Александрова Анна: другие произведения.

К облакам за счастьем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Три долгожданных желания, которых жаждешь больше всего. Три месяца, чтобы сделать кого-нибудь счастливым или же несчастным, как ты и мечтаешь. Три дня для решения важной детали в своей жизни, которая отдаляется все дальше и дальше от тебя. Три часа, чтобы выбрать себе пару, для выполнения желаний. И всего три минуты на выбор... Предупреждаю: история, как и сами герои, вымышленные. :)

К Облакам [Я]
  
  
   - Джин, раб лампы, ты слышишь меня?
   - Да.
   - Исполни то, о чем думаю я!
   - На.
  
   И пошло-поехало:
   Мысль или мечта-
   Сразу все стало действительным,
   Сразу все сбылось. Ура!
   Но что случилось однажды,
   Когда я подумал о тьме?
   Да- тьма стала явью.
   Держите свой мозг в чистоте!
  
   *Максим Литвинов*
  
  
  
  
  
  
   Глава первая. Ожидание, только усиливает желание.
  
  
  
   Не верится, что этот день наступил. Кругом одни подарки, море любви, хоть порой такой и лживой, но любви. И все для кого? Для меня. В мой день рождения. Наконец-то этот день вступил в свои права. Делай все, что в голову вбредет. Веселись. Не дай другим испортить это мгновенье.
  А самое главное это "они" ... три желания, которые дарит нам правитель в наше совершеннолетие. Восемнадцать лет. Они вот, вот они настали. Мое долгожданное совершеннолетие.
   В нашем городе джиннов есть традиция, давняя и не распространяющая на всех жителей нашего мирка под названием Славия. В семьях, где есть больше трех детей, самый младший получает возможность сделать свою жизнь лучше, получить что-то большее, чем могут дать ему родители. И как вы поняли, мне выпал этот шанс. Я младшая из Дортунов. Родители были рады, что их малышка сможет изменить, улучшить свою жизнь, а мои же братья и сестра, люто стали меня ненавидеть, не все, лишь двое последних. Николас и Джулия. Близнецы, родившиеся раньше меня на два года, никогда не скрывали свою неприязнь ко мне, той, которая смогла украсть у них внимание окружающих, ведь все смотрели на меня, как на дите, которое через восемнадцать лет получит эти "три желания" и сможет испытать судьбу. Три желания, которых никто никогда не видел вживую. Но никто не подумал, как меняет человека желание обладать...
   - Дженни, успокойся, сейчас пребудет курьер и, все мы сможем увидеть то, что мы так давно ждем, - мать положила руку на мое плечо и успокаивающе погладила его, зная, как я нервничаю. Да и взгляды родных, уже стали напрягать. Джулия, сидящая в другом кресле, с усмешкой косилась на брата, как будто мысленно говоря ему: вот наша дорогая сестричка, как вся извелась, чтоб так и дальше продолжалась, пусть вообще ничего не получит.
   Николас ответил ей усмешкой. Один Ираклий, был рад за сестру. Он был старшим из нас и знал больше, чем мы, ведь отучился в школе джиннов, где сейчас учимся и мы с Джулией и Николасом.
   Ох, уж эта школа. Уже одиннадцать лет в ней и радует только то, что осталось, полгода и все пути разойдутся. Каждый найдет себе пару (об этом позже) и станет исполнять желания.
   У Ираклия уже есть семья, пара, и он доволен своей жизнью. А я? Довольна ли я, что мне попало такое сокровище, как три желания? Не знаю, сейчас я бы с радостью отдала их сестре или брату, чтобы избавиться от этих ненавидящих взглядов. Но, как всегда присутствует это но. Отдавать желание запрещено. Меняется только одна жизнь.
   - Мам... - пробубнила я, смотря на нее снизу вверх, пытаюсь показать, как я хочу быстрее с этим покончить.
   - Все нормально, - постаралась меня подбодрить.
   - Похоже, они опаздывают, что-то не в их духе это. - Джулия устало смотрела на дверь, но в ее голосе читался интерес к происходящему. Ей было интересно, что же будет дальше, в принципе, как и всем нам, собравшимся только за одной целью... узнать, что из себя представляют три желания.
   Время шло. Так курьеры от Правителя еще никогда не опаздывали. Чувство неприятности так и витало в нашей небольшой гостиной, где все семейство Дортунов обычно проводило свободное время. Хотелось выть. Ну почему ее семье выпало эта доля страдания? Почему родные люди становятся далёкими? И где этот чертов курьер?
   За размышлениями проходят еще пять минут. Входная дверь безмолвствует. Слышно тиканье настенных часов, в воздухе чувствуется аромат маминых духов.
   Стук в дверь, заставил всех дернуться и подскочить на месте. Мама суетливо тут же поспешила ее открыть. Я вдохнула и выдохнула. Началось, я боюсь.
