Александрова Ольга: другие произведения.

Камилла

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Небольшая пьеска, написанная после знакомства с биографиями семейства Клодель и их творчеством.

   Действующие лица:
  
  
  Отец, Луи-Проспер Клодель
  
  Сын, Поль Клодель
  
  Огюст Роден
  
  Мать, Луиза (Серво) Клодель
  
  Старшая дочь, Камилла Розали Клодель
  
  Младшая дочь, Луиза Клодель
  
  Ангел Гнева
  
  Ангел Утешения
  
    []
 
  
  
   Пролог
  
  
Сюрреалистический пейзаж. Жёлтые пески граничат в дали с таким же жёлтым небом. Посередине стоят большие аптекарские весы.
  С двух сторон входят два ангела. Один в черном плаще с мечём, другой в белом с массивными крыльями.
  
  Ангел Утешения
  
  Начнём?
  
  Ангел Гнева
  
  Пора!
  
  
Входит Поль Клодель
  
  
  Ангел Утешения
  
  Приветствуем тебя, Поль Клодель!
  Давно было пора положить дело твоей сестрёнки в архив, но ты, да ещё многие другие графоманы постарались, что бы оно туда не попало. Оттуда, из мира живых доноситься частенько до слуха нашего молитва или осуждение сестре твоей, тебе и всей твоей семье.
  
  Ангел Гнева
  
  Вот-вот! Покой себе не заслужили, а только повод любопытным дали трясти бельё семейное и дрязги на показ пред миром выставлять. А потом недоумевают, отчего здесь такие мучения! Зависли между небом и землёй, слушаете, что про вас живые говорят, переживаете. Говорят, конечно, иногда нелицеприятное.
  Никакого уважения ни к вам, мертвецам, ни к нашей работе. Раньше-то понимали больше, что к чему. De mortues aut behe, aut nihil. Лучше - ничего...
  
  Ангел Утешения
  
  Лучше - хорошо!
  
  Ангел Гнева
  
  Скажи, Поль, когда писал "Благовещение" не задумывался о том, что в героях пьесы люди будут угадывать членов твоего семейства? cудачить будут, любопытствовать?
  
  Поль
  
  Ну, думал... Но не очень... Хотел, как лучше... Душа болела. Не знал, как эту боль унять. Всё тело жаром огненным горело. Желал привлечь на душу благодать...
  
  Ангел Гнева
  
  Хватит охмурять нас своими стишками. Это ангельское дело. Ближе к сути.
  
  Поль
  
  Чего ж ещё хотите?
  
  Ангел Гнева
  
  Не отвечай вопросом на вопрос. Скажи нам, Виолена похожа на сестру твою?
  
  Поль
  
  Похожа...
  
  Ангел Гнева
  
  А Мара?
  
  Поль
  
  Мара тоже.
  
  Ангел Гнева
  
  На какую?
  
  Поль
  
  На обеих.
  
  Ангел Гнева
  
  Постой! Ты хочешь нам сказать, что Мара, то есть смерь взяла обеих? И где же смысл в твоих стихах, словах?
  
  
Ангел Утешения хотел было вставить слово, но Ангел Гнева жестом призвал его к молчанию.
  
  
  Поль
  
  Ах, сёстры! Одной сочувствую, другую уважаю. Люблю обеих.
  
  Ангел Гнева
  
  Любишь! Это как? Одну превознося, другую грязью поливая?
  
  Поль
  
  Нет, было всё не так. С начала мне придется рассказать, когда в сердцах читать не научились.
  
  
  Ангел Утешения
  
  Ответ твой дерзок, всё же начинай рассказ. Признаньем искреннем порадуешь ты нас.
  
  
    []   
 
    
  
   Действие первое.
  
  
Дом Клоделей в Бар-ле-Дюк.
  За круглым столом в гостиной сидят отец, мать, Поль, Камилла и Луиза.
  
  Поль
  
  Вызвал вас на семейный совет. По прошествии лет нас живые оставить в покое не могут. В этом я виноват...
  
  Отец
  
  Сын мой! Винить себя не стоит. Мы все тут хороши. Я делал всё что мог, чтоб пересуды избежать. Любил обеих дочерей. Всё ж правда вскроется, если замолчать хоть что-то, домыслов потом не сосчитать, ужаснее, чем было там на самом деле...
  Странно. Заговорил стихами. Это от тебя, Поль, нахватался. Предки продавали бумагу, мы с тобой то, что на ней написано. К бумаге родовая слабость...
  
  
Камилла сидит потупив голову. Мать и Луиза переглядываться.
  
