Руда Александра: другие произведения.

Книга 1, главы 4-5

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    главы 4-5 первой книги трилогии "Родовой кинжал". Автор приносит свои извинения за задержку в выкладке текста.

  4
  Физкультуру придумали садисты. Нормальной разумной личности никогда не придет в голову с утра истязать себя упражнениями. И вечером тоже не придет. Потому что вместо этого можно поесть.
  Гном Персиваль фон Клоц в разговоре с самим собой.
  
  - Вставай, котя, уже утро! - бодро сказал Драниш мне в самое ухо.
  Я открыла глаза и с удивлением обнаружила, что сплю, не то что положив голову на колени тролля, а вообще полусидя в его объятиях, наполовину спрятанная под курткой, уткнув голову ему в подмышку. Странно, но от подмышки не пахло характерным для человеческих мужчин резким запахом пота. От Драниша пахло едва уловимым, приятно-горьковатым запахом, напоминающим полынь.
  - Ты так дрожала ночью, - извиняясь, сказал тролль, - что я не удержался и решил тебя согреть. Не смотри на меня так, ничего предосудительного не было. А теперь разомнись, сейчас капитан встанет, лучше быть в форме.
  - В форме? - Я попробовала потянуться и поняла, что имел ввиду Драниш.
  От сна в неудобной позе и на жесткой лавке все тело затекло и болело. Каждое движение давалось с трудом. Каждый самый маленький поворот головы пронзал шею кинжально-острой болью. А как болели бока, бедра и прочие мягкие части тела, которые были непривычны ко сну на жестком ложе и в неудобной позе!
  - Попей водички. - Тролль кивнул на болтающийся на крюку чайник. - Я бы размял тебе мышцы, но не могу отвлечься от управления.
  - Понимаю, но все равно спасибо.
  После глотка холодной воды я немного взбодрилась и даже смогла сама размять себе шею и плечи.
  Внезапно легкий и холодный утренний туман пронзил тонкий переливчатый серебряный звук.
  - Подъем! - раздался голос капитана.
  Я поспешила в фургон.
  Ярослав, свежий, бодрый и причесанный, раздвигал полог, впуская в теплую духоту холодный воздух. Тиса уже скатывала одеяла, а Даезаэль сидел на своей постели, очумело тряся головой. А вот Персиваль крепко спал, всхрапывая на каждой кочке.
  - Просыпайся, ты! Эй, Персиваль! - позвала Тиса.
  Гном никак не отреагировал, и даже чувствительный пинок под ребра, отвешенный воительницей, заставил его только перевернуться на другой бок.
  Фургон тем временем потихоньку сбавлял скорость, пока совсем не остановился.
  - Стоянка! Все свободны, - объявил капитан. - Через десять минут жду вас всех здесь.
  - Расчесаться не забудь, - бросила Тиса, проходя мимо меня. - Позоришь нас своим видом.
  Я торопливо принялась расплетать косу, спрыгивая на землю. Очутиться на ровной, не качающейся поверхности оказалось для тела настолько удивительным, что первые несколько шагов я сделала очень неуверенно, но, возвращаясь к фургону, уже полностью освоилась, и даже успела несколько раз потянуться, чтобы вернуть телу гибкость.
  Пока я заплетала косу, капитан пытался разбудить Персиваля. Максимум, чего ему удалось добиться - невнятного бормотания "сейчас, мамочка, еще чуть-чуть".
   - Дохлый номер, - высказал свою точку зрения тролль. - Помнишь, Ярик, у нас в сотне был Семка? Такой же тип.
  Волк мрачно кивнул. Они с троллем дружно схватили Персиваля за руки и ноги и вытащили наружу.
  - Тяжелый, чаха на него нет! Я начинаю восхищаться гномьей матушкой. Это же надо - такого сыночка каждое утро будить, - пропыхтел Драниш, удерживая Персиваля в горизонтальном положении, пока Тиса бегала на козлы за чайником.
  Утреннее закаливание гнома проводил сам капитан. Делал он это без видимого удовольствия, как обыденное и неприятное действие.
  Едва первые холодные ручейки стекли со лба по лицу на бороду и живот гнома, Персиваль открыл изумленные глаза.
  - Это же не молоко! - пролепетал он. - А где горячее молоко на завтрак?
  - Завтрака пока не будет, - любезно сообщил капитан.
  - Как не будет? - удивился эльф, выныривая из мрачной задумчивости.
  - Пока не будет, - уточнил капитан. - Перед завтраком у нас будет небольшая пробежка.
  Тиса с откровенным удовольствием любовалась на наши удивленные лица.
  - На пробежку и завтрак у нас... скажем, полтора часа. Добежали до харчевни "Под дубом", где будет ждать нас фургон, поели, отдохнули - и поехали дальше. Чем дольше вы добираетесь до харчевни, тем меньше времени у вас будет на еду и отдых. Не успеете вовремя - о завтраке можете забыть.
  - Можно начинать? - спросил тролль, появляясь из фургона с песочными часами.
  - Погоди. - Капитан подошел ко мне и приказал: - Мила, надень штаны.
  - Штаны? - растерялась я. - Зачем?
  - Приказы капитана не обсуждаются, а выполняются, - заметила Тиса.
  - Мы сейчас будем бегать, - терпеливо объяснил Ярослав. - Разве ты можешь бегать в юбке?
  - Могу. - Я не могла представить себя в штанах. Я их никогда не надевала, всю жизнь чувствуя себя абсолютно комфортно в длинной юбке, как и все знакомые мне женщины.
  В штанах ходили только девушки-воины и - изредка - магички, настолько прославленные, что им было плевать на внешний вид и мнение окружающих.
  - Я верю, - сказал капитан.- Но ты не сможешь пробежать в юбке требуемое мне расстояние. И только зря потратишь силы.
  - Капитан, но у меня нет штанов! - призналась я.
  - Что, совсем нет? - удивилась Тиса.
  - Совсем. Только теплые вязаные гамаши, но это же практически нижнее белье.
  Ярослав вздохнул.
  - Тиса, одолжи ей одну пару своих штанов.
  Девушка скривилась, но полезла в фургон. Ее штаны были мне длинны и тесны в бедрах. Ходить в них было очень неудобно - при каждом шаге они впивались в тело.
  - Да, в этом ты далеко не убежишь. - Воительница криво ухмыльнулась, безотчетным движением проводя руками по своим узким мальчишечьим бедрам. - Надевай, что там у тебя есть.
  С большим трудом я стянула с себя ее штаны и достала из сумки гамаши. В них, даже под взглядом девушки, я чувствовала себя раздетой.
  - Сойдет. - Воительница потянула меня к выходу.
  Я уперлась, вырвала руку из ее захвата и сжалась в комок на одеялах.
  - Я не могу.
  - Почему?
  - Я... понимаешь, я как голая... Я не могу перед мужчинами появиться в таком виде! Не могу!
  - Глупости. Пойдем, я сказала.
  - Нет!
  - О, чахи б вас всех взяли! Почему в наш отряд набрали исключительно идиотов? - вспылила Тиса и закричала: - Капитан! Мила не хочет выходить!
  Я сжалась в комок, завернувшись в одеяло. Сейчас придет Ярослав и прикажет выходить и бежать в том, что есть. По дороге. По которой, несмотря на ранний час, уже ездят повозки и идут стремящиеся в город люди. Лучше умереть, чем вот так позориться.
  Прервал мои грустные размышления легкий стук в притолоку.
  - Можно войти? - спросил капитан, остановившись перед незримой чертой, отделяющей женскую половину.
  Я кивнула.
  Вопреки моим ожиданиям, Волк ничего не приказал, а просто молча сел рядом. Дождавшись, когда я, удивленная долгим молчанием, решусь посмотреть на него, он спросил:
  - Мила, в твоей анкете было написано, что ты хотела отправиться на войну, поэтому закончила ускоренные Магические курсы. Это так?
  Я молча кивнула и отвернулась, боясь посмотреть капитану в глаза. Я ужасно не любила, когда из-за меня возникали проблемы, но ничего не могла поделать - выйти в гамашах на всеобщее обозрение оказалось выше моих сил.
  - А ты думала о том, в какой обстановке проходит война? - спросил капитан. В голосе его не было ни грамма тепла, он разбирался со мной как опытный и хладнокровный руководитель, которому подчиненные устраивали проблемы и похлеще. - Там далеко не везде есть возможность носить юбки.
  - Я поэтому и заканчивала курсы, чтобы быть сотенным магом. Маги ведь ходят в длинной мантии.
  - Иногда маги ходят без мантии. И даже бегают. Тогда, когда нужно спасти свою или чужую жизнь. Вообще, война - это не то место, где нужны какие-то церемонии или правила приличия. Там только одна цель - выжить.
