Александров Павел Дмитриевич: другие произведения.

часть1 -- Поднимается Ветер

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    часть 1я из четырёх. имена и некоторые географические названия (а так же расстояния и сроки путешествий!) нуждаются в уточнении. применение магии Айл-Элиннаром так же будет позже переписано.

Глава 1
Появление колдуна.

   Одинокая тёмная фигура в неясном плаще продвигалась сквозь сумрак ночи и моросящий дождь, и громовые разряды молний часто высвечивали высокий силуэт на затянутом мглой горизонте. Промозглый ветер свистел вокруг, принося с собой ледяной холод.
   Человек - или не человек - брёл на юг. Нет, он не убегал от дождя и холода, как и не рассчитывал он добраться пешком до тёплых земель...
   Он бежал от другого.
   Он бежал от самой Смерти.
   И даже надеялся убежать...
***

   Старый бревенчатый трактир на северо-западной границе Норидана, именуемого многими Светлым Королевством, оплота Объединённой Церкви, не был ни светлым, ни королевским, а убогим и неприятным местом. Скрипучая дверь вела в полутёмный, грязноватый зал с несколькими столиками и баром, полусгнившая лесенка поднималась на чудом не рушащийся балкончик, двери с которого вели в комнаты для ночлега. Называлось это заведение под стать своему облику - "Последний Приют", что сразу же наводило на мысли о могиле... особенно столь близко от Проклятых Земель!
   В полумраке дрожащих огоньков немногих свечей и чадящем пламени трех закопченных масляных ламп отчетливо звучало сытое рыганье и смачное чавканье троих весьма бандитского вида мужиков. Парни поглощали паршивый эль, закусывая копченым мясом - которое вряд ли можно было разрубить топором. Все трое оживленно махали руками, и стальные заклепки их кожаных курток тускло поблескивали в свете лампы.
   Четвертый же посетитель тихо сидел в углу, и отблески огоньков трех свечей играли на его великолепно начищенной кольчуге. Иногда он отрывался от жареного кролика, чтобы бросить презрительный взгляд на веселую компанию на другом конце зала - после чего демонстративно отряхивал тёмно-красный шерстяной плащ. Бутыль лучшего вина, которое отыскалось в этой дыре, почти не привлекала его внимания.
   Трое молодцов хмелели, поглощая эль в объёмах, поразивших бы самого заядлого выпивоху, и, набираясь пьяной смелости, всё больше склонялись к мысли, что без хорошей драки в этом трактире что-то скучновато...
   Обстановка накалялась.
   После получаса мрачного бормотания и злобных взглядов инстинкт самосохранения троих мужиков утонул в непомерном количестве эля и они, одновременно встав из-за столика, направились к одинокому рыцарю. Завидев такое, хозяин трактира немедленно скрылся на кухне и приготовился к осаде, однако троица даже не обратила на него внимания.
   Рыцарь же, лишь на мгновение сложив пальцы в символ Святого Круга, остался неподвижным.
   - Эй, ты, что ты ваще тута делаешь?! - начал один из мужиков.
   Но сидящий даже не посмотрел на говорившего. Лишь кулаки его едва заметно сжались.
   - Эй, братцы, да он, верно, немой! - гоготнул самый здоровенный из троицы, и добавил, - токмо он всё равно зря сюды притащилси...
   - А ну ты, ты чаво расселси? Ты, можа, ищо и глухой? - продолжил второй.
   Рыцарь устало выдохнул, осмотрел свой плащ и поднял взгляд заметно суженых зрачков на незнакомца.
   - Ну и чего тебе надо? - усталым голосом спросил он.
   Заводила неуверенно шагнул назад, но затем пьяная злоба вновь взяла своё.
   - Ты!... - процедил он, - Бла-ародный! Чаво сидишь тута, в нашем, значитца... этом? Вали отседа, покедова...
   Рыцарь заткнул большие пальцы рук за широкий кожаный пояс с серебряной пряжкой и печально произнес:
   - Шли бы вы отсюда, а? Целее будете... - безразлично вздохнув, он сплюнул на пол.
   Двое мужиков немного опешили от такой "наглости", но третий заорал:
   - Каво ты послал? Да я... да мы ж тебя!!! Да ты ваще знаешь, кто мы?!
   Сидящий печально вздохнул и закатил глаза.
   - Я вижу перед собой лишь пьяного урода. - спокойно ответил он.
   - Чаво? Братцы, он меня... уродом... а вот я его!
   Самый смелый замахнулся огромным кулаком, наводившим на мысли о долгой работе в кузнице, но рыцарь оказался быстрее. Не вставая с места, он резко нагнулся вперёд, уходя от удара, и вмазал толстой кожаной перчаткой со стальными заклёпками в грудину наглеца.
   Задохнувшись, тот отлетел к стене, сломав попутно два стула и стол.
   - Да он меня... бей его, братцы! - Взвыл ничуть не пострадавший детина, и все трое потянулись к обломкам стульев, но в тот же миг рыцарь подхватил массивный подсвечник и метнул в рожу поднимавшемуся заводиле, угодив одной из свеч тому точно в рот и вновь повергнув громилу на усыпанный деревянными обломками пол.
   Отвлеченные начинавшейся дракой, ни один из них не заметил, как открылась дверь, но порыв злого холодного ветра, мгновенно загасивший свечи, остудил всех.
   Зал наполнился мерцающим светом трепещущих огоньков трёх масляных ламп, и свистящий, почти змеиный шёпот, вызывающий какой-то первобытный трепет в душах, произнёс:
   - Стоять! Первого, кто тронется, я превращу в мороженый труп.
   Двое оставшихся в строю громил на мгновение замерли, уставившись расширенными зрачками на что-то позади рыцаря. Внезапно губы одного из них задрожали от ужаса и ножка стола выпала из ослабевших пальцев.
   - Отлично. - Глухое шипение говорившего будило потаённые страхи в душах находившихся в трактире. Казалось, холод дерёт изнутри. - Выметайтесь отсюда, пока хуже не стало.
   Теперь уже и второй здоровяк съёжился от ужаса, сжимавшего его душу ледяными пальцами.
   Но в тот момент, когда двое драчунов уже готовы были сбежать, не заботясь о нахождении двери, третий, отчаянно отдиравший от рожи расплавленный воск, наконец прекратил орать и кое-как поднялся на ноги. Слова вошедшего не произвели на него впечатления - он ничего не слышал, отвлечённый собственными проблемами.
   - А ну-ка, парни, вышибем мозги энтому... - взревел было громила, но ледяное шипение прервало его.
   - Душу заморожу... - теперь уже и рыцарь почувствовал, как мёртвая хватка страха сжала его.
   Проняло и заводилу. Все трое, не сговариваясь, одновременно рванулись к окнам и поспешно покинули трактир, не обращая внимания на производимые разрушения.
   Дверь хлопнула, отрезая морозный ветер, и мерцающий свет трепещущих огоньков стал нормальным.
   - Сядь, сэр рыцарь. Надеюсь, я не помешал твоей забаве, но с некоторых пор я просто-таки ненавижу трактирные драки. Особенно с оружием...
   Сказано это было совершенно нормальным голосом, низким, чуть хрипловатым.
   - Кто ты? - спросил рыцарь и медленно повернулся.
   Стоявший у стены чуть в стороне от двери вовсе не производил столь ужасающего впечатления. Матово-чёрный балахон, чёрно-серый плащ, наплечники из странного белого металла, надвинутый на глаза капюшон и сапоги из толстой кожи - ничего такого, что могло заставить троих здоровенных бугаев в страхе бежать.
   И тем не менее на мгновение в сердце рыцаря что-то дрогнуло, а Святой Круг, висевший на цепочке под кольчугой, на миг превратился в льдинку. Казалось, что-то чуждое стоит сейчас у стены, что-то, чему не место в мире... Но странное ощущение исчезло быстрее, чем появилось.
   Заметив пробежавшую по лицу рыцаря тень, вошедший улыбнулся.
   - О. Я вижу, на тебя это тоже подействовало. - почти беззвучно он прошел к стулу напротив рыцаря и мягко опустился, - Успокойся. Я не враг тебе.
   С этими словами странный посетитель откинул капюшон, обнажив ниспадающие на плечи чёрные волосы, из-под которых торчали заострённые уши.
   Рыцарь встряхнул головой и усмехнулся.
   - Колдун... в такой близи от Приграничья... да ещё эльф... - тут он обратил внимание на странный, серовато-белый, цвет кожи эльфа, - А что это у тебя с лицом?
   Колдун улыбнулся в ответ.
   - О, если бы ты прожил почти три года милях в полутораста к северу отсюда, ты бы тоже посерел!
   Рыцарь чуть наклонил голову.
   - Полторы сотни миль к северу? Бесплодные степи?
   Эльф пожал плечами и положил руки на стол, чуть сцепив пальцы.
   - Не совсем... но близко от этого места.
   Брови рыцаря на мгновение поднялись, но он решил переменить тему.
   - Хорошо... - он слегка наклонился вперёд, - но что эльфу делать здесь, вдали от родных лесов?
   Колдун поставил локти на стол и подпёр голову ладонями. Голос его зазвучал холоднее, зрачки чуть сузились.
   - Это... пока неизвестно даже мне самому. - однако через мгновение он вновь усмехнулся, - Ладно, не будем об этом. Вольно или нет, но я вмешался в твоё развлечение. Поэтому... - эльф откинулся и внимательно всмотрелся в шкаф за стойкой, - Хозяин!!! Где тебя носит? Быстро сюда, или остро прочувствуешь всю глубину моего гнева!
   Не меньше, чем через минуту, из задней двери бочком появился низенький хозяин трактира, испуганно осмотрелся, и засеменил к единственному занятому столику своего заведения.
   - Что изволят благородные господа? - заискивающим тоном спросил он, с неудовольствием оглядывая произведённые разрушения.
   Звон тяжёлой серебряной монеты странной чеканки мгновенно привлёк его внимание.
   - Лучшее, что у тебя есть, и побыстрее! - с презрением в голосе произнес эльф, чуть откинув голову назад и зловеще прищурившись, - И упаси тебя Создатель задержаться хоть на минуту!
   - Сию секунду... - промямлил трактирщик и вновь скрылся в задней комнате.
   - Что ж, - улыбнулся эльф, - надеюсь, небольшое угощение сумеет загладить неудобства, которые я тебе причинил. Моё... - он на секунду умолк, - имя Айл-Элиннар, но ты можешь звать меня Айлар.
   - Моё имя Греф, колдун, - кивнул рыцарь. - Не вижу, почему бы нам не закусить...
Глава 2
Если вы решили отправиться на юг...

   Неприветливое осеннее солнце бросило свои первые лучи на земли, по которым проходила северная граница Норидана, оплота Единой Церкви и центра всех человеческих земель. Ничто не напоминало сейчас о вчерашнем ненастье, кроме некоторых не успевших высохнуть луж, размытых дорог, да многих тонн жидкой грязи, ровным слоем покрывавшей долину меж Змеиной и Красной рек.
   Но всё равно, это был хороший день, если сравнить с любым днём ушедшей недели.
***

   Эльф, бывший на самом деле не совсем эльфом, именовавший себя Айл-Элиннар, сидел на убогой кровати, стоящей на грязном полу на втором этаже приграничного трактира с могильным названием "последний приют", и думал за жизнь.
   Последние три года он находился в таких местах, о которых не следовало говорить с каждым встречным. И, по-хорошему, ему необходимо было немедленно вернуться домой, чтобы рассказать о своих открытиях. Однако колдун не ощущал никакого желания возвращаться...
   Его останавливало лишь то, что на севере его немедленно убили бы из кровной мести, на юго-востоке он рисковал попасться за дурацкое тройное убийство, совершённое те самые три года назад, а к северо-востоку были непроходимые горы.
   С другой стороны, он сам был гораздо более опасным существом, нежели три года назад.
   Самой важной задачей на данный момент было связаться со своими сородичами - то есть идти на юг.
   Однако рыцарю совершенно не следовало знать, кем были эти сородичи.
   Поразмышляв несколько минут, колдун составил приблизительный план действий. Он решил пока присмотреться к рыцарю - чем-то молодой человек понравился эльфу, а затем тихо улизнуть, когда придёт время. Айлар встал и направился к висевшей непонятно на чём двери, а в его скрытной душе промелькнула мысль, "жаль, если придётся от него избавиться... но что ж, он всего лишь приспешник церкви."
   Молодой рыцарь, носивший имя Греф, младший сын захудалого барона, лишь два месяца назад получивший посвящение, сидел на такой же кровати, в не менее убогой комнатке с, пожалуй, даже более грязным полом, и думал о том же.
   Его жизнь была несравненно проще и скучнее, нежели у его нового знакомого, и пока что он нигде не разыскивался, никто не начинал с ним кровной вражды, а о горах он и не задумывался.
   Но вопрос - куда идти и что там делать - стоял не менее остро.
   И, так как к северу лежали лишь Бесплодные Холмы, к востоку всё так же стояли горы, на западе жили не интересные людям Ящеры, то и для него оставался лишь один путь - на юг.
   И мыслью "А не по пути ли мне с эльфом?", Греф спустился в полутёмный зал трактирчика.
  
   Таким образом, полчаса спустя, основательно опустошив запасы деликатесов маленького трактирчика, двое путников отправились в ближайший городок, задумав приобрести лошадей и снаряжение для дальнего пути.
   Тёплое солнце быстро подсушило грязь, и через пару часов дороги стали вполне приемлемы для ходьбы. Ласковый ветер разительно отличался от вчерашней измороси, и ни одна тучка не омрачало небосвод.
   - Послушай, эльф, а куда ты идёшь?
   - Этот вопрос пока не имеет однозначного ответа, сэр Греф. - пожал плечами колдун, - Я и сам не знаю...
   Рыцарь замолк на некоторое время.
   - А откуда ты родом? - с интересом спросил он чуть позднее.
   По лицу колдуна на мгновение пробежала тень.
   - С Болотных Пределов. - заметив, что Греф собирается развивать тему, он поднял руку, - Не будем... об этом. Моя мать умерла... погибла из-за Войны Отречения. Я не хочу... вспоминать об этом.
   Человек вновь умолк, отведя глаза. Они прошли почти полмили, прежде чем рыцарь решился заговорить.
   - Твоя семья была убита Непримиримыми?
   Эльф резко остановился. Зло прищурившись, оглядел Грефа с головы до ног холодным, оценивающим взглядом и тихо, но зловеще произнёс:
   - Моя мать была одной из непримиримых, сэр Греф. - он резко отвернулся, голос его зазвучал глухо, - Никогда больше не задавай этот вопрос. Я - не враг тебе, но не дави на меня, ладно?
   Греф виновато вздохнул и потеребил край плаща.
   - Ээ-э... извини меня, если что, эльф.
   Колдун молча двинулся вперёд, рыцарь последовал за ним, мрачно оглядываясь по сторонам.
   - Я ненавижу воинствующую религию, сэр Греф, - глухо заговорил вдруг Айлар, не поворачивая головы, - И всех, кто пытается отнять выбор, считая себя единственно правым. Если бы я мог вернуться в прошлое и прирезать первого Великого Магистра... - он тяжело вздохнул.
   Греф вскинулся.
   - Эй, погоди, ты что, выходит, еретик?!
   Колдун пожал плечами, продолжая шагать.
   - Меня можно по-разному назвать. Мой... тот, кто воспитал меня, говорил - иногда приходится сражаться за свою правду, свою душу, чтобы защитить её от тех, кто хочет тебя осчастливить. - эльф тяжело вздохнул, - Если бы тогда всё пошло по-другому... если бы эмиссары Церкви не действовали столь нагло... если бы придурок Энориан не продал Хранителей инквизиторам - да, сэр Греф, инквизиторы были уже тогда, - если бы они не начали убивать детей... - Колдун вновь вздохнул и мотнул головой, - Всё могло бы быть иначе. Конечно, первый Магистр не виноват, он-то хотел как лучше, он хотел мира, это теперь понятно всем... Но то, как его идея была проведена в жизнь... Я убил бы его за то, что он начал всё это.
   Рыцарь задумался. Всё, чему его учили, говорило: эльф - опасный еретик, ему место на костре, но слова колдуна звучали открыто и честно, в них была своя правда.
   - Но нельзя же переносить свою вражду на веру, колдун! Я понимаю, что в войне отречения есть вина церкви, но нельзя же было...
   Эльф вновь пожал плечами.
   - По мне, так ничего страшного в том, кому ты поклоняешься, нет... И наоборот, нет ничего хуже, чем силой обращать в свою веру, как это делают многие.
   Церковные истины, вдалбливаемые с детства, взяли верх в голове молодого человека.
   - Нет уж, с ересью надо бороться! Если не сражаться за веру, те, кто поклоняется демонам, захватят весь мир и превратят его в землю ужаса!
   Эльф медленно повернул голову и как-то странно посмотрел на Грефа... как на паука.
   - Поклоняются демонам... земля ужаса... что за бред! - пробормотал он, и внезапно плечи его затряслись от беззвучного смеха, - Ну да! Вот ты можешь сейчас вытащить свой меч и попробовать побороться с ересью в моём лице ... кому от этого будет лучше? Мне? Мне будет тебя очень жаль. Тебе? Не думаю, что тебе понравится быть замороженным. Может быть, церкви? Церкви нет никакого дела до нас с тобой. У них дела поважнее. Или, может быть, ты думаешь, что боги возрадуются, если смертные будут убивать друг друга во имя веры? Может быть... но я не стал бы почитать таких богов.
   Рыцарь схватился было за эфес меча, но задумался и разжал пальцы. С пять минут он переваривал сказанное, и, наконец, возразил:
   - Так учит нас церковь... Нельзя позволить демонопоклонникам повергнуть мир в пучину кошмара...
   Эльф поднял взгляд в небо.
   - Ну да... как будто всякий, кто не поклоняется Семи Богам, непременно поклоняется демонам. Вот я, например... думаешь, я буду лизать ноги первому встречному демону, и призывать его принести в мир бесконечный ужас? Спасибо, не надо. Я и сам могу принести в мир немало ужаса, но, почему-то, не хочется...
   Греф поёжился.
   - Спасибо, не надо. - поняв, что повторил слова колдуна, он невольно усмехнулся, - Но ведь демонисты реально существуют, и именно с ними борется церковь! И поэтому церковь учит нас, что с любой ересью надо бороться, ибо каждый еретик может оказаться...
   Плечи колдуна вновь затряслись от беззвучного смеха.
   - Если б ты задумался, какую чушь несёшь... - пробормотал он.
   Греф вздохнул и насупился. Спорить с колдуном было бесполезно - он просто не видел света церкви.
   - А знаешь, почему? По всем границам идут непрерывные войны с теми, кто не поклоняется Семи. Вот церковь и учит бороться с ересью, бороться огнём и мечом...
   Рыцарь часто заморгал.
   - Но ведь церковь была создана, чтобы примирять!
   Эльф печально вздохнул.
   - Ага... С чего началась церковь? - заметив, что Греф смущенно отвел взгляд, колдун удовлетворённо кивнул, - Вот именно. Первый Магистр хотел мира... но, как вы, люди, часто говорите, "с умом задумали, да без ума сделали"... А теперь... Никто почему-то не задумывается... хотя, вполне понятно, почему. Достаточно одной встречи с инквизицией, чтобы уверовать всерьёз и надолго... Только вот кому нужна такая вера, а, сэр Греф?
   Эти слова поразили молодого рыцаря до глубины души, и он надолго замолчал. Вскоре из-за очередного перелеска показался частокол небольшого города - как знал Греф, тут проживало около трёх тысяч человек.
   Потемневшие от времени, а кое-где и прогнившие насквозь брёвна городской стены не внушали доверия, однако в этих краях уже столь много лет не было не то, что войн - даже разбойников-то почти не осталось...
   В центре города, как обычно, располагался деревянный храм, пара трактиров, торговая площадь и казарма полусотни городской стражи. Несколько сотен крепких и не очень, в основном двухэтажных, деревянных домов стояли вдоль трёх главных улиц, разбегавшихся от площади на север, юг и юго-запад. За фасадами зажиточных домов, на боковых улицах, ютились ветхие и покосившиеся развалюшки...
  
   Приобрести двух вьючных кобыл, коня и верховую лошадь не составило труда, ибо колдун оказался неожиданно богат, но со снаряжением возникли проблемы.
   - Уважаемый, не подскажешь, где здесь можно отыскать кузнеца? - неожиданно вежливо обратился колдун к одному из прохожих, бродивших по пустой площади.
   - Эвон, евойная халупа стоит. - ответил мужик, весьма удивлённый подобным обращением со стороны двух господ, - Во-он та, серая... Да не, не та серая, а вон та, малость потемнее. Ага, ента. - но когда эльф направился было к указанному дому, мужик вдруг изрёк, - Токмо вы зазря к нему идёте.
   - Это почему же ещё? - удивленно остановился колдун.
   Мужик внимательно осмотрел носки своих сапог.
   - Дык... занемог он.
   - Чем же это таким он занемог? - издевательски переспросил Айлар, начавший догадываться, в чём дело.
   - Известно чем... чем всегда. Как выжрет бадью тухлого эля, так и занеможет.
   - И... надолго это с ним?
   - Да на неделю, не меньше. - пожал плечами прохожий, - Вона, как проспится, всем всё сделает, и опять...
   Эльф повернулся к рыцарю.
   - Слушай, сэр Греф, ты говорил, здесь можно купить всё необходимое?
   - Да, я тут был... дня три назад...
   Колдун снова заговорил с пожилым мужиком.
   - Послушай, а ещё где можно купить сбрую, седельные мешки...
   - Не-е... ну, можа, сёдла да мешки вы и найдёте, - прохрипел мужик, - а вот всё остальное...
   Тяжело вздохнув, Айлар направился к указанной "серой халупе", не обращая внимания на печальный голос,
   - Да не, всё одно не добудитесь...
   Дверь распахнулась сама собой, как будто и не была заперта, открыв тёмные сени, засыпанные всяческим хламом, от деревянной щепы до стальных прутьев. Рыцарь спешно проследовал внутрь, но колдун остановился, и, пробормотав, "да будь я трижды проклят!", начал оживлённо копаться в куче оглушительно воняющего брагой тряпья, сваленного в углу.
   Через пару минут на свет божий была извлечена рука, а ещё чуть попозже - и весь здоровенный замотанный в отвратительно смердящие лохмотья мужик, самозабвенно храпевший так, что дверь открывалась и закрывалась в такт его дыханию.
   Поразмыслив несколько мгновений, эльф, на секунду прикрыв глаза, призвал свою Силу.
   Немного воды, примерно полведра, холоднее льда. Эффект потрясающий.
   С диким рёвом, от которого дверь таки сорвало с давно проржавевших петель, а рыцаря отбросило к стене, кузнец вскочил с места... попробовал вскочить. Вместо этого у него лишь получилось чуть рвануться вперёд, ровно настолько, чтобы ощутить мягкий ветерок, прижимающий к полу с силой урагана. Ошалело моргая и пытаясь осознать, почему он тут лежит и что же вообще происходит, кузнец заорал:
   - Какого демона!!! Я! У меня!! Да я!!!!! - и ещё множество подобных бессвязных изречений, щедро сдобренных отборной руганью, но ответом ему было молчание.
   Спустя десять минут кузнецу надоело орать и дёргаться, и он затих.
   - Ну что ж, уважаемый, - эльф нарочно произнёс это слово с нескрываемым презрением, ибо запах, исходивший от кузнеца, был способен свалить с ног кабана, - я думаю, тебя сейчас более всего интересует, кто мы, и за каким делом вломились в твой дом... - колдун поморщился, - хотя назвать эту халабуду домом у меня язык не поворачивается... Вот ответ на этот вопрос.
   С этими словами колдун протянул руку и показал кузнецу золотой. Повертев им перед глазами своей жертвы, эльф продолжил:
   - Итак, мы здесь проездом, у нас есть деньги, но совершенно нет желания ждать.
   По глазам кузнеца было ясно, что до него дошло, что пришедшие не собираются убивать и грабить.
   - Отлично. Сейчас я тебя освобожу. Только не вздумай драться, тебе же будет хуже...
   Через пару часов у них было всё необходимое для дальней поездки. А кузнец, с ужасом смотревший в спину удалявшегося колдуна, клялся себе, что больше никогда, ни в жисть, ни чарочки, ни капельки...
  
   Полчаса спустя, когда солнце уже касалось вершин деревьев на западе, а тень шпиля городского храма пересекла площадь и уперлась в ворота казармы стражи, колдун и рыцарь сидели в трактире и отдыхали после дневного перехода, коротая время разговором.
   - Что движет искателями приключений? Что заставляет людей и не-людей, гладкокожих или покрытых шерстью, гигантов и гномов, срываться с места и уходить в дальнюю дорогу, без всякой гарантии вернуться? Почему они бросают свою тихую, уютную жизнь, и отправляются в неизведанное? Что надеются найти там, за горизонтом?
   Некоторые ищут славу. Некоторые - богатство. Кто-то надеется обрести лучшую жизнь, а иные - получить власть. Но большинство уходит потому, что больше не может сидеть на месте. На них давит их жизнь, они не могут больше выдерживать однообразие повседневности, и, когда нити, привязывающие их, становятся слабее желания перемен, слабее жажды нового, эти нити рвутся.
   Ибо жизнь нуждается в переменах. Сама жизнь состоит из перемен...
   Колдун, скрывающий свое сероватое лицо под капюшоном, умолк и отхлебнул из глиняной кружки. Молодой рыцарь в кольчуге, наполовину скрытой накидкой с символом Объединённой Церкви, пожал плечами.
   - А знаешь, эльф, тебя ведь могут и повесить.
   Айлар гнусно усмехнулся.
   - Ага. Я только что убедительно доказал, что государства не вечны.
   Рыцарь удивлённо моргнул и потряс головой, но колдун продолжил:
   - Да-да! Жизни нужны перемены, старое сменяется новым, жизнь сменяется смертью и наоборот. А любое государство, прежде всего, хочет остановить любые изменения, ибо те, что сидят у власти, никак не хотят эту власть терять. Конечно, порядок необходим. Но абсолютный порядок - это смерть. Немного хаоса, немного перемен - тоже необходимо... А любой король, министр, канцлер, генерал - они прежде всего боятся изменений. Потому что перемены могут оставить их не у дел. И поэтому, когда жажда изменений становится нестерпимой, государства тонут в крови восстаний.
   Греф усмехнулся и потёр лоб.
   - Да, если ты начнёшь об этом болтать, тебя таки повесят.
   - Нет... - эльф покачал головой, - Я безобиден. Я же не поднимаю восстания... Я просто объясняю, почему они время от времени случаются, даже в самых благополучных странах. - наклонившись вперёд, он добавил, - К тому же, я такие вещи, как правило, не говорю...
   Рыцарь сделал два изрядных глотка из другой кружки.
   - Ну да. Выглядит это всё безобидно... Мол, восстания происходят не потому, что король дурак, или господа замучили, а потому, что люди перемен хотят...
   Эльф рассмеялся своим беззвучным смехом.
   - А вот ежели король - дурак, так люди хотят перемен ещё больше! Но тут дело в другом. Если всё благополучно, и люди довольны жизнью - они не будут поднимать восстание - слишком много придётся потерять. Ведь все знают, чем обычно кончаются восстания. Поэтому-то их и поднимают чаще всего там, где жить особенно плохо.
   - Не, ты мне голову не морочь, эльф! - Греф хлопнул рукой по столу, - Нескладно у тебя получается. То ты говоришь, в жизни нужны перемены, поэтому люди идут искать приключения или поднимают бунт. А потом говоришь, чем жизнь лучше, тем меньше восстаний.
   Колдун вздохнул.
   - Я уже сказал, что искатели приключений уходят лишь тогда, когда нити, что держат их на месте, становятся слабее жажды перемен. Эти нити - привычки, любовь, жадность, вера, обыкновенная лень... То же самое и с восстаниями. Если все довольны и богаты, то нити, что держат их на месте, сильны. А если забиты, голодны и озлоблены - нити так слабы, что готовы оборваться в любой момент.
   Рыцарь задумался, потом медленно проговорил:
   - Да... ежели так посмотреть, то всё понятно получается. Народ должен быть сыт и доволен жизнью, тогда и убегать никто не будет, и бунтовать не захотят.
   Эльф довольно улыбнулся.
   - Да, я ещё сделаю из тебя настоящего феодала! Жаль, земель у тебя нет. Ну ничего, замок - дело наживное.
   Греф засмеялся.
   - Да, с тобой завоевание замков вдвоём уже не выглядит бредом.
   - Ха! Когда-нибудь я тоже построю себе замок. В горах, покрытых вечным снегом. Чтобы смотреть по вечерам, как кружится вьюга за окном, вытянув ноги у камина. Но это будет ещё не скоро...
   Оба они помолчали, а затем снова продолжили неспешный разговор, о том, что движет народами земли, о том, что ждёт их на дальнем пути, о том, что было и чего не было, что будет, и чему сбыться не суждено...
   Пока рыцарь не задал один вопрос.
   - Послушай, эльф... ты ведь маг. Каково это... стать магом?
   Колдун надолго умолк, и, когда Греф уже собирался было сменить тему, ответил.
   - Тяжело. Одиноко. Чтобы обучаться, необходимо пожертвовать многим... Дни и ночи проводишь, стремясь стать сильнее... узнать новое. Поэтому великие маги - эгоистичны и нелюдимы. Я тоже... такой. Ловушка в том, что предела нет. Становишься сильнее с каждым годом, но всегда есть кто-то, ещё сильнее тебя, и жажда Силы становится лишь больше. Знаешь... - эльф на мгновение задумался, взгляд его скакнул вправо, влево, но затем он взял себя в руки и продолжил, - существуют те, кого жажда Силы поглотила целиком. Они идут на всё, лишь бы получить ещё хоть малую толику мощи. - Айлар наклонился вперёд над столом и тихо проговорил, - Они ужасны, сэр Греф. Ты не поверишь, на что они идут, чтобы стать ещё хоть чуточку могущественнее. Упаси тебя Создатель от встречи с одним из таких... Я едва не стал таким сам. - колдун откинулся к стене и мотнул головой. - Единственный способ избежать этого - найти какую-нибудь цель... ради которой стоит жить.
   Эльф снова замолчал, налил себе полную кружку и одним махом выпил.
   - Знаешь... я, пожалуй, пойду немного прогуляюсь. - и молча ушёл, не взирая на удивлённый и немного сочувствующий взгляд рыцаря.
Глава 3
Появление вора.

