Алексеев Максим: другие произведения.

Ковчег

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я никогда не понимал, почему технологию противопоставляют магии. В самом деле, если мы собрали тепловыделяющий элемент на огненных элементалях, то что мешает вырабатываемой энергии вращать турбину генератора? А если ты шаман молнии, то ускоряющее заклинание Гаусса напрашивается само собой. Проблемы с долгими межзвездными перелетами, фатальными дозами радиации, большой паразитной массой занятой аппаратурой жизнеобеспечения маги тоже могут решить разными способами. Начнем с того, что мертвое умереть заново уже не может...

  Капля срывается с края трубки и летит в мой открытый рот. Раздается тихое шипение потока воздуха, направляющего ее к цели. Она стекает по моим иссохшим губам, покрытым пергаментом мертвой кожи, на секунду задерживается на оскаленных зубах, а затем скользит по шершавому, растрескавшемуся языку и дальше...
  Вкус отвратителен. И это ожидаемо. Какой еще может быть вкус у консервированной крови, пролежавшей в хранилище с десяток лет? Но выбирать не приходится. На настоянии миллиардов лиг вокруг нет ни одного существа, способного утолить мою жажду. А может быть и во всей вселенной их не осталось.
  Еще одна...
  Как бы не была отвратительна эта жидкость, состоящая из полусвернувшейся сыворотки и разрушенных эритроцитов, она утоляет Жажду и дарует мне жизнь. Или ее подобие.
  С каждой каплей я чувствую, как мое тело наполняется силой. Пару раз дергается сердце. По привычке, не из необходимости. С треском и хрустом расправляются легкие. Они мне не нужны. Говорить в своей мне темнице не с кем. А дышать тем более не нужно.
  Еще одна рубиновая искорка жизни направляется ко мне, и я ловлю ее губам. Жажда сводит меня с ума, хочется броситься вперед, разломать мной же собранный дозатор. Выдрать из него пакет с кровью и отдаться на волю безумия. Меня выгибает дугой. Кости трещат от натуги. Но ремни крепко держат меня на ложементе. С каждой каплей ко мне возвращаются не только силы, но и разум. Терпение. Выдержка. Память...
  ***
  - Вы уверены в себе, герр Диаш? - сидящий напротив, смотрел на меня с какой-то грустной насмешкой. Глаза его, несмотря на царившую в переговорной полутьму, были закрыты черными очками. Серый мундир аэро-космических сил Федерации без знаков различия. Планки с орденами. Лента на шее с железным дубовым венком - высшей наградой Таирского рейха, не выдававшейся уже лет триста - чуть не заставила меня фыркнуть. Позер.
  - Да, абсолютно, сеньор Люгер. Вы не найдете лучшего инженера по двигательным установкам. Вот мои сертификаты. Вот диплом гномийского объединенного института. Свидетельство Таирской академии и эллонийской Панепистимии Магос. - я выложил на стол ворох бумаг с печатями. От концентрации нотариальной магии над кипой пробежало несколько искр. Началось пятое собеседование, и эта комедия уже начала мне надоедать.
  - Герр Диаш, я не сомневаюсь в вашей квалификации. Это проверили до меня. Я спрашиваю про вашу душу. Вы готовы расстаться с ней? Умереть?
  - Мне кажется, что все это дискриминационное отношение к некрогражданам Таирской Федерации настоящий атавизм времен Великой Войны с темными силами, - заученно ответил я.
  Собеседник молчал, ожидая продолжения.
  - Я же после обращения все равно сохраню разум и память, - уговаривая больше себя, чем собеседника, произнес я.
  Снова молчание и пристальный взгляд, который я почувствовал даже сквозь темные стекла его очков.
  - Это же не совсем смерть... - не очень-то уверенно промямлил я.
  - О, да! - мой визави снял очки и вперился в меня сияющими багровым глазами. - Поверь мне, дышащий, это хуже!
