Меньшик Александра: другие произведения.

Тайна Некроманта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Обновлено: 24.08.16

    Жизнь Элли перевернулась с ног на голову, как только началась война, и отцу пришлось отдать ее старому другу - таинственному графу Кадаверу, наводящему ужас на всех вокруг. О нем рассказывают страшные байки. Его боятся. В замке графа работает странная прислуга. О, этот пристальный взгляд. Элли должна как можно скорее сбежать, иначе... Он не отпустит.


Страх. Перед Ним.

Ненавижу все в себе: длинные, золотые волосы, прозрачные глаза и нелепую угловатую фигуру. Но больше всего - имя. Да-да, вы не ослышались. Более глупое и простое придумать невозможно. Элли. Мама не успела выбрать что-то другое. Рожая меня, она хотела иметь дочку с самым нежным именем на свете. Элли. Глупо. Но еще глупее, как его произносят мои сверстники - оборванцы из Нижнего Квартала. Специально проговаривая две согласные. Получается нечто вроде преграды для слуха. Один из этих оборванцев - Джон - ненавидит меня больше всех. Долговязый, с мышиным цветом волос. Он умело пользуется любым случаем, который попадется, чтобы сделать маленькой двенадцатилетней девочке больней. Грязными руками Джон хватает за нежно-розовую юбку, оставляя на ней два уродливых следа, и тянет на себя. Волосы испачкались помоями. Теперь в светлых локонах запутались огрызки яблок и деревянные стружки. Слеза стекла по черной щеке и упала с подбородка.
- Принцесса! - кричит Джон. - Почему замерла?
Больно. Обидно. Плохо. Ему хорошо. Он играет.
- Ответь мне, красотка, - последнее, естественно, в шутку. Наверняка сейчас нет девочки хуже меня, даже подмастерье выглядит получше. А он точно не является Леди Эллион - младшей дочерью Лорда Снежной Равнины.
- Прекрати, - голос слегка осип.
Джону было пятнадцать, но выглядел он на восемнадцать. Из-за развитой мускулатуры парень словно давил на меня, и ему это явно доставляло удовольствие.
Садист.
- Гребанный садист, - еще тише. Элли, он слышит.
Джон обернулся и поразил меня своей ужасной улыбкой - почти всеми выбитыми зубами. Не мудрено.
- Знаю, - самодовольно ухмыльнулся.
Из бараков вынырнули еще трое мальчишек с сучковатыми палками. Их вид был недоброжелательный. Самый низкий подошел к Джону и ткнул его костлявым пальцев. Тот величественно (возомнил себя, забавно) махнул рукой.
- Принцесса, я хочу поиграть. Мы будем считать до трех и ты должна спрятаться, идет?
Кусаю губу до крови. Нет, не идет.
Садист принял мое молчание как согласие и сделал твердый шаг. Затем еще один. Еще.
- Остановись, - боже, руки в синяках. Некогда ухоженные ноготки сломаны.
Его не останавливают мольбы, дрожащий подбородок, изорванное платье. Он похабно улыбается, продолжая стремительно приближаться.
- Нет.
Я знала, что проиграла. На ватных ногах поднимаюсь, от легкого дуновения ветра опасно кренюсь - пора бежать, иначе кошмар повториться. Мальчишки будут измазывать грязью и тетя Энн сильно разозлиться. Няня терпеть не может испачканный пол. Рядом с фермой лес. Густой. Там водятся разные животные, преимущественно дикие. Домашний скот боится колючих веток, больше похожих на проволку. Зато я неслась вперед. Эти самые ветки больно царапали щеки. Солоноватый вкус крови. Тот самый низкий мальчишка совсем рядом. Нет сил. Дыхание тяжелое. Волосы длинные, растрёпанные. Когда-нибудь я осмелюсь взять ножницы и отрежу их.
- Она тут! - слышу сзади.
За что? Больше не могу!! Мешком падаю на мокрую землю. Руки уперлись чуть шире плеч. Кукольное платье безнадежно испорчено. Вижу, как оборванцы кругом оцепили меня. Раз... Два... Три... Громкий стук копыт, от которого сердце затрепетало. Отрывается со скрипом дверца.
- Леди Эллион, подайте, пожалуйста, руку.
Боже, глаза застилает кровь и последнее, что слышу:
- Ей больше не придется торчать тут. А этих поймать и повесить.

***

Когда я проснулась на белоснежной перине, то несказанно обрадовалась. Сон. С того момента прошло ровно четыре года. Теперь мне шестнадцать. На самом деле, мало что изменилось - те же самые острые плечи, тусклый взгляд, фарфоровая кожа, золотые веснушки. Только... Нет больше никаких "принцесса", как и нет того человека, издевающегося надо мной. Почему спустя четыре года я вспоминаю Джона? Потому что вчера началась Война. Джон говорил о ней. Давно говорил. Зачем ставить напротив кровати зеркало? Чтобы я каждое утро видела помятое лицо и слипшиеся глаза? Мы происходили из небогатого рода, несмотря на то, что имели громкий титул. В Снежной Равнине вообще с этим трудно. Пора менять законодательство. Проживая с двумя старшими братьями, я привыкла к насмешкам и дурацким играм. Благо, здесь есть хорошие служанки, не унижающие тебя. Иначе я бы давно...
- Леди, вас ждет за завтраком отец, Фред и Карл. Спуститесь?
- Конечно, - фыркаю. - Куда я денусь?
- Замечательно! - обрадовалась горничная и тихо прикрыла за собой дверь.
Помолвку объявят что ли? Платье серого цвета быстро оказалось на мне. Как и скромные туфли. Умылась и причесалась - волосы разрешили отстричь, они болтались на уровне бедер. Но все-таки этого было мало.
Спустилась вниз с винтовой лестницы, на ходу убирая за ушко выпавшую прядь.
Гостиная сияла. Сияли ложки, (увы, далеко не золотые), сияла люстра (идентично), и папино лицо. Там все понятно. Хотя... Чему радоваться, если на дворе Война?
- Пап? - спрашиваю неуверенно. - Что стряслось?
Грузный, неплохо сложенный человек встает из-за стола и берет мою руку.
- Я рад тому, что смогу обеспечить тебе жизнь, вдалеке от военных действий. У человека, к которому никто не рискнет пойти поход.
Мне страшно. Раздались смешки. Карл изобразил удивление. Фред упал головой в салат.
- Старый друг.
- Колдун! - крикнул Фред и мгновенно заткнулся, потому что отец метнул молнию.
- Чтобы больше я подобного бреда не слышал!
Доброе утро.
- Элла, прошу, ты согласна?
- Выйти замуж, - вот это уже Карл.
Выражение лица Лорда того стоило.
- Пап, это он сказал, - Фред указал пальцем на брата.
- Заткнитесь!
На столе листья салата и сок из какой-то редкой ягоды. В животе заурчало. С каждым годом еды все меньше. Денег тоже. Я сама хожу за продуктами. Экипаж сняли. Дом убирают пара горничных. Лишь братья радуются - им позволено слишком много. Карлу двадцать три, а Фреду девятнадцать. Они не разлей вода. Пожалуй, я одна осталась без опеки. Кому нужна хрупкая, неумелая девушка? Да еще и жуть какая молчаливая. Ни-ко-му.
Не обращаю внимание на жестикуляцию отца, сажусь и беру вилку.
- Элла. Ты должна пожить у графа Кадавера пока не кончится война.
Подавилась. Я слышала про него! Странный интроверт. Богатый. Но зачем именно к нему? Вопрос задала вслух.
- Я доверяю Теодору.
Вот как.
- Пап, не хочу, только не с ним, - умоляюще смотрю на него.
- Тебя никто замуж не зовет, судя по двойственности твоего вопроса. Просто побудь там и успокой мое старое сердце.
Возможно все обойдется. Возможно, это - просто дурацкие байки, завистливых рабочих.
- Хорошо, - согласилась. - Когда уезжать?
Отец довольно ответил:
- Завтра вечером. Будь готова. Надень самое лучшее. Не хочу показаться жалким в глазах Кадавера.
- Сколько ему лет? - стало интересно.
- Двадцать девять. Намного моложе меня. Тебе это важно?
- Нет, - как можно равнодушней сказала.

Погода почувствовала мое настроение и заморосил дождь. Осень. Деревья стоят в золотых нарядах. А небо серое. Скрупулезно придумываю побег из замка графа. Решив покончить с бесполезным занятием, принялась укладывать вещи в аккуратную сумку из кожи. Черные прутья на окне напоминали решетку. Скоро я покину отцовский дом. Больше не будет веселых шуток братьев, красивого сада, доброй служанки. Впереди неизвестность. Пугающая и манящая одновременно.

1. Расческа
2. Платье (выходное)
3. Ленточки (для этих чертовых волос)
4. Туфли (единственные)
5. Приключенческие книги.
6. Перчатки

Список получился уж слишком маленьким. Думаю, можно обойтись одной книжкой.Возьму самую любимую про пиратов. Поискала её на полке с мамиными любовными романами. Читая очередной, можно с точностью предсказать исход финала. Одинаковый. Хороший. Такого быть не может!В Снежной Равнине не верят в сказки. Отец называет их "очередной чепухой, отвлекающей от тяжких мыслей". Про пиратов не нашла. Нужно идти в библиотеку. Взяла подсвечник и отправилась на нижний этаж дома. Дело в том, что библиотекаршу пришлось сократить, а вскоре она сама ушла, недовольная (очень) мизерным жалованьем.
Проход в библиотеку лежит через открытый двор. Стрелка гигантских часов на траве остановилась посередине. То есть на Луне. Это полдень. Небо стало более солнечным. Ушли тяжелые облака. Ожили птицы. Внезапно ленточка, крепко удерживающая мои волосы порвалась.
- Проклятье! - подобное произношу крайне редко. Просто не хватает смелости.
Золотая копна тяжело свесилась. Как же я хочу их отстричь! Правда, в тот момент я серьезно намеревалась украсть у портной ножницы и...
- Какая печаль, - узнаю голос Фреда.
Поднимаю глаза на высокого загорелого юношу. Его каштановые волосы мечет буйный ветер. Еще один недостаток - рост. Приходится смотреть снизу-вверх на братьев. И на отца.
- Не издевайся, прошу.
- Даже не думаю, - Фред невозмутимо стоит на ленте.
Неужели опять хочет поговорить об отношениях?
- Ты - мой брат. Я тебя никогда не полюблю как мужчину, - выпаливаю, поднимаясь для стойкости.
- Жаль, - он смотрит прямо в глаза.
- Голубые, - констатирует. - Почему?
Дело в том, что вся семья носит исключительно карий цвет. А я родилась с голубым. Теперь неофициально считаюсь ошибкой.
- Думаешь, я знаю? - одергиваю его руку.
Фред щурился от ветра.
- Кадавер - не человек, Элли. Он держит в прислуге армию зомби. Считается, что именно Кадавер - последний некромант на всей Мерзлой Земле. Остальные есть в теплых местах.
- Спасибо, что просветил. Некромантов не существует, - высокомерно заявляю.
- Да? Ну допустим. Ты хочешь к графу?
Брат отговаривает не ехать. Понятно. Только я ничего не могу поделать.
- Нет, - новый сильный порыв дернул за волосы. Ветер здесь вроде избалованного ребенка. - Не хочу.
- Тогда откажись, - с нажимом говорит Фред. Его лицо оказывается слишком близко с моим. - Иначе...
- Что? Что ты сделаешь, Фред? - хватаю палку. - Трус. Всегда таким был.
Он выбивает палку и заламывает мне руки. Сердце неистово бьется. Удары слышны в ушах.
- Элли, перестань. На нас смотрит горничная, видишь? Хочешь, чтобы я тебя поцеловал при ней? Могу. Браки между родственниками в Северной Равнине разрешены, сама знаешь.
Глаза стали влажными. Слышу тяжелое дыхание. Слеза сорвалась с ресницы.
- Не плач, - Фред платком убирает слезу. - Я не такой уж и страшный, если приглядеться.
Красавец. Первый жених города! Только мой брат. Который издевался столько лет. Раньше думала, что он просто так меня задирает и обзывает, а потом цветы носит. Теперь - нет.
- Фред.
- Мм?
- Скотина.
Его тихий смех.
- Год назад ты так же говорила, когда я прижал тебя при отце.
- Это смешно? - искренне недоумеваю.
- Да.
Пока женщина не замужем на нее имеют право все. Тут смотрят еще и на мужа. Например, воровать у герцога девушку - самоубийство.
Фред резко отпустил. Руки испачкались в траве.
- Я всегда буду тебя любить. Граф - ужасный человек. Сама подумай, даже пехота к нему не явится.
- Байки! - суеверные люди. Ими легко управлять.
- Тогда удачи, - Фред подхватил стилет, шляпу, и направился к Большим Воротам.
Сходила за книгами, называется.

***
На самом деле моя жизнь - сплошной уход за цветами. Их я обожаю. Особенно розы. Особенно после дождя. Красные. Пахнущие. С кучей капель на лепестках. С острыми шипами. Боль равно красота. Однажды я изо всех сил сжала розу, чувствуя боль. Кровь испачкала запястье и платье. Служанка долго спрашивала, что случилось.
- Случайно поранилась.
- Хватит с колючками возиться, - Энн взяла таз с бельем и недовольно поставила на пол.
- Розы красивые, - по-детски оправдываюсь. Знаю, не сработает.
- Фред тоже красивый.
Делаю страдальческое лицо.
- Элла, он - второй наследник престола. Хорош собой. Образован. Чего ты хочешь? Боли? - Энн со злости бросает тряпку.
Возможно.
- Да.
- Выброси чушь из головы, мазохистка. Тоже мне, - Элли посмотрела, словно видела первый раз. - Тонкая как... как... камыш.
- Почему камыш? - спрашиваю смеясь.
- Не знаю, право. Первое, что пришло на ум, - оправдалась горничная.
- У камыша большая голова, - сажусь на край стула.
- То-то же смотрю, действительно, камыш, - Энн улыбается. - Фреду тебя не сломать, моя сильная девочка.
Мама. Скучаю по тебе.