   За дверью стоял мужчина средних лет, его щетина привлекала внимание больше, чем прищуренные наглые глаза. Весь он казался слизняком, с гнилью. Он поздоровался с матерью и, уже обернувшись через плечо, грубо приказал:
   - Шевелись быстрее, итак опоздали.
   Мужчина зашел в гостиную, а вслед за ним шел молодой парень. От парня шла негативная волна эмоций. Он поднял голову и посмотрел на стоящего перед ним человека недовольным взглядом.
   - Извините нас, что мы так долго. Наш маленький Аланчик, не особо горел желанием попасть сюда. - Мужчина стал оправдываться за свое позднее прибытия. Мы же, казалось, забыли про это, явно увлечены совсем другим. Интересовал вопрос, кто этот парень? И почему с ним так грубо обращаются?
   - Я не буду исполнять желания какой-то девчонки, - бросил парень по имени Алан.
   В наступившей тишине оглушительно прозвучал смех сестры.
   - Хоть кто-то еще не согласен, что эта малявка не достойна такой чести, - с торжеством в голосе произнесла Джулия, злобно глядя на меня.
   - Джули! - одернули ту родители.
   Смотрю на мужчину и вижу, что вся эта ситуация его забавляет, он радуется, что смог сделать гадость.
   - Я доставил желаемое, прошу меня простить, но я вас покидаю.
   Он развернулся и пошел к двери, но у входа неожиданно обернулся и сказал:
   - Алан, тебе на работу три месяца. Удачи.
   И мужчина так же стремительно исчез, как и появился минутами ранее.
   Казалось ничего и не произошло, но парень, стоящий посреди комнаты доказывал обратное.
   Глаза его были опушены, он упрямо старался их не поднимать. Наша же семейка, как в музеи смотрела на него в упор и не могла понять, вот это и есть, то, что мы ждали!?
   Мама нервничала, не зная, что говорить. Отец был в шоке, а вот брат с сестрой насмехались, увидев молодого человека, а не нечто чудесное, способное сделать меня сильнее.
   - Алан... - Начала мама, но тот ее остановил, не дав даже закончить предложение.
   - Джин. - Ему пришлось поднять глаза на смотрящую на него женщину. - Вы не можете называть меня по имени, это позволено только тому, кому я прислан. - Его взгляд прошелся по всей комнате, ища нужного человека. Он остановился почему-то на Джулии, та передернула плечами и отвела взгляд.
   Мне пришлось, наконец- то показать себя, но так не хотелось, снова быть в центре внимания.
   - Алан, - произношу я и смотрю, как он быстро поворачивает голову в мою сторону. Он долго смотрит в мои глаза и я не могу отвести свои, в его глазах была зеленая бездна, которая не щадила никого. Бездна ненависти и не желания здесь находится. И смотря в эту бездну, я говорю, что хотела сказать, - это я.
   Он кивает, но смотреть не перестает. Я тоже не могу не смотреть на него. Что в нем есть? Да в принципе, ничего, обычный парень. Но явно с характером, причем не самым лучшим. Одет простовато.
   Потертые темные джинсы, белая майка, сверху накинута мешковатая толстовка, кроссовки. Волосы его были темно-русого цвета, глаза... не забыть, они насыщенного зеленого цвета, губы немного полноваты, нос с маленькой горбинкой.
   Про тело не могу ничего сказать, одежда на нем висела, скрывая очертания тела. Но на толстяка точно не похож.
   Долго он ещё будет на меня пялится? Мне и напряжения в комнате хватает, а от его взгляда ещё больше сдохнуть хочется. И выпало же такое счастье на мою голову. А нет, этого зеленоглазого- счастьем не назовешь.
   - Дженни, наверное, стоит проводить Джина в гостевую комнату, где он сможет отдохнуть, - отец вспомнил про обязанности хозяина. - все же уже вечер, да и все мы устали от ожидания. Пора и нам ко сну.
   Никто из Дортунов и спорить не стал. Братья и сестра уже было двинулись ко входу, но их остановил голос Алана:
   - Не получится.
   - Что не получится? - спросили родители в один голос.
   - Могу ли я говорить при всех или же наедине сказать тебе? - не отвечая на их вопрос, он обращается ко мне, чем несказанно удивляет всех присутствующих.
   Я не знаю, что и ответить. В голове одна лишь мысль " проснись же наконец-то". А ведь и правда, чувство, как будто я во сне и наблюдаю все со стороны. Дурдом какой-то. И этот парень ведет себя как раб. Спрашивает ещё, странно...
   - Скажи при всех, если можешь. - Отвечаю я и стараюсь на него не смотреть, все же он меня пугает.
   - Да будет твоя воля, госпожа. - Алан слегка склонил голову, но его глаза были зеркалом его настоящих слов. Ненависть. Яд. Вот чем были пропитаны его слова, сказанные с усмешкой на губах. - Первый пункт: я должен находиться с тобой на расстояние не меньше пяти метров, также могу тебе помогать в делах, если тебе будет угодно. Не подпускать к тебе людей, которых ты не жалуешь. - Все слушали его с замиранием сердца, я же чувствовала неловкость от произнесенного первого пункта. Пять метров? Он будет спать в одной комнате со мной? Да это даже братьям не положено, а тут...
