Алексеева Яна: другие произведения.

Эрнани из Гильдии Актеров. Глава 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:


  
  
   Глава 9. Искать или убивать
  
   Что же произошло? Точнее, как это оказалось возможным? Событие, перед которым меркнут все предыдущие неурядицы... Покушения, союзы и раздоры - мелочь, недостойная внимания, по сравнению с этой, мягко говоря, неприятностью. Как? Как?! Как?!!!
   Этот вопрос читался на лицах медленно приходящих в себя людей. Я шагнула в дверной проем первой, разрывая тонкую пленку неверия и тишины. В дробящихся узкими зеркалами отражениях я видела лица входящих за мной. Ошеломленные, злые, испуганные... и было чего пугаться! Все могущество принцев неожиданно обратилось жалкими потугами недоученных дилетантов и оказалось бесполезно перед промчавшимся по Замку вихрем. Они ощутили себя ничтожными песчинками. Да, ведь никому из них не под силу было даже просто коснуться короны и выжить после этого, а теперь... Теперь они знают, что есть некто куда более сильный! И знание это поселилось в темных сердцах, подтачивая изнутри уверенность и самомнение, и порождая страх... примитивный, изнуряющий, бессмысленный.
   Я видела его в глазах движущихся мимо меня принцев, медленно, осторожно, по сужающейся спирали скользя к постаменту. Как во сне, в звенящей тишине... голова кружилась... или это Зал вращался? Внимание дробилось, когда я пыталась рассмотреть сразу все. От растекающегося от зеркал холода немели руки и губы. Хотелось уйти отсюда, и более не возвращаться... Но тогда я не увижу итогов метаний испуганных претендентов. Наконец-то найдя в обитателях замка хоть что-то человеческое, не желала пропустить ни единого акта этой драмы.
   О, моя душа была полна злорадства. Что же вы будете делать? Еще не осознав полностью, что именно поселилось в ваших душах, полны призрачных надежд на лучшее. Но я то вижу, какое чувство засело внутри, потому что трудно не узнать своего давнего друга! И я могу его контролировать, а вот вы... вы, господа, которые раньше ничего и никого не боялись, даже Изнанки! Сможете ли? Сжившись со своими, милыми и домашними ужасами, обуздаете ли новый?
   Принцы и лорды, устоявшие на ногах, разноцветными лоскутьями закружили по залу, выпуская на волю магию. Не разговаривая друг с другом, они одновременно окунулись в какофонию стихий, желая узнать, кто именно здесь был. Я же предпочла слушать. Тем ветром, перед которым устояли лишь немногие, был многократно отраженный то ли крик, то ли стон реальности, прогибающейся под давлением наступающего из-за Вуали ужаса. И сейчас, лишенная последней поддержки в виде Ключа Крови, она выдерживала напор голода и жажды тварей только благодаря древности окружающих нас стен. Они впитали многое, помня и древних элиарри, и хальдов. И память эта пока спасала нас... Зеркала, дробящие происходящее на сотни мелких сценок, драм и миров, служили последней преградой. И... я прикрыла глаза, осторожно приближаясь к границе охраняющего теперь уже пустоту кокона. Разбитое во время представления наследников зеркало уже успели сменить, но гармония однородности так и не восстановилась. Оно было другое. Именно оно послужило дверью, черным ходом, по которому была утащена корона.
   Внезапно поняла, что этот зал похож на меня изнутри. Или на любого другого полиморфа... Те же отражения-кальки, осколками вращающиеся вокруг единого центра, являющие в реальность только то, что позволяет основной стрежень личности. И если он исчезнет, как пропала корона, то под напряжением внешнего мира многоцветные искажения рухнут вовнутрь, погребая под собой остатки разума. Таково безумие, на которое обречен каждый из нас. Раньше или позже, так или иначе... И эти зеркала, я чувствую, прогибаются и трещат от напряжения с Изнанки, готовясь сорваться в безумном смертоносном вихре, иссекающем плоть и разум. Не может быть, чтоб присутствующие не ощущали этого...
   В дверной проем заглядывали любопытствующие. Там, в зале, один за другим приходили в себя люди, подоспевшие стражи помогали им разойтись, вежливо, но твердо, выпроваживая тех, кто лишь мешал понять, что произошло. Срочно вызванный целитель, недовольно кривя губы, разбрызгивал вокруг себя искры силы. Немногие устояли перед пронесшейся волной, и какой удачный был момент... для тех, кто пожелал бы рассчитаться с недругами. Да только дело в том, что все соперники были здесь и либо валялись без сознания, либо бледными, не способными сопротивляться насилию призраками, скользили между искажений и отражений огня. А претенденты... заняты собственными страхами. Хотя, всегда нашелся бы тот, кто слегка опоздал и не преминул воспользоваться ситуацией в свою пользу. Например, я или точнее, принцесса Ирин... о, да. Могла бы! Легко и непринужденно могла бы станцевать среди неподвижных тел смертоносную раккату. Ножны стилетов, спрятанных в широких, отливающих перламутровой синью рукавах, нежно ласкают кожу запястий. Но будем разумны. Все же стражи, приставленные ко мне предусмотрительной Трисс, были бы лишними свидетелями убийства. А с полной пятеркой, наверняка не пожелавшей бы покинуть это славный мир, я не справлюсь. Да и все высокородные претенденты устояли на ногах... Впрочем, для верей-аали это не было бы проблемой. Ах, мечты мои кровожадные! Но что стоит сделать вид, будто эта мысль посещала меня всерьез? И рассматривалась подробно и внимательно, но была сочтена бесперспективной. Ведь действительно, это не игра... И мои вкрадчивые движения стали еще более плавными.
   Я, на миг приняв в душу Охотницу, обошла по кругу Зал, и не почувствовав чужого присутствия, замерла рядом с границей искажения, которое должно было предохранить корону от неподходящих рук. Колебания Вуали и трепетное дыхание чар проходили сквозь меня волнами, заставляя нервно вздрагивать всякий раз, как их ритм нарушался под действием творимого в Зеркальном зале чародейства. Опознание, Стихии... Эфир... Пусто! Нет и не было здесь никого, по крайней мере во плоти, вот и капитан Трисс Дэркат Даверрея, коснувшись груди и сверкнув серыми глазами, отрицательно качает головой. Стражи, стоявшие у самых дверей, еще не пришли в себя, но у нее есть свои способы и допрос бессознательных подчиненных еще не самое сложное, что она умеет.
   Ну, что же... Сейчас самое время решить, что делать мне. Хотя какой может быть выбор? Нужна корона и немедленно! А значит, надо искать. И обнаружить ее, пока никто и ничто не успело воспользоваться возникшим преимуществом. Пока не явился тот, кто украл Ключ Крови, пока не лопнула тонкая пелена Вуали, и лишенная последнего сдерживающего фактора Изнанка не сместила с насиженного места Реальность. Но вот я... точнее принцесса Ирин, чей невозмутимый холодный вид начал понемногу раздражать родственников. Она должна промолчать, возмутиться или... хм, расчетливо сыграть на противоречиях, помогая в поисках никому и всем сразу? Пожалуй, верей-аали посмотрит издалека.
