Алексеев Евгений Артемович: другие произведения.

Купец3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.98*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборка для третьей части, прода от 22.05.14

  Стать менялой для всего человечества было совсем непросто. Нападения на караваны с золотом и серебром, подкуп наших служащих, воровство - все это было лишь вершиной айсберга проблем, которые пришлось решать. Боевые группы Огла порой устраивали локальных войны, объединяя по пять-десять пятерок, но иногда не хватало и их, и тогда наступал черед Рэнди. Но, в конце концов, наша команда добилась своего, мы контролировали где-то треть меняльных лавок в самых богатых городах человеческих земель, еще треть покупала наличность у нас. Деньги неиссякаемым потоком устремились в казну баронства. Мы стали достаточно велики, чтобы не обращать внимание на укусы конкурентов, кроме, конечно Великих Домов. И рано или поздно интересы баронства должны били столкнуться с одной из этих акул.
  Аль Акримы давно косились на растущую торговлю сахаром. После низложения Дома Ланитов хитрый фирузкий клан получил контроль над торговлей с Тха-Рэ, Мараба и Сиба. Отголоски войны, которую развязали купцы Аль Акримов с Домом Оргайлов и кланом западных торговцев достигли даже владений орков. Сжигались караваны сухофруктов и лекарственных растений, взлетали до небес цены на специи, исчезла слоновая кость. Дома боролись за влияние на юге, но Аль Акримы контролировали самый удобный торговый путь по реке Темб. Командиры двух из трех легионов обеспечивающих безопасность южного торгового пути чуть ли не ели из рук главы фирузцев. Относительно независимым оставался лишь наместник Мараба и легион расквартированный в восстановленном южном городе. Пользуясь преимуществом своего расположения, Аль Акримы сосредоточили в своих руках большую часть торговли с югом. Оргайлы сохранили за собой лишь поставки товаров из Тха-Рэ в Судах, запад же почти полностью утерял позиции в Сиба. Учитывая вотчину Аль Акримов - Фируз, их Дом становился первыми среди равных. Богатство и власть всегда шли рука об руку с жадностью и вседозволенностью. Получив все лакомые куски юга под свой контроль, Дом Аль Акрим обратил свой хищный взор на богатые плантации каучука и таинственный "сахарный" остров. Так началась первая Торговая война.
  
  Глава 1.
  
  - Гребите псы, отдыхать будете во внутреннем море.
  - Лод Торин, здесь же безопасно, пожалуйста, разрешить снизить темп, гребцы выдыхаются.
  - Цыц сопляк, мы здесь как на ладони обстрелять суда горящими стрелами и .... К Скарингу тебя молокосос, накаркал!
  - Лод, это риттенские легионеры.
  - А... уф... пронесло...
  Суда речной эскадры остановились, чтобы пройти досмотр и отстегнуть положенную мзду офицерам легиона, пивной налог, как окрестили его речные торговцы. К слову сказать, несмотря на то, что Вольницу контролировали целых два риттенских легиона, все равно нет нет да и исчезали караваны судов. Торин поэтому водил суда с оглядкой и облегченно вздохнул, увидев штандарты легионеров. Как правило, разбойничьи шайки обходили патрули за версту, а значит дальше можно плыть относительно спокойно. Матросы уже начали налаживать сходни, когда легионеры вдруг, словно по команде развернулись и маршем устремились вглубь степи.
  - Что за фокусы???
  - Аааааааа - закричал раненый неизвестно откуда прилетевшей стрелой. И тут из овражков и небольших зарослей камыша посыпались хорошо вооруженные разбойники. Нисколько не опасаясь уходящих легионеров, враг кинулся к кораблям.
  - Засадааааа, твоююю мать, нас предалииии...
  - К боююю...
  Все вокруг завертелось, летели стрелы, взрывались пороховые гранаты, горели корабли. Маги с обеих сторон внесли еще больше неразберихи и смертей. Из трех наших кораблей из смертельной ловушки сумел вырваться лишь Торин на Акраме. Потеряли два судна до отказа набитых сахаром, но самое главное около сотни моряков. Почти в то же время нападению подверглись торговые представительства в Фирузе, Судахе и Мараба. Противник, абсолютно не боясь стражи, штурмовал наши лавки средь бела дня. Бесследно исчезли три сухопутных каравана, еще семь сумели отбиться, правда, потеряв существенную часть груза. Более того дерзкие грабители сумели сжечь одну из факторий рядом с Длинным Языком и лишь вовремя подоспевшие сотни Торина спасли наши южные владения от полного разорения. Аль Акримы особо не скрываясь, навязали нам войну на всех фронтах разом, а неожиданные и дерзкие нападения, к сожалению, достигли своей цели. Ущерб был бы более значительным, если бы не наша быстрая связь через посты с магами. Судя по данным, нападавшие начали с юга, а акции на севере запоздали на два-три дня. Если бы мы получали информацию, обычным путем - курьерами, наши северные отделения были бы также застигнуты врасплох. Но вовремя предупрежденные о событиях на юге, группы Огла усилили меры безопасности и успешно предотвратили ряд атак. Но это пока были все наши успехи. Инициированные расследования пока вязли, несмотря на подкупленных чиновников и судей. Наш ресурс среди них я уверен был не меньше чем у Аль Акримов, но для такой борьбы нужно время, противник, же навязал нам динамичную борьбу, где мы должны были латать дырки в обороне и постоянно ждать новых ударов. И они не заставили себя ждать.
  На первый взгляд противостояние с Аль Акримами походило на битву ребенка и каменного тролля легенды, о которых до сих пор будоражили северные кланы орков. Фирузкие торговцы и раньше были велики, но теперь присоединив к своей империи богатства Ланитов, они стали просто невероятно могущественны. У Мараба у нас было пять факторий, укрепленный Длинный Язык и Сахарный остров, по площади то были огромные владения, но отдаленность от легионеров и небольшое население делали эти места менее ценными, чем те которые находились в кольце застав риттенского гарнизона. Почти все земли, ранее принадлежавшие Дому Ланитов перешли к хитроумным фирузцам. Их владения на порядок превышали наши по площади и в разы по стоимости. Богатые, хорошо защищенные от набегов плантации, к тому же не испытывавшие недостатка в рабочих руках. Торговля сухофруктами, лекарственными растениями, кожей и специями приносила Аль Акримам огромный доход. Помимо этого в их империю входили земли в Сиба и Тха-Рэ отвоеванные у Оргайлов и кланов Запада. Но это были лишь вновь приобретенные владения, фирузцы вот уже более трех поколений контролировали рощи тутовника, производство и торговлю шелком. Еще одной опорой этих воротил была торговля шерстяными тканями и коврами, которыми издревле славился Фируз. Помимо этого в сферу интересов Дома входили торговля красками, наркотическими растениями, драгоценным фарфором, чаем и многим другим. Аль Акримы владели серебреными рудниками на юго-востоке Фируза, железорудными месторождениями на границе Сиба и Западных королевств и копями самоцветов на Западе. Ловцы жемчуга в южных морях, знаменитые ювелиры Фируза и Судаха - все платили процент Дому, прочно контролировавшему торговлю этим товаром вот уже более двух сотен лет. Несмотря на то, что Дом Аль Акримов не был однородным, а представлял собой три-четыре главные ветви потомков легендарного основателя Акрим Бея, и добрый десяток менее значимых родственных кланов, перед внешней угрозой фирузцы умели объединиться в монолитный кулак. Что и сделали в торговой войне с Оргайлами и Западом. Нынешний глава дома Урбаши Аль Акрим держал вожжи клана железной рукой, и под его мудрым руководством богатство всех родов оказавшим ему поддержку множилось год от года. Влияние Дома в Риттене и Фирузе было огромно. Урбаши традиционно выполнял функции казначея короля Фируза, и ко всему был вхож в дома двух из двенадцати членов малого королевского совета правителя Риттена, а это стоило многого. Безусловно, в Риттене он мог также рассчитывать на огромную и не бедную диаспору фирузцев, имеющую влияние и в торговой среде и в кругах аристократов. По слухам Урбаши мог выставить до двадцати тысяч знаменитой фирузкий конницы, снаряженной и обеспеченной к длительному походу за деньги Дома, сверх того бытовало мнение что овеянные преданиями ассасины Фируза относятся к просьбам Урбаши с великим почтением. Отдельной песней была личная гвардия Аль Акримов, состоящая из мастеров мечников и наемных выпускников Риттенской Академии. Дом за свой счет обучал в Академии членов своих семей имевших талант, и не скупясь уплачивал все неустойки за студентов, если хотел заполучить талантливого мага в свою армию.
  На первый взгляд нам было нечего противопоставить Великому Дому. Мы всерьез обсуждали возможность уступить южные плантации в обмен на прекращение войны, но как показывал опыт, быстрая сдача лишь раззадоривала аппетит, и завтра враг мог постучать в ворота нашего замка. Так что выбора у нас по большому счету не было. Хоть внешне мы и были в разы менее могущественны нежели Аль Акримы, но по крайней мере за нами можно было смело считать ряд преимуществ: небольшую но спаянную армию, включающую нарождающийся воздушный флот и четыре сильных морских эскадры, влияние среди клерков и финансовые возможности. Нет денег у фирузцев было, конечно, больше, но их финансовые ресурсы были в товаре, землях и мануфактурах. При этом война с Оргайлами и Западом, а потом переваривание владений Ланитов потребовали много наличности, так что свободных финансовых ресурсов у фирузцев быть не должно, а вот наше меняльное дело давало денежный рычаг, пусть и не такой внушительный на фоне конкурента, но, тем не менее, предоставлявший нам определенную свободу действий.
  Следующий ход в этой смертельно опасной игре был за нами. На противостояние смотрели многие, а потому фирузцы начали свою партию с демонстрации силы, Показательные акции, призванные доказать всем окружающим что Аль Акримы сильны как никогда и вся торговля с югом должна идти только лишь через их Дом. Это не понравилось многим, но еще больше купцов были просто напуганы, что было на руку фирузцам. Отныне мало кто осмеливался самостоятельно снарядить караваны по Тембу. Почти весь южный товар сосредоточился в руках Дома, за исключением того, что шел по опасному морского пути в Датлен. Ко всему мы оказались еще и показательной грушей для битья. Наш ответный удар вообще никто не заметил или не придал ему значения. Наши приказчики занялись бюрократией, в канцелярии понеслись десятки заявлений о нападениях и обвинения в адрес Дома. Девять из десяти этих дел были безнадежны: фирузцев действовали руками наемников, и найти концы было почти невозможно. Но клерки, давно привыкшие к нашей щедрой, а самое главное постоянной в течение долгих лет денежной поддержке с энтузиазмом принялись копать под Дом Аль Акрим.
  Их возня нисколько не напугала Урбаши, он и раньше умело отбивался от наскоков слабых муниципальных властей многочисленными взятками наверху, а на землях феодалов, где суд вершили беки или графы чувствовал себя еще более уверенно. Но мы и не планировали какого-либо успеха на этом поприще. Самое главное судебные тяжбы связали немногочисленных чиновников работающих с Домом и закрепили общественное мнение о нас как о жертве подвергшейся нападению более сильного и не стесняющегося в средствах конкурента. Ко всему Огл более точно определил ключевых сторонников Аль Акримов в правящей элите Риттена и Фируза, ведь именно они приложили усилия к тому чтобы замять инициированные нами жалобы.
  Наш бизнес с айвами и орками был неуязвим для фирузцев, а меняльное дело, похоже, либо никто вообще не воспринимал всерьез, либо не придавал ему должного значения. Так что основной источник наших доходов пока был в безопасности. Аль Акримы, ошибочно считая основой нашей империи торговлю сахаром и каучуком, сосредоточили усилия на юге. Восприняв судебные тяжбы как показатель слабости, капитаны Дома ударили вновь. Наемники Аль Акримов повторно атаковали южные фактории. Около пяти сотен элитных бойцов легко справились с воинами Торина, но не сумели с ходу взять Белую Крепость, за которой укрылись рабочие и почти вся спешно отступившая армия морского волка. Наместник, помня нашу поддержку в битве с Тха-Рэ, незамедлительно выслал письма в метрополию и приказал выдвинуть к полуострову батальон подчиненного ему легиона. Но это решение было блокировано советом города, причем по формальному поводу. Более того верхушка легиона, ранее лояльная наместнику была заменена на сторонников Аль Акримов по прямому указанию из Балха. Судьба Длинного Языка теперь решалась без участия сил Риттена. В бухту Мараба стягивался мощный торговый флот Аль Акримов, который ранее контролировали внутреннее море, а теперь судя по всему, намеревался оседлать морские торговые пути из Тха-Рэ и Сиба в Мараба и возможно блокировать Длинный Язык и сообщение с Сахарным островом.
  Мы вновь работали от обороны, Сахарный остров прекратил сообщения с материком, убрав маяки и скрыв весь наш флот. На Длинный Язык Торин перекинул несколько отрядов и артиллерию, усилив оборону этой природной крепости. Все действия Огла были направлены на поиск союзников и в первую очередь гонцы были отправлены к Оргайлам и клану Западных торговцев. Там мы рассчитывали получить если не открытую помощь, то хотя бы тайную поддержку. Я же отправился на встречу с Анхелем, нам позарез нужно было содействие Нитов. Встреча произошла в Балхе.
  - Как дела сын Рогина?
  - Ну, вы, наверное, уже в курсе?
  - Слышал краем уха.
  - Мне нужна небольшая поддержка.
  - Уууу... конфликтовать с Аль Акримами из-за тебя, ты уж прости Алекс, никто не будет.
  - Сам понимаю, не маленький уже, мне просто нужна консультация по кое каким операциям Аль Акримов.
  - Сожалею, Алекс, даже консультации в таком деле могут послужить поводом к войне, а Нитам сейчас это совсем не нужно. Даже моя встреча с тобой может быть неверно истолкована, так что разбираться с проблемами тебе придется самому.
  - Что же, спасибо за честный ответ.
  - Не держи зла сынок, я не могу рисковать Домом из-за наших с тобой хороших отношений.
  Я не сильно надеялся на успех у Нитов, все что было нужно знать уже добыли информаторы Огла, а вот встреча с Анхелем во-первых развязывала мне руки, а во-вторых, возможно втягивала мнительного Урбаши в конфликт с Домом Нитов. Огл сделал все, чтобы информация о нашей сверхзасекреченной встрече достигла ушей Аль Акримов. А вот встречи с Оргайлами и Западом были более продуктивны. Те обещали свою поддержку, правда, ожидаемо выставили массу условий, но они вполне укладывались в общую картину будущих сражений.
  Тем временем наемники Урбаши доказывали хозяину, что не зря едят свой хлеб: дважды штурмовали Белую крепость, пробовали на прочность наши лавки в Фирузе. Нам намертво перекрыли торговые пути в Рииттен, дошло до того, что эскадра из пяти галер патрулировала воды у Трорура, чтобы перекрыть нам северный морской путь. Без каучука, сахара и других товаров юга сеть наших торговых представительств к тому же переведенная на осадное положение стала терпеть колоссальные убытки. Но мы терпеливо молчали, стараясь до поры не огрызаться на выпады фирузцев. Но это не значит, что Рэнди и Торин - капитаны моей армии - бездействовали. Мелкие локальные конфликты закалили нашу маленькую, но боеспособную армию. Из трех групп, что тренировал Рэнди, две базировались в Балхе, одна охраняла баронство. Так что две сотни элитных бойцов были переправлены в Фируз, где люди Огла подготовили базы рядом с объектами противника, драконы шли своим ходом, делая длительные ночные перелеты. Ко всему Огл мобилизовал все свои пятерки, перебазировав часть людей из Судаха, Риттена и Западных королевств в Фируз. Всего удалось собрать около сотни бойцов, в многолюдном Фирузе они не привлекли особого внимания. Где-то поводом сбора были свадьбы или похороны, иногда воины шли с караванами подставных купцов, в общем, нам удалось сконцентрировать в Фирузе небольшую армию. На Сахарном острове тренировалась еще одна сотня бойцов, Торин перенял опыт Рэнди, правда его ребята были менее зубасты, но не уступали в вооружении и магии, этот отряд тайно был переправлен на Длинный Язык. Во всех остальных городах люди Огла сосредотачивались около объектов Аль Акримов. Но самое основное требовало времени. Огл уже выделил часть влиятельных лиц рьяно поддерживающих фирузцев и готовил их устранение. Нет, мы не замахивались на высокопоставленных вельмож Риттена, это могло выйти боком, но среднее звено сановников было уже под колпаком.
  Враг расслабился и праздновал победу. Торговая блокада и разорение плантаций для большинства мелких торговцев означала медленную, но верную смерть. Таких купцов покидали приказчики, охрана и ближайшее окружение, оставляя неудачника на растерзание более сильного противника. Мы же не спеша подбирали время для удара.
  Аль Акримы некоторое время назад заняли огромную сумму денег, правда, в пределах разумного, если соотносить ее с размерами их империи. Великий Дом Аль Акрим стоил около тридцати миллионов, это если оценивать только имущество: земли, товар, мануфактуры... Но по факту, учитывая связи, монополию на ряд товаров и контроль на реке Темб он стоили гораздо больше. Однако последняя война с Оргайлами, западными Киршами, Лидегартами и Оруэлами за южные плантации сильно истощила мошну клана. Еще больше требовались деньги на освоение новых земель, наем рабочих, отрядов охранников, новые караваны, требующий увеличения флот... В целом, по сведениям службы Огла фирузцы заняли около пяти миллионов золотом, заложив все свои приобретения на юге, ранее оцениваемые Ланитами в десять миллионов. Такую сумму не смог осилить ни один из Великих Домов и Акримам пришлось прибегнуть к посредничеству Нитов. Те формировали пулы кредиторов из числа зажиточных купцов, казначеев герцогов и прочих лиц желавших поместить деньги под проценты. Кредитных пулов было около десятка, и наша компания ранее не без помощи Анхеля размещала в займах небольшую часть свободных средств. Сейчас подчиненные лично мне аналитики активно изучали возможность покупки долговых бумаг фирузцев через сформированную сеть подставных лиц. Но Дом Аль Акрим был в зените своей славы, и цена его долга мало уступала стоимости займов короля Таленгара, что было явно дорого, учитывая грядущие планы.
  Операции с золотом гномов принесли за последние годы огромную сумму денег, вычистив все излишки до которой смогли дотянуться финансисты, мы аккумулировали самое главное оружие торговой войны - золото. Час X настал. По заранее намеченным объектам был нанесен сокрушительный удар. Вояки Торина, обойдя силы осаждающих Белую Крепость, ударили в тыл расслабившимся фирузцам. Одновременно гарнизон крепости пошел на вылазку. Взрывы гранат, грохот пороховиков и следом удары магии по ошеломленному противнику. Наработанная годами схема действовала безотказно. Клениевые снаряды легко пробивали магические щиты, внося сумятицу и страх, а следом по дезорганизованной массе солдат отрабатывали маги. Фирузцы бежали. Но это было только начало. Торин, используя броненосец, разгромил флот Аль Акримов, прямо в бухте Мараба, при демонстративном бездействии наместника. Броненосец со времен войны с Тха-Рэ изрядно перестроили, теперь это была полноценная плавучая батарея с десятком пушек, броней закрывавшей весь корпус и верхнюю палубу. В гавани наш монстр был слоном в посудной лавке. Каждый выстрел попадал в цель, суда фирузцев не имели никаких шансов в ранее такой просторной, а теперь ужасно тесной гавани. Попытки абордажа заканчивались ничем. Обильно усеянная шипами палуба броненосца и многочисленные стрелки уничтожили немногих безрассудных Акримов отважившихся штурмовать морскую крепость. Часть кораблей попыталась вырваться из смертельной ловушки, и была затоплена "Акрамом", "Льдинкой" и остальными кораблями нашей эскадры, блокировавшей выход в открытое море. Следом флот высадил десант, на плантации Аль Акримов расположенные вдоль Темба. Артиллерийская поддержка, неожиданность и натиск привели к уничтожению десятка плантаций. Никто не пытался удержать чужие земли, наемники уничтожали посадки, сжигали усадьбы и склады.
  В Фирузе люди Огла разгромили несколько богатейших караванов принадлежащих Дому Аль Акрим. Им бы ни за что не удалось захватить хорошо охраняемые богатства, но цели нападения были другие. Воины попросту уничтожали весь товар, не пытаясь грабить. Натасканные на охрану ценностей наемники Великого Дома просто растерялись и не смогли ничего противопоставить такой тактике. Иногда под повозками горела земля, обильно политая земляным маслом, или в тюки с шерстью летели огненные стрелы, рушились переправы через реку и бурные потоки разбивали на миллионы осколков драгоценный фарфор. Задача отрядов Рэнди была сложнее, но они справились с ней на пять. Казармы Аль Акримов в которых квартировали подразделения устроившие засаду на флот Торина были заблокированы, а потом преданы огню. Пытавшихся спастись от пожара наемников встречали стрелами и арбалетными болтами. Потом небольшая армия провела убийственный рейд по шелковым и ковровым мануфактурам, уничтожая заготовленное впрок сырье и бесценный товар. Ровно то же самое было проделано со всеми представительствами Дома Аль Акрим, не было показательных штурмов или разгульного грабежа. В окна торговых лавок забрасывали гранаты, поджигали, или если позволяли силы обезвредив охрану оставляли имущество на разграбление толпы. Такая схема позволила нашим людям скрыться безнаказанно, и даже если где-то кто-то из наемников ошибался, его тут же выручали расторопные стряпчие. Отсутствие неоспоримых улик в виде награбленного добра, и взятки позволили нам провести акции значительно чище, чем Аль Акримам. Но самое страшное вершилось не в бурлящем Мараба и не закипающем Фирузе, убийцы Огла устраняли сторонников Аль Акримов в Риттене: там где было возможно устраивали несчастный случай, дуэль, отравление...
  Одновременно с этими акциями стряпчие, работавшие на нас, представили убойные доказательства нападений, грабежей и пиратства со стороны Аль Акримов: сотни свидетелей, добрый десяток захваченных наемников Дома, ко всему аналогичные дела в Судахе и на Западе инициированные союзниками. Те из сторонников во власти кто поддерживал Фирузцев, резко отстранились, боясь быть замаранными. Одно дело тихо заминать преступление, другое прослыть его соучастником. Именно это произошло с частью чиновников раньше успешно отклонявших наши жалобы. Безвременно почившие же чинуши были очернены без всякой меры, хотя читая их досье, это казалось просто невозможным, шлейф их преступлений был столь внушителен, что, казалось, добавить было просто нечего, но люди Огло совершили невозможное, создавая сторонникам Дома плохо пахнувший имидж.
  Усилия достигли цели. Машину Аль Акримов залихорадило. Мы нанесли удар едва ли по десятой части их империи, но зависевшая от ежедневной торговли компания начала испытывать дефицит в деньгах и товарах. Нужно было увеличить охрану караванов и плантаций, повести полноценный поиск нападавших, отмахнуться от сотни жалоб, десятка судебных дел, расследований со стороны городов и даже властей Риттена. Все это требовало времени и денег. Уничтоженные запасы, разоренные мануфактуры и плантации, а самое главное сорванные контракты требовали немедленного восстановления. На все казны Аль Акримов явно не хватало. И тогда они сделали то, к чему их подталкивали. Великий Дом обратился за займами. Если бы Урбаши не жаждал немедленной мести, не хотел разгромить нас одним ударом и прямо сейчас, а просто упокоился и залатал бы дыры в своей обороне, все могло обернуться иначе. Но его обращение вызвало обоснованную панику в деловых кругах, которую умело, подогрели, выталкивая наружу незначительные ранее, но важные теперь неисполнение контракты, просроченные платежи и прочее. Складывалась картина, что в благополучном и могучем Доме Аль Акрим не все так ладно и просьбы Урбаши о займах ровненько ложились в нарисованную картину. Долговые расписки Дома стали стремительно падать в цене, мелкие владельцы пула решили избавиться от сомнительных бумаг от греха подальше. Южные владения вначале разоренные войной с Тха-Рэ, а потом торговыми войнами Великих Домов смотрелись менее заманчиво, и то что они выступали залогом по займам уже не так радовало кредиторов. Ажиотаж подогрели подставные люди, начавшие продавать по низкой цене те немногие векселя Аль Акримов что были в нашем распоряжении. Естественно другой рукой мы покупали эти бумаги обратно и продавали их вновь еще дешевле. Если бы в этой вакханалии участвовал один из Великих Домов или Аль Акримы имели наличность, ни к чему бы наша афера не привела. Но сейчас именно мы заказывали музыку. Купленные клерки Нитов снабдили Огла списком заемщиков по пулам, у крупных и достаточно трезвых кредиторов мы скупали расписки с незначительным дисконтом, иначе они вполне могли поддержать Аль Акримов, чтобы спасти свои деньги, а так просто мирились с незначительными на фоне нарисованного коллапса убытками. Паникеры же продавали закладные за четверть цены. К концу операции мы аккумулировали около девяноста процентов долговых бумаг Аль Акримов, заплатит за них чуть менее трех миллионов золотом. Остальные десять процентов пришлось выкупить у Нитов за номинальную стоимость и все при читающиеся до конца выплат проценты, но оно того стоило.
  Казначеи Урбаши совсем не думали отслеживать долговые расписки. Все расчеты велись с Нитами, а конечные владельцы Аль Акримов особо не интересовали. Изначально пул заемщиков был столь широк, что никак не мог угрожать Дому. Слишком разрозненной и неорганизованной была масса кредиторов, потому в качестве гаранта сделки выступали Ниты. И сейчас они, как ни в чем не бывало, продолжали выполнять свои функции. Только вот кредитор остался один. Аль Акримы довольно логично заняли деньги под то имущество, которое планировали развивать - бывшие земли Дома Ланитов, но в данном случае эта мудрая политика сыграла против них. Правда Урбаши пока не догадывался почему. Глава Дома довольно спокойно отнесся к вести о том, что его кредитором стал ненавистный клонельский выскочка.
  - Чего добился этот безбородый юнец? Мы уничтожим его, и вообще не будем ничего платить. Ха-ха-ха, он за нас рассчитался с долгом в пять миллионов. Так, Алим?
  - Досточтимый Урбаши, меня тревожит не это. Откуда у сопляка такие деньги?!?
  - Их у него и нет, думаю, эти шакалы Ниты стоят за всем этим. Видно решили нажиться на проблемах Дома Аль Акрим. Сколько они выгадали?
  - Полтора миллиона.
  - Пусть подавятся, жадные ублюдки. Алим, исполняй обязательства по этим займам ровно в срок, сейчас не время разбираться с шелудивыми ростовщиками. И пусть твои люди ищут, как нам получить с этого выгоду. Думаю, если Ниты выиграли целых полтора миллиона, они вполне могут простить нам проценты, а то и списать часть долгов. Всем выгодно, всем хорошо, так да?
  - Вы вселили в мое сердце уверенность высокочтимый, этот юнец действительно марионетка Нитов, и раз они получили свое, скоро мы раздавим выскочку и обернем наши убытки в прибыль.
  - Да будут твои слова услышаны. Эй, Гулюм неси мясо, что-то я проголодался.
  