Ночь до переезда.
Еще одно воспоминание. Сон не хочет обнимать, отчужденно ютясь где-то в другом месте. На тумбе стоит уменьшения версия уличных часов. Стрелка на Солнце. Полночь. За окном настойчиво звенит цикада. Я боюсь. Боюсь перемен. Неужели ничего нельзя сделать? Я прекрасно знала, остаться дома - не лучший вариант. Оставить отца - тоже. Свеча почти догорела. Скоро комната погрузится во мрак. Боюсь темноты. Руки тянутся из черной материи, обхватывая тонкую шею. Кричать нет смысла. Пора становиться взрослой, Элли. Папа больше не придет тебя успокаивать. Как же будет страшно в чужом замке. Б-р-р. Я отчетливо видела мраморные стены, камин, золотые подсвечники. Видения. Они преследуют меня с того самого удара головой, когда я полезла за очередным цветком на дерево. После того момента, я два раза падала в обморок. Карл рассказывал, как я говорила на непонятном языке, показывая пальцем в окно. Вызывали лекаря. Тот оказался бессилен. "На все - воля Божья", - говорил он. Теперь я изменилась. Видения не пугают, они завораживают. Иногда в замке шарахаются прозрачные фигуры. Проходя сквозь них, чувствую спирающее дыхание. Остальные же ничего не видят. Наверное, поэтому у меня никогда не было друзей. Эти тени иногда говорят. Их голос словно звучит во мне. Они могут делать странные вещи. Например, двигать предметы. В десять лет моя кровать взмыла в воздух. Пришлось долго внушать отцу, что ему почудилось. Но все-равно я вызываю опасения. С детства только Фред обращал хоть какое-то на меня внимание. Болезненное внимание. Опять же в десять лет он захотел поиграть. Повел в пустую комнату с одним лишь шкафом и закрыл там.
- Фред, умоляю, пусти.
Из шкафа вышли два человека. Мужчина и женщина. Они тянули ко мне руки.
- Фред!
Звуки смолкли. Призраки исчезли. Это был второй обморок. Позже мне рассказали, что к лекарю меня принес именно Фред, крепко прижимая. Ненавижу эту мразь. Зато с Карлом наши отношения отличные - он делает вид, что у него нет никакой младшей сестры. Лучше, чем другой брат.
После второго инцидента Фреда наказали. Жить стало легко. Отчасти. Общалась лишь с Энн и Зизи. Зизи - та самая вторая горничная. Она мыла меня до четырнадцати. Также мы вместе читали книги. Про любовь, про драконов, про магию. Жутко интересно было разглядывать картинки с фиолетовыми мантиями волшебников. Свои странности я считала просто "болезнью".
Кончились хорошие деньки. После пятнадцати я выросла. Превратилась в женщину. По меркам жителей.
Сон пришел. Глаза слипаются.
Утро. До отъезда шесть часов (планировалось).
- Завтрак готов. Спуститесь?
- Нет, - трудно вставать.
- Но ваш брат требует...
- Пошли его к... - договорить не успела.
Карл ворвался в спальню. Первый раз в жизни. Воровато оглядываясь, он заговорил:
- Элла, твои вещи готовы. Похоже, на нас скоро нападут.
Что?!
- Карл, через сколько? - хватаю часы.
- Когда стрелка будет на Земле. Через двадцать минут. Беги в карету. Мы с Фредом задержим их.
- Вы же погибнете!!
- Хватит языком трепать, беги, дура, пока можешь!
В этом весь Карл. Хватаю сумку, натягиваю платье (благо, без корсета и рюшек) и выскакиваю из комнаты. На пути встречаю Зизи. Мы кидаемся в объятия. Умоляю ее пойти со мной.
- Нет, - плачет подруга. - Уходи.
Не могу отпустить. Не могу.
- Я не отпущу тебя.
Зизи смотрит грустно.
- Спасайся, Элли. Я должна тебе давно была рассказать.
Я хмурюсь. Почему не раньше, а именно сейчас? Когда в замок вот-вот ворвется отряд с лучниками и наездниками.
- Я больна. Сильно. Должна умереть примерно через год-два. У меня порок сердца.
- Что? - Боже. Как же так?
- Прости меня за все, Элли.
Слышу громкий топот. Срываюсь с места и, спотыкаясь, бегу к карете. Рядом с ней стоит отец. Одетый в нарядный костюм. Неужели он тоже собрался сражаться. За что? Почему так? Почему люди убивают друг друга? Рушат семьи. Отец коротко поцеловал меня в лоб, буквально затолкнул в карету и с силой ударил лошадь. Меня хорошенько тряхнуло. Карета натыкалась на камни. Мы ехали через задний вход. Должно быть, его давно открыли специально для этого случая. Они знали! Все знали! И не спаслись.
- Почему братья и отец остались там? Был же выход.
- Нет, госпожа, не было. Эта армия непобедима. Говорят, будто лучники у них - ведьмы. Всегда попадают в цель.
- Я хотела бы спасти Энн и Зизи.
- Это их выбор, - ровно ответил кучер.
- Что было нужно армии?
Меня действительно мучил этот вопрос. Деньги, украшения, ценные артефакты - давно утеряны. Война идет из-за недовольства крестьян правительством. Вероятно, простая расправа.
- Вы.
Внутри что-то оборвалось. Я замолчала. Как и замолчал кучер. Время бежало со скоростью света. Солнце садилось. Мир погружался во тьму. Руки дрожали, единственное платье порвалось на спине - зацепила за корягу. Вероятно, братьев и отца нет в живых. Зизи тоже. Скучаю по ним, даже по Фреду. Хотя, нет, погорячилась. При первых звездах мы въехали в сразу поразивший меня замок. Готичный. С синими башнями, балконами, большим придорожным садом, фонтаном. Герцог даже так, по-моему, не живет. Появился стыд. За платье и остальное. Как служанка, прав был отец.
Сад действительно огромный.
Дверцу открыл старичок во фраке. Он галантно подал мне руку. Я в свою очередь смущенно вышла, едва не споткнувшись о ступеньку. Осмотрев округу, заметила движение около одной из штор.
- Леди Эллион, добро пожаловать в замок графа Теодора Кадавера.
- Благодарю, - делаю книксен. Немного кособокий. Ужасно устала. О смерти близких не думала, иначе вновь заплачу.
- Хозяин примет вас завтра. Сегодня он в лаборатории.
Надо же, видно ему все-равно. И хорошо. Я буду тихой как мышь. Пока... Не смогу уехать.
- Я вас проведу, о, нет-нет, извольте, сумку заберет другой дворецкий.
Другой дворецкий? Могла бы, присвистнула.
Вдыхаю ночной воздух и уверенно шагаю к светлому будущему.

Вечер того же дня.
Дворецкий отправил меня в просторную комнату с собственным шкафом для одежды, небольшой гримерной и дополнительного этажа с еще одним шкафом. Граф, должно быть, подумал, что я избалованная маленькая девочка. Думающая лишь об одежде и собственной красоте. Но не отблагодарить его просто невозможно. Столько просторного места! Какое хорошее окно. За ним видно густой темный лес. Подсвечники здесь получше, чем у нас. Ими не сожжешь шторы. Ноги буквально не держат. Новая мантра: "старайся ни о чём не думать", слабо помогает. В голову лезут разные мысли, картины трупов, прошлая жизнь и прочее. Плевать, что дворецкий смотрит, снимаю туфли и ложусь на кровать.
- Позвать горничную? Она поможет вам раздеться, госпожа.
Госпожа, приятно. Горничная, которая раздевает? Не припомню такой роскоши.
- Нет. Спасибо. Я сама.
Запах каких-то благовоний. В этой комнате отстраненный оазис. Остальной замок - холодный камень. Как и его хозяин, почему-то пришла мысль на ум. Не может человек, подаривший столь очаровательное жилье быть плохим. Под родной звук цикады засыпаю. Даже не понимая, что цикад тут быть не может.
Утро. Два часа до Земли.
Наконец-то выспалась! Похоже, слуги забыли про завтрак. Или отцу я надоела. Не открывая глаз, подумала. Жуткий кошмар. Никогда бы такого не произошло. Не могли умереть близкие. Разумеется, это кошмар. Самый страшный за все время. Зизи... Обязательно спрошу её про сердце. Клянусь, больше никогда не нагрублю Карлу. Бред. Скорей бы забыть. Лишь открыв глаза, я отчетливо ощутила ком в горле. Не сон. Чёрт возьми. Почему? Странная комната. Шторы будто детские. Действительно, Кадавер считает меня ребенком. Давно он выходил из замка? Но самое интересное - рядом со шкафом, ближе к выходу, висит пышное желто-белое платье. Вот это да! Вскакиваю. Руками трогаю тонкую тюль. Какая искусная работа. Настроение испортила записка: "Господин не любит плохие вещи". Это они про мое платье? Да, не королевское. Зато сколько в нем я прожила. Принялась считать. Дверь неистово открылась. Не успеваю отреагировать. Вносится слуга и истошно вопит:
- Леди!! Сколько можно спать?! Вы хоть смотрите на часы? Граф Кадавер нас всех убьет. Он ненавидит ждать.
- Ч-что? - сейчас упаду в обморок. Третий.
- Нам конец, - страдальчески говорит слуга и закрывает за собой дверь.
Смотрю на платье. Корсет. Нужна помощь. Словно под мысли заходят две девушки, молча сажая перед зеркалом. Рыжая и пониже, сноровисто заплетает волосы. Высокая блондинка расшнуровывает корсет. Она натыкается взглядом на мои туфли и её глаза вылезают из орбит. Кидает платье и судорожно ищет в комоде что-то, через пару секунд доставая пару красивых туфелек на невысоком каблуке. Они потрясающе подходят к платью. Блондинка хватает мою лодыжку и приравнивает к туфле. Вроде сходится. Та счастливо достает железный каркас платья. Каркас. Мамочки. Я на это не подписывалась. Тем временем рыжая заканчивает с прической. Получилась длинная коса. В ней виднеется жемчуг.
Обе служанки натягивают на меня панталоны. Затем каркас через голову. После само платье.
- Втяни воздух, - советует блондинка.
Ладно. Попробую. Что-то железное давит на ребра. Сильнее.
- Не могу! - шепотом кричу.
- Все, - махнула рукой рыжая.
В зеркало смотрела настоящая герцогиня, не иначе. Никогда не носила глубоких вырезов.
- Желтый плохо смотрится, - заметила блондинка. - Пошли к столу.
***
Кто придумал ступеньки? Правда. Найду и закопаю. А если умер, то повторно захороню. Платье не пролазит через арку. Кошмар. Не хватало только застрять в проходе. Сейчас, наверное, обед. Хотя, может, и нет. Или да. Пролезла! Столовую по запаху удалось найти быстро. Во главе сидел граф (сразу поняла). Кадавер что-то читал и пил кофе. Не замечает. Отлично. Сажусь подальше. Тут он говорит, не отрывая глаз:
- Ты опоздала ровно на двадцать минут и двадцать четыре секунды.
Ничего себе. Перфекционист. Молча беру вилку.
- Не ешь, - убирая книгу, приказывает граф.
Его глаза. Темно-синие. Никогда таких не видела! Откладываю столовый прибор.
- Культурные люди сначала приветствуют друг друга. Доброе утро.
Молчу удивленная. Очень удивленная.
- Ты немая? - интересуется он.
- Нет, сэр, - выдавливаю.
- Как тебя зовут, девочка?
- Эллион. Элла. Элли, - простодушно отвечаю.
- Эл-ли, - повторяет Кадавер. Причем у него это получается очень интересно. От такого произношения внутри теплеет.
Он встает из-за стола и подходит ко мне. Шарахаюсь. Резко останавливается и задумчиво всматривается.
- Не похожа на отца, ни капельки.
Не знаю, что сказать.
После его теплота испаряется. Кадавер брезгливо берет прядь волос и наматывает на палец.
- Выглядишь старше, чем я думал. Ничего страшного. Броди по замку, делай все, что хочешь. У нас есть библиотека, гольф, шахматы. Платья выбирай душе угодные. Тебе сошьют любые, - останавливается, ожидая реакции. - Желтый не идет.
- Уже говорили, - стараюсь сохранять спокойствие.
- Какой цвет предпочитаешь? - спросил граф.
Задумалась. Предельно искренне ответила:
- Черный.
Кадавер оставил прядь в покое. Он выше меня на две головы. Похож на кота. Изящный, высокий, слегка высокомерный. Типичный аристократ.
- Тоже люблю черный. Идеальный цвет. Чего в природе, поверь, мало.
В замке холодно. Зябко пожимаю плечами.
- Мне жаль.
Смотрю туманным взором. О чем? Потом осознала. О могущественности графа ходили легенды. Если бы захотел - помог.
- Почему вы не спасли их? - осторожно спрашиваю.
Молчит. Так и думала. Просто стоит и хладнокровно смотрит. Первый раз в жизни чувствую накатывающий приступ истерики.
- И не стыдно?
- Нисколько.
Хочется сорвать злость. Чувства трудно контролировать. Слишком трудно.
- Люди были правы. Вы - монстр.
Кадавер сжимает зеленый кулон на шее и отступает назад. А я не закончила.
- Зачем спасать меня? Тоже бы оставили. Вам ведь не жалко остальных.
- Не знаю, - его челюсть напряженно сжимается.
Заношу руку для удара. Но её он мгновенно перехватил. Чувствуется сила. Не физическая. Сила подчинения. Кто-то в мозгу настойчиво твердит: прекрати, прекрати, прекрати. Граф не стремится показать свою силу, наоборот, ослабляет хватку. Вспоминаю про собственную хрупкость и одергиваю запястье.
- Хватит. Я не хочу причинить тебе боль.
Собственный порыв слабеет.
- Извините, - смотрю в пол. Поведение недостойно леди. Папины слова.
- Ты хорошо будешь смотреться в саду?
Как это понимать?
Граф ничего не объяснил, сел за стол и принялся за еду.
На завтрак подали омлет, огурцы и чай. А еще яйцо всмятку. Красиво украшенная еда готовилась к своей смерти от моей вилки. Знал бы спереди сидящий мужчина о чем я думаю. Клянусь, убежал сразу.
Стараюсь не шуметь. Солнце с трудом попадает внутрь через тяжелые бархатные шторы красного цвета. Зря подумала, что Кадавер будет есть. Он продолжил читать.
- У вас есть розы с острыми шипами? - стало интересно.
- Именно с острыми? - он усмехается. - Ради тебя приказал обломать все шипы.
- Спасибо за заботу.
В следующую секунду возникла поразительная картина.
Над графом нависает прозрачная фигура. Мужчина. Как же страшно. Затем еще женщина. И... И... Много кого. Странный тип с собственным замком - убийца.
Омлет показался сырым. Именно показался.
Пора бежать, пока не поздно. Изображает из себя галантность, а на самом деле - убийца.
Оставляю туфли.
Привел незнакомую девушку ради благодетели? Конечно.
- Я... Должна идти. Приятного дня, - он не успевает что либо сказать, как за мной закрывается дверь. Дурацкий корсет. Воздуха не хватает для бега. Каркас платья ломается. Тюль безнадежно порвана. На белых колготках проступает кровь. От дороги. Паника. Просто паника. Не могу взять контроль в руки. Первый раз такое. Вокруг деревья, перепуганная прислуга, лунки для гольфа. Я не сумасшедшая! Страх сковывает цепью. Между горничных протискивается граф собственной персоной. Он подскакивает ко мне и валит на траву.
- Ты меня слышишь?!
Неуверенно киваю.
- Приди в чувство. Что стряслось? Что ты увидела?
- Мертвых.

После обморока. Больничное крыло. Ближе к утру.
Белый потолок. Открытое окно. Холодный ночной ветер поднимает листы газеты, лежащей на тумбочке. Мысли мухами летают над головой. Скоро рассвет. Трудно пошевелиться, но со временем оцепенение спадает. Осторожно приподнимаюсь. Я в какой-то белой сорочке. Рядом со мной еще несколько коек. В помещении стоит вязкая тишина.
- Элли, тебе нравятся орхидеи?
- Ого, где ты их нашел? - детские глаза светятся счастьем и удивлением.
- Не важно. Главное - тебе приятно, - Фред протягивает одну. Фиолетовую.
Аккуратно беру.
- Мышонок, она не укусит.
А вот ты можешь.
- Спасибо.
Фред убирает лезущую в глаза челку и улыбается.
- Поцелуй меня?
- Что-о? - смеюсь.
- Ты же должна как-то отблагодарить, - серьезно говорит он.
Встаю на цыпочки и быстро дотрагиваюсь губами до его щеки. Солнце светит так ярко!
- Схожу за велосипедом, подожди.
- Давай, - хлопаю в ладоши.
Мир детства, беззаботный и наивный, обернулся жестоким монстром, скалящим ужасные зубы. Фред. Мой Фред хотел жениться на своей сестре. Благо, отец запретил.
И вправду, только мухи летают. Долго отдыхать не пришлось. Через секунду тяжелый засов отворился.
- Госпожа, вы проснулись! - воскликнул старый мужчина в лекарском халате. - Как себя чувствуете?
- Не очень, - призналась я.
Врач открывает окна, заодно весело протирая подоконники.
- Пройдет. Корсеты - враги женщин. Из-за недостатка кислорода в мозгу, появились галлюцинации с последующим обмороком. Оклемаетесь.
Галлюцинации?! То есть мертвые - результат туго завязанного корсета.
- Граф приказал разместить вас в больничном крыле и не выпускать пока полностью не поправитесь.
Тоже мне, заботливый.
- Также просил передать, - лекарь протягивает кремового цвета конверт с едва застывшей печатью.
Мгновенно вскрываю.
"Дорогая леди Эллион, прошу Ваше прощение за подобный инцидент. Мне стоило догадаться, что у вас настолько тяжелое состояние. Я лишь усугубил его, позволив чувствам взять верх над самоконтролем. Увы, пару дней я вынужден отсутствовать. Пока Вашим воспитанием займется Крокус,
С наилучшими пожеланиями и скорейшем выздоровлением,
Граф Теодор Кадавер."

