Алексеева Яна: другие произведения.

О черном археологе замолвите слово, версия исправленная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вроде лишнего удаляла, а все равно в объеме увеличилось)))


   О черном археологе замолвите слово
  
   Настоящее.
  
   Вечно на орбите Черной Земли полнейший беспредел творится. Не люблю. Но выбора-то нет, надо где-то заправляться и заказы собирать. Базу ни пираты, ни археологи не выбирают, за неимением вариантов, так сказать.
   А сейчас у нас что наверху?
   Загрузка.
   Данные пошли...
   О, Вечный полковник!
   Местные кланы отношения выясняют на нижних орбитах, "Стремительные" с внеатмосферникам рубятся так, что ломаное железо до стационара долетает. Откуда-то гости незваные привалили, только уворачивайся, а Башня, не глядя, и не слушая какофонии ругательств, несущейся с трех пусковых установок, отправляет всех на взлет. Автопушка стремительно разогнала меня и выплюнула в атмосферу на пятом Махе... Следом за корпоративными курьерами.
   А, уроды, что ж вы все маленькими не сдохли! Вернусь, параболы ваши дурные поотшибаю! С-саботажники! Советчики!
   Какое лавирование при наборе скорости?
   Откуда ж здесь эсминец метропольский взялся?! И яхта какая-то лоб в лоб! Она еще и стреляет!
   А! Щиты, щиты, щиты!
   И бортовой залп... главным калибром!
   Три!
   Экстренная струна!
   Два!
   Успеваю?
   Один!
   Больно, больно, больно...
   Прошлое.
  
   - Ринка, Ринка, тощая резинка, - весело смеясь, дети бегали вокруг небольшого дома с коричневыми, отделанными под дерево, стенами. - Выходи скорей гулять!
   Из не до конца затянутого стальной сеткой окна выглянула женщина в сером комбинезоне, прикрикнула:
   - Идите, идите прочь, у Мари сегодня процедуры. Завтра встретитесь. Компания послушно, но с визгом унеслась в сторону огромного стеклянного здания исследовательского комплекса, вытаптывая искусственный газон.
   Я почему-то смотрела на происходящее сверху. Было немножко обидно и грустно. Все-таки в долине осенью редко бывает такая хорошая погода. Пасмурно, тепло и влажно. Солнца не видно, а с окружающих гор дует легкий ветерок, разгоняя духоту. Я покружилась, рассматривая кубики домов. Задержала взгляд на перечеркнувшем небо реверсивновном следе. Один за другим на вынесенную на склон платформу садились орбитальные челноки с гостями. Сегодня день Посвящения старшей, выпускной группы. Прибывают попечители и работодатели. Жаль, не увижу церемонию. Говорят, очень торжественное мероприятие. Ребята собирались залезть на балконы с наружной стороны, по балкам, и понаблюдать. У меня не получилось. Но мне до выпуска еще целых пять лет, так или иначе увижу.
   Я посмотрела вниз. Сквозь крышу было видно мое тело. Я лежала на высокой узкой кровати, пристегнутая ремнями за запястья и лодыжки, прикрытая белой простыней, вокруг стояли какие-то агрегаты, от них к рукам тянулись тонкие разноцветные проводки, скрываясь под кожей. Что-то пищало и мигало. У изголовья стоял полукруг излучателя, синий ореол тянулся от обода к вискам.
   Подошла мистрис Канн, выдвинула планшет, присела рядом, на стул, и глядя на экран, начала что-то печатать. Я чуть опустилась. Стали видны столбики графиков, какие-то пиктограммы. Тонкие сухие пальцы быстро мелькали над клавишами.
   Фокус внимания перескочил. У мистрис на макушке совсем мало волос... Она замерла, потом что-то переключила на большом аппарате, тонкие проводочки отскочили от разъемов в коже, большие мониторы мигнули и погасли.
   Странно смотреть на себя со стороны. Я такая худая и бледная. Правильно мистер Ринн говорил, надо питаться лучше и глотать все назначенные капсулы.
   Картинка начала бледнеть, растворяясь в сияющей белизне.
  
   Настоящее.
  
   Я ошеломленно обозревала окрестности через внешние сенсоры катера. Куда это меня вынесло? Звезды, звезды, звезды, на глаз все - абсолютно типичные, одинаковые. Медленно вращаясь вокруг своей оси, смотрела... Звезды, звезды...
   Так. Нижние брюшные оптические каналы выжжены, и информация на сетчатку не проходит. Двигатели молчат, заблокированы автоматически. Есть специальный режим на случай сбоев. Обзорные экраны погасли в момент прыжка. Ничего не горит, воздух есть. Это катер, а я? Сознание привычно разделилось. В затылке и висках запульсировала боль. Импланты, через которые происходило подключение к системам катера, явно перегрелись... Хорошо, что не выгорели.
   Без координатной сети и базы для расчетов прыжка определиться не смогу. Переход на визуальное опознание невозможен из-за перегрузки оставшихся каналов. Вот ведь обещала сама себе еще когда, что после первого же удачного дела поставлю на переходники новые усилители с дешифраторами! Так ведь нет! Передумала! Катер, мол, сам справится! Ой, идиотка! Вот теперь система в шоке, и в ближайшее время никуда двинуться не сможет. Нежная, дери ее Полковник! В прошлый раз, помнится, почти неделю просидели на орбите! Так это у обитаемой планеты, с запасом топлива и продовольствия, и, что самое главное, полными кислородными кассетами.
   А сейчас... Ой, как болит голова! Сейчас половина сенсоров выбита при атмосферном рывке, покрытие обгорело, половина энергии ушла через пробоину в защитном кожухе реактора. Схай, конечно, восстановится, но на это нужно время, причем немалое! Но его нет! И запасов никаких нет! Я же собиралась на орбиту Маарики, к заказчику! А попала куда? Слов нет, одни эмоции!
   В эфире царит тишина... Причем на всех частотах! Сети не наблюдается. Уж на что у меня схема мощная, расширенная, ловящая даже инфопакеты Метрополии. И природные помехи фиксирующая. А тут... ой, плохо мне. Глушит что-то.
   Вздохнула и открыла глаза, переключаясь на обычное зрение. Осмотрелась. В кабине, кажется, все в относительном порядке, разгерметизации нет. И все равно я умница, что все-таки одела защиту! Потому что холодно. Вся энергия уходит на латание поломок, не до обогрева. Передняя панель мерцает тревожными фиолетовыми огнями.
   "Да, да", - раздраженно дернув лежащими на подлокотниках пальцами, подумала я. - "Знаю. У нас проблемы".
   Унифициант, подключенный к системным блокам катера, судорожно перебирал варианты координат. О, этому тоже надо было мощности добавить! И памяти, и автоматическое подключение к внешней сети не помешало бы. Вот выберусь отсюда...
   Почему, интересно, на выходе так тряхануло? Врезались во что-то? Во что? Каким должно быть мое невезение, чтоб наткнуться при выходе со струны на нечто крупное? Прыжок был случайный, по свободному вектору, да еще прямо из атмосферы! По всем законам он должен быть коротким и окончиться на стыке магнитных полей двух ближайших звезд. Ну-ну, что-то не похожи эти места на окрестности системы Черной Земли.
   Ух, как вставать не хочется, а придется! С чем-то мы намертво сцепились, судя по неровному узору вращения, причем состыковались в ныне мертвой зоне. И теперь проще выйти наружу и посмотреть, чем автоматически разойтись.
   Та-ак, отключаемся.
   Тонкие шнуры нейроконтактов послушно отсоединились от височных и затылочного имплантов и скользнули в подголовник. Я поднялась с ложемента, потягиваясь и раздраженно шипя. Спина привычно ныла. Давно надо было поменять ложемент на стандартный, да все руки не доходили. Схеениджи, все-таки не люди, и форма лежанки с выемкой для спинного гребня, скажем, не совсем удобна! Да вот зараза, года три, как я на Схае летаю, а все никак не получается! А почему? Потому что для перенастройки и подключения стандартного сапиенс-ложа к технике негуманоидной расы потребуется полное десятичасовое погружение. Иначе разораться в тонкостях нейроконтакта не получится. При любом ином варианте вероятность не очнуться после подключения более семидесяти процентов.
   А откат после погружения такой, что врагу не пожелаешь. До сих пор меня от одной мысли в дрожь бросает, в прошлый и единственный, раз не меньше двух стандартных суток корежило. Вот после того случая я даже при раскопках в глубину стараюсь не ходить. При моей работе слишком опасно терять контроль над внешней ситуацией. А недобор информации не столь критичен. Моим клиентам много не надо.
   Так что летаем, и ладно...
   Пальцы нервно подрагивали, тело не желало приходить в себя после нейрошока. Ох. Еще бы! Экстренная ненаправленная струна, выход в неположенном месте, авария. Странно было бы, если б я его не получила.
   Странно то, что я еще жива!
   Но и так еле ушла! Эти кланники совсем обнаглели, выясняют отношения прямо на орбите. И гости с эсминцами на хвосте явно лишними были. А уж расстрел ракетами всего, что движется. Метрополия сильна, конечно, но хотя бы видимость приличий надо соблюдать!
   Но все собачатся со всеми! Каждый раз, побывав на Черной Земле, убеждаюсь, что приняла правильное решение - работать в одиночку как можно чаще. Иногда это сложно, но в большинстве случаев оправданно.
   Встав и попытавшись сделать шаг, поняла, что дела хуже некуда. Ноги не слушались, заплетались одна за другую, не желая выполнять простейшие приказы мозга. Мне только командного замедления для полного счастья не доставало! Это такая вредная штука, в основном происходящая с нейропилотами после перегрузок. Нервная система, через которую были пропущены огромные массивы информации о состоянии корабля, в основном весьма болезненно воспринимаемой организмом, хочет отдохнуть, и доносит сознательные команды от мозга к органам и обратно с заметным отставанием. В подобном состоянии надо не меньше суток в себя приходить! И не будь мне вживлен кардиорегулятор и контролер дыхания, лежала бы сейчас и остывала. Не обязательно, конечно, организм на подсознательном уровне контролирует все процессы организма, установки еще с детства стоят. Но это не моя специализация, может и засбоить. Так что страховка, не слишком даже и дорогая, никогда не мешала.
   Мысли мыслями, а деваться некуда. Придется идти. Экипироваться как следует.
   Ну пошли, пошли, пошли...
   Веретенообразную рубку освещали только тревожные огни пульта, унифициант, единственное чудо человеческой техники, которое получилось подключить к катеру, уже погас, огорченно пропищав нечто нецензурное в качестве извинений. Нет, он не разумен, просто программу раскодировки с языка схеениджи я составляла лично, а потом забыла подчистить словарный запас.
   Обзорные экраны, занимающие все пространство над ложементом, были темны. Ну да, проецирующие сенсоры тоже накрылись, и без подключения уже не осмотришься. Панель ручного управления не горит, псевдоманжеты на подлокотниках свернуты. Полетели какие-то биосхемы, наверное. Оставалось надеяться на чудо регенерации. Если энергии хватит. Ну-ну, оптимизмом от меня так и веет!
   Так.
   Медленно шагнуть с помоста на пружинящий губчатый пол. Еще шаг, еще, мимо второго ложа. Не падать!
   Мембрана сыто хлюпнула, выпуская меня в короткий, залитый красным светом коридор. Герметизация в норме, кажется. Направо - маленькая каютка с кухонным агрегатом, налево - проем, ведущий в святая святых, двигательный и энергетический отсеки. Миновала пустой зальчик с бело-голубым кристаллом посередине. Это мозги катера, одновременно компьютер, база данных и Полковник знает еще что. Нашего, человеческого производства. Тоже пришлось помучиться с подключением. В двигательный я даже и заглядывать не стала, потому что над мембраной мерцала тревожная синяя полоса. Излучение, причем жесткое, разгерметизация, утечка из компрессоров, пробоина в кожухе и корпусе биореактора.
   Похоже, именно этим боком мы и приложились обо что-то куда более крепкое, чем наша мягкая чешуя. Брр, ощущения при этом были, будто меня в кипяток окунули.
   Шагаем дальше.
   А вот и выход. Рядом ниша, за прозрачной панелью виднеется шлем простенького скафа.
   А путь к нему занял едва ли не час. Хорошо, что я вообще ходить могу! Рука категорически не желала попадать на кодовую панель, пальцы дрожали. Потом я никак не могла перешагнуть порожек ниши, чтобы сработал автомат, фиксирующий на теле техноткань. В конце концов, я влезла-таки в скаф, и выбралась через переходную камеру наружу. Хорошо хоть, базовые функции катера не отключаются, когда вырубаются его мозги. Хотя мембраны раскрывались неохотно. Наружная - вообще рывками, с надрывным похрустыванием.
   Ну, что тут у нас?
   Невесомость, однако.
   Утвердившись на поверхности с помощью магнитов, огляделась.
   Темно, красиво, звезды. И чешуя корпуса, раньше отливавшая зеленым, почернела. Вытянутое сигарообразное тело с продольными выступами - ребрами по всей длине и сфинктерами движка в хвостовой части казалось мертвым. Начисто снесены антенны дальней связи и детекторы излучений.
   Отойдя в сторону от выхода, осторожно просканировала один из сенсоров.
   Так и есть, выгорел начисто. Придется опять менять биосхемы основы. Подозреваю, что все полторы сотни наружных, собранных на технологий схеениджи! Целое состояние, даже если брать со скидкой! Или самой какой-нибудь могильник выпотрошить? Например...
   О чем я думаю? Щелкнув рукой по шлему, тяжко ступая, медленно двинулась в сторону предположительно пробитых компрессорных кожухов. Обогнула один из выступов и увидела это.
   Да что ж за... невезение! Сил на эмоции не было, но, все же, мне поплохело еще больше. Хотя куда уж!
   Абсолютно черное, поглощающее свет тело, по форме напоминающее вытянутую чуть приплюснутую каплю, короткие обрубки атмосферных крыльев, сглаженные выпуклости, скрывающие мощные огневые батареи, кормовой выступ, на который мы так удачно насадились энергетическим отсеком. Намертво сцепленные топорщащейся, как гарпуном, чешуей, мы медленно вращались вокруг новообретенного центра тяжести.
   Вот ведь!
   Расцепиться не получится, уйти на струну не смогу, притвориться случайной путешественницей не получится. У меня на борту столько компромата, что хватит на пару пожизненных приговоров. Это если бы я не была псимастером специфического направления, а в нашем случае... Тоже приятного мало.
   Замерев, я зажмурилась и потрясла головой в надежде, что это - галлюцинация. Ну не могло мне так повезти!
   Дыхание на миг перехватило. Интересно, это регуляторы не справляются или нервы шалят? Вот какая мне разница? А никакой, потому что на корме этого кораблика, размерами почти не превышающего мой собственный, красовалась очень знакомая эмблема. Стилизованная серая волчья голова на темно-красном фоне, заключенная в цепь из серых же звеньев. Служба безопасности Метрополии, подразделение, для простоты называемое "охотниками".
   Проще самостоятельно в космос выброситься, чем задурить этим голову и смыться.
   Я труп, я труп, я труп! Паника накатила неотвратимой волной.
   Хотя охотник-то в спящем режиме. Иначе, почему мы, вылетев со струны, наткнулись прямо на него? Тоже, наверное, тип из особо везучих!
   Эти корабли и этих людей, когда они в рабочем состоянии, врасплох не застанешь. Они как змеи, сумеют уклониться от любой неприятности!
   От методов работы пилотов, и от техники, которой напичканы катера с волчьей головой на борту, страшно делается порой даже бывалым пиратам. Тем, что живы остаются после встречи с ними и могут о том рассказать.
   Сколько я вот так простояла, не знаю, только резерв мобильного компрессора исчерпался больше чем наполовину. Устало вздохнув, я смирилась со своей незавидной участью. Ну, камера на каком-нибудь каторжном астероиде, подключение полного псиконтроля и полсотни лет отработки на благо государства Федерация Метрополис мне гарантированы. С другой стороны, питание в тюрьмах у них регулярное, и даже заключенным полагаются льготы на медобслуживание.
   А корабли продолжали вращаться, немного вихляя, и из-под темной туши медленно выползла планета. Логично. Где сидеть в засаде, как не в какой-нибудь закрытой системе? Вот только в каком секторе мы находимся?
   От пришедшей в голову мысли я хмыкнула. Почему бы не спросить у пилота этого кораблика? Уж он-то совершенно точно нырял на струну не вслепую. Хуже все равно не будет!
   Еще некоторое время я прождала хоть какой-нибудь реакции со стороны Охотника. Но хозяин так и не соизволил явить себя космосу. Во мне затеплилась робкая надежда, что я его насмерть прибила своим движком. Ха! Мечтать не вредно! Сидит, наверное, в рубке, да мною, такой красивой любуется. Попроситься в гости? А что мне остается-то?
   Мысленно ругаясь и прикусив губу от усердия, совершила очередной героический поступок. Или грандиозную глупость. А именно - переход с одного борта на другой без страховки. Еще точнее - прыжок. Примерившись как следует, разумеется. Только это мало помогло. Тело совершенно не слушалось и реагировало с таким замедлением, что... сейчас улечу!
   Хо-па! Я едва не унеслась в пространство, изображать очередной спутник мертвой планеты. Ноги разъехались, безотказные раньше подошвы категорически отказались фиксироваться на черном гладком покрытии.
   Звезды мигнули.
   Автомат на запястье, благослови его Большой Пират, сработал вовремя, выстреливая фиксатором. Отдача закрутила меня вокруг оси. Тошнота подобралась к горлу мерзкой горечью. Голова кружилась, я потеряла ориентацию. По шее потекла струйка крови. Штекер?
   Томно прилегла на обшивку, прикрыла глаза. Ох, как мне плохо! Что называется, берите тепленькой! Где, мать его, хозяин? Я уже на все готова, хоть на тюрьму, хоть на контроль, только положите на сутки в медтех! Сканировать катер не стоит, отключусь. К тому же, они там, в Корпусе через одного если не Ловчие, то Хвататели...
   И где же тут вход? Подняла взгляд и как раз на него наткнулась. И то счастье. Подтянулась. Привстала на корточки. С трудом подняла руку и, нервно хихикнув, постучала по овальному люку, выделяющемуся на обшивке более светлой броней.
   Тук, тук, есть кто дома?
   У меня-то точно уже никого нет.
   Огонек на бронированной панельке мигнул зеленым, и вожделенный вход открылся, люк вдвинулся внутрь, и я ввалилась в тамбур, залитый мертвенным синим светом. Приложившись об пол, выяснила, что сила тяжести здесь есть. Слабая, но мне хватило и этой. Опять! Подтянуться, подняться на корточки, нащупав следующую дверь и, прижимаясь к ней, как к дорогому другу, встать на дрожащие ноги. Гордые мы, черные археологи, и встречаем опасность лицом к лицу.
   Дверь с шипением отъехала в сторону. И я, даже не поняв, что, собственно, случилось, в очередной раз рухнула вниз. Хорошо, не головой. В коленях болезненно хрупнуло. А я, оглядевшись, ошарашено осела на пол. Короткий коридор был отделан золотистым пластиком с черным растительным узором. Пол был покрыт чем-то ворсистым. По крайней мере, сквозь перчатки явно нащупывались какие-то губчатые волоски.
   За истерическим хохотом я не услышала шагов и, когда в поле зрения возникли сапоги, подумала, что у меня начались галлюцинации. Сапог меня в том разуверил, чувствительно пнув в колено. Я подняла голову. Мужчина в сером комбезе без знаков различия, рассматривал меня с явным исследовательским интересом. Угу, наверное, у него в ногах еще никто так не валялся. Он выразительно постучал себя по виску, приказывая снять шлем.
   Отрицательно мотаю головой. Нет уж! Зря я это сделала, потому как стены мгновенно уплыли в разные стороны. Усмехнувшись, этот тип схватил меня за плечо и одним движением вздернул вверх, ловко отключил аварийную защелку лицевого щитка. Должным образом отреагировать я не успела. Задержать дыхание - тоже. Шлем сложился. Машинально втянув носом холодный, насыщенный ароматом аниса воздух, почувствовала, как перехватывает горло резкой болью.
   Глядя в слегка расширившиеся от удивления карие глаза, художественно выругалась. Тревожный писк вживленного в запястье адаптера прервал тираду, сообщая о перегрузке и невозможности очередной регуляции систем организма. И сознание отключилось.
  