  - Честно говоря, собираясь на войну, я мало думала о тамошних реалиях, - призналась я, собравшись с духом. - Мне нужно было обязательно туда попасть, понимаете? Я была связана обещанием и шла к своей цели. И вопрос юбки тогда меня заботил в последнюю очередь, точнее, я даже не думала о том, что придется ходить без нее. А сейчас я не могу пойти против своего воспитания и выйти на люди в этом... Все-таки война, на которой участникам многое прощалось, уже закончилась. Вы считаете меня глупой?
  - Нет, - сказал капитан, и я отважилась поднять на него глаза. Он смотрел на меня без насмешки, серебристо-серые глаза были равнодушны. Помолчав, он добавил: - Я, как начальник, должен найти выход, который бы устраивал всех. Я не могу отказаться от занятий физической подготовкой - просто потому, что это может однажды спасти тебе жизнь. Давай поступим так. У тебя есть тонкая летняя юбка? Желательно без всяких рюшечек и кружев?
  Я кивнула:
  - Только она наверху.
  - Хорошо, одевайся. Сейчас я... нет, пожалуй, лучше Драниш подсадит тебя на крышу, и ты найдешь свою юбку. И спустишься к нам.
  Обеспокоенный происходящим Драниш, который, не вмешиваясь в беседу, стоял, прислонившись к стенке фургона возле выхода, легко подсадил меня на крышу. Все вещи я упаковывала по специальной системе, не раз выручавшей меня в переездах, и поэтому быстро найти юбку не составило труда. Капитан задумчиво оглядел этот предмет гардероба, выхватил из ножен длинный кинжал и в два взмаха обкорнал подол вдвое. Теперь юбка едва прикрывала мне колени.
  - Все, - довольно сказал он. - Надевай поверх гамаш.
  Я поняла, что дальнейшее сопротивление бесполезно. Капитан и так сделал все, что мог, с пониманием отнесясь к моей проблеме. Было бы гораздо хуже, если бы он решил ее радикально, как в случае с побудкой гнома.
  - Маршрут пробежки простой: дорога идет прямо и проходит мимо харчевни "Под дубом". Вот туда нам и нужно. Бежать можете в произвольном темпе, но помните о времени, - сообщил Волк.
  - Теперь можно начинать? - спросил Драниш, старательно не глядя в мою сторону. Однако торчащие из-под обрезанного подола коленки так и притягивали его взгляд, отчего я смущалась еще больше.
  Капитан кивнул. Тролль перевернул песочные часы, сел на козлы и фургон медленно тронулся. Ярослав и Тиса сразу задали равномерный темп бега, который мы даже какое-то время могли поддерживать.
  Бежать в таком виде, без привычной длинной и тяжелой юбки, было очень легко. Но в какой-то момент я поняла, что еще чуть-чуть - и сердце просто вырвется из груди. Два воина бежали, как ни в чем не бывало, и я почувствовала прилив зависти. А ведь я хотела на войну! Тренировалась каждое утро! Какой же глупой я была. Достаточно посмотреть, как перекатываются под рубашками мускулы Тисы и Ярослава, как легко дыхание проходит через губы, чтобы понять, что мне с ними никогда не сравниться. И для своей сотни или тысячи такой маг-недоучка, как я, будет не помощью, а обузой. Прав был капитан - нельзя пренебрегать физической подготовкой.
  Я обернулась и увидела, что осталась на дороге одна. Неужели Персиваль и Даезаэль отстали раньше? Вот это да! Я села на обочине передохнуть. Вскоре появился эльф. Он неторопливо подошел и уселся рядом. От Даезаэля так и несло магией.
  - Что, подбадривал себя? - спросила я, тайно гордясь собой. Мне магическая подпитка сил была не нужна.
  Сын Леса кисло кивнул.
  - Я целитель, а не бегун, - сказал он еще более мрачно, чем обычно. - Это издевательство над нами!
  - Вовсе нет, - покачала я головой. - Мы ведь попадем в приграничный регион. А там много кого водится, и все они недружелюбно настроены. Точнее, дружелюбно, но как к свежему мясу. Капитан хочет, чтобы мы выжили. Или ты не хочешь жить?
  - Хочу, почему же нет. Знаешь, мертвому очень тяжело созерцать несовершенство этого мира.
  - Верю, - улыбнулась я. - В могиле холодно, темно и мрачно.
  - Это у вас, людей, там холодно, темно и мрачно.
  - А у вас что же, там светильники горят? - удивилась я.
  - У нас вообще нет могил, - сказал Даэзаэль. - Умерший, действительно умерший эльф в течение суток превращается в траву и цветы. Это остаточная магия нашего тела. А в вашу могилу я бы с удовольствием отправился. Там хорошо-о-о.
  Однажды мой учитель сказал: место смерти эльфа - большая клумба. Тогда я не поняла, что он имеет ввиду, а вредный старикашка отказался объяснять. Теперь стало понятно, что он имел ввиду, и почему не объяснил сразу - тогда бы юная девочка, видевшая эльфов только на картинках, ему просто бы не поверила. Это уже чуть позже я неоднократно встречалась с Сыновьями Леса, но обсуждать с ними вопросы смерти до сих пор не было возможности.
  - Погоди, - не дала я эльфу возможности погрузиться в холодные, темные и мрачные мечты. - Что значит "действительно умерший эльф"? Бывают не совсем умершие? Зомби-эльфы? Зеленые ходячие трупы с острыми ушами? Или уши отпадают от недостатка кровообращения?
  - Дались вам всем мои уши! - недовольно сказал эльф. - У зомби-людей уши есть? Ведь они тоже могут отпасть, но никого это не волнует!
  - Не знаю, - призналась я. - Я зомби видела только на картинке, когда на курсах проходили "Введение в некромантию". Просто, понимаешь, уши - это такой вот признак эльфийский отличительный. И я подумала, что зомби-эльф без ушей и не эльф даже.
  - Зомби в любом случае уже не эльф, - желчно ответил Даезаэль. - Но, так и быть, я тебе отвечу. Никогда эльф не становился ходячим мертвецом! Я же тебе говорил, у нас магия тела иная, чем у людей. А оживший мертвец предполагает прежде всего наличие плоти. Что ты будешь поднимать после эльфа? Траву? Цветы? Убийца трава-зомби! Это даже не смешно.
  - Но бывает же засушенная трава, чем это не зомби? - слабо возразила я.
  - Если рассматривать так глубоко, то засушенная трава - это скорее скелет, - занудству в голосе целителя мог позавидовать любой профессор.
  - А все эльфы, умирая, становятся цветами? - осторожно спросила я. - Колючками, случайно, никто не становится?
  - Становятся, - машинально ответил Сын Леса, задумчиво поправляя множество своих косичек. - И чертополохом, и лопухами... э-э-э... а почему ты спрашиваешь?
  - Да так, - сказала я. На душе у меня полегчало.
  Мы посидели на обочине еще немного. В кустах пели птицы. Легкий утренний туман постепенно развеивался, отчего все вокруг приобретало яркие краски. По дороге на телегах или верхом проезжал разнообразный народ, с удивлением таращившийся на нашу парочку.
  - Интересно, - сказала я задумчиво, - а куда подевался Персиваль?
  - Думаю, валяется где-то, - безразлично ответил эльф. - Пойдем уже, есть хочется.
  - Мы не можем уйти без гнома, - вздохнула я. - А вдруг ему плохо? И он не сможет добраться до харчевни сам? Представляешь, какие издевательства учинит над ним капитан в этом случае?
  - А мне какое дело?
  - Мы должны помочь Персивалю, - решительно заявила я, вставая. - Пойдем обратно, будем его искать.
  - Ты думаешь, что говоришь? - возмутился эльф. - Назад - это значит, что нам придется пройти еще больше! Я не собираюсь тратить свои силы и время, отведенное на завтрак, ради беспомощного гнома. Кто он мне?
  - Мы в одном отряде, - удивилась я равнодушию целителя к судьбе Персиваля. - Разве не так? Нам вместе жить и работать еще минимум полгода, а ты хочешь бросить своего друга в самом начале?
  - Он мне не друг, - заявил целитель.
  - Все равно. Мы не можем его бросить.
  - Не мы, а ты не можешь его бросить.
  - Да, я не могу его бросить. Каким бы он ни был, он с нами в команде. Он наш, понимаешь? А своих бросать неправильно.
  Эльф закатил глаза и остался сидеть на обочине. А я отправилась назад искать гнома.