  Морда его оскалилась в нечеловеческой гримасе. Казалось, лицо разделилось пополам, ощерившись частоколом зубов. Я непроизвольно отпрянул, вцепившись в подлокотники своего кресла. Нет, конечно, я понимал, на что шел, когда согласился на приглашение. Но одно дело академическое знание и формальное согласие. А другое, когда перед тобой сидит свирепый хищник, готовый тебя выпить. Все человеческое в тебе тает как туман, и остается только дрожащая от ужаса обезьяна, загипнотизированная горящими в ночи глазами ягуара.
  - Вы меня прямо здесь и сейчас обратите? - выдохнул я, с трудом подавив панику.
  Оскал снова превратился в прежнюю насмешливо-грустную улыбку.
  - А вы еще не передумали, герр Фернанду Диаш? Не боитесь стать бессмертным порождением мрака?
  Я сглотнул ком в горле. Прошептал успокоительное заклинание аль-Празолама. В голове проскользнула мысль, что награда трехсотлетней давности на шее вампира может быть не просто украшением.
  - Нет, сеньор Люгер. Я лучший специалист на планете. Это не бахвальство. Я должен лететь. Если не я, то кто? Мои ученики? Они не готовы. Я провел анализ предыдущих катастроф. Я принимал участие в разработке двигателя и комплекса чар управления. Я знаком с искусством големетрии и магией высоких энергий. И, Аамон вас побери, я не боюсь ни смерти, ни вас! - Я рванул воротник рубахи, - Давайте! Я хочу увидеть звезды!
  - Ну что вы, герр. Вы еще не подписали контракт. Не составили завещание. Да, и неужели вы думали, что я буду действовать по старинке? - вампир приподнял бровь. - После того как будут улажены все формальности, вам будет сделана соответствующая инъекция. У вас будет три дня, чтобы передумать и получить дозу сыворотки. На сегодня вы свободны.
  Я сжал зубы, поднялся, коротко кивнул и направился к двери.
  - Фернанду, - окликнул меня уже в дверях вампир, - вы только выдержали натиск высшего. Но если бы ваше назначение зависело только от меня... Идите.
  Я вышел не то чтобы окрыленным, но уважение в голове древнего кровососа мне польстило.
  
  ***
  Последняя капля.
  Я тянусь к панели и ввожу код. Магнитный замок отпускает ремни. Упругий ложемент мягко толкает меня, и я медленно плыву в невесомости через каюту. В желудке жжёт.
  Жаль я плохо разбираюсь в биомантии. А то бы разморозил и начал клонировать костный мозг из хранилища. Хочется свежей крови, а не этого суррогата, который летит со мной с самого Геона. Увы, эта задача для меня пока не решаема. Тот образец, который был активен в репликаторе в момент Вспышки, убила радиация.
  Интересно, как там Люгер, думаю я. Бродит по пустынной мертвой поверхности планеты? Или его самого обратило в пепел зарево сверхновой? Впрочем, ностальгия мучает недолго. Сейчас у меня есть более насущные проблемы, чем судьба подарившего мне нежизнь.
  Я облачаюсь в висящий в шкафу компрессионный костюм и выплываю в коридор.
  Он ведет вдоль всего корабля. От вынесенной на километр назад кормы, где находится реактор и двигатель, до наблюдательной площадки на носу на расстоянии лиги в другую сторону.
  У меня никогда не получается прицелиться и преодолеть его одним прыжком. Рассчитать вектор толчка, чтобы пролететь в невесомости несколько сотен метров по узкому проходу тяжело. Тут не помешал бы лифт, но в наличие только металлические скобы на стенках. Корабль проектировали не для людей, а для таких как я, бессмертных и незнающих усталости. То, что перемещение на такие расстояния может даже для немертвого показаться скучным, никто не учитывал.
  Через несколько минут передо мной появляется препятствие - люк в очередной переборке закрыт. Над ним тускло горит желтый огонек, предупреждая о неблагоприятных условиях. Я прикасаюсь к сенсорной панели, и дверь импровизированного шлюза отъезжает в сторону. Холодно. Атмосфера разрежена. Я двигаюсь дальше.
