесь такие вкусные ватрушки. Я их прямо миллион могу съесть, - поддержала друзей Аня.
   На этот раз никто не встретил детей перед калиткой, но они и без приглашения прошли за забор. Джанет не оказалось ни во дворе, ни в огороде. Коз тоже не было видно, хотя, как знали друзья, хозяйка привязывала их по утрам около крыльца пощипать свежей травки.
   - Может быть, тетя Джани заболела? - предположила Аннет, как вдруг холодное острие коснулось ее затылка.
   - Стой и не шевелись, а не то я проткну тебя, маленькая дрянь, - раздался над ухом девочки голос Карнауха.
   Стараясь не поворачивать голову, Аннет скосила глаза и увидела, что ее друзей крепко держат, а двор наполнился воинами. Из дома вытолкали тетю Джани и под дружный хохот столкнули с крыльца. Женщина не удержала равновесия и упала на землю. Саша хотел броситься ей на помощь, но кто-то схватил его за волосы и приставил к горлу нож.
   - Не дергайся, если хочешь жить, - услышал мальчик равнодушный голос.
   На крыльцо вышел лорд Вольдер.
   - Вот мы и встретились милое дитя. Карнаух, обыщи их сумку. Если найдешь кольцо, немедленно передай мне.
   - Вот оно, милорд - едва заглянув в сумку, Карнаух сразу увидел колечко.
   - Держите девчонку крепче, - распорядился он и подошел к лорду, протягивая кольцо. Вольдер бережно взял его и поднес к глазам. "Какое невзрачное на вид но, сколько могущества таит в себе" - подумал Великий Лорд.
   Он, наконец, держал в своих руках ключ ко всем своим мечтам и стремлениям. Вот она неограниченная власть над миром, над жалкими людишками, посмевшими считать себя равными ему, лорду Вольдеру, к ногам которого скоро упадут даже боги. Как сладостен был миг триумфа. Медленно, чтобы продлить удовольствие, лорд надел кольцо на палец.
   Тем временем Карнаух вернулся к детям. Его очень привлекала их сумка, ведь в ней должна была находиться "Книга грядущего". Сама она его интересовало мало, пусть с ней разбирается милорд, но золотой переплет притягивал как магнит. Приподняв книгу, Карнаух заметил под ней красивый золотой стилет.
   - Смотрите, милорд, - воскликнул он, показывая кинжал хозяину. Неожиданно кожа на руке покраснела и стала покрываться пузырями, будто от сильного ожога. Закричав от боли, Карнаух выронил кинжал и тот упал к ногам Аннет. Уже и лицо, и все тело злодея покрылись волдырями, а рука, выронившая "Наконечник добра" стала чернеть и рассыпаться пеплом. Согнувшись пополам, Карнаух рухнул на землю и дико завыл. Он словно сгорал изнутри и скоро на месте, где только что стоял его верный слуга, Вольдер увидел только кучку пепла.
   Страшная смерть Карнауха ошеломила лорда, и он закричал:
   - Приди сюда, Раб Кольца и выпей души этих детей. Я так желаю.
   Возле крыльца стала сгущаться тьма.
   Завороженные видом гибели своего вожака воины лорда Вольдера не заметили появление отряда врага. Одним из первых во двор домика тети Джани ворвался лорд Зальцер и увидел Аннет в руках одного из людей Вольдера. Заглянув в глаза девочки Зальцер замер на месте. Только единственный человек на свете обладал таким же взглядом. Взглядом огромных голубых глаз, выражавших одновременно хрупкую беззащитность и непреклонную решимость. Так умела смотреть только его жена. "Господи, до чего я оказался слеп. Прости меня Лизбет" - подумал он про себя и громко крикнул:
   - Руки прочь от моей дочери.
   Его длинный меч пронесся со свистом и вонзился в плечо державшего Аннет воина.
   Почувствовав свободу, девочка быстро схватила с земли "Наконечник добра" и метнула в вышедшее из тени существо. Острие вонзилось в Раба Кольца, и кинжал исчез в темной массе, но из того места, куда он угодил, ударил луч яркого света. Страшный вопль сотряс землю, а через мгновение на месте Раба Кольца засиял ослепительный шар, а затем он начал медленно гаснуть и рассыпаться в пыль.
   Боль заставила лорда Вольдера взглянуть на свою руку. Он увидел, как кольцо плавилось прямо на пальце, и раскаленное железо насквозь прожигало кость руки.
   Земля под ногами Аннет неожиданно словно провалилась, окружающий мир исчез, волшебное сияние окутало девочку, и она рухнула в бездонную яму.
  -- 25 -
  
   Аннет очнулась на дне оврага, мимо которого так часто возвращалась со своего любимого ромашкового поля в ненавистный приют для сирот. Шел проливной дождь, и девочка лежала на мокрой земле. "Мы исполнили все, о чем говорила "Книга грядущего", и волшебство вернуло меня туда, где все и началось, - догадалась Аннет, - Раб Кольца убит и больше не принесет людям боль и слезы. Жаль только я больше не увижу друзей. Они вернулись к себе домой".
   У обессиленной пережитым девочки не хватало сил даже подняться. Все вокруг оставалось до боли знакомым, и все-таки в воздухе чувствовалась нечто новое, какая-то особенная, дурманящая чистота.
   - Аннет, вот ты где! А мы тебя обыскались! Мадам Шортюк, сюда, я нашел ее, - на дно оврага соскользнул Фан, - Аннет, ты прости меня за тот глупый бой. Не знаю, что на меня нашло. Конечно, ты самая лучшая из всех мальчишек нашего города. Идем, я помогу тебе подняться наверх.
   Мальчик протянул девочке руку. Удивленная его поступком, Аннет нерешительно оперлась на нее. Вдвоем они выкарабкались из оврага, а наверху их ждала мадам Шортюк.
   - Девочка моя, ну разве так можно. Мы тебя третий день разыскиваем, все ноги сбили, - директриса стала стягивать с себя накидку из толстой ткани, желая укрыть Аннет от дождя, - Фан, я Аннет доведу, а ты беги вперед и скажи мадам Добрюк пусть приготовит чай с малиной и принесет в мою спальню. Я девочку уложу сегодня у себя, а сама буду спать в общей спальне вместе с воспитанницами. Не дай бог, ребенок заболеет.
   Через час, укутанная двумя пуховыми одеялами, Аннет засыпала на необъятной кровати мадам Шортюк. "Что же со всеми случилось - сквозь сон думала девочка - Все такие странные. Фан, всегда обижал меня и вдруг просит прощение. Директриса вдруг полюбила меня, и даже мадам Добрюк стала подозрительно ласковой. Неужели, это я, убив зло, изменила мир, и к людям вернулось добро?".
   Так и не узнав ответа на свой вопрос, Аннет окончательно уснула. Ей снился далекий мир, где очнулась девочка Катя и открыв глаза, улыбнулась своей заплаканной маме: "Мамочка!". Снилось, как веселый черный пес пытается лизнуть в лицо хохочущую Аню, и снился Саша, читающий "Занимательную математику" и одновременно мечтавший записаться в секцию по айкидо. А может быть, ничего и не снилось, а Аннет просто видела то, что на самом деле происходило с ее друзьями в их мире.
   Проснулась Аннет, когда только стала заниматься заря от нежного прикосновения к ее плечу мадам Шортюк.
   - Просыпайся, солнышко мое. Тебя хочет срочно видеть один человек. Оденься, выйди к нему и ничего не бойся. Мы никому не дадим тебя в обиду.
   У парадной лестницы девочку ждал человек в одежде зелено-желтого цвета дома Великих Лордов Зальцер.
   - Леди Аннет? Милорд просил передать вам лично в руки письмо, а я должен срочно вернуться и сообщить его высочеству ваше местонахождение. Простите, миледи.
   Гонец откланялся, а Аннет вернулась в спальню директрисы и вскрыла конверт.
   "Милая моя дочь! - писал лорд Зальцер - Милая моя принцесса! Никакие слова не смогут передать то горе, что испытал я, потеряв вас снова, едва обретя. В миг, когда свет развеял и уничтожил темное существо, пришедшее к нам из глубин самого ада, со двора известного вам дома исчезли вы, миледи, ваши друзья и лорд Вольдер. В сумке, оставшейся на месте вашего исчезновения, я нашел медальон, который ваша мать и любимая жена моя, леди Лизбет, своими руками одела вам на шею в день вашей годовщины.
   Злодеев мы разоружили, и они предстанут перед судом Совета Великих Лордов, но разве это важно. Важно одно - отныне мы будем вместе.
   Я разослал гонцов во все уголки империи и молю вас, миледи, если кто-то из них встретит вас, оставайтесь на месте и ждите пока я не приеду за вами, чтобы доставить в родной дом.
   Ваш любящий отец, лорд Фредрик Зальцер, глава дома Великих Лордов Зальцер"
   "Папа, мой папа! Ты нашел меня, а я так боялась, что ты не поверишь" - шептала Аннет и слезы радости текли по щекам девочки. Рядом стояла расчувствовавшаяся от умиления директриса и, хлюпая носом, прикладывала к лицу батистовый кружевной платочек. И не она, ни ее счастливая воспитанница не знали, что в миг, когда "Наконечник добра" вошел в сгусток тьмы, излучающий смертельный ужас, в рябиновой роще на берегу тихой реки в восточной части Империи Великих Лордов родилось совсем другое существо. Напрягая свои, еще совсем слабые силы и чувства, оно пыталось понять, где находится и кем является.
  
  
  
   Приключение второе,
   в котором Аннет сталкивается с неизведанным:

- 1 -

   - Его высочество лорд Фредрик Зальцер, глава дома Великих Лордов Зальцер и ее высочество леди Аннет Зальцер, принцесса дома Великих Лордов Зальцер, - объявил конферансье и Аннет, опираясь на руку отца, чинно ступила на мраморную лестницу. В первый официальный выход в общество ее щеки от волнения горели пунцовым румянцем.
   Девочка гордилась своим впервые одетым парадным платьем из зеленого шелка, отороченного золотой каймой и расшитого золотыми полосами. Платье подвязывал широкий золотой пояс с бантом, на котором красовалась изумрудная заколка в виде фигурной буквы "З". Такие же буквы были вышиты на платье со спины и на расширяющихся к запястью рукавах. На шее Аннет висел кулон из инкрустированного золотом изумруда, а на палец надет золотой перстень с выложенной изумрудной крошкой все той же буквой "З". Зеленое на золотом - родные цвета дома Зальцер и оба украшения передавались их женщинами по наследству.
   Вздох восторга пронесся над собравшимися во внутреннем дворе дворца людьми при виде лорда и его дочери. День летнего солнцестояния традиционно отмечался веселым праздником и собирал всех приближенных к дому Великих Лордов в парке перед парадным входом дворца: паутины посыпанных красным песком дорожек, проложенных между цветниками и лужайками и соединявшихся у каменной террасы, с прекрасным видом на реку у подножия дворца и густые рощи на противоположном берегу.
   За расставленными на свежем воздухе столами сидела дворцовая челядь, старейшины принадлежащих Зальцерам деревень и свободные от караула воины отряда лорда. Присутствовали и почетные гости, участвовавшие в событиях, позволивших Аннет и ее отцу найти друг друга после долгих лет разлуки. Среди них выделялся своим суровым лицом пан Гусак, известный среди жителей империи Совета Великих Лордов высокой моралью и трезвым образом жизни. Подобная слава позволила бывшему дворнику сделать головокружительную карьеру и стать директором сиротского приюта для девочек, сменив мадам Шортюк. Сама же мадам упросила лорда Зальцера нанять ее в качестве гувернантки его дочери, утверждая, девочка не должна расти без женского присмотра. Рядом с бывшей директрисой сидела мадам Добрюк и с завистью разглядывала наряд Аннет. Хотя мадам Добрюк и стала относиться к детям добрее, но в душе все также продолжала считать, что единственной целью этих слишком громких созданий является доставление ей всевозможных неудобств.
   Обособленно от остальных гостей держалась кучка горцев и с тоской смотрели на тетю Джани, единственную среди присутствовавших понимавшей их язык, но находившуюся слишком далеко от них. Ведь этим летом праздник солнцестояния совпал со свадьбой ее сына. Еще не до конца оправившейся от полученного ранения, Джуни сидел бледный, но счастливый на возвышении парадного крыльца рядом с невестой Эл, на покрытом веснушками лице которой задорно сияли карие глаза. Место рядом с женихом занимал лорд Зальцер, а рядом с невестой Аннет. Слева от принцессы и сидела довольная Джанет. Лорд отправил нескольких слуг присмотреть на время праздника за ее хозяйством, и женщина радовалась, что находится рядом с сыном в такой счастливый день.
   Только одного героя, оказавшего значительное влияние на судьбу Аннет, великого борца за трезвость, пана Шу не оказалось среди гостей. Его лорд Зальцер принял на службу и сейчас тот занимался приготовлением блюд для праздничного стола. Из списка кулинарных шедевров пусть и не всегда трезвого, но гения своего дела, помимо его фирменного тушеного с овощами седла барашка, стоило отметить жареную говяжью грудинку на косточке с цветной капустой, утку, фаршированную груздями и карпа с хреном и яблоками.
   - Грустно стало без вас, мадам Шортюк, в нашем приюте, - жаловалась своей соседке по столу мадам Добрюк, - Не дает мне новый директор творческой свободы. Губит мой талант. Помните, какие оды в честь Совета Великих Лордов сочиняла? Даже лорд Мэдвед, уж, на что от старости глухой, и тот от умиления плакал. А сейчас? Не высокое искусство, а частушки, не пей, не кури и родителей чти. И куда бедным девочкам деваться после приюта с таким вот музыкальным образованием? Кто возьмет девушку замуж, если она не знает ни одной оды в честь Великих Лордов? Я вот их не меньше тысячи знаю и то никак замуж не выйду.
   Мадам Добрюк отхлебнула из большой кружки, стоящей перед ней солидный глоток крепкого эля и продолжила.
   - Да и, к слову сказать, за кого у нас замуж выходить? На всю империи один непьющий, да и тот пан Гусак. Нет, если замуж выходить, то только за мужчину из Союза Королевств. Там тебе и культура и богатство, и вино литрами не хлещут.
   Учительница музыки вздохнула, допивая остававшейся в кружке эль, и потянулась за новой порцией хмельного напитка.
   Незаметно наступила ночь. Давно погасли, отразившись от тихой глади реки, лучи заходящего солнца и только факелы освещали место веселья.
   - Ты устала, Аннет? - встревожено спросил у девочки отец, заметив, как та прикрыла ладошкой зевок.
   - Капельку, - слукавила Аннет. Никогда раньше ей не приходилось бывать на таких праздниках, и устала она очень сильно.
   - Сейчас все закончится, потерпи немного, - Фредрик поднял вверх руку, и постепенно над парком нависла тишина. Прервал исполнение веселой польки маленький деревенский оркестр, смолк шум разговоров, и взгляды всех присутствующих устремились на Великого Лорда.
   - Друзья мои! А я смею надеяться, все вы мои друзья, - лорд улыбнулся, - Настала очередь посаженному отцу жениха, и посаженной матери невесты, проводить счастливую пару в приготовленные для них во дворце покои. Поэтому я, моя дочь и молодая пара покидаем праздник. Но перед тем как влюбленные останутся наедине и их уста сольются в поцелуе, я хочу пожелать им сохранить живущее сегодня в их душах трепетное отношение друг к другу на всю жизнь. Любовь - единственное чувство должное править миром. Поверьте, стоит жить уже ради того, чтобы хотя бы раз, хотя бы несколько мгновений почувствовать, как любовь наполняет сердце. Пока она будет в вас, Джуни и Эл, вы сможете справиться со всеми бедами и добиться успеха во всем. Ну а остальным... Хорошего урожая крестьянам, ратных подвигов воинам, здоровья и долгой жизни старикам и всем счастья! Пусть праздник продлится до утра!
   Лорд Зальцер вновь поднял руку, и словно новое солнце вспыхнуло за рекой. С грохотом разноцветные огни фейерверка взлетали вверх, рассыпались на сотни новых огней и замерцали в ночном небе.
   - Идемте. Я же вижу, как вам не терпится остаться наедине, - сказал Фредрик, пропуская вперед влюбленную пару. Взявшись за руки и тесно прижимаясь, Джуни и Эл стали подниматься по лестнице к дворцу. За ними последовали лорд и Аннет.
   - Я люблю тебя, папа, - прошептала девочка, и в ответ Фредрик ласково погладил ладонь дочери.
   - Вы меня, мадам Добрюк, простите, но вот что я вам скажу, - мадам Шортюк, наконец, перепробовала все находящиеся в поле видимости блюда, и решила поддержать разговор, - Выйти замуж за богача из Союза Королевств вы, конечно, желать можете, но кто вас в жены возьмет? Мужчинам нравятся дородные женщины.
   Презрительно взглянув на худенькую мадам Добрюк, бывшая директриса гордо выпрямилась и скамья под ней подозрительно затрещала.
   - Вы, мадам гувернантка, отстали от моды. В Союзе Королевств мужчинам нравятся миниатюрные женщины. Там все мечтают стать похожими фигурой на меня, но не у всех получается. Некоторые слишком любят поесть, а о будущем своем не думают.
   Извечный конфликт между полными женщинами и худыми, сдобренный хорошей порцией выпитого эля, грозил перерасти в нешуточную битву.
   - Это на кого вы, мадам поэтический композитор, намекаете? - возмутилась мадам Шортюк.
   - Да на вас и намекаю, нянечка вы наша добрая. Женщины, о своей фигуре заботящиеся уже давно на раздельное питание перешли, а вы до сих пор все подряд едите. Сама видела, как вы салат с мясом, яйцами и огурцами в себя впихивали.
   - Скажите спасибо, трубадур вы наш писклявый, сегодня ветра нет, а то бы сдуло и пришлось бы всем гостям вас ловить, словно воздушный шарик. Раздельное питание, видите ли! Что за раздельное питание такое? Да знаете, где я ваше питание... - бывшая директриса замолкла на полуслове. Прямо перед ней салаты из тарелок медленно поднялись вверх, а затем из салатного облака стали аккуратно раскладываться обратно, овощи в одну тарелку, мясо в другую и так далее.
   - Ведьма, - только и смогла вымолвить мадам Шортюк.
   - Я ведьма? - начала полную возмущения тираду мадам Добрюк, но ее прервала фаршированная утка. Она выплюнула зажатый в клюве груздь, повернула к учительнице музыки голову и внятно произнесла: "Кря". Мадам Добрюк немедленно рухнула в обморок.
   - Женщине плохо, воды! - закричала мадам Шортюк, и немедленно ближайший к ней кувшин окатил ее вином.
   - А-а-а-а, - завопила бывшая директриса, и тут началось что-то невообразимое.
   Блюда поднимались и падали вниз, столы переворачивались, кувшины нещадно поливали гостей вином. Салатное облако безумно металось по парку, постоянно сталкиваясь с неповоротливыми гостями. Там и тут возникали мелкие потасовки. Праздник явно удался на славу.
  

- 2 -

   Обычно Аннет просыпалась рано утром оттого, что под ее дверью голосом нежного бегемота вещала мадам Шортюк: "Аннет, девочка моя, петушок давно пропел. Пора просыпаться, мое солнышко, завтрак стынет. Он сегодня такой вкуснюсенький". Если Аннет долго не откликалась, гувернантка деликатно стучала в дверь. При этом девочке казалось, будто бегемот превратился в носорога, и пытается рогом пробить дверь в спальню.
   Но сегодня ее никто не будил, не торопил с завтраком и не тащил на занятия. Поэтому когда принцесса проснулась за окном ярко светило солнце. "Странно, куда же подевалась моя мучительница" - подумала Аннет, потягиваясь. Быстро надев легкие бриджи и майечку, девочка выскочила из спальни. Сегодня не ожидалось официальных приемов, а в обычные дни отец разрешал ей ходить так, как ей нравится. А нравилось принцессе одеваться в одежду из мира Ани, очень удобную и напоминавшую о подруге, судьба которой Аннет так оставалась неизвестной, ведь они не виделись с того самого дня, когда удалось победить Раба Кольца.
   Пока мадам Шортюк не появилась, девочка стрелой промчалась по коридорам дворца и выскочила на лестницу, ведущею в парк. Странная картина предстала перед ее глазами. Лужайки усеивали остатки пищи и разбитая посуда, цветники растоптаны, на дорожках валялись перевернутые столы и скамейки.
   - Вот это да! Словно ураган пронесся. Что здесь произошло, дядя Хендрик? - обратилась Аннет к воину, стоявшему на крыльце и с мрачным видом наблюдавшему за наводившими порядок слугами.
   - Не знаю, маленькая леди. Все словно с ума сошли. Вот твоя гувернантка, не к ночи будет помянута, утверждает, будто за ней по всему парку гонялся салат из копченой рыбы. Не зря я всегда говорил, рыба создание глупое. Нашла за кем гоняться. Наверно приняла мадам Шортюк за очень большого червяка, - бывшую директрису Хендрик недолюбливал.
   - И где мадам сейчас?
   - Слишком утомилась схваткой с салатом, лежит в своей комнате и сотрясает стены стонами.
   - Так значит, занятий не будет? Ура! Хендрик, миленький, прокатитесь со мной на лошадках, ну, пожалуйста. Вы же знаете, одну меня папа не отпустит, а с вами разрешит.
   - Нельзя же такой случай упускать, правда, моя принцесса? - командир стражи лорда Зальцера подмигнул маленькой госпоже и улыбнулся, - Бегите завтракать и приходите на конюшню, а я пока с его высочеством договорюсь.
   Завтракать Аннет не стала а, забежав на кухню, выпила стакан молока, схватила булочку, кусок сахара для своей лошади и кинулась на конюшню. Первый раз ее привел сюда отец на следующий день после приезда девочки в резиденцию Зальцеров и показал невысокую белую кобылку с пышной черной челкой и высоким гребнем. "Ее зовут Ромашка, я думаю, вы подружитесь" - сказал лорд и оставил их наедине. Ромашка наклонила голову и с симпатией взглянула на Аннет. В ответ девочка боязливо погладила гриву лошади, и с этого момента они стали друзьями. Только с двумя из всех обитающих во дворце, Аннет могла часами проводить свое время: с отцом и Ромашкой.
   Спустившись к реке по дороге, мимо высаженных по обочинам высоких сосен, Аннет и Хендрик переехали по мосту на противоположный берег. Сразу за мостом располагался круглый павильон с колоннадой, украшенной гирляндами. В центре павильона стояло каменное изваяние нимфы. Отец рассказывал девочке, что он был любимым местом ее матери. Здесь она проводила много времени в тот период, когда носила дочь, и предавалась мечтам о своей будущей жизни вместе с любимым мужем и ребенком. Увы, мечтам оказалось не суждено сбыться.
   Аннет тоже любила бывать в павильоне. Ей, ребенку, оставшемуся без матери в возрасте одного года, казалось, будто здесь их души соприкасаются. Для девочки это стало единственным способом общения с мамой. Остановив Ромашку, Аннет спрыгнула с лошади и присела на скамью внутри колоннады. Она представила себе хорошо знакомое по портрету, висевшему в кабинете отца, лицо матери и мысленно обратилась к ней: "У меня все хорошо, мамочка. Я живу вместе с папой и очень счастлива. Не беспокойся за меня, пусть тебе будет легко и спокойно в раю на небе. Я люблю тебя". На миг девочке показалось, будто статуя нимфы чуть повернула к ней голову и ласково улыбнулась. Аннет внимательно пригляделась к изваянию, но больше ничего не заметила. "Померещилось. Статуя, как статуя" - решила она и вернулась к Хендрику, который, чтобы не мешать ей, остался на дороге и придерживал лошадей за узду.
   От павильона радиальными лучами расходились дороги, уходившие в густые заросли тополей, берез и рябин. Иногда от дороги в чащу убегали узкие тропки, ведущие к едва заметной среди деревьев водной глади пруда.
   Аннет пришпорила Ромашку, и встречный ветер ударил ей в лицо. Радость наездника, слившегося в одно целое со своим конем, наполнила девочку, заставила, забыв обо всем, нестись вперед, обгоняя само время. Так Аннет могла скакать бесконечно, но ее остановил голос Хендрика.
   - Принцесса, пора возвращаться, иначе милорд начнет волноваться.
   - Хорошо, Хендрик. Я только схожу к пруду и умоюсь, - ответила, раскрасневшаяся от быстрой езды девочка.
   Над тропкой, ведущей к пруду, низко нависли ветви берез. В роще оказалось сумрачно и пахло грибами. В листве на пути девочки неожиданно загорелся маленький огонек. "Светлячок" - обрадовалась Аннет и вдруг заметила в шаге от тропы зайчонка. Лапа бедняги запуталась в силке.
   - Не бойся маленький, я сейчас тебе помогу, - прошептала девочка. Словно понимая ее, зайчонок тихо сидел и ждал, пока Аннет распутывала петли, но едва почувствовав свободу, зверек стремглав бросился прочь.
   - Зайчик в силки попал, но я его освободила, - рассказала девочка Хендрику о происшествии.
   - Браконьеры шалят. Надо съездить в деревню, переговорить со старейшиной. Пусть наведет порядок.
   Наездники неторопливо двинулись в обратный путь. Всю дорогу вокруг Аннет мелькал тот самый огонек из леса. Он появлялся то слева, то справа от нее, а иногда зависал прямо перед лицом девочки.
   - Хендрик, смотри, за мной какой-то светящийся жучок увязался.
   - Странный жук. Не нравится он мне, - Хендрик отогнал рукой огонек от Аннет и тот исчез в рябиновой роще.
   Принцессу и ее спутника уже ожидали во внутреннем дворе дворце. Помогая спуститься девочке с лошади, конюх сообщил:
   - Миледи, его высочество, просил вас, как только вы вернетесь, переодеться и проследовать в столовую. Милорд ждет вас к обеду.
   Аннет быстро поднялась к себе, не желая заставлять отца долго ждать. "У Великих Лордов тоже жизнь не малина. От одних переодеваний за день устать можно" - подумала девочка, открыла дверь своей комнаты и от удивления замерла на пороге. На ее туалетном столике сидел и внимательно смотрел на принцессу умными глазами спасенный на прогулке зайчонок.
  

- 3 -

   "Кто вы?" - прямо в голове у девочки прозвучали слова.
   - Кто? Я? - удивилась девочка.
   "Нет, вы. Вы все. Вас так много. Вы повсюду. Кто вы?".
   - Мы люди.
   "Люди... - разговаривающее с Аннет существо словно попробовало слово на вкус, - Любого из вас, люди, всегда окружает много подобных ему, а я еще не встречал никого, подобного мне. Почему так? Из-за такого я чувствую себя неуютно, мне чего-то не хватает".
   - Может быть, тебе просто одиноко?
   "Одиноко... Я не понимаю слово, но чувствую, какие эмоции ты вкладываешь в эти звуки. Да, я одинок".
   - А кто ты? Ты волшебный зайчик? А может быть ты заколдованный принц и мне надо тебя поцеловать, чтобы ты снова стал человеком? Я читала о чем-то похожем в какой-то сказке.
   "Принц...? Зайчик...? Наверно так вы, люди, называете существо, чей облик я принял. Нет, я не зайчик. Я не знаю, кто я и не знаю, как это получается, но могу стать любым, каким только пожелаю. Смотри".
   Силуэт зайчонка окутала пелена густого тумана, а после того, как туман рассеялся, на месте зайца оказался воробей. Чудесные превращения шли одно за другим. Птичку сменил переливающейся всеми цветами радуги камень, затем на туалетном столике разлилась лужица воды и в заключении расцвела прекрасная желтая роза. Потом роза исчезла, и снова появился зайчонок.
   "Я только не могу становиться таким как вы, люди. Вид этого существа я принял, потому почувствовал исходящее от тебя добро, когда ты встретилась с ним. Мне нравится, когда люди излучают добро".
   - Ты видел, как я спасла зайчика во время прогулки? Где же ты прятался?
   "Я не прятался. Я просто стал огнем. А потом я летел рядом с тобой".
   - Так это ты был светящимся жуком! Но почему ты меня преследовал? Что ты хочешь от меня?
   "Ты расскажешь мне про меня, ведь ты такая добрая".
   - Значит, ты не знаешь, кто ты и хочешь, чтобы я узнала и рассказала тебе? А где ты живешь, ты знаешь?
   "Сначала я жил за длинной водой. Река, так вы ее называете. Там хорошо, много зелени и много воды. Но потом там перестало быть хорошо. Люди любят огни. Они заставляют огни летать и смеются. Только ваши огни летают слишком громко. Я не люблю когда громко. Около меня начали летать огни, и тогда я пришел сюда".
   "Он испугался праздничного фейерверка" - догадалась Аннет.
   "Здесь оказалось много людей, и я хотел спросить их, - продолжил странный заяц, - Выбрал самого большого. Ведь чем что-то больше, тем больше всего оно хранит в себе. Прежде, чем спросить, надо подружиться, решил я и хотел сделать приятное большому люду...".
   - Надо говорить: человеку. Большому человеку, - поправила существо Аннет.
   "...Большому человеку. Я сделал его мысли живыми, но большой человек испугался своих живых мыслей и стал громким, а потом громкими стали все люди. Я не люблю когда громко, я люблю, когда тихо".
   - Так вот кто напугал мадам Шортюк и устроил вчера погром! Спасибо, в результате на сегодня ты освободил меня от школы.
   "Что такое школа?"
   - Место, где люди получают знания.
   "Мне нужно много школ. Я хочу получить все знания и не хочу от них освобождаться. Зачем ты хочешь освобождаться от знаний?".
   - От знаний я освобождаться не хочу, а вот отдохнуть один день от школы очень даже приятно.
   В дверь постучали.
   - Миледи, стол уже накрыт и его высочество ожидает вас, - услышала Аннет голос служанки.
   - Я вернусь после обеда, и мы с тобой договорим. Сиди здесь и никуда не убегай, - девочка шутливо погрозила зайчонку пальчиком.
   - Здравствуй, милая! Как прошла прогулка? - лорд Зальцер радостно улыбнулся, когда дочь вошла в столовую.
   - Спасибо, папочка, великолепно. Ромашка просто прелесть.
   - Аннет, хочу представить тебя после обеда бабушке. Как я уже рассказывал, она сильно болеет. Все люди в старости болеют, ведь жизнь отнимает у них слишком много сил. Сейчас бабушке стало немного лучше, и она просила привести тебя к ней. Надеюсь, ты не откажешь ее просьбе?
   - Я с радостью познакомлюсь с ней, папа, - ответила девочка, хотя предстоящая встреча немного пугала Аннет. "А вдруг я не понравлюсь бабушке, и она не захочет такую внучку" - тревожилась принцесса.
   - Вот и славно. И очень вовремя. Утром я получил известие из столицы. В Мелотаун прибыл чрезвычайный посол Союза Королевств, и Совет Великих Лордов срочно собирается, чтобы заслушать его. Я буду вынужден оставить тебя ненадолго, дочь, а бабушка скрасит мое отсутствие и поможет решить тебе все вопросы, если они возникнуть. Хендрика я тоже оставляю с тобой. Он будет отвечать за твою безопасность.
   - А как же ты, папа?
   - Ничего. Лорд Вольдер исчез, а кто еще может решиться напасть на лорда Зальцера? Не волнуйся, со мной будет десяток воинов под командованием Джуни. Пусть заодно покажет столицу молодой жене и своей матери. Я разрешу ему взять их с собой. И еще, Аннет. Долгое время я не разрешал жить во дворце детям, так как их вид наполнял мою душу болью и напоминал о тебе. Теперь по моей вине рядом с тобой нет твоих сверстников и тебе не с кем играть и общаться. Я хочу исправить эту ситуацию. Скажи, кого из воспитанниц приюта ты хотела бы видеть? Кто из них являются твоими близкими друзьями? Пусть они живут во дворце и учатся вместе с тобой у мадам Шортюк. Боюсь, скоро ты устанешь от постоянного общения с таким старым занудой, как я.
   Фредрик грустно улыбнулся.
   - Что ты, папа! Ты самый молодой и самый лучший из всех пап на свете! Мне всегда интересно разговаривать с тобой. А в приюте у меня нет подруг. Девочки считали меня слишком странной и никогда не брали в свои игры. Я совсем не скучаю ни по ним, ни по жизни в приюте. Если честно, то я скучаю только по мальчишкам, с которыми бегала по пустырю рядом с приютом, да и то совсем немного.
   - Хорошо, я придумаю что-нибудь.
   Комната старой леди Зальцер находилась в самом дальнем крыле дворца, где ничто не могло нарушить покой и уединения матери Фредрика. Едва ступив в покои бабушки, Аннет почувствовала устойчивый запах лекарств и человеческой старости. Отец подвел девочку к высокой кровати, где полулежала пожилая женщина. Ее жидкие волосы были коротко подстрижены, на голове рядом с правым виском виднелась большая темно-коричневая шишка.
   - Так вот ты какая, наследница дома Зальцер? - внимательные глаза впились в лицо девочки - Оставь нас, Фредрик. Я хочу поговорить с твоей дочерью наедине.
   - Хорошо, миледи. Аннет, когда освободишься, зайди ко мне. Я хочу поцеловать тебя перед отъездом.
   - А ты похожа на свою мать, - продолжила старуха, когда лорд вышел из комнаты. - Я недолюбливала Лизбет, мне казалось, она испортила жизнь моему сыну. Слишком красива и слишком умна, чтобы стать хорошей женой. Фредрик мог бы сделать великолепную карьеру, но слишком любил ее и всегда забывал о себе. Лизбет, только Лизбет и всегда все для Лизбет. Любишь ли ты своего отца, дитя?
   - Конечно, миледи. Ведь он мой папа и у меня никого нет на свете ближе его.
   - Знаешь, Аннет, не верь людям, которые говорят, будто только внуки приносят им настоящую радость. Чушь! Разве может быть кто-то дороже собственного ребенка, части твоей плоти. Про внуков твердят слепцы, не сумевшие увидеть, как их дети прекрасны, не разглядевшие в них свои чаянья и надежды. И тогда они пытаются разглядеть их в детях своих детей, а это уже совсем пустая затея. А я горжусь своим сыном.
   - Значит, вы никогда не сможете полюбить меня, миледи? - глаза девочки налились слезами.
   - Ты расстроилась и готова расплакаться, принцесса? Не торопи события. Советую тебе всегда дослушивать до конца, прежде чем делать выводы. Я просто хотела сказать, что не хочу любить тебя как внучку, это надуманная любовь. Я буду любить тебя, как собственную дочь. Я всегда мечтала родить девочку, Фредрика в юбке, но мечте оказалось не суждено сбыться до сегодняшнего дня. Перед смертью я обрела, наконец, дочь и умру счастливой. Подойди ко мне, я поцелую тебя.
   Аннет подошла к кровати, и сухие губы бабушки коснулись ее лба.
   - Не забывай, старуху и навещай меня чаще. Мужчины всегда останутся мужчинами, а две женщины Великого дома Зальцер всегда найдут, о чем пошептаться. Я столько всего повидала на свете и мне есть о чем рассказать своей наследнице.
   "Ура! Я ей понравилась!" - пронеслось в голове у Аннет. Девочка успокоилась и вспомнила про странного зайчонка.
   - Бабушка, - решилась спросить принцесса - А не знаете ли вы что за странное существо, может принимать обличье то птицы, то животного, то камня, то вообще неизвестно кого и разговаривать так, словно его голос сам звучит в твоей голове?
   - Ах, Аннет, какая ты все-таки еще маленькая. Больше всего оно напоминает духов стихии, что обитали тысячу лет назад. Когда твой отец был даже младше, чем ты сейчас, я читала ему много древних сказок про них. Они наверно и сейчас еще хранятся в библиотеке. Поищи среди самых старых книг и тоже сможешь их почитать, раз ты так любишь сказки.
  

- 4 -

   Слух о странных и даже волшебных событиях, связанных с исчезновением лорда Вольдера и гибелью монахов Ордена Хранителей Предначертания в течение месяца будоражил жителей города Мелотауна, столицы империи Совета Великих Лордов. Из уст в уста передавались леденящие кровь рассказы о том, как лорд Вольдер похищал из сиротского приюта девочек для совершения жертвоприношений. Что с помощью этих жертвоприношений он хотел вновь призвать на землю духов стихии и захватить власть в империи, но ему помешали монахи Ордена Хранителей Предначертания. Они ценой собственной жизни смогли остановить зловещие заклинания и закрыть дорогу темным силам стремящимся поработить людей. С особым умилением женщины рассказывали своим мужьям и подругам о том, как лорд Зальцер удочерил девочку, спасенную им прямо из-под жертвенного ножа. Сплетен было много, но не одна из них не соответствовала действительности. Это обстоятельство совсем не огорчало ни рассказчиков, ни слушателей, но темы пересудов когда-нибудь надоедают.
   Решением суда Совета Великих Лордов приспешники Вольдера, виновные в убийствах и грабежах, отправились на каторжные работы, и жизнь вернулась в привычное русло. Тем более на носу оказался праздник летнего солнцестояния, и все хозяюшки империи готовились к нему, стараясь порадовать домашних и удивить соседей всевозможными вкусностями. Ведь недаром говорят, как праздник встретишь, такой и достаток в доме будет к концу года.
   А когда наступил праздник, новая тема для сплетен всколыхнула город - прибыл посол Союза Королевств. Такого еще не бывало за всю историю Империи. Соседние страны старались не слишком надоедать Совету Великих Лордов вниманием, опасаясь тайны оберегаемой Орденом Хранителей Предначертания, а жители Империи, в свою очередь, не слишком страдали от недостатка зарубежного внимания. Невиданное событие заставило замереть весь Мелотаун в ожидание заседания Совета, на котором посол должен был доложить Великим Лордам цель своего визита.
   За время прошедшее с того знаменательного дня, когда лорд Зальцер обвинил Вольдера в государственной измене, интерьер зала заседаний Совета Великих Лордов не изменился. Не изменились и члены Совета. Все также дремал в своем кресле старый лорд Мэдвед. Все также спорили по любому поводу председатель торговой гильдии пан Берзюн, и председатель гильдии ремесленников пан Тартюк, и по-прежнему старался всех мирить и не принимать никаких решений, архиепископ Сир. Лишь кресло главы дома Великих Лордов Вольдер пустовало. Прямых наследников не осталось, а дальние родственники не спешили предъявлять свои права, предпочитая дожидаться более спокойных времен.
   Перед сидящими членами Совета стоял господин Брек, чрезвычайный посол Союза Королевств. К удивлению Великих Лордов им оказался еще совсем молодой человек. С его лица не сходила безупречная улыбка. Одевался посол, словно простолюдин в серые узкие штаны и такого же цвета кафтан, но качество ткани было видно даже невооруженным взглядом и значительно превосходило всю ткань, производимую в империи.
   - Великие Лорды, святой отец и паны председатели, - обратился господин Брек к Совету, - Вначале я хотел бы передать вам от лица Верховного Правителя Союза Королевств соболезнования в связи с гибелью членов Ордена Хранителей Предначертания и Великого Лорда Вольдера. Поверьте, наш народ скорбит вместе с вами. Предлагаю почтить погибших минутой молчания.
   Присутствующие скорбно склонили головы. Ненадолго в зале заседаний Совета повисла тишина, которую прервал голос лорда Зальцера.
   - Мы благодарны Верховному Правителю и вашему народу за слова утешения, но какая причина подвигла вас на такую великую печаль? Ведь до последнего времени вы, похоже, вообще не замечали нашу страну. Откуда взялись столь очевидные изменения вашего отношения к нам? Помимо всего прочего, мне кажется странным, вы одинаково скорбите и по жертвам и по их убийце. Так что же в действительности привело вас в империю?
   - Милорд Зальцер, как и другие члены Совета Великих Лордов, без сомнения понимают, судьба дружественного нам народа империи всегда беспокоила нас. Но атмосфера древнего мракобесия, нагнетаемая Орденом Хранителей, не позволяла нам протянуть вам руку дружбы и помощи. Запугивая собственную страну и весь мир угрозой появления некой смертельно опасной черной магии, от которой можно спастись только с его помощью, Орден стоял на пути прогрессивного развития вашей Империи. Теперь орден погиб и где же обещанная магия, где обещанный конец всего сущего? Смешно, но даже в Союзе Королевств находились люди, верившие сказкам Хранителей.
   - Тем не менее, - заметил Зальцер, - Весь мир уважал Орден Хранителей Предначертания и считал его опорой человечества в вечной войне со злом. И поверьте мне, я своими глазами видел, от какой страшной беды спасли мир. Но не будем обсуждать плюсы и минусы существования Ордена. Его все равно больше нет. О какой руке помощи вы говорили?
   Улыбка посла стала еще шире и лучезарней.
   - Мы предлагаем империи Совета Великих Лордов на равных правах войти в Союз Королевств.
   - Милорды, милорды, - председатель торговой гильдии пан Берзюн выскочил из кресла и возбужденно забегал по залу, - Надо немедленно соглашаться. Вы не представляете, что нам предлагают. Наконец-то мы встанем в один ряд с цивилизованным миром. А какие перспективы для торговли!
   - Вам лишь бы торговать да наживаться, - недовольно воскликнул пан Тартюк, - А как нам в Союзе Королевств жить? Вот вы меня на праздник, пан Берзюн, ихними напитками угощали. Не питье, а краска разведенная. То ли дело наш ячменный квас!
   - Чем мы поплатимся взамен? Своей духовной независимостью? Гордостью за свою страну? - пристально разглядывая господина Брека, спросил архиепископ.
   - Нами движет бескорыстное желание помочь вам.
   - Бесплатный сыр только в мышеловке бывает, - проворчал председатель гильдии ремесленников.
   - Конечно, мы получим некоторые выгоды, но только экономического плана, например новые рынки сбыта для наших товаров. Зато вы получите порох, паровые машины и многие другие достижения нашей науки. И потом, господа, мы же не требуем вашего немедленного согласия. Более того, я уполномочен от имени Верховного Правителя, предложить всем членам Совета Великих Лордов посетить Союз Королевств и своими глазами увидеть все выгоды нашего предложения. Милорд Зальцер, я знаю, вы недавно вновь обрели после долгой разлуки дочь. Миледи эта поездка будет особенно интересна.
   - Вот вы, милорд Зальцер и отправляйтесь, а то я уж староват для визитов. Съездите, посмотрите, а потом нам все расскажите и решим, как жить дальше. Эх, старость не радость, - прикинулся больным и немощным лорд Мэдвед.
   - Думаю, это будет правильно, - согласился архиепископ, - Иначе, если мы все разъедимся в гости, кто будет управлять империей? Тем более вы, лорд Зальцер, сумели всем доказать свою преданность интересам империи. А с собой в качестве провожатого возьмите пана Берзюна. Ему там многое знакомо.
  

- 5 -

   "Закинул старик в море невод, и попалась ему в сети рыбка. Да не простая та рыбка оказалась, поскольку вселился в нее дух стихии. И говорит дух старику: "Скучно мне человек, дай я тебе добро какое-нибудь сделаю, тоску развею". Обрадовался старик и отвечает: "Сделай тогда моей старухе новое корыто, а то старое совсем прохудилось". "Ступай домой, будет тебе корыто". Ушел старик, а дух позвал другого духа, что деревьями в той местности управлял и тот сделал новое корыто. Приходит старик домой, а на пороге сидит его жена с новым корытом. Рассказал он ей о духе, да только разозлилась старуха и говорит: "Дурак ты, муж, и простофиля. Иди обратно, проси его новую избу построить". Вернулся старик к морю..."
   "Так, дальше все как обычно. А чем эта сказка заканчивается? - Аннет перевернула несколько страниц, - Ага! Вот оно".
   "Говорит тогда дух старику: "С тобой человек еще скучнее, чем без тебя. Надоело мне тебе добро делать. Лучше я тебе зло сделаю". Махнула рыбка, в которую дух вселился хвостиком, и скрылась в пучине морской. Вернулся старик домой, а дворца то и нет. И избы нет. И корыта нет никакого, ни нового, ни старого. Сидит только старуха на сырой земле и горько плачет".
   Проводив отца в Мелотаун, девочка вернулась в свою комнату, но странного зайчонка там уже не нашла. Тогда Аннет по совету бабушки отправилась в библиотеку и нашла в углу на верхней полке несколько старинных книг. Все они содержали знакомые девочке с детства сказки, но немного странные. В сказках, наряду с привычными героями, фигурировали духи стихии. Все было очень забавно, но не давало ответ на интересующий вопрос. Промучившись над сказками еще час, Аннет решила вернуться к бабушке и попробовать расспросить ее.
   В комнате матери лорда Зальцера царил полумрак. Рядом с кроватью сидела Сью, любимая служанка бабушки, и в тусклом свете одинокой свечи читала вслух святое писание. Увидев Аннет, старая женщина улыбнулась.
   - Не ожидала увидеть тебя так скоро, моя принцесса, но очень рада. Видишь, я попросила Сью почитать мне библию. Никогда не отличалась особой религиозностью, но перед смертью так хочется быть поближе к богу. Может быть, он простит мне прегрешения и позволит моей душе жить вечно. Даже просто смотреть с небес на тебя и Фредрика стало бы для меня огромным счастьем. Так что привело тебя ко мне? Неужели ты успела соскучиться по старческому брюзжанию?
   - Миледи, ой, то есть бабушка, вы так долго жили на свете и так много, наверно, знаете. Расскажите мне о духах стихии. Я знаю, они жили вместе с людьми, знаю, будто волшебник Мел отнял у них магию для создания волшебного кольца и они погибли, но я ничего не знаю о них самих. Какими они были, добрыми или злыми? Как рождались, жили и умирали? Мне хочется знать о них все.
   - Знать все о духах стихии? Пожалуй, я смогу тебе немного рассказать о них. Сью, деточка, иди отдыхать, Аннет побудет со мной.
   - Хорошо, миледи, - служанка вышла из комнаты.
   Грустная улыбка озарила на миг лицо бабушки, прежде чем она продолжила.
   - Трудно поверить, моя принцесса, но я тоже была когда-то юной и влюбленной. Его звали Бенедикт, и он являлся послушником в монастыре Ордена Хранителей Предначертания. Как он смотрел на меня! В его глазах виделось столько восхищения, что я чувствовала себя не человеком, а ангелом. Я приезжала в монастырь, и мы проводили вместе много времени, гуляя по окрестным полям. Не верь тем мужчинам, которые выражают свою любовь поцелуями. Простые разговоры, вот истинная мера любви. Влюбленные могут говорить друг с другом часами. Им интересно все, но как только мужчине и женщине становится больше не о чем говорить, любовь умирает.
   - Бабушка, а вы тоже любили его? А как же дедушка?
   - Дедушка это дедушка. За него я вышла замуж и ни секунды не жалею о своей судьбе. Он любил меня не меньше Бенедикта, и я тоже обожала своего мужа. Монахи Ордена Хранителей дают обед безбрачия, и наша с Бенедиктом любовь изначально была обречена. Она осталась лишь светлым пятнышком в моей памяти. Но ведь мы говорим о духах стихии, а не о любви? Вот уж действительно женщины всегда и в любом возрасте женщины. О чем бы ни начинали говорить, все возвращается к теме любви.
   Бабушка хотела рассмеяться, но только закашлялась и попросила Аннет подать ей стакан теплого чая. Когда кашель успокоился, женщина продолжила.
   - Бенедикт просто грезил духами стихии и мог бесконечно рассказывать о них, а я держала его за руку, слышала его голос и ощущала себя абсолютно счастливой. Ты хочешь знать являлись духи стихии добрыми или злыми? Они ни те и не другие. Есть поговорка, кошка гуляет сама по себе. Духи стихии те же кошки, но обладающие великим могуществом. Когда кошке что-то не нравится, она шипит и царапается, а духи стихии могли лишить людей всего. Могли оставить человека без дома и пропитания, обрекая на смерть. Зато, если им хотелось помурлыкать и потереться о твою ногу, они могли осыпать тебя золотом с ног до головы. Причиной всего магия. Люди существа материальные, а духи стихии волшебные. Они не могут существовать без магии, но и магия не может существовать без них.
   - Бабушка, но ведь среди людей были те, кто владел магией.
   - Да, но они получали магию в подарок от духов стихии. Потом люди владеющие магией придумали всякие заклинания и даже могли управлять духами стихии, но никогда они не владели магией с момента рождения.
   - А как же волшебник Мел?
   - Великий волшебник Мел. Человек, сумевший укротить духов стихии. Человек, чья жизнь скрыта завесой тайны. Хранители клялись при вступлении в Орден не разглашать тайны "Книги прошлого" и "Книги грядущего", но запрет не распространялся на жизнеописание великого волшебника. Там далеко не все о Меле, но детство описано полностью. Он родился в семье простых крестьян и даже не подозревал, что будет великим волшебником. Однажды его родители возвращались с поля домой, и знать не знали о трех молодых духах, ветра, воды и огня затеявших спор, кто из них сильнее. Боролись они на славу, даже не замечая семью Мела. В результате отец волшебника сгорел, мать утонула, а сам ребенок чудом остался жив. Когда духи стихии увидели, содеянное, им стало стыдно, и они решили исправить ошибку, отдав свою магию ребенку. В результате духи стихии умерли, а на свет появился великий волшебник Мел. Он сумел жестоко отомстить за смерть родителей.
   - Значит, духи стихии умирали, если отдавали магию. А они могли умереть сами собой? И как они рождались, раз были старые духи и молодые? Ты что-нибудь знаешь об этом, бабушка?
   - Древние книги говорят, духи стихии родились вместе с нашим миром. Так уж наверно задумал Бог. Каждый дух мог управлять только своей стихией и дух воды не имел силы над огнем. Люди могли убить духа стихии, отняв у него магию, но не у каждого человека хватало на это сил, да и действовала магия людей только рядом с волшебником. Иногда духи стихии по непонятным людям причинам умирали сами, как бы выбрасывая магию, и тогда рождались молодые духи стихии.
   - Может быть, им просто становилось скучно жить? - спросила Аннет, вспомнив сказку.
   - Может быть. Но молодые духи всегда слабее, чем старые, часть магии при их рождении безвозвратно исчезала. Зато молодые духи стихии могли принимать вид любого зверька, а старшие нет. Бенедикт рассказывал, будто на старинных рисунках духи стихии чем-то похожи на людей, только как бы стоящих в тумане и не имеющих ног.
   - А если одновременно умирали дух огня и дух воды, молодой дух мог управлять обеими стихиями?
   - Наверно да.
   - А если бы все духи стихии решили вдруг одновременно умереть?
   - Охрани нас Господь от духа родившегося вместо них. Его могущество невозможно описать словами, - старая леди Зальцер ласково улыбнулась, - Не бойся, моя девочка, духов стихии давно нет на свете. Уже поздно и я устала. Да и тебе пора спать, принцесса. Приходи завтра, и мы поболтаем еще, а сейчас иди к себе и скажи Сью, я жду ее.
   Аннет поцеловала бабушку на прощанье и отправилась к себе. Девочка надеялась, что ее новый знакомый вернулся, но вместо него обнаружила в своей комнате Хендрика.
   - Извините миледи, зашел пожелать вам спокойной ночи и узнать все ли в порядке. Вы долго отсутствовали.
   - Я засиделась у бабушки, дядя Хендрик. Все хорошо.
   - Тогда я не буду мешать и удаляюсь. Спокойной ночи, принцесса.
   Аннет задула свечи, забралась в постель и укуталась с головой в одеяло. "Какая же у меня уютная кроватка - подумала девочка и невольно ее мысли вернулись к недавнему разговору - Получается, что когда я разрушила кольцо, магия вырвалась на свободу, и появился новый дух стихии. Бедненький, он совсем один на свете".
   От мыслей девочку отвлек непонятный шорох.
   - Кто здесь? - спросила Аннет.
   "Я сам не знаю кто, маленький человек".
   - Ты вернулся! - обрадованная девочка вскочила с постели и зажгла свечу. Зайчонок снова сидел на туалетном столике и, наклонив голову, смотрел на нее.
   - А я узнала кто ты. Ты дух стихии.
   "Дух стихии. Кто такие духи стихии?".
   - Такие существа, как ты и называются духами стихии. Вы можете превращаться в кого угодно, и повелевать силами природы.
   "Я рад, теперь знаю, кто я. Ты покажешь, где живут духи стихии? Я хочу к ним".
   - Их больше нет. Ты последний.
   "Я последний? Зачем они ушли и бросили меня?"
   - Они тебя не бросали. Так получилось, люди убили их, - едва сказав, Аннет поняла, поступила так зря, но сорвавшиеся с языка слова уже нельзя вернуть.
   Зайчонок исчез и на его место образовался небольшой смерч. Воздушная воронка стремительно росла. Достигнув потолка, смерч заметался по комнате, переворачивая мебель. Испуганная девочка прижалась к стене, вцепившись в спинку кровати. Вихрь, на мгновение замер на середине комнаты, медленно двинулся к Аннет, но затем, словно передумав, просочился сквозь стену и пропал. Девочка кинулась к окну. Выворачивая деревья с корнями из земли, смерч пронесся по парку и, подняв над рекой огромный столб воды, двинулся к противоположному берегу.
  

-6 -

   Изменения, происходящие в характере мадам Шортюк, оказались удивительны не только окружающим, но и самой бывшей директрисе. Однажды она заснула с мыслью как бы еще нажиться на питание своих воспитанниц, а утро встретила с чувством жгучего стыда за то, что ее бедные сиротки постоянно голодают. Может после смерти Раба Кольца разрушилось проклятие зла, висевшее над империей Совета Великих Лордов, а может быть, в душе мадам Шортюк проснулось после многолетнего забытья совесть, но чувство не угасало, а продолжало расти. Оно не давало директрисе ни спать, ни есть, да и просто не давало спокойно жить. Мадам Шортюк пыталась избавиться от свалившейся на ее голову напасти. Она потратила все свои сбережения на новую красивую одежду и игрушки для воспитанниц, старалась быть заботливой и ласковой, но ничего не помогало. Девочки перестали ее бояться, на их лицах стали мелькать улыбки, а в стенах приюта зазвучал детский смех, но от него мадам Шортюк становилось только хуже. Она винила себя за то, что слишком поздно начала по-настоящему заботиться о воспитанницах и вид счастливых сирот заставлял ее мучиться еще больше. Поняв, жить так дальше она не может, мадам Шортюк написала прошение об отставке с поста директора приюта и решила посвятить себя воспитанию Аннет Зальцер.
   Принцесса дома Великих Лордов Зальцер до последнего времени являлась воспитанницей сиротского приюта и с ней тоже были связаны изменения в душе мадам Шортюк. Как по мановению волшебной палочки, Аннет превратилась из гадкой и мерзкой девчонки в обожаемое солнышко. Правда любовь бывшей директрисы имела своеобразный вид. Вершиной блаженство для мадам Шортюк стало круглосуточное запихивание в девочку всевозможной еды, а также неукоснительное выполнение Аннет всех требований и указаний гувернантки. Ни то, ни другое не устраивало принцессу дома Зальцер, что сильно огорчало мадам Шортюк. Но и это оказалось далеко не последней бедой в ее жизни.
   Попав в замок Великого Лорда, мадам Шортюк с новой силой отдалась мечтам о прекрасном рыцаре, предназначенным ей судьбой. Осуществление мечты стало таким близким, только руку протяни и вот оно, счастье. В качестве рыцаря предназначено было выступить, конечно же, самому лорду Зальцер, даже не подозревавшему, что стал объектом страсти гувернантки своей дочери. Мадам Шортюк прилагала все усилия, дабы привлечь внимание лорда, но ее томные взгляды и постоянные вздохи не приносили никакого результата. Зато ночью, когда гувернантка спала, все мечты сбывались.
   "Сядь, Аннет" - сказала мадам Шортюк во сне и девочка, одетая в кружевное белое платье, послушно присела на кресло из золота, удивительным образом, оказавшееся в парке.
   "Выпрями спинку, мое солнышко".
   Аннет выпрямилась: "Благодарю вас, мадам, за ваши замечания. Они так ценны для меня".
   Из-за дерева на белоснежной лошади выехал лорд Зальцер. Подъехав к мадам Шортюк, лорд элегантно спрыгнул и упал перед ней на колени: "Мадам, только вы, с вашим тактом, добротой и мудростью могли так воспитать мою дочь. Отныне мое сердце принадлежит только вам. Молю, станьте моей женой".
   Чуть покраснев и потупив взгляд, как и положено приличной девушке, мадам прошептала: "Я согласна". Встав с колен, лорд подвел свою невесту к лошади: "Прошу тебя, любимая, садись на моего прекрасного коня, и я отвезу тебя в часовню, где мы немедленно обвенчаемся".
   "Господи, молю тебя, помоги мне. Лишь бы получилось с первого раза" - поставив ногу в стремя, мадам Шортюк попыталась забраться в седло и, о радость, у нее получилось. Бывшая директриса облегченно вздохнула, но вдруг раздался громкий хруст. Ноги лошади начали подгибаться, хребет под весом гувернантки сильно прогнулся. "Я сломала лошадь" - в ужасе подумала мадам Шортюк. Откуда не возьмись, появилась мадам Добрюк. "Ха-ха-ха - злобно рассмеялась она и произнесла с завыванием - Раздельное-е-е питание-е-е".
   Женщине стало страшно, и она открыла глаза. За окном выл ветер и доносился какой-то треск. Подойдя к окну, гувернантка увидела, как порыв ветра с корнем выдернул из земли дерево. Из комнаты Аннет на втором этаже донесся громкий крик девочки.
   - Что случилось, солнышко мое? Я сейчас!
   Мадам Шортюк бросилась к лестнице, ведущей на второй этаж, но в этот момент мимо нее промчалась Аннет и с криком "Мама, мамочка!" выскочила на улицу.
   Девочка бежала на противоположный берег реки, туда, где сейчас вихри ветра в дребезги разносили ее любимый павильон с колоннадой. Когда она прибежала на место, все уже было кончено. Смерч умчался в березовую рощу, из которой доносился треск сломанных деревьев, а на месте павильона осталась только гранитная пыль. Аннет упала на землю и заплакала. Под руку ей попался обломок колонны. Девочка стала гладить его и шептать:
   - Мамочка, мамочка.
   Последняя веревочка, связывающая души девочки и ее матери оказалась разрушена.
   Треск деревьев смолк, и дуновение теплого ветерка коснулось волос Аннет.
   "Прости" - раздался голос духа стихии.
   - Ненавижу, - процедила сквозь зубы девочка.
   "Прости. Мне больно. Тебе сейчас тоже больно. Не знаю кому больнее".
   - Уходи! Ой! - порыв теплого ветра чуть приподнял Аннет над землей.
   Ветер усилился, и девочка с удивлением заметила, что поднимается все выше и выше над землей.
   - Ты хочешь убить меня? - испугалась Аннет.
   "Убить? Нет, я хочу тебя летать. Я люблю летать. Когда больно, я всегда летаю. Полетай со мной и тебе станет легче. Летать красиво".
   Под ногами девочки лежали кроны деревьев и крыша дворца, река превратилась в узкую ленту, исчезающею за горизонтом, а рядом с ней оставалось только звезды. Сердце замирало от восторга. Летать, словно птица оказалось еще прекрасней, чем скакать на Ромашке. Сами собой родились слова:
  
   Небо кажется очень близким
   Ветер кружит меня словно листья
   Я знаю, что я звезда...
   Ночью не тихо и не одиноко
   Звезды горят совсем недалеко
   Шепчутся иногда.
  
   "Ты красиво подумала" - произнес дух стихии, и Аннет почувствовала в звучащих прямо в голове словах что-то особенное.
   "Он улыбается" - вдруг поняла девочка.
   "Я не хотел делать тебе больно. Мне одиноко и никого нет кроме тебя. Я хочу дружить с тобой. Хочешь, я выполню твое желание. Ты желаешь его все время".
   - Хочу! - закричала Аннет и радостно засмеялась.
   "Присниться же такое. Больше не буду спать днем" - думала мадам Шортюк, видя, как Аннет поднимается к звездам и медленно тает в облаках.
  
  -- 7 -
   Удерживая возле губ воображаемый микрофон и пытаясь перекричать динамики музыкального центра, Аня пела модную песенку. Занятие настолько увлекало девочку, что она не заметила, как воздух в углу комнаты подернулся рябью, и из ничего возникла девочка, одетая в ночную рубашку. У ее ног сидел зайчонок и с любопытством рассматривал висевший на стене плакат популярной молодежной рок-группы.
   - Аня, здравствуй! - донеслось до ушей певицы сквозь музыку.
   Девочка обернулась и на секунду замерла от удивления, а затем с визгом кинулась на шею подруги.
   - Аннетик!!! - глаза девочки наполнились слезами радости, - Не обращай внимания, это у меня характер такой. Я когда сильно радуюсь всегда плачу.
   - Я знаю, и у меня характер такой, - Аннет тоже разревелась.
   - Рассказывай, как твои дела? - спросила Аня, когда всплеск бурной радости от встречи подруг утих.
   - У меня все хорошо. Я живу вместе с папой...
   - Твой папа лорд Зальцер? Ведь я правильно тогда угадала? Ты живешь в замке? А кто ты теперь? - вопросы сыпались из уст Ани, словно из решета.
   - Да, ты угадала, - Аннет улыбнулась, - Мы живем с папой в его дворце и, ты только не смейся, я теперь принцесса дома Великих Лордов Зальцер.
   - Вау, круто! У меня подруга настоящая принцесса! Расскажи еще о себе.
   - У меня есть лошадка, ее зовут Ромашка. Я так люблю на ней кататься. А еще у меня есть очень красивое платье. Жаль, ты меня не видела в нем на свадьбе у Джуни.
   - Джуни выздоровел и женился? Здорово!
   - Хватит обо мне. Расскажи, что случилось с тобой и Сашей?
   - Представляешь, мы очутились в скверике возле школы. А тут был такой переполох: родители нас с милицией разыскивали. Милиция похожа на вашу стражу. Нам так попало! Я маме пыталась рассказать правду, но она не поверила. Думает, я без спроса к тебе в гости ушла. Теперь я одна из дома ни ногой. А Егорова в деревню к бабушке в наказание отправили. Тоже мне наказание. Всегда ему везет. Я бы тоже к бабушке на дачу с удовольствием поехала. Тем более Черныш сейчас там. Мама говорит, она его туда на курорт после выздоровления отправила. Аннет, у тебя кролик? Какой симпатичный!
   - Аня, это не кролик, он дух стихии, - и шепотом добавила, - Будь с ним вежливой.
   - У тебя собственный дух стихии? Но ведь они все давно погибли.
   "Я не собственный, я свой. И я не погибал" - услышала вдруг Аня.
   - Аннет, ты слышала? Он так говорит? Да?
   Аннет согласно кивнула головой.
   - Говорящий кролик-телепат! Я так соскучилась по вашему миру. Обожаю сказки. А как его зовут?
   - Я не знаю, - растерялась Аннет, - Я даже не знаю, бывают ли вообще имена у духов стихии.
   - Извините, уважаемый дух стихии, как вас зовут? - обратилась Аня к зайчонку.
   "Никак не зовут".
   - Плохо. Давайте вы будете первым в мире духом стихии с именем. Вас будут звать Майти. У нас есть мультик про могучего мышонка, а вы будете могучим кроликом.
   "Майти? Хорошо. Мне нравится иметь имя. Повтори его еще раз".
   - Майти, - зайчонок чуть наклонил ухо, словно прислушиваясь к своему имени, и девочки дружно рассмеялись.
   - Как я соскучилась по тебе и Саше, - призналась Аннет, - Здорово, если бы вы смогли побывать у меня в гостях. Папа обрадовался бы.
   - Да, здорово, но не получится. Ни за что родители не отпустят.
   - Давай я с ними поговорю. Может быть, они мне поверят, - предложила Аннет, - где они?
   - Смотрят новости по телевизору.
   - Про телевизор я знаю. Он показывает кино. А что значит "смотреть новости"?
   - Как бы тебе объяснить. В вашем мире есть сплетни?
   - Есть. Папа говорит, прислуга всегда сплетничает о своих господах и от этого никуда не деться.
   - Смотреть по телевизору новости, значит слушать самые свежие сплетни. Только их рассказывают сразу на всю страну. Пойдем к ним. Может быть, ты сумеешь убедить маму.
   Девочки робко переступили порог комнаты родителей Ани.
   - Мамик, помнишь, я тебе говорила про сказочный мир и девочку Аннет. Она снова вернулась к нам. Можно ты с ней поговоришь.
   Мама Ани подозрительно уставилась на Аннет.
   - Девочку эту я помню. Именно у нее наверно ты тогда и пропадала. А сказки о ваших сказках я слушать не намерена.
   - Тетя Юля, но ведь это правда... - попробовала вступить в разговор Аннет.
   - Так девочка, сейчас ты мне дашь телефон своих родителей, я им позвоню, и пусть они тебя заберут. Как они вообще отпустили дочь в таком виде на улицу?
   Во время разговора никто не обращал внимания на Майти, а тем времени на месте зайчонка появился небольшой красный огонек. Огонек двинулся в сторону телевизора и скрылся внутри него.
   - Девочка, я жду. Телефон родителей мне дай или сама набери номер и передай мне трубку.
   - Продолжается неофициальный визит в нашу страну принцессы Аннет Зальцер. Предлагаем вашему вниманию репортаж о посещении принцессой одной из обычных московских квартир, подготовленный нашими корреспондентами, - заявила телеведущая новостей, и на экране появилось изображение комнаты и стоящих на пороге Ани и Аннет. От неожиданности мама Ани упала на диван рядом с папой Ани, дядей Лешей.
   Тем временем в телевизоре щелкнуло, и на экране появилась мама Ани. Улыбнувшись, она заявила:
   - Меня зовут Юлия. Я рада приветствовать телезрителей на нашем ток шоу. Темой сегодняшней передачи являются сказочные миры. Существуют ли они в действительности или это выдумки писателей, наживающихся на детских фантазиях. Лично я считаю, что они являются выдумками детей, за которыми те пытаются скрыть переживания подросткового периода.
   Тетя Юля на экране внимательно посмотрела на тетю Юлю на диване и продолжила.
   - Наш телезритель Алексей считает, будто вера в сказку является неотъемлемой частью жизни ребенка и взрослым необходимо бережно поддерживать ее в детях.
   - Он наши мысли читает? - прошептал ошеломленный папа Ани.
   - Но я хочу сказать, телезритель Алексей не прав. Вернее не я, а наша телезрительница Юлия, что в принципе одно и то же. В данный момент телезритель Алексей мешает процессу воспитания дочери, хотя так и не забил в стену дома ни одного гвоздя. Конечно, он может спросить "Если забил не я, то откуда взялись торчащие из стен гвозди и не являются ли они доказательством существования волшебства?". Но я напомню телезрителю Алексею, вчера он пришел домой в два часа ночи...
   - Я на работе был, - попытался оправдаться дядя Леша.
   - Оказывается, телезритель Алексей работал. Какая интересная работа у телезрителя Алексея, раз после нее от телезрителя Алексея так пахнет алкоголем. Вот мне бы, телеведущей нашего ток шоу Юлии, найти подобную работу...
   В тот же миг комната наполнилась резким запахом спирта словно в медицинском кабинете во время прививок. Им пахли мамины джинсы, мамина блузка, мамины руки и даже мамины волосы.
   - Не хочу я этим пахнуть. Я другое имела в виду. Все, хватит! - крикнула мама Ани, и экран погас, - Я верю в сказку. Можешь ехать куда угодно, только пусть телевизор оставит меня в покое.
   Аня подошла к маме и обняла ее за шею.
   - Все правда, мамик. Аннет принцесса из сказочного мира. Я и Саша Егоров помогали ей спасти их мир. Теперь там все хорошо и Аннет зовет меня к себе в гости. Не сердись и не обижайся, пожалуйста.
   - Сама ты у меня принцесса, - мама погладила Аню по голове и поцеловала, - Везет тебе Аня. Когда я была маленькой, люди по сказкам не путешествовали. Ладно, отправляйся в гости к Аннет, раз тебе так хочется. Там хотя бы сотовая связь есть?
   - Там есть Майти. Он будет рассказывать тебе обо мне в вечерних новостях, - обрадовалась Аня.
   - Как тебе это удалось, Майти? - спросила Аннет у вновь ставшего зайчонком духа стихии, пока ее подруга собирала вещи.
   "Я постоянно учусь. Читаю мысли людей, улавливаю их эмоции и все запоминаю. А управлять мертвым ящиком проще, чем говорить с людьми. У него нет чувств. Я забрал из ящика знания и переделал их по своему желанию. С людьми так невозможно. В одни и те же знания каждый люд вкладывает разные, принадлежащие только ему чувства".
  
  -- 8 -
   - Я спрашиваю еще раз, мадам, где моя дочь? - с трудом сдерживая себя, спросил лорд Зальцер. На его скулах признаком сильного гнева явственно перекатывались желваки. Вернувшись из столицы империи и не обнаружив дочь, Фредрик Зальцер был взбешен, из-за страха вновь потерять Аннет.
   - Он-на ул-лет-тела, мил-лорд, - пролепетала, запинаясь мадам Шортюк.
   Лорд повернулся к Хендрику, стоявшему рядом с гувернанткой.
   - Ладно, женщина, похоже, бредит, и совсем потеряла голову, а что мне скажешь ты?
   - Мои люди прочесывают окрестности дворца. Милорд, мы обязательно найдем принцессу.
   Лорд хотел разразиться очередной гневной тирадой, но прямо перед ним из воздуха возникла Аннет, которая одной рукой держала ладонь еще одной девочки, а другой прижимала к груди зайчонка. При виде отца Аннет кинулась к нему с криком:
   - Папочка, ты вернулся, я так рада!
   Зальцер нежно обнял дочь.
   - Аннет, ты нашлась! Какое счастье! Ты слишком напугала меня своим исчезновением. Где же ты пропадала? Твоя гувернантка утверждает, будто видела, как ты летаешь.
   - Да, папа. Мы с Майти немного полетали, а потом отправились в тот мир, где живет Аня. Ты должен ее помнить. Можно она немного погостить у нас?
   Лорд Зальцер растерялся.
   - Ты хочешь сказать, ты действительно летала? Но как?
   - Я же говорю, мне помогал Майти. Он очень могущественный дух стихии.
   - Дух стихии?!
   - Фредрик, перестань кричать, будто истеричная торговка на базаре! - в разговор вступила мать лорда Зальцера, которую Сью вывезла в парк на кресле-каталке, - Не вижу ничего удивительно в том, что твоя дочь водит дружбу с духами стихии, летает по воздуху и путешествует в другие миры. Не забывай, она наследница дома Великих Лордов Зальцер, а это кое-что да значит. А кто ты, прелестное дитя?
   Бабушка Аннет устремила свой взор на Аню.
   - Аня, моя лучшая подруга, - ответила Аннет.
   - О, простите меня, миледи, - лорд Зальцер склонился к руке Ани и поцеловал ее, - Мы с вами уже встречались, но окажите мне честь, представится вам официально. Лорд Фредрик Зальцер, всегда к вашим услугам. Благодарен вам за все, что вы сделали для моей дочери и нашей страны.
   В ответ Аня сделала книксен.
   - Спасибо, милорд, вы так галантны. А вы не пробовали отрастить волосы? Мне кажется, вам очень пойдет, - услышав подобное, лорд Зальцер даже потрогал от неожиданности свой бритый череп, - Но так тоже круто. Вы на репера немного похожи.
   Тут Аня заметила Джуни и Эл.
   - Джуни привет! А это твоя невеста? Какая красивая! Мы с ней обязательно подружимся. А где тетя Джани?
   - Спасибо, миледи, - Эл зарделась от похвалы, - Толька я не невеста, а уже жена.
   Девушка прислонилась щекой к плечу мужа в подтверждение своих законных прав на него.
   - Мама беспокоилась о хозяйстве и из Мелотауна сразу поехала в предгорья, - ответил Джуни.
   - Аннет, у меня тоже есть сюрприз для тебя. Даже два. Во-первых, смотри, кто приехал вместе со мной. Его родители были счастливы, когда я предложил им взять сына в свои оруженосцы.
   Рядом с лордом Зальцером стоял Фан, которого Аннет из-за суматохи сначала не замечала. Словно застывшее изваяние, мальчик не шевелясь и почти не дыша, во все глаза смотрел на Аню. Лицо девочки казалось Фану знакомым, но он не мог поверить в то, что видел Аню раньше. Никогда в жизни не встречал он такой красивой девочки. В короткой голубой юбочке и белой блузке, расшитой красными узорами, Аня казалась ему существом из другого мира. Впрочем, так оно и было на самом деле.
   - Смотри Аня, это Фан, - представила Аннет мальчика подруге.
   - А я его помню. Здорово ему тогда Егоров на пустыре накостылял!
   - Спасибо, миледи, - невпопад ответил Фан.
   - Моя гувернантка, мадам Шортюк.
   - Здравствуйте, тетя Джинсюк, - от обилия навалившихся на девочку впечатлений Аня не совсем расслышала имя.
   - А во-вторых, - продолжил лорд Зальцер, - Завтра утром по приглашению Верховного Правителя мы отправляемся в Союз Королевств.
   - Ура! Это будет очень интересное путешествие, - от радости Аннет даже захлопала в ладоши, но вдруг остановилась, - Папа, а как же Аня?
   - Не беспокойся. Твоя подруга и Фан отправятся с нами. Конечно, если захотят. Последнее время я чувствую себя не слишком комфортно, если рядом нет детей, - улыбнулся ей отец.
   Остаток дня Аннет показывала подруге дворец. Затем они вместе чистили Ромашку и смотрели коллекцию холодного оружия, собранную Хендриком. Ане даже удалось уговорить старого воина научить ее фехтованию. А после ужина подруги разбирали вместе с Эл покупки привезенные молодоженами из Мелотауна. В конце концов, уставшие, но счастливые девочки пошли спать, а утром кортеж лорда Зальцера направилась к границе Союза Королевств
  
  -- 9 -
   Словно молния меч, блеснув на солнце, разрезал воздух и остановился в дюйме от шеи Ани.
   - Такой удар называется засечным. Он наносится острой кромкой меча по диагонали сверху, - Хендрик отвел меч от Ани, - Засечный простой удар, без финтов и хитростей. Удар по диагонали снизу называется подплужным. А вот горизонтальный удар. Он наносится от плеча с полным поворотом тела. Руки у вас, миледи, слабые. Не то, что у мужчины. Поэтому удары вам лучше не блокировать, а пытаться использовать сбивы и отводы, как я вам показывал. Теперь попробуем сразиться?
   Хендрик принял боевую позу. Крепче сжав в ладошке свой облегченный меч и закусив от напряжения губы, Аня попробовала напасть на воина.
   Шел уже третий день их путешествия, но девочки совсем не замечали времени. Аннет и ее отец учили Аню ездить верхом, а во время привалов девочки занимались фехтованием и ели пищу, приготовленную прямо на костре. Когда обоз останавливался в придорожной гостинице на ночлег, подруги до глубокой ночи болтали и хихикали. Иногда к ним присоединялся Майти, который то где-то пропадал, то снова возвращался к Аннет, полный новых впечатлений.
   - Давай, Аня! Вперед! - подбадривала Аннет подругу.
   Аня, нанося быстрые удары, теснила Хендрика к кустам на краю поляны. Казалось, победа близка, но в руку девочки неожиданно ударила колючка репейника. Следующая колючка зацепилась за волосы, а еще одна угодил в щеку. Аня посмотрела, откуда на нее сыпались колючки, и увидела красного, как помидор Фана. Набрав полную ладонь цветов репейника, он кидал их в девочку. То, что Аня на мгновения отвлеклась от боя не пошло ей на пользу. Хендрик нанес удар и в тот же миг меч вылетел из рук девочки.
   - Миледи, во время сражения нельзя отвлекаться. Это может стоить вам жизни.
   Увидев, как Аня расстроена поражением, воин поспешил подбодрить ее.
   - Но все равно, вы молодец. У вас очень крепкая ладонь для девочки вашего возраста и меч слушается вас.
   На поляне появился лорд Зальцер и, увидев девочек, улыбнулся.
   - Миледи, прекратите мучить Хендрика. Пора двигаться дальше. Думаю, к вечеру мы достигнем границы. Аннет, вы в карете с мадам Шортюк или со мной верхом?
   - Конечно с тобой, папочка.
   - Тогда поторопитесь. Хендрик, помоги этим леди оседлать лошадей и проверь подпруги.
   - Конечно, милорд. Идемте со мной, миледи.
   Девочки заторопились вслед за воином. Проходя мимо Фана, Аня с обидой посмотрела на мальчика и процедила сквозь зубы: "Дурак". Фан покраснел еще больше и открыл рот, намереваясь что-то сказать, но так и промолчал.
   - Зря ты его так, - вступилась за мальчика Аннет, - Мне кажется, ты ему очень нравишься, и он просто хотел привлечь твое внимание. Знаешь, я заметила, Фан постоянно на тебя смотрит.
   В ответ Аня только фыркнула.
   - Тоже мне Ромео. Когда он смотрит на меня и краснеет, еще куда ни шло, но когда кидается колючками, мне совсем не нравится. Прямо детский сад, штаны на лямках. Вот в меня в четвертом классе влюбился один мальчик, так он меня всегда жвачкой угощал и чипсами. Вот это любовь! А с колючками пусть лучше в тетю Джинсюк влюбляется.
   Легка на помине, мадам Шортюк высунулась из окна кареты и засюсюкала.
   - Аннет, солнышко мое, ты устала. Иди, посиди со мной в карете. Я припасла для тебя вкусных ватрушек и яблочко.
   - Спасибо мадам, мы с Аней поедем верхом.
   - Опять верхом на Ромашке? Она же чудовище! Может укусить тебя или даже лягнуть... - но девочки уже прошли мимо кареты и не слышали причитаний гувернантки.
   - Аня, Аня, мы с Аней. Взялась мне на голову неизвестно откуда. Это выскочка слишком плохо влияет на мое солнышко, - прошипела про себя мадам Шортюк вслед подругам. Она очень ревновала свое сокровище к крайне не воспитанной, с точки зрения гувернантки, девчонке, принцессе некоего странного мира, если верить сплетням прислуги.
   - Йехо, - радостно крикнула Аня, чуть обгоняя Аннет, скакавшую верхом на Ромашке. В сопровождении лорда Зальцера и Хендрика девочки обогнали обоз, но затем придержали лошадей. Медленным шагом четверо всадников поднимались на вершину пологого холма.
   - Дядя Фредрик, у вас очень красивая природа, - Аня обратилась к ехавшему рядом лорду, - Я таких лесов никогда раньше не видела. Муравейники даже выше меня! И горы тоже красивые. А вот деревни какие-то невзрачные. Очень бедные что ли. Встречаются красивые богатые дома, но редко. Почему так?
   - Миледи, но ведь Бог именно таким и создал мир. Есть бедные, и есть богатые. Поверь, богатым золото не упало с неба, а добыто трудом и потом. Если бедняк неустанно трудится, то он может стать богатым, а ленивый богатей свое богатство теряет. Да и не так все плохо в нашей империи, как ты говоришь. Разве видела ты голодных и нищих. Каждый трудится и каждый получает свою корку хлеба, как и учил нас Орден Хранителей Предначертания.
   - Наверно все так и есть, но ведь все выглядит таким старым. Почему Совет Великих Лордов не развивает науку, не строит фабрики? Вы ведь рассказывали, Союз Королевств значительно обогнал империю во всем. Почему Империя не хочет стать такой же великой страной?
   - Милое дитя, мне нравится ваш пытливый ум. Когда-то давно искрой божьей появилась в нашем мире жизнь и стоит ли человеку подменять собой эту искру. Разве в праве человек менять законы установленные богом? К чему привело желание всего лишь одного человека поставить себя выше сил природы? Вспомни судьбу великого волшебника Мела и историю его кольца. С помощью власти, которую мне вручил Орден Хранителей, я веду империю по пути, предначертанном богом. Пусть люди живут и работают, а я буду следить, чтобы бедные не крали у богатых, а богатые ни чем не обижали бедных. Главное, краюха хлеба на столе каждый день и кувшин доброго вина в праздник, а порохом и паровыми машинами сыт не будешь. Величие страны зависит не только от количества золота в казне, но и от духовной сущности народа. Посмотри в глаза самого бедного жителя империи, и ты увидишь в них гордость за свою страну. Страну, верную заветам Ордена Хранителей. Страну, которая оберегала весь остальной мир от сил тьмы и зла. А что будет делать Союз Королевств, когда весь мир наполнится их товарами, и больше некому будет их продавать? На что сможет употребить свое золото?
   - Так значит, ты не хочешь, чтобы империя вошла в Союз Королевств, папа? - удивилась Аннет, - Зачем же мы тогда едем к ним?
   - Не хочу и даже считаю, что это принесет вред, но подчиняюсь решению Совета. И еще, мне очень нравится путешествовать с двумя маленькими леди, и вести с ними умные разговоры. А почему с вами никогда не бывает моего юного оруженосца? Я думал, вы подружитесь.
   Девочки переглянулись и захихикали.
   - Я тебе потом расскажу, папа. Ладно?
   Всадники добрались до вершины холма, и перед ними открылся вид на расположенное вдали селение. В отличие от деревень империи оно оказалось застроено исключительно каменными домами. Ветер доносил звуки духового оркестра.
   - Вот мы и добрались, - сказал лорд Зальцер и ехидно добавил, - Теперь мы уже не скоро увидим хоть что-нибудь невзрачное.
  

- 10 -

   На центральной площади приграничного поселка собралась огромная толпа жителей Союза Королевств. Упитанные и розовощекие, они всем своим видом просто излучали счастье. Над толпой, заслоняя всю стену высокого здания таможни, возвышался красочный плакат. Нарисованный на нем мальчик грозно указывал пальчиком прямо на толпу. Возле ног ребенка был изображен котенок, пьющий молоко из миски, а еще ниже красовалась надпись: "Накормил голодного котенка? А ты помог Великому Лорду?". Среди встречающих лорда Зальцера находились как всегда безупречно одетый чрезвычайный посол Брек и прибывший ранее председатель торговой гильдии пан Берзюн.
   Лишь только кортеж почетных гостей появился на площади, толпа разразилась оглушительными аплодисментами. Господин Брек поднялся на деревянный помост и поднял вверх руки, успокаивая людей. Когда гром аплодисментов стих он обратился к народу с речью.
   - Граждане Союза Королевств! Братья и сестры! Вот стоит он перед нами, простой Великий Лорд Фредрик Зальцер. Трудная судьба выпала на его долю. Не зная радостей цивилизации, в кромешной тьме, на ощупь, пытается вести он свою страну к свету развитой экономики. Неужели мы не поможем этому мужественному и такому близкому нам человеку найти дорогу к свету? Не укажем дверь, войдя в которую народ Империи сможет слиться с цивилизованным миром и забыть все невзгоды? Так позвольте мне, от вашего лица сказать лорду Зальцеру, добро пожаловать в мечту под названием Союз Королевств!
   Площадь снова утонула в радостных криках. Спустившись с возвышения, господин Брек подошел к лорду Зальцеру.
   - Рад вас снова видеть, милорд. Видите, с какой радостью наши люди встречают вас? Любовь к империи Совета Великих Лордов всегда жила в сердцах граждан Союза Королевств.
   - Я благодарен вам, господин Брек за столь радостный прием, но если честно, все это напоминает не слишком хорошую игру ярмарочных актеров, - ответил лорд.
   Нечто очень неприятное мелькнуло после его слов во взгляде посла, которым тот одарил Зальцера. Но длилось это лишь мгновение, а затем господин Брек сменил тему.
   - Ваша дочь? Миледи, вы очаровательны. Какой у вас забавный кролик. Можно его погладить?
   Посол протянул руку к Майти на руках Аннет. Быстро отвернувшись от господина Брека, девочка произнесла:
   - Простите, он еще маленький и не слишком привык к людям. Вы можете напугать его.
   Отец просил Аннет не разглашать появление духа стихии, и девочка испугалась, что Майти может себя случайно выдать, если до него дотронется чрезвычайный посол.
   - А кто вы, маленькая леди? - господин Брек повернулся к Ане, - Вы немного странно одеты, но выглядите также восхитительно, как и принцесса.
   На девочке были надеты шортики и майечка с надписью на немецком языке "Рамштайн навсегда".
   - Моя воспитанница. Не удивляйтесь ее странностям, она дочь одного из горских вождей, - поторопился объяснить лорд Зальцер.
   - Ах, горцы. Дикий народ.
   При этих словах посла Аня многозначительно хмыкнула.
   - Также представляю вам, господин Брек, моего юного пажа Фана и гувернантку моей дочери, мадам Шортюк.
   - Очень, очень рад. Я предлагаю не задерживаться и продолжить путь. Предлагаю вам пересесть в специально приготовленные дилижансы, они гораздо комфортабельней ваших карет. На них доедем до города Чуфтауна, а там вас ждет настоящее чудо, первая в мире железная дорога. Уверен, вы будете поражены. И уже по железной дороге доберемся до Ситтауна, нашей столицы. Миледи, спешу вас обрадовать. Завтра вечером во дворце Верховного Правителя бал в честь дорогих нам гостей.
   В дилижансе вместе с девочками и Фредриком оказался и пан Берзюн. Он нервно крутил золотую пуговицу на своем малиновом камзоле и говорил без умолка.
   - Представляете, милорд. На одной местной фабрике придумали куклу, ростом почти с маленького ребенка. Они называют ее Великим Лордом, соответственно одевают и у нее внутри очень хитрый механизм. Если ее вовремя не напоить, кукла начинает плакать, а если вовремя не посадить на горшок, она, извините, прудит лужу. Говорят, это приучает детей с детства заботиться о дружественном народе...
   - А нас ходить в туалет только по указанию из Союза Королевств? - мрачно вставил лорд Зальцер.
   - ...Милорд, я о другом. Так вот, дети заставляют своих родителей покупать эту куклу, и она расходится тысячами. Тысячами! Здесь умудрились делать золото, даже из простой заботы о нашей родине. Какая страна! Какие люди!
   Своего пика восторженные возгласы пана Берзюна достигли, когда он увидел железную дорогу. Перед паровым двигателем, установленным на колеса, и стальными рельсами председатель торговой гильдии чуть не упал на колени. У Ани вид вершины местной техники вызвал скорее скептические мысли. "У нас таких паровозов даже в музее древности не увидишь. А дым такой, не продохнешь. Дикая я, видите ли. Кто еще из нас более дикий?" - думала девочка.
   Вопреки невысокому мнению Ани, паровозик достаточно быстро вез почетных гостей к Ситтауну. Наблюдая в окно проплывающие мимо однообразные поля и не менее однообразные постройки, подруги в полголоса обменивались мнениями.
   - Почему все люди здесь такие толстые? - удивлялась Аннет.
   - Потому что спят на ходу. Видела, как они медленно ходят? А еще останавливаются постоянно. Остановится, поднимет глаза вверх и о чем-то думает. Один местный житель, открыл дверь в какую-то лавку на станции, мимо которой проезжали, да так и застыл на пороге.
   - Может, он забыл, зачем пришел?
   - Может вообще забыл кто он? Мне кажется, им просто скучно жить. Я, когда скучно на уроке бывает, тоже смотрю в потолок и думаю. Это у меня характер такой, люблю я думать, когда мне скучно. А о чем думаю, потом и сама не помню. А местным не работать, ни думать не надо, все у них есть как по щучьему веленью.
   - А я видела, один толстый претолстый дяденька очень быстро шел и даже расталкивал людей. Вот как торопился.
   - Да ты что? - заинтересовалась Аня - А куда он торопился.
   - Не знаю. Он так еще шагов десять торопился, а потом вдруг тоже встал и задумался.
   - Майти, а ты знаешь, о чем они думают? - спросила Аня духа стихии.
   "Они думают не живо. Делают одно, а думают совсем не о том, что делают. Не интересные человеки. Вот котел с паром, который нас везет, тоже не живой, но интересный. А человеки скучные. Думают о том, где можно мясо покупать дешевле, ради экономии. О том, что дал соседу один золотой, а возьмет два. О том, где разбитую вазу склеить так, чтобы было незаметно и потом ее продать. Все время о золоте".
   - А господин Брек тоже о золоте всегда думает? - спросила Аннет.
   "О золоте думает, но только щепотку мыслей. Он думает о том, что делает, о живом, но мысли очень его тревожные".
   - Наверно он беспокоится, вдруг папе у них в стране не понравится. Смотри.
   Аннет показала подруге на поле за окном, усеянное работающими людьми. Девочки уже привыкли, что местные жители все как на подбор толстяки, но люди в поле оказались очень худыми.
   - Господин Брек - громко крикнула Аннет - а кто эти люди?
   Улыбаясь, чрезвычайный посол подошел к подругам.
   - Наемные рабочие, миледи. Жителям Союза Королевств нет необходимости заниматься тяжелым трудом, за них это делают другие. Ведь наши чудесные товары необходимы всем людям на земле. Не все могут заплатить за них деньгами, и тогда они платят за них трудом. Они отработают положенный срок и счастливые получат свое вознаграждение. Не думал, что юных леди занимают такие вопросы в преддверии бала.
   - Спасибо, господин Брек, - Аннет повернулась к подруге, - Кстати, о бале. Я придумала. У меня голубые глаза, а платье зеленое, а у тебя глаза зеленые и будет здорово, если у тебя будет голубое платье...
  
  -- 11 -
   Столица Союза Королевств, город Ситтаун, оказался большим каменным людским муравейником, доверху набитым банками и торговыми конторами. Служащие в них люди, а также люди служащие этим служащим и люди следящие, чтобы все службы служили правильно и составляли многотысячное население города. Все эти человеческое множество круглосуточно двигалось в разных направлениях, создавая впечатление невообразимой суматохи.
   Дворец Верховного Правителя находился вдалеке от этой суеты, на берегу озера и выделялся от остальных зданий города изысканностью форм. Представлял он собой невысокое, но вытянутое в длину здание бежевого цвета. Состояло оно из трех частей с ярко выраженной симметрией и четкими геометрическими формами. В центральной части дворца выделялись четыре колонны, которые поддерживали треугольную крышу, а левая и правая части дворца имели фасады, обильно украшенные лепкой, и горизонтальные крыши.
   Те, кому выпадало счастье побывать внутри дворца, рассказывали о невероятной роскоши его интерьеров. Удивительные изразцы, прекрасная мебель, картины и скульптуры великих мастеров разных эпох - все говорило о богатстве и могуществе хозяина дворца.
   Но не только своей красотой славился дворец. Страшные тайны скрывались за его стенами. Ходили слухи о существовании встроенных прямо в стены фонтанах, своим шумом защищавших голоса говоривших от подслушивания. О каменном туннеле, ведущему прямо в озеро, куда сбрасывали в мешках неугодных Верховному Правителю людей, и о двойных потолках и решетках в банях, чтобы предохранить Правителя от наемных убийц.
   Хозяин дворца, Эдарт Хохер, пятый Верховный Правитель Союза Королевств, сидел в поздний час рядом с пылающим камином и безуспешно пытался согреть свое старое тело. Официально считалось, будто Верховный Правитель избирается каждые пять лет представителями всех входящих в Союз Королевств народов, но на деле вот уже три века правила династия Хохер. Все это время те, кто пытался отнять у них власть, или становились очень богатыми, или бесследно исчезали.
   Первым Верховным Правителем стал прапрадед Эдарта, Вик Хохер. Именно ему пришла в голову чудесная мысль, что власть можно получить не только с помощью непобедимой армии, но и с помощью золота и хитрости. С тех пор Хохеры без устали преумножали свое могущество, присоединяя к своей стране все новые и новые государства. Они подкупали и обманывали, запугивали и убивали. Руководствуясь девизом: "Продается все, дело только в цене", они со всего мира собирали талантливых ученых и не жалели средств на самые фантастические проекты.
   Результатом их деятельности являлся современный Союз Королевств. Его рекламным фасадом стала ожиревшая и отупевшая от безделья подкупленная правящая элита якобы добровольно присоединенных стран. Она стала тем огоньком в ночи, на который слетались жаждущие золота, хлеба и зрелищ мотыльки. Под этим красивым фантиком скрывалось истинная суть Союза Королевств, державшаяся на банкирах, купцах и фабрикантах. Именно они обеспечивали постоянный приток денег в свой карман и в казну Верховного Правителя с одной стороны, а с другой заставляли нещадно работать простой народ. Человек, один раз позарившейся на красивую вещицу, сделанную в Союзе Королевств, и приобретавший ее авансом в обмен на свой труд, попадал в вечную кабалу. Чем больше он работал, тем больше он становился должен.
   Но самое главное - механизм запущенный триста лет назад Виком Хохером уже оказалось невозможным остановить. Для того чтобы существовать, Союз Королевств нуждался в новых рынках для продажи своих товаров и в дешевой рабочей силе, для их производства. А значит, следовало постоянно присоединять все новые и новые земли. Очередной жертвой машины для добывания золота и предстояло стать империи Совета Великих Лордов.
   - Мой господин, он прибыл, - придворный оторвал Эдарта от разглядывания языков пламени, лижущих березовое полено.
   - Пусть войдет.
   В комнату вошел господин Брек.
   - Присаживайся сюда, поближе к огню. Хотя ты еще слишком молод, дабы испытывать холод, никак не дающий согреться моим костям, - голос Верховного Правителя звучал тихо и дребезжал от старости, - Что ты можешь сообщить мне? Как продвигается осуществление наших планов?
   - Лорд Зальцер и его дочь прибыли в город.
   - И как его настроение? Вы сумели его восхитить?
   - К сожалению, нет, мой господин. Все оказалось гораздо сложнее, чем я ожидал. Встреча, организованная на границе, вызвала у лорда скорее улыбку, чем восторг.
   - Не стоит огорчаться. Улыбка всегда является предвестником восторга.
   - Боюсь, не тот случай. Зальцер настроен очень скептически.
   - А его дочь? Какое, на ваш взгляд, впечатление мы производим на нее?
   - С Аннет Зальцер тоже все обстоит не очень гладко. Она целиком находится под влиянием дочери одного из горских вождей, которую лорд зачем-то взял с собой. Эту девочку, похоже, вообще ничем не удивить. Паровоз, при виде коего в первый раз половина жителей страны падает ниц и начинает молиться, произвел на нее впечатление не больше чем повозка, запряженная последней клячей. Впечатление такое, будто она каталась по железной дороге всю свою жизнь.
   - Дочь дикого горца знакома с железной дорогой? Брек, тебе не кажется такое слишком странным? С их империей все не так просто. Не зря весь мир, да и мы тоже, так долго шарахались от нее, как от зачумленной. Что-то стоит за их Орденом Хранителей Предначертания. Не зря его так все боялись.
   - Вы говорите о магии? Чушь! Выдумки для маленьких детей. Орден Хранителей уничтожен. Что может стоять теперь за ним? Я уверен, очень скоро и Зальцер и другие лорды превратятся в толстощеких счастливцев, а остальные жители империи славно потрудятся для нашей пользы.
   - Дурные предчувствия гложут меня, Брек. Может быть, сменить направления? Далась нам эта Империя, есть ведь и другие страны.
   - Мой господин, поймите, Империя Совета Великих Лордов, не просто страна. Она наш самый лютый враг. Если мы плюс, то они минус. Поймите, там живут по-другому, думают по-другому. Да они просто полностью другие. Их надо растоптать, подмять под себя, пока они не превратились в духовный центр всех, недовольных нами. И сейчас для этого самое время. А Зальцер? Я сумею с ним справиться. У меня припасено для него несколько неожиданностей.
   - Хорошо, ты убедил меня. Но учти, если мы встретим в их захолустье нечто нам не по зубам, дураком перед всем миром предстанешь ты. Ты, а не я и не Союз Королевств. Все, уходи.
   Брек двинулся к двери, но уже на пороге его остановил голос Верховного Правителя.
   - А эту горскую девочку ты мне покажи на балу. Обязательно представь меня ей лично. Надо взглянуть поближе на подобное чудо.
  
  -- 12 -
   Распорядитель бала объявил о прибытии почетных гостей и лорд Зальцер вместе с Аннет и Аней вошли в парадную гостиную дворца Верховного Правителя. Подруги держали друг друга за руки и раскраснелись от волнения. Для девочек это был первый бал в жизни. Домашние праздники в замке Зальцеров не могли сравниться с великолепием, окружавшим их сейчас, и сердца подруг трепетали в предвкушении чего-то необыкновенно прекрасного.
   Аннет надела свое парадное зеленое с золотом платье, а для Ани сшили голубое платье, с темно синим волнистым узором, а на широком поясе платья выложили стразами букву "А".
   Уже гостиная дворца показалась девочкам необычайно большой и красивой. Затянутые шелком с голубыми цветами на белом фоне стены, мраморные камины, бирюзовые вазы и столы, уставленные напитками и легкими закусками, сразу с порога создавали ощущение праздника.
   - Рад приветствовать вас, милорд, - к лорду Зальцеру подошли господин Брек и пан Берзюн, - Могу ли я похитить ненадолго ваших дам? Верховный Правитель просил меня представить ему эти небесно обворожительные создания. Вы же, милорд, встретитесь с ним позже. Согласитесь, атмосфера бала не вполне соответствует серьезным вопросам, что Верховный Правитель хотел бы обсудить с вами. Пока же, милорд, можете познакомиться с элитой нашего государства. Пан Берзюн поможет вам. Он уже достаточно хорошо познакомился с ними в процессе торговых переговоров.
   Получив согласие, господин Брек увел Аннет и Аню в большой бальный зал дворца и на его пороге они окончательно осознали значения слова "великолепие". Даже Аннет чуть не захлебнулась восторгом. Словно лучи солнца ударили по глазам девочек, несмотря на вечер за окном. Сияние тысячи свечей, отражаясь от зеркал и золотых украшений зала, создавало впечатление яркого полдня.
   Едва подруги вступили в царство золото и света, оркестр, игравший на балконе веселую польку, замолк. В полной тишине, среди расступившихся придворных и ловя на себе их взгляды, господин Брек подвел девочек к трону Эдарта Хохера.
   - Вот и героини нашего бала, - раздался тихий голос Верховного Правителя, - Молва не зря донесла до нас слухи о красоте дочери лорда Зальцера. Пожалуй, именно тот случай, когда он соответствует истине. А вот и ваша подруга, миледи. Таинственная и прекрасная принцесса высокогорных озер, Анна. Хочу представить вам, может быть, единственного достойного таких красавиц принца, моего внука Вика. Я назвал так его в честь прадеда, основателя династии. Вик, покажись дамам.
   Из-за трона Верховного Правителя вышел мальчик, лет четырнадцати, с очень красивым лицом, высоким лбом и холодными серыми глазами.
   - Вик, прошу тебя, развлеки принцессу Аннет, пока я поговорю с Аней. Меня всегда волновали рассказы о мужестве жителей гор.
   Вик склонил голову в поклоне и протянул Аннет руку.
   - Миледи, вы доставите мне счастье, позволив стать вашим партнером на ближайший танец.
   Девочка доверчиво вложила ладонь в руку Вика, и они прошли в центр зала. Оркестр заиграл вальс. Слегка сжав пальцы Аннет и, положив вторую руку на ее талию, Вик закружил принцессу по залу. Едва касаясь, пола, Аннет парила в руках мальчика и чувствовала, как прядь ее волос слегка дрожит от его дыхания. "Какой красивый, какой милый. Неужели это он? Неужели тот, о ком я мечтала?" - думала Аннет с замиранием сердца.
   - Ваша подруга в надежных руках, и вы можете спокойно несколько минут поговорить со стариком, - обратился Верховный Правитель к Анне, - Как вам у нас в Союзе Королевств? Вас что-нибудь заинтересовало?
   - Больше всего заинтересовало, господин Верховный Правитель, ваше отношение к моим сородичам, раз уж я принцесса горных озер, - вспомнила свою обиду девочка, - Неужели я действительно похожа на дикарку?
   - Нет, на дикарку вы не похожи. А кто вас так называл?
   - Ваш посол, господин Брек, назвал горцев дикими. А у меня, между прочим, характер такой. Если кого-то незаслуженно дикими называют, меня такое сразу интересует.
   - О, простите господина Брека, миледи. Он просто слишком трепетно относится к нашим достижениям, и обиделся на вас за недостаточное восхищение нашей железной дорогой. Она действительно вам не понравилась?
   - Господин Верховный Правитель, простите меня, но как может нравиться ваш паровоз? Слишком много дыма очень вредно для здоровья. У нас, у горцев, давно все железные дороги на электричестве ездят.
   - У горцев есть железные дороги? - от такой наглости у Эдарта Хохера даже перехватило дыхание - Ни разу не слышал об их существовании. Где же вы их прячете? И что такое электричество?
   - Как где? Да под землей конечно. Они у нас метро называются. А про электричество лучше у Егорова спросить. Он у нас, у горцев, самый умный. А остальные горцы про электричество только в восьмом классе узнают.
   - В восьмом чего? И кто такой Егоров? Один из ваших вождей? Метро? Боюсь, я плохо понимаю вас, миледи.
   - Ой, извините, господин Верховный Правитель, - Аня поняла, что наговорила много лишнего, - Так потанцевать захотелось. Можно?
   Улыбнувшись и помахав на прощание ручкой, Аня попробовала скрыться в толпе танцующих, и тут ей на глаза попался Фан.
   - Так, влюбленный крокодил, быстро приглашай меня на танец, - заявила Аня опешившему от неожиданности мальчику, но на его счастье в тот же момент на середину зала вышел распорядитель бала.
   - Дамы и господа, - громогласно заявил он, - Сейчас настало время поэтического турнира. И тот поэт, чьи стихи будут признаны лучшими, получит право назвать свою возлюбленную королевой бала.
  
  -- 13 -
   Сменяя друг друга, участники турнира декламировали стихи в честь своих прекрасных дам. "Не пойму, где я, балу или уроке литературы? - недовольно думала Аня, но вдруг увидела вышедшего в центр пунцового Фана - Вот прикольно будет, если он сейчас начнет во всех репейником кидаться".
   Не оправдав ее ожидания, мальчик прокашлялся и заявил:
   - Э-э-э, ну-у-у-у, вот. Эти стихи, как бы, самой прекрасной в зале. Э-э-э-э. Вот.
   Еще раз прокашлявшись, Фан высоко воздел руку и произнес:
  
   Смотрю я на розы и просто лью слезы.
   И все о ней, и все о ней,
   О ней, о ней - любви моей
  
   Кошу я траву и все время реву.
   И все о ней, и все о ней,
   О ней, о ней - любви моей.
  
   Глазею в окошко и плачу немножко.
   И все о ней, и все о ней,
   О ней, о ней - любви моей.
  
   Лапшу уминаю, штаны одеваю и сильно рыдаю.
   И все о ней, и все о ней
   О ней, о ней - любви моей
  
   - Э-э-э, ну-у-у-у, вот. Самой красивой даме.
   "Я так поняла, он посвятил стихи мне. Мило, но лучше бы он колючками кидался" - оценила шедевр Аня.
   - И последний участник турнира - Вик Хохер, - объявил распорядитель.
  
   Когда-нибудь все повторится
   Пройдя положенный ей путь
   Душа на землю возвратится
   Познать добра и злобы суть
  
   И будет снова этот вечер
   Твоя ладонь в моей руке
   И музыки волшебный ветер
   Вновь принесет меня к тебе
  
   Твои глаза без слов расслышат
   Застывший на губах вопрос
   Сквозь неприступность век пушистых
   И прядь, спадающих волос
  
   И чудо, может быть, случится,
   Ведь надо верить в чудеса
   Вернув мне то, что вечность снится
   Ты вдруг в ответ прошепчешь "да"
  
   Мальчик замолк, а все присутствующие разразились восторженными криками.
   - Победителем поэтического турнира объявляется Вик Хохер и сейчас он назовет имя королевы бала, - от избытка чувств распорядитель даже брызгал слюной.
   Привыкший к всеобщему поклонению Вик осмотрел зал. Его холодный взгляд чуть задержался на Аннет. Ему нравилась девочка, но в голове прозвучали сказанные перед выступлением слова деда: "Королевой бала назовешь Аню. Она либо сумасшедшая, либо слишком умная, либо колдунья. Ты, мой мальчик, должен помочь мне разобраться с горской принцессой, которая, похоже, совсем не горская принцесса".
   - Я объявляю королевой бала ту, в честь кого написаны мои стихи, прекрасную принцессу высокогорных озер Анну. Королева, разрешите пригласить вас на танец? - произнес Вик и направился к девочке.
   - Аня? Почему Аня? - прошептала Аннет. Она верила, мальчик назовет королевой бала именно ее. Ведь им было так хорошо, когда они танцевали, и явственно слышался шепот за их спинами: "Какая красивая пара!". Растерянная Аннет смотрела, как Вик что-то шепчет на ухо ее подруге во время танца.
   - Моя королева, расскажите мне о вашей жизни в горах, - говорил тем временем разбивший сердце Аннет мальчик на ушко Ане, - Что это - электричество? Волшебная сила, принадлежащая вашему клану?
   Уверенный в своей неотразимости, Вик считал, будто легко сумеет узнать все нужные Верховному Правителю сведения.
   "Навязался на мою голову" - думала Аня, рассеянно слушая вопросы мальчика и то и дело тревожно поглядывая на подругу. У Аннет был такой вид, словно она сейчас зарыдает.
   Аня любила и умела танцевать, но танцевать с Виком она не хотела. Он казался ей ненастоящим. Слишком высокомерным и холодным, словно статуя изо льда. Девочка раздраженно прервала бесконечный поток вопросов мальчика.
   - Если тебе так интересно электричество, в следующий раз назначь его королевой бала и все узнаешь. Только слишком ему не надоедай, а то можешь и молнией по лбу получить.
   От такого оборота дела кумир всех девочек Союза Королевств сначала даже опешил, но быстро пришел в себя. "Была бы она умной, так со мной, единственным и неповторимым, не говорила - мелькнуло к голове Вика - Значит она либо сумасшедшая, либо колдунья. Хотя лично я в колдунов не верю".
   Танец закончился, и Аня поспешила к Аннет. "Аннетик, что с тобой?" - хотела спросить она подругу, но не успела.
   - Ах, вот ты как! Как ты могла? Не нужна мне такая подруга!
   - Аннетик, ты о чем?!
   - Уходи! Я не хочу тебя видеть, - крикнула Аннет и бросилась прочь из зала.
   - Ничего не понимаю, - удивилась Аня.
   - Моя королева, сейчас на озере будет фейерверк. Разрешите мне пригласить вас в свою лодку, - к девочке вновь подошел Вик.
   "Оставит он меня когда-нибудь в покое" - подумала Аня, разозлившись на настойчивого поклонника.
   - Не разрешаю. По озеру меня покатает он, - девочка указала на топтавшегося неподалеку Фана, - Правда, Фанчик?
   Свалившееся неожиданно на голову мальчика счастье, оказало на него действие, подобное красной тряпки для быка. Забыв обо всем на свете, Фан метнулся к берегу, расталкивая на ходу танцующих. Стараясь быстрее выполнить просьбу Ани, мальчик на бегу прыгнул в ближайшую лодку, но не удержался и упал в воду.
   Холодная вода охладила его пыл. Плавать Фан не умел и принялся бестолково бить по воде руками и ногами, истошно вопя. На его счастье кто-то взял мальчика за руку и попытался поднять из воды.
   - Хватит кричать, горе луковое, - прозвучал голос Ани. Приподняв голову, Фан увидел стоящую по колено в воде девочку.
   - Спасибо, миледи. Вы спасли меня, - пробормотал он.
   - Не за что. Не могла же я дать утонуть единственному в вашем мире мальчику, влюбленному в меня. Вот только платье промочила и испортила.
  