  Правда шла я в одиночестве недолго. Очень скоро со мной поравнялся Даезаэль. Лицо его было еще более унылым, чем всегда, поэтому я воздержалась от комментариев. Мы шли молча и целеустремленно, и на нас - о чудо! - перестали обращать внимание. Во всяком случае, мне затылок перестали жечь любопытные взгляды.
  - Эй ты, в ободранной юбке! - Я вздрогнула от оклика. - Это не твой часом?
  Мужик, сидевший на облучке телеги, указал кнутовищем на тело, лежавшее на охапках хвороста.
  - Персиваль! - узнала я. - Что с ним? Он жив?
  - Жив, только валялся на дороге, мешал проехать. Сказал, отдать его эльфу и девушке в обрезанной юбке. Эльфа я не нашел, а вот тебя признал. Забирай. Мне лишний груз не нужен. И это... За проезд заплатить бы надо.
  - Можете отрезать себе сала от этого жирдяя, - предложил целитель. - Больше у нас с собой ничего нет.
  Мужик, испугавшись, замахал руками:
  - Что ты, что ты! Живого резать? Нет денег - так бы и сказали, что ж я, волкодлак какой! - Он прищурился, пристально рассматривая Даезаэля. - А ты кто таков будешь? Странный какой-то... надо бы страже у города доложить.
  - Я - эльф, - злобно сказал целитель, пока я помогала кряхтящему гному принять на телеге хотя бы сидячее положение.
  - Да? - искренне удивился мужик. - А я и не признал. Эльфы, они же вроде, по другому выглядят. Светлые, одухотворенные. Волосы такие... такие... не косички, в общем. А ты... не такой совсем. Какой же ты после этого эльф?
  - Темный, - злобно сказал целитель. - Не светлый, не одухотворенный, и волосы у меня в косичках. Я гнусный темный эльф, который обожает на завтрак есть свежие человеческие почки, закусывая их мозгами!
  От Даезаэля исходила такая волна ненависти, что я отшатнулась. Лошадь мужика нервно заржала, а сам крестьянин бросил поводья, столкнул гнома с телеги и так хлестнул несчастное животное по спине кнутом, что телега со скрипом и треском помчалась по дороге, теряя на ухабах хворост.
  Я не рискнула заговорить с эльфом, поэтому подошла к Персивалю. Он лежал в дорожной пыли с закрытыми глазами и тяжело дышал.
  - Персиваль, - позвала я, - вставай. Нам нужно идти.
  - Я не могу, - прохрипел гном. - Оставьте меня здесь умирать!
  - И оставим. Можем еще и добить, чтобы не мучился, - сообщил целитель. Голос его вернулся в обычную степень мрачности, поэтому я решилась спросить:
  - А разве существуют темные эльфы?
  - Конечно, нет. Эльф - это по определению одухотворенное, светлое и высшее существо.
  - А ты? - просипел гном, безуспешно пытаясь подняться и нервно косясь на Даезаэля. Видно, он верил, что тот может его добить, чисто из целительского сострадания.
  - И я тоже. Просто моя светлость и одухотворенность недоступна пониманию таких ограниченных личностей, как... как некоторые. И тебе лучше не языком трепать, а попросить кого-то нас подвезти. А то мы не успеем к завтраку.
  - Ехать будет нечестно, - сказала я. - Капитан приказал нам этот отрезок дороги пробежать. Давайте его хоть пройдем.
  - Проедем, - простонал Персиваль. - У меня есть с собой несколько монет. Доедем до поворота перед харчевней и немного пройдем.
  - Я так не могу. Ведь капитан заботится о нашей будущей безопасности! Как мы сможем сбежать в случае чего, если не будем тренироваться? - горячо сказала я. - Пойдем, я уверена, что уже немного осталось.
  - Я еду, - сказал эльф.
  - А она нас заложит капитану, и что он тогда придумает - страшно представить. Если ехать, то только всем, - обиженно надул губы Персиваль.
  - Не суди по себе, я совсем не собиралась ябедничать, - укоризненно сказала я. - Хотите ехать - поезжайте. А я пойду.
  - Как ты дожила до своих лет с такими представлениями о жизни? - уныло спросил Даезаэль, толкая носком сапога гнома, чтобы тот резвее шевелился.
  - Нормально дожила, - резче, чем хотелось, ответила я. - Но своей честью я не намерена поступаться. Я знала, что на этой работе будет тяжело, и готова преодолевать трудности, а не бежать от них.
  - Пафос, пафос, пафос, - издевательски развел руками эльф. - Только разве поможет нам этот пафос поднять эту тушу с дороги? Да еще так, чтобы она при этом шла?
  - Я не она, - прохныкал гном.
  - Какой из тебя мужчина? А туша - это она. - Даезаэль сплюнул. - Вставай.
  - Может быть, ты ему поможешь? - попросила я. - Ведь есть у целителей приемы, которые помогают переносить тяжелораненых?
  - Он не тяжелораненый, и я не намерен тратить на него свою магию. Она мне самому пригодится. Хотя... - Эльф развел руки, промурлыкал мелодичную песенку, и Персиваля резко подняло с дороги и поставило на ноги. Целитель с видимым удовольствием дал страдальцу пинка. - Пошел!
  - Я никогда не ходил дальше, чем в мастерскую, - хныкал гном, плетясь впереди нас. Иногда Даезаэль подталкивал его в спину, и это немного ускоряло наше передвижение. - Почему вы так со мной? Ты же целитель! Ты должен быть милосердным.
  - Маме своей жаловаться будешь, - спокойно ответствовал эльф. - Или капитану. А мне не надо. Я жалобы мимо ушей пропускаю, это у меня профессиональное.
  - Как мимо таких ушей можно хоть что-то пропустить? - с новыми силами возопил гном. - Они же у тебя как лопухи!
  - Ты - дурак и неуч, - констатировал Даезаэль. - Лопухи имеют совершенно другую форму. Учись оскорблять тонко, гора сала.
  - Я не гора сала, я просто упитанный!
  - Ребята, - вмешалась я, - учтите, чем больше сил вы будете тратить на ругань, тем меньше у вас их останется на путь.
  - Вот поэтому ты так долго молчала! - напустился Персиваль уже на меня. - Ты знала этот секрет и молчала! Молчала специально, чтобы оставить себе больше сил!
  Я пожала плечами, не опускаясь до перепалки.
  Так мы и шли, точнее, еле-еле плелись, и дорога казалась бесконечной. Абсолютно все проезжающие и проходящие мимо обгоняли нас, даже матери с маленькими детьми шли быстрее. Гном ковылял, смешно расставляя ноги, а Даезаэль иногда останавливался и срывал клейкие листочки с кустов или вырывал молодую травяную поросль. Тщательно отряхнув зелень от пыли, эльф с унылым выражением лица отправлял добычу в рот.
  - Что ты делаешь? - спросила я.
  - Ем. Видишь ли, я уже распрощался с мыслью о том, что нам достанется завтрак. Хорошо, если мы придем до того, как капитан решит, что ждал нас достаточно и отправится в путь. Ни догонять фургон, ни платить неустойку за дезертирство с королевской службы я не намерен. А молодая зелень - это витамины. Хоть и горчит немного.
  - Это только эльфы могут питаться такой дрянью, - прохныкал гном. - А я хочу горячую яичницу на сале. И молока с медом!
  - Хоти, - милостиво разрешил целитель.
  - Ну все, - сказал Персиваль, падая. - Я больше и шага ни сделаю. Все, я теперь точно умираю.
  - Не умираешь. - Даезаэль облюбовал веточку какого-то куста и принялся грызть ее с задумчивым видом.
  - Я натер штанами между ног! - заорал гном. - Это хуже, чем смерть!
  - Я уже предлагал добить тебя, чтобы не мучился, - предложил милосердный целитель.
  - Ты же целитель! Как ты можешь убивать!
   - Ну, если ситуация требует, то могу. Или вот она тебя добьет, ей можно. - Даезаэль указал на меня свежесорванной веточкой и засунул ее в рот.
  - Снимай штаны. - Я поняла, что другого выхода нет. - Попробую тебя подлечить. Раз наш штатный целитель не хочет...
  - Мне лечить у гномов между ногами не позволяет вера, - лицемерно вздохнул Даезаэль. - Но я с удовольствием на это посмотрю.
  - Извращенец, - припечатал гном.
  - Вовсе нет! Просто это будет мерзкое зрелище, которое еще раз докажет мне, что ничего хорошего в этой жизни нет.
  - Персиваль, раздевайся. С такими ранами ты не сможешь идти дальше! Давай я тебя подлечу и, возможно, мы даже успеем к концу завтрака, - уговаривала я, видя, что он колеблется. - Не смущайся и не воспринимай меня сейчас, как девушку, я целитель... или, во всяком случае, человек, имеющий начальную целительскую подготовку.
