Тутутченко Александр: другие произведения.

Чародей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

  Глава 1
  Яркие солнечные лучи проникали в избу через небольшое окно, освещая стопку старых, больших книг в толстой обложке и пыль, витающую над ними. За столом, в кресле, связанном с лозы, сидел седоволосый старик в сером кафтане. Его длинные, ссохшиеся пальцы с выступающими костяшками, монотонно стучали по столу. Старческое, морщинистое лицо застыло. Он пристально смотрел на молодого парня, а тот с напряжённым видом стоял перед стариком.
   Небольшая изба, в которой они находились, была уставлена множеством полочек, под завязку забитых баночками разной величины. Под потолком, на верёвках, висели засушенные части тел диких зверей, а также всевозможные травы, связанные вместе верёвочками. Здесь, были, наверное, все лечебные травы, которые только водились в их краю. Запах от этих запасов исходил весьма специфический. Пахло вяленым мясом и свежескошенной травой. Одну стену избы почти полностью закрывала большая печь. Её белые, округлые бока были разрисованы всевозможными узорами, а на шкуре медведя, раскинутой на печи, лежала чёрная кошка. Она, приоткрыв глаза, зевнула, а затем снова свернулась клубочком.
   Старик вздохнул, и усевшись поудобней в своём кресле, посмотрел в окно, там, под дуновением лёгкого ветерка, шевелились стебли высокой травы, доходящей до самого дома. Вдали, за полем было видно густой лес, громадные деревья которого, почти полностью закрывали собой восходящее солнце.
   - Светает, - откашлявшись, нарушил воцарившуюся в избе тишину старик. - Спрашиваю в последний раз. Как вылечить болотную хворь?
   Парень нахмурил брови. Его взгляд бегал по избе в поисках ответа.
   - Отвар из кроличьих лапок и змеиного яду... - неуверенно начал он.
   - Нет... Всё! Хватит с меня... - вздохнул старик, поднимаясь с кресла.
   - Но... - только хотел открыть рот парень, но старик его тут же перебил: - Если бы не твои способности Марк, я бы тебя давно уже вышвырнул. С тебя знахарь, как с меня кузнец... Ладно, хватит на сегодня.
   - Спасибо Ладомир. Я уже думал, ты снова меня заставишь учить.
   - Естественно заставлю. Как отоспишься - жду обратно у себя.
   Парень улыбнулся. Зла держать на старика у него не получалось, он хоть и ворчал постоянно, но был человеком хорошим. Погладив на прощание чёрную кошку, он кивнул старику и вышел из избы. Его учитель - знахарь Ладомир, мучил его вопросами с самого вечера. Знахарю с его бессонницей такие занятия были только в радость, а вот Марк с трудом выдерживал эти непрекращающиеся расспросы. Всю ночь они варили различные снадобья, а под утро в голове не осталось ничего, и он не мог ответить даже на самые простые вопросы.
   Протерев заспанные глаза, Марк направился к деревне. Избушка знахаря стояла поодаль от деревни, под самым лесом, поэтому ему предстояло немного прогуляться, прежде чем он попадёт домой. Небольшая тропинка, идущая по самому краю поля, постоянно петляла, то скрываясь за посевами и полевыми травами, то снова выбегая под самый лес.
   На деревьях щебетали птицы. Мотыльки с пчёлами кружились над цветами, а солнце ласкало своим теплом. Начинался ещё один прекрасный, весенний день.
   Вскоре за полем молодой пшеницы показались высокие, соломенные крыши домов. Небольшая деревня утопала в зелени. Невысокие яблони, во главе с большим, разлогим орехом, окружали горстку домов.
   Вскоре к нему стали доноситься звуки деревни: мычание коров, кукареканье петухов и мат мужиков, которые с утра пораньше брались за работу. Маленькая тропа вывела его на возвышенность, откуда дома были видны как на ладони. В самой деревне уже вовсю кипела жизнь. Крестьяне занимались каждый своими делами: один рубил дрова - заготавливал на зиму, второй складывал рыболовецкую сеть, раскинутую на стене дома, ещё трое мужиков укладывали крышу недавно построенного дома, на окраине деревни. Наверное, это именно их ругань слышал Марк на походе.
   Марк зашёл в деревню. Испуганные воробьи, барахтающиеся в дорожной пыли, всей стаей перелетели на яблоню. Следом за ними убежали и белоснежные гуси, стоявшие на дороге. Раскинув свои серые крылья, они разбежались по сторонам.
   - Марко, не замучил тебя ещё знахарь своей наукой? - спросил его невысокий мужичек лет тридцати, в просторной рубахе, подвязанной ремнём. Он отложил в сторону кувалду и подошёл к невысокому забору, сплетённому из лозы. - Доброго здоровья, - поклонился он.
   - Желаю и вам не болеть, - ответил Марк, кланяясь в ответ. - Не замучил, скорее даже наоборот.
   - Хех, - ухмыльнулся мужик. - Слушай Марко, не поможешь мне, а? Староста принёс какую-то бумагу, прибил её к столбу, а что там написано я и не знаю. Читать я ведь не обучен. А ты в писаниях разбираешься, книги вон читаешь, - длинное, вытянутое лицо мужика, с большим, как у орла носом, покрытое морщинами, вытянулось, напоминая заморскую птицу. Его большие, водянистые глаза с большими мешками под ними, уставились на парня, ожидая ответа.
   - Ладно, прочту, что там староста написал...
   Мужик улыбнулся, перекинул ногу через забор, равняясь с парнем. Вдвоём они подошли к большому столбу с прибитыми к нему несколькими свитками.
   - Вот этот вот, - ткнул мужик пальцем в пожелтевшую бумагу, измазанную чернилами и свернувшуюся по краям.
   Марк откашлялся и выровнял ладонью бумагу. Он быстро пробежал глазами по тексту, исписанному каракулями писаря.
   - Я, Белослав, владыка Подлесья, указываю мужикам деревни Дубровица, собраться у моего имения не позже чем через день после объявления указа, для восстановления имения после паводка. Те, кто не придут, будут выпороты кнутом, - закончил читать Марк.
   - А внизу это что написано? - спросил мужик всматриваясь в писание.
   - Да это дата. 1026 год и подпись баринская.
   - А. Вот оно как. Эх... Это что же выходит. Снова к барину идти нужно? Вот беда, работы полным-полно, а тут ещё и это... Когда же уже его смоет паводком этим, вместе с имением!?
   - Как только так сразу. Ладно, готовься идти в гости к барину, а я пойду отдыхать. Устал я за ночь обучений.
   - Давай, иди, отдыхай. Это дело нужное, после науки то, - улыбнулся ему мужик и побрёл обратно к забору. Марк же направился в противоположную сторону, к своему дому, выглядывавшему из-за сада с яблонями.
   Небольшой дом с потемневшей от времени крышей, находился на самой окраине деревни. Во дворе стояла привязанная корова, а рядом, на сене, сидела бабка - хозяйка дома, в котором он жил. Она доила корову в старое, деревянное ведро, обтянутое железными обручами.
   - Здравствуйте тётушка, - поприветствовал её Марк.
   - Ох ты окаянный! Кто тебя учил к людям подкрадываться! Напугал меня! - выругалась бабка. Подскакивая, она чуть не опрокинула ведро и лишь в последний момент ухватила его рукой, не давая ему опрокинуться. - Подай мне кувшин! - зло сказала она.
   Марк взял пузатый, глиняный кувшин и протянул его бабке. Та налила в кувшин свежего, парного молока с ведра и протянула ему. Марк только хотел было попить молока, но бабка снова запричитала: - Нет, не пей! Этот кувшин я духу, кой дом наш бережёт налила. Возьми вон с ведра попей.
   Марк взял обеими руками ведро, и перекинув его, припал губами. Напившись, стер белые усы, оставшиеся от молока. Было ещё утро, но спать хотелось просто невероятно. В его голове до сих пор вертелись сотни разных рецептов, которые он изучал и делал целые сутки. Он посмотрел на не порубленные дрова, лежащие кучей у дома. Немного поколебался - рубить или нет. Вдруг он вспомнил объявление, прочитанное с утра. Учитывая, что с завтрашнего дня ему придётся идти на несколько дней в поместье барина на работу, то мысль о том, чтобы порубить дрова, отпала сама собой. Поэтому Марк с облегчением в душе открыл дверь в дом. В нос ему сразу же ударил запах сушёных трав, с лёгкой ноткой дыма. В печи наверняка что-то варилось.
   Маленький дом, в котором он жил, был небольшой, такой же, как и остальные дома в деревне. У стены стояла большая печь с лежанкой. Рядом с ней находилась небольшая, дубовая кровать, стол с двумя стульями в другом конце дома, да несколькими полками, прибитыми к стене.
   Марк подошёл к печи и отодвинул заслонку. Там стоял небольшой глиняный горшок, круглые бока которого облизывали языки пламени. Сквозь запах дыма доносился запах борща. Марк сглотнул слюну. Ему сразу захотелось есть. Но борщ ещё был не готов, да и ждать пока тот остынет, ему не хотелось. Задвинув заслонку, он влез на лежанку на печи. Укрывшись старым одеялом, закрыл глаза. Сон пришёл быстро.
   Разбудил его лай ихнего пса. Дворняга разрывался, но его удерживала на привязи прочная верёвка, не давая ему разобраться с незваным гостем. Ещё несколько псов, отвечали ему из деревни, поднимая страшный гвалт.
   Марк открыл глаза. В доме была темнота, не было видно ничего. Лишь через некоторое время он стал различать черты печи, а затем и окна, слабо освещаемого луной. Понемногу проступали и черты стола со стульями. Вдруг в окне резко посветлело. Вспыхнуло слабое пламя, освещая их дом через маленькое окошко. Заскрипела кровать - это проснулась бабка. Охая и ахая, шаркая лаптями по полу, она пошла к двери.
   - И кого там посреди ночи носит? - запричитала бабка.
   За дверью кто-то был. Некоторое время он стоял, прислушиваясь, а потом постучал в дверь.
   - Тётушка Велена. Извините за столь поздний визит. Ваш племянник Марко дома?
   Марк узнал голос - это был голос его учителя - знахаря Любомира. Вот только зачем он пришёл ночью?
   - А где же ему ещё быть? - ответила бабка. - Спит он.
   - А не могли бы вы его разбудить? Дело здесь срочное есть, - донёсся голос из-за двери.
   - Заходи, сам разбудишь. Сейчас я тебе открою.
   - Да я уже не сплю. Сейчас выхожу, - крикнул Марк. Он скинул с себя одеяло и принялся натягивать сапоги на ноги. Закончив, подошёл к двери и отодвинул засов. Скрипнув, старенькая дверь отворилась. Там, на пороге, стоял знахарь Любомир в своём неизменном сером кафтане. Возле него был перепуганный мужичек с факелом в руке. Огонь освещал его неспокойное, раскрасневшееся лицо. Обрезанные кое-как волосы падали ему на лицо, закрывая его грязный, покрытый пылью лоб.
   - Выспался? - спросил его Любомир.
   - Вроде да, - ответил ему Марк, сонно потягиваясь.
   - Тогда пошли. Нужно пройтись в соседнюю деревню Луговицу, помощь им нужна... Гордей, отправляйся обратно в деревню на своём коне, - обратился Ладомир к взъерошенному мужичку. - Все ровно втроём на лошадь не влезем... Мы через несколько часов будем, к утру подоспеем.
   Гордей кивнул: - Хорошо Ладомир. Я скажу нашим, что вы придёте, - сказал он и быстрым шагом пошёл к лошади, стоявшей неподалёку у забора. Бросив факел наземь, он потушил его ногой. Затем запрыгнул на лошадь, дёрнул за поводья.
   - Ноо! Пошла! - крикнул Гордей. Лошадь заржала и помчала по дороге, уходящей в лес, под лай деревенских псов.
   - Ну что? Пошли Марк, - подозвал его Ладомир и первым шагнул к дороге.
   - А что случилось-то? - спросил его Марк, подбежав к своему учителю, не спеша топающему по вытоптанной колёсами телег дороге.
   - Беда случилась в Луговице. Гонец говорит, что у них лесорубы пропали. Два дня их искали... - старик сделал паузу, осматривая исчезающие в сумерках дома их деревни.
   - Ну и что, нашли?
   - Нашли... Лучше бы не находили, - старик сокрушённо покивал головой. - Говорит гонец, что всех разорвали. Полдня они их по поляне собирали.
   - Ужас. Неужели в округе снова волки завелись?
   - Староста ихний тоже думает, что звери дикие близко подобрались. А вот знахарь что-то там такое нашёл и считает, что там замешана магия. Посему и меня позвал.
   - Я так понимаю дело срочное, а чего же мы тогда лошадей не взяли? И зачем ты меня взял с собой? - спросил его Марк, стараясь не отставать от учителя, который, несмотря на свой возраст, двигался достаточно резво, то и дело обгоняя своего ученика.
   - Дело срочное, но не настолько. К утру они все ровно не начнут. А мы как раз подоспеем, - старик неуверенно махнул своей рукой на видневшуюся вдали деревню. Псы там никак не хотели умолкать, тявкая друг с другом.
   - Ну а я-то тебе зачем? - снова переспросил Марк. Его не особо устраивало, то, что старик вытянул его с тёплой печи посреди ночи и теперь тянет в соседнюю деревню.
   - Чтобы мне не скучно было идти, - ответил Ладомир и отвернулся, уставившись в темноту леса.
   Марк тоже не стал продолжать разговор. Несмотря на то, что он и так провалялся в кровати полдня, спать все-равно хотелось. Он провалился в свои мысли, раздумывая над тем, что их ждёт, вспоминал рецепты целебных снадобий, которые теперь почему-то крутились в голове. Он уставился себе под ноги, на вытоптанную копытами лошадей, пыльную дорогу, заросших высокими сорняками по бокам.
   К радости Марка время прошло быстро. Горизонт вскоре стал окрашиваться в светлые тона, освещая мрачные деревья и дорогу. Впереди, в темноте, стали проступать очертания телеги.
   Марк с Ладомиром переглянулись и прибавили ходу. Когда они подошли ближе, то заметили, что повозка стоит, наклонившись на бок, а одно колесо вылетело со своей оси и лежит на пыльной дороге. Невысокий мужичек в старой, затёртой рубахе, выцветшей от солнца и длинном, сером кафтане, не спеша обернулся к путникам, подошедшим к его телеге. У него было обветренное, мужественное лицо, с уверенным взглядом, которым он окинул незваных гостей.
   - Доброго вам дня, - поприветствовал его Ладомир.
   - Какое же оно доброе сударь? Вон видите, какая беда случилась? Я купец здешний, Калугой меня зовут. Я как раз товарами скупился... - ответил ему мужичек. Его писклявый голос никак не вязался с его мужественным лицом.
   - Так что произошло то? - перебил Калугу Ладомир.
   - Волки. Волки проклятые! Видите, что они натворили? Напали на мою телегу. Кобылка испугалась, рванула с дороги, да так, что колесо вылетело, а сама телега чуть не перевернулась. Я чуть было и сам к ним не свалился... А затем кобылка моя с упряжки вырвалась, да в лес убежала. Вон туды, - Калуга показал пальцем на тёмную чащу кустарников.
   - Волки? Здесь? - спросил Марк, удивлённо приподняв брови.
   - Уже не здесь, а вон там, - он снова махнул рукой на чащу. - Побежали за моей кобылкой, - вздохнул он.
   - Не позавидуешь тебе, - пожал плечами Ладомир. - Ладно. Мы спешим. Будь здоров.
   - Подождите судари. Может, вы поможете мне? - Калуга вопросительно уставился на путников.
   - Чем тебе помочь? Колесо поставить что ль? - спросил его Ладомир.
   - Да нет, что вы? Я сам с колесом управлюсь, - Калуга смущённо потёр носком лаптя пыль на дороге. Делал он это очень ловко - от его движений на пили не оставалось никаких следов. - Не могли бы вы посмотреть, что сталось с моей кобылкой? Я вроде как слышал, вот недавно она из лесу голос подавала.
   - Слушай Калуга, некогда нам твою лошадь искать! - сердито рявкнул Ладомир и решительно шагнул вперёд, минуя мужичка.
   - Так вы это, - залепетал Калуга. - Ежели мою кобылку найдёте, так я вас подвезу. На телеге оно же всяко быстрее будет вам добираться. Я бы и сам пошёл, дак у меня до сих пор поджилки трусятся, как вспомню волков тех. А я пока колесо прилажу к телеге.
   - Ладомир, а оно ведь действительно быстрее будет, - поддержал Калугу Марк.
   - Нам идти совсем ничего осталось, а ты предлагаешь за кобылой гоняться, - возмущённо ответил Ладомир.
   - Так ведь гоняться то не нужно. Она же рядом. Вот недавно слышал же её, - робко влез в спор Калуга.
   - Да и человеку помочь нужно... - ответил Марк.
   - Да чтоб тебя. Раньше тебя это не волновало, - зло ответил Ладомир.
   - Ты мне долго будешь вспоминать ту историю? - улыбнулся Марк. - Одно дело от тебя злых пчёл отгонять, а найти лошадь - это совсем другое... На телеге мы через двадцать минут уже на месте будем.
   - Вы уж помогите люди добрые, я же без кобылки пропаду, - взмолился Калуга, робко разглядывая путников.
   - Ладно, только мы пройдём по краю чащи. Не найдём - будешь без лошади, или иди сам ищи её, - зло ответил Ладомир.
   - Спасибо вам сударь. Век вам буду благодарен, - начал было Калуга. Но Ладомир махнул рукой и сошёл с дороги, направляясь в чащу. Марк поспешно побежал за ним.
   На улице стремительно светало. Яркое зарево на горизонте расползалось все дальше и дальше по небу, рассеивая темноту. Тёмная чаща, в которую они собрались идти, посветлела и теперь соваться туда было уже не так страшно. Начали просыпаться первые птицы, постепенно заполняя своим пением все пространство. Где-то вдали принялся кукарекать петух.
   - Светает, - раздражённо протянул Ладомир. - Не успеем в деревню к рассвету.
   - Если кобылку найдём, то успеем, - возразил ему Марк, заглядывая в густые кустарники.
   - Если, Марк. Если... - Ладомир отодвинул рукой большой лопух, за которым можно было при желании спрятаться. - Ни следов, ни волков, ничего...
   - А ты так сильно на волков желаешь напороться? - спросил Марк, пристально всматриваясь в пространство за лопухом.
   - Я всего лишь желаю поскорее убраться с этого места.
   - Тогда ищи лошадь.
   - Да нету её здесь... Пошли обратно, - сказал Ладомир и отпустил растение.
   - Погоди, я что-то слышу, - прошептал Марк, и не дожидаясь ответа, нырнул в заросли.
   Ладомир, чертыхаясь, пошёл следом, раздвигая руками кустарник. Через несколько шагов и он услышал шуршание. Оно доносилось с кустов дикой малины, растущих неподалёку. Марк аккуратно подошёл к малиннику, сорвал одну из ягод, а затем осторожно заглянул в просвет между высокими кустами.
   - А вот и лошадь, - тихо промолвил Марк. Ладомир тоже увидел лошадь, лежавшую неподалёку. Труп, над которым жужжали мухи, лежал уже здесь явно не первый день.
   - Ладомир, как думаешь, это его лошадь? - спросил Марк, отодвигаясь от кустарника.
   - Не один ли чёрт. Ладно, уходим. Я не хочу знакомиться с тем, кто сидит в кустах, - тихо ответил Ладомир. - Пошли, - снова так же тихо сказал он. Но в этот раз посмотрел на Марка строгим взглядом, которому его ученик уже не смел противиться.
  Не спеша ступая по мягкой подстилке из жёлтых, прошлогодних листьев, они направились к выходу с леса, а затем и вовсе перешли на быстрый шаг. Но далеко уйти не успели. Из малинника вдруг раздался звериный рык. Затрещали кусты. С густых крон деревьев, разлетелись испуганные птицы в разные стороны.
   - Ничего себе волки, - только и выдавил из себя Ладомир. - Спрячься за дерево! - крикнул он. И не дожидаясь, пока тот спрячется, ухватил Марка за плечо, повалил его на землю, а затем и сам спрятался за широкое дерево. Выдохнув, он осторожно выглянул из-за дерева. Там, из кустарника, на поляну вывалился большой, бурый медведь, со свалявшейся шерстью и большим шрамом на морде. Не спеша, переваливаясь с ноги на ногу, косолапый обошёл кустарник и остановился, втягивая ноздрями прохладный, утренний воздух, пахнущий хвоей и прелыми листьями. Некоторое время он принюхивался, но вдруг что-то ему не понравилось. Он развернулся к двум путникам, поднялся на задние лапы и принялся рычать.
   - Вот и пришло время тебе поколдовать, - тихо произнёс Ладомир, внимательно посмотрев на своего ученика.
   - Что? Что я ему сделаю! Я не умею! - запротестовал Марк.
   - У тебя есть минута, чтобы научиться, - так же тихо ответил Ладомир. Старик держался на удивление уверенно, похоже его совсем не волновало, что рядом с ними находиться разъярённый медведь.
   - Подскажи хоть заклинание! - крикнул Марк, взволнованно, рассматривая зверя. Медведь уже нарычался вдоволь, опустился на все четыре лапы, а теперь намеревался разобраться с путниками.
   - Если не умеешь им пользоваться, то оно тебе ни к чему. У тебя дар от рождения, так используй его.
   Марк уставился удивлённым взглядом на старика. Тот сидел на лесной подстилке из листьев, осторожно выглядывая из-за дерева, как лис с курятника. На удивление Ладомир был спокоен, как будто бы и не было совсем рядом опасного лесного зверя.
   Медведь снова заревел и пошёл прямо на них. Марк хотел было убежать, но вспомнил советы охотников, что нужно упасть и лежать неподвижно, тогда медведь может не тронуть. Но и ложиться спиной к приближающемуся зверю ему тоже не хотелось. Марк прикрыл глаза, выдохнул, а затем посмотрел на трухлый, изрядно постаревший клён. Подняв руку, он напрягся, пытаясь воздействовать на дерево. К его удивлению, у него сразу стало получаться. Будто большой, невидимый канат натянулся между рукой и деревом. Марк согнул пальцы в кулак. Невидимый канат тоже натянулся. Дерево заскрипело, наклонилось, а с его веток посыпались листья. Вокруг чародея поднялась прошлогодняя листва и принялась кружиться вокруг него. Снова заскрипело дерево, наклоняясь к приближающемся зверю, но никак не хотело падать. Марк попробовал снова и у него опять ничего не получилось. Дерево только скрипело, наотрез отказываясь падать. А тем временем зверь подошёл совсем близко. Ещё раз зарычав, он побежал прямо на Марка. Тот перепугался, хотел было бежать, но тут сквозь топот к его уху донеслось слабое жужжание. Он повернул голову на шум и увидел неподалёку, на старом дубе улей лесных пчёл, возле которого крутились и жужжали насекомые. Марк резко развернулся, протянул руку к улью. Снова невидимая сила связала руку с ним. Но на этот раз у него все получилось. Улей сухо треснул, оторвался, завис в воздухе. Пчелы зажужжали, стали вылетать наружу, готовясь наказать обидчика. Не дожидаюсь, пока они все вылетят, Марк резко махнул рукою в сторону медведя. Улей тоже повторил траекторию руки и ударился о ногу медведя, разлетевшись пополам. Разъярённый рой пчёл, после удара сразу же накинулся на медведя. Зверь заревел, остановился и принялся махать лапой, пытаясь скинуть насекомых с морды, но у него ничего не получилось. Тогда он рванулся в сторону и что есть сил побежал вглубь леса, проломился через малинник, а затем вскоре пропал из виду, скрывшись за кустарниками. Перестали вращаться листья, осыпались на землю. Все затихло, лишь дикий рёв, доносящийся с чащи, продолжал напоминать о нежеланной встрече.
   - Вот видишь, все получилось, - улыбнулся Ладомир, пряча под полы одежды небольшую торбочку с кроличьей шкуры, перевязанную тоненькой верёвкой.
   - А это что? - спросил Марк, испуганно глядя в сторону, куда убежал медведь.
   - Не твоего ума дело, - ответил ему Ладомир, поднимаясь с земли. - Не успели мы к утру. Рассвело.
   *****
   Маленькая деревушка, залитая утренним светом, уже проснулась и жила своей привычной жизнью. Кукарекали петухи, гоготали белые, как январский снег гуси, растопырив крылья. Между высоких, соломенных крыш уже прохаживались крестьяне. Одни спешили подоить скот, другие собирались на поля. В эту идиллию не вписывалась разве что толпа мужиков, вооружённых вилами, топорами да косами.
   Марк внимательно осмотрел разговаривавшую толпу и поспешил догнать Ладомира: - Вот видишь, успели, а ты боялся... - начал он, когда поравнялся с учителем. Но тот ему ничего не ответил, лишь продолжал шагать быстрым шагом к толпе.
   - А мне все же интересно, а куда дядька тот, Калуга, подевался? Ни следов, ничего не осталось, как будто и не было его там, - попытался продолжить разговор Марк.
   - Меньше знаешь - крепче спишь, - зло ответил Ладомир и ещё быстрее зашагал.
   - Так вы что надумали то? У нас время не казённое. Говорите сразу - да или нет! - рявкнул один из трёх мужиков, которые выделялись среди толпы крестьян хорошей одеждой, из-под которой выпирали огромные мышцы. Их просторные рубахи, с накинутой поверх них кольчугой, развевались под дуновением утреннего ветра. А плотные штаны заправлялись в ладные, кожаные сапоги. За спиной у каждого из них было по большому топору, расписанному старинными символами. Даже лица у этих троих были схожи друг с другом.
   Толпа некоторое время переговаривалась, переминаясь с ноги на ногу, перекладывая вилы и топоры из рук в руку, разминая уставшие конечности. Совещались мужики недолго. Вскоре один из них, с большим соломенным брылем на голове, вышел с толпы: - Судари, мы тут решили значится, что лучше будет ежели вы за это дело возьметесь, раз вы уж профессионалы своего дела.
   - Конечно лучше. Двадцать монет за лето у хозяина заработать можно, а ещё одну жизнь у богов сколько не проси - не выпросишь, - ответил ему самый старший из троицы. Его испещрённое шрамами и морщинами, уже немолодое лицо, закрытое наполовину густой, чёрной бородой, расплылось в улыбке. - Будет сделано в лучшем виде! - рявкнул он. - Готовьте монеты!
   - О, а вот и они! - радостно выкрикнул невысокий старик с длинной бородой, одетый в длинный тулуп с овечьей шерсти.
   "И не жарко ему?" - подумал Марк, осматривая старика, протискивающегося через толпу. Опираясь на посох, он ловко проскользнул мимо трёх здоровяков, заграждающих ему проход.
   - Ярпен! Я вижу, мои настойки идут тебе на пользу, - улыбнулся Ладомир, обняв подошедшего старика. Вблизи стало заметно, что один глаз у него смотрит на небо, а второй вообще не двигается.
   - Да один чёрт нога гудит как колокола столицы на рассвете, но теперь хоть заснуть могу.
   - Ну, так что, это вас мы ждали? - спросил один из здоровяков. - Все в сборе?
   - Ага, их самых. Ладомир здесь, можете выходить, - ответил ему мужик в соломенном брыле.
   - Подождите, ещё не все! - крикнули с толпы. Распихивая столпившееся мужичье, к ним подошёл запыхавшийся, молодой парень. Его светлые, длинные волосы взмокли и теперь то и дело прилипали к лицу, закрывая ему глаза. В самодельных ножнах у него болтался старый, наверное, даже старший за него меч.
   - Вот теперь всё, - улыбнулся он.
   - Янислав! Ты куда полез! Ану живо домой! Я тебя сейчас поохочусь! - крикнул на него мужик в соломенном брыле.
   - Но...
   - Это тебе не шутки! Здесь тёмная магия замешана! Я как твой отец и староста, запрещаю тебе туда ходить!
   - Мне уже двадцатый год пошёл! Не всю же жизнь мне в поле сидеть! - попытался возразить тот. Но на старосту это впечатления не произвело. - Ану живо домой и займись работой! Или сейчас ремнём прямо при всех выпорю!
   Молодой парень только хмыкнул, но все же послушался отца. - Я вас догоню, - подмигнул он Марку, оттого, что тот стоял к нему ближе всех. А затем растворился в толпе.
   - Теперь то мы можем идти? - снова спросил грозным голосом здоровяк.
   *****
   - А с чего ты взял, что это магия? - спросил Ладомир у Ярпена, раздвигая руками высокие сорняки, которыми заросло всё поле.
   - Ты же знаешь, что у меня того, сразу живот крутит, ежели рядом кто колдует. Ещё моя покойная бабка, когда гадала, то я с толчка не слазил. А теперь вот опять, с тех пор как я сходил туда, то считай в нужнике поселился. Мужики ржут, а я-то знаю, что там что-то не так. Да и сейчас, что-то плоховато мне.
   - Так это оттого, что рядом с тобой маг идёт.
   - Ты что опять за старое взялся? А... Нет, погоди, это что ученик твой? - Ярпен пристально посмотрел на Марка своим перекошенным глазом. - А я думал, что это внучка твоя...
   - А что вы говорили о магии? - спросил один из здоровяков.
   - Вот видишь, Ярпен считает, что там замешана магия, - ответил ему Ладомир.
   - Ох ты ж зараза! Продешевили мы... Надобно было тридцатку брать...
   - Если там магия, то ваши топоры могут вас и не спасти, - пожал плечами Ладомир.
   - Посмотрим! Если там будет чего рубить, то мы вам поможем! Нам одинаково что рубить, хоть тварь проклятую, хоть медведя, нам без разницы, - он рубанул своей ручищей по воздуху. Такой и поле вспахать не трудно.
   - Судари, чувствую, мне придётся вас ненадолго оставить, - подал голос Ярпен. Сорвав лопуха, он побежал в высокую траву, а затем пропал в ней.
   Ладомир провёл взглядом исчезнувшего за травой Ярпена и посмотрел на здоровяков, ставших полукругом вокруг них. Все они были удивительно схожи. Отличались разве что возрастом.
   - Может, представимся друг другу? А то дело у нас общее, а мы даже имён не знаем, - предложил Ладомир.
   - А ведь правду ты говоришь. Уж извини, в спешке что-то мы забыли представиться, - виновато почесал свой коротко стриженый затылок самый меньший.
   - Старший у нас Один, - показал он рукой. - Это Дарен. А я Гальц.
   - Меня Ладомиром величают. Я знахарь местный, а это - мой ученик Марк, - Ладомир похлопал парня по плечу. - А вы сами с куда будете? Имена у вас непривычные, нездешние.
   - Мы с Эльбинга, это на самой границе королевства, на севере. Мы втроём братья. Раньше своё хозяйство держали. Поля, поместье своё было. Да вот один раз засуха была... Вот все и сгорело, - начал рассказ Один.
   - Да ладно бы ещё поле. Но огонь же и на поместье перескочил, - продолжил Дарен. - Вот так и остались мы без ничего. Но добрые боги силой нас не обидели. Так что мы теперь по свету странствуем. Там шайку бандитов выбьем, там с медведя какого шкуру спустим. Этим и живём... Крестьяне сами бояться таких соседей выкуривать, да и что они сделают со своими вилами да косами... Скажем против стаи волков.
   - На жизнь хватает. Мы не жалуемся, - развёл руками младший. Сейчас вот на юг идём в Белое озеро. Говорят, там гадина какая завелась, да скот людской жрёт. Крестьяне говорят, что духа какого разозлили. А мы вот думаем, что волки повадились к ним лазить. У страха глаза то велики, а этих хлебом не корми, а дай байки потравить... А это ещё кто? - Гальц махнул рукой на приближающуюся светловолосую фигуру, бредущую меж высокой травы.
   - Дак это вроде сын старосты - Янислав... Таки сбежал, - ответил ему Ладомир.
   - А он нам на кой ляд сдался? - Возмутился Гальц.
   - Да пусть идёт. Он упрям как твой баран и если уж решил, то не отступит, - возразил Ладомир, решительно разрубив воздух ребром ладони.
   - Путаться под ногами будет только, - нахмурил лоб Один. - Ну, хорошо, пусть идёт. Будет, кому хворост по лесу собирать. Только присматривай за своей молодёжью, чтобы к зверю не подходили, когда бой начнётся.
   Ладомир только кивнул в ответ.
   Янислав, придерживая болтающийся меч на поясе, прибавил ходу и вскоре подошёл к ним.
   - Ух, таки успел. Спасибо, что подождали, - с трудом выдавил с себя Янислав, пытаясь отдышаться. - Ну что, пойдём? - спросил он собравшихся, скрестив руки на груди. Но ему никто не ответил. Гальц хотел было открыть рот, но тут из-за травы показалась голова Ярпена, а затем и он сам.
   *****
   Старые, многолетние деревья гнулись и скрипели под дуновением ветра. Стрекотание кузнечиков и летняя жара сменились пением лесных птиц, и прохладой. В лесу было хорошо и уютно. Маленькая, рыжая белка, сидевшая на ветке, перебирала в лапках орех. Закончив грызть его, она прыгнула на другое дерево, попутно зацепив еловую шишку.
   - Ох сволочь, - вдруг выматерился Ярпен. - Это ещё что за... Ах ты ж скотина рыжая, - старик поднял руку вверх и помахал кулаком кому-то прячущемуся в ветках.
   - Ты чего? - спросил Ладомир. Но Ярпен только продолжал ругаться, грозясь кулаком.
   Захохотал Гальц, когда сообразил, что к чему.
   - Ей, старик! - подал голос Один. - Ярпен!
   - А? - старец перестал махать кулаком и обернулся к здоровяку.
   - Так куда идти то? - спросил тот.
   - А кто знает. Я не помню, где именно на них напали, помню только, что вон в той стороне.
   - Мда, хороший у нас проводник. Ладно, слушай сюда мужики. Растянитесь по лесу цепочкой. Только не отходите далеко, чтобы друг друга видно было, - распорядился Один и первым шагнул вперёд. Двое других братьев также последовали за ним. Они втроём растянулись по лесу. Видно было, что они своё дело знают. Ладомир с Ярпеном шли рядом друг с другом, переговариваясь о чем-то своём. Янислав некоторое время шёл поодаль, замыкая цепочку. Но вскоре ему это наскучило. Он подошёл поближе к Марку и кашлянул.
   - Ты ведь Марко? Верно? А я Янислав. Можешь звать меня Ян.
   - Рад познакомиться Ян, - вяло ответил ему Марк. У него совсем не было настроения трепаться. Но его собеседника это похоже не заботило.
   - Так ты значит чародей?
   - Сам не знаю. Иногда у меня выходит использовать магию, а иногда нет. Как бы я этого не хотел.
   - А что именно ты умеешь? - спросил Ян. - Погоди....
   - Что там?
   - А, нет, показалось... Так что ты умеешь?
   - Каждый раз по-разному получается. Один раз поле поджёг, другой - соседского пса в жабу превратил. Правда, он сразу же вернулся в прежнюю форму. Но бабка теперь каждый раз богам молиться, когда меня видит. А сегодня вон пчелиный улей в медведя запустил.
   - Хах. В медведя. Хахах, - вот ты выдал, - Ян захохотал, хватаясь руками за бока. - Медведя ульем.
   Марк и сам улыбнулся, вспомнив утреннее приключение. Только тогда ему было совсем не смешно. Вспомнился ему и мужичек с телегой. Немного поколебавшись, Марк решил спросить: - Слушай, Ян. Мы сегодня с утра мужика одного видели, Калуга его вроде зовут...
   - Калуга? Ты грибов объелся что ли? Знаю такого... Знал точнее... Это же торговец. Он мимо нас проезжал с повозкой неделю назад. Только волки его сожрали по дороге. Одна телега осталась, да и ту кто-то стащил на следующий день.
   - Но мы же видели его, вот как тебя сейчас...
   - Да... Видать магия нехорошо на тебя влияет...
   - Кажись, нашёл! -перебил их разговор Гальц. Тот умудрился выбраться на поваленное дерево, уже успевшее обрасти вьющимися травами и мхом и с него махал рукою. Все тут же стали подтягиваться поближе к нему, и вскоре тоже увидели место схватки. То тут, то там лежали сломленные молодые деревья. Вся небольшая поляна, покрытая маленькими грибами, была вытоптана. Местами виднелись пятна засохшей крови, которой была покрыта трава и поваленные деревца.
   - А тела где? - спросил Один, поглаживая пальцами большой след от когтей.
   - Так забрали уже, - ответил Ярпен. - Их как наши нашли, так тела и забрали. А за зверем идти не рискнули.
   - Ладно, - Один сплюнул себе под ноги. - Пошли по следам. Вон туда зверь пошёл. - он ткнул рукой на цепочку следов, уходящих дальше в лес.
   - А что хоть за зверь то? - спросил Ладомир. - Удалось узнать?
   - Либо большой медведь, либо большой магический медведь. Вы же говорили магия в этом замешана, - улыбнулся Один.
   - Идём уже! Может логово его недалеко, тогда мы к сумеркам ещё и обернуться успеем, - поддержал брата Дарен.
   *****
   Долго идти не пришлось. Цепочка следов вскоре вывела их к небольшому, заброшенном хутору. За высокими сорняками виднелись несколько соломенных крыш старых домов.
   Пять хат в лесу оказались давно заброшенными. Соломенные крыши успели почернеть и поросли мхом. Двери двух с них лежали оторванные в сторонке и уже успели врасти в землю, а с одного окна даже росло молодое дерево.
   - Ну вот, мы и пришли, - сказал Один, приминая ногой сорняки. - Следов дальше не видно.
   - Испарился он что ли? - скривился Ян.
   - А ты сам посмотри. Вот следы медведя и дальше ничего... Постой... Это ещё что? Человеческие следы?
   - Да быть не может, - возразил Дарен.
   - Ты смотри, действительно магия! - протянул Гальц.
   Ярпен, несмотря на свой возраст, быстро подскочил и наклонился над следами: - Так и есть. Не простой медведь здесь пробежал.
   - Ну что? Идём? Посмотрим на этого "медведя", - предложил Один, доставая топор. Остальные братья сделали то же самое. Скользнуло лезвие меча Яна по самодельных ножнах, издавая характерный звук. Старший из братьев осторожно сделал шаг, всматриваясь в разрушенный дом, к которому вели следы. Сразу всё затихли. Было слышно только тяжёлое дыхание Одина, подкрадывающегося к дому. Чёрный ворон, сидевший на крыше громко каркнул и тяжело взмахнув крыльями, пронёсся над головами людей.
   - Ох ты ж. Напугал чертяка, - выругался Дарен.
   Один переглянулся взглядом с братьями и осторожно ступил внутрь дома. Предательски скрипнула старая доска на полу. Некоторое время Один всматривался внутрь, рассматривая потемневшие от сырости стены, перевёрнутую кровать и битые, глиняные черепки на полу. Вдруг он резко крикнул, подскочил, ударившись при этом затылком о низкий потолок и ругаясь, выбежал наружу. Споткнувшись о порог, он покатился по траве, и перебирая руками отполз подальше от дверного проёма. Двое братьев сразу же подскочили к двери. Гальц стал сбоку, а Дарен прямо перед дверью. Замахнувшись топорами, они стали ждать.
   - Отойдите! - только и успел крикнуть Один, как тут же из двери выплыла неясная дымка. Сначала казалось, что это просто туман - небольшое облачко с человеческий рост. Но вскоре облако сгустилось, принимая форму человека, а на месте головы стало проступать лицо девушки.
   - Вот ты ж... - только и сказал Гальц, а затем рубанул топором. Но тот прошёл насквозь, разрезав облачко, которое сразу же собралось вместе. Безразличное лицо, которое приобретало всё больше и больше деталей, повернулось к Гальцу, посмотрело на него холодным, безжизненным взглядом. Затем призрак так же беззвучно полетел прямо к Дарену. Миг - и призрак оказался точно в нем. Дарен сразу же, как будто взбесился, схватил топор и со всего размаху рубанул. Марк краем глаза только и заметил, что топор летит прямо к Ладомиру. Он инстинктивно вытянул руку, хоть и явно не дотягивался до топора. И тут вдруг все замерло. Стремительно летящий топор вдруг остановился. Лучи солнца попали на край острия, отчего лезвие топора заблестело. Поднятые комки грязи Дареновыми ботинками зависли в воздухе. Пролетающая рядом бабочка замерла в воздухе, расставив свои яркие крылья. Замерли и птицы на деревьях. Воздух наполнился звенящей тишиной. Замерли все, кроме Марка и Ладомира, которые двигались с трудом, как в воде. Все замерло лишь на доли секунды и сразу же стало ускоряться. Взмахнула крыльями бабочка. Снова стало двигаться лезвия топора, переливаясь в солнечных лучах. Звонкая тишина растягиваясь, стала превращаться в привычные звуки.
   Хоть это и длилось недолго, но этого времени хватило, чтобы Ладомир, отскочил. Лезвия топора пронеслось совсем рядом с ним, срубив несколько седых волос с его головы. Старик посмотрел на Марка одновременно испуганным и удивлённым взглядом, а затем взял посох, и принялся обводить круг вокруг Дарена. Призрак сразу же улетел, не дожидаясь, когда круг замкнётся на нем и испарился.
   - Это ещё что за херня? - Выпучил глаза Гальц.
   - Призрак, - развёл руками Ладомир.
   - Так значит это он вселился в медведя и разорвал охотников, - подытожил Один.
   - Видимо так и есть, - пожал плечами Ярпен.
   - Если это так, то нам нужно знать, чей это призрак, - начал говорить Ладомир. - Призрак девушки как-то привязан к этому месту... Ярпен вспомни, какие девицы пропадали у вас.
   - Этому хутору уже лет двадцать. А ещё лет десять назад война была. И даже если мы не учтём то, что какие-то влюблённые в давности могли приходить на поляну, которая на месте хутора была... Да даже в таком случае у нас несколько месяцев уйдёт на поиски той, чей дух не упокоился.
   - И все же. Если не найти, что её связывает с этим местом, тогда она дальше будет продолжать вселяться в зверей и людей. Вон как в Дарена.
   - Дак она не вселилась в меня, - развёл руками Дарен.
   - А что ж ты орал как баба тогда? - спросил его Один.
   - Ага, а ты бы не заорал? Если бы эта манда через тебя прошла?
   Ладомир подошёл к Одину и положил ему руку на плечо: - Пройдитесь по домам. Может, найдёте чего. Хоть что-то, что укажет нам на личность девицы.
   Один только кивнул. Все трое братьев разошлись по заброшенным домам, разыскивая то, сами не зная, что.
   - Ярпен, вспоминай. Чем раньше начнём, тем раньше закончим, - Ладомир подошёл впритык к Ярпену и заглянул в его перекосившиеся глаза.
   - Ну... Доярка Демира например. Её корова этой весной боднула, да так, что голову пробила, - начал вспоминать Ярпен.
   - Нет, это не то, - возразил Ладомир. - Вспоминай тех, кто пропал.
   - А сколько хоть лет призраку этому? А то я не разглядел.
   - Чёрт его знает. Вспоминай всех Ярпен. Вспоминай.
   - Может Карна?
   - А с ней что?
   - Волки загрызли, - Ярпен развёл руками.
   - Эй! А это не может вашу девицу здесь держать? - крикнул Гальц, выглядывая из дверного проёма.
   Оба старика сразу же закончили вспоминать девиц, и подошли к нему.
   В потемневшем от сырости доме, сразу за упавшей балкой перекрытия, на верёвке, в петле, висел труп девушки в синем платье. От сырости платье превратилось в труху и местами уже было ободрано, то ли ветром, то ли зверьми, обнажая присохшую к костям кожу.
   - Да это же Русана, - раздосадовано вскрикнул Ярпен. - Невеста Шульги. Сначала он пропал, а затем и она ушла с деревни. Ох, молодая же была.
   - Жаль их, конечно. Но... Нам же легче... Снимите её мужики. Похоронить девушку надобно.
   - А призрак то этот уйдёт? - спросил Гальц, доставая из ножен большой нож с костяной ручкой.
   - Я более чем уверен. Старые обычаи велят захоронить тело и тогда её дух должен успокоиться... Только не здесь. Давайте за хутором под берёзкой.
   *****
   К деревне все шли молча. Наверное, каждого задела судьба молодой девушки, повесившейся из-за потери любимого, а может, сказалась усталость.
   Солнце уже уходило за лес, напоследок заливая деревню яркими лучами. Громадные тени от деревьев, растущих в лесу, уже доползали к первым домам. Желая накрыть их и забрать в свои тёмные объятия ночи. Полевые кузнечики стрекотали во всю силу. Будто бы пытаясь настрекотаться вдоволь перед ночью. Множество этих насекомых прыгали в разные стороны, как только в траву ступала нога человека, а затем снова продолжали свою песню, сливаясь в одну непрерывную канонаду.
   - Помогите! - раздался вдруг громкий крик вдали, разрезав как гром среди ясного неба монотонное стрекотание кузнечиков.
   - Это из деревни, - взволновано промолвил Один, всматриваясь в дома. - Это... Медведь?
   - О, наконец, пошло веселье, - вскрикнул Гальц, вытаскивая на ходу топор.
   Прибавив ходу, все побежали к деревне.
   *****
   - Уйди зверь поганый, - взвизгнул мужик, лежащий у стога сена. Он выставил вилы, пытаясь защитится от огромного медведя, нависшего над ним.
   - Ох, здоровая скотина, - рявкнул Один и подпрыгнув к зверю, в прыжке засадил топор зверю под лопатку. Медведь зарычал, рванулся. Но тут же в него впились ещё два топора. Сверкнуло лезвие меча и острое лезвие прошлось по лапе зверя, оставляя после себя кровавую полосу. Зверь заревел. Развернувшись, побежал к лесу, оставив перепуганного крестьянина лежать на земле.
   - Да, совсем уже медведи у вас бесстрашные стали. Посреди белого дня в деревню заходят, - вместо приветствия пропыхтел Ладомир, пытаясь отдышаться после проверки. Он подал руку пострадавшему, помогая тому подняться.
   - Не то слово, - прохрипел мужик, приподнимаясь. - Зарубить зверя надобно. Это эта бестия на наших охотников напала.
   - Неужто ты видел, Мирон, как зверь нападал? - спросил его Ярпен, вглядываясь своим покосившимся глазом в перепуганного крестьянина.
   - А что тут видать надобно? Тех медведь погрыз... Теперь вот на меня напал. Зарубить скотину надобно. Поможете? Я вижу, вы ребята славные, - Мирон кивнул на троицу с топорами.
   - Да мы вроде заказ как выполнили. Призрака то изгнали, - возразил Дарен.
   - Я заплачу вам ровно столько же, сколько пообещали вам за призрака вашего, - сказал Мирон, поднимаясь с земли. - Только зарубите тварь.
   - Ну раз господин платит, то можно и поохотиться, - довольно улыбнулся Один. - Пошли, далеко он уйти не мог.
   Кровавые следы на траве вскоре вывели их обратно к лесу. Трое братьев снова достали свои топоры. Заслонив своими большими спинами деревья впереди, они прибавили ходу, размахивая своими увесистыми топорами.
   - Вон он! - крикнул Гальц, указывая рукою на бурую шерсть, выглядывавшую из-за старого, поваленного дерева, поднявшего к небу свои высушенные ветви с давно опавшими листьями.
   - Обходи его с двух сторон! - рявкнул Один. - А я отвлеку! - перехватив поудобней топор, он подскочил к поваленному дереву. Запрыгнув, он оценил обстановку, а затем, закричав, прыгнул на медведя, на лету рубанув по его бурой шее. Но промахнулся. Лезвие топора ударилось о ветку, не достав цели, а рукоятка треснула пополам. Один, матерясь, покатился по земле, кувыркаясь и разметая прошлогодние листья.
   Медведь развернулся к обидчику, открыл свою громадную пасть и заревел на весь лес, перепугав всех лесных птиц. Приподнявшись, он взмахнул лапой, пытаясь достать наглого человека. Но тот, несмотря на свою массу, ловко перекатился, уходя из-под удара. В тот же момент почти одновременно ударили двое других братьев. Обходя зверя так, чтобы не попадаться ему под когтистые лапы. Посыпались удары, один за другим обрушивающиеся на зверя, разрывая его бурую, свалявшуюся шерсть. Медведь завертелся, пытаясь поймать обидчиков, но проворные охотники то и дело ускользали, мягко и плавно уходя от ударов. Видно было, что это далеко не первый их трофей. Тем временем к битве подключился и Один. Он выхватил из-под одёжки нож. Вытянув его из кожаных ножен, охотник подскочил сзади и засадил нож по самую рукоять. Зверь снова зарычал, развернулся к нападавшему и ударил его когтистой лапой. Но почему-то не разрезал его громадными когтями, а ударил лишь лапой, повалив его на пол и выбив ему дыхание. Эта победа воодушевила зверя, он стал метаться все яростней. Его лапы проносились все ближе и ближе от запыхавшихся охотников. Удары топорами наносились все реже и реже. Но вдруг на поваленное дерево запрыгнул Янислав. Вытянув с ножен меча, он прыгнул на зверя. Под весом его тела лезвие вошло наполовину в спину медведя. Не удержав рукоять в руках, Янислав упал прямо в лапы зверю. Но вместо того, чтобы разорвать человека, зверь зашатался. Оставляя кровавые следы на опавших листьях, медведь ломанулся в чащу. Затрещали кусты, скрывая за собой громадную тушу.
   - Один, ты в порядке!? - крикнул Гальц, потирая разбитый затылок. Один только кивнул, держась за ушибленный бок.
   - Пошли Гальц! Добьём зверя, - крикнул Дарен, сжимая в руках окровавленный топор. Но вместо Гальца, за медведем кинулся Янислав.
   - Ты куда балда без оружия ломишься!? - только и успел крикнуть Гальц.
   - Это дедовский меч... Я должен его забрать! - на ходу бросил Янислав, скрываясь в кустарнике.
   По кровавым следам искать зверя не составило труда. Вытоптанная земля и кровавые следы вели вглубь леса.
   Возле небольшого оврага Ян и остановился. На противоположном краю следов не было. Значит, зверь с оврага не выбрался. Парень посмотрел себе под ноги, подыскивая оружие. Ничего подходящего ему не попалось. Тогда, взяв небольшой камень, покрытый мхом, Ян заглянул в овраг. Его лицо вытянулось от удивления. Вместо медведя там лежал раненый человек с множественными ранениями. Он был одет в просторные, зелёные штаны, подвязанные ремнём и белую рубаху, покрасневшую от крови. Рядом с ним лежал и меч Янислава.
   - А это ещё что за гость? - спросил подбежавший Гальц. - Давай заберём его, пока медведь не вернулся.
   - Это и есть медведь, - тихо произнёс Ладомир, взбираясь на крутой склон оврага.
   - Преслав? - воскликнул Ярпен. - Мирон, это же брат твой!
   - Ага, вот именно. Так что зарубите его, пока не проснулся, - ответил Мирон, доставая нож.
   - Погоди, может, пусть он расскажет? - возразил Ярпен.
   - Что расскажет?
   - Что произошло...
   - А что с этим медведем... То есть человеком не так? - спросил Гальц, присаживаясь рядом.
   - Это Преслав - брат Мирона, - начал свой рассказ Ярпен, приподнимая раненого Преслава. Его голова безвольно повисла. - Он с самого рождения был таким. Ещё в детстве он развлекал своих братьев, обращаясь, то в собаку, то в кошку. А когда повзрослел - смог превращаться в зверей побольше, там волка, корову, бычка, а теперь вот и в медведя.
   - Ага, тётка Парафия до сих пор коров не держит, после того, как этот, - Мирон ткнул пальцем на раненого. - Обернулся в корову и заговорил с ней, когда та собиралась её доить.
   - Так вот, пару месяцев назад он обернулся в медведя и напал на нашего пасечника, - продолжил свой рассказ старик Ярпен, продолжая пытаться приводить раненого в себя. - Ещё и его помощника разорвал. Он и раньше был таким вот. То на того наорёт, то ещё кого побьёт. А как двух людей разорвал, так мы его и выперли с деревни от греха подальше. Точнее не мы, а вон Мирон. Не знаю, то ли он его уговорил, то ли отлупил. Но выпер. Теперь Преслав снова вернулся. То ли отомстить хочет, то ли ещё чего. А ведь толковый был парень, хоть и вспыльчивый. Невеста была, хозяйство с братом держали. А потом такая беда приключилась.
   - Это всё звериная натура. Как обратиться в зверя. Так всё - спасайся, кто может, - прервал его Мирон. - Зарезать надобно гада, пока не очухался.
   - Правильно говорит, - поддержал его Один. - Я слыхал, что эти оборотни невероятно живучие... Только вот безоружного быть как-то рука не поднимается. Все же не обычный медведь.
   - Зарубите. Но только после того, как он расскажет, что случилось, - возразил Ярпен. - Ладомир, друг мой. Нет ли у тебя какого снадобья, чтобы привести человека в чувство?
   Ладомир кивнул, а затем вытянул из-под полы одежды кожаную флягу. Вынул пробку. Стоящему рядом с ним Марку, ударил в нос крепкий запах браги.
   Перевернув кожаную флягу, Ярпен влил немного содержимого раненому в рот. Тот сразу же закашлялся. Отодвинув рукой флягу, он немного приподнялся, и схватившись рукой за землю, покрытую прошлогодними листьями, подтянулся, отползая подальше от незваных гостей.
   - Преслав, не бойся, - ласково промолвил Ярпен, протягивая руку к раненому. - Мы хотим только поговорить.
   - Мы с вами только что уже поговорили, - Преслав кивнул на раны. - И ты козёл объявился? - зло взглянул он на Мирона. - Пришёл закончить начатое? Не давало тебе покоя, что Русана меня выбрала? А теперь она висит на хуторе напротив. Доволен? Псина вшивая! Сейчас я с тобой покончу! - Преслав приподнялся. Его руки стали увеличиваться, на пальцах стали появляться большие когти. Все тело его стало расти, покрываясь бурой шерстью. - Уходите! - прокричал он, грубым, как из бочки голосом. - Я только с Мироном поговорю, а вас не трону.
   - Преслав постой! - крикнул ему Ярпен. - Мы не сделаем тебе ничего плохого! Может, и за тех людей тебя простим. Ты только не делай глупостей.
   - Глупость сделал мой брат. Агрррр, - заревел медведь, бросаясь на Мирона. Но тут же в этот момент в его шею ударилось лезвие меча, разрезая плоть. Медведь обернулся к обидчику, но Ян ударил ещё раз, а затем ещё. За третьим разом громадная башка медведя отвалилась и упала в опавшее листья.
   - Ох, - только и выдавил из себя Ярпен.
   Громадное тело начало стремительно приобретать человеческий облик.
   *****
   - Прости брат, - тихо сказал Мирон, отворачиваясь от могилы.
   - Ну что? Пора идти... Темнеет, - также тихо промолвил Гальц.
   - Что же вы натворили? - спросил Ярпен, обращаясь к Мирону.
   - Так значит Русана повесилась? - спросил Мирон. Не обращаясь ни к кому конкретно.
   - Мы сегодня её нашли. На хуторе. Там же и похоронили неподалёку, под берёзкой, - ответил ему Ярпен.
   - Я думал она с Преславом тогда убежала, - сокрушённо помотал головой Мирон. - Я же думал... - пробормотал он и побрёл в деревню, с трудом передвигая ногами.
   До самой деревни все шли молча, лишь Ладомир о чем-то перешептывался с Яниславом. Дойдя к домам, все разошлись. Братья пошли к кузнецу - заказывать новый топор Одину. Мирон с Ярпеном ушли по домам, а Ладомир потащил Марка с Яниславом в местную корчму.
   Дом с вывеской "Корчма" был похож на все остальные, только вот в сгущающейся тьме у него светились все окна. У каждого с которых стояли свечи. Даже на улице было слышно мат пьяных мужиков, смех женщин и стук кружек с тарелками.