- 14 -

   Тягучая жидкость розового цвета отражала свет свечи, и казалось, будто искорки весело плещутся внутри бокала. Мадам Шортюк с осуждением посмотрела на них и сделала очередной глоток земляничного ликера. В соседнем зале гремел оркестр, и кружились пары, а она сидела на пуфе в парадной гостиной и предавалась горестным размышлениям.
   "Почему так тяжела жизнь умных женщин? Почему я такая красивая, и такая несчастная? Возьмем, например, мадам Добрюк. Ни ума, ни фигуры. Кожа, да кости. Но я уверена, окажись она в Союзе Королевств, моментально выскочила бы замуж за одного из этих толстеньких румяных мужчин, которые восторженно приветствовали нас всю дорогу до Ситтауна. А я, женщина в самом соку, умная, обаятельная и красивая, сижу в одиночестве и пью ликер. Наверно так оттого, что душа у меня слишком тонкая, а чувства слишком возвышены и не каждому дано их понять".
   Бывшая директриса вздохнула и сделала еще один глоток.
   - Милая мадам Шортюк, не советую вам слишком увлекаться земляничным ликером. Несмотря на приятный вкус и обманчивую легкость, он может сильно ударить в голову.
   Гувернантка оторвалась от своих невеселых мыслей и увидела рядом с собой господина Брека.
   - Вы? Почему не танцуете, как все?
   - Не могу позволить такой красивой женщине, подобно вам, проводить время в одиночестве. Разрешите составить компанию и выпить с вами сего божественного напитка?
   - Как любезно, господин Брек. Жаль, не все мужчины так хорошо видят истинную женскую красоту.
   Чрезвычайный посол налил ликера себе в бокал и приподнял его.
   - Счастья вам, мадам. Ведь вы так достойны его.
   Чуть пригубив, Брек продолжил.
   - Я понимаю ваши чувства, мадам. Воистину только черствый сухарь не способен заметить знаки внимания, что вы оказываете предмету своей страсти.
   - Как вы можете такое говорить? - Мадам Шортюк попыталась возмутиться - Приличные девушки...
   - Перестаньте, милая. Любовь только украшает женщину. Вздохи, взмахи ресниц и сияние глаз... Согласитесь, прекрасно. Только боюсь, лорд Зальцер, ничего не замечает.
   Мадам Шортюк одним махом допила ликер и призналась.
   - Вы правы. Он совершенно равнодушен ко мне.
   - Не стоит отчаиваться, мадам. Я уверен, мужчине вашей мечты просто мешают понять его истинное отношение к вам. Эта горская девочка...
   - Да какая она горская. Просто невоспитанная девчонка, взявшаяся невесть откуда. Видите ли, она подруга Аннет. Откуда общее может взяться у моей принцессы с этой, с этой... - мадам Шортюк даже не находила нужных слов от негодования - Представляете, эта Анна называет меня тетя Джинсюк. Меня, обладателя почетного диплома по педагогике Совета Великих Лордов - Джинсюк?
   - Я вас понимаю. А вы не пробовали помочь лорду Зальцеру разобраться в чувствах к вам?
   - Что вы имеете в виду?
   - Ну, например, вдруг у лорда исчезнет дочь. Представляете, Зальцер в отчаянье и вдруг вы находите Аннет и возвращаете счастливому отцу. Думаю, такое поможет понять лорду, кто на самом деле преданно любить его и Аннет.
   Видимо, мадам Шортюк, действительно в голову ударил земляничный ликер, поскольку идея господина Брека показалась ей очень привлекательной.
   - Вы думаете, поможет?
   - Без сомнения. Я тоже не останусь в стороне. Всю жизнь мечтал помочь слиться двум влюбленным сердцам. Как романтично!
   Беседу прервала заплаканная Аннет, неожиданно вбежавшая в гостиную.
   - Что случилось, солнышко? - переполошилась гувернантка.
   - Немедленно увезите меня отсюда. Не хочу ни секунды больше здесь оставаться.
   - Да что же случилось, милая?
   - Это Аня, Аня. Она... - Аннет уткнулась в мадам Шортюк и окончательно разревелась.
   - А я вам говорил, - зашептал господин Брек, - Решайтесь, удобный случай доказать любовь и спасти принцессу от влияния дикарки.
   В знак согласия гувернантка решительно кивнула головой.
   - Миледи, мадам прошу вас в мой экипаж. Я довезу вас до гостиницы.
   Мадам Шортюк взяла девочку за руку и та доверчиво последовала за ней. От обиды и слез Аннет ничего не видела вокруг себя и мало чего понимала. Ни кем не замеченные среди постоянно передвигающихся по гостиной и парадной лестнице гостей, господин Брек, гувернантка и Аннет покинули дворец. Чрезвычайный посол помог гувернантке и ее воспитаннице сесть в карету и, заняв свое место, махнул кучеру: - Трогай.
   Экипаж неторопливо двинулся по улицам города. Мерный цокот копыт успокоил Аннет и она начала раскаиваться в своем поступке. "Как все глупо получилась. И на Аню я зря накричала. Надо обязательно с ней сегодня же помириться" - думала девочка, рассматривая незнакомые каменные дома.
   - Мадам, еще далеко до гостиницы? Давайте вернемся к папе, - попросила Аннет гувернантку.
   - Скоро приедем, миледи. Разрешите, я утру ваши слезы, - господин Брек протянул к лицу девочки платок. Резкий запах хлороформа ударил в нос Аннет, и ее неожиданно окружила тьма.
  

- 15 -

   Прибыв в столицу Союза Королевств, лорд Зальцер и сопровождающие его люди остановились в гостинице "Домашний гейзер". Апартаменты почетных гостей занимали весь третий этаж заведения, расположенного в престижном районе Ситтауна, вдали от шумной деловой части города.
   Помимо ковров, мягких постелей и исполнительного вежливого персонала, гостиница славилась первым и единственным в городе водопроводом. И не просто водопроводом, а водопроводом с теплой водой. Паровой двигатель, занимавший большую часть первого этажа, приводил в движение насос, который качал воду из озера. Вода, проходя по трубе вокруг топки двигателя, нагревалась и затем подавалась на верхние этажи дома.
   Для работы водопровода требовалось большое количество угля и все прилегающие к "Домашнему гейзеру" дома превратили в склады для хранения топлива. Угольная пыль умудрялась попадать в самые немыслимые места и приносила постояльцем определенные неудобства, но не могла отбить у них охоту приобщиться к чуду современной техники. Да и удовольствие в любой момент иметь возможность принять теплую ванну стоило того.
   Было раннее утро, но встревоженные исчезновением Аннет люди лорда Зальцера не спали. Сам Фредрик, с красными от бессонной ночи глазами, сидел на диване в холле апартаментов для особо важных персон и мрачно смотрел на пана Берзюна. Председатель гильдии торговцев нервно вышагивал туда-сюда мимо лорда и в сотый раз бормотал:
   - Ничего страшного. Девочка просто решила погулять по городу и заблудилась. Здесь культурная страна, с ребенком ничего не могло случиться".
   В холл вошел чрезвычайный посол в сопровождении Хендрика.
   - Наконец-то, - встрепенулся лорд Зальцер, - Есть новости, господин Брек?
   - Не волнуйтесь, милорд. Все будет хорошо. Лучшие силы секретной службы Верховного Правителя брошены на поиски вашей дочери и кое-какие результаты уже достигнуты. Как я уже говорил, вчера меня очень удивило, что мадам Шортюк уводит Аннет с бала, не поставив в известность отца, и я решил проследить за ней. К сожалению, в городе я потерял их след, но буквально час назад мадам Шортюк задержали агенты секретной службы и доставили во дворец. Без сомнения она является ключевой фигурой похищения вашей дочери, милорд. Пока мы еще не выяснили местонахождение принцессы и сообщников гувернантки, преступница упорствует и не хочет облегчить душу признанием. Тем не менее, уверен, обнаружение места нахождения вашей дочери является вопросом нескольких дней.
   - Я говорил, - воскликнул пан Берзюн, - Ведь мы в цивилизованной стране. Мадам Шортюк-то какова! Сколько все-таки темноты и аморальности в нашем народе.
   - Подождите, пан, - недовольно поморщился лорд Зальцер, - Говорите, вопрос нескольких дней? Я хочу немедленно увидеть мадам Шортюк и переговорить с ней.
   - Милорд, нет необходимости. Поиски вашей дочери находятся под личным контролем Верховного Правителя. Эдарт Хохер лично будет допрашивать подозреваемую, а я буду держать вас в курсе всех новостей. Теперь, милорд, разрешите откланяться. Ждут неотложные дела, - поклонившись, господин Брек вышел.
   - Ну и дела, милорд, - вздохнул Хендрик, - Никогда не любил этого слона в юбке, но не ожидал от нее такой подлости.
   - Хендрик, не огорчай меня, - Зальцер поднялся с дивана, - Еще несколько твоих слов в том же духе и я начну думать, будто ты стареешь. Я не верю ни одному слову Брека. Собери всех наших людей. Пусть переоденутся и отправляются в город. Надо обыскать каждый переулок. Где-нибудь должны остаться хоть какие-то следы. А вы, пан Берзюн, начинаете меня слишком раздражать. Отправляйтесь в свою комнату и не выходите. Считайте себя под домашним арестом.
   - Милорд, свобода личности...
   - Подадите на меня жалобу в Совет Великих Лордов, когда вернемся, а сейчас не вынуждайте Хендрика применять силу.
   Из своей комнаты вышла сонная Аня. Полночи она вместе со всеми переживала и ждала появления Аннет, но ближе к утру силы оставили ее и она ушла спать.
   - Дядя Фредрик, Аннетик не нашлась? - зевая, спросила девочка.
   - Еще нет, милая. Хорошо, что ты проснулась. Аня, попробуй найти духа стихии. Вот чья помощь нам бы очень пригодилась, но со мной он не общается.
   Где искать Майти Аня догадывалась. С первой минуты появления в гостинице, дух стихии очень заинтересовался работой водопровода, и мог бесконечно долго носиться вместе с водой по трубам или часами смотреть на работу парового двигателя или насоса.
   Служащие гостинице привыкли к любопытным, постоянно просивших разрешения посмотреть на их изобретение. Более того, любопытство знатных постояльцев даже льстило им и служило хорошей рекламой заведения, поэтому Аня легко вошла в помещение насосной станции.
   - Майти, Майти, - позвала девочка.
   "Не кричи, громкий человек. Дух стихии здесь" - недалеко от двигателя сидел маленький мышонок и внимательно наблюдал за движением поршня, управляемого паром.
   - Майти, нам нужна твоя помощь.
   "Мне некогда помогать людям. Дух стихии хочет знаний, а сейчас у этой не живой машины знаний больше, чем у человеков. Люди сейчас слишком заняты своими чувствами".
   - Как ты можешь, Майти? Аннетик пропала и ее надо найти. Ведь мы же друзья, - возмутилась Аня.
   "Друзья, дружба? Ты, человек, и человек по имени Аннет, находились вчера далеко от меня, но ваши эмоции близко, и я их ощущал. Много неприятные эмоции. Если ты говоришь, будто человеки Аня и Аннет друзья, то дружба плохо. Или дружба только звук? Пустое слово. Зачем духу стихии дружить с людьми, если человеки не умеют дружить между собой? Уходи человек, не мешай мне, иначе мне станет с тобой совсем скучно".
   Расстроенная Аня вернулась к лорду Зальцеру. Задумавшись, Фредрик стоял у окна и смотрел на город.
   - Дядя Фредрик, Майти не хочет нам помогать.
   Лорд повернулся к девочке.
   - Глупо было надеяться на помощь духа стихии. Кошки, которые гуляют сами по себе, как называет духов моя мать... Во всем виноват я и только я. Слишком хорошо мне стало рядом с Аннет, я расслабился и забыл, как жесток мир. А он слабость не прощает... Иди отдыхай, девочка и не выходи из гостиницы. Впрочем, ты и не сможешь. Выход охраняют люди Хендрика, и они не выпустят тебя.
   Лорд снова отвернулся к окну.
   "Ну, уж нет. Отдыхать, когда моя лучшая подруга в беде я не буду. Я-то знаю, что надо делать" - подумала Аня и оправилась на поиски Фана.
   Мальчика она нашла на кухне гостиницы, где он играл с поварятами в пристеночек. Каждый из игроков по очереди кидал в стену мелкую монету и следил, куда она упадет. Если при отскоке твоя монета касалась монеты соперника, ты ее забирал себе. Фан был непревзойденным мастером игры, и в кармане у него звенела солидная горсть мелочи.
   - Как не стыдно! На деньги играешь? - услышал мальчик за спиной голос Ани так раз в тот момент, когда собирался забрать очередной выигрыш.
   - Я, это... Я? Нет!!! Дядя Хендрик велел последить за кухней и если вдруг что не так, ему говорить. А игра так, просто время убить. Берите ребята, берите, - Фан щедро высыпал мелочь из ладони в руки поварят.
   - Слушай Фан, ты Аннет друг? - спросила Аня, когда раздача мелочи завершилась.
   - Аннет? Конечно! Она замечательная девчонка. Э-э-э, то есть не самая замечательная. Нет, замечательная, но не самая, самая. Самая, самая - прекрасная дама моего сердца и все такое ты. А Аннет, она принцесса и все такое.
   - Перестань. Когда найдем Аннет, тогда можешь снова сочинять глупые стихи и кидаться репейником, а сейчас слушай меня. Помнишь, я вчера танцевала с таким неприятным мальчиком?
   - Еще бы не помнить. Помню. Мне он тоже очень неприятным показался.
   - Он внук Верховного Правителя и, мне кажется, причастен к исчезновению Аннет.. Нам надо найти его.
   - Встретиться с Виком Хохером? - опешил Фан, - Как же мы с ним встретимся? Ведь он живет во дворце, а нас к нему и близко не подпустят. Надо рассказать милорду и он...
   - Дядя Фредрик нас и слушать не будет, - Аня не совсем верила в собственные слова, но чувствовала себя немного виноватой перед Аннет и очень хотела сама найти принцессу, чтобы подруга снова поверила в нее, - Ты струсил?
   Слышать такие слова от самой красивой девочки Фану оказалось еще страшнее, чем проникнуть в покои Верховного Правителя.
   - Я струсил? Я никогда не трушу. Просто я пока не знаю, каким образом попасть во дворец. Я придумаю план, как туда попасть, тогда проникну и Вику вашему по шее надаю, если он Аннет обидел.
   - Я знаю, как во дворец попасть, - вступил в разговор поваренок с густыми веснушками на лице, в фартуке перемазанном томатным соусом, - От озера туда ведет подземный ход.
   И сделав страшное лицо, добавил:
   - По нему из дворца выносят врагов и в озеро бросают.
   - Нет никакого подземного хода. Не слушай его, - махнул рукой Фан.
   - Нет, есть! Я рыбу ловил и вдруг из кустов как что-то вылетит. Как в воду бухнется. Я испугался и бежать. Даже удочку забыл взять. Так удочка и пропала.
   - Покажешь где? - обрадовалась Аня.
   - Тебе покажу. Ты ведь горская колдунья? С тобой туда ходить не страшно. В городе говорят, тебя даже Верховный Правитель побаивается.

- 16 -

   Аннет открыла глаза и увидела у себя над головой решетку. Ее немного мутило, и сильно болела голова. Девочка попробовала повернуться на бок, но тело с трудом слушалось. Пересилив тупую боль в спине, Аннет приподнялась на кровати и огляделась.
   Она находилась в большой слабо освещенной комнате. Вернее, не в ней самой, а в железной клетке, расположенной в ее центре. Сквозь неплотно занавешенные шторы пробивался слабый утренний свет, но рассмотреть полностью комнату через узкие щели было невозможно.
   Посмотрев на свое ложе, Аннет поняла, что сидит на простой железной койке, укрытой тонкой циновкой. "Я здесь проспала всю ночь? - подумала девочка - Теперь понятно, почему так ломит все кости". Недалеко от койки стоял маленький железный столик с ножками, намертво прикрепленными к каменному полу. На столике стояла миска с жареным мясом и кружка воды. При виде еды к горлу Аннет подступила тошнота, но воду девочка выпила. Она чуть освежила Аннет и к ней стали возвращаться воспоминания о событиях вчерашнего вечера.
   "Меня похитили? Но кто и зачем? А как мадам Шортюк и господин Брек? Лишь бы они остались живы".
   В углу комнаты принцесса заметила двух людей, сидящих на широкой скамье и играющих в кости. "Эй!" - хотела крикнуть Аннет. Вместо крика получился шепот, но незнакомцы все-таки сумели ее услышать.
   - Девочка пришла в себя. Иди, доложи господину, - сказал один из них и второй вышел из комнаты.
   Прошло несколько минут, и он вернулся вместе с человеком, закутанным в плотный черный плащ. Его лицо скрывала маска.
   - Миледи, как вы себя чувствуете? - из-под маски донесся глухой голос, - Вы можете уделить мне несколько минут?
   - Кто вы и на основании чего держите меня в клетке? Где моя гувернантка и господин Брек? Я требую, немедленно доставьте меня к отцу. Иначе...
   - Иначе что, миледи? - в голосе незнакомца появились нотки иронии, - Испепелите меня своим высокородным гневом? Давайте лучше разойдемся миром. Вы ответите на все мои вопросы, и я отправлю вас к вашему горячо любимому отцу.
   Аннет повернулась к человеку в маске спиной и промолчала.
   - Вижу, ваше высочество дружить со мной не желает. Знаете, миледи, я очень терпелив и все равно добьюсь вашего расположения. А дабы стало ясна моя заинтересованность, я перечислю интересующие меня вопросы. Некоторое время назад вы стали участницей странных событий, и меня интересует, что именно произошло в забытом богом домике в предгорьях. Куда так неожиданно исчез лорд Вольдер? Почему перед этим несколько дней он усиленно искал вас? В последнем письме, а я вел с ним очень активную переписку, Вольдер писал, будто находится в шаге от такого могущества, какое никому и сниться не могло. Очевидно, ключ к нему связан с вами. Что вам известно об этом?
   Незнакомец замолк, ожидая реакции Аннет на свои слова.
   - Молчите? Гордая и неприступная принцесса дома Великих Лордов. Мне даже забавно. Посмотрю, как вы запоете, когда пройдет несколько дней, миледи.
   Человек в маске вышел из комнаты, мимоходом сказав людям, охранявшим Аннет.
   - Еду и воду убрать и без моего распоряжения не давать.
   Покинув комнату, где находилась принцесса, Брек бросил плащ в руки слуги и снял маску. Закрыв глаза, он слегка помассировал пальцами виски. За прошедшую ночь чрезвычайный посол очень устал, но та тонкая игра, которую он вел, доставляла истинное удовольствие.
   - Заложите карету, я отправляюсь во дворец.
   - Господин, вам следует хоть немного отдохнуть. Вы очень бледны, - заметил слуга.
   - Потом. Сейчас нельзя терять ни минуты. Тем более Верховный Правитель с нетерпением ждет меня.
   В Ситтауне уже начинался новый рабочий день. Улицы заполнили похожие друг на друга, словно братья близнецы, служащие, спешившие в свои конторы, и экипаж чрезвычайного посла двигался еле-еле.
   Брек с неприязнью смотрел из окна кареты на медленно проплывающие мимо квадратные коробки одинаковых домов. Холодные стены из серого камня, гранитные ступени, ведущие к центральным входам, и ни одного яркого пятна, ни одной деревянной доски, ни единого желтого кирпича. Брек сумел достигнуть очень высокого положения в Союзе Королевств, став самым молодым из приближенных к Верховному Правителю сотрудников секретной службы безопасности, но не любил эту страну.
   У входа в одну из контор выстроились ее сотрудники. Все в серых сюртуках с приколотым темно-зеленым бантом, обозначающим принадлежность к данному торговому дома. По традиции они пели перед началом работы гимн конторы, чтобы день стал особенно удачным. Нестройный хор голосов старательно кричал:
  
   Торговый дом "Зеленый крот"
   Нам в жизни истинный оплот
   Мы конкурентов победим
   Диван и кресла продадим.
  
   Через дом от "Зеленого крота", на противоположной стороне улицы, другая группа служащих, со стеклянными крылышками на лацканах, старалась перекричать продавцов мебели:
  
   Хозяину "Веселой саранчи"
   Все говорят спасибо от души
   Ведь тонны самой лучшей пастилы
   Со скидкой вам продать, готовы мы.
  
   Господин Брек горько усмехнулся. Разве о таком своем будущем он мечтал? Неужели к нему стремился? Нет, он создан совсем не ради заботы об интересах кучки торговцев.
  

- 17 -

   - Вот на этих мостках я и сидел, - шепотом проговорил поваренок, показывая на кривые доски, державшиеся на полусгнивших столбах и тянувшиеся через камыш к открытой воде.
   - Ты сидел. А дальше? - тоже шепотом спросил Фан. Он очень злился на конопатого мальчика за эту безрассудную затею. Еще недавно, когда Фан помогал Ане выбраться через узкое окошко из кухни на задний двор гостиницы, идея искать подземный ход ему нравилась. Фан чувствовал себя в глазах девочки настоящим героем и был уверен, уйти далеко от гостиницы не удастся, но ошибся.
   Окна в кухне оказались слишком малы, для взрослого и Хендрик не поставил охраны на заднем дворе. Это позволило ребятам незаметно улизнуть из "Домашнего гейзера". Затем, ведомые поваренком, они без помех достигли берега озера. Когда же дети добрались до нужного места на берегу, мысль, вдруг все еще обойдется, окончательно покинула Фана.
   - Он хотел спросить, где подземный ход? - пояснила Аня.
   - Дальше по берегу. Видите, ива сильно к воде наклонилась? А за ней очень густой кустарник? - поваренок показал рукой вперед, - Вот оттуда мешок в воду и кинули. Только я дальше не пойду.
   - Конечно, мальчик, возвращайся. Спасибо тебе. Пошли Фан, - Аня решительно двинулась к поникшей иве.
   - Подожди, давай сначала сходим за Хендриком, - от страха Фан даже забыл, как к прекрасным дамам положено обращаться рыцарям, - Вдруг там кто-нибудь прячется.
   - Ага, мы будем бегать туда-сюда, а Вик тем временем Аннет в рабство продаст, - возразила Аня, - Я в книгах читала, прекрасных принцесс всегда в рабство продать норовят. Пошли.
   Продравшись сквозь кустарник, ребята обнаружили у самой кромки воды незаметную за зарослями скалу, а в ней расщелину. Из расщелины вытекал ручеек ржавой воды, и пахло сыростью и плесенью. За расщелиной дети обнаружили туннель, стены которого обложили камнем. По мере удаления от входа Анну и Фана окутывала мгла. В темноте капало, чьи-то маленькие коготки царапали камень. Иногда раздавался тонкий писк. Все казалось так таинственно и страшно, что ребята даже не решались разговаривать. Лишь хлюпанье воды под ногами говорило им о присутствие рядом друг друга.
   Вдруг в тишине раздался шепот Фана.
   - Мне мать как-то случай рассказывала, у них в деревне произошел. В темную, темную ночь пошел один парень с девушкой вдоль речки гулять, и вдруг парню чегой-то в лесу померещилось. Пошел он посмотреть, а девушка парня ждать осталась. Вдруг к ней подходит черная женщина и говорит, будто парень умер. Тогда девушка бросилась со скалы в воду, но не утонула, а тоже превратилась в черную женщину. С тех пор она всех, кого увидит, со скалы в реку сбрасывает. Вот.
   - Тихо ты, - недовольно откликнулась Аня.
   Во вновь наступившей тишине в воде кто-то прополз мимо девочки, чуть коснувшись ноги, и снова раздался голос Фана, на этот раз он явно дрожащий.
   - А вот еще случай знаю. Нашел человек пещеру. Заглянул в нее и увидел тень. Решил проверить, кто там в пещере прячется, и зашел в нее. Вдруг перед ним вырос черный человек и выпил у простого человека всю кровь. И стал тот человек тоже черным человеком и тоже стал кровь пить. Ой, смотри там тень чья-то.
   - Нет там ничего. Хватит ерунду болтать. Пошли вперед.
   Но Фану стало так страшно, что он уже не мог остановиться.
   - Еще мне рассказывали, будто один мальчик шел мимо пещеры, и вдруг из нее вышла женщина и говорит: "Идем со мной мальчик я тебе пирожком угощу". Зашел мальчик в пещеру, а женщина снова говорит: "Чтобы пирожок испечь, надо тебе на скамью лечь, а я тебя к ней привяжу". Лег мальчик, женщина его привязала, отрезала у него ногу и испекла из нее пирожок.
   Аня сильно дернула мальчика за руку.
   - Фан, если ты сейчас не замолчишь, я тебя сама убью, и никакая черная женщина не понадобится. Понял?
   - Понял, понял, - испуганно пробормотал Фан, а впереди раздались тяжелые шаги и чье-то пыхтение.
   - Тихо, не шевелись, - быстро шепнула девочка и прижалась к стене. Аня не шевелилась и почти не дышала, несмотря на то, что стену покрывала склизкая плесень, и вдобавок к некое насекомое пыталось забраться девочке за шиворот.
   Не замечая в темноте детей, по туннелю прошли двое мужчин, несущих тяжелую ношу.
   - Не люблю я этих сенаторов, - жаловался один другому, - Отъедятся на государственных харчах, а нам животы надрывать. И сенатор Домер, такой же. Зачем с таким животом с Верховным Правителем спорить? Чтобы мы грыжу заработали, пока его до озера донесем?
   - Во всем ты прав, - отозвался второй, - Беда с сенаторами. Толи дело бунтари из простых людей. Те как на подбор все худенькие.
   Когда шаги встречных стихли вдалеке, дети продолжили путь. Впереди показался огонек. По мере приближения он рос и скоро превратился в свечу, стоявшую в углублении стены. Тусклый свет освещал дверь в стене туннеля, а сам туннель здесь сворачивал влево.
   Фан попытался открыть дверь, но она не поддалась.
   - Давай спрячемся за поворотом, а когда те двое будут возвращаться, посмотрим, как открыть дверь, - предложила Аня.
   Дети зашли за угол и затаились.
  

- 18 -

   Мадам Шортюк сидела на кушетке и с интересом рассматривала комнату, где ее заперли. Затянутые плотной розовой тканью стены украшали прозрачные стеклянные выступы с подложенной под стекло малиновой фольгой. Живописный плафон на потолке изображал резвящихся амуров, целящихся из своих луков прямо в сердце гувернантки. Они привели мадам Шортюк в романтическое состояние. Ее сердце трепетало в предвкушении счастья. Еще бы, ведь она похищена неизвестным поклонником. Хотя ей уже стало хорошо известно, что это за поклонник. Мадам Шортюк обо всем догадалась, когда увидела, как карета, в которую ее пересадили вооруженные люди, вернулась во дворец Верховного Правителя.
   Конечно Эдарт Хохер уже в годах, но ведь седина только украшает мужчин. Ее высочество Верховная Правительница Союза Королевств мадам Шортюк-Хохер. Звучит очень достойно. Мадам Добрюк просто с ума сойдет от зависти, когда узнает. И никакого раздельного питания! Первым же своим указом она запретит в стране любые диеты под страхом смертной казни. Она будет нещадно рубить головы всем тощим женщинам, гордящимся своей худобой, и сумеет привить мужчинам Союза Королевств любовь к истинной красоте.
   Но сразу соглашаться на брак нельзя. Мадам Шортюк приличная женщина, а не какая-то там Добрюк. Пусть Эдартчик немного помучается, пусть поваляется у нее в ногах, вымаливая ее благосклонность.
   Мечты гувернантки о сладостном будущем прервало появлением Верховного Правителя и господина Брека. При виде их мадам Шортюк вскочила с кушетки, заломила руки, изображая отчаяние и, изо всей мочи, завопила.
   - Не приближайтесь, злодеи. Только тот, кого свяжет со мной священные узы брака, сможет запечатлеть поцелуй на моих устах.
   - О чем она, Брек? - недовольно поморщился Эдарт Хохер.
   - Мой господин, похоже, она считает, будто мы соблазнились на ее могучие прелести, - рассмеялся чрезвычайный посол.
   - На ее прелести? Они там все безумны, в империи Совета Великих Лордов. Объясните ей ситуацию, Брек.
   - Видите ли, мадам, - улыбнулся своей белозубой улыбкой посол, - Мы ни в какой степени не претендуем на вашу обворожительную красоту. Мы ее просто недостойны. А находитесь вы здесь по причине того, что, похитив дочь лорда Зальцера, совершили гнусное преступление, которое по нашим законам карается смертной казнью.
   - Я похитила Аннет? - растерялась мадам Шортюк, - Господин Брек, но ведь вы заставили меня.
   - Ах, эти юные девушки предпреклонного возраста, - откровенно издевался над гувернанткой Брек, - Они нежны и красивы, но так наивны и доверчивы.
   - Хватит, Брек, - Верховный Правитель прервал чрезвычайного посла, - У меня мало времени, а надо успеть многое понять. Сядьте мадам и ответьте на мои вопросы. И знайте, от того, насколько мне понравятся ответы, зависит ваша жизнь.
   Схватившись за сердце, бледная мадам Шортюк рухнула на кушетку.
   - Мадам, расскажите все об Анне? Кто она и откуда появилась в вашем доме? Девчонка действительно дочь горского вождя или лорд Зальцер обманывает нас?
   - Не знаю, чья она дочь, но родители видно плохо занимались ее воспитанием. Очень наглая девчонка. Представляете, она называла меня тетей Джинсюк. Меня, лучшего педагога империи...
   Эдарт Хохер с сожалением посмотрел на мадам Шортюк.
   - Я уже слышал. Жаль, вы меня плохо поняли, мадам. Брек, позови палача.
   - Нет, господин Верховный Правитель, не надо палача. Я все расскажу, все, - испугавшись, затараторила гувернантка, - Она появилась вместе с Аннет прямо из воздуха. Произошло все утром, а до этого Аннет летала ночью над замком своего отца...
   - Вы бредите? - зло прервал излияние мадам Шортюк Брек.
   - Нет, я говорю правду. Не надо палача. Девочки появились прямо из пустоты. Я слышала разговоры, про некий другой мир. И еще про темное зло, от которого Аня якобы спасла всех нас...
   - Молчать, - рявкнул на женщину чрезвычайный посол, - Что ты несешь? Мой господин, она просто сошла с ума от страха.
   - Нет, Брек, она в своем уме. Видно я сошел с ума, когда послушал тебя и рискнул связаться с проклятой империей, - Хохер облизнул пересохшие губы, - Это магия, Брек. Ма-ги-я! Я отменяю операцию по присоединению империи к Союзу Королевств.
   - Мой господин, подождите. Еще все может получиться. Дочь Зальцера в моих руках. Из клетки в моем доме ей не выбраться. Отец в Аннет души не чает и за ее возвращение подпишет любые бумаги. Мы заставим их магию работать на нас. Единственный свидетель нашего участия в похищении принцессы гувернантка Аннет. Сделаем ее главным злодеем. Раскаявшаяся преступница покончила в тюрьме жизнь самоубийством из-за халатности охраны. Виновные наказаны. Лорд Зальцер поверит мне. Дайте мне шанс.
   - Я даю тебе один день, Брек и день уже начался. Не надо даже думать о том, будто сможешь мной манипулировать. Ты всегда мне нравился Брек, поэтому не вынуждай меня отдавать приказ о твоем уничтожении. Не стоит тебе уподобляться глупому и толстому сенатору Домеру.
   Вдруг за стеной комнаты раздался грохот и крики:
   - На помощь! Убивают!
   - Это Вик. С ним что-то случилось, - встревожился Хохер, - Немедленно туда.
  

- 19 -

   Словно завороженный Фан смотрел на пляшущую по стене тень от фитиля свечи. Лицо мальчика покрывала испарина. Он посмотрел на закусившую губу бледную Аню. "А еще вот случай..." - хотел вернуться к любимой теме Фан, но получил от девочки легонько кулаком в живот и замолчал.
   Из глубины туннеля послышались шаги и плеск воды. Сбросив в озеро свою ношу, мужчины возвращались. Подойдя к двери, один из них нажал на камень под углублением для свечи. Дверь бесшумно ушла в стену, открывая проход во дворец. Мужчины вошли, и проход закрылся.
   - Я видела. Вот на тот камень нажал, - Аня попробовала надавить на чуть выступающий из стены гладкий булыжник, но ничего не произошло.
   - Подожди, давай я попробую, - попросил Фан. Всем своим весом мальчик надавил на камень, и дверь открылась.
   Эта часть дворца совсем не походила на зал, где проходил бал. Ни блеска золота, ни богатой мебели. Стены коридоров украшали только плотные портьеры, скрывающие множество ниш и неизвестно куда ведущих ответвлений.
   Выбравшись из подземелья, Аня и Фан поняли, что понятия не имеют, где искать Вика и о чем с ним говорить. Как им удастся выбраться из дворца, они тоже плохо себе представляли. Поэтому они просто двигались по бесконечным коридорам, стараясь никому не попадаться на глаза.
   - Смотри, там Верховный Правитель, господин Брек и мадам Шортюк, - показала вдруг Аня на узкое оконце в стене, почти на одном уровне с полом, из которого оказалось можно незаметно наблюдать за расположенной ниже комнатой.
   - Действительно они, - подтвердил Фан, опускаясь на колени, - Жаль только не слышно, о чем они говорят.
   - Пусти, я попробую, - отодвинула в сторону мальчика Аня, но тоже ничего не услышала. В стене рядом с оконцем громко журчала вода, заглушая разговор.
   - Действительно, ничего не слышно, - огорчилась девочка.
   - А если сюда зайти, - Фан указал на дверь рядом с окном.
   Ребятам повезло, дверь оказалась не запертой. За ней оказалась комната без мебели, белые стены которой украшало холодным оружием. Здесь дети тоже обнаружили низко расположенное окно. Прямо перед ним из пола бил небольшой фонтанчик.
   - Давай, я попробую его заткнуть, а ты послушай разговор, - предложил Фан и накрыл ладонью бьющую вверх воду. Напор в фонтане оказался очень сильным, брызги разлетелись в разные стороны, окатив детей с ног до головы, но все же Аня сумела расслышать голос чрезвычайного посла.
   - ...Дочь Зальцера в моих руках. Из клетки в моем доме ей не выбраться...
   "Значит, Аннет спрятана в доме Брека" - догадалась Аня. Она хотела сказать Фану, что теперь все знает и надо отсюда выбираться, но за ее спиной раздался голос Вика.
   - Смотрите, сумасшедшая спустилась с гор, да еще имеет наглость без разрешения ходить по моему дворцу.
   - Чего сказал? - Фан угрожающе двинулся на внука Верховного Правителя, но Вик быстро снял со стены меч и приставил острие к груди мальчика.
   - Ой-ой-ой. Посмотрите все на смелого мальчика, - Аня с презрением смотрела на Вика, - Бросается с мечом на безоружного. Какой он мужественный. Самому не стыдно? А если бы у меня в руках оказалось оружие, небось, испугался бы. Герой!
   - Я бы испугался тебя? Посмотрите все, какие веселые девочки в горах живут. Хочешь со мной сразиться? Бери меч. Прачек надо ставить на место, Даже если они родились в горах и слабы на голову, - младший Хохер занял боевую позу.
   Аня не заставила себя ждать. С мечом в руках она кинулась на человека, из-за которого чуть не разрушилась их с Аннет дружба. Звон клинков гулким эхом отражался от стен комнаты.
   Конечно, Вик являлся более опытным фехтовальщиком, но девочка имела перед ним два преимущества. Во-первых, она любила само фехтование, в то время как внук Верховного Правителя любил то восхищение, с каким смотрят на него окружающие, когда он фехтует. А во-вторых, Аню, пусть даже и не долго, обучал Хендрик, непревзойденный мастер своего дела. Пытаясь отразить боковой удар сверху, Вик высоко поднял свой меч, но клинок Ани сделал в воздухе восьмерку, и резким движением девочка выбила оружие из руки врага.
   Растерянный Вик сорвал со стены щит и метнул его в девочку, но Аня успела увернуться. С грохотом щит угодил в стену и тогда Вик Хохер закричал:
   - На помощь! Убивают!
   - Бежим! - Аня схватила Фана за руку, и дети выскочили за дверь. В коридоре они увидели бежавшего к ним посла и бросились в противоположную от него сторону. При виде детей Брек закричал: "Взять их". Из бокового прохода выскочил какой-то человек и попытался схватить беглецов, но Фан на бегу толкнул его плечом и человек упал.
   - Стой, смотри! - Аня показала на группу вооруженных людей, преграждавших впереди коридор.
   - Туда! - Фан свернул из коридора на ведущую вверх лестницу.
   Промчавшись по ступеням, дети уперлись в железную дверь. На их счастье дверь оказалась не запертой, но за ней их ждала неприятная неожиданность. Они оказались на плоской крыше дворца. Дальше бежать оказалось некуда. По роковой случайности путь спасения оказался ловушкой.
   Вслед за Аней и Фаном из двери вышел господин Брек.
   - Вот и набегались, - довольно улыбнулся чрезвычайный посол и неторопливо пошел к детям.
   - Не смей ее трогать, - крикнул Фан и кинулся на Брека, но тот ловко увернулся и оттолкнул мальчика. Тот не удержал равновесие, и Аня с ужасом увидела, как мальчик неуклюже взмахнув руками, упал с крыши.
   Не отрывая взгляда от ее лица, чрезвычайный посол неуклонно приближался к ней. Девочка отступала до тех пор, пока не оказалась на самом краю.
   - Вот и все, миледи. Что там у вас в империи крестьяне говорят? Женщина с повозки, все проблемы исчезают. Приятного полета, горская принцесса, - Брек чуть подтолкнул Аню. Крыша ушла из-под ног девочки, и она увидела стремительно приближающуюся землю. "Жаль, я не успела сказать дяде Фредрику, где прячут Аннет" - с горечью подумала Аня.
  

- 20 -

   Лорд Зальцер не уставал корить себя за легкомысленное безрассудство. Глупо брать с собой в путешествие детей. Его люди прочесали весь город, но следов Аннет не обнаружили. Вдобавок из гостиницы незаметно улизнули и тоже пропали Фан и Аня. Правда, удалось выяснить, мадам Шортюк действительно в сопровождении вооруженной охраны доставлена во дворец Верховного Правителя, но Зальцер не верил в ее причастность к похищению. Достаточно один раз увидеть, какими добрыми глазами смотрит гувернантка на его дочь.
   А вот в том, что происшествие не обошлось без господина Брека, лорд почти не сомневался. В очередной раз Зальцер смотрел в окно на город и уговаривал себя: "Ждать. Терпеть и ждать. Пусть Брек сделает первый шаг, и тогда я буду знать, чем ответить. Уже скоро это должно случиться".
   Словно отвечая мыслям лорда, в его апартаменты вошли вооруженные мушкетами люди, а следом за ними чрезвычайный посол Союза Королевств.
   - Как вы смеете входить с оружием в покои Великого Лорда, - Хендрик сделал шаг вперед, положив руку на рукоятку меча. В тот же миг пуля с визгом пронеслась в нескольких миллиметрах от его уха и вонзилась в стену. Воздух наполнился запахом пороха.
   - Не делайте больше резких движений, Хендрик, - произнес Брек, - Совершенно не о чем беспокоится. Жизни вашего господина ничего не угрожает. Мне просто необходимо поговорить с его высочеством. Кстати, все ваши люди обезоружены и собраны в одном месте под охраной. Думаю и вы, Хендрик, спокойно проследуете туда. Ведь с мушкетами шутить не стоит.
   Хендрика увели и в холле остались только лорд Зальцер, господин Брек и так и не опустившие свое оружие солдаты. Чрезвычайный посол глубоко вздохнул и присел на диван.
   - Устал. Знаете, милорд, такой суматошный день выпал, да еще и ночь бессонная. Присаживайтесь, милорд, давайте с вами побеседуем.
   Зальцер сел в кресло, напротив Брека.
   - Как продвигаются поиски моей дочери?
   - Хочу обрадовать вас, милорд. Мы ее почти нашли.
   - Что значит "почти"?
   - Значит, вам надо подписать кое-какие бумаги, и слово "почти" сразу исчезнет.
   Брек достал из кожаной папки, которую держал в руках несколько листов бумаги и протянул лорду Зальцеру: "Призыв к Совету Великих Лордов признать присоединение империи к Союзу Королевств, Манифест о присоединении для простого народа, вы же знаете, милорд, простой народ обожает манифесты. И еще несколько указов и несколько отречений".
   - Я подпишу все ваши бумаги, лишь только моя дочь окажется со мной.
   - Милорд, ну просто невоспитанно. Мы поймали преступницу-гувернантку, нашли дочь, а вы ставите условия. На что вы надеетесь, ваше высочество? На свою маленькую колдунью с гор. Ни она, ни ее магия вам больше не поможет. Бедняжка оступилась и сорвалась с крыши дворца Верховного Правителя.
   - Вы убили ребенка? Какой же вы подлец.
   Брек поднялся с дивана, прошелся по холлу, постоял у окна апартаментов. Затем вернулся на диван и, закрыв глаза, откинулся на его спинку. Так прошло несколько минут.
   - Знаете, милорд, - прервал тишину чрезвычайный посол, - Я действительно устал. Тяжело никогда не быть самим собой. Отдайте сюда эти бумаги. Отдайте, отдайте, они нам больше не понадобятся.
   Зальцер вернул бумаги Бреку и тот разорвал их.
   - Думаете, мне очень важен успех моей миссии? Вовсе нет. Знаете, милорд, я Союз Королевств ненавижу, наверно, не меньше вашего. Вы ведь ненавидите эту страну, ваше высочество? Одинаковые дома, одинаковые лица, пустые головы. Повышение зарплаты за неделю на два медяка, вот предел мечтаний гражданина Союза Королевств. Но есть еще, что я ненавижу гораздо больше. Знаете что? Это наша с вами общая родина - империя Совета Великих Лордов. Я вижу, вы удивлены, тогда разрешите представиться - Дерик Брек, по отцу Дерик Вольдер. Незаконнорожденный сын старого Великого Лорда Вольдера, сводный брат другого лорда Вольдера, который недавно изволил исчезнуть в неизвестном направлении. Видите, сколько у меня в родне Великих Лордов, а я никто. Никчемный сын служанки. А знаете почему? Умудрился родиться в стране, где мозги не значат ничего, а важна только родословная. Мое появление на свет - удар по устоям и традициям империи. Мой отец стеснялся меня. Поэтому мой старший братец имел все от рождения, а я должен был неустанно трудиться, дабы выбиться в люди. Правда к чести брата, он любил меня и всегда помогал. Деньгами, советом, да чем угодно. В результате я многого достиг. У меня есть и власть и деньги, а теперь я близок и к своей самой заветной цели. Еще немного и я уничтожу вашу любимую империю со всеми ее устоями и традициями. Союз Королевств сотрет в порошок нашу родину, и тогда я стану абсолютно счастливым.
   Брек немного помолчал и продолжил.
   - Спасибо, милорд. Вот поговорил с вами, и стало гораздо легче. Тяжело все время врать. В жизни так не хватает искренности.
   Встав с дивана, Брек отошел к дверям апартаментов.
   - Ну а теперь, милорд, как мне не нравится ваше общество, настало время прощаться. Застрелите его.
  

- 21 -

   Падение замедлилось, и Аня почувствовала, как струи теплого воздуха окутывают ее. Словно чьи-то ласковые руки подхватили девочку и аккуратно поставили на землю. Аня и Фан оказались около стен дворца Верховного Правителя совершенно здоровые и невредимые.
   - Так ты действительно колдунья? - мальчик с восторгом смотрел на Аню, - Здорово у тебя получилось, а я думал мне конец пришел.
   "Она не колдунья. Она маленький добрый человек. Я колдунья" - вокруг детей закружился густой, будто молоко туман.
   - Майти, какой ты молодец. Я знала, ты спасешь нас.
   "С водопроводом стало очень скучно, а чувства маленького человека так красивы. Жизнь человека человеку не так важна как жизнь другого человека. Прекрасные эмоции. Дружба не пустой звук, а дух стихии глупый. С таким духом стихии никто не станет дружить".
   - Нет, Майти. Ты наш друг, а мы твои друзья.
   "Дух стихии благодарен маленьким людям, но чувствует тревогу в их эмоциях".
   - Я беспокоюсь об Аннет. Плохой человек посадил ее в клетку...
   "Не беспокойся, я помогу твоей дружке и ее отцу тоже. Он не в клетке, но вокруг его опасность".
   Дух стихии окутал улицы густым туманом и никем незамеченные дети без приключений добрались до дома заключения Аннет, местонахождение которого легко определил Майти.
   Этот день надолго запомнился служащим торговых домов "Зеленый крот" и "Веселая саранча". Сначала средь бела дня на улицы города упал туман, а когда он рассеялся у дома господина Брека, уважаемого человека приближенного к Верховному Правителю, появились мальчик и девочка. Они стояли на мостовой, смотрели на дом и молчали.
   - Смотрите! - воскликнул один из служащих, случайно выглянув в окно.
   Стены дома господина Брека, словно сочились песком. Сначала по стенам текли маленькие ручейки. Затем они превратились в реки. Стало заметно, как на глазах разрушаются камни стен. Из дома стали выбегать люди. Многие из них с криками пытались подобраться к детям, но словно натыкались на невидимую стену.
   Когда стены дома разрушились окончательно, служащие увидели, на их месте висящую в воздухе железную клетку, а в ней весело смеющуюся девочку. Прутья клетки начали краснеть и плавиться, не причиняя вреда ребенку. Когда клетка исчезла окончательно, Аннет по воздуху перенеслась к друзьям и дети обнялись.
   От всего увиденного нервы служащих не выдержали и впервые в жизни они раньше положенного времени покинули рабочие места. Страх гнал их как можно дальше от проклятого места.
   Аня, Аннет и Фан шли по улицам города в направление к "Домашнему гейзеру", а испуганные горожане торопились при их виде закрыть на засовы двери и ставни.
   Именно в то самое время в гостинице Брек отдал солдатам приказ: "Застрелите его". Раздался залп, но к удивлению чрезвычайного посла пули не достигли лорда Зальцера. Сначала они застыли на середине дороги, словно размышляя, куда бы полететь, а затем медленно развернулись в обратную сторону. Бросив оружие, и толкая друг друга, солдаты кинулись к выходу. Непонятная сила оторвала господина Брека от пола, и он беспомощно повис в воздухе. Все, происходящее сейчас перед его глазами, не укладывалось в голове чрезвычайного посла. Стараясь усилием воли сохранить рассудок, Брек заметил, как стволы мушкетов с немыслимой скоростью покрываются ржавчиной и рассыпаются. Одновременно вспыхнули все окружающие гостиницу склады угля. Языки пламени лизали небо над Ситтауном, приводя в ужас жителей столицы Союза Королевств.
   "И с этим я хотел бороться? Мечтал победить? Глупец!" - думал Дерик Брек, видя, как рассыпаются в прах все его так тщательно продуманные планы.
  

- 22 -

   Спустя два дня после пожара вокруг гостиницы "Домашний Гейзер" в большом зале дворца Верховного Правителя проходили торжественные проводы делегации империи Совета Великих Лордов. Мероприятие собрало всю правящую элиту страны. На троне восседал мрачный Эдарт Хохер. Рядом, на одном уровне с ним сидели не менее мрачный лорд Зальцер и просто излучающий счастье пан Берзюн.
   В тишине торжественно звучал тихий голос Верховного Правителя.
   - Союз Королевств клянется в вечной дружбе империи Совета Великих Лордов. Союз Королевств обязуется неукоснительно чтить и уважать суверенитет империи Совета Великих Лордов. Отныне ни одна правительственная организация Союза Королевств, ни один гражданин Союза Королевств клянется не приносить империи Совета Великих Лордов ни материального, ни морального ущерба. Виновные в нарушении клятвы будут сурово наказаны судом Верховного Правителя Союза Королевств. Империя Совета Великих Лордов со своей стороны клянется хранить на своей территории силы и явления не доступные пониманию человека и сдерживать распространения этих сил за границы империи. От имени граждан Союза Королевств договор подписал Эдарт Хохер, Верховный Правитель Союза Королевств. От имени Совета Великих Лордов договор подписал его высочество Великий Лорд Фредрик Зальцер. Договор скреплен печатями сторон.
   Торжественная часть завершилась. Гости плавно перетекали из большого зала в гостиную, где должен был состояться торжественный обед.
   - Небывалый успех! - раскрасневшийся от возбуждения пан Берзюн поймал за локоть Зальцера, - Какие перспективы! Беспошлинная торговля, свободный доступ к последним достижениям техники. Пятидесятипроцентная скидка на любые товары. Слышите, милорд, пятидесятипроцентная! Подписывали все, что я предлагал, даже не читая.
   - Я рад, пан, раз ваша миссия увенчалась столь грандиозным успехом, а теперь поторопитесь в гостиную. Боюсь, они хотят отыграть вашу скидку на торжественном обеде и вам не достанется ничего вкусного.
   - Милорд, конечно, шутит, - улыбнулся пан Берзюн, но все же отпустил локоть и поторопился к столу.
   Оставаться на обед Зальцер не хотел и проследовал через гостиную к парадной лестнице. Он уже начал спускаться по ступеням, когда его остановил слуга.
   - Извините, ваше высочество, но господин Верховный Правитель просит вас уделить ему несколько минут для приватной беседы.
   Эдарт Хохер ждал Зальцера в своем кабинете. Увидев Великого Лорда, Хохер торопливо поднялся с кресла.
   - Я пригласил вас, милорд, дабы убедиться, правильно ли мы понимаем друг друга. Надеюсь вам ясно, череда неприятных событий, произошедших с вами, является личной инициативой Брека. Следствием его преступной деятельности, не связанной с политикой Союза Королевств в отношении с соседями?
   - Конечно, господин Верховный Правитель, - улыбнулся Зальцер, - И мне остается только выразить сочувствие в связи с тем, что приближенные к вам люди не ценят ваше доверии и используют его в своих целях. Советую в дальнейшем более тщательно подбирать помощников.
   Злость промелькнула в глазах Эдарта Хохера, но Верховный Правитель быстро погасил ее.
   - Также, милорд, вы понимаете, от вас нам необходимо только одно. Мы ничего не желаем знать о магии. Спокойно жили без нее во времена Ордена Хранителей Предначертания, надеюсь, проживем и дальше. Именно ради того, чтобы больше никогда не слышать это слово, мы готовы платить империи всем, чем вы пожелаете.
   - Я понимаю, господин Верховный Правитель.
   - Тогда последнее, милорд. Вы все еще настаиваете на отправления в Империю преступников виновных в похищении принцессы?
   - Да, я настаиваю. Пусть Дерик Брек и мадам Шортюк отправят вместе со мной. Их охрану по дороге я обеспечу.
   - Хорошо. Ваша просьба будет выполнена. А теперь прощайте, милорд. Надеюсь, судьба никогда больше не сведет нас.
  

- 23 -

   - Вон до той сосны, рядом с дорогой. Майти, на счет три.
   Девочки висели в воздухе над дорогой, и снизу на них неодобрительно смотрел лорд Зальцер. Занятия фехтованием и верховой ездой с Хендриком, отец Аннет воспринимал, как полезные и нужные. Но полеты наперегонки с помощью духа стихии, к которым пристрастились девочки, Зальцеру очень не нравились.
   Пока кортеж лорда находился на территории Союза Королевств, Великий Лорд вообще запретил любые проявления магических способностей, но сейчас граница осталась позади. Мимо тянулись знакомые леса и поля, а вдоль дороги стояли такие родные селения с покосившимися деревянными домами, и на душе у всех стало уютно и спокойно. Один раз после долгих уговоров Зальцер разрешил дочери слетать и посмотреть, что за дым виднеется в лесу и с этого момента полеты стали ежедневными.
   - Раз, два, три. Йохо! - Аня рванулась с места. Ощущение полета казалось восхитительным. Ветер обдувал лицо, сзади трепетали длинные волосы девочки. Широко расставив руки, словно они ее крылья, Аня радостно кричала:
   - Давай, Майти! Давай!
   У заветной сосны подруги оказались одновременно.
   - Опять ничья, - огорчилась Аня, когда дух стихии вернул девочек на землю.
   "Маленькие, добрые человеки, почему вы не хотите знаний, которые предлагает дух стихии, - возмутился Майти, - Люди не могут летать сами. Я летаю их, а значит, маленькие люди всегда будут прилетать одинаково".
   - Скучно с тобой, дух стихии. У-у-у, - показала язык Аня, - Не обижайся, Майти, шучу.
   Дух стихии за время путешествия успел сильно измениться. Все реже и реже перед девочками появлялся зайчонок и все чаще Майти принимал вид взрослого духа. Высокое, словно сделанное из очень плотного тумана существо, с длинным лицом и абсолютно белыми волосами, с накинутым на плечи плащом, переливающимся всеми цветами радуги и ногами по мере приближения к земле растворявшимися в воздухе.
   В характере Майти тоже произошли изменения. Он уже не летал, где попало в поисках новых знаний, а большую часть времени проводил в лесу рядом с дорогой. Духу стихии нравилось лечить больные деревья, помогать увядшим цветам снова расцвести и очищать русла ручьев от камней и мусора.
   - Аня, перестань смеяться над Майти, а то он обидится, превратит в лягушку и тогда Фан тебя разлюбит, - рассмеялась Аннет, - Кстати, видела его сверху. Он что-то в лесу собирал.
   - Я тоже видела. Наверно репейник. Я обещала ему разрешить сколько угодно в меня им кидаться, если поможет тебя спасти. Это у меня характер такой. Я если чего обещаю, всегда выполняю. Аннетик, еще будем летать?
   К подругам подъехал лорд Зальцер. Уважительно поклонившись Майти, отец погрозил Аннет пальцем.
   - Аннет, на сегодня полетов хватит. Я больше не разрешаю.
   - Хорошо. Мы прогуляемся пешком рядом с тобой.
   Девочки двинулись по дороге рядом с лошадью Зальцера. Сзади них над дорогой, словно призрак, плыл дух стихии.
   - Папа, что будет с господином Бреком и мадам Шортюк? - спросила Аннет, увидев проезжающую мимо карету с решетками на окнах.
   - С гувернанткой ничего не будет. Доедет до замка и займется твоим обучением.
   - А Брек?
   - Я представлю его Совету Великих Лордов, как возможного наследника дома Вольдер. Ему придется на себе испытать устои и традиции нашей империи, с которыми он так целеустремленно боролся. Совет решит его судьбу.
   Из леса вышел Фан с котелком полным малиной и подошел к девочкам.
   - Я это, вот. Э-э-э. Угощайтесь прекрасные дамы.
   Подруги рассмеялись.
   - Спасибо, добрый рыцарь, - сказала Аня и зачерпнула полную горсть ягод, - Вкусно. Как на даче у бабушки.
   Ягоды невольно напомнили девочке о далеком доме. Обернувшись к духу стихии, Аня спросила.
   - Майти, а ты за все это время хотя бы раз бывал у моих родителей?
   "Прости, маленький человек, дух стихии занимался поиском знаний. Я могу сейчас попасть в их говорящий ящик и передать им от тебя привет".
   - Майти, миленький, отнеси тогда меня прямо сейчас домой.
   - Аня, ты хочешь вернуться? - расстроилась Аннет.
   - Аннетик, я так по маме соскучилась. Не обижайся. Ведь мы с тобой никогда, никогда не расстанемся и будем теперь часто встречаться.
   - Конечно. Ведь ты моя лучшая подруга.
   - Только теперь ты должна побывать у меня в гостях. Договорились?
  
  
   Приключение третье,
   в котором герои ищут наследника Безликого:
  

- 1 -

   Аннет сидела на самом верху водной горки и с испугом смотрела на маленький бассейн внизу. "Я же в него не попаду - думала девочка - Я его перелечу и разобьюсь".
   - Аннетик, поехали? - Аня взяла подругу за руку и девочки медленно покатились вниз по горке. Сердце Аннет замерло от страха. Постепенно скорость увеличивалась. Перед глазами мелькали увитые зеленью домики и пальмы.
   - А-а-а, - завизжала принцесса дома Великих Лордов Зальцер, подпрыгнув на небольшом трамплине. Через секунду девочки на полной скорости упали в бассейн, и прохладная вода накрыла их с головой. Потеряв после падения ориентацию, Аннет беспомощно барахталась, но на помощь ей пришла рука подруги.
   - Как тебе? Правда здорово? - спросила Аня, помогая Аннет встать на ноги. Принцесса не успела ответить, поскольку в воду рухнули Фан и Саша Егоров, окатив девочек дождём из брызг.
   Шла последняя декада августа, когда мама Ани, заявила:
   - Проводить каникулы в сказках, конечно очень интересно, но перед школой надо хорошо отдохнуть. Собирайся! Мы с папой взяли на неделю отпуска, и ты едешь с нами на море.
   - Мамик, а можно с нами Аннетик тоже поедет? - Аня не виделась с подругой больше месяца, с того самого дня, когда лорд Зальцер вернулся в свой замок из Союза Королевств, и успела соскучиться. При упоминании имени принцессы лицо мамы приняло суровое выражение.
   "Похоже, придется ехать без Аннет - расстроилась Аня - Надо срочно что-то придумать, только что? Сказать: меня никто не любит, и разреветься или сказать: меня никто не понимает, и закрыться в комнате?".
   К счастью, ничего придумывать не пришлось. В углу комнаты появился густой туман, который постепенно превратился в Майти.
   "Маленький человек - зазвучал голос духа стихии прямо в голове у людей - Другой маленький человек, твой дружка, шлет привет и...".
   - Хорошо, пусть все твои друзья едут с нами, только вот без него, - мама кивнула на Майти и боязливо отодвинулась от духа стихии, - Видела я его телевизионные репортажи о визитах принцессы Зальцер и не хочу, чтобы вместо экономического кризиса вся страна обсуждала, какой купальник на мне сегодня одет. И кстати, твой Майти не сможет нам скидку при бронировании номера устроить?
   - Не волнуйся, мамик, дух стихии может все, - обрадовалась Аня.
   В результате за несколько дней до начала учебного года, друзья всей компанией очутились на побережье Средиземного моря.
   Первое, что поразило Аннет на курорте - палящее солнце. Даже самые теплые дни в Империи Совета Великих Лордов не были такими знойными. Сухой воздух обжигал горло, солнце, словно прессом, давило на голову. Все вместе показалось принцессе очень необычным и крайне неприятным. Но потом Аннет увидела море. Никогда в жизни она не видела столько воды. Море пугало и восхищало. Волны то ласково гладили ноги девочки, то пугали ее, подымаясь высоко над головой. Попытки Аннет плавать в этом бескрайнем просторе приводили к тому, что соленая вода попадала то в рот, то в нос и вынуждала девочку постоянно отфыркиваться. Зато когда по совету Ани, Аннет легла в море на спину, широко раскинула руки и расслабилась, то с удивлением почувствовала, будто море баюкает ее. Волны держали девочку, не давая утонуть, нежно покачивали и ласково шептали успокаивая. И тогда Аннет влюбилась в море.
   - Аненяни, еще кататься будете? Тогда я очередь занимать, - Саша выскочил из бассейна и побежал к лестнице, ведущей на вершину водной горки. Далеко он убежать не сумел, поскольку Фан ударил мальчика по ногам сзади. Саша упал на траву, а Фан занял место в конце очереди из желающих съехать с горки и помахал девочкам рукой.
   - Э-э-э, я занял место прекрасным дамам.
   Взаимоотношения между мальчиками не сложились еще с момента их первой давней встречи на пустыре в Мелотауне, завершившейся дракой. Сейчас взаимная неприязнь перешла на новый уровень. Во время совместных приключений каждый из мальчиков успел почувствовать себя героем в глазах девочек и не собирался терпеть рядом с собой конкурента на высокое звание.
   Борьба за право называться самым героическим героем проходила с переменным успехом и сопровождалась взаимными тычками исподтишка и подколками. Саша придумал называть обеих девочек одним именем "Аненяни", чем привел подруг в восторг. Зато Фан мужественно нес во время посадки в самолет вместе со своим огромным чемоданом, куда умудрился запихнуть даже парадную кольчугу оруженосца лорда Зальцера, багаж Ани и Аннет, чем заслужил фразу "какой ты милый". В полной мере Саша отыгрался за "милого" во время перелета, подтрунивая над позеленевшим от страха Фаном. Месть не заставила себя долго ждать и приняла вид стакана томатного сока, "нечаянно" пролитого на белые джинсы Егорова.
   Подножка, полученная Сашей на пути к водной горке, конечно, тоже оказалась отомщена. Когда подруги решили последний раз перед обедом искупаться в бассейне, а Фан не умевший плавать, стоял на краю и с завистью наблюдал за ними, его соперник тихо подобрался к мальчику сзади и столкнул в воду. Утонуть в бассейне метровой глубины юный оруженосец не мог, даже, если бы очень сильно захотел, но нахлебаться воды успел. Подруги быстро подплыли к Фану и помогли ухватиться за бортик бассейна.
   - Егоров, как не стыдно! Ты, не знаешь, Фан плавать не умеет и любого бассейна, где глубина выше колен боится, - гневно крикнула Аня.
   - А зачем он мне подножки ставит, если плавать не умеет, - мальчику уже стало стыдно за свой поступок, но перед девочками он продолжал хорохориться.
   - Я думала ты добрый, - поддержала подругу Аннет, - Зачем ты так?
   - Извините. Я не думал, что все так получится. Я просто пошутить хотел, - окончательно засмущался Саша.
   - Ну и шуточки у тебя Егоров. Прямо как у нашей математички. Она тоже если пошутит, так точно половина класса двойки получит, - отругала одноклассника Аня.
   Мимо друзей проплыла светловолосая девочка лет четырех со свисающей на глаза челкой. Малышка старательно била по воде ладошками, а на ее руки надели надувные резиновые нарукавники, не позволявшие утонуть.
   Добравшись до лесенки, ведущей из воды, девочка посмотрела на Аню глазами, отражающимися наивный восторг перед еще загадочным окружающим миром, и спросила:
   - Дядя плавать не умеет?
   - Он не дядя, это мальчик, - ответила Аня.
   - Такой большой мальчик! - девочка удивленно посмотрела на Фана, - А у нас в детском саду все мальчики маленькие, но плавать умеют. Я тоже умею.
   В подтверждение своих слов малышка вновь изо всех сил ударила руками по воде.
   - Стыдно, Фан. В детском саду все мальчики плавать умеют, а ты не умеешь, - рассмеялась Аня, загораживаясь от фонтана брызг, - Займусь теперь серьезно твоим обучением.
   - А меня научите? Если по-честному, я только в нарукавниках плаваю, без них у меня плохо получается. Стыдно носить нарукавники такому взрослому ребенку, как я, - серьезно заявила малышка, - Если научите, я тогда свои нарукавники дяде-мальчику подарю. Смотрите, какие они у меня красивые.
   Девочка подняла руку, гордо показывая нарукавник, на желтой поверхности которого был изображен рыжеволосый и краснолицый Антошка из знаменитого мультика.
   - Ради такой красоты стоит попробовать, - рассмеялась Аня, - Сколько тебе годиков, взрослый ребенок?
   - В детском садике говорят, три года и восемь месяцев. А папа, когда со мной весело играет, говорит, будто тысяча двести тринадцать и восемь месяцев.
   - Получается, если Фан дядя-мальчик, ты у нас девочка-бабушка, - вступил в разговор Саша.
   - Я не бабушка, я взрослый ребенок, - надула губы малышка.
   - Не слушай его. Он у нас всегда глупо шутит, - Аннет ласково погладила девочку по голове, - А как тебя зовут?
   - В детском садике зовут Света. А папа называет Светлой. Мы из Москвы приехали, а вы?
   - Дети, вылезайте, - к ребятам подошел папа Ани, - Быстро переодеваемся и на ужин.
   - Мы тоже из Москвы. Прости, Света, нам пора. Ты сейчас к папе плыви, а завтра будем учиться плавать, - Аня помахала девочке рукой и ловко взобралась на бортик.

- 2 -

   Жизнь отдыхающих на курорте не отличается разнообразием. Едва открыв глаза, они, не замечая прелестной свежести южного утра, торопятся в ресторан, стараясь не опоздать на завтрак, а затем начинают изнурительную борьбу с солнцем. В борьбе отдыхающие используют все имеющиеся средства: море, бассейны, мини купальники, кремы от загара и для загара, а также всевозможные варианты косметического молочка. Увы, все напрасно и в середине дня температура воздуха поднимается до отметки близкой к сорока градусам и сломленные невыносимой жарой люди расползаются по своим комнатам в объятия работающих на пределе кондиционеров. Гостиницы, отели и бунгало окутывает сонная тишина.
   К исходу дня лучи склонившегося к горизонту солнца перестают жечь кожу, наполненный запахом моря вечерний бриз приносит облегчение, и отдыхающие вновь оживляются. Надев вечерние наряды, они отправляются на ужин, а затем заполняют многочисленные бары, слушают музыку, танцуют и наслаждаются ночной прохладой.
   - Все, я объелась, - Аня отодвинула от себя наполовину пустую тарелку спагетти с мясным соусом, и откинулась на спинку стула.
   - Это у тебя характер такой, ты слишком спагетти любишь, - улыбнулся Саша.
   - Мбум, мбум, мбум, - попытался сказать с набитым едой ртом Фан.
   - Знаю, знаю. У тебя, Фан, к еде даже не характер, а характерище.
   - Кто хорошо ест, тот хорошо работает. Так мне отец всегда говорил, - прожевав, повторил Фан.
   - А отца у нас случайно не Папа Карло зовут?
   - Нет. Отца Сэмуелем кличут.
   - Егоров, перестань задирать Фана, - вмешалась в спор Аня, - А то он тебя когда-нибудь поколотит.
   - Ему со мной не справится. Он один раз уже пытался.
   - Я ему помогать буду.
   - Саша, правда, перестань ссориться с Фаном. Надоело уже. Если еще раз повторится, я на тебя обижусь, - вмешалась в назревавшую ссору Аннет, - Тебя Фан тоже касается.
   - Ладно. Мир? - вздохнув, Саша протянул Фану руку.
   - Мир, - ответил рукопожатием оруженосец лорда Зальцера, - Мы на детскую дискотеку идем?
   Танцы стали новым увлечением Фана. Танцевал он плохо, но под руководством Ани начал делать определенные успехи.
   - Мамик, мы на дискотеку. Ты не против? - обратилась Аня к тете Юле.
   - Представляешь, через полчаса журнал надо в типографию отправлять, а у меня рекламная полоса не подписана, - увлеченно говорила в трубку телефона мама Ани, - Я на свой страх и риск делаю отправку, так на следующий день Шаров письмо руководству шлет. Почему я без его подтверждения отсылаю рекламу? Представляешь, какая наглость?
   - Мамик!
   - Что? - мама заслонила трубку ладонью, - Подожди. У меня важный разговор.
   - Идите. Я потом ей скажу, где вы, - отпустил друзей папа Ани, с тоской в глазах слушающий разговор жены.
   На подходе к амфитеатру, где проводились дискотеки, ребята услышали музыку. "Hands up, baby, hands up. Gimme your heart, gimme, gimme your heart" - пел веселую песню на английском языке женский голос.
   - Опоздали. Уже началось, - расстроился Фан.
   - Так бежим!
   Ребята бросились к амфитеатру, на сцене которого в свете разноцветных прожекторов самозабвенно прыгали и хлопали в ладоши дети самого разнообразного возраста.
   - Фан, hands up переводится "руки вверх", а gimme your heart - "отдай мне твое сердце", - прыгая и немного задыхаясь, объясняла Аня, - Поэтому, когда поют hands up надо поднимать руки вверх и хлопать, а когда поют gimme your heart, ты делаешь руками движение, словно отдаешь мне свое сердце. Раз, два, три. Раз, два, три. Понял? Вперед!
   В перерыве между песнями Саша кивнул в дальний конец сцены.
   - Ребята, смотрите, девочка-бабушка.
   Немного вдалеке от основной массы танцующих стояла Света, и внимательно наблюдая за движениями других детей, пыталась их повторять. В голубых джинсах по щиколотку, розовой майечке с надписью "COOL", и розовых босоножках девочка выглядела красиво и трогательно.
   - Света, почему ты здесь одна танцуешь, а не вместе со всеми? - спросила Аннет малышку.
   - А со мной никто не хочет танцевать, - грустно поведала девочка, - Я говорю "давайте дружить", а они меня прогоняют.
   - А хочешь с нами танцевать?
   - Хочу! - обрадовалась малышка.
  

- 3 -

   Дискотека закончилась. Дети покидали амфитеатр, постарше самостоятельно, младшие в сопровождении родителей.
   - Света, а где твои родители? - спросила Аня.
   - Не знаю, папа обещал прийти, а сам не пришел, - девочка растерянно оглядывала быстро пустеющие сиденья для зрителей. Ее глаза наполнились слезами.
   - Ну , не плачь. Идем с нами, поищем твоего папу. Никуда он деться не мог, - Аня взяла Свету за руку.
   - Он наверно в баре около бассейна, - предположила Аннет, - Давайте ее отведем, а потом пойдем босиком по пляжу гулять.
   Принцесса угадала, и друзья действительно нашли отца малышки в баре, причем за одним столиком с папой Ани. Тот крутил в руках пустой стакан с кусочками льда, и иногда грустными глазами косился на свою жену. Та по-прежнему стояла в начале олеандровой аллеи, ведущей к берегу моря и продолжала, ничего не замечая вокруг, болтать по телефону.
   - Вы только подумайте, Николай, - обратился папа Ани к мужчине, сидящему напротив, - Лететь за три тысячи километров на отдых, чтобы второй час разговаривать о работе. Я всегда считал, женщины не умеют любить мир, а любят только свое положение в нем. Они эгоистичны и рассматривают мужчин, только как объект собственного самовыражения, но я и представить не мог, до какой степени у них все запущено.
   Николай сочувственно покивал головой.
   - Папа, папочка, почему ты не пришел за мной? - бросилась к отцу Света.
   - Светлочка? Дискотека уже закончилась? Извини, пожалуйста, заговорился, ведь на территории отеля беспокоится не о чем, но я так раз собирался за тобой, - мужчина нежно обнял малышку и посадил к себе на колени, - А как ты меня нашла? Я же просил дожидаться меня и не ходить одной.
   - Папочка, меня друзья привели. У меня теперь много, много друзей.
   - Спасибо, что присмотрели за Светой, - обратился Николай к друзьям, - Надеюсь, она вас не слишком утомила?
   - Совсем нет. Она у вас такая милая.
   - Папа, мне надо в номер, - заявила малышка и зашептала Николаю на ухо.
   - Дочура, может, потерпишь немного. Вот познакомься - дядя Леша. Я же не могу его одного оставить. Ему и без того грустно, - растерялся отец Светы. Он явно разрывался между желанием отвести дочь в номер и чувством долга перед новым знакомым.
   - Давайте мы ее отведем, - предложила Аня.
   - Не знаю, удобно ли? - засомневался Николай.
   - Удобно, удобно, - улыбнулась Аннет.
   - Папа, хочу! Пусть меня проводят друзья.
   - Ну, хорошо - согласился отец Светы и передал Ане магнитный ключ, - Двести второй номер.
   - Ребята, мы быстро. Подождите нас, - попросила Аннет мальчиков и, взяв Свету за руки, подруги пошли в сторону домиков для отдыхающих.
   Света и ее папа проживали в стандартном номере, как две капли воды похожий на номер Ани и Аннет. Те же две кровати, две тумбочки рядом с ними и тот же шкаф для белья. Единственным отличием оказалась картина в медной раме, стоявшая на одной из тумбочек.
   - Аннетик, смотри, а у нас такой почему-то нет, - показала подруге на картину Аня.
   - Почему ты решила, будто и у нас такая должна быть? Вдруг, у Светы папа художник и они ее с собой привезли.
   - Художник? Интересно, - Аня подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть рисунок.
   На картине были изображены две сосны и густой кустарник за ними, а перед соснами, в центре рисунка, большой каменный валун. Особенно Аню поразило, с какой тщательностью оказались прорисованы мелкие детали. Ясно просматривалась даже маленькая сосновая шишка у подножия валуна и муравей на ней. Девочка перевела взгляд на раму и заметила на ее поверхности очень мелкие буквы. "Мио подер намбрэд имперсодер. Ку пентазо сино импресодер" - с трудом разбирая слова, вслух прочитала девочка. Неожиданно картина стала расти, заполняя собой весь объем комнаты. Воздух наполнился запахом леса и прелой травы. Аня услышала, как застрекотали кузнечики, где-то над головой прокричала птица. Девочка словно оказалась на вершине холма, а перед ней по пологому спуску тянулась узкая тропка. Внизу, совсем близко в вечернем сумраке возвышались стены мрачного замка.
   - Аня, ты где? - девочка услышала глухой голос подруги, непроизвольно сделала шаг назад и снова очутилась в номере отеля.
   - Ты куда пропадала? Стояла рядом и вдруг исчезла. А потом опять появилась.
   - Аннетик, я и сама не знаю.
   Из туалетной комнаты вышла Света. Она взяла Аню за руку и потянула к выходу из номера:
   - Я готова. Ведите меня обратно к папе.
   - Подожди. Папа велел тебе еще курточку одеть, - остановила малышку Аннет.
   - Ой, я забыла. Сейчас, - девочка исчезла за дверкой шкафа и через секунду появилась, натягивая джинсовую безрукавку.
   - Света, а у тебя папа художник? Его картина на тумбочке? - спросила девочку Аня.
   - Папа у меня только каляки-маляки рисовать умеет. А картина ему очень нравится, и мы ее всегда с собой берем, если куда-нибудь надолго уезжаем.
   - А что на раме написано знаешь?
   - Не знаю. Я еще читать не умею. Мы в садике только две буквы выучили "А" и "О".
  

- 4 -

   - Может быт, я просто на солнце перегрелась? - предположила Аня.
   Друзья шли по самой кромке берега, и влажный песок приятно холодил босые ноги. Высоко над головой, в черной вышине ярко горели звезды, а далеко в море сияла огнями одинокая яхта. Было тихо и необыкновенно красиво, но сейчас красота не привлекала ребят. Они обсуждали происшествие, случившееся в номере Светы и ее отца.
   - А я? - не согласилась Аннет, - Я тоже перегрелась? Я же своими глазами видела, ты исчезла, а потом появилась снова.
   - Опять волшебство! Вы девчонки, конечно прекрасные дамы, но я с вами вечно в неприятности попадаю. То магия, то самолеты, то в бассейн толкают, - высказал свое мнение Фан.
   - Фан, почему сразу волшебство? Любое явление можно объяснить с точки зрения законов физики, - не согласился Саша.
   - И Майти тоже? - ехидно поинтересовалась Аннет.
   - Ну, Майти... - замялся Саша, - Хотя я уверен, если бы над духом стихии смогли провести все необходимые опыты...
   - Егоров, ты с ума сошел? Ты хочешь Майти в поликлинику для опытов сдать? - возмутилась Аня, - Ты еще додумайся сам ему такое предложить, быстро в дождевого червяка превратишься. Представляю, победитель школьной олимпиады по математике, дождевой червяк, по кличке Егоров. Бе-бе-бе.
   - Почему в поликлинику? В академию наук.
   - Что?! - сжав кулаки, Аннет грозно двинулась на мальчика.
   - Да нет, конечно, я несерьезно. Но ведь могут существовать совсем другие, отличные от людей, виды разумной жизни. Может быть, Майти потомок пришельцев с других планет, а мир, в котором живешь ты, Аннет, совсем не сказочный, а параллельный нашему. Я читал, параллельных миров может быть неограниченное множество. Просто папа нашей девочки-старушки гений-самоучка. Он придумал способ перемещения по параллельным мирам, и Аня случайно воспользовалась этим способом.
   Над территорией соседнего отеля взлетала ракета и с грохотом рассыпалась на мерцающие огоньки.
   - Ура! Фейерверк! - закричал Фан.
   - Подожди, Фан. В любом случае, ребята, нам надо обязательно разобраться, что за странная картина такая и куда я с ее помощью сумела попасть, - заявила Аня.
   Но во время отдыха изучить странный рисунок друзьям не удалось. Папа Светы пресекал любые вопросы ребят по поводу картины. Зато, к радости его маленький дочери, Аннет и Аня подружились с малышкой и брали девочку во все свои игры.
   Неделя пролетела быстро, и настало время возвращаться. В одном самолете с друзьями летела в Москву и Света с отцом. Обменявшись в аэропорту телефонами, счастливые и загорелые курортники разъехались по домам.

- 5 -

   Николай подогревал для дочери молоко, когда прозвучал звонок телефона.
   - Николай Васильевич Федорин? - раздался в трубке визгливый женский голос, - Вы должны немедленно прийти на почту.
   - Зачем? - удивился папа Светы.
   - На ваше имя пришла посылка из Зимбабве.
   - Откуда? - еще больше удивился Николай.
   - Из Зимбабве. Это где-то в Африке.
   - Но у меня нет родственников в Африке.
   - Вы Николай Васильевич Федорин?
   - Да.
   - Тогда вы должны немедленно получить посылку.
   - Хорошо, я получу. Но почему немедленно?
   - Ваша посылка пахнет, - визг женщины в трубке достиг своей вершины, - Похоже, вам там, мертвого крокодила прислали. Невозможно работать в такой обстановке. Немедленно заберите посылку или мы будем жаловаться. Мы на вас управу найдем...
   Где работники почты хотели найти на него управу, папа Светы не узнал, так как бросил трубку и метнулся к плите спасать убегающее молоко. Налив молоко в чашку, Николай вернулся к телефону, но услышал в трубке лишь короткие гудки.
   - Накормлю Светлу, схожу на почту, - решил он и аккуратно положил трубку на рычаг.
   Телефон немедленно зазвонил снова. На этот раз в трубке звучал строгий мужской голос, выговаривающий "хы" вместо буквы "г".
   - Николай Васильевич Федорин? С вами разговаривает майор Холовко из Федеральной Службы Безопасности...
   "Надо же, уже нашла на меня управу - подумал Николай о почтальонше и быстро заговорил в трубку.
   - У меня нет родственников в Африке, и я не знаю, откуда взялась эта посылка из Зимбабве...
   - Так вы еще и с Зимбабве связаны! Везде успеваете, Николай Васильевич. Ну-ну. Ваши связи в Африке мы обсудим позже, а сейчас нас интересуют три любопытных телефонных звонка в Вашинхтон, окрух Коламбия, Соединенные Штаты Америки, сделанные с вашего номера ночью. Мы ждем вас, Николай Васильевич, у нас в приемной сеходня в час дня и постарайтесь не опаздывать. Иначе..., - многозначительно произнес строгий мужчина и повесил трубку.
   - Папочка, я не буду такое молоко пить, оно с пенкой, - заявила Света и сурово сдвинула бровки.
   - Светла, что за капризы... - договорить отец девочки не успел, поскольку телефон зазвонил снова.
   - Номер... - усталый женский голос назвал телефонный номер квартиры Николая, - У вас долг за международные разговоры сто двадцать одна тысяча триста шестьдесят два рубля сорок четыре копейки...
   - Сколько?
   Женщина повторила цифру.
   - Ну а как вы думали, если всю ночь с Вашингтоном разговаривать. Вам необходимо сегодня до пяти вечера приехать на телефонный узел и оплатить, иначе мы отключим телефон.
   Следующий звонок оказался из Мосгорэнерго. Веселый голос рассказал Николаю, что за сегодняшнюю ночь, согласно показанию счетчика, тот истратил трехмесячный лимит электроэнергии города и в случае немедленной неуплаты в Москве отключать свет, а по телевизору назовут адрес Николая, дабы народ узнал, кто виноват.
   "Просто сумасшедший день" - подумал отец Светы, уже не ожидая ничего хорошего от очередного звонка. Но в трубке зазвучал знакомый детский голос.
   - Дядя Коля, здравствуйте. Это Аня. Помните, мы на море вместе отдыхали. Как там Света? Мы с ребятами очень по ней соскучились. Можно к вам в гости заехать и со Светочкой поиграть?
   - Я помню тебя, Аня, - обрадовался Николай, - Конечно можно. И даже нужно. У меня сегодня накопилось много дел, а дочку не с кем оставить. Вы не могли бы посидеть сегодня со Светой, пока я не управлюсь с делами?
   - Конечно, Дядя Коля. Диктуйте адрес. Мы с ребятами скоро приедем.
   Записав адрес, Аня победно вскинула кулак.
   - Ура! Получилось! Собирайтесь. Они не далеко, всего три остановки на метро.
   - Спасибо тебе, Майти, - поблагодарила Аннет духа стихии.
   "Ах, маленькая дружка, принцесса - Майти очень недоволен - Все-таки, дружба иногда скучное слово. Скоро осень и деревья в парке твоего большого человека-отца начали терять листья. Им сейчас так нужна моя забота, а приходиться передавать по проводам мертвые, ничего не значащие слова".

- 6 -

   "Осторожно, двери закрываются" - произнес механический голос, и створки за спиной лорда Вольдера с шипением захлопнулись. Уже не первый раз Великий Лорд спускался в жуткое подземелье, которое местные жители называли "метро", но так и не мог привыкнуть. Все здесь, начиная с вращающихся дверей на входе, безжалостно бьющих зазевавшегося человека, и кончая голубыми вагонами, несущимися по темным туннелям, вызывало у Вольдера страх и отвращение. Если город на поверхности земли лорд считал адом, то метро стало для него адом в аду. Но что оставалось делать, если именно метро приносило Вольдеру хоть какие-то средства к существованию.
   - Терпи. Ты заслужил это, - повторял себе лорд и терпел. Терпел, начиная с того самого дня, когда страшная боль пронзила левую руку, и Вольдер увидел, как расплавленный металл кольца прожигает ему кость. "Куда-нибудь. Все равно куда, лишь бы подальше от невыносимой боли" - подумал тогда лорд, и волшебное кольцо успело выполнить последнее желание, прежде чем исчезнуть навсегда. Он очутился в чужом мире, на улицах незнакомого города, населенного странными людьми и их еще более странными машинами.
   Сердобольные женщины, случайно обнаружившие лорда, вызвали врачей и Вольдера поместили в больницу. Изуродованная кисть начала гноиться и ее ампутировали, чтобы остановить заражение крови и спасти лорду жизнь. Вольдер поправился, и вскоре его выписали.
   Одинокий и неприкаянный, с помутневшим от всего пережитого разумом, он бродил среди гигантских каменных домов, не зная, куда идти. На город опустилась ночь, от усталости болели ноги. Тогда Великий Лорд забрался в первый попавшийся подвал, дверь в который оказалась не запертой, и обессиленный уснул.
   В подвале Вольдер и остался жить, днем собирая милостыню, а ночью страдая от кошмарных снов. Ему снилась нестерпимая боль в отсутствующей кисти левой руки. Иногда во сне лорду слышался голос замученного им до смерти отца Бенедикта, монаха Ордена Хранителей Предначертания: "Бог не простит вас, милорд". Тогда Вольдер просыпался и молился до самого утра.
   - Господи, - шептал он, - Молю прости меня. Прости за гордыню, за то, что хотел сравниться с тобой своим могуществом. Я лишь глупая песчинка в твоих руках и одним дуновением ты можешь сбросить меня в небытие, но ты возлюбил меня. Ты опустил меня на самое дно жизни, желая научить меня любить потерянное теперь навсегда. Видишь, я забыл гордость, я готов терпеть любые лишения, и только об одном прошу тебя. Верни меня домой из чужого мира, населенного толи людьми, толи демонами.
   Откашлявшись, лорд Вольдер оглядел вагон и произнес своим красивым голосом.
   - Люди добрые, помогите, кто, чем может на пропитание ветерану войны.
   Произнеся эту случайно услышанную и заученную им фразу, лорд двинулся вперед между мест для сидения. На его обрубленной руке висел целлофановый пакет для сбора подаяний. Пассажиры смотрели на Вольдера кто с равнодушием, кто с неприязнью, кто с сочувствием. Вот молодая женщина крепче прижала к себе ребенка, чтобы лорд, проходя мимо не смог случайно задеть его. Вот кто-то высыпал в пакет немного мелочи.
   - И не стыдно тебе? - обратилась к лорду пожилая женщина, - Шел бы на завод работать. Здоровый мужик. Хуже тебя инвалиды есть и то работают.
   "Терпеть" - мысленно приказал себе Вольдер и произнес вслух:
   - Миледи, я просил у вас денег, а не совета. У меня есть право просить, у вас есть право дать или не дать мне то, что я прошу. Это вопрос совести каждого человека".
   Женщина засмущалась, достала из кошелька пятидесятирублевую бумажку и быстро сунула в пакет нищего. Чтобы как-то оправдать свою щедрость в глазах остальных пассажиров она с деланным недовольством крикнула в спину лорда:
   - Еще и образованный. Все равно все пропьешь.
   Вольдер даже не обернулся. Он привык к злым и оскорбительным крикам за спиной. Он их заслужил. Эти люди так же беспощадны, как и он совсем недавно. И может быть, так же, как и его, их за подобное на жизненном пути ждало суровое наказание.
   Поезд выехал из туннеля и замедлил ход. Двери открылись, и Великий Лорд вышел на перрон сияющей мраморными стенами станции. Вольдер хотел перейти на противоположную сторону платформы и попытать счастье в другом поезде, но заметил группу детей, направляющихся к выходу. Лица двух девочек весело болтающих между собой показались лорду знакомыми. Аннет, ребенок, избранный Предначертанием. Ей суждено было найти волшебное кольцо. Кольцо, которое он, лорд Вольдер, ослепленный жаждой власти и могущества отобрал у девочки, и которое погубило его.
   - Господи, спасибо. Ты услышал меня, - прошептал Вольдер и, стараясь быть незаметным, осторожно двинулся вслед за детьми.

- 7 -

   Дерик Брек, незаконнорожденный сын почившего с миром старого Великого Лорда Вольдера, стоял у окна, печально смотрел на пустой двор своего родового замка и скучал. После бурной деятельности секретного агента Верховного Правителя Союза Королевств, Дерика тяготила тихая жизнь под домашним арестом.
   Старший брат Дерика, Джейс Вольдер, законно унаследовавший титул их общего отца, исчез. Перепуганные этим таинственным событием слуги разбежались, прихватив напоследок из хозяйского добра, кто что смог. В замке остались только три древних старца, которые либо необыкновенно преданы своим хозяевам, либо, как подозревал Брек, им просто было некуда идти. Кое-как кормить своего господина и следить за его гардеробом троице еще удавалось, но попытки разговаривать с ними приводили Дерика в полное уныние. Книги, хранившееся в библиотеке замка он все перечитал еще в детстве, и бедный Брек целыми днями слонялся по пустым коридорам, мучаясь от безделья и не зная, куда себя деть.
   - Милорд Дерик, к вам посетитель, - поведал слуга, без стука вошедший в кабинет на трясущихся от старости ногах.
   - Он представился?
   - Простите господин, он назвал себя, но по дороге к вам я забыл его имя.
   - Да какая разница, в конце концов, кто он. Будет хотя бы с кем поговорить. Тащите его сюда.
   Шаркая, слуга вышел и через некоторое время на пороге появился Фредрик Зальцер.
   - Лорд Зальцер? - удивился Дерик, - Вот уж действительно подарок судьбы. Лучшего собеседника вряд ли удалось бы найти. Поймите меня правильно, милорд, я очень рад вас видеть, но, признаться удивлен. Не думал, что после нескольких наших, не совсем удачных встреч, вы приедете ко мне в гости.
   - Здравствуйте, господин Брек. На следующей неделе должен состояться Совет Великих Лордов, на котором решится ваша судьба и архиепископ Сир просил меня предварительно переговорить с вами.
   - Так вы здесь только по просьбе архиепископа?
   - Не совсем так. Я и сам хотел встретиться с вами еще раз, прежде чем делать для себя окончательные выводы.
   - Очень мило с вашей стороны, милорд, - Дерик громко хлопнул в ладоши, - Ей, там, кто-нибудь, кто еще способен меня услышать, принесите нам коньяка. Ведь вы, милорд, насколько я помню, предпочитаете именно этот напиток.
   Когда янтарную жидкость разлили по бокалам, беседа продолжилась.
   - Признайтесь, милорд, вы все-таки немного опасаетесь меня? - с улыбкой спросил Дерик лорда Зальцера.
   - Опасаюсь? Нет. Вы мне скорее не особо приятны, чем страшны.
   - Не скромничайте, милорд. Признайтесь, я вам абсолютно неприятен. А почему вы меня не опасаетесь?
   - В какой-то степени ваш вопрос и является темой нашего разговора. Ведь вы, господин Брек, на мой взгляд, человек чрезвычайно тщеславный. Слава и всеобщее восхищение, вот что больше всего вам необходимо в жизни. Какой смысл убивать меня, если никто о том не узнает? Ради простой мести? Такое не для вас, господин Брек. Я даже представить вас не могу тайно закапывающим мой труп. Вот если бы вы смогли сделать это перед восхищенными зрителями. Так, чтобы люди оценили тонкие ходы, с помощью которых вы заманили меня в ловушку. Чтобы женщины шептали: "Какой он мерзавец, но как обаятелен и красив", а мужчины с завистью говорили: "Ведь как умен, негодяй", тогда да. Тогда мне стоило бы вас очень опасаться. Я прав?
   - Правы, милорд. Слава и всеобщее поклонение, разве ради них не стоит жить?
   - В таком случае, господин Брек, я готов предложить вам путь к столь желанной вами мировой славе. Разработайте программу экономического развития империи, а затем возглавьте ее реализацию. С вашими знаниями и опытом, накопленным на службе у Верховного Правителя, вам будет легко справиться с подобной задачей.
   Дерик сделал недовольное лицо и попытался возразить, но Зальцер остановил его взмахом руки.
   - Не торопитесь. Наша программа не будет похожа на экономическое развитие Союза Королевств. Она будет единственной и уникальной, а ваши возможности безграничны. Ведь у вас в руках может оказаться магия. Я хочу познакомить вас с очень интересным существом, духом стихии. Найдите с ним общий язык и перед вами откроются такие горизонты, что и не снились Хохерам. Чем не путь к мировой славе?
   - Интересная задача, но боюсь абсурдная. Силы, о которых вы говорите, опасны и не подвластны людям. Человек, играющий с магией подобен ребенку, играющему с огнем. Он может спалить весь мир. Я испытал ее воздействие на собственной шкуре, если вы помните, милорд, - Дерик улыбнулся своей знаменитой белозубой улыбкой, - А вот что касается династии Хохеров... Было бы любопытно оставить их с носом.
   - Я попрошу Майти погостить у вас и, как он любит говорить, взаимно разделить знания. Пообщайтесь с ним, а потом примите решение.
   - Майти? Кто это?
   - Извините, господин Брек, я забыл, вы не в курсе. Майти - дух стихии. Так называет его моя дочь. Они очень дружны.

- 8 -

   - Нет! - Света насупилась и недовольно топнула ножкой, - Пусть все будет по-моему. Фан зайчик, а Саша злой серый волк.
   - Света, но ведь так не логично, - не соглашался Егоров, - зайчик должен быть маленьким, а волк большим.
   - Нет! Волк худой, он голодный, а зайчик должен выглядеть питательным, чтобы каждому хотелось его съесть.
   - У-у-у, - завыл от отчаяния Саша, - Аннет, я так больше не могу. Иди играть с ребенком, а я помогу Ане с картиной разобраться.
   Пока мальчики пытались развлекать Свету, девочки старались отыскать в соседней комнате таинственный рисунок. Услышав Сашину просьбу, Аня тяжело вздохнула.
   - Правду говорит мама, мужчинам абсолютно ничего нельзя поручить. Аннетик, смени Егорова, пока они там ребенка до слез не довели.
   - Просто кошмар, а не девочка. Неужели я в ее возрасте тоже был таким капризным, - пожаловался Саша, когда поменялся с Аннет, - Как успехи?
   - Картину не можем найти. Ума не приложу, куда ее дядя Коля засунул.
   - Во всех детективах важные вещи прячут на самом видном месте. Вот что на столе под газетой лежит? Перевернутая медная рамка, а в рамке что? Правильно, рисунок. Аня смотри, эту картину мы ищем?
   Девочка взглянула на рисунок и увидела уже знакомые ей сосны и огромный валун.
   - Действительно, она.
   "Вверху на раме еще должна быть странная надпись" - вспомнила Аня и сразу заметила буквы.
   - Егоров, видишь надпись? В прошлый раз я ее прочла и очутилась неизвестно где. Сейчас я буду эти буквы повторять, а ты внимательно следи за мной.
   Девочка произнесла непонятные слова и сразу стены квартиры стали распахиваться, словно складная игрушка. Аня снова стояла на вершине холма и у нее немного кружилась голова. Ощущение было такое, словно девочка слишком долго каталась на карусели. Внизу за дымкой тумана виднелись ужу знакомые каменные стены.
   "Надо спуститься вниз и посмотреть на замок вблизи", - решила девочка и двинулась вниз по тропинке. Спустившись с холма, она обернулась и обнаружила: большой каменный валун не виден за зарослями кустарника.
   Замок, что с вершины казался близким, на самом деле оказался достаточно далеко от холма. Тропинка, виляя между редкими деревьями, тянулась дальше и заканчивалась, соединяясь с широкой дорогой, ведущей к входной арке с поднятой решеткой.
   "Раз вход открыт, надо в него заглянуть" - решила Аня. Неожиданно из арки галопом выехали два всадника. Когда всадники приблизились, девочка узнала в одном из них отца Аннет, а в другом Хендрика, телохранителя лорда.
   "Как они здесь оказались?" - удивилась Аня и закричала:
   - Дядя Фредрик! Дядя Фредрик.
   Пытаясь обратить на себя внимание, девочка стала махать руками, но всадники промчались мимо, не заметив ее.

- 9 -

   Брек стоял у узкого оконца в стене, предназначенного для стрельбы из лука и смотрел вслед удаляющимся всадникам. "Почему бы и нет? - думал он, - Я служил Верховному Правителю, желая отомстить отринувшей меня родине, почему бы теперь не вступить в союз с родиной, чтобы наказать предавшего меня Хохера?".
   Еще в детстве, постоянно находясь среди людей, относящихся к нему с презрением и плохо скрываемым отвращением, Дерик понял, в этом мире он совсем один. Он оказался между двух слоев общества и стал чужим, как для господ, так и для простолюдинов. Раз ты никому не нужен, стоит ли считаться с людьми? Стоит ли мучиться угрызениями совести и морочить себя моральной стороной поступков? Ведь люди сами поставили его в такую ситуацию, вынуждая использовать любые средства для достижения цели. А свою цель Дерик знал прекрасно. Больше всего на свете он желал доказать всем людям, презиравшим его, свое превосходство над ними. Доказать, он необыкновенно умный и талантливый человек, а все, кто смеялся и издевался над ним всего лишь глупая и недостойная толпа.
   По тропинке, ведущей от ближнего к замку холма к дороге, бежала девочка и махала руками вслед всадникам. "Наверно заблудилась - подумал Дерик, рассеянно наблюдая за ребенком - Сегодня просто праздник какой-то. Надо спуститься и позвать ее в гости. Накормлю девочку обедом и заодно узнаю все последние сплетни. Вот только странно она одета".
   И тут бывшего чрезвычайного посла Союза Королевств осенило. Он вспомнил, кто всегда так странно одевается.
   "Горская принцесса? Она-то здесь откуда?" - прошептал Дерик и стремглав бросился к лестнице, ведущей к входной арке замка.
  

- 10 -

   Аня неспешно шла по дороге к замку, когда заметила, как из арки выскочил человек и побежал к ней. Девочка даже не испугалась сначала. Ведь из замка выехал отец лучшей подруги, а значит, никакая беда в его стенах не может ее поджидать. Но по мере приближения человека к девочке, в душу к Ане начали закрадываться смутные сомнения. Когда девочка разглядела лицо бегущего и узнала господина Брека, спасаться было уже поздно. Дерик быстро настиг бегущую назад к вершине холма Аню, и его рука вцепилось в ее плечо.
   - Миледи, подождите.
   - Немедленно отпустите меня, иначе я пожалуюсь на вас лорду Зальцеру, и он закует вас в кандалы, - возмущенно крикнула девочка.
   - У вас в горах все принцессы такие злые? Сразу в кандалы, - рассмеялся Дерик, - Поверьте, миледи, у меня и в мыслях нет доставить вам неприятности. Я просто хочу с вами немного поговорить.
   - Когда вы хотели поговорить со мной последний раз, беседа завершилась тем, что меня скинули с крыши, а мне такое отношение не нравится. Характер у меня такой. Не люблю я, когда меня толкают и сталкивают.
   - Миледи, это было недоразумение. Несчастливое стечение обстоятельств, которые вынудили меня совершить неблаговидный поступок, но лично к вам, миледи, я всегда питал добрые чувства и восхищался вами. Теперь, когда мы нашли точки соприкосновения с лордом Зальцером, я постараюсь стать вашим искренним другом и...
   - А ну отпусти ее! - откуда не возьмись, рядом с Дериком появился щуплый белобрысый мальчик и резко ударил ребром ладони по локтю руки, удерживающей Аню. Острая боль пронзила Брека, и он выпустил плечо девочки. Второй удар мальчик нанес ногой по колену Дерика, заставив его рухнуть на землю.
   - Бежим! - Саша схватил Аню за руку, и дети устремились к вершине холма.
   Добежав до валуна, они с разбега врезались в камень, надеясь вновь очутиться в своем мире, но ничего не произошло.
   - Как больно, - Аня потерла ушибленное плечо, - Что теперь делать?
   - Я помню слова, написанные на раме. Я все-таки математик, а у них память стопроцентная. Держи меня за руку.
   Сзади послышался топот преследователя и Аня, забыв про боль, схватила Сашу за руку.
   - Мио подер намбрэд имперсодер. Ку пентазо сино импресодер, - быстро пробормотал Саша и в тот же миг дети оказались в квартире.
   Когда Дерик добрался до вершины, он обнаружил лишь огромный валун. "Все очень, очень странно, - Дерик обошел вокруг камня, - Куда же могли подеваться дети?".

- 11 -

   На следующий день Дерик, едва проснувшись и с трудом впихнув в себя тарелку овсяной каши, которую ему упорно готовили каждый день слуги, вновь отправился на холм. Проведя в размышлениях бессонную ночь, Брек пришел к выводу, за встречей с Аней стоит некая тайна. Следовало разобраться, что ему лично может это принести, угрозу или выгоду.
   Как и к любому человеку на свете, Дерик не испытывал к Ане ни любви, ни ненависти, а видел в ней лишь инструмент для достижения своих целей. Тем не менее, он относился к ней с уважением, как к недооцененному сопернику, сумевшему одержать победу. И самое важное, девочка оказалась неким образом связана с магией, а магия последнее время сильно интересовала Дерика. Единственный раз в своей жизни Брек почувствовал себя совершенно беспомощным, в момент, когда он столкнулся с волшебством. Именно тогда Дерик понял, что означает слово "страх". Второй раз испытывать подобное Брек не хотел, поэтому раз защититься от воздействия магии не удастся, надо найти способ стать другом столь могущественной силы.
   Тропа, по которой шел Брек, сильно заросла травой. Очевидно, пользовались ей очень редко. Добравшись до вершины, она и вовсе исчезала. Противоположный склон холма покрывали густые заросли кустарника. Попробовав пробраться сквозь них и изодрав в кровь руки, Дерик понял, дети не могли здесь скрыться. Оставался еще огромный валун.
   "Может быть под камнем подземный ход" - Брек попробовал сдвинуть валун с места, но тот даже не пошевелился. Тогда Дерик стал внимательно осматривать камень, пытаясь обнаружить хотя бы намек на скрытый рычаг, но обнаружил надпись, нацарапанную мелкими буквами на давно забытом древнем языке. Лишь современный язык горцев напоминал его.
   "Не зря я учился в лучшем университете Союза Королевств" - подумал Брек, гордясь самим собой. Свободно говорить на древнем наречии он не мог, но перевести надпись сумел: "Своей властью нарекаю Безликого. Пусть укол тайны возродит Безликого".
   "Бред какой-то, но в древности наверно считались за красивые стихи" - Дерик шутливо, но с пафосом воздел руку вверх и произнес: "Мио подер намбрэд имперсодер. Ку пентазо сино импресодер". Лишь только он закончил декламировать, мир вокруг чудесным образом изменился.
   Дерик оказался в небольшой комнате, оклеенной светло коричневой бумагой с выцветшим узором. Привыкшему к роскоши, пусть и незаконнорожденному, но все-таки наследнику Великого Лорда, обстановка в помещение показалась скудной и непритязательной. Все убранство комнаты состояло из стола, пары стульев, дивана и шкафа вдоль стены. Обращало на себя внимание и то, что мебель включала элементы из неизвестного материала. Из такого же материала была сделана и странная маленькая коробочка, прикрепленная к стене. Пытаясь понять ее предназначение, Дерик надавил на коробочку рукой и в тот же миг яркий свет ударил по его глазам. Прямо над головой Брека зажглось маленькое солнце. Дерик вновь надавил на коробочку, и солнце погасло.
   "Очень интересно" - решил он и продолжил осмотр помещения. Следующим предметом, заинтересовавшим Дерика, стала узкая, длиной с ладонь, прямоугольная панелька с множеством кнопочек. Покрутив панель в руке, Брек нажал на одну из кнопочек и зажмурился, в ожидание яркого света. Свет по глазам не ударил, зато обращенная к нему часть стоящего на нижней полке шкафа ящика, начала светиться, а затем в ящике появилась лысоватая мужская голова и произнесла:
   - А теперь фирменный рецепт от передачи "Доктор Малый минус". Берем одно зеленое яблоко и картофельные очистки. Все тщательно измельчаем. Затем заливаем ста граммами мочи трехмесячного жеребенка, добавляем пять капель фруктового уксуса, перемешиваем и втираем в...
   Куда надо втирать, мужчина сказать не успел, потому что от удивления Дерик выронил панель из рук и в тот же миг из ящика на него попытался прыгнуть огромный серый кот, а чей-то голос произнес:
   - И ваш питомец вновь полон энергии и готов для игр и развлечений...
   С первой попытки выскочить из ящика коту не удалось, а второй Дерик ему не дал, ударив по панельки ногой. Кот исчез, а в ящике появилась женщина в ярко красной панамке.
   - ...В этом случае вас непременно ждет хороший урожай сельдерея и петрушки. Уж поверьте мне, Алевтине Помидоровне Зеленогорошкиной, - сказала она и плотоядно улыбаясь, посмотрела на Брека.
   Дерик ударил по панельке ногой еще раз, раздался щелчок и свечения исчезло. Облегченно вздохнув, Брек подошел к окну, раздвинул шторы и замер от неожиданности. Окно располагалось слишком высоко над землей. Далеко внизу, на покрытом травой пространстве между домами, виднелись красиво раскрашенная деревянная беседка и детские качели.
   "Так вот он каков, твой мир, горская принцесса Аня. Возможно, я совершаю глупость, но хочется узнать о нем больше. Значит необходимо отсюда выбраться", - подумал Дерик и принялся за поиски выхода.
   Обнаружив ванну, комнату с таинственным приспособлением, полным продуктов и еще одну заваленную игрушками и с маленькой кроваткой, он, наконец, добрался до входной двери. К счастью для Брека, замки на двери не вызвали затруднений. Похожие использовались в Союзе Королевств. Легко справившись с запорами, Дерик вышел на лестничную площадку. Обернувшись, он заметил над дверью табличку с цифрами. "Сто тридцать пять. Очевидно номер помещения, как в гостинице. Надо запомнить" - решил Дерик и начал спускаться вниз по лестнице.

- 12 -

   В любом спальном районе Москвы всегда найдется несколько подростков в возрасте от четырнадцати до семнадцати лет одетых даже в невыносимую жару в спортивные костюмы из синтетического материала фирмы "Абибас" и дешевые кроссовки. Называют они себя пацанами, и занимается исключительно настоящими пацанскими делами, коими являются: отбирание втроем сотового телефона или мелочи у восьмилетней девочки; нанесение на стену подъезда надписи "ВОВАН КАЗЕЛ", а также потребление пива и семечек.
   Во дворе, где проживала Света и ее отец, обитали три представителя подобной молодежи: Саша Дума, Леша Турбо и Валера Хлам. Саша Дума считался самым умным среди троицы, так как однажды пытался поступить в колледж, но не сдал вступительный экзамен. Леша Турбо обладал удивительной способностью молниеносно спасаться от любой неприятности. Ходили слухи, будто однажды ему удалось даже обогнать милицейский "уазик". Ну а Валера Хлам отличался необычной любознательностью, и его карманы всегда были полны всяким хламом, найденным на улице. В день, когда Дерик Брек попал в незнакомый ему мир, трое приятелей сидели в детской беседке и лузгали семечки, обильно посыпая шелухой ее пол.
   - Слышь, пацаны, я себе классный рингтон скачал. Зацените.
   Валера включил свой телефон, и из него раздалась песня из детского фильма: "Скажите, как его зовут? Бу-ра-ти-но!".
   - Ты че, Хлам, припух? - возмутился Дума, - Настоящие пацаны такие рингтоны не ставят. Вот я ща тебе сбацаю настоящую пацанскую песню о реальном деревянном пацане Буратино. Турбо, дай мне гитару.
   Взяв в руки инструмент, который постоянно таскал с собой, Саша ударил по струнам и гнусавым голосом запел:
  
   Жил пацан Буратино в поселке
   И девчонка Мальвина жила
   Воровал он в столярной опилки
   Она дочь Карабаса была
  
   Вместо мамы ему папа Карло
   Говорил: "Пожалей сын меня"
   А пацан отвечал: "Ты не бойся
   Не поймают меня мусора".
  
   Но волос голубых, сине поле
   Закружило его по весне
   Он в девчонку Мальвину влюбился
   На забаву своей злой судьбе
  
   Чтобы сделать Мальвину счастливой
   Пять монет у лисы он украл
   Но узнал Карабас о любви их
   И в ментовку мальчонку он сдал
  
   Понапрасну Мальвина рыдала
   И валялась в ногах у отца
   Прокурор для себя зубочистку
   На суде сделал из пацана.
  
   - Слышь, Дума, реально клеевая песня, - восхитился Турбо, - Ну ты, Дума, реально голова.
   - Ну да, я же реально очень умный. Я когда в колледж экзамен сдавал, я так лоху преподавателю и говорю "с точки зрения банальной эрудиции...".
   Эту фразу Саша Дума где-то услышал, в лет десять, чудом запомнил и повторял при любом удобном и неудобном случае, напоминая о своих недюжинных умственных способностях.
   - ...За это он мне пару и поставил, - продолжил рассказ Дума, - За себя, лох, испугался. Он ведь таких слов, в натуре, никогда не слышал, а тут я ему в легкую выдаю.
   Что-то пролетело рядом с беседкой и упало в траву. Валера сразу очутился на месте падения и поднял с земли резиновую игрушку в виде косточки.
   - Слышь, пацаны, косточка, - Валера сжал игрушку, и она издала писк, - Слышь, пищит.
   Долго радоваться своей находке Хлам не смог, так как к нему подбежал большой лохматый пес, встав на задние лапы, положил передние на грудь Валере и принялся лизать Хламу лицо.
   - Пацаны, атас, - Турбо стрелой выскочил из беседки.
   Вслед за ним помчался Валера, сумевший выбраться от объятий игривого пса. "Сейчас собака за пацанами побежит, а я буду тихо стоять, и она меня не тронет" - решил Дума и прислонился к ближайшему дереву, притворяясь его неотъемлемой частью. Пес, виляя хвостом, подошел к нему, понюхал, поднял ногу и сделал свои собачьи дела прямо на штанину спортивного костюма.
   "Пропал мой "Абибас" - расстроилась жертва излишнего интеллекта.
   Когда переполох, связанный с находкой Валеры утих, приятели вновь собрались в беседке.
   - Слышь, пацаны, опять тот бомж здесь ошивается, - указал Турбо на мужчину в неопрятной черной одежде, у которого отсутствовала кисть левой руки.
   - А пошли у него деньги отберем и пиво себе купим, - предложил Хлам, пытаясь загладить свою вину перед Думой и Турбо.

