Малюга Александра: другие произведения.

Неправильная история

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 4.58*19  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Непростой путь Наруко Узумаки мог бы развиваться по известному нам пути, если бы не вмешательство Шикаку Нара и решение Кьюби установить со своим джинчурики перемирие, незаметно переросшее в дружбу... Встречала много фанфиков, где Наруто - девочка. Но по каким-то причинам все пишут о ней как о наивной и безмозглой идиотке. В общем, это попытка написать что-то лучшее (в моем понимании, конечно же).

  Фэндом: Naruto
  Персонажи: Наруко Узумаки, Саске Учиха, Сакура Харуно, Хатаке Какаши, и другие
  Рейтинг: G
  Жанры: Джен, Драма, AU
  Предупреждения: OOC
  
  Примечания автора:
  1) Узумаки - девочка. Из этого следует, что и логика у нее отличается от мужской, в некоторых ситуациях она будет действовать совсем по-другому, нежели Наруто.
  2) Из первого пункта вытекает, что история из-за вроде бы незначительных деталей поменялась. Другими словами, эффект бабочки - какое-то слово может полностью изменить дальнейшую судьбу. Поэтому многое из того, что было в каноне, может попросту не случиться. Первая миссия в страну волн будет (наверно, еще не решила - вроде и не хочется, но и Хаку жалко!), затем еще несколько важных миссий (собственно придуманных), а потом и экзамен (но почти полностью переделанный).
  ---------------------------------------
  
  
  
  Пролог
  
  Хокаге задумчиво курил трубку, выпуская кольца дыма, что чинно поднимались вверх и бесследно растворялись в воздухе. Лицо было спокойным и даже невозмутимым, однако морщины на лбу и черточка между бровями выдавали его взволнованность и глубокую сосредоточенность в обдумывании только что высказанного предложения. Перед ним стоял мужчина. На первый взгляд казалось, что он полностью спокоен и даже расслаблен, но это была уже привычная маска для Шикаку Нара. На самом деле внутри него все подобралось в ожидании ответа главы скрытого селения, а отображать все эмоции, в том числе и некое беспокойство, ему было попросту лень. В этом был весь Нара.
  Наконец, тяжелое молчание прервалось - Хокаге выдохнул очередное облачко дыма и тяжело вздохнул, словно пытаясь себя успокоить и взять в руки.
  - Ты ведь понимаешь, что я не могу тебе это позволить, - скорее утвердительно сказал Хокаге.
  - Из-за того, что она - джинчурики? - уточнил мужчина, чуть прищурив глаза.
  - Именно, - Хурудзен встретился глазами с главой клана Нара. - Другие будут возмущены, что твой клан получил в свои руки джинчурики и, соответственно, власть, когда как другие останутся ни с чем. Из-за этого могут возникнуть серьезные проблемы, а мне только распрей и войны внутри деревни только и не хватало, - он снова вздохнул, на этот печально, - да ты и сам все понимаешь.
  Шикаку прекрасно понимал. Но он не мог допустить того, чтобы дочь его друга пропала и затерялась в этом жестоком мире. Бедная девочка - круглая сирота, джинчурики, ненавидимая жителями селения... мужчина искренне сочувствовал ей. Наруко даже не знает, кто ее родители. Вместе с этой мыслью пришла и злость на Хокаге, ведь именно он издал закон о неразглашении хвостатой тайны, и в более узком кругу издал еще один - девочка не должна узнать, что Четвертый - ее отец. И если последнее он более-менее понимал, то другое - нет. Рано или поздно она все равно узнает, и тогда... придется только гадать о том, какой будет ее реакция. Знай она все с самого начала, возможно, было бы легче жить не только им, но и ей. Сейчас же всю ту ненависть, что источают жители деревни, она принимает на себя. Будет просто чудом, если она не озлобится на людей.
  - Значит, вы отказываете?
  - Да.
  Лицо Шикаку было склонено вниз, тень не давала Сарутоби увидеть выражение лица подчиненного. Он молча вышел из кабинета Хирудзена, сунув руки в карманы.
  Конечно, он знал, что у него ничего не получится, также, как не получилось и у семьи Фугаку Учиха. Но попытаться все же стоило. Но если Хирудзен думает, что он сдастся просто так, то сильно ошибается. Если бы кто-нибудь шел по коридору в этот момент ему навстречу, он бы увидел мрачный решительный огонь в глазах мужчины. Да, он не разрешил ему ее удочерять, но что мешает ему приглядывать за ней и помогать выживать в этом мире? Правильно. Ничего и никто.
  С такими мыслями Шикаку вышел из резиденции и бесследно исчез в шуншине.
  
  
  Глава 1. Распределение.
  
  Ирука многострадально вздохнул, оглядев полную аудиторию. Сегодня он должен был огласить список команд. И его никто не слушал! Мальчишки переглядывались и самодовольно улыбались, девочки весело щебетали, радовались успешному окончанию Академии Шиноби. Лишь двое были абсолютно спокойны - это были Учиха Саске и Узумаки Наруко. Первый был в своем обычном состоянии "морда кирпичом", что неудивительно, а вот Наруко была необычайно невозмутима, с равнодушием смотря по сторонам.
  Вообще, девочка была очень и очень странной. Поначалу Ирука ненавидел ее, считая монстром и убийцей его родителей, хотя в глубине души и знал, что девочка совершенно не виновата. Семена сомнения взошли, когда она только-только поступила в Академию. Маленькое золотоволосое чудо, она всегда была одна. Она шалила, кривлялась, позировала, чтобы на нее обратили внимание. Именно тогда Ирука увидел маленькую одинокую девочку, а не Девятихвостого демона-лиса. А когда он случайно увидел, как она спасла брошенного котенка от злых бродячих псов, его предубеждение разбилась вдребезги.
  Котенок, кстати, вырос в большого пушистого кота, и всегда был со своей спасительницей. Вот и сейчас он сидел на парте перед ней, распушившись и внимательно наблюдая за бывшими одноклассниками хозяйки (бывшими, потому что экзамен все они уже сдали и официально окончили Академию), мерцая золотыми глазами и щурясь. Наруко же сидела, подперев щеку рукой и автоматически поглаживая питомца, отчего в классе помимо голосов бывших учеников слышалось кошачье довольное урчание.
  Киба лишь недовольно зыркал на эту парочку, но ничего не говорил. Акамару демонстративно отвернул нос в другую сторону. Ирука невольно улыбнулся, вспомнив, как однажды получила эта парочка по носам от Наруко. Кибе вздумалось поиздеваться над котом, дав Акамару погонять его, отчего Наруко пришла в неописуемое бешенство. Никто даже не заметил, как она в один миг догнала щенка, схватила за шкирку и швырнула в хозяина, затем подлетев уже к опешившему Инудзуке и смачно впечатав свой кулачок ему в правый глаз. На следующий день бедный мальчишка красовался красивым фиолетовым фингалом на весь глаз...
  После этого случая Наруко словно подменили. У Умино иной раз создавалось впечатление, что до этого она сдерживалась, а потом словно плюнула на все это и начала выкладываться на полную. Она стала постоянно выигрывать в спаррингах, даже бои с Учихой сводила в ничью, оценки побежали вверх, успеваемость повысилась. Девочка без проблем сдала экзамен, хотя, Ирука прекрасно это знал, иллюзорные клоны - ее слабейшая техника. Однако она справилась, за что учитель гордился своей ученицей.
  Словно в ответ на его мысли, новенький протектор, закрепленный на шее, таинственно блеснул от лучей солнца.
  - Тихо! - Зычно призвал бывших студентов Академии Ирука к спокойствию. Когда голоса более-менее стихли, он начал свою речь: - Вы все сдали экзамен и стали полноценными генинами, поздравляю! А теперь я объявлю составы команд и джонина, что будет вашим наставником. Это нужно для того, чтобы вы научились искусству шиноби у более опытных ниндзя. И еще - мы постарались распределить команды по способностям и талантам. Итак, - Ирука на мгновение перевел дух, - первая команда...
  Наруко прикрыла глаза, продолжая гладить своего кота. Ей было невыносимо скучно, однако все же она внимательно слушала составы команд, надеясь, что ее имя прозвучит вместе с именами достойных напарников. Ей сильно не хотелось, чтобы ее напарники были слабыми и бесхарактерными. Будет просто хорошо, если ее напарником станет Учиха - парень он, в общем-то, неплохой и достаточно надежный, повернутый на мести, правда, но это можно потерпеть. А вот третий... хотелось бы, чтобы это был Шикамару, но... если так подумать, то ее и Учиху вполне могут определить в одну команду, потому как они стандартные шиноби, практикующие боевые искусства. А вот Шика больше похож на разведчика и добытчика информации, чем на воина. Жаль, ему-то она доверяет гораздо больше, чем Саске. Мм... кто еще? Киба? Исключено. Слишком шумный вспыльчивый мальчишка, с маленькими способностями, однако с огромным самомнением. Шино слишком закрытый и замкнутый, да и его жуки скорее подойдут как ищейки. Чоуджи тоже не подходит, хотя и вполне боевой, особенно если его разозлить...
  - Команда номер семь, - вещал Умино, - Саске Учиха, Наруко Узумаки, - "Есть!" - и Сакура Харуно.
  Узумаки недоуменно нахмурилась. Как так получилось, что в команде две особи женского пола, если должны быть два парня? Или у них просто не нашлось еще одного, потому что девочек больше, чем мальчиков? Вполне может быть. Но что-то ее сильно напрягло. Интересно, почему именно Сакура? Что делает бесклановая заучка с мизерным объемом чакры в команде боевиков? Почему не поставили сюда ту же Акико Накамуру, что преуспела в тайдзюцу? Почему именно Харуно? Хорошо бы узнать.
  - Ваш наставник Хатаке Какаши, - сообщил сенсей и продолжил распределение.
   "Все интереснее и интереснее" подумалось Наруко.
  По крайней мере, это не самое худшее. Верно? - она почесала кота за ушком, отчего он тут же громко замурлыкал.
  
  
  Учиха Саске был в довольно хорошем расположении духа, ведь сегодня он наконец официально покинет Академию, на ступеньку приблизится к своей цели. Наконец-то! Интересно, что за команда ему достанется? Хотя... они будут ему только мешать.
  Саске удачно добрался никем незамеченным до Академии, что только улучшило его настроение. Учиха первым оказался в аудитории и занял свое законное место, приняв свою любимую позу - закрыл нижнюю половину лица сцепленными замком ладонями, и принялся ждать.
  Постепенно аудитория начала заполняться. Саске почти ни на кого не обращал внимание, незаметно наблюдая всего за одним человеком. Причины такого поведения он не совсем понимал, но списывал все на то, что они были удивительно похожи. Оба одиноки, оба в стороне от жизни деревни... и в то же время оба впереди всех с их потока. А еще Саске заметил то, что сделало их похожими еще больше, чем все остальное. Наруко тоже носила маску, однако если в случае самого Учихи эта была ледяная маска равнодушия, то Наркуо старалась выглядеть всегда беззаботной и веселой. Но дурой она не была. В какой-то момент Саске обнаружил, что она стоит на одной ступени с ним, что она догнала его. С одной стороны это безумно злило, потому как ему казалось, что от этого он становится... слабее, что ли? Но с другой стороны, ему стало интересно. Конечно же, он не стал пытаться наладить с ней отношения и уж тем более подружиться, нет. Однако он стал приглядываться к ней.
  Узумаки прошла мимо него уверенной походкой в аудиторию и плюхнулась на место прямо рядом с ним, не удостоив даже взгляда. Ее питомец, такой же бешеный, как и она, гордо взмахнул пушистым хвостом и уселся как можно дальше от Учихи, но все же перед хозяйкой. Кот его почему-то люто ненавидел, хотя это не сильно-то волновало Саске, чувств к этому чудовищу он не испытывал. Но невольно напрягся, когда пристальный взгляд золотых глаз уставился на него.
  Тем временем Наруко так тяжко вздохнула, словно минуту назад по малой мере мир спасала, после чего живописно распласталась по парте, уткнувшись лбом в дерево. Саске приподнял бровь, наблюдая за девочкой. Она пролежала так аккурат до прихода Ируки, который должен объявить составы команд.
  Саске с абсолютным покерфейсом слушал распределение, украдкой наблюдая за Узумаки. Та сидела с равнодушным лицом, о чем-то тихо размышляя, автоматически поглаживая своего рыжего монстра.
  - ... Команда номер семь: Учиха Саске, Наруко Узумаки и Харуно Сакура.
  Харуно, только услышав свое имя вместе с именем своего возлюбленного, вскочила с места и заорала громовое "ура" на весь класс. Однако, сообразив, что помимо нее в команде будет еще одна девочка, поникла. Конечно, Саске заметил, что остальные девчонки (кроме Узумаки) скрипнули зубами на то, что не попали в его команду, но потом наградили злорадными взглядами, когда поняли, что там еще и "эта ненормальная Узумаки".
  Саске еле заметно нахмурился. Наруко была сильной, это было хорошо: он не хотел, чтобы ему что-то мешало двигаться к своей цели, а Узумаки не стала бы тянуть его вниз. Зато Харуно... слабачка. Талантов никаких, ума как такового не было, она была просто зубрилкой, чакры мало, тело очень хилое, совсем нетренированное. Мрак. Саске еле сдержался, чтобы не закатить глаза или прикрыть их ладонью. Следовало ожидать такой подлости от тех, кто составляли списки, Умино предупредил, что команды попытались сделать равными. Жаль...
  Саске незаметно скосил глаза и посмотрел на соседку. Та чему-то таинственно улыбалась. Для остальных, может быть, ее лицо выглядело бы равнодушным, но Саске прекрасно увидел таящуюся в уголках губ тень улыбки. Кот, казалось, то же был чем-то жутко довольный, что даже светился изнутри, щуря глаза.
  Учиха хмыкнул. Хоть он и не горел желанием вообще состоять в команде, но это обещало быть интересным...
  