  Поль
  
  Отец, можно продолжить?!
  
  Отец кивает.
  
  Поль
  
  Согласья не было в нашем доме уже много лет. Это наполняло душу мою страданиями. Вы, женщины, терзать друг друга не устали? Что делать было, если чувства захлестнули и боль сердечная превысила пределы терпимого? На лист бумаги мне пришлось всё изложить. А то, что писано, уже стереть нельзя. Слова преображают лучше рук...
  
  Камилла
  
  Лучше рук!? Ну, это как сказать. Хотя, мне лучше помолчать.
  Презренная поруганная жертва не в силах больше закричать.
  
  
По сцене проскальзывает тень Родена.
  
  Отец
  
  Огюст, иди сюда! Не стоит прятаться. Да это невозможно в нашем мире. Коль привлекла тебя Камилла, приди на наш совет.
  
  
Роден медленно и грузно подходит к столу. Отец указывает ему на свободный стул. Мать креститься, Луиза отворачивается, а Камилла впивается в него глазами.
  
  Камилла
  
  К чему позвал, отец, ты этого прелюбодея. Он твою дочь ещё при жизни мучил и к погибели привёл. Кипит нещадное глухое отторженье. Уж лучше б плавал он как приведенье подальше где-нибудь от нас, а то вцеплюсь в него, неровен час...
  
  Отец
  
  Что скажешь, гений злой? Что сделал ты, безбожник, с нашей дочерью, семьёй?
  
  Роден
  
  Судить меня вольны, но суд ваш не вселенский. Ошибки люди совершают все, потом горят в аду на медленном огне. Мученья адские при жизни знал и изваял частично их узоры. Божье дело - судить и грешников казнить... Любил я вашу дочь. Любил и восхищался. Безумным сделался от буйной страсти к ней. Я ей как музе вдохновенной изливался, делил с ней труд, идеи, замыслы, постель. А в благодарность что? Гордыня, ненависть, бахвальство. Она же женщина. Должна была понять. Тогда в ней говорила сердца скупость. Себя мне не смогла отдать, как женщина принадлежит мужчине. Тщеславие смирив, смирив гордыню, стать музой вечною моей не захотела. Я искренне её боготворил. Тому свидетель Бог! Поэтому он мне помог не растерять таланта и рассудка, успех свой закрепить в веках. Она же не любила никогда! Только вдохновляла, и плотским страстным танцем призывала её слепить и выпилить из камня. Потом сказала: "Верни меня! Всё мне принадлежит." Но как могу вернуть чужое? Скульптуры разошлись по миру, идеи, замыслы воплощены давно и людям проданы за бронзу и вино. Терзаюсь только смертию детей в утробе, так и не рождённых, из чрева грубо извлечённых, чтобы они не создавали нам проблем. Сейчас я очень опечален этим, себя стыжусь и каюсь, и молюсь...
  
  Камилла
  
  Довольно! Хватит лицемерить! Мне слову твоему поверить, что яду выпить! Я тебе дала, всё что от Бога поимела: свежесть тела, молодость, идеи, руки. А ты? Стареющий болван! Как отплатил ты мне во дни разлуки? Купался в золоте и в славе, - меня подвёл к безумия могиле.
  И страшно, что освободиться не могу и здесь я от тебя. Являешься по первому воспоминанью. Хочу свободы!
  
  Поль
  
  Проказа! Явная зараза! В нём она укрыта она была до времени. Никто не распознал, что поцелуй его смертелен! Бедная Камилла! Тебя он заразил своей гордыней, тщеславной спесью, что нас в ад ведёт. Дьявол гнусный так и ждёт, когда в силки его добыча упадёт. Отдав талант и молодость и силу обратно беса получила взамен всем добродетелям. Вдохнула в его бездушные скульптуры жизнь, его прославив на века. Болела ты открыто, явно, на виду у всех. В награду - осуждение и смех. Бедная сестра!
  
  Мать
  
  Поль, хватит причитать! Если Камилла была б ответственней пред нами, дядюшкой кюре, пред людьми и Богом, она с Роденом никогда бы не связалась, даже глину в руки не взяла. Негодная душа! Ославила на весь подлунный мир.
  
  Отец
  
  Луиза! Не нужно горечь подливать!
  
  Мать
  
  Нет уж скажу! Молчала долго! И ты, Луи-Проспер, ей потакал в чудачествах. Теперь увидел, как дело обернулось. Ушла из дома, растеряла, растратила года, потом остаток жизни вся семья её больную содержала, в ответ ни слова доброго не получив. Жизнь бесполезная, ужасна старость и смерть в безвестности. Могилы даже нет...
  