  Глава 2.
  
  Конклав Великих Домов традиционно проводился в Риттене раз в год. Здесь решались судьбы целых королевств, низлагались торговые империи, обсуждалось множество дел, которые было нужно осветить вот так, публично, а самое главное закрепить решения высшим для всех купцов документом - ежегодным решением Конклава Великих. Который, к слову сказать, признавался и властью Короля Риттена, представитель которого в обязательном порядке участвовал в Конклаве, имея права вето и решающий голос в спорных вопросах. Простым смертным, да что уж говорить даже королям и герцогам путь суда был заказан. Мне удалось попасть на конклав при поддержке четырех Домов: Оргайлов, Оруэлов, Лидегардов, Киршей. Их поручительства было достаточно, чтобы принять участие в этом зарытом для большинства собрании.
  Собрание проходило в роскошном зале королевского дворца, специально отведенном для этих целей. Председательствовал представитель короля, казначей Риттена и глава Великого Дома Нитов Ульрих Ал Нит. Велика была власть этого человека, за ним стояла казна самого могущественного государства людей, Великий Дом, сам кредитующий целые королевства и три сотни лет опыта, именно столько прожил патриарх Нитов, жизнь и бодрость духа которого поддерживали лучшие маги-целители человечества. Потому каждое слово, произносимое тихим голосом Нита, старались услышать, ибо бывало, что его речи были поводом к смене династий в сопредельных государствах. Я с немым восхищением прикоснулся к миру незримых кукловодов финансового мира. Куда пойдет железо, в каком государстве взвинтить цены на пшеницу, кому прекратить поставки соленой сельди... Принимаемые решения, конечно, не были самостоятельной политикой Конклава, а скорее всего, служили инструментом в руках короля Риттена. Однако Конклав и сам имел немалое влияние и возможности. Поставки провизии или торговая блокада, оружие и драгоценности, строительство мануфактур и расширение флота - все это проходило через руки трех десятков присутствующих здесь глав Великих Домов.
  В целом в собрании принимали участие около двух сотен человек: секретари, помощники, писари, представители заинтересованных сторон. По регламенту вначале обсуждались общие, публичные вопросы, а потом главы Домов удалялись в малый зал для решения внутренних дел Конклава. Мое дело было внесено в повестку одним из последних. Все время я находился под присмотром секретарей Оргайлов и Домов Запада. Покушения были табу, особенно в присутствия королевской гвардии и савахов традиционно берущих безопасность мероприятия на себя. Но от разозленных и горячих Аль Акримов можно было ожидать любой подлости. Так как я сам с трудом попал на заседание, охрану предоставили Дома союзников имевшие право быть здесь со своими помощниками. Но видимо рассудок возобладал над гневом Урбаши и я спокойно дождался своей очереди быть выслушанным.
  - Я обращаюсь к Великому Конклаву с просьбой о принятии меня и моих соратников в число Великих Домов. Согласно уложения Первого Конклава под председательством Аргуса Железного позвольте вынести на суд свидетельства нашей возможности быть принятыми в число первых торговцев человечества.
  - Мы Великий Дом Оргайлов, поручаемся за торговый Дом Алекса сына Рогина и считаем его достойным войти в наш Конклав. Нам известен барон Алекс как крупнейший поставщик оружия и трофеев Пустоши.
  - Мы Великий Дом Кирши, поручаемся за торговый Дом Алекса сына Рогина. Этот купец поставляет таленгарское зерно и северную рыбу в наши земли. Товар его безупречен, приказчики честны и обязательны.
  - Мы Великий Дом Оруэлов, поручаемся за торговый Дом Алекса сына Рогина. Его жатки и железный инструмент спасли нас во времена вероломного нападения Орков на плавильни Таленгара. С тех пор мы постоянные покупатели его товаров.
  - Мы Великий Дом Линдегартов, поручаемся за торговый Дом Алекса сына Рогина. Мой Дом является постоянным покупателем новых продуктов поставляемых бароном: сахара, свечей, каучука.
  - Мы принимаем поручительства Великих Домов, и приступаем к обсуждению возможности принятия Дома Алекса сына Рогина в число Великих. В первую очередь просим предоставить претендента достаточные доказательства, того что его дело достойно встать в один ряд с Великими Домами.
  - Я как глава торгового дома представляю совету оценку нашего имущества: плантаций на юге, мануфактуры по производству сахара, каучуковых изделия, свечей, механических жаток и железного инструмента. Также здесь документы о наших владениях в Таленгаре, торговые контракты с семью Каганами Айвов, племенами кантабаров и аквитанов, а также разрешение на свободную торговлю с двумя Великими Кланами орков, - при этих словах по залу пронесся удивленный ропот собравшихся.
  - Соблюдайте тишину, можете продолжать барон, - в голосе секретаря собрания, а по совместительству главы Великого Дома господствующего в Датлене появились нотки невольного уважения.
  -Спасибо. Я также владею флотом из двенадцати торговых кораблей, выполняющих рейсы от Мараба в Риттен и Датлен, помимо этого наш Дом владеет рядом других менее значимых доходных дел. В заключении хочу предоставить на рассмотрение Конклава документы подтверждающие стоимость нашего имущества на сумму двенадцать миллионов золотых.
  - Каковы Ваши долги молодой человек?
  - Порядка ста тысяч золотом, но это только по контрактам, которые согласно договоров мы исполняем по факту получения товара. При этом они покрыты резервной наличностью пятикратно, эта сумма не вошла в оценку моего имущества.
  - Кем помимо поручителей подтверждены данные - Урбаши не показал и тени враждебности.
  - Специалисты Великого Дома Нитов проводили оценку наших возможностей.
  - Главы Домов у вас на руках документы о состоянии дел Дома Алекса сына Рогина. Есть ли у кого какие вопросы?
  - В вашем состоянии почти половина денег приходится на долговые расписки Дома Аль Акрим, так?
  - Да.
  - Не слишком ли это???
  - Аль Акримы обеспечили расписки солидным залогом, и стоит ли сомневаться в платежеспособности Великого Дома?
  - Сколько лет вашему Торговому Дому?
  - Дело начал мой дед, семьдесят два года назад.
  - Еще вопросы? Что же предлагаю перейти к процедуре голосования. Принесите чашу.
  Голосование было тайным, главы Домов опускали в чашу заранее заготовленные листочки бумаги, на которых были пометки "за" или "против".
  - Ну что же Алекс сын Рогина двадцатью одним голосом против двенадцати ваш Дом наделается правом называться Великим. Так как за вами не закреплено королевство или земли вы не несете ответственности за торговую политику Риттена на определенной территории, но вы должны принимать участие в наших блокадах или помощи по мере сил, если ваш долг перед страной или вера не противоречат решениям принятым Конклавом. Мы принимаем Великий Дом Рогинов!
  - Да будет так. Да буде.....
  Не верилось, что так легко прошли эту процедуру, хоть я и понимал, что она была чистой формальностью. Ранее все документы и доказательства были представлены Нитами на Малый Королевский Совет, и только после того как было получено одобрение там, нас допустили к процедуре голосования. Великим Домам давались немалые торговые льготы и помощь метрополии в любом уголке мира, но и стоило это все о-го-го, только за принятие на меня навешали обязательств перед казной Риттена на добрый миллион. Слава богам хоть не предоплатой. На самом деле по Плану этот статус мне пока было рано получать, но Акримы.... О, пора приступить к тому ради чего затевался весь этот фарс...
  - Алекс, глава Великого Дома, вы можете обратиться к Конклаву.
  - Спасибо за оказанную честь, Дом Рогинов, ....
  Я произнес заранее согласованную и отрепетированную благодарственную речь, оставив самое сладкое наконец.
   - А в заключении хочу сделать официальное заявление. Великий Дом Рогинов объявляет войну Великому Дому Аль Акримов. Прошу Конклав подтвердить законность моих действий.
  - Молодой человек стоит ли начинать с этого? - глава Нитов укоризненно покачал головой.
  - Досточтимый Ульрих Ал Нит, здесь судебные решения Судаха, Риттена, Фируза и королевств Запада, признающие вероломные нападения Аль Акримов на мои законные владения.
  - Они будут оспорены Рогин, твои сфабрикованные бумажки никому не нужны. Но я не против войны, это только развяжет нам руки.
  - Что же нам бы не хотелось дрязг между Великими, но если стороны не против так тому и быть. Дома Аль Акрим и Рогинов признаются воюющими, все конфликты решаются в соответствии с законами ваших государств и Риттена, контракты и совместные обязательства Домов перед Конклавом будут исключены до момента примирения. И..., вы все знаете наши неписаные правила, не переходите границ дозволенного.
  - Да будет так.
  - Да будет так.
  - У меня есть еще одно заявление.
  - Да?!?
  - Так как вопрос касается Контроля торговли с отдельными королевствами, я бы хотел рассмотреть долговые обязательства Дома Аль Акрим перед Домом Рогинов.
  - Барон Алекс, каким образом долги Аль Акримов относятся к контролю торговли?
  - Залогом по этим займам являются земли протектората в Тха-Рэ, Мараба и Сиба.
  - Мы что не исполняем своих обязательств? Дом Нитов может подтвердить нашу добросовестность, - обычно мягкая, а сейчас короткая и жесткая речь Урбаши прозвучала в затаившем дыхание зале.
  - Аль Акримы не просрочили ни одного платежа - кивнул Ульрих в сторону Урбаши.
  - Договор займа, как подтвердят уважаемые Ниты был заключен после войны Аль Акримов с Оргайлами и кланами Запада, потому кредиторы, опасаясь новых потрясений, ввели право досрочного истребования долга в случае, если Дом Аль Акрим вступит в войну с одним из Великих Домов.
  - Щенок имелись ввиду наши соперники за южные владения.
  - Мы придерживаемся буквы Договора и уложений Конклава. Вы вступили в войну с Великим Домом Рогинов, а значит, мы вправе требовать немедленной оплаты долга. Согласно этого же договора в случае неуплаты суммы все заложенное имущество поступает в уплату долга. Я бы хотел решением Конклава подтвердить возможность или невозможность Дома Аль Акрим погасить свои обязательства.
  - Мы соберем всю сумму в течение месяца.
  - Меня и моих партнеров не устраивают такие сроки, не забывайте мы находимся в состоянии войны, а в таком случае согласно Уложения Конклава взаиморасчеты должны быть произведены в день признания Конклавом официальной торговой войны между Домами.
  - Мы найдем поручителя, загнанный в угол Аль Акрим скрежетал зубами, судорожно пытаясь найти выход.
  - Нет.
  - Что же, в соответствии с пунктом сто пять, второго уложения Конклава триста восьмого года от изгнания Скаринага объявляю требования дома Рогинов законными. Дом Рогинов имеет право на получение заложенного Домом Аль Акрим имущества. Право будет осуществлено немедленно, при согласии присутствующего здесь представителя Короля.
  - Мы не имеем ничего против, но хотели бы сохранить баланс сил на указанных территориях - взял слово королевский представитель.
  - Дом Рогинов также не планирует монопольно владеть южными плантациями, мы готовы передать за половину номинальной стоимости земли Сиба и Тха-Рэ желающим их приобрести.
  - Оргайлы готовы произвести оплату за плантации в Тха-Рэ.
  - Дома Запада готовы приобрести владения в Сиба.
  - Властью, данною мне королем объявляю сделку законной.
  - Так тому и быть. Решением Конклава изымаются долговые обязательства Дома Аль Акрим перед Домом Рогинов в обмен на земли в Тха-Рэ, Мараба и Сиба. Земли в Тха-Рэ и Сиба отходят Оргайлам и Домам Запада за половину номинальной стоимости оговоренной в соглашении о займе.
  Уффф... Провернуть такое - дорогого стоит. Притом, что довольными оказались все, кроме Аль Акримов. Долг в пять миллионов достался нам за сумму чуть большую трех с половиной миллионов золотом. Земли в Тха-Рэ и Сиба стоили номинально около семи миллионов, так что, продав их союзникам за половину цены, я окупал всю сделку, получив в сухом остатке все земли в Мараба. Правда пришлось заплатить около миллиона Нитам и ряду членов королевского совета за одобрение сделки. Удивляет способность этих вельмож делать деньги из воздуха. Они сами в первую очередь были озабочены усилением Аль Акримов, а тут моими руками убрали эту проблему, да еще и взяли денег за ее решение. Немалых денег. Союзники также бескровно отвоевали ранее потерянное в войне с Аль Акримами имущество, причем за полцены. Проиграли пока только фирузцы. Так что первая партия в этой войне осталась за мной.
  Однако время праздновать победу еще не пришло. Как ни парадоксально, но Аль Акримы стали сильнее, потеряв свои южные владения. И тому был ряд объективных причин. Во-первых, наши естественные союзники получили свое и скорее всего, теперь постараются сохранить нейтралитет. Вступать в затяжную войну купцы не любят. Убытки, слабое внимание к делам во время войны и вот под боком вырастает куча конкурентов, которые раньше считались мелочью. Во-вторых, у фирузцев появлялись свободные деньги для войны, если раньше вся наличность уходила на гашение кредита и освоение новых земель, то теперь эти потоки с большой долей вероятности пойдут на борьбу с нами, сверх того освобождалась армия наемников, боевых отрядов и кораблей, которые раньше контролировали плантации. Теперь эта армия либо получит расчет сократив затраты Дома, либо будет направлена против нас, оба этих варианта опять таки давали преимущество Аль Акримам. В третьих, признание нас Великим Домом, как бы обнуляло все наши достижения в правовом поле, если раньше мы были жертвой и чинуши за малую мзду поддерживали наши жалобы, чтобы скачать побольше денег с богатого Дома, то теперь мы равны, и каждый наш шаг будет стоить столько, же сколько он стоит Аль Акримам. В-четвёртых, мы стали гораздо уязвимее, владения Мараба, вначале разоренные Торином, а потом покидавшими плантации фирузцами, требуют золота, много золота и много охраны. Все это понимали не только мои аналитики, но и их коллеги в Домах Оргайлов, Нитов, Оруэлов и других. Правда теперь, никто не был против если Аль-Акримы вернут себе владения в Мараба попутно уничтожив новорожденный Великий Дом. Многие планировали изрядно нажиться на этой войне, подбирая за противоборствующими сторонами рынки сбыта, мануфактуры и источники сырья.
  Однако у нас был шанс получить еще один козырь в этой войне. Служба Огла начала операцию, которая опиралась на выводы сделанные аналитиками. Изучая возможности и последствия затеваемой нами сделки по выкупу долговых бумаг Аль Акримов, мы натолкнулись на интересную традицию Дома, которая послужила основой к разработке нового плана.
  