   Склонив голову, выдохнула. В холодном воздухе клубящееся облачко медленно расползлось полупрозрачными щупальцами и обвило кокон, делая его зримым.
   Протянув руку, ощутила покалывание в кончиках пальцев. Да, это странно, но все слои магии целы и невредимы. Все так, будто корона и не покидала своего места. Но напряженное веретено прикрывает девственно чистый постамент, нервно дрожа из-за потери верхней опоры-зеркала. Да, да... снаружи его не нарушали... А изнутри? Если закрыть глаза и отрешиться от реальности, напрягая до боли в сердце чувства, можно почувствовать провал, в воронку которого в любой момент могут провалиться щиты...
   Может быть, так оно и есть? Когда случается что-то невозможное, верным решением оказывается самое простое. Кто-то пролез изнутри...
   Перевела взгляд на присутствующих. Медленным, величавым шагом двинулась вокруг кокона чар, прислушиваясь к постоянно меняющимся ощущениям. Кому же выгодно это исчезновение?
   Регент стоит у дверей, напряженно стиснув посох побелевшими пальцами, и бесшумно шевелит губами. Он ищет... посох, один из атрибутов власти, должен резонировать с кровавой Короной и указать к ней дорогу. Бесполезно... В этом случае бесполезно! Она слишком далеко. Я не слышу слов, но заклинания явно сменяются руганью. Тонкие губы гневно кривятся, и мантия топорщится из-за вихрящихся вокруг него потоков. Это сенешаль, на время прервав выяснение отношений выпустил на волю свои стихии в помощь саи-серу Дареану.
   Виски заломило. Зажмурившись, я опустила голову и прижала пальцы к вискам. Кровь гулко билась в венах, заглушая все прочие звуки. Но чувства, обостренные пребыванием на грани, не дремали. Вот мимо промчалась завивающаяся спиралью волна, отдающая брезгливым недоумением. Открываю глаза и отшатываюсь в сторону. Это принц Ленар подошел, блистая алмазными пуговицами на ало-черном камзоле.
   Внезапно звучание мира обрушивается на меня многоцветьем звуков, и я делаю еще несколько шагов назад, ловя среди многократных отражений чей-то ненавидящий взгляд. Кто? Обернулась. Отражения в зеркалах дробились, и невозможно было определить, кому принадлежит столь осязаемое чувство.
   - Никто не касался постамента... - сказал принц, обращаясь в пространство.
   - Очень похоже на правду, - прошелестела я, рыская взглядом по Залу. Поморщившись, искоса посмотрела на человека-птичку, очень внимательно наблюдавшего за соперниками. Проследила за его взглядом. А его высочество, невольно следуя своим мыслям, идущим причудливыми путями поисков власти, оглядывал присутствующих в порядке опасности. Черный принц, регент, Динар, сенешаль, герцог... Пожалуй, я соглашусь с этим распределением. На бледную кожу принца ложились зеркальные отблески, обнажая его неприглядную сущность. Единственной его любовью, увлечением и привязанностью навсегда останется смерть во всех ее проявлениях. Смерть... подчиняющаяся мгновенно и беспрекословно.
  
   Но кто так жадно смотрит, горячо желая мне мучительной смерти?
   Кто? Это важно... такое жаркое чувство нельзя оставлять безответным...
   Этот вопрос... он очень важен. Как странно. Никогда не думала, что буду решать загадку с десятком неизвестных. Кто?
   Кто был хозяином напавшего на принцессу Ирин зверя? Кто приказал напасть?
   Кто, кто, кто...
   Кто украл корону, кто посмел нарушить отлаженную процедуру выбора короля...
   Кто сейчас прожигает меня ненавидящим взглядом?
   Вопрос растекался жгучим ядом по сосудам, бился в висках горячим огненным комком, тонким пронзительным звоном заглушая тихий навязчивый шелест опасности.
  
   Так что же сейчас важнее? Для мира - Корона, для меня... Я сплела пальцы в замок, пытаясь отогреться. Для меня - ненависть. Но и Ключ Крови... без него не только мне, но и всем прочим грозит скорая смерть. Так что, пожалуй, все эти проблемы следует изучать и решать одновременно.
   Итак, Корона... Если способствовал ее исчезновению один из присутствующих здесь лордов, то он явно предался Изнанке. Ибо самым главным последствием исчезновения короны будет прорыв Вуали, причем... уже сейчас, сию минуту. Капитан Дэркат, напряженно к чему-то прислушавшись, вышла в соседний зал, где еще толпились лорды-выборщики, навешивающие на себя все защитные чары, какие только могли вспомнить. Правильно... берегитесссь! А сероглазая полукровка не так проста...
   Только Изнанке и ее голодным тварям выгоден намечающийся пир. И кто предатель? Черный принц? Возможно, ибо шлейф безумия, задевший меня самым краешком, абсолютно чужд не только людям, но и хальдам. Подменыш элиарри... Куда может завести такая сила? Куда угодно! Сквозь Вуаль, на Кромку и дальше... Но надо ли ему это? Не узнаешь, пока не спросишь. Рикланд медленно подошел к демонстративно спокойно взирающему на суету Ленару. А я отступила еще дальше, почувствовав тянущуюся за ним волну силы, взывающей к осколкам хальдских легенд, текущим по моим сосудам.
   Недовольно покосившись на кузена, затянутый в черное мужчина проговорил скептически:
   - Не касались, значит? Но никто не касался и зеркал, ни снаружи, ни изнутри.
   - И что? - Это Динар, резко повысив голос, шагнув вперед, становясь напротив Рикланда.
   Не он ли виноват? Лично - вряд ли, ибо он больше воин. Но приказать или попросить кого-то принц мог? Да...очень просто! Нервно оглаживая рукоять огромного меча, он возвышался над всеми и кривил губы в злой усмешке. В его крови гуляла отрава недостойных, мерзких желаний. Чужая боль была лучшей музыкой для этого порожденья кровосмесительных браков. Если бы он мог, подобно принцессе Ирин, впитывать и насыщаться ею, то... он был бы верей-аали! Но он не мог, и поэтому в принце роилась зависть, плавно переходящая в ненависть. Горячую, острую ненависть, направленную на сестру... Но не простую, а активную... от которой по спине знакомо побежали мурашки.
   Неужели я ответила на один из вопросов? Если так, возникает следующий, не менее неприятный. Почему? Почему эта ненависть закручивается в водоворот вместе с жаждой выгоды? Да, ненависть не помешала принцу использовать Ирин к личной выгоде... не очень успешно, потому что и сама верей-аали использовала брата. Для чего? Не знаю. И теперь... Принцесса что-то должна? Обязана? Еще один долг, который придется оплатить, рано или поздно, так или иначе...
   Но это только мои предположения.
   Еще не успело отзвучать эхо вопроса, как я вновь вынырнула в реальность.
   - Ничего... - Черный принц пожал плечами.
   - Так может, это ты забрал?!
   Я демонстративно фыркнула и насмешливо скривила губы. Динар прямолинеен и бескомпромиссен. И не слишком оригинален. И потому попался в сети принцессы... Знать бы только, что это за сети?
