Александрова Виктория Владимировна: другие произведения.

Глава 27.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


ГЛАВА 27.

   Вчера я вернулась из поездки на север. Да, предприятие было рискованным, но имело шансы обойтись без конфликтов. А вот сегодня мне страшно не на шутку. То, что я затеяла -- это по существу дворцовый переворот. Тело моё всё ещё ломит от усталости, но отдыхать некогда. Ещё вчера Ник принёс списки святых отцов и их адреса, а сегодня, не дожидаясь завтрака в постель, я спешу в кордегардию -- караульное помещение дворца. Сейчас происходит смена подразделений гвардейцев, то есть к моим услугам двойное количество вооружённых мужчин. И целых два капитана караула.
   - Господа! - я выслушала все полагающиеся приветствия, что стоило мне немалого терпения. - Вот списки людей, которых необходимо срочно препроводить в тюремные камеры. Её Величество надеется, что вы выполните свой долг, не нарушая сна мирных жителей.
   Такая вот полуправда. На самом деле мама ни о чем даже не подозревает. Вечером я добавила каплю успокоительного в её чай, когда рассказывала о восхитительно искрящемся снеге, о здоровье членов семейства маркиза Урпского, о чудесно приготовленной кабаньей печени и великолепных пирожках с клубничным вареньем. Нет, я не лгала. Просто повествовала не о том, что было главным в этой поездке. И строила глазки явившемуся для доклада капитану кавалергардов, выражая восхищение бравым видом и галантностью его подчинённых.
   В конце концов, он, то ли пленённый моей непосредственностью, то ли что-то сообразив, сообщил, что на меня за все путешествие ни разу никто не напал, и был милостиво отпущен. Я-то знаю, что своему начальнику он доложил всё. И это -- тоже часть моего плана.
   Так вот! Сейчас, пробежав газами список будущих арестантов, офицеры выглядели одухотворённо. Почему? А потому, что они прекрасно понимают -- духовенство оттирает дворян от управления страной. И тут -- приказ переловить тех, кто им самим давно как кость поперёк горла. Собственно, о такой "мелочи" как письменное распоряжение, они просто забыли меня спросить. Помчались исполнять с видом лихим и придурковатым.
  
   ***
  
   Утреннюю молитву читал молодой монах. Он недолго томил нас и никого не беспокоил вопросами. Его зычный голос и прекрасная выправка произвели на паству хорошее впечатление. Так что, когда вместо "Аминь" он гаркнул: "Разойдись" - все разошлись.
   - Святой отец! - Её Величество выглядит озадаченной. - А где Настоятель Патрик?
   - Уединился, Вашство! С братьями как есть уединился.
   Вот так. Гвардейцы с воодушевлением включились в мою затею и даже страхуют меня. Сейчас - не допустили срыва заутрени.
   - Надо же, - мама выглядит озадаченной. - А завершится ли их уединение до начала королевского совета?
   - Никак нет, Вашество! Никак невозможно. Они уединились, - вопросительный взгляд в мою сторону (я одобрительно хлопаю ресницами), - надолго. Возможно -- навсегда, - новый вопросительный взгляд в мою сторону (я опять одобрительно хлопаю ресницами и ловлю ответный восхищённый взгляд)
   - Как же проводить королевский совет? - маму, кажется, заклинило на этом вопросе. Она не понимает, что произошло.
   - Я составлю тебе компанию, ма. А вы, господин проповедник подошлите к нам для компании пару ваших братьев, из числа тех, кто пользуется наибольшим авторитетом.
   Зря я это сказала. Мама посмотрела на меня совершенно незнакомым взглядом. Окаменела лицом и вышла, держа спину идеально прямо. Что-то будет!
  
   ***
  
   Между тем, жизнь во дворце шла, как ни в чём не бывало. Мы с Домиком за обедом превзошли самих себя -- теперь у моих фрейлин будет, чем заняться, хотя, думаю, платье испорчено безвозвратно. Впрочем, приведя себя в порядок, я вместе с принцем посетила дворцовую тюрьму -- всё шло по плану. Оставались свободными только камеры, приготовленные для святых отцов, занятых обустройством дорог и рубежей. Большинство из них находится в разъездах, и пока не найдены. Но начальник дворцовой стражи уже "послал за ними".
   Итак -- люди, сумевшие осторожными шагами незаметно захватить в королевстве почти всю власть, так же тихо арестованы. Если маменька об этом проведает и распорядится выпустить -- пиши, пропало. Всё висит на волоске, на той зыбкой призрачной репутации, которую я заработала среди гвардейцев во время поездки на север. Ай да принцессочка! Ай да шалунья! Натворила делов, заварила кашу. А что делать дальше?
   Ну ладно, мою недодумку с утренней молитвой прикрыли гвардейцы...
   Я чувствовала себя, как нашкодивший котёнок.
   - И призадумалась, - это Домик сказал. Он так и стоит рядом со мной в тюремном коридоре, разглядывая злые и грязные лица пленных.
   - Просчитываю следующий шаг. Вот ты на моём месте, что бы сделал? - вздохнула.
   - Есть обвиняемые. Много. Нужны доказательства вины и суд, - пожал плечами Ник.
   - Можно подумать, что я без тебя этого не знала, - как же велика в моей душе инерция во всём противоречить этому славному парню. А ведь он только что подсказал мне следующий шаг.
   Надо бежать в кордегардию. Ой, а откуда здесь мама?
   - Кажется, Ваше Высочество совсем от рук отбилось, - Их Величество, привлечённое шумом громких протестов, доносящимся из-за дверей, уже заглянуло в глазок. И сказать, что она поражена, это было бы недостаточно точно. Испепеляющий взгляд буквально плющит меня. Страх пронзает всё тело. Я не могу дышать и сейчас рухну.
   Гвардейцы -- а их тут почти десяток, замерли по стойке смирно и напоминают статуи. Наверное, кровь отлила от голов, отчего лица сделались алебастровыми.
   - Сударыня, изменники или заговорщики заняли свои законные места, - Ник мурлычет эти слова, или журчит. - Право, люди, которым поручено обеспечивать вашу безопасность недаром едят свой хлеб и пьют вино, - в этот момент я вдруг понимаю, что сизые носы выпивох на лицах обмерших от страха гвардейцев, не изменили своего цвета и поразительно диссонируют с безжизненным цветом лбов и щёк. - Когда заключённые в вашем присутствии правдиво ответят на все заданные судьями вопросы, надеюсь, гнев сменится на милость, - принц, в отличие от меня, нисколько не смущён и спокойно заканчивает свою филиппику.
   Теперь на лице мамы написано недоверие. Но Домик спокоен и деловит. Мы идём в церковь в сопровождении гвардейцев. После открытия двери в колонне и спуска по длинной лестнице (а я здесь впервые), нашему взору предстала и сокровищница, про которую рассказывала сестра, и кабинет. Пустые, конечно. Какой же дурак после побега узников оставит важные улики на старых местах?! Но само наличие этих помещений, а, главное, то, что здесь была тюрьма (нечистоты на полу никто не прибрал), королеву озадачило.
   Допрос она назначила на завтра и удалилась в свои покои.
   Я с благодарностью посмотрела на Ника:
   - Они же ото всего отопрутся, - вздохнула я, начиная паниковать.
   - Вряд ли, - легкомысленно отмахнулся Домик. - Ты ведь знаешь, кто мне ужасно нравится.
   И тут меня, словно молнией пронзило. Я вспомнила, что моя сестра -- самая лучшая на свете травница. А в тюремных коридорах дежурят гвардейцы. Кажется, я собралась в кордегардию? Но принц ведёт меня под ручку прямо в мои покои:
   - Передохни, Нел! Ты вся на нервах. Стронутая тобой лавина набирает скорость. Не попади под обвал. Побудь в сторонке.
  
   Сидя в тишине своего будуара, я слушала от Соньки городские новости. У Федьки-горшечника сперли крынку прямо с прилавка. Хорошо-то как! За стенами дворца жизнь идёт своим чередом. Да и в самом дворце обычный ход вещей ничем не нарушен. Интересно, а как этот обормот Доминик собирается подпоить завтрашних подсудимых? Шкатулка с брошками неожиданно поставленная передо мной фрейлиной, как всегда меня искренне увлекла. Я перебирала изящные вещицы, любуясь замысловатым завитками скани или совершенством граней, нанесённых на самоцветы искусным мастером.
   Сколько любви и старания, выдумки и душевного тепла вложено в драгоценные безделушки! Вот и со мной произошло нечто подобное. Я с воодушевлением и безумным упорством начала сложную комбинацию, пытаясь изменить жизнь страны. Сделала несколько ходов и сдулась. Потому, что не изучила расклада сил, не разобралась в том, какие партии или группировки действуют сейчас, чьи интересы затрагивает происходящий постепенный захват власти духовенством.
   В этот момент и вмешался мой бывший женишок. Один из тех, на чью помощь я даже не рассчитывала, оказался в нужном месте и в нужное время. А ведь перед этим он приготовил списки людей, подлежащих аресту, то есть именно этот чужеземный презираемый мною бывший принц разобрался в политических хитросплетениях и наметил пункты, по которым гвардейцы и ударили, едва я им это приказала.
   Тихушник он. Но мне почему-то верится, что ради Ульки сделает всё возможное для избавления меня от неприятностей, в которые я влезла.
  
   ***
  
   Королевский трибунал. Его заседание проводится в выдержанном в строгом стиле зале. Из трёх судей мне знакомы двое -- барон, чьи владения неподалеку, и городской судья, обычно разбирающий имущественные споры. Среди публики тоже много лиц, которые мне приходилось встречать. Мы с мамой -- на почётных местах. Утром она была напряжена и ничего, кроме слов приветствия я от неё не слышала. Напряжена она и сейчас.
   Прозвучали протокольные слова, действующие лица выполнили необходимые формальности, прозвучало обвинение в государственной измене большой группы влиятельных священнослужителей. А потом ввели первого из подсудимых. Им оказался Отец-Казначей. Вот он-то и поведал без утайки, как они с Патриком, воспользовавшись трауром, утешая королеву в постигшем её горе из-за потери мужа, убедили её доверить все государственные посты лицам духовного звания -- тем, кто не допустит войны, а значит, новых потерь и горя.
   Не хочу пересказывать дословно, потому что этот негодяй был несдержан в выборе выражений, характеризующих мою маму. Слово "дурочка" было одним из самых мягких. Мы обе рыдали, но дружно не позволяли никому прервать это повествование -- обвиняемого просто распирало от желания поведать миру о своих деяниях. Улька составила отличную "микстуру правды". А Домика нигде не было видно. Опять он шифруется. Тихушник.
  
   После допроса первого обвиняемого мы с Её Величеством покинули зал трибунала и больше туда не возвращались. Он работал без нас ещё три недели и все преступники во всём сознались. А мы много разговаривали. Я с удивлением поняла, что о моих выходках, приведших к столь удручающим последствиям, королева даже не догадывается. Полагает, что гвардейцы обо всём позаботились сами.
  