  Дом Аль Акрим.
  
  - Уууууу собаки, дармоеды, выродки Скаринга! Кто я спрашиваю, кто подписывал этот договор? Так опозорить наш Дом. Весь Конклав теперь потешается над Аль Акримами. Жалкий Клонельский выскочка празднует победу. Два года интриг и войны, миллионы золотых, погибшие воины - все псу под хвост. Ууууу шакалы....
  - Великий, служба Кублан Оглы занималась займом, - верные соратники Урбаши нашли единственно верный выход - подставить ближнего, чтобы отвести гнев главы Дома от своих шей. Стрелочника уже давно назначили наиболее влиятельные соратники Урбаши, нужно было только грамотно направить гнев повелителя.
  - Продажный шакал! Почему его нет на совете? Неужели это его рук дело? Презренный предатель! Пошлите ему шнурок. Три дня ему, чтобы он смыл позор со своей семьи.
  - Повинуюсь Великий, - замысел ближайшего круга соратников Урбаши замечательно удался, но многоопытные волки торгового мира допустили фатальную ошибку.
  Надо сказать что в Доме Аль Акрим практиковали очень жесткую систему наказаний. Проворовавшимся приказчикам, предателям, и прочим повинившимся передавали шнурок, чтобы наказанный сам свел счеты с жизнью. Очень эффективный метод. Высшие управленцы Дома или были стопроцентно преданы ему или умирали. Аль Акримам не нужны были люди знающие секреты Дома и одновременно затащившие обиду на него. Стимулом к свершению такого акта была забота о семье ушедшего с честью. Никто не отнимал у вдов и детей покойного, нажитое неправедным путем, наоборот осиротевших щедро поддерживали и даже принимали в лоно Дома, без каких-либо ущемлений. От того Дом был крепок и монолитен для внешнего врага. А если вдруг заводилась гнильца, то Урбаши имел верный способ как от нее избавиться. Единственным ограничение такой системы являлось наличие у руководителей Дома семьи, и возможность ее контроля. Это условие безукоризненно соблюдалось вот уже на протяжении нескольких поколений. Люди тесно связанные с торговыми секретами Дома, имеющие доступ к его казне в обязательном порядке были примерными семьянинами. Их дома располагались в крепости внутри столицы Фируза, являющейся собственность Дома. Все поездки разрешались при условии, что один из членов семьи оставался в Крепости, либо в исключительных случая семью сопровождал боевой отряд, имевший инструкции уничтожить охраняемое лицо при угрозе его перехвата силами конкурентов.
  Зная об этом и имея прогноз о том, что должно произойти на Конклаве люди Огла стали готовиться к похищению казначея и его семьи. Провернуть эту операцию без согласия похищаемых из хорошо укрепленного объекта было мало выполнимо. Выложить все наши планы и прогнозы казначею - огромный риск, что помешает ему доложить о ситуации Урбаши? И кто знает, может хитроумный фирузец найдет выход из создавшегося положения. Так что на долю службы Огла досталась достаточно нетривиальная задача, зависящая от кучи разных факторов. Для удачной реализации плана нужна была маленькая удача, но зная, какая фортуна изменчивая сука, Огл решил ее немного подтолкнуть. Курбана вкусно накормили в его любимой таверне. О том, сколько стоило Оглу, подкупить шеф повара этого заведения, не хочется и вспоминать. Эта скотина теперь имеет собственный ресторан в не самом плохом районе Балха. По-хорошему надо бы было убрать концы, но наша команда изначально старалась работать честно, там где это возможно. Репутация и еще раз репутация. В общем, к поездке Урбаши на Конклав, его казначей второй день мучился животом и конечно остался дома. Кстати повар опробовал средство на себе, не хотел брать грех на душу, а вот устроить понос чванливому и капризному клиенту - всегда пожалуйста. Хмм... надо уважать людей, готовящих тебе пищу, ну или, по крайней мере, не давать волю эмоциям.
  Как только Огл получил вести, что Аль Акримы в Балхе, его агентура в Фирузе развила бурную деятельность. В первую очередь удалось вытащить казначея на конфиденциальный разговор. Это опять стоило немалых денег. Курбан постоянно находился в окружении телохранителей, а по совместительству наушников главы Дома. Так что, изрядно поломав голову, наши агенты решили провести встречу прямо в кабинете главы одной из служб города, который вызвал казначея Аль Акримов грозным письмом. К слову сказать, чинуша сидел на крючке у агента савахов, который в свою очередь задолжал службе Огла. В кабинете чиновника естественно были наши люди, которые сделали Курбану предложение, от которого он не смог отказаться. До умного финансисты быстро дошла идея о том, что удастся сделать Дому Рогинов на Конклаве и чем это аукнется лично ему. Связаться с Урбаши в столь короткие сроки чтобы предотвратить катастрофу было нереально, тем более мы остановили все платные сообщения по нашей линии быстрой связи на время Конклава, так сказать технический перерыв. Так что даже зашифрованное сообщение на подставные лицо не смогло бы достигнуть цели, другой альтернативы срочно связаться у Аль Акримов не было. Так что наше предложение спасти его шкуру и семью казначей принял на ура.
  С семьей все решили просто. Жена и дети Курбана отправились к теще в гости, что они периодически и делали. Так что этот визит не вызвал особых подозрений. Охраны и соглядатаев, предусмотренных в таких случаях было немного, ведь сам казначей оставался под неусыпным надзором. Так что ее легко нейтрализовали агенты Огла. А вот с идеей о том, как вытащить казначея пришлось повозиться. Выманить в город? А потом устроить маленькую волнушку с его охраной? Риск велик, особенно риск потерять ценного перебежчика. Да и лишняя шумиха нам не к чему. Наследим и на нас спустят всех ищеек Фируза, а еще нужно переправить Курбана Оглы с семьей в далекий Таленгар.
  В итоге в спецоперации пришлось задействовать одного из драконов, которого загодя переправили в заранее подготовленную в уединенном месте базу. Дракон, самец купленный у гномов получил вещи казначея, чтобы ночью найти того по запаху. Оглы с момента принятия решения о бегстве завел привычку ежевечерних прогулок по двору замка, длившихся до темноты. Так что его кража прошла без сучка и задоринки. Небесный всадник подхватил казначея в полной темноте, рептилия ориентировалась вначале на огни замка, а потом на запах, несмотря на всю нереальность произошедшего, кажется никто толком и не понял, как ушел казначей. Дракон изначально был натерт угольной пылью, чтобы панцирь не давал и тени отблеска, а выбранная ночь, была на удивление темной и непроглядной. Дальше наши агенты перебросили казначея и его семью в баронство.
  В итоге операции мы получили сведения о противнике из первых рук. Тайные операции, взятки, финансирование отрядов наемников.... Ценность того, что принес казначей, была неоценимой. Его семью поместили в роскошных апартаментах, а ему восстановили все потерянное состояние, оно того стоило. В цепких руках финансиста долгое время находились все нити Дома Аль Акрим, который к счастью пока еще не дорос до того, чтобы финансировать хотя бы свою службу безопасности и отдельные подразделения из независимых источников. Потому мы обладали исчерпывающей информацией обо всех денежных операциях Дома, а значит и обо всем Доме Аль Акрим. Мы стали планировать его уничтожение. Как оказалось фирузцы были не столь однородны, и история кровавого захвата предками Урбаши власти в Доме тому подтверждение.
  Аль Акримы изначально владели небольшой, но успешной лавкой по продаже ковров. По слухам Акрим Бей сумел сколотить капитал, скупая краденые ковры и ловко переправляя их с контрабандистами в Риттен. Такая схема выгодно отличалась от других, сбывавших ворованное в Фирузе, а потому рано или поздно попадавшихся в руки стражников. Дальше больше, хитрый купец подмял под себя несколько ковровых мануфактур, а потом нашел поддержку в лице аристократов, которым удвоил цену за шерсть, сдаваемую приказчиками беков. Безумный шаг для любого торговца, но не Акрим Бея. Став монополистом, он в короткие сроки сумел помять под себя всех изготовителей ковров в окрестностях столицы. Его сумасшедшая сделка принесла поистине сказочные плоды. Монополия и растущий спрос знати на роскошные ковры принесли миллионы. Но за внешне легким успехом таились огромные связи, в том числе, как и во власти, так и в преступной среде. Эскадры контрабандистов, нечистые на руку наемники, Акрим Бей залил конкурентов кровью. За считанные годы все самые крупные Дома по торговле коврами склонили головы перед Аль Акримами. Поднявшись на вершину, кровожадный Акрим Бей понял, что он не так и велик. Семья Огузов контролировавшая торговлю шелком или дом Фархада аль Бируни монополизировавший виноделие с высока смотрели на нечистого, на руку выскочку. Но их высокомерие вскоре сменилось страхом. Корабли Бея брали на абордаж торговцев с шелком и вином, его наемные банды жгли плантации тутовника и грабили караваны с драгоценным фирузким. Ошеломленные торговцы использовали все свои связи, чтобы отправить Бея на плаху, но все обвинения как будто не касались Дома Аль Акрим. Измотанные войной Бируни и Огузы заключили с Акримами мировое соглашение, потеряв свою независимость. Дома надеялись лишь сохранить толику былого благополучия и жизни своих семей. Так Аль Акримы стали Великим Домом, но именно так они получили брешь в своей ранее безупречной обороне.
  Выходцы из Бируни и Огузов никогда не поднимались высоко в иерархии Дома, окончательное поглощения завоеванных произошло где-то сотню лет назад, но были еще живы патриархи виноделов и шелкопрядов продлявшие магией свою жизнь, а потому ненависть к жестокому врагу все еще тлела в старых семьях. На этом мы и решили сыграть.
  Знаменитое на весь мир фирузкое, божественный нектар, самое желанное вино поэтов и актеров, знати и купцов, предел мечтаний самых требовательных гурманов. Прекрасный букет, свежесть сочных ягод, ни одно вино миро не могло сравниться с изделиями поставляемыми Домом Аль Акрим, который являлся официальным поставщиком Короля Риттена. Но монополия на торговлю вином послужила источником страшных парадоксов. Аль Акримамы в погоне за прибылью производили много вина, часто не совсем качественного, слабоалкогольного и кислого. Получив от Дивана беспрецедентные налоговые льготы и права на монополию, они потеснили даже всемогущих беков, те были вынуждены производить вино только для собственных нужд, но, ни как не на продажу. В наше распоряжение попал весь расклад по вину: список недовольных, посадки винограда, которые, по мнению Аль Акримов должны были быть вырублены в ближайшее время, а самое главное члены семьи Бируни, до сих пор хранившие секреты производства отменного фирузкого и, самое главное, ненависть к захватчикам. Теперь нужно было умело воспользоваться имеющейся информацией и нанести Акримам следующий удар.
  Время работало против нас. Я кожей чувствовал, что Урбаши готовит сокрушительный удар. Люди Огла постоянно мониторили ситуацию вокруг наших владений, держали под контролем все ключевые фигуры Аль Акримов, но нужно было опередить врага, заставить его решать внутренние проблемы и забыть о Доме Рогинов. За месяц после Конклава я пролетел с Дракошей столько, сколько мы не летали за всю предыдущую жизнь. Встречи с беками, капитанами эскадр внутреннего моря, главами служб Дивана и наконец, представителями семьи Бируни. Если с чиновниками и прочей братией встречались нарочито открыто, не скрывая своих намерений, то с потомками Фархада аль Бируни наше предложение обсуждалось в атмосфере строжайшей секретности. Утаить план по попытке уничтожить монополию на вино, было нереально. Поэтому мы сделали это максимально открыто. Случайные оговорки, намеренно сделанная утечка информации, и масса других тщательно по добранных деталей запутали Урбаши.
  
  Глава 3.
  