  
  Сакура не могла понять, почему ей так не везет. Успехов в Академии она добивалась только благодаря тому, что все зубрила. Метание куная в цель ей совершенно не давалось (она, как и всякая "нормальная" девочка ее возраста искренне полагала, что для этого не нужны были тренировки, все должно было получиться само). Всю ее красоту портил излишне большой лоб. Ее предмет воздыхания совершенно не обращал внимание на нее. Она сегодня даже не с той ноги встала, по дороги в Академию запнулась об внезапно выпрыгнувшую кошку ("Как жаль, что это не кот этой ненормальной!") и чуть не упустила место прямо позади Учихи - единственное свободное рядом с ним.
  Но это... это переходит все допустимые границы.
  Для начала, девочка совершенно не могла понять, как эта ненормальная Узумаки смогла обойти ее по оценкам. Ее - первую умницу их потока, самую умную среди девочек. И при этом, казалось, совсем не прилагала усилий, когда она, Сакура, не спала ночами, чтобы вызубрить домашнее задание и очередное правило шиноби. Этой... ЭТОЙ все давалось слишком легко. И вообще, эта выскочка слишком много о себе вообразила. Вот и сейчас строит из себя такую неприступную и ледяную, а сама наверняка радуется, что будет в команде вместе с Саске-куном.
  Розововолосая уперла тяжелый взгляд в блондинистую макушку. Впрочем, Узумаки так профессионально игнорировала взгляд, что только еще больше злило Харуно.
  Вы только посмотрите на нее! - вся вырядилась, как клоун. Ну кто, скажите, всегда и везде, при любой погоде носит странный черный плащ с высоким воротником-стойкой? А волосы? Вы видели ее волосы?! Шикарная длинная грива ВСЕГДА была заплетена в множество маленьких косичек, а потом все это... это творчество было стянуто в высокий хвост. А серьги? Где это видано, чтобы одно ухо было проколото трижды, а вот другое не проколото вообще? Сакура всегда подозревала, что Узумаки не просто странная, а сумасшедшая, но чтобы так?..
  А еще улыбается чему-то. Наверняка уже строит планы на Саске-куна!
  Посверлив еще немного противницу взглядом, Сакура принялась придумывать способы разлучения одной блондинистой стервы с ее кумиром. Девочка так увлеклась, что не заметила, как класс опустел, и команда номер семь осталась одна дожидаться своего сенсея.
  - Хатаке-сан мне уже не нравится, - сквозь тяжкие думы новоиспеченной куноичи прорвался голос Узумаки. Сфокусировав взгляд, Сакура наконец увидела, в каком положении находится их команда. Часы уже давно показывали полдень, а сенсея все не было.
  Как ни странно, но Саске-кун согласно хмыкнул на высказывание Наруко.
  Решившая бросить на противницу недовольный взгляд Харуно с удивлением увидела, что та легко подскочила на ноги и буквально подлетела к выходу из класса. Она быстро взглянула в разные концы школьного коридора, словно какой-то вор, который не хочет, чтобы его застали врасплох, и аккуратно прикрыла дверь, оставив небольшую щелку. Поставила рядом стул, она вскарабкалась на него, зачем-то предварительно захватив тряпку для доски. Она зажала ее, полную меловой пыли, между дверью и косяком. Понявшая, что задумала блондинка, Сакура покачала головой.
  - Ты правда думаешь, что джонин попадется на такую уловку? - скептически поинтересовалась она, несколько презрительно глядя на саму Узумаки.
  Саске-кун согласно хмыкнул на ее вопрос, подтверждая свое сомнение в тупости их наставника.
  - Вскоре мы это узнаем, - отозвалась та, каким-то образом сверкнув глазами, отчего Харуно невольно скривилась.
  После этого она спокойно вернулась на свое место и принялась ждать.
  Неторопливо текли минуты ожидания. Сакура ловила себя на мысли, что очень хочет, чтобы эта чертова губка свалилась на голову их недонаставника.
  Словно в ответ на ее мысли, чужая рука бесшумно взяла дверь и потянула в сторону, открывая проход. В то же время в открывающуюся щель просунулась голова с целой копной серебристых волос. Момент - и губка шлепается прямо по лохматой голове, подняв целое облако меловой пыли.
  - Мма... вы мне уже не нравитесь, ребятки, - сообщил их изрядно опоздавший сенсей. Теперь Сакура могла разглядеть его лицо - вернее, разглядела широкий ворот водолазки, натянутый на лицо, словно маска, чтобы скрыть нижнюю его половину, а также протектор, повязанный так, чтобы скрыть его левый глаз.
   "Чудной какой" успела невольно подумать она, пока ее второе скрытое я ликовало от радости, что небольшая месть за опоздание, устроенная Наруко, свершилась.
  - Поверьте, мы тоже от вас не в восторге, - отозвалась Наруко. Сакура заметила, что ее голос был почему-то веселым, а в небесно-голубых глазах плясали бесята.
  - Что ж... здесь душно, поэтому я жду вас на крыше, - уведомил их таинственный Хатаке Какаши и исчез, словно его и не было.
  Безмолвно переглянувшись, команда номер семь последовала к лестнице и люку, ведущему на крышу.
  
  Уже идя по коридору, Наруко чуть пропустила Сакуру вперед и поравнялась с Саске. Она заговорила так тихо, чтобы ее услышал только брюнет:
  - Странно, правда? Я уверена, что он видел такую простую ловушку, не мог не увидеть.
  - Думаешь, он специально попался в нее? - Так же тихо отозвался Саске, не смотря на девочку, однако как-то чувствующий выражение ее лица. Она кивнула. - Зачем?
  - Чтобы мы думали, что он не опасен, - высказала свое мнение Наруко.
  Саске пропустил ее вперед, чтобы она, подхватив своего кота, первой лезла на крышу. Он размышлял над словами новой товарки и находил их вполне разумными.
  Кто же все-таки их загадочный сенсей?..
  
  
  Глава 2. Знакомство
  
  - Итак, расскажите о себе, - попросил Хатаке, когда все они с удобством расположились на крыше. Он оказался прав, подумала Наруко, это лучшее место для знакомства: солнце немного пригревает, зато легкий ветерок приятно касается кожи, а медленно плывущие облака успокаивают и вселяют чувство гармонии.
  - Например? - лениво спросила она, разомлевшая от тепла солнечных лучей.
  - Ну, скажем, что вам нравится, а что не нравится? У вас есть мечта?
  - Начните первыми, сенсей, - робко проговорила розововолосая.
   "Ей надо быть более уверенной в себе", заметил Хатаке.
  - Меня зовут Хатаке Какаши. Что мне нравится вас не заинтересует, что не нравится я вам не скажу. Моя мечта... вам знать не обязательно.
  - Итого мы узнали только его имя, - широко, от уха до уха, ухмыльнулась Наруко, расслабленно откинувшись назад и прикрыв глаза. Странный рыжий кот тут же пристроился у нее на коленях, поджал под себя лапы, распушился и начал гипнотизировать Какаши золотым взглядом.
  - Теперь вы, - напомнил он. Он кивнул на блондинку, - Начнем, пожалуй, с тебя.
  Наруко, хоть и не могла видеть его кивка, однако начала покорно сдавать информацию о себе таким тоном, словно читала скучный и нудный свиток.
  - Меня зовут Наруко Узумаки. Я люблю сладкое, мясо и рамен. Люблю кошек и лисиц, однако не переношу собак. Я не люблю, когда мне нагло лгут в лицо - меня раздражает не сам факт обмана, а то, как неумело это делают. Также я не люблю слишком шумных людей. Моя мечта - быть похожей на родителей.
  Какаши от этих слов заметно вздрогнул, не без удовольствия подметила Наруко сквозь прикрытые ресницы. Ее товарищи по команде обратились в слух.
  - А поточнее? - осторожно поинтересовался Хатаке.
  - Ну, как мама я уже стала - это доказывает печать у меня на животе. А вот как отец... я хочу стать Хокаге.
  Какаши мрачно молчал, пристально смотря на казавшуюся расслабленной Узумаки. Сокомандникам девочки понадобилось некоторое время, чтобы понять и усвоить полученную информацию.
  - Ну что ты лжешь?! Ты не можешь быть дочерью Четвертого! - взвилась Сакура, вскочив на ноги. Эта Узумаки и раньше была выскочкой, но чтобы так смело заявить, что она - дочь Четвертого?.. Неслыханная наглость!
  Наруко лениво посмотрела на нее и снисходительно усмехнулась, словно глупому несмышленому малышу, чем разозлила девочку еще больше. Сакура уже хотела ответь на молчаливое оскорбление, пустив в ход кулаки, как раздался холодный голос их нового сенсея:
  - Вообще-то Наруко сказала правду. - "Только вот откуда она узнала эту правду - вопрос".
  Эта фраза как-то странно подействовала на Сакуру: она мигом потеряла весь свой пыл и растеряно посмотрела на учителя.
  - Правду? - переспросил Саске, внимательно смотря Хатаке в лицо.
  - Да, - подтвердил тот, - Наруко действительно является дочерью Четвертого Хокаге, Минато Намикадзе, и Кушины Узумаки.
  Повисло недолгое молчание, нарушаемое только шелестом листьев на ближайших деревьях от поднявшегося ветра. Немая сцена, подумалось джонину, когда он посмотрел на Сакуру с открывшимся ртом и Саске, серьезно о чем-то ("И даже известно о чем") размышляющем.
  - Тогда почему у нее фамилия матери? - поинтересовался Учиха, даже немного подавшись вперед. Ему чудилась какая-то тайна за всем этим, что-то весьма и весьма интересное. Что-то, что может быть вполне опасным, но так манило...
  - Да, почему? - Поддакнула Харуно и требовательно уставилась на Какаши с таким ожиданием, словно его ответ опровергнет родство Четвертого и Наруко.
  - Из соображений безопасности, - тон Какаши явно давал понять, что тема закрыта. - Теперь твоя очередь, - кивнул он на надувшуюся Сакуру, переводя их разговор в другое русло.
  Девочка немного помолчала, подбирая слова.
  - Меня зовут Сакура Харуно. Я люблю... мм... мне нравится один человек, - она стрельнула глазками в брюнета.
  Какаши вздохнул. Все с ней понятно.
  - Ну а что ты не любишь? - подтолкнул он ее.
  - Я ненавижу Наруко! - даже не думая воскликнула Сакура.
  - Это мы уже поняли, - насмешливо, даже издевательски прокомментировала Узумаки. Харуно бросила на нее пылающий взгляд, но промолчала, решив, что это ниже ее достоинства - отвечать ей.
  - Моя мечта... впрочем, не важно, - одернула сама себя девочка, почему-то зардевшись.
  - Извращенка, - довольно констатировала Наруко, мурлыкнув диагноз. Саске согласно хмыкнул, отчего Харуно стала еще более красной.
  Сакура надулась и демонстративно отвернулась, сложив руки на груди.
  - Ну а ты? - перевел взгляд Какаши на Саске.
  - Я Саске Учиха. Что мне нравится вас не касается, да и то, что не нравится говорить не буду. Могу лишь сказать, что не нравится мне многое. Моя мечта... нет, скорее цель - возродить клан... и убить одного человека.
  Сакура смотрела на него с восхищением и трепетом. Взгляд Какаши ясно говорил: "ну почему именно я?". Лишь Наруко сидела с абсолютно нечитаемым лицом, внимательно, даже пристально смотря на брюнета. Учиха встретился с кристально прозрачными, враз посветлевшими, глазами девочки.
  - Мститель, - беззвучно шепнула девочка.
  - В точку, - Саске не отводил взгляда. Почему-то ему казалось, что через эти глаза на него смотрит не только девочка - что-то темное и опасное неспешно ворочалось на дне зрачка.
  - Смотри, не перегори.
  Это было произнесено тихим многоголосым голосом, словно говорили по крайней мере двое. У Саске невольно пробежался холодок по спине. Ему казалось, что она произнесет еще что-то, но момент был упущен - блондинка отвернулась, вновь став обычной Наруко. Саске почему-то почувствовал разочарование.
  - Что ж, советую приходить завтра на полигон номер одиннадцать. - Подал голос Какаши после некоторого молчания. - Советую ничего не есть.
  - Почему? - влезла с вопросом Сакура. Ей было не по себе от этой тишины, что повисла после таинственного разговора блондинки и Саске-куна, да и любопытство подняло голову.
  - Вырвет, - серьезно ответил Какаши и исчез в облачке белесого дыма.
  
  
  Глава 3. Испытание...
  