  Густо-густо залившись краской стыда, зажмурив глаза, гном неохотно стянул с себя штаны. Зрелище вовсе было не мерзким - обычные кривоватые волосатые мужские ноги, - хотя и малоэстетичным.
  - Тебе придется купить себе новые штаны, помягче, - сказала я, заканчивая исцеление. Оно выдалось тяжелым, я не могла, по привычке, приложить руки к пострадавшему месту - боялась, что гном этого просто не выдержит, и все пойдет насмарку. Лечение на расстоянии давалось мне крайне трудно, но когда я краем глаза заметила, что наблюдавший за процессом эльф одобрительно кивает, это придало мне уверенности и сил.
  - Эти штаны хороши для работы, - объяснил Персиваль прерывающимся голосом. - Я же не думал, что буду бегать! Поэтому других с собой и не брал, у меня все штаны одинаковые.
  Все еще бордовый от смущения, гном принялся одеваться.
  - А чего ты такой красный? - спросил проницательный эльф. - Подумаешь, разделся. Или ты еще нецелованный? Да? Аха-ха-ха!
  Я впервые видела, чтобы Сын Леса проявлял столь позитивную эмоцию, даже несмотря на то, что смех его звучал откровенно издевательски, поэтому просто им любовалась. Сейчас Даезаэль был похож на обыкновенного эльфа: зубы белели в ослепительной улыбке, глаза будто излучали свет, а смех звучал переливами серебряных колокольчиков.
  - Ну и что! - закричал гном, и его бороденка воинственно встопорщилась. - Мама говорила, что себя нужно беречь для той, единственной! А Мила видела меня без штанов, когда между нами нет не то что уз брака, но даже хоть каких-то отношений! Мое целомудрие поругано! Что я теперь скажу своей единственной?!
  - Когда ты найдешь ее, я уверена, что она поймет, - попробовала я успокоить Персиваля, но тот был безутешен:
  - Моя личная жизнь закончена!
  - Не успев начаться, - любезно уточнил Даезаэль
  - Я же всего-навсего тебя исцеляла! Тем более, ты был в нижнем белье. И я не касалась твоих интимных мест, - пыталась я спасти положение.
  - Аха-ха-ха! Охо-хо-хо! - Целитель то прибавлял, то убавлял издевки в своем голосе, отчего это звучало неимоверно раздражающе.
  - И я никому никогда об этом не расскажу, - обещала я. - Тем более твоей маме или твоей единственной, если я буду ее знать.
  - Я подумаю об этом, - всхлипнул гном.
  - Пойдем уже, - попросила я. - Нас ведь ждут.
  - Я не могу подняться, - после нескольких попыток встать честно признался гном. - У меня ноги дрожат. Не могу и все.
  Он лег лицом в пыль и затих.
  - Вставай, Персиваль. - Я попыталась поднять его тяжелое тело, но куда мне тягаться силой с троллем! - Мы все устали, но ведь немного осталось. Даезаэль! Сделай же что-нибудь!
  - Убери слезу из голоса, - равнодушно посоветовал сидящий на обочине эльф. - Я тоже устал. И у меня нет лишних магических сил, чтобы ими вот так разбрасываться.
  - Ладно, если мы немного отдохнем, никому вреда не будет, - решила я.
  Удивительное дело, но чем дольше мы отдыхали, тем меньше желания было вставать и идти дальше.
  - Давайте я вам спою песню, - предложил эльф, обглодавший все ветки с ближайшего куста.
  Мы с гномом подозрительно переглянулись. С чего это вдруг наш вечно мрачный напарник решил порадовать нас песней?
  - Весна вокруг, вы посмотрите, как чудесно, - совершенно по-эльфийски сказал Даезаэль. - Я спою вам старинную песенку. Потому что не почтить песней такую прекрасную весну просто преступление.
  Мы согласно кивнули. Кто знает, возможно, радостная эльфийская песня нас взбодрит и придаст сил. Однажды я слышала, как поет настоящий эльф-менестрель. Это было незабываемым впечатлением. Моя душа как будто возносилась к небесам и парила там в волнах счастья.
  Даезаэль закрыл глаза, подставил свое лицо лучам солнца и запел. Наверное, он прославлял весну. Но мы этого понять не могли, потому что песня была неимоверно, просто потрясающе унылой. Каждый куплет, произносимый рыдающим голосом, заканчивался таким припевом, словно голодная хромая дворняжка подвывала на луну.
  Через три куплета гном не выдержал.
  - Я думал, что эльфы любят весну, - сказал он, вклиниваясь между рыданиями, стонами и подвываниями. - Но я ошибался. Так любить весну еще надо уметь.
  Исцеленный эльфийской песней про весну Персиваль бодро подскочил и шустро зашагал по дороге.
  - В раскорячку он шел намного смешнее, - заметил Даезаэль, прекращая петь. - Жаль, что он не дождался окончания песни. Там такой припев хороший, хочешь, я его специально для тебя исполню?
  - Не нужно! - Я внезапно тоже почувствовала волшебную силу эльфийской песни. Откуда и силы взялись! Я чувствовала, что способна не то что дойти, а добежать до харчевни, лишь бы только не слышать тоскливого напева, прославляющего весну.
  Эльф скоро догнал меня, с остервенением разгрызая очередную веточку.
  - Я знал, что вы не оцените эту прекрасную песню!
  - Что ты! Мы ее оценили, очень даже, - заверил гном. - А ты бы не мог кратко рассказать, о чем там шла речь?
  - О весне. О том, что пригревает солнышко, снег тает. И всюду становятся видны кучи мусора, которые накидали всякие гады, которым нужно повыдирать руки и выколоть глаза, чтобы они больше никогда не видели того, как прелестно устилает землю нежная молодая трава...
  - И это написали эльфы? - потрясенно спросила я, никогда не подозревавшая, что Сыны Леса настолько кровожадны.
  - Это очень старинная песня, поэтому я ее немного переработал. Приблизил, так сказать, к современным реалиям.
  - А-а-а, - с облегчением протянул гном. - Понятно. Хороший все-таки народ эльфы.
  - Конечно, - согласился Даезаэль. - А что, были какие-то сомнения?
  - Нет-нет-нет! - горячо заверили мы с гномом.
  "Уррр", - громко заурчало в животе Персиваля. Я вздохнула. Очень хотелось есть, и я боялась, что мой живот издаст такие же звуки, а ведь мне столько раз твердили на уроках, что хорошо воспитанная девушка не может себе этого позволить. Странно. Я иду пешком в обрезанной юбке по пыльной дороге в компании эльфа и гнома, где-то в повозке, которую я делю со всеми, непростительно поправ приличия, ждет меня влюбленный тролль, а я волнуюсь о том, что у меня может заурчать в животе!
  - А мне мама на второй завтрак подавала молочный суп с домашней лапшой и сахаром. Это так вкусно! - причмокивая, сказал гном.
  - Я не знаю, о чем ты, - высокомерно ответил Даезаэль. - Эльфы не едят лапши. Это пища низших существ.
  - А откуда же ты тогда знаешь, что это пища низших существ? - спросил гном, хитро прищурившись.
  - Все, что не едят эльфы - пища низших существ. - Целитель сказал это как само собой разумеющееся.
  - Вот поэтому вас бьют все, кому ни лень, - уколол Персиваль.
  Однако Даезаэль на шпильку отреагировал спокойно.
  - Это еще раз доказывает, что они - низшие существа. Ибо высшим созданиям некогда бить кого-то. Высшее существо занято самосовершенствованием.
  - Мы дошли, - прервала я их пикировку, увидев открывшееся за поворотом строение под огромным деревом.
  - Харчевня "Под дубом"! - возликовал гном. - Завтрак!
  И он побежал так, будто в него влили новые силы. Мы с эльфом переглянулись и припустили за ним.
  Прислонившись к воротам, ведущим во двор харчевни, нас ждал тролль. Запустив руку глубоко в отворот рубашки, он, прижмурив глаза от удовольствия, чесал волосатую грудь. Скрежет когтей по волосатой коже заглушал даже звуки постоялого двора.
  - Ага, явились наконец, - сказал он. - А мы уже позавтракали.
  - И ничего нам не осталось? - простонал Персиваль.
  - Ага. Капитан уже фургон приготовил к отправлению. Шевелиться быстрее надо было.
  - И у нас совсем не будет завтрака? - все еще не веря в происходящее, спросил гном.
  - Не раскисай, у нас будет обед! - подбодрил его тролль, почесав под мышкой. И вдруг оглушительно свистнул.
