Александрова Элеонора: другие произведения.

Жрица-невеста, или возвращение трудовых будней (история вторая)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Вот и подошёл к концу так называемый отдых на высшем уровне, и понеслась моя жизнь снова во все тяжкие. Но на нелегкой судьбе наёмницы мои приключения не закончились, и виной всему этот князь Валериан. Из-за него меня стали одолевать никому не нужные мысли, мешающие надеть каменную маску и не видеть в своих жертвах личности, заслуживающие на понимание. Так что, если раньше я и так была головной болью для всего храма и покровителя, то сейчас я переплюнула саму себя. И ещё, какого князю понадобилось в нашем городе раньше положенного срока? И морок всё ещё был на мне!


СТРАНИЦЫ ИЗ ЖИЗНИ ОДНОЙ ИЗ ЖРИЦ

СТРАНИЦА ВТОРАЯ

ЖРИЦА-НЕВЕСТА, ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИЕ ТРУДОВЫХ БУДНЕЙ

   История вторая: "Жрица-невеста, или возвращение трудовых будней"
   Аннотация: Вот и подошёл к концу так называемый отдых на высшем уровне, и понеслась моя жизнь снова во все тяжкие. Но на нелегкой судьбе наёмницы мои приключения не закончились, и виной всему этот князь Валериан. Из-за него меня стали одолевать никому не нужные мысли, мешающие надеть каменную маску и не видеть в своих жертвах личности, заслуживающие на понимание.
   Так что, если раньше я и так была головной болью для всего храма и покровителя, то сейчас я переплюнула саму себя. И ещё, какого князю понадобилось в нашем городе раньше положенного срока? И морок всё ещё был на мне!

ПРОЛОГ

   Последний день отпуска я провела с особым размахом, в результате чего возвращение в храм пришлось ненадолго отложить. Не дождавшись меня в положенный срок, Верховная отправила Саархана разузнать, что снова произошло с её непутёвой подопечной.
   Картина, представшая перед покровителем, вдохновила его на купание любимой, но безответственной жрицы в бочке с холодной водой. Убедившись, что я полностью пришла в себя и уже более связно ругаюсь, он закутал меня в дорожное одеяло и, собрав вещи, повёз на казнь к Верховной. Перемещаться он не рискнул, потому мой бедный конь вёз двойную ношу.
   В храме, конечно, мне досталось, но на этом я долго останавливаться не буду, так как если собрать воедино все мои шалости, просто неудачные стечения обстоятельств, необдуманные поступки и последствия всего этого, то материала для написания хватит до самой глубокой старости.
   О женихе своём я больше не слышала, но прекрасно понимала, что это лишь вопрос времени. Да и, ко всему прочему, ещё минимум недели три я не могла затеряться в толпе или просто быть неузнанной, так как морок на самом деле был очень качественный. Так что я, как могла, прятала своё лицо за тканевыми масками, чтобы в случаи обнаружения объекта иметь шанс сбежать. Или, как минимум, выиграть себе хоть немного форы.
   Одной внешностью Валериан, конечно, не ограничился. Он успел повесить на меня "маячок", позволяющий в любой момент обнаружить нахождение пропажи. Сама я, конечно, этот подарок не почувствовала, всё же у меня был не тот уровень. Так что за уничтожение "маячка" я благодарила Саархана, который выловил меня за несколько дней до прибытия в храм. Но хоть князь больше не мог узнать моего точного местонахождения, моя неопытность успела указать ему, в каком направлении нужно ехать за нерадивой невестой.
   Кстати, о внешности. Помимо опасности быть узнанной, выловленной и отконвоированной к алтарю покровительницы зарождающихся семей, она "подарила" мне новое знакомство. Правда, я ему смогла обрадоваться не сразу, так как сначала меня хотели убить.
   Антуанна не смогла мне простить нарушенных планов и возвращения во дворец, в котором её уже никто не ждал. Наш Владыка даже и не брал во внимание вероятность возвращения любимого чада на порядком уставшую шею. Он даже успел устроить праздник в честь будущего замужества Антуанны, на котором нашёл жениха для второй дочери.
   Владыка попечалился и продолжил поиски, а вот Антунна, как и многие женщины высшего общества, была мстительна. Она была слишком глупа, чтобы придумать что-то стоящее, но недостаток фантазии компенсировали деньги и власть. Она поддерживала равноценные отношения с Главой одной из гильдий наёмников. Взамен на допуск к нужной им информации и покровительство, они устраняли неугодных принцессе. И в этот раз жребий пал на меня.
   В отличие от Валериана, знания принцессы ограничивались одной лишь моей внешность. Но, как оказалось, рисует принцесса в стократ лучше, чем пишет стихи. Когда мне наёмник показал портрет, я аж залюбовалась и попросила подарить, чтобы повесить над кроватью.
   Но мирные посиделки в кабачке были потом, а до этого пришлось защищать свою жизнь. И готова я к этому толком не была, так как, не подозревая о поджидающей опасности, тихо-смирно и одетая, как обычная горожанка, шла к знакомому торговцу, направляющемуся в мой родной город. Каждый месяц я отправляла с ним деньги, чтобы помочь семье, и письмо с просьбой простить меня и понять.
   Спасла меня реакция, припрятанный стилет, внезапно появившаяся пьяная компания и какая-то слишком вялая атака. Последнее меня очень сильно удивило и заставило призадуматься.
   Повторная наша встреча состоялась почти через неделю, когда я тёмной ночью пошла в ту же лавочку, лелея слабую надежду получить ответ.
   И надо было такому случиться, чтобы именно тогда, когда и так хватало проблем, мои дражайшие родственники всё же соизволили ответить. И совсем не то, что я ждала. С множеством ошибок на обратной стороне моего письма было нацарапано отцовской рукой, что предателям нет места в их семье.
   Сказать, что я была расстроена, подавлена, и просто морально уничтожена, просто промолчать. В храм возвращаться не хотелось, самой сидеть в кабаке тоже, и тогда я решилась на глупый поступок.
   Выбрав одно из самых освещённых мест, я села на земле и стала ждать.
   - Сколько можно меня рассматривать? Я здесь скоро околею, - крикнула я в пустоту. Точнее, почти в пустоту. Из-за угла впереди стоящего дома, даже не пытаясь напасть, вышел мой "убийца".
   - Я вот не могу понять. Или ты настолько глупа, или же мы с ребятами не ошиблись, и ты довольно необычная личность, - лениво протянул он за тканевой маской.
   - Скорее, третий вариант. Да и ты сам хорош. Ударил как кот, объевшийся сметаной и подгоняемый пинками хозяйки в сторону мыши. И лень, и выбора нет, - понеслась я.
   Мужчина рассмеялся, и скинул капюшон, а вместе с ним и маску. Под всей этой маскировкой оказалось довольно симпатичное лицо с трёхдневной щетиной и небольшим шрамом, рассекающим правый глаз.
   - Хоть мне твоё сравнение не по душе, но в чём ты, всё-таки, права, - тепло сказал он, опираясь о фонарный столб, на верхушке которого висела клетка с магическим светлячком. - Не люблю выполнять бабские капризы. А девушка ты на самом деле очень интересная. Или у вас здесь каждая прячет под юбкой стилет?
   - Многие мужчины предпочитает что-то другое находить под юбкой, так что, считай, тебе повезло встретить редкий экземпляр.
   Мне снова удалось его рассмешить, но он резко оборвал смех и с толикой грусти на меня посмотрел:
   - Если честно, жаль мне тебя убивать. Была бы стоящая причина, а так...
   - Так ты не убивай, - наивно предложила я, всё также смотря на него снизу вверх.
   Он немного подумал, и неуверенно сказал:
   - За то, что приподняло настроение, я могу подарить тебе несколько дополнительных часов жизни. Да и мне интересно узнать, откуда ты такая... редкая.
   Я радостно закивала, так как именно компании мне и не хватало. Шэрдон, как я позднее узнала, помог мне встать на ноги, и мы отправились в сторону ближайшего кабака...
   Первым делом я поинтересовалась у моего нового знакомого, что ему вообще обо мне известно. Шэрдон, ничего не утаивая, милостиво поделился. Но перед этим мы с ним одновременно выкрикнули насчёт клятвы молчания, так что всё, о чём мы говорили в тот вечер, осталось строго между нами.
   Первые дни меня искали среди провинциальных барышень, но потерпев сплошные неудачи, Глава гильдии предположил, что я, судя по рассказам принцессы, вполне могла оказаться не той, за кого себя выдавала. Для простоюдинки я была слишком образована, но и до высокорождённой барышни не дотягивала, потому было решено искать нечто среднее. В каждый конец нашей великой страны было отправлено по пять наёмников, и вот мне повезло встретиться одним из них.
   Также Шэрдон сказал, что у него есть мой портрет. Я ожидала увидеть какую-то страхолюдину, но на дорогой бумаге была изображена довольно милая девушка со светлыми волосами и тёмно-зелёными глазами. В свой портрет я влюбилась с первого взгляда и, чуть ли не пища от восторга, попросила мне его подарить.
   Наёмник смерил меня тяжёлым взглядом, вздохнул, но согласно кивнул.
   - Теперь твоя очередь, - закончив, передал он мне слово.
   Я также была с ним откровенна, и с каждым моим новым словом на его лице проступало всё заметнее и заметнее удивление. Когда я закончила на том, что вот пока вынуждена ходить в чужой шкуре, и только благодаря этому меня удалось вычислить, он тряхнул головой и, будто согнав все эмоции, снова сидел передо мной с ничего не выражающим лицом. Вот только глаза, цвета топленого шоколада, были тёплые, тёплые.
   - Значит, ещё несколько недель, - задумчиво протянул он. И потом, решив что-то для себя, уверенно сказал: - Ребят я пущу по ложному следу. Не поверить не посмеют, я не последняя личность в гильдии, - улыбнувшись, с неким превосходством в голосе добавил Шэрдон. - Так что тебя никто не тронет, а ей мы спокойно можем соврать, что задание выполнено. Через несколько недель к тебе вернётся твоя внешность, и никто не сможет узнать правды.
   - А если потребует доказательства? - зачем-то ляпнула я не в свою пользу. Есть у меня такая особенность - сначала сказать, а потом сто раз пожалеть. Сколько меня Верховная с Саарханом не били по губам, так и не смогли отучить.
   Наёмник на это только загадочно улыбнулся.
   - Хотел бы я увидеть барышню, не падающую в обморок от вида крови.
   Я с ним согласилась, и, в качестве благодарности, заказала ещё по кружке пива за мой счёт. Но не столько, как за решение сохранить мне жизнь (умирать я, конечно, не собиралась, так что как-нибудь выкрутилась бы), сколько за неожиданную доброту по отношению ко мне...