  Саске лежал на крыше и смотрел на звездное небо. Была тихая безоблачная ночь, лишь ветер шелестел листвой. Саске было хорошо, тишина его успокаивала и умиротворяла. Он задумчиво смотрел на большую полную луну, что освещала все вокруг мягким голубоватым светом... Именно такая же светила в ТУ ночь.
  Саске остервенело мотнул головой, сбрасывая наваждение. Хорошего настроения как не бывало. Почему-то как только Учиха пытался хотя бы на время забыть о прошлом, оно вновь давало о себе знать. Словно не хотело отпускать его из своих объятий, раз за разом напоминая о предательстве самого родного человека и терзая так и не зажившую рану.
  Дерьмо, подумал Саске, если он сегодня ляжет спать, ему вновь начнут сниться кошмары. Но не спать вообще - не выход. А ведь завтра еще и неизвестное испытание от нового сенсея...
  Его мысли вновь вернулись к сегодняшним событиям. Странный им все-таки попался наставник. Но в одном Наруко оказалась права - он нарочно попался на ту смехотворную ловушку. Неужели он хочет, чтобы они считали его безобидным? Если так, то зачем? Обычно так делают в том случае, если тебя приставили шпионить. Смешно даже, чтобы он...
  Саске даже резко сел от внезапной шальной мысли, проскочившей в голове. А если его назначили как раз для того, чтобы следить за ними? Забавно, он становится чокнутым параноиком, но чем больше он думал о истинном лице Хатаке, то все больше верил. Вот только он не понимал, чем именно их команда заинтересовала того, кому Хатаке служит. Ясно, что это верхушка деревни, кто еще может быть? Может, следят за ним? Или... за Узумаки?
  - О чем думаешь? - донесся знакомый голос из-за спины.
  Учиха подскочил, как ошпаренный и резко обернулся. Рядом с ним на крыше стояла Наруко. Вот только не совсем такая, как обычно: черный плащ исчез, а от кота не было и духу. Подул ветер, разметав ее челку, по этому Саске убедился, что ее появление здесь не плод его воображения.
  - Что ты здесь делаешь? - прошипел Саске. Однако вопреки его недружелюбному тону он даже перетек из боевой стойки в свою обычную: руки в карманах шорт, сама поза ленивая и расслабленная.
  - Гуляю, - пожала плечами девочка, словно это было обыденным для нее занятием.
   "Может и так, мне откуда знать" подумал Саске, но все же усомнился.
  - Ночью? По крышам? - Он подозрительно посмотрел на нее.
  Голубые глаза почему-то посветлели, став кристально чистыми. Ему даже на какой-то миг показалось, что они начали тихо мерцать лунным светом. Он моргнул, но ощущение не исчезло.
  - Ночью хорошо, - каким-то изменившемся голосом пояснила она. Он был тихим, словно шепот ветра, но в то же время достаточно громким, чтобы Саске его услышал. - В это время суток случается все самое необычное и неожиданное. Да и спокойно: ни шума, ни суеты, ни людей.
  Она подняла голову и посмотрела на яркие звезды.
  - Тебе тоже не спится? - поинтересовалась она, присаживаясь на конек крыши и продолжая смотреть на звезды.
  Немного подумав, он сел рядом с ней, но на достаточном расстоянии, чтобы можно было протянуть руку и не коснуться собеседника.
  - Да. Все думал о завтрашнем испытании, - нехотя признался он.
  - И не только об этом, верно? - Проницательные светлые глаза вновь уставились на него гипнотизирующим взором.
  - К чему этот вопрос? - Саске почувствовал глухое раздражение. Ему никогда не нравились те, кто лезет в душу, но не это его сейчас разозлило, его очень смутило то, что он был готов открыться ей. И такое недружелюбие он считал лучшей защитой - может, повезет, и она отстанет.
  Но Наруко ничуть не смутило его неудовольствие, она спокойно перевела взгляд в другую сторону.
  - Просто интересно, - ответила она на его вопрос.
  Долгое время они сидели в тишине. Саске сначала она показалась оглушающей и пустой, но он вскоре понял, что ошибался. Было просто уютно вот так сидеть и молчать, словно им не нужно было слов для общения.
  Мысли брюнета незаметно утекли в новую сторону. С Узумаки было приятно иметь дело, и Саске признал, что рад, что они оказались в одной команде. Но быть невольными союзниками и союзниками, добровольно заключившими договор, - разные вещи. Саске уже давно понял, что Узумаки - темная лошадка. Она может и помочь, если ей это будет выгодно, а может и бездействовать, равнодушно наблюдая за развитием событий. Но Саске не нужно было равнодушие, ему нужен был союзник.
  Если бы раньше Саске сказали, что без сторонников он свою месть не совершит, он бы плюнул им в лицо и поспешил бы доказать обратное. Но сейчас Саске прекрасно осознавал, что ему не справиться без надежных людей. Ему нужен кто-то, кто бы помогал ему становиться сильнее. Если у остальных детей была семья, всегда поддерживающая их, то у него не было никого.
  И у Наруко тоже никого не было.
  Именно поэтому она была идеальной кандидатурой на место его союзника. Но Саске совершенно не представлял, что ей можно предложить взамен. Ведь соглашение - двусторонняя выгода, а что получит Узумаки от союза с ним?
  - Мысли все не дают покоя?
  Учиха еле сдержался, чтобы не вздрогнуть. Она даже не смотрела на него, но он чувствовал ее внимание всей кожей.
  - Тебе нравится заставлять меня врасплох? - Учиха сглотнул комок в горле, постаравшись, чтобы его голос звучал как можно ровнее.
  - Не представляешь как, - доверительно прошептала она и светло улыбнулась.
  А Саске все продолжал думать. В голове то и дело всплывал ее вопрос, словно назойливая муха, он хотел, чтобы на него ответили.
  - Я думаю о нашем сенсее. Кто он такой? Почему именно он? Это не дает мне покоя. - признался Учиха, решив, что если он поделится этим, то ему плохо не будет. Но вот делиться собственными соображениями насчет того, что Хатаке - шпион, он не решился.
  - Его зовут Хатаке Какаши, известен более как Копирующий Ниндзя или Шаринган-Какаши, - отозвалась девочка, немного подумав.
  - Шаринган? - Прервал Учиха Узумаки, удивленно вскинув бровь.
  - Мутная история, не знаю подробностей, - пожала он плечами. - Какаши был учеником Четвертого.
  - Твоего отца? - удивился Саске.
  Тогда понятно, почему он стал именно их наставником. В их команде дочь его учителя. Теперь все сходится! И как он мог подумать, что Какаши приставлен следить за ними?..
  - Да, он стал наставником из-за меня. Предыдущие команды он отправлял куда подальше, не желая быть учителем.
  Саске внезапно стало зябко, как если бы подул ледяной порыв ветра. Он подозрительно впился глазами в лицо собеседницы, прищурившись. Она что, мысли читать умеет?
  - Ты рассуждал вслух, - пояснила она напрягшемуся Учихе.
  Странно, подумал он, такого раньше с ним не случалось. Но он решил не зацикливаться на этом и продолжить получать столь ценную информацию о джонине. Но Наруко внезапно встала и направилась прочь, к краю крыши. Он уже хотел ее окликнуть, как она сама остановилась и, чуть повернув голову, начала говорить:
  - Откровенность за откровенность, Учиха. Какаши и правда в этой команде из-за меня. Но не потому, что я - дочь его учителя, вернее, это всего лишь одна из причин. Спокойной ночи, - сказав это, она буквально спрыгнула с крыши.
  Подбежавший к краю Саске никого внизу не увидел - ни разбившейся девочки, ни тени, ускользающей по улице. Ни-ко-го. Словно она бесследно исчезла, растворилась в воздухе.
  Странно все это, решил Саске, однако, зевая, побрел спать.
  
  
  
  Сакура встала рано, намного раньше заведенного будильника, что было для нее редкостью. Она быстро умылась, бережно расчесала холеную гриву волос и долгое время подбирала наряд. Пусть это будет и испытание, но она должна хорошо выглядеть для своего идола. Привычный сарафан надевать не хотелось, хотелось разнообразия. Да и маячившее испытание решило все за девочку, указав на красивые черные бриджи со стразами и красную безрукавку.
  Идеально, подумала Сакура.
  Она практически ничего не ела, помня о наказании Хатаке и своей диете, поэтому удостоила себя только заварным зеленым чаем.
  Как ни странно, она пришла на полигон гораздо раньше всех, поэтому ей пришлось ждать. Вскоре к ней подключился предмет ее воздыхания - Саске Учиха собственной персоной. Мальчик был привычно мрачен и неразговорчив, игнорировал всякие попытки Сакуры обратить на себя его внимание. Она бы даже обиделась бы, если бы это был не Саске-кун, но это был он, а потому его одиночество выглядело привлекательно, с неким налетом трагизма.
  - Да где эта Узумаки, черт возьми?! - Возмущалась Харуно, пылая праведным гневом. Наруко не появилась в назначенный срок, собственно, как и сенсей. Но это не оправдывало ее! Почему это они с Саске-куном должны стоять на палящем солнце и ждать ее, когда она шляется не пойми где?!
  - Вы только посмотрите на нее! - Разглагольствовала она. - Гуляет черт знает где, а мы ее тут ждать должны! Какая возмутительная наглость!
  Видя, что Учиха не спешит на защиту блондинки, с которой они довольно-таки хорошо спелись (Сакура сама видела!), девочка довольно улыбалась. Значит, не все еще потеряно, и она сможет отвернуть его от этой Узумаки.
  - Вот если бы я так себя вела, мои родители бы тотчас принялись за мое воспитание. А эту Наруко никто не берется воспитывать! Ну и что, что она дочь Четвертого Хокаге? У нее все равно никого нет, она никому не нужна!
  Только сейчас девочка осознала, насколько низко упала температура в атмосфере. Она перевела взгляд на Саске-куна и невольно вздрогнула - столько ненависти и призрения было в этих глазах, в то время как все остальное лицо было подобно каменной маске.
  - Заткнись! - Прошипел он лучше любой змеи. - Ты ничего о ней не знаешь, поэтому не смей так говорить о ней!
  Девочка еще раз вздрогнула, когда Учиха добавил устрашающую Ки. Сакура никогда не видела, чтобы Учиха был настолько злым, и даже не представляла, как сумела так его достать. Но думать было некогда - Сакура покорно закивала, соглашаясь, на все, что угодно, лишь бы Саске-кун вновь стал нормальным - мрачным и неразговорчивым - но не таким страшным.
  Все остальное время, после вспышки Саске, девочка просидела тише воды, ниже травы, стараясь больше не привлекать его внимание.
  Впрочем, когда появилась Узумаки, Сакура вновь обрела себя и накинулась на нее с обвинениями.
  - Ты опоздала!!!
  - Да, - покорно согласилась Наруко, - и что?
  Сакура даже подавилась от такой наглости.
  - Как это "что"?! Ты когда должна была здесь появиться?!
  - Это важно? - скучающе поинтересовалась она, даже не удостоив товарку взглядом. - Все равно сенсея нет. Он вообще придет часам к одиннадцати.
  Харуно повторно подавилась.
  - Так ты знала... - угрожающе протянула она, наступая на блондинку. - Ты знала и ничего нам не сказала! - сорвалась она на крик.
  Руки девочки нестерпимо зачесались, она начала похрустывать кулаками, по-прежнему продолжая надвигаться на Узумаки. Та же продолжала стоять совершенно спокойно, словно не чуяла опасности. Она была немного ниже Сакуры, но каким-то образом умудрялась смотреть на разъяренную куноичи сверху вниз.
  - И что ты сделаешь? - Черт возьми, да эта девчонка намеренно провоцирует ее, Сакуру. - Ударишь меня?
  - А это ты сейчас узнаешь! - с этими словами Харуно понеслась на Узумаки.
  Харуно ликовала. Узумаки сейчас ответит за ее унижение перед Саске-куном до ее прихода, да и за предыдущие издевки ей стоит тоже заплатить. А главное - Наруко сама напросилась, у нее есть законный способ ее проучить.
  Но девочке было не суждено достать противницу даже костяшкой кулака. Сакура сама не поняла, что произошло: в один момент она несется на Узумаки, а в другой уже стоит с заведенной за спину рукой и с кунаем у горла. Сакура дернулась, но мертвая хватка Узумаки не дала двинуться.
  - На твоем месте я бы не шевелилась столь резко, - задушевным тоном поведала Наруко ей на ушко, словно какой-то секрет, доверенный лучшей подруге. Сакура чувствовала ее теплое дыхание на своей шее, а странное чувство парализовало ее тело, не давая шевельнуться даже совсем чуть-чуть. Сердце забилось, словно пойманная птица в клетке, и Харуно все поняла - ей чудовищно страшно от того, что может с ней сделать эта сумасшедшая.
  - Надеюсь, такого больше не повторится? - мило спросила Наруко, улыбнувшись так искренне и обворожительно, что Сакура невольно скривилась.
  - Д-да, - пролепетала Сакура не подчиняющимся языком.
  - Вот и славно, - улыбка стала еще шире.
  Наруко резко отпустила Сакуру, и той понадобились все силы, чтобы попросту не свалиться, как мешок картошки.
  Харуно маленькими шажками отходила прочь от чокнутой бестии, что сейчас улыбалась совершенно невинно. Сакура сглотнула ком в горле. Интересно, что было бы, если бы Сакура ее все же ударила?.. Подумать страшно.
  
  - Жестоко, тебе не кажется? - равнодушно спросил Саске, когда Наруко присела рядом с ним.
  - Ты ей сочувствуешь? - не поверила своим ушам Наруко.
  - Нет. Но нехорошо получится, если из-за нее мы провалим испытание, - так же невозмутимо отозвался Саске.
  - Кто о чем, а Учиха о цели, - пробурчала она, устраиваясь поудобнее. - Она должна понять, что распускать кулаки ей не позволено, ей никто не давал такого права. И если бы я не показала этого сейчас, в самом начале, потом было бы намного сложнее отучить ее от этого. А теперь она будет думать прежде, чем позволит своим садистским желаниям захватить верх над разумом.
  В этот момент словно из ниоткуда выпрыгнул рыжий кот и оказался перед ними. Он тихо мурлыкнул и махнул хвостом, привлекая внимание хозяйки. Она же улыбнулась и зашарила по карманам своей сумки в поисках чего-то. Вскоре она достала это, и Саске увидел маленький черный мешочек с чем-то шарообразный внутри (и их было много). Она подала мешочек коту.
  - Ты знаешь, что делать, - произнесла она, смотря на то, как кот подхватывает мешочек за веревочки пастью и исчезает в ближайших кустах.
  - И что это было? - Поинтересовался Саске ничем не выражающим тоном.
  - Скоро узнаешь, пообещала Наруко, привалившись спиной к стволу дерева, у корней которого сидела.
  Саске видел, как ее глаза таинственно блеснули.
  
  
  Какаши появился без пятнадцати одиннадцать. Он мгновенно увидел своих подопечных и сразу заметил раскол. Двое, а именно Саске и Наруко, спокойно сидели под большим деревом, скрывающим их от солнца. А вот третья, Сакура, сидела в стороне, как можно дальше от этих двоих (и это несмотря на свою влюбленность в Учиху!). Что-то тут не так.
  - Какаши-сенсей, - вы опоздали, - совершенно несчастным голосом укорила его Сакура, устало посмотрев на него.
  Какаши почему-то нестерпимо стало стыдно за свои опоздания, но он ничего не мог с собой поделать. Но осадок все же остался.
  - Простите, я бабушку через дорогу переводил, - по старой привычке мгновенно нашелся Хатаке.
  - Два часа? - Весело поинтересовалась Узумаки, вставая на ноги и отряхиваясь. Саске согласно фыркнул, засунув руки в карманы и не двигаясь с места.
  - А еще я заблудился.
  Наруко фыркнула, но ничего не сказала, хотя Какаши видел немой укор в ее глазах. Она подошла к Сакуре и подала руку, предлагая помощь, чтобы встать с земли. Немного помедлив (Какаши так и не смог понять эмоции, тенью проскользнувшие по ее лицу), она все же приняла руку, и Наруко в один миг поставила ее на ноги.
  - Итак, какое нас ждет испытание? - поинтересовалась Харуно, любопытство снова взяло верх.
  - Вы должны достать вот эти два колокольчика, - он показал обычные бубенцы. - У вас есть время до полудня. Тот, кто не достанет бубенец, отправится в Академию. Предупреждаю, это могут быть все трое, - он обвел всех троих взглядом и сделал эффектную паузу. - Помимо этого, тот, кто не достанет колокольчик, не получит обеда, а я буду есть у него на глазах!
  И Какаши демонически расхохотался.
  К его изумлению, ни один не отреагировал так, как следовало. Сакура и Саске лишь бросили косой непонятный взгляд на улыбающуюся Наруко.
  Какаши нахмурился.
  - Итак... Время пошло!
  Ответом ему стали совершенно пустой полигон и смазанные тени, молниеносно юркнувшие в убежище деревьев...
  
  
  Глава 4. ...пройдено!
  