   Прошлое.
  
   Господин Конти, начальник лаборатории, разложил передо мной несколько вещей и вышел из комнаты. С легким шипением закрылась белая дверь, свет от панелей стал чуть глуше и блики на зеркальной стене притухли. Ага, в прошлый раз они меня отвлекали.
   А что на столе? С жесткой неудобной кушетки перебралась на стул и улыбнулась, потирая запястье с автоинъектором. От первого укола слегка онемела рука. Стимулятор пошел в кровь.
   О, моя любимая игра! Я с энтузиазмом принялась перебирать металлические штуковины. Идентификатор с затертым номером - старый браслет учительницы истории мистрис Кагг. Этот обломок - от старого скутера сторожа, еще один - из лаборатории биоконструирования. О, осколок дюзы с катера, разбившегося лет пятьдесят назад в горах. А это, это... это... ой!
   Сознание начало быстро гаснуть, краем глаза я уловила, как воздух закручивается в вихре. Затейливая проволочная фигурка обожгла судорожно стиснутые пальцы. Боль в голове вывернула наизнанку. Десятки золотистых колечек неожиданно сложились змейкой, свились в кольцо и, выпав из рук, застыли на столе. В центре круга закружился маленький вихрь. Запястье резко кольнуло.
   Перед тем, как упасть в медикаментозный сон, я поймала у себя в голове новую интересную мысль.
   Это чужое! Старое и чужое.
  
   Настоящее.
  
   Сознание вернулось резко, толчком. Открыв глаза, я тихо, но почти весело, фыркнула. Сбылась мечта идиотки. Я лежала на мягкой губчатой поверхности, в кажущемся густым тусклом желтом сиянии. Флегматично разглядывая полупрозрачный купол медтеха, решила, что вряд ли провела в нем полные сутки. Судя по ощущениям, прошла всего пара часов. Болела голова, в затылочном импланте постреливало, височный тупо ныл, мысли проходили с явной задержкой, онемевшие руки почти не слушались.
   Но и то хорошо, что жива еще. Этот охотник мог и добить!
   Командное замедление никуда не делось, поняла я, шевельнув ногами. Регулировка дыхательной системы, кажется, прошла нормально, но теперь желудок сводило от голода.
   Медтех пискнул, реагируя на движение, и купол покорно сложился. Скосив глаза, осмотрела самый продвинутый биодок из всех, когда-либо мною виденных. Эх, был бы такой на Сииарне, может больше народу выжило. Метрополия - это вам не Старая Земля, они денег на оборудование не жалеют. Да и на отделку тоже. Кому еще придет в голову отделывать помещения лазарета на одноместном корабле под синий мрамор?
   Медленно сажусь. И замираю, цепляясь за края ложа. Голова кружится, стены двоятся. Вдох-выдох. Дальше.
   Вниз. Упор на ноги. Шаг.
   Хм, а где мой комби? Вряд ли моя внешность кого-то здесь вдохновит на неприличное, разве что на неприличное ржание, да и скромностью я не страдаю, но в одежде удобнее. Да и холодновато.
   Я передернулась от пробежавших по спине мурашек.
   Дотащившись до двери, выглянула в проем. Пусто.
   Проверила зеленый огонек адаптера, тускло светящийся на запястном браслете. Жизнеобеспечение на минимуме, гравитация - тоже. Зато кислорода циркулирует столько! Одно слово - Метрополия. На себе не экономят! Я потому и отключилась, что ферментативная регуляция организма с настройки на гелий-азотную обедненную смесь Схая на полноценную атмосферу довольно энергоемкая штука. А в моем состоянии так вообще чудо, что очнулась!
   Сказать, что ли, охотнику спасибо? Нет уж! И не подумаю! Не за что!
   О, а вот и одежда. Я помотала головой, прогоняя дурман, влезла в комби, и на ходу приглаживая липучки, побрела в поисках любезного хозяина.
   В коридоре меня обуяла черная зависть. Если в СБ Метрополии так простые охотники живут, то есть служат, что творится в офисе командования? Этот недлинный коридор был отделан тонкими пластинками натурального дерева. Зачем?
   И уж если у меня хватает сил на зависть, значит не все так плохо?
   Шаркая по поросшему чем-то травообразным полу, я успела даже подумать о том, что можно сказать охотнику.
   "Здравствуйте! Давайте расцепимся и отправимся дальше, каждый по своим делам! Ведь у вас наверняка есть важные дела?"
   Ха, мечтай!
   К тому же при моем состоянии... Да даже древний инт соображал лучше, чем я сейчас!
   Внутренний монолог резко оборвался, когда я, пошатываясь, застыла в дверях салона. Небольшое помещение было отделано в оранжево-желтую полоску. Бежевые кресла, белый стол, раздвижные зеркальные панели. Глаза тут же заслезились, хотя освещение было приглушено более чем на половину.
   Потерев лицо, взглянула на охотника, с равнодушным видом рассевшегося в одном из трех кресел. Интересно, они привинчены к полу? Мужчина в сером костюме, несколько теряющийся на фоне ярких стен, приветственно поднял бокал, в котором плескалось нечто алое. Кровь?
   Я глубоко вдохнула. Знакомый запах.
   Это очень неплохое метропольское вино! Да лучше бы кровь!
   - А, Димарна Лерион, - а кого еще он ожидал увидеть? - Входи, присаживайся.
   И вроде мягко сказал, спокойно, а немедленно понятно, что это безапелляционный приказ. Пожав плечами, рухнула в ближайшее кресло. Вновь искоса оглядела хозяина. Общий вид расслабленной небрежности не портила даже свежая ссадина над бровью.
   Меня посетило слабое чувство удовлетворения. Его тоже захватило врасплох появление Схая.
   Абсолютно не удивило знание моего имени. Сканирование генома еще никто не отменял, а уж в наградных базах Метрополии, Старой Земли и Консулата я как только не числюсь. Медтех же анализ проводит автоматически.
   - Присоединяйся, - предложил гостеприимный хозяин, щелкая по роскошной стеклянной бутылке.
   Я отрицательно мотнула головой. Алкоголь в любом виде мне сейчас категорически противопоказан. Уйду в откат и не вернусь!
   Да и происходящее мне категорически не нравится, интуиция буквально вопит о странностях и нелепостях этой встречи. Сильно смущает смутное чувство узнавания. Где, где моя база данных на ловцов и охотников? Где моя свежая, здоровая голова?
   Невысокий, смуглый, лицо узкое, глаза хищные, желто-карие, нос с горбинкой, волосы короткие, темные с проседью... и кого же он мне напоминает? Дикого майкуна с Авалора?
   Я же знаю, кто это, только вспомнить не могу! Ну ладно, сам скажет.
   Молчание затягивалось. Наконец, недовольно фыркнув, мужчина поднялся, сдвинул одну из панелей и убрал бокал и бутылку. Оригинальное решение, вообще-то. Где-то здесь еще и двери.
   Сознание начало уплывать в туман.
   - Ну, поговорим? - доброжелательный голос заставил меня очнуться.
   Чуть вздрогнув, посмотрела на охотника. Он, кажется, все это время пристально изучал меня, словно редкое насекомое.
   - О чем? - я прокашлялась.
   - Пока ты отдыхала в медтехе, мне удалось разобраться с сотворенным твоим Схаем кошмаром. И сейчас у нас имеется несколько вариантов будущего, на выбор.
   - Да? - настороженно замерев, я сцепила руки.
   Что-то подсказывает, что предложенный выбор окажется для меня в любом случае мрачным.
   Охотник прошелся по салону и замер напротив. В карих глазах отразилось раздражение. И снисходительная жалость. Все так плохо? Иначе с чего меня жалеть?
   - Первое, - на полном серьезе продолжил мужчина, - можешь попытаться отбить у меня корабль и сбежать, второе - можешь попробовать сбежать на свой катер... и уйти на нем.
   Издевается! Точно!
   Я едва сдержала невольный смешок, откинулась на спинку кресла и оценивающе прищурилась.
   - Третье - лечь в анабиоз и огрести через некоторое время по совокупности деяний пожизненный контроль. Со смягчающим обстоятельством в виде добровольной сдачи. Я учту твою попытку зайти в гости. Ну а четвертое...
   Он замолчал, улыбнулся.
   Я устало прикрыла глаза. Ну, сколько можно-то?
   И почему в СБ берут таких чертовых извращенцев?
   Абсолютно ясно, что напоследок он оставил единственно нужный ему вариант, но не торопится, наслаждаясь каждым мгновением моих метаний. Еще бы сил на них побольше, так вообще чистый театр устроили бы! И
   Куда деваться? Подыгрывать? В открытый космос выброситься? Я всегда хотела умереть красиво, но не так же!
   Обидно, так глупо попалась!
   Кланники чертовы! Если смогу попасть на Черную Землю, выпотрошу пару-тройку, и плевать на последствия!
   Может, назло этому типу предпочесть анабиоз? Силой он меня запихнуть в сон не сможет, специфика организма. Я же какой-никакой пси-сканер! Кроме тела нужно усыпить еще и разум, причем добровольно, иначе на корабле такое веселье будет, и никаких гарантий, что в итоге он долетит до порта приписки. Нет уж.
   Попробовать вывернуться позже? Не даст.
   Я махнула рукой. Говори же! Но мужчина молчал.
   Чем я могу быть полезна этому охотнику?
   В горле сильно першило. Раздраженно прокашлявшись, выдавила:
   - Гарантийная сделка?
   И неожиданно согнулась в кресле, едва не выхаркивая легкие. Вот ведь! Только отвлечешься, тут же что-то случается!
   Дернув рукой, глянула на сигналку адаптера. Вот Полковник! Энергия кончается, легкие не справляются, организм истощенный, метропольская атмосфера выжигает внутренности.
   Надрывно сипя, выдавила:
   - Разбавьте смесь до нормы Старой Земли! Прошу...
   Нервирующее присутствие охотника исчезло. Спустя миг я ощутила облегчение. Воздух потеплел и больше не драл горло. Сведенные судорогой пальцы разжались, и я выпрямилась, отпуская подлокотники.
   Сколько времени я здесь корчилась? Долгонько, наверное. Чертово замедление!
   Хозяин, как ни в чем не бывало, продолжил разговор:
   - Сделка, именно так. Ты догадливая.
   Другие при моей работе не выживают.
   Охотник почему-то недовольно покосился на меня, доставая откуда-то стандартный инфокристалл. Выдвинул планшет из-за еще одной панели, вставил в читалку.
   - Инт, зафиксировать контракт с Димарной Лерион, - четко проговорил в пространство.
   Ну, вот и все! Я обреченно вздохнула. Кончилась вольная жизнь. Теперь придется отрабатывать.
   А я еще мнила себя не самым последним аналитиком. Глупые, и правда, в нашем мире долго не живут! Сейчас, конечно, по мне не очень заметно, но я умна и сообразительна. В обычном состоянии.
   На лице охотника нарисовалась откровенная насмешка. Ласковая такая. От нее мурашки по спине забегали, с мышь размером.
   Что смешного, я не понимаю? Ну, может, с его точки зрения, да, смешно. А я-то не знаю, на что подписалась! Что-то опасное, не просто же так охотник в пустоте сидит, затаившись.
   Ох.
   Рассеянно уставилась на протянутую руку.
   - Что?
   - В честь заключения контракта на длительные консультационные услуги, предлагаю пройти в рубку и ознаменовать начало нашего плодотворного сотрудничества опознанием пары человекообразных персон.
   - Чего? - я моргнула. Не воспринимаю сейчас длинные фразы. Плохо мне.
   Мужчина схватил меня за плечо, рывком поднял с кресла и поволок куда-то. Я едва успевала переставлять ноги, раздумывая над произнесенной только что фразой. Над конструкцией, точнее. Что-то это сильно отдает Высокой речью, как я ее себе представляю...
   Рубку управления я оценила. Это было нечто!
   Поляризованный обзорный купол, не глухой, с максимальной разверткой рабочей сферы, снаружи ни по внешнему виду, не по свойствам не отличающийся от брони катера, покрывал овальную платформу и три ложемента, расположенных в ряд. Мягкий пол, тусклый рассеянный свет. Все.
   Роскошь и функциональность.
   Полностью встроенное, интуитивное управление, нейроконтакт до третьего уровня погружения, полноценный вирт и мощный серверный стационар, сам себе внешняя и внутренняя сеть, определила я наметанным взглядом. Запрещено к применению в сфере влияния Старой Земли и на гражданских судах Метрополии, из-за возможных побочных эффектов.
   Да, вообще-то полная загрузка сознания в блоки управления сама по себе опасна, но я же летаю! И многие другие тоже, только не все потом в себя приходят. В частности, на правильный возврат способны только псимастера. Даже такие убогие сканэры, как я.
   Правда, я слышала, что на Вольной апгрейдят системы управления так, что и обычные пилоты могут напрямую подключаться. Через виртфильтры и с помощью мощного инта. Я на Схай поставила чистый кристалл, кстати. А инты их полностью со своим программным обеспечением идут, в сложной кодировке. Эксклюзив.
   С новым интересом посмотрела на хозяина. Псимастер, значит. Способен легко считать транслируемые мысли, что в нынешнюю ситуацию не добавляет ничего существенного. Отложим до будущих времен. Если они наступят.
   Обежала взглядом панораму.
   - Если ищешь свое средство передвижения, то оно пристыковано вне поля видимости.
   Спасибо, утешил.
   - Желаете что-то забрать перед отправкой?
   - Э, - какой отправкой?
   - Поясню позже. Рабочий набор нужен?
   Ну, точно, пси.
   - Если работа по специальности, то да.
   - Располагайся, - хозяин махнул рукой, располагаясь в центральном. Спинка неслышно поднялась, подстраиваясь под фигуру. Выдвинулись подлокотники, развернулся голопланшет, из подголовника зазмеился шнур подключения. Короткий щелчок. Охотник на миг замер, моргнул, перестраивая зрение, лег затылком в фиксирующее углубление.
   Я устало опустилась на крайний ложемент, судорожно вцепившись в который стояла уже минуты три. Очень устала. Тело медленно расслаблялось. Гостевой доступ... Затылок прострелила боль от чужого штекера.
   - Не спать! - резкий окрик с соседнего кресла привел меня в чувство. Скосив глаза, с интересом понаблюдала, как охотник работает с виртуальной панелью. Ловко. Руки так и пляшут, я даже не все движения улавливаю.
   - Внимание на экран!
   Нервно вздрогнув, перевела взгляд на разворачивающуюся панораму планеты. Проекция в реальном времени.
   Заснеженная равнина стремительно приблизилась, я разглядела постройки, гигантский котлован, накрытый простой маскирующей сетью.
   - Почему не поле? - вырвался у меня вопрос.
   - Слишком большое энергопотребление.
   Я опять вздрогнула. Что с моими нервами творится? Или это его голос нам меня так действует? Хотя если он псимастер, то не только и не столько голос.
   - Не отвлекайся!
   Еш каррот! И Полковник туда же! Планета резко бросилась мне в лицо, стремительно укрупняясь в деталях. Маленькие точки, снующие между стандартными времянками поисковиков, превратились в снегоходы, еще спустя секунду стали узнаваемы люди.
   Какая прекрасная оптика. Картинка чуть сдвинулась, вычленяя одного человека.
   - Кто это? - спросил охотник.
   - А то вы не знаете, - проворчала я, но была прервана голосом, от которого по спине побежали мурашки:
   - Это официальное опознание. Кто?
   - Луис Лаки, - вздохнула, вспоминая, по какой именно по причине не люблю работать в команде. Меня страшно раздражают чужие приказы, - самый удачливый археолог-поисковик Черной Земли. По данным последнего рейтингового подсчета.
   - Когда вы виделись с ним в последний раз?
   - Девять дней назад. Он приглашал меня в рейд, я отказалась.
   - Почему?
   - Почему, - задумчиво переспросила я, барабаня пальцами по подлокотнику.
   Разговор, разумеется, фиксировал бортовой компьютер, и это заставляло формулировать ответы четко и как можно более правдиво. Но как объяснить приступ паранойи, смешанной с интуитивным неприятием и подозрением, что с этим заказом не все чисто? Хотя говорить так и незаконных раскопках артефактов Предтечь?
   - Первое - ему совершенно не нужен еще один поисковик. Есть и свои, вполне приличного уровня.
   - Ты - лучший поисковый и глубинный сканэр в обитаемой части Вселенной.
   - Это комплимент? - я покосилась на чеканный профиль соседа, устремившего взгляд куда-то в пространство. Судя по легшему на лоб обручу, он уже успел полностью подключиться к кораблю и что-то изучал.
   - Нет, цитата из досье.
   Ну, надо же! Я несколько удивленно продолжила:
   - Второе - как можно чаще я работаю в одиночку, и третье - он предлагал слишком большие деньги за простой слепой рывок.
   Наблюдая за человечками, проводившими стандартную разведку местности, вздохнула. Кажется, Луис знал, где и что искать.
   - Опознание проведено успешно, - официально завершил допрос охотник, и в его голосе опять прорезалась насмешка, - как видишь, поиск Лаки был вполне успешен.
   - Что это за место?
   - Бродячая планета с зубодробительным номером, больше известная как Жемчужина.
   Я задохнулась.
   - Та самая!? Жемчужина Второго Царства? Но как!? Как он сюда попал? Координаты!
   Во мне проснулось профессиональное любопытство. Но ответа я услышать не ожидала. Тем поразительней, что мое любопытство удовлетворено:
   - По следам разведчика "Меченосец".
   - Ну не наглость ли с его стороны! - возмутилась я. - Где же он достал маяки эсминца, пропавшего больше сорока лет назад в дальнем поиске?
   - Это еще предстоит выяснить. Кстати, приятно иметь дело со знатоком. А вот разорение могильников, возможно, содержащих нечто, способное нарушить существующее статус-кво, следует пресечь немедленно.
   - Это как? - насторожилась, заподозрив, что отсчет неприятностей в этот богатый на события день еще не закончился. Даже явную похвалу пропустила мимо ушей.
   - Конкретный способ не имеет значения, главное - результат, - услышав в голосе охотника нотки сдерживаемого веселья, испугалась так сильно, что прослушала всю следующую фразу.
   - Что?
   Ничего хорошего для меня, конечно же. И приятного тоже.
   Мужчина отчетливо фыркнул и повторил:
   - Для начала следует спуститься так, чтоб станция слежения этих копателей осталась к нам равнодушна.
   - Туда? Ни за что! - с ужасом всмотревшись на бушующую на проекции метель, скривилась. - Лучше в анабиоз.
   - Ты заключила сделку, - напомнил охотник.
   И уже жалею об этом!
   Да, пусть он это слышит!
   - Хм, - услышал, кажется, но не смутился, - иди на Схай, собери все, необходимое для работы и поставь корабль на консервацию. Вы не скоро увидитесь.
   Если вообще увидимся.
   Так. Приказ получен, выполняю.
   План доступных помещений.
   Отключение.
   Выбираясь из кресла и бредя по коридору, тяжело опиралась на стены то одной, то другой рукой и ругалась.
   Все они, метропольцы, такие! Только попадись им на крючок, сразу же впрягают в работу. И ни сна, ни отдыха, ни скидки на состояние здоровья! Альтернатива же для псимастера - полный контроль. Лучше уж красиво умереть.
   Впрочем, за ними сейчас сила. Армия, космофлот, ресурсы. Могут себе позволить быть невежливыми те, у кого самая большая территория, самое мощное оружие и никаких моральных терзаний по поводу его применения. Правда, сейчас их сенат начал какие-то странные законы принимать. О гуманизме...
   Мысли перескочили на другое. Куда более актуальное.
   Как именно один охотник собирается остановить целую команду профессиональных разорителей древних гробниц?
   Я знала одного недоучившегося ловчего, который мне по пьяному делу такого порассказал! По его словам, для завершившего обучение, опытного охотника нет ничего невозможного. Вообще. Легонько просканировав его вещи после того, как он уснул, я убедилась в его правоте!
   То, как воспитывали нас в Школе Эрики - просто цветочки по сравнению с тем, как издеваются над курсантами СБ. И это притом, что дети туда идут добровольно! Вот что значит правильная реклама.
   Занимательно, вот только рассуждала я, в очередной раз застыв, на сей раз на развилке коридоров, огибающих двигательный отсек. Щелчок над ухом заставил вздрогнуть.
   Ох-хотник!
   Я раздраженно зашипела, и тут на меня снизошло долгожданное озарение. Да быть того не может!
   Стоп, стоп, стоп! Минуточку! Еще раз внимательно изучив лицо мужчины, потрясенно выдохнула:
   - Роджер Янг, Тигр Массины!
   Охотник кивнул, с явственным удовольствием понаблюдал за метаморфозами, происходящими с моим лицом, затем подхватил под локоть и стремительно поволок к шлюзу.
   Правильно! А то бы я еще долго стояла, переваривая замечательную новость! Да этот Янг таких как я на завтрак троих разом съедает. Пси третьего уровня! Надо было соглашаться на анабиоз!
  