- 13 -

   Лорд Вольдер был очень сильно раздосадован на себя. По собственной глупости он упустил вчера Аннет и ее друзей. Проследив детей до нужного дома, Вольдер остался поджидать их у подъезда. Прошел час, другой, третий. Мимо сновали люди, входя в заветную дверь и выходя из нее, но Аннет не появлялась.
   Наступил вечер. Вольдер проголодался, ему очень хотелось пить. И тогда лорд позволил себе слабость. Он отошел от подъезда, чтобы купить воды и еду. Скорее всего, именно тогда дети и покинули дом, поскольку, просидев около подъезда до глубокой темноты, Вольдер девочку так больше и не увидел. Правда оставалась надежда, Аннет осталась в здание на ночь или приходит сюда довольно часто.
   Утром следующего дня лорд снова направился к знакомому дому. Присев на скамейку около детской площадки, Вольдер приготовился к долгому ожиданию, когда к нему подошли трое подростков. Их внешний вид не предвещал ничего хорошего.
   - Слышь, дядя, мелочи не найдется? - поинтересовался один из подростков, сплюнув под ноги лорду шелуху от семечек.
   "Значит, я еще не до конца испил чашу унижения, и бог продолжает испытывать меня" - подумал Вольдер, не отвечая на вопрос Думы.
   - Ты че молчишь? Ты типа такой дерзкий?
   - Что они от тебя хотят, Джейс? - раздался знакомый голос за спиной Вольдера.
   - Дерик? - лорд обернулся и увидел своего сводного брата.
   - Так что вы от него хотите, господа? - обратился Дерик теперь уже к трем подросткам.
   Дума понял, вроде расстановка сил изменилась не в его пользу, но его смутило интеллигентное слова "господа". "Лох какой-то" - решил Дума.
   - А тебе, дядя чего? Проходи. Не мешай.
   В тот же миг острие четырехгранного кинжала уперлось в горло подростка, и обмякший Дума увидел, как скрылась за углом дома убегающий Турбо. Хлам же, делая вид, словно совсем с ним, Думой, не знаком, присел на корточки, тщательно рассматривая траву. "Для себя зубочистку сделал из пацана" - словно заевшая пластинка беспрерывно звучало в голове Думы.
   - Ты еще жив только потому, что я не решил перерезать тебе горло или выколоть глаза, - услышал реальный пацан голос незнакомца, - Почему ты посмел так разговаривать с Великим Лордом?
   - Дяденька, я же не знал, будто он, как его, Великий Лорд. Отпустите меня, дяденька. Мы больше так не будем, - захныкал Дума. Одной рукой незнакомец держал кинжал у горла подростка, а другой больно выворачивал Думе руку.
   - Я отпущу тебя, если ответишь на мои вопросы. Кто живет вот на той лестнице, - Дерик указал на подъезд, из которого вышел, - В помещение сто тридцать пять?
   - В сто тридцать пятой квартире? Мужик с девчонкой.
   - Девочка с длинными русыми волосами, плотненькая, лет двенадцати, зовут Аня?
   - Нет! Маленькая совсем. Года четыре, зовут Света.
   - Странно - пробормотал незнакомец, отпустил руку Саши, покопался в кармане, достал из него золотую монету и сунул перепуганному подростку.
   Дерик хорошо знал первое правила секретной службы Союза Королевств. Оно гласило: "Находясь на враждебной территории необходимо завербовать агентов из местного населения, используя для данной цели запугивание и подкуп".
   - Сейчас я уберу кинжал, и ты бросишься бежать, - вновь обратился к подростку Брек, - Но прежде я хочу предупредить тебя. Когда мне понадобишься ты или твои друзья, я найду вас, и вы сделаете все, что я прикажу. За работу получите еще золото. Если будете от меня прятаться или попытаетесь обмануть, получите вместо золота... Думаю, ты догадался. Все ясно?
   - Понял, дяденька.
   - Тогда беги, - Дерик убрал кинжал, и Дума бросился прочь. Вслед за ним побежал и Хлам.
   Брек повернулся к брату и обнял его.
   - Джейс, что с рукой? Куда ты так неожиданно пропал? Почему в таком виде?
   - Слишком много вопросов, Дерик, но я смогу все объяснить тебе. Раз ты нашел вход в этот ад, значит, мы сможем теперь найти выход из него и без помощи Аннет. Прошу в мой дворец, милый брат, - горько усмехнулся лорд Вольдер.

- 14 -

   В подвале, где обитал лорд Вольдер, пахло гнилыми отходами, затхлостью и сыростью. По углам валялись битое стекло, пустые пластиковые бутылки и обрывки бумаги. С труб коммуникаций капала вода. Дерик смотрел на изможденное лицо брата, на его красные воспаленные глаза и удивлялся тому, насколько сильно изменился Джейс.
   "И это гордый Великий Лорд Вольдер? Лорд, которого боялась половина империи? - думал Дерик, - Единственный близкий мне человек. Как мог он опуститься до такой степени? Что привело его в эту грязную дыру?". Эти мысли мешали младшему Вольдеру слушать рассказ брата, и он старался отогнать их, но мысли упорно возвращались снова и снова. Тем временем Вольдер продолжал свой рассказ.
   - ...Получив в свои руки "Книгу прошлого" я узнал о существовании волшебного кольца, исполняющего любые желания, а также о темном существе. В ответ на каждое желание, оно несло людям горе и смерть, но разве могла такая мелочь остановить человека жаждущего властвовать над миром? Людям свойственно думать, будто лично с ними ничего плохого случиться не может. Беда свалится на голову соседу, другу, врагу, но никак не на меня самого, любимого. Ну, умрут несколько никому не нужных крестьян, думал я, зато какое могущество будет в моих руках. Уж я-то хорошо знал, какие желания загадывать. Я сумел узнать, что кольцо найдет девочка по имени Аннет, воспитанница сиротского приюта...
   - Она не сирота, Джейс, - прервал рассказ Дерик, - Она принцесса дома Великих Лордов Зальцер, похищенная в младенчестве из родного дома.
   - Значит, Карнаух не ошибся и девчонка дочь лорда Зальцера? Хитро сплетена паутина судеб человеческих. Но слушай дальше. Я долго разыскивал девочку, но все-таки нашел и завладел кольцом. Думаешь, я получил желаемое могущество? Нет. Лишь только я надел кольцо на палец, Аннет убила темное существо, кольцо расплавилось, а сам я оказался в здесь.
   Джейс Вольдер замолк и о чем-то задумался, глядя на кучу мусора. Дерик подумал, рассказ закончен, но голос брата зазвучал вновь.
   - Находясь в больнице, на грани жизни и смерти, я много думал о своей судьбе и вот к чему пришел. Я родился Великим Лордом только с одной единственной целью, ради нескольких секунд своей жизни. Ради слов: "Приди сюда раб кольца и выпей их души". Понимаешь? Для того, чтобы вызвать темное существо и дать девочке возможность убить его. Вся моя гордость, слава, блеск и жажда непомерной власти были заложены во мне, дабы я мог неосознанно помочь двенадцатилетнему ребенку. Выполнив свое предназначение, я превратился в то, чем и являлся всегда на самом деле. Ни кому не нужным существом, питающимся чужими подачками. Зло посмеялось надо мной Великое Предначертание, хранимое монахами, которых я убил. Вот и вся моя история Дерик. А что случилось с тобой? Как ты очутился здесь?
   Настала очередь рассказывать Дерику, и он поведал брату о визите лорда Зальцера и его дочери в Союз Королевств, неудачной попытке Верховного Правителя покорить империю Совета Великих Лордов и о таинственной горской принцессе Ане.
   - Я никогда не верил в магию, пока сам не столкнулся с ней, Джейс. Она страшная сила и сумела смять нас обоих. И идет она к нам из этого мира, с помощью Ани.
   - Ты ошибаешься, Дерик. Я прожил здесь достаточно, чтобы понять: здесь нет волшебства, нет ни капли магии. Все чудеса, являются лишь следствием достижений науки. А эту девочку я встречал пару раз вместе с Аннет. Она ее помощница, возможна подруга, но не волшебница. Думаю, возвращение магии следствие событий, в которых участвовали я и Аннет. Наши судьбы неразрывно связаны и то, что я недавно встретил новоиспеченную принцессу Зальцер добрый знак. Значит, я еще не до конца выполнил свое предназначения и у меня есть шанс изменить свою судьбу. Мне надо вернуться домой.
   - И мы обязательно сделаем это завтра, Джейс, - заверил брата Дерик.
   Наступила ночь. Лорд Вольдер заснул, используя в качестве кровати чье-то старое рваное пальто, но его брату не спалось. Часто во сне лорд начинал метаться и кричать "Нет! Нет! Больно!". Тогда Дерик вытирал со лба брата выступившую испарину и тихо шептал: "Все будет хорошо, Джейс. Ты просто устал. Мы вернемся домой, и все пройдет. Ты снова станешь прежним". Так Брек и встретил рассвет, сидя возле брата и успокаивая его.

- 15 -

   Братья Вольдер сидели в беседке вместе с завербованными вчера подростками и ждали появления обитателей сто тридцать пятой квартиры. Лорд с отвращением наблюдал за компанией Думы, которая вновь грызла семечки и несла несусветную чушь.
   - Дерик, я устал от этих идиотов, - пожаловался Великий Лорд брату.
   - Джейс, они мне самому надоели, но как мы узнаем тех, кто нам нужен без их помощи?
   Минуты медленно складывались в часы, делая ожидание невыносимым.
   Наконец один из подростков заметил Николая Васильевича, шедшего по двору со своей дочерью.
   - Слышь, пацаны, вон они идут.
   - Короче, дядя, - радостно обратился к Дерику Дума, - Вон мужик с девчонкой из сто тридцать пятой идут. Золото гони, как договаривались.
   - Еще не все. Вы идете с нами, - кинул на ходу подросткам Дерик, направляясь к Свете и ее отцу.
   Подойдя к Николаю, Брек вежливо обратился:
   - Извините, господин, не имею чести быть знакомым с вами, но у меня есть к вам некое дело.
   Совсем не удивившись, папа Светы внимательно посмотрел на братьев Вольдер.
   - Милорды, я ожидал вашего появления.
   - Вы знаете, кто мы? - удивился Дерик.
   - Мне приходилось долгое время жил рядом с Великими Лордами, трудно не узнать их среди жителей Москвы, - улыбнулся Николай Васильевич.
   - Может быть, вы также знаете, зачем мы здесь?
   - Конечно. Следуйте за мной.
   - Одно дополнение. Мы пойдем с вами, а девочка останется в беседке с молодыми людьми. Я привык не доверять никому и так мне будет спокойней.
   Папа Светы с сомнением посмотрел на Думу и его друзей.
   - Вы можете гарантировать, что моя дочь будет в безопасности с ними?
   Дерик вынул из кармана золотую монету и кинул Думе.
   - Останетесь с девочкой, и если хоть пальцем ее тронете, я с вас шкуру спущу, когда вернусь. Если через некоторое время из дома выйдет один этот господин, вернете ему ребенка. Если выйду я, сами ничего не предпринимайте.
   Подростки согласно закивали головами.
   - Ну, раз так... Света, побудь пока здесь, я скоро вернусь.
   Николай Васильевич и братья Вольдер направились к подъезду, а подростки вместе с девочкой вернулись в столь любимую ими беседку.
   - Слышь, девочка, у тебя мелочь есть? А ну попрыгай, - обратился к Свете Дума.
   В ответ малышка посмотрела на подростка своими широко раскрытыми глазами и спросила:
   - А как прыгать? На одной ножке или на двух?
   - Че? - удивился Дума. Ответа на вопрос он не знал и поэтому решил сменить тему.
   - Слышь, а у тебя мобила есть?
   - Эй, дебилы, ребенка отпустите.
   Обернувшись на голос, Дума увидел около беседки двух мальчиков лет двенадцати, одного высокого и плотного, а другого щуплого и в очках. Сзади них стояли две девочки.
   - Слышь, пацаны, - обратился к приятелям Дума, - на нас качок с ботаником наехали. Че делать будем?
   - Как че? Че с такими грубиянами делают, - вступил в разговор Турбо, - Ща учить будем.
   - Ты, ботаник, стеклышки сними. Мы вас сейчас бить будем, - сказал Дума, грозно надвигаясь на Сашу Егорова.
   Что случилось дальше, реальный пацан так никогда и не понял. Неожиданно для себя Дума оказался лежащим на полу беседки, а вокруг его глаза стал наливаться огромный синяк.
  

- 16 -

   Хозяин сто тридцать пятой квартиры попросил лорда Вольдера и его брата подождать в прихожей, а сам скрылся в комнате. Когда он вернулся, в руках держал гладкий черный шар и картина, на которой Дерик увидел знакомое изображение волшебного камня на вершине холма.
   - Вот то, что вам необходимо, - заявил Николай Васильевич, положив предметы на тумбочку.
   - Нам не нужны эти вещи. Нам необходимо просто вернуться в свой мир, - возразил хозяину Брек.
   - Вернуться в свой мир? Разве вам не нужен артефакт?
   - Какой артефакт? Мне и моему брату нужно вернуться в империю Совета Великих Лордов. Вам понятно?
   - Империя Совета Великих Лордов? Так теперь называется ваша страна? Хорошо, - Николай Васильевич был растерян и раздосадован, - На верхней части рамы нанесена надпись. Ее надо прочесть, внимательно вглядываясь в изображение, и вы вернетесь.
   Первым надпись прочел Джейс и исчез.
   Затем надпись начал читать Брек, но в этот миг дверь в квартиру распахнулась, и в нее вломились Дума и его приятели. На их спортивных костюмах виднелась шелуха от семечек, а на лицах красовались синяки.
   - Слышь, дядя, нас там качок с ботаником бьют, - пожаловался Дума, но с ужасом заметил, как тело Дерика начало таять в воздухе.
   - Слышь, дядя, ты куда? - удивился подросток и не придумал ничего лучше, чем схватить Брека за одежду. При этом Дума начал таять сам, а за него ухватился уже Турбо. В свою очередь, когда начал исчезать последний приятель, его попытался задержать Хлам.
   Вскоре в прихожей остался только хозяин квартиры. Взглянув на тумбочку, Николай Васильевич увидел, что черный шар тоже исчез. Тогда он взял картину и бросился в ванную комнату. Кинув картину на дно ванны, Николай Васильевич облил ее из маленького пузырька бензином и поджег.
  

- 17 -

   Когда победители привели вырванную из рук компании Думы девочку домой, в квартире стоял устойчивый запах гари.
   - Дядя Коля, у вас пожар? - удивилась Аннет.
   - С чего вы взяли? - папа Светы появился в прихожей, пряча за спину перепачканные сажей руки, - Дочура, с тобой все в порядке?
   - Да, папочка. Сначала хулиганами хотели поиграть со мной в "классики", а потом мои друзья их прогнали.
   - Спасибо, ребята, но на самом деле Свете ничего не угрожало. А как вы здесь оказались?
   - Мы хотели серьезно с вами поговорить, - сделал шаг вперед Саша, - Нам известно, вы создали проход между параллельными мирами...
   - Да вы чего, ребята, - не дал договорить мальчику дядя Коля, - Какие параллельные миры? Какие проходы, да еще созданные мной. У меня по физике в школе тройка с минусом. До свидания, мне Свету пора укладывать. Мы еще маленькие и днем спим.
   - Мы знаем, куда можно попасть с помощью картины, - вступила в разговор Аня, - Оттуда в наш мир пришла Аннет. Она принцесса дома Великих Лордов Зальцер. Дядя Коля, вы же знаете кто такие Великие Лорды?
   - А еще мы знаем про волшебное кольцо и его раба, - добавила Аннет.
   - Я знаю, кто такие Великие Лорды, - плечи Николая поникли, и он стал судорожно озираться, - Только умоляю, ни слова о кольце в моем доме.
   - Бояться нечего. Кольца больше не существует. Она уничтожила их, - Аня указала на Аннет.
   - Значит, Мел не ошибся в расчетах времени, - прошептал Николай Васильевич.
   - Про великого волшебника Мела мы тоже знаем, - добавила Аннет, - И про духов стихии.
   - Вы действительно многое знаете. Тогда приготовьтесь узнать еще больше. Рассказ будет долгим. Я не Николай Васильевич Федорин, а Николас Файдер, друг и соратник великого волшебника Мела, а началась эта история тысячу двести десять лет назад.
  

- 18 -

   Мел стоял у оконного проема и смотрел на проходящую мимо дома похоронную процессию. Четверо мужчин с угрюмыми лицами несли носилки, на которых лежало маленькое тело ребенка, накрытое белым покрывалом. Впереди процессия шла беззвучно рыдающая мать. Заметив Мела, она остановилась и злобно крикнула ему:
   - Смотришь? Любуешься на дело своих рук? Ты погубил мое дитя, Великий Волшебник. Сможет ли твое кольцо вернуть мне ребенка? Молчишь?
   Женщина подняла с земли ком грязи и кинула в лицо Мела. Волшебник невольно отшатнулся от окна, но ком грязи угодил в белую стену дома, построенного из известняка.
   - Что там происходит, Мел? - поинтересовался находящийся в комнате вместе с волшебником человек.
   - Все то же самое, Николас. Опять похороны.
   - Последнее время их становится все больше и больше. Скажи мне честно, Мел, ты перестал загадывать желания.
   Великий Волшебник тяжело вздохнул.
   - Нет, Николас, не перестал.
   - Но ты обещал мне. После смерти моей жены Лейлы, ты клялся никогда больше ни о чем не просить кольцо.
   - Соблазн слишком велик, - Великий Волшебник чуть отстранил от себя левую руку и ласково посмотрел на железное кольцо с простым камешком, надетое на палец, - Еще столько необходимо сделать, чтобы человек занял в мире достойное его место. Люди рождены царями природы, а не ее слугами и каждая травинка в этом мире должна преклоняться перед величием человека.
   - Если так пойдет и дальше, скоро в нашем мире будет некому править природой, кроме тебя, - возразил Николас.
   Мел усмехнулся.
   - Царей и не должно быть много. Не пугайся, друг, я шучу. Завтра мы, люди владеющие магией, соберемся вместе и создадим оружие против Раба Кольца.
   - Именно об этом я и пришел с тобой поговорить.
   - Так говори.
   Николас замялся, словно стесняясь продолжить разговор, но пересилил себя.
   - Я хотел тебя попросить освободить меня от церемонии.
   Мел удивленно взглянул на друга.
   - Как ты можешь просить меня о таком?
   - Моей дочери, Светле, всего три месяца, а ее мать убил Раб Кольца через неделю после родов. Если со мной случится беда, некому будет позаботиться о ней, она погибнет, - Николас рухнул на колени перед Великим Волшебником, - Прошу, освободи меня от церемонии.
   - Прости, друг, я не могу этого сделать. Нас всего двенадцать. Двенадцать человек, наделенных магией, и если один из нас уйдет, как объяснить его поступок остальным. Наша сила в единстве. Без него мы не сможем победить.
   - Мел, скажи честно, заклинание, которое ты будешь использовать, для создания с помощью нашей магии оружия, опасно для жизни.
   - Не буду врать, очень опасно. Не знаю, кто из двенадцати выживет после него.
   Николас поднялся с пола.
   - Значит, моя дочь погибнет, - обреченно прошептал он.
   Великий Волшебник обнял друга за плечи и внимательно посмотрел ему в глаза.
   - Могу ли я доверять тебе, Николас.
   - Как самому себе, Мел. Ведь мы знакомы с детства. Хочешь, я стану твоим рабом, только помоги спасти Светлу.
   - Мне не нужен раб, мне нужен друг. Николас, я обращался к заклинанию Оракула.
   - Заклинанию Оракула! Но ведь оно требует человеческой жертвы, - в ужасе вскричал Файдер, - Мел, ты убил человека?
   - Великая цель требует жертв на пути к ее достижению, но не волнуйся, Николас, я не убивал. Я рассказал человеку, что его жертва нужна ради блага людей, и он сам согласился помочь мне. Не это главное. Главное, Оракул поведал мне: Раб Кольца не умрет раньше, чем через тысяча двести десять лет.
   - Зачем тогда наши жертвы? Зачем нужна назначенная церемония?
   - Для создания оружия. А кто сможет его применить, не имеет значения. Оракул поведал, война с темными силами будет долгой и изнурительной. Возможно, все двенадцать волшебников погибнут в ней, а я хочу сохранить магию. Через тысячу лет она поможет людям построить совершенный мир. Поэтому я придумал план. Для создания оружия, я использую силу десяти магов. Кто-то из них умрет, кто-то выживет, но у нас будет оружие против Раба Кольца. Магию одиннадцатого я помещу в артефакт. Никто не будет знать, чья волшебная сила находится в артефакте, даже я. Этот волшебник будет Безликим, но через тысячу лет, когда артефакт попадет в руки даже самого дальнего родственника Безликого, он вернет ему способность управлять магией. А двенадцатым будешь ты, Николас. Ты будешь хранителем артефакта. Я отберу твою магия, но использую ее для создания связи нашего мира с другим миром. Ведь мир, где живем мы, не единственный. Рядом с ним существуют сотни, а может быть тысячи подобных ему. В тот другой мир, на тысячу двести десять лет вперед, я перенесу артефакт, тебя и Светлу. Там, вдали от войны с Рабом Кольца вы будете в безопасности и сохраните магию для человечества. Когда-нибудь, через проход между мирами, к тебе придут за артефактом.
   Николас вновь упал перед Великим Волшебником на колени и поцеловал его руку.
   - Благодарю тебя, Мел. Я выполню, все, что прикажешь, но про меня и артефакт могут забыть за тысячу лет?
   - Не беспокойся, друг. Судьба подобна ручейку. Перекрой его русло камнем, пророй маленькую канавку, и он изменит свое русло. Я найду способ направить ручей в нужном направлении.
  

- 19 -

   - На следующий день, как и планировал Великий Волшебник, все люди владеющие магией, собрались в условленном месте, и Мел провел церемонию. Чем она закончилась, мне было уже не суждено узнать. Я очутился в чужом мне мире, за тысячу лет от своих друзей. Меня окружали неизвестные предметы и незнакомые люди, с непонятными мне мыслями и стремлениями. Угнетен и напуган, ради маленькой дочери я нашел здесь свое место, благодаря золоту, которое имелось у меня в достаточном количестве. Любовь к деньгам оказалось так же свойственна населению нового мира, как и людям, живущим в моем старом мире. Я купил квартиру, нашел себе самую простую работу и устроил Светлу в детский сад. Вот только машину не купил. Многие достижения местной науки меня страшат. Жизнь успокоилась, и я был даже счастлив. Только вскакивал по ночам от любого шороха, опасаясь, что через портал в картине ко мне сможет прийти Раб Кольца и забрать жизнь дочери. Я мечтал о дне, когда у меня, наконец, заберут артефакт направленные Мелом слуги Предначертания, и он наступил. Не знаю, кто забрал черный шар, Великие Лорды или непонятным образом связанные с ними местные подростки, но артефакт исчез. Испытав огромное облегчение, я уничтожил картину, оборвав последнюю нить, связывающую меня с прошлым.
   Николас Файдер замолк.
   - Так вот почему Света говорила, будто ей тысяча двести тринадцать лет и восемь месяцев, - поняла Аннет.
   - А как действует артефакт? - спросил Саша Егоров.
   - Известно только Великому Волшебнику. "Мио подер намбрэд имперсодер. Ку пентазо сино импресодер, - написано на раме картины и на волшебном шаре. "Своей властью нарекаю Безликого. Пусть укол тайны возродит Безликого". Думаю, внутри шара находится игла. Если шар попадет в руки наследника Безликого, после укола в избранного попадет скрытая в шаре магия и на свете появится новый волшебник. Единственный человек, умеющий управлять магией.
   - Человек - да. Но не единственный, - возразила Аннет.
   - Что ты имеешь в виду? - удивился Николас.
   - После уничтожения Раба Кольца в мире возродился дух стихии.
   - Дух стихии сумел возродиться? Значит, Мел ошибался, и война между духами и людьми будет продолжаться вечно. Какое счастье, ни я, ни моя дочь не будут в ней участвовать.
   - Зачем людям воевать с духами стихии? Майти добрый и никогда не станет причинять вред человеку. Он наш друг, - возмутилась Аня, - Нам надо найти наследника Безликого и все ему объяснить. Ведь волшебник и дух стихии смогут сделать много хорошего для людей, если подружатся. Правда, Аннетик?
   - Конечно, Аня. Дядя Коля... Ой, извините, Николас, вы поможете нам найти наследника Безликого?
   - Нет. Более того, я попрошу вас навсегда забыть про меня и никогда больше не приходить в мой дом. Я уничтожил портал и не хочу ничего больше знать ни о магии, ни о том мире, из которого я пришел. Моя родина теперь здесь, а целью моей жизни является Светла. Я нужен дочери, а мне не нужно ничего кроме нее.
   - И это соратник Великого Волшебника? Я иначе представляла себе мага, пусть даже и бывшего, - Аннет удивил отказ.
   - Вы слишком молоды, принцесса и жаждете приключений, а я хочу просто жить. Но кое-что я все-таки сделаю для вас, - Николас покопался в шкафу и вынул из него свернутый в трубочку пергамент, - Среди тех, кто владел магией, был поэт Крис Нойман. Перед самой церемонией он написал эти стихи и раздал каждому из нас. Ведь никто не знал, чем завершится заклинание Мела. В свитке перечислены все двенадцать магов, участвовавших в церемонии. Кто-то один из них, за исключением меня и есть Безликий. Возьмите. Я не хочу, чтобы он оставался у меня и напоминал о прошлой жизни.
   Аня аккуратно взяла пергамент, развернула его и увидела написанные красивым почерком стихи:
  
   Двенадцать человек собрал Мел Кредер,
   Двенадцать магов, знатоков сил волшебства.
   Его приятель с детских лет, Ник Файдер
   И Сью Ланкастер - старая швея
  
   Известный пивовар, толстяк Нед Брайтон,
   Прославленный своею добротой.
   Высокородная девица Эмми Зальцер
   Что встретилась с пятнадцатой весной.
  
   Люк Беттер, Стиви Бесктер, Кейт Забриски -
   Три заклинателя сил ветра и дождя
   Красавица-колдунья Мара Соли,
   Последнего любимая жена
  
   Достопочтенный пан, кузнец Ирв Маркус
   Великий укротитель сил огня,
   Поэт и автор этих строк Крис Нойман
   И Лиз, моя одноутробная сестра.
  
   Двенадцать человек собрал Мел Кредер
   Двенадцать магов, знатоков сил волшебства.
   Забыв сомненья и презрев страх смерти,
   Они хотели уничтожить силы зла
  
   - Аннетик, жаль, лето закончилось. Ты возвращаешься домой, а мне завтра идти в школу. Возьми с собой свиток, - попросила Аня подругу, - Узнай, пожалуйста, все, возможное про всех перечисленных в стихах и про сам артефакт тоже. А когда я приеду к тебе на каникулы, мы завершим поиски.
  

- 20 -

   Время безразлично к просьбам людей. Сколько не проси его продлить лето хотя бы еще на денек, все равно кончается тридцать первое августа и наступает первое сентября. Нарядно одетые дети в возрасте от шести до шестнадцати лет с букетами цветов устремляются к своим школам. Тревожно бьются сердца первоклассников, для которых учеба пока еще кажется чудесной и радостной игрой, радостью наполняются души одиннадцатиклассников: еще один учебный год, и вот она свобода, вот она такая привлекательная взрослая жизнь. Они даже не представляют пока, как будут скучать по школе, как будет сладко сжиматься сердце от воспоминаний, если они вдруг снова окажутся в школьном дворе. Ведь именно детство является самым счастливым временем в жизни человека.
   С букетом желтых роз, Аня стояла вместе с одноклассниками в школьном дворе, слушала веселый щебет девочек, обсуждавших, кто круче всех провел лето, улыбалась шуткам, отвечала на вопросы и... грустила. Грустила, потому что окончилось самое чудесное лето в ее жизни. Грустила по Аннет, вернувшейся в свой мир, по такому милому Майти, по лесам и полям империи Совета Великих Лордов и даже по вечно грязным улицам Мелотауна. Никому она не могла рассказать о своих приключениях, никто не поверил бы ей и, скорее всего, просто посмеялся, назвав ее фантазеркой. Иногда Аня встречалась с взглядом Саши Егорова, и тогда они оба грустно улыбались, хорошо понимая друг друга.
   Праздник закончился, начались обычные школьные будни. Осень постепенно вступала в свои права. По утрам улицы Москвы заполнял туман, а прохладный воздух наполнился запахом мокрой земли. Редкий мелкий дождь постепенно превратился в осенние ливни, а асфальт покрылся красно-желтым ковром из опавших листьев. Все это время Аня учила стихотворения, решала задачи, готовила пересказы по английскому языку и ждала новой встречи с подругой. Наконец промчались первые пять недель учебы, и наступила неделя каникул.
   В последний учебный день перед каникулами на большой перемене к девочке подошел Саша Егоров. Нагрузка в шестом классе на их плечи легла большая, друзьям редко удавалось поболтать и припомнить свои совместные приключения.
   - Ты на каникулы к Аннет поедешь? - поинтересовался мальчик, - Или полетишь? Или переместишься? Даже не знаю, как лучше назвать.
   - Конечно. Ведь нам надо найти артефакт.
   - Я бы тоже хотел, но у меня не получится. У меня вместо каникул дополнительные занятия по математике. Подготовка к городской олимпиаде, - пожаловался Саша, - Думаешь, кто наследник Безликого?
   - Егоров, почему ты на олимпиадах всегда выигрываешь, даже не представляю. Это же проще простого. Вспомни "высокородная девица Эмми Зальцер". Она же самая молодая и самая неопытная среди двенадцати. Конечно, волшебник Мел сохранил в шаре ее магию. Представляешь, мы найдем артефакт, и Аннетик станет волшебницей. У меня подругой будет настоящая волшебница! Прямо как в сказке!
   - Было бы здорово. Только боюсь даже в сказках все не так просто. Вдруг наследницей станет старая швея Ланкастер и она окажется злой старухой, похожей на бабу-ягу.
   Аня рассмеялась.
   - Тогда мы с Аннет будем спасать от нее мир. Это у меня характер такой. Я как начинаю спасать мир, так спасаю его, спасаю, и остановиться не могу.
   - Вы только там аккуратней с этими спасениями, Аненяни. Берегите себя, и если надо будет, присылайте за мной Майти...
   Саша хотел еще что-то сказать, но засмущался, покраснел, пробурчал "пока" и отошел от девочки. А через два дня Аня вместе с Аннет сидела в библиотеке дворца Великих Лордов Зальцер, пила горячий шоколад и слушала болтовню подружки.
   - За Фаном приехал отец и увез его на неделю домой на празднование своего юбилея. Представляешь, его отцу исполняется пятьдесят лет. Представить себе даже не могу, будто мне когда-нибудь будет пятьдесят лет...
   - Но ведь твоей бабушки даже больше.
   - Бабушка, она на то и бабушка - быть доброй и старенькой. Так вот, Фан так расстраивался, что не сможет с тобой встретиться...
   - Зато некому будет в меня репейником кидаться, - вновь прервала свою подругу Аня, - Мы вдвоем справимся и утрем нос мальчишкам.
   - Я когда попросила папу узнать про артефакт, боялась, он надо мной посмеется. Но папа серьезно отнесся к моему рассказу и расспросил господина Брека. Тот действительно видел странный шар, внутри которого словно переливалась темнота, но не брал. Брек считает, шар взяли подростки, случайно попавшие из твоего мира к нам. Куда они пропали и где их искать, неизвестно.
   - А про Эмми Зальцер что-нибудь узнала?
   - Да. В древние времена местные жители подвергались набегам кочевников и диких горских племен. Для защиты себя они создавали отряды воинов. Самые сильные и смелые из воинов стали командирами этих отрядов и превратились затем в Великих Лордов. Эмми приходилась дочерью одному из первых лордов Зальцер. По легенде, она была так красива, что в нее влюбился дух стихии и отдал любимой свое единственное богатство - магию, а затем умер. Эмми росла доброй девочкой и использовала дар для помощи людям. В пятнадцать лет она умерла. Причина смерти в хрониках дома Великих Лордов Зальцер не указывается.
   - Но мы-то знаем, - добавила Аня, - Она участвовала в церемонии вместе с другими магами и погибла, не выдержав заклинания Великого Волшебника.
   - Мне так жаль ее. Конечно, я понимаю, ее смерть ненапрасная, она помогла убить Раба Кольца, но все равно жаль. У нас в картинной галерее висят портреты почти всех Зальцер. И портрет Эмми тоже висит. Хочешь посмотреть?
   - Конечно.
   Аннет провела подругу по коридорам дворца и вскоре девочки очутились в большом зале, стены которого украшало множество портретов.
   - Вот она, Эмми Зальцер, - Аннет подвела Аню к небольшому полотну, висевшему на самой дальней от входа стене с изображением очень похожей на Аннет девушкой. На первый взгляд ее нельзя было назвать уж слишком красивой, но в каждой черточке лица сквозило такое очарование, что Аня не могла оторвать от портрета глаз.
   "Наверно именно такой станет Аннетик, когда вырастет" - подумала девочка.
   - Ах, вот вы где, миледи, - в зал вбежала раскрасневшаяся Эл, - Милорд просил меня найти вас и пригласить на ужин.
   Пока девочки шли в столовую, жена Джуни без перерыва мурлыкала себе под нос:
  
   Жил пацан Буратино в поселке
   И девчонка Мальвина жила
   Воровал он в столярной опилки
   Она дочь Карабаса была.
  
   - Эл, что это ты постоянно поешь? - насторожилась Аня.
   - Миледи разве не слышали эту песню? Она прилипчивая, как мед. Наверно уже половина империи только ее и поет.
   - Но откуда она взялась?
   - Говорят, в Мелотауне появились приезжие менестрели. Это их песня.
   - Аннетик, кажется, я нашла артефакт, - радостно воскликнула Аня, - Нам надо ехать в Мелотаун.
  

- 21 -

   Попав в незнакомый мир, Дума, Турбо и Хлам моментально превратились из реальных пацанов в типичных лохов. Совершенно потерянные, они бесцельно бродили по дорогам, не ведая, куда идут и зачем. Так они на свою беду забрели в деревню, где лишились всех своих денег. Самое обидное, развели их самым пацанским способом. Приятели стояли у колодца и пили необыкновенно вкусную холодную воду, когда к ним подошли два здоровых мужика.
   - По какому поводу молодые паны выпивают? - поинтересовался один из них.
   - Мы не выпиваем, мы просто водички попить. Устали просто, - пояснил Дума.
   - А почему молодые паны оправдываются? - спросил мужик.
   - А кто, молодые паны, такие? И из каких мест к нам попали? - вступил в разговор второй.
   - А деньги у молодых панов есть? - спросил первый.
   - Есть. А в чем дело? - растерянно признался Дума.
   - Чегой-то молодые паны грубят. Не хотят с крестьянами вежливо разговаривать?
   - Грубят и все время оправдываются. А ну покажи деньги, - налетели на приятелей мужики.
   - Да не грублю я. Вот деньги, - Дума показал крестьянам две золотые монетки.
   Один из мужиков моментально схватил монеты.
   - Мы их забираем, поскольку вы, молодые паны, по жизни полные пустышки, а пустышкам денег не положено.
   - Караул, грабят, - закричал Дума.
   На крик пришел староста деревни.
   - Вы зачем молодых панов обижаете? - строго поинтересовался он у мужиков.
   - Мы не обижаем. Они нам сами деньги отдали. Вам, говорят, они реально нужнее. Коровку, говорят, купите или лошадку. А нам, молодым панам, деньги все равно без надобности.
   - Зачем тогда кричите, если сами отдали, - погрозил пальцем староста, - Грабят, это когда сначала долго бьют, а потом все отбирают. А когда сами отдают, а потом кричат, называется нарушением покоя и порядка. За подобное полагается вас сдать Великому Лорду, а он вас в тюрьму посадит или в каменоломню отправит. Идите-ка вы, молодые паны, подобру-поздорову из нашей деревни и больше не кричите.
   Так компания Думы осталась без средств. Приятелям приходилось питаться ягодами и грибами. От такой пищи во рту стоял привкус кислятины, а животы сводило судорогой. Когда постоянное чувство голода стало невыносимым, Дума попробовал в одной из деревень спеть песенку про пацана Буратино. К счастью его гитара последовала в другой мир вместе с хозяином. Выступление неожиданно имело огромный успех, а гонорар в виде большого круга домашней колбасы привел исполнителя в неописуемый восторг.
   Выступая в деревнях с концертами и собирая плату провиантом, приятели добрались до Мелотауна. В столице империи артистов ждала вершина успеха. Хозяин лучшего в городе трактира пригласил их выступать в заведение за жилье и питание.
   - Слышь, Хлам, меня твой шар реально раздражает, - перед выступлением приятели сидели в своей комнате, пили пиво и Дума, как главная звезда шоу, капризничал, - У меня такое ощущение, будто он на меня смотрит и за мной следит. Ты, Хлам, его выкини лучше, а то я тебя самого выкину.
   - Ты че, Дума? Зачем его выкидывать? Смотри, какой он черный и гладкий. Я его продам лучше. Кучу денег выручу.
   - Ну, продай тогда. Только чтобы я его больше не видел.
   В дверь вошел хозяин заведения.
   - Господа менестрели, пора выступать.
   - Слышь, хозяин, - не на шутку разошелся Дума, - почему нам опять пиво кислое принесли? Мы же звезды шоу бизнеса, а не лохи какие-нибудь. Вот возьмем и уйдем к конкурентам. Хозяин трактира с соседней улицы обещал кроме пива еще по медяку доплачивать.
   - Господа менестрели, я по серебряному буду доплачивать, только начните выступление. Народ внизу волнуется, вас просит.
   - Добрый я слишком, - проворчал Дума и, взяв гитару, начал спускаться в зал заведения. Его приятели последовали за ним. Появление артистов встретили громом аплодисментов.
   - Многоуважаемые паны и их мадамы, вас приветствует вокально-инструментальный ансамбль "Бирюлевские трубадуры", - объявил Турбо и Дума взял первый аккорд. Через минуту нестройный хор подпевал:
  
   Мелотаунский централ, ветер северный
   Великим Лордом для меня зло отмерено,
   Лежит на сердце тяжкий груз...
  
   Второй номер выступления был лирическим. "Вот ты опять сегодня не пришла, а я так ждал, надеялся и верил" - пел главный менестрель империи, надрывая хрупкие женские сердца. Под эту песню суровые мужчины нежно обнимали за плечи подруг, глаза которых с каждым словом песни все больше и больше наполнялись слезами.
   Завершалось выступление хитом всех времен империи Совета Великих Лордов, песенкой про деревянного пацана Буратино. Во время исполнения шедевра в заведение вошли Аня и Аннет в сопровождении Эл, ее мужа Джуни и еще трех воинов лорда Зальцера.
   - Вот они! - радостно захлопала в ладоши Эл, увидев знаменитых артистов.
   Аня не смотрела на сцену, где пел Дума. Ее больше интересовал Хлам, который ходил между столиками с черным шаром в руках и беспрерывно повторял:
   - Слышь, мужики, купите шарик.
   - Аннетик, артефакт, - Аня дернула подругу за руку и указала на Хлама.
   Аннет решительным шагом подошла к Валере и протянула руку.
   - Отдай.
   - Че? Девочка, припухла? Иди отсюда, не мешай, - отмахнулся Хлам и в тот же миг рухнул на колени. От боли Валера даже завыл.
   - Склонись перед принцессой дома Великих Лордов, смерд, - раздался голос Джуни, заломившего руку менестреля.
   - Дяденька, больно. Что вам нужно? Я все отдам, - хныкал Валера.
   - Отдай принцессе шар, - приказал Джуни. Валера послушно протянул вперед ладонь с артефактом. Затаив дыхание в предвкушении волшебства, Аня смотрела, как Аннет бережно берет в руки черный шар.
  

- 22 -

   - Аннетик, ты, правда, ничего не почувствовала? Ну, вспомни, пожалуйста. Неужели шар на тебя не среагировал. Ведь ты наследница Эмми Зальцер, - Аня очень расстроилась, что Аннет не получила магию.
   - Аня, я уже объясняла, ничего не почувствовала. Даже наоборот, когда я взяла шар, он казался теплым, а потом начал становиться все холодней и холодней, словно ему неприятно находиться в моих руках, - настойчивые расспросы подруги и ее недоверие начали понемногу раздражать принцессу.
   - Аннетик, я просто очень хотела, чтобы ты стала волшебницей. Тогда у меня была бы подруга волшебница.
   - Анечка, я не стала волшебницей, но ведь я не буду из-за этого меньше с тобой дружить. Ты все равно моя самая лучшая подруга.
   - Конечно, Аннетик, извини. Я просто расстроена.
   - Миледи, не ссорьтесь. Скоро мы окажемся на месте, и все печали сразу забудутся, - постаралась успокоить девочек Эл.
   Кавалькада принцессы Зальцер медленно двигалась по узким улицам Мелотауна. После того, как артефакт не признал в Аннет наследницу Безликого, поиски неизвестного волшебника решили продолжать. Посовещавшись, подруги предположили, вероятнее всего он потомок старой швеи Ланкастер. Уж у нее за долгую жизнь появилось достаточное количество наследников. Предложение посетить известное во всей империи ателье "Живая одежда Сью Ланкастер" с восторгом встретила Эл, и без труда убедила Джуни задержаться в столице еще ненадолго. Молодой воин был просто без ума от своей жены. После свадьбы его любовь к ней не только не уменьшилась, но даже увеличилась.
   - Спасибо, милый, что взял меня с собой в столицу, - Эл нежно поцеловала Джуни в щеку, - Я не только увидела знаменитых менестрелей, но и полюбуюсь на самые красивые в мире платья. Я так благодарна тебе.
   Разве можно, после таких слов хоть в чем-то отказать любимой?
   По мере приближения к ателье, щеки девочек и Эл покрылись легким румянцем в ожидании маленького женского праздника. Поиск Безликого, занятие необычайно интересное, но поход в магазин одежды для девочек, девушек, мам и бабушек действие совершенно особое, заставляющее трепетать их души.
   Только представьте себе, сначала вас охватывает предвкушения поиска и необыкновенных находок. А потом, когда вы заходите в магазин, начинается само таинство покупок. Ваши глаза разбегаются, вы мечетесь от одной полки к другой, блуждаете среди многочисленных вешалок и беспрерывно набираете красивые блузочки, кофточки, майечки, юбочки и брючки. Когда понимаете, в ваших руках больше ничего не уместится, вы отправляетесь в примерочную.
   Примерочная - голгофа и лобное место магазина. Трагедии, которые разыгрываются за плотно занавешенными портьерами, сродни произведениям Софокла и Шекспира. Чувства, разрывающие вашу душу, даже не снились Гамлету. Что значат его "быть или не быть" по сравнению с дилеммой "носить или не носить". У одной кофточки слишком глубокий вырез, вторая вас полнит, третья слишком коротковата. Наконец вы находите идеальную кофточку, с удовольствием любуетесь на себя в зеркало и вдруг, о, ужас, замечаете, ее цвет не гармонирует с цветом ваших ногтей.
   Наконец примерка окончена, и вы понимаете, жизнь пуста и никчемна. Ничего из выбранных вещей не подошло. Хочется поплакать или накричать на мужа. Но не стоит так отчаиваться. Возможно, в соседнем магазине, из тонны, выбранной вами одежды, подойдет одна единственная блузочка, и тогда вы поймете, счастье есть, и вы не зря родились на свет.
   Как только подруги, в сопровождении Джуни и Эл, переступили порог ателье, они попали в царство тканей. От их многообразия и расцветок кружилась голова. Блестящий атлас и нежный батист, вельвет с широким и узким рубчиком, тонкий матовый бархат и толстый плюшевый. И все сияло серебряными и золотыми нитями узоров и орнаментов. Сплетались в абстрактные картины круги, ромбы, звёзды, кресты и спирали. Манили к себе сады из листьев папируса, цветов лотоса и невиданных плодов, в которых прятались львы и грифоны. А дальше, внутри ателье ожившей мечтой висели на плечиках блузки из мягкого струящегося зефира и великолепные вечерние платья из дюшеса.
   - Какая честь для нас, сама принцесса Аннет Зальцер с подругами, - расплылся в умильной улыбке хозяин ателье, вышедший встречать высоких посетителей лично, - Конечно наша одежда не достойна вашей красоты миледи, но лучше найти в империи невозможно. Прошу вас, проходите, выбирайте, примеряйте.
   - Ах! - вздохнули одновременно представительницы прекрасной половины человечества и устремились внутрь. Хозяин громко хлопнул в ладоши, и вокруг принцессы и ее подруг засуетилось с десяток служанок.
   - Извините, господин, как я могу вас называть? - спросила Аня, крутясь перед зеркалом в пышном словно взбитые сливки платье из ткани розоватого оттенка.
   - Называйте меня господин Ланкастер, миледи. Чем я могу быть вам полезен?
   - Так вы родственник знаменитой Сью Ланкастер?
   - Да, миледи. Все, кто работает в нашем ателье, являются наследниками величайшей портнихи в мире. Секреты ее мастерства передаются только по наследству и не уходят за пределы семьи.
   - Господин Ланкастер, я дочь вождя одного из горских племен. Может быть, слышали принцесса высокогорных озер Анна?
   - Вся империя знает вас как близкую подругу принцессы Зальцер, миледи.
   - Тогда вы должны понять меня и не обидитесь, ведь я совсем недавно начала знакомиться с историей империи Совета Великих Лордов. Чем так знаменита Сью Ланкастер и почему вы называете свою одежду живой?
   - Для меня честь рассказать вам, миледи, - хозяин обвел руками свое ателье, - Взгляните вокруг. Все это и принесло Сью Ланкастер славу. Многие орнаменты и большая часть фасонов одежды придумана лично ею. А ведь она жила тысячу лет назад. Какой необыкновенный талант надо иметь для подобного предвиденья изменений в моде.
   "Или применить заклинание Оракула, - подумала про себя Аня, - Б-р-р-р. Мне уже расхотелось примерять эти платья".
   - Что же касается названия ателье "Живая одежда", это лишь дань старой легенде. Согласно ей одежда, сшитая великой швеей, обладала душой и разумом. Она сама облегала фигуру человека так, чтобы лучше подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки, грела хозяина, если тот замерзал, и пропускала свежий воздух, если человеку становилось душно. Ходили слухи, будто один маленький ребенок заблудился зимой в лесу и на него напали волки. На счастье малыша, на нем оказалась шубка, сшитая Сью. Так эта шубка сумела распугать голодную стаю и спасти ребенка.
   - Может быть, Сью Ланкастер маг? - спросила Аня.
   - Ну что вы, миледи, - рассмеялся Ланкастер, - Это сказки. Она просто была очень хорошим портным.
   - Наверно, именно так и есть, - согласилась Аня, - Извините, на столике лежит черный шар. Вы не могли бы мне его подать. Я хочу увидеть, как я буду смотреться в вашем платье с шаром в руках.
   Хозяин ателье взял шар и протянул девочке. Аня не торопилась его забирать и внимательно смотрела на хозяина.
   - Скажите, господин Ланкастер, вы сейчас ничего не почувствовали?
   - Ничего. Что я должен был почувствовать?
   - Например, укол. Или нечто очень необычное.
   - Ничего необычного я не почувствовал, кроме холода. Заберите его, миледи. Мои руки могут замерзнуть, а пальцы главный инструмент моей профессии и их необходимо беречь.
  

- 23 -

   На следующий день во время обеда в узком кругу обсуждался план дальнейшего поиска наследника Безликого. За столом присутствовали Аня, Аннет, лорд Зальцер и его мать, старая леди Зальцер, которую привезли в столовую на кресле-каталке.
   - Несмотря на неудачу, мы узнали многое, - рассказывала лорду принцесса, - Теперь ясно мы с тобой папочка никакие не волшебники.
   - Чему я очень рад, дочурка, - улыбнулся лорд, - Я люблю тебя такой, какая ты есть.
   - Мы также знаем, что и старая швея тоже не имеет никакого отношения к Безликому, - продолжила Аннет, - И самое главное, мы нашли артефакт.
   - И еще мы узнали, если шар попадает к одному из родственников двенадцати магов, но не наследнику Безликого, то становится холодным, - добавила Аня, - Ведь когда в руки брала шар я, он не менял температуры.
   - Миледи, вы обе без сомнения молодцы, - похвалил лорд подруг, - Но и я не терял времени даром. Пока вы ездили в Мелотаун, ко мне приезжал курьер из главного архива Совета Великих Лордов и привез ответ на мой запрос. Теперь нам известна судьба всех магов, перечисленных в стихах.
   - В "Песне двенадцати", Фредрик, - недовольно проворчала бабушка Аннет, - Эти стихи называются "Песня двенадцати". Раньше они хранились в монастыре Ордена Хранителей Предначертания, как мне рассказывал знакомый монах, отец Бенедикт. Наверно они сгорели вместе с монастырской библиотекой во время набега наемников лорда Вольдера.
   - Иногда мне кажется, мама, будто монахи ордена только тем и занимались, что рассказывали вам свои секреты.
   - Если бы было так, Фредрик, мы избежали бы многих неприятностей, - вздохнула старая леди.
   - С вашего разрешения, миледи, я продолжу. Из двенадцати известных нам человек девять умерли в один день.
   - В день проведения волшебником Мелом церемонии, - догадалась Аня.
   - Да, миледи. В живых остались трое: Мел Кредер, Лиз Нойман и Мара Соли. Теперь мы знаем, что и Николас Файдер остался жив, но его перенесли в другой мир. Мел Кредер умер в преклонном возрасте спустя двадцать лет после церемонии и захоронен в часовне монастыря Ордена Хранителей. Лиз Нойман ненадолго пережила брата и, как часто бывает с близнецами, вскоре разделила его судьбу. Мара Соли после смерти любимого мужа Кейта Забриски до конца жизни осталась вдовой и умерла в одиночестве через девять лет после дня совершения церемонии. Теперь о наследниках. Четверых претендентов на звание Безликого мы можем вычеркнуть: Эмми Зальцер, Сью Ланкастер, Николас Файдер и Мел Кредер...
   - Я не согласна с тобой, Фредрик, - старая леди вновь вступила в разговор, - Почему мы должны вычеркивать Мела Кредера?
   - Он почитается нашим народом как спаситель мира. Ведь после церемонии Раб Кольца исчез, а смерти прекратились. А "Книга грядущего"? В ней волшебник Мел указал нам путь, который ведет к победе над злом.
   - Сначала вверг мир в ужасную пропасть из-за своей ненависти к духам стихии, а затем указал, как из нее выбраться, - проворчала старая леди.
   - Мама, вам нездоровиться, поэтому вы так ворчливы и всем недовольны. Мел собрал магов, ради создания оружия против темного существа. Какой смысл был ему устраняться от участия в этом? Тогда я не вижу логики в его действиях.
   - Возможно, ты прав, Фредрик, - сдалась мать лорда, - Тем более что у Великого Волшебника не может быть наследников. Последний остававшийся в живых сын стал монахом Ордена Хранителей, а они дают обет безбрачия. Вряд ли в нашем случае в расчет шли троюродные тетки и внучатые племянники со стороны жены.
   - Значит, нас интересуют дети восьми человек. Пивовар Нед Брайтон и кузнец Ирв Маркус жили в селениях принадлежащих лорду Мэдведу, женились и имели каждый по куче детишек. Боюсь, за тысячу лет их наследники заполонили половину империи. Почему-то мне кажется ни тот, ни другой не имеют отношения к Безликому. Думаю, на роль Безликого выбран человек, не имеющий много наследников. Крис Нойман являлся придворным поэтом дома Великих Лордов Вольдер и жил вместе с сестрой в замке Вольдеров. Оба семей не имели, но, учитывая постоянную влюбчивость поэтов... Вы понимаете, о чем я говорю. Кейт Забриски и Мара Соли женаты, но детей не имели. Про Люка Беттера и Стиви Бесктера известно только что они родом из деревни принадлежащей Вольдерам. Впрочем, как и Забриски с женой. Я думаю вам, маленькие миледи, надо поехать в замок Вольдера и все разузнать в их личных архивах про эту шестерку.
   - Папа, ты хочешь отправить меня к человеку, который пытался причинить нам с Аней вред? - возмутилась Аннет.
   - Прости дочь, мне больше некому это поручить. Я не хочу, чтобы кто-то еще узнал о возможном существовании в нашей империи нового волшебника. Кроме того Дерик Брек сейчас совсем не опасен. В принципе, он даже и не был никогда особо злым, просто обижен на весь мир и пытался мстить всем подряд. Я дал ему понять, что никто и не собирается его обижать, и он успокоился. А еще в замке Вольдера сейчас находится ваш ненаглядный Майти. Вот уж кто точно никогда и никому не позволит вас обидеть. С таким могущественным защитником я за вас спокоен.
   - Дядя Фредрик, а сам лорд Вольдер. Ведь он вернулся.
   - Вернулся, но очень больным и находится под охраной в больнице Мелотауна. Его психика надломлена и иногда он начинает нести полный бред. В основном он говорит о тебе Аннет. Утверждает, будто Предначертание не выполнено до конца, и ты должна завершить начатое. Якобы ему суждено судьбой помогать тебе, только так он сможет искупить грехи. Сейчас его лечат, а когда он поправится, предстанет перед судом Совета Великих Лордов. Каждый преступник должен понести наказание за свои преступления. Миледи, мы договорились?
   - Конечно, папочка, раз ты просишь, - согласилась Аннет.
   - И мы очень соскучилась по Майти, - поддержала принцессу подруга.
   - Вот и хорошо. Отправитесь в путь завтра утром вместе с небольшим отрядом во главе с Джуни. Думаю, и Эл напросится вместе с мужем. Они неразлучны и скоро об их любви начнут сочинять поэмы.
  

- 24 -

   Дерик спал и ему снился чудесный сон. Во сне он шел по полю, а за ним его ждало нечто очень хорошее. "Может быть, именно там я найду свою счастье" - думал Дерик, шагая по свежескошенной траве. Светило яркое солнце, даже во сне Брек чувствовал необычайно пряный запах луговых цветов. Он устал и очень хотел спать. "Как же так? - удивлялся сам себе Дерик - Разве можно хотеть спать во сне? Ничего, я прилягу на минуточку, а потом обязательно дойду до своего счастья". Он лег на траву и закрыл глаза, пытаясь заснуть, но над его ухом навязчиво жужжала большая муха. "Надо просыпаться и идти дальше" - решил Дерик и попытался подняться с травы. Вдруг муха начала расти. Достигнув размера взрослого человека, она заявила младшему Вольдеру: "Надо жить новым днем, полный человек". Дерик открыл глаза еще раз, уже в настоящей жизни и увидел около своей кровати духа стихии. Заметив, что Брек проснулся, Майти повторил.
   "С первым лучом солнца тебя, полный человек. Пора начинать жить новым днем".
   - Майти, почему надо вставать в такую рань?
   "Мои маленькие дружки едут сюда. Надо готовиться встречать их".
   - Какие дружки? - спросонья Дерик не понял о ком идет речь, - Откуда ты знаешь?
   "Дружка принцесса и дружка дружки принцессы, - пояснил дух стихии, - Я не знаю, я чувствую. Их эмоции полны мной и они приближаются".
   "Если я правильно понял, ко мне в гости едет Аннет Зальцер и ее подруга" - догадался Брек.
   Через полчаса Дерик с отвращением поглощал холодную манную кашу с комочками, приготовленную его старыми слугами взамен неизменной овсянки, которую Брек наотрез отказался есть. "В сущности, овсянка очень даже не плохая пища. Зря я на нее так взъелся. Лошади овес всю жизнь едят и не жалуются" - с тоской думал незаконнорожденный отпрыск Великого Лорда. Чтобы отвлечься от каши, Дерик посмотрел на Майти, терпеливо ожидавшего окончания завтрака. После появления в замке духа стихии жизнь Брека изменилась в лучшую сторону. Во-первых, у него появился необычайно интересный собеседник. Во-вторых, он вновь занимался интересным делом, ежедневно придумывая все новые и новые пути развития империи. Правда, надо честно признать, большая часть его идей Майти забраковал.
   "Интересно, почему я испытываю к этому существу такую симпатию? - мысленно задал сам себе вопрос Дерик - Даже к сводному брату я не испытывал таких чувств. Да я уважал его, но не любил. Может быть потому, что Майти также одинок в мире, как и я. Единственный выживший дух стихии никогда не встретит себе подобных".
   Размышления Брека прервал Майти.
   "Почему человеки такие скучные, когда принимают пищу? Духи стихии никогда не принимают пищу. Нам некогда скучать. Поторопись, полный человек".
   - Майти, если бы ты принимал то, что сейчас принимаю я, тебе не только торопиться, тебе вообще жить расхотелось бы. Кстати, почему ты называешь меня полным человеком?
   "Ты слишком переполнен эмоциями, но все чувства направлены внутрь твоего существа, на себя самого. Их в тебе собралось слишком много и им уже не хватает места. Если ты, полный человек, не выпустишь их в живой мир, то скоро лопнешь".
   "Буль-буль-буль" раздалось в голове у Дерика. Дух стихии смеялся.
   - Он еще и смеется надо мной, - возмутился Брек, - Майти, а бывают пустые люди?
   Смех резко оборвался.
   "Бывают, полный человек. Твой наполовину брат - пустой человек. Все его эмоции направлены в живой мир, а внутри мертвый мир".
   - Расскажи мне еще о людях, - попросил Дерик.
   "С первой стороны человеки большие существа и обладают многими знаниями. Но со второй стороны они не пользуются знаниями и те покрываются пылью в их голове. Чем старше люд, тем больше пыли в его голове. Человеки забывают, что могут жить только в живом мире и стараются сделать мир мертвым. Пыль не дает человекам понять, убивая живое, они изменяют будущее. Люд растопчет цветок, и будущее немного изменится. Люд убьет животное, и будущее изменится еще больше. Если бы знания человеков не пылились, вы бы понимали, однажды люд прихлопнет комара и будущее исчезнет совсем".
   Дверь открылась, и в столовую вошел пожилой слуга.
   - Милорд, позавтракал? Можно убирать посуду?
   - Да. И еще, приготовьте к вечеру комнаты для гостей и позаботьтесь о приличном ужине. И никакой манной каши.
   Старик повернулся и направился к двери. На полпути он остановился и повернулся к Дерику.
   - Милорд, мне что-то говорил? - Немного помолчав, слуга спросил.
   - Милорд не знает, зачем я сюда приходил?
   - Все придется делать самому, - воскликнул Брек, с радостью отодвигая от себя тарелку с недоеденной кашей, - Ничего не поделаешь, все мы состаримся, и всех нас ждет склероз. Не выгонять же стариков, преданно служивших нашему дому всю жизнь. Идем, Майти. Приготовимся к встрече твоих дружек.
  

- 25 -

   Дерику все-таки удалось расшевелить своих слуг, и когда, незадолго до ужина кортеж принцессы Зальцер прибыл в замок, к встрече гостей все оказалось готово. Аня и Аннет настороженно отнеслись к Бреку, но присутствие Майти и корректное поведение Дерика немного успокоило девочек. Тем не менее, Джуни ни отходил от принцессы и ее подруги ни на шаг. За ужином Аннет рассказала хозяину замка о цели своего визита.
   - Не знаю, зачем вам эти сведения... - начал говорить Дерик, но Джуни сухо прервал его.
   - Это делается по поручению лорда Зальцера в интересах Империи.
   - ...Но с удовольствием передам вам их, миледи, в знак глубокого расположения к вам и вашему отцу, - продолжил Брек, делая вид, будто не замечает слов Джуни, - Крис Нойман и его сестра похоронены здесь, на семейном кладбище семьи Вольдер. Подробное описание жизненного пути великого поэта вместе с его избранными произведениями можно найти в библиотеке замка. Я предоставлю книгу вам после ужина. Что касается остальных четырех людей, то об их судьбе мне ничего не известно. Возможно, информацию можно найти в церковной книге их прихода. Вам известно, из какого села они родом? Если нет, придется наведаться в гости ко всем окрестным священникам. Миледи позволит сопровождать вас?
   - Не позволит. Объясните дорогу Джуни. Нас будет сопровождать он и его воины, - ответила принцесса. Несмотря на уверения отца, она не доверяла Дерику.
   После ужина Аня и Аннет уединились в своей комнате с томиком стихов Ноймана. Уютно устроившись на кровати принцессы и обложив себя со всех сторон набитыми пухом подушками, подруги принялись за чтение.
   Оказалось, великий поэт был молод. Умер Нойман, когда ему едва исполнилось девятнадцать лет. Как указывалось в жизнеописании, у брата и сестры не осталось никакой родни. Отец погиб еще до их рождения, а мать во время родов. Воспитывала Нойманов бабушка, кормилица тогдашнего лорда Вольдера. Несмотря на юный возраст, поэт стал необыкновенно популярным, особенно среди дам всех возрастов. Толпы женщин со всех концов империи стремились к замку Вольдеров, дабы увидеть своего кумира и услышать его выступления. Впрочем интерес противоположного пола не нашел отклика в сердце Криса. Он не только не женился, но даже, ни разу не влюбился. Такое количество поклоняющихся ему девушек, не позволяло Нойману выбрать среди них одну единственную. Кумир миллионов не может принадлежать одной. В свою очередь, сестра поэта восхищалась своим братом, считала своей судьбой заботу о гении и замуж не собиралась. Таким образом, выходило, наследников у Нойманов не могло быть.
   Выяснив необходимое, подруги стали читать стихи Криса, а, прочитав первую строчку, уже не могли остановиться. Какое-то волшебное очарование скрывалось в простых словах, сложенных поэтом в кружева стихов. Оно околдовывало душу и уносило в мир, где царило единственное божество - поэзия Криса Ноймана. Девочки одновременно оторвались от книги, посмотрели друг на друга и вместе произнесли одни и те же слова.
   - Ах, если бы он был жив, я влюбилась бы в него.
   Неизвестно к чему бы еще привело подруг чтение книги, но раздался стук в дверь, и в комнату робко вошла Эл.
   - Миледи, разрешите мне немного побыть с вами.
   Девушка казалась очень бледной.
   - Конечно, Эл. Тебе нездоровится?
   - Вы так добры ко мне, миледи. У меня кружится голова и немного тошнит, а Джуни расставляет в замке посты. Не хотелось оставаться в комнате одной и я рискнула постучаться к вам.
   - Правильно и сделала, - поддержала девушку Аня, - Что нам для тебя сделать.
   - Спасибо, мне ничего не надо, но может быть вы миледи, расскажете мне о мире, из которого прибыли к нам? Это немного отвлечет меня.
   - Хорошо, Эл. О чем именно тебе рассказать?
   Ответить девушка не успела, в комнате пройдя сквозь стену, появился Майти.
   - Извините, миледи, я лучше пойду к себе, - заторопилась Эл, - Наверно, Джуни уже вернулся.
   "Я пришел к маленьким дружкам взаимно разделить знания, - сказал дух стихии, оставшись наедине с подругами, - Я чувствую где-то рядом незнакомую мне магию. Маленькие дружки знают ее?".
   - Мы знаем ее. Не беспокойся. Скоро ты будешь не одинок.
   "Ко мне придет еще один дух стихии?" - обрадовался Майти.
   - Нет. К тебе придет человек, но он тоже будет владеть магией.
   "Человеки, которые волшебники, не любят духов стихии. Я не хочу прихода такого люда".
   - Не беспокойся, Майти. Люд будет хорошим, и вы с ним подружитесь.
   "Я верю маленьким дружкам. Ваши эмоции полны добра, но мои чувства тревожны. Поэтому я буду внимательно слушать эмоции человеков внутри замка и оберегать своих дружек".
   Дух стихии начал растворяться в воздухе, но неожиданно снова материализовался в комнате.
   "Маленькие дружки должны знать, рыжеволосый люд - необычный люд. Внутри него два живых люда. Теперь Майти прощается до первого луча солнца".
   - Он об Эл? Что значат его слова? - спросила Аннет, когда дух стихии исчез.
   - Аннетик, неужели ты не поняла? У Эл будет маленький ребеночек, - рассмеялась Аня.
   - Здорово! Джуни будет счастлив, когда узнает. Ведь пока никто не знает. Да?
   - Майти вряд ли рассказал кому-то еще, кроме нас. Аннетик, давай договоримся, мы тоже пока не будем никому говорить. Это плохая примета. Вдруг Эл еще и сама ни о чем не догадывается.
   - Клянусь нашей дружбой, никому ничего не скажу, - серьезно заявила принцесса, - Теперь ты клянись.
   - Клянусь нашей дружбой, - повторила вслед за подругой Аня, - Интересно кто родится, мальчик или девочка?
   - Я хочу девочку. Такую же красивую, как Эл, - чуть подумав, сказала Аннет.
   - А я хочу мальчика. Я всегда мечтала о братике. Ведь вместо сестренки у меня есть ты, Аннетик.
   Подруги еще немного поболтали о будущем ребенке Эл и не заметно для себя крепко заснули.
  

- 26 -

   Ранним утром следующего дня конный отряд принцессы Зальцер направился к самому удаленному от замка церковному приходу. День выдался по-настоящему осенним. Над землей нависли свинцовые облака. Беспрерывно лил холодный дождь, и дорога превратилось в месиво из глины. Утопая в грязи, лошади нехотя передвигали ноги. Настроение у подруг и сопровождавших воинов было сродни погоде, таким же сумрачным и беспросветным.
   Когда путники добрались до сельской церкви, на их одежде не осталось не единого сухого места. Суетливый приходской священник провел девочек в свой жарко натопленный дом, а его жена помогла им переодеться в сухую одежду. Вскоре к девочкам присоединился Джуни, который принес церковные книги. Остальные воины укрылись от непогоды под навесом во дворе.
   - Вот, дети мои, навар на травах, - священник разлил в глиняные чашки горячее питье, - Он поможет вам быстрей согреться и вернет силы. Больше ничего предложить не могу, ибо сегодня среда, а по средам истинно верующим положено хранить пост до вечера и вкушать единожды.
   Отхлебывая маленькими глотками обжигающий ароматный напиток, подруги углубились в изучение записей о рождении и смерти прихожан. Поиски оказались успешными, и они обнаружили древнюю запись об отпевании и захоронении на сельском кладбище Люка Беттера. Заглянув в еще более древние времена, девочки обнаружили записи о венчании того же Люка Беттера на девице Кэти Поддер и рождении у них сына. В более поздних книгах тоже встречалась фамилия Беттеров. Они рождались, венчались, умирали и снова рождались. Последняя запись произвели четыре года назад и она сообщала о смерти Джейса Беттера в возрасте шестидесяти одного года.
   - Скажите, святой отец, вам знаком Джейс Беттер, - обратилась к священнику Аннет.
   - Мне известны все мои прихожане, дочь моя. Джейс никогда не пропускал воскресную службу, ежемесячно исповедовался и принимал причастие. Бог взял его к себе четыре года назад и сейчас душа Джейса пребывает в раю.
   - А его семья? Дети?
   - Его жена, да будет земля пухом доброй женщине, умерла за три года до смерти самого Джейса. А дети... У Беттеров был сын, очень вздорный юноша. Вот уж у кого не находилось ни капли святости. Лет двадцать назад бросил родителей и отправился на заработки в Союз Королевств. С тех пор от него даже весточки ни разу не приходило. Никто не знает где он сейчас.
   - Спасибо, святой отец, - поблагодарила священника принцесса.
   - Вот мы все и выяснили о Люке Беттере, заклинателе сил ветра и дождя, только это ничего не дает. - грустно сказала Аня, - В Союз Королевств не просто попасть. Что будем делать дальше, Аннетик?
   - Обсохнем и вернемся в замок, а завтра поедем в ближние приходы. Если повезет, успеем объехать их за один день. Потом вернемся к папе и расскажем о наследнике Люка Беттера. Папа обязательно что-нибудь придумает.
   В доме наступила тишина, лишь поленья трещали в печи. Горячий навар согревал изнутри, а жар от печи снаружи. Стало тепло и уютно. Девочек клонило в сон, и разговаривать совсем не хотелось.
   -Джуни, как себя чувствует жена? - прервала тишину Аня.
   Такой уж характер, не могла она долго молчать. Тайна Эл так и вертелась на языке, не давая покоя.
   - Плохо, миледи. Жалуется на головокружения и тошноту.
   Девочки многозначительно переглянулись.
   - А она не рассказывала тебе причину?
   - Говорит, укололась булавкой в ателье Сью Ланкастер и началось. Хотя я смотрел ее руку. Ранка крохотная и даже не распухла.
   - Что-то я не припомню случаев, когда от укола булавки тошнило, - улыбнулась Аня.
   - И не говорите, миледи. Я предлагал ей ранку бальзамом смазать или к доктору в Мелотаун отвезти. Ни в какую. Я и сюда Эл уговаривал не ездить, а остаться во дворце, но разве ее переубедишь? Мы Кредеры кремень, от своего не отступаемся. Так она любит поговаривать, так и есть на самом деле.
   - Как она любит поговаривать? - моментально вышла из состояния сладкой дремоты Аннет.
   - Мы Кредеры кремень, от своего не отступаемся, - повторил Джуни, удивленный реакцией принцессы.
   - Джуни, разве у Эл фамилия Кредер? Я присутствовала на вашем венчании и во время священного обряда ее называли Эл Теннер.
   - Конечно Теннер. У нее отец Теннер и мать Теннер, значит и Эл тоже Теннер. Просто Дик Теннер, славный воин, но погиб в схватке с разбойниками, когда я еще маленьким был. Он и привез жену из села на самой границе империи. А девичья фамилия его жены Кредер. Поэтому Эл так и говорит. Она еще смеялась, мать ей рассказывала, будто у них половина деревни Кредеры, а другая половина Файдеры.
   - Но ведь Кредер - фамилия волшебника Мела, - воскликнула Аня.
   - Я не знаю, миледи. Для народа он всегда просто Великий Волшебник Мел.
   Аня встревожено посмотрела на подругу.
   - Аннетик, ты понимаешь? Эл наследница Кредера и два дня назад она уколола себе руку.
   - Я понимаю. Джуни, седлай коней. Мы немедленно возвращаемся в замок.
  

- 27 -

   Эл с ужасом поняла, давно наступил день, и она просыпается. Значит, все начнется снова. Головокружения, когда в глазах начинает темнеть, и ты судорожно хватаешься за все подряд, лишь бы не упасть. Тошнота, когда нет сил, даже смотреть на еду и самое страшное - голос.
   Впервые он прозвучал в ателье Сью Ланкастер. Эл видела, как миледи Аня, взяла черный шар, как красиво он оттенял пышное розовое платье миледи, и ей сразу захотелось посмотреть на себя с шаром в руке. Для Эл Аню всегда окружал притягательный ореол таинственности. Конечно, Аннет дочь их Великого Лорда и все любили ее. Но принцессу просто любили, а на миледи Анну мечтали походить все девушки дворца Великих Лордов Зальцер.
   Эл взяла шар в руки и сразу захотела его бросить, потому что пальцы обожгло невидимым огнем и острая игла вонзилось в ладонь. Тогда и прозвучал впервые голос в ее голове.
   "Спокойно. Делай вид, словно ничего не случилось" - приказал он девушке, и Эл повиновалась. Она и дальше выполняла все его приказы.
   "Ходи по дворцу, все слушай и запоминай" - велел голос, и она ходила.
   "Ты должна поехать вместе с мужем в замок Вольдера" - и она пустила в ход все свое обаяние и уговорила Джуни взять ее с собой, хотя самой было невыносимо плохо и даже не хотелось шевелиться.
   Узнать откуда прибыла Аня, тоже велел голос, а иногда голос помогал по-новому увидеть давно знакомые вещи.
   "Какая принцесса Аннет миленькая сегодня утром" - думала Эл, но голос поправлял ее.
   "Как надоели эти две противные девчонки, вечно сующие нос, куда не надо - возражал голос - Чванливые никчемные создания, одной из которых повезло родиться принцессой, а другой стать ее подругой".
   Эл еще раз смотрела на Аннет и подругу принцессы и соглашалась с голосом. Обе девочки казались ей очень неприятными.
   Так продолжалось уже два дня и Эл боялись, третьего дня двойной жизни она не выдержит и сойдет с ума.
   Девушка осторожно приподнялась на кровати и опустила ноги на пол, ожидая нового приступа тошноты, но ничего не произошло. Даже голос исчез из ее головы. Необычное воодушевление охватило Эл. Казалось, в мире все стало подвластно ей, и тогда девушка поняла - свершилось. Они соединились и стали единым целым. Она, стала голосом, а голос стал ею.
   Эл захотелось есть. Поняв, насколько сильно проголодалась за эти два дня, девушка направилась на кухню. Проходя мимо столовой, Эл увидела Дерика Брека и духа стихии.
   "Мерзкое животное, возомнившее себя равным человеку" - зло прошипела себе под нос Эл. Как же она ненавидела похожее на студень безногое создание, но теперь-то Эл знала, как поступить.
   Утолив голод, девушка нашла в кладовой кусочек мела и поднялась в комнату принцессы Зальцер. Начертив на полу пентаграмму и встав в ее центре, Эл стала шептать слова призывного заклинания.
  

- 28 -

   Дождь закончился и Дерик решил немного прогуляться. Он так раз вышел во двор замка, когда в арку галопом влетели всадники во главе с Аннет Зальцер.
   - Господин Брек, где Эл? - крикнула принцесса, соскакивая с коня.
   - Я видел ее в вашей комнате, миледи.
   Услышав ответ, девочки стремглав бросились вверх по лестнице. Заинтригованный Дерик устремился вслед за ними.
   Вбежав в свою комнату, подруги увидели Эл, стоящую в центре нарисованного мелом геометрического узора. Лицо девушки искажала хищной улыбкой. Напротив Эл в воздухе беспомощно висел Майти. Из груди духа стихии вытекал ручеек золотой пыли и исчезал в скрещенных ладонях Эл.
   - Эл, что ты делаешь? - удивилась Аннет, останавливаясь на пороге.
   - Разве ты не видишь? Она убивает Майти, - Аня кинулась на Эл и вытолкнула девушку из центра пентаграммы. Ручеек золотой пыли прервался. Лишь редкие пылинки выпадали из груди духа стихии и, сверкая падали на ковер рядом с Майти.
   - Ах ты, дрянь, - крикнула Эл и резко вскинула указательный палец, направив его на девочку. Невидимая сила схватила Аню и сильно стукнула головой о стену. Потеряв сознание, девочка сползла по стене на пол.
   Тогда то на пороге комнаты и появился Дерик. "Полный человек, убей рыжеволосого люда, он зло" - прошептал Майти и начал превращаться в туман, окутывая собой Аннет. В интонациях духа стихии явственно звучали страх и боль.
   Заметив Аню, беспомощно лежащую на полу около стены, Брек не раздумывая, выхватил меч и бросился на Эл. Дерик доверял Майти гораздо больше, чем кому-либо из людей.
   "Маленький дружка принцесса - услышала принцесса духа стихии - Майти умирает. Волшебство покидает меня, я обречен. Пусть лучше моя магия достанется тебе. Скорей бери вторую дружку за руку, и бегите отсюда. Бегите в другой мир. Я научу тебя. Быстрей. Осталось несколько мигов". Словно очнувшись от забытья, Аннет бросилась к Ане и обняла подругу.
   Эл потратила слишком много магических сил, пытаясь заманить духа стихии в ловушку. Магии для второго удара, подобного нанесенному Анне пока еще не хватало. Поэтому, увидев перед собой обнаженный клинок, девушка с визгом бросилась в коридор. Дерик выскочил следом.
   В коридоре находился Джуни, направляющейся к принцессе с целью узнать, в чем дело.
   - Он хочет убить меня, - крикнула Эл и забежала за спину мужа. Недолго думая, молодой воин обнажил клинок и вступил в схватку.
   Передохнув и вновь почувствовав прилив магических сил, Эл применила к Дерику заклинание обездвиживания и спокойно направилась обратно в комнату принцессы. К ее разочарованию девочек она там уже не нашла, а останки духа стихии маленьким облаком тумана расплывались над ковром.
   Брек считался очень хорошим фехтовальщиком. Убивать Джуни он не хотел и, спокойно отбиваясь от ударов молодого воина, просчитывал, куда надо ранить соперника, чтобы обезопасить себя, не причинив сопернику большого вреда. Приняв решение, Дерик приготовился нанести решительный удар, но неожиданно понял, что не в состоянии пошевелить рукой. Не имея возможности сдвинуться с места Брек, словно в страшном сне смотрел, как в его грудь входит клинок.
   "Странно. Я сам хотел убить горскую принцессу, а умираю, защищая ее" - мелькнуло в голове Дерика перед смертью. Господин Брек редко ошибался. Не ошибся он и сейчас. Он действительно спас жизнь Ани и Аннет. Отвлекая внимание наследника Безликого на себя, Дерик выиграл время и дал духу стихии возможность передать Аннет остатки своей магии перед гибелью и помочь девочкам переместиться в другой мир.
  

- 29 -

   Аня очнулась на полу в своей комнате. Страшно болела голова. Рядом на коленях сидела Аннет и гладила руку подруги.
   - Я дома? - удивилась Аня, - Что с Майти?
   - Майти умер, - ответила принцесса, уткнулась лицом в плечо подруги и горько заплакала.
   Спустя тысячелетие Мел Кредер все-таки добился своей цели. Он сумел уничтожить всех духов стихии.
  
  
   Приключение четвертое,
   Которое повествует о Королеве-ведьме:
  
  

- 1 -

   Фредрик Зальцер стоял у распахнутого окна зала заседаний Совета Великих Лордов и с тоской смотрел на темные улицы Мелотауна. Холодный осенний ветер осыпал лицо лорда мелким дождем, но Зальцер не замечал его. Его душу терзали мрачные мысли. Лорд вновь потерял свою дочь.
   Во время поисков наследника Безликого, принцесса отправилась в замок Великих Лордов Вольдер и бесследно исчезла. Вместе с Аннет исчезли ее подруга, Джуни, командир отряда охраны принцессы и его молодая жена Эл. Но самое удивительное, пропал дух стихии, и, ни воины отряда охраны Аннет, ни слуги Брека не смогли вспомнить, что происходило в замке в день, когда исчезла принцесса, а Дерика Брека обнаружили мертвым.
   "В очередной раз я допустил ошибку, - клял себя Зальцер, - Снова поставил интересы империи выше интересов семьи. Не следовало посылать девочек в замок Вольдера, но ведь ничего не могло им там угрожать? Потенциальную опасность мог представлять только дух стихии, ведь не зря во всех трудах историков говорится об их опасности для людей и о подвиге волшебника Мела. Даже если девочки сумели найти наследника Безликого, он не мог причинить вред людям. Волшебник - свет и добро, дух стихии - зло. Эта истина известна в империи каждому с детских лет, а раз Майти для Аннет, словно ручной зверек, чего еще опасаться? Лишь бы все обошлось, и Аннет нашлась. Тогда я брошу все, уединюсь в своем дворце и посвящу себя полностью воспитанию дочери. Хватит слушать мать с ее вечными мечтами о моей выдающейся политической карьере. К черту интересы империи. Я уже навсегда потерял из-за них Лизбет, а теперь теряю Аннет".
   - Милорд Зальцер, есть новая информация о вашей дочери, - поинтересовался подошедший к окну лорд Мэдвед.
   - Нет, милорд. Ничего нового, - сухо ответил Фредрик.
   - Да уж, времена настали. У Великих Лордов исчезают дети, словно у простых крестьян, а народ рассказывает сказки о непонятно откуда взявшихся колдунах.
   - О каких колдунах? - насторожился Зальцер.
   - Вы не слышали, милорд? Вся империя полна слухов о рыжеволосой ведьме и ее чудесах. В одном месте она, якобы, превратила в пыль обступивший деревню лес, в другом высушила реку. Поговаривают даже, будто она может превращать навоз в золото высшей пробы...
   Лорд Мэдвед не успел завершить свой рассказ, в зал торопливо вошел архиепископ Сир.
   - Прошу простить за опоздание, милорды. Через минуту начнем, - сказал он, усаживаясь в свое кресло.
   Но начать заседание так и не удалось. Лишь только Великие Лорды заняли свои места, двери зала распахнулись и в помещение, куда не имел право входить никто кроме членов Совета, вошла девушка с вьющимися рыжими волосами и веснушчатым лицом. Рядом с девушкой шел молодой воин с обнаженным мечом в руках.
   Зальцер от удивления поднялся из кресла.
   - Эл? Джуни? Что произошло? Где Аннет?
   - Зовите меня Мэлла, милорд, - улыбнулась девушка, - Мне кажется, это имя подходит мне больше.
   - Где моя дочь? - уже с угрозой в голосе спросил Фредрик.
   - Понятие не имею, да и не важно. Судьба одного ребенка не имеет значения, когда речь идет о счастье всего человечества?
   - Кто вы такие, в конце концов, и по какому праву вошли сюда? - закричал лорд Мэдвед, приходя в себя после удивления от такой невиданной наглости.
   - Чтобы принести вам радостную весть, милорды. Тяготы управления империей больше не будут давить на ваши плечи. Я возлагаю эту обязанность на себя, а вы станете мне помогать. О, мы с вами наделаем столько великих дел, благодарные потомки устанут их перечислять. Ссравняем с землей горы, повернем вспять реки и построим города на месте лесов и болот. Мы укротим дикую природу и превратим ее в послушную служанку человека. Мы...
   - Кто дал вам право менять порядок вещей, установленный богом и достойны ли вы власти, к которой стремитесь? - с трудом сдерживая гнев, спросил архиепископ.
   - Бог на небе, а я здесь, - рассмеялась Эл, - Отныне я ваш бог и ваши судьбы в моих руках.
   - Эл или Мэлла, я никогда не признаю вашу власть над собой. Церковь проклянет вас и тех, кто пойдет за вами.
   - Вы объявляете мне войну? Она будет короткой. Эль петрифазе, - крикнула девушка, повернув открытую ладонь в сторону архиепископа. Луч света ударил в его грудь, и через мгновение в кресле вместо живого человека оказалась каменная статуя.
   - Его памятник будет хорошим урокам всем тем, кто захочет перечить мне, - карие глаза Эл весело сияли.
   - Как ты смеешь, - выхватив свой длинный меч, Зальцер метнулся к девушке, но на его пути встал Джуни. Эл повела рукой, словно натягивала невидимую нить перед Зальцером. Споткнувшись, лорд потерял равновесие, и меч Джуни вошел в плечо Фредрика. Из раны хлынула кровь, и лорд упал на паркетный пол зала.
   - Простите, милорд, я слишком люблю ее. Даже такой, какой она стала, - прошептал юноша, склонившись над Зальцером.
   - Браво, мой милый, - похвалила девушка воина, - Добей его, и ты заслужишь поцелуй от меня.
   - Прошу тебя, не заставляй меня. Милорд был мне вместо отца.
   - И это муж Великой Волшебницы. Так слаб, еще чего доброго расплачется. Ты не оправдываешь моей любви, Джуни. Раз тебе так жалко Зальцера, отправляйся-ка вместе с ним в его дворец и крепко сторожи там своего ненаглядного лорда. Учти, если он еще раз появится на моем пути, я уничтожу его.
   Эл отвернулась от Джуни и обратила свой взор на членов Совета, которые в оцепенении наблюдали за происходящим.
   - Кто еще, милорды, не признает мое право на власть? - очаровательно улыбаясь, поинтересовалась девушка.
   Лорд Мэдвед тяжело поднялся со своего места и подошел к Эл. Преклонив перед наследницей Мела Кредера колени, он коснулся губами подола ее платья.
   - Ваше Величество, дом Великих Лордов Мэдвед признает вашу власть над собой и клянется служить вам верой и правдой.
   "Как приятно ощущать свою безграничную власть над людьми, - думала Эл, наблюдая за членами Совета Великих Лордов, по очереди присягающих ей на верность, - Еще приятней, чем убивать духов стихии. Отныне я не человек, я живой бог. Единственный во всем мире маг".
   А может быть, это думала не сама девушка, а поработившей ее душу и тело Мел Кредер.
  

- 2 -

   Ярко сияя в свете фонарей, за окном падал густой снег. Крупные снежинки прилипали к стеклу, медленно таяли и превращались в капли воды. Где-то там, за стенами дома, стояла середина зимы, но на крохотной кухне в квартире Николаса Файдера царили тепло и уют. Зеленый абажур отбрасывал причудливые тени, чашка ароматного чая грела пальцы Аннет, а во рту девочки таяли сладкие и нежные кусочки "Медовика".
   Принцесса сидела в одиночестве, пока хозяин квартиры укладывал спать свою маленькую дочь Светлу, и ждала когда за ней заедет мама подруги. Уже два месяца прошло с того злосчастного дня в замке Вольдеров, когда в последний миг перед смертью дух стихии отдал Аннет свои магические силы. Принцесса жила в семье Ани, окруженная заботой и лаской, но ее сердце разрывалось от тревоги за отца.
   Да, Аннет владела магией, но не умела ей пользоваться и вернуться в свой мир не могла. Девочка пришла в отчаянье, но Аня нашла выход из сложившейся ситуации. Она вспомнила о единственном человеке, способным научить Аннет управляться с магией, Николасе Файдере и бывший волшебник без лишних уговоров согласился передать принцессе свои знания.
   Дверь тихо отворилась, и на кухню вошел хозяин квартиры.
   - Заснула, - радостно прошептал он, - Стоит всего лишь три раза прочесть ребенку "Песнь двенадцати" и тот сразу засыпает. Крис Нойман все-таки не зря считался величайшим поэтом и магом. Анина мама не звонила?
   - Нет. Наверно в пробке стоит. Видите, какой сегодня снегопад? - Аннет потянулась за новым кусочком торта, но с удивлением обнаружила, коробка пуста, - Ой, дядя Николас, извините, я весь "Медовик" съела.
   - Ничего страшного, - успокоил девочку Файдер, - волшебникам необходимо много сил и маленькие колдуньи должны есть много сладкого.
   - Так неудобно. Даже Аня говорит, если меня оставить наедине с "Медовиком", то торт сразу непонятным образом исчезает. Вы и так со мной возитесь, а я еще Светлу объедаю.
   - Перестаньте, миледи, - грустно улыбнулся Николас, - Я не вожусь, я наслаждаюсь. Знаете, каково быть магом без магии? Это словно собака без косточки или музыкант без любимого инструмента. Или, уж совсем грустное сравнение, словно художник без рук. Обучая тебя, я вспоминаю, как прекрасно я умел рисовать. Знаешь, почему я стал читать Светле на ночь "Песнь двенадцати"? Мне каждую ночь снится, вот мы стоим на поляне перед церемонией радостные и счастливые. Кейт Забриски и Мара Соли держатся за руки, Лиз Нойман помогает брату записывать стихи. А чаще всего снится твоя, не знаю сколько раз про-, бабушка Эмма. Они все умерли тысячу лет назад, а я жив. Вот только Мел мне совсем не снится.
   - Потому что он врун. Обманул сначала духов стихии, а потом обманул вас, магов. Он всегда загребал жар чужими руками. Загадывал желания, а люди умирали. Делал оружие против Раба Кольца из других волшебников, а сам постарался остаться в сторонке. Даже убил темное существо ваш великий волшебник не сам, а заставил меня. Ненавижу вашего Кредера! Никогда не прощу ему смерть Майти.
   - Не знаю, девочка, не знаю. Может быть, его поступки диктовались заботой о будущем человечества.
   На кухне повисла тягостная тишина. Когда молчать стало совсем не выносимо, Николас предложил.
   - Позанимаемся еще, пока за тобой не приехали?
   Аннет насуплено кивнула головой.
   - Запоминай. В каждой клеточке твоего тела живет энергия магии. Для совершения волшебства всю энергию надо собрать в одном месте, например на кончике указательного пальца и мысленно направить на нужный тебе предмет. Но это еще не все. Одновременно ты должна мысленно представить себе, что ты хочешь с этим предметом сделать и произнести названия действия на древнем языке.
   - Я помню, дядя Николас.
   - Тогда пошли тихо в мою комнату, и компенсируешь Светле исчезновение торта, - улыбнулся Файдер, - Зажжешь волшебную гирлянду на новогодней елке.
   Елка стояла в углу, и пока на ней еще не висели ни игрушки, ни праздничные огни. Встав в противоположном конце комнаты, Аннет попробовала собрать энергию и метнуть ее в дерево. Раздалось шипение, над ветвями появился сизый дымок, но быстро развеялся.
   - Соберись, Аннет. Ты должна уметь концентрироваться, даже если тебя разбудят среди ночи, - недовольно прикрикнул на девочку Николас.
   Аннет попробовала еще раз собрать всю свою силу в одном месте. На этот раз у нее получилось лучше. Аннет почувствовала, как внутри нее словно натянулась тетива лука. Резко вскинув руку, принцесса направила палец на елку и крикнула: "Эль ардер". Над елкой взметнулось яркое пламя. Перепуганная девочка представила себе море и крикнула: "Эль инандэ". С потолка на бедное дерево вылился тропический ливень.
   Пока Аннет и хозяин квартиры пыталась собрать воду с пола, Николас делал принцессе выговор.
   - Волшебник не должен быть таким рассеянным? Вместо "эль брилле" - сиять, ты крикнула "эль ардер" - гореть.
   Неизвестно, удалось бы спасти от потопа соседей снизу, но, к счастью, на помощь к магам вовремя пришла мама Ани и втроем они последствия неудачного волшебства успешно ликвидировали.
  

- 3 -

   Эдарт Хохер, Верховный Правитель Союза Королевств, пребывал в подавленном и угрюмом настроение. Из-за депрессии и ощущения неотвратимого приближения смерти он провел бессонную ночь и хотя лучшие лекари утверждали, будто здоровью Верховного Правителя могут позавидовать даже гораздо более молодые люди, Эдарт не верил им. Расплата за грехи молодости приходит в старости и от никуда от нее не деться. Единственное, что страстно желал глава династии Хохеров, дожить до совершеннолетия внука Вика и передать бразды правления страной в руки своего любимца. А тут еще на голову Верховного Правителя свалились неприятности связанные с империей Совета Великих Лордов.
   Эдарт никогда не ждал ничего хорошего от страны, заполненной магией и монахами, хранящими непонятные нормальным людям тайны, но надеялся, заключенный с лордом Зальцером договор позволит хотя бы на время забыть о существовании империи. Так нет. Непонятным образом всех Великих Лордов одновременно обуяло сумасшествие, и они передали власть некой даме по имени Мэлла Кредер. Дама, недолго думая, объявила себя живым богом на земле, и уведомила Союз Королевств о своем официальном визите и сейчас, пребывая в "Красном кабинете", самом теплом месте дворца в зимнее время, Хохер ожидал прибытия загадочной женщины.
   - Мой господин, Мэлла Кредер здесь, - прервал безрадостные размышления Эдарта секретарь.
   - Пригласите ее, но держите ухо востро.
   Эл вошла в кабинет и с любопытством огляделась. Стены, обитые красным деревом, колонны и камин из розового искусственного мрамора, все не лишено вкуса и изящества. В свою очередь Верховный Правитель с удивлением разглядывал молодую и красивую рыжеволосую женщину в расшитом золотом платье цвета морской волны.
   - Добрый вечер, господин Хохер. Обычно я требую, чтобы меня представляли полным титулом, но с вами мы можем обойтись по-дружески, без лишних церемоний...
   - И как же звучит ваш титул полностью? - прервал Эл Верховный Правитель.
   - Бог, живущий среди людей, повелитель сил природы и вершитель человеческих судеб, величайший волшебник современности Мэлла Кредер.
   - Похоже, смерть от излишней скромности вам не грозит, милая девушка. Значит живой бог, а я грешным делом, решил по платью, будто вы дальняя родственница лорда Зальцера. Ведь зеленое с желтым цвета его дома Великих Лордов.
   - Мое платье не совсем зеленое, но я прощаю вас. Настоящему мужчине не к лицу разбираться в цветовых оттенках. Хотя отношение к Зальцеру я все-таки имею и немалое. Я, можно сказать, в какой-то степени спасла лорду жизнь, - Эл хихикнула.
   - Я понимаю, мадам, пустая болтовня является любимым времяпрепровождением женщин, но прошу вас поберечь старика. Перейдем к делу. С какой целью вы просили личную аудиенцию?
   - Во-первых, поскольку наши страны друг другу словно братья, я хотела вам предложить вместе встретить Новый год. Во-вторых, мне всегда нравились пожилые мужчины. Седина придает мужество. Да и я, согласитесь господин Хохер, весьма привлекательная девушка. Поэтому я предлагаю вам жениться на мне.
   - Что? - Верховный Правитель вскочил и от неожиданности даже поперхнулся собственной слюной, - Вы сошли с ума, мадам.
   - Вовсе нет. Союз Королевств гораздо больше подходит мне для начала великих дел, чем моя захолустная империя. Да и дворец у вас очень симпатичный. И, наконец... - Эл протянула в сторону Верховного Правителя раскрытые ладони и произнесла фразу на древнем языке, - Подчиняю себе душу и сердце этого создания. Не вправе больше существо это даже дышать без моего согласия, ибо лишен он сил магических и не равен мне.
   Верховный Правитель застыл на месте и его глаза остекленели.
   -Встань на одну ножку и дотронься кончиком пальца до носа, - одними губами, чтобы ее не могли услышать соглядаи Хохера, приказала девушка.
   Когда Верховный Правитель выполнил задание, Эл радостно захлопала в ладоши.
   - Теперь позови приближенных и объяви о нашей свадьбе.
   Эдарт Хохер громко хлопнул в ладоши и, когда секретарь и телохранители вошли в кабинет, произнес.
   - Объявите гражданам Союза Королевств, я женюсь на госпоже Мэлле Кредер. Отныне у нашей страны будет самая очаровательная в мире правительница. Венчание состоится через два часа в дворцовой часовне.
   - Надеюсь, вы все поняли? - добавила от себя Эл и взяла Верховного Правителя под руку, - Идем, милый, тебе надо переодеться к свадьбе.
   - Идешь рядом и показываешь мне дорогу в личные апартаменты Верховного Правителя, - приказала волшебница своему будущему мужу, оказавшись в коридорах дворца.
   - Дед, что за шутки? Ты, правда, женишься? - из-за поворота выскочил встревоженный Вик и схватил Верховного Правителя за руку. Не имея возможности сказать ни слова без разрешения Эл, Эдарт Хохер равнодушно взирал на любимого внука.
   - Не молчи, - продолжал тормошить своего дедушку Вик.
   - Молодой человек, мне кажется, вы ведете себя крайне неприлично? В первую очередь следует представиться даме, - Эл оттолкнула юношу от Эдарта.
   - Я внук Верховного Правителя, а вы кто мадам? Похоже моя будущая бабушка? Пошла прочь, интриганка, - крикнул Вик в лицо волшебнице.
   - Ты хочешь знать кто я? Я резкий поворот в твоей судьбе, мальчик, - разозлилась Эл и, повернувшись к Эдарту Хохеру, приказала, - Позови стражу и выкинь своего внука из дворца.
   -Стража! Выведите Вика из дворца и не смейте больше никогда пускать его обратно, - распорядился Верховный Правитель.
   Воины послушно схватили мальчика и, не смотря на его сопротивление, потащили к выходу.
   - Не уходи далеко от дворца, Вик. Возможно, скоро я точно так же выкину твоего дедушку, и вы будете вдвоем собирать милостыню, - крикнула Эл вслед внуку Верховного Правителя.
  

- 4 -

   Тридцатого декабря, за день до наступления Нового года, школьная театральная студия представляла на суд зрителей новый спектакль - сокращенную версию мюзикла "Кошки". Поскольку Ане в спектакле досталась маленькая, но очень важная роль котенка, весь вечер перед премьерой подруги посвятили приведению в порядок сценического костюма девочки.
   - Мамик, у меня хвостик нормальной длины? - снова и снова спрашивала Аня.
   - Дочь, я не буду в десятый раз проверять хвост. С ним все нормально. Я бы даже сказала, очень хороший хвост для котенка.
   - Мамик, ну проверь еще раз. Ты же знаешь, это у меня характер такой. Если мне доверили пусть даже и маленькую роль, я должна ее сыграть лучше всех.
   Подобные диалоги не умолкали ни на минуту, но в результате бесконечных споров на свет все же родился вариант, который устроил всех.
   Костюм состоял из рваных голубых джинсов и белой водолазки. На них во множестве нашили кусочки коричневого меха от старой шубы, принесенной в жертву искусству мамой девочки. Из нее же изготовили пушистый хвостик и пару милых ушек. Одну заднею лапку у котенка сделали белой с помощью балетки, а вторую черной, с помощью теплого носка. Довершала костюм еще одна мамина жертва на алтарь сценического искусства в виде тонких рыжих перчаток.
   Работа над костюмом закончилась в первом часу ночи, а уже в шесть утра будущая звезда сцены, всех разбудила. Аня так волновалась, что весь день не находила себе места. Наконец настал вечер, и вся семья вместе с Аннет отправилась в школу.
   Около входа в актовый зал юную актрису встретила руководитель студии.
   - Анечка, почему так долго? Опаздываешь. Немедленно в гримерную.
   Девочка убежала переодеваться и наносить грим, а ее родители вместе с Аннет стали бесцельно бродить по коридору в ожидании начала спектакля.
   Один раз из гримерной выскочила Аня и подбежала к подруге.
   - У меня грим хороший? Мне кажется что-то не так.
   На щеках девочке нарисовали по три коричневых и белых полосы, а под черным пяточком носа длинные завивающиеся усы.
   - Все очень красиво, - успокоила подругу принцесса.
   Томительное ожидание прервал первый звонок, и зрители устремились в зал. Аннет заняла свое место и замерла в предвкушении чуда.
   Свет погас, и прожектор осветил декорации, изображающие помойку, где соберется кошачье племя для выбора той единственной среди них, которая удостоится попасть в кошачий рай и затем возродиться к новой жизни. Друг за другом стали появляться кошки и коты, претендующие на почетное звание.
   Все время, пока сцены сменяли друг друга, Аннет с восторгом наблюдала за своей подругой. Аня танцевала, дралась с другими котятами, грациозно потягивалась или зло шипела. "Когда она сумела превратиться в кошку? - удивлялась своей подругой принцесса - Неужели можно так сильно вжиться в образ? Вот же она умничка".
   Наконец на сцене появилась Гризабелла, кошка отверженная своим племенем, и с первыми нотами ее арии, Аннет забыла о том, где находится. Чудесная мелодия унесла принцессу из актового зала школы и окунула в воспоминания.
  
   Память,
   Дай же сердцу покоя,
   И печально за мною
   В этот час не ходи.
   Что прошло, то прошло,
   Быльем -- травой поросло
   И осталось позади.
  
   Слова звучали уже не на сцене, а прямо в сердце Аннет. Картины недавних событий сменяли друг друга. Свадьба Джуни и она, принцесса Зальцер, в своем парадном платье рядом с отцом. Любимая лошадка Ромашка, аккуратно берущая с руки Аннет яблоко. Полеты вместе с Майти в ночном небе и необычно чувство, когда свободно паришь в потоках теплого воздуха. Как недавно и как давно это было. Неужели счастье потеряно навсегда?
  
   Счастье,
   мимолетное счастье,
   Долгожданное счастье
   Наступившего дня.
   Пролетая,
   легко своим волшебным крылом
   Ты дотронься до меня, -
  
   пела Гризабелла, и Аннет стало так невыносимо больно, что девочка закрыла рот ладошкой и беззвучно расплакалась.
   Спектакль закончился. Кошки простили Гризабеллу и признали отверженную самой достойной для путешествия в рай, а принцесса все никак не могла успокоиться и продолжала плакать.
   - Аннетик, тебе не понравилось? - встревоженная Аня спустилась со сцены и подошла к подруге.
   - Все замечательно. Ты самый лучший котенок в мире. Просто все слишком красиво.
   - Не плачь, Аннетик, - подруга заботливо вытерла стекающие по лицу принцессы слезы, - Смотри, что я тебе приготовила. Хотела на Новый год подарить, но чувствую, все равно не дотерплю. Лучше сейчас подарю.
   Аня протянула Аннет небольшой футлярчик в виде мышонка. Открыв коробочку, принцесса увидела маленькое колечко. Оно как две капли воды походило на волшебное кольцо, с которого и начались приключения подруг, только вместо речного камушка оказался очень похожий на него темно-коричневый топаз.
   - С Новым годом, Аннетик, - подруга чмокнула принцессу в щечку, - Пусть оно всегда напоминает тебе о том, что у тебя есть лучшая подруга. Когда мы вместе, никакие беды не страшны. Мы справились в тот раз, справимся и сейчас. Перестань плакать, и поехали домой, есть торт. Открою секрет, мама в честь премьеры купила твой любимый "Медовик".
   - Спасибо, - улыбнулась сквозь слезы Аннет.
  

- 5 -

   Грустным этой зимой выдался в Мелотауне новогодний праздник. Не взлетали ввысь разноцветные фейерверки, не сияла огнями высокая ель перед дворцом Совета Великих Лордов, да и самих лордов в городе не появлялись. Передав власть Мэлле Кредер, они разъехались по своим дальним замкам и затаились, настороженно ожидая, что же будет дальше.
   Новая правительница империи в столице тоже не осталась, а укатила в Союз Королевств, где ее объявили преемницей Эдарта Хохера. Сам же бывший Верховный Правитель полностью отошел от дел и, как поговаривали, облачившись в рубище, дабы загладить грехи, отправился просить прощения и подаяния у своих подданных.
   Объединив под своей властью две державы, Мэлла Кредер обосновалась в Ситтауне, а в империю отправила своего наместника, Алекса Шретера, бывшего ранее руководителем секретной службы Эдарта Хохера. Эта новость тоже не добавила радости жителям империи, оттого и встретили Новый год в Мелотауне без обычного размаха.
   Нет, народ, как и положено, беспробудно три дня гулял и пил, съел немыслимое количество салата и холодца и даже дотла спалил один трактир, но как-то без особой радости, словно по инерции. Будто бы неосознанно понимая, скорее всего это последний настоящий праздник в их жизни и дальше больше ничего хорошего не будет.
   Неприятности не заставили себя долго ждать и начались, лишь только в империю прибыл наместник Мэллы Кредер. Опираясь на оружие прибывших вместе с ним регулярных войск, Алекс Шретер принялся рьяно следить за исполнением указов повелительницы, а указов Мэлла издала много.
   Первое, что решила сделать наследница Безликого - уничтожить из памяти людей любые воспоминания о духах стихии. Даже простое упоминание о них каралось смертной казнью. Библиотеки, архивы и жилые дома обыскивались и все книги, где находили упоминание о духах стихии, безжалостно сжигались. Такая же участь постигла все рисунки с изображением духов, а фрески монастыря Ордена Хранителей Предначертания заштукатурили.
   Следующий удар повелительница направила против самой природы, названной злейшим врагом человека. Выращивание цветов жестоко каралось, а человек с букетом живых роз в руках считался государственным преступником. Клумбы и цветники топтали и перекапывали, аллеи в парках выдирались с корнем, зато поощрялось изготовление цветов из бумаги и ткани. "В мире есть место только человеку и деяниям его рук. Природа должна склониться перед людьми или исчезнуть навсегда" - утверждала Мэлла Кредер и по ее приказам тысячи людей отрывали от повседневных дел и посылали на вырубку лесов, очищать место под новые города, заводы и фабрики.
   Не всем грандиозные планы повелительницы пришлись по душе. Крестьяне предпочитали прятаться по лесам, чем уходить из родного дома на строительство нового мира, а купцы и ремесленники боялись, новые веянья сильно опустошат их кошельки.
   Для борьбы с подобным инакомыслием формировались отряды "Ангелов живого бога", куда входили солдаты Алекса Шретера и местные жители, из тех, кому приход к власти Мэллы Кредер был только в радость. В основном ими являлись "любители половить рыбку в мутной воде", люди, давно утратившие понятия совести и способные пойти на все ради собственной выгоды. Рыская по империи "Ангелы живого бога" наводили ужас на жителей деревень и сел, но, как известно, сила действия равна силе противодействия.
   Сначала тихим шепотом, но затем все громче и громче, из уст в уста стали передаваться рассказы о Безумном Лорде, человеке, вставшем на защиту бедных и обиженных.
  

- 6 -

   - Вы многого добились за время обучения, миледи. Мне осталось рассказать вам только о нескольких заклинаниях. Вернее, о своих предположениях по поводу заклинаний созданных Великим Волшебником, - Николас казался грустным.
   Шел последний день его занятий с Аннет и Файдера тревожили события, которые последуют после завершения обучения. Николас успел привязаться к девочке и опасался за судьбу маленькой волшебницы.
   - Заклинание, связанное с перемещением между мирами? - радостно спросила Аннет.
   - И оно тоже, - Николас тяжело вздохнул, - Принцесса, что вы будете делать, если вернетесь в свой мир?
   - Найду папу, - не задумываясь, ответила девочка.
   - А наследник Безликого? Вы вступите с ним в схватку?
   Аннет насупилась и промолчала.
   - Ладно. Сказав "А" глупо не сказать "Б". Слушай внимательно. Для перемещения куда-либо надо сконцентрировать магическую силу в своем воображении и четко представить, куда ты хочешь попасть. Тщательно нарисовать в своей голове максимально подробную картину нужного места, и мысленно поставить в это место себя или того, кого ты хочешь перенести.
   - Но как волшебник Мел мог представить мир Ани, чтобы перенести сюда вас и Светлу?
   - Ты забыла. Заклинание Оракула. Заглянув в будущее Кредер, увидел ваш мир.
   - А Майти увидел его, заглянув в мои мысли?
   - Да. Эмоции, мысли и чувства людей открыты пониманию духов стихии.
   Николас взял листок бумаги, написал на нем фразу на древнем языке и передал лист Аннет.
   - Заклинание, что читал Великий Волшебник во время церемонии. В переводе звучит так: Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу... Дальше надо произнести имя и завершить словами - ибо владею я магией и равен ему. Не зная имени волшебника, невозможно отобрать у него магию.
   - Но ведь у духов стихии не бывает имен. Как смог Мел отобрать магию у них.
   - Вы правы, миледи. Для духов стихии нет необходимости называть имя, но есть еще одно очень важное условие. Волшебник, отдающий магию должен делать это добровольно. В этом и заключался великий обман Великого Волшебника. Мел убедил духов стихии, будто возьмет лишь по капле магии каждого из них, для создания кольца, якобы символизирующего вечную дружбу между людьми и духами, а сам забирал магию полностью...
   -...И создал не кольцо мира, а кольцо, исполняющее все его желания. Духи стихии доверились Кредеру, не оказали сопротивления и все погибли. Дядя Николас, а что будет, если волшебник не захочет добровольно отдавать магию?
   - Тогда разразиться битва магов, в которой сможет победить тот, у кого больше магической энергии. Теоретически, а на самом деле, скорее всего оба волшебника погибнут, да еще в придачу разнесут полмира.
   - Теперь понятно, почему Мел Кредер не мог в открытую забрать себе власть над другими волшебниками.
   - В ваших словах, принцесса, есть доля истины. С одиннадцатью магами справиться невозможно, но поодиночке их можно победить. Так же можно справиться с одним духом стихии. Лишь необходимо неожиданно применить заклятие, лишающее их собственной воли. В таком случае ни маг, ни дух стихии не смогут оказать сопротивление.
   - А можно самому отдать кому-либо магию? Как это сделал Майти?
   - Прочесть заклинание передачи магии для самого себя? Так ты имеешь в виду?
   - Да, дядя Николас.
   - Ни один из волшебников никогда не делал подобного. Духи стихии дарили магию людям, но при этом умирали. Боюсь, людей при потере магии тоже ждет неминуемая смерть.
   - Но ведь Лиз Нойман и Мара Соли сумели выжить.
   - Да, смогли. Я долго размышлял почему, когда узнал от тебя о смерти всех, кроме этих двух женщин и вот к чему пришел. Мне кажется, их что-то очень сильно удерживало на земле. У Лиз Нойман, очевидно, этим стала безумная преданность брату и забота о нем, а у Мары Соли любовь к мужу. Их чувства оказались слишком сильны, они остались жить ради своих близких, только не знали, тех уже нет. Ведь любовь, тоже магия и способна на такие чудеса, волшебникам и не снилось.
   Файдер грустно улыбнулся.
   - Мне осталось рассказать последнее заклинание - заклинание Оракула.
   - Нет, я не хочу его знать.
   - Почему? - удивился Николас.
   - Мне кажется, глупо жить на свете, если ты все знаешь наперед. И еще, ведь оно требует человеческой жертвы. Дядя Николас, значит, моя учеба закончена? Я теперь волшебница?
   - Да, миледи. Когда вы планируете вернуться в свой мир?
   - Завтра у Ани день рождение. Наверно, после него.
   - Будь осторожна, Аннет. Я мог бы отправиться вместе с вами, но понимаешь - Светла. Брать ее с собой я боюсь, а оставить одну здесь невозможно.
   - Я все понимаю, дядя Николас. Не переживайте. Спасибо вам за все и прощайте.
   - Лучше до свидания. Прощай, звучит слишком безысходно.
   - До свидания, дядя Николас.
   Проводив девочку, Файдер немного постоял перед дверью, словно что-то решая, затем вернулся в комнату и стал набирать номер телефона.
  