   - Ни один наружный покров не сорван, - заметила, задумчиво глядя на беснующиеся рядом стихии и брезгливо подбирая подол, дабы расползающаяся по полу ледяная муть не повредила синюю ткань. - А ваше предположение, брат, наивно. Впрочем, если вы, кузен, - оценивающе смотрю на черноволосого Рикланда, - все-таки совершили это, я признаю ваше главенство. Нет? Жаль... - качаю головой, поправляя прическу. - Тогда ищите!
   - И как, позволь спросить, кузина, я должен это сделать? - насмешливо спросил принц.
   Вопрос повис в воздухе как незавершенные чары. Я отошла еще дальше, чуть морщась от боли в висках, и сказала:
   - Это уже не мое дело!
   - Ах, вот как? - сенешаль взмахнул руками, отпуская стихии. Они расплескались по залу, ластясь к зеркалам. - Так может это, - он указал на пустующий постамент, - твое дело?
   Какое наивное обвинение, похоже разум лорду только что отказал. Позволив этой мысли отразиться на лице, мечтательно закатила глаза, жалея об отсутствии веера:
   - Ах, если бы! Будь у меня такие возможности, вряд ли я бы здесь стояла! И вы - тоже... Так ищите же! Саи-сер, это ваша обязанность!
   Регент поджал губы и зло бросил:
   - Нет, - встряхнул посох, неприязненно глядя на присутствующих. - Не могу нащупать след, Корона словно канула в никуда...
   Я вздрогнула. В никуда! Это слово породило целую цепь смутных ассоциаций, уводящих в далекое, почти забытое прошлое, в старые залы, полные пыльных свитков и папирусов с начертанными алой тушью рисунками. Вот только кто-нибудь подтвердил бы их! Но никто не захочет сделать это добровольно... а я не умею принуждать души!
   Покосилась на герцога, неторопливо и вкрадчиво занявшего место рядом. Жажда власти и наносное благородство медленно покидали практически неотличимое от других лицо. В нем тоже живет смерть... и подтачивает его изнутри, заставляя бессмысленно метаться, разыскивая отсутствующий выход. Он единственный желал жить! Не убивать, не испытывать грандиозные наслаждения, а просто жить. Любой ценой... если для этого понадобится залить кровью пол Зеркального Зала, он, не раздумывая, пойдет на это.
   Они все говорят банальности, правильные и скучные, не решаясь сделать шаг вперед, но лица... лица, с которых сползают маски, не лгут. Страх и ненависть - вот основа, на которой держится их сущность. Свой ли, чужой, какая разница? И сокрытое стало явным по одной простой причине. Кривые зеркала всегда искажают реальность, но это место, изначально, скорее всего, служило для восстановления оной, для очистки от ошметков масок самой главной составляющей человека - души. Главное, посмотреть под правильным углом. Мысли и чувства, разум и вера... Соперники раскрылись перед Залом полностью, даже не осознавая этого. Будь ситуация чуть иной, не сосредоточься они на одном единственном вопросе... что бы увидели они в моем лице? Принцессу, Охотницу, убийцу, воровку... добрался бы кто-нибудь до Эрнани? Не знаю, и знать не хочу! К счастью, волей случая вставшие в ритуальный круг Познания, напряженно и яростно пытались понять, что выгоднее - искать или убивать? И кого?
   Взаимная ненависть и расчет связывала их крепче дружбы. И я неправильно начала рассчитывать выгоду для укравшего. Они же просто не понимают, что может произойти! Не знают об Изнанке того, что знаю я... вот только Рикланд, мимолетно управляющий Эфиром, тонкой прослойкой между Изнанкой и Кромкой...
   Любой из претендентов мог украсть, спрятать, затянуть куда-то корону... или инициировать пропажу... чтобы спровоцировать сражение. Прямо здесь, у опустевшего пьедестала. И, поразив соперника в спину, вернуть корону обратно, и обрести желанную власть беспрепятственно. Вот только твари Изнанки успеют раньше!
   - Ах, если бы у нас был... - я прикусила губу, не давая вырваться в свет последнему слову. Проклиная себя, кружащее голову буйство магии, нервный трепет Вуали, стоны Изнанки, замолчала. И оказалась на перекрестье взглядов резко обернувшихся магов. А ведь я едва не сказала то, что в тот же миг обрушило бы весь маскарад. Не могла моя маска знать о тех древних легендах, на которых воспитывалась Эрнани из рода Д'Эгуарра. Не могла принцесса читать тех потертых свитков, посещать тайные схроны... И, не могла ничего знать о том, как следует искать легендарный артефакт... А вот любой хальд мог вскричать раздраженно...
   "Если бы у нас был хоть один Хранитель, связанный узами крови с Ключом!" Это не посох, который можно заглушить, запутать, обмануть. Маг ли, воин ли - стремительно пойдет по следу и найдет. Или просто позовет...
   - ... так что вы сказали, Ирин? Если бы у нас было... что?
   Вскинув руки в защитном жесте, сказала:
   - След.
   - Но у нас есть след, - Черный принц усмехнулся, делая руками жест, будто выворачивая что-то на изнанку. - Только он ведет... на Кромку.
   - Так это все же ты! - обвиняюще воздев руки, вскричал сенешаль.
   - Отнюдь, - принц насмешливо улыбнулся, - после меня следов бы не осталось!
   - В это я верю, - прошептала я еле-еле, но меня услышали.
   - Отрадно видеть, что вы хоть во что-то верите, кузина.
   Я оскорблено выпрямилась, наливаясь яростью. Как он смеет так обращаться к принцессе? Подменыш-ш! Отразившаяся на лице королевская ярость заставила отшатнуться герцога, но он нашел в себе силы заметить деланно невозмутимо:
   - Здесь нет посторонних. Ваша репутация не пострадает.
   Действительно, пока мы сосредоточенно обследовали зал, капитан непреклонно выставила отсюда даже лордов - выборщиков. А сама замерла в неподвижности у открытых дверей, наблюдая сразу за всеми. Что ж, самое время... убивать или искать?
   - Репутация... кого она интересует. А вот след!
   - Нет, вы правы, сестра, - вкрадчиво заметил Леран, - репутация - это святое. Я готов даже оказать вам услугу, и наказать обидчика.
   - Ну, попробуй! - вызывающе фыркнул Рикланд.
   Динар мгновенно напружинился, готовясь к схватке, герцог ласково положил руку на рукоять родового клинка. Алый камень под его ладонью налился пульсирующим огнем. В пальцах сенешаля распустился сиреневый цветок. Даже мои руки, подчиняясь древнейшим инстинктам, а вовсе не внимательно вслушивающемуся в треск Вуали разуму, сложились на груди в атакующую позицию. Неимоверное напряжение магических потоков я могла ощутить всем нещадно горящим телом, а тянущая боль в висках, казалось, стала моим постоянным спутником. Но Охотница готова в любой момент сорваться в атакующее движение. И хотя было не разобрать, какие чары направлены на меня, а какие - просто витают в воздухе вокруг творцов на тонких нитях силы, это было не важно. Тело жаждало движения, подчиняясь дремлющему в крови инстинкту, порожденному Степью. Убивать, убивать, убивать!
   Резкий звук разорвал наваждение. Это регент, единственный сохранивший некое подобие здравого рассудка, пристукнул посохом по камням пола. Я опустила руки, оглядываясь. Да, это опасно... снимать маски. Все, собравшиеся здесь, убийцы. Но на лица присутствующих вновь опускались забрала, скрывая желания и мысли.