- Не припомню, чтобы граф так любезничал, - заглянул в письмо лекарь. - Кстати, мое имя Крокус. Очень приятно.
Не могу осмыслить сказанное, потому что думаю над текстом. Он говорит о чувствах. Каких? Вероятно, я настолько глупа или недогадлива, так как не могу понять.
- Элла, - кидаю. - Взаимно.
Крокус выдает широкую улыбку, (чем сразу понравился), и произносит:
- Здесь работает мой сын. Примерно с тобой возрастом. Подумал, может подружитесь. Парень смышленый, много читает. А то замок - сплошная мертвая... - Тут он запнулся.
Удивленно оглядываюсь.
- Вы любите сливу? - огорошивает Крокус.
В прежнем доме росло очень много сливовых деревьев. Каждое ветреное утро их ветки царапали стекло моей спальни.
- Да. Она напоминает о детстве, - грустно вздыхаю.
- Теперь твой дом тут, солнышко, - лекарь гладит меня по голове. Какие шершавые руки. У отца тоже такие были...
- Где ваш сын? - почему бы и нет. Не умирать же со скуки.
- Ты найдешь его на крыше замка. Там пыльно. Прибереги хорошую одежду. Зачастую он бродит по вечерам. Сегодня сходи, думаю, найдешь.
- Спасибо, - искренне благодарю.
- Выпей молоко с маслом, - Крокус ставит деревянную кружку на тумбу.
- Фу.
- Никаких "фу", хорошо силы восстанавливает.
С видом пленника глотаю противную теплую жидкость. Там еще какая-то пленка. Гадость.
- Не кисни, скоро выпишу. Вечером будешь свободна, - подмигнул Доктор.
***
... И сдержал свое слово. Вышла из больничного крыла ближе к Венере. В той самой белой сорочки. Слава Всевышнему, прикрывающей острые коленки. Розовый закат накрыл ближние холмы. Красивое зрелище. Безумно хотелось запечатлеть этот момент на картине. Эдаком фотографическом пейзаже. Сверху упала градина, вторая, третья.
- Эй! - прикрывая глаза от лучей, крикнула я.
По крыше скакал конопатый мальчуган в дырявых штанах и легкой белой майке. Подобно мне, прикрывая лицо рукой. Другой - кидал камни или что-то похожее.
Переодеться не успела. Длинными и частыми шагами пересекла поляну и забралась на самый верхний этаж. Ступеньки доставили массу хлопот. Добраться до верхушки - новый квест. Пыхтя, чертыхаясь, вывалилась в сомнительно просторное помещение с одним маленьким запачканным многолетней пылью окошком. Первое, что кинулось в глаза - много вещей: сломанные рамы, склянки непонятного происхождения. Содержимое таинственно блестело, притягивая глаз. Возьми меня, возьми! - кричали они. Но я не из робких. Показав язык мнимому призраку, схватилась за хлипкую лесенку ведущую на крышу.
Какой простор!! Люди кажутся маленькими муравьями, копошащимися внизу. Муравьями, дела которых важны лишь им самим. Горизонт изгибается дугой. Потрясающе. Маленькие деревца и ландшафтные фигуры легко спутать с травой.
- Ненормальная, - спокойно произносит кто-то сзади.
Носителем немного писклявого голоса оказался тот самый мальчик, кидающий камни. Осмотрев его внимательно - поняла, что он крайне не благородного происхождения: штанина одна выше другой, дырки, через которые виднеются ободранные колени, испачканная майка. Сама выгляжу не лучше - на голове сплошной хаос.
- Чарли, - протягивает руку конопатый.
- Элла, - пожимаю узкую ладонь.
Чарли прыгает вперед и мое сердце замирает. Мальчик же совершенно не испуган. Он показывает призывающей жест пальцем. Стараясь не поскользнуться, хватаюсь за трубы и заглядываю вниз. Немного кружится голова.
- Смотри, - Чарли достает косточку (вот, что это было) изо рта и целиться ей в маленького прохожего.
- Может, не надо, - пугаясь, говорю я.
- Может надо, - передразнивает он. - Девчонки, - произносит со смиренным вздохом.
Косточка попадает прямо в лоб мужчине, чья походка уж очень похожа гусиную. Даже перо падает на лицо. Прохожий яростно оглядывается, трогает голову и смотрит вверх.
- Пригнись, - хватает за воротник малый.
Послушно выполняю и понимаю, насколько тот оказался прав.
- Грязные оборванцы! Когда придет граф, расскажу ему все. Он из вас чучел сделает, уроды.
Чарли со смехом кидает вторую косточку.
- Ну все, на колбасу пущу!!
- Боже, - заливаюсь хохотом.
- Болван, - Чарли изображает физиономию прохожего.
От поразительной похожести и отличительной комичности задыхаюсь новым приступом.
- Люди алчны и жестоки даже к детям, - серьезно выдает Чарли.
Молча смотрю на него.
- Тебе сколько? - интересуется он.
- Шестнадцать.
Чарли присвистывает.
- Замуж сватают?
- Было дело, - краснею. - Я отказалась.
- Как её, - малый упорно ищет подходящее слово, а найдя, вскидывает руки. - Любовь? Угадал. Там бабочки в животе, мысли всякие.
- Ага, - становлюсь пунцовой.
- Кстати, мне тринадцать, - добавляет он.
- Твой отец вроде говорил...
- Мой отец на голову блаженный, граф из жалости оставил его в живых.
Ком в горле появляется вновь. Снова. В каком смысле, "оставил в живых"?
Чарли внимательно следит за мной.
- Он чокнутый, этот граф. Ещё бы, с таким резервом магии.
Давлюсь сливой.
- Магией?
- Всевышний, неужели ты не знала? - восклицает Чарли.
Знала, но не верила.
- В нашем мире существуют маги: светлые, темные и самый сильный и мерзкий тип... Некроманты. Они работают с трупами и зомби. Кадавер - последний оставшийся в живых Некромант. Остальные вымерли. Их пепел развеяли по свету, или как там в легенде? Ты знала, что Кадавер с латыни переводится "мертвец"?
Отрицательно мотаю головой.
- Меня они не трогают. Я пока маленький.
Время задать главный вопрос.
- Зачем ему нужна я?
К Чарли приходит озарение.
- Это ты - новая содержанка?
Не нравится слово "содержанка". Звучит как оскорбление.
- Мою семью убила армия. По крайней мере я так считаю. Два брата и отец. Младшая сестра всегда была лишней. Меня хотели быстрее сосватать богатому холостяку, когда исполнилось шестнадцать. Но я отказалась. Тому бедняге сильно не повезло, - улыбаюсь. - Потом с утра на нас напали. Братья остались в обороне. А единственная подруга...
Закинула голову, чтобы Чарли не увидел подступившие слезы.
- ... Умерла. Или должна умереть. Фред предупреждал, что от графа можно ожидать чего угодно.
- Прав был твой Фред, - надкусывает очередную сливу малый.
- Утром, проснувшись на кровати уже в замке, горничные принялись облачать скелет в многоэтажное платье. Граф смотрел на меня так... Странно.
- Плотоядно, - подсказал Чарли.
- Не совсем. Скорее, брезгливо и равнодушно. Я увидела, - запнулась, про галлюцинации рассказывать не стоит. - Что-то. В голове зазвенел колокольчик тревоги и вот, я убежала и оказалась в больничном крыле.
Мальчишка вытер нижнюю губу. На загорелой коже светились темные веснушки. Серые глаза пристально наблюдали за дальнейшими моими действиями.
- Ты так говоришь, будто знал графа лично, - пришла очередь спрашивать у него.
Чарли не скупился на рассказ.
- Родился в бедной семье. Отец - лекарь, сама знаешь. Тяжело прошло детство. Мама называла единственного сына особенным. Позже пойму, почему. В мои двенадцать Кадавер хотел найти самого хорошего врача и нашел. Крокус Джейз - лучший лекарь Северной Равнины. Пьяный, трезвый, всё равно - лучший. С детства я имел странные способности - могу воплощать любой предмет в жизнь. Хочешь поглядеть?
Он явно ждал согласия. Не знаю. Никогда в магов не верила. Пожалуй, пора ломать рамки.
- Что хочешь увидеть? - Чарли поднимается и вопросительно смотрит.
- Звезды, - надо же придумать!
Мальчик хитро щурится.
- Чур, ненастоящие.
- Идет.
Тут, о боже, из ниоткуда сыплется разноцветный фейверк стеклышек. В форме звезд. Эмоции бьют через край. Невозможно. Книжки про магию - правда. Драконы, эльфы. Столько вопросов. Не терпится быстрее узнать ответы. В голове калейдоскоп.
- Это - ерунда, - отмахивается Чарли, присаживаясь.
- Шутишь? - восторженно хлопаю в ладоши. - Так здорово.
Видно, думая о чем-то своем, Чарли ухмыляется.
- Я - Светлый маг. Мы в основном безобидные.
Ничего себе. Стекла сыплются повсюду.
- Безобидные, - повторяет он. - Зато...
Малый поворачивается всем туловищем и демонстрирует длинный уродливый шрам через всё горло.
- Граф Кадавер, одной ночью, был так зол. Достали его Светлые маги. Решил сорваться на мне.
Какое обманчивое первое впечатление. Самая хитрая уловка на свете.
- Сочувствую, - не могу подобрать других слов.
- И я тебе, - Чарли кладет мою руку в свою.
- Теплая, - шепчу.
- А у остальных холодная, - он водит пальцем по тыльное стороне. - Хоть есть теперь с кем потрепаться. А то скучно очень.
- Никогда не дам тебя в обиду, - заверяю, отстраняясь. - Никаким Кадаверам и слугам.
Солнце полностью скрылось. Небо звездным куполом висело над нашими головами. Листья носило даже на такой высоте. Свет продолжал зажигаться в многочисленных окошках. Друг. Второй по счету. С кем можно поделиться сокровенным. В этом я была уверена.

День. Библиотека.
После рассказа Чарли, на следующий день, проснулась с твердым намерением узнать все про магию. Черную. Белую. Без разницы. Внутри копошилось чувство злости на человека, бездушно оставившего на горле ребенка шрам. Душа переполнялась разными эмоциями. Не хотелось иметь статус "содержанки". Кончилось детство, Элли. Пролетело незаметно. Началась взрослая жизнь. В отличии от старого дома, библиотекарш в замке имелось немерено. Причем каждая с какими-то обязательными тараканами. Например, самая старая на любой шум реагировала крайне болезненно. Она затыкала уши и выгоняла из зала. Поняла, по первому нашумевшему посетителю. Несчастный долго обивал пороги ученого заведения.
Моя миссия была иная. Я должна найти магическую книгу. Первым под руку попался справочник Черной магии. Чрезвычайно короткий. Лишь потом, удалось найти полное содержание. Заклятия, зелья, духи... Духи. Палец побежал по строкам. Приводилась краткая биография летучих феноменов. Позже палец остановился на небольшой, но емкой записи.
Способность видеть духов является исчезающей. Известна лишь пара человек, в чьих силах ощутить присутствие фантома. Настоятельно не рекомендуется проводить ритуалы одному. Обязательно должен присутствовать другой Чтец, работающий с телами и духом.
Внизу приводилось лишь одно слово. Некромант.
Я совершила гигантскую ошибку, назвав суть своего видения Кадаверу. Теперь он знает. А какова вероятность того, что не знал раньше?
Белая магия оказалась проще. Достаточно лишь поверить в собственные силы и желание сбудется. Не знаю как на практике, но написано именно так. Рядом с ближним стеллажом, гремя ложкой, прошла слепая библиотекарша. Я затаила дыхание. Мне нельзя находится в зоне книг по магии. Только с личной подписи главного Управляющего.
Похоже, старушка не услышала. Сердце отпустило. Приступаю к поискам.
Так. Так. Так. Некромантия. Вот.
Пробираясь через дебри нелицеприятных картинок найти толкового не удалось. Ни слабостей, ни особенностей магии. Мелькнула мысль о специальном изъятии данных трудов. Которые, по сути, могли нанести вред лишь одному Некроманту. Теодору Кадаверу.
От этого имени по телу пробежала дрожь. Неужели видение или, чего хуже, наваждение? Граф отталкивал всем существом. Не могло ничего быть. Зря, - внутренний голос знал намного больше, чем пыталась скрыть голова. Отчетливая картина: его имя слетает с моих уст снова и снова. Нет!!
Большой том упал. Пора бежать. Ринулась к выходу, сбивая толпящихся посетителей. Серое платье сидело как влитое. В нем очень удобно бегать. Хорошо, хоть служанки отстали. Думаю, ненадолго.
Вынырнула из зала вовремя. На встречу шел Крокус.
- Элла, вам вредно бегать.
Запыхавшаяся, судорожно оглядываюсь назад.
- От кого вы убегали?
Молчу.
- Ответьте, прошу. Я полностью на вашей стороне.
Та же реакция. Где молчунья Элли? Вот она. Не может связать и пару слов.
- Как победить Некроманта?
Крокус сделал вид, что ослышался.
- Что?
- Как убить Некроманта?!
Прохожие останавливаются и с интересом наблюдают за дальнейшими действиями.
- Элла, деточка, у тебя жар. Пойдем - полежишь.
- Он навредил Чарли. Мог, но не спас мою семью. Монстр.
Крокус опустил голову.
- Прости меня.
Кто-то хватает меня за шею, одновременно скручивая руки. Мне нечего терять. Абсолютно. Молчунья Элли показывает всем язык. Эти люди тащат подальше от публики, нет смысла вырываться. Я устрою веселую жизнь. Всем.