  Через двадцать метров меня встречает еще один люк, на этот раз с красным огоньком. Под еле слышный в разреженной атмосфере визг сирены дверца откатывается в сторону. Воздух, покинувший отсек, дергает меня, пытаясь выкинуть в космос, но я готов к этому и крепко держусь за поручень. Тело неприятно раздувает изнутри вскипевшей кровью. Покидающий легкие воздух заставляет издать стон. Глаза подергиваются инеем. Находится в вакууме - приятного мало. Но тратить время для того, чтобы облачиться в неуклюжий скафандр ради пятиминутной прогулки хочется еще меньше.
  За переборкой коридора больше нет. Вокруг меня покореженный металл и пластик. Торчат из стен балки.
  Я переваливаюсь через край проема и встаю на переборку. Теперь нос корабля для меня не впереди, а наверху. Впрочем, в невесомости все эти направления условны... Я задираю голову, примеряясь для прыжка. Увы, здесь мне не поможет ни облик нетопыря, ни, тем более, превращение в туман. На далеком противоположном краю пробоины светится в окружающей меня межзвездной тьме красный огонек запертого люка. Толчок. И я беззвучно ругаюсь под нос. Меня закрутило вокруг собственной оси. Но, по крайней мере, направление полета правильное.
  Оказавшись на противоположной стороне, я привычно соединяю два провода торчащих из панели управления, стараясь держаться в стороне, чтобы меня не сдуло потоком вырвавшегося из открывшегося проема воздуха. Я последний раз придирчиво оглядываю глубокую рану оставленную метеоритом на пузатом боку корабля. Паутина балок, застилает мне звезды. Ремонтные големы хорошо поработали за пять лет моего сна. У меня нет материалов для того, чтобы восстановить обшивку, а тем более внутренние переборки. Но меня это совершенно не заботит. Они восстановили силовой каркас и корабль готов к торможению и перегрузкам.
  Главный же ущерб мне не исправить. После удара мы потеряли... команду?
  ***
  Они стояли на ветру под ярким солнцем. Алый ковер устилал бетон космодрома. На заднем плане торчали сигары гномийских ракет, с орбитальными челноками. На них были нацелены камеры. Между ладоней прорицателей-корреспондентов плавали хрустальные шары, показывавшие происходящее на всю планету. С точки зрения обывателей проект "Ковчег" был близок к завершению. Для меня же он только начинался.
  Они были элитой планеты. Лучшие профессионалы в своем деле. Блестящие эльфийские экологи и мастера биомантии. Гномийские рунотехники и големетристы. Люди - лучшие практики магии и науки. Шаманы орков и зверолюдей. Не было дроу. Темные эльфы ушли из мира своими тропами. Не было демонологов-хатти. Богоравный владыка ада Аамон забрал свой избранный народ в преисподнюю. Было ли это для них спасением? Вопрос открытый.
  Перед ними на трибуне выступали один за другим обличенные властью - президенты и епископы, жрецы и короли, вожди и шаманы. Произносились воззвания к духам, сыпались благословения, обещания и заверения. На заднем плане рукоплескали трибуны.
  А я в этот момент уже две недели как был на орбите. Одним глазом глядя в хрустальный шар с репортажем, я переписывал алгоритм фокусировки тяги. Пару месяцев назад многозначительные слова и слезы прощавшихся навсегда с землей людей, эльфов, гномов и прочих тронули бы мою душу. Но ее более не было. Ее место заняла тьма и Жажда. Из немногого человеческого у меня осталось только любопытство.
  Космонавтов погрузили в автобусы. Провожающие поспешили спрятаться в бункере, для наблюдения за стартом. А я с некоторым остервенением нажал на кнопу ввода, чтобы скомпилировать чары, управляющие ядерным двигателем. Меня мучила обида. Про них знали все. Про меня, лич-капитана и духов-сервиторов лишь вскользь упоминали парой фраз в газетных статьях. Про таких как мы говорить в цивилизованном обществе не принято.
  В облаках пламени одна за другой начали стартовать ракеты.
  - Жаждущий, готовься принять груз, - прошелестел по интеркому голос капитана.