ГЛАВА 1

   - Эльф, вот ты же не дурак, - зачем-то заговорила я с ним. И что меня к этому подтолкнуло? Раньше, если жертва от меня что-то и слышала, то только свой приговор и ответы на мольбы, если они имелись. А вот сама я предпочитала разговор не начинать.
   Облокотившись плечом о дерево, росшее в нескольких метрах от порога дома, я даже продолжила:
   - Уверена, когда ты знавал времена получше, я бы против тебя и минуты не продержалась. Но сейчас преимущество на моей стороне.
   - Ты хочешь мне что-то предложить? - презрительно выплюнул он вместе с кровью. - Или решила просто похвастаться? Тогда поздравляю, малявка. За десяток лет тебе удалось достигнуть уровня умирающего эльфа. Ещё немного подучишься, и сможешь сразиться с полупридушенным гномом.
   На насмешку я не обратила никакого внимания, на "малявку" решила обидеться потом, а вот его вопросом заставил серьёзно задуматься. А в самом-то деле, чего я хотела своими словами добиться, с какой целью они были сказаны. Но неожиданно на меня нашло озарение: я поняла, из-за чего подсознание не дало мне сразу его убить, как полагалось.
   - Мне нужно с кем-то искренне поговорить, - честно призналась я. - И не смотри на меня с таким удивлением.
   - А с чего ты взяла, что я буду тебя слушать? - искренне поинтересовался он.
   - Так я не за интерес. С тебя - слушатель и, по возможности, дельный совет, ну а я обещаю убить вас быстро и безболезненно. По рукам?
   Он сначала посмотрел на меня, как на идиотку, а потом зло рассмеялся.
   - Раз со мной не смогли справиться элитные наёмники, то он решил прислать ко мне шута. Авось от смеха загнусь.
   Я искренне обиделась. Я, понимаешь, душу хотела раскрыть (всё равно труп никому не сможет выболтать), а он издевается.
   Достав меч, я сделала резкий выпад в сторону ушастого гада и остановила острый кончик лезвия в миллиметре от его шеи.
   Он ничего не предпринимал, а только со скукой во взгляде посмотрел на меня. Из-за чего ко мне подкралась неутешительная мысль, что у него, пусть и раненного, ослабленного, но не сломленного ещё остался козырь в рукаве. Я прижала меч к его шее, и острое лезвие оцарапало бледную кожу, но он даже не шелохнулся. Я чуть ли не рыкнула от злости: на мои провокации он никак не реагировал.
   Не ожидая от самой себя, я ударила его кулаком ниже пояса. Поморщившись, он недовольно прошипел:
   - Ты дерёшься, как уличная девка. И кто только, малявка, додумался послать тебя к эльфу? Хоть и раненному.
   Сначала я смутилась. На самом деле, с чего бы это вместо того, чтобы сразу со всем покончить, я устроила дешёвый спектакль. Никогда со мной такого не было.
   Хайн'эген Т'эйрон Ар-Кардон, бывший ненаследный князь одного из Высших домов сумеречных эльфов, за несколько столетий своего существования сумел "много" добиться. В возрасте полторы тысячи лет был объявлен изгнанником (для не-эльфов осталось загадкой, что он смог вытворить такое, что даже тёмные сородичи отказались жить с ним под одной крышей), несколько столетий жил на людских землях в качестве наёмника, о нём даже успели немного подзабыть, но он дал о себе знать. И довольно таки громко. Украл у одного влиятельного лорда перед самой свадьбой невесту, сделал ей ребёнка и счастливо с ней зажил. Правда, мало кому известно, что замуж её хотели выдать насильно, и потому с эльфом она ушла добровольно. Но обманутый жених не желал оставить всё так, как есть, и обратился за помощью к наёмникам.
   Нас его "просьба" также не обошла стороной, и в качестве вершителя справедливости была послана именно я.
   - Уверена, что перед тобой уже выстроилась очередь за его головой. Так что, если и застанешь живым, то тебе не должно составить особого труда с ним справиться. Если же он будет всё ещё силён, отступи и призови подмогу, - последние слова жрицы перед моим отъездом.
   Клиент подходил под параметры "жив" и "очень слаб", но завершить выпад я так и не смогла. Мне почему-то казалось, что убить его - совершить ошибку. Да и новые чувства, которые поселил во мне Валериан, изрядно мешали выполнить заказ.
   Он будто прочитал мои мысли (а, может, и прочитал), и, без всякого труда отодвинув в сторону лезвие, неожиданно сошёл с порога и пригласил мне во внутрь.
   Моему удивлению не было предела.
   - Ты же хотела мне что-то рассказать, - снисходительно напомнил он, обнимая меня за плечи и подталкивая в дом...
   В просторной столовой меня встретила приветливо улыбающаяся хозяйка дома, двое её детишек и накрытый стол на пять персон.
   - Вы ждёте гостей? - прямо спросила я, не желая гадать.
   - Уже дождались, - насмешливо ответил мне Хайн'эген и, несмотря на слишком заметную усталость, отодвинул мне и своей жене стулья. - Присаживайся.
   Я даже была не в шоке, я просто ничего не понимала. По их души явилась наёмница, у которой хватило бы сил справиться со всей семьёй, а они принимали меня, будто дорого гостя.
   На яды, конечно, я проверить не забыла, но еда была чистой, а также очень вкусной.
   - Я вас не понимаю, - честно призналась я, смотря на сидящего напротив эльфа. - И, у меня такое ощущение, что ты собирался пригласить меня в гости ещё с начала нашей встречи.
   - Почти, - туманно ответил он. - Ты сначала поешь, а то смотреть на тебя жалко. Совсем тебя, малявка, загоняли. Одни лишь кожа та кости. А после и поговорим.
   Я решила не спорить с хозяином дома, да и не хотелось прогонять чувство домашнего уюта, которое у меня вызвала эта семья.
   "Эльф, ты сволочь. Теперь мне сложно будет вас убить, " - мысленно проворчала я, смотря в его тёмно-синие глаза.
   Он, похоже, меня понял и, жутко довольный собой, улыбнулся...

***

   Я старалась слишком много себе не накладывать, чтобы не разморило, но несколько дней пути и тяжесть бремени жрицы-наёмницы хитро вымаливали хотя бы небольшой кусочек вон той чудной курочки и несколько картошечек со сметанкой. Так что к концу ужина я пожалела, что ношу ремень.
   Хайн'эген во время всей трапезы иногда на меня поглядывал, а когда увидел мою довольную и сытую мордашку, чему-то усмехнулся.
   - Малявка, - снова назвал он меня этим обидным прозвищем, но в его голосе не слышалось насмешки или издёвки. Мне даже показалось, что так, как произнёс он, обращаются к детям.
   Я задумалась над ответным прозвищем, но дальше "эльфа" не продвинулась.
   - Эльф, - согласно кивнул он, а в глазах загорелись смешинки. И, указав на меня пальцем, добавил: - Человек.
   - Вот и познакомились, - буркнула я. - Ладно, эльф, давай перейдём к делу, пока я не заснула.
   - Я постелю Вам в гостевой комнате, - тут же отреагировала его жена, которую я мысленно окрестила "сумасшедшей". Но, стоит признать, она мне приглянулась своей чуткостью и добротой. Если бы моя Антуанна была такой же, то некоторых проблем и перепалок удалось бы избежать. Да и мои нервы были бы целее.
   - Спасибо, но не надо, - мягко запротестовала я, но в наш разговор вмешался Хайн'эген.
   - Это не обсуждается. Да и, поверь, в этом доме тебе намного безопаснее ночевать, чем на голой земле, - серьёзно сказал он. Увидев на моём лице зачатки мыслительного процесса, эльф уже насмешливо добавил: - Включи логику, малявка. Если бы я хотел тебя убить, то точно не стал бы кормить. Зачем мне лишние расходы? Да и от живой тебя мне больше пользы.
   - А поподробнее насчёт последнего?
   - Не здесь, - отрезал он и поманил меня за собой. Тяжело вздохнув, я последовала за эльфом. А что мне ещё оставалось делать?...
   Хайн'эген привёл меня в свой кабинет. Указав на одно из кресел, расположившихся у магического камина, он предложил вина. Но я отказалась, всё-таки мне предстояло ночевать в доме моей неудавшейся жертвы, а не друга.
   - Дарсэт, - впервые за всё время он назвал меня по имени, - я не шутил, когда сказал, что в моём доме тебе безопасно находится. Разве только, если не нагрянут очередные охотники за моей ушастой головой. Силы мои уже не те.
   - Теперь ты можешь объяснить, к чему весь этот спектакль со мной в главной роли? - задала я давно мучавший меня вопрос. И уже тише добавила: - Странный ты какой-то.
   - Это я странный? А не напомнишь, моя мелкая актриса, чьи это слова "Мне нужно с кем-то искренне поговорить", - передразнил меня этот нагло ухмыляющийся эльф.
   - Признаю, мои, - не стала упираться я. - Но неужели они волшебно подействовали на тебя?
   - Почти, - загадочно ответил Хайн'эген. - Давай ты сначала расскажешь мне, что мучает тебя, а после я тебе всё объясню. Обещаю.
   Я немного замялась. На тот момент, когда я это сказала, моё отношению к эльфу было совсем другим. Не скажу, что я его за короткий промежуток времени успела записать в друзья, но видеть в нём очередного безликого клиента я точно перестала.
   - Малявка, я жду, - мягко напомнил он о себе. - Обещаю, что всё сказанное останется между нами. И смеяться не буду, а внимательно выслушаю и даже дам совет, - снова повторил мои слова.
   Ему больше не пришлось просить меня. Устроившись с максимальным комфортом в кресле и, всё-таки, приняв протянутый мне бокал вина, я отвернулась в сторону окна. И стала рассказывать. Рассказывать о своей жизни до встречи с Валерианом, мои первые мысли насчёт него и его слова о свободе, засевшие глубоко в груди и памяти. Проклятый князь оказался прав, мне хотелось принадлежать ему, но существовали обстоятельства, против которых я не могла пойти. О них Хайн'эген знал не хуже меня и потому отрицательно качнул, когда я спросила, стоит ли их расписать.
   - Пройдёт ещё немного времени, и он даже не узнает меня! А мои чувства от этого не угаснут!- зло выкрикнула я, ударив кулаком по деревянной ручке кресла. Боли я абсолютно не почувствовала. - Будь он проклят!
   Я почувствовала подступающие слёзы, и мне стоило огромных усилий их сдержать. Неожиданно я почувствовала, как меня подняли сохранившую силу руки и усадили на колени.
   - Выпей, - приказал эльф, вливая в меня вино. Когда в бокале ничего не осталось, он прижал меня к своей груди. - А теперь можешь и поплакать.
   Я понимала, что всё происходящее - ненормально, но я безропотно выполняла его приказы. Когда я успокоилась, эльф обратно посадил меня в облюбованное кресло.
   - Дарсэт, - второй раз за день обратился он ко мне по имени, - я могу сказать тебе лишь одно. Не обстоятельства управляют, а мы ими. Только нужно набраться решимости, они не терпят слабости, и найти правильный ключ.
   - А если попытаться воспользоваться отмычкой? - попыталась пошутить я, вытирая остатки слёз.
   - Я тебя больше представляю с тараном, - ответил на мою "шутку" Хайн'эген.
   - Я тоже, - честно призналась и, почти не делая паузы, резко сменила тему: - А теперь твоя очередь.
   - У меня есть к тебе деловое предложение, - удивил он меня с первых же слов. Обычно эльфы перед тем, как перейти непосредственно к цели разговора, изливали поток пафосных речей. А тут... Увидев мою реакцию, он понимающе усмехнулся. - Я уже слишком долго живу среди людей, чтобы соответствовать канону.
   - И что за...предложение?
   - Я уже слишком ослаб, чтобы гарантировать своей семье полную защиту. Защитные заклинания уберегут их от нескольких атак, не больше, - с горечью в голосе сказал эльф, отворачиваясь к окну. На улице слышались детский смех и строгий голос его жены, наказывающий вернуться в дом.
   - Зачем ты мне это говоришь? Я и так вижу.
   - Ты поможешь им безопасно добраться до нейтральных гномьих земель, ну а я дам одеть на себя подчиняющий ошейник и отвести к... твоему нанимателю. От радости иметь меня в рабах он должен забыть о мести, - перешёл сразу к самой главной цели разговора Хайн'эген. Больше не было горечи, только холодный расчёт.
   - Ты их сильно любишь? - зачем-то спросила я и, поднявшись с кресла, стала возле него у окна. Последние лучи солнца красиво окрасили рыжие кудри заливисто смеющейся женщины. Она играла в догонялки с детьми.
   - Они всё, что у меня есть, - медленно растягивая слова, сказал он. - Ты согласна?
   - Дай мне время подумать до утра, - всё, что смогла я ответить, и, услышав тихое, но тёплое: "Спокойной ночи, малявка", направилась к хозяйке, чтобы она показала мне комнату...

***

   Я надеялась хоть немного поспать, но стоило мне приблизиться к Царству Снов, как какая-то новая гадкая мысль чуть ли не за ногу тащила обратно, в комнату. Я даже начала вспоминать особо занудные лекции, которые читала нам Верховная, но я только добилась головной боли. Выпитое вино также протестовало против биографии всех жриц, живущих до меня в храме.
   "Они всё, что у меня есть," - в сотый раз за ночь пронесли в голове слова эльфа.
   И тогда я поняла, что не давало мне покоя. И, немного подумав, я решилась на него безумным, но, на мой взгляд, справедливый поступок...
   Утро я встретила жутко уставшая и грязная. Сказать, что хозяева дома очень сильно удивились, сделать вид, что ничего не произошло.
   - Все расспросы потом. Ещё будет время, - опередила я уже открывшего рот эльфа. - Насчёт твоего предложения. Я согласна, но вот только пришлось внести некоторые изменения. Потому советую не медлить и собирать всё необходимое, выезжаем до обеда. И, это. Мне бы ванну и чего-нибудь покушать, - уже жалобно попросила я.