  Безусловно, появилась уверенность, что Рогины решили производить в Фирузе вино. Но пошатнусь монополию казалось делом безнадежным, более того ключевые фигуры в Диване стабильно отчитывались о безуспешных попытках Рогинов втиснуться в винодельческий рынок. Торговые пути, виноградники и многочисленные винокурни - все это давало уверенность, что таленгарцы даже если и надумают пытаться производить и продавать вино, то наступит это не сегодня и даже не завтра. Да и на тернистом пути винодела можно тысячу раз подставить подножку северным неумехам, не понимающим толк в фирузком. Вообще этим варварам, лакающим горькое безвкусное пиво, не стоит, и замахиваться на производство божественного нектара. Так или почти так думали все, кто хоть сколько-нибудь понимал в текущем положении на рынке фирузкого. Потому некоторые с одобрения Аль Акримов давали нам разрешения на покупку виноградников, продавали убыточные винокурни. Фирузцы затягивали нас на свое поле, где были, несомненно, сильны. Чтобы выкачать еще больше денег нас старались затянуть еще глубже, чтобы однажды разрушить весь карточный домик виноделия таленгарцев в жарком, но таком чужом Фирузе. Но ошибкой Урбаши было, то, что истинной целью было совсем не производство вина.
  Нашей целью было нанесение ущерба Урбаши, при этом было нужно, чтобы потери Аль Акримов были в разы больше наших затрат. Однако по всем расчетам, с учетом явного будущего провала винодельческого дела, убытки Дома Рогинов уже на порядок превышали весь возможный ущерб Акримов от появления конкурента. По оценкам фирузцев мы вложили около трехсот тысяч золотых, действительность была еще хуже, я потратил уже чуть больше миллиона. Такими темпами от денег, возвращенных с продажи плантаций Оргайлам и Западным Домам, останутся рожки да ножки, тем более часть средств выкладывалась в освоение вновь приобретенных земель Мараба. Однако у нашего плана была железная рыночная основа. Вино было очень дорогим, и не в последнюю очередь из-за транспортной составляющей. Капризное фирузком не переносило морской качки, часть слабоалкогольного вина скисала в пути или портилась в подвалах виноторговцев, конечно эти потери были уже учтены, но фирузцы ничего не предпринимали, для того чтобы улучшить положение дел. Монополия и отсутствие альтернативы смирило всех недовольных со сложившейся ситуацией, тем более для вельмож отбирались лучшие бочки, а все остальное сбывалось в бедняцких кварталах. Кислятина зачастую ценилась меньше пива, и торговцы были вынуждены списывать эти убытки.
  Дом Рогинов получил желаемое. Мы переманили виноградарей Бируни, и Аль Акримы не сильно тому препятствовали, все секреты виноделия уже давно были в руках Урбаши, а от того что дом покидали старые враги пригревшие на груди змею предательства Дом становился только сильнее. Но это только одна сторона медали я получил в свое распоряжение персонал знающий процесс виноделия от выращивания лозы до подачи готового напитка на стол. Виноградники, подешевевшие из-за монополии Аль Акримов на продажу вина, достались мне почти задаром. Все ждали, что же мы будем делать с монополией, одни ставили на безумный план контрабанды и, несомненно, провал и проигрышные судебные иски, другие искали кому мы дали взятки, третьи просто думали, что Рогины сошли с ума. У нас же был козырь в рукаве, и теперь предстояло его разыграть.
  Старейшины Дома Бируни были давно полны идей как посчитаться с Акримами, к которым я добавил знания из мира Виктора и технологические возможности нашей, не побоюсь этого слова фабрики, которая выросла из десятка мануфактур находившихся под руководством Фатти. Новые металлы и технологичные детали мы получал от гномов, а вот механизмы, станки и прочее делалось уже с использованием информации из моих снов. Так что, объединив все знания, Бируни сделали прорыв в производстве спиртных напитков. Мы стали изготовлять крепкий напиток путем перегонки вина, не знаю получился ли у нас коньяк, который так ценили знатоки спиртного на Земле, но результат удовлетворил вкус весьма притязательных виноделов. Ко всему, не скупясь на новшества, добавили крепкую, но дешевую водку из виноградного жмыха, наподобие той, что производят Орки и северные королевства людей из смеси пшеницы и каких-то грибов. А самое главное к новой линейки продуктов добавили крепленые вина.
  В целом я не планировал влезать на рынок спиртного, иначе уже бы давно распространил перегонные аппараты по всему северу, спиртные напитки из пшеницы и кукурузы были бы однозначно дешевле тех, что производились из винограда. Однако памятуя о том, что в мире Виктора короли часто объявляют монополию на производство и продажу спиртного или старались снять сливки с этого дела путем разных ухищрений вроде акцизов, я держался подальше от производства алкоголя. Ко тому же пивовары и виноделы всегда были крепкими ребятами, которым не стоило класть палец в рот. Однако война с Акримами предоставила удобный случай заработать и на этом достаточно спорном деле.
  На покупку виноградников, строительство новых винокурен и обустройство работников Бируни ушло всего около двухсот тысяч, львиная же доля из потраченного миллиона пошла на взятки.
  Во-первых, коньяк, водку из жмыха и крепленое вино признали не "вином". Ввели новую бумажку, которая вывела нас за рамки монополии Акримов на производство и торговлю фирузким. И как не бесновался Великий Дом, но решение было принято высоким диваном и не подлежало отмене. Крепкие на напитки пока не были в ходу ни в Риттене, ни в других королевствах, но нас интересовали не продажи коньяка и чачи, а именно крепленого вина. Оно не портилось от качки в море и при транспортировки по суше, и потому, не смотря на большую себестоимость производства, приносила не меньшую прибыль, чем фирузкое. Финт заключался в том, что в Диван предоставили коньяк, чачу и крепленое вино как разновидности одного продукта и самое главное не "вина". Взятками, а где и просто доводами нам удалось добиться своего. Забегая вперед нужно сказать, что впоследствии коньяк и чача стали приносить не меньшую прибыль.
  Во-вторых, при поддержке гильдий пивоваров Риттена, Датлена, Таленгара, Ларога и королевств запада была принята хартия о повышении пошлин на вино. Кислятина Аль Акримов была самым мощным конкурентом пива, и повышение цен на него резко уменьшала продажи фирузкого. К слову наши более крепкие напитки под действия этого документа не попали, так как находились в более высоком ценовом сегменте. Все это требовало взяток, но умеренных, ибо пивовары действительно были разозлены растущей конкуренцией со стороны подешевевшего вина из Фируза.
  Ну и, в-третьих, наши компании стали продавать новые напитки - ром, производимый на сахарном острове, и грубый самогон из низкосортной пшеницы - запуск производства которого давно планировали для решения проблем с частью избыточного зерна, поступающего в счет оплаты за жатки. В конечном итоге столетняя монополия Акримов на рынке спиртного получила сокрушительный удар. Бируни были выделены в отдельный Дом, правда, имевший вассальные обязательства по отношению к Рогинам, до тех пор, пока не будут возвращены мои инвестиции с солиииидным процентом. Таким образом, под боком Акримов появился новый, финансово независимый Дом, всем сердцем ненавидящий Великого Урбаши.
  Провернуть то же самое с шелкопрядами не получалось, но Огузы подсказали еще более верный путь разорить Аль Акримов. Уверен таких диверсий, еще не знал наш мир. Эта операция началась совсем не в Фирузе, а в далеких, жарких джунглях между Мараба и Тха-Рэ, на первый взгляд совсем ни как не связанных с суконным делом Дома Урбаши. Аборигены юга занимались странным даже для них занятием. Все началось с того, что одна из факторий сделала чудаковатый заказ. В чем был подвох так никто и не смог понять. Но возгласы недоверия и обвинения в обмане были сломлены куда как щедрой оплатой. За плотные, способные удержать даже воду корзины, наполненные тем самым странным заказом, фактория платила железными топорами, ножами и наконечниками для стрел. Желающие могли взять тонкую красивую ткань, стеклянные бусы и многое другое, что было по душе. Племена в округе поразила настоящая лихорадка наживы, подумать только даже подросток при должном усердии мог за один день нетрудной работы заработать на отличный нож. К слову сказать, служащих фактории и годы спустя одолевали окрестные племена с предложениями такого товара, но он, конечно, больше уже не принимался.
  Далее с огромной кучей предосторожностей корзины плотно закрытые крышкой переправили в Фируз. Товар шел самыми тайными контрабандистскими путями, самыми извилистыми притоками Темба, на утлых лодках, там, где не могли пройти другие суда. Через джунгли, степи, где караваны с товаром не могли попасться даже самому ответственному таможеннику Фируза, а если такое и случалось, то плата за провоз без досмотра была столь щедрой, что моментально закрывала глаза всем постам беков.
  Если бы не Огузы, жаждавшие реванша, мне бы никогда не пришла в голову ТАКАЯ идея. В одну из ночей из корзин были безжалостно выкинуты миллионы рыжих муравьев. Страшнейший хищник джунглей, перед которым пасовали даже саблезубые тигры, предпочитая убраться с пути стройных шеренг рыжих армий. Колонии, как их еще называли огненных муравьев, сметали все на своем пути. Довезти целыми и не растерять по дороге прожорливых насекомых, было поистине труднейшей задачей. Их обильно кормили заранее запасенными личинками и тухлым мясом, укрывали корзины одеялами в холодные ночи, и, в конце концов, армия безжалостных хищников джунглей достигла своей цели. Муравьи прожили в жарком, но чужом климате Фируза совсем немного, однако этого хватило, чтобы уничтожить девять десятых всех личинок драгоценного тутового шелкопряда. Спаслись лишь колонии, загодя вывезенные Огузами в безопасные рощи, которые ранее были удачно выкуплены моими агентами. Восстановить популяцию гусениц было делом не одного года, и сотен тысяч золотых, а за это время Огузы безусловно могли перещеголять своих старых врагов.
  За всеми этими диверсиями и интригами мы не забывали зарабатывать. Одной рукой устраивая локальный коллапс в Фирузе, другой скупали шелк и вино, провозили его в Риттен, пока не поднялись таможенные сборы и не выросли цены в связи с новостью о катастрофе на плантациях Акримов. Более того мы продолжали скупать излишки даже проведя акцию, фирузцы несколько месяцев блокировали слухи о своих проблемах, а мы набивали закрома товаром цена на который вскоре должна была взлететь до небес. В итоге я рассчитывал если и не заработать, то покрыть львиную долю затрат потраченных на разгром Дома Аль Акрим.
  По большому счету за неполный год нам удалось уничтожить два из трех столпов Великого Дома. Отныне Акримы были полноправными королями лишь на рынке ковров и других шерстяных изделий, а все усилия Дома были направлены на борьбу с проснувшимися от вековой спячки Огузами и Бируни. Конечно, будь у руля дома не вспыльчивый, но мягкотелый Урбаши, а легендарный Акрим Бей, мои владения уже бы давно запылали огнем, а остатки мятежных виноделов и шелкопрядов болтались бы вдоль пыльных фирузких дорог. Но бог миловал нас, Акримы были уже не теми волками, что были готовы перегрызть глотку конкуренту. Оберегая свое могущество, они утратили инициативу, и многие кто ранее безоговорочно поддерживал Дом стали поворачиваться к его врагам в поисках новых источников золота.
  Многочисленные жалобы Урбаши только подлили масла в огонь. Операцию с вином мы провели чисто. Только торговое противостояние и ничего больше. От нового положения дел выиграли и пивовары севера и бюджет Фируза, получивший подати от крепленого вина и более крепких напитков. Выгадали даже беки, которые теперь могли поставлять свое дешевое вино на коньячные мануфактуры, на внутренний рынок монополия Акримов не распространялась. С шелком дела обстояли похуже, но благодаря высоким ценам Огузы кое-что перекрыли по податями, да и предъявить нападение колоний муравьев было делом гиблым. Тем не менее, Акримы сделали такую попытку, закономерно пострадав от насмешек и издевательств, последовавших после такого нелепого, по мнению многих иска. Дом пока еще жил, и не потерял статус Великого, более того почти проиграв, становился наиболее опасен. Загнанный в угол зверь способен на страшный удар. Я и здесь решил не спускать дело на самотек. С самого начала конфликта мы готовились уничтожить силовую мощь Акримов, и для этого была нужна большая приманка и смертельна ловушка. Правила охоты оставались неизменными с древних времен, и мы готовились вонзить свои копья в дикого зверя.
  Как уничтожить несколько сотен элитных бойцов? Атаковать цитадель Акримов в Фирузе? Конечно, нет. Уничтожить такую массу наемников можно только во многочасовом сражении, которое естественно прервут отряды беков, постоянно расквартированные в столице. Нужно выманить противника на свою территорию. Однако атаковать нас в Таленгаре фирузцы скорее всего не решаться. Незнакомая территория, огромное расстояние, просто решить вопрос, наемниками учитывая вновь приобретенный нами статус Великого Дома? Оставались только владения в Мараба. Акримы вполне свободно чувствуют себя на своих бывших территориях и, несомненно, оставили массу сюрпризов и схронов. Возможно, в джунглях есть пару стационарных лагерей наподобие тех, что мы оставляли, уходя с полуострова. Только вот достойной цели не было. Атаковать Сахарный остов после погрома учиненного флотом Торина в бухте Мараба Акримы долго не решаться, да и наша система маяков отбивала охоту у всех потенциальных пиратов. Белая крепость? Возможно, но ее уже пробовали брать штурмом и обломали зубы, да и выгоды не велики. За время войны с Акримами мы пропустили на полуостров достаточно людей, чтобы шпионы донесли до враждебных семей информацию о том, что кроме каучука и фруктов на полуострове нет ничего ценного. Так как достойных целей не наблюдалось, мы стали создавать приманку для фирузцев.
  В центре отнятых у Акримов территорий строили базу. Удобный речной порт, проложенные еще Ланитами широкие дороги к Мараба и всем окрестным факториям, удачное место для крепости, в излучине реки, которая будет прикрывать базу с трех сторон. Крепость должна была в будущем стать перевалочным пунктом, куда бы стекались сахар с острова, каучук с Длинного языка, специи, сухофрукты и лекарственные травы с новых земель. Строили на совесть: высокие стены из камня и дерева, глубокий и широкий ров, система ловушек, катапульты и артиллерия. Единственное упущение - сделанное намеренно - мы привлекли к работе персонал, оставшийся еще со времен Ланитов, четко понимая, что разведка противника оставила немало кротов. Когда крепость была завершена на семьдесят процентов, мы приостановили работы, имитируя недостаток средств. Ров еще не наполнен водой, так как по плану предстояло его еще немного расширить и углубить, три из девяти секций стены были подняты на уровне от фундамента до половины планируемой высоты. Тем не менее, в замок стали демонстративно въезжать караваны телег с окрестных плантаций, выгружаться корабли с Сахарного острова. Вполне логично мы якобы собирали товар для большого каравана, чтобы обезопасить себя от нападений в Фирузе. Так что на складах должна была скопиться масса товара. Получилась отличная приманка и разъяренный неудачами в родном Фирузе Урбаши клюнул на приманку. Тем более многочисленные шпионы дали полный расклад по крепости и ее гарнизону.
  Люди Огла постоянно находившиеся на чеку и благодаря казначею имевшие уши в самых секретных службах Акримов получили информацию о нападении еще до того как первые сотни Акримов стали собираться на границе Фируза и Вольницы. Что двигало Урбаши? Запрет Конклава на вооруженные столкновения довольно строг и все Дома старались его соблюдать. Но в джунглях Мараба все можно было спокойно списать на пиратов, разбойников Сиба или дикарей Тха-Рэ. Риск не так и велик, а добыча, судя по донесениям, должна была восполнить существенную часть потерь понесенных домом за последние месяцы. К тому же лидерам Дома нужен был реванш. Череда поражений уже заставила многих мелких торговцев отколоться от Акримов и уйти к более удачливым Огузам и Бируни, но мелкие ручейки предателей грозили превратиться в бурлящий поток, который камня на камне не оставит от Великого Дома. Потому музалимы Акримов готовили показательный разгром.
  Двухтысячную карательную армию возглавил лично старший сын и наследник Урбаши Алим Рейд. Звания рейда, соответствующее капитану ретайров Риттена, молодой Аль Акрим получил в действующей королевской армии, где начав службу с простого музалима десятка в рекордный срок прошел путь до командира тысячи. За спиной этого молодого, но талантливого полководца были участие в нескольких войнах Фируза с Судахом и королевствами запада, подавление бунтов, и самое главное последняя выигранная война с Оргайлами и кланами Запада. Умный, хитрый и изворотливый Алим умело пользовался закаленными в схватках бойцами Дома. К тому же он присоединил к воинам Акримов сотню своих прежних сослуживцев из действующей армии. Ветераны внесли ряд новшеств, сделавших и без того грозную армию Дома еще более сильной. При этом Акримы не полагаясь только на собственные двенадцать сотен бойцов, наняли три отряда гиордцев общей численностью восемьсот мечей.
  Алим Рейд разделил свое немаленькое войско на две части. Гиордцы под видом каравана следующего из Балха в Тха-Рэ двинулись на десяти судах вниз по Тембу. Опытные наемники уже знали о нашем броненосце, поэтому согласно легенде груз принадлежал союзным нам Оргайлам, что должно было обеспечить безопасность прохода по реке. А там можно было высадиться ближе к фактории, обойдя наш флот, если он патрулирует реку или вообще атаковать с воды, в самом уязвимом месте. Стены защищали факторию только со стороны суши. С реки был лишь небольшой вал, который служил лишь защитой от паводков. Армия Акримов, выйдя за пределы Фируза, исчезла на просторах Вольницы. Многоопытный Рейд лично повел двенадцать сотен по просторам бескрайней степи, да сделал это так ловко, что разом обрубил всех соглядатаев. Так что у нас не было информации о том, куда направился грозный Рейд. В каком месте и когда она выйдет к землям Мараба? Наши планы перехватить отряды противника на марше приказали долго жить. Повторить систему ловушек и засад было бы можно, если бы Акримы шли напролом, а вот нестандартная тактика Рейда и его мобильность спутала все карты.
  Поначалу мы планировали вообще отказаться от ловушки для Алим Рейда. Слишком уж свирепым оказалась дичь, и были все шансы превратиться из охотника в загнанного зверя. Гарнизон нашей фактории был достаточно велик - без малого две сотни бойцов. Так что мы ждали не более шести сотен Акримов, что составляло около трети бойцов Дома и такое кровопускание вполне могло поставить фирузцев на колени. Однако мы никак не ожидали двенадцати сотен опытных вояк да еще с поддержкой из восьмисот лучших наемников мира. Засада планировалась силами двух сотен Рэнди и сотни Торина. Рассчитывали на лучшее вооружение и выучку наших солдат, неожиданный удар по штурмующему факторию врагу и почти равную численность. Но что делать с двухтысячной армией? Получить подкрепление раньше Алим Рейда было нереально - его войска уже на марше. Можно было собрать сотен пять наемников Тха-Рэ, но слабо вооруженных и недисциплинированных, выгода от этих сил была весьма спорной. Оголить Белую Крепость? А вдруг это и есть цель Рейда? Единственное на что можно было рассчитывать - это флот с Сахарного острова - всего три корабля, остальные ушли с товаром в Датлен ну и на звено драконов, которые успевали прийти в южные земли раньше карательной экспедиции Акримов.
  В конце концов, после долгих споров и колебаний мы решили принять бой. Другой возможности встретить противника на подготовленной территории могло и не быть, а находиться в постоянном ожидании удара было совсем несладко. Акримы пока имели возможность нанести нам ощутимый вред и чем скорее они с ней растянутся, тем лучше. Десяток драконов, почти все самцы наших воздушных сил, были переправлены к фактории. Самки по понятным причинам не принимали участие в боевых действиях. Торин таки нанял пять сотен дикарей, бывших ветеранов недавно от гремевшей войны. Но воинов не привлекли к обороне крепости, а раскидали по джунглям с приказом найти армию Рейда и нанести ей максимально возможный урон. На своей земле, действия исподтишка и при помощи ловушек Тха-Рэ имели все шансы проредить карателей. Наш флот перебазировали в укромную бухту недалеко от фактории, через местную агентуру Акримов удалось слить дезинформацию о том, что броненосец стоит на охране Сахарного острова. Одна из сотен Рэнди пополнила гарнизон фактории, другая объединившись с сотней Торина растворилась в близлежащих джунглях. Драконы имели несколько баз: одну в крепости и ряд помостов в джунглях, где на вершинах деревьев имелось питье и еда для ящеров и небольшое охранение.
  Танцы с Акримами начались сразу же, как только их войска пересели границу с Мараба. Пять сотен дикарей рассредоточенных по самым удобным маршрутам едва не проворонили ушлого Рейда, которого встретили местные проводники и, несмотря на кишащие змеями и насекомыми джунгли повели отряд по едва заметным тропам. К нашей удачи одной из сотен Тха-Рэ удалось обнаружить фирузцев, неприученных двигаться по густому лесу также бесшумно как это делали местные жители. Вырубка тропы, костры на стоянках для обсушки и самое главное вьючные животные, которые заменили телеги Акримам, привлекли внимание, как окрестных племен, так и наших дозоров.
  Сотни Тха-Рэ стали стягиваться вдоль вектора движения фирузцев и устраивать всевозможные засады и ловушки, но противник был наслышан о нашей тактике партизанской войны, а потому сумел противопоставить моим наемникам адекватный ответ. Часть местных племен осталась верной прежним хозяевам и две сотни бойцов облаком дозоров окутали колонну Рейда. Опытные лесовики вычисляли наши ловушки, контратаковали засады, пользуясь поддержкой фирузких штурмовиков. Тха-Рэ лишь немного задержали армию Алима, но именно это и было их истинной целью, сильно пощипать многоопытного Рейда имеющего численный перевес в мечах и магии было бы слишком самонадеянным. Тем более его войско провело в джунглях не один сезон и знало все уловки местных вояк.
  Однако самое главное у нас получилось. Гиордцы как не пытались подгадать свое прибытие в Мараба к моменту прихода войск Рейда, все же пришли намного раньше. Найти огромный флот даже в многочисленных притоках Темба не составила труда. Драконы постоянно патрулировал реку и как только корабли противника встали в укромной бухте мы приступили к реализации своих домашних заготовок. Года три назад я запустил программу по подготовке специального подразделения. Мы набирали магов с небольшими способностями. Большая часть из них уходила связниками в таверны или к Фатти, тот носился с идеей создания производства, где в качестве движущей силы станков, молотов, и прочего служила бы магическая энергия. Люди с крохотным магическим даром обходились не дороже любого ремесленника, а вот при рациональном использовании их дара, мог получиться вполне себе приличный бонус. Но если среди недомагов оказывались люди с авантюрным характером, стражники, охранники караванов, в общем, все кто как-то желал иметь дело с клинком, их тщательно отбирали подчиненные лично мне наставники.
  Пока в моем распоряжении были не более двух десятков бойцов, еще полсотни проходили обучение. Помимо общефизического развития, навыков работы с индивидуальным оружием и порохом, эти бойцы тренировали свой небольшой дар. Из числа выпускников своей школы в Мараба я взял пятерку боевых пловцов. Маги, работая с водой и воздухом, могли продержаться в толще воды до получаса, пока не иссякнут скромные резервы. Методику подготовки пловцов нашли случайно, у ныряльщиков за жемчугом, которые пользовались своим даром чисто интуитивно. Двое подошли к нам по возрасту сразу, еще троих обучил нанятый нами старик, который и передал свое умение вначале двум внукам, а потом троим найденным нами талантам. В этом мире, где к магии относились как к божественному могуществу, никому не приходило в голову использовать дар для столь простых целей. Академики из адептов воды предпочитали стоять над морской гладью, создавать воронки или огромные стены из морской воды, а вот просто проплыть несколько сотен метров под водой.... Зачем? Нам это было нужно. Боевые пловцы, могущие незаметно для врага преодолеть огромное расстояние. Их магический фон вполне органично вписывался в наш мир, не вызывая тревог у сторожевых магов. Многие вообще не могли почувствовать столь малое возмущение. Так что в моем распоряжении было идеальное средство доставки чего-то каверзного до кораблей противника. Осталось только изобрести убойную бомбу. Люди Фатти достойно справились с поставленной задачей, правда то была заслуга случая, но победителей не судят. Пытаясь разобраться с принципом действия самовосстанавливающихся агрегатов Цецилии, Фатти строил одну модель за другой, пока одна из них, выполненная из небольшого накопителя, и толики кления не снесла целую лабораторию с парой ассистентов. Работы по артефактам после этого не свернули, однако ввел ряд мер безопасности. При этом получили идею разработки новых бомб, более мощных, чем пороховые. Правда их цена получалась еще больше: кления расходовали почти столько же, да еще и недешевые накопители. Но в некоторых случаях они того стоили и в том числе под водой.
  Ограниченные грузоподъемностью драконов, мы взяли всего три довольно увесистых бомбы, драконы помимо всадников несли еще пятерку пловцов, запас провизии и воды. Люди Огла максимально отработали места, где мы могли передохнуть, но несколько участков не имели оборудованных стоянок и в расчете на то, что там придется грузить на ящеров больше еды и питья, брали минимум груза. Два пловца могли транспортировать одну мину, так что для двух зарядов хватало четверки бойцов, пятый шел на подстраховке. Команду доставили на легких каноэ поближе к гавани, где укрылся десяток кораблей гиордцев. Пловцы ушли в ночь. О том, что операция прошла успешно мы узнали задолго до того как наши воины поднялись на борт, два глухих взрыва, а потом треск и огромное зарево взметнувшееся в глубине леса. Вся команда вернулась целехонькой, слишком новой была наша тактика для гиордцев. Боевые пловцы - обычное явление в мире Виктора, но сегодня боевое крещение приняли первые подводники моего мира. Утром разведчики донесли, что удалось потопить два корабля противника, и еще два стоявших по соседству сильно пострадали от пожара. Теперь у наемников было два выхода: атаковать крепость самостоятельно или смириться с потерей кораблей и ждать армию Рейда.
  
  Глава 4.
  