   Что же там за другие пункты? Надеюсь, они лучше первого.
   Надеяться было глупо. Как и все, что здесь происходило. Алан, который замолчал на пару секунд, продолжил. Не торопясь, рассказывая второй пункт.
   - Второй пункт совсем прост. Ты можешь общаться через меня, а не напрямую. Что же касается желаний, то ...
   Договорить ему я не дала. Мой взгляд был устремлен на сестру и брата, которые при слове 'желание' поддались вперед всем телом. Мне не понравилась их реакция, не хочу, чтобы они слышали, что я имею права загадывать, а что нет.
   - Стой, скажешь это наедине.
   Было видно, что отец недоволен моими словами, но это ведь мое право, разве нет?!
   - Дженни, мы хотим знать. - Сказал отец.
   На лице сестры еще больше расползлась ухмылка. Какая же она все-таки змея. И почему я не могу ее так же ненавидеть, как она меня? Ведь столько гадостей она сделала в моей жизни. Не понимаю за что? Любили нас в семье всех одинаково, но нет же, ей все неймётся.
   - Пап, это мои желания и услышать хочу их одна. И если ты ничего не имеешь против, мы с Аланом идем спать, поздно уже.
   На это ему нечего было сказать, хоть даже если он был против нашего ухода. Время и правда уже было много, перевалило за полночь, а завтра у всех тяжелый день.
   - Спокойной ночи, доченька. - Ко мне подошла мать и обняла. Уходя, поцеловала в щеку и прошептала на ушко.- Все будет хорошо, не волнуйся.
   - Всем доброй ночи. - Пытаясь не столкнуться с сестрой взглядами, я быстрее покинула гостиную. И я никогда так не радовалась отдельной комнате, как сейчас.
   Обернувшись, увидела Алана, идущего за мной следом. Недовольный и уставший. И я его так понимала. Хотела бы я уйти туда, где не будет всего этого. Завидую людям, которые сейчас спокойно спят в своих кроватях с любимыми и их мало что заботит. У них нет, той силы, которая есть у нас. Сила, которая убивает в вас ту самую человечность. Способность нормального существования и выживания.
   Моя комната не была такой уж большой. В ней умещалась двуспальная кровать, письменный стол, шкаф, тумбочка у кровати и раскладной диван. На стенах уютно устроились картины, рисунки. Некоторые рисунки были нарисованы мои другом. Он был неплохим начинающим художником. Так же в комнате были растения.
   Один горшок с маленьким кустиком папоротника стоял у стола, другой с непонятными мне цветами, у окна рядом с диваном. Для меня эта живность добавляла в комнате ощущение некой свободы. Природу, место, где можно подумать, уйти в свои мысли.
   - Проходи. - Пригласила джина в свою комнату.
   Он спокойно зашел. Без какого-либо стеснения и заминок. Сел на диван и оглядел все пространство.
   - Здесь мало место для двоих. Пять метров есть, конечно, но все же.
   Я кивнула.
   - Знаю, но это все, что я имею.
   - И что же делать? - скучающим голосом спросил он. Такое чувство было, что он готов все отдать, лишь бы не быть тут.
   - Нарушь правило или спи за дверью. - Немного грубовато ответила я. Мне тоже нелегко, но я же стараюсь это не показывать.
   Он молча смотрел на меня. Хмыкнув, спросил в полголоса:
   - А ты знаешь, что за это бывает?
   Этим таинственным вопросом меня озадачили. Я ведь правда не знаю, что ему за это будет.
   - Нет.
   - Ну вот, а говоришь нарушить. Так нечестно, не считаешь? Не зная, что мне за это будет, посылать меня на это. - Серьезно проговорил он, но в глазах не было и доли серьезности. Там искрился огонек веселья. Он играл со мной, забавлялся моим незнанием.
   - И почему именно тебя отправили ко мне?
   - Может ты плохая девушка, правила любишь нарушать, я смотрю. И прислав меня, решили тебя тем самым наказать.
   Что он несет? Ненормальный. Кто из нас плохой, так это он, что я ему и сказала.
   - Ну-ну. - Было его ответом.
   - Не хочу с тобой разговаривать, - хотя я врала. Мне очень хотелось. Еще в гостиной, я мечтала его разговорить, все разузнать и просто услышать его голос. Интересно же. Все же и я ждала свои желания. И когда этот паренек появился на пороге, я захотела их еще сильнее. Чувствовалось в этом что-то таинственное и еще неизведанное.
   - Как хочешь, - снова его ухмылка.
   Приготовила ему диван для ночлега, улеглась сама на кровать. Даже переодеваться не стала, не было на это не сил, не желания.