  Саске среагировал мгновенно на команду "старт", тут же кинувшись в сторону и взобравшись на дерево. Он хорошо видел фигуру одиноко стоящего Хатаке, однако он был уверен, что его самого было совсем не видно из-за пышной кроны дерева. Саске задумчиво прикидывал варианты развития событий и выстраивал свою линию поведения. Какаши привесил бубенцы практически сзади, упустив их из поля зрения. Либо он слишком самоуверен, либо... дразнится.
  Наруко бесшумно скользнула на ту же ветку, на которой сидел Учиха. Почему-то Саске совсем не удивился ее появлению, словно как-то ощущал, что она захочет с ним перебросится парой слов перед началом действий.
  - Есть идеи? - поинтересовалась она, даже не посмотрев на него, пронзая взглядом фигуру Какаши, доставшего откуда-то книжку и принявшегося ее читать.
  - Только наброски, - тихо отозвался он, доставая из подсумка несколько сюрикенов. - А у тебя?
  - Знаешь, кажется, я догадываюсь о истинном значении испытания, - задумчиво протянула она и, не дожидаясь его ответа, продолжила: - это командная работа. Недаром бубенца всего два, чтобы заставить нас разъединиться.
  Саске обдумав это предположение, мысленно, хотя и нехотя, согласился. Иначе зачем их было делить на команды? Это бессмысленно, если на испытании часть выпускников вернутся обратно в Академию.
  - И что ты предлагаешь? Объединиться? - Саске все же нахмурился, хотя хотел сохранить лицо бесстрастным. - А что будешь делать, когда мы все же достанет колокольчики. Их всего два, - напомнил он.
  - Это уже не твоя забота, - ушла она от ответа, складывая пальцы крест-накрест. Саске с удивлением различил сквозь облачко дыма еще одну Наруко.
   "Клон", понял он.
  - Надо объяснить это Сакуре, - сказала она. В ответ на ее слова копия растворилась в листве, проворно и совершенно бесшумно заскакав по веткам. При этом клон был вполне материальным, с удивлением понял Саске. Значит, это не иллюзорный клон, а какая-то неизвестная ему техника.
  Не успело пройти и минуты, как Сакура была насильственно доставлена предусмотрительным клоном на землю под "их" веткой - она бы не выдержала четверых, пусть один из них и клон. Оказавшаяся рядом с девочкой Наруко успела закрыть Харуно рот до того, как она начала возмущаться таким поворотом вещей.
  - Тихо, - прошипела блондинка, - ты ведь не хочешь, чтобы нас обнаружили, верно?
  Дождавшись короткого кивка, она, чуть помедлив, убрала руку.
  - Вы совсем с ума сошли? - процедила Сакура, яростно сверкая глазами.
  - Мы разрабатываем совместный план, - Наруко сделала вид, что не услышала возмущенную девочку, начав просвещать ее о своих идеях. Увидев непонимающий взгляд зеленых глаз, она решила пояснить более емко: - Это испытание на командную работу, нам нужно действовать всем троим, чтобы пройти его.
  Сакура кивнула, показав, что все поняла.
  - И что вы уже придумали? У вас есть план? - деловито осведомилась она, растирая запястья от недавней стальной хватки клона.
  - Пока нет, но один козырь у нас есть, - таинственно отозвался клон, повторив привычку оригинала хитро щурить глаза.
  - Что за козырь? - Саске очутился возле напарниц, обратившись в слух. Ему на ум почему-то пришел тот маленький мешочек, что она дала коту.
  - Мины-ловушки, - просветила их блондинка с обворожительной широкой улыбкой.
  
  
  
  Какаши терпеливо ожидал начало действий своих учеников. Он не сомневался, что скоро они атакуют. Вопрос был только в том, догадаются ли они действовать сообща?
  Какаши не терял вчера времени даром. Сразу после их знакомства на крыше, он просмотрел дело каждого из них. Саске и Наруко были одними из самых лучших учеников Академии. Оба слеплены почти из одного теста - бойцы, с той лишь разницей, что Учиха повернут на мести и ради достижения цели без колебаний пожертвует товарищами. Однако если они все же догадаются о значении испытания, то смогут уговорить Сакуру атаковать вместе с ними. Сама Харуно не боевая, однако сможет стать ей после хорошего наставления или правильно заданного направления. Именно поэтому Какаши сейчас притворялся, что читает безумно интересную книгу, а сам исподтишка наблюдал за обстановкой.
  И не прогадал. Для него было очень неожиданно узнать, что кто-то из команды уже владеет стихийными техниками, а именно - катоном. И, судя по количеству, не кто-то один, а, как минимум, двое. К облегчению Какаши, уже начавшего подозревать в своих новых подопечных вундеркиндов, он вовремя разгадал гендзюцу: только один из шаров был настоящим. Он ловко увернулся от огненного шара и пустил в направлении его полета несколько сюрикенов. Он успел отметить, что не услышал оттуда ни звука, прежде чем сзади на него понеслись еще несколько фаерболов. Теперь он увернулся на рефлексах, в ответ так же пуская железо. Именно этот момент подгадала Узумаки, чтобы напасть на отвернувшегося учителя, ведь именно она пустила первый огненный шар и немного переместилась в сторону, чтобы стальные звездочки не нашли цели. Она выставила Демонические Когти - слабо мерцающие острые когти из уплотненной оранжевой чакры, тем самым заставив Какаши отскочить на несколько метров. Хатаке с недоумением увидел, что она так же повторила его маневр - отпрыгнула куда подальше, при этом чему-то улыбнувшись. К счастью для него, он, почуяв подвох, вовремя заменил себя поленом, прежде чем бедный кусок древесины разорвало в щепки взорвавшейся бомбой, бывшей под самими его ногами.
  Сидящий на ветке дерева, куда его отправило шиншуном, Хатаке с восхищением подумал, что если бы не его многочисленный опыт, его бы тоже разорвало на части. И, что самое интересное, Наруко сделала так, что он сам, добровольно, наступил на мину.
   "И как она это провернула? Неужели зарыла мины еще до начала испытания?"
  Додумать Хатаке не успел, потому как не пойми откуда взявшийся Саске атаковал его кунаем сзади, а Сакура пустила вслед увернувшемуся Какаши несколько сюрикенов. Ему вновь пришлось вернуться на землю, с неким опасением он аккуратно коснулся земли - кто знает, может мина была не одна?
  Как ни странно, Учиха и Харуно последовали за ним, тем самым все трое оказались в одной шеренге в нескольких метрах от него.
  Несколько минут они напряженно рассматривали друг друга (кроме, конечно же, Наруко - та стояла и улыбалась, спрятав руки в карманах своего любимого плаща).
  - Ну и чего вы ждете? - Первым нарушил тишину Какаши.
  Наруко еще шире улыбнулась и кивнула на кого-то, стоящего за Хатаке. Но он ясно видел всех троих перед собой и, тем более, никого не чувствовал за спиной. Однако чуть повернул голову, продолжая следить за троицей, и взглянул за спину. Там стояла и улыбалась вторая Наруко, полная копия первой.
   "Клон?!"
  Копия приветливо помахала опешившему Хатаке ручкой и без предупреждений врезала кулаком ему в лицо. Вернее, попыталась: Какаши на рефлексах чуть отстранился, перехватил ее руку одной рукой и зарядил второй прямо в солнечное сплетение. Пораженно выдохнув, клон рассеялся белым облаком дыма.
  Какаши повернулся и с удивлением обнаружил еще два десятка таких же Наруко.
   "Или у меня плывет в глазах, или это - их план".
  В этот же миг вся эта орава кинулась в атаку на Хатаке. Во всей этой суматохе он совсем не заметил, как Сакура и Саске аккуратно сняли колокольчики у него с пояса и бесследно ускользнули. Обнаружил он это только тогда, когда Сакура победно закричала о том, что они достали колокольчики. Все теневые клоны ("и откуда она только узнала эту технику?") рассеялись, оставив настоящую Наруко стирать пот со лба. Она как-то подозрительно смотрела на него, словно чуяла какой-то подвох. Остальные же двое радовались победе - они достали колокольчики, они прошли испытание!
  Какаши дал им немного времени, чтобы они насладились мнимой победой, прежде чем резко опустить их на землю. Бубенцы просто-напросто растворились облачком дыма в руках опешивших таким поворотом детей. Какаши демонстративно медленно вынул из-за пазухи настоящие бубенцы и потряс ими, чтобы позвенели. Его глаз просто лучился злорадством.
  - Рано обрадовались, - сообщил он.
  - Но как?! - удивленно воскликнула Сакура, вытаращившись на бубенцы, тоже злорадно посверкивающие солнечными бликами.
  - И когда? - более спокойно спросил Саске, прищурившись.
  - Когда теневые клоны Наруко кинулись на меня. Я незаметно создал копии колокольчиков и поменял их местами с настоящими.
  В образовавшейся тишине был очень хорошо слышен мелодичный смех Наруко.
  - У-у-у-у-у, хитрюга, - Все еще улыбаясь и вытирая слезы с глаз, с чувством произнесла она.
  После ее слов надрывно затрещал будильник, ознаменовав окончание отведенного им времени.
  Хатаке глубоко вздохнул.
  - Ну что ж...
  
  
  Ребята и очнуться не успели, как Сакура была привязана к одному из столбов, а остальным двоим выдали упакованные обеды.
  - ЭЙ! Привязывать-то меня за что?! - возмутилась розововолосая, бешено задрыгав ногами и попытавшись потянуть веревки.
  - Ты самая слабая из всех и совсем не показала себя, - серьезно сказал Какаши, строго посмотрев на нее, отчего Сакура тут же прикусила язык. - А вы, - он посмотрел на остальных, - так и не достали колокольчики. Из этого следует, что вы, все трое, завтра же вернетесь в Академию.
  Уже собравшись уходить, он кое-что вспомнил и обернулся.
  - Ах да, Сакуру не кормить!
  И скрылся за ближайшими деревьями.
  В установившейся тишине послышался только звук рвущейся бумаги. Сакура с самым тоскливым видом наблюдала за тем, как ребята разворачивали свои обеды, приготовившись подкрепиться. Для нее было пыткой, ведь она сегодня почти ничего не ела, да еще и диета...
  К тому же, настроение портил тот факт, что они не прошли, даже несмотря на командную работу. Она вернется в Академию, снова будет учить уроки и бессмысленно проводить серые будни...
  Сакура сильно смутилась, когда ее думы прервал раздраженное бурчание ее собственного желудка.
  - Ой, - пискнула она, порозовев.
  - Ешь, - сказал кто-то прямо у нее над ухом.
  Подняв глаза, Сакура с крайним изумлением увидела протягивающую палочками рис Наруко. Девочка сглотнула.
  - С ума сошла? Он же ясно сказал, чтобы вы меня не кормили, - прошептала она, не отрываясь смотря на протянутую еду. И плевать на то, что она на диете!
  - Ты всегда делаешь то, что тебе велят? - фыркнула Наруко, раздраженно тряхнув заплетенной в множество косичек гривой. И уже настойчивее добавила: - Ешь.
  - А ты? - все еще вяло сопротивлялась Харуно.
  - Я не голодна, потому что предусмотрительно плотно позавтракала. Ты будешь есть или нет?!
  Жалобно бросив взгляд на взорвавшуюся блондинку, Харуно мгновенно проглотила рис. Наруко начала медленно скармливать ей все, что у нее было. Наблюдавший за этим Саске неторопливо ел свою порцию. Сначала он тоже хотел поделиться едой, но передумал, услышав слова блондинки о том, что она не голодна. Он уже почти закончил с маленьким обедом, когда внезапно нагрянул раздраженный Какаши.
  - Я ВАС ПРЕДУПРЕЖДАЛ! ВЫ... - Сакура вся сжалась в комочек от страха, а Саске напрягся и незаметно достал кунай. - ...прошли!
  Ребята остолбенели от внезапной милой улыбки Хатаке, читающейся в его единственном глазу, только Наруко осталась совершенно спокойна и настойчиво сунула в открытый рот Харуно небольшой филейный кусок рыбы. Та мгновенно пришла в себя от такой наглости и, проглотив морепродукт, пронзительно заголосила:
  - Что значит прошли?!
  - А то и значит: прошли. Вы справились с испытанием и стали настоящей командой. Вообще, вы прошли уже тогда, когда начали действовать вместе.
  Саске недоверчиво хмыкнул.
  - Ну и зачем надо было устраивать этот спектакль с едой? - перевела Наруко, откладывая пустую емкость из-под хавчика и повернувшись к Хатаке лицом.
  - Хотел проверить, насколько вы хороши вместе.
  - Ну и как? - подняла бровь она, сложив руки на груди.
  - Неплохо, совсем не плохо, - признал Какаши. - Вы должны понять, что тех, кто не подчиняется правилам, называют мусором, но те, кто не заботится о своих товарищах, куда хуже мусора... Именно поэтому истинная цель всего испытания - командная работа.
  Чуть помолчав, Сакура уточнила:
  - Значит, мы все же прошли испытание?
  Какаши утвердительно кивнул.
  - Что ж, - Наруко перерезала кунаем веревки, опутавшие Сакуру, - тогда это надо отметить. Кто пойдет?
  - А куда? - осторожно поинтересовалась Харуно, разминая затекшее тело.
  - Как куда? - притворно удивилась Наруко. - Ко мне домой, конечно.
  
  
  Глава 5. Тайна
  
  Саске с интересом разглядывал фотографии, которыми были увешаны все стены в гостиной.
  Сакура пробыла с ними совсем не долго, потому как обещала матери быть дома часам к четырем. Девочке очень не хотелось оставлять их наедине, это было видно, но все же ушла домой довольная. Дело было в том, что за этот небольшой отрезок времени они успели нормально пообедать, попить чай, поиграть в карты и даже в шахматы. Этим играм их научила сама Узумаки, объяснив правила игры и помогая в некоторых ситуациях. Лично Саске поначалу вообще не собирался во всем этом участвовать, но неожиданно для себя согласился играть и даже выиграл призовую порцию мороженого. Поэтому он мог с уверенностью сказать, что день прошел хорошо - они прошли проверку Какаши, расслабились и завтра получат свою первую миссию как команда. Настроение у него было хорошим, а потому он с интересом начал разглядывать дом Узумаки.
  Это был большой двухэтажный дом с зеленой покатой черепицей. Он находился в маленьком квартале Узумак, хотя, признаться честно, Саске даже не подозревал, что Узумаки - целый клан, а в Конохе есть их квартал. И не удивительно, что он не набрел на него в ночных прогулках, потому как брюнет небезосновательно подозревал, что он закрыт от посторонних мощным барьером, а они прошли только потому, что этого захотела Узумаки.
  Саске посмотрел на первое фото. Молодая пара: голубоглазый блондин и женщина с ярко-алыми волосами. Саске неоднократно видел Скалу Славы, памятник всем Хокаге, а потому сразу узнал в блондине Четвертого Хокаге. Значит, женщина - мать Наруко, Кушина Узумаки. Вглядываясь в их черты, он находил их отражения в девочке: черты и мимика лица у нее были от матери, а вот цвет волос и глаз от отца. Интересно было то, что от обоих родителей в ней было поровну, тогда как он, например, полностью пошел в маму.
  - А кто эта женщина? - Спросил он из любопытства, глядя на блондинку с большими... глазами.
  - Цунаде Сенджу, - отозвалась рядом стоящая Наруко, мельком взглянув на фото.
  - А они? - перевел взгляд Саске на другое фото, где та же блондинка стояла вместе с двумя мужчинами по бокам.
  - Все они - Легендарная троица, саннины. Черноволосый - Орочимару. Фото было сделано еще до того, как он сбежал из Конохи и стал нукенином.
  - Почему? - удивился Саске.
  - Он ставил незаконные опыты над людьми в секретных подземных лабораториях. Его вычислили, он сбежал - конец. - Скучающе произнесла она, хотя он был уверен, что она притворялась. - Достаточно мерзкий тип, по мнению многих.
  - А второй? - Саске посмотрел на мужчину с длинными белыми волосами, торчащими ежиком.
  - Джирайя, мой крестный отец и учитель Четвертого. А еще жуткий извращенец, - на последней фразе она засмеялась. - Видел ту книжку, что сегодня читал Какаши? - Саске кивнул. - Ее написал Джирайя.
  - Хм?
  - Ага. Он написал еще одну, но не извращенскую. Меня назвали как раз в честь главного героя этой книги. Правда, мама с папой были до конца уверены, что родится мальчик, поэтому и хотели назвать Наруто.
  Саске фыркнул. Он посмотрел на другие снимки и, к своему большому удивлению, обнаружил там свою мать, обнимающую Кушину.
  - Они были знакомы? - потрясенно спросил Саске, вскинув брови.
  - Даже больше: они были одноклассницами и лучшими подругами, - ответила Наруко, подходя ближе. - Может, ты и удивишься, но Микото-сан - моя крестная мать. Была ею.
  Саске ошеломленно посмотрел на Наруко, та ответила серьезным взглядом голубых глаз, показывая истинность своих слов. Саске несколько минут не находил, что ответить на такое заявление. Видя, что он в прострации и пытается обдумать открывшуюся информацию, она не трогала его, внимательно следя за реакцией.
  А мозг Саске тем временем усиленно работал, мысли роились и стреляли в разные стороны, подобно молнии. Его заинтересовало то, что у Наруко есть крестный, и, когда-то, крестная, его мать, но никто из них ее не удочерил. Почему? Саске вновь почуял ту странную тайну, которая и отпугивала, и манила.
  От всех этих мыслей он совсем потерял контроль над своей маской, позволив эмоциям выползти наружу.
  - Если у тебя есть крестный... - начал он.
  - Почему он не взял меня на воспитание? - продолжила за него Наруко, чуть нахмурившись. Дождавшись кивка, она ответила: - У него дела.
  - Настолько важные, что он не нашел на тебя времени? - Вдруг ядовито осведомился Учиха.
  Наруко промолчала, отведя глаза в сторону. А Саске тем временем закипал.
  - А моя мама? Почему она не сделала этого, ведь твоя мать, к тому же, - ее лучшая подруга? Если бы это произошло, то мы бы сейчас были братом и сестрой!
  - Она пыталась, так же, как и Фугаку-сан. Но им отказали, из-за чего они устроили грандиозный скандал, - вдруг смущенно ответила она, чуть порозовев, чем удивила Саске, ведь она никогда не знала, что такое "смущение".
  - Почему они отказали? - совсем растерялся Саске.
  Она подняла на него враз потемневшие глаза, отливающие сталью.
  - Спроси у них, - совершенно спокойно предложила она.
   "Она знает причину", понял Саске. Она знает, но не говорит. Но почему тогда молчит? Вероятно, это тоже относится к ее Тайне, а Саске все больше и больше интересовала эта интрига.
  - Хм, - ответил он в своей излюбленной манере, враз восстановив свою маску ледяного спокойствия.
  Не прошло и десяти минут, как Саске покинул дом Узумаки.
  