   Прошлое.
  
   - Быстрей, быстрей! - вопил мистер Кегг, помахивая магнитной плеткой, - кто не уложится в норматив, останется без ужина. Быстрей!
   Он размахнулся, и хлестко ударил по ногам пробегавшей мимо девочки. Та всхлипнула, но не остановилась, а продолжила бег, сипло дыша и размазывая слезы по лицу. Кажется, Лисарна, из секции телекинетики плакса...
   Я вот в норматив укладываюсь, а бедра все равно болят, но два тонких красных рубца залечит медичка.
   Мистер Кегг злится потому, что сегодня вечером приезжает с инспекцией сама Эрика Логано, основательница и хозяйка, а у него еще не все готово к идеальному приему мистрис Логано и попечителей. Работники, приписанные корпусу, там не дочистили, тут не убрали, ревизия на складах выявила недостачу медикаментов в разделе успокоительных. Ха, я знаю, куда они делись! Ребята из второй средней группы отловили на склоне гор большого пятнистого кота с их помощью. И трое суток его в жилом корпусе держали. Хищник потом все равно сбежал.
   А мистер Кегг, заведующий физической и хозяйственной секции, приемлет только идеальный результат. Обычно его не получает и злится. Вот мы и бегаем, помогаем спускать пар.
   Мягкий пластик пружинит под ногами, по гулкому залу разносятся громкие команды.
   Мы бегаем.
   И чего плакать-то? Подумаешь, плеткой побили. Это ведь не нейрошокер, которым стимулируют в лаборатории, после него дня три пластом лежишь. И не розги мистрис Риммер, математички, деревянные такие. Она ими до крови стегает.
   Ну и ладно! Зато мы увидим саму госпожу Эрику! Говорят, она очень красивая. И еще будет отбирать в личную группу воспитанников старшей группы.
   Мне до выпуска три года еще. Долго. Скорее бы! Хочу пользу приносить, а не в лаборатории сидеть и перебирать всякие штуки. Все уже выучила.
   Бегу. Бегу, бегу.
  
   Настоящее.
  
   Жуткое ощущение, будто глаза продавливают мозг и выходят наружу через затылок, никак не проходило. Аварийный болид стремительно падал в атмосферу, в центр завязавшихся узлом вихрей, бьющихся друг о друга и порождающих невиданную по силе бурю.
   Похожий на угловатую каплю аппарат кружился и кувыркался, то камнем падая вниз, то замирая в парении, подхваченный мощными потоками, то закручивался в смерче. Ни стабилизаторы, ни тормозной парашют не работали, отключены, надо думать, для соблюдения маскировки.
   Так что к богатой гамме моих ощущений добавилась боль от ушибленного лба и тошнота. Точнее, во время одного особо мощного рывка я приложилась о внутреннее ребро жесткости одолженного скафа.
   Конечно, вся капсула была заполнена специальным желе, компенсирующим гравитационные перегрузки, да и пристяжные ремни на люльках наличествовали, но в некоторых случаях даже супертехнологии Метрополии бессильны.
   Так силен был гнев потревоженной планеты.
   Во мне поселился опасливый уважительный и немного благоговейный страх. Хорошее, полезное состояние, при моей работе - заставляющее действовать с оглядкой, перестраховываться и не лезть на рожон.
   Чувства спутника определению не поддавались. Я не самоубийца, пытаться его сканировать, а за темным щитком шлема лица не видно. Фигура, закованная в тяжелый штурмовой доспех, просто излучала угрозу.
   Это, наверное, что-то атавистическое, но от него хотелось сбежать, исчезнуть из поля его зрения, спрятаться, и поглубже. Неподвижная, зафиксированная ремнями фигура действительно пугала. Одним видом, да...
   Как бы побыстрее выбраться отсюда?
   Скорее бы уж приземление!
   Мой Схай и черный катер, взявший его на буксир, остались на орбите, причем со включенным таймером. И с заложенным в автопилот приказом уйти на струну через двое стандартных суток, если инт не получит особого сигнала от владельца.
   Что в данном случае означало - никакой экстренной эвакуации, только вперед, до победного конца! Или до смерти. Надеюсь, не моей. Самоубийство же чистой воды, и я вынуждена участвовать! Хотя слухи, ходящие о Янге и ему подобных среди археологов, сообщают, что подобное для них - нормально.
   И, судя по тому, что полковник до сих пор жив, успех сопутствует Тигру во всех начинаниях, даже таких сомнительных, как десант без прикрытия в центр лагеря черных археологов на неизвестной планете, полной артефактов прошлых цивилизаций.
   Горячо пожелав себе такой же удачи, прикрыла глаза, привычно возводя реперные точки в сознании.
   Меня ждет работа.
   Из-за полной неясности ее объемов с собой пришлось брать всю экипировку. Благо много места она не занимает. Все свое ношу с собой - очень полезный принцип.
   Хотя уверена, что полноценного сканирования с погружением провести не получится, собрала кристаллы с записями на схеене-ре и одела все браслеты - подобия для калибровки эпох.
   Само собой, переходники для имплантов и дополнительные энергокартриджи для адаптера, вяло подмигивающего оранжевым огоньком. Хитрые электронные и механические отмычки...
   Набрался целый рюкзак, и, поверьте, мне этого хватит. Хочу в анабиоз, печально и смиренно подумала я, припомнив, сколько весит багаж.
   А Роджер Янг - упорный и опасный противник!
   Тигр Массины - это не просто прозвище! На этой несчастной окраинной планете еще долго будут вспоминать десант, прибывший в ответ на заявление о выходе из Союза внешних планет. Да, жители были невиноваты, да, конфликт был спровоцирован извне, да имело место воздействие на сознание местной администрации, да, не стоило раскапывать древний могильник! Но!
   Приказ вести огонь на поражение отдал именно Янг, молодой лейтенант, после того, как одурманенная толпа разорвала пару дипломатов, явившихся в местный Совет.
   С тех пор для выживших на Массине цвет смерти - желтый. Цвет заливающей столицу плазмы, вспышек разрывов и выцветающих от ярости глаз Тигра.
   Воздействие на сознание людей оказалось необратимым. Уничтожить пришлось всех.
   Мысли медленно расползались в разные стороны.
   Болтанка не способствует четкости, и сознание не желает структурироваться. Ну, нет, это я себя обманываю. Не желает оно! Да просто сил нет.
   Долго еще между небом и землей бултыхаться?
   Кто бы мне ответил?
   Спутник, разумеется, промолчал. И к лучшему.
   Что-то противоестественное было бы в том, что эта глыба заговорила.
   Не для разговоров предназначена.
   Тяжелый доспех типа "Муравей", матово-черное мимикрирующее покрытие, автономное жизнеобеспечение, встроенные оружейные порты, не пустующие по случаю экстренной высадки. Множество приспособлений, имеющих отношение к причинении непоправимого ущерба всему, что по дороге встретится.
   И еще одна вещь. К ней до дрожи в пальцах хотелось прикоснуться, погладить перевитую алым шнуром рукоять. Древность, впитавшая в себя мысли и чувства не одного десятка воинов, манила, как наркотик.
   При виде родового клинка Янгов, который он зачем-то тащил с собой на планету, я с трудом обуздала срывающиеся в штопор способности. Сканэр прирожденный, обезумевший.
   Приятно коснуться такой вещи.
   Недлинное узкое лезвие из черненой стали, синие сполохи силовых полей, скользящие по тончайшему краю, простая косица гарды, родовое клеймо, голограммой переливающееся у основания. Смерть, воплощенная в реальность, пристегнутая к бедру в простых пластиковых ножнах.
   На фоне внушительной персоны Роджера Янга я смотрюсь куда скромнее. Легкий универсальный скаф и все! Я предпочитаю работать именно так, налегке. Хотя немного обидно, мне даже оружия никакого не доверили.
   Но мне есть чем гордиться! Я удивила Тигра. Именно это чувство скрывал хищный прищур мужчины, разглядывавшего мою атрибутику.
   Полсотни тончайших стальных, пластиковых и деревянных браслетов увивали руки, располагаясь в строго определенном порядке, от Первого царства до наших дней. Пояс-трансформер дважды обернут вокруг талии. Все гнезда заняты древними кристаллами. На шее широкий ошейник с инъектором и капсулами снотворного, необходимый элемент личного контроля. Если отключусь в самый неподходящий момент, есть шанс, что поможет не взболтать всю электронику.
   Вид у меня экзотичный и архаичный, без скафа. А в нем - самый обычный.
   Роджер Янг. Я снова покосилась на соседа. Он никогда не нарушает букву договоренности, но славится тем, что трактует их порой очень своеобразно.
   Если он решит, что я мешаю, то просто бросит меня, повод и оправдание найдутся всегда.
   Псимастер третьего уровня, специалист широкого профиля, специализирующийся на чтении живых существ и установлении контроля. Способен вывернуть наизнанку любого.
   Утешает то, что когда начинается откат, кроме мощного наркотика, никто и ничто со мной не справится. Даже если вырубить самым примитивным образом, ударом по голове, подсознание будет работать и потрошить прошлое в попытках повлиять на настоящее.
   Иногда это выражается на физическом уровне, самопроизвольным выбросом разрушительной энергии, как у кинетиков.
   Янг способностями не злоупотребляет, большей частью обходясь аппаратурой. В уничтожении себе подобных не имеет равных, и руками и удаленно работать умеет.
   Интересно, он импланты адаптации ставил? Глупый вопрос, конечно же да.
   Ну, хватит мечтать.
   Где земля?
   Мельтешение вихрей на проекции кружило голову. Все ближе, ближе и ближе к земле, все стремительнее. Еще! Сглотнув, я зажмурилась, но успела заметить, как рука Янга, та, что в управляющей манжете, резко сжалась.
   Удар!
   Инерционные ремни загудели, желе мгновенно загустело, принимая перегрузку, но это не спасло от компрессии. В висках стало горячо-горячо, а из ноздри скатилась капля крови. Облизнувшись и сглотнув соленую жидкость, поверила - жива. И решила, что никогда больше не буду пользоваться этим экстремальным транспортом! Клянусь имплантом!
   Между прочим, капсула едва ли не по самую макушку ушла в ледяное плато. Как выбираться?
  