   Я не могла никак уснуть. В моей комнате еще никто не спал, кроме меня. Мне было некомфортно. Странное ощущение и странные мысли лезут в голову.
   Он тоже не спит. Я слышу, чувствую. Он и одеялом не накрылся. Вижу его. Слежу за ним. Интересно за ним наблюдать, он другой. Не смогу уснуть. Черт!
   - Тебе не холодно? - Ох, ну и дура я. Ну что за вопрос, могла бы уж, что получше задать. Например, про желания.
   Долгое молчании, и я уже начала сомневаться в том, что он не спит.
   - Нет.- Удивление в голосе. - Что ты не спишь?
   - Догадайся.
   - Из-за меня.
   - Какой ты догадливый. - Улыбнулась. - Расскажи про желания.
   Повторное молчание. Вдох и выдох.
   - Ты можешь загадывать все что хочешь. Но знай, я не могу убивать, любовь мне неподвластна,как и власть.
   - Понятно. Я могу постепенно загадывать?
   - Да, но помни. Я в твоем распоряжении всего на три месяца. - Да срок не такой уж и большой, а я еще даже не одного желания не составила. Как-то и не было особого желания. Моя жизнь меня устраивала. Еще бы помириться с сестрой и братом, то все хорошо без этих "желаний".
   - И не днем больше?- спросила я, догадываясь о его ответе.
   - Да, так лучше будет для всех. - Голос его был задумчивый. Может, вспомнил что.
   Интересно у кого он раньше был. Он был таким же засранцем, как и сейчас или же примерным джином.
   - Другие были довольны твоим исполнением желаний? - диван под его весом слегка скрипнул, когда он отворачивался от меня к стене.
   - Спи.
   Не хочет рассказывать. Жаль, я не такой уж плохой слушатель. Но настаивать не стала. Спать так спать, уснуть бы еще.
   Один день и столько произошло. Быстрей бы все прошло.
  
  
   В доме Дортунов в эту ночь мало кто спал спокойно, и во все последующие ночи тоже...
  
  
  
   Глава вторая. 'Если друг оказался вдруг и не друг и не враг, а так. Если сразу не разберёшь, Плох он или хорош...'. В. С. Высоцкий.
  
  
   Утром я подскочила как ужаленная из-за будильника, прозвеневшего как обычно в семь часов утра. Первое, что я сделала, это посмотрела на диван. С дивана на меня смотрели сонные глаза Алана, который тоже был не рад раннему пробуждению. Неизвестно во сколько он вчера уснул, да я и сама не помню, как вчера вырубилась.
   - Доброе утро, - как можно бодрее поздоровалась я.
   - Сама то веришь в сказанные слова? - Алан, сама вежливость.
   - Знаешь, я верю, что ты не такая заноза в заднице, каким кажешься.
   - Напрасно веришь. - Я смотрела, как он поднимается с дивана и поправляет на себе свою мешковатую одежду. Не очень приятное зрелище. Он выглядел жутко в этих вещах. Нужно будет сказать отцу, чтобы купил ему другую одежду.
   - Что ты так на меня смотришь? - заметив, что я на него смотрю, интересуется он. Он недоумен. Возможно, он даже озабочен таким моим вниманием к нему. А что я? Я просто смотрю, мне интересно. Когда-нибудь человечество и правда погубит любопытство.
   - Ничего, больно надо на тебя смотреть. - Как можно быстрее отворачиваюсь от него и вздыхаю и выдыхаю. Успокаиваюсь. Борюсь с любопытством. Ну, Дженни, соберись. Это всего лишь парень. У тебя в классе их тьма. Ох, нет, кого ты обманываешь, таких, как он там нет. Он совсем другой. Незнакомец, одним словом. - Задумалась просто.
   Он ничего не отвечает, и это к лучшему. Для одного утра и это разговора хватит. Надо собраться с мыслями и не только с ними. Попросив Алана выйти из комнаты, я быстро собираюсь в школу.
   Что собой представляет наша школа. Обычная школа, но со своими правилами и сводами.
   Правил было не так уж много, но и их хватало с лихвой.
   Правило номер один: Ты джин, а значит, обязан выполнять желания.
   Второе: Мальчики и девочки учатся раздельно.
   Третье: Никаких жалоб.
   Четвертое: Нельзя использовать свои силы друг против друга.
   Так и живем. А тут еще и эти желания. Уже нарушим второе правило. Поразительно. Мне везет.
   В дверь стук.
   - Да? - спрашиваю.
   - Это мама.
   - Входи.
   В комнату проходит женщина, которая подарила мне жизнь, которая оберегает меня и любит. Пока она проходит, вижу краем глаза, что Алан стоит за дверью, оперившись об стену спиной, его руки скрещены на груди. Ждет.
   - Как ночь? - спрашивает мама, садясь на краешек кровати. Я же в это время пытаюсь натянуть на себя джинсы. Хоть в школе с формой не было проблем, одевай что хочешь.