   Осенний вечер обещал быть столь же приятным, как и день до него. Грязь на дорогах окончательно подсохла, ни одной тучи так и не появилось на горизонте, ветер был тёплым и ласковым.
   Казалось, само будущее обещает быть таким же солнечным и мягким...
   Но время слишком часто нарушает свои обещания.
***

   Солнце уже закатывалось за горизонт, и обе яркие полные луны светились в небе, покрывающимся ночной чернотой. Неожиданно тёплый ветерок гнал по улице пыль, уже вновь появившуюся после дождей, и пожухлая трава приятно шелестела под ногами. Не смотря на поздний час, на улицах городка было полно народа, особенно в центре, возле церкви, трактиров и рынка, окружённых немногими каменными строениями.
   Колдун, именовавший себя Айл-Элиннар, шёл по одной из главных улиц и, проникая в чувства прохожих с помощью усиленной магией эмпатии, пытался угадать мысли и намерения окружающих его людей. Вот толстая матрона, чем-то страшно недовольная, идёт к ближайшему трактиру. Она, вероятно, зла на своего мужа-пьянчугу, и, наверно, собирается надавать ему оплеух, когда найдёт. Вот троица мужиков, они идут в другой трактир, скорее всего, чтобы выпить по чарочке после трудового дня. А вот ещё одна компания, но эти, похоже, уже расходятся по домам.
   Вдруг что-то странное промелькнуло в его восприятии. Необычное сознание, какое-то приглушённое, как будто прикрытое от постороннего. Внезапно, обладатель этого сознания оказался совсем близко, и в ту же секунду устремился прочь.
   Но вот в руках этот человек уносил кошель Айлара!
   - Именем Ветра! - пробормотал колдун, призывая свою Силу.
   Скрученные потоки воздуха понеслись вдогонку удаляющемуся вору, но тот, как-то угадав опасность, вдруг пригнулся, прыгнул вбок и, петляя, побежал. Кольца, которые должны были обездвижить наглеца, сомкнулись и опали, рассыпаясь безобидными ветерками.
   Пробормотав что-то нелицеприятное, колдун бросился в погоню, на ходу бросая вперёд потоки силы, но цель была слишком быстра. Но, за миг до того, как вор скрылся в одном из переулков, Жгут Боли охватил его руку.
   Айлар ощутил попадание и почувствовал слабую пульсацию сгустка силы, обернувшегося вокруг руки жертвы и начавшего поначалу легко раздражать нервы вора. Усмехнувшись, колдун двинулся вслед убегавшему, ожидая, пока Жгут Боли заработает в полную силу. Это была отвратительная магия, годная лишь в камерах пыток, но сейчас был именно такой момент.
   Прошло не менее четверти часа, чем Айлар ощутил, что вор больше не удаляется, и заспешил. Жертва, поражённая Жгутом Боли испытывает постоянно усиливающуюся боль, которая при плохом контроле может и убить - а колдун не любил убивать.
   Вор успел уйти почти до частокола. Тьма заволокла узенькие улочки городка, но колдун прекрасно видел мерцание силы впереди - у самой границы города. Сила заклятия уже приближалась к порогу, за которым жертва теряет контроль за своим телом.
   Однако, к своему немалому удивлению, колдун, приблизившись, не услышал криков вора - а практически любое живое существо сейчас уже давно вопило бы от боли, забыв обо всякой осторожности.
   Поняв, что встретил неординарного противника, колдун вздохнул и, приготовив Сеть Ветра, повернул за угол и на мгновение замер от неожиданности.
   Возле самого частокола сидела, скорчившись, фигура в тёмном плаще с глухим капюшоном - женская фигура! Воровка, тихо постанывая, прижимала к животу левую руку и с отчаянием смотрела на нависающую стену, которую была уже не в силах преодолеть.
   Развернув Сеть, Айлар шагнул к сидящей. Воровка подняла взгляд.
   Её синие глаза на искажённом мукой лице светились яростью, зубы были сжаты, а из прокушенной губы сбегала струйка крови. Из-под абсолютно белых волос чуть торчали слегка заостренные уши. Превозмогая боль, она сумела выдавить с явственно звучавшей ненавистью:
   - Будь ты проклят, маг! Убей меня!
   Колдун хищно улыбнулся, так, что даже демонам сделалось бы страшно, но потом спокойно, с некоторым уважением и восхищением проговорил:
   - Тебе просто не повезло... эльдар.
   Растянув Сеть поперёк переулка, колдун прекратил поток Жгута. Спектр и сила эмоций воровки, которые он ощущал с помощью эмпатии, показывал, что жертва ещё достаточно сильна, чтобы серьёзно сопротивляться.
   А Айлару не хотелось драки. Конечно, он легко справился бы с обессиленной воровкой, но почему-то совершенно не хотелось её убивать. И сейчас эльф, осторожно приближаясь, напряжённо думал, как повернуть ситуацию, чтобы разрешить конфликт с наименьшими потерями... и при этом вернуть себе кошель.
   Но девушка решила всё за него. Резким движением выхватив кинжал, она успела замахнуться, но тот бессильно выпал из её руки. С тихим хрипом она завалилась на землю.
   С сожалением вздохнув, колдун расплёл своё жуткое заклинание и создал Шок. Для измученной воровки этого оказалось слишком много, и девушка потеряла сознание.
   Прижав жертву сетью Ветра, Айлар склонился над ней и вытащил из-под плаща свой кошель, удовлетворённо усмехнулся и засунул за пазуху. Затем, подумав, начал творить заклинание поиска, которое было обратимым и двояким.
  
   Рыцарь Греф, изрядно напившийся и уставший, уже собирался идти спать, когда какое-то мимолётное чувство привлекло его внимание. Казалось, кто-то зовёт его, что-то тянет его на улицу. С трудом понимая, что происходит, человек добрёл до двери трактирчика и ступил наружу.
   Холодный, пронизывающий ветер опустившейся ночи слегка прояснил его разум, и рыцарь понял, что неясное чувство влечёт его на окраину городка. Как будто ему просто необходимо немедленно пройти туда, к частоколу, иначе случится что-то нехорошее. Ощущение было чем-то сродни чувству опасности - и вместе с тем похоже на далёкий, тихий зов...
   Грефа осенило. Зов колдуна! Что-то случилось, и эльф пытается позвать его...
   Собравшись с мыслями, человек двинулся вперёд, следуя неясному чувству.
   С трудом разбирая дорогу в темноте при слабом свете немногих звёзд, проглядывавших из-за облаков, вновь затягивающих горизонт, рыцарь покинул основную улицу и заплутал в хитросплетении дворов и переулков. Но зов чётко указывал направление, а городок был не столь большим, чтобы заблудиться в нём навсегда, и вскоре Греф почувствовал, что цель близка.
   Свернув за очередной поворот, человек увидел странную картину. Прямо перед внешним частоколом, который в этом месте частью обвалился, частью сгнил, стоял колдун и, время от времени покачивая головой, смотрел на неясную фигуру, лежащую у него под ногами.
   Но не успел Греф сделать шаг, колдун, не поворачивая головы, изрёк:
   - Вот полюбуйся, сэр рыцарь, какая наглость! Меня ограбили! Нет, ну это надо же!
   В голосе эльфа звучала какая-то странная радость.
   - Что у тебя случилось? И кто... - Греф запнулся, разглядев, кто лежит на земле, - эта женщина?
   Плечи колдуна сотрясал беззвучный смех.
   - Ты представляешь, она осмелилась ограбить меня! Меня! И не просто так, мне пришлось за ней полчаса гоняться, чтобы вернуть кошель, это при всём моём умении! А потом она ещё и попыталась меня зарезать! Я просто восхищён!
   В голове рыцаря зародилась мрачная мысль...
   - Она... хотя бы жива?
   Резко повернувшись, колдун смерил Грефа тяжёлым взглядом и угрюмо произнёс:
   - Естественно. Интересно, как мне... - запнувшись, эльф поправился, - Что нам теперь с ней делать?
   Греф задумался. Вообще-то воровку следовало отдать местной страже...
   Но колдун пресёк эту идею в зародыше.
   - Мне, например, будет жаль, если ей отрубят руку. Она... - внезапно колдун прервался, и на лице его появилось странное выражение. Прежде, чем рыцарь успел понять, что происходит, колдун справился с собой и продолжил, однако у человека осталось смутное ощущение, что эльф хотел сказать совсем иное, - ...уже получила от меня сполна. Даже больше. Но не бросать же её просто так?
   Не совсем понимая мотивы Айлара, вернее совсем их не понимая, Греф возразил:
   - Но она же... вор? Стража затем и существует! По закону...
   Внезапно человек замолчал, встретившись взглядом с эльфом. В глубине глаз колдуна он увидел несвойственное тому чувство... Затаённую ярость.
   - Я не собираюсь отдавать её страже. Она... - Айлар вновь прервался и опять произнёс явно не то, что собирался, - осмелилась украсть кошель у мага, активно защищённого заклятиями, и при этом сумела бы скрыться, если бы не досадная - для неё - случайность. Как хочешь, но я собираюсь с ней хотя бы поговорить.
   Греф тяжело вздохнул, собираясь вновь возразить, но колдун вскинул руку, не давая шанса.
   - Мне лично глубоко плевать, если она обчистила полстраны! Я не хочу...
   Рыцарь усмехнулся. Поведение колдуна наводило на раздумья, но опьянение не давало сосредоточиться.
   - Она украдёт всё наше золото, и второй раз ты её не поймаешь.
   От голоса колдуна повеяло северным холодом.
   - Нет. Я ей не дам такого шанса.
   Грефу сразу стало неуютно, но сдаваться он пока не собирался.
   - Ну хорошо, ты можешь её удержать. Но зачем? Она же вор! С ворьём надо бороться!
   Эльф вновь смерил человека тяжёлым, недобрым взглядом.
   - С конкретно этим вором мне никак не хочется бороться.
   Но почти сразу угроза исчезла с лица колдуна, и он вновь беззвучно рассмеялся.
   - Да брось ты, сэр рыцарь. - покачав головой, он вздохнул, - Просто хочется понять, каким образом ей удалось меня обокрасть - это, поверь мне, весьма сложная задача. Я не держу на неё зла.
   С показным тяжёлым вздохом рыцарь согласился, но сразу же задал другой вопрос:
   - А что ты собираешься с ней делать? Стоять здесь, пока она не придёт в себя? Мне холодно. Я вообще устал и хочу, демоны всё забери, спать!
   Эльф насмешливо пробормотал что-то вроде "пить надо меньше", но ответил:
   - Хотелось бы... впрочем, это неважно. Пока я собираюсь привести её в трактир и спокойно поболтать.
   - Но как?
   Айлар лукаво ухмыльнулся.
   - Тебе когда-нибудь доводилось водить пьяную леди под руку?
   Греф ошарашено воззрился на него.
   - Нет!
   Колдун медленно и задумчиво кивнул.
   - И мне нет... - усмехнувшись, он заключил, - Надо попытаться!
   - Ты это к чему?
   Эльф указал на лежащую воровку.
   - Она без сознания. А от тебя разит, и, если мы аккуратно её поведём, сойдёт за пьяную. Видок у нас, конечно, ещё тот... - добавил он задумчиво, затем неожиданно спросил, - Видел когда-нибудь в доску пьяного колдуна?
   - Нет...
   Айлар как-то странно передёрнул плечами, будто от холода.
   - Я... тоже не видел. Маги, как правило, не напиваются, ибо пьяный колдун - это, поверь мне, страшно.
   Греф припомнил историю трёхлетней давности... Тогда вся страна была потрясена убийством министра, принца крови, и, по слухам, причиной трагедии стал один выпивший маг...
   - Да, я слыхал... об одном. - наклонившись к лежащей воровке, он не заметил, как колдун болезненно скривился, - Ладно, давай попробуем, что ли...
   Взяв девушку под руки, они направились к своему трактирчику. Выйдя на главную улицу, колдун принялся орать нечленораздельные песни пьяным голосом, что-то про ветер, что рушит скалы, вечном льде, сковавшем душу, и пламени, сжигающем сердце. Поудивлявшись, но вскоре поняв его задумку, рыцарь принялся подпевать что-то своё, тем более что его и так давно тянуло спеть.
   Демонстративно пошатываясь, компания шумно завалилась в трактир, чуть не вышибив дверь, и направилась на второй этаж, дважды едва не свалившись с лестницы.
   Там, едва зайдя в небольшую комнатку, Айлар мгновенно сбросил с себя пьяный вид и принялся за дело. Уложив воровку на один из лежаков, он аккуратно привязал её за руки и ноги заклятиями Ветра, достал кружку и начал что-то сосредоточенно творить.
   Сначала облачко тумана пролилось маленьким дождём. Затем жидкость начала быстро менять цвет и запах, пока, наконец, от неё не понесло сильнейшим тяжёлым запахом и она не стала вновь идеально прозрачной. Удовлетворённо кивнув, Айлар наклонился над кружкой и резко отшатнулся, передёрнувшись. Кивнув ещё раз, он протянул своё произведение рыцарю, уже засыпавшему на стуле.
   - Принюхайся...
   Вдохнувшего немного "ядовитых" испарений Грефа проняло до костей, хмель мгновенно вылетел, и он согнулся в мучительном кашле. Отчаянно махая руками, человек рухнул на колени, и прошло несколько минут, прежде чем он вновь смог дышать.
   Колдун, с интересом наблюдавший за этим, вздохнул.
   - Нет, не пойдёт. Где-то я ошибся.
   И, не глядя, выплеснул кружку в окно. Проводив чистую прозрачную струю мутным взглядом, Греф воззвал к милости Семерых, чтобы на улице в этот момент никого не было...
   Вновь повернувшись к колдуну, он призвал на голову того все кары демонов, и лишь тогда Айлар, уже собиравший новое облачко над опустевшей кружкой, поднял руки.
   - Ладно, ладно! Подождём... естественного развития событий.
  
   Уже поздно ночью, когда Греф уже совсем было завалился спать, колдун как-то весело воскликнул:
   - Э, да она приходит в себя!
   Девушка, с трудом повернув голову, прохрипела со злостью:
   - Ты!!! Отродье паршивых ящериц и гнусных демонопоклонников! Гнида подземная!
   - Удивительная догадливость о моей истории и месте рождения... - колдун тяжело и грустно вздохнул.
   Греф посмотрел на него, потом на воровку.
   - Эй, что такое?
   Колдун повернулся к рыцарю, и тоскливо ответил:
   - Она совершенно точно угадала моё прошлое, Греф, ошибившись лишь в одном...
   Что-то в его взгляде подсказало, что вопрос, в чём именно ошиблась воровка, приведёт к крупным неприятностям, и рыцарь благоразумно промолчал.
Глава 4
Ночь и пламя.

   Ночь уже завершалась, Шадар клонился к западу, а небо на востоке начало слабо светлеть. Тучи, что дали однодневную передышку, вновь наползали с севера, стирая звёзды с неба. Ветер, вечером столь мягкий, вновь приобретал силу шторма и холод льда.
   Немногие люди, что вчера бродили по улочкам городка, уже давно видели десятый сон, и лишь десяток стражников из полусотни городской стражи несли службу у северных ворот - Бесплодные Пески были слишком близко, чтобы спокойно спать.
   Кроме казармы стражи, свет не гас и в одном из окон трактира на площади...
***

   Колдун мерил шагами комнату, изредка бросая взгляды на свою пленницу. Рыцарь сидел в кресле и клевал носом - ему было уже всё равно, что происходит вокруг. Эльфийская девушка, удерживаемая на деревянном лежаке силой колдуна, свирепо смотрела на Айлара и периодически отпускала ядовитые замечания по поводу родословной, внешнего вида и вредных привычек последнего. Наконец, колдуну это надоело и он остановился.
   - Что, козёл горный, устал? Копыта отсохли?... - начала воровка, но колдун вскинул руку и воздух замер во рту девушки.
   - Заткнись! Просто... заткнись. - свирепо рявкнул он, - Я начинаю жалеть, что не убил тебя в том переулке.
   Воровка продолжала злобно сверлить его глазами, но не могла проговорить ни слова. Колдун яростно оскалился и резко сел на край лежака.
   - Если перестанешь меня раздражать, обещаю, что ты уйдёшь отсюда одним куском и на своих ногах. Если же нет... - он беззвучно рассмеялся, - то не обещаю.
   Бесплодно прождав реакции, но так ничего и не добившись, он подошёл к рыцарю и осторожно тронул того за плечо. Греф что-то неразборчиво буркнул и начал быстро клонится к полу... Потоки ветра подхватили обмякшего человека и опустили на второй лежак.
   - Так, он нам не помешает. - пробормотал колдун и развернулся к девушке, - Гадаешь, что мне от тебя нужно? - внезапно, пристально вглядевшись в глаза пленницы, он запнулся. На мгновение всё тело его напряглось, кулаки сжались, но он смог взять себя в руки, тряхнул головой и вновь беззвучно рассмеялся.
   - Очень... логичная догадка. Весьма и весьма близкая... правдоподобная. Но нет. - колдун ехидно ухмыльнулся, - совсем не это.
   Отвернувшись, он вновь принялся расхаживать по комнате.
   - Дело совсем в другом. - однако эти слова прозвучали как-то натянуто, как будто колдун по большей части убеждал сам себя. - Ты слишком хорошо уворачивалась от моих попыток перехватить тебя. Обычное... существо на такое не способно. В тот момент я выпустил против тебя всё, что мог, а, поверь, могу я немало.
   Однако ответом ему был тот же яростный взгляд и злобные гримасы.
   Печально покачав головой и тяжело вздохнув, он остановился, задумавшись. Несколько минут он, казалось, спорил с самим собой, затем вздохнул ещё раз.
   - Хорошо!
   Опустившись в кресло, где минутой раньше сидел рыцарь, Айлар щёлкнул пальцами и воздушный кляп рассосался. Хмыкнув, он покровительственно улыбнулся.
   - Тебе не повезло. Я оказался волшебником... но ты действовала так, как мог бы действовать лишь обученный маг... или кто-нибудь, обладающий талантом. Кстати, прекрати изображать бесстрашие. Я прекрасно ощущаю твои чувства, от страха, что готов затопить твоё сознание, до удивления, что ты ещё жива. Поэтому хватит корчить из себя круть, говори серьёзно.
   Девушка тяжело вздохнула, но сумела удержать контроль над эмоциями.
   - Зачем ты приволок меня сюда? Чего ты хочешь?
   Этот простой вопрос оказал на колдуна странное воздействие. Он открыл рот, собираясь что-то сказать, но вдруг резко выдохнул, поник, и, отвернувшись к окну, нарочито-спокойным голосом ответил:
   - Совершенно ничего... Я... - ещё раз вздохнув, он продолжил, - Просто в тот момент был поражён тем, что меня ограбили...
   Ещё раз окинув взглядом свою пленницу, он невесело усмехнулся.
   - А теперь я просто опасаюсь, что ты бросишься на меня с ножом, который спрятан у тебя в сапоге - кстати, он у тебя плохо закреплён и натирает тебе ногу.
   Воровка скривилась.
   - Ты так сильно боишься за свою жизнь? Ведь ты же колдун!
   Колдун со странной улыбкой медленно покачал головой.
   - Будь я даже самым сильным колдуном в мире, я мало что смог бы сделать с перерезанной глоткой. А ведь именно это ты собираешься устроить мне при малейшей возможности... - на мгновение он замолк, затем добавил, - и двигаешься ты столь быстро, что вряд ли я сумею тебя остановить.
   Воровка язвительно ухмыльнулась.
   - Ой, вот только не надо демонстративно трястись от страха!
   На мгновение глаза колдуна полыхнули магическим огнём, но он вновь сдержался.
   - Нда, по-хорошему ты не понимаешь... - вздохнув, он назидательным тоном продолжил, - Не боятся только дураки и мертвецы. А я... Скажем так, я разумно опасаюсь за сохранность своей шкуры. Она, можешь поверить, мне оч-чень дорога. Другой у меня, знаешь ли, нет...
   Пленница неожиданно для самой себя улыбнулась.
   - Ничего, новая отрастёт! Знаю я вас, колдовское отродье!
   Айлар поражённо уставился на неё и изумлённо заморгал, но мгновение спустя усмехнулся, покачав головой.
   - Никогда не пробовала себя в прорицательстве? Из тебя вышла бы неплохая гадалка.
   С улицы донёсся какой-то шум, но на него не обратили внимания. Начало понемногу светать.
   - Ладно, скажи лучше, что мне теперь делать? Просто отпустить тебя?... - на миг губы его сжались и в глазах проскользнуло сомнение, но это выражение исчезло прежде, чем пленница успела его заметить, - Да, пожалуй, это будет... пожалуй это возможно. Хотя...
   Поднявшись, колдун вновь прошёлся по комнате.
   - Я сейчас тебя освобожу... только не делай глупостей. Я почувствую, что ты собралась нападать, ещё до того, как ты напряжёшь руку.
   Однако, прежде, чем сделать что-либо, он отвернулся к стене и совершенно безразличным тоном произнёс:
   - Ты вольна делать что хочешь, но... подумай вот над чем. Ты живёшь среди людского дна... нравится ли тебе эта жизнь? Долго ли ты проживёшь здесь? Тебя поймают, и у тебя будет на одну руку меньше. А потом ты загнёшься от голода. Ибо ты ничего больше не умеешь. К тому же... эльф среди людей... хотя... полукровка, верно? слишком заметно. Но... - он оборвал сам себя, вздохнул и закончил, - ты свободна.
   Мгновение спустя пленница почувствовала, что ничто больше её не удерживает. Айлар молчал.
   Осторожно и недоверчиво девушка поднялась с лежака. Колдун стоял у противоположной стены и ждал. Полуэльфийка открыла рот, приготовившись что-то сказать, но с улицы внезапно раздались тревожные крики.
   - Что такое? - колдун принюхался, - Проклятье, мы горим!
   Дальнейшее происходило быстрее, чем доступно глазу. Рыцарь с воплем вскочил, облитый ледяной водой, окно и часть стены вылетели на улицу, выбитые мощным воздушным кулаком. Девушку мягко, но сильно толкнуло в спину и вынесло на улицу. С испуганным воплем она рухнула на мостовую, но потоки воздуха упруго остановили её падение. Следом за ней из пролома в стене второго этажа вылетел, кувыркаясь, Греф и грохнулся на дорогу со злобной руганью.
   Здесь, на улице запах гари был отчётливо заметен. Осмотревшись, полуэльфийка поняла, что то, что казалось рассветной зарёй, на самом деле зарево полыхающих домов в северной части города.
   Сквозь предрассветную мглу, смешавшуюся с дымом, стелющимся по земле, бежали люди. Кто-то тащил скарб, кто-то просто бежал подальше от огня, кто-то что-то голосил...
   Рыцарь, пробормотав что-то нелицеприятное по поводу происхождения и анатомических особенностей колдуна, поднялся с земли и внезапно выхватил меч.
   - Будь я проклят, там идёт бой!
   Подавленная всем произошедшим воровка не сразу поняла, что сквозь крики испуганных горожан и треск пожара слышны лязг и звон стали...
   Греф затравленно осмотрелся, но драться было не с кем - вокруг бегали перепуганные горожане, не было заметно ни одного вооружённого противника. А полуэльфийка заворожено смотрела на приближающееся зарево огня, не в силах оторвать взгляд от беспощадного пламени, пожирающего один дом за другим.
   Ветер был слаб, но огонь бежал быстрее воздуха, с остервенением набрасываясь на деревянные дома, удивительно быстро обрушивающиеся под напором яростной стихии, и вскоре пожар был уже совсем близко.
   Из густой дымки вынырнул колдун на коне, ведущий в поводу ещё одного и двух лошадей, и заорал:
   - По коням, быстро! Я не знаю, что здесь происходит, но надо убираться из пожара!
   Внезапно ещё несколько сполохов пламени показалось с запада, дым стелился по земле, смешиваясь с утренним туманом. Резкий запах гари щипал глаза и разъедал горло. Обезумевшие люди бежали на восток, подальше от огня, что быстро перебирался с дома на дом.
   - Не стой столбом! - закричал колдун, заметив, что девушка не трогается с места, но та не реагировала, с ужасом смотря на пробегающих людей и приближающийся огонь. - Очнись! - но, видя, что его слова не приносят результата, подхватил воровку и перекинул поперёк седла. Рыцарь уже оседлал своего коня, и они бросились прочь сквозь мглу и дым.
   Не успели они покинуть площадь, как огонь охватил трактир, в котором они находились несколько минут назад и понёсся дальше, охватывая обречённый город. Задержавшись на мгновение, колдун бросил быстрый взгляд на полыхающие дома и тугая волна воздуха ринулась навстречу пламени.
   Воздушный поток, взяв разгон над центральной улицей, обрушился на горящие строения, и рыцарь замер, поражённый результатом.
   Крепкие дома, охваченные огнём, рассыпались в щепу под ударом ветряного молота, огонь срывался и исчезал в жестоком урагане, а штормовая волна покатилась дальше, взметая пепел и угли.
   Но стоило напору иссякнуть, огонь поднялся с новой силой, ещё быстрее, ещё смертоноснее.
   - Уходим! Сейчас мне не справиться с таким пожаром! Кто-то распаляет огонь!!!
   Колдун рванул коня и понёсся по улице, и рыцарю ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Люди бежали куда-то на юго-восток, словно позабыв, что единственные не охваченные пожаром ворота остались к югу.
   - Огонь догоняет нас! - вскричал Греф, но Айлар лишь отмахнулся. Дома по обеим сторонам улицы уже занимались. Они неслись сквозь сплошную пелену гари, озаряемую сполохами пламени. Странная сила, распаляющая огонь, разносила пожар с огромной скоростью, не оставляя городу никакой надежды.
   - Это нападение! Здесь действует чужая воля, усиливающая огонь! - проорал Айлар, - Но пожар тоже возник не сам по себе! Проклятие, что происходит?!
   Ещё несколько минут они мчались, но внезапно пелена дыма расступилась, открывая страшную картину - более сотни тел горожан лежали в южных воротах частокола, а позади стоял десяток лучников в одинаковых кожаных нагрудниках без гербов и слаженными выстрелами забрасывал город горящими стрелами.
   Когда конь рыцаря вырвался из клубов дыма, один из стрелков что-то вскричал, лучники резко опустили прицел. Глаза колдуна полыхнули белым огнём, но следующий залп уже пошёл навстречу убегающим.
   Но тщетно. Мощная волна воздуха рванулась вперёд, отбрасывая стрелы и сбивая стрелков с ног. Айлар что-то неразборчиво проорал, раздался леденящий кровь свист, хлопок, и трое лучников отлетели назад со страшными ранами, нанесёнными внезапно затвердевшим ветром.
   - Вперёд! - воскликнул он, создавая в руке водяной бич. - Ну же! - колдун хлестнул своим страшным оружием, и один из уже поднимавшихся противников, спешно вытягивавший из ножен короткий меч, вновь упал, обливаясь кровью. Беглецы рванулись вперёд, сопровождаемые проклятиями приходивших в себя лучников.
   Обречённый город остался позади, и зарево огня полыхало ярче разгорающегося рассвета. Через несколько минут бешеной скачки, когда впереди встал лёс, а в светлеющем небе на севере поднялся чёрный столб дыма, колдун натянул поводья.
   - Стой! Мы оторвались. - с этими словами он соскочил с седла и аккуратно спустил стонущую полуэльфийку. Рыцарь вдруг покачнулся.
   - Тьма веков, я, кажется, ранен... - и с хрипом рухнул на землю. Из спины его торчала стрела, аккуратно вошедшая между звеньями кольчуги.
   - Проклятье, только этого нам не хватало... - пробормотал Айлар. Положив бессознательную полуэльфийку на траву, колдун опустился на колено возле неподвижно лежащего рыцаря. Древко стрелы хрустнуло и как будто само собой обломилось у самой раны. Удовлетворённо кивнув, колдун стянул с раненого кольчугу, положил обе руки ему на спину и сосредоточенно всмотрелся в пропитанный кровью огрызок дерева.
   Минуту спустя стрела вдруг резко пошла вверх и вылетела из раны. На мгновение брызнула кровь, но почти сразу же остановилась, а колдун скривился и прошептал:
   - О все ветры творения, и зачем я согласился покинуть Моред Аннорон?
   Затем отрешённо поднял глаза к небу и замер.
   Через пару минут девушка очнулась и со сдержанным стоном села. Ушибы от получаса езды поперёк седла отдавали болью во всём теле, и она не смогла встать. Окинув поляну замутнённым взглядом, воровка спросила:
   - Что... с твоим другом? - всё-таки, если бы не колдун, сейчас она была бы уже наверняка мертва...
   Но вопрос остался без ответа. Колдун посидел неподвижно с четверть часа, затем встал и покачал головой.
   - Рана очень серьёзная. Он может умереть... Моего умения исцелять недостаточно, чтобы... вылечить его сейчас. Я не смогу исцелить такую рану.
   - А... что вообще случилось?
   Айлар в ответ лишь пожал плечами.
   - Какие-то люди напали на город... Я, честно говоря, думал, в Светлом Королевстве гораздо спокойнее. Но надо что-то делать... он умирает, а я... я привёл его сюда, поэтому обязан помочь.
   Полуэльфийка с трудом собралась с мыслями, но ответила:
   - Милях в десяти на запад... город. Там есть храм. Там ему могут помочь...
   Колдун печально вздохнул.
   - Боюсь, он столько не выдержит.
Глава 5
Тернакор.