   Адаптер предупреждающе пискнул, но медсистема скафа уже вколола что-то прямо в шею, и спина онемела. Недоработанное, а скорее сознательно ограниченное в возможностях детище техно и медлабораторий системы Вольной замолчало.
   И чего я недовольна, модификация по классу адаптации не раз мне жизнь спасала, а то, что она не совершенна - денег надо больше давать техникам.
   Прикусив губу, постаралась отвлечься от мысли, что по крови гуляет такая доза стимуляторов, которой в ином случае хватило бы на десятидневный непрекращающийся кейф и месячную ломку. И конца этому эксперименту не видно. Бедный мой организм.
   Страховочное желе просочилось наружу, и над нашими головами открылся люк. Охотник отстегнул ремни, подтянулся и легко выбрался в проем. Внутрь посыпался снег, перекрывая обзор. Расчистив щиток шлема, щелкнула ремнями, и выбралась наружу.
   Негодующая стихия едва не сбила с ног, прижала к покрывающемуся стремительно замерзающим конденсатом борту. Вдох-выдох, держимся, не падаем. Осматриваемся.
   "Муравей" как раз менял окраску. Черный доспех подернулся синеватой пленкой, с каждым мигом становящейся все более прозрачной, пока практически полностью не обрела сине-белые тона окружающего мира. Последним слились с окружающим миром меч и рейлган. Теперь только по тому, как разбивается о фигуру ветер, несущий снежные хлопья и куски обледенелой почвы, можно было понять, где стоит охотник.
   О, уже не стоит. Подцепив меня на трос, призрачная фигура двинулась в неизвестном направлении, повелительно махнув рукой. Поправив ремни рюкзака, покорно двинулась следом, мимолетно удивившись собственной мимикрии. Разве на легкие скафы ставят эту функцию?
   Шаг за шагом мир терял четкость. Происходящее все более напоминало сложную виртуальную стимуляцию игрового характера, которую я наблюдала будто со стороны. Что там дальше?
   Кажется, меня догнала эйфория от передозировки?
   Оглянувшись, убедилась, что болид почти засыпало снегом. И беспричинно хихикнула. Точно, передозировка... Сознание раздвоилось.
  
   Прошлое.
  
   Почему Ларна не пришла? Мы же договаривались встретиться после распределения и заключения контракта! Всего на минутку, чтобы сообщить, куда и с кем она едет. Может, на следующий год мне бы удалось попасть туда же. Я перспективный сканер, а таким, кажется, идут на уступки, позволяя выбрать контракт в рамках специализации из всего пула предложений.
   Выбравшись из хозяйственного отсека у зала для брифингов, я загрузила планшет стационара, вернула камеры наблюдения в рабочее состояние и задумалась. Может, что-то случилось? Или просто вырваться не смогла?
   Надо бы пойти, проверить. Ларна все-таки псимастер-телепат, если я откроюсь, вполне сможет кинуть мне мысль в пределах видимости.
   Лучше всего пересечься у стартовой площадки. Мимо нее приятельница никак не пройдет. С нее отправка на орбиту происходит.
   Оглядевшись, деловито прошла мимо учетного сканера, перешагивая через низких кибов-уборщиков, вы служебную зону, кивнула мистрис Марр, сидящей на второй проходной. И свернула в узкий заброшенный коридор. Зажав нос, чтобы не чихать от поднявшейся мелкой пыли, добралась до вентиляционного короба.
   Хорошо, что я такая худая. Без проблем пролезаю даже сюда.
   Обратная дорога до спального корпуса была недолгой и хорошо знакомой. Не только мне. Подозреваю, что эта лазейка оставлена нам, воспитанникам Школы Эрики специально. В качестве теста на внимательность и сообразительность. И более нигде я не встречала таких широких вентиляционных шахт.
   По темным трубам, сверяясь с насечками, выбралась в общую столовую, в проеме между белковыми агрегатами отряхнулась и деловито прошла через пустующий по ночному времени зал.
   Запертая дверь поддалась карточке-отмычке послушно открылась.
   Здесь камер не было, и я просто перебежала коридор, нырнула в общую секцию, заскочила в свой отсек и рухнула на койку. Десять минут. И вставать, иначе совсем отключусь. Душ, свежий комби и быстрее на улицу, словно я только что встала.
   Светлело, на чистом темном небе не было ни облачка. Редкая в долине ясная погода. До общего подъема еще час. Успею добраться до стартовой площадки.
   Кивнув себе, побежала по выложенной плиткой дорожке. У меня рекомендованная мастером Кеггом пробежка. Узкая тропа, выводящая к платформе для челноков, начиналась за старыми гидропонными теплицами, стоящими на отшибе от большого комплекса и небольших коттеджей младших групп. Каменистая, обрывистая дорожка вилась по склону, скрываясь то за кустами, то за скалистыми отрогами, и обрывалась над крутым откосом.
   Внизу, на отполированном пламенем камне, стояли транспортники. Два неуклюжих катера класса атмосфера-станция и гладкий серебристый диск космического кораблика ближнего радиуса.
   Надо подождать. Я присела на плоский камень, стараясь слиться с мшистой поверхностью скалы.
   Минут пять спустя заработал подъемник. Гудение дрожью прокатилось по склону, отдаваясь в натруженные ноги. Первыми из лифтовой кабинки вышли гости. Компания администраторов из Октагона-3 щеголяли яркими цветастыми комби, марсианский вербовщик в густо-черном одеянии.
   Потом из лифта потянулись выпускники. Но что с ними не так. Я нахмурилась. До двигавшихся цепочкой юношей и девушек было не так далеко, но я никого не узнавала. Нет, глазами я видела, кто это. Но ощущения, движения! Чужие, ломаные, механические! И самое страшное, у всех пропало то, что я называю аурой. Мысль, отраженная в реальности, колыхание пси, пусть и минимальное, но ощутимое.
   Я не умею читать людей, только предметы, но легко ощущаю наличие разума и жизни. Чувствую. Улавливаю приближение, настроение. Могу отличить друг от друга двоих, стоящих рядом, за стеной. В этом больше от интуиции, чем от пси, как говорили учителя.
   У тех, кто покорно шел к транспортам, личностей больше не было. Только вчера бывшие живыми людьми, сейчас они казались неуклюжими роботами. Существами.
   Задохнувшись от страха, я привстала, намереваясь...
   Что? Что я могу сделать?
   В девушке, дерганой походкой шагающей к диску марсианина, я с трудом узнала Ларну.
   Ларна, Ларна, Ларна!!!
   Как же так? Что случилось?
   Она замедлила шаг, споткнулась.
   Вербовщик раздраженно махнул рукой, и подружка неожиданно сломанной куклой упала на камни.
   Ах, но... нет, нет, нет! Нет!
   Ларна медленно поднялась, на миг словно обретая прежнюю гибкость, в движениях появился отблеск прежней личности.
   На одну короткую секунду, пока она поднимала голову, отбрасывая с лица длинные волосы, мне показалось, что я поймала ее взгляд. Горячая ярость приятельницы, окатившая сознание, буквально припечатала меня к скалам, выжигая в мозгу три коротких слова.
   "Все вокруг ложь. Беги."
   Когда я пришла в себя, стартовая площадка уже была пуста.
  
   Настоящее.
  