Хайн'эген Т'эйрон Ар-Кардон, бывший ненаследный князь одного из Высших домов сумеречных эльфов

   Всё же человеческому ребёнку удалось меня удивить, да ещё как. И от этого знания мне почему-то стало больно за малышку Дарсэт, выбравшую неверный путь.
   Хотя, может звёзды не ошиблись, направив её к храму тёмного Хранителя Саархана. Да и не появись перед порогом моего дома именно она, у моей семьи, скорее всего, не было бы шанса на спасение. Ведь мои силы больше не восстанавливались так, как раньше, до изгнания. И постоянные нападения не давали накапливаться даже тем, крохам, которыми я располагал.
   Некогда я был одним из сильнейших сумеречных эльфов, а сейчас я не мог защитить от всех и вся дорогих мне людей. И эта мысль медленно убивала меня.
   Но встреча с Дарсэт, ко всему прочему, помогла мне вернуть былую уверенность. Совет, который ей так нужен был, стал недостающим звеном и в моей жизни. Спасибо тебе за всё, малявка...
   - Спасибо тебе за всё, малявка, - искренне поблагодарил я её, и поцеловал в лоб. На "малявку" она, как и раньше, скривилась, но ничего не сказала. Жаль, что она не моя дочь. А хотя...
   - Ну, я пошла. Меня и так заждались в храме. Да и уже Верховной с покровителем, думаю, не терпится меня наказать.
   - Подожди, - остановил я её, приняв для себя серьёзное решение. Малышка непонимающе посмотрела меня, а потом перевела взгляд на серебряный браслет, который я ей протягивал.
   - Это же, - начала она, но запнулась.
   - Да, это родовой браслет. Я хочу, чтобы ты стала членом моей, - жена демонстративно кашлянула, и исправился, - нашей семьи. Теперь у тебя есть дом, помимо храма, и свободные уши.
   Дарсэт покраснела, но протянула руку, и я защёлкнул его на худеньком, но жилистом запястье. Всё же меч она видела не только издалека.
   - Спасибо, - смущённо поблагодарила она, и ещё раз попрощавшись, побежала к пасущемуся коню.
   - Писем писать не надо. Я сама буду приезжать, - крикнула она и, ловко запрыгнув в седло, умчалась в направлении храма...

Дарсэт

   У храма меня ждала делегация, состоящая из Верховной и Саархана. Я заставила перейти коня на медленный шаг, чтобы хоть немного потянуть время.
   - Дарсэт! - гневно окликнула меня Верховная, стоило мне оказаться на земле. Но покровитель неожиданно попросил оставить нас наедине.
   Не смея перечить, она скрылась в холодных серых стенах, но перед этим показала мне кулак. И когда я уже приготовилась к гневной тираде, Саархану удалось удивить меня дважды за какую-то минуту. Приблизившись со скоростью, неуловимой человеческому глазу, он обнял меня и прижал к своей груди.
   - Прости, девочка моя, что был так к тебе невнимателен, - ласково сказал он. - Я постоянно забываю, что ты у меня особенная. Если тебе нужно будет с кем-то поговорить, знай, что я всегда буду готов тебя выслушать.
   Сначала я удивилась, но, быстро придя в себя, обняла покровителя в ответ.
   - Но это не значит, что я тебе не накажу, - уже строго сказал он, как волнующийся за своё чадо отец. Да и, по сути дела, он сам говорил, что мы для него как дочери...
   Саархан хорошо изучил каждую из нас и потому прекрасно знал, кто чем дорожит. Я не любила долго находиться в четырёх стенах, и потому мне предстояло сидеть безвылазно в храме неделю. Нет, не так. ЦЕЛУЮ НЕДЕЛЮ.
   Но если бы мне дали шанс вернуться в будущее и изменить недавние события, то я им бы не воспользовалась.
   Я также подстроила бы мстительному лорду "несчастный случай", помогла бы сумеречному эльфу и дорогим ему людям бежать на нейтральные гномьи земли и попросила бы знакомых гномов помочь обустроится молодой семье.
   Прикрыв глаза, я увидела машущих на прощание... уже моих новых членов семьи. Высокий сероглазый эльф с роскошной платиновой гривой тепло мне улыбнулся, обнимая свою миниатюрную жену, одарённую солнцем: с рыжими кудрями и милыми веснушками.
   Но что-то я слишком милосердна и сентиментальна для наёмницы, не находите?...

ГЛАВА 2

   В библиотеке храма были отданы под труды уже давно почивших и ещё пока живущих жриц отдельные полки. В основном встречались биографии, так как если кто-то и делал из наших новые открытия, то не спешил об этом распространяться. Насколько бы крепкой семьёй мы себя не считали, но почти у каждого текли слюнки на место Верховной жрицы. Я же, если честно, никто на него не претендовала. Как бы я ни любила выбранный мною путь, но сидеть денно и нощно в храме - не для меня. Меня больше привлекали бьющие в лицо потоки ветра, когда скачешь к очередному клиенту.
   Так вот, к чему я начала весь этот разговор о книгах. Стукнуло мне в голову, после нескольких дней домашнего ареста, самой начать писать свою биографию. А то вдруг стану жутко знаменитой, поклонники кинуться в поисках моих трудов, а их постигнет сплошное разочарование. Потому, выбрав себе приличную стопку книг, я понесла её в свою комнату для изучения. Мне ещё никогда не приходилось писать что-то, отличное от конспектов и отчётов. А для крепкого сна уже и так придумали множество книг, взять хотя бы "История всей ветви королевской династии".
   Первые две книги я отложила в самом начале, пока я достигну такого уровня, уже придёт время писать завещание. Третья содержала только сухие факты. Я несколько раз поглядывала на обложку, чтобы убедиться, что не захватила ненароком что-то из школьного курса истории. Ну а вот последняя порадовала меня лёгким и интересным изложением. Я никак не могла оторваться, и потому свои писательские начинания пришлось отложить на следующий день...
   В голове у меня уже было несколько интересных моментов, которые не терпелось перенести на бумагу, но до них ещё нужно было писать и писать. А уже введение оказалось для меня высоченной стеной, которую я никак не могла преодолеть.
   Сначала я прерывалась на еду и сон, но спустя несколько неплодотворных дней, я решила, что не покину писать, пока на бумаге не будет хотя бы одного удовлетворяющего меня абзаца.
   В первый день все отнеслись снисходительно к моему творческому порыву, на второй забеспокоились, а на третий пришла сама Верховная жрица, но ей не удалось уговорить меня оторваться от пера.
   - Дарсэт, не глупи. Поддержание жизненных сил с помощью магии чревато плохими последствиями. Тебе ль не знать?
   Я только промычала что-то в ответ. Как в насмешку, в голове уже начали вырисовываться красивые предложения, но голос жрицы их спугнул.
   Не добившись результата, она удалилась. Ну а остальных, любопытно сующих нос, я выгнала сама и продолжила портить бумагу.
   - Не думал, что моё наказание выльется в головную боль для других, - задумчиво протянул за спиной покровитель. Зашуршали листки, и через мгновение я почувствовала на своих плечах его ладони. Наклонившись и обдав меня горячим дыханием, он молча следил за моим творческим процессом. Но единственное, чему я научилась за эти дни, - зачёркивать очередную неудачную попытку.
   - Думаю, на сегодня хватит, - уверенно сказал он и, подхватив меня на руки, понёс на кровать. Проигнорировав мои возмущения, он уложил меня и накрыл одеялом.
   - Всё равно ведь после твоего ухода я продолжу.
   Саархан насмешливо улыбнулся.
   - А кто сказал, что я куда спешу? У меня найдётся время для одной из моих жриц, - перечеркнул он коварный план в моей голове.
   - Мне будет приятно, если ты все ночи будешь дежурить у моей кровати, - старясь не засмеяться, максимально серьёзно сказала я.
   Покровитель, представив это, ужаснулся. Весь храм знал, как любил проводить ночи Саархан. Образ инкуба, коварного, но очень притягательного обольстителя, был выбран им не просто так.
   - Ладно, шантажистка, - обречённо вздохнул он. - Я покажу тебе день нашей первой встречи, а за это Верховная больше не будет отвлекать меня от... очень важных дел?
   Я согласно закивала, пока он не передумал. В голове тут же нарисовался образ молоденькой жрицы, почему-то тоже наказанной, перебирающей книги в библиотеке. Неожиданно её чем-то заинтересовала именно моя. С первых же строк она начала жадно вчитываться, сев прямо на полу и скрестив ноги.
   "Ай, да, Дарсэт, какая молодец. Даже этот извращенец не смог отказать, когда ей понадобилась его память, " - восхищённо сказала она.
   Но я не успела загордиться, так как получила подзатыльник.
   - За извращенца, - объяснил немного обиженный Саархан. - И я сам предложил тебе заглянуть в мою память!
   - Но она ведь об этом знать не будет.
   - Я сам это лично допишу, - кровожадно пообещал покровитель. - А также все твои шалости, глупые фантазии и мои подзатыльники. А теперь спать!
  
   Он прошептал слова, заканчивающие действие заклинания, и я почувствовала резко накатившую усталость. Всё же поддержание сил за счёт магии просто так не проходит. Не пытаясь сопротивляться, я провалилась в тяжёлый сон...

Воспоминания десятилетней давности

Саархан и Дарсэт

   Саархан собирался наведаться в храм, чтобы проведать своих жриц. Да и скоро приближался великий праздник, а проще говоря, день его становления одним из Хранителей, и потому не мешало проследить за приготовлениями. Верховной он, конечно, доверял, да и ему страшно было даже просто представить тот момент, когда она почувствует крохи сомнения на свой счёт. Но она хоть и жрица, и, к тому же, одна из сильнейших, мудрейших и просто умеющих держать в своей стальной хватке всех и вся, всё равно несла клеймо "женщина", и потому следовало незаметно проконтролировать и приложить, где надо, свою мужскую руку. И в последнее время его любимая Бэллатрисса от скуки стала вносить множество изменений, пользуясь статусом Верховной. И, самое главное, абсолютно не утруждая себя необходимостью поинтересоваться его мнением!
   Когда Саархан уже настроился на перемещение, неожиданно в его голове раздались ужасные завывания, в которых с трудом можно было разобрать странный набор слова. Иногда он улавливал своё имя, которое и позволило связаться с ним.
   "Снова эти фанатики," - немного раздражённо подумал он, но сильно не сердился, так как обычно они ему приносили в "жертву" очень милых дам.
   Саархан забирал их (дам, а не фанатиков) с собой в свой замок, находящийся в пространстве между мирами, а своим "помощникам" дарил в благодарность благословение. От которого, нужно признаться, не было никакой пользы, да и вреда тоже. Но они принимали его с благоверным трепетом и обещали дальше служить правдой и верой.
   Свои "дары" Хранитель силой не брал. Они сами таяли перед обаянием инкуба и цеплялись за него. Да так, что иной раз он подумывал, как бы не оторвали что-нибудь важное. Надоедали они ему быстро, потому через несколько дней он возвращал их туда, откуда взял, предварительно стерев все воспоминания, связанные с ним. Ему не стоило особого труда выловить из их памяти расположение родного дома и переместить аккурат под самые двери, но он был, как-никак, тёмный Хранитель, покровитель жриц-наёмниц, а не отец-милосердия или служба доставки украденных девиц.
   Взвесив "за" и "против", Хранитель принял для себя решение и откликнулся на призыв...
   Когда Саархан появился перед своими почитателями, они, наконец-то, перестали завывать и упали ниц. Хранитель на это только поморщился, но не стал мешать проявлять уважение к его персоне.
   - Сколько раз вам говорить, что достаточно лишь раз произнести моё имя. У меня от ваших песен голова разболелась, - высказал он своё недовольство, садясь на краешек алтаря, стоящий аккурат сзади него.
   - Не гневайся, Великий. Надеемся, что наша "жертва" поможет вернуть твоё расположение, - виновато опустив головы, пролепетали фанатики.
   - Ладно, - быстро согласился инкуб. У него были свои планы, и потому следовало поскорее освободиться. А девицу можно было оставить в замке до возвращения с храма.
   Саархан повернул голову, чтобы оценить "подарок" и потерял дар речи.
   - Что это?!
   - Не что, а кто! - обиделось его неудавшееся развлечение, но ненадолго. Не прошло и несколько мгновений, как в её глазах разгорелся интерес. - А ты этот, тёмный ужасный и великий, которого звали?
   - Он самый, - усмехнулся Хранитель, внимательно разглядывая девочку, которой на вид можно было дать не больше девяти. С по-детски огромными глазами, цвета молодой зелени, идеально сочетались немного курносый носик и светло-шоколадные волосы. Она, конечно, была мила, но вот насладиться он этим мог лет через десять, может, чуть раньше.
   Сделав злое выражение лица, инкуб повернулся к своим почитателям и недовольно поинтересовался:
   - И как это понимать?
   - Прости, Великий. Мы думали, что она придётся Вам по душе. Не больная, не уродина и кровь молодая... Да и так удачно встретилась нам на пути.
   Прикрыв глаза и досчитав до пяти, Саархан не очень громко, но твёрдо приказал им убираться. Долго на них злиться не было смысла, так как они не знали, что именно он делал с их "подарками".
   Когда на поляне не осталось ни одного фанатика, инкуб одним взмахом руки развеял верёвки, и девочка, которой надоело лежать, тут же присела. Хранитель удивился, что она не спешила убегать прочь от алтаря, с которым у неё, наверняка, были связаны не лучшие моменты жизни.
   А ещё ему было интересно разъяснить последнюю фразу: "Да и так удачно встретилась нам на пути".
   - Ты далеко убежала от своих родителей?
   Девочка, подумав, согласно кивнула, а после уже добавила:
   - Очень. И не возвращайте, пожалуйста, меня домой!
   - Я и не собирался, - с насмешкой в голосе, "успокоил" её Саархан. - Да и, уверен, скоро сама одумаешься, и уже вечером будешь лопать дома пирожки с капустой.
   - Я не передумаю! - твёрдо крикнула девочка, и уже намного тише добавила: - Да и до дома несколько дней.
   Хранитель с удивлением посмотрел на неё.
   - И чего же тебе за мамкиной юбкой не хватало?
   - Наёмницей хочу стать, - гордо сказал "подарочек", вытирая нос рукавом.
   - Хороша сопливая наёмница, - по-доброму усмехнулся Саархан.
   - Я ночью замёрзла, - пожаловалась девочка. - Но когда стану сильной, то холод мне станет нестрашен!
   Хранитель искренне рассмеялся.
   - Ты забавная. Будь в тебе хоть немного способностей, взял бы в храм.
   - Так они не врали, говоря там что-то о покровителе? - почти влюбленным взглядом посмотрела она на Хранителя. - Возьмите меня к себе!
   - Не думай, что я беру под своё покровительство кого попало. Перед тем, как стать жрицей, нужно пройти испытание.
   - Я пройду! - она уверенно крикнула.
   - Вот эти люди, которые принесли тебя мне в... жертву, тоже так думали. И то, что они не прошли, не самое страшное. Коснувшись моей силы и неполучив её, они превратились в жалких фанатиков. Почему ты решила, что, в отличие от этих... людей, сможешь пройти моё испытание и не разделись их судьбу? Или ты считаешь, что достойней их?
   - Нет, - без капли лжи, не согласилась девочка. Вдобавок отрицательно замотала головой. - Я просто более настойчивая, напористая, упрямая, упорная...
   - Достаточно, - остановил неиссякаемый поток "заумных" слов Саархан. - Я уже понял, что тебе вместо сказок читали словарь.
   - И снова Вы ошиблись, дяденька. Я и сама умею читать, - гордо сказала неудавшаяся "жертва", чуть ли не задирая нос от гордости.
   На "дяденьку" у Хранителя начался нервный тик. Но неожиданно к нему в голову пришла немного безумная, но очень даже реальная мысль.
   "Если эта малышка каким чудом пройдёт испытание, то я не только обзаведусь новой жрицей, но также появится шанс, что Верховная отвлечётся на её воспитание и перестанет всё переделывать".
   - Ладно, раз уж ты так хочешь, я дам тебе шанс. Но, если что, пеняй на себя. И, кстати, как твоё имя?
   - Дарсэт, будущий покровитель...