   Взошедшее солнце терялось за тяжёлыми свинцовыми тучами, сковавшими небосвод. Яростный ледяной ветер нёсся с севера, пригибая пожухлую траву и срывая пожелтевшие листья с засыпающих деревьев.
   Клубы тяжёлого дыма поднимались к северу - ещё вчера там стоял процветающий человеческий городок, павший в одну ночь под стрелами неизвестного врага и сожранный неумолимым пламенем.
***

   По полям северо-запада Норидана, оплота Единой Церкви, двигалась странная процессия. За двумя всадниками шагали ещё две лошади, к которым была привязана непонятная деревянная конструкция. Один из всадников, одетый в чёрный балахон с белыми стальными наплечниками и серый плащ, держал в руке верёвки, привязанные к уздечкам лошадей. Второй всадник, женщина, завёрнутая в тёмно-синий плащ, то и дело клонилась в стороны и тихо стонала.
   Обе лошади тащили волокушу с безжизненным рыцарем. Колдун постоянно оглядывался на Грефа, но тот с каждой минутой становился лишь бледнее. Полуэльфийка еле держалась в седле, и все её силы уходили на то, чтобы не упасть. Айлар мрачнел с каждым шагом коня.
   - Где этот проклятый духами город, о котором ты говорила? Греф умрёт без помощи.
   Девушка моргнула и хрипло ответила:
   - Должен был уже показаться... мы слишком медленно едем.
   - Мы не можем двигаться быстрее. Это убьёт его. - колдун мотнул головой, - Что так плохо, так и эдак ещё хуже. Ему осталось жить часов пять... но его ещё можно спасти.
   Ещё минут десять они проехали молча, затем полуэльфийка нашла в себе силы спросить:
   - Слушай... кто тебе этот человек? Почему ты помогаешь ему?
   Колдун задумался на пару минут, затем ответил:
   - Я... виноват в том, что он оказался в этом городе. Я потащил его с собой, потому что он казался мне забавным спутником, с которым приятно поболтать. Но мы попали в эту заварушку... так что я должен хотя бы попытаться спасти его. - и тихо пробормотал, - мы в ответе за тех, кого создаём...
   Это столь разительно отличалось от тех нравов, к которым привыкла воровка, что она презрительно фыркнула, но сразу же охнула и скривилась от боли.
   - Тебе тоже надо бы помолчать. Признаю, я увёз тебя не самым приятным образом, но иначе ты бы погибла. Я думаю, половина, если не больше, населения того города убита. Не знаю, кто и зачем это сделал, но проделано всё было мастерски. - колдун замолчал, что-то вспоминая, - Интересно, где они нашли мага? Это совершенно непохоже на просто разбойничье нападение...
   Полуэльфийка выдавила презрительную усмешку и ядовито произнесла:
   - Спасибо. Значит, теперь я обязана тебе жизнью?...
   Но колдун лишь махнул рукой.
   - Забудь. Это ничего мне не стоило. Где же этот город?!
   Девушка протянула руку и указала на умирающего рыцаря:
   - Зато ему это стоило. Если бы ты не отвлёкся на меня, он был бы цел.
   - Кто знает? Если бы ты не попыталась меня обокрасть, я бы спал этой ночью. И мы бы оба просто не проснулись. А так... у него есть шанс выжить.
   В этот момент кони перевалили за гребень невысокого холма, и впереди показался небольшой город на берегу широкого ручья, обнесённый добротной бревенчатой стеной. На северной окраине его возвышался каменный замок о четырёх башнях.
   Поверх крыш плескались серые знамёна с тёмно-синим гербом. Маленькие фигурки стражей передвигались по стенам. В центре города, возле самой площади, располагалось массивное пирамидальное строение. По позолоченному кругу, торчащему на шпиле, в нём можно было признать храм Объединённой Церкви.
   - Хвала ветрам! Может, ещё успеем! - вздохнул колдун.
  
   Ворота города были закрыты, однако не успел колдун постучать массивным бронзовым молотом, висевшем на цепи, по окованной железом створке, отворилась калитка и выглянул хмурый стражник, защищённый стальной кирасой и глухим ведрообразным шлемом.
   - Кто такие, что вам надо? - Но тут он заметил волокушу с раненым и резко спросил, - что произошло?
   Колдун спрыгнул с коня и ответил:
   - Меня зовут Айл-Элиннар, я... - на миг запнувшись, он бросил странный взгляд на воровку, - ...эльф с Болотных Пределов. Это Греф, рыцарь, мой... друг. На город к северо-востоку отсюда ночью совершили нападение неизвестные. Город горит. Рыцарь ранен, ему нужна помощь, иначе он умрёт.
   Стражник скрылся, и через минуту створка ворот приоткрылась. За ней стоял десяток солдат в полном вооружении. Командир шагнул вперёд.
   - Что, вы говорите, произошло?
   Айлар яростно махнул рукой.
   - Греф умрёт, если ему срочно не оказать помощь. Он такой же, как и вы, человек. Неужели у вас нет сострадания к своим родичам?
   Десятник раздражённо выдохнул, но ткнул пальцем в двоих солдат.
   - Проводите их в храм. Глаз не спускать. - Он повернулся к строю. - Уалик, гони в замок. Доложишь господину барону! - затем снова развернулся к колдуну, - Если то, что вы говорите, правда, то у нас большие неприятности.
   - Истинная правда. - Айлар вздохнул, - Вы не могли бы дать пару солдат, чтобы помочь донести его в храм?
   Десятник кивнул, и, не оборачиваясь, приказал двоим, вышедшим из строя:
   - Поможете... господину эльфу доставить раненого. - затем крутнулся на каблуках и взревел, - Уалик, ты ещё здесь?! Бегом!!!
  
   Стражники сноровисто отцепили наскоро связанную волокушу от лошадей. Втроём с колдуном они бегом понесли раненого по широкой улице. Полуэльфийка, едва не падая из седла, поехала за ними.
   Во врата храма пришлось стучать трижды, прежде чем заспанный голос проорал изнутри:
   - Кто беспокоит обитателей священного храма в столь неудачный час?
   Айлар вскинул руки к вискам и через несколько секунд дверь со скрипом отворилась - как будто сама по себе. Массивный бронзовый засов был аккуратно перерублен посередине... вернее, скорее расплавлен - металл в месте разреза потёк и застыл тяжёлыми каплями.
   Сделав успокаивающий знак стражникам, колдун шагнул внутрь.
   Через пару минут колдун возвратился, таща за руку толстенького мужчину в коричневой рясе с вышитым на груди золотым символом Церкви.
   - Вот, этот праведный сын церкви нуждается в вашей помощи, хранитель бога. Он был ранен при предательском ночном нападении часа три назад. Можете вы спасти его?
   Священник вырвал руку из жесткой хватки, потряс головой, сбрасывая сон, и совсем уже собрался гневно отчитать колдуна, но взгляд его упал на окровавленную накидку рыцаря, и священник изменился в лице.
   - О, проклятие, помогите мне занести его!
   Почтительно кивнув, стражники подхватили волокушу и скрылись в утробе храма, провожаемые священником, уже начавшим читать какую-то молитву. Колдун дождался, пока они скроются из вида и скривился в гримасе отвращения. Чёрные глаза его на мгновение полыхнули белым, и он переплёл пальцы, коснувшись подбородка. Приблизившаяся полуэльфийка услышала его яростный шёпот:
   - Объединённая церковь должна пасть!
   Воровка ошарашено уставилась на колдуна.
   - Проклятие! Ты и в самом деле... ты... еретик!
   Шестым чувством она ощутила, как воздух вокруг них сгустился и встал прочным коконом, не пропускающим звуки. Колдун вскинул голову.
   - Да! И что? Можно подумать, ты такая верная почитательница идеалов этих ублюдков! И... всё равно не получится меня заложить. Не за что - да и толку тебе от этого?
   Превозмогая усталость, полуэльфийка нагло спросила:
   - Почему же? За... информацию о еретике полагается благодарственная. Маловато, но всё же ничего. А вот что ты сделаешь, если от тебя потребуют сложить священный круг, призвать богов и признать истину Церкви?
   Айлар злобно оскалился.
   - Сложу. И богов призову, и истину признаю. Но вряд ли кто-нибудь из тех, кто заставит меня сделать это, доживёт до утра... Правда, придётся нарушить одно правило. Но в этом случае я сделаю это с удовольствием.
   - Какое... - что-то в голосе колдуна заставило девушку понять, что это не просто угроза, - правило?
   Колдун пожал плечами.
   - Не убивать без крайней необходимости. - вздохнув, он привалился к стене храма, - И прекрати. Я чувствую, ты всё ещё хочешь меня прирезать, и даже то, что я тебя спас, тебя не останавливает. Брось эти мысли.
   Воровка со стоном сползла с коня, присев на каменный бордюр лестницы храма. Колдун прислушался к своим ощущениям и продолжил.
   - Я чувствую, ты всё ещё не доверяешь мне... что ж, я понимаю тебя. Ты прожила среди воров и прочей швали, наверно, немало лет... может быть, всю жизнь. Тяжело верить, когда тебя, вероятно, не раз предавали.
   Полуэльфийка метнула в него яростный взгляд.
   - Да что ты знаешь?! Быть полукровкой... среди людей...
   Айлар ядовито улыбнулся.
   - Ты не можешь перестать быть полукровкой, но вот изменить твоё положение вполне реально. Достаточно лишь не перерезать мне глотку.
   Воровка недоверчиво моргнула:
   - Что ты хочешь ска...
   Но колдун вдруг вскинул руку и повернулся к арке ворот. Другой священник, высокий и болезненно худой, сопровождаемый обоими стражниками, уже показался в высоком сводчатом коридоре.
   - Ваш товарищ ранен очень тяжело. Он будет жить, но должен надолго воздержаться от конных поездок.
   Моредхель покачал головой.
   - Это плохо. Я надеялся вскоре продолжить свой путь.
   Священник пожал плечами.
   - Думаю, тогда вам придётся уезжать без него.
   Колдун ненадолго задумался, затем спросил:
   - Он... в сознании? Я смогу поговорить с ним?
   - Да... вы можете пройти. Он очень слаб, но поговорить можно.
   Колдун благодарно кивнул, и, когда священник развернулся, чтобы проводить его в храм, на мгновение сжал переплетённые пальцы, но затем двинулся следом, сделав воровке знак подождать.
   Миновав длинный коридор, Айлар оказался в обширном молельном зале. С трудом поборов искушение сбить священный круг с золоченого алтаря, колдун повернулся за проводником. Вскоре священник остановился у неприметной дубовой двери.
   - Ваш друг отдыхает в этой келье. Ему предстоит провести там немало дней.
   Колдун кивнул и вошёл внутрь. Бледный Греф лежал на добротной деревянной кровати, устремив глаза в потолок. Заметив вошедшего, рыцарь слабо улыбнулся.
   - Что ж, сэр рыцарь, чувствуешь, в какую передрягу ты угодил по моей милости?
   Греф слабо покачал головой. Голос его превратился в почти неслышимый шёпот.
   - Что ты, ты меня спас.
   Колдун мрачно усмехнулся.
   - А если бы ты не пошёл за мной из "последнего приюта", сейчас был бы здоров.
   Рыцарь попытался пожать плечами, но был слишком слаб.
   - Кто знает? Может быть, я пошёл бы один, и сейчас лежал бы со стрелой в груди.
   - Стрелу-то ты и так получил. - Айлар помолчал, - Я собираюсь уезжать. А ты пока прикован к постели. Надеюсь, ты сможешь о себе позаботиться. Я оставлю тебе немного серебра.
   Рыцарь вновь покачал головой.
   - Не надо денег. И... я не в обиде на тебя. Ты подарил мне настоящее приключение, и ты спас мне жизнь. Если тебе надо ехать, не думай обо мне. Со мной всё хорошо. Я... попытаюсь найти тебя, когда оправлюсь.
   Колдун кивнул.
   - Моя цель - Академия магов в Свинцовых Горах. Если очень захочешь, сможешь найти меня там. Прощай, сэр Греф, да оберегают тебя твои боги.
   Греф снова улыбнулся.
   - Прощай, маг Айл-Элиннар. Я буду помнить тебя.
   Моредхель вышел. Вынув кошель, он отсыпал с дюжину монет на ладонь и протянул худому священнику.
   - Возьмите, хранитель бога, это небольшое пожертвование вашему храму за заботу о моём товарище.
   У входа его ждала стража. Уже знакомый десятник вскинул руку, остановив собравшегося уходить колдуна.
   - Пройдёмте со мной, уважаемый эльф. Барон желает вас видеть.
   Тяжело вздохнув, Айлар кивнул и посоветовал воровке:
   - Подождёшь меня здесь... - это замечание сопровождалось многозначительным всплеском ветра, прижавшего полуэльфийку к колонне храма.
  
   У разводного моста замка их ждали. Десяток солдат, закованных в кольчуги и нагрудники, с тяжёлыми алебардами и круглыми щитами, стояли вдоль стен длинного коридора надвратной башни, ведущего во внутренний двор. Сопроводив мрачными взглядами проходящих, они почти синхронно повернулись, и, печатая шаг, двинулись вслед за прибывшими.
   Колдун незаметно мотнул головой и задумался. Уровень выучки здешних солдат превышал всё, замеченное им среди людей за те несколько лет, что он провёл на землях этой беспокойной расы. Хотя... маршировать в ногу ещё не значит уметь хорошо сражаться, пусть даже удержание строя и является главным в крупных битвах. Айлар усмехнулся. Пара не самых лучших воинов из Тёмной Гвардии уложили бы этот десяток, не получив ни царапины... Но всё же, они были опасны.
   У ворот главной башни неподвижно стояло четверо стражников в серых накидках с тёмно-синим изображением какой-то хищной птицы. Увидев приближающихся, они не шевельнулись, и лишь когда идущий впереди десятник почти упёрся в скрещённые алебарды, стражники сделали шаг в сторону, раскрыв проход.
   Стражники стояли с непроницаемыми лицами, но колдун ясно ощущал скуку и отвращение в их душах, и это чувство превращало величественный ритуал в плохую показуху.
   Поднявшись по винтовой лестнице, колдун оказался в зале, задрапированной синим полотном. Т-образный стол тянулся от двери к противоположной стене, где у окна стоял пожилой человек в добротном камзоле, чёрных шерстяных штанах и толстом кожаном жилете, подозрительно напоминающем кожаный доспех.
   Не оборачиваясь, хозяин махнул рукой стражникам, приказывая удалиться и низким, хорошо поставленным голосом спросил:
   - Это вы... принесли известия о нападении на мой город?
   Колдун презрительно улыбнулся.
   - Если город, что ещё вчера стоял милях в пятнадцати к северо-востоку, принадлежал вам, то да.
   Барон - а это, очевидно, и был повелитель этого замка, - опустился в высокое дубовое кресло, стоящее во главе стола. Жестом предложив гостю садиться, барон сухо продолжил:
   - Изложите всё, что произошло. Меня интересуют любые детали. Королевство слишком привыкло к спокойной жизни, чтобы спустить такой акт агрессии.
   Колдун пожал плечами.
   - Итак... пожары начались почти на рассвете, сразу в нескольких местах на северной окраине города - что было очень разумно для нападающих, ибо стоял северный ветер. Я не знаю доподлинно, что происходило там, но какое-то время были слышны звуки боя. Однако огонь распространялся очень быстро.
   Барон кивнул.
   - Значит, вы считаете, это был тщательно рассчитанный план, направленный на уничтожение, а не на захват?
   - О да. Когда пожар с огромной скоростью ринулся на юг, в городе началась паника. Когда я выбрался из трактира, дома вокруг уже разгорались. Более того, утренний туман затруднял ориентацию. Буквально через несколько минут пожары начались и к западу. Не имея возможности разобраться в происходящем и не желая погибать в огне, я принял решение бежать на юг.
   Но тут хозяин прервал его.
   - Как вы думаете, пожары на западе начались из-за ветра?
   Колдун мрачно усмехнулся,
   - Нет. Пожары на западе начали возникать разом - это невозможно для ветра. Думаю, город был обложен со всех сторон, причём не менее чем сотней человек. Когда мы выбрались к южным воротам, там уже стоял десяток лучников, что разжигали новые пожары горящими стрелами. Кроме того, эти лучники отстреливали всех, пытавшихся прорваться.
   Пожилой барон вновь поднял руку, останавливая рассказ.
   - Вы лично видели нападающих?
   Айлар кивнул в ответ.
   - Да. Это были люди - именно люди - одетые в неплохую кожаную броню... мне даже показалось, что в одинаковые кожаные доспехи. Может быть, это даже была "лягушачья кожа", с затемнёнными заклёпками. Они стояли строем и стреляли залпами по команде лидера. Но никаких гербов или символов у них не было заметно.
   - То есть, это была не банда разбойников, а организованный отряд?
   Колдун вновь утвердительно кивнул.
   - Я абсолютно в этом уверен. Когда я... уничтожил четверых, остальные не прекратили сопротивление, что говорит о неплохой выучке. Они даже сумели ранить моего товарища, когда мы уже неслись во весь опор.
   Барон недоверчиво усмехнулся.
   - Уничтожили четверых?
   Но Айлар лишь пожал плечами.
   - Я же всё-таки маг. К сожалению, ничего больше добавить не могу.
   Немного подумав, хозяин замка задал вопрос:
   - Как они были вооружены?
   - Луки... как мне показалось, очень хорошей работы... У троих точно были копья. Лидер имел меч.
   Барон подпёр голову руками и заключил:
   - Итак, нападение было проведено прекрасно выученными людьми, причём имело своей целью именно разрушение города. Лучники перекрывали выходы из города. И нападающие были неплохо оснащены, что наталкивает на мысль о регулярном отряде. Однако никаких символов. Это всё?
   Колдун пожал плечами.
   - Это всё, что я смог заметить.
   Барон поднялся с кресла.
   - Хорошо, можете идти, маг. Я немедленно пошлю известие королю и разверну своих солдат... может, ещё не поздно перехватить напавших.
   Айлар тоже встал, но отрицательно мотнул головой.
   - Не думаю. Они, вероятно, уже рассеялись и скрылись.
   И, развернувшись, покинул зал.
  
   Полуэльфийка, к его удивлению, ждала возле храма. Лошади были привязаны к столбу, но солдат не было видно. Осмотревшись, Айлар тихо спросил:
   - Это, если не ошибаюсь, Тернакор?
   - Да, а что? - удивлённо пожала плечами девушка.
   - Пойдём. Здесь должен жить один мой... знакомый.
Глава 6
Странный народ

   Солнце нового дня скрывалось за тяжёлыми тучами, которые неслись на юг под ударами ледяного северного ветра. Клубясь, грозовые тучи обещали ливень, но пока ни капли не упало с мрачных небес.
   Воздух стремительно охлаждался, и люди, выходящие на улицы Тернакора зябко ежились и кутались в плащи. Ветер свистел по полупустым улочкам, поднимая опавшие листья и вчерашнюю пыль.
***

   Колдун и воровка, пошатываясь в сёдлах, один от усталости, другая от боли, медленно двигались по улочкам городка, ведя в поводу сменных лошадей. Колдун бормотал себе под нос:
   - Так... четыре улицы от базарной площади к югу, повернуть направо, пройти два двора... двухэтажный дом, первый этаж каменный, второй бревенчатый... Зелёная крыша и вывеска "Стрелы Ветра"... где же это?
   Свернув за угол, они заметили искомый дом. Айлар удовлетворённо кивнул, и путники подъехали к дверям. Привязав коней к бревну, поставленному, вероятно, именно с этой целью, колдун и воровка зашли внутрь.
   Приёмный зал заведения был пуст. Добротный стол, две скамьи и три бочки, наполненные образцами продукции, составляли всю обстановку. Не спеша осмотрев стены, колдун обнаружил вырезанное в камне изображение горы, возвышающейся из воды, и удовлетворённо кивнул.
   - Хей! Хозяин! Есть тут кто-нибудь?
   Задняя дверь, окованная сталью, отворилась и оттуда показался эльф в обычной, по представлениям людей, одежде этого народа - зелёной куртке, зелёных штанах, высоких сапогах и тонком кожаном жилете.
   - Кто беспокоит мастера и что нужно моему гостю?
   В ответ Айлар сбросил плащ и утренний свет, льющийся из окна, высветил стилизованные изображения грозовой тучи, гонимой ветром, выгравированные на его белых наплечниках. Это зрелище произвело ошеломляющий эффект на хозяина. Он расширил глаза, на мгновение открыл рот, но всё же промолчал.
   - Ветры несут жизнь в наш мир, - произнёс колдун. Тряхнув головой, эльф ответил:
   - Но сейчас ветры воют о шторме.
   Колдун вновь переплёл пальцы, коснувшись подбородка, и хозяин повторил его жест. Усмехнувшись, Айлар присел на скамью. Эльф кивнул и спросил:
   - Что нужно в наших краях Несущему Шторм?
   В этот момент полуэльфийка отлепилась от стены и раздражённо простонала:
   - Да что за демон происходит? У вас тут что, заговор еретиков против церковников?
   Колдун гнусно усмехнулся.
   - Ты точно уверена, что не обучена прорицательству?
   Хозяин сел на другую скамью и пожал плечами.
   - Кто эта женщина? Она не опасна?
   Айлар отрицательно мотнул головой.
   - Ха! Она была опасна вчера вечером. Но сейчас она еле держится. Я, кстати, тоже. Так что прежде всего... дашь ли ты нам убежище, брат? Хотя бы на день?
   Эльф утвердительно кивнул.
   - Вы можете отдохнуть в моём доме, брат. Люди вокруг беспечны и слепы.
   Воровка с трудом разлепила губы:
   - А моё мнение вас не интересует?
   Колдун смерил её взглядом и холодно отрезал:
   - Нет. - и вспышка тёмного огня, взорвавшаяся у девушки под черепом, вышибла сознание...
  
   Полуэльфийка очнулась в небольшой полутёмной комнате, в которой еле помещалась кровать и маленький столик, под которым стоял большой горшок с прекрасным вьюном, оплетающим окно. На простом стуле из морёного дерева висели её плащ, пояс, перчатки и засапожный метательный нож. Опустив ноги, девушка ощутила возле кровати сапоги. Затухающая боль от синяков разливалась горячими волнами по всему телу.
   Несколько минут она силилась вспомнить, что же произошло вчера, отсутствующим взглядом уставившись в окно, за которым начинал разгораться рассвет. Но затем лавиной обрушились воспоминания. Пленение, встреча с магом, дикий страх, пожар, бой, бешеное бегство лёжа поперёк седла, раненый рыцарь и, наконец, вчерашний разговор колдуна с хозяином этого дома. Внезапно она поймала себя на неожиданном чувстве - она ощутила зависть к эльфу. Ей захотелось, чтобы у неё тоже были друзья, к которым можно обратиться за помощью в тяжёлый момент... Воровка закрыла глаза руками и прошептала:
   - О Илиэнне, во что ты вляпалась на этот раз, дура?
   Но затем многолетний опыт жизни на дне взял своё и она взяла себя в руки. Обувшись, она встала и, подхватив плащ, вышла в коридор. Снизу доносились голоса, и один из них явно был женским.
   - Итак, брат, это баронство обладает самым боеспособным войском во всём северном приграничье. И наша сеть сообщает, что уровень подготовки армии по всему королевству в целом неуклонно падает. Мир вредно воздействует на их силы.
   - Последние три года я... находился далеко от наших. - это явно говорил колдун, - Когда я уходил, армии Саламандр готовились к войне во славу Тза. Каково положение сейчас?
   - Болотный Альянс довёл свою армию до более чем сотни тысяч. - ответил хозяин мастерской, - каждый из них готов отдать жизнь во имя Тза. Армия прекрасно организована и неплохо оснащена. В случае начала войны, Моред Ганнор поставит им вооружение. У нас его больше, чем населения.
   - Да, я знаю... - проговорил колдун, - арсеналы были завалены ещё десять лет назад, когда я последний раз там был. Как обстоят дела в Объединённой Церкви?
   - В последние пару лет скрытно нагнетается напряжение, - ответила женщина, - такое впечатление, что кто-то в верхах задумал войну... только с кем?
   - Вряд ли с нами... - задумчиво заметил Айлар, - они понятия не имеют о Болотном Альянсе, иначе приготовления были бы явными. Нет, если что-то делается тайно, значит, готовится предательский удар по союзникам. Но по кому? Эльдарам? Может быть, по Вольным Городам? Или тем восточным магам?
   - Думаю, Древнейший сумеет убедить Саламандр подождать, пока эта война начнётся... - проговорил хозяин. - Тогда будет самое время, чтобы...
   - Стоп! - вдруг прошипел колдун, - Наша гостья проснулась.
   Разговор сразу свернул на нейтральные темы, вроде цен на хорошее дерево и времени, уходящем на изготовление стрелы. Подождав ещё пару минут, полуэльфийка двинулась к крутой лестнице. Услышанное повергло её в шок.
   Армии саламандр уже три года готовятся к войне во славу Тза! И эльфы скрытно поставляют им оружие! Хотя нет... не все эльфы. Колдун произнёс слово "Эльдары" как название другого народа. Как будто... как будто он сам к ним не относится? И название... Болотный Альянс.
   Болотный... Великие Болота! Место обитания разумных ящериц! И саламандры - их союзники...
   Но ведь уже была война с ящерицами, и те её проиграли! А сейчас они вошли в Объединённую Церковь...
   Размышляя в этом направлении, девушка спустилась в уютную комнату.
   В углу стоял стол, за которым сидели хозяева - вчерашний эльф и невысокая эльфийка, видимо, его жена. Колдун сидел на низенькой скамейке у очага. Полуэльфийка села на стул и спокойно произнесла:
   - Кто вы всё-таки такие? И в чём вообще дело?
   Колдун, вытянувший ноги к очагу, широко улыбнулся.
   - Скажем так, назревает война. Большая, крупная война, обещающая стать крупнейшей войной если не всей истории, то века точно. Ты хочешь услышать больше?
   Подавив сомнения, она кивнула. Колдун улыбнулся ещё шире, переплетя пальцы рук.
   - Тогда скажем так. В этой войне будет как минимум две стороны. Но может быть и три. А может и четыре. И основные сражения будут здесь, на территории северного Норидана, а может, и по всему Норидану. Может быть, войной охватит и Северную Сторону, и Вольные Города, а может всё ограничится одним победоносным походом. Кто может знать?
   - А я-то здесь при чём? - мотнула головой девушка.
   - Как это при чём? - Айлар состроил удивлённую рожу. - Как это при чём? Я же сказал, война будет здесь! И, может быть, вот этот самый город будет сожжён... Тебе охота умирать?
   - Ну хорошо, а вы?
   - О... вот это хороший вопрос. - колдун вновь гнусно усмехнулся, - Скажем... мы поддерживаем одну из сторон в готовящейся войне. Мы не можем остановить эту войну, она начнётся и без нас, но наши... союзники преследуют цели, схожие с нашими. И мы связаны с ними... некими обязательствами. - бросив странный взгляд на хозяев, он продолжил, - А в чём вообще дело... помнишь наш вчерашний разговор у храма? Ты задала тогда вопрос... Ну так вот, я предлагаю тебе... гм, покровительство. А чтобы сразу отсечь вопросы зачем, отвечу, что у тебя недюжинный магический талант. Конечно, пройдут годы, прежде чем ты чего-либо добьёшься, но всё же...
   Хозяйка упёрла в колдуна странный взгляд, как будто спрашивая "ты уверен?", на что тот медленно кивнул. Тогда эльфийка добавила:
   - Присоединившись к нам, ты потеряешь свободу, станешь одной из тех, кого преследуют и ненавидят на всех человеческих территориях, и, вполне вероятно, бесславно погибнешь и никто не узнает, где лежат твои кости.
   Девушка фыркнула. Что ж, заманчивое предложение... Тем более, что терять всё равно нечего.
   - А вы никогда не задумывались, что быть вором как раз означает быть тем, кого преследуют и ненавидят, и конечно же, у вора нет никаких шансов погибнуть со славой? Разумеется я согласна.
   На лице колдуна появилась ядовитая ухмылка, испугавшая бы самого свирепого хищника.
   - Добро пожаловать в странный народ моредхелей, изгоев и отверженных, которые в своё время были чуть не истреблены лишь за то, что хотели, чтобы их оставили в покое. Поздравляю, ты сделала правильный выбор. Отныне можешь с гордостью носить славное имя моредхель и бояться инквизиторов до дрожи в коленках!
Глава 7
Несущие Шторм

   День уже перевалил за середину, но тучи, сковавшие небо, всё ещё не дали дождя. Их бесконечный бег замедлился, и яростный северный ветер понемногу превращался в лёгкий бриз.
   Пожелтелые деревья больше не гнулись под ударами стихии, но листья продолжали падать, создавая причудливый ковёр разных оттенков жёлтого.
***

   Двое всадников, ведя сменных лошадей за собой, медленно двигались на юго-запад. Холмистая равнина, составлявшее междуречье Змеиной и Красной рек, потихоньку сменялась предгорьями Лунных Гор, и угрюмые леса вставали по обе стороны дороги.
   Они ехали молча, и каждый думал о своём. Юная полуэльфийка мрачно размышляла о решении, принятом ей утром этого дня. Всю жизнь она мечтала вырваться из плена дна общества... Но оказалось, что всё это время она просто не видела ничего вокруг себя. В мире поднимались новые силы, завязывались конфликты а она лишь боролась за свою жизнь. И вот... один шаг, один срезанный кошелёк у неудачно выбранной жертвы - и открываются новые дали, о существовании которых она даже и не догадывалась.
   Но всё это время девушку мучили сомнения - а так ли всё хорошо? Не лучше ли было оставить всё как есть? И когда она начала откровенно сомневаться в правильности своего выбора, колдун заговорил:
   - Я чувствую, ты начинаешь разочаровыватсья в своём выборе... Что ж, советую задуматься, что было бы, если б ты отказалась? - Айлар помолчал. - Это страх перед новым. Страх изменений. - он усмехнулся, - Как раз то, с чем мы боремся. Страх перед новым - то, что заставляет многих прозябать, когда они могли бы достигнуть немыслимых высот. Нормальная реакция любого разумного.
   Не произнеся больше ни слова, колдун поехал дальше.
   Они скакали ещё около получаса, когда наконец полуэльфийка не выдержала.
   - А почему мы движемся к горам? Ведь Ам-динем совсем не там.
   Айлар задумался, но ответил:
   - Три года назад, до того как... Я жил здесь. Но затем был этот идиотский случай... три трупа в таверне в столице, и толпы королевских солдат у меня на хвосте... Я пытался бежать к Саламандрам, а попал к... впрочем, неважно. Месяц назад я вынужден бежать и оттуда, и снова оказался на Змеиной Реке. Теперь я решил отправиться в Ам-динем, чтобы... ладно, чтобы вынести оттуда знания, которых мы не имеем. Но по пути я встретил Грефа, а затем ты попыталась меня обокрасть.
   Полуэльфийка пожала плечами.
   - Думаешь, тебя ещё помнят в столице? Знаешь, сколько народу убивают каждый день?
   Колдун беззвучно рассмеялся.
   - Но не все же они являются графами, королевскими министрами и принцами крови? К тому же, не в каждой трактирной драке целый городской квартал превращается в руины!
   Девушка распахнула рот и заморгала от изумления.
   - Так это... ты? Тогда всё королевство охотилось за "безумным колдуном"! Сколько народу похватали... сколько голов порубили... Не может быть!
   Айлар довольно ухмыльнулся.
   - Не самый лучший повод, чтобы гордиться... Но это была славная заварушка.
   В этот момент дорога резко свернула вправо и впереди показался посёлок.
  