  
Мать заливается слезами.
  
  Прости меня, Камилла! Понять я не могу, зачем так поступила.
  
  Луиза
  
  Не убивайся, мама. Разве не понятно? Камилла о себе всегда лишь вспоминала и мнения высокого держалась. Наверно возомнила себя богом. Только Бог один, а остальные - черти, во главе с Дьяволом.
  
  Отец
  
  Замолчи! И как не стыдно! На земле покоя не было и после смерти не найдёшь. Завидуешь? Ревнуешь? Так и скажи!
  
  
  Луиза
  
  Побойся Бога! Мне завидовать!? Чему? Безумию, бездетности иль нищете? Одно действительно меня снедает. Поль и ты по-прежнему Камилле помогали, поддерживали и любили неподдельно. Не пойму, за что?
  
  Поль
  
  А разве любят только добродетель? Страдания приносит несовершенство возлюбленного и своё, но это сладкое мученье. Сторицею вознагражденье после. Я любил Камиллу в детстве, на пике славы, в заточенье и сейчас...
  
  Луиза
  
  Любил! Не разрывай мне сердце!
  
  Поль
  
  Тебя люблю я тоже, но по-другому, как матери опору и хозяйку дома. Поверил я в начале, обманутый простак, как верил россказням несчастный Жак, но сердце всё же верить не хотело. Пусть болезнь и явлена для тела, но душа сестры Камиллы чиста, любвеобильна и нежна.
  
  Луиза
  
  Глупец! Когда б она была чиста, зараза не прилипла к ней.
  Любя отца, ему бы внуков принесла, а не осколки каменных безумств. Сестру, мать, дядю не позорила б своей беспутной жизнью и скорбь не умножала. Камилла лишь себя любила, больше никого! И эта чувство впрок ей не пошло. Смотри! Сейчас уж за порогом бренным на Родена смотрит как волчица, готовая в него вцепиться. Любила ли его?
  
  Поль
  
  Не знаю... Может быть земной любовью страстной. Не овладев сознаньем ясным всей тленности любви земной, она пренебрегла собой, желая музой стать прекрасной. Расплата наступила вскоре. На горе любовь преобразилась в ненависть.
  
  Камилла
  
  Здесь тяжко находиться. Хотела от людей укрыться. Извечен злобный рок. По смерти я смирила спесь - страданьям не было предела. Душа была больна, потом и мозг, и тело испытаньям страшным подвергалось. Пессимизм, усталость - моя награда.
  
  Отец
  
  Устали все безмерно. Разойдёмся. Позже соберёмся, а вы подумайте пока, с чем выйдем мы отсюда и куда.
  
  []  
  
  
   Действие второе
  
  
Камилла идёт по парковой дорожке заставленной по краям скульптурами, которым не видно конца. За ней плетётся Огюст.
  
   Роден
  
  Камилла, отпусти! Всему же есть предел! Душе покоя нет. Когда лишь изредка ты припадаешь в молитве за близких, получаю я свободу на краткий срок, (а близких-то пересчитать по пальцам). Потом же вновь тобою привлечён, слоняюсь рядом оскорбленьями осыпан, как утлый чёлн колеблюсь в мраке бури. Когда конец положишь ненависти? Почему любовь мою презрев, ты даже умерев, измучила меня? За что мне это!
  
   Камилла останавливается, но делает вид, что не слушает.
  
  Да, женщин много было у меня. В любой я видел красоту великой Жизни, восхищаясь, припадал и пил от вдохновенной красоты хмельной напиток. Но ты не просто женщина! Тебе доверился, как преданной подруге, мечты поведал и проекты. Меня одна ты понимала как никто. В собранье образов вульгарных затмило всех твоё лицо. Я предан был душою этой страсти...
  
   Камилла
  
  Ты предан был одной лишь страсти - тщеславию. Ты лжив, непостоянен и порочен. Союз наш оттого бывал непрочен, что других предпочитая, свой долг передо мной не сознавал. Любил попользоваться творчества плодами. Ты был честолюбив, распутен и непостоянен. Твои терпела долго похожденья. Расстаться с Розой не хватило сил, не говоря уж про другие приключенья. Жесток, коварен, мою душу погубил.
  