***

   Проснувшись, я почувствовала себя выспавшейся и в шикарном настроении. Не тратя время на переодевания, я прямо в ночной рубашке подбежала к столу и взяла чистый лист. Меня переполняло вдохновение, и строчки ровным текстом ложились на бумагу.
   Закончив с воспоминаниями Саархана, я немного подумала и дописала продолжение, но уже от себя:
   "Испытание я всё же, как и обещала, прошла, хоть в меня никто не верил, включая будущего покровителя. Он больше всех сомневался в моих способностях, потому и удивления, выступившего на его лице, с головой хватило бы на весь храм.
   Он долго не мог понять, как я смогла не только прикоснуться к его силе, но и принять её в себя. Но Верховная сказала ему, чтобы не занимал мысли всякой ерундой и помог младшим жрицам в украшении сводов зала. У них, точнее, уже у нас был намечен праздник. После того, как покровитель покорно пошёл исполнять её...приказ, я усомнилась в том, кто кому прислуживал, и стала ещё больше уважать эту сильную женщину.
   Правда, после обряда, моя внешность претерпела некоторых изменений. Черты лица стали немного хищными (спасибо, что хоть клыки не выросли), волосы окрасились в тёмно-зелёный. Единственное, что во мне осталось из привычного, - глаза. Но это объяснялось тем, что они и так были зелёные. Но, несмотря на немного экзотическую внешность, я абсолютно не выделялась среди других жриц. Напротив, мы стали единым целым, так как несли в себе одинаковую силу.
   На мой немой вопрос: "Почему не предупредил?", Саархан пожал плечам и сказал, что не видел смысла. Моё вступление в ряды жриц было чудом, неожиданностью, но только не предвиденным событием. До этого он сразу видел, у кого сколько было шансов пройти испытание. Что он увидел относительно меня, я даже не стала спрашивать. И так всё было ясно.
   На мой второй вопрос, о чём он ещё забыл предупредить, покровитель твёрдо сказал, что ответит, когда я немного подросту.
   Он не обманул. Когда мне исполнилось шестнадцать, Саархан попросил всех жриц оставить нас наедине.
   - Помнишь, я обещал тебе сказать, какие ещё сюрпризы преподносит моя сила? - глухо уточнил он, смотря мне прямо в глаза. Я сразу почувствовала, что разговор будет не из приятных.
   - Да,- немного неуверенно подтвердила я.
   Ровным голосом, не делая пауз, инкуб мне сказал, что его сила - своеобразный яд. И он меняет не только внешность.
   - Ты больше не создана для семейной жизни, так как кровь будет жаждать сильного всплеска эмоций, который может подарить лишь битва... И ты никогда не сможешь иметь детей, - прозвучало, будто приговор, и, убедившись, что я не собираюсь впадать в истерику и заканчивать жизнь самоубийством, Саархан исчез.
   Этот факт меня очень расстроил. Всю ночь я ревела в подушку, но, как бы там ни было, о своём выборе не жалела. Судьба помогла исполнить мне мою мечту, потому я не имела права отвергать её дар и сходить с намеченного пути.
   Но возвращаясь к годам многолетней давности. Верховная и в самом деле отвлеклась на моё воспитание, но у Саархана появилась новая забота - я. Будучи живым и любознательным ребёнком, я старалась исследовать всё, что можно было и, соответственно, категорически запрещалось. Из каких только мест меня не вытаскивали и что только не забирали из моих рук.
   После нескольких месяцев моего пребывания, бедный покровитель часто бубнил себе под нос: "Привёл себе головную боль!". Но я знала, что он любит меня, несмотря ни на что. Хоть в этом, зараза, редко признавался".
   - Ты слишком громко пишешь! - недовольно проворчал он у меня за спиной. - И оденься, а то замёрзнешь.
   Я на это только усмехнулась. А всё-таки мы были большой и дружной семьёй...

Валериан

   После нескольких ночлегов под открытым небом в лесу, я с наслаждением откинулся на деревянную лавку и прищурил глаза, наслаждаясь умиротворяющим уютом и аппетитными запахами таверны.
   Ко мне подошла пышногрудая разносчица, чтобы принять заказ. Когда-то один мой знакомый хозяин таверны признался, что других невыгодно держать. Пока мужик провожает взглядом такое вот чудо, ему можно подсунуть дополнительную кружку пива. Всё равно не замечает ничего, помимо медленно плывущей между столиками красоты.
   Пока я перечислял свой заказ, она почему-то задумчиво смотрела на моё лицо, будто взвешивая за и против.
   - Я некромант и, как собака, кидаюсь исключительно на кости, - соврал я, угадав её мысли. Для убедительности равнодушно прошёлся взглядом по её пышным формам.
   Сначала покраснев, а потом резко побледнев, девушка невнятно пискнула, что заказ скоро будет готов, и поспешила оказаться подальше от ужасного меня. Такая реакция меня более чем устроила, так как хотелось только одного - насладиться короткой передышкой. Единственной, для кого я мог бы немного с этим помедлить и внести промежуточный пункт "встряхнуть, чтобы совесть наконец-то проснулась", была Дарсэт. Из-за которой, собственно, я и мотался от одной гильдии к другой. Радовало, что хоть до уничтожения "маячка" успел приблизительно узнать, в какой из сторон нашей необъятной страны её нужно искать.
   - Зачем, некромант, Марфушку нашу пугаешь? Она девушка хорошая, ладная. Да и есть кому за неё постоять, - взялся откуда-то защитник и, гордо выпячивая тощую грудь, бесцеремонно сел напротив меня.
   - Мне одной на шее хватает, - неохотно ответил я, припрятав желание - показать, что с "некромантами" лучше не связываться. Так как есть вероятность получить в противники, вместо хилого и бледного любителя связываться исключительно с мертвечиной, натренированного, злого и голодного боевого мага.
   Мужик не только прекратил взывать к моей совести, но даже понимающе кивнул и сочувственно протянул:
   - Ох уж эти бабы.
   Увидев, что я сам не собираюсь продолжать разговор, придвинулся чуть ближе и уже тише спросил:
   - И это ты от неё сбежал?
   - Не совсем, - я кровожадно улыбнулся, когда в голове вырисовался образ моей ненаглядной невесты. - Я её ищу.
   Его это заинтересовало, и он попросил рассказать, что же она такого сделала. Я подумал и решил, что мне не жалко поделиться:
   - Насладилась всеми благами моего замка, ополовинила кладовую, расшатала и так нестойкую нервную систему, нарушила, казалось бы, идеально спланированный план, оставила меня в дураках и исчезла.
   - Так почему ты сразу не сказал, что тёщу ищешь? - он аж подпрыгнул на лавке и развернулся к своим друзьям: - Мужики, нужно одного хорошего нек... человека выручать!
   Мне пришлось приложить максимум усилий, чтобы перекричать образовавшийся гул и не засмеяться. У них были настолько воинствующие выражения лиц, что, если бы знали, кого и где нужно искать, то, боюсь, мне бы пришлось бежать впереди на защиту Дарсэт.
   - Да не тёща она мне, а невеста!
   На минуту образовалась тишина, на меня сочувствующе посмотрели, а мой новый знакомый ужаснулся больше прежнего:
   - Мужики, точно спасать надо! А то ж всю кровь высосут, и не подавятся! И не посмотрят, что некромант!
   В зале снова поднялся гул, но мне принесли заказ и я отвлёкся на еду. Нужно было восстановить силы перед дорогой и встречей с ненаглядной...