   Часом позже они сидели в небольшой комнатке на постоялом дворе. Колдун сосредоточенно поглощал жареное мясо, а девушка обессилено лежала на кровати, пытаясь отвлечься от зудящей боли, всё ещё не оставлявшей её. Наконец Айлар закончил свою трапезу и встал.
   - Ну разумеется, ты понимаешь, что я не собираюсь пока тебе открывать все наши тайны и секреты, которых, в общем-то немного. И вообще можешь пока считать это всё неудачной шуткой. Но с ударением на слове пока. Просто... понимаешь, уже более шестидесяти лет к нам не присоединялся никто со стороны. Я вообще не знаю, возможно ли это. Но я почему-то в тебе уверен.
   Мотнув головой, он прервался.
   - Ладно, хватит о высоких материях. Так как раньше не было времени, позволь представиться теперь - Айл-Элиннар, моредхель, боевой маг. Можешь звать меня Айлар. Гм... поскольку ты теперь в некотором роде моя ученица, то мне хотелось бы знать по крайней мере твоё имя. Ну и... краткую историю.
   Та с трудом разлепила глаза.
   - Моё... полное имя Илиэнне Белый Ветер, но никто никогда не называл меня так. Обычно меня называли Илия. Я... дочь полуэльфа и эльфийки, торговцев из Гарнака. Когда мне было восемь, они погибли во время пожара... Вот уже одиннадцать лет я скитаюсь по человеческим землям...
   Колдун кивнул и присел на кривой табурет.
   - Странно, что ты ещё жива. Обычно воры не живут долго.
   Илиэнне слабо улыбнулась.
   - Пришлось научиться... Знаешь... я...
   Но Айлар вскинул руку, обрывая её.
   - Не надо. Я вполне представляю себе, через что тебе пришлось пройти, поэтому... не вспоминай о плохом без нужды, но и не забывай, ибо испытания дают мудрость. Ладно. Пора приступать к обучению.
   - К... обучению? - удивилась девушка, но колдун продолжил:
   - Готов поклясться, ты чувствуешь магию... Вот например, что я сейчас делаю?
   Полуэльфийка озадаченно уставилась на моредхеля, и совсем уже собралась сказать какую-нибудь гадость, как внезапно её глаза расширились. Каким-то шестым чувством она увидела странно дрожащий воздух вокруг колдуна... даже не увидела, а, скорее, ощутила дрожь и рябь в самом мироздании.
   - Что... это?
   Колдун одобряюще улыбнулся.
   - Каждый чувствует Силу по разному, и каждый творит магию по-своему. Кто-то шепчет заклинания, кто-то машет руками... а кто-то просто представляет себе, что должно произойти.
   Илия села на кровати и потрясла головой.
   - Воздух вокруг тебя дрожит... И... не знаю.
   Моредхель пожал плечами.
   - Самый простой случай. Прямое ощущение. Да... - он вздохнул, - у тебя талант. Ха! Ладно, приступим!
   Из воздуха выпал кусочек льда.
   - Попытка первая, - произнёс колдун, - попытайся что-нибудь сделать с вот этим. Не знаю... поднять, сдвинуть, разбить, расплавить, всё равно. Ключ в том, чтобы очень сильно захотеть и поверить, что получится, даже если сразу потерпишь неудачу.
   Девушка сосредоточенно уставилась на маленькую градинку, но колдун лишь усмехнулся.
   - Нет... слишком далеко. Но сила свободно перемещается внутри тела, поэтому достаточно протянуть руку...
  
   ...Светлое пятно среди туч, обозначавшее солнце, уже касалось горизонта, когда льдинка, лежащая на столе рядом с обессиленной рукой полуэльфийки вдруг ярко блеснула - хотя лежала в тени.
   - Ой!
   Колдун встрепенулся.
   - Ага! Поздравляю, твой первый успех. Сомневаюсь, что в течение недели ты добьёшься большего, но это уже немало. У тебя действительно талант! Знала бы ты, сколько других проводили месяцы, прежде, чем у них получалось гораздо меньшее? Впрочем, у некоторых получается ещё быстрее. Все мы разные.
   Полуэльфийка ошарашено спросила:
   - Что это было?
   - Всё это время я удерживал в этой льдинке Ловушку Силы... Тебе ещё очень долго придётся тренироваться, прежде чем ты сможешь сотворить что-нибудь реальное, но научиться призывать и высвобождать Силу можно лишь самому... это был тест. Ты смогла. Теперь тебе можно начинать учиться.
   Илия озадаченно уставилась на свою руку.
   - Я... не могу шевельнуться!
   Айлар кивнул.
   - Всё правильно. Пока это предел твоих сил, и тебе остаётся только спать. Впрочем, можешь ещё говорить... на большее ты до утра не будешь способна.
   Девушка опечаленно вздохнула.
   - Так мало... а я уже ничего не могу... По сравнению с тобой...
   Колдун покачал головой.
   - Я начинал так же. Когда я впервые сумел собрать силу, меня унесли в комнату на руках. А я... был самым сильным среди товарищей. Так что ты можешь гордиться своим достижением.
   Илиэнне скривилась,
   - Аколиты храмов уже на третий день после посвящения способны зажигать огонь на алтаре.
   Но Айлар лишь рассмеялся в ответ.
   - Не путай. Им никогда не достичь того, что может маг. Они питаются силой своей веры, силой, что дают им боги, силой, что они собирают с молящихся. Они - лишь проводники чужой магии. Конечно, надо уметь вызывать эту силу и пользоваться ей... но, хотя этому и легче научиться, их сила не принадлежит им. И они могут лишь то, что даёт им их бог. Маг может всё.
   - Но разве они не сильнее магов?
   - Нет. Их сила, во-первых, имеет другую природу, а во вторых, нуждается в молитве для вызывания. К тому же... боги людей слабы. Священники Объединённой Церкви не способны и на половину того, что может один Несущий Шторм. Хотя, я слышал, среди священников Тза, Покровителя Болот, есть один, превосходящий по силе даже мастеров магии. Слабо верится, но слухи ходили.
   Илия удивлённо переспросила:
   - Погоди... Несущий Шторм? Вроде, тот эльф в Тернакоре так тебя назвал? Что это?
   Этот кажущийся простым вопрос заставил колдуна надолго задуматься. Лишь через несколько минут он ответил, тщательно подбирая слова.
   - Скажем так... Маг, обученный боевым и защитным... умениям, и достигший в них... определённого уровня, получает право носить... гм... титул Несущего Шторм - среди моредхелей, естественно. - всмотревшись в темнеющее окно, продолжил, - ну, понимаешь, грозная сила урагана, беспощадная буря, в таком духе...
   Полуэльфийка слабо кивнула, и, указав взглядом на наплечник колдуна, где было выгравировано стилизованное грозовое облако, гонимое ветром, произнесла:
   - Этот знак... Это символ Несущего Шторм? Очень... похоже. - присмотревшись повнимательнее, она удивлённо переспросила, - А из чего он сделан? Странный материал... Похоже на серебро, но светлее... И отливает не так...
   Колдун довольно усмехнулся.
   - О, сразу заметен глаз профессионала. Это настоящая Белая Сталь! Этот наплечник не прорубить и топором.
   Глаза девушки округлились от удивления.
   - Но это же... дороже золота по весу!
   Айлар ухмыльнулся ещё шире и пустился в пространные объяснения:
   - В человеческих землях её секрет считается утерянным, поэтому люди готовы выложить любые деньги за "старинные" эльфийские изделия. Мастера, что владеют тайной, пользуются этим и скрывают не столько методы её изготовления, сколько сам факт, что это вообще возможно ныне. Поэтому цена на оружие и доспехи из Белой Стали держится на недостижимой высоте. Немногие знатные люди могут позволить себе меч или кольчугу из неё... Лишь в Вольных Городах, которые держат большую часть торговли с Вековечным Лесом, можно прикупить что-нибудь относительно подешевле.
   Илиэнне медленно кивнула.
   - Да, знаю... Это... оттуда?
   Неожиданно колдун вновь задумался, затем покачал головой.
   - Скажем... где-то в мире, далеко от торговых путей и больших городов, есть... одно место. Там, в глубоких пещерах... в обширных шахтах... добывается огромное количество металлов, из которых вот уже несколько десятилетий изготавливают Белую Сталь. Каждый день из ла... тамошних кузниц появляются десятки копий, мечей, кольчуг, кирас, шлемов, щитов...
   Это было похоже на обычные сказки о несметных сокровищах, но колдун говорил серьёзно...
   - И что же? Какое это имеет отношение к...
   На лице колдуна вновь появилась довольная ухмылка.
   - Ну, понимаешь... моредхели... скажем так, контролируют это место. Так что...
   Слова колыхнули воспоминания о разговоре, подслушанном сегодняшним утром.
   - Моред Ганнор... поставит вооружение... - тихо пробормотала Илия, затем спросила, - Это "место" называется Моред Ганнор?
   Айлар снова посерьёзнел.
   - А ты услышала гораздо больше, чем я думал. Да, это так. Моред Ганнор - Убежище Чёрной Горы...
   Увидев, что девушка собирается спросить что-то ещё, он покачал головой.
   - Хватит расспросов. Если ты не отдохнёшь после своего первого магического опыта, завтра просто не встанешь с постели. Спать, немедленно спать! Нам завтра в путь.
  
   На следующий день погода немного улучшилась, и тёмные тучи уже не закрывали всё небо, однако к полудню пошёл мелкий, но отвратительный дождь. Ветер совсем исчез, и капли падали вертикально вниз, превращая дорогу в непроходимое грязевое месиво.
   Два всадника продолжали своё движение, на этот раз уже почти галопом. К вечеру они покрыли, пожалуй, около сотни миль, проскакав мимо нескольких небольших городов, десятка деревень и пересеча границы двух баронств, которые были обозначены простыми деревянными столбами с надписями вроде "Владения барона Лактара! Пошлина - один серебряный с телеги! Кто не заплатит - повешу!" Прочитав один такой указатель, колдун рассмеялся и добавил, "если найду", ибо нигде на пути им не встретилось ни одной заставы.
   Наконец, когда солнце, иногда показывающееся в разрывах меж облаков, уже касалось вершин Лунных Гор, вздымающихся к северо-западу, путники достигли крупного города с населением, наверное, несколько десятков тысяч человек. Величественный замок красного гранита нависал над поселением, и по углам деревянных стен вздымались каменные башни.
   - Заночуем здесь, - внезапно произнёс колдун, когда они проезжали мимо трактира с весёлым названием "Ветер в голове". Полуэльфийка удивлённо взглянула на своего спутника, но тот ткнул в вывеску, на которой была нарисована... рожица, у которой струйки ветра пролетали сквозь уши. Сначала девушка ничего не поняла, но затем заметила, что на лбу рожицы намалёвана туча со стилизованной молнией... совсем как на наплечниках Айлара. Усмехнувшись, она сползла с лошади и еле удержалась, чтобы не упасть от усталости. Моредхель поддержал её и привязал лошадей.
   Внутри было довольно людно. За стойкой стоял молодой парень... человек. Колдун удивлёно мигнул, но, оставив Илию у входа, приблизился и спросил:
   - Уважаемый, вы хозяин этого заведения?
   Тот самоуверенно оскалился.
   - А что?
   Моредхель усмехнулся.
   - Три года назад этот трактир принадлежал одному моему другу... эльфу.
   Парень удивлённо распахнул глаза.
   - О, вы наверное, имеете в виду леди Энитарель, да, она хозяйка этого места. Но тут я управляюсь, а она уже отправилась спать.
   Колдун кивнул.
   - Мне надо с ней поговорить.
   Парень замотал головой.
   - Нет-нет, не стоит её беспокоить. Я...
   Но Айлар выложил на стол два серебряных и тихо, но угрожающе прошипел:
   - Парень, поверь, тебе не нужны те неприятности, которые я могу тебе устроить. Пойди и передай своей хозяйке, что ей... принесли шторм.
   - Как-как?!
   Колдун утвердительно кивнул.
   - Да, так и скажи. Она меня знает...
   Парень опешил, но схватил монеты и исчез в задней двери. Через несколько минут оттуда вышла эльфийка, закутанная в серый плащ. В чёрных волосах её сверкала серебряная диадема... с выгравированным знаком Несущих Шторм.
   Моредхель откинул плащ с наплечника, показывая свой знак. Хозяйка кивнула своему слуге и махнула рукой, указывая гостям следовать за ней. Айлар подхватил Илию за руку и проследовал за эльфийкой.
   Когда дверь закрылась за ними, хозяйка обернулась. Моредхель сбросил капюшон, и Энитарель кивнула. Айлар усмехнулся, переплёл пальцы и произнёс:
   - Ветры несут жизнь в наш мир.
   - Но теперь ветры приносят ледяной холод. - ответила хозяйка. - Что нужно вам в этих краях?
   - В основном, ночлег... и информация, сестра.
   Эльфийка усмехнулась. Внимательно всмотревшись в лицо колдуна, она спросила:
   - Эй, ты что меня не узнал? Айлар! Ледяной Глаз!
   Моредхель удивлённо склонил голову, сделав при этом выразительный жест в сторону своей спутницы.
   - Да? Может быть... мы знакомы?
   Не заметив этого, Энитарель ехидным тоном заявила:
   - Э, да ты всё забыл! Башня, потом Моред Аннорон, потом Арголон! А мне-то казалось, что ты надолго запомнишь того иглохвоста у себя в шкафу...
   Айлар медленно покачал головой, но затем вдруг ухмыльнулся.
   - Точно! Припоминаю твои мелкие пакости... Прости, просто столько всего произошло за последние несколько лет, не сразу узнал... Бывают же такие встречи!.. Совсем не знал, что обретаешься в этом городе...
   Хозяйка сделала неопределённое движение рукой.
   - Да уж... наслышана о твоих... приключениях. Было просто сложить один и один и понять, кого искала почти половина королевской армии... - внезапно она ткнула колдуна в живот и яростно прошипела, - Где ты болтался три года? Тебя искала половина Сети! Дре... - начала было она, но в этот момент Айлар, метнув выразительный взгляд в сторону Илии, резко провёл ладонью по своему горлу, и Энитарель, наконец поняв смысл его странных слов, поправилась. - Ты-знаешь-кто был готов метать громы и молнии!
   Наконец Илиэнне не выдержала и сползла по стене. Колдун охнул, подхватил её и разъяснил:
   - Прости, мы весь день провели в седле, а до этого ещё один. Я тоже валюсь с ног. Может, поговорим завтра, а?
Глава 8
Поднимается ветер

   Сероватое пятно солнца едва выделялось на фоне сплошных свинцовых туч, затянувших осеннее небо. Слабый северный ветер приносил холод, и ковёр из опадающих листьев показывал скорое приближение зимы.
   Мелкий дождь, почти водяная пыль, моросил всю ночь, и утреннее солнце отразилось в многочисленных лужах, в которых плавали разноцветные мёртвые листья, а дороги вновь оказались покрыты ровным слоем жидкой грязи...
***

   На следующее утро Илия проснулась в великолепно обставленной комнате с каменными стенами и прекрасным камином. Одевшись, она обнаружила на столике записку:
   "Илиэнне, когда очнёшься, проходи в третью дверь слева. Я думаю, ты голодна"
   Девушка, с трудом поняв смысл, ибо читать умела едва-едва, фыркнула и вышла из комнаты, оказавшись в самом конце Г-образного коридора. Около десятка одинаковых дверей, укреплённых стальными скобами, шли по обоим сторонам прохода, выстеленного цветастым ковром.
   Однако, искомая дверь оказалась больше и светлее остальных. Из-за толстых досок доносились приглушенные голоса, и Илиэнне не смогла побороть искушение подслушать.
   - ...А я говорю, если так, от неё надо немедленно избавиться!
   Голос хозяйки трактира звучал яростно.
   - Ну не убивать же её? - ответил ей спокойный голос колдуна, - А она слишком много знает, чтобы просто так отпустить. К тому же я думаю, она достойна...
   Но Энитарель не унималась.
   - Пусть даже и убить! Ты что, не понимаешь, что приводя её сюда, ты ставишь под угрозу всю сеть?
   На эти слова колдун отреагировал очень странно.
   - Я! Не! Собираюсь! Её! Убивать!!! - ответил он, выделяя голосом каждое слово.
   Теперь голос эльфийки был преисполнен издевки.
   - Однако судя по твоим рассказам, она-то не отказалась бы это проделать с тобой!
   Колдун заговорил после недолгой паузы, и теперь говорил каким-то оправдывающимся тоном.
   - Да, пару раз она порывалась прирезать меня... Но... у неё был повод. К тому же, прирезать меня, это надо суметь... Хотя не уверен, что у неё не получилось бы.
   - Раз уж ты заделался таким мягкотелым, это сделаю я! Пойми, если люди прознают, что мы живём среди них, если они хотя бы заподозрят, что мы вообще существуем...
   Послышался странный шум, напоминающий удар по дереву.
   - Хватит! Эни, я не затем её сюда волокал, чтобы убить! У неё редкий талант, я сразу понял, а нам важен каждый, способный хоть на что-нибудь! И... - в голосе колдуна зазвучал металл, - я не позволю её просто так уничтожить. А Древнейшему я представлю её сам.
   Илиэнне замерла возле двери, не дыша. Эти двое сейчас явно решали её судьбу... Старые инстинкты выживания кричали во весь голос - Беги! Исчезни! Уходи, пока не поздно! - но девушка не решалась двинуться с места. Айлар явно был на её стороне, и судя по всему не позволит Энитарели зайти слишком далеко. Хотя... что Илия для колдуна? Никто... просто потенциально полезный для моредхелей маг...
   И когда она уже готова была броситься к окну, гудящие стены воздуха перегородили коридор.
   Из-за двери раздался голос моредхеля:
   - Илиэнне! Не торчи под дверью и немедленно заходи!
   Эти слова вряд ли предвещали что-то хорошее, но ей не оставили выбора. На подгибающихся ногах и уже мысленно прощаясь с жизнью, Илия вошла в комнату и застала странную картину.
   Колдун стоял возле стола, позади него валялся упавший стул. Энитарель разместилась в углу, кисти её рук нервно теребили складки светло-бежевого платья, а глазах затаился... испуг?
   Айлар наклонился вперёд, опершись на дубовую столешницу, и с гневом в голосе произнёс:
   - Вот она. Сирота, оставшаяся без родителей в раннем детстве, обречённая на голодную смерть. Полукровка, отверженная, презираемая людьми со всей их врождённой жестокостью. Воровка, обитающая среди грязи и отбросов, вынужденная бороться за жизнь каждый день, которую впереди ожидает лишь тюрьма и казнь. Городская крыса, живущая в постоянном страхе за свою шкуру. И - сумевшая выжить. Выжить вопреки всему!
   Колдун сверлил Энитарель взглядом, совсем не обращая внимания на Илиэнне. Но стоило ей, решившись было бежать, сделать шаг к коридору, тяжёлая дверь хлопнула и стальной засов упал в уключины.
   Моредхель наклонился над столом ещё сильнее, а хозяйка трактира, казалось, вжалась в стену.
   - Ты чувствуешь её страх? Она боится тебя! Она боится за свою жизнь. Представь, что ты живёшь в таком страхе всю жизнь! Каждый день тебя могут схватить за руку - и к вечеру этой руки у тебя уже не будет! Представь себе это... А теперь подумай, захочешь ли ты возвращаться к такой жизни, если кто-то предложит тебе надежду?
   Взгляд Энитарели бегал между колдуном и Илией. Высоким, почти срывающимся голосом, она ответила:
   - Я - нет! Но я - не она! Она - чужая! Ты не знаешь этих... они кусают руку, кормящую их, как только замечают кусок пожирнее! Она предаст нас при первой же возможности!
   Колдун, казалось, был готов разнести стол в щепу.
   - Посмотри на неё... Она здесь, перед тобой. Безоружная, доверившаяся нам, пошедшая за мной... Вперёд, убей её, если поднимется рука! Я дал ей надежду. Я могу сделать её могучей, вознести над бездной, где она прозябала, и избавить от страха за своё будущее. И она поверила мне! Ну же, давай, наноси удар! Прикончи ту, что не сделала тебе ничего! Ту, что пришла к тебе, не ожидая зла!
   Эльфийка сглотнула и, опустив взгляд, печально мотнула головой.
   - Нет. Я... я не смогу. Проклятие, Айлар, опомнись, ты же всех нас погубишь!
   Стул словно сам собой встал на ножки и моредхель присел, вздохнув.
   - Эни, ну почему ты не хочешь дать ей шанс?
   Энитарель невесело усмехнулась.
   - Шанс сделать что? Она ведь не прошла вместе с нами весь путь, её не было на Болотных Пределах, она не знает нашей истории, ей чужды наши цели, и вряд ли она когда-нибудь будет ненавидеть Церковь так же сильно, как мы... Сможет ли она стать одной из нас? Доверять нам, как самой себе? Отдать жизнь и свободу?
   Колдун тяжело вздохнул и поднял глаза на Илию, но внезапно, словно что-то почувствовав, ухмыльнулся.
   - Мы с тобой тоже не прошли весь путь! И нас тоже не было на Болотных Пределах. Не знаю как ты, а я так их вообще ни разу не видел. - Он вновь ухмыльнулся, - А что же до Церкви... Ха, да вряд ли она любит этих самоуверенных святош!
   Эльфийка ничего не ответила, но неожиданно, внимательно всмотревшись в лицо Илиэнне, произнесла:
   - Вот сейчас я тебя выгоню отсюда взашей... И останешься ты вновь одна против всего мира...
   Одновременно на лицах обоих моредхелей появились улыбки и они, обменявшись заговорщицкими взглядами, почти синхронно произнесли:
   - Проклятие! - Энитарель на этом умолкла, а колдун добавил, - Не ожидал...
   Илия ошеломлённо заморгала, пытаясь понять столь резкую перемену, а хозяйка продолжила:
   - Церковь... Инквизиция, Вопрошающая и Карающая Длань Истины... Уверенные в своей правоте, подавляющие всех, кто мыслит иначе и хочет жить по-своему...
   Илиэнне почувствовала отвращение. Нет, если она ненавидела тех, кто бросил её на самое дно, ненавидела тех, рядом с кем ей приходится жить, то Объединённую Церковь она просто презирала. Лицемерие, показная святость... Это было ей противно.
   Моредхели кивнули друг другу. Колдун вновь усмехнулся.
   - Нет, ну это надо же... Практически точное повторение...
   Илия, поняв, что непосредственная угроза жизни исчезла, решилась заговорить.
   - Да о чём вы говорите? Что вам нужно от меня? Что вы вообще хотите? При чём здесь Церковь?
   Айлар рассмеялся своим беззвучным смехом.
   - Эни, я тебе уже говорил, что она всегда попадет в цель своими вопросами? Даже не зная, о чём говорит?
   Хозяйка снова кивнула.
   - Видишь ли... Вообще-то это нечестный приём, но... Я не могла просто так тебе поверить. Удивительно, кстати, как тебе поверил он. - Эни презрительно усмехнулась, - Однако теперь я тебе верю. Ты презираешь Церковь, как и мы. Не ненавидишь, не испытываешь бессильную злобу и зависть, а именно презираешь. - заметив изумление Илии, она пояснила, - О, я, конечно, тоже могу ощущать чувства. Это могут практически все маги. Так вот, кроме того, ты очень боишься остаться вновь одна. Ты ужасно не хочешь возвращаться туда, откуда пришла.
   Илиэнне потрясла головой.
   - Не понимаю... При чём здесь страх?
   Колдун усмехнулся.
   - Я объясню тебе... чуть попозже. А пока послушай вот что... - и пустился в рассказ:
   - В начале времён мир состоял из четырёх стихий - над землёй плескалась вода, над ней был воздух, а ещё выше горел священный огонь. Но затем Создатель решил, что мир слишком скучен и поднял землю из-под воды как несколько великих гор. Но горы мертвы и одинаковы. Тогда Создатель пролил свою божественную силу на эти горы и в них зародилась жизнь. Но мир был всё ещё серым и одинаковым... И тогда Создатель создал Ветры. Ветры носятся над землёй, меняя её, привнося новое и убирая старое, истачивая скалы и принося дождь. И тогда мир начал двигаться и жить своей жизнью, и возрадовался Создатель. И пролил часть вечного своего духа на Ветры, чтобы мир никогда не оставался одинаковым. И поэтому ни один день не похож на другой.
   Энитарель кивнула.
   - Многие века наши предки хранили эту веру... Но затем, более полувека назад, в Вековечный Лес прибыли миссионеры Церкви. Они обещали вечный покой и абсолютный порядок. Стабильность и уверенность...
   Илия изумлённо слушала. Непримиримые... Война Отречения... события, потихоньку становящиеся легендами... Так вот, кто такие моредхели!
   Страх на мгновение сжал её сердце ледяной хваткой. Стать одной из отверженных и проклятых...
   А впрочем, почему бы и нет?...
Глава 9
Артефакт

   За окном сердца Объединённой Церкви, башни Магистрата, светило яркое солнце. Высокий сухой человек, уже начинающий стареть, стоял у окна и любовался прекрасным рассветом, лучи которого играли на богатом серебряном шитье и золотых символах Объединённой Церкви на груди его серой митры. В руке он сжимал жезл Великого Магистра - знак высшей власти в объединённой церкви. Стоящий у дверей священник подобострастно глядел на своего повелителя, человека, могущего призывать силу всех богов, коим поклоняется Объединённая Церковь.
   - Ну где же он шляется? - раздражённо произнёс Великий Магистр. - Вы послали за ним?
   - Мы послали за ним, он скоро будет здесь, Ваше Святейшество. - священник еле слышно вздохнул, и, понизив голос, спросил, - Великий Магистр, вы уверены, что можно доверить столь деликатную миссию этому отродью ящеров из храма Тза?
   Великий Магистр хмыкнул.
   - Вздор! Во-первых, он не вообще не ящер, а аргонианин. Во-вторых, со времени Войны Отречения, лизарды изменились. Они приняли заветы Объединённой Церкви добровольно и смиренно. В-третьих, Спайси верно служит идеалам Церкви вот уже почти три десятка лет...
   Когда Великий Магистр закончил говорить, широкие окованные сталью двери распахнулись, и в зал вошёл нечеловек. Существо высокого роста, с чуть зеленоватой кожей, чертами очень напоминающее людей. Его кажущееся молодым лицо излучало спокойствие и уверенность. Приблизившись к Великому Магистру, вошедший сложил священный круг и почтительно замер, чуть склонив голову. Глава Церкви кивнул.
   - У меня мало времени, поэтому сразу перейдём к делу, - деловито заговорил он, - Вы должны немедленно отправиться в Вольные Города, в столицу. Там, в трактире под названием "уютная дыра", вас будет ждать курьер. Вы должны получить у него очень ценный артефакт, именуемый... в прочем, это как раз не важно. Получив артефакт, немедленно отправляйтесь сюда. Артефакт уникален, он обладает огромной силой, и поэтому не должен попасть в чужие руки... и мне не хочется поднимать вокруг этого шум. Если мы пошлём туда крупные силы, это привлечёт... нежелательное внимание. - Магистр развернулся, - Детали получите у секретаря. Миссия чрезвычайно важна для нас.
   Священник протянул пергамент аргонианину.
   - Мы рассчитываем на скорейшее возвращение артефакта в хранилище Церкви. Да пребудут с вами боги....- склонив голову, он сделал жест освящения.
   В глазах развернувшегося к двери аргонианина вспыхнул бешеный зелёный огонь.
  
   Тремя днями позже аргонианин сидел в одном из трактиров приграничного города Ярраниса, от которого до Вольных Городов было рукой подать. Солнце продолжало светить, не смотря на приближающуюся осень. Лучи его заливали уютный зал, заполненный людьми, отдыхающими после трудового дня. Кто-то пил вино, кто-то пиво, кто-то болтал, кто-то просто сидел и блаженствовал, но всё это не затрагивало аргонианина по имени Спайси, прозванному Духом теми, кого он в своё время обучал. Священник Тза, бога болот, сидел, положив руки на стол и уставившись в кувшин с водой. Мысли его были далеко отсюда...
   Перед его взглядом проплывали картины страшного прошлого. Прошлого, принёсшего огонь и смерть на болота. Зарева пожаров, беспощадные армии Объединённой Церкви, преследующие тех, незадолго до этого прошёл через земли ящеров в поисках убежища от стремительно расширяющейся Церкви. Десятки тысяч убитых лизардов, саламандр и гноллей, мужественно защищавших свой дом... плачущие дети, оставшиеся сиротами. Затем перед его глазами встал знакомый образ Тза, что дал болотам силы вновь воспрянуть духом...
   Чья-то ладонь мягко легла на его плечо. Спайси вяло попытался перехватить её, но рука легко выскользнула, и в тот же момент на стул рядом с ним грациозно опустилась молодая девушка-эльфийка. Распахнув свой чёрный с золотыми нитями плащ, она потянулась и налила себе воды из кувшина. Это зрелище вывело аргонианина из оцепенения.
   - Рад видеть тебя, Синди, - отрешённо произнёс он, всё ещё не до конца уйдя от своих воспоминаний. - Но что ты здесь делаешь?
   - Я не видела тебя уже несколько лет, - обиженно заявила та, - в кои-то веки ты оказался в этих землях, и даже не потрудился меня навестить!
   Спайси потряс головой и усмехнулся. Он прибыл в этот город только сегодня утром, но эта особа уже успела всё разнюхать...
   - Как твоя учёба?
   Синди презрительно скривила губы.
   - Фи. Этот Герион немногим сильнее меня, и я уже научилась практически всему, что он знает...
   - Тебе нужно закончить обучение... - родительским тоном начал священник, но волшебница прервала его.
   - Я уже не маленькая девчонка, и сама могу решать, что мне делать. Я решила бросить занятия у Гериона и отправиться с тобой. Путешествуя, я, может быть, смогу научиться гораздо большему.
   - Ну что ж, раз ты так решила, большая девочка... - иронично произнёс Спайси, а в голове его роились иные мысли. "Да, она уже выросла и превратилась во взрослую женщину. Колдунью, которая может за себя постоять. Но характер её совсем не изменился... в душе это всё ещё та же девушка, что я встретил на болотах почти десять лет назад, когда она была вынуждена бежать из родных земель. Пусть она талантлива, но аристократическое воспитание сделало её неусидчивой и немного капризной... "
   Священник недовольно вздохнул и задумчиво протянул:
   - Ладно, я подумаю...
   Синди обольстительно улыбнулась
   - Отлично. Когда же мы отправляемся?
   Спайси слабо махнул рукой и обречённо ответил:
   - Я же сказал, что только подумаю... - но уже знал, что не сможет не согласиться.
   Окинув взглядом свою собеседницу, священник поднялся и иронично произнёс:
   - У нас впереди долгий путь, оденься поприличнее. - и украдкой кивнул в сторону соседнего столика, где несколько выпивох с вожделением изучали обнажённые бёдра и живот волшебницы.
   Раздражённо хмыкнув, та встала и демонстративно запахнула плащ.
   Через несколько часов Спайси и Синди уже были на территории Вольных Городов...
Глава 10
Смерть в Гашиане

   Тяжёлые облака заволокли небо, и стоящее почти в зените солнце пробивалось сквозь них мутным пятном.
   Тучи медленно и величественно сходили с северных склонов Медных Гор, переваливая реку, и накрывали долину, некогда ставшую ареной сражений меж армиями ныне почти прекратившего своё существование Прайоната и войсками эльфийских Высоких Лордов. Сплошной поток непроницаемых облаков проходил над городом, служившим центром Земли Вольных Городов.
   Гашиан, крупнейший торговый город, за последние два века утратил былое эльфийское величие. Мрачные обшарпанные стены, покосившиеся дома, залитые разлагающимися помоями улицы, полуразрушенные укрепления... всё говорило об упадке.
   Кроме городского базара. Находясь на одном из мощнейших притоков Светлой Реки, Гашиан служил основным перевалочным пунктом между Вековечным Лесом и Даннаранской Долиной. Ценнейшие изделия из редчайшего дерева уходили отсюда на восток, а навстречу шёл поток бронзы, стали, руды...
   Все шесть городов этой страны жили торговлей. Рудники Медных Гор, за которые столь яростно сражались люди и эльфы два века назад, были давно заброшены.
  