  Бухта была выбрана гиордцами не в последнюю очередь из-за отсутствия на побережье деревьев. Широкая песчаная коса давала отдых от вечно снующих в кронах деревьев кровососущих насекомых, змей и других мелких гадов. Лагерь, по строгой военной науке, огораживали брустверы из бревен высотой почти в человеческой рост, укрепленные кольями и песчаным валом. Площадку перед стеной гиордцы усеяли купленным, скорее всего в наших торговых лавках чесноком. Кто нас дернул сделать этот проект коммерческим? В общем, атаковать одну из лучших пехот мира с суши было делом самоубийственным. И капитан гиордцев довольно обоснованно чувствовал себя безопасности и вполне мог подождать нашего нападения на удобной позиции, а потом присоединиться к Акримам в захвате фактории. Конечно, потеря судов была огорчительной, но за корабли отвечал человек Акримов, а капитан заботился лишь о сохранении своих отрядов, которые, к слову сказать, почти не пострадали от ночных взрывов, так как на борту была лишь дежурная смена.
  Но у нас в кармане был еще один неприятный сюрприз. Днем десяток драконов в буквальном смысле налетал на лагерь противника. Палатки гиордцев были расположены максимально тесно, лагерь с трудом вмещал восемь сотен бойцов. Так что три десятка гранат собрали богатую жатву. В этом мире еще не умели прятаться от бомбардировки, да и оружия, чтобы достать высоко летящих драконов тоже не было. Немногочисленные стрелы лишь бессильно отлетали от панцирей ящеров. Потому мой десяток отбомбился спокойно и вдумчиво, выцеливая крупные скопления солдат и нанося максимальный урон. Под конец двойки драконов отработанным маневром спикировали вниз и каждый из небесных всадников сделал по два выстрела картечью, увеличивая и без того огромные потери наемников. Драконы безнаказанно ушли в сторону фактории, оставив на время ошеломленного противника.
  На самом деле понимая, что капитаны гиордцев вскоре выработают тактику против воздушных нападений или попросту уведут отряды под защиту джунглей, мы заранее оборудовали помост на малодоступном с суши речном острове. Приземлившись, всадники пополнили запасы бомб, получили от подручных заряжённые пороховики, оставив взамен те, что были использованы в первой атаке и ринулись обратно. Заходили мы по широкой дуге, понимая, что все внимание дозорных будет обращено в сторону, откуда мы прилетели в первый раз. Как оказалось, можно было и не мудрить с этим, противник посчитал, что драконы уходят в факторию, а потому есть еще достаточно времени, чтобы аккуратно свернуть лагерь, так, что мы застали гиордцев в той же тесноте внутри бруствера, ставшего смертельной ловушкой для своих хозяев. Последовала новая серия бомб, и душ из картечи. Будь наемники в доспехах или не так скучены, жертв было бы немного, но в лагере и в такой жаре в броне находилась лишь полусотня дозорных, остальных мы застали врасплох. По моей оценке после двух налетов наемники потеряли около сотни убитыми, не так много для шестидесяти драгоценных гранат, но к этому числу надо добавить не менее двух сотен раненых, дни которых в жуткой антисанитарии джунглей, скорее всего, были сочтены. К тому же мы лишили гиордцев их знаменитой мобильности. Бегать по лесу с такой кучей раненых та еще задача.
  И тут судьба преподнесла нам еще один подарок, который мы-то ждали как минимум после третьего или четвертого налета. В чью-то умную голову пришла мысль, что мы берем заряды где-то поблизости, в лес рвануло несколько боевых групп по полусотни наемников, два корабля с экипажами по восемь десятков человек стремительно понеслись вниз по реке. Пехоту встретила сотня Торина, натасканная на войну в джунглях и усиленная сотней Рэнди. Засада, которую наши воины оборудовали и замаскировали несколько дней назад, сработала как часы. Разгневанных, а потому плохо соображающих гиордцев вначале под пустили поближе, а потом нашинковали свинцом и арбалетными болтами, остатки добили в яростной, но короткой рукопашной. Корабли на излучине поджидали "Броненосец", "Акрам" и "Льдинка". Суда попросту потопили артиллерийским огнем. Развивая преимущество, флот подошел вплотную к лагерю гиордцев, а пехота прижала остатки армии наемников к реке. Оказавшись между двух огней, они сдались без боя.
  Безусловно, часть гиордцев смогла просочиться сквозь наши заслоны, и скорее всего Алим Рейд уже знал, что его армия стала почти на половину меньше. К тому же блокада фактории теряла смысл. Не имея флот, Акримы должны были смириться с тем, что мы можем спокойно перекидывать в крепость пополнение и продукты. Однако и моя армия теряла фактор неожиданности, опытные гиордцы с большой долей вероятности принесли Рейду информацию о нашей численности, вооружении и тактики. Талантливый полководец если все же решится на штурм фактории, то придет во всеоружии. Пришлось отказаться от первоначального плана - разделить силы и оставить две сотни в джунглях, плотные патрули разведчиков Акримов буквально ощупывали каждый дюйм джунглей, это сильно замедлило продвижение противника, но однозначно исключало возможность эффективной засады. Кстати моих наемников Тха-Рэ изрядно пощипали. Рейд организовал несколько мобильных групп, костяк которых состоял из двух-трех десятков латников и такого же числа дикарей. Группы ускоренным маршем двигались по следам наших диверсантов и, найдя их, навязывали бой. Дикари в связке с латниками и магами громили наши летучие отряды на раз. Потеряв около двух сотен, Тха-Рэ откатились в джунгли. Рэнди поставил им задачу окружить колонну Акримов более широким кольцом, не вступать в битву и ждать.
  Все-таки Рейд решил продолжить начатое. Слишком далеко все зашло, и гордый наследник не мог вернуться к отцу с пустыми руками. Как только донесли, что Акримы продолжают следовать к фактории, стал вырисовываться их план. Рейд шел не за добычей. Око за око. Нас не хотели грабить, нам просто хотели нанести максимально возможный ущерб. Противник быстро перенял нашу тактику и пытался обернуть ее против нас. Алима не остановила потеря всего флота, перевезти же ценности по джунглям без повозок было невозможно, значит, противник и не рассчитывал что-то получить с этой операции. Исходя из этого, и надо играть. Фактория изначально строилась как огромная ловушка. Сахара и других товаров мы завезли ровно столько, сколько хватило для того чтобы убедить противника в серьезности наших намерений. Сахар был лишь во внешних мешках, внутренний слой стройных башенок из мешков наполнял морской песок, который в изобилии покрывал пляжи острова. Мешки с "сухофруктами" набили листьями и несъедобными плодами, тару под каучук заполнили грунтом, лишь сверху прикрыв толикой полезного товара. Пришлось завести краску, слоновую кость и пряности, но их уже давно вывезли в безопасное место. Так что в принципе нам было нечего терять, кроме самого ценного ресурса - людей. Что задумал Рейд, ведь его должны были напугать слухи о бомбах, порохе и драконах? По плану мы хотели вначале устроить фирузцам бойню на недостроенной стене, где приготовили массу сюрпризов, а потом нанести еще один удар, заманив внутрь крепости, где из мешков с песком уже были собраны новые бастионы. Однако понимая, что настороженный разгромом гиордцев Рейд будет действовать нестандартно, схему действий пришлось менять.
  На стенах оставили лишь дозорных в башнях, остальное воинство имитировали пленные гиордцы, которых предварительно связали, заткнули кляпами рты и одели в нашу броню. К некоторым для достоверности даже привязали имитацию ружей. Вдоль огневых позиций вместо привычных пушек поставили наскоро собранные грубые деревянные поделки, правда, раскрашенные и прикрытые башенными щитами. Для достоверности пришлось пожертвовать несколькими стрелометами, катапультами и одной пушкой, позиция которой позволяла произвести первый эффективный выстрел. Основная же армия из двух сотен гарнизона и трех сотен элитных бойцов Рэнди и Торина укрылась во внутренней части фактории.
  Алим Рейд не спешил, его роты плотно взяли факторию в полукольцо. Джунгли скрывали от возможных налетов драконов построения пехоты. Разведчики прощупывали леса вокруг на предмет засад и схронов. Атака началась лишь когда Акримы убедились, что не получат неожиданный удар в тыл. Пара рот пехоты начала прощупывание нашей жидкой обороны, но не успели они выйти из леса как получили мощный залп из стрелометов, катапульт снаряженных гранатами и пушки. Для людей не знакомых с пороховиками наша имитация обстрела смотрелась весьма убедительно, тем более часть внимания была отвлечена поднявшимися над крепостью драконами. Музалимы Рейда были убеждены, что таленгарцы будут драться всерьез, и разыграли свой главный козырь. Тройка магов уровня Болго Пламенного, по совокупности сил мало уступающая архимагу нанесла сокрушительный удар по стене. Энергетические волны, пламя, гигантские глыбы льда и воздушные молоты обрушились на укрепления. Противник вложил почти все в один удар, подавил слабенькие наведенные щиты моих магов, действующих на расстоянии, и уничтожил все живое, что находилось на стене. Катапульты, стрелометы, единственная пушка, несчастные пленные в один миг были искорежены, сожжены или попросту стерты с лица земли. Следом не заставила ждать себя атака двух полнокровных батальонов Акримов.
  Размахивая тяжелыми ятаганами, выпуская стрелу за стрелой, фирузцы ворвались в крепость. Всего в защитной стене было два полноценных прохода, слава богам первый удар не увеличил их количество. Хорошо, что сразу отказались от идеи строить бутафорские стены, иначе сейчас акримы бы полезли из всех щелей. А так они дисциплинированно атаковали два выделенных направления. Ровные, высокие штабеля мешков с песком вывели музалимов прямо на батареи артиллерии зараженной картечью. То, что произошло дальше можно назвать только одним словом - "бойня". Фанатично преданные Дому воины рвались вперед, но залпы орудий сменялись дробью пороховиков и шелестом арбалетов. Те же, кто пережил огненный шторм, накатывались на стену гестов закрытых башенными щитами, частоколом копий и постоянно огрызающихся тяжелыми молотами. Потом все повторялось сначала. Но Алим Рейд не был бы самим собой, если бы не сумел вовремя остановить безумную атаку и вырваться из ловушки. Потеряв чуть больше половины батальона акримы стали отступать. Но спокойно уйти им конечно не дали. Центр поля утюжили небесные всадники, носясь за наиболее крупными скоплениями врага. Отличная привычка отступать строем сегодня сыграла с фирузцами злую шутку. Гранаты не причинили бронированным солдатам Дома такой же вред как бездоспешными гиордцам, но потери были велики. К тому же налеты с воздуха внесли панику в ряды отступающих и наши десятки мечников в связке с магами контратаковали бегущего врага. Правда, Рэнди и Торин разумно остановили разгоряченных воинов, вернув их под защиту стен. Однако убитыми и ранеными Рейд потерял половину армии, атаковать нас вновь у него уже явно не было сил. Но и моих сотен было маловато для решительной победы. И тогда пришло время говорить. Встречу устроили посреди поля. Поводом к перемирию послужила просьба акримов забрать раненых и похоронить павших.
  - Сколько нужно дней Алим Рейд?
  - Двух дней будет вполне достаточно.
  - Что же не имею ничего против.
  - Барон, может пора это все закончить?
  - Странный вопрос, это ВЫ, на моей земле.
  - Вы сами знаете, что мы пришли мстить.
  - Да ну, за что же?
  - Не прикидываетесь невинной овечкой, барон, это ведь Ваши головорезы разгромили мануфактуры в Фирузе. Или будете отрицать?
  - Зачем же, да мои, но только после того как Ваши разгромили плантации к Востоку от Мараба. Или будете отрицать?
  - Нет. Поверьте, я и мой отец были против этого, наш представитель на юге сделал ошибку.
  - Давайте не будем списывать вину на подчиненных. Урбаши Аль Акрим глава Дома, и он в ответе за ВСЕ действия воинов Дома.
  - Признаю, барон, вы в своем праве. Но война это плохо для торговли, я считаю, что Акримам и Рогинам пора примириться.
  - А смысл?
  - Смысл в том барон, что возможно вы и победили в нескольких сражениях, но Дому Акримов все еще по силам сделать Вас легкой добычей для тех, же Оргайлов, которые не преминут воспользоваться Вашей слабостью.
  - Уполномочены ли вы вести дела от имени Дома?
  - Да, при мне все документы, наделяющие меня правом заключать сделки и соглашения от имени Дома, заверенные рукой моего отца. Он, предполагал, молодые легче поймут друг друга.
  - Что же не будем ходить вокруг да около. Мне нужна контрибуция в размере двух миллионов золотых наличными либо долговая расписка Дома со сроком погашения сегодня и штрафом за несвоевременную уплату в десять процентов годовых, вексель должен быть обеспечен всем движимым и недвижимым имуществом Дома.
  - Вы сошли с ума? За что контрибуция? Акримы потеряли гораздо больше в этой войне.
  - Не я ее развязал. Да и сегодняшние Ваши потери плод агрессии Акримов. Я лишь хочу вернуть все затраты понесенные мной для защиты своего имущества.
  - Барон, внемлите голосу разума, за два миллиона я б мог нанять двух архимагов с учениками и они отправили бы все ваше имущество к Скарингу.
  - Это вы подумайте Алим Рейд. У вас нет двух миллионов, так что мечты о архимагах можете, смело отложить на потом. А сейчас мои люди довершат разгром вашего войска. Либо просто отпустят восвояси. В принципе уже нет никакой разницы. Ваши же владения в Фирузе, оставшиеся под охраной наемников и в лучшем случае одного полнокровного батальона, атакуют мои силы, во главе с купленным как раз таки за миллион архимагом. Второй миллион я планировал потратить на взятки в Риттене, чтобы замять дело о нападении на Вашу резиденцию. Так что возместите мне мои потери и МИР.
  - Хмммм....... да вы меня озадачили, а если это блеф?
  - Мы через два дня стянем верные нам отряды Тха-Рэ и выгрузим сотен пять-шесть моряков. Ваши маги к тому времени восстановят лишь крохи своих сил. Так что останется лишь раздавить Вас. Или бросите раненых? Тоже выход, но ведь не факт что уйдете от нас по джунглям. У нас драконы дикари.... А тем временем мой друг в Фирузе атакует Дом, всем, что ему удалось собрать.
  - Что же, как вы видите сделку? Будет ли достаточно моего слова?
  - Конечно, нет. И не надо хвататься за меч, это не оскорбление, но интересы Дома могут не совпасть с Вашей позицией, а там суды... суды... Так, что для безопасности Рогинов сделку заключим у наместника Мараба, а вы побудете у меня в гостях до того момента как канцелярия Конклава подтвердит Ваши права и утвердит соглашение между Великими Домами.
  - Я вижу, вы все продумали?
  - Мы давно Вас ждали.
  - Что же я подумаю над Вашим предложением.
  - У вас ровно день. Завтра мы начнем стягивать силы к фактории, а в Фируз уйдет гонец с приказом начинать.
  В итоге Рейда я дожал. Урбаши попытался брыкаться, но припертый соглашением, которое я сразу, же после верификации продал ушлым Нитам, с двадцати процентным дисконтом, вынужден был согласиться. Бодаться еще и с Нитами, которые в любой момент могли потребовать СВОИ деньги, Акримам было не с руки. Торговая война между Великими Домами Акримов и Рогинов закончилась.
  
  Глава 5.
  