  - Вы хотели сказать команду, капитан? - переспросил я лича.
  - Груз, - прошелестел Мес-калам-дуг. - Команда - ты, я, бестелесные и разума не имеющие. Это груз.
  Я вздохнул и пошел последний раз проверять капсулы для стазиса. Живые не годились для полета продолжительностью в пару веков. Часть из них умрет от старости, других добьет радиация. Она же может вывести из строя хитрые мыслящие машины гномов. Лишь мы, нежить способны довести "Ковчег" до цели.
  ***
  Да, тогда мы потеряли груз. Бесполезные и совершенно неприспособленные к космосу куски плоти, томящиеся в хрустале остановленного времени. Трехтысячелетний лич-капитан Мес-калам-дуг был на все сто процентов прав. Я закрываю люк и лечу в невесомости дальше к мостику.
  Доставить их было нашей целью, увы, теперь недостижимой.
  Стены пролетают мимо меня, но я не вижу их. Пред моим внутренним взором запись камер наблюдения. Удар небольшого, в пару тонн, астероида неизвестно откуда взявшегося в пустоте между звезд. Разорванный, словно брюхо новобранца от удара мечом, борт корабля. И сноп вылетевших из разрушенного стазис-отсека голубых искорок.
  Каждая искра - это одна из надежд оставшихся в обреченном мире Геона. Не на спасение. На то, что семя жизни прорастет под чужим солнцем. Каждая - специалист,
  который сможет сделать новый дом чуть более гостеприимным, воспитать новые поколения.
  Мне их не жалко. Скованные заклинанием гомеостазиса они не страдают. Они будут плыть в пустоте до конца времен и даже дольше. Им не грозит смертная скука торможения, перед входом в систему, в которой была обнаружена подходящая планета. Им не придется задыхаться в мертвом мире и медленно поумирать в подземных убежищах. Тем, кто остался на Геоне, повезло меньше.
  Мне придется работать за всех. Остались книги и артефакты. Что же, тем интересней будет, когда я достигну цели! У меня есть все шансы выполнить их задачу. Коридор ведет меня дальше, через уцелевшие отсеки. Те что хранят причудливые гномийские механизмы и мощнейшие артефакты человеческой магии. А затем я подхожу к главной сокровищнице этого корабля, содержащую в себе самую большую драгоценность во вселенной - жизнь. Там лежат защищенные всеми возможными чарами семена, замороженные зародыши зверей и людей, рыб и насекомых. Там стоят в темноте и тишине эльфийские машины, способные превратить несколько клеток в человека. Все то, что поможет мне начать с нуля.
  За спиной моей раздается шорох и я резко оглядываюсь. Краем глаза я успеваю заметить силуэт, чуть более светлый, чем окружающая меня тьма спящего корабля. Просыпается страх. Я пытаюсь успокоить себя, что это просто шуточки духов-сервиторов. Но врать самому себе глупо. Несмотря на все показания приборов и уверения приведений, я знаю, на корабле есть кто-то еще. Или что-то. Оно издевается надо мной прячась, но в тоже время постоянно оставляет на видном месте следы своего пребывания. Перекладывает вещи. Читает книги из библиотеки. Я часто чувствую отголоски творящейся на корабле магии. Древней и чуждой людям магии тени. Это началось после того как мой капитан оказался развоплощен.
  ***
  - Мы вращаемся, - брюзгливо произнес лич.
  - В самом деле? - я удивлении приподнял бровь. Приборы показывали минимальное отклонения от курса, на грани точности измерений.
  - Да. Один оборот вокруг оси симметрии за год. Это раздражает. Ты слишком много спишь, жаждущий, чтобы заметить.
  Ну, конечно, куда мне до древнего колдуна просуществовавшего тысячелетия. Я может быть и неживой, но его было бы правильно назвать немертвым. Скука сводила меня с ума, и я взял за привычку засыпать в перерывах между предписанными инструкцией осмотрами корабля. Месяц через пять лет, неплохой график работы, не находите?
  - Вы ради этого меня разбудили, капитан? - спросил я.