   Сознание то уплывало, то возвращалось, и за направлением движения я не следила. И задавать наводящие вопросы не желала. Зачем? С большой долей уверенности и могу предсказать, где закончится наш путь. А зигзагом мы туда доберемся, или по прямой, все равно. Ноги еще идут, когда они откажут, вероятно, меня потащат волоком.
   Я хихикнула. Но веселья хватило ненадолго, на сознание волной накатило сонное отупение.
   Но если меня куда-то тащат, значит это зачем-то нужно.
   Ну, пусть тащит, в конце концов, мы заключили сделку.
   Застревая в сугробах, я шла, шла, шла...
   В медитативный покой мне не давал погрузиться только вой ветра в наружной камере.
   Замечательная погода, бодрящая, бурная... какие еще эпитеты можно подобрать? Снежная. М-да...
   Когда Янг остановился, я по инерции проделала еще пару шагов и уткнулась ему в спину. Подняла взгляд и зависла.
   О переливающуюся границу маскирующей сети разбивались наносимые вьюгой крупные снежные комья, осыпаясь на землю пуховыми сугробами. Красиво, но что дальше?
   Охотник стремительно принял решение. Я только моргнула, а под рукой в черной чешуйчатой перчатке, приложенной к скошенной переливчато-синей поверхности нижней ячейки, расходится волнами силовое поле. Мы просто просочимся внутрь? Как он, интересно, это делает?
   Дыра расширилась до размеров хорошего люка, а в ухе щелкнул коммуникатор.
   - Быстро!
   Янг шагнул вперед, потянув меня за трос, пристегнутый к поясу, и я нырнула вперед, пригибаясь и переступая луч секретки. Ха, интерфейс скафа его видит, не я.
   Под куполом тоже шел снег, но бешеные вихри не метались кругами, сшибая всех и вся, а медленно и как-то торжественно ложились на землю.
   Проход мгновенно затянулся, и купол стабилизировался.
   Невдалеке виднелись бараки лагеря археологов, но вокруг не было ни души. А где же охрана? Охрана? Ау!
   Я усмехнулась, вот и еще одна причина для одиночной работы. Ну и дисциплина! А уж понятия о безопасности! Именно, что понятия! Как Луис с такими порядками вообще продержался в деле, да еще и репутацию себе заработал приличную?
   В таких местах рекомендуется немедленно проверять любое странное возмущение или некорректно сработавшую технику, а то можно и головы лишиться. В данном случае опасность пришла не от древних артефактов, а от современника, но от этого покусившимся на могильник легче не будет. Скорее, сложнее и неприятнее.
   Довольное хмыканье спутника при виде потрясающей безалаберности подтвердило, что мысли его далеки от мирных.
   А куда это мы идем? К одному из бараков. Короткий писк электронного, боги, какая дешевка, замка, сдавшегося на милость инта Янга, и мы, миновав тамбур, оказались на складе.
   Продуктовый? По крайней мере, ящики, неровными штабелями расставленные по просторному темному помещению, были промаркированы как пищевые концентраты. Даже если попадем в осаду, с голоду не умрем.
   - Совершенно с тобой согласен, если и умрем, то скорее от нехватки кислорода.
   Я опечаленно покачала головой. Совсем плохо, уже вслух сама с собой разговариваю.
   Янг откинул шлем, огляделся.
   Я вздохнула и присела на один из ящиков. В голове гудело, от имплантов в затылок простреливало болью, адаптер неприятно, истерически подвывал. Резерв, резерв мой.
   Глянув на индикаторы воздуха, вздохнула и рискнула последовать примеру охотника. Откинув щиток, втянула носом воздух. Влажный, затхлый, с явным превышением углекислоты, наверное, система вентиляции не работает. Прислушалась к ощущениям. Терпимо.
   Адаптер сообщил, что перешел на минимальное вмешательство, так как не справлялся с нейтрализацией плавающего в крови коктейля. Еще бы, дурной технологический продукт Вольной сам их туда все время добавлял.
   Во рту сухо и кисло, в ногах слабость...
   - Ну и какие планы? - спросила, наблюдая за переливающимся воздухом.
   В шевелении теней с трудом угадывалось движение Янга. Он приводил в боевую готовность карабин.
   Не чувствуй я присутствие мужчины, это составляло некую трудность, потому что "муравей" поменял расцветку, и заметить охотника было сложно.
   Накопитель плазмы постепенно нагревался, колышущийся ореол едва заметно светился, засветились индикаторы заряда, со ствола закапал конденсат. Демаскирующий эффект, в темноте. На свету - не знаю.
   А на мониторах слежения мы наверняка засияли очень ярко. Уж этот сигнал мои коллеги не пропустят, думается.
   - Тебе о них знать не обязательно, - скидывая лишнее оборудование на пол, буркнул Янг.
   Узкое лицо приняло сосредоточенное выражение, в глазах загорелся хищный желтый огонь. В шлеме, прикрыв пол лица, заработал боевой планшет. Алые блики на смуглой коже на миг показались пятнами крови.
   - Сиди тут, - дождавшись кивка, Тигр защелкнул забрало и исчез за дверями.
   А я осталась в мирной тишине. Правда, таковой она оставалась недолго.
   Громыхнуло где-то слева от склада, затем справа, спустя минуту прерывистые очереди донеслись откуда-то совсем издалека. С другого конца лагеря, что ли? И как он везде успевает?
   С трудом поднявшись с ящика, нагнулась над горой оружия. После долгих, а как иначе, размышлений, подобрала знакомое. Револьвер для кислородно-азотной атмосферы. Взвесила, погладила рифленую рукоять. Тяжеловат, а с другой стороны, рейлган я вообще не подниму! Сняв с предохранителя, уселась обратно на ящик и положила оружие на колени стволом ко входу.
   Мало ли. Стоит побыть предусмотрительной. А то Луис расслабился, и что в итоге?
   Грохочущая волна, от которой ощутимо качнулось все здание, послужил мне ответом. Вот что! Судя по всему, это атмосферные движки! Теперь никто с этой планеты убраться не сможет! Чем дальше, тем интересней.
   Вторая серия приключенческой голопостановки. Янг сжигает мосты.
   Интересно, как он устроил взрыв? Ничего похожего на топливные детонаторы я не заметила. А если бы рванул передвижной реактор, я бы тут не рассуждала.
   Сколько времени прошло? Может, пара часов, а может, и несколько минут. Себя я не осознавала, время и пространство не поддавались идентификации.
   От бреда очнулась, когда загудели насосы тамбура. Встрепенулась, поднимая оружие.
   Дверь отодвинулась, и едва только сознание отметило, что это не Янг, палец надавил на курок. Тяжелая пуля с активной начинкой ударила в открытое лицо, швыряя человека на стену. Тело сползло вниз. Ноги пару раз дернулись и замерли.
   Бинго! Стоит только испугаться, и никакое замедление мне не помешает!
   Впрочем, этот человек не ожидал меня увидеть.
   Сердце бешено стучало, к горлу подкатывала тошнота. Выброс адреналина снова нагрузил организм.
   Ну что теперь? Я потерла лоб. Ведь так хорошо сидела.
   Надо встать и оттащить труп от дверей, а то тамбур не закрывается, и сигнализация пищит противно, тело перегородило полозья. А пока открыта внутренняя дверь, наружная заблокирована.
   Снаружи все еще погромыхивало. Теперь, наверное, наземные кары.
   Хронометр скафа отсчитывал минуты. Я так и не поднялась.
   А потом стало не до того, раздалось протяжное шипение и наружная дверь выпала. Вошел Янг, деловито остужая резак. Подумаешь, какая-то дверь!
   Склад заполнил аромат горелой изоляции, дымка от ядовитых испарений ракетного топлива и холодный воздух с аммиачным привкусом - местная атмосфера.
   Охотник, откинув щиток шлема, выразительно на меня посмотрел. Аккуратно перевернул ногой тело, переступил, изучил остатки лица.
   - А знаешь, дорогая Димарна, кого ты убила? - в голосе Янга звучало веселье.
   - Нет.
   - Моего информатора, Тонио Каскети.
   Я пожала плечами, откладывая оружие в сторону. Фамилия знакомая. Кажется, это довольно удачливый наемник из системы Вольной, вечных конкурентов Черной Земли. Был. Совесть меня не мучила.
   - Я должна выплатить контрибуцию?
   - Скорее, получить наградные от Метрополии. Каскети уже давно в розыске.
   - Переведите на мой счет, пожалуйста.
   Я тоже в розыске. Интересно, если меня здесь убьют, на чей счет попадут наградные?
   Мы, кажется, шутим?
   Полковник неспешно разбирал оружие. Закончил, оставив только использованный мной револьвер.
   - Забирай, раз уж настройки сбила, - сказал он в ответ на мой вопросительный взгляд.
   Мне сейчас лишняя тяжесть нужна, как легендарным драконам - третья пара крыльев!
   Подняла, примерилась под суровым взглядом. Заметила пластинки шифратора. М-да. Рукоять льнула к ладони даже сквозь перчатку. Действительно, совершенно машинально считала и взломала коды. Мне в принципе все равно, какую вещь считывать, древние просто ярче ощущаются. Вот и это оружие... Иначе бы оно не выстрелило. Теперь кроме меня никто этой штукой пользоваться не сможет, разве что еще какой сканэр попадется, посильнее.
   И куда его? Ага! На поясе есть подходящие зажимы. Что еще?
   - Шлем.
   Я благодарно кивнула. Совсем расклеилась. Скоро развалюсь.
   Снаружи вьюжило. И это мягко сказано. Генераторы маскирующей сети уже не работали и ветер стремительно отвоевывал территорию.
   Янг привязывать меня не стал, просто взял за руку и поволок сквозь бурю.
   Снег потерял первозданную белизну, мешаясь с пеплом. Справа что-то тлело, слева что-то полыхало, выстреливая алыми искрами. Позади валил черный, маслянистый и тяжелый на вид дым.
   Я едва успевала перебирать ногами, перепрыгивать через какие-то ошметки и обломки. Людей что-то не видно. Впрочем, я не могу разглядеть ничего в трех шагах. Даже спина Охотника, и та сливалась с окружающим миром. Тьфу, у него же доспех - хамелеон!
   Но никого нет!
   Тушат, наверное, свой струнник.
   Я завертела головой, одновременно повышая разрешение фильтра, не обращая внимания на предупреждающий писк адаптера.
   Ага! Сквозь размазывающуюся по щитку серую грязь видна серая покосившаяся громада, развороченные лепестками дюзы. Там кто-то двигался.
   Знаю хорошую фразу, очень подходящую к ситуации - позади всё горит, впереди все рыдают.
   Внезапно Янг рывком швырнул меня в грязь, прижал так, что затрещали ребра, и замер рядом. Мы слились с окружением.
   Я даже дышать перестала, затаив мысли. Меня нет, меня нет...
   Мимо, шаря по пространству сканерами, прошла троица в мятых прокопченных скафах. Охрана? Вон еще троица. Хорошо идут, правильно, перекрывая полями часть территории соседней группы. Только Лаки и здесь сэкономил. На технике. Или я чего-то не понимаю, но нас не заметили!
   Встали, снова куда-то идем.
   Неожиданно охотник исчез, а снег под ногами поехал, и я стремительно соскользнула вниз по крутому откосу. Не успела затормозить и врезалась во что-то твердое. В затылке отдалось болью. В ухе щелкнул комм.
   - Реакция никуда не годится! Что это, узнаешь?
   Упершись лбом в стену, промолчала. И попыталась сообразить, что вижу. Шагнув назад, коснулась рукой серой стены. Постучала. Пластик, грязный. Нащупала дверной проем. Входим? Укоризненный вздох заставил вздрогнуть и развернуться, путаясь в ногах и снежных наносах.
   Янг подхватил меня под руку и, надавив на незаметную панель, втянул меня в узкий проем.
   Длинный коридор прямоугольного сечения плавно изгибался, теряясь вдалеке. Потолочные панели с трудом разгоняли синий сумрак, пол загромождал какой-то хлам. Ящики с оборудованием, полуразобранные блоки, вывороченные из стен жгуты кабелей, грязные следы чьих-то башмаков. На зернистых стенах - разноцветные потеки, даже на вид липкие. И запах, наверное, соответствующий. Свинарник.
   - Идентификация невозможна, - сообщила с запозданием мнение о наружной стене.
   Вообще-то это обычный вид отработанного уровня, на котором не обнаружили ничего интересного. Но! Но! Все самое интересное прячется, конечно же, глубже, но кажущиеся пустыми древние коридоры способны преподносить опасные сюрпризы. Порядок просто необходим! Ради безопасности.
   - Что невозможно? - прошелестел голос охотника, в очередной раз заставив меня встрепенуться.
   Как призрак он, право слово. При движении его еще немного видно, не всегда изменение цвета доспеха успевает за обстановкой, но когда мужчина замирает и приглушает мысли, по него мгновенно забываешь. Пси!
   Янг по-прежнему держал меня за руку, не доверяя моим способностям. Правильно.
   - Идентификация по наружным признакам...
   - А по внутренним? - кажется, Тигра кончается терпение.
   А не надо было тормознутого эксперта с собой тащить.
   Я собралась с мыслями, еще раз осмотрелась.
   - Исследовательский комплекс расы сийран, Второе царство, скорее всего, экспортный вариант. Ничего интересного.
   Меня выручили восьмилапые паучки-символы, выдавленные на стене напротив.
   - И что же сийран исследовали здесь, на Жемчужине, легенде Первого царства? - по комму прекрасно передавались интонации.
   Сколько язвительности в голосе охотника!
   - Узнаем. Оно где-то глубже, - а у меня сил нет на эмоции. Только на факты.
   - Вперед!
   А я снова замираю, рассматривая узоры. Читаю, одновременно переводя, не обращая внимания на гулкий стук крови в висках:
   - Первый грузовой терминал. Сектор син, второй уровень.
   - Что это значит?
   Я разговаривала, делая паузу перед каждой фразой. Мужчина долго дожидался ответа.
   - Короткий спуск на второй уровень.
   - Почему им не воспользовались люди Лаки?
   - Не нашли, - шее опять стало горячо. Кровь. Импланты сдают.
   - Плохо искали?
   - Не знаю, поленились? Не расшифровали?
   - Двигаемся, - повторил Янг раздраженно. - Открывай.
   Делаю шаг, ноги заплетаются, и я едва не падаю. Невидимые руки подхватывают за талию и ставят вертикально перед измазанной черной грязью стеной. Как открывать-то? Сканировать и взламывать? Уйду в откат.
   Почему на базе никого нет? Хозяева бросили дела и побежали искать диверсанта? Тогда эскапада Охотника оправдана, но нас засекут, едва я начну копаться в системе этого комплекса. А может, не копаться?
   - Поторопись.
   Тьфу! Командир...
   Моргаю. В глазах двоится, адаптер противно пищит. Надо менять всю систему, кажется, не только мой, но ее ресурс вышел.
   Любая активность мне противопоказана. А рекомендован анабиоз, или хотя бы в медтех! Но нет, покой нам только снится!
   Руки в перчатках привычно легли на впадины пиктограмм. Пальцы мелко дрожали. Никакой тонкой работы! И... Не погружаться!
   Работаем.
   Коды доступа.
   - У меня в рюкзаке кристаллы, достань синий.
   Движение за спиной, щелчок замка. Темно-синий цилиндрик в гнездах только один. Ошибиться невозможно.
   - Есть читалка? - Почти легла на стену, упершись в нее лбом. Не дожидаясь ответа, продолжила. - Первый слой, полностью.
   Охотник, не возражая, занялся быстрым перебором информации.
   Наверное, наука - не его специализация. И не моя. По сути я - вор. А Янг - воин, наверное. Либо авантюрист, либо следующий клятве, даваемой при поступлении на службу. Верность и честь!
   И он проломился бы в центральный отсек без моей сомнительной помощи, на одной наглости. Может, он хочет проделать это как можно тише?
   А смысл? Сейчас сработают датчики. Хотя сийран были обычной техногенной расой, чувствительность их оборудования очень высока. А Луисов сканэр наверняка подключен к системам.
   Не пора ли проснуться?
   Развернувшись, глянула на картинку. Охотник подсветил лазерной свечей одну из граней. Переплетение линий расплескалось по стене неразборчивым голубым пятном. Так, не то.
   - Прокрути дальше.
   Картинка поехала, являя оглавление спецификации. Так. Коды... ага, ага, ага... вот они. Слизнув каплю пота с губы, усмехнулась. Не совсем еще плохая! Соображаю.
   Осторожно надавила на один из знаков. Правая верхняя лапка, средняя и нижняя. Вспомогательный, срочный, аварийный проход. С хрустом невидимая мембрана разъехалась, открывая узкий тоннель, уходящий наклонно вниз. Где-то в глубине со скрипом продолжали расходиться лепестки, образующие в стенах воздушные карманы.
   - Десять секунд, - сказала я.
   Охотник протолкнул меня внутрь. Я стремительно заскользила вниз. И, спустя пару мгновений, захлебнувшись криком, вылетела из тоннеля на пол.
   Не успела даже вытянуть рук, чтобы смягчить падение! Позвонки хрустнули от удара. Больно!
   Сознание на миг отключилось. Пропустив приземление Янга, уловила только размазанное движение, когда Охотник легко вздернул меня вверх. Прислонившись к стене, огляделась и медленно начала сползать на пол. Ноги работать отказывались.
   Куда дальше?
   Световые панели на потолке работали через одну, в желтоватом сумраке казалось, что коридор уходит в бесконечность, пиктограммы тянулись непрерывной линией, насколько хватало глаз. Чистота, порядок и никаких взломанных грязных стен.
   - Кристалл, - пробормотала я.
   Работа с Янгом - это нечто. Понял с полуслова. Хотя специалист почти не соображает, что делает.
   Придерживая у бедра снятую с предохранителя карабин, Тигр подсветил кристалл.
   - Куда? - я выдохнула, рассматривая схему.
   Щелчок в ухе на секунду оглушил.
   - В центральную исследовательскую сферу.
   Охотник каменно спокоен.
   А вот я - нет. У меня таймер на ошейнике со снотворным начал тикать.
   Но в сферу, так в сферу. Правда, сразу не получится.
   - Принято. Четвертый уровень, синий сектор.
   Поднялась, разглядывая проекцию.
   Три, пять, семь?
   Пробуем. Нет. Система заблокирована.
   Сканэр проснулся?
   Еще раз. Три, пять, семь.
   Отклик! Просто система проверяет коды.
   Но кто-то проверяет сектора похожего на многомерную паутину комплекса. А их много.
   Следующий вариант.
   Три, пять, два, семь, два!
   Два знака налились синим, мембрана начала открываться, хотя куда медленнее, чем на предыдущем уровне.
   Сканэр блокирует? Пытается.
   - Кого именно Луис взял для поиска? - спросила Янга.
   Убрав кристалл, он пихнул меня в тоннель, одновременно активируя боевой планшет.
   - Десять секунд. Быстрее.
   Желтая искра на миг ослепила, и я, зажмурившись, провалилась вниз.
   Ненавижу!
   Приземлилась жестко, всем телом распластавшись по полу. Удар отдался волной боли во всем теле.
   Считая мгновения, с трудом перевернулась.
   Три, два, один...
   По потолку прокатилась волна белого света, оставляя за собой тонкие извилистые линии, похожие на старые компьютерные схемы. Панели медленно налились синевой.
   - Выросло энергопотребление всех систем, - снова поднимая меня, сообщил Янг.
   Опять провал в восприятии! Раздражает безмерно, как слабость и боль, затапливающие сознание.
   - Что именно ты активировала? - Янг зол.
   - Я? Почему сразу я! Кто сканэр у Луиса?
   - Рихтер Арно.
   Прислонившись к надежному боку охотника, оглядела длинный изогнутый коридор. Арно. Арно, Арно. Плохо.
   - Умный тип. Систему безопасности взломал, наверное.
   - И что дальше?
   - Я ее отключаю. А вы ждете гостей. Ни разу не сталкивалась с охранными роботами сийран, а вы? - помимо воли в душе просыпается опасливое любопытство.
   Знаки на стене становились все ярче, нервно пульсировали линии на потолочных панелях. Что-то тихо щелкало, потрескивало и звякало. Это снаружи или внутри?
   Погружение?
   Охотник замер посреди коридора в боевой готовности. Вокруг ствола карабина начал раскручиваться охлаждающий контур. А не слишком ли сильно для коридора шириной в пять шагов? Хотя хорошо, что не плазма.
   Внезапно тишину разрывают скрежет и звон стали о сталь. В полусотне шагов из пола, потолка и стен стремительно вырастают тонкие, полупрозрачные ленты, сжимаются, скручиваются, переплетаются прочной паутиной, соединяются в центре, образуя крупный узел. Гигантский паук замирает и начинает движение вперед. Звук такой, будто ногтями скребут по стеклу.
   - Работай! - бросает Янг, поднимая оружие. И отступает, отпихивая меня за спину.
   Я уже, уже...
   Повторный взлом системы после ловких ручек Арно не потяну. Взгляд метался среди багровеющих знаков. Выход? Нет, жилой сектор. Ну же!
   Транспортный отсек...
   Мимо что-то просвистело. Обернулась на звук. Сглотнула. Тонкое лезвие, вонзившееся в стену, продолжало мелко вибрировать.
   Шипение. Выстрел, еще выстрел. Это Янг. Попеременно работает рейлган и лазер, я спиной ощущаю дрожь отдачи. Крупнокалиберный патрон взорвался, встретившись с тельцем стального паука. Рваная дыра тут же затянулась. Свист стал громче, движение сторожа убыстрилось.
   Пячусь, пячусь. Обернувшись, заметила, что позади коридор перегородила решетка из похожих полупрозрачных скрученных полос.
   - Эй...
   - Знаю, - отозвался Янг. - Работай!
   Выстрел, выстрел, выстрел... они слились в постоянный глухой рокот, разбиваемый звонким щелканьем многочисленных стальных ножек. Осколки безжалостно секли стены и броню. Покрытие растрескивалось. Защитное поле то вспыхивало, то гасло, успевая отражать часть летящих лезвий.
   От непрерывного свиста в жилах кровь стыла. Неслышные человеческому уху обертоны выворачивали мозг.
   Охотник, странно вздрогнув, отпихнул меня локтем к стене. А я, наконец, нашла то, что надо. Терминал. Шанс! Да-да-да!
   - Здесь!
   Янг обернулся, на миг отвлекаясь, заплатив за это кровью, плеснувшей на пол из пробитого скафа. А где защита?
   - Минуту!
   Руки легли на значки, украшающие едва заметно выступающую панель. Считывая поверхностную информацию, отсчитывала секунды.
   В сознании замелькали смутные отзвуки прошлого, ломая восприятие, пальцы заскользили по пикограммам, ставшим на какой-то миг не просто знакомыми по взломанным кристаллам, а понятными на интуитивном уровне.
   Отбой тревоги, отбой тревоги, отбой тревоги.
   Ошибка идентификации.
   Сбой в системе.
   Покореженное сознание мутилось от боли. Поток трансформируемой информации едва выжег импланты, но тропку я нащупала, не производя полного погружения.
   Приоритет нулевой.
   Перезагрузка.
   Подтверждаю.
   Тут очнулся сканэр Арно.
   Запрет!
   Ошибка!
   Ныряю глубже, касаюсь сохраненной памяти древнего инта.
   Перезагрузка экстренная!
   Вытащив смутный образ, перехватывающий контроль, активировала систему заново.
   Энергетическая подпитка...
   Странный символ?
   ...нарушена целостность?
   Давность? Не указана.
   Закоротить!
   Шоковый импульс разошелся по системе от двух неверно соединенных энергоканалов.
   Отскочив от терминала, упала вниз.
   Панель полыхнула алым, заискрила и погасла. Потолочные панели мигнули и с тихими хлопками, не слышными за грохотом разрывов и скрежетом стали, одна за другой начали лопаться, рассыпаясь на тысячи мелких горячих осколков.
   Импульс разрушения стремительно добрался до робота и ушел дальше по коридору.
   Раздался пронзительный скрежет, пробиравший до костей даже сквозь скаф, натянутые поперек коридора ноги-ленты опали. Покореженный комок туловища бессильно провис, мерно покачиваясь. Последний патрон, пролетев сквозь сеть, разорвался дальше по коридору, разнеся стену.
   Под потолком зажглись серые аварийные огни.
   - Вовремя, - обернувшись, процедил Янг.
   Я икнула, поднимая взгляд.
   Грудные пластины черного доспеха украшали три крупные пробоины. И еще четыре тонких лезвия торчали в районе сердца. А как же защита? Охотник, деревянно разворачиваясь и опуская оружие, спросил:
   - Что сканэр?
   - Как я, в нерабочем состоянии. Задет волной перезагрузки. А вы модификант?
   Когда мне срочно нужен ответ на жизненно важный вопрос, даже не запинаюсь. Кроме языка ничего не шевелится.
   - Да. По классу боя.
   - Время функционирования в активном режиме при критических повреждениях?
   - Один час, семь минут.
   Голос деревянный. Движения дерганые. Взгляд отсутствующий. Вместо крови, наверное, сплошные стимуляторы. Но направление боя изначально более устойчиво ко внешним травматическим воздействиям.
   - Мне - десять минут, и дальше я не пойду. Не смогу, - поделилась доверительно. - Но это терминал сийранского медтеха. Автономный. Перезагрузка и энергетический шквал его не затронули.
   Внезапно станция содрогнулась, что-то заискрило. Охотник резко запрокинул голову, уставившись в потолок. По лицу побежали отблески работающего планшета. Сканирует.
   Интересно, продержится ли он обещанный спецификацией час?
   А сама? Лежу ведь, и боюсь щиток шлема открыть.
   Какая здесь сейчас атмосфера? Скосила глаза на индикаторы планшета и сквозь муть в глазах принялась разбирать цифры.
   Голова болит, будто импланты изнутри поджаривают в конвертере.
   Аргон? Глубокая консервация?
   Щелчок, короткий свист в ушах. Поморщившись, перевела взгляд на Янга.
   - У нас есть пять часов. Открывай медтех.
   - Откуда время? - пытаюсь встать. Понимаю с легким ужасом, насколько все плохо. Ног вообще не чувствую. Абсолютно!
   - Оставил наверху несколько сюрпризов для твоих коллег.
   - Приятных. Да? И энергоколлапс. Отлично. Руку не подадите?
   Мужчина потянул меня за запястье. Сустав жалобно хрустнул, и я взлетела вверх. Навалилась на Янга, стараясь не задевать повреждений. Через комм до меня донеслось сдавленное шипение. Мужчина развернул меня к коротнувшему терминал.
   - Работай.
   Срочный доступ.
   Руки не дрожали, пока я набирала код. Сработает или нет?
   Да!
   Мембрана с шелестом разошлась до половины и застыла. Пиктограммы предупреждающе полыхнули белым. Все, предел.
   Я отодвинулась, приглашающе махнув рукой.
   Сумрак прорезал белый луч лазера. С шипением вгрызся в полураскрытые лепестки, оплавленные комья полетели вниз, расплываясь неопрятными бурыми пятнами. Горячие края светились багрянцем. Закончив разрез, охотник протащил меня внутрь.
   По серо-синим стенам большого овального зала змеился сложный узор пауков-пиктограмм. Потолочные панели излучали тускло-серый свет. Посреди помещения на возвышении стоял трехлепестковый саркофаг с прозрачными колпаками. В центре возвышалась темная колонна компьютера.
   Очень предусмотрительно с моей стороны было выучить некоторые знаки наизусть. Не стандартные, а как раз специфические, именно на случай, подобный нынешнему. Сейчас не помогут стандартные сийранские процедуры, а полное генсканирование, с исследованием и лечением. Вряд ли наш хромосомный набор совпадает с набором древних гигантских арахнидов.
   Янг прислонил меня к терминалу, и, сползая, я все же сумела набрать нужную комбинацию. Медтех тихо загудел, пространство под колпаками заполнилось голубоватой сияющей дымкой.
   Охотник тем временем заминировал вход, уже затянутый прозрачной пленкой изоляции. Несколько серых цилиндриков, приклеенных по диаметру мембраны, сплели ярко-синюю сигнальную сеть, перекрывая проем.
   В центре зала мужчина деактивировал шлем, стремительно разоружился, и с явным облегчением начал снимать доспех.
   В этот момент пробудилась центральная колонна, заполняя помещение мерным гулом, зал заполнило молочно-белое сияние дезинфекторов. По серо-синей поверхности терминала поползли черные значки. Дым из саркофагов просочилась наружу, оседая на полу густым туманом.
   Красно-белая кровавая маска, в которую превратилось лицо охотника, обернулась ко мне.
   - Пять часов, - напомнил он.
   Голос измученный, вероятно, его блокада на боль тоже работает не полностью.
   Мотнула головой, пожала плечами.
   Может, и не получится. Неизвестно, сколько времени займет заданная программа.
   Впрочем, экстренная перезагрузка систем комплекса надолго заперла людей Луиса, а сканэра могла и выжечь.
   Прикрыв глаза, слушала, как Янг снимает с себя пластины.
   Хруст, чавканье, скрежет. Легкий звон брошенных на пол кусков металла. Шурх, шурх, шурх, шмяк. Пшшш. Открылся и закрылся колпак медтеха. Тишина.
   В одном из лепестков туман сгустился до синевы. Янг спал. Резкий смуглый профиль казался наклеенным на полупрозрачное стекло.
   Теперь моя очередь.
   Перевалившись на бок, деактивировала скаф. Жесткий каркас разошелся, я вывалилась наружу, старательно задерживая дыхание.
   И что дальше?
   Перекатилась на живот. Полюбовалась на губчатую светло-серую поверхность пола. Подтянулась, вставая на корточки.
   Кто бы видел! Лучший сканэр Черной Земли ползет к медтеху. Если бы не было так больно, было бы смешно. Бунтующее сознание выдавало микс из воспоминаний, в глазах двоилось, руки совершенно не слушались.
   Добраться бы!
   От легкого касания пальцев купол саркофага плавно поднялся, на меня обрушился поток голубого тумана. Последний рывок, и, подтянувшись, я рухнула на ложе, в теплые объятия беспамятства.
   Купол с шипением закрылся, отрезая меня от мира.
  