  Я зажмурилась, а эльф упал на колени, с болезненной гримасой закрыв уши ладонями. Только Персиваль, кажется, ничего не заметил. Он оплакивал завтрак, сквозь слезы глядя на харчевню.
  Из ворот показалась повозка. На козлах сидел капитан, холодный и спокойный как обычно.
  - Залезай к Ярославу, котя, - сказал весело тролль, поднимая меня на руки. - Сегодня фургон будешь вести ты.
  
  5
  Если хочешь, чтобы с тобой никогда ничего не случилось - запрись в четырех стенах и не высовывай носа наружу. И тогда на тебя упадет крыша.
  Целитель Даезаэль Тахлаэльбрар милосердно утешает пациента, сломавшего во время гололеда обе ноги.
  
  Я села на длинную лавку рядом с Волком, стараясь не касаться его даже краешком юбки.
  - Выпей чаю, - велел он, протягивая мне кружку с дымящейся жидкостью.
  Пока я, обжигаясь, торопливо пила сладкое-сладкое питье, фургон резво покатил по дороге, обгоняя крестьянские телеги. Ярослав молчал до тех пор, пока я не повесила пустую кружку на крючок рядом с чайником.
  - Ты знакома с основами управления повозкой?
  - Да, - кивнула я. - Обе руки кладутся на кристаллы управления; нужно мысленно приказывать фургону двигаться, поворачивать или тормозить, отдавая для этого магическую энергию.
  - Верно. Формулировки приказов фургону ты должна подобрать сама, здесь нет общих рекомендаций, ведь каждый человек мыслит по-своему. Чуть позже, когда ты полностью овладеешь всеми тонкостями движения повозки, ты должна будешь отдавать больше энергии, чем требуется для управления, чтобы заполнить накопитель магии. Фургоном будут управлять по очереди все. - Капитан плавно притормозил фургон на пустом участке дороги. - Что ж, пробуй.
  Я положила руки на два голубых кристалла, сразу почувствовав, как магия кольнула ладони, выдохнула и мысленно приказала: "Вперед!".
  Повозка так быстро рванула вперед, что меня откинуло назад и я больно ударилась об жесткую спинку сиденья. Внутри фургона кто-то вскрикнул, что-то зазвенело. Перед глазами мелькали ямы и выбоины дороги, повозка тряслась и подпрыгивала.
  - Не так быстро, - спокойно заметил Ярослав.
  "Стоп! Стоп, не..."
  Жалобно заскрипели колеса. Фургон остановился, меня силой инерции кинуло вперед. Если бы капитан не успел меня поймать, обхватив поперек груди, то щеголять бы мне с разбитым лицом и сломанным об доску управления носом!
  - Плавно, плавно, - в голосе аристократа не было ни насмешки, ни порицания. Такие, как он, с детства учатся управлять бестолковыми слугами и не реагировать на промашки окружающих.
  Я попробовала применить другую формулировку. "Медленно поехали", - мысленно попросила я. Повозка нехотя покатилась по дороге.
  - Хорошо. Теперь быстрее, - сказал Волк.
  "Быстрее" - резкий рывок, капитан снова удерживает меня за плечи. - "Немного медленнее, чуть быстрее".
  - Не забывай смотреть на дорогу, - негромко произнес Ярослав. - Так, немного притормаживаем и поворачиваем.
  "Торм... ой, не успеваю! Направо, направо".
  Жалобно заскрипев колесами по дороге, фургон резко повернул, сильно накренившись в сторону, но, слава всем Богам, не перевернулся.
  Перед моими глазами появилась неспешно едущая карета.
  - Обгоняй! - Руки Ярослава зависли над моими, готовые в любой момент перехватить управление.
  "Налево! Не так сильно! Еще левее! Теперь направо! Не так быстро!".
  - Останавливайся.
  - Ярик! - завопил за нашими спинами тролль, пока я пыталась плавно остановиться. Драниш появился на передке фургона, тяжело дыша. - Вы что, прибить нас вздумали? Забыли, что не мебель везете?
  - Нет... - пролепетала я. - Я помнила о вас, я просто старалась...
  - Что там происходит? - перебил капитан мои оправдания. - Чей скулеж?
  - Гном нос сломал, - хмуро ответил тролль. - А эльфу не до него.
  Я молча перелезла через сидение и отправилась исцелять беднягу Персиваля.
  Внутри фургона царил страшный беспорядок. Вещи, оружие, одеяла и сумки слетели со своих мест и перемешались. Крайне сердитая Тиса тащила из кучи свое одеяло, пиная ногами чужие. Глянув на меня, она что-то процедила сквозь зубы, но я благоразумно решила не прислушиваться. Даезаэль с крайне сосредоточенным лицом копался в своей целительской сумке, откуда шел резкий запах. А гном сидел, прислонившись к стене, и тихо скулил на одной ноте. Его рубашка была в пятнах крови, он обеими руками зажимал нос; глаза были широко открыты, и в них плескался такой страх, что мне стало не по себе.
  - Персиваль, - сказала я ласково, опускаясь на колени. - Можно я взгляну, что у тебя там?
  - Нет! - прогундосил гном. - Я хочу, шобы бедя лечил целитель!
  - Да сейчас, - отозвался эльф. - У меня тут порошки стоимостью с десять таких фургонов перемешались, а я буду отвлекаться на каких-то там...
  - Я умею исцелять, - попробовала я утешить страдальца. - Через несколько минут тебе станет легче.
  Он помотал головой, отчего мне на лицо попали брызги крови.
  - Персиваль, - сказала я строго и спокойно, - сейчас же опусти руки и дай мне тебя исцелить. Ну?
  Гном изумленно отвел руки - ладони были полны крови, - а я прижала кончики пальцев к его носу. Почувствовав знакомое покалывание, я начала останавливать кровотечение.
  - Хрящи на место поставь, - посоветовал за моей спиной эльф, который, конечно же, не мог остаться в стороне и не влезть с советами и критикой.
  - Я не умею, - призналась я, глядя на огромный, опухший нос.
  - И чему вас только учили? - буркнул целитель.
  Он наклонился надо мной и хлопнул в ладоши перед гномом. Тот обмяк, его глаза закатились.
  - Теперь он не будет нам мешать, - в тоне Даезаэля не было и капли сочувствия. Он положил мои ладони на несчастный гномий нос, а сверху прижал своими. - Расслабься, я покажу тебе, как надо.
  - Ты бы, Ярик, в следующий раз предупредил, что ли, - сказал тролль, пиная к своему месту неопознанный клубок из вещей. Внутри кучи что-то грохотало и звенело.
  - Зачем? - возразил капитан. - Нужно учиться пребыванию в фургоне в любой ситуации. Сегодняшнее вождение Милы показало наши слабые места. Например, сумку со снадобьями нужно было закрепить. И посмотри - это крепление для меча никуда не годится. Еще один резкий поворот, и он вывалится вместе со стеной.
  - Это стена никуда не годится, - буркнул тролль.
  - Это у некоторых меч очень тяжелый. - Тиса, вероятно, решила, что она и так слишком долго молчала.
  - Ща как дам, - пообещал тролль, а воительница презрительно фыркнула.
  Через несколько минут нос Персиваля выглядел, как прежде, и только засыхающая кровь напоминала о недавней травме. Даезаэль хлопнул в ладоши, заставляя гнома очнуться, и отправился на свое место, постаравшись передать походкой всю степень презрения, которую он к нам испытывает.
  - Все? - Персиваль поднял руку к носу, но не решался притронуться, пока я не кивнула.
  Потрогав нос, лицо, рассмотрев рубашку и бороду в крови, отпрыск семьи фон Клоц закрыл лицо руками и зарыдал, раскачиваясь из стороны в сторону.
  - Что с тобой? Тебе больно?
  - Не-е-ет! Мне плохо! Плохо! И зачем я ввязался в это путешествие! Я ненавижу этот фургон! Я хочу домой! - рыдал Персиваль.
  Я растерянно обернулась, не зная, что делать. Даезаэль не обратил на рыдания никакого внимания, копаясь в своих порошках. Лицо капитана, стоявшего у входа на передок фургона, как обычно, ничего не выражало. Тролль удивленно поднял бровь, а вот Тиса, кажется, серьезно заинтересовалась происходящим. Она подошла к гному и ткнула его пальцем в плечо.
  - Эй, ты что, плачешь? - Я с надеждой смотрела на девушку. Она много лет служила в войсках, может быть, знает, как утешать новобранцев, которых оторвали от привычной обстановки. - Плачешь? Плачешь по-настоящему? Да? Аха-ха-ха-ха! Он плачет! Нюня-разнюня! К мамочке хочешь? Ах ты, нежный розовый Персик! Ты думаешь, тут кому-то тебя жалко? Бу-у-у!