Утро следующего дня. Темница.
Каша сухая и невкусная. Сама виновата. Глупо поступила. Импульсивность бьет через край. Вода мутная. Зеленая. Не годится для употребления, по крайней мере мной. Тело бьется в странных конвульсиях. На кого ты похожа? Тихоня. Мышь. Зачем заступаешься за всех, они ведь не просят? Тебе шестнадцать, а сидишь в камере как старая салага. Хочу научиться контролировать видения и не сходить с ума.
Перекличка. Тюремщики дают еду.
- Первый.
- Второй.
Моя очередь.
- К чёрту!
Еды не дали. Кашу опрокинула. Веки тяжелеют, трудно бороться со сном.
- Девушка! Дай потрогать грудь.
- Сколько берешь?
И еще в таком духе. Забилась в угол. Сломалась, Энн. Я сломалась.
Вечер того же дня. Темница.
Проснулась от холодной воды. Шея болит. Спать на твердом полу - не лучшая затея. Открываю глаза. Перед носом стоят чьи-то начищенные черные туфли.
- Эллион, - холодно произносит голос. - Посмотри на меня.
Не реагирую. Руками сжимаю острый камень.
- Элли, - рука убирает прядь от глаз. - Оставьте нас!
Двое исполинов-тюремщиков послушно выходят, тихо прикрывая дверь. Молчу как рыба. Вот не открою рот, из принципа.
- Почему ты ходила в зону книг по магии?
Отстраняюсь и поднимаю заплаканные глаза.
- Хочешь моей смерти? - шипит Кадавер.
Мурашки немедленно отзываются.
Граф встает и плотно закрывает засов. Как же страшно. Сто раз пожалела о сделанном.
- Маленькая дурочка, не связывайся со мной. Никто не связывается. Признаюсь, я благосклонен к тебе. Пока что.
Ничего не говори. Ничего не говори. Ничего не говори.
- Твои зажимки не могут не волновать. А эти кудри. Не видел в жизни подобных девушек. Не смотря на то, что нагляделся на многих. Герцогиня бездарно строит глазки. А герцог, самовлюбленный болван, не замечает измены под носом. Ты юна, не буду объяснять.
Кадавер ходит взад-вперед. Явно волнуется.
- Помогаешь человеку, а он вонзает нож в спину, - не выдерживает и облокачивается на решетку.
- Почему молчишь? - так же старательно молюсь. - Почему, мать твою, молчишь?!
На его крик вздрагиваю и прячусь в угол.
Граф тяжело дышит. Садиться, делая пальцы "домиком" и смотрит в окно.
- Я предложил тебе мир, ты его отвергла. Война будет жесткой, милая. Сейчас ты меня очень разозлила. А это сделать необычайно сложно, если, конечно, не бьешь по больному.
- Боюсь вас, - издаю тихо. Голос обрывается. Не ожидала такого признания от самой себя.
Кадавер переводит темно-синие глаза на мою руку. В крови. Темнота превращает синий в черный. Он подходит и рывком притягивает к себе дрожащую меня. Осматривает рану. Мельком замечаю, как та быстро заживает. Стискиваю зубы. Все-равно буду бороться, хоть с чем. Даже с магией.
- В этом есть что-то естественное. Люди меня боятся. Я сильнее них, скажем так, более совершенный вид, - чувствую на шее его дыхание. - Ты храбрее, чем показалась вначале. Если подтвердишь свою смелость, то взамен научу контролировать видения.
Знал. Талант манипулировать людьми от природы.
- Поняла?
- Да.
- Молодец, - граф подбирает стилет (повнушительнее, чем у Фреда) и разворачиваясь, уходит, на ходу бросая:
- Можешь быть свободна. Постарайся не забыть сегодняшний разговор.

День. Того же дня.
Сломалась. Элли. Испугалась. Больше не хочу в тюрьму. Никогда. Там так страшно. Люди, тянущие к тебе руки и предлагающие интимные услуги, еда с присутствием тараканов. Но самое худшее - человек - вернее, Некромант. Он так близко, трогает, говорит. Я окончательно сломалась. Возомнила себя бойцом. Ошиблась. Всего-навсего обычная девочка. Слабая девочка. Стараюсь не сталкиваться с графом и Крокусом. Хотя, как слышала, второй отчаянно меня ищет. Бегу через пролеты. К Чарли. Срочно нужно найти Чарли. По пути встречаю тех самых двух служанок, немного перетрудившихся с корсетом.
- Постой, - говорит блондинка, подхватывая подол длинного платья.
Ускоряю шаг.
- Мы слышали про тюрьму. Элла, прости.
Останавливаюсь. Стоит дать им шанс?
- Я - Лили, - представляется блондинка, затем показывает пальцем на рыжую. - Эл.
- Очень приятно, - выдавливаю улыбку.
Эл и Лили осыпает горой комплиментов все мое существо. Что, кстати, сейчас выглядит, мягко говоря, не очень. Подбитая губа, растрёпанные волосы, порванное платье. Целый список сплошных недостатков.
- Заходи завтра в сад. Мы там устраиваем чаепитие, - подмигивает Эл. - На Венере.
Чарли. Я должна попасть к Чарли.
- Постараюсь, - произношу натянуто.
- ... Едим цветочные пирожные, разговариваем о прекрасных мира сего, радуемся жизни, - начала перечислять Лили. - Приходи - вступишь в наш клуб.
- Какой? - испугалась. Только клубов для полного счастья не хватает.
- Узнаешь, - обмахиваясь веерами, как самые настоящие павлины, хохочут служанки. - До скорого.
И продефилировали к арке. Выскочил юноша, поднял и закрутил рыжую в воздухе. Такие счастливые. Непосредственные.
- Спасибо за приглашение, - крикнула вслед.
Они уже не слышали.

***

- Маленькая дурочка, не связывайся со мной. Никто не связывается. Признаюсь, я благосклонен к тебе. Пока что.
Эти слова проигрывают в голове многократно. Словно заезженная пластинка. Трудно думать. Очень трудно думать. Кадавер решил устроить войну? Хорошо. Но только по моим правилам. Никаких привязанностей. Элли, ты обещала, что прекратишь свои выходки. Остановись. В тюрьме слишком плохо. Самомнение не стоит того. Устала. Хочу выспаться. Медленно бреду в направлении своей комнаты. Весь день не ела. Под ложечкой сосет дико. Если бы я нашла в себе силы бороться. Если смогла бы противостоять ему. Лишь ощутив руками мягкий матрас, упала и крепко заснула.
Ночь.
Проснулась при кромешной темноте. Нащупала подсвечник и зажгла его. Чарли говорил что-то про Светлую магию? Слышала, есть места, где нет войны, где живут дети и жены солдат. Догадка оказалась на поверхности. Нужно каким-то образом научится обороняться и сбежать в такое место. Заберу Чарли. Не обсуждается. Жить в замке - чувствовать себя в клетке. Самой настоящей. С надзирателем в виде "старого друга" отца. Бред. Отец хотел сосватать меня графу, чтобы наконец избавиться от надоедливой дочери и расширить земли. Он думал лишь о себе. Ведь если расширить земли, можно получить приличную сумму средств. Потолок очень красивый. Идея! Хватаю перо и листок.
План побега из замка в нескольких этапах:
1. Поговорить с Чарли насчет магии.
2. Найти дополнительные входы\выходы.
3. Вести себя как ни в чем не бывало. Т.е. пойти на сверх секретную встречу женского клуба. Пусть все думают - я сдалась.
4. Получить карту.
5. Составить стратегию.
6. Бежать.
Поставив точку, с неудовольствием обнаружила, что баночка для чернил разлилась. Простыня покрыта черными пятнами. Сорочка в том числе. Попрошу горничную сохранить в секрете мои действия. План получился немного наивный, но являлся какой-то отдушиной. Спрятала листочек под матрас, а чернильницу в полог. Дело сделано.
День. Приблизительно к Луне.
Никто на завтрак не позвал. Пришлось идти самой. Иначе умру от голода. Оделась по-старому: серое платье, такие же туфли. Из волос сделала пучок. В зеркале мои глаза таинственно отсвечивали фиолетовым. Или показалось? Самодельная сумка оказалась нагружённой канцелярщиной и бутербродами (на всякий случай). День выдался теплый, летний. Небо без единого облачка.
Высокая ива грустно закидывать плетки ко мне в окно. Красные птицы клевали на подоконнике. Может, действительно, только тут есть живность?
На пороге встретила миловидную девушку, не поднимающую глаза. Будто в полу есть нечто такое интересное, что не оторвать взгляд.
- Госпожа, - та присаживается в реверансе.
Киваю головой и оставляю молоденькую горничную наедине.
Настроение быстро поднялось. Хотелось танцевать и петь во весь голос. На поляне было удивительно мало народу.
Срываю цветок и принимают его нюхать.
- Прекрасный день, не правда? - рядом стоит Чарли, засунув руки в карманы.
Ладонью закрываю глаза от солнца.
- Еще какой. Садись.
Малый прыгает рядом. Разглядывает мой цветочек и спрашивает:
- Не хочу огорчать тебя, но слухи слишком далеко расползлись.
Делаю ошарашенное лицо. Слухи? Боже. О чем?
- Граф проявляет к тебе большее, нежели равнодушие. Он пристает? Говорят, дело движется к свадьбе.
От души смеюсь. Долго. Редко всхлипывая.
- Серьезно? Свадьба? Сам-то веришь?
- Нет, - возмущенно отвечает Чарли. - Такие слухи.
- Завтра, по слухам, я превращусь в дракона, - поделилась тайной.
- Правда? - подыгрывает мальчик.
С ним так хорошо.
- Чарли.
- Да? - обращается в слух мой друг.
- Научи меня магии и мы вместе сбежим, - ожидала другой реакции.
Чарли хмурится. Смахивая остатки веселости.
- Элла, ты слишком далеко зашла. Тебе сказочно повезло, что граф самолично пришел и освободил. Я бы остыл. Трудно представить, каков Кадавер в ярости. Обычно он холодный, расчетливый тип. Повторюсь, если ты станешь для него не интересна - жизнь превратится в ад.
- Я долго думала об этом. Лучше переоценить противника, чем недооценить. Прости, но так жить... сложно.
Тут друг выпаливает:
- Не работаешь. Сколько хочешь - отдыхаешь. Ешь съедобную пищу. Леди, уж не закушались вы?
- Золотая клетка, - бормочу.
- Хочешь вернуться в тюрьму?
- Нет!!
- Прекращай думать о побеге. Опасно это. Лучше займись вышивкой.
- Издеваешься? - возмущаюсь. - По-твоему, я какая-нибудь кисейная барышня?
- Шучу, - толкает Чарли в бок.
Сижу обиженная, пока он обхохочется.
- Не могу... Прости... Выше моих сил...
Закатываю глаза, встаю и ухожу.
- Элла!!
Внутри все сжимается. Прекрати.
- Просто пошутил. Ну что ты хочешь? - Чарли бежит рядом. Отстает.
- Ладно, помогу.
Закусывают губу и набираю побольше воздуха.
- Приходи вечером в сад. Буду рядом с жирафом.
- Спасибо, - тихо благодарю.
Он махнул и унесся.