ГЛАВА 3

   Когда наказание наконец-то подошло к концу, я, будто боясь, что меня ещё могут запереть на недельку-другую, на весь день пропала в городе. Мне нравилось просто ходить по оживлённым улочкам, слушать разговоры людей и видеть над головой бескрайнее небо, а не надоевшие каменные своды.
   Я ничем не выделялась из толпы, так как морок всё ещё был при мне, да и, в дополнение, чтобы уж совсем не привлекать к себе внимание, надела обыкновенное платье, которое походило на десятки других, увиденных мною. После "отпуска на высшем уровне" я, привыкшая к штанам, уже не чувствовала ужасающих, как раньше, неудобств и не путалась в подоле на каждом шагу, грозясь посоревноваться с брусчаткой в твёрдости. А то, боюсь, победа была бы далеко за не моим носом.
   Правда, для кого-то моя "обыкновенность", напротив, чуть ли белым флагом усиленно махала, вот-вот грозясь взлететь, и надрывно кричала: "Сдаюсь! Вот я!". И этими "для кого-то" были наёмники, посланные по мою душу, и Валериан, которому до моей души и сердца не было никакого дела, а вот от руки он бы не отказался, чтобы надеть брачный браслет.
   Но я хотела верить в честность Шэрдона, обещавшего не только оставить всё при мне, но и помочь обвести вокруг пальца принцессу и его коллег. На крайний случай, у меня было под юбкой, чем ему противостоять. Я, конечно, имела в виду уже знакомый ему стилет и ещё парочку метательных ножей.
   А что насчёт моего жениха (никогда не думала, что скажу это), то тут я искренне надеялась, что ему терпится со мной свидеться и месяца без меня будет мало. Но в глубине души, которую самым наглым образом пытались отобрать, я прекрасно понимала, что хотела абсолютно противоположного...
   Когда улицы почти полностью опустели и глаза стали слипаться от усталости, я, отчаянно поборов зевок, решила сдаться на милость победителя, то есть храма, в стенах которого стояла моя кровать.
   Шаги я успела услышать до того, как их обладатель успел назвать меня по имени знакомым голосом.
   - Нельзя же так внезапно подкрадываться к беззащитной девушке, - недовольно проворчала я, убирая стилет.
   Шэрдон проследил задумчивым взглядом за тем, как я умело прячу оружие за подвязку на ноге, хмыкнул, но решил оставить свои мысли при себе...
   Мы сидели в том же кабаке, что и в прошлый раз. Только уже в качестве, если и не друзей, то, в каком роде, коллег.
   - Не думала, что ещё раз тебя увижу. Да и за такой небольшой отрезок времени.
   - Не бойся, в этот раз мне не за тебя заплатили. А бесплатно я не убивая, - весело сказал Шэрдон, подмигнув. Но уже серьёзно добавил: - Но я тебя не просто так искал.
   - И чем же могла понадобиться жрица одной из лучших Гильдий? - чуть ли не сгорая от любопытства, поинтересовалась я. Даже отвлеклась от рассматривания кваса, чтобы не пропустить ни слова из, несомненно, великой речи, и наклонилась в сторону наёмника вмести с табуретом.
   - Ничем, - обманул он мои ожидания и с удовольствием насладился чуть не состоявшимся грандиозным падением в моём исполнении и вселенской печалью в тёмно-зелёных глазах. - Я хотел сказать, что о тебе спрашивали.
   - Кто? - сипло спросила я, полностью отвлёкшись на услышанное. В голове тут же стали строится догадки, и вывод, который напрашивался чаще всего, абсолютно не внушал оптимизма. Не дожидаясь ответа, я озвучила своё предположение: - Боевой маг, волосы и глаза тёмные, кожа смуглая...
   - И назвался Валерианом, - закончил за меня Шэрдон.
   Между нами образовалась тишина, которую я оборвала окончательно упавшим голосом:
   - Что он обо мне знает?
   - В каком городе тебя искать, - честно ответил коллега и поспешно добавил: - И только это. Своей принадлежностью к храму сама его обрадуешь.
   Я криво усмехнулась.
   - Твоих рук дело?
   Шэрдон согласно кивнул и внезапно схватил меня подбородок и заставил смотреть ему в глаза.
   - Слушай, мне не недолжно быть никакого дела до тебя и твоей личной жизни, но раз уж я во всё это ввязался, то будь добра, воспользуйся шансом.
   - Почему ты решил, что это... личная жизнь? Может, это очередной мститель, свалившийся на мою голову? - заставив себя оставить все печали для подушки, уже более бодро поинтересовалась я.
   - На ваших аурах есть одинаковый рисунок, образующийся при взаимном влечении друг к другу, - неохотно признался коллега. - Я прекрасно запомнил твой. Работа наёмника обязывает подмечать всё.
   А у меня продолжилась ночь неожиданных сюрпризов и хлопающих от удивления глаз. Мало того, что мне попался читающий по ауре, так ещё он сказал там что-то о взаимности.
   Но, самое главное, Валериан почему-то искал меня и уже был где-то рядом...

***

   В главной зале велись разборки, и, к тому же, на повышенных тонах. Неожиданно наступила тишина, и послышались шаги: одни были тяжёлые мужские, а вторые принадлежали женщине, так как отчётливо улавливался стук каблуков.
   - Если ты забыла, то я тебе напоминаю, что я твой покровитель, Хранитель, господин и тот, кто может легко забрать твою жизнь и статус Верховной, как и дал. А ещё тебя абсолютно не должно касаться, что я делаю, как, когда и с кем. Твоё дело подчиняться, служить мне и следить за остальными. А ты даже с этим справиться не можешь.
   Я узнала голос и потому постаралась слиться со стеной, так как добежать до выхода не успевала, а разветвлений в коридоре не наблюдалась, он вёл прямо на образовавшуюся "арену".
   - При-и-ивет, - всё что я смогла из себя выдавить, когда из-за поворота вышел злющий, как некогда, Саархан. Таким мне ещё его не приходилось видеть.
   Его любимый образ инкуба уступил место тоже демону, но уже далеко не из девичьих грёз: черты заострились, глаза пылали огнём, как и тёмно-красные волосы, кожа стала смуглой, а одет он был полностью в чёрную кожу.
   - При-и-ивет, - передразнил он меня, обманчиво-ласково улыбаясь, а в следующую секунду схватил меня за горло сильной когтистой рукой и прижал к каменной кладке. Мои ноги не доставали до пола, и я чувствовала, что задыхаюсь.
   - Распустил я вас, - недовольно прошипел он, оборачиваясь к Верховной. Та стояла в нескольких шагах от нас, и с её лица спали все краски.
   - Ты её убьёшь! - собравшись с силами, крикнула жрица и, подбежав, попыталась разжать стальную хватку. Демон, не напрягаясь, откинул её силовой волной, но меня всё же отпустил, так как мои трепыхания становились всё слабей и слабей.
   Соскользнув по гладкой стене на пол, я жадно стала хватать воздух.
   - Больше почтения, младшая жрица. Надеюсь, ты запомнишь этот урок.
   И он исчез в столбе пламени.
   - Ты как? - обеспокоенно поинтересовалась Верховная, опустившись на пол возле меня.
   - Бывало и хуже, - отмахнулась я, так как физической боли я почти не чувствовала. А вот внутри будто всё перевернулось. Сдержав слёзы, я попыталась пошутить: - А что это с ним, семейка соблазнённой и раз десятый скомпрометированной девицы поймала на горячем и требует жениться?
   Но Верховная не разделила моего "веселья", а немного виновато так сказала:
   - Извини, Дарсэт. Я не могу тебе всё рассказать. Но, одного прошу, не держи на него зла.
   Я, подумав, согласно кивнула. Вот тогда я на самом деле поняла, почему её считают одной из сильнейших женщин, и за что её выделял Саархан...

***

   Когда Верховная заикнулась, что есть задание, но тех, кто точно мог его выполнить, не было в храме, а время на выполнение заказчик дал сроком в четыре дня, то я тут же предложила свою кандидатуру. Мне нужно было исчезнуть из города хотя бы до конца недели, чтобы не пересечься с Валерианом. А после возвращения истинной внешности я уже могла хоть лбами с ним сталкиваться.
   Жрица задумчиво на меня посмотрела, взвесила все за и против, ещё раз посмотрела и неуверенно кивнула в знак согласия. Но строго-настрого наказала, что если я пойму, что не смогу выполнить, то не буду рисковать и вернусь в храм. Невыполненное задание, конечно, нам всем чести не делало, но моя жизнь, приятно осознавать, всё же ценилась дороже.
   - Не ослушайся, Дарсэт... Наш покровитель всё ещё не выходит на связь, так что тебе не на кого будет надеяться, - призналась она, когда мы остались наедине и она отдавала мне последние указания относительно задания...
   В тот же день я собрала вещи и, оседлав коня, направилась в сторону города Рэнбург, расположившегося не очень далеко от храма. Не делая долгих остановок, до него можно было добраться за полдня.
   Рэнбург расположился у моря, что способствовало торговли с другими материками, и потому его улочки никогда днём не пустовали. Ночью тоже, но далеко не за счёт мирного населения, которое не то, что не пыталось отобрать чужой кошель или жизнь, а за своё добро тряслось и оглядывалось в попытке обнаружить любителя поживиться. У меня был шанс затеряться, как и среди мирного населения, так и не очень. В портовых городах, как правило, допускалось ношение оружия, ну а для создания второго образа достаточно было сделать выражение лица покровожаднее и не отставать от толпы, увидевшую цель. Заодно, к слову, можно было и подзаработать. Я один раз так "заработала" себе на ужин и ночлег, когда во время выполнения одного из заданий упустила кошель в воду. Но тут есть ещё один нюанс - нужно успеть сбежать до того, как разговор на тему: "А чья она?" достигнет финальной развязки: "Хватайте, заразу, ребята!". Так что я вполне могла гордиться своей изворотливостью и особо чувствительной пятой точкой, которые сполна компенсировали криворукость.
   Добираться я решила через лес, а не по проложенному тракту, так как боялась пересечься со знакомыми лицами, с которыми у меня было невзаимное желание свидеться, хоть это заняло немного больше времени...
   На месте я оказалась до заката, потому позволила себе горячий ужин и несколько часов сна. Задание предстояло не из простых, и на зевания и попытки открыть глаза не было времени...

***

   Моим объектом была одна из влиятельных личностей оборотной стороны Рэнбурга. Конечно, таким уж незаменимым и жутко охраняемым он не был, иначе Верховная даже не заикнулась бы о задании, а подождала бы возвращение одной из более сильных жриц. Но и того, что имелось, хватало с головой.
   Проследив за ним всю ночь, я пришла к нескольким выводам. Первый - отсидеться в городе до исчезновения морока. А второй был далеко не утешительный - рискнуть и стать наглядным примером для последующих поколений жриц - почему нужно слушаться Верховную. Но, зато, больше не пришлось бы ломать голову над тем, как избежать встречи с Валерианом.
   Не долгая думая, я выбрала первый, и уже собиралась ползком добраться до другой стороны крыши, как неожиданно поехала черепица, и я вместе с ней. Я успела схватиться за водосток и тут же, в ладони от меня, ударил арбалетный болт. Роль бесплатной мишени меня не приглянулась, и потому, подтянувшись наверх, я поспешила к другой стороне, а там спрыгнула вниз и, не оглядываясь, рванула в сторону конюшни. Преследователи, обогнув дом, отставали от меня не намного.
   Когда я пробегала мимо одного из переулков, меня неожиданно схватила чья-то сильная рука и потащила в непроглядную темноту. Сопротивлялась я не долго, так как хватка у моего похитителя оказалась железная.
   - Я уберу ладонь, а ты не будешь кричать. Договорились? - еле слышно прошептал он прямо мне на ухо и, дождавшись моего согласного кивка, убрал ладонь.
   - Идиот, - также тихо сказала я. - Зачем мне кричать? Я не для того убегала, чтобы самой же себя сдать.
   - Думаю, и не для того, чтобы быть пойманной кем-то другим. Но что-то я не чувствую в тебе полагающегося мне по праву страха, - обиженно сказал неизвестный и уже серьёзно добавил: - А вдруг я буду пострашнее твоих преследователей?
   - Даже имей я глаза на затылке, всё равно здесь непроглядная темнота. Так что для меня ты прекрасен и сексуален.
   - Для тебя так важна внешность? - наигранно-равнодушно поинтересовался неизвестный. Но мне почему-то показалось, что ему с какой-то стати был важен ответ.
   - Мне приятнее представлять себя в объятьях красавца-мужчины, чем прыщавого юнца, - честно ответила я. - И почему это тебя таки интересует? Или ты невесту решил искать таким образом?
   Похититель рассмеялся, и, мне показалось, довольно таки знакомо.
   - Вообще-то, у меня уже есть одна. И мне стоило великих трудов её отыскать, Дарсэт.
   - Валериан?
   - Он самый.
   - Знаешь что...
   - Да?
   - Ты лучше верни ладонь на место, а то сейчас кричать буду...
   Валериан каким-то образом вполне нормально ориентировался в темноте, и потому мы добирались до снятой им комнаты через самые трущобы. Весь путь я себя чувствовала осужденной, которую ведут на плаху: и мысли повёрнуты в одну сторону - как бы сбежать, но и руку крепко связаны. Моими верёвками служил цепкая хватка дорогого жениха и то, что я не видела ничего даже в шаге от себя. Так что, даже если не было бы первого, то мой побег закончился бы, толком и не начавшись. И к далеко не радостным мыслям ещё прибавились бы разбитые колени и сломанный нос.
   Прокрутив последнюю мысль в голове, у меня возникла безумная идея.
   - Слушай, а как ты относишься к кривоносым невестам?
   Я ойкнула, как меня внезапно схватили за озвученную часть тела.
   - Вроде, нормальный. К чему этот глупый вопрос? Но, если тебе так интересно, это дело поправимое.
   - Забудь...