   - Ты хочешь узнать, не приставал ли ко мне Алан? Папа подослал, да? - спрашиваю я, прекрасно зная, откуда исходит ее вопрос. Папа у меня, ну очень старой закалки. Боится, чтобы ничего не случилось, потому что наше время очень изменилось.
   Мама закатывает глаза, в знак того, что я попала в точку.
   - Он меня не тронул не словом, не даже взглядом. - Ответила я, смотря на себя в зеркало, думая, что сделать с волосами.
   - Иди сюда, сделаю косы, - предлагает мама, улыбаясь мне.
   Села возле нее.
   - Мам, я боюсь... - шепчу я.
   - Дженни, бояться свойственно, - мамин голос дрожит, - я бы не хотела тебе такой жизни.
   Я поворачиваюсь к ней и вижу, как по ее лицу катятся слезы. - Прости меня.
   - Ох, мам, прекрати... - вскакиваю и прижимаю ее к себе, - я тебя люблю. И не ты виновата, что так складывается моя жизнь.
   Она плачет. В дверь стучат. Я ничего не отвечаю, лишь еще сильней обнимаю мать. А я не смею плакать. Буквально пару дней назад все из себя выжила. Нет, пока слез. Наверное, это и к лучшему.
   Стук повторился, но на этот раз в дверь просунулась голова Алана.
   - Все в порядке? - никаких эмоций, лишь вопрос. На нас он старается не смотреть, отводит взгляд.
   - Да. Я буду через пять минут.
   И ничего не сказав, он закрывает дверь.
   Слышал, что кто-то плачет. Но абсолютно никаких чувств. Он как будто-то машина. От него видно можно добиться только презрение и ненависть. Он, однозначно, странный.
   - Уже и я начинаю бояться, - пытается пошутить мама, через слезы.
   - Не ты одна, - и снова сажусь подле нее, чтобы она закончила с моими волосами.
   Она успокоилась и хорошо. Заплетает дальше молча.
   - Будь осторожна, - говорит она, когда заканчивает. Встает и обнимает.
   Обнимаю ее в ответ.
   - Все будет хорошо.
   Мы вместе выходим из комнаты, Алан тут же отходит от стены, которую так усердно подпирал. Молчит и снова не смотрит на нас.
   Мама идет вперед, я спускаюсь за ней, Алан не отстает, но держит дистанцию. Внизу уже стоят брат с сестрой. Нас всех отвезет в школу отец.
   Сестра одета во все черное. Черное кружевное платье чуть выше колен, черные колготки, черные кожаные ботинки на платформе. Хорошо, хоть волосы были светлые, а то похожа слегка была на ворону. Макияж, кстати тоже был в черных тонах.
   Брат же наоборот, любил все яркое. Сегодня в его одежде присутствовал красный цвет в сочетании с зеленым.
   А вот папа, был из них самый нормальный. В деловом сером костюме, белоснежной рубашке с галстуком. Его слегка седые волосы, отлично смотрелись с его цветом глаз. Голубые глаза.
   Странная у нас семейка. А теперь с Алом будет еще страннее.
   У нас был небольшой фургон, который так нужен отцу по работе. Работал он в не большой чайной лавке. Был главным по созданию новых ароматов чая.
   Попрощавшись с матерью, мы дружно сели в фургон так, чтобы Алан был на приличном расстоянии от меня, мы тронулись. Отец молчал, я тоже. Сестра и брат о чем-то перешептывались в полголоса, а Алан, сидящий на последнем сиденье, пустым взглядом смотрел на пейзаж за окном.
   Я последовала его примеру. За окном проплывал наш городок. Маленькие домики, стоящие в ряд, сети магазинов. И совсем мало живой природы. Очень мало. Она умирает, на ее место приходит промышленность. Одни постройки. В нашем городе, например, есть только одно место, где более менее есть парочку деревьев и кустарников, даже цветы какие-то. Это наш парк. Маленький парк. Грустно.
   За просмотром постоянного нашего пути, я вспоминаю, что хотела поговорить с папой о новой одежде для Алана.
   Но посмотрев через зеркало заднего вида, вижу все ту же усмехающуюся улыбку сестры. Не знаю, о чем они там с братом разговаривали, но при них я точно не хочу начинать разговор. И мы так и едем в молчании всю оставшуюся дорогу.
   Папа тормозит у главных ворот. Попрощавшись с отцом, Джулия и Николас выходят из машины первыми. Я смотрю на Алана.
   - Алан, ты не мог бы выйти, я вслед за тобой, только поговорю с отцом.
   Он кивает и выходит.
   Папа смотрит на меня и кивает головой в знак, того, что я могу говорить.
   - Да, Дженни?
   - Пап, у меня к тебе просьба. Ты не мог бы купить для Алана новую одежду, а то он напоминает ходячую картошку.
   Он улыбается уголками губ.