   - Успокойтесь! - приказал саи-сер Дареан. - Нам нужна корона! Или кто-то желает оспорить это мнение?
   - Нет, но как вы собираетесь ее вернуть? - Ленар недовольно переплел пальцы.
   Я же прислушалась... не к голосам, а к чувствам... Зеркала были символом целостности мира, помимо всего прочего, и тихий, на самой грани восприятия треск, заставил меня напрячься.
   - Нас здесь... - регент оглядел стоящих вокруг постамента людей, - семеро. Мы сможем пройти по следу и позвать ее из эфира.
   - Но для этого надо... - отчетливое неприятие в голосе герцога.
   - Объединиться! - и оно же в раздраженном вскрике сенешаля.
   Я аккуратным, опасливым движением приблизилась к ближайшей стене. Коснулась излучающей холод поверхности, ощутив подушечками пальцев слабую дрожь. Тонкая древняя преграда готовилась рассыпаться осколками. Приглядевшись, отметила, как быстро мельчайшие трещины разбегаются по всей поверхности...
   - Сестрица! - язвительно позвал меня принц Ленар, перекрывая нервный спор братьев.
   Резко развернувшись, холодно взглянула на него. Затем перевела взгляд на Динара. За тот небольшой миг, что я посвятила изучению оставшегося мне времени, обстановка вновь изменилась. Скользнула небрежно по бледным лицам, впитывая и примеряя на себя новое настроение. Отвращение и обреченность тяжелым плащом легли на плечи. Эта странная гремучая смесь, витающая в воздухе, впиталась в кровь, лихорадя ее. Неприятие и ненависть, но уже какие-то иные, менее конкретные. А это у них общее - нежелание что-то делать вместе. Эгоисты! Впрочем, я тоже...
   - Что? - спрашиваю после мига молчания.
   - Не желаешь ли принять участие в поисках короны?
   - С чего бы это? Вам она нужна, вы и ищите!
   - Ну же, не упрямься, дорогая, я понимаю, что предложенный драгоценным нашим регентом вариант не особенно тебе приятен, но есть ли другой?
   - Он есть всегда. Иное дело, что тебе, дорогой брат он может не понравиться!
   - Несомненно, но все же присоединись к нам, - принц Ленар явно сомневался в успехе предприятия.
   - О, да, ваша внешность конечно, восхитительна, - попытался съехидничать сенешаль, - но нельзя ли найти другое время для любования собой?
   - Не забывайтесь, - добавив голосу льда, пропела я, - и не забывайте, что мне вообще-то не нужны защитники чести! Обычно оскорбившие меня гибнут довольно быстро...
   Неспешно, выдержав паузу, шагнула вперед. Итак, Объединение. Логично, но как же неприятно и опасно! Ведь я должна принять в этом участие, точнее не я, а принцесса Ирин, верей-аали королевской крови. Какая роль отводилась ей в этом ритуале? А я... жалкая копия, осколок, маска, калька... Сестра Рока. Справлюсь ли? Я страшусь этого мига... И, как и принцы страстно не желаю Объединения, и по той же причине... Достанет ли моего наследия, чтоб обмануть опытных, параноидально настроенных магов? Ведь должны будут объединены силы многих, раз сила одного слишком мала для исполнения задуманного. А вместе они смогут потянуть за нить эфира, и вернуть Ключ. И результат, каков он будет? И будет ли? Я криво усмехнулась, позволяя герцогу взять себя за оледеневшую, практически потерявшую чувствительность руку. Не слишком ли он нежен? Это ... подозрительно! Принц Ленар, стянув ало-черную перчатку, мертвой хваткой вцепился в мои пальцы. А этот - слишком груб. Впрочем, живое его никогда не заботило.
   Но я зря опасаюсь! Разве осмелиться кто-то из них дойти до полного единения сознаний, во время которого все его личные тайны станут достоянием всего Круга? Не-ет! Я зло усмехнулась в лицо затрепетавшей надежде. Но тогда и особых шансов вернуть корону нет! Или... есть? Не знаю, не знаю, не знаю.... И не узнаю, пока не попробую! Странное фаталистичное оцепенение навалилось на душу. Я вяло улыбнулась, все дальше уходя от реальности. Слишком много всего произошло, боги... слишком. И я больше не хотела бороться, следуя по указанной Судьбой дорожке. За что вы, боги, ежечасно испытываете меня на прочность? Что я делаю не так? И что же вам, наконец, надо?
   Зал закружился вокруг меня, темнота подступила к самой грани, но резкая боль в висках и правой руке вернула ускользающее за кромку сознание. Кто пос-смел? Я зашипела, стремительно разыскивая где-то в глубинах собственного тела искру холода. Вот она, спряталась в солнечном сплетении. Дунув на тлеющий в полупустом очаге огонь, выплеснула его наружу, наполняя клочья ауры, жадно впивающейся в держащие меня руки. Двое мужчин одновременно отдернули пальцы, Ленар взглянул мрачно-оценивающе. Я в ответ мило улыбнулась. Это его Принуждение привело меня в чувство. Спасибо, но подчиняться этому... мертвецу, жаждущему приобщить к своей непризнанной религии все живых, не желаю. Резко обернувшись, холодно бросила герцогу:
   - Простите, я с трудом себя контролирую. В подобных обстоятельствах мои потребности резко возрастают. И плохо поддаются контролю.
   Проигнорировав удивленные взгляды сенешаля и регента, прикрыла глаза.
   - Поведу я, - это Рикланд. Правильно, Эфир - это его сфера.
   - Да? - Динар явно недоволен, но сейчас предложить ничего иного не может. Зато устроить чуть позже... нечто? Запросто! На его лице проступает предвкушение. А я вдруг ясно понимаю, что едва корона будет возвращена на место, начнется время смерти. И начнет убивать именно он.
   Но удастся ли? И вернуть и убить... По крайней мере, я приложу все силы, чтоб выжить и восторжествовать!
   Если бы у нас был Хранитель, хотя бы один! Но... внезапная мысль заставила меня вздрогнуть, как от удара. Да, Хранителя у нас нет, но есть целых четыре кандидата! И даже если один из них и украл Ключ, он все же горячо жаждет его вернуть. Так что шансы есть. Но вот шансы выжить в тот самый момент, когда начнется вакханалия безумия, практически отсутствуют. И каждый из медленно, неохотно открывающих часть разума магов прекрасно это понимает... И надеется нанести упреждающий удар!
   Мне же остается только просить богов и Степь о милости и...
   Я не додумала... Ибо в этот миг плотину на границе реальности, медленно прогибающуюся под напором постепенно сливающихся сил прорвало, и сознание подхватило, завертело и поглотило чужое безумие.
  
   Это было похоже на танец. Легкий вальс на лезвии меча. Мой холод и мой голод, вихрясь ошметками силы, кутаясь в покрывала ледяного воздуха и горячей крови, кружились в цепи странных, ни на что не похожих гармоний. Я не маг, и потому не могла стать ведущей в этом хороводе. Да это и не нужно было. Среди нас плел паутину диссонансов мастер, звуки и мысли тонкой росой замирали на перекрестье нитей мира. А я, не имея четкой структуры, скользила мимо туго свернутых коконов, мимолетно задевая то один, то другой, и чувствовала... ощущала сместившимся восприятием...