  - Не только. Мы опаздываем, - ссохшаяся длань колдуна сделала пасс над приборной доской и передо мной зависла иллюзия - близлежащие звезды мерцали искорками в воздухе. Протянулась через весь мостик алая нить траектории полета с багряной искоркой нашего корабля. Рядом с ней висели цифры. Скорость, запасы топлива... - ты сможешь управлять кораблем без меня?
  - Эм... я не уверен, что получится. Да и почему вы задаете этот вопрос, капитан? - я был удивлен. Да, я знал, что после столкновения с астероидом мы потеряли скорость, и пришлось потратить немало топлива, чтобы выправить траекторию и погасить вращение корабля. Поврежденная в катастрофе конструкция была неспособна перенести сильные перегрузки при торможении и ускорении. Это в перспективе продлевало полет на годы, но ни для меня, ни для Мес-калам-дуга, это не было проблемой.
  - Я гадал. Карты. Руны. Вспышка догонит нас через две недели.
  Я тихо выругался. Нашей промежуточной целью в путешествии к тусклой звездочке, известной астрономам как "Слеза Инанны" была система безымянного коричневого карлика. Он был ничем не примечателен, кроме двух вещей - он лежал почти прямо на расчетной траектории полета и обладал кометным поясом. Последнее обстоятельство было важно. Здесь мы могли пополнить запасы рабочего тела для двигателя. И самое главное, мы могли переждать Вспышку в тени этой мертворожденной звезды.
  - Капитан, но ведь у нас должно быть еще полгода! Как раз достаточно, чтобы завершить маневр торможения и выйти на орбиту! Вы не ошиблись?
  - Волновой фронт в двух неделях от нас, - отрезал лич. - Предсказатели ошиблись. Расчеты гномов были неверны.
  Я не спорил. Лишь с ненавистью всмотрелся в одну из искорок, висевшую совсем недалеко от солнца Геона. Звезда влюбленных. Самая яркая на небосклоне. Ближайшая соседка, от которой мы сейчас бежали со всей возможной скоростью. Любовь закончилась ненавистью и смертью в пламени сверхновой. В этот момент до меня дошло. Три световых года отделяло меня от родины. Мой мир уже мертв.
  - Что вы собираетесь делать, капитан? - спросил я. В том, что корабль сможет функционировать после удара радиации и релятивистских частиц, я уверен не был.
  - Я принес клятву. Я не могу допустить, чтобы "Ковчег" погиб. Сфера абсолютной тьмы защитит его. Но это потребует моего развоплощения. Ты сможешь управлять кораблем без меня?
  Я молчал. Прикидывал варианты. Световой месяц до укрытия. Никак не успеть...
  - Да, капитан. Я справлюсь, - ответил я.
  - Тогда иди обратно в свой саркофаг. Спи. Так в случае моей неудачи ты будешь менее уязвим.
  ***
  - Здравия желаю, капитан, - насмешливо произношу я уставное приветствие. Двери мостика за моей спиной с тихим шорохом закрываются. Я бросаю короткий взгляд назад и снова вижу у коридоре нечеткую фигуру. В этот раз, похоже, женскую. Мес-калам-дуг молчит. В багрово-алом свете индикаторов он недвижимый сидит за вспомогательном пультом управления реактором.
  Тогда, перед проведением ритуала, я внес небольшие коррективы и заставил лича надеть скафандр, вместо ритуальных одежд, времен первой династии Ки-эн-ги. Во-первых, цветастый свободный наряд в невесомости смотрелся просто смешно, а во-вторых, мне не пришлось выскребать прах бессмертного из воздушных фильтров.
  Я подхожу к личу и заглядываю в прозрачное забрало шлема. Там, за пластиком, клубится все тот же туман, что и полвека назад. Я улыбаюсь ему. Туман молчит.