   - Конечно. Думаю, у него такой же размер, как и у Ираклия. - Отец кивает в сторону, стоящего на улице парня. - Не волнуйся, я ему что-нибудь подберу, а теперь иди, а то люди на него начинают смотреть.
   - Ты думаешь, они когда-нибудь перестанут это делать? - сама задаю вопрос и на него же тут же отвечаю. - Никогда. - Целую отца в щеку и выхожу из фургона, где так вкусно, на этот раз, пахло мятным чаем.
   Знаю, что отец переживает и сильно волнуется за меня. Но что я могу поделать?! Сейчас я не имею права выбора, за меня решили уже давно, когда я родилась. У меня есть только три месяца. И спрашивается для чего? Изменить жизнь? Не смешите, хоть мы и волшебники в какой-то степени, мы магию на себе не имеем права испытывать. Что-то менять, изменять, увольте. Запрет. Мы служители другому человеку, который нам достанется.
   Так, так, надо собраться с мыслями и силами. Сейчас будет самый сложный рубеж. Что нам для него нужно? Правильно терпение и стойкость, а хоть кто-нибудь знал, как я хочу провалиться сквозь землю, ну или хотя бы вернуться домой.
   - Пошли, - говорю Алану, который стоял на обочине и пинал какой-то камушек ногой.
   Парень ничего и не ответил, хотя я ждала ответа. Я теперь постоянно жду от него хоть какой-нибудь реакции. Чтобы немного его узнать, что дается мне очень плохо.
   На школьным крыльце практически не было народу. Что давало хоть в чем-то мне преимущество.
   Без косых взглядов мы теперь не обойдемся. Они прям жгут, проедают тебя насквозь. Мерзкое чувство.
   Нужно было зайти к директору согласовать наше с Аланом занятия, ведь у школы есть правила. Школа состояла из четырех этажей. Первый и третий этаж принадлежал мужскому полу. Второй же и четвертый, для женщин. Здание было большим, к нему так же присоединялось другое здание, где находился спортзал, бассейн, актовый зал, где могли собираться, что и мужской пол, что и женский. Хоть тут разделения не сделали, все-таки не такие мы отдаленные от всего. Можно спокойно поглазеть на парней в шортиках, раз за партой нельзя просто на них смотреть. Вот о чем только думаю, дурья голова.
   А директор нас уже ждал, дожидался.
   - Здравствуйте, Мурат Станиславович.
   Мы с Аланом зашли в кабинет.
   - Присаживайтесь, Дженни. А вашего путника как звать? - изогнул бровь, спрашивая меня.
   Смотрю на Алана, тот отвечает за меня.
   - Джин.
   - Так и зовут?
   - Нет.- Я.
   - Да.- Он.
   Отвечаем вместе с парнем.
   Мурат Станиславович в недоумение.
   - Джин, - повторяет Алан и смотрит на меня. Что? Хорошо, не хочешь, чтобы каждый знал, что для меня ты Алан, не буду говорить.
   - Хорошо, Джин, так Джин, - соглашается директор и в нервном жесте, потирает лоб рукой. Было заметно, что все ему это не нравится, что какой-то девчонке достался джин и, теперь он будет находиться в его школе, да еще скорей всего придется нарушить правила. Ведь Алан не может на дальнем расстояние находится от меня. Не хочется никому заморачиваться, все привыкли, жить без каких-либо изменений, - Теперь будьте добры расскажите, в чем заключается его работа, - обращается уже ко мне.
   Вздыхаю, прежде, чем начать.
   - Первое, он не может находиться от меня на дальнем расстоянии...
   - Насколько дальнем? - тут же интересуется директор. Он весь даже приподнялся на своем кресле, придвигаясь ближе. Хм, вот насколько его интересовал этот вопрос.
   - Не меньше пяти метров.
   - Пяти?
   - Да. Я могу продолжать?
   - Да, да, конечно. - Казалось, что Мурат разговаривает больше сам с собой, чем с нами.
   - Также может помогать в делах, если мне будет угодно. Может не подпускать ко мне людей, которых я не жалую.
   - Вроде все? - спрашиваю у Алана.
   - Да.
   - И сколько это будет продолжаться?
   - Три месяца и три дня и три часа.
   И оба смотрим на мужчину в кресле, который молча смотрел перед собой. Он бы так и молчал еще минут пять, пока я не решила привлечь к нам внимание, тем самым кашнув.
   - Извините, обдумывал, как же нам поступить. Хорошо, он сможет присутствовать на занятиях вместе с вами, но сидеть будет отдельно ото всех остальных девушек и вас. Разговаривать ему запрещено на занятиях, даже с вами. В остальном будем думать по мере поступления проблем. Все понятно?
   Я и Алан кивнули, я вдобавок еще и расписалась в бумажке, где были записаны эти пункты нашего соглашения. Взяла копию, чтобы отдать учителю и встала.
   - Можете идти на занятия, Дженни. Всего вам наилучшего. - Мы уже почти вышли из кабинета, как директор добавил. - Сегодня еще позвоню вашим родителям, чтобы и они были в курсе.