   Ненависть, только ненависть... Разная. Горячая у воина, холодная, рассудочная у мертвого, запоздалая у благородного, завистливая у замыкающего, насмешливая у домового... а у ведущего - любопытствующая. Я танцевала вокруг темной воронки, почти на самом краю, между тонкими пленками, служащими преградой и прослойкой между уровнями бытия, без труда проходя сквозь них. Как красиво... мир состоял из сотен и тысяч радужных осколков, связанных тонкими нитями, и они мелко-мелко дрожали. Тяжкое смрадное дыхание колыхало полупрозрачное кружево, преграждающее путь шевелящимся в глубине оживающей тьмы существам. Они казались... близкими и понятными, родными и куда менее опасными, чем те, среди которых я танцевала. Вдруг ведущий хоровода плеснул на меня своим холодом, я трепетно поймала клочок безумия и, свив в тонкую веревку, перебросила остальным. Потом, обняв всех широкими, жадными до тепла крыльями, скользнула на зов ведущего, чем-то напоминающий тихий шепот Степи. Подчиняясь требовательному рывку и не успев даже зажмуриться, скользнула во тьму, увлекая за собой коконы...
   Темнота, темнота, темнота... и изумрудно-зеленая, с синим отливом цепь, тянущаяся на самую глубину. Она дрожала и извивалась, сдирая с ладоней кожу. На миг натянувшись, ослабла и рванулась вверх. И я, раскинув руки и оттолкнувшись, взвилась следом за ней, сплетая рваные крылья холода с всеобщим безумием, уворачиваясь от бесформенных комков отвратительной, но такой привлекательной бесплотности.
  
   И распахнула глаза, судорожно глотая ледяной воздух. Звенящий, отдающийся в костях и превращающий их в студень, визг повис в воздухе. Упав на колени, зажала руками уши и зажмурилась. Визг перешел в стон, потом в рев, от которого затряслись стены. За этой какофонией даже потерялся разочарованный вой тварей с Изнанки, опоздавших к выходу на какой-то миг. С трудом воспринимая сохраняющих равновесие магов, разорвала остатки связи, освобождаясь от последних отблесков безумия и ненависти, и кинула мимолетный взгляд на постамент. Корона вновь воссияла на пьедестале во всем блеске своей силы, выламываясь из обыденной реальности, отдача заставляя дребезжать сотни зеркал. Кто-то, кажется, регент, рванулся вперед прямо сквозь все еще стоящие щиты и был безжалостно скручен и отброшен назад... Прикрыв глаза ощутила, как всколыхнулся застывший было воздух, разрезанный длинным клинком. Машинально уклонившись, ощутила, как зачарованное лезвие пронеслось в каком-то пальце от спины и намертво пригвоздило распластанный подол к полу. Всплеск взывающей силы, вырвавшийся из тусклого камня в основании рукояти. В растянутом на вечность миге застонала Степь...
   И Вуаль треснула...
   Зеркала будто взорвались изнутри. Мелкие осколки, подобно иглам, тысячами понеслись к центру Зала. Сверху обрушился ливень осколков. Блистающий ад, порожденный кем-то из принцев, должен был уничтожить всех, если бы остался так же силен и уверен в своей правоте. И неконтролируем. Но лишенные магической плоти зеркала сами утеряли пыл. И потому их дети, подчиняясь чужой воле, стремительно ринувшейся навстречу, закружились в вихрях и водоворотах, иссекающих плоть, но не пронзающих ее насквозь. Водопад лезвий частью завяз в мгновенно поднявшихся щитах, частью пролился ртутными каплями, искупавшись под огненным дождем. Но потуги магов не смогли защитить их полностью от разбушевавшейся стихии... И меня... Тяжкий миг беспомощности, смешанной с восхищением... Великолепное, но смертоносное зрелище. Мои глаза! Распластавшись на камнях, прикрыла лицо руками. Острая боль резанула по шее и спине...
   И на мгновение разлившаяся по залу тишина сменилась треском окружающих стен и неразборчивым шумом в соседнем помещении. Я, поднявшись, огляделась... в душу прокрался суеверный ужас. Сквозь серебрящиеся осколки, замершие в воздухе, проглядывали уродливые черные стены. За моей спиной стоял, вытирая окровавленное лицо рукавом, принц Динар. Его меч, вошедший в камень пола почти на палец, казался почти насмешкой над смертью. Действительно, он не преминул пустить его в ход, едва только пришел в сознание. Не очень успешно! А теперь принц стоял и довольно улыбался, не предпринимая иных попыток убийства. Странно... будто кукла, у которой кончился завод. Ах, вот и Ленар... и его золотая сеть укутывает брата, гася в том разум.
   Почему-то теперь я занимала другую позицию, чем до начала ритуала Объединения. Похоже, это действительно был танец... Справа от меня стоял, раскинув дрожащие от напряжения руки, Черный принц. На его бледном лице не было ни единой царапинки. Напротив меня хмурый герцог поднимался с колен в кольце мельчайши кристаллов, тускло сияющих в излучаемом короной свете. Регент... сенешаль... принц-некромант. Все живы, и по-прежнему не испытывают друг к другу ни малейшего доверия. Я усмехнулась одними губами и попыталась встать. Наклонившись, незаметно извлекла из ножен стилет и полоснула по синей, украшенной каплями крови ткани, распарывая пригвожденное к полу платье почти до пояса. Зачарованный меч принца вплавился в пол вместе с ним, и иначе освободиться казалось невозможно. Поднялась, и безбоязненно повернувшись спиной к странно замершему Динару, скользнула к границе, за которой застыли осколки смертоносного дождя. Посмотрела вверх... Задумчиво тронув подобное кончику иглы острие, спросила очень спокойно:
   - И если вы опустите руки, принц, это просто упадет или продолжит свой путь?
   - Не все ли вам равно, дорогая кузина?
   Вопросительно вздернула бровь.
   - С чего бы мне было все равно?
   - С того, что вам стоит обратить внимание на то, что лезет из стен.
   Я устало вздохнула и равнодушно покосилась на темный камень, медленно корежащийся под напором каких-то тварей. Тонкий слой реальности бугрился, как ткань, натянутая на раме под давлением тела, четко обрисовывая нечеловеческий абрис жаждущих обрести подобие жизни существ. Они застряли на границе Эфира, прорвавшись сквозь Вуаль, но пока не в силах добраться до реальности. Я всмотрелась в дверной проем, четко обозначенный льющимся сквозь него светом, и, разглядев сквозь решетку осколков подробности беспорядка, заметила:
   - Что бы там не лезло, если вы обратите внимание на безобразие, творящееся в соседнем зале, то поймете, что эти уже опоздали!
   Принц резко повернул голову. Да, посмотри внимательнее... наверное, это знакомо тебе, безумец? В дверной проем было видно, как мечутся в свете факелов человеческие и нечеловеческие фигуры. Одна из них замерла прямо в дверях. Капитан... да! Капитан стражи, все это время стоявшая там, коротко взмахнула клинком и нанизанная на лезвия фигура обмякла и шмякнулась внутрь.