  - Эхе-хе, арматора Гормета, наверное, по миру пустили, а я ведь ему сбывал свои канаты.
  - А что случилось?
  - Пираты.
  - Да.... постой у него ведь вроде три корабля, и пара сотен ловких ребят?
  - Так-то оно так, только поговаривают, что вначале корабли разметало штормом, а потом их по одному встретили, около бухты где они обычно пополняют запасы воды.
  - Видно бес предательство здесь не обошлось?
  - Да уж, у морских чертей везде свои уши.
  - О чем горюете досточтимые?
  - А Илим, да мы тут обсуждаем недобрые вести о торговом караване уважаемого Гормета.
  - Почтенные ваши новости дааавно устарели. Арматор уже снарядил новый флот, и, судя по слухам кое-кому из морских дьяволов не поздоровиться. Говорят купцы Барна, Холена и Стура собрали большой флот и хотят очистить Алеанские острова от пиратов.
  - Ого, не знал что Гормет так богат. Говоришь новый флот? Видно меньше прежнего да из стареньких кораблей?
  - Ошибаетесь, лично видел три новых корабля. Пригнали их прямо с верфей Трорура. Красавцы. Быстроходные, новенькие, вместительные - мечта любого купца.
  - Видно, родня жены помогла, семья Гормета ведь не богата?
  - И тут ошибочка, деньги выплатит Великий Дом Рогинов.
  - ???
  - Помните, в прошлом году на собрании купеческого совета выступал их приказчик, с идеей как его??? Э.... "страхового" общества? Я тогда честно сказать ничего не докумекал и грешным делом подумал, что Рогины хотят обвести нас вокруг пальца. Что-то вроде кассы взаимопомощи у датленцев. Так вот Гормет поверил, и как его не отговаривали, вложил в это самое общество немалые деньги, говорят, где-то десятую часть от стоимости всего флота бухнул. Как оказалось, не зря.
  - Ты Илим голову нам не морочь. Что же по твоим словам выходит, Гормет за каждый золотой, вдесятеро получил. В чем выгода Великого Дома? Не в жизнь не поверю, что один из Великих где-то кому то отдал денег просто так.
  - Так Рогины насобирали денег, скажем с одиннадцати купцов. А ограбили одного из них, так что Великий Дом восстановил стоимость Гормету, а одну десятую положил себе в карман. В следующем году, думаю, еще больше денег им понесут.
  - О как, ловко. А случись, два флота потеряются?
  - Ну, тут я тоже ничего не могу понять, но видно выгодное это дело раз Великий Дом его начал, да и нам простым купцам тоже интересно.
  - Опять ты Илим, мне-то на что? У меня кораблей нет.
  - Дядюшка Изекиль, они ведь деньги принимают и на случай пожаров, и грабежа, и даже не приведи боги увечий и смерти. Но лучше к ним сходить, они доходчивее объясняют.
  ...........
  - Что за депозрит такой, а??? Куда ты курва деньги дела? Матери да братьям своим, небось, все отдала или покутила с полюбовником? Убью гадина!!!
  - Астастушка, милый, да гляди ты сюда, вот бумага гербовая с печатаю Великого Дома, все до последней монетки там. На деньги те идут проценты, так что этот год мы с детьми и суммы не уменьшали и прожили в доставке. А отложим еще чуток, и ты вообще сможешь отойти от дел.
  - Дура ты баба. Я лямку в дальних походах тяну, а ты чистое золото на драные бумажки с писульками меняешь. Ах ты тварь, за каждый золотой моей кровью плачено, а ты..... убью....
  - Аааааа....
  - Батя не дури, отпусти мать.
  - Ты щенок поуказывай еще отцу. Где был ты молокосос, когда эта дура золото наше своими руками сквалыжникам на блюдечке отнесла?
  - Остынь отец. Совет мы держали с Орихом-кузнецом и вдовой ростовщика Нидой, да много еще с кем.
  - И что они тоже отнесли?!?
  - Пап, посмотри внимательно, честно там все, процент невелик, зато Великий Дом за нашими деньгами. Они их в оборот пускают, получают прибыли да нам исправно платят за пользование деньгами. А захоти мы золото домой вернуть в любой меняльной лавке Рогинов можно их обратно получить. Только если до срока мы дотерпим, то все проценты наши, заберем раньше - вернут золото сполна, но и без довеска. Я думаю, по справедливости все.
  - Хмм..... давай-ка сынок беги за кузнецом, надо с ним обмозговать это дело, а ты жена чего встала, накрывай на стол или не рада мужнему возвращению?
  - Ой, дурак....
  - Цыц дура....
  .........
  - Эй, купчина, много денег везешь?
  - Пяток золотых, да немного серебра.
  - Ты что жирдяй издеваешься? А если мы тебя к той ветке подвесим? За яйца?
  - Ээээ.... не надо меня вешать. Обыщите лучше. Как есть господа разбойники, ничего не везу. Я ведь только приказчик, а хозяин денег не дал.
  - А возы зачем?
  - Так в столицу еду, сукно, железо, вина и пряностей для лавки купить.
  - Вот ты и попался, дурень. Если денег нет, на что покупать будешь? Так и знай, урод, мы тебе вначале пятки поджарим и вытрясем из твоего жирного брюха все золото. А если ты у нас упрямый, то все одно разберем твои телеги по досточкам, а золото найдем. Только тебе от этого только труднее умирать придется. В последний раз спрашиваю, где золото?
  - Нет золота.
  - Каран займ.....
  - Да подождите вы, дайте объяснить.
  -Созрел голубчик, оно правильно, зачем себя и меня мучить, ты не смотри что мы разбойники душегубство и нам не по душе....
  - Вот, бумаги у меня вместо золота.
  - Ты что опять????
  - Да дослушайте же. То не просто бумажки, а долговые записи Великого Дома Рогинов, по ним податель бумаги получит золото в меняльной лавке Дома.
  - А ну-ка, ты, что хочешь сказать, что вместо этой бумажки Рогины отдадут сотню полновесных золотых?
  - О, вы читаете... Да именно сотню, но не каждому, а тому на кого вексель выписан. Хозяин вписал сюда досточтимых купцов Урдана и Бьерха у которых я и должен взять товар. А те потом получат золото в лавке Дома.
  - Хитро. Так у тебя точно ничего нет?
  - Ну, говорю же, теперь только эти бумаги буду возить. И нам спокойнее и вам соблазну меньше.
  - Цыц, а что за товар в телегах.
  - Овощи да зерно, взяли, чтобы порожними не ехать, но на них сейчас цены смешные.
  - Что ребят делать будем?
  - Убьем гада, да попытаем счастья золото получить?
  - Э не, слыхал я хитростей у этих Рогинов полно, да и связываться с Великим Домом..... Хмммм.... Ты приказчик, монеты, что есть, отдай, они тебе без надобности. Да и ребята мои отберут себе кое-что из продуктов. Телеги твои не тронем, ну а ты помалкивай, мы никого не убили, да и вы немного потеряли. Да и дальше трогать вас не будем, раз уж такие хитрые. Но если увяжется за нами стража, из подземки достану....
  - Нет, нет господа. Хозяин специально дал мне немного монет, чтобы вас задобрить и телеги сохранить.
  Разговоры про страховые общества, векселя и депозиты прокатились по всем человеческим королевствам. Где-то с подачи людей Огла, где-то сами по себе. Удачные для клиентов операции, такие как с купцом Горметом сильно били по кошельку, но реклама привлекала к нам десятки новых клиентов. Выступления старшин кварталов, публичные благодарности купцов, мальчишки, раздающие красочные листовки, и даже небольшая газета для которой Фатти, по моей подсказке, пришлось сконструировать печатный пресс. Такой агрессивной рекламы наш немного наивный мир еще не знал. Поток золота стремительно набирал мощь. Я запустил то, что в мире Виктора называли Банком. Даже скорее не Банк, а дикую смесь банковской, страховой, и инвестиционной деятельности. Ростовщичество мы не трогали, так как пока не были готовы к конкуренции с Нитами, а вот собирать деньги научились изрядно. Страховые общества, получение денег в рост, и самое главное векселя оставляли в нашей кассе огромные суммы. Однако пока на первом этапе наша деятельность больше походила на пирамиду, проценты и страховые случаи покрывались за счет новых вкладов, а деньги лежали в хранилищах в бездействии. По уму нужно было ссужать деньги направо и налево, но Ниты... Немного спасали положение проценты по учету векселей, но огромные массы золота просто требовали действия. И конечно были наработки, как заставить эту реку лить золото на нашу мельницу.
  Мало кто рисковал кредитовать королей. Капризные и своевольные монархи могли решить проблему долга одним махом: казнив заемщика, или, что было более гуманным, выслав из страны. Но финансовые воротилы из мира Виктора давно знали, как обойти эту проблему. Рынок государственных займов был просто находкой. Короли занимали охотно и много, как правило, состригая "шерсть" с Великих Домов и наиболее богатых купцов. "Золотые мешки", понимая, что долг и обещанные проценты будут возвращаться оооочень долго, всячески уклонялись от этой "почетной" обязанности. Так что рынок был пуст и сулил немалые прибыли при должной ловкости и изворотливости.
  Первый пробную операцию провернули в довольно зажиточном на фоне полунищих соседей западном королевстве. Ордо славился храбрыми воинами, отряды которых наемничали по всему миру и прилежно отправляли золото домой. К тому же прибрежные города активно развивали торговлю с Датленом и Южными королевствами. Тут-то монарх Ордо и столкнулся с Братством Ветра. Архипелаг островов расположенный напротив побережья, немного южнее столицы изобиловал пиратскими гаванями. Мели и рифы превратили гавани в неприступную крепость. Авантюристы со всего мира пополняли и без того широкие ряды Братсва. По слухам пираты и контрабандисты могли снарядить флот в полсотни галер, и это не считая нескольких сотен утлых рыбацких суденышек, которые промышляли разбоем вдоль всего побережья. Среди членов Братства Ветра были искатели приключений со всех уголков мира, даже ходили упорные слухи, что одним из капитанов был гном. Это притом, что карлики смертельно боятся воды, да и за пределами гномьих королевств их жило совсем немного. В общем, разношерстая морская братия грабила все, что ходило по морю, сильно затрудняя торговлю и рыболовство. Пираты боялись лишь датленцев, грабить которых было себе дороже. К тому же северяне после нескольких нападений на свои корабли, блокировали Алеанские острова огромным флотом. Поговаривают, что после таких мер главы Братства обязались не трогать корабли суровых северных мореплавателей. Так что пираты с двойным рвением набросились на более удобную добычу - купцов Ордо и соседних королевств. Попытки урезонить распоясавшихся флибустьеров оканчивались ничем. Соседи были откровенно слабы, а Ордо явно не хватало денег на полномасштабную операцию. Королевство вяло искало денег, чтобы раз и навсегда решить проблему. Но после того как дерзкие авантюристы провели высадку и захватили небольшой город на побережье, король был готов на любые жертвы, чтобы остановить бесчинства Братства. Но, ни щедрые проценты, ни угрозы, ни посулы монопольной торговли не привлекли, ни один из Домов. Тогда в игру вступили мы.
  Гормет был как раз купцом из Ордо, и как только он получил деньги на новые корабли, мы застраховали чуть ли не весь флот королевства. Так что теперь чем меньше будут потери Ордо от пиратства тем больше будет наш личный заработок. Премия за риск в десять процентов рассчитанная нами могла и не покрыть расходов, если Братство и дальше решит терроризировать побережье. Собрав с купцов Ордо и соседних королевств, что-то около полумиллиона золотом страховых взносов наши приказчики приступили к реализации сделки. Десятки встреч, переговоры, взятки, торговые уступки и посулы протолкнули наш проект в приемную короля Ордо. Там в дело вступила "тяжелая магия", подкупленные казначей и герцог Торд, по совместительству двоюродный брат короля, сумели убедить венценосную особу, в том, что заем на условиях Рогинов единственный способ урезонить Братство.
  Суть сделки для короля выглядела так: Рогины предоставляют заем, под пятнадцать процентов годовых, деньги должны были быть направлены на наем флота для нанесения удара по Братству.
  Для герцога Торда и казначея картина пополнялась еще и тем, что Дом за теперь уже деньги КАЗНЫ представит наемников и флот, а королевство снарядит баржи для высадки единственного пехотного легиона Ордо на архипелаг Братства. То есть Дом выдает кредит, но деньги даже не попадают в казначейство, а уходят напрямую наемникам. Конечно, все заинтересованные стороны в лице родственников и соратников короля получают свою долю пирога в виде взяток.
  Для меня же картина выглядела следующим образом. Мы собрали золото с подданных Ордо, это же золото на бумаге ссудили королевству под щедрый процент и на него же наняли свой собственный флот для решения проблем с Братвом, которое, к слову сказать, немало досаждало и моему собственному флоту, везущему товар из Мараба в Датлен и дальше кланам орков. Проект получался сверхприбыльным. Если братство будет урезонено, то не будет страховых случаев, а значит все полмиллиона золотом от страховки можно с чистой совестью положить в карман. К тому же за работу по очистке моря от Братсва, которую Дом и так планировал сделать совместно с несколькими крупными арматорами Датлена и Трорура, мы получали полмиллиона от королевства, которое теперь должно было выплатить эти деньги по кредиту в течение трех лет. Учитывая, что на военную операцию планировали потратить около двухсот тысяч, в сухом остатке оставалось триста тысяч золотом и долг на полмиллиона от короля Ордо с солидными процентами. Правда оставалась немаленькая проблема с пиратскими островами, но ключи от этой крепости были уже в руках Огла.
  Братство особо не скрывалось. Схема их защиты Алеанских островов была прозрачной, но от этого не менее неприступной. Главную базу архипелага защищали естественные препятствия в виде коралловых рифов и отмелей. Единственный фарватер защищали три на удивление мощные батареи баллист. Как пираты смогли построить столь эффективную защиту, никто не знал. Но факт оставался фактом. Узкий проход между рифами и маленькими островками заставляли атакующих сильно замедлиться, для того чтобы прощупать дорогу лотом. Тем временем хорошо пристрелянная батарея разносила нападавших в клочья. Ко всему снаряды батареи хоть и не были покрыты клением, но неплохо пробивали магические щиты. По словам бывалых магов, на лицо была какая-то смутно знакомая, но чужая волшба. Видно местные умельцы как-то сумели сочетать механику и магию. Попытки захватить архипелаг заканчивались ничем, блокировать пиратский флот можно было лишь на время штиля, да и у Братства была еще пара лазеек, в которые просачивались многочисленные рыбацкие лодки, так, что блокадный флот терял маневренность, а пираты имели возможность беспрепятственно выбраться со своей базы. Штурм фарватера же всегда заканчивался до безобразия однообразно: поочередные залпы трех батарей и атакующий флот уходил зализывать раны в ближайшую гавань.
  Проект стал приносить прибыль едва начавшись. Братство затаилось и страховых случаев стало в разы меньше. Тем более в гаванях Ордо стали собираться эскадры Торина, его датленских друзей и пара флотилий из Трорура. Даже Сиба постоянно теряющий здесь торговцев прислал пару галер. Всего с учетом наемников удалось собрать три десятка боевых галер и в два раза больше транспортников: катастрофически мало против пятидесяти галер пиратов и их гигантского вспомогательного флота из рыбацких лодок, маленьких для сражений в открытом море, но весьма эффективных среди рифов. Но мы как обычно припасли несколько козырей в рукаве. Два броненосца, усовершенствованные со времен битвы с флотом Тха-Рэ были готовы разнести в щепки любой корабль посмевший подойти на расстояние залпа, десяток драконов должен был атаковать батареи Братства с воздуха, и в довершение Акрам и Льдинка сопровождали самый нелепый корабль, который когда-либо бороздил море.
  Монстра строили в Троруре, и вся операция задерживалась лишь потому, что его нужно было подвести к Алеанским островам. Тихоходный, неустойчивый, а к тому же абсолютно не маневренный корабль двигался в десять раз медленнее Акрама, если бы не попутный ветер и усилия сотни гребцов, захват пиратского гнезда пришлось бы перенести на следующий сезон. Но боги благоволили к нам, и к назначенному сроку весь флот был на месте. Стратегия командоров Братства была предельно простой. Удар и отход к архипелагу. Перед дислокацией батарей основного гнезда нас ждал целый лабиринт из мелких островков и рифов, за которыми прятались вражеские лодки. Морские разбойники, кружась внутри архипелага, выскакивали в самых неожиданных местах и наносили удары там, где им было удобно. Видя же перевес сил, просто ныряли в скопление островков и исчезали. Потуги местных королей, как правило, оканчивались на преследовании пиратов в лабиринте. Там небольшие корабли, прекрасно ориентировавшиеся в местных водах, могли противостоять и вдвое большим силам, нежели собирались под вымпелами Ордо. Датленцы в своем карательном походе сумели пройти архипелаг насквозь и добраться до самого его центра, где острова и рифы образовывали естественную морскую крепость, но и они не смогли взять штурмом узкий фарватер. Хотя изрядно напугали Братство блокадой. Нам же было нужно вскрыть цитадель пиратов в кратчайшие сроки и провести без потерь транспорты с пехотным легионом короля Ордо до логова врага.
  Я сильно надеялся, что небольшая численность объединенного флота спровоцирует пиратов на открытое морское сражение, но видно командоры сегодня выпили мало малаги и сохранили трезвый рассудок. Капитаны Братства предпочли открытому морю - драку внутри архипелага. Перед нашей эскадрой простиралось гигантский природный лабиринт, в центре которого затаилась база самых отчаянных пиратов западных морей. Конечно, нас ждала масса сюрпризов. Удары из-за угла, горящие протоки, запружённый фарватер и многое другое ждало нас в лабиринте. Но мы готовились очень тщательно и знали все подлые приемы местных вояк. К тому же у нас был огромный козырь, который мы начали разыгрывать, как только подошли к цели. С палуб кораблей поднялся десяток драконов: три дракона - ближний дозор, пятерка - дальний, и последняя двойка - резерв. Воздушные патрули тут же обнаружили несколько засад. На их устранение помчались тройки небольших, юрких датленских судов, впереди которых шли лодки, тщательно проверяющие глубину протоков. Да наша скорость была солидно меньше, но мы видели всю картину с неба и загонщики шли не напрямую в лоб, а ведомые драконами заходили справа, слева....
  Конечно, большинство пиратов сумело уйти, только вот те, кто по глупости ушел в сторону моря оказались отрезанными от базы и наши тройки постепенно выгнали их в открытое море. Где их ждала вначале моя сборная эскадра, а если отдельным быстроходным кораблям удавалось прошмыгнуть, то флот торговцев из Ордо и окрестных королевств, прибывший посчитаться с давними обидчиками, если это не получится у нас или поживиться разбегающимися трофеями. Однако основная масса противников откатилась к центру. Конечно, нас вполне могли разделить, а потом и разгромить в запутанном лабиринте, но для флибустьеров слишком неожиданным оказалось применение драконов и как следствие наше знание о том, где готовится засада, какими силами и как ее можно обойти. Менее чем за половину дня, потеряв всего два корабля, один из которых неудачно сел на мель, а второй загоняя пирата, напоролся на риф, наш флот добрался до фарватера, ведущего в сердце пиратской базы. К слову сказать, Датленцы, чтобы добраться сюда в прошлой компании потеряли полтора десятка судов, это притом, что обладали втрое большим числом кораблей и воинов. Первый успех сильно воодушевил эскадру, и со всех сторон посыпались предложения начать штурм незамедлительно, но Торин охладил горячие головы, резонно заметив, что хоть потеряли всего два корабля, но исключительно по собственной глупости. А море не прощает самонадеянность и небрежность. Так что эскадра разместилась напротив фарватера в ожидании, когда Акрам и Льдинка смогут провести гигантский корабль, собственно ради которого и проводилась такая основательная значкистка лабиринта. Да и до сих пор в небе сновали небесные всадники, чтобы не допустить неожиданного нападения на драгоценный корабль.
  Поначалу для штурма я планировал использовать два имевшихся броненосца, но послушав рассказы очевидцев о мощи пиратских батарей, резко изменил планы. Корабль, построенный в Троруре, смело можно было назвать плавучей батареей. Правда ее плавучесть была весьма условной. Корпус бывшей черепахи Тха-Рэ изрядно усилили, а борта и палубы покрыли железными листами. Один из бортов превратили в батарею, вооружив тремя самыми большими пушками, которые смог изготовить Фатти. Орудий на второй борт не хватило, так что пришлось уравновесить его мешками с песком. Сильно погрозившись в воду, и став до безобразия неуклюжей черепаха стала бесполезной в любом морском сражении, но вот для штурма стационарных береговых батарей вполне годилась. Мощь и дальнобойность пушек была запредельной для любых даже самых совершенных баллист, а броня делала батарею неуязвимой даже на короткой дистанции с врагом.
  Корабль до места дотащился через несколько часов после того как мы надежно блокировали фарватер и неспешно принялся за работу. Драконы наводили артиллеристов на спрятанные на островах батареи, а те медленно и методично превращали позиции пиратов в перепаханное поле. С двумя первыми батареями Братства особых проблем не возникло, а вот с третьей пришлось повозиться. Ее довольно успешно защищал природный рельеф и особенности фарватера, так что черепахе пришлось протиснуться опасно близко к врагу, и часть огромных камней выпущенных из пиратских орудий проверила на прочность броню Фатти, которая, кстати, выдержала экзамен с честью. С батареями провозились до позднего вечера, потому штурм острова пришлось отложить на следующий день. При этом часть фарватера заранее осветили заготовленными на этот случай бочками с горючим, которые закрепили на островках. Так что решись пираты на ночной прорыв, их бы ждал сюрприз из двух броненосцев и плавучей батареи, которые бы били наверняка. Конечно, часть пиратов ускользнула через рифы, но нам это только облегчило завтрашнюю работу. Ночь прошла без эксцессов. А на утро на острове высадился королевский легион.
  Огромную добычу по предварительной договоренности делили пополам, одна доля казне Ордо, вторая эскадре. Так что Датленцы и арматоры Трорура присоединившиеся к походу с лихвой окупили свои затраты. Ну а мы получили, даже чуточку больше чем рассчитывали. Король Ордо решил погасить свои долги сразу: частично из своей доли трофеев и частично землями. Ушлый король отдал нам пограничные владения в надежде, что мы прикроем его от жадных соседей, а цену за свою долю трофеев поднял процентов на двадцать. Но к его удивлению Рогины даже не стали спорить. Я понимал, что долги корона может вообще не вернуть, а финт с землей был ожидаем, даже более того казначей и дядюшка натолкнули короля на такое решение, с подачи Дома.
  
  Глава 6.
  