***

   Валериан снял комнату на неприметном постоялом дворе, который расположился почти что на окраине города. Во мне тут же проснулась наёмница, которая оценила по достоинству отдалённость "штаба" от места будущих действий. Так что, после выполнения задания, можно было вполне с комфортом и, если повезёт, пользой провести время до утра, а там уже и в путь выдвинуться.
   Внутри, несмотря на внешнюю серость здания, оказалось очень даже уютно. Снятая князем комната находилась на втором этаже.
   - Чувствуй себя, - с улыбкой начал князь, открыв нараспашку передо мной дверь, но я его не дослушала, так как в моё поле зрения попала кровать. После слежки, погони, постоянных спотыканий, когда мы шли в кромешной темноте, хотелось поскорее лечь.
   Пружины, на которые я упала с разбега, подбросили меня вверх, и я визгнула от восторга. В храме у нас все кровати были деревянные, потому с ними такой фокус не прошёл бы.
   - Как дома, - закончил он, насмешливо смотря на меня со всей высоты своего роста. А он у него был немаленький: моя голова заканчивалась на уровне его плеч. - Хочешь есть?
   Я согласно кивнула. Мне нужно было восстановить сила.
   Последний пирожок, утащенный мною, он проводил с тоской во взгляде.
   - Ты ничего не оставила мне на утро.
   - Я не виновата. Его вишнёвая начинка так и говорила: "Съешь меня, Дарсэт", - с усмешкой ответила я.
   Валериан покачала головой, но ничего на это не сказал. Только достал свой меч и стал его полировать.
   - Ты чего? Сразу бы сказала, что убивать будешь. Так я бы закрыла уши и отвернулась.
   - Поздно, моя дорогая, - могильным голосом сказал он, нехорошо так улыбнувшись.
   - Если тебя это успокоит, то сообщаю, что он застрял, - икнув, сообщила я.
   Валериан, отказавшись соответствовать канонам героя-любовника, не кинулся ко мне с водой, а молча указал на графин и продолжил заниматься своим оружием.
   - Какие будут предложения? - резко перешёл он к заданию.
   То, что он имел в виду именно это, я поняла сразу. Догадливостью в большинстве случаев я отличалась, да и по дороге к постоялому двору он успел из меня вытащить, почему я вдруг стала жутко популярна у некоторых слоёв населения. Также меня поставили перед фактом, что одна я не пойду. То, что я вообще могла не выполнять это задание, я решил умолчать. Во-первых, не хотелось позориться перед князем, ну а, во-вторых, я посчитала, что с его помощью вероятность успеха намного увеличивалась. И у храма появились все шансы не дать усомниться в своей силе.
   - Можно попробовать через окно, - неуверенно предложила я.
   - Можешь уже выбросить эту мысль из головы, чтобы освободилось место для следующей. Может, она окажется умнее, - серьёзно посоветовал Валериан.
   - Приятно осознавать, что ты не считаешь меня пустоголовой, - фыркнула я, отвесив ему шутливый поклон.
   - Лучше бы было так, - не разделил он моего веселья. - А то твои глупые фантазии занимают там всё полезное пространство.
   - Эти глупые фантазии, как ты выразился, не раз меня выручали.
   - Ну да, ну да. Я помню, - задумчиво протянул князь. А мне стало любопытно, какую именно из моих выходок он вспомнил, но спрашивать не стала.
   - Тогда через дверь.
   - Точно. Ты просто гениальная. А то я уже начал представлять, как мы делаем подкоп. И, хочу заметить, лопата тебе очень даже к лицу.
   - Ты невозможен! - не выдержала я.
   - И я тебя люблю, дорогая.
   - Правда?
   - Нет, - гаденько так улыбаясь, обломал он крылья моим ожиданиям. Увидев, что я начала разминать пальцы, Валериан примирительно добавил: - Не злись. На месте всё решим.

***

   Я могла собой гордиться: взялась за задание, превышающие мои способности, чтобы не пересечься с женихом, а в результате - не только ему помогла в моих поисках, но также получила личного критика.
   - Дарсэт, что там медлишь? Давай живее, - шипел он мне над ухом, когда я ковырялась отмычкой в замке. Защитные заклинания, наложенные на него, я уже успела снять. - Иначе мы дождёмся гостей.
   - Мы не любовью занимаемся, - огрызнулась я в ответ. - Взлом - дело тонкое и требующее максимального сосредоточения.
   Когда в замке наконец-то щёлкнуло, Валериан, не дожидаясь моих действий, сорвал его и, толкнув меня вовнутрь, зашёл сам и прикрыл дверь. Я, решив оставить обиды и разбирательства на потом, направилась в сторону лестницы, ведущей наверх, но меня остановили, грубо схватив за руку.
   - Дарсэт, какого ты...
   - Дай угадаю, тороплюсь.
   - Почти. Но основную суть ты угадала правильно.
   Я тяжело вздохнула и последовала за Валерианом. Оруженосец окончательно сместил своего господина.
   Нужную комнату, благодаря моей недавней слежке с крыши, мы нашли быстро. Вот только возникла небольшая проблема: она была закрыта с помощью очень энергоёмкого, но полезного в "хозяйстве" не самых светлых представителей государства заклинания. На любую попытку его снять оно извещала того, на кого было привязано. Я поспешила обрадовать Валериана.
   Он нахмурился, но, недолго думая, приказал действовать грубо.
   - Раз уж по-другому не получается, то создадим максимум шума. Пока они поймут что, да как, ты успеешь поработать с клиентом. Прикрытие и побег я беру на себя.
   - Я могу попытаться взломать. Но мне нужно время.
   - У нас нет времени, Дарсэт. Делай так, как я тебе сказал.
   - Ты за всю свою жизнь слово "компромисс", от силы, раза два слышал. И то, не обратил внимания, так как не понял о чём речь.
   - Три, - не в тему сказал Валериан, сгибая два пальца и демонстрируя мне оставшиеся.
   - Что?
   - Ты сказала, что я два раза слышал. Вот сейчас был третий.
   - Да ну тебя, - отмахнулась я от смеющегося надо мной оруженосца и вернулась к более важной проблеме. Наличие пути её решения казался более реальным, чем успех моих попыток достучаться до совести князя.
   Но, как не хотелось мне признавать, он был прав - у нас абсолютно не было времени. А лазейка в заклинании никак не хотелась находиться.
   - Хорошо, - сдалась я. - Если ты любишь грубости, то будет по-твоему. Но защита тыльной стороны меня на твоей совести.
   - Я буду беспощаден к тем, кто на неё покусится, - чуть ли не мурлыча, пообещал он. Но уже более грубо добавил: - Начинай.
   И мне ничего не осталось, как послушаться князя, назначившего себя главнокомандующим.
   Дверь от силой волны, выпущенной мной, разлетелась в щепки. Но Валериан успел поставить щит, и потому до нас они не долетели.
   Вбежав в комнату, я тут же подбежала к своему клиенту и, особо не напрягаясь, отправила его к прародителям. Магом он не был, и меч держал посредственно. Главная сложность задания заключалась в том, что к нему сложно было подобраться. Да и, с его смертью, срабатывали все защитные заклинания, и дом извещал о чужаках. Так что, без помощи Валериана я даже не успела бы даже увидеть его.
   Расправившись с теми неудачниками, которые бросились первые на помощь, князь подбежал ко мне и, схватив за локоть, потащил к окну.
   - Кошки всегда падают на четыре лапы, так что не разобьёшься.
   Этаж был второй, так что я без особого страха выполнила его приказ. Следом за мной спрыгнул Валериан. А после мы бежали, не делая передышек...

***

   - Что ж, подведём итоги. Наёмница с тебя никакая, - голосом разочарованного преподавателя, который в течение многих лет пытался хоть какие-то зачатки умений выудить из своего бестолкового ученика, известил меня Валериан
   - Это из-за тебя и твоего постоянного ворчания! - перекинула я на него всю вину.
   - Это, так называемое ворчание, не раз тебе помогло. Или я неправ? И вообще, что я с тобой спорю. Я ведь не просто так за тобой бегал полстраны. Давай, раздевайся.
   - Что?! А кто там говорил, цитирую "Хочу, что бы всё было по правилам".
   Валериан изящно изогнул бровь.
   - Не знаю, что ты там себе надумала, но мне всего лишь нужно снять с тебя мерки. А никого другого, помимо нас, здесь не наблюдается.
   - Какие ещё мерки? Ты что, уже при живой невесте вдовцом готовишься стать? Гроб решил мне заказать?
   - С твоим мастерством - не помешает. Но пока всего лишь для платья. Для свадебного платья, а не савана, Дарсэт, - с нажимом на "свадебное", уточнил Валериан. Не дожидаясь, пока я ещё что-нибудь выдам этакое, с задорной улыбкой продолжил: - Так что, сама разденешься или мне помочь?
   - А если я выберу второй вариант? - хитро прищурившись, поинтересовалась я. А в голове уже так и созревал коварный план, и блеск в глазах князя только подталкивал к его реализации.
   - Как скажешь.
   Валериан не блефовал и, не успела я "возмутиться", как его пальцы стали ловко расстегивать многочисленные застёжки "рабочей" одежды. Выражение его лица было сосредоточенным, но вот в глазах блеск разгорелся в пламя. Я про себя усмехнулась: осталось немножко подтолкнуть. Всё же князь не был евнухом.
   Будто желая помочь, я откинула волосы, оголив шею, и "невзначай" дотронулась до его бедра. Думаю, будь на моём месте другая женщина, Валериану удалось бы сохранить самообладание, но Шэрдон прямо сказал о взаимном влечении. И Читающий не ошибся. Стоило князю развязать шнуровку корсета и оставить меня в тонкой рубашке, как его дыхание участилось.
   - Мы лучше поищем портного, - с трудом прохрипел он, но не отвернулся и не приказал одеваться. Он поднял руку и осторожно, будто боясь навредить, провёл тыльной стороной по моей щеке.
   - Поцелуй меня, - повторила я просьбу, которую впервые озвучила перед нашим расставанием.
   А больше я ничего не могла сказать, так как его горячие губы накрыли мои.
   Когда мы оказались на кровати, я, была бы не я, если бы не выдала очередную "умную" фразу:
   - А ты меня искал только из-за платья?
   Валериан, покрывавший до этого поцелуями мою шею, замер и, после небольшой паузы, прорычал:
   - Женщина, ты неисправима!
   Получив новый поцелуй, я перестала отвлекаться на всякую ерунду и приказала своей "гениальности" испариться. Да и с таким мужчиной, как князь, не хотелось думать и отвлекаться. Просто был желание слиться с ним воедино, стать одним целым.
   Даже мысли, что мы не можем быть вместе, что обретённое счастье - очень хрупкое и недолгое, спрятались до худших времён.
   Но, к несчастью, они наступили раньше, чем я предполагала...