  
  Хиротару сразу понял, что в их доме были гости. Это просто чувствовалось, что-то такое витало в воздухе. Неужели в их квартал проникли? Он поспешил в гостиную, где чувствовал чакру Наруко. К его глубочайшему облегчению, она сидела целая и невредимая, гладя своего рыжего кота.
  - Здесь были гости? - строго спросил он, справившись с нахлынувшими эмоциями.
  - Да, моя новая команда, - отстраненно произнесла она, не отрываясь от своего занятия. После этих слов старик немного успокоился; значит, Наруко проследила за гостями.
  - И как они тебе? - Полюбопытствовал он, присаживаясь рядом.
  - Честно? Достаточно неплохо, если не считать пары нюансов. Но я собираюсь это исправить.
  - И как же? - Усмехнулся он, видя огонек в ее глазах, говорящий много лучше любых слов. - Все ясно с тобой. Даже не спросила у бедного старика, как у него день прошел...
  Наруко улыбнулась - Хиротару не меняется.
  
  
  Глава 6. Подготовка
  
  Сакура взвыла, с остервенением вырывая очередной сорняк, устроившийся на грядке среди целебных трав. Она-то думала, что им дадут нормальные миссии - ну там, доставка важных документов или хотя бы сопровождение какого-нибудь каравана... Вместо этого они гонялись за сбежавшими котами, пололи чужие огороды и красили изгороди. Вернее, это делала она и Саске-кун, а вот Наруко посылала все это делать своего клона (теневого, как объяснила сама блондинка на вопрос Сакуры об этой технике), отсиживаясь в теньке. Про Какаши-сенсея и говорить нечего, - Сакура бросила на беловолосую макушку уничтожающий взгляд - тот всегда находился в сторонке, читая свои странные книжки. Вот и сейчас все было абсолютно так же, что далеко не улучшало настроение Харуно.
  Правильно оценив темную ауру вокруг девочки, Наруко вопросительно посмотрела на Какаши.
  - Ну и когда нам дадут настоящие миссии?
  Какаши даже не оторвал взгляда от книги, даже не повернулся к ней, но, тем не менее, ответил.
  - Когда вы будете готовы, - равнодушно сказал он.
  - И когда мы будем готовы? - раздраженно спросил Саске, сверкнув глазами. Сакуре на мгновение показалось, что они отливают алым.
  Какаши не ответил, чересчур внимательно вчитываясь в свою книжонку. Наруко едва сдержалась, чтобы не залепить нерадивому сенсею в единственно открытый глаз, поставив симпатишшшный фиолетовый фингал. Вместо этого она фыркнула, неторопливо встала и пошла к ребятам. Развеяв клона, она, чуть поморщившись, принялась им помогать в нелегком деле прополки грядок. Все это время она усиленно обдумывала ситуацию, ища выход.
  - Ну и как нам быть? - тихо прошептала Сакура, озабоченно нахмурив брови. Блондинка поняла, что она тоже раздумывала над их положением. - Может, попросить кого? - Неуверенно предложила она.
  - Хм! - Прокомментировал Учиха, показав свое отношение к этой идее, даже не посмотрев на девочек. Сакура стала ярко-розовой, переплюнув по яркости даже цвет собственных волос, устыдившись сказанной глупости.
  - Неплохая идея, Сакура, - Внезапно согласилась Наруко, ободряюще улыбнувшись напарнице, заслужив недоуменный взгляд брюнета. - Мы можем пойти прямо к Хокаге.
  - С ума сошла? - Изумилась Сакура.
  - Нет. В любом случае, старик единственный, кто вообще нас выслушает. Потому что этот, - она выразительно скосила глаза на Какаши, - даже не пошевелится.
  Она дала им время обдумать свои слова, прежде чем отвечать на это предложение.
  - И что, мы так возьмем и пойдем к Хокаге? - С сомнением покачала головой Харуно.
  - Для того, чтобы просить о более сложных миссиях, мы должны быть готовы к ним.
  - И? - Заинтересованно спросил Саске.
  - Давайте заканчивайте там побыстрее, - донеслось до них с ветки дерева, на которой лежал их недосенсей, которое в скором времени было награждено тремя ненавидящими взглядами.
  - Встречаемся сегодня в пять на полигоне номер четыре, - успела шепнуть Наруко, прежде чем вызвать на помощь клонов, которые помогли доделать их работу в два счета.
  
  
  
  Полигон номер четыре славился дурной репутацией: дело было то ли в номере, то ли в количестве несчастных произошедших случаев, но он всегда был пустынным, а потому был идеальным местом для собрания их команды. Во всяком случае их бы никто не потревожил.
  Наруко пришла на место первой из всей команды, и это еще при том, что она, казалось, целую вечность обедала. Но ждать пришлось недолго: остальные двое вскоре прибыли на место, без слов усевшись на траву напротив Узумаки.
  - Собрание команды номер семь объявляю открытым, - торжественно провозгласила блондинка, на что Саске хмыкнул. - Итак, сегодня будет обсуждаться план наших дополнительных тренировок.
  - Тренировок? - Удивленно переспросила Сакура, невольно шире распахивая изумрудные глаза.
  - Именно, - утвердительно кивнула Наруко, - Чтобы просить Хокаге о более сложных миссиях, мы должны быть к ним готовы, - Вновь повторила она то, что сказала им сегодня днем за прополкой, важно подняв вверх указательный палец, словно объясняла что-то несмышленому ребенку. - А для этого нужно тренироваться. Сакура, - обратилась она к девочке, строго посмотрев на нее, отчего та невольно вытянулась в струнку. - Ты - самая слабая из нас троих. Мы с Саске, - она предостерегающе взглянула на фыркнувшего брюнета, - тебя подтянем в тайдзюцу и, возможно, в ниндзюцу. Саске, тебя нужно научиться работать в одной команде. Пока что мы все в одной лодке, поэтому тебе от нас не отделаться, и если ты хочешь, чтобы мы тебе не мешали, а помогали, то ты должен стать частью команды! Что же касается меня, то... Сакура, поможешь мне улучшить контроль над чакрой? - неожиданно смущенно спросила она напарницу, даже едва заметно порозовев.
  - А у тебя с этим проблемы? - искренне удивилась Харуно, неверующе окинув блондинку взглядом с головы до ног (поскольку они сидели - до колен).
  - Ага, - пробормотала она, - чакры у меня очень много, а вот контроль желает оставлять лучшего. Так ты поможешь?
  - Хорошо, - согласилась Сакура, втайне завидуя такому большому объему. Одно утешение: ее, Сакуры, контроль значительно лучше. Но тут же немного расстроилась, вспомнив свое решение помочь ей в этом.
  - Значит, решили, - удовлетворенно кивнула Наруко.
  - Не совсем, - возразил молчавший до этого Саске, - ГДЕ мы будем тренироваться?
  - На этом полигоне? - робко предложила Харуно, окидывая взглядом местность.
  - Не пойдет, - решительно отверг Саске. - Так нас могут увидеть.
  - А ты собираешься от кого-то скрываться, что ли? Неужели планируешь делать что-то неприличное на тренировках? - Насмешливо поинтересовалась Узумаки, хитро прищурив глаза, в которых прыгали бесята.
  - Нет, - Качнул головой Учиха, - просто не хочу, чтобы за нами наблюдали, меня это раздражает.
  - Есть предложения? - неожиданно твердо поинтересовалась Сакура, смотря своему кумиру прямо в лицо.
  Парень кивнул.
  - У клана Учих есть свои собственные закрытые полигоны, - сказал он, и почти слышно добавил: - Все равно их некому пользовать.
  - Отличная идея! - Улыбнулась Наруко, прекрасно расслышавшая последнюю фразу товарища и попытавшаяся разрядить обстановку. - Когда будем собираться?
  - После миссий? - Предложила Харуно. - Утро заняты под миссии, - на последнем слове она скривилась, - а вот день практически полностью свободен.
  - Принято, - Довольно кивнула Наруко, улыбнувшись уголками губ.
  Когда все уже собирались расходиться, она что-то вспомнила и окликнула Сакуру:
  - Будь готова к тому, что тренировки будут несколько жестокими, - сказала она ей и испарилась, оставив недоуменную Сакуру одну.
  
  
  
  Сакура сразу сказала родителям, что будет теперь приходить поздно, потому что у нее начались важные тренировки. Но Сакура ошиблась в одном: она не приходила, она приползала домой.
  Последние слова Наруко о том, что тренировки будут тяжелыми, подтвердились на первой же из них. Эти изверги (она уже даже в мыслях перестала называть Учиху ласково за его жестокость к ней, бедняжке) заставили ее наматывать круги по полигону, отжиматься, подтягиваться, приседать... Признаться честно, Сакура думала, что они начнут показывать ей крутые техники, а не заставят заниматься общей физической подготовкой. Однако позже, лежа в кровати неподвижно, чтобы не потревожить ноющие мышцы, она признала, что это правильно. Просто Харуно внезапно вспомнила, что все техники, в особенности тайдзюцу, строятся на основах, а не зная этих основ, ты и не выучишь более сложные приемы. Поэтому девочка стоически терпела, стискивая кулаки и скрипя зубами, но упорно продолжала следовать советам ("скорее приказам", возмутилась Вторая Сакура) этой невозможной парочки. К ее счастью, результат не заставил себя ждать - она стала выносливее и сильнее. Но вместе с счастьем пришло и осознание того, что все только начинается. Словно в ответ на ее мысли брюнет и блондинка заставили ее растягиваться и гнуться, заставляя садиться на шпагат и делать красивые сальто. А еще медитировать. Теперь уже пострадало самомнение Сакуры, ведь она не понимала зачем все это нужно, пока Узумаки подробно не объяснила ей суть. Оказалось, что во время медитаций объем чакры незаметно растет и расширяется, а для Харуно это было очень важно, потому как ее резерв - кошкины слезы. Сакура добровольно начала понемногу медитировать три раза на дню: рано утром, перед будильником; днем, во время тренировок с ребятами; и перед самым сном.
  В это время ее мучители занимались огненными техниками, а именно - делились друг с другом неизвестными. Еще, явно хвастаясь, Наруко показала стихию ветра (Саске был впечатлен и решил во чтобы то ни стало тоже покорить вторую стихию). Но иногда они сочувствовали Сакуре и нарезали круги по полигону вместе с ней. А еще они все втроем пытались действовать сообща, учась понимать друг друга с полувзгляда...
  Так прошла неделя, которую Сакура окрестила Неделей Кромешного Ада.
  Неделя перед их самой первой миссией.
  Миссией в Нами но Куни.
  