   Когда троица вошла внутрь - шум стал ещё громче. Практически все столы были заняты пьяными компаниями. К большому удивлению здесь уже сидели и трое братьев, успевших сделать заказ у кузнеца. Рассевшись за небольшим столом, они разбирали свои деревянные кружки с пивом, освобождая поднос сисястой девки в фартуке.
   - Присаживайтесь, - пригласил Их Гальц, отодвигаясь.
   - Мы попозже подойдём, - улыбнулся Ладомир. На что Гальц только кивнул.
   - А вот и он! Герой! Зарубивший проклятого оборотня, - закричал один из мужиков, хватая Янислава за плечи. Он с трудом держался на ногах, но продолжал кричать на всю корчму. - Учитесь, а то умеете только, что пиво пить, да девок...
   - Отвали, не то посохом огрею, - пригрозил Ладомир пьянице.
   - Да я же только героя... Знахарь. Ик, - ответил тот, запинаясь. Ладомир подозвал обоих парней к себе и потянул к единственному свободному столику, стоявшему в самом углу. Почти сразу к ним подошла девушка и зажгла лампу, стоявшую на столе: - Что заказывать будете? - спросила она.
   - Неси нам бутыль самогону, и чего перекусить, - ответил Ладомир, протягивая девушке несколько монет.
   - Сейчас принесу, судари, - устало улыбнулась она и направилась к стойке, где измученный корчмарь только и успевал поновлять пустые кружки.
   - Ладомир, ты ли это? - удивлённо протянул Марк. - Сдаётся мне - ты даже больше учил меня не пить, нежели знахарству.
   - Сегодня можно, - старик улыбнулся, сложив свои высохшие от старости пальцы в замок. - Ян? - вопросительно посмотрел Ладомир на парня. Тот утвердительно кивнул. - Слушай, здесь дело вот в чем, Марк, - начал Ладомир. - Яниславу я вон уже объяснил, и он не против.
   - Вот ваш заказ, - улыбнулась подошедшая девушка. Она расставила кружки с мисками перед посетителями, и пожелав приятного вечера, ушла.
   Марк осмотрел содержимое миски. Подняв ложку, он поковырялся в каше и снова уставился на Ладомира. Тот уже открыл бутылку и принялся наливать самогон. Закрыв бутылку, он выпил содержимое кружки. Парни тоже последовали его примеру. Выпив, Марк скривился и принялся налегать на казавшуюся поначалу неаппетитной кашу.
   - Так вот, то, что произошло на хуторе, когда мы призрака встретили... Я больше чем уверен, что ты тогда остановил время. На секунды, но всё же, - продолжил прерванную беседу Ладомир.
   - Ты уверен? - глаза Марка округлились. - Может это не я?
   - А кто? Я что ли? Это не шутки. Ни один из известных мне чародеев такого не может, а уж я-то их повидал. У тебя есть огромная сила, и я не хотел бы, чтобы ты по глупости, или своему желанию навредил людям.
   - И что ты предлагаешь?
   - Я предлагаю тебе отправиться в Воронье Гнездо - школу чародеев на севере. Там тебя научат управлять своими способностями.
   - Воронье Гнездо? - переспросил Марк.
   - Говорят чародеи, которые основали эту школу, умели обращаться в воронов. И тех, кого учили, также обучали искусству перевоплощения. Многие, увидев, как целые стаи воронов летят к замку, стоящем на острове посреди моря, иначе больше её и не называли.
   - Ну, хорошо. А вот если я не соглашусь?
   - Тогда мы сделаем вид, что этого никогда не было. Я приготовлю отвар, благодаря которому ты забудешь последние месяцы жизни и будем надеяться, что ты больше не применишь свою силу, и не уничтожишь мир. А когда мы возвратимся домой, я окончательно сотру тебе память и запрещу всем даже напоминать о том, что ты владеешь магией.
   Марк сокрушённо помотал головой: - Да уж. Перспектива не очень, - только и произнёс он. - Может, мы просто забудем о том, что случилось?
   - Нет, Марк, - возразил ему Ладомир. - Забыть то можно, а вот научиться контролировать твою силу - нет. Вот держи, - Ладомир протянул ему маленькую, деревянную фигурку ворона на цепочке. - Покажешь её, когда придёшь на место, тогда тебя пропустят.
   - Эта безделушка магическая? - спросил Марк.
   - А ты разве не чувствуешь?
   - Нет.
   - Чувствуешь тепло?
   Марк снова потрогал фигурку и удивлённо взглянул на своего учителя: - Точно, фигурка тёплая, - улыбаясь, протянул тот.
   - Вот видишь. Любая магия - это энергия. А энергия - это всегда тепло.
   - То есть любой магический предмет всегда будет тёплым?
   - Верно. Запомни это - может тебе пригодиться.
   - А откуда эта магия вообще взялась? - встрял в разговор Янислав.
   - А кто ж его знает. Уже и не упомнишь. Но сдаётся мне, магия всегда была. Отколи боги людей создали, тогда и магия появилась, а может и раньше была ещё до нас.
   - И это что же выходит, каждый может ей научиться?
   - Верно. У некоторых, вон как у Марка, магические способности с рождения есть. А ежели таких способностей нету, то тогда можно заклинаниями воспользоваться, дабы магию в нужное русло направить и на благо человека применить.
   - А призраки эти и оборотень. Они тоже магией связаны?
   - Призраки - это отдельный разговор, - Ладомир осмотрел просторное помещение, освещаемое масляными лампами и продолжил. - Они и без магии существуют - это неупокоенные души. Они редко могут доставлять неприятности, только напугать разве что... Эх, есть, конечно, такие, что и вселиться могут, а некоторые даже физически контактировать... Мда, ну это уже другой разговор... Главное, что всегда их держит здесь какой-либо предмет либо событие, а с ними относительно легко справиться. Достаточно только узнать, что их душу держит, а затем отпустить. А вот с такими как Преслав дело обстоит сложнее. Вся нечисть, какая есть в нашем королевстве - это результаты проклятий. Случайных, либо намеренных. Бывает такое, что бабка какая обладает магическим даром, даже не зная об этом. И вот она может сказать своему старику-пьянице, например, чтобы тот в лягушку обратился. Не со зла конечно скажет, но потом вскоре в деревне может объявиться громадная жаба, которая будет поселение терроризировать. Либо случайный прохожий такого чародея заденет, а тот возьми и пожелай чего злого, а затем новая тварь в округе объявиться.
   - Я тебе сейчас покажу, псина ты вшивая, - заорал пьяница, поднимаясь из-за стола. - Ты ещё меня будешь учить, как правильно охотиться? Ты под стол пешком ходил, когда я уже первых зайцев ловил! - продолжал орать мужик. Сидевший рядом Гальц приподнялся. Его тяжёлая рука легла пьянице на плечо. Тот пошатнулся и осел на лавку. Он ещё продолжал возмущаться, но уже тихонько, так, что его больше не было слышно на все заведение.
   - А что с этими, - Янислав напрягся, вспоминая. - Намеренными проклятиями?
   - Это когда чародеи специально обращают в уродов неугодных людей. Что характерно, снять проклятие можно только разыскав наложившего его чародея, а это в обоих случаях невозможно. Одни не знают, что заклятие наложили, а другие знают, да не скажут.
   - Выходит все эти монстры - люди?
   - Выходит... Люди, либо звери... Есть ещё конечно и особые существа, котрые без проклятий существуют... Но это долгая история. Если будет время я тебе побольше расскажу, а сейчас меня ещё дела некоторые ждут. Так что скажешь Марк?
   - Ох. Ладно... Далеко эта твоя школа? - сдался наконец Марк, взвесив потерю памяти и небольшое путешествие.
   - Месяц пути.
   - Ого.
   - Это если на лошади.
   - Вот же ты придумал Ладомир, путешествие, блин, - сокрушённо вздохнул Марк.
   - Не переживай. Я вон тебе и спутника подобрал, - улыбнулся Ладомир, кивнув на Янислава.
   Марк попытался улыбнуться, но вышло не очень: - А староста разве его отпустит? - спросил он, пытаясь скрыть улыбку.
   - А ты не скаль зубы. Янислав с самого детства учится владеть мечом. Он уже трижды вместе с друзьями выбивал бандитов с окрестных дорог. А после того, как он сегодня завалил медведя, я думаю, тебе сомневаться в нём не стоит... А с его отцом здесь не так все просто... Раньше у него было четыре сына, а после войны остался только Янислав... Вот он и боится за него... Хочет, чтобы он отцовское дело продолжил - поле вспахивал, да за скотом присматривал, а не голову свою подставлял... Ну да ладно, с ним я поговорю. Объясню всю серьёзность ситуации, - Ладомир взял бутылку и поднялся из-за стола.
   - А... Бутылку куда? - попытался было возразить Марк.
   - Вспомни, что я тебе говорил об алкоголе, - улыбнулся Ладомир напоследок, а затем вышел из корчмы.
  Глава 2
   Утро выдалось солнечным. Яркие лучи солнца заливали светом весь дом, сквозь маленькое окошко. Птицы уже пели свои утренние песни, а несколько маленьких воробушков под самым окном делили несколько зёрен с подсолнуха, растопыривали перья, нападали друг на друга и подняли такой гвалт, что было слышно даже в доме.
   Марк открыл глаза и потянулся, отчего старая, деревянная кровать заскрипела.
   - А я только собирался было тебя будить. - прозвучал совсем рядом сухой голос Ладомира.
   Марк аж подскочил от неожиданности.
   Рядом с его кроватью, на табуретке, сидел знахарь, сложив руки на коленях: - Поднимайся, вам пора выдвигаться в дорогу.
   - В такую рань? - спросил Марк, потирая заспанные глаза руками.
   - Уже все давным-давно проснулись. Один ты спишь как барсук. Янислав уже ждёт на улице. Собирайся, - сказал ему знахарь и пошёл к двери.
   На скорую руку умывшись над деревянным тазиком, стоявшим в углу, Марк схватил со стола ещё тёплую кукурузную лепёшку и вышел с дома. Утренняя прохлада сразу же окутала его мокрое лицо, забралась под одежду. Сонливость как рукой сняло.
   Двое маленьких воробьёв, барахтавшихся друг с другом в утренней росе, приметив Марка, разлетелись в стороны. На старом пне, с торбой за плечами и со своим неизменным мечом, уже сидел, склонившись на забор, сплетённый из лозы, Янислав. Рядом с ним присел Ладомир. Он тихонько объяснял что-то парню, на что тот только кивал.
   Скрипнула деревянная дверь туалета и с неё показался Ярпен: - Ах вот где ты, - обратился он к Марку. - Отправляйтесь уже, а то меня от чародея под боком все время крутит, - сказал он, вытирая руки об утреннюю росу.
   - А где же староста? Что это он не пришёл сына проводить? - спросил Марк Ладомира,
   - Так если знал бы, может и пришёл бы, - улыбнулся знахарь.
   - Ты не сказал, что отправляешь его со мною?
   - Знаешь, со старостой я бы ещё может, сговорился бы за бутылкой, а вот с его матерью... - Ладомира передёрнуло, - Это вряд ли. Ничего, уйдёте - тогда и расскажу.
   Марк поднял брови в недоумении и скривился, будто бутыль самогона залпом выпил.
   - А куда же ты пропал вчера, ежели не к старосте пошёл?
   Ладомир переглянулся с Ярпеном и снова улыбнулся: - Отдыхать тоже нужно... Ладно, в путь. Да помогут вам боги, - сказал напоследок знахарь и сунул в руку Марку небольшой кошель, в котором что-то позвякивало. - На дорогу вам собрали, - улыбнулся тот, щурясь под лучами восходящего солнца.
   Марк взял маленькую торбу, которая, по всей видимости, предназначалась ему, и закинув на плечо, обнял своего учителя. Попрощавшись, парни молча вышли на главную дорогу, ведущую к выходу с деревни. Некоторое время они шагали молча, каждый в своих мыслях.
   - Вот это я понимаю, жизнь начинается, - попытался начать разговор Ян.
   - А чем тебе прежняя не угодила? - спросил его Марк, поправляя неудобную верёвку торбы. - Как по мне, то я с удовольствием бы в деревне остался, а не лез бы в такую даль.
   - А чем она угодить может? С утра до ночи на поле и так всю жизнь просидишь до самой старости. У нас в деревне даже девки какой хорошей, чтобы в жены взять нету. А вот теперь быть может, чего интересного увидим. Может приключения какие приключаться. Все же не один день пути впереди...
   - Погоди-ка... - прервал его мечтания Марк. - Это ещё что за сборы?
   У самого края деревни, там, где вчера напал медведь, успела собраться небольшая толпа. Бабки с вёдрами только охали, а мужики возились у дерева. Подойдя ближе, стало видно, что на дереве висит человек. Старая, растрепавшаяся верёвка крепко сдавила шею. Выпученные глаза, посиневшие губы, вывалившийся язык, свисающий со рта. Марка передёрнуло от увиденного: - Это же Мирон, - только и протянул он. - Замучила видать совесть бедолагу...
   - Ох, зараза. Не хорошая примета, - только и выругался Ян. - Ладно, давай прибавим ходу. Путь неблизкий, а к вечеру хотелось бы успеть к соседней деревне.
   Марк кивнул, хотя его напарник не мог этого увидеть.
   - Ты новости какие-нибудь знаешь? - спросил его Марк, дабы отвлечься от увиденного. - А то наша деревня в самой глуши стоит. Купцы да путники редкие гости у нас. Вот и узнаем все в последнюю очередь.
   - Да какие тут новости. Купцы не так часто бывают. Бывал вон один проездом, говорил мол, что на обратном пути на ночёвку остановиться, так волки сожрали.
   - Да уж, беда. А король Краймир ещё правит нашим славным королевством?
   - А куда же он денется?
   - Когда владыка Демир отправился к своим славным предкам, то мы об это узнали только через месяц.
   - Ну и мы также. Только гонец на пару дней раньше весть доставил. Так что вряд ли я тебе чего такого, что ты не знаешь, расскажу.
   Вдруг их разговор прервал стук копыт. Со стороны деревни к ним приближалась лошадь.
   - Тпррр, - крикнул наездник, когда лошадь поравнялась с ними. - Стой, говорю.
   Кобыла натянула поводья, заржала и остановилась. На возе, устланном сеном, на небольшом сундуке, сидел тучный, облысевший мужик с пышными усами: - Далеко собрались? - спросил он, щурясь от утренних лучей солнца.
   - Привет Вацлав, - поприветствовал его Янислав, и не дожидаясь приглашения, закинул меча с торбой в сено, а затем забрался следом. - На базар собрался? - спросил его Янислав, закидывая торбу Марка на сено, а затем помогая забраться и ему.
   - А как же. Надобно выторговать муки немного. А то бабе уже не с чего блины печь.
   Когда всё расселись по своим местам, Вацлав свистнул и дёрнул за поводья: - Но! Давай, двигайся! - прикрикнул он на коня. Кобылка фыркнула и послушно пошла дальше, выбивая пыль своими подкованными копытами.
   - Далеко путь держите? - начал разговор Вацлав, обернувшись к путникам.
   - Очень далеко, - подмигнул ему Янислав, усаживаясь поудобнее в сене. - Неужто подвезти хочешь?
   - Нет, только с любопытства спрашиваю.
   Янислав лишь пожал плечами.
   На повозке воцарилась тишина. Было слышно только, как стучат копыта по пыльной дороге, да скрепят старые, деревянные колёса телеги. В этой тишине они и провели весь путь.
   Когда впереди показались высокие, соломенные крыши домов, солнце уже стояло высоко в зените, освещая большие, бескрайние поля пшеницы, раскинувшиеся перед деревней, да густой лес, огородивший поля с обеих сторон.
   Не дожидаясь, пока повозка заедет в деревню, Янислав взял меч, зацепил на пояс, а затем схватил торбу и спрыгнул на землю: - Спасибо тебе, Вацлав, - крикнул он на прощание, заходя по пояс в пшеницу. Марк последовал примеру приятеля и спрыгнул следом, напоследок выдавив из себя спасибо, а затем подошёл к столбу, стоявшему у дороги, и принялся справлять нужду: - Здесь что-то написано, - сказал он, осматривая табличку и сразу же принялся читать. - "Я знаю, что через моё поле можно срезать несколько миль к главной дороге. Ежели увижу кого, что пшеницу мне топчете - переломаю тому господину лопату на спине и собак спущу" В.
   - Эх, жаль, а я только хотел потоптаться, - засмеялся Ян. - Пошли, базар до вечера стоять не будет.
   В самой деревне стоял просто неимоверный галдёж. Вопреки ожиданиям Марка, базаром оказались несколько самодельных прилавков, на скорую руку сбитых с брёвен, да парочка ковров со скарбом. К счастью небольшое количество прилавков компенсировалось большим количеством товара. Немногочисленные прилавки просто ломились от одежды, сельскохозяйственных инструментов и прочих товаров. Пока Ян рассматривал старые, но добротные доспехи, Марк подошёл к прилавку с различными книгами, медальонами, древними монетами и другими безделушками.
   - Подходите, люди добрые покупайте! - распинался невысокий, тучный мужичек в добротной одежде. - Только у меня! Лучшие амулеты во всем королевстве. Защитят от сглаза и слова плохого, да нечисти проклятой... Обереги, волшебные монеты... О, сударь, вас что-то интересует? - спросил торговец, наблюдая, как Марк осматривает старинную монету с изображением лица короля. - Это магическая монета, которая защитит от сглаза... - сказал он, улыбаясь покупателю. Но тот небрежно подбросил монету в воздух, а затем поймал её одной рукой.
   - Нету в ней ничего магического, - подытожил он перемещения монеты.
   - Как это нету? Ану идите отсюда оборванцы! Только покупателей мне распугиваете! - разозлился купец.
  Такая реакция не на шутку взбесила Марка: - Ах ты псина лживая. - прошипел он, бросая монету на стол.
   - Ты ещё кто такой, чтобы во лжи меня обвинять? - взбеленился торговец. От злости его толстые щеки аж порозовели.
   - Я тот, кто может тебя вот такую монету превратить, - Марк ткнул пальцем в медяк, закатившийся к старым книгам.
   - Если бы ты превратил хоть бы каждого десятого лжеца, то смог бы победить голод в доброй половине королевства, - промолвил, улыбаясь, соседний торговец, за прилавком с башмаками.
   Коротко стриженный, с выбритой начисто бородой, проницательными глазами, чистый и опрятный. Дела видно у него шли неплохо, так как одет он был в добротную рубаху, расшитую диковинными узорами и плотно прилегающие, наверняка сшитые на заказ штаны, да кожаные, на толстой подошве сапоги, прошитые несколько раз. Видно было, что для себя он постарался на славу. На такую обувь простому крестьянину пришлось бы все лето горбатиться.
   - Как по мне, то такое решение развалит экономику, - возразил торговцу Ян, разрезав рукой воздух.
   - В таких масштабах точно нет... Все чародеи одинаковые. Нескольких спасут, сотни покалечат и думают, что весь мир им должен... А так хоть что-то полезное бы сделал.
   - Вот, вот, - поддержал его торговец безделушками. - Только пришёл, а уже грозиться в монету превратить!
   - И это тот случай, когда есть за что, - улыбнулся башмачник. - Я бы на твоём месте замолчал, иначе господин чародей чего доброго действительно обратит тебя в медяк.
   Торговец барахлом сразу поник и наклонился под лавку, делая вид, что перебирает свои обереги.
   - Позвольте представиться, - Дитмар. Торговец, - башмачник обвёл их взглядом впавших, будто с недосыпа глаз, а затем наигранно поклонился. - Могу я вам чем-то помочь?
   Ян осмотрел свои старые, потрёпанные временем башмаки и помотал головой: - Да вроде нет. Башмаки мои ещё не истоптались...
   - Я спрашиваю о помощи, возможно совете, а не о башмаках, - возразил ему башмачник. - Я же вижу, с кем разговариваю...
   - И что нам может посоветовать купец? - спросил его ещё не отошедший после перепалки Марк, потирая щеки, уже успевшие покрыться щетиной.
   - Например, я могу посоветовать вам, как добраться к Вороньему Гнезду...
   - А ты ещё откуда знаешь об этом?! - перебил его Марк.
   - Даже у стен есть уши, и теперь слава о могучем чародее, способном останавливать время, потихоньку ползёт славным королевством Данница, - ответил ему башмачник.
   - Вот же гады ушастые...
   - А тебе чем плохо? Такая слава может не раз тебя выручить. Ну, так что? Интересует? Старик Ладомир, забыл тебе сказать, как пройти. Запамятовал старик, а может и не знал...
   - Не томи уже, - снова прервал его Марк. - Где это гнёздышко находиться?
   - На севере. В Ледяном море.
   - В море? - переспросил Марк.
   - Именно. На скале школа стоит. Посреди моря. Но боюсь, она тебя немного разочарует.
   - Час от часу не легче. Это же, сколько добираться до него. А почему разочарует?
   - Всему своё время чародей, - ухмыльнулся Дитмар.
   - Янислав? Ты что ль? - рявкнул пузатый мужик с длинными волосами, связанными в конский хвост, огромной бородой и в просторных штанах. Вся его грудь и руки были покрыты татуировками изображающих русалок, корабли, и мечи.
   Янислав, завидев его, заулыбался и пошёл навстречу здоровяку: - А ты здесь какими судьбами? Неужто море надоело? - спросил он, пожимая ему руку.
   - Настоящему моряку море никогда не наскучит. Нет... Здесь дело в другом... Да что же мы это стоим? Пошли в кабак, там и поговорим, - здоровяк подмигнул и развернувшись, пошёл в корчму, демонстрируя всему базару огромного фрегата, выбитого на спине. Марк напоследок взглянул на Дитмара, хотел ещё уточнить о Вороньем Гнезде. Но торговца уже не было на своём месте. Вместо него, возле прилавка стоял другой продавец. Марк не стал искать башмачника, а пошёл следом за здоровяком, раздвигающим своим большим пузом толпу, словно корабль морские волны.
   *****
   В корчме было многолюдно. Базар уже заканчивался и теперь покупатели, набравшись товара, сходились в заведение, дабы перекусить чего горячего да выпить, перед тем, как отправиться домой.
   - Это Марк - чародей, - представил Ян своего друга.
   - Чародей? Морской ёж! Так что ж мы кашей давимся? Мог бы каких деликатесов наколдовать: поросёнка жареного, рябчиков, вина с королевств дальних! - рявкнул здоровяк, улыбаясь. - Бертрам, -представился тот, протянув свою огромную лапищу через весь стол, чуть было не свалив кружку с пивом. Марк пожал протянутую пятерню, с недовольством отметив, что ещё бы немного и его кость точно бы треснула. - А это Халдберн и Рой. - Бертрам кивнул на двух матросов, сидевших рядом. Таких же бородатых и в тех же татуировках с морской атрибутикой.
   - Как там тётушка Нелена? - спросил моряк.
   - Живая и здоровая. Жалуется правда, что некому огород обрабатывать. А в остальном в порядке... И все-таки... Что привело тебя в родную гавань? - спросил Ян, наминая кашу.
   Бертрам осмотрел всех присутствующих, и лицо его нахмурилось: - А ты разве не знаешь, что ли? У наших границ стоят войска наших соседей - королевства Альхельм с королём Карлом вторым во главе, псы бы на нём ездили.
   - Да ладно? Быть такого не может! - удивлённо вскрикнул Ян.
  - Может, ещё как может, - продолжил свой рассказ Бертрам. - Ещё месяц назад мужики из пехтуры говорили, что на границе войск собралось, что тех мышей. Аж в глазах рябит от их серых панцирей. Вот я и иду на войну - защищать родное королевство. А Халдберн с Роем, - Бертрам кивнул на своих друзей. - Вызвались пойти со мной. Мы вместе уже не первый год в море ходим, вот они решили помочь мне воевать за наше королевство. - Бертрам поднялся с лавки и помахал рукой корчмарю. Тот кивнул ему в ответ и погрузил на деревянный поднос кубки, а затем наполнил их доверху из старого кувшина. Поправив свой фартук, он направился к ним.
   Старые доски пола то и дело скрипели под его старыми, истоптанными башмаками, разрезая воцарившуюся над их столиком тишину.
   - Пива желаете судари? - вместо приветствия спросил тот, выставляя кружки на стол. На что Рой лишь одобрительно махнул рукой.
   - А тебя-то, куда дорога ведёт? Янислав, - спросил Бертрам, сдувая пенку с бокала.
   - В Воронье Гнездо, - ответил Янислав, пристально всматриваясь в бокал. Будто бы пытаясь, там что-либо разглядеть.
   - Это ещё что за гнездо? - спросил Халдберн.
   - Школа чародеев, - подал голос Марк. Он так и не притронулся к пиву. Весь вечер он пялился в окно, ожидая пока закончиться эта дружеская встреча. Не нравилось ему сидеть и отдыхать, пока их ждал такой долгий путь.
   - А это ещё к чему? - спросил Рой.
   - Ай, это долгая история, - ответил ему Ян. Решив, что будет лучше, если об их пути будет знать поменьше людей.
   - Раз долгая, значит, послушаем в следующий раз, - отмахнулся от разговора Бертрам. - Пора в путь. Нужно к вечеру к деревне добраться. Путь то не близкий... Нужно ещё с родными повидаться перед тем, как на войну отправляться.
   - Ну, пошли тогда, -поддержал его Халдберн, допивая пиво.
   Остальные тоже стали подниматься, гремя посудой и лавками. Марк напоследок взглянул в окно, где ходили гуси с белыми крыльями, а также дворняга с обвешенным сорняками хвостом, закрученным в бублик.
   Когда все вышли из-за стола, Марк вытянул мешочек с монетами, чтобы расплатиться за обед. Но Бертрам его остановил. Он пошарил рукой в карманах своих широких штанов, вытащил и положил на стол серебряную монету с изображением короля Дамира.
   Когда уже Марк выходил с корчмы, то заметил, как корчмарь с удивлением рассматривает монету. С учётом курса обмена чаевые выходили впечатляющие.
  "Надо моряком идти работать" Подумал Марк напоследок, прикинув, сколько же там платят, если моряк отдал серебряную монету за ужин, цена которому несколько медяков.
   *****
   Попрощавшись с моряками, Ян с Марком стали держать путь дальше, на север.
   Деревня вскоре скрылась из виду. Высокие, соломенные крыши исчезли за зелёными, цветущими лугами, простирающихся по обе стороны от пыльной дороги, истоптанной копытами лошадей.
   Яркое солнце, которое нещадно пекло с самого утра, теперь то и дело исчезало за проплывавшими над головой облаками, а на горизонте уже заметно потемнело. Приближалась гроза.
   - Вот зараза! Не успеем к деревне - придётся в чистом поле ночевать, - нарушил молчание Янислав, с опаской рассматривая тёмные облака, стремительно движущиеся на них. Сразу же похолодало. Зашевелились луговые травы, пригибаясь к земле под порывами ветра.
   - Как быстро погода поменялась. Будто наколдовал кто, - ответил ему Марк.
   - А ты не вспоминал о плохой погоде случаем? -скривился Ян.
   - Да иди ты, - только и ответил ему Марк, ускоряясь. Ему показалось, что вдали стоит дом.
   - А здесь разве есть чьё-то поместье? - спросил Марк.
   - Да вроде как есть. Не помню правда кто хозяин. Но есть.
   - И что же ты молчишь тогда? Пошли быстрее!
   - Ха! Ты думаешь, что хозяин пустит двух оборванцев к себе в дом?
   - Ну может хоть в конюшне соломы постелит?
   - Ага, и жопу мёдом намажет. Собак не спустит и то уже хорошо будет.
   Тут в голове Марка проскользнула мысль. Он поднял руку к небу и попытался сконцентрироваться на облаках. Чародей заметно напрягся. Его лицо замерло, а каменный взгляд уставился в грозовое облако. Некоторое время он стоял так, то сжимая, то разжимая кулак, будто бы перетягивал канат. Но вскоре ему это надоело, и он опустил руки. Марк пристально посмотрел на Яна, приоткрывшего рот от удивления, затем махнул рукой и ускорил шаг, пытаясь обогнать все приближающиеся тёмные облака. Крайнее из которых напоминало ему разъярённого медведя, похожего на того, которого он отогнал вчера.
   Прогремел гром, подгоняя двух путников.
   *****
   Дождь лил как из ведра. Над головой гремело. Время от времени тёмное небо разрезали яркие молнии, на мгновение освещая дорогу и тёмный лес неподалёку. Высокие, громадные, как скалы сосны шатались из стороны в сторону, под сильными порывами ветра. Сильные потоки воздуха дули прямо в лицо, перебивая дыхание, сбивая с ног.
   - Пришли! - закричал Янислав, пытаясь перекричать разбушевавшуюся бурю.
   - Не... - Марк попытался отозваться, но ветер подул ему в лицо и его крик оборвался на полуслове.
   Тогда Ян показал ему рукою на маленький огонёк, то и дело исчезающий за густыми ветвями деревьев.
   Вдруг громыхнуло так, что оба испуганно отпрыгнули. Яркая молния ударила прямо в дерево, стоявшее на окраине. Полетели искры. Могучий столб вспыхнул огнём, который быстро погас и вдруг треснул у самого основания. Дерево со страшным скрипом повалилось на землю, ломая ветви и молодые деревья.
   Ян с Марком переглянулись и не сговариваясь побежали к спасительному огоньку.
   Маленький домик, сбитый с брёвен, местами уже успевших покрыться мхом, стоял неподалёку от дороги. В небольшом окошке горел тусклый свет. Ян стер ладонью воду с лица и потянул дверь на себя. Она со скрипом отворилась, открыв взору трёх человек в задымлённом доме, усевшихся у костра. Двое из них мгновенно подскочили, хватаясь за рукоятки мечей. Ян тоже инстинктивно потянулся за мечом, но на полпути его рука остановилась, и он выставил её перед собой: - Мы просто хотим укрыться от дождя. Пустите? - спросил он, прикрывая лицо другой рукой от дождя.
   Оба мужика с мечами переглянулись, а затем уставились на третьего, одетого в кафтан из дорогой ткани. На нем были отличные штаны и ботинки из змеиной кожи. Его толстое лицо вытянулось от удивления. Немного подумав, тот поправил свою шляпу, украшенную перьями диковинной птицы и махнул своей пухлой рукой: - Впустите этих господ, - раздался его на удивление громкий и грубый голос.
   Оба охранника тут же убрали руки с мечей. Но как только Ян ступил за порог, один из них выставил руку, преграждая ему путь: - Твой меч! - грозно сказал тот. Ян скривился недовольно, но всё же осторожно отцепил ножны и протянул ему.
   - Садитесь судари к костру, - обратился к ним пухлый мужичок, приодетый в дорогие убранства. - Вы, наверное, здорово промокли.
   - Ага, есть такое, - отозвался Марк. - Спасибо вам.
   Толстяк только небрежно махнул рукой и кивнул на костёр.
   Упрашивать не пришлось. Оба сразу же примостились как можно ближе, пытаясь просушить свою промокшую до нитки одежду.
   - Даян Вейнц, - представился толстяк, поправляя стремившуюся сползти с головы шляпу. - А это мои слуги - Кельт и Демитр. - Толстяк по очереди ткнул пальцем на каждого с мужиков, усевшихся на ящиках за их спинами. Они оба с суровым видом рассматривали незваных гостей.
   - Меня зовут Ян, - представился Янислав, щурясь. Дым от костра немного вытягивался через открытое окно. Но через сильные порывы ветра, комната все равно оставалась задымлённой. - А это Марк. - кивнул он головой на своего друга.
   - Рад знакомству, -кивнул Даян. - Куда вы путь держите судари? - спросил он, сложив свои толстые пальцы вместе.
   Марк нехотя поднял своё взмокшее лицо и пробормотал: - В Воронье Гнездо.
   - Воронье Гнездо? Не слыхал о таком месте.
   - Мы тоже, - так же тихо пробормотал Марк. На что Даян только приподнял брови.
   - А вы что здесь забыли? - подал голос Ян, спеша перевести разговор на другую тему. - Не хочу сказать ничего плохого... Просто человек вы видимо не бедный и видеть в таком месте вас... - Ян развёл руками.
   - Удивительно? - дополнил его диалог Даян. - Нет здесь ничего удивительного. Я купил имение графа Хивальда Фремиля за триста золотых монет.
   - Золотых? И такие есть? - переспросил Марк.
   - Хех, - ухмыльнулся Даян. - Видать не бывали вы в столице... Конечно же золотых. Не таскать же за собой телегу. В простолюдинских монетах, это будет... Где-то десять тысяч медяков. Никаких карманов не хватит, чтобы такое донести...
   - Так что с имением то? - перебил его Ян.
   - А что с имением... Заселиться в него не получилось, вот я и сижу здесь. Жду пока распогодиться, чтобы вернуться.
   - А почему не вышло?
   - Вы будете смеяться, - толстяк сокрушённо покивал головой и снова поправил шляпу. - Оказывается, в моём имении живёт привидение...
   - Привидение? - спросил Ян улыбаясь.
   - Вот видите! И эти вот оболтусы мне не верят лишь потому, что сами не видели, - Даян кивнул на своих охранников.
   - Да мы же... - начал оправдываться Кельт.
   - Нет. Я не смеюсь, - перебил его Ян. - Не позже чем пару дней назад мы встречали призрака и успешно с ним разобрались.
   - Постойте! - вскрикнул Даян, приподнимаясь. - Так может, вы мне поможете? Не переживайте. У меня есть чем заплатить. Я дам вам тридцать серебряных монет, если вы избавите меня от привидения.
   - Тридцать? - удивлённо переспросил Марк. До этого он видел только медные монеты и теперь не мог понять, сколько им хотят заплатить.
   - За большую сумму я могу нанять чародея и попросить расколдовать имение, - нахмурился Даян.
   - Нет, я хотел спросить, сколько это в медных монетах.
   - Одна серебряная монета продаётся в среднем за десять медяков, - подсказал ему Янислав.
   - Триста медных? - удивлённо округлились глаза Марка. - Считайте, что мы договорились!
   - Вот и славно, - Даян улыбнулся. - Хоть деньги не пропадут. Я бы конечно перепродал имение. Но это же сколько времени уйдёт... - он сокрушённо закивал головой, отчего шляпа свалилась на пол, сделанный с протрухших от времени, а теперь ещё и обуглившихся от огня досок. Подняв шляпу, толстяк осторожно протёр её и положил на ящик: - Ладно, судари. Пока вы не заявились - мы думали ложиться отдыхать. Устали мы с дороги сильно... Поэтому мы будем отдыхать. Да и вы тоже ложитесь. Поздно уже.
   Янислав поблагодарил его и умостился поближе к огню. Марк набрал сена в углу и также последовал его примеру.
   Когда толстяк захрапел, стали шёпотом переговариваться охранники. Им видать не спалось. Они перешёптывались о чем-то своём. Звучали незнакомые имена и названия городов. Под них Марк почти и заснул.
   - Говорят, Альхельм изо дня на день в наступление пойдёт, - вдруг сквозь сон услышал Марк. Сердце его забилось быстрее. Сон как рукой сняло. Но присоединяться к разговору он не стал, а лишь приоткрыл глаза и смотрел на тлеющие угольки костра.
   - Да, я тоже слышал. Вся граница усеяна их войсками, - ответил ему второй.
   - Нужно будет хоть в Даяна жалование забрать, а то призовут и уйдём без копейки.
   - Да, нужно завтра намекнуть. Хотя после покупки дома у него навряд ли чего осталось.
   - Ладно, спи давай, твоё дежурство уже скоро. А по поводу денег завтра уже разберёмся, - прошептал один из них и затих.
   Марк прислушивался ещё некоторое время, надеясь, что охранники все же продолжат разговор. Но разговор был уже окончен.
   Под раскаты грома и шум барабанящих по крыше капель дождя он и уснул.
   Утро оказалось таким же паскудным как и ночь. Дождь все ещё барабанил по крыше, от чего она в нескольких местах начала протекать и на полу появились тёмные, мокрые пятна, в которые время от времени капали капли воды. Холодный ветер продувал сквозь щели в полу и стенах, проникал под одежду, морозил пальцы рук и ног.
   От этого леденящего холода и проснулся Марк. Все остальные уже были на ногах: охранники как раз разжигали костёр, Янислава нигде не было, а Даян уже сидел, сложа руки и плевался семечками.
   - Вот противная же погода, - подал голос Кельт. - Я думаю, господин Вейнц, что не подойдёт обоз сегодня. Дороги вон как размыло.
   - Ничего, - ответил ему толстяк. - Как раз наши новые друзья разберутся с привидением и завтра мы уже поселимся.
   - Если разберутся... - возразил Кельт.
   - Не будь пессимистом, - ответил Даян, отряхиваясь от шелухи.
   - Как скажете господин, - кивнул Кельт и принялся подкладывать дрова в костёр.
   Помещение вскоре снова наполнилось едким запахом дыма. Марк ещё хотел поспать, но дышать из-за дыма стало тяжело. Ему захотелось поскорее выбежать на улицу, на свежий воздух. Что он и сделал. Даян удивлённо посмотрел ему вслед: - Кошмар приснился? - с сочувствием в голосе спросил тот.
   - Ага. Про дым, - ответил ему Марк, чуть не столкнувшись в дверях с Яном. Он был промокший до нитки под дождём, злой и взъерошенный.
   - Осмотрел я особняк, - начал он разговор. - Этого Хивальда вашего... Имение как имение. Никаких призраков. Ничего.
   - Может, он улетел уже? А? - с надеждой в голосе спросил Демитр.
   - А ты внутрь зайди. Вот удивишься, - ухмыльнулся толстяк.
   - Ладно, Марк, - сказал Ян. - Пошли, поищем приведение.
   - А как же завтрак?
   - А ты сидел и меня ждал? Бери сумку. По дороге перекусим.
   Марк выматерился, но послушался, взял свои вещи и выглянул наружу.
   После вчерашней бури на улице было прохладно. Почти вся трава лежала на земле. То тут, то там лежали сломанные ветки, а у самого леса лежали несколько больших поваленных деревьев. Теперь, при свете дня стало видно высокие крыши имения и прилегающих построек, сразу за кустарником.
   - Идём уже! - рявкнул Ян. Ему надоело мокнуть под дождём, ожидая, пока Марк решиться выйти с двери домика.
   Он ещё некоторое постоял, дыша свежим воздухом, но все же решился и ступил на дорогу, покрытую лужами.
   - И как мы будем искать это привидение? - спросил его Янислав, проверяя, крепко ли он закрепил ножны.
   - Оно само тебя найдёт, - ответил Марк, осторожно пробираясь между лужами. - Не волнуйся.
   - И где тут вход? - Янислав остановился перед старым, деревянным забором. Совсем не подходившим к большому, богатому особняку.
   - Да хоть бы и здесь, - ответил ему Марк и отломил одну штакетину.
   Протиснувшись внутрь, они попали в большой сад, в котором росли множество маленьких яблонь, аккуратно обрезанных и ухоженных.
   - Если этот призрак действительно здесь живёт, то он увлекается садоводством, - прокомментировал Марк.
   - Призрак-садовод? Интересно... Ну что? Идём знакомиться? - спросил Ян, кивнув головой на большое поместье.
   Скрипнула высокая, дубовая дверь, проектировавшаяся видимо для великанов, открывая вход в огромную залу. Внутри поместья было очень просторно и красиво. Под обеими стенами расположились две широкие лестницы с редких пород дерева, ведущие на второй этаж. У стен стояли большие шкафы со стенками украшенными узорами, а над их головами висела громадная люстра с множеством новых свеч.
   Ян осторожно ступил на шкуру медведя, разложенную на полу: - Вот же люди живут, - промолвил он. - А я ничего лучше старой, раздолбанной хижины не видал.
   - Ты и дальше ничего не увидишь, если не будешь смотреть по сторонам. Смотри в оба и будь внимателен.
   Ян только махнул рукой, продолжая пялиться на громадную люстру, свисающую над головой: - А если такая на голову упадёт?
   Но Марк его не слушал. В незаметной комнате под одной из лестниц, через приоткрытую дверь, он увидел шкафы, полки которых были полностью забитые книгами. Увидев их, он зашёл в комнату, осторожно осмотрел библиотеку. Вдохнул запах старой бумаги. Его рука сама потянулась за книгой в твёрдой, зелёной обложке.
   - "Сказания о Вейс Де Нетте". Чушь какая-то, - прокомментировал он и вернул книгу на место.
   - Я смотрю, у него здесь немаленькая домашняя библиотека, - сказал Ян, остановившись в двери. В отличии от друга, его не впечатляли все эти книги. Он лишь лениво водил взглядом по шкафам, ожидая, пока Марку надоест рассматривать полки.
   - Ага, впечатляющая. "Уход за виноградниками"... "Садоводство", - продолжал комментировать Марк, перебирая книги. - Наш Хивальд большой любитель растений...
   - И магии... Альдер Левиц. "Магические заклинания", - произнёс Ян, взяв в руки первую попавшуюся книгу. - Держи. Тебе пригодиться, - он подкинул книгу Марку. Тот ловко поймал её обеим руками, открыл и принялся жадно водить глазами. Его глаза бегали по страницам, исписанными формулами и магическими заклинаниями.
   - Есть что интересное? - поинтересовался Ян.
   - Полезная книга. Пригодиться, - промолвил Марк, не отрываясь от старательно выведенных чернилами букв на пожелтевших от времени страницах. А затем резко поднял голову, будто очнулся. Ловко закинул книгу в рюкзак и направился на выход. - Пошли! Нужно ловить привидение.
   Ян вздохнул и вернулся обратно в зал, осторожно осматриваясь по сторонам.
   Они поднялись на второй этаж по лестнице. Деревянные ступени которой скрипели так, будто сейчас проваляться. Длинный коридор, в который они попали, вёл в двух направлениях. Не сговариваясь, оба повернулись до комнаты с открытой настежь дверью. Когда они зашли в неё, то оказались в просторной комнате с дубовым столом посредине и шкафами с книгами по сторонам. А у самого окна над столом, стояло большое чучело волка.
   - Да тебе тут раздолье, - ухмыльнулся Ян. - Одни книги.
   Марк хотел было ему ответить, но вдруг книга, лежавшая на столе, посунулась к краю и с глухим ударом упала на пол, подняв в воздух пыль, хранившуюся здесь десятилетиями.
   Ян моментально выхватил меч. Лезвие со звоном вылетело с ножен и сверкнуло в его руках.
   - Сдаётся призрак вышел знакомиться, - попытался улыбнуться Марк, поднимая подсвечник со стола. Только это у него не получилось. Лицо перекосило так, будто пуд соли съел. Вроде и знал с чем имеет дело, а всё равно было страшно.
   Ян тоже осмотрел его перепуганным взглядом и взял меч поудобней.
   Следом за упавшей книгой, прямо над их головами прозвучали шаги. Кто-то прохаживался по чердаке. От чего с потолка посыпалась пыль. А следом за этим раздался громкий смех: страшный, глухой, нечеловеческий, будто из колодца кто смеётся.
   Оба напряглись, настороженно осматривая потолок. И тут раздался слабый хруст.
   - Ох, зараза... - только и выдавил из себя Ян, наблюдая, как хрустя засохшей шкурой, одна за другой начинают шевелиться лапы чучела волка. Одна за другой. Наконец его высохшая башка повернулась к Яну, сверля его своими пустыми глазницами.
   - Пёс тебя побери... - договорить он не успел. Чучело бросилось прямо на него. Перепрыгнуло на стол, сбросив лапами книги на пол. Ян отпрыгнул к двери и рубанул мечом по чучелу. Острое лезвие порезало волка на лету. Тот перевернулся, ударился о шкаф, свалив и там добрую половину книжек, но сразу же поднялся и снова прыгнул на Яна. В последний момент он успел выскочить в дверь и побежал по коридору в другую комнату.
   - Марк помогай! - закричал он, убегая от чучела волка.
   Марк спрятался за стол, достал книгу заклинаний и принялся быстро листать страницы, при этом повторяя заклинания, стараясь не обращать внимания на возню в коридоре. Наконец нашёл кое-чего посерьёзней, пробежал по нему глазами, повторяя про себя. Поднял руку и посмотрел на окно. Стекло тут же взорвалось, разлетелось на тысячи осколков и вместе с оконной рамой вылетело на улицу.
   Удовлетворившись результатом, Марк выскочил в коридор. Он увидел, что Ян успел вернуться обратно с комнаты и прыгнул на лестницу, поскользнулся и покатился к входной двери. Волк выбежал следом, посмотрел на него своими тёмными глазницами и разогнавшись бросился на него, выставив свои до сих пор острые когти. Марк в последний момент успел вскинуть руку.
   Страшная сила ударила по чучелу. Волк на лету царапнул Яна когтями и подброшенный страшной магической силой, вылетел вместе с громадными входными дверьми на улицу, где упал и больше не пытался подняться.
   Снова раздался громкий голос. Но на этот раз он не смеялся, а закричал со злости.
   - Спасибо, - выдавил с себя Ян, трогая расцарапанную грудь. Подняв с пола свой меч, он стал подниматься обратно на второй этаж. - Эта гадость топталась наверху. Пошли, я ему сейчас устрою!
   - Это призрак. Он может быть где угодно.
   - Вот и пошли, поищем, - зло ответил Ян, держась за ушибленную руку.
   Как и ожидалось, на кухне обнаружился лаз на чердак. Ян матерясь, полез первым.
   - Стойте! - раздался громкий крик, как только Ян поднялся наверх. Марк с перепугу чуть было не свалился с лестницы, а когда поднялся на чердак, то увидел там седого старика, выставившего перед собой обе руки. Старик был одет в красивый кафтан, расписанный разноцветными нитками и такие же красочные штаны. А на его голове красовалась цветная шапка, свесившаяся набок.
   - Ну, дед, молись! - рявкнул Янислав, приготовив меч для удара.
   - Стой! - Марк крепко схватил его за руку. - Кто ты? - обратился он уже старику.
   - Хивальд Фремиль, - ответил старик.
   - Постой... Как это? - удивлённо посмотрел на него Ян, не спеша убирать меч в ножны.
   - Я сейчас вам все объясню, - ответил старик. Он нахмурил свои тёмные брови и сделал шаг навстречу.
   - Стой там! - рявкнул Ян.
   - Ладно-ладно. Послушайте. Дело в том, что я хозяин этого поместья... - старик вздохнул, облокотился на большой, деревянный ящик и сделал короткую паузу. - Это поместье отобрали у меня за долги. Я взял кредит в банке... Но выдался неурожайный сезон и мне просто не было чем заплатить этим банковским крысам.
   - Не свезло... - вздохнул Ян.
   - Но что все это значит? - спросил замолчавшего старика Марк.
   - Поймите. Мне дорого моё поместье. Вот я и отпугиваю потенциальных покупателей, воров, делая вид, что здесь живёт привидение. Всего-то стоит потоптаться по чердаке, посмеяться, как все сами убегают, аж пятки сверкают.
   - А, как же зверь? - спросил Ян. Он осмотрел чердак, затем вздохнул и засунул меч обратно в ножны.
   - Ах, это всего лишь мелкая магия, - старик махнул рукой.
   - Да, я заметил, что ты увлекаешся магией, - встрял в разговор Марк. - Библиотека впечатляет.
   Хивальд лишь развёл руками: - Собираю книги помаленьку. Это моё хобби... Но что вас привело сюда?
   - Нас нанял один господин - Новый владелец, - ответил ему Янислав. - Чтобы избавиться от призрака.
   - Добрые люди, не выдавайте меня. Они же сразу меня вышвырнут с моего же дома, - взмолился старик. - Это поместье - всё, что у меня осталось.
   - Может, не будем выдавать старика? - предложил Янислав, с сочувствием глядя на Хивальда.
   - Может, - Марк нахмурился, размышляя. - Ладно... Пусть живёт себе...
   - Хех, ну, бывай старик, - Ян хлопнул его по плечу. Но рука вместо того, чтобы лечь ему на плечо, провалилась сквозь старика. Ян испуганно отдёрнул её и застыл на месте.
   - А может, и расскажем... - выдавил из себя Марк, наблюдая, как марево пропустило руку сквозь себя, а затем снова собралось вместе. - Убираемся! - крикнул он и сразу же спрыгнул с чердака.
   Яна уговаривать не пришлось, он спрыгнул следом, вниз по лестнице, попутно треснувшись головой о ступень.
   Потирая ушибленную руку, Марк кинулся к двери. Но она захлопнулась прямо перед его лицом.
   - Куда вы так спешите? - спросил старик, выходя из стены. - Я же попросил не рассказывать, - прошипел Хивальд.
   - Сюда! - крикнул Марк, схватив Янислава за плечо и потянул за собой, на ходу вскинув руку. Окно взорвалось сотнями маленьких осколков и вылетело вместе с рамой. Следом за ними выпрыгнули и они.
   Пролетев несколько метров, Ян с Марком, с хрустом приземлились на кустарники.
   Смачно выругавшись, Ян поднялся. После полёта, исцарапанное осколками и кустарниками тело неимоверно жгло и болело.
   Взяв в руку меч, Ян приготовился к сражению. Марк увидел это, схватил его за руку и не говоря ни слова потащил его за собой, то и дело оглядываясь.
   Ян также осматривался на бегу на выбитое окно с стоявшим там Хивальдом. Но тот их не преследовал, а лишь стоял, скрестив руки, и глядел на них леденящим душу взглядом.
   Лишь когда они покинули двор, то перестали с опаской смотреть на поместье.
   - Что делать будем? - спросил Ян, остановившись отдышаться после пробежки. - Вернёмся?
   - Ничего делать не будем, - возразил Марк. - Видел, как твоя рука сквозь него пролетела? Вот так же твой меч пролетит.
   - Вот зараза, и что делать?
   - А ничего. Ничего мы ему не сделаем. Мы даже не убили его, когда он превратился в пса. Значит дело дрянь.
   - Эх. Плакали наши монеты.
   - Не совсем... Постой... Слышишь? - Наклонив голову в сторону дороги, Марк стал прислушиваться.
   Ян тоже замолк, пытаясь услышать то, что насторожило его друга. Вскоре и к нему стали доноситься странные звуки... Сражения?
   Оба переглянулись и побежали к тому месту, где они вчера ночевали.
  Ещё на подходе стало заметно обозы, запряжённые лошадьми. Возле них разразилось нешуточное сражение. Несколько десятков человек бились мечами.
   - Поможем? - спросил Ян, заметив в толпе Кельта, яростно махающего мечом. И не дожидаясь ответа, побежал к ним, на ходу вытаскивая своё оружие.
   Марк, ругаясь, побежал следом.
   Возле старой хибары происходило сражение. Там сражались наверняка разбойники. Одеты кто во что: на одних были кованые панцири, на других кожаная броня, а некоторые сражались просто в толстых куртках. Все бородатые, в шрамах, вооружены кто как. В ход шли мечи, топоры, кувалды, вилы, некоторые сражались большими ножами, которыми разделывают туши, а один из них держал в руках цепь.
   Кельт со своими ребятами был явно в меньшинстве. Марк, увидев, как Ян бросился в бой и как острые лезвия пролетают рядом с ним, не на шутку встревожился, произнёс про себя заклятие и кинулся к остальным. Он выбрал самого яростного из них и поднял руку. Зашевелились стебли травы вокруг него. Поднялись в воздух листья, сорванные вчерашней бурей. Замахнувшись мечом, бородач вдруг приподнялся над землёй. Взмахнул руками, а затем полетел вдаль: - Ох, суука! - только и крикнул он. Пролетев несколько десятков метров, бородач грохнулся на поле. Бой сразу же прекратился. Почти всё разбойники разом подняли головы, и проводив взглядом улетевшего в поле товарища, опустили оружие и стали осторожно переглядываться, не решаясь продолжить бой.
   - Долбаный чародей! Ану-ка опусти лапу! Ещё раз подымешь, и я её тебе отрублю! - закричал один из разбойников в старом затёртом панцире и сразу же занёс свой топор для удара.
   - Если я подниму руку, то вы улетите все, - ровным, спокойным голосом ответил ему Марк. - Причём намного дальше. Думаю, к лесу доберётесь точно.
   - Или не отрублю... - пожал плечами разбойник. Его взгляд переменился. Наверняка он задумался о том, что всё-таки неплохо было бы свалить и не ввязываться в бой с чародеем. - Ребята сваливаем! - принял наконец он решение и первым подал пример, бросившись наутёк к лесу, сверкая ладными ботинками. Остальные посмотрели друг на друга и тоже разбежались кто куда.
   - Так ты чародей? - спросил Кельт неровным, запыхавшимся голосом. Он попытался вернуть меч в ножны, но уставшая рука промахнулась и меч чуть было не упал. Тогда он воткнул его в землю и склонился на него, словно на посох. - Спасибо, - поблагодарил Марка Кельт. - Все целы!? - крикнул он своим людям, не дожидаясь ответа чародея. - Перевяжите раненых!
   - У нас трое убитых! - крикнул ему один из ребят. - И четыре этих упырей.
   - Зараза, - вздохнул Кельт. - Чёртовые разбойники. Говорил же Вейнцу, что опасно перевозить скарб с такой охраной... - ни к кому конкретно не обращаясь, промолвил тот.
   - А где Вейнц? - спросил Марк.
   - Уехал. Король собирает вельмож в Прекрасном Порту. Что-то там срочное у них... Вот Вейнц и уехал. Взял и уехал. Демитр с ним ещё отправился для охраны.
   - Вот хитрый козёл, - выругался Ян.
   Кельт сделал вид, что ничего не услышал: - А что с имением то? Изгнали призрака? - спросил Кельт, выдержав паузу.
   - Ничего, - ответил Марк. - Живой и здоровый... Ну как живой... В смысле мёртвый... Чёрт... Короче говоря, он ещё там.
   - Ну, нет, так нет. Что ж поделаешь, - пожал плечами Кельт.
   - Но дело в том, - продолжил говорить Марк. - Что мы его встретили. Это Хивальд Фреммиль.
   - Хивальд? Так старик копыта откинул, давно причём.
   - Это и есть тот призрак... Старик все время говорил о своём доме: мой Дом, моё имение, моя собственность. Он просил не выдавать его вам.
   - Вот дела то... - искренне удивился Кельт. Его брови приподнялись, отчего на ушибленном лбу выступили капельки крови. Он небрежно смахнул их и снова уставился на них, ожидая, что те скажут.
   - Знаешь, - продолжил говорить Марк. - Я более чем уверен, что его держит здесь его имение.
   - Имение? - переспросил Кельт. - Но как это возможно?
   - Он любил свой особняк. Вот и вернулся после смерти к нему. А значит изгнать его можно только... Уничтожив имение... Сжечь можно, например.
   - Вот зараза. Так это что же получается? Вы работу как бы выполнили... Господин Вейнц оставил плату и сказал отдать вам, ежели привидение изгоните. Но привидение ещё там... Вы уж хлопцы извините, но рисковать я не стану... Наш господин Вейнц добрый человек. Но в случае чего я не хочу работать потом несколько месяцев бесплатно. Знаете, что, а идите-ка вы...
   - К черту? - прервал его Ян.
   - Нет, - ответил Кельт, нахмурившись, - Отправляйтесь в Прекрасный Порт. Он уехал недавно. Да и аудиенция у короля дело не быстрое, так что вы точно его там застанете.
   - Час от часу не легче, - вздохнул Марк.
   Кельт только пожал плечами.
   - И как туда добраться? - спросил его Ян.
   - Держите путь на север, идите вдоль реки, к деревне Веселовка. Дальше за ней будет сужение русла Лагвицы и там мост. По нему и доберётесь на другой берег, а там до Прекрасного Порта рукой подать.
   - Ладно, - раздражённо протянул Марк. - Пойдём мы. Путь то неблизкий.
   - Так что ж вы пешком пойдёте? - возразил Кельт. - Так вы его не догоните. - Возьмите вот коня вороного. - Только как найдёте господина Вейнца, верните лошадь ему обратно. Всё-таки война на носу, и лошади сейчас армии ой как нужны, -закончил говорить он и отвязал одну из лошадей, запряжённых в повозку.
   - Ты ездить умеешь? - спросил Марк у Яна.