   Прошлое.
  
   Завтра, думала я. Завтра. Больше тянуть нельзя. Ведь неизвестно, появится ли еще раз, до распределения, струнный катер.
   Вздохнув, я сложила в сумку самое ценное.
   Групповая фотография, на которой можно разглядеть меня, Ларну, и еще полсотни старших ребят. Железные четки, выточенные техно-мастером из любовно подобранных по времени происхождения кусочков. Браслеты, подаренные на день рождения мистрис Марч, медиком из биолаборатории.
   Одежда я уложила еще вчера, денег не было.
   Но главное было убраться отсюда за пределы юрисдикции Старой Матушки, Земли и Октагона.
   Прикрыв дверь в отсек, отправилась ужинать.
   Медленно прошла по знакомым до последней заклепки серым коридорам, свернула в общий зал, где обычно засиживалась вся экспериментальная группа. Сейчас в помещении с белыми стенами было пусто, только голопроектор работал, транслируя новостную программу. По потолку плясали разноцветные вспышки.
   В столовой было много учеников, и стоял неумолчный гул разговоров. Стоящая за прилавком лаборантка выдала мне порцию ужина и исчезла в глубине помещения. Балансируя подносом с саморазогревающимися лотками, добралась до привычного столика.
   Дики и Дифранки давно закончили есть и бурно обсуждали какой-то опыт. Термины из высшей нейропсихологии давили на мозг.
   - Привет, - села.
   Все как обычно, спокойно.
   Завтра, а точнее этой ночью, после полуночи, я отсюда ухожу.
   Дики кивнул, взлохматив рыжую макушку.
   Я вскрыла лоток и взяла вилку. Ну, не так уж плохо сегодняшнее жаркое.
  
   Таймер на стене пискнул, обозначая полночь. Не включая света, я встала, накинула теплый сьют, подхватила рюкзак и вышла. Замок был давно взломан, и сигнализация не среагировала на неурочное открытие. По запутанным ходам я выбралась на улицу и побежала к потайной тропе.
   Скоро обход, надо торопиться. Киберстража не разбирается, стреляет на поражение.
   Путь я могла бы проделать с закрытыми глазами, но ночь стояла ясная, звезды освещали долину. Посчитав это удачным знаком, прокралась по тропе до откоса. Защелкнула застежку на петле, накинутой на узкий выступ, прицепила автокарабин, судорожно вцепилась в рукоять и, выдохнув, поехала вниз.
   Ветер растрепал длинные волосы, свистнул в ушах, дыхание оборвалось, когда, взвизгнув, карабин затормозил у самой земли. Руки едва не выдернуло из суставов, пятки отшибло о камни.
   Бегом, бегом, бегом!
   Бетонные плиты завенели под каблуками. Охранная сигнализация на люке катера поддалась одному импульсу. Двери распахивались, системы загружались, готовясь ко взлету, компьютер что-то верещал.
   Рухнув в кресло, пристегнулась.
   Сияла огнями рубка, рычали разогреваемые двигатели, автонавигатор рассчитывал трассу. Системы словно ожили, подчиняясь воле псимастера, ломающего все на своем пути.
   Взлет!
   Ускорение вдавило в кресло, катер стремительно разрезал атмосферу, уходя вверх, строго вертикально.
   Внизу остались долина Школы Эрики, расплавленный бетон посадочной площадки, разочарования и обиды, радость и грусть. Впереди ждал, подмигивая звездами, свободный космос.
   Граница, минимальная плотность атмосферы, и граница гравитационного кокона планеты, при которой теоретически возможен выход на струну и перемещение без опорных буев.
   Преодолевая перегрузку, подняла руку и уронила ладонью на сенсор.
   Компьютер заверещал что-то предупреждающее.
   Игнорировать!
   Струна!
   Мир схлопнулся.
  
   Настоящее.
  