  - Тиса! - укоризненно сказала я. - Зачем ты так? Ему же плохо сейчас.
  - Ну и что? Мне какое до этого дело?
  - Значит, не трогай его.
  - А ты чего раскомандовалась? - Тиса наклонилась надо мной и взяла жесткими, шершавыми пальцами за мой подбородок, заставляя поднять голову. - А?
  Я спокойно посмотрела в ее тускло-зеленые глаза.
  - Обижать тех, кто слабее - подло. Жаль, что именно мне приходится тебе это объяснять.
  Тиса молча сжала руку в кулак, который стремительно направился к моему лицу. Я не отвела взгляда и не пробовала защититься. Пусть выпустит пар, может быть, тогда с ней будет легче общаться. Наверное, мне сейчас будет очень больно...
  Однако удара не последовало, потому что Драниш без церемоний схватил ее за шкирку и швырнул об стену фургона. Эльф, демонстрируя невероятную реакцию, успел уклониться и прикрыть своим телом многострадальную целительскую сумку.
  Гном, не обращая внимания на потасовку, продолжал оплакивать себя несчастного, бока, которые болят от спанья на жестком полу, желудок, который ноет от отсутствия завтрака, и еще что-то совсем уж невнятное.
  Тиса поднялась с пола, потерла спину и искренне пожелала троллю:
  - Чтоб тебя чахи и дрыхли в преисподнюю утащили!
  - Только после вас, девушка! - Драниш согнулся в изящном поклоне, который бы сделал честь любому аристократу. Только после этого поклона я до конца поверила, что он - принц троллей.
  Тиса сплюнула на пол и ушла на задник фургона, яростно задернув за собой полог.
  - Мила, - промолвил капитан, внимательно разглядывая свои ногти, - заканчивай поскорее, я жду тебя снаружи.
  - Даезаэль! - Я поняла, что самой мне Персиваля не успокоить. - Ты же целитель! Помоги мне!
  - А что, у него что-то болит? - нелюбезно отозвался эльф, даже не думая подниматься со своих одеял.
  - Душа у него болит.
  - Хорошо, купируем за ненадобностью. - Целитель с видом страдальца присел около гнома. - Не плачь, Персиваль. Жизнь тяжела, но, к счастью, коротка. Скоро ты умрешь, и все твои страдания будут в прошлом. Так что сцепи зубы и потерпи еще совсем чуть-чуть.
  От такого утешения Персивалю не полегчало, наоборот, он завыл с удвоенным энтузиазмом.
  - Я сделал все, что мог, - развел руками Даезаэль. - Меня бы это утешило.
  Я одарила его мрачным взглядом.
  - Тш-ш-ш, - сказал вдруг эльф, - так и замри. Сейчас, сейчас...
  Он быстро отыскал небольшое зеркальце и, поглядывая то на меня, то в зеркало, принялся копировать мое выражение лица, бормоча: "Какая злость, какая экспрессия!"
  - Не получается. Мордой не вышел, - прокомментировал тролль, внимательно наблюдавший за кривляньями у зеркала. - Огня в глазах не хватает.
  - Ничего, - успокоил его Даезаэль. - Я потренируюсь. Люблю мрачные выражения лица, и это - просто сокровище в моей коллекции.
  Я отвлеклась от эльфа с его заморочками, обхватила лицо гнома ладонями и заставила его посмотреть на меня.
  - Персиваль, послушай меня. Скоро все наладится. Ты привыкнешь, и все будет хорошо. Сначала все тяжело и непривычно, а иногда и больно. Но ты сильный, я знаю. И у тебя все получится. Через неделю ты будешь вспоминать об этом дне и улыбаться. Я знаю, что у тебя все получится. Я в тебя верю.
  - Правда? - всхлипывая, спросил Персиваль.
  - Правда. Я же вижу, какой ты на самом деле молодец. Это все временные трудности. Все пройдет, и у тебя все получится. Все получится, честное слово. А сейчас тебе просто нужно немного отдохнуть, я специально для тебя постараюсь вести фургон как можно аккуратнее. Что бы ты хотел на обед?
  - Можно суп с клецками? - на меня смотрели большие, по-детски чистые глаза, в уголках которых еще виднелись слезы.
  - Конечно, - кивнула я, хотя слабо представляла, как делать клецки в походных условиях.
  Когда я шла к скамье управления, то увидела, как мне беззвучно аплодирует тролль. Поймав мой взгляд, он послал мне воздушный поцелуй, который согрел мне душу и придал сил для общения с капитаном.
  Волк заряжал накопитель, бездумно глядя на то, как ветер колышет ветки деревьев с нежно-зелеными крохотными листочками.
  - Капитан, - сказала я, садясь рядом, - вы не правы.
  - Хорошее заявление. Ты критикуешь мой стиль управления? - Ярослав посмотрел на меня, слегка склонив голову набок.
  - У вас нет никакого стиля управления. - Я без трепета встретила его оценивающий взгляд. - Вы же руководитель. Вы должны были вмешаться.
  - Зачем? Я знал, что Драниш не позволит Тисе тебя обидеть.
  - Я не это имею ввиду. Почему вы не утешили Персиваля?
  - Я не собираюсь утирать сопли великовозрастным младенцам. Мила, наша работа - тяжелая и опасная, и выживут только сильные. Поэтому гному нужно стать сильным, вот мой стиль управления.
  - Сильным можно стать по-разному. Иногда для того, чтобы кто-то стал сильным, его необходимо поддержать и научить плавать на мелководье, вместо того, чтобы бросать сразу в глубину.
  На лице капитана промелькнуло раздражение.
  - Давай сделаем так. Если мы благополучно закончим нашу миссию, то в следующем году я предлагаю тебе набрать свою собственную команду, и там уже помогать подчиненным адаптироваться так, как считаешь нужным. А пока я попрошу воздержаться от критики моих методов управления. А также не брать на себя лишних функций.
  - Мы не на войне, Ярослав, - сказала я, специально называя его по имени. - И в повседневной жизни я буду поступать так, как требует того моя совесть. Когда мы исполняем служебные обязанности - пожалуйста, приказывайте. Когда вы проводите учебный курс - пожалуйста, приказывайте. Когда возникнет опасность для жизни команды - ваше право делать все, что считаете нужным. Но не более того. Сейчас, когда мы едем, когда нам не грозит никакая опасность, мы все равны, и я имею право на свое мнение, а также на высказывание оного.
  Волк помолчал, а потом ровным тоном сказал:
  - Вижу, ты хорошо изучила договор о найме.
  - Да, - согласилась я. - Я всегда тщательно изучаю любую бумагу, которую подписываю.
  - Поехали, - скомандовал капитан, и всю дорогу молчал.
  Я, как могла, старалась управлять средством передвижения аккуратно, помня об обещании, данном Персивалю. Контроль над мыслями - вот что главное в вождении. Если я думала только о дороге, ямах, ухабах, путниках и телегах, не отвлекаясь больше ни на что, то фургон двигался плавно и быстро, почти как под управлением капитана.
  - Эй, Ярик! - от голоса тролля я вздрогнула и фургон вильнул вправо. Ветви придорожных деревьев заскребли по багажу и боковой стенке. - Мы вообще обедать сегодня будем?
  - Да, - бросил капитан. - Мила, притормози немного, сейчас найдем подходящее место. Так... так... вот, здесь направо поверни, вон, видишь - полянка. Хорошо, останавливайся.
  Капитан спрыгнул на землю и постучал по стенке фургона.
  - Выходите, пора обедать. Вы знаете, что делать, - не дожидаясь ответа, Волк удалился в глубь леса, резкими движениями откидывая с пути ветки.
  Я взглянула на тролля. Он, слегка прищурившись, смотрел вслед Ярославу, и губы его кривились в ухмылке. Потом он резко мотнул головой, словно отгоняя назойливую мысль, присел рядом и обнял меня за плечи.
  - Ну что, не съел тебя наш капитан?
  Я покачала головой и слабо улыбнулась. Противостояние с Волком далось мне очень тяжело, и сейчас, когда фургон остановился, я чувствовала себя опустошенной. У меня было такое ощущение, что капитан своими холодными серебристо-серыми глазами вытягивает из моего тела жизненную энергию. Больше всего хотелось лечь в уголке, свернувшись в клубочек, но я не могла себе этого позволить. Ярослав не должен был знать, что спокойно выдерживать его взгляд мне удается только ценой огромных усилий. Конечно, за его плечами воспитание благородного и командование в армии, но все же мне не хотелось ему безоговорочно подчиняться. Да и вообще, капитан как человек мне совершенно не нравился. Жесткий сухарь, который абсолютно равнодушен ко всем окружающим. Типичный благородный.