- 7 -

   Раз в год в жизни каждого человека бывает праздник, никого не оставляющий равнодушным. Кто-то его ненавидит, как символ приближения старости, кто-то предается сладким воспоминаниям о прошлом, кто-то просто радуется, что прожит хороший год, а впереди ждет еще лучше. Праздник называется День Рождения и является некой финишной чертой, за которой предстоит новый старт. Можно подвести итоги, навсегда поставить крест на прошедших неприятностях и получить надежду на будущее счастье. А еще День Рождения это подарки. Большие и маленькие, нужные и бессмысленные, но всегда доставляющие радость...
   Аня открыла глаза, и моментально черный лохматый песик оказался возле ее кровати и стал прыгать, пытаясь лизнуть девочке лицо.
   - Фу, Черныш. Уйди, - пробурчала Аня и попыталась отпихнуть спаниеля.
   Собака отскочила и встала в игривую стойку, положив морду на передние лапы и приготовив задние к прыжку.
   - Мало того, разбудил, так ты еще на меня охотиться вздумал? Вот я сейчас тебе задам, - Аня хотела устроить с Чернышом возню, но тут вспомнила, что сегодня за день. Особенный день, Ане исполнялась очень даже солидное количество лет в размере двенадцати.
   Сразу забыв про собаку, девочка снова улеглась в кровать и предалась сладким размышлениям об ожидающих ее подарках.
   С верхнего яруса кровати, которую родители Ани купили, когда в их доме появилась Аннет, свесилась голова принцессы.
   - Анечка, я не опоздала? Я самая первая? - спросила, зевая, волшебница.
   - Привет, Аннетик, - обрадовалась именинница, понимая, именно сейчас и начнется ее праздник, - Если не считать Черныша, то да.
   - Так и знала, не смогу его опередить. Ну, все равно, с Днем рождения, Анечка, - Аннет передала подруге самодельную открытку.
   Открытка была изготовлена из бордовой бархатной бумаги для аппликаций. На первой странице принцесса написала перламутровой шариковой ручкой "С Днем Рождения, Моя Лучшая Подруга". Перевернув первый лист, Аня обнаружила приклеенную фотографию Аннет. Неожиданно подруга на фото ожила, мило улыбнулась и произнесла: "Анечка, с Днем Рождения! Сохрани мой подарок, и я всегда буду рядом с тобой". После этих слов, фотография снова застыла.
   - Вау! Аннетик, это волшебство?
   - Совсем маленькое.
   - Значит для меня у тебя только маленькое волшебство? - шутливо возмутилось Аня.
   - Ты глупая, - рассмеялась Аннет и бросила в подругу подушку.
   Потасовку прервало торжественное появление родителей именинницы с подарками в руках.
   Аня родилась в конце февраля, а февраль странный месяц. Он может завьюжить москвичей, а может подарить в последнюю неделю зимы солнечные дни и капель. В этом году февраль остался зимним месяцем и девочки отправились кататься на ледянках, а что может быть зимой увлекательнее, чем катание с горки. Тебя вертит вокруг оси и подбрасывает на трамплинах, ветер кидает в лицо снег, всем вокруг холодно и только тебе жарко. А как приятно, прикрываясь ледянкой увильнуть от мамы и прокатиться еще один разок, прежде чем тебя загонять домой.
   Подруги вывалялись с ног до головы в снегу, насквозь промокли, раскраснелись и вдоволь нахохотались. Все было бы просто замечательно, но Аннет знала, сегодня вечером она расстанется с Аней и вернется в свой мир. Гуляние завершилось, лакомства с праздничного стола съедены, а свечи задуты виновницей торжества.
   - Я сегодня возвращаюсь домой, - призналась Аннет, когда подруги остались наедине.
   - Сегодня так сегодня, - не смутилась подруга и вытащила из-под кровати набитый вещами рюкзачок, - У меня все готово. Или ты думала, раз ты волшебница, сможешь обойтись без меня? Если так, то еще неизвестно, кто из нас глупей.
   - Нет, я так не думала, но... Мама? Школа?
   - Сейчас все сделаем, - сказала Аня и решительно направилась в комнату родителей, - Мамик, сегодня я вместе с Аннет...
   - Конечно, Аня. Я все понимаю. Или ты думала, я не видела, как пропадали твои вещи, и ничего не знала про рюкзачок под кроватью? Аннет твоя подруга, да и нам с папой она не чужая. Конечно, ты должна ей помочь. Я не знаю, что там у вас в сказочной стране происходит, но обещай мне быть осторожной.
   - Спасибо, мамочка, - Аня бросилась на шею матери, - А я думала, ты меня не сможешь понять.
   - Как я могу не понять свою дочь, глупышка. Если честно, я тебе даже завидую, - мама нежно обняла дочь, - У меня в жизни не было ни такой подруги, ни таких приключений. Ну, если только папа, поскольку папа у нас с тобой Аня то еще приключение.
   Идиллию мамы и дочери прервал звонок во входную дверь. Аня бросилась открывать и увидела Сашу Егорова с объемной сумкой в одной руке и мороженым в другой.
   - Аня, с Днем Рождения. Вот. Тебе, - Саша протянул девочке мороженое, - Я сначала хотел купить цветы, но у меня не хватило денег, и тогда я решил купить тебе мороженое.
   - Ну и правильно. Мороженое вкусное, я его ела, а цветы еще ни разу не пробовала. Проходи. А что в сумке? Еще подарок? Егоров, ты решил мне компьютер подарить?
   - Э-э-э, нет. Мои вещи. Мне вчера дядя Николас звонил и сказал, Аннет сегодня отправляется домой. Аненяни, я не хочу вас одних отпускать. Прошлый раз без меня все плохо закончилось. Я с вами. Все олимпиады на свете все равно не выиграть.
  

- 8 -

   "Лишь бы у меня получилось. Лишь бы получилось" - твердила про себя Аннет, совершая первый в своей жизни переход между мирами. Открыв глаза, принцесса облегченно вздохнула. Она находилась в парке перед дворцом своего отца. Рядом, держась за ее руки, стояли Аня и Саша. Было необыкновенно тихо и красиво. В свете луны искрился серебром снег, а с ветвей деревьев свисала причудливая снежная бахрома.
   "Неужели я дома" - подумала Аннет, вдыхая полной грудью чистый морозный воздух.
   - Оставайтесь на месте и не шевелитесь, - прервал мысли принцессы грубый мужской голос. Из ночной тьмы появились вооруженные люди и обступили друзей плотным кольцом.
   - Разве вы не узнали меня? Я принцесса дома Великих Лордов Зальцер, а вы мои воины, - возмутилась Аннет.
   - То, что вы, миледи, принцесса, мы помним. А вот узнавать вас или не узнавать - нам Джуни скажет, когда мы вас к нему приведем, - угрюмо пояснил один из воинов.
   - Аненяни, бегите,- крикнул Саша и в прыжке ударил одного из воинов ногой в грудь. В тот же миг он получил рукояткой меча по голове и упал в снег. Аня бросилась к мальчику, чтобы помочь ему подняться.
   - Скажите своим друзьям, миледи, пусть ведут себя спокойно. Очень не хочется отягощать свою душу убийством ребенка, - попросил Угрюмый, как мысленно назвала воина Аннет, - Идите к дому и даже не пробуйте сопротивляться.
   Джуни находился в кабинете лорда Зальцера в изрядно пьяном состояние. Последнее время он вообще очень редко оставался трезвым. Молодой человек находился в постоянной борьбе с самим собой, и она изматывала его до полного изнеможения. Муки совести грызли Джуни изнутри, и единственным способом унять невыносимую душевную боль стало забытье.
   - Смотри, командир, кого мы поймали в парке, - Угрюмый втолкнул в кабинет детей.
   - Знакомые лица, - произнес Джуни, равнодушно взирая на друзей мутным взглядом.
   - Джуни, где папа? - спросила Аннет.
   Вопрос неожиданно вызвал у молодого воина приступ бешенства. Схватив со стола кувшин с вином, Джуни со всего размаха разбил его о стену и заорал.
   - Какого черта, принцесса. Зачем вы свалились на мою голову? Почему тебе не сиделось, там, где ты была, Аннет? Что теперь ты прикажешь мне с тобой делать?
   Приступ гнева также внезапно прекратился, как и начался. Повернувшись к Угрюмому, Джуни спросил тихим голосом.
   - Пит, у нас в подвале еще остались пустые камеры?
   - Парочку найдем, командир.
   - Тогда запри детей в одной из них, - приказал Джуни и вновь обратился к Аннет, - Простите, миледи, это для вашего же блага. Ради вашей безопасности. Вы мне потом еще спасибо скажете.
   - Я смотрю, у вас в сказочной стране ничего не меняется. Каждый уважающий себя человек с мечом и в кольчуге сразу норовит меня в подвале запереть, - грустно пошутил Саша, когда дети оказались в темной и очень холодной камере. За стеной раздавался чей-то храп, а в глубине помещения кто-то надсадно кашлял.
   - Егоров, ты голову после удара не повредил? Нашел время для шуток. Лучше напряги мозги и придумай, как нам отсюда выбраться. Ты же у нас самый умный, - рассердилась на мальчика Аня, но потом заботливо поинтересовалась, - Саша, тебе очень больно?
   - Ерунда. Терпимо. Только шишка большая вскочила, - подобно настоящему герою ответил Саша, - А насчет выбраться и думать не надо. С нами же настоящий маг.
   - Правда, а я и забыла. Аннет, почему ты никакого волшебства не устроила?
   - Если честно, я растерялась и сама тоже забыла про магию.
   - Тогда скорее вспоминай и вытаскивай нас отсюда. А то у меня характер такой, очень мне не нравится сидеть в темных холодных подвалах. Даже если вместе с друзьями.
   Аннет прикрыла глаза и стала вспоминать уроки Николаса. Сконцентрировала магию и почувствовала собственное могущество. Чувства, охватившие девочку, радовали и пугали одновременно.
   - Эль вете, - крикнула маленькая волшебница, открыла глаза и увидела, решетки, замки и железная обивка двери превращаются в ржавую пыль.
   - Аннетик, это правда ты сделала? - прошептала Аня, которая смотрела на все происходящее, широко открыв от удивления рот, - А что ты крикнула? Извини, я первый раз вижу, как ты колдуешь.
   - Рассыпься. Но я не колдую. Дядя Николас говорил, правильно называть "творить волшебство", а не "колдовать".
   - Какая разница. Главное, мы свободны. Я сейчас выйду в коридор и проверю, есть там охрана или нет. Если все спокойно позову вас, - Саша сделал шаг к двери.
   - Стой! Лучше я, - остановила мальчика Аннет и выскользнула из камеры. Слева от двери, перед лестницей ведущей наверх за столом сидел охранник и в свете одинокой свечи аппетитно уминал вареную картошку. Заметив принцессу, воин приподнялся с табурета и потянулся к копью у стены.
   -Кедар инмовил! - крикнула волшебница, заставив охранника замереть на месте.
   Несчастному так и пришлось простоять остаток ночи на полусогнутых ногах, с половиной картофелины во рту и вытянутой рукой.
   - Принцесса, вы вернулись. Какое счастье! - Аннет повернулась на знакомый голос и увидела сквозь решетку маленького окна в двери соседней камеры лицо Хендрика, старого телохранителя своего отца.
   - Дядя Хендрик, - обрадовалась девочка, - А где папа?
   - Где-то там, - старый воин кивнул в сторону уходящего в темноту коридора, - Здесь по всюду томятся люди, преданные милорду и не признающие власть ни Эл, ни Джуни.
   Одну за другой Аннет открывала камеры и в одной из самых дальних нашла отца, а рядом с ним бледного и худого Фана. Увидев среди своих освободителей Аннет и Аню, юный оруженосец опешил и от растерянности и радости попробовал изобразить нечто наподобие галантного поклона.
   - Я приветствую прекрасных дам, э-э-э, в моем, то есть не моем, а нашем с лордом дворце...
   - Папочка! - не слушая Фана, принцесса метнулась в угол камеры, где на простом деревянном топчане лежал ее отец.
   Вид лорда Зальцера оказался ужасен. Отросшие за время заточения волосы свалялись, скулы ввалились, из-под повязки на левом плече сочилась кровь. Открыв глаза, Зальцер увидел дочь и тихо прошептал:
   - Фан, не смей меня будить. Мне снова снится Аннет.
   - Я не снюсь, папочка. Я на самом деле. Я вернулась, - девочка обняла отца и расплакалась.
   - Фан, ты как всегда в своем репертуаре, - вздохнула Аня, - Нашел время для своих "прекрасных дам". Расскажи лучше, что здесь происходило.
   - Джуни привез из Мелотауна раненого лорда Зальцера и привел с собой большой отряд "Ангелов живого бога", - начал рассказ Фан, - Никто не ожидал нападения, и предателю открыли ворота. Потом всех, кто встал на защиту лорда, разоружили и бросили в подвал, а слуги, разбежались. Я сначала тоже хотел убежать, но потом попросился в одну камеру с милордом, чтобы ухаживать за ним. Ведь я оруженосец и мой долг быть вместе с господином. А его светлость очень плох. Вот уж несколько месяцев прошло, а рана все не заживает. Я думаю, это оттого миледи, что лорду без Аннет жить не хотелось. А уж когда скончалась старая леди, бабушка принцессы, милорду совсем плохо стало.
  

- 9 -

   В предгорьях на севере империи Совета Великих Лордов разыгралась непогода. Пронзительный холодный ветер перехватывал дыхание, метель кидала в лицо колючие снежинки, а дорога превратилась в непролазные сугробы. Два путника, прикрывая лица рукавами овечьих тулупов, с трудом продвигались к трактиру "Утопшая русалка". Пройти осталось совсем немного, сквозь вьюгу уже проглядывал фонарь над входом в заведение, но эти последние минуты дороги превратились для путешественников в вечность. Наконец заветная дверь была достигнута и путники, окутанные облаком пара, ввалились в трактир.
   "Утопшая русалка" оставался единственным трактиром в империи, который процветал, не смотря ни на что. Отряды "Ангелов живого бога" еще не успели забраться так далеко на север и именно в предгорьях нашли себе убежище люди, скрывающиеся от мобилизации в отряды "добровольцев" по истреблению лесов ради светлого будущего человечества.
   - Вот оно счастье то, пан Гусак, - сказал один из путников, уютно устраиваясь на скамье перед свободным столиком.
   - Истину говоришь, пан Шу, - ответил второй путник, скидывая с себя тулуп и запихивая его прямо под стол.
   Сиротский приют для девочек упразднили указом Алекса Шретера, сирот выгнали на улицу, а в здании наместник Мэллы Кредер устроил свою резиденцию. Бывшему директору предложили либо стать "ангелом живого бога", либо отправиться на вырубку деревьев. Ни то, ни другое пана Гусака не устроило, и он предпочел сбежать из Мелотауна. Скитаясь по дорогам империи, бывший директор встретил пана Шу, также скрывавшегося от властей по той же причине и, решив, вдвоем веселее, старые приятели продолжили путь вместе.
   Заметив новых посетителей, к столику подошла служанка и хотела заученно улыбнуться и предложить вина, но, увидев, кого ей придется обслуживать, скривилась так, словно перед ней сидело болотное чудовище.
   - Родниковой воды в меню нет, - резко заявила женщина. Общество трезвости пана Гусака сумело все-таки оставить неизгладимый след в сердцах обслуживающего персонала всех трактиров империи.
   - Вот и славно, добрая женщина. Какая родниковая вода, когда Империя рушится, - успокоил служанку пан Шу, - Неси-ка ты нам милая вина, да покрепче.
   Жара, стоящая в помещения трактира сделала свое дело с замершими путниками. Едва хлебнув из кувшина добрый глоток вина, пан Гусак моментально захмелел.
   - Где же вы, мои бедные девочки? Где же вы, мои сиротки? - расчувствовался бывший директор, - Сижу вот я сейчас сытый и пьяный в тепле, а сокровища мои поди в сугробах замерзают или от голода умирают. За что же мне судьба то такая дана, пан Шу?
   - Вот и я говорю, как же можно на собственного Великого Лорда руку поднимать? Куда мы катимся? Ничего святого в людях не осталось. На собственного лорда с мечом, - жаловался о чем-то своем тем временем пан Шу.
   - ...Сидят, словно зайчики под елочкой и от холода трясутся, а мимо волки голодные рыщут...
   - ...И эти налетели, "Ангелы живого бога", а как бог может быть живым или мертвым, если он вечен...
   Пан Гусак поднял свои, затуманенные скупыми мужскими слезами глаза, и вдруг увидел воспитанниц приюта, выстроившихся в ряд на возвышение в центре зала.
   - Вот они, цыплятки мои, - завопил от радости на все заведение пан Гусак.
   Перед девочками появилась мадам Добрюк. Поклонившись зрителям, она грациозно взмахнула руками, и детский хор запел:
  
   За нашу жизнь, за наше счастье
   За теплый кров среди ненастья
   Совет Великих Лордов мы благодарим...
  
   - Про Буратино, давай! - раздался чей-то крик, но на крикуна зашушукали и пообещали выкинуть из трактира, если он не успокоится и не даст спокойно слушать.
   Настало наконец время триумфа мадам Добрюк. Замученные смутными временами люди мечтали о тишине и покое и оды, прославляющие Великих Лордов, напоминали всем о канувших в лету счастливых временах. В совокупности с видом бедных сироток, произведения мадам Добрюк вызывали слезы у любого.
   Завершала концерт "Баллада о несчастном лорде". Начиналась она тихо и грустно.
  
   Что ты голову Великий Лорд повесил
   Ты не весел и в глазах твоих тоска
   Видно на беду свою ты встретил
   Ту, что жизнь сгубила навсегда
  
   Ты забыл про родовую честь и славу
   Даже своего коня забыл
   Словно выпив натощак отраву
   Рыжую красотку полюбил
  
   Далее следовало перечисление движимого и недвижимого имущества, которого лорд лишился из-за любви к красотке, включая домашнюю птицу и скотину. Потеряв все состояние, несчастный даже решился на измену своей отчизне, но его возлюбленная лишь посмеялась над ним. В отчаянье лорд свел счеты с жизнью, бросившись в реку с высокой скалы. Особую изюминку балладе придавал явный намек на Мэллу Кредер. По мере приближения к завершению баллады, голоса хора звучали все громче, и последний куплет гремел уже громоподобным обвинением.
  
   Он мог бы стать хорошим семьянином
   Жениться и растить с женой детей
   Но выбрал быстротечную стремнину,
   Безумной страсти уступив своей.
  
   С последней нотой баллады, мадам Добрюк повернулась лицом к залу и пронзила суровым взглядом присутствующих в заведении мужчин. Вот стою я перед вами, словно хотела она этим сказать, простая женщина империи Совета Великих Лордов, прекрасная душой и телом, но разве это вам нужно? Все вы подобно несчастному лорду, не видите своего счастья, а гоняетесь за красивыми вертихвостками. Вот такие как вы и довели нашу родину, до столь плачевного состояния.
   Гром аплодисментов стал наградой исполнителям.
  

- 10 -

   - ...Как только Николас Файдер научил меня управлять магией, я немедленно собралась к тебе, но ребята одну меня не отпустили. Вот собственно и весь рассказ, - Аннет сидела рядом с кроватью, на которой лежал лорд Зальцер, и ласково гладила руку отца. Всего один день прошел, после освобождения дворца дома Зальцеров от врагов, но состояние лорда значительно улучшилось. Конечно, Фредрик был очень слаб и даже не мог самостоятельно передвигаться, но главное, ожили его глаза. Рядом с Зальцером вновь находилась дочь, и жизнь лорда обрела смысл.
   - Эл. Зачем она делает такое? - с трудом произнося слова, спросил Зальцер у Аннет.
   - Мы ошиблись, папочка. Мы думали, маги - кто-то необыкновенно светлый и добрый и не смогут сделать человеку больно, но сильно ошиблись. Волшебники обычные люди и среди них можно найти умных и добрых, а можно встретить злых и жестоких. Да еще это постоянное чувство собственного могущества. Знаешь, как нос кверху задирается, когда творишь волшебство? Уж я-то знаю, сама волшебница.
   Улыбка мелькнула в глазах Зальцера.
   - Ты никогда не станешь ни злой, ни жестокой.
   - Все папочка, тебе надо отдохнуть. Я еще загляну к тебе, - Аннет чмокнула отца в небритую щеку и выскользнула из комнаты.
   В коридоре принцессу ждали друзья и Хендрик.
   - Как папа? - спросила подругу Аня.
   - Уже лучше. Дядя Хендрик, идемте с нами, расскажете все о делах, творящихся в империи.
   - Хорошо, что Эл обосновалась в Союзе Королевств, - решила принцесса, выслушав рассказ о последних событиях.
   - Зато здесь ее наместник и его солдаты, - не разделил радости Аннет Саша.
   - Соберем отряд, соединимся с Безумным Лордом и освободим Мелотаун, - предложил Хендрик.
   - А кто такой Безумный Лорд? - спросила Аня.
   - Не знаю, я его не видел, - пояснил старый воин, - Может он и не лорд вовсе. Кто-то собрал воинов и нападает на "Ангелов живого бога", защищая народ.
   - Нам не понадобится много солдат, дядя Хендрик. Мы втроем проберемся в столицу и все устроим, - пояснила принцесса, - Мне будет достаточно только лично встретиться с Алексом Шретером.
   - Трое маленьких детей среди безумия, творящегося сейчас на дорогах, - возмутился старый воин, - Я пойду с вами.
   - Нет, дядя Хендрик, вы останетесь с папой. Поверьте, сейчас в империи самое безопасное оказаться рядом со мной, а лорду необходима надежная защита. Я приняла решение и не надо со мной спорить. Пока папа болен, я ваша госпожа. Не обижайтесь, пожалуйста, на мои слова, дядя Хендрик, ведь я права. Мы отправимся в Мелотаун завтра, а сейчас отведи меня на могилу бабушки.
   - Хорошо, миледи. Но сначала я должен передать вам, один человек просит о встрече с вами.
   - Кто?
   - Джуни, миледи.
   Аннет растерялась и не знала, как поступить, но вмешалась Аня.
   - Аннетик, выслушай Джуни. Может быть, мы узнаем важную информацию.
   - Зачем ты хотел меня видеть? - сурово спросила принцесса, когда предателя привели.
   - Я хотел попросить...
   - Как смеешь ты о чем-то просить меня, после покушения на моего отца.
   - Вы еще ребенок, миледи и не поймете мои поступки, но, поверьте, просить я смею. Хотя бы потому, что я не желаю вам никогда в жизни встать перед тем выбором, выпавшем мне. Как поступите вы, миледи, если вам придется выбирать: убить свою любовь или убить себя? Молчите. А вот я убил себя в тот миг, когда поднял меч на лорда Зальцера. Да и прошу я не за себя. Я знаю, вы встретитесь с Эл и боюсь, на этот раз победа будет не на ее стороне. Пообещайте мне, если у вас будет возможность сохранить Эл жизнь, вы не убьете ее.
   Джуни замер в ожидании ответа. Аннет стояла с пунцовым лицом и молчала. Тогда Аня чуть подтолкнула подругу в бок.
   - Я обещаю, - чуть слышно произнесла принцесса, но Джуни услышал ответ и упал на колени.
   - Спасибо, миледи, и простите меня, если сможете.
  

- 11 -

   На следующее утро, после бурного ужина в "Утопшей русалке" пан Гусак мучился головной болью и пытался вспомнить, какими судьбами он и пан Шу оказались в крестьянской телеге вместе с мадам Добрюк и мадам Шортюк. На второй телеге ежились от холода девочки из сиротского приюта.
   - Да вы, добрые люди, сильно не переживайте. До деревни нашей еще почитай двадцать верст, но вроде распогодилось. Если снег опять не повалит, к обеду и доберемся, - рассказывал дюжий мужик, иногда лениво понукая лошадь, - А то, что вы согласились на свадьбе дочери нашего старосты спеть, очень даже хорошо. Старосте приятное сделаем, да и нам всем выгода будет. Староста, он мужик не жадный, пару золотых на радостях вам заплатит, и мне добро при случае припомнит. Бояться вам, добрые люди, нечего, спокойно у нас. Сколько живем, "Ангелов" этих отродясь не видывали. Оттого и свадьбу староста затеял.
   Сквозь зычный голос возчика, пан Гусак разобрал тихое бормотание мадам Добрюк.
   - Два золотых, серебряный хозяин в трактире заплатил, и еще медяков монет десять. На свадьбе бесплатно накормят, и спать уложат, а значит, на питание и ночлег тратиться не придется...
   - На детях нехорошо наживаться, мадам преподавательница музыки, - заметил пан Гусак.
   - А кто наживается, пан бывший директор? - возмутилась мадам Добрюк, - Для девочек и стараюсь. Кто еще о бедных сиротках позаботится, если не я. Уж не вы ли, пан бывший директор? Дождешься от вас. Вы, пан Гусак, только и делаете, что по лесам прячетесь, да с паном Шу вино со страха пьете.
   - Нехорошо, - упрямо стоял на своем бывший директор.
   - Мне самой деньги эти вовсе не нужны. Если я и беру себе немного, то только ради высокого искусства. Вот накоплю денег, выйду замуж за приличного человека и смогу спокойно сочинить гимн в честь живого бога Мэллы Кредер. Он станет вершиной моего творческого пути...
   Махнув от досады рукой, пан Гусак переключил свое внимание с бормотания мадам Добрюк на разговор своего приятеля с мадам Шортюк.
   В отличие от бывшего директора приюта для сирот, пан Шу выглядел необыкновенно радостным и довольным.
   - Я не понимаю, какой интерес может представлять женщина для мужчины, если ее талию можно обхватить пальцами одной руки? - рассыпал повар комплименты мадам Шортюк, - А вы, мадам. Вы прекрасны. Вашу красоту можно сравнить только с умением вашей подруги петь...
   Мадам Шортюк ненавидела пение мадам Добрюк и в тайне называла ее "писклявым трубадуром".
   - ...Ваши глаза подобны двум горным озерам, таким разным, но глубоким и синим... - продолжал пан Шу.
   "Неужели он считает меня косоглазой" - насторожилась мадам Шортюк.
   - ...А как прекрасны ваши волосы! Подобно парику...
   "Еще и лысой" - ужаснулась женщина и от такого морального удара даже вспотела.
   - ...А потеете вы гораздо меньше, чем любая толстая женщина в вашем возрасте. Да и выглядите вы в свои пятьдесят лет, как тридцатилетняя.
   "Ну, все. С меня хватит" - решила мадам Шортюк, которой стукнуло всего сорок два года, и слегка повела плечом. От толчка могучей женщины пан Шу слетел с телеги и угодил лицом в сугроб.
   "Какие мужчины ухаживали за мной - грустно размышляла бывшая гувернантка Аннет - Фредрик Зальцер, Эдарт Хохер, а теперь приходится довольствоваться сомнительными комплиментами повара. Почему всегда, когда хочется сделать хорошее, получается только хуже".
   И хотя внимание со стороны лорда Зальцера и Верховного Правителя Союза Королевств существовало только в воображении мадам Шортюк, она тяжело вздохнула. Ведь если женщина что-то вобьет в свою голову, переубедить ее невозможно.
   После похищения Аннет, мадам Шортюк покинула дом Великих Лордов Зальцер, несмотря на уговоры отца принцессы, и вернулась на работу в сиротский приют для девочек. Место директора оказалось занято, и мадам довольствовалась должностью сестры-хозяйки. В ее обязанности входила забота о воспитанницах приюта. Кому-то заштопать кофточку, кому-то постирать платье, кому-то помочь разобраться с уроками. Такая работа мадам Шортюк даже нравилась, поскольку сердце у нее, в сущности, было доброе. Когда Алекс Шретер выгнал сирот из приюта, мадам Шортюк не бросила девочек и осталась вместе со своими воспитанницами.
   Несмотря на уверения возницы, путники добрались до деревни, когда уже начало смеркаться.
   - Видите купол? - крестьянин махнул рукой по направлению к центру деревни, - Церковь наша. Самая высокая в округе. Всем миром строили. Ну а старосты дом рядом с церковью. Сейчас я вас прямо к нему и доставлю. Староста вас на ночлег пристроит, а завтра уж, пирком да за свадебку.
   Телеги медленно двигались по узкой деревенской улице, когда раздался хлопок, и стрела со свистом пролетело мимо пана Гусака. Лошадь неожиданно взбрыкнула, захрипела и упала в снег. Телега перевернулась на бок, и пассажиры попадали в сугроб. Выплевывая набившийся в рот снег, пан Гусак увидел гикающих и размахивающих оружием всадников. Первый из них держал в руках стяг, на черном фоне белоснежный ангел. Из деревенских домов с криками "Ангелы", бегите! Спасайтесь!" выскакивали крестьяне и бежали к чернеющему вдали лесу, но было поздно. От околицы, по направлению к центру двигалась цепь вооруженных мушкетами солдат.
  

- 12 -

   Когда в каменоломнях, где трудились сосланные на каторгу преступники, появился представитель Алекса Шретера для набора добровольцев в отряды "Ангелов живого бога", Гук Райчен записался одним из первых. Член шайки известного в империи разбойника по кличке Карнаух, он прекрасно знал, заниматься грабежом под высоким покровительством великих мира сего легко и удобно. Оказавшись среди "Ангелов", Гук рьяно принялся за дело и вскоре сделал головокружительную карьеру, став командиром отряда. Сейчас Райчен сидя на вороном жеребце, следил, как его подчиненные сгоняли на центральную площадь деревни крестьян.
   Двое из отряда "Ангелов", с откровенно бандитскими лицами, вытолкали к Гуку старосту в подряснике и без головного убора.
   - Готовы ли вы признать над собой власть Бога, живущего среди людей, повелителя сил природы и вершителя человеческих судеб, величайшего волшебника современности Мэллы Кредер, - с пафосом произнес Гук.
   - Сказано: не сотвори кумира себе и не поклоняйся идолам. Не бог Мэлла Кредер, а дочь дьявола, уничтожающая творения, созданные богом. Никто из нас не признает ее власти над собой.
   - Вот и хорошо, - улыбнулся Гук, - Так и знал, обнаружу в вашей деревне гнездо бунтовщиков. Церковь сжечь, мужчин записать в добровольные отряды по борьбе с дикой природой. Тех, кто будет уклоняться, в цепи и в каменоломни.
   Пока часть отряда Райчена обкладывала стены деревянной церкви сухим хворостом, остальные "Ангелы" рыскали по домам, изымая все вещи, представляющие хоть какую-то ценность.
   Только Думе, тоже с приятелями, состоявшему в отряде Гука Райчена, не повезло. Его оставили в дозоре на окраине деревни.
   - Слышь, там сейчас все самое лучшее разберут. Да ну его, этот дозор. Никто на нас не нападет. Пошли в деревню, - ныл Дума.
   - Нельзя. Гук шкуру спустит. Ты, малый, в отряде недавно, а я Райчена хорошо знаю. Зверь, а не человек, - не соглашался второй дозорный.
   Неожиданно сугроб перед дозорными взметнулся вверх, мелькнуло лезвие кинжала, и на снег брызнула кровь. Сначала Дума даже не понял, что произошло. Но потом увидел перед собой человека в сплошном белом балахоне с двумя прорезями для глаз. Рука с обагренным кровью клинком снова взметнулась вверх для нового удара, и заставила Думу со всех ног бросится к деревне.
   Изо всех сил прижимая к груди курицу, Валера Хлам нес вырывающуюся птицу к обозу "Ангелов живого бога", когда нечто мелькнуло в воздухе и кудахтанье курицы резко оборвалось. Хлам опустил глаза вниз и увидел стрелу, торчащую из туловища мертвой птицы. Валера моментально побледнел. Несколько сантиметров в сторону и стрела точно вошла бы в его сердце. В следующий миг Хлам услышал вопль бегущего к нему приятеля.
   - Безумный Лорд!
   Схватка длилась недолго. Горцы из отряда Безумного Лорда смогли незаметно подобраться к вооруженным мушкетами солдатам армии Союза Королевств и разоружить их. С остатками "Ангелов живого бога" легко справилась кавалерия.
   Не прошло и получаса, как ситуация поменялась. Теперь Гук и его люди стояли безоружные среди толпы разгневанных крестьян. "Безумный Лорд" - пронесся над толпой восторженный шепот, и жители деревни расступились, пропуская группу всадников. Впереди ехал одетый во все черное человек. Правой рукой он удерживал поводья, а левая была лишена кисти.
   - Лорд Вольдер, - удивленно воскликнул Гук и облегченно рассмеялся, - Вот счастье, милорд. Надеюсь, мы быстро поладим. Забирайте из нашей добычи все необходимое и отпустите нас. Часто вспоминаю годы службы у вас, милорд, и с особым наслаждением, хоть и служу сейчас Мэлле Кредер.
   - Я узнал тебя, Гук Райчен, но ты ошибся. Твой бывший хозяин, лорд Вольдер, погиб в мае прошлого года во дворе заброшенного домика около гор, а я лишь немного похож на него внешне. Так получилось, господь взвалил на мои плечи ношу, что несли ранее убитые твоим хозяином монахи Ордена Хранителей. Теперь я слуга Предначертания и ты, Гук, зря встретил меня на своем пути. Именем той, которой суждено завершить начатое, вершу я справедливость. Именем королевы-ведьмы Аннет Зальцер, я повелеваю предводителя разбойников и его сообщников, замешанных в убийствах повесить. Остальных разоружить и отдать на суд крестьянам.
   - Что он несет? - удивился пан Шу, наблюдавший эту сцену вместе с жителями деревни, - Аннет королева-ведьма? Да он действительно безумен.
  

- 13 -

   Два дня Аннет, Аня и Саша, одетые как крестьянские дети, добиралась до Мелотауна. Не слишком оживленные и в лучшие времена, сейчас дороги империи оказались совершенно пустынны. Лишь один раз, спрятавшись в придорожном ельнике, ребята наблюдали за солдатами, гнавшими куда-то толпу мужиков. Ночь дети провели в избе у сердобольной крестьянки, а вечером следующего дня добрались до столицы. Входить в город так поздно, ребята не решились и вторую ночь провели в подвале сожженного хутора, недалеко от городских стен.
   С первыми лучами солнца дети проснулись и направились к городским воротам.
   - До города мы добрались, а до наместника доберемся? Ты уже все придумала, Аннет? - спросил Саша
   - А чего думать-то? - удивилась Аня, предпочитающая не рассуждать, а сразу переходить к действию, - Придем к резиденции Алекса Шретера и попросимся на прием.
   - И наместник с радостью примет трех крестьянских детей. А то ему заняться больше нечем и очень скучно. Аня, здесь же глухой феодализм, а не демократичное общество, - отпарировал Саша.
   - Ребятки, вы в город. Присаживайтесь. Подвезу, - предложила молодая крестьянка, обгоняя друзей на запряженной невзрачной старой кобылой телеге.
   - Вот лук продавать везу, - принялась рассказывать крестьянка, явно соскучившись по общению, когда дети забрались в повозку, - Оно, конечно, может, живой бог к нам с неба и спустился, а деньги все одно нужны. Мужа то с природой воевать забрали, а детей кормить надо. Хотя какая нынче, прости господи, торговля. А вот ты, мальчонка, зря в город то собрался. Я раньше с младшим братом на базар ездила, так его однажды прямо у ворот стражники и забрали. С тех пор я его больше и не видала. Тоже теперь с природой воюет...
   - Спасибо, тетенька. Мы дальше пешком пойдем, - прервала Аннет крестьянку, спрыгивая с телеги.
   - Аннетик, ты чего? Ехали ведь нормально, - удивилась Аня, когда телега отъехала на порядочное расстояние от ребят.
   - Не хочу, чтобы Сашу забрали на войну с природой. И в город нам надо войти без шума.
   - Аннет, ты чего хочешь сделать? - насторожился мальчик.
   - Саша, ты только не волнуйся, мы сейчас из тебя будем делать девочку.
   - Не хочу я быть девочкой, - возмутился Саша, но опоздал.
   Аннет взмахнула рукой и облако зеленоватого тумана окутало мальчика. Когда туман рассеялся, перед глазами подруг предстала симпатичная блондинка двенадцати лет с длинной косой. Увидев одноклассника в таком виде, Аня истерично рассмеялась.
   - Ой, Егоров. Ой, не могу. Сашенька Егорова, одноклассница моя, - хваталась за живот девочка.
   - Аня, перестань, - вступилась за Сашу Аннет, - Вполне симпатичная у нас подружка появилась.
   - Не хочу я быть ничьей подружкой, - обиделся мальчик.
   - А вот такое уже обидно, Егоров, - смогла, наконец, успокоиться Аня, - Тебя берут в подруги две самые классные девчонки Империи, а ты капризничаешь. Капризуля!
   Тем не менее, переодевание помогло, и дети без проблем прошли в городские ворота.
   В ранний утренний час улицы Мелотауна оказались безлюдны. Лишь знакомая друзьям крестьянка гнала свою телегу по направлению к городскому рынку, стараясь занять место получше.
   - Смотрите, - Саша указал на большой красный плакат, висящий на стене дома. Вверху плаката вызывающе белела надпись "Разыскиваются!". Кто собственно разыскивается, было непонятно, поскольку большую часть плаката загораживал белый лист бумаги. Мальчик подошел к плакату поближе и, прочитав текст, позвал девочек.
   - Аннет, здесь про тебя.
   На приклеенном поверх плаката листе корявым почерком написали стихи:
  
   На чужом возвышаясь троне
   Красотой ты как солнце сияешь
   Ведь обманом и подлой ложью
   Ты морщин себе не добавишь
  
   Ты считаешь себя счастливой
   Словно в куклы людьми играя
   Между завтраком и маникюром
   Чьи-то судьбы легко разбивая
  
   Сотрясая устройство мира
   Ты выходишь с природой биться
   Но недолго тебе осталось
   Безнаказанностью гордиться
  
   На востоке поднимется солнце
   Когда в мир возвратится Аннет
   И придется тебе Мэлла Кредер
   За измену держать ответ
  
   Юной ведьме из рода Зальцер
   Королевой стать суждено
   И во тьме навсегда исчезнет
   Позабытое лже-божество
  
   Под стихами стояла подпись "Мститель".
   - Очень любопытно. Особенно любопытно узнать, кто такой "Мститель", - прочитав, заявила Аня.
   - Я не ведьма, а волшебница, - обиделась Аннет.
   - Какая разница. Карьера у тебя просто головокружительная: была принцесса, и года не прошло, уже королева. И главное, судя по всему, этот "Мститель" за нас, - веско заметил Саша, - Давайте узнаем, кого разыскивают.
   Егоров аккуратно снял с плаката плохо приклеенный листок, и ребята сумели прочесть:
   "За поимку человека, живого или мертвого, известного под прозвищем "Безумный Лорд" и являющегося врагом живого бога Мэллы Кредер, обещана награда в 10.000 золотых.
   За поимку человека, называющего себя "Мститель" и обвиняющегося в распространении злостной лжи о живом боге Мэлле Кредер, обещана награда в 2.000 золотых.
   За поимку или указание места пребывания Аннет Зальцер, известной под прозвищем "Королева-ведьма", обещана награда в 1.000 золотых".
   - Безобразие, тебя не очень ценят, Аннет, - возмутился Саша.
   - Зато теперь я точно знаю, к кому нам надо идти, чтобы добраться до Алекса Шретера, - рассмеялась Аня.
  

- 14 -

   Председатель гильдии торговцев пан Берзюн пил ароматный кофе и предавался радостным размышлениям о своем будущем. А будущее рисовалось председателю счастливым и безоблачным. Впрочем, председателем пан Берзюн уже не являлся, да и гильдии торговцев тоже не существовало.
   Присягнув на верность Мэлле Кредер, пан Берзюн превратился в Торгового Представителя Союза Королевств на территории бывшей империи Совета Великих Лордов и начал активно вытеснять с рынков товары местного производства, заменяя их изготавливаемыми в Союзе Королевств. Пользы от его старания для империи не было, зато денег у самого бывшего председателя значительно прибавилось.
   Откусив кусочек бисквита с вишневым вареньем, пан Берзюн прервал мечты и вернулся к решению задачи, не дававшей ему покоя последние дни. В ближайшее время в Мелотаун привозили первый на территории империи паровой двигатель, и пан Берзюн не мог решить, брать ему взятки с владельцев земли за то, чтобы двигатель установили именно на их участке или наоборот, чтобы именно здесь его не устанавливали. От неразрешимой проблемы пана Берзюна отвлек слуга.
   - Извините, господин, но пана спрашивают девочки и одна из них называет себя принцессой Зальцер.
   - Как? - от удивления пан Берзюн даже чуть не подавился вишневой косточкой. Сорвав с шеи салфетку и отбросив ее в сторону, бывший председатель устремился в прихожую своего дома. Возле входной двери переминались три крестьянские девочки, в одной из которых пан Берзюн узнал Аннет. Вторая тоже была знакома председателю. Ее лорд Зальцер выдавал за дочь горского вождя, третью пан Берзюн видел впервые.
   - Миледи, какими судьбами и да еще в таком виде? - всплеснул руками пан Берзюн.
   - Мы случайно оказались в столице, пан председатель и нам абсолютно негде остановиться. На наше счастье, мы вспомнили о вас, и рискнули обратиться за помощью.
   - Конечно, миледи, такая честь для меня. Проходите же скорее в дом. Вы наверно замерзли, принцесса. В этом году февраль выдался таким холодным. Сейчас я напою вас горячим чаем. Или, может быть, хотите кофе.
   Суетливо бегая вокруг принцессы и ее друзей, пан Берзюн проводил детей в комнату и усадил на мягкий диван.
   - Отдыхайте, миледи, я на минутку отойду, надо распорядиться о завтраке для вас и ваших друзей. Буквально на минутку, - бывший председатель вышел из комнаты.
   - Аня, а вдруг ты ошибаешься? Не похоже, будто пан Берзюн хочет нас выдать, - выразила сомнения блондинка с длинной косой.
   - Не бойся, Егоров. Пан за тысячу золотых и собственную дочь выдал бы не то, что Аннет. Уж я-то его хорошо узнала, когда мы вместе с лордом Зальцером в Союз Королевств ездили.
   Аня оказалась права. В этот момент пан Берзюн шептал на ухо слуге.
   - Бегом к наместнику. Скажешь ему, я сумел задержать королеву-ведьму Аннет Зальцер и с ней еще двух бунтовщиц. Пусть немедленно пришлет солдат. И не забудет про награду. Я ведь рискую своей жизнью. Эти бунтовщицы очень, очень опасны.
  

- 15 -

   - Мне необходимо, чтобы Безумный лорд узнал, Аннет Зальцер находится у меня и ей грозит смертная казнь, - давал Алекс Шретер указания одному из своих агентов, - Не сомневаюсь, мятежник бросится на выручку своей "королевы". Тогда мы захлопнем мышеловку и покончим, наконец, с ним. Если задание понятно, можете идти.
   - Слушаюсь, мой господин.
   Агент вышел, а наместник подошел к окну и с тоской уставился вдаль. Сердце наполнилось сладкой истомой, как происходило каждый раз, когда Шретер вспоминал Мэллу Кредер. Алекс влюбился, влюбился до безумия. Если для остальных слова "живой бог" оставалось, лишь титулом, для Шретера они превратились в непреложную истину. Мэлла стала для наместника в богиню, спустившуюся с небес. Страсть к красивой рыжеволосой женщине охватило все существо Алекса.
   Для Шретера Мэлла являлась идеалом во всем. Он тонул в ее карих глазах и восторгался женщиной повелевавшей судьбами мира с обаятельной улыбкой на лице. Алекса приводила в умиление и то, как его повелительница сопровождала остроумной шуткой приказание о казни кого-нибудь из своих противников и уморительно смешные рожицы, которые она строила, пересчитывая перед зеркалом веснушки на своем лице.
   Не смея касаться даже руки этого чудесного создания, Шретер бросил все свои силы на благо любимой. Во многом благодаря Алексу секретные службы и армия Союза Королевств перешли на сторону Мэллы Кредер, забыв про Эдарта Хохера. Сейчас, не щадя ни себя ни окружающих, наместник делал все возможное, желая бросить к ногам любимой империю.
   - Господин наместник, арестованных доставили, - слова адъютанта оторвали Шретера от воспоминаний о своей любимой.
   - Приведите сюда. Интересно будет взглянуть на "королеву-ведьму".
   Солдаты втолкнули в кабинет трех девочек.
   - И кто же из вас Аннет Зальцер? - спросил наместник, с неприязнью рассматривая бедно одетых детей.
   - Я, господин наместник, - ответила одна из девочек, не отличающаяся ничем особенным от остальных.
   - Не вижу в тебе ничего королевского и ничего ведьмовского, - пожал плечами Шретер, - Объясни, почему тебя называют так?
   - Я сейчас все расскажу, господин наместник. Дайте мне только несколько секунд, чтобы сосредоточиться, - сказала девочка и закрыла глаза.
   "Она еще и глупая" - подумал Алекс, но терпеливо ждал продолжение рассказа.
   Когда девочка вновь открыла глаза, то взглянула прямо в лицо Шретера и произнесла:
   - Эль сомедер.
   "А впрочем, она достаточно мила. Будет немного жаль казнить ее" - мелькнуло в голове Алекса, а вслух наместник приказал строгим голосом.
   - Продолжай свой рассказ, девочка.
   - "Мой рассказ уже не важен, для вас, господин наместник. Гораздо важнее вернуть ваших солдат и отряды "Ангелов живого бога" обратно в Союз Королевств.
   "А ведь она, права - с удивлением понял наместник - Что делают мои солдаты в богом забытой империи? Зачем болтаются по здешним дорогам? Их и грязью то назвать слишком большая честь".
   - Адъютант! Разослать всем отрядам "Ангелов живого бога" мой приказ немедленно свернуть свою деятельность и без промедления вернуться на территорию Союза Королевств.
   - Правильно, господин наместник, - продолжила девочка, когда адъютант снова вышел, - И пора прекратить вырубку леса...
   "Удивительно умный ребенок. Прямо мои мысли читает" - вновь согласился с Аннет наместник и вызвал адъютанта для нового приказа.
   - Да и вам, господин наместник, тоже пора домой...
   "Да, пора возвращаться. Назад, к моей милой Мэлле" - решил Шретер и уже собрался выйти из кабинета, чтобы лично отдать приказ о срочном сборе войск, находящихся в Мелотауне.
   - Подождите еще одну минутку, господин наместник, - остановила Алекса принцесса, - Вы забудете обо мне, едва переступите порог помещения. И слова мои тоже забудьте, но будете строго исполнять их. Прощайте, господин наместник.
   - Что ты ему сказала на древнем языке, Аннетик? - спросила подругу Аня, когда друзья остались в кабинете одни.
   - Эль сомедер? Подчиняйся! - улыбнулась Аннет.
   - Аннет, теперь нам нечего опасаться? Тогда верни мне мой нормальный вид, - попросил Саша.
   - Егоров, зачем он тебе. Сашенька, ты такая милая. Я подарю тебе в Москве свою самую любимую кофточку. Бе-бе-бе, - начала издеваться над мальчиком Аня.
   - Глупая шутка, - возмутился Саша, - Давайте возвращайте меня. Этот, как его, эль сомедер.
   - Ну, хорошо, хорошо. Сейчас все исправлю. Не обижайся. Мы же просто шутили, - успокоила мальчика Аннет.
  

- 16 -

   Солдаты Союза Королевств покинули империю. Вслед за ними потянулись и перепуганные приспешники Мэллы Кредер во главе с паном Берзюном, так никогда и не узнавшему какую он сыграл роль в разрушении собственного успеха. Крестьяне, сосланные на вырубку лесов стали потихоньку возвращаться домой, и жизнь потихоньку возвращалась в привычное русло. Правда, в лесах еще прятались члены отрядов "Ангелов живого бога" из местных, но жители деревень сами их отлавливали и передавали на суд Безумного Лорда.
   На следующий день после отъезда из Мелотауна Алекса Шретера в столицу вступили войска Вольдера. А по прошествии еще нескольких дней в столице объявились Великие Лорды, в надежде вновь вернуть себе власть. К их разочарованию надежды не оправдались. Единственной реальной силой в империи стал Безумный Лорд, а он не собирался возрождать Совет Великих Лордов.
   Перед многотысячной толпой своих войск и жителей Мелотауна Вольдер присягнул на верность Аннет Зальцер и объявил ее королевой. А вечером того же дня попросил у новоявленного высочества аудиенции. Вместе с королевой в беседе принимали участие и ее друзья.
   - Ваше высочество, надеюсь, вы понимаете, начатое необходимо довести до конца, - сразу перешел к делу Безумный Лорд.
   - Что вы имеете в виду, лорд Вольдер? - спросила Аннет.
   - Прошу вас никогда больше не называть меня этим именем. Я - Безумный Лорд, как называет меня народ, и никто другой.
   - Извините, милорд, я не хотела вас обидеть. Какую цель вы имели в виду?
   - Предначертание. Его необходимо довести до конца и судьба выбрала нас с вами миледи своим орудием. Вас, как главное действующее лицо и меня в качестве вашего помощника.
   - Что мы должны сделать? К чему прийти?
   - Мне не дано знать. Я просто знаю, дело не доведено до конца.
   - Но откуда, милорд?
   - Я еще жив, ваше высочество. Когда ваша миссия будет доведена до конца, бог простит меня, и я смогу со спокойной душой умереть. Мой брат, Дерик, уже сыграл свою роль и ждет меня на небесах, а я свою еще нет. Как вы убедились, миледи, за время вашего отсутствия, я все подготовил к вашему возвращению. Народ ждал вас и готов встретить долгожданную освободительницу. Вы королева. В ваших руках власть и армия. Ничто и никто не сможет вам помешать двинуть войска на Союз Королевств.
   - Зачем, милорд? Я не хочу войны.
   - Если вы промедлите, ее захочет Мэлла Кредер. Неужели вы думаете, будто "живое божество" станет терпеть рядом с собой еще одного волшебника? Ведь вы владеете магией, миледи.
   - Да владею, - честно призналась Аннет.
   - Все правильно, - лорд улыбнулся, но улыбка получилась мрачной и пугающей, - "Королева-ведьма", неплохо придумано. С одной стороны слово "королева" внушает уважение и веру в вас у простого народа, с другой "ведьма" звучит слишком пренебрежительно, чтобы великий волшебник всерьез считался с какой-то деревенской знахаркой.
   - Это придумали вы, милорд? - спросила Аннет.
   - Нет. Один молодой, но очень даже талантливый поэт. Он называет себя "Мститель".
   - "Мститель"? - вспомнила Аня, - Мы читали его стихи. Они висели поверх плаката о награде за поимку вас и Аннет у городских ворот.
   - Его стихи очень раздражали наместника, да и саму Мэллу, я думаю, тоже, поэтому мы старались их развешивать на видных местах.
   - Мне стихи понравились, - призналась Аннет.
   - Не только вам. Они нравятся всем, кому не безразлична судьба нашей империи. Хотите, я познакомлю вас с автором, миледи? Вы будете приятно удивлены.
   - Хотим, - в один голос ответили ребята.
   - Позовите сюда "Мстителя", - попросил Безумный Лорд одного из своих телохранителей.
   - Милорд, но кто останется править империей, если мы оба покинем Мелотаун? - спросила Аннет, когда беседа возобновилась.
   - Я знаю только одного человека, которому можно такое доверить. Догадываетесь кому, ваше величество?
   - Нет.
   - Вашему отцу, лорду Зальцеру.
   - Но папа болен.
   - Ерунда. Я хорошо его знаю, ведь столько лет с ним боролся? Ни одной болезни не удастся сломить его силу воли. Я уже послал за ним людей. Как только лорд Зальцер прибудет в столицу, мы выступаем. А вот и наш поэт. Знакомьтесь, миледи, перед вами "Мститель".
   Аннет подняла глаза на входящего в комнату человека и с изумлением узнала Вика Хохера.
  

- 17 -

   - Алекс, почему наши войска ушли из империи? - Эл сидела перед зеркалом в будуаре и расчесывала свои непослушные волосы.
   - Я не знаю, госпожа, - промямлил Шретер, не отрывая взгляда от изгиба прекрасной шеи девушки.
   - Но ведь есть причина. Раз моя армия вместе с моим наместником в панике бежит. Что? Что произошло, Алекс?
   - Я не помню, госпожа.
   - Ты заладил: не помню, не знаю. Кто должен помнить и знать, если не ты?
   - Госпожа, - Шретер рухнул на колени и попытался поцеловать туфельку на ноге Эл, - Честное слово, я ничего не помню. Я только знал, необходимо как можно быстрее вернуть войска обратно в Союз Королевств. Прости меня, Мэлла. Ты же знаешь, я искренне предан тебе.
   Волшебница брезгливо оттолкнула наместника ногой.
   - Успокойся, Алекс. Дай мне немного подумать.
   Эл отошла от зеркала и задумчиво уставилась на гобелен с изображением единорога.
   "Магия? Но откуда? - думала Эл - Духи стихии уничтожены, я единственная в мире волшебница. Откуда? Но на всякий случай надо проверить".
   Девушка взяла в руки мел и нарисовала в центре будуара круг, затем вошла в него и что-то тихо прошептала.
   - Алекс, встань в круг, закрой глаза и постарайся не шевелиться, - попросила Эл, вернувшись к стене с гобеленом. Когда Шретер выполнил приказ, волшебница вскинула руки вверх и произнесла на языке древних:
   -Пусть все тайное станет внутри круга явным для меня, ибо я наделила содержимое сего пространства волшебством".
   В первые секунды после заклинания ничего не произошло, но спустя некоторое время Эл увидела слабое зеленое свечение вокруг головы Шретера. Постепенно свечение становилось все интенсивнее.
   "Значит его околдовали. Все-таки магия. Но кто?".
   Фигура Алекса подернулась зыбкой рябью и вместо своего наместника волшебница на одно мгновение увидела лицо Аннет.
   - Принцесса Зальцер, - удивленно воскликнула Эл, - Я хочу знать больше.
   Закрыв глаза, волшебница мысленно потянулась к Шретеру и вошла в память наместника.
   "Я хочу, чтобы вы забыли обо мне, переступив порог помещения. И слова мои тоже забудьте, но строго исполняйте все..." - услышала Эл голос Аннет.
   - Так вот оно как. Руку. Покажите мне ее руку.
   Мысленный взгляд волшебницы мелькнул по фигуре девочки и остановился на пальцах левой руки.
   - Нет! - вопль Эл вывел Шретера из забытья. Открыв глаза, Алекс увидел как его возлюбленная, словно взбесившаяся тигрица мечется из угла в угол.
   - Нет! Нет! Не может быть. Оно должно уже исчезнуть, - в приступе злобы брызгала слюной девушка. Мэлла Кредер увидела надетое на палец Аннет металлическое колечко с невзрачным темным камнем. Даже самый великий волшебник может иногда ошибаться. "Живой бог" спутал колечко, подаренное принцессе Зальцер подругой на Новый год с волшебным кольцом, исполняющим любое желание своего хозяина.
  

- 18 -

   - А здесь располагалась наша спальня. На третьей справа кровати во втором ряду я и спала, - Аннет водила Вика по опустевшему сиротскому приюту. Безумный Лорд разрешил королеве навестить свое старое место обитания, но окружил здание плотным кольцом охраны, состоящей из горцев.
   - Миледи, вы наверно часто вспоминали дом, где провели детство.
   - Вик, перестань со мной официально разговаривать. Глупо двум равным по положению людям нашего возраста обращаться друг к другу на вы да еще с перечислением всех титулов.
   - Мы не равны. Ваше величество королева, а я всего лишь бездомный поэт.
   - Ты внук Верховного Правителя Союза Королевств и давай закроем эту тему. Нет, я редко вспоминаю это место. Приют для меня как бы существует в иной жизни. Здесь жила совсем другая девочка по имени Аннет. Она носила холщевые штаны и постоянно дралась с мальчишками. Смешно, да?
   - Ты и сейчас любишь драться, - улыбнулся Вик, - Недавно ты дралась с самим Алексом Шретером и победила его. Но наверно ты права. Иногда мне тоже кажутся сном годы моей жизни, проведенные во дворце дедушки.
   - А как так получилось. Ну, произошедшее с вами. Что ты чувствовал? - смущенно спросила Аннет.
   - Что со мной произошло, когда меня выкинули из дворца, хотела ты сказать. Сначала я ничему не поверил. Орал на охрану и требовал, пусть меня пустят обратно, но стражники боялись дедушку и просили меня отойти от ворот. Тронуть меня они тоже боялись. Устав орать, я попробовал найти место для ночлега, но вел себя нагло и пренебрежительно. В конце концов, меня избили и отобрали все ценное. Следующие дни в поисках еды я попрошайничал и копался в отбросах. А потом встретил дедушку. Мэлла Кредер, как и меня выкинула его из дворца, когда отпала необходимость в нем.
   Вик инстинктивно сжал кулаки.
   - Никогда не прощу ей дедушку. Представляешь, великий Эдарт Хохер превратился в абсолютно беспомощного и не помнил кто он и откуда. После первой же ночи на улице дедушка заболел. Он же уже был старенький. Я заботился о нем как мог, но мог я мало. С каждым днем дедушке становились все хуже и, в конце концов, он скончался. Я даже не смог его похоронить, как полагается. Верховный Правитель Союза Королевств попал в общую яму вместе с безродными бродягами.
   - Много ты пережил, - посочувствовала мальчику Аннет, хотя и понимала, в данном случае словами горю не поможешь.
   - Аннет, я думаю, тебе пришлось пережить не меньше моего. Знаешь, я, когда оказался один на улице вместе с больным дедушкой, многое понял. Ты прости меня за все плохое, что я успел тебе сделать. Я такой дурак...
   - Эй, королева. Ты где? - услышала Аннет голос Ани, доносящийся из вестибюля на первом этаже, - Смотри, кого я тебе привела. Мадам Джинсюк собственной персоной.
   - Ваше величество, это я, мадам Шортюк, - пояснила бывшая гувернантка принцессы Зальцер, - Ваша подруга всегда так весело шутит.
   Когда Аннет и Вик спустились на первый этаж, то обнаружили кроме Ани и мадам Шортюк также мадам Добрюк и жмущихся к стене испуганных воспитанниц сиротского приюта.
   - Ваше Величество, я просто хотела узнать, могут ли бедные сиротки вернуться в свой дом. Конечно, если у вас, миледи, на здание другие виды...
   - Ну что вы, мадам Шортюк. Здание принадлежит приюту. А где пан Гусак?
   - Он бросил нас на произвол судьбы, а сам весте со своим приятелем паном Шу записался в армию Безумного Лорда. Такая безответственность.
   - Тогда я своим королевским указом назначаю директором приюта вас, мадам Шортюк. Вам наверняка понадобятся деньги, но, к сожалению, пока я не смогу вам помочь.
   - О, благодарю вас, ваше величество, - мадам Шортюк гордо выпрямилась и свысока посмотрела на мадам Добрюк, - Деньги у нас имеются. Не правда ли, композитор вы наш выдающийся. Или вы, мадам Добрюк, все еще хотите написать ораторию в честь "живого бога".
   - Да, имеются, - согласно кивнула преподавательница музыки, лицо которой напоминало в эту минуту лицо человека идущего на плаху.
  

- 19 -

   Первые дни марта принесли с собой дыхание весны. Истратив последние силы на февральские метели, зима отступила. Лучи солнца пробились сквозь свинцовые тучи и наполнили город звоном ручьев и капели. Воздух наполнился запахом талого снега и еще чего-то такого, заставляющего сердце биться в радостном предвкушении чуда.
   Вместе с весной в Мелотаун прибыл лорд Зальцер. Полностью оправиться от болезни отец Аннет еще не успел, но это уже был совсем не тот Зальцер, которого принцесса нашла в подвале дворца. Его слова и движения стали полны энергией, а глаза горели решимостью. Три часа длилась беседа Фредрика с Безумным Лордом. После ее завершения лорд Зальцер встретился с дочерью.
   - Аннет, если бы ты только знала, как я не хочу войны и как не хочу отпускать на нее тебя, но Вольдер прав. Мэлла Кредер не остановится, а единственный человек способный противостоять ей ты. Прошу только, береги себя. Если с тобой что-нибудь случится, я не смогу жить дальше. Эх ты, мое величество. Такая маленькая, а уже королева. Бабушка гордилась бы тобой, если бы дожила до этого дня, - Фредрик нежно провел рукой по щеке дочери.
   На следующий день армия Безумного Лорда выступила из столицы империи. Все жители города высыпали на улицу проводить войска, и им было на что посмотреть.
   Впереди шагали одетые в звериные шкуры, вооруженные топорами и длинными ножами горцы МакДела. В шутку, пугая стоящих вдоль улицы девушек, они строили им ужасные рожи.
   За отрядом горцев двигалась конница во главе с самим Безумным Лордом. Толпа с восторгом смотрела на своего героя, как обычно одетого в черное.
   В центре отряда всадников ехали Аннет и Аня. Девочек окружало плотное кольцо телохранителей. Свою юную королеву народ встречал восторженными криками, отчего лица подруг, не привыкших к таким почестям, покрылись густым румянцем.
   Вслед за конницей чеканили шаг стройные ряды лучников и пехотинцев.
   Замыкали шествие вооруженные кто, чем смог добровольцы. Увидев в толпе провожающих знакомых, они радостно махали руками и переговаривались. В эти нестройные ряды иногда вклинивались повозки обоза. На одной из них ехал Саша Егоров и с любопытством посматривал по сторонам. Мальчик еще плохо ездил верхом и Вольдер попросил его остаться в обозе, дабы не портить впечатление о величие Королевы.
   Покинув Мелотаун, войска медленно двинулись к границе Союза Королевств. Аня уже проезжала этой дорогой, но сейчас девочка узнавала и не узнавала знакомые места. Вся красота природы империи Совета Великих Лордов пропала. Вместо лесов из столетних деревьев виднелись одни пеньки, а вдоль дороги стояли бесконечные поленницы дров.
   - Зачем они так сделали? - спросила девочка свою подругу.
   - Великий волшебник хотел возвысить человека над природой. Он считал, природа мешает людям жить и ущемляет их право на власть над миром. Мэл считал, уничтожив природу, он сделает людей счастливыми, - грустно ответила Аннет.
   - Но ведь не все люди согласились с ним.
   - Кредер считал, будто только он знает истину, и не считался ни с кем. Да еще его властолюбие и тщеславие. Теперь все эти чувства передались наследнику Безликого.
   - Да уж, натворила Эл дел. Без помощи Майти такой погром за тысячу лет не исправить.
   - Боюсь, даже Майти одному все исправить было бы не под силу, - задумчиво произнесла принцесса.
   Разговор подруг прервало появления посыльного. Он сообщил девочкам, что Безумный Лорд просит уделить ему несколько минут для важного разговора. Оказалось, Вольдер ожидал королеву в обозе вместе с Виком и Сашей и чтобы добраться до Безумного Лорда, подруги проскакали мимо чуть ли не всей армии.
   - Милорд, пока мы добирались до вас, лишний раз убедились какие у вас замечательные солдаты, - сделала комплимент Аннет, когда девочки оказались на месте.
   - Да, в моей армии много храбрых и мужественных людей. Жаль только большинству из них скоро придется погибнуть.
   - Вы не верите в нашу победу? - изумилась Аннет.
   - В победу моей армии над армией Союза Королевств? Если вы имеете в виду это, то нет, - откровенно ответил лорд.
   - Нельзя вести людей на битву и не верить в победу. Я не разделяю пессимизм лорда, - мрачно буркнул Саша.
   - Молодой человек, вы говорите полную чушь. Мы полезем с мечами и стрелами против мушкетов и пушек, а вы говорите о победе. Моей армии никогда не победить в схватке с Союзом Королевств. Но общая победа должна остаться за нами, иначе мир просто погибнет. Главное, победить Мэллу Кредер, а сделать это может лишь Аннет, а мы ей поможем. Мои войска отвлекут на себя внимание всех сил Союза Королевств, и надеюсь самой волшебницы, а во время битвы принцесса проникнет во дворец и нанесет свой удар. Мститель, ты сможешь провести королеву?
   - Вряд ли нас просто пустят в дверь, а другие возможности попасть внутрь мне неизвестны. Вот когда мы окажемся во дворце, я могу быть полезным, потому что знаю там каждую комнату, - ответил Вик.
   - Я знаю, как попасть внутрь. Есть подземный ход, который ведет от озера прямо во дворец. Мы с Фаном уже пробирались по нему, - вспомнила Аня.
   - Хорошо, миледи. Когда начнется бой, вы вчетвером тайно проникнете во дворец. Не думаю, будто дети привлекут чье-то внимание, и вы беспрепятственно дойдете до подземного хода. Но есть еще одна важная составляющая моего плана. Чтобы получилось все задуманное, моей армии необходимо добраться до Ситтауна и я рассчитываю на помощь вашего величества. Прикройте мои войска щитом. Окутайте туманом, сделайте невидимыми, все что угодно. Главное, неприятель не должен видеть нас до тех пор, пока мы не окажемся около столицы Союза Королевств.
  

- 20 -

   Алекс Шредер топтался около кабинета Мэллы Кредер, не решаясь войти. Последнее время общаться с Верховной Правительницей стало не просто. Она часто сбивалась в разговоре на крик, жестоко наказывала любую провинность, да и просто стала невыносимой. Алекс связывал такое резкое изменение в поведении со своими ошибками и неудачами, и сильно ошибался. Мэлла просто боялась. Боялась появления Раба Кольца, который мерещился ей в каждом темном углу дворца после того, как она приняла кольцо на пальце Аннет за волшебное.
   Наконец, пересилив свой страх, Шретер постучал в дверь.
   - Войдите, - услышал он в ответ знакомый голос.
   - Госпожа, у меня неприятные новости. Мы потеряли из вида армию Безумного Лорда. Где она сейчас может находиться нам неизвестно, - доложил Алекс, оказавшись в кабинете. При взгляде на любимое лицо сердце Алекса наполнилось жалостью. Лицо Мэллы оказалось слишком бледным даже для ее белой кожи, а глаза покраснели от постоянной бессонницы.
   - Алекс, я скоро запрещу тебя пускать ко мне. Хотя бы одну приятную новость ты мне принес за последние дни? - голос Верховной Правительницы не предвещал ничего хорошего, - Что у тебя опять произошло?
   - Армия империи Великих Лордов вышла из Мелотауна и направилась к нашим границам, но затем словно растаяла в воздухе. Никто из моих лазутчиков не сумел обнаружить войска Безумного Лорда. Как вы и приказали, я подготовил все для нового вторжения в империю, но не могу начать операцию, не имея сведений об армии противника.
   Мэлла тяжело вздохнула и недобро посмотрела на своего наместника. В этот момент в кабинет вошел слуга с подносом и доложил.
   - Кофе для госпожи.
   Переведя взгляд на слугу, Мэлла приказала.
   - Мне нужна его кровь, Алекс.
   - Что? - не понял Шретер.
   - Ударь его ножом. Ты же солдат. Мне надо учить тебя даже такому?
   Бледный слуга застыл на месте и выронил из рук поднос.
   - Вы шутите? - не мог поверить своим ушам наместник.
   - Я не шучу, - голос волшебницы превратился в визг.
   Бледный Шредер достал кинжал и ударил не смевшего даже двинуться с места слугу. Из бедняги хлынула кровь.
   Подойдя к слуге, Мэлла смочила в крови руки и стала рисовать сложный узор. Завершив кровавый рисунок, волшебница встала перед фигурой на колени и произнесла заклинание Оракула.
   Густая пелена встала перед глазами Верховной Правительницы. Постепенно ее взгляд стал проясняться. Мэлла словно висела в воздухе, а под ней на бескрайнем поле безжалостно убивали друг друга тысячи людей. Вдалеке от места битвы виднелась окраина Ситтауна. Раздался свист, и девушка вздрогнула, увидев, как прямо на нее летит ядро. Не причинив вреда, железный шар словно прошел сквозь Мэллу и умчался дальше. Глаза волшебницы начали выхватывать отдельные картины боя. Вот ядро упало в самую гущу воинов Безумного Лорда и взорвалось, раскидывая в разные стороны раненых и убитых. Вот люди, одетые в звериные шкуры бегут вперед, не обращая внимания на шквальный огонь из мушкетов.
   - Где девчонка? Покажи мне девчонку, - прошептала Мэлла и увидела освещенный факелами туннель, по которому шли дети.
   - Дальше. Что будет дальше?
   Волшебница увидела себя и детей, окруженных вооруженными людьми. Один из воинов снял с пальца Аннет кольцо и передал Мэлле Кредер. С довольной улыбкой волшебница приняла подарок.
   Громкий смех оборвал видение. Словно завороженный Шретер наблюдал, как его госпожа раскачивалась в трансе, а затем упала на пол и стала хохотать.
   - Госпожа, с вами все в порядке? - растерянно спросил Шретер. Смех оборвался. Мэлла поднялась. Ее глаза искрились счастьем.
   - Все хорошо, Алекс. Выводи армию и строй войска для решающей битвы. Послезавтра на рассвете недалеко от моей столицы состоится сражение с армией Безумного Лорда. И еще, ты знаешь туннель, ведущий в мой дворец?
   - Да, госпожа. Он берет начало у берега озера.
   - Организуй в туннеле засаду. Будь там сам и возьми своих самых надежных людей. У тебя достаточно генералов, для того чтобы командовать боем. Оставь Безумного Лорда им, ведь все самое главное произойдет именно здесь. Во время битвы по подземному ходу пройдут дети, две девочки и два мальчика. Их надо обязательно схватить и доставить ко мне.
   - В туннеле слишком мало места для устройства засады, госпожа. А еще там темно, сыро и полно крыс и змей. Засаду целесообразней устроить на выходе из туннеля во дворец.
   - Вы специалист, вам виднее, - мило улыбнулась Мэлла, - Но ты говоришь ужасные вещи. Крысы, змеи... Там же будут дети. Вдруг они испугаются и повернут назад. Или эти животные нападут на наших малышей. Алекс, обеспечьте детям безопасный путь до места засады.
  

- 21 -

   - Господи, помоги нам, - шептал пан Гусак, сквозь сумрак, вглядываясь в бесконечные ряды солдат немыслимо громадной армии Союза Королевств.
   - Зачем я здесь? - бормотал рядом пан Шу, - Разве можно справиться с такой мощью? Достопочтенный пан, мы точно были трезвые, когда записывались в добровольцы?
   - Не сомневайтесь. Трезвее не бывает, - ответил пан Гусак.
   - Вот она вода ваша родниковая до чего людей доводит. Умру теперь в самом расцвете сил трезвый и со здоровой печенью. Никогда мадам Шортюк так и не почувствует сладость моих поцелуев, - не унимался пан Шу.
   - По мне, так это большой плюс, если не почувствует. Лучше умереть, чем с мадам Шортюк целоваться.
   - Черствый вы человек, пан Гусак, и ничего в женской красоте не понимаете. Мадам Шортюк это, это... - не находя слов пан Шу восхищенно почмокал губами.
   Две армии стояли друг против друга на поле, между озером с одной стороны и лесом с другом. Вытянутая в прямую линию поперек поля армия Шретера полностью перекрывала подходы к Ситтауну. В центре линии, на небольшом возвышении расположились артиллерийские батареи. Подходы к артиллерии и левый ближний к берегу фланг занимали отряды стрелков из мушкетов. Основные свои силы Алекс расположил на правом фланге. Именно здесь Шретер намеревался нанести основной удар, дабы оттеснить Безумного Лорда к озеру и там с помощью огнестрельного оружия окончательно уничтожить.
   Понимая, что основная угроза исходит именно от стрелков, Вольдер намеревался смять их строй молниеносным ударом горцев, пока отряды добровольцев будут сдерживать основные силы противника. Нейтрализовать артиллерию Союза Королевств предполагалось ударом конницы под командованием самого Безумного Лорда, которая должна была пробраться тайно через лес и ударить с тыла.
   Лучи восходящего солнца едва блеснули на шлемах солдат, когда раздался первый залп. Над головой пана Шу пролетело ядро, и где-то сзади раздались вопли раненых. Вслед за артиллерией сказали свое слово и стрелки. После первого же залпа мушкетов сосед пана Гусака свалился на землю, схватившись за живот.
   В ответ армия Безумного Лорда ответила залпом лучников, что оказалось бессмысленно. Стрелы не долетали до солдат Союза Королевств. Тогда в бой вступили горцы. Каждого второго из их отряда убили, не позволив добраться до стрелков армии Союза Королевств, зато каждому первому это удалось, и на берегу озера разгорелась жаркая рукопашная схватка.
   - Пора, - скомандовал Вольдер, когда основные силы армии Шретера двинулись вперед, сминая ряды изрядно поредевшего после обстрела отряда добровольцев. Всадники Безумного Лорда выскочили из леса и понеслись к батареям врага. Их движение заметили, и наперерез бросилась кавалерия Союза Королевств. Один из кавалеристов прицелился в Вольдера из пистолета, но тот успел спрятаться за круп лошади. Пуля попала в животное, и, сделав по инерции еще несколько шагов, лошадь упала. Быстро вскочив с земли, Безумный Лорд увидел, как к нему на полном скаку обнажив меч, несется враг.
  

- 22 -

   - Аня, ты зачем нас пугала? Мгла, что-то капает, царапает, пищит. Под ногами вода... Глупая шутка, - возмущалась Аннет.
   - Я правду говорила. Когда мы здесь шли с Фаном, так все и было.
   Аня ничего не понимала. Подземный ход ярко освещали факелы. Конечно, неприятно смотреть на покрытые мхом и слизью стены и лужи гнилой воды под ногами, но идти совсем не страшно.
   До ребят донеслись отзвуки далекой канонады.
   - Началось, - встревожился Саша, - Давайте поторопимся.
   Вскоре друзья добрались до поворота туннеля.
   - Все, пришли. Надо надавить вот сюда, - Аня показала нужное место на стене, - Только очень сильно.
   Мальчики вдвоем нажали на камень, и дверь открылась. Глазам друзей предстал темный коридор, освещенный только светом, падающим из туннеля.
   - Вроде все тихо, - прошептал Вик, заглянув за дверь, - Идемте.
   Друзья не успели сделать и несколько шагов по коридору дворца, как портьеры, скрывающие нишу в стене, распахнулись и чьи-то сильные руки схватили детей, не давая им возможности даже пошевелиться.
   - Свет, - приказал Шретер.
   - Как и предсказывала Мэлла, две девочки и два мальчика, - удостоверился Алекс, когда свет факелов осветил лица детей, - Немедленно завяжите им глаза и засуньте кляпы. Не давайте им возможности произнести хотя бы слово. Великая Правительница предупреждала, эти дети очень опасны.
   Солдаты выполнили приказ, а затем друзей куда-то повели, отдавая короткие приказы: влево, вправо, прямо.
   Аннет неуклюже шла на ощупь по коридору. Чтобы не упасть, девочка держалась за плечо Вика, что мало помогало, поскольку кто-то упорно подталкивал ее кулаком в спину. Из-за этого Аннет часто спотыкалась. Испытывать унижения, после того величия, окружавшего девочку последние дни, было обидно. Но еще хуже оказалось сознавать, из-за нее, королевы, сейчас на поле боя напрасно гибнет ее народ, а она ничем не может помочь.
   После очередного толчка в спину Аннет ощутила волны тепла и яркий свет, бьющий по глазам даже сквозь повязку.
   - Госпожа, ваше поручение выполнено. Дети схвачены.
   - У кого-то из них должно быть простое железное колечко. Отберите его и передайте мне. Быстрее, - нетерпеливо крикнула женщина и Аннет узнала голос Эл.
   "Зачем ей нужен подарок Ани?" - растерянно подумала девочка, когда с ее пальца сняли кольцо.
   - Вот и все, - облегченно рассмеялась Мэлла, - Кончилось твое колдовство, глупая ведьмочка. Кем ты возомнила себя, девчонка? Хотела справиться со мной, величайшим волшебником в мире? Да развяжите вы уже их. Они больше не опасны. Знаешь, Аннет, я окажу тебе честь и сделаю из тебя свою служанку. Будет очень символично. Живому богу прислуживает королева. Согласна?
   С глаз Аннет сняли повязку, и девочка увидела, что находится в комнате со стенами, обитыми деревянными панелями темно бордового цвета - знаменитый "Красный кабинет" Эдарта Хохера. Прямо перед девочкой стояла Эл и пыталась надеть на палец маленькое колечко. Чьи-то пахнущие луком пальцы вынули изо рта Аннет кляп, чего только и ждала девочка. Протянув руки ладонями к Эл, принцесса выпалила:
   - Подчиняю себе душу и сердце этого создания. Не вправе больше существо это даже дышать без моего согласия, ибо владею я магическими силами и равна ему.
   Эл замерла с кольцом в руке. Ее лицо покрылось бледностью. Никто из солдат находящихся в комнате не понял фразу, произнесенную на древнем языке, но Шретер почувствовал неладное. Вытащив из ножен меч, он бросился к Аннет, но получил в лицо удар ногой от Саши. Выпавший из рук Алекса меч немедленно подхватил Вик. Резким горизонтальным движением он ударил по руке одного из солдат, который уже поднял клинок над головой королевы. Меч раненого достался Ане.
   - Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу Эл Теннер, ибо владею я магией и равна ей, - торопливо произнесла Аннет, но ничего не произошло. Девочка заметила, лицо Эл стало розоветь. С трудом произнеся слова, Мэлла прошипела:
   - Тебе не справиться со мной. Я разрушу твое заклинание.
   - Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу Мэллы Кредер, ибо владею я магией и равна ей, - попробовала Аннет еще раз, но тоже безрезультатно. С ужасом королева увидела, Эл пошевелила пальцами. Теперь уже слова Мэллы прозвучали отчетливо:
   - Маленькая мерзавка, твоей магии не хватит, чтобы справиться со мной. Я уничтожу тебя.
   - Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу Мэла Кредера, ибо владею я магией и равна ему, - понимая, это ее последний шанс крикнула Аннет и вопль, который издала Эл, потряс стены дворца. Поток золотистой пыли вырвался из груди Верховной Правительницы и устремился к ладоням королевы.
   - Аннет, быстрей, - крикнул Саша, но торопиться уже не было необходимости. Солдаты, чей натиск с трудом сдерживали ребята, в изумлении застыли при виде невиданного чуда.
   Необыкновенные чувства захлестнули Аннет. Девочке казалось, будто она начала расти, превращаясь в великана, способного дотянуться до неба. От переполнявшего душу восторга у Аннет перехватывало дыхание.
   Поток золотой пыли иссяк. Бесчувственное тело Эл рухнуло на пол.
   - Мэлла, что с тобой? Очнись, душа моя, - обезумевший от горя Алекс покрывал поцелуями бледное лицо любимой.
   Веки Эл дрогнули, и девушка прошептала:
   - Джуни, милый, я люблю тебя.
   - Джуни? Что это значит? - отпрянул Шретер от Мэллы.
   - Значит, она будет жить, господин наместник. А удержит ее на земле любовь к мужу по имени Джуни, - пояснила Аннет и повернулась к своим друзьям, - Вик, нам надо как можно быстрей попасть на крышу. Я должна спасти свою армию.
  

- 23 -

   Безумному Лорду не удалось реализовать свой план битвы. Его всадники завязли в схватке с кавалерией врага и не сумели пробиться до артиллерии Союза Королевств. Горцы смогли нейтрализовать отряды стрелков, но ценой своей почти полной гибели.
   Остатки отрядов добровольцев и пехоты империи были прижаты к берегу озера превосходящими силами противника и отбивались из последних сил. Удар противника выбил меч из ослабшей руки пана Гусака.
   "Ну и хорошо. Наконец-то все кончится. У меня все равно больше нет сил" - с облегчением подумал бывший директор приюта, и зажмурил глаза, приготовившись к смерти, но нового удара не последовало.
   - Город горит. Они подожгли город, - в едином порыве пронеслось над армией Союза Королевств.
   Пан Гусак открыл глаза и увидел яркое сияние над Ситтауном. Словно гигантские языки пламени лизали небо над городом. Сияние стало приближаться, и вскоре в небе стало возможным легко разглядеть гигантского дракона с телом, словно вылитом из расплавленного металла. Огромная пасть изрыгала языки пламени. Достигнув поля боя, дракон спикировал на артиллерийскую батарею. В страхе бомбардиры покинули орудия, а уже через мгновение всю возвышенность покрыло пламя. Когда огонь утих, на месте пушек остались только лужицы расплавленной меди.
   Дракон вновь взмыл в небо и словно гром над полем раздался голос.
   - Именем королевы-ведьмы приказываю вам, солдаты Союза Королевств сложить оружие. Иначе превратитесь в пепел вы сами и ваши дома и ваши жены и дети.
   Бросая оружия и не разбирая дороги, непобедимая армия Алекса Шретера бежала с поля боя, а огнедышащий дракон взмыл ввысь и растаял в облаках.
  

- 24 -

   - Кажется, сработало, - Аннет открыла глаза и отошла от края крыши, - Саша, возьми Аню за руку, я отправлю вас домой.
   - Зачем? Ведь все только начинается. Впереди столько работы, - удивился мальчик.
   - Боюсь это моя последняя возможность. Вы же не хотите остаться здесь навсегда? Вы принадлежите своему миру и нужны там.
   - Аннетик, почему ты гонишь нас, - в глазах Ани стояли слезы обиды.
   Аннет подошла к подруге и что-то прошептала ей на ухо.
   - Саша, возьми меня за руку, - тихо произнесла Аня, - Прощай Аннет. Я люблю тебя.
   - Лучше до свидания. Прощай, звучит слишком безысходно, - грустно сказала Аннет, - До свидания Аня.
   Девочка произнесла древние слова заклинания и смотрела, как бесконечно долго таят в воздухе силуэты друзей, и по ее щекам медленно стекали соленые ручейки слез. А после королева присела прямо на покрытую подтаявшим снегом крышу со словами:
   - Я так устала, Вик.
   Мальчик сел рядом и обнял королеву за плечи. Аннет доверчиво положила голову на плечо Вика и моментально заснула. Боясь пошевелиться, чтобы не разбудить девочку, внук Эдарта Хохера смотрел, как уставшие от войны солдаты еще недавно враждующих армий не обращая друг на друга внимания, стекались к дворцу Верховного Правителя.
   - Пора, Аннет, - разбудил Вик девочку, когда шум толпы перед дворцом стал слишком громким.
   Ребята спустились с крыши, и вышли на парадное крыльцо дворца.
   - Да здравствует Королева-ведьма, - раздался рев многотысячной толпы.
   Не обращая внимания на приветствия, Аннет подошла к окруженным плотным кольцом горцев носилкам. На носилках лежал Безумный Лорд. Его грудь покрывали окровавленные бинты. При виде Аннет, Вольдер что-то попытался сказать, но Аннет ничего не расслышала. Тогда девочка присела рядом с носилками и склонила голову к лицу Безумного Лорда.
   - Я умираю и, судя поэтому, ваше величество знает, что делать дальше? - голос Вольдера хрипел, на губах выступила кровавая пена.
   - Да, милорд.
   - Посмотрите в мои глаза, миледи. Я хочу убедиться, - безумный взгляд насквозь пронзил Аннет.
   - Теперь я вижу. Предначертание будет выполнено, - счастливая улыбка озарила лицо Безумного Лорда. Так, со счастливой улыбкой на лице и умер Джейс Вольдер, последний из представителей дома Великих Лордов Вольдер.
   Королева поднялась и посмотрела на окружающих крыльцо людей. Шум толпы постепенно стих и тогда Аннет заговорила.
   - Люди Союза Королевств и империи Совета Великих Лордов, хватит уничтожать друг друга. Бог создал мир таким, каким он должен быть и каждое его творение имеет право на существование. Будь то травинка на обочине дороги или Верховный Правитель. Слишком много ошибок сделано людьми с начала веков и слишком необдуманно поступало человечество с великим даром под названием жизнь. Я вижу только один способ исправить ошибки и поэтому я делаю то, что задумала.
   Аннет подняла руки вверх.
   - Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу Аннет Зальцер, ибо владею я магией и равна ей.
   Облако золотой пыли взметнулось вверх и повисло над головой девочки, а затем из облака стали появляться белые пушистые комочки, напоминающие очень крупный тополиный пух, и разлетаться в разные стороны. Сотни пушистых комочков.
   - Что это? Что она делает? - удивленно спросил пан Гусак, наблюдая за происходящим вместе с собравшимися у дворца людьми.
   - Духи стихии. Она возрождает духов стихии, - восхищенно ответил стоящий рядом с приятелем пан Шу.
   Голова Аннет закружилась, ноги подогнулись, и девочка провалилась во тьму.
  

- 25 -

   Аннет очнулась в странном месте, где не было ничего, кроме сияющей белизны. Слишком чистой неземной белизны.
   "Я в раю? Неужели меня ничего не удержало на земле? Значит, я плохо любила папу и своих друзей. И еще Вика. Ведь я думала, будто люблю Вика" - расстроилась девочка.
   - Так вот какой ты стала, Аннет, - из белизны улыбаясь, вышел старик с длинной седой бородой, - Когда я видел тебя последний раз, ты казалась не больше твоей нынешней руки и постоянно плакала.
   - Кто вы и откуда меня знаете? - удивилась Аннет.
   - Я отец Бенедикт, монах Ордена Хранителей Предначертания. Это я похитил тебя у родителей.
   - Зачем? Вы злой и жестокий.
   - Я не злой. Ты очень дорога мне, Аннет. Ты внучка единственной женщины, которую я любил, но каждому выпадает своя судьба, и от нее никуда не денешься. Если бы я не похитил тебя, многие события не произошли, и неизвестно что бы случилось тогда с нашим миром.
   - Не слушай старого зануду. Вечно у него судьба виновата. Говорит о своей любви ко мне, а жениться даже не собирался. Тоже наверно судьба ему не разрешала, - рядом с отцом Бенидиктом появилась старая леди Зальцер.
   - Бабушка? Значит, я все-таки умерла.
   - Еще чего выдумала. Хочешь оставить моего Фредрика одного? Нет, девочка, тебе еще жить и жить.
   - Здравствуй, маленькая дружка, - из белизны вышла зыбкая фигура духа стихии.
   - Майти! - обрадовалась Аннет, - Ты тоже в раю? Мы с Аней так плакали, когда ты погиб. Знаешь, а я...
   - Я знаю, маленькая дружка, ты сделала все правильно. Я горжусь дружбой с тобой. Сейчас мы все уйдем, а тебя очень хочет видеть еще один человек.
   Отец Бенедикт, бабушка и Майти исчезли, а на их месте появилась молодая красивая женщина. Ее Аннет узнала моментально и бросилась навстречу с криком:
   - Мамочка!
   Женщина обняла Аннет и ласково погладила по голове.
   - Какая ты у меня стала взрослая и красивая.
   - Мамочка, нам с папой так не хватает тебя.
   - Ну что ты, глупенькая. Я всегда с вами. Пусть даже и не зримо. Помни об этом.
   Лизбет замолчала и насторожилась, словно к чему-то прислушиваясь.
   - Все, милая, тебе пора возвращаться.
   Мама поцеловала Аннет в лоб и исчезла вместе с белизной.
   Девочка открыла глаза и увидела Вика, который стоял на коленях рядом с ней и с тревогой вглядывался в лицо королевы. Заметив, что Аннет очнулась, мальчик громко закричал:
   - Она жива, жива.
   Вздох облегчения пронесся над толпой.
   - Вик, отвези меня к папе, - попросила Аннет и вновь закрыла глаза.
  
  
   Часть II. Любовь
  
   Приключение пятое,
   в котором появляются крылатые девочки и другие таинственные личности:
  

- 1 -

  
   - Ну! Бей же ты! Не водись! - Николай Васильевич Федорин завопил на всю квартиру, чем отвлек свою шестилетнюю дочь Свету от благоустройства семейного очага Барби и Кена.
   - Папочка, что случилось? - высунулась из своей комнаты светловолосая головка девочки.
   - В том то и дело, ничего не случилось. Опять промазали.
   Переместившись в Москву, Николас Файдер имел при себе достаточно золота, оформил себе необходимые для существования в Москве документы и купил квартиру. Постепенно Он даже стал находить в своей новой жизни множество радостных моментов. Одним из них стали просмотры футбольных матчей. При этом Николас за определенный клуб не болел, а просто выбирал во время трансляции игры команду, которая казалась ему в этот день наиболее симпатичной. Но уж выбрав, Файдер отдавался переживаниям со всей страстью истинного болельщика. Он кричал, свистел и даже иногда, забыв, что его магический дар утерян, шептал заклинания, пытаясь превратить судью в жабу.
   В августовский день, когда и началось новое приключение, Николас следил за матчем "Спартак" - "Рубин". В этом поединке Файдер отдал свои симпатии "Спартаку", но, не смотря на яростную поддержку бывшего волшебника, сегодня его команда проигрывала со счетом ноль - один.
   - Нападающий "Рубина" входит в штрафную площадку и падает, - монотонно бубнил комментатор, - Судья показывает на одиннадцатиметровую отметку? Возможно, касание со стороны защитника имело место, но тянуло ли оно на пенальти? Пусть этот вопрос останется на совести судьи. Так или иначе - пенальти.
   - Что ж за судьи то у нас такие? - схватив себя за волосы, взвыл от горя Николас.
   Чем закончился драматический эпизод матча, Файдеру узнать так и не удалось, поскольку в прихожей прозвенел звонок. Заглянув в дверной глазок, Николас увидел соседку Галину, тридцатипятилетнюю женщину с совершенно непримечательным лицом и бесцветными коротко подстриженными волосами, одетую в дешевые джинсы и байковую мужскую рубашку. Впрочем, ни в чем другом Файдер свою соседку и не видел.
   Галина проживала в квартире напротив, воспитывала в одиночку трехлетнего сына, и работала в конторе, занимающейся скупкой золота. Наличие у соседки маленького ребенка и привело к знакомству Николаса с Галиной. Это произошло на детской площадке, куда они приводили играть своих детей. Узнав, где соседка работает, Файдер несколько раз продавал через нее золотые монеты, но в основном знакомство сводилось к обычному "здравствуйте" и "до свидания".
   И вот теперь Галина стояла перед дверью Файдера. Николас понял, увидеть, как пробьют пенальти, не удастся, тяжело вздохнул и открыл дверь.
   - Ой, простите, Николай Васильевич, я наверно вас от дел отвлекаю...
   - Ну что вы. Какие дела в субботу вечером. Проходите, Галина Юрьевна, - Николас отодвинулся, пропуская женщину в квартиру.
   - Я ни в коем случае не стала бы вам мешать, но со мной на работе произошел странный случай. Помните, вы к нам в скупку приносили золотые монеты?
   - Конечно, помню. С ними не порядок какой-то?
   - С ними все хорошо. Чистейшее золото, двадцать четыре карата. Просто в наш магазин на этой недели принесли монеты, очень похожие на те, что сдавали вы, тоже ярко желтого цвета. Только на ваших какой-то герб изображен, а на этих монетах маленький бородатый старичок. Я в присутствие клиента провела экспертизу. Знаете, если слиток из чистейшего золота нагреть, то золото чуть-чуть окислится и примет красноватый оттенок, говорят червонный. А примесь серебра оставляет его таким же ярко желтым. Смотрю, нет, все в порядке. Девятьсот девяносто девятая проба. Взвесила, оформила. Все как положено. Мужчина в кассе получил деньги, а монеты я в сейф убрала. Сейф новый, очень дорогой. У нас в конторе в шутку говорят, никакое волшебство открыть не сможет, из холодного железа сделан. Так вот. На следующий день открывает директор сейф, а монет нет. Исчезли.
   - Так, наверно, вас просто ограбили ночью? Сейф вскрыли и золото забрали.
   - Мы тоже сначала так подумали и милицию вызвали, но следов взлома нет. И самое главное, записи в журнале приемки об этом мужчине тоже исчезли. Раз золота нет, и записи нет, то получается, будто я огромную сумму денег сама себе выплатила?
   - Уверен, никто так не думает. А чем помочь могу, Галина Юрьевна?
   - Я даже не знаю, Николай Васильевич. Просто, я чувствую, и директор и милиция как-то на меня не хорошо косятся. Монеты эти очень на ваши похожи, и я подумала: может быть, вы что-нибудь подсказать сможете.
   - Галина Юрьевна, поверьте, если бы я хоть чем-то мог вам помочь то помог бы. К сожалению, я ничего не знаю про эти монеты.
   - Да, конечно. Вы меня извините, Николай Васильевич, отвлекаю вас по пустякам - опустив голову, женщина направилась к выходу - Просто на меня косятся все, а мне неприятно. А у вас тоже монеты...
   Проводив соседку, Николас попробовал вернуться к футбольному матчу, но к этому моменту "Спартак" проигрывал уже ноль - три и Файдер выключил телевизор. Настроение было окончательно испорчено.
   - Чем я смог бы ей помочь? Конечно это ограбление. Причем явно к нему причастен кто-то из сотрудников скупки. Не волшебство же это, - лежа на диване, думал Николас и тут вспомнил, именно вариант с волшебством он бы мог проверить.
   Файдер знал в Москве только одного человека так или иначе связанного с волшебниками. Николас набрал почти забытый телефонный номер и когда ему ответил знакомый женский голос, торопливо произнес в трубку.
   - Здравствуйте Юлия, вы меня узнаете? Я - Федорин. Николай Васильевич. Помните? Спасибо. Очень рад, что не забыли. А Аня дома? Можно я с ней поговорю?
  

- 2 -

  
   Аннет Зальцер, возродившая духов стихии и получившая за это от них имя "Мать Стихий", поняла, что проснулась, но не захотела открывать глаза, а попыталась остаться в полном хрупкой нежности состоянии между сном и явью. Еще секунду назад принц подземного королевства предлагал ей руку и сердце, и вдруг чудесный сон растаял. Девочке очень хотелось снова заснуть и узнать чем же все закончилось, но утро безжалостно стирало из памяти последние воспоминания о чудесной сказке. Помнится, был длинный коридор, принц бежал к ней навстречу, но какой-то неприятный человек не позволял ему приблизиться к Аннет, а вот лицо принца уже забылось. "Вик. Конечно, это Вик" - угодливо подсказало подсознание, но перед глазами почему-то предстало лицо Саши Егорова. "Все, пора вставать" - решила Аннет. Сладко потянувшись, девочка открыла глаза и громко крикнула:
   - Сегодня будет хороший день.
   В углу спальни немедленно возникла высокая, словно сделанная из очень плотного тумана фигура. Ведь с первого же дня возрождения наибольшей честью для духов стихии стало служить человеку, который вернул их к жизни.
   "Доброе утро. Я, Майти-семьсот тридцать шесть" - представился дух стихии, с интересом рассматривая девочку.
   До этого момента он никогда не видел Мать Стихий, и она представлялась ему величественной седовласой женщиной огромного роста. Каково же было удивление духа стихии, когда он увидел перед собой худенькую тринадцатилетнюю девочку с короткими каштановыми волосами и огромными голубыми глазами. Удивление сменилось восторгом, захлестнувшим душу и мысли Майти-семьсот тридцать шесть. "И этот ребенок сумел дать жизнь всем духам стихии. Даже нашим Наставникам" - с умилением думал он.
   Справившись, наконец, с эмоциями, дух стихии произнес заранее приготовленную фразу.
   "За безукоризненный труд по восстановлению вырубленного леса я удостоен чести в течение одного дня заботиться о тебе, Мать Стихий".
   В воздухе появился поднос с завтраком и медленно поплыл к кровати Аннет. Воздух наполнился запахом вкусной еды, от которого у девочки засосало под ложечкой.
   "Яичница с беконом и горячий шоколад, - пояснил Майти-семьсот тридцать шесть, - Все по рецепту вашей подруги Анны. Рецепты получены с вашего согласия из вашей же памяти".
   - Спасибо, Майти. Только можно я шоколад не буду. Я бы лучше просто молока выпила.
   "Конечно, Мать Стихий. Вам холодное или теплое? С пенкой или без?".
   - Б-р-р. Ну и вопросик. Майти, ты сам молоко с пенкой любишь пить?
   "Духи стихии никогда не пьют молоко, но я приношу свои извинения. Судя по количеству отрицательных эмоций, вызванных у вас словом "пенка", вопрос оказался неуместен"
   - Неуместен, - еще мягко сказано, - проворчала Аннет, внимательно наблюдая за содержимом чашки, стараясь при этом не моргать.
   Уже не в первый раз девочка видела волшебные превращения, но никогда не могла уловить момент перехода воды в сок или компота в кофе. Не получилось и в этот раз. Миг назад в чашке дымился горячий шоколад, но стоило моргнуть и его сменило холодное молоко.
   "Мать Стихий желает услышать подробный отчет о проделанной за сутки духами стихии работе по восстановлению и улучшению природный среды?" - поинтересовался Майти-семьсот тридцать шесть.
   Аннет отрицательно покачала головой, с аппетитом поглощая завтрак. Один раз подобный отчет девочка рискнула послушать, но через пять минут запуталась в процентных соотношениях между растоптанными и восстановленными травинками, а в отличиях между молекулярными структурами чистого воздуха и воздуха загрязненного отходами человеческой деятельности вообще не поняла не единого слова.
   - Расскажи лучше последние новости. Например, что творится в Союзе Королевств? - попросила Аннет.
   "Верховный Правитель Вик Хохер начал писать письмо Матери Стихий...".
   "Я, наверное, глупая. Почему то решила, что Вик меня забыл, а он, оказывается, помнит, и скоро я получу от него письмо" - подумала девочка и ее сердечко радостно забилось.
   "...Но неотложные дела оторвали Верховного Правителя от этого занятия, и письмо осталось недописанным...".
   "Вот так всегда" - огорчилась Аннет.
   Дружба девочки с Виком таяла, словно утренний туман. В жизни часто бывает так: два человека, испытывающие взаимную симпатию, начинают отдаляться друг от друга, если долго не видятся. Бытует мнение, будто разлука проверяет чувства, но оно не верно. Разлука разрушает любовь. Круговорот повседневных дел не оставляет времени на мечты и то что еще недавно казалось любовью становится всего лишь светлым воспоминанием.
   "...Оруженосец Фан не спал всю ночь и написал тысяча первый сонет, посвященный девочке по имени Аня - продолжал дух стихии - Мать Стихий хочет его услышать?".
   - Нет, - резко ответила Аннет. Ей стало обидно, ведь Вик не смог дописать ей письмо, а Фан каждую ночь пишет для Ани стихи.
   "Надо обязательно поговорить с Фаном по поводу этих стихов. Пусть вместо того, чтобы тратить время на пустую писанину, займется чем-нибудь полезным" - решила девочка, но вдруг так ясно представила подругу, словно та находилась сейчас в комнате рядом с ней, а не в другом мире. Аннет ясно поняла, насколько ей сейчас одиноко и как сильно она соскучилась по Ане. От этого настроение девочки окончательно испортилось.
   Заметив слезы в уголках глаз Матери Стихий, Майти-семьсот тридцать шесть перепугался.
   "Если она заплачет, Наставники проклянут меня - с ужасом подумал дух стихии, и для исправления ситуации торопливо заговорил - Майти-пятьсот семьдесят восемь, ответственный за красоту и сохранность вашего парка, вывел необыкновенно красивые розы с фиолетовыми бутонами. Может быть, Мать Стихий захочет взглянуть на них? А еще Майти-пятьсот семьдесят восемь рассказывал, будто видел ночью огромную стрекозу...".
   - Майти, а мне никак нельзя связаться с Аней? Хотя бы на секундочку?
   "Вы же знаете, это невозможно, - дух стихии разволновался оттого, что перечит Матери Стихий и его фигура покрылась мелкой рябью, - Закон об ограничении использования магии запрещает нам связываться с другими мирами. Ведь это может обернуться для всех большой бедой. Вспомните, когда возродился Мел Кредер...".
   - Я помню, - Аннет стало жалко бедного духа стихии, старательно пытавшегося ей угодить, но попавшего не на самое лучшее настроение, - Ладно. Сейчас я доем, и пойдем смотреть розы.
  

- 3 -

  
   Дворцовый парк Великих Лордов Зальцер и раньше считался самым красивым в империи, а сейчас, соединив в себе красоту природы и магию духов стихии, превратился в настоящее чудо. Среди рощ, в тени густой листвы стояли удобные скамьи. Если, присевший на них человек хотел побыть в одиночестве, деревья услужливо сдвигали свои ветви, закрывая его от посторонних глаз. То тут, то там на лужайках внезапно возникали и также внезапно исчезали родники чистой, необыкновенно вкусной воды. Лежащие около дорожек гранитные камни могли улавливать малейшие нюансы человеческого настроения и в зависимости от него превращались либо в веселые фонтаны, либо в изящные статуи или величественные монументы. И при этом весь парк просто утопал в цветах. Они были повсюду. Тысячи цветов самых разных видов и оттенков. Нарциссы с розовой коронкой и с лепестками, напоминающими перламутровый шелк с рубчатой бахромой по краю. Шпаги гладиолусов и чалмы тюльпанов всех цветов радуги. Собранные в причудливые кисти бутоны лилий даже не виданной ранее синей и голубой расцветки. Наполняющие воздух тонким изысканным ароматом разноцветные ирисы и громадные кусты сирени кремовых и нежно-фиолетовых оттенков, благоухающие сладким дурманящим запахом.
   Среди этого океана цветов Аннет шла вслед за духом стихии к месту, где росли удивительные розы, и думала о том, как она несчастна. Даже папа последнее время совсем не понимает ее. Принцесса так жалела себя, что ничего не замечала вокруг и поэтому чуть не налетела на Майти-семьсот тридцать шесть, который внезапно остановился. Чтобы понять причину резкой остановки, Аннет выглянула из-за спины духа стихии и увидела девочку ростом примерно по плечо принцессе в коротком кружевном платьице розового цвета, словно сотканном прямо из воздуха. Необыкновенно красивое лицо ребенка обрамляли длинные вьющиеся черные волосы, чрезвычайно тонкая кожа имела голубоватый оттенок, а ступни ног перепачканы травой. Но самое удивительное, за спиной девочки виднелись прозрачные золотистые крылышки. Поразительное создание стояло рядом с кустом роз и методично обрывало фиолетовые лепестки с бутонов.
   - Ты кто? - удивилась Аннет, - И зачем обрываешь мои розы?
   - Ха-ха. Смотрите на нее. Оказывается это ее розы. Может и трава тоже твоя? Или облака над головой? Хочу и обрываю, - ничуть не смущаясь, ответила обладательница крылышек.
   - Еще и грубишь! Да кто ты такая, чтобы мне грубить? - возмутилась Аннет.
   - Сейчас узнаешь, - девочка обворожительно улыбнулась и щелкнула маленькими пальчиками.
   - Кокосовары варят в скорококосоварках кокосовый сок, - выпалила Мать Стихий.
   "Что я несу? Кто такие эти кокосовары" - едва успела подумать Аннет и в туже секунду слова непрерывным потоком полились из ее рта.
   - Сиреневенькая зубовыковыривательница. На дворе дрова, за двором дрова, под двором дрова, над двором дрова, дрова вдоль двора, дрова вширь двора, не вмещает двор дров! Наверно, выдворим дрова с вашего двора обратно на дровяной двор. У нас в дворе-подворье погода размокропогодилась. Тридцать три корабля лавировали, лавировали, да не вылавировали. Нет. Тридцать три корабля равиловали, равиловали, да не выравиловали. Опять не то. Тридцать три корабля лавиловари, лавиловари, да не вылавиловари...
   - Вот уже и заговариваешься, - удовлетворенно заметила девочка, - Ладно. Так и быть, прощаю пока. Вы человеческие женщины и так с самого рождения глубоко несчастны, поскольку ни одна из вас не сможет сравниться красотой с нами - феями.
   Аннет, с облегчением закрывшая рот, от удивления открыла его снова.
   - Значит ты фея?
   Про фей принцесса узнала, когда находилась в мире Ани, где они считались выдуманными мифическими существами.
   - Конечно, - ничуть не смущаясь от того будто она мифическое существо, ответила девочка, - А кто же еще? И если бы ты была учтива и воспитана, первым делом представилась бы мне, а не вынуждала меня учить тебя вежливости с помощью колдовства.
   - Ты меня заколдовала? - Мать Стихий привыкла к всеобщему поклонению, и у нее не укладывалось в голове, что кто-то может вот так запросто взять ее и заколдовать.
   - А ты куда смотрел? Меня околдовали, а ты даже не пошевелился, - возмущенно обратилась Аннет к духу стихии.
   "Простите, Мать Стихий. Когда я вижу это существо с крылышками, я, почему-то, не могу творить волшебство, а могу лишь смотреть на нее. Она так прекрасна..." - ответил Майти-семьсот тридцать шесть, не отрывая взгляда от феи.
   - Я фея, а не какое-то там существо с крылышками, невежественный клочок тумана. Надо было его сразу развеять по ветру, - обиделась фея, - Ну да ладно. По крайней мере, он разбирается в истинной красоте. Долго мне еще ждать? Надо превратить всю еду в вашем доме в ослиный помет, чтобы мне оказали, наконец, почести и предложили гостеприимство?
   - Простите меня, глубокоуважаемая фея. Я, Аннет Зальцер, принцесса дома Великих Лордов, - девочка указала на виднеющейся за деревьями дворец, не преминув при этом кинуть злой взгляд в сторону духа стихии, - Приглашаю вас разделить со мной кров и пищу.
   - Я фея Феечка. Пожалуй, я окажу тебе принцесса Зальцер честь и воспользуюсь твоим гостеприимством. Проводи меня в мои покои. А лепестки роз я обрывала, дабы соткать себе из них новое платье. Фиолетовый цвет мне очень к лицу, - снизошла до объяснения своего поступка фея.
   По дороге к дворцу Аннет заметила Фана, клюющего носом на одной из скамеек. Его вид подействовал на Аннет, словно красная тряпка на быка. Принцесса нашла на кого можно выплеснуть всю накопившуюся за неудачное утро злость. Забыв о присутствии Феечки, Аннет метнулась к скамье и набросилась на мальчика.
   - Фан, ты-то мне и нужен. Когда ты уже перестанешь заниматься ерундой? Мне надоело. Ты представляешь себе, будто ты рыцарь из приключенческих романов и страдаешь всю ночь напролет по прекрасной даме. Нет никакой прекрасной дамы. Ты все сам себе выдумал. Никаких чувств к Ане ты не питаешь, а ведешь себя так, потому что думаешь, так положено рыцарю. Твои выдумки не нужны ни мне, ни Ани. И стихи твои тоже не нужны...
   - Так он поэт? Пусть прочтет мне свои стихи, - прервал монолог принцессы голос феи, которая стояла рядом и прекрасно слышала все слова Аннет.
   - Его стихи... - девочка хотела объяснить фее - Фан плохой поэт, но Феечка недовольно топнула ножкой и прервала Аннет.
   - Я хочу услышать стихи. Принцесса, ты разве не знаешь, феям нельзя перечить? Вот возьму и отважу от тебя всех женихов.
   - Нет у меня никаких женихов и отваживать некого. Но раз ты так хочешь... Фан, прочти ей свои стихи, - сказала Аннет, а про себя подумала, - "Самой хуже будет, глупая фея. Откуда ты вообще взялась на мою голову".
   Фан, обрадованный, что удастся хоть кому-то прочесть свои вирши, скинул полусонное состояние и начал декламировать:
  
   Если картошку весной посадить
   Клубни разрезать и в землю зарыть
   То знойным летом она расцветет,
   Украсив цветами ваш огород
   Так в сердце моем расцветает любовь
  
   - Фан, это ты учебник садовода-любителя читаешь? - ехидно заметила Аннет, но, ни Фан, ни Феечка не обратили на замечание принцессы внимания.
  