  В Ордо существовал закон, по которому продавать владения иностранцам мог только король, к тому же будущий владелец должен был быть дворянином. Это надо сказать сильно сужало круг моих потенциальных клиентов при перепродаже. Иметь земли в Ордо это конечно неплохо, но местные свары, бедность и перенаселенность отбивали всякую охоту к вложениям. Плюс огромное количество безземельных рыцарей, разбойничающих баронов, да и просто отмороженных шаек бедноты постоянно рыскали в поисках наживы. Так что первым делом мы забрали самый ценный ресурс этих земель - людей. Всех мастеров, землепашцев и профессиональных воинов, прошедших жесткий отбор переселили в наши слабозаселенные земли в Клонеле. Оставшись один на один с бедными ископаемыми, а теперь и людьми землями претворили вторую часть плана. Надо сказать ни казначей, ни герцог Торд не были в курсе, что я планируют реализовать пожалованные мне территории столь быстро, но как говорится, Дом был в своем праве. Покупатель был найден еще до того как было принято решение о разгроме пиратов. Соседний король жаждал оттяпать от Ордо наиболее жирные провинции и постоянно точил свои копья на приграничье. Так что предложение Огла воспринял с большим энтузиазмом. При дворе агрессора всегда жила пара тройка прихлебателей из Ордо, он любил привлекать мятежников, предателей и прочих ренегатов из соседнего государства в надежде взрастить пятую колонну в стане врага. Огл воспользовавшись этим, нашел юридическую зацепку. Один из подданных короля Ордо, барон Ролф, де-юре был все еще его вассалом, хотя уже более десяти лет кормился из рук врага. Тогда юный король не заморачивался с бумажками и эдикт лишающий горе дворянина его прав так и не был издан. Так что поместье собирались продать барону на законных основаниях, а расплатиться за него и стать реальным владельцем должен был воинственный сосед. Однако дабы не послужить причиной очередного военного конфликта организовали утечку информации. В Ордо сильно засуетились, много угрожали, но сделка проводилась через Администрацию Конклава в Риттене, так что, в конце концов, королевство нашло деньги, чтобы расплатиться с Домом.
  Масштабная операция в Ордо послужила толчком к серии таких сделок по всему континенту, пользуясь депозитами и страховыми взносами брали контракты на постройку дорог в Риттене, акведуков в засушливом Судахе и крепостей в Лароге вдоль границ с орками. Везде кредитовали королей, за счет денег их же подданных, а потом брали эти же деньги в счет контрактов заключенных с казной. Не всегда получалось столь же прибыльно, как в Ордр, но Дом мало чем рисковал, практически не вкладывай деньги в чужие страны. Даже многочисленные офисы либо арендовали либо приобретли за счет займов. Сотни писем от приказчиков о возможности купить лакомые здания за свой счет намеренно игнорировали, готовясь к будущим финансовым войнам. Излишки наличности, осевшие чистой прибылью, оперативно вывозились или запускались в новые проекты, где на каждый золотой Дома приходилось десять-двадцать заемных или привлеченных монет. "Золотой дракон" рос как на дрожжах. В течение нескольких лет наш оборот увеличился в разы. Но за денежной накачкой всегда стояла реальная сила, мы скупали на подставные лица перспективные поместья, склады, гостиницы. Росла сеть магов-связников, скупались небольшие месторождения меди, железа и угля, множились доходы от торговли.
  Дом Рогинов поднялся очень высоко. Как мы ни старались завуалировать свое богатство, потенциальные конкуренты и злопыхатели, конечно, знали, сколько денег крутиться в страховых обществах, депозитных лавках и самое главное в векселях. Оборот бумажных денег живительной силой потек по человеческим королевствам, там, где раньше деньги лежали годами в сундуках богачей, потекли быстрые золотые потоки. Скорость, безопасность и надежность - стали синонимами векселей. Сотни и тысячи людей стали торговать друг с другом, те, кого раньше страх потерять нажитое держал дома, двинулись в дальние путешествия. Товары потекли из страны в страну, и это само собой задело Великие Дома. Стало больше мелких торговцев, не боящихся сделок, которые совсем недавно казались невероятно дерзкими. Дороги стали в разы безопаснее и дешевле, так как, по крайней мере, в одну сторону купцы могли идти и без огромной охраны. Возросло значение наемных караванов, и Рэнди был к этому готов. Повозки и отряды курсировали теперь с запада на восток и с севера на юг по всему человеческому анклаву. Торговцы просто нанимали караван, пока были с грузом и оставляли лишний транспорт и людей в наших опорных точках - караван-сараях, если удачно распродавали груз, потом превращали деньги в векселя и следовали дальше по пути, где в любой момент могли вновь обрасти надежными Дома Рогинов наемниками и телегами с товаром.
  Мы тщательно выстраивали банковскую систему. Бесценными стали книги счетов клиентов, которые отделения обновляли вначале ежемесячно, потом еженедельно, а в конце концов уже и ежедневно. Пришлось выстроить отдельную дублирующую сеть магов-связников только для Банка. Филиалы вели счета финансовых операций, ежемесячно проводили взаимозачет, минимизируя поток наличности между странами. Сложились потоки торгового баланса. Например, мы знали сколько нужно везти слитков золота из более бедного Судаха в Фируз, чтобы уровнять операции по импорту, или, наоборот, из Фируза в Риттен.
  Я был в шаге от создания глобальной межбанковской системы. И совсем немного оставалось для того, чтобы подтолкнуть Дома к участию во всеобщей торговой площадке, этакой товарно-сырьевой бирже. Однако консерватизм и недоверие пока стояли стеной перед столь глобальными для этого мира планами. Вексельный оборот перевалило за десять миллионов золотых, учитывая сроки перевода денег и то, что для учета векселей получателю, как правило, требовалось преодолеть немалое расстояние, Банк получил в распоряжение около семи-восьми миллионов. Если к этому добавить тот факт, что оборот векселей рос год от года, то по сути это были длинные деньги, которые можно было, не боясь, запускать в дело. Более того почти столько же средств крутилось в компаниях по страхованию и приему денег в рост. Появилась нетривиальная задача: нужно было пристроить десять- пятнадцать миллионов в безрисковые, высокодоходные и самое главное быстро ликвидные проекты. Ибо кто знает, может, придется срочно гасить большую сумму по векселям, или депозитам, а еще хуже все сразу. Таких проектов было наперечет. И интересы к ним жестко отслеживались как службами Великих Домов так и савахами. Все же я решился подобраться к одному из них.
  Нужно было, как то прикрыть операции с серебром и золотом гномов, потому моя команда давно вынашивала идею покупки серебряных рудников, которыми был богат Риттен или золотых копей Фируза или Судаха. Служба Огла стала осторожно пощупывать возможность покупки данных объектов. Если бы я знал, что наш интерес развяжет самую страшную финансовую войну между Великими Домами...
  Я очнулся в пропахшем мочой и фекалиями фургоне. Но еще тошнотворнее был запах исходивший от немытых тел моих сотоварищей по несчастью и меня самого. Грубая решетка, собранная из неотесанных жердей совсем не защищала от палящего солнца, а горло саднило от жажды, но что-то подсказывало мне, что просить воду не стоит. Мои опасения вскоре подтвердились, один из доходяг протянул руки в немой просьбе воды и тут же последовал предельно жестокий удар дубинкой. Бедняга дико взвыл, рука, скорее всего, была переломана, но лучше бы он сдержался. Видно одному из охранников не понравилось слушать стоны заключенного и он, не раздумывая, ткнул в него копьем. Вопли боли сменились напруженным хрипом. Кровь потекла по доскам клетки и едва не достигла меня, но телега подскочила на ухабе, повернув кровавый ручеек вспять. Незнакомец был мертв, оставшиеся пятеро каторжников насторожено притихли. Нам преподали жестокий урок. И если кто-то еще сомневался, то теперь можно было быть уверенным, что жизни наши не стоят и ломаного гроша. Как это случилось со мной? Со мной, главой Великого Дома Рогинов, одним из самых богатых людей человеческого анклава? Где я так прокололся? Я стал мысленно перебирать события минувших месяцев в тщетных поисках причин приведших к тому, что произошло.
  Огромные деньги и легкость, с который Дом получил их, вскружила нам головы. Мы попытались прыгнуть выше головы и получили заслуженные тумаки от судьбы. Все началось с невинного прощупывания возможностей Дома. То тут, то там снимались единовременно огромные депозиты, или вдруг предъявлялись к учету десятки векселей и притом одновременно. Возникали достаточно спорные страховые случаи, и если раньше мы легко разваливали, намерения отдельных граждан поживится за счет Дома, в суде, то теперь дела стали копиться и буксовать. Мне тогда бы обратить внимание на всю эту возню... Однако я отмахнулся от, казалось бы, мелких проблем и прозевал момент, когда они переросли в нечто большее. Резервы позволяли с легкостью покрывать снимаемые депозиты и векселя, и я чувствовал, что у противника маловато свободных денег для полноценной финансовой войны. Помимо того к резерву Банка - стандартных в мире Виктора двадцати процентам от капитала - я держал еще столько же золота в специальных хранилищах, собственников которых никак нельзя было связать с Домом. Там оседала прибыль от торговых операций, контрактов с казной и прочее. Эти деньги должны были покрыть непредвиденные расходы и не дать пошатнутся пирамиде банка. Ведь если вынуть кирпичик из ее основания учреждение рухнет и погребет под собой весь Дом.
  Однако противник использовал нашу же тактику, которую мы применили в борьбе с Домом Акримов. Почему Огл не отреагировал вовремя? Угроза была незначительно, и мы недооценили силу своих недоброжелателей. Два-три небольших судебных процесса по страховым случаям и несколько спорных торговых договоров привели к тому, что на Дом начались гонения со стороны властей. В Балхе имущество Дома арестовали до разбирательства в суде по ложным обвинениям, несколько префектов завели дела о мошенничестве по совершенно смешным поводам. Купленные нами судьи и чиновники были готовы рвать врага, но тот действовал чрезвычайно умело и осторожно. Все это беспокоило, но не сильно, сумма контрактов, даже если дела будут решены не в нашу пользу, была ничтожной, и я готов был погасить обязательства хоть в тройном размере в любой момент.
  Но это знал и наш враг, которому, как оказалось, был нужен лишь повод, чтобы наложить лапу на самое ценное для меня - мою личную свободу. Я был вызван для допроса в службу савахов. Отказываться от таких приглашений было не принято, да и я не чувствовал особой угрозы. Однако никто не мог предполагать, что враги будут действовать столь беспринципно и прямолинейно. Внутри здания савахи отсекли мою личную охрану, а меня даже без сохранения видимости следствия сковали цепями и вывели через другой вход, водворив в банальную тюрьму для уголовников.
  Самая скверная тюрьма Риттена находилась за аршаимами ремесленников в бывших купеческих складах, которые отошли в казну за недоимки. Крепкие стены, узкие редкие окна вот и все наследство, что осталось от купцов. В бараках были полки в три рядя, неистребимая вонь немытых тел и скудная еда. Все это для простых смертных, глава Дома никак не мог попасть сюда, а это значит, что меня просто нагло похитили. Почему не прибили в дороге? Наверное, я еще нужен живым и неизвестный заказчик моих неприятностей надеется что-то получить от меня, живого. А здесь попросту спрятали, так как понимали, что Огл и Рэнди перевёрнут весь Балх в поисках своего друга. Оставалось лишь запаслись терпением и ждать. Поиск не должен был занять много времени, ведь привезшие меня сюда савахи оставили хоть какой-то след. Теперь мне стало понятно, почему меня так настойчиво заставили переодеться в чужую одежду, и просто с воровской сноровкой сняли все украшения. Скорее всего, в тюрьму меня бросили под другим именем, и по сфабрикованному делу. А вытащат отсюда только, когда неведомым врагам будет удобно. Пошуметь? Но скорее всего меня вряд ли оставили без присмотра, и есть приказ, если что убить. Более того, как оказалось позже, начальник тюрьмы был тоже должным образом проинструктирован. А так как савахи не первый раз пользовались такими услугами, пряча государственных преступников или влиятельных ренегатов о которых не должен был знать никто, то, как бы я не возмущался, положение в ближайшие день-два не улучшится. А вот по прошествии недели, когда Огл и Рэнди поднимут шум, а администрация тюрьмы поймет, кого незаслуженно держит в застенках, можно попробовать надавить. А пока терпеть и ждать.
  Но время в этот раз работало не на меня. Цепь случайностей вначале разрушила планы моих похитителей, а потом и мои скромные надежды на скорое освобождение. В бараке, куда меня бросили, царил необычайный порядок. Нет, речь не идет о чистоте. Здесь в отличие от моих представлений не избивали новичков, сильные не претендовали на скудный паек случайно оказавшихся в застенках сельских мужиков. Кто-то очень уважаемый в этой среде сумел наладить подобие структурированного общества в этом замкнутом пространстве. В тщательно оберегаемом от лишнего внимания углу находился таинственный кукловод, из-за наличия которого меня возможно и определили в это узилище. Знали, что здесь я не пострадаю от случайной стычки или просто попытки отобрать обед. Обед, кстати был, весьма, отвратителен: серая, плохо пахнущая жижа, которой можно было лишь обмануть желудок. Но я находился в тюрьме всего пару дней, а потому еда была последним, о чем приходилось думать. Дни проходили медленно и уныло. Здесь не было прогулок, построений или каких-либо работ. В этой тюрьме каторжане ждали своих покупателей. В Риттене было принято отдавать осужденных на тяжелые работы на срок заключения. Предпочтения отдавались принадлежащим казне солеварням, каменоломням, серебряным копям, шахтам, где добывали самоцветы. По слухам условия труда там были адские, а из рабов-каторжан выжимали все соки. Мало кто доживал до конца срока. Общество цинично избавлялось от своих болезней, безжалостно вырезая пораженные участки.
  Тюремная жизнь била ключом: приходили новички, решались межклановые споры. По привычке опытного торговца я старался подмечать все, что происходило в бараке. Новичков обычно по одному водили в угол к местному царьку. Потом определяли полку, на которой он будет спать, и которая говорила всем о статусе новичка. В бараке, несмотря на жесткую дисциплину, было несколько группировок, как я позже узнал, каторжане делились на две неравные части: большая - случайные сидельцы и меньшая - матерые преступники. К первым относились злостные должники, загулявшие и наделавшие бед деревенские мужики, дезертиры, в общем, все те, кто оказался здесь впервые и не в силу своей профессии. Эта масса была по большому счету бесправной и вынуждена была делиться скудным пайком и хорошими вещами с представителями второй половины. То были подлинные дети криминального мира: воры всех мастей, убийцы, сутенеры, разбойники и грабители. Если первая половина была аморфной неорганизованной массой, то вторая состояла из нескольких крепко сбитых банд.
  В бараке властвовали представители гильдии воров. Группа была многочисленной и крепко спаянной и, несмотря на то, что среди воров было маловато бойцов, они уверенно держали власть в своих цепких руках. Второй по численности были убийцы, которым судя по всему, симпатизировали разбойники, наемники и даже парочка неведомо как попавших сюда пиратов.
  Таких арестантов как я в бараке почти не было. Меня определили к небольшой группе неплохо одетых людей, которым постоянно что-то приносила охрана, правда львиную долю продуктов и вещей тут же приходилось отдавать гильдии, но за это к толстосумам относились вежливо и старались беречь. Мне ничего не носили, и ничего не просили. Было ощущение что меня попросту не существует, однако я понимал, что без присмотра меня не оставили, потому старался вычислить кто же следит за мной и возможно получил приказ убить, если что-то пойдет не так. Подозрительном показался молодой крепкий паренек, который занял полку рядом буквально на следующий день, как я оказался в бараке. Хотя судя по его уверенному поведению его место, было поближе к властителям тюрьмы. Вторым, но на вид менее опасным был пожилой, неимоверно иссушенный лишениями арестант, который как, ни старался казаться потерянным и слабым, все, же нет-нет, да и показывал свою волчью натуру. Один из этих двоих всегда старался быть рядом со мной, что еще больше укрепило мои подозрения.
  Много позже я узнал, что на Рэнди было совершено покушение, а Оглу подбросили весьма убедительный след, который увел его ищеек далеко на север. Подними я тогда шум, может все получилось бы по-другому, но боги распорядилась иначе. В барак привели новую партию каторжан, которые отличались от обычных новичков, как волк отличается от дворовых брехунов. В центре вожак - поджарый хищник, уверенно оглядывающий старожилов. Воры выглядели опасной стаей шакалов, многочисленной, зубастой, но новенькие смотрелись еще более грозно. Волки, готовые загрызть просто ради крови. В воздухе запахало жареным. Приход этих ребят был, явно ожидаем, и представители гильдии убийц, разбойники и прочие тут же выразили свою поддержку новой силе. Встреча этих "королей" помоек походила на светский прием, где дружественные партии вежливо расшаркиваются друг перед другом и бросают косые взгляды на противников. Здесь были те же вожаки, те же крысы, только декорации были мягко говоря побледнее.
  В воровском углу, судя по шушуканью, готовились к встрече. Искренне желая уйти подальше от будущих сражений, я забился в дальний угол, но подстегиваемый любопытством наблюдал за разворачивающимися событиями. Встреча двух групп произошла как бы в коридоре, который образовывали два ряда трехъярусных лежанок. С обеих сторон появились палки и самодельные ножи.
  - Серый, ты рассчитывал спрятаться от гильдии убийц? А мы тебя и тут достали, ха-ха-ха.
  - Я ни от кого не прячусь, Весельчак, думай, прежде чем говорить.
  - Ба, значит мой умишко, маловат для воровского головы? А ну-ка я объясню честной компании, что происходит. А то я думаю, к толпе за тобой многие присоединились по недоразумению. Господин Серый перебежал дорогу главе Теней, и ему вынесен приговор, от которого уважаемый Голова схоронился в тюрьме. Однако Тени объявили награду за голову Серого в двести золотых, и по десятку за каждого его помощника.
  Голос Весельчака потонул в глухом ропоте. Часть сторонников Серого подалась назад. Ему бы атаковать раньше, когда перевес сил был на стороне воров, но Серый медлил, уж слишком грозно смотрелись убийцы, все, же битвы не ремесло его сторонников. Но шансы решить разногласия без кровопролития падали с каждой секундой. Момент, когда Весельчак дал отмашку своим церберам атаковать, я пропустил. Увидел лишь согласное движение дюжих бойцов вклинившихся в нестройные ряды воров.
  Увидеть бой со стороны мне не удалось, отвлеченный дракой я едва не прозевал нападение со стороны парочки следившей за мной последние два дня. Вначале на меня бросился молодой, видно рассчитывающий только на грубую силу. Но за эти годы я изрядно поднаторел в искусстве самозащиты, а соединив технику ударов с магическим способностями, стал просто недосягаем для простых смертных. Пропустив сокрушающий удар в живот, я сумел дотянуться до виска противника и выплеснуть сырую манну синхронно с ударом. Молодой умер мгновенно. Однако это не напугало второго арестанта. Опытный тюремный волк бросился на меня с заточенным куском металла в руке. Враг действовал исподтишка, нанеся колющий удар из неудобного положения через соседнюю узкую лежанку, если бы не это, для меня бы все на этом и закончилось. Неудобное положение смазало удар и заточка вместо того чтобы впиться в печень, глубоко пропорола живот. Чисто на автомате я ударил еще одной домашней заготовкой, вскипятив мозг убийцы. Оставшиеся крохи магии бросил в самолечилку и провалился в небытие. Ну а очнулся уже в вонючей телеге под безжалостно палящим солнцем и с самыми нерадостными перспективами впереди.
  Как я узнал со слов моих соседей по клетке, в тот день по всей тюрьме прокатилась бойня между сторонниками гильдий воров и убийц, давно соперничавших за корону преступного мира. Наиболее ожесточенный бой был именно в моем бараке, так как там скрывался один из патриархов воровской гильдии - Серый. Битва распространилась и на другие бараки, ко всему в суматохе возникло несколько пожаров, от перевернутых в пылу сражения сальных светильников. К откровенно некомпетентной тюремной охране, допустившей беспорядки, придали две роты легионеров, которые войдя на территорию бунтовщиков, провели настоящую войсковую операцию.
  Сотни заключенных были убиты, остальных немедленно раскидали по рудникам. Зачинщиков же ждали самое зловещее место каторги в Риттене - Серебряные копи Арахна. Мало кто знал, что происходит на этих рудниках являющихся собственностью казны и отданных под управление Дому Нитов. Ниты неоднократно отказывались выкупать рудники даже за смешные деньги, мотивируя это убыточностью вечно подтопляемых шахт и бедностью породы. Однако маломальское количество серебра все же поступало в казну, а затраты были минимальны. На копях работали исключительно каторжане. И особенностью Арахна было то, что никто не видел вернувшихся оттуда. Эта ситуация никого не беспокоила, ведь на копи отправлялись лишь отпетые негодяи или те кого общество не хотело больше видеть. А высокая смертность лишь позволяли освобождать места для новых рабов. Как же меня угораздило попасть сюда? Скорее всего, всех заключенных с ранениями причислили к бунтарям и скорым судом сослали в Арахну, за эту версию говорило и количество трупов и раненых в моей клетке. Хотя это вполне могли быть результаты "работы" ретивых охранников.
  Вечер принес долгожданную прохладу и способность мыслить. Днем жажда, помноженная на ужасную жару и боль от заживающей раны, и сотен укусов насекомых не давали сосредоточиться ни на чем. Я, то бредил, то проваливаясь в беспокойный сон, то скатываясь в бессознательное состояние. Но вечер дал шанс осмотреться. Нас как будущих смертников везли в наглухо закрытой повозке. Рота злых и скорых на расправу солдат охраняла два десятка клеток установленных на телегах. Значит, всего везли чуть больше сотни каторжан - новая смена на серебряные рудники. Были запрещены любые разговоры с охраной. Наказание - смерть. Мольбы, просьбы, драки, протесты - смерть. Еду и воду бросали в клетку раз в день. Кусок хлеба и бурдюк воды. Измученные жаждой люди подходили к воде и еде осторожно и по одному. В первый день было иначе, была свалка и новые трупы, охрана не терпела беспорядка. Так что заключенные подходили по одному пили, столько сколько разрешали веселящиеся церберы, брали положенный кусок хлеба и забивались в свой угол. Есть и пить хотелось нестерпимо, тем более лечилка забрала последние силы. Однако быстро восстанавливающийся резерв маны уже приносил свои плоды. Я подстёгнул процессы заживления и если бы не слабость от голода, то чувствовал бы себя очень хорошо. Магия подавила возможные очаги инфекции и в целом приободрила мой измотанный скудной пищей, ранами и отсутствием воды организм. Потому к еде я, если так можно выразиться, подполз достойно, сохраняя человеческий облик. Пил без излишней спешки, а хлеб взял нарочито нерасторопно, чем заслужил уважительный кивок от охранника. Подумать только мне главе Дома нужно уважение рядового цербера.
  Помимо кормежки нас ждало еще одно развлечение. Обычно каторжан везли. Не открывая клеток до самого рудника. Даже справляться нужду приходилось прямо в клетке. Охрана даже не удосужилась сделать хотя бы небольшое отверстие в дощатом настиле телеги, так что, заключенные были вынуждены испражняться прямо под себя. Ко всему трупы под жарким солнцем воняли, так что слезились глаза, а охранники были вынуждены следовать в двух копьях от повозок, что нарушало все мыслимые инструкции. Ропот же возниц вообще не прекращался, вольнонаемные носили плотные, промоченные водой, маски, но видно и те не спасали от жуткого запаха, исходившего от нас. Однако капитан охраны был на этой должности не первый год и знал, как справиться с проблемой. В укромном каньоне клетки по одной стали открывать. Предварительно нас заставили притащить трупы к дверям, потом оттеснили в другой конец клетки. Трупы вытащили и, не хороня, сбросили в ущелье. Повозки же протащили через небольшой, но полноводный ручей, где вода смыла наши фекалии прямо через решетку. При этом если возница для смывания задерживался в достаточно глубоком месте, арестанты были вынуждены хвататься за верхние прутья клетки в попытке дышать.
  Во время вынужденного бездействия я готовил свой организм к предстоящей борьбе. Бежать из клетки было невозможно, слишком велика охрана, да к тому же целых три мага!!! Значит нужно выжить в смертельных копях и придумать, как выбраться оттуда. Что у меня есть? Скромные навыки самообороны, но скорее всего среди убийц, насильников и профессиональных вояк меня сомнут опытом и силой. Я не принадлежу ни к одной группировке, а значит, на первых порах буду бесправной одиночкой. Пока одни только минусы. Правда есть один жирный плюс в копилке - магия. Вообще я не должен был попасть в тюрьму для простых уголовников, всех магов держали совсем в других узилищах, где по слухам были даже камеры, обитые железными листами с напылением кления (привет от Тина). Но там видимо было очень трудно спрятать главу Дома. Ведь магов преступников чаще старались просто отпустить или если злодеяние, совсем из рук вон выходящее по-быстрому казнить. Кому нужны были головные боли с охраной и содержанием в заключение магов? Да и мой скромный дар, все еще болтающийся между четвертым и пятым уровнем практически не прощупывался. Так что я оказался среди простых уголовников - не магов, с магическими способностями, которые уже спасли мне жизнь и надеюсь, помогут сохранить ее и в дальнейшем.
  
  Глава 7.
  