   Двое путешественников миновали совершенно неохраняемые городские ворота. Сумрак скрывал неясные тени, шныряющие по улицам, немногих прохожих и подозрительного вида фигуры, холодными взглядами высматривающие жертвы.
   - Вольные Города появились с благой целью, но стали рассадником воров, убийц и авантюристов, - недовольно проворчал священник, - если не хочешь, чтобы тебя нашли в канаве с перерезанным горлом, веди себя скромно и не уходи далеко от меня.
   Синди поёжилась от этих слов.
   - Всё настолько плохо? Откуда ты знаешь?
   - Несколько лет я... работал здесь. Препоганейшее место.
   Молча путники продолжили своё движение по грязным узким улочкам города. Зловоние поднималось со всех сторон, и, казалось, пропитало всех и вся, кто находился здесь.
   Двухэтажное здание серого камня, выделявшееся на фоне остальных своим опрятным видом, носило красочную вывеску "Уютная дыра". Бросив короткий взгляд на это произведение искусства, священник пинком распахнул тяжёлую дверь и прошёл внутрь. Немного удивившись странному поведению своего спутника, эльфийка проследовала за ним.
   Тёмный зал с дубовыми столами был пуст, лишь за стойкой лениво протирал посуду громоздкого вида человек. Заметив посетителей, хозяин подобострастно вытянулся, словно почуял в них важных персон.
   - Иди займи трактирщика разговором, можешь что-нибудь выпить. - шепнул аргонианин эльфийке, - Я поднимусь наверх.
   Синди, едва заметно кивнув, слегка вольным шагом направилась к стойке и, облокотившись, подозвала хозяина. Поняв, что трактирщик уже с головой погружён в рассматривание прекрасной эльфийской фигуры, священник поднялся по шаткой подгнившей лестнице.
   От проваленных перил уходил узкий коридор, по обеим сторонам которого тянулись ряды одинаковых дверей. Одна из них была слегка приоткрыта, и что-то подсказало Спайси, что это - именно то, что он ищет.
   Осторожно приблизившись, аргонианин заглянул в щель.
   На полу в луже крови распластался человек с перерезанным от уха до уха горлом. У его правой руки валялась разбитая пополам пустая шкатулка.
   Однако всё остальное в комнате оставалось нетронутым. Очевидно, убийца знал, что именно ему было нужно - и, похоже, это что-то и было артефактом, за которым Спайси прибыл сюда.
   С минуту аргонианин смотрел на эту печальную картину, напряжённо разрабатывая план дальнейших действий, затем, закрыв дверь коротким движением, спустился обратно...
  
   Синди осушила бокал вина и уже налила второй, когда рука священника остановила её.
   - Хозяин... кто-нибудь заходил наверх последние пару часов?
   Трактирщик бросил на аргонианина недовольный взгляд, но блеск символов Объединённой Церкви на паулдронах священника заставил его подобреть, а серебряная монета так и вовсе развязала язык.
   - Да, были здесь двое молодцов... из банды Крейга, кажись. - сообразив, что просто так подобные вопросы не задают, хозяин обеспокоился, - А что стряслось?
   - У тебя труп наверху, - равнодушно ответил аргонианин и, легко толкнув эльфийку в бок, направился к выходу, оставив хозяина в лёгком шоке.
   Очутившись на улице, Синди вопросительно взглянула на Спайси.
   - У тебя неприятности?
   - Связной убит, - кивнул священник, - пропало то, за чем я прибыл. Я собираюсь заглянуть к местному... главарю, Крейгу, может он знает что-то об этом.
   В глазах эльфийки промелькнул испуг. Что за репутация здесь у Спайси, если он так безбоязненно может зайти в логово бандитов?
   Тем не менее, она молча отправилась за аргонианином.
  
   В притоне "Красная Лилия" царило обычное оживление. Знатные головорезы и просто шестёрки лакали пиво, закусывая пережаренным мясом, лапали шлюх и резались в кости или перекидывались в карты.
   С лёгким скрипом старые двери распахнулись и в зал вошли двое.
   Хмуро оглядев присутствующих, Спайси пропустил Синди вперёд себя.
   - Иди к дальнему столику на балконе, - он кивнул в сторону небольшого стола, за которым сидели четверо мордоворотов, судя по всему, телохранители пятого, вычурно одетого коротышки с бледным лицом, - и не обращай ни на кого внимания.
   Волшебница начала медленно прокладывать себе путь между столиками. Бандиты провожали её оценивающими взглядами - они не прочь были познакомиться с эльфийкой поближе, но мрачная репутация священника отпугивала их... хотя не всех.
   Когда Синди уже ступила на лестницу, ведущую на галерею, один из проходимцев грубо схватил её за руку.
   - Иди к нам, крошка!
   Чуть не взорвавшись от возмущения, волшебница рывком высвободилась и отвесила негодяю звонкую оплеуху.
   Зал притих от неожиданности, уже предвкушая зрелище.
   - Ты что себе позволяешь, сучка!!! - головорез замахнулся растопыренной пятернёй.
   Но ударить эльфийку не сумел. Кто-то перехватил его руку в воздухе и резко крутанул.
   Раздался сухой треск костей и бандит удивлённо уставился на свою сломанную кисть. С грохотом упали стулья и трое приятелей громилы вскочили со своих мест, свернув кинжалами.
   На пальцах правой руки священника заплясали искры, а разъярённая волшебница превратила дощатый пол таверны в толстый слой болотной жижи.
   Четверо громил чуть отшатнулись, остальные затаили дыхание. С галереи раздался усталый голос:
   - Хватит! Этот кретин сам напросился.
   Ослушаться своего хозяина бандиты не посмели, и Спайси и Синди без помех поднялись на балкон.
   - Я чем-то могу помочь вам, инквизитор? - осведомился Крейг, внимательно изучая фигуру эльфийки.
   - Может, предложишь даме стул? - холодно осведомился священник.
   Гангстер усмехнулся, но приказал своим громилам уступить место гостье.
   - Итак, что тебе нужно?
   - Это твои ребята порезвились в "Уютной дыре"? - спросил Спайси, положив руку на спинку стула волшебницы.
   Крейг с притворным удивлением воззрился на него:
   - Понятия не имею, - он наигранно рассмеялся, - О чём ты?
   - Имеешь. - отрезал священник, - Ты знаешь, кого там угрохали?
   Гангстер гадко улыбнулся.
   - Конечно, нет! Расскажи мне.
   Аргонианин устало вздохнул.
   - Сегодня там был убит эмиссар Объединённой Церкви.
   Но Крейг только рассмеялся.
   - О, в наше время это иногда случается, особенно в Вольных Городах.
   Священник пожал плечами.
   - Важен не курьер, а то, что у него украли. Великий Магистр не остановится ни перед чем, чтобы вернуть это.
   Эти слова наконец подействовали на гангстера. Немного подумав, он равнодушно спросил:
   - Очень интересно, но что ты хочешь от меня? Даже если в этом и был замешан кто-то из моих, я не настолько глуп, чтобы прихватить собственность церкви.
   Аргонианин кивнул.
   - Да, ты действительно не настолько глуп. Кто заказчик?
   Крейг вновь гадко ухмыльнулся и пожал плечами.
   - Понятия не имею.
   Священник наклонился вперёд и медленно, веско произнёс:
   - Слушай меня внимательно, Крейг. Это не детские игрушки твоих мальчиков, на которые мы закрываем глаза. Ниточки ведут к тебе, и если ты не хочешь иметь дело с инквизиторами Церкви... - Спайси улыбнулся, - то поделись этим секретом.
   По лицу лорда гангстеров пробежала едва заметная дрожь, но он быстро взял себя в руки.
   - Своей наглостью ты испортишь мне весь бизнес. Был здесь один кретин, навроде из эльфов. По слухам, он нанял моих ребят для этой работёнки. - сделав паузу, Крейг добавил, - Кажется, он уже уехал на юг.
   - Замечательно. - недовольно процедил аргонианин.
   - Всё, вопрос исчерпан? - с надеждой спросил гангстер.
   - Ещё не совсем... - ухмыльнулся священник, - за тобой должок.
   - Что ещё? - Крейг был взбешён настолько, что раздражение ясно проявилось на его лице.
   - Сущий пустяк. Просто пусти слух, что двум путешественникам срочно требуется пара опытных проводников на юг. Ты всё понял? Завтра утром в "Уюте", смотри не подведи.
   - Ты всё сказал, инквизитор? - злобно процедил гангстер, - Всё, катись отсюда, ко мне пришли клиенты.
   Бросив быстрый взгляд в сторону, Спайси заметил троих поднимающихся по лестнице здоровил со зверскими рожами.
   - Пошли. - произнёс священник, тронув волшебницу за плечо.
   Когда они вышли ну улицу, эльфийка поёжилась.
   - Мне всё время казалось, что живыми мы оттуда не уйдём, - поделилась она своими впечатлениями, всё ещё встревожено оглядываясь на бандитский притон.
   Спайси не ответил, молча продвигаясь по узким улочкам. Уже сгущались сумерки, и редкие прохожие торопились по домам - наступала ночь, время разбоя и беспредела.
   - Слушай, Спа, а что за дела у тебя были с этими... - не унималась Синди, еле поспевая за стремительно шагающим аргонианином.
   - Это длинная история, и тебе она не будет интересна, - со вздохом ответил тот, подходя к скособоченному неопрятному домику, - Чтобы никуда из комнаты не отлучалась.
   Сидни хмыкнула и пожала плечами, но Спайси тяжело посмотрел на неё и добавил:
   - Ты что, не поняла? Здесь смертельно опасно находиться на свежем воздухе после заката.
  
   Лучи солнца, едва поднявшегося над городской стеной, с трудом пробивались сквозь молочное облако тумана, накрывшее прибрежную долину и заполнившее улицы столицы Вольных Городов.
   Наскоро одевшись и бесшумно умывшись, аргонианин выскользнул из комнат, стараясь не разбудить эльфийку. Холл был пуст, только сонный хозяин постоялого двора уныло зевал за стойкой.
   Завидев священника, усевшегося в дальнем углу, он наполнил кувшин вином и направился к столику.
   - Как поживаете, Ваше-ство? - осведомился трактирщик, изобразив сладкую улыбку, - как провели ночь?
   Лицо аргонианина осталось невозмутимым, хотя в его сознании промелькнула фраза, брошенная волшебницей вчера вечером - "мужчина и женщина путешествуют вместе, а спят порознь - странно...".
   Швырнув на стол серебряный, он ледяным тоном произнёс:
   - Принеси чего-нибудь поесть... и убери это, принеси простой воды, - кивнув на кувшин вина, священник добавил, - А потом исчезни с глаз моих.
   Подобострастно склонившись, хозяин скрылся и через минуту на столе уже стоял лёгкий завтрак и кувшин чистой воды.
   Отломив ломоть хлеба, Спайси задумчиво уставился на входную дверь. Город постепенно оживал, наполняясь первыми прохожими. Заполнялся и зал таверны, несколько местных жителей зашли пропустить по стаканчику с утра пораньше. Наскоро перекусив, посетители отправлялись по своим делам.
   Из задней двери появилась эльфийка. Опрятная и бодрая, она окинула взглядом присутствующих, и, заметив сидящего в углу истукана в глянцево-чёрном плаще, направилась к его столику.
   В углу сразу же появился трактирщик.
   - Что закажет дама?
   Спайси недовольно сверкнул глазами, но промолчал. Волшебница сделала заказ и вскоре с аппетитом уплетала ломоть говяжьего окорока с парой варёных яиц.
   - С чего ты взял, что этот Крейг тебе поможет? - пробормотала она с набитым ртом.
   - Ему незачем ссориться со мной... - рассеянно ответил священник, смотря на дверь, - К тому же он хоть и бандит, но человек слова. - рассмотрев троих только что вошедших молодцов, он огорчённо вздохнул, - только вот этих тут не хватало.
   Священник поднялся из-за стола, и, посоветовав волшебнице оставаться на месте, не спеша приблизился к торице, о чём-то толковавшей с трактирщиком на повышенных тонах.
   Один из громил заметил непрошеного гостя, и рыкнул какую-то грубость. Спайси ответил тем же и, после короткой перебранки, гангстеры покинули заведение.
   С невозмутимым видом аргонианин вернулся к столику, провожаемый немного удивлёнными и вместе с тем испуганными взглядами посетителей.
   Покончившая с завтраком Синди, аккуратно вытерев губы салфеткой, с ехидцей спросила:
   - Охраняешь территорию Крейга от непрошеных гостей?
   Аргонианин опустился на стул и безразлично пожал плечами.
   - Скажем так, предотвращаю бандитскую разборку. Ребята Тазода просто ошиблись дверью, глупо, если из-за такой мелочи сгорит весь квартал.
   - Ну конечно, - ухмыльнулась эльфийка, - С каких это пор ты стал покровителем местных грабителей?
   - Хорошие контакты никогда не помешают, - равнодушно ответил священник, внимательно изучая мужчину лет тридцати пяти, имеющего могучее телосложение и чересчур грубое лицо, только что вошедшего в таверну. Их взгляды пересеклись, и посетитель, кивнув, направился в угол.
   Усевшись на стул, он приглушённо спросил:
   - Я слышал, вам нужен проводник... для поисков определённых лиц?
   Священник медленно кивнул.
   - Да, что-то в этом роде... но каков... твой опыт?
   Мужчина улыбнулся, обнажив немного чрезмерно острые клыки:
   - Много лет назад я служил стражником в этом городе, но... вот уже больше десятка лет я занимаюсь охотой на тех, за чью голову объявлена цена. Господин Крейг мне всё рассказал.
   Аргонианин ухмыльнулся.
   - Да уж, ему не терпится выставить меня из города. Итак, мои условия просты: тридцать золотых сейчас и столько же, когда найдём вора... вернее, когда получим украденное, сам вор не столь важен. - внимательно вглядевшись в глаза наёмника, священник медленно вытащил из-за пояса кожаный мешочек и приказал, - Через пару часов у южных ворот... чтобы был.
   С улыбкой подхватив мешочек, наёмник кивнул и практически мгновенно скрылся из виду.
   Синди проводила его недовольным взглядом.
   - Не нравится он мне. Нанимать убийцу...
   Однако Спайси лишь пожал плечами.
   - Что поделаешь, но он знает своё дело...
   Волшебница фыркнула.
   - Да ты его первый раз видишь!
   Священник равнодушно кивнул.
   - Да, правда. Но, кажется, я о нём знаю. Если я не ошибаюсь, этот парень известен в... профессиональной среде именно своей честностью. Хотя раньше я с ним дела не имел, но кое-какие слухи ходили.
  
   Какие только личности не предлагали свои услуги за последующие полтора часа - и зверского вида бандиты, и профессиональные наёмные убийцы, и скользкие воры, и даже несколько эльфов весьма разбойничьего облика...
   Священник отказал им всем... всем, за исключением последней - немного наивной деревенской девушке по имени Фиона, хотя эльфийка и пнула его под столом, когда Спайси согласился нанять охотницу.
   - Можешь подождать нас здесь, мы скоро уходим, - произнёс священник, поднимаясь из-за стола и подхватывая Синди под руку. Фиона кивнула и, равнодушно вздохнув, откинулась на стуле.
   Уже в комнате Спайси соизволил объяснить волшебнице своё решение:
   - Во-первых, она нас не подставит ради денег... она не искушена ещё в этих вопросах. Во-вторых, я по ней вижу, что она много занималась охотой, поэтому умеет читать следы, это нам очень полезно. В-третьих, она просто недорого берёт, и... - аргонианин усмехнулся, - кто-то же должен готовить!
   Синди фыркнула и завернулась в плащ, всем своим видом показывая, что ей это глубоко безразлично.
   Вскоре они покинули таверну и вместе с охотницей направились к воротам...
Глава 11
Медные Горы

   Близился вечер. Жёлто-серый диск Шерона уже виднелся над горизонтом, и солнце почти касалось краем гор на западе. Цепочка путников устало поднималась по выжженным солнцем склонам Медных Гор, что стоят меж Гашеаном и Облачным Краем.
   Впереди на серой лошади ехал худой, но крепкий и высокий, почти двухметрового роста, нечеловек. Его зеленоватая кожа отливала загадочным цветом в лучах заходящего светила. Многие люди прияли бы его за орка, но это был представитель почти исчезнувшей расы аргониан, обитателей западных болот. Его глянцево-чёрный плащ развевался на горячем ветру, переливаясь причудливыми отблесками.
   Двигавшийся следом за ним кряжистый мужчина в толстой серой куртке внезапно подъехал поближе и тронул лидера за плечо.
   - Мы приближаемся к перевалу. Там расположен пост местных... войск. Вы сможете там узнать, не проходил ли... искомый этой дорогой. Хотя здесь другой дороги и нет.
   Но аргонианин лишь спокойно пожал плечами и накинул глухой капюшон.
   - Это... разумно. Впрочем, - добавил Спайси задумчиво, - Здесь просто негде больше пройти. Ладно, вы идите вперёд, ты знаешь эти места много лучше меня, Гартак.
   Аргонианин остановил лошадь и сдвинулся немного в сторону, пропуская вперёд остальных. Подождав, пока замыкавшая цепочку эльфийка-маг проедет мимо него, Спайси внимательно оглядел крутые склоны позади, но не заметил ничего подозрительного.
  
   Солнце уже скрылось за горизонтом, и видимость сократилась настолько, что Спайси уже почти не различал двигавшейся впереди эльфийки, чей черный плащ, расшитый золотыми нитями, практически сливался с темнотой, однако путники продолжали двигаться. Тучи затянули небо, и не только звёзды исчезли, но даже свет Шадара и Шерона пробивался сквозь них лишь двумя слабыми пятнами.
   Впереди показались слабые огоньки, мерцающие в ночи. Они ясно обрисовывали четыре невысоких башни, возвышающиеся над дорогой. Застава выглядела внушительно - толстые каменные стены, тяжелые решётки, баллисты на башнях и по меньшей мере три десятка солдат.
   Однако выучка этих солдат оставляла желать много лучшего. Когда путники проезжали мимо стоящего на дозорной площадке воина, тот лишь бросил на них мрачный взгляд и демонстративно отвернулся.
   Но священник не дал солдату шанса уйти от исполнения своих обязанностей.
   - Эй, ты! Мне нужен командир, срочно!
   Глаза солдата удивлённо раскрылись, и он уже начал орать какой-то подходящий ответ на такую наглость, но тут аргонианин распахнул плащ и свет факелов блеснул на символах Объединенной Церкви.
   Солдат на мгновение замолк, но сумел взять себя в руки и, коротко кивнув, куда-то сбежал.
   Через несколько минут решётка на воротах поползла вверх и показался отчаянно зевающий офицер. Видимо, солдат уже успел всё объяснить, потому что офицер лишь махнул рукой, приглашая внутрь.
   - Что привело вас в наши места, господин?
   Спайси потёр глаза и вздохнул.
   - Кто проходил мимо поста за последние два дня? Мне нужно подробное описание.
   Офицер удивлённо потряс головой.
   - Ну, прямо сейчас не получится, многие из наших...
   Но аргонианин был непримирим.
   - Немедленно! Это приказ.
   Спустя полчаса он ходил перед строем озлобленных солдат, выпытывая крохи информации. Около сотни путешественников миновало пост за прошедшие три дня, большинство из них - с крупным караваном. Обрывочные описания не подходили под образ похитителя, пока один из солдат, довольно пожилой человек с пропитым лицом, не пробормотал с сомнением в голосе:
   - А ещё тут был какой-то идиот... Вроде богатый, но один ехал...
   На него тут же зашикали свои же, но священник буквально прыгнул к говорившему:
   - Говоришь, богатый и один? Как он выглядел?
   Офицер презрительно махнул рукой.
   - Да не слушайте вы его. Он вчера напился, вот и мерещится... - но осёкся, заметив выражение лица аргонианина.
   - Ещё раз опиши мне этого богатого одиночку?
   Солдат почесал затылок.
   - Дык... того... этого... эльф он был, только странный какой-то. И глаза... как у убийцы.
   Спайси усмехнулся.
   - Как он был одет? Куда направлялся?
   Офицер сделал ещё одну попытку.
   - Бросьте его, господин... он же чушь порет, пьёт свою брагу бочками, вот давеча говаривал, что ему сам Создатель явился... - но тут аргонианин повернулся. В глазах его было обещание всех кар и проклятий, какие только могут существовать на свете.
   - Заткнись, кретин.
   И продолжил расспрашивать солдата.
  
   Ночь они провели в крепости. На утро погода немного улучшилась, но тучи всё так же затягивали небо.
   Четверо выехали очень рано. Священник чуть ли не пинками разбудил солдат, устроил страшный разнос и быстро ретировался.
   Дорога отсюда начинала долгий спуск в Облачный Край. Склоны всё так же были абсолютно пустынны, лишь кое-где попадались участки, покрытые жёсткой короткой травой, напоминающей колючки.
   Аргонианин молчал, так и не заговорив о преследуемом, и наёмник поддерживал его. Волшебница так же ехала молча, лишь изредка перекидываясь словами с охотницей, но разговор не завязывался.
   Ближе к полудню путники наконец вышли на более-менее пологую местность, и тут их ждал неприятный сюрприз.
   Дорога разделялась, и следы тоже.
   - Это... весьма неожиданно. - пробормотал Спайси, - Кто-нибудь может что-нибудь предложить? Я - нет.
   Фиона спрыгнула с лошади. Внимательно всмотревшись в дорожную пыль, покрывающую всё вокруг, она пожала плечами.
   - Караван ушёл на запад, это точно. На юг уводят следы трёх... может быть, четырёх лошадей. Есть идеи?
   Гарт задумчиво произнёс:
   - Тут подумать надо... - и замолчал.
   Через минуту Синди не выдержала:
   - Так мы едем или нет?
   Наёмник пожал плечами.
   - Преследуемый мог уйти прямо на юг, мог повернуть на запад. Дальше к западу есть ещё переправы. Но вообще, куда он может направляться?
   Священник задумчиво ответил:
   - Похищенный... предмет представляет большую ценность для церкви, поэтому вряд ли похититель отправится в какой-нибудь крупный город. Что расположено к югу отсюда?
   Гарт протянул руку куда-то на юго-восток.
   - Дорога поворачивает к востоку, там есть переправа на территорию орков - через неё идёт основная торговля с Облачным Краем. Но дальше к западу есть ещё одна, а потом река становится слишком широкой, и до самого Лазурного Моря через неё можно только переплыть.
   Аргонианин вздохнул, поворачиваясь к охотнице.
   - Фиона... можешь ли ты... определить поточнее, кто ушёл на юг отсюда?
   Девушка опустилась на колени и склонилась к пыли. Несколько минут она рассматривала различные отпечатки копыт, затем с сомнением в голосе ответила:
   - Этот... тяжеловоз, хорошо навьюченный, его вели в поводу. Перед ним... молодая кобыла, с всадником.
   Гартак восхищённо покачал головой, но промолчал. Охотница переместилась к обочине.
   - А здесь... здесь скакали галопом. Я не уверена, но, кажется, это кто-то важный. Может, гонец?
   Священник кивнул.
   - Ещё кто-нибудь проезжал? Вор не торопился, чтобы не вызывать подозрений, и он был на одном коне.
   Фиона отрицательно мотнула головой.
   - Нет. Во всяком случае...
   Но Спайси поднял руку, призывая внимание.
   - Итак. Вор мог отправиться на запад, и уйти на корабле... а мог повернуть на юг в дороге. Или, может быть, повернул сейчас. Идеи?
   Гартак предположил:
   - Ушёл на запад. Караван скрывает следы, а здесь его легко могли перехватить.
   Священник кивнул.
   - Ещё идеи?
   Синди фыркнула.
   - На корабле? Куда? В Вековечный Лес? С артефактом, за которым вскоре начнёт охоту вся инквизиция? Нет, кто бы это ни был, он ушёл на юг, подальше от власти Церкви. А на корабль можно было сесть и в Гашиане.
   Немного подумав, аргонианин спросил:
   - Гарт... есть ли дороги на восток отсюда? В Ам-динем, или ещё дальше?
   Наёмник отрицательно покачал головой.
   - Нет. Все дороги на восток идут севернее Медных Гор. Разве что через Долину Шипов... но это верная смерть.
   Спайси тяжело вздохнул.
   - Идём на запад. Справляемся в ближайшем селении, не проходил ли преследуемый. Если нет... значит, мы ошиблись. - и, не взирая на возражения, накинул капюшон и тронул коня.
  
   Через пару часов пути рельеф вдруг начал клониться к юго-западу, и к полудню появились первые признаки близкой воды - растительность стала чуть гуще и зеленее, уже не было пыли, несомой ветром. На исходе дня путники вышли к неширокой реке, на которой стояло поселение. Здесь пересекались дороги к морю и к горам, поэтому, помимо десятка домов и постоялого двора в посёлке располагалась курьерская станция.
   Вечерние сумерки уже опускались, когда путники пошли к глинобитному сооружению, носившему короткое, но информативное название "Выпивка", и устремились внутрь, но священник задержался на улице. Небольшой зал с десятком крепких дубовых столов был почти пуст, лишь в одном углу, поглощая пиво, резались в карты четверо, судя по репликам и некоему подобию формы - солдаты. Однако они не обратили никакого внимания на вошедших.
   Отправив женскую половину отряда к столику, Гартак приблизился к стойке, поигрывая тяжёлой золотой монетой с символикой Норидана. Невысокий человек, спокойно поглощавший содержимое жестяной миски, бросил быстрый взгляд на наёмника и склонил голову в немом вопросе.
   - Хозяин! Судя по твоей вывеске, тебе есть, чем похвалиться!
   Молча улыбнувшись, трактирщик вытащил из шкафа большую вычурную бутыль, напоминавшую скорее гигантскую виноградную гроздь, чем сосуд. Стекло было абсолютно прозрачным, но внутри плескалась странная жидкость, отливавшая в свете масляных ламп то золотистым, то изумрудно-зелёным.
   Ухмыльнувшись, заметив расширившиеся от удивления глаза Гартака, хозяин выдернул резную пробку и по комнате разнёсся восхитительный аромат. Наёмник не выдержал.
   - Эльфийское светлое!
   Трактирщик, церемонно поклонившись, продемонстрировал Гарту пробку с выжженным клеймом в виде трёх деревьев с переплетающимися кронами.
   - С виноградников самого Священного Леса! Урожая, между прочим, - добавил он доверительным тоном, наклонившись к клиенту, - аж восемьдесят третьего года!
   Наёмник развёл руками.
   - Напиток, достойный королей и властителей! И сколько его у тебя?
   Трактирщик пожал плечами и уклончиво ответил безразличным тоном:
   - Больше, чем вы сможете выпить за один вечер.
   Гартак усмехнулся.
   - Приятно иметь дело с человеком, любящим своё дело. Давай два... нет, проклятие, четыре! И... чего-нибудь закусить, да получше, а то наш вчерашний ужин можно было назвать пищей лишь с натяжкой.
   Хозяин распахнул дверцы шкафчика, продемонстрировав три неотличимые друг от друга, но всё же неуловимо разные, бутыли и ехидно ухмыльнулся. Впрочем, наёмник не сомневался, что, появись этим вечером в заведении ещё клиенты, звенящие золотом, у трактирщика немедленно отыщутся дополнительные запасы...
  
   Всё это время аргонианин стоял на улице, не двигаясь, и молча смотрел на зажигающиеся звёзды. Странно и отпугивающе выглядела его фигура, закутанная в плащ, одиноко стоявшая посреди посёлка. Внезапно хлопанье крыльев насторожило его, обернувшись, священник откинул капюшон. В то же мгновение на его плечо опустился белый голубь. Погладив его, Спайси ощутил послание, обёрнутое вокруг лапки птицы. Прочитав небольшой клочок бумаги, аргонианин задумался, размышляя о дальнейших действиях, но голубь начал щипать его за ухо, требуя вознаграждение. Священник машинально достал из мешочка на поясе горсть зерна и протянул на ладони птице, взгляд его продолжал сосредоточенно перечитывать послание. Неожиданно бумага вспыхнула в его руке, мгновенно превратившись в пепел. Испуганный голубь метнулся ввысь, но вскоре опять вернулся к зерну. Терпеливо дождавшись, пока птица закончит свою трапезу и устроится у него на плече, Спайси вошёл в трактир.
   Остальные весело беседовали, пили вино и закусывали огромным количеством жареного мяса. Когда аргонианин приблизился к столу, Фиона удивлённо спросила:
   - Что за голубь? Не замечала, что ты любишь птиц.
   - Голубь - один из символов моей религии, - невозмутимо ответил аргонианин и, удивив остальных, заказал воды и овощей. Изрядно поднабравшиеся к тому моменту девушки прыснули, когда трактирщик принёс большой кувшин воды и немного огурцов и репы.
   - Хей, Спа, иди к нам, выпей немного! - позвала его Синди, но священник ответил:
   - Ты же знаешь, что это недопустимо для меня, - и, окинув взглядом развесёлую троицу, добавил, - особо не налегайте, завтра утром мы идём дальше. - но ответом ему было мерзкое хихиканье.
   Прошёл час, а Синди, Гарт и Фиона продолжали поглощать эльфийское светлое в огромных количествах. Наёмник и охотница затянули старую северную песню, солдаты многих королевств пели её уже несколько веков. Через некоторое время к ним присоединилась и волшебница, и вскоре трое горланили во всю мочь, пристукивая деревянными кружками по столу в такт песне. Спайси недовольно выдохнул и натянул капюшон, но промолчал.
   А вот солдатам, уже два часа бившимся в карты с переменным успехом, это быстро надоело. Какое-то время они раздражённо переговаривались, а затем двое поднялись из-за стола. Гартак мутным взглядом посмотрел на приближающихся воинов и заметил:
   - Похоже, сейчас нас будут выдворять отсюда.
   - Кто такие, чем занимаетесь, что здесь делаете? - строго спросил один из солдат, впрочем, по его лицу было заметно, что он и не ждёт хоть сколько-нибудь вразумительного ответа.
   - По всем вопросам обращайтесь к тому привидению с птичкой! - заявила Синди, едва не падая со стула.
   Солдаты переглянулись, но от пьяных большего было не добиться, и они направились к Спайси и повторили свой вопрос. Священник не ответил, продолжая молча созерцать гуляющего по столу голубя.
   - Эй, я тебя спрашиваю! - грубо воскликнул воин и толкнул аргонианина в плечо.
   С тихим шипением Спайси медленно поднялся и повернулся своим... лицом к нахалу. Тот замер от неожиданности, а, когда аргонианин распахнул плащ и выгравированные на паулдронах символы клира Объединённой церкви, перекрывающиеся инквизиторскими регалиями, блеснули в свете факелов, солдат начал понимать, что страшно влип.
   - Ээ-э-э.... - только и смог выдавить он, но на помощь пришёл десятник, поднявшийся из-за своего стола.
   - Сядь за стол и успокойся, - посоветовал он солдату, и обратился к священнику, - извините нас, господин инквизитор... Мы приняли вас за шайку бандитов.
   - Немудрено, если мои спутники так налакались, - кивнул Спайси в сторону остальных, которые уже начали потихоньку отходить ко сну, не вставая со своих мест.
   - Дело особой важности, - Спайси как бы случайно вновь сверкнул своей инквизиторской символикой, - нам нужна информация, снаряжение и ещё кое-какие мелочи, десятник. Причём чем быстрее, тем лучше.
   - Мы проводим вас к капитану, сэр, - кивнул десятник, - он снабдит вас всем необходимым.
   И, подав знак своим солдатам, направился к двери.
  