   - Хах. Лучше чем сражаться, я умею только ездить, - ответил Ян, гордо выпятив грудь.
   - Держите. Только верните потом, - сказал Кельт, протягивая поводья. Ян перехватил их, ловко заскочил на коня и кивнул Марку на седло.
   Кое-как забравшись на коня, он с трудом держался, не зная, как на нем правильно сидеть.
   - Но! Пошла! - крикнул Ян, дёргая за поводья. Лошадь послушно развернулась и пошла по промокшей дороге, навстречу выглядывающему из-за облаков солнцу. Понемногу заканчивался и дождь, обещая на завтра хорошую погоду.
   *****
   - Ну-ка стой! - крикнул солдат у импровизированного поста - бочек с провизией, наваленных одна на одну. Дорогу им преграждало молодое дерево, поваленное прямо посреди пути.
   Ян потянул поводья, и лошадь послушно остановилась у самого дерева.
   - Куда едете? - спросил их солдат, поправляя меч на поясе.
   - В Прекрасный Порт, - ответил ему Янислав.
   - Так считайте, что вы приехали. Разворачивайтесь! Дальше прохода нет! - ответил солдат, махнув рукою.
   - А в чем дело? - спросил его Марк, с трудом спустившись с лошади.
   - Там эпидемия дальше, - солдат махнул рукою себе за спину, на другого вояку в старом панцире со следами от былых сражений. Тот только недовольно сплюнул, недоверчиво разглядывая не прошеных гостей.
   - Чума, - подтвердил его слова другой солдат, лениво развалившийся на каких-то мешках и щелкающий семечки. - Так что поворачивайте, ежели жить охота.
   Ян спрыгнул с лошади и подошёл к солдату: - А что же делать? - спросил он.
   - Вы наш язык понимаете? - спросил его солдат, плюнув на землю - Проваливайте!
   - А это может изменить положение вещей? - спросил его Марк, протягивая ему мешочек с монетами, который дал на дорогу Ладомир.
   Солдат взял мешочек, заглянул внутрь, а затем протянул обратно: - А что вы изменить желаете? Подохнуть от чумы хотите? Я правильно понимаю?
   - Нет, хотим на другой берег.
   - Стой! Жди Шедех. Не спеши, - подключился к разговору солдат, до этого стоявший в стороне, - Покажи мешочек, - на этот раз он обратился к Марку. - Медь? Да уж не густо. - он замолчал, считая монеты. Закончив с подсчётом, подкинул мешочек в руке и спрятал его под бляху: - Ладно. Идёмте за мной, - скомандовал он. - Я сейчас вернусь, - сказал он своим и пошёл мимо блокпоста, вдоль дороги к виднеющимся вдали палаткам с гербами королевства.
   Вскоре они подошли к палаткам. Там было полно солдат, которые явно куда-то собирались. Они носились туда-сюда с ящиками, перекатывали бочки, складывали ткань палаток в тюки, а над всем этим стояли сотники. Они кричали, подгоняли и раздавали все новые и новые задания.
   Солдат, ведущий их, направился к одному из них. Тот стоял рядом с большой лодкой, на которую солдаты грузили бочки, матерясь и проклиная всё, что только можно, начиная от войны и заканчивая плохими досками, с которых была сделана эта же лодка.
   - Леслав, - подозвал он сотника.
   - Да шевелитесь же! Мухи сука сонные! Чего тебе? - спросил тот, не переставая кричать на солдат.
   - Помнишь должок?
   - С тобой забудешь... Куда? Куда сука? На корму бочку поставь! Если она упадёт, я тебя заставлю на дно реки за ней нырять! - закончив кричать, он вопросительно уставился на собеседника, но, не выдержав и секунды, снова начал кричать. - Да привяжи ты её крепче! Что ты гладишь как бабу! Узел должен быть надёжным, а не красивым! Шевелись, давай!
   - Леслав... Леслав! - уже громче крикнул солдат. - Перевези этих двоих на другой берег и подскажи, как добраться к Прекрасному Порту.
   - Хорошо! Пусть садятся. Надеюсь, тогда ты отстанешь от меня. Я их доставлю куда следует. Король там с вельможами говорит и нас как раз туда призвали... Постой, а это тоже? - сотник выкатил глаза от удивления. - Как я вам лошадь переправлю? Солдат, ты что свихнулся совсем уже?
   Тот замялся и виновато посмотрел на Яна, удерживающего лошадь за поводья.
   - Но это лошадь Вейнца... - начал говорить Янислав.
   - Вейнца? Ну так оставь, а мы ему передадим, - ответил ему сотник.
   - А вы его знаете? - удивился Марк.
   - Генерала армии центр не знать? - ухмыльнулся солдат. - Назовите ваши имена, - спросил он доставая из под бляхи пожелтевший от старости листок, похлопал себя по карманах в поисках чернила, недовольно поморщился и запихнул листок обратно за панцирь.
   - Янислав, а его зовут Марк. Мы ему с имением помогли.
   - Ну ладно - запомню. Оставляйте коня - передадим, как увидим кого из его людей.
   Ян передал поводья солдату. Провёл взглядом кобылку, пока её не увели, а затем подошёл к сотнику. Но тот только отмахнулся от него: - Не стой над душой, - Крикнул сотник и выругался, увидев, как солдат неосторожно стукнул бочку. - Ждите. Закончим с погрузкой и отправляемся.
   Казавшаяся бесконечной цепочка солдат, погружающая бочки на лодку, закончилась, когда солнце начало уже садиться. Оба сначала стояли у лодки, а затем умостились на мешки и легли отдыхать.
   - С погрузкой закончено господин сотник, - отрапортовал один из солдат.
   Сотник, который казалось, не замолкал ни на минуту, поднялся, выпрямился, похрустел пальцами, окинул оценивающим взглядом лодку, под завязку нагруженную бочками и ящиками, и закричал: - И чего стоите? Давай, садитесь в лодку Черти!
   Солдаты послушно стали занимать свободные места у весел. Несколько человек спустили паруса. Корабль сразу дёрнулся. Натянулась верёвка, за которою он был пришвартован к причалу.
   - А вам нужно особое приглашение?! - крикнул сотник прямо над ухом Яна, чуть не оглушив его.
   Марк с Яном залезли в лодку и заняли места на носу, прямо на бочках. Следом за ними запрыгнул и сотник. Наорал напоследок на солдата, по его мнению медленно отшвартовывавшего лодку и наконец замолк. Но ненадолго.
   Как только отвязали верёвку, гружёная лодка, погрузившаяся почти по самые края бортов в воду, стала набирать скорость и медленно поплыла по реке. К счастью волн не было, а вода была спокойной, иначе они бы просто перевернулись.
   Сама река оказалась довольно широкой. Деревья на другом берегу казались совсем маленькими, тёмными точечками.
   Загруженная под завязку лодка никак не хотела разгоняться на полную, несмотря на попутный ветер и усилия гребцов.
   Под крики сотника, которому все время не нравился темп, с которым гребли солдаты, они и провели весь путь. Ему казалось, что они просто отдыхают, хотя с последних аж пот лился, несмотря на вечернюю прохладу, устоявшуюся после бури.
   До Прекрасного Порта лодка добралась уже затемно. Узнал Марк об этом по ещё более громким, чем обычно крикам. Проснувшись, Марк приоткрыл глаза, пытаясь понять, что случилось. И тут перед его взором предстал большой город, с множеством тусклых огоньков, разбросанных по всему городу. К сожалению, из-за темноты рассмотреть сам город было очень трудно. Хорошо виден был только маяк, стоявший на насыпи неподалёку от берега.
   - Шевелитесь лентяи! - закричал сотник. - Подплываем! Давайте, разворачивайте лодку! Левая сторона гребёт, правая - поднять весла!
   Вскоре последовал удар. Лодка подплыла к причалу и села на мель, ударившись бортом о столпы, на которых стоял причал. Сразу после этого к ним подошли вооружённые солдаты, а сотник заорал: - Разгружайте! Давай быстрее! К утру нужно успеть, - а затем спрыгнул на берег. Снова наорав на солдат, привязывающих лодку, он отрапортовал прибывшим патрульным и вернулся к лодке.
   - Пошли, - Сотник обратился к Марку с Яниславом. - Идём, я покажу вам к кому обратиться. Раз вам генерал нужен.
   Упрашивать их не пришлось.
   - Чтобы к моему приходу все разгрузили! Черти! - выругался сотник на солдат и пошёл к городу.
   Видно было, что войска к чему-то готовятся. Кругом стояли палатки, а военные с факелами бегали словно муравьи, копошась, занимаясь своими делами.
   - Плохо дело, - прошептал едва слышно Марк.
   Вопреки ожиданиям, в город они не пошли. Добравшись к деревне, сотник остановился: - Да уж, ну и неразбериха. Значит так, я пойду сам, доложу о вас генералу, а вы пока идите в крайний дом, представьтесь пехтурой. Вас накормят и уложат спать. Только дальше не заходите в деревню, чтобы генерал вас потом не искал. В город не идите, там король, а у него охрана, котрая выбросит вас ещё до того, как вы успеете представиться. И ещё, на вашем месте я бы его сейчас не ждал. Все же аудиенция у короля идёт и когда закончиться - неизвестно. Так-что отдыхайте, - сказал сотник и ловко развернувшись, зашагал прямо в город.
   Марк с Яном переглянулись и пошли к первому дому, в окне которого горел слабый свет. Марк постучал в дверь. Сразу же из будки вылезла сонная собака и начала яростно брехать. В ту же секунду её лай подхватили все псы в деревне.
   - Кого там посреди ночи принесло? - раздался старческий голос из-за двери. - Идите себе дальше!
   - Мы с пехоты, - ответил ему Ян.
   За дверью тихонько выругались. Щёлкнул засов. Дверь со скрипом отворилась.
   На пороге стоял худой, седоволосый старик в одних подштанниках, с длинным носом, как клюв у ворона.
   - Вас много? - спросил старик, щурясь.
   - Двое, - ответил Ян.
   - Ладно, входите, - дал добро старикан и одобрительно кивнул головой.
   Изба была совсем маленькой. Печь, стол да кровать - вот и весь скарб его обитателей.
   За столом, освещаемым маленькой свечкой, на мешке, сидел ещё один старик. Ещё более худой, чем тот, кто их впустил. Он лишь подозрительно пялился на них, не промолвив ни слова.
   Старик без лишних слов вынул с печи горшок с печёной картошкой и поставил на стол. - Угощайтесь... Спать будете ложиться - один на кровать, а второму придётся устраиваться на полу.
   - Ничего дед, и не в таких местах спали, - ответил Ян, - Спасибо.
   Старик кивнул и вернулся обратно за стол. Пока Ян с Марком жевали уже успевшую остыть картошку, старики продолжили свой прерванный разговор.
   - Так вот, когда уже кузнец их пропал, - продолжил старик, который их впустил. - Тогда в деревне и всполошились. Шестеро смельчаков вооружились вилами, косами, у кого меч какой завалялся дома, то брали. Пошли они в лес тот. Идут значится... Туман там ещё такой, что хоть глаз выколи. А вокруг ни души. Тишина. Слышно только ветер, завивающий в верхушках деревьев... И тут что-то как зарычит! - старик сделал страшную гримасу. - И опять тишина.
   - А дальше что? - спросил его второй старик.
   - А ничего. Не нашли они никого.
   - Тфьу ты! А зверь какой на них напал?
   - Да никто не нападал. Оно, этно чудище зарычало и всё. Не сунулось к ним больше... Ну и пёс с ним... Но, когда стемнело - вернулись домой, а там этот гадский туман и тишина. Нету никого. Совсем! Вся деревня разом исчезла. Ни крови, ни тел, ничего.
   - Вот же напасть какая. Что это за зверь такое сделал?
   - А кто его знает. Те смельчаки как вернулись, то один с них аж поседел от увиденного. Когда они от ужаса отошли, то обыскали всю округу. Но ничего, ни людей не нашли, ни зверя. А потом за месяц все шестеро и померли. Находили их поутру мёртвыми. Глаза круглые, а лица перекошенные от ужаса. Что ж они увидели такого перед смертью своею...
   Старик только головой помотал: - Беда то какая...
   Залаял пёс у дома. Его лай снова подхватили все деревенские псы. В дверь постучали.
   - А это ещё кого принесло? Нету мест уже! - крикнул старик. - Хоть табличку вешай, что занято.
   - Ладно, принимай гостей Вадис, а я домой пойду. Засиделся я у тебя, - сказал второй старик и принялся подниматься из-за стола.
   В дверь снова настойчиво постучали.
   Старик, ругаясь, пошаркал старенькими лаптями по полу и лишь слегка приоткрыл дверь. Но сразу же отворил её настежь, и кланяясь, отошёл подальше от двери, впуская гостя в дом.
   В дом вошёл толстяк в дорогой одёжке и в отличных сапогах.
   - Мой генерал, - поприветствовал его старик, выпрямившись, будто в строю. - Чем могу служить?
   - Вейнц? - удивился Марк.
   Толстяк улыбнулся, похлопал старика по плечу и подошёл к столу.
   - Как добрались? - спросил он Марка.
   - Хреново, - ответил тот. - Если бы не взяточничество в твоей армии, то может и не добрались бы.
   - Так что вы хотели от меня? Получилось у вас? - спросил Вейнц, нахмурившись.
   - Мы пришли за заработанным, - ответил ему Янислав. - Привидение твоё действительно существует и это его бывший владелец Хивальд Фреммиль.
   - Вот как. Постойте, разве Кельт вам не отдал монеты?
   - Нет, - подхватил разговор Марк - Дело в том, что привидение это, привязано к своему имению. Именно оно его держит. А значит изгнать его можно, только если сжечь дом... Мы хотели его спровадить, но все же решили, что такой способ тебя немного расстроит.
   - Вот чёрт, - выругался Вейнц. - Придётся продавать... А такое хорошее имение... Ладно. Денег у меня с собой сейчас нет... Тогда... Давайте завтра к вам зайдёт мой подчинённый и отдаст вам монеты. Доброй ночи. - сказал он и развернулся, чтобы идти.
   - Постой! - крикнул Ян. - О чем вы говорили с королём?
   Вейнц ухмыльнулся: - Может, вам ещё планы секретные выдать?
   - Секретных планов не нужно. Меня они не интересуют, - скривился Ян. - Король собрал вельмож. Наверняка есть причина.
   - Ладно. Все ровно завтра узнаете. Завтра Карл второй начнет войну.
   - Это что же выходит? Война начинается... - удивлённо протянул старик.
   - Но это уже второй вопрос. Об этом давно уже было ясно, что война неизбежна. Важнее сейчас то, что нас предал командующий войсками на передовой. Этот ублюдок отвёл войска под предлогом переброски на другой фланг и дал зайти в наше королевство бригаде лёгкой кавалерии врага. Не позднее, чем завтра они будут здесь.
   - Они идут за королём? - удивился Марк.
   - Нет. Там около тысячи солдат и этого мало для осаждения города. Тем более у них нету нужной техники... Я бы на их месте обошёл скопления наших войск и ударил в тыл армии юг. Там тысячи человек обслуги и практически нет охраны. Если у них получиться, - генерал нахмурился ещё сильнее. - То мы потеряем юг, а вместе с ним и золотую жилу - порт Адамант. Этот порт - финансовая столица нашего королевства. Сдадим город - и утратим добрую половину золота, что у нас есть. А без золота ни одна война не ведётся. Отправить подкрепление мы не успеем. Вывести обеспечение быстро тоже не получиться. Можно задержать здесь, нашими силами. Но проблема в том, что их практически вдвое больше. У нас три сотни тяжёлой кавалерии. Ещё пару сотен пехоты и лучников мы сможем призвать с города. И этим нам придётся выйти врагам навстречу.
   - Не радостная перспектива, - подытожил Ян.
   - Ничего, у нас есть один чародей, а это уже что-то да значит.
   - И у вас будет ещё один чародей, - влез в разговор Марк - Не очень сильный, но будет.
   Ян сокрушённо помотал головой. Вейнц тоже понял.
   - Тогда, до завтра, - сказал генерал, выпрямившись. - Отдыхайте. Завтра будет тяжёлый день.
   Как только генерал вышел с дома, почти сразу же потухла догоревшая свеча.
   Ян с Марком умостились на старых лохмотьях у стены и легли спать. Некоторое время Марк ещё слышал шёпот двух стариков, которые делились переживаниями. Вскоре замолкли и они. Скрипнула входная дверь. Залаяла собака, но узнав старика, перестала лаять. Замолчал ветер, перестали скрипеть старые бревна, с которых был сделан дом. Кажется, все старались отдохнуть в последний мирный день.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3
   - Тревога мобилизация! - раздался громкий, звонкий голос. Залаяла собака во дворе, подхватывая лай своих сородичей. Фыркнула лошадь и остановилась у самого окна. Кто-то спрыгнул с лошади и стал стучать в дверь. Громко ударяя кулаками по двери.
   Все уже давно не спали, а лежали и думали каждый о своём. И когда в дверь постучали, с готовностью поднялись.
   Старик вскочил первым и побежал открывать дверь. Там, на пороге, стоял сотник в длинном плаще, поверх панциря. На поясе у него красовался меч с красивой, костяной рукоятью, с выгравированным на ней каким-то монстром с крыльями.
   - Собирайтесь! Король объявил мобилизацию! - обратился к ним сотник громким, натренированным на солдатах годами голосом. - Дед, сколько тебе лет?
   - А кто же его знает. Моя покойная бабка ещё знала. Но её уже лет десять как нет, - ответил ему старик.
   - Можешь не собираться. Сдаётся мне, что слишком стар ты для военного дела.
   - Может силы у меня в руках уже не те, чтобы мечом махать, - ответил старик. - А вот с луком я ещё справиться смогу.
   - Ну, тогда ладно. Пойдёшь в лучники. Давайте на выход! - сказал сотник.
   - Постой. Нам нужно ещё дождаться посланника от генерала, - ответил ему Ян.
   - Посланника генерала? Чего только не выдумают, чтобы на войну не идти! Ану собирайтесь живо! - рявкнул сотник.
   - Господин сотник, я своими глазами видел вчера в своём доме генерала. Он приходил к этим, - сказал старик, показывая пальцем на них.
   - Видел, говоришь? Ну ладно. Ждите, - разрешил сотник. - Но ежели увижу, что убегаете - я вас изловлю и выпорю кнутом перед всеми войсками.
   После того, как он вышел, старик сразу же вскочил в старые, с отклеивающейся подошвой сапоги и подошёл к двери: - Выходите судари. На улице подождёте. А мне идти пора.
   Ян с Марком собрались, поблагодарили хозяина дома за ночлег, и вышли на улицу. Старик тем временем отвязал пса, запер двери на засов и направился к центру деревни. Оттуда уже доносились громкие крики сотника.
   Как только он ушёл, спустя несколько минут объявился и посланник. Совсем ещё молодой с усиками и бородкой. Спросил, как их зовут и без лишних разговоров, положил Марку мешочек в руку. А затем направился быстрым шагом в город.
   - Ты точно хочешь сражаться? - спросил Ян.
   - Не хочу, но придётся... - ответил Марк, заглядывая в мешочек. - Если ты против, то я держать не буду...
   - Я всегда готов драться. Было бы с кем, - ухмыльнулся Ян. - Пошли, нас до вечера ждать не будут.
   В центре деревни уже собралось немало народу. В основном старики, да молодёжь. Рядом с ними орал тот сотник, что заходил к ним в дом: - Нерасторопные ослы! Что вы там копаетесь! Быстрее! - кричал он на солдат, все никак не желавших расставаться со своими родными. - Пришли всё-таки? - наконец обратил своё внимание на них сотник. - Солдаты! Внимание! За мной! Шагом марш!
   Колона людей не спеша потопала вслед за сотником к городу, оставляя за спинами всех своих родных, а те так и оставались стоять посреди деревни. Провожали взглядом солдат.
   У высоких, каменных ворот города уже собралось немало таких же мобилизованных солдат. Там уже вовсю раздавали нагрудники и шлемы прямо с повозок.
   Сотник оставил их рядом с повозкой со снаряжением, прокричал, чтобы никто не расходился, а затем скрылся в толпе. К счастью долго стоять не пришлось. Люди двигались быстро. Вскоре очередь дошла и до них. Бородатый солдат в явно великом для него шлеме, из которого выглядывала только борода, протянул нагрудник Марку.
   - Ваше имя? - спросил второй - длинный и худой, как сушёная треска.
   Оба представились ему. Длинный одобрительно кивнул головой, черкнул пером что-то на старой, пожелтевшей бумаге и тут же принялся писать имя следующего солдата.
   Получив нагрудники, шлемы и меч для Марка, они отошли чуть поодаль от остальных и принялись одевать панцири. Марк с удивлением стал рассматривать свой меч. Ян хотел было показать ему, как им биться, но вдруг раздался громкий звук горна.
   - Освободите проход! Быстрее! - закричал сотник у ворот. - Король едет! Держитесь подальше от дороги!
   Все солдаты, нехотя отходили, вытянув головы, пытаясь увидеть короля.
   Вот открылись ворота и стали один с другим появляться наездники в чёрной, тяжёлой броне. Закованные с ног до головы. С длинными алебардами в руках. Некоторые держали ещё и знамёна. Но короля так никто и не увидел. Конница быстро пронеслась мимо и скрылась за холмом. Следом за ней с ворот выехал генерал с ещё одним наездником. После чего ворота закрылись.
   Генерал, заметив Марка, подъехал к нему. Ловко спрыгнув с коня, несмотря на свой вес, он поправил нагрудник с гербом, изображающим всадника с поднятым мечом, на фоне крепости и сделал шаг навстречу: - Вы готовы к битве? - спросил он у них.
   Ян пожал плечами: - Поскорее бы, а то уже утомило ожидание.
   - Ничего. Вражеские войска уже на подходе. Видимо решили наверняка обойти наши войска, думаю, будут поворачивать почти у самой реки... Ох, извините за моё невежество, - Вейнц улыбнулся, показывая рукой на второго наездника. - Господин Адер Вергес - чародей. Мастер природных стихий. А это мои друзья...
   - Чародей из юга и его напарник, - подал голос Адер. - Рад познакомиться. Но давайте быстрее генерал. Мне нужно ещё подготовить поле для сражения.
   - Хорошо. Адер. Дай мне минуту... Берегите себя, - он подмигнул ребятам. - Хотел бы я поехать с вами. Но король приказал отправляться к армии... Сотник! - закричал он. - Ко мне! Бегом!
   Стоявший неподалёку сотник быстро прибежал и вытянулся перед генералом.
   - Генерал... - громко и чётко выговорил он. Но Вейнц его перебил. За этих двоих отвечаешь головой. Держи их подальше от сражения, возле Адера.
   - Слушаюсь господин генерал! Будет сделано господин генерал! - отрапортовал тот.
   Вейнц забрался обратно на коня: - Славной победы вам! - бросил он, и пришпорив коня, помчался по дороге, в противоположную сторону от королевской свиты.
   - Держитесь рядом с господином чародеем, - обратился к ним сотник. - Подайте сюда два коня! Шевелитесь сукины дети! Нам пора выступать!
   *****
   Поле, выбранное для битвы, было перед ними как на ладони. Большое, заросшее местами ещё цветущими сорняками, оно тянулось на многие мили и упиралось в горизонт.
   Марка с Яниславом и Адером, под охраной нескольких солдат, оставили поодаль от войск. С небольшого холма были отлично видны чуть больше двух сотен копейщиков и лучников, стоявших рядом. Возле них прохаживался сотник, проверяя снаряжение и раздавая указания перед битвой.
   Солнце, несмотря на утренний час, пекло просто нестерпимо. Марк то и дело протирал вспотевший лоб и поглядывал на Янислава. Тот тоже страдал от жары, но виду не подавал, стоял неподвижно, как статуя. То, что это живой человек, выдавало лишь нервное постукивание пальцами по рукояти меча.
   Идиллия продолжалась недолго. Вскоре на горизонте показалось несколько маленьких точек - всадников - разведчиков.
   - Всем внимание! - крикнул сотник. - Приготовиться к бою!
   Адер все это время наблюдавший за бойцами, поднял руки. Широко расставив их, он сжал кулаки и с трудом потянул на себя. Почти сразу же поднялся ветер, похолодало, а со стороны леса и города к ним потянулись чёрные тучи. За считаные минуты они затянули все небо. Сразу же потемнело. Стал моросить мелкий дождик. Чародей произнёс заклинание, и дождь полил как из ведра.
   - А это ещё зачем? - спросил Ян у Марка, прикрывая рукой лицо от дождя и сильного ветра.
   - Размывает поле, чтобы кавалерии труднее было воевать.
   Ян понимающе кивнул и уставился вдаль. Сначала ему показалось, что там появились чёрные точки. Возможно кусты, которые он пропустил при осмотре. Но точки продолжали появляться одна за другой, занимая собою все пространство на горизонте.
   - Идут, они идут, - закричали на ходу приближающиеся разведчики.
   Сотник оглянулся на чародея. Тот кивнул головой.
   - Приготовить щиты! - закричал сотник.
   Всё войско синхронно выставило щиты.
   - Поднять их над головой!
   Солдаты переглянулись. Но приказ выполнили.
   - Лучники! Укройтесь под щитами.
   Лучники сделали шаг вперёд, стараясь держаться поближе к копейщикам.
   А чёрные, маленькие точки тем временем приближались все ближе и ближе, превращаясь во всадников.
   Не доходя мили, они вдруг остановились.
   - Может, они не будут нападать? - с надеждой в голосе спросил Марк.
   - Нет. Перегруппировываются для атаки, - ответил Ян. - Наверное, не ожидали сопротивления.
   После построения со стройных рядов вышел всадник. Закричал что-то на своём языке и дёрнул за поводья. Лошадь медленно пошла вперёд. Копыта грузли в грязи, не давая лошади разогнаться. Следом за ним двинулись и остальные всадники, понемногу набирая скорость для атаки.
   - Давай! - крикнул сотник, оборачиваясь на чародея. Тот поднял одну руку, щёлкнул пальцами и над ним образовалась прозрачная сфера, сквозь которую не проходил дождь. А вторую руку он вскинул перед собой. Над ними загремело, воздух наполнился невидимой, но вполне ощутимой энергией и сразу за этим с неба посыпался град. Тяжёлые льдины застучали по щитам и головам не успевших спрятаться.
   Было видно, как-то тут, то там, падали вражеские всадники, выбитые из седла. Переполошились лошади, падая и разбивая строй. Но это их не остановило. Войска продолжали атаку, несмотря на град.
   - Лучники, готовсь! - закричал сотник.
   Сквозь шум дождя, завывание ветра, стук града по щитам и доспехам, к ним стали доносится звуки ударов копыт, ржание коней и лязганье доспехов.
   Лучники достали стрелы. Натянув тетиву, они стали ждать приказа, выцеливая вражеских всадников.
   - Копейщики, приготовиться!
   Пехота выставила свои копья, продолжая укрываться за щитами.
   - Лучники, стреляй!
   Больше сотни стрел засвистели и взмыли в небо. Следом, несколько десятков всадников свалились с коней и попадали в грязь.
   - Лучники готовсь! Стреляй!
   Стрелы снова взмыли в небо, свалив ещё несколько десятков солдат врага.
   - Стреляй без команды!
   И снова десятки людей упали.
   - Копья к бою! - крикнул сотник, когда всадники почти добрались к первым рядам.
   Уже можно было разглядеть даже лица всадников. Солдаты приготовились, ощетинившись копьями, словно ёжики. Но как только всадники подошли вплотную, раздался звук горна, перебивая грохот копыт и завывание ветра.
   Нападавшие опешили, принялись оглядываться на скаку.
   Из леса не спеша вышла королевская кавалерия.
   - За короля! - раздался громкий возглас из рядов кавалерии.
   - В атаку! - крикнула фигура во главе кавалерии.
   Королевская гвардия обнажила мечи и двинулась вслед за королём, который к слову тоже был одет в такие же чёрные доспехи и ничем не выделялся среди остальных. Наверное, в целях безопасности.
   Вражеские всадники уже успели пробить ряды защитников. Лошади налетели на копья, ломая их и пробивая путь остальным. Разом всадники снесли добрую половину защитников.
   Раздались команды на незнакомом языке, после чего несколько сотен всадников продолжили сражаться, а остальные пронеслись мимо копейщиков, развернулись по большому кругу и помчались навстречу королевской гвардии.
   Чародей перестал сыпать град на головы сражающихся. Он поднял руку и указал на вражескую кавалерию, пытающуюся пробиться к ним. Яркая молния с грохотом разрезала воздух и попала прямо в одного из врагов. Лошади рядом с ним испугались и понеслись куда глаза глядят. Несколько человек упали с лошадей, покатились в грязь. Остальные бросились врассыпную, поближе к копейщикам, чтобы уберечься от магии.
   Уже вскоре стало ясно, что победить не получиться. Королевская гвардия явно проигрывала. Противников было вдвое больше, и они успешно теснили короля к лесу. Видя это, чародей снова взмахнул руками, будто приподнимая что-то от земли. Тут же с ниоткуда появился маленький вихрь, а затем принялся увеличиваться в размерах, превращаясь в торнадо и двинулся на помощь королевской гвардии.
   - Ладно. Пора в бой, - сказал Ян, и замахнувшись мечом, побежал к защитникам. Только теперь Марк вышел из ступора, в котором он пребывал. Приподняв руку, он прошептал про себя заклинание, после чего один из нападающих вылетел из седла.
   Ян тем временем кинулся в самую гущу событий. Но несмотря на ожидания, поучаствовать в битве у него никак не получалось. Спустившись в самый центр битвы, он оказался за спинами защитников. Когда он подошёл ближе, то стало ясно, что сражением там и не пахнет. А просто толпа солдат бьёт друг друга по головам мечами и копьями. А когда падал один из них, то на его место вставал другой. Ян попытался ударить мечом спешившихся всадников, подобравшись поближе, но у него ничего не получилось. Разозлившись, Ян побежал к краю. И чуть было не попал под меч вражеского всадника. В самый последний момент в него попала стрела. Всадник вылетел с седла и полетел прямо в грязь.
   Ян лишь на секунду отвлёкся на бушующее поблизости торнадо и кинулся к вражескому солдату. Тот, не медля нанёс удар. Ян с трудом его отбил, прыгнул назад, но его нога застряла в грязи и он сел в лужу.
   Солдат крикнул что-то непонятное на своём, замахнувшись, и отлетел на добрые метров двадцать. Янислав поднялся, кивнул Марку, стоявшему неподалёку и тут же развернувшись, ударил мечом по ногам, скакавшей прямо на него кобылы. Та пошатнулась и упала, придавив собой всадника. Отбив ещё один удар, он зарубил нападавшего, а затем сразу же отпрыгнул в сторону, пропуская мчавшегося на него всадника. И тут же бок обожгло жгучей болью. Он развернулся, чтобы защититься от ударов, но в нападавшего влетела стрела, и он упал замертво в грязь прямо перед его ногами.
   Ян осторожно притронулся к боку, взглянул на свою окровавленную руку и поднял глаза на поле боя. Защитников осталось уже совсем мало. Они все больше теснились к чародею.
   - Отступаем! - закричал сотник, стараясь перекричать звон ударяющихся друг о друга мечей, свист стрел и крики солдат.
   Оставшиеся в живых солдаты стали пятиться, отбиваясь, с трудом сдерживая напирающих противников.
   На несколько минут Яна оставили в покое, и он успел обратно вернуться к холму, на котором был чародей. Но тут сзади раздался воинственный крик. Он замахнулся, чтобы ударить всадника, но тому в руку попала стрела. Тот пошатнулся и упал. Его нога запуталась, и конь потащил его дальше. Краем глаза Ян заметил рядом деда с луком, у которого они ночевали. Старик мельком взглянул на него, натянул снова стрелу, но выстрелить уже не успел. Исчез под копытами вражеской лошади. Ян разозлился, разбежавшись, с размаху ударил мечом того солдата. Но он с лёгкостью заблокировал удар и пнул Яна ногой. Ян сделал несколько шагов назад, но не успел ударить. В шлем солдата ударилась алебарда королевского гвардейца, треснула у основания и там же осталась торчать. Солдат сразу же осел в грязь. Ян рванулся, чтобы убежать к своим. Но его ударили по голове. Лишь чудом шлем выдержал удар. В глазах потемнело. Ему показалось, что он даже потерял на секунду сознание. Ноги подкосились, и он упал в грязь. Последнее, что ему удалось увидеть, это сапоги пробегающих мимо солдат, подкованные копыта лошадей и сотни трупов, разбросанных по всему полю, которое за считаные часы превратилось в могильник.
   Марк, увидев, как Ян упал, тут же побежал к нему. На ходу сбил заклинанием всадника, схватил Яна и потащил его подальше от сражения. К счастью на поле происходила полная неразбериха, а затем и вовсе непонятно откуда взялся туман, густея на глазах, скрывая убегающих солдат и сотни трупов, усеявших поле. Лишь несколько раз мимо них пронеслись несколько гвардейцев и вражеских всадников, одного из которых Марк вполне удачно сбил магией. Только он подумал, что им удалось бежать, как вдруг под лопатку ударило со страшной силой. Весь бок обожгло и от неожиданности он упал на землю.
   Скрипнув зубами, он потрогал спину.
   - Вот зараза, выходит, свои же подстрелили, - прошипел он, нащупав пальцами стрелу. Ему нужно было бы заняться раной. Но сейчас нельзя было останавливаться ни на секунду. Слишком рискованно было здесь оставаться. Да и не получилось бы у него вытащить стрелу.
   С большим трудом ему удалось подняться. Крепко схватив Яна, он медленно пошёл дальше, стараясь убраться подальше.
   Каждый шаг давался ему с огромным трудом. Но он продолжал двигаться сам не зная куда, постепенно слабея. Вскоре и вовсе упал. Но продолжал ползти дальше. Упёрся руками, подтянулся. Дальше нужно подтянуть Яна. А затем всё сначала. Ему казалось, что это будет продолжаться до бесконечности. Но вдруг туман стал рассеиваться. Проступили сначала нечёткие очертания деревьев, а затем будто из ниоткуда появилась человеческая фигура. Невысокая и худая. Марк подумал, что ему это кажется. Он упал на бок, полностью обессиленный, не в силах сдвинуться с места. Сильно захотелось спать.
   Вдруг, как марево перед ним возникло лицо девушки.
   Марк удивился: - "Привиделось, наверное", - подумалось ему. Но лицо девушки вдруг обрело вполне чёткие очертания, стало видно худую фигуру, тонкую шею и зелёные глаза. Девушка наклонилась над ним, рассматривая его рану. Волосы необычного золотистого цвета упали ему на лицо. С каждым её движением, волосы щекотали ему лицо. Но у него уже не было сил, даже чтобы просто пошевелиться.
   - Вы солдаты? - спросила его девушка.
   - Даа, - протянул Марк, понимая, что уже и говорить практически не может.
   - Держись... Сейчас будет больно, - промолвила девушка и одним резким движением выдернула стрелу и тут же зажала рану. Но Марк уже почти ничего не чувствовал. Лишь непонимающе смотрел по сторонам.
   - Стрела отравлена. Держись... Я тебя вытащу... - донёсся откуда-то издалека, сквозь шум в голове приятный голос.
   Девушка перемотала ему рану, перевернула его на спину и с трудом потащила его.
   Некоторое время Марк ещё смотрел на девушку, а потом и вовсе отключился.
   *****
   Яркие лучи солнца заставили его проснуться. Приоткрыв один глаз, в который лучи не били, Марк увидел, что он лежит не в поле, а в чистой кровати, укутанный в старое, потрёпанное покрывало, в маленьком деревянном доме. Он попробовал подняться, но голова разболелась так, что Марк сразу же оставил попытки встать.
   - Ты очнулся, - раздался рядом милый, приятный голос девушки. - Эй, твой друг очнулся!
   Марк, услышав голос девушки, снова сделал попытку подняться, но голова разболелась ещё сильнее. Тогда он открыл второй глаз. Хоть в него и бил свет, не дававший толком рассмотреть, что происходит вокруг него, но все же ему удалось рассмотреть девушку у стола с травами. Она повернулась к нему, осторожно положив нож на стол. Лица её он толком не рассмотрел. А вот её золотистые волосы он разглядел сразу. Ему захотелось увидеть барышню целиком. Тогда он рискнул поднять руку. К счастью она не болела так же как бренная голова. Как только он укрылся от бьющего в лицо солнца, то сразу смог разглядеть красивые черты лица девушки, её зелёные глаза и нет, ему тогда не показалось. У девушки действительно были золотистого цвета волосы.
   - Это ведь ты меня спасла? - с трудом вымолвил Марк, постепенно вспоминая последние события. Когда он очнулся, то думал, что сражение, поле битвы и золотоволосая девушка ему лишь приснились. Но нет. Это был явно не сон.
   - Да. Я встретила вас на окраине хутора... - ответила она. Но тут скрипнула дверь, и их разговор прервала белобрысая башка Яна с красовавшимся на ней шрамом.
   - Ну наконец! Я уж думал, ты не очнёшься! - вскрикнул Янислав, не скрывая своей радости.
   Ян уже успел переодеться. Он где-то нашёл старую, белую рубаху и синие, с латкой на колене штаны. - Ты как? - спросил он его.
   - Да вроде как живой. Только голова побаливает, - ответил Марк, вытянув шею, пытаясь увидеть ту дивную девушку.
   - Это не мудрено, что побаливает. Ты же всё-таки месяц провалялся в кровати, без сознания.
   - Что? - Марк сразу же оставил попытки увидеть девицу и уставился на Яна. - Как это месяц?
   - Да вот так. В тебя стрела отравленная попала. Я думал ты уже и не отойдёшь. Да вот травница, тебя выходила травами. Кстати познакомься - Маргарита, - Ян отодвинулся, показав открытой ладонью на девушку. Та улыбнулась. Марк попробовал улыбнуться в ответ, но Ян снова закрыл девушку собой.
   - А что же там произошло? - спросил Марк, снова пытаясь подняться.
   - А что произошло... Разбили нас, - Ян сокрушённо помотал головой. - Остатки спаслись благодаря чародею. Он туман густой наколдовал. Вот благодаря нему мы и скрылись... Человек двадцать может... Но ведь и конницу мы здорово потрепали. Несколько сотен осталось, раненых много. В общем, спасли мы фронт... Только я сам толком ничего не видел... Помню, вырубился, прям посреди боя... Это мне потом уже в деревне рассказали. Я ведь тоже несколько дней без сознания провалялся. Стукнули меня по кумполу знатно.
   - А что с королём. Он ведь там тоже был?
   - Был... Убили короля. Теперь королевством правит его старший сын Яков.
   - Вот те весело же... А где мы?
   - В Медвежьем Озере. Это совсем рядом с полем битвы.
   - И это неплохо, - Марк попробовал улыбнуться. Но у него это не вышло. Улыбка перекосилась, от боли. - Чёртовы Альхельмцы. Вот же гады. Даже название королевства такое дикое, что фиг выговоришь.
   - Не ругайся так громко, могут услышать.
   - Чего? - удивлённо выкатил глаза Марк. От удивления он аж привстал. Это его воодушевило, и он стал медленно приподниматься на кровати, пытаясь встать. Ян помог ему сесть на кровать, а затем подвинул стул и сел рядом: - Практически весь центр оккупирован, до самой реки...
   - Да уж не получилось у Вейнца защитить королевство.
   - Так ведь благодаря тому господину, который предал короля и отвёл войска, центр и потеряли. Вслед за конницей пошла и остальная армия. Практически не встречая сопротивления они и дошли до середины королевства. Король же погиб и пока Яков принимал управление войсками... Да ещё и коронация... Вот за те дни к реке дошла кавалерия, а затем и пехота подтянулась... Но не все так плохо. Реку они до весны штурмовать точно не будут. Здесь до зимы рукой подать, да и мосты разрушены... А вот на юге и севере дела более радужные.
   - Не дошли ещё войска туда?
   - Ага. На севере у нас промышленная столица же. Там добывают руду, делают металл, куют доспехи, мечи, сбрую, все, что из железа делают в основном там. Вот они туда и не рвутся особо, а на юге все ещё краше. Это же финансовая столица, вот туда враг и ударил всеми силами. Первое время бои там были самые ожесточённые. Враг кинул туда большую часть сил. С огромным перевесом за месяц они просто смели наши войска и почти вплотную подошли к самому городу. Но там же крепость, а её так просто не возьмёшь... Но не суть. Тамошние вельможи наняли несколько тысяч наёмников с ближнего востока и платят им не за то, что они штаны протирают по корчмам, просто числясь в армии, а по золотому за голову. Вот и выходит, что не ночь, так диверсия, что не день, так набег. Альхельмцы там людей сотнями теряют. Они уже и наступление прекратили. Стоят, дабы наши в наступление не перешли. В общем, застряли они здесь по самый пояс... Ни туда, ни сюда. Хотя конечно они планы поменяют и наверняка на север пойдут, по наименьшему сопротивлению. Но это уже не наших умов дело... - Ян замолчал, поднялся со стула и протянул руку Марку. - Ты ещё не забыл, зачем мы здесь? Война войной, но слова предостережения Ладомира у меня никак с головы не выходят.
   - Забудешь с тобой...
   - Выпей вот, - сказала Маргарита, протягивая ему флакончик, наполненный доверху синеватой жидкостью.
   - Что это?
   - Стимулирующий напиток. Ты даже ходить после него сможешь, - улыбнулась девушка.
   Марк выпил залпом содержимое флакона, схватился за руку Янислава и рывком поднялся на ноги. В глазах потемнело, а ноги подкосились. С трудом, но он смог устоять ногах. Сделав несколько шагов, он пришёл к выводу, что если не двигать голову, то она не так сильно болит и в принципе можно даже пробовать ходить. Конечно, давала знать о себе усталость и слабость, но кое-как он вышел на улицу. Там его встретили тёплые лучи солнца и утренняя прохлада.
   Маленький домик, с небольшим огородом, засаженный травами, стоял на большой поляне, посреди леса. Рядом проходила большая, вытоптанная дорога. Видно было, что здесь часто маршируют солдаты.
   Наслаждаться осенними пейзажами ему помешала бабка с козой на привязи. Она подошла к нему и поклонилась: - Дай те здоровья мил сударь, - поприветствовала она его, подтягивая козу к себе и не дожидаясь приветствия, закричала: - Маргаритка! Маргарита!
   Скрипнули двери и с дома выглянула золотоволосая девица. Марк уставился на неё, не в силах отвести взгляд. Было в этой девушке что-то завораживающее.
   - Маргаритка, а есь же чего от боли головной? А то мойво старца совсем замучила.
   - Здравствуйте бабуся. Сейчас вам настойку вынесу. Дед вмиг о голове забудет, - сказала Маргарита и исчезла в доме, а вместо неё вышел Ян. Пожелав здоровья бабуле, тот подошёл к Марку.
   - Передохнем ещё с недельку, да и дальше двинемся, - сказал он.
   - Да нет. Я ходить уже могу... Нельзя надолго задерживаться, - Воды бы попить... Где у вас ручей какой здесь?
   - Вон ведро у дома. Сейчас я принесу...
   - Не надо. Я сам возьму кружку, - Марк лишь криво ухмыльнулся и поднял руку. Стоявшая у ведра, на лавке чашка, приподнялась, набрала воды, а затем полетела к ним.
   - Ох ты ж тёмная сила, - только и сказала бабка, проведя взглядом парившую в воздухе кружку.
   - Держи бабуля, - сказала вышедшая с дома Маргарита. - Пусть принимает перед едой и за сутки - двое, самое дольше трое, всё пройдёт.
   Бабка взяла бутылочку с мутной настойкой, улыбнулась, показав несколько невыпавших зубов во рту и пятясь, уже на ходу бросила: - Вечером зайди доченька, я тебе свежего молока наберу, - сказала старуха, и оглядываясь на Марка, быстрым шагом пошла прочь.
   Маргарита сердито насупилась, увидев, как Марк берет в руку парящую в воздухе кружку и пошла в дом.
   - Что это с ней? - спросил Марк.
   - Здесь, в этих краях больше в богов верят, а магию бояться и презирают. Могут слухи не хорошие про неё пустить... Ладно. Если ты хоть сегодня готов в путь, то может, пройдёмся в деревню и присмотрим лошадей? Они заразы дорогие конечно сейчас. Ну да ладно. Не пешком же идти.
   - Это я же образно... Настойка хорошая, но дай я хоть день передохну.
   Ян немного расстроился. Ему уже надоело здесь сидеть битый месяц. Но он все же согласился подождать ещё сутки.
   Марку только этого и было нужно. Поставив кружку на место, он вернулся в дом. Дверь со скрипом отворилась, впуская внутрь солнечный свет. Маргарита стояла за столом. Одетая в расшитый кафтан и серый плащ с капюшоном, она явно куда-то собралась.
   - Ты куда-то уходишь? - спросил у неё Марк.
   - Да, - ответила девушка, не оборачиваясь. - Нужно собирать травы, пока они ещё есть... Готовиться к зиме.
   - Тебе помочь?
   - А ты разбираешься в травах? - девушка на мгновение взглянула на него и снова повернулась к столу. Затем перекинула сумку через плечо, поправила плащ и пошла на улицу.
   Марку ничего не оставалось, как пойти следом.
   - Чтобы срывать травы - много ума не нужно. Главное, скажешь какие именно нужно рвать.
   - Ну хорошо, - девушка снова мельком оглянулась на него и направилась в лес.
   Ян было поднялся, но перехватив взгляд Марка, понимающе кивнул и остался сидеть у дома.
   Идти пришлось недолго. Вскоре они вышли на поляну, а затем и к полю. Все растения уже стояли высохшими. Но Маргарита достала большой, длинный нож и принялась резать высокие стебли с колючими листьями.
   - Рви эти, - она указала пальцем на высохшие, продолговатые цветки.
   Стебли царапали руки, маленькие колючки то и дело кололись. Сорвав всего несколько цветков, Марк выругался и принялся дуть на поколотые руки.
   - Ты уже всё? - Маргарита улыбнулась.
   Но Марк только щёлкнул пальцами и стебли стали друг за другом обрываться, а дальше они складывались рядом с Маргаритой.
   - Мне вот интересно, всё чародеи такие лентяи? - спросила она, улыбнувшись.
   - Думаю, да. Зачем наклоняться, если за тебя это может сделать магия...
   - Тоже верно... Я слышала, вы хотите уходить?
   - Да, нужно до зимы успеть...
   - А куда вы спешите?
   - К Вороньему гнезду... Постой... Разве Ян тебе совсем ничего не рассказывал? Я же вроде месяц здесь провалялся.
   - Ян? - Маргарита выпрямилась, поправила золотистые локоны, падающие на лицо. - Нет... Он любит поговорить. Балабол ещё тот... Такого попробуй перебить... Но о вашем пути он не рассказывал... Так что это за Воронье гнездо?
   - Честно говоря, я и сам не знаю... Мой учитель отправил меня туда. Говорит, что там меня научат управлять магией.
   - Магии долго учиться нужно... Наверное... несколько лет там будешь...
   - Сколько, я точно не собираюсь там сидеть... - стебель растения вдруг упал, не долетев до сумки. Марк застыл в нерешительности. - А ты никогда не думала уехать куда-нибудь подальше?
   Маргарита перестала собирать травы и внимательно посмотрела не него: - Знаешь, с тех пор, как началась война, я почти каждый день об этом думаю.
   - А если я предложу уехать со мной, когда вернусь?
   Маргарита просверлила его своими зелёными глазами. Несколько мгновений они стояли и молча смотрели друг на друга.
   - Тогда, я возможно соглашусь, - нарушила она тишину и улыбнулась.
   Весь оставшийся день Марк провёл, вместе с Маргаритой. Так и продолжали гулять по полю, даже после того, как сумка уже заполнилась.
   *****
   Не доходя к деревне, Марк поднял сухую ровную палку и стал опираться на неё, прихрамывая.
   - Ты чего? - удивился Ян.
   - Да чтобы интереса не вызывать, - Марк накинул на глаза капюшон плаща, который он взял у травницы.
   - Чего ж бояться-то? - искренне удивился Ян.
   - Маргарита говорила, что здесь стоят остатки той бригады, которую мы разбили под Прекрасным Портом. Я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь меня узнал.
   - Думаешь, они на твою рожу во время боя смотрели? - ухмыльнулся Ян. - На это в бою смотрят в последнюю очередь... Слушай, а куда мой меч делся? Я всё поле обыскал, но не нашёл.
   - На поле валяется.
   - Вот чёрт! Что ж ты не забрал?
   - Хорошо. В следующий раз я буду спасать твой меч, а не тебя...
   - Да что ж за... Видать забрал кто-то. - нахмурился Ян.
   Марк окинул взглядом друга, и прихрамывая, потопал в деревню с развевающимися флагами империи. В деревушке было на удивление тихо. Ни тебе весёлых криков, доносящихся с корчмы, ни детишек бегающих по двору. Все как будто вымерло. Лишь стояли двое солдат возле входа, да бегали несколько гусей по дороге. Завидев приближающихся путников, они растопырили крылья и бросились в разные стороны. Один из солдат лениво окинул их взглядом, но ничего не сказал. Второй лишь положил руку на рукоять меча, давая понять, что в случае чего им несдобровать.
   Марк притормозил, заметив движение солдата. Но тот лишь махнул рукой и рявкнул что-то на своём языке.
   - Мне вот интересно. Хватит монет для лошадей? Всё очень сильно подорожало, - спросил Ян, отходя подальше от солдат.
   - Сейчас увидим... Постой, - прервал его Марк, услышав какой-то шум в корчме.
   Дверь местной пивнушки вдруг резко отворилась и на дорогу выбежала девушка в старом платье и упала перед порогом. Следом за ней с двери показался пьяный солдат, с раскрасневшейся от выпивки рожей и стал, расставив руки в боки.
   - Шлюха! - рявкнул с заметным акцентом тот и продолжил кричать на своем языке. Это, наверное, было чуть ли не единственное слово, которое он выучил. Схватив девушку за волосы, он потащил её за корчму.
   - Вот сволочь, - промолвил громко Янислав, чтобы Марк услышал его за криками девушки. - Был бы у меня меч, я бы ему устроил... Ладно. Пошли, найдём коней и сваливаем отсюда.
   - Меч в руках удержишь? - спросил Марк.
   Ян удивлённо посмотрел на друга и кивнул утвердительно.
   Марк поднял руку. Следом за этим с ножен солдата стал выползать меч. Солдат остановился и перепугано уставился на меч: - Эее... - протянул он, наблюдая, как меч вылетел и полетел в руку Яну. Тот ловко поймал и перехватив его двумя руками, побежал к солдату. Тот выпустил волосы девушки и развернулся, чтобы бежать. Но Марк успел вскинуть руку. Солдат подлетел и упал на старую тележку, разбив её в щепки.
   Двое солдат у входа в деревню вынули меч из ножен и побежали к ним.
   - Повоюем немножко, - ухмыльнулся Ян, поудобнее перехватывая меча.
   Вдруг открылись двери в корчму и из неё один за другим стали выходить солдаты. Вскоре они заняли весь дворик, вытаскивая на ходу свои мечи. При этом солдаты все ещё продолжали выходить на улицу.
   - Да чтоб тебя! Здесь целая дивизия что ли?! - выругался Ян и бросил меч себе под ноги, когда уже насчитал три десятка солдат.
   Марк тоже сплюнул и опустил руки, наблюдая, как их обходят со всех сторон. Ещё за секунды Яна скрутили, а Марку дали кулаком по голове, повалили лицом в землю и крепко связали руки за спиной.
   ****
   Скрипнули старые, ничем не смазанные завесы двери, впуская их внутрь помещения. Одного за другим их затолкали пинками в небольшое помещение, освещаемое маленькой лампадкой на большом дубовом столе. За ним сидел офицер со строгим, обветренным лицом, фигурной бородкой и чёрной, густой шевелюрой. Он привстал, поправил ремешки на нагруднике и сделал невнятный жест рукой. После чего солдат кивнул и вышел за дверь.
   Когда дверь за ним закрылась, офицер сел обратно на стул и положил руки на стол.
   - По законам военного времени, - начал говорить офицер, с заметным акцентом. - За нападение на солдат, нарушителям полагается казнь, - он сделал паузу, будто вспоминал, как именно нужно казнить. - Через повешение...
   - И твои псы тянули нас через всю деревню, для того, чтобы ты официально нас казнил? - возмутился Ян, пытаясь пошевелить связанными руками.
   - Во всем должен быть порядок, - сказал офицер. - И в дисциплине, и в повешении. Во всем. Это залог сильной армии и государства...
   - Ты хоть знаешь, что твой, как ты говоришь солдат, хотел сделать с девушкой? - спросил Ян.
   - Знаю. И солдат этот уже наказан за неподобающее поведение.
   - А нас значит на виселицу... - разозлился Ян.
   - Да. Таковы законы...
   - Мы до сих пор не в петле, а ты, как тебя величать не знаю, пытаешься завязать с нами диалог, - перебил его Марк. - Что ты от нас хочешь? Или это у вас так принято мучить всех приговорённых к смертной казни, вашими рассказами о дисциплине.
   - Не говори так быстро, - ухмыльнулся офицер. - Я ещё не слишком хорошо владею вашим языком... Но в кое-чем ты прав.
   Офицер встал из-за стола и пришёлся по скрипящему полу.
   - Вы друзья? - задал вопрос он, после недолгого прохаживания по комнате.
   - Вроде как, - ответил Ян.
   - Это хорошо. Так вот, бывают моменты, когда от законов нужно отступить для блага королевства...
   - Постой, ты на взятку напрашиваешься что ли? - перебил его Ян.
   - На что? - удивлённо спросил офицер.
   - Ну, мы тебе монеты заплатим за наше освобождение.
   - Ваши монеты после казни всё равно пойдут в казну... Меня это не интересует. Я хочу вам предложить поработать.
   - Чего ты хочешь? - спросил Марк, которого уже утомила болтовня.
   - Четыре дня назад пропал мой разведчик, - начал рассказывать он, сразу при этом немного разволновавшись. - А вчера пропала целая группа. Я бы не переживал ещё за солдата. Заблудился в незнакомой местности, может, в болоте увяз, или же дезертировал - такое бывает. Но вот потеря отряда из шести человек - это уже серьёзное дело. За такое по голове не погладят... Мы их всю ночь искали.
   - Ну и как? Нашли? - без особого интереса спросил Марк.
   - Нашли. В лесу за деревней, по деревьям раскиданных.
   - Может зверь какой напал?
   - Да кто ж так их растерзать то мог? Волки, медведи? Нет, не убили они бы шестерых. Все при оружии были... Ещё и таким образом. Думаю, здесь виновен кто другой. Простой волк так не сможет.
   - А кто сможет? - спросил Марк.
   - Это предстоит узнать тебе. Ты же чародей? Верно? А как найдёшь - убей зверя!
   - Что? Но я не охотник. Я и магией то с трудом пользуюсь! - возмутился Марк.
   - И ещё одно, твой друг останется здесь.
   - Но он отличный следопыт и хороший боец...
   - Будет тебе и следопыт, и боец.
   - Почему я? Если со зверем не справились шестеро, то ты думаешь, что у меня получиться?
   - Если хочешь, чтобы твой друг не болтался на дереве, то ты выполнишь задание.
   - Но...
   - Прекратить разговоры! - скомандовал офицер, поднимаясь. Затем он отдал команду на своём языке.
   Сразу за этим в комнату заглянул солдат и вывел их с комнаты. Яна отконвоировали в дальнюю комнату и заперли его там, а Марка вывели на улицу. Солдат усадил его на лавку, возле дома и стал рядом, положив руку на рукоять меча.
   Ожидание длилось недолго. Вскоре к ним подошли двое: один солдат в доспехах, а второй гражданский, одетый в толстый, прочный плащ и коричневые штаны, заправленные в высокие, кожаные сапоги, в которых был воткнут кинжал, небрежно закрытый штаниной.
   Конвоир поприветствовал подошедших и ушёл.