***

   Я впервые встретила утро в постели с мужчиной. До этого, когда любовные утехи заканчивались, я сразу же покидала компанию очередной игрушки и, одевшись, уходила из их жизни навсегда. Они смотрели на меня с непониманием, спрашивали, что не так, но я не удостаивала их даже малейшим объяснением. Просто уходила, чтобы в будущем забыться в объятьях очередного мужчины, а после с ним поступить точно также.
   Мне было так хорошо лежать на груди Валериана, что я не спешила открывать глаза. Потёршись щекой, как кошка, я чуть не замурчала. Но меня насторожила, что с его стороны не было никаких действий. А, судя по выровнявшемуся дыханию, он уже проснулся.
   Неохотно поднявшись, я села на кровати и, сладко потянувшись, открыла глаза. Чтобы увидеть его отсутствующий взгляд, направленный на меня.
   - Что, я слишком страшная с утра пораньше?
   - Нет, почему же, - без всяких эмоций ответил князь. - Ты прекрасна. Прекрасна, как любая из жриц.
   После его слов ко мне пришло понимание. Вскочив с кровати, я бросилась к зеркалу. На меня смотрела Я. Именно та Дарсэт, которую я знала много лет, а не морок. А ещё у этой Дарэст были татуировки, характерные для тёмных жриц.
   - Чёрт, - выругалась я от отчаянья и непонимания. По моим подсчётам у меня ещё было время.
   - При сильном всплеске эмоций есть вероятность разрушения морока, - лениво протянул Валериан, угадав мои мысли. Медленно встав с кровати, он подошёл к своим вещам и стал одеваться. - Ты обязана это знать, жрица.
   Я молча смотрела за тем, как он одевается, ничего не сказала на то, что он смотрел или сквозь меня, или же куда-то в сторону, но не смогла просто стоять и ничего не делать, когда он направился к двери. Мне казалось, что стоит ей закрыться за его спиной, как Валериан навсегда исчезнет из моей жизни.
   Я подбежала к нему и, обняв его сзади, прижалась всем телом. Он остановился, но наш разговор, последовавший после этого, ещё долго преследовали меня в страшных снах.
   - Я ненавижу ложь. Особенно от того, кому верил, кого хотел впустить в свою жизнь.
   Он сбросил мои руки и, развернувшись, окатил такой волной презрения, что я отшатнулась.
   - Теперь я понимаю, почему ты так избегала свадьбы. При обмене браслетами души соединяются, чтобы брачующиеся могли полностью раскрыться друг другу. Никаких тайн, никаких сторонних целей и мыслей, только стремление создать крепкую семью.
   Честно говоря, я этого не знала, но Валериан не давал мне вставить и слова.
   - Меня удивляло твоё поведение, поступки, а, оказывается, всё имеет простое объяснение.
   - И какое же?
   - Тебя послал покровитель, чтобы я потерял от тебя голову. Он рассчитывал, что привязавшись к тебе, я прощу обман. А заодно присоединюсь к храму. Но он ошибся.
   - Неправда. Валериан, всё, что ты сейчас говоришь, твои выдумки!
   - Дарсэт, - обманчиво-мягко обратился он ко мне по имени, - почему ты так сопротивлялась, когда я хотел сделать тебя своей женой?
   Я замялась, не зная, как ответить. Если правду, то выходило, что я на самом деле скрывала свою принадлежность к храму. А вот на вопрос: "Почему?" вполне подходили предположения князя. Хоть всё было абсолютно не так.
   - Не знаю, - неуверенно ответила я, отворачиваясь.
   - Ложь,- презрительно кинул он и, развернувшись, ушёл. И, в тот момент мне казалось, что уже навсегда.
   Проводив его взглядом, я закрыла дверь и медленно подошла к зеркалу. Слёз не было, только злость. На саму себя.
   - Молодец, жрица, - прорычала я своему отражению и стукнула кулаком по зеркалу. Боли я не почувствовала, но кровь хлынула хорошим таким потомком, и пришлось что-то предпринимать. Шипя, я перемотала лоскутком, безжалостно оторванным мною от простыни. Он быстро набрался крови, и пришлось укорачивать простынь дальше.
   А боль заглушило осознание, что во всём случившемся только моя вина. Со своей неуверенностью, попыткой всё скрыть я сама загнала себя в ловушку. Не зря же говорят, что всё тайное рано или поздно становится явным...
   Худо-бедно остановив кровь с помощью целительской магии, в которой я никогда сильна не была, я оделась и поспешила покинуть комнату, которая подарила мне счастье и в одночасье его разрушила. Мне нужно было отвлечься, и я ничего лучше не придумала, как гномьи земли. А после... А после продолжалась жизни. Немного побитая, но она продолжалась. И, хоть в ней больше не было Валериана, находились ещё возле меня лю... в общем, те, кому я была дорога и кого ценила я. Просто за то, что они были...

Глава 4

   Утром, как и полагалось после грандиозной пьянки, жутко раскалывалась голова. Пожелав мысленно кочмару, которому где-то удалось откопать рецепт "Огненной воды", уже несколько столетий числившийся в рядах невосполнимых потерь всех государств, никогда не хворать, я позавидовала разом мёртвым, нелюдям и студентам целительского факультета. Последние знали, как мгновенно избавиться от похмелья, но секретом делиться не желали. Ждали, когда его цена возрастёт до небесных высот, а в том, что это произойдёт, уж никто не сомневался. Взять даже меня, замаячить в этот момент кувшинчик с чудным зельем, я бы последние носки отдала.
   Ещё немного постанов и поохав, я попыталась встать, но моя рука в попытке опереться о кровать упала на что-то мягкое и объёмное. А ещё это что-то не дышало. Первой мыслью было, что я в порыве страсти убила незадачливого любовника. Но с н-ой попытки сумев сфокусировать глаза, я поняла, что за тело приняла почему-то уже собранные мои вещи. Почесав затылок и, не дождавшись помощи от памяти, я медленно встала с кровати и направилась в сторону умывальника. Расстояние до желанного кувшина с водой было шагов пять, не больше, но мне казалось, что я иду целую вечность. В середине комнаты я почему-то наступила на развёрнутую карту, которая уже вместе со сложенными вещами навевала на мысль, что я куда-то собралась. Но вот куда?
   Намочив пересохшее горло, я вылила остаток воды из кувшина себе на голову. Колодезная прохлада немного прояснила мысли, а вместе с этим пришёл и ответ на вопрос: "Что вообще происходит?"...
   Спустившись на первый этаж, я заказала натянувшему стандартную улыбку хозяину яичницу и кружку светлого пива. Хоть я и была на саму себя в обиде, но голодом пытать не собиралась.
   Ну какого я не могу себя вести, как нормальная пьяная женщина? Нет, чтобы найти себе любовника, или же родственную душу и излить ей наболевшее. Да уж лучше бы станцевала на столе популярный нынче в столичных кабаках танец "Манька-безтрусанька", но нет, я не ищу лёгких путей. Связалась с опытными шулерами, которые и в полумёртвом состоянии прячут козыря так, как муж заначку от жены. И, что, в принципе, следовало ожидать, проиграла. А в качестве приза мой так называемый друг Дэррок потребовал принести ему артефакт. Да и не абы откуда, а из мёртвого города. Так что, начало моего нового этапа жизни было "ши-и-икарным".
   А сколько же раз я себе говорила написать памятные записки с тем, что можно и категорически нельзя делать в пьяном состоянии, и перед началом гуляние развесить везде, где только можно. Включая спины и лбы собутыльников. Также, для большей эффективности, не мешало в них добавить обо всех последствиях моего желания напиться...

***

   Мёртвый город получил своё название вовсе не из-за того, что по улицам ходили толпы оживших мертвецов, бросающихся на свежее мясо, как жена со сковородкой на загулявшего мужа: без предупреждения и с горящими от гнева глазами. Просто за несколько мгновений на всё, включая стены, лёг отпечаток тлена. Живые существа: люди, животные, рассыпались прахом ещё до рассвета, сооружения сохранились, но от них веяло могильным холодом и тоской.
   Никто не мог объяснить природу этого явления, но иногда шептались за спинами, что во всём виноваты тёмные адепты. Прямо обвинять никто не осмеливался, так как Академию побаивались. Это мы, храмы, общались с ней на равных. Но нам не было никакого дела до чужих проблем, если их решение не заказывали. Хотя, Верховная не взялась бы за такую сомнительную сделку. Она и "просьбы" что-то украсть отклоняла, оставляя за нами славу убийц.
   Так вот, к чему это я всё виду. Из-за своей дурной головы я подписала себе приговор. Возможно, и не смертельный, но вероятность стать заикой или обзавестись на оба глаза чудным нервным тиком меня также абсолютно не прельщала. Но карточный долг никто не отменял, и я покорно отправилась на мёртвые земли.
   От гномьих земель они были в нескольких часах пути, потому я не успела, как следует, надышаться перед смертью. Что посчитала весомой причиной всеми силами оттуда вырваться.
   Саархана, за всё время, я позвала пару раз, но он не отозвался. Мне резко захотелось изобрести телепатическую связь, позволяющую оставлять сообщения. Пребывания не в самом лучшем расположении духа, я бы нашла, что ему сказать. Смелости у меня для этого тоже хватало, хоть отбавляй. Да и открывшийся передо мной вид как-то тоже не настраивал на страх перед, пусть и на тот момент злющим, но всё ещё покровителем.
   Я не была некромантом, но не раз забирала чужие жизни, потому запах смерти мне был знаком. Но на мёртвых землях он был настолько тяжёлым, что первые несколько минут, пока я привыкала, мне казалось, что я умру от удушения.
   Когда организм немного приспособился к чуждой для него среде, я направилась на поиски дома, который описал Дэррок. Его дед был в дружеских отношениях с одним из жителей того, что было до всего этого кладбища. Он же и рассказал внуку об артефакте, которым хвастался хозяин. До нашего времени секреты изготовления магических предметов не дошли, потому это на самом деле было находкой.
   Когда я поинтересовалась о свойствах этого артефакта, Дэррок странно замялся и невнятно выдал что-то наподобие: "Для увеличения мощности магического удара".
   Нужный дом, к счастью, находился недалеко от черты города, так что долго искать мне не пришлось. Он возвышался над землёй на два этажа, крыша почти сгнили, да и дверь тоже. Тлен почти не тронул камень, но дерево ему не смогло противостоять.
   Собравшись с духом, я переступила порог и оказалась в почти не тронутой временем прихожей. Если бы не всё тот же трупный запах, её можно было бы назвать вполне уютной.
   - Странно, - озвучила я свои мысли. - Ни тебе сломанной мебели, ни пыли.
   - Странные же у молодёжи пошли представления об уюте, - недовольно проворчал совсем рядом старческий голос. - В моё время девушки не были такими заср... В общем, уважали чистоту и порядок.
   Вздрогнув от неожиданности, я отскочила и, достав мечи, стала искать его хозяина. Но никого не было видно, и тогда ко мне пришло нерадостное понимание. Я удостоилась чести встретиться с самим хозяином дома, а, если точнее, его ворчливой и неуспокоенной душой.
   - Ещё, к тому же, и слепая, - продолжил он мою лестную характеристику. - Да не туда смотришь, направо голову поверни.
   Это мне, конечно, ничем не помогло, но я решила лишний раз старика не злить, так как мне нечем было ему противостоять.
   - Извините, но я физически не могу вас видеть. Вы дух, - попыталась я оправдаться, но только усилила поток его недовольств.
   - Никакой тактичности! Могла бы и не напоминать.
   - Извините, - повторила я сквозь сжатые зубы. Этот старикашка начинал мне действовать на нервы. - Давайте я заберу то, за чем пришла, и мы расстанемся. Я вас перестану раздражать, а вы перестанете... раздражаться из-за меня.
   Наступила тишина, и я ошибочно приняла это за согласие. Стоило мне сделать шаг, как полился новый поток "откровений":
   - Мало того, что влезла в мой дом, нагрубила, так и ещё собирается вынести всё моё имущество!
   - Всё мне не надо, - возразила я, - а только артефакт.
   - Мой артефакт? - почему-то с удивлением переспросил дух.
   Я согласно кивнула.
   - Для себя?
   Я решила не вдаваться в долгую историю и это тоже подтвердила.
   - А тебе то он зачем? - с подозрением поинтересовался старикашка.
   - Как зачем? Мощь увеличивать, - уверенно ответила я, как на уроках Верховной, когда знала правильный ответ. - Чтобы быстрее справляться с клиентами.
   - Развратница! - отчего-то взвыл дух. Я почувствовала, как через меня прошёл холодный поток силы, и потеряла сознание...