   Роден
  
  Ах, Розали! Зачем ты Розу вспомянула? Когда работа кончена и верх брала усталость, куда прикажешь мне податься? С тобою невозможно было оставаться, когда отжаты творчеством все соки, твои капризы слушать и упрёки. Мне тоже нужно, чтоб меня любили, без страсти, не за то, что я творец, а просто так, за то, что человек. Хотел, чтоб подали обед, немного помолчали, иль отогнали ненавистные печали никчёмной и пустою болтовней. Чтоб не смотрели на костюм и на морщины, но просто видели уставшего мужчину, которому необходим покой. Похожа Роза на кусочек глины: тепла, мягка и без изыска. А ты, строга как мрамор: каменное сердце, душа как бронза неподатлива, черна. Пытался разгадать твои секреты, понять укрытое под стройный силуэт. Но ты ушла, и тайны нет. Разбит портрет.
  
   Камилла
  
  О, Боже! Я разбита! Да, любящий выигрывает втрое! Но что мне делать с этой пустотою! Ты счастья женского не смог мне дать, а творчества плоды и труд украл. Возможно, я была б плохая мать, но и таланту почести никто не воздавал. На всех приёмах, у друзей, в салонах, была я тенью горделивого светила. Как много времени с тобой я упустила.
  
   Роден
  
  Зачем ты время поминаешь? Безвременье царит по-смерти. Не сможем жизнь переписать, ты понимаешь!? Упрёки принимаю, вновь твердя, что ты была любима. Как же мог я льстивой музыкой наполнить слог, когда считал, что мы с тобою неразлучны? Я ощущал, что ты моя частица, любви моей к искусству ученица, а главное - помощница в труде. Пред трудолюбием склонялся и везде, тебя превозносил и восхищался твореньями твоими. Прости меня, Камилла, что не так!
  
  
Появляется Ангел Утешения.
  
   Ангел Утешения
  
  Огюст Роден! Пойдём со мной.
  
  
Ангел Утешения и Роден уходят. Камилла кричит вслед.
  
  
   Камилла
  
  Он вор! Изменник и прелюбодей! Он вор! Он вор! Он душу своровал, касаясь с вожделеньем материала для статуй он думал обо мне и не давал покоя много лет земных. Я чувствовала, но укрыться от него не в слабых женских силах. Уйти, исчезнуть из жизни было мало. Забвения набросить покрывало не удалось. Память будоражила воспоминанья о днях, прошедших вместе. Ко мне, и не жене, и не невесте, стремился полный наслажденья взор, пытаясь уловить божественную мудрость в движении руки, в изгибе тела. Этот страстный обжигающий напор люблю и ненавижу снова!
  
  
Камилла разбивает статую на переднем плане и падает. Входит Поль. Камилла бросается к Полю.
  
  О, Поль! Единственный мужчина, брат, смотревший на меня не плотским зреньем а оком сердца. Ты один мои сомненья и метанья видел. Перед тобой одним стыжусь, но и молюсь лишь одному тебе.
  
   Поль
  
  Молиться мне не надо. Бог простит. Ему доверься, душу исцелит уняв твой страстный ад душевный. "Благовещение" много десятилетий писал молитвой за сестру. Ты ищешь справедливость? Взываешь, укоряешь, шлёшь проклятья? Я в справедливость верю и тем покоиться душа моя. Верю я, что сгинет Мара и Виоленою преображенной войдёшь в чертог Христа Его невестой.
  
  
   Камилла
  
  Мне бы твою веру!
  
   Поль
  
  Художники живут на свете долго. В плоть врезаясь извлекают волны Создателя природы. Они из этих откровений лепят, душу свою вдыхая в частицы видимых вещей, и оттого им Мать-Природа благодарна.
  Поэты долго не живут. Они касаются душ напрямую и силятся представить их пред светлыми очами Бога, вознося молитвы. А это даром не проходит для тела тленного. Его изводят грехи людские, переплавляющиеся в душе поэта.
  
   Камилла
  
  Роден грешил и плавил бронзу.
  
   Поль
  
  Роден, сказать по справедливости, художник был прекрасный, но и поэт не умер в нём. Более всего ему зачтётся работа и стремленье к красоте. Труд, рук непокладая, ему усталость приносил телесную, что для души спасительно и хорошо забвенью служит горестей.
  Ты же, сестра моя, испила все мучения до капли уклонившись от труда, в страданьях пребывая одиноких.
  
   Камилла
  
  Работала я тоже день и ночь, пока бессмыслица меня не покорила. Труд!? Для кого? У зрителей надутых выпрашивать скупую похвалу? В родном дому все от меня уж отвернулись. Глупо сизифов камень обтесать, чтоб неудобнее его ворочать в этом мире было. О, Поль! Как бремя тяжкое постыло!
  
   Поль
  
  Сизифов камень станет вдвое меньше, когда его трудом облегчат, но лишь молитва в пыль его сотрёт.
  