   - Я Милош, - протянул ему руку лучник. - Местный охотник, а это - Валес Кемиль - наш переводчик, он поедет с нами.
   - Будет со зверем говорить? - спросил Марк.
   - Очень смешно. Собирайся. Пойдём.
   *****
   Лошади неспешно шагали по виляющей между деревьями лесной дороге, выбивая копытами щебень, лежавший на дороге. Со старых деревьев сыпались пожелтевшие листья, покрывая ковром дорогу. А ветер все никак не успокаивался, продолжая осыпать листья на них, словно лепестки роз на королей. Свежий воздух, подгоняемый ветром, обдувал лица всадников, охлаждал нагревшиеся доспехи, одежду и сапоги, спасая их таким образом от жары.
   Когда на дороге показалась деревянная статуя богини Бажены - покровительницы урожая и плодородия, Валес вдруг дёрнул за поводья. Лошадь послушно остановилась. Милош также потянул поводья, но его лошадь стала на дыбы. Марк, у которого руки были все ещё связанные, лишь чудом не потерявшийся на дороге, теперь сполз с лошади и упал лицом в дорожную пыль.
   - Стой! - прикрикнул Милош на кобылку, с трудом удерживаясь в седле. - Ты там как? - спросил охотник, спешиваясь с лошади.
   - Все нормально, - пробормотал Марк, выплёвывая листья с пылью. - У нас на юге так принято спешиваться.
   Милош помог подняться чародею и подошёл к солдату: - В чем дело? Что там впереди твориться?
   - Ничего. Все в порядке... - с сильным акцентом едва выговорил Валес. - Вы как знаете, а я ухожу...
   - Ты чего?
   - Даже если найдём мы зверя, что дальше? Шестеро не справились... Даже если чародей его одолеет, всё равно мне командир не даст нормальной жизни.
   - Что же ты такого натворил? - спросил у него подошедший Марк, пытаясь отплеваться от песчинок во рту.
   - Да с женщиной он меня застукал...
   - А вам что, в армии с девушками нельзя? - Марк улыбнулся.
   - Да нет... Просто женщина была его, - замялся солдат. - Я попробую домой вернуться... Ладно. Бывайте! - Валес козырнул им и пришпорил коня. Лошадь заржала и поскакала галопом, виляя между деревьев.
   - Что же ты его не остановил? - возмутился Марк. - Чем мы теперь зверя будем бить?
   - Храбростью и отвагой, - ответил ему Милош и быстрым движением невесть откуда появившегося клинка, перерезал Марку верёвки. Тот отскочил с перепугу, но лезвие все ровно полоснуло по тонкой, хлипкой верёвке, освобождая его руки от пут.
   Марк потёр занемевшие руки. Его взор упал на деревянную статую, выдолбленную с берёзки. Резкие черты лица, скошенные брови и выпученные глаза. Такой не стыдно и ворон в огороде пугать.
   - Что дальше делать будем? - спросил его Марк, не отводя взгляда от творения местных умельцев.
   - Следы искать, - резко ответил Милош и повёл кобылу за собой вдоль дороги. Не доходя до деревни, он свернул в лес и стал двигаться одному ему известной дорогой.
  Не прошли они и сотни метров, как вдруг лошадь резко рванулась, встала на дыбы и поскакала вглубь леса.
   - Куда ты окаянная! Что это с ней? - спросил Милош, ни к кому конкретно не обращаясь.
   - Зло чувствует, - ответил Марк. - Животные в этом деле больше нашего разбираются.
   - Зло она почувствует, когда я её кнутом оприходую, скотина эдакая...
   - Я говорю о магии...
   - А... То-то она тебя сбрасывала, да ещё и удрала.
   - Нет, я не колдовал, у меня руки были связаны... Посмотри... - Марк указал на вытоптанную траву на полянке.
   - Ага. Вижу и слышу... - Милош осторожно наклонился в сторону полянки. Достал лук и вложил в него стрелу. С сухим треском натянулась тетива, после чего оба застыли на месте.
   Некоторое время было слышно только, как ветер шумит в верхушках деревьев, да поют запоздавшие с перелётом птицы. Но вскоре к ним присоединился ещё один звук. Сначала невнятный, а потом все больше и больше похожий на человеческую речь.
   - Да не волк это был, не волк! - донеслась к ним слабая, но вполне внятная речь.
   - Ты как напьёшься, то собственную рожу от свиньи не отличишь, а тут ночь безлунная, а он волк...
   - Не пил я! Не пил тогда! Боги свидетели! Большое что-то было... Как будто олень лесной.
   - Олень что ль наших коров утащил?!
   - Да может, конечно, и не олень. Но здоровая гадина...
   - Вот скажу я в корчме, чтобы тебе больше не наливали, а то белая горячка тебя нынче пробрала.
   Голоса ставали все громче и громче, а вскоре за деревьями показались и ихние обладатели - десяток крестьян с вилами, косами, топорами. Почти все как один в старых штанах да белых сорочках, которые они наверняка с детства не меняли, а лишь новые латки на них шили, закрывая дыры.
   Милош отпустил тетиву, а затем и стрелу в колчан прибрал: - Пошли дальше, - сказал он, выпрямляясь.
   Но Марк его не послушался, пошёл навстречу крестьянам.
   - Чародей! Куда ты попёрся! - прикрикнул на него Милош. Но Марк его проигнорировал. Зато услышали крестьяне. Они остановились, застыли, вытягивая шеи и пытаясь разглядеть незваных гостей.
   - Здравствуйте, добрые люди! - поприветствовал крестьян Марк.
   - И тебе здравия доброго, сударь, - ответил ему крестьянин с округлым, раскрасневшимся лицом, покрытым веснушками.
   - Куда путь держите? Ловите кого? - спросил Марк.
   - А тебе то дело какое! - зло ответил худой, как высушенная треска мужик. - На поле идём, урожай собирать! И ты иди себе! Да нам не мешай!
   - Урожай собирать? - ухмыльнулся Марк. - С топорами да вилами? Иль вы этой весной деревья сеяли, аль кусты какие.
   - А хоть бы и так. Вали давай!
   - Да я просто слыхал, что чудище у вас завелось...
   - А может и завелось! Какое тебе дело до нашего чудища! Это волк, наверное, заблудший припёрся в нашу деревню! Сами справимся!
   - Постой... - прервал его толстый. Он поправил своего соломенного брыля и загнал топора в поваленный клён. - Есть у нас такое... Кто-то вчера трёх коров утащил. Трёх! Пёс бы его подрал... Думаем, волки завелись.
   - Волки... Херелки, - возразил один из мужиков, выпучив глаза. - Говорю же вам! Здоровая тварь там лазила! Я сам видел!
   - Ты как напьёшься, так тебе постоянно такое мерещится, - засмеялся один из мужиков. Остальные тоже засмеялись.
   - Да нет же, говорю вам! Моя бабка, ещё когда я мал был, рассказывала, что в Фермондовой пуще чудище водилось... Здоровое, лохматое, с два человеческих роста... И воровало оно там коров, быков, поросят и коз, и кур с собаками тягало, а ежели человек попадётся, то и им не побрезгует...
   - Сдаётся мне бабка твоя тоже чаркой не брезговала, - засмеялся один мужик и снова вся толпа рассмеялась.
   - Да волки это, волки! Волки вытягали коров... - сквозь смех промолвил толстяк, поправляя брыль.
   - Эти волки вчера разорвали шестерых солдат, - прервал смех Марк. - Да так, что их потом по всем деревьям собирали.
   Мужики перестали смеяться. Они переглянулись и с недоверием, и едва заметным страхом в глазах, уставились на Марка и подошедшего Милоша.
   - Чародей правду говорит, - подтвердил охотник.
   - А что же делать теперь? Ежели это чудище к нам повадилось, - протянул толстяк.
   - Идите домой! - ответил ему Марк. - Если с ним шесть солдат не управились, то шайка крестьян тем более не сдюжит. Так что проваливайте, ежели жизнь дорога.
   - Нельзя домой, - сказал мужик, который рассказывал о чудище. - Бабка говорила, что тогда все окружные деревни вымерли, когда оно к ним повадилось. Надобно ему отпор дать.
   - Вот иди и давай, - ответил толстяк. - А мы, наверное, перенесём наш поход. Что-то мне моя шкура более дорога, чем тех коровок. Пошли мужики!
   Один за другим крестьяне стали разворачиваться и уходить, с опаской посматривая на лес.
   - Если бы ты не открыл рот, у нас был бы ещё десяток людей, - зло прошипел охотник, пододвинувшись к Марку.
   - Я сомневаюсь, что они дрались бы, если бы вместо волка на них напал монстр... А ты что тогда поддакивал?
   - А что им уже скажешь, когда ты язык за зубами не удержишь. Так хоть бы понаблюдали бы за чудищем, посмотрели.
   Марк только махнул рукой: - Эй! Постой! - крикнул он мужику, который им рассказывал о чудовище. Тот вопросительно посмотрел на него, ожидая, что-то ещё скажет: - Ну чего тебе? - протянул он, оглядываясь на уходящих мужиков.
   - Расскажи мне побольше о том чудище. С чего ты решил, что это именно оно? - спросил его Марк.
   - А чего решать тут. Говорю же, схожая зараза вёрст за шесть десятков обитала... А рассказывать то что? Я уже все рассказал... Бабка говорила, что его нам боги за грехи наши послали.
   - Неплохо так нагрешили же ваши соседи.
   - Да какие там соседи. Бог помиловал. Через три деревни он бродил.
   - Ладно, иди уже, сказочник, - отпустил его охотник.
   - Да и как знаете. А вы на него охотитесь что ли?
   - Ага, ищем, хотим посмотреть, что за чудище такое, - ответил Марк.
   - Вот и отлично. Пусть вам боги помогут в вашем нелёгком деле.
   - Вали уже давай! - прикрикнул на него Милош.
   Мужик кивнул и поспешил за остальными.
   - Ну, пошли, посмотрим, на чудище лесное, - сказал охотник, осматривая заросли в лесу. - Главное, чтобы мы ошибались и это не оборотень был, а волк залётный.
   - А ты что, на оборотней охотился? - удивился Марк, топая за охотником.
   - Приходилось...
   - Мы ещё на опушке леса, идти далеко. Так может, расскажешь?
   - Может и расскажу... Нашёл. Смотри, - Милош наклонился и провёл пальцами по опавшим листьям. - Вот. Смотри. Здесь тащили, что-то тяжёлое... А вот здесь трава примята так, будто здесь кто кувалдой ударил... Ох сука не волк это оставил, след такой...
   - Так ты следы нашёл? Неплохо.
   - А что их искать? Даже самый засранный охотник, если захочет найти зверя, то пойдёт по его следам. Только вот как они сами след не разглядели... - Милош смачно сплюнул. - Слушай. Давай иди за мной, ступай аккуратно. Наступишь на ветку - получишь по башке.
   - Не забывай с кем говоришь. Если я взмахну рукой, то ты получишь по лбу вооон тем деревом, - Марк указал на самое старое и одновременно самое большое дерево в округе.
   - Ладно, тогда переформулирую. Иди тихо, если жить хочешь.
   Некоторое время они шли молча, руководствуясь вмятинами на траве, да по раскиданным листьям.
   - Так что там с оборотнем? - спросил Марк, не выдержав тишины.
   - А? Тише говори, - прошептал Милош.
   - Говорю, расскажи об оборотне. Ты говорил, что охотился на него, - прошептал Марк.
   - А... Да, было такое дело. Я обычно таким не занимаюсь, волков, собак одичавших, да изредка медведей на шкуры спускаю. Но один раз, - Милош вдруг присел, внимательно всматриваясь в лес. - А нет, показалось. - сказал он и пошёл дальше, осторожно ступая по жёлтым листьям. - Так вот. Раз мы с напарником побывали в Гнильцах. Там хутор маленький, изб так на шесть вроде-как. Старики одни да старухи, детей даже почти нету... Мы пришли к старосте. Мол, вы объявление писали, что волк тревожит? Тот говорит, что да. Дал даже монеты наперёд, восемьдесят медяков. Для хутора это огромные деньжищи. Мы и спросить не подумали, что к чему, думали старик головой тронулся. Так мы деньги то взяли и пошли, хорошо хоть на поляне старика встретили с хутора, он грибы собирал. Так старик нам тот и поведал, что мол волк не обычный, а это человек в него обращается. Вот тебе и приехали. Деньги взяли получается. Вернёшь - оклеветает, что мы не профессионалы, а потом хрен где подработку найдёшь. А на оборотня идти страшно. Но что поделать. Стали мы вспоминать, что такое оборотни эти, кто что в сказках каких слышал. Ведас, друг мой говорит, мол слыхал, что против оборотня серебро помогает. Вот мы и пошли, почти все монеты потратили на маленький серебряный ножик. Естественно таким и бриться не получиться. Так мы его расплавили и наконечников для стрел наделали, тоже не за просто так естественно. И вот полночь, мы сидим у пещеры, где тушу быка нашли. Темно, холодно, ветер завывает так, что и дивизию приближающихся солдат не услышишь. Мы голодные, злые, монеты почти все до одной потратили, уже и не рады, что за дело взялись. Сидели мы так недолго, к счастью вскоре мы заметили мужика, который подошёл к пещере. И вот же беда, мы незнаем - оборотень это или нет. Да, он явно ненормальный, раз в полночь у пещеры ошивается. И тут получается, и в обычного человека стрелять не охота, но с другой стороны, ждать, пока он в волка обернётся, тоже не желаем. Да и если мы обычного мужика притащим на хутор, то могут не поверить. Пока сидели, ждали, пока ругались, когда оказалось, что мой друг припрятал серебряный кинжал и не сказал. Говорит, не хотел, чтобы его на стрелы расплавили. В общем, сидим мы на дереве, вполголоса ругаемся, оборотень наш самогон пьёт. Вдруг видим, свет вдали и приближается к нам. Через время оказалось, что это кобыла с повозкой, а на телеге шестеро мужиков, бандитской внешности.
   - И что дальше? - с интересом в голосе спросил Марк, которого данная история очень даже заинтересовала.
   - А ничего, они быка разделали, закинули на телегу и убрались, - продолжил рассказ Милош. - И тут самое интересное, выходит этот оборотень наш и что-то тянет за собой. Смотрим, а он волчью шкуру притащил и залазит в неё, ремешки подвязывал и на хутор...
   Марк засмеялся: - Нормальный оборотень такой.
   - Ага. Чудака того мы потом догнали, в хутор притащили, а там ещё до рассвета и повесили... Но слыхал я о Бересянском оборотне. Мне охотник один рассказывал, что его знакомый охотился раз на такого. Этот зверь три деревни подчистую сожрал, а соседние пришлось людям покинуть. Так вот ещё когда люди не ушли, охотник выследил зверя. Говорил, в полночь они с другими охотниками лес прочёсывали, их там чуть ли не вся деревня собралась. Так вот пробирается он потихоньку по лесу и вдруг видит - огромный, больше на голову самого высокого человека, кожа белая, а шерсти то и почти нет, когтищи здоровенные, такими можно даже коня пополам перерубить, лапы здоровенные, клыки - ну очень большие, а глазища, словно угольки в темноте горят. Так знакомый тот оттуда так драпал, что и за монетами не зашёл. А ведь он не трусливый, даже на медведя с ножом ходил, а как тварь ту увидел, так и убежал. Потом он уже узнал, что с тех охотников тогда человек двадцать не вернулось. Тогда вся деревня и ушла, а с ними и окрестные крестьяне... Вот я теперь тоже боюсь, как бы нам такой оборотень не попался...
   Марк ему ничего не ответил, он только лишь вздохнул, представив, что их там может ждать впереди. Некоторое время они шли молча, но вдруг Милош замер, внимательно уставившись в кроны деревьев, покачивающихся под порывами ветра и лапками маленьких белок, таскающих в лапках шишки.
   - Слышишь? - спросил Милош, склонившись об дерево, и принялся вытряхивать сорняки с сапогов.
   - Ни хрена, - подытожил Марк, после попытки услышать что-либо, кроме скрипящих веток, да шума листьев с травой.
   - А должен был услышать пение птиц как минимум. Чувствую, мы уже пришли.
   В полной тишине они пошли дальше, говорить теперь уже не хотелось. Вскоре ноги стал окутывать туман, а в лесу потемнело. Солнечные лучи никак не хотели доходить через густые листья верхушек деревьев, теряясь где-то вверху.
   С глубины леса вдруг раздался глухой рык. Сидевшие на ветках вороны взлетели над лесом, размахивая своими чёрными, как уголь крыльями. Перепуганный рыком Милош, присел и вскинул лук, приготовившись всадить стрелу в того, кто зарычал. Марк тоже испугался и спрятался за дерево, повторяя про себя единственное заклинание, которым он неплохо научился пользоваться.
   Неведомый зверь снова зарычал, а затем всё затихло.
   Через несколько минут подал голос Марк: - Ну что? Пошли, поглядим? - спросил он, посматривая вдаль старых деревьев, окутанных туманом и темнотой.
   - Ох, нехорошее же место, - отметил Милош, осторожно ступая дальше. - Только посмотрим. Если гадость там какая необычная - сразу валим.
   Густой, как молоко туман окутывал ноги до самых колен. Обволакивал и скрывал все звуки. Пожелтевшие листья падали в него и тонули, беззвучно исчезая в белёсых волнах. И вдруг эту идиллию разорвал громкий треск. Сухое дерево со страшным хрустом преломилось словно спичка. Оба сразу же отпрыгнули за деревья. Марк осторожно выглянул из-за кроны дерева, пытаясь рассмотреть неведомое существо. Сначала к нему стали доноситься глухие шаги. Что-то огромное не спеша топало к ним. Сперва ему показалось, что вдали стоит большой валун. Но тот как будто медленно покачивался, а через несколько мгновений тот валун вышел из тумана. Огромный, как бык, с чёрной, антрацитовой шерстью, с большой пышной холкой, как у лошади. Его передние ноги были в несколько раз больше задних. Именно громадной передней лапой он наверняка и сломал дерево. Но больше всего Марка и удивила, и испугала одновременно, его голова, плоская, как у быка, вот только ноздри были слишком маленькими, оба глаза были закрыты, но это ему явно не мешало. Зверь открыл пасть и зарычал. С его пасти вырвался клубок пара, открывая взору большие клыки, больше похожи на волчьи.
   - Вот сука, попали мы... - медленно промолвил Милош. - Уходим. Тихонько только.
   Громадный зверь вдруг повернулся прямо к дереву, за которым спрятался Милош. Его маленькие ушки повернулись к двум людям, спрятавшихся впереди. Зверь издал громкий рык и пошёл в их сторону, ломая сухие ветки, и выворачивая вместе с корнями молодые деревья и кусты.
   Охотник удивлённо приоткрыл рот: - Да как ты узнал! - зло промолвил тот, а затем вышел из-за дерева и выпустил стрелу. Она звонко свистнула и улетела в сторону зверя, но не попала в него. Застряла в дереве.
   - Да что ж за! - крикнул Милош и снова выпустил стрелу. Но и она пролетела мимо. - Вот чёрт, как будто морок какой на меня нашёл, - промолвил он, продолжая выпускать стрелы одну за другой. А зверь тем временем зарычал ещё громче и стал идти прямо на них, постепенно разгоняясь.
   Одна из стрел попала ему в ногу, но зверь даже не остановился, а продолжил бежать к ним. Куски земли разлетались и вылетали из-под его копыт, подлетая над одеялом из тумана.
   Зверь уже практически достиг цели. Милош бросил лук и прыгнул в сторону, чтобы спастись от копыт. Но это у него вряд ли бы получились. К его счастью, Марк поднял руки и крепко сжал их, а затем бросил что-то невидимое на зверя. В ту же секунду большое, сухое дерево, склонившееся от возраста, со страшным скрипом сломалось и полетело прямо на него, повалив зверя на пол. Затрещали ломающиеся то ли кости, то ли ветки. На секунды все затихло, но затем ветки снова стали трещать и подниматься.
   - Вот блин! Чародей, прибей его! - крикнул Милош, поднимая лук. Он снова вложил стрелу и выпустив её в мохнатую шею. Стрела попала прямо в цель. Зверь сразу же рванулся, освобождаясь, и страшно зарычал. От этого рыка хотелось бежать не оглядываясь, куда глаза глядят.
   Марк с трудом совладал с собой, снова приготовился повалить ещё одно дерево, но зверь побежал прямо на него. Видя, что он не успеет, чародей поднял руку и про себя прошептал заклинание. Пожелтевшие листья с ветками разлетелись в стороны. Сильный удар пришёлся по зверю, тот упал на одну ногу, но сразу же поднялся и снова кинулся на чародея. Марк бил его заклинанием не переставая. Стрелы с завидной регулярностью застревали в чёрной шерсти. Но все же зверь опережал заклинания, все ближе и ближе подбираясь к чародею. Марк уже мог разглядеть его огромную башку, которая завораживала и лишала всякого желания сопротивляться, его большие клыки, по которым стекала слюна и огромные копыта. Такими лапищами человека раздавить не составит проблем.
   - Беги, - крикнул Милош и в тот же момент под ноги быка упал маленький, кожаный мешочек. Он то и развеял морок. Увидев, как огромное копыто вдавило мешочек в землю, он отпрыгнул и покатился по склону холма вниз, вместе с опавшими листьями, полностью скрывшись в густом тумане, в котором дальше своего носа ничего не было видно. Тем временем наверху прогремел взрыв. Яркая вспышка осветила на доли секунды туман, зверь громко зарычал, а на голову Марка посыпались листья и куски земли с ветками. Марк хотел было выбежать с тумана, но ему стало страшно, что выбежит прямо на зверя. Но все же он решил рискнуть и побежал наверх. Только ему удалось выбраться на холм, как вдруг раздался громкий крик, и всё затихло. Марк от ужаса отпрыгнул, скатился обратно и принялся бежать. Ему хотелось убраться подальше от чудовища. Но далеко убежать он не успел. Совсем рядом, в тумане глухо гупнуло и стали раздаваться глухие шаги. Зверь топтался неподалёку, неспешно рыскал по туману, то приближаясь, то ненадолго отдаляясь, чтобы снова подобраться. В какой-то момент рядом с Марком с тумана выплыл огромный силуэт. Чародей без раздумий ударил по нему заклятием и побежал, не обращая внимания ни на рык и топот, ни на то, что он может удариться о дерево, ни на то, что он не знает, куда бежит. А страшный топот за спиной все нарастал и нарастал. Зверь его уже унюхал и теперь преследовал, не отставая ни на шаг, неумолимо приближаясь.
   Когда топот казалось, раздавался уже со всех сторон, Марк вдруг вышел с тумана, преодолев поваленное дерево и сразу же в него чуть было не врезался всадник. Марк только и успел разглядеть, что тот был в полных доспехах Альхельма, ровно, как и его конь. Всадник проскакал мимо него и скрылся в тумане. За ним показались и другие. Один за другим остальные всадники исчезли в тумане. Заревел зверь, который стоял совсем неподалёку, выдать меч всадника таки достал чудище. Марк выдохнул и хотел было помочь всадникам, но возле него фыркнув, остановилась лошадь, глядя на него из-под своих тяжёлых доспехов. Марк поднял голову и увидел всадника в доспехах, с блестящим мечом в руке. Он спрятал меч в ножны и протянул ему руку, закованную в доспех. Чародей ещё раз оглянулся на странную битву, где солдаты сражались со зверем, практически не видя друг друга и протянул руку своему спасителю. Тот помог ему залезть на лошадь, и они поскакали прочь от сражения, подальше от этого страшного чудища. Марк напоследок обернулся и не смог удержаться. Он направил заклинание на сухую, разлогую вербу и повалил её на зверя. Глухо гупнуло дерево в туман, после чего все затихло.
   *****
   В лагере, в который привёз их всадник, было полным-полно солдат, и все были заняты своим делом: одни тренировались, другие чистили доспехи, точили мечи, третьи выстроились в шеренги перед своими командирами. Сонные, как мухи солдаты, какими они были при прошлом посещении лагеря, теперь поголовно были заняты. Видно, что-то произошло. Интрига долго не продолжалась. Завидев всадника, к ним подошёл офицер.
   - Удалась ваша охота? - спросил офицер Марка.
   Чародей утвердительно кивнул и спрыгнул с лошади.
   - А я все думал, где я тебя видел, - продолжил разговор офицер. - Это ведь ты сражался в битве под Прекрасным Портом? Верно?
   - Нет, ты ошибся, - ответил Марк. - Ты обещал нас отпустить...
   - Знаешь, как говорит наш король - его величество Карл второй? Чародей, который не служит королевству - служит против королевства...
   Марка схватили за руки, вывернули их и принялись связывать верёвками.
   - Ах ты сволочь! - выкрикнул Марк, после чего его ударом ноги повалили на колени.
   - Я отправлю вас с другом королю, пусть он уже решает, что с вами делать. Нужны вы, или нет.
   Сразу после его слов, Марка повели к повозке, запряжённой лошадьми, закинули его как мешок с картошкой, а вскоре к нему привели и Яна, тот получил пинок в спину, и тоже упал рядом.
   - Поохотились? - спросил Янислав, пытаясь подняться.
   - Ага, - ответил Марк, поднимаясь и усаживаясь на лавочку.
   С обеих сторон залезли арбалетчики и наставили на них арбалеты. После этого лошадь тронулась.
   *****
   Ехали они несколько суток и добрались посреди ночи. Где они находились, было непонятно. Вокруг горели факелы, перекрикивались солдаты. Марку стало казаться, что он различает очертания замка, но разглядеть ему не дали. Он получил пинок в бок и упал с повозки в грязь. Следом за ним свалился и Ян, при этом громко выругался, и плюнул в солдата. Затем их взяли под руки и куда-то потащили, не особо заботясь о сохранности. Куда их тащили, Марк не видел. Лишь когда тёмная земля сменилась слабо освещёнными отшлифованными камнями и коврами, он захотел осмотреться, но тело его не слушалось, рук он уже не чувствовал, а ноги и голова нестерпимо болели, отзываясь жуткой болью на малейшее движение.
   Когда их наконец перестали тащить, и отпустили, они оба упали на пол безвольными куклами. Скрипнула дверь, затем их протащили через них. Марк с Яном по очереди ударились головами о порог и только тогда их подняли во весь рост.
   В глаза сразу бросилось, что они находятся в большом и просторном помещении с очень высоким потолком, с большой, подвесной люстрой, на которой горели свечи. Посреди комнаты за высоким столом, в большом кресле сидел мужчина в кафтане с длинными рукавами, расшитыми золотом, с большим ожерельем с драгоценных камней и золотым кулоном, размером с кулак. Рядом с ним стоял ещё один человек, но в более скромном убранстве. Завидев их, он подошёл к ним и окинул их взглядом.
   - Это король? - спросил Ян у подошедшего человека, кивнув на сидевшего за столом.
   - Король? Нет. Это его советник... Его величество не принимает таких оборванцев, как вы. Не надейтесь...
   - Ага... А я так надеялся... - с иронией в голосе ответил Ян.
  - Это ты чародей? - спросил он у Янислава. В его речи не было ни намёка на акцент. Видать, он довольно долго жил у них в королевстве, прежде чем поступить на службу врагу.
   - Нет, - ответил Ян, с трудом удерживаясь на ногах.
   - Ты чародей? - спросил он Марка, всматриваясь в него своим проницательным взглядом, пока не получил ответ.
   - Да, это я, - ответил Марк.
   - Будете работать на нас...
   - Да я лучше сдохну! - крикнул Янислав.
   - Хорошо, это мы можем тебе устроить, не чародей... Значит, тогда чародея в темницу, а этого повесить, - сказал тот и пошёл обратно к столу.
   Марк хотел было вырваться, но его снова схватили и потащили с этой просторной комнаты, прямо в темницу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4
   Старая, деревянная повозка, запряжённая лошадью, медленно катилась по дороге, скрипя и подпрыгивая на ухабистой дороге. За окнами, закрытыми решётками, виднелись тёмные тучи, с которых моросил дождь и высокие холмы. Именно под холмами сейчас проезжала повозка. На них росли деревья, с трудом удерживаясь за скалистую местность, щедро усыпанную валунами. Они лишь чудом держались на своих местах и не падали на проезжающих мимо людей.
   Янислав ещё раз, внимательно осмотрел мрачные пейзажи и отвёл взгляд от решётки. Он снова сел на деревянный пол, рядом с другими заключёнными. Все тело болело после, как ему показалось месяца в сырой темнице. Ещё и наутро их неплохо так отпинали. Переводчика им не дали, потому приходилось ладить с конвоирами при помощи тумаков, сделал неправильно - получи пинок, сделал правильно - тоже получи, профилактики ради.
   Ян потрогал вывихнутую руку и скрипнул зубами от злости и бессилия. С самого утра он ещё думал о побеге, но чем дольше они ехали, тем больше злость заменялась на безразличие. Ну, повесят, так ничего страшного - бывает.
   - Далеко ещё добираться? - спросил Ян у своего соседа - невысокого, нестриженного дядьки, с взъерошенными волосами и большой бородой, по которой бегали вши. Одет он был в старый, дырявый кафтан и такие же штаны. Ноги у него были обвязаны оторванными невесть откуда рукавами рубахи. Они-то и исполняли роль его сапог. На руках были татуировки, по которым было нетрудно догадаться, что он провёл немало времени в темнице. Заключённый посмотрел на него своими пустыми, водянистыми глазами серого цвета и открыл рот с выбитыми, гнилыми зубами: - Долго ещё, - сказал он и пристально уставился на относительно чистого и свежего собеседника.
   Янислав уже пожалел, что спросил у этого оборванца. Он отвернулся в другую сторону, но там сидел ничем не лучший заключённый и тоже с неподдельным интересом смотрел на него такими же бессмысленными глазами, полными злости, наверняка чего-то ожидая.
   - Нас сегодня повесят? - спросил Ян, пытаясь разрядить обстановку.
   - Все зависит только от твоего выбора, - неожиданно ответили ему твёрдым и уверенным голосом. Таким, будто этот человек не едет на виселицу, а лишь обычный попутчик, который скоро выйдет с повозки и отправиться по своим делам, насвистывая весёлую мелодию.
   Ян повернул голову к собеседнику и его брови поползли вверх от удивления.
   - Постой, ты ведь торговец башмаками, Дитмар? - удивился Янислав. - Это мы с тобой встречались на ярмарке... А за что тебя взяли? Ты же вроде бы простой сапожник.
   - Это не столь важно. Важно то, что я могу помочь тебе сбежать, - ответил Дитмар, лукаво подмигнув Яниславу.
   - Ненормальный что ль? Ты на решетки посмотри, такие и молотом не выбить.
   Дитмар только пристально посмотрел на него и снова ухмыльнулся.
   Только сейчас Ян заметил, что происходит нечто подозрительное. Оба оборванца, пожиравшие его взглядами, теперь сидели и с утомлённым видом смотрели по сторонам. Более того, один из них смотрел в окно перед собой, прямо сквозь сапожника и его это совсем не волновало. Они вдвоём будто бы стали невидимыми, как будто их здесь и не было.
   - Что происходит? - спросил Ян у сапожника, наклонившись к нему поближе.
   - Я хочу тебе предложить уговор, - ответил Дитмар, окинув его серьёзным взглядом.
   - Уговор... - протянул Ян. - Какой ещё уговор?
   - Я могу тебе помочь выбраться, а взамен ты сделаешь то, что я попрошу.
   - И чего же ты хочешь?
   - Помочь тебе, а об остальном ты узнаешь позже.
   - И как ты хочешь меня вытащить? - хмыкнул Ян, с грустью осмотрев толстые прутья, с которых была сделана решётка на окнах.
   Дитмар, видя нерешительность, хлопнул в ладони.
   В ушах зазвенело от наступившей тишины. Сидевший рядом с ним заключённый, приподнявшись над лавкой, вдруг будто завис в воздухе, с поднятой рукой. Остальные также замерли. Капли на стенах прекратили стекать по стенах, остановилась лошадь, а затем вдруг резко похолодало.
   - Так ты чародей? - спросил Ян, удивлённо осматриваясь. Он провёл рукой по замершей капле воды и снова уставился на сапожника.
   Дитмар только скривился.
   - Так что скажешь? Ты готов принять моё предложение? - спросил Дитмар.
   - Нет, на такое я не согласен. Сейчас ты меня спасаешь, а завтра уже придёшь, чтобы свою услугу получить...
   - Тебе лучше в петле оказаться, чем это?
   - Нет. Ты пробрался в повозку, и я тебе зачем-то нужен. Раз ты действительно чародей... Давай тогда три желания и точка... Сегодня ты меня спасёшь, а завтра убьёшь... Ещё захочешь, чтобы я тебе служил всю жизнь. Нет уж, - ответил Ян и уставился в окно, за которым зависли в воздухе падающие капли дождя.
   - Я тебе джин, что ли? - тихим, злым голосом спросил Дитмар.
   - Не я пришёл к тебе, а ты ко мне... Лучше уж в петлю, чем до конца жизни быть рабом.
   Дитмара перекосило. На секунду Яну показалось, что у сапожника сверкнули глаза, как у зверя в темноте.
   - Ну, хорошо, будут тебе три желания, - согласился Дитмар.
   - И выполню я твою услугу, когда седина покроет мои волосы...
   - Это все условия? - спросил Дитмар, достав яблоко с кармана кафтана.
   Ян утвердительно кивнул, рассудив, что на большее он может не согласиться.
   Дитмар отложил яблоко в сторону.
   - Итак, твоё первое желание? - спросил Дитмар.
   - Освободи меня.
   -Это понятно. Чего ещё? Лошадь, аль девицу красную? - ухмыльнулся Дитмар.
   - Ещё вытяни моего друга. Его Марк зовут. Ты видел его на базаре... Только это будет труднее... Он...
   - Я знаю, где он... А третье?
   Ян удивленно приподнял брови и задумался: - А над третьим я ещё подумаю, - сказал он после недолгих размышлений.
   - Ты думаешь, что ты его никогда не загадаешь? Ну как знать, как знать, - Дитмар засмеялся и трижды хлопнул в ладони.
   Повозку затрясло на неровной дороге, пошёл дождь, а заключённый, сидевший рядом с ним, почесал свою бороду и раскинулся на досках.
   - Опа, яблочко -произнёс мужик и потянулся за ним. В тот же момент дождь резко усилился. Прямо на повозку посыпались камни и промокшие листья. И тут громыхнуло, да так, что лошадь поднялась на дыбы, испугалась, свернула с дороги и понеслась прямо в лес, не разбирая дороги, ломая молодые посадки и кусты на опушке. Заключённые, сидевшие в повозке, попадали на пол и теперь их кидало со стороны в сторону.
   Вдруг лошадь резко повернула. Сначала за решёткой пролетело колесо, затем солдат, а потом и сама повозка перевернулась и упала на бок, прямо в болото. Холодная вода быстро заполнила повозку до половины, с головой покрыв заключённых. Ян с трудом выбрался с воды, и тут же в стенку что-то ударилось. Закричали солдаты, барахтаясь и пытаясь подняться. Ян, подняв голову, увидел, что в стене торчит стрела. За ней в их сторону полетели другие стрелы. Вскоре конвоиры затихли, наступила тишина. Заключённые тоже умолкли. Они сидели, как лягушки, высунув головы с воды. Только Янислав стоял, согнувшись у окна.
   Время ожидания тянулось очень медленно. Казалось целую вечность, пока тишину не разбавили лёгкие, едва слышные шаги.
   Сначала в окне показались добротные сапоги, чудом остававшиеся чистыми, несмотря на то, что они находились на болоте, а затем и лицо владельца этих же сапог: высокий, худой, с длинным, вытянутым, будто бы удивлённым лицом, носом, как у ястреба, уверенными глазами, с глубоким шрамом на щеке, проходившим через скулу. Он наклонился к окошку, поправив свой длинный плащ так, чтобы тот не падал в лужу.
   - Вот вы где, - ухмыльнулся незнакомец. - Сидите здесь. Вечером, на обратном пути мы вас выпустим. - сказал он и поднялся, придерживая рукой свой кожаный плащ.
   Повозка сразу же взорвалась шквалом криков. Узники стали кричать: кто просил их выпустить, кто обещал монеты за своё спасение, другие же просто матерились, проклиная всё, что только можно было.
   Незнакомец снова наклонился к ним и рассмеялся: - Выпускайте! - крикнул он. - Не тонуть же им в этом болоте.
   Сразу же после его слов по замку с большой силой ударили, и дверь немного приоткрылась, сразу же застряв в водорослях. Но этой щели хватило для того, чтобы туда сразу же ломанулись все заключённые. Ян выбрался одним из последних. Когда он вылез с ловушки, то увидел, что рядом стоит десяток человек с луками, нацеленными на них. У многих на одежде были вышиты гербы королевства - всадник на лошади.
   Когда все выбрались, незнакомец прошёлся перед заключёнными, внимательно осмотрев каждого.
   - Я командир партизанского отряда Злат Ставер. Кого за какие грехи на виселицу отправили?
   - А здесь все невиновные, - ухмыльнулся один из заключённых.
   - Все политические, - подтвердил второй.
   - Да, я вижу по вашим татуировкам, какие вы политические... Да уж... Мы-то думали, в повозке припасы, а тут подарок такой. И вот что с вами делать?
   - Понять и отпустить начальник, - подал голос мужик рядом с Яном.
   - Ладно. Даю вам выбор, либо вы будете воевать на благо королевства, либо же полезайте обратно в повозку. Я выпускать воров и убийц не хочу.
   - А вы не убийцы и не воры? Разница только в том, что вы это делаете за короля, а мы для себя, - улыбнулся немытый, бородатый малый.
   Злат поднял руку, и лучники приготовились стрелять. Заключённые переглянулись и начали шептаться. Первым вышел Ян и кивнул командиру партизан.
   - Эх, ладно. Подыхать, так уж лучше в бою, - наконец озвучил мысль всех остальных бывший сосед Яна.
   - Если убежите, либо... - начал говорить Злат.
   - Ясно, ясно. Вести себя прилично, руки не распускать. Идём мужики. Пожрать уже надобно, да и освобождение отпраздновать.
   - По дороге отпразднуете, -ответил Злат, и они медленно пошли вглубь болота по тропинках, известных лишь одним партизанам. Командир шёл первым, за ним несколько стрелков, а дальше заключённые, с лучниками в хвосте колонны.
   Некоторое время Ян молча топал за остальными, опустив взгляд в пол, а затем прибавил ходу и стал пробираться к командиру. Когда он добрался до лучников, один с них толкнул его, наставил на него лук.
   - Чего тебе? - спросил Злат.
   - Поговорить надобно.
   Командир осмотрел его с ног до головы, а затем кивнул головой, на место возле себя. Ян быстро подбежал и поравнялся с командиром.
   - Так чего хотел-то? - спросил Командир.
   - Расспросить... Об обстановке.
   - Обстановке? Если коротко, то все хреново...
   - А как с расстановкой сил?
   - Вражеские войска у ворот порта Адаманта стоят. Хотя я слыхал там наёмников наши наняли, но подробностей я не знаю... Не в курсе. А так, враги у реки, враги на севере... Пол королевства потеряли...
   - Ничего себе. И до севера уже добрались?
   - А ты с дуба упал, или контужен малость? Они вроде как за несколько недель север почти взяли. Блицкриг такой получился.
   - Не знаю я, что происходит. Я в отключке долго провалялся, после битвы под Прекрасным Портом. Да и к деревне так, только слухи доходили.
   Злат удивлённо поднял брови.
   Видно было, что его глаза загорелись одновременно и интересом, и уважением.
   - Не знаю почему, но я тебе верю. Так ты вместе с королём сражался?
   - Да, точнее не совсем... Я на одном фланге, а он на втором... Да просрали мы бой тогда...
   - Хех... Просрали. Да если бы не вы, то эта бригада обошла бы наших с тыла, и война бы закончилась очень быстро, а так считай фронт спасли, - Злат похлопал Янислава по плечу и подмигнул ему.
   - Может и так, - пожал плечами Ян.
   - Знаешь что? - тебя за такое к награде представить надобно. - Буду выходить на связь с командованием - сообщу о тебе. Как тебя зовут? Заодно наверняка узнаем. Сказочник ты, или герой.
   - Да ладно...
   - Не скромничай. Если ты говоришь правду, то это дела обязательное! - Злат многозначительно поднял палец вверх. - Тем более награда не только в повышении, а и монетой.
   - Там всех представлять к награде нужно... Правда в живых осталось человек двадцать, может...
   - Что ж поделаешь... Война, - Злат вздохнул и затих.
   - Слушай, - после недолгого молчания, продолжил разговор Ян. - А ты можешь разузнать кое-что об одном пленнике?
   - Говори, попробую.
   - Его Марк зовут, он чародей.
   - Марк, Чародей. Ладно, спрошу у Вейнца.
   - Генерала? Он здесь?
   - Нет... Он командует партизанским движением, которое организовал король Яков, старший сын короля Краймира... Мы с ним держим связь.
   - Ну, передай ему привет от меня, коль свяжешься. Может, тогда быстрее дело продвинется.
   - Чёрт побери, и генерала ты знаешь, и с королём бок о бок воевал... Ты точно обычный солдат?
   - Да я не совсем солдат. Мы оказывали поддержку в бою. А Вейнцу уже мы с чародеем призрака с его имения гоняли, оттуда и знаем его.
   - Мда уж. Ты держись возле меня. Вижу ты человек не простой... А то вот этих, - Злат кивнул на заключённых - Придётся в первую очередь в бою проверить, чтобы узнать чего они стоят... Можно им верить, или лучше исполнить приговор.
   Один из лучников вдруг поднял руку. Все сразу же остановились и пригнулись. Несколько мгновений, все прислушивались и всматривались, замерев на своих местах. Наконец из кустарника, метрах в трёхстах от них показался виновник остановки, с огромными, словно ветки деревьев рогами.
   Командир взял лук у одного из своих солдат, присел на одно колено и отпустил тетиву. Стрела свистнула, а затем попала оленю прямо в глаз. Тот даже дёрнуться не успел. Сразу же упал замертво.
   - Вот и ужин ребятам подоспел, - улыбнулся командир, довольный результатом стрельбы.
   *****
   Лагерь был довольно таки большой: десятки больших палаток, костров, повозок, забитых под завязку ящиками с различным скарбом и самое главное - десятки солдат, может быть даже сотни. Все они занимались своими повседневными делами: одни точили мечи, другие тренировались в фехтовании, третьи заготавливали дрова.
   Командир поручил выдать снаряжение заключённым и разделать тушу оленя, а затем пошёл в свою палатку, подозвав к себе Янислава.
   Командирская палатка ничем не выделялась на фоне остальных. Тот же старый брезент, привязанный к колкам, забитым в землю. Внутри тоже комфорта было мало. Десятки лежанок, несколько столов да стульев со снаряжением возле них. Пока Янислав с интересом рассматривал палатку, командир подошёл к столу, с разложенными на них картами местности, с фигурками, вырезанными из дерева на них, посредине которого торчал большой охотничий нож.
   - Ты с чем лучше управляешься? - спросил Злат. - Меч? Лук? Может арбалет?
   - Мне бы меча... - мечтательно протянул Ян.
   - Возьми в углу, - командир кивнул на меч возле крайней кровати. - Его хозяин уже за ним не вернётся.
   - Погиб в бою?
   - Нет, вышел до ветра и утонул в трясине... Намёк понял?
   - Куда уж яснее...
   Ян прошёлся мимо лежанок, взял меч в руку, провёл по нему пальцем и взвесил в руке: - Лёгкий какой, и острый...
   - Я себе хотел оставить, но раз у нас пополнение... Так что бери себе.
   - Тогда спасибо за подарок.
   От разговора их отвлёк шум. Возле палатки трое солдат матерясь, протащили большой котелок, с трудом двигая громадную, чугунную посудину.
   - Оленя будем варить. Мясо вялить, а с костей отличный бульон выйдет.
   - Вижу, у вас все в ход идёт.
   - А то! Грибы уже поднадоели немного, - сказал он и склонился на стол.
   Командир некоторое время перебирал карты, что-то в них смотрел, а Ян сел не лежанку и принялся поглаживать острие меча, с нетерпением ожидая, пока свариться олень. Вдруг в палатку забежал запыханный солдат.
   - Командир! Сообщение! - крикнул посыльной. - Срочное!
   - В чем дело? - спросил Злат.
   - Сообщение от командования... - солдат вдруг замолчал, пристально уставившись на Янислава.
   - Солдат, можешь говорить, - разрешил командир.
   Посыльной ещё раз посмотрел на Янислава, но все же начал говорить: - Командование приказало уничтожить обоз, движущийся неподалёку от нас.
   - Сколько у нас времени? - спросил командир, заглядывая в кружку с остывшим чаем.
   - До заката.
   - Вот зараза. Выходить придётся сейчас... Сколько их там и что везут?
   - Три сотни охраны...
   - Сколько? - вскрикнул командир и зашёлся кашлем, поперхнувшись чаем.
   - Три сотни, - пожал плечами солдат и принялся стучать по спине командира.
   - Где они сейчас? - спросил Злат, откашлявшись.
   - Всего пару миль от нас. Идут на север... Вот здесь они движутся, - солдат ткнул пальцем в линию на карте.
   - Хорошо, спасибо. Можешь идти отдыхать.
   - Есть отдыхать, - ответил посыльной и вышел с палатки.
   - Чем я их атаковать буду? У меня и двух сотен людей не наберётся Раненых наших много... - командир нахмурился и наклонился над картой. - Вот как ты думаешь? Где лучше всего напасть? - спросил он у Янислава.
   - Нападать на открытой местности бессмысленно. Я бы сделал засаду на вот этом мосту, - Ян ткнул пальцем в карту, указывая на место засады.
   - А ты неплохо разбираешься в тактике. Итак, нам сказано уничтожить обоз, а не охрану. Значит, мы сделаем, как ты сказал. Мы заложим взрывную смесь на мосту. Тогда нам хватит и полсотни человек для такого дела. Верно?
   - Ну, вроде да.
   - Значит, так и сделаем. Возьмём зажигательную смесь, что не взорвётся, то подпалим зажжёнными стрелами.
   На том и порешили. Командир быстро собрал отряд, в который вошёл Янислав и некоторые заключённые. В течении получаса они собрались и были готовы к выходу. Ян напоследок обвёл расстроенным взглядом большой котёл, и они отправились прямиком к месту засады.
   *****
   Большая, зелёная муха, кружившая над головой, наконец села Яну на руку. Только он собрался её прибить, как лежавший рядом боец чихнул, и муха полетела кружиться дальше над его головой.
   - Вот же сраная погода, - сказал солдат, вытирая нос.
   Ян осторожно выглянул, пытаясь разглядеть заключённых, которых командир отправил к большому мосту, сделанному с брёвен.
   Погода быстро портилась. На некоторое время дождь перестал идти, а теперь начал снова моросить, поливая полсотни солдат, скрывшихся в лесу.
   - Что ж они там так долго, - подал голос командир, выглядывая из-за дерева.
   - Может проверить? - спросил у него высокий, светловолосый солдат в длинном кафтане.
   - Ладно, давай, - дал добро командир.
   Солдат кивнул и побежал к мосту, пригибаясь.
   - Командир, костры готовы, - отрапортовал солдат, крутившийся позади.
   - Хорошо. Ждите моей команды! - ответил ему командир.
   - Едут. Они едут, - негромко крикнул кто-то из солдат. Все сразу же заметно напряглись и ещё сильнее вдавились в землю.
   Солдат, побежавший к мосту, наконец добрался к нему, но вместо того, чтобы спуститься, он развернулся к своим и перекрестил руки.
   - Видать, ты обосрался командир, - подал голос один из солдат.
   - Убежали... - зло протянул Злат. - Енот помоги ему...
   Солдат кивнул и побежал к мосту.
   - Плохая идея была - посылать заключённых с солдатами на такое важное задание, - прокомментировал кто-то сзади.
   - Знаю. Не доставай... Эта херь любит взрываться от любого чиха. Думал сберегу своих людей... Ладно, - ответил командир. - Внимание. Всем приготовиться! Стрелы к бою!
   Бойцы зашевелились. Забряцали доспехи и оружие. Выругался кто-то из солдат, рассыпав стрелы из колчана.
   Длинная колона, состоявшая с десятка повозок, украшенных вражескими флагами, медленно двигалась по вытоптанной дороге, прямо к ним. Чёрные, как ночь лошади, в тяжёлой броне, бодро перебирали копытами, подгоняемые кнутами погонщиков. Рядом с обозами действительно шагали сотни вражеских солдат, как и лошади, закованные с ног до головы в доспехи.
   - Это что же они такое везут? - спросил у командира Ян. - Что их здесь как мух навозных.
   - Вот это нам и предстоит узнать, - ответил командир, внимательно рассматривая колонну.
   - Готовсь! - скомандовал Злат, когда обоз подошёл к мосту. Сразу же после его слов один за другим стали зажигаться маленькие костры, разложенные заранее. Солдаты приготовились стрелять и поднесли стрелы к огню.
   Прошло несколько секунд ожидания. Колонна уже зашла на мост, но ничего не происходило.
   - Что-то случилось. Нужно проверить, - сказал командир. Партизаны настороженно переглянулись. Явно никто не хотел крутиться перед сотнями вражеских солдат.
   Ян посмотрел на не решительных товарищей и поднялся.
   - Ты куда? - спросил командир.
   - Проверю, - ответил Ян.
   - Ладно. Мы прикроем... Вот, возьми. Может потеряли, - сказал командир и протянул ему кремень с кресалом.
   Ян взял их и побежал, что есть силы к мосту. Вражеские солдаты заметили или его, или же огни в лесу и вся колонна остановилась.
   - Стреляй! - раздалось позади него. Сразу после этого засвистели десятки стрел и полетели прямо в повозки. Большинство попали в цель. Попадали солдаты, загорелись три повозки, в которые прилетела основная масса стрел. Но смотреть на это Яну было некогда. Он лишь обернулся раз на бегу, продолжая что есть силы бежать прямиком к обрыву. К счастью ему повезло, солдаты отвлеклись на лучников, укрылись щитами и пошли к стрелкам.
   С трудом, но ему удалось добежать. Не успев затормозить, Ян кубарем покатился с крутого обрыва и упал в реку. Быстро подскочив, он выбрался на берег, протёр рукой глаза и принялся осматриваться. Но тут же возле его ноги в землю впилась стрела. Ян машинально отскочил и тут же поднял взгляд на мост. Там арбалетчик уже заряжал болт. Понимая, что второй раз ему уже не увернуться, Ян захотел прыгнуть обратно в реку. Но его окрикнули. Только после этого, он заметил партизана по кличке Енот, со вторым солдатом, которые теперь выглядывали из-под моста. Ян сразу же побежал к ним. Енот натянул тетиву и резко выпрыгнув, всадил стрелу арбалетчику в шею. Тот вскрикнул и упал в реку.
   - Ну же давай! Не спи! - крикнул Енот.
   Как только Ян забежал, Енот снова резко выскочил и снова выпустил стрелу. Ещё один солдат упал с моста прямо в реку.
   - Что случилось? Почему не взрываете? - крикнул Ян, стараясь перекричать шум на мосту.
   - Сопровождающего убили... Эти упыри мало того, что сбежали, так ещё и взрывную смесь непонятно куда дели, - ответил ему светловолосый и тоже выскочил с луком. Но в него попал болт. Партизан взмахнул руками и упал в реку.
   Енот хотел было кинуться к нему. Но сильное течение тут же подхватило партизана. Его голова вскоре скрылась в бурных водах: - Хреново дело, - промолвил Енот. - Придётся в реку прыгать. Иначе не спастись!
   Ян кивнул, понимая, что живыми им отсюда не выбраться. Но тут же со склона спрыгнул солдат, а следом ещё и ещё. Енот вытянул меч, Ян последовал его примеру и тоже обнажил лезвие. Перехватив меч поудобнее, он бросился на противников и один за другим, ловко отскакивая и пригибаясь, зарубил троих солдат. Только он хотел вздохнуть облегчённо, как тут же в меч ударился арбалетный болт, оставив вмятину, а со склона, с обеих сторон стали спускаться солдаты противника. Один, два... десять и продолжали спускаться.
   - А ты хорошо дерёшься, - подмигнул ему Енот и накинулся на противника.
   Прикрывая друг друга и ловко уворачиваясь, им удалось продержаться несколько минут. Но в определённый момент, солдаты, поняв, что по одному партизан не одолеть, навалились на них все вместе.
   Краем глаза Ян увидел, как к нему несётся блестящее лезвие. На мгновение, ему вспомнилась родная деревня, и он уже приготовился умереть, как вдруг сильно рвануло, оглушив и разбросав всех в стороны. Яна ударило взрывной волной, оторвало от земли и он с головой ушёл под воду. Быстрая река подхватила его и быстро понесла вниз по течению. Некоторое время возле него ещё падали болты. Но сильное течение быстро уносило его подальше от битвы. Несколько раз он стукнулся головой о камни. Но чудом продолжал оставаться в сознании.
   Первое время Янислав ещё пытался выбраться к берегу. Но течение не давало это сделать.
   Все же через несколько минут его перестало тянуть под воду, у него стало получаться держаться на воде. Но радовался он недолго. Вскоре раздался грохот падающей воды, а затем он увидел и то место где она падала вниз. Ян попытался убраться от водопада, но у него ничего не получилось. Упав с нескольких метров, он сплыл и не разбирая куда плывёт, погреб руками, лишь чудом продолжая удерживать свой меч.
   Когда под ногами оказалась твёрдая поверхность, Ян с трудом вышел на берег. Хотел идти дальше, но силы его быстро покидали. Пройдя ещё несколько десятков метров, он упал прямо в камыши. Раздался истошный женский крик. Ян поднял голову и увидел там голых девушек, прикрывавшихся руками, в небольшом водоёме, затянутом большими, широколистыми, водяными лилиями, с маленьким водопадом, а затем потерял сознание, рухнув лицом прямо в камыши.
   *****
   Очнулся Ян от того, что по его лицу провели чем-то мокрым. В его памяти сразу же пронеслось. Партизаны. Бой. Река.
   "Неужто зверь какой пообедать собрался" - пронеслось в его голове. Он открыл глаза и резко отскочил, но запутался в простыни и упал на деревянный пол, больно стукнувшись спиной.
   - Ох, напугал. Куда же ты несёшься! - раздался старческий голос.
   Немного успокоившись, Ян выглянул из-под простыни. Над ним сразу же показалось морщинистое лицо старухи. Она стояла, держась за сердце и тяжело дышала.
   - Очнулся, - произнесла старуха, с трудом улыбнувшись на пару оставшихся зубов, которые с трудом держались на своих местах. Яну даже стало не по себе. Ему показалось, что они сейчас выпадут прямо ему на лицо. Он поморщился и отполз к стенке, пытаясь выбраться с простыни, в которой он запутался.
   - Господин знахарь! - крикнула старуха. - Ваш гость пришёл в себя. Вона даже с кровати поднялся. - сказала бабуля и потопала куда-то, опираясь на палицу.
   Ян поднялся и окинул взглядом дом. Маленький, сбитый со старых брёвен. Одно окно, одни двери. Большой стол возле окна, да просторный шкаф со снадобьями в углу - вот и все убранство. Возле окна стоял старик в длинном кафтане, подвязанном ремнём, с множеством мешочков, привязанных на нем.
   Старик перетёр какую-то субстанцию и засыпал её в мешочек, будто не слыша и не замечая его. Затем он положил мешочек в шкаф и лишь только после этого подошёл к кровати.
   Его старческое лицо было испещрено морщинами. Глубоко посаженные глаза смотрели с явным недоверием. Он пригладил редеющие волосы и присел рядом, на кровать.
   - Как себя чувствуешь? - спросил старик.
   - Плохо. Будто после пьянки, - ответил Ян, закончив выбираться с простыни. - Где я? - спросил он, усаживаясь рядом.
   - В моём доме, - ответил ему знахарь.
   - Спасибо, это все прояснило, - с иронией в голосе ответил Ян.
   - Меня зовут Фетвольд. Я знахарь, - ответил ему старик.