***

   Очнулась я на руках у Хайн'эгена, который старательно обтирал моё лицо влажной тряпкой, от которой отдавало приятным мятным ароматом. Но когда она коснулась моих губ, и я их облизнула, то скривилась, так как вкус напомнил о настойке из полыни, которой меня в своё время отпаивала Верховная.
   - Мог бы вымочить в чём-то более вкусном, - прохрипела я, так как в горле очень сильно пересохло. Эльф тут же отвлёкся от своего занимательного дела и, поддерживая мою голову, небольшими глотками напоил из фляги каким-то отваром. Конечно, до земляничного чая ему было ой как далеко, но в противности полыни значительно уступал.
   - Очнулась, - с облегчением выдохнул эльф, устало улыбнувшись. - Извини, малявка. Но когда я увидел тебя бледную и еле дышащую, как-то было не до вкусовых пристрастий.
   -Даже так? - искренне удивилась я. - Тогда прошу вернуть претензии на Родину.
   Но новоявленный родственник моего веселья не разделил, а посмотрел на меня, как на нашкодившего котёнка: сверху вниз и с укором в глазах.
   - А теперь, малявка, изволь объяснить, что ты здесь вообще забыла? - подозрительно спокойно протянул он, не давая мне даже приподняться.
   - Если скажу, что во мне внезапно проснулся исследователь, поверишь?
   Хайн'эген ничего не ответил, но его сузившиеся глаза прекрасно заменили все слова.
   - Так и думала, - я тяжело вздохнула и с превеликой неохотой призналась в одной из величайших моих глупостей.
   - Давай, я тебя сам убью, - притворно-ласково предложил он мне, вытаскивая кинжал, и поднося к моей шее.
   - И тебе не жалко своих отваров, которыми ты меня обтирал и отпаивал?
   Эльф заколебался и, приняв для себя какое-то решение, с явным сожалением вернул кинжал туда, откуда взял.
   - Ты права. Они из очень редких компонентов.
   - Кстати, а как ты меня нашёл? - задала я мучивший меня вопрос. - Так как я человек, то наша родственная связь не имеет всех тех преимуществ, которыми наделена появляющаяся между эльфами.
   - Ты лучше спроси, что с тобой было бы, если не нашёл бы, - фыркнул он, но всё же сжалился и неохотно удовлетворил моё любопытство: - Я внёс в браслет некоторые изменения, и теперь он является не только подтверждением того, что ты вошла в мою семью.
   - А...
   - Б. Время вопросов закончилось. И не проси меня его снять. А если увижу без него, малявка, то сначала высеку, а потом сделаю так, что даже твой покровитель не сможет снять.
   Предупреждением я прониклась и решила, что в том, что эльф всегда может меня найти, в принципе, нет ничего плохого.
   Хайн'эген помог мне встать и, придерживая, направил в сторону лошадей.
   - Подожди, - остановила я его. - Я не могу так просто всё оставить и уйти. Можно не выполнить своих обещаний, но не карточный долг.
   Сумеречный что-то прошипел сквозь зубы, скептически на меня посмотрел и без всякой надежды спросил:
   - Если я тебя ненадолго оставлю, есть вероятность, что ничего не произойдёт?
   - Обещаю дожидаться тебя там, где и оставишь, - как можно увереннее сказала я, а в мыслях попросила, чтобы именно так и было.
   Эльф недоверчиво отнёсся к моим словам, но, постелив свой на плащ на одном из валунов, которых хватало возле города, усадил меня и, выдав фляжку с тем терпимо-невкусным отваром, отправился за моим артефактом...
   За него я сильно не беспокоилась, так как сумеречные эльфы имели чем удивить духов, в отличие от меня. И, в подтверждении моих слов, не успела я сильно соскучиться по своему родственнику, как он уже шёл ко мне, сжимая в руке причину моего ужасного состояния.
   Когда Хайн'эген подошёл ко мне, я на его лице увидела растерянность. Я протянула руку, и он вложил в неё цепочку с подвеской в виде... кролика.
   - Кролик?! - громко озвучила я свои мысли, рассматривая жирное и длинноухое животное. Ошибиться я не могла, так как мои родители по праву рождения разводили их.
   - Хайн'эген, а для чего вообще этот артефакт? - с подозрением уточнила я.
   Насколько мне было известно, форму артефакта выбирали не случайно. И пушной зверь как-то не ассоциировался у меня с боевыми заклинаниями.
   - Боги, Дарсэт. Как можно быть такой бестолковой? - схватился за голову эльф. - Ты готова была рискнуть жизнью, но даже не удосужилась узнать о его предназначении?
   - Мне сказали, что он для увеличения мощности.
   Хайн'эген сначала тяжело на меня посмотрел, а потом как заржал.
   - Насчёт мощи тебя не обманули, - с трудом сказал он, вытирая слёзы. - Но вот не уточнили, для какой именно.
   Когда эльф наконец-то признался, для чего служил этот артефакт, я потеряла дар речи. А когда вспомнила, что говорила вредному старикашке, залилась краской. Мне уже было страшно представить, что он обо мне подумал.
   И я почувствовала сильную необходимость отомстить одному так называемому другу...

***

   Перед входом в кабак, в котором находился Дэррок, я натянула самую доброжелательную из всех моих улыбок. По крайне мере, мне так казалось. Опасливые взгляды посетителей, которыми они сначала одарили моё лицо, а потом ножны, прикреплённые к поясу, заставили меня засомневаться и прекратить улыбаться. Когда я это сделала, напряжение спало и меня поприветствовали.
   Я подошла к столику, за которым сидели наши общие знакомые, и мило так поинтересовалась, не видели ли они моего дорого друга.
   - Так он, это, на минутку отошёл, - ответил один из них, указывая пальцем на небольшое деревянное строение, которое находилось аккурат напротив окна. Хозяин специально его там расположил, чтобы можно было проследить: дополз ли особо пьяный клиент до нужника. А если нет, то отправлялась команда на поиски бедолаги, приведения его в чувства и транспортировки до так и не достигнутой цели.
   Я и так знала, где пропал шулер: специально дожидалась за углом, когда ему наконец-то понадобится удалиться, но благодарно кивнула.
   На столе стояла только одна бесхозная кружка пива, потому мне не пришлось долго ломать голову, куда сыпать заветный порошочек, с огромным трудом выпрошенный у Хайн'эгена. В малых дозах это было неплохое лекарство, а вот если переборщить...
   Эльф не хотел участвовать в моей авантюре, также и мне не советовал, но мне каким-то чудом удалось его уговорить. Или, скорее всего, эльфу самому стало интересно посмотреть на то, что я задумала.
   Мне удалось незаметно подсыпать порошок, проходя мимо кружки, и, заняв место напротив Дэррока, я стала терпеливо его дожидаться...
   - Рад тебя видеть, - поприветствовал меня Дэррок, садясь за стол.
   - Взаимно, - соврала я, не пытаясь улыбнуться. Так как с моими мыслями ничего, помимо оскала, не получалось.
   - Ну как, ты принесла, что я просил, - перешёл он сразу к делу, отхлебнув пива.
   Я мысленно посчитала до пяти и, как эльф и обещал, на "пять" ему было далеко не до кроликов и того, в чём они были особенно сильны...
   Когда заветная дверка открылась, и из неё вышел измученный друг, я бросилась к нему на встречу и начала сбивчиво извиняться, попутно пытаясь всунуть ему в руки артефакт.
   - Дэррок, какой же ты бледный. Совсем ты уже измучился от... В общем, не волнуйся, я нашла решение твоей проблемы. Это было нелегко, но ради моего друга я согласна на любые трудности...
   Народ, услышав мои громкие крики (я старалась), без сожаления кинул свои дела и вывалился из кабака. Перекидываясь между собой различного рода шуточками, они с интересом смотрели на развернувшийся спектакль.
   Жертва моих актёрских талантов напоминал зреющий помидор: зелёный цвет сначала заменил бледно-розовый, а потом красный. Он пытался вставить хоть слово, но я не делала пауз и повышала голос. Один раз я "случайно" прямо озвучила его "проблему" и под дикий хохот долго извинялась.
   - Хватит! - заорал он, выхватывая у меня из рук кролика. - Дура! Этот артефакт для того, чтобы в постели с девкой стояло, а не...
   И он запнулся, когда понял, что сказал.
   - Я не это хотел сказать. То есть, это, но он для моего деда.
   Но я его больше не слушала. Я развела руки, мол, ничего личного и, развернувшись, направилась к вынужденно ожидавшему меня сумеречному...

ЭПИЛОГ

   Хайн'эген с нашими лошадьми дожидался меня недалеко от центра событий. Прислонившись плечом к плетню и скрестив на груди руки, он с известным только ему интересом смотрел на веселящуюся толпу.
   Когда я подошла, он не обратил на меня никакого внимания.
   - Сколько лет живу среди вас, людей, а всё удивляюсь инстинкту верить в то, что хочется, - задумчиво сказал Хайн'эген, продолжая смотреть на разгоревшееся представление. Дэррек всеми силами пытался что-то доказать, но мужикам было скучно, так что у него не было никакого шанса оправдаться.
   - Хочешь сказать, что у вас по-другому? - фыркнула я, с интересом наблюдая за результатом своих деяний. "Друга" мне абсолютно не было жаль.
   - Если ты о моём изгнании, то оно справедливо, - равнодушно ответил Хайн'эген, угадав мои мысли. А мне стало стыдно, что заставила вспомнить его это.
   - Ты тоже хороша, малявка, - переключился эльф на меня, укоризненно качнув головой. - Наёмница, а устроила балаган на потеху людям.
   - Всё честно. Не надо было меня подставлять. Пусть скажет спасибо, что я просто немного подпортила его авторитет ловеласа, а не убила, - уверенно ответила я. - И ты ещё скажи, что я плохо сыграла, и тебе не понравилось.
   Эльф растерялся, но под моим ожидающим взглядом сдался и, будто его возраст не насчитывал немалое количество веков, задорно улыбнулся.
   - Подловила, - вынужденно признался он. Но добавил: - Если бы мой народ узнал, как меня испортили людские земли, то, не задумываясь, отменил бы изгнание, и под конвоем вернули бы домой.
   Привязав повод моей кобылы к луке своего седла, Хайн'эген ловко запрыгнул на мощного вороного жеребца, который являл полную противоположность тонконогим эльфийским скакунам.
   - Если хочешь, помогу с возвращением на родину. Им будет достаточно увидеть только меня. А если ещё денёк поживут по соседству, то изгнанников у вас больше не будет, - подмигнула я Хайн'эгену.
   - Да, - согласился он со мной, - введут из жалости смертную казнь.
   - А ты хотел бы вернуться домой? - неожиданно, даже для самой себя, спросила я.
   Отругав себя за то, что так и не научилась прежде, чем что-то сказать, несколько раз подумать, я поспешила извиниться перед эльфом.
   Он, на моё удивление, абсолютно не помрачнел, а ободряюще мне улыбнулся и, подхватив меня подмышки, усадил на коня перед собой. Я ещё не совсем отошла от мёртвых земель, да и события последних дней также очень сильно меня подкосили. Так что предложения сумеречного пожить у них было очень кстати. Свежий воздух, вкусная еда и хорошая компания творят чудеса.
   - Дом там, где нас ждут те, кому нужны мы, и кто нужен нам. Так что сейчас я не только хочу вернуться домой, но и сделаю это. С тобой в придачу, - охотно ответил Хайн'эген на мой вопрос и мечтательно добавил: - Да и пока ты мстила, я связался с моей милой, и она обещала приготовить мой любимый яблочный пирог к нашему возвращению.
   - Яблочный пирог - это очень хорошо, - согласилась я с эльфом. Прижавшись к его груди, я начала засыпать под мерный лошадиный шаг.
   Такие минуты спокойствия были бесценны. Никто не знал, что уготовило будущее. Оно могло оказаться светлым, радостным, полным положительных моментов, или же тёмным, полным боли и крови, безжалостным и уничтожающим, но также и желающим подвергнуть испытаниям, полностью ломающим всё то, что было выстроено до них: мысли, эмоции, желания, чувства, позиции...
   Но тогда, чувствуя успокаивающее биение сердца эльфа, я хотела верить в только лучшее. В то, что смогу всё выдержать. А если и не смогу, то меня поднимут, отряхнут и вернут в руки мечи.
   "К тебе, Саархан, это тоже относится," - безнадёжно обратилась я к покровителю, решившему поиграть в молчанку.
   "Я рад," - неожиданно раздался в голове его голос. И он был таким же тёплым, каким я его слышала до встречи с разъярённым демоном...

В храме тёмной богини любви Мэрган сэн Харат Кай найт Дэйзорат

   В огромный зал, исчерченный древними письменами, вошла невысокая фигура в чёрном плаще. Её лица из-за накинутого капюшона не было видно.
   Дойдя до середины, она остановилась и опустилась на колени.
   - Богиня, мать моя, услышь свою дочь и одари её своим явлением, - голосом, наполненным безграничным повиновением и любовью, пропела жрица.
   Богиня не заставила себя долго ждать. С её появлением зал наполнился тяжёлым цветочным ароматом. Девушке, которая всё ещё к нему не привыкла, показалось, что она задохнётся, но, собрав все силы, она сумела скрыть свою слабость от матери.
   - Ты выполнила моё поручение? - сразу же перешла к делу прекраснейшая из всех женщин. Её голос переливался, будто весенний ручей.
   - Да, Великая. Покажись! - обернувшись, крикнула девушка. В её голосе проявились властвующие нотки, присущие тем, кто привык приказывать.
   Из тени прохода между залами медленно вышла высокая фигура. Длинные тёмные волосы покачивались в такт её шагу, чёрные глаза, как и всё его лицо, абсолютно ничего не выражали.
   Когда пленник её силы остановился перед ней, богиня заливисто рассмеялась. Эти идиоты долго пытались перетянуть князя на свою сторону. А она, умеющая ждать, обвела вокруг пальца всех их. Теперь он был её, и больше ничей. Но только перед этим стоило отблагодарить девчонку, без которой ничего не получилось бы. Мэрган была сильна, но не могла появляться нигде, кроме храма.
   - За твою верность, я позволяю тебе немного насладиться его обществом.
   - Это очень щедрый подарок с вашей стороны, - поблагодарила жрица, склонив голову. - Но я хотела бы порадовать свою игрушку и позволить ему отомстить той, кто ранила его сердце.
   "А заодно и разрушила мою жизнь," - уже про себя сказала девушка.
   - Воля твоя, - отмахнулась Богиня и исчезла со вспышкой света, наконец-то унося за собой удушающий цветочный аромат...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"