День. После полудня. Стрелка движется к Венере.
Жизнь - сплошная череда разноцветных полос. Черных. Белых. Причем мелькает с такой частотой, что кружится голова. Вот и сейчас, пробегая мимо арки, я с опаской глядела на часы. Мероприятие, на которое меня любезно пригласили двое новоиспеченных подруг, вот-вот начнется. Если опоздаю, то покажу себя в худшем свете. Лили выскочила прямо навстречу и мы, ударившись всем, чем можно, упали на землю.
- Ты куда? - спросила Лили, потирая ушибленный лоб.
- На встречу, - ответила не задумавшись.
- А, - она заколебалась. - Проходи. Я как раз шла за тобой.
- Опоздала? - спрашиваю.
- Немного, - на щеках девушки образуются ямочки.
Отряхнула платье, поправила прическу и вышла к маленькому декоративному столику за которым сидели три незнакомые девушки и Эл. Плющи обвивали стол. Благоухали розы. На белых чашечках с чаем (или чем-то другим) нарисованы толстые ангелочки. Края чашек покрашены в золотой. Красота.
- Привет, это - наша новая знакомая. Элла, - Лили зашла под навес из лоз.
Три девушки смотрели странно. Самая высокая что-то прошептала другой, тощей и бледной.
- Мы пьем розовый чай, - светилась от счастья Эл. - Присоединяйся.
- Спасибо, - может, нужно было попросит у графа другое платье. Определенно нет! Как такая мысль вообще могла прийти в голову?!
Чай невероятно вкусный. Сливки образовывали круг и закручивались спиралькой внутрь. Волшебство, подобное магии Чарли.
- Слышала, ты недавно приехала, - начала высокая.
- Да, - робко отвечаю.
- Как устроилась? - делает глоток тощая и бледная.
- Нормально, - эти девушки презрительно пялятся, немного неловко.
Затем тишина. Слышен звон ложек. На столе стоит блюдечко с пирожными, покрытыми зеленым кремом и засахаренными орхидеями. Но брать, почему-то, не хочется.
- Я - Жизель, - представляется тощая и указывает на высокую. - А это Коралина.
- Элла.
- Недавно мне сшили такое потрясающее платье, - хвастается Лили. - Голубое, как небо. Белая фата напоминает облака.
Она мечтательно закрывает глаза.
- Неужто кавалер? - язвительно спрашивает Жизель.
Лили кивает.
- Правда? - Эл и Коралина на радостях обнимаются. - Здорово.
- А ты чем увлекаешься, Элли? - интересуется Жизель. - Что за кровоподтек на шее?
Молча ставлю чашку и со вздохом:
- До этого интересовалась книгами, теперь не знаю.
- Книги, - строит отвращенное лицо Жизель. - Скукотища для стариков. Лучше радуйся жизни, пока молода. Выбирай платья, меняй ухажеров. Потом будет поздно.
- Лучше поздно, чем никогда, - резонно возражает Лили.
Больше всех мне нравится именно она.
- А кровоподтек-то откуда? - пискнула Эл.
Часто моргаю. Им доверять нельзя точно.
- Ударилась.
- Ну-ну, - фыркает Жизель. - Вы с графом в отношениях.
Если бы смогла, то немедленно закатила глаза. Ага, ненавистических.
- Нет никаких отношений, - спокойно произношу. - Не было и не будет. Он - плохой человек. Жестокий, циничный...
Леди мгновенно затихли, перестали копошиться. И вдруг, резко поднесли пальцы к губам.
- Ты что? Граф все слышит.
Осматриваюсь и заявляю:
- Нет, - под испуганные взгляды отпиваю чай. - Не слышит. И еще, больше никаких сплетен обо мне с ним, идет?
Неуверенно мотают головами.
- Идет?
- Да-да.
- Ты храбрая, - выдает Коралина.
- Скорее, глупая, - Жизель скрестила руки на груди. - Умный человек не стал бы соперничать с Кадавером. Тем более, женщина.
- Я даже когда-то влюбилась в него, - с тоской сказала Лили. - Но он интересовался лишь исследованиями.
- Исследовании чего? - хмурюсь.
- Биологии, - хором выпалили все.
- По крайней мере нам так сказали, - задумчиво продолжила Эл. - На самом деле, граф практически не появляется на людях, а если и появляется, то все расходятся. Интроверт, что говорить.
- Понятно, - стараюсь скорее завершить разговор.
- Завтра мы меряем платья для бала. Хочешь - иди с нами.
Какого бала? Платье, на самом деле, не помешало.
- Пойду.
- Значит встречаемся у центральных ворот и едем в деревню к портному.
Надо записать, чтобы не забыть. Солнце уходило к закату. Вспоминаю про обещанные Чарли тренировки.
- Я должна идти.
Девушки, почти не замечая, кидают в след.
- До встречи.
- Пока.
Вечер. У жирафа.
Жираф - такой куст вырезанный в форме животного. Он практически на обрыве к Северному морю. Поэтому долго искать не пришлось. Летают чайки. Волны бьют о прибрежные камни. Этот шум поразительно успокаивает. Приятно смотреть на розовое небо с травы. Я легла. Глаза медленно закрываются.
- Эй, Спящая Красавица.
Чарли!
Тру лицо и всматриваюсь в ухмыляющуюся физиономию юноши. Ткнула его локтем и встала.
- Практика или теория? - спрашивает он.
Легкий вопрос.
- Практика.
Чарли хитро улыбнулся.
- Не угадала. Теория.
Улыбаюсь в ответ.
- Сначала нужно понять, способна ли ты к магии. Если да - какой? - деловито оглядывая пространство рассуждает друг. - Я постараюсь проникнуть в твое сознание, чтобы понять это. Для чего необходимо максимально расслабиться.
Вдох. Выдох.
- Специально место нашел? - пришла догадка.
- Да. Ложись, - он укладывает меня и себя, затем просит закрыть глаза.
Послушно выполняю. Теплая ладонь оказывается на лбе.
- Ничего не говори.
- Слушаюсь.
Проходит минута. Хочется чесаться. Обязательно. Как назло! Тело просит развернуться, подвинуться, согнуть ноги или руки. Вскоре всякие ощущения пропадают. Я падаю! Боже. Я падаю! Но не могу пошевелиться. Звезды, фиолетовый, яркий свет. Боль пронзает запястье. Клон. Странная фигура, мечущаяся между двумя мирами. Спокойный взгляд, самое поразительное - мой. Тяжелый камень. Полумесяц. Босые ноги. Опять звезды. Хочу освободиться, кто-нибудь, помогите!
- Открывай глаза.
Никого рядом нет. Голос звучит далеко. Я все-таки нахожу в себе силы выйти в этот мир.
Чарли нашла не сразу. Он сидел по направлению к морю, скрестив ноги.
Подбегаю. Под ступнями словно образовались иголки. Очень больно.
- Чарли.
Малый переводит пустые глаза.
- Прости, не смогу помочь.
- Почему? - всю трясет.
- Ты не Светлая. Хуже.
Побледневшая, стараюсь растормошить его.
- Ясновидящая, чёрт возьми, ты видишь духов! Способность не сильная, но редкая. Не боевая. Зато ценная. Отныне, буду называть тебя Глаз.
Перекручиваю варианты прозвища другу.
- Хорошо, конопатый, - смеюсь.
- Не идет.
Он оттаивает.
Звезда, веснушка, светляк... Светляк! Озвучиваю. Смеется, но соглашается.
- Научу обороняться мечом, пользоваться луком и щитом. А также не подчинятся Воздействию.
- Здорово!
- Приходи завтра к Марсу.
***
На обратный путь трачу много усилий. Жираф стоит на холме, а в темноте добираться назад невыносимо. Обязательно какая-то колючка зацепится. Также нужно бесшумно проходить мимо стражников. Иначе найдут и тюрьма. А это - не вариант. Сложно факелы поставить? Не понимаю. Никогда не понимала. Зачем, хруст, так глупо, хруст, использовать огонь? От очередного хруста падаю в кусты с шипастыми ягодами. Сдержать крик невыносимо. Кричу, уткнувшись носом в траву. Не помогает. Сжимаю шип в правой руке, таким образом перенося болезненные ощущения. Струйка теплой крови быстро сбежала до локтя, прежде, чем упасть. Может, девушки правы - лучше быть беззаботной куклой, думающей лишь о нарядах. Не будет боли, не будет синяков, лишь ровная фарфоровая кожа. Тупые две пропасти, называющиеся глазами. Отлично! Ворота закрыты. Плетусь к черному входу. Приоткрываю дверь.
- Эрик, прекрати.
- Но отец.
- Никакого яда. Если умрет граф - мы вместе с ним.
- Ты - его ходячая марионетка, - выплевывает (как я догадалась, сын). - Жалкое ничтожество. Если умрет этот жуткий тип - мы свободны. Не будет больше никаких Некромантов. Мир избавится от целой ветви черной магии. Армия захватит все.
Куда опять я влезла? В голове усиливается звон. Вижу парня: молодого, амбициозного. Он смеется, но вдруг... что-то случается. Девушка. Она умерла. Сейчас же прекратись! Картина всплывает совершенно иная - виселица. Затем огонь.
Громкий шум. Боже, я уронила задвижку!
- Вон она!
Перескочила через черную кошку. Повезло, благодаря темноте есть где спрятаться. Вокруг черенки и дрова. Закрываюсь в большой плетеной картине.
Вносится тот самый мужчина. Сын. Он останавливается.
- Выходи, тварь, иначе хуже будет.
Сглатываю. Выступают капли пота. Остается лишь протереть нос.
- Ты ведь девочка, верно? Такая невысокая, светлая. Знай, я видел тебя. Фред объявил охоту.
Что?! Фред жив?!
- Я поклялся вернуть ему тебя живой и невредимой, - сплевывает.
Разбилась посуда.
- Но теперь сильно сомневаюсь в последнем. Вылезай!
Открывает одну корзину за другой. Мамочки. Его останавливает запыхавшийся отец.
- Сын, мы не уйдем, сюда идет сам Кадавер.
- А ну в сторону, - пихает "сын". - Это все ты виноват.
Вмешивается чужой голос с резкой, холодной интонацией.
- Вам тоже не спится, господа, или подрабатываете горшками?
Знакомый голос. Язвительный такой. Граф в своём репертуаре.
- Простите нас: меня и моего сына, - умоляет старик.
- Я и не прошу прощения, козёл.
Интересно, что за этими словами последует. Крик. Нечеловеческий. Внутренне сжимаюсь. От нервного напряжения стучат зубы.
- Пощадите, - сдавленно просит сын.
Выглядываю и ужасаюсь. Лицо графа - непроницаемая, безжалостная маска. Острые скулы. Аристократический профиль. Надменный взгляд.
- Прошу, господин, - стоит на коленях отец.
Зеленый амулет пульсирует. Почему? Но самое интересное - меня к нему тянет. Какой-то непонятной, мистической силой.
- Смерть - это благословение.
Сейчас чихну. Правда. И конец.
- Эрик умрет в любом случае, - отрезает Кадавер. - Хотя бы потому, что угрожал.
- Он все слышит.
Недавняя фраза приобрела новое значение. Со всей силы закрываю нос.
Глухо падает тело старика.
- Кто такой Фред? - хватает граф молодого человека за шкирку.
- Не знаю.
Повторный крик.
- Ладно-ладно, новый лорд Северной Равнины.
Карл мертв. Отец тоже. Теперь уже точно.
- Что он хочет?
- Забрать свою сестру, - сиплый стон. - Леди Эллион.
- Повешу твою голову над камином, - смеется Кадавер.
- Умоляю.
- Поздно.
Шея оказывается свернута. Вскрикиваю и ударяю себя. Сдурела? Он услышал, разумеется. Висит напряжение. Обрывает лишь:
- Подслушивать нехорошо, - воркует этот страшный человек. - Выходи уже.
Ага, сейчас. Уже собралась.
- Элли, прекрати, сама знаешь, со мной такие игры не прокатят. Хорошо, - он закрывает рукой глаза, другую поднимает вверх. - Без зрения нахожу номер корзины. Он указан под твоими ногами.
5. Номер корзины - 5. И да, под моими ногами.
- Пять, - чего следовало ожидать.
Открывает глаза, щурится. Подобно фокуснику хлопает в ладоши.
- Ну же.
Угадал. Открываю крышку и ступаю босыми ногами на пол. Когда пряталась - не заметила, какой холодный камень.
- Сильно напугали? - делает шаг Кадавер.
- Не подходите, - пячусь в угол. Дальше некуда.
- Эти мужчины?
- Вы! Только вы! - не время истерить, соберись.
Граф спокойно преодолел разделяющее нас безопасное расстояние. Проще говоря, плюнул на личное пространство.
- Опять себя калечишь?
Прячу окровавленное запястье за спину.
- Да! Какое вам дело?
- Тихо. Успокойся.
- Нет-нет-нет, - в следующее мгновение оказываюсь сжатой стальными руками. - Прошу, оставьте меня.
- Тихо!
Замолкаю. Слезы больше не подступают. Длинные пальцы теребят золотые волосы.
- Красивые, - граф явно любуется.
- Отрежу, - грожу.
- Только попробуй, - таким же мурлыкающим тоном парирует он.
Шмыгаю носом.
- Вы объявили мне войну.
- Погоди, не сейчас, - утыкается носом в шею. - Перестань отталкивать.
- Могу задать вопрос? - внезапно становлюсь смелее я.
- Любой, солнце, - в это время кто-то продолжает изучать мои волосы.
- Вы можете повысить Чарли - слугу, сына Крокуса?
Граф пересаживает перепуганную меня на колено и всматривается.
- Зачем?
Впадаю в ступор. Действительно, зачем ему надо?
- Чарли - друг. Хороший.
Ничего умнее придумать не смогла.
- Наивная моя, - водит большим пальцем по щеке, опускается к подбородку. - Не вижу смысла.
Не могу же сказать, мол, ему ходить не в чем? Или "просто хороший человек"?
- Граф Кадавер...
- Теодор, - перебивает он.
Слишком. Все слишком. Пытаюсь освободится, как ни странно, отпускает. Выглядываю в решетчатое окно. Одинокий мужик тянет бочку.
- Элли, - опять все сжимается. - Не молчи.
Значит правду хотите?
- Монстр. Вы - настоящий монстр. Не боитесь убивать людей, делать с ними ужасные вещи. Вы одержимы!
- Как и ты, - спокойно отвечает Теодор. - Теми духами, что окружают нас. Мы - последние. Темная материя. Не могу объяснить тягу к тебе, но она ненасытна, - встает.
Бежать!
- Нет. Не убежишь.
Выхода нет. Конец. Сдавайся.
- Прошу, умоляю, отпустите. Отпусти.
Граф понурил голову и отвел глаза.
- Мы так похожи. Я тоже не сплю по ночам.
Ждет реакции, которая наступает незамедлительно.
- Я - не убийца.
Смеется.
- Я тоже.
Он издевается?
- Я - исследователь.
Походу да.
Наши лица слишком близко. Упираюсь лишь в дверь. И тут... случается невообразимое. Его губы мягко касаются моих. Почти незаметно. Но явно, по телу прошелся разряд. Так странно. Уйди! Закройся! Что происходит?! Соображать трудно. Мысли уносятся вдаль. Нет. Сдалась. Снова.
- П-пожалуйста, - набираю воздуха. - Остановись.
- Ты этого не хочешь.
Да. Прав. Действия расходятся со здравым рассудком. Ноги слабеют. Меня осторожно сажают на одну из корзин. Как повести себя - не знаю. О таком лишь в книгах читала. Граф оказывается умелее и говорит:
- Разрешаю дотронуться до себя.
Ого. Неужели раньше никто этого не делал?
Упираюсь ладонями ему о грудь. Он делается настойчивее. Пытаюсь ответить так же - не выходит.
- Погоди, - отрывается. - Ты все можешь.
Жить с братьями и не вырасти в один сплошной комплекс - невозможно.
Смущенно краснею и прячусь дальше в темноту.
- Нет-нет, - хрипло говорит он.
Почему в платье жарко?
Все начинается заново. Только теперь без сопротивления. По натуре, как давно поняла, я не лидер. Поэтому дала полностью контроль мужчине, ненавистного мной. Буквально растворяюсь в каждом нежном поцелуе. Этот человек бывает нежным. Каждое движение - ответственность.
- Такая худая. Завтра прикажу накормить тебя побольше.
Только этого не хватало! Никаких поблажек.
- Не надо.
- Закончим разговор в моей постели.
Лицо покрылось краской. И рука инстинктивно оставила пощечину. Использовал. Наивная дурочка. Просто использовал.
- Будьте прокляты! - за что? Что я сделала не так? - Больше не приближайтесь ко мне!
Граф удивлен. Нет, ошарашен. А теперь - время бежать.
По пути наступаю на коричневый осколок горшка и, потеряв равновесие, упираюсь ладонями о кафель. Поднимаюсь. Грудь содрогается рыданиями. Лицо опухло, как и несчастная лодыжка. Стараюсь не шуметь, что бы не вызвать всплеск негодования у слуг. Лед. Необходимо приложить лед. В мыслях уже совершала расправу над собой. Тело не подчинялось абсолютно. Тогда и сейчас. Благо, комната оказалась рядом. Подпираю дверь стулом на всякий случай. Как же стыдно!
В ту ночь я долго не могла заснуть.

Утро. Здравствуйте перемены.
Жестокий, беспринципный. Получает все, что хочет. Только я - не все. И он меня не получит. Решил сделать куклой? Не выйдет. Такие громкие слова - лишь повод затащить в кровать.
Где расческа? Смотрю на золотые локоны, вьющиеся у бедер. Где-то лежали ножницы. Порылась в ящиках. Вот! Наконец-то. Отражение в зеркале злорадно ухмыляется.
- Волосы красивые? - один рывок.
Сначала искромсала, а затем уже подравняла. Теперь кудри доставали до лопаток. Из них получился симпатичный хвостик.
- Пока, белокурая девочка.
На тренировке.
- Элла?! Ты что наделала? - Чарли потерял дар речи.
Жизнерадостно беру шпагу и вытягиваю во всю длину.
- Ничего, - тряхнула головой. - Ровным счётом.
Просто немного подравняла. Чуть-чуть.
Друг долго пялится, затем вспоминает зачем тут и следует моему примеру.
- Ладно. Давай попробуем посмотреть, что ты умеешь.
Делаю выпад. Мимо. Второй. Аналогично. Чарли двигается быстро и вскоре моя шпага оказывается на земле.
Руки на колени, голову высь. Малый протянул флягу.
- Вода?
- Ром.
- Нет. Спасибо, - лучше не играть со спиртным.
- Как хочешь, - пожимает плечами Чарли и делает глоток.
Вовсе не назовешь его тринадцатилетнем...
Тренировка продолжается.
Блок. Промазываю. Падаю. Солнце еще палит! Духота стоит знойная. Где кактусы? Ау! Вон, перекати-поле пролетело.
- Плохо все, - делает еще один глоток.
- Завязывай, - советую.
- Хорошо, мам.
Выпад. Вторжение справа. Отражаю. Слева... Лезвие оставляет кровавый след.
Кричу и падаю. Скрежет, словно по кости гвоздем.
- Предупреждал, - косит траву концом шпаги Чарли.
Нестерпимая боль. Неужели так глубоко? Еще один крик. Сиплый. Слезный. Ну все к чёрту.
Не сдавайся, Элли.
- Последний раунд, - меня дружески поднимают с земли.
Вокруг - ни служанки.
- Идет.
Атака сверху. Блок. Нападение. Промах. Нападение. Попала!
Рука крепко держала клинок у артерии мальчишки.
- Молодец. Успех.
Шутливо танцую польку и делаю книксен.

Тем временем, тучи сгущались.

***

Когда нужно было идти к карете, ехать за платьями для подруг, я замешкалась. На предплечье красовалась уродливая повязка, которую сложно скрыть даже самыми плотными рукавами. В итоге, решила, что лучше надеть свободный костюм - не на свидание же. Извлекла новое (принесенное, в комнату, пока я спала) платье. И невольно залюбовалась: никаких вычурных тесемок, отделов и кружев. Просто и красиво. Неглубокий вырез, белый воротник, свободная юбка до колен.
Сегодня шел дождь. Погода не располагала к прогулкам вообще. Только, видно, этим барышням и в грозу не страшно ехать к портному. Даже в ураган, наводнение... Осень. Похоже, наступает осень. Месяц пролетел незаметно: постоянные тренировки, отдых с подругами (идем к портному не первый раз), посиделки с Чарли, исследование магических материалов, которые, кстати, оказались очень интересными. Я всерьез увлеклась рунами и на моей руке уже красуется закорючка для защиты от черной магии. За целый месяц я боялась лишь одного - встретиться с Фредом. Брат, слышала, времени зря не теряет. Укрепляет позиции.
Если говорить о графе Кадавере, то он в последнее время упорно торчит в башне. Стараюсь избегать его. Вообще. Не так уж сложно. Учитывая социофобию, развитую в огромных масштабах. А еще, мою ненависть. На себя. За слабую силу воли. Признаться, что тот поцелуй был противен - соврать. Но видеться более не хочу.
- Я - не убийца. Я - исследователь.
Не забыть корзинку - в деревне продают потрясающие яблоки "золотого" сорта. Но Лили больше любит эксперименты. Например, фиолетовую малину или синее яблоко. На мой взгляд ни то, ни другое не заслуживают внимания. Так как отличаются лишь цветом.
К карете бежала быстро. Холодный ветер теребил волосы. Горизонт отделался розовой полоской. Обожаю небо. Внимание привлекли двое странных людей в черных балахонах, они постоянно оборачивались. Словно кого-то боялись. Один носил длинную бороду, а другой... ее не носил. Скорее всего, молод. Подумала о сходстве с Чарли. Незнакомцы семенили к башне графа. Действительно. Ведь только граф любит собирать рядом убийц, разбойников, воров и прочий сброд. А потом удивляться, откуда яд? Справиться. Почему-то безукоризненно в этом уверена. Это же Кадавер - его бояться. Неспроста.
- Элли! - крикнула Коралина и махнула рукой в розовой перчатке. - Чего застыла на месте?
Еще раз посмотрела на башню, затем вздохнув поплелась на голос.