   Если в похлебку засыпать горох
   И в погреб ее поставить на год
   То крепче чем камень станет она
   Ее разобьет лишь удар топора
   Так в сердце моем только крепнет любовь
  
   Если поймать дождевого червя
   Что вылез из норки после дождя
   На пару частей его разрубить
   Две части червя все равно будут жить
   Так в сердце моем не погибнет любовь
  
   Если протухнет кусок колбасы
   Его на помойку отправите вы
   Но запах бродячих котов не спугнет
   Кусок колбасы им отправится в рот
   Так в сердце моем бесстрашна любовь
  
   К концу стихотворения фея откровенно заливалась от смеха.
   - Всегда знала, ваши мужчины самые нелепые и смешные существа в мире, но этот смешнее всех, - сквозь хохот пыталась говорить Феечка, - Его стоит наградить. Давно так не смеялась.
   В руках Фана появился глиняный горшок с горячей гороховой похлебкой. Нагревшаяся от похлебки глина обожгла мальчику руки, и Фан выпустил горшок из рук. За короткий миг падения похлебка сумела превратиться в камень, и когда горшок упал на ногу мальчику, Фан взвыл от боли. Это вызвало у Феечки новый приступ смеха.
  

- 4 -

  
   Произошедшие ранее события привели к тому, что теперь помимо людей в состав Совета Великих Лордов входили Наставники духов стихии. Наставниками называли четырех самых могущественных духов. Только они имели право носить плащи, цвета которых выражали самую суть подчиненных им стихий. Майти Первый являлся повелителем огня и носил плащ переливающийся оттенками красного и желтого. Майти Второй, повелевал водными стихиями и носил плащ, переливающийся бирюзовым и темно-синим цветами - цветами моря. Плащ Майти Третьего, повелителя ветра и облаков, имел голубые и белые цвета. Майти Четвертый отвечал за растительный мир и носил плащ с оттенками золотого и зеленого цветов. Все остальные духи стихии беспрекословно подчинялись Наставникам, а они в свою очередь руководствовались двумя основными законами.
   Первый закон, назывался "Закон об ограничении использования магии" и запрещал духам использовать магию в иных целях, кроме целей направленных на сохранения и улучшение природы. Следствием этого закона являлось то, что духи стихии не имели права наделять людей волшебной силой и не имели права перемещаться между мирами.
   Вторым законом являлся "Закон дружбы и равновесия". Согласно ему духи стихии не могли причинять какой-либо вред людям. Наоборот, они обязались помогать людям, жить в гармонии с окружающим миром и защищать их от природных катастроф. В то же время духи стихии оберегали и природу от бездумного использования человеком.
   Вечером дня, когда Аннет повстречалась с феей, все кресла вокруг круглого мраморного стола занимали члены Совета, а рядом со столом величественно парили в воздухе Наставники.
   - Милорды, я благодарен всем, кто откликнулся на мою просьбу и прибыл на внеочередное заседание Совета, - открыл заседание отец Аннет лорд Зальцер, избранный членами Совета его председателем, - Сегодня мы собрались здесь по просьбе духов стихии. Что хотели поведать нам уважаемые Наставники?
   "Духи стихии имеют к людям два вопроса, - Майти Первый чуть выдвинулся вперед из строя Наставников, - И вот первый из них. Через пять дней исполнится ровно полгода со дня нашего возрождения. Этот день очень важен для духов стихии. Мы, Наставники, назвали его "Днем осознания возрождения". В этот день духи стихии устраивают большой праздник и просят вас разделить с нами радость возрождения. Пусть в этот никто из человеческого рода не будет работать. Даже те из людей, кто не будет присутствовать на нашем празднике. Пусть Совет Великих Лордов подтвердит нашу просьбу своим указом".
   - Нет! Это совершенно невозможно, - взметнулся со своего места представитель гильдий ремесленников и торговцев пан Тартюк, - Конец лета. Идет сбор урожая. Дорога каждая минута.
   Председатель Совета поднял руку, призывая пана к спокойствию, и когда тот вернулся в свое кресло, обратился к Майти Первому.
   - Почему наставники требуют, чтобы люди не работали в этот день?
   "Во время празднования "Дня осознания" духи стихии не смогут следить за людьми, и мы опасаемся, без нашего контроля вы можете нанести природе слишком большой урон. Наставники просят членов Совета прислушаться к их просьбе".
   - Да как же так? - снова подал голос пан Тартюк, - Мы же не мешаем праздновать вам ваше осознание. Осознавайте все, что захотите, только не мешайте нам работать.
   - Спокойнее, милорды. Не надо так волноваться уважаемый пан Тартюк, - лорд Зальцер вновь поднял руку, успокаивая присутствующих, - Хочу напомнить членам Совета, сколько пользы принесли людям духи стихии за эти полгода. На месте вырубленных лесов, вновь зеленеют дубравы, а нивы гнутся под тяжестью колосьев. Вспомните, когда последний раз в империи собирали такой богатый урожай? Будучи Председателем Совета, я настаиваю на том, что просьба Наставников справедлива и запрещаю людям работать в день празднования. Один день простоя в данном случае обернется для нас гораздо большей выгодой, в отличие от ненужного спора с духами стихии.
   Пан Тартюк недовольно фыркнул.
   - Милорд Зальцер снова на стороне летающего киселя. Уже и не знаю, какое безумие заставило его дочь возродить это вечное подобие зубной боли для людей, - прошептал на ухо председателю гильдии ремесленников молодой лорд Мэдвед.
   Молодой человек с длинными жидкими волосами и утиным носом, получил место в Совете по праву наследования после скончавшегося от старости отца.
   - Каков ваш второй вопрос, Наставники? - продолжал тем временем заседание Председатель Совета.
   "Мы просим наказания для человека по имени Ив Сидор".
   - В чем его вина? - спросил лорд Зальцер, но тут в разговор вмешался лорд Мэдвед.
   - Милорд Председатель, я считаю неправильным осуждать человека за его спиной. Для принятия верного решение необходимо заслушать обе стороны.
   - Вы правы, милорд, - согласился Зальцер, - Наставники могут доставить Ива Сидора на Совет?
   Майти Первый согласно наклонил голову и через некоторое время в зале заседания материализовался кривоногий мужичок с куцей бородкой. Он явно не понимал, что с ним произошло, и ошалело озирался вокруг.
   - Не пугайся, Ив Сидор. Ты находишься на заседании Совета Великих Лордов. Наставники духов стихии хотят выдвинуть против тебя обвинения.
   - У меня поросята дома не кормлены, а вы обвинения, - быстро пришел в себя мужичок, - Не знаю я никаких обвинений. Что еще за обвинения?
   - Вот мы сейчас вместе и узнаем, - улыбнулся Председатель Совета, - Продолжайте, Майти Первый.
   "Ив Сидор без разрешения духов стихии спилил дерево, растущее на его дворе".
   - Раз мой двор, то и дерево мое. Что хочу с ним то и делаю, - возмутился мужичок.
   "Ив Сидор, ты не прав. Деревья являются достоянием всего человечества, а не принадлежат кому-либо одному" - высказался Майти Четыре.
   - А оно мне солнце загораживало, - не растерялся мужичок.
   "Ты лжешь, Ив Сидор. Дерево росло на несолнечной стороне двора. Зато тень от него падала на соседский двор, на котором не растут деревья. В тень от твоего дерева соседи обычно ставили люльку с детенышем, спасая младенца от лучей солнца" - пояснил Наставник.
   - Понятно. По этому пункту виновен, - объявил лорд Зальцер, - Это единственное обвинение?
   "Нет. Неоднократно Ив Сидор не относил отходы в определенное духами стихии место для последующей переработки, а сваливал через забор на территорию соседского двора".
   - А зачем они у меня капусту с огорода воруют? - попробовал оправдаться мужичок.
   "Ив Сидор опять лжет. Капусту с его огорода никто не крал. Ее съел собственный козел Ива Сидора, по его же недосмотру"
   - И по этому пункту виновен, - констатировал лорд Зальцер, выслушав объяснения Наставников.
   - И что? Из-за этих бредовых обвинений нам надо бедного крестьянина прилюдно выпороть? - вступился за мужичка пан Тартюк.
   - Это не бредовые обвинения. Милорды забыли, еще недавно весь Мелотаун покрывался сточными канавами полными помоев. То, что наша столица превратилась в чистый город, как и многое другое, заслуга исключительно духов стихии. Да и кто вам сказал, милорды, будто мы собираемся Ива Сидора пороть? Чтобы вызвать этим в народе неприязнь к духам стихии? Пороть мы его не будем. А вот заставить посадить дерево во дворе соседей и три месяца убирать у них мусор можем. Ставлю это решение на голосование.
   - Иногда кажется, милорд Зальцер, словно вы духов стихии любите гораздо больше, чем людей, - пробурчал себе под нос пан Тартюк, когда большинством голосов члены Совета приняли предложение Председателя.
  

- 5 -

  
   Всего полгода Алекс Шретер не появлялся в Мелотауне, а, оказавшись в городе снова, не узнал его. Когда-то серая, словно навеки покрытая слоем пыли столица империи теперь сияла, будто новенький золотой. Отражаясь от стекол окон, летнее солнце заливало ярким светом чистые улицы. Даже пылинки невозможно стало обнаружить в Мелотауне, не то, что увидеть груду гниющих отходов, которые раньше встречались на каждом углу. Секрет подобного превращения становился очевидным, если вы видели на улицах города чинно плывущих по воздуху духов стихии. Часто из дверей домов навстречу им выходили люди с ведрами полными мусора, и духи стихии превращали грязное тряпье, осколки стекла и обрывки бумаги в детские игрушки, кухонную утварь или другие необходимые в хозяйстве предметы.
   Все это казалось интересным и удивительным, но не поиск чудес привел Алекса в Мелотаун, город, где бывшего наместника Мэллы Кредер могли узнать и отправить на каторгу. Слишком свежи еще были в памяти жителей суровые дни его правления. Так свежи, что Алекса могли не спасти ни перекрашенные в черный цвет его седые волосы, ни отпущенные для маскировки борода и усы.
   Причиной подобного риска являлась любовь. Сумев скрыться после поражения и переждав некоторое время, Шретер устремился на поиски любимой. Узнав, что следы Мэллы Кредер ведут в Мелотаун, Алекс, невзирая на опасность, вернулся в империю и уже несколько дней безрезультатно обивал пороги городских трактиров. Все попытки выяснить у падких на бесплатную выпивку собутыльников, что говорят в Мелотауне о дальнейшей судьбе Мэллы Кредер, ни к чему не привели. Удалось лишь узнать, вскоре после победы над врагами Империи в город действительно привезли под охраной рыжую девушку, но вроде это была не Мэлла Кредер, а сбежавшая от лорда Зальцера служанка. Куда эта служанка делась потом, никто толком объяснить не мог.
   Шретер пребывал в отчаяние. Оставался еще шанс раздобыть нужные сведения в главном имперском архиве, но как туда проникнуть и остаться при этом неузнанным Алекс даже не представлял.
  

- 6 -

  
   Забравшись в самую чащу березовой рощи на противоположном от дворца берегу реки, Майти-семьсот тридцать шесть предавался самым печальным эмоциям, на которые только был способен дух стихии. Он так ждал этого дня, так хотел окружить Мать Стихий заботой, а в результате все испортил и не оправдал доверия Наставников. И хотя Аннет успокаивала его и говорила, будто он все делал правильно и ни в чем не виноват, дух стихии понимал, он оказался совсем ни на что не пригодным. А все из-за крылатого существа, которое сначала показалось Майти-семьсот тридцать шесть таким прекрасной, а потом разрушило все его надежды. Весь день Мать Стихий занималась этим странным и капризным созданием и, в конце концов, заявила духу стихии, он только мешается и сегодня больше не понадобится. Больше всего на свете Майти-семьсот тридцать шесть сейчас ненавидел фей.
   Чтобы отвлечься от грустных мыслей, он начал машинально выращивать из желудя молодой дубок. Прорастив корни, дух стихии вывел из земли нежный стебелек и заставил его тянуться вверх. Майти-семьсот тридцать шесть всегда трепетал от переполнения чувств, когда помогал зарождению новой жизни, но сейчас даже вид первого развернувшегося листика нового деревца не обрадовал духа стихии.
   Неожиданно только что родившийся на свет дубовый лист превратился в бабочку с большими коричневыми крылышками. Каждое крылышко украшали темно-синие с черной окантовкой окружности, напоминавшие прекрасные женские глаза. Бабочка пошевелила усиками, вспорхнула и улетела, а Майти-семьсот тридцать шесть услышал позади себя чей-то смешок. Обернувшись, дух стихии увидел хорошо знакомого ему Майти-пятьсот семьдесят восемь.
   "Как ты нашел меня?" - удивился Майти-семьсот тридцать шесть.
   "Найти тебя очень просто. Твои грустные эмоции можно уловить даже в Мелотауне, а от такой тоски скоро завянут все мои цветы в парке, и я решил немного развеселить тебя".
   "Меня уже ничто не сможет развеселить".
   "Перестань хандрить. И не называй меня Майти-пятьсот семьдесят восемь, если рядом нет Наставников. Я же уже просил тебя об этом. Называй меня Дени. Или может быть Кит? Нет, Дени все же звучит красивей. Называй меня Дени".
   "Но почему? Мы все носим почетное имя Майти. Наставники нашли его в памяти Матери Стихий и в знак благодарности за возрождение...".
   "Это я знаю. Но ведь Мать Стихий самый великий человек в мире и ее не может испугать такое огромное количество цифр, а я простой дух стихии и не в ладах с арифметикой. Не хочу я быть Майти с циферкой. Так я чувствую себя машиной по выращиванию цветов. Я хочу быть Дени. Скажи мне "привет Дени".
   "А вдруг об этом узнают Наставники? Они накажут нас обоих".
   "Теперь понятно, почему у тебя сегодня ничего не вышло. Просто заботу о Матери Стихий доверили самому трусливому духу стихии на свете".
   "Ничего подобного. Ты прекрасно знаешь причину моей неудачи. Если тебе так хочется, пожалуйста: привет Дени" - выпалил в запале от обиды Майти-семьсот тридцать шесть.
   "Вот и замечательно. Привет Майти. А теперь пошли пугать людей. Когда мне грустно или скучно я всегда так поступаю, и мне это помогает вернуть хорошее настроение".
   "Пугать людей? Дени, ты сошел с ума. Нарушаешь "Закон о дружбе и равновесии"? Наставники отберут у тебя магию, и ты погибнешь" - у Майти даже все похолодело внутри от страха.
   "Сколько раз пугал и пока никто ничего у меня не отобрал. Да и откуда Наставники узнают. А люди... Они и сами всегда все нарушают. Я читал их эмоции. У многих людей они такие маленькие и такие скучные, даже удивительно, что внешне они похожи на Мать Стихий".
   Тут в голове у Майти-семьсот тридцать шесть сам собой возник вопрос, от которого ему самому стало не по себе. Вопрос казался ему таким же страшным, как и предложение Дени, но, возникнув, уже не исчезал и так и просился на язык.
   "А ты читал эмоции у Матери Стихий? Какие они?".
   "Это ты сошел с ума, а не я, - вопрос обескуражил Дени - Мне страшно даже думать об этом. Ведь у Матери Стихий должны быть такие сильные эмоции, и я могу просто захлебнуться ими. Так ты идешь со мной?".
   "Не знаю - сам, удивляясь тому, что почти готов нарушить запрет Наставников ответил Майти - Пугать людей как-то неудобно...".
   "А им удобно дразнить котенка бумажкой на веревочке? В конце концов, наш поступок будет точно такой же игрой".
   "А почему бы и нет? Ведь моя попытка вести себя правильно, ни к чему хорошему не привела" - решился Майти, и от этого решения сердце тревожно заколотилось в груди.
   Духи стихии быстро добрались до ближайшей деревни и затаились в осиннике у обочины дороги, недалеко от околицы. Смеркалось. Солнце медленно спускалось к линии горизонта.
   Ожидание оказалось не долгим, и вскоре послышался стук копыт и скрип плохо смазанных колес. На дороге появилась телега, которую с трудом тащила старая ленивая кобыла. На телеге сидел молодой крестьянин.
   "Сейчас начнется потеха" - обрадовался Дени и принял облик огромного волка.
   Шерсть на загривке зверя стояла дыбом, налитые кровью глаза горели в вечернем сумраке. Из пасти животного выпирали острые клыки, с которых капала на траву слюна. Даже самому Майти-семьсот тридцать шесть стало не по себе при виде подобного чудовища.
   Протиснувшись сквозь осинник, волк вышел на дорогу и угрожающе зарычал. Лошадь заржала, и резко отпрянула в сторону, чуть не перевернув телегу. Перепуганный крестьянин замер, не смея пошевелиться.
   Майти чувствовал волны страха, исходящие от человека. Эти эмоции показались духу стихии очень неприятными. Они словно обволакивали его липкой скользкой грязью.
   "Сейчас будет еще веселее" - раздался в голове у Майти-семьсот тридцать шесть голос Дени и, откуда не возьмись, на дороге между волком и телегой появилась горка золотых монет. К волнам страха прибавились жаркие языки алчности. Крестьянин очень хотел заполучить себе это золото.
   "Неужели страх и жадность - это все о чем может думать человек" - неприятно удивился Майти и попробовал заглянуть глубже в сознание крестьянина. Под слоем неприятных эмоций оказались светлые и грустные мысли.
   "Обидно. Почти на пороге дома и на тебе. А я так торопился к Мари - думал человек - Пусть это чудище нападет на лошадь, возможно, тогда я сумею спастись. Жаль кобылку, но без лошади мы проживем, а как сможет жить Мари без мужа с годовалым ребенком на руках... Эх, сколько золота. Никогда так много не видел. Жаль, мне не достанутся, а могли бы зажить... Домик бы свой купили, а то ютимся у родителей. Сын бы вырос, я его в город учиться отправил...".
   Майти стало невыносимо стыдно и за себя и за Дени. Сконцентрировав магию, дух стихии направил ее на волка, и чудовище растаяло, превратившись в легкую дымку тумана. То же самое произошло и с монетами.
   Через мгновение крестьянин бешено гнал телегу к деревне, а довольный собой Дени стоял рядом с Майти и говорил: "Правда, весело? Видел, какое у него лицо было? А эмоции почувствовал? Вот таковы они на самом деле - люди".
   "Ничего веселого я не видел и люди совсем не такие плохие. Ты просто заставляешь их прятать свои истинные переживания под слоем страха и алчности. Знаешь, Майти-пятьсот семьдесят восемь, если хочешь, я буду звать тебя Дени, только никогда больше не пугай людей".
   "Надо очень их пугать - обиделся Дени - Я просто тебя хотел от печали отвлечь. А ты, раз так людей любишь, мог бы ему хотя бы золото оставить. Я всегда оставлял".
   "Не надо человеку твоего золота. У него своя жизнь и он ее проживет без твоей помощи. А золото может сбить его с выбранного пути".
  

- 7 -

  
   Возвращался обратно в дворцовый парк Майти-семьсот тридцать шесть, когда уже окончательно стемнело. На работу по восстановлению леса он должен был явиться только утром, а до этого его обязали находиться рядом с Матерью Стихий. Заняться духу стихии оказалось нечем, и он медленно парил над рощами, наслаждаясь ароматом ночного воздуха. Подлетая к реке, Майти вдруг увидел внизу среди чащи странное свечение. Любопытство заставило духа стихии приземлиться и осторожно подобраться к источнику света, скрываясь за деревьями.
   Причиной непонятного сияния оказалась поляна, освещенная тысячей кружащих над ней светлячков. К своему удивлению в центре поляны Майти увидел Феечку. В руках фея держала палочку с яркой сияющей синей звездочкой на конце. С озабоченным видом Феечка водила палочкой, выравнивая рытвины и убирая с поляны камни.
   В этот раз на фее красовалась расшитая бисером белая кофточка и плиссированная юбочка из оборванных утром фиолетовых лепестков розы. На ногах Феечки были надеты белые носочки и черные башмаки с высокими и толстыми каблуками.
   Все происходящее на удивительной поляне так заинтересовало духа стихии, что он решил досмотреть, чем все закончится, и превратил себя в невидимку.
   Расчистив поляну, фея обошла ее по кругу, иногда останавливаясь и указывая в землю своей палочкой. После завершения обхода, Феечка вновь вернулась в центр, а в том месте, где она останавливалась, из земли вылезли мухоморы с ярко красными в белых крапинках шляпками.
   Очевидно, все происходило так, как надо, поскольку фея удовлетворенно хмыкнула и взмахнула палочкой. Из кустов выскочил заяц и уселся на задние лапы около березки на краю поляны. Затем, сломав по дороге тоненькую молодую березку, сквозь деревья на задних лапах пробрался медведь и тяжело плюхнулся рядом с зайцем. Волшебная палочка взлетела вверх еще раз и в передних лапах косого оказалась свирель, а у медведя волынка.
   После этого Феечка встала на носочки, выдвинув вперед правую ножку. Руки феи распрямились и легли вдоль тела. Мигнув напоследок, палочка исчезла из рук Феечки и в тот же миг над поляной грянула музыка: ДУМ да да да - ДУМ да да да. Фея подпрыгнула на левой ноге, при этом ее правая ножка взметнулась к левому колену. Еще прыжок и правая вернулась на землю позади левой. Затем все повторилось снова, с тем отличием, что теперь правая нога взметнулась к левому колену. Верхняя часть туловища танцовщицы и руки оставались неподвижны, а движения ног быстрыми и точными. Шаги и прыжки чередовались с невероятной быстротой, и их темп продолжал увеличиваться.
   Ничего чудесней в своей жизни Майти-семьсот тридцать шесть не видел. Это было даже прекрасней, чем вид пробившего землю молодого ростка.
   "Какое удивительное создание эта Феечка" - с восхищением подумал дух стихии, в третий раз за день, меняя свое мнение о феях.
  

- 8 -

  
   Поговорив с Аней по телефону, Николас Файдер выяснил, связь с Аннет до сих пор безвозвратно потеряна, переходов между мирами не существует, а значит, магия не могла проникнуть в мир, где он сейчас обитал. Получалось, он прав и событие, приключившееся в магазине Галины, являлось хоть и очень хитрым, но все-таки обычным воровством. Решив, сделано все, что было в его силах, Файдер забыл историю, рассказанную соседкой, но через два дня в квартире Николаса раздался неожиданный телефонный звонок. В трубке Файдер услышал взволнованный шепот Галины: "Николай Васильевич, если можете, приезжайте, пожалуйста, быстрей ко мне в магазин".
   - Зачем? - удивился Николас.
   - Мне опять принесли монеты, про которые я рассказывала. Помните? Ну, пожалуйста, приезжайте. А я попробую ее задержать до вашего приезда.
   - Кого ее? - спросил Файдер, но трубку на том конце провода уже положили. Тяжело вздохнув, бывший волшебник начал одеваться.
   В магазине Николас оказался через полчаса и сразу с порога вопросительно посмотрел на соседку, сидящую за окошком с надписью "Приемка". Галина кивнула головой в сторону женщины, получавшей в кассе деньги.
   Человеком, сдавшим монеты, оказалась молодая девушка с прямыми темными волосами, спадающими на плечи и челкой над чуть раскосыми глазами, одетая в черные джинсы, желтую футболку и курточку цвета металлик, которая еще больше оттеняла и без того смуглую кожу девушки. На средний палец ее левой руки был надет большой перстень в виде распустившейся серебряной розы.
   Девушка отошла от кассы, взглянула на Файдера не отводящего от нее взгляд и улыбнулась улыбкой женщины, привыкшей к вниманию мужчин. Встретившись взглядом с бездонными темными глазами незнакомки, Николас словно провалился в колодец. Губы сами собой непроизвольно растянулись в улыбку, и Файдер неуклюже отодвинулся в сторону, пропуская девушку к выходу из магазина.
   - Николай Васильевич, что вы там застряли, - услышал Николас голос Галины, после того, как за незнакомкой закрылась дверь, - Я же вас сюда позвала не на женщин смотреть.
   "Обиделась - понял Файдер - Некрасивые женщины всегда обижаются, если в их присутствии мужчины отдают предпочтение красавицам. Впрочем, красивые обижаются еще больше, если вдруг случается наоборот".
   Он подошел к окошку Галины и, заглянув в него, увидел ярко-желтые кружочки, с изображением достаточно мерзкого на вид старичка.
   - Это они? - спросил Николас.
   - Да, - ответила Галина, почему-то сразу переходя на зловещий шепот.
   - Вот я на них посмотрел и что дальше? Для чего собственно вы меня, Галина Юрьевна, звали? Чем я могу помочь?
   - Я хочу, чтобы вы стали свидетелем. Я сейчас уберу одну монетку в сейф, и мы с вами посмотрим, что с ней произойдет. Хорошо?
   - Хорошо, - согласился Николас, но про себя подумал, - Только вряд ли с ней что-нибудь произойдет.
   Бережно взяв золотой кружок двумя пальчиками, Галина на цыпочках подошла к сейфу и аккуратно положила монетку внутрь. Затем, не закрывая дверцу сейфа, отошла назад и пристально уставилась на содержимое сейфа.
   Прошла минута, другая, третья. Ничего не происходило.
   "Вот видите, ничего не происходит" - хотел сказать Файдер, но в это мгновения в магазине раздался едва слышный звон колокольчика, и монета исчезла. Галина испуганно вскрикнула.
   "Все-таки магия. Вот я попал" - обреченно подумал Николас, понимая, теперь совесть не даст ему покоя до тех пор, пока он не разберется в происходящем и не поможет соседке выпутаться из этой странной истории.
  

- 9 -

  
   Нечто странное происходило с Аннет. Словно кто-то заменял по маленькому кусочку ее душу на новую и превращал простую и скромную девочку в высокомерное, избалованное и нервное существо. Еще недавно принцесса и представить себе не могла, что все вокруг будет делаться для нее и за нее, а теперь воспринимала подобное, как само собой разумеющееся. Аннет понимала, это неправильно, но ничего не могла поделать, и от этого ей становилось еще хуже. Иногда девочка воспринимала самое безобидное слово, словно смертельное оскорбление и долго плакала, уткнувшись в подушку. А еще плакала из-за того, что у нее нет подруги, и Вик не обращает на нее внимания, а иногда вдруг настроение резко портилось и становилось невмоготу от желания без всяких причин полить слезы.
   Объяснение всему происходящему было очень простым - Аннет взрослела и превращалась из ребенка в девушку. Но сама девочка этого не знала, а спросить оказалось не у кого. Мама смогла бы посоветовать, подсказать и направить Аннет, но умерла, а от отца девочка все больше и больше отдалялась. Не то, чтобы принцесса перестала любить его. Аннет обожала папу, и он оставался самым родным для нее человеком, но время игр, щекотки по утрам до икоты и шутливой борьбы прошло. Сейчас Аннет больше привлекало шушуканье с подружкой на сокровенные женские темы, а шушукаться оказалось не с кем. Аня существовала в далеком и недоступном мире, а заменить ее никто не смог.
   Поэтому, когда в жизни Аннет появилась хоть и крылатая, но все-таки девочка, принцесса с радостью выплеснула на нее всю нереализованную жажду общения. Непонятно кем стала для принцессы Феечка, то ли подругой, то ли младшей сестренкой, то ли вообще живой куклой, но все свое время Аннет посвящала общению с феей, хотя это было и нелегким занятием.
   Все поступки Феечки, даже продиктованные самыми лучшими намерениями, приводили к непредсказуемым результатам. Например, ногу Фана, ушибленную об окаменевшую похлебку, фея вылечила, но чтобы загладить последствия неудачной шутки, наградила юного оруженосца нечеловеческой отвагой. В результате Фан всю ночь метался по парку в поисках дракона или льва-людоеда и не давал спать никому, оглашая окрестности дворца мужественными криками.
   Еще более интересный случай произошел с дочерью поварихи, угостившей Феечку свежеиспеченным печеньем из песочного теста. В благодарность за вкусное лакомство фея заявила девушке, будто приворожит для нее самого настоящего принца. Обрадованная дочь поварихи бросила работу, надела свое лучшее платье и забралась на чердак, дабы с высоты лучше видеть дорогу, ведущую к дворцу и не пропустить высокородного суженого. Сутки девушка отказывалась от еды и не соглашалась спуститься вниз. Каково же было ее разочарование, когда на следующий день к ней приехал свататься крестьянин из соседней деревни с гордой фамилией Прынс.
   Если с добрыми делами у Феечке не слишком ладилось, то волшебство, которое творила фея, если ее кто-нибудь сильно злил, получалось отменным. Первыми почувствовали это на себе конюхи и воины дворцовой стражи. Мужчины никогда не лезли в карман за крепким словцом и ругались, никого не стесняясь. Их манеры сильно раздражали Феечку. В результате, в одно прекрасное утро при каждом неприличном слове изо рта конюхов стали выпрыгивать зеленые, покрытые бородавками жабы. Вскоре количество жаб, прыгающих по дворцу и парку, превысило все мыслимое и немыслимое количество. Закончилось все тем, что одна из жаб прыгнула в ванну, когда в ней мылась Аннет. Злые языки поговаривают, крик Матери Стихий при этом слышали и за тысячу миль от дворца. Так это было или не так, тем не менее, после этого случая жабы исчезли. Справедливости ради стоит признать, количество грубиянов среди слуг лорда Зальцера после волшебной воспитательной меры сильно поубавилось.
   Еще хуже, чем конюхам, пришлось служанке, которая при виде Феечки опешила и произнесла: "Ой, смотрите, какая большая муха". После этой опрометчивой фразы служанка больше не могла целоваться со своим женихом. Каждый раз, когда она прибегала на свидание, ее брови сползали по лицу вниз и превращались в усы. Понятно, жениха не слишком радовала возможность поцелуя с усатой девушкой.
   Свадьбу уже почти отменили, но несчастная служанка бросилась перед Феечкой на колени, умоляя простить ее. Неизвестно чем бы все кончилась, если бы за девушку не заступилась Аннет и не пообещала фее показать ей столицу империи, если та простит служанку. Феечка никогда не отказывалась от новых развлечений и сразу согласилась на предложение принцессы.
   За день до праздника Осознания Возрождения духов стихии Аннет, Феечка и Майти-семьсот тридцать шесть, уговоривший Мать Стихий оставить его рядом с ней и дать шанс исправить свои просчеты с таким жалобным видом, что Аннет не смогла отказать, прибыли в Мелотаун.
  

- 10 -

  
   Восторженный обожатель Мэллы Кредер сидел в лучшем трактире столицы Империи Совета Великих Лордов и ел фаршированного зеленью и грибами карпа, запивая его вином. Рыба была великолепна, но чересчур кислое вино портило общее впечатление от обеда и вводило Шретера в мрачную депрессию.
   Вместе с Алексом в трактире обедали приезжие купцы, активно обсуждавшие деловые вопросы, а также молодой человек, привлекший внимание Шретера довольно странным внешним видом.
   Мало того, что тот напялил на себя высокие сапоги, кожаные штаны и широкую кожаную куртку грязно желтого цвета, из-под которой выглядывал кружевной воротник белой рубахи, так его голову помимо длинных вьющихся волос украшала широкая шляпа, украшенная перьями. Но самое удивительное, на поясе, опоясывавшим куртку, вместо меча, повсеместно признанного единственным достойным настоящего мужчины оружием, висела тонкая шпага.
   "Вот пугало, - думал Алекс, с неприязнью рассматривая молодого человека, - Наверное, отпрыск одного из местных лордов. Называют себя Великими, а по сути своей обычная деревенщина. Никогда и ничто не сможет сделать эту страну цивилизованной. Даже великой Мэлле это не удалось".
   От этих мыслей наместника отвлекли крики, раздавшиеся из-за двери, ведущей в кухню.
   - Дармоеды, нахлебники. Только жрать умеете, да пиво хлестать. Для тебя это мясо приготовили? Это мясо для почтенных панов приготовили. Иди полы мыть, лодырь.
   Дверь с грохотом распахнулось, и в зал вылетел подросток, очевидно получивший крепкого пинка. Лицо паренька показалось Шретеру знакомым. Присмотревшись более внимательно, Алекс понял, где его видел. Паренек входил в состав одного из отрядов "Ангелов живого бога", которые наместник Мэллы Кредер формировал из жителей империи, пожелавших служить его повелительнице. Обычно ими оказывались люди с темным прошлым, потерявшие и честь и совесть. Шретер припомнил, будто бы парня звали Хлам и с ним в отряде служили еще два его приятеля. Алекс сразу сообразил, как можно воспользоваться случайной встречей.
   - Эй, парень, - позвал Шретер подростка, застывшего в свободной от посетителей части зала со шваброй в руках, но мыть полы явно не торопился.
   - Чего тебе, дядя? - ленивой походкой Хлам подошел к столу, за которым сидел Шретер.
   - Досталось от хозяина? - сочувственно поинтересовался Алекс.
   - Да ну его. Пусть подавиться своим мясом, скупердяй.
   - Выпить хочешь?
   - Почему бы и не выпить, если угощают.
   Подросток сходил за глиняной кружкой и плюхнулся на скамью рядом со Шретером.
   - Наливай, дядя. Ну и гадость ты пьешь. Лучше бы пиво заказал. Хотя оно здесь тоже не очень, - выпив налитое Алексом в кружку из кувшина вино, паренек сплюнул прямо на пол зала.
   - А твои приятели тоже здесь работают, Хлам?
   - Здесь. Подожди, дядя. Ты откуда меня знаешь? Чего-то я тебя не помню.
   - Не помнишь, как присягал на верность Мэлле Кредер? Сидеть! - Шретер схватил попытавшегося вскочить Хлама за руку, - И не вздумай вопить, не в твоих интересах привлекать внимание. Хорошо было среди "ангелов живого бога"? Скольких крестьян ты ограбил? А ведь по тебе каторга плачет.
   - Дяденька, отпустите меня, - лицо подростка мгновенно стало жалобным, а голос плаксивым, - Чего я вам плохого сделал, дяденька?
   - Плохого ничего. Но думаю, кое-что ты для меня сделаешь. Если хочешь вместе со своими друзьями спокойно жить дальше, то узнаешь все о судьбе Мэллы Кредер. Я точно знаю, ее привезли в Мелотаун, но дальше следы теряются.
   - Как же мы узнаем, дяденька?
   - Да как угодно! - Алекс крепче сжал руку паренька и чуть повысил голос, но так чтобы его не услышали соседи, - Можете поймать лорда Зальцера и пытать, пока все не расскажет, но я бы вам посоветовал покопаться в главном архиве Империи. Думаю, там вы найдете нужные мне сведения. Если, конечно, не хотите неприятностей. Я даю вам три дня. Через три дня вы передадите мне на этом же месте всю добытую информацию и не вздумайте сбежать. Не найду я, найдет лорд Зальцер и вам по-любому несдобровать. Ясно?
   - Ясно, - прошептал Хлам безжизненным голосом.
   В этот момент на улице раздались крики:
   - Чудо! Чудо! Смотрите, крылатая девочка!
   Взбудораженные криками посетители трактира бросились к выходу. В суматохе никто не заметил, как молодой человек, названный Шретером "пугалом", вынул из уха наушник прибора удаленного прослушивания и вместе с любопытными вышел на улицу.

- 11 -

  
   Аннет ехала верхом по заполненным людьми улицам Мелотауна. Последнее время принцесса привыкла ездить по империи, не спрашивая разрешения отца и без охраны. Да и чего было опасаться? Во-первых, Мать Стихий так любима и почитаема в народе, что никому и в голову не могло прийти нанести принцессе Зальцер хоть какой-нибудь вред. А во-вторых, рядом с Аннет всегда находился дух стихии и в случае опасности мог мгновенно окружить девочку магическим щитом.
   Слушая удивленные и восторженные крики толпы, принцесса наблюдала за Феечкой, которая скорее порхала над седлом, чем ехала на лошади. Аннет обуревали двоякие чувства. С одной стороны ей радовало такое восторженное внимание к фее, ставшей для девочки кем-то вроде воспитанницы. С другой стороны, принцессу немного мучила ревность. Неожиданно, и без того бледное лицо Феечки стало еще бледней, крылья неподвижно замерли и фея упала на пони.
   - Феечка, что с тобой? Тебя что-то напугало? - Аннет быстро проследила за взглядом феи и успела заметить мелькнувшую в толпе желтую кожаную куртку и шляпу с пером.
   - Ничто и никто не сможет напугать настоящую фею, - Феечка гордо вскинула к верху носик, - Но я прощаю тебе твою глупую мысль, ведь людям не дано понять чувства фей. Для этого вы слишком прямолинейно и узко мыслите...
   - Бла-бла-бла. А то я еще не сумела понять, ты грубишь только тогда, когда чем-то сильно взволнована.
   - Ну и что? Все равно, я не напугана, а взволнована из-за тебя. Ты, принцесса, обещала показать мне место, где провела свое детство и познакомить с настоящим музыкантом. И где же они?
   - Так мы туда и едем. Надо просто немного потерпеть, чего вы, феи, судя по всему, не умеете.
   Так, под крики толпы, недовольно бурча себе под нос каждая свое, Аннет и Феечка добрались до приюта для сирот.
   Дом, где принцесса провела первые десять лет своей жизни, за последнее время сильно изменился. Как и все, любым образом связанное с Матерью Стихий, приют попал под особую заботу духов стихии. Его серые стены выкрасили в легкие пастельные цвета, а под окнами вместо заваленного мусором пустыря вырос маленький, но очень красивый и уютный сквер.
   - Аннет, солнышко мое! Душа моя! - двери приюта распахнулись, и навстречу почетным гостям устремилась его директриса, мадам Шортюк.
   Под могучими шагами массивной женщины деревянные ступени крыльца со скрипом прогибались. Следом за директрисой семенила, быстро переставляя свои маленькие ножки, низенькая и худенькая мадам Добрюк, преподавательница музыки и танцев. Своим тонким голоском она пыталась перекричать громоподобный рык мадам Шортюк.
   - Миледи! Благодетельница наша! Большая удача, что вы решили посетить нас именно сегодня. Теперь сможете первой увидеть новые концертные платья моих девочек. И все благодаря вашим пожертвованиям. Я немедленно соберу хор. Вы должны обязательно услышать мое новое произведение. Это просто шедевр. Уверяю вас без всякой ненужной скромности...
   В эту минуту на глаза директрисе попалась Феечка и мадам Шортюк моментально встала словно вкопанная. Мадам Добрюк с разбега наткнулась на директрису, отскочила от нее, словно резиновый мячик и, взлетев вверх на пару ступенек, уселась на крыльцо.
   - Кто это? - только и смогла прошептать преподавательница музыки, в то время как директриса хватала ртом воздух и не могла произнести ни слова.
   - Это Феечка, моя подруга, - улыбнулась Аннет, - Она мечтает услышать ваши песни.
   - Она умеет летать?
   - Ну да. Но не слишком высоко.
   Маска ужаса застыла на лице мадам Добрюк.
   - Мадам, мадам, вы слышали это? - обратилась она к директрисе, - Мы пропали. Если скоро все молоденькие девушки научатся летать, мы с вами никогда не сможем выйти замуж.
   - Успокойтесь, мадам, - вступилась за фею Аннет, - Из всех девушек Феечка единственная кто умеет летать. И потом, она не переваривает мужчин, считая их глупыми и некрасивыми.
   - И это действительно так. Внимательно посмотрите на двух типов, стоящих перед дверью, и сразу убедитесь в моей правоте, - вступила в разговор фея.
   Перед входом в здание стояли помощник директрисы пан Гусак и повар приюта пан Шу. Взглянув на своих подчиненных, мадам Шортюк решила, что определенная истина в словах Феечки есть и это успокоило директрису.
   После того, как мадам Шортюк провела гостей по приюту и рассказала о своих последних достижениях, почетных гостей пригласили в музыкальный зал, где на маленькой сцене уже выстроился хор девочек, одетых в простенькие, но очень милые длинные льняные сарафанчики и блузки светло-розового цвета. Мадам Добрюк заняла место за роялем, ее руки взлетели над клавишами и тонкий детский голосок запел:
  
   Кто-то просто ради шутки
   Паре уличных котят
   Разукрасил шерстку краской
   Сам себе безумно рад
  
   Два мурлыкавших комочка
   Веселили весь народ
   Два похожих своей мастью
   На сияющий восход
  
   Когда настало время припева, к голосу солистки присоединился весь хор.
  
   Розовые котята
   На пушистом снежном ковре
   Розовые котята
   В насмешку их горькой судьбе
  
   Посмеялись, наигрались
   Позабавили детей
   Но зимой темнеет рано
   И пора домой скорей
  
   Все ушли, а им остались
   Стужа и ночная мгла
   Жизнь без мамы и приюта
   И без блюдца молока
  
   После второго куплета хор снова смолк, и теперь припев исполняла одна солистка. Звучал он при этом необычайно жалобно.
  
   Розовые котята
   На пушистом снежном ковре
   Розовые котята
   В насмешку их горькой судьбе
  
   Последний куплет и завершающий песню припев девочки снова пели все вместе.
  
   Мы почти как те котята
   Развлекая вас поем
   Но, ни славы, ни признанья
   Мы от вас взамен не ждем
  
   Вы забудете артистов
   По своим делам спеша
   Не поняв, как в песне плачет
   Одинокая душа
  
   Розовые котята
   На пушистом снежном ковре
   Розовые котята
   В насмешку их горькой судьбе
  
   Конечно, слова песни были неказисты, а мелодия простовата, но в исполнении сирот она казалась очень трогательной и никого не могла оставить равнодушным. Стихли звуки финального проигрыша, и над залом повисла тишина, которую разорвал голос Феечки.
   - Великолепно. Это просто великолепно.
   Взмахнув крылышками, фея взлетела к потолку. В руке у нее возникла волшебная палочка.
   - Никогда человеческим женщинам не сравниться с феями в красоте и умение танцевать. Но справедливости ради стоит признать, в музыке и пение женщины, может быть, даже превосходят фей. Исполненная песня прекрасна и в награду я выполню ваше самое желанное желание. Из ваших слов я поняла, вы очень хотите выйти замуж, так пусть будет так. С завтрашнего дня вы станете самыми прекрасными и самыми желанными женщинами для любого мужчины, которого встретите на своем пути.
   Закончив свою речь, Феечка взмахнула палочкой, и музыкальный зал приюта наполнился переливистым звоном колокольчиков.
  

- 12 -

  
   Ночь Аннет, Феечка и Майти-семьсот тридцать шесть проводили в столичной резиденции Великих Лордов Зальцер, которую принцесса не любила. Дом напоминал ей время, проведенное в сиротском приюте даже больше чем сам приют. В те годы девочка смотрела на особняки вельмож в центре города как на недостижимую мечту. Своим видом роскошные дворцы напоминали даже детям из бедных семей об их ущербности перед ликом сильных мира сего. Представьте, какие же мысли они могли породить в голове бедной сиротки, не знавшей ни тепла, ни ласки. Тем не менее, неприязнь к особняку не смогла испортить встречу Аннет с отцом. Девочка не видела его уже достаточно долго и успела соскучиться.
   В отличие от дочери лорд Зальцер обожал свой городской дом. Богатый фасад здания олицетворял величие Великих Лордов Зальцер, но за напускной пышностью скрывались просторные комнаты с минимумом мебели. Именно в них Фредрик провел молодость, ускользнув из-под опеки матери, редко покидавшей родовой замок. Здесь молодой лорд устраивал вечеринки с друзьями, здесь бессонными ночами мечтал о встрече с Лизбет, своей будущей женой и матерью Аннет. Это был лучший период жизни Фредрика, наполненный беззаботностью и ожиданием грядущего счастья и каждый раз, когда лорд Зальцер останавливался в городском особняке, его душа наполнялась сладкой ностальгией по безвозвратно утраченной юности.
   - Рад видеть тебя, дочь, - ласково улыбнулся Фредрик, когда он и Аннет уединились после ужина в кабинете лорда, - Председателю Совета Великих Лордов приходится много времени проводить в столице, а ты так редко навещаешь меня...
   - Папа, прости, но ты ведь знаешь, как я не люблю бывать в городе, но я очень скучаю по тебе. Мне так много надо тебе рассказать...
   - Аннет, я знаю, тебе не нравится этот дом, но ведь так я и не замечу, как ты повзрослеешь. Сколько мы не виделись? Всего неделю? Ты за это время успела подрасти, но все еще остаешься маленькой девочкой, и я очень волнуюсь, когда ты одна отправляешься в путешествия по империи. Почему не предупреждаешь меня о своих поездках?
   - Я и так уже вполне взрослая и могу самостоятельно принимать решения. Пойми, папа, это же моя жизнь, а не твоя. В конце концов, ничего плохого в моем желании показать подружке Мелотаун, нет. Что может со мной случиться? Духи стихии ко мне даже комаров близко не подпускают.
   - Как меня учит опыт, неприятности и приключения долго без тебя жить не могут, поэтому случиться может все, что угодно. Я твой отец и для меня вполне естественно волноваться за судьбу единственной дочери.
   - Папа, перестань, пожалуйста.
   - Хорошо, хорошо. Я люблю тебя, милая и совсем не собираюсь с тобой ругаться, - в знак примирения Фредрик обнял Аннет за плечи и поцеловал в лоб, - Странное существо, твоя новая подруга. Как ты познакомилась с ней?
   - Папочка, это такая смешная история... - и Аннет рассказала отцу о встрече с Феечкой и все приключения, которые произошли впоследствии во дворце Великих Лордов Зальцер.
   - ...Она вздорная и так смешно морщит носик, когда хочет казаться высокомерной, но на самом деле Феечка добрая и совсем безобидная фея.
   - Значит, она называет себя феей и владеет магией. Никогда ничего не слышал о подобных существах. Откуда и как она попала в наш мир?
   - Я спрашивала, но Феечка мне не ответила. Заявила, будто подобные знания не доступны людям. Более того, от этих знаний человек рискует просто сойти с ума. При этом она так старательно морщила носик, что я сразу поняла, ей просто не хочется ничего мне рассказывать.
   - Что-то скрывает или чего-то боится? А что о ней думают духи стихии?
   - А ничего не думают. Видел Феечку только Майти-семьсот тридцать шесть, а он постоянно ходит за ней, молчит и смотрит на нее во все глаза. Думаю, она не вызывает у него опасений, иначе он давно бы ее заколдовал, а Майти против феи магию не применяет. Вряд ли дух стихии вел себя так, если бы Матери Стихий грозила опасность.
   - Все это очень странно, ну да ладно. Твоя подруга тоже не вызывает у меня особых опасений. Разберемся в этой истории после праздника. Надеюсь, завтра утром мы вместе отправимся к месту проведения торжества, а сейчас может быть партию в шахматы? Давно я не обыгрывал Мать Стихий, - лорд Зальцер весело подмигнул дочери.
   - Я не против, - рассмеялась Аннет, - Давненько я не обыгрывала Великого Лорда. Кстати, а все члены Совета будут на празднике?
   - Не будет лорда Мэдведа, он любезно согласился следить за порядком в империи, пока остальные Великие Лорды будут веселиться.
   - Ну и хорошо. Он мне совсем не нравится и всегда так странно смотрит на меня.
   - Не придирайся. Ты такая красавица, на тебя многие молодые люди смотрят странно. Единственный недостаток молодого Мэдведа в том, что в присутствии духов стихии он становится слишком желчным и язвительным, а поскольку духов в Мелотауне в этот день не будет, они все соберутся на празднике, беспокоиться не о чем. Даю тебе фору и предоставляю право выбора. Ты белыми или черными? - Фредрик достал из ящика письменного стола шахматную доску и шкатулку с вырезанными из нефрита и оникса фигурками.
  

- 13 -

  
   Самым любимым времяпрепровождением фей являются танцы. Ночи напролет они могут водить хороводы, танцевать и веселиться. Феи не зря считаются непревзойденными танцовщицами, но Феечка выделялась своим мастерством даже среди подруг. Она не просто любила танцы, она ими жила и даже одного дня не могла прожить не танцуя. Каждую ночь Феечка улетала на заветную поляну и танцевала до тех пор, пока сквозь листву деревьев не начинали пробиваться первые лучи солнца.
   Поэтому, лишь только Аннет отправилась с лордом Зальцером в его кабинет и оставила фею без присмотра, Феечка тихо открыла ближайшее окно, забралась на подоконник, взмахнула крылышками и через мгновение растаяла в вечернем сумраке.
   Очутившись на месте и приготовив все для танцев, Феечка в последний раз осмотрела поляну. В бледном свете тысячи светлячков чинно встали в круг в ожидании феерического представления зрители-мухоморы. Заняли свои места музыканты: медведь и заяц. Кажется, все было в порядке и можно начинать. Феечка глубоко вздохнула, волшебная палочка взлетела вверх и танец начался. Не успела фея сделать первые несколько па, как на поляне неожиданно появилась, словно созданная из тумана фигура. Фигура постепенно уплотнилась и превратилась во вполне осязаемого и хорошо знакомого Феечке Майти-семьсот тридцать шесть.
   От такого сюрприза фея даже забыла поддерживать свои заклятия, и мухоморы рассыпались в пыль, музыканты сбежали в лес, а свирель и волынка просто исчезли. Но к удивлению Феечки, музыка не прервалась. Она будто звучала прямо из воздуха, и под эту музыку дух стихии продолжал двигаться по поляне. Что-то необычное было в его движениях. Феечка сначала не смогла даже понять, что, но потом пригляделась и поняла. У духа стихии появились ноги. Он не парил над землей подобно всем своим сородичам, а шел по ней. И не просто шел, а танцевал. Конечно, его шаги не походили на отточенные до мелочей движения фей, но все-таки Майти-семьсот тридцать шесть отдавался танцу со всей страстью.
   Чувство восторга охватило Феечку.
   "Я самая великая танцовщица среди фей, если даже дух стихии не смог устоять при виде моего искусства и тоже бросился в пляс" - с гордостью подумала Феечка и возобновила танец, двигаясь навстречу своему нежданному партнеру.
   Музыка зазвучала громче, темп танца убыстрялся. Фигуры танцоров стало невозможно разглядеть. Лишь два вихря кружились на земле в безумном урагане, сбивая листья с окружающих поляну деревьев. Тональность музыка становилась все выше и выше. Достигнув своего апогея, она стала недоступна уху простого человека и в этот миг два маленьких смерча, оторвавшись от земли, взметнулись в ночное небо.
   Некоторое время спустя, тяжело дыша и с трудом пытаясь справиться с нахлынувшими на нее эмоциями, Феечка сидела на крыше дворца Совета Великих Лордов и не могла произнести ни слова. Рядом с ней, так же молча, сидел Майти-семьсот тридцать шесть. Вдруг нечто холодное коснулось руки феи. Феечка взглянула на свою ладонь и увидела на ней руку духа стихии. Белую, словно мел, но все-таки настоящую руку, а не размытые туманные очертания. Майти пытался стать похожим на человека, что еще никогда не удавалось сделать никому из духов стихии, хотя они и могли превращаться в животных или растения.
   Чуть слышный шепот раздался над ухом феи. Голос духа стихии оказался очень тихим и, произнося слова, Майти сильно шепелявил, но это был голос, а не мысли, возникающие в голове собеседника.
   - Видишь, я меняюсь. Не магия меняет меня, нечто другое. Что-то сидящее внутри меня и не дающее покоя ни днем, ни ночью. Оно жжет меня изнутри и меняет мой облик. И еще оно постоянно тянет меня к тебе. Никогда в жизни я не видел существа такого странного и такого прекрасного. Даже Мать Стихий не прекрасней тебя. Видеть твое лицо, следить за движениями твоих рук, наблюдать, как ты паришь в воздухе - это стало вдруг целью моего существования. Я мечтал научиться так же легко и красиво танцевать, как это делаешь ты, или ощутить тепло твоей руки под своими пальцами. Сегодня моя мечта осуществилась, но теперь мне этого мало. Теперь я хочу держать тебя за руку все время и никогда не расставаться с тобой. Наверно я кажусь тебе смешным и уродливым, и сейчас ты прогонишь меня, но все равно я благодарен тебе за маленькие кусочки счастья, доставшиеся мне.
   Шепот умолк. Феечка посмотрела на напряженное, застывшее в ожидание лицо духа стихии. "Он похож на маленького ребенка, который набедокурил и ждет теперь наказание от взрослого" - подумала фея и улыбнулась.
   - Знаешь, все, что было мне близко и дорого осталось далеко позади, на моей родине. Я очень любила свой родной мир. Наш прекрасный Новый Оберон, но покинула его. Не потому, что меня там не любили и выгнали. Нет, я ушла сама. Мне не нравились поступки, которые мне иногда приходилось там совершать. Когда я попала в ваш мир, то сначала чувствовала себя очень одинокой. Но только до тех пор, пока не встретила тебя и принцессу. Мне нравится, что ты ходишь за мной, нравится то, как ты смотришь на меня, а наш сегодняшний танец, у меня нет даже слов, описать его. Я очень хотела бы видеть тебя всегда рядом с собой. А то, что с тобой происходит... Может быть ты просто влюбился в меня?
   При этих словах личико феи приняло необыкновенно лукавый вид.
   - Влюбился? - растерянно переспросил дух стихии, - Но я даже не знаю что это. Ты расскажешь мне?
   - Какой ты глупый, - рассмеялась Феечка, - Я лучше покажу.
   Фея наклонила голову и ее губы оказались рядом с лицом Майти. "Они пахнут земляникой" - успел подумать дух стихии, и в этот момент Феечка очень медленно и очень нежно прикоснулась своими губами к губам Майти. Это была так чудесно, что сердце духа стихии не выдержало, и Майти рассыпался на тысячи новых звезд. Затмив свет привычных созвездий, в небе загорелись сложенные из маленьких звездочек цветы. Потом они рассыпались, а на их месте засияли слова "Я люблю". И так повторялось снова и снова, а снизу на это смотрели застывшие от восторга редкие счастливчики, не спавшие в эту ночь.
  

- 14 -

  
   Каждое утро, надев белое платье с синими цветочками, которое, с точки зрения хозяйки, придавало ей вид юной девушки, мадам Добрюк отправлялась на прогулку. С собой она брала зонтик, призванный олицетворять серьезность и обстоятельность ее характера, а также папку с нотами, говорящую о глубоком духовном мире мадам Добрюк.
   На вопросы директрисы: "с чего это вам, музыкальная вы наша, приспичило шастать с утра пораньше неизвестно куда?", мадам Добрюк с достоинством отвечала, что утренние прогулки помогают ей держать в тонусе творческое начало и вдохновляют на написание новых бессмертных шедевров. Спорить с этим мадам Шортюк было тяжело, поскольку после того как духи стихии очистили улицы города от мусора, а пустыри и свалки превратили в скверы и парки, гулять по Мелотауну действительно стало очень приятно.
   На самом деле совсем не любовь к искусству и не забота о творческом начале являлись причиной поступка преподавательницы музыки и танцев. В голове мадам Добрюк созрел зловещий план, направленный против мужской половины населения столицы империи. После длительных размышлений она решила, что именно утром легче всего поймать на крючок будущего мужа и определенная доля логики в этой мысли присутствовала. Именно по утрам мужчина свеж и бодр. Он еще не устал от работы, не успел получить разнос от хозяина и его еще не успел довести до белого каления какой-нибудь особо занудливый клиент или покупатель. Это вечером мужчина зол на весь белый свет и мечтает только о паре кружек пива или чего-нибудь покрепче в компании друзей, а утром он полон оптимизма и способен по достоинству оценить симпатичную особу противоположного пола.
   На следующее утро после визита в приют принцессы Зальцер, мадам Добрюк по заведенному обычаю отправилась на променад, но на этот раз буквально все встречные мужчины смотрели на нее как-то особенно. Сначала учительницы музыки пыталась им в ответ обворожительно улыбаться, но мужчин оказалось так много, что у бедной женщины с непривычки стало сводить скулы. Потом в голову мадам Добрюк закралась мысль, будто все смотрят на нее из-за беспорядка в туалете. Остановившись возле зеркальной мастерской, учительница внимательно осмотрела себя, но ничего плохого не обнаружила. Платье не порвано и не испачкано, туш с ресниц не потекла, да и с туфлями все было в порядке. Доведенная излишним вниманием до нервного срыва, мадам Добрюк, в конце концов, не выдержала и вежливо обратилась к очередному уставившемуся на нее мужчине: "Чего пялишься, словно баран? Интеллигентную женщину никогда в жизни не видел?".
   В ответ мужчина неожиданно рухнул на булыжную мостовую и со словами:
   - Мадам, разрешите облобызать вашу ножку, - потянулся губами к носку ее туфельки.
   Сердце бешено заколотилось в груди учительницы. "Ура! Сработало! Какая же ты умница, Добрючичечка. Хорошо, хоть дождя сегодня нет и обувь чистая. А то, как бы с ним потом в губы целоваться" - подумала она и непроизвольно подняла ножку, дабы незнакомцу было удобнее целовать туфельку.
   - Эй, парень, оставь девушку в покое, - грубый голос подошедшего к потенциальным супругам здоровяка разрушил идиллию влюбленной пары.
   - Это еще почему? - возмутился первый мужчина, продолжая, зажмурив глаза тянуться губами к туфельке.
   - Это моя девушка, и я намерен с ней немедленно обвенчаться.
   - Не слишком, похоже, что она твоя, - вступил в беседу третий мужчина, обладатель солидного животика - Девушка, доверьтесь мне и я спасу вас от этих невежд. Наше счастье...
   Про счастье толстяк рассказать не успел, так как из-за его спины вынырнула женщина в застиранном домашнем халате и волосами, накрученными на самодельные бигуди.
   - Я тебе сейчас доверюсь сковородкой по голове, - закричала женщина визгливым голосом, - Марш домой. А ты, бесстыжая, ишь вырядилась. Совсем эти молоденькие совесть потеряли. Средь бела дня чужих мужей отбивают.
   Количество людей вокруг мадам Добрюк все увеличивалось. Бедная учительница стояли посреди толпы, и выслушивала попеременно, то комплименты мужчин, то проклятия женщин.
   "Если я хоть секунду промедлю, мне отсюда никогда не выбраться" - вдруг ясно поняла мадам Добрюк и решила немедленно действовать.
   Быстро раскрыв зонтик и выставив его перед собой, учительница издала воинственный вопль похожий на писк мышонка и ринулась в атаку на обступивших ее людей. Опешившая от неожиданности толпа расступилась, и мадам Добрюк бросилась бежать к сиротскому приюту, щедро посыпая улицы Мелотауна нотными записями своих шедевров.
   Ожидаемого топота преследователей за спиной учительница не услышала. Лишь постепенно затихал вдали гомон переругивающихся между собой людей.
   Успокоившись, мадам Добрюк добралась до своей цели, но у главных ворот приюта ее ожидал неприятный сюрприз. Войти в здание было практически невозможно, из-за огромного скопления лиц мужского пола.
   Стараясь не попадаться мужчинам на глаза, учительница обогнула толпу стороной и вошла в приют со служебного хода.
   - Мадам Шортюк, что у нас происходит? - поинтересовалась мадам Добрюк, добравшись до кабинета директрисы.
   - Ничего особенного. Просто все мужчины Мелотауна сошли с ума. Смотрите, - с мрачным видом мадам Шортюк подвела учительницу к окну.
   - Вот она! Смотрите! Чудо! Богиня! - в едином порыве восторженно взвыла толпа внизу.
   - Выходит, крылатая девчонка вчера сказала правду? А я думала, она просто на голову не здорова. Какой успех! Я даже не мечтала ни о чем подобным, - лицо мадам Добрюк засветилось счастьем.
   - Рано радуетесь, милочка, - остудила ее пыл директриса, - Многообразие выбора не означает достижение цели. Выйти замуж за всех сразу мы не сможем, а если выбрать кого-нибудь одного, остальные его просто затопчут.
   - Я знаю, что надо сделать, - чуть подумав, заявила мадам Добрюк, - Прикажите пану Гусаку прогнать эту толпу, а мы в тишине и покое выберем самых достойных, заманим их сюда и дело сделано.
   В ту же секунду дверь открылась, и пан Гусак вошел в кабинет.
   - Вы очень вовремя, достопочтенный пан. Мадам Добрюк так раз хотела... - начала было говорить директриса, но пан Гусак не обратил на мадам Шортюк никакого внимания. Подойдя к мадам Добрюк, он взял учительницу за руку и произнес проникновенным голосом.
   - Все, что захотите, дорогая. Хотите, я достану вам с неба луну. Хотите, я брошу к вашим ногам млечный путь...
   - Только не это! Мы пропали! - директриса в отчаяние заломила свои могучие руки.
  

- 15 -

  
   Возле величественных, белоснежных стен заброшенного монастыря простиралось огромное поле. Когда то оно, как и сам монастырь, принадлежало монахам Ордена Хранителей Предначертания и пышно колосилось пшеницей, но во время недавних беспорядков, связанных с волшебным кольцом и возрождением Мела Кредера, все обитатели монастыря погибли. Местные крестьяне не решились воспользоваться бесхозными землями толи из уважения к монахам, то ли из страха перед страшной участью, постигшей хозяев угодий, и монастырь вместе с принадлежащими ему землями пришли в запустение.
   В день праздника Осознания Возрождения на заросшем сорной травой поле сначала появилось несколько духов стихии, а затем начали происходить события, которые явно не прибавили крестьянам желания что-либо выращивать на бывших угодьях монастыря. Посреди ясного солнечного дня над краями поля появились мрачные черные тучи. Сверкнула молния, прогремел гром и с неба на землю ринулись сплошным потоком дождь, град и снег одновременно. Непогода бушевала лишь над заброшенным полем, но зато поток небесной влаги оказался настолько плотным, что пройти сквозь него человеку было просто невозможно.
   Перепуганные необычной грозой жители близлежащих деревень попрятались по домам, но если бы они не сделали этого, а остались наблюдать за происходящим, то увидели бы как к полю стали пребывать все новые и новые духи стихии. Рядом с каждым из них находился человек, удостоенный чести присутствовать на празднике. Духи стихии подводили людей к стене из дождя и снега, и тогда в ней образовывался проход, над которым загоралась радуга.
   Преодолев преграду из непогоды, гости из полуденного зноя попадали в теплый летний вечер. Лучи закатного солнца освещали поле, усыпанное цветами, а легкий ветерок, еще не успевший впитать в себя ночной холод, тем не менее, приятно освежал уставшую от дневной жары кожу.
   В центре на высоком постаменте стоял вырезанный из цельного куска малахита трон, к которому вели двадцать четыре позолоченных ступеньки, олицетворяющие двадцать четыре недели, прошедшие с момента возрождения духов стихии. На троне сидела Мать Стихий, а у подножия постамента стояли кресла для Великих Лордов, поражающие взгляд красотой обивки и усыпанными бриллиантами спинками. С одного из них смотрел снизу вверх на свою дочь Фредрик Зальцер.
   В ответ на взгляд отца, Аннет смущенно пожала плечами, словно говоря, "Прости, папа, я знаю, что занимаю не свое место, но ведь не я все это придумала". Фредрик ободряюще улыбнулся принцессе. Он всегда гордился дочерью, но сейчас Аннет была особенно хороша.
   Рядом с троном Матери Стихий появился Майти Первый и говор восхищенных пышностью торжества гостей постепенно утих. Когда над полем повисла полная тишина, старший наставник начал говорить, если подобным образом можно назвать телепатический способ общения:
   "От имени всех духов стихии я хочу сказать слова признательности представителям рода людей, почтившим своим присутствием наше торжество. Особую благодарность я выражаю той, что вернула нас к жизни, - наставник повернулся в сторону Матери Стихий и низко поклонился, - Теперь, когда духи стихии прошли свои первые шаги в этом прекрасном, но несовершенном мире, настала пора понять, зачем мы здесь, в чем истинная цель нашего существования. Миром правит природа. Именно она является прародительницей всего сущего. Так кто же тогда для природы люди и кто мы? Я скажу вам кто. Люди - дети природы, вершина существования мира. Может быть, нерадивые, может быть, не послушные, но все-таки любимые дети. Они еще слишком малы, чтобы заботиться о своей матери. Они могут только пользоваться ее любовью, но на помощь природе должны прийти мы. Мы няньки человечества. Мы должны стать помощниками матери-природе и помочь ей воспитать людей. Следить, дабы дети слушались мать, не баловались с огнем и не ели то, что детям есть, не положено. И именно это должно стать сущностью нашего существования. Отринув из души все свои эмоции и желания...".
   Неожиданно Майти Первый прервал речь. Пытаясь понять, чем так смутился наставник, присутствующие проследили за его взглядом и увидели появившегося из прохода Майти-семьсот тридцать шестого. Дух стихии весело шагал по полю. За его спиной развивался украшенный васильками плащ, а рядом, под руку с ним шла Феечка и лучезарно улыбалась.
   "Пожалуй, эти двое, единственные из присутствующих, кто по-настоящему радуется" - промелькнуло в голове у Аннет. Самой принцессе праздник Осознания Возрождения показался слишком серьезным и напыщенным.
   Аннет хотела помахать знакомым рукой, но в этот момент свет над местом проведения торжества померк, а когда засиял снова, Майти-семьсот тридцать шесть среди присутствующих не оказалось. Как не оказалось и Майти Первого. В это время эти двое находились за невидимой стеной, которой наставник отгородился от глаз и ушей остальных гостей.
   "Что это?" - мысли Майти Первого многотонным колоколом зазвенели в голове влюбленного духа стихии.
   "О чем вы, учитель?" - Майти-семьсот тридцать шесть физически ощущал волны гнева, исходившие от наставника, и они заставляли его трепетать от страха.
   "О твоих мерзких отростках, с помощью коих ты пытаешься передвигаться. И еще о том чудовище, что ты привел на наш праздник".
   "Это же ноги, учитель. Люди с их помощью ходят по земле и еще танцуют. Танцевать - это так восхитительно..."
   "Молчи, безумец. Это чудовище заставило тебя так измениться?".
   "Это не чудовище. Это Феечка и она замечательная. Мне кажется, будто я в нее влюбился".
   "Влюбился?! - наставник вырос до гигантских размеров и навис над Майти-семьсот тридцать шесть, словно пытаясь вдавить его в землю - Ты похож на человека и полон их мелочными, ничего не значащими эмоциями. И это в тот момент, когда мы, наставники, призываем отринуть даже свойственные лучшим из духов стихии высокие эмоции и целиком посвятить себя труду по сохранению природы и воспитанию человека. Ты позоришь нас перед Матерью Стихий и предаешь своих собратьев".
   "Но ведь Мать Стихий тоже человек...".
   "Ты смеешь сравнивать Мать Стихии с простыми людьми? Ты даже хуже, чем я думал. Мать Стихий единственная из людей сумела понять всю пагубность существования человечества без нашего присмотра и именно поэтому возродила нас. Я сдерживаю себя лишь потому, что не хочу испортить наш праздник, но если существо, называемое тобой Феечкой, не покинет торжество, я уничтожу его. Что касается тебя, ты предстанешь вскоре перед судом наставников, а пока тебе запрещено использовать магию. Ступай и приведи себя в порядок. На тебя противно смотреть".
   Магическая стена исчезла, и Майти-семьсот тридцать шесть снова оказался рядом с Феечкой. Фея растерянно озиралась вокруг, но заметив духа стихии, сначала радостно заулыбалась, а потом наморщила носик и топнула ножкой.
   - Майти, где ты был? Ты посмел оставить меня одну?
   - Уходи, - произнес дух стихии, стараясь не встречаться с Феечкой взглядом, - Ты должна немедленно покинуть праздник.
   - Ты гонишь меня? - опешила фея.
   - Да, гоню. Уходи.
   - Но ведь ты обещал никогда не расставаться со мной. Твои нынешние слова очень похожи на предательство.
   - Да уйдешь ты когда-нибудь! Я не хочу сейчас тебя видеть!
   Плечи Феечки поникли. Она, молча, повернулась и пошла прочь от духа стихии. Фея даже не заметила, как в стене из воды образовался проход, а над головой словно издеваясь, зажглась веселая радуга. Феечки хотелось плакать, но слез не было.
   "Королева Моргана права - думала она - Мы никому не нужны, кроме самих себя. Людям не нужно ни наша дружба, ни наше волшебство и духам стихии тоже. Что же, я снимаю все свои заклятья и возвращаюсь домой. А там будь, что будет. Все равно сэр Безымянный уже здесь и видел меня".
   Так, терзаясь горькими мыслями и позабыв об умение летать, фея шла по сухой колючей траве в сторону монастыря, а сзади, за стеной непогоды, под восторженные крики гостей рассыпались по небу искры праздничного фейерверка.
  

- 16 -

  
   - Мадам, соглашайтесь. Смотрите, каким он стал милым. Давайте выйдем замуж за этих. Сами же говорили про многообразие выбора и достижение цели, - услышал пан Шу тихий женский шепот. Голос показался повару очень знакомым.
   "За кого за этих?" - насторожился пан Шу, и в этот момент словно пелена спала с его сознания. Он стоял на коленях, обнимая могучие ноги директрисы, уткнувшись лицом в ее юбку. Рядом, в точно такой же позе, но перед мадам Добрюк, находился пан Гусак.
   Рука мадам Шортюк, всегда напоминавшая пану Шу о цирковых силачах, виденных им из его детства, легла на голову повара и стала гладить его волосы.
   - Пан Шу, я согласна стать вашей женой, - раздался голос директрисы.
   "Моей женой? Я просил ее руки?" - повар окончательно понял, что происходит сейчас в кабинете мадам Шортюк и в горле у него пересохло. Захотелось стать маленьким незаметным муравьем и упасть в кувшин с вином.
   - Э-э-э, мадам. Как бы это сказать... Боюсь, вы меня не совсем правильно поняли.
   - Правильно я вас поняла, пан Шу, правильно. Встань с колен и обними меня, милый.
   - О, мадам, я счастлив и всегда мечтал... Вы, конечно, это, и то тоже вы, но я забыл.
   - Что вы забыли, пан Шу? - пальцы борца сильно сжали прядь волос на голове повара.
   - Забыл, совсем забыл. У меня там мясо убежало, и чай пригорел. Мне надо на минуточку. На одну секундочку...
   - Куда! Держите их! - раздался крик мадам Добрюк, но было уже поздно.
   Оставив в руке директрисы солидный клок своей шевелюры, пан Шу метнулся к выходу из кабинета, но столкнулся в дверях с паном Гусаком. Толкая друг друга, и нещадно пинаясь, добропорядочные паны смогли все-таки протиснуться из кабинета и кубарем скатились с лестницы. Уже через минуту они выскочили за ограду приюта и словно гордые иноходцы бежали по улицам Мелотауна, подставив лица встречному ветру и высоко поднимая колени. Тень неотвратимой женитьбы заставляла их нестись вперед и только вперед. За спиной мерещилась дыхание погони, а впереди ловушки и засады.
   Вскоре беглецы достигли центральной площади города и свернули вправо, чтобы обогнуть здание Совета Великих Лордов. Именно с этой стороны от величественного дворца отходила невзрачная пристройка, в которой находился Главный Имперский Архив. Постоянная стража находилась перед центральным входом здания Совета, а часть площади, прилегающая к Архиву, обычно была безлюдна. Но сейчас рядом с входом в Архив находились трое молодых людей. Один из них ковырял чем-то замок на входной двери, а двое стояли чуть поодаль.
   "Вот она, засада" - мелькнуло в воспаленном мозгу пана Шу, и он ярко представил себе, как мадам Шортюк тащит его за шиворот к алтарю, под злорадные смешки присутствующих на венчании гостей.
   "Не бывать этому никогда" - решил повар и с криком:
   - Я живым не дамся, - бросился с кулаками на ближайшего из парней.
   - Пацаны, смываемся, - крикнул Хлам, отбиваясь от пана Шу, но убежать никто, не успел. Из-за угла здания появилась привлеченная криками стража.
  

- 17 -

  
   Вследствие безумного бегства пана Шу и пана Гусака от суженых, трое приятелей оказались запертыми в подвале здания Совета Великих Лордов.
   - Из-за тебя все Хлам, - статус предводителя заставлял Думу срочно найти виноватого во всем случившемся, - Вечно ты всякую гадость себе тащишь, вот и неприятности тоже к тебе притягиваются.
   - Как что, так Хлам. Не надо чужое мясо на кухне лопать. А то ели все, а виноват я.
   - Попался-то только ты, значит ты и виноват.
   - А не надо было на отмычках экономить. Кто купил какую-то фигню, а потом полчаса не мог дверь открыть и дождался, когда эти два дебила прибежали.
   - Пацаны, да бросьте ругаться. Какая разница кто виноват, все равно на каторгу пойдем, - попытался неуклюже успокоить друзей Турбо, а потом мечтательно добавил, - А помните нашего участкового, Петра Альфредовича? Вот человечище был. Мы ему дверь намазали, чем собачки в парке гадят, а он воспитательную беседу. А здесь что за люди? Попробуй такое Великому Лорду устроить, сразу на ближайшем дереве повесят...
   Дверь подвала со скрежетом отворилась, и на пороге появился стражник.
   - Эй вы, недоумки, на выход. Милорд вас хочет видеть.
   Великий Лорд Мэдвед ожидал неудачливых грабителей в зале заседаний Совета. Все время после отъезда лорда Зальцера на праздник Осознания Возрождения Гейн Мэдвед проводил здесь, сидя в кресле председателя Совета. Пусть и ненадолго, но его заветная мечта осуществилась - он правил империей. Это так вдохновляло и будоражило Гейна, что он просто не мог найти в себе силы подняться со своего места. Не обращая внимания на затекшие ноги, лорд Мэдвед ласково гладил подлокотники заветного кресла и упивался собственным величием.
   Когда воины втолкнули Думу, Турбо и Хлама в просторный зал и командир стражи привычно пробурчал "На колени", лорд Мэдвед испытал очередной приступ самолюбования.
   "А ведь я могу сделать с этими людьми, все, что мне заблагорассудиться - думал Гейн, глядя сверху вниз на подростков, стоящих на коленях - Воистину, власть пьянит больше чем вино".
   Выдержав паузу, дабы дать возможность преступникам понять перед кем они находятся, и привести их этим в еще большее смятение, лорд Мэдвед произнес, любуясь своим властным голосом.
   - Как могли вы в столь юном возрасте ступить на стезю преступности. Неужели вы надеялись, будто правосудие в моем лице не настигнет вас?
   - Дяденька милорд, мы ничего такого и не делали, - запинаясь, жалобно пропищал Хлам.
   - А это у вас было для чего? - лорд Мэдвед швырнул к ногам приятелей связку отмычек, - Какую информацию вы хотели найти в Главном Архиве Империи? Говорите и учтите, в моей власти немедленно повесить вас, отправить на каторгу или отпустить на все четыре стороны.
   - Дяденька милорд, это не мы. Это господин наместник нас заставил, - Дума заговорил не менее жалобно, чем Хлам, и выложил лорду все подробности встречи с Алексом Шретером.
   - Значит, бывший наместник в Мелотауне и очень хочет найти Мэллу Кредер, несмотря на то, что она лишилась всей своей волшебной силы. Очень интересно, - пробормотал лорд Мэдвед себе под нос, когда преступников увели.
   - Милорд. Прикажете немедленно известить об этом лорда Зальцера? - вытянулся в струнку командир стражи, расслышав слова Гейна.
   - Нет. Не надо. Я лично займусь этим делом и сам доложу Лорду Председателю, когда окончательно во всем разберусь.
  

- 18 -

  
   Вечером следующего после праздника Осознания Возрождения дня Аннет сидела в своей комнате, с ногами забравшись в кресло возле окна, и печально смотрела на дворцовый парк. Ее отец, не пробыв в родовом имении и двух часов, снова умчался в столицу, Феечка куда-то пропала, но вовсе не одиночество заставляло принцессу печалиться. На грустные мысли Аннет натолкнуло прошедшее торжество. На место убитого Майти пришли сотни новых духов стихии, но почему они так не похожи на него.
   "Мать Стихий разрешит мне задать вопрос?" - от неожиданности принцесса даже вздрогнула. Она задумалась и не заметила, как рядом с ней оказался Майти-семьсот тридцать шесть.
   - Конечно, задавай.
   "Для чего Мать Стихий возродила духов стихии?".
   "Вот это вопросик" - мелькнуло в голове Аннет. Немного подумав, принцесса ответила.
   - Наверно, я возродила вас не для чего-то, а просто так. Мне казалось справедливым то, что вы тоже будете жить. Пыталась исправить прошлые ошибки людей.
   "Значит, у Матери Стихий не было великого плана? Она не понимала пагубности существования людей без духов стихии, о чем говорят наставники?".
   - Не было у меня никаких планов. Кстати, ты не знаешь где Феечка?
   Дух стихии сразу словно съежился.
   "Она ушла".
   - Ушла? Куда? Зачем? Ты обидел ее?
   "Не знаю. Она сказала, будто я ее предал".
   - А ты как думаешь? Ты действительно предал ее?
   "Если бы я не предал ее, мне пришлось бы предать наставников и своих собратьев".
   - Значит, все-таки предал. Только я не пойму, причем здесь наставники и духи стихии? Расскажи мне все.
   - Значит, тебя накажут за то, что ты влюбился, а любовь это чисто человеческая эмоция. Вот же глупость, - воскликнула Аннет, выслушав Майти-семьсот тридцать шесть, - Знаешь, у меня когда-то был очень хороший друг, дух стихии, но он походил на человека гораздо больше, чем многие люди. Надо признать и среди нас полно таких, которые больше похожи на ваших наставников, чем на человека. Нет, ну какая же я дура. Спокойно принимала вашу признательность и восхищение и ничего не замечала вокруг. Что ты теперь собираешься делать?
   "Я хотел бы найти Феечку, но наставники... Мне очень плохо. Словно что-то хочет разорвать меня пополам. Я не могу идти за ней и не могу остаться без нее. Помоги мне, Мать Стихий" - от переживаний дух стихии так побледнел, что стал едва виден.
   "А почему бы и нет - подумала Аннет - Почему не попытаться вернуться в те дни, когда меня еще не звали Мать Стихий, но зато я была счастлива".
   Принцесса решительно вскочила с мягкого кресла.
   - Хорошо, Майти. Я помогу тебе. Мы вместе отправимся на поиски Феечки, но у меня есть одно условие...
  

- 19 -

  
   - Да, Николай Васильевич, я все записала. Исчезающее золото, холодное железо и старикашка пакостного вида. Все верно? Угу, я покопаюсь в интернете. Да. Конечно, сразу перезвоню. До свидания, дядя Николас.
   Аня положила трубку телефона и тяжело вздохнула: "Вот уж эти волшебники. Палочками махать и чудеса творить мы умеем, а с компом работать мы не умеем"
   Девочка вернулась в свою комнату и включила компьютер. Задав в Яндексе поиск по темам, рассказанным Фредером, Аня вернулась к вопросу, волнующему лично ее.
   Девочка открыла сайт посвященный лошадям и занялась своим питомцем по кличке "Белый ветер". "Белый ветер", виртуальный пони, внешне очень напоминал Ане кобылку "Ромашку" из мира Аннет, которую обожала принцесса Зальцер.
   Покормив "Белый ветер" парой сладких реп и сделав ему прививку от всевозможных паразитов, Аня вернулась к Яндексу и обнаружила, что все три темы поиска имели одно совпадение. Этим совпадением оказалось слово "Лепрекон".
   "Лепрекон, - прочитала Аня, -- персонаж фольклора, традиционно изображаемый в виде небольшого коренастого человечка преклонного возраста, одетого в зелёный костюм и шляпу. Название происходит, скорее всего, от ирландского "сапожник-карлик". Лепреконы носят зелёную одежду (чтобы легче прятаться в траве) и настоящие кожаные передники. Они мастерят обувь для других представителей потусторонних сил -- фей, клуриконов -- но видят их обычно всегда только с одним левым ботинком.
   Лепреконы хранят древние сокровища. По ночам они пробирались в людские жилища и отщипывали малюсенькие кусочки от золотых монет. Каждый лепрекон имеет свой горшочек или кувшинчик с золотом.
   Лепрекона описывают как хитреца и обманщика, которого люди пытаются поймать, чтобы завладеть его горшком с золотом или заставить исполнить три своих желания. Но золото лепреконов не долговечно и согласно легенде исчезает при соприкосновении с холодным железом".
   "Вот мы тебя и поймали - обрадовалась Аня - Поиграю еще немного и позвоню дяде Николасу".
   С чувством выполненного долга, Аня открыла свой любимый, на данный момент, сайт и занялась внешним видом своего виртуального двойника, призванного покорить красотой и мастерством Город танцев. Задача эта являлась очень сложной, потому что с одной стороны виртуальное воплощение Ани должно было максимально походить на свою прародительницу, с другой, никто из одноклассников не должен узнать в двойнике с этого сайта настоящую Аню.
   - Аня, ужинать, - голос мамы оторвал девочку от ее увлекательного занятия.
   - Иду, мамик, - отозвалась Аня, отрываясь от компьютера, - Только Николаю Васильевичу позвоню. Он меня кое-что узнать просил.
   Девочка сделала несколько шагов и неожиданно провалилась в бездонный колодец.
   "Что это?" - удивилась Аня. К горлу подступила тошнота, словно она ехала на крутом вираже гигантских американских горок.
   Несколько минут перед глазами девочки стояла абсолютная темнота, а когда снова стало светло, Аня увидела, что стоит на большой клумбе с цветами.
   - Привет! Я так скучала, - на шею к Ане бросилась девочка с таким знакомым и дорогим лицом.
   - Аннетик? - удивилась Аня, не веря своим глазам.
  

- 20 -

  
   "Вот что есть хорошего в этой забытой богом стране, так это кухня" - думал Алекс Шретер, поглощая поросенка, фаршированного гречкой. Побывав в Империи Совета Великих Лордов, наместник понял, теория о том, будто пища должна быть легкой и полезной, не стоит и ломаного гроша. Еда должна быть вкусной, очень вкусной и ее должно быть много.
   К удовольствию от поедания поросенка прибавлялось предвкушение встречи с ненаглядной Мэллой. Ведь именно сегодня ему должны передать информацию о местонахождении любимой. А потом, даже если она в самой неприступной тюрьме, Алекс сумеет спасти Мэллу.
   "Ну, где же они" - от нетерпения Шретер в очередной раз обвел зал и к своему неудовольствию натолкнулся на сидящего неподалеку уже знакомого ему молодого человека все в той же кожаной куртке грязно желтого цвета и широкой шляпе с перьями.
   "Опять этот хлыщ здесь, словно его наняли конкуренты с целью отпугивать от этого заведения лучших клиентов" - с неприязнью подумал Алекс, но моментально забыл про молодого человека. В зале, наконец, появился Хлам и направился прямиком к столу бывшего наместника.
   Все вниманием Шретера оказалось настолько приковано к подростку, что он даже не заметил, как из-за соседнего стола встал мужчина и направился к нему. Хлам подошел к Алексу и тот торопливо кинул ему.
   - Садись и рассказывай.
   Подросток сел, но ничего услышать наместник так и не смог. Почти одновременно с подростком к столу подошел незнакомец и, встав за спиной Шретера, произнес:
   - Пан позволит взять соль?
   "Конечно" - хотел произнести Алекс, но почувствовал укол кинжала, пропоровшего ткань одежды.
   - Не надо дергаться, господин наместник. С вами просто хотят поговорить, - услышал зловещий шепот Алекс. Взглянув на Хлама, он увидел, подростка просто трясло от страха. Быстро осмотрев зал, Шретер заметил еще несколько мужчин, которые напряженно следили за происходящим.
   "Похоже, на этот раз сбежать не удастся - понял Алекс и попытался сохранить самообладание, хотя и впал в отчаяние.
   - Хорошо. Давайте разговаривать. Вы же не оставляете мне выбора.
   Незнакомец щелкнул пальцами и Хлама, словно ветром сдуло с его стула, а в трактир вошел человек, лицо которого скрывала черная маска. Уверенным шагом он направился к столику наместника и уселся напротив Алекса.
   - Шретер, я уважаю вашу смелость. Вернуться в страну, где вас все ненавидят - это сильно. Особенно сильно то, что вами при этом движут высокие чувства. А ведь именно они вами движут? Это преданность или любовь? В любом случае вы вызываете уважение.
   - Кто вы? - прохрипел в ответ Шретер.
   - Не имеет значение. Великий Лорд, решивший вам помочь. Хотите знать, где Мэлла Кредер? Я вам преподнесу ее на блюдечке. Имеется только одна небольшая заминка. Существует человек, который, боюсь, не позволит мне это сделать. Убейте его и Мэлла Кредер ваша. Что значит жизнь одного человека по сравнению с вашей любовью? Или может быть вам просто хочется лишиться ради милой своей головы? Это так романтично и я могу вам помочь и в этом случае. Выбирайте. Ваша жизнь или жизнь чужого вам человека и счастье рядом с любимой.
   - Кого вы имеете в виду? - спросил Шретер.
   - Лорда Зальцера. Не думаю, будто вы питаете к нему светлые чувства. Не пугайтесь, Шретер. Про наш договор никто не узнает.
   Гейн Мэдвед, а это был именно он, ошибался. Разговор Великого Лорда с Алексом Шретером прекрасно слышал тот самый молодой человек в шляпе с пером. Когда беседа завершилась, и высокие договаривающиеся стороны покинули трактир, молодой хлыщ пробормотал.
   - Все интересоватее и интересоватее, как бывалоча любила говорить бабушка Алиса по дороге в Страну Чудес, - и тоже поднялся со своего места.

- 21 -

  
   Отгоняя ночную мглу, отблески костра весело скакали по лицам девочек. Весь день дух стихии вел Аню и Аннет на север, утверждая, именно в этом направлении двигалась Феечка. Откуда ему это известно Майти-семьсот тридцать шесть объяснить не мог и только путано говорил о присутствующих повсюду неуловимых следах пребывания феи. В конце концов, подруги решили довериться чутью духа стихии.
   По мере приближения к Северным горам местность становилась пустынней. Человеческое жилье встречалось все реже и реже и путникам пришлось заночевать в лесу.
   Пока девочки собирали валежник и сухие ветки для костра, дух стихии мрачной неподвижной тучей возвышался на краю поляны. В конце концов, Аня, которой долго не удавалось разжечь костер, не выдержала и упрекнула Майти.
   - Что ты застыл, словно истукан? Не видишь, девушки мучаются? Тебе же ничего не стоит колдонуть и огонь зажечь.
   "Наставники запретили мне применять магию, - отозвался дух стихии, - Я и так покрыл себя несмываемым позором, нарушив уже один раз их запрет и вернув тебя, подруга Матери Стихий, в наш мир".
   - Раз уже все равно покрыл, то терять нечего. Позором меньше, позором больше - какая разница. Мы же твою любовь спасаем, а не грибы пришли собирать, - пыталась Аня переубедить Майти, но дух стихии остался непреклонен.
   Тяжело вздохнув, Аня продолжила свои попытки, и вскоре над кучкой сухих щепочек появился огонек. Сначала маленький и робкий, он через несколько минут превратился в пригодное для приготовления пищи пламя.
   Из запасов, предусмотрительно захваченных принцессой из дворца, Аня сумела сварить необыкновенно вкусный рис, приправив его травами и пряностями.
   После ужина Аннет ворошила палочкой угольки костра и, не переставая радостно улыбаться, слушала безумолку болтавшую подругу.
   - Значит ты теперь, Аннетик, Мать Стихий. Я так понимаю - это что-то наподобие языческого божества у духов стихии. Они тебе всякие подарки и вкусности дарят, а ты их за это не ругаешь и в угол не ставишь. Как сказала бы моя мама, у тебя головокружительная карьера. Принцесса, потом волшебница, а теперь еще и богиня. С ума сойти. Кругом одни волшебники и богини, а кашу приходится мне варить. Но на самом деле, я очень рада тебя, Аннетик, видеть. Так скучала. Мне чуть ли не каждую ночь снилось наше расставание. Как ты произносишь заклинание, чтобы меня домой вернуть, а сама плачешь. И я тоже реву. А твою фотку я всегда с собой носила. Если трудная контрольная, сразу ее на парту и знаешь, помогало. Наверно твое волшебство даже через фотку действовало...
   - Я больше не волшебница, - прервала подругу Аннет.
   - ...Я знаю. Ты уже говорила. И про духов стихии ты тоже рассказала. А про себя Аннет почти ничего. Чем занимаешься? Учишься? По нашим меркам ты бы осенью уже в седьмой класс пошла...
   "А действительно. Чем я все это время занималась?" - подумала Аннет и густо покраснела.
   - Знаешь, Аня, я, похоже, ничем и не занималась. Как то так незаметно получилось, что за меня все духи стихии делают и от меня ничего никому не надо.
   - Понятно. Смотри, выгонят тебя твои духи стихии из богинь, и что тогда делать будешь? Мама говорит, в наше время без образования даже в дворники не возьмут. Ничего. Теперь я с тобой и займусь твоим воспитанием. Ты мой характер знаешь. Если я кого начну воспитывать, ему лучше сразу воспитаться, а не то...
   - Я согласна, - рассмеялась принцесса, - Теперь мы вместе и все будет хорошо. А мне ты почему то чаще всего снилась в костюме котенка, которого ты в школьном спектакле играла. Ты еще занимаешься в театральной студии?
   Теперь пришло время краснеть Ане.
   - Нет. Много разных дел навалилось и на театр времени не хватает. Но я все равно после школы поступлю в театральный и стану актрисой. Или стану цветы продавать. Я такие красивые букеты составлять умею. Аннетик, а как Вик поживает?
   Принцесса сделала вид, будто не расслышала последнего вопроса и отвернулась.
   "Что-то я не то сказала", - поняла Аня и решила резко сменить тему.
   - Аннетик, а почему так? Я думала духи стихии веселые и любознательные. А этот... - Аня кивнула в сторону Майти-семьсот тридцать шесть, - ...Прямо какой-то одинокий унылый странник. Он мне кажется бессильным и подавленным. А свое бессилие пытается скрыть за неприступным высокомерием. Поняла, кого он мне напоминает. Ты же знаешь, Аннетик, у меня характер такой - я очень стихи люблю, а недавно читала лорда Байрона. Вот на героев его стихов твой Майти и похож. Мне кажется, ему очень подошло бы имя Гарольд. Дух стихии, можно я тебя буду Гарольдом звать?
   Майти-семьсот тридцать шесть прекрасно слышал весь разговор подруг. Сочетания звуков в новом имени духу стихии понравилось, но, несмотря на это, он ответил.
   "Никто не вправе менять имя духа стихии. Оно предначертано нам самой Матерью Стихий".
   - Можно подумать меня кто-нибудь спрашивал про мои предначертания, - проворчала Мать Стихий.
   - Лучше быть единственным среди духов Гарольдом, чем миллион первым Майти. Меня, между прочим, в моем мире не в картофельных очистках нашли. Я великая хранительница ПиЭсПи и повелительница мобильного телефона. Это ничуть не меньше, чем Мать Стихий. Скажи, Аннет.
   - Это точно. У себя в мире Аня очень крутая девчонка. Быть тебе отныне Гарольдом.
   Девочки дружно засмеялись. Когда хохот утих, Аня заговорила снова.
   - Тебя, кстати, Саша Егоров часто вспоминает. Все переживает, как ты без его помощи с врагами справляешься.
   - У меня и врагов то больше нет. Не с кем справляться.
   - А помнишь, мы втроем с ним также в лесу ночевали и на нас разбойник напал, а Егоров его пяткой в лоб. Словно Джеки Чан.
   Девочка вскочила с криком "Йя" ударила ногой по стволу ближайшего дерева. В это время раздался громкий треск. Кто-то пробирался к костру, нещадно круша на своем пути кусты.
   - Ой, кажется, я накаркала, - испуганно замерла на месте Аня, но вместо ожидаемого разбойника из леса вышел Фан. Неуклюже поклонившись, мальчик произнес:
   - Я приветствую вас, прекрасные дамы.
  

- 22 -

  
   Прислонившись спиной к стене дома, Сергей стоял напротив гостиницы, где остановился Алекс Шретер. Ожидание казалось невыносимым. Сергей всегда предпочитал опаздывать, чем ждать. Чтобы убить время он надвинул на глаза свою широкополую шляпу с пером и отдался на волю воспоминаниям: "Как же давно на самом деле все это было, а, кажется, совсем недавно. Измайловский лесопарк, расположенный на северо-востоке Москвы, берег реки Серебрянки и первая встреча с Настей. Именно с этой встречи все и началось".
   Парк стал излюбленным местом "Толкинистов". Почитатели Джона Рональда Толкина, великого автора "Властелина колец", собирались где-то посередине между цивилизованным парком, полным отдыхающих, и Лебединскими прудами. Летними вечерами они играли в любимых героев или рассказывали друг другу при свечах красивые сказки из жизни хоббитов и эльфов. Некоторые из фанатов "Властелина колец" пытались повторить в реальной жизни битвы, описанные в книгах Толкина. Таких называли "Ролевики". Они считали себя воинами и не рассказывали сказок, зато много дрались на мечах и без них. Сергей был "ролевиком". Он даже не читал никогда произведений Толкина, но обожал сражения и дуэли с применением древнего оружия.
   В тот день он в очередной раз доказывал своему приятелю Борису, что владение оружием важнее, чем знание эльфийского языка. Борис и Сергей жили в одном подъезде кирпичной пятиэтажки недалеко от парка и дружили с самого детства. В отличие от Сергея с его спортивным телосложением, Борис был толстым и неповоротливым мальчиком, зато знал "Властелина колец" наизусть. В среде "Толкинистов" он носил имя светлого эльфа Эрдена. Для соответствия выбранному образу Борис сам сшил красный плащ и сделал из гипса удлинители для ушей, чтобы предать им форму чистокровных эльфийских. Несмотря на все старания "эльфы" Бориса не слишком жаловали. С их точки зрения он имел два недостатка, перечеркивающие все достоинства. Борис совершенно не умел драться на мечах и его отец, бывший военный, запрещал ему носить длинные волосы, а где вы видели эльфа с короткой стрижкой?
   - Борька, надо меньше есть - больше спортом заниматься, - с этими словами Сергей выбил меч из рук приятеля и ударом в грудь уронил его пухлое тело на траву.
   Пока Борис пытался подняться с земли, Сергей успел взять спрятанную за пеньком бутылку портвейна и сделать из нее солидный глоток.
   - Здорово вы его! - нежный голосок заставил Сергея оторваться от бутылки.
   Перед ним стояло дивное виденье с двумя косичками темных волос и чуть раскосыми карими глазами. Лоб видения перевязывала ленточка, покрытая символами.
   - Я польщен, сударыня. Разрешите представиться - Безымянный, темный человек.
   - А я Настя. Просто Настя. Меня подруга позвала и мне здесь все очень нравится. Словно в сказку попала.
   - А знаю... Великая теория: пришел сам - приведи друга.
   - Ага. Безымянный - это ваше имя для здесь или как?
   - Это банальная фамилия. Могу паспорт показать - Сергей Безымянный.
   - А я Эрден - светлый эльф, - гордо произнес Борис, наконец сумевший встать с земли.
   - Приветствую тебя, светлый эльф, - рассмеялась Настя, - Надеюсь, ты не в обиде на человека, сумевшего тебя победить?
   - Как я, бессмертный, могу обидеться на смертного, - надул щеки Борис.
   - Какие вы смешные, ребята, - улыбка у Насти оказалась просто обворожительной, - А что вас сюда привело?
   - Не хотим со сказкой расставаться, - Сергей посмотрел прямо в глаза девушки и вдруг понял, если не сможет видеть эти глаза каждый день, то умрет, - Вокруг же такая скука. Работа, учеба, продукты, деньги. Очень хочется хоть ненадолго уйти от этого. И потом, мужчине никак нельзя без меча. Пусть даже воображаемого...
   Воспоминания прервал Алекс Шретер, появившейся на пороге гостиницы, чем моментально вывел Сергея из забытья. Реальная жизнь требовала от него быстрых и решительных действий.
   Безымянный знал, куда направляется бывший наместник. Не зря же он, после услышанного в трактире разговора ни на миг не выпускал Алекса из вида.
   Утром Шретер под именем пана Корнелия записался на прием к лорду Зальцеру, обосновав конфиденциальность визита знанием важной и удивительной информации о духах стихии, и сейчас шел к дому Председателя Совета.
   Срезав путь по лабиринту хорошо изученных Сергеем переулков, Безымянный опередил Алекса и оказался раньше наместника у каменной двухметровой стены, ограждающей городской особняк Великих Лордов Зальцер.
   Сняв шляпу с головы и засунув ее за пояс куртки, Сергей разбежался и, подпрыгнув, уцепился за край стены. Подтянувшись, он легко перекинул тело через преграду и, приземлившись во внутреннем дворике, очутился прямо перед стражником. От неожиданности воин замешкался всего на несколько секунд, но этого Сергею хватило, чтобы ударом ладони по шее превратить стражника в неподвижный и безголосый предмет.
   Теперь было необходимо добраться до кабинета лорда Зальцера и в этом Сергею помогли особенности местной архитектуры. Крыши городских особняков местной знати обильно украшали статуи горгулий, драконов и прочей нечисти. Раскрутив трос, с металлической лапой на конце, Безымянный попытался зацепить его за одну из статуй и с третьего раза ему это удалось.
   Вскарабкаться по тросу к окнам кабинета Великого Лорда Сергей успел так раз вовремя и увидел, как Шретер достает из-за спины руку с зажатым в ней пистолетом.
   Натренированное тело Сергея среагировало даже раньше, чем до него дошел приказ мозга. Оттолкнувшись от стены, Безымянный, словно маятник метнулся назад, а через мгновения подошвы его сапог ударили по стеклу. Сделав в воздухе кульбит, Сергей приземлился на пол кабинета и метнул в сторону Шретера нацеленный в горло нож.

- 23 -

  
   "Милорд, ваша дочь, солнцеподобная принцесса Зальцер, покинула свой родовой замок вместе со своей лучезарной подругой Аней и неким духом стихии. Что это за дух, милорд, понятия не имею, поскольку не слишком силен в математике и мудреные имена с множеством цифр не запоминаю. Куда эти прекраснейшие из дам направляются, я не знаю, но будучи предан дому Великих Лордов Зальцер проследую за ними. Похоже, это связано с некой крылатой девочкой, знакомой милорду. Подробности сообщу при первой же возможности. С нижайшим поклоном, Фан".
   Фредрик Зальцер в очередной раз прочитал записку оруженосца, доставленную курьером, и со вздохом отложил ее в сторону. Несмотря на то, что лорд был уверен в безопасности Аннет на территории империи, в душу Фредрика закрадывалось беспокойство. Причиной беспокойства стало упоминание в письме имени "Аня". Как девочка из другого мира сумела вновь оказаться здесь? Неужели кто-то посмел нарушить законы наставников? Или магия выходит из-под контроля духов стихии? Этого не может быть, но ведь происходит нечто странное. В этом необходимо разобраться. Возможно, что-то по этому поводу сможет прояснить посетитель, появление которого лорд Зальцер ждал с минуты на минуту.
   - Милорд, прибыл пан Корнелий, - доложил личный секретарь Фредрика, просунув голову в полуоткрытую дверь. Все слуги Зальцера давно усвоили требования своего господина: "В первую очередь дело, а церемонии можно оставить на потом".
   - Просите, - приказал Фредрик, присаживаясь в кресло перед письменным столом.
   На пороге кабинета в сопровождении телохранителя Зальцера появился черноволосый человек, нижнюю половину лица которого скрывали густая борода и усы. Без сомнения Фредрик видел этого человека впервые, но что-то очень знакомое казалось во взгляде холодных глаз посетителя.
   - Пан Корнелий? Вы просили о вечерней аудиенции, обещая сообщить мне некую важную информацию о духах стихии.
   - К вашим услугам, милорд, - посетитель низко поклонился, - И я готов рассказать ее Великому Лорду, но милорд... Эта информация так важна и так удивительна, что не предназначена и даже опасна для кого либо, кроме вас.
   - Оставьте нас, - Зальцер махнул рукой телохранителю, привычно занявшему позицию рядом с посетителем и положившему руку на рукоятку меча.
   - Итак, достопочтенный пан, я внимательно слушаю вас, - нетерпеливо произнес Фредрик, оставшись с паном Корнелием наедине.
   - Милорд знает Мэллу Кредер?
   - Да, я знаю, кто это, - Фредрик немного удивился подобному началу разговора.
   - Эту женщину под охраной доставили к вам, милорд, а затем она бесследно исчезла. Что вы сделали с ней?
   - Что бы я с ней ни сделал, это государственная тайна и не касается вас, пан Корнелий. Мне кажется, судьба этой женщины никак не может быть связана с духами стихии.
   - А мне кажется, вы погубили самую красивую и умную женщину на свете и должны ответить за это, - быстрым движением Алекс Шретер выхватил из-за спины пистолет и направил в лицо лорда Зальцера, - Молитесь, Великий Лорд. Настала последняя секунда вашей жизни.
   Выстрелить бывший наместник не успел. Раздался звон разбитого стекла, в воздухе мелькнул кинжал, а через секунду Шретер выронил пистолет и рухнул на пол. Все произошло так стремительно, что Фредрик даже не понял, как в кабинете очутился молодой человек в широкой кожаной куртке грязно желтого цвета. Будто ни в чем не бывало, незнакомец достал из-за пояса широкополую шляпу с пером, встряхнул ее и одел на голову.
   - Что вы здесь делаете? - спросил ошеломленный происходящим лорд Зальцер, переводя глаза то на труп пана Корнелия, то на лицо своего спасителя.
   - Спасаю вашу жизнь, милорд, - театральным жестом молодой человек встряхнул свои длинные вьющиеся волосы.
   - Но кто вы и что все это значит?
   - Прошу прощения, милорд, не представился сразу, - незнакомец вновь снял с головы шляпу и, наклонившись, помахал ею у самого пола, - Я, пан Безымянный. Не подумайте милорд, будто это кличка, которые так любят придумывать себе люди, склонные к не слишком приличным занятиям. Это вполне достойное имя досталось мне от моих родителей. Точно так же, как вам досталось ваше, лорд Зальцер. Да, я вас знаю, милорд, хотя мы с вами раньше не встречались. Разве можно путешествовать по вашей удивительной стране и не знать прославленного Председателя Совета Великих Лордов. Это то, что касается меня. По поводу второй части вашего вопроса, я готов рассказать, что это значит, но только после того, как вы вызовете охрану, которая отберет у меня оружие. Думаю, наша беседа будет более доверительной, если вы будете знать, вашей жизни больше ничто не угрожает. Да и тело безвременно покинувшего нас покойного тоже не мешало бы убрать.
   - С удовольствием воспользуюсь вашим советом, пан Безымянный, - лорд Зальцер, наконец, пришел в себя и вновь обрел свойственную ему холодную рассудительность.
   Через некоторое время, предоставив страже разбираться с личностью несостоявшегося убийцы, Фредрик расположился со своим спасителем в гостиной. Молодой человек спокойно дал себя обыскать, без какого либо сопротивления, сдал страже имеющееся при нем оружие и, небрежно развалившись на диванчике с приподнятым изголовьем, неторопливо потягивал коньяк из хрустального бокала.
   - По своей натуре, милорд, я страстный путешественник, - начал свой рассказ Безымянный, - Для меня нет большего удовольствия, чем бродить по свету, встречать новых людей и наблюдать их жизнь. Вы даже не представляете, милорд, насколько это интересно. Знаете ли вы, даже две соседние деревни отличаются друг от друга укладом жизни и традициями. Впрочем, сейчас не об этом. Так вот, во время своих путешествий я видел очень многое. Встречались мне и очень неприятные, и даже страшные вещи. Скажите, лорд Зальцер, не случалось ли в последнее время нечто странное с вашей дочерью?
   - Если даже происходило, то что? К чему вы клоните?
   - Происходившее с ней, связано с неким крылатым существом, никогда не встречавшемся раньше в ваших краях?
   - Вы задаете слишком много вопросов, пан Безымянный, а сами пока ничего не рассказали, - уклонился от ответа лорд Зальцер.
   Сергей внутренне улыбнулся. Он мог бы ответить сам на свой вопрос. Не зря же Безымянный видел дочь лорда Зальцера в компании Феечки. Маленькая негодница еще получит по заслугам за свое предательство от Морганы, но ее побег пришелся очень кстати. Фея стала еще одной важной пешкой в игре, которую вел Сергей с Председателем Совета Великих Лордов.
   Безымянный прямо посмотрел в лицо Зальцера и, ничуть не стесняясь, продолжил врать дальше.
   - Хорошо, буду говорить без обиняков. Я встречался уже с подобными существами во время своих путешествий. Они очень опасны и хитры. Влияние, которое эти твари могут оказывать на человеческий разум просто удивительно. К сожалению одно из таких существ я видел в вашем городе. Оно общалось с человеком, пытавшимся вас убить. Можете мне верить, а можете не верить, но эти агрессивные существа из другого мира объявили вам войну. Если ваша дочь находиться рядом с одним из них, то ей грозит большая опасность. Не удивлюсь, если в один прекрасный миг ваша дочь исчезнет из дома...
   "Слишком много совпадений. Похоже на правду" - подумал лорд Зальцер и признался вслух
   - Моя дочь покинула родовой замок. Если вы знали о грозящей опасности, то почему сразу не пришли ко мне?
   - А вы бы поверили мне? Боюсь, вы сочли бы меня безумцем. Я следил за человеком, который попал под влияние этих злобных существ, и ждал момента, чтобы завоевать ваше доверие и не терять время на пустые объяснения. Времени у нас нет. Нам надо спасать вашу дочь, пока она окончательно не попала под влияние чуждого интеллекта. Надо немедленно найти ее.
   - Согласен. Я отдам распоряжение и через час мы вместе с хорошо вооруженным отрядом отправимся на поиски Аннет.
   - Вы не совсем поняли меня, милорд. Вы живете понятиями не совместимыми с сущностью врагов, про которых я вам говорил. Надеетесь на духов стихии? Их магия ничто по сравнению с магией фей. Надеетесь на свою армию? Но чем больше людей будет с вами, тем больше вероятность подчинения их воли феям.
   - Так что вы предлагаете?
   - Если хотите спасти свою дочь, отправьтесь за ней в одиночку. Отцовская любовь слишком сильна, и смутить ваш разум феям будет почти невозможно. Если вы не возражаете, я помогу вам. У меня старые счеты с этими тварями.
   Лорд Зальцер задумался, но ненадолго. Он слишком любил свою дочь.
   - Я буду готов через час. Вам, пан Безымянный, хватит этого времени, чтобы собраться?
   - Я путешественник, милорд. У меня мало багажа.
   - Вот и прекрасно.