   - Фет... Фетфоль... Как ты говорил?
   - Называй меня просто знахарь, - ответил старик.
   - Хорошо... Сколько я пролежал здесь?
   - Долго...
   Яна перекосило.
   "Неужели на месяц отключился, а может на полгода" - подумал он, с опаской глядя на старика, ожидая, что тот ему скажет.
   - Трое суток... Тебя здорово по башке огрели. Хорошо, что вообще очнулся...
   Ян с облегчением выдохнул и поднялся на ноги. Голова слегка закружилась.
   - Да что ж такое... - Ян скривился. - Уже второй раз такое. По башке ударят и сразу в отключку.
   - С твоей-то раной? - старик искренне удивился. - Хорошо ещё, что ты вообще пришёл в себя.
   Ян только пренебрежительно махнул рукой и прошёлся по жутко скрипевшему полу. Его слегка подташнивало, но он твёрдо пошёл к двери. Распахнул её и вдохнул полной грудью свежий, прохладный воздух.
   - Холодает, - промолвил Ян, осматривая пасмурные тёмные облака, нависшие над одинокой избушкой посреди леса.
   - Ага, зима близко, - подтвердил старик. Он подошёл к нему и стал на пороге, склонившись плечом о дверной косяк. - Куда ты путь держишь? - спросил его старик.
   - Чародея ищу...
   - Нету здесь чародеев. Не было их здесь уже давно.
   - Спасибо, за то, что помог дед. Пойду я. Где мой меч?
   - Да куда же ты пойдёшь? Считай, с того света выбрался... А меч твой у меня лежит.
   - Нужно дед, нужно. Друга я потерял, найти надобно, - ответил Ян, понимая, что он всё-таки поспешил. Очень уж башка побаливала, да и сил идти не было совсем. Их с трудом хватало на то, чтобы держаться на ногах.
   - Так не спеши тогда. Сегодня мы будем богов благодарить за урожай. Мы приносим им дар, а ежели у кого какая просьба есть, то можно про себя её загадать. Бывает, боги прислушиваются к нашим мольбам и помогают.
   - Правда? Тогда, пожалуй, я останусь... И передохну ещё немного... - сказал, обрадовавшись, Ян и вернулся в кровать.
   Старик подошёл к шкафу, поднял темно зелёный пузырёк и принёс к нему. - Выпей. Это поможет...
   Ян недоверчиво осмотрел бутылочку, выпил залпом содержимое и тут же чуть не выплюнул обратно: - Фу! Гадость какая! На вкус, как дерьмо собачье.
   - Немудрено. Ведь оно на нем настаивается.
   Глаза Яна округлились и стали большими, как медяки.
   - Да шучу я, - лицо старика расплылось в улыбке. - Спи уже...
   Как по команде на Яна нашёл сон, и он очень быстро уснул.
   *****
   Очнулся Ян от сильного холода. На улице была глупая ночь. Тёмную избу освещал только слабый, бледноватый свет луны.
   На удивление, его самочувствие было неплохим: голова перестала болеть, прошла тошнота. Ян поднялся с кровати. Его внимание привлёк шум снаружи. Кто-то медленным, размеренным голосом говорил. Что - разобрать не вышло. Дрожа от холода, он вышел на улицу и его брови поползли вверх от удивления. На улице собралось огромное количество людей. В руках они держали корзины с овощами и фруктами, а некоторые даже принесли с собой петухов. Все напряжённо переглядывались и шептались, явно чего-то ожидая.
   Посредине толпы лежала большая куча дров, сложенных друг на друга, а возле неё стоял знахарь с факелом.
   - И вот урожай мы собрали. Всё что боги дать нам пожелали. Теперь и наш черед дарами поделиться - чего есть лучшего, им отдать годиться. Так давайте же начинать - негоже нашим покровителям в святой день ждать, - знахарь закончил свою речь и положил факел на дрова. Костёр сразу же вспыхнул ярким пламенем. Неподалёку один за другим загорелись и другие костры. Только теперь Ян смог разглядеть насколько много народу здесь собралось. Деревень пять сошлись, не меньше.
   Знахарь первым поднял свой кошель, наполненный овощами и поставил в огонь. Следом за ним последовали его примеру и другие люди.
   - Вот возьми, - знахарь протянул Яну кошель поменьше.
   - Спасибо... - Ян принял корзину и принялся было идти. Но вдруг остановился. - Ты же говорил, что люди благодарят богов за урожай. А петухи здесь причём?
   - Притом, что неурожай у человека значится. Иди давай.
   Ян подошёл к костру, дождался, пока старая бабка поставит свой кошель, а затем водрузил на пламя и свой, и подумал, как учил его знахарь, о том, как ему найти Марка. Не успел он произнести про себя свою мысль, как с облаков стал идти мелкий дождик.
   - Опа! Хороший знак! - вскрикнул старик в старой, затёртой до дыр рубахе. - Урожай отличный будет.
   - Вот тебе и ответ, - промолвил знахарь.
   - Ты о чем? Какой ещё ответ? - переспросил Ян. - Я ничего не слышал.
   - Дурак ты. Боги тебе ответили, а ты так ничего и не понял. Видишь, дождь пошёл. Значится, ищи ответ в дожде.
   - Как я его в дожде искать буду? Ничего не понял.
   Знахарь только махнул рукой.
   - Дождь... и как это должно мне помочь? - Ян, раздосадованный таким неясным намёком, возвратился в дом, зажёг свечу и сел на кровать. Он долго размышлял над подсказкой, но так ничего и не надумал. Поставив свечу на стол, он подошёл к деревянному ведру с водой и опустил кружку в него.
   - Сколько тебя можно ждать? Ты воду совсем не пьёшь, что ли? - спросила у него кружка.
   Ян с перепугу уронил её и отпрыгнул назад, но задел ведро и вместе с ним упал на пол, разлив его на себя.
   - Что там происходит? Ты ещё здесь? - раздался снова тот же голос.
   Ян испугался. Он стал перебирать ногами и руками, пока не вжался спиной в стенку.
   - Ян! - снова позвал его странный голос. - ТЫ здесь?
   - Я... Здесь... - только и выдавил он с себя.
   - Это Марк. Зажги свет, не видно нихрена.
   Ян удивился, но все же послушался голоса. Он поднял свечу со стола и стал осматриваться по сторонам.
   - Я внизу! Опусти глаза на пол!
   Ян посмотрел вниз. Там, в луже освещённой светом свечи, он увидел расплывшееся лицо друга: - Как ты там оказался? - удивлённо протянул он.
   - Знакомого увидел. Тот сказал, что ты жив, и подсказал, как с тобой связаться. Иди в столицу. Там, в Береве найдешь меня. Я уже здесь. Буду ждать тебя в корчме "На окраине". Всё. Шевелись. Поддерживать такую связь, не так уж и дёшево. Бывай, - сказало отражение и исчезло. Вместо расплывшегося лица стало видно мокрые доски, которые быстро поглощали влагу.
   Ян постоял несколько минут, переваривая услышанное и наблюдая, как вода медленно уходит в щели, а затем взял меч, стоявший в углу и пошёл на улицу, улыбаясь. Жизнь налаживалась.
   *****
   Только когда десятки миль с многочисленными дивизиями королевских солдат остались позади, вместе с линией фронта, его встретил город Берева - столица королевства, окруженная рекой. Большие, остроконечные башни, освещённые яркими, утренними лучами, возвышались над высокими, каменными стенами, защищающие столицу королевства от любых опасностей.
   Видно было лишь одну дорогу - каменный мост, заканчивающийся у больших, дубовых ворот, в несколько человеческих ростов. Сейчас они были раскрыты и возле них уже успели собраться несколько человек.
   Ян поправил свой меч на поясе и пошёл к утренним гостям, которые о чем-то говорили со стражниками.
   - Ну вот на кой ляд мне такое счастье... Я тебе ещё раз говорю - Придёт старший, с ним и будешь говорить, - лениво промолвил сонный стражник.
   - А когда он придёт? Я и так жду с вчерашнего вечера! - возмутился мужик с повозкой, загруженной кролями в клетках.
   - А нам то что? Не нравиться? Вали отсюда значит! - резко ответил ему второй стражник. - Нет! Так мы тебя в реку сейчас вместе с кролями сбросим!
   - А может они заразные? Ты своей башкой деревенской думаешь, что делаешь? А если они с чумой? Ты понимаешь, что это будет?!- поддержал его второй стражник.
   - Но когда же старший придёт? Мне же животину кормить нечем. Они и подохнут, пока он придёт.
   - Как получиться, так и подойдёт. Все! Отвали! Следующий! - крикнул стражник. - Кто такой? Какова цель визита? - спросил он невысокого мужика с выпученными, как у рыбы глазами и густой бородой. Выглядел он так, будто бы пил уже вторую неделю без отдыха.
   - Сёмка я, - ответил тот. - На рынок иду.
   - Вот и иди Сёмка. Только не на рынок, - ответил ему стражник. - Нам своих бродяг хватает.
   - Да вы что, совсем охренели? - Сёмка покраснел от злости. - Я тут уже был, когда ты под стол пешком ходил...
   Дальше стражник слушать не стал, развернул алебарду и ткнул бродягу тупым концом в живот. Тот упал, скрутился от боли, но при этом успевал сквозь зубы слать проклятия в сторону стражников. Впрочем, им уже было наплевать на него.
   - Следующий! - крикнул странник и принялся расспрашивать следующего желающего попасть в город.
   Ян осмотрел свои потрёпанные лохмотья, провёл рукой по небритой челюсти: - Вот же зараза! Да я выгляжу не лучше этого бродяги, - подумал он.
   - Следующий! - рявкнул стражник и уставился на Яна. - Цель визита?
   - Я от партизан! От Злата Ставера, - сказал Ян первое, что пришло на ум, понимая, что его наверняка также вышвырнут, как того пьяницу.
   - А документ?
   - Какой ещё документ? Вот мой документ, - Ян немного вытащил меча из ножен, демонстрируя высококачественную сталь.
   - Эмиль, ты что, дурной? - подал голос второй стражник. - Ставер, это же командир партизан на юге. Пропусти его!
   - Да? Ну хорошо, проходи, - недовольно пробубнил стражник и отошёл в сторону, открывая проход.
   Ян кивнул стражникам и вошёл в громадные ворота, которые казалось проектировали для великанов.
   Не успел Ян поднять голову, чтобы осмотреть большие, каменные дома, как какая-то старуха с верхнего этажа, практически ему на голову выплеснула помои с ведра, окатив его брызгами. Но даже это не испортило ему настроение. Он вытер штаны и снова принялся рассматривать город, стараясь держаться подальше от открытых окон.
   Громадные, каменные дома, словно великаны, обступили его со всех сторон, оставляя маленьким людишкам лишь небольшие, узкие улочки. Многие дома обросли декоративными растениями и виноградниками, а под ногами была не привычная грунтовая дорога, а выложенная с камня. Столица поражала своим богатством и величием. Здесь люди не жалели ни времени, ни средств на то, чтобы сделать свой город лучше.
   - Проходи, чего стал! - прикрикнул на него прохожий, с ослом на поводке.
   Ян отошёл в сторону, ещё раз окинул взглядом дома и принялся осматриваться, в поисках каких-либо указателей. Но так ничего и не обнаружил.
   - Где найти корчму "На окраине"? - спросил он прохожего.
   - Отвали! - рявкнул старик в лохмотьях, которые с трудом можно было назвать нормальной одеждой.
   - Где... - попытался спросить Ян другого бродягу, но тот только выдал неприличную рифму. Некоторое время он ещё пытался расспросить прохожих, но вскоре ему это надоело, и он медленно зашагал по узкой улочке, пытаясь разыскать что-то похожее на корчму.
   - Ищешь что-то? - раздался неподалёку знакомый голос. Ян даже не сразу понял, что это обращаются к нему.
   - Ей! Янислав!
   Только теперь Ян остановился и повернулся на звук.
   - А ты что здесь делаешь? Спасибо. Ты выручил меня. Марк тоже на свободе. Как тебе удалось это сделать? - спросил Ян, увидев Дитмара, стоявшего за деревянным прилавком, на котором были разложены различные овощи и фрукты: старый картофель, капуста, груши, а возле прилавка мешки с пшеницей и ячменём.
   - Это профессиональный секрет. Что делаю здесь? Торгую. Я же торговец, - ответил Дитмар.
   - А башмаки нынче не прибыльные?
   - Зачем башмаки тем, у кого денег на еду не хватает... Здесь живут в основном попрошайки.
   - И это квартал попрошаек? Попрошайки живут в таких домах?
   - В домах живут те, у кого деньги водятся, а бедные живут на улице, либо же в подвалах... - Дитмар развёл руками и сделал печальное лицо, будто бы ему действительно было жаль этих людей. - А ты здесь какими судьбами? - спросил он, переворачивая свой товар.
   - Корчму ищу. "На окраине" называется... А ты не знаешь где она? А то люди малость здесь неприветливые...
   - На окраине, - ответил Дитмар, прищурившись.
   - Что?
   - Корчма говорю, находится на окраине города.
   - И как туда добраться?
   - Ты уже добрался. Это и есть окраина... Иди дальше, прямо по улочке, там её и увидишь.
   - Спасибо...
  Дитмар кивнул и сделал вид, что кроме товара его больше ничего не интересует. Ян посмотрел на грязную улочку и медленно потопал по ней.
   Корчма оказалась не привычным домом, укрытым соломой, а первым этажом каменного дома. Ян пробежал глазами по перекосившейся вывеске, болтавшейся на ветру и толкнул входную дверь.
   Корчма оказалась довольно просторной, с большой стойкой, за которой стоял скучающий корчмарь. Из всех десяти столиков заняты были лишь три и за всеми ними сидели нищие, хлебая какую-то баланду.
   Расспрашивать их Ян не решился, вспоминая, как отнеслись к нему прохожие на улице, поэтому он сразу же пошёл к корчмарю.
   - Здравствуй, - поприветствовал он его.
   - Чего будешь заказывать? - спросил его корчмарь.
   - Ничего. Я чародея ищу. Марк его зовут...
   - Не знаю таких, - отрезал корчмарь и принялся протирать тряпкой посуду.
   - Но он здесь не один день провёл. Невысокий такой, Марком зовут. Он наверняка...
   - Говорю же, не знаю я никакого Марка, - зло ответил корчмарь, наклонившись поближе. Одним резким движением Ян взял его рукой за голову и с силой ударил лицом об стойку.
   - Всё... Я вспомнил, не надо бить, я вспомнил, - запричитал корчмарь, прикладывая тряпку к разбитому носу.
   - Где он? - рявкнул Ян.
   - Его стражники забрали...
   - Стражники? Его забрала королевская стража?
   - Да нет же, люди Стражника. Мы его людей так между собой называем.
   - Что ещё за Стражник?
   - Ты откуда взялся такой? Стражник - это Николаш Фейер. Он заправляет всеми преступниками столицы. Страшный человек, - корчмарь сплюнул себе под ноги.
   - Вот те на и что они не поделили?
   - Не знаю, но чародей тот здорово их потрепал. Люди говорили, что его головорезов по всей улице раскидывал...
   - Это он может.
   - Ага. Так они его потом в корчме подстерегли. Пришли, скрутили и увели.
   - Куда?
   - А вот этого я не знаю и знать не хочу...
   - А как найти Стражника этого?
   - Не знаю. Он тебя сам найдёт, если понадобиться, - сказал корчмарь и отошёл подальше от стойки, на всякий случай.
   Ян вздохнул и сел за стол, задумавшись о том, что делать дальше. Но размышлять долго не пришлось. Почти сразу же к нему подсел высокий, коротко стриженый мужик в приличной одежде. Он поставил кружку с пивом на стол и уставился на него.
   - Чего тебе? - спросил Ян.
   - Совет дать? - спросил незнакомец.
   - Себе оставь.
   - Я слыхал, ты чародея ищешь?
   Ян сразу же оживился: - Где он?
   - С тебя пять золотых монет. Совет то ценный, - улыбнулся незнакомец.
   - Нету у меня пяти монет...
   - Ну так в долг давай.
   - В долг? - удивился Янислав.
   - В долг. Так что? Нужен совет.
   - Ну ладно, рассказывай уже... Рассчитаюсь потом.
   - А куда же ты денешься. Хорошо, слушай, - мужик поднял кружку с пивом и уставился на неё так, будто бы на ней было что-то написано. - Твоего чародея Николай Фейер забрал. Этот тип заправляет всеми преступниками в этом городе.
   - И как его найти? - перебил его Янислав.
   - Вот ты быстрый какой. Найти, - мужик ухмыльнулся и выпил залпом пол кружки. - Найти... Его так просто не найдёшь... Хотя, знаешь, у меня есть идея.
   - Какая?
   - Просто так к нему не подобраться. Но можно попробовать. Вытяни перед собой руку.
   Ян недоуменно пожал плечами, но сделал так, как он просил.
   Мужик засмеялся: - Во! Вылитый попрошайка.
   - Чего? - разозлился Ян.
   - Ты вообще слушаешь, о чем я говорю? - мужик нахмурил брови и оставил кружку в сторону. - Все платят Стражнику. В том числе и попрошайки. Выйдешь на улицу и будешь просить милостыню. Не пройдёт и часа, как к тебе подойдут его люди. Они делиться ох как не любят.
   - Да? Ладно, я попробую тогда. Спасибо, - сказал Ян и встал из-за стола. Но незнакомец одёрнул его за рукав: - Ты куда пошёл? Меч оставь! Нет, ну ты попрошаек с такими клинками видел? Оставь мне, ну или вон к корчмарю, - мужик кивнул на корчмаря.
   Ян вздохнул, колеблясь, но все же положил меч на стол корчмарю: - Потеряешь - ещё раз нос разобью.
   Корчмарь только наигранно улыбнулся, демонстрируя выбитый зуб и спрятал меч под стойку.
   - Вот и отлично, - улыбнулся незнакомец. - Шмотки тоже ничего. Да, если понадоблюсь, долг там отдать, например, то спросишь у корчмаря. Карл меня зовут...
   *****
   Оказывается, это только первые минуты стыдно милостыню просить, а дальше ничего - глаза в пол и ждёшь, пока кинут монетку. Правда чаще всего кидают только проклятия, видя, как здоровый мужик сидит с вытянутой рукой. И все это приходится терпеть.
   Сидишь вот так, сидишь и только ноги перед глазами мелькают. С одних падают бронзовые монеты, с других может еда какая обломиться, а некоторые и пнуть могут. Зазвенела монетка - хорошо, ударили ногой - плохо. Жаль только, что плохого намного больше. Редко кто пройдёт, не пнув аки собаку бездомную.
   К счастью это долго не продолжалось. Одни из ног, обутые в хорошие, кожаные сапоги, вдруг остановились прямо перед ним и явно не спешили уходить по своим делам.
   - Ты чего это тут расселся? А?! - спросил их владелец. Ян поднял взгляд и увидел невысокого, с большой бородой мужика, в хорошей рубахе, подвязанной поясом и в просторных штанах. Он стоял, сложив руки на груди и презрительно смотрел на него.
   - Если хочешь здесь милостыню просить - плати! - рявкнул он и плюнул в сторону, чуть было не попав в него.
   Яна это не на шутку разозлило. Он поднялся, взял мужика за рубаху и подтянул к себе.
   - Ни хрена себе бродяги какие развелись нынче, - искренне удивился мужик. - Пошли за угол, я тебе более популярно объясню!
   - Пойдём, - согласился Ян.
   Как только они зашли за дом, Ян со всей силы ударил его в челюсть. Его вымогатель этого явно не ждал. Он не удержался и упал в лужу помоев. Но добить негодяя ему не дали. Сзади раздался топот и не успел Ян развернуться, как его схватили за руки и принялись бить. К счастью недолго. Били по голове, причём сильно. Поэтому вскоре у него подкосились ноги, в глазах потемнело, он обмяк и дальше ничего уже не помнил.
   *****
   Очнулся Ян от того, что кто-то шарился по карманам. Он взмахнул рукой и резко встал. Малый, рыскавший по его карманах сразу же отскочил в сторону, испуганно уставившись на него.
   - Ану проваливай отсюда! - рявкнули над ухом, после чего малец побежал и вскоре скрылся в одном из домов.
   - А неплохо тебя отделали, да и одежда в самый раз, теперь ты точно на попрошайку похож, - улыбнулся Карл, помогая подняться ему. - Зачем ты ушёл? Я только на минутку отлучился, а тебя уже и след простыл...
   - Ты следил за мной?
   - А как иначе? Ты сам бы не справился.
   - Тогда спасибо за помощь, - криво улыбнулся Ян.
   - Да ладно тебе, не ёрничай. Не нужно было вестись - был бы цел.
   - А что теперь делать? Заново ставать попрошайкой?
   - Нет. Я кажется нашёл одного из этих чертей, видел, как один мордоворот подходил к нищим, деньги собирал. Сейчас наведаемся.
   - Так ты со мной пойдёшь? - удивился Ян.
   - А кто же мне монеты отдаст, если тебя убьют? - нахмурился Карл.
   - Пошли тогда. Я только меч заберу.
   *****
   Невысокий, как и все люди Стражника, хорошо одетый, с большой, чёрной бородой. Он стоял, щелкая семечки и наблюдал, как бедные граждане столицы снуют по улице по своим делам.
   - Как дела? - спросил у него Карл.
   - А тебе какое дело до моих дел? - спросил тот, презрительно окинув взглядом обеих.
   - Стражник недавно взял чародея в корчме "На окраине". Где он? - спросил Карл. Но тот только ухмыльнулся: - Проваливайте, пока ноги целы!
   - А если так? - спросил Карл. В его руке сверкнуло лезвие и остановилось между ног у человека Короля. Тот сразу же оживился. С его глаз исчезла скука, он выпрямился и испуганно уставился на Карла: - Чего тебе? - протянул он дрожащим голосом.
   - Где чародей? - спокойным голосом спросил Карл.
   - У Стражника... Он его продаёт сегодня... - быстро выпалил он.
   - Продаёт? Где? Кому?
   - Если я скажу, он меня повесит.
   - А если не скажешь, я немного тебя укорочу. На пару сантиметров, - Карл видать надавил лезвием сильнее, так как тот вытянулся ещё больше и тут же выпалил: - За городом, у мельницы Нильса продаёт.
   - Стражник там тоже будет?
   - Да...
   - Когда он будет его продавать?
   - Он уже выехал...
   - Вот зараза. Не успеем людей собрать. Ладно, живи, - Карл убрал нож и быстрым шагом пошёл вглубь города. На ходу подозвал одного из бродяг и что-то ему сказал, а затем забежал в одну из улочек, а через несколько минут вышел уже с лошадью.
   - Садись, - крикнул Карл, запрыгивая на коня. - Поедем чародея спасать!
   Дождавшись, пока Ян заберётся на лошадь, он дёрнул поводья. Лошадь помчалась по узкой улочке.
   Вскоре она расширилась, и они выехали на большую площадь, на которой было полным-полно народу. Стояли палатки и прилавки с товарами, на небольшой сцене пели музыканты, одетые в яркие, красочные одежды. Дома здесь были ещё краше. Большие, облицованные красивыми камнями, с красивыми балконами, громадными окнами и дверьми из дорогих пород дерева. Но большего ему разглядеть не удалось. Лошадь быстро пронеслась через площадь, заставляя людей разбегаться в стороны и вскоре скрылась в одной из улочек, а затем и вовсе выбежала через ещё одни ворота, чуть было не сбив с ног охранявших её стражников и направилась к лесу, за которым виднелись лопасти мельницы.
   Не доехав до места, они привязали лошадь к дереву и оставили её там, а дальше пошли пешком.
   До самой мельницы они шли быстрым шагом, слушая пение птиц и рёв какого-то непонятного зверя. Когда они добрались до неё, Карл упал в сухую траву на пузо и осторожно пополз, раздвигая пожелтевшую траву руками.
   Так они пробирались до тех пор, пока впереди не послышались голоса. Карл осторожно приподнялся и увидел повозку, запряжённую тремя лошадьми, с несколькими Альхельмцами и парочкой головорезов.
   - Сейчас бы ещё пару человек, мы бы их разбили. Вон и Стражник собственной персоной. Зараза, не успеет подмога, - сокрушённо промолвил Карл.
   - А чародея не видно? - спросил Ян, пытаясь рассмотреть, что там происходит.
   - Нет. В повозке уже, наверное... Эх, закончиться сделка скоро.
   - Так они же его увезут сейчас, - прошипел Ян и побежал, пригибаясь, огибая место сделки по кругу, скрываясь при этом в высокой, пожелтевшей траве.
   - Ты куда? - только и успел прошептать Карл, но Ян его уже не слышал. Он быстро бежал прямо к повозке. К счастью трава позволяла подойти почти вплотную. Увидев, как офицер достаёт внушительный мешочек с монетами, он понял, что медлить нельзя. Вынув меч, он побежал, пригибаясь к повозке, закрытой на большой, навесной замок. Заржали лошади, увидев крадущегося человека.
   - Давай быстрее, чего тянешь?! - возмутился один из головорезов. Офицер внимательно посмотрел на него и подбросил ему мешочек. Головорез его ловко поймал, высыпал на раскрытые ладони второго бандита и принялся пересчитывать, гладя пальцами золотые монеты.
   - Порядок, - сказал он, закончив с подсчётом. Офицер кивнул и пожал ему руку.
   Ян сделал глубокий вдох и резко выпрыгнув из-за лошади, ударил мечом по замку. Звякнул метал. Замок слетел, а дверь с грохотом отворилась. Ян сразу же запрыгнул внутрь.
   - А ты откуда здесь взялся?! - выкрикнул Марк, приподнявшись с пола. Плен не прошёл ему даром. Он успел похудеть, его щеки запали, глаза покраснели от недосыпания, а на лице появились ссадины и синяки.
   - Вспоминай заклятия! - крикнул Ян и замахнулся мечом. От сильного удара цепь со звоном лопнула.
   Ян оглянулся назад и сразу же отскочил от солдата, замахнувшегося мечом. Не удержался и упал на пол. Второй тут же вскинул арбалет и выпустил в него болт. Но болт не долетел, он вдруг ударился об стенку и упал на пол, а следом за ним и двое нападавших ударились об стенку повозки, а затем отлетели куда-то в сторону леса.
   Марк с Яном один за другим выпрыгнули с повозки. Тут же на них набросились головорезы с солдатами, окружив их со всех сторон. Ян выставил острие меча и занял боевую позицию. Краем глаза он заметил, что к ним бежит Карл, обнажив свой меч.
   Марк вдруг пригнулся, а Ян крутнулся вокруг своей оси, ударив мечом по панцирях самых смелых. Несколько солдат упали, но остальные только этого и ждали, и тут же бросились на него. Ян хотел было перекатиться, чтобы выбраться с круга, но Марк его потянул на себя, а затем ударил рукой по траве, притоптанной сапогами. Земля задрожала и вдруг все окружившие их, разлетелись в разные стороны. Звонко звякнули один за другим их панцири, свидетельствуя о приземлении их хозяев, а затем все затихло. Слышно было только шаги приближающегося Карла. Ян с Марком поднялись с земли и осмотрели результат заклятия. Все: и офицеры, и головорезы, лежали раскиданные по полю. Некоторые ещё шевелились, а некоторые лежали, с неестественно вывернутыми конечностями.
  - Где ты такому научился? - спросил Ян, рассматривая жертв магии.
   - Да вот тренировался, пока тебя ждал, - ответил Марк. - А это кто? - спросил он, кивнув на Карла, стоявшего над одним из трупов.
   - Потом расскажу, - ответил Ян.
   - Спёкся наш Стражник. Долго же мы его искали, - улыбнулся Карл. - А вы блин... Ну вы даёте. Я и разу не успел мечом взмахнуть, как вы всех уделали. Вот что значит магия... - сказал он и замолчал, прислушиваясь.
   В воздухе стал нарастать слабый гул, перераставший постепенно в топот. А вскоре за топотом показались и его обладатели - всадники с мечами.
   Марк напрягся, но Карл опустил его поднятую руку: - Это наши, - сказал он.
   Гул продолжал нарастать, постепенно превращаясь в грохот копыт, а затем показались и их хозяева - конница.
   Когда всадники поравнялись с ними, то один из них с рыжей, огненной шевелюрой, спрыгнул на землю и осмотрел победным, гордым взглядом поле брани. Будто бы это он сражался и победил. Одет он был ещё лучше, чем люди Стражника, да даже, чем он сам. Расшитый кафтан, дорогие ботинки, украшенные драгоценными камнями, штаны, сшитые наверняка на заказ. Денег у этого господина наверняка было больше чем нужно.
   - Эх... Не подоспели мы... Жаль, что я не увидел, как эта гнида подыхает, - сказал он, рассматривая труп Стражника.
   - Да это чародей их уделал, - ответил Карл.
   - Чародей? Филипп Шеаль, - представился он и пожал приподнятую руку чародея.
   - Рад знакомству, - пробубнил Марк.
   - Шеф. Здесь малость золота со сделки осталось, - сказал Карл и подбросил мешочек золота. Филипп его ловко поймал, взвесил в руке и подкинул чародею. Марк его поймал и непонимающе уставился на Филиппа.
   - Это вам за помощь, - ответил тот и забрался обратно на лошадь.
   - А тебе-то какая радость от этого? - спросил Ян.
   - Видишь ли, место Стражника никогда не будет пустовать, - Филипп улыбнулся, развернул лошадь и поскакал обратно в город вместе с десятком своих всадников. Карл же сел на повозку, кивнул и потянул поводья. Лошади послушно пошли вперёд.
   - Постой! - крикнул Ян. Он выхватил с мешочка пять монет и на ходу вложил их в руку Карла. Тот только ухмыльнулся и дёрнул за поводья сильнее. Лошади поскакали быстрее и вскоре скрылись за густым лесом.
   - Знаешь что? - задумчиво протянул Марк. - А лошади нам бы тоже пригодились.
   - Значит, купим. Теперь есть на что, - ответил Ян. - Вернёмся в город и там разживёмся лошадьми.
   - Нет, в городе почти всех лошадей вояки разобрали. Нужно будет по дороге у наших солдат выкупить.
   Ян только пожал плечами.
   *****
   До ближайшего лагеря они добрались ещё до сумерек. Большой отряд остановился у леса на отдых. Здесь стояли много больших палаток, в которые помещалось до полсотни солдат.
   На костре, у которого стоял толстый повар с большой ложкой, находился огромных размеров котёл. В нем что-то кипело и булькало. По лагерю ходили уставшие солдаты. Все как один тащили с собой деревянные миски. Видно было время ужина. Ян сглотнул слюну, вспомнив, сколько он уже не ел. Но Марк его потащил дальше к повозкам, запряжённых лошадьми. Сговорчивый солдат за монету пропустил их в лагерь, и подсказал, где найти сотника. Тогда они пошли к сотнику, который дремал на сене, накрыв лицо книгой в твёрдом переплёте, с нарисованным на обложке гербом королевства.
   - Привет служивый, - поприветствовал его Ян. - Вставай, ужин проспишь.
   Сотник сразу же проснулся и подскочил, лупая сонными глазами.
   - Вы кто такие? - спросил сотник и не дожидаясь ответа рявкнул - Стража!
   - Постой, не ори. Нам бы лошадок прикупить.
   - Ааа... Так вам лошади нужны? Ну, могу продать. По десятке золотых за лошадь.
   - Сколько? - протянул удивлённо Ян.
   - По десять монет. С лошадьми дефицит нынче. Все на благо королевств идут.
   - В чем дело? - спросил подбежавший солдат.
   - Почему лошади не накормлены? Ану быстро! Шагом! Марш!
   Солдат пожал плечами, но тут же развернулся и послушно побежал выполнять приказ.
   - А если по восемь? - начал торговаться Марк.
   - За восемь монет я замечу пропажу через минуту, а за десять уже через пять - успеете уехать.
   - Ладно, - скривился Марк, затем отсчитал двадцать монет и положил их в ладонь довольного сотника.
   - Берите, распрягайте и проваливайте побыстрее, - сказал сотник и поудобней уселся обратно на повозку.
   Взяв лошадей, Ян с Марком закупились припасами и отправились дальше в путь, освещаемым полной, как кусок сыра луной.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5
   Два всадника не спеша ехали по узкой дороге, петлявшей между холмов, поросших сухими цветами и сорняками. Древние, пышные, высокие, как башни сосны, обступали холмы со всех сторон. Погода выдалась довольно таки мрачной, тёмные облака нависли над ними, грозясь разразиться дождём.
   Серое небо, деревья с пожелтевшими листьями - эти привычные для осени краски окружили их со всех сторон.
   Ян то и дело осматривал свой новый кафтан: тёплый, толстый, со шкурой лисицы на плечах, коим сговорчивый сотник поделился за щедрую плату.
   - Я вот только одного не пойму, - начал разговор Ян. - Зачем Карлу второму чародеи?
   Марк перевернул страницу книги носом, которую он умудрялся листать во время езды, некоторое время сидел, задумчиво рассматривая серые тучи и только затем начал говорить: - Наверное Карл увидел, что они могут решать исход битвы, вот и собирает всех, кто магией владеет... - ответил Марк. Он все ещё с трудом управлял лошадью, поэтому сидел неуверенно, выпрямив спину и все время держал поводья слегка натянутыми, будто бы боялся, что она его скинет.
   - Да уж, магия - это сила. Но тебе бы и мечом не помешало бы научиться владеть.
   - Зачем чародею меч? Я магией быстрее разделаюсь...
   - Зачем? Ты и лошадью управлять не умел, и учиться не хотел - а видишь, пригодилось.
   - Ну, хорошо, - согласился Марк.
   Ян хотел было начать рассказывать ему о пользе оружия, но только лишь успел открыть рот: - Знаешь, - продолжил он после недолгого молчания. - Я, наверное, назову свою кобылку Карл второй. Не так жалко будет, если кнутом придётся ударить, - сказал Ян. - Да и тебе тоже придётся назвать свою.
   - Зачем?
   - Так надо. Она же животное и ласку любит.
   - Хорошо, пусть будет Лошадь.
   - Лошадь? Оригинально.
   - Ну а что, если придётся кобылку сменить, то не придётся мучиться с другим именем.
   Лошадь, будто бы услышав, что её хотят назвать таким неинтересным именем, громко фыркнула.
   - Вот, видишь, ей нравиться, - сказал чародей. Он потянулся погладить лошадь по гриве, но та мотнула головой. Видимо никак не хотела становиться Лошадью.
   - Наверное, мы всё-таки погорячились, - промолвил Ян, взвесив в руке опустевший мешочек, в котором осталось всего пять монет. - Теперь нам максимум на пару дней хватит... Придётся работу искать.
   - Чародеи всегда нужны... На нас спрос постоянный есть. На худой конец вспомню рецепты, которым Ладомир учил. Не бойся - с голоду не помрём... - неуверенно улыбнулся Марк и перевёл обратно взгляд на стремена, в которых он умудрился запутаться.
   За невысоким холмом стояло несколько виселиц с десятками повешенных. Были там люди разные и в простых одеждах - лохмотьях, и в барских - красочных и элегантных, явно сделанных под заказ.
   - Оккупанты висят? - спросил Ян.
   Марк ничего не ответил, подвёл коня прямо под виселицу и прочитал деревянную табличку: - Здесь висят Данницкие предатели. Пусть каждый знает, что за деятельность... Фронт уже и сюда добрался? - удивлённо протянул Марк.
   - Будем надеяться, что отбросили назад... - Ян потянул лошадь за поводья, и она пошла вниз по крутому склону, но сразу после спуска остановилась. Дорого ей преградила повозка, доверху заполненная дровами, запряжённая старой, худой кобылой. На повозке, сверху на дровах сидел такой же, как и его лошадь, тощий, изнеможённый старик. Рядом с ним прохаживался взад и вперёд тучный мужик в хорошем кафтане, с красным лицом и толстыми, как у хомяка щеками. Позади него, у узкого, деревянного мостика, проходящего через неглубокое ущелье, усыпанное камнями, за сделанным на быструю руку столом сидело ещё шестеро человек. Самый высокий из них выпил содержимое стакана и поднялся из-за стола. Его лицо скривилось, будто бы он съел лимон.
   - В чем дело? - спросил Ян, остановив лошадь прямо возле повозки.
   - Да вот не пускают, собаки поганые, - прохрипел старик таким голосом, будто сейчас помрёт.
   - Ты дед рот сильно не открывай, а то ещё зубы выпадут, - перебил его толстяк. - Никто тебя не держит. Заплати и вали, куда душа желает.
   - Чем платить, дровами? - возмутился дед. - И развернуться негде и проехать не дают...
   - Семь мечей, - прошептал Ян. - Боюсь, не сдюжим, если только магией их.
   - Что-то я не уверен... - прошептал Марк.
   - Как не уверен, ты же скольких раскидал, когда я тебя освободил...
   - Тогда я разозлился сильно, а сейчас я не уверен...
   - Что вы там шепчетесь? - рявкнул толстяк. - Давайте по монете за шкуру и валите дальше.
   - Может, сторгуемся, если... - начал было говорить Ян. Но тут поднялся высокий бандит из-за стола: - Ты тот сраный чародей? Это ты нам генеральский обоз не дал ограбить?
   Марк только пожал плечами, не сообразив, о чем тот говорит.
   - Вынимай меч! Сейчас господин Филипп Мейер тебе пинков отвесит!
   Ян не стал дожидаться, пока все поднимутся из-за стола, дёрнул за поводья. Лошадь поскакала прямо на разбойников. Перед самым бандитом он резко потянул поводья. Лошадь заржала, стала на дыбы, а затем заехала подковой высокому в прямо в лоб. Тот упал на стол, раскидав все стопки с бутылками, и покатился с обрыва.
   Ян развернул лошадь, пнул ногой стол. Тот перевернулся и ещё двое не удержались, и скатились вместе со стульями в ущелье. Третьего, ухватившегося за куст, он полоснул мечом по пальцам и тот тоже покатился кубарем вслед за друзьями. Затем глухо гупнуло. Поднялись в воздух сухие листья, и в овраг покатился ещё один, вместе со столом, сбитый с ног магией. Последний, оглянувшись на копошащихся на дне оврага друзей, засунул меч обратно в ножны и прыгнул в овраг.
   Толстяк, наблюдавший все это с выпученными глазами, вытер рукой испарину, проступившую на лбу и отошёл в сторону, освобождая проход: - Что ж вы сударь не сказали, что вы чародей? Мы бы мешать вам не стали, - толстяк наигранно улыбнулся, бегая глазами, пытаясь понять, стоит ему прыгать вслед за товарищами или обойдётся.
  - Вот если бы кто рассказал - не поверил. Спасибо вам судари, - сказал дед, улыбаясь. - Тьфу на тебя, - старик плюнул на толстяка и потянул поводья. - Но! Пошла!
   - Вот видишь, меч всегда пригодиться, - подытожил сражение Ян.
   Марк пожал плечами и потянул поводья. Лошадь медленно потопала вслед за удаляющейся клячей с повозкой.
   - Если я буду возвращаться и снова вас здесь увижу... - на ходу бросил Марк.
   - Не увидите, господин чародей. Не увидите! - крикнул толстяк, снова наигранно улыбаясь.
   Ян только хмыкнул и повёл лошадь следом за остальными.
   Дорога петляла возле ущелья, местами сужаясь так, что и одному всаднику было трудно пробраться. Приходилось спешиваться и вести животных за уздечку, то и дело поглядывая себе под ноги, дабы не свалиться.
   Хоть лошади и шли не спеша, но вскоре они снова поравнялись со стариком. Его широкая повозка с торчащими ветками, лишь чудом помещаясь между холмом и ущельем, не позволяла её объехать на такой узкой дороге. Потому им пришлось не спеша топать вслед за повозкой.
   - Дед, - окрикнул старика Ян.
   Старик повернулся к ним назад, но зацепил несколько поленьев, и они посыпались на дорогу: - Чего тебе? - спросил он.
   - Нету у вас здесь какой работы?
   - Работы? Да какая же здесь работа? Поля уже убраны... Разве что рыбу можно на продажу ловить в реке, но много не заработаешь.
   - Погоди... Какая ещё рыба? Нам работа для чародея нужна. Может, магическая помощь кому нужна?
   - Магическая помощь? - лицо старика вытянулось. - Да вроде не нуждаемся...
   - А до моря далеко? - спросил после недолгого молчания Марк.
   - Дня три пути. А ежели на кобылке, то и за день справиться можно.
   - Вот как, а Воронье Гнездо не знаешь где находиться?
   Дед только пожал плечами: - А пёс его знает... Не слышал я ни о каком гнезде.
   - А не знаешь где услышать можно?
   - Так в корчму загляните. Там народ странствующий собирается. Может, кто знает.
   - Ну поехали тогда, в корчму твою заглянем, - ответил ему Марк и тут же поскользнулся на гальке и чуть было не съехал в ущелье. А дед только улыбнулся и поехал дальше, бубня что-то про себя. То ли им адресованное, то ли что-то свое. Впрочем, за порывами ветра всё равно не было ничего слышно.
   *****
   Большая корчма с высокой, соломенной крышей, возвышалась на перекрёстке, перед деревней. Возле неё стояло несколько лошадей, привязанных у забора, а изнутри доносились весёлые крики и пьяный смех.
   Марк осторожно обошёл пса у корчмы и толкнул дверь. Она со скрипом отворилась, открыв посетителям просторное помещение, с множеством столов, за которыми на лавках сидели посетители. Все они стягивались в корчму с разных уголков королевства. Ехали по своим делам: кто бежал от войны, кто ехал к родным, кто путешествовал в поисках заработка. Но все они непременно заходили в это заведение передохнуть и набраться сил, проще говоря - напиться.
   На прибытие новых гостей никто особо не обращал внимание. Разве что корчмарь окинул их уставшим взглядом, да кивнул девушке-официантке на них. Невысокая, рыжеволосая девушка с лицом, покрытым веснушками взяла поднос и подошла к ним.
   Марк выбрал свободный столик и водрузил на него сумку. Ян последовал его примеру, а затем сел рядом. Посмотрел в окно на своих лошадей и хотел было открыть рот, чтобы сделать заказ у подошедшей девушки, но не успел.
   - Как добраться до Вороньего Гнезда? - спросил Марк у неё вместо приветствия.
   - Не знаю, - робко ответила девушка. - Что будете...
   - А кто знает?
   - Не знаю...
   - Ладно, иди.
   Девушка кивнула и послушно отошла.
   - Ты что делаешь? Я только заказ хотел сделать! - возмутился Ян. - Ей! Девушка!
   - Что-то ещё?
   - Принеси нам чего поесть!
   Она кивнула головой и ушла к стойке.
   Марка видать ужин волновал меньше всего. Он все время вертелся на лавке, как заведённый, всматриваясь в лица гостей.
   - Эй, мужики, - позвал он соседнюю пьяную компанию. К нему повернулся худой как треска, с впавшими щеками покрытыми щетиной, мужик. Он допил содержимое кружки и ударил ей по столу: - Чего тебе? - спросил он скрипучим голосом, с трудом концентрируя взгляд на собеседнике.
   - Не знаете, как к Вороньему Гнезду добраться?
   - Не. Не знаю... - сказал тот и развернулся обратно к столу.
   - А у кого можно узнать?
   - Тебе что, заняться нечем? - рявкнул худой, снова оборачиваясь к ним.
   - Постой Немир! - встрял в разговор сидевший рядом с ним мужик. - Это же вроде на севере...
   - Так вы знаете, как пройти? - Марк чуть не подскочил от радости.
   - Я нет. Но могу подсказать кто знает, - мужик ухмыльнулся.
   - И кто же?
   - Видишь вон того мальца? - тот взял Марка за плечо и показал рукой на невысокого, с длинными волосами. Его громадная борода закрывала добрую половину лица, а усы были завязаны в косички. На нем был кожаный плащ с доспехами, а на плечах лежала шкура волка.
   - Вижу...
   - Это последний из гномов. Зовут Эйрик...
   - Гномов? - удивился Марк. - Я думал их не существует...
   - Ну вот полюбуйся на несуществующее... В общем, он знает куда идти. Только самое главное. Он очень гордиться тем, что он гном, а посему как будешь с ним говорить, обязательно обращайся к нему "уважаемый гном", иначе он может обидеться и не захочет говорить с вами...
   Марк не стал дослушивать до конца. Он поблагодарил его и несмотря на протесты Яна, принявшегося есть кашу с бараниной, которую принесла девушка, пошёл к гному сквозь пьяную толпу.
   Большой стол ломился от огромного количества кружек и пьяных странников, облокотившихся на него. Посредине стола скрестили руки, меряясь силой Эйрик и высокий, рыжий парень с такой же рыжей бородой. По его лицу текли ручейки пота. Он аж приподнялся, пытаясь сдвинуть огромную, волосатую лапу Эйрика. А гном в это время успевал шутить и смеяться, при этом попивая пиво с большой, деревянной кружки.
   - Вот будешь знать, как со мной силой мериться! - рявкнул гном. Он опрокинул очередную кружку пива и нарочито не спеша положил руку соперника на стол. - Ха! Кто ещё? - крикнул он, вытирая рукавом пиво с бороды.
   Марк сел напротив гнома и поставил руку на стол: - Сыграем?
   Гном отставил кружку в сторону и схватил его руку. Потянул её на свою сторону, но она будто бы закаменела. Несмотря на все его попытки, Марк с лёгкостью уложил руку на стол.
   - Ха! Я как чувствовал! - вскрикнул мужик у дальнего конца стола и сгрёб к себе все монеты, которые поставили собравшиеся мужики. Судя по ставкам, в Марка верил только он.
   - Что ж ты не сказал, что магию будешь использовать? - ели слышно прошептал Ян на ухо чародея. - Я бы ставку сделал...
   Марк в ответ только не сильно толкнул его в плечо.
   - Вот сильный же зараза, как бык. А так сразу не скажешь... Ну что же - твоя победа. Поздравляю, - наконец подал голос Эйрик, после того, как внимательно осмотрел противника, будто пытаясь найти подвох. Затем гном нахмурился и поднялся, собираясь уйти.
   - Это ведь ты гном? - спросил у него Марк. Но вместо ответа гном вдруг покраснел, его глаза налились злостью. Он схватил его двумя руками и как куклу подтащил к себе. Ян схватился за рукоятку меча, но несколько мужиков, стоявших рядом, придержали его руку: - В корчме оружием не махают, - произнёс один из них. - Если хочешь драться, то только кулаками.
   - Ещё раз назовёшь меня гномом, и я тебе вот этим молотом стукну по башке! - крикнул Эйрик, показав пальцем на внушительных размеров молот, стоявший у стола. Такой и поднять трудно, не то что драться им. - Достали уже!!! У меня что, на затылке написано, что я гном!? - закричал Эйрик.
   - Нет, это вон те мужики подсказали, - ответил Ян, кивнув на смеющуюся компанию.
   Эйрик отпустил чародея, с лёгкостью закинул молот на плечо, будто это была пушинка, а не боевое оружие, немало весившее и пошёл к ним. Ростом он действительно не удался. Но в плечах был шире любого из присутствующих.
   Марк поправил одежду. Его лицо покраснело. Ян знал, что Эйрик после такого рискует вылететь через окно вместе со своим молотом, поэтому он внимательно смотрел за руками чародея, готовясь помешать колдовать. Но тот как ни в чем не бывало отряхнулся и пошёл к столу, за которым уже назревал конфликт.
   - Я так понимаю, у тебя пара лишних зубов имеется? Шутник хренов, - начал разговор Эйрик, поставив молот у стола.
   - А ты дорасти сначала, чтобы до них достать, - засмеялся Немир. Но тут же получил кулаком в челюсть. То ли от неожиданности, то ли от выпитого, он упал с лавки на пол, да так больше и не пытался встать. Следующим получил толстяк, по морде подносом, который Эйрик выхватил у девушки-официантки. Казалось бы, конфликт был исчерпан, но толстяк, падая, задел соседнего пьянчугу, а тот не стал разбираться и треснул своего соседа. К драке стало присоединяться все больше и больше людей. Полетели миски, тарелки, кружки, пару раз в воздухе пролетали чьи-то зубы, а Эйрик как ни в чем не бывало ловко увернулся от махавшего кулаками детины, осторожно обошёл вцепившихся и качавшихся на полу двух забияк, а затем вернулся за свой стол.
   - А мы только было хотели помочь, - обратился к нему Ян, присаживаясь на лавку.
   - С пивом, девками и пьяным быдлом, которое так и просит, чтобы ему по морде дали - мне помогать не надо, - отмахнулся Эйрик, поднимая свою кружку с пивом.
   - Мы тут спросить у тебя хотели, - присоединился к разговору Марк.
   - Спрашивай, раз хотели.
   - Мне тут подсказали, что ты знаешь, как к Вороньему Гнезду добраться...
   - Что это?
   - Это школа...
   - Постой! - перебил его Эйрик. - Вроде припоминаю. Когда я ещё пешком под стол ходил, то мой дед брал с собой в море и сдаётся мне, он назвал одно место вот этим, Вороньим... Как ты там говорил?
   - Воронье Гнездо...
   - Ах да, точно. Да вспомнил... Был я возле этого гнезда.
   - А как найти его?
   - Да я так вам и не объясню. Да ещё и вспомнить бы, - он почесал затылок с задумчивым видом. - Ну... Оно же в море, на скале стоит. Это если бы я увидел ту местность, то показал бы, а так я вам не помощник...
   - Так ты нам покажешь, как его найти?
   - Я бы с радостью, но у меня здесь дела, - Эйрик стукнул пустой кружкой по столу. - Хозяин! Пива!
   - И чем ты занят? Истреблением запасов спиртного в этой забегаловке? - возмутился Марк.
   - У каждого своя работа, - развёл руками тот.
   - А если мы заплатим? - спросил Ян.
   - Тогда... - Эйрик потянулся и кинул на поднос девушке несколько бронзовых монет, когда та поставила ещё пару кружек перед ним. - Я подумаю.
   - Пять золотых монет, - сделал предложение Марк.
   - Четыре, - поправил его Ян.
   - Ха! Да четыре монеты я за день заработаю, не особо напрягаясь...
   - Это где же так платят?
   - Там, где я работаю... Хотя... Слушайте, а вы же на лошадях сюда добрались?
   - Ну да.
   - Это хорошо. Тут такая незадача, я свою лошадку про... - Эйрик громко кашлянул. - Потерял... А они нынче очень дорогие. Так вот, если дадите лошадь и четыре монеты сверху - тогда я вас проведу.
   - Лошадь! За то, что ты нас отведёшь? Знаешь, сколько мы за неё отдали? - возмутился Ян, покраснев, как свёкла от негодования.
   - Ну а что ты хотел? Война идёт. Всех лошадок на фронт забрали, вот и подорожали те, что остались. За так не достанешь, - Эйрик опрокинул кружку и тут же принялся за следующую.
   Марк с Яном переглянулись. Обоим это путешествие уже порядком поднадоело и терять единственную ниточку, связывающую их с таинственной школой чародеев не хотелось.
   Ян с явным недовольством вздохнул и положил четыре золотых монеты на стол.
   - Мы согласны, - сказал Марк, нахмурившись.
   - Вот и отличненько. Собирайтесь, поедем... - Эйрик поднялся из-за стола, шатаясь, допил последнюю кружку.
   - Может, ты проветришься для начала?
   - По дороге проветримся! Пошли! Если сейчас выйдем, то за сутки доберёмся.
   - За сутки? Ты содрал с нас лошадь всего за день езды? - возмутился Марк.
   - Ага. Неплохая у меня работа, да? - ответил Эйрик и поплёлся к выходу.
   *****
   - По буграм, по полям дивизия идёт. Там деревню спалит, там курицу украдёт, - Эйрик отхлебнул с бутылки и потянул за поводья. - Ноо. Куда пошла! - кобыла фыркнула и повернула с дороги на тропинку, петлявшую меж высоких холмов, за которыми выглядывали громадные скалы, верхушки которых покрывали бело-серые снежные шапки. Холодное дыхание севера начинало ощущаться даже здесь. Почти все деревья и кусты стояли без листьев. Ледяной ветер пробирался под тёплую одежду, а навстречу им летели одинокие снежинки, падая и растворяясь на лицах незваных гостей.
   - Войска Альхельмские лесами шли. Пока партизанскую стоянку в лесу тёмном не нашли... - Эйрик допил бутылку, покрутил её перед собой и спрятал в тюки, а за место неё достал полную.
   - Зря мы тебе наперёд заплатили... - сказал Марк, наблюдая, как тот откупоривает следующую бутылку. Эйрик забрал обещанную лошадь и теперь Марку приходилось ехать на одной лошади с Яном. Сидеть было неудобно, и он то и дело сползал с лошади.
   - Если бы вы не заплатили - я бы не поехал. Ик... Партизаны, завидев войска, принялись точить мечи. Но войска поганые к нашим не дошли, застряли в непролазных болотах. И на корм болотным чудищам пошли...
   Допеть ему не дала лошадь. Она вдруг шарахнулась в сторону, а сразу за этим раздался треск в лесу. Разлетелись в разные стороны чёрные, как сажа вороны, а сразу за этим с леса выскочил громадный кабан. Большой, как бык. С большими, закрученными клыками и высокой, лохматой холкой.
   Громадная туша пронеслась прямо перед ними, выбивая громадными копытами кочки мёрзлой земли. Следом за кабаном с леса выскочили один за другим два гончих пса: высокие, худые, с выпирающими из кожи мышцами. Не успели примятые псами ветки кустов вернуться на прежнее место, как их тут же сломали башмаки. Ихними обладателями оказались несколько невысоких, коренастых людей с луками, одетыми в тёплые шубы. Один из них на ходу вскинул лук, и не целясь выпустил стрелу. Кабан завизжал, споткнулся, а затем покатился по земле. Хряк попытался подняться, но в него тут же вцепились зубы гончих псов.
   - Северяне охотятся... - нарушил молчание Эйрик. - Я вот посмотрел на этого кабанчика и так кабанины захотелось. Жареного, на вертеле, да с приправами. Ммм... - мечтательно протянул он. - Здесь деревня неподалёку. Наведаемся? А? Все ровно по дороге.
   - Ну раз по дороге...
   Эйрик посмотрел голодным взглядом на кабана, спрятал бутылку и потянул за поводья: - Давай! Пошла родимая. Нам ещё к ужину успеть надобно!
   *****
   Совсем недалеко, за холмами, действительно оказалась небольшая деревня, раскинувшаяся на берегу скалистого берега, о который разбивались барашки волн. До самого горизонта перед ними раскинулось море. Громадное, казавшееся бескрайним море, тёмного, почти чёрного цвета. Вдали, то исчезая за волнами, то появляясь снова, качались маленькие, рыбацкие лодки, с такими же маленькими людьми, словно мурашками, на них.
   От открывавшегося пейзажа захватывало дух.
   Марк вдохнул полную грудь воздуха, пахнущего солёной морской водой и промолвил: - Как красиво...
   - Ясен пень, - ответил Эйрик. - Это же север. Скалы, снег, бескрайнее море... Эх был бы я поэтом - непременно бы сочинил песню про эти места... Да что уж там говорить... Ну, пойдёмте, пейзажи никуда не денутся... Полюбоваться можно и вечером, а вот кабанчик вполне может закончиться, - сказал он, и спрыгнув наземь, повёл лошадь за собой. Марк, в предвкушении шикарного ужина последовал его примеру, так как ехать сзади было чертовски неудобно, да и размять ноги после езды было неплохой затеей.
   Маленькая деревушка насчитывала всего десяток домов, несколько больших зданий, служивших наверняка складами и небольших размеров корчму. Видать, здесь нечасто бывали гости, так как по сравнению с другими учреждениями, повстречавшихся им на пути - эта была совсем маленькая, рассчитанная человек на десять. Рядом с корчмой стояло несколько недостроенных рыбацких лодок, сидели рыбаки в окружении разномастных кошек, которые с нетерпением ждали, когда им перепадёт что-нибудь с улова. Несколько женщин стирали бельё прямо в море, а на причале, сделанном из толстых брёвен игрались детишки.