  - Я так рад, что ты с нами, - прошептал Драниш, утыкаясь носом мне шею. - Я впервые вижу человека, который бы так смело противостоял Ярику.
  - Ты...
  - Видел, как вы спорили из-за методов управления. Знаешь, когда мы воевали, солдаты под началом Ярослава гибли реже всех. Но и сбегали в другие полки чаще всего. Потому что он не умеет прощать. Ни самоволки, ни загулы, ни девочек, равно как и ошибки на поле боя.
  Он засмеялся, щекоча дыханием мне кожу.
  - Интересно было за вами наблюдать.
  - Он ужасный человек, - вздохнула я. - А тебе все шуточки.
  - Так это и есть самое интересное! Если бы было все просто, было бы скучно. Вот выдержишь Ярика полгода, тебе тогда и племя троллей будет нипочем.
  - Зачем мне племя троллей?
  - Ну как же! Мы же поженимся. Значит, ты будешь править вместе со мной, когда мне надоест эта кочевая жизнь.
  - А как же твои братья и сестры? Они ведь тоже захотят править. Что ты сделаешь с ними? - подозрительно спросила я.
  - Мне нравится направление твоих мыслей, - широко осклабился потенциальный муж. - Но, во-первых, далеко не все захотят править, некоторым будет тупо лень, потому что для этого надо учиться. Во-вторых, я просто спрошу, кто из наших захочет за мной пойти, большинство останется с папашей, но часть уйдет, а потом и другие какие-нибудь набегут. Королевство, конечно, не обещаю, но тысячей-другой править будем. Будет кому мух отгонять.
  - Каких мух?
  - Ну, представь, лежишь ты летом в тенечке, на лежанке, пьешь пиво и закусываешь фруктами какими-нибудь. Руки липкие, морда липкая... Мухи, ясное дело, налетают. А ты так лениво пальцами - щелк! - и появляется чувачок с опахалом из полыни, она лучше всего насекомых отгоняет. А ты лежишь и наслаждаешься жизнью. Вот ради этого и стоит быть вождем... Правда, если будем плохо править, нас побьют.
  - Побьют вождя племени? - удивилась я. - Зачем?
  - Для вразумления. Чтобы лучше правил. Пару зубов выбьют, нос сломают. Ну, носы ты уже научилась исцелять, так что это не проблема. Моего папашу четыре раза били, он меня поэтому учиться отправил, пожалел. Я в детстве хиленьким был, он подумал, что меня верноподданные и убить могут ненароком.
  - Драниш! - закричала Тиса. - Хватит там болтать уже. Сам так жрать за четверых будешь, нам что, еще и работать за тебя?
  - Иди, отдохни немного, - наклонился ко мне тролль. - Я тебя позову, когда вода закипит. Хочется супа с клецками! Я его уже несколько лет не ел, с тех пор, как Лешего капитан на целителя поменял.
  Я благодарно ему кивнула и ушла в фургон.
   Судя по раскиданным там и сям вещам, никто и не подумал убрать внутри. Мне беспорядок претил, поэтому я наклонилась и принялась наводить красоту. Разложила по местам и свернула одеяла. Поправила в пазах на стене оружие, развесила на крючки сумки. Аккуратными стопками сложила у изголовий одежду. Взяв в руки черный свитер из тончайшего и теплого-теплого эльфийского кашемира, на миг прижала его к щеке. Свитер пах Даезаэлем - едва уловимой для обоняния смесью сладкого цветочного аромата и горьковатой отдушки лекарственных снадобий. Нежное-нежное прикосновение ткани к коже было таким приятным, что я не сумела подавить горький вздох, прикрыв глаза. Мои теплые свитера были связаны из серой, грубой шерстяной нити, которую няня покупала на рынке. Одежда хорошо грела, но не менее хорошо кололась, отчего вся кожа невыносимо зудела. Поэтому под свитер нужно было надевать рубашку из плотного полотна. Как бы я хотела еще хоть раз... просто почувствовать, как это - когда твое тело ласкает дорогая, нежная ткань, не затрудняющая движений...
  Жесткий, колючий взгляд, который я почувствовала, вырвал меня из мыслей и заставил испуганно обернуться. У входа в жилую часть фургона, небрежно прислонившись к притолоке и сложив руки на груди, стоял капитан. Я подавила желание отбросить свитер движением застигнутого врасплох неопытного воришки, вместо этого аккуратно положила вещь около остальных, принадлежащих целителю. После чего медленно встала, смело поглядев в серебристо-серые глаза Ярослава.
  Как ни странно, ни его взгляд, ни его лицо уже ничего не выражали. Если бы у меня до сих пор не зудело между лопатками от того, как он на меня смотрел всего несколько мгновений назад, я бы подумала, что мне это показалось.
  - Вода закипела, - едва шевеля губами, сказал Волк. - И не смей больше никогда прикасаться к моим вещам.
  - Убирайтесь тогда сами, - холодно ответила я. - Но беспорядка здесь я не допущу.
  - Прекрасно, - процедил он, продолжая смотреть на меня все тем же безразлично-холодным взглядом.
  Не дождется того, что я отведу взгляд, проклятый благородный! Ему до умения моего отца играть в злобные гляделки еще далеко, он, говорят, умудрился самого короля как-то пересмотреть.
  - Стоп, стоп, стоп, - заявил тролль, бесшумно появляясь за спиной у Волка. - От вас двоих уже искры летят. Смотри, Ярик, запугаешь мою котю, она и сбежит. Что я тогда делать буду?
  - Не сбежит, - процедил Ярослав, а я согласно кивнула.
  - Такое взаимопонимание, что аж страшно, - картинно поежился Драниш. - Котя, ты идешь суп варить? Там гном такой голодный, что, глядишь, начнет хлебать пустой кипяток прямо из котелка. Пожалей беднягу, а с Яриком вы еще друг на друга насмотритесь.
  У костра в миске аккуратной кучкой были уже сложены почищенные и порезанные овощи, мне осталось только перемешать яйца и муку с водой для клецок.
  Чтобы мне не мешали голодные взгляды, тролль увел мужчин "сполоснуться в ручье". Судя по поросячьему визгу, доносившемуся издалека, споласкивали там только гнома.
  Тиса лежала на животе около костра и сражалась с грамматикой, досадливо цыкая каждый раз, когда сравнивала свои ответы с книжными.
  - Суп готов! - наконец громко объявила я.
  - Прекрасно, - ответил мне чей-то хриплый голос.
  Я вздрогнула и обернулась. Из кустов медленно выходили вооруженные мужчины, одетые в одежду явно с чужого плеча. Кто это? Разбойники? Дезертиры? Бывшие наемники? В любом случае, ничего хорошего от них не приходилось ждать. Я покосилась на Тису, она-то должна знать, что делать в таких случаях!
  Девушка, глядя исподлобья, напряглась, медленно опуская книжку.
  - Эй, ты, детка!- хохотнул один из разбойников. - Давай без фокусов. У нас три арбалета и два нацелены на тебя. Думаешь, я не узнал в тебе воина?
  - Что вы хотите? - осторожно спросила я.
  - Ваш фургон, - сказал мужик, чья черная борода была заплетена в две косички и украшена блестящими бусинами. - И вещички на крыше мы, пожалуй, тоже прихватим.
  - Зачем вам фургон? Он же может управляться только магом, - спросила Тиса. В ее глазах не было ни страха, не волнения, они холодно перебегали с противника на противника, оценивая их.
  - Конечно, детка, мы знаем это, - ответил чернобородый. - У нас он даже есть. И вот незадача - нам придется вас убить. Зачем оставлять свидетелей?
  - Нет! Убейте сначала меня! - завопил кто-то за моей спиной. Раздался щелчок разряженного арбалета, и болт вонзился в землю рядом с моей юбкой, глубоко увязнув в дерне.
  - Что это? - ошеломленно спросил один из разбойников. Я обернулась.
  На молодой травке стоял на коленях Даезаэль, схватившись за полу кафтана одного из бандитов. Тот пытался отмахнуться от настырного эльфа разряженным арбалетом. Нападающие выглядели настолько озадаченными этой сценой, что никто из них даже не шевельнулся, только рты пооткрывали.
  - Убейте меня! - вопил Даезаэль, тряся свою жертву, как молодое деревце. Многочисленные косички с косточками со стуком ерзали по спине, ожерелье из высушенных пальцев болталось на худой шее туда-сюда. - Мне жизнь не мила!
  - Это мы быстро, - наконец оправился от удивления чернобородый, взмахивая своим мечом. - Хр-р-р...