  
  Глава 7. Нападение
  
  Наруко расслабленно шла, засунув руки в карманы своего черного плаща, довольно щурясь на солнце. Лучи оного озорливо играли на ее длинных золотых волосах, заплетенных в множество косичек и стянутых в хвост. Ехавший у нее на плече большой кот пушился и млел, покачивая хвостом из стороны в сторону. Эта парочка демонстрировала спокойствие и довольство остановкой. Учиха держался в тени деревьев, прячась от припекающего солнца, а Хатаке, не отрываясь, читал книгу авторства Джирайи. Сакура, идущая впереди Какаши и Наруко, но позади Саске, была взволнована: это была их первая миссия за пределами Конохи. Девочку интересовало все, а потому она доставала вопросами шагающего рядом архитектора.
  Тадзуна, архитектор, которого они сопровождали, отвечал девочке невпопад и странно нервничал. Он все время подозрительно поглядывал по сторонам, дергался от каждого шороха и совсем не замечал красот природы. Он не замечал пристально взгляда голубых глаз из-под опущенных ресниц, косо наблюдающего за всеми его дерганьями.
  Отчего-то у Наруко было смутное подозрение, что вся эта миссия была какой-то неправильной. Узумаки не была уверена, что эта прогрессирующая паранойя не передалась ей воздушно-капельным путем от Хиротару, но все ее существо твердило, что что-то здесь не так. Хокаге словно ждал возмущений с их стороны по поводу смехотворности миссий (неужели Хатаке предупредил его о настроении в команде?), специально долго не соглашаясь, будто хотел, чтобы они начали его уговаривать. Но не дождался, поэтому удивительно быстро согласился дать им миссию получше. В этот момент в кабинете Третьего показался Тадзуна. Как оказалось, именно он был их нанимателем. Мужчина был пьян, но недостаточно, чтобы шататься из стороны в сторону или засыпать на ходу. Первоначально он возмутился, что его будут охранять (и зачем такому маленькому человечку охрана?) дети, но когда Какаши напомнил, что миссия всего лишь ранга С, дедок как-то мгновенно и очень подозрительно затих и поспешил выйти. Ох, чует ее сердце ("и одно пикантное место тоже"), что эта миссия с каким-то подвохом.
  Почему он волнуется? Вряд ли он так дергался бы без причины, так почему думает, что ему угрожает опасность? Что тут вообще происходит?!
  Рыжий кот закрыл глаза и посмотрел на хозяйку.
   "Успокоиться? Тайны. Ложь. Интриги. Расследование... ты действительно веришь, что я успокоюсь просто так?"
  Взгляд золотых глаза стал насмешливым.
   "Да знаю я, знаю" - Наруко чуть надула щеки, приняв обиженный вид. Благо, никто не обращал на ее мимику никакого внимания, а то бы возникли ненужные вопросы.
  Мордашка кота приняла самое ехидное выражение, на какое была способна.
   "Заткнись!" - мысленно прошипела она, вонзив яростный взгляд в кота.
  Рыжий фыркнул и отвернулся. Наруко тоже отвернулась, вернувшись к наблюдению за Тадзуной.
   "Ну и что с ним делать?"
  Заговорчески зыркнув по сторонам, она убедилась, что никто не смотрит в ее сторону. Незаметный шмель вылез из-под длинного рукава плаща и, никем не замеченный, полетел в сторону Конохи.
  
  
  Хиротару аккуратно постучал в дверь.
  Яркое солнце припекало темную макушку с редкой сединой, что ярко светилась от ярких лучей. Погода была хорошей - ни одного облачка, не говоря уже о тучах. Летний свежий ветерок обдувал лицо, принося с собой аппетитные ароматы из ближайшей забегаловки.
  Ему открыла Йоширо. Женщина улыбкой поприветствовала его и молча отстранилась, позволяя войти в дом.
  Шикаку Нара и Хиротару Узумаки были давними хорошими друзьями. У Хиро был весьма скверный характер, за которым он прятал доброе сердце. По странному стечению обстоятельств, только Нара разглядел это в нем, остальные довольствовались лишь наружным покровом. Шикаку совершенно не замечал его колкостей и ворчаний, за что Узумаки был ему благодарен. В конце концов, именно Шикаку попросил его присмотреть за маленькой джинчурики.
  Хиротару привычно прошел на кухню, где встретился глазами с хозяином дома и своим лучшим другом. Хиротару аккуратно поставил пакет, который все это время нес с собой. Шедшая следом Йоширо заинтересовано посмотрела на гостинец.
  - Что это? - полюбопытствовала она, заглядывая туда.
  Яркие пятна румянца на скулах мужчины заставили ее улыбнуться и больше не интересоваться этим. Мало кто знал, что Хиротару печет невероятно вкусные кексы с орехами.
  - Что-то случилось? - проницательно спросил Шикаку, заинтересованно подавшись вперед.
  Хиротару хитро посмотрев на него.
  - Что ты знаешь о Стране Волн?
  
  
  Наруко задумчиво смотрела на связанных нукенинов тумана, напавших на них со спины, притворившись безобидной лужей.
  Признаться, она ожидала, что будет нападение, видя состояние Тадзуны, но не думала, что проворонит его, всего лишь на миг потеряв бдительность - посланный ею шмель вернулся с ответом от Хиротару и Нара, и, как назло, именно в этот момент вода причиняла форму людей. Девочка нахмурилась, сердито дергая себя за выбившуюся из хвоста косичку, сверкая глазами. Надо признать, это ощутимо ударило по ее самомнению - словно по носу щелкнули.
  Узумаки уничтожающе посмотрела на своего довольно скалящегося рыжего монстра. Заметив это, Саске недоуменно вскинул бровь: чего это она так испепеляюще глядит на своего питомца? Сакура же была целиком поглощена допросом Какаши, не замечая ни своих напарников, ни облегченно переводившего дух Тадзуну. Архитектор подозрительно поглядывал то на связанных врагов, то на хмурых ребят, брюнета и блондинку.
  Он знал, ЗНАЛ, что его попробуют убить, однако у него сердце в пятки упало, когда его щеку резко чиркнуло сзади. Он чуть не упал в обморок, резко протрезвев, когда, словно в замедленной съемке, увидел, как Какаши медленно падает, разрубленный пополам. Спасло его только то, что брюнет и блондинка среагировали на удивление быстро, загородив его от противников, в то время как третья из их команды медлила, пребывая в шоке от "смерти" Хатаке. Тадзуна никогда не видел шиноби в действии. Ему казалось, что их сильно переоценивают. Но тогда, наблюдая за синхронной работой Узумаки и Учихи, ему не верилось, что они только недавно стали командой. Это было... поразительно.
  Архитектор тряхнул головой, отгоняя всякие мысли, лезущие в голову. Должно быть, алкоголь в его крови все же остался. Задумчиво посмотрев в темный провал горлышка бутыли, он решительно закупорил ее и убрал куда подальше, зарекаясь пить в ближайшее время - такие страсти вокруг, а он пьяный!
  Какаши как раз закончил с пленниками. К сожалению, те ничего не выдали о том, кто их нанял. Что ж, если нельзя взобраться в гору, ее можно обойти - темный глаз строго и как-то нехорошо посмотрел в лицо Тадзуны, отчего архитектор невольно отступил назад.
  - Вы ничего не хотите нам сказать?
  
  
  Глава 8. Демон
  
  Кьюби но Йоко внимательно слушал рассказ человека через уши Наруко, прикрыв светящиеся в темноте алым глаза.
  Сначала Тадзуна начал отпираться, мол, "не понимаю о чем вы". Тогда Какаши сказал, что специально подставился под удар, чтобы выяснить, кто именно из их небольшой группы был целью нападающих. Архитектор, еще немного поюлив, наткнулся на предупреждающий взгляд Хатаке, вздохнул, и покорно начал рассказывать. Выяснилось, что за Тадзуной охотится человек по имени Гато, крупная шишка и владелец всех морских путей Страны Волн. На вопрос "за что его так ненавидят", мужчина пояснил, что всему причиной является его род деятельности. Гато был монополистом, собрав в свои руки все, что только можно, подвергнув экспорт и импорт своему строгому контролю. Из-за излишней "строгости" страна начала голодать, и Тадзуна решился на важный для всех них шаг. Он решился на огромный проект - мост, который открыл бы Стране Волн новые возможности для торговли и развития. Конечно же, это не могло не привлечь внимания Гато, который, если бы Тадзуна достроил мост, потерял незыблемое место под солнцем. Ужаснувшись открывшемуся будущему, Гато зашевелился и нанял ниндзя-отступников, что должны были убрать мешавшего строителя, вернув своему нанимателю спокойствие.
  Кьюби глазами своего джинчурики видел, что, слушая все это, Какаши внимательно смотрел на лицо архитектора, не отводя взгляда. Его единственно видный темный глаз не выражал ничего, но Наруко, а вместе с ней и Кьюби, видели, как где-то там, на дне, ворочается задумчивость. Хатаке решал, что им делать дальше с внезапно ставшей опасной миссией.
  - Вы солгали нам, - наконец сказал он, приняв какое-то решение. - Эта миссия теперь будет ранга В.
  - Поймите, я сделал это только из-за того, что мне не хватало средств на миссию более высокого ранга. - В голосе архитектора зазвучала мольба. - Наша страна из-за Гато стала очень и очень бедной. Мы все едва сводим концы с концами.
  - И, тем не менее, вы солгали и подвергли моих учеников опасности. - Хатаке был непреклонен.
  - У меня семья, - Тадзуна выбрал новое направление: начал давить на жалость. - Что скажет моя дочь про ниндзя Конохи, когда узнает, что они бросили меня, старика, на растерзание другим шиноби? Что скажет мой внук, у которого по вине Гато отнимут деда, как когда-то его отца? Что...
  "Как думаешь, он еще долго будет разливаться соловьем?" пришла мысль от уставший от его завываний Наруко. Демон чувствовал, что ей нестерпимо хочется побиться головой о ближайшее дерево.
  - Лучше скажи, что будешь делать? В конце концов, демоны тоже имеют право полюбопытствовать. К тому же, такие демоны, как он - заточенные в золотой клетке, в прямом смысле этого выражения. Не сказать, конечно, что ему не нравилось, что его тюремщиком была это человеческое дитя, но и оглушительного восторга он не испытывал. Правда, у него еще была возможность время от времени разминать кости в реальном мире... но слишком уж это было затратно. К тому же, не пристало самому сильному хвостатому разгуливать в тщедушном малосильном тельце. Кто из братьев (или сестры) увидит - засмеет.
  "А что я вообще могу сделать? Всем заправляет Хатаке, ему решать. Черт, я так надеялась, что миссия, первая нормальная за все это время, будет без вот таких вот сюрпризов!"
  Лис понадеялся, что тьма позволит ему скрыть ухмылку. Каким-то образом Узумаки почувствовала его насмешку, потому как слегка нахмурила брови, продолжая наблюдать за учителем и нанимателем.
  - И, все-таки, что ты будешь делать?
  Наруко молчала, продолжая задумчиво наблюдать за архитектором.
  - Какаши-сенсей, - позвала она, привлекая к себе внимание всех, кто был рядом. - Я считаю, что мы можем продолжить эту миссию. Это нападение показало, что нам вполне по силам отразить нападение и без вас. А с вами у нас есть превосходный шанс выполнить это задание, что бы не случилось.
  Какаши хмыкнул и перевел взгляд на лица Саске и Сакуры.
  - Кто еще так считает?
  Решив, что самое время высказаться, Сакура взяла слово.
  - Протестую! Мне кажется, что миссия ранга В - слишком сложная для нас.Мы можем не справиться, - громко заявила она. И тише добавила: - Что будет, если нас тоже убьют?
  Девятихвостый Демон Лис хмыкнул, пробормотав что-то о людях и их исконной боязни за свою никчемную, жалкую жизнь.
  - А ты что скажешь, Саске? - Хатаке посмотрел на спокойного Учиху. - От твоего ответа будет зависеть, продолжим ли мы это задание или же откажемся и вернемся в деревню. Ну так что?
  По крайней мере двое посмотрели на него ожидающе, и оба волновались за сохранность своих жизней.
  - Согласен с Узумаки, - лаконично отозвался Саске, наблюдая, как Тадзуна облегченно выдохнул, а Харуно недовольно поджала губы.
  - Ну что ж, - Пробормотал Какаши, - мы согласны продолжить эту миссию. - Он перевел строгий взгляд на архитектора. - Но чтобы больше никакой лжи!
  Тадзуна понятливо закивал - мол, понял. больше не буду.
  Уже собравшийся прекратить подглядывать Лис почувствовал слабую рябь чакры рядом. Прислушавшись к ощущениям, он понял, что чувство исчезло. Немного поразмышляв над этим, Кьюби решил пока ничего не говорить своей джинчурики, но внимательно приглядывать за всем, что творилось вокруг нее.
  В конце концов, если малышку убьют, то и он тоже погибнет.
  
  
  Забуза внимательно посмотрел на Гато, и его невольно задался вопросом, что его сюда привело. Хочет расторгнуть контракт? Это виделось ему единственной причиной тому, что Гато самолично пришел к нему в логово. Явно не пустяк, хотя от такого трусливого и мстительного ублюдка можно было ожидать всякого.
  - Чем обязан такой чести?
  В другие дни Гато мгновенно бы завелся на насмешку и откровенное пренебрежение своей персоной, но в этот раз просто не услышал издевательства, чем вызвал тихое, почти незаметное удивление у Момочи.
  - Ты обещал, что со стариком проблем не будет! - Выпалил маленький человечек, нервно поправляя круглые черные очки на носу и теребя тонкие усики.
  - Так и есть, - Лениво отозвался Забуза. Все ясно, он просто волнуется, что тот старикашка-архитектор выживет. Забуза, конечно, мог разозлиться на то, что его способности так недооценили, но у него сегодня было на редкость хорошее настроение. - Я послал туда своих двоих людей.
  - Вот только твои люди не сделали дело и сейчас томятся в плену у ниндзя Конохи, - раздраженно прошипел Гато, от избытка чувств дернув один из усиков.
  "А вот это уже интересно", подумал Забуза, стараясь не выдать своего проснувшегося любопытства.
  - Мой человек, которому я поручил проследить за исполнением контракта, доложил, что шестерки взяты в плен. Старик умудрился нанять ниндзя для своей защиты. Еще он мне доложил, что он ничего не сказал своим защитникам о своем положении, но те, выслушав от него правду, решили все же помочь этому дураку! Я ТРЕБУЮ, чтобы ты немедленно его устранил! Все это время Гато мерил шагами комнату, не совладав с обуреваемыми им эмоциями, а на последней фразе сорвался на самый настоящий визг.
  - Команда из Конохи, значит? - Из-за бинтов, скрывающих половину его лица, не было видно, что Забуза улыбнулся. Жутко так, больше похоже на хищный оскал. Гато этого не увидел, но смог прекрасно разглядеть налившиеся жаждой сражений глаза, отчего у него вниз по позвоночнику пробежал целый табун мурашек. - В таком случае, я сам беру это задание.
  