   Оценив боеспособность местного отряда стражи и выяснив, что похититель уже побывал здесь и убыл на юг два дня назад, причём не один, а со спутником, присоединившимся неизвестно когда, Спайси принялся немедленно отдавать распоряжения.
   - Завтра на рассвете разошлёте курьеров ко всем ближайшим заставам - искать эльфа, направляющегося на юг или запад. Так же необходимо перекрыть дороги на север и восток - хотя вряд ли искомый вернётся.
   Капитан отряда молча кивнул. Аргонианин сел за стол, не терпящим возражений жестом придвинул к себе пачку бумаги и принялся что-то строчить.
   - Немедленно отправить гонца в ближайшее из командорств инквизиции с этим сообщением, - добавил он, скрепляя печатью своё сочинение. - И будьте готовы к тому, что вскоре сюда нагрянет целое войско вопрошающих...
   Стоящих у двери стражников передёрнуло. Капитан недовольно скривился.
   - Да что произошло? Почему столько шума из-за единственного эльфа, которого мы "упустили", а на самом деле просто пропустили, потому что не было никакого распоряжения его задерживать?!
   Ледяным тоном, не обещающим ничего хорошего, Спайси ответил.
   - Не думаю, что вопрошающие примут этот факт во внимание, капитан. Кажется, в уставе наёмных войск Вольных Городов в первых же строках написано "быть всегда настороже"? А что же до эльфа... - священник усмехнулся, - ну, он убил одного из людей, находящихся под особым покровительством церкви, - нагнувшись вперёд, он добавил, - понимаете, о чем я говорю?
   Но капитан был отнюдь не дураком.
   - Всё равно, даже если он прикончил одного из тайных агентов, слишком много шума...
   Аргонианин невесело улыбнулся.
   - Не стоит спрашивать большего, капитан, если не хотите познать другую сторону инквизиции...
   Человек открыл было рот, но затем понял и умолк.
   А Спайси скосил глаза на свой символ, изображающий свиток и латную перчатку - символ Инквизиции, Вопрошающей и Карающей длани Истины.
   Он знал, что носить эти знаки ему осталось очень недолго, и немного сожалел об этой утрате, но впереди ждал иной долг, иные цели, ради которых он пожертвовал почти тридцатью годами своей жизни...
Глава 12
Южные степи

   К вечеру второго дня Спайси, Синди, Гартак и Фиона выехали к могучей быстрой реке. Мутные воды здесь расступались на два рукава, огибая остров, увенчанный толстым частоколом пограничной заставы. Широкий брод вёл от северного берега к островку.
   Единственный след, который вёл на юг от курьерской станции, здесь уходил куда-то на запад, как определила спешившаяся охотница.
   - Странно, - удивлённо произнесла склонившаяся к дороге Фиона, - Следы уводят на запад, но затем возвращаются. Интересно, что они там делали? Может быть, они передали то, за чем мы охотимся, кому-то ещё? А может быть...
   Священник махнул рукой.
   - Можешь ли ты определить, как давно это происходило, и сколько времени прошло между их уходом и возвращением?
   Девушка с сомнением пожала плечами.
   - Они были здесь... меньше дня назад. И следы выглядят почти одинаково, значит, они уходили ненадолго... Может, - Фиона ухмыльнулась, - им нужда пришла?
   Аргонианин коротко взглянул на волшебницу, поднял глаза к небу... и внезапно быстро произнёс:
   - Гарт, Фиона... проверьте, что они делали. Мы подождём вас здесь. Проверьте, вдруг они там с кем-то встретились?
   Наёмник бросил на священника удивлённый взгляд, но молча повиновался. Фиона буркнула что-то не совсем приличное и проследовала за Гартаком.
   Спустя минуту на руку Спайси сел белый голубь, тот, что уже недавно встречался. Сняв с его лапки какой-то свёрнутый документ и не глядя сунув в кошель на поясе, священник задумчиво проговорил на языке болот:
   - Мы должны идти без них. Сегодня ночью мы разделимся. Не привлекай внимания...
   И подбросил голубя, не обращая внимания на удивлённый взгляд эльфийки. Волшебница проводила птицу глазами, но не произнесла ни слова.
   Спустя примерно полчаса наёмник и охотница вернулись.
   - Преследуемые удалились в заросли кустарника, где сожгли что-то, вероятно, часть одежды. Так же я обнаружил некоторое снаряжение, приведённое в негодность и зарытое в песок.
   Священник кивнул.
   - Ну да, они сменили облик, чтобы их не могли выследить. Они... ещё не знают, что мы у них на хвосте. Итак, преследуемые направились через границу. В таком случае... мы следуем за ними. Но... - Спайси немного помолчал, затем добавил, - Мы не договаривались с вами о походе на территорию орков, поэтому вы можете вернуться. Я заплачу за ваши труды.
   Фиона открыла рот, чтобы что-то сказать, но наёмник опередил её.
   - Нет. Меня наняли, чтобы вернуть украденное, и я не остановлюсь на полпути из-за орков. В конце концов, у меня есть кое-какие связи в Облачном Крае.
   Охотница удивлённо уставилась на Гарта и закрыла рот, молча кивнув. Священник пожал плечами.
   - Ну что ж, в таком случае, не рассчитывайте на дополнительную оплату за поход к оркам.
   Наёмник развёл руками, но ничего не сказал и направился к ограде пограничной заставы.
   Над частоколом возвышалась деревянная дозорная башня, под которой стояло крестообразное здание казарм.
   Когда путники проехали за никем не охраняемые ворота, из дома вышли трое солдат в нечищеных кольчугах с полустёршейся символикой Гашеана.
   Распахнув плащ, так, что символы инквизиции на паулдронах сверкнули в лучах заходящего солнца, Спайси надменным голосом произнёс:
   - Я преследую вора, укравшего ценный предмет, по заданию Объединённой церкви. - достав какие-то бумаги из кошеля на поясе, священник добавил, - Вот все необходимые распоряжения. Эти... - он кивнул на своих спутников, - со мной.
   Офицер устало кивнул, даже не став просматривать дорожные документы.
   - Проезжайте, вашбродь... - и, когда путники уже покинули ворота, буркнул, - Если вам жизнь не дорога.
  
   Ближе к ночи они натолкнулись на верховой разъезд орков.
   Яростно порыкивая, с десяток тёмно-зелёных коренастых существ, одетых в бронзовые пластинчатые кирасы, обступил путников. Орки были не выше обычных людей, но отличались могучей мускулатурой. Помимо этого, их нижние клыки были увеличены и зловеще высовывались из-за губ, когда орки что-нибудь произносили.
   Однако, нападения не последовало - вместо этого один из орков с диким акцентом спросил:
   - Куда? Зачем? - и добавил ещё несколько слов на странном языке, состоящем из резких, слегка рычащих звуков, не похожем ни на один язык людей.
   Аргонианин начал что-то отвечать, но Гартак вдруг заговорил на том же слегка рычащем языке. После пары минут переговоров, орк отрицательно мотнул головой и вновь сказал на языке западных королевств:
   - Разрешение! Без разрешения - нельзя!
   Гарт пожал плечами и повернулся к Спайси.
   - Ну-с, господин инквизитор, похоже, эти ребята не намерены нас пропускать просто так!
   Но священник, сохраняя ледяное спокойствие, достал из кошеля какой-то листок. Орк выхватил толстую бумагу, прочитал, удивлённо рыкнул, затем прочитал ещё раз. Почесав в затылке, он развёл мускулистыми руками и вернул пропуск.
   - Проходить. Есть разрешение!
   Почти сразу же орки вновь куда-то ускакали, подняв тучу пыли. Наёмник усмехнулся, весело рявкнул им вслед что-то по-орочьи, и отряд двинулся дальше на юг.
   Когда орки скрылись из виду, Синди бросила на Спайси удивлённый взгляд.
   - Когда ты успел получить орочье разрешение? Не думаю, что ты захватил его из Святограда просто на всякий случай...
   Однако аргонианин лишь беспечно улыбнулся.
   - Ну, предусмотрительность никогда не мешает... - и тут же, бросив многозначительный взгляд на наёмников, процедил, не разжимая губ, - Я всё объясню... чуть позже... подожди!
  
   К закату начал капать дождь, и они продолжили скакать в мокрой темноте. Дождь мог смыть следы, а вор был уже близко - поэтому отряд ускорился, надеясь перехватить похитителя ещё до утра. Эльфийка зажгла несколько магических огней, витающих над дорогой, и в их свете размывающиеся следы ещё были немного заметны, но все чувствовали, что дождь скоро уничтожит последнюю надежду на поимку убийцы.
   Дождь всё усиливался, и вскоре превратился в ливень. Тёмный горизонт прорезали молнии, и близкий гром прокатился над степью.
   Внезапно Фиона вскинула руку, указывая куда-то на обочину.
   - Смотрите! Следы изменились! Похоже, они пустились в галоп!
   - Глупость какая-то! - ответил Гартак, - Так они оставляют более заметные следы! К тому же такие следы лучше сохраняются... Неужели они заподозрили неладное? Проклятие...
   Спустя каких-нибудь полчаса путники доехали до развилки. Здесь уже почти исчезнувшие следы преследуемых расходились - один уезжал на запад, второй на юго-восток.
   - Проклятие! - с отчаянием в голосе выкрикнула охотница, - Вот! Они простояли здесь какое-то время, видите, сколько отпечатков в одном месте? И я вижу следы сапог! Они спешивались!
   Наёмник внимательно присмотрелся к истоптанному месту - на месте отпечатков тяжёлых подкованных сапог уже собрались большие лужи, но что-то было ещё было заметно.
   - Странно... они довольно долго стояли напротив друг друга, как будто разговаривали... Потом один сделал шаг назад и чуть не упал... А потом оба, похоже, сели в сёдла и разъехались.
   Фиона сплюнула.
   - Они всё-таки как-то узнали о преследовании! И неизвестно, кто из них везёт украденное, вор мог передать его своему спутнику. Может, они спорили, кто повезёт похищенное дальше?
   Священник, однако, выглядел странно спокойно, как будто поиски похитителей его больше не беспокоили.
   - Следы в любом случае скоро исчезнут. Как далеко мы от них?
   Фиона отчаянно махнула рукой:
   - Всего-то пара часов! Может, тот, кто нам нужен, остановился на ночлег всего в миле! - девушка в ярости потрясла небу кулаком, - Проклятие, ну откуда только взялся этот дождь! Как нарочно!
   Наёмник кивнул.
   - Да, очень похоже, что нарочно. - посмотрев на волшебницу, он спросил, - Госпожа, вы не ощущаете какой-либо магии? Я слышал, маги чувствуют, когда кто-то колдует.
   Эльфийка удивлённо склонила голову.
   - Нет... поблизости точно никто ничего не делал. Скорее всего, это самый обычный дождь.
   Охотница, однако, думала совсем иначе.
   - Ну нет! Я просто уверена, что один из убийц - колдун и, узнав о преследовании, призвал дождь, чтобы смыть следы! Точно, именно это они и сделали, когда останавливались!
   Аргонианин равнодушно пожал плечами.
   - Невозможно. Нас никто не обгонял, никто не мог их предупредить. К тому же... я доверяю Синди, и если она говорит, что дождь самый обычный... - он кисло покосился на постоянно перечёркиваемый молниями горизонт, - значит, так и есть. - заметив, что Фиона собирается что-то возразить, поднял руку, обрывая её, - Это не важно. За кем из них мы последуем?
   Наёмник задумчиво добавил:
   - За кем бы мы ни пошли, второго мы явно потеряем.
   Охотница гневно вздохнула, махнув рукой на восток.
   - Если они узнали о преследовании и призвали дождь, чтобы смыть следы, значит, и украденное вор передал своему товарищу - чтобы окончательно запутать преследователей!
   Гарт покачал головой.
   - Я бы на их месте не делал таких явных глупостей. Дождя достаточно.
   Волшебница устало закрыла глаза и достала золотой.
   - Может, подкинуть монетку?
   Священник усмехнулся и повернулся к Гартаку:
   - Что находится на востоке, за орочьими степями? И насколько далеко они тянутся?
   Наёмник задумчиво произнёс:
   - Дня за четыре... если очень повезёт, можно достичь Долины Шипов, пересекающей Свинцовые Горы.
   Аргонианин кивнул.
   - То есть, добраться до южных границ Ам-динема. - равнодушно пожав плечами, он добавил, - Насколько мне известно, украденное - весьма могущественный артефакт... и кто-то из магов Академии мог тайно заплатить за его похищение. Хотя это маловероятно, но жадность присуща магам не меньше, чем простым людям.
   Гартак согласился:
   - Да... вполне разумно. Значит, восток?
   Священник повернулся к женской половине их отряда:
   - Синди? Фиона? Что думаете вы?
   Волшебница устало произнесла:
   - Мне уже всё равно. Я скоро засну прямо на лошади.
   Охотница же чуть не выпрыгнула из седла от возмущения.
   - Я же с самого начала говорила, что идти надо за вторым!
   Аргонианин кивнул, и, ткнув пальцем в почти растворившиеся в грязи следы, тронул лошадь.
   - Тогда поспешим, иначе мы потеряем обоих.
   Меньше чем через час они вышли к берегу неглубокой реки, но следов на том берегу не было. Фиона спрыгнула с лошади и раздражённо закричала, пытаясь перекрыть непрерывную грозу:
   - Он ушёл по реке! Теперь мы его потеряли!!!
   Священник кивнул и, дождавшись перерыва в раскатах грома, спокойно, как будто говорил о чём-то незначительном, ответил:
   - Дождь наверняка уже уничтожил следы другого. Мы потеряли обоих, миссия провалена.
   Наёмник пожал плечами и так же спокойно произнёс:
   - Завтра двинемся вдоль реки по обоим берегам, попробуем найти следы. Может, ещё не всё потеряно.
   Взглянув на спокойных мужчин и почти заснувшую эльфийку, охотница немного успокоилась.
   - Очень трудно будет его отыскать. Надо будет тщательно осмотреть берега... причём при дневном свете...
   Волшебница медленно сползла с лошади и легла прямо на землю, еле слышно прошептав:
   - До утра я не собираюсь ничего делать... - и мгновенно заснула.
   Молча усмехнувшись, Спайси слез из седла и, присев, привалился к дереву, прикрыв глаза.
   - Поддерживаю такое решение...
   Тяжело вздохнув, Гартак спешился и Фионе не оставалось ничего другого, кроме как последовать его примеру. Вскоре заснули, укрывшись под ветвями прибрежных деревьев.
  
   Глухой ночью, наложив усыпляющие и отвлекающие чары на остальных, эльфийка и аргонианин тихо удалились от лагеря. Дождь уже превратился в слабую изморось, и аргонианин, недовольно поморщившись, посмотрел на чёткие следы в мокрой земле.
   - Запусти зеркальных двойников, я не хочу, чтобы наёмники пошли по нашим следам. - сказал Спайси, направив свою лошадь на запад.
   - Хорошо, но к чему такие фокусы? - удивилась волшебница.
   - Позже объясню. Давай, нам надо уйти от них.
   Спустя несколько минут три пары фантомов разъехались во все стороны, оставляя следы на степной траве.
   Настоящая пара ехала ещё несколько часов, пока Синди от усталости чуть не упала с лошади. Аргонианин помог ей спуститься на землю и занялся устройством лагеря. Вскоре небольшой костерок, надёжно укрытый от посторонних глаз, весело затрещал, осветив лица усталых беглецов. Спайси вдруг как-то переменился, облегчённо вздохнул и снял плащ. На знаках Церкви тускло замерцали отблески пламени.
   Синди сняла с костра кружку и задала прямой вопрос:
   - Что ты скрываешь?
   Но священник встал во весь рост и выдохнул:
   - Наконец-то! Я больше не служитель Объединённой Церкви, я... храмовник Тза! - С этими словами аргонианин развёл руки в стороны, из его раскрытых ладоней заструился еле заметный зеленоватый свет.
   Эльфийка смотрела во все глаза и не верила своим чувствам. Да, это была типичная "священная сила", божественная энергия, присущая всем священнослужителям, шаманам... но совершенно невероятной силы. "Откуда у него такая мощь?" - пронеслось в её голове. Словно прочитав мысли, аргонианин развернулся к ней всем телом и заговорил:
   - Тза питает мои силы. Идёт время великих перемен. Скоро наш бог - покровитель болотных рас - объявит священную войну против тех, кто полвека назад совершил тяжкий грех. Все они будут жестоко наказаны...
   Его монолог продолжался около получаса. Нет, он не пытался уговорить эльфийку принять сторону ящеров, он просто излагал свои принципы и позицию расы.
   Поначалу Синди воспринимала речь Спайси как религиозный бред, но, постепенно вникнув в суть, сопоставив ряд событий за последние несколько месяцев, она задумалась. На людей ей было совершенно наплевать, более того, наёмник, убивший её отца и мать, был человеком, но вот конфликт с эльфами... Чью сторону принять в этой войне? Эльфов, своих родичей, изгнавших её, или ящеров, чьи земли стали для неё вторым домом?
   Аргонианин закончил свою речь фразой:
   - Я не принуждаю тебя следовать за нами, ты вольна делать то, что считаешь нужным. Но решай сейчас - идёшь ли ты со мной или нет?
   Над полянкой повисла тяжёлая тишина, изредка прерываемая фырканьем и сопением лошадей. Наконец Синди подняла глаза - Спайси стоял по другую сторону угасающего костра, скрестив руки на груди и устремив взгляд куда-то в темноту. На его паулдронах тускло мерцали зловещим изумрудным светом знаки Покровителя Болот, незаметно заменившие символы инквизиции. В этот момент волшебница поняла, что на самом деле приняла решение уже давно, и, судорожно втянув воздух меж стиснутых зубов, выдохнула:
   - Да... - и, уже нормальным голосом добавила, - Я иду с тобой.
   По лицу Спайси промелькнуло что-то вроде довольной улыбки, и, набросив плащ, он кивнул и направился к лошадям.
   - Надо продолжать путь. Загаси костёр.
   Синди вылила остатки кружки на догорающие угли и вскочила в седло. Вскоре два чёрных всадника уже мчались на юг, стремительно рассекая темноту. Незадолго до рассвета их остановил грозный оклик:
   - Стой! Кто здесь?!
   В тот же миг двое всадников в тёмных кольчугах возникли из утренней мглы, направив арбалеты на аргонианина и эльфийку.
   - Свои, Спектр... - ответил Спайси, перехватив руку Синди, готовой выпустить огненные стрелы. - Спокойней, это наша охрана.
   Из темноты вынырнули ещё трое. Аргонианин и эльфийка остановили лошадей и подождали командира отряда. Спайси откинул капюшон, сержант сразу узнал его.
   - Рады видеть вас, сэр! - произнёс он, вскинув руку в воинском приветствии.
   Священник приветствовал его кивком головы.
   - Ты, как всегда, вовремя, сержант. Надеюсь, через территорию орков нам обеспечен нормальный проход.
   - Да, наша госпожа уже ведёт переговоры с местным владыкой, и её воины имеют неограниченную свободу перемещений.
   - Ещё, прежде чем мы двинемся дальше, я хочу предупредить, что за нами может быть нежелательный хвост.
   - Да, сэр! - отреагировал сержант, - Тиразин - тыловое охранение, радиус полсотни метров, смотреть в оба! Атерион, Бруджа - обеспечьте фланги. Вперёд!
   - Кстати, кто из вас уволокал ту безделушку?... - безразличным тоном спросил аргонианин, тронув коня.
   И маленький отряд двинулся вглубь территории Облачного Клана.
Глава 13
Облачный Край

   Лучи солнца, давно уже покинувшего своё ночное убежище под великим океаном, наконец пробились через густую листву кустов, растущих на берегу безымянной реки, пересекающей бесконечные степи Облачного Края. Тучи, вчера нещадно поливавшие эти земли, скрылись, и лишь редкие облака неслись куда-то на север.
   Пятнышко света, двигающееся вместе с солнцем, медленно переместилось с пожухлой осенней травы на щёку спящего наёмника, и вскоре переползло на его закрытое веко.
   Сморщившись, Гартак перекатился на другой бок и проснулся.
   Прямо перед ним на земле спала девушка-охотница, которую он встретил всего несколько дней назад. Волосы её разметались по прибрежному песку, и Гарт, смотря на эту картину, внезапно ощутил какую-то тоску в глубине души...
   Сколько лет он уже прожил на этом свете, и сколько женщин он уже знал... но ни одна не вызвала таких эмоций, как эта молодая и наивная девушка.
   Наёмник горько усмехнулся. Охотник за головами, оборвавший жизнь не одного десятка жертв, не должен испытывать никаких чувств... однако же, он ничего не мог с собой поделать.
   Оправдывая своё прозвище, он бесшумно отошёл к кусту, присел и задумался.
   Что он делал все эти десять лет? Куда ушла почти вся его жизнь?
   Мысленно Гарт вернулся в прошлое... в тот день, когда его ложно обвинили в убийстве и ограблении. Мог ли он сделать что-то тогда, вместо того, чтобы бежать и навсегда погрязнуть в преступном мире?
   Может быть... но тогда он был зелёным юнцом, только год отслужившем в городской страже... и он испугался до смерти. И поэтому сбежал, приняв таким образом вину за то, чего не совершал.
   Наёмник поймал себя на мысли, что хочет вернуться в прошлое и изменить свою жизнь. Странно... раньше такие желания никогда не приходили ему в голову. Проклятие, ещё неделю назад он был вполне доволен своей жизнью... которая теперь казалась прожитой бесцельно и бессмысленно, хуже того, грязно и бесчестно.
   И ещё ему не давал покоя назойливый вопрос, возникший только сегодня утром.
   Что он достиг за эти годы?
   С горечью в душе Гарт вынужден был признать, что ничего... а потерял очень многое. Потерял совесть и сострадание. Потерял жалость... всё это мешало его работе. И ещё, может быть, потерял счастье.
   Скривившись, наёмник втянул воздух сквозь сжатые зубы и пробормотал:
   - Не враг заставлял, сам решил...
   Фиона медленно открыла глаза, и лицо наёмника мгновенно стало непроницаемым.
   Девушка осмотрелась.
   - А где... остальные?
   Гарт впервые с момента пробуждения оглядел берег, и яростно встряхнулся. Вот до чего доводят сентиментальные сопли!
   Священника и волшебницы нигде не было.
   Не было и серой и вороной лошадей.
   Вскочив и ещё раз прокляв себя за расхлябанность, наёмник внимательно осмотрел кусты и был поражён увиденным.
   В стороны от места ночлега расходились четыре пары следов.
   Охотница, заметив его удивление, рассмотрела следы и яростно выкрикнула:
   - Они бросили нас! Проклятие, я...
   Но Гарт покачал головой. Он уже понял возможную причину такого поведения их нанимателей.
   - Ничего страшного. Священник явно отчаялся найти вора и поспешил вернуться... он ещё вчера уже понял, что погоня провалилась. Он просто ушёл...
   Фиона взвилась:
   - Ничего страшного? Они бросили нас посреди орочьих степей, а ты говоришь, ничего страшного! Так нельзя поступать, это...
   Наёмник оборвал её:
   - Нечестно? Забудь про честность. Где в мире хоть что-нибудь делается честно? - он понимал, что говорит жестокие слова, однако эти слова надо было произнести, - Когда кто-то находится рядом с тобой, никогда не поворачивайся спиной... рискуешь получить нож. Вот такая честность живёт в мире.
   Девушка задохнулась и могла только моргать, ошарашено смотря в глаза Гарта. Тот насмешливо продолжил:
   - Не раз меня пытались пристрелить вместо оплаты за работу. Тебе очень повезло, что твой первый наниматель... а это ведь была твоя первая работа, верно? - охотница слабо кивнула, и Гартак продолжил, - Так вот, тебе очень повезло, что твой первый наниматель оказался честным... - он усмехнулся, - аргонианином.
   Фиона подавленно глотала воздух, не в силах вымолвить ни слова.
   - Он просто дал нам понять, что немного недоволен нашей работой - но не держит на нас зла. - тяжело вздохнув, наёмник успокаивающе проговорил, - Ну, успокойся. Всё в порядке, хотя ты и провалила первое задание, задаток остался при тебе, и ты жива... - он покачал головой и с улыбкой произнёс, - Тебе следовало знать, на что ты идёшь, девочка.
   Охотница опустилась на землю, судорожно всхлипнув.
   - Что ты говоришь? - слабым голосом ответила она, - Как...
   Гарт присел рядом с ней.
   - Очень много молодых уходят на поиски приключений... и складывают свои глупые наивные головы в первой же серьёзной переделке. Я сразу понял, кто ты такая, и, признаться, - наёмник невесело усмехнулся, - моё мнение о священнике весьма упало. - он помолчал и, вздохнув, продолжил, - А потом я был, наоборот, поражён его прозорливостью. Он нанял классного следопыта почти за бесценок. - Фиона удивлённо уставилась на наёмника, и тот утвердительно кивнул, - Да, поверь мне, немногие способны на то, что сделала ты во время этой погони. А когда я случайно узнал, что ты получила всего пять золотых...
   Девушка, уже немного успокоившаяся, с подозрением посмотрела на наёмника.
   - Эй, а откуда ты...
   На грубом лице Гарта мелькнула шаловливая усмешка.
   - Ну, мне было интересно. У тебя пять Нориданских золотых, а священник расплачивался северными монетами. - покачав головой, он добавил, - Я же говорил, никому нельзя доверять! - но тон его был шутливым.
   Однако охотница тяжело вздохнула.
   - Да... я уже поняла. - она в отчаянии закрыла лицо руками и всхлипнула, - Гарт, я маленькая наивная дурочка... - она еле удерживалась, чтобы не зареветь, - о проклятие, а я так мечтала вырваться в большой, светлый мир... Как же так...
   Гартак вдруг ощутил непреодолимое желание обнять эту девочку, прижать к себе... закрыть её от жесткого мира, защитить от всего, через что прошёл сам. Скривившись, он подавил этот смутивший его самого порыв. Печально вздохнув, наёмник поднялся.
   - Я понимаю тебя. Тяжело потерять иллюзии. Но поверь, гораздо хуже потерять жизнь... я выучил эту простую истину тяжёлым путём. И не хочу этого для тебя.
   Фиона подняла полные горечи глаза. Губы девушки дрожали.
   - Но ведь есть и не такие? Есть и те, кто живёт честно... например...
   Гартак чувствовал, что каждое слово наносит раны страшнее меча, но он заставил себя произнести:
   - А чтобы ты окончательно избавилась от иллюзий... Инквизитор по имени Спайси хорошо известен среди преступного мира Гашиана, как беспощадный, безжалостный и не испытывающий сомнений самоуверенный холодный урод, не заботящийся ни о чём, кроме своей работы... в общем, та ещё сволочь. А на мне кровь восемнадцати жертв, погибших от моей руки, и ещё три десятка выслеженных, тоже получивших своё. Я дважды убивал своих напарников, захотевших слишком многого. В своё время меня прозвали Тихим, ибо мои жертвы до последней секунды не знали, что я иду по следу.
   Отвернувшись, он оставил всхлипывающую девушку и отправился к лошадям. Ему отчаянно хотелось заорать, с разбегу побиться головой о дерево, зарезаться... но наёмник взял себя в руки.
   С удивлением он заметил прикреплённую к седлу записку и небольшой свёрток.
   Машинально прочитав листок, он замер, поражённый.
   "В потере искомого нет вашей вины. Вы сделали всё, что могли, и достойны награды. Гартак, я знаю, ты вхож на земли орков, поэтому вы легко доберётесь обратно, а я должен спешить. И не обижайся, ты ведь совершенно ничего не сделал, в отличие от девушки!
   С.Д.
   Да, не пытайтесь нас преследовать. Вам не следует знать того, за чем я отправляюсь."
   В свёртке оказалось двадцать золотых, а на внутренней стороне виднелась короткая надпись:
   "15-Г, 5-Ф. СД"
   Ошарашено покачав головой, Гартак громко произнёс:
   - Знаешь, а, может, я не прав насчёт священника. - не услышав ответа, он продолжил, - Он оставил нам лошадей, награду и извинение за своё исчезновение. И ещё он пространно намекает, что лучше бы нам быть довольными этим положением. - обернувшись, он покачал головой и добавил, - Эй, не расстраивайся так, в мире есть и хорошие люди, я был не прав!
   Но Фиона лишь всхлипывала, не поднимая головы. Наёмник испугался, что своими неосторожными словами он сломал девушку... он знал таких. После первой же работы некоторые новички, осознавшие истинное положение вещей в мире, спивались или даже сходили с ума... он сам еле избежал подобной участи.
   Призвав на свою дурацкую голову все известные проклятия, Гарт осторожно приблизился к ушедшей в себя охотнице, он резко выкрикнул:
   - Очнись!
   Фиона вздрогнула. Мотнув головой, она вздохнула и уже начала вновь опускать голову, когда наёмник сунул ей в руки пять золотых.
   Девушка удивлённо моргнула и уставилась на монеты. Потряся головой, она закрыла глаза и снова открыла. Затем подняла взгляд на Гартака.
   - И что это? Мне не нужны твои деньги...
   Но тот отрицательно махнул рукой.
   - Это не мои, это твои деньги. Послушай меня! - рявкнул он, видя, что Фиона вновь собирается уйти в себя, - Всё, что я сказал - правда, но не стоит из-за этого сходить с ума! Проклятие, у тебя хватило смелости, чтобы вырваться оттуда, откуда ты пришла, и взяться за то, на что не у многих хватило бы наглости! Так найди же немного воли, чтобы справиться со своим горем, и попытаться что-то сделать! Не раскисай!
   Это, как ни странно, подействовало. Охотница часто заморгала, затем внезапно отвесила себе звонкую затрещину - и с кривой усмешкой объяснила удивлённому наёмнику:
   - Так я делала, когда мне хотелось утопиться после очередной выходки своего отца. - она печально вздохнула, - Знаешь, я когда-то дала себе самой клятву. Что бы ни произошло, как бы другие ни пытались раздавить меня, я выживу... и всё равно сделаю по-своему.
   Эти слова вдруг заставили чёрствое сердце наёмника вспыхнуть. Он вновь едва удержался, чтобы не сжать эту девчонку в объятиях, и заставил себя ограничиться словами:
   - Да. Только так и можно выжить! Ты... мудрая и сильная. Не дай миру убить твою душу...
   Фиона горько улыбнулась.
   - Но... Гарт, как же тяжело это. Я ведь надеялась... я представляла мир совсем не так. Я думала, он чистый и светлый. Я думала, надо только найти в себе силы уйти...
   Гартак медленно и осторожно присел рядом с девушкой.
   - Мир грязный и мрачный. Но в нём можно жить. Только не сдавайся.
   Охотница сглотнула.
   - Я надеялась, что того, что уже сделала, достаточно... но нет. - она решительно кивнула, - Что ж, пусть так. Я не сдалась раз... я не сдамся и теперь.
   Наёмник восхищённо улыбнулся ей, и ободряюще произнёс:
   - Так держать, девочка! Мир велик, и где-то в нём прячется твоё счастье, его только надо найти.
   Фиона слабо улыбнулась и поднялась. Встряхнувшись, она весело сказала:
   - Значит, я буду искать! И найду! - и направилась к своей лошади, сунув монеты в кошель, не замечая печального взгляда Гартака. Он знал немало тех, кто ушёл искать счастье, а нашёл смерть.
  