  После трех изнурительных дней, крайне истощенные голодом и жаждой мы прибыли к рудникам. За все время транспортировки так и не удалось поговорить ни с одним из охранников. Запрет на разговоры, как и кара за них соблюдались неукоснительно. И все же когда нас передавали в руки смотрителей рудника, я сумел шепнуть охраннику, который ранее уважительно отнесся ко мне за сдержанность в еде, что за информацию обо мне его ждет щедрая награда в Доме Рогинов. Достигнут ли вести моих друзей, покажет время. Я надеялся на человечность и жажду наживы, странное сочетание, однако все могло получиться.
  Нас, еле живых, с затекшими от долгой дороги конечностями выстроили во дворе острога. Выход на волю закрывали мощные бастионы, напрямую примыкающие к отвесным скалам. В глубине виднелся огромный зев рукотворённой пещеры - входа в подземные шахты. Несколько сложенных из камня бараков на огороженный еще одной стеной территории, казармы надзирателей и видимо корпус администрации, вот и все что можно было разглядеть.
  - Каторжане, здесь на Арахне есть только одно правило: подчинятся указаниям администрации.
  - Господин старший надзиратель, не томи, дай с дороги напиться - из строя прозвучал возглас какого-то остряка.
  - Хмм... очень кстати, принесите воды, - один из надзирателей скоро принес кувшин воды. - Ну, кто хотел пить?
  - Я начальник, ой спасибочки!!! Ааааааа... хррррр..... - остряк захлебнулся в своей крови. По молчаливому кивку старшего надзирателя, охранник одной рукой державший кувшин с водой, другой вытащил короткий меч и деловито всадил его в живот несчастного арестанта.
  - И... за нарушение этого правила есть только одно наказание - смерть, - как ни в чем не бывало, продолжил старший надзиратель. И от этой его деловитости становилось жутко страшно. Здесь на самом деле уже списали жизни каторжан. Разница была лишь в том, сколько протянет конкретный индивидуум.
  Подгоняемые дубинками охранников осужденные нестройной толпой направились в барак. Нам отводилось неделя карантина на то, чтобы прийти в себя после жуткой дороги, дальше всех каторжан загоняли в шахты, где мы должны были добывать серебряную руду. Старожилы пока были отделены от новичков, но среди пополнения уже начали формироваться банды. Более чем скромная трапеза, состоящая из куска хлеба и маленькой миски пустой каши, вызвала недовольные ропот. Однако урок, который преподал старший надзиратель на построении, не прошло даром. Роптали шепотом, а чаще вообще про себя. Я сделал выводы, что раз бесполезно давить на администрацию, значит сильные будут отбирать еду у слабых. Еще одной неутешительной новостью было то, что как только закончится карантин, еду станем получать соответственно выполненной нормы, что учитывая мой никакой опыт работы в шахте, грозило голодной смертью. Стоило из-за какой-нибудь случайности не получить две три пайки и сил выполнять норму дальше просто не будет. Но здесь, скорее всего, будет совсем не случайность. На карантине пока никто не рисковал затевать свары из-за боязни жесткой реакции со стороны охраны, но что происходит в шахтах?
  Представители преступных гильдий разделили барак на неравные доли, предпочитая селиться подальше друг от друга. Одиночкам вроде меня, пришлось расположиться между пока не враждующими лагерями, служа как бы буфером. При этом нападки и придирки приходилось ждать от всех. Я постарался выспаться днем, когда риск конфликтов был минимален и готовился к ночному бдению. В свое время Сапог и Лианг посвятили меня в премудрости преступного мира, да и служба Огла приносила кое-какую информацию. Однако этого было прискорбно мало, и чтобы не быть жертвой, было нужно примкнуть к одной из группировок, либо жестко отбить у агрессоров охоту грабить меня.
  Удалось занять нижнюю койку у самой стены. Сверху лежал совсем зеленый паренек. Вокруг такие же растерянные, как и я арестанты. Единственным плюсом создавшейся ситуации было то, что я наконец-то занялся своими магическими способностями. Постоянно подпитывая то Дракошу, то доспех, я должен был изрядно нарастить резерв, однако в действительности мой манозапас продолжал болтаться между четверкой и пятеркой. Прогресс был только в скорости восполнения. Теперь теоретически я вполне мог провести дуэль и с магом шестого или даже седьмого уровня, при условии, что они не ударят сразу же хотя бы половиной своей мощи. Но это в теории. Магов среди арестантов слава богам не было.
  Я раз за разом накладывал на себя комплексы долголетия и здоровья, которым научился еще у старика Вилота. Ко всему, в арсенале были слабенькие лечилки, которыми можно было врачевать небольшие раны и болезни вроде простуды. Однако в потенциале, если использовать заклинания одно за другим я вполне мог достигнуть неплохого эффекта. Из боевых плетений мне мало что подходило из классической школы. Но имея деньги, в свое время удалось найти пару учителей, которые дали несколько схем. Тогда это показалось мне детской забавой, особенно учитывая мощь того же Болго. И к занятиям я отнесся спустя рукава. Сейчас пришлось кусать локти. Слава богам схемы я заучил, но не было должной практики.
  Выплеск сырой маны, которым я защитил себя в тюрьме Балха, конечно, тоже неплохо, но для того чтобы выжить нужно было расширять арсенал. Тот же удар, нанесенный в тело, может не дать мгновенного эффекта, как удар в голову, а ошибаться здесь нельзя. К тому же, мне надо спать, так что стоило подумать над магическими сигналками и возможностью блокировки ударов или хотя бы снижению их поражающей эффективности. Тут было два пути: щит маны, или тот же щит в комплексе с мышцами и маной. Первый менее болезнен, второй - более эффективен. Но пока это только теория и идеи, в практике я ничегошеньки не умею.
  Ночью начались ожидаемые нападки со стороны гильдий. Воры и убийцы стремились подмять под себя как можно больше сторонников. Ведь совсем непонятно, что нас ждет в шахтах, и лидеры банд разумно стремились нарастить мускулы. Рекрутеры обеих сторон шныряли вдоль лежанок, тихонько разговаривали с ранее примеченными арестантами. Часть тут же примыкала к той или иной партии, те, кто поумнее брали паузу. В этом обществе: вход - монета, выход - десять. Выберешь сейчас неправильную сторону, а потом придется тянуть лямку весь срок. Ведь никто не знает кто в силе в шахтах. У гильдейских понятно не было особого выбора, а вот остальные могли и подумать. Понимая это, гильдии пытались здесь и сейчас, где посулами, а где угрозами набрать в свои армии бойцов. Меня слава богам причислили к доходягам, так как многие видели, что я был ранен и большую часть времени просто лежал. Таких пока не трогали, бандам нужны были сторонники, а не беспомощные жертвы. Сейчас такая ситуация полностью устраивала, но в шахтах нужно будет ее резко менять иначе с клеймом "беззащитного" долго не протяну.
  Два дня, точнее говоря ночи, прошли довольно спокойно. В бараке было несколько конфликтов с одиночками, получившими предложения от гильдий, но так и не решивших, чью сторону принять. И если воры пытались кого-то припугнуть, то убийцы демонстративно предлагали тому свою опеку и наоборот. В общей массе выделялась группа из пяти бывших военных. Все словесные угрозы ребята пропускали мимо ушей, и вокруг них зрело явное напряжение. Еще среди колеблющихся еще была пара братьев, крепко стоящих друг за друга и гигант северянин. Это не считая пяти десятков никому не нужных арестантов, в числе которых был и я. Гильдия воров в карантине насчитывала три - три с половиной десятка, убийц было немногим меньше.
  На третью ночь гильдия убийц совершила роковую для себя ошибку. Пара ее бойцов решила силой склонить на свою сторону здоровяка северянина. Тот довольно внятно дал понять, что не желает примыкать ни к одной из групп. Тогда вошедшие в раж убийцы распустили руки. В итоге один из незадачливых преступников так неудачно "упал" на каменный пол, что его мозги забрызгали все близлежащие лежанки, второй по версии, которую утром озвучили для надзирателей, не выдержав свалявшихся на него бед, наложил на себя руки, повысившись на собственной рубахе. Подбежавшие на помощь убийцы нос к носу столкнулись с ворами.
  - Хромой, отвали.
  - А с чего это?
  - Сам видишь, датленец убил двоих наших.
  - Так они сами начали, или нет?
  - Сами-то сами, но это мои люди, а вы каким боком? Или вы вроде как за справедливость?
  - Да нет, Куница, мы за порядок. Зачем нам в бараке склоки? Всем ведь лямку тянуть, так? Снаружи охрана нас давит, а тут вы.
  - Это кого вас, Хромой, с каких пор вы таких дуболомов в гильдию прописываете? У него, наверное, тонкие пальчики, как раз кошельки срезать? Ха-ха-ха...
  - Смешно, Куница, аж до печенок прохватило. А штоб ты знал, датленец у нас по купеческим складам специализируется, где товар утащить, а где замок с мясом своротить. Ну и случись, что охрану приголубить. Ну, примерно как твоих, дерзких. Так ведь датленец?
  - Я сам по себе.
  - Ну, вот Хромой, он сам по себе, и твое дело сторона. Или ты в претензии?
  - Да нет Куница, все путем, бывает ведь, отказываются люди тупые от родной гильдии, ни ума у них, ни фантазии, все на голую силу рассчитывают, - Хромой бросил злобный взгляд на здоровяка, - Так что вы в своем праве.
  - Ну что датленец, пора и ответ держать, за что ты моих ребят убил? За кровь ведь кровью платить надо, а?
  - Эй, Куница! Мы хотели сказать, что пока тоже не определились с кем нам быть. И если нас будут принуждать, то мы считаем, что датленец ответил по справедливости.
  - Да ну солдатики, вы к чему это?
  - А к тому, что датленец по нашему мнению своем праве, и мы, если придет нужда, будем с ним.
  - Опа...
  - Да, Куница, и мы тоже с датленцем - к месту конфликта осторожно подошли братья, тоже не поддающиеся на посулы гильдий.
  Конфликт утих сам собой, Куница, видя решительно настроенную группу предпочел сохранить нейтралитет. Оно и понятно. Можно спокойно задавить нейтралов, но те были крепкие ребята и серьезных жертв среди убийц было бы трудно избежать. А это значит заранее проиграть битву с гильдией воров. Да и те вполне могли помочь дерзким одиночкам. Хотя каким одиночкам? Под датленцем теперь восемь опытных бойцов, которые в открытой схватке стоят вдвое большего количества противников.
  Моим первым порывом было присоединиться к датленцу. Но я хоть и с трудом, но сумел сдержаться. Как воспримут вчерашнего доходягу? Гильдия, скорее всего, решит отыграться за свои неудачи, а заодно запугать остальных колеблющихся, да и пошатнувшееся реноме подправят, за мой счет. Датленец и компания вряд ли пойдут на обострение из-за неизвестного новичка. Солдатики, братья и северянин сговорились держаться вместе заранее, а вот за новенького не встанут, легче на него направить гнев гильдии. Так что я продолжал наблюдать. На сегодня шоу окончилось без лишней крови. Враждующие разошлись по своим углам, а новая группа заняла ряд полок ровно посередине барака, вдоль одной из стен, без особых колебаний согнав с полок всех, кто мешал обустройству новой банды. Я ждал бури. До конца карантина оставалось совсем немного. Время поджимало, а вялая реакция охраны на образовавшиеся ночью трупы давала надежды на то, что победителей не будут судить особо строго. Должна была состояться решающая битва между ворами и убийцами. Однако мои опасения были напрасны, появление третьей силы и разумная осторожность заставила бандитов подождать с разборками до лучших времен. На седьмой день я вместе с сотней каторжан спустился в ад.
  Много позже, анализируя поведение людей, нет скорее зверей, в шахтах, я понял, что у всех нас не было выбора. Арахна работала на уничтожение попавших в ее объятия арестантов. Нас не пытали, не наказывали и почти не контролировали. Мы все делали сами. Единственной регулирующей силой была пайка. Да простая пайка, состоящая из миски каши и куска хлеба. Кусок плохо пропеченного хлеба, который в лучшем случае лишь на половину состоял из ржаной муки, все остальное смесь сушеных трав и откровенный мусор. Каша. Скорее жиденький клейстер из крупы, сгнившей, по меньшей мере, в прошлом году, щедро приправленный мышиным пометом и прочими складскими радостями. Вот и весь рацион. Но никто не смотрел на недостатки еды, наоборот это пайка была предметом вожделения и единственной валютой в подземелье. Скудной пищи хватало лишь на то, чтобы кое-как выполнять норму. Каторжане медленно но верно должны были умирать за год-два от недоедания, но срок этот был еще короче из-за банд, которые жаждая прожить больше, грабили слабых. Те, отдавая десятую или двадцатую часть от своего скудного питания, чахли быстрее. Но недостатка в рабочих руках Арахна не испытывала. Поток преступников постоянно пополнял шахты. Мало у кого были шансы дожить до конца срока, ведь сюда попадали лишь те, кого лишали свободы более чем на десять лет.
  Шахты представляли собой гигантский лабиринт внутри не проходимого скального массива. Рудное тело, словно гигантский спрут раскинулось глубоко под землей. Я как маг довольно четко видел драгоценную породу в толще скалы. Более двух тысяч каторжан были заживо погребены под землей. Единственной ниточкой наверх были ворота, где охранники меняли руду на пайку, запас масла для ламп, лес для креплений, гвозди... Также можно было обменять сломавшийся инструмент, редко, очень редко получить одежду, и другие бытовые предметы. Воду каторжане пили рудничную, что по моим подозрениям также отрицательно сказывалось на здоровье, хотя при тотальном голоде эта была меньшая из проблем. В целом в пещере царила постоянная осень, не тепло и не холодно, и можно было бы и тут дотянуть до конца срока, если бы, не нехватка еды. Голод и бесконтрольность со стороны охраны тюрьмы породили ужасных чудовищ. Те, кого ссылали сюда и при жизни были не очень-то приятными людьми, но сейчас... И, да я считал всех находящихся в Арахна мертвыми, ибо нас похоронили заживо, и не было никого кто бы смог вернуться отсюда в мир живых. В общем, в этом филиале ада, появились свои демоны: кланы людоедов, активно охотящихся за двуногим мясом, просто бандиты, совершающие медленное убийство, отнимая часть ежедневной нормы, воришки старавшиеся утащить дневную выработку руды... Но среди двух тысяч каторжан были и те, кто вел относительно нормальный образ жизни, либо, смирившись с полуголодным существованием, либо нашедшие пищу в пещерах: грызуны, улитки, и даже рыба из озера, расположенного в центре пещеры.
  В назначенный день нас вновь выстроили около входа в шахты. Все новички получили потрёпанный мешок, кирку, небольшую масляную лампу с запасом жира на пару дней и еду на весь день: глиняный горшок с холодной кашей и кусок хлеба. Ко всему плохонький травяной матрац, спать предстояло прямо на месте работы.
  - Первый и последний раз еду получаете бесплатно. Разобьете горшок - останетесь без каши до конца срока.
  - А как же вода?
  - Можете пить из бочки, когда сдаете руду, ну и в пещерах полно воды, ха-ха-ха. Нормировщики будут принимать руду в эти ящики, принесете меньше вот этой черты, получите только половину пайки, пустая руда - пеняйте на себя. Понятно?
  - Да...а...а ...
  - Ну и хорошо. Отряяяд!!! В шахтыыыы!!! Бегоооом!!!!!
  Во время так сказать официальной части я старался держаться ближе к датленцу и его команде, как наиболее адекватным в этой массе. В пещере, новичков ждали. И эта встреча была гораздо важнее напутствия старшего надзирателя.
  - Эй, "мясо", у вас два пути - работа солдатом или шахтером! Определиться нужно уже сейчас.
  - А в чем разница?
  - Почти ни какой: солдат умирает от кирки в спину, а шахтер от недоедания.
  - Я Куница, из клана убийц. Есть ли здесь гильдейцы?
  - Ты теперь совсем не Куница и авторитет твой ничего не стоит. Выбирай банду и решай, кем будешь жить бойцом или копателем?
  - Со мной два десятка решительных парней и мы хотим присоединиться к самой сильной банде...хрррр.....ррррр.... - Куница неожиданно упал. В полутьме, кто поближе увидели, что из его горла торчал стальной стержень.
  - Новички, я еще раз повторюсь. Вы здесь - "мясо". Забудьте ваши заслуги вне Арахны, выбирайте с кем и как вам жить дальше. Здесь представители всех кланов пещер, ну кроме людоедов и дикарей, их мы сюда не пускаем, гы-гы-гы. Можете подходить, спрашивать и определяться, но делать это нужно быстро. Чтобы заработать еду на завтра нужно еще и вкалывать.
  Всего было чуть более десятка представителей. Каждый клан имел свои территории, где добывал руду. Участок около единственного озера с правом рыбной ловли, пещеры с улитками и прочее. Структура почти у всех - одна: два-три десятка бойцов и около сотни шахтеров. Бойцы охраняли шахтеров во время работы и транспортировки руды к воротам. Ну и самое главное, на обратном пути, когда те несут, самое ценное здесь - еду. За это шахтеры делились с солдатами и без того скудной пайкой. Но иначе нельзя. Людоеды, просто разбойники, не признающие ни каких правил, и одиночки постоянно проверяли охрану кланов на прочность. Без разделения на охрану и рабочих выполнить дневную норму по руде было нереально, а вот кланы давали такую возможность.
  Я лихорадочно искал лучший для себя вариант. Просто стать шахтером или охранником было смертельно опасно, мне нужно было получить хоть толику независимости, чтобы иметь в будущем возможность попробовать бежать отсюда. Иначе борьба за пайку затянет настолько, что мне будет не до мыслей о побеге. Датленец с компанией прошел мимо, а я приостановился. Странная компания из трех человек, нет, двух людей и гнома! Гном в горах!!! Хочу к ним. Так все банды прислали по два представителя, почему же их трое?
  - Уважаемые не подскажите, почему вас трое?
  - Хмм..., соображаешь "мясо". Мы не полноценный клан. Каждый из нас представляет банду, но живем все в одном рукаве, как и любой клан, просто у рукава - три ответвления и так получилось, что наши семьи живут там порознь. Но охрану грузов, добычу руды, и все остальное делаем вместе. Так вот.
  - Значит, вы независимы друг от друга? И если выберу вас, нужно решать с кем быть?
  - Не совсем так... Первого мы поспорили гному, ха-ха-ха...
  - Угум... Уважаемые, раз уж так получилось у меня встречное предложение. Я кхм... немножко лекарь.
  - О, как.
  - Да, и чувствую, что услуги мои тут будут в цене. Так вот мне бы хотелось независимости от каждого из вас, но в обмен на охрану и прочие привилегии клана буду отдавать десять процентов своих доходов.
  - Маловато.
  - Так вы со всех берете где-то также.
  - Так, то десятая часть пайки, да к тому же шахтер - человек подневольный. И труд у него о-го-го.
  - Ваше предложение?
  - Треть, - прохрипел до сих пор хранивший молчание гном.
  - Одна пятая.
  - Хорошо - поставил точку в наших торгах лидер третьей банды, видимо торопясь окучить новое "мясо".
  Из более чем сотни новеньких клану досталось двенадцать человек. Люди распределились между бандами примерно поровну. Наша тройка отпугивала потенциальных новичков, старавшихся выбрать клан покрупнее. Однако датленец сотоварищи резонно решил, что он с семью бойцами сможет заполучить неплохие условия в клане послабее и почти в конце выбрал гнома. Правда ему сразу пришлось жестоко разочароваться, бойцов раскидали по трем бандам, да и дали понять, что здесь его боевые навыки ничего не стоят. На попытку спорить, гном лишь пожал плечами. А вскоре все наши новички на собственной шкуре почувствовали свою беспомощность в пещерах.
  Как, оказалось, идти к рукаву было нужно при свете лишь одной лампы. Так экономили драгоценный жир, и воины не так сильно привыкали к свету. Всего новичков сопровождали десяток бойцов, включая трех клан-лидеров. По узким штольням приходилось идти гуськом, постоянно проверяя землю перед собой. Уже несколько раз мы с трудом обходили разломы и просто глубокие ямы, лишь благодаря предупреждению проводников. Почему нас предварительно не связали веревкой? Ответ на этот вопрос я получил пару минут спустя. Отряд проходил что-то вроде перекрестка. При этом двое охранников контролировали коридор перпендикулярный основному.
  Все началось внезапно. Свист, какой-то летящий снаряд и человек проходящий перекресток со стоном валится на землю. Теперь стало понятно, почему охранники не перекрыли проем коридора, а лишь осторожно выглядывали из-за угла. Неизвестный метатель как бы разделил отряд на две половины. Но такое положение не устраивало охранников, и они заставили нас перебежать к ушедшей немного вперед колонне. Я активировал щит, и как оказалось не зря: непонятный снаряд по касательной ударил в щит и рассыпался, ударившись о стену. Из десятка человек противнику удалось подстрелить еще одного новенького. Охрану пока не задело.
Оценка: 5.98*42  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"