   Интересно, каково сейчас Трисс Дэркат Даверрейе, проведшей все это время на границе... Или на Границе? Да, именно, Границе между жизнью и смерть, реальностью и изнанкой. В месте, где возможно многое, и где мы, хальды, порой становимся могущественнее многих магов. Я спрошу, обязательно спрошу Трисс Д'Аркат Д'Веррейю о том, что сказали ей Боги. Отголосок твоей песни, услышанной мной, дал мне это право...
   А труп лорда, казавшегося окончательно и бесповоротно мертвым, начало деформироваться. Внутренне напряжение буквально разрывало его, на ткани расплылись кровавые пятна, грудная клетка неожиданно вывернулась наружу, являя моему взору сахарно-белые кости ребер и нечто, с большим трудом пробирающееся наружу.
   Проклятье!
   Боги, как я устала! И тело, усеянное порезами, болит, отказываясь подчиняться. Я бесконечно устала от постоянного воздействия чужой магии. Как хочется окунуться в прохладные воды Забытого озера. Но разве это возможно? Тягучая струйка горячей крови стекает по шее на руку, и медленно, капля за каплей падает с пальцев на пол. Заворожено проследив за их коротким полетом, прислушалась к происходящему в зале:
   - ... займитесь же вашими прямыми обязанностями, саи-сер!!
   Тихий шорох длинного членистого тела, извивающиеся усики, жвала, вгрызающиеся в мертвое тело несчастного лорда, на миг отвлекли меня от театрально вскинувшего руки принца Ленара. Он возмущенно требовал хоть каких-то действий от регента. Хорошо сыграно, искренне!
   - Действительно, почему бы вам не... - герцог Айворы сделал хищный жест рукой, будто сжимая чье-то горло, - убрать этих тварей обратно?
   - Уберите это для начала, мои принцы, - обвел посохом окружающий нас кокон саи-сер Дареан, обращаясь сразу ко всем, - и уж тогда...
   Короткий тошнотворный хлюп, когда под сапогом капитана бесславно погибла едва народившаяся тварюшка заставил на миг отвести взгляд.
   - Пожалуйста, - выдержав предательскую паузу, сказал Рикланд и, равнодушно пожав плечами, опустил руки.
   Я в тот же миг метнулась к нему, как можно плотнее прижимаясь к черной ткани камзола и пряча лицо. Вовремя. Короткий звяк и смертоносное серебро продолжает свой путь, разлетаясь в разные стороны, но огибая принца, на груди которого я прячусь. Короткая огненная вспышка обжигает спину, вьюга заставляет выступившую кровь осыпаться алыми льдинками. И мой нервный, неровный, не менее безумный, чем оплывающие как воск лица, смех разносится по залу, перекрывая шум битвы, скрежет рвущихся в зал тварей, речитатив начатых регентом заклинаний. В миг, когда я нырнула в обжигающую волну силы подменыша, на меня снизошло озарение.
   Это было как вспышка, приходящая на грани между жизнью и смертью... Все проблемы Замка от того, что здесь нет Хранителя. Ну и что? Здесь есть я! Да, я! И могу короновать любого по праву древней крови, минуя все эти глупые, наносные обычаи и обряды! Я же кровница! По крайней мере, попробую! Гром и Молния! Я могу, уверена! Нужно дать Ключу Крови настоящего Хранителя, только бы понять, как... Ведь здесь так много кандидатов! Можно даже убавить...
   Хотя эта часть работы частично уже сделана до меня, поняла я, поднимая глаза от усыпанного осколками пола. Динар, с лица которого так и не исчезло довольное выражение, сделал неровный шаг вперед, пошатнулся, пытаясь что-то неразборчиво сказать, выплюнул несколько кровавых сгустков... На миг мне показалось, что его светло-синий камзол усыпан множеством алмазов, но это сотни острейших игл, пронзив его насквозь, выступили на груди драгоценным узором. Принц не успел и не сумел защититься из-за наложенных чар...Можно сказать, что его убила Изнанка, или, может, Ленар? Какая, право, разница? Главное, результат!
   Всхлипнув, он тяжело и неуклюже рухнул на камни, лицом вниз, левая рука машинально потянулась к мечу, и коснувшись вонзившегося в камни лезвия, замерла... Кажется, все... но какая-то мелочь не давала покоя. Что я пропустила? Хотя, ладно, у меня куда более серьезные проблемы!
   Отходя назад, высвобождаюсь из машинально обнявших меня рук. Вскинув голову, критически гляжу на ошеломленного моим смехом Черного Принца. Неожиданно найдя смысл во всех этих барахтаньях, я принялась изучать оставшихся в живых с новым, хищным интересом. Годится ли этот в Хранители? Почему нет? Если выдержит испытание чистой кровью... а он выдержит... Вот только это ему не надо! Внимательный взгляд черных глаз слегка нервировал. Я облизнула губы... Он всего лишь выглядит невозмутимым, а на самом деле полон изумления! Да, я не побоялась коснуться его. Так это лишь потому, что и сама способна устроить сюрприз для каждого, осмелившегося приблизиться на расстояние касания... Помните об этом, принц! Наверное, улыбка на моем измазанном кровью лице выглядит ненормальной, как и недавний смех, но сейчас в ней больше холодного расчета, чем пьянящего восторга.
   - О, кузен, я испортила ваш наряд.
   - Ничего страшного, - он повел плечами, устало встряхивая руки и не обращая внимания на гневные взгляды остальных, - я достаточно богат.
   - Несомненно...
   Окидываю темное, мрачное помещение внимательным взглядом. Ось восстановлена, но твари пока и не думают останавливаться. Кажется, их действительно призвали, и выбор Хранителя становится актуален, как никогда... Ведь заштопать на скорую руку старое платье может любой, а вот восстановить в первозданном величии бальный наряд...
   - Дорогая сестра! - принц Ленар, по-птичьи дернув головой, изобразил нетерпение и подхватил меня под руку. - Вы не пострадали?
   - От ваших действий? Пока нет! - высвободила ноющую руку и обошла всех по максимально широкой дуге.
   Нет, этот принц не годится в Хранители, он слишком любит смерть. Может, герцог? Склонила голову... а что, вполне... Он пристально оглядывал шевелящиеся стены и потолок, медленно отступая к выходу. О, вот почему судорожно зашиваемая крупными стежками Вуаль не желает восстанавливаться! Сенешаль, пренебрегая своим долгом, развернул личные щиты, прикрывая своего протеже (или хозяина?) от магии принцев, осколков и взбесившейся реальности. Вот почему регент не справляется, помимо древних стен Замка, инстинктивно сдерживающих тварей, нужен еще один направляющий разум... А он занят личными делами!
   Я двинулась следом за герцогом. Наверное, неподвижная маска на моем лице была ужасна. Потому что, переведя взгляд на нее, он вздрогнул и запнулся, едва не завалившись на капитана. Та отодвинулась, недовольно кривя губы. В серых глазах сверкнуло уже привычное безумие. Как я устала... Не могу определить, какое оно. О, она тоже подошла бы в качестве Хранителя... Лучший воин Замка, хладнокровная как ящерица веррия и опасная как дикий горный кот. Впрочем, канон, известный мне, говорит о необходимости иметь четырех Хранителей. Мест хватит на всех.