   Когда они тронулись в путь, охотница уже успокоилась и задорное настроение, которое и привело её в эти степи, вернулось к ней. Наемник задумчиво протянул:
   - Вообще-то, мы могли бы попробовать достать вора сами. Церковь наверняка немало заплатит за то, что похитили. Но... шансов почти нет.
   Фиона пожала плечами.
   - Что ты предлагаешь? Вообще-то, я думала, надо поскорее бежать из орочьих степей...
   Однако Гарт лишь рассмеялся.
   - В орочьих степях не более опасно, чем в Гашиане ночью. Особенно в этих местах. Владыка Облачного Края - не самый кровожадный и довольно разумный орк, поэтому он поддерживает неплохой порядок. Помнишь вчерашний орочий разъезд? Они даже пропуск спросили, а в более южных землях нас бы просто прирезали, без всякого повода. Там идёт постоянная война всех со всеми. Насколько я знаю, клан Тёмной Воды вообще мечтает прорваться сквозь своих сородичей и хорошенько вырезать людей... просто потому, что им нравится убивать.
   Девушка содрогнулась.
   - Да, неприятное, наверно, место. - внезапно она мечтательным голосом произнесла, - Гарт, а если бы ты мог выбирать, где бы ты сам жил? Где в мире можно найти счастье?
   Гартак аж поперхнулся от такого вопроса.
   - Не задумывался об этом. - и внезапно понял, что действительно не знает, как ответить, - Не знаю.
   Фиона огорчённо вздохнула.
   - Ладно... А что ты знаешь об орках?
   Наёмник пожал плечами. Он почему-то чувствовал себя ответственным за эту девчонку и решил рассказать:
   - Немного. Самый мирный клан, населяющий Облачный Край, торгует с Вольными Городами. Орки не очень любят сами делать что-либо, требующее тонкой работы, поэтому предпочитают покупать. По территории Облачного Края проходят горы, в которых трудятся тысячи гоблинов... которые живут немногим лучше рабов. Насколько я знаю, шахты там - что-то вроде каторги, куда посылают чем-то провинившихся. Там добывают золото и драгоценные камни, за которые орки покупают эльфийские изделия в Вольных Городах. В общем, это самый организованный и самый влиятельный клан орков, и он немногим отличается от людей, если присмотреться.
   Охотница кивнула, и задумчиво произнесла:
   - Значит, среди орков тоже бывают неплохие? А что ты знаешь об остальных... кланах?
   Гартак вновь пожал плечами. Что ж, почему бы и не поговорить об орках...
   - Орки бывают разные. А про остальных я не много знаю, не приходилось у них бывать. Как я уже говорил, есть ещё клан Тёмной Воды - они живут далеко на юге, и всё время мечтают убить всех людей, только распри с другими орками им мешают. Ещё я знаю Клан Железнозуб, эти орки первыми научились добывать железо и изготовлять сталь. Правда, в последнее время им изрядно досталось от Тирана Свинцовых Гор - армия людей неплохо справляется с орками. Также на восток от Облачного Края расположен Клан Шипов. Эти всё время совершают набеги на Аранжах и южные равнинные графства, только пока ничего не добились. Именно через них, кстати, и мог наш вор добраться до Академии. Есть ещё три клана, но я о них ничего не знаю.
   - Значит, всё-таки Облачные орки - самые мирные? Даже торговлей занимаются. - Фиона задумалась, - Кстати, а что за Академия? Бабушка мне рассказывала... где-то далеко-далеко на востоке лежат земли, свободные от тиранов и королей, и правят там великие маги, что заботятся об этой земле...
   Наёмник кивнул.
   - Далеко? До Академии намного меньше тысячи миль, за две недели можно добраться, если бы не орки. И они действительно свободны от тиранов и королей... не скажу насчёт всего остального. Среди них тоже есть злобные и жадные люди, хотя я слышал, в Совете Академии сидят довольно мудрые колдуны, и не позволяют выскочкам зарываться. Вообще-то неплохая земля, только работы там не найдёшь.
   Девушка легкомысленно махнула рукой.
   - Работа! Да... работа для тебя заключается в убивании тех, за чью голову назначена награда. Поэтому-то для тебя там и нет работы. - она ядовито улыбнулась, - Если для тебя там нет работы, значит, это просто замечательное место! Мир, дружба и покой!
   Гартак содрогнулся от такой мысли.
   - Что ты! Вовсе нет. Это... земля страха. Там есть... как они её называют, Внутренняя Безопасность. Любой, кто угрожает... "свободе и процветанию" просто исчезает. Правда, в основном эти "угрожающие" - убийцы, воры и прочая подобная публика... но в список попадают и те, кто хочет что-то изменить в Ам-динеме.
   Фиона разочарованно вздохнула.
   - И там тоже... - она тихо прошептала, - Есть ли в мире вообще место, где можно...
   Наёмник немного обеспокоено проговорил:
   - Я не так много знаю... но есть. Наверняка есть, поверь мне. Только не раскисай.
   Охотница вновь вздохнула.
   - Не буду. Но что мы будем делать теперь? Куда пойти? Что ты думаешь?
   Гартак задумчиво пожал плечами.
   - Может, двинем к Владыке Облачного Края? У меня там есть пара корешей... одни из лучших представителей народа орков, честные и преданные своему властелину. Я исполнял задания для них... и они ни разу меня не обманывали.
   Фиона удивлённо взглянула на него.
   - Честные и преданные орки? На это стоит посмотреть!
Глава 14
Столица орков

   Дорога до столицы орков Облачного Края заняла восемь дней.
   Большую часть пути они проделали молча - Гартак был по натуре неразговорчив, а Фиона не могла найти подходящего повода для болтовни.
   С памятной грозы дождей не было, хотя степь, оправдывая своё название, была постоянно затянута облаками. С каждым днём ветер, приходивший с запада, становился всё более холодным, хотя здесь, на пятьсот миль южнее Медных Гор, зимы практически не было.
   Часто попадались поселения орков и гоблинов, и была очень заметна разница между ними. Если гоблины в основном трудились на полях, занимались земляными работами и мелким хозяйством, то орки в большинстве своём были строителями, кузнецами или плотниками, попадались и орки-купцы.
   Гартак объяснил это тем, что изначально орки притесняли более слабых гоблинов, заставляя их работать на полях и добывать пропитание, а сами оставили для себя "более лёгкие" работы, и это разделение труда сохранилось с незапамятных времён. Для орков считается просто стыдным копаться в земле, зато они не прочь что-нибудь построить... или сломать. Поэтому гоблины были крестьянами, а орки - ремесленниками.
   Наёмник так же рассказал, что лишь западные и северные орки ведут осёдлый образ жизни, а в южных и восточных степях орки и гоблины занимаются кочевым скотоводством и ведут себя намного агрессивнее.
   Часто на пути попадались караваны, и здесь тоже была заметна разница между расами - гоблины ухаживали за вьючными животными, а стражники и торговцы были орками.
   Нередко на дороге встречались разъезды орочей кавалерии в рогатых шлемах и одинаковых бронзовых пластинчатых кирасах со странной символикой - примитивно нарисованным облаком, низко нависшим над ровной землёй. Все эти разъезды считали своим долгом прицепиться к путникам, но Гарт умел разговаривать по-орочьи и каждый раз отделывался от расспросов.
   Также случалось увидеть и небольшие, но мощные крепости, стоящие на холмах, над которыми развевались небесно-голубые знамёна с тем же гербом - это был символ Облачного Клана, самого могущественного во всех Южных Степях.
  
   С каждым днём всё больше становилось лесов, пересекающих бесконечную степь, всё больше быстрых ручейков и небольших рек попадалось на пути. Наконец, к полудню восьмого дня они прибыли в столицу.
   Громадная, могучая крепость возвышалась на холме в междуречье двух могучих потоков, сливающихся в один под её стенами. Высокие квадратные башни из гигантских серых камней и грубые, но толстые стены и титанических глыб не отличались красотой, но дышали мощью и надёжностью.
   На каждой башне дежурили стражники, по стенам ходили часовые - эти орки отличались завидным ростом и силой, их вооружение было много лучше обычных солдат и даже превосходило снаряжение войск Вольных Городов, а может быть, и других земель людей.
   Это был огромный город, в котором бурлила жизнь полным ходом. Караваны постоянно проходили по дорогам во всех направлениях, а возле причала стояло несколько кораблей.
   Этот факт особенно поразил Фиону.
   - Гарт, я ещё могу понять орков, занимающихся торговлей... но корабли?
   Наёмник пожал плечами. Насчёт кораблей он тоже удивился в своё время...
   - А почему нет? В отличие от почти всех остальных кланов, у Облачных достаточно лесов. Территории к северу от Чёрных Гор, где расположены основные рудники орков, весьма богаты древесиной. А эльфы с Синих Островов и из Вековечного Леса торгуют с орками через Лазурное Море... кстати, может быть, часть этих кораблей - эльфийские, очень они не похожи на орочьи.
   Охотница задумчиво склонила голову.
   - Да, орки из этих мест очень похожи на обычное человеческое государство. А ещё какие-нибудь орки строят корабли?
   Гартак кивнул.
   - Оркам из Облачного Клана, можно сказать, очень повезло. Им хватило ума не нападать на людей и эльфов, а начать с ними торговать. У остальных на это мозгов не хватает. А насчёт кораблей... точно не знаю, но на южном берегу Лазурного Моря лежат земли Кровавого Заката, и тамошние орки промышляют пиратством - они тоже обладают флотом, только не таким организованным, как здесь. Клан Тёмной Воды так же сплавляет по Тёмной Реке какие-то грузы, но у них не корабли, а что-то вроде плотов.
   Охотница вздохнула.
   - Мне всё больше кажется, что орки из Облачного Клана - единственные нормальные орки во всём мире.
   Наёмник рассмеялся.
   - Знаешь, все остальные орки как раз считают Облачных ненормальными уродами, которым стоит пустить кровь... только силёнок маловато. У Облачных армия получше, чем даже у Норидана, а, может, и у тирана. И почти вся эта армия в основном стоит на южных и восточных границах, где орки могут утолять свою кровожадность, сражаясь со своими дикими родичами.
   В этот момент они как раз подошли к исполинскому мосту.
   У огромных ворот их встретил десяток орков, отличавшихся великолепной выправкой, прекрасными доспехами и знанием человеческих языков.
   - Что вы ищете в Идашгериме, столице Облачного Края, путники из земли людей? - спросил командир на чистейшем языке равнинных графств.
   Гарт повнимательнее присмотрелся к говорившему и вдруг весело усмехнулся.
   - Да ты никак забыл меня, Блантарг? Дружище, это же я!
   Орк удивлённо моргнул, затем расплылся в улыбке, которая выглядела несколько пугающе из-за крупных нижних клыков. Восторженно рыкнув, он взревел:
   - Гартак, дружище, я не видел тебя уже почти год! Где ты пропадал?
   Наёмник спрыгнул с лошади и, не обращая внимания на удивлённо вытаращившуюся охотницу, совершил странный ритуал с орочьим офицером - что-то порыкивая на местном диалекте, Гарт сильно двинул орка в левое плечо. Тот так же радостно прорычал и отвесил ответный удар, после чего они пожали друг другу руки по человеческому обычаю, и заговорили о чём-то на языке орков.
   Наконец Гартак шагнул назад и спросил на языке равнин:
   - Блант, есть какая-нибудь работа? Сейчас я богат, но ты знаешь эти деньги, вечно они куда-то деваются.
   Орк рассмеялся.
   - Да, у меня та же проблема. Но сейчас ты вряд ли отыщешь задание. В город прибыла какая-то важная персона, на переговоры с самим Владыкой. Хотя поначалу они едва не прирезали друг друга, всё пока тихо.
   Гарт удивлённо хмыкнул.
   - Некая важная особа? Это никак не связано с парой эльфийских кораблей, стоящих в порту?
   Блантарг кивнул.
   - Ну да. Какая-то колдунья обозлилась на весь род людской и решила искать с нами союза. Но ей навряд ли что-нибудь обломится, Владыка не такой кретин, чтобы идти войной на север. Хотя нам давно охота пощипать кое-какие из Вольных Городов!
   Наёмник тяжело вздохнул.
   - Ну да, вы давно на них зубы точите... а там сейчас такой бардак - приходи и бери. Да в Клане больше порядка, чем в этих дерьмовых городах! - покачав головой, он переспросил, - Что, совсем тухло насчёт работы?
   Орк пожал плечами.
   - Да нет, просто ничего по твоей манере. Если ты не собираешься пойти в охранники... эй, погоди, ты же вроде знаком с Могучим Даркагом?
   Гарт заинтересованно кивнул:
   - Ну да, работал на него пару раз.
   Блантарг продолжил:
   - Ну так вот, его недавно неплохо кинули. Он хотел бы обезопаситься от подобных инцидентов... и ему нужен профессионал в такого рода делах, а так же кто-нибудь, знакомый с методами устранения нежелательных партнёров.
   Наёмник усмехнулся.
   - А найти того, кто кинул, ему не нужно?
   Орк махнул рукой.
   - Да нет, уже нашли, больше эти ребята никого не кинут. Но не в этом дело. Узнав, что Дарк на них охотится, эти парни сами наняли убийц, и его Могучесть чуть не уложился на погребальный костёр. Поэтому он ищет специалиста по... ну ты понял, чтобы знать, с какой стороны его может ждать удар стали.
   Гарт покачал головой.
   - Удар стали идет, как правило, сзади. Но ты прав, я могу ему пригодиться.
  
   Когда они, наконец, миновали ворота, Фиона спросила:
   - Кто такой Могучий? И что ты собираешься делать?
   Наёмник пожал плечами.
   - Могучий... это вроде титула. Знатный парень уровня барона. А я собираюсь получить работу у него.
   С этими словами Гарт двинулся в глубь города. Все здания орочьей столицы были каменными, однако редко когда поднимались выше трёх этажей. Улицы были заполнены орками и гоблинами, спешащими по своим делам. Часто попадались деревянные купеческие лавки, торгующие всякой всячиной, а иногда торговцы продавали прямо с телег.
   Особо поразили Фиону узкие невысокие башенки на углах особо крупных перекрёстков. На каждой из них стоял орк-стражник, бдительно всматривающийся в толпу. Девушка удивлённо покачала головой - в человеческих городах стража проводила время в кабаках, а не на постах...
   Наконец наёмник остановился у массивного трёхэтажного особняка.
   - Вот мы и пришли. Год назад это место принадлежало Могучему Даркагу, и, надеюсь, домик не сменил хозяина за это время.
   Бесцеремонно привязав лошадь к столбику ограды, Гарт разбежался и изо всех сил пнул массивную дверь с тяжёлыми коваными петлями.
   Ответ последовал незамедлительно.
   Окно второго этажа распахнулось, и вниз вылился котелок чего-то вонючего.
   Предусмотрительно отпрыгнувший наёмник отошёл ещё немного и заорал:
   - Эй, открывай! Твоя Могучесть!
   Сверху раздался недовольный рык и высунулась орочья морда.
   - Кого там... Э! - морда исчезла, а через несколько минут дверь распахнулась.
   На пороге стоял здоровенный орк в красном шерстяном плаще и толстых кожаных штанах.
   Неуловимым движением Гартак выхватил из-за пояса нож, коротко махнул рукой и полоска стали впилась в дверную раму над головой встречающего.
   - Эй, ты что, совсем сбрендил? - недовольно рыкнул хозяин, вытаскивая дрожащий нож из косяка.
   Но Гарт лишь усмехнулся.
   - Ты уже труп, Дарк. Если бы меня наняли тебя убить, ты бы даже и не понял, откуда пришла смерть. Надо быть осторожнее!
   Орк оскалился:
   - Так это же ты! Если бы там был убийца...
   Наёмник расхохотался.
   - А я, по-твоему, кто? Разносчик фруктов? - отсмеявшись, он продолжил, - Ладно, к делу. Видишь ли, если за твою голову назначена награда, нельзя доверять даже старым корешам - а вдруг для них монеты дороже твоей дружбы?
   Даркаг мотнул головой.
   - Ну, знаешь... Сейчас-то за мою голову никто награды не назначал!
   Гартак кивнул.
   - Ну да, поэтому ты ещё жив. Так что, тебе нужен профессионал по обеспечению охраны?
   Орк раздражённо вздохнул.
   - Да нужен. Если всякий человеческий наглец, пойманный на обмане, будет нанимать убийцу... - затем он бросил взгляд на Фиону, - А она кто?
   Гарт улыбнулся и, полуобернувшись, протянул руку, указывая на охотницу:
   - О Могучий, позволь представить тебе Фиону, мою помощницу, начинающего специалиста по выслеживанию тех, кого... стоит выслеживать. - усмехнувшись, наёмник добавил, - Её первый опыт, правда, закончился неудачей, но то был совсем дохлый номер.
   Орк коротко кивнул и сделал приглашающий жест.
   - Добро пожаловать в моё скромное жилище... - и шагнул назад, открывая вид на полутёмный коридор, затянутый ярко-розовой тканью, режущей глаз.
  
   Вечером Фиона, Гартак и Даркаг сидели за столом в комнате на втором этаже. Орочий дом был пышным, но слишком пёстрым - кричащие драпировки стен, вычурная, но совершенно не гармонирующая мебель, обилие серебра и золота, груды каких-то ярких безделушек, сваленные по всем углам... Всё говорило, что хозяин весьма богат, но не имеет абсолютно никакого вкуса.
   Орк налил себе ещё одну огромную кружку вина и, опрокинув её одним махом, смачно рыгнул.
   - Да, дня через три у Владыки состоится банкет по поводу посылания подальше одной весьма назойливой колдуньи, что пытается заставить нас напасть на людей... - рыгнув ещё раз, Даркаг гоготнул, - Ха, да с радостью! Но зачем? Ладно бы пограбить, ну там, захватить... Но завоевать, а потом всех вырезать? Нет, это не по мне! Пусть идёт к южным, это они любят всех вырезать, как будто им больше делать нечего.
   Фиона недовольно поморщилась. Орочий Могучий не обладал даже зачатками вежливости... однако, он говорил честно, открыто, и это перевешивало его отталкивающие манеры.
   Девушка наконец решилась вставить слово:
   - Банкет у Владыки?
   Орк лукаво подмигнул:
   - О, прекрасная представительница рода человеческого, вы хотите попасть во дворец на халяву? - выдержав многозначительную паузу, он рассмеялся, - Легко! Мне полагается эскорт из двоих воинов, и вы замечательно подходите на эту роль!
   Гарт усмехнулся и стукнул ладонью по столу.
   - Дарк, не совращай девочку! Я знаю, что там у вас во дворце творится!
   Даркаг вытаращил глаза в притворном изумлении:
   - Что? Всё пристойно! Ну, выпьем... ну, много выпьем... - он ухмыльнулся, - ну, очень много выпьем...
   Наёмник состроил глубокомысленную рожу и закивал. Орк тяжело вздохнул.
   - Ну да, конечно... но ведь это банкет по поводу отбытия к демонам важной гостьи, там ничего такого кроме обжираловки и пьянки не будет. Ну, разве что ещё немного мордобоя... - он виновато пожал плечами, - Ничего страшного, уверяю тебя, дружище!
   Фиона изумлённо переводила взгляд с одного на другого.
   - Да о чём вы говорите?
   Гартак гадко ухмыльнулся.
   - Да так, ничего важного. - он тоже налил себе вина, но отхлебнул совсем немного, - Так что, Дарк, мы наняты?
   Могучий хлопнул очередную кружку и кивнул:
   - Ну да! Золотой в день на двоих, у меня этого добра довольно. Делитесь сами. - с этими словами орк встал из-за стола, и, пошатываясь, направился к выходу, - Того, сами разместитесь... я ща засну.
   Наёмник проводил его взглядом, слегка покачав головой, и отхлебнул ещё немного. Внимательно посмотрев на Фиону, он вздохнул.
   - Премилый парень, если бы он ещё избавился от своих дурных привычек, стал бы прямо-таки образцом для подражания... по крайней мере, для многих из моих... знакомых.
   Девушка покачала головой, поджав губы:
   - Ты говоришь, как будто орки тебе очень нравятся!
   Гарт утвердительно кивнул:
   - За что я люблю орков, так это за честность. Им проще дать тебе в лоб, чем солгать... Люди думают, это от тупости, но нет. Орки считают, что ложь гораздо хуже, чем даже смерть... для того, кто лжёт. Сказавший неправду отравляет свою душу.
   Охотница вздохнула.
   - Что же, орки лучше людей?
   Но Гартак только рассмеялся.
   - Лучше? Ну, это с какой стороны посмотреть. Орки, живущие здесь... да, они в чём-то лучше многих людей. А вот если бы ты встретилась с парнями из Тёмной Воды, то даже не задумалась бы о подобном сравнении...
   Фиона печально подпёрла голову руками.
   - Гарт, ты действительно собираешься работать на этого... Могучего?
   Наёмник внезапно обеспокоился:
   - Тебе это не нравится? Ты хочешь чего-то другого? Может, проводить тебя назад в Вольные Города?
   Девушка мотнула головой.
   - Нет... совсем нет. Я просто... - она печально вздохнула, - Ты сам сказал мне, что счастье есть... нужно его только найти. Но как я наёду его, если буду сидеть на месте?
   Гартак прикрыл глаза и грустно произнёс:
   - Чтобы найти счастье, не обязательно далеко ходить. Часто оно находится рядом с тобой... надо лишь понять... увидеть. - он вдруг опустил голову и тихо пробормотал, - Я в своё время не увидел.
   Фиона невесело улыбнулась.
   - Что ж, может быть... но там, откуда я ушла, счастья не было. И там, куда пришла, тоже.
   Наёмник вдруг как-то странно проговорил:
   - Может быть, ты найдёшь его где-нибудь в Облачном Крае...
   Ещё несколько минут они молчали, затем Гарт поднялся.
   - Пойдём, надо отыскать подходящие комнаты. Мы задержимся здесь на месяц... может быть, и на два.
  
   Уже ночью, лёжа на роскошной кровати в маленькой комнате на первом этаже особняка и пытаясь заснуть в окружении кричащих красок и вопиющего безвкусия, Фиона мучалась вопросом...
   Где же во всём мире можно отыскать счастье?
   И как его найти?
Глава 15
Тёмные дела

   Движение Спайси и его спутников по территории Облачного Края не вызывало больших задержек. Изредка попадающиеся на пути группы орков и гоблинов не обращали на путешественников никакого внимания.
   Неприятности начались на въезде в столицу. Командир стражи возле разводного моста наотрез отказался пропускать Синди в столицу орков, и только вмешательство одного из высокопоставленных орочьих офицеров, которого сержанту пришлось специально вызывать из дворца разрешило эту проблему, но вся волокита заняла около трёх часов.
   Как только отряд оказался внутри стен, сержант остановился.
   - Сэр, я и мои товарищи должны следовать в порт. До наших ребят и покоев госпожи вы легко доберётесь, вот по этой улице... там увидите. Разрешите отбыть?
   - Хорошо, можете уезжать, - ответил Спайси и дроу вскоре скрылись в толпе.
   Эльфийка и аргонианин продолжили движение, с трудом прокладывая путь по главной улице столицы. Рослые, мускулистые орки, носившие в основном кожаную и шерстяную одежу и низкорослые, большеглазые гоблины, одетые преимущественно в странные костюмы из выделанных шкур толкались на улицах, спеша по каким-то своим делам или просто слоняясь без дела.
   Синди во все глаза наблюдала за открывающейся перед ней картиной жизни большого - даже по меркам людей - города. Так похожей на базарные дни в эльфийских лесах или на болотах ящеров. Леса и болота! Её мысли опять вернулись к моменту, изменившему её жизнь. Снова и снова она вспоминала минувшие события, ища ответ на вопросы - "могла ли я что-либо изменить?" и "правильно ли я поступила?" Погрузившись в свои раздумья, волшебница настолько отдалилась от реального мира, что даже не заметила, как они миновали внешнюю часть города и теперь поднимались по крутому склону к цитадели - грандиозному комплексу из нескольких дворцов и роскошных домов, окружённых толстой каменной стеной с множеством огромных башен.
   - Синди, давай сюда! - донеслось откуда-то сверху, - эй, хватит спать?
   Девушка встрепенулась и огляделась по сторонам. Внизу раскинулись невысокие постройки орочьей столицы, а выше неё, в проёме ворот могучей башни, Спайси о чём-то беседовал с двумя дроу. Вздохнув, эльфийка подъехала, и они вместе проследовали на территорию цитадели.
   - Что с тобой? - удивлённо спросил храмовник, - ты в последнее время какая-то рассеянная... как в воду опущенная. Что случилось? Что тебя донимает?
   - Ничего страшного, - ответила Синди, старательно изобразив улыбку, и направилась к невысокому каменному зданию, в котором она правильно угадала казармы солдат Душелова.
  
   Вечер спускался на Облачный Край. Светило уже приближалось к западному горизонту и желтовато-серый диск Шерона уже был ясно различим на юго-востоке. Мягкий тёплый ветер проносился по уже начинающим пустеть улицам города. Ничто здесь не напоминало суровую зиму в стране Ледяных Саламандр.
   Наскоро перекусив на отрядной кухне, Спайси исчез куда-то "по своим делам", оставив эльфийку бесцельно слоняться по окрестностям. Орочий дворцовый комплекс, в отличие от самого города, не поражал причудливостью, но всё здесь дышало надёжностью, спокойной уверенностью - от толстенных стен, сложенных из огромных гранитных валунов, до невысоких, но солидных дворцов, украшенных в неярких, даже тусклых, но спокойных тонах. Орочья стража стояла почти на каждом перекрёстке, поражая своей оснащённостью и вышколенностью. И даже бронза, из которой были изготовлены доспехи стражников, была тёмной, почти чёрной, и по прочности не уступала человеческой стали. Пожалуй, орки превосходили армии многих государств, и, если учесть, что средний орк сильнее человека, даже рыцари Объединённой Церкви смотрелись бы бледно на фоне гвардии Владыки.
   Изрядно нагулявшись, волшебница вернулась в казармы, где её и застал аргонианин.
   - Пошли, Душелов хочет нас видеть... - произнёс он.
   Поднявшись по каменным ступеням к главным зданиям, миновав четверку орков-стражников, неподвижно стоявших у огромной двери, пара странников направилась в западное крыло. Пройдя по широким, но пустынным коридорам, украшенным статуями преимущественно военной тематики и барельефами различных чудовищ, очевидно, обитающих в южных степях, они подошли к невысокой сводчатой двери, охраняемой парой воинов дроу в полном боевом снаряжении. Один из низ них распахнул дверь и Спайси молча вошёл, а Синди ничего оставалось, как проследовать за ним.
   Просторная, но полутёмная комната была обставлена немногочисленной, но изысканной мебелью, несколько книжных шкафов с различной магической утварью стояли у стен. Сквозь колышущуюся занавесь в арке справа, выполненную из отдельных нитей, виднелась спальня волшебницы - роскошная кровать, небольшой столик с зеркалом, уставленный различными пузырьками, бутылочками и плошками - мечта каждой женщины, желающей выглядеть красиво.
   Аргонианин остановился возле одного из кресел, однако остался стоять. Спустя минуту занавесь с шуршанием раздвинулась, и в комнату, не торопясь вошла кажущаяся молодой женщина, облачённая в роскошные, богато украшенные, но гармонично выглядящие одежды. Она была больше похожа на принцессу с востока, чем на могущественную волшебницу из далёких, таинственных земель.
   Легко и непринуждённо Душелов уселась в кресло напротив и произнесла приятным мелодичным голосом:
   - Присаживайтесь.
   Некоторое время волшебницы изучали друг друга. Сердце Синди колыхнуло нечто, похожее на ревность. "Идеальная фигура, хотя кожа чуточку слишком бледная, с некоторым восковым оттенком... Правильное, очень милое лицо, красиво очерченное темными, слегка вьющимися волосами, ниспадающими на плечи... Да, она очень, очень хороша!" - но Душелов прервала её мысли.
   - Хорошо, что вы добрались сюда целыми и невредимыми. Я слышала, что некоторые очень радикальные личности в высших правительственных кругах людей уже назначили за твою голову кругленькую сумму, мой дорогой, - произнесла она иронично. Спайси усмехнулся в ответ:
   - Да уж, ты грамотно меня подставила.
   Однако Душелов лишь ядовито улыбнулась:
   - Не обижайся, Дайанари изумительно справился со своей задачей, и я получила, чего хотела. Хотя... если бы ты избавился от этих надоедливых следопытов, то всё было бы просто замечательно, - ответила колдунья, - да, кстати, эти двое наёмников, что ты подцепил в Гашиане, прибыли пару дней назад, и, похоже, сумели заинтересовать кое-кого из местной знати... не знаешь, что они здесь вынюхивают?
   Храмовник Тза лишь равнодушно пожал плечами...
  