   Выход из целительного сна сопровождался не очень приятными ощущениями. Все тело было словно утыкано сотнями иголок, особенно крупные пронзали виски и кончики пальцев.
   Открыв глаза, обнаружила, что все еще лежу в саркофаге, купол которого затянут белесой непрозрачной дымкой. Также обнаружила у себя отсутствие дыхания. Снабжение кислородом, похоже, шло напрямую через кровь.
   Подняв руку, скосила глаза на адаптер. Предсказуемо разряжен. Да еще вся кожа покрыта какой-то липкой зернистой пленкой, измазавшей даже одежду.
   Купол неожиданно зашипев, поднялся. Среагировал на движение?
   Медленно поднялась. Тело категорически не хотело двигаться, но особой боли не было. Все более-менее в порядке.
   Дыхания еще не было.
   Да, засада! Какая здесь атмосфера?!
   Срочно менять картридж!
   Привставая и сдирая прозрачную гелевую пленку с тыльной стороны ладони, огляделась. Рюкзак? Вот он.
   Пара шагов и я резко дернула замок, из держателей выскочило несколько разноцветных кристаллов, каплями разлетаясь по полу.
   Подцепила пластинку старого картриджа, безжалостно сдирая его чуть ли не с кожей, выдрала из планшета свежий и приложила на красноватый след. Адаптер пискнул и заурчал, зажигая оранжевый огонек. Минимальная функциональность восстановлена.
   Надо больше.
   Где скаф? Рядом. Хорошо.
   Позади раздалось шуршание и, хрустнув всеми суставами, я вскочила, стремительно разворачиваясь.
   И нервно усмехнулась.
   Янг! Как я могла о нем забыть?
   Мужчина ничуть не напоминал бледного робота в окровавленной маске. Сейчас он больше походил на отрицательного героя популярной приключенческой саги, если память мне не изменяет, "Далекая галактика".
   А она, падла такая, может.
   Небрежная, немного подпаленная элегантность, полное моральное и физическое превосходство над обывателями, восхитительно опасный профессионализм... И все это - не игра. Тигр такой и есть.
   Он стоял, опираясь на саркофаг, и небрежно покачивал в руках тяжелую грудную пластину, пробитую насквозь и немного погнутую.
   Скаф, прочий доспех и оружие лежало у его ног, словно добыча хищника.
   Холодно. Дышать нечем.
   Одеваемся.
   И-раз, два, три!
   Дрожащими руками загерметизировала шлем и облегченно вздохнула. Посмотрела на Янга. Встала с колен.
   Вот уж фразу: "Я у ваших ног", никогда не думала изображать! А пришлось.
   А мужчина мной прямо-таки любовался. Вот не понимаю, что тут может нравиться? Метания мои?
   А сам он не торопится облачаться в доспех, хотя атмосфера все та же - бескислородная, как сообщил индикатор скафа. Модификант по классу Боя, как же! Скорее универсал.
   Снова цел и невредим, даже завидно немного. Я еще ощущаю последствия неудачной струны. Командное замедление так просто не проходит.
   - Ну, эксперимент можно считать удавшимся, - пробормотала едва слышно.
   Комм щелкнул, транслируя мои слова вовне. Янг подобрался.
   - Какой эксперимент?
   - Запуск негуманоидного медтеха.
   - Эксперимент, значит, - протянул Тигр, перетекая ближе и сгребая меня за грудки.
   По мозгам ударила горячая ярость. Больно! Пси!
   Оказавшись лицом к лицу с Охотником, оскалилась и зарычала. Да, я умею пугать, хотя до мужчины мне далеко. Эти желтые глаза сейчас во мне дырку проделают! До крови прикусив губу, закатила глаза.
   - Сийран часто с людьми общаются? - рявкнула, не сдерживаясь, - Нет! Потому и эксперимент! Но с достоверными спецификациями!
   Внезапно отпустив меня, Охотник успокоился. Я чуть не осела на пол. Сердце стучало как бешеное, гоняя по сосудам адреналин. Тьфу! Только поправила здоровье, так снова здорово!
   - Прощаю. Но в следующий раз ты обязана предупредить о возможных рисках. Сколько прошло времени?
   Глянув на хроно, вздохнула.
   - Пятнадцать часов.
   Много.
   - Выговор с занесением в личное дело, - ярость утихла, но осталось недовольство.
   Что-то я не поняла! Глянула на Янга, уловила снисходительную усмешку. И взорвалась.
   - Да что вы понимаете! - голос сорвался на сиплый рык. - Полное сканирование плюс восстановление тканей, незнакомая биохимия, после трех тысячелетнего перерыва! Хорошо, что мы оба гуманоидами остались! И у меня нет личного дела! - рявкнула раздраженно, зажмурившись от стрельнувшей в висок боли.
   Не волноваться!
   - Будет. И скоро. Не оправдывайся. Делай то, что умеешь, как можно лучше. И - я понимаю. Кто я такой, по-твоему? Приказы впредь выполняй точно и без разговоров!
   Охотник казался темным силуэтом на сером фоне стен. Я прищурилась. Похоже, зрение садится. Наверное, садится имплантированный еще в детстве хрусталик. Отчитав меня, Янг выскользнул через полуоткрытый проем в коридор.
   Интересно, дыры в "муравье" действительно зарастают, или мне кажется? Впрочем, что я знаю о технологиях Метрополии? Я на Вольной все покупаю. В любом случае, Охотнику дико повезло, что он жив. И мне тоже.
   Минутку, а как же перезагрузка систем комплекса? Пятнадцать часов. Закончилась или нет?
   Итак, список вопросов.
   Перезагрузка.
   Луис и компания.
   Куда идти и вскрывать ли командный центр?
   Как попасть домой?
   Вечный полковник, кристаллы, кристаллы собрать! И когда они успели рассыпаться по всему залу?
   За каждым нагнуться, взять непослушными пальцами, рассадить по гнездам. Не хватает синего. В Космос его! Переждав приступ головокружения, выпрямилась.
   Щелчок в ухе прервал сборы.
   - Я жду, - донеслось через шелест помех и отдаленный скрип.
   - Да. Минуту.
   Центральная колонна была покрыта черной узорчатой скорописью. Это важно. Это надо запомнить. И потом проанализировать на Схае.
   Но стоит ли утруждать память?
   Да, стоит! В конце концов, пригодились же спецификации! Внимательно всматриваясь в пиктограммы, активировала хранилище памяти импланта, насильно впечатала в память узоры паучьего языка. Пошатываясь и морщась от стреляющей боли в висках, выплыла в коридор.
   Какие у меня там были вопросы?
   Не успела я их озвучить.
   Хрустя подошвами по осколкам пластика, сосредоточенно переставляла ноги. Дорогу перегораживали обломки стальных сетей, выпавшие панели, жгуты кабелей, истекающие черной жижей.
   Убравшись из развороченного коридора, Янг спросил:
   - Откуда ты знаешь коды этого комплекса?
   - Я предусмотрительная. Давно, на Городецкой барахолке нашла каталоги торговцев времен Второго царства. Бродяги торговали с сийранами, посредничали при контактах, шпионили. Общедоступную информацию я скопировала. Пригодилось. А куда мы идем?
   Как это наивно прозвучало.
   - Сюда, - спокойно ответил Янг, останавливаясь. - Энергетическая развилка в активном состоянии.
   Присмотрелась. Действительно. В сером свете тянущихся вдоль стен огней яркими мазками выделялись фиолетовые пиктограммы, сгруппированные по три штуки у каждого из трех ответвлений коридора. Два из них, прямоугольного сечения, уходили в глубины базы. Там замерли поперек проходов в ожидании перезагрузки роботы-пауки. На потолке просматривалась утопленная на полпальца овальная мембрана.
   - У вас отличные сканеры. Это, скорее всего переход на сийранские уровни.
   - Через них в центральную сферу можно попасть быстрее?
   Охотник, задрав голову, изучил мембрану. Поднял руку, активируя резак.
   - Подождите. Возможно, я смогу открыть. И надо проверить, почему система комплекса не была запущена вновь.
   - Это принципиально? - в голосе мужчины мне послышалось недовольство.
   Ну да, сейчас нужно скорость. Но это чужой комплекс, так что безопасность, безопасность и еще раз безопасность.
   - Да. Все, что вызывает подозрения, должно быть проверено. Возможно, это спасет кому-то жизнь. В данном случае - мне.
   - Хм, а мою жизнь ты ни во что не ставишь? И спасать не будешь?
   Серьезно оглядев мужчину от глянцево-черных сапог до скрытого за забралом лица, пересчитала количество стволов и дыр, уже затянутых регенерином.
   - Ваше существование есть гарантия неприятностей для оппонентов. О себе вы вполне способны позаботиться, только бы не доставить им радости сплясать на вашей могиле.
   Что-то меня в философию потянуло. Нехорошо. Охотник хмыкнул.
   - Поднимите меня к тому терминалу, - я подняла руку.
   Охотник присел, подхватил меня под колени и одни плавным движением вознес к потолку. Вскинутыми руками уперлась как раз в терминал, переждала приступ головокружения. Погладила пиктограммы.
   - Не упадешь? - с явственной усмешкой спросил мужчина, без труда поддерживая меня за ноги.
   - Не уроните? - переспросила почти весело, касаясь кончиками пальцев нужных знаков.
   Могу я позволить себе легкое погружение? Только чтобы проверить застрявшую на грани осознанного деталь.
   "Нарушена целостность..." Чего?
   Любопытство меня погубит.
   Нырнула в калейдоскоп образов. Пальцы мгновенно нашли нужную комбинацию. На выехавшем из стены овальном планшете замелькали сине-зеленые расплывчатые пятна.
   Тревога.
   Непонятно.
   Смутно знакомые знаки никак не интерпретировались.
   Перезагрузка приостановлена.
   Завершение невозможно.
   Нарушена целостность.
   Чего?
   И дальше?
   Обрыв резервных программных команд? Обрыв основного программного кода?
   - Арно! - прошипела я, борясь с подступающей паникой. - Арно! Если ты жив, я сама убью тебя!
   Сукин сын!
   - Что? Он и без того отсутствует в рядах активных личностей, - с некоторым сомнением заметил охотник.
   Пси! Он что, на кубический километр может просматривать пространство?
   Почему нет? Если никаких щитов нет? А здесь их нет.
   Сийране обладали общим сознанием. Похожим на старотерранских пчел. Какая при этом внутренняя защита?
   - Вниз!
   Коснувшись ногами пола, вцепилась в мужчину. В висках опять заколотили мелкие, но очень твердые молотки. Переждав приступ выкручивающей внутренности ярости, задумалась.
   Безалаберный идиот Арно! А ведь был такой умница, никогда прежде безопасностью не пренебрегал! Это все влияние Луиса!
   Что дальше?
   - Что вызвало столь бурную реакцию?
   - Я в ярости, - и сейчас сообщу отвратительную новость Янгу, после чего в ярости будет он.
   - Понял. Сканэр, а мозги выжигаешь не хуже настоящего пси.
   Этому выжжешь!
   - Прошу прощения, - равнодушно, не чувствуя за собой вины, буркнула я, - проблемы. Перезагрузка комплекса завершена, так как нарушена программная целостность системы. Потому что была проведена экстренная эвакуация резервного командного центра. Сийране эвакуировались. Что-то опасное вырвалось из исследовательской сферы. Причем даже до прибытия основного научного персонала. Часть комплекса даже не была расконсервирована.
   - Причем здесь Арно?
   - Он обязан был проверить целостность системы перед погружением! Хотя бы ради собственной безопасности! Нештатная ситуация в исследуемом комплексе чревата...
   - Возможно, его торопил Луис.
   Я раздраженно махнула рукой.
   - Все равно! Он же хотел жить? Вы все еще хотите попасть в центральную исследовательскую сферу?
   - Разумеется. Нечто, превратившее эту планету в легенду, причем опасную...
   - ...стоит самого пристального внимания Метрополии, - очень тихо закончила я. - Прошу учесть, что артефакт наверняка активен. Очень сильные возмущения в энергетической сфере.
   Интересно, Тигр когда-нибудь учитывал мнения специалистов? Ну, если до сих пор жив?
   - Разумеется, - сообщил Янг так, что мне мгновенно захотелось закопаться.
   И поглубже. Пси! Все-то они слышат! А что не слышат, то читают.
   - Ну что же, - обреченно вздохнула, - Пойдем через сийранскую часть комплекса. Вверх, пожалуйста.
   Охотник вновь поднял меня к потолку. Светящиеся лиловым пауки предупреждающе мигнули, я болезненно сощурилась. Открываем.
   Три, пять, семь. Восемь, четыре, три. Шесть, пять, семь.
   Простой перебор известных кодов - самый надежный способ.
   На третьем по счету у меня заболела неудобно изогнутая шея, при наборе пятого онемели кончики пальцев. Седьмой сработал.
   Лепестки начали медленно расходиться, открывая темное нутро иных коридоров. На кончике одного повисла тяжелая на вид ртутная капля. Набухнув, она упала вниз. В тот же миг я оказалась на полу, а карабин Янга, овеянный туманом хладагента, уставился в черноту.
   Серебристая капля расплылась по полу небольшой лужицей. Что это? Но на раздумья нет времени. Охотник, напружинившись, подпрыгнул, рукой ухватился за край, подтянулся, не спуская с прицела темный проем. Исчез внутри. Воцарилась тишина.
   Я стояла, поглядывая то наверх, то на каплю, собравшуюся в миниатюрную полусферу. Интересно, Янг меня здесь не бросит?
   Но он неожиданно спрыгнул вниз и приказал следовать за ним. Интересно, как?
   Оказывается, просто. Тигр просто закинул меня наверх.
   Раз, и я в сийранской части комплекса. Как же мне это надоело! Швыряют меня, куда попало и как попало! Я опять прикусила язык! И вообще, как все достало! Достал, достало, достало! Хочу в анабиоз!
   Висок кольнуло болью.
   Спокойно, вдох, выдох! Злость не продуктивна.
   Темнота вокруг давит на сознание.
   - Включи свет, - донесся голос охотника.
   Опять мысли читает?
   - Ты озираешься очень выразительно.
   Псимастер!
   В рассеянном свете фонаря, вмонтированного в наплечник, разглядела длинную овальную кишку, уходящую вверх под небольшим углом. Каждые несколько метров ровную серую поверхность прерывала перетяжка, с двухсантиметровым гребнем.
   У самых ног колыхалось, матово поблескивая, маленькое озерко. Тонкий серебристый ручеек, извиваясь, медленно полз по стенам. И так же медленно, будто цепляясь за ноздреватую поверхность, ртутная ниточка тянулась вниз, грозя сорваться еще одной каплей.
   Я и пальцем этого вещества не коснулась.
   Нештатная единица комплектования не внушала доверия.
   - Налюбовалась? - спросил Янг, когда я поднялась на ноги.
   - Что это?
   - Не идентифицируется. Фиксируется минимальная энергетическая активность. Вперед.
   Перешагнув через подозрительную лужу, он уверенно двинулся по коридору. Я двинулась следом. Обернувшись на шуршание, убедилась, что мембрана закрылась. Ну и ладно.
   Куда в итоге мы придем?
   Сийранские научные базы больше всего похожи на половинки шара, углубленные в землю сферической стороной. Часть коридоров тянулась вдоль среза, несколькими соями, переплетаясь по типу паутины. Большая часть поперечных и продольных тоннелей с наклоном уходили вниз, переплетаясь сложным трехмерным лабиринтом. Клубок заполняет нижнюю часть полусферы, логику построения без погружения разобрать сложно.
   Но это не обязательно, где находится центральный исследовательский комплекс, я догадываюсь.
   Но вот что в нем хранится?
   Мелкого беса страха, проснувшегося так некстати, я заглушила очередной партией деловитых мыслей.
   Соотношение нечеловеческой и антропоморфной части комплекса зависит от предназначения последнего. Для внутреннего использования или на экспорт. Эта явно экспортная. Я видела развалины обычной, в ней только один внешний коридор и пара жилых секций были для человекоподобных организмов приспособлены, а здесь даже медтех практически аналогичный человеческому есть.
   Мы шли медленно, осторожно преодолевая пологий подъем. Коридор изгибался и потому не просматривался до конца.
   По потолку и стенам тянулась спиралью паучья вязь. Знакомых и понятных знаков, увы, не замечала. Скрытый алфавит? Интересно. На всякий случай осторожно запустила запись.
   Да, мне интересно. Более всего то, во что выльется заключенный контракт.
   Свобода, Схай, репутация, чем я смогу расплатиться? Впрочем, я ушла в слепом рывке на струну прямо из атмосферы. Так что, похоже, мертва. Облизнув губы, усмехнулась.
   Я умерла. А мертвецы, как известно, ничего не боятся.
   Но голова у них, как ни странно, болит, и ноют имплантанты.
   Наткнувшись на протянутую поперек прохода руку Янга, остановилась. Впереди была натянута тонкая полупрозрачная мембрана. Она тускло светилась, отражая лучи фонарей. Охотник обернулся ко мне, спросил:
   - Откроешь? Энергетически активна.
   - Нет. Ломайте.
   - Почему?
   - Займет много времени. И сил. Эта дверь потребует глубокого сканирования. А впереди еще исследовательская сфера.
   Янг включил лазер. Бело-желтый луч уперся в тонкое полотно, посыпались искры, на серых стенах заиграли алые отблески.
   Я затемнила щиток, отвернулась.
   С шипением перегородка начала оплавляться, полупрозрачная жижа потекла вниз, застывая причудливыми наплывами. А ручеек под ногами неожиданно взбурлил, выбрасывая короткие щупальца. Отшагнув в сторону, выругалась.
   - Быстро, - охотник потянул меня дальше.
   Почти бегом преодолев подъем и завернув за угол, мы застыли на развилке. Два коридора вверх на тридцать градусов, два вправо и вниз, один влево и вниз.
   Одна мембрана была приоткрыта, оттуда тянулась тонкий ручеек ртутного цвета. Из густой жидкости, маслянисто поблескивая, в стороны тянулись тонкие щупальца, на ощупь изучая пространство.
   Минимальная энергоактивность? Хорошо, что не максимальная. Иначе бы оно нас уже нашло.
   - В крайний правый - задумавшись на миг, посоветовала я.
   И Янг потащил меня дальше. Дальнейший путь по коридорам слился в сплошную серую пелену, прерывающуюся короткими остановками на развилках. Сворачивала я, повинуясь интуиции. Почему охотник доверил мне выбор пути, непонятно.
   Коридоры, залы, проходы тянулись в бесконечность. От мельтешения в глазах пиктограмм, то черных, то багровых, начало подташнивать.
   Быстрей, быстрей!
   Меня, кроме раздраженного охотника, подгоняли еще и инстинкты, в голос вопящие об опасности. Не пытаясь осознавать, что мне транслирует тормозящий разум, просто подчинялась руке Тигра, крепко сжимающей мое запястье.
   В большом сумрачном зале Янг резко остановился, обернулся ко мне и зло ощерился.
   - Тупик! - Ярость окатила меня морозом. Псимастер!
   - Оно там. Режьте.
   С точки зрения сийран самый короткий путь не прямой. Но я человек.
   И я повторила, положив ладони на губчатую стену:
   - Режьте.
   - Хм, - мужчина активировал сканер. Тонкая золотистая нить осветила часть помещения, разбрасывая солнечные блики, уперлась в преграду, углубилась.
   - Отлично. Тонкая. Отойди.
   Я отступила, затемняя забрало.
   Белый луч, шипя, уперся в стену. Вгрызаясь в нее, он постепенно менял цвет на пронзительно-синий с ультрамариновым ореолом. Стена потекла.
   Подсвеченная огнем темная фигура охотника стала похожа на древнее изваяние, железный беспощадный идол прошлого.
   Длинный овал с мягким шлепком упал внутрь, на оплавившийся пол. И это называется - тонкая стена? Сантиметров двадцать толщиной.
   Охотник настороженно замер, активируя рейлган. Махнул рукой, подзывая ближе. Подойдя, выглянула из-за его плеча. И застыла.
   На дне глубокого и широкого цилиндрического колодца лежала жемчужина. Большая, метров пять в диаметре. В свете, льющемся через белесые мембраны исследовательской сферы, находящейся прямо под нами, она мягко сияла перламутровым покрытием.
   Двумя метрами выше проема колодец перекрывала черно-синяя лепестковая мембрана. Там был резервный командный пункт, который, видимо, спешно эвакуировался.
   Вот она, причина бегства сийран. Вокруг этого покоящегося на гранитном основании шара и был, похоже, возведен весь комплекс. Как кокон. Вариант, подходящий для тех артефактов, которые нельзя перемещать.
   - Не зря планета так называется. Кто такой догадливый оказался, интересно?
   - Вниз, - скомандовал Янг, герметизируя шлем.
   - А можно, я здесь подожду?
   Двадцать метров вертикально вниз смогу преодолеть только в падении. Мужчина отрицательно покачал головой.
   Ощутив диковатый яростный азарт охотника, я испугалась. По-настоящему. Сумасшедший. Ему находка настолько интересна, что он готов на все. Лучше не спорить.
   Я не додумала.
   - Контракт, - напомнил Тигр.
   - Консультационные услуги!
   -Вот и проконсультируешь.
   Не хочу! А придется. Мужчина сцепил мне запястья магнитной лентой, подтащил к дыре. Получившееся из рук кольцо продел через голову. Я машинально прижалась к доспеху, напрягая запястья. Хорошая задумка, только я не пушинка.
   Однако это Янгу не помешало. Моего веса на спине он даже не заметил.
   Гарпун впился в пол, мононить потянулась вниз. Охотник шагнул в колодец, и лихо съехал вниз. Я успела только охнуть и поморщиться от боли в запястьях, как очутилась внизу.
   И опустилась на пол, не обращая внимания на провалы в восприятии. Серая жемчужина давила. На психику, на сознание, на чувства, на импланты. Оторвав взгляд от перламутровой поверхности, огляделась.
   Коричнево-золотистое каменное основание, серая поверхность колодца, тусклый свет. Охотник исчез, зато в мертвой тишине разносились его размеренные, четкие, осторожные шаги.
   Одно из прозрачных мембранных окошек вывернуто наизнанку, в стену напротив вплавлены осколки. Взрыв? К проему тянутся серебристые нити, жгутами выползающие из-под жемчужины и теряясь в лабиринтах станции.
   - Похоже на выброс активной плазмы, - раздался голос Янга.
   - Я опять вслух?
   Охотник многозначительно промолчал. Покачал карабин.
   - Ну, работаешь?
   Подобравшись вплотную к шару, провела рукой в паре миллиметров от гладкой поверхности. Даже сквозь перчатку ощущалось что-то... странное. Словно пульс?
   Полное погружение, глубокое сканирование.
   Готова ли я рискнуть ради сомнительной чести изучить эту находку? Смогу ли?
   - Поторопись. Активность объекта растет. И Луис очнулся, - Янг спокоен, но это призрачное спокойствие того, кому нет пути назад.
   - Они опоздали в любом случае. А вам могу предложить три варианта. Изложить?
   Янг поощрил меня взмахом руки. Я продолжила, постепенно вгоняя себя в рабочее состояние.
   - Первое. Эта вещь, - я приложила ладонь к поверхности артефакта, ощутила дрожь и улыбнулась, - нас разложит на атомы, едва я начну ее читать. Второе, - сознание медленно очищалось от всего, что мешало. Раздражение, страх и боль друг за другом покидали разум. - Мне, разумеется, удастся прочитать и перенастроить это. Тогда вы получите артефакт, не полностью вам подчиняющийся и способный на некие неизвестные пока воздействия. - Холодное, расчетливое спокойствие, равнодушная оценка собственных возможностей. Вывод. Негативный. - Третье. Так произойдет потому, что я, конечно, проведу погружение, но структура жемчужины не позволит полностью ее понять. Из-за того, что мое состояние далеко от идеального. И тогда у вас на руках окажется с высокой степенью вероятности вышедшее из-под контроля нечто и сканэр с выжженными нейронами. Мертвый или почти мертвый.
   - Мой штатный сканэр себя до такого состояния не доводил.
   - Разумеется, он не прыгал вслепую на струну с подключенными нейропереходниками, - машинально ответила я, задумчиво поглаживая становящуюся все светлее поверхность артефакта.
   Были еще варианты. Но этими пусть Янг занимается сам. Там уже сплошь работа для модификанта по классу боя.
   Итак, погружение.
   Реперные точки. Хватит двух, сийран и схай. Все равно я уйду глубже. И куда быстрее обычного.
   Убедившись, что кислорода нет, шлем снимать не стала, а только отстегнула перчатки. Автоматика перекрыла утечку где-то в районе локтей.
   Холодно. Но это ощущение не затронуло никаких струн. В голове - пустота. Отлично. Время пошло.
   Реальность медленно уплывала, сворачиваясь в маленький упругий комок где-то в глубине сознания. Я скользила в глубины времени, когда комплекс еще был жив, когда нелепые ломаные тени скользили по коридорам, неблагозвучно перещелкиваясь и сливаясь разумами. Мое я стремительно плавилось, отсекая неприятные ощущения тела, изучая память неживой, искусственной материи.
   Паника, интерес, создание.
   Еще глубже, буквально проваливаясь в черную дыру, спиралью закручивающей изломанное тело в водоворот образов. Долго, очень долго.
   Образы. Чужие. Родные. Понятные. Рычание и шипение, свист и пение. Восприятие еще раз изменилось, застывшая перед глазами серая пелена расцветилась алыми, желтыми и синими пятнами.
   Тепло-холодно. Снаружи холодно, внутри тепло.
   Рывок. Выворачивающий наизнанку переход.
   Я. Нечто. Хищное, прожорливое, голодное. Сбой. Я-мы. Много. Бесконечность, объединенная программой. Я-мы. Несем смерть. Сбой. Несем жизнь. Сбой. Изменяем.
   Изменяем?
   Изменяет оно? Что? Программный запрос-образ сформировал клочок человеческого сознания, до которого доходили трансформируемые потоки прошлого.
   Все. Живое - разумное. Ко всему не-живому.
   Неживое я-мы изменяет все живое? Адаптирует. Разумное. Все.
   Я-мы количество? Размер?
   Запредельный числообраз на миг выбивает из невозмутимой сосредоточенности остатки человеческого разума.
   - Знаете? - вслух, хрипло, почти забыв, как воспроизводить звуки. Но ассоциативная цепочка не успевает оборваться. - То, что десять лет назад украли с вашей Тхешты - наивные детские игрушки, по сравнению с этим. Нанокомплекс предтеч, универсальный. Легенда!
   А образы, формируясь, ложатся на сознание.
   Сбой программы, сбой программы, сбой...
   Восстановить.
   Пароли?
   Сбой. Повреждения.
   Образец.
   Копия. Несоответствие, несоответствие...
   Форматирование.
   Переустановка программ. Ожидание...
   Перезагрузка.
   Включение. Активация. Я-мы перемещение.
   Командный приоритет?
   Снова на краткий миг просыпается прослойка человека, помнящего о том, что рядом кто-то есть.
   - Положите руки на поверхность.
   Снятие параметров.
   Продолжить модификацию?
   Да.
   Командный приоритет?
   Да.
   Подтверждено. Перезагрузка.
   Отключение.
   Подъем. Один за другом гаснут образы. Разум стремительно всплывает в реальность. Слишком быстро.
   Кажется, кровь кипит. Болит все. Снаружи, изнутри.
   Глаза открыты, но я не понимаю, не помню, где нахожусь. Стою, погрузив руки почти по локти в какую-то непонятную полупрозрачную субстанцию. Непрерывный, захлебывающийся писк адаптера глохнет, но раздается еще один щелчок и шея мгновенно немеет.
   Что это? Адаптер? Срывающееся сознание успевает только уловить сквозь шум крови в висках:
   - Три часа, семь минут. Шла на рекорд? Отлично, успеваем.
  