   Камилла
  
  Так помоги мне, братец милый! При жизни я себя похоронила, но впасть в забвение не удалось и призраки преследуют живые, и здесь не покидает злость, и жутко в этом мире!
  
   Поль
  
  Пойдём со мной. Ты можешь возродиться к новой жизни.
  
  
   Эпилог
  
  
Декорации пролога. Входят мать и Луиза.
  
   Мать
  
  Так не хватает тиканья часов. Как вечность тяжела! Ни рая нет, ни скрежета зубов, а только прежнего глухая пелена.
  
   Луиза
  
  Да, Вечность по сравненью с жизнью - море перед каплей, но может море отравиться каплей яда, а капля счастья в дивное благоуханье превратится. Настолько важно каплю правильно добыть.
  
  
Входит отец.
  
  Отец! Прости меня за ревность, за то, что вопреки запрету твоему Камиллу поместили в заточенье. Моя вина - моё мученье.
  
  
   Отец
  
  Когда бы только лишь моё прощенье нужно было, то знай, его давно ты получила. Сложней простить Камиллу.
  
   Луиза
  
  Простить Камиллу тяжело. Для этого должно очиститься нутро от зависти и осуждения. В полученную пустоту залить забвение обид взаимных и устремиться в лёгкости душевной к Богу. Прощайте мне! Прощайте!
  
  
Входят Камилла и Поль.
  
   Поль
  
  Луиза здесь была? Послышалось?
  
   Отец
  
  Была и отошла с молитвой.
  
   Поль
  
  Слава Милосердному! Она в кругу своих детей и внуков хранит наш род.
  
   Отец
  
  И нам пора, возлюбленные дети, проститься и простить. Камилла, извини, что душу я твою не смог спасти. Предайся Богу!
  
   Мать
  
  И мне прости попрёк. Вы дети не мои, а Божьи, Ему вас возвращаю, исторгнув из сердца и представив с любовью пред ликом Вечности.
  Прощайте!
  
  
Отец и мать уходят. Камилла закрывает руками лицо.
  
   Поль
  
  Да будет путь ваш лёгок!
  Не плачь, родная. Слёзы - воспоминанья о земном. Здесь суждены другие испытанья. Из них страшнейшее - спать вечным сном и снов не видеть.
  
   Камилла
  
  Но я хочу забыться!
  
   Поль
  
  Забыться можно лишь родившись там. Своей душой другую душу воскресить и быть подвергнутой всё новым испытаньям. Опять творить, безумствовать, любить, жить снова и подвергнуться страданьям. Скажи, на это ты готова?
  
   Камилла
  
  Ты даришь надежду! Верой воскрешенная твоей, прошу: не покидай меня! Единственный возлюбленный и друг!
  
   Поль
  
  Случайно вспомнив обо мне там, позови, и я приду во сне, иль в тишине ночной бессонницы почувствуешь касание руки, или стихи услышишь и заплачешь от радости, что будем вместе мы. Но вспомнишь ли? Молись за вех на свете этом и на том, Тогда вновь призван буду словом этим, помощником останусь при тебе.
  
   Камилла
  
  Как не забыть слова твои! Я буду их твердить, чтоб первыми сказать при возрожденьи! До свидания, любимый!
  
  
Камилла уходит, не отрывая от Поля взгляда.
  
   Поль
  
  О, Боже! Милосердна Мать-Природа к своим твореньям. Их гневно не привыкла разбивать, ввергая в вечную геенну. В новой жизни Камилла будет некрасива и печальна. Откроется ей сердца око, и справиться с пороком. Пусть в благовещенье явиться к людям, когда она в рожденье новом к ним пребудет!
  
  
Входят Ангелы.
  
   Ангел Утешения
  
  Да сбудется по слову твоему.
  
   Ангел Гнева
  
  И от меня подарок будет. Родиться мальчик у неё голубоглазый. Пусть полюбит она его сердечно и назовёт Огюстом, во исполненье справедливого закона. Скитаться рядом суждено им долго, пока друг друга не простят, и свои души не направят в дорогу к основам Бытия, к Творцу и Богу.
  
   Поль
  
  Да будет так! Пришёл, как видно, мой черёд.
  
   Ангел Утешения
  
  Ты можешь выбирать - здесь подождать, иль к небесам свои стопы направить.
  
   Поль
  
  Останусь здесь, и души буду провожать заблудшие, молиться и показывать дорогу... Её здесь подожду.
  
   Ангел Утешения
  
  Да сбудется по слову твоему!
  
   Ангел Гнева
  
Аминь!
  
    []

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список