   После десяти минут беседы, на которой обсуждались самые разные вещи, от цвета лат орочьего стражника до судьбы Светлого Королевства, Душелов многозначительно произнесла:
   - Спайси, я бы хотела побеседовать с твоей подружкой наедине, оставь нас.
   - Есть, - меланхолично ответил храмовник и уже протянул руку к ручке двери, когда хозяйка апартаментов огорошила его откровенным вопросом:
   - Синди достаточно красива, ты не находишь? Мне кажется, она была бы тебе неплохой парой.
   - Ээ-э... кгхм... мнэ-э-э... - красноречиво ответил аргонианин, а эльфийка смутилась и усмехнулась одновременно. Выйдя из ступора, Спайси позорно сбежал со всей скоростью, на которую только был способен.
   - А как ты сама думаешь на этот счёт? - обратилась колдунья к Синди.
   - Я... подумаю. - неуверенно произнесла та, но Душелов хищно улыбнулась:
   - Вот и хорошо.
   Разговор продолжался ещё около часа, хотя говорила в основном эльфийка, а Душелов изредка делала какие-то замечания, заставлявшие Синди надолго задуматься...
  
   Аргонианин сидел на склоне, задумчиво созерцая закат и что-то напевая вполголоса. Синди осторожно подсела к нему, не произнеся ни слова.
   - Ну, как тебе разговор с хозяйкой?
   - Она замечательная женщина. После того разговора... когда ты раскрыл свои карты, я была в смятении и потеряла нить жизни. Душелов сумела заставить меня вновь поверить в себя. Найти смысл существования. За это я её очень благодарна.
   Спайси лишь кивнул в ответ, и Синди продолжила:
   - Слушай, при разговоре с ней меня не оставляло чувство, что она читает мои мысли - это правда?
   Аргонианин отрицательно мотнул головой:
   - Она не читает мысли, этого не может даже сильнейший из ныне живущих волшебников, но она много прожила на свете и неплохо изучила людей и... прочих. Незначительные внешние детали дают ей многотомный материал для прочтения.
   Оба замолкли и некоторое время просто смотрели на раскинувшуюся у подножия холма столицу орков, но затем Синди прервала молчание:
   - Хозяйка... предложила мне остаться и закончить обучение. Я знаю, что ты собрался отчалить сразу по окончании переговоров, но... я хочу остаться.
   - Я тебя не удерживаю. Когда надумаешь, возвращайся к нам на болота, там тебе всегда рады. - Аргонианин поднялся и окинул взглядом потемневшее небо, на котором уже давно горели звёзды, а над горизонтом уже показался голубоватый диск Шадара. - Пошли, уже ночь.
Глава 16
Владыка Облачного Края

   Близился вечер. Косые тени, падающие от домов, уже перекрывали улицы столицы Облачного Края, и орки, гоблины и другие населяющие столицу народы потихоньку расходились. Дворцовый комплекс Владыки был ярко освещён множеством факелов, подчёркивавших мощные, надёжные стены.
   Орочья гвардия патрулировала всю крепость. Часть стражников, отстоявших дневную смену, отправлялись на отдых, а навстречу им уже выходили те, кому не повезло дежурить ночью...
  
   В этот вечер возле дворцового комплекса царило оживление. Десятки знатных орков съезжались со всех концов столицы и поднимались на холм, исчезая в лабиринте зданий.
   Среди этого потока продвигались двое, резко отличавшиеся от остальных. Мужчина и женщина, одетые неброско и неприхотливо, пробирались ко дворцу, ведомые могучим высоким орком в кричаще-красном камзоле и расшитых золотом кожаных штанах.
   Несколько десятков орочьих гвардейцев стояли строем вдоль стен, образовывая живой коридор, ведущий к мраморной лестнице, подходящей к провалу парадных дверей, уходящих вглубь Облачного Дворца.
   Здесь царила атмосфера, разительно отличающаяся от безвкусной роскоши столицы. Серый мрамор, мощные камни, прямые стены и сводчатые потолки - ничего лишнего, однако всё было тщательно пригнано, содержалось в чистоте и порядке и не резало глаз. Наоборот, комнаты дышали спокойствием и надёжностью.
   Однако во всех коридорах стояли вооружённые стражники, занимающие специальные альковы.
   Когда Гартак, Фиона и Даркаг оказались во дворце, охотница была поражена отличием. Она восхищённо разглядывала детали интерьера, прекрасно подходящие друг к другу. Здесь чувствовался стиль, которого в других обиталищах орков и в помине не было.
   - Это здание строили не орки? - шепнула она Гарту.
   Наёмник пожал плечами.
   - А кто его знает. Вроде орки. А что?
   Девушка с сомнением покачала головой.
   - Не знаю... здесь всё так отличается... от остального города.
   Но Даркаг услышал разговор и подсказал:
   - Ну да. Дворец был построен около века назад прадедом нынешнего Владыки, но вот придумал это всё не он. - орк подмигнул, - Представляешь, как тяжело было уломать эльфийских мастеров приехать сюда, и во сколько кораблей серебра это обошлось?
   Фиона поражённо вздохнула.
   - Так это строили эльфы? Никогда бы...
   Дарк самодовольно кивнул.
   - Нет, строили-то не эльфы. Но они это придумали. - Могучий покачал головой, - Хотя здесь, конечно приятно... но выглядит так, как будто Владыка - просто бедняк!
   Охотница возразила:
   - Зато это красивее! Если просто покупать подороже, получится дорого, но не красиво. А вот...
   Орк вновь кивнул:
   - Получится красиво... но выглядеть будет бедно.
   Девушка вздохнула, отчаявшись переубедить орка, и они молча проследовали вглубь дворца.
  
   Солнце, клонящееся к закату, бросало не по-осеннему жаркие лучи на величественный дворец. Часть этих лучей попадала в небольшое окошко на втором этаже и оседала светлыми пятнами на тёмно-зелёных гардинах.
   В этой комнате сидели трое, и занимались, на первый взгляд, совершенно безумным делом - внимательно смотрели на висящие в воздухе карты, и изредка делали ставки...
   Это были Спайси, Синди и Душелов. До прощального банкета, даваемого Владыкой орков в честь отбытия важной гостьи, и, отчасти, чтобы сгладить впечатление от решительного отказа заключать союз, оставалось уже меньше часа. Чтобы чем-то заполнить время, троица коротала время за колодой карт... но религиозный запрет не позволял Спайси прикасаться к азартным играм, поэтому все трое играли в тонк, не касаясь карт руками.
   И хотя все трое были опытными игроками, они отчаянно мухлевали, и чаще всего партии заканчивались выяснением отношений, проходивших, правда, скорее шутливо, чем серьёзно...
   - Всё, я пас. - немного обиженно произнесла эльфийка, щелчком пальцев роняя карты на стол.
   - Продолжим... - промурлыкала Душелов, взглянув на аргонианина. В глазах её плясали весёлые искорки.
   Храмовник Тза пожал плечами, и его карты тоже упали на стол рубашкой кверху. Спайси слегка толкнул Синди ногой, та в ответ едва заметно прикрыла веки и её пальцы, не видимые под столом, зашевелились. В этот момент в дверь постучали, и Душелов, повернувшись всем телом, слегка раздражённо проворчала:
   - Антиох, кто ещё там? - с этими словами её карты так же легли на стол.
   Спайси реагировал оперативно. Губы храмовника шевельнулись, что-то беззвучно произнося, и его карты устремились навстречу картам колдуньи. На мгновение смешавшись, карты вновь вернулись на свои места, только теперь их порядок был несколько другим...
   В комнату просунулась голова дроу.
   - Кажется, они уже скоро будут здесь, мэм. Орки понемногу начинают стягиваться к главному залу.
   Душелов кивнула.
   - Когда посланец с приглашением прибудет, сразу впусти его.
   - Да, мэм. - произнеся это, голова призрачного стража скрылась за дверью.
   - Ну, а теперь мы доиграем... - улыбнулась колдунья, повернувшись к столу.
   Синди не смогла скрыть дикую ухмылку, но лицо Спайси сохраняло выражение, сравнимое с глыбой льда. С тенью улыбки храмовник открыл свои карты - и спокойствие сползло с его лица... не было ни одной стоящей карты. Душелов хихикнула.
   - Ещё никто не пытался меня так надуть! - ехидно произнесла она, и перевернула свой дек.
   Некоторое время храмовник и колдунья ошарашено смотрели на карты друг друга, затем Душелов резким движением перевернула карты Синди - четыре туза...
  
   Миновав, наверное, целую милю коридоров, залов и комнат, охотница, наёмник и Могучий наконец оказались перед толстой двустворчатой дверью, загороженной десятком орочьих гвардейцев.
   Перед строем воинов толпилось около трёх десятков орков, ожидающих дозволения вступить в Большой Тронный Зал и предстать пред очи Владыки.
   Пришлось прождать не меньше четверти часа, прежде чем огромные двери медленно распахнулись и солдаты синхронно шагнули в стороны, вставая в две шеренги по сторонам портала. Беспорядочное движение в толпе сразу же прекратилось, однако орки не спешили проходить внутрь.
   - Почему все стоят? - тихо спросила удивлённая Фиона.
   Дарк пожал плечами.
   - Каждый хочет пройти первым, но по дворцовым правилам первыми должны идти самые заслуженные.
   Спустя пару минут некоторые орки, вполголоса переругиваясь, двинулись внутрь. Потихоньку толпа просачивалась между шеренгами гвардейцев, исчезая в огромном полутёмном помещении. В какой-то момент Даркаг, яростно рыкнув, отпихнул другого представителя орочей знати и протиснулся вперёд, в тронный зал.
   В первый момент вошедшим в зал казалось, что они провалились в темноту. Но это было не так - ощущение тьмы создавалось материалом стен. Абсолютно чёрный камень, казалось, поглощал свет. Стены, пол и потолок в этом причудливом помещении казались совершенно монолитными, без единой трещины.
   На чёрных стенах мерцали живым тёплым светом жёлто-оранжевые шары на серебряных опорах. Светильники казались звёздами, висящими в пустоте ночного неба.
   Фиона вновь удивлённо вздохнула.
   - Как они сумели построить это?
   Могучий недовольно рыкнул.
   - Внутренние покои дворца, принадлежащие Императору, были построены самими эльфами. - орк поморщился, - Не знаю кому как, а мне здесь всегда было неприятно.
   Охотница мечтательно покачала головой.
   - Здесь красиво. Может вам, оркам, это не по нутру, а мне нравится.
   Дарк равнодушно пожал плечами и направился к одному из длинных столов.
   Четыре главных стола образовывали квадрат, предназначенный для приближённых императора. За колоннадами по бокам зала располагались ещё столы для персон рангом пониже. Трон Владыки, выполненный из огромного серебряного слитка, покрытого тёмно-синим бархатом, стоял посередине одной из сторон большого квадрата и пока был пуст.
   Фиона шагнула следом за Даркагом, но наёмник остановил её и молча указал на один из боковых столов.
  
   Душелов с эскортом приближались к главному залу по длинным коридорам дворца Облачных Владык. По пути колдунья тщательно инструктировала свою команду, между словами поправляя платье, чтобы скрыть стальной панцирь, надетый на всякий случай...
   Перед самыми дверями она подозвала храмовника и украдкой показала ему артефакт... жёлтую сферу, опоясанную по окружности глубокой прорезью, со странными изумрудными "зрачками", похожими на змеиные, с обоих сторон.
   - Я уже использовала его в своих целях, и частично истратила его силу... хотя, он, кажется, восстанавливается сам. Но, по-моему, на болотах он нужнее... поэтому передай его своему хозяину с моими наилучшими пожеланиями.
   Храмовник молча принял камень и спрятал за пазухой. Душелов кивнула и продолжила:
   - Я не думаю, что задержусь здесь надолго. Всё идёт к тому, что Владыка отвергнет союз... Я отправлюсь со всеми призрачными стражами на Серые Острова... а потом, может быть, и к вам на болота.
  
   Наконец поток гостей почти иссяк. Практически все орки заняли свои места, но к яствам, расставленным на столах, никто пока не прикасался. Взгляды были устремлены куда-то за трон.
   Вскоре терпение приглашённых было вознаграждено. В монолитной стене образовалась щель, целый каменный блок выдвинулся вперёд и медленно отъехал в сторону, открывая проход во внутренние покои.
   Владыка Облачного Края, ступивший в тронный зал, выглядел весьма впечатляюще. Чёрный костюм, смотревшийся бы нелепо на любом орке, идеально сидел на нём. Синий плащ развевался за его мощными плечами, длинный тяжёлый меч свисал с широкого толстого пояса, блики магических светильников плясали на отполированной до зеркальной глади кирасе, тонкий серебряный обруч с тремя огромными бериллами охватывал чёрные волосы Владыки.
   Повелитель орков медленно прошествовал к трону, провожаемый почтительными взглядами гостей, и мягко опустился на синий бархат, сделав разрешающий жест рукой.
   Все присутствующие орки мгновенно накинулись на еду и выпивку, разбив величественную тишину звоном бокалов, стуком тарелок и котелков и утробным урчанием.
   Душелов одной из последних появилась в огромном зале, когда орки уже успели опустошить почти половину выставленных ёмкостей с пищей и вином. По цепочке десятка дроу - призрачных стражей передали приказ колдуньи, "Один ест, трое сторожат. Смотреть в оба" Сама Душелов проследовала к императорскому столу, а Спайси и Синди заняли места у стены, среди дроу.
   Внимательно изучив предложенные им блюда, которые Спайси со свойственной ему паранойей тщательно проверил на отсутствие яда, применив все известные ему методы, кроме разве что привлечения стороннего дегустатора, храмовник и волшебница решили кое-что отведать...
  
   Спустя час кувшины успели опустеть четырежды. Уже третью смену блюд вносили слуги - гоблины, и гости потихоньку хмелели, разговоры становились всё более шумными, развязными. Всё чаще вспыхивали короткие перепалки, пока быстро утихавшие. На исходе часа из боковых дверей появились орки с барабанами и трубами и заиграли какие-то воинственные марши.
   Очень скоро гости втянулись и принялись хриплыми нестройными голосами подпевать, вначале тихо, затем всё громче и громче, стараясь переорать друг друга. Некоторые вылезали на столы и пытались что-то сплясать под хруст посуды и грохот бьющихся кувшинов, падали, но таких танцоров находилось всё больше.
   Несколько особо разошедшихся орков согнали гостей рангом пониже, вытащили малый столик в середину большого квадрата и, разнеся пинками в мелкую щепу, разожгли костёр. Вокруг взметнувшихся языков пламени образовался круг отплясывающих какой-то дикий ритуальный танец, издававших безумные животные вопли. Остальные гости присоединились к этому разгулу, буквально расшвыряв к стенам крайние столы, и вскоре пир превратился в первобытную вакханалию.
   Орки надрывно ревели что-то бессвязное, убеждённые, что тянут песню. Они прыгали, дёргались, бегали, швыряли друг в друга посудой и пищей, иногда дрались, но до серьёзных столкновений дело не доходило.
   Многие из сидевших у стен присоединялись к орущей толпе, включаясь в разгул.
   Лишь в двух местах царило относительное спокойствие - возле трона Императора и у стола, занятого призрачными стражами.
   Гартак, ощущавший ответственность за Фиону, не позволял себе сорваться и присоединиться к дикому действу, разворачивающемуся в центре зала, хотя его так и подмывало. Разглядев, что сидящие у одного из столов не присоединяются к вакханалии, наёмник ухватил захмелевшую охотницу за руку и поволок к островку порядка в море хаоса.
   И замер, разглядев, кто же сидит у стола. Эльфы с тёмной, чуть зеленоватой кожей. Дроу.
   Фиона недоуменно моргнула.
   - Что такое?
   Гарт сжал её руку и приглушённо выдавил:
   - Дроу. Убийцы-профессионалы. Крадущаяся Смерть. Призраки.
   Охотница затрясла головой, пытаясь стряхнуть опьянение.
   - Ну и...? Что в этом... такого? Ты и сам...
   Наёмник невесело усмехнулся.
   - Мне до них как дерьму до неба. Хотя, впрочем... пойдём. Сейчас возле них безопаснее всего.
   Но когда они уже собирались спросить одного из сидящих, нельзя ли присоединиться, Гартак наткнулся на напряжённый взгляд внимательно изучающего его инквизитора по имени Спайси, с которым они расстались десять дней назад...
   Губы аргонианина раздвинулись в ядовитой усмешке.
   - Присоединяйтесь. Орки скоро разойдутся вовсю.
   Наёмник поражённо посмотрел на священника и волшебницу, но молча сел. Несколько минут они со священником сверлили друг друга взглядами, но затем почти синхронно пожали плечами и усмехнулись.
   До Фионы наконец дошло, кто именно сидит за этим столом.
   - Гарт, что они здесь делают?
   Гартак вновь пожал плечами.
   - Не стоит спрашивать о таких вещах. - тихо ответил он, - Если один из старших инквизиторов Церкви считает нужным посетить пир во дворце Владыки орков, значит, это кому-то надо.
   Синди, сидевшая по другую сторону стола, фыркнула.
   - Спа, а эти-то здесь откуда?
   Аргонианин вновь ядовито усмехнулся.
   - Насколько я знаю, охотник за головами по имени Гартак, до недавнего времени работавший на господина Крейга в Гашиане, имеет связи в столице орков. - священник кивнул в сторону беснующихся вокруг костра орков, - А если присмотреться, можно заметить среди гостей одного из орков, на которых он в своё время работал. Поэтому можно предположить, что наши друзья были приглашены на эту небольшую пирушку, - Спайси поморщился, - Могущественным Даркагом.
   Гарт восхищённо развёл руками.
   - Вы знаете обо мне всё, инквизитор. Но откуда...
   Спайси кивнул.
   - Нет, Даркага я ни разу не видел. Но знаю, что ты когда-то работал на одного орка по имени Даркаг, и знаю, что не так давно в одном из Вольных Городов были убиты несколько торговцев, и, по надёжным слухам, их заказал некий высокопоставленный орк по имени Даркаг - а убитые пытались проделать такой же фокус с самим Даркагом, но ничего не вышло... Так что нетрудно было сделать выводы.
   Гартак задумчиво покачал головой, но волшебница не унималась.
   - Слушай, а почему орки до сих пор не перерезали друг друга? - эльфийка кивнула в сторону очередной потасовки, - Они же жутко кровожадны?
   Священник устало вздохнул.
   - Во дворец запрещено входить с оружием. Я, кстати слабо представляю, как... - он кивнул на арбалеты призрачных стражей, - В общем, они бы и рады, да нечем.
   Наёмник кивнул.
   - А драться столовыми ножами для благородных орков...
   Разговор завял. Несколько дроу встали и выставили часовых вокруг стола, мрачными взглядами отгоняя чересчур настырных гостей.
   Орки тем временем распалялись всё больше, вопли их превратились в сплошной несогласованный шум. Часть гостей прыгала вокруг центрального костра, размахивая факелами, сделанных прямо здесь из ножек стульев, и в движениях их понемногу начал угадываться странный ритм.
   Внезапно Владыка поднялся с места и, широко разведя руки, что-то выкрикнул.
   Одновременно барабанщики, уже бросившие всякие попытки что-то сыграть, вновь начали отбивать простой, но тяжёлый, могучий ритм. Все голосящие различные песни немедленно смолкли, и теперь по залу разносились лишь барабанные удары и дружное уханье прыгающих орков.
   Всё это начинало всё больше напоминать скорее шаманский танец, чем просто пьяное веселье.
   Гартак тихо выругался.
   - Проклятие, знаю я, чем это обычно заканчивается...
   Казалось, само пламя в центре зала пляшет в такт барабанным ударам. Владыка двинулся вперёд, к огню, просто перепрыгнув стол. Его шаги вписывались в странный ритм танца, и путь его не пересекался с мечущимися орками, чьё движение казалось совершенно беспорядочным.
   Приблизившись к костру, владыка вытянул руки над танцующим пламенем и издал мощный, вибрирующий рёв. Языки огня обернулись вокруг его ладоней, не причиняя никакого вреда.
   Пляшущие присоединились к крику своего вождя, и двери зала задрожали от слитного рёва сотен могучих орочьих глоток.
   Пламя костра вспухло и рванулось одновременно во все стороны, но обжигающие потоки пролетали мимо гостей, свиваясь в странные фигуры...
  
   И в тот самый момент, когда летящее пламя уже почти угасло и дружный вопль орков начал затихать, началось нечто совершенно неожиданное.
   Часть гостей, до этого больше державшаяся у стен, вытянула неизвестно откуда взявшиеся клинки. Многие из слуг, сновавших по залу, так же выхватили спрятанное под одеждой оружие, и орава вооружённых орков кинулась на своих сородичей.
   Практически мгновенно празднество превратилось в побоище. Гости, волею судьбы оказавшиеся рядом с убийцами, погибли практически сразу же, а нападающие ринулись дальше, стремясь добежать до Владыки.
   Знатные орки пытались отбиваться факелами и обломками мебели, но они были пьяны и изрядно устали, поэтому убийцы легко прокладывали себе путь.
   Всё говорило о том, что всей высшей знати Облачного Края оставалось жить всего несколько минут...
Глава 17
Кровавый пир

   В личном пиршественном зале Владыки Облачного Края царил хаос.
   Заговорщики наступали на пытающихся обороняться гостей, убивая практически безоружных орков одного за другим. Конечно, знатные гости были профессионалами в боях, но непомерное количество вина и усталость от часа пляски брали своё.
   Гартак, в первые же минуты побоища ринувшийся на защиту своего нанимателя, яростно отмахивался от своего противника парой ножек от стола. Заговорщик, орудуя тяжёлым мечом, наступал, полностью реализовывая свои преимущества в вооружении. Наёмник понимал, что в таком поединке у него мало шансов.
   Повсюду вокруг него происходило почти то же самое - сколь хорошо ни фехтуй дубинкой, а мечи и кинжалы всё равно острее.
  
   Но заговорщики не учли двух важных факторов.
   Одна из этих факторов, стоя в полный рост, распространяла вокруг себя странное синеватое свечение, с каждой минутой становившееся всё сильнее. Любой, попадавший под действие этого непонятного потока, практически мгновенно терял ориентацию и оседал на пол без сознания. Необычное колдовство действовало лишь на вооружённых убийц и обходило стороной защищающихся гостей.
   Второй фактор, в количестве пяти странных темнокожих эльфов с арбалетами, перешёл тем временем в наступление. Дроу методично расстреливали любого пытающегося приблизиться и медленно продвигались к своей госпоже. Шедший под их прикрытием аргонианин выискивал в толпе наиболее опасных заговорщиков, и движения тех, на кого он устремлял свой горящий священной силой взгляд, замедлялись, позволяя обороняющимся гостям легко расправиться с противником.
   Другая пятёрка призрачных стражей оборонялась возле двери, прикрывая волшебницу. Безоружная Фиона с испугом прижималась к холодной чёрной стене. Синди изредка бросала в гущу битвы огненные стрелы, но эльфийка плохо контролировала свои творения и росчерки пламени частенько попадали не туда, куда требовалось.
   Однако, не смотря на всё сопротивление гостей и поддержку дроу, обороняющиеся отступали. Вскоре меж яростно наседающими заговорщиками и спокойно стоящим Владыкой практически никого не осталось, и трое убийц, размахивая клинками, бросились вперёд.
   И когда до Владыки оставалась всего пара шагов, он с лёгким звоном вытянул из ножен широкое молочно-белое лезвие двуручного меча. Металл не блестел в свете угасающего костра и казался матовым и невзрачным.
   Однако это не помешало тяжёлому клинку легко, словно спичку, перерубить меч нападающего, и, не задерживая движения, рассечь того пополам. Возвратным движением Владыка снёс голову второму заговорщику и, крутнувшись на месте, зарубил опешившего третьего.
   Громогласно взревев, Владыка рванулся вперёд, и ближайшие из верных ему орков бросились за своим повелителем. Странное оружие в руках предводителя клана крушило сталь и черепа как бумагу, и его неожиданный натиск опрокинул заговорщиков, которые, хоть и были вооружены, всё же находились в меньшинстве и несли потери.
   Поддерживаемые двинувшейся им вслед Душеловом и пятёркой дроу, знатные орки во главе со своим повелителем переломили ход драки и прижали заговорщиков к дверям зала. Многие гости вооружились клинками, подобранными у поверженных убийц, и теперь все преимущества были на их стороне.
  
   Гартак, вытерев со лба пот, привалился к колонне и бросил сломанную дубинку. Его противник валялся на полу с проломленным черепом, но победа далась непросто, и наёмник не собирался ввязываться в свалку у дверей. Сидящий рядом Даркаг, пытающийся перевязать глубокий порез на плече, был сейчас вне опасности.
   Непонятно лишь, почему гвардейцы Владыки до сих пор не пришли на помощь своему повелителю? Хотя, впрочем, если учесть, сколько шума производило пиршество, они даже не подозревают, что здесь идёт бой...
   И в этот момент двери зала наконец распахнулись, и всё стало ясно.
   Шеренга израненных гвардейцев из последних сил сдерживала напор разномастно вооружённых орков и гоблинов, судя по одежде - придворных слуг, яростно набрасывающихся на воинов. Солдаты убивали их одного за другим, но натиск не ослабевал, и гвардейцы медленно отступали.
   Увидев такую картину, Владыка взревел ещё яростнее. Несколькими взмахами своего страшного меча он прорубил себе дорогу сквозь немногих оставшихся убийц и бросился вперёд, раскручивая клинок над головой.
   Стоящие у него за спиной дроу синхронно шагнули в стороны и разрядили арбалеты поверх голов гвардейцев, поразив ближайших мятежников и дав тем несколько секунд передышки. Заслышав клич своего повелителя, солдаты чуть расступились и Владыка с разбегу врезался в гущу нападавших, размахивая своим не знающим преград мечом. Воспряв духом, гвардейцы налегли на мятежников с новыми силами, и вскоре те не выдержали и побежали, пытаясь скрыться от ударов тех, кого они предали.
   А в этот момент оставшийся у дверей аргонианин орал разъярённым оркам и разошедшимся дроу:
   - Живых!!! Возьмите хоть несколько живых!!!
  
   Спустя полчаса порядок в дворцом комплексе был восстановлен. Патрули орочьей гвардии, поначалу ошеломлённые внезапными предательскими нападениями, тем не менее быстро оправились, а, когда Владыка самолично возглавил солдат, мятежники были быстро разбиты.
   И сейчас Владыка Облачного Края, сопровождаемый несколькими оставшимися в живых после резни приближёнными, прогуливался по крыше своего дворца. Город внизу озаряли несколько пожаров, но во дворец постоянно приходили донесения, что войска Владыки уже наводят порядок и мятеж вскоре будет усмирён. Теперь повелитель разглядывал отдельные очаги сопротивления с высоты своего положения и ждал, когда доставят первых схваченных, чтобы наконец разобраться с причинами этого странного выступления.
   Неподалёку оттуда, в одном из казарменных зданий, ныне оккупированных двумя сотнями вооружёнными до зубов и готовыми ко всему дроу, происходил допрос.
   Спайси всё-таки удалось взять одного живого пленного и, скрывшись от орочьих гвардейцев в суматохе боёв, доставить его в расположение основных сил Душелова.
   Раненый гоблин со сломанной рукой, привязанный к поставленному на бок столу, выл от страха и скулил о пощаде, но ничего не говорил.
   Обе волшебницы стояли у стены и слушали, а аргонианин, пользуясь своим инквизиторским опытом, пытался выбить из заговорщика хоть какую-то информацию.
   - Нам обещали власть! Власть и богатство! Отпусти!!!
   Зеленоватый палец дотронулся до сероватой шкуры гоблина в месте перелома и чуть надавил. Пленник издал очередной вопль, Синди поёжилась.
   - Кто? Кто обещал? Говори! - нажим чуть усилился, гоблин заверещал.
   - Не знаю! Я не знаю!!! Пощадите!
   Но Спайси был непреклонен.
   - Кто обещал? Ну!
   Очередной тычок заставил гоблина извиваться. Эльфийка скривилась и опустила глаза.
   - Аронг... Аронг обещал!!! Нет!!!
   Аргонианин чуть ослабил давление и медленно переспросил:
   - Кто такой Аронг?
   Гоблин задёргался, но путы не позволяли сдвинуться с места.
   - Он уже сдох!! Его сам Владыка зарубил! Пусти!
   Спайси бросил короткий взгляд на одного из дроу, стоящих у двери, и тот протянул длинный узкий нож.
   - Что говорил этот твой Аронг? - спросил аргонианин, поднося остриё клинка к зрачку пленника.
   - Он обещал... власть и богатство!!! - гоблин едва решался дышать, - Власть и богатство!!! Он давал деньги... у него было много денег!
   - Денег... - ладонь Спайси проворно ощупала пояс пленника, вытянув монету с символикой Норидана. Синди и Душелов изумлённо вытаращились на маленький серебряный кружок, но аргонианин, казалось, был готов к подобной картине. - Таких денег? Именно таких?
   - Да! Да!!! Точно таких!!! Перестань!!! - Гоблин зашёлся в вопле боли и ужаса.
   Спайси вздохнул и шагнул назад, опуская нож.
   - Всё ясно. Пойдём... - обернувшись к паре призрачных стражей, он безразлично бросил, - можете прикончить это ничтожество, а лучше передайте оркам. Он всё равно не жилец.
   Гоблин за его спиной протяжно завыл, но аргонианин, не обращая внимания, вышел, и волшебницы последовали за ним. Однако стоило двери закрыться, Душелов коротким всплеском ветра прижала храмовника к стене.
   - Что тебе ясно?!
   Спайси равнодушно пожал плечами.
   - Светлое Королевство готовится к войне. Об этом говорит всё. Пока неизвестно, с кем, но этот мятеж в столице самого могущественного из кланов произошёл уж очень кстати, не правда ли?
   Волшебница медленно кивнула.
   - Понимаю... что ж, тогда... немедленно в порт! Мы должны отчалить в течение часа.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"