   Прошлое.
  
   Ну, какие у меня еще есть варианты?
   Нет их.
   И денег нет. Кредит медцентру надо отдавать. Без хотя бы минимальной адаптационной имплант-системы коренным землянам в дальнем космосе делать нечего. А цены на обслуживание во внешних системах неприлично высокие. Мало того, надо на что-то жить, есть и спать, на какие-то средства закупать расходники для катера, при выходе со струны влетевшего в старый сигнальный буй.
   Кроме того, я все давно решила. Пусть мой удачный побег был чудом, причины которого я уяснила только недавно, просмотрев открытые новости в виртсети. Удивительно, здесь везде открытые сети! Я на пару минут разминулась с командой зачистки, следователями Объединенной Земли и представителями службы безопасности марсианских куполов. Точно попала в окно, открытое в сети спутников контроля. Чудо... Расследование деятельности Школы Эрики до сих пор шло полным ходом, СБ разыскивала выпускников, и. думаю, выжигала им мозги. Не хочу возвращаться. Почти выпускница Мари пропала, исчезла, растворилась в космосе.
   Значит, надо устраиваться здесь, на планете Черная Земля системы внешнего кольца освоенных систем.
   Сколько можно себя уговаривать?
   Выдохнув, отрегулировала новенький запястный имплант, и подошла к зеркальным дверям. На миг поймала свое отражение. Усмехнулась криво.
   Это и есть моя свобода?
   Нет, это цена. В принципе, не возражаю, достойная.
   Обитая почти наголо голова, бледная кожа, шрамы в основании шеи, воспаленные покрасневшие глаза, болезненная худоба. Ломота в затылке и немного дерганые движения. Темно-серый, чистый, но заметно поношенный комби.
   Вдох, выдох.
   Сосредоточившись, вошла внутрь.
   На Черной Земле нет сетевого портала по найму на работу, по крайней мере я не нашла ни одного предложения для начинающего сканэра, все, по слухам, решается по старинке, в представительских мини-моллах. В этом, и отделанным под старинный кирпич фасадом, ищут удачу пси всех мастей.
   Приглушенный желтый свет и тихая музыка после пересечения шумного припортового района бальзамом пролились на мое измученное сознание. Я огляделась. Большой зал практически пуст. Над пронумерованными столами висят конусовидные серые плафоны, и кажется, что каждое место помещено под ярко-желтый колпак. Стационары и планшеты в наличии у каждого. В глубине, отделенная ступенькой и сине-серой перегородкой, начиналась вип-зона.
   Мне нужно туда. Компания, что расселась на широких мягких диванах с золотистой обивкой, не внушала доверия. Бледнокожие вертлявые сирианцы и мрачный небритый землянин в потрепанной капитанской форме посматривали на вход и мрачно переговаривались.
   Двое или трое сидели за стойкой, еще кто-то тихо переговаривался с хозяйкой, статной белокожей брюнеткой из Метрополии. Я разобрала характерный акцент.
   Ну ладно, обратного пути нет.
   И начинать придется с малого. С оплаты процентов по кредиту.
   Значит, расправить плечи, и, четко печатая шаг по звонкой черной плитке, подойти к этим людям.
   - Я слышала, вам нужен второй сканэр?
  
   Второй сканэр страхует первого в моменты чтения.
   Я страховала, подчищала данные, фиксировала пропущенное. Молча подбирала личные артефакты для точек погружения, фиксировала даты развития и гибели древних цивилизаций, разыскивала брошенные за ненадобностью инфокристаллы, собирала легенды. Все, что можно, и нельзя, копировала.
   Составляла свою базу данных.
   Если уж я выбрала работу черного археолога, то стану в ней лучшей. Я, в конце концов, выпускница школы Эрики, пусть и осталась без диплома.
   Незаконная археология опасная, но денежная профессия. Выживают в древних могильниках и заброшенных станциях удачливые, смелые, сильные. Я же стану предусмотрительной. Поэтому очередной наниматель, Арвен Никоренко, смуглокожий и наглый пират, получит от меня лишь затребованные артефакты, перекодировку и расшифровку пусть делает сам. И если данные окажутся неверны, или испорчены, виноват никто будет.
   Второй сканэр получает минимальную ставку. Мысли и догадки не входят в стоимость работы. Но прекратить думать невозможно. Как и учиться.
   Как не замечать пренебрежительное отношение, наплевав на брезгливость подбирать остатки после крупных команд, отбиваться от тоннельных крыс, и ругаться из-за сотни кредитов, злобно щерясь в дуло парализатора и препарируя кибермозги катера, и убегать, оставляя позади проснувшиеся древние системы, выжигать ценные биомодули, торговаться из-за всякой мелочи и работать, работать, работать.
   Опыт, репутация и деньги.
   Таким стало мое новое кредо.
   А целью - знания, знания и еще раз знания. На второй год построенная таким образом работа принесла мне дивиденды в виде катера Схеениджи. Сначала, разумеется, это был просто кристалл с координатами, выброшенный первым сканэром очередной экспедиции.
  
   Настоящее.
  
   Конечно, все самое интересное я пропустила. Чему совершенно искренне рада. Зачистка территории, вызов помощи, транспортировка артефакта и моего тела... Трое стандартных суток я провела в глубокой коме. И технические подробности выживания и доставки меня в медцентр не интересовали.
   Чтобы полностью восстановиться от перегрузки, потребовалось семь суток в медтехе, в стационарном лабораторном комплексе Тхешты-3, куда меня доставили вместе с Янгом и добычей. Слишком быстро, учитывая накопленные повреждения и общий фон организма. Если учесть артефакт? Я провела еще тридцать дней в изолированном одиночном псикессоне и почти шесть месяцев исследований в закрытом реабилитационном центре, прежде чем ученые убедились, что попавшее в организм вещество стабильно, не опасно, полностью включено и подчиняется программам и кодам моего типового адаптационного импланта и не передается при плотных контактах без директивы нейромодуля. Позвольте, не буду пересказывать все проделанные надо мной исследования и операции.
   Краткий вывод мне предоставили люди в белых комби высшей защиты, выпустившие меня из лаборатории.
   Артефакт "Жемчужина" модифицировала внедренные структуры организма и продублировала функции имплантов. Кроме того, вещество предтеч рассредоточилось по телу и наравне с модификантом поддерживает организм в стабильном состоянии. При этом очень сильно расширились границы выносливости, вплоть до нахождения в бескислородной атмосфере при сильных минусовых температурах. Арктика? Да есть и холоднее.
   И большое за это спасибо, иначе бы меня тут не было. Экстремальное погружение едва не выжгло мозги, про периферийные системы я вообще молчу. Все они восстановлены за счет регенерации, начавшейся в момент попадания вещества в организм.
   Конгломерат программируемых наночастиц со сбитыми настройками, вот чем оказался древний артефакт. И куда до него было человеческим разработкам. И мне принадлежала честь его адаптации под геном homo sapiens! Я очень удачно его взломала, обойдя изнутри чужие внешние сбоящие проги. И загрузилось в "Жемчужину" вместо приказа к уничтожению, то программное обеспечение, которое было под рукой, точнее в голове, в тот момент. Чем и объясняется то, что человечество в лице Федерации Метрополии стало обладателем огромного продвинутого модификанта по классу адаптации со способностью к самодублированию. С кодами доступа уровня Тигра Янга и его генокодом в качестве пароля.
   А в организме нанокомплекс начинает изменяться, подстраиваясь под носителя и его способности, совершенствуя одновременно доставшийся ему организм. Причем для инициации процесса достаточно ввести в кровь кубический миллиметр вещества, отделенного от Жемчужины.
   Ну на всех людей не хватит. Пока.
   Хотя перспективы...
   И да, исследования были не всегда приятные, но мне хотя бы озвучивали результаты.
   Дальше была закрытая база СБ, и скажу, что камеры были вполне комфортабельны, а соседи весьма занимательны.
   Собственно, там Роджер Янг делил со мной карантинный блок. Вот кому еще не скоро вновь светят полевые операции. Пока коды доступа к Жемчужине не удасться сменить. К счастью, для этого есть штатные сканэры.
   Мы неплохо пообщались, Тигр в мирной обстановке, когда не надо бежать, взрывать, убивать и командовать, оказался неплохим собеседником и куратором. Согласно заключенному изначально контракту, я согласилась с одной из легальных вакансий, предложенных мне как новом внештатному сотруднику СБ Метрополии. Псимастер передвижной исследовательской лаборатории - не самый плохой выбор. Подозреваю только что лабораторией этой окажется транспортник Охотников под командованием полковника Янга...
   Впрочем, в возможности работать по прежней специальности есть нечто романтическое.
   Луиса и его команду сняли с планеты одновременно с нами. Оказывается, где-то поблизости, относительно, в соседней планетарной системе дрейфовал вместительный эскорт. Один короткий сигнал, и, сутки спустя, мы все были на борту, летя в сторону Тхешты. Правда, на столь богатый улов он не был рассчитан и компания закончивших карьеру археологов путешествовала в грузовом отсеке.
   Янг, артефакт и мое тело занимали медлаб.
   Картинку приземления эскорта в карантинной зоне и нашу выгрузку я потом отсмотрела. Нашли специально для меня незатертую архивную копию.
   Неторопливый переход Тигра от шлюза эскорта к кессонам под силовым изолирующим куполом максимального напряжения был весьма впечатляющ. Фигура в черной броне плавно вышагивает по дымящемуся покрытию летного поля, на плече у полковника болтается мое безжизненное тело, а сзади плывет огромный шар, иногда недовольно выплескивающий в пространство серебристые протуберанцы.
   Вот так рождаются легенды.
   Одни легенды создаются, а другие гибнут. Димарна Лерион неудачно вышла со случайной струны. Дело закрыто, базы данных подчищены, геномаркеры сброшены в архив. Вознаграждение выплачено наемнику, обнаружившему тело.
   Такова жизнь.
   Зато довольно скоро в Центре Методических исследований появится новый переводчик. Не так уж много в Метрополии специалистов по мертвым негуманоидным языкам. Консультации и расшифровка артефактных посланий. Такова новая официальная должность и место работы некой Марины Драгоевой. Правда, думаю, она на планете Дзета появляться будет не часто. Основная часть работы будет проходить в космосе. Зато прикрытие для деятельности Охотников идеальное. Центр Методических исследований вообще является частью научного отдела Службы Безопасности... Не Тхештой единой человечество живо.
   Тем не менее на Дзете Метрополии ждут не дождутся особого, редкого сотрудника.
   Пока же я, наконец, делаю то, о чем задумалась еще много лет.
   С новыми документами, чистой историей и ненавязчивым сопровождением я прибыла на Терру Нова, приграничную планету земной Федерации, где есть отделение "Синкерт Кейтис сикрет", одного из лучших агентств по поиску людей. Это частная фирма имеет расширенную лицензию на работу с криминальной сферой.
   Почему не получилось раньше?
   Сначала не было денег, потом времени, еще позже появление на крупных планетах было мне заказано, а услуги мелких частных фирм не особенно квалифицированы.
   Кроме того, со времени скандального прикрытия Школы Эрики интерес к ее выпускникам стал слишком опасен. Так что просто не сложилось. Пятнадцать Полковничьих лет не складывалось!
   Но теперь!
   Я задержалась перед стеклянными дверями, мельком припомнив, как когда-то давно так же застыла на мгновение перед дверями представительского бара на Черной Земле.
   Сейчас я выгляжу куда приличнее. Красивее я не стала, но черты лица приятнее, изменился разрез глаз, линия скул и губ, овал лица стал именно овалом, странно было бы после пластики не измениться. Волосы отросли по плечи, седина аккуратно прикрыта пигментом. Шрамов незаметно. Одежда приличная, комби и зеленый сьют по последней моде. Картинка, а не женщина.
   Но пора идти.
   Белые коридоры, зеркальный лифт, пустая гулкая и безликая приемная, стационар в бежевом сталепластике.
   - Мистрис Дагоева, - я представилась, глядя в широкий экран.
   - Прошу вас, - киберсекретарша, типовая светловолосая голограмма, вежливо улыбнулась, светло-бежевая дверь скользнула в сторону, - мистер Кейти ждет вас.
   Ну, вряд ли именно меня он ждет.
   Прошла в кабинет директора местного филиала. Задумчиво кивнула сама себе. Эти люди тоже любят играть на контрастах. Непривычного человека резкий переход ошарашивает.
   Темное дерево стен, массивная мебель с литыми декоративными элементами, портьеры из алого бархата, мягкий пружинящий пластик пола. Растения в кадках. Стационар, замаскированный под старину. Среди зелени и роскошного интерьера хозяин кабинета как-то терялся.
   Бывший аналитик "Райд индастри", крупнейшей оружейной компании нейтральных территорий, ныне гражданин Земной Федерации, в частном порядке занимающийся особыми поручениями.
   Седина, морщины, синий пронзительный и цепкий взгляд, плавные движения. Спокойная улыбка. Костюм в старинном деловом стиле.
   - Проходите и садитесь, мистрис Дагоева - сухой, чуть дребезжащий голос.
   - Добрый день.
   Старик привстал, приветствуя меня.
   Встряхнувшись, прошагала вперед и опустилась в глубокое мягкое кресло. Чуть не провалилась, сразу же оказавшись чуть ниже восседавшего за столом человека.
   - Вы сообщили, что желаете получить консультацию?
   Я подалась вперед, впиваясь в подлокотники, и поправила директора:
   - Нет, не только. Я хочу, чтобы вы нашли мне человека.
   Ларну Невис, моего давнего друга. Ее судьба, пожалуй, единственное, что еще не дает мне спать спокойно.
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Л.Маре "Рождественские байки некромантки"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"