   - Хорошо, до свидания.
   Первая ступенька к рубежу была преодолена. Жутковато. А дальше будет только хуже.
   - Что думаешь об этом? - Вдруг решила спросить у Алана. Мне сейчас не хватает хоть какого-то еще мнения обо всем этом.
   - Я думаю, мы справимся, госпожа.- Мы идем по коридору, он идет позади меня. Я резко оборачиваюсь и практически подхожу к нему вплотную.
   - Может, хватит уже? - Спрашиваю его, и он знает, о чем я, хотя задает мне встречный вопрос.
   - О чем вы?
   - Уже на 'вы'? А ночью тыкал, где же твои манеры были ночью, Джин? - Он меня вывел, ей богу, вывел. Мало того, что госпожой назвал, со своей ухмылкой, так и как это мерзко звучит. Так еще и прикидывается дурачком.
   - Алан, - поправляет он и отступает на шаг назад.
   - Алан, говоришь? Тогда, я для тебя Дженни и никак иначе, - отворачиваюсь от него и продолжаю путь, зная, что он идет за мной. - Пожалуйста, - прошептала я. - только Дженни.
   И тут оставалось только гадать, услышал ли он, и сделает ли, как я его попросила. Скорей всего сделает, даже точно. Мне немного тошно и стыдно от себя. Что со мной. Дженни успокойся, это стресс. Ты ему не приказывала, а попросила.
   Пока я корила себя за нахлынувшие эмоции, мы подошли к нужному кабинету. Встала напротив него и не могла постучать. Руки, как будто не мои, не слушались, вроде вот, хочу открыть, и они не поднимаются. Становится страшно, а вдруг, что случилось, но такое бывает. Нас частенько парализует неизвестность и страх.
   Через свое правое плечо, я вижу, как Алан протягивает свою руку, для стука. Он стучит, и мелодичный голос моей классной руководительницы говорит нам войти. И мы входим.
   Знаете это чувство, когда ты долго находишься в темноте, и резко выходишь на яркий солнечный свет, который тебя ослепляет?! Это яркое солнце не только ослепляет, но делает тебя беззащитным. Глаза режет, ты как слепой крот. Не очень приятное ощущение.
   Так вот, это чувство схоже с тем, что сейчас испытывала я. Десятка взглядов направленная на тебя, схоже с солнцем, которое ослепило тебя после долгого пребывания в темноте. И спустя пару секунд, зрение к тебе возвращается, ты видишь все направленные на тебя взгляды. В воздухе напряжение и молчание, а все присутствующие думают только о тебе и парне, стоящем позади тебя.
   Делаю шаги по направлению к учителю, который при виде нас тоже замолкает, но не теряет контроль над ситуацией.
   - Дженни, я рада тебя видеть. Проходи.
   Я подхожу к ней, протягиваю ей листок с новыми правилами моих занятий. Она внимательно их читает, а по окончанию смотрит на Алана, который все это время любопытно смотрел на весь класс. Он казалось, впитывает каждую частичку его, пытаясь запомнить все до мельчайших подробностей. И лишь, краем глаза он почувствовал, что на него смотрит учительница. Звали ее, кстати, Синтия Марпс. Она была привлекательной женщиной средних лет. У нее были слегка вьющие волосы, цвета спелой вишни, глаза же, были карие. Она была доброй и светлой женщиной, готовая всегда прийти на помощь. В ней не было, ни капли фальши и нахальства. И скажу, что нам досталось самая лучшая классная руководительница, кто-то даже в будущем хотел стать как она, отличной женой и прекрасным руководителем.
   - Дженни, прошу сесть тебя на свое место, а твоего Джина, я попрошу, сесть на самую последнюю парту и отодвинуть ее чуть подальше от всех остальных. - Произносит она. И внимательно следит за тем, как я иду к своему месту.
   В кабинете, было три ряда, по пять парт в каждом ряду. Мое место же было в первом ряду у окна, на третьей парте. Соседкой по парте была Оливия, моя подруга.
   - Привет, - поздоровалась она.
   - Привет.
   Даже не поворачиваюсь в ее сторону, провожаю взглядом Алана, который идет в другой конец кабинета и садиться на самую последнюю парту. В классе нас было двадцать три девушки, так что свободных мест примерно было семь.
   Теперь он как отшельник, но зато рядом.
   - Так, хорошо, раз мы расселись, теперь можем продолжать, на чем мы и остановились. - звучит голов учительницы.
   И все как по команде спокойно выдыхают, как будто все это время и не дышали. Некоторые оборачиваются на Алана, а некоторые боялись это делать.
   Синтия попыталась их немного усмирить, немного рассказав про предназначения джина и про три желания. Что она сама из этого всего знала.
   - Девушки, вам, наверное, интересно, почему в нашем классе присутствует молодой человек, хотя ни в коем случае не должен.
   - Мы знаем, - Отвечает одна из моих одноклассниц.
   Еще бы они не знали, они меня пытали последние месяцы до дня рождения. Расспрашивая, когда же прибудут мои желания.
   А что я могла им рассказать, знала я, сколько же, сколько и они. Просто так про них в книгах не прочтешь, да и от знакомых особо не услышишь тоже. Эти желания, как что-то неуловимое, происходящие раз в пять-десять лет. Сама до сих пор особо про них ничего не знаю, кроме того, мне еще Алан должен рассказать про сами желания. Ну, а сейчас можно послушать учительницу, что же она знает.
   - Я, пожалуй, начну с самого начала, чтобы было понятнее. - Все при этих словах сели на своих местах удобней. Все, даже Алан.
   - Вы, все должны знать, что в нашем мире мы должны соблюдать некий баланс, чтобы сила, которая есть у каждого из нас, оставалась при себе, иначе мы просто обречены на вечное скитание и одиночество. Считается, что это сила, как твоя энергия жизни, - да, это мы знаем еще с пеленок, и каждый раз нам это повторяют. - Так вот, есть те, кто нарушают этот баланс, возможно не специально, но все же нарушают. - Все дружно повернули головы на Алана, гадая, что же тот мог сделать такого, из-за чего он сейчас находится здесь. - В нашем мире стало не спокойно, преступность возросла, те, кто нарушал или пытался как-то испытать свою силу, их наказывали. Давали каждому определенный срок службы на государство.
   Девочкам казалось, все это нравится, я же считала, что это нечестно. Никто же не знает, что сподвинуло этих людей заняться тем или иным делом, которое заслужило такое наказание.
   Невольно перевожу взгляд на Алана, который пристально смотрел на учительницу, которая продолжала говорить про наш не совсем нормальный мирок.
   Интересно, он расскажет, что он сделал, чтобы быть здесь. Первое ли это его наказание?! Он такой молодой на вид, вот что он мог сделать?! Надеюсь, я это выясню.
   - У каждого нарушителя свое наказание, не все становятся джинами, которые выполняют желания. Как вы знаете, сейчас мало людей, которые рождаются третьими в семье. Так вот к чему я все это в виду... - она на секунду замолчала и уставилась пустым взглядом в класс, - одной из нашей ученицы, возможно, повезло посчитать удачу, узнать, что же такое три желания от человека в законе, так сказать. - Все смотрели на меня. Хотелось отвернуться, но я сдержала порыв. - Именно по этой причине, в нашем классе находится молодой человек, как я понимаю, он джинн, который должен исполнить свое наказание.
   Она замолчала. В воздухе поднялись вверх несколько рук, желающих задать свой вопрос.
   - Так, ребята, я отвечать на ваши вопросы не собираюсь, у нас занятия, так что приступаем к ним.
   Все дружно отпустили обратно руки.
   - Вот и молодцы, - улыбнулась учительница, - тема сегодняшнего урока способы применения быстрого счета... - и пока она говорила тему, я думала о том, что много ответов мне предстоит узнать от Алана.
   Но сейчас и правда, занятия. Нужно хоть сделать вид, что слушаю. Так и сделали.
   Все время, отведенное для этого урока, прошло за писаниной в дневник. Составила предполагаемые вопросы, которые должна задать Алану. Один, из которых был самым первым в списке: Что представляют собой эти желания, и как он их будет исполнять. Мы обязательно с ним поговорим, и разговор будет долгим.
   Вот звонок. Встаю и выхожу из класса, никто меня не останавливает, Алан идет за мной, но все так же на расстоянии. Меня это нервирует и напрягает.
   - А ты не можешь рядом со мной идти? - я как заключенная, а он мой страж. Вот точнее и не скажешь!
   - Не здесь. - Отвечает он. Голос у него такой спокойный и тихий. Убаюкать может.
   - Да? А где?- Удивил.
   - Когда мы будем одни.
   Хорошо. Только такое навряд ли будет, нас всегда будет кто-то окружать. Мы слишком заметны. Даже дома.
   Пока мы шли в другой кабинет, я заметила, что за нами с Аланом идут мои одноклассницы и шепчутся между собой. В классе у меня не так много друзей, с которыми я могу общаться, и эта группа девушек явно в это число не входили. Что они хотят? Я решила остановиться, Алан остановился чуть поодаль, но не далеко, может чуть больше моей вытянутой руки, скорее наших вместе.
   Как и думала, девушки остановились тоже и смотрели на нас. Алан кашлянул, привлекая к себе внимания.
   - Что мы остановились? - спрашивает он. И снова тихий его голос, но я почему-то так отчетливо его слышу.
   - Они что-то хотят от меня. - Киваю в сторону девушек, которые продолжали о чем-то щебетать и косо смотреть.
   Алан проследил за моим кивком, казалось, что он не мигает и неотрывно смотреть на одну из них. Та в свою очередь, как зачарованная отходит от своих подружек и идет к нам.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"