   ***
  
   Савка, одетый по-простолюдински, но добротно и опрятно, смущённо мнёт шапку и переминается с ноги на ногу. Столы в кабинете королевского совета поставлены так, что он оказался как бы в кольце, то есть видит не всех.
   - Так где ты, говоришь, нашёл этот камень? - на лице мамы блуждает лёгкая задумчивая улыбка. Не могу понять, что её вызвало.
   - Он находился в канаве у дороги, ведущей на север от городских ворот. Только край торчал. Наверное, вода его обнажила, размыв землю. Хотел подложить что-то твёрдое под колесо телеги, что совсем увязла в грязи, ухватился за край, а он развалился. Оттуда и выпал мешочек с сольдо, - мне, сидящей рядом с Её Величеством приятно слушать голос своего тайного мужа. Но я молчу -- пока не время вступать.
   - И что ты решил сделать со свалившимся на тебя богатством? - голос справа. Министр финансов интересуется.
   - Подумалось мне, что коли в тяжкий момент, когда повозка моя увязла, Провидение послало вместо камня деньги, то это неспроста. Ведь бросать под колёса золотые монеты не принято. Значит, надо употребить их на то, чтобы экипажи не вязли в грязи.
   - Что же, раз ты деньги нашёл, тебе и думать, куда их употребить. Так почему же ты решил прийти сюда? В королевский совет?
   - Так, кончились они, Вашество! А у меня день пути до Урпта так камнем и не вымощен. Во имя Провидения прошу, дайте ещё на богоугодное дело.
   - И сколько тебе нужно? - снова министр финансов интересуется.
   - На две трети дороги хватило полведра золота, так что, четверти ведра будет в самый раз.
   Королевский совет дружно гогочет, а рядом со мной мама заливается колокольчиком. Знаю, что Савушка сейчас тоже с трудом сдерживает смех, но он должен до конца доиграть сцену.
   - Так и знал, что не дадите, - шапка в его руках разрывается на две части, - прощевайте, уважаемые, - досадливо бросив на пол останки головного убора, он поворачивается к выходу.
   Высокий королевский совет корчится от хохота, а из маминых глаз буквально брызжут слёзы неудержимого веселья.
   - Постойте, Савватей! - пробулькала она между приступами, - не уходите так скоро, - и, чуть отдышавшись, - нам будет вас ужасно недоставать.
   Последняя фраза вызвала новое неистовство в рядах собравшихся, но уже менее длительное.
   - Пожалуй, его в пажи. Тогда он будет вынужден захаживать время от времени, - успела я шепнуть маме, пока остальные успокаивались.
   Успокаивались долго, потому что остановленный повелением королевы мой суженый подобрал клочки своей шапки, и, считая, что на него не обращают внимания, прикладывал их друг к другу, соображая, нельзя ли это сшить. Высокий совет фыркал, то там, то тут.
   - Встаньте на колено, юноша! - Её Величество поднялась и вышла на середину. - Вашу саблю, Генерал!
   Министр обороны освободил из перевязи свой палаш вместе с ножнами и двумя руками церемонно протянул его своей королеве. Клинок, извлекаемый твёрдой рукой, зазвенел, и Савка, увидев блеск остро отточенной стали, встал на четвереньки, повернулся боком и вытянул шею, явно подставляя её под удар. Почти полминуты стояла звенящая тишина, пока до присутствующих дошло -- гость ждёт казни.
   Такого хохота я никогда не слышала. Казалось, что стены сейчас рухнут. Даже стража заглядывала в двери, хотя её место снаружи. Ну да сегодня всё идёт не по правилам. Делать замечание гвардейцам никто и не подумал.
   Наконец Савку поставили, как положено, мама возложила клинок на его плечо и сказала, что принимает в число своих пажей.
   - А что я должен делать? - утомленные длительным хохотом ряды зрителей отозвались только несколькими сдержанными смешками.
   - Тебе придётся бывать при дворе, - мама сочувственно посмотрела на искреннее огорчение, написанное на лице моего любимого, и сжалилась, - по вторникам.
   На сей раз выражение обречённого горя, которое продемонстрировал этот "мужлан" снова тронуло её сердце и она дала ещё одно послабление:
   - До обеда.
   Я прекрасно знаю, что Савка умеет торговаться, но тут оказался продемонстрирован просто высший класс. Потому, что негодник сделал вид, что от последних слов воспрянул духом, и произнёс:
   - Спасибо, Вашество! Значит, после обеда по вторникам я тоже смогу исполнять волю Провидения.
   Измождённый "зал" изнурённо хрюкал. Для настоящего смеха ни у кого просто не оставалось сил.
   - И выдайте ему сольдо, - заключила королева. - Ещё полведра.
   Последнее слово осталось за ней.
  
   ***
  
   Вот наконец-то первое затеянное мною мероприятие прошло от начала до конца без сучка и без задоринки. Савка прекрасно сымпровизировал, надо отдать ему должное, но в целом осуществляли мы мой план, и добились поставленной цели. Мой муж теперь дворянин. Маленький, безземельный, но пожалованный самой королевой, возжелавшей иметь шута.
   Что же касается служения "Провидению", понятно, что в полуведро золота оно не уложилось. Когда после морозцев и метелей начала зимы пришли оттепели, санный путь от шахт Гринринга расквасило, и ожившие, было, плавильни начали голодать. Савка нанял возчиков, и пустая порода от наших рудников пошла на дорожное покрытие. Хорошо, что он умеет торговаться и есть в нём рачительная мужицкая скрупулёзность, так что каждая монетка шла туда, куда надо. А ещё я потихоньку продавала свои драгоценности, клянчила у мамы и даже у Ника заняла... надеюсь, без отдачи.
   Знаете, присутствуя на заседаниях королевского совета, я с удивлением поняла, что выделения средств на мощение дорог или даже их ремонт добиться невозможно -- множество более срочных важных дел требуют незамедлительных затрат. Вот сейчас всё уходит на армию. А я, после того, что пережила из-за этого треклятого угля, просто не могу смотреть на то, как телеги с ним увязают в грязи.
   Так вот, сегодня, пусть и с клоунадой, впервые удалось добиться государственного финансирования дорожного строительства. И это, несомненно, прогресс.
   Думаю, здесь больше (по крайней мере, пока) моего вмешательства не требуется. Что там дальше по плану?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"