   Марку хотелось постоять на причале, подышать морским воздухом. Даже появилась безумная идея - покататься на лодке, самому поуправлять. Хоть он этого ни разу ещё не делал. Но Эйрик потащил их сразу в корчму. На удивление там оказалось многолюдно. Почти все столики были заняты посетителями - суровыми мужиками с мечами, топорами и луками. Они пили и шумно обсуждали, каждые своё. Запыхавшийся корчмарь то и дело бегал меж столами, наполняя кружки и меняя пустые тарелки на полные.
   - Да у них тут целая своя армия, - сказал Ян, рассматривая людей.
   - Чего вылупился? - спросил его мужик с большим, рваным шрамом на лице.
   - Место выбираю, - невозмутимо ответил Ян.
   - Будешь сюда смотреть - найдёшь! На кладбище! - мужик засмеялся.
   Ян ему ничего не ответил. Он сел за единственно свободный соседний столик. Марк только было хотел присоединиться, но тот мужик снова повернулся к ним: - Здесь занято, - сказал он, демонстрируя выбитые передние зубы.
   - Ещё раз сюда развернёшься, и будешь говорить с моим молотом, - ответил ему Эйрик, демонстративно поставив молот на пол.
   - Ну как хотите... Я предупредил, - ответил тот и развернулся.
   Эйрик немного постоял, ожидая драки, но ничего не происходило, тогда он оставил молот и раздосадованным взглядом посмотрел на бегающего меж столами корчмаря: - Ладно... Пойду, закажу нам что-нибудь, не то до вечера голодными будем.
   Только он отошёл, как тут же дверь отворилась. В корчму зашли трое. Марк их сразу узнал, это именно они сегодня охотились на кабана неподалёку от деревни. Самый высокий из них, в тёплой шубе, подошёл к их столу и треснул ладонью по башке мужика, который к ним приставал: - Я же просил придержать мне место.
   - Дак я им говорил, что занято, а они лезут...
   - Господа, - обратился он к ним. - Может, освободите нам местечко?
   - Хорошо, - ответил Ян. - Часа через два или даже три, непременно освободим.
   - Ладно. По-хорошему вы не хотите. Придётся вас вышвырнуть, - он нахмурился и схватил его одежду.
   Яна такая наглость разозлила, он схватил миску с кашей, стоявшей на соседнем столе и с размаху разбил её о его голову. В помещении сразу все затихли. Было слышно только как звякнули осколки, падая на пол, да потрескивание дров в маленьком камине у барной стойки.
   Незнакомец, провёл рукой по голове, измазанной в каше, скинул с уха лавровый лист и медленно произнёс: - Это ты зря...
   - Ты что творишь? - раздался голос Эйрика, пробирающегося сквозь столики. - Это же Хевард Сневьерд!
   - Да мне один хрен, как его зовут!
   - Хевард. Он же не знал, с кем имеет дело, - начал было Эйрик, но Хевард его не слушал, ровно, как и Ян. Оба молча вышли на улицу. Следом за ними с корчмы вышли и все посетители. Они обступили их полукругом, образуя собой арену для сражения. Хевард не стал ждать. Он сразу выхватил меч и рубанул им наотмашь. Янислав уклонился и тут же сделал выпад, но безуспешно.
   Марк дёрнулся было к ним. Но его схватила чья-то крепкая рука.
   - Не стоит, - сказал Эйрик. - Не можно становиться на пути у Хеварда...
   - Почему?
   - Сейчас сам увидишь, если твоему другу повезёт.
   Марк измерил недоверчивым взглядом проводника, но почему-то решил прислушаться. Он знал, что в любой момент может скинуть всех в море простым движением руки. Поэтому решил прислушаться и не вмешиваться. Тем временем Ян продолжал ходить вокруг более крупного Хеварда, время от времени делая выпады и защищаясь от ударов противника. Мечи со звоном и скрежетом ударялись друг о друга. Но это продолжалось недолго.
   - Ну! Давай! Нападай! - крикнул Хевард. Такой бой ему быстро надоел. Он широко замахнулся, намереваясь во что бы то ни стало попасть в противника. Но Ян, воспользовавшись заминкой, перекатился в сторону. Его лезвие блеснуло в воздухе и рассекло шубу Хеварда. Однако его это не остановило. Его глаза налились гневом, покраснели, стали как у разъярённого вепря. Развернувшись, он стал наносить удары. Один за другим, оттесняя Янислава к импровизированному краю арены. Ещё немного и он бы выбил противника за кольцо людей. Но Янислав вдруг отбил удар и нырнул под руку. Ловко оказавшись сзади, он занёс меч за голову и рубанул по шее. Голова слетела с плеч и покатилась бы в море, если бы один из людей не подставил руку.
   С шеи Хеварда потекла кровь, заливая шубу. Но тело и не думало падать. Оно перехватило меч руками и загнало его в мёрзлую землю.
   - Ловко, - сказала голова, которую взял в руки один из его людей. Затем рука Хеварда махнула бородачу с головой, и он услужливо вернул её хозяину. Хевард одним движением примостил её на место: - Вот зараза. Всю шубу испачкал. Придётся новую доставать, - сказал он и посмотрел на Янислава. - Раз уж ты такой прыткий, то я с тобой драться не буду. Но... - Хевард поднял палец вверх. - На рыбалку с собой завтра возьму... В качестве приманки! - он засмеялся и вернул меч в ножны. - В клетку его!
   Его люди сразу же скрутили Янислава и потянули в один из сараев. Один из них, с бородой до самого пояса, толкнул плечом Марка, который кинулся вслед за другом, и зло посмотрел на него снизу вверх: - Увижу возле сарая - и ты пойдёшь на подкормку вместе с ним, - сказал он и ушёл за остальными. Марк не смог себя заставить даже поднять руку, чтобы разбросать людей Хеварда по сторонам. Он со злостью посмотрел на двух стражников, оставшихся у сарая, подобрал выпавший меч Янислава, а затем уставился на Эйрика и вопросительно кивнул головой: - Это что было?
   - Хевард Сневьерд, - ответил Эйрик. - По поверьям, раньше в этих краях жила злая ведьма - Беатрис. Она воровала людей, калечила своими проклятиями, превращала их в уродливых существ, если ей что-то не понравиться. А ей не нравилось всё... - Эйрик многозначительно поднял палец вверх. - Долго люди её терпели. Но всему хорошему или плохому приходит конец. Вот конец настиг и её. Молодой охотник Хевард Сневьерд собрал десяток молодцев и пошёл в логово ведьмы. И настигла её там кара людская. Но перед смертью она прокляла его, обрекая на вечную жизнь в мучениях... - Он замолчал, наблюдая, как захлопываются двери сарая, куда поместили Яна.
   - Выходит, он бессмертный?
   - Да...
   - Ты так много знаешь об этом проклятии. Но, похоже, ты забыл о нем, когда в баре грозился разбить молотом морду одному из его людей.
   - Я знаю в лицо только Хеварда. Откуда же я мог знать, что это один из его людей!
   Марк криво усмехнулся: - Ладно. Нам нужно что-то придумать до завтра, иначе он убьёт Янислава... Хм... А что, если я их попробую задержать магией?
   - Так ты долбаный чародей?
   - Вроде как... Но я не припомню ни одного годного заклятия... Слушай, а что ты говорил о проклятии?
   - Что ведьма прокляла...
   - Нет, не об этом. Что если его снять?
   Эйрик только недоверчиво посмотрел на чародея.
   - Ты говорил, эта ведьма жила в этих краях?
   - Да. В заброшенном замке на западе от этой деревни. Но туда добрых полдня ходу.
   - На лошадях?
   - Ну не на мне же!
   - Так чего мы тогда ждём?
   - Эй! Я к ведьме в логово лезть не нанимался.
   - К мёртвой ведьме.
   - Да как по мне хоть засоленной в бочке. У меня аж волосы на жопе шевелятся, как я подумаю о её логове...
   - Ну хорошо. Получишь и вторую лошадь.
   - Вторую? - Эйрик замялся, раздумывая. - Ну... Хорошо. Я покажу где её логово... Но я ближе, чем на сотню шагов к замку не подойду!
   - Договорились. Садись на лошадь!
   *****
   В вечерних сумерках, посреди горной местности, сначала проступили неровные очертания башен, а потом и тёмные, высокие, словно скалы, стены замка. Они постепенно приближались, становясь все больше и больше. Вскоре огромный, каменный замок предстал перед ними во всей красе. С высокими, неприступными стенами, большими окнами на верхних этажах и единственными воротами, ведущими в тёмные глубины замка. Над всем этим летали, каркая чёрные вороны. Мрачности замку добавлял и подвешенный труп, болтавшийся на дереве, неподалёку от крепости.
   - Вот мы и приехали, - почти шёпотом сказал Эйрик. Его взволнованный взгляд бегал по тёмным очертаниям крепости.
   - Выглядит мрачновато, - подтвердил Марк. Он уже и сам был не в восторге от своей идеи. - Но! Пошла, - скомандовал он своей лошади. Но та наотрез отказалась идти вперёд. Лошадь Эйрика тоже заржала и взволновано замотала головою.
   - Чует животное, что место это не хорошее, - сказал Эйрик и спрыгнул на землю. Марк последовал его примеру. Затем взял меч, ещё раз осмотрел мрачное сооружение, одиноко стоявшее среди каменистых равнин и сделал неуверенный шаг навстречу неизвестности.
   - Постой! - окрикнул его Эйрик. - Я, наверное, пожалею об этом... - он озадаченно почесал затылок. - Но я пойду с тобой... Сейчас вот только лошадей привяжу...
   Осторожно ступая по мёрзлой земле, они подобрались к большим, тёмным воротам. Но чем ближе они подходили, тем отчётливее ставало видно, что ворота заперты. Огромные, дубовые ворота преграждали им путь.
   - Вот мы кажется и приехали... - подытожил Эйрик. - Через стену не перелезть, а...
   Но Марк его перебил. Он вскинул руку. В темноте его ладонь засветилась слабым свечением, а затем глупо бахнуло. По ушам будто бы кто молотом огрел. Перепуганные вороны взлетели с насиженных мест, к остальным собратьям. Зазвенел металл. Громадные двери скрипнули, и немного приотворились. К счастью этого было достаточно, чтобы Марк протиснулся внутрь. Эйрик полез следом, но там он и застрял.
   Вдвоём они с трудом отодвинули немного дверь, и попали внутрь замка. Там, на большом, просторном внутреннем дворе царила пустота и разруха. Перевёрнутые телеги, разбитые бочки. А если хорошо присмотреться, то можно было заметить трупы в доспехах, скрывающиеся в темноте. Ветер слабо шевелил старый шлем, висевший на выгнутой оконной решетке, отчего тот тихонько, монотонно звенел. Выстукивая одному ему известную мелодию.
   - Сколько же их тут полегло... - протянул Эйрик.
   - Заглянем внутрь? - спросил Марк, вытягивая из самодельных ножен, которыми послужила ему верёвка, меч, и не дожидаясь ответа, приблизился к металлическим дверям, преграждающим дальнейший путь. К счастью они легко отворились, лишь жалобно скрипнув. В этот момент за спиной раздался глухой удар. Оба быстро развернулись назад. Ворота были закрыты. Будто и не открывал их никто.
   - Вот зараза ж... - протянул Эйрик. - Как чувствовал, что нельзя было сюда приезжать.
   Марк хотел было что-то сказать. Но что - забыл. Ему стало вдруг не по себе. Он вдруг отчётливо почувствовал чей-то взгляд, уставившийся ему в спину. Марк резко развернулся. Но там никого не было. Лишь чёрный ворон осматривал непрошеных гостей своими маленькими глазами-бусинками. Закончив разглядывать их, он каркнул и перелетел на металлическую калитку.
   Марк немного успокоился, но чувство, что кто-то наблюдает за ними, никуда не делось. Но стоило ему обернуться, как взгляд начинал сверлить его спину с другой стороны. Некоторое время они стояли так, не решаясь сделать ни шагу. Эйрик видать также чувствовал неладное. Он топтался на месте со своим молотом в руках, оглядываясь по сторонам.
   - Нужно было хоть бы выпить, перед тем как входить... Литров так десять, - протянул Эйрик.
   Марк отметил про себя, что это точно бы не помешало. Он сделал глубокий вдох и шагнул внутрь калитки. Из-под ботинка выскочила здоровая, серая мышь. Пискнула и убежала в тёмные кусты.
   Было здесь совсем всё по-другому. Вместо беспорядка - чистая дорожка, ведущая к входу в приоткрытые двери, большие окна с декоративными решётками на них, а само здание оплетали плетущиеся растения с большими, пожелтевшими листьями. Тем временем на улице стремительно потемнело. Вечерние сумерки сменились непроглядной темнотой, лишь слегка освещаемую полной луной, которая выглядывала из-за тёмных туч.
   Первым решился зайти в замок Марк. Он осторожно толкнул двери. К счастью они также оказалась незапертые, и послушно скрипнув отворились, открывая тёмное помещение. Эйрик тем временем разжёг факел, который он снял со стены. Свет пламени осветил просторную комнату. Вероятней всего гостиную, предназначенную для приёма гостей.
   Был здесь и большой стол, и длинные диваны со стульями. Под потолком висела громадная люстра, местами затянутая паутиной, с новыми свечами, а стены украшали картины, с изображёнными на них портретами людей.
   - Ванмиль Де Парриц, - шепотом прочитал Эйрик подпись под картиной, изображающей старика, рядом с поверженным белым волком. - Это дед ведьмы... Знал бы он, какая у него внучка выйдет. Тогда, наверное, она бы здесь нарисована была у его ног. Строгий был мужик.
   - Ты много знаешь... Тебе точно не вторая сотня лет пошла?
   - Нет... Просто в детстве нам вместо сказок рассказывали о том, куда не надо ходить, чего не нужно делать, а ещё чуть ли не в деталях объясняли, как ведьма выглядит, чтобы мы убегали, как только её увидим.
   - Может, вам рассказывали ещё, куда дели тело ведьмы?
   - Нет. Этого я точно не знаю. Но это же ведьма, а поверья гласят, что ведьму нужно либо обезглавить, либо сжечь. Если бы её сожгли, то наверняка бы созвали бы людей и публично бы спалили. А такого я не слышал... Значит, она лежит где-то неподалёку... Только ведь её прикопать должны были как собаку бешеную, да и надгробие бы ей никто не стал ставить... Погоди, а зачем тебе тело?
   - Нужно же с чего-то начинать. Нужно понять, как снять проклятие.
   - Ох, не уверен, что Хеварду это понравиться. Хотя с другой стороны этот "герой", - Эйрик презрительно сплюнул при его воспоминании. - Уже порядком поднадоел северянам. Думает если он бессмертный, то ему все можно!
   - Тихо ты! Не кричи... - прикрикнул на него Марк и замер. В помещении справа от него из приоткрытой двери раздался тихий шёпот. Нечеловеческий. Мёртвый. - Слышишь? - спросил Марк.
   - Я в одиночку на медведя ходил, участвовал в сотнях битв, попадал в свирепейшие штормы. Но никогда мне ещё не было так страшно, как сейчас.
   - Не тебе одному... - ответил Марк и осторожно подошёл к двери. Его рука снова засветилась едва заметным светом.
   Эйрик поправил бороду и крепко схватился за рукоять молота. Как только Марк толкнул дверь, он сразу же закричал и забежал в комнату. Но прежде, чем он успел что-либо разглядеть, раздался женский смех и факел погас. Распахнулось окно, впуская в комнату слабый лунный свет.
   В дальнем углу скрипнула доска. Раздались отчётливые шаги, а затем в свете луны сверкнули два жёлтых глаза.
   - Ух ты ж зараза! - крикнул Эйрик и со всей силы ударил топором в то место, где, по его мнению, должен был находиться зверь. Что-то со страшным грохотом разлетелось, а зверь зашипел. Следом за ним по зверю ударил магией и Марк. По ушам дало сильным грохотом. Всё, что не было привинчено к полу, разлетелось по комнате со страшным грохотом. Только после этого в комнате воцарилась тишина. Было слышно лишь, как тяжело дышит Эйрик, да скребет что-то на улице. Будто кто мечом по камню водит. Некоторое время они стояли, не двигаясь, ожидая пока чудище нападёт. Но ничего не происходило. Лишь выждав некоторое время, Эйрик снова зажёг факел. Его света хватило с лихвой, чтобы осветить почти всю маленькую комнатушку. В ней творился просто невероятный беспорядок. Большой, письменный стол был разломан пополам, валялись перевёрнутые табуреты. По всей комнате были разбросаны книги. Валялись разбитые статуэтки и вазы. Но зверя нигде не было. Ни в одном из дальних, тёмных углов не было видно его жёлтых глаз.
   Марк осторожно ступил вперёд, к тёмному углу, до которого не доставал свет факела. Под ногами заскрипел деревянный пол, затрещали осколки стекла. Вдруг в углу снова зашипело, а с темноты на него выбежал чёрный кот. Запрыгнул на подоконник, выгнул спину и снова зашипел.
   - Ах ты ж тварь мелкая! - крикнул Эйрик и запустил в кота книжкой. Но тот успел выскочить в открытое окно. - У меня же чуть сердце не выскочило.
   - Не расслабляйся. Я слышал смех. Кошки смеяться не умеют, а значит, мы ещё познакомимся с хозяином замка.
   - Не хотелось бы. Ладно, ищи чего ты хотел, да пошли поскорее, не то я до утра здесь поседею...
   Марк раздосадовано осмотрел бардак, который он здесь устроил и пошёл проверять следующую дверь. Та оказалась закрытой и Эйрику пришлось выбить её молотом. Но там их ждали только старые, пыльные ящики. Побродив ещё немного по гостиной, они поднялись по каменной лестнице, ведущей наверх. Второй этаж был закрыт. Путь им преградила толстая дверь.
   - Ну-ка отойди, - сказал ему Эйрик и ударил молотом по двери. Но тот отскочил, выпал с рук и с грохотом полетел вниз по лестнице. - А это, ещё что за? - удивился Эйрик, потирая ушибленные руки и не стесняясь в выражениях.
   - Дверь тёплая... Это магия. Интересно бы знать, какое заклятие здесь наложено... А что, если... - Марк приложил руку к двери и подумал о первом, пришедшем на ум заклятии. - Ничего не происходит... Эйрик, посвети, - сказал он и достал книгу. С его руки вырвалось слабое, зелёное свечение и книга сама развернулась на нужной странице. - Вот оно... - Марк снова положил руку на дверь. - Не то...
   - Может постучать нужно? - сказал Эйрик и трижды стукнул рукой. За дверью щёлкнул засов, а затем дверь приоткрылась.
   - Вот тебе и магия... Иногда все гениальное просто. Пойдём, посмотрим.
   Чародей первым шагнул вперёд. Оказалось, что магическая дверь запирала одну из башен замка. Внутри башни было немного места. На полу лежали ковры, шкуры убитых зверей и какие-то ящики. А в дальнем углу была лишь одна кровать. При этом большую часть пространства всё равно занимала паутина. Сквозь единственное окно в башню попадал слабый лунный свет, освещая угол кровати, заправленной старым покрывалом.
   - Кто вы? - раздался вдруг женский голос.
   Эйрик от неожиданности сделал шаг назад, поскользнулся и упал прямо на ящик, разломав его в щепки.
   Марк осторожно осмотрел темноту. Но все-же собрался с духом и ответил: - Мы пришли, чтобы отыскать способ снять проклятие с одного человека, - промолвил Марк, ещё не до конца понимая с чем имеет дело.
   - Какое проклятие? И что за человек? - спросил голос из темноты, куда слабый свет догорающего факела не доставал.
   - Я предпочитаю знать с кем разговариваю, - ответил Марк, сложив руки на груди. При этом правая рука продолжала источать слабый свет. Несмотря на внешнее спокойствие, чародей готов был в любой момент наложить заклятие.
   Огонь на тлеющем факеле вдруг стал моргать, а затем и вовсе погас.
   - На столе стоит свеча, зажги её, - вместо ответа произнёс голос.
   Эйрик с глухим стуком поставил молот на пол. Его трясущиеся руки принялись обшаривать карманы в поисках кресала. Но вдруг на раскрытой ладони чародея вспыхнул огонёк. Марк поднёс руку к свече, стоявшей в диковинном подсвечнике, в форме льва, который держал в пасти свечу. Слабое пламя перепрыгнуло на свечу, выхватив неясный силуэт, сидевший на кровати. Марк подвинул свечу поближе к силуэту. Теперь можно было разглядеть женскую фигуру в чёрном, длинном платье с большим декольте, длинными чёрными волосами, вполне симпатичным лицом, маленьким носиком, тоненькой линией губ и большими, тёмными глазами. И все бы ничего, но она была полупрозрачной. Как будто марево.
   - Призрак... - протянул Марк. - Так как тебя зовут?
   Тонкие губы девушки растянулись в улыбке. Она поднялась с дубовой кровати и прошла сквозь стол. Пламя свечи лишь слегка колыхнулось. Её ноги парили над каменным полом, не касаясь его босыми ступнями.
   - Меня зовут Беатрис, - сказала девушка.
   - Это же та самая долбаная ведьма! - крикнул Эйрик.
   - Ведьма, ведьма... Даже после смерти вы меня не можете оставить в покое, - ответила ему девушка. - Я никогда не колдовала и даже не знаю, как произнести самое простое заклятие.
   - Но... - протянул Эйрик. Это все, что он сумел с себя выдавить.
   - Окрестное население считает наоборот, - возразил ей Марк. Он пододвинул стул к себе и уселся на него, закинув ногу на ногу.
   - Окрестное население... - девушка вздохнула. - Это все Феерден Сневьерд...
   - Кто это? - спросил Марк.
   - Отец нашего бессмертного друга, - прошептал Эйрик.
   - И причём он здесь?
   - Мы... - начала говорить девушка. - Мы с Хевардом любили друг друга.
   - Чувствую, история обещает быть интересной, - прошептал Эйрик, завороженно рассматривая марево.
   - Не было здесь ничего интересного... Мы просто полюбили друг друга, но его отца это совсем не устроило... Он считал, что простая деревенская девка не достойна его сына...
   - Деревенская девка говоришь? Такому замку любой позавидует.
   - Это не мой замок. Когда меня выгнали с деревни, я стала жить в этом замке. Люди говорят, что он проклят и обходят его стороной... А мне не было куда деваться...
   - Ну, хорошо, и что дальше?
   - Его старик обозвал меня ведьмой и стал распускать слухи о том, что я ворую людей для своих чёрных обрядов...
   - А куда тогда они по-твоему девались!? - возразил Эйрик.
   - Феерден богат и влиятелен. Я думаю, ему не составляло труда оплачивать услуги наёмных бандитов... Он очернял моё имя долгие годы... Но это нас не останавливало, мы продолжали встречаться... А в один прекрасный день мы решили обвенчаться и убежать... Мы никому об этом не говорили, но видать даже у деревьев есть уши... Узнав об этом, старик просто взбесился. Он нанял десяток разбойников и отправил их за мной... Я сидела здесь, в башне, когда ко мне ворвалось трое головорезов с мечами... Они убили меня, а затем вытащили тело, отрубили голову и закопали в саду...
   - Печальная история, - произнёс Марк, всматриваясь в призрак девушки.
   - Я уже смирилась с этим. Видать, по-другому просто быть не могло...
   - Извини за вопрос, но что случилось с Хевардом?
   - Он пришёл слишком поздно. Хевард в тот день отправился в соседнюю деревню за друидом, чтобы он нас обвенчал... Он пришёл уже тогда, когда бравые воины убили меня. Нескольких разбойников он убил. Остальные сбежали. То ли они испугались разъярённого Хеварда, то ли его отца, который бы с них кожу заживо содрал, если бы они хоть пальцем его тронули... - девушка вдруг запнулась и всхлипнула.
   - Да уж, херово получилось, - протянул Эйрик.
   - А что стало с Хевардом? Кто его проклял?
   - Его прокляли? - удивилась девушка. Она подошла чуть ли не вплотную к чародею и посмотрела ему прямо в глаза. - Что с ним? Его обратили в чудище?
   - Нет, нет, - прервал её Марк. - Он ни в кого не превратился... Хевард бессмертен.
   - Бессмертен? Ох. Я даже не знаю, радоваться ли мне или горевать...
   - Я не знаю... Но ты можешь помочь нам снять с него проклятие. Вспомни, что случилось, когда вы в последний раз виделись...
   - Я видела его в последний раз, когда он зашёл ко мне в башню... После этого он много раз приходил. Но я видела его только издалека, я не могла выйти из башни. Будто меня здесь что-то держало.
   -Вспомни, может, кто-то из разбойников сказал проклятие? Любое плохое слово в его сторону.
   - Нет, я не знаю, что они ему говорили, мне было слышно лишь звон металла. Но когда он зашёл в башню и увидел кровь на полу, то сказал, что не успокоиться до тех пор, пока не изведёт со свету всех моих обидчиков...
   - Вот тебе и проклятие... - вздохнул Марк. - Выходит, он сам себя проклял.
   - Я слышал, что те, кто ходил с ним на ведьму, давно уже померли, - присоединился к разговору Эйрик. - Вот только старика Феердена, я слыхал кондрашка хватила. Причём умер он в своей постели, обычной смертью.
   - Значит, он не сумел убить своего отца, или не успел... Поэтому проклятие не получается снять... В любом случае, это проклятие связано с тобой, Беатрис. Я думаю, если похоронить твоё тело, то твоя душа успокоиться, а вместе с ним, возможно, уйдёт и проклятие.
   Девушка кивнула головой: - Вы поможете мне? Я очень устала от одиночества...
   - Покажи Эйрику, где лежат твои кости, а я пока присмотрю уютное местечко в саду.
   *****
   Тихо скрипел ясен на ветру, качая ветвями в такт порывам ветра. Пугукали совы, облюбовавшие его ветви. Монотонно постукивала старая калитка на ветру. Теперь это место не казалось таким уж страшным. Не пугали потемневшие от времени черепа в доспехах, тёмные, мрачные стены замка с выбитыми глазницами окон, даже чёрные вороны, с интересом наблюдавшие за тем, как чародей копает могилу, не нагнетали чувство безысходности.
   - Что ж ты такое тёмное место выбрал? - спросил только что подошедший Эйрик. В его руках были лохмотья, с которых выглядывала кость руки.
   - Зато под деревом уютно будет, - возразил Марк, опираясь на лопату, которую кто-то забыл в саду.
   - Ох, не хотел бы я рядом с тобой помереть. Ты в камнях зароешь...
   - Может, вы приступите к делу? - спросил призрак девушки. - Мне неловко вас отвлекать. Но я хочу, чтобы все уже побыстрее закончилось.
   - Ах да... - Эйрик выложил кости в правильном порядке в могилу.
   - А теперь скажи: "Вернись в мир живых", - сказал призрак.
   - Это ещё нахрена? - спросил Эйрик.
   - Сдаётся мне, эти слова уж явно будут лишними, - ответил Марк, выпрямляясь.
   - Нет, ни сколько, - ответил призрак и шагнул прямо в Эйрика. Тот хотел было отпрыгнуть, но в последний момент замер, его глаза потупились прямо перед собой, будто ничего не замечая.
   - Вернись в мир живых, - сказал он и положил череп к костям.
   - Стой! - крикнул Марк. Но не успел. Только череп занял своё место, как призрак вышел с него, а затем вдруг засветился зеленоватым светом. Кости притянулись к призраку. Прозрачная фигура девушки стала в один момент настоящей. Чёрные волосы стали развеиваться на ветру, зашевелились полы платья. В один момент милое личико постарело на десятки лет: появились морщины, нос вытянулся и ссохся, руки высохли, а ногти стали большими как у волка.
   - Ах, сколько я этого ждала, - промолвила Беатрис совсем другим - старческим, хриплым, противным голосом. - Наконец, теперь я свободна!
   - Вот ты ж стерва старая! - крикнул пришедший в себя Эйрик. - Ты нас обманула!
   - Как жаль, - засмеялась ведьма. - Ты мне помог, я сварю тебя первого.
   - Значит, это всё-таки ты прокляла Хеварда? - спросил Марк.
   - Я? Да... Я... Это я его прокляла... Скажи... Он мучается? - спросила Беатрис, при этом продолжая превращаться в ужасную старуху, которой на вид было лет триста.
   - Нет. Он жив, и похоже вполне себе наслаждается жизнью.
   - Наслаждается? Ох, значит, пора навестить его. Пол столетия одиночества... Я буду долго его мучить... После того, как сварю с вас ужин.
   - Попробуй, - сказал Марк. Его ладонь засветилась оранжевым светом.
   - Чародей? Могучий. Много сил я с тебя получу.
   - Попробуй взять, - ответил Марк. Его ладонь засветилась, и вокруг ведьмы вспыхнули несколько факелов, расставленных там заранее, осветив круг, сделанный с белого порошка. Завидев его под ногами, ведьма закричала, кинулась к ним, но ударилась об невидимую стену.
   Марк присел на корточки рядом с ней, не опуская при этом руку, которая продолжала светиться слабым светом: - Значится, не получится теперь нас сварить.
   - Не получиться, - вздохнула ведьма, немного успокоившись. - Выпусти. Я сделаю все, что ты захочешь.
   - Хорошо. Сними заклятие с Хеварда и тогда я тебя освобожу.
   - Я не могу колдовать в этом кругу. Отпусти и тогда я сниму проклятие.
   - Эх... Вижу, мы не договоримся, - вздохнул Марк, поднимаясь. - Пошли Эйрик, пора возвращаться.
   - Постойте! - крикнула ведьма. - В башне лежит кукла, она заколдованная. Сожгите её, и он снова станет обычным! А теперь выпусти меня!
   Марк нервно улыбнулся. Он поднялся, а его рука зажглась пламенем.
   - Мы с тобой договаривались, что ты меня освободишь!
   - Верно, освобожу, от злых чар, которые помутили твой рассудок.
   - Ааааа! - закричала ведьма, кидаясь на невидимые стены, удерживающие её внутри.
   Марк ступил шаг вперёд и стер ногой линию, одновременно с этим из его руки вырвался поток пламени. Но ведьма вместо того, чтобы кричать вдруг замерла, как гончая собака, затаившаяся перед броском и в тот момент, когда пламя преодолело черту - исчезла. А через несколько секунд из круга вылетел ворон. Чудом разминувшись с огненным столбом, он тяжело взмахнул крыльями и взлетел, стремясь взмыть к чёрным воронами, кружившим над ними. Чародей развернулся, и огненный столп ударил по ворону, но тот успел улететь. Все вокруг затихло. Лишь тихонько шуршали падающие, горящие листья, да потрескивала воспламенившаяся трава.
   - Ох, сука, - только и выдавил из себя Эйрик. - Если люди узнают, что мы натворили - нас повесят, причём на ближайшем дереве.
   - Ведьму не убили окончательно в прошлый раз. Она всё равно рано или поздно бы возродилась. Мало любопытных в этих местах рыщет что ли, - ответил Марк, вглядываясь в маленькие кусочки пепла, кружившие в воздухе. Ему никак не верилось в то, что все обошлось.
   - Провела она меня, как последнего остолопа... Нужно найти её.
   - Не тебя одного, мне тоже на мгновение показалось, что все эти предосторожности будут излишними... Хорошо... Найдёшь, и что дальше?
   Эйрик только бессильно сжал кулаки.
   - Ладно. Когда объявиться, тогда и займёмся ей. Я думаю, она ещё долго будет зализывать раны... Пойдём, заберём куклу и в путь. Скоро рассветёт.
   *****
   Загнанные лошади неторопливо перебирали копытами, тяжело дыша. Из их широких ноздрей валил клубами пар. Пока кони шли галопом, сон удавалось сдержать. Но теперь, когда они устали и ели плелись - бессонная ночь дала о себе знать. Глаза резало так, будто их кто песком посыпал. Чтобы не заснуть Марк решил поговорить: - Здесь всегда так холодно? - спросил он у Эйрика. В ответ тишина. Марк повернул голову и увидел, что тот спит. Он склонил голову и теперь лишь чудом удерживался на коне, шатаясь в такт шагам кобылы. Чародей вынул с седельных сумок зелёное яблоко. Обгрыз его со всех сторон и швырнул огрызком в спутника.
   - А? Что? А ну, подходите по одному! - крикнул Эйрик, приподнимаясь в седле. - Что это было? - спросил он, осмотрев его сонным взглядом.
   - Ничего, огрызком по тебе попало.
   - Огрызком... Эт ты бросил что ль?
   - Нет, это все ветер... А что ты говорил о рыбалке?
   - О какой ещё рыбалке?
   - Ну, Хевард пообещал взять Яна на рыбалку...
   - Ах, ты об этом, - перебил его Эйрик. - Это он так, образно.
   - Поясни.
   - Марк, он же бессмертен. Бесконечные пьянства, грабежи, убийства - это ему уже порядком надоело. Он ищет способ разбавить свои серые будни. Теперь он взялся за легенду о морском чудовище...
   - Каком ещё чудовище?
   - Морском же. По преданиям в северном море живёт морской змей - Баскак...
   - Жрёт девственниц и просит себе поклонения? - перебил его Марк.
   - Нет. Не перебивай! - прикрикнул на него Эйрик. - Змей живёт здесь уже тысячелетиями. Сотни лет, из поколения в поколения люди передают поверья о страшном чудище, топившем корабли.
   - И как же оно выглядит?
   - Этого никто не знает. По крайней мере, никто из живых... Так вот, чтобы он не напал на корабль и не потопил его - нужно перед тем как выйти в открытое море, принести жертву. Неважно какую: заяц, пойманный в силки, старый пёс, либо паршивая овца - важно задобрить чудовище, иначе можно уже не вернуться.
   Марк сделал наигранно-удивлённое лицо. Он уже пожалел, что разбудил Эйрика: - Так чего Хевард хочет от Яна? - перебил он его рассказ.
   - Принести его в жертву понятное дело. Это чудовище объявиться за твоим другом. Тогда он его убьёт и прославится на весь север как убийца страшного монстра, топившего корабли.
   - Вот же обезумевший придурок... - прошипел Марк.
   - Он бессмертный, он может позволить себе быть безумным... - Эйрик сделал страшную гримасу. - Слушай, - продолжил он после недолгого молчания. - А ты ведь чародей. Разве ты не можешь развести руками, сказать: "Фокус-покус" и превратить их скажем так... Эмм... В куриц?
   - Если бы я мог, разве я бы отдал тебе второго коня?
   - А кто вас чародеев знает то... Я слыхал об одном. Тот мог наколдовать себе все, что угодно. Но предпочитал, чтобы чай ему привозили с далёкого королевства, а заваривала именно одна из его служанок. Он тратил на это огромные средства. Говорил, что чай, доставленный и сделанный с таким трудом имеет особый вкус. Впрочем, именно это его и убило. Однажды вместо чая служанка принесла ему яд.
   - Ну что же. Теперь буду знать, что заказывать чай вредно для здоровья.
   - Вредно для здоровья - быть напыщенным, самовлюблённым козлом, с завышенным чувством собственной важности.
   Их разговор прервала деревня, вынырнувшая из-за замерзшего холма. Показались высокие крыши рыбацких домиков, начали брехать псы, оповещая своих хозяев о непрошеных гостях.
   - Слушай, Марк, - промолвил Эйрик. - Я хотел... Ты ведь... Мне жизнь спас.
   - Когда это я успел?
   - Не придуривайся. Если бы не ты, ведьма нас бы убила... Спасибо тебе, за то, что вытащил нас...
   - Пожалуйста, обращайся, - улыбнулся Марк и завёл лошадь в деревню. Проезжая мимо сарая, где держали Яна, он увидел, что охраны там больше нет. Он спрыгнул с коня и открыл дверь. Пусто! Ему стало не по себе. Неужели опоздали? Чародей сорвался с места и побежал в корчму. Пнул рукой дверь. Там практически ничего не изменилось. Вся банда Хеварда так же сидела и пила. Вот только его нигде не было.
   - Где Хевард? - спросил он первого попавшегося бандита.
   - А мне почём знать, передо мною он не отчитывается, - ответил тот, с трудом шевеля губами. Закончив говорить, он рухнул лицом прямо в тарелку и захрапел. Примерно так же ответили ему и остальные бандиты. Разве что в тарелки не падали, да реплики лишь отличались количеством ругани в них. Отчаявшись, Марк вышел на улицу и уставился в море, пытаясь отыскать глазами корабль, либо лодку, на которой Хевард ушёл в море. Как вдруг кто-то схватил его за руку. Марк резко обернулся. Там стояла невысокая, темноволосая девушка в плаще с капюшоном, надвинутом почти до самых глаз.
   - Следуй за мной, - сказала она тихим, невнятным, но приятным голосом.
   - Куда?
   - К твоему другу, - ответила она.
   - Ян?
   - Да, он в безопасности... Иди за мной.
   Марк удивлённо посмотрел на неё, затем на Эйрика. Как тут его окликнули: - Чего хотел? - раздался грубый, громкий голос за спиной. Там стоял Хевард. В доспехах, с большим мечом и таким же большим топором, который он держал в руках.
   - Ну дак? Долго молчать будешь? - снова спросил его Хевард.
   Марк обвёл его взглядом и вдруг сам того не ожидая достал куклу и протянул её ему: - Эта кукла - проклятие, которое наложила на тебя ведьма. Если хочешь снять - сожги её.
   Хевард удивлённо повёл бровями и взял в руку старую, потрёпанную куклу, сшитую с тряпья и трухлой соломы. Не дожидаясь его ответа, девушка нырнула в улочку, след за ней убежали и Марк с Эйриком, пока Хевард разглядывал игрушку.
   Одинокий, маленький домик на берегу моря стоял поодаль от деревни. Именно в него их привела девушка и толкнула дверь своей миниатюрной ручкой. Дверь скрипнула, открывая маленькое, но уютное помещение, уставленное множеством тумбочек и полочек, увешанных сушеными травами. Посреди комнатки, на кровати сидел Ян. Завидев Марка, он поднялся. Его лицо расплылось в улыбке.
   - Рад тебя видеть, - сказал Марк, похлопав его по плечу.
   Эйрик пожал Яну руку и ввалился следом в дом. Девушку выглянула на улицу и захлопнула дверь.
   - Как? - только и спросил Марк.
   - Это все Мия мне помогла, - ответил Ян, обняв девушку рукой, - Она шла в корчму и увидела меня. Я попросил помочь и... Вот результат.
   - Она оприходовала стражников своей сумкой с травами? - спросил Марк, улыбаясь.
   - Нет, - засмеялась Мия. - Я травница. Я могу и умею готовить различные снадобья. Несколько волчьих ягод, растёртых в бутылке с вином, гарантируют, что тот, кто их попробует, не вылезет с туалета как минимум сутки.
   - Ты так рисковала... Я даже не знаю, как тебя благодарить, - начал было Марк.
   - И не надо, - засмеялась она. - Когда я его увидела, у меня будто запылало огнём в груди... Я уже не могла его оставить.
   - Вот вы молодёжь быстрые, как кроли, - ухмыльнулся Эйрик.
   - Не всем же проводить свою жизнь с бутылкой, - ответил Ян, не переставая улыбаться.
   - Не всю жизнь, а только заслуженный отпуск, - поднял многозначительно указательный палец вверх Эйрик.
   - Ну да. А вы где были? - спросил Ян.
   - Ведьм ловили, - ответил Марк, присаживаясь на стул.
   - Ведьм? - удивился Ян. - Обязательно расскажешь. Только позже. Сейчас некогда болтать, если мы хотим попасть в Воронье Гнездо. Ранним утром в порт зашёл корабль, и он держит путь мимо него.
   - Ты предлагаешь отплыть на нем? Я думал, мы на лодочке, втроём. Неспеша доберёмся, - сказал Марк.
   - Ага, а по пути перевернёмся втроём на волнах в открытом море. Ты конечно извини, но в судоходстве ты разбираешься как я в магии. Собственно никак. Нет времени трепаться. Они хотят к вечеру пополнить запасы провизии и поплывут дальше, а нам ещё нужно успеть договориться, чтобы они завернули к Вороньему Гнезду. Это наш шанс.
   Марк только развёл руками: - Хорошо, - только и сказал он.
   - Веди. Быстрей начнём - быстрей закончим, - поддержал его Эйрик.
   - Только вы это. Договоритесь сами? - протянул Ян. - Меня как бы Хевард я думаю ещё не простил, да и мы с Мией хотели бы немного побыть вдвоём.
   Марк с Эйриком понимающие кивнули.
   - Ну, двинули, - сказал Марк и вышел с дома. Эйрик проследовал за ним следом.
   - Я поплыву в это Воронье Гнездо, а затем вернусь к тебе, - послышался голос Яна из-за двери.
   - Пойдём, пойдём, - подбодрил Марка Эйрик. - Не будем мешать молодым.
   Добравшись до причала, корабля они так и не нашли. Зато там вовсю занимались погрузкой бочек на лодки несколько моряков. Эйрик подошёл к ним: - Здорово моряки, - поприветствовал они их. - А где же ваш корабль?
   Один из моряков поставил бочку и смерил его взглядом: - А тебе то что? - спросил он.
   - Хотим пассажирами к вам присоединиться.
   - Ну, хотите себе, - ухмыльнулся моряк и с трудом перекатил бочку через борт лодки.
   - Где капитан? - спросил Марк.
   - А я почём знаю. В корчме, наверное, самогоном заливается.
   - Ойнер. Работай, давай! Болтливая клуша! - рявкнул кто-то за спиной. Им оказался невысокий, лысый мужик в красивом плаще, украшенном мехом, в высоких сапогах и толстых рукавицах. - Чего вам надобно? - спросил он у них.
   - Мы хотим, чтобы ты подкинул нас к Вороньему Гнезду, - ответил Марк, - это замок неподалёку.
   - Да знаю я. Токо нахера вам туда? А... Ладно. Не моё дело... Ну, только... Это нужно будет курс изменить... - капитан почесал лысину.
   - Я понял. Сколько ты хочешь? - спросил Марк.
   - Двадцать золотых возьму.
   - Сколько? Ничего себе цены у вас...
   - Дешевле везти вас мне не окупиться. Ну, думайте где достать золото. Только не затягивайте. К вечеру я хочу покинуть этот милый городок...
   - И где теперь денег взять? - задумчиво произнёс Марк.
   - Я заплачу за них, - раздался громкий, грубый голос. Это был Хевард. Он подбросил маленький мешочек капитану. Тот поймал его, взвесил на руке, затем развязал, заглянул в него и остался довольным.
   - Прошу на борт господа, - кивнул он им головой.
   - А это что ещё за аттракцион невиданной щедрости? - спросил Марк.
   - Это тебе за куклу. Другой и заморачиваться бы не стал... Я спросил у нашего друида, и он подтвердил, что она связана со мной проклятием... Столько времени я мучусь... Друзья, родные, все умирают, а ты все продолжаешь жить... - его голос дрогнул. Хевард замолчал. - Удачи вам, - выдавил он из себя, развернулся и ушёл, оставив их.
   - Может, у этой сказки с ведьмой теперь будет хороший конец, - промолвил Марк.
   - Это если она не вернётся, - возразил Эйрик. - Пойдём в корчму. До вечера ещё долго.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6
   - Приготовить паруса! Поднять якорь! Шевелитесь, крысы морские! - кричал капитан, прохаживаясь между работающих моряков. Все они были заняты делом: одни тянули канаты, другие вращали рычаги. Только Марк с Яном и Эйриком отдыхали, усевшись на бочках. Ян грустным взглядом смотрел на берег, на котором его провожала Мия. Сейчас девушки не было видно. Корабль стоял за скалами. Но он не отводил взгляда, ожидая её ещё раз увидеть. Марк тем временем заворожённо осматривал корабль. Огромный, с десятками белых как снег парусов, больших и маленьких, натянутых между мачтами. От новых, ещё недавно сделанных досок, пахло древесиной. Корабль медленно качался на волнах, ожидая, когда его приготовят к плаванию.
   Когда все приготовления были закончены, якорь был вынут с воды, а паруса развёрнуты, корабль стал набирать скорость, двигаясь вслед попутному ветру. Нос корабля, на котором была выщерблена статуя - наверняка изображение бога, неспешно разрезал волны. Солёные брызги то и дело летели им в лицо, каждый раз, когда корабль, качаясь в такт волнам, наклонялся носом вниз.
   Когда Марк вдоволь насмотрелся на корабль, он взглянул ещё раз на удаляющийся берег, на котором все также стояла Мия, провожая их взглядом. Ему вспомнилась Маргарита, её большие, выразительные глаза, золотистые волосы: "А ведь мы так с ней и не попрощались нормально", - подумал он. - "Когда все закончится - обязательно за ней вернусь", - Марк тяжело вздохнул.
   - Морская болезнь мучит? - спросил Эйрик.
   - Ага, типу того, - ответил Марк, не желая признаваться о своих переживаниях.
   - Я тоже, когда в первый раз вышел в море, страдал. А потом ничего, привык. Так бы и плавал всю жизнь. А на берег только за выпивкой возвращался.
   - Тебе понадобился бы очень большой корабль, или приходилось бы возвращаться на берег каждый вечер.
   Эйрик засмеялся: - Хах. Это ты прям в точку. Кстати. Нужно спросить у капитана, нету ли у него рома. За такую плату он должен входить в стоимость поездки.
   - Ага. А ещё жареные фазанчики и двое прислуг, которые будут опахалом возле тебя махать.
   - Во, во. Это тоже было бы неплохо, - Эйрик спрыгнул с бочки и не спеша пошёл к капитану. К удивлению Марка, капитан указал куда-то рукой, Эйрик пропал из виду, а через минуту вернулся с бутылкой, в которой плескалось что-то тёмное. Пробка со звонким звуком вылетела с бутылки. Раздался терпкий запах. Эйрик приложился и не останавливался, пока не выпил полбутылки. Довольно крякнул и запрыгнул обратно на бочку: - Слуг нет, а вот ром у него нашёлся. Будешь? - Эйрик протянул ему бутылку. Марк взял, внимательно осмотрел, понюхал.
   - Что ты её обнюхиваешь, как корову перед покупкой? Бери, пей!
   Марк немного выпил. Пищевод обожгло так, будто его пчела ужалила, а дыхание перебило. Отчего он закашлялся.
   - Хороший. Правда? Аж дух выбивает. Не то, что в корчме. Там постоянно какую-то бурду разбавленную продают.
   - Дай, попробую, - сказал Ян. Наконец, после полчаса молчания он подал голос. В отличие от Марка, тот только скривился. - Ох, ядрёный, - протянул Ян и вернул бутылку Эйрику. - А сколько нам плыть ещё?
   - Недолго. Ещё до рассвета он высадит нас у того замка.
   - Надеюсь, ты с нами пойдёшь? А то мы на обратном пути потеряемся ещё.
   - А куда же я денусь. Корабль идёт на север. А я не намерен там бороду морозить.
   - На север? Что он там забыл? Там же нету ничего. Одни льды.
   - И ещё китобойные судна. На которых полным-полно моряков, которые хотят и есть, и пить...
   Дальше Марк их не слушал. Он открыл книгу и принялся вычитывать и изучать заклинания. А когда стемнело, перебрался поближе к зажжённой лампадке, до последнего всматриваясь в написанное. Лишь когда перевалило за полночь, он отправился в приготовленную для них каюту. Там уже спали его пьяные друзья, которые не остановились на одной выпитой бутылке. Умостившись поудобнее на койке, он уснул.
   Разбудил их шум на палубе.
   - Ох, зараза, - пробормотал Эйрик, держась за голову. - Что у них там. Праздник что ли?
   - Если на праздниках у вас принято махать мечами, то тогда да, - ответил Ян прислушиваясь.
   Эйрик выматерился, поднялся, шатаясь, поправил бороду, схватил молот и пошёл на палубу. Скрипнула дверь, стал отчётливо слышен звон железа и крики людей. Тогда Марк с Яном подскочили и побежали следом.
   Когда они выбрались наружу, то увидели, что команда бьётся с невесть откуда взявшимися головорезами. Корабль во многих местах горел, некоторые паруса были порваны. От новизны не осталось и следа. Развернув голову, Марк увидел и то, откуда эти головорезы взялись. На правом борту было зацеплено множество крюков, а за перилами выглядывали паруса ещё одного корабля поменьше. Вот только времени рассматривать его не было. Один из головорезов закричал и замахнулся на него рукой. Но тут же получил молотом и выпал за борт. На второго уже Марк наложил заклятие и зашвырнул куда-то в темноту.
   - Ты меч отдать не желаешь?! - крикнул Ян, затем выхватил табуретку и ловко увернувшись, разбил её о спину нападающего. А Эйрик ударом ноги отправил его за борт.
   - Я и забыл. Держи! - Марк обнажил меч и подкинул его вверх. Ян ловко его поймал рукой и полоснул по приблизившемуся бандиту.
   - Гребаные пираты! - заревел Эйрик и снова стукнул одного из них молотом. - Чародей! Спускай лодку, иначе здесь и останемся.
   Марк не стал спорить. Кинулся к лодке, и принялся выталкивать её за борт.
   - Я не думал, что ты уйдёшь, пока хоть один пират есть в живых! - крикнул Ян.
   - Я люблю подраться! Но вот подыхать мне здесь не охота! Ох, долбанный ты моряк, - выматерился Эйрик. - Канат за лодку завяжи. Она же уплывает ещё до того, как ты в неё сядешь!
   Марк послушался и притянул к себе магией канат. Наложил заклятие, и он пополз как змея, сплетаясь в узел.
   Эйрик стукнул очередного пирата и со всей силы ударил молотом по борту лодки. Жалобно пискнуло дерево, и она сползла за борт. Видя, что Марк не прыгает, побаиваясь не попасть на лодку, качающуюся в темноте, он дал ему пинка. Марк крикнул и упал в темноту.
   Ян засмеялся: - Я сам! - крикнул он, и сделав пирует, ударил мечом противника, а затем прыгнул в воду.
   Эйрик же замялся на палубе.
   - Прыгай, давай! - крикнул Ян, выбираясь из воды.
   - Молот жалко! А с ним на дно пойду! - крикнул Эйрик. - Эх! Сраные пираты! Кони б на вас ездили, - крикнул он. Затем швырнул молот и только собрался прыгать, как на него сзади набросился пират. Эйрик успел увернуться, выбил меч с его руки. Но тот повалил его на палубу и ухватил руками за шею. Эйрик закричал, напрягся, приподнял пирата, перекинул через себя, и они оба полетели за борт. Треснули доски под большим весом Эйрика. Тот закряхтел, поднялся: - А ты у нас лишний пассажир, - сказал он пирату, который ели шевелился после того, как тот на него приземлился и перекинул за борт: - Подожди. А где чародей? В ответ на его слова, совсем рядом, возле лодки засветился слабый свет, осветив Марка. С воды выглядывала только его голова и рука, которой он держался за верёвку, свисающую с корабля. Эйрик схватился за канат, подтянул лодку поближе к кораблю, ухватил его и одним сильным рывком втянул в лодку. От холода Марк не мог выговорить ни слова. Только сидел и трусился как заяц, увидевший лисицу.
   - Ты извини за пинок, просто ты слишком долго думал, - промолвил Эйрик, поглядывая на битву, затем взял отломанную при падении доску, перерезал ножом верёвку и стал грести.
   - Ййа плаватть не умею... Приддурок, - ответил Марк, стуча зубами.
   - Ну, теперь научился. До каната доплыл. Уже неплохо, -ответил Эйрик, и развернул лодку к светлой полоске на горизонте.
   Светало очень быстро. Полоска стала постепенно увеличиваться, а затем показалось и солнце, осветив корабль позади. Его белые паруса потемнели от копоти, некоторые были сорваны, либо лежали на палубе. А сам корабль наклонился на бок.
   - Вот уроды... - прошипел Эйрик. - Я за этот молот выложил золота как за две лошади. Тьфу.
   Больше никому говорить не хотелось. Марк мирно стучал зубами, скрутившись. Ян занимался тем же, не сводя глаз с корабля. Некоторое время они плыли молча, пока впереди не показалась скала. Марк перестал стучать зубами, вытянулся, пытаясь разглядеть замок. И действительно, вскоре стали отчётливо видны высокие башни, возвышающиеся над каменными стенами. Большие окна и ещё большие ворота.
   - Это он? - спросил Марк.
   - Он самый, - ответил Эйрик. - Воронье Гнездо. Одного понять не могу, зачем вам эти руины? Туда даже моряки на отдых не стают, ибо чайки через дыры в крыше на голову гадят.
   - Руины? То есть как? - удивился Марк. - Насколько я знаю, там школа чародеев.
   - Школа? Как по мне, так больше на руины после налёта смахивают.
   - И давно он разрушен?
   - Ну, когда мой дед ещё в пелёнках ходил - она уже такой была.
   - Возможно это магия, которая скрывает её от посторонних глаз.
   - Хех. Вот же хитрые, - помотал головой Эйрик. - Ладно поплыли. Мне теперь даже самому интересно посмотреть на школу эту вашу.
   Замок быстро приближался. Всё увеличиваясь и увеличиваясь в размерах. Он действительно оказался построен на одинокой скале, возвышающейся над морем. Высокие стены были выложены с какого-то тёмного камня. Окна сделаны со стекла, с нарисованными на нем диковинными рисунками. Из ближайшего из них на путников взирал образ светловолосого старика с суровым взглядом. Посредине двух башен возвышались огромные, дубовые ворота. В такие и на корабле можно въехать. Именно к ним Эйрик и направил лодку. Когда к воротам оставалось совсем немного, об дно что-то стукнулось.
   - Что это? - спросил Марк. - Неужто ты чудище, о котором рассказывал, не задобрил?
   - Нет. Это всего лишь подводные скалы... А за чудище не бойся. Капитан ему хорошего барана отдал.
   - Эх. Жаль, что на пиратов такие традиции не действуют.
   - Хорош болтать, сейчас я подойду к скале. Хватайтесь за что сумеете!
   Лодка развернулась и боком приближалась к скалистому берегу. Ян ухватился за кустик, но тот вырвался и остался в руках. Тогда Марк выпрямился, поднял обе руки. Большой, плетущийся куст, растущий на стене, оторвался и упал им на головы. А затем ловко обернулся вокруг рулевого рычага. Первым по стеблю куста поднялся Марк, следом все остальные.
   - А как теперь ворота сдвинуть? - спросил Эйрик. - Такие разве что дюжина людей с места подвинет.
   - Что там Ладомир говорил, - Марк вытянул из внутреннего кармана деревянную фигурку ворона на цепочке. - Вроде показать её нужно. Только кому... - он поднёс её к воротам и стал пристально в неё вглядываться. - Эй, ворота, открывайтесь. Я вам фигурку принёс.
   В ответ тишина.
   - Сдаётся мне, - нарушил молчание Эйрик. - Тот, кому нужно фигурку показать - за воротами.
   - Тогда попробуем войти, - сказал Марк и выставил обе руки. Его руки засветились сначала слабым, совсем незаметным светом, а затем свет ставал все ярче и ярче. В воздухе стало чувствоваться напряжение. Запахло так, как перед грозой. Стал слышен слабый гудящий звук. Чародей упёрся ногами в скалистую землю. Его руки засветились ещё сильнее, а воздух перед ним стал расплываться, дрожать, будто в воду камень кинули. Со стен на них посыпалась пыль с маленькими камнями. Чародей наклонился к дверям так, будто толкал их своим плечом, а затем просто упал на камни. Сразу же все стихло.
   - Тяжеленные заразы. Ещё и заперты на засов. Для кого их только строили? - сказал он, переводя дыхание.
   - Может их заклятие какое держит? - спросил Ян.
   Марк наклонился к двери, провёл рукой по ним: - Нет, просто закрыты... Как же... Как их обойти теперь?
   - Да... Такие ворота... Будь бы у нас таран, мы их всё равно не прошибли бы, - сказал Ян и пошёл вдоль стены за угол.
   - Ты куда собрался? - спросил Эйрик.
   - Достопримечательности осмотреть... Эй! Идите ка сюда! - крикнул он, отойдя за угол.