***
Чарли, будучи семилетнем мальчиком, прислуживал у графа. Вытирал ботинки, чистил плащ, выполнял всю грязную работу. Он бескорыстно хранил тайны одну за другой. Иногда казалось, что ближе Чарли, к графу никого нет. Тот пил. Сильно. Если работа шла насмарку, Кадавер опустошал большие запасы спиртного в погребе. Алкоголизм начался у него еще очень давно. После смерти родителей. От этом тоже знал лишь Чарли. Он отчаянно пытался, чтобы граф не причинял вред другим, так как, являясь счастливым обладателем светлой магии, мог приглушать темную. Но с хозяином дела обстояли иначе - мощный источник очень сложно прикрыть. Он словно выворачивает изнутри, толкая на опасные, а порой и агрессивные действия.
- Желаете просохнуть? - семилетний мальчик уже тогда знал, что значит "просохнуть", и вполне себе представлял как Это должно выглядеть.
- Нет, - стонет Кадавер. Душа мечется как птица в клетке. - Желаю умереть.
Чарли со вздохом спрятал кубок с вином и притворился, что ничего нет.
- Так лучше?
Граф поднимает свои синие, иногда кажущиеся черными глаза и говорит:
- За что мне это? - пальцы его сухощавых рук покрылись изморозью, так происходило всегда, когда внутри у него разгорелся источник.
Чарли не ответил, продолжая прятать алкоголь.
- Я мерзну изнутри, - кричал на коленях граф. - Понимаешь?
Он хватает за шкирку мальчика.
- Да, - испуганно лепечет Чарли.
Конец. Всему.
Кадавер пятится к холодным мраморным ступеням и, поддавшись порыву безумия, сообщает:
- Сын Крокуса, зажги огонь.
Чарли не может пошевелиться.
- Живо!!
Мгновенно соскочил и принялся раздувать в сухих палочках искры. Вскоре теплое пламя согрело помещение. Граф выглядел жутко: темные мешки под глазами, острые, впавшие скулы и тонкие поджатые губы. А еще медальон, пульсирующий ярко-зеленым.
Чарли оставалось только молиться.
Об этом воспоминании напоминает лишь тонкая рожая полоска на горле, оставленная самым сильным Некромантом королевств - графом Теодором Кадавером.

***
Постоянный грохот. Разговоры прохожих. Запах серы. Я смотрела и не узнавала город, ведь прошел лишь месяц войны, а тут вместо некогда красивых построек - руины. Торчащие железные балки, обрывки ткани, втоптанной в землю, сгоревшие куклы с безжизненными лицами из двух разноцветных пуговиц. Подобрав одну такую куклу, ощутила мягкое движение воздуха. Маленькая владелица стояла неподвижно: глаза открыты, руки вытянуты. Если бы не привыкла - испугалась. У девочки не было одного глаза - лишь обгорелый белок. На платье из сплошных заплаток - дырки, также прожженные чем-то. Начинаю медленно сомневаться в правильности своего решения, насчет "развлекательной" поездки. Я, Флер, Коралина, Лили и Эл остановились у прозрачной витрины, через которую виднелись чуждые мрачности окружающего мира платья.
- Смотри! - возбужденно показывала пальцем Коралина. - То самое!
Смотрю на тусклое персиковое платье. Бусины, кружева...
- Элли, тебе нравится?
- Не очень, - честно отвечаю я, поморщившись.
Подруги промолчали. Стоило нам войти в просторное ателье, как тут же поднеслась полная низкая женщина в смешных панталонах и юбке. Одна я не с интересом разглядывали швею, а искала взглядом то, что нужно. А именно - черное элегантное платье. Дерзкий эксперимент.
- Хочу что-нибудь пышное, цвета зимнего рассвета, - мечтательно заявила Коралина.
- То самое, голубое, - вставила Лили свое.
Гам. Сплошная какофония. Решила отстраниться от ненужного шума и нырнула в самую глубь магазина. Руки скользили по тканям. Зеленые, розовые, красные - все не то. В большой круглой коробке лежали маски, украшения и прочие безделушки. Именно туда я решила в первую очередь заглянуть. Сначала ничего не нащупала, зато потом почувствовала под пальцами мягкий бархат. Платье извлекалось легко и сразу меня поразило: белый аккуратный воротничок, суженная талия, длинный прозрачный шлейф, открытая спина, прозрачные рукава с кучей мелких бриллиантов. Я долго всматривалась прежде чем поверить. Чудо. Настоящее.
Вышла к галдящим подругам меланхолично. Они не заметили.
- Первая конура моя, - Лили уже удерживала в руках голубой сверток.
За ней подтянулись и остальные.
Когда каждая выходила смотреться, её сопровождали овациями я и швея. Последней вышла Коралина.
- Неплохо, - состроила серьезное лицо Эл (выбравшая потрясающее зеленое платье). - Элли, иди, покажись.
Закрылась в конуре и втиснула ба платье. Оно село как влитое. Фигурка сразу показалась в нем стройнее, а ноги длиннее. Махнула отображению и уверенно вышла. Раздалось дружное "обалдеть".
- Прости, за красавицу тебя никогда не считала, но в этом платье - просто нет слов, - приятно слышать такое от Флер.
- Необычно. Страстно. Смело, - прокомментировала швея и подмигнула.
Немного краснею.
***
Вышли мы ближе к вечеру. Небо затягивало черными тучами, лишь вдалеке маячил яркий свет. Зажигались фонари и нашими спутниками становились редкие прохожие. Война. Разруха. Тысяча смертей из-за глупых амбиций. Припоминаю брата и его стратегию: "проигрывать не в моих правилах". Высокомерный выскочка. Лишь тогда, когда он закрыл меня в комнате с тем страшным шкафом, я это поняла и начала избегать его. Как зараженного смертельным вирусом.
Хотелось помочь всем этим людям. Наплевать на гордость, прийти к графу и просто попросить. Остановить это все. Он может.
- Рядом ярмарка открылась, может, сходим? - предложила Эл.
- Да ну, там много пьяниц, - пренебрежительно ответила Коралина.
- Сейчас - там пусто, - парировала Лили. - Пьяницы вымерли.
Один нет.
- Флер?
- За.
- Элли?
Задумалась. Для правдивости даже сделала самое умное лицо, на которое была способна.
- Ну да.
Смеявшись и балуясь мы направились к сломанному колесу, деревянным лошадкам, перегоревшим гирляндам. Уже на пути мне сделалось нехорошо. Кишки выворачивало наизнанку. Как предчувствие. Или что-то типа того.
- Не бойся, мы же вместе, - подбодрила Лили. Только легче не стало. Совсем.
Девушки легкомысленно помчались вперед. Нет. Не могу. Правый бок неистово заколол и я вынуждена была остановиться, разглядывая носки новых туфель.
- Эй, Элла, ты чего? - Лили взволнованно приблизилась.
- Идите, все в порядке, - через силу сказала я.
Но странная боль усилилась до того, что я услышала тонкий писк в голове. Рядом кто-то есть. Кто-то НЕНАСТОЯЩИЙ. Остановились и остальные. Они испуганно сжались и мне даже стало по-настоящему их жалко. Колеса искусственного поезда заскрипели, вагоны двинулись. Невидимая сила двигала сломанные аттракционы.
- Что происходит? - спросила Коралина.
Ей не ответили. Дичайший страх пробрал до костей. Он, как змея, струился по спине.
Факелы гасли один за другим. Чёрная магия. Тут кто-то темный. Распрямилась и огляделась - никого (на первый взгляд). Гробовая тишина. Затишье перед бурей.
Лопнуло стекло. Флер вскрикнула. У нее началась истерика. Никто больше не поможет. Никто. Потянулась к платью и порвала ткань, сделав его предельно коротким. То же сделала и с рукавами.
- Есть спички? - такого уверенного и строгого голоса никак от себя не ожидала.
- Нет, - пискнула Эл.
- Есть, - поглаживая вздрагивающую Флер, протянула коробок Лили.
Схватила сразу пять спичек. Яркое пламя вызвало резь в глазах. У меня был план. Смелый. Но если ничего не сделать - мы умрем. Корсет успешно сброшен. Села на землю и закрыла голову руками.
- Элла.
- Не троньте меня!
Создам щит. Под тихие завывания представила темноту. Оттуда шел маленький старикашка, подрагивающий будто от нервного тика. Он имел большие, глубоко посаженные глаза, тонкий нос и всклокоченные волосы. Старикашка специально заглушил свет, чтобы смочь сбить нас. Но он не знал меня. Способность видеть в темноте обнаружила у себя после инцидента со свечами.
- Что тебе нужно?
Невнятные предложения. Запутанные слова.
- Повторяю: чего ты хочешь?
- Д-домой. К-к ма-а-ме.
Боже. Это ребенок. Слезы невольно подступают к глазам. Я делаю фатальную ошибку - жалею его. Сердце пропустило удар. Мальчик обернулся большим жуком. Один большой глаз из множества маленьких моргнул.
Кричала. Кричала до глухоты. До хрипа. Не могу поверить! За волосы кто-то потянул. Ударилась об ржавую трубу.
- Прекрати!
Подруги вышли из оцепенения. Но они не могли сделать ровным счётом ничего. Так как не видели. А я видела. С закрытыми глазами. И открытыми. Нигде не спрячешься. Нежный голос поет колыбельную. Прикосновения, улыбки, поучения. Все вмиг оборвалось.
***
Рука гладила меня по волосам. Чувствую внимательный взор. Одно знаю точно: я в безопасности. Сильно хочется пить. Веки словно приклеились. Раздается глухой звук закрывающейся двери. Быстрые шаги.
- Эллион.
В рот попадает холодная вода. Жадно глотаю её, стараясь не потерять ни капли.
- Твои подруги принесли ко мне, у них шок. Что произошло?
Губы немного смочились, теперь ими можно шевелить.
- Ничего.
- Никому не расскажу, - заверили снаружи.
- Кто вы? - хрипло интересуюсь я.
Молчание.
- Уилл, - задумавшись, добавляет. - Мы не встречались, но я знаю вас. Вы - друг Чарли.
С трудом киваю. Друг Чарли? Интересно.
- Что произошло? - настойчиво повторяет Уилл.
Не могу рассказать. Он решит, я свихнулась.
- Не решу, - спокойно говорит этот странный парень.
- Читаете мысли? - с усмешкой интересуюсь.
- Да.
Глаза открываются. На меня смотрит пронзительными зелеными глазами полный мальчуган лет двенадцати. Он наклоняет голову в одну сторону. Затем в другую, разглядывая меня как какую-то экзотическую вещь.
- Правда? - унимаю дрожь в руках. Такое бывает.
- Вспомни что-нибудь. Чур, по правде, - по-детски щурится Уилл.
Хорошо. Попробую. В голове всплывает замок. Кувшины. Холодный голос. Поскорее меняю тему. Вода, лихой бег, теплый воздух. Водяные брызги. Веснушки.
Мальчик расплывается в улыбке.
- Красиво. Прогулка с Фредом, не так ли?
Могла бы, расширила глаза от ужаса. Кто он?
- Телепат, - подтверждает догадку Уилл.
Бежать. Только не могу встать.
- У тебя смешные мысли, - он продолжает упорно копаться в них.
Иди к чёрту.
- Ладно, - смеется.
Затем посерьезнел. Такое забавное личико. Нахмуренное детское.
- Что случилось?
Я поняла, что передо мной такой же ненормальный. И доверила:
- Напал темный.
- Сочувствую, - он пожимает плечами и убирает волосы с моего лба.
- Ты врач? - в свою очередь спрашиваю.
- Типа того. Учусь, - подмигивает Уилл. - У Крокуса.
В горле пересохло.
- Смерть - это благословение.
Вспоминаю вдруг страшные слова. Затем... этот поцелуй. Как я могла? Чудовище. Какое чудовище.
Уилл пялится в ноги.
- Знаю, не мое дело. Но могу на время спрятать от графа. Ты права, он - чудовище, последнее в магическом роде.
Знаю, поверь. Хладнокровный убийца. Глаза, в которых гаснет жизнь.
Уилл поправляет дырявое одеяло. Замечаю на тыльной стороне его руке татуировку - треугольник.
- Тебе необходимо спать. Завтра вернешься.
Я действительно устала. От всего.
- Спасибо, - тихо шепчу, засыпая.
Знала бы, что стоило отвлечь внимание, как мальчик кинул что-то в стакан с водой.
***
Боль. Тяжело дышать. Перед глазами плывут очертания комнаты. Беспомощно озираюсь, окликая кого-нибудь. Никакого ответа. Однако скоро жесткие руки хватают меня, поднимают с кровати и несут в неизвестном направлении. От страха и безысходности прижимаюсь к человеку. Почему все вечно распоряжаются мной как с куклой? Я - живой человек, который всего лишь хочет вернуться домой, на Север в замок, и спрятаться подальше. Обнять отца, братьев.
- Кто вы? - слабыми пальцами цепляюсь за воротник несущего.
Он не снисходит до ответа.
Где Уилл, Чарли? Где подруги? И, последний вопрос, куда я влезла?
Сорочка промокла. Хоть выжимай. Глаза закрыты. Что-то не так. После обычного потрясения нет таких симптомов.
- Прошу, оставьте меня, - жалобно прошу.
Грохот открывающейся двери. Поистине огромной. И голос со стальными нотками:
- Она здесь, сир.
Голыми ногами касаюсь холодного пола. Точнее, меня ставят. Моргаю. В голове проясняется. Глаза видят четче. Большой зал, украшенный рыцарской атрибутикой, розы, много роз истончают приятный, чуть ли не родной запах.
Не стоит прикладывать усилий, чтобы увидеть лицо ухмыляющегося брата. На нем кожаные перчатки, длинный плащ, а в руках обожаемый стилет. Выглядит очень властно. Не помню до этого его таким. Первым порывом было - бежать. Вторым - обнять вроде как родного человека.
- Опять суетишься, зверек? - Фред спускается по ступенькам с трона, не отводя от меня глаз. - Неважно выглядишь.
Он совсем рядом, дышит в макушку.
Поднимаю глаза.
- Отец мертв? - его руки сжимаются на плечах.
- Да, - глаза Фреда имели болезненный огонек.
Мы оба молчим. Есть желание прикоснуться. Тянусь к нему. Фред сначала допускает, затем отлетает как ошпаренный.
- Эллион, - он кашляет, обратив все внимание на окно. - Я соскучился по тебе. Но... Кое-что изменилось.
Интересно узнать что.
Фред тянется рукой к моей щеке, но я не даю дотронуться. Увожу плечом назад.
- Я - лорд. Выжил благодаря тому, что буквально приручил напавшую армию. Отец оказался недальновиден, - он закусил губу. - Не предпринимал ничего. Теперь все изменилось. Сплошная война. Я вырос, разрушился тот устойчивый мирок.
- Зачем ты меня сюда привел? - холодно. Изо рта валятся клубы пара.
Фред проводит по мне отсутствующим взглядом и говорит:
- Скоро новая армия начнет сжигать ведьм.
В голове нет мыслей. Одни эмоции. Грудь защемило.
- Я-я не ведьма, - пытаюсь казаться уверенней.
Появилась злобная ухмылка на лице брата. Его лицо оказалось слишком близко с моим.
- Слушай меня внимательно, Элла. Я - твой враг, и уничтожу всех, кто обладает необычными способностями.
- З-зачем? - теряю способность разговаривать.
- Хотя... Все может быть по-другому. Ты тихо соглашаешься на свадьбу, я даю тебе все нужное для нахождения себе подобных и мы создаем новую эпоху.
- Нет!! - пячусь назад. - Никогда!
Он все спланировал.
Уничтожить всех магов - безумие.
- Для начала построю вместо нашего фамильного замка военную базу, - Фред меряет шагами комнату. - А вместо графского - уже свой.
- Неплохой план, - смело заявляю. - Жаль, ему не суждено свершится.
Брат оборачивается.
Из декоративного рыцаря выхватываю кинжал. На удивление легкий.
- Элла, что ты собралась делать?
Сжимаю крепче.
- Увидишь.
Не успела добраться до мягких органов, как меч Фреда остановил мой и свободной рукой схватил за горло. Беспомощно дергаю ногами. Голова слегка кружится. Адреналин в крови не затихает.
- Гляжу, ты многому научилась. Но, боюсь, этого не достаточно.
Он с силой швыряет меня на мраморный пол. Раздался неприятный хруст. Левая рука не двигается.
Судорожно перебираю в голове заклинания.
- Сестренка, почему лежишь? Больно? - издевательски пинает.
Изо рта течет темная кровь. Дыхание сперло.
- Ты принимаешь мое предложение? - Фред тихо переспрашивает, придавая голосу мягкую окраску.
Переворачиваюсь на спину. Боль не прекращается, а наоборот, становится сильнее.
Последнее слово? Последнее заклинание.
Выдыхаю его и под медленно тяжелеющими веками вижу как ноги брата подкашиваются.
Неизвестное время. Неизвестное место.
Как ужасно пахнут лошади. Отвратительно. На одиноком, блеклом пейзаже тает красный закат. Редкие деревья стоят поодаль. Меня поддерживают за талию, потому что сама даже не в силах сидеть. Кровь остановилась, но на губах по-прежнему чувствовался её привкус.
- Куда меня везете? - неприятно, когда с тобой обращаются как с неодушевленным предметом.
- Заткнись, - шипит человек, больнее прижимая.
Понемногу чувствую улучшения, так как могу снова разговаривать.
- Я победила Фреда.
- Ага, - ухмыляется (представляю, потому что не вижу его лица). - Сказать заклинание наоборот - что-то новое.
То есть вырубила брата не я?
- Да еще так самонадеянно не подстраховаться, - продолжает незнакомый (хотя, постепенно догадываюсь, кто он). - Зачем ТАК рисковать собственной жизнью? Зачем?
- Не знаю, - буркнула в ответ.
- Замечательный ответ, - съязвил он.
Остаток пути пробыли в молчании.
Вечер. Ванная.
Теплая вода успокаивала, а больная рука проходила, не пришлось даже идти к лекарю. Тем более, что Крокуса видеть не хочу. Меня всегда мыли, так положено у высоких особ, служанки. Правда, в последние годы проживания с семьей, мыться приходилось самой. Если сначала волосы казались черными, из-за кусков земли, то сейчас положение предстояло намного лучше. Грязь плавала на поверхности воды, и я иногда её отодвигала. Тяжелой заколкой мокрые пряди были подцеплены сверху. Казалось, что с меня слезает корка по причине которой кожа не могла дышать. Сухую кровь вытерли полотенцем. Теперь губы не казались месивом. Тело слегка потряхивало, потому что нагрузка была колоссальная.
Встаю. Приятная вода стекает по ногам. Горничная бережно вытирает и наряжает меня в халат. Она убирает заколку и начинает расчесывать мокрые волосы.
- Почему вы сразу не вернулись? - неожиданно спрашивает девушка.
Возвращаться туда, откуда бежала?
- Не знаю, - неопределенно пожимаю плечами. Совсем не хочется беседовать.
- Я - Ли.
Молчу.
- Граф приглашает вас на бал, - она накручивает прядь на палец.
- Я с ним не пойду, - упрямо складываю руки на груди.
- Жаль, - Ли замолкает.
- Почему? - даже поворачиваюсь.
- Красивая пара бы вышла. Он такой закрытый, упрямый. И вы - похожая.
Часто моргаю.
- Приму к сведению.
В эту ночь около меня прыгали черти и летали огромные мухи. А еще мне снился Уилл...