  Его колени подогнулись, он начал оседать, из перерезанного горла фонтаном била кровь. Тиса, ловко перекинув свой длинный кинжал в левую руку, подхватила разбойничий меч и мгновенно пригнулась. Чпок! Чпок! В тело разбойника вонзились два болта. Даезаэль тенью метнулся в кусты и исчез в них - не шелохнулась ни одна веточка.
  Я приняла на железную ручку черпака удар бандитского меча, с трудом удержав его двумя руками, присела, так что воздух в ушах свистнул, уходя от другого, и со всей силы ударила черпаком по колену противника.
  Пока он с воем хватался за пострадавший сустав, нырнула вбок, прокатилась по траве, резко вскочила - аж заныли мышцы, обернулась и ударила его по голове. Парень хрюкнул и повалился вниз. Эх, не зря я все-таки не экономила на поварском инвентаре! Спасая мою жизнь, он уже полностью окупил свою цену.
  Выхватив свой кинжал, с которым никогда не расставалась, я обернулась, чтобы оценить обстановку и решить, куда бежать. Но этого не понадобилось - капитан и тролль уже приканчивали последнего бандита, а Тиса, тяжело дыша, утирала кровь из глубокого пореза на щеке.
  - Цела, котя? - крикнул мне Драниш.
  Я кивнула, не в силах ничего сказать.
  - Отвернись, - велел тролль. - Разлей пока суп по мискам.
  Я повернулась к котелку, который, к счастью, не пострадал, стараясь не прислушиваться к происходящему за спиной.
  - Хороший денек. - Тролль чуть позже присел рядом со мной. - Пара минут - и три трупа. Пришлось их в кусты волочить, чтобы интерьер на полянке не портили.
  - Три трупа? - переспросила я.
  - О, прости, котя! Тебя это сильно шокировало?
  Я неопределенно пожала плечами, сама еще не до конца разобравшись в собственных чувствах.
  - Два - Тисы, один - мой. А еще троих мы повязали, пусть пока отдохнут. Поедим, а там будет видно, что с ними делать. А вот Ярик сегодня не отличился, он у нас умеет избавляться от врагов так, чтобы после себя грязи не оставлять. А ты ловко управилась со своим! Где ты такому научилась?
  Я оглядела нашу компанию. Даезаэль, что-то бурча, уже намазывает на щеку Тисы какую-то зеленую мазь, зеленый Персиваль сидит на небольшом бревнышке, стараясь смотреть строго в костер, а капитан изучает отобранное у бандитов оружие.
  - Я же на войну собиралась, Драниш, - наконец ответила я. - Поэтому научилась элементарным навыкам самообороны.
  - Молодец, - сказал Волк, не поднимая взгляда от меча чернобородого.
  - Он тебя похвалил! - обрадовался тролль. - Видишь, как все хорошо. Давайте кушать уже!
  - Как вы можете есть сразу после такого? - выдавил Персиваль.
  - А что? - удивился Драниш. - Как говорится, война войной, а обед - по расписанию. Подумаешь, нескольких уродов порешили! Не они же нас, так что это нужно отметить. А что у нас на второе? О, как пахнет! Перловка с сушеным мясом! Нямка!
  Суп с клецками, щедро налитый в миску, недолго стоял рядом с гномом. Несколько минут - и ароматный парок, а потом и полная ложка несколько примирил хлюпающего носом, взъерошенного, мокрого и жалкого после вынужденного купания гнома с действительностью. Подождав, когда на лице Персиваля расплывется блаженная улыбка, эльф сурово сказал:
  - Пол-миски, не больше.
  - Почему? - с лица несчастного быстро сползла улыбка, лицо стало донельзя растерянным.
  - Живот болеть будет, вот почему, - отрезал Даезаэль без капли сочувствия. - Ты же с утра не завтракал. А я тебя исцелять не собираюсь, запас милосердия на сегодня исчерпан.
  - И как тебя в целители-то взяли! - с отвращением сказал гном. - Тебе только палачом работать!
  - Меня хотели выгнать, - охотно сообщил Даезаэль. - Но я же талант! А талант нужно беречь, холить и взращивать. Так что теперь я даже не талант, а талантище!
  - Скромняжище, - уточнил тролль.
  - Не без этого, - согласился эльф. - Но не хвастаются только те, кому нечем.
  - Такие, как Тиса, - понимающе кивнул тролль.
  - Я тебе колючку в штаны засуну, - пообещала воительница, не отрываясь от еды.
  - Ты уже три года грозишься, - махнул рукой тролль.
  - Да жалко же тебя, дурака.
  - Вы так чудесно дополняете друг друга, - заметил Даезаэль. - Ты, Драниш, лучше женись на Тисе, чем на Миле. Она тебе заскучать не даст.
  Парочка уставилась на эльфа с одинаковым выражением ужаса на лицах.
  - Что ты несешь! - в унисон заорали они.
  - Вот видите. - Целитель неторопливо прожевал и указал на Тису вилкой: - Она же как огонь. Тебе с ней интереснее будет, чем с Милой. Она, - вилка нацелилась на меня, - сильно правильная.
  - А может, мне уже надоел огонь? - почему-то хмуро сказал тролль. - Я, может быть, хочу, чтобы мой дом был тихой заводью. Чтобы дома было тихо, чисто прибрано, обед вкусный, а не недоваренная картошка с песком.
  - Такое только раз было! - запротестовала Тиса. - Нашел что вспомнить! И то ты эту картошку жрал в три горла!
  - Но я при этом кривился, - парировал тролль. - Это только по молодости огонь ищешь. Потом понимаешь, что жена должна быть тылом, а не авангардом.
  - А сколько тебе лет? - полюбопытствовал гном.
  - Как раз столько, чтобы задуматься о создании крепкой семьи. Правда, котя?
  - Тебе виднее, - пробормотала я.
  После еды я подхватила котелки и пошла их мыть. Тролль было направился вслед за мной, но его окликнул капитан, рядом с которым стояла понурившаяся Тиса. Видно, предстоял разбор полетов, и девушку ждала выволочка за то, что не смогла вовремя заметить злодеев.
  После всплеска эмоций во время стычки тело требовало действий, и я энергично драила котлы в ледяной воде, почти не чувствуя пальцев.
  Рядом эльф заботливо очищал от остатков каши свою миску - тонкостенную, расписную, издающую легкий мелодичный звук при прикосновении ложки.
  - Я ее из родительского дома утащил, - сказал он мне, бережно очищая песком узор. - Мама ее специально берегла для внуков, потому что миска не бьющаяся и красивая. Каждый день с нее пыль вытирала. Ну ничего, как на пустое место в серванте посмотрит, будет меня теперь регулярно вспоминать, а то понадеялась, что избавилась от неугодного отпрыска!
  Даезаэль довольно хмыкнул и ополоснул тарелку в чистой воде.
  - Разве она не может себе купить еще одну? - осторожно поинтересовалась я, дыша на замерзшие пальцы.
  Целитель молча взял мои ладони в свои, миг - и тепло тысячами горячих колючек растеклось по рукам.
  - Может. - Он прополоскал в ручье обычную глиняную кружку, какие продаются по два медячка на любом рынке. - Но ведь это уже будет не та тарелка, верно? А ту унес любимый сыночек.
  - Извини, если лезу не в свое дело, но ты "неугодный" или "любимый"?
  - А разве одно другому мешает? Они меня любят, но я их раздражаю. Родители - это такие существа, которым можно угодить только в том случае, если твое изображение мило улыбается с портрета над камином.
  С этой сентенцией я вынуждена была согласиться. Эльф поднялся, собираясь уходить, и я тихо сказала:
  - Спасибо, Даезаэль.
  - О чем ты? А, об этом? - Эльф энергично потряс пальцами. - Не стоит. Если ты отморозишь пальцы, кто будет нам готовить ужин? О Тисиных талантах я уже наслышан.
  Тролль с капитаном о чем-то рассуждали, склонившись над картой и не обращая внимания на окружающих. Я отнесла котелки на место, налила в чайник, висящий возле фонаря на передке фургона, чистой воды. Тиса уже залила огонь и сейчас профессионально уничтожала все следы нашего пребывания.
  Разбойников капитан решил оставить связанными на полянке, предупредив, что доложит об их шайке первому попавшемуся представителю власти.
  Из фургона донесся немелодичный храп: набив желудок, наконец-то смог заснуть гном. Я достала из сумки маленькую баночку с питательным кремом, намазала руки и села на скамью ждать капитана, под чьим руководством я должна была управлять фургоном до вечера.
  Ярослав появился довольно скоро, сел рядом, не удостоив меня взгляда, и приказал:
  - Поехали. Только на этот раз не забывай наполнять накопитель энергией.
  
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"