   Эйрик нехотя поднялся и последовал за ним: - Ого, - присвистнул он. - Ничего себе. А мы тут ворота пытаемся открыть...
   Прямо за воротами, всего в нескольких десятках шагов от них, стена была развалена. Будто кто кораблём протаранил. Повсюду валялись камни, с которых раньше была сделана стена.
   - А это ещё что? - Марк осторожно спустился к воде и приподнял огромную сетку, в которой запуталось несколько рыбин.
   - А это друг мой, приспособления для ловли рыбы, - ухмыльнулся Эйрик.
   - Я знаю, что это. Меня интересует, как такую сетку можно закинуть?
   - Значит, между лодок натягивали... Пошли уже на школу эту твою смотреть!
   - Ну, идём, посмотрим...
   Марк первым забрался в пролом и осторожно ступил во двор, вымощенный отполированным камнем. Пространства здесь было немало. Снаружи замок казался не таким уж и большим. Но внутри можно было спокойно поместить несколько деревень, либо один небольшой город. Посредине двора стоял большой мраморный фонтан. К сожалению, не рабочий. Вокруг импровизированной дороги, отличавшейся лишь цветом камня, которая вела от ворот и к самому замку, стояло множество статуй. Но все они были скучными. Одни старцы в плащах, да с посохами. Различались они разве тем, что у одних рука отсутствовала, у других борода. То ли от старости, то ли от рук вандалов. Были ещё здесь и любимчики птиц, которые выделялись промеж остальных белым цветом. Больше здесь не было ничего интересного, поэтому все трое, не сговариваясь, пошли к замку. Громадный, с высокой крышей-штырём, на которой крутился медный петух, указывая направления ветра. Входные двери были лишь немногим меньшие за те, что на воротах. А окна возвышались на два человеческих роста. Одно из них было выбито вместе с рамой и немалым куском стены.
   - Да уж, закрылась видать уже ваша школа, - протянул Эйрик. - Возвращаемся?
   - Да погоди ты! - прикрикнул на него Ян. - Дай внутрь зайти.
   Марк ещё раз достал фигурку ворона, покрутил её в руке, сплюнул и подошёл к выбитому окну. Сделал шаг внутрь и тут же выпрыгнул назад. Спрятался за стену и уже осторожно заглянул внутрь.
   - Что там? - прошептал Эйрик, спрятавшись по другую сторону окна.
   - Сам не знаю... Что-то большое там прошло в тех дверях... - Марк ткнул пальцем в высокие, приоткрытые двери, которые, как и всё в этом замке, были сделаны намного большими, чем нужно было.
   - Раз большое, значит сваливаем... - прошептал Эйрик.
   - Ох, тоже мне вояки, - презрительно сплюнул Ян и шагнул в пролом, обнажив свой меч. Марку не оставалось ничего другого, как пойти вслед за ним. Тихонько матерясь, следом пошёл и Эйрик.
   За высокими, в несколько человеческих ростов дверьми действительно что-то происходило. Оттуда доносилось шуршание и тихие, глухие удары. Неясные, тёмные тени подсвечивались светом костра.
   Ян аккуратно выглянул из-за угла. Там, в свете костра стояло и сопело что-то большое. В два раза выше простого человека. Когда оно обернулось, то стали видны большие, глубокорасположенные, тёмные глазищи, с жёлтыми, как у волка зрачками, перебитый нос и огромный рот с вполне человеческими зубами. Разве что большими. Такими и канаты можно перекусить. Одет он был в лохмотья, наверняка раньше бывшие занавесками, подвязанные канатом.
   - Великан? - прошептал Марк, рассматривая громадного обитателя замка.
   Великан тем временем поднял бочку и громко зарычал. Темнота возле него зашевелилась. Показалась большая, облезлая, клыкастая морда волка. Громила засунул руку в бочку, достал причудливую рыбину с продолговатым носом, похожим на гарпун, а затем подкинул её. Волк ловко поймал рыбину в полёте и скрылся в тени.
   - Похоже, школа отменяется, - прошептал Эйрик, осторожно выглядывая из-за угла. - Тихонько... Не спешим... - он стал пятиться задом, осторожно возвращаясь во двор.
   - Пожалуй, он прав. Пойдём Марк, здесь нам делать нечего.
   - Вынужден согласиться, - ответил ему Марк и тихонько, пригибаясь пополз к пролому. Вдруг голова Эйрика исчезла. Зато на её месте появились ноги, обутые в ладные сапоги. Глухо гупнуло. Одна со статуй пошатнулась. Эйрик подскочил, схватил её обеими руками. С трудом, но ему удалось удержать её на месте.
   Ян пригрозил ему кулаком. Он продолжал пригибаться даже здесь - во дворе. Хоть великан и остался позади.
   Уже у самого выхода внимание Эйрика вдруг привлёк огромный топор, торчащий из лавки. С длинной ручкой и двусторонним топорищем, разрисованным диковинными узорами. Недолго думая он схватил его и потянул на себя. Но не рассчитал силы. Сухое дерево с громким треском сломалось, а доска так и осталась на лезвие топора.
   Все трое замерли.
   - Ох, болван ты, - прошипел Ян.
   - Чего встали?! - прикрикнул на них Эйрик. - Давайте живо в лодку!
   Из глубин замка послышался глухой стук. Как будто кто тяжёлым молотом по дверях лупит. А следом за этим, в проломе показался великан. Он зарычал, показывая на них рукой и следом за этим за ним выскочил волк. В утренних лучах он оказался ещё уродливей: облезшие бока, покрытые ранами и язвами, уши оборваны, хвост волочился по полу, а кости торчали так, будто его месяц не кормили. Одним словом - красавец.
   - Живо в лодку! - заорал и Эйрик, и первым бросился к спасительному проёму. Но, не смотря на расстояние, волк догнал его в несколько прыжков и перегородил путь. Все трое стали пятиться назад. А волк, скалясь и рыча, медленно пошёл на них.
   - А ну! с дороги! - крикнул Эйрик, замахнувшись топором. Блестящее лезвие, застрявшее в доске, рубануло воздух и ударило волка по башке. Зверь попытался отскочить. Но не успел. Он явно не ожидал отпора. Завидев это, громила зарычал, поднял статую и швырнул прямо в них. Все трое разбежались в разные стороны. Большая, серая статуя пролетела над головой Яна, сбив верхушку фонтана, за которым он спрятался.
   Ян отряхнулся от каменной крошки и поднялся. Лезвие его меча уставилось прямо в морду громилы. Ему это совсем не понравилось. Великан зарычал, развернулся и схватил старое, засохшее дерево. Его столбур согнулся и со страшным треском сломался. Громила взял обеими руками и швырнул его в пролом. Дерево, со страшным грохотом упало аккурат в него, преграждая путь к спасению. Затем чудище развернулось, зарычало и пошло прямо к Яниславу. Тот будто этого и ждал. Не дожидаясь, пока великан доберётся к нему, он побежал навстречу, в прыжке упал на землю, перекатился, ловко увернувшись от громадной, волосатой руки гиганта. Полоснул мечом по ноге и стал в стойку. Окровавленное лезвие меча снова уставилось на разъярённую морду чудища. Тот посмотрел злыми, покрасневшими глазами, а затем повернулся и пошёл к воротам.
   - Правильно! Проваливай! Не хватит у тебя силёнок с нами тягаться! - выкрикнул Эйрик, наблюдая, как гигант уходит. Но тот дошёл до ворот и вдруг остановился. Схватил здоровенный засов, закрывающий громадные ворота, вытащил его, зарычал и стал возвращаться.
   - Вот зараза, - Эйрик вытер вспотевший лоб, схватил топор и выпрыгнул из-за укрытия. - Пошли, чародей! Ааааа! - закричал он и побежал прямо на чудище. Гигант ударил засовом по нему и лишь чудом не попал. Громадная деревяшка с грохотом стукнулась о камни. Эйрик отскочил от деревяшки и засадил топор в ногу. Гигант зарычал и пнул его ногой, как надоедливое насекомое. Эйрик крикнул, отлетая к забору, попутно ещё и сбив статую. Довольный результатом, великан развернулся к Яну. Тот занёс клинок и кинулся на него. Несколько раз засов пролетел в опасной близости от него. Но Ян вертелся вокруг него, кружился, будто в танце. Делал всевозможные пируэты и увороты, а затем сближался. С каждым таким разом его меч все больше и больше окрашивался в красный цвет. Но так продолжалось недолго. В один из выпадов великан всё же попал по нему ногой. После чего Ян неудачно приземлился. Меч вылетел с руки, звякнул о камень и закатился на несколько метров от него. Гигант заорал, замахнулся засовом. Но тут в его спину ударил мощный столп пламени. Великан от неожиданности пошатнулся и со страшным грохотом упал на камни.
   Ян, не теряя времени, схватил меч, разбежался, запрыгнул на него и засадил клинок в шею. Громила заревел, поднялся, схватил Яна рукой, слабея. Но неведомая сила вырвала его из руки и швырнула о камни. Великан посмотрел на чародея, отобравшего у него добычу, сделал шаг. Но пошатнулся и рухнул прямо перед ним.
   Марк подошёл к громадной башке, аккуратно толкнул её ногой. Никакой реакции.
   - Ты мне чуть все кости не сломал, - подал голос Ян, приподнимаясь с холодных камней. - Будто две лошади меня в разные стороны потянули.
   - Мог бы и поблагодарить...
   - Спасибо, что кости не сломал... Хотя я не уверен, - Ян подтянул к себе меч. Опираясь, как на посох, он поднялся и посмотрел на громадную тушу: - Одолели-таки... Спасибо Марк... Без тебя я бы недолго с ним бодался.
   - Да, пожалуйста... Пошли, посмотрим, что там с Эйриком... - ответил чародей и пошёл к груде мусора, с которых выглядывали грязные ботинки.
   - Ты живой? - спросил чародей, наклоняясь к разломанным доскам, которые раньше собой представляли бочки с ящиками.
   - А куда я денусь... - донеслось с груды хлама. - Помоги выбраться.
   Марк схватил вылезшую из завала руку и рывком потянул на себя. Посыпались доски на пол, а затем показалась и голова.
   - Ай, нет. Не помогай! пусти... Болит все... - крикнул Эйрик. Дальше он уже сам выбрался и осел на пол. Его хриплое дыхание то и дело прерывалось затяжным кашлем.
   - Ты в порядке? - спросил Марк, настороженно оглядывая их проводника. Открытых ран и крови не было видно, но выглядел он не очень.
   - А что со мной сделается... - криво улыбнулся Эйрик. - Однажды меня скинула лошадь, несясь по горному склону. Тогда я несколько сот метров котился по горным камням. Вот это было больно, а это ещё терпимо... Идите, а я отдохну немного и присоединюсь.
   - Ладно. В таком случае мы пока проверим замок, - закончив говорить, Марк приподнялся. Нашёл глазами друга и кивнул ему головой на пролом в стене, через который они несколькими минутами ранее поспешно убегали. Ян кивнул и направился туда, прихрамывая.
   Теперь можно было осмотреть некогда величественный замок целиком. В глаза бросались величественные колоны, поддерживающие местами обвалившийся свод. Полы здесь были выполнены в лучших традициях этого места, из мрамора. Стены, выложенные мозаикой, украшали картины все тех же, привычных бородатых стариков.
   - Эрнст Йенский - прочитал Марк. - Ну, это ещё похоже наши буквы... А дальше... Какие-то слова непонятные... На неизвестном языке написано... - Марк нахмурился и перешёл к следующей. - Анис Денаве... Э... Э... Вот же... Как же это читается...
   - Выучишь язык - потом разберёшься, - ответил Ян, рассматривая высокие своды. - Если не считать дыр в крыше, да обваливающихся стен, то замок мог бы вполне сойти для какого-нибудь средненького короля.
   - Ага. И великанов, разгуливающих с ручными волками.
   - Не зуди. А лучше доставай свою побрякушку и пробуй её активировать.
   Чародей неопределённо пожал плечами. Но всё-таки оставил попытки разобрать написанное на неведомом языке. В его руке снова появилась фигурка ворона.
   - Ничего... Либо здесь очень хороший магический барьер, либо я ничего не понимаю.
   - Либо Ладомир решил с тебя поиздеваться... Пошли. Посмотрим, что в других комнатах.
   Комнат в замке оказалось не то, чтобы очень много, но их обследование длилось достаточно долго. Марк то и дело рассматривал все картины. А когда он добрался до маленькой комнаты, забитой книгами, то там он застрял надолго. Пока не пересмотрел половину библиотеки, а его походная сумка не наполнилась доверху книгами, они оттуда не выходили. К счастью, большинство комнат оказались завалены и осмотреть их не представлялось возможным. Осмотрев напоследок зал, в котором жил великан и не обнаружив там ничего, кроме подстилки с веток для пса и великана, костра, бочки с рыбой, и неимоверного количества мусора, разбросанного на полу, они покинули замок.
   Разочарованию не было предела. Закончив осмотр, Марк вернулся к Эйрику и рухнул на доски.
   - Ну что? Нашли что стоящее? - спросил Эйрик, придерживаясь за ушибленные ребра.
   - Ничего там нету, - ответил Марк, оглядываясь на полуразрушенный замок. - Это не школа, а просто руины.
   Ян похлопал его по плечу: - Тогда нам пора возвращаться...
   - Давайте мы подождём ещё немного, до вечера хоть бы, - предложил чародей.
   Ян поднялся, прошёлся по дорожке. Нормально. Не хромая. Видать его устроил результат. Он нахмурился и сел рядом.
   - Думаешь, чудо случиться?
   - Думаю, - ответил Марк.
   Эйрик почесал затылок, с неудовольствием отметив, что всё-таки здорово треснулся головой об доски.
   - Хорошо, передохнем, а с утра отправимся обратно.
   Этого Марку только и требовалось. Хоть по сути они и были нанимателями. Но сейчас он ждал от Эйрика разрешения, как ученик от своего учителя, возможности передохнуть.
   Времени было мало, поэтому чародей принялся вертеть фигурку в руках. То ли надеясь, что оттуда вылетит джин и исполнит его желание, то ли это его просто успокаивало. Казалось, он даже пытался применять на неё заклятия. Так продолжалось несколько часов к ряду. Ян наблюдал весь этот процесс. Сначала он с Эйриком на пару перещелкал все семечки подсолнуха, которые он набрал на дорогу у девушки. Сырые, с привкусом соли. Но аппетит они все же усмиряли. Когда последняя семечка отправилась к нему в рот, Марк сел на фонтан. Его взгляд замер на фигурке. Он сидел не двигаясь, как натуралист перед художником.
   Ян сплюнул на землю и ушёл в замок, а через минуту вернулся со старым, местами поржавевшими, но все ещё пригодным для боя мечом.
   - На вот, держи, - он протянул меч Марку. Тот непонимающе на него уставился.
   - Бери меч.
   - Сейчас не время...
   - У тебя всегда не время... Мне, когда скучно, либо башка не тем забита... Я всегда беру меч и иду под ближайшее дерево тренироваться. Всегда помогает.
   Марк провёл оценивающим взглядом по мечу. Фигурка отправилась в сумку. Затем он схватил меч рукой и поднялся с фонтана.
   Ян довольно ухмыльнулся, а затем вытащил меч. Лезвие со звоном вылетело с ножен. Заточенная сталь заблестела в лучах солнца.
   - Нападай! - крикнул Ян, выставив меч перед собой.
   Марк неуверенно сжал руками меч и ударил им перед собой. Лезвия со скрежетом столкнулись. Ян с лёгкостью отвёл его меч в сторону и одним уверенным движением приставил лезвие к горлу чародея. Затем вернулся в исходную позицию.
   - Давай.
   Марк снова ударил, на этот раз уверенней, со всей силы.
   Ян и в этот раз с лёгкостью отбил удар и пнул его ногой. Меч вылетел с рук и со звоном покатился по камням. Марк не стал дожидаться приглашения, а схватил меч и снова ударил. Но и на этот раз безрезультатно. Но вопреки всему им овладело желание научиться, победить хоть раз в этом неравном бою.
   Понятное дело у него ничего не получилось. Более того, его лезвие ни разу не достало Яна. А вот он сам уже был весь в синяках и ссадинах. Но, тем не менее, за этим занятием они привозились весь день. Лишь когда солнце стало заходить, Ян вернул меч в ножны.
   - Для первого раза неплохо, - сказал он, наблюдая последние лучи светила. - Ты можешь тренироваться и сам. Без моей помощи. Просто представь, что перед тобой не меч, а девушка твоей мечты. Возьми её за руку и танцуй. Придумывай новые движения, удивляй её. Никогда не повторяйся...
   Марк удивлённо приподнял брови.
   - Да ладно... И это все? А я думал, моё обучение будет заключаться в бесконечных выпадах и блокировании ударов.
   - Нет... Меня учил так драться ещё мой дед, когда я был мал... И знаешь, с тех пор я практически в каждом бою выигрываю. Противник ждёт, что ты станешь в стойку, замахнёшься и ударишь - так большинство бойцов учат драться. У всех одна и та же схема. А тут ты. И вместо привычного удара справа, либо слева, ты начинаешь наносить удары, лишь тебе одному известные и понятные... Твой враг зачастую не будет знать, что от тебя ожидать.
   Ян отошёл в сторону и кивнул ему на пространство между статуями. Марк послушно стал, приготовился и начал махать мечом. Он все время перемещался, кружился вокруг разбитого фонтана, делая выпады то сверху, то снизу. Так до тех пор, пока он окончательно не выдохся.
   - Ну как? - спросил Марк, пытаясь отдышаться.
   - Как корова на льду, - подытожил Ян. - Но ничего. Все с этого начинают.
   Марк только кивнул. Он сделал с верёвки узел, чтобы зацепить меч на поясе, а затем вытащил фигурку: - Думаю не стоит ждать до утра. - фигурка ворона выскользнула с его руки, а затем он наступил на неё. Под ногой хрустнуло: - Вот теперь можно идти, - устало улыбнулся Марк.
   - Погоди, там что-то есть, - сказал Ян, кивнув ему под ноги. Марк убрал ботинок. Его взгляд привлёк маленький, белый свёрток, лежавший в обломках фигурки ворона. Он наклонился за ним. Записка? Марк удивлённо развернул её и быстро пробежал глазами.
   - Что там? - поинтересовался Ян, заглядывая ему за плечо.
   Марк откашлялся и начал читать: - "Вот ты и добрался до своей цели. Я думаю, ты уже понял, что никакой школы чародеев там нет. Но не спеши меня судить. Ведь ни один чародей не сумел бы обучиться, не выходя из дома. Я более чем уверен, что сейчас ты уже не тот неуч, которым покинул нашу деревню, а могущественный чародей. П.С. Не забудь проверить библиотеку в крепости. Там много интересного"
   - Много чего на ум приходит и ничего хорошего, - протянул Ян. - Хотя с какой-то стороны старик прав... Ладно. Библиотеку ты уже проверил... Поехали обратно что ли.
   *****
   Небо уже окрасились утренними красками, когда их маленькая лодка вернулась обратно в деревню. Весь горизонт был розового цвета, будто художник попутал цвета. Солнце тоже было непривычно красное. Оно осторожно выглядывало из-за моря, будто пытаясь разглядеть, что изменилось, пока оно отдыхало ночью.
   Холодные, северные ветра сразу же дали о себе знать. Возле берега было значительно холоднее. Ветер качал лодку, проникал под одежду, даже бороды покрывались инеем.
   С большим трудом удалось подвести лодку к причалу. Марк поднял руку. Верёвка, свернувшаяся клубком, поднялась, как змея, а затем ловко пришвартовала лодку пристани.
   - Чего тебе старик? - спросил Марк у любопытствующего рыбака на причале. Из-за высокого воротника выглядывали только большие, круглые глаза и чуб покрывшийся инеем. Он с неподдельным интересом наблюдал за веревкой.
   - Да нет, ничего, - старик пожал плечами и сделал вид, что его больше всего на свете интересует поплавок, подпрыгивающий на волнах.
   Эйрик с трудом выбрался на берег, и опираясь на рукоять топора, побрёл не спеша за остальными.
   - Ох, зараза, как болит все. Чувствую, придётся к друиду идти... Он такую настойку на дубовых листьях с перцем делает...
   Ян рассмеялся.
   - Кто о чем, а кот о сметане.
   Эйрик только скривился.
   - Ничего ты не понимаешь... Да... - он почесал затылок. - Я уговор выполнил... Так может... Пропустим по бокалу?
   - Ты уж извини, - Ян скорчил обиженную гримасу. - Меня там ждут...
   - Эх, ну ладно... Я с утра отправлюсь обратно... Так что, бывай тогда Гроза Великанов... - Эйрик похлопал его по плечу. - Ну а ты что, чародей? Отметим удачное завершение похода?
   - Ну... - Марк неопределённо пожал плечами.
   - Я знал, что ты не откажешься, - Эйрик улыбнулся, демонстрируя выбитый зуб и разбитую губу - "подарок" от великана.
   В корчме на удивление было немноголюдно: двое стариков за одним столом, да рыбак, сидевший в углу. Он задумчиво смотрел в окошко, мешая деревянной ложкой свою кашу.
   - Эй! Корчмарь. Тащи выпивку! - выкрикнул Эйрик, выглядывая из-за стойки. Через его маленький рост выглядывала только голова с внушительной бородой.
   - Деньги вперёд.
   - Денег нет... Видишь кобылку? - Эйрик махнул рукою на грязное и в разводах стекло, за которым ничего толком не было видно. - Если напоишь нас и приготовишь мне провиант на неделю - будет твоя.
   Бармен задумался. Прикидывал наверное стоимость этого банкета, взвешивая за и против на воображаемых весах. Но кобылка все же, наверное, перевесила, потому как его лицо расплылось в улыбке: - Сейчас всё будет... Ада! Принеси гостям выпивку... А я так понимаю, вы только с моря пришли... Какое море?
   - Какое? Солёное! - выкрикнул нетерпеливо Эйрик. - Пираты гуляют прямо под вашим носом. Потопили корабль, на котором мы плыли.
   - Пираты? - подал голос рыбак, лениво водивший ложкой по миске. - А я-то думаю, чего это рассвет красный... Значит, таки кровь пролилась.
   Эйрик повернулся к рыбаку: - Война идёт! Дурья твоя башка. Кровь каждый день льётся!
   Рыбак не нашёл, что ему ответить.
   Официантка быстро принесла им поднос, заполненный кружками с узором. Все они были доверху наполненные пенным пивом.
   - Ну, давай чародей. За успешный поход, - Эйрик схватил бокал и высушил его до дна. - Да ты бери, не стесняйся.
   С большим трудом Марк выпил всего один бокал, а Эйрик тем временем осушил все остальные.
   Следом за этим подносом принесли уже большую, пузатую бутылку, закрытую кочаном из кукурузы, с маленькими, деревянными рюмками.
   - Ну, давай. Пусть нам повезёт! - крикнул Эйрик, наполнив чарки. Выпил. Довольно крякнул и гупнул чаркой по столу. - Эх, весело с вами было... Конечно, давно меня не пытались сколько раз убить всего за пару дней. Но все ровно весело... Давай ещё по одной... Ох, хороша... Так, о чем это я? А, будешь в наших краях, спроси Эйрика Галфа. Снова посидим... Ну, давай ещё... Как мёд... Следующую... Не кривись, хороший же самогон... Ну, не спи чародей... Давай...
   Примерно после этих слов Марк положил голову на стол и отключился.
   *****
   - Хрю? - подала голос свинья с большими боками.
   Марк осторожно приоткрыл один глаз.
   - Хро-хро, - снова подала голос свинья, упёршись пятачком в грязь.
   Марк осторожно приподнялся. Голова болела, а в глазах ещё двоилось. Оказалось, что он лежит в небольшом загоне с несколькими упитанными свиньями.
   - Замечательно... - протянул Марк, осторожно поднимаясь с грязи.
   - Вижу, вы уже проснулись, - раздался голос прямо над ним.
   Марк поднял голову и увидел там корчмаря. Тот облокотился на огорожу и лениво смотрел на него. - Если вас не затруднит, может, оставите моих свиней в покое. Мне пора чистить хлев, а вы мягко говоря мешаете.
   - А... А какого я тут делаю?
   - Вы с вашим уважаемым товарищем вчера напились, а затем потребовали комнату. Я предложил ему её за небольшую сумму. Но тот наотрез отказался и сказал, что лучше в свинарнике заночует. После чего, как видите вы пошли ночевать в мой хлев к хрюшкам.
   - А уважаемый... Эйрик где?
   - Уехал с утра пораньше... Куда - не сказал.
   Марк кивнул, шатаясь, поднялся. Затем не спеша поплёлся прочь.
   На улице стоял густой туман, было очень сыро и влажно. Морские волны то и дело накатывали на причал, разбиваясь и обрызгивая прохожих. Чародей не спеша плёлся по деревушке, рассматривая жилища. Дом с деревянной крышей, покрытой соломой. Дом, выложенный с камня. Дом с травами, растущими рядом.
   - О! Нашёл, - Марк подошёл к двери и несколько раз сильно ударил по ним. Двери открыла старуха в шерстяном платке: - Шего ломишся шинок? - спросила беззубая старуха с лицом, покрытым вдоль и поперёк морщинами.
   - Пардон, - извинился Марк и побрёл дальше. Через время он понял, что не знает, куда идти, а потому умостился на первый попавшийся мешок и снова уснул.
   Со сна его вывел скрежет металла. Марк приоткрыл глаз. К своему удивлению, он валялся уже не на улице, а на вполне себе приличной кровати, укрытый старым, шерстяным одеялом, покрытым латками, как лес грибами после дождя. Рядом с ним, на табурете, сидел Ян. Он пристально осматривал свой меч. Результаты работы его не удовлетворили. Он взял оселок и принялся дальше точить меч.
   - Где мы? - спросил Марк тихим, хриплым голосом, осматривая уютный домик. По стенам здесь были развешаны травы на верёвках, множество полок были доверху забитые различными настойками в маленьких прозрачных бутылках. На одной из полок спал рыжий кот, свесив с неё свои пушистые лапки и лениво наблюдая за происходящим.
   Ян ещё несколько раз провёл оселком по лезвию, высекая искры с него и засунул меч обратно в ножны.
   - Дома, у Мии дома.
   - А она где? - спросил Марк. Не от того, что его это интересовало, а чтобы отсрочить неизбежный разговор.
   - За травами пошла...
   - Я долго спал?
   - Прилично... Считай, сутки провалялся.
   - Ох, погуляли же...
   Ян неуверенно улыбнулся.
   - Так ты значит остаёшься? - спросил Марк. Медленно, будто ожидая, что тот передумает, пока он произнесёт слова.
   Ян посмотрел в окно, на чёрную ворону, рассматривавшую их с ветки старого дуба. Приподнялся, зачем-то снова вытянул меч, провёл пальцами по острию лезвия. Только после этого он кивнул головой. Видать, ему тоже было жаль расставаться с другом.
   - Когда отправишься? - спросил Ян. - Или может...
   - Нет... Я возвращаюсь, - твёрдо ответил Марк.
   - Понимаю... Слушай... Может, пока ты не ушёл, прокрутим одно дельце?
   - Какое ещё дельце?
   Ян подошёл к окну, заглянул в него. Не подслушивает ли кто.
   - Мне тут объявление попалось... Некий вельможа... Не помню, как его зовут... Не... Неколес? В общем, не суть. Он ищет того, кто сможет убить ведьму.
   - Пусть ищет. Пусть ему повезёт.
   - Ему уже повезло... Я не хочу сидеть у причала с удочкой, либо в корчме с бутылкой... Я хочу прикупить корову да поросят. Займусь хозяйством...
   - Ты сдурел? - перебил его Марк. - Охотиться на ведьму? Да ты с ума совсем уже выжил.
   - Да ты только подумай. Этот хрен обещает шестьдесят золотых...
   - Немало...
   - Да я бы не сказал... Цены сильно поднялись с начала войны. Но всё равно сумма немалая.
   Марк задумался, прикидывая, стоит ли оно того, но затем отрицательно помотал головой.
   - Да и ты подумай. Может там и не ведьма, а какая-то старуха магией балуется... Да и в конце концов, что мы вдвоём с ведьмой не справимся?
   - Если это ведьма, то нет. Пока ты был в плену, мы охотились на одну ведьму, и она без труда сбежала, хоть я и поймал её. Тем более я её обхитрил и только поэтому мне удалось её изловить... Как видишь, ненадолго.
   Ян сложил руки на груди. Вздохнул, затем вернул меч в ножны.
   - Тогда я отправлюсь один. Можешь оставаться здесь сколько нужно... Я буду рад, если успею с тобой свидеться ещё раз, прежде чем ты уедешь... Да и одёжка твоя не в самом лучшем виде была, так что пока она в стирке, одень другую. Мия вон тебе на стуле её оставила, - Ян кивнул ему и вышел на улицу.
   Марк провёл взглядом друга, рывком поднялся с кровати. Подумалось ему, что ведьма быть может именно та, которую они упустили с Эйриком. Совесть ему не позволила бы оставить это просто так. Да и не хотелось ему оставлять друга в таком трудном задании.
   Чародей взял оставленные ему шмотки: длинная рубаха, просторные штаны, да ремень, чтобы подвязаться. Единственное, что его порадовало - это длинный плащ. Одевшись, он выругался про себя, взял меч и вышел на улицу.
   Холодный ветер сразу же привёл его в чувство. Усталость и сонливость как рукой сняло, разве что припухшее лицо осталось.
   Ян стоял у дома напротив, склонившись на него плечом.
   - Я не сомневался, что ты согласишься.
   - Куда же я тебе одного отпущу. Ведьма - это не игрушки. В отличие от проклятых другими людьми, изуродованных магией существ, они учатся тёмной магии специально. Накапливают знания, собирают необходимые знания годами, а то и столетиями...
   - Ага, а ещё воруют младенцев и из-за них бородавки выскакивают. Может это и не ведьма вовсе. Мало чего ему привидится могло...
   Марк только покачал головой.
   *****
   Большое поместье на холме. Огороженное высокими, каменными стенами. Из-за них выглядывала лишь крыша.
   На стук в ворота сразу же ответили собаки - забрехали, предупреждая хозяев о незваных гостях. За воротами послышалось шаркающие шаги, а вскоре появился их обладатель. Отворилось маленькое окошко в двери и в него выглянуло толстое лицо с пухлыми щеками. Его маленькие глазки, выглядывающие из-под густых, чёрных бровей, осмотрели гостей с головы до ног.
   - Милостыню здесь не подают, - наконец подал он голос.
   - Мы не деньги пришли просить, а зарабатывать, - ответил ему Ян.
   - В работниках тоже не нуждаемся...
   - Мы пришли по поводу объявления.
   - Объявление? Ах да, - толстяк щёлкнул пальцем, отодвигаясь от ворот. Щёлкнул засов. Ворота не спеша поползли в сторону. Оставив достаточное место для прохода, толстяк оставил ворота в покое. Он сложил руки и гордым, невозмутимым взглядом смерил их с головы до ног.
   - Будьте так добры, оставьте ваши мечи у входа, - распорядился толстяк. - А затем проследуйте за мной.
   Ничего другого, как расстаться с мечами им не оставалось. Тут же подбежал слуга, который закрыл ворота и взял мечи, а затем вернулся на своё место - маленький, расшатанный табурет у ворот.
   Толстяк шёл молча, сложив руки за спиной, напоминая при этом походкой павлина, распушившего свой хвост. Он свернул на вытоптанную телегами дорогу, ведущую к сараю. В просторном дворе помимо большого поместья было несколько сараев, с которых доносилось хрюканье и мычание. Был здесь и просторный сад с различными деревьями, кустами с осыпавшимися листьями. Посредине сада находился красивый фонтан, в котором стояла статуя девушки с кувшином, с которого текла вода. От фонтана к дому вела каменная тропа. На неё толстяк и перешёл. Когда они добрались до дверей, сделанных с красного дерева, снова подбежал слуга: худой, измученный, с синяками под глазами, но одетый в новую, чистую одежду и открыл дверь.
   Толстяк вошёл в большую гостиную комнату, устеленную коврами. Ближе к стене стоял большой, низкий стол, вокруг которого были расставлены стулья со спинками. По стенам было развешено множество картин, а над камином, в котором горели дрова, красовалась башка оленя с огромными, ветвистыми рогами.
   - Боюсь, что вам придётся подождать, - подал голос толстяк. - Господин Николес Астедара сейчас принимает ванную. Усаживайтесь поудобнее...
   - Передай этому господину, что у нас нету времени ждать, - сказал Ян.
   Толстяк вежливо кивнул головой.
   - Я передам ваши пожелания. Но боюсь, что все же вам придётся подождать, - сказал он и скрылся в одной из комнат.
   Дрова в камине тихо потрескивали, придавая гостиной шарму и домашнего уюта. Но долго наслаждаться не получилось. Господин Николас Астедара видать решил, что ведьма важнее, чем водные процедуры и в скором времени подошёл к ним. Им оказался высокий и худой, как огородное пугало, мужчина лет тридцати. Одет он был в шёлковый халат, а на шее у него висело полотенце.
   - Здравствуйте дорогие гости, - поприветствовал он их грубым, громким голосом.
   - Мы слыхали, у тебя проблемы? - спросил Ян, рассматривая голову оленя.
   - Проблемы? Это сука мягко сказано, - Астедара подошёл к камину и протянул руки к огню. - Я занимаюсь рубкой леса, а затем с этого же леса делаю мебли. Причём поставлял их даже к королевскому замку...
   Марк сел на стул. Отчего тот жалобно заскрипел: - Мы невероятно рады за тебя, - перебил он его. - К делу.
   - Хорошо. Мои работники утверждают, будто в лесу завелась какая погань и наотрез отказываются идти работать. Я им, конечно, всыпал плетей и отправил в лес. Да вот только через несколько дней они все пропали... Просто исчезли. Мои люди говорили, мол одни повозки да топоры в лесу остались. Ни крови, ни тел.
   - Может они убежали? - спросил Марк. - Испугались и ушли?
   - Да кто ж их знает. Я бы и не волновался, наверное. У страха глаза то большие. Да вот только неделю спустя пропали ещё восемь человек... Местные говорят - ведьма там живёт. Я-то в эту чепуху не верю. Но куда-то же мои работники подевались!
   - Позволь логичный вопрос. Тебе лесов мало?
   - Лесов хватает, а вот хорошей древесины нет. Ты думаешь, король, и иже с ним усадят свои величественные задницы на стул с ели? В том лесу растут столетние дубы, красное дерево... - мечтательно протянул Астедара. - Узнайте, что творится в этом проклятом лесу - а я деньгами не обижу.
   - Ладно... Мы посмотрим, что можно сделать, - сказал Марк, поднимаясь со стула. - Только дайте нам поговорить с теми, кто знает о ведьме.
   - Отлично... Видите ли... Те, кто говорил, они уже больше вам ничего расскажут. Ведь это именно они и пропали... Хотя... Был там один. Что-то трещал мне о ведьме. Спросите его, он сейчас там, на лесопилке.
   - Чудесно... Ладно, за работу. Бывай господин Астедара.
   - Хорошо. Жду от вас вестей... Мой слуга проведёт вас... Витвар!
   В ту же секунду толстяк вышел к ним.
   - Чего желаете господин?
   - Проведи гостей. И расскажи им, как добраться в лес.
   Толстяк послушно кивнул и вывел их за ворота, по дороге успев объяснить, как добраться к лесопилке.
   Дорога не заняла много времени. Широкая, разбитая колёсами телег и копытами. Она скоро вывела их к лесу. Даже с окраины было заметно за елями и ясенями высокие кроны тех самых столетних дубов.
   Рядом с лесом, на повозке с дровами, сидели трое мужиков. Все в старых, латанных-перелатанных кафтанах. Рядом с ними паслась кобылка, выискивая чего-то под сухими листьями.
   - Доброго здоровья мужики, - поприветствовал их Ян. - Чем занимаетесь?
   - А тебе какое дело до того, чем мы занимаемся? - вместо приветствия ответил один из них: бородатый, со сплющенным носом и длинной шевелюрой.
   - Мы от вашего хозяина, - присоединился к разговору Марк. - Будем искать вашу ведьму...
   - А, ещё одни смельчаки... Так мы это - сидим, смотрим за телегами, чтобы никто не спёр.
   - Ещё одни?
   - Ага, приходили тут уже трое... Пошли, да не пришли.
   Ян с Марком переглянулись.
   - А что ж у вас в лесу завелось там такое?
   - Ведьма, - ответил самый старый среди них. - Он спрыгнул с повозки и подошёл к ним. - Ведьма там живёт... Я говорил хозяину, что нельзя в тот лес ходить. Мне ещё моя бабка говорила, что место то опасное - ведьма там живёт. Так он же нет. Куда там. Ещё обеднеет часом... Пошла сначала одна смена, к вечеру не вернулся ни один из них... Я его лично просил больше не посылать туда людей. Так нет ведь, не верит. Думает, рабочие наслушались меня да убежали. Прошла неделя и снова люди пропали... А теперь вот охотники третий день не появляются.
   - А что это за ведьма? Видел её кто-нибудь? - поинтересовался Марк.
   - Кто видел - тот уже не расскажет... Я вам по-хорошему советую - возвращайтесь пока не поздно.
   - Возвратимся, только с головой этой погани, - сказал Ян, направившись в лес.
   Старший с лесорубов только сокрушённо помотал головой.
   - Может, всё-таки откажемся? - подал голос Марк, когда лесорубы остались далеко позади.
   - Что мы, вдвоём с какой-то каргой не справимся? Великана завалили, а тут всего-то ведьма.
   - Не всего-то, а ведьма! Я уже говорил тебе насколько она опасна.
   - На лошади тоже опасно ездить... - возразил ему Ян. Он уже мысленно представил кошель денег в своём кармане и теперь не был намерен отступать. - Ты к Маргарите вернёшься? - перевёл Ян тему разговора.
   - Я ещё не решил... - замялся Марк.
   - Пока ты будешь решаться, то есть риск, что когда ты придёшь, то у неё уже пяток деток будет по хате бегать и муж какой иметься будет...
   Марк задумчиво почесал бороду: - Я-то хочу вернуться, но насчёт женитьбы я даже не думал ещё.
   - И чего тянуть то? Вон я как Мию увидел, так сразу и понял, что это моё. Так само и тебе нужно. Бери и под венец...
   - Я подумаю...
   За разговорами страх перед неизведанным отступил. Они ещё долго обсуждали своих избранниц, планы на будущее и то, доберётся ли до них война. Да и не сразу заметили, как окружение поменялось. Молодые деревья сменились огромными дубами. Такие и вдесятером не обнимешь. Ноги стал окутывать туман. Под ногами зачавкало.
   Только теперь разговоры затихли. Марк осмотрелся. По его спине побежали мурашки: - Слышишь? Птицы замолкли. Чавкает да булькает только что-то. Ох, не по себе мне.
   - Это хорошо. Значит, к логову подходим.
   Ян всем своим видом излучал оптимизм. Хотя и его облепил холодный, липкий страх. Залазил в самую душу, заставляя оборачиваться на всякий шорох.
   Чем дальше они заходили, тем темнее становилось. Огромное болото, на которое они зашли, простиралось всюду, куда только хватало взора. Теперь им приходилось идти медленно, проверяя каждый шаг длинной палкой.
   - Уходите... - прошипели дубовые листья.
   - Ты слышал? - подпрыгнул от испуга Марк.
   - Что слышал? Я же сказал, что буду к вечеру.
   - О чем ты? - не на шутку перепугался Марк.
   - Уходите, - пробулькало болото.
   В лесу потемнело ещё сильнее. Холодный, ледяной ветер пронёсся по лесу, поднимая в воздух листья и мусор. Стало трудно дышать. Марк оглянулся на друга. Тот сел на траву, свесил ноги в воду и собрался уже прыгать в болото.
   - Жди, без меня не лезь в воду милая... - засмеялся он, собираясь нырнуть в тёмную гладь воды.
   - Ты полная бездарность, - сказал Ладомир. Марк и не заметил, когда он подошёл.
   - Я не люблю тебя, - сказала Маргарита, улыбаясь.
   - Тебе никогда не стать таким, как я, - рявкнул Ладомир. - Утопись и избавь меня от своего присутствия!
   - Боишься, - скрипнул зубами Марк. - Это хорошо. - он выровнялся, выставил обе руки в стороны. С них вырвался столп пламени, сжигая оба видения. На секунду огонь выхватил из темноты маленькое, костлявое существо. Но оно сразу же спряталось в темноте. А затем наваждение прошло. Исчез ветер, упали листья. В лесу посветлело.
   - Бля... - вскрикнул Ян, падая в болото. Марк в последнюю секунду успел схватить его за воротник и рывком потянул на себя. Оба упали в мокрые от влаги листья.
   - Что это было? - испуганно спросил Ян.
   - Нашлась ведьма...
   Договорить он не успел. В болоте хлюпнула вода. Следом за этим с него показалась рука, а за ней и её обладатель - распухший от воды труп. Он схватился за траву и вылез с болота. Захлюпала вода со всех сторон. Порезанные, без конечностей, уже начавшие гнить трупы людей и зверей, выходили из-за деревьев, вылазили с болота, выбирались наружу с кочек земли.
   - Вот же попали, - прошипел Ян, доставая меч и накинулся на ближайшего к нему уродца. Ударил с размаху мечом, разрубив того пополам. Все остальные внимательно наблюдали, как часть тела рухнула в воду. Когда ноги упали следом, трупы все разом бросились на них. Отбиваться получилось не долго. Монстры накинулись на них. Их холодные, мокрые лапы хватали и кусали за руки, ноги, лица. Один за другим они упали на землю, поваленные бесчисленными потоками монстров.
   Схватившие их твари, притащили их к маленькой, полузатопленной избе. Небольшая, покрытая мхом избушка стояла в воде по самые окна. Соломенная крыша уже изрядно потемнела от сырости, а стены покрылись трещинами. На подходе к ней стояло множество шестов, на которых были насаженные человеческие головы.
   Прошлёпав босыми ногами по болоту, одна из тварей отворила дверь. Старая, протрухшая дверца с трудом отворилась. Получив пинок в плечи, в избу ввалился сначала Ян, а затем и Марк. Монстры вошли следом за ними и крепко схватили обеих своими костлявыми лапами.
   Внутри было темно, как ночью. По колено воды, а в центре стоял большой чугунный котёл, под которым горели зелёным пламенем сырые дрова, лежавшие в воде. А в самом углу стояло нечто невообразимо отвратительное. Старая бабка на тонких, словно высушенных ногах, почерневших от сырости. Убранная в старые лохмотья с передником, испачканным засохшей старой кровью. На верёвке, которой был обвязан передник, висели чьи-то пальцы, привязанные к ней.
   Когда она повернула голову с редкими, длинными волосами, то стало видно её такое же высушенное лицо тёмного цвета с огромными, впавшими глазами и большим зубастым ртом. Нос куда-то подевался, а на его месте чернело только тёмное отверстие.
   Ведьма протянула к ним свои длинные руки с внушительными когтями и засмеялась отвратительным утробным смехом.
   - Пришли доблестные рыцари, - заговорила она. При этом рот её не шевелился. Голос исходил откуда-то изнутри. - Хорошенькие, молоденькие. Хороший из вас выйдет суп. Ха-ха-ха. - ведьма снова противно засмеялась, размахивая своими длинными руками и тряся противной челюстью, с облезшей кожей, и отсутствующими губами, с острыми, совсем не похожими на человеческие, зубами, почерневшими и прогнившими.
   - Но я не убью вас сразу! Вы пришли меня убить! И теперь я хочу, чтобы вы помучились перед смертью! - ведьма противно засмеялась и подскочила к котелку, в котором бурлила странная жижа, отдающая лёгким, жёлтым свечением.
   - Я вижу кровь! Молодую кровь, которую ты любишь, - ведьма ткнула пальцем в Яна, взмахнула рукой над котелком, и в комнате сразу же посветлело. Вспыхнуло зарево над котлом. Медленно в той тёмной жиже стали проступать очертания маленького домика, на берегу моря, с девушкой, которая перебирала в руках только собранные травы.
   - Мия! - крикнул Ян, узнав тёмные волосы. - Только тронь её карга старая, и я тебе перерубаю пополам!
   - Молодая. Вкусная. Пусть она умрёт. Смертью страшной. В муках ужасных, - ведьма взмахнула рукой, и вода забурлила.
   - Пусть рыцари увидят, как она мучается.
   Ведьма протянула руку к окну. Почти сразу же прилетел ворон. Каркнул. Сел на её руку и опустил клочок каштановых волос.
   - В муках страшных! Болезнью тяжкой! Пусть девица умрёт! - крикнула ведьма и опустила волосы в котёл. Вода забурлила ещё сильнее, а девушка в нем сразу же упала. Звука не было, но видно было, как раскрылись её губы. Она закричала, а затем стала быстро слабеть.
   Ян с Марком пытались освободиться, но лапы тварей вцепились в них намертво, не давая ни малейшего шанса вырваться.
   Янислав смотрел, как жизнь стремительно покидает девушку. Она уже почти перестала шевелиться. А ведьма продолжала смеяться. Как и прежде смех исходил изнутри её. А сама ведьма продолжала стоять, пошатываясь, таращась на них своими огромными глазищами.
   - Последнее желание! Дитмар! - закричал Янислав.
   Только он успел произнести свою речь, как тут же, в темноте показался силуэт бродячего торговца. Он сидел на старом сундуке, в противоположной стороне избы. Его руки поднялись, и он трижды хлопнул в ладоши. В одно мгновение все замерло. В избе похолодало. Перестали квакать лягушки, замерли переминающиеся монстры у них за спиной и отвратительная ведьма. Замерла вода в котле и умирающая девушка в нём. Дитмар не спеша соскочил в воду и подошёл к ним, постепенно выходя из тьмы. Пренебрежительно обвёл взглядом ведьму, а затем остановился возле них, скрестив руки на груди.
   - Спаси её! Спаси девушку! Это моё последнее желание! - крикнул Ян и замолк, ожидая, что ответит Дитмар.
   - Я же говорил, что жизнь изменчивая штука, - начал он свой разговор. - Но есть одно маленькое но... Эта ведьма не просто поедает людей, а отбирает их век себе. Поэтому она до сих пор сохранилась. А вот у этой девушки она забрала всю её жизнь. Я-то могу спасти. Только она все равно превратиться в старуху и вскоре умрёт.
   - Ну, так верни ей украденные годы! - закричал Янислав, пытаясь вырваться с закаменевших лап монстра.
   - А это уже два желания. Многовато, не так ли?
   - Да помоги же ей! Черти тебя бы драли!
   - Я могу предложить тебе выход... Но готов ли ты пожертвовать собой ради неё? Я отниму часть твоей жизни и передам ей. И тогда она доживёт до старости.
   - А что будет со мной?
   - Как это что? Ты постареешь в обмен на те года, что я отдам девушке.
   - До первых седин?
   - До первых седин, - подтвердил Дитмар.
   - Вот ты хитрая тварь, - Ян скривился.
   Дитмар только скривился.
  - Ладно... - обречённо вздохнул он. Спаси её...
   Дитмар сразу же изменился в лице, ухмыльнулся. Он подошёл к котлу и вытянул с него клочок тёмных волос. А затем подошёл к ведьме и вырвал несколько волос у неё. Поднёс руку к котлу и разжал её над ним. Седые волосы упали на неподвижную воду, казавшуюся замерзшей.
   Дитмар отошёл к углу и хлопнул в ладони. Клочёк седых волос сразу же потонул в вареве. Заквакали лягушки, зашевелились твари у них за спиной, а отвратительная ведьма продолжила смеяться.
   Вдруг она упала, скорчилась и заверещала пронзительным криком, от которого болели уши. А затем её скелет, обтянутый кожей, просто рассыпался и вместе с лохмотьями упал в воду. Монстры так же внезапно распались. В комнате посветлело, а зелёный огонь погас. Исчезло и изображение девушки в нем.
   Марк выдохнул, вдохнул сырого, пахнущего плесенью воздуха.
   - Что это за? Это же тот торговец?
   - Давай не сейчас, - еле слышно промолвил Ян.
   - Нет. Я, конечно, благодарен, что ты призвал его и спас всех нас... Но объясни мне, что происходит!
   - Потом расскажу, - так же тихо ответил Ян.
   Марк перестал ругаться, посмотрел на друга и аж приоткрыл рот от удивления.
   Тот разом постарел на десятилетия. Нет, он не превратился в старца. Но исчез его румянец на щеках, вместо них появилась обветренная кожа с морщинами, на ставших выразительными скулах. А на висках появилась первая седина.
   Ян окинул взглядом избу, вышел на улицу и принялся искать чистую воду, не затянутую болотной растительностью. Как только ему это удалось, он наклонился над омутом и посмотрел на своё отображение. Провёл пальцами по постаревшему лицу и ударил кулаком по воде.
   - Как по мне. То тебе так лучше, - раздался знакомый голос над ухом.
   - Ты ещё здесь? - зло промолвил Ян, поворачиваясь к Дитмару. Тот, склонившись об дерево, крутил в руках маленькую веточку берёзки.
   - Не ещё, а снова... Да... Так ты выглядишь более мужественно.
   - Что тебе нужно? - спросил Ян, оглядываясь, не идёт ли там Марк. Но тот как назло задерживался.
   - Как ты уже догадался, я намерен получить свою плату за желания...
   Ян уставился вопросительным взглядом на него.
   - Я хочу, чтобы ты уговорил Марка отдать свою силу мне.
   - Силу? А ты у него не мог попросить об этом? Чёрт тебя дери!
   - С тем, кому ничего не нужно, договариваться значительно труднее... А вот с тобой - совсем другое дело... Я думаю, он не бросит своего друга в беде... И да... У тебя есть время только до полнолуния, - промолвил Дитмар, ухмыляясь, а затем взял ветку и провёл по коре дерева. Следом за веткой появился рисунок полной луны. Он раскалился, будто кто его с раскалённого железа сделал, тут же остыл, а затем поползли тучи, закрывая луну от взора. Казалось, что от рисунка даже исходил слабый свет.
   - А если я не смогу?
   Дитмар взглянул на него холодным и злым взглядом: - Тогда я заберу твою душу на служение себе.
   Янислава передёрнуло.
   - Ян! Где ты!? - донёсся до него крик Марка.
   Ян посмотрел на друга, а затем обернулся. Но Дитмара уже не было на прежнем месте.
   - Я здесь! Иду к тебе! - крикнул Ян и пошёл навстречу Марку.
   - Где ты был? - спросил его Марк. На что Ян только махнул рукою.
   - Пошли, меч поищем, я его потерял на болоте, - так же тихо сказал он и стал пробираться обратно. Тем же путём, которым их сюда притащили.
  
  
  
  Глава 7
   Страшный лес быстро остался позади.
   - Вы вернулись? А что с твоим лицом? - искренне удивился один из лесорубов, поджидавших их у телеги.
   - Работа сделана, можете возвращаться к работе, - кинул им на ходу Марк, не отвлекаясь от мрачных мыслей.
   Когда телега с недоумевающими работниками осталась позади, Марк всё-таки решился спросить: - Кто это был?
   - Наш старый, добрый сапожник...
   - Я не это имел в виду.
   - Не знаю, чародей какой-то.
   - Ты сказал, что это третье желание. Значит, было ещё два.
   - Да, когда меня повезли на виселицу - появился он. Предложил освободить меня. Я попросил, чтобы он освободил тебя и меня...
   - Вот, зараза. Так вот в чем дело... Тогда, в темнице ко мне обратился какой-то бродяга... Я даже его лица толком не рассмотрел. И предложил мне выбраться в обмен на то, что я отдам свои магические способности... Естественно я его послал... А затем на них напали. Ядро попало в темницу, стена вдруг рухнула... Значит, это был ты... Ты знаешь, что он, в конце концов, попросит что-нибудь взамен?
   - Знаю, он уже попросил.
   - Что?
   - Тоже что и у тебя.
   - Мои способности?
   - Ага.
   - Зачем они ему?
   - А я почём знаю... Не бойся. Не буду же я тебя тащить к нему... Придётся расплачиваться, - Ян улыбнулся. Только вышло у него это натянуто, не по-настоящему. Будто маску надел.
   - Хех, прям успокоил. Ладно... Я помогу тебе. Все же я чародей.
   - Ты хочешь драться? Сомневаюсь, что это хорошая идея... Кто знает, на что он способен... Вспомни, как он ведьму с упырями заморозил... Да и до этого я с ним встречался, и он прокручивал подобные фокусы.
   - Хорошо, если бы это была всего лишь магия, - Ладно, для начала разузнаем о нем побольше... А там посмотрим.
   - Постой, - ты хочешь сказать, что он тогда остановил время? То есть он умеет то же, что и ты?
   - Я ничего не хочу сказать. Нужно найти того, кто знает его...
   Остаток пути они шли молча. Каждый в своих мыслях. Возле ворот их ждал всё тот же толстый слуга - напыщенный индюк.
   - Работа сделана, - сказал Марк, приподняв в руке мешок, в который он запихнул остатки ведьмы.
   Толстяк, впрочем, ничуть не удивился. Он щёлкнул пальцами, после чего ворота отворились.
   - Оставьте ваши мечи и следуйте за мной, - толстяк задрал подбородок кверху, сложил руки за спину и медленно пошёл к поместью. Там, прямо в гостиной их ждал Астедара. Одетый в дорогие одежды и гладко выбритый. Его брови поползли вверх, когда он увидел седого Яна. Но расспрашивать, почему так, он не решился.
   - Работа сделана, - Марк кинул мешок с костями прямо ему под ноги. Астедара привстал, взял посох с вырезанной фигуркой волка на рукояти. Небрежно ткнул мешок, а затем приоткрыл его посохом.
   - Фу, погань какая. Что это? - спросил он, не скрывая своего отвращения.
   - Ведьма, которая утаскивала твоих людей, - ответил ему Марк.
   Астедара задумчиво уставился на мешок, оттолкнул его ногой и поставил посох на место.
   - Витвар. Награди господ за выполненную работу.
   - Слушаюсь, господин, - ответил толстяк и быстрым шагом ушёл в другую комнату. Почти сразу же вернулся и протянул маленький, кожаный мешочек, доверху набитый золотыми монетами.
   - Ровно шестьдесят золотых монет. Можете пересчитать.
   - Ладно. Думаю, считать ты умеешь... - ответил Марк. - Прощайте, господин Астедара.
   - Бывайте, - ответил тот, продолжая пялиться на мешок. - Витвар, проведи господ и пришли кого, пусть здесь приберутся.
   - Будет сделано господин... Господа, прошу за мной.
   Толстяк открыл дверь и гордой походкой направился к воротам. Слугу, сидевшего там, он отправил убрать ведьму, а сам соизволил закрыть за ними ворота.
   - Вот как я теперь к ней приду, - раздосадовано промолвил Ян, когда поместье осталось позади.
   - Тебе сейчас не об этом нужно думать. Нужно разузнать побольше об этом сапожнике. Я хочу знать, смогу ли я выстоять против него.
   - Ты хочешь с ним сразиться?
   - Если придётся.
   - И что ты предлагаешь?
   - Нам нужен какой-нибудь знающий человек. Может, узнает его... Слушай. Ты помнишь того чародея, с которым мы сражались? Я слышал, он сейчас в столице. Возможно, он знает что-нибудь о нем.
   - Ты думаешь, все чародеи только то и делают, что знакомятся друг с другом?
   - Не знаю. Но нам нужно с чего-то начинать.
   - Ну, хорошо. Нужно только лошадей купить... Пожалуй, я ещё к Мие заскочу. Оставлю у дома записку, а то переживать будет.
   *****
   Высокие башни за каменными стенами было видно ещё издалека. Они выглядывали из-за высоких деревьев. Было видно высокий, золотой купол храма, в котором люди молились богам, мосты, ведущие в город. Всё было, как и прежде, разве что неподалёку просматривались большие силуэты гигантских катапульт. Время от времени они срабатывали, метая камни по стенам и домам.
   - Вот как все плохо значит... - протянул Ян. - А ведь прошло не так много времени. Не выстоит наше королевство.