***

День
Недавно заметила, как стресс сильно сказался на мне: я стала еще тоньше и меньше, хотя, наверное, уже некуда. Руки походили на обернутые кожей кости, скулы сильно выделялись, придавая лицу какой-то болезненный вид. Прозрачные глаза испуганно смотрят вперед. Я прикусывавший до боли губу, поправляю (снова длинные) золотые волосы и воротничок. Сегодня единственным другом стала книга. Да-да, обычная книга из серии "мамины романы". Я старалась всеми силами отвлечься от произошедшего. И возможно, яркая обложка и наивная история - именно то, что может меня успокоить. Наивная. Мысли невольно возвращались к речи брата, странному видению и мальчику с татуировкой в виде треугольника на тыльной стороне ладони. Уилл. Рыжие волосы и зеленые глаза. Веселый мальчуган.
Белая птица села на соседнюю ветку сливы. Она встрепенулась, открыла клюв и запела.
Необыкновенно, учитывая, что сейчас - середина осени. Я слегка задумалась и отложила книгу. Холодный ветер поднимал тяжелый теплый плащ, развевая волосы. Стремление лезть в передряги постепенно спадало. С легкой грустью вспоминались деньки, проведенные на крыше с Чарли. Мы тогда здорово испоганили деревья. Тот длинный человек с лейкой до сих пор недобро косится в нашу сторону.
Недавно наткнулась на интересный предмет - алхимия. Вернее, лишь в начале он показался интересным, медленно скатываясь до уровня "неземная рутина". Окончательно запутавшись в знаках, я отбросила внушительный том подальше и принялась вырезать на рукоятке своего короткого меча имя: Элли. Одна "Л" получилась неважно, остальное - терпимо. Первой идеей было высечь герб отцовского дома - перечеркнутый зигзагом полумесяц. Решив, что имя будет выглядеть лучше, взялась за дело.
Черное злополучное платье висело в гардеробе неделю. Ровно столько же осталось до бала, на который, я, скорее всего, не пойду. Во-первых, потому что танцевать совсем не умею. Во-вторых... Там будет граф. А я стараюсь избегать его. Пока успешно. Кадавер - законченный интроверт. Лили и Эл - единственные, кто общается со мной в последние дни. Думаю, ненадолго. Чарли с Крокусом куда-то пропали, говорят, отправились в экспедицию. Более чем странно, что друг меня не предупредил.
Облако загораживает солнце и трава становится чуть темнее. Несносный ветер теребит страницы книги. Громко захлопывая её и оглядываюсь - лишь одинокая служанка усиленно трет каменный пол. Неизвестные личности шарахаются из комнаты в комнату. И вдруг... замечаю приближающегося графа. Вспомнила ведь. Он грациозной походкой, словно вышедший погулять кот, подходит ко мне. Осторожно поднимаю взгляд сталкиваясь с его тяжелым и властным.
- Хороший день, не правда ли? - Кадавер облокачивается на декоративные перила.
Молчать - мое главное умение, но как показывает опыт, с этим человеком такое не пройдет.
Поэтому просто киваю.
- Опять молчишь? - усмехается.
- Нет, - доказываю обратное.
Судорожно сглатываю, так как в следующую секунду он оказывается слишком близко и тихо шепчет, чтобы услышала только я.
- Заклинание наоборот? Элли, ты хоть представляешь, что наделала?
Прохожие делают вид, что не обращают на нас внимание.
- Твой треклятый брат долго будет мучится, - на его лице хищная улыбка. - Будет умирать долго и мучительно, а виновата в этом ты.
Умирать? Нет-нет, тогда было заклинание боли, а не смерти.
- Наоборот, - повторил он. - В этой светлой головке слишком много темных мыслей.
Граф отходит и убирает руки за спину.
- Мне нравится.
Ждет ответной реакции. Снова прячусь. Не могу дать отпор, конечно, ведь я еще подросток.
- Не хочешь пофехтовать сегодня ближе к Венере? - невзначай спрашивает Кадавер. - Признаюсь, в боях я не слишком силен, но хотелось бы наверстать упущенное.
Подозрительно прищурилась. Вам явно что-то нужно. "Пофехтовать" можно и с другими. Ради любопытства, все-таки согласилась.
- По рукам.
- Жду на поле для гольфа, не опаздывай.
Делаю прощальный реверанс и стремительно уношусь подальше, сильно раскачиваясь. Посмотрела назад - никого нет, ну и прекрасно. Уж очень хочется навестить Чарли.

На крыше.

Друг как всегда сидел на краю, пиная рваными ботинками ржавые трубы. Его каштановые волосы небрежно раскинуты, а помятая майка лежит рядом. Глаза Чарли слезятся от нещадного ветра. Интересно, он и зимой тут торчать будет.
- Привет, - тихо приветствую и сажусь рядом.
Он даже не смотрит в мою сторону и холодно в ответ говорит:
- Чего пришла?
Я растерялась, где же тот, кто всегда называл меня своим другом? Чарли приехал совсем недавно и за это время претерпел огромные изменения: стал дерганым, много молчит, в глаза не смотрит.
- Где ты был и что случилось? - прямо спросила я.
- Не важно, - буркнул он.
- Важно!
Хочу, чтобы со мной поделились свое проблемы. Может быть, возможно её исправить?
Чарли измученно смотрит и улыбается. Затем показывает бок - кровоточащий и опухший одновременно.
- Боже! - подношу руки к лицу. - Кто это сделал?
Он медленно, чуть не по слогам произносит:
- Граф Теодор Кадавер.
Внутри стало пусто. Хотелось хвататься за все подряд, лишь бы не видеть больше подобных ран и не слышать этого имени.
А Чарли продолжал:
- Я видел, как вы мило беседуете. Думаешь, что тебе светит хорошее будущее с ним? Нет.
- Ч-что? - руки замерли, старательно прячу их в карманы.
- Притворяешься, что с нами, а на самом деле с этим... Некромантом.
Нет смысла опровергать, кто-то очень хорошо настроил друга против меня.
- Эл и Лили мне все рассказали, ты - предательница.
Походу, предатель кое-кто другой.
Чарли встает и зло отворачивается от меня.
- Не хочу тебя видеть.
- Зато я хочу помочь! - отчаянно пытаюсь достучаться я.
Он усмехается.
- Прекрати, ты не сможешь.
- Сегодня я сражаюсь с ним на мечах.
Чарли меняется в лице. Упрямо смотрит, потом, гнев сходит на "нет" и обеспокоено спрашивает:
- Серьезно? Элла, да ты рехнулась.
Замечая перемену в лучшую сторону, обхватываю его плотное тело и обнимаю.
- Не волнуйся.
Чарли отодвигает меня. Вспоминаю свой главный вопрос.
- Кто такой Уилл?
Мальчишка долго молчит. Неужели, мне наврали?
- Такой же чокнутый как я, - появляется улыбка на веснушчатом лице. - Хочешь, покажу одно место?
- Давай, - сразу соглашаюсь, даже не понимая, что это навсегда изменит мою жизнь.

***
Дети, такие же как мы, обитают в старых разваленных после Войны домах. Они греются от костра из мусора и едят объедки. Искалеченное тело, увы, здесь норма. Как и искалеченная душа. Снег заносит их ветхие хижины. Взрослые - либо ушли, либо умерли. Правда, иногда появляются высокие парни, но, это лишь переростки. Место, куда меня привел Чарли, не похоже ни на что. Если раньше собственная жизнь казалась трагедией, то теперь - нет. Стоит посмотреть оголодавший сиротам в глаза. Они прячутся от армии Фреда. Брат контролирует весь Север, удивительно, как он смог всего достичь сам? Везение? Или чья-то помощь? Склоняюсь ко второму.
Чарли пропускал меня вперед, удерживая навесы из деревянных балок, чтобы солдаты не заметили маленькие пристанища. Я находилась в смешанных чувствах. Хотелось остаться и бежать, просить о помощи и помогать. Вскоре мы остановились у самой большой лачуги. Она разрисована всевозможными рунами и картинами. Чарли поднимает завесу, намекая на то, что я должна войти первой. Немного страшно, но я справлюсь. Ступаю на теплый, выстланный шкурами пол. Внутри сидят дети - их много: от пяти до семнадцати каждому. Не замечая, они болтают о своем и совсем не выглядят несчастными.
Фред, открой! Искореженное лицо исчезает.
Чарли закрывает за собой, тяжелую завесу и садится в богу лотоса, хлопая рядом с собой. Быстро понимаю жест и сажусь рядом.
Толстопузый, так я назвала того, кто сидит в середине делает детскую гримасу и по-взрослому пожимает Чарли руку.
- Старина, как жизнь? Кого с собой привел?
Друг не выглядит растерянным, в отличие от меня и твердо отвечает:
- Более-менее, пока не умер. Это - Эллион.
- Очень приятно, Жак, - толстопузый, то есть Жак, дружелюбно трясет меня за руку и усаживается на ковер.
Немного неудобно. Так всегда, когда оказываюсь в новой компании.
- Что ты можешь, Жак? - зачем-то спросил Чарли.
- Управлять животными, они прекрасно меня слушаются, - он указывает на забитую хрупкую девочку. - Люси останавливает время, Чак меняет погоду, Том... просто Том. Он может проглотить всю еду в лагере за раз.
Раздались смешки. Чарли поднес кулак ко рту, я лишь улыбнулась.
- Хотите есть? - Жаку передают большую посудину.
Отнимать еду у тех, у кого её и так почти нет? Не буду.
- Спасибо, сыта, - ответила коротко.
Глаза у Чарли заблестели. Я часто носила ему в мешочке еду с кухни, из-за чего поварихи могли лишь разводить руками и угрожать, так как тронуть меня не могут. Сейчас же, ему действительно нужно поесть.
Все по одной ложке вычерпывали из кастрюли смесь грибов и овощей. Хорошо, что отказалась. Терпеть не могу рагу. Зато КАК дети смотрели на полную ложку. Руки чесались накормить их всех.
Пока они ели - царило молчание. Его нарушил вошедший в теплой мохнатой шапке мальчик с перебинтованной рукой.
- Тут Уилл, сэр.
Уилл? Сэр? Не слышала, чтобы к детям так обращались. Сама иногда забываю про собственный возраст. Уилл здесь? Хочется вскочить и побыстрее увидеть его. Чарли вопросительно смотрит. Подбадривающе киваю, благодарю всех и выхожу из лачуги. Пошел первый снег. Облокотившись на карету, тот самый мальчик курит сигареты. Уилл. Вой ветра. Не заметила, как сильно похолодало. Должно быть, пора надевать перчатки и плащ. Уилл сразу замечает меня и приближается.
- Здорово.
- Здорово, - встаю на на пятки. - Что ты тут делаешь?
- Живу, - усмехается и указывает на далекую маленькую игу. - Приятно познакомиться снова.
- Меня привел Чарли, - выдаю я.
- А, - тот делает вид, что к нему пришло озарение. - Элла, познакомилась со всеми?
- Только с теми, кого увидела, - моей логике нет предела. - Они показались милыми.
- Помнишь то клеймо, про которое меня спросила тогда? - Уилл снимает варежку и показывает выжженный треугольник. - Он символизирует мою способность читать и внушать мысли, у Чарли есть такой же в форме звезды.
- Не замечала, - что он пытается этим сказать?
Парень помедлил.
- Мы - Светлые, у каждого Светлого своя отметка на левой руке. Ты должна это знать, если решишь присоединиться к нам для борьбы с тиранией Лорда Фредиуса.
Если решу.
- Теперь буду знать.
Вспомнилось, что сегодня я должна устроить дуэль графу и настроение сразу покатилось вниз.
- Мне нужно идти, - смотрю в пол, шурша по листьям носком сапога.
- Встретимся, - приносит ветер слова.