- 24 -

  
   Женщина, которую Шретер знал как Мэллу Кредер, повелительницу мира и живого бога на земле, тем временем готовила тушеную с картошкой свинину и ничего не знала о страстях, бушевавших вокруг нее в Мелотауне. Находилась она в предгорьях Северный гор, в доме матери мужа и носила свое истинное, данное при рождение имя Эл Теннер. Его носила девушка в то время, когда была обаятельной веселушкой с рыжими кудряшками. Позже, когда в ее теле возродился Мел Кредер и поработил ее душу, Эл превратилась в злую и жестокую волшебницу Мэллу Кредер. Аннет сумела развеять магию Великого Волшебника и Эл снова стала собой, но безжалостная память не давала ей покоя. Она сохранила в голове у девушки каждую подробность ее жизни под управлением Мела Кредэра. Часто Эл просыпалась среди ночи от собственного страшного крика. Ей снились люди, которых она погубила. Среди ночи их окровавленные тела обступали постель девушки и тянули к ней руки, требуя возмездия.
   Может быть, Эл и смогла бы постепенно забыть этот ужас, если бы чувствовала рядом с собой плечо любящего человека, но его не было.
   Муж Джуни, когда-то безумно влюбленный в Эл и единственный кого девушка любила, только и делал, что обвинял свою жену: ты сломала мою жизнь. Метаясь между любовью к жене, пусть даже не похожей на себя саму, и всем тем, что было дорого прежде, молодой человек выбрал Эл. Он предал и чуть не погубил лорда Зальцера, в свое время заменившего ему отца, предал свою страну, предал друзей. Прощенный, но всеми отвергнутый, Джуни остался лишь с двумя людьми. С матерью, которая не могла оставить своего сына без поддержки и женой, ставшей таким же изгоем, как он.
   Правда, нашелся еще один друг, с которым Джуни делил горести. Уж он-то точно понимал его лучше других, как казалось Джуни. Этим приятелем стал алкоголь.
   Отпив очередной глоток из бутыли, наполненной обжигающей горло жидкостью, Джуни покачнулся на табурете. Комната перед глазами кружилась, зато душевная боль, пожирающая Джуни изнутри, уходила.
   - Милый, тебе плохо будет, перестань пить и поешь, - Эл поставила перед мужем миску с горячей едой.
   - Ты собираешься меня учить? - ненависть к женщине, которая была так любима, но не оправдала любви, ударила в голову Джуни, - Ты, растоптавшая мою жизнь? Тебе мало, что по твоей милости меня все презирают?
   - Джуни, но ведь это не я. Я была игрушкой в чужих руках. Я не хотела ничего подобного.
   - Ой, ли? Что-то мне не верится. Думается, неспроста волшебник выбрал тебя. Сдается мне, ты такое же порождения зла, как и он. Я тебя ненавижу.
   Прикрыв лицо руками, чтобы никто не видел ее слез, Эл выскочила из дома. Мать Джуни укоризненно покачала головой, но сын этого не увидел. Отхлебнув еще один глоток эля, он, пошатываясь, вышел из дома.
   Джуни присел на полуразрушенную поленницу дров и мутным взглядом посмотрел на гуляющих по двору кур. Он был противен сам себе, и ему очень хотелось плакать.
   Незаметно к Джуни подошла мать и присела рядом.
   - Сынок, уходи, - услышал молодой человек тихий голос, - Ты губишь и себя и Эл, а мне больно это видеть. Никогда раньше не думала, что мне придется выгонять сына из дома, но лучше уходи. Может быть, разлука спасет вас.
   - Куда, мама? Я даже тебе не нужен такой, - Джуни ткнулся в плечо матери.
   - Куда угодно, сынок. Лишь бы подальше от себя самого...
   Боль в голове и сухость в горле разбудила Джуни среди ночи. Рядом чуть посапывала Эл. Наверно в этот раз ей снилось нечто хорошее, а не обычные кошмары, ее щеки покрывал легкий румянец. Сейчас она походила на ту девушку, которую Джуни когда-то полюбил.
   - Прощай, милая, - прошептал Джуни и поднялся с постели.
   Особо не разбирая, что он берет с собой, Джуни набил заплечную сумку и вышел за порог дома.
  

- 25 -

  
   - Позвонить в милицию? Юлия, поверьте мне, это плохая идея. При первой же попытке рассказать о магии, волшебниках и путешествиях между мирами нас отправят в больницу.
   - Я вас понимаю, Николай Васильевич, но вы меня тоже поймите. Тяжело быть матерью девочки, живущей жизнью героев фильмов о Гарри Потере. Там-то кино, а я и Аня живые. Раньше ведь она так резко не исчезала.
   - Я прошу вас, ну потерпите еще несколько дней. Я сам еще не во всем разобрался, но это волшебство и милиция не поможет. Верьте в свою дочь. Аня умная и рассудительная девочка. Просто так она из дома не исчезнет.
   - Николай Васильевич, я знаю, девочки вас любили и уважали, но это моя дочь, а не ваша. Я звоню в милицию.
   Николас услышал в трубке короткие гудки и со вздохом положил трубку. Ситуация выходила из-под контроля. Стоило только рассказать Ане по телефону об исчезающем золоте, и девочка сама исчезла.
   - Надо узнать у Галины Юрьевны, что нового случилось, и предупредить ее, дело совсем не такое простое, как мне казалось, - решил Файдер, вышел из квартиры и направился к двери своей соседки по лестничной площадке.
   Он привычным движением надавил на кнопку звонка, но ничего не произошло. Никто не торопился открывать Файдеру дверь, из-за которой доносился монотонный плач ребенка. Николас нажал на кнопку еще несколько раз, но результат не изменился. Дверь не открылась, зато плач ребенка явно усилился.
   Очень осторожно Файдер дотронулся до входной двери, и она медленно распахнулась. Сердце Николаса быстро заколотилось и вдруг провалилось в пятки. Превозмогая страх навеянный виденными по телевизору детективами, Файдер вошел в чужую квартиру. Обстановка однокомнатной московской квартиры ничем не напоминала набитые трупами особняки из популярных сериалов. Не было ничего криминального и в облике трехлетнего мальчика с вытянутыми на коленках колготками, который сидел посередине комнаты и самозабвенно ревел. При виде Николаса, мальчик затих и уставился на гостя, хлопая длинными ресницами.
   - Ты кто? - спросил Файдер и только потом вспомнил, что у Галины сын. Эту оплошность ребенок Николасу не простил и заревел с новой силой.
   Сначала Файдер растерялся, но шестилетний опыт общения с дочерью сделал свое дело. Крикнув: "Я сейчас", Николас метнулся в свою квартиру. Через несколько минут он вернулся с игрушкой-роботом, которого Света выпросила после просмотра популярного мультика.
   Издавая ритмичные звуки, и нещадно мигая лампочками, робот двинулся вокруг малыша, выполняя заданную программу. Слезы в глазах ребенка моментально высохли. Еще через минуту мальчик радостно смеялся, подпрыгивая на месте и смешно дрыгая при этом ногами.
   - Тебя как зовут? - спросил Николас.
   - Вася, - ответил ребенок, не прекращая подпрыгивать.
   - А мама твоя где?
   Этот вопрос заставил малыша прекратить прыжки. Глаза ребенка снова наполнились слезами.
   - Ну не надо плакать. Ты ведь меня знаешь? Я и твоя мама друзья. Помнишь, ты меня часто видел на детской площадке? Идем, подождем твою маму вместе. У меня есть еще много роботов и одна живая девочка. Поверь мне, она тебе понравится еще больше, чем роботы.
   Николас протянул ребенку руку и тот доверчиво вложил в нее свою маленькую ладошку.
   Файдер отвел мальчика к себе, познакомил его со Светой и, оставив детей играть, отправился готовить ужин. Николас не представлял себе, чем питаются трехлетние мальчики, но подумал, пельмени, столь обожаемые дочерью, подойдут всем. Немного тревожило отсутствие Галины. Зная трепетные материнские отношения соседки к сыну, Файдер понимал, без веской причины она не могла оставить мальчика одного.
   От сложного процесса приготовления купленных в магазине свежезамороженных пельменей Николаса оторвал звонок в дверь. На пороге квартиры он увидел двух мужчин, одетых в темные костюмы и белые рубашки. Один из них представлял собой не поддающуюся описанию гору мышц, второй был щупленьким, по сравнению с напарником, и в очкам.
   - Извините, - обратился к Николасу щупленький, - Мы, собственно, к вашей соседке заходили, а ее нет на месте. Вы не в курсе, где она может быть?
   - Не в курсе? - повторила вопрос гора мышц и надвинулась на Файдера, - Квартира открыта, самой нет...
   - Понятия не имею. Мы собственно не особо знакомы - черные костюмы Николасу не понравились, и он решил не особо откровенничать - А в чем собственно дело? Я передам, если ее увижу.
   - Мы с ее работы. Она почему-то не вышла сегодня, и нам поручили узнать, в чем дело. У нее ведь сын маленький есть? Его в квартире тоже нет. Может быть, они вместе куда-то уехали?
   - Да, вроде есть ребенок, но я не в курсе. Повторяю, мы с ней не очень дружны.
   - Я понимаю, - щупленький протянул Николасу визитку, - Если что-то узнаете, позвоните, пожалуйста...
   - Обязательно позвоните, - прорычала гора мышц.
   - Поверьте, это и в ваших интересах тоже, - завершил беседу щупленький.
   "Закрытое Акционерное Общество "Заложись и обогатись". Служба охраны" - прочел Файдер на визитке.
  

- 26 -

  
   Закутавшись в дорожный плащ, Фредрик Зальцер лежал на земле около костра и внимательно смотрел на человека, который, привалившись спиной к стволу дерева, что-то быстро писал на листке бумаги, окуная перо в пузырек с чернилами. Лорд верил этому человеку. У него не было причин ему не верить. Безымянный спас жизнь самого лорда Зальцера и хотел теперь спасти жизнь его дочери. По крайней мере, он точно вел Фредрика по следам Аннет. Об этом Великому Лорду говорило множество мелких деталей, оставленных дочерью на пути.
   Безымянный оторвался на секунду от своего занятия и, перехватив взгляд лорда Зальцера, приветливо помахал рукой.
   - Отдыхайте, милорд, а я пока займусь путевыми заметками. Ведь книги - это единственная возможность путешественникам зарабатывать деньги.
   - Вам стоит тоже отдохнуть, господин Безымянный.
   - Спасибо, но я еще немного поработаю.
   Фредрик отвернулся от костра, и через некоторое время до Сергея донеслось спокойное дыхание заснувшего человека. Отложив в сторону исписанный листок, Безымянный посмотрел уставшими глазами на языки пламени. Сергей любил смотреть на огонь. Это занятие всегда вызывало в нем приятные воспоминания. Безымянный грустно улыбнулся, и костер превратился в стеклянный шар, подвешенный к потолку помещения институтской дискотеки. Попадая на поверхность шара, луч прожектора разбивался на тысячи электрических снежинок и падал на лица двигающихся в медленном танце пар. Звучала "Without You" (Без тебя) давно забытой всеми группы "Badfinger" (Больной палец), которую Сергей просто обожал и ставил в своем личном рейтинге гораздо выше, чем почитаемую всеми лучшим медляком всех времен и народов "Still Loving You" (Все еще люблю тебя) группы "Scorpions" (Скорпионы). Причем Безымянному нравилось именно авторское исполнение песни с хриплым мужским вокалом и пронзительной гитарой, а не красивая, но бездушная современная перепевка песни американской певицей Мэрайи Кэри.
  

"Can't live

If living is without you

Can't live

Can't give anymore" -

   доносились из колонок слова песни, и Сергей шептал на ухо Насти перевод, пытаясь донести песней то, что не решался сказать сам:

"Не могу жить,

Если жизнь будет без тебя.

Не могу жить,

Умираю без тебя".

  
   Руки девушки обнимали шею Безымянного. Она рассеяно тормошила волосы на затылке Сергея, и, казалось, даже не слышала его слов.
   - Знаешь, Сережа, я обязательно познакомлю тебя с ним, - вдруг произнесла Настя.
   - С кем? - опешил Сергей.
   - Ну как с кем, - вдруг рассердилась Настя, - С Сашей Свиндичем. Я же рассказывала, что устроилась на работу в НИИ.
   - Что устроилась, рассказывала, но причем тут какой-то Саша не понимаю. И зачем мне с ним знакомиться, тоже не понимаю.
   - Не может быть, чтобы я не рассказывала. Саша Свиндич, руководитель отдела в котором я работаю. У него еще отец толи профессор, толи академик. Саша замечательный и интересный человек, только мне кажется, он очень несчастен. Приезжай завтра ко мне на работу, я вас познакомлю.
   На следующий день Настя действительно познакомила Сергея с Сашей, и тот действительно оказался интересным человеком, несмотря на свой неприлично большой, с точки зрения Безымянного, возраст. Сергею с его двадцати лет тридцатипятилетний возраст сына известного физика казался глубокой старостью.
   "Жизнь - это череда глупых случайностей, - думал Безымянный, прислонившись к чужому дереву в чужом мире, - Если бы Настя устроилась на работу в другое НИИ или на крайний случай в кафе официанткой, ничего бы не случилось. Я никогда бы не потерял самого дорого для меня человека и никогда бы не получил то, о чем даже не может мечтать ни один человек на Земле".
   Вздохнув, Безымянный встал и подошел к костру. Убедившись, лорд Зальцер действительно спит, Сергей углубился в лес, достал из кармана куртки портативную рацию и нажал кнопку вызова.
   - Привет Пушок, Наф-Наф на связи. Прием, - Услышал Безымянный из динамика веселый голос старого друга.
   - Борька, слушай меня внимательно и не валяй дурака. Аккумуляторы и так уже почти сели. Тебе надо добиться встречи с Виком Хохером и довести до него кое-какую информацию. Если у нас все получится, он пойдет за тобой будто на веревочке. Приведешь мальчишку к перекрестку, где мы с тобой расстались. Помнишь? Вот и славно. Я буду вас там ждать. Остальное при встрече. Теперь запоминай, что ты будешь Хохеру говорить...
   Проинструктировав Бориса, Сергей снова вернулся на поляну. Теперь можно было и отдохнуть.
  

- 27 -

  
   Вик Хохер, небрежно раскинулся в кресле, обитым красным бархатом и с неприязнью смотрел на стоящего перед ним толстого человека. Искусству скрывать истинные чувства Вик научился еще в детстве у своего деда, величайшего из правителей Союза Королевств. Унаследовав кресло Верховного Правителя, мальчик довел свое умение почти до совершенства, но сейчас с трудом сдерживал свои эмоции. Гнев рвался наружу. Хотелось наорать на толстяка, который произносил с придыханием слова, разбивающие вдребезги устоявшуюся жизнь Вика.
   Будущее казалось таким простым и ясным. Управление великой страной при помощи мудрых и преданных советников и учеба, непрерывная учеба. Чтобы стать самостоятельным и ни от кого не зависеть необходимо многое знать. Потом женитьба на Аннет, самой умной и красивой девочки в мире, объединение с Империей Совета Великих Лордов и зарождение новой династии, равной которой еще не знали.
   Все было так очевидно, что Вик даже не слишком утруждал себя общением с Аннет. Их дальнейшая судьба просто не могла быть иной. Принцесса Зальцер станет женой Вика. Аннет никуда не деться от этого, и раз вопрос решен, можно заняться другими проблемами. А теперь человек, одетый в мешковатый сюртук банковского служащего, говорит, будто Аннет бесследно исчезла и ставит крест на всей очевидности.
   - ...если вам, господин Верховный Правитель, небезразлична судьба Аннет, я отведу вас к лорду Зальцеру - продолжал свой рассказ Борис - Только это необходимо сделать незаметно. Никто не должен знать о поисках девочки. От этого зависит жизнь принцессы.
   - Но почему это необходимо держать в тайне? Почему нельзя собрать людей и устроить массовые поиски. Не один враг не устоит перед мощью моей армии?
   - Господин, похоже, не понял меня. Магия вышла из-под контроля. Вспомните события связанные с Мэллой Кредер. Кому вы могли доверять тогда? Ваши преданные друзья погубили вашего деда и чуть не погубили вас. Только искренне любящие Аннет люди смогут устоять перед мороком и сохранить ясность мышления. Вы же искренне любите принцессу?
   - В этом вы правы. Но почему я должен доверять вам?
   - Мне доверяет лорд Зальцер, а он кому попало, доверять не будет.
   В дверь кабинета осторожно постучали.
   - Что еще? - раздраженно крикнул Вик.
   Из-за двери показалось лицо молодого офицера, одного из личных адъютантов Вика.
   - Извините, господин Верховный Правитель, мы получили срочные сведения из империи. Лорд Зальцер и его дочь исчезли из Мелотауна и родового замка Великих Лордов Зальцер. Их местонахождение никому не известно.
   - Я понял. Теперь оставьте нас.
   Адъютант вышел и аккуратно прикрыл за собой дверь.
   - Вот видите. Лорд Зальцер надеется на вас. Ему просто больше не на кого положиться. Я буду ждать вас у западного выезда из города до трех часов ночи, а затем покину столицу Союза Королевств даже если не дождусь вас. В этом случае я передам лорду, что он может больше не рассчитывать на вас. Я могу идти?
   Вик махнул рукой, и толстяк покинул "красный" кабинет. "Красным" он назывался из-за стен, обитых красным деревом, и камина из розового искусственного мрамора. Когда-то это помещения дворца являлось самым любимым у деда Вика, и теперь его портрет украшал одну из стен кабинета. Из-за этого портрета "красный" кабинет полюбился и младшему Хохеру. Вику казалось, в этой комнате дед наблюдает за ним с портрета, ободряет и поддерживает в трудную минуту.
   "Что посоветуешь, дедушка? - мальчик подошел к стене и заглянул в родные глаза, нарисованные на полотне - Что мне бросить? Любимую страну или любимую девушку?"
   Вику вспомнилось, как он стоял на коленях на холодной, покрытой снегом земле перед телом чуть живой, после смертельной схватке с Мэллой Кредер, Аннет. Как держал девочку за руку и с надеждой вглядывался в ее бледное лицо. Как и тогда, сердце Вика снова защемило от невыносимой нежности.
   "Прости, дедушка. Может быть, ты не одобряешь меня, но по-другому я не могу. Пойду собирать вещи. В конце концов, мне не впервой бродить в одиночку по дорогам".
  

- 28 -

  
   Лорд Мэдвед недолго задерживал пана Шу и пана Гусака после происшествия около Главного имперского архива. Выслушав невнятный рассказ жертв любовных заклинаний Феечки, Великий Лорд счел его полным бредом и велел гнать "этих безумцев на все четыре стороны". В тот момент молодого Мэдведа больше интересовали другие участники происшествия, а именно троица молодых людей, пытавшихся тайно пробраться в имперский архив.
   Без денег, имея при себе только то, что было надето в момент бегства, пан Шу и пан Гусак хоть и медленно, но удалялись от Мелотауна, стремясь избежать оков брачных уз. Питались они подачками сердобольных крестьян, которые с понимание воспринимали их рассказ о коварстве женщин, а двигаться приятелям в основном приходилось пешком, и они основательно натерли ноги.
   Пополудни третьего дня пути достопочтенным панам встретился одинокий возок. Крестьянин, везший на продажу бочонки крепкого верескового эля, явно скучал и с удовольствием предоставил путникам место в телеге. Присутствие так близко любимого напитка будоражило душу пана Шу, и он с удвоенной энергией рассказывал вознице о своих злоключениях.
   - ...И тут меня словно толкнуло. Очнулся я от наваждения и вижу, ведьма эта уже кольцо обручальное мне на палец натягивает. Бросился я прочь, а ведьма мне в спину заклятие ужасное швырнула, но не успела околдовать. Я за дверь успел выскочить. Так и удалось спастись. Нет, мадам Шортюк конечно дама видная и поухаживать за ней приятно. Особенно после чарочки. Но чтобы так! Она же душу мою возжелала по рукам и ногам связать...
   - И не говорите. Вот я, добрый пан, такой дурень, такой дурень. А моя-то мне и говорить: что же ты у меня такой дурень? Что ты за мужик такой? Даже обмануть меня толком не умеешь. Эль возишь, а самому напиться силы воли не хватает. А откуда же этой силе взяться? Я разок попробовал из бочонка отхлебнуть, так она меня скалкой и ночевать в свинарник отправила. А все матушка моя. Женись, да женись. Вот я и женился...
   - А все почему? Существует женский заговор против нас, мужчин. Не могут они, женщины, спокойно по ночам спать, если знают, кому-то из мужчин хорошо живется. Это им будто ком в горле. Обязательно надо этого мужчину охмурить, нервы ему измотать и жизнь в ад превратить. Думается мне, что и матушки в этом заговоре играют не последнюю роль. Иначе, зачем они так сыновей своих, кровиночку родную, жениться заставляют. Моя матушка, земля ей пухом, тоже все твердила: найди ты себе, сынок, женщину хорошую и женись. Вот умру я, кто за тобой ухаживать будет? А зачем за мной ухаживать? Готовить лучше, чем я женщина не сможет. Постирать себе я и сам сумею. Так зачем мне жениться? Чтобы посторонний мне человек заставлял меня жить так, как надо ему и добром моим пользовался. Такого счастья не надобно...
   За разговором незаметно стемнело. Опустившаяся на землю ночь окутала мглой придорожный лес и только впереди, у перекрестка двух дорог светился огонек костра.
   - Эх, мужики, жаль я вас раньше не встретил. Послушал я вас и прямо пелена с глаз упала. А куда добрые паны путь держат? А то давайте со мной к дворцу Великих Лордов Зальцер. Бочонок эля откупорим. А то ишь чего выдумала женушка моя, не к ночи будет помянута, силы воли у меня нет.
   - Нет, нам к лорду этому никак нельзя, - забеспокоился пан Гусак, - Принцесса их девочка конечно хорошая, Мать Стихий и все такое, но она нас ведьмам, что нас околдовать хотели, с потрохами выдаст. Мы уж лучше у костерка того переночуем, а поутру пешочком. А бочонок дело хорошее. От бочонка мы не откажемся. Отчего ж другу не помочь. Пусть жена твоя поймет, кто в доме хозяин.
   Распрощавшись с крестьянином и прихватив с собой бочонок крепкого эля, пан Шу и пан Гусак пошли на огонек. Через несколько шагов друзья разглядели сидящего у огня здоровяка, очевидно стражника, а чуть дальше трех закованных в кандалы подростков.
   - Бедолаги, - прошептал пан Шу, - А ведь это они из-за нас в цепях сидят. Помнишь, мы с ними драку у дворца Совета Великих Лордов затеяли. Помочь ребятам надо.
   - Ты, пан Шу, как выпивку почуешь, сразу смелым становишься, - тихо ответил пан Гусак, - Чем ты им поможешь? Глянь, какой громила охраняет. Это же мадам Шортюк мужского пола, да еще и при оружие. Он нас одним мизинцем левой руки уложить сможет.
   - Ну, это мы еще поглядим, а не получится, знать, не судьба гулять ребятам на воле.
   Приблизившись к костру, пан Шу произнес:
   - Добрый ночи, пан воин. Разрешите двум путникам погреться у вашего костра?
   - При исполнении. Проходите куда шли, - неприветливо буркнул в ответ стражник.
   - Так темень кругом. Куда же мы пойдем. Зато у нас есть чем скрасить ночку, - пан Шу с удовольствием похлопал по пузатому бочонку, - А что касается службы, так мы воинский долг очень уважаем. Только куда этим полуросликам от такого могучего воина сбежать?
   При виде полного бочонка эля глаза стражника загорелись.
   - И, правда. Куда же вам в темень такую идти. Присаживайтесь к огоньку. Разве ж я зверь, какой, - пригласил воин, доставая из походного мешка солидного размера чарку.
   После того, как чарка дважды прошла по кругу, пан Шу хитро подмигнул пану Гусаку.
   - А что, пан воин, поспорим, я смогу гораздо больше вас эля выпить?
   В ответ стражник громко расхохотался, всколыхнув листья на ближнем к нему дереве.
   - Ты? Меня? Да меня еще никто перепить не сумел. И отца моего перепить не могли. И деда моего никто перепить не мог.
   - А я перепью, - не сдавался пан Шу.
   - Унизить меня хочешь, - взревел стражник, - Перепьет он меня! А ну попробуй.
   Пан Шу, которому только этого и было надо, с готовностью наполнил чарку до краев и протянул воину.
   - А все одно перепью. Начинайте, пан воин, а вы пан Гусак будете у нас судьей.
   Стражник выхватил из рук пана Шу чарку и залпом влил в себя.
   - Теперь ты, сморчок худосочный.
   Пан Шу с готовностью наполнил чарку снова и выпил сам.
   Полная элем чарка появлялась то в руках то у одного, то у другого спорщика и с такой же частотой содержимое бочонка переливалась в их утробы.
   В какой-то момент пан Шу, выпив очередную чарку, обнаружил, стражников стало двое. Причем левый явно жульничал и чарку допивал не до конца.
   - Эй, не жульничать, - пригрозил пан Шу левому стражнику. Левый стражник испугался и тоже раздвоился. Теперь стражников стало трое, но жульничать они перестали.
   "Уважают, значит" - решил пан Шу, у которого от выпитого троилось в глазах. В этот момент голова пана Шу закружилась. Тело повара при этом закружилось в противоположную сторону и чуть не упало, но успело ухватиться за дерево и устоять.
   "Ну, я и напился - мелькнуло в голове пана Шу - Не перепить мне этого громилу".
   Но в этот момент все три стражника вновь соединились в одного и с гулким стуком рухнули в траву.
   - Ик, - победно икнул пан Шу и упал рядом с побежденным.
   Пан Гусак со вздохом сожаления пнул ногой пустой бочонок, наклонился над стражником и снял с его пояса ключи от кандалов.
   - Убираться нам надо отсюда, ребятки. Помогите мне только друга моего оттащить. Ради вас ведь пострадал, - попросил пан Гусак подростков, после того, как освободил их от цепей.
   - Не вопрос, дяденька. Конечно, поможем, - ответил Хлам, потирая занемевшие руки, - Во, мужик выдал! Реальный пацан. Уж на что мой папаня пьет, но чтобы так...
  

- 29 -

  
   На следующий день к месту счастливого освобождения Думы, Хлама и Турбо подошли Безымянный и лорд Зальцер.
   - Нам придется здесь немного задержаться, - сообщил Сергей, - Отдохните, милорд, а я пока соображу чем перекусить.
   - Зачем? Я совсем не устал, а вы утверждали, надо торопиться.
   - К нам кое-кто присоединится, и мы продолжим путь.
   - Кто? Судя по вашим словам, мы не можем никому доверять.
   - Пусть это будет сюрприз, милорд, - улыбнулся Безымянный, - Уверен, этому человеку вы будете доверять.
   - Хорошо, - лорд присел на оставленный кем-то пустой бочонок из-под эля, - А ведь отсюда совсем недалеко до моего родового замка.
   - Я знаю, милорд. Но нам не стоит туда заходить. Там нет Аннет. С вашего позволения я соберу хворост и заварю чай.
   Фредрик Зальцер кивнул головой, и Сергей углубился в лес, собирая сухие ветки.
   Стоял чудесный августовский день. Было по-летнему жарко, но в воздухе уже витало неуловимое приближение осени. Пахло прелыми листьями и сырой землей. В тонких лучах солнца, пробивавшихся сквозь листву, порхали стрекозы. Где-то стрекотал кузнечик. Точно в такой же день Сергей гулял с Настей по Ленинским, ныне Воробьевым, горам.
   "Что-то я становлюсь слишком сентиментальным. Не к добру это" - подумал Безымянный.
   В тот день на Сергее были надеты брюки, а не привычные джинсы, и белая рубашка. Рукава рубашки он закатал, а пуговицы на груди расстегнул. Встречные девушки заглядывались на Сергея, а потом переводили полный зависти взгляд на Настю. "Вот дурочке повезло" - читал Сергей в их глазах, и это придавало ему еще больше уверенности. Сергей готовился совершить самый главный шаг в своей жизни.
   Это случилось, когда они спустились к набережной Москва-реки и присели на скамейку у кромки воды. Сергей все никак не решался сказать, то ради чего позвал Настю гулять и нес несусветную чушь. Девушка слушала его и беззаботно смеялась. Неожиданно Сергей прервался на полуслове и произнес:
   - Настя, я люблю тебя. Выходи за меня замуж.
   Смех девушки оборвался. Настя молчала, потупив взгляд в землю. Это продолжалось не больше минуты, но Сергею казалось, целую вечность.
   - Сереженька, прости, - наконец тихо сказала Настя, - Я не могу. Я люблю другого человека.
   - Что? - сначала Сергей даже не поверил услышанному.
   - Я не могу, - уже громко повторила девушка и торопливо добавила, - Я люблю другого. Я Сашу Свиндича люблю. Но это ничего не значит. Я не хочу тебя терять. Ты мой лучший друг и останься им навсегда. Пожалуйста. Я тебя очень прошу.
   В глазах у Сергея потемнело.
   - Ну что ты, Настя. Конечно, мы будем друзьями. Как я тебя брошу одну в мире полном коварными Свиндичами, - с трудом выдавил он из себя.
   - Он не коварный, он хороший, - не согласилась Настя и вдруг разревелась.
   Пытаясь успокоить девушку, Сергей гладил ее по волосам и шептал:
   - Настя, перестань. Ну не надо.
   Как ни в чем не бывало, он проводил девушку до ее дома, и они всю дорогу делали вид, будто ничего не произошло. Расставшись с Настей, Безымянный, словно потерянный вернулся домой, включил на всю громкость магнитофон и в отчаянье всю ночь кричал в открытое окно, срывая голос и доводя себя до хрипоты:
  

"Can't live

If living is without you

Can't live

Can't give anymore"...

   "Да, Сергей Анатольевич, совсем вас воспоминания замучили - подумал про себя Безымянный - Стареете наверно или Настю давно не видели".
   С большой охапкой хвороста в руках Сергей вернулся к лорду Зальцеру. Великий Лорд был не один. Рядом с ним стоял симпатичный юноша лет шестнадцати и что-то горячо говорил лорду, размахивая руками. Чуть поодаль стоял Борис.
   Заметив Сергея, лорд Зальцер повернулся к нему.
   - Пан Безымянный, что это значит? Зачем вы вызвали сюда Вика? Я требую объяснений.
   В словах Великого Лорда Сергей уловил нотки недоверия.
   - Милорд, разрешите сначала поприветствовать господина Вика Хохера, - Безымянный снял с головы свою широкополую шляпу с пером и низко поклонился, - Давно мечтал познакомиться с Великим Правителем Союза Королевств. По поводу объяснений, что же здесь непонятного? Милорд, ведь вы хороший отец и знаете о дружбе вашей дочери и господина Верховного Правителя. Ведь так?
   - Да, знаю.
   - Значит, вы понимаете, Вик является, пожалуй, единственным человеком, которому мы можем полностью доверять во время поиска Аннет. Поверьте, когда мы встретимся с существами, похитившими вашу дочь, нам понадобятся все наши силы.
   - Но вы оставили Союз Королевств без Правителя. В стране могут начаться беспорядки. Анархия никого еще до добра не доводила.
   - А ваша страна? Или Империя Совета Великих Лордов может жить без председателя Совета? Я думал, вы поняли главное. Судьба ваших стран решается не во дворцах правителей, а здесь. Она напрямую связана с судьбой Аннет. Что значит временное отсутствие Верховного Правителя, по сравнению с гибелью государства. А это произойдет, если мы не остановим враждебных существ.
   - Почему мы должны вам верить? - вступил в разговор Вик.
   - Он спас мне жизнь. Если хотел зла, то не сделал бы этого, - вместо Безымянного на вопрос ответил Зальцер, - Совет изберет нового председателя, а Верховного Правителя не заменить.
   - Это мое решение, милорд, и не вам обсуждать судьбу моей страны, - обиделся Вик.
   - Милорды, если вопросы исчерпаны, я все-таки приготовлю чай.
   Когда крепкий ароматный напиток был готов и разлит по кружкам, Лорд Зальцер увлек Сергея в сторону и тихо спросил: "Ваш знакомый идет с нами?".
   - Похоже, милорд, вы мне все же не доверяете. Конечно, нет. Борис хороший человек и мой давний знакомый, но доверять ему в нашем деле я не могу. Слишком рискованно. Борис так раз находился в Союзе Королевств, и я отослал ему письмо с просьбой привести Вика Хохера сюда, если конечно последнему дорога жизнь Аннет. Выполнив поручение, Борис отправится по своим делам. Вот только мне надо через него передать последние записи для моей книги моему издателю. Пожалуй, я сделаю это прямо сейчас, и можно будет отправляться дальше. Слишком много времени нам терять нельзя.
   Сказав это, Безымянный решительно подошел к своим вещем, достал свернутые и перевязанные шнурком исписанные листки бумаги и подошел к Борису.
   - Спасибо друг, что выполнил мою просьбу, но пора расставаться. Передай мои записи Профессору. Это для новой книги и обязательно прочти сам. Там есть места, требующие твоей редакции.
   Передав записи, Безымянный повернулся к Вику и лорду Зальцеру:
   - Милорды, в путь? Нас ждут великие свершения.
   Когда трое путников скрылись за поворотом дороги, Борис развязал шнурок и приступил к чтению. Первый лист явно предназначался для него: "Наф-Нафчик, оценил глубину моего таланта? Какой великий артист во мне погиб! Куда до меня Боярскому с его Д'артаньяном. И ведь эти недотепы верят почти каждому моему слову. Теперь к делу. Я повожу Хохера и Зальцера еще по лесам и оврагам, а ты за это время должен обязательно успеть вернуться к Профессору. Запомни, у тебя два дня. Дольше я тянуть не смогу. Когда пройдешь переход, немедленно свяжись с Сашей и передай, лишь только я со своими спутниками появлюсь в нашей параллели проход надо закрыть. Остальное он поймет из моих записей".
   Все последующие записи предназначались для Профессора.
   "Привет, Профессор - писал Безымянный - Жаль, ваш непревзойденный интеллект не нашел еще способа радиосвязи между мирами или параллелями, как вы их называете. В общем, раз связи нет, тупо пишу. Борис пришлет тебе записи с первой же встреченной феей.
   Параллель, куда я попал, населена людьми, что лично меня уже радует. Тупые физиономии троллей и гоблинов, коими кишит предыдущий мир, мне порядком поднадоели. Правда с точки зрения временных и технологических эпох здесь царит полная неразбериха. Словно кто-то свалил в одну кастрюлю исторические вехи развития Земли, начиная с кочевых племен, до зарождения капитализма и тщательно все перемешал. Здесь вам и полудикие горцы с одной стороны и финансовые воротилы с другой. С помощью достижений земной науки мы легко станем правителями этого мира. Деньги, слава, власть - весь набор земных благ лежит перед нами и ждет, когда мы его подберем.
   Конечно, на блюдечке с синей каемочкой нам никто все это не принесет. Местные структуры власти опираются на сильную армию и на магию. Да, Профессор, здесь тоже есть магические существа. Причем ничего подобного я в земных легендах не встречал. Называют их духами стихии и внешне они больше всего похожи на приведения, как их описывают в наших сказках.
   Ты скажешь, что наличие сильной армии, а также слияние людей с магией, не позволят нам захватить власть в данной параллели, а без власти мы превратимся из хищников в домашних питомцев местных воротил. Согласен, но у меня есть гениальный план.
   Проживает в этой параллели некая девочка, по имени Аннет. Не знаю уж по какой причине, но все здесь, а особенно духи стихии, по ней с ума сходят. Я ее видел, ничего особенного. Девчонка, как девчонка. Обычный подросток. Кстати Феечку я видел рядом с Аннет, но, сейчас, не до нее. Наша беглянка свое еще получит.
   Отец Аннет является кем-то вроде главного лорда в Империи Совета Великих Лордов, а жених Верховным правителем Союза Королевств. Очень вовремя Аннет исчезла из родного дома, хотя я думаю, без участия Феечки здесь не обошлось. Так вот, я сумел втереться в доверие к отцу девочки, лорду Зальцеру, и под видом поиска дочери проведу его и Вика Хохера, Правителя Союза Королевств, через проход. Мышеловка захлопнется и оба главных лидера нужной параллели окажутся в наших руках. Останется только должным образом их обработать и их мир сам упадет в наши руки...".
   Далее следовал подробный анализ экономической и политической структуры Союза Королевств и Империи.
   "Молодец, Серега. Не только мечом махать умеешь. Пора и мне в дорогу" - пробормотал себе под нос Борис и залил затухающее пламя костра остатками чая.
  

- 30 -

  
   Джуни брел неизвестно куда, ничего не видя вокруг и плохо соображая, где он находится. Впрочем, молодому человеку это было безразлично. Он просто пытался убежать от себя, от своей жизни, от жестокого и несправедливого мира. Так незаметно Джуни забрался далеко в горы. Ноги болели от усталости, в горле пересохло. Заслышав близкое журчанье, Джуни подошел к бегущему по камням ручейку и жадно припал губами к воде. В голове прояснилось. Напившись вдоволь, Джуни поднял голову и замер от неожиданности. Такого в своей жизни он еще не видел. Прямо перед ним на скале с бешеной скоростью вращалась большая светящаяся воронка. Она завораживала и манила к себе.
   "Что это? Врата ада? - прошептал Джуни - Если так, значит моя дорога туда. Никакие муки ада не сравняться с тем, что я испытываю сейчас. Пусть я буду гореть в геенне огненной, но может быть боль, пронзающая тело позволит хоть на секунду забыть боль моей души".
   Молодой человек встал и решительно направился к воронке. На секунду Джуни замешкался перед светящимся кругом. Страх сковал его, но Джуни пересилил себя и сделал последний шаг.
   Ничего ужасного не произошло. Просто в одно мгновение молодой человек оказался на заросшем высокой травой лугу. Все здесь казалось с одной стороны привычным и знакомым, а с другой чужим. Приглядевшись, Джуни понял, что смутило его. Цвета в этом мире неестественно яркие и насыщенные. Да, трава была, зеленой, но чересчур зеленой. Словно не живая, а нарисованная. Также обстояло дело и со всем остальным. Небо слишком синие, бутоны цветов слишком яркие, а ветви деревьев расположенной поблизости рощи прогибались под тяжестью неестественно больших плодов.
   "Где я?" - удивился Джуни.
   Вдалеке он разглядел стайку резвящихся над лугом толи больших бабочек, толи маленьких птичек. Неожиданно стайка стала стремительно приближаться. Когда она оказалась совсем близко от Джуни, молодой человек увидел, это не птички и не бабочки, а крохотные крылатые девочки. Их тонкие крылышки блестели и переливались на ярком солнце и от этого казались серебряными. Странные создания закружились вокруг молодого человека.
   - Смотрите, смотрите - человек, - услышал он тоненький голосок.
   - Живой мужчина. Он прекрасен, - пропищал второй голос, а после вся стайка заговорила разом.
   - Наверно, это воин. Видите, как он мужественен.
   - Ах, какой красавчик. Он мой, мой.
   - Нет, мой.
   Одно из крылатых существ оторвалось от стайки, приземлилось на траву и превратилось в невысокую, но очень красивую девушку. Огромные голубые глаза обрамляли длинные пушистые ресницы, золотые вьющиеся волосы ниспадали до самой земли. Коротенькая туника почти не скрывала красивые стройные ножки.
   - Мой смелый воин, защити меня от бед и невзгод, обогрей меня в своих объятиях и я навеки подарю тебе свое сердце, - девушка протянула к Джуни свои тонкие руки.
   - Я женат, - растерянно ответил молодой человек, с трудом сдерживая желание броситься навстречу девушке.
   - Он отверг ее, отверг, - немедленно запищала порхающая вокруг Джуни стайка.
   - Ты разбил мое сердце, и теперь я умру, - заявила отвергнутая и без чувств упала в траву.
   - Она умирает. Ты обязан спасти нашу подругу, - одно из крылатых созданий уселось прямо на нос Джуни.
   - Но как я могу это сделать?
   - Поцелуй. Только поцелуй может помочь ей.
   Джуни был настолько поражен всем происходящим, что действительно встал на колени и потянулся губами к лицу девушки, но в этот момент из густой травы показался человечек очень неприятной наружности. Его пухлое тело располагалось на тоненьких кривых ножках, а руки доставали до пальцев ног. Голову украшали жиденькие волосики и острые заросшие волосами уши. На нижнюю губу изо рта вылезали редкие, но острые зубы, над которыми красовался длинный горбатый нос.
   - Зря ты это парень задумал, - произнес человечек, поняв, что собирается сделать Джуни, - Обманывают они тебя. Зачаровать хотят. Феи не могут ни болеть, ни умереть.
   Услышав эти слова, молодой человек поднялся с колен.
   - Не буду я ее целовать. Говорю вам - я женат.
   Лежащая без чувств девушка немедленно пришла в себя, встала с земли и гневно посмотрела на Джуни.
   - Раз ты такой осел, не хочешь меня целовать и слушаешь всяких глупых гоблинов - так тому и быть.
   Молодой человек почувствовал, что-то сильно толкнуло его в спину, и он оказался стоящим на земле на четырех конечностях. Джуни увидел, как его руки покрываются короткой серой шерсткой, вместо ладоней растут копытца. Одновременно он осознал, лицо вытягивается, превращаясь в ослиную морду. От ужаса молодой человек хотел закричать, но у него получилось только "Ийя - ийя". Через секунду Джуни принялся жевать сочную траву, задорно помахивая хвостиком.
   - Чудесный ослик получился. Девочки, кататься, - радостно позвала подруг отвергнутая Джуни девушка, усаживаясь на спину ослика, - Вперед, мой смелый воин.
   - Ох, и глупые же вы, феи, - вступился за Джуни тот, кого назвали гоблином, - Заколдовали парня, а вдруг он нужен Моргане? Или, еще хуже, ее новый слуга. В терновых клетках посидеть захотелось?
   В глазах девушки мелькнул испуг. Она немедленно слезла с ослика, но чтобы скрыть страх гордо сказала:
   - Не зря говорят, где гоблин, там и празднику конец. Полетели отсюда, все равно он нам повеселиться не даст.
   Девушка хлопнула в ладоши, превращая ослика снова в человека, уменьшилась в росте и умчалась вместе с подругами прочь.
   - Куда же я попал? - спросил Джуни, выплевывая горькую пережеванную траву.
   - А ты не знаешь, парень? - уродливый человечек хрипло рассмеялся, - Ты в Стране Фей, приятель.
  

- 31 -

  
   Неудавшееся покушение Шретера на лорда Зальцера встревожило Гейна Мэдведа. То, что план не сработал, стало ясно, когда он увидел мертвое тело нападавшего. Но жажда власти по-прежнему словно щекотала сердце молодого Мэдведа, не давая не минуты покоя. Лорд Зальцер бесследно исчез, а власть оказалась так близко. Оставалось только протянуть руку и взять ее. И тогда лорд Мэдвед рискнул и объявил себя временно исполняющим обязанности Председателя Совета Великих Лордов. В тот же момент на его голову посыпались всевозможные неприятности.
   Если на духов стихии, требовавших организовать крупномасштабные поиски неизвестно куда подевавшейся Матери Стихий, Гейну было плевать с высокой колокольни, то претензии могущественного соседа проигнорировать оказалось уже никак нельзя. Союз Королевств обвинил Империю ни много, ни мало, в причастности к похищению Верховного Правителя и в ультимативной форме потребовал в течение недели вернуть Вика Хохера. В противном случае Союз грозил ввести на территорию Империи свои войска и в подтверждение своих намерений объявил мобилизацию. Это вынудило лорда Мэдведа срочно собрать Совет Великих Лордов и пригласить на него Наставников духов стихии.
   - ...И в этот, тяжелый для родины час мы призываем духов стихии: присоединяйтесь к нам, настоящим патриотам Империи для защиты Империи от агрессивных происков врагов, - Гейн завершил свою речь и, изображая глубину своих переживаний, обессилено откинулся на спинку кресла. В зале заседаний наступила тишина. Все Великие Лорды как один смотрели на Наставников, ожидая ответа.
   "Духи стихии просят Совет Великих Лордов помочь в поисках Матери Стихий" - услышали они невозмутимый голос Майти Первого.
   - Далась вам эта девчонка. Родина в опасности, а вам ни до чего нет дела, кроме вашей Матери Стихий. Почему вы сами не можете ее найти? Примените магию, в конце концов.
   "Как мы можем применить магию к Матери Стихий, - в словах Наставника послышался благоговейный ужас, - Мы не смеем коснуться мыслей возродившей нас. Поэтому духи стихии и обращаются...".
   - Мне надоели разговоры о Матери Стихий. Плевать на девчонку. Духи стихии должны делать то, что им прикажут. Я требую вашего подчинения! - сорвался на крик лорд Мэдвед и вдруг резко затих, под действием невыносимо громкого голоса Наставника.
   "Кто ты такой человек, дабы что-то требовать от меня? Я призван оберегать тебя, но знаешь ли ты почему? Я объясню. Потому что ты точно такая же часть природы, как это насекомое, - дух стихии указал на жужжащую под потолком муху, - Смотри, человек".
   Воздух прорезала маленькая искра, и муха кучкой пепла осыпалась на фигурный паркет.
   "Одной своей мыслью я могу точно также уничтожить тебя, а другой мыслью возродить таким, как мне захочется" - при этом кучка пепла превратилась в муравья, который быстро скрылся в узкой щели.
   Конечно, лорд Мэдвед прекрасно знал "Закон о дружбе и равновесии", запрещающий духам стихии причинять вред людям, но увиденное зрелище на некоторое время лишило Гейна памяти.
   "Духи стихии подумают над просьбой людей и известят Совет о своем решении" - уже спокойно добавил Майти Первый и Наставники медленно растаяли в воздухе.
   - А я читал, будто духи стихии не умеют превращаться в людей сами и не умеют трансформировать людей, - услышал чей-то шепот лорд Мэдвед.
   - Черт, да какая разница, - после ухода Наставников Гейн решил отыграться на Великих Лордах и кричал с удвоенной силой, - Поднимите всех своих людей. Ищите всех: Вика Хохера, лорда Зальцера, эту сопливую Мать Стихий. Слышите? Всех! Если мы не найдем хотя бы одного из них или не сможем привлечь на нашу сторону духов стихии, Союз Королевств растопчет нас.
  

- 32 -

  
   Исчезнув из зала заседания Совета, Наставники перенеслись в большой зал заброшенного монастыря Ордена Хранителей. Когда-то давно он был местом общего сбора монахов ордена. Здесь они принимали пищу, обсуждали насущные вопросы или просто отдыхали, тихо беседуя друг с другом. В бытность существования ордена стены зала украшали картины, повествующие о взаимоотношениях людей и духов стихии в стародавние времена. После гибели Ордена Хранителей часть изображений осыпалась вместе со штукатуркой, а часть замазали по приказанию Мэллы Кредер. Таким образом, Мэлла пыталась уничтожить даже малейшую память о существовании духов стихии, но, несмотря на все старания, кое-где на стене еще можно было разглядеть наполовину стертые картины.
   "Благодарю моих братьев Наставников за то, что они прислушались к моей просьбе и перенеслись сюда вместе со мной".
   "Разве мы могли отказать просьбе нашего брата, повелителя огня - отозвался на слова благодарности Майти Второй - Но мне кажется, ты, брат, был слишком резок и не сдержан на Совете Великих Лордов. Повелитель Огня забыл, люди - дети природы, и мы призваны оберегать их".
   "Детей иногда надо наказывать для их же пользы, но ты прав. Прости меня брат, повелитель воды. Я уподобился человеку и дал волю своим эмоциям. Мне стыдно, но разреши задать Наставникам один вопрос. Помнят ли мои братья о том, что совершили с нами люди в прошлом?".
   "Пригласив нас сюда, ты решил напомнить о давно канувших в лету событиях? Мы помним о них брат. Но помним мы и о том, что Мать Стихий возродила нас, а значит и у нас и у людей есть возможность исправить старые ошибки".
   "Именно для того, чтобы не повторять ошибок я и пригласил вас сюда, братья наставники. Здесь нам будет проще увидеть все аспекты существования людей в мире и принять верный ответ на просьбу Совета".
   "Твои предложения, брат повелитель огня?".
   "Из прошлого мы знаем, люди жестоки и мстительны. Из настоящего - они умеют раскаиваться и признавать ошибки. Но что еще мы знаем о них? Я хотел бы выслушать того из нас, кто захотел стать похожим на человека...".
   "Ты говоришь о Майти-семьсот тридцать шесть?".
   "Да, брат, повелитель растений. Но к моей печали Майти-семьсот тридцать шесть исчез, а когда появится, будет строго наказан. Но есть Майти-пятьсот семьдесят восемь, который был близок с беглецом. Призови его к нам, чтобы мы могли услышать его мысли".
   Повелитель растений закрыл глаза и сконцентрировался на мысленном приказе. Через мгновение перед наставниками из воздуха возник садовник Матери Стихий и склонил в поклоне свою голову: "Я благодарю повелителя растений за доставленное мне счастье видеть Наставников, но с какой целью старший брат приказал мне прервать мою работу?".
   "Мой брат, повелитель огня, хочет поговорить с тобой".
   "Я внимательно слушаю тебя, Наставник" - Майти-пятьсот семьдесят восемь повернулся к повелителю огня.
   "Мой младший брат, от взора Наставников нельзя ничего скрыть. Мы знаем, иногда ты называешь себя "Дени". Зачем? Имя Майти дала нам Мать Стихий и мы, Наставники, с гордостью носим его. Зачем нам отличаться друг от друга, подобно людям? Носить одинаковые имена, одинаково думать, одинаково беречь природу и получать от этого одинаковую радость - разве не в этом истинное предназначение духов стихии?".
   "В этом, мой старший брат, повелитель огня, и я горжусь именем, полученным от Матери Стихий. Но иногда так хочется почувствовать себя не таким, как все. Хотя бы на минуту стать единственным и неповторимым".
   "Эти эмоции свойственны людям. Ты мечтаешь стать человеком?".
   "Нет. Я дух стихии и не хочу быть человеком. Это, то же самое, будто быть птицей, а потом самому себе обрезать крылья".
   "А Майти-семьсот тридцать шесть мечтал стать человеком?".
   "Не думаю. Он просто слишком большое значение придавал людям, и в этом была его ошибка. Он считал эмоции людей высокими. Гораздо выше, чем у духов стихии".
   "А что ты думаешь о людях?".
   "Люди - они словно смешные маленькие зверьки. Они, подобно хомячкам, полны мелкими эгоистичными интересами: хорошо поесть, подольше поспать, найти себе подругу симпатичней, чем у другого зверька, а норку уютней. Иногда я люблю их подразнить, чтобы их эмоции проявлялись особенно сильно. Алчность, страх, жажда обогащения - я люблю ощущать все это у людей. Их чувства наполняют меня гордостью за духов стихии. Люди не видят вокруг ничего, кроме самих себя, а мы можем одним взглядом охватить весь мир и понять, что происходит в нем".
   "Но ведь мы призваны любить и оберегать людей".
   "А я люблю и оберегаю их. Но при этом я знаю, они за всю жизнь не смогут вывести новый прекрасный цветок, который я создам одним взглядом. А еще я знаю, когда им плохо, они думают не о том, как сделать свою жизнь лучше, а мечтают о том, чтобы остальным стало хуже, чем им".
   "Спасибо, мой младший брат, за то, что уделил нам свое время. Можешь идти и продолжать свою работу".
   Первым, после того, как Майти-пятьсот семьдесят восемь покинул большой зал монастыря, заговорил Майти Третий, повелитель воздуха: "Хороший дух стихии, Майти-пятьсот семьдесят восемь, но все-таки подвержен влиянию людей".
   "Согласен - поддержал Наставника Майти Первый - И происходит это потому, что людей слишком много. Их так много, что они мешают и нам и друг другу. Так пусть они воюют между собой ради своих мелочных целей. Зато потом из уцелевших мы воспитаем тех, кто будет достоин, править нашим прекрасным миром".
   "Ты прав, брат, повелитель огня - согласился Майти Второй - Сообщи Совету, духи стихии не будут участвовать в войне людей".
  

- 33 -

  
   Леша Турбо закрыл глаза, сильно втянул в ноздри воздух и мечтательно произнес:
   - Жареные куриные крылышки в чесночном соусе.
   Мимо столика, где он сидел вместе с Думой, Хламом, паном Шу и паном Гусаком быстро прошмыгнул официант с излучающим неземной аромат блюдом и направился к столику, за которым сидел молодой, но уже чрезмерно упитанный человек.
   - Ненавижу этого толстяка. Он уже третье блюдо крылышек заказывает, - Хлам громко сглотнул слюну.
   Когда после чудесного спасения от каторги друзья и их освободители добрались до трактира "Утопшая русалка", в их карманах звенело лишь несколько медяков, благоразумно вынутых Сашей Думой из кармана пьяного стражника. Этого хватило на пять кружек жидкого чая и пять кусков серого хлеба, испеченного из отрубей. От подобных лакомств в животе у друзей только громче заурчало, а чувство голода усилилось.
   - Дума, глянь, - Хлам дернул приятеля за руку и кивнул в сторону толстяка. Тот достал из внутреннего кармана куртки объемистый кашель, вынул из него золотую монету и сунул в руку официанта. Официант немедленно расплылся в подобострастной улыбке.
   - У господина пана будут еще пожелания? Есть изумительной свежести форель. Еще час назад виляла хвостиком.
   - Плавниками.
   - Что господин пан изволили сказать?
   - Я говорю, виляла плавниками, - пояснил толстяк, обсасывая хорошо прожаренное крылышко и причмокивая от удовольствия.
   - Как будет угодно. Раз господин пан хочет, чтобы виляла плавниками, будет вилять плавниками. Приказать запечь?
   - Нет, спасибо, любезный. Напомни лучше номер моей комнаты?
   - Пан господин поднимется по лестнице, а там по коридору третья дверь справа ваша и будет.
   Толстяк встал со скамьи и, тяжело передвигая ноги после сытного ужина, направился к лестнице.
   - Хлам, у тебя ничего тонкого и длинного нет? - прошептал Дума на ухо приятелю.
   - Не помню. Посмотреть надо. А тебе зачем? - также тихо ответил Хлам.
   - Видал, каков кошель у этого буржуя.
   - Дума, с ума сошел? Я на каторгу больше не хочу.
   - Ты есть хочешь? И я хочу. Этот толстяк - обычный лох. Мы его в момент разуем, он и не заметит.
   - Вот, - Хлам выудил из недр своей куртки отломанный кусок вязальной спицы.
   - Надеюсь, подойдет.
   Через полчаса, которые прошли в тягостной тишине, Дума поднялся из-за стола.
   - Эй, парень, ты куда? - без особого интереса поинтересовался пан Гусак.
   - Я это... В туалет я.
   - И я, пожалуй, тоже, - немедленно вскочил Хлам.
   - Тогда и я тоже, - поддержал порыв своих друзей Турбо.
   - Идите. Только быстрей. Вдруг стражники нагрянут.
   Подростки отошли от стола и, убедившись, что их спасители не следят за ними, быстро поднялись на второй этаж, где располагались комнаты постояльцев.
   - Как он там сказал? Третья дверь справа по коридору. Вот она, - Дума тихо подошел к комнате толстяка. За запертой только на крючок дверью было темно и тихо.
   - Вы на шухере. Если кто-нибудь появится - дадите знать, - Дума просунул в узкую щель между дверью и косяком обломок спицы и снял с его помощью крючок с ушка. Затем осторожно, стараясь не скрипнуть половицей, вошел и аккуратно прикрыл за собой дверь.
   Когда глаза привыкли к темноте, Дума разглядел толстяка, который одетый лежал на кровати и тихо посапывал. Рядом, прямо на полу лежала куртка постояльца.
   Подняв куртку за ворот, Дума сунул руку во внутренний карман и обнаружил там желанный кошель. Трясущейся от возбуждения рукой воришка попытался вытащить добычу, но вместе с кошелем из кармана выскочило что-то прямоугольное и с грохотом упало на пол. На неизвестном предмете загорелась лампочка и чей-то голос произнес:
   - Наф-Наф, Пушок на проводе. Борька ты где?
   - Кто здесь? - толстяк вскочил с кровати.
   Дума метнулся к двери, но его остановил возглас "Стоять!" и характерный щелчок возводимого курка револьвера. Застыв на месте, Дума обернулся и увидел направленное на него дуло вполне земного оружия.
   Не убирая пистолета, толстяк поднял рацию и отключил громкую связь. Приложив левой рукой к уху динамик, он что-то внимательно выслушал, а затем ответил.
   - Я все понял, Серега. Завтра в четыре должен быть на месте. Отбой.
   В этот момент дверь в комнату распахнулась и ввалившиеся в нее приятели Думы застыли рядом со своим заводилой.
   - Дяденька, вы кто? - прошептал Хлам, заворожено рассматривая направленное на него оружие, - Вы наш разведчик? Вы здесь по заданию Родины?
   - А сами-то вы кто? - спросил Борис, растерянный подобным оборотом дела.
   Вместо ответа Хлам рухнул на колени и заголосил плаксивым голосом:
   - Дяденька Штирлиц, возьмите меня с собой. Я домой хочу...
  

- 34 -

  
   Трое детей и дух стихии Гарольд, известный ранее как Майти-семьсот тридцать шесть, все дальше и дальше уходили вглубь Северных гор. Давно остались позади унылые пейзажи предгорий, покрытых зарослями вереска, и теперь путников окружали со всех сторон скалы. Аня шла по узкому ущелью, стиснув зубы и с трудом сдерживая нарастающее раздражение. Сразу за девочкой шел Фан и декламировал свое очередное произведение, посвященное ей. Заполучив в руки предмет своего обожания, оруженосец лорда Зальцера решил излить на Аню все свои тысячи одно стихотворение, написанное в течение долгой разлуки. Этот поэтический вечер шел уже четвертый день почти без перерыва, и если вначале девочке было приятно слышать о неземной любви к себе, то сейчас это Ане порядком надоело.
   Особенно утомляло то, что помимо стихов Фана в голове постоянно звучали стоны и причитания Гарольда.
  
   Я скакал по полям, я скакал по лугам
   Я карабкался ввысь по высоким горам
   Понапрасну стоптал пар пятнадцать сапог
   Но прекрасную даму встретить не смог -
  
   с завыванием вещал Фан, пытаясь так передать всю глубину своих чувств.
   "Бедный я, несчастный дух стихии - монотонно звучало при этом в голове у Ани - Подобно рыцарю в стихах иду я полям, лугам и горам, а зачем? Кому это нужно. Феечка бросила меня на произвол судьбы, а Наставники прогнали. Хорошо хоть не успел я стоптать никаких сапог, поскольку их мне одевать не на что. Ног у меня нет. Ну и хорошо. Такая морока с этими ногами. Как только люди умудряются ими так легко управлять. Хотя танцевать на них было так упоительно. Ах, Феечка, встретимся ли мы еще когда-нибудь? Бедный я, несчастный дух стихии...".
  
   Я спросил у ручья на вопрос свой ответ:
   "Где же счастье мое? Ты открой мне секрет"
   Прожурчал ручеек: "Я помочь-то хочу
   Но не знаю, кого для тебя я ищу?"
  
   "Наставники правы. Эмоции делают людей глупыми. Неужели этот рыцарь не понимает, ручьи не разговаривают? Конечно, это не вода, а дух стихии. Хорошо, нам не встретился такой говорливый ручеек. Майти Второй, повелитель водной стихии, конечно не так суров, как Майти Первый, но я успел нарушить столько запретов. Теперь Наставники меня точно сотрут в пыль и развеют. Будут лежать крохотные неподвижные частички меня на траве и любой паучок, пробегая мимо, сможет с презрением пнуть меня своей лапкой. Бедный я несчастный дух стихии...".
  
   "Ну, так, слушай. Тебе расскажу
   Я про ту, что собою затмила зарю
   Мое счастье нежнее, чем вкус пастилы
   И прекрасней чем лебедь на гребне волны
  
   "Причем здесь пастила? Ее губы пахли земляникой, а дух стихии Дени просто глуп. Смеяться над людьми очень нехорошо. Ведь люди и так глубоко несчастны. Жить с такими эмоциями просто невозможно. То, что люди называют любовью, является бесконечной жестокой пыткой. Сердце бешено колотится и постоянно ноет, душа разрывается пополам, а поступки не управляемы и не логичны. Даже магия не подвластна тебе. Что же ты сделала со мной Феечка. Бедный я несчастный дух стихии...".
  
   Ее речи подобны словам мудреца
   Ее скромность развеет наветы лжеца..."
   Но ручей вдруг прервал речь мою и сказал:
   "В нашем мире такой я нигде не встречал".
  
   "Все верно, эта девочка из другого мира и это я привел ее. А вдруг ей не понравится у нас, и она призовет ПиЭсПи или "мобилу". Вдруг Наставники не смогут справиться с этими чудовищами, и они уничтожат наш мир. Тогда все погибнут, даже этот жухлый клочок травы с трудом пробившейся между камней. А виноват в этом буду только я - бедный и несчастный дух стихии...".
   Все услышанное и от Фана и от Гарольда смешалось в голове у Ани и из этой словесной каши сами собой сложились стихи:
  
   Я скакал по полям, танцевал по горам
   Как я делал все это, не знаю и сам
   Не имея сапог, при отсутствии ног
   Я прекрасную даму встретить не смог
  
   Дух стихии поднялся ко мне из ручья
   "Где же счастье мое?" - спросил его я
   "Твое счастье живущий в пыли злой паук
   Только он сможет лапою пнуть тебя, друг"
  
   Как заря покраснел я красиво тогда:
   "Пастилой и не пахнет вкус паука!
   Можешь бить и пытать, пополам разрубить
   Паука не смогу никогда полюбить!".
  
   Дух стихии, хитрец, громко вдруг закричал
   И своим ПиЭсПи прямо в лоб мне попал
   Взял "мобилу", нырнул и навеки пропал
   Больше в мире своем я его не встречал
  
   - Бред! Все! Конец! - не выдержала Аня.
   - Это еще не конец, прекрасная дама, - невозмутимо отозвался Фан, - Это я очень пить захотел. Сейчас я водички отхлебну и продолжу. В этом сонете я еще двадцать четверостиший спорю с ручьем о красоте своей дамы, а потом называю ее имя.
   - Хватит, Фан! - Аня остановилась и повернулась к мальчику. Ее глаза метали молнии, а от звонкого крика с вершины скалы сорвалось несколько мелких камешков.
   - Я очень ценю твое отношение ко мне и стихи у тебя хорошие. Просто замечательно, что это не "Кашу глотаю, о милой рыдаю. Пельмени уминаю и снова рыдаю", но я больше не могу их слушать. Хочешь, я сама наберу тебе репейника, и ты его в меня покидаешь. Только помолчи хоть немного. Я тебя очень прошу. Сколько ты говоришь, Аннетик, у него стихов накопилось? Тысяча один? Фан, мы пока только в конце первой сотни, а я уже с ума схожу. Еще одна твоя рифма и я за себя не отвечаю.
   - Ну а ты, влюбленный Ромео? - Аня перевела взгляд на Гарольда, - Не удивительно, что от тебя девушка сбежала. Ты же зануда. Постоянно ноешь и ноешь. Хотя бы анекдот рассказал для разнообразия...
   В этот момент Аннет похлопала подругу по плечу.
   - Что тебе, Аннетик? Видишь, я разговариваю, - не снижая голоса, поинтересовалась Аня.
   - Извини, прерываю, но мне кажется, тебе надо на это посмотреть, - принцесса указала на светящийся круг в конце ущелья.
   Моментально все раздражение Ани как ветром сдуло.
   - Чегой-то? Похоже, оно вращается. Гарчик, милый, только не говори, будто нам надо туда.
   - Разве такой зануда, как я может ответить по-другому? Конечно туда, прекрасная дама, - ответил Гарольд, и Аня явно уловила в его словах оттенок ехидства.
   - Ой, посмотрите на него. Дух стихии, а обижается словно пятиклассник. По мне, так лучше будь ехидным, чем занудливым. Аннетик, Фан, идем, посмотрим на это сияние поближе.
  

- 35 -

  
   Последние дни Николас Файдер проводил в бесконечной суматохе. Наличие в его квартире еще одного маленького ребенка свело жизнь к блужданию по бермудскому треугольнику, вершинами которого стали магазин, кухня и стиральная машина. Старания Николаса не проходили даром. Вася стал немного привыкать к своему новому дому, но иногда мальчик просыпался среди ночи, горько плакал и звал маму. Файдер как мог, успокаивал ребенка, но у него самого в этот момент начинало щемить сердце, и к горлу подкатывал комок.
   Галина Юрьевна так и не появилась, словно ее и не существовало никогда на свете. Николас понимал, необходимо что-то с этим делать, но что именно никак не мог решить. Он был почти уверен, пропажа Васиной мамы связана с золотыми монетами, имеющими дурную привычку испаряться. При этом казалось ясным, служба безопасности фирмы, на которую работала соседка, к ее исчезновению не причастна, раз тоже разыскивает Галину.
   В конце концов, Файдер решил понадеяться на удачу, и лишь только Света настолько вжилась в роль старшей сестры при маленьком братике, что детей стало можно оставлять дома одних, начал ходить по всем имеющимся в Москве скупкам драгоценностей.
   Удача улыбнулась Николасу недалеко от станции метро "Бауманская", на первом этаже девятиэтажного блочного дома, который когда-то был белым, а теперь сменил свою окраску на грязно-серую с желтыми подтеками. Мимо дома сплошным потоком проходили студенты Московского Государственного Технического Университета, но это не приносило ломбарду никакой выгоды. Очевидно, хозяева, открывшие здесь скупку, сильно преувеличивали материальные возможности учащейся в "Бауманке" молодежи. По крайней мере, все сорок минут, что Николас находился в помещении ломбарда, он являлся единственным клиентом. Если конечно можно назвать клиентом человека, который в течение сорока минут читает свидетельство о лицензии.
   Файдер уже не первый раз ловил на себе подозрительный взгляд скучающего в дверях охранника и решил, пора уходить, когда в дверях появилась она.
   На этот раз на ней оказалась надета юбка, а не джинсы и волосы не распущены, а стянуты на затылке в хвостик, но ошибиться было невозможно. Второго такого перстня в виде большой распустившейся серебряной розы в мире просто не могло существовать.
   Чтобы незнакомка не вспомнила его, Николас вышел на улицу и стал ждать. Вскоре девушка покинула помещение ломбарда и двинулась в сторону метро. Файдер незаметно последовал следом за незнакомкой.
   Девушка доехала до станции "Арбатская" и вышла. Прошла немного по Новому Арбату вдоль его безвкусных стеклянных небоскребов и свернула в переулки, тянувшиеся до самой Тверской. В первый год своего пребывания в этом мире Файдер часто гулял здесь со Светой. Наполненный людьми и странными механизмами город пугал его, а здесь всегда было безлюдно и тихо. За этот покой и невысокие, непохожие друг на друга дома Николас и полюбил переулки. Они чем-то напоминали его прежний мир.
   Следуя за девушкой по кривым, узеньким улочкам, Николас дошел до пруда, чудом оказавшегося в самом центре Москвы. В подъезд одного из кирпичных домов около Патриарших прудов и вошла незнакомка. Сквозь стекла шахты лифта, выведенной на фасад дома, Файдер видел, как девушка поднялась на третий этаж.
   Немного выждав, Николас подошел к старушкам, сидящим около подъезда в тени покрытых городской пылью деревьев.
   - Извините, не подскажите, кто в этом подъезде на третьем этаже живет?
   Разморенные солнцем, скучающие старушки с радостью воспользовались возможностью поговорить.
   - Петровна, а кто же у вас на третьем-то живет?
   - Известно кто. Свиндичи живут, - откликнулась Петровна, - Только можно сказать и не живут вовсе. Академик то сам и супруга его померли, а Сашка, сынок их бесшабашный, редко появляется.
   - А вот девушка сейчас прошла, она кто?
   - Настя то? А это жена Сашкина. Из молодых, да ранних. Сашка почитай лет на двадцать ее старше, а она за него замуж вышла. Видать за богатством профессорским погналась, а откуда там богатству быть? Одно название - профессор, а за душой никогда и гроша не было, - разговорилась Петровна, но вдруг насторожилась, - А тебе до Насти какое дело?
   - Да я это... Так просто, - замялся Николас.
   - Знаю я твое "просто". Не стыда, не совести. Голова уже седая, а все туда же, за девчонками бегать. Давай иди отсюда, пока милицию не вызвали.
  
   Приключение шестое,
   которое проясняет некоторые тайны, описанные в приключение пятом:

- 1 -

  
   Саша Свиндич появился на свет в конце шестидесятых годов бурного двадцатого века. Его отец, учитель физики, Николай Свиндич был родом из города Златоуста, расположенного среди хребтов Южного Урала и издревле знаменитого своим оружейным заводом и мастерами гравюры по стали.
   В конце Великой Отечественной войны, восемнадцатилетнего Николая мобилизовали и отправили на фронт. За оставшийся до конца войны год он успел получить ранение, поучаствовать в освобождении города Будапешта и дослужиться до звания младшего лейтенанта. После победы, по дороге домой Николай заехал посмотреть на Москву, да так и застрял в этом суматошном городе. Сначала устроился рабочим на завод "Серп и молот", потом поступил на заочное отделение Педагогического института, успешно его закончил, а там и семьей обзавелся.
   Жила семья Свиндичей, состоящая из маленького Саши, его родителей и бабушки на Строгановском проезде и неким образом умудрялась помещаться в десятиметровой коммунальной комнате. Их деревянный двухэтажный дом стоял на небольшом пригорке, и почти от самого его порога начиналась шаткая деревянная лестница, спустившись по которой можно было оказаться на Золоторожской набережной реки Яузы, так раз возле горбатого пешеходного мостика. И лестница, и мостик казались маленькому Саше гигантскими сооружениями, а заросший травой дворик просто бескрайним.
   Рос Саша в меру послушным, в меру озорным мальчиком. В детский садик не ходил, а воспитывался под присмотром бабушки. Вечерами мальчик любил смотреть из окна комнаты на поезда, мчавшиеся по железной дороге Курского направления, а днем бабушка водила Сашу гулять в Андроньевский монастырь. В то время в монастыре располагался музей древнерусской живописи имени Андрея Рублева и вход на его территорию был свободным. В коротких штанишках Саша носился вместе со своими сверстниками по дорожкам монастыря, и самым радостным его развлечением стало на полном ходу угодить в грязную лужу. За этим следовало суровое наказание в виде пары шлепков по попе бабушкиной ладонью и немедленная отправка домой, но поверьте, оно того стоило. Из других развлечений Саша выделял катание по набережной на трехколесном велосипеде под присмотром отца и воскресный поход с родителями в кино во Дворец Культуры "Серп и молот". Правда последнее мальчик вычеркнул из списка удовольствий, после того как во время просмотра американской версии "Войны и мира" с Одри Хепберн в роли Наташи Ростовой он сильно перепугался вида горящей Москвой, разревелся на весь кинозал и лишил родителей возможности досмотреть фильм до конца.
   Силу изречения древнеримского философа Сенеки "все течет, все изменяется" Саша познал на деле в довольно юном возрасте. Мальчику исполнилось всего пять лет, когда его отец опубликовал статью, посвященную теории точечного свертывания пространства и возможности практического применения этого феномена при мгновенном переносе объектов на большое расстояние. Ни о самой пространстве, ни об его свертывание, как и еще о миллионе разных умных вещей Саша не имел тогда никакого понятия, но видел, окружающий его мир начал стремительно изменяться.
   Теорию Николая Свиндича, несмотря на всю ее фантастичность и даже абсурдность, заметили, и она заинтересовала кое-кого из высокого начальства. "Холодная война" с империалистическими странами находилась в самом разгаре и все, что могло пригодиться для гонки вооружений, объявлялось приоритетной государственной программой. Папа Саши получил в свое распоряжение лабораторию в "Институте Физики", стал действительным членом Академии Наук СССР, а семья Свиндичей получила пропуск в социалистический рай. Жили они теперь в отдельной квартире в центре Москвы, имели в своем распоряжение черную "Волгу" с персональным шофером и в очередях за продуктами больше не стояли. Продукты в доме Свиндичей появлялись сами собой в виде красивых пакетов, заполненных всевозможными вкусностями, в том числе даже глазированными твороженными сырками, заполучить которые в то время было даже сложнее чем банку красной икры.
   Шли годы. Саша пошел в школу. Учиться мальчику нравилось. Нравилось раньше всех в классе решить контрольную работу по математике, нравилось, когда его сочинения называли лучшими, и нравилось ненароком услышать: "А что вы хотите? Конечно, ребенок очень талантлив. Ведь это сын академика Свиндича". Первые четыре класса Саша закончил с одной единственной четверкой. Ей стала четверка по физкультуре, и мальчик понимал, оценку ему незаслуженно завысили из уважения к остальным пятеркам. На первом же уроке по ненавистному для него предмету Саша понял, спорт не является его призванием. Он хуже всех бегал, ниже всех прыгал, не мог ни разу подтянуться на турнике и с трудом один раз отжимался. Тем не менее, окончание сыном начальной школы было признано Николаем Свиндичем вполне достойным, а когда Саша после летних каникул пошел в пятый класс, в его жизни началась черная полоса.
   Первым ударом стала смерть бабушки, и эта смерть разбила представление мальчика о незыблемости окружающего мира. Ведь ЕГО дом, ЕГО родители, ЕГО бабушка были неотъемлемой частью ЕГО, Саши, жизни, ЕГО мира. Так должно было быть всегда. И вдруг человек, которого мальчик любил, видеть которого каждый день казалось так же естественно, как видеть каждое утро солнце, навсегда ушел и больше никогда не вернется к нему. Это ведь очень несправедливо. По сравнению с тяжелой потерей уход отца из "Института Физики" показался поначалу Саше совсем незначительным событием, но позже он понял, как сильно ошибался. Николай Свиндич сам объявил об ошибочности своей теории, закрыл тему исследований, ссылаясь на ее бесперспективность, и вернулся к преподавательской деятельности. Это повлекло за собой исчезновения черной "Волги" вместе пакетами полными деликатесов и появления в семье скандалов. Сначала редкие, они стали возникать все чаще и по любому поводу. Никогда раньше Саша не слышал, чтобы родители кричали друг на друга, а теперь их ругань стала чуть ли ни ежевечерней. Объяснение этому было вполне тривиальным. Сашина мама не могла простить своему мужу исчезновения из своей жизни благ, к которым успела быстро привязаться, но мальчик этого не понимал. Да и не хотел понимать. На его глазах рушилась любовь и взаимное уважение двух самых дорогих ему людей, и оправданий этому не могло быть.
   В придачу к домашним неприятностям добавились неприятности в школе. Причиной их стал Виктор Филатов, новый ученик, переведенный в их класс из другой школы. С первого момента своего появления Виктор выбрал самый простой способ самоутверждения - за счет унижения самого слабого. Самым слабым в классе оказался Саша, и именно его жизнь превратилась в ад. Ни одного дня не проходило без всевозможных издевательств, среди которых удар между делом кулаком "под дых" или высыпание за шиворот очисток от карандаша стали самыми невинными. Пожаловаться родителям мальчик боялся. Рассказать обо всем учителям стеснялся. Оставалось стойко переносить издевательства и при этом еще хорошо учиться. И то и другое Саше удавалось, но в результате он превратился в замкнутого, слабовольного и ни во что не верящего подростка. С возрастом у Вити Филатова появились другие интересы, помимо глумления над каким-то слабаком, но объектом насмешек для всего класса Саша так и остался до конца школы.
   В институт Александр Свиндич поступил, ясно понимая: то, что происходило с ним в школе не должно повториться больше никогда. С трудом преодолев свою бесхарактерность, Саша сумел скрыть все свои страхи и неуверенность за маской цинизма и безрассудства. Своими вопросами во время лекций Саша мог довести до белого каления любого преподавателя, а сокурсников до истеричного хохота. Он помогал делать контрольные работы всем желающим и в результате превратился в полубога для всех девочек потока. Конечно, Саша по-прежнему хуже всех бегал и ниже всех прыгал, но это уже никого не интересовало, потому что он знал все о рок-музыке. И все таки Саша не жил, а играл в наглого и самоуверенного человека, и это игра давалась ему за счет колоссальных душевных потерь. Правда, судя по тому, как изменилось отношение к нему сверстников, с ролью он справлялся хорошо. Но стоило ему очутиться дома, и Саша снова превращался в себя самого: слабого, замкнутого и одинокого подростка.
   Перед самым окончанием сыном института, так и не достигнув высот в науке, внезапно ушел из жизни академик Свиндич. Ничто не предвещало беды. Отец всегда казался Саше абсолютно здоровым, но безжалостная болезнь за три месяца превратила веселого и жизнерадостного человека в бледную тень. На похоронах были только родные, да еще несколько близких друзей, когда-то работающих под руководством отца в "Институте физики". Один из них во время поминок предложил Саше: "Защитишь диплом, приходи работать ко мне. Если ты даже на половину такой же программист, каким физиком был твой отец, не пожалеешь. Я несколько госзаказов для своего НИИ выбил. Мне умные люди нужны. И деньгами не обижу".
   Саша с радостью согласился. Было начало девяностых годов. Советского Союза больше не существовало. В стране царила экономическая разруха. Второго такого предложения могло и не поступить, и тогда Саша рисковал остаться никому не нужным специалистом с дипломом, но без работы.
   Вскоре Александр Свиндич стал руководителем отдела программного обеспечения НИИ Материаловедения. Писал прикладные программы, зарабатывал неплохие по тем временам деньги, продолжая играть роль, с которой сжился в институте. Так продолжалось до тех пор, пока Саша не встретился с Настей.
  

- 2 -

  
   Девятнадцатого числа пасмурного московского апреля Саша Свиндич стоял у запыленного окна своего кабинета. За стеклом яркое солнце заливало светом покрытую лужами улицу. Весна в этом году не задалась, и это оказался первый по-настоящему солнечный день. Радостное выражение не сходило с лиц редких прохожих, а на душе у Саши было мерзко из-за полного краха его третьей влюбленности. Год он смотрел издали на девушку, не решаясь подойти, а когда решился, выяснилось, у нее через месяц свадьба. Из старенького, принесенного из дома на работу радиоприемника звучала песня группы "Воскресение".
  
   "И я один, как лодка в океане
   И весла бросил прочь, я буре буду рад
   Я почему-то верил, счастье не обманет
   Всего лишь день назад, всего лишь день назад"
  
   - пел Алексей Романов, и от его слов на душе у Саши становилось еще хуже. Он чувствовал себя безумно одиноким и никому не нужным.
   По дороге, ведущей к НИИ Материаловедения, шла Ира, девушка довольно странная, по мнению Саши. Ира работала в НИИ, но кем именно, ни кто из сотрудников института толком не знал, поскольку ее основной специальностью была должность дочери заместителя генерального директора по научной части. Рядом с Ирой шла темноволосая девушка, голову которой украшала черная классическая мужская шляпа. Подобную шляпу одевал во время концертов и съемок клипов Майкл Джексон. Резкий порыв ветра попытался сорвать шляпу, и девушка испуганно схватилась руками за поля, стараясь удержать ее на голове. При этом она повернулась лицом к Ире, и некоторое время забавно двигалась задом наперед, что-то весело рассказывая подруге. Саше почему-то очень захотелось оказаться сейчас рядом с девушками и узнать о чем они разговаривают. Он вдруг осознал, ему очень хочется влюбиться. Влюбиться так, как влюблялись герои зачитанных им в детстве до дыр романов Вальтера Скотта. Влюбиться не в призрачную мечту, а в живую девушку, похожую на ту, за которой Саша наблюдал сейчас сквозь грязное стекло. Но вместе с этим осознанием пришло и понимание, этого никогда не случится. Ему не дано идти рядом с ней, согревая в своей ладони ее замершие пальцы, видеть отблески звезд в ее глазах и слышать, как она звонко смеется над его шутками. Она даже никогда не узнает о том, что на свете существует некто Александр Свиндич. "Поздно. Слишком поздно. Жизнь прошла впустую" - грустно прошептал Саша. Каково же стало его изумление, когда через пятнадцать минут девушка в шляпе Майкла Джексона вошла в его кабинет. Правда шляпа на ее голове в этот момент отсутствовала и появилась девушка в сопровождении мамы странной девушки Иры.
   - Знакомьтесь, Александр Николаевич, это Настя. Мне бы хотелось, чтобы она поработала у вас в отделе. Конечно, если не будет возражений с вашей стороны, а я надеюсь, их не будет. Настя девушка умная. Она в институте учится. В каком институте ты учишься, Настя? Впрочем, не важно. Настя дружит с моей Ирочкой. Вы поговорите с ней, Александр Николаевич и если она нам подходит, сообщите мне свое решение, - после этого многозначительного монолога заместитель директора по научной части покинула кабинет, и Саша остался наедине с девушкой.
   В кабинете повисла неловкая тишина, во время которой Саша с интересом рассматривал девушку. Настю нельзя было назвать умопомрачительной красавицей, но нечто в ее лице читалось такое, что не позволяло оторвать от него глаз. Девушка заметно волновалась.
   - А у вас курить можно? - спросила Настя, и ее щеки с ямочками покрыл густой румянец.
   - Конечно. Но должен предупредить. Как только вы закурите, автоматически становитесь сотрудником моего отдела. Поскольку я разрешаю здесь курить только своим.
   Сначала девушка в напряжение замерла, но когда поняла смысл фразы, рассмеялась.
   "Я ее рассмешил!" - гордость самим собой захлестнула Сашу.
   Не прошло и недели, а Саша уже стал гордиться и тем, что Настя работает именно у него. Знала девушка не много, но зато все новое схватывала буквально налету и действительно справлялась с работой лучше многих ветеранов отдела, но дело было не в этом. И совсем не из-за этого Саша стрелой мчался на работу каждое утро. Ему просто хотелось находиться рядом с девушкой, и он чувствовал, ей тоже приятно быть рядом с ним.
   Саше нравилось в Насте буквально все. Нравилась ее манера говорить, нравилась немного детская, порывистая походка. Нравилось, как ее щеки моментально заливал румянец, когда она смущалась, и нравились бутерброды, которыми Настя подкармливала Сашу во время обеденных перерывов. Даже, то, как она неумело прикуривает сигарету, выдыхая, а, не вдыхая воздух и думая при этом, будто кажется окружающим необычайно взрослой, нравилось тоже. Впервые в своей жизни Саша не играл, не мечтал, а просто жил и это было чудесно. Оказывается, быть самим собой легко и просто, если ты понимаешь, ты нужен кому-то таким, как ты есть. А в том, что он нужен, Саша почти не сомневался. Ведь не зря Настя старалась всегда находиться рядом с ним.
   А очень скоро Саша сделал то, на что, как он думал, совсем не способен. Посередине рабочего дня, на глазах всего отдела, поддавшись переполнявшим его чувствам, он обнял девушку и поцеловал ее в губы. Настя ответила на его поцелуй и с этого момента жизнь Саши закрутилась с бешеной скоростью. Словно кто-то перевел ее из режима воспроизведения на режим перемотки. Саше хронически не хватало времени. Сколько бы часов он не провел рядом с Настей, этого все равно оказывалось мало. Днем они были вместе на работе, а вечером Саша встречал девушку после занятий в институте и они гуляли. Просто бродили без всякой цели по вечерним улицам, а после долго стояли возле дома Насти, не желая расставаться.
   Незаметно закончилось лето, а вместе с осенними дождями в жизнь влюбленных вошли новые ощущения. Покинув родителей, они стали жить вместе, сняв маленький деревянный домик в Бутово. А через месяц состоялась их скромная свадьба.
  

- 3 -

  
   Кто может, не кривя душой и не на секунду не задумываясь заявить, что был хотя бы один день в жизни абсолютно счастлив? Саша Свиндич принадлежал к одним из тех, кто мог смело сказать это о себе. Многоэтажные громады новостроек вплотную подступали к их дому, но влюбленные не завидовали счастливым жителям современных монолитов. Пусть удобства у молодоженов находились во дворе, отопление заменял котел "Титан", а горячая вода отсутствовала, но зато они были вместе. Впервые в своей жизни Саша чувствовал себя легко и свободно. Без контроля матери он мог делать только то, что хочется именно ему, но хотелось Саше только одного: каждую секунду быть рядом с любимой. Вместе они решали для Насти дифференциальные уравнения, слушали музыку, убирались, готовили еду и при этом постоянно целовались. Иногда они просто сидели на старом обшарпанном диване, крепко обнявшись, и молчали. За стеной лениво переругивались соседи.
   - Только и знаешь, водку пить, да телевизор смотреть. Хоть бы раз в жизни чем-нибудь путным занялся, - ворчала женщина.
   - Молчи лучше. Я хоть телевизор смотрю, а ты вообще нигде не бываешь, темнота, - отвечал хриплый мужской голос.
   Услышав подобное, Настя сначала рассмеялась, а затем серьезно заглянула в глаза Саши.
   - Интересно, а мы когда-нибудь будем так ругаться?
   - Никогда. Знаешь, как я тебя люблю? Вот так крепко-крепко и так нежно-нежно, - в подтверждение своих слов Саша крепко прижал девушку к себе и нежно поцеловал в переносицу.
   Часто по выходным к ним в гости приезжали Ира, давний знакомый Насти Сергей Безымянный и его приятель Борис. В такие дни жизнь казалась особенно прекрасной. Было здорово вместе пить вино, играть в "подкидного дурака" и болтать обо всем на свете, начиная с теоремы Ферма и заканчивая глобальными проблемами развития цивилизации. Сергей нравился Саше, уже хотя бы тем, что тот был как и он буквально помешан на роке. Часами они могли обсуждать концепции альбомов групп, про которые давно все забыли. Борис мог наизусть цитировать главы из "Властелина колец" и читать стихи на эльфийском языке, ну а Ира была лучшей подругой его обожаемой Насти, что уже само по себе являлось в глазах Саши огромным достоинством.
   День пролетал незаметно и в комнате сгущались тени. Вечером Настя зажигала свечи, а Сергей брал гитару и пел свои, почему-то всегда грустные песни.
  
   Ночь стекла коснулась
Холодом своим,
Над землей колдуя
Волшебством пустым.
Потянувшись к кладу
Призрачных надежд,
Столько лет зовущих
Глупых и невежд
Я коснулся окна рукой, обожженной об звезды.

Сколько раз поверив
   В сказочные сны,
Я смотрел как в руки
Падали они.
   В предвкушенье счастья
   От любви дрожал
   Но огонь чуть тлея
   В пальцах исчезал
   Оставляя ожог на руках, обожженных об звезды.

Видно в этом мире,
С божеской руки
Боль и счастье вместе,
Словно близнецы.
Только торопливо,
Чтоб не опоздать
Счастье все стремится,
Всем себя раздать,
Оставляя нам боль на руках, обожженных об звезды.
  
   Зыбкий свет свечи и разливающееся по телу тепло от выпитого вина делали песню необычайно красивой. Саша клал голову на плечо Насти и закрывал глаза. "Ведь эта песня обо мне - думал он под впечатлением услышанного - Вся моя предыдущая жизнь сплошная череда ошибок. Как глупо было искать любовь там, где ее не могло быть. Надо ждать и верить. Каждому человеку в жизни дается шанс стать счастливым и главное не пропустить его. Не перепутать ту единственную встречу с миллионом других случайных и ненужных. Ведь любовь - это единственное ради чего стоит жить на этом свете. All You Need Is Love. Beatles forever. Любовь - это все, что нужно людям. Битлз навсегда".
   Как-то, взяв последний аккорд, Сергей отложил гитару и улыбнулся.
   - Знаете, ребята, со стороны вы смотритесь так, словно юная дочь убаюкивает своего престарелого отца.
   Саша даже не обиделся на эти слова. Плевать на разницу в возрасте. Рядом с Настей он чувствовал себя влюбленным мальчишкой.
   - Не слушайте его. Он просто завидует, - заступилась за молодоженов Ира.
   - Сережа, зависть плохое чувство, - шутливо погрозила пальцем Настя, - Смотри лучше на Иру. Какая девушка пропадает. Умница, красавица и при этом еще и блондинка.
   - Так у меня же белая зависть, а это положительное чувство. Оно заставляет человека работать над собой и морально расти. Ира, между прочим, тоже на меня не смотрит, а смотрит в основном на твоего мужа, Настя, - отшутился Сергей.
   Настя давно пыталась сосватать своих самых близких друзей, но все ее попытки и намеки натыкались на глухую стену, как со стороны Сергея, так и со стороны Иры.
   Кварталы Южного Бутово росли вверх и вширь не оставляя места старым деревянным постройкам и дом подаривший Саше Свиндичу столько радости тоже попал под снос. Через полгода счастливой жизни перед влюбленными встала проблема поиска нового жилья. Настя предложила немного пожить у ее родителей, чтобы попытаться накопить денег на собственную квартиру. Саша согласился, не предполагая, что с этого момента период безграничного счастья в его жизни закончится. Жить в чужой семье со своими, чуждыми тебе традициями, оказалось не просто.
   Настя доучивалась на последнем курсе института и параллельно устроилась на работу в фирму, торгующую полиграфическим оборудованием. После первого же дня работы Настя вернулась домой с горящими глазами. Она шла, держа Сашу под руку, и не умолкала ни на минуту.
   - Представляешь, это словно попасть в созвездие. Вот, например ты одна маленькая звездочка в своей специальности, а там таких звездочек просто миллион до неба. А наш шеф, Денис, так он просто гений...
   Это стало жестоким ударом. Неприятно слышать от любимой, будто ты далеко не гений, а лишь маленькая звездочка, затерянная в бесконечных просторах вселенной. Еще более неприятно было замечать, разговоры Насти о работе становятся все более эмоциональными, а возвращения домой все более поздними. Вначале девушка возвращалась около восьми часов вечера, и именно к этому времени Саша приходил встречать ее к метро. Постепенно возвращения Насти сместились к девяти часам, потом к десяти. Саша все равно приходил к восьми и часами слонялся у выхода со станции, изводя себя ревностью. В один из таких вечеров он встретил Иру.
   - Привет. Давно не виделись. Ты чего здесь сидишь? - спросила Ира.
   - Я Настю жду, - ответил Саша и вдруг неожиданно для самого себя вывалил на девушку все, что наболело на душе. Ира внимательно слушала, не прерывая сбивчивый рассказ Саши.
   - А что ты хотел? Настя у нас девушка увлекающаяся. А родители... Ты же уже встречался с Настиной мамой, - Ира взъерошила Саше волосы и улыбнулась, - Слушай, а ты когда согласился с ее родителями жить, понимал, на что ты идешь?
   - Ничего я не понимал и не хочу ничего понимать. Я люблю Настю. Главное чтобы ей было хорошо. Денег на свою квартиру все равно нет.
   - А-а-а, понятно. Раз любишь, терпи и нечего нюни распускать. Ладно, я пойду. Что-то мне сейчас Настю видеть не особо хочется. Будет совсем плохо - звони. Встретимся, поболтаем.
   Ира помахала на прощанье рукой и растворилась в сумраке осеннего вечера.
   "Надо как-нибудь в НИИ в гости заехать. И с Ирой поболтаю и с ребятами посижу как в старые времена, а то общаюсь целыми днями с одной тещей. От этого и с ума сойти не долго" - решил Саша, но его планам было не суждено сбыться.
   Когда Саша вместе с Настей вернулся в тот вечер домой, то узнал, звонила соседка матери и сказала, что ту увезли в больницу. Нехорошее предчувствие, словно холодной рукой сжала сердце. Забыв о ссоре, Саша помчался к матери, а через неделю он ходил по пустынным комнатам родительской квартиры и с горечью смотрел на завешенные темной материей зеркала. Саша чувствовал себя очень несчастным. Почти год он не бывал дома. Общение ограничивалось лишь редкими звонками.
   "Как больно и странно. Никто не будет больше учить меня жить, воспитывать и следить за каждым моим шагом. Вот я и остался совсем, совсем один. Никого кроме Насти у меня больше нет" - тоскливо думал Саша, осматривая родной дом, который после смерти родителей казался чужим и враждебным. Немного денег, небольшая кучка не слишком изысканных драгоценностей и ключ от верхнего ящика письменного стола в кабинете отца - вот и все его наследство. Мать запрещала сыну лазить в отцовский стол, но теперь запрет исчез сам собой.
   Саша достал из стоящего на полке серванта маленького фарфорового чайника заветный ключ и прошел в кабинет академика. Открыв запертый ящик, он обнаружил старую шкатулку из прессованного дерева и ученическую тетрадь, на обложке которой размашистым почерком отец написал "Для Александра Свиндича". Саша открыл тетрадь и прочел: "Здравствуй сын...".
  

- 4 -

  
   "Здравствуй сын! Извини, обращаюсь официально, но я не знаю, в каком возрасте тетрадь попадет в твои руки. Я даже не знаю, решусь ли отдать ее лично или ты обнаружишь рукопись сам. Поэтому долго искал нейтральное обращение и вот придумал. Согласись звать Сашкой седого старика неприлично, а называть по имени отчеству школьника или студента тоже не очень. А сын - это звучит для отца всегда гордо.
   Хочу тебя сразу предупредить. Все что ты сейчас узнаешь, не является бредом сумасшедшего. Поверь мне на слово, а доказательства получишь, когда прочтешь тетрадь до конца.
   Началось все с того, что я увлекся гипотезой свертывания пространства до ненаблюдаемого микроуровня. Серьезные основания для существования подобной гипотезы без сомнения были. Пространство должно иметь возможность свертываться. Просто компактификация пространства осуществляется еще не открытыми фундаментальными взаимодействиями. Если исходить из единой теории поля Калуцы -- Клейна, которая постулирует одиннадцатимерную вселенную, то придется признать существование восьми новых фундаментальных взаимодействий с весьма необычными свойствами. Возможно, именно некоторые из этих взаимодействий привели к возникновению легенд и сказок о волшебстве и магии.
   Проще говоря, должна существовать некая сила, способная складывать предметы до микро размера точно так же как ты складываешь лист бумаги до маленького квадратика. Поиском этой силы и созданием прибора способного ее использовать я и занимался в Институте Физики.
   Направление исследования признали приоритетным. Денег на него государство не жалело и в конце концов это дало результат. Упуская подробности, просто скажу, подобный прибор мне создать удалось. Чисто теоретически он должен был работать, но за день до первого испытания страх и любопытство овладели мной. Поддавшись желанию убедиться в собственном величии и опасаясь полного провала, я решил лично произвести проверку изобретения до официального испытания на глазах государственной комиссии. C этой целью я вынес прибор из института и принес домой. Потом-то я понял, как глупо и рискованно поступил, но в тот момент, словно что-то переклинило в голове. В качестве объекта испытания я выбрал хорошо знакомый тебе книжный шкаф в своем кабинете. Особой сложности в управлении прибором нет. Достаточно лишь установить расстояние до объекта свертывания, направление по азимуту и нажать красную кнопку включения. Зеленая кнопка должна была вернуть объект в первоначальное состояние. Совершив все необходимые манипуляции, я с замиранием сердца уставился на книжный шкаф, но с ним ничего не происходило. Уменьшаться шкаф явно не собирался. Полный разочарования и предвкушая свой завтрашний провал перед лицом государственной комиссии, я уже хотел выключить прибор, но в этот момент увидел на дверце шкафа небольшое светящееся пятнышко. Пятнышко росло и вскоре превратилось в некое подобие вращающейся воронки, которая образовалась на месте объекта свертывания.
   С нетерпением я ждал, что же будет дальше, но больше ничего интересного не происходило. Прибор работал, светящаяся воронка вращалась, но на этом похоже все и завершилось. Я попробовал поместить в область вращения карандаш. Воронка на это не среагировала. Лишь часть карандаша исчезла внутри и стала невидимой, но стоило отдернуть руку, как карандаш вновь оказался целиком в комнате и при этом совершенно невредимый. Тогда я попробовал произвести такой же эксперимент над собственной рукой. Результат повторился. Окончательно потеряв голову от происходящего, я сделал неосторожный шаг в сторону воронки и вдруг оказался в комнате, выложенной грубо обтесанным камнем. Прямо передо мной в стене оказался узкий проем, через который в комнату попадал солнечный свет. Миновав проход, я оказался на террасе и замер от восхищения. Всегда считал фразы типа "ни словами сказать, ни пером описать" глупыми выдумками филологов. Ведь если что-то существует, то его можно как-то описать, но ту красоту, что предстала перед моими глазами, действительно было невозможно передать словами.
   - Человек? Откуда ты взялся в моем дворце? Неужели спустя тысячелетие люди вновь вспомнили о маленьком народце? - неожиданно раздалось за моей спиной.
   Я повернулся на голос и увидел молодую женщину в длинном белом платье, словно сошедшую с картины Леонардо. По ее красивому лицу блуждала таинственная улыбка, черные вьющиеся волосы ниспадали до пола, а правую руку украшал необыкновенный перстень в виде большой распустившейся серебряной розы.
   - Кто вы? - удивленно воскликнул я, - И где я нахожусь?
   - Все так же глупы и так же невоспитанны, - вздохнула женщина, - Человек, тебе не приходит в голову мысль, что не учтиво задавать вопросы фее, не удосужившись представиться?
   - Фее? - пройдя через воронку, я меньше всего ожидал попасть в сказку.
   - И не просто фее, человек. Перед тобой Моргана, королева фей. Ты неучтив, но я прощаю тебя. Что ж, начинай молить меня о возвращении маленького народца на землю, и если твои мольбы тронут меня, может быть я, соглашусь. Ведь ты здесь ради этого?
   - Не понимаю о чем вы. Я оказался здесь чисто случайно и ни о каком маленьком народце даже не знаю, - ответил я.
   - Ты ничего не знаешь о феях?
   - Знаю. Все когда-то слушали сказки и знают про фей, ведьм, Волшебника Изумрудного города и Вини Пуха. Но ведь это выдумки, не правда ли?
   - Ты хочешь сказать, я выдумка, человек? Миллион лет мы существовали рядом с вами. Мы учили вас любви и отваге, чести и бескорыстности, а в результате оказались выдумкой? Значит, наш уход ничему вас не научил? Вы продолжаете жить, как и жили? Строить паровые машины, считать деньги и не верить в волшебство? Детей больше не посвящают феям, и они не вырастают героями, принцы не приезжают на белом коне к Золушкам? Вам ничего этого не надо?
   - Боюсь разочаровать вас, но паровые машины мы давно не строим. Человек шагнул уже в космос. Мы на пороге новых научных открытий и в Бабу Ягу теперь верят только пятилетние дети. Но я так и не понял, кто вы на самом деле?
   Лицо Морганы побледнело и словно все краски исчезли из окружающего меня мира.
   - Я уже слышала подобные речи. Давно, очень давно. В какой-то момент нашего совместного существования люди перестали верить в нас и стали слишком верить в себя. Да верили бы вы во что угодно, вам же хуже, но это слишком сильно повлияло на мой народ. Некоторые из нас начали погибать, ибо переставали верить в свою волшебную силу. То, что никому больше не нужно не должно существовать. Тогда я и король эльфов решили наказать людей. Мы покинули ваш мир, чтобы вы поняли, вам невозможно жить без нас. Мы ушли из мира людей с надеждой на быстрое возвращение, но ошиблись. Оказывается, про нас даже не вспомнили. Не верите, будто мы существуем? Тогда пусть нас больше не будет.
   Облик женщины начал меркнуть и вскоре исчез. Лишь кучка одежды, да перстень со стуком упавший на пол напоминали мне о недавней встрече. Мой мозг отказывался воспринимать случившееся. Стараясь из последних сил не упасть в обморок от нервного срыва, я вернулся к воронке и без сил упал в нее.
   Очнулся я на полу своего кабинета, а в моей руке оказался зажат перстень в виде розы. С трудом поднявшись и отключив прибор, я рухнул в кресло и попытался разобраться с тем, что произошло. Постепенно в моей голове вырисовывалась четкая теория объясняющая случившееся.
   Представь себе многоэтажный дом, стоящий на пустыре. По ночам из окон этого дома видны одни и те же звезды. Жители каждого этажа очень похожи друг на друга, но в доме есть одна особенность. В нем нет лестниц и лифтов, и все живущие знают о существовании только своего этажа. Пытаясь свернуть пространство, я умудрился проделать дырку между нашим и следующим этажом. Сколько всего этажей и кто на них живет, не представляю и даже боюсь думать об этом.
   Представь себе мое состояние, когда я понял все. Мне необходимо было принять решение, а я боялся этого. Что сделаем с тем миром мы? Заставим эльфов строить коммунизм? Или превратим фей в оружие нового поколения?
   На следующий день я сорвал испытания, объявил о несостоятельности своей теории и попросил госкомиссию закрыть тему. От тюрьмы меня спасло лишь то, что побочные эффекты от разработки основной темы дали хоть какую-то пользу народному хозяйству. Я оказался слишком слаб. Надеюсь, ты сильней меня, потому что тот мир теперь твой и тебе решать его судьбу. Прибор и перстень лежат в шкатулке. Удачи".
  

- 5 -

  
   Первое, что пришло в голову Саши после того, как он прочел тетрадь, была мысль: "Это либо попытка написать фантастический рассказ либо просто глупая шутка, поскольку такого не может быть вообще". Затем он вспомнил предупреждение отца в начале рукописи и, стерев пыль с крышки шкатулки, открыл ее. Внутри Саша действительно увидел кольцо в виде большой серебряной розы и металлический цилиндр, отдаленно напоминающий электрический фонарик. На цилиндре располагались две цифровые шкалы и две кнопки: красная с гравировкой "ВКЛ" и зеленая с надписью "ОТКЛ". Повертев цилиндр в руке, Саша нажал красную кнопку. Он был абсолютно уверен, ничего не произойдет, но к его изумлению все случилось именно так, как описано в тетради. Через несколько минут Саша стоял перед вращающейся воронкой и даже не представлял, что же делать дальше. Ему было очень страшно, но привычка постоянно играть сильного человека и делать то, чего от него ждут, а не то, чего хочется, пересилила страх. Саша закрыл глаза и вошел в светящийся круг. Ничего ужасного не произошло. Открыв глаза, он увидел, что находится именно там, где когда-то побывал его отец, только комната имела несколько запущенный вид. Пол покрывал слой пыли, а с потолка свисали клочья паутины. Саша вышел на террасу и зажмурился от неестественно яркого сияния красок. Перед ним словно покрытый густым малиновым сиропом от лучей заходящего солнца лежал удивительный город, хотя городом это было сложно назвать. Скорее он представлял собой хаотическое нагромождения домов с удивительными архитектурными изысками, замков, словно сошедших с заставки мультфильмов Уолта Диснея и хижин, увитых цветами невиданной красоты.
   Чувство восторга охватило Сашу. Восторга не только этим чудесным миром, но и самим собой. "Так вот он, мир, который теперь принадлежит мне - думал он - Спасибо, папа. Я всегда верил, мне предназначено нечто большее, чем существование среди грубой и тупой толпы. Обиды и унижения, которые я терпел, должны были быть вознаграждены. И вот она - награда. Не зря я рожден козерогом - повелителем мира. Наплевать мне теперь на родителей Насти, на деньги, на покупку квартиры в Москве. Теперь я самый богатый человек в мире".
   Вернувшись в квартиру родителей, Саша нажал зеленую кнопку и увидел, вращения воронки стало замедляться, а сияние меркнуть. Как только от воронки не осталось и следа, Саша сунул прибор во внутренний карман куртки, туда же запихнул тетрадь и кольцо, и сломя голову выскочил на улицу. Ему не терпелось поделиться своим открытием с женой.
   Настя ужинала вместе с родителями, когда Саша, не раздеваясь, ворвался на кухню и, схватив жену за руку, попытался вытащить ее из-за стола: "Настя, мне надо срочно тебе что-то сказать".
   - Куда ты ее тащишь, - возмутилась теща, - Какие такие у тебя дела могут быть, если ты целыми днями только и знаешь, что в свой компьютер пялиться, а ничего толкового не делаешь. Дай девчонке после работы поесть спокойно.
   Пропустив мимо ушей эти слова, Саша увел Настю в их комнату, плотно закрыл дверь и встал перед любимой на колени.
   - Милая, я дарю тебе целый мир, - напыщенно воскликнул он и протянул жене кольцо и тетрадь отца.
   - Ой, какая прелесть, - воскликнула Настя и немедленно стала примерять кольцо, не обращая никакого внимания на тетрадь, - Это твоей мамы драгоценность? Спасибо тебе, любимуля моя.
   Вдоволь налюбовавшись огромным серебряным бутоном розы, Сашина жена снова обратила внимание на мужа.
   - Саша, вставай. Зачем ты все на коленях стоишь. Нам надо серьезно поговорить. Я должна тебя предупредить. Мама и папа хотят на тебя серьезно надавить. Они считают, квартиру твоих родителей надо продать и купить загородный дом. Мне эта идея не очень нравится, но...
   - Настя подожди, - прервал Саша жену, - Садись и читай.
   Он силой усадил Настю на стул и сунул ей в руки тетрадь.
   Прочитав рукопись академика Свиндича, Настя вопросительно взглянула на мужа.
   - Это правда?
   - Правда. Лично проверил. Я же не зря сказал, дарю тебе целый мир.
   Эмоционально-романтический порыв Саши иссяк достаточно быстро. Его хватило только на пафосный подарок любимой и на восторженный рассказ о посещении иного мира. Что делать дальше с наследством отца Саша представлял себе плохо, и тогда за дело взялась Настя. Несмотря на всю фантастичность ситуации, она быстро перевела вопрос из области романтики в практическое русло.
   - Прежде всего, необходимо понять, что же представляет собой тот мир, - убеждала Настя мужа, - Записи ничего конкретного нам о нем не рассказывают, кроме того, будто его населяет "маленький народец". Я думаю, тебе надо найти в интернете все об этом термине, а я займусь организацией экспедиции для изучения открытого твоим отцом мира. Надо поговорить с моим шефом Денисом. Думаю, он может сильно помочь, лучшего организатора я в своей жизни не встречала. И обязательно надо позвать Сергея, Бориса и Иру. Это я тоже беру на себя. Соберемся в эту субботу на квартире твоих родителей и все обсудим окончательно.
   Предложение Насти Сашу вполне устраивало, он не любил ничего организовывать. Необходимость заниматься чем-либо подобным вызывало у него всегда внутреннее чувство неудобства. Но вот упоминание Дениса вызвало на лице Саши гримасу недовольства.
   Дениса Дробышева, легендарного начальника Насти, Саша видел только раз, но эта встреча навсегда породила в его душе неприязнь к этому человеку. Впрочем, неприязнь родилась еще раньше и возникла она в результате постоянных восторженных рассказов Насти о Денисе. Их личная встреча произошла на празднование дня рождения Насти и эту неприязнь только усугубила. Уже первая фраза сказанная Денисом показалась Саше очень обидной.
   - Ты даже не представляешь, какая жена тебе досталась, - сказал Денис, когда Настя знакомила его с мужем.
   - Представляю. Иначе бы на ней не женился, - пробурчал в ответ Саша, но его никто не услышал, Настя уже тащила Дениса знакомиться с Сергеем и Ирой.
   Весь вечер Настя в основном разговаривала со своим шефом и еще несколькими ребятами с ее работы, а Саша стоял в стороне и с тоской смотрел на жену. Тема разговоров не изобиловала большим разнообразием и постоянно крутилась вокруг проблем управления производством.
   - Менеджмент, менеджмент. Люди заучили иностранное слово и повторяют как попугаи, - вещал Денис, - Менеджер - человек, который осуществляет управление организацией, а организация может заниматься чем угодно. Собрались несколько человек денег срубить - организация. Но если они собрались просто посидеть пива попить - тоже организация. В обоих случаях процесс надо планировать и в обоих случаях человек, занимающийся этим - менеджер. В конце концов, даже сантехника дядю Васю можно назвать менеджером низшего звена, если у него есть ученик, которого дядя Вася заставляет вместо себя канализацию прочищать. Менеджмент - в первую очередь умение управлять людьми. А то сидит такая на телефоне рекламу ищет. "Вы нам рекламу не дадите?". "Нет!". "Ой, извините". А все туда же: "Я менеджером работаю...
   Когда обида Саши достигла вершины, он подошел к жене и вступил в беседу, пытаясь доказать Насте, он умнее и интереснее, чем Денис. Но Денис оказался даже более эрудирован, чем Саша. Попытка пустить в ход чувство юмора тоже не сработала. Сашины шутки, обычно доводившие окружающих до истеричного хохота, на этот раз встретили достойный отпор. Самолюбие Саши, привыкшего считать себя умнее окружающих, получило в тот день сокрушительный удар.
   - Ты чего сморщился? Что случилось? - спросила Настя. Сашина гримаса не ускользнула от ее внимания.
   - Ничего не случилось.
   - Я не вижу ничего? Это из-за Дениса? Какой ты глупенький. Он, между прочим, о тебе очень высокого мнения и всегда просит меня тебе привет передать. Договорились?
   - Договорились, - вздохнул Саша.
   Довольная Настя подскочила к мужу и звонко чмокнула его в щеку.
  