   Марк только сокрушённо кивнул головой. Затем поднял руки. Воздух наполнился гулом. Листья с ветками вокруг него закружились, будто в ураган попали. А затем одна из катапульт вдруг пошатнулась и перевернулась на бок, привалив несколько десятков чёрных точек возле неё.
   Чародей опустил руки. Сразу все затихло.
   - Пошли, попробуем с западных ворот зайти, - подозвал его Ян, погруженный в свои мысли. Он, наверное, и не заметил, как Марк перевернул машину.
   Когда они подошли ближе, то стало заметно десятки катапульт, скрывавшихся за деревьями и тысячи вражеских солдат, занятых ихним обслуживанием. Десятки громадных буйволов тянули огромные повозки, на которых лежали большие глыбы камня, а где и обломки стен да башен. Подвозили их поближе. Дальше солдаты уже верёвками подтягивали и погружали их на место.
   Под шум разбивающихся камней, крики да команды солдат они спустились к речке. Там им повезло. В камышах стояла рыбацкая лодка, привязанная к дереву. Марк рубанул её мечом, а затем запрыгнул внутрь. Подождав, пока в неё запрыгнет Ян, они поплыли к воротам.
   Примерно на полпути, воздух разрезал странный звук. Не успели они понять, в чем дело, как совсем неподалёку, прямо в воду упала громадная глыба камня, подняв целую тучу брызг. Лодку качнуло на поднявшихся волнах. Она с трудом удержалась, чтобы не перевернуться.
   - Ох, весело ж тут! -крикнул Ян, вытирая воду с лица. - Давай быстрее, не то ещё одна прилетит.
   Марк, ругаясь, стал грести со всех сил единственным веслом, которое они нашли в лодке. То с одной стороны, то с второй. К счастью больше по ним ничего не прилетало.
   До западных ворот они добрались без приключений. Такие же, как и восточные - огромные. Построенные, наверное, для великанов. Они были открыты, а возле них стояли целые очереди: одна цепочка солдат с повозками, загруженными припасами шла в город, а другая - гражданские. Они уже уходили с города. Все с тюками, кто на конях, кто с телегой, загруженной скарбом. Все стремились убраться подальше от треклятой войны.
   Распоряжался здесь беженцами и теми, кому можно в город - взвод солдатни. Самый старший из них, в доспехах и плаще внимательно досматривал даже солдат. Выпускали то всех, а вот впускать, похоже, не спешили.
   Марк с Яном подвели лодку к берегу, чем заслужили всеобщее внимание. Все разом обернулись на них, будто бы они были сделаны из чистого золота.
   Под неодобрительные взгляды они покинули лодку и встали в общую очередь.
   Солдат спереди зло сплюнул и повернулся обратно к товарищу: - Да вот нахера нас туда отправляют. Те же город постоянно катапультами херачат. Нет-нет, да и на голову прилетит. Вчера Броййю прям на голову камень приземлился. Только шлем от него остался. Даже камень убирать не стали.
   - А это ты у короля спроси, - ответил ему другой солдат. - Сказал держать. Отбить надеется, наверное.
   - На кой этот город держать? Ну столица, ну и что? Нам теперь тут что, всем полечь? Да тут скоро камня на камне не останется.
   - Это его величество будет решать, солдат! - ввязался в разговор другой, повыше рангом. - Если сказано стоять, значит, удержим город. Любой ценой удержим!
   - Ну так сука держи, - огрызнулся солдат. - Тоже мне счастье великое - под камнями стоять.
   - Ты ещё мне тут поговори!
   - Да пошёл ты. Патриот. Демоны бы тебя забрали...
   - Заткнулись оба! - рявкнул офицер, скучающий на повозке забитой продовольствием. - Не то на передовую пойдёте! Вприпрыжку, песни боевые распевая!
   Похоже, это подействовало. Спорщики замолчали.
   Очереди двигалась медленно. Охрана у ворот пристально проверяла документы для доступа в город. С солдатами справлялись быстрее, а вот гражданских долго расспрашивали, внимательно проверяли бумаги, всматриваясь в каждую строчку. Некоторых они пропускали, других куда-то уводили, а вот большинство просто разворачивали.
   - Безобразие! Я буду жаловаться вашему начальству, - крикнул очередной гражданский, которого не пустили в город. Длинный, худой вельможа, в дорогих одеждах. От возмущения у него даже глаз стал дёргаться.
   - Я тут начальство! - крикнул солдат. - Можешь жаловаться! Следующий!
   Вельможа отошёл в сторону, не переставая бурчать.
   Очередь ползла очень медленно. Поначалу Марку казалось, что они здесь простояли до вечера. Но затем солнце действительно стало закатываться за горизонт, на прощание осветив поле битвы кроваво-яркими лучами. А затем пришли сумерки.
   - Ваша бумага! - рявкнул солдат. Марк даже не понял, что это обращаются к нему.
   - Ты сука глухой?! - крикнул другой солдат.
   Марк наконец сообразил, что обращаются к нему.
   - Что за бумага?
   - Подтверждающая, что тебе дозволен пропуск в зону боевых действий.
   - А где его взять?
   Солдат вздохнул: - Следующий!
   - Постой! Нам нужен чародей! Адер Вергес.
   - А мне нужен отдых. Месяца так на три, без перерыва... Следующий!
   - Постой!
   - Уберите этого! - скомандовал он своим солдатам. Те без колебаний схватили его под руки и вышвырнули с очереди.
   - Старик, чего ждёшь? Пропуск давай!
   Ян тоже не сразу сообразил, что это к нему обращаются.
   - Я от Злата Ставера... - вспомнил он командира партизан.
   - Да хоть от самого короля Якова. Документ давай!
   - Но у меня важное поручение!
   - Ага, а может ты просто вражеский шпион? Проваливай, или вынесут!
   Ян отошёл от блокпоста и уселся на траву, рядом с Марком.
   - Может раскидать их тут всех? - спросил Марк.
   - Тогда живыми не уйдём... Может, подождём, пока вояки сменяться. Попробуем подкупить.
   - Попробуем...
   Теперь, когда они вышли с галдевшей очереди, стало слышно грохот разрушающихся стен да крики солдат противника. Отдыхать те видать даже не собирались. Воевали в несколько смен, не давая возможности передохнуть ни себе, ни солдатам противника.
   - Скучаете? - раздался голос у них за спиной.
   Ян обернулся и даже улыбнулся. Там стоял его старый знакомый - Карл. Взъерошенный, уставший, с расцарапанной щекой, покрытой трёхдневной щетиной. Одет он был в простые, солдатские доспехи, измазанные кровью.
   - Да вот только начали, - Ян пожал ему руку.
   - Ох ты ж... А что с тобой? Постарел что ли... Да нет. Точно старикан.
   - Долго рассказывать... Ты-то какими судьбами здесь?
   - Я вообще-то живу здесь. Ладно, хватит болтать. Скоро стемнеет и тогда ворота закроют до утра. Тогда не пропустят, даже если у тебя личное распоряжение короля Якова будет. Вставайте. Пошли.
   Все трое направились обратно к солдатам. Шмыгнув носом, Карл подошёл к старшему.
   - Филлип Шеаль привет передаёт, - сказал он, сложив руки на груди.
   Солдат зло посмотрел на него, нахмурился, но все же кивнул головой себе за спину.
   - Эти со мной, -кивнул ему Карл, в ответ на вопросительный взгляд солдата.
   - Да это же безобразие! - возмутился один из людей в очереди. - Без очереди! Где это видано!
   - Сейчас пинок без очереди получишь! - рявкнул солдат. - А вы проходите. Не стойте!
   На этот раз также посмотреть на красоты столицы не удалось. Редкие факелы слабо освещали улицы. Но даже этого света хватало, чтобы увидеть, что многие дома повреждены, либо разрушены. Обломки стен валялись даже под ногами. Время от времени им приходилось обходить целые завалы.
   - Какими судьбами в нашем уютном городке? - спросил Карл. - Сейчас даже крысы бегут с города, а вы возвращаетесь.
   - Мы чародея ищем.
   - Адера Вергеса?
   - А ты откуда знаешь? - искренне удивился Ян.
   - Работа такая у меня - все знать...
   - Уши у тебя длинные, а не работа, - возмутился Марк.
   - Нет. В городе просто всего один чародей сейчас...
   - А где его найти?
   - Ясно где. В командном пункте. Это здесь, неподалёку, через два квартала направо. Только туда даже я не помогу вам попасть.
   - И на этом спасибо. Без тебя мы бы за ворота даже не прошли.
   - Да ладно... Мне не трудно... Что я ещё хотел? А, точно. Свалить я хотел.
   - Спасибо Карл, свидимся может ещё.
   - Навряд ли. С утра я уйду. Только вещи соберу... Ну добро. Бывайте. Только держитесь подальше от восточного направления. Там камни могут прилететь по башке, - Карл улыбнулся, демонстрируя золотой зуб.
   Пожав им руки, Карл скрылся в одном из тёмных переулков. А Марк с Яном пошли в указанном направлении.
   Время от времени неподалёку раздавался страшный грохот. То где-то вдалеке, на другом конце города, а иногда и совсем рядом. Когда они повернули в нужный поворот, то там стоял целый столб пыли. Она попадала в глаза, мешала дышать, хрустела на зубах.
   По улице бегали перепуганные солдаты. Всюду кричали. Где-то в развалинах не своим голосом кудахтала курица.
   Они потихоньку пробирались в тумане с пыли, пока им навстречу не вышел солдат в полном обмундировании со щитом и Алебардой.
   - Проход воспрещён! Поворачивайте обратно!
   - Нам нужен Адер Вергас, - подал голос Марк.
   - Хорошо. Ждите здесь. Сейчас доложу. Только ни шагу вперёд. Не то мои бойцы вас арбалетными болтами нашинкуют.
   Затем солдат исчез в пыли. Почти сразу после того, как он ушёл, пыль расступилась, и из неё вышел сам чародей, в длинном плаще, поверх расшитого кафтана. Вокруг него была некая сфера, от которой исходило свечение. Внутрь неё не попадала пыль. Да, наверное, ничто бы туда не попало. Ни арбалетный болт, ни камень, ни меч не пройдёт.
   - Вы меня искали? - поприветствовал их Адер.
   - Да. У нас к тебе дело...
   - Я вас помню. Вас лично мне представил генерал Вейнц. Только вот ты помоложе вроде был... - Адер кивнул на Яна. Мы с вами воевали бок о бок.
   - У тебя хорошая память.
   - С плохой памятью чародеями не стают. Так что вас привело?
   Марк только хотел было открыть рот, как вдруг раздался громкий звук горна. Адер скрипнул зубами.
   - Началось.
   - Что началось? - спросил взволнованный Ян.
   - Наступление! Позже поговорим! - Адер развернулся и быстрым шагом побежал в сторону, в которой раздавался звук рога.
   Марк с Яном переглянулись. Не сговариваясь, они побежали следом за светящейся фигурой мага.
   Вскоре они добрались к восточным воротам. Где находились войска противника. На высокой, каменной стене, отделяющей их от нападавших, уже стояли лучники. Рядом с ними горели огни в маленьких чашах. У стены уже собирались пехотинцы. Поправляли шлемы, завязывали доспехи, кто-то даже успевал время от времени отхлёбывать из бутылки.
   Адер без разговоров побежал на стену. Марк с Яном последовали его примеру и устремились на лестницу, ведущую наверх.
   Большие, каменные ступени, местами обвалившиеся, быстро вывели к защитникам города. Там, за каменной стеной, было видно сотни и тысячи горящих точек - факелов. Только и всего. Темнота не позволяла разглядеть больше ничего.
   - Что-то я не понял. А как они собираются город штурмовать, если он окружён рекой? - спросил Ян. Ответить ему не успели. Вскоре он и сам увидел ответ на свой вопрос. С темноты медленно выплывало что-то гигантское. Большой, широкий корабль с закреплёнными возле мачты большими лестницами. Сбоку от него ещё один, следом ещё. Помимо лестниц на этих кораблях находилось сотни солдат, укрывшихся за щитами с символикой империи. В то же время другая группа солдат толкала громадный таран к воротам.
   Дали залп катапульты. Множество больших камней полетели по городу. Большинство ударились о стену, некоторые попали по домах. А одна глыба врезалась в верхний край стены. Большой кусок стены откололся и вместе с защитниками рухнул в воду, погребая их под громадными камнями. Следом за этим катапульты дали ещё несколько залпов. А затем тишина: ненастоящая, наигранная. Доносились лишь слабые звуки плескания воды о камни.
   - Приготовиться! - прозвучала команда.
   Лучники разом достали стрелы, вложили их в тетиву и поднесли к чашам с огнём. Одна за другой стрелы загорелись.
   - Цельтесь во врага!
   Стрелки подняли стрелы и навели их на врага.
   - Огонь! - закричал невидимый командир.
   Почти одновременно сотни ярких точек взлетели над стенами и устремились к вражеским солдатам.
   Вскрикнули в первых рядах. Многие попадали в воду.
   - Огонь!
   Стрелы снова взмыли в небо, лишь для того, чтобы обрушиться огненным дождём на головы солдат.
   Снова поредели ряды нападавших. Но с темноты показывались все новые и новые корабли с солдатами. Таран тем временем уже успели докатить к воротам. Громадная башка буйвола, нехотя откатилась назад, а затем ударилась о ворота. Удар был такой силы, что его можно было почувствовать даже наверху.
   Солдаты по приказу сменили лучников на стене, готовясь встречать нападавших. Теперь дал о себе знать и Адер. Его фигура засветилась ярким, синим светом. А с рук вырвался вихрь и улетел прямо навстречу суднам. Вода в реке забушевала, поднялись волны. Одна лестница вдруг наклонилась и упала набок, опрокинув солдат в ледяную воду. Следом ещё одна сломалась и рухнула на корабль.
   Марк тоже решил не стоять в стороне. Он сконцентрировался на гигантском таране. Его руки засветились слабым светом, он напрягся. На его виске проступили капли пота, несмотря на то, что на улице было всего несколько градусов тепла. Таран сначала замер, когда его тянули назад для удара. А затем и вовсе стал медленно сползать с моста. Марк с удовольствием наблюдал, как мечутся возле тарана солдаты, тянут его за верёвки, пытаются остановить его. На мгновение ему показалось, что сегодня их ждёт лёгкая победа. Но ему лишь показалось... Краем глаза он заметил, как один из солдат на корабле вдруг поднял руки вверх. Его руки засветились, а следом за этим воздух вдруг заискрился. Над ним собралось облако этого воздуха, а затем резко обрушилось на замок. В последнюю секунду Марк отпустил таран, скинул Яна на пол и упал сам. Искрящееся облако рассыпалось и накрыло почти всю восточную стену. Спину Марка обдало ледяным холодом. Когда все закончилось, он осторожно приподнялся. Верхушка каменной стены была покрыта льдом. Большинство солдат покрылось тем же льдом, и застыли намертво, как статуи. Лишь некоторые счастливчики, успевшие спрятаться от магического облака, осторожно поднимались, с опаской смотрели на своих сослуживцев и осторожно выглядывали из-за стены. Адер тоже поднялся с обледеневшего камня, одним движением руки снял с себя магический щит, и кинулся было снова накладывать заклятие, чтобы не подпустить корабли, но не успел. Первые корабли уже подплыли к стенам. Солдаты сбросили якоря, выстрелили в их сторону гарпуны, фиксируя корабль у стены. А затем в ход пошли лестницы. Адер хотел было снова поднять волны на реке, но в этот момент на них устремилось второе облако. На этот раз все, кто остался в живых, успели спрятаться.
   - Давайте наверх! Все наверх! - раздались команды снизу. Солдаты стали пополнять ряды павших товарищей. Но в этот момент ворота сильно треснули. Запор разломился и внутрь как саранча ринулись вражеские солдаты. Над стеной снова пронеслось заклинание. В этот же момент, на лестницах показались первые противники. Солдаты сцепились между собой. Заскрежетали мечи, полетели арбалетные болты. Воздух наполнился яростными криками атакующих и раненых бойцов. Но долго это не продолжалось. Вдруг прозвучал горн.
   - Отступаем! - донеслось до них сквозь звуки битвы. Марк оглянулся, пытаясь понять, что происходит и тут же чуть было не получил мечом. К счастью Ян успел отбить лезвие и ударом ноги скинул нападавшего обратно, откуда тот прилез. Марк тем временем разыскал взглядом чародея. Тот поспешно ретировался с поля боя и уже бежал по каменным ступеням лестницы. Марк с Яном последовали его примеру. Удалось догнать его лишь у конюшни, через три улицы. Чародей запрыгнул на коня и лишь теперь заметил, что его преследуют. Адер испуганно дёрнулся.
   - А, это вы? - удивился он, испуганно оглядываясь на отступающих солдат.
   - Так и есть. Мы хотели... - начал было говорить Марк.
   - Если вы не собираетесь хотеть в петле, то берите лошадей и поскакали подальше!
   Адер пришпорил коня и понёсся прямо по улицам. Ян с Марком последовали его примеру, запрыгнули на лошадей и поскакали следом за ним.
   Вскоре звуки битвы стихли и остались позади. Восточные ворота к счастью оказались открытыми. Ни охраны, ни очереди из беженцев теперь там не было. Лишь несколько факелов, оставленных на дороге, рассеивали темноту ночи. Только теперь Адер остановил лошадь, окинул взглядом оставленную столицу.
   - Ты так удирал, что мы ели успели тебя догнать, - начал разговор Марк.
   - Я не боец, а чародей. Не моё это дело - мечом махать.
   - Зачем было устраивать этот цирк? - спросил Ян, поравнявшись с чародеем.
   - Какой цирк?
   - Зачем было нагонять туда солдат, а затем оставлять город при первой же атаке?
   - Ну, скажи мне, а как отбить такую атаку, если у нас всего три сотни солдат от силы?
   - Три сотни? А... - Ян замялся. - Ничего не понял...
   - Да. Выстоять почти не реально. Вот король и решил провести эвакуацию города. А солдат прислали, чтобы сделать видимость, что город собираются держать. Таким образом мы целых три дня выиграли и почти всех успели эвакуировать.
   - У его величества есть ещё время думать и о простых людях? - с сарказмом спросил Ян.
   - Зря зубоскалишь. Его величество, король Яков, успевает и на фронте бывать, и о простых людях думать.
   - А как дела на фронте обстоят? - спросил Ян.
   - Плохо. Центр почти утерян. Юг ещё держится благодаря наёмникам, но сейчас... Видишь? Альхельм начал атаковать север. Хоть у него и не получилось перейти реку до зимы. Но будь спокоен. Он сделает это с наступлением весны и тогда мы проиграем окончательно... Ну да я так понимаю, вы не о ситуации на фронте пришли спросить... Чего вам нужно?
   Марк откашлялся, ещё раз оглянулся на некогда величественную столицу.
   - Мы хотели расспросить тебя об одном чародее.
   - Я похож на знатока чародеев?
   - Нет, но ты похож на того, кто нам сможет помочь... Мы хотим узнать об одном чародее по имени Дитмар. Ты слышал что-нибудь о нем? Это очень важно!
   - Нет, не слышал и слышать не хочу.
   - Вот же... Хотя да, глупо было на это рассчитывать...
   - Постойте. Всё же вы помогли... Я не знаю кто он, но могу вам подсказать, как узнать... Разыщите некоего чародея по имени Дайвен. Это мой учитель. Он многое знает, может и вашем Дитмаре чего слыхал. Хотя, если это молодой чародей, и недавно объявился, то он навряд ли вам поможет... И ещё, относитесь к нему уважительно... Видит он плохо... Всё-таки третья сотня лет старику исполнилась, когда я ещё только учился магии.
   - Сколько? - глаза Яна округлились.
   - Магию не всегда можно направлять на разрушения. Можно использовать её и в своё благо.
   - А где же нам найти этого Дайвена? - спросил Марк.
   - Насколько я знаю, старик поселился в старинном замке.
   - А где именно?
   - Насколько я знаю, старик сменил имение. Сейчас он в... Вот же... Забыл, как замок называется. Ну да не суть. К нему от столицы дней три пути, если коня не жалеть... Правда он на севере, восточнее нас... А дорогу с недавних пор перегородили войска противника... Придётся обойти по верху русла реки.
   - Постой... Но если идти в обход, то это займёт неделю как минимум... - Ян сразу же погрустнел.
   - Ну да, а сколько ты хотел?
   - У меня времени до полнолуния...
   - Вот зараза... - выругался Марк. - До полнолуния осталось всего ничего.
   - А при чем тут полнолуние? - спросил Адер.
   - Уже ни при чем, всё равно не успеем...
   - Я так понял вам нужно туда попасть быстро?
   - Ага. Быстрей некуда.
   - Ладно. Вы помогли в бою, хоть и не должны были этого делать... Встаньте ближе друг к другу.
   - Зачем?
   Но Адер не ответил. Он спрыгнул с коня, вознёс свои руки к небу и стал произносить заклятие.
   Задрожал воздух, будто натянутые струны. Вдруг пространство исказилось и перед ними показалось расплывчатое изображение некоего старинного замка, окружённого туманом и тёмным лесом.
   - Идите! Чего встали? - крикнул Адер.
   - Это портал? - удивлённо спросил Марк, осматривая марево. Но Адер только непривычно срифмовал. А затем что есть сил крикнул: - Бегом! Бегите в портал!
   Оба сразу же пришпорили коней.
   - Без коней болваны! - заорал чародей, с трудом удерживая активным портал.
   Марк с Яном спрыгнули и забежали в портал. Сверкнуло, громыхнуло. Внутри все перевернулось, будто оба выпили по литру самогону залпом, а затем они упали в болото.
   Марк вскочил, отплёвываясь от грязной воды.
   - Где мы? - спросил он, оглядываясь по сторонам.
   - Мне кажется, там, где нужно, - Ян кивнул на высокие, тёмные башни замка, приподнимаясь и отряхиваясь от болотной грязи.
   Телепорт выкинул их прямиком в болото, на краю тёмного леса. С его глубин доносились звуки животных: кто-то рычал, выли волки, ухала сова вдали.
   Ян осторожно ступил навстречу мрачному замку, окутанному туманом. Под ногами чавкала вода, сминались заросли травы, нехотя пропуская незваных гостей к таинственному замку. Он возвышался над деревьями и наверняка был возведён ещё до того, как здесь появился лес. Высокие, остроконечные башни, казалось, доставали до самых облаков. Громадные окна, большие входные двери, такие же ворота, разве забор был невысокий, такой даже пёс при большом желании перескочит.
   "Декорация, не более того", - подумал Марк, осторожно ступая за ворота.
   Было здесь как-то мрачно, будто он в логово монстра входил, а не на аудиенцию к чародею. Но как только он подошёл к замку, двери вдруг щёлкнули, а затем со скрипом отворились, приглашая зайти.
   Марк первым ступил на порог, толкнул приоткрывшуюся дверь и тут же пошатнулся. На него вылетел чёрный ворон. Сделал круг и уселся на воротах, рассматривая их, будто пытаясь понять, что они собираются делать.
   - Долбаная птица, - прокомментировал Марк и зашёл в замок.
   - Зря ты так, - раздался тихий, хриплый голос.
   Марк мгновенно развернулся на месте, вытаскивая свой ржавый меч.
   - Спрячь меч, не на войне небось, - снова прохрипел голос, а следом за этим вспыхнули множество факелов, осветив большой, просторный зал с колоннами и заодно его владельца: старого, ссохшегося старика в балахоне с капюшоном, закрывающим лицо.
   Марк осмотрел его недоверчивым взглядом, но все же спрятал меч обратно в ножны.
   - Давно у меня гостей не было, - протянул старик таким голосом, будто мешок зерна на плечи водрузил. - Что привело вас ко мне? - спросил он, выставив свою сухую, тощую руку перед собой. Почти сразу же в помещение влетел ворон, покружился вокруг колонн и сел ему на руку.
   - Нас привело... Мы пришли за помощью, - ответил ему Ян.
   - За помощью? И что же вам нужно? Покорить сердце девушки? Может, хотите стать сильней, или...
   - Нет. Мы хотим разузнать об одном человеке.
   - Спросить? И что это за человек?
   - Его зовут Дитмар. Он чародей или что-то вроде того.
   - Дитмар? Не знаю таких... - старик сделал многозначительную паузу. - Не знаю такого. Но могу узнать... Только мне тоже кое-что от вас понадобиться взамен.
   - Дай угадаю, - скривился Янислав. - Нам придётся отправиться на верхушку горы и найти там некий магический предмет?
   - Нет. Я говорю лишь о том, что мои услуги платные... И за свою работу я хотел бы получить, скажем, шестьдесят золотых монет.
   - За такие деньги ты должен ещё нас бесплатно кормить и домой отнести на своём горбу! - выкрикнул возмущённый Янислав.
   - Что же, не я к вам пришёл, - сказал старик и показал рукой на дверной проем.
   - Постой. Мой друг хотел всего лишь сказать, что у нас не хватает денег. Пятьдесят монет - это все, что мы можем предложить.
   - Мало... Ну да пусть будем так. Разложите монеты на полу, мой ворон сосчитает их. Моё зрение уже не столь острое... Рейн, будь так добр, посчитай монеты.
   Ворон посмотрел на него своими глазами-бусинками, каркнул и спикировал на пол. Затем снова каркнул, уставившись на гостей.
   Марк, не сводя глаз с ворона, достал мешочек. Монеты со звоном высыпались на пол и прокатились в разные стороны, демонстрируя физиономию короля Краймира. Ворон осмотрел рассыпавшиеся монеты и принялся ходить возле них, рассматривая каждую.
   - Зачем тебе деньги? - спросил Марк. - Я думал ты бессмертный.
   - Во-первых не бессмертный, а во-вторых, магия не отнимает голод, а лишь не даёт моему бренному телу окончательно рассыпаться в прах, - ответил старик. Своего лица он до сих пор так и не показал. Его надёжно скрывал капюшон.
   - Кар, - подал голос ворон и взмахнув крыльями, взлетел. Покружив над ними, он улетел куда-то в темноту.
   - Ворон сказал, что все правильно. Идите за мной.
   Старик не спеша потопал по каменному полу, отполированному до блеска. В такой при желании можно даже всматриваться вместо зеркала.
   Он провёл их в маленькую комнату, заставленную шкафами, все полки которых были забитые книгами.
   - Садитесь, - старик указал на связанные с лозы кресла. Сам он тоже присел, надвинул капюшон так, чтобы не было видно лица. - Так чего вы хотели узнать? - спросил старик.
   - Нас интересует чародей по имени Дитмар, - ответил Марк, осматривая книжные полки. Его одновременно разбирал и интерес, и зависть к такой библиотеке.
   - Как я говорил - Я не слыхал о нем. Поэтому мне понадобиться время.
   - Сколько? - выпалил Ян.
   - Может месяц, может больше, мне нужно отправить ворона к знающим, изучить записи, а это займёт много времени, - старик пожал своими тощими плечами и поудобней расселся в кресле.
   - Старик, у нас нет столько времени! - вскрикнул Ян.
   - Быстро только кошки родятся, а знания нужно добывать... И за сколько по-вашему я должен это сделать?
   - У нас времени дней пять осталось.
   - За пять дней я не успею... Думаю, мы не договоримся.
   - Может есть какое заклятие?
   - Заклятие? - старик вздохнул. - Если подумать, то есть... Я могу дать вам снадобье, которое позволит мне увидеть его... Но сомневаюсь, что это что-то даст, я многих чародеев на своём веку повидал, но память у меня уже не та - подводит. Да и не факт, что мы свиделись с ним до этого...
   - Старик. У нас времени немного... - прервал его Ян. - Если у тебя есть снадобье, которое тебе позволит его увидеть, что же, давай попробуем... Это уже хоть что-то.
   Старик, не промолвив ни одного слова, выставил руку и через несколько мгновений на неё сел ворон. В клюве у него была маленькая баночка. Старик взял её, покрутил в руках и протянул Яну: - Только я должен предупредить - последствия от неё могут быть очень неприятными.
   Ян не говоря ни слова взял баночку, вытянул крышку и залпом выпил. Тут же банка выпала с его рук и упав на пол, покатилась, нарушая своим звоном наступившую тишину. Яна всего скрутило спазмами, его вены надулись, лицо казалось, позеленело. Создавалось такое ощущение, будто он сейчас лопнет, как мыльный пузырь.
   - Представь себе его! Вспомни и не думай ни о чем! - скомандовал старик, поднялся и положил свою высохшую руку Яну на голову. Но тут же отдёрнул руку обратно, оступился и осел обратно в кресло.
   Ворон расставил крылья, каркнул и зашипел. Как кошка.
   - Что это с ним? - спросил Марк, наблюдая за странным поведением птицы.
   Но старик ничего не ответил. Некоторое время он сидел молча и лишь когда Ян застонал, тогда он пошевелился, затем поднялся, сложил руки за спиной.
   - Ты увидел что-нибудь? - с трудом спросил Ян. - Надеюсь, я не зря эту дрянь пил.
   - Увидел, - начал говорить старик. - Увидел его прямо перед собой. И это не действие зелья... Он был здесь. Ухмылялся... Забирайте назад деньги! - Я не хочу ничего о нем знать!
   - Успокойся! - это просто видение! - рявкнул Марк. - Что ты видел? Расскажи! Это правда очень важно.
   - Он здесь, - прошептал Старик. - Не знаю кто это. От него веет могильным холодом... Нет, не хочу ничего больше говорить. Убирайтесь!
   Марк сплюнул: - Если расскажешь - тогда уберёмся, а нет, значит останемся здесь, и он соответственно тоже. - Марк уселся обратно в кресло и раскинулся в нем.
   - Зачем я только согласился! ... Вы не понимаете... Ладно... Я скажу, только сразу же уходите! - голос старика задрожал. - Я ясно почувствовал его силу, сильное зло... Он могущественный, но при этом нету ни следа магии... Нет... Больше ничего не видел, только это.
   - И это тебя напугало? - недоверчиво спросил Ян.
   Но старик проигнорировал вопрос: - Что вас связывает с ним? - наконец спросил он уже более спокойным голосом, выждав немного времени.
   - Ян заключил с ним договор. Дитмар исполнил ему три желания, а теперь взамен просит, чтобы он уговорил меня отдать ему свои способности.
   - Какие ещё способности?
   - Магические... Но я подозреваю, что не они ему нужны, а моя способность останавливать время.
   - То есть ты господин времени? - лица старика не было видно. Но Марк готов был поклясться, что старик был удивлён.
   - Но зачем оно ему? Он останавливал время при мне, - возразил Ян. - Зачем ему ещё чьи-то способности? Если он и сам умеет это делать!
   - А зачем короли захватывают другие королевства? Для увеличения могущества... Магия имеет свойство накапливаться. Чем больше магических способностей - тем сильнее твои возможности, - старик осторожно пододвинулся к ним, прислушиваясь, как завывает ветер где-то сверху. - Не давайте ему больше силы, - прошептал он.
   - Тоесть... - Ян не договорил и махнул рукой, понимая, что о спасении можно забыть.
   - Ни в коем случае нельзя допустить, - продолжил говорить шёпотом старик. - Нельзя... Иначе последствия могут быть страшными!
   - Например? - спросил Марк.
   - Лучше нам никогда об этом не узнать... - Давать ему такую громадную силу нельзя. Это зло и имея такую власть... Ничего хорошего с этого не будет! - руки старика задрожали. - Ни в коем случае не допустите, чтобы он их получил!
   - Но должен же быть способ от него избавиться, - возразил Марк.
   - Не знаю я. Уходите! Я чувствую, что он рядом!
   - Старик не спеши. Может, ты попробуешь узнать? Есть ещё время!
   Ян не стал дослушивать их разговор до конца, поднялся и пошёл прочь из замка.
   - Постой! - крикнул Марк. - Может, мы что-то придумаем.
   Но Ян его не слышал. Он миновал зал с колоннами и вышел во двор. Прохладный ветер подул ему в лицо, приводя в чувство после эликсира. Не хотелось ему больше сидеть в душном замке.
   - Нет, это всегда нет, - прошептал он про себя, присаживаясь на поваленное дерево у забора.
   - Нет. Всегда есть выбор, - донёсся откуда-то сверху знакомый голос. Ян поднял уставший взгляд и увидел Дитмара. Тот удобно уселся на каменном заборе, свесив ноги и с интересом наблюдал за ним. - Много узнали? - спросил он.
   - Достаточно.
   - Не верь тому, что говорит старый маразматик. Он лишь думает, что знает. А к знаниям такое свойство относиться лишь косвенно.
   - Чего ты припёрся?
   - Потому что в этих краях находится господин, задолжавший мне услугу, и судя по всему, не спешит её выполнять.
   - До полнолуния ещё далеко. Проваливай. Я не хочу видеть твою рожу до того времени.
   - Не так далеко, как ты думаешь. Вижу, вы немного забылись, путешествуя. Но если бы вы чаще смотрели на небо, то увидели бы... - Дитмар провёл рукой. Облака вслед за этим расступились, обнажив почти полную луну. - Что до него, осталось два дня... Прошу прощения - один. Только что время перевалило за двенадцать.
   Ян ничего не ответил. По его спине пробежали мурашки. Ему стало не по себе от услышанного.
   - Зачем тебе его силы? Ты хочешь получить его способность управлять временем? - спросил Ян.
   - Нет... Управлять временем я и так умею. Плохо, когда это умеет кто-то ещё.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Ты думаешь, старик Ладомир отправил чародея в путешествие для того, чтобы научиться чему-то? Несколько веков назад, король Амир - прапрадед короля Якова, отправил туда в изгнание своего доблестного рыцаря, предавшего его. Да не просто изгнал, а проклял. Звали этого рыцаря Ворон. Оттого и прозвали люди тот замок Вороньим Гнездом и стали обходить его стороной.
   - Ты врёшь! - неуверенно ответил Ян.
   - Это уже тебе решать, что принимать за правду, а что нет. Марк опасен и это главное.
   Ян только зло сплюнул ему под ноги. Но Дитмар будто того и не замечал.
   - Меня всегда удивляли люди. Их чувство долга, честь. Достаточно всего раз бескорыстно помочь, чтобы навсегда привязать к себе другого. И тогда человек выполнит любую просьбу, потому что считает, что должен. Некоторые при этом даже могут пожертвовать собой из-за чувства долга.
   - Видать, ты плохо знаешь людей.
   - Нет, скорее даже наоборот. Меня не интересуют продажные и бесчестные. Намного лучше наблюдать, как человек чести разрывается между долгом и своим спасением. Сделать все как необходимо и помереть, или же переступить через принципы, остаться жить, но уже с тёмным пятном на совести, которое тебя будет грызть до конца твоей жизни. Удивительно, но многие выбирают именно путь чести...
   - К чему эти рассуждения?
   - К тому, что скоро тебе предстоит сделать выбор... Я желаю донести до тебя, что если ты, например, свяжешь и принесёшь чародея мне, то я буду удовлетворён и таким выбором. Ведь не всегда можно принудить честным словом. Иногда в убеждении может помочь и меч. Главное - это сделать выбор между честью и спасением. Сложный, но необходимый.
   - Иди к черту.
   - Хорошо. Но пока я ещё не ушёл - должен сказать, что по истечении срока я буду ждать вас на перекрёстке дорог, возле рыбацкого хутора Неяслав... Это здесь, неподалёку, за лесом.
   - Ян, ты куда подевался? - перебил их беседу Марк.
   Янислав приподнялся.
   - Болтаю, - буркнул тот.
   - С кем?
   Ян кивнул на забор. Марк осмотрел его и лишь недоуменно пожал плечами.
   Оглянувшись, Ян заметил, что Дитмар исчез. Но это его уже перестало удивлять.
   - У нас всего день...
   - Как день...
   - Полнолуние послезавтра... Тот хер будет ждать меня на перекрёстке, возле рыбацкого хутора... Всё. Хватит на сегодня. У меня есть всего один день. Я хочу напиться до беспамятства, а там будь, что будет.
   - Но нам нужно придумать, как обмануть его. Вспомни, как выглядел уговор, тогда может, удастся как-нибудь схитрить.
   - А я почём помню... Он согласился выполнить три мои желания в обмен на услугу... Три задания выполнены, а услуга - нет... Всё, хватит с меня на сегодня. Пошли, найдём какую-нибудь заброшенную хибару, не в лесу же нам спать.
   *****
   Ещё не пропели первые петухи, когда Ян проснулся. От переживаний ему плохо спалось всю ночь. Он думал о демоне и о Мие, и о том, стоит ли ей показаться таким вот поседевшим стариком или же уйти не попрощавшись. Но затем вспомнил, какое теперь между ними расстояние, и думать перестал об этом.
   "Наверное, так будет лучше" - подумал он, приподнимаясь. Сонный петух, сидевший на жерди, открыл глаза и во всю глотку прокукарекал, оповещая о скором рассвете.
   На удивление, в старом хлеву, в который они забрались, даже не спросив согласия хозяина, Марка не оказалось. Чародей уже с утра пораньше успел запропаститься. Ян вдохнул морозный, свежий воздух, пахнущий сеном, и отряхнувшись вышел на улицу.
   Петух, наверное, тоже о чем-то переживал и плохо спал, ведь на горизонте уже сильно посветлело, а солнце собиралось выглянуть из-за леса, окружившего замок. Слабые солнечные лучи уже пробивались сквозь густые кроны деревьев, окончательно рассеивая темноту. Пробуждались и начинали чирикать одинокие птицы, не успевшие улететь на зимовку, а с дома разносилась мужицкая ругань. Выдать день у него тоже совсем не задался.
   Чародея он заметил не сразу. Тот сидел под вишней, весь в чтении. Обложился книгами, и подсвечивая себе чёрт знает откуда взявшимся старым, ржавым светильником, читал большую книгу в чёрном, толстом переплёте. Его не смущала ни темнота, ни раскричавшийся петух, ни холод, ни матерящийся мужик в толстой фуфайке с овечьей шкуры, ни вилы в его руках. Все было ему едино.
   - Вы что тут забыли?! - крикнул мужик ещё издалека. - Своровать чего хотите?
   - Да мы переночевать только... - попытался оправдаться Ян.
   - Переночевали? Ну и валите подальше!
   Только теперь Марк отвлёкся от чтения книг. Он осмотрел вилы в руке хозяина и медленно, но чётко выговорил заклятие на неизвестном языке, слов которого Янислав совсем не понял.
   Мужик сразу же перестал материться, выпустил вилы, нагнулся, расставил руки в боки, изображая птицу и медленно зашёл в сарай, а затем ловко запрыгнул на жердь и закукарекал. Причём натурально. Вот был человек, а стал птицей.
   Петух, сидевший на жерди, замахал крыльями и спрыгнул на сено. Видать не выдержал конкуренции.
   - Ты что натворил? - спросил вместо приветствия Ян, рассматривая кукарекающего мужика.
   - Ничего, к полудню очухается... - ответил Марк, принявшись складывать разложенные книги обратно в сумку.
   - Ну ладно... Пойдём, нажремся?
   - Нет, потом... Возьми немного крови у этого "петуха".
   - Зачем?
   - Нужно! Просто возьми и порежь ему палец, собери немного крови в бутылку и все!
   Ян сплюнул, достал меч и слегка царапнул его по руке, собрал кровь и вернулся обратно.
   - Следуй за мной, - скомандовал Марк.
   - Куда?
   - В лес, - сказал Мрак, затем забросил сумку за плечи, поправил меч и пошёл с двору. Яну не оставалось ничего другого, как проследовать его примеру.
   Всю дорогу его мало что интересовало. Он просто шёл следом, потупившись взглядом в мёрзлую траву. Только когда солнце поднялось в зенит, они оказались в лесу. Похоже, в том же самом, в который они вчера свалились стараниями Адера.
   Марк так ничего и не объяснил, а принялся собирать различные травы, грибы, даже несколько мышей зачем-то поймал. Так они весь день и бродили по лесу, и лишь когда солнце стало заходить за склон, Марк разогнулся, схватился за поясницу и подытожил их путешествие: - Вроде всё... Пошли, нужно ещё обратно успеть.
   - Я-то думал, что в последний день нажрусь и не пойму, когда он меня в эту херь обратит... Но прогулка по лесу тоже ничего... Только может, ты пояснишь, в чем дело?
   - Нет, Дитмар неподалёку. В этом я уверен... Нельзя, чтобы он догадался, поэтому расскажу, когда придёт время... А теперь пошли, нам нужно ещё успеть...
   - Но до перекрёстка отсюда рукой подать...
   - Насколько я помню, ты ещё набраться хотел. А деревня не близко.
   - Но у меня даже денег нет...
   - Зато есть заклятия... Я думаю, навряд ли трактирщик станет мешать, если бутылке вдруг вздумается улететь...
   Ян только улыбнулся. Хреново у него получилось. Будто лимон съел, но улыбнулся.
   *****
   Ближе к полуночи пошёл снег. Только вот сыпало недолго. Всего лишь немного припорошило землю, траву, посыпало указатель на перекрёстке, показывающий, где какая деревня находиться, да и все. Затем повеял холодный ветер, погнал листья, пошелестел не успевшими опасть листьями, а потом все затихло. Зимнее волшебство развеялось, и остался лишь перекрёсток дорог, окутанный темнотой. Только месяц время от времени выглядывал из-за тёмных туч, ненадолго освещая двух путников, усевшихся на большом бревне.
   Ян опрокинул бутылку. Проглотил её жгучее содержимое и протянул Марку.
   - А вот, кстати, ещё той осенью что со мной приключилось, - Ян откашлялся, поправил воротник и продолжил. - Мы как-то ездили с Святодаром в Балашиху. По ткань его жена, значит, послала, а я с ним, за компанию дай думаю, съезжу. Все же лучше, чем на поле с утра до ночи сидеть. Так вот, мы на полпути одного толстяка повстречали. Нёс он своих кур на продажу. По одной, под каждой подмышкой, а ещё одного петуха в вязаной клетке. Ну, попросился он, чтобы мы подвезли. А нам то что? Взяли с собой! Едем, а там дальше спуск был. Святодар коня пришпорил, он и помчал, будто и нет никакой повозки. Так мы там не ехали, а летели. Колёса чуть было в стороны не поотваливались, так гнал он своего коня... Как съехали - толстяк затих. Мы и катимся себе дальше. Через какое-то время, я обернулся спросить, куда ему. А этого нету. Только петух в клетке сидит, а его как корова языком слизала. Один обрывок рубахи на возе остался.
   - Хаха. Да уж, съездил поторговаться.
   - Ага, та мы его видели позже. Весь в синяках, побитый. Всё нас, да нашу повозку проклинал. А курей, кстати, не потерял, у него подмышками так и остались куры его.
   Марк опрокинул содержимое бутылки, скривился, посмотрел на полную луну, неуверенно выглядывавшую из-за тёмных облаков.
   - Думаю пора.
  Ян понимающе кивнул.
   - Так может, ты объяснишь, в чем дело?
   - Сейчас сам все увидишь... - Марк вынул с сумки все ингредиенты, перетёртые преждевременно в мелкую труху, засыпал в бутылку со спиртом.
   - Ну... Куда? - протянул возмущённый Ян.
   - Не зуди...
   Дальше он вылил туда кровь мужика, проклятого утром, а потом зачем-то разрезал изловленную ранее мышь. Нацедил крови и с неё тоже.
   - Пей! - Марк протянул ему Бутылку.
   - Это ещё зачем? - спросил Ян, с отвращением наблюдая за странной смесью.
   - Это микстура на крови проклятого...
   - Ну и на кой она мне? Ты меня отравить собрался?
   - Мне проще тебя заколдовать. Травить то зачем? Пей давай!
   Ян ругаясь, одним движением схватил бутылку, закрыл глаза, а затем залпом выпил. В глазах потемнело, он скривился и принялся кашлять.
   - Теперь-то ты расскажешь, зачем я эту дрань пил? - спросил он, отплёвываясь.
   - Чтобы принять себе мои способности.
   Янислав только рот открыл от удивления.
   - Уговор был такой - Ты уговариваешь меня отдать ему мои силы, в обмен на своё спасение... Если я отдам их тебе, то условие будет невыполнимо, а значит, он уйдёт. Да и старик предупреждал, чтобы мои силы не попали к нему в руки...
   - А разве так можно?
   - Вот сейчас мы и узнаем... Я вычитал о таком в книге, а вот выйдет или нет -
  Не знаю.
   - Но ведь... Ты сделаешь это ради меня? Не ожидал...
   - Ты меня сколько раз выручал. Пора отдать долг.
   - Спасибо...
   Договорить Марк ему не дал, он поднял руки и начал произносить заклятие. Воздух наполнился электрическими разрядами, поднялся сильный ветер, листья закружились хороводом вокруг них. Высокие, столетние деревья в лесу, заскрипели и потянулись к ним. Пространство вокруг них наполнилось яркими вспышками магической природы. Сильно прогрохотало, оба упали на землю, сбитые с ног сильным магическим ударом. Враз все стихло. Только снег снова принялся падать.
   - Ты живой? - спросил Марк, приподнимаясь.
   - Вполне... Вот пригрело же...
   Марк осторожно поднялся, поднял руку. Он попробовал поднять переломленное дерево, но у него ничего так и не вышло.
   - Ты чувствуешь что-нибудь? - спросил Марк, раздосадовано осматривая свои руки.
   - Ничего...
   - Даже чувства невыполненного долга? - спросил Дитмар.
   Только теперь они заметили его. Он склонился на дерево, чудом сохранившееся после магического взрыва и с большим интересом наблюдал за ними.
   - Пока тебя не было, то нет, - со злостью в голосе ответил Ян.
   - Почему люди так быстро забывают о хорошем? Эх, наверное, я всё-таки ошибся в вас... - Дитмар скорчил презрительную гримасу.
   - Он уговорил меня, - промолвил Марк. - Можешь забрать мою силу.
   - Ты рисковал. Читал заклятие на неизвестном тебе языке. Чуть не убил обеих. Но... Ты думаешь, что я уйду ни с чем? Ошибаешься! - Дитмар повернулся к Яну. - Вспомни, что я тебе сказал, дословно: "Я хочу, чтобы ты уговорил Марка отдать свою силу мне"... Я не уточнил, какую. Поэтому, в таком случае я могу довольствоваться и его жизненной силой. Раз магической нету.
   - Постой! Но... - выкрикнул Ян.
   Но Дитмар уже поднял руку, готовясь убить чародея одному ему известным способом.
   - Стой! Я отдам тебе его способности!
   - Отдал бы, если бы они у тебя были. Прежде, чем играться с магией, стоило бы ей научиться! Впрочем, и такой вариант меня устраивает... Но, - Дитмар многозначительно поднял палец вверх. - Уговор ещё в силе... - он медленно прошёлся рядом с ними и остановился, сложив руки в замок. - Меня всегда интересуют поступки людей. Есть в этом что-то интересное и обязательно непредвиденное... Вспомни, я говорил, что если ты не выполнишь уговор, то я заберу себе твою душу, в уплату долга.
   - Нет, не вздумай! - прикрикнул на него Марк.
   Ян сразу же поник и будто его не услышал. Взгляд опустился. На мгновение он задумался. Вспомнилась его девушка. Пробежали перед глазами несбывшиеся мечты.
   - Всё равно я слабо верил в то, что получиться. Я всё это начал, мне и расплачиваться... Я согласен, - с обречённостью в голосе промолвил он.
   - Тогда, я считаю условия выполненными. На этом перекрёстке, здесь и сейчас наш уговор завершается.
   - Ян, не соглашайся!
   - Я уже согласился, - криво улыбнулся тот.
   Дитмар не произнёс больше ни слова, лишь нахмурился. В одну секунду Ян вспыхнул зеленым пламенем, будто был сделан с высохшей бумаги и упал на мёрзлую землю.
   - Ах ты сволочь! - выкрикнул Марк.
   - Он получил то, что должен был. Именно это бывает с теми, кто не выполняет обещания...
   - Да пошёл ты!
   - Ты злишься, потому что сам в этом виноват... Не пренебрегай больше уговорами... А теперь... До встречи чародей... Думается мне - мы ещё встретимся, - Дитмар кивнул и исчез за густым, падающим снегом.
   Марк посмотрел на место, где только-только находился Дитмар, а затем осторожно сделал шаг навстречу телу Янислава, присел над ним, торкнулся его лица рукой. Тело было ледяным, будто бы только с воды достали.
   *****
   Лишь когда солнце поднялось над заснеженным лесом, тогда Марк поднялся с земли.
   - Прощай друг, - тихо промолвил он, стоя у свежей могилы. Марк обнажил меч Янислава, осмотрел его, затем вернул в ножны и положил рядом. - Что теперь Мие сказать? - он сокрушённо помотал головой. - Ладно... Объясню как есть.
   Чародей напоследок ещё раз осмотрел его могилу, а затем пошёл обратно на юг. Домой.
   *****
   Широкая, вытоптанная солдатскими, подкованными ботинками дорога вела прямо через заснеженный лес. Добротная лошадь, с большим седлом, закрывающим все туловище животного, медленно шагала по мёрзлой дороге.
   - Как там говорил Ян - лошадь нужно назвать, - промолвил Марк, поёжившись от холода. - Нашёл я тебя зимой, значит, назовём тебя по-зимнему что ли, Снежок может?
   Конь никак не среагировал.
   - Не нравиться? Давай тогда Вьюга? Нет, ты ведь не кобыла... А может...
   Его рассуждения прервала маленькая серая птичка с жёлтой головой. Она выпрыгнула на ветку, свисающую над дорогой и громко зачирикала.
   - Королёк? В такое-то время... Они же вроде только поздней зимой объявляются.
   Конь громко фыркнул.
   - Что? Тоже согласен? Или... Постой. Может тебя как ту птицу, Королёк назвать?
   Жеребец остановился и помотал головой.
   - Тогда будем считать, что договорились... Постой... Это же...
   Большая, засыпанная снегом поляна резко показалась из-за деревьев. И дом... Только чёрный?
   - Но пошла! - Марк пришпорил коня и помчался прямо к дому.
   Подъехав к нему, Марк на ходу спрыгнул с коня. Нет, не показалось. Дом действительно был сожжён. Причём совсем недавно. Снег по краям растаял, покрылся сажей и почернел от копоти. Марк подошёл к почерневшему острову и ни на что не надеясь, толкнул дверь. Она не открылась, а лишь упала, подняв облако сажи.
   По привычке Марк взмахнул рукой, чтобы поднять перегородившую ему путь балку с помощью магии. Но естественно у него ничего не получилось. Тогда он схватил её обеими руками. С трудом, но всё-таки сдвинул, при этом измазавшись в сажу.
   Внутри того, что осталось от дома, ничего нельзя было рассмотреть. Все превратилось в бесформенные, обгоревшие груды. Только он принялся за то, что раньше было шкафом, как неподалеку заскрипел снег. Марк резко обернулся. Сзади стоял невысокий, седоволосый старик в потрёпанной временем и молью шубе.
   - Ты чего там лазишь? Все сгорело! Воровать нечего! - крикнул тот.
   - А что случилось? - спросил Марк, проигнорировав вопрос старика.
   - Сгорел дом. Не видишь, что ли?
   - Как?
   - Как? Не знаешь, как дома горят?
   Марк посмотрел на старика злым, внимательным взглядом, после чего старик запнулся.
   - Солдаты пришли и спалили.
   - За что?
   - За магию.
   - Разве чародеев сжигают?
   - Да, если отказываешься сотрудничать с врагом... Я думаю, она какому солдату отказала, а тот ей приписал целый воз грехов. Вот и сожгли дом.
   - А Маргарита... Они её в доме тоже сожгли? - задал Марк вопрос. Ни на что не надеясь. Просто так, чтобы знать.
   - Постой, а тебя случаем не Марк зовут?
   - Да... - ответил Марк, выбравшись с обгоревшего дома.
   - Точно так она тебя и описывала, - старик поднял удивлённые брови.
   - Чародей?
   - Был когда-то.
   - Маргарита о тебе рассказывала. На вот. Это тебе, - старик достал сложенное в несколько раз письмо. Протянул ему. Старик хотел ещё что-то спросить. Открыл рот. Но увидев, как тот с грустью в глазах, медленно разворачивает письмо, развернулся и пошёл восвояси.
   Марк развернул письмо. Не спеша, понимая, что это последние строки от Маргариты: "Марк, я сомневалась, писать тебе это письмо, или нет. Но. Все же напишу. А вдруг ты вернёшься.
   У меня возникли проблемы. И теперь мне придётся уехать. Если ты вдруг захочешь встретится, то я отправилась в деревню Седмица, что на западе королевства, у самой границы. Я буду ждать тебя там.
   Надеюсь, мы ещё увидимся.
   Твоя Маргарита"
   Марк оторвался от письма. Принялся искать старика глазами. Ему хотелось ещё и от него услышать, что с ней все в порядке. Но старика уже и след простыл.
   Марк спрятал письмо подальше. А затем сел прямо на снег, подставив лицо падающим хлопьям снега.
   - Ну что Королёк? Передохнем и в путь?
   Королёк лишь негромко фыркнул. Наверное, согласился, что отдых всё-таки нужен.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Эпилог
   Марк поднял деревянную кружку, наполненную доверху ароматным чаем, заваренным с сушенных, полевых трав.
   Маленькая изба за все время ничуть не изменилась: все те же полочки с баночками, засушенные травы на верёвках под потолком, части тел зверей там же. На большой, разрисованной печи, раскинувшейся во всю стену, потрескивали дрова, а на ней сидела чёрная кошка. Жмурилась и грела свои лапки.
   Здесь ничего не изменилось. Разве что Ладомир немного постарел. Вроде и так уже ссохлись руки, щёки впали, а волосы полностью покрылись сединой. Ан нет, постарел-таки. Не такой резвый как раньше что ли?
   Марк отхлебнул горячего чаю, посмотрел на полыхающий огонь в печи, поднялся и принялся подкидывать дрова. Затрещали поленья, будто не желая, чтобы к ним подкидывали ещё дров.
   Кот открыл глаза, лениво посмотрел на него, и потянувшись, зевнул, продемонстрировав свои белые, как снег на фоне угля зубы. Потоптавшись, он лёг клубочком на медвежью шкуру и снова уснул.
   Ладомир, выслушавший всю историю, от начала и до конца, теперь сидел и размышлял над тем, что ему рассказал Марк. Он долго сидел, потупившись взглядом в одну лишь ему известную точку.
   - Ладомир, я уже буду собираться, - нарушил тишину Марк.
   - Знал бы я, что так будет... - протянул знахарь. - Никогда бы вас не отпустил. Ещё и война эта, будь она проклята.
   - Ага. Знала б девка... Давай не будем об этом.
   - Хорошо... Как хочешь... Может, ты всё-таки перезимуешь? Продолжишь обучение. Я с радостью научу тебя всему, чего сам знаю. Ты хоть и балбес, но способный балбес.
   Марк улыбнулся.
   - Спасибо на добром слове Ладомир. Но мне пора... Весной враг пойдёт в наступление, а сейчас, пока сравнительно тихо - постараюсь проскочить...
   - Понимаю... Может ещё чайку на дорогу?
   Но Марк помотал головой. Он посмотрел в окно, за которым шёл снег, засыпая привычные с детства пейзажи, а затем взвалил сумку с припасами на плечи и вышел на улицу. Ладомир последовал за ним.
   Положив припасы в седельные сумки, Марк попрощался, обнял старика, а затем запрыгнул на коня и медленно поскакал в сторону деревни.
   Исчез из виду вскоре и старик, который на фоне снега почти не выделялся из-за седых волос и белого кафтана, скрылась с виду его изба, а затем и вся деревня. Лишь за ней Марк на мгновение остановился, осматривая прощальным взглядом дома, утопающие в снегу.
   Его конь обернулся, будто также хотел попрощаться.
   - Пошли Королёк. Путь то ещё неблизкий, - промолвил Марк, поглаживая его по гриве. Конь фыркнул и послушно поскакал дальше.
   Вскоре они скрылись из виду, затерявшись где-то в сильном снегопаде.
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Чёрная "Невеста со скальпелем - 2"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"