  Уже скоро. Пара лет торможения, затем выход на орбиту пятой планеты системы Слезы Инанны. И тогда я, наконец, смогу распечатать стазис капсулы и начать клонирование. Воскрешение из небытия требует человеческой жизни. Без пролитой крови все запасы колдовства из манахранилища корабля бесполезны. Крови... Глаза мои заволакивает дымка безумия, рот приоткрывается, челюсти начинают выдаваться вперед, так, чтобы для сложенных как у гадюки клыков появилось место в пасти. Усилием воли я загоняю Жажду обратно в самый темный угол своего сознания. Я слишком рано даю волю надежде, одергиваю я себя.
  Рано радоваться. Да, по всем предсказаниям и данным орбитальных телескопов планета, к которой мы направляемся, способна поддерживать жизнь. Но кто знает, что происходит на ее поверхности на самом деле? Может нам придется лететь дальше, к Оку Энлиля. Или висеть на орбите, веками ожидая окончания терраформирования.
  Я сажусь на место капитана. На экране переднего обзора яркая желтоватая звездочка - наша цель. На второй я бросаю взгляд полной ненависти. Там тусклое далекое солнце Геона. Но мой гнев обращен не на него, а на расплывающуюся чуть в стороне уродливую клочковатую туманность. Останки сверхновой. Труп убийцы.
  Привычно пробегаю глазами по индикаторам. Несколькими скупыми росчерками фломастера рисую пентаграмму для призвания духов. Не проходит и минуты, как мостик наполняется моей бестелесной армией. Они стонут, гремят цепями, грозят проклятьями.
  - Смирнааа! - рявкаю я на них, подкрепляя свои слова магией. Это капитан был для них непререкаемым авторитетом. Некоторые из приведений помнят его еще живым. А я лишь безумный кровожадный выскочка. Обжигая ладони, я зажигаю шарик Истинного света, морщусь от инквизиторской магии, кожа дымится, а духи в ужасе шарахаются в стороны, после чего нехотя строятся и начинают доклад по форме. Ход ремонтных работ, состояние активной зоны реактора, механизмов и обшивки... Ничто не может скрыться от внимания моих бесплотных подчиненных.
  Выслушав всех, я удовлетворенно киваю, пристегиваюсь к ложементу. Пальцы мои пробегают по клавиатуре, и я тут же ощущаю мягкий толчок, а следом за ним на меня накатывает непривычное давление силы тяжести, совсем слабой, двигатели ориентации способны только на незначительное ускорение. Маршевый включится позднее, через несколько часов, когда корабль длиной в добрых полторы лиги завершит разворот вокруг оси.
  Системы работают в штатном режиме. Программы, составленные мной, выверены до мелочей за долгое время полета. Мне остается лишь наблюдать и ждать. Ждать того момента, когда я прибуду к моим новым охотничьим угодьям.
  Я бросаю взгляд на лича, принесшего когда-то клятву верности человечеству. Нет, я не буду его воскрешать. Я стану сам богом нового мира! Хищный оскал появляется на моем лице и пара задержавшихся приведений в ужасе улетают с командного мостика.
  Мой разум застилает кровавая дымка предвкушения свежей крови, еще трепещущего человеческого тела умирающего в моих руках...
  ***
  Темный эльф сидевший на соседнем с вампиром кресле с омерзением оторвал от губ свирель. Стихла волшебная музыка, подчинявшая его воле тень вампира. Ему надо было отдохнуть. Каждый раз ему было все тяжелее заставить себя прикоснуться к разуму Фернанду Диаша. Каждый раз он чувствовал, как все меньше и меньше остается от героя пожертвовавшего собой ради человечества, как он превращается в бездумного упыря.
  Полупарализованный магией Фернанду замер с остекленевшим взором. Эльф улыбнулся. Все же идея внушить вампиру, что весь экипаж выкинуло в космос, была гениальна. Иначе он бы не удержался и начал распечатывать одну за одной капсулы стазиса чтобы утолить Жажду.
  Колдун на секунду закрыл глаза, с трудом подавил рвотный позыв и вновь заиграл, выводя за собой Фернанду с мостика. Надо было заставить его дополнительно проверить двигатели и реактор.
Оценка: 9.20*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Высшего света"(Любовное фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"