- 6 -

  
   Через три дня потенциальные исследователи иного мира собрались в квартире Свиндичей около Патриарших прудов. Каждый из присутствующих уже вкратце представлял, о чем пойдет речь, хоть и слабо верил в реальность происходящего. Пунцовая от волнения Настя прочитала рукопись академика, добавив к ней рассказ Саши об его личном эксперименте, а затем попросила мужа рассказать все, что ему удалось найти о "маленьком народце" в интернете.
   - Маленький народец, - это персонажи сказок и легенд, - начал свой рассказ Саша, - Феи и эльфы - вроде добрые, а великаны и тролли - злые. Все, что касается этого народца, в основном находится в области компьютерных игр. Сведений много, но все они из области сказок, а не реальности. Есть правда и серьезные исследования. Во второй половине XVII века в Шотландии жил ученый-священник Реверенд Крик, получивший степень профессора в Эдинбурге. Монах собрал сведения о феях, гномах и эльфах и написал труд "Тайный союз эльфов, фавнов и фей". По его теории маленький народец существовал в период позднего неолита на Британских островах, но в VI веке нашей эры его жестоко изгнали со своих земель вторгшиеся кельты. После этого народец жил в лесах и высоко в горах. Несмотря на обиду на людей с маленьким народцем не связывали зло: кто дружил с ними, тому улыбалось счастье.  Так было до тех пор, пока монахи и проповедники веры не заклеймили маленький народец, как злых духов. Началось гонение. В Ирландии, например, их считали падшими ангелами, избежавшими возмездия и не достигшими ада. Якобы свалившись на землю, они стали феями и домовыми, а попавшие в трещины и ущелья гор превратились в злых карликов и гномов. Самое интересное, маленький народец, похоже, действительно существовал. Вблизи острова Льюиса на Внешних Гебридах у западного побережья Шотландии расположен небольшой островок, где по легенде жили и были похоронены крохотные человечки, обитавшие в этих местах с давних пор. Во времена раскопок еще в XVI веке там действительно обнаружили останки маленького народца - их кости и черепа. Ряд исследователей утверждает, и ныне маленький народец обитает у нас под ногами. Эта фраза является определяющей. Она полностью согласуется с теорией отца. В какой-то момент маленький народец ушел в параллельный мир, спустившись на этаж ниже в мироздание, которое описал папа. Вот с кем нам, скорее всего, и придется иметь дело.
   Блаженная улыбка озарила лицо Бориса.
   - То есть мы по-настоящему попадем в мир, описанный на страницах "Властелина колец"? Все о чем мы читали и все, о чем мечтали на наших собраниях в Измайловском парке, может осуществиться в реальности? Вот это круто. Я даже мечтать не мог о том, что смогу поговорить с живым эльфом на его языке. Сашка - ты просто Профессор.
   - Почему Профессор? - удивился Саша.
   - Среди толкинистов так самого Толкиена зовут. Ведь он собственно из ничего создал силой мысли целый новый мир. Ты тоже Профессор, раз открыл дорогу в такой же мир как у Толкиена, но уже настоящий, а не придуманный.
   - Если я Профессор, тогда Настя - Королева. Ведь я подарил этот мир ей и значит она его правительница, - заявил Саша. Он никогда не отказывал себе в удовольствие лишний раз побыть пафосным.
   - Настюха - королева, а кто тогда я? Подруга королевы? - поинтересовалась Ира.
   - Ты старшая фрейлина, - пошутил Сергей.
   - Я не хочу быть фрейлиной. Это же что-то типа современной домработницы: одень, раздень, принеси, унеси.
   - Тогда будешь фавориткой, - не унимался Безымянный.
   - Фавориткой кого? Короля? А король что ли ты? Вот уж надо очень, - обиделась Ира.
   - Я не король, - успокоил Сергей девушку, - Короли все жестокие, а я белый и пушистый. Я буду Пушок, а Борька будет Наф-Наф. Он вылитый "Три поросенка" в одном лице.
   - Ага. А операцию назовем "Ы". Чтобы никто не догадался, - вмешался в разговор Денис, - Детский сад - штаны на лямках. Сейчас соберем всех помешанных на "Властелине колец" и дружными колоннами с песнями отправимся в новую жизнь. Я уважаю фантастику и вполне допускаю существование параллельного мира, но в сказки не особо верю. Кого-то мы в ином мире, конечно, встретим, но не думаю, будто это будет крестная Золушки. В гуманный инопланетный разум, только и мечтающий о том, как бы ему осчастливить землян я тоже не верю. Поэтому прежде чем уходить в другую параллель необходимо подготовиться. Нужно оружие, рация, одежда продовольствие. Нужны люди, владеющие навыками боя...
   - Зато теперь я знаю, кем будешь ты, - пробурчал себе под нос Сергей, - Ты будешь нашим "Сэнсэем" - учителем и наставником.
   - Ты о чем? - не расслышал Денис.
   - Я говорю, у меня есть пара хорошо знакомых ребят из секции "тейквондо". Думаю, они согласятся пойти с нами, - громко произнес Сергей.
   - Хорошо. Но совсем не маловажно, для всего этого нужны деньги. И тут встает главный вопрос: а какова цель нашего путешествия? Давайте рассмотрим параллельный мир как бизнес-проект. Он сможет окупиться или принести прибыль? Что нам даст эта экспедиция?
   - Счастья, Денис. Она даст нам счастье, - улыбнулся Саша, - Я видел мир, в который мы собрались. Он на порядок прекрасней, чем наш. И потом, ты хоть раз читал сказку, где не упоминаются сокровища? А мы собрались в сказку, независимо от того, веришь ты в них или нет.
   - То есть, если я дам деньги на экспедицию, ты гарантируешь, мы их вернем?
   - Гарантирую, Денис. Если хочешь, могу дать под залог эту квартиру.
   - Согласен. Это уже деловой разговор. Давайте теперь обсудим список необходимых вещей...
   - Молодец, - прошептала Настя на ухо мужу и крепко сжала его руку.
   "Йес! Я сделал его. Счет один - один, Денис" - злорадно подумал Саша.
  

- 7 -

  
   Чуть больше месяца потребовалось на подготовку к экспедиции и, наконец, долгожданный день настал. Широко открытыми глазами Настя смотрела на открывшиеся перед ней ворота в иной мир. Только сейчас девушка до конца поняла, на какой шаг решились она и ее друзья. Настя много рассуждала на тему параллельных миров, но все разговоры были из области "разговоров не о чем". С таким же успехом она могла рассуждать на тему "Как я поступлю, если стану президентом России". Вращающаяся воронка завораживала и притягивала к себе. Она словно высосала из Насти все чувства, оставив только трепет от предвкушения первого шага в чужой мир и почти бесконтрольный животный страх перед тем, что ждет ее там.
   Пытаясь найти поддержку у друзей, Настя огляделась вокруг и невольно улыбнулась. Кого-то лучше, кого-то хуже, она знала всех окружавших, но в таком необычном виде девушка видела их впервые. Окажись сейчас в комнате человек, не знающий, что здесь происходит, он подумал бы, будто попал на репетицию самодеятельного театра. В некоторой степени так оно и было. Дело в том, что после небольшого совещания решили, маленький народец, скорее всего, покинул Землю, спасаясь от жестоких преследований католической церкви. Поскольку период рассвета инквизиции приходится на конец пятнадцатого, начало шестнадцатого веков, то именно в это время феи и эльфы и ушли из параллели людей. Исходя из этого, решили одеть экспедицию в костюмы максимально приближенные к той эпохе. Решить вопрос взялся Борис, тетя которого работала директором Дома Культуры. Сам ДК уже давно существовал за счет сдачи в аренду своих помещений, но на его складе еще можно было найти запыленные театральные костюмы. В результате получилось то, что получилось.
   На Насте оказалось надето темно-зеленое платье с расширенным силуэтом, завышенной талией, шнуровкой и украшением из парочки искусственных цветов. Платье это могло принадлежать как Джульетте, так и любой другой героине пьес Шекспира. Ире повезло хуже - ей достался костюм Мальвины, состоящий из короткого голубого платья расшитого белыми кружавчиками и белых панталон. От большого банта и голубого парика девушка наотрез отказалась.
   Из мужской части экспедиции лучше всех смотрелся Сергей. Его костюм больше всего напоминал одеяние Д'Артаньяна или гардемарина. Голову Безымянного украшала широкополая шляпа с пером, а на поясе висела купленная по случаю у предприимчивого сотрудника исторического музея настоящая шпага. Саша, Борис и Денис подобными изысками заниматься не захотели, и оделись в привычные джинсы, футболки и кроссовки. Единственной приметой старины на них оказались сшитые из сукна двубортные кафтаны с медными пуговицами. Еще более примитивно оделись приглашенные Сергеем в экспедицию в качестве бойцов его знакомые из секции тейквондо. Звали ребят Слава Туров и Вадим Солнцев, и они являлись полной противоположностью друг друга. Первый был грубым и циничным здоровяком, второй - щуплым на вид интеллигентом. Все время, которое они проводили вместе, уходило у них на постоянные споры и взаимные подтрунивания. Возможно, именно постоянное желание доказать собственное превосходство над оппонентом и привело к тому что долго друг без друга Слава и Вадим находиться не могли. В отличие от остальных участников экспедиции, они согласились участвовать в походе за солидное вознаграждение и поэтому на их костюмах решили сэкономить. Одеты соратники Сергея по "тейквондо" были в штаны от спортивных костюмов и жилетки на голое тело. Идея подобного костюма принадлежала Борису, который утверждал, так Слава и Вадим выглядят, будто захваченные в плен и взятые в услужение сарацины.
   К чести исследователей неизведанного мира стоит отметить, такой несерьезный и немного детский подход ограничивался только выбором костюмов. Все остальные вопросы подготовки к походу во многом благодаря Денису решались очень профессионально. Запасы пищи, состоящие из консервов и концентратов, теплая одежда, спальные мешки, портативные радиостанции, соответствующие требованиям международного стандарта и оружие. Много оружия. В арсенале у экспедиции имелись боевые ножи с длиной клинка более тридцати сантиметров, армейские пистолеты с запасом боекомплекта и даже один автомат Калашникова. Более того, за последний месяц участники похода много времени провели в тире, в результате чего даже девушки научились вполне прилично стрелять.
   - Итак, повторяем последний раз, - лицо Дениса было напряжено, - Первыми идем я, Слава и Вадим. Если все в порядке, мы сообщаем по рации и Сергей проводит девушек. Затем Борис. Последним идет Саша и забирает с собой прибор. И пожалуйста, держите оружие наготове. Проверти рацию. Все включили? Пошли.
   С автоматом в руках Дробышев шагнул вперед. Вслед за ним в сияющей воронке исчезли "сарацины". В комнате повисла тягостная тишина. Настя видела, как побелели от напряжения костяшки пальцев у Саши, судорожно сжимающего рацию. Прошло несколько минут, но сигнал не поступил.
   - Что-то случилось. Надо выручать ребят, - не выдержали нервы у Сергея, но в это время из воронки появился Слава.
   - Вы чего? С дуба рухнули? Почему не отвечаете на вызов? - не скрывая раздражения, поинтересовался он.
   - Не было вызова, - пояснил Борис.
   - Все понятно. Радиосигнал между параллелями не проходит, - догадался Саша, - Интересно, какие нас еще сюрпризы ждут. Настя, Ира, Сергей - идите. Ваша очередь.
   Настя глубоко вздохнула, задержала дыхание и шагнула вперед. Через мгновение она стояла рядом с Денисом и с восторгом рассматривала уже знакомое по рассказам мужа помещение.
   Вопреки ожиданиям Насти переход не вызвал у нее неприятных ощущений.
   - Вот так просто? - удивлялась девушка, - Ни боли, ни головокружения. Один шаг вперед и я в другом мире. Подумать только, эти стены сложены нечеловеческими руками из чуждого людям материала, а так похожи на обычные земные стены...
   - Все на месте? Переход оставляем открытым и двигаемся дальше, - голос Дробышева оторвал Настю от ее размышлений.
   На этот раз экспедиция двинулась в противоположную от террасы сторону и оказалась на узкой крутой лестнице ведущей вниз. Как и стены здания, лестница была сделана из грубо обтесанного камня. Идти по шершавым ступеням оказалось тяжело, да вдобавок лестницу окутывал полумрак. В полной тишине друзья спускались все ниже и ниже, и с каждым шагом мрак становился гуще.
   - Смотрите! - вдруг воскликнула Настя.
   От неожиданности Слава споткнулся и чуть не скатился кубарем по ступеням.
   - Что ты вопишь? Чуть шею из-за тебя не свернул, - набросился он на девушку.
   Не обращая внимания на ругань Турова, Настя повторила: "Смотрите". Она подняла над головой руку с надетым на палец кольцом в виде распустившейся серебряной розы и все увидели, оно светится бледным лунным светом.
   - Не к добру все это, - прошептала Ира.
   - Ты ничего не понимаешь, - не согласился с ней Борис, - Это свет эльфийского камня, а значит с нами силы добра.
   Услышав подобное, Слава многозначительное покрутил пальцем у виска.
   - Знал бы я, в какой дурдом попаду, на сто долларов больше попросил бы.
   - Сам ты дурдом. Книжки читать надо, Слава, а не только по ночным клубам болтаться. Давай, двигай, - чуть подтолкнул Турова в спину Вадим, и экспедиция продолжила спуск.
   Лестница оказалась не такой длинной, как казалось вначале. За очередным крутым поворотом в лицо исследователям брызнул яркий дневной свет, а еще через несколько минут они оказались на улице сказочного города.
   То, что предстало перед глазами членов экспедиции, больше всего напоминало хаос восточного базара. Все пространство между двумя рядами удивительных домов наполняли странные пряные запахи и непонятный говор. Мимо Насти стремительно проносились стайки маленьких крылатых существ и куда-то спешили бородатые, страшные на вид мужчины вперемежку с нереально прекрасными женщинами. Никто из жителей города не обратил на девушку и ее друзей никакого внимания. Все происходящее было настолько нереально, что даже Денис растерянно озирался вокруг и ничего не предпринимал.
   Неожиданно за углом ближнего строения раздался громкий стук, словно кто-то забивал в землю сваи. Настя почувствовала, как задрожала земля под ногами. Через мгновение перед членами экспедиции появился отвратительный великан. Его тело запорошила земля, и покрыл мох. Глаза чудовища были навыкате, широкая пасть разинута, а в лапах оно держало огромную дубину. Распухший нос великана постоянно двигался, к чему-то принюхиваясь. Заметив людей, чудовище довольно рыгнуло и двинулось прямо на них. Насте показалось, будто мутный взгляд великана сфокусировался именно на ней. Застыв от ужаса, девушка забыла о том, что у нее есть оружие, что надо как-то спасать свою жизнь. Неотвратимость гибели сковало мозг и тело. В отчаянье девушка закрыло лицо ладонями, и приготовилась к смерти, но ничего страшного не произошло. Отняв от лица руки, Настя увидела, великан стоит перед ней на коленях и смотрит на нее преданными собачьими глазами.
   - Королева вернулась! - взревело чудовище и Настю обдало теплым зловонным воздухом из его пасти.
   В ту же секунду движение на улице прекратилось. Один за другим жители города вставали на колени и повторяли вслед за великаном.
   - Королева вернулась!
  

- 8 -

  
   - Расскажи, как вы узнали меня. Я хочу услышать об этом еще раз, - попросила Настя фею, вплетавшую в ее волосы лепестки роз.
   - Ах, ваше высочество, вас так долго не было в Стране Фей, и вы успели многое забыть. Наша королева забыла, она обладает огромной волшебной силой и может преобразиться в кого угодно. Только по "Эльфийской Розе" подданные узнавали вас, ваше высочество. Так было всегда и так будет вечно. Вот это колечко на вашей руке и называется "Эльфийская Роза". Гривендальтор увидел его и понял, перед ним сама королева Моргана. Как мы счастливы, что вы вернулись к нам, ваше высочество.
   Гривендальтором звали того самого тролля, который так сильно напугал Настю на улице Нового Оберона, столицы Страны Фей, а весело щебетавшую фею звали Феечка и она являлась одной из приближенных королевы фей.
   "Значит, теперь я Моргана, великая повелительница этого мира", - Настя никак не могла свыкнуться с этой удивительной новостью.
   Первым ее порывом стало желание объяснить жителям Страны Фей, что они ошибаются, но с этим не согласились остальные члены экспедиции. Денис объяснил, какие выгоды можно будет извлечь из сложившейся ситуации и на этот раз его поддержал даже Саша. В результате Настя осталась в роле королевы, и постепенно ей это стало даже нравиться.
   Настя была типичной "тургеневской девушкой". Застенчивая, угловатая внешне и романтичная внутри, она всегда стремилась к чему-то особенному. Ей так хотелось, чтобы ее жизнь стала бесконечным подвигом.
  
   Всегда возвышенные чувства,
   Порывы девственной мечты.
   И прелесть важной простоты.
  
   Но подвигов не происходило, а в школе она считалась кем-то вроде "гадкого утенка". В первых красавицах Настя никогда не значилась и в отличие от своей подруги Иры, которая меняла мальчиков каждые полгода, с ребятами не дружила. Повзрослев, ближе к окончанию школы, Настя незаметно для самой себя вдруг превратилась в очень красивую девушку, а через некоторое время в ее жизни появился Сергей. С Безымянным она познакомилась на сборище "толкинистов", куда Настю притащила Ира, крутившая в то время роман с кем-то из "эльфов". Не сказать, что Сергей уж очень сильно Насти понравился, но это был первый парень, обративший на девушку внимание, и еще он с таким восторгом всегда смотрел на нее. Жизнь Насти двигалась по проторенной до нее миллионами женщин дороге - институт, свадьба, дети, но не этого жаждала ее душа. Ей хотелось чего-то более возвышенного, и оно пришло в лице Саши Свиндича. Умный, красивый, веселый с вечно грустными глазами побитой собаки, Саша стал предметом тайных воздыханий всей женской половины НИИ Материаловедения. Он был совсем не похож на ровесников Насти. С ним девушке оказалось легко и интересно, а то, что такой человек без памяти влюбился в нее, еще и льстило ее самолюбию. Полюбила ли Настя самого Сашу или ей нравилось то, как он любит ее, но, тем не менее, чувства девушки были сильными и искренними. Насте очень хотелось сделать этого человека счастливым и самой стать счастливой рядом с ним. Ведь это и был подвиг, о котором Настя всегда мечтала. Преодолев все преграды, она победила и вышла замуж за Сашу, но после этого его героический ореол пропал. Саша превратился в обычного домашнего мужчину с кучей недостатков, а темы их разговоров постепенно становились обыденными и приземленными. Свято место пусто не бывает, и звание Настиного кумира перешло к Денису. Вот с кем девушке стало действительно очень интересно. У нее и Дениса оказалось так много общего и это опять вернуло в жизнь Насти подвиг, поскольку "но я другому отдана и буду век ему верна". Превратившись в королеву фей, Настя поняла, теперь ее подвиги перешли на качественно новый уровень. Теперь она могла сделать нечто очень важное и полезное не только своему мужу или друзьям, но и всему человечеству.
   - Ваше высочество забыло страну фей, а я почти забыла мир людей, - продолжала говорить Феечка, - Пообещайте, если вы снова захотите навестить их, то возьмете меня с собой. Ведь я всегда была вашей любимицей. Да и нельзя вам одной в мир людей. Вдруг вы опять в кого-нибудь превратитесь и снова все забудете. Представляете, какой это будет ужас для всех нас?
   - Успокойся милая Феечка. Я обязательно возьму тебя с собой.
   - Спасибо, ваше высочество.
   - Скажи, а люди, которые пришли со мной. Почему вы приняли их в свой мир?
   Глаза маленькой феи наполнились слезами.
   - Мне так жаль вас, ваше высочество, но я верю, любовь и забота ваших поданных вернет вам память. Дело в том, что феи не воюют сами. Они не могут держать в руках холодное железо. А поскольку от вредных гоблинов толку мало, нас всегда защищали воины-люди. Помните короля Артура и его рыцарей? Хотя откуда вам помнить. Вы ввели этих людей в наш мир, как наших защитников, а потом забыли об этом. Бедная, бедная королева.
   Феечка собралась разреветься от избытка сострадания к своей королеве, но в этот момент двери тронного зала открылись, и в них вошел Безымянный.
   - Королева, - Сергей сорвал с головы шляпу и поклонился, - Я пришел сообщить вам, по указанию сэра Сэнсэя я и сарацины отправляемся в поход.
   - Феечка, оставь нас. Мне надо переговорить с сэром Сергеем.
   - Сережа, какой поход? Куда? - удивленно спросила Настя, когда осталась наедине с Безымянным.
   - На поиски обещанных вашим мужем, сэром Александром, сокровищ, сударыня. Ни во дворце, ни в городе залежей золота и драгоценных камней я не наблюдал, а жить на что-то надо. Да и изучить окружающую нас местность тоже необходимо. Так что, давайте, благословляйте меня, - Сергей вынул из ножен шпагу и протянул Насте.
   - Это-то зачем? - улыбнулась девушка.
   - Это местная традиция, а традиции надо чтить. Или вы отказываете мне в чести быть вашим рыцарем.
   - Мальчишка ты Сережка. Все как маленький в войнушку играешь. На колени рыцарь.
   Безымянный послушно встал на колени, и Настя положила шпагу на его плечо.
   - Благословляю ваш поход, сэр Сергей и пусть вам способствует удача.
  

- 9 -

  
   Сергей прикрыл ладонью уставшие от яркого света глаза. Солнце в этом мире сияло нещадно, но, что удивительно, ни жары, ни духоты не чувствовалось. Уже полдня отряд Безымянного состоящей из самого Сергея, Славы и Вадима ехал по параллельному миру, но ничего удивительного или сказочного на своем пути пока не встретил. Вокруг простиралась однообразная местность больше всего похожая на степь: высокая трава с белыми пушистыми хвостами, редкие заросли ракитника, да небольшие осиновые рощи на возвышениях. Необычным казалось только огромное количество цветов, как похожих на земные, так и совершенно неизвестных людям. В качестве транспорта отряд использовал лошадей из королевской конюшни. Навыками верховой езды ребята не владели, а несколько уроков полученных у конюха-гоблина явно не хватало, чтобы чувствовать себя в седле уверенно.
   - А мне здесь нравится, - вдруг заявил Вадим, - Как в песне. "На дальней станции сойду, трава по пояс". Была такая. У меня мама ее часто напевает.
   - Тоже мне, певец нашелся, - сквозь зубы процедил Слава, - Чего хорошего, если у меня от этой лошади все тело болит.
   И он подробно и в недостаточно приличных выражениях пояснил, что и как у него болит.
   - От тебя Славик у кого угодно уши завянут. Только и умеешь драться со всеми подряд и ругаться.
   - Ты Вадим, если такой интеллигентный, зачем к нам в секцию пришел. У нас, знаешь ли, по лицу иногда бьют.
   - Чтобы от идиотов подобных тебе уметь защищаться.
   - Тихо вы, - приказал Сергей, - смотрите.
   На ближайшем холме, за кучкой деревьев, словно по мановению волшебной палочки из земли вырос неприглядный на вид средневековый замок. Стены местами обвалились, а в кровлях зданий сияли огромные дыры.
   - Откуда он взялся? - удивился Вадим, - Его же секунду назад не было.
   - В том-то и дело. Едем. Посмотрим на это чудо, - Сергей направил лошадь в сторону замка-призрака.
   Отряд подъехал к замку и спешился. Вблизи стены выглядели еще более старым. Камни, из которых их сложили, обильно покрывали мох и плесень. Сквозь пролом в стене путешественники прошли во внутренний двор замка. Неожиданно внимание Сергея привлек едва уловимый шорох донесшийся сверху. Подняв голову, он увидел здоровый булыжник, летящий прямо на голову Славы. В последний момент Безымянный оттолкнул парня в сторону и камень с глухим стуком упал на землю. В тот же момент, откуда не возьмись, выскочил странного вида человек с железным копьем в руке. На его голову была надета кожаная шапка, вымазанная чем-то красным. В основном краска давно высохла и обсыпалась, но кое-где еще оставались тусклые бурые пятна. Пока члены отряда во все глаза смотрели на это удивительное существо, оно сделало молниеносный выпад, нацеленный в грудь Сергея. Если бы на месте Безымянного оказался кто-либо другой, смерть была бы неминуема, но Сергей являлся отменным фехтовальщиком и успел своей шпагой отвести копье в сторону. Завязался бой. Несмотря на тяжелые железные сапоги на ногах, существо двигалось необычайно быстро. Уже через некоторое время у Сергея рябило в глазах от его перемещений. Краем глаза Безымянный заметил, Вадим достал пистолет, но тот ходил ходуном в его трясущихся руках.
   "Почему он не стреляет" - в отчаянье подумал Сергей, отбивающейся уже из последних сил. Безымянный понял, если он хочет спасти жизнь, необходимо как можно быстрее завершить сражение. Собрав в кулак последние силы, Сергей поднырнул под копье и, не глядя, ткнул шпагой туда, куда, по его мнению, должен был переместиться противник. Какое-то мгновение существо удивленно смотрело на клинок в своей груди, а затем замертво рухнуло. Сергей облегченно вздохнул и без сил сел на траву рядом с поверженным врагом.
   - Ты чего не стрелял? - спросил он Вадима.
   - Не смог заставить себя нажать на курок. Наверно я не способен убить даже такую тварь.
   - А я так перепугался, вообще про все на свете забыл, - вставил Слава, - Про пистолет и не вспомнил. А ты молодец. Круто ты его.
   - Да ничего не круто. Нашли наемного убийцу. Просто это не настоящий мир. Не наш, - попробовал объяснить свои чувства Сергей, - Здесь все словно понарошку. Все нарисованное как в мультике. Я будто бы в кино попал. Вы же не переживаете, если в кино кого-нибудь убивают? Вот и я также.
   - Я тебя понимаю, - вздохнул Вадим, - Но все равно не могу. А что теперь с этим будем делать?
   Но ничего делать не пришлось. И замок, и его хозяина окутал белесый туман, а когда рассеялся, они просто исчезли.
   Под недовольное ворчание Славы, который непрестанно требовал премиальные за свои мучения, отряд продолжил путь. Однако не прошло и часа как на его пути встретилось новое приключение.
   Ни с того, ни с сего, при полном отсутствии дождя и даже облаков в небе, над полем вспыхнула яркая радуга. Самое удивительное, было ясно видно, откуда радуга поднималась в небо. Подъехав поближе к этому месту, путешественники увидели коренастого бородатого старичка одетого в зеленый костюм и шляпу. Вооружившись маленькой лопаткой, старичок засыпал землей ямку у самых корней тернового куста. Рядом с ямкой валялось несколько башмаков.
   - Здравствуйте дедушка! - поздоровался Сергей.
   Услышав его голос, старичок немедленно бросил лопатку, уселся на траву, загородив собой ямку, и заявил.
   - А я что? Сижу, башмаки починяю, никому не мешаю.
   При этом один из башмаков, проявляя чудеса прыгучести, подскочил с земли и оказался в руках старичка.
   - Извините, а вы не знаете, что за тип живет в разрушенном замке и носит красную шапку? - поинтересовался Безымянный, чтобы как-то начать разговор.
   - Неужто вы паури видели? - удивился старичок, - А я думал, они померли все давно. Паури - они и есть "Красные шапки". Живут в полуразрушенных замках и на путников охотятся. А как поймают путника, так убивают, а шляпы свои человеческой кровью мажут. А все почему? Если крови на шляпе не будет, то паури умрет. А вы значит, их видели и живы остались? Чудеса.
   - Не переживай, дедок. Больше их никто не увидит, - хихикнул Слава, - Убили мы твоих паури.
   - "Пушок", смотри, - Вадим поднял с земли пару башмаков и протянул Сергею. Все башмаки, лежащие на земле, оказались на левую ногу.
   - Странно, - подумал Сергей и спросил, пытаясь заглянуть за спину старичка, - А что это вы тут закапываете, дедушка?
   Старичок шустро передвинулся, лишая Безымянного возможности заглянуть в яму, и злобно прошамкал.
   - А тебе какое дело? Иди человек своей дорогой, коли неприятностей не хочешь.
   - А вот чего он прячет, - Слава быстро прошмыгнул за спину старичка и достал из ямы горшочек полный золотых монет.
   - Не тронь горшочек, - немедленно завизжал старичок, - Напросились вы люди. Колдовать сейчас буду. Превращу-ка я вас в сусликов. Будете мне новые ямки рыть.
   - А вот только попробуй. Мы слуги королевы Морганы. Хочешь против ее высочества пойти?
   О возвращении королевы, да еще вместе с воинами старичок, похоже, уже слышал, поскольку сразу сник.
  

- 10 -

  
   После нахождения золота лепреконов, а именно так называли зеленого старичка по уверению Феечки, жизнь людей в Стране Фей немного успокоилась. По крайне мере, материальной вопрос успешно разрешился. Золото из горшочка пронесли через переход между мирами и сдали в одну из московских скупок. Особенно радостно было узнать, на следующий день сданные в скупку монеты снова вернулись в заветную ямку. После того, как Сергей нашел еще несколько подобных ямок, члены экспедиции стали просто купаться в деньгах.
   Из жителей Страны Фей наиболее сблизились с людьми тролль Гривендальтор, получивший от Славы прозвище "Гривенник", фея Феечка и конюх королевы Морганы гоблин по имени Пеенджиил. Остальные не обращали на королеву и ее воинов-людей особого внимания. Конечно, если они встречали Настю или кого-либо из ее свиты, то вставали на колени и подобострастно кланялись. Более того, если им что-то приказывали они это выполняли, но после старались как можно скорее скрыться подальше от глаз королевы.
   Приказами своих подданных Настя не утомляла, но иногда отправляла первую, подвернувшуюся ей под руку фею, в мир людей на помощь Борису, менявшему золото лепреконов на реальные деньги. Задача феи заключалась в том, чтобы уничтожить паспортные данные Бориса в книге приема скупок. Собственно Борис был единственным из их компании, кто занимался хоть каким-то делом. Поскольку его вид добродушного толстяка располагал к доверию и не внушал подозрений, именно на него и легла ответственность за финансовые операции на Земле. Все оставшееся время "Наф-наф" проводил в королевской библиотеке, пытаясь разобраться в древних книгах, написанных на настоящем эльфийском языке, который к неудовольствию Бориса отличался от того, что находился в ходу среди "толкинистов". Остальные члены экспедиции проводили время в праздности и безделье. Саша Свиндич просто наслаждался покоем. Его жена с легкой долей удивления собой все больше входила в роль великой и прекрасной повелительницы. Ира все время проводила с феями, пытаясь выведать у них секреты их удивительной красоты. Слава и Вадим безуспешно пытались флиртовать с местными девушками, в результате чего они либо претерпевали сами немыслимые трансформации либо по-полдня ходили завороженные. Сергей же проводил все время в тренировочных боях с гоблинами, которые в отличие от фей оказались неплохими воинами.
   "Сэнсэй" Денис в Стране Фей появлялся редко, проводя основную часть времени на Земле, где продолжал работать, и где у него находилась семья, но именно Денис в один из своих визитов нарушил размеренный ход существования людей в параллельном мире, потребовав созыва общего собрания членов экспедиции.
   - Дамы и господа! - неожиданно официально и напыщенно обратился Денис к своим товарищам, когда они собрались в тронном зале королевы Морганы.
   - Во-первых, хочу от имени всех присутствующих поблагодарить нашего "Профессора" за то, что он вырыл для нас эту чудесную норку под названием Страна Фей, куда мы, словно страусы в песок, с удовольствием спрятали свои головы. Во-вторых, хочу сказать, я презираю нас всех, включая и себя, за то, что мы скрылись от реальной действительности в этом мире нелюдей. Очень удобно уйти жить на страницы сказок братьев Гримм или Гауфа и наслаждаться там счастьем и покоем, предпочитая не вспоминать о том, как живут люди вне пределов переплета этой волшебной книги. Разрешите, я напомню вам об этом. Известно ли вам, что в России восемьдесят пять процентов территории не пригодны для жизни людей. Это вечная мерзлота, болота, реки, леса и горы. Ну и совсем немного овраги, пустыни и солончаки. Таким образом, лишь пятнадцать процентов территории остается россиянам для счастливой жизни. Это чуть больше чем Судан, но меньше Казахстана. При этом мы имеем около сорока тысяч брошенных деревень и живем в основном за счет продажи нефти и газа. В России шестьдесят два миллиардера. Полтора процента населения владеет половиной всех национальных богатств, а прожиточный минимум составляет четыре с половиной тысячи рублей в месяц. Это примерно сто пятьдесят долларов США. Но даже до такой мизерной цифры не дотягивает сорок три миллиона человек. Для примера в том же США черта бедности составляет полторы тысячи долларов. Каждую минуту в России умирает пять человек, а рождается только трое. Получается, смертность превышает рождаемость почти вдвое и это не удивительно, если принять во внимание, что более половины продуктов и лекарств на прилавках магазинов являются подделками. Среднестатистический россиянин потребляет в год восемнадцать литров спирта, а по данным экспертов потребление уже восьми литров ведет к серьезной деградации населения. Подумайте об этом. Или мы забыли, что мы люди. Мы жители параллели под названием Земля. А ведь у нас есть уникальная возможность создать мир, о котором тысячу лет мечтали люди. Не утопический социализм, а реальное общество, каждый член которого не будет знать про голод, нищету и войну. Общество, где не будет бедных и богатых, зато будет то, что мы так глупо уничтожаем на Земле: чистая экология и новые источники энергии. Мы сможем перечеркнуть историю человечества и написать ее заново. Это будет мир, где будет править добродетель и общечеловеческая мораль, в котором каждый сможет с гордостью сознавать, он ЧЕЛОВЕК. Разве это не прекрасно?
   - Прекрасно. Никто с этим и не спорит. А что конкретно ты предлагаешь? - поинтересовался Борис.
   - Я предлагаю идти дальше и найти параллель, подходящую для реализации этой идеи. К сожалению, Борис, ни так обожаемый тобой мир Толкиена, ни эта параллель для реальной жизни не подходят. Надеюсь, со мной все согласны? Идем дальше?
   - Я не согласен, - заявил Саша.
   - Саша, как ты можешь? - моментально возмутилась Настя.
   Глаза ее горели. Еще бы. Ведь впереди королеву фей ждал новый подвиг.
   - Я боюсь, мы потеряем то, что уже нашли и ничего не приобретем взамен.
   - А я считаю, твой отец был бы счастлив, если бы узнал, для какой цели мы используем его изобретение.
   - Раз мнения разделились, я ставлю вопрос на голосование - прервал перепалку супругов Денис - Я - за. Саша, ты, я понимаю, против?
   - Да. Я против.
   - Ира?
   - Против.
   - Настя?
   - Конечно за.
   После этого ответа дальнейшее голосование теряло смысл. Как верный рыцарь, Сергей был всегда на стороне Насти и конечно голосовал "за". Борис больше всего на свете ценил мнение своего друга и стал солидарен с Сергеем. В результате, четверо "за" и двое "против".
   - Слава?
   - А нам все равно. Мы же наемники. Нам платят - мы работаем.
   - Честно говоря, с вами интересно, - дополнил своего заклятого друга Вадим, - Поэтому вы решайте, а мы с вами. Получается, мы воздерживаемся.
   - При двух воздержавшихся большинством голосов решение принято. Мы идем дальше.
   - Раз вам так хочется - идем. Но запомните, я вас предупреждал, - недовольно пробурчал Саша.
   Денис облегченно вздохнул. Согласие Саши не препятствовать общему решению играло для него немалую роль, и дело было даже не в приборе академика Свиндича. Легко убеждающий всех в своей правоте и без труда добивающийся морального превосходства над собеседником в общении с Сашей Денис натыкался на невидимую стену, брешь в которой ему не удавалось пробить и это добавляло "Профессору" в глазах Дробышева небывалый авторитет.
   - Я предлагаю отправить в новую параллель двух человек, - перешел к изложению конкретного плана Денис, - Одним из них обязательно должен быть Сергей. С его умом, актерскими навыками и опытом ближнего боя он просто обязан стать первопроходцем. Ну а кто будет вторым, Слава или Вадим, Сергей сам выберет.
   - Со мной пойдет Борис.
   - Почему? Ведь из Бориса боец никакой.
   - Не согласен. Стреляет он лучше нас всех. Не зря у него отец военный. И главное, мы с ним знакомы почти с грудного возраста и доверяем друг другу. Если я скажу, надо сделать то-то и то-то, Борис сделает это, не раздумывая, и не будет выяснять, зачем и для чего. Согласитесь, это важно. Мы там будем вдвоем против целого мира, и времени на споры не будет.
   - Хорошо. Борис, так Борис. Сережа, тебе необходимо проанализировать политическую и экономическую ситуацию в параллели. Если, конечно, будет чего анализировать. И обязательно рассмотри возможности подхода к властным структурам. Нам нужна власть. Без власти проект обречен на провал. Ну а на тебе, Саша, организация перехода. Получится?
   - Надеюсь. Правда, система координат в Стране Фей мне совсем неизвестна, но попробую рассчитать окно, основываясь на земных данных.
   Переход в следующую параллель Саша открыл, правда, совсем не там где собирался, так как привязка к земным координатам действительно привела к ошибке. Вместо одной из комнат дворца воронка образовалась в нескольких километрах от Нового Оберона. Пока Сергей и Борис готовились к походу в новый мир, следить за переходом со стороны Страны Фей на всякий случай поручили Пеенджиилу.
  

- 11 -

  
   После принятия решения о походе в следующую параллель на экспедицию одна за другой посыпались неприятности. Начало черной полосы положила просьба Дениса, который попросил Настю вернуться с ним на Землю и переговорить с его женой. Из-за постоянных длительных отлучек Дениса из дома она обвинила мужа во всех смертных грехах и грозила разводом. Настя согласилась, решив заодно лично обменять очередную партию золота. Припомнив давнюю просьбу Феечки, девушка решила взять с собой в мир людей и свою верную служанку, а на следующий день после возвращения в Страну Фей Феечка пришла в покои своей королевы грустная и печальная. Было понятно, она очень хочет что-то сказать, но никак не решается.
   - Ваше высочество позволит мне сказать слова не очень приятные для ее ушей? - наконец решилась фея и, получив разрешение, продолжила, - Королева, наверно, не знает какие слухи ходят по городу, но я слышала их от своих подруг. Многие в Новом Обероне сомневаются, что вы, ваше высочество, истинная Моргана. Они говорят, вас заворожил какой-то более могущественный волшебник, а некоторые даже утверждают, будто вы простая смертная.
   - Феечка, ты же знаешь, это неправда. Я королева Моргана. Ведь Гривендальтор меня сразу узнал.
   - Это так. Кольцо эльфов на вашем пальце и я очень хочу верить вам, ваше высочество. Вы нравитесь мне в вашем новом обличье. Вы красивы, милы и добры. В вас нет былого высокомерия и властности. Но Гривендальтор всего лишь тролль. Все знают тролли, мягко говоря, глупы, а вы действительно ведете себя часто, словно простой человек. За время прошедшее после вашего возвращения вы не совершили ни одного не то что великого, а даже простого волшебства. А ваше поведение в мире людей?
   - А что не так с миром людей?
   - В мире людей все то же самое, как и перед нашим исходом. Люди глупы, наивны и чванливы. В душе они мечтают о добрых сказках, но сами и боятся своих мечтаний. Они до сих пор ничего не замечают вокруг, кроме самих себя, но дело не в этом. В мире людей вы вели себя не как королева фей. Вы вели себя подобно человеку. Забыли о том, что мы призваны, пусть даже путем колдовства, делать людей лучше, чем они есть. Вместо этого вы сами опустились до их уровня. До уровня человеческой алчности и лжи. Простите меня, ваше высочество, но в меня закрались сомнения. Прошу вас, королева, развейте их. Ответьте мне на вопрос одним словом: "да" или "нет". Ваше высочество истинная королева Моргана?
   Задавая свой вопрос, Феечка не знала об одной особенности характера Насти. Настя могла лукавить и притворяться, но она не умела откровенно врать. Ответить на вопрос "да" девушка физически не могла, а сказав правду и ответив "нет" подвела бы своих товарищей. Поэтому Настя попробовала насколько могла выкрутиться из щекотливой ситуации.
   - Видишь ли Феечка, мы покинули мир людей из-за того что он стал нам чужим. Людям стало не нужно волшебство. Не нужны мечты, жажда подвига, вера в вечную любовь. Им интересно только удовлетворение своих мелочных интересов. Мы больше не нужны людям. Они ненавидят нас за то, что мы живое напоминание. Напоминание о том, как низко они пали и как продолжают падать. Да мы вообще никому не нужны. Так почему мы должны считаться с моралью по отношению к людям, когда на кону стоит само существование нас, фей. Ради самих себя, ради нашей жизни мы должны использовать любые возможности. Против своих врагов, а люди давно стали нам врагами, необходимо использовать их же оружие: ложь, жажду власти и золота. Ради нас. Ради нашей победы. Ты понимаешь меня, Феечка?
   Феечка согласно кивнула и взглянула на Настю глазами полными слез.
   - Вы стали так странно выражаться, ваше высочество. Можно я покину вас. Мне хочется немного побыть одной.
   Получив разрешение, фея вышла, а на душе у Насти стало тошно и противно. "Зачем я ей все это наговорила, - думала девушка, - Ведь все не так и хороших людей гораздо больше, чем плохих". Затем Настя решительно смахнула набежавшую слезу, вздохнула и громко сказала сама себе:
   - Не распускай нюни, королева. Так надо для дела.
   На следующее утро Феечка бесследно исчезла из дворца.
  

- 12 -

  
   Вскоре Сергей и Борис отправились на исследование новой параллели. Памятуя слова Феечки о зарождающемся недоверии подданных к своей королеве, Настя не решалась больше покидать Страну Фей. Задача по обмену золота возложили на Славу и Вадима. Именно "сарацины" и преподнесли следующий сюрприз.
   Саша занимался составлением координатной сетки Страны Фей, основываясь на цифрах на шкале прибора и реальном месте перехода в новую параллель, когда на рации сработал зуммер вызова. Взяв трубку, "Профессор" услышал голос жены. Настя просила его как можно быстрее прийти к ней. Выполнив просьбу, Саша обнаружил в тронном зале совершенно растерянную жену, Славу, Вадима и незнакомую женщину с бледным некрасивым лицом, обрамленным бесцветными короткими волосами.
   - Настя, это кто? - удивился Свиндич.
   - Профессор, давай выйдем на минутку и я тебе все объясню, - ответил вместо Насти Слава.
   - Ну и что ты мне объяснишь? - раздраженно поинтересовался Саша, когда он и Слава оказались за дверью, - Это твоя любимая тетя из Таганрога?
   - Профессор, мне не до шуток. Эта женщина из скупки, куда мы монеты носили.
   - И что? Сюда вы зачем ее притащили?
   - А куда надо было ее тащить? В милицию? Она нас до твоей квартиры проследила. Мы с Вадимом только в воронку собрались входить, а тут звонок в дверь. Открываю - стоит на пороге эта красавица. "Ой, извините, я наверно ошиблась. А чья это квартира?" спрашивает. Мы и перепугались. Мне неприятности с законом не нужны. Лучше мы ее сюда притащим, чем она нас в ближайшее отделение.
   Теперь испугался и Саша. "Если узнают про параллели, такое начнется - пронеслось в его голове - Что там милиция. У нас неприятности серьезней возникнут".
   - Ты прав. Ее нельзя отпускать, - принял решение Саша, - Но как с ней быть ума не приложу.
   - Может ее запереть пока? Тут в подвале что-то вроде тюрьмы. Мне Пеенджиил показывал. Посидит, успокоится. Потом денег дадим все и уляжется.
   - Хорошо. Действуй.
   Как выяснилось, женщину звали Галина Юрьевна. Она была сильно напугана и принимала членов экспедиции толи за космических пришельцев, толи вообще непонятно за кого, но поняв, убивать ее никто не собирается, женщина принялась причитать по поводу своего сына.
   - Пожалуйста. Я очень прошу вас. Васенька, сынок. Ему всего три годика. Он пропадет без меня. Если вы не можете отпустить меня к нему, то хотя бы приведите его ко мне сюда.
   - Я так не могу, - сдалась, в конце концов, Настя, - Это бесчеловечно. Нельзя разлучать мать и ребенка даже ради самой высокой цели. Я все равно должна на пару дней отлучиться на Землю. Заодно и мальчика приведу.
   - Что значит заодно. А на самом деле, зачем тебе надо на Землю? - возмутился Саша.
   - Золото обменяю и побуду немного с Денисом. Ему сейчас очень тяжело. Его жена подала все-таки на развод. Денис так переживает. Его необходимо поддержать.
   - Раз ты считаешь, что необходимо, значит необходимо. Только кольцо Ире оставь.
   Лицо Насти сначала покраснело, потом резко побледнело.
   - Кольцо я не отдам, - почти сорвалась на крик девушка, - Это мое кольцо. Ты мне его подарил, а не кому-то еще. Или ты этого уже не помнишь? Или теперь у нас королевой будет Ира?
   - Причем здесь Ира? Ты уходишь на несколько дней и оставляешь нас без прикрытия. Ты уверена в нашей безопасности? Как поступит вся эта нечисть в отсутствие своей королевы?
   - Кольцо я не отдам, - упрямо повторила Настя, - за два дня ничего не случится.
   - Конечно! Главное чтобы нашему Денисочке было хорошо, а что будет со всеми остальными, значение не имеет...
   - Так я могу на два дня отлучиться на Землю? - оборвала на полуслове мужа Настя.
   Выражение ее лица не предвещало ничего хорошего.
   - Можешь, - сдался Саша.
   Впервые молодожены расстались обиженные друг на друга.
  

- 13 -

  
   После ухода Насти на Землю Саша без цели слонялся по дворцу не находя себе места. Ему было тоскливо и одиноко. Ко всему прочему его снова мучила ревность. В таком состоянии Сашу и нашла Ира.
   - Я, кажется, поняла, в чем секрет красоты и долголетия фей, - радостно заявила девушка, - Я тут сильно сдружилась с одной из них и она мне рассказала, в километрах десяти на северо-запад от города есть волшебный источник. Феи называют его "шипучее солнце". Еще моя знакомая говорила, будто это источник не воды, а "яськи". Что это такое, она объяснить не смогла, но из ее рассказа я поняла, это какая-то чуть ли не живая жидкость. Она входит в симбиоз с организмом человека, считывает его мысли, желания и все такое. Вплоть до оттенков настроения. Многократно это все усиливает и развивает. Хочу туда съездить, но одной страшновато. Поедешь со мной?
   "Почему бы и нет, - подумал Саша, - Зачем сидеть во дворце и тухнуть пока Настя спасает своего Дениса от его собственной жены".
   Выехать решили ранним утром следующего дня. Сопровождали сэра Александра и Первую фрейлину королевы две феи из числа подружек Иры. Они же организовали по просьбе Саши для поездки пару очень спокойных и ленивых кобылок. Причина этой просьбы была проста и очевидна. Пешком до источника идти далеко, а ездить верхом "Профессор" не умел и боялся. Всю дорогу сопровождающие людей феи весело порхали, перемигивались и хихикали. Они явно жили предвкушением необыкновенно веселого и захватывающего представления.
   О том, что они приближаются к Источнику шипучего солнца, путешественники поняли задолго до того, как увидели его. Одна из фей приложила маленький пальчик к губам: "Тише. Слушайте". Где-то далеко звучала медленная красивая мелодия. Словно кто-то играл на маленьких колокольчиках, но их перезвон был слишком нежным. На Земле Саша таких колокольчиков не слышал и даже не представлял, из какого металла их могли бы отлить. По мере продвижения вперед мелодия усиливалась и, наконец, выехав из прохода между двумя неизвестно откуда взявшихся посередине долины скал, путешественники обнаружили источник странных звуков. Прямо перед ними раскинулся небольшой пруд. Поверхность пруда покрывали миллионы пузыриков разной величины, которые непрерывно лопались и возникали вновь. Именно они и производили звуки, сливающиеся в музыку. Солнце многократно отражалось от висящих в воздухе брызг и от этого казалось, будто поверхность пруда искрится и переливается чудесным светом.
   - Какое чудо! - прошептала Ира, боясь спугнуть волшебное виденье, - Саша, смотри. Они танцуют.
   Свиндич присмотрелся внимательней и с удивлением обнаружил, Ира права. В движение пузырьков не было ничего хаотичного. Они словно подчинялись руке невидимого балетмейстера. Пузырики действительно танцевали, и их танец завораживал и заставлял забыть обо всем на свете, кроме этого волшебного представления.
   - Я хочу это попробовать, - заявила Ира.
   Она спрыгнула с лошади, зачерпнула ладонями жидкость и выпила. Лицо девушки немедленно озарила счастливая улыбка.
   - Клубника со сливками. Как вкусно!
   Саша опасливо сполз с лошади и последовал ее примеру. Оказавшись во рту, жидкость чуть пощекотала небо и исчезла, оставив на языке вкус вишневого сока и еще чего-то удивительно приятного. На душе стало необыкновенно легко и радостно. Саша почувствовал себя маленьким мальчиком в предвкушении праздника. Будь-то еще немного и он, затаив дыхание, достанет из-под новогодней елки коробку с подарками.
   - Ну, ты даешь, - рассмеялась Ира, - Никогда не видела у тебя такой довольной и глупой улыбки.
   Саша взглянул на девушку и вдруг подумал: "А могла бы сейчас здесь рядом со мной быть Настя?". И ответил сам себе: "Скорее нет, чем да. Она посчитала бы все это глупой и ненужной затеей. Жаль".
   Феи куда-то упорхнули, а люди еще долго сидели на берегу пруда, пили "яську" с ладони и разговаривали о чем-то очень важном и одновременно пустом и ненужным и при этом беспрерывно улыбались. Время словно остановилось, и будто в замедленном повторе Саша видел движение губ девушки, когда она говорила. Видел то, как поднимаются и опускаются ее ресницы и то, как легкий ветерок играет выбившимся из прически завитком светлых волос. Все это вызывало у него с трудом преодолимое желание поцеловать Иру. "Пора возвращаться, иначе это добром не кончится" - подумал Саша, и предложил отправиться во дворец.
   Они отъехали уже достаточно далеко от источника, но казалось, что наваждение все еще не отпускает.
   - Вот Настя ушла в Москву к Денису, а ты не боишься? Помнишь, я тебе говорила? Настя у нас девушка увлекающаяся, - говорила, смеясь, Ира.
   - Не боюсь, - не понятно чему смеялся в ответ Саша.
   - Какое доверие! Да тебе памятник надо при жизни ставить и пыль с него сдувать. Глупая твоя Настя. Такого мужа не ценит.
   К вечеру они добрались до Нового Оберона. Расставаться не хотелось и как-то само собой они очутились вдвоем в одной из комнат дворца. Лицо Иры оказалось так близко, что Саша почувствовал на щеке ее дыхание. Рука девушки нежно коснулась его лица.
   - А я бы тебя ценила, если бы была твоей женой. С тобой так легко и интересно. Я бы даже на одну минутку тебя не покидала. Окутала тебя своей любовью, как коконом. Ведь ты словно нежный цветочек. Тебя надо холить и лелеять. За тобой надо ухаживать и тогда ты расцветешь. Почему Настя? Почему не я? Ты мне так сильно нравился, а достался ей. Ты уверен, что той подарил кольцо Морганы?
   Губы Иры потянулись к губам Саши.
   - Ира, не надо. Ведь Настя твоя подруга, - хотел сказать Саша, но в этот момент услышал знакомый голос.
   - Я вам не помешала? - никто не заметил, как в комнате появилась Настя.
   При виде подруги Ира, не говоря ни слова, вышла.
   - Саша, что это было? - Настя пыталась быть спокойной, но ее глаза метали молнии.
   - Ничего.
   - По-твоему я слепая или дура?
   - Ничего не было, - Сашу вдруг охватила непонятная злоба, - Тебе можно Дениса спасать, а мне значит, никого спасать нельзя? Что же такого особенного в твоем Денисе?
   - В отличие от тебя и твоей Иры Денис хоть что-то делает. Только благодаря нему мы здесь.
   - Да что ты говоришь? А мой прибор совсем не причем?
   - Твой прибор? Это прибор не твой, а твоего отца. А сам ты ничего не создал и вряд ли создашь. Ты ни на что не способен. Только и можешь пить и строить из себя крутого.
   - Ты сама-то на что способна? - Саша с ужасом понимал, он говорит совсем не то, что хочет, но уже не мог не остановиться. Его злость перерастала в неуправляемую ярость.
   - Ты пришла ко мне на работу устраиваться глупой девчонкой. Ты даже не знала, какой кнопкой компьютер включается. Всем, что ты сейчас собой представляешь, ты обязана мне ...
   Неизвестно как далеко зашла бы ссора, но в этот момент из рации Свиндича раздался голос Бориса.
   - Профессор, прием. Наф-наф на связи. Есть важная информация.
  
  
   Приключение седьмое,
   в котором кто-то находит любовь, а кое-кто теряет:

- 1 -

  
   Джуни шел через поле дикой пшеницы, раздвигая руками гнущиеся под тяжестью колосьев твердые побеги. Рядом семенил на своих кривых ножках уродливый мужичок, пообещавший отвести молодого человека к жилищу людей.
   "Поистине чудесная страна - восхищался Джуни - Какое богатство пропадает зря. Одним этим полем можно накормить половину Империи". Не обращая внимания на его восторги, спутник Джуни всю дорогу непрестанно бормотал себе под нос одну и ту же фразу.
   - Вот феи. Вот же глупые создания.
   - Меня Джуни зовут, а вас как? - попробовал разговорить мужичка молодой человек.
   - Меня то? Меня Пеенджиилом кличут. Откуда же ты родом будешь, Джуни?
   - Из Мелотауна.
   - Из Мелового Туна? Это хорошо.
   - Мелотауна, - поправил своего собеседника Джуни.
   - Так я и говорю: Меловый Тун. И далеко отсюда будет этот ваш Тун?
   - Если бы я знал, где сам сейчас нахожусь, может и сказал бы. А так, кто же его знает.
   - Людей то много у вас там, в Меловом Туне?
   - Не скажу, чтобы уж слишком много, но есть чуток.
   - Это хорошо, что люди есть. А правит у вас кто?
   - Великие Лорды.
   - Великие Лорды? Это хорошо. И как вам с ними живется?
   - Раньше хорошо жили, а теперь не очень. Война вот недавно была.
   - Война, говоришь? Это хорошо.
   "Странный тип - подумал Джуни - Что ему не скажешь, все хорошо. Интересно, в войне-то он чего хорошего нашел?".
   - Вот и пришли, - мужичок указал на гору камней, нагроможденную на краю поля. В середине горы темнело нечто вроде огромной норы.
   - Это там люди живут? - удивился Джуни.
   - Там, там. Не сомневайся. Пролезай, - мужичок подтолкнул молодого человека к норе.
   Чуть пригнувшись, Джуни вошел внутрь. Но не успели его глаза привыкнуть к царившей там темноте, как на него надвинулась большая темно-зеленая туша, а голову потряс страшный удар.
   - Спасибо тебе Пеенджиил, - сказал тролль, разглядывая лежащего без памяти человека, которого только что ударил огромной дубиной, и громко сглотнул слюну.
   - Не за что, Коппенендальтор. Кушай на здоровье. Все как договаривались. Одежда и снаряжение мне, мясо тебе.
   - Ну да. Мне его сапоги и железо без надобности. У меня от них несварение желудка бывает. Только жилистый он какой-то. Маловато мне его одного будет. Я слышал, у вас в Новом Обероне много людей появилось. Может, доставишь мне хотя бы еще одного человечка.
   - Доставлю, может быть. И не одного, а всех сразу, но не сейчас. Они мне пока еще самому нужны. Так что поголодай немного. Пойду я, пожалуй, - ответил гоблин, связывая в узел одежду Джуни.
   - Иди, Пеенджиил, иди. Ты поторопись лучше, а то не дай великий тролль тебя Моргана хватится. Беды потом не оберешься.
   - Это мы еще посмотрим, кто беды не оберется и что это за Моргана. Посмотрим еще, - многозначительно произнес гоблин, - Знаешь, почему феи так любят людям помогать? Те еще глупей, чем сами феи.
   Пеенджиил громко захохотал над собственной шуткой и вышел из дома тролля.
  

- 2 -

  
   Гоблин, которому члены экспедиции поручили присматривать за проходом в новую параллель, не слишком старательно относился к порученному делу. Мало того, что мимо Пеенджиила совершенно незаметно для него несколько раз прошмыгнула Феечка, так пока гоблин в паре со своим приятелем троллем занимался мелким разбоем, в Страну Фей из Империи Великих Лордов проникли Аннет, ее подруга, Фан и Гарольд.
   На Аню Страна Фей произвела точно такое же впечатление, какое производят разноцветные бусы на представителя племени "тумба-юмба" затерянного в непроходимых дебрях Амазонки.
   - Ребята, это у меня характер такой - чуть ли не визжала от восторга девочка - Если я вижу, что мир прекрасен, я так и говорю: Господи, здесь прекрасно!
   - Прекрасны здесь тучи, цветы и трава, но не прекрасней, чем дама моя, - моментально среагировал Фан.
   - Фан, ты опять за свое? Забудь ты хотя бы на минутку про свои стихи. Посмотри лучше, как красиво! Какие чудесные цветы! Взять хотя бы вот этот семицвет голубой обыкновенный, - девочка нежно провела рукой по бархатной поверхности узкого листа растения.
   Цветок действительно был чудесен. Бледно зеленые листья на высоком извилистом стебле украшали бирюзовые прожилки и бахрома по краям. Лепестки цвета парного молока имели форму треугольника с закругленными краями. Острая вершина треугольника располагалась у основания бутона, а широкая сторона лепестка чуть загибалась в конце и принимала нежно голубой оттенок, а в центре бутона, словно золотистые деревца красовались ветвистые пестики. Но, несмотря на свою красоту уже через секунду цветок был забыт Аней, и девочка устремлялась к другому произведению местной природы. Аннет, в саду которой благодаря духам стихии росли не менее красивые и удивительные цветы, смотрела на подругу со снисходительной улыбкой. Фан, обиженный на весь мир из-за того, что его стихи не оценили по достоинству шел молча. Гарольд тоже притих. Все чувства духа стихии были подчинены одной цели - понять сущность этого мира. Он жадно впитывал в себя краски и запахи, пыль и капли влаги Страны Фей. Гарольд сопоставлял и анализировал, стараясь через понимание этого мира понять внутренний мир феи и, кажется, ему это удавалось. Только в таком ярком и светлом мире могло существовать удивительное существо подобное Феечке и только в суровой действительности Империи Великих Лордов могли появиться духи стихии. Такие разные миры и такие разные существа. И он, Гарольд, потерянный между этими мирами. Дух стихии не способный больше жить в своем старом мире и вряд ли кому-либо нужный в этой новой для него стране.
   Так, думая каждый о своем, друзья добрались до озера и расположились на отдых в тени небольшой рощи. Аня лежала на мягкой траве и любовалась четырехдольными кувшинками, которые покачивались недалеко от берега на тихой глади воды. Похожие на лепестки роз, лежащие на зеленом блюдце, они меняли окраску от чистого белого цвета до ярко красного. Оторвавшись от этого завораживающего зрелища, девочка подняла глаза и чуть не задохнулась от восторга. Недалеко от нее пасся неведомо откуда появившийся самый прекрасный в мире конь. Серебристо-снежный, с длинной золотистой гривой и густым хвостом того же цвета, в которые были словно вплетены пряди насыщенного синего цвета, он казался таким красивым, что Аня тут же вскочила и закричала.
   - Ой! Аннетик, смотри какая прелесть!!!
   - Ну что еще? - не открывая глаз, лениво откликнулась уставшая от долгой ходьбы Аннет.
   - Ты только посмотри - сказала Аня уже тише, боясь спугнуть чудесное видение.
   Аннет, которой уже порядком надоело состояние непрерывного восторга своей подруги, медленно открыла глаза ожидая увидеть очередное дивное растение, но заметив новый объект восхищения Ани, тоже вскочила и замерла, не веря своим глазам. Девочки дружно вздохнули и направились прямо к лошади. Подойдя ближе, подруги заметили витиеватый голубо-золотой узор вокруг левого глаза коня. Состоящий из множества завитков и прямых палочек, собранных, казалось, без особой последовательности, узор притягивал к себе взгляд и очаровывал. Сам глаз был не менее прекрасен - карий, искрящийся, он словно излучал ум и доброту.
   - Хороший мальчик, хороший - Аня ласково провела ладонью по гриве коня.
   В ответ лошадь преклонила передние ноги, словно предлагая девочкам покататься на ней. Очарованные красотой прекрасного животного подруги не чувствовали опасности и спокойно забрались на него. Как только девочки оказались на его спине, конь начал сначала медленно, а потом все быстрей и быстрей двигаться по направлению к озеру. При этом его внешний вид стал претерпевать странные изменения. Окрас из серебристо-снежного сменился на черный, на морде проступил звериный оскал, глаза налились кровью. Напуганная происходящим Аня попыталась спрыгнуть с лошади, но оказалось, что она словно приклеена к крупу животного.
   Фан, который с самого начала без особого восторга отнесся к затее девочек, понял, происходит неладное и смело бросился наперерез коню. При виде мальчика, животное зарычало, встало на дыбы и сильно ударило Фана передними копытами в грудь. Скорчившись от боли, мальчик упал на землю.
   Хотя затея верного рыцаря Ани не увенчалась успехом, но своим поступком Фану удалось вывести Гарольда из задумчивой меланхолии. Дух стихии с самого начала почувствовал скрытую в прекрасной лошади магию, но не придал этому значение. Ведь никогда прежде он не сталкивался с волшебством направленным против человека. Каково же было удивление Гарольда, когда он понял, сейчас магия угрожала жизни даже не просто человека, а самой Матери Стихий. На принятие решения духу стихии оставались считанные секунды, и он непроизвольно воспользовался тем, что лучше всего умел делать, а лучше всего Гарольд умел выращивать деревья. Передние ноги страшного существа были уже в воде, когда оно почувствовало странное изменение в себе и на секунду замешкалось. Через мгновение животное попыталось двинуться дальше в воду, но оказалось уже поздно. Задние ноги пустили корни, закрепляя существо на одном месте, а его тело с немыслимой скоростью покрывалось корой. Вскоре над водой нависла ветвистая ива, на стволе которой сидели две девочки и вопили от страха.
   Едва подруги поняли, что опасность прошла стороной, Аня спрыгнула с дерева и кинулась к телу Фана. Мальчик лежал без движения и хрипло дышал.
   - Гарольд, он умирает, - в отчаянье закричал девочка, - Гарчик, милый, сделай хоть что-нибудь. Спаси Фана.
   "Прости, та, что дала мне имя, но я вряд ли смогу помочь. Я не умею применять свою магию по отношению к людям".
   - Спокойно, ребята, спокойно, - Аннет с трудом удержала подругу, готовую уже с кулаками броситься на духа стихии, - Гарольд, вспомни. На Празднике Осознания Возрождения ты шел на ногах. Вспомнил? Ты же как-то это сделал? Ты практически изменил человеческое тело. Соберись. Попробуй это повторить сейчас.
   И Гарольд вспомнил. Сначала внутри него зазвучала музыка восхитительного танца, который танцевала Феечка. Потом словно кто-то прошептал: "Может быть, ты просто влюбился в меня?". И вдруг духа стихии полностью захватило то чувство, которое против его собственного желания заставляло менять самого себя. Гарольд сконцентрировал свои чувства на умирающем мальчике и все понял. У Фана было сломано три ребра и надорвана селезенка, но самое главное, Гарольд понял, как все можно исправить.
   Вскоре прерывистое дыхание Фана успокоилось, и мальчик открыл глаза.
   - А что собственно произошло? - удивленно спросил он.
   Не говоря ни слова, Аня наклонилась над Фаном и поцеловала его в щеку. Впервые за последнее время непризнанному поэту захотелось действительно говорить стихами, но сделать это не удалось. В один момент все рифмы моментально вылетели из головы Фана.
  

- 3 -

  
   Борис первым вышел из перехода между параллелями и полной грудью набрал воздух ставшей для него почти родной Страны Фей. Вслед за ним из воронки показались с бледными перепуганными лицами подростки, так и не сумевшие толком объяснить, каким образом они попали из Москвы в чужой мир, а также двое жителей Империи, которым было, похоже, все ни почем лишь бы унести как можно дальше ноги от непонятной Борису опасности. Разбираться со своими случайными попутчиками или просто отделаться от них Наф-Нафа не нашел возможности, слишком торопился. Времени Сергей оставил своему другу в обрез, а опоздай Борис и весь план мог пойти насмарку. Пришлось взять всю компанию с собой, чтобы уже в Стране Фей разобраться с ними и решить смогут ли они быть полезны и насколько.
   Борис увел своих попутчиков подальше от перехода и предложил им расположиться на небольшом пригорке, а сам вернулся к воронке и включил рацию.
   - Профессор, прием. Наф-наф на связи. Есть важная информация, - вызвал он Свиндича и вкратце пересказал все, касавшееся Безымянного, лорда Зальцера и Вика Хохера. Убедившись, что его поняли правильно, Борис с сожалением покачал головой. Голос Саши показался ему каким-то потухшим и безжизненным. "Интересно, кто это нашего "Профессора" без меня обидел?" - пробормотал себе под нос "Наф-наф". И еще одна странность удивила Бориса. Обычно послушный и исполнительный Пеенджиил, который должен дежурить около воронки, подевался неизвестно куда.
   - Вот же феи. Вот же глупые создания, - твердил в это время свою любимую поговорку гоблин, не слишком торопливо приближаясь к месту своего поста. Фей Пеенджиил не просто не любил, он их люто ненавидел. Впрочем, крылатые создания относились к гоблинам тоже не лучшим образом, считая их общество неприятным и обременительным, но избавиться от своих соседей не могли, ни те, ни другие. Феи и гоблины были навеки привязаны друг к другу неразрывной нитью, называемой равновесием сил добра и зла. На одной чаше невидимых весов располагались феи, призванные служить силам света. Они относились доброжелательно к людям, выручали их из беды, часто одаривали младенцев талантами, делали женщин красивее, а мужчин отважнее или сильнее. Иногда феи вели себя легкомысленно, но их шалости скорее походили на капризы красивой женщины и не таили в себе сознательного зла. На противоположной же стороне находились существа, для которых зло являлось единственным смыслом жизни. Среди них были страдающие от постоянного холода тролли, согревающиеся лишь теплом человеческой крови и живущий в озерах Эх-Ушге, принимающий вид прекрасного коня. Лишь только человеку стоило оседлать его, как Эх-Ушге стремглав несся в воду, где пожирал свою жертву. Именно с Эх-Ушге встретились Аня и Аннет, и только присутствие Гарольда спасло девочек от неминуемой гибели. На фоне подобных ужасающих созданий тьмы гоблины казались просто мелкими хулиганами, но это было не так. Лишь только гоблинам выпадал случай напакостить людям, они с удовольствием им пользовались, действуя при этом самым хитрым и коварным способом. По мнению гоблинов люди незаслуженно заняли в мире место, по праву принадлежавшее им. Хуже, чем к людям они относились только к феям. Считали, феи предали маленький народец, встав на защиту людей. Веками гоблины трепетно взращивали в себе жажду мести и строили самые изощренные планы захвата власти, которым так и не суждено было сбыться из-за их врожденной трусости. Они боялись волшебства и трепетали уже при одном упоминании имени Морганы. По приказу королевы гоблины вместе с феями покинули мир людей. Бороться за место под солнцем стало не с кем. Ненавидеть тоже. Потом исчезла Моргана, и бояться тоже стало некого. Гоблины осмелели и даже почувствовали себя в какой-то степени хозяевами Страны Фей, несмотря на то, что феи по-прежнему не считались с ними. Но тут на голову Пеенджиилу и его родичам вновь свалилась неизвестно откуда возвратившаяся Моргана, да еще с целой толпой людишек. Все это очень не нравилось гоблинам и в их головы снова вернулись планы мести.
   - Вот же феи. Вот же глупые создания, - снова повторил Пеенджиил и вдруг резко замер на одном месте. Легкий ветерок донес до гоблина самый неприятный в мире запах - запах человека. Значит, за то время, пока он отсутствовал, что-то все-таки успело произойти около вращающейся дыры, которую ему поручила охранять королева Моргана. Припрятав из осторожности амуницию Джуни под ближайшим кустом, Пеенджиил ускорил шаг и вскоре очутился перед Наф-Нафом.
   При виде гоблина Борис облегченно вздохнул. Похоже, ничего экстраординарного около перехода не произошло.
   - Пеенджиил, ты, где был? - строго спросил Борис гоблина.
   - Так я это. Как его. По нужде отходил. Я и показать могу. Здесь недалеко. Под кустиком, - Пеенджиил любил прикинуться перед людьми глупым троллем. Так ему удавалось не привлекать внимания к своей особе, а самому узнавать много нового и любопытного. Людям нравилось сознавать, будто они умнее гоблинов, а Пеенджиил этим умело пользовался. Чтобы казаться еще более тупым хитрый гоблин старался постоянно коверкать имена, названия и просто слова людей.
   "Вот дурак - с неприязнью подумал Борис, но сразу сам себя и одернул - Зато преданный".
   - Ладно. Отходил, так отходил. Я тебе верю. За то время, пока ты здесь дежуришь, никто через воронку не проходил?
   - Клянусь великим троллем никто не входил, не выходил и даже не проходил. Вот только я отходил...
   - Хватит об этом, - прикрикнул на гоблина Борис, - Тему закрыли. Пока я здесь подежурю, а для тебя у меня будет новое задание. Мне необходим отряд, предположим, из сорока хорошо вооруженных гоблинов. Соберешь его для меня?
   - Конечно, босс, - вытянулся в струнку Пеенджиил.
   Это слово гоблин узнал от людей недавно и сразу стал его активно использовать. Стоило человека назвать боссом, тот сразу наполнялся гордостью, а гордеца ведь так легко обмануть даже самой примитивной лестью.
   - И еще. Пока будешь собирать отряд, обязательно встретишь какую-нибудь фею. Попроси ее как можно быстрее отнести эти бумаги Моргане, - Борис передал гоблину записи Безымянного.
   - Слушаюсь, босс, - снова рявкнул Пеенджиил и бросился выполнять приказ.
  

- 4 -

  
   Джуни очнулся среди ночи оттого, что соленая влага капала на его лицо. Превозмогая боль в голове, молодой человек открыл глаза и увидел склонившейся над ним силуэт.
   - Тише, милый тише, - услышал Джуни шепот и такие знакомые ему губы нежно коснулись щеки.
   - Эл, - удивился молодой человек, - Откуда ты?
   - Тише. Не разбуди его. Потом расскажу. Сейчас я попробую тебя освободить.
   Девушка попытался развязать узлы веревки, которой был связан Джуни, но безуспешно. Тогда в отчаянье Эл сильно дернула их. Веревка впилась в тело молодого человека и от пронзившей его боли Джуни непроизвольно застонал.
   - Эй, кто тут? - раздался голос тролля, и огромная туша хозяина пещеры заслонила виднеющееся через входной лаз ночное небо. Огромные лапы начали шарить по каменному полу, наткнулись на Эл и приподняли девушку вверх.
   - Вот это удача, - снова взревел тролль, - Вот уж я пир закачу. Дай-ка я посмотрю на свое новое блюдо.
   Придерживая одной рукой свою добычу в воздухе, другой великан разжег костер, с силой ударив огневом о камень. Увидев добычу при свете, Коппенендальтор обрадовался еще больше.
   - Повезло, так повезло. Вот и настал конец моему одиночеству. Теперь будет, кому варить мне мясо. Не бойся, женщина, я не съем тебя. Я удостою тебя чести стать моей женой. Выглядишь ты сейчас конечно очень уродливо. Кожа слишком нежная и шерсти совсем нет, но у меня где-то завалялась чудодейственная мазь. Я тебя ей намажу, и через три дня ты будешь просто красавицей. Лицо позеленеет и покроется шишками, тело зарастет шерстью, а нос станет похож на луковицу. Конечно, он будет не таким прекрасным, как мой, но вполне приемлемый. Полежи пока тут, а я посмотрю, куда же я эту мазь подевал.
   Крепко связав Эл, тролль бросил ее рядом с мужем и вышел из пещеры.
   - Почему ты здесь очутилась? - спросил Джуни жену, когда они остались наедине.
   - Я шла за тобой от самого дома. Когда ты ушел, я очень испугалась. Боялась, ты сделаешь какую-нибудь глупость, и я навсегда потеряю тебя. Поэтому я тайком выскользнула из дома и незаметно пошла следом. Когда ты вошел в светящуюся дыру, мне стало очень страшно, но я все равно последовала за тобой, и видела все, что произошло потом. Тогда я спряталась около пещеры. Хотела дождаться темноты и попробовать спасти тебя, но у меня ничего не вышло. Наверно я действительно очень глупая и правильно ты захотел бросить меня.
   - Но зачем, Эл? Зачем ты все это делала? Зачем шла за мной? Зачем хотела спасти меня? Ведь я ненавижу тебя. Я не хочу тебя видеть.
   - Я люблю тебя. Пока у меня есть возможность видеть тебя, я хочу быть рядом. Пока у меня есть хоть маленькая надежда вернуть твою любовь, я буду пытаться сделать это. Там на лугу, когда ты отказался целовать девушку и сказал ей, что женат, я чуть не заплакала от счастья. Твои слова означали, ты помнишь меня, я хоть что-то значу в твоей жизни и все еще можно вернуть назад. Я не верю, будто ты ненавидишь меня. Ты ненавидишь то зло, что исковеркало нашу любовь...
   - Эй, жена, тише там. Видишь, муж вернулся, - прервал слова Эл тролль, возвратившейся в пещеру с бочонком, издававшим ужасающую вонь.
   Аккуратно поставив бочонок в угол пещеры, Коппенендальтор улегся рядом и громко зевнул.
   - Притомился я жена. Больно много переживаний за один день, да и устал, пока бочонок нашел. Побудь-ка ты пока уродиной, а я посплю. Все равно никакого удовольствия от еды нет, когда спать хочется. Займусь вами обоими с утра. И тихо там, а то обоих съем и не посмотрю, что ты, женщина, мне уже почти родственница.
  

- 5 -

  
   Ночь опустилась на Страну Фей неожиданно быстро для путников. Еще минуту назад ярко светило солнце и вдруг все окутал сумрак, а еще через полчаса стало невозможно ничего рассмотреть вокруг.
   - Мы когда на юге отдыхали, там тоже так быстро темнело, - рассказывала Аня, - Я так сильно удивлялась! Это у меня характер такой. Я если удивляюсь, то удивляюсь так сильно, что все вокруг удивляются: и чего она так сильно удивляется. Представляете, идешь на мини-диско еще светло, а после последнего танца такая темень. Я так мини-диско любила, когда маленькая была. А в этом году мы с папой ездили отдыхать и я даже не разику не потанцевала. Сидела, смотрела и завидовала. Там только маленькие девочки танцевали, куда мне к ним. Мне же скоро уже тринадцать лет будет. Так обидно, я даже чуть не разревелась. Думала: "Эх, где мои восемь лет". Так хотелось стать снова маленькой. Hands up, baby, hands up. Gimme your heart, gimme, gimme your heart (Руки вверх, крошка. Руки вверх. Подари мне свое сердце, подари, подари свое сердце).
   Напевая незатейливый мотивчик, девочка попробовала танцевать на ходу, но зацепилась за корягу и чуть не упала. Фан бросился вперед, чтобы поддержать прекрасную даму, но в результате оказался на земле сам.
   - Фан, с тобой все нормально? - заботливо поинтересовалась Аня, помогая мальчику подняться и стряхивая с него прилипшую к одежде траву.
   - Нормально, - потупился Фан, - Я это... Я помочь хотел.
   - Вот горе мое. Куда тебе сейчас помогать? Иди тихо, аккуратно и не падай. Вдруг второй раз Гарольд тебя вылечить не сможет?
   - Если мы и дальше будем идти в такой темноте, то скоро придется нас всех лечить. Вообще же ничего не видно. Мы так все ноги себе переломаем, - недовольно проворчала Аннет, которая также успела уже несколько раз споткнуться, - Гарольд, придумай что-нибудь.
   В ответ на просьбу девочки прямо из-под нее ног, словно птица, выпорхнула обломанная ветка кустарника. Ветка поднялась над головой Аннет и наполнилась золотистым сиянием, отбрасывая на землю сказочные багряные отблески.
   - Гарольд, это твое волшебство? Чудесно у тебя получилось, - всплеснула руками Аня.
   "Я старался, чтобы мы продолжили путь. Кажется Феечка уже совсем близко".
   - Извини, Гарольд, но мне кажется, даже при свете идти дальше невозможно. Мы устали и нам нужен отдых. К тому же Фан был ранен, - вмешалась Аннет.
   "Ты права, Мать Стихий. Я забыл, люди слабые существа. Как сделать, чтобы вы могли отдохнуть?" - согласился Гарольд, но при этом грустно сжался.
   - Не обижайся, Гарольд, - попробовала успокоить духа стихии Аня, - Для поиска Феечки нам нужны силы, а их почти не осталось. Мы целый день на ногах и нужен отдых. Кстати, кажется вон там какое-то строение. Давайте попросимся на ночлег, а завтра лишь только солнышко встанет, отправимся в дорогу.
   Строение, которое заметила Аня, имело довольно странный вид. Его сложили из множества элементов, составленных каменными плитами. Причем большие квадратные плиты лежали горизонтально на более узких вертикальных. Элементы уходили вдаль и терялись в недрах небольшого кургана. Вход в строение загораживала порядком проржавевшая железная дверь с ручкой в виде большого чугунного кольца.
   - Что-то мне это напоминает, только не помню что, - сказала, широко зевая, Аня и ударила кольцом по двери.
   - Кто там? - отозвался через некоторое время хриплый женский голос.
   - Усталые путники. Мы просим у вас ночлега.
   - Уходите прочь. В этом доме нет места простым смертным.
   - Проявите милосердие. Среди нас раненый.
   - Раненый? - в голосе женщины прозвучала заинтересованность, - А он у вас случайно не герой?
   - Конечно герой. Самый героический герой из всех кого я встречала в жизни. Он совсем недавно спас меня от неминуемой гибели... - и Аня стала самозабвенно рассказывать о подвигах Фана, приписав ему до кучи также подвиги Геракла, Ивана-царевича и героев детективных сериалов, которые так любила смотреть ее бабушка. Сам герой при этом не находил себе места от стыда и благодарил судьбу за то, что в темноте никто не видит его пунцовых щек.
   - Хорошо. Раз с вами герой, я пущу вас на ночлег, - смилостивился голос.
   Дверь начала со скрипом открываться. В открывшуюся щель Аня увидела женщину, одетую в черный плащ с надвинутым на лицо капюшоном. За секунду до того, как свет от продолжающей сиять ветки упал на ее лицо, женщина крикнула:
   - Уберите свет!
   Ветка немедленно погасла. В полной темноте, держась руками за шершавые каменные плиты, путники добрались до своей комнаты.
   - Располагайтесь, смертные, и отдыхайте. А для героя у меня есть особые апартаменты.
   Женщина увела Фана, а Аня на ощупь добралась до покрытого соломой каменного ложа и свернулась на нем калачиком. Глаза моментально закрылись, но прежде чем заснуть окончательно девочка с завистью подумала: "Везет же Фану. Ему наверно люкс для супергероев достался".
  

- 6 -

  
   Заснуть Джуни в эту ночь так и не удалось, и дело было совсем не в громком храпе тролля. Молодой воин судорожно перебирал в голове возможные варианты спасения себя и Эл, но так ничего и не придумал. Первые утренние лучи солнца пробрались через узкий вход в пещеру и упали на лицо девушки. В их слабом свете лицо Эл казалось худым и изможденным. С удивлением Джуни смотрел на две морщинки на лбу жены, синеватые мешки под глазами и седую прядь, затесавшуюся в рыжую челку.
   "Когда же она успела так постареть? Ведь ей только двадцать лет" - подумал молодой человек, и его сердце сжалось от жалости. Всегда бледная кожа его жены приобрела сейчас уж совсем землистый оттенок, яркие веснушки потускнели, а ямочки на щеках, которые он так любил целовать, исчезли вовсе.
   "Как же жестоко обошлась с нами судьба. Чем провинились мы перед ней, чтобы вот так, в одно мгновение растоптать нашу любовь и счастье? Какой великий грех мы успели совершить за наши короткие жизни? За что мы наказаны? А может быть это испытание наших чувств, испытание нашей любви. Возможно, мы оказались слишком счастливы, и судьба решила проверить, насколько я и Эл достойны такого счастья. Прости Эл, я не выдержал испытания, хоть и старался любить тебя в твоем новом обличье. Насколько я был искренен в своей любви? Ведь я продолжал любить тело, не обращая внимания на душу. Кого я пытался защищать? Свою жену или того, кто жил в ее теле? Разве я старался помочь Эл вернуть ее сущность? Нет. Вместо этого я оказался полон жалости к самому себе, а ведь ей было гораздо тяжелее. Что чувствовала душа Эл, когда ее тело совершало ужасные поступки, подчиняясь чужой воле? Какие глубокие рубцы оставили они на ее сердце? Может быть именно для того, чтобы я понял свою неправоту, судьба привела меня в этот мир? Мир, где никто не знает предателя Джуни и волшебницу Мэллу Кредер. Здесь мы могли бы начать все сначала, и кто знает, может быть сумели вернуть былое счастье. Лишь бы спастись из этой ловушки, а на свободе я постараюсь, чтобы на твоих щеках снова появились ямочки. Поверь мне Эл".
   То ли это была случайность, то ли судьба услышала мысли Джуни, но именно в этот момент Эл открыла глаза и радостно крикнула:
   - Я вспомнила.
   - Тише, ты разбудишь великана.
   - Ну и ладно. Пусть просыпается. Я вспомнила. Великану можно задать загадку и если он не сможет найти ответ, то обязан отпустить свою жертву. Так случалось во всех сказках, которые я слышала в детстве от бабушки.
   - Жена! Я же просил меня не будить, - раздался грозный рык проснувшегося тролля, - Впрочем, это хорошо, что ты меня разбудила. Самое время немного подкрепиться.
   Великан поднялся с каменного пола пещеры и подошел к своим пленникам. При виде Эл лицо тролля передернуло от отвращения.
   - Надо решить, чем заняться сначала. Позавтракать или намазать волшебной мазью жену, - почесывая покрытую бородавками и шишками голову, вслух рассуждал великан, - Конечно, есть хочется, аж живот сводит. С другой стороны, вдруг гости придут, а у меня жена такая уродина. Они меня на смех поднимут. Но откуда взяться гостям, если ко мне уже почитай лет сто, ни один тролль в гости не наведывался? Хотя гости такая напасть, всегда в самый ненужный момент появляются.
   Тяжелую мысленную работу великана прервала Эл.
   - По волшебным правилам, мы имеем право на одну загадку и, если ты ее не отгадаешь, то должен нас отпустить.
   Лицо тролля приняло такое выражение, словно он только что съел, тщательно пережевывая, тонну лимонов.
   - И зачем я только вчера эту мазь в пещеру тащил, здоровье надрывал, если эта закуска еще женой не стала, а уже командует.
   - Ты же не хочешь нарушить вековые традиции? - продолжала настаивать на своем Эл.
   - Странные вы существа, люди. Как говорил давным давно один знакомый мне лекарь, прежде чем я его съел у вас это, неустойчивая психика. Лишь только настает время подкрепиться, вам всегда приспичивает загадки загадывать. Ну да ладно, я традиции чту. Задавайте свою загадку. Но только одну и только ты, жена. Ты мне кажешься более глупой, а мой завтрак вон как глазами сверкает. Он может мне такого назадавать, что и великий тролль не отгадает.
   - Тогда слушай. Жил в стародавние времена один молодой Великий Лорд. Встретил он прекрасную девушку и без памяти влюбился в нее. Девушка тоже полюбила молодого лорда. Уже и к свадьбе все шло, но в дело вмешалась злая мачеха девушки. Ненавидела она свою падчерицу за то, что такое счастье той выпало. Вот незадолго до дня свадьбы зовет мачеха к себе девушку и говорит: "Ты мне хоть и не родная дочь, но все ж и не чужой человек. Боюсь я за тебя, доченька. Жених твой человек знатный, а ты девушка простая. Разобьет он твое сердце и выгонит из дома всем на посмешище. Надо перед свадьбой проверить, правда ли он любит тебя". И научила мачеха девушку, как это сделать. На следующий день поднялась девушка вместе с женихом высоко в горы, подвела его к самому краю глубокого ущелья и говорит: "Если ты и вправду любишь меня, докажи свою любовь и прыгни вниз". Так как поступил молодой лорд, чтобы самому живым остаться, девушке свою любовь доказать и заодно проверить любит ли его невеста?
   - Он ее съел, - уверенно заявил тролль. Ему так хотелось полакомиться любимым блюдом, что ни о чем кроме еды он думать не мог.
   - Ты не отгадал. Юноша встал на край обрыва и сказал любимой "Толкни". Девушка не смогла этого сделать, поскольку любила его. Так молодой лорд остался жив, доказал невесте свою любовь и проверил насколько любим сам. А теперь развяжи меня.
   - Не очень мне и хотелось жену иметь, - ворчал тролль, освобождая Эл от веревок, - Тысячу лет без жены прожил и еще тысячу легко прожить смогу. Да и уродлива ты, боюсь, никакая мазь тебе уже не поможет. Убирайся прочь и не задерживай мой завтрак.
   Эл встала на ноги и с удовольствием потянулась, приводя в порядок задеревеневшее тело.
   - А теперь развяжи его, - девушка указала на Джуни. От такой наглости у тролля даже отвисла нижняя челюсть.
   - Развязывай, развязывай. Меня ты отпускаешь, а ведь я могу кое-кому рассказать, как ты здесь с несчастными путниками поступаешь.
   - Кое-кому это кому? Уж не Моргане ли? - подозрительно поинтересовался великан.
   Эл понятия не имела, кто такая Моргана, но сразу поняла, тролль явно побаивается человека с таким именем.
   - Да. Именно Моргане, - уверенно ответила девушка.
   Тролль даже взвыл от расстройства.
   - Так мне рассказать все Моргане, муж? - невинным голоском поинтересовалась Эл.
   - Нет. Не надо ничего говорить Моргане. Убирайтесь оба, побери вас великий тролль. Горе мне горе. Снова есть вяленых лягушек и квашеную осоку, - причитал великан, могучими руками раздирая путы Джуни.

- 7 -

   Скакать по траве оказалось очень весело и приятно. "Как же мне удается так подпрыгивать - удивилась Аня - Неужели я растолстела и превратилась в колобок? Ах, нет. Я просто мячик. Большой красный резиновый мячик с белыми полосками". Девочка прокатилась по земле еще немного и оказалась у ног Фана. Недолго думая мальчик со всего размаха ударил по мячу. "Ну и рыцари пошли. Играть в футбол прекрасной дамой - возмутилась Аня, но тут заметила, что летит прямо в штангу - Так он еще и мазила!".
   "Бум" - девочка стукнулась головой о футбольные ворота и снова отскочила к ногам Фана.
   "Бум" - снова стукнул по мячу мальчик, и Аня с ужасом увидела, опять летит в штангу.
   "Ну, кто так в футбол играет!" - хотела крикнуть девочка, но в этот момент проснулась.
   "Бум" - прозвучала в ее голове. Вернее не совсем "бум". Монотонно, словно удары большого колокола в голове Ани звучал призыв духа стихии: "Мать Стихий - проснись. Та, что дала мне имя - проснись".
   - Гарольд, что случилось? - испуганный голос Аннет окончательно вывел Аню из состояния дремы.
   "Не знаю, но чувствую в себе сильную тревогу. Иногда мне кажется, Феечка где-то совсем близко, а иногда кажется, словно ее вообще больше нет. Я в смятение. Помогите мне".
   - Гарольд, зажги для начала свет, - попросила Аня.
   Ветки под рукой у духа стихии не оказалось, поэтому золотистым сиянием в этот раз зажглись пучки соломы. Лишь только свет наполнил комнату, в которой девочки ночевали, Аня с ужасом спрыгнула со своего ложа. Оказалось, подруги спали на надгробных плитах чуть припорошенных сеном.
   - А я все думала, что мне это строение напоминает, и только сейчас поняла, - воскликнула Аня, - Это же дольмен. Древняя гробница, только очень большая. Я ее изображение в учебниках истории видела.
   - Значит, я в гробу спала? Гарольд, ты куда смотрел? Ты зачем свет на входе потушил? - возмутилась Аннет.
   - Я не тушил свет, Мать Стихий. Его потушила хозяйка этого дома.
   - Ты хочешь сказать, будто наша хозяйка потушила волшебный свет? Она обладает магическими способностями?
   "Обладает" - грустно признался Гарольд.
   - Почему же ты раньше молчал? - теперь возмутилась и Аня.
   "Я был взволнован близостью Феечки и не придал этому значения".
   - Беда с этими влюбленными. То репейником кидаются, то стихи пишут, то значения не придают. У меня такой характер...
   - Аня, подожди, пожалуйста, - прервала подругу Аннет, - Гарольд, нам надо немедленно найти Фана. Боюсь он в большой опасности.
   Недолго поблуждав по коридорам дольмена, друзья услышали в одном из ответвлений невнятный шепот. Едва они свернули на голос, раздался хриплый визг "потушите свет", но в этот раз сияние пучка сена в руках Ани лишь мигнуло и не погасло. Глазам подруг предстала странная картина. В комнате, больше всего напоминающей склеп, перед хозяйкой дольмена в каменном гробу стоял на коленях Фан, с глазами полного неописуемого восторга и декламировал стихи:
  
   О, та, чей взор обычно тьмою скрыт
   Моей любви мне больше не укрыть
   Лишь для тебя в груди как молот бьется сердце
   Владеешь ты и жизнию моей и смертью.
  
   Одного взгляда на давшую путникам приют женщину оказалось достаточно, чтобы понять, почему она так не любила свет. Более уродливого существа было тяжело встретить. Глаза хозяйки дольмена хоть и отличались размером и цветом, но горели жаром молодости, и это совсем не сочеталось с покрытым множеством морщин лицом глубокой старухи. Кривой нос, гнилые зубы и длинные когти на пальцах дополняли картину.
   - Так я не поняла, что это за девочка Фредди Крюгер и ее верный рыцарь, - заявила Аня, воинственно уперев руки в бока. Ее родители совсем недавно разрешили ей смотреть фильмы ужасов, и при каждом удобном случае девочка гордо напоминала об этом.
   - Уйди, смертная. Видишь, герой посвящает мне свою жизнь.
   - Жизнию он вам свою посвящает, а не жизнь, - не унималась Аня, - Прежде чем героя охмурять, правильно говорить его научите. Да и жизнь свою, между прочим, он давно уже мне посвятил.
   - Уймись смертная. Не мешай герою упокоиться в предназначенной для него могиле.
   - Такого я даже в бабушкиных сериалах не видела. Человека в могиле упокаивают, а он благодарственную оду читает. Так, Фан, быстро встал с колен, и идем со мной.
   - Я не могу. Вы, Аня, конечно, прекрасная дама, но я уже посвятил свою жизнь прекраснейшей из всех прекрасных.
   - Так он еще и зачарован. Яснее ясного раз даже на меня не реагирует. Гарольд, пора тебе вмешаться, - это Аня сказала, может и слишком самонадеянно, но в целом справедливо. Фан действительно был зачарован.
   - Я устала от вас, смертные. Теперь вы умрете все, - силуэт хозяйки начал расти ввысь, руки удлинились и потянулись к испуганным девочкам, но едва голова уродливой женщины достигла потолка, она исчезла.
   В туже секунду, кто-то невидимый схватил Аннет за горло и стал душить. Мать Стихий захрипела. Задыхаясь, она попыталась оторвать невидимку от горла, но безуспешно. Аня с криком отчаянья кинулась к своей подруге, но в этот момент из тела Гарольда выскочил черный вихрь и ударил куда-то за спину Аннет. То, что секунду назад было невидимо, снова приобрело вид хозяйки дольмена в черном плаще и без движения упало на пол. При этом Фан тоже потерял сознание и упал в приготовленную для него могилу. Пока Аня решала к кому ей кинуться на помощь первому, своему рыцарю или подруге, Аннет откашлялась и пришла в себя.
   - Спасибо, Гарольд, - поблагодарила духа стихии принцесса, - Если бы не ты, я бы точно задохнулась. Как ты это сумел? Ты же никогда раньше не использовал магию таким образом.
   "Не знаю. Я испугался за Мать Стихий, и в тот же момент мне стало понятно, что необходимо сделать с магией. Лишь мне подумалось, так вдруг само собой и сделалось. Человекам понятны мои мысли" - сильно волнуясь, попытался объяснить дух стихии.
   - Мысли понятны. Не понятно, как нам теперь поступить.
   "Идите за мной. Феечка где-то рядом и ей нужна помощь".
   - Но Фан? - засомневалась Аня.
   "Он жив, а враг нейтрализован. Прошу вас, поспешите".
   Феечку они обнаружили в самой дальней и самой маленькой комнате дольмена. Вернее, не саму Феечку, а ее бледную тень. Полупрозрачного лица феи коснулась едва уловимая улыбка при виде Аннет, но моментально потухла.
   - Принцесса, я так и не успела приворожить вам жениха.
   - Феечка, что с тобой случилось? - при виде феи сердечко Аннет защемило от жалости.
   - Это дом спригган, принцесса. Спригганы сторожат древние могилы великих героев. Это их судьба, их призвания. Еще они отменные убийцы и воры. А также наши телохранители. Телохранители фей. Спригганы не имеют своей магической силы, но став телохранителем феи заключают контракт на право использования волшебной силы своего подопечного. Я заключила хороший контракт со спригган. Я отдала ей всю свою магию и теперь умираю.
   - Зачем, Феечка?
   - Я никому не нужна.
   - Ты ошибаешься. Это не так, - Аня впервые в жизни видела настоящую фею, - Каждый ребенок в моем мире мечтает о волшебстве. Каждый ребенок мечтает встретить фею. В детстве мы так хотим попасть в сказку. Пугаемся темных углов, боясь там увидеть бабу-ягу, и радуемся бабочкам-капустницам, думая, они похожи на фей. А потом вырастаем и перестаем верить в волшебство. Может быть, это происходит из-за того, что вы ушли от нас. Может быть, если бы маленький народец был с нами, мы жили совсем другой жизнью. Жизнью, где есть место сказкам и волшебству. Не уходи от нас, Феечка.
   "Не уходи от меня, - вслед за Аней повторил Гарольд - Моя жизнь не имеет смысла без тебя. Сделала ты ее лучше, или сделала хуже, но ты ее изменила. Я не могу больше оставаться таким, каким был. Но и быть новым без тебя я тоже не смогу. Прости мне мою слабость и мой страх перед будущим. Не уходи от меня, Феечка, иначе мне тоже придется умереть".
   Феечка тяжело вздохнула. Было видно, ей нелегко говорить, но, тем не менее, она заговорила.
   - Спасибо вам. Приятно узнать перед смертью, что ты не зря существовала, но слишком поздно. Во мне почти не осталось магической энергии, а без нее я не смогу жить. Прощайте.
   Глаза Феечки закрылись.
   - Нет! Подчинив себе душу и сердце этого создания, я забираю волшебную силу духа стихии Гарольда, ранее известного как Майти-семьсот тридцать шесть и передаю ее во владение Феечки, - вслух произнес Гарольд и со стоном упал на колени. Ручеек золотой пыли вырвался из груди духа стихии и устремился к телу феи.
   Спустя минуту лицо Феечки вновь наполнилось жизнью. Зато тело духа стихии начало бледнеть и исчезать.
   - Аннетик, кошмар какой-то. Этого, похоже, придется спасать нам, и я даже догадываюсь, как это сделать, - Аня схватила свою подругу за руку и потащила ее обратно в комнату, где еще недавно пытались похоронить Фана. Спригган по-прежнему лежал без движения, и Аня, схватив его за руки, попыталась вытащить из "люкса для супергероев".
   - Не стой, помогай, - обратилась девочка к подруге, которая с удивлением наблюдала за ее действиями.
   - Брать эту гадость в руки? Я лучше духам стихии прикажу, и они это перенесут, - возмутилась Аннет.
   - Мать Стихии, ты голову включи. Откуда здесь духи стихии? Один единственный и тот скоро умрет, если ты будешь из себя богиню строить. Давай, работай.
   Кое-как вдвоем девочки дотащили тело сприггана до места, где нашли Феечку. Ручеек золотой пыли, вытекающий из Гарольда, уже иссяк, а фея окончательно пришла в себя и удивленно озиралась вокруг.
   - Значит так, Феечка. Вот это Гарольд, он тебя спас. Вот это спригган, который хотел нас всех убить. Спаси того, кто спас тебя.
   - Да, конечно, - фея растерянно улыбнулась, - Подчинив себе душу и сердце этого сприггана, я забираю его волшебную силу, ибо владею я магией выше его и передаю ее духу стихии Гарольду.
   Наблюдая за возвращением жизни к Гарольду, Аня наклонилась к уху подруги и тихо спросила.
   - А мы теперь их не перепутаем. Ведь получается, будто они своей волшебной силой обменялись?
   - Думаю, не перепутаем, - успокоила подругу принцесса.
   - Прекрасные дамы, а что вы здесь делаете? - раздался голос Фана, появившегося на пороге каморки Феечки.
   - Вот и наш герой в себя пришел. Знаешь рыцарь, мне кажется, я заслужила за спасение твоей жизни месяц без стихов и один поцелуй, - Аня надула щеку и приставила к ней палец, показывая, куда ее следует целовать.
   Фан покраснел и затоптался на месте.
   - Целуй уже. Прекрасная дама права. Это я тебе как Мать Стихий утверждаю, - рассмеялась Аннет.
  

- 8 -

  
   Пан Гусак сидел у потухшего костра и с неудовольствием смотрел на стелющийся по траве туман. Утренняя прохлада покрыла каплями росы одежду. Было сыро, холодно и очень хотелось спать, но заснуть пан Гусак не мог. Одного взгляда на сидевшую неподалеку толпу вооруженных до зубов гоблинов оказывалось достаточно, чтобы отбить всякую охоту закрывать глаза.
   - Достопочтенный пан так всю ночь и не сомкнул глаз? - широко зевая, поинтересовался проснувшийся пан Шу.
   - Сомкнешь здесь, если рядом такие бандитские рожи сидят, - зло ответил приятелю пан Гусак, - Вам то, достопочтенный пан, хорошо. Всю ночь оглашали окрестности могучим храпом, а я лишь прикрою веки, мне мерещится, будто кто-то из них ко мне подбирается горло перерезать.
   - Пан Гусак, вы попробуйте взглянуть на это с философской точки зрения. Вот, к примеру, женщины. Внешность у них просто ангельская. Глазки большие, реснички длинные, ноготочки ухоженные, ножки на высоких каблучках взгляды так и притягивают. Но ведь прекрасно известно нам с вами, далеко не так все прекрасно у них внутри и многие из них, по сути своей, являются фуриями и гарпиями. Так отчего эти существа, столь ужасные снаружи, но могут быть в душе чисты и невинны, словно порхающие над полями бабочки.
   - Угу. Чисты и невинны. Особенно вон тот, который всю ночь точит свой ржавый кинжал и смотрит на меня так, словно я хорошо прожаренный шашлык.
   - Дяденьки, успокойтесь, - вступил в разговор Саша Дума, - Нам Борис говорил, гоблины людей не едят. Тролли могут, а эти нет. Впрочем, троллям людей есть, тоже их королева запрещает. Так что спите спокойно.
   - А я думаю, это наши ученые в секретных лабораториях их вывели. Типа, универсальные солдаты для борьбы с инопланетянами, - разговор разбудил Хлама и он, едва открыв глаза, тоже решил поддержать беседу.
   - А тут, с какой философской стороны не смотри, все одно мне их рожи не нравятся, - не унимался пан Гусак, - Будь они хоть нежными мотыльками из ваших секретных лабораторий, а лучше бы мне с ними никогда не встречаться. От женщин, почтенный пан Шу, я знаю, чего ждать. Ну, отберут они у меня зарплату, ну будут пилить целый месяц за лишнюю рюмку доброй настойки, ну всю плешь своим нытьем могут проесть, но так ведь жизни не лишат, хотя конечно и мегеры они. А эти? Глянь как глазами зыркают. Нет, не нравится мне все это.
   Борис слушал эту пустую болтовню и нервно грыз ногти. Он тоже не спал всю ночь, но совсем не из-за присутствия гоблинов. Борис боялся подвести экспедицию. В любую минуту из перехода мог появиться Сергей, и тогда результат последней стадии их остроумной и хитрой операции будет целиком зависеть от быстроты действий "Наф-Нафа". Сто раз за ночь Борис проверял исправность рации и то, насколько правильно Пеенджиил понял задачу своего отряда.
   Напряжение, в каком находился "Наф-Наф" все-таки сыграло с ним злую шутку. Борис так разволновался, что при появление из воронки лорда Зальцера в первое мгновения опешил. Только когда вслед за Великим Лордом переход прошли Вик Хохер и Безымянный, Борис пришел в себя и отдал приказ Пеенджиилу. В ту же секунду гоблины с мечами наголо начали стремительно двигаться. Часть отряда выстроилась за спиной Сергея, преграждая путь к воронке, а остальные окружили плотным кольцом лорда Зальцера и Верховного Правителя Союза Королевств. Предоставив остальными действиями распоряжаться Безымянному, Борис вдавил на рации кнопку вызова и закричал:
   - Профессор, немедленно закрывай переход.
   Ничего не понимающие Дума, Хлам и Турбо следили за происходящим так, словно им на экране телевизора показывали захватывающий боевик. Совсем другие эмоции вызвало увиденная картина у пана Шу.
   - Теперь это и мне не нравится, пан Гусак, - прошептал он, поднимаясь на ноги, а заметив, как воронка медленно начала уменьшаться, схватил приятеля за руку и крикнул, - Бежим!
   При виде панов, устремившихся к переходу, Борис скомандовал гоблинам.
   - Остановите их.
   Подчиняясь приказу Бориса, стройные ряды отряда Пеенджиила начали рассыпаться, но суматоху остановил Сергей.
   - Всем оставаться на местах. Пусть уходят. Главное гостей не упустить.
   Воронка стремительно уменьшалась.
   - Идиоты, не успеете. Она раздавит вас, - попытался еще раз остановить беглецов Борис, но было поздно. Сначала пан Шу, а затем пан Гусак нырнули в узкое отверстие и в тоже мгновение переход между параллелями захлопнулся.
   - Что все это значит, пан Безымянный? - поинтересовался Фредрик Зальцер, который спокойно стоял среди гоблинов, сложив на груди руки.
   - Ничего особенного, милорд. Расценивайте это как почетный эскорт, - улыбнулся Сергей, - И еще, милорд и вы тоже, молодой человек, сдайте мне свое оружие.
   - Ты смеешь приказывать мне? Я Верховный Правитель. Я тебя уничтожу, - возмущенный Вик дернулся в сторону Безымянного, но уткнувшись грудью на ржавый меч гоблина, был вынужден остановиться.
   - Спокойно, Вик. Не дай им повода себя убить, - попытался успокоить Хохера лорд Зальцер, - Пан Безымянный, мы арестованы?
   - Ни в коем случае, милорд. Это исключительно для вашей безопасности. Существа, окружающие вас, еще более опасны, чем феи и поэтому вы правильно заметили, не стоит им давать повода себя убить.
   - Я могу задать один вопрос? - поинтересовался Фредрик, отстегивая от пояса свой меч и передавая его Сергею, - Зачем стоило спасать мне жизнь, чтобы потом предать?
   - Видите ли, милорд, у меня несколько иной взгляд на мои поступки, чем у вас. Я считаю, будто не предаю вас, а скорее помогаю. Вы даже не представляете, сколько хорошего я делаю для вас и вашего мира в этот самый момент. Если вы соблаговолите проследовать с нами, то надеюсь, в конце пути не только поймете смысл моего поведения, но и измените свое столь неприглядное впечатление обо мне. Прошу вас, господа, - Сергей изыскано поклонился и помахал своей великолепной шляпой.
  

- 9 -

  
   Николас Файдер вошел в прихожую и сразу почувствовал, что-то не так. В квартире было необычно тихо, а за последнее время он привык, возвращаясь с работы прямо с порога окунаться в атмосферу детского гомона. Вася и Света постоянно играли, ссорились, мирились и оглашали квартиру несмолкаемыми криками. Встревоженный Николас прошел в детскую комнату и обнаружил там только свою дочь, которая с помощью фломастеров старательно наводила макияж на лице куклы.
   - Света, а где Василий? - удивленно спросил Файдер.
   - Он ушел папочка.
   - Как ушел? На улице уже стемнело. Зачем ты его отпустила?
   - Я не отпускала. Я ему говорила, ты ругаться будешь. А еще говорила, раз я ему старшая сестра, он меня слушаться должен, а он не послушался. Сказал, будто я ему не настоящая старшая сестра. Тогда я обиделась и не стала его удерживать. Вот он и ушел.
   - Давно это случилось?
   - Недавно. Он ушел, а через несколько минуток ты пришел.
   Николас немедленно выскочил из квартиры и, не дожидаясь лифта, сломя голову бросился вниз по лестнице.
   Мальчика он обнаружил на детской площадке. Вася сиротливо сидел на краешке песочницы и смотрел на дорогу, ведущую к дому от автобусной остановки. Если бы Николас был внимательнее, то обязательно заметил бы ребенка, но он считал, что дети находятся дома и даже не посмотрел на детскую площадку.
   - Привет, Василий. А что ты здесь делаешь? - Файдер присел на бордюр песочницы рядом с мальчиком.
   - Я мамочку жду, - не отрывая взгляда от дороги, ответил мальчик.
   - Вася, поздно уже. Смотри, как стемнело. Неужели ты не боишься?
   - Боюсь, - признался ребенок, - Только я еще больше боюсь, вдруг мамочка ко мне больше никогда не придет.
   - Ну что ты Вася, обязательно придет. А пока ее нет, я буду вместо нее. Мы же с тобой об этом договорились. Вставай, идем домой.
   - Договорились, только я очень по мамочке скучаю. А ты не мама и не папа. Ты дядя.
   "Бедный мальчик" - подумал Николас и сказал:
   - А хочешь, я буду твоим папой?
   Вася оторвал взгляд от дороги и посмотрел на Файдера. На мгновение в глазах ребенка мелькнула радость, но сразу потухла.
   - А зачем? - серьезно спросил мальчик.
   - Если честно, я не знаю. Просто хочу, чтобы у тебя был папа. Очень хочу.
   Еще несколько секунд Вася молча смотрел на Николаса а потом вдруг обнял того за шею и крепко прижался к нему.
   - Значит, теперь у меня есть папа?
   - Да, - с трудом произнес Файдер, сглотнув подступивший к горлу комок, и погладил мальчика по нежным, словно пух волосикам.
   - А у меня когда-нибудь будут мама и папа одновременно.
   - Конечно, будут малыш. Пошли домой.
   Позже, уложив детей спать, Николас долго сидел на кухне, уставившись в стену, и думал о сложившейся ситуации и о своей роли в ней. Приняв, наконец, решение Файдер вернулся в свою комнату, порылся в тумбочке и, выудив из ее недр нужную визитку, сунул в свой бумажник.
   Утром, предварительно отпросившись с работы, Николас купил в кассе метро карту таксофона и набрал на ближайшем телефоне-автомате указанный на визитке номер.
   - Вы звоните в службу охраны Закрытого Акционерного Общества "Заложись и обогатись", - раздался из трубки милый женский голос, - Оставайтесь на линии, пожалуйста. Через некоторое время наш сотрудник соединиться с вами.
   После этого в трубке зазвучала музыка из телефильма "Шерлок Холмс и доктор Ватсон". "Хотя бы в тему и это обнадеживает" - подумал Файдер. Музыку прервал довольно грубый мужской голос.
   - Вас слушают.
   - Вы сможете найти информацию об исчезновении из сейфов вашей фирмы золотых монет, а также пропаже сотрудницы вашей фирмы по следующему адресу, - выпалил Николас заранее приготовленную фразу и продиктовал адрес квартиры академика Свиндича.
   - Представьтесь и повторите адрес, - в равнодушном секунду назад голосе теперь зазвучала заинтересованность. Адрес Файдер повторил, но представляться не стал и повесил трубку.
   "Надеюсь, они окажутся на Патриарших прудах не раньше меня" - думал он, спускаясь бегом по эскалатору.
  