  
  Чтобы достичь берегов страны Волн, команда ?7 и их наниматель, архитектор Тадзуна наняли лодку. Кормчий знал свое дело: лодка максимально бесшумно скользила по воде, в какой-то момент спрятавшись за облаком тумана. Все это время они молчали, каждый думал о своем. Наконец, тишину разогнал тихий голос Тадзуны:
  - Скоро достигнем моста. Приглядевшись, Сакура признала правдивость слов архитектора - сквозь туман стали различны темные очертания огромного строения. Девочка не смогла сдержать пораженного возгласа и, получив в ответ шиканье кормчего, замолчала, едва порозовев. Им надо как можно незаметнее достигнуть Нами но Куни, а она тут развосхищалась!
  Вскоре лодка заплыла под арки набережной, и в свете яркого солнца показалась страна Волн. Команда и их подопечный сошли на причал, поблагодарили кормщика и решили дальше двигаться пешком. Сакура услышала, как Тадзуна пробормотал себе под нос: "И желательно без приключений". Забуза, наблюдавший за группой, внимательно присматривался к каждому из них. Особого внимания удостоился учитель команды малолеток. Хатаке Какаши. теперь понятно, кто справился с его "шестерками", как их назвал Гато. Момочи подождал, пока они подойдут ближе, и резко запустил в них Обезглавливатель. Как он и ожидал, Какаши вовремя почувствовал угрозу и скомандовал остальным поостеречься. Кубикирибочо пролетел мимо и воткнулся в ствол дерева. Решив, что прятаться больше смысла нет, да и атака однозначно выдала его месторасположение, Забуза запрыгнул на собственное оружие, использовав его, словно очередную ветку дерева. Он с удовольствием отметил испуг на лицах объекта его задания и розоволосой девчушки. Копирующий был напряжен, черноволосый парнишка не отставал от наставника, а вот золотоволосая девочка со странной прической, одетая в жуткого виде черную хламиду, не выказывала вообще никаких чувств, кроме безмятежности. Словно его здесь и не было, и это не его меч чуть не снес им головы.
  "Дура, что ли?", потому как нормальный человек отреагировал бы совсем по-другому.
  Пауза затягивалась, напряжение росло.
  - Хатаке Какаши, - довольно протянул нукенин. - Копирующий Ниндзя, Шаринган-Какаши.
  - Момочи Забуза, Демон Скрытого Тумана, - не остался в долгу тот, в точности повторив тон мечника тумана.
  И Забуза - он мог поклясться! - услышал, как чертыхнулась та самая блондинка, что-то прошипев про демонов, что так и норовят влезть в ее жизнь. Оставив без внимания слова своей ученицы, Копирующий опустил повязку с протектором, обнажив свой левый глаз. Вспыхнуло алым, и Забуза увидел кроваво-красный глаз с тремя томое вокруг зрачка. Шаринган! Признаться, Момочи польстило, что Какаши решил сразу ввести в игру свое додзюцу, это явно указывало на то, как высоко он оценил способности своего противника, то есть его.
  - Мы оба прекрасно знаем, зачем ты здесь, - раздался его удивительно спокойный голос.
  Ухмыльнувшись так широко, что бинты облепили его лицо и выявили очертания оскала, Момочи одним движением вырвал свой меч из древесины и ловко спрыгнул вниз...
  
  
  - Мы оба прекрасно знаем, зачем ты здесь, - раздался удивительно спокойный голос Какаши.
  Ухмыльнувшись так широко, что бинты облепили его лицо и выявили очертания оскала, Момочи одним движением вырвал свой меч из древесины и ловко спрыгнул вниз, прямо на воду.
  - Ты решил сразу воспользоваться шаринганом? Я польщен.
  Одновременно с этим ребята, не медля, словно по молчаливому приказу, заняли защитные позиции, хотя Сакура заметила, что Наруко сделала это как-то лениво и неохотно, словно не видела в этом абсолютно никакой необходимости.
  - "Шаринганом"? - повторила непонимающая Сакура, недоуменно посмотрев своими изумрудными глазами на стянутую вверх повязку с протектором шиноби на голове Какаши.
  - Додзюцу моего клана, - отозвался Саске.
  - О, так у вас есть еще один, владеющий такими прекрасными глазками? - Услышал их Момочи.
  Саске по-прежнему пристально смотрел на фигуру нукенина, но его слова проигнорировал, хоть и отчего-то слегка поморщился.
  - Шаринган позволяет видеть любое дзюцу противника и обращать его против него же, - продолжил он, бросив быстрый взгляд на стоящего к ним спиной Какаши.
  - А также дает возможность копировать технику соперника до мельчайших подробностей. Верно, Копирующий?
  После этих слов все вокруг начало скрываться в тумане. Приглядевшись, Сакура поняла, что это дело рук мечника: его пальцы были сложены в особую печать, а глаза как-то подозрительно предвкушающе блестели. Туман густел, пока не скрыл его фигуру целиком. Что уж говорить, Сакура не видела даже Какаши, стоящего всего в двух шагах от них, не то Момочи, который не замедлил подать голос. Это было жутко еще и потому, что он с садистским удовольствием перечислял все те уязвимые места человеческого тела, куда он мог бы ударить. А еще Ки. Ужасающая, подавляющая Ки настоящего убийцы, заставляющая Харуно задрожать, как лист на ветру. Зеленые глаза широко раскрылись, а стиснутый кунай чуть не выпал из ослабевших пальцев.
  К... Как же им справиться с таким монстром?
  
  
  Саске тоже ощутил сильную жуткую Ки противника, заставившую его тело мелко дрожать.
  Учиха осознал, что он боится его. Боится так, что не может даже пальцем пошевелить от страха. Вместе с осознанием собственного страха пришла злость, гнев на самого себя. Злость отогнала страх на второй план, позволяя более-менее привести в порядок мысли и нормально вздохнуть. Бросив взгляд на трудноразличимые фигурки напарниц, он, тем не менее, прекрасно увидел, что Наруко тоже справилась со страхом и теперь приводила в чувство Харуно, успокаивающе положив руку ей на плечо. Посмотрев за спину, он увидел, что архитектор бледен и испуган, как никогда.
  - Не волнуйтесь, ребята, - донесся до них по-прежнему спокойный голос Какаши. - Все будет хорошо.
  - Хоооо, - Издевательски протянули из-за тумана, - ты всерьез считаешь, что эти дети устоят передо мной?
  - Все они - лучшие в своем выпуске, - спокойно отозвался Хатаке, и сказанное им было правдой. Сакура была лучше всех в теории, Саске брал искусством боя, а Наруко была самой талантливой в ниндзюцу. Все трое были в чем-то лучше остальных двух, и тем самым дополняли друг друга.
  - Хех, неужели? А трясутся так, словно только-только перестали молоко сосать.
  Саске почувствовал, что начинает злиться сильнее.
  "Спокойнее, - напомнил он себе, - не теряй хладнокровия".
  - Интересно, все нукенины такие болтуны, как он? - раздался громкий насмешливый голос Наруко, словно гром средь ясного неба.
  Ощущение Ки на миг застыло, а потом резко усилилась - Момочи рассердился.
  - Слишком ты уж смелая и дерзкая, девчонка, - тихим свистящим шепотом сообщили ей.
  Саске моргнул, и сквозь туман различил фигуру, мелькнувшую смазанной тенью. Чувство опасности затрезвонило в голове. Саске, словно подстегнутый криком "осторожно!" Хатаке и вскриком испуга Сакуры, резко дернулся в сторону Наруко, приготовившись встретить удар...
  
  
  Узумаки опередила Саске всего лишь на миг, выпустив Демонические Когти. Рыжий огненный росчерк молниеносно прочертил косую линию, и водяной клон Забузы распался на несколько кусков. Останки клона, по инерции пролетев еще немного, превратились в самую обычную воду и с громким плеском шлепнулись на землю. Заметив ошарашенные лица напарников и Тадзуны, Наруко тонко улыбнулась и демонстративно "втянула" пылающие рыжим когти. Каждый из них был длиной примерно в метр, каждый был полупрозрачен и мерцал вспыхивающими золотыми искрами, отчего выглядели они еще более внушительно. Не дожидаясь, когда команда окончательно придет в себя, она сложила печати и резко выдохнула, словно собиралась использовать технику катона. Но нет, вместо огня с ее губ сорвался мощный порыв ветра, всколыхнувший белесую мглу тумана, заставляя ее рассеиваться. Спокойно посмотрев в злые глаза Момочи, так и стоящего на воде в том же самом месте, она нагло оскалилась, показывая выступающие передние клыки.
  Словно только этого и ждали, "Сакура" и "Тадзуна" превратились в клонов Наруко и, послав Момочи по кокетливому воздушному поцелую, стали клубами дыма.
  "И когда только успела?" обреченно подумал Хатаке. Он решил уже больше ничему не удивляться, по крайней мере сегодня.
  - Никогда не недооценивай противника, Момочи Забуза.
  Темные глаза нукенина опасно сузились.
  - И еще, - Наруко хмыкнула и тряхнула челкой, чтобы та открыла глаза. Она увидела-таки изумление на лице Какаши, когда тот увидел кроваво алые глаза с вертикальным зрачком. - Ты не единственный присутствующий здесь демон.
  Она вскинула руку, чтобы глаза проглядывали сквозь широко расставленные пальцы, с кончиков которых снова заблестела рыжая чакра.
  - "Лучшие в своем выпуске", да? - Смешок Забузы можно было назвать нервным.
  
  
  Глава 9. После боя
  
  Сакура медленно приходила в себя. Голова раскалывалась, мысли не хотели проясняться, а тело болело. Наконец, ей удалось разлепить глаза и увидеть, что она находится в какой-то уютной комнате, лежа на футоне. Мутные зеленые глаза обвели почти белый потолок и наткнулись на склонившуюся над ней женщину. Доброта, светившаяся в ее черных глазах, придавала ей особое очарование, из-за которого она казалась не просто симпатичной, а красивой, несмотря на ранние морщинки, появившиеся от сильных переживаний или страданий. Заметив, что девочка очнулась, она ласково улыбнулась.
  - Где я? - хрипло спросила Сакура, медленно принимая сидячее положение.
  - В безопасности. Меня зовут Тсунами, я дочь Тадзуны, - представилась женщина.
  Сакура изумленно поглядело на нее.
  - Я Сакура, но как я сюда попа...
  Воспоминания внезапно стали кристально чистыми, словно в голове включили яркую новенькую лампочку. Девочка с глухим стоном сложилась пополам, хватаясь за голову. Она не слышала, как заволновалась Тсунами, она была поглощена воспоминаниями.
  "Как я здесь очутилась? Я помню... помню ужасное чувство, словно кто-то жаждал моей крови... Ну конечно! Тот, как его... Момочи Забуза! Но что случилось дальше? Не помню".
  - Сакура, - звала обеспокоенная Тсунами, легонько тряся ее за плечи.
  Сакура резко вскинула голову, отчего та отозвалась глухой головной болью. Поморщившись, Сакура собрала мысли в кучку и посмотрела прямо в лицо дочери архитектора.
  - Как я сюда попала? И где остальные?
  Женщина странно улыбнулась.
  - Тебя и моего отца сюда притащили две одинаковые девочки, - произнесла она, заговорчески понизив голос. - Они сказали, что всего лишь клоны. Как я поняла из их сбивчивого рассказа, они решили унести вас в безопасное место, потому что на вас напали... - под конец она вопросительно глянула на Харуно.
  - Да, - кивнула Сакура, - ниндзя-преступник из Тумана, Момочи Забуза.
  Повисло молчание, в ходе которого каждая из представительниц женского пола думала о своем. Наконец, тишину разорвал подозрительно спокойный и задумчивый голос куноичи.
  - Тсунами, вы сказали, что меня сюда принесли две одинаковые девочки... клоны, кажется?
  - Да, - подтвердила недоуменная женщина.
  Плечи розововолосой мелко затряслись, а вокруг начала распространяться темная аура с явной жаждой убийства.
  - НАРУКО, - прорычала Сакура, яростно сверкнув глазами. - УБЬЮ!
  
  
  Узумаки чихнула. Потерев нос, она с недоумением спросила:
  - Кто же меня такой добрый вспоминает-то?
  Саске не отозвался на этот риторический, в общем-то, вопрос, продолжая тащить бессознательную тушу Какаши на себе.
  Кто же знал, что использование шарингана для Хатаке кончается переутомлением и последующим обмороком? И это было странно, потому что у его соклановцев никаких проблем с этим никогда не было. Или это потому, что особый глаз сенсея был всегда "включен"? Так Саске лично видел нескольких ребят, что весь день ходили с включенным шаринганом, и им было хоть бы хны. Наверно, именно в этом и разница - они родились с этими глазами, а Какаши он достался в ходе "какой-то мутной истории", как когда-то сказала Наруко.
  Саске скосил глаза на девочку, бодро шагающую рядом. Слишком уж много знает эта Узумаки, даже подозрительно становится. Откуда только информацию берет? И еще эти приемы и техники, что она показала сегодня в бою с Забузой...
  - Узумаки, - деланно равнодушно позвал ее Саске, стараясь смотреть только вперед или под ноги, но ни в коем случае не на девочку.
  - Мм? - отозвалась она, посмотрев на него яркими голубыми глазами. Он, конечно, на нее не смотрел, но вполне ощутил ее безмятежный взгляд.
  - Откуда ты столько умеешь?
  Наруко несколько секунд смотрела на него, перевела глаза на дорогу, покусала губу и, наконец, выдала:
  - Я много тренировалась. Я хочу стать как мой отец - Хокаге, забыл? А Хокаге становятся только сильнейшие в скрытом селении.
  - Ты не совсем ответила на вопрос, - заметил Учиха. - Я спросил "откуда".
  - Помимо твоих родителей меня хотел удочерить Шикаку Нара, отец Шикамару, но и ему не дали. - Неохотно ответила Узумаки, скорчив кислую гримасу. - В конце концов за мной стал следить мой дальний родственник, Хиротару Узумаки. Он научил меня нормально пользоваться чакрой и парочке приемчиков.
  - А Когти? Странная оранжевая чакра...
  - А вот это пока тебя не касается. - Резко прервала она его.
  - А слова о том, что Забуза - не единственный "демон"? Что ты имела в виду?
  Он поднял взгляд на ее лицо и заметил, что ее глаза стали холодными и внезапно посветлели, цветом напоминая прозрачную воду.
  - Что ты больно разговорчивый сегодня, - с тихим раздражением в голосе произнесла она. - Никак влияние адреналина в крови.
  Учиха понял, что ответа на свой последний вопрос он так и не дождется, поэтому решил сменить тему.
  - Ты хоть знаешь, какой дом нам нужен?
  - Угу, - вновь безмятежно отозвалась Узумаки, выбрав привычную линию поведения. - Особенность техники теневых клонов: весь полученный ими опыт и знания переходят мне.
  Саске на мгновение задумался о том, что было бы очень хорошо, если бы он смог выучить эту технику. Вроде, ничего сложного - всего лишь одна печать. Правда чакры уходит достаточно, так это компенсируется таким бонусом как получение опыта клона. Решено! Он должен выучить эту технику. Если не получится изучить ее самому, он, так и быть, попросит у Наруко помощи.
  Сама же девочка вспоминала о том, как научилась этой технике. Кто бы мог подумать, что Мизуки-сенсей окажется предателем, решившим использовать ее для достижения своей цели, а именно - получения свитка Хокаге. Это было достаточно умно, учитывая, что на тайную библиотеку Хокаге наложено несколько барьеров, пропускающих только уполномоченных лиц или тех, в чьих жилах текла кровь создателя барьеров. Мизуки, конечно, не знал, что она является дочерью Четвертого, но предполагал, что барьеры делал Узумаки. Что, в принципе, не далеко ушло от правды. Как потом догадалась девочка, он был расстроен, что она без проблем сдала экзамен, а потому использовал другую тактику. Решил, что ей нужна сила и власть, чтобы отомстить всем этим жалким людишкам, издевавшимся над ней и ненавидевшим ее. Именно это он нашептывал ей на ухо, щурясь так, словно она уже согласилась на этот фарс, а она тем временем еле сдерживалась, чтобы не съездить ему по наглой роже. В конце концов, она согласилась на авантюру, немного поиграв в демона, жаждущего отмщения, и, как только довольный собой бывший учитель ушел, послала весточку Хирудзену. Мизуки поймали на горяченьком, скрутив в бараний рог, а сама Наруко за свой патриотизм и смекалку получила(благодаря часу уговоров и небольшого шантажа, конечно)возможность изучить одну технику из свитка. Подумав, что Эдо Тенсей для нее слишком затратно (где она будет доставать такое количество трупов?!), она остановилась на Теневых Клонах. Хирудзен счел ее выбор отличным и милостиво позволил баловаться с свитком весь остаток ночи. Уже к следующему утру Наруко умела делать качественных осязаемых клонов, а Хирудзену прибавилось проблем с ее маленькими шалостями...
  Погрузившись в свои мысли, девочка не сразу заметила, что они уже подходят к дому архитектора. На стук им открыл сам архитектор, уже, вестимо, пришедший в себя после насильственного усыпления путем нажатия на нужную точку. Он хмуро осмотрел их, задержался на блондинке не обещающим ничего хорошего взглядом, но пропустил их внутрь. Именно тогда, снимая свои черные сандалии шиноби, Наруко ощутила вспышку чьей-то темной ауры и услышала грозный рык:
  -НАРУКО, УБЬЮ!
  Сглотнув, она посмотрела на смешавшегося Тадзуну и нервно улыбнулась.
  - Скажите, а у вас бумага и карандаш есть? Мне еще завещание писать...
  