   Шипящий речитатив регента заставлял руки нервно подрагивать, в животе образовался ледяной ком. Раньше отдача от возвращения короны заглушала всё.
  
   Ну что же, боги, продолжим игру?
   Кровь с руки престала капать на камни, а начала скапливаться в плотный пульсирующий комок в слабо сжатом кулаке. Последний шаг, и я замерла в проходе, наблюдая за хаосом, творящимся среди лордов. Впрочем, я погорячилась. Разрезающая свалку не на жизнь, а на смерть, серая волна под руководством Трисс вполне справлялась со своими обязанностями. Гибкие быстрые тени метались от одного бьющегося в падучей человека к другому и одним движением обрывали мучения несчастных, часть ощетинилась длинными алебардами, окружив полукольцом загнанных в угол людей. К счастью, здесь стены сохранили свои качества, не желая превращаться в подобие иномирского сита. А несколько вьющихся под потолком тварей-жерри в мягких хитиновых шкурках создавали неплохой фон для принцев, проскользнувших мимо меня и включившихся в избиение пожирающих свои колыбели гигантских муравьев. Капитан поморщилась. Кажется, ее точно выверенные планы оказались нарушены.
   Ленар рассыпал вокруг себя осколки темного серебра, мимоходом стараясь задеть герцога, ловко орудующего острым клинком. Многочисленные щиты, вспыхивающие ледяным огнем при каждом попадании опаляли глаза... Шум, крики, стоны... Черный принц скользил между то и дело разливающихся огней, старательно не принимая участия в драке. Бережет силы для чего-то еще?
   Мир дрогнул и сместился, сшитая грубыми стежками крест накрест Вуаль истерзала нервы. Вцепившись окровавленными пальцами в косяк, я стояла рядом с стражницей, тихо цедящей ругательства сквозь белые острые зубы. Оглянувшись, заметила, как структура стен медленно восстанавливается. Они вновь становились темным безжизненным камнем, но не желали принимать старой формы. Впечатавшиеся изнутри в древние стены твари так и застыли бесформенными сюрреалистическими скульптурами. Только уже неживыми. Корона сияла, озаряя темноту призрачным светом... Я чувствовала, насколько позволяло происходящее, как вокруг Ключа Крови вновь закручивались щиты, разрушенные объединенным потоком.
   Тело принца Динара так и лежало бесформенной грудой, не интересуя более никого. Равнодушие к смерти было здесь обычным явлением. Кто-то умер, и оказался не нужен! Никому! Ни одного взгляда, сожалеющего или даже торжествующего, не было... только запредельное равнодушие. Вот и регент, закончив речитатив на пронзительной ноте, от которой заныли все царапины, спокойно перешагнул через распластанное тело и, подойдя, кивнул мне.
   - Плохо выглядите, ваше высочество!
   - В данном случае гораздо важнее то, как я себя чувствую и что происходит... - начала было я, но остановилась на полуслове и резко развернулась. Голова закружилась, но я пристально уставилась в самую гущу упоительной схватки, разворачивающейся в центре зала. Подтягивая магической цепью конвульсивно дергающихся и щелкающих жвалами тварюшек, Ленар счастливо улыбался. И когда давил ногами мягкие подбрюшья, и когда откручивал им крылья... Впрочем, герцог мог похвастаться не менее маниакальной улыбкой, когда к его ногам падали иссеченные тела летающих королев. Но все же больше на их лицах было сожаления. В данный момент они не могли сразиться друг с другом, но когда погибнет последняя жерри-королева, живодерня мгновенно превратиться в усобицу!
   И все это понимали, спешно освобождая место. Стражи по еле заметному кивку капитана слаженно отступили к ближайшему к выходу углу, где спешно возводили щиты не успевшие покинуть зал лорды. Но меня это не интересовало...
   Только краем дробящегося сознания я воспринимала происходящее, медленно перекатывая в ладонях пульсирующий шарик. Пропуская сквозь себя любопытный взгляд стоящей рядом Трисс Дэркат, шум и дрожание Вуали, я слушала... и слышала, точнее, ощущала всем телом, лишь по изменениям в ритме и дыхании, улавливая направление нового чародейства.
   Там, во вне, на Кромке эфира, разворачивалась спираль зова. И эта тонкая нить, знакомым рефреном прошла сквозь мою плоть, отчего дыхание прервалось, тяжесть и боль в груди навалились как старая ягуарра, заставив согнуться в приступе дикого кашля. Кажется, совсем недавно я порвала похожую... Миг спустя я выпрямилась, отталкивая руки подобающе среагировавшего регента. И невольно сделала пару шагов назад, следя за легким туманом, поднявшимся от пола и тонкой пеленой скользящим под ногами людей. Тонкими струйками он поднялся в воздух, образуя узкую вытянутую вверх дверь, которая спустя долгое, мучительное мгновение, наполненное примитивным ужасом от которого немеет сердце, открылась. И на залитый кровью пол ступила темная, закутанная в длинный балахон фигура, вместо лица у которой был бездонный провал... Нет, это просто глубокий капюшон, накинутый на голову. Некто вскинул руки, раскидывая вокруг чары.
   Но куда ведет нить контроля? Назад, в бывший Зеркальный зал. Обернувшись, буквально вылетела под бушующие стихии. Обрывки платья трепетали на магическом ветру, высокая прическа превратилась в спутанный колтун...
   Замерев ровно на полпути к вошедшему через туман, окинула взглядом зал и скользнула к застывшему у стены Ленару. Тот попятился, шевеля пальцами. Черный Принц замер у самого выхода, заинтересованно склонив голову. Герцог же определенно не намерен был выяснять отношения с новым действующим лицом и, резко возведя максимально возможный для своих истощенных сил щит, рванулся к дверям.
   Я поняла, чего не хватало Динару... Крови. Не было ни одной капли крови на камзоле.
   А в темноте разрушенного зала зашевелился мертвый принц, поднимаясь с пола деревянными, дерганными движениями, будто старинная марионетка. Одним рывком, рвущим сухожилия кисти, выдернул из пола меч и двинулся вперед.
   Регент оказался за моей спиной, капитан выругалась, фиксируя внимание на зашевелившихся останках. Тяжелый запах тлена взвился в воздух тонкими струйками...
   Боги мои! За что? Усталое тело запротестовало, когда я, вскинув руки, попыталась нырнуть в раккату. Бесполезно... сил просто нет. Руки тяжелые, взгляд рассеянный, мутный, даже маска принцессы готова в любой миг сорваться. Придется обойтись тем, что осталось... Охотница, верей-аали, Сестра Рока, кровница... так или иначе, но я достану тебя. У меня к тебе ли-ичные счеты, кукловод королевский! Король тьмы, боли и смерти... почему же по ощущениям ты куда опаснее того же Ленара, неловко пытающегося перехватить у тебя нити?
   Ты пришел за короной? Теперь, когда я решила, что буду с ней делать, не отдам! Тебе -никогда! Злость добавляла сил, страх пробуждал разум, равнодушие медленно отступало... восхищение, да восхищение плясало в крови.
   Но как точно выбрано время! Кто же был главным в вашей связке, ты или Динар? Бедный принц, он думал, что именно он старший партнер... А сейчас... Жаль только, что корону украл не ты. Та цепь не похожа на твои нити. Ну что же, нельзя получить все сразу. Дойдет черед и до похитителя.