- 10 -

  
   Гривендальтор считался троллем знаменитым. Славу и среди сородичей и среди людей ему принес Шарль Перо, описав один случай из жизни великана в сказке "Мальчик-с-пальчик". Ну а причиной попадания Гривендальтора на страницы знаменитой сказки стал присущий ему и удивительный для тролля романтизм. С раннего детства великан проявлял тягу ко всему прекрасному. Еще, будучи совсем маленьким троллем, он мог совершенно забыть о еде, невольно залюбовавшись красивым цветком или заслушавшись пением соловья, и этим сильно расстраивал маму. "Как может тролль предпочитать луговые цветы, жирным аппетитным овечкам" - удивлялась она. С возрастом внимание Гривендальтора переключилось с цветов и птичек на прекрасных пастушек. Часами он мог сидеть в густых зарослях и любоваться прелестными созданиями. В результате одна из пастушек настолько запала в душу троллю, что он решил жениться на ней, для чего и похитил бедняжку из ее деревни.
   Жену свою Гривендальтор любил и не обижал. Домашней работой не нагружал, чудодейственную мазь не использовал, а холил девушку и восторгался ее красотой. Ну а когда жена родила дочь, так и вовсе голову от счастья потерял. Девочка внешне сильно походила на отца и Гривендальтор в ней души не чаял.
   Так бы жил себе тролль и поживал, но появился как-то в его пещере младший брат жены. Росточка он был не большого, но, тем не менее, вознамерился отомстить великану за сестру. Дальше все случилось так, как и описывалось в сказке. Жена брата спрятала. Гривендальтор его нашел и хотел съесть, но решил, родственников есть не прилично. Брата накормили и уложили спать, но ночью природный инстинкт дал о себе знать и Гривендальтор решил все-таки шурином полакомиться. Тем временем коварная жена сняла с головы дочери маленькую золотую корону и надела на голову брата. Мужа своего она ненавидела, а их совместного ребенка не любила. Кровожадность тролля не вызывала у нее сомнений и пастушка решилась таким образом спасти брата. Ночью, действуя на ощупь Гривендальтор, конечно, кровати перепутал и вместо брата жены уже собирался убить собственную дочь, но счастливая случайность не позволила этой истории в действительности завершиться также печально, как написано в сказке.
   В самый ответственный момент в пещере тролля появилась узнавшая волшебным образом о происходящем Моргана и спасла дочь Гривендальтора от смерти. Пастушка и ее брат из дома тролля с позором изгнали, и с этого момента у королевы фей не стало более преданного слуги, чем Гривендальтор.
   Дочка выросла, вышла замуж и покинула родной дом. Заботиться Гривендальтору стало не о ком и единственным смыслом существования осталось служение Моргане. Именно это во многом и определило его поведение при виде кольца королевы на пальце Насти. И именно поэтому, когда троллю приказали охранять странную светящуюся воронку в одной из комнат дворца, Гривендальтор с радостью бросился выполнять поручение. Он хотел быть полезным обожаемой королеве.
   Как и Гривендальтор Юрий Митрохин тоже считался романтиком и точно также обожал свою дочь. Правда, сказок о Юрии никто не писал, но зато он являлся героем всех сплетен подруг жены, и в этом не было ничего необычного. Юрий представлял собой мечту любой женщины, и это постоянно вызывало зависть к той, кто этой мечтой обладал.
   Всю свою жизнь Юрий преданно любил одну единственную женщину. Будучи первоклассником, он взял на торжественной линейке перед школой за руку девочку с огромным белом бантом и букетиком гладиолусов и не выпускал ее последующие тридцать лет. Более того, все свои силы он приложил к тому, чтобы сделать эту девочку самой счастливой в мире.
   В детском садике Юра мечтал стать космонавтом, но окончив школу, обнаружил, космонавты стране не нужны, зато необходимы финансовые директора и юристы. Тогда, наступив на горло собственной мечте, Митрохин поступил на юридический факультет. Эти годы для него превратились в сплошной кошмар. Плата за учебу и за съемную квартиру, молодая беременная жена и отсутствие приличного заработка. Юра крутился ужом, кое-как сводил концы с концами, зато потом жизнь сполна вознаградила его за старания.
   Жена родила ему прелестную дочь, а защитив диплом, он смог быстро найти работу. Работал он не в самой престижной фирме при этом еще и явно связанной с криминалом, зато платили там очень неплохо, и Митрохин мог по достоинству обеспечить любимых жену и дочь. Постепенно он купил квартиру в Москве, загородный дом и хорошую машину. На службе дела тоже продвигались неплохо. Бизнес в его конторе принял вполне пристойный и законопослушный вид, а сам он дослужился до начальника службы охраны Закрытого Акционерного Общества "Заложись и обогатись".
   Все было бы замечательно, если бы не череда странных событий, которые произошли в его фирме, и с которыми Юре поручили разобраться. Руководство требовало результатов, а результатов не было. С какой бы стороны Митрохин не пытался подобраться к проблеме загадочного исчезновения золотых монет, он попадал в тупик.
   Раздался звонок внутреннего телефона.
   "Наверно шеф с докладом вызывает, а докладывать нечего" - грустно подумал Юра и снял трубку.
   - Юрий Иванович, тут ко мне информация поступила по вашему делу, - Митрохин облегченно вздохнул. Звонил дежурный сотрудник, чтобы рассказать Юрию об анонимном звонке.
   - Значит, не представился. А откуда звонок проследили?
   - Таксофон в метро.
   Митрохин быстро сверился с картой. Звонили из ближайшей к дому пропавшей сотрудницы фирмы станции метро.
   "Любопытно - подумал Юра и распорядился.
   - Скажи моим ребятам, пусть заводят машину, я сейчас спущусь. Поедем на Патриаршие.
   Из-за вечных московских пробок Митрохин потратил на дорогу несколько больше времени, чем рассчитывал, но, в конце концов, его джип припарковался во дворе дома, построенного в начале двадцатого века каким-то купцом и перестроенного под нужды социалистической номенклатуры в период "сталинской" застройки. Центр Москвы Юра любил, и дело заключалось вовсе не в трепетном отношении к родному городу. Здесь было легко работать. Если в спальных районах столицы вид приехавших на дорогой машине мужчин в черных костюмах, да еще и довольно специфической внешности вызывал подозрение и неприязнь, то в пределах Садового кольца это воспринималось вполне рядовым явлением. Вот и сейчас человек интеллигентного вида в очках, которого сопровождали двое громил-телохранителей не вызвал особого интереса у сидевших около подъезда каким-то чудом все еще сохранившихся в этом престижном районе типичных московских старушек.
   Поднявшись на третий этаж, Митрохин нажал на кнопку звонка указанной неизвестным доброжелателем квартиры. Немного подождав, Юра нажал еще раз и приложил ухо к входной двери. Звонок в квартире прозвучал вполне явственно, но никакой реакции на него не последовало. Обычно Митрохин предпочитал действовать в рамках закона, но сейчас руководство так давило, что ему стало не до соблюдения правил.
   - Похоже, никто нас здесь с обещанной информацией не ждет. Придется забрать самим. Вася, ты посмотри, чтобы нам не помешали, а ты Андрей, действуй, - распорядился Митрохин. Двухметровая гора мышц, которую звали Вася, отошла к лестнице, загородив собой выход из лифта, а ее точная копия по имени Андрей достала из кармана связку отмычек, и стала ковыряться в замке. Не прошло и минуты, как раздался характерный щелчок и дверь открылась.
   Пропустив вперед своих сотрудников, Юра вошел в квартиру и осторожно прикрыл за собой дверь. Шаг за шагом они стали осматривать помещение в надежде найти то, что сможет дать ключик к разгадке загадочных событий.
   - Вот это номер! - воскликнул Андрей, входя в очередную комнату. Митрохин сразу поспешил на возглас своего сотрудника. То, что он увидел, не укладывалось в рамки привычного восприятия. Напротив двери, почти во всю стену располагалась бешено вращающееся светящееся пятно.
   В это же время, с другой стороны перехода между мирами Гривендальтор втянул ноздрями воздух и почувствовал запах человека. В комнате дворца тролль умещался с трудом. Ему было неудобно и скучно, но этот запах заставил забыть о неудобствах. Люди находились совсем рядом, и Гривендальтора вдруг ощутил невыносимый голод. Сдерживаться сил не было, ведь запрет королевы касался лишь людей, живших в Стране Фей и, тихо подвывая от страха, тролль сунул голову в сияющую воронку.
   Митрохин во все глаза смотрел на странное световое пятно, когда из его середины высунулась мерзкая морда. Кошмар из фильмов на видеокассетах, заставлявших Юру трястись от страха в детстве, вдруг ожил.
   - Юрий Ивано... - пробормотал бледный Андрей и медленно сполз вдоль стены на пол.
   Вслед за мордой из воронки появилась огромная когтистая лапа и попыталась Юру схватить.
   - Вася, ко мне! - взвизгнул Митрохин с трудом уворачиваясь от когтей.
   Вася вскочил в комнату с пистолетом в руке. Служба в горячей точке дала о себе знать и он, не раздумывая, выстрелил в чудовище. Юра отчетливо видел, пуля попала прямо в шишковатый лоб монстра, но, не причинив вреда, срикошетила, пролетела над ухом Митрохина и вдребезги разнесла вазу на серванте.
   Страшная морда и когтистая лапа исчезли, но через мгновение появились снова. На этот раз в лапе оказалась огромная дубина. Чудовище размахнулось, пытаясь превратить Васю в лепешку, но промахнулась и дубина, чиркнув по полу, подцепила письменный стол и швырнула в окно. Осколки стекла и дерева посыпались вниз. С улицы раздались истошные крики: "Милиция, милиция".
   Не дожидаясь второго удара, Вася начал судорожно палить во все стороны. Монстру стрельба не причинила никакого ущерба, а второй удар дубины пришелся по руке стрелка и пистолет проследовал следом за письменным столом.
   Оцепенев от ужаса, Митрохин увидел, как из сияющего круга появилась, вторая лапа и потянулась к его лицу. Вася в это время корчился на полу, прижимая к груди перебитую руку. "Это конец - решил Юра - Обидно. Ведь никто не поверит". Неожиданно вращение пятна замедлилось, сияние потускнело, а затем воронка стала быстро сжиматься. В глазах чудовища мелькнул ужас, и его морда исчезла в пятне света. Туда же стали втягиваться и лапы монстра, но воронка исчезала быстрее, и через мгновение переход захлопнулся, а на полу квартиры остались два, словно срезанных ножом желтых ногтя.
   - Ну, это надо же, - Юра облегченно вздохнул и сел прямо на обломки письменного стола.
   Вернуться к действительности Митрохина заставил далекий вой милицейских сирен. Вскочив, Юра метнулся в ванную, нашел там пузырек нашатырного спирта и обильно смочил им два кусочка ваты. Затем вернулся в комнату и сунул вату под нос подчиненным.
   - Быстро, ребята, быстро. Надо уходить.
   Вытолкнув за дверь немного пришедших в себя Васю и Андрея, Митрохин поднял с пола два обломки ногтей чудовища и быстро вышел из квартиры.
  

- 11 -

  
   Саша Свиндич страдал. Никогда в жизни ему еще не было так горько, как сейчас. Начиная с того злосчастного дня, когда Настя застала Сашу с Ирой, она общалась с ним только по деловым вопросам. Не единой улыбки, ни одного ласкового взгляда. Словно ледяная стена возникла между нами. Это невыносимо, видеть как самый близкий и любимый человек становится чужим. Необходимо было что-то предпринять, растопить лед, но это Саше никак не удавалось. Иногда он срывался с места и бежал к Насте в полной уверенности, стоит ей только увидеть его, увидеть, как он скучает, и девушка поймет, все произошедшее глупая случайность. Но встречая жену, Саша наталкивался на суровую неприступность.
   - У тебя дело ко мне? - интересовалась Настя.
   - Да нет. Я просто хотел... - терялся Саша под суровым взглядом.
   - Тогда свободен.
   После таких встреч Сашу охватывала обида. Ему казалось несправедливым подобное отношение.
   "Можно подумать, будто я действительно в чем-то виноват, - злился Свиндич, - Сама меня бросила одного, а теперь еще и обижается. Ей значит можно Денису постоянно помогать, а я должен сидеть и ждать когда на меня соизволят обратить внимание. Между прочим, это я твой муж, а не Денис. Ничего ведь страшного и не произошло. Я не виноват, что нравлюсь Ире. Почему я не могу нравиться девушкам? Знаешь, милая Настя, не все в отличие от тебя считают меня ничтожеством. Хочешь ссоры? Пожалуйста. Еще посмотрим, кому из нас от этого хуже будет".
   Но таких мыслей надолго не хватало. Проходило время, и Сашу снова охватывала грусть. Ему отчаянно не хватало Насти. В голову лезли воспоминания о самых счастливых моментах их жизни. Вот они танцуют, не обращая ни на кого внимания, около Чистых прудов под доносящуюся из динамиков одного из киосков песню Уитни Хьюстон из обожаемого Настей фильма "Телохранитель". Вот гуляют по улицам в районе института, где училась Настя, и поют старые песни "Машины времени". Не находя себе места от воспоминаний, Саша бесцельно болтался по пустому дворцу Морганы. Последнее время взаимоотношения среди его жителей разладились, и встретить кого-то в коридорах дворца стало практически невозможно. Саша и Настя почти не общались. Ира старалась не попадаться им на глаза и постоянно где-то пропадала. Слава и Вадим, чувствуя, что-то не так, следовали ее примеру, а Денис постоянно находился в Москве, чтобы подготовить все необходимое для беседы с лордом Зальцером и Виком Хохером.
   Не преследуя определенной цели, Саша машинально поднялся на верхний этаж дворца. Неожиданный визг оборвал тишину безлюдного коридора, и что-то пролетело мимо, едва задев волосы Свиндича, а затем вонзилось в стену. Присмотревшись, Саша с удивлением обнаружил застрявшую в камне пулю. Происшествие моментально вывело его из состояния печальной меланхолии. Пуля вылетела из комнаты, где находился переход между параллелями. Саша вбежал в нее и сразу ничком бросился на пол, поскольку помещение находилась под шквальным обстрелом.
   - Гривендальтор, назад, - крикнул он троллю, до середины туловища влезшего в воронку и нажал на пульте, с которым никогда не расставался, кнопку закрытия перехода.
   - Настя, у нас проблемы, - сообщил Саша, когда через полчаса нашел жену.
   - Саша, если у нас проблема, так реши ее. Понимаешь, мне на физическом уровне противно тебя видеть и разговаривать с тобой. В конце концов, поделись своей проблемой с Ирой. Возможно, она поймет тебя лучше, чем я.
   - Причем здесь Ира, у нас действительно проблема. Переход обнаружили в Москве, и я был вынужден его закрыть.
   - Зачем? С ума сошел? Там Денис. Как он теперь вернется? - набросилась Настя на мужа.
   - Я пытаюсь тебе объяснить зачем, но ведь ты не хочешь слушать меня. И не надо на меня кричать. Ничего страшного не произошло. Я же не закрыл переход навсегда, а только ненадолго прикрыл его. Вот смотри, если нажать эту зеленую кнопку один раз, то можно переход закрыть, а потом красной кнопкой снова открыть даже из более низкой параллели. А вот если нажать зеленую кнопку три раза подряд, то переход совсем исчезает и с нижнего этажа его уже невозможно активизировать. Принцип многоэтажки. Помнишь? Я это сам обнаружил в процессе экспериментов. Думаешь, я всякой ерундой занимаюсь, а я, между прочим, работаю. Пусть все успокоится, я снова открою переход, и Денис вернется.
   Но на Настю это объяснение не произвело впечатления.
   - Саша, у Дениса ключи от твоей квартиры и он понимает, надо успеть вернуться до прихода Сергея. Когда все будет готово, Денис пойдет к месту перехода, а перехода нет. Ты представляешь, что может случиться? Дениса надо предупредить.
   - О чем ты, Настя?
   - Насколько я тебя поняла, новое окно на Землю из Страны Фей открыть невозможно?
   - Да.
   - Значит надо пройти через старое, найти Дениса и вернуться с ним через новое.
   - Ты вообще меня слушала? Там стреляют. Ты моей смерти хочешь?
   - Свиндич, ты позер и трус. Вся твоя крутизна - пустые слова. Ты предлагаешь мне пойти под пули? Очень мило. Я же говорила, ты ни на что не способен. Ты просто жалкий человек.
   Эти слова словно хлыстом ударили Сашу по лицу.
   - Спасибо. Хорошо ты своего мужа ценишь. Можешь не волноваться за своего Дениса. Я за ним схожу, - выкрикнул он и выскочил из тронного зала королевы Морганы.
  

- 12 -

  
   На Патриаршие пруды Николас Файдер успел вовремя и видел, как в подъезд входил уже знакомый ему щупленький сотрудник службы охраны в очках в сопровождение двух громил, но все последующее не приблизило Николаса к разгадке тайны исчезновения Галины Юрьевны. Перестрелка, разбитое стекло, выпадающая из окна мебель и милиция - все это больше напоминало криминальную хронику, чем проявление магии, а без магии здесь не могло обойтись.
   Следующий день не принес Николасу новостей даже и для криминальной хроники, хотя он и провел весь день около дома Свиндичей. Стало ясно, семья академика каким-то образом причастна к тайне золотых монет, но каким именно не понятно.
   Поняв, привлечение к расследованию службы охраны фирмы "Заложись и обогатись" не дало нужного результата, Файдер решил прекратить дежурство на Патриарших прудах и вернуться на работу. В конце концов, магия и тайны сами собой, но чтобы прокормить двух детей, нужна зарплата, тем более соваться сейчас в скупку со своим золотом Николас посчитал слишком рискованным.
   Утром, как обычно, Николас побрился, сварил кофе и приступил к завтраку, совмещая его с просмотром телепередачи "Доброе утро, страна". Из этой информационной программы можно было узнать последние новости, курс обмена валюты и прогноз погоды на текущий день, а также всевозможные любопытные факты и сплетни. Неторопливо поглощая горячий бутерброд с сыром, Файдер смотрел на очаровательную ведущую, которая хлопая пушистыми ресницами, вещала с экрана.
   - Свидетелями удивительного события стали вчера днем автолюбители, проезжающие по Ленинскому проспекту в районе станции метро "Юго-Западная". На обочине проезжей части неожиданно возникла вращающаяся световая воронка. Странное явление продолжалось несколько минут. Затем, по утверждению свидетелей, в воронку вошли два человека, и она исчезла. В нашу редакцию поступило много звонков от жителей столицы с просьбой объяснить, что же вчера произошло в столице на самом деле. Ответить на этот вопрос мы пригласили в студию специалиста по аномальным природным явлениям Фрола Бенедиктовича Мудрочмолина. Неужели, Фрол Бенедиктович, в Москве приземлился НЛО с пришельцами или открылись "звездные врата"?
   Фрол Бенедиктович снисходительно улыбнулся в камеру, словно говоря этой улыбкой: мы с вами, дорогие телезрители, прекрасно понимаем, глупость сейчас сказала ведущая, но простим ее, ибо, что еще она могла сказать, обладая такими ресницами. Затем специалист откашлялся и заговорил.
   - Я думаю, у москвичей нет причины для волнения. НЛО или неопознанному летающему объекту приписывают любое небесное явление, природу коего сам наблюдатель не может определить. Изучив факты, специалисты пришли к выводу, сообщения об НЛО имеют астрономическое либо метеорологическое объяснение. Подавляющее большинство из них связано с наблюдением Луны и ярких планет, облаков и полярных сияний, птиц, самолетов, аэростатов, ракет, метеоров, прожекторов и других явлений, понятных для профессионалов, но происходивших в необычных условиях или наблюдавшихся недостаточно квалифицированными очевидцами. Что же касается непосредственно нашего случая, то здесь мы имеем дело с элементарным миражом, обусловленным аномально жаркой погодой в Москве. Мираж, как известно, возникает в результате наслоения воздуха различной плотности, а форма миража зависит от отклонения луча света при отражении или преломлении его слоями воздуха. Например, на фоне горячего песка внезапно могут появиться очертания водной поверхности, кустарников и деревьев, будто бы отражающихся в воде. Раскаленный асфальт нагрел воздух около земли, а чуть выше шел поток более холодного воздуха, например из открытого окна здания, в помещении которого работал кондиционер. Вследствие преломления лучей и создалось иллюзия яркой вращающейся воронки.
   - Фрол Бенедиктович, но вот очевидцы утверждают, в воронку, то ли входили люди, то ли выходили из нее. Это чем можно объяснить? - задавая этот вопрос, ведущая захлопала ресницами с удвоенной интенсивностью.
   Мудрочмолин бессильно развел руками. На его лице явственно проступило чувство сожаления и сострадания к очевидцам, несущим подобный бред.
   - Боюсь, мы столкнулись с коллективными, или массовыми, галлюцинациями, случающимися при определенных условиях. Обычно в этом случае речь идет о людях, отличающихся особой восприимчивостью к психическим влияниям со стороны других лиц. Однако не подлежит сомнению, в некоторых случаях передача психической инфекции представляется крайне облегченной и среди совершенно здоровых лиц. Сейчас мы опять вернемся к вопросу аномальной жары в Москве. Ведь ситуации, когда психика утомленных непривычными погодными условиями людей готова воспринимать как средство спасения от текущих бед любое, даже фантастическое явление уже встречались в истории человечества. Один из интересных примеров массовых галлюцинаций представляет случай, произошедший с французскими военными судами в одна тысяча восемьсот сорок шестом году. Фрегат и корвет оказались застигнуты страшным ураганом близ островов в Индийском океане. Первый из них вынес ураган благополучно, но потерял из виду корвет и, считая бесполезным разыскивать его в открытом океане, направился к условленному заранее пункту встречи у восточного берега Мадагаскара. Здесь корвета не оказалось. Каждый день приносил все более и более беспокойства за судьбу несчастного корвета. В таком мучительном ожидании прошел месяц. Наконец, однажды, в жаркий солнечный день после полудня сигналист, сидевший на мачте, заметил на западе вблизи берега корабль, лишенный мачт. Матросы фрегата устремили взоры в указанную сторону и убедились, сообщение справедливо. Само собой разумеется, событие взволновало всех, причем волнение достигло еще большей степени, когда все увидели перед собой не разбитый корабль, а плот, наполненный людьми и буксируемый морскими шлюпками, с которых подавали сигналы бедствия. Видение продолжалось несколько часов, причем с каждой минутой выяснялись все более и более ужасающие подробности сцены. Поразительная иллюзия рассеялась лишь тогда, когда спущенные с крейсера шлюпки подошли к предмету, принятому за плот с людьми, но оказавшемуся всего лишь массой вырванных с берега деревьев, принесенных сюда течением.
   - То есть мы имеем дело с массовым психическим расстройством, вызванным особыми погодными условиями?
   - К сожалению да. Порог восприятия людей не безграничен и их психика может давать сбои при экстремальных внешних воздействиях.
   - Фрол Бенедиктович, как тогда вы объясните ролик, выложенный в Интернете на котором обсуждаемое нами происшествие снято на камеру сотового телефона? Давайте вместе с нашими телезрителями посмотрим эту запись.
   Файдер с интересом уставился на экран телевизора, где появилось зыбкое, низкокачественное изображение светящейся воронки на фоне большого современного здания. Некоторое время воронка одиноко сияла на экране, но вскоре рядом с ней появилось двое мужчин с увесистыми тюками. Они перекинулись несколькими словами, а затем вошли в воронку и исчезли. На этом запись заканчивалась, но за секунду до того, как мужчины с тюками вошли в воронку, на ее поверхности что-то мелькнуло. Николас не разобрал что, но сам факт его насторожил.
   - Эта запись напомнила мне об одной поучительной истории, которую я и хотел бы сейчас рассказать, - продолжал тем временем Фрол Бенедиктович, - Эта история о феях из Коттингли и возможно кто-нибудь из телезрителей о ней уже слышал. Коттингли - английская деревня, расположенная графстве Йоркшир. В ней жили две девочки подростка, шестнадцатилетняя Элси Райт и ее двоюродная десятилетняя сестра Френсис Гриффитс. В тысяча девятьсот семнадцатым году Элси якобы удалось сделать снимки, где запечатлена Френсис вместе с феями и этим фото суждено было стать одной из самых талантливых мистификаций двадцатого века. Почти сто лет самые выдающиеся иллюзионисты и эксперты пытались безуспешно опровергнуть их истинность, но конкретного ответа так и не смогли дать. Лишь в тысяча девятьсот восемьдесят первом году Элси призналась, феи на фотографиях нарисованы, а за основу взяты иллюстрации из малоизвестной сказки "Книга подарков принцессы Мэри" изданной. Заметьте, это сделал подросток и в то время, когда о компьютерах даже не подозревали. Представляете, какие мистификации можно осуществлять в наше время имея под рукой всевозможные программы для редактирования изображений?
   - Значит, москвичи могут не беспокоиться по поводу появления выходцев из параллельных миров?
   - Без сомнения. Единственное, что может их беспокоить так это необычная жара, но она уйдет вместе с наступлением осени.
   - Спасибо, Фрол Бенедиктович, за содержательную беседу, а я напоминаю, гостем нашей студии...
   Окончание беседы Файдер почти не слушал. Он привык доверяться своим ощущениям, и если его что-то беспокоило, то в этом следовало разобраться. Обычно сюжеты в передаче "Доброе утро, страна" повторялись раз в час. Как только Фрол Бенедиктович в очередной раз озарил студию своей снисходительной улыбкой, Файдер нажал кнопку записи на видеомагнитофоне. Затем Николас несколько раз прокрутил запись при обычной скорости, до боли в глазах вглядывался в ролик, созданный по утверждению Мудрочмолина неизвестным любителем мистификаций, но так и не увидел ничего нового. Только при покадровым просмотре ролика Файдер понял, что же встревожило его. За секунду до исчезновения мужчин в воронке, в ней на мгновение мелькнуло хорошо знакомое Николасу лицо женщины, сдававшей в скупку таинственные золотые монеты.
   "Похоже, дела обстоят хуже, чем я думал. Надо попробовать подобраться к загадке с другого края" - подумал Николас и решительно набрал номер квартиры Ани.
   - Здравствуйте, Юлия. Это Федорин, Николай Васильевич. Я вас не разбудил? Как ваши дела? Про Аню новостей нет? Жаль. А милицию вы поставили в известность? Пока безрезультатно. А вы не подскажите, кто вашим делом в милиции занимается? Я хотел бы с ним встретиться, поговорить. Может быть, я смогу что-то новое ему подсказать. Спасибо. Записываю...
  

- 13 -

  
   Опытный лектор Фрол Бенедиктович Мудрочмолин не первый год занимался разоблачением всевозможной чертовщины. В годы развитого социализма он читал лекции с ярко выраженной атеистической наклонностью, а после распада Советского Союза стал бороться против НЛО, полтергейста и других аномалий, не дававших покоя простому российскому обывателю. И в первом и во втором случае Фрол Бенедиктович находился на виду и ценился непосредственными начальниками. Его проникновенный голос и простодушное, внушающее доверие лицо не оставляло безучастными слушателей. Но даже не это стало основой успеха. Каждый раз, когда Фрол Бенедиктович вещал, он слепо верил в то, будто говорит непреложную истину и этой верой заряжал слушателей. Каково же было бы разочарование Фрола Бенедиктовича, узнай он, все его слова и теории в случае с удивительной воронкой - ложь. К появлению феномена не имели отношения не слишком жаркое для Москвы лето, ни массовые галлюцинации. В действительности события развивались следующим образом.
   После разговора с Настей Саша с помощью "сарацинов" Славы и Вадима вывел перепуганного Гривендальтора из слишком узких для тролля помещений дворца и остался один в комнате, где еще недавно располагался переход между Землей и Страной Фей.
   Время безудержно таяло. Сквозь выход на террасу стало видно, как догорали последние лучи малинового заката, а Саша все не решался вновь открыть проход. Он боялся неприятностей, что могли ожидать его за воронкой, но еще больше он боялся смерти. Саша очень хотел жить. В его голове просто не укладывалась мысль: все в мире будет по-прежнему, но без него. Один выстрел и маленький кусочек железа мог поставить крест на его мечтах, идеях и стремлениях. От подобного понимания становилось очень страшно, но вспоминать брошенные ему в лицо обидные слова Насти оказалось ничуть не легче. Тяжело вздохнув, Саша нажал на приборе кнопку включения перехода и с чувством тоски и безысходности стал смотреть, как в стене дворца появляется вращающаяся воронка. Когда пятно света перестало расти, он швырнул в воронку заранее приготовленный камень, а сам кинулся на пол, пытаясь всем телом вдавиться в шершавые плиты. Так Саша пролежал несколько минут, но ничего ужасного не произошло. Тогда он поднялся с пола и осторожно вошел в переход.
   В квартире родителей было темно и неуютно. Сквозь разбитое окно кабинет отца наполнял прохладный ночной воздух, приносивший с собой запах разгоряченного за день асфальта и выхлопных газов автомобилей. Из-под ног раздался громкий хруст. Саша наклонился и поднял с пола осколок чернильницы со стола отца. От самого стола тоже остались только обломки. Саша вспомнил, как маленьким любил сидеть за столом рядом с работающим отцом и с умным видом переворачивать страницы огромного справочника, не понимая ни буквы. От воспоминаний стало до слез обидно, за то, что сделали с кабинетом отца. А еще Саша почему-то ясно понял, находится в этой квартире последний раз в своей жизни и никогда больше сюда не вернется. С этим грустным ощущением он закрыл проход в Страну Фей и направился к выходу. Замок был выбит, и входная дверь держалась только на бумажках, которыми милиция опечатала квартиру. Не заботясь о последствиях, Саша разорвал их и вышел. Лифт он вызывать не рискнул и спустился во двор по лестницы. Оказавшись на улице, Саша постарался сначала отойти подальше от дома и только потом достал сотовый телефон и позвонил Денису.
   - Саша? Ты в нашей параллели? Почему? - удивился Дробышев.
   - У нас проблемы возникли, но они вполне решаемы. Доберусь до тебя и все расскажу. Ты сейчас где?
   - У матери. Около "Юго-Западной".
   - Дай точный адрес. Я сейчас поймаю такси и к тебе.
   Лишь только Саша оказался на пороге квартиры Дениса, тот немедленно потащил его на кухню, где на столе красовались два серебристых ноутбука.
   - Смотри, каких красавцев я купил. Частота два и пять, память четыре гегобайта и самое главное, могут работать восемь часов без подзарядки. Я на них такую презентацию нашей цивилизации устрою для Серегиных аборигенов, они нам в свою параллель дорожку коврами застелют. Так что за проблемы?
   Выслушав рассказ о последних событиях, Денис особо не расстроился.
   - Значит, в твою квартиру нам лучше не соваться. Ну и ладно. Она нам и не особо нужна, раз ты новый переход откроешь. Только попробуй сделать ближе к моему дому, чтобы "компы" далеко не нести, а то они тяжелые. Мне еще надо кое-какую информацию в Интернете собрать, а ты пока на моей кровати поспи. Я тебя разбужу, когда все готово будет.
   Разбудил Денис Сашу около двух часов дня.
   - Вставай, Профессор. Организовывай нам проход в Страну Фей.
   - Среди белого дня? Ты с ума сошел? А если воронку увидят? Давай хоть вечера дождемся. У тебя, кстати, пожевать чего найдется?
   - Настя накормит. Времени нет. Мы должны успеть во дворец до прихода туда Безымянного. Ничего страшного если и увидят воронку. Победителей не судят.
   - А если у нас ничего не выйдет?
   - Ты чего говоришь то? Мы люди двадцать первого века с высшим образованием не справимся с парой средневековых неотесанных мужланов? Да они через полчаса беседы будут на нас богу молиться. Включай прибор, а я пока "компы" упакую.
   Саша сходил в ванну, умылся холодной водой и приступил к расчету координат нового перехода. Закончив вычисления, он выставил новые цифры на шкалах прибора и включил его. По идеи, воронка должна была образоваться около дома Дениса, но выглянув в окно, Саша ее не обнаружил.
   - Опять погрешность, - огорченно подумал он и отправился искать Дениса.
   Дробышева Саша нашел в коридоре, где он обматывал веревкой завернутый в байковое одеяло второй ноутбук. Первый компьютер уже лежал около двери упакованный аналогичным образом.
   - Включил? - поинтересовался Денис, затягивая узел.
   - Включил.
   - И где оно?
   - Где-то недалеко.
   - Вот же ерунда. Китайский калькулятор и то точнее работает. Бери один тюк и пошли искать.
   Воронку они обнаружили недалеко от входа в метро. Возле светящегося круга собралось несколько любопытных, а молоденькая девушка снимала ее камерой сотового телефона.
   - Может ее выключить и подождать пока люди разойдутся? - спросил Саша, которому очень не хотелось предавать публичности и себя и изобретение отца.
   - Забудь. Они все равно ничего не поймут. Пошли, - Денис уверенно шагнул вперед.
   В это время Настя без устали мерила шагами тронный зал королевы Морганы. В своей правоте по отношению к мужу она ни на секунду не сомневалась, но тем не менее сильно переживала за его судьбу и не находила места от волнения. Поэтому, когда прямо в тронном зале возникла светящееся воронка, она, забыв об осторожности, заглянула в нее, желая убедиться, это действительно возвращаются Саша и Денис. Всего на секунду лицо Насти оказалось между Землей и Страной Фей, но этого хватило Файдеру, чтобы узнать ее и это заставило Николаса не поверить в теорию господина Мудрочмолина.
  

- 14 -

  
   Дух стихии Майти-пятьсот семьдесят восемь, называвший себя Дени, парил почти над самой поверхностью одинокой скалы в предгорьях Северных гор. Никогда он не залетал так далеко от доверенного его уходу сада Матери Стихий, но картина, что он сейчас наблюдал, стоила того. С возвышения, где находился дух стихии, было хорошо видны войска Союза Королевств, занимающие диспозицию вдоль границы Империи Великих Лордов. До истечения ультиматума, выдвинутого в связи с исчезновением Вика Хохера, оставалось три дня и это наполняло Дени непонятным ему, но приятным душевным томлением. Наблюдая за марширующими полками, он мысленно представлял себе, сколько чудесных новых цветов сможет он скоро вырастить. Чем больше людей погибнет в кровопролитной войне, которую хотят развязать между собой эти странные и чуждые духу стихии создания, тем больше места освободится для лесов, полей и рек. Тем лучше и прекрасней станет природа.
   "Наставники правы. Людей слишком много, они мешают и нам и друг другу, - рассуждал Дени, - Даже во мне все чаще и чаще начинает возникать ощущения напоминающее их чувства, что уж тут говорить о Майти-семьсот тридцать шесть. У бедняги совсем помутился разум и все из-за людей и не удивительно. Куда не сунешься, везде натыкаешься на них и их эмоции. Живу же я без пустых переживаний, так почему люди так не могут или не хотят? Хорошо, терпеть их невыносимый нрав осталось совсем недолго. Когда закончится война, из оставшихся в живых мы воспитаем прекрасных существ, подобных чудесным растениям. Наставники правы...".
   - Добрый дух стихии укажет нам путь к ближайшему селению? - прервал чей-то голос размышления духа стихии.
   Посмотрев вниз, Дени увидел прямо под скалой двух мужчин в сильно потрепанной одежда и многодневной щетине на лицах. На левой ноге одного из них отсутствовала обувь. В эмоциональной фоне людей дух стихии уловил преобладание страха. Страх был самой любимой человеческой эмоцией Дени, и его наличие в совокупности с благодушным настроением самого духа стихии повлияло на его ответ. Дени решил спасти эту парочку от превратностей надвигающейся войны и поэтому сказал: "Дух стихии может указать человекам путь к ближайшему селению, но не советует им туда идти, если они не хотят подвергнуть себя опасности. Ведь очень скоро между людьми разгорится битва".
   - Разгорится битва? Добрый дух стихии говорит о войне? - удивился один людей, - А кто и с кем собирается воевать?
   "Могущественный Союз Королевств собирается уничтожить Империю Великих Лордов за похищение и убийство Верховного Правителя Вика Хохера".
   - Вот те на! - еще больше удивился мужчина, - Видели мы этого Хохера и с ним лорда Зальцера. Оба живехоньки, хотя конечно и похищены"
   - Но не жителями Империи, достопочтенный пан Шу, - вступил в беседу второй человек, - А уродливыми чудовищами, которых вы пан изволили назвать невинными бабочками, порхающими над лугами.
   - Но согласитесь, пан Гусак, я признал свою ошибку и даже можно сказать спас вашу жизнь.
   "Прекратите пустой поток звуков, - вмешался в разговор людей Дени, - Вы знаете, где находиться Вик Хохер?".
   - Знаем, - хором ответили мужчины.
   Дени переместился со скалы на горную тропу и завис в воздухе прямо перед людьми.
   "Расскажите мне все" - потребовал он.
   - Ну, мы, значит, прошли через светящуюся трубу и оказались... - начал пан Гусак.
   - Добрый дух стихии просил рассказать все, а значит начинать надо не с трубы, а со Штирлица, которого юноши назвали Борисом. Или наоборот. С Бориса, названного Штирлицем...
   - Вы пан Шу любите сплетничать, будто торговка на базаре. Вас послушать, так начинать надо с тех ведьм, нас околдовавших, а мы с вами добропорядочный пан договорились, о тех ведьмах не вспоминать. Значит, начинать надо с трубы. Тем более труба эта мне подошву с левого башмака срезала, а не вам...
   Устав от болтовни людей, Дени решился на запрещенный Наставниками прием.
   "Ради блага природы" - сам себя успокоил дух стихии и осторожно проник в память людей. Уже через несколько секунд узнал все, что его интересовало.
   Полученная информация Дени огорчила. Эти два человека действительно знали место нахождения Вика Хохера, и это знание могло направить развитие событий совсем не по тому пути, на который надеялись Наставники. Стоило панам рассказать правду о судьбе Верховного Правителя и война прекратится, даже не начавшись. В сознание духа стихии сама собой возникло видение людей, гуляющих по дорожкам его любимого сада. Постепенно людей становилось все больше и больше. Вот они уже перестали умещаться на дорожках и начали топтать цветы. Дени почувствовал внутри себя неприятный холодок.
   "Эмоция страха? - удивился он, - Я становлюсь человеком? Так не должно быть. Я не хочу. Я не допущу, чтобы эти люди нарушили планы Наставников. Но как? Духи стихии не могут причинить людям вред. Так я и не буду причинять им вред. Наоборот, я сделаю их счастливыми".
   Дени сконцентрировал свою магическую энергию и направил ее на одежду людей. Листья, лепестки, и прекрасные гирлянды из цветов стали заменять ее ткань.
   - Что с вашей одеждой, пан Шу, - прервав на полуслове перебранку, удивился пан Гусак.
   Ответить пан Шу не успел. Дени добавил цветам, заменившим одежду, терпкий дурманящий аромат, чем почти полностью уничтожил память людей. Некоторое время пан Шу и пан Гусак стояли, молча разглядывая друг друга, а затем один из них обратился к Дени.
   - А не подскажет ли добрый дух стихии кто мы такие?
   "Вы дети цветов".
   - Дети цветов? Кто это?
   "Вы несете в мир красоту и любовь, вдохновляя остальных людей своим примером вернуться к природной чистоте. Следуйте за мной. Я отведу вас к ближайшему селению, где вы, возможно, найдете себе новых сподвижников, - пояснил людям Дени, а про себя подумал, - Или вас забросают до смерти камнями за появление в столь неприличном виде. По крайней мере, я не нарушил запрет Наставников. Пусть люди сами разбираются между собой".
  

- 15 -

  
   - Аннет, смотри, как они изменились. Прямо волшебство, - Аня показала рукой на Феечку и Гарольда, которые шли перед подругами, держась за руки.
   - Конечно волшебство. Ничего удивительного, они же волшебники. А показывать пальцем неприлично. И потом, ты всю дорогу только о них и разговариваешь. Смени тему.
   - Ой-ой-ой. Тоже мне принцесса на горошине нашлась. Неприлично, - передразнила подругу девочка, - Ты только посмотри, какие они сюсепусечки оба. Правда, Фан?
   - Как пожелает, прекрасная дама, - откликнулся мальчик, замыкавший процессию.
   - Слышала? Он опять за свое принимается, - сделав страшное лицо, прошептала Аня на ухо Аннет, - Хорошо, хоть стихи пока не читает. Ну, ведь, правда, они сюсепусечки? Ну, скажи, Аннетик.
   Фея и дух стихии действительно сильно изменились внешне. Гарольд теперь больше походил на человека с бледной кожей, чем на почти бесплотного духа стихии. Также он приобрел возможность передвигаться на ногах и общаться не только с помощью телепатии, но и с помощью разговорной речи.
   Феечка изменилась меньше, но более эффектно: у нее исчезли крылья.
   - Я умею летать и без них, - успокоила она раздосадованную подобным событием Аню, - Крылья для фей скорее дань традиции, чем средство передвижения и потом, я всегда смогу их себе вернуть.
   Если внешние изменения Феечки и Гарольда в какой-то степени объяснялись тем, что фея и дух стихии обменялись магической энергией, то сияние глаз и постоянное выражение счастья на их лицах стало следствием совсем другой причины. К полному восторгу девочек два волшебных существа относились к друг другу с самой настоящей человеческой любовью. Во многом именно желание наблюдать за развитием этого удивительного романа заставило Аннет и Аню ответить согласием на просьбу Феечки посетить Новый Оберон и встретиться с королевой Морганой. Фея надеялась, беседа королевы с девочками вновь вернет Моргане веру в добрую сущность людей.
   Порыв ветра донес до путников нежный перезвон колокольчиков.
   - Аня, ты слышала? - удивилась Аннет.
   - Не волнуйтесь, принцесса. Чудесная музыка означает, что мы приближаемся к Источнику шипучего солнца, - пояснила Феечка, - Около него мы сможем передохнуть.
   - Источник шипучего солнца?
   - Наверно в этом источнике вместо воды лимонад, - выдвинула свое объяснения странного названия Аня, - Обожжжаю газировку!
   - Там нет лимонада, - рассмеялась фея, - Зато есть нечто лучшее. Это источник "яськи", волшебного напитка. Он поможет нам восстановить силы, а еще "яська" помогает лучше понять самые сокровенные мечты и стремления.
   Вскоре путники уютно расположились на берегу водоема, по глади которого танцевали и пели песни удивительные пузырики. Аня пила прямо из ладоней вкусную шипучую жидкость и чувствовала, как усталость проходит, а мысли становятся необыкновенно ясными. А еще она чувствовала острое желание поделиться этими мыслями со своими друзьями. Слова сами собой рвались на свободу и девочка заговорила.
   - Почему в меня до сих пор никто не влюбился? Ведь я такая красивая и очень умная. Это у меня характер такой. Я если знаю, будто я умная и красивая, так и говорю: я умная и красивая. А со мной ни один мальчик из класса не дружит. Впрочем, у нас в классе и дружить то не с кем. Все мальчики глупые, да еще и выпендриваются постоянно. Так хочется подружиться с хорошим мальчиком. Чтобы он посвящал мне стихи, приглашал в кино и еще подарил три розочки. Хотя для начала и одной хватит.
   - Почему вы так говорите, прекрасная Аня, - обиделся Фан, - Ведь я постоянно посвящаю вам стихи.
   - Посвящаешь. Но они у тебя не такие. И вообще как-то все не так. Все как бы ни по-настоящему. Словно в книге, а не в реальной жизни. А я хочу все по-правде.
   - Почему как в книге? Ведь я очень даже живой. Знаешь, сколько я за обедом съесть могу. Не каждый взрослый воин столько съесть сможет, а я еще пока только оруженосец. Да я из простой семьи и очень благодарен лорду Зальцеру за то, что он меня взял к себе в обучение. Я хочу быть достойным этого благодеяния и хочу стать настоящим рыцарем. Я даже прочел одну, но очень толстую книгу из библиотеки лорда, где рассказывалось о рыцарях. В ней написано, как рыцари должны вести себя с прекрасными дамами и я стараюсь делать точно также. Может быть, у меня получается неуклюже, но зато я точно знаю, в мире нет девочки красивее и умнее вас, прекрасная Аня.
   - Вот именно. Я и говорю - как в книге. Не хочу я быть прекрасной дамой. Я хочу быть просто Аней. Хочу, чтобы со мной дружили, а не смотрели, словно на картину в музее. Посвятил мне тысячу и один сонет, а валентинку на День Святого Валентина ни разу не подарил. Попадешь в мой мир, я займусь твоим воспитанием. А то ведешь себя совсем не серьезно.
   - Зато у меня все серьезно, только мне от этого не легче, - грустно произнесла Аннет, - Я знаю, что когда мне исполнится шестнадцать лет, я стану женой Вика Хохера, только не знаю, хочется мне этого или нет.
   - Аннетик, ты чего? Ведь у вас та-а-а-ка-а-а-я любовь была.
   - Я тоже так думала. Думала, Вик, он такой, такой... В общем, ты поняла. Только где он теперь Вик? Не письма, ни весточки. Сидит в своей столице и обсуждает с советниками план нашей свадьбы. Почему с советниками, а не со мной? Я не хочу, чтобы все было так по-взрослому. Я молодая девушка, а не пожилая тетя, которая очень хочется выйти замуж. Я хочу, пусть человек, которого я люблю, всегда будет рядом. Чтобы мы вместе гуляли, ссорились и мирились, целовались, в конце концов. А то получается не любовь, а политическая интрижка. Верховная Правительница Союза Королевств Аннет Хохер, в девичестве Зальцер. Ужасно звучит! "Милая Аннетик" мне кажется гораздо лучше. Вот влюблюсь в другого. Пусть потом ваш Верховный Правитель от горя в собственных слезах утопится.
   - Все живущие на белом свете навеки одиноки, - вступил в разговор Гарольд, - На этот грустный удел обречены и люди и духи стихии. Как это тяжело, когда никто вокруг не понимает происходящего внутри тебя. Как тяжело пытаться объяснить словами чувства и не находить нужных слов. Ах, если бы кто-то без слов мог понимать внутренний мир. Всего лишь по выражению глаз, по движению руки понимать каждую твою мысль, но это почти невозможно. Одиночество несет с собой боль и страдание. Но через эту боль к нам приходит и высочайшее благо. У людей это их высокие эмоции, а у духов стихии возможность понимать и улучшать природу. Увы, все это всего лишь замкнутый круг. Возникновение эмоций заставляет людей еще острее ощущать одиночество и всю жизнь люди проводят в поисках того, кто сумеет разделить с ними эту боль. Иногда получается, и два одиночества сливаются в одно. Но все равно оно остается одиночеством по отношению ко всему остальному миру. Людям легче. Они могут видеть себя в своих детях, нам, духам стихии этого не дано. Хотя я должен быть благодарен судьбе. Она подарила мне уникальный шанс. Я встретил Феечку, и теперь мы две половинки одного целого.
   - Милый, не пугай принцессу и ее друзей, - вмешалась в монолог Гарольда фея, - Тем более ты не совсем прав. Мы не так одиноки, как ты думаешь. Рядом всегда есть кто-то, кто сможет помочь тебе. Вспомни, разве мы смогли бы встретиться, если бы не помощь этих трех добрых детей. Лишь благодаря нашим друзьям мы живы и счастливы, а это значит, помимо боли и страданий в мире живет и радость. Может быть, теперь я не такая хорошая фея, какой была, поскольку думаю гораздо больше о нас с тобой, чем о наивном волшебстве, должное нести людям, но я буду творить добро при каждом удобном случае. Поверьте, принцесса, каждый человек, каждый дух стихии и каждая фея должны быть счастливы. Конечно, по-разному, но счастливы. И вы девочки, и ты мальчик - вы тоже будете счастливы. Это я вам обещаю, а я - фея. А теперь, если вы отдохнули, нам с вами пора в дорогу. Гарольд, останешься здесь ненадолго? Прости, любимый, я так боюсь, что при виде тебя королева может не правильно понять и не захочет выслушать принцессу. Ведь раньше Моргана никогда не встречала духа стихии. Не сердись на меня. Девочки убедят королеву в ее не справедливом отношение к людям, и мы больше не расстанемся с тобой даже на мгновение.
  

- 16 -

  
   Ив Сидор очень не любил своих соседей. Те по его глубокому убеждению жили неправильно. Неправильно было, что в доме у них всегда прибрано, а корова дает самые большие в деревне удои, в то время как у самого Ива имелся только старый козел, ютящийся в грязном хлеву. Неправильно, что соседские дети всегда чисто и опрятно одеты и уж совсем неправильно, что по праздникам напившись крепкого эля, сосед не мотался по улицам и не горланил ругательных песен. Для выражения неприязни, Ив стал вываливать на соседский двор мусор, но за этим занятиям его застали духи стихии. В результате Сидора вызвали на суд Великих Лордов и обязали три месяца убирать соседский двор, но плохо они знали Ива. "Не на того напали" - решил Сидор и придумал наихитрейшую хитрость.
   Прибрав у соседей в очередной раз, Сидор вышел с их двора с ведром мусора, но не пошел на деревенскую свалку, а пробравшись вдоль забора, оказался у безлюдной части соседского участка. Оглядевшись вокруг и убедившись, его никто не видит, Ив вернул содержимое ведра соседям. Затем достал припрятанное в траве ведро уже с собственными помоями и отправил его содержимое тоже на соседский участок. Таким образом, своей уборкой Сидор удвоил количество грязи у соседей и довольно потирал руки, когда услышал женский вопль: "Батюшки, да что же это творится такое!".
   Сначала Ив подумал, будто это он является причиной вопля и от испуга даже присел, но за первым криком раздалось еще несколько. Прислушавшись, Ив понял, крики доносятся с главной деревенской улице. Там явно происходило что-то очень интересное, и любопытство заставило Сидора трусцой побежать на людские голоса. Источник переполоха Ив обнаружил на площади перед домом деревенского старосты, где в окружении местных жителей стояли пан Шу и пан Гусак.
   - Тьфу, срам, какой, - заявила одна из женщин, с интересом разглядывая их странное одеяние.
   - Это кто же такие будут? - поинтересовался Ив Сидор.
   - Да кто же их знает? Ходят тут и народ смущают, - ответил ему дородный детина, с неодобрением косившийся на чужаков.
   - Мы дети цветов. Мы несем в мир красоту и любовь, - неуверенно пролепетал пан Гусак
   - Дети цветов значит. Ну-ну, - пробормотал детина, подбирая с земли увесистый кол.
   - Брат мой, придумай что-нибудь быстрей, а то, похоже, нас бить собираются, - торопливо зашептал на ухо пану Гусаку пан Шу.
   Пан Гусак очень не любил, когда его бьют, и возможно, поэтому выход из сложившейся ситуации нашелся моментально. "Надо прикинуться бродячими артистами" - сообразил пан Гусак. И сразу в его голове сами собой стали возникать слова песни, но поскольку от страха пан Гусак петь не мог, он стал их торопливо произносить без всякой мелодии высоким визгливым голосом. Вокальные данные пана Гусака не оставили равнодушными четвероногое население деревни и оно откликнулось дружным воем.
  
   Эй, приятель постой и послушай меня
   Мне известно, поверь, про твои дела
   Каждый день твой темнее, чем черная тень
   А менять что-то в жизни тебе давно лень
   На осколки разбились твои все мечты
   Ты бредешь одиноко дорогой судьбы
   Но еще шанс остался судьбу поменять
   И я здесь чтобы это тебе рассказать -
  
   речитативом читал пан Гусак под душераздирающее завывание собак.
   - Во, дает! - восторженно воскликнул детина, отбрасывая кол прочь.
  
   Если слеза упадет, как роса с лепестков
   Если поверишь, что люди как дети цветов
   Помыслы вновь обретут чистоту
   Природа излечит душу твою
   Сердце открой и с нами иди
   Детскую радость себе возврати
   Пройдись босиком в поле после дождя
   И радугу в небе открой для себя
  
   Пан Шу, который сначала настороженно относился к пению своего приятеля, счел поступок детины хорошим знаком и тоже решил присоединиться к выступлению хотя бы в качестве подтанцовки. Неуклюже переминаясь с ноги на ногу, он стал прихлопывать в ладоши.
  
   Деньги, престиж, войны и власть
   Не стоят того, чтобы жизнь на них класть
   За золото счастье не обретешь
   На небо власть с собой не возьмешь
   Сколько чудес ты уже растоптал
   Сколько прекрасных рассветов проспал
   Эль, огород и скотина в хлеву...
   Спроси у себя: "Для чего я живу?"...
  
   "Так это же обо мне песня - вдруг догадался Ив Сидор - Ну да точно про меня. Козел в хлеву. Огород, где этот козел всю капусту понадкусывал. От соседей никакой жизни нет. Крепкий эль - вот и вся радость в жизни".
   И от этой мысли Иву стало обидно за свою несчастную загубленную жизнь. Сорвав растущий в придорожной пыли одуванчик, он нацепил его себе за ухо, встал рядом с этими странными мужиками и вовсю мочь заголосил:
   - Моя слеза упадет, как роса с лепестков и я поверю, что люди как дети цветов...
  

- 17 -

  
   Гейн Мэдвед метался по кабинету и громко кричал:
   - Предатель. Это измена. Я его четвертую, уничтожу. Посмел, бросить меня и страну в такой момент. Как я его ненавижу.
   Подобные приступы ярости по отношению к лорду Зальцеру стали последнее время естественным состоянием лорда Мэдведа. Гейн удачно забыл, что замышлял убийство Председателя Совета и убедил Великих Лордов назначить себя на место Зальцера после исчезновения последнего. Зато Мэдвед прекрасно понимал, ему необходимо переложить ответственность за судьбу страны со своих плеч на чужие. Власть хороша только в том случае, когда за нее с тебя никто не спрашивает.
   Личный секретарь Гейна уже привык к подобным приступам ярости и молчаливо ждал, когда лорд немного успокоится. Наконец, Мэдвед остановился и обратился к своему помощнику.
   - Какие новости? Докладывай.
   - Войска Союза Королевств заняли исходные позиции вдоль наших границ...
   - Знаю! А вы думали, будто Союз Королевств решил нас слегка попугать? Это наша деревенщина только и умеет, обещать да грозить, ничего не делая. Они, если обещали нас уничтожить, то уничтожат.
   Нового приступа ярости у своего господина секретарь опасался и решил сменить тему.
   - Милорд, из провинций доходят слухи о неких "Детях цветов".
   - Дети цветов? Что за напасть? - заинтересовался Мэдвед.
   - Странные люди. Одеваются в одежды из лепестков и листьев, ходят по селениям, поют песни и призывают к единению с природой.
   - Они возомнили себя духами стихии? И много таких сумасшедших?
   - Около сотни. Но говорят, с каждым днем их количество увеличивается.
   - Нашли время сходить с ума. Неужели людям больше нечем заняться, чем цветы оберегать. А то нам духов стихии мало.
   - Они не оберегают цветы. Скорее наоборот. Они их обрывают и раздают всем встречным.
   - По крайней мере, в логике им не откажешь, - впервые за несколько дней рассмеялся Гейн, - Чем еще заниматься детям, кроме как обирать своих родителей. Ладно, забудем о них. Совет в сборе?
   - Да, милорд.
   - Тогда идем, - лорд Мэдвед решительно направился к двери, ведущей в зал заседания Совета, а оказавшись перед Великими Лордами, без обиняков заявил, - Милорды, Совет распускается.
   Над покрытым темно-бордовым бархатом столом повисла гнетущая тишина. Немного полюбовавшись произведенным эффектом, Гейне пояснил.
   - Будучи Председателем Совета Великих Лордов, я принял решение о капитуляции перед Союзом Королевств. Лишь только их первый солдат перейдет нашу границу Империя Великих Лордов прекратит свое существование.
   - Милорд, это сильно попахивает изменой, - произнес один из членов Совета.
   - Возможно. Но запах измены мне нравится гораздо больше, чем запах моего трупа. Хотите бороться за свободу родной страны? Поэты напишут песни о вашем героизме, правда, боюсь, вы сами их уже никогда не услышите, ибо погибнете в неравной схватке. Обещаю, Войска Империи никого из вас не поддержат. Будем голосовать? Вижу, необходимости нет. И правильно, милорды. Нет разницы, в какой стране жить. Главное жить.
  

- 18 -

  
   - Проходите, господа и усаживайтесь удобней, - Денис подвел лорда Зальцера и Хохера к креслам перед мраморным столиком, на котором стоял компьютер, - Не пугайтесь того, что вы сейчас увидите. Это не колдовство и не черная магия. Мы пришли к вам из мира, где человеческая мысль достигла небывалых высот, а созданная руками людей техника сродни самому чудесному волшебству.
   Фредрик подчинился и, не говоря ни слова, сел на указанное место. Вик последовал примеру Великого Лорда. С момента, как их взяли под стражу около перехода между параллелями, не тот ни другой, ни слова не произнесли. Молча, Зальцер и Хохер выслушали ничего не значащие слова на устроенном подобии торжественной встречи и проследовали в тронный зал дворца, где Денис подготовил все с целью поразить знатных пленников и привлечь на свою сторону. На столь важном мероприятие присутствовали все члены экспедиции, кроме "сарацинов", которым поручили присматривать за гоблинами, охранявшими дворец.
   - Повторяю, это не магия, - продолжил Денис, - Прибор является результатом развития науки и предназначен для создания виртуальной реальности. Виртуальное пространство позволяет моделировать на экране реальный мир и взаимодействовать с ним. С ее помощью мы познакомим вас с нашими фантастическими достижениями. Вы понимаете мои слова?
   - Понимаю. Насколько мне известно, это либо компьютер, либо телевизор. О чем-то подобным мне рассказывала дочь. Продолжайте и не отвлекайтесь на вопросы. Мне хотелось бы скорее узнать цель своего похищения и вашего спектакля, - впервые после долгого молчания произнес лорд Зальцер.
   "Ага. Вот мы и сдвинулись с мертвой точки. Еще не так скоро заговоришь, чурбан средневековый", - мысленно обрадовался Денис. Он был так возбужден происходящем, что даже не обратил внимания на фразу Великого Лорда о рассказе своей дочери.
   - Тогда я продолжу, милорд.
   На экране монитора в сопровождении комментарий Дениса стали сменять друг друга изображения слайд-шоу вперемежку с небольшими видео сюжетами. Вот пассажирский лайнер отрывается от взлетной полосы, а в следующий момент лорд Зальцер увидел стюардессу, которая мило беседовала с сидящими в комфортабельных креслах пассажирами.
   - ...Изобретение самолета - одно из крупнейших достижений XX века. С давних времен человек страстно мечтал научиться взмывать в небо с легкостью и грациозностью птицы...
   Затем на экране появилась величественная громада гидроэлектростанции.
   - ...Люди научились использовать огонь для освещения тысячи лет назад. С течением веков конструкция светильников все более усложнялась, и сегодня одним щелчком рубильника можно залить светом целые улицы и дома ...
   Вдруг на экране появился гриб ядерного взрыва. Огненный ураган в одно мгновения уничтожил строения и машины. Это Денис решил немного попугать своих пленников, пусть четко уяснят, с какой мощью имеют дело.
   - ...Все вещества состоят из крошечных частиц - атомов. Атомы в свою очередь, складываются из протонов и электронов. При расщеплении атомов выделяется колоссальный сгусток энергии равный маленькому солнцу и в нашем мире люди научились этой энергией управлять...
   На последних кадрах презентации земной цивилизации был запечатлен старт космической ракеты и фильм, снятый американскими космонавтами во время посадке на луне.
   - ...В нашем мире человечество шагнуло к звездам. Сегодня мощные, гигантские аппараты, ракеты, служат для полетов человека в космос и доставки на орбиту искусственных спутников и различного оборудования. Таким является мир, из которого мы пришли. И все наши достижения, все плоды многовекового развития цивилизации мы предлагаем вам. Вам не понадобятся мучительные годы исследований. Вы минуете череду ошибок и как следствие сможете избежать многих бед. Все это техническое могущество достанется вам на блюдечке с голубой каемочкой.
   - На блюдечке с синей каемочкой? Прямо манна небесная, - лорд Зальцер сомнительно покачал головой, - Извините, господин Сэнсэй, я не верю вам. Какую цену вы потребуете за свое благодеяние?
   - Никакой. Просто для того чтобы упростить решение всевозможных вопросов, а они без сомнения возникнут в процессе передачи вам наших достижений, вы назначите нас своими главными советниками и будете во всем слушаться. Конечно, официальная власть по-прежнему останется за вами. Ваше богатство, слава, ну и все, что там у вас полагается Великому Лорду останется также при вас, а реальная власть на переходный период будет принадлежать нам. До тех пор, пока вы еще не будете готовы самостоятельно справляться с новой техникой.
   - Но ведь это откровенный захват власти, - гневно выкрикнул Вик.
   - Молодой человек, я называю это дружеской помощью.
   - А для чего вам наш мир? - спросил Зальцер, силой усаживая на место вскочившего Хохера, - Если у вас все так хорошо и жизнь похожа на сказку, зачем вам наш не совершенный, бедный мир?
   - Чтобы сделать его совершенным и богатым, - улыбнулся Денис.
   - Даже Бог не смог сделать его совершенным, а вы не боги, - улыбнулся в ответ Фредрик, - Так может быть дело в том, что у вас на исходе природные ресурсы? Или вы отравили атмосферу и вам нечем дышать? Или вы столкнулись с проблемой перенаселения? Зачем вы здесь?
   - Милорд, только для помощи вам, - Денис сделал вид, будто недоверие Зальцера оскорбляет его.
   - Я вам не верю. А даже если бы и верил, все равно был бы против вашей помощи. У нас свой путь развития и дайте нам пройти его самостоятельно.
   - Глупо. Впрочем, милорд, я и не думал, что мы достигнем взаимопонимания после нашей первой беседы. Отдохните, поживите у нас и возможно ваше мнение изменится.
   - В том, что мне придется у вас задержаться, я даже не сомневался. Прежде, чем дадите мне воспользоваться вашим гостеприимством в одной из камер тюрьмы, позвольте задать последний вопрос. Вам известно о судьбе моей дочери. Она у вас?
   - Нет, она не у нас. Но если это вам необходимо, мы узнаем, где она находиться и доставим сюда. Хотя бы ради того, чтобы вы поверили в наши возможности, - соврал Денис.
   - Значит, ее пропажа не связана с вами и господин Безымянный лгал? Благие намерения все оправдывают? Смешно.
   В это время в дверях тронного зала появился Слава и нерешительно застыл на месте. Заметив его, Настя приложила палец к губам, чтобы тот вел себя тихо, и поманила к себе. Добравшись до трона королевы, Слава наклонился к уху Насти и прошептал:
   - Там у ворот дворца Феечка и с ней трое детей. Они просят у тебя аудиенции. Причем одна девочка из них утверждает, будто она Аннет Зальцер.
   - Аннет Зальцер? - удивленно воскликнула Настя и, увидев, как резко повернулся на ее возглас Великий Лорд, поняла, сказала это слишком громко.
  

- 19 -

  
   Следователь районного отделения милиции капитан Петр Альфредович Подшивленко приветливо поздоровался с дежурным, хотя на душе у него было совсем не радостно. День приема населения он ненавидел всей душой. Люди, приходившие к нему на прием, чтобы пожаловаться на пропажу с веревки сушившегося белья иногда его просто бесили. Петр Альфредович с детства мечтал о работе следователя. Она представлялась ему чем-то среднем между реализацией высокого интеллекта Шерлок Холмса и работой бесконечно преданного своему делу следователя Знаменского из сериала "Следствие ведут знатоки". Путь к мечте оказался тернист. Армия, школа милиции, патрульный, заочный юридический, участковый и только совсем недавно Подшивленко попал в следственный отдел. Да и мечта оказалось не такой, как представлялось. Серые будни, забитые повседневной рутиной. Тем не менее, работа была работой и, пройдя мимо сидящих вдоль стены коридора посетителей, Петр Альфредович буркнул.
   - Через пять минут заходите по очереди, - и прошел в кабинет.
   Первой на пороге кабинета появилась хорошо знакомая Подшивленко Нина Матвеевна Крючкова, барышня семидесяти лет, с удивительным постоянством приносившая к нему заявления на соседей, живущих снизу с достаточно однообразным спектр претензий. Нина Матвеевна обвиняла их в том, будто они мешают ей спать, поскольку производят по ночам наркотики и нелегально шьют на продажу джинсы. На самом деле истинной причиной претензий была обусловленная большим возрастом Нины Матвеевны бессонница, о чем Петр Альфредович прекрасно знал.
   - Нина Матвеевна, мы проверили ваших сосед и ничего указывающего на изготовление наркотиков или подпольное ателье не обнаружили, - попытался успокоить старушку Петр Альфредович, - Вполне приличные, интеллигентные люди. А вот на вас у меня лежит заявление. Зачем вы бьете по ночам по трубам отопления и мешаете спать всему подъезду?
   - Я по батареям правильно бью. Я бью, чтобы они хулиганство свое прекратили, а тебе взятку дали, вот ты ничего и не делаешь...
   Разразившись гневной речью о продажности и коррумпированности милиции, Нина Матвеевна закончила ее словами "я на вас управу найду" и оглушительно хлопнув дверью, вышла из кабинета.
   Следующим посетителем оказался мужчина поначалу не вызвавший у капитана Подшивленко отрицательных эмоций. Прилично одетый человек вежливо поздоровался на пороге кабинета и после приглашения Петра Альфредовича присел на краешек стула.
   "Наверно, документы в транспорте украли", - решил Подшивленко и участливо поинтересовался, - Вы, гражданин, по какому вопросу?
   - Это вы занимаетесь делом о пропаже девочки по имени Аня? - ответил вопросом на вопрос посетитель.
   - Да. Было такое заявление от родителей. Вы родственник?
   - Не совсем. Я друг семьи и мне кажется, я могу кое-что рассказать по этому делу.
   - Собственно и дела пока нет. Маньяков в нашем районе не водится, происшествий с участием детей не зафиксировано. Девочка пропала прямо из квартиры. Извините за прямоту, но мне кажется, ребенок просто повздорил с матерью, ушел из дома и скрывается сейчас у одной из своих подружек. Я уже связался со школой, получил адреса одноклассников, и сегодня после окончания приема собирался по ним пройти. Не волнуйтесь. Мы обязательно найдем вашу девочку живой и здоровой.
   - Мне кажется, я точно знаю, где она сейчас, - сказал Николас Файдер, а это именно он пришел к капитану Подшивленко.
   - И где же она?
   - Она в параллельном мире, - очень тихо, словно стесняясь своих слов, ответил посетитель.
   "Что же это сегодня такое творится? - с тоской подумал Петр Альфредович, - Во всех психиатрических больницах день открытых дверей?".
   - Не думайте, я совершенно здоров. Выслушайте меня, пожалуйста, - очевидно опасаясь, что сейчас его выставят за дверь посетитель торопливо начал свой рассказ. Оказывается, помимо мира людей существует множество иных миров. В одном из этих миров творится нечто очень нехорошее. Возможно, там появились темные силы и скорее всего именно эти темные силы причастны к исчезновению Ани, а также некой Галины Юрьевны, сотрудницы фирмы "Заложись и обогатись". Более того, темные силы уже вовсю орудуют и в нашем мире, а центром вселенского зла является квартира на Патриарших прудах, которую необходимо тщательно исследовать. Необходимо выяснить, кто в этой квартире проживает, и установить за ними слежку. Также надо обратить особое внимание на сюжет передачи "Доброе утро, страна" о возникновении около станции метро "Юго-Западная" загадочной воронки.
   - Воронку тоже вселенское зло организовало? - сочувственно поинтересовался Петр Альфредович.
   - Без сомнения, - уверенно заявил посетитель.
   - Хорошо. Как вас, извините, зовут? Николай Васильевич Федорин? - встал из-за стола Подшивленко, ему порядком надоело выслушивать этот бред, - Вы, Николай Васильевич, оставьте мне свои координаты. С указанными вами фактами мы обязательно разберемся. В параллельный мир отправим ОМОН. Они ничем не хуже "джедаев" из "Звездных войн". Темные силы найдут, уничтожат и вселенную от зла спасут. А вы идите домой и спокойно спите.
   Выпроводив странного посетителя, Петр Альфредович облегченно вздохнул. Сумасшедших капитан откровенно побаивался. Легче вступить в схватку с бандитом, чем несколько минут побыть в кабинете наедине с безумцем подобным господину Федорину.
   - Подождите в коридоре, я занят, - рявкнул он на открывшего дверь очередного посетителя, и устало откинулся на спинку своего кресла. Отдохнуть Подшивленко, тем не менее, не сумел, потому что на его столе зазвонил телефон. Звонил Юра Митрохин, которого Петр знал по учебе в институте. Правда, Юра учился на дневном отделении, а Подшивленко на заочном.
   - Привет, Юра. Легок на помине. Тут так раз у меня один больной на голову посетитель твою контору вспоминал, - мрачно пошутил капитан.
   - И чего хотел? Ладно, это потом. У меня к тебе одна просьба есть. Узнай, пожалуйста, через вашу организацию не проходила информация по одной любопытной квартирке?
   - Может и проходила. Ты адрес назови, - сказал Подшивленко и чуть не выронил трубку, услышав уже знакомый ему адрес квартиры на Патриарших прудах, - Пожалуй, Юра у меня кое-что есть по твоей квартирке.
   - Тогда нам надо встретиться и ты мне все подробно расскажешь.
  

- 20 -

  
   "Как все это случилось, - печально думала Настя, время от времени кидая взгляд на мужа, - Ведь мы действительно любили друг друга и много хорошего в моей жизни связано именно с Сашей. Почему мы сумели сохранить любовь, когда весь мир был против нас и легко потеряли, когда преодолели все преграды".
   Члены экспедиции полным составом собрались вместе, чтобы обсудить дальнейшие шаги. Дела пошли не так, как планировались. Зальцер и Хохер пока не соглашались сотрудничать с людьми, и их приходилось держать в дворцовой тюрьме. Туда же поместили дочь лорда и ее друзей. По поводу Феечки, решили, беглянка должна быть наказана в назидание другим. Неясно было только, каким образом это сделать, ведь обиженная фея могла направить свою магию против людей и сильно подорвать престиж лже-Морганы среди обитателей Страны Фей. На помощь пришел Пеенджиил. Он рассказал, что в подвале дворца помимо обычной тюрьмы существует еще одна предназначенная специально для фей. Оказывается, они не могли использовать магию, если их окружить ветвями терновника, и в подвале имелись помещения с решетками, сделанными из этого растения. В одно из таких помещений и поместили беглянку, которая вопреки опасениям безропотно подчинилась королеве. Настя Феечку жалела. Ей вообще последнее время стало казаться, будто она и остальные члены экспедиции во многом не правы, но девушка приписывала свое недовольство последствиям плохих отношений с мужем. Вот и сейчас Настя больше думала о своем личном, чем слушала Бориса.
   - Денис, мне кажется, держать детей в подвале не слишком хорошая идея, - говорил тем временем Наф-Наф, - И потом, я так и не понял, девочка, подруга дочери Зальцера, она кто? Я же был в их параллели и от детей Империи она сильно отличается и поведением и манерами.
   - Боря, что такого ужасного мы сделали с детьми? В подвале дворца тепло и сухо. Голодом мы их не морим. Дети - это лишний рычаг давления на наших упрямцев и лишаться его я не собираюсь. Не знаем, кто вторая девочка, а зачем нам это знать? Есть принцесса, при ней оруженосец мальчик. Ну а девочка, скорее всего фрейлина или служанка. Манеры отличаются? Так ты там находился только несколько дней. Ты же всю Империю вдоль и поперек не облазил.
   - Денис, ты вот внимания не обратил, а я прекрасно слышал, Зальцер сказал, что знает компьютер и телевизор, - вступил в разговор Саша, - Откуда? А вдруг эта девочка из нашего мира и именно от нее он про них и узнал?
   - Саша, откуда здесь взяться девочке из нашего мира? Ты сам, наверно, где-нибудь ляпнул при лорде о компьютере, а тот запомнил. Оставьте вы в покое девочку и давайте лучше подумаем, что нам делать дальше. Тут у меня кое-какие идеи возникли...
   - А может не надо ничего делать? Отправить всех обратно в их параллель, а самим жить себе здесь в свое удовольствие, - не унимался Свиндич.
   - И остановиться на полпути к мечте всего человечества? Будем здесь "яську" пить, пока наш родной мир гибнет? Саша, ты что, не герой?
   Слово "яська" неприятно ударило по ушам Насте, и перед ее глазами снова предстала картина обнимающихся Иры и Саши.
   "Ты и только ты все испортил. Я так в тебя верила, а ты оказался совсем не таким, как я тебя себе представляла" - мысленно обратилась она к мужу.
   Вдруг резко стало противно его видеть и слышать его голос. Перед началом совещания Денис раздал всем листочки с какой-то схемой и, оторвав от бумажки кусочек, Настя написала на нем карандашом "Я с тобой развожусь", свернула и попросила сидящего рядом с ней Сергея.
   - Передай Саше.
   - Вы прекрасно знаете, как я не люблю все американское, но кое-чему у них можно поучиться, - продолжал тем временем Денис, - Создавать рекламу своей стране и устраивать шоу на весь мир они умеют. Да, Голливуд есть Голливуд. Вспомните тот же "Аватар" или "Терминатора". Я думаю нам надо устроить для наших гостей супершоу. Такое представление, которое их морально уничтожит и отобьет желание сопротивляться. Предлагаю устроить для них показательную казнь...
   В это время записка Насти дошла до Саши. Развернув бумажку и прочитав ее содержание, Свиндич резко встал, произнес:
   - Делайте что хотите! - и вышел из тронного зала.
   - Чего это с ним? - удивился Денис.
   - Не обращай внимания. Продолжай, - махнула рукой Настя.
   - Так вот, предлагаю устроить для них показательную казнь.
   - И кого ты собираешься казнить? - спросила Ира.
   - И главное кто это будет делать? Лично я в палачи идти отказываюсь, - заявил Сергей.
   - Казнить мы будем того, чья смерть произведет на Зальцера максимальное впечатление, то есть его дочь и ее друзей. Что касается палача, то он нам не понадобиться. Я же говорю, мы организуем шоу. Обычный цирковой фокус с сожжением человека. Посмотрите внимательно на схемы. Мы строим возвышение около стены дворца и пространство между ним и землей занавешиваем черной материей. На возвышении устанавливаем столбы, к которым якобы привязываем жертвы. Наваливаем вокруг дрова, сено и поджигаем. Внешне выглядит зловеще, но на самом деле все будет несколько не так. В стене дворца сделаем ход, ведущий под возвышение, а в настиле возвышения люк. Дрова и сено положим в два ряда на небольшом расстоянии. Первый ряд обильно смочим жидкостью для разжигания костра, чтобы быстро добиться нужной высоты пламени. Итак, мы привязываем жертв и поджигаем внешний ряд. Пламя резко вздымается ввысь. В тот же момент между первым и вторым рядами дров поднимаются зеркала из закаленного стекла. Они на время загораживают от зрителей происходящее на возвышении. Тем временем столбы опускаются и жертвы свободны. Через люк и проход мы их уводим во дворец. Столбы снова поднимаются, зеркала опускаются и вот вам огненное шоу в полном объеме.
   - Денис, ты представляешь, каково будет лорду Зальцеру? И что мы ему потом скажем? Простите, мы пошутили? - возмутился Борис.
   - Да, ощущения у него будут неприятные. Да, он будет морально опустошен. Но разве не это нам необходимо. Ведь мы движемся к великой цели, а для ее достижения приходиться использовать все возможные средства. И потом, мы же вернем лорду дочь в целости и сохранности. В крайнем случае, скажем ему, будто наша наука способна воскрешать людей из пепла.
   - Насколько я знаю Зальцера, он в подобную чушь не поверит. Ты считаешь его средневековым глупцом, а Великий Лорд умен и проницателен, - заметил Сергей.
   - Значит, скажем, хотели показать ему, как сильно он в нас ошибается. Считает нас злодеями, а на самом деле мы белые и пушистые. Дело не в том, что мы скажем, а в том, что второго подобного шоу он не захочет и согласится на любые наши условия.
   - А я вот подумал, - вступил в разговор Слава, - Может быть нам к детям еще добавить ту женщину из скупки, которую мы сюда притащили. Она уже неделю в подвале сидит и постоянно плачет о своем ребенке. От подобного шоу она про нас на всю жизнь вспоминать заречется, а мы ей еще и денег дадим. После этого ее можно будет смело на Землю возвращать.
   - А чего, хорошая мысль, - поддержал Славу Денис.
   - А подростков, которых Борис привел, тоже жечь будем? - ехидно поинтересовался Вадим.
   - А смысл? Их лучше задействовать в организации шоу, - заступился за Думу, Турбо и Хлама Наф-Наф.
   - Тогда ты, Борис, с ними и поучаствуешь в спектакле. Строить будем все вместе, а осуществлять техническую поддержку шоу и спасать невинные жертвы будете вы.
   - Ребята, вы сейчас только про взрослых говорите, а как же дети подобное переживут. О них вы подумали? - спросила Настя, когда до нее сквозь собственные проблемы стал доходить смысл обсуждаемой темы.
   На некоторое время в тронном зале наступила тишина.
   - Да, не хотел бы я оказаться на их месте, - мрачно пробурчал Борис, нарушая тягостное молчание.
   - Надо их предупредить, это просто веселый розыгрыш и бояться нечего, - предложил Вадим.
   - Принцесса, мы тут тебя казним понарошку, чтобы твоего папу разыграть. Ты не бойся, больно не будет. Так? - передразнил Вадима Слава.
   - Слава, подожди. Мысль хорошая, только ведь принцесса не знает, что ее отец у нас. Так ведь? - ухватился за идею Вадима Денис.
   - Ну да, - подтвердил Сергей, - Когда у входа во дворец объявилась Аннет, лорда и Хохера сразу увели и сидят взрослые и дети в разных крылах дворца.
   - Надо им сказать, будто королева хочет проверить их отвагу и узнать, достойны ли они ее доверия, - пришла в голову Дениса идея, - Только вот кто им об этом скажет?
   - Феечка, - предложила Ира.
   - Точно. Королева поговорит с Феечкой и как бы случайно проболтается, а потом мы к фее подсадим детей, - сразу ухватился за предложение Иры Денис.
   - Я не буду с ней говорить, - испуганно вскрикнула Настя. Девушке было стыдно встречаться с Феечкой.
   - Тоже верно, - согласился Денис, - Не королевское это дело разговаривать с опальной феей. С Феечкой поговоришь ты, Ира.

- 21 -

  
   Подвал во дворце Морганы совсем не походил на средневековую тюрьму. Не было здесь не сырости, ни затхлости, ни мрачной тьмы и уж тем более противных крыс. Словно невидимый кондиционер постоянно поддерживал наиболее комфортный для узников тюрьмы климат, а стены и пол ярко освещены невидимым источником света, и создавалось впечатление, будто камень светится сам по себе. В той части подвала, что предназначалась для провинившихся фей, Ира еще не бывала и с интересом рассматривала двери темниц, оплетенные терновником. Оказавшись рядом с темницей Феечки, она весело и беззаботно прощебетала.
   - Феечка, привет. Зашла узнать как ты тут? Мне кажется несправедливым, что Моргана тебя сюда посадила, вот я и решила навестить. Слушай, а тебе без крылышек даже лучше. Ты еще красивее стала.
   - Земные женщины неисправимы. Неужели вы не понимаете, глупо слышать комплименты от существ, которым не суждено сравниться с тобой красотой, - фея наморщила носик и топнула ножкой, но не смогла сдержаться и рассмеялась, - Я рада тебя видеть, миледи Ира. У меня все хорошо, только немного угнетает невозможность творить волшебство, и еще мне очень жаль королеву.
   - Жаль королеву? - удивилась Ира, - Она упрятала тебя в тюрьму, а ты вместо того, чтобы ненавидеть ее, жалеешь?
   - За что же мне ненавидеть Моргану? Тюрьма всего лишь незначительное и временное неудобство. Очень скоро придет мой любимый и освободит меня, принцессу и ее друзей, а королева очень несчастна. Она разочарована в людях и забыла свое предназначение.
   - Любимый? Но ведь феи не могут влюбиться в человека. Конечно, феи могут в шутку зачаровать и влюбить в себя мужчину, но чтобы влюбиться самой - про такое я не слышала. Гоблин или тролль? Про этих я даже думать не хочу.
   - Мой любимый не гоблин, не тролль и не человек. Его зовут Гарольд и он прекрасен, - при воспоминании о духе стихии счастливая улыбка озарила лицо феи.
   "Надо же, она действительно влюблена. Ошибиться невозможно. Точно такая же улыбка в свое время появлялась у Насти, стоило только в разговоре упомянуть Сашу Свиндича", - с завистью подумала Ира. В ее жизнь такая любовь еще не приходила.
   - Впрочем, не стоит об этом. Очень скоро ты увидишь его сама - продолжала Феечка - Расскажи мне лучше о королеве. Она уже переговорила с принцессой Зальцер и ее подругой?
   - Еще нет. Собственно это тоже является причиной моего появления здесь. Прежде, чем разрешить девочкам аудиенция Моргана решила проверить, достойны ли дети беседы с королевой фей и решила устроить для принцессы и ее друзей суровое испытание. Ни один волос с головы детей не упадет. Моргана просто хочет удостовериться в их мужестве и смелости, но ведь это всего лишь дети. Вдруг они испугаются и все испортят. Я уговорила королеву пересадить принцессу и ее друзей к тебе, а тебя прошу предупредить детей о том, что их ждет. Пусть они ничего не боятся. Им ничего не угрожает.
   - Вот глупость! - фея снова топнула ножкой, теперь уже возмутившись всерьез, - Никогда раньше королева не устраивала ничего подобного, но Моргане действительно необходимо поговорить с девочками. Это сможет помочь ей вновь обрести саму себя. Я сделаю то, о чем ты просишь, и предупрежу принцессу о предстоящем испытании.
   - Спасибо Феечка. Ты - прелесть, - Ира изобразила на прощанье поцелуй, чмокнув воздух губами, и направилась к лестнице, ведущей на верхние этажи дворца.
   - Миледи Ира, передайте королеве, я должна вернуть ее высочеству сокровище Мерлина, - вдруг услышала девушка за своей спиной.
   - Какие сокровища? - замерев от неожиданности на месте, переспросила Ира.
   - Сокровище Мерлина, - повторила Феечка.
   "Значит, сокровища все же существуют, хотя мы их так и не смогли найти" - от этой мысли у девушки даже перехватило дыхание, и она быстро вернулась к темнице феи.
   - Феечка, ты же знаешь, королева не помнит многое из того, что происходило раньше. Не могла бы ты рассказать подробней о сокровище, чтобы в случае чего я смогла бы восполнить пробелы в памяти Морганы, - стараясь быть убедительней, попросила Ира.
   - Ты права, миледи. Бедная королева. Мерлин - великий волшебник, обладавший могучей магией и добрый друг Морганы. Когда маленький народец решил покинуть мир людей, Мерлин передал на хранение королеве таинственный амулет. Как утверждал волшебник сила, заключенная в этом предмете могла изменить ход событий на Земле, а это было недопустимо и могло привести к катастрофе. Соблазн использовать амулет оказался слишком велик и Мерлин решил избавиться от него. Так амулет оказался у королевы фей, но и Моргана боялась, что желание воспользоваться сокровищем сломит ее волю. Тогда королева назначила меня хранительницей и приказала спрятать амулет, дабы он не искушал ее. Долгие годы я хранила его, но теперь, когда я встретила Гарольда, я не смогу больше служить ее величеству и прошу королеву освободить меня от оказанной чести.
   - Хорошо Феечка, я передам королеве твою просьбу, - задумчиво произнесла Ира. Рассказ феи породил в ее голове мысли, с которыми следовало тщательно разобраться.

- 22 -

  
   - Джуни, подожди. Я совсем из сил выбилась, - произнесла Эл, опираясь на руку мужа, - Мне кажется, мы никогда не выберемся из этого болота.
   Уже несколько часов они бродили по зыбкой почве, то проваливаясь в трясину, то выбираясь на крохотные участки суши. За это время стемнело. Приближалась ночь.
   - Милая, нельзя останавливаться, иначе придется ночевать на болоте, а нам неизвестно, что за твари могут здесь обитать. Вон там слева какой-то свет. Похоже нам туда.
   Поддерживая жену за талию, Джуни сделал шаг, но угодил в лужу и почувствовал, как в его сапоге захлюпала вода. Тем не менее, он и Эл пошли на свет, но через сотню шагов огонек сместился и теперь оказался за их спиной.
   - Прости, любимый, я действительно больше не могу, - Эл обессилено опустилась на землю, как только очутилась на островке с одинокой засохшей березкой.
   Джуни посмотрел на бледное лицо жены и понял, она действительно больше не в состояние сделать хотя бы шаг.
   - Хорошо, моя радость. Отдохни, - согласился он.
   Присев рядом с Эл, Джуни обнял ее за плечи, и устало закрыл глаза.
   После того, как молодым людям удалось вырваться из лап Коппенендальтора, в их отношениях установилась нежная настороженность. С одной стороны Эл и Джуни радовались возвращению былой любви, с другой боялись, одно неосторожное слово или поступок разобьют еще очень хрупкое чувство. Взявшись за руки, они брели неизвестно куда по просторам Страны Фей. Питались ягодами и мелкой дичью, которую удавалось поймать Джуни, а ночевали прямо в поле, согревая друг друга теплом своих тел. Мир, куда попали Эл и ее муж, казался прекрасным, и молодым людям было легко и уютно находиться вдвоем среди окружающей красоты. Так продолжалось до тех пор, пока они не забрели в злосчастное болото.
   - Милый, что это? - испуганный голос жены заставил Джуни открыть глаза, и он увидел, со всех сторон болота к ним летит множество точек светящихся призрачным бледным светом. Достигнув островка, точки роем закружились вокруг молодых людей. Печальное пение навязчиво лезло в голову, заглушая любые мысли и лишая людей последних сил.
   - Успокойтесь. Закройте глаза и спите. Забудьте все. Пусть будет только покой. Вечный покой. Вам не выбраться отсюда. Лучше закройте глаза и засыпайте. Пусть будет только сон. Вечный сон.
   - Кто вы? - собрав последние силы, спросил Джуни.
   - Мы - болотные огни. Мы духи мертвых фей. Не сопротивляйтесь нам. Вы все равно погибнете.
   - Но почему? За что вы так не любите людей?
   - Мы ненавидим людей, они - причина нашей гибели. Месть. Из-за них мы потеряли свою волшебную силу. Месть.
   - Но мы даже не знаем, кто такие феи.
   - Конечно, не знаете. Из-за вас, люди, мы покинули родину, а теперь вы уничтожаете даже память о нас.
   Джуни с огромным трудом удерживал неимоверно потяжелевшие веки. Последним усилием воли он произнес.
   - Я не знаю, где ваша родина, - и провалился в забытье.
   Очнулся он от того, что с ветвей дерева на него упали капли ночной росы. На болото окончательно опустилась тьма. Рядом со стоном открыла глаза Эл. Рой светящихся точек исчез. Перед самым лицом Джуни парил только единственный представитель тех, кто называл себя духами фей.
   - Вы действительно не знаете нашу родину? Люди называли ее "Земля". Откуда вы пришли в наш мир? - снова услышал заунывное пение молодой человек.
   - Мы ничего не знаем о Земле, а к вам попали случайно из Империи Великих Лордов через большую светящуюся воронку. За что вы хотите погубить нас?
   - Верите ли вы в волшебство? - пропел дух феи, проигнорировав вопрос.
   - Верим. Наш мир, подобно вашему полон магией. Моя жена еще недавно сама была волшебницей, - Джуни понимал, какой болью отзовутся эти слова в душе Эл, но посчитал, для спасения хороши любые средства.
   - Так вот почему от нее исходит запах мертвой магии. Как же случилось, что лишившись своей волшебной силы, она осталась жива?
   - Я не знаю. И запаха не чувствую.
   - Я поняла, - продолжала светящаяся точка, не обращая на слова Джуни внимания, - Это судьба привела вас ко мне. Вы призваны спасти маленький народец от окончательной гибели. Я дух королевы фей Морганы и сейчас я поведаю вам о нашей судьбе...
   Далее Эл и ее муж услышали печальный рассказ о причинах, заставивших фей покинуть мир людей.
   - ...Многие из моих подданных не выдержали разлуки и погибли, превратившись в болотные огни. Их судьба постигла и меня, но видно жестокость людей по отношению к тем, кто любил их, не знает пределов. Они пришли в Страну Фей и захватили власть, присвоив мое имя. Об этом поведал совсем юный болотный огонек, который совсем недавно присоединился к нам. Невыносимо больно было услышать о беде, постигшей моих подданных и не иметь возможности помочь. Ведь болотные огоньки не могут покинуть пределы этого болота. Но теперь я знаю что делать. Вы поможете мне.
   - Мы бы рады, но боюсь это вряд ли у нас получиться, - попробовала возразить Эл.
   - Не перечь королеве фей, пусть даже и бывшей, женщина. Ты станешь мной и освободишь Страну Фей от захватчиков.
   - Нет! - в страхе закричала Эл.
   Перспектива снова потерять свою сущность и превратиться в послушную куклу в чужих руках привела ее в ужас.
   - Подумай хорошо, женщина. Я передам тебе свои знания, и они помогут возродить умершую в тебе магию. Ты снова сможешь творить волшебство. У тебя нет выбора. Либо ты соглашаешься помочь мне, либо ты и твой мужчина погибнете.
   - Лучше смерть! - Эл вскочила, готовая сама кинуться в зыбкую трясину, лишь бы избежать ожидавшей ее участи, но ветви дерева обхватили ее тело и прижали к стволу так, что девушка не могла пошевелить, ни рукой, ни ногой.
   - Неправильный выбор. Я помогу тебе избежать ошибки, - пропел дух королевы фей и медленно двинулся к лицу Эл.
   - Не смей ее трогать, - Джуни метнулся к жене, пытаясь загородить ее своим телом, но болотная трава заплела ноги, и он упал. Бессильный помочь, Джуни видел, как болотный огонек проник в голову девушки, и в тот же момент Эл потеряла сознание. Через несколько секунд светящаяся точка покинула тело девушки и умчалась прочь. Ветви засохшей березки отпустили Эл и она, так и не приходя в сознание, рухнула на землю. Джуни подполз к жене, уткнулся лицом в ее руку и расплакался от собственной беспомощности. Ему казалось, он второй раз и теперь уже навсегда потерял любимую. Ничего не соображая от горя, в состояние полузабытья Джуни так и пролежал, пока силы окончательно не покинули его, и он заснул.
   Очнулся Джуни от того, что кто-то тормошил его волосы. Где-то недалеко стрекотали кузнечики, и нещадно палило солнце. Молодой человек открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Эл. Заметив, что муж проснулся, девушка улыбнулась и чмокнула его в лоб.
   - Вставай, милый. Нам надо торопиться.
   С тревогой Джуни всматривался в такое родное веснушчатое лицо и наконец, решился спросить.
   - Эл, это ты?
   - Не бойся, любимый. Это я, твоя прежняя Эл. Ну, может только знаний теперь в моей голове стало чуть-чуть больше.
   - А я думал, будто навсегда потерял тебя, - Джуни крепко обнял жену и поцеловал.
   - Мой милый единственный Джуни, - ласково прошептала Эл, когда их объятия разомкнулись, - Никто не сможет отнять меня у тебя и не надо ничего бояться. Разве я смогу снова причинить тебе ту боль, что ты перенес из-за Мэллы Кредер. Я лучше умру. Верь мне, любимый.
   Она вскочила на ноги и потянула за собой Джуни.
   - А теперь вставай, соня. Мы идем в Новый Оберон.
  

- 23 -

  
   Петр и Юрий Митрохин договорились встретиться в маленьком летнем кафе, расположенном на Бульварном кольце. Подобные заведения, словно грибы после дождя в больших количествах возникали в теплое время года на центральных улицах Москвы и прекращали свое существование с наступлением холодов. Капитан Подшивленко устроился в тени матерчатого навеса и с наслаждением потягивал холодное пиво. Несмотря на стоящую в столице небывалую жару Петр Альфредович несказанно радовался свежему, пусть даже и раскаленному воздуху, поскольку в отделении милиции кондиционеры отсутствовали, и находиться в кабинете было совсем невыносимо.
   Недалеко от кафе притормозил шикарный "Гранд Чероки". Несмотря на то, что Подшивленко не любил водить машину и предпочитал ездить на служебной, а не заморачиваться своей собственной, джип этой марки оставался его давней мечтой. "Гранд Чероки" ассоциировался у него с лихими девяностыми годами двадцатого века, когда полный романтики и веры в светлое будущее Петр Альфредович только начинал свою службу в милиции, а на подобных машинах разъезжали в основном криминальные авторитеты.
   Из джипа вышел Митрохин и Подшивленко удовлетворенно хмыкнул: "Вот так вот, Юра. Любишь кататься, люби и саночки катать. Не завидую я тебе". Дело в том, что, несмотря на жару, Митрохин был одет согласно корпоративной этике в черный костюм и галстук.
   - Пиво будешь? - снисходительно поинтересовался Петр, одетый в легкую рубашку с коротким рукавом, у своего знакомого, когда тот, тяжело отдуваясь, присел на соседний стул.
   - Нет. Лучше минералки, - отказался Юрий и помахал рукой, подзывая официанта.
   - Да уж. Тяжелая я смотрю работа - олигархам служить. Даже таким мелким, как твой хозяин. Ни пивка попить, ни пиджачок снять. Что за интерес у тебя к этой квартире на Патриарших?
   - Слушай, Петр, ты веришь в мистику, демонов, параллельные миры и все такое? - спросил Митрохин.
   - У вас всех обострение началось? Я сегодня уже слышал и про миры и про вселенское зло. Это жара на тебя так влияет? Так может все-таки холодненького пивка стоит выпить?
   - Я не сумасшедший. Я его видел собственными глазами.
   - Кого?
   - Демона, который пришел толи из ада, толи еще откуда-то. Не веришь? Смотри.
   Митрохин достал из кармана плотный конверт и высыпал его содержимое на стол. Перед глазами Подшивленко предстали два обрубка когтей болотного цвета.
   - Вот же гадость, какая, - от отвращения Петр даже поперхнулся пивом, - Я должен верить, будто это когти демона, а не большой собаки?
   - Есть еще результаты экспертизы, - Юра положил рядом с обрубками когтей исписанный лист бумаги, - И в них говорится: когти принадлежат существу, которое не может существовать в нашем мире. В отличие от человека или любого земного животного, имеющего в своей основе углерод, в основе строения этого существа находится кремний. Тем не менее, существо жило, двигалось и даже чуть-чуть меня не убило. Готов меня серьезно слушать?
   - Надо же! - Петр внимательно прочитал официальное заключение экспертизы и отложил в сторону, - Предположим, готов.
   - Подробности я упущу. Некоторое время назад в нашей конторе начало пропадать золото из закрытых и опечатанных сейфов, а потом вдруг начали исчезать и сотрудники. Сколько я не бился над расследованием, никаких результатов не получил. Пока аноним не позвонил в офис и не дал наводку на знакомую тебе квартиру. Вот там я со своими ребятами и столкнулся с демоном. Причем, мы еле-еле унесли ноги. Теперь твоя очередь рассказывать.
   - Да, в общем, ничего такого особенного не случилось. Пропала девочка, подросток. Похоже, обычная бытовая ссора с родителями. Но потом ко мне пришел странный тип и начал нести всякий бред про параллельные миры, а затем дал мне адрес, которым ты интересуешься. Вроде именно квартиру по этому адресу всякое зло к нам и проникает из другого мира.
   - А как чудака зовут?
   - Николай Васильевич Федорин. Вот место его проживания, - Подшивленко передал Митрохину клочок бумаги с записанным на нем адресом регистрации Николаса Файдера.
   - Интересно, - пробормотал Юрий, обнаружив, Федорин живет в одном доме с пропавшей Галиной Юрьевной недалеко от станции метро, из вестибюля которой и звонили в офис, - За Николаем Васильевичем я попрошу своих ребят понаблюдать, а ты Петр помоги с засадой на Патриарших. У меня народа мало, да и засветился я там. А так милиция, все по закону.
   - Попробую придумать что-нибудь по старой дружбе. Только давай так: про демонов и параллельные миры мы временно дружно забываем. Лишиться работы и угодить в психушку я не хочу. Договорились?
   - Договорились.
  

- 24 -

  
   Методичные удары молота в стену дворца не раздражали Пеенджиила. Наоборот, каждый новый удар только радовал его, поскольку приближал минуту триумфа гоблинов. Пеенджиил с удовлетворением оглядывал лица соплеменников, собравшихся в помещение давно заброшенной хозяйственной пристройки дворца Морганы.
   - Брат Пеенджиил, не тяни время. Мало того, что мы работаем на смертных, так еще ты лишаешь нас заслуженного отдыха, - проворчал Шпииндриил, который как обычно пытался очистить от ржавчины свой кинжал.
   - Разве я не больше всех радею о славе гоблинов, брат Шпииндриил? Разве не я веду вас верной дорогой к неминуемой победе. Так наберись терпения и выслушай меня. Вы знаете, королева фей и ее слуги решили устроить представления, словно Страна Фей балаган, а маленький народец ярмарочные шуты. Что же, если феи окончательно оглупели, мы воспользуемся этим для своих целей. Грядет время великих перемен. Власть гоблинов и их слава озарит своим сиянием мир.
   - Да будет так! - в один голос взревели гоблины.
   - Брат Пеенджиил, а как мы возьмем эту власть, которая нас озарит? - осторожно поинтересовался Шпииндриил, когда крики утихли.
   - Мы позволим людям довести до конца их представление...
   Недовольный ропот пронесся над толпой гоблинов.
   - Тише, братья. Позвольте мне договорить. Мы позволим людям довести до конца их представление, только конец будет другим. Королева решила немного поджарить человеческих детенышей? Так чтобы они покрылись румяной корочкой, но остались живы? Мы доведем дело до конца. Сожжем отпрысков ненавистного рода дотла и развеем пепел по ветру. Этим мы навсегда разрушим представление о феях, как о добрых существах несущих людям добро и любовь. Ничтожные крылатые создания и так погибают десятками, а окончательно разуверившись в своем предназначение, погибнут в одночасье. А уж разобраться с людьми без фей мы сумеем. Слава гоблинам!
   К удивлению Пеенджиила его призыв никто не поддержал.
   - В чем дело, братья?
   - Люди и королева не позволят нам это сделать, - услышал Пеенджиил чей-то шепот.
   - Какие люди? Представление будут проводить только сэр Борис и те трое юношей, которые только и смотрят где бы что стащить. Сэр Борис плохой воин, я уложу его одним ударом, а трех воришек подкупим. Скажем, будто хотим выслужиться перед королевой и попросимся сменить их во время представления, а в качестве компенсации предложим много золота. Ведь ты не пожалеешь своего клада на славное дело? - предводитель гоблинов обратился низенькому старичку одетому в зеленую одежду, который притулился к стене, держась подальше от остальных присутствующих.
   - Не пожалею, - с готовностью отозвался старичок, - Они на мой горшочек позарились, а мы леприконы таких вещей не прощаем. Да я спать спокойно не смогу пока не отомщу.
   - Вот видите, братья. А королеву Моргану опасаться не стоит. По моему убеждению, она давно выжила из ума. Виданное ли дело, королева своих фей сажает под замок? Такого не было никогда, и тюрьма эта только для вида существовала, а теперь там Феечка сидит. Самая близкая и любимая Морганой подданная в былые времена. А кто-нибудь помнить, чтобы феи жизнью ребенка рисковали. Да не просто ребенка, а принцессы. Шутки там разные шутить могут, но чтобы жизнью рисковать нет. А Моргана рискует. Вот я и говорю. Не та теперь Моргана. Не стоит нам ее опасаться. Братья, слава гоблинам!
   - Слава! - услышал на этот раз в ответ дружный рев Пеенджиил.
  

- 25 -

   - ...И дело вовсе не в том, что они уж так сильно нам нужны. Не-е-е-е-т. Они нам вообще не нужны. Так себе мужички то. Ни загара, ни бицепсов, ни трицепсов - один запах перегара и то только по утрам. Ну, давай подруга еще по одной.
   Мадам Шортюк и мадам Добрюк дружно подняли маленькие глиняные стаканчики с крепким вересковым элем, и залпом их выпили. Уже много дней они шли по следу коварных женихов и добрались до постоялого двора "Утопшая русалка". Заказав себе и дополнив его кувшином эля, женщины приступили к любимому занятию, а именно к промыванию косточек мужчинам. Причем по мере уменьшения эля в кувшине неприглядная сущность мужчин становилась все более и более явной.
   - Вы правы, мадам Шортюк, - согласилась с директрисой учительница музыки, аппетитно похрустывая малосольным огурчиком, - Совершенно они нам не нужны, но справедливость должна восторжествовать? Должна. Они думали, раз мы женщины слабые, то можно наши нежные сердечки разбивать, словно пустой кувшин из-под эля? То давай все бросай и замуж за них выходи, то извини дорогая, я передумал. Еще узнают они, что такое женщина в гневе. Дайте нам только до них добраться.
   В это время входная дверь распахнулась и в обеденный зал постоялого двора ввалилась толпа странно одетых людей. По большей части нормальную одежду им заменяли сплетенные из стеблей трав, цветов и ветвей деревьев накидки.
   - Дети цветов, - в едином порыве пронеслось над залом.
   - Вот тоже мне, прости господи, современное явление, - высказалась при виде вновь прибывших мадам Шортюк, - Смотреть противно. Оделись как огородные пугала и думают, будто они лютики и одуванчики. И заметьте, мадам Добрюк, в основном среди этих "детей цветов" мужчины. А все почему? Нам, женщинам, подобными глупостями заниматься некогда. Если мы будем думать, что мы всякие там разные незабудки, то кто тогда коня наскоку остановит или в горящую избу войдет? Уж на этих так называемых мужчин точно никакой надежды нет. Давайте-ка, композитор вы мой музыкальный, еще по одной, за нас, за женщин.
   Тем временем дети цветов пели, танцуя между столиками и осыпая посетителей "Утопшей русалки" цветами и листьями:
  
   Если слеза упадет, как роса с лепестков
   Если поверишь, что люди как дети цветов
   Помыслы вновь обретут чистоту
   Природа излечит душу твою
   Сердце открой и с нами иди
   Детскую радость себе возврати
   Пройдись босиком в поле после дождя
   И радугу в небе открой для себя.
  
   - Как же такое понимать? - возмутилась мадам Добрюк, - Куда родители смотрят? Цветы, дети ваши совсем совесть потеряли. Это же моя песня. Я ее для духов стихии к празднику "Осознания возрождения" написала, но меня на торжество пригласить не удосужились, а теперь оказывается ее все кому не лень распевают. Я понимаю, в Империи кроме моих песен приличной музыки не существует, но хотя бы моральную компенсацию я заслужила. Где мой гонорар?
   Мадам Добрюк решительно встала из-за стола и направилась к двум особенно ярко одетым мужчинам во главе танцующей процессии. Уперев руки в бока, она встала между двух столов, загородив проход.
   - Кто ты, нежный лепесток полевой ромашки и что тебе надо от нас? - ласково поинтересовался один из предводителей детей цветов и его голос показался учительницы музыки подозрительно знакомым.
   - А не скажет ли мне многоуважаемый сын гладиолуса, не знаком ли он с неким паном Гусаком?
   - Нет, добрая женщина. Я знаю ветер, ласкающий своими нежными порывами мое лицо, дождь, который своей чистой влагой омывает мои руки. Знаю злаки и плоды, что своей сладостью насыщают меня, но пан с таким неприглядным птичьим именем мне не встречался. Забудь про него, добрая женщина. Протяни к нам руки и вместе мы ощутим, как природа заботливо укроет нас своей любовью.
   - А мне сдается, вы, дорогой племянник тюльпана, прекрасно знаете пана с неприглядным именем. Сейчас проверю, - и мадам Добрюк быстро сдернула с головы мужчины венок, наполовину прикрывавший его лицо.
   - Вы только посмотрите, мадам директриса, пан Гусак собственной персоной. Ну-ка посмотрим, кто тут еще у нас есть, - теперь учительница музыки одним движением руки лишила венка соседа пана Гусака, - А вот и пан Шу.
   - Что же такое делается, люди добрые? - взревела директриса, - Такие слова хорошие нам говорили и чем только не клялись, когда просили нас замуж за них вышли, а лишь только мы с мадам Добрюк им поверили, нас бросили и в дети цветов подались. Покрыли практически позором наши хрупкие девичьи плечи.
   - Нехорошо, получается, - согласился с мадам Шортюк, стоящий за стойкой хозяин заведения, - Цветы цветами, а раз жениться пообещал, так женись. Мужик слово дал - мужик сделал. Можешь хоть на следующее утро развестись, а слово свое держи.
   - Так может, они специально цветочками прикидываются, чтобы ходить повсюду, да женщин наших смущать? То-то я смотрю, жена моя всегда ругается, когда я напиваюсь. Это точно она их песен наслушалась, - высказал свое подозрение изрядно подвыпивший посетитель. Его предположение большинству людей, собравшихся вечером в "Утопшей русалке", показалась вполне логичным, а поднятая тема близкой и понятной. Зал заведения наполнился недовольным ропотом. Над головами детей цветов начали сгущаться тучи.
   - Да не обещал я ни на ком жениться, - попытался оправдаться пан Гусак, - Я вообще эту мадам первый раз в жизни вижу. У меня вместо ковра цветочные поляны, вместо стен деревья великаны, а мои жены пчелки и разные букашки.
   - Так нагло врать мне прямо в лицо? - возмутилась мадам Добрюк, - Ну держись, цветочек. Я тебя сейчас поливать буду.
   Схватив первый попавшейся ей на глаза кувшин с пивом, учительница музыки выплеснула его в лицо пана Гусака. Эту затею с восторгом встретила нетрезвая часть заполнивших зал людей и на детей цветов стали выливать все, что попадалось на глаза. Пиво, эль, квас, грязная вода после мытья посуды и полов - все это через минуту оказалось на пане Шу, пане Гусаке и их сподвижниках. Запахи алкоголя, мыла и хлорки сумели перебить дурманящий аромат цветов, которыми Дени заменил одежду пана Гусака, и к тому стала постепенно возвращаться память. С удивлением добропорядочный пан обнаружил себя среди хохочущей толпы рядом с совершенно мокрым, одетым в странную одежду паном Шу.
   - Добры пан Шу, не подскажите, что мы здесь делаем и каким образом сюда попали? - спросил пан Гусак у своего приятеля.
   - Понятия не имею, но вид у вас пан Гусак еще тот, - ответил пан Шу и своей фразой еще больше добавил веселья окружающим.
   - Веселитесь? А войска Союза Королевств уже у стен Мелотауна, - сквозь гомон и смех никто не заметил, как в зале появился новый посетитель, но его зычный голос моментально прекратил веселье.
   - Почему? Не может быть. Опять война? Где наша армия? - посыпались со всех сторон вопросы.
   - Значит, вы ничего не знаете? - мужчина снял покрытый пылью дорожный плащ, кинул его в руки подоспевшей служанке и устало опустился на скамью у свободного столика, - Совет Великих Лордов запретил оказывать захватчикам сопротивления. Вина мне и еды. И быстрей. Специально торопился всех опередить. Скоро у вас здесь яблоку негде будет упасть от беженцев.
   - Толком расскажи, что произошло. Вроде у нас с Союзом Королевств вечный мир был.
   - Был, да сплыл. Люди говорят, будь-то, наш лорд Зальцер их Верховного Правителя убил, а сам сбежал в дикие степи за Северными горами, и за это армия Хохера поклялась Империю нашу с землей сравнять и всех жителей извести.
   - Чушь! - неожиданно для всех заявил пан Шу, - Видели мы лорда Зальцера и Верховного Правителя с ним вместе. Оба живы и здоровы, только в плену.
   - Я понял, - вдруг стукнул себя по лбу пан Гусак, - Помнишь, мы духа стихии встретили, а после уже ничего не помним. Так он нас специально и околдовал. Их это рук дело. Духи стихии нашего Великого Лорда и Верховного Правителя похитили, чтобы мы друг друга поубивали.
 &nb