  
  Хаку перевязывал бессознательного Забузу, стараясь, чтобы его движения не причиняли Момочи особой боли.
  Да, те ребята из Конохи потрепали его знатно. Хаку ослушался приказа Забузы и все же пошел за ним следом, чтобы посмотреть на его бой с командой. И не прогадал. Если бы он остался на базе, то Забуза, скорее всего, был или мертв, или сдан на руки властям.
  Сперва все шло просто отлично - Забуза-сан поймал их наставника - Какаши, кажется, - в Водяную Тюрьму. Копирующий неосторожно позволил себе очутиться в воде, которая была основным элементом мечника тумана. Но потом... потом эти двое, брюнет и блондинка умудрились вытащить своего сенсея, выстроив целое комбо атак. При этом, Хаку поразился тому, что они, собственно, поняли друг друга с полуслова. Судя по тому, как они держались друг с другом, они не были друзьями, но такая синхронность...
  Копирующий освободился и не заставил долго ждать с атакой. Когда запахло жаренным, Хаку счел своим долгом вмешаться и унести Забузу, чтобы основательно подготовиться к новой встрече с охраной архитектора. Благо, он взял с собой ту маску ойнина из Тумана. Ему поверили, когда его сенбон прицельно вошел в специальную точку на шее Момочи, тем самым сымитировав смерть нукенина. Забуза тихо застонал, на мгновение приходя в себя и тут же вновь проваливаясь в небытие. Хаку аккуратно положил бинты на место.
  Оставалось только ждать.
  
  
  
  Глава 10. Ссора
  
  Саске уничтожающе смотрел на ствол дерева, испещренный отметинами от куная.
  Какаши после боя с Забузой очнулся достаточно быстро - в конце концов, у него было всего лишь истощение чакры от долгого использования шарингана. На взгляд Саске, конечно, не такое и "долгое", но не суть. Соль в том, что, только едва придя в себя, эта сволочь - Саске не побоялся этого слова - нарезала им фронт работы, сам ничего толком не объяснил и смылся. И,самое обидное, девочки давно справились с заданием, а он, как последний дурак, мается тут и все не может залезть на это чертово дерево!
  Скрипнув зубами, Саске вновь понесся на дерево, напитав чакрой ступни. Он сумел пробежать до середины, прежде чем кора под его ногами хрустнула и он был вынужден спрыгнуть на землю, предварительно оставив очередную зазубрину. Мягко приземлившись на землю, он вновь вперил яростный взгляд в ненавистное дерево.
  - Спокойно, прогресс же есть, - донеслось до него успокаивающий голос Наруко.
  Девочка, в отличие от Сакуры, осталась здесь, наблюдая за попытками Учихи влезть на дерево без рук. Саске не понимал причин такого любопытства, если только блондинке не доставляло удовольствие от вида его постоянных падений.
  Разозлившись, он вновь пошел атакой на злополучное дерево, но в этот раз, к его большему неудовольствию, он даже не продвинулся выше, наоборот, даже не добежал до последней отметки.
  - Знаешь, - Он чуть не зарычал на задумчивый тон Узумаки. - у тебя слишком много мыслей.
  Непонимающе моргнув, Саске посмотрел на девочку, чувствуя, что вся злость сменилась недоумением.
  - Чего? - буркнул он, мрачно сверля ее спокойное лицо взглядом.
  - Слишком много мыслей, - повторила она, неторопливо встав с земли и стряхнув листья с штанов (все же видеть Узумаки без ее любимого плаща было непривычно). - Мысль "у меня не получается", мысль "девочки смогли, а я до сих пор нет", мысль "Узумаки смотрит"... слишком много мыслей. Попробуй сосредоточиться.
  Под скептическим взглядом брюнета она глубоко вздохнула и без проблем, спокойным(!) шагом пошла по отвесному стволу дерева. Забравшись на ветку почти у самого верха, она уселась на нее и свесила ноги.
  Саске, мгновение поколебавшись, прикрыл глаза и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Собравшись, он заново подал чакру в ноги и вновь пошел штурмом на дерево. Он успел добежать до самой верхушки, прежде чем удивление взяло верх, прервав его концентрацию. Он едва не свалился, но успел ловко запрыгнуть на одну ветку к Узумаки. Вот только ветка, треснув, оборвалась, и ребята с коротким вскриком полетели вниз. Шлепнувшись о землю, они несколько минут лежали тихо-тихо, а потом весело засмеялись. При этом Наруко пыталась вылезти из-под привалившего ее Саске, не прекращая хихикать.
  Именно за этим их и застала Сакура, внезапно объявившаяся на полянке. Она посмотрела на них странно-недоуменным взглядом и позвала ужинать.
  
  
  Сакура весь день чувствовала себя неважно. Дело было ли в недосыпе из-за незнакомого места, или же из-за не дающих покоя мыслей, а, может, и того, и другого, но Харуно сегодня была мрачной. Настроение подняла тренировка, устроенная Какаши-сенсеем, ведь на дерево она взобралась самой первой. Но стоило увидеть Наруко, спокойно и неторопливо поднявшуюся вслед за ней, ее поднятое настроение вновь упало.
  Ее голову посещали весьма унылые и безрадостные мысли. Она думала о поступке Наруко, который лучше любых слов доказывает, что она - бесполезный балласт в команде. Иначе зачем Узумаки надо было ее сплавлять вместе с архитектором, вместо того, чтобы позволить ей сражаться наравне с остальными. Конечно, Сакура не обольщалась на свой счет, даже после тех ужасных дней изнуряющих тренировок, которые они устроили, чтобы добиться нормальной миссии, она все равно оставалась гораздо слабее ребят. Она знала это, но... было ужасно неприятно осознавать это вот так. Тогда, после часа бесплотных попыток догнать и навалять белобрысой заразе, она спросила Узумаки, почему она это сделала. Та, хоть и держалась от нее на расстоянии нескольких метров, тут же ответила, что за Тадзуной нужен был контроль, если бы что-то пошло не так. Сакура не хотела даже думать об этом тогда, но задумалась сейчас. А действительно, что бы она там смогла сделать? Кроме как трястись и пытаться нормально держать кунай. Но всегда есть проклятущее "но". Неужели Узумаки всерьез верила, что если бы Момочи разобрался бы с ними (ей становилось плохо от одной только мысли об этом), то он не устоит перед ней? Глупо. Совсем глупо, что перечеркивало все объяснение блондинки.
  Так почему же она тогда так поступила?
  Почему-то Харуно была уверена, что Наруко даже не подозревала о том, какую смуту поселила в душе Харуно. Это было ясно по ее недоумевающим глазам. В такие моменты Узумаки не была похожа сама на себя: вместо привычной собранной, хоть и весьма странной куноичи появлялся ребенок. Причем тот, кому были чужды понятия о чужих чувствах и эмоциях. Это было абсурдно, Сакура знала это, но... чувствовала именно так.
  И еще ей не давала покоя какая-то деталь... что-то, связанное с рассказом ребят о том бое с Забузой... Но что?
  Решив поделиться своими мыслями с Какаши-сенсеем, она покинула полянку и направилась к дому архитектора и его семьи.
  Какаши встретил ее несколько недоуменно - он, конечно, знал, что с ее контролем чакры она быстро справится с заданием, но не думал, что она оставит товарищей торчать в лесу одних. Хатаке, признаться, совершенно не ожидал, что девочка попросит его повторить рассказ боя с нукенином тумана. Внутренне подобравшись, он начал рассказывать и, по мере того, как он говорил, он все больше понимал причину такого поведения Сакуры. Та единственная маленькая деталь в повествовании, которая зацепила девочку, оказалась просто пугающе важной. А именно - Момочи Забуза до сих пор жив, поскольку тот ойнин на самом деле был его союзником.
  Она хотела было тут же все рассказать ребятам, но Какаши-сенсей сказал, что они расскажут всем за ужином. Поэтому Сакура направилась к ребятам, чтобы они быстрее пришли в дом - так ей натерпелось поведать о фантастической новости, которую она обнаружили вместе с Хатаке. Выйдя на небольшую полянку, она с изумлением увидела хихикающих ребят, валяющихся чуть ли не в обнимку. Странное чувство захлестнуло Харуно. О нет, это не было похоже на то, что она испытывала к Ино, когда та пыталась привлечь внимание Учихи к себе. Нет, это было что-то поистине темное.
  Она чуть тряхнула головой, прогоняя посторонние мысли и с легкой улыбкой позвала сокомандников ужинать, хотя неприятный осадок все же остался.
  
  
  Тадзуна внимательно выслушал Какаши. Не сказать, что его обрадовала весть о том, что тот наемник с огромной дурой-мечем жив, но он хотя бы был предупрежден и мог подготовиться. Он заметил, что пришедшие с тренировки ребята не знали о том, что Какаши собрался им поведать за столом, но при этом по крайней мере один из них не выглядел удивленным.
  Тадзуна подумал о том, какая же странная эта Узумаки. Всегда улыбается, но стоит только посмотреть в глаза, как вздрогнешь от неприятного чувства опасности и иррационального страха. Казалось бы, чего бояться маленькой девочки? Тем не менее, Тадзуна иной раз ловил себя на мысли, что в определенные моменты он действительно опасается ее.
  "Лучше быть осторожным, чем потом расхлебывать", решил он.
  Он хотел было что-то сказать, поскольку молчание после объявления Хатаке затягивалось, но его прервал его внук, Инари.
  - Я же говорил, что вы все умрете.
  Мальчик обвел "защитников" деда мрачным взглядом и вскипел, не найдя должного отклика в их лицах.
  - Вы что, не слышали?!
  Саске поднял на него холодные глаза от чашки с чаем, словно пригвоздил мотылька кунаем к стене. Инари невольно сглотнул - черные глаза казались бездонными, а потому еще больше жуткими.
  - И что ты хочешь от нас? - льдянисто-спокойно поинтересовался он, не отводя глаз.
  - Убирайтесь отсюда! Все равно вы ничего не сможете сделать! - Вспыхнул Инари, которому манера Саске чуть растягивать слова напомнила манеру взрослых говорить с неразумным ребенком.
  - Тебе не терпится умереть? - заинтересованно спросила Наруко, весело сверкнув глазами и обворожительно улыбнувшись, что резко контрастировало с поведением ее напарника. - Или же... ты просто настолько боишься Гато, что даже не можешь даже мысли допустить, что его могут с легкостью убить какие-то там людишки?
  Она склонила голову набок так, что несколько прядей спали на лицо. Улыбка никуда не исчезла, но глаза стали холодными и цепкими: так рассматривают лягушку, прежде чем вскрыть ей брюхо для исследования. Тадзуну от такого невольного сравнения пробрала дрожь.
  - Какая разница? - Инари покраснел еще больше, а темные глаза гневно засверкали.
  - То есть, по-твоему, разницы нет? - задумчиво пробормотала она. Под настороженными взглядами Тадзуны, Тсунами, Какаши и Сакуры она неторопливо встала и достала кунай. Взгляд голубых глаз прошелся по растерянной Тсунами и вмиг похолодевшему Тадзуне, словно она прицеливалась.
  Что, к слову, было правдой.
  - Ну ж, шкет, выбирай кто первый: твоя мать или твой дед?
  Несколько минут Инари не мог вымолвить и слова, пораженный словами блондинки до глубины души.
  - Чего?! - взорвался он, отойдя от шока.
  - Ты сам сказал, для тебя нет разницы, - невозмутимо напомнила она. - Какая разница, кто убьет твоих родственников, я или Гато, ведь "мы все равно умрем". - Она точь-в-точь повторила интонацию мальчишки, когда он говорил эти слова. - Ну так что, твой выбор?
  Глаза мальчика начали медленно но верно наполняться слезами, а румянец гнева на щеках стал бледнее от осознания всей серьезности слов Узумаки.
  - Прекрати! - Тсунами кинула на Наруко полный злости взгляд, забыв о страхи в тот момент, как заприметила неестественный блеск глаз сына. Честно, Наруко совсем не впечатлилась. - Разве ты не видишь, что довела его до слез?
  Узумаки резким движением руки отправила кунай в стол, наполовину вогнав лезвие в столешницу прямо перед носом мальчишки.
  - Слезы, - презрительно процедила она, ее губы скривились в злой усмешке. - Ты, малявка, только и можешь, что ныть, ожидая, когда мамочка возьмет тебя под свое крылышко и успокоит. И знаешь, что, мальчишка? Ты тут такой не один. Все эти люди, что окружают тебя, точно такие же, как ты. Они жмутся в щели и до ужаса боятся какого-то коротышки, который ничего из себя не представляет, стоит ему избавится от своры голодных оборванных собак, которых он называет своей свитой. И знаешь что? Если бы вы не сидели, сложа руки, ожидая, пока кто-то другой пошевелится и спасет вас, вы бы давно прогнали эту скотину, лишив его, прежде всего, его влияния. Такой человек как он будет волноваться о собственном авторитете; нет авторитета - для него это синоним смерти. Но ты и вся ваша деревенька... вы даже не пошевелите и пальцем ради спасения собственных шкур. Он нет, вы будете стонать и жаловаться, будете ныть, но ничего не предпримите!
  Она резко нависла над столом так, что ее глаза были практически на одном уровне с глазами испуганного Инари, не давая отвести взгляд в сторону.
  - Так вот, мальчишшшка, - прошипела она. - Как думаешь, стоит ли мне спасать твою задницу, если "мы все равно умрем"?
  Резко выдернув кунай из столешницы, она развернулась и молча вышла из комнаты, оставив после себя лишь мертвую тишину.
  
  
Оценка: 4.58*19  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Гринберга "Невеста для герцога"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Маш "(не) детские сказки: Принцесса"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"