***
Как же тепло и уютно. Как неохота уходить. Сидела бы вечно перед догорающим костром и веселой компанией. Том что-то наигрывал на поцарапанной гитаре, Люси свернулась калачиком, а Жак медитировал. Чарли накрыл меня пледом, сам прижимаясь к девочке. Глаза слипались, я с трудом подавила зевок.
- Оставайся с нами, - сквозь дрему слышу голос Жака. - Не дворец, конечно. Но мы - одна семья. Своих в обиду не дадим.
- Не могу, - тихо оправдываюсь. - Не знаю, почему.
- Как поймешь, чего хочешь - свистни, - подмигнул он.
- Обязательно, - заверяю.
Чарли сопит в плечо. Он забавный, когда так делает. Хочется погладить по макушке или дать щелбан по носу.
Том затягивает:
Мы словно старые души,
Маячили над лужами.
Оставляя рваный свет,
В расцвете своих детских лет.

К нему присоединяется Люси, у нее очень мелодичный голос, вызывающий мурашки.
Почему оставил ты сейчас?

В тот момент, когда необходим для нас.
Всевышний отзовись,
Мы стаей птиц взлетим на небо,
Бросая вызов темноте,
Глядя в глаза светлее неба,
Замолчим мы в звонкой тишине.

- Красиво! - не удержалась от восторженного комментария я.
Ребята - отличный дуэт.
- Да, поют красиво, - соглашается Чарли. - Только Том немного в ноты не попадет.
- Чего? - делает вид, что ослышался Том.
Я смеюсь. Люси пододвигается ко мне. В её черных глазах отображается огонь.
- Правда? - она смотрит жалостливо.
- Конечно, ничего лучше не слышала.
Девочка вздыхает и ложится рядом. Знаю, что опаздываю. Знаю, что граф этого не любит, но всё же... хочу остаться. Навсегда.
- Встретимся завтра, - вижу с трудом просыпающегося Чарли. - У нас дела.
Он отрезвлять меня и, без промедления, мы собираемся в замок.

Стрелка перевалила за Венеру.

Пришлось вернуться, чтобы одеться потеплее и спустя несколько минут я уже спешила к площадке для гольфа. Горло слегка болела, погода резко пошла насмарку. Темнело рано, когда я добралась до холма, то почти не разбирала дороги. Шла лишь по наитию. И (чудом) нашла то самое место с кучей лунок! Горел одинокий факел. Сознание терзалось сомнениями, о правильности сделанного выбора. Может, стоило остаться там, с ребятами, где тепло и уютно, а не устраивать дуэлей с врагом. Очень хочется уйти и спрятаться. Но я тут. Уже ничего не изменить.
- Здравствуй, - хрипло говорит кто-то.
От испуга сжалась. Стоило понять, кому принадлежал голос, то мгновенно расслабилась. Тихо промямлила в ответ и опустила глаза.
Граф долго изучающе смотрел на меня, затем рваным движением извлек две шпаги. Он плохо выглядит: лицо исхудавшее бледное, щеки впалые, на руках капли пота.
- Вы заболели? - Элли, зачем ты спрашиваешь?
- Давно, - отвечает он, почему-то смеясь.
Эхом отдается клокотание в сердце. Не могу отвести глаз от похожего на мертвеца графа. Он же наоборот пытается спрятать свои. Не получится. Не в этот раз. Вы проиграли, Теодор.
- Не хочу сражаться, - во рту сухо, капля падает на губу. Сглатываю.
Мне плохо. Мне очень-очень плохо. Так всегда, когда я вижу умирающего человека, в голове яркими вспышками листаются воспоминания, ноги становятся ватными, голова тяжелой.
- Подбери шпагу, - говорят мне строго.
Нет. Нет. Нет.
- Ладно, - дрожащей рукой подбираю за рельефную и холодную рукоять.
Не время сражаться. Прошу.
Граф ведет себя в бою неуверенно, он не быстр, как Чарли. Поэтому пытается победить умом, а точнее, хитростью. Пока я отхожу, он встает в выигрышную позицию. Видимо, бои - не забава аристократов Севера. Или лишь одного аристократа.
- Почему избегаешь меня? - спокойно парируя мой ужасный, с точки зрения техники, удар осведомляется Кадавер.
1. Не разговаривай с соперником во время атаки.
- Куда ходила с этим оборванцем?
2. На любые провокации не вздумай отвечать тем же.
- Из тебя и слово не вытащишь.
3. Лучший враг - мертвый враг.
Делаю стремительный выпад. Меч проходит через мягкие ткани. Раздается хрип. На серебряном лезвии темная кровь. Боже, я убийца. Роняю шпагу и бросаюсь на помощь (на какую, не знаю) к мужчине. Элли, ты можешь спасаться, бежать отсюда. Почему стоишь? Беги! Я поднялась и с вызовом вгляделась в лесное пространство. Темно и глухо. А еще холодно. Необходимо сделать выбор, за который я долго буду себя корить.
- Врача? - обеспокоено спрашиваю, застегиваю плащ до конца и обнаруживаю руки в разводах крови.
Вид крови. Темная жидкость. Самый сильный страх. Она капает между пальцев. Этот металлический запах невыносимо тяжелый, один из самых страшных теперь висит в воздухе.
- Нет, - граф предпринимает попытку взять что-то, но я мешаю.
Он злится и толкает меня.
- В лаборатории есть пробирка - сыворотка регенерации. Она нужна мне, срочно! - Кадавер тяжело дышит, его руки ледяные.
Регенерация? Сыворотка?
- Я-я в-вас н-не о-оставлю, - ноги спотыкаются об коряги. - Д-две с-секунды, я-я п-принесу.
Благо, замок находился недалеко.
***
Пробраться в лабораторию оказалось необычайно сложной задачей. Меня постоянно останавливали, спрашивали, затем отпускали. Лаборатория представляла собой мрачный отрешённый дом со стеклянными стенами и готическими фигурами. Там росло куча растений, и она совсем не была похоже на то мрачное подземелье, которое я себе придумала. Скорее, террариум или сад. Стражи охраняли на приличном расстоянии, я смело могла рыться среди кучи склянок. Для начала разбила горшок с каким-то длинным растением, совершенно случайно, при этом славясь ужасной неуклюжестью. Думаю, граф не сильно обидится. Деревянный стол на окраине лаборатории "украшен" научными принадлежностями: щипцами, колбами, трубками для перегонки чего-то. Я старалась поскорее найти нужное, потому что от этого зависит жизнь человека. Здесь так темно, несмотря на горящие фонарики. Неудивительно, что у хозяина сада такая бледная кожа. Нашла!
Маленькая пробирка, со вставленной в конец ватой лежала среди других таких же невзрачных пробирок. Она была фиолетового цвета и странно переливалась. Убрала в собственноручно сделанный карман платья находку и собиралась уходить, как натолкнулась на существо. Долговязое и издающее странные звуки. Этот недочеловек еле стоял, сгорбившись. В костлявых руках держа щетку. Дворецкий? Ассистент?
Осторожно подхожу и слегка дотрагиваюсь до острого плеча.
- Вы кто?
Клянусь, увидев полуразложившееся лицо, чуть не упала в обморок. Повторно. Навсегда. Оно смотрело удивленно, выгнув под немыслимым углом локоть. Вспоминаются маты отца, сейчас бы кстати.
- О, - отвечает недоразумение. - Ничего себе так девка.
Впала в ступор, пока оно смахивает пыль с листьев по-черепашьи быстро.
- Ты кто? - заикаясь, пытаюсь договориться.
- Не важно, кто я, - наклоняется, чтобы продемонстрировать кости и плоть. - Важно - кто ты?
Развратный скелетон. Мама, я разговариваю с зомби. Наверное, сплю. Ущипнула. Вроде нет.
- Эллион, - от его прикосновения самые маленькие волоски поднимаются и я готова бежать. Но удар выдержала стойка. - Леди Северной Равнины.
- Ого, - глубокомысленно промычал зомби. - Я - Зо.
Фантазии у хозяина не хватило на большее.
- Очень приятно, - фу, рука в чем-то липком.
- Мне тоже, не хочешь завтра выпить? Можем снять комнату на двоих...
- Спасибо, - улыбка получается натянутой. - Завтра я не могу.
Зубы не попадают друг на друга. Граф лежит и умирает.
- До свидания, - пулей несусь обратно, придерживаясь карман, во избежание потери драгоценной жидкости.
***
Все прошло неплохо. Учитывая, что чуть не свернула шею в темноте и не слетела в обрыв - замечательно. Платье порвалось и лохмотьями задевало коленки, волосы сбились еще больше, некогда аккуратные ногти поломались. Чудесный день, ничего не скажешь. В небе светила полная луна, необычайно большая, она освещала путь. Обнаружив кряхтящего Кадавера я обрадовалась, даже содрала кожу на ногах. В его затуманенных глазах виднелось удивление.
- Я думал, ты убежала...
- Как видите, а теперь заткнитесь, - грубо сказала я и оторвала от рукавов всю длину, сделав две повязки.
Первую намочила и вытерла кровь с лица мужчины. Осторожно промывая лоб и губы. Внутри напрягалась струна, готовая вот-вот порваться. Дыхание, как назло, стало учащенным. Посмотрела на порез и вздохнула - ничего серьезного. Граф выпил немного из флакона и отдал. На глазах от ран осталась лишь кровь. Ни единого шрама.
- Простите, я не хотела.
- Забудь.
Замолчала и посмотрела на звезды - их сегодня было много.
- Зо испугалась? - заметила хитрый прищур и лукавую улыбку.
Черт!
- Кто он? - спокойно.
- Зомби.
Спокойно!
- Врете, - пришла моя очередь прищуриваться. - Скажите, я очень сильно ударилась головой?
Риторический вопрос и граф это понял.
- Зо смешной, не правда ли?
- Зачем учить скелета пошлости? - не замечая покраснела.
Кадавер рассмеялся. Долго и от души. Складывалось ощущение, что все вокруг - поставленный сценарий, а меня в нем дурят.
- Могу поинтересоваться, что, всё же, вызвало такую необычную реакцию?
- Мне просто интересно, что он предлагал, - простодушно ответил граф.
Передразнила и отвернулась. Много чего.
- Не твое дело, - ещё бы язык показала.
- Хорошо. Но мне кажется, ты сильно замерзла и не пора бы вернуться в замок.
Я не смогла отказаться от столь заманчивого предложения, тем более, что туфли стали похожи на сандалии. Зеленая ткань некрасиво свисала. В них ходить просто невозможно.
Граф без лишних вопросов перекинул меня через плечо и в лесу раздался оглушительный визг.

Обновление от 24.08.16.

В начале ноября, с наступлением похолодания, меня ждал подарок, которому идеально подходить слово "слишком" - шуба из белого медведя от графа. Как я поняла по бирке, сделана она была на заказ. Сначала я хотела оставить себе, потому что с роду таких роскошных вещей не носила, но потом передумала. Шуба ушла обратно. Графу крайне не понравился мой отказ и он потом долго не смотрел мне в глаза. Так даже лучше. Намного. Ведь отношения с Чарли наладились - мы вместе ходили на стуженную речку и наблюдали бесподобной красоты картину: блестящие в инее деревья и темную, практически черную воду реки. Ивы свешивали серебряные ветки в мазуту. Так это описывала я. Долго и упорно. Но Эл стояла на своем и ни за какие колючки не согласилась побыть там хотя бы чуть-чуть, ответив странным, почти механическим голосом:
- Нам запрещено выходить за пределы замка.
Я спряталась в пальто и спросила:
- Почему?
Эл долго молчала, и мне уже начинало казаться, будто она что-то скрывает, но не тут-то было.
- Хозяин запрещает. Это мешает установленным правилам.
Какие правила? Почему эти правила запрещают делать такие наивные действия, как сходить на речку? В голове вопросов было все больше и больше, казалось, никто уже не сможет растрясти эту кашу.
- Эл, - я мягко улыбнулась подруге, - давай ты забудешь такие глупости и сходишь с нами?
Стоило мне потянуться варежкой к ее лицу, как девушка отпрянула, словно от огня. Я испуганно на нее посмотрела.
- Прости, Элла. Я не могу. Хозяин запрещает к тебе прикасаться.
Я внимательно посмотрела на Эл. Она заерзала и хотела уже уйти, пока я не остановила ее брошенным:
- Да что с вами всеми такое?
- Проклятие, - ответила она, посмотрела куда-то вниз и ушла.
Я молча осталась слушать шуршание снега.

Ночью было хуже. Просыпаясь в поту я выкрикивала слова и предложения на непонятном языке. Первое воспоминание после пробуждения - это угрюмое выражение лица Крокуса. Он протирал мое лицо холодным полотенцем и тихо шептал что-то, должно быть, молитвы. Голова болела ужасно. Страшно. Мне очень страшно. Как же хочется спрятаться ото всех, чтобы никто не видел эти проклятые слезы. Боюсь показаться слабой.
- Вы как? - участливо осведомился лекарь.
- Честно? Неважно, - ответила я, глядя в потолок, а точнее шторы балдахина.
- Что бы не случилось, знайте - то, что говорит с вами - просто сон, - он настороженно осмотрел мое лицо.
Да, я выглядела ужасно: от бессонницы мешки под глазами не проходили, волосы потускнели, губы потрескались. И самое главное - у меня не было сил даже шутить.
- Очень надеюсь, - не соврала.
Крокус встал, закрыл свою тяжеловесных сумку и поклонился:
- Поправляйтесь. Мы все очень волнуемся.
Я улыбнулась. Насколько могла. Голова мгновенно отозвалась болью и я спустилась на подушки.
- На столе травы, которые помогут с вашим... недугом, - напомнил лекарь и негромко закрыл за собой дверь.
Подняться оказалось труднее, чем я думала. Стоило отбросить все перины и гренки, как снова послышались шаги. От испуга сердце забилось где-то в горле и пришлось спрятаться, хотя "спрятаться" вряд ли оправдывало значение слова в полном смысле. Скорее укрыться, стараясь притвориться спящей. Замедляю дыхание.
Противный скрип.
Незваный гость шагал степенно. Открыла на мгновение левый глаз и увидела, что мужская рука в кожаной черной перчатке оставила стилет у стены. Изо всех сил и не данного природой актерского таланта лежу мертвой. Тяжелый вздох и шторы открываются. На улице пасмурно, поэтому особых изменений не было. Далее гость садится на стул и продолжает странно наблюдать. Я это чувствую каждой клеткой тела. Каждым обостренным чувством. Становится жарко. Эти одеяла безумно давят. Веки дергаются.
- Ты как? - раздался хриплый мужской голос.
Молчу. Потому что узнала обладателя тембра.
- Элли, - он произносит мое имя слегка обиженно. - Я знаю, что ты не спишь.
Безумно жарко.
Внезапно ногу что-то хватает и тянет на себя. Я закричала, сильно дернувшись, отчего оказалась лежать на полу в одной тонкой сорочке. У моего страха серые глаза, издевательская ухмылка, черные волосы и аристократический профиль. Страх пересилил боль и я поднялась на ноги, чтобы оказаться ниже графа на две головы.
- Не трогайте меня! - закрываю лицо ладонями и позорно пячусь назад. - Пожалуйста.
Он молча стоит и смотрит. В его глазах читается презрение. Спрятал руки за спину и отступил на шаг. Дышать сразу стало легче.
- Я хотел спросить о твоем самочувствии, а оно, к сожалению, неудовлетворительное. Что ж, придется идти на крайние меры, - выдал монолог мой гость и закрыл дверь на ключ.


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"