   Я холодно улыбнулась и пригнулась, пропуская над собой расправившую крылья жерри. За спиной послышался хруст. Мельком оглянувшись, зафиксировала в памяти картину.
   Двуручный меч вертелся в мертвых руках как перышко, врезаясь в тела пытавшихся остановить труп стражей. Бес-сполезно... Я стояла на его пути, нить, тянущаяся к неподвижному господину, проходила прямо сквозь бессильное тело. Да, не было сил куда-то бежать, но зачем? Пусть он сам придет ко мне! А темный мастер, хозяин слишком занят парой дюжин людей, одновременно его атакующих.
   Мне в спину, раздвигая пространство полетели холодные иглы. Чьи? Шаг в сторону и танцевальный разворот. Достаточно быстро, хотя и без вдохновения... Широко раскинув руки и зло рассмеявшись, я ухожу с траектории их стремительного полета.
   Мгновения тянутся, как застывающая смола. Я уже не воспринимаю схватку как нечто реальное... Где-то очень-очень далеко раздавался звон клинков, шелест, вой и рев магии, дрожала Вуаль, скрежетали по окровавленному камню лапы идущих стройными рядами членистоногих тварей, стонали стены Замка и содрогалась реальность. Торжествующая мелодия уничтожения вливалась в кровь и медленно сочилась из порезов...
   Боги мои... за плату мою... я сделаю... что? Освобожу...
   Дергаными, рваными движениями нечто, бывшее принцем Динаром, приближалось... Пустое и безжизненное, подчиняющееся беспрекословно. Я знаю, что это? Да!
   Пульсирующий комок силы в ладони налился рубиновой искрой. Я, одной рукой касаясь невидимой нити, шагнула навстречу опускающемуся сверху клинку. Привычно-гибкое движение чуть в сторону и зачарованное лезвие вновь вонзается в пол. Плитка разлетается, один из осколков чиркает по щеке, но Охотница продолжает движение. Вперед и влево, из-под вновь поднимающегося меча. Вплотную, на расстояние ладони... Коснувшись широкой груди, позволяю огоньку моего сердца впитаться и тихо шепчу:
   - Уходи... уходи домой, тварь.
   И взращенная в груди принца куколка, не проявлявшая себя, пока тот был жив, и сейчас заставлявшая мертвеца двигаться, лопнула, как пустотелый пузырь. Все же это нежная тварь. Была! Ей хватило всего одного Огня сердца... Принц мгновенно падает с деревянным стуком, будто давно закоченел и начал гнить...
   А теперь с-следующий! Резко разворачиваюсь, ловя остатки собственной силы. Рука вспорхнула над истончающейся нитью контроля, по которой промчалась, мимоходом задев капитана Трисс, волна отдачи. Пара шагов в сторону от оседающего капитана, к которой тут же бросилась пара самоотверженных подчиненных, короткий выдох...
   И в груди расправляет крылья холодный голод верей-аали. Наследие...
   Ленар все пытается перехватить контроль над поднятыми телами, и, пожалуй, в любом другом случае у него бы получилось, но сейчас... Момент явления кукловодом был выбран очень удачно. Силы на исходе. У всех... и у меня тоже. Тяжесть в ногах становится невыносимой, и я опускаюсь на пол, пропуская над головой комок бесплотной, но смертельной, ненависти. Гляжу прямо в серое лицо некроманта... и улыбаюсь, слизывая с губ капли крови.
   Голод и холод...
   Зачем пытаться перехватить, когда можно разорвать? И даже не разорвать, а поглотить... Лед неторопливо расползается от кончиков пальцев, подбираясь к подолу темной мантии замершего посреди зала чародея. От сияющих вокруг него щитов боль в висках становится пронзительно-тошнотворной. Но я контролирую, контролирую остатки чужой силы... это всего лишь одна из масок, жадная до чужого тепла хищница... островок медленно расширяется, просачиваясь между мельтешащими вокруг существами...
   Тепло... еда...
   Первая нить, натянутая до предела, лопается с отдающимся в животе звоном. Сглатываю слюну и продолжаю... Как смели силы принцессы ту злосчастную сеть... пусть я не вижу, но я чувствую!
   Боги...
   Прикрыв глаза, ощущаю, как на меня опускается благословенная тишина, а потом укутывает чужая волна. Нет, знакомая. Стихии сенешаля. Спасибо, герцог Айворы, за заботу, но, право, не стоило... Совсем рядом звенит квартет лезвий, образуя вокруг меня защитную сеть.
   Вдох, выдох... вдох... выдох... Как меня учили мастера раккаты?
   Все оставшиеся во мне эмоции трансформируются в силу, оставляя после себя пустоту, и в воздух взмывает уже хальд, которому все равно, какие кальки на нем лежат. Не нужно ни вдохновение, ни мастерство... месть священна. Скалюсь, заставляя отшатнуться стражей, отталкиваю руки, пытающиеся увести меня из зала следом за медленно пятящимися воинами...
   Ловлю взгляд Черного Принца и киваю согласно.
   Прикрываю глаза и взываю.
   Голод... холод... Я уже близко-о...
   Вкусно...
   Короткий бросок вперед, и не успевающий среагировать кукловод окунается в жадную пустоту, ставшую на время мною. И на миг теряет контроль над нитями... Ведь самое сердце его магии составляют стихии, лучшее наполнение для изодранной ауры верей-аали. А жизнь это или смерть... какая разница? В тот же миг в многослойные щиты ударяет волна безумия из шлейфа Рикланда, герцог и сенешаль разом выстуживают до хрупкого крошева четверть зала, а под хлестнувшими пространство нитями дрожат и падают осколки колонн. Мертвецы, все это время послушно наседавшие на людей, как и потусторонние жерри, падают на плиты пола в ломающих тела судорогах.
   Боги мои, за плату мою...
   Вкусно-о... еще!
   Уютно устроившийся в ладони стилет без труда проходит через изъязвленные щиты и встречается с мягкой плотью. Кто бы ты ни был... ты человек! И сердце у тебя между третьим и четвертым ребром. Некромант только и успевает, что взмахнуть рукой, украшенной длинными серебряными когтями. Щ-сссс... больно! Три длинных пореза через грудь и живот не заставляют меня остановиться. Выдергиваю лезвие, и, наваливаясь на пошатнувшегося в шоке кукловода, нащупываю правой рукой тощее горло. Полосую почти до самых позвонков, не давая ему прохрипеть ни слова... Не дам сказать посмертное проклятие, не дам!
   Он рушится на землю, как подмытая волнами скала. Я, заливая черный балахон собственной кровью, опускаюсь поверх и шепчу:
   - Уходи, уходи, уходи... Проклятый! За Кромку, на Изнанку, в забытье, без перерождения. Моя кровь, мой долг, моя плата! Уходи!
   Скатываюсь с еще судорожно подергивающегося тела и замираю, натыкаясь на ошеломленные взгляды.
   В одних - восхищение, в других - обещание смерти.
   Ну что же, продолжим игру?
  

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной 2. Подари жизнь" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Попаданка для ректора или Звездная невеста" (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Соседи поневоле" (Юмор) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"