Алексеева Яна: другие произведения.

3.Полевая практика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.26*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часть 3. Итак, с орками подрались, на балу повеселились, Наместника расстоили... что дальше?


  
   Алексеева Яна. Полевая практика.
  
   Во поле Крепость стояла,
   Во поле Разбойная стояла,
   Крепко, крепко стояла,
   Долго, долго стояла.
   Некому ту Крепость поломати,
   Некому Разбойну поломати,
   Лю-ли, лю-ли, поломати,
   Лю-ли, лю-ли, разобрати.
Я пойду, пойду в чисто поле,
   Крепость ту Разбойну поломаю,
   Быстро, быстро поломаю,
   Лихо, лихо поломаю...
  
   Глава 1.
   Торжественный отъезд на практику трех некромантов и одного алхимика остался незамеченным. Вероятно, потому что одновременно с ними покидал Школу весь третий курс, а столица приходила в себя после бурных празднеств, которыми обычно отмечались разнообразные торжества... коронация, день рождения короля, совершеннолетие наследника и прочая.
   Двадцать второго айвеора Линара Эйден отправляется в путь, дабы посрамить недоброжелателей и натянуть носы завистникам. Девушка весело фыркнула в унисон своим мыслям, неторопливо оседлывая коренастую гнедую лошадку с короткой гривой. Господа некроманты нетерпеливо ерзали, пытаясь суровыми взглядами заставить похихикивающую Лину двигаться побыстрее.
   А вот лениво... да и очень уж потешно выглядят высокие как на подбор студенты на низкорослых степных лошадках, почти что пони. Сначала ребята пытались вытребовать у конюшего других, повыше, но были очень культурно посланы так далеко, что с минуту стояли, тупо пялясь в пространство в попытке сообразить, что имел ввиду хозяйственный тролль.
   Кстати, эти мохноногие лошадки славились своей выносливостью и терпением. Вот и сейчас, когда Лина забралась в седло, та только тряхнула головой, смиренно принимая свою участь. Между тем, к ремням было приторочено целых три тюка: с одеждой, конспектами, риолоном и клинками. Несмотря на прочитанное соседкой над дверью комнаты проклятие, ведьмочка не решилась оставить в общежитии музыкальный инструмент и кое-какие редкие игредиенты.
   - Ну, тронулись, - облегченно махнул рукой Тилан, сам себя назначивший старшим в их маленькой группе.
   Вообще-то, они должны были ехать вдвоем с Милавой, но в последний момент с восточной границы прибыл вестник, сообщивший, что наставник, чьей обязанностью было принять двух некромантов - близнецов, запил и ушел в монастырь, предварительно спалив полгорода. Его жена бросила...
   А за три дня до отъезда не нашлось ничего лучше Разбойной Крепости.
   Пристроившись в хвост куцей колонны, Лина не выдержала и расхохоталась во весь голос, едва не выпав из седла. Вийка недовольно дернула ушами, переходя на легкую рысь. Совершенно невозможно спокойно смотреть на торчащие из-под форменных балахонов колени, неловко растопыренные локти и напряженные вспотевшие затылки. Выясняется, что и в малом росте есть свои преимущества!
   Где же ваше благоразумие, господа студенты, задумчиво возведя глаза к небу, подумала Лин. Для начала надо переодеться...
  
   Из заповедей начинающего некроманта Ронии:
   Не поднимай больше, чем сможешь упокоить.
   Не вызывай духов попусту, цена Бездны слишком высока.
   Не спорь с тем врагом, который слабее, убей его.
   Не спорь с более сильным противником, иначе убьют тебя.
   Убирай за собой мусор, не оставляй следов.
   Не шути над магистрами, у которых нет чувства юмора.
  
   Маленький отряд потихоньку двигался вперед. Черешневые сады и кукурузные поля сменились апельсиновыми рощами и лентами оросительных каналов. Почтовые станции все чащи располагались не в тенистых рощах у дороги, а в куртинах высоких степных трав. Они двигались на юго-запад по старому, но наезженному тракту, сейчас совершенно пустынному. А что вы хотите - первая треть лета, когда ни у крестьян, ни у ремесленников нет еще достаточно большого количества дорогих товаров, ради которых стоило бы снаряжать собственный караван. А торговцы ушли на север, к Болотным горам. Там хоть не так жарко.
   По крайней мере, не возникало проблем с ночевкой и питанием. Заверенные столичной канцелярией подорожные обеспечивали им крышу над головой (чаще всего сеновал), кашу по утрам и свежую смену лошадей на почтовых станциях. Цивилизация, однако!
   Вот обратный путь придется на конец лета, и рассчитывать на такую благодать уже не придется. Дороги будут забиты телегами и возами, постоялые дворы - разной людью и нелюдью, спешащей по торговым делам, а свежих лошадей не сыщешь даже у конокрадов.
   Инициатива ехать потихоньку, не торопясь, исходила от Лины. В первый же день, по утренней прохладе удалившись от предместий на пару километров, она спешилась и подбоченившись, ласково поинтересовалась у удивленно обернувшихся некромантов:
   - А куда вы спешите?
   Студенты заинтересованно переглянулись.
   - Предлагаю переждать жару там! - ведьмочка ткнула в тень, отбрасываемую на обочину апельсиновым деревом, и, подобрав балахон, резво свернула в сторону.
   Похоже, никому из студентов не улыбалось ехать по самой жаре, кашляя в клубах поднимающейся с дороги пыли, и идея передохнуть была воспринята если не с восторгом, то весьма и весьма благожелательно.
  
   Вот так, пережидая нестерпимую полуденную жару, все чаще предпочитая передвигаться при звездах и луне, они вплотную подобрались к пограничью. В один из дней Лина с некоторым удивлением вспомнила, что именно сегодня ей исполняется шестнадцать лет, о чем немедленно сообщила своим спутникам.
   - Ну, ты и малявка! - заметил Тилан, пренебрежительно фыркая. - А, впрочем, поздравляю!
   Обиженная ведьмочка запустила в него ледяную Иглу, от которой некромант успешно увернулся, заготавливая искру Синего пламени. Рилан взвел между спорщиками Щит, о который комок огня бесславно размазался, стекая мелкими струйками прямо на сухую траву. Мила, торопливо спрыгнув с лошади, принялась затаптывать жадные язычки пламени, почти сразу побежавшие во все стороны.
   - Идиоты... тушите!
   - Кхагорла подземная! - Лина закатала рукава и встряхнула кистями, обращаясь к потоку Силы. Торопливо раскинула сеть, и зачерпнула из ближайшего (подземного) озерка пару ведер воды. Ледяной дождик, обрушившийся с высоты трех метров, мгновенно затушил начинавшийся степной пожар и освежил всех присутствующих.
   - Спа... сибо! Векторная переменная тебя едрить через пентаграмму вызова! - художественно высказался Тилан. Рилан и Мила согнулись в приступе хохота.
   - Привал! - дружно решили ребята.
   Сегодня они ночевали в чистом поле, потому что последнюю почтовую станцию, где можно было поменять лошадей и отметиться в подорожной, миновали еще вчера на рассвете. Судя по вздыбившимся вокруг холмам, до Разбойной крепости оставалось еще дня два пути, ну максимум три. При условии передвижения в правильном направлении, как резонно заметила ведьмочка на сие оптимистическое заявление "руководства".
   Тилан и Рилан, близнецы из северо-восточных провинций, прозванные в Школе "веселыми зомбиками", коллекционировали всевозможные шуточки, не брезгуя при том изобретать собственные и тут же применять их на практике. С их легкой руки несколько оживших скамеек в столовой обрели мерзкий характер, которым обычно славятся неупокоенные призраки. Братья не пожалели сил и времени, что бы провести ритуал одушевления. За пять дней жертвами брыкающихся предметов мебели стали два десятка первокурсников и даже один рассеянный аспирант, после чего ребятам пришлось лично развоплощать загнанных в скамейки духов. Под надзором сурового наставника, разумеется...
   Вообще, в магическом плане, ребята не представляли из себя ничего особенного, являясь простыми учеными некромантами. Вот у природного некроманта, то бишь, Милавы, имелся довольно редкий талант черпать силу из окружающего мира и преобразовывать магию напрямую, без посреднических приспособлений типа пентаграмм и вербальных действий. В темную сторону Силы... В таких случаях собственная, накопленная внутри сила шла только на регуляцию потоков и контроль за результатом. Теория и практика у некромантки ходили рука об руку, не нуждаясь в подпорках из десятков сложных гексограмм. Простым мысленным усилием, просто как следует пожелав, она могла поднять свежего зомби, а, приложив минимум старания - вызвать мелкого духа из Бездны, даже в самом сопляческом возрасте, используя только внутренние резервы. На чем и погорела у себя на родине, случайно оживив любимого коня старшего братца.
   Магам, склонным к Тьме (впрочем, как и к Свету), но не имеющим возможности работать с ней напрямую для получения того же результата придется сначала выучить кучу ритуалов, затем воспроизвести их в верной последовательности. Траты энергии в таких случаях всегда на порядок выше, но все равно не сравнимы с количеством силы, затраченным на те же самые действия магом-погодником, не имеющим соответствующего профиля.
   Впрочем, близнецы имели в загашнике прочную эмпатическую связь и возможность применения простейшего магического резонанса, чем беззастенчиво пользовались. Первоначально они вообще попали к пси-кинетикам и телепатам, но на втором курсе у них выявились способности к некромантии.
   Лина чувствовала себя в этой компании просто замечательно, а посему на отдыхе баловала всю компанию экзотической музыкой, подслушанной по большей части во сне. Все больше подозрений у нее вызывал предполагаемый автор этих сновидений, Повелитель Тирита, и прочая, и прочая... Магия риолона и отличная память позволяли воспроизвести мелодии в совершенной точности, а содержание песен девушка практически никогда не переводила. Слишком уж... необычно было их содержание.
   Когда чуть позже речь зашла о семейных ценностях, Лина, выслушав дифирамбы о большой и дружной семье, льющиеся из уст близнецов, имевших трех родных сестер и кучу кузенов, неожиданно взорвалась:
   - Да что вы мне рассказываете! Тьма вас побери! Любят они вас, и успокойтесь на этом!!
   - Да ты чего? - удивился немного флегматичный Рилан.
   - Того! - злость и раздражение на собственного отца и всех высокородных лордов вперемешку с завистью к близнецам и их дружной семье, образовала в глубине ее души гремучую взрывоопасную смесь.
   Милава понимающе хмыкнула, глядя в спину пришпорившей лошадь девушке.
   - Лин, успокойся, у тебя уже искры из глаз сыпятся.
   - Да? - недоуменно скосила их к переносице ведьмочка, убедилась в совершеннейшей правде этого замечания и так же неожиданно успокоилась.
   Этой же ночью трое некромантов были посвящены в реалии семейной жизни благородных лордов.
   У герцога Анвара Эйдена было три жены, пять дочерей и брат, с которым он крупно поссорился много лет назад. Кажется, из-за женщины, нынешней леди Эйден. Зависть переросла в неприязнь, а потом и в холодную, расчетливую ненависть, усугубленную пониманием того, что именно племянник унаследует древний титул. Милорд, весь до мозга костей аристократ, не опустился до того, чтоб мешать дипломатической карьере кузена Линары, а направил весь свой пыл (если это слово применимо к холодным расчетливым действиям герцога) на попытки получить наследника.
   Первая жена умерла родами, ребенок тоже не выжил. Майл'эйри Эйден - дочь от второго брака с леди из северных провинций. Вторым и третьим ребенком по счету тоже оказались девочки, четвертых родов женщина не пережила. И теперь, распихав младших дочерей по отдаленным поместьям, и избавившись от присутствия старшей, занялся третьей женой, властолюбивой стервой, весьма довольной своей участью.
   Правда, ему опять не повезло, и очередной ребенок вновь оказался девочкой.
   - Как так можно? - искренне возмутился Тилан, пылкий поклонник справедливости.
   - Можно и не такое, - философски заметила Лина, помешивая кашу в котелке. - Отец, по крайней мере, жен своих не травил, как дедушка нашего короля. Да и позаботился о моем будущем, да... - она язвительно хмыкнула, - в своей излюбленной манере.
   - Позаботился?
   - Едва мне исполнится восемнадцать, я автоматически окажусь замужней леди. Брак Ре Катенас... слышали о таком?
   - На браслетах? - изумился Рилан.
   - Это ж натуральный пережиток! - возмутился Тилан, торопливо пережевывая лепешку.
   - Угу, только, как выяснилось, его никто не отменял. И уже совсем скоро я поступлю в полное распоряжение супруга для исполнения супружеского долга.
   - Фу... - выразила всеобщее мнение Мила, - даже у нас на севере все не настолько запущено!
   - Ну да!! - усмехнулась Лина. - А Княжий сговор, что, по-твоему, означает? Фактически, то же самое!
   - А никак переиграть нельзя? Или отменить? - внезапно озаботился Тил, проникшись сочувствием к ее положению.
   - Не-ет! Эта процедура хитрая, магически и юридически заверенная. Заключается договор с записью в Жертвенной книге центрального храма, и приданое тут же передается в руки жениха. Правда, без права использования, но... - махнула рукой ведьмочка, - да и разорвать договор можно только с тройственного согласия отца, жениха и храмового настоятеля. Или волей некоего значительно более вышестоящего лица, например, короля.
   - Но брак еще не совершен?
   - Практически нет, но это совершенно не важно, - недовольно скривилась Лин.
   - А если ты выскочишь сейчас замуж... ну, допустим, за Рилана... - предложила Мила.
   Предполагаемый жених отшатнулся, замахав руками и с воплем "Чур меня!!" повалился на траву.
   - Ну, во-первых, до совершеннолетия я могу выйти замуж только с согласия опекуна, то есть герцога Эйдена, а во-вторых, - с интересом глядя на раскинувшегося в траве парня, заметила Лин, - в моем случае брак этот автоматически расторгается, то бишь, аннулируется насильственным образом. И я вам скажу, мой жених не побрезгует устроить несчастный случай для незадачливого претендента на мою руку. Слишком большие деньги в этом замешаны.
   - Кстати, кто этот счастливчик? - поинтересовалась Мила, засыпая в котелок слишком много соли.
   - Лорд Анвар Аранди.
   - Даа... - дружно выдохнули некроманты. Самый крупный землевладелец юга, один из членов тайного Совета. Очень Влиятельная Персона. Толстый, плешивый и весьма пожилой (с высоты семнадцати лет) мужчина... лет около сорока пяти.
   - И что же делать?
   - Я думаю над этим вопросом, - кратко ответствовала ведьмочка.
   - Успешно?
   Лина промолчала. Не стоит озвучивать разные кровожадные идеи, возникающие у нее время от времени.
   - Вот что я думаю, - начал Тилан, - тебе следует, конечно, выйти замуж, только за какую-нибудь очень высокопоставленную персону. Более родовитую...
   - Наследник престола, знаешь ли, помолвлен!
   - Ну не обязательно же из Ронии!!
   - Идиот... где ты найдешь принца, который бы согласился на... такое! - Рилан обвел широким жестом сидящих напротив девушек. Кого он имел ввиду, осталось непонятно. Лина хотела возмутиться, но промолчала. Ведь правда, она - не подарок!
   - Как можно дальше...
   - В степях орк'ха, - сощурившись, некромантка щелкнула Тилана по лбу.
   - Эй, а моего мнения вы спросить забыли? - пробормотала ведьмочка. - Хотя идея ваша не лишена привлекательности... следует обдумать... пока браслет, хранящийся у отца, не защелкнут на моем запястье, мизерный шанс имеется.
   Она задумчиво потерла переносицу, затем отбросила все неприятные мысли и сунула нос в котелок.
   - Шах тан!! - за этим разговором они не заметили, что каша начала пригорать. Перекусив подгоревшей пересоленной гречкой, близнецы обнаружили в головах еще несколько дельных мыслей.
   - А ведь мы уже почти в Степи! - радостно воскликнул один из ребят.
   - Чему ты радуешься? - рассеянно вопросила Линара.
   - Поищем жениха? - предложил Рилан. - Или боишься?
   - Страшнее дроу зверя нет! Да и у тех была, а потом еще отправлюсь.
   - Кстати! - вскинулся Тилан, обозначив свою неуемную жажду знаний. - Расскажи-ка нам, как у них там?
   Мечтательно уставившись на пляшущие язычки огня, девушка прикинула, чья репутация дороже - ее или темных эльфов как народа. Так и не придя к определенному мнению, постаралась нагнать побольше жути. Судя по круглым, полным восхищения, глазам некромантов ей удалось скорее основать орден "Любопытствующих студентов, сующих острые носы куда не следует". И основательно поднять свой статус.
   Поистине, неизвестно, где найдешь, где потеряешь!
  
   Глава 2.
   Некоторые вещи познаются только на практике. Например, если передержать у костра мокрые сапоги, они зачерепеют, и будут потом натирать ноги. Или что сваренная на прогорклом масле каша не станет вкуснее после добавления соли, сахара и специй. Так и некоторые эксперименты лучше проводить подальше от человеческого жилья и лишних глаз.
   - Мила, милочка, швырни в меня Синим пламенем? - попросила Линара, доставая клинки из ножен. - Маленьким...
   - Зачем?! - Поперхнулась княжна засохшей булкой.
   - Да вот, эксперимент хочу провести.
   - Какой? - дружно заинтересовались некроманты.
   -Подарок опробую, - потянувшись, ведьмочка выразительно звякнула лезвиями и спешилась. - Вы, господа только подальше встаньте, да воды заготовьте. Еще бы не мешало за колебаниями магии последить... интересно!
   Все трое остановились посреди пыльной колеи, лошадок привязали к прочной коряге, и, отойдя в сторону, приготовились наблюдать.
   Милава, пожав плечами встала, и, вытянув руки, мгновенно сформировала на ладонях комок пронзительно-голубого огня размером с кулак. Лин, замершая с клинками в опущенных, обманчиво расслабленных руках, кивнула головой, и огонек стремительно метнулся в ее сторону. Прогнувшись, она мазанула над ним лезвием, и тот неожиданно изменил траекторию, завихляв над землей, как пьяный недоросль. Резко развернувшись, девушка настороженно замерла, потом, выбрав момент, когда шарик притормозил, выписывая особо сложную фигуру, и с размаху шлепнула его плоской стороной клинка.
   Мгновенно обесцветившись, прозрачными струйками он заструился по лезвию и крупными каплями скатился вниз с острия. Не долетев до земли полпальца, они бесследно растворились. В воздухе повеяло свежестью...
   - Круто... - выдохнул Рилан.
   - Теперь зеленый! - крикнула Лина, с интересом уставясь на траву. Милава азартно прищелкнула пальцами, и в девушку полетел сгусток дематериализатора, встреченный ругательством и режущей кромкой "сестры". Под удивленными взглядами шарик разделился надвое и прочертил две огненные полосы над головой рухнувшей на траву ведьмочки.
   - Тьма!! - восхищенно выдохнула она, переворачиваясь и устремляя взгляд в небо.
   - С тобой все в порядке? - хором возопили подбежавшие некроманты, едва не сталкиваясь над Линой головами.
   - Угу... - резко подскочив резиновым мячиком, она заставила спутников ошарашено отшатнуться, - а теперь - залпом, ребята, а?!
   - С ума сошла! - покрутил пальцем Тилан.
   - Ни-ни... - окинув его хитрым взглядом, Лин повертела головой, взметнув длинную косу, - это совершенно безопасно! Или боитесь шкурку подпалить?
   - Ла-адно, сама напросилась! - рявкнул Тилан, активируя амулет Силы.
   В отбежавшую с довольной усмешкой девушку полетела целая очередь зеленых искр.
   - Залпом, залпом давай! - азартно вопил Рилан Милаве.
   С трех сторон к Лине ринулись разноцветные огни, и она завертелась, стремительно размахивая клинками, разбрызгивая бесцветные капли распавшейся магии. Рассекла надвое воздушную волну, отправленную близнецами, причем часть силы, отразившись, вернулась назад и едва не сшибла ребят с ног. Затем, пригнувшись, пропустила над головой "веер смерти" Милавы, и, громко расхохотавшись, шлепнула по черепу скелет маленькой мыши, тут же рассыпавшийся на косточки.
   Закрутившись стальным вихрем, разбросала несколько клочков Синего пламени, отправленных явно выдыхающимися студентами. Подпрыгнув, срубила в полете несколько фирменных "туманных призраков" некромантки, неожиданно выросших у нее под ногами.
   - Хвааатит!! - завопил Рилан, возводя щит от очередной отраженной скрещенными клинками "смерти-в-смерче".
   - Действует! - восхищенно протянула ведьмочка, вставая с колен и потягиваясь до хруста в костях.
   - Провокаторша! - проворчал Тилан недовольно, вытряхивая из волос мусор. - Половину запаса на тебя извел!
   - Накопишь еще! - небрежно отмахнулась Лина. - Зато, какой эффект!
   - Да уж, - задумчиво оглядев горелые проплешины и увядшую, скукожившуюся траву, пробормотала Мила, - оружие массового поражения. Я тоже такое хочу! Где взяла?
   - Где взяла, там больше нет, - ласково обтерев клинки, пропела ведьмочка и спрятала их в ножны. Тут ее посетила одна мысль...
   - Рассказать кому - ни за что не поверят, - Рилан воодушевленно принялся подманивать коней, категорически не пожелавших принимать участие в магическом дебоше.
   - А вот этого - не надо, - вдруг холодно заявила Лина, окидывая некромантов взглядом, от которого по их спинам промаршировал полк больших таких мурашек, - произошедшее должно остаться между нами. А по-хорошему, следовало бы вас... - она выразительно повела рукой на уровне шеи.
   Милава невольно отступила на пару шагов, прячась за спины ребят. Превращение веселой и своенравной девушки в расчетливое и опасное создание застало их врасплох. Но из глаз взявшей себя в руки ведьмочки мгновенно ушло магическое зеленоватое сияние, и заострившая черты лица чужая маска сползла крупными хлопьями так же быстро, как и возникла.
   - Мы договорились? - нормальным голосом спросила девушка.
   Студенты дружно покивали.
   - Ну и ладенько, поехали дальше...
   - Линочка, ты нас больше так не пугай, а? - осторожно попросил Тилан.
   - Да я же пошутила просто, - пожала она плечами.
   - Ну-ну... - недоверчиво покачал головой Рил.
   Вообще-то ведьмочка и сама поразилась и испугалась своей неожиданной вспышке и волне каких-то абсолютно чужых эмоций, затопившей сознание. Не сказать, что бы неприятных, просто странных, ясных и глубоких, как море, полностью перекрывших ее собственные, оказавшиеся неожиданно мелкими и незначительными дружеские чувства. Этот прилив очень походил на ощущения, возникавшие при общении с одной высокопоставленно персоной и мысленный привкус некоторых особенно интересных снов. Лина криво улыбнулась. Еще одна странность в список, который она собиралась предъявить кое-кому в следующем году.
  
   Глава 3.
   Летняя ночь неожиданно повеяла прохладой. Надо бы приодеться. Некроманты вновь нацепили свои балахоны, а Лина предпочла достать куртку, привезенную из Тирита. Ширн, занимавший в скомканном состоянии не больше места, чем, скажем, два апельсина, очень ладно облегал худую невысокую фигурку, придавая ее облику некоторую загадочность. Черный, тонкий, но отлично сохраняющий тепло материал, не поддавался действию кислоты, что выяснилось, когда на него опрокинулась пробирка "царской водки", и путался в ногах, доставая почти до колен. Воротник - стоечка, потайные крючки вместо пуговиц, разрезы почти до самой талии... в общем, весьма распространенная в Тирите мода мало напоминала человеческую. Или ронийскую, что точнее.
   Вот ехали, они, ехали. С холма на холм, с холма на холм, друг за дружкой, молча, по утоптанной пыльной дороге, по обочинам которой торчали клочья полузасохшей степной травы. Разговор сам собой увял, и они принялись по очереди душераздирающе зевать. Если сейчас не объявится станция, придется опять ночевать в поле, подумала Лина, почесывая бровь. Не хочется!
   За очередным холмом начали разгораться странные огни. А не рано ли до рассвета? Больше на костер похоже... какие костры в степи. Разом встрепенувшись, студенты пришпорили лошадок... но, перевалив через гребень холма, резко затормозили.
   Зрелище, открывшееся им, заставило бы любого человека вспомнить целый словарь ругательств. А уж усталого и жаждущего удобного ночлега человека, тем более.
   Это была почтовая станция. Вот только гостей принимать ее хозяевам было некогда. Двухэтажное здание с односкатной крышей, большим залом на первом этаже, десятком комнатушек на втором, хозяйственными пристройками и коралем, где бесновались лошади, закрывал разгорающийся перед входом почтово-пассажирский фургон. Внутри явно шел бой, затихали и вновь яростно звенели клинки, разносилась разноязыкая ругань.
   - Предгорья... - с отвращением протянула Лина, скривившись, как будто съела пол-лимона.
   - Вмешаемся, или дальше рванем? - разумно предложил два варианта развития событий Рилан.
   - Далеко не уедем, станцию дожгут, а потом нас догонят... - покачала головой Мила.
   - Так может, отобьются станичники?
   - Ха! - выразила свое недоверие Линара.
   - Так мы ли не маги? Поможем! - Тилан азартно подался вперед.
   Девушка только фыркнула, покоряясь судьбе и разворачивая сверток с оружием. Маги! Недоучки без патента!
   - Стратегически было правильным вмешаться именно сейчас... - начал Рилан, - подберемся поближе и...
   - Не успеем! - завопил Тил, выпуская пронзительно-зеленый комок огня в вырисовывающуюся на пороге станции фигуру.
   - Обормот! - холодно бросила ему Лин, соскальзывая с лошади, торопливо облачаясь в сбрую ножен. Расчетливый азарт закручивался внутри в тугую пружину. - Выдал нас с потрохами! Я - к окну, а вы - через дверь. И, побыстрее, копуши! Надеюсь, обойдется...
   И, ринувшись к зданию, растворилась в ночи. Некромантам пришлось последовать за ней. Командирский тон, которым был отдан сей безапелляционный приказ, не оставил им выбора. Милава покачала головой на бегу. Высокие лорды - это нечто... выдумывая про себя новые ругательства в адрес герцогских дочек и чокнутых алхимиков, она машинально потянулась вперед магическим щупом, с удовольствием обнаружив впереди несколько свежих покойников.
  
   Курьер отбивался из последних сил. Уже рухнул рядом кучер, заливая кровью из длинной раны на голове дощатый пол, и человек, зажатый в углу у самого окна, уже совершенно не надеялся уйти живым.
   Может, они не найдут спрятавшуюся наверху пассажирку... слабая надежда. Ведь ради нее грабители сюда и явились!
   Отбив очередной удар, понял, что следующего меч уже не выдержит. Поняли это и убийцы, вооруженные тяжелыми ятаганами. Трое из них вновь с ленцой атаковали курьера, четвертый куда-то исчез.
   Слабым утешение служило то, что нападавших на станцию в самом начале было десятеро. И шестеро уже никогда не уйдут отсюда... как и кучер, и пара почтовых охранников и хозяева станции...
   Тут за спиной послышался грохот выбиваемого стекла. Это конец, мелькнуло в голове человека.
  
   Лина с разбегу врезалась в окно, вышибая стекло вместе с хрупкой деревянной рамой, и залетела внутрь, прикрывая лицо от рассыпавшихся по полу осколков. Разбиравшая ее безадресная злоба только добавила ей прыти. Мельком оглядевшись, она в кувырке ушла в сторону забаррикадировавшегося длинным столом человека. Мгновение ошеломленного промедления стоило оркам еще одной жизни, потому что, исполнившаяся хладнокровного ужаса девушка швырнула в их сторону флакон Едкой Тьмы, зажатый в руке, и в длинном, стелющемся выпаде достала одного из противников в живот. А вот зря, зря вы брезгуете кольчугой, господин наемник, проскочила мимолетная мысль.
   Нырнув под защиту стола, отбила выпад слева, злобно оскалившись и изощренно ругнувшись на темном наречии. Ошалелый вид человека в форме приграничного курьера не оставлял надежды на разумный диалог. Хорошо, что хоть атаки он отражать не забывал!
   - Орки, Тил!!! - что было мочи заорала Лин, внимательно наблюдая за перегруппировавшимися наемниками, на которых весьма обнадеживающе подействовал едкий туман, застлавший ползала. Их движения несколько замедлились, зажмурив слезящиеся глаза, двое слаженно прикрывали спины друг друга, напряженно вслушиваясь в тихое шуршание и медленно поводя клинками перед собой. Профессионалы, уважительно подумала девушка, затаив дыхание. Курьер неподвижно замер у стены, полуприкрыв глаза.
   Третий орк , зажимая живот, скорчился на полу...
   В носу засвербело, и, не имея возможности зажать нос, девушка пронзительно и звонко чихнула. И тут же в отчаянном рывке пришлось уворачиваться от стремительного двойного удара тяжелых кривых мечей, подставив скользящий блок. Один клинок просвистел, срезав кончик косы, второй скользнул по лезвию подставленного "брата" и отлетел в сторону.
   - Тьма!! - поделилась с миром своим негодованием ведьмочка, выдыхая сквозь стиснутые зубы, вновь и вновь принимая на левую руку мощные размашистые удары, и сплетая свой клинок с ятаганом напирающего справа орка. - Где же вы, некроманты??!
   На краю зрения две ослепительно-белые искры, сорвавшиеся с рук Рилана, добили раненого в живот, выпив остатки его жизненных сил. Подпрыгнув, Лина в развороте ушла от нижней атаки, заметила, что курьер обломком своего меча не успевает и не может отразить устремившееся к нему лезвие, и, обмирая от пьянящего страха, со всей силой обрушила сразу оба клинка вниз. Ятаган жалобно хрупнул и переломился. Его Хозяин что-то неразборчиво заорал в ответ на неприятную улыбку превосходства, скользнувшую по губам девушки, но тут зал залило мертвенно-зеленое сияние.
   Кучер, валявшийся неопрятной кучей под ногами сражавшихся, шевельнулся и мертвой хваткой вцепился в попирающие его сапоги. Орк с рассеченной грудью поднялся и неловко поднял ятаган, трое охранников, зарубленные в самом начале сражения, подволакивая ноги, подхватили алебарды...
   Налетчики рубились отчаянно. И куда делось их показное пренебрежение? Лина тихоньки постояла в сторонке, наблюдая, как понимание озаряет их лица яростью, но... зомби не чувствуют ни боли, ни страха, и, если уступают умением, то давят числом.
   Когда на пол, наконец, рухнули чуть ли не на куски порубленные тела, мертвяки потерянно замерли посреди зала, и зеленое сияние, истончившись, наконец исчезло. Стряхнув собачьим движением противное ощущение накрывающей ее с головой липкой паутины, побочный эффект некромантских чар, Лина перемахнула через сваленный на бок стол, аккуратно обошла лужи крови и, помахав рукой перед лицом одного из зомби, спросила:
   - И как упокаивать будете, господа?
   Вид столпившихся в дверях некромантов, взирающих с недоуменным и немного священным ужасом на дело рук своих, вызвал у нее насмешливую улыбку.
   - Что-то вы зеленые-е... - заметила она.
   - Это ты больно весела... - буркнул Тилан, отворачиваясь от неприятной картины, желая сохранить в целостности содержимое своего желудка.
   - Знаешь, - посерьезнела Лина, - после вручную оторванных голов это - не впечатляет, - она оглянулась на курьера, обессилено прислонившегося к стене, - и, вообще, зачем столько подняли?!
   Рилан смущенно отвел глаза, по стеночке пробираясь к лестнице на второй этаж:
   - Мы испугались...
   - Правильно!!
   - Ты так заорала! Вот мы с Милой и постарались...
   - Перестарались! Можно было догадаться, чьих рук дело... Еще бы не заорала, кстати! Вас до-олго не было!
   - Это ты, Лина, слишком быстро бегаешь! - возразила Милава.
   - Ну, уж... - недоверчиво протянула девушка, задумавшись о том, живы ли хозяева, и будет ли обеспечен им приличный ночлег, как спасителям почтовой станции.
   - А вот действительно, не многовато ли вы подняли, братец, - сглотнув, Тилан очнулся от созерцания кровавых разводов и обратился к насущным вопросам. Действительно, кучер, трое рядовых охранников, один работник станции и трое орков - многовато для двух третьекурсников, пусть даже один из них - некромант природный.
   - Говорю, испугались мы...
   - И что?
   - Не проконтролировали количество силы, выложились досуха! И векторы забыли!
   - Что??! - завопили хором Тилан и Лина. - А как из теперь обратно отправлять?!
   Мила скромно встала в сторонке, и все претензии обрушились на Рилана...
   - А если со всей округи сейчас сбегутся? - высказал претензию Тил.
   - А на подчинение поставили? - громко возмутилась Лин, все сильнее мечтающая о постельке, и намеревающаяся воплотить в реальность сей замысел как можно скорее. Уж очень утомительны оказались все эти сражения, ныла расцарапанная коленка, голова кружилась от едкого аромата, а правый бок превратился в сплошной синяк. Усталость растекалась по телу парным молоком...
   Спор, плавно перетекающий в безобразную склоку, прервало вежливое покашливание. Курьер, наконец, очнулся от ступора и спросил:
   - Господа некроманты, - все четверо стремительно развернулись к нему, демонстрируя разную степень раздражения, от покорного у Рилана, до стремительно сползающего в бешенство у Лины, - вы подняли всех мертвецов в этом доме?
   - Ну... да, - легкая неуверенность в голосе Тилана не осталась незамеченной.
   - Значит, остальные живы? - логично предположил мужчина, и указал на тела за стойкой. А так же художественно раскинувшееся на пороге неподвижное тело одного из налетчиков.
   Лина восхитилась такой практичности, и не сразу обратила внимание на то, что все присутствующие как по команде уставились на нее. А, заметив, насторожилась.
   - Вы это чего?
   - Ты же у нас алхимик? Вот тебе занятие почти по профилю! - Милава ласково улыбнулась, указывая на предполагаемых пациентов ведьмочки. Та недовольно скривилась, понимая, что сон и прочие блага цивилизации удаляются на неопределенное время, а потом одарила присутствующих самой мрачной и ядовитой улыбкой из своего арсенала.
   - Вы еще об этом пожалеете!
   Лина очень, очень не любила оказывать медицинскую помощь!!
  
   Глава 4.
   Спать в эту ночь так никому и не пришлось! Озлобленная ведьмочка каждому нашла дело, чтоб никому не было скучно. Тилан и Рилан сначала убирали от порога остов полусгоревшего фургона, затем таскали от колодца ведра с холодной чистой водой, и в огороды - с теплой, окрашенной в розовый цвет. Милава надраивала полы в зале, нетерпеливо гоняя тупых зомби, умудрившись одного таки упокоить обратно. Курьер... натачивал зазубренный ятаган, реквизированный у одного из трупов, и помогал ведьмочке. Пассажирка, типичная молоденькая жительница приграничья, вертелась рядом, только мешая. Во время сражения она забаррикадировалась в одной из комнат, и, когда ее начали оттуда вызволять, едва не прирезала Рилана длинным острым кинжалом...
   Рассвет Лина встречала, устало сидя на ступенях станции, задумчиво щурясь на алый диск солнца, медленно выползающий из-за горизонта и пытаясь оттереть испачканные руки. Кровь мелкими хлопьями неохотно осыпалась с кожи, растрепанные волосы, завиваясь мелкими кольцами, лезли в глаза. Оставив в покое ладони, она попыталась переплести косу, но тихо выругалась, осознав бесполезность сей процедуры. И принялась подсчитывать причины своего недовольства.
   Хотя... с точки зрения целителя - все прекрасно.
   Во-первых, этой ночью больше никто не умер... не благодаря, а скорее вопреки стараниям Лины, некоторые умения применявшей впервые в жизни (на еще живых пациентах), что оказалось не так легко. Двое офицеров почтового конвоя выкарабкались благодаря штатным амулетам Исцеления, смотритель и двое его сыновей оказались магическими оборотнями с повышенной регенерацией. Чистокровный орк - наемник вообще особая статья... сгоряча Лина хотела его добить, но курьер заявил, что количество трупов на квадратный километр и так достаточно большое, посему налетчика перевязали и упаковали как колбасу, для скорейшей доставки в руки персон, облеченных властью карать и миловать. Допрос - дело нужное!
   Некроманты оказались совершенно бесполезны в деле помощи страждущим, но Лиин, разумеется, мгновенно нашла их способностям другое применение. А помощь курьера оказалась бесценной, особенно в деле зашивания и бинтования. Оборотни восстановятся уже через полдекады, а вот людям потребуется не меньше двух.
   Вялые мысли Лины крутились вокруг уже совершенно четкого осознания того, что лечить людей ей не нравится! Это не брезгливость, и не отвращение, а скорее... девушка нахмурилась... четкое ощущение, что не для этого она рождена. А для чего же??
   Ладно, все это потом!
   Девушка глядела в пространство. Покрытые суховатой травой холмы постепенно сглаживались, образуя на горизонте почти идеально ровную линию. Степь, засушливая и неприветливая, плавно переходящая в безжизненную пустыню, покрытую только песчаными дюнами. И, тем не менее, это плоская, как разделочная доска, равнина, для кого-то являлась домом...
   Сами собой рождались строчки, в убогой попытке выразить зарождающееся восхищение.
  
   Багровый закат и алого солнца восход,
   Меж ними лишь ночь.
   В сиянье пурпурных огней
   Сухая трава и ломких стеблей красота.
   Уходишь ты вдаль, в бесконечное море степей,
   Дорогою жизни и смерти пройдешь,
   В крови, обагряя ладони.
   Багровый закат и алого солнца восход,
   Меж ними лишь ночь.
   Чья тень за твоею спиною?
  
   Лирическое настроение продержалось недолго, сменившись вялым любопытством. Заскрипел деревянный пол, и на ступени устало приземлился курьер. Лина завистливо покосилась на человека, который не выглядел так, будто еще ночью отчаянно сражался за свою жизнь, не терял надежды и не занимался остаток ночи помощью алхимику-недоучке. Высокий (а как же!), поджарый, с необычайно яркими голубыми глазами, чем-то, наверно, плавной гибкостью, напоминающий мастера Ромаша.
   Неторопливо оглядев девушку, он понимающе улыбнулся и доброжелательно произнес:
   - На заднем дворе колодец есть. Об этом вы конечно, не подумали?
   - Ага... - меланхолично протянула Лин, и встрепенулась, - тьма! Действительно не подумала!!
   Тяжко вздохнув, она поднялась и направилась во двор. Курьер пошел следом. Ему было тоже оч-чень любопытно...
   Деловито работая воротом, поднимающим с весьма приличной глубины ведро воды, девушка спросила:
   - А что остальные?
   - Некроманты вокруг своих зомби консилиум устроили, думают напряженно, а Шавва спать пошла.
   - Было бы, чем думать! И, кто это такая, Шавва? - удивилась ведьмочка.
   - Пассажирка почтового фургона...
   - Ннэ? Та самая, из-за которой налет устроили? - натужно пропыхтела Лин, вытаскивая ведро на высокий бортик. Голова ее, наконец, заработала более активно, и она спросила, - Как ваше имя, кстати, господин курьер?
   - Спохватилась! - фыркнул тот, прислоняясь к стене дома, - Семеш, особый курьер Его Величества.
   - Рада знакомству! - уважительно склонила голову Лин. За красивые глаза такое звание не получить, особенно в Приграничье... она рывком подняла ведро над головой, и опрокинула вниз, совсем забыв, что, то же самое можно было бы проделать с помощью магии.
   Утреннюю тишину прорезал яростный вопль, от которого звякнули стекла в рамах. Вода оказалась ледяная!!
   - Шах тан! - самое распространенное в ронийском наречии ругательство в исполнении Лины прозвучало более прочувственно и весьма мелодично, наверно, потому, что темноэльфийский язык куда красивее.
   Семеш смотрел на девушку, мгновенно превратившуюся в мокрого цыпленка, и не мог поверить, что это тощее, мелкое существо сумело вывести из строя трех орков, не до конца, но, тем не менее... Она напоминала плеть, такая же гибкая и опасная в умелых руках.
   Ведьмочка тем временем отдышалась и, злобно шипя, опять спустила ведро в колодец, с некоторым мазохизмом предвкушая дальнейшую процедуру. Не обращая внимания на постороннее присутствие она приготовилась к очередному обливанию, но курьер неожиданно решил заявить о себе, задав еще парочку вопросов:
   - А сами вы кто?
   - По нам разве не видно? - фыркнула Лин, махнув рукой, - мы - студенты Школы Искусств, и направляемся на практику в Разбойную Крепость! Меня зовут Линара...
   Она коротко кивнула головой в качестве запоздалого приветствия.
  
   - Таких практикантов Степь еще не видела!
   - Ах, как вы правы! - усмехнулась девушка весело, терпеливо отмывая руки, быстро покрывающиеся гусиной кожей. - Вот переоденусь, и...
   - Что?
   - Поедем дальше? - с большим сомнением тряхнула длинной косой ведьмочка. - А вы с нами, или задержитесь?
   - Сложный вопрос... - флегматично пожал плечами курьер, - не хочу бросать раненых, но у меня срочный пакет, да и орка надо до Крепости дотащить... желательно, не в одиночку. Плюс еще Шавва.
   - Сама не доедет?
   - Это же ее охрана была, те милые зомби на станции!
   - А-а... - зевнула Лин, и потянулась до хруста во всех косточках. - Что тут думать? Вместе поедем. Хозяин уже может вставать, его сын через три дня будет как огурчик, и за прочими они прекрасно присмотрят, не беспокойтесь. К тому же днем должны вернуться другие работники, с пастбищ, - рассудила она, и съехидничала, - Впрочем, можете послать магического вестника! Чтоб вам навстречу выехали патрули...
   И ославили бы курьера на все Приграничье. Тут до Разбойной крепости полтора дня пути, если поторопиться, да и вестника Семешу, скорее всего не полагается. Впрочем, по прибытии не помешало бы отправить дополнительные патрули в эту сторону, для гарантии...
   - Ну, ладно... - с большим сомнением качнулся на пятках курьер.
   Лина вприпрыжку заскочила в дом, весьма довольная тем, что заполучила на остаток пути интересного собеседника и, споткнувшись о порожек, раздраженно завопила:
   - Да что это такое? Ничего вам доверить нельзя, некроманты недоученные, плесень флуоресцентная! Еще не упокоили? Шах тан эре! - она трагически воздела вверх руки и продолжила чуть спокойнее, - Тьма меня сохрани, а не магическими средствами вы пробовали?
   Студенты смущенно переглянулись.
   - Не пробовали? Ну не все ж магией... и ни одного способа вы не помните? Ай-яй-яй! А у кого второй год нежитеведение углубленное в расписании стоит, у меня или у вас? Обормоты вы! Ну, так я сама... эксперимент проведу!
   Задумчиво потерев переносицу, она вытянула из ножен "сестру". Здравый смысл мгновенно возмутился, но был тут же загнан обратно тускло блеснувшим клинком. Зашипев, ведьмочка кровожадно измерила взглядом зомби.
   - Сгоните их на с-середину. И обездвиж-жте! - Милава послушалась, с интересом наблюдая, как девушка подтащила поближе табуретку и вскочила на нее, мгновенно вознесшись до уровня обыкновенного ронийца. Ну не сможет она иначе реализовать возникшую неожиданно мысль, и все тут. Все атаки у нее - нижние, ростом не вышла!
   Некроманты, Шавва, курьер и даже пленник, терпеливо подстегивающий свою регенерацию в надежде сбежать, с суеверным ужасом наблюдали, как Лина, примерившись к зомбикам и так и эдак, взмахнула клинком. Вот смеху то будет, если ничего не получится! Опозориться на глазах стольких зрителей... но стремительный горизонтальный росчерк острейшего лезвия как по маслу срезавшего голову одному мертвецу, подарил ей надежду. Тело, бывшее когда-то орком, мгновенно осело на землю, превращаясь в высохшую мумию. Голова тихонько откатилась в сторону.
   - Опс! Мертвее не бывает! - торжественно заявила Лин. - Следующий!
   Когда было покончено со всеми зомби, и на полу взгромоздилась неопрятная куча окровавленных тел и мумий, девушка невозмутимо огляделась, встряхнулась и заявила:
   - Ну, вот и все! Чего вы там всю ночь выясняли, теор-ретики?!
   Тилан попытался было возмутиться:
   - А чего ты сразу этого не продела?
   Невозмутимо глянув на него с высоты табуретки, ведьмочка приняла самый свой холодный и высокомерный вид, и наставительно ответствовала:
   - Я не обязана оказывать вам услуги по упокоению нежити, как и исцелять ваши раны. Но вы могли бы попросить!
   Тилан поперхнулся заготовленной фразой. А Лин соскочила с табуретки и была такова. Никто не заметил ее хитрой довольной улыбки. Не следует, разумеется, сообщать присутствующим, что это был самый настоящий эксперимент по разрушению некромантских чар.
   Орки превратились в мумии потому, что как представители Старшей ветви, они несли в своей крови большое количество магии, разрушенной мечом. Вместе с магией была уничтожена и плоть, служащая сосудом Силы.
  
   После развала Радужной Империи, (причины которого рассматриваются в отдельном томе) являвшейся мощной сдерживающей воинствующие настроения, силой континента, мгновенно активизировались свободные кланы орк'ха, кочующие по степи и желающие погреть руки над разлагающимся трупом могучего зверя, поверженного временем.
   И перед вновь формирующимися государствами встал вопрос о создании буферной зоны, способной дать относительную безопасность населяющим данную местность людям и их планам. Одним из вариантов предлагалось создать эшелонированную линию форпостов и крепостей вдоль границы, а также разветвленную сеть патрулей и наблюдательных постов, вторгаясь в линию которых кочевники бы застревали, а быстро предупрежденные жители укрывались за мощными стенами. Военная мощь городов послужит щитом, сдерживающим фактором, не позволяющим врагу продвинуться в обжитые районы.
   На формирование подобной линии, инициированную первым королем Ронии, ушло около 150 лет, огромные суммы денег и множество человеческих жизней, потому что освоение и строительство велось под непрерывными набегами орков. Не обошлось, разумеется, без взяточничества, казнокрадства и прочих разных спутников большого строительства. (см. Том 3 "Воспоминания Основателей")
   Но результат того стоил, возникла сеть городов-орешков, чье население постоянно увеличивалось за счет недовольных и искателей приключений. А также специально сформированных Пограничных легионов, из непонятного аморфного собрания наемников, солдат штрафных рот и магов со временем превратившихся в грозную военную силу. Впоследствии потребовалось создание некоего противовеса Легионам, как военного, так и политического. (см. "Политика компромисса и сдерживания. Противовесы Иролона Хитрого".)
   Но... все это было бы невозможно, если бы новые формации оставались монорасовыми. В людях, как чистой Младшей ветви скрывается слишком маленький потенциал развития. Перспективы смешения человеческой крови с кровью Старших и иных Младших рас Древа жизни оказались огромны, позволяя расширить возможности, остающейся при всем том доминантной на континенте расы.
   (Увеличение продолжительности жизни до 100-120 лет, расширение магических возможностей за счет свойственных иным расам, а также некоторые приятные мелочи вроде увеличения скорости реакции нервных потоков до сравнимой с нечеловеческой, повышение остроты зрения и др. подробности см. в книге магистра эвгеники Аринариени "Кровь и плоть".)
   Проводимая королевством политика привела к тому, что неполное гражданство с ограничением прав и обязанностей (не только минимальные налоги, отсутствие военной обязанности, но и невозможность вступить в какую-либо Гильдию или Школу на льготных условиях и некоторые юридические ограничения) начали принимать кланы гномов, осевшие в Геронии и Вернейских низинах (сейчас - окрестности Болотных гор -пометка на полях). Но это в центральной части обжитых земель.
   А вот в Приграничье...
   В результате тайных четырехсторонних переговоров (Повелитель Тирита - Иролон Хитрый - Сегереан 1 - тейл Верн ап Серменш) один из кланов орк'ха прекратил свое бесконечное кочевье и осел в малых форпостах рядом с начавшимися строиться городами Приграничья, а затем и в самих городах. Они прекратили остервенело следить за чистотой крови, охотно вступая в смешанные браки с людьми, троллями, магическими оборотнями.
   Не все потомки таких браков, кстати, имеют ограниченное гражданство...
   И что мы имеем в итоге? В физическом смысле - образование специфического типа внешности. Поджарые, сухощавые, смуглые, в большинстве своем кареглазые и высокие, только ближе к северу сказалась гномья кровь, и рост его обитателей приближается к среднему и ниже. А потомков орков можно отличить по бархатисто-оливковому оттенку кожи со слабым темно-зеленым отливом.
   А вот политическая структура современных королевств весьма любопытна... изучению чего мы посвятим следующий год.
   ( план вводной лекции по историческому анализу для курсантов Индолийской Школы Тайных Мастеровых)
  
   Глава 5.
   Выехать пришлось едва ли не по самой жаре. А все эти ленивые некроманты, не приученные к быстрой уборке, подумала Лина, вытирая выступивший на лбу обильный пот. Не сумели упокоить, так хоть бы прибрались побыстрее! В надежде проехать как можно большее расстояние, путники поторапливали лошадей, но те, не будь дураки, и не думали ускорять шаги, лениво потряхивая гривами и возмущенно косясь на седоков блестящими глазами, не сбиваясь при том с мелкой трусцы.
   Впереди ехал курьер, сопровождая Шавву, оказавшуюся дочерью военного коменданта Разбойной Крепости, то есть персоной достаточно высокородной. На поводу у Семеша плелась лошадь с пленным орком, которого накрепко примотали к седлу. Абсолютно все совершенно искренне опасались, что тот может в любой момент сбежать. Лина усмехнулась, поерзав в седле. Как же! Пусть и регенерировавший все раны, провалявшись на полу в перевязанном состоянии и очень неудобном положении, наемник даже с трудом шевелился. А уж после того, как она лично, с маниакальным блеском в глазах, привязывая ему руки к луке седла, пообещала "если что, догнать и еще раз догнать!" он совершенно сник и демонстрировал показное смирение.
   За спиной лениво гомонили некроманты, очень подробно обсуждая, или даже обмусоливая, происшествие и принцип действия клинков. Ну-ну, если бы она сама знала, то все равно бы не сказала!
   От нечего делать, ведьмочка принялась более подробно разглядывать сего персонажа, мерно покачивающегося в седле и бесцельно смотрящего мутными глазами в степь.
   Итак, орк... наемник, но не из кочевников, судя по одежде. Экзотичный вид, да... Кожа темно-серая с зеленоватым отливом, волосы даже на вид жесткие, иссиня-черные, заплетенные раньше в длинную косу, сейчас падали на спину длинными сальными прядями. Узкое лицо с выдающимися скулами, раскосые черно-карие глаза, высокий лоб с залысинами, неожиданно мощное телосложение и широкие плечи. При всей несообразности облика он явно походил на эльфов, как темных, так и светлых. Даже уши были чуточку заостренные.
   Лина покачала головой, вдумчиво проводя сравнение. Да, запредельная гибкость, регенерация... не зря она орка приматывала к седлу. Если эта Старшая Ветвь так же богата специфическими талантами, а, являясь дальними родичами темных... просто таки наверняка, у него в загашнике наверняка еще куча сюрпризов!
   Классификация Шалида Изера, делящая Древо разумных рас на Старшую и Младшую ветвь, оказалась права, причисляя дроу, светлых эльфов и сумеречных орков к потомкам Древних Старших рас. Тройное разветвление древа... чуть ниже находятся оборотни, как Создания Древних.
   Принято считать, что гномы, люди, тролли относятся к Младшей ветви, а русалки, дриады, гоблины и прочая редко встречающаяся нечисть, причисляемая к разумным расам, этой классификацией относится к Дальней ветви.
   Нежить, само собой, проходит отдельным списком.
  
   Сзади дело едва не доходило до кулаков, и Лина, не желая принимать участия в беспредметной дискуссии и выяснении отношений, догнала курьера. Давящая на уши тишина, разбавляемая только треском цикад и топотом копыт по сухой земле, властно требовала разбавить ее разумным разговором.
   Ведьмочка поравнялась с попутчиками, церемонно склонила голову и обратилась к Шавве:
   - Приветствую, так это из-за Вас почтовая станция подверглась нападению, и мы лишились отдыха?
   - Простите, с кем имею честь? - вздернув брови, ответствовала девушка. Шавва Халас имела репутацию гордячки в пансионе Леди Сарранты, и снизойти до подобного разговора могла только от скуки. Лина злорадно усмехнулась в душе, мгновенно распознав сие деланное высокомерие и представилась:
   - Майл'эйри Линара Эйден, - хочешь церемоний, так получи.
   Шавва мгновенно скисла, поняв, что по происхождению с ведьмочкой не потягается, хотя гордится, дочери военного коменданта было чем. В смысле происхождения, уж точно. По матери, единственной дочери графа Серайдена, ее род восходил к королевскому, а отец имел некоторое отношение к остепенившимся лет пятьсот назад орочьим кланам, а конкретнее, первым Шаманам Приграничья. От этих предков ей достались черно-серые раскосые глаза и густые волосы, а изящный овал лица и кремово-белую кожу она унаследовала от матери. Настоящая квартеронка.
   Когда родители пожелали превратить ее в настоящую леди, она не возражала. Но оказалось, в положении благородной дамы есть свои недостатки, потому что во время ночного нападения Шавва не придумала ничего лучше, чем забиться в дальнюю комнату, ожидая исхода сражения и своей участи, как и подобает благородной леди. Впрочем, она искренне намеревалась продать свою жизнь как можно дороже, но... искусству выживать в пансионе девушку не научили. Теперь ее глодал стыд, а уж когда перед ней возникло живое воплощение высшего света, да еще в обстановке столь неподходящей... обидно сознавать, что годы обучения потрачены зря. И не на то...
   Почему, интересно, она так думала?
   - Шавва Халас, мое почтение...
   - Так это из-за вас?... - повторила Лин.
   - Почему вы так считаете? Просто набег...
   - Ой, и вы считаете себя знатоком? - насмешливо фыркнула ведьмочка, - это же не кочевники, а наемники!
   - Разве есть разница?
   - И принципиальная! Степняки ходят сотнями и выжигают все дочиста, а эти... всего десяток, да и за деньги работали, наверняка, - начала излагать свои мысли девушка, - на их экипировку повнимательнее посмотрите, и увидите мечи ковки Болотного клана, кожа курток столичной выделки, замша - индолийская, а лен рубашки этого конкретного орка вообще из-за Болотных гор. Типичные столичные наемники. Кто-то сводит с вашим семейством счеты! - оптимистично закончила Лин.
   - ??
   - У вашего отца много врагов? - заботливо продолжила ведьмочка, довольно разглядывая удивленную, ошеломленную и смущенную спутницу, - обязательно, обязательно допросите пленника с пристрастием! - настойчиво посоветовала она проникновенным тоном, старательно подавляя зарождающийся в глубине души смех. Тонкое издевательство от этого мгновенно превратилось бы в грубую насмешку... не годится.
   Воцарилось напряженное молчание.
   В общем, дочка коменданта мрачно тряслась в мужском седле (не положено!), в одежде с чужого плеча (потому что большая часть багажа пропала вместе с фургоном!), и разглядывала неожиданных спасителей. В свете дня они казались несерьезными, хотя... майл'эйри Эйден! Мелкая, юркая, совершенно несолидная, алхимик к тому же, но разговоры ведет такие, что аж дрожь пробирает. То ли от предвкушения, то ли от ужаса. А некроманты! Смуглые близнецы и статная блондинка... красавица! Завидно... она никогда так хорошо не выглядела.
   Тяжело вздохнув, Шавва покосилась на Линару, щеголяющую неестественной бледностью. Та, заметив взгляд и догадавшись о том, что в разговоре намечается, хм, перерыв, решила растопить лед:
   - Это не естественный цвет, - с улыбкой пояснила она.
   - ??
   - А всем интересно, - добавила ведьмочка, продолжая нелегкий труд по поддержанию разговора, - как такое получилось. Результат магического опыта, проводимого с риском для жизни. Можете, кстати, отставить церемонии, мы не дворцовом приеме!
   - Премного благодарна... - буркнула квартеронка.
   Тут в разговор включился курьер, поинтересовавшись с самым серьезным видом:
   - Скажите, майл'эйри, откуда у вас настоящий эльфийский шикр?
   - Вам интересно? - склонила голову Лиин, ласково проведя ладонью по гладкой черной ткани куртки. - Из Тирита привезла.
   И хитро глянула на Шавву, судорожно пытающуюся превратить недоверчивое фырканье в кашель.
   - Не верите? Зря... это совершенная правда! Ну а вы, Семеш, откуда знаете, что это шикр?
   - Госпожа, я особый курьер. Доводилось бывать и у темных эльфов, так что невольно я познакомился с тамошними модами.
   Тут уж девушки глянули на мужчину одинаково заинтересованно. Шавва, знавшая, что для подобного карьерного роста требуется немалый опыт, талант, готовность идти на риск во имя очень абстрактных приказов вроде "доставить любой ценой", и происхождение, принялась высчитывать долю Старшей крови в голубоглазом курьере.
  
   Доставить любой ценой! Это не просто красивая фраза, это девиз, вытесняемый на пакетах документов и реликвий, требующих особого обращения. Не раз и не два ради того, чтоб ушел курьер, люди бестрепетно отдавали свои жизни, не раз и не два, даже в мирное время, гибли сами курьеры, до последнего сохраняющие тайны переписки... но за последние двести лет не было случая, чтоб отправленное попало в чужие руки. Или не нашло своего адресата.
   Почетная и опасная профессия, требующая самоотречения и смелости...
   (из Истории Отдела особой магически защищенной почты)
  
   Свой интерес Лина выразила короткой фразой:
   - Когда вы были там последний раз?
   - Этой весной...
   - Да-а, - подалась в его сторону девушка, - и как в Тирите дела?
   В глазах ведьмочки воспламенились огни жадного любопытства, и Шавва почла за лучшее немного отстать.
   - Тихо и мирно... - начал курьер, но девушка неожиданно рассмеялась, громко и ехидно, мотая головой и едва не падая на шею своей лошадки.
   - Да быть того не может! Тихо! Мирно! Еще скажите - скучно!! Не верю!!! Да чтоб в таком хаосе... да при таком Повелителе!
   Коса ее так и моталась в воздухе. Игнорируя удивленные взгляды спутников, продолжила:
   - Два месяца я в Тирите просидела. У них постоянно что-то случается, а если нет, то Черный Дракон развлекается!
   - Кто?
   - Сьерриан дель Дрошелл'Шенан, Повелитель Тирита и прочая... - оборвала смех Лина и нахмурилась.
   - Вообще-то, правильно вас посетило чувство недоверия, - пожал плечами голубоглазый,- но я не вникал в проблемы дроу. У меня - немного другая специализация.
   - Ааа... - разочарованно протянула Лин.
   - Но я слышал, что на Северном форпосте какой-то непорядок...
   - До сих пор?
   - И в скором времени ожидается помолвка Наследницы, но на счет кандидата... пока неизвестно, кто удостоится сей сомнительной чести.
   Лина с мечтательным видом устремила взор в степь, на ее губах расплылась ехидная улыбка. Бедный, бедный Тьеор! Рад ли был мастер-алхимик, услышав эту новость? Ой, вряд ли! Представив себе эту пару, вступающую в супружеские отношения, впрочем, в отдаленном по меркам людей будущем, девушка с уверенностью предположила, что скучно не будет никому. Опасно, страшно, ужасно... весело, но уж точно не скучно!!
   - О-о, у меня есть на этот счет кое-какие предположения... - пробормотала она, - но это, как я понимаю, большой секрет и ужасная тайна, разглашать которую я не вправе. Так что вам - не скажу!
   Шавва с курьером переглянулись и синхронно покачали головами. Вот поди пойми, то ли это студентка действительно бывала в городе дроу, то ли притворяется... но весьма достоверно.
  
   Линара недоверчиво оглядывала городские стены. Откуда в степи столько камня? Странно... но именно этим неказистым серым стенам Шавва, с которой удалось таки наладить диалог, пела хвалебную песнь почти целый день? Этим башням-бочкам со стрельчатыми узкими окнами? Этим громоздящимся на холмах толстым, шершавым и даже на вид неуклюжим постройкам, то с натугой взбирающимся наверх, то скатывающимся вниз? Широким у основания, но основательно истончающимся к самому верху, где на гребне могли разминуться едва ли трое человек...
   Дочь коменданта, поприветствовав ощетинившиеся лучниками башни как старых знакомых, беспрепятственно проехала через большие ворота, прочим пришлось предъявлять подорожные. Пропыленные (а еще взмокшие) и усталые студенты не вызвали и доли того нездорового ажиотажа, возникшего при виде особого курьера, пленного орка и полного отсутствия полагающегося дочке коменданта эскорта.
   Пока рядовые стражи оторопело взирали на сию процессию, появился некто самый главный в сопровождении прочих официальных лиц и куда-то увел обоих. Семеш только рукой махнул на прощание. Полюбовавшись на проникнутые собственной значимостью лица и гордо выгнутые спины, ведьмочка решила, что куда достойнее выглядят кованые монументальные решетки ворот, не прикидывающиеся чем-то более величественным, чем есть на самом деле.
   Пару минут отдохнув, ребята все же решили, что следует объявить о своем прибытии магистрам, и поплелись в лабиринт переулков в поисках места приписки. Распрощавшись на одном из перекрестков, они разошлись в разные стороны. Магистр некромантии, которому оказались подотчетны княжна и близнецы, жил на окраине, а Лин отправилась на Наместничий луч, почти в самый центр, к своему профессору алхимии.
   Основным цветом города в этот вечер был серый. Темно-серые стены домов, более светлый камень мостовых. Спешившись, завороженная мягким глухим звуком, с которым подковы лошади соприкасались с ним, Лина коснулась его пальцами. Надо же, серый бархатный гранит. Она огляделась, невольно прицениваясь. Дорогой камень из предгорий... неужели здесь есть карьеры? Интересно, где иначе можно добыть камня на целый город?
   Девушка неторопливо шла по улице, внимая звукам утихающих на ночь улиц. Где-то вдалеке давал концерты озабоченный продолжением рода кот. Строптивая киска не желала составить ему компанию. Нежно трепетали листья мимоз и акаций, высаженных за низкими заборчиками из обтесанного камня. Смутные шушукающиеся тени скользили от подворотни к подворотне, из-за стен доносились усталые голоса... вот мать баюкает приболевшего ребенка, а это - семейный скандал, жена вот-вот схватится за сковороду, последний аргумент против пьяного мужа...
   Лина помотала головой. Вот незадача, город неожиданно подействовал на нее не хуже наркотика, приглушая сознание и заставляя его воспарить над миром, охватывая все большее пространство...изучая и воспринимая все целиком и сразу. Мягкость и нежность ночи, яростные всплески солнечного света утром, порывы ветра, несущего едкую пыль, упорство и упрямство его жителей... Не-ет, решила девушка, такого неконтролируемого транса нам не надо, и накрепко заблокировалась. Клочья дара свернулись внутри тела, не цепляясь более за осколки магии, скользящей между домов.
   Но не зря Шавва хвалила свой город, он все же по-своему великолепен...
  
   Глава 6.
   Все же здесь трудно заблудиться, решила Лин, без опаски любуясь ночным небом, по которому медленно рассыпались звезды. Планировка-то стандартная... Немного поплутав, она все же нашла нужное направление.
   Тени между тем приметно оживились, не рискуя еще нападать на одинокого пешехода. Почти сливаясь с наливающимися ночной синевой стенами, они настороженно скользили, стараясь не попадать под свет медленно разгорающихся фонарей. Но девушка уже свернула на Луч, где еще кипела жизнь.
   Желто-зеленые неприятного оттенка огни освещали то витрины магазинов, то тенты, натянутые над выставленными наружу столиками. Сновали туда-сюда пешеходы, неторопливо и важно перемещались с места на место паланкины, на стыках неровной мостовой подпрыгивали редкие кареты.
   Разбойная Крепость, не смотря ни на что, оказалась большим, шумным и далеко не бедным городом.
   Лина вышла к дому королевского наместника, за которым располагалась Главная площадь, она же лобное место, она же - базар. Неизвестно, как к этому относился сам Наместник, но жалоб от него до сих пор не поступало. Через площадь, ровно напротив, стоял дом военного коменданта, а с третьей стороны возвышался особняк Градоправителя, где частенько собирались представители купечества. Этот своеобразный триумвират и управлял городом, причем весьма успешно. И потому, что никто не лез в чужое дело, имея четкие ограничения функций и полномочий.
   Четыре Луча, традиционно расходящиеся от центра города к окраинам, носили очень необычные и оригинальные названия в честь стоящих на площади резиденций и торгового места - Базарный, Военный, Управительский и Наместничий. Просто фонтан!
   Дом номер три в переулке Ивовых плакальщиц оказался старым узким трехэтажным строением, стиснутым по бокам многоквартирными новостройками. На обшарпанной синей двери висела покосившаяся табличка "Армани Зелеш, алхимик" и висел внушительный молоток. Весь фасад, сложенный из серого камня со слюдяными искорками в глубине, был увит от порога и до самого конька на крыше, не поддающейся определению зеленью с мелкими кожистыми листьями и крупными, с мизинец, колючками. Только узкие стрельчатые окна остались свободны от этого любопытного оккупанта, не желающего пролезать в сумрак старого дома. Этот кошмар ботаника-экспериментатора брал начало в двух гигантских чашах по обе стороны крыльца.
   Дверь, знаете ли, была открыта. Не настежь, а так... чуть-чуть, маленькая щелка, откуда тянуло прохладой, выглядела так завлекательно, что ни один сколько-нибудь любопытный, частично лишенный чувства самосохранения человек не прошел бы мимо.
   Разумеется, когда на стук никто не отозвался, а заковыристая мысль, сопровождавшая это действие, улетучилось, Лина пожала плечами и вошла внутрь. Ведь все уже спят, не так ли?!
   И, оглядев место, куда попала, ведьмочка захихикала. Длинное, темное, пыльное помещение очень напоминало запасники музея. Вдоль стен стояли шкафы, полные самого разнообразного барахла, между ними висели облезлые остовы каких-то чучел. Особенно выделялась голова манитикоры. Пол устилал потерявший от старости цвет ковер, ветеран некромантских войн, наверное. В глубине комнаты просматривалась лестница наверх и еще одна дверь, скрывающаяся за перилами из странных, перекрученных железяк.
   Не отдавая себе отчета в том, что разглядела все потрясающие подробности обиталища местного алхимика в почти полной темноте, она привязала лошадку к ближайшему фонарю и поднялась наверх. Не забыв плотно прикрыть дверь и бросив рядом вещи.
   Мда, оттопырив губу, подумала Лин, чувствуется холостяк старой закваски. На втором этаже свалка творилась похлеще, чем на первом. Лаборатория, столовая, кухня и одновременно спальня, где из мебели наблюдались только заставленные всякой всячиной столы и облезлый диван. Не пустующий, кстати.
   Крепко сбитый старик лет семидесяти пяти смачно храпел, задрав ноги на подлокотник. От него расходился убойный алкогольный дух, заставивший Лину брезгливо зажать нос. Пощелкав пальцами перед его лицом, девушка расстроено покачала головой. Очнется не раньше полудня... А подорожную хочется отметить сегодняшним числом! А если что-то очень хочется, то можно! Ага! В царящем на столах бардаке девушка разглядела чернильницу, и, передвинув штатив пробирок с чьей-то кровью, переложив веники засохших трав, достала таки ее.
   Дальше - дело техники! Обмакнуть палец правой руки в заляпанном лабораторном халате, и приложить к зачарованному пергаменту... о-па! Затем пометить оттиск, налившийся черным сиянием, уже, наверное, вчерашним числом, придержав в вялых пальцах длинное тупое перо, черкануть непонятную закорючку и улыбнуться ехидно.
   Третий этаж оказался библиотекой. Единственным значимым предметом мебели там оказалась кушетка, сделанная как раз под ее рост. Отлично! Обрадовавшись ей как родной, Лина скинула куртку, рухнула на подушки и мгновенно провалилась в глубокий сон без сновидений. По ее лицу блуждала довольная улыбка... замечательное, многообещающее место!
  
   Утро началось с воплей. Голодные гарпии просто отдыхают рядом с этим пронзительным визгом. Девушка нервно подорвалась с кушетки, хватаясь за отсутствующие рукояти мечей, и упала на пол.
   - Лисс лиэсс!!! Убью!!
   Высунувшись боком в узкое окно, она обнаружила, что причиной нечеловеческого визга являлся зажеванный лошадью до неузнаваемости предмет одежды... впрочем, мощный рев, донесшийся со второго этажа, перекрыл недовольные крики обездоленной хозяйки.
   - А какого лешего, ты, Ишша, орешь? Я сплю-у! Местный алхимик оказался обладателем мощного баса. Услышав его, Лина, будто кошка, довольно прижмурилась.
   - Твоя лошадь сожрала мою новую юбку! Старый пьяница!!
   - У меня нет лошади! - в голосе старика смешалось удивление и возмущение.
   - А это - что?? - яростно потрясла дородная молодая троллька зажатым в руке поводом. Вид у лошади был довольный и наглый, но уши она все же виновато прижала.
   - Хм, а это моя... - подала голос Лин.
   Два удивленных лица уставились вверх.
   - Ты кто? - хором спросили они.
   - Какая лаконичность! - восхитилась ведьмочка, чувствуя, как поднимается настроение, - Линара, студентка третьего курса Школы Искусств, кафедра алхимии.
   - Твое животное? - подозрительно осведомилась троллька.
   - Ну... не то что бы...
   - Тогда - плати!! - взвизгнула пострадавшая. Девушка поморщилась. Пожалела бы ты наши уши, душечка, подумала она и заявила непреклонно:
   - И не подумаю!!
   Алхимик удивленно воззрился на нее, неудобно изогнув шею, женщина, ошеломленная такой наглостью, хлопнула ртом.
   - Почему это? - пророкотал со второго этажа краснолицый старик.
   - А я со вчерашнего вечера нахожусь на полном вашем иждивении, господин алхимик, как и полагается.
   Магистр смутился, кажется, он ничего не помнит... А троллька мгновенно переориентировалась:
   - Плати, старый пьяница!
   - Заходи уж, скандалистка, - смиренно пробормотал он, - а ты, практик недоученный, спускайся вниз...
   Конечно же, все разрешилось ко взаимному удовольствию. Когда задобренная парой флаконов зелий неясного назначения, хозяйка поруганной юбки удалилась, алхимик устало глянул на скромно приткнувшуюся в уголке Лину:
   - И что мне с тобой делать?
   - Предоставить жилье, питание и задание... ах да, еще расписаться в дневнике отчета в конце практики.
   - Это был риторический вопрос!! - буркнул старик.
   Ведьмочка ласково улыбнулась, не в лицо, а когда магистр отвернулся и тяжело потопал наверх, более не обращая на нее внимания. Ну и ладно, сами разберемся, оптимистично подумала она, качая головой. Отличный старик!
   После успешной оккупации библиотеки в качестве места жительства и размещения Вийки в ближайшей платной конюшне (за счет руководителя практики, разумеется!), настало время завтрака. Вот тут возникли некоторые проблемы. Ничего съедобного в этом доме не обнаружили бы и ищейки Третьего отдела.
  
   Зато за дальней дверью обнаружилась летняя кухня и внутренний дворик. Небольшое пространство, поделенное глухими высокими стенами на четыре закутка, один из которых, принадлежащий алхимику был уставлен горшками со множеством полузнакомых растений. Общий колодец вмуровали в угол на стыке стен, вода в нем оказалась умеренно прохладная, скажем так. С едой вышла напряженка, а вот принять ванну девушке не помешал даже восхищенный присвист, донесшийся из чердачного окна дома напротив. После парочки Игл, отправленных туда небрежным взмахом руки, непрошенные зрители исчезли.
   Задумчиво погружаясь в воду, натасканную Щупом в большое жестяное корыто, Лина мечтательно прикрыла глаза. Хорошо-то как! Смыть почти за декаду накопленные пот и грязь, а еще кровь и копоть... как мало надо для счастья.
   Кстати, о копоти... шрам все больше бледнеет, цветом все больше напоминая пепел. А волосы надо подкрасить, судя по упорно пробивающейся рыжине. Но стоит ли? Лениво... да и Пограничье - место такое, что необычным видом никого не удивишь, а уж пчелиной мастью... А неизбежные слухи, это ерунда. Достаточно просто перед отъездом привести себя в порядок, и все. На это оставшейся краски хватит. Эй, это же отличная экономия получится! Значит, решено!! Долой краску!
   А при бледной, не поддающиеся никакому солнцу, коже, длинные, до пояса, вьющиеся рыже-черные волосы, действительно делали ее похожей на пчелку. И жало имеется, даже не одно! Вот с такими мыслями Лина вылезла из помутневшей воды и пошла искать одежду. Ну не подумала заранее приготовить...
   Тонкая рубашка и штаны из небеленого холста, найденные в сумках, успешно скрыли уже вполне оформившуюся фигурку, а выстиранные в том же чане вещи девушка вывесила на просушку, совершенно правильно не доверяя своим способностям в области бытовой магии. Судя по тому, как яростно начало припекать солнце, это не займет много времени.
   Вместо сапог девушка достала сандалии на веревочках. На пояс привесила короткий кинжал из дозволенных к ношению в городе, в карман отправила пару монет. На шее уже привычно болтается подвешенное на ленте кольцо Повелителя, а на внутренней стороне ворота прятался родовой амулет Солер'Нианов. На всякий случай...
   Притопнув ногами и уложив волосы в косу, ведьмочка решила, что пора отправляться за счастьем. То бишь, завтраком.
   Доложив о своих намерениях алхимику, помешивающему на противне что-то на редкость вонючее, она выскочила из дома с намерением совместить приятное с полезным, и найти "Приют веселых некромантов". Таверну, где должны остановиться... кто? Ну не эльфы из Светлого леса!
  
   История не сохранила имен тех, кто проводил разведку Степей под застройку форпостами, но в Разбойной крепости, на одном из второстепенных Лучей, носящем название Карьерного или Северо-западного, стоит памятник. На небольшом постаменте из черного камня задумчиво стоят двое. Точнее, высокий и худой человек, наряженный в желто-мраморную мантию, встрепанный, как воробей, с веселыми морщинками в уголках глаз, идет, задумчиво уставившись в книгу. Мимолетным взмахом руки он указывает замершему рядом гному с длинной, до пояса, бородой и кайлом в жилистых руках на место, где надо копать. Тот недоверчиво пожимает плечами, но уверенно замахивается...
   Под памятником подписано угловатым старинным шрифтом: "в память об основателях города", но на самом деле эта статуя изображает как раз разведчиков. Тех самых самоотверженных авантюристов, в промежутках между строительством и разведкой усиленно прорежающих орочьи кланы.
   Маг-спирит, который обнаружил под Степью огромную водяную линзу, разработавший методику бурения скважин и старший гномский кланник с севера, бригадир отряда, рывшего первый колодец.
   Мастер, изваявший в мраморе этот шедевр, сумел передать и рассеянную сосредоточенность мага, и суровую непреклонность жителя Болотных гор, тогда еще обитаемых. Вот так, уже более трехсот лет... кажется, что эти двое вот-вот двинутся дальше, по своим срочным делам, лавируя среди многочисленных прохожих и щурясь на яркое солнце...
  
   Под ярким утренним солнцем город выглядел совсем иначе. Резче и ярче. Вкрапления слюды и кристаллики кварца, не заметные глазу ночью, искрились и разбрасывали вокруг короткие радуги, чьи лучики по безумным траекториям носились от стены к стене, искажая видимость. Крепость походила на невесту из Геронии, принарядившуюся к обряду венчания.
   Немногочисленные тени стали гуще и осязаемее, создавая невиданные узоры. В наполненных пылающим светом улицах редкие, привычно щурящиеся прохожие выглядели призраками, по ошибке забредшими в мир живых.
   Душа очищалась... проваливаясь в транс, но нам этого не надо! Лина торопливо заблокировалась. Хотя жизнь не так уж плоха, подумала девушка, пробираясь через базарные ряды.
   И теперь становится окончательно понятна любовь дочери военного коменданта к этому городу. И почему жители, не смотря на тяжелую жизнь, не спешат покидать это место. Разбойная Крепость наполняла своих жителей невиданной легкостью, прогоняла печаль и освежала разум. И это не метафора, а магическая действительность. Естественная составляющая природных свойств камня, из которого построен город.
   Интересно, где находится карьер?
   И не нужна этому городу изысканная архитектура столицы, простим ему неуклюжие коробки домов. А если никто не оценит эту красоту, заставлю кого-нибудь съесть ножны, решила Лин.
  
   "Приют веселых некромантов" оказался большим двухэтажным зданием, неказистым и внушительным. Расположенный почти в самом конце Базарного луча, он служил местом встречи и проживания магов всех мастей. Большой зал, оформленный в кладбищенской тематике, облюбовали также наемники. Здесь можно было найти всякого, от оборотня до шамана. Мечники и лучники, люди, полукровки и квартероны...
   И суровый наставник студентов кафедры некромантии.
   Веселое место, одним словом. Что ни день, то драка, что ни вечер, то скандал!
   Неудивительно, что Лина решила проводить гораздо больше времени именно здесь, а не в компании своего собственного руководителя.
   Через несколько дней сложилось прекрасное расписание, удовлетворяющее абсолютно всех. Утром, под весьма условным надзором магистра, девушка варила парочку эликсиров, заказанных горожанами. Затем полдня болталась по городу в поисках приключений на свою голову и неприятностей на чужие. Потом наступало время посещения бурлящей жизнью некромантской засидки, где компания отдыхала душой. К слову сказать, наставник Милавы со товарищи отличался суровостью и загружал ребят по полной программе, если не практикой, то теорией и свободного времени на поиск приключений у них было немного.
   Но ежедневные конфликты интересов среди посетителей нижнего зала, переходящие частенько в драки не давали застояться молодой крови. Впрочем, ведьмочке не хватало регулярных тренировок, и она с некоторым ужасом представляла, что скажет и сделает мастер Ромаш, если, а точнее, когда узнает об отсутствии должной практики. Тем не менее, изъятый около сотни лет назад из обращения четырехтомник "Магии крови", найденный Линой в библиотеке алхимика, заслуживал самого пристального внимания. И отвлекал ее от поиска достойного спарринг-партнера.
  
   Следует иметь ввиду, что большая часть приведенных ниже сведений имеет скорее теоретическое и познавательное значение (пометка на полях - устаревшая информация). Ибо между вами и воплощением сих знаний на практике стоит непреодолимое, скорее всего, условие. А именно, отсутствие той самой крови, служащей основой чар. Ибо магия крови в наиболее полной мере доступна только для рас Старшей ветви. Именно их кровь, живая (это важно!) кровь, в значительной степени насыщенная первородной магией позволяет воплощать в жизнь множество затейливых заклятий. Именно живая кровь! Собственная кровь! И это непременное условие причисления чар к магии крови.
   Использование чужой, неважно, живой или мертвой, автоматически переводит чары в разряд низшей некромантии.
   Кровь Младшей ветви недостаточно магически насыщенна и результатом опытов, скорее всего, станет смерть мага, затеявшего их. Потому что большинство ритуалов, для человека особенно, связаны будут с кровопотерей, не совместимой с жизнью.
   Тем не менее, поводом для издания этого пособия послужила способность Старшей и Младшей крови порождать общее потомство. Полукровок и квартеронов...
   Тем, кто решит посветить себя изысканиям в этой сфере, следует внимательно исследовать родовое древо. Чем дальше во времени от вас отстоит подобное родство, тем опаснее будут эксперименты. (Пометка на полях - но кого это останавливало? Уж точно, не меня.) В наиболее полном объеме магия крови доступна полукровкам и квартеронам, более дальнее родство повышает степень риска и возможность фатального исхода.
   Не рискуйте напрасно!
   ( Предисловие к шестому, Сархийскому, изданию. Личный экземпляр последнего магистра Темной империи. )
  
   Глава 6.
   Не следует обзаводиться привычками, из-за которых жизнь превращается в длинную череду скучных рутинных дней, подумала Лина, наблюдая за тренировкой новичков Легиона. Полоса препятствий не выглядела особенно сложной, но кульбиты, выделываемые на ней молодняком, так напоминал ей собственные ежедневные купания в жиже, что она невольно улыбнулась.
   Казармы располагались на окраине Военного луча, и плац был огорожен невысоким декоративным заборчиком, позволяя каждому прохожему любоваться на издевательства, творимые сержантами над новобранцами. Чем девушка и занималась, лениво облокотившись на серокаменный бордюр. День приближался к полудню, и вокруг стояла зверская жара, усугубленная пылью, поднимаемой двумя десятками ног.
   Когда один паренек со смачным чавканьем свалился в канаву с навозной жижей, Лин ему посочувствовала, но от смеха удержаться не смогла. Подавившись пирожком, она уставилась на сенрая, довольно давно наблюдающего краем глаза за непрошенной зрительницей.
   - Смеешься? - спросил он, когда его подопечные выстроились неровной шеренгой.
   - Угу...- кивнула девушка.
   - Думаешь, сделаешь лучше? - вкрадчиво продолжил сенрай.
   - Ну, думаю...
   - Так проходи, - гостеприимно взмахнул рукой мужчина и ласково так улыбнулся. На его иссечено шрамами физиономии добрая эта улыбка смотрелась весьма зловеще.
   Лениво поведя плечами, Лина перемахнула через ограду. Отдала ученический поклон и воззрилась на него с тщательно выверенным выражением на лице. Тонкая смесь преклонения, волнения и подобострастия должна была бы повлиять на мнение присутствующих в худшую сторону. Молодые легионеры начали весело переглядываться.
   - И кто у нас такой смешливый? - окинул насмешливым взором щуплую фигурку девушки.
   - Алхимик- практик, третий курс, прохожу обучение у магистра Зелеша.
   - А, из тех самых практиков... - протянул человек.
   Лин насторожилась. Каких таких "тех самых"? да еще слова эти были произнесены столь значительным, заговорщицким тоном. Странно... пошли слухи? Среди легионеров? Хотя, в общем-то, логично... если задуматься! А это занятие не является самым интересным, когда тебе шестнадцать лет! Так что...
   - Прошу, - сказал сенрай, указывая на начало полосы, - вперед!
   Ах, ты насмехаешься, яростно вспыхнула Лин, и, оскалившись, танцующей походкой двинулась... к высокой кирпичной стене, щербатой и рассыпчатой. Потянулась, передернулась плечами, и ринулась на штурм.
   Вверх она полезла стремительно, пользуясь выемками, образовавшимися за многие годы тренировок. Замерев на миг на гребне, оглянулась горделиво и оценила то, что ожидалось впереди. Ну, ничего особенного... отвесный веревочный спуск на длинное, скользкое бревно, над которым с разной амплитудой и на разных расстояниях друг от друга раскачивались длинные тяжелые тюки, набитые тряпками. Если не уловишь ритм и попадешь под удар одной из них, вылетишь с полосы прямо на утоптанную землю. Еще требуется удерживать равновесие на выскальзывающем из-под ног дереве.
   Ритм... а нет его! Шаг, раз, два шага, раз, раз, изогнуться, пропуская особо толстую висюлину, шаг, раз, раз два. И проскочить двойной маятник, не задерживаясь, и чувствуя, как спину обдувает порыв ветра от проносящегося сзади препятствия.
   А дальше... широкие кольца разного диаметра, нанизанные на длинный стержень. Лине они не показались столь уж сложными, скорее неудобными, потому что рассчитаны были на местных легионеров, как на подбор высоких. Скача, как кузнечик, с одного кольца на другое, она не задерживалась, чтоб не провалиться в большую яму с навозной жижей.
   У мастера Ромаша, надо сказать, в такой же яме было простая грязь. Куда как менее унизительно!
   И с разбегу вылетела на наклонный, скользкий (ну это уже начало надоедать!) пандус, ведущий прямо в переплетение странных, даже на вид липких сетей. За миг до неуклюжего падения Лин, оттолкнувшись, прыгнула вверх и вцепилась в первую из натянутых поперек на столбах веревок. Запутанная дорожка из странных переплетений, по которым надо перемещаться на манер паука, вела вверх.
   Повиснув в один из моментов путешествия вниз головой, ведьмочка обнаружила, что земля-то далеко-о! И вспомнила о боязни высоты, довольно давно не дававшей о себе знать. Отчего взвилась еще выше, попадая в странную винтовую трубу, при спуске с которой закружилась голова, а на выходе ожидал небольшой такой костерок.
   Забыв о наблюдающих за ней с интересом и удивлением людьми, подгоняемая азартом исследователя, в длинном прыжке перемахнула через огонь и поскакала дальше. Столбики, образующие тропинку не вызвали у нее затруднений, как и веревочный мост, натянутый дальше и плавно переходящий в плетеную лестницу до земли. Потом требовалось по-пластунски проползти под колючими ветками, перепрыгнуть через два десятка ямок, забранных решетками, украшенными впечатляющих размеров шипами, и в завершение преодоления полосы перебежать по тонкому шесту, установленному на возвышении.
   Что она и проделала, не замедляя скорости и ничуть не вспотев.
   Спокойно замерев посреди двора, девушка оглядела замерший строй, а когда сенрай произнес:
   - Прекрасно, - и помолчав, добавил, - теперь я почти поверил в ходящие по Легиону слухи, - полюбовалась на отпавшие челюсти новобранцев и довольно фыркнула.
   Поклонившись, она ответила:
   - У меня прекрасный учитель, он был бы рад, услышав ваши слова. Ибо они означают, что труды мастера не пропали зря.
   - И кто же твой учитель?
   - Мастер Ромаш из столицы....
   Сенрай уважительно покачал головой:
   - Слышал о таком, и чрезвычайно рад тому, что вы снизошли до демонстрации своего мастерства.
   - Это было совершенно не обременительно, и весьма бодряще. К тому же, я всего год занимаюсь под его руководством, - и это правда. Причем все произошедшее можно прекрасно использовать. - Мне очень не хватает ежедневных тренировок...
   - Приходите к нам, и вы окажите честь этому дому, - только сказав, мужчина понял некоторую нелепость ритуальной фразы, примененной по отношению к казарме.
   Лина улыбнулась, и сказала:
   - Буду вам чрезвычайно благодарна, сенрай... - и вопросительно приподняла брови, поправляя растрепавшиеся волосы.
   - Сенрай Тириллон...
   - Тириллон, - повторила девушка, кивая.
   - Буду ждать вас завтра вечером. А сейчас, если позволите...
   - Я удаляю-юсь, - понимающе оскалившись, пропела Лина, и в припрыжку выскочила за ограду, махнув на прощанье рукой.
   Сенрай пару мгновений смотрел вслед стремительно удаляющейся по улице ведьмочке, а потом обернулся к строю своих подопечных. Над исходящей жаром мостовой разнеслось грозное:
   - Вот, какая-то пигалица, алхимик-недоучка без патента, способна показать умения и время, достойные ветеранов, а вы!! Упали, отжались! Двадцать раз!!!
   И муштра продолжилась. Этот десяток, вероятно, в будущем сильно невзлюбит всех алхимиков скопом, потому что сенрай собирался приводить в пример эту девушку при каждом удобном и неудобном случае.
  
   Сенрай - десятник (в Легионе) или сержант (в обычной армии).
   Серхай - сотник (в Легионе) или капитан (в обычной армии).
  
   Глава 7.
   Тем же вечером, намереваясь еще больше осложнить свою жизнь, Лина принялась напрашиваться на разведку. Или как это предприятие еще назвать, задумчиво расплетая косу, решала девушка. Дело в том, что некроманты по приказу своего мастера примерно через декаду собирались покинуть город, дабы собрать редких ингредиентов, попрактиковаться в поле в поднятии и упокоении нечисти, и просто развеяться. Девушка рискнула бы и сама, но для выхода за ворота требовалось разрешение, к тому же, в одиночку по степи даже особые курьеры не путешествуют, а некоторая забота о собственной безопасности была ей не чужда.
   Только вот что-то дело застопорилось, наткнувшись на одного из близнецов. Но не на долго...
   На возражения не желающего почему-то брать девушку с собой, Тилана, который так и не снял с себя обязанностей старшего, и говорил, что там-де страшно, ведьмочка сильно щелкнула его по носу и сказала:
   - Али мы не маги, самые опасные и непредсказуемые создания Бездны?
   Рилан и Мила дружно хихикнули, и княжна загробным голосом добавила:
   - Что успешно было доказано не так давно!
   - Нам палец в рот не клади, - подхватил Рил.
   - Вместе с рукой откусим! - закончила некромантка
   - А тебе твой алхимик разрешит? - потирая нос, обескураженный спорщик уцепился за последнюю надежду.
   Мило улыбнувшись, Лин сказала:
   - Так мы же за редкими ингредиентами! Пообещаю привезти полынь болотную, отпустит как миленький! - пальчиком легонько погрозила, мол, не смеши меня, такими детскими отговорками от одной хитрой ведьмочки не избавишься.
   - Ну, хорошо, я согласен, - смирился Тилан.
   - А мы, тем более, - лениво потянулась некромантка.
   - Я запомню, - веско протянула Лина, и, наконец, обратила внимание на происходящее в зале "Приюта".
   А происходила там драка, только какая-то нетипичная. Пятеро или шестеро отменно вооруженных наемников загнали в угол кого-то. Правда, этот кто-то успешно сдерживал их кровожадные порывы с помощью чужой алебарды. Почему чужой? Потому что дроу ими не пользуются! А тем временем один из наемников достал арбалет. Тишина разлилась по залу мертвая.
   Чужаки...? Это серьезно! Прочие посетители старательно пытаются не замечать происходящего, и жмутся к стенам. Лина пригляделась внимательнее, и в душе заворочалась смесь авантюризма и азарта. Медленно поднимаясь со скамьи, она прошипела:
   - Знаешшшь, Мила, сейчас я сотворю глупосссть!!
   Народу немного, если помогать е полезут, то и мешать не будут! А они не полезут, идиотов среди присутствующих нет... за исключением некой девушки... Тряхнув головой, она избавилась от посторонних мыслей.
   Важно... что? Мы в левом углу, они в правом, дверь посередине... быстрее!
   Не успели некроманты среагировать на ее слова, как ведьмочка одним гибким движением взметнулась на стол, и напряженную тишину разрезало повелительное:
   - Aess siin chkaash, steershaan drounaashi? (где твой меч, страж глубин?)
   Дроу приметно вздрогнул, а двое нападающих мгновенно развернулись в их сторону.
   Дальше...
   Лина соскочила вниз, опираясь одной ногой на сиденье, а другой на верхнюю часть спинки поспешно освобожденного Риланом стула. Затем традиционное орудие кабацкой драки взметнулось вверх и вперед, поддетое носком за низ и с силой обрушилось на арбалетчика. Один!
   Резкий взмах алебардой, и на пол падает замешкавшийся противник дроу. Два!!
   Кувырок, подкат... кинжалом по ногам. И третий падает прямо на неловко подставленный вертел одного из посетителей, неосмотрительно брошенный на пол. Острием вверх...
   Краем глаза Лин заметила, как стремительно закружилось длинное древко... темный успешно теснит еще двоих. У последнего незанятого, зловеще нависшего над лежащей на спине девушкой наемника под ногой хрустнул совершенно случайно попавший туда флакон. Девушка откатилась в сторону, и, задумчиво подперев голову рукой, смотрела, как ошеломленный человек, окутанный едкой пеленой, неуверенно движется по залу и затихает, наткнувшись на стол. Потерял сознание?...
   Отменно действует на людей эта слезогонка, подумала ведьмочка, и как же хорошо, что она догадалась добавить компонент, локализующий его действие в определенном пространстве! Чистить еще и таверну! Ни за что!
   И что мы имеем? В результате - четыре трупа и два еще не совсем... мертвых тела. Плюс, надменно замерший в своем углу незнакомый дроу. Девушка повела плечами, ощущая себя без давящей между лопаток тяжести ножен почти голой. И оно ей надо было? Идиотка! Что ж... раз признала это, вперед шагай, последствия разгребай! Мрачно срифмовав про себя еще пару ругательств, Лин тяжко вздохнула и повернулась к своим друзьям.
   Те даже вмешаться не успели, как быстро закончилась драка. Близнецы медленно выползли из-под стола, с интересом поглядывая на трупы. Наверное, им нужны свежие зомби? Милава, знакомая с порывистой необъяснимой стремительностью соседки, только вздохнула. Все равно остановить не успела бы...
   Темный, разглядев свою спасительницу, выразительно перекосился, отставил алебарду и принялся обыскивать тела. Не брезгливый! Лину подобная практичность ничуть не смутила, она бы и сама не побрезговала, находясь в столь же затруднительной ситуации.
   Что ее действительно озаботило, так это то, что посетители начали стремительно рассасываться, и это служило верным признаком приближения служителей закона и порядка. В самом деле, редкие стычки никогда не заканчивались столь кроваво, и наемники не желали быть свидетелями разбирательств. Только за стойкой стилизованной под шикарный гроб, продолжал прятаться служка. В обмороке...
   Близнецы с энтузиазмом принялись стаскивать в кучу обчищенные трупы, а Милава, подойдя к задумчиво стоящей посреди зала Лине, спросила:
   - Ну и зачем, скажи мне, ты влезла в это?
   - Не знаю-ю... - протянула девушка задумчиво, дернула за кончик косы и решила, что завтра же плотно засядет за раритетную "Магию крови". Похоже, в ней начали пробуждаться чужие инстинкты.
  
   Девушка с интересом разглядывала Темного, который не побрезговал ни деньгами, ни оружием несостоявшихся убийц. От изящной щеголеватой наружности дроу, так восхищавшей Лину, не осталось и следа. Короткие светлые волосы, давно не мытые, судя по всему, слишком темная, почти черная кожа с фиолетовым оттенком, изумрудные глаза... что? Полукровка или квартерон? Штаны и рубаха явно с чужого, куда более крупного плеча... Пустые ножны от Убийцы магов!!
   Значит, изгнанник или бродяга? Тьма бездонная! Кого же я спасла, схватилась за голову Лин, не реагируя на звук распахивающейся двери.
   - Что здесь происходит? - раздалось повелительное. Немая сцена - мародеры и воры! Некроманты вытянулись в струнку, а ведьмочка, заметив начало по-змеиному гибкого движения темного, выставила руку и предупреждающе зашипела. Это же вечерняя стража, только с легионерами не хватало устроить потасовку!
   Дроу замер...
   Милава благонравно сложила руки на груди, демонстрируя свою непричастность. Сама, мол, разбирайся! Практикантка лихо развернулась на пятках, устремляя внимание на троих замерших в проеме стражей, и ринулась в атаку:
   - Вы так вовремя, серхай, - воскликнула она, лихорадочно соображая, чтоб такое сказать в свое оправдание, и явно преувеличивая значительность персоны главного стражника. - Вы ведь серхай!! - Разнеслось по залу звонкое. - Представляете, я встретила старого друга, - широкий взмах руки в сторону темного, надменно замершего у стенки, - не успели поздороваться, как вдруг эти, - небрежный кивок в сторону неподвижных тел,- налетели, ничего не объяснили, и ну мечами махать! Мы и погорячились немного...
   Под пристальным взглядом стража, ее голос затих до шепота. Неуверенно переступив с ноги на ногу, она опустила голову и сцепила руки за спиной. Похоже, подобная сказка не убедит никого вокруг. Жаль, особенно потому, что это почти правда. Почти...
   А если посмотреть на произошедшее со стороны стражей... ой. Они явились на непонятный шум, и обнаружили в пользующейся нехорошей славой таверне подозрительного вида дроу, группу молодых людей и несколько не подающих признаков жизни тел. Итак, кого определить в виноватые? Самого молчаливого или самую говорливую? И взять крупный штраф... Да еще и эта алебарда. Откуда только она взялась?
   Страж, высокий полутролль, только хмыкнул, переступая порог, и спросил:
   - Как же зовут вашего друга? - и с усмешкой добавил. - Что же он молчит, никак немой... от рождения?
   Не обратив внимания на тщательно выверенную долю ехидства в этой фразе, Лина собиралась выдать первое же пришедшее на ум имя, но тут сзади раздалось:
   - Нъиран аэ Шейт'Ан, к вашим услугам, - причем произнесено было не менее ехидным тоном.
   - А вы, достопочтенная госпожа...
   Издевается? Увы...
   - Линара, алхимик-практик, третий курс Высшей магической школы, - с готовностью отозвалась девушка.
   - А это, надо думать, некроманты-практики, - прищурился стражник, - не те ли, что прибыли в наш славный город шесть дней назад?
   По его знаку двое сопровождающих встали по обе стороны от двери. Зачем? Разве мы так опасны и собираемся сбежать, задумчиво потерла переносицу Лина, все так же переминаясь с ноги на ногу в центре зала. Или денег хотят? Но тогда это будет взяточничество... не лучше ли... Что там положено за непреднамеренное убийство в состоянии аффекта? Каторжные работы? Не лучше ли взятку дать?
   - Кхм, позвольте спросить, что здесь происходит? - спросил высокий седой мужчина в черной мантии, спускающийся по лестнице. Девушка резко обернулась, напомнив сама себе волчок-вертушку. Это был некромант и боевой маг высшего ранга, наставник студентов, судя по плетеному канту на рукавах. Конкретно ему девушка старалась не попадаться на глаза. И почти всегда это удавалось, потому что маг пользовался отдельным входом со второго этажа, а не этой лестницей для обычных постояльцев.
   - Вы бы получше следили за своими выкормышами, магистр Алувьен! - досадливо бросил стражник.
   - Разве это их рук дело? - магистр некромантии развернулся к своим студентам, те отрицательно замотали головами. - Не-ет? А чье же?
   По-очереди оглядев присутствующих, он сделал некие выводы и остановил холодный взгляд на дроу, который почтительно склонил голову перед сильнейшим. Или, все-таки, он квартерон?
   Лина тихонько перевела дух, когда холодный взгляд некроманта переместился с нее на гору трупов у дверей. Почему, когда кажется, что хуже уже не будет, всегда случается что-то, опровергающее эту надежду? Вот этот человек точно не оставит ситуацию в подобном беспорядке. И хорошо, если дело обойдется простым выговором... и компенсацией. Тьма!! Дипломатию ей не преподавали... кузена бы сюда. Вот кто смог бы развести ситуацию, и остаться при своем! Хотя, если вспомнить, как он всеми возможными способами безуспешно отбрыкивался от посольской деятельности... двоюродный братец не особенно любил свою профессию. Зачем тогда так рвался, униженно моля отца о содействии? Особенно если вспомнить о разладе в семействе Эйденов.
   Впрочем, оказалось, что магистр Алувьен справляется не хуже любого дипломата из Корпуса Говорящих. Остановившись на последней ступеньке, он возвысился над всеми присутствующими на манер судьи, и продолжил разбирательство. Стражник явно не возражал.
   - Деточка, ты разве некромант? - ласково спросил некромант. Не будь волосы Лины заплетены в косу, они бы зашевелились от неконтролируемого страха.
   - Кто, я? Не-ет... - поспешно дематериализовав Иглу под пристальным осуждающим взглядом некроманта, и смущенно потупив глаза, пробормотала девушка.
   Милава и близнецы вообще в это время попытались слиться со стеной.
   - Вот видите, сенрай, мои подопечные совершенно не при чем. Хотя шум был поднят изрядный, и вам, друзья мои, придется навести в помещении порядок, - это уже ведьмочке, - тем более, что твой хороший друг (надеюсь это правда?), поможет тебе.
   Лина истово закивала, лучезарно улыбаясь:
   - Разумеется, мой знакомый поможет и оплатить ущерб, - сказала она, мрачно размышляя о том, что все дроу, сколько их не есть на свете, ее хорошие друзья.
   Окинув невежливым пренебрежительным взглядом мгновенно ощетинившегося темного, магистр Алувьен прищелкнул пальцами.
   - Те люди напали на вас, не предъявляя никаких объяснений, ведь так? - Шейт'Ан согласно кивнул, а Линара подтвердила:
   - Конечно... - по крайней мере, ей убийцы ничего не говорили.
   - А это оружие - ваше? - указал он на алебарду.
   - Нет, - подал голос дроу.
   - Наверное, их, - осмелилась подать голос девушка, кивнув в сторону кучи тел.
   - Что ж, вы говорите правду, а посему, - магистр легко встряхнул руками, - свободны от более тяжелой ответственности. Забирайте эту падаль, - обратился он к стражникам, - мне кажется, кое-кто из них числится в розыске... а партия подобных алебард, по-моему, в начале весны пропала с вашего склада, сенрай. Спросите выживших... А вы, госпожа алхимик-практик, наведете здесь порядок, отмоете кровь... и впредь попрошу выяснять отношения с убийцами подальше от этого заведения.
   - Слушаюсь! - вытянулась по стойке смирно девушка.
   Сенрай обрадовался, а Лина запоздало сообразила, что последние минуты все присутствующие провели под Чарами Истины, не позволяющими лгать. Хорошо хоть, не самого высокого уровня...
   - Вот и все дознание, - фыркнула она, повеселев. С решением магистра никто спорить не будет, правда, опять придется заниматься уборкой.
  
   Магистр вернулся наверх, а все остальные столпились у дверей, ожидая труповозку. Потом дружно грузили тела на телегу, помогая патрульным. Только к ночи, вынеся в мусорную кучу переломанную мебель, Лина взялась за оттирку кровавых пятен. Дроу, разумеется к тряпке и не притронулся, боясь еще более уронить свое достоинство. Куда уж ниже, усмехнулась девушка, ползая по полу.
   Наверное, судьба посчитала, что, избежав наведения порядка на почтовой станции, она нарушила мировое равновесие, думала ведьмочка. И для поддержания оного ей было совершенно необходимо заставить ползать по занозистому полу благородную леди. Впрочем, не только ее. Юные некроманты сочли за лучшее помочь, чем терпеть сначала немые укоры, а затем мстительные нападки разозленной практикантки.
   В результате кровавыми пятнами окончательно и бесповоротно были испорчены: штаны - одна штука, рубашка тонкая - одна штука, платок носовой - две штуки. А также серьезно пострадал маникюр. Тьма!
   Только далеко за полночь девушка подняла голову от пола. Что дальше? Спать? Не-ет! Она томно потянулась, и неторопливо направилась к засевшему в дальнем углу дроу. Ребята настороженно замерли, побросав старые грязные тряпки.
   Темный эльф, с которого, сообразуясь с приказом некроманта, Лина, уперев руки в боки, безапелляционно потребовала деньги за стол и два стула, едва не лопнул от ярости. Почему он не сбежал раньше, когда все были заняты, и о сидящем в углу немытом представителе Старшей ветви просто забыли? Непредусмотрительно с его стороны... Может, он не ожидал подобной наглости? Непонятно... впрочем, решила девушка, рассуждения о состоятельности и разумности могут подождать. А вот глухой рык, зарождавшийся в груди гейнери Ньирана, свидетельствовал о крайней степени раздражения. В случае с Тьеором дальше последовала бы попытка кого-нибудь убить... например, виновника плохого настроения.
   Не дай боги, темный порушит все здание! Не расплатишься потом до конца жизни, очень короткой жизни!!
   Лин гибко повела плечами и подалась навстречу поднимающемуся эльфу, опираясь руками о столешницу. За воротом рубахи блеснуло синевой болтающееся на тонкой ленте кольцо. Глядя куда-то мимо плеча дроу, девушка прошипела:
   - Успокойтесссь!
  
   Глава 8.
   Ньиран аэ Шейт'Ан с силой втянул воздух и резко, шумно выдохнул, отбрасывая в сторону тонкий стилет. Ярость в его глазах почти мгновенно стихла, уступив место недоумению. Он тяжело осел на стул, Лина одним движением задернула ворот и предложила, широко зевнув:
   - Давайте сядем и выпьем. Я закажу игристого вина...
   Милава ее поддержала, устало плюхнувшись на скамью напротив:
   - Надо напиться!
   Тилан и Рилан немедленно присоединились, надеясь на бесплатную дегустацию. А также чувствуя, что представление еще далеко не окончено, и не желая упускать ни минуты. Все четверо совершенно ненамеренно расселись напротив дроу, перегораживая ему быстрый путь к отступлению. Со стороны это выглядело очень профессионально!
   - Ну, вы даете! - заметил один из близнецов, имея ввиду произошедшее побоище. Лина так устала, что даже не смогла угадать, кто из них это был.
   - То ли еще будет! - хмыкнула она, разливая пускающий пузыри напиток по бокалам.
   - А ты, правда, его не знаешь? - с интересом спросил один из ребят, поглядывая на дроу, катающего между ладоней полный бокал.
   - Фрр... - разбрызгала вино девушка, - абсолютно точно! Первый раз вижу!
   - А зачем же ты...? - в глазах Рилана появилось такое искренне недоумение, что даже темный соизволил улыбнуться.
   - Не доставайте меня, покусаю! - рыкнула ведьмочка.
   Тут Милава, наконец, разглядела под знатным слоем пыли весьма симпатичную физиономию, и немедленно оценила ее по достоинству, спросив:
   - Линочка, скажи мне как эксперт, неужели они все, - княжна невежливо ткнула пальцем в темного, - такие красавчики!?
   Задумчиво прищурившись, Лина окинула предмет разговора оценивающим взглядом.
   - Может быть, я тебя разочарую, но в большинстве своем они гора-аздо красивее! - протянула она. - И чище! Кстати, гейнери Ньиран все прекрасно понимает. Ведь так?
   Дроу кивнул.
   - Во-от! Так что будь уважительнее! - назидательно закончила она.
   - Я княжеского рода! - возмутилась некромантка.
   - Шейт'Ан тоже далеко не посудомойка!
   Кстати, Шейт'Ан... как звали того неудачливого Оружейника, восставшего было прошлым летом? Передернувшись от невольно всплывших из глубин воспоминаний, спросила, перейдя на темное наречие, потому что имела смутные подозрения о том, что сей дроу до разговора на ронийском не снизойдет:
   - Что же наследник рода Шейт'Ан делает так далеко от дома?
   Эльф отставил стакан, чуть приметно напрягаясь.
   - Я не принадлежу к этому роду!
   - Да-аа? - зевнула Лина. - От вас отказались?
   - Нет, я отверг этот дом сам.
   - Отказник... ну что же.
   Девушка прикрыла глаза, подавляя желание растечься по скамье горкой желе, сплела пальцы и напевно, с интонациями бродячего менестреля в нежном голосе, продолжила:
   - Прошлое лето привнесло в наши жизни много нового. Старшего придворного оружейника посетил Страж порога. И тот не пережил встречи с Бездной...
   - Кто? - в его глазах полыхнула чистейшая изумрудная ненависть, и он резко подался вперед.
   Лина в ответ лишь улыбнулась, многозначительно и кровожадно, мимолетно коснувшись груди. Темный на мгновение прикрыл глаза, переваривая информацию, и гибко поднялся.
   - Благодарю за помощь и за новости, Вестница. Наша мимолетная встреча будет сохранена в памяти как самое драгоценное, что произошло в моей жизни. Чрезвычайно жаль, что срочные дела призывают меня в другое место. Настало время расстаться... алле сиеллис.
   - Алле сиеллис! - торжественно произнесла девушка, выпрямляясь.
   Эльф ловко вывернулся из-за стола, коротко поклонился и стремительно двинулся к дверям. Вслед ему понеслось ехидное:
   - Передавайте привет Властелину Печатей.
   Лопатки дроу выразительно передернулись. Дверь бесшумно закрылась...
   - Нда, - нарушил тишину Рилан, - не переведешь ли нам, убогим, что ты сказала?
   - И почему он так быстро сбежал? - разочарованно пробормотала Мила.
   - Неужели на эльфа запала? - поддел ее Рилан. - Хотя, конечно, экзотично...
   - Ребята, вы еще Повелителя не видели... - и настолько мечтательным стало выражение ее лица, а голос нежен, что присутствующие невольно сглотнули, - а вообще, я просто сообщила последние новости.
   До чего дошел этот квартерон, если известие о столь громком событии его миновало? Девушка облизнулась и вытянула губы трубочкой, посылая воображаемый воздушный поцелуй в сторону Тирита. Ребята обменялись недоуменными взглядами, и за столом вновь воцарилась долгая тишина.
   Зал потихоньку начал вновь наполняться посетителями.
  
   При добровольном отлучении от Дома, дроу, в соответствии с Кодексом, должен оставить там свое личное оружие, а себе взять пустые ножны. Их ношение обязательно и очень четко определяет статус Изгнанника. Нарушения, то есть, попытка снять пустые ножны или ношение в них другого оружия никак не карается, но почему-то ни один из дроу не пытался избавиться от столь вопиющего знака одиночества. А осквернение ножен от Убийцы магов или Разрушителя гор обычным оружием кажется настолько чуждым, что даже не приходит в голову...
   В родовом имени Отказавшегося приставка дель (принадлежность) впредь заменяется на ае (отрицание).
  
   Приглашение на четыре персоны на ежегодный бал в честь основания Разбойной Крепости в особняк градоправителя было доставлено глубокой ночью, скорее даже ближе к рассвету. Персоны, означенные в нем, и обнаруженные там с некоторым трудом, с искренним удивлением разглядывали плотный лист золотистого картона, где темно-коричневые буквы, украшенные вензелями складывались в слова:
   "Я, Северен Аэллинай, управитель Разбойной Крепости, лично приглашаю Майл'эйри Эйден, княжну Светлую и господ Тилана и Рилана Дилар посетить бал в честь трехсотпятидесятилетия нашего замечательного города. Состоятся танцы и торжественный ужин..."
   Слова весьма сильно двоились в глазах студентов, а потому дальше они читать не стали. И так все ясно.
   - Да... - протянула Лина, рассеянно помахивая рукой. На уже третий час просвещала любопытную компанию на счет обычаев дроу, все более углубляясь в дебри Этикета и Кодекса Кругов. И потому пребывала в странном ностальгическом состоянии, усугубляемом музыкальным сопровождением, которого требовали студенты.
   - И когда состоится это знаменательное событие? - подперев голову рукой, вопросила некромантка.
   Тилан осторожно взял приглашение кончиками пальцев и вгляделся, отставив подальше руку. Он так фокус наводил.
   - Эээ... завтра вечером, - в его голосе не было подобающей уверенности, и ведьмочка заглянула ему через плечо, дабы проверить это утверждение.
   - Скорее, уже сегодня, - поморщилась она, тряся головой, - эх-ха! А я так часто прогуливала уроки хороших манер!
   - А, что? Они понадобятся? - встревожился Рилан.
   - Разумеется, - пытаясь прогнать из головы хмель, торжественно ответила девушка, - нас же пригласили в Высшее Общество! А как себя вести, я, кажется, забыла... ла - ла, ик. Ой, забыла - ла - ла - ла, - пропела она на популярный мотив.
   Все-таки пятая бутылка даже при ее новообретенной устойчивости к выпивке - это слишком. Неожиданно резко подала голос Милава, до того сидевшая, устало прикрыв глаза:
   - У нас, между прочим, большая проблема!
   - Это какая?
   - Нам совершенно нечего надеть!
   На мгновение воцарилась недоуменная тишина, а потом зал содрогнулся от хохота. Немного пьяного и бесшабашного в исполнении братьев, и истерического Линариного. Что такого смешного было в ее словах, удивилась Милава. Ну, например, твердая уверенность в необходимости принять приглашение.
   - Мы произведем фурор! - не к месту провозгласил Рилан, и, взмахнув руками, сшиб ведьмочку со скамьи. Лина, поднявшись, многообещающе погрозила ему кулаком.
   Новые гости таверны совершенно не обратили внимания, на затеянную в углу возню.
  
   Глава 9
  
   ... дебют в высшем обществе, то есть представление Свет, на Первом осеннем балу в королевском дворце для всех девушек из высшего общества происходит в год восемнадцатилетия. До этого бала, на всех малых приемах девушка не обязана представляться полным титулом, если таковый имеется. Для того, чтоб попасть на Бал, не требуется именного приглашения, достаточно предъявить доказательства совершеннолетия и родовую печать. Если на балу требуется присутствие персоны. Не достигшей условленного возраста девушки, то ей выдается личное разрешение Его величества.
   (из краткого уложения по Этикету)
  
   Этот жаркий день был посвящен чему? Правильно, нарядам. Ребята оккупировали библиотеку старого алхимика, и с увлечением копались в своем багаже. Поводить подготовку к столь ответственному мероприятию в "Приюте" они не решились. Не то чтобы мастер-некромант был против... но сама атмосфера, при его появлении сгустившаяся неожиданно до мрачной, если не сказать похоронной, способна была отравить любые начинания, особенно такие легкомысленные.
   Проще всего пришлось ребятам. Они не обладали сколько-нибудь значимыми титулами, и в их случае довольно было просто выглядеть прилично и достойно. И пока близнецы раскладывали украшенные кружевами рубашки, развешивали добытые откуда-то модные камзолы и штаны из тонкой замши, Лина все больше мрачнела. А когда выяснилось, что княжна в изгнании привезла с собой тот самый сарафан, настроение упало до отметки "шторм в летнюю ночь".
   Во-первых, она так и не поспала, и теперь отчаянно зевала, едва не выворачивая челюсть. Во-вторых, голова после ночных посиделок отчетливо ныла, и ожидаемый с минуты на минуту приступ мигрени уж подавал сигналы, вонзая острые иглы в виски при каждом резком движении. В-третьих, было совершенно ясно, что и следующая ночь пройдет без сна... но все это можно было бы перетерпеть, если бы не в-четвертых. В-четвертых, именно ей совершенно нечего было одеть!!! И даже мысль о том, как запарится Мила в своем традиционном облачении, не добавила ведьмочке оптимизма.
   Как достойно представить второй по знатности род Ронии на самом важном для местного общества событии, не имея ни соответствующего облачения, ни понятия о подобающих в данном случае манерах. Она имела представление только о придворном этикете, а раздел, где объяснялось, как общаться с мене знатными персонами, она протанцевала... Ну, допустим, при общении можно скопировать высокомерные манеры темных эльфов... а одеть что???
   Не уронить честь рода... эти слова неожиданно обрели для нее первостепенную важность. Странно это! Получается, задумалась она, пусть между нами могут быть внутренние разногласия, пусть мы в ссоре, в обиде друг на друга - это наше личное дело, дело нашего личного круга, куда посторонние с их советами не допускаются, но за общую, родовую честь мы выступим единым фронтом, не давая спуску обидчикам?
   Да, ведь честь и достоинство останутся после нас, и наши потомки не отблагодарят нас, если вдруг окажется, что мы вместо крепкого монолита оставили траченную молью шаль?
   Тьфу, тряхнула головой Линара, лучше бы ту девицу орки прирезали! Невнятно шипя какие-то ругательства, она схватила сумку, буркнула:
   - Я по магазинам! - и мрачной растрепанной тучей унеслась вниз по лестнице. Зацепилась штаниной за какую-то железку, дернулась, с противным треском выдирая целый клок, и едва не скатилась кубарем по лестнице.
   - Даааа, - протянул Рилан, когда, наконец, внизу утихли грязные ругательства, выразив таким образом общее неодобрение, - умеет она поднять настроение!
   - Школа дроу, - распуская волосы, хмыкнула Мила и погрузилась в процесс торжественного облачения собственной персоны, не забыв грозно рявкнуть на братьев:
   - Отвернулись, живо! - и добавила парочку заклинаний. Библиотеку наискосок перегородила туманная пелена высотой до потолка, сквозь которую донесся недовольный голос Тилан:
   - Отдай камзол, телепат недоученный!
   Волосы княжна заплела в две сложные косы, и уложила их короной вокруг головы вместо традиционного бархатного кокошника, на тонкую рубашку натянула алый сарафан, расшитый геометрическим узором... и, налюбовавшись на свое отражение в темном зеркале, сняла чары и обернулась к братьям, напряженно делившим одежду в своем углу. Хотя заняло это довольно много времени, братья не возмущались, будучи сами заняты напряженным дележом.
   - Мда... по крайней мере, вас не будут путать, - заметила Милава, критически оглядев ребят.
   Они раздраженно сопели, расправляя складки на сильно помятых камзолах. На свету стало видно, что один из них густо-черный с перламутровой искрой, а второй, доставшийся Тилану, имел защитную расцветку. То есть, темно-зеленую с коричневыми и черными полосами и пятнами...
   - Это родители постарались! - возмущенно ерошил волосы Рилан.
   - Псс, - шикнула Мила, доставая гребни. - Сейчас буду вас в порядок приводить!
   Близнецы затравлено переглянулись.
  
   В этот вечер высшее общество Разбойной Крепости имело честь лицезреть прекрасный образец благородного воспитания, свойственного высшим лордам. Холодно-высокомерная, безукоризненно вежливая, чуточку брезгливая, манера поведения майл'эйри Эйден отвечала всем канонам. И заставляла если не забыть, то пренебречь малым ростом, вопиющей молодостью и несколько экзотичным видом ее спутников.
   Но градоправитель не мог избавиться от ощущения, что в глубине темно-карих глаз скрывается искреннее веселье, прорывающееся порой в весьма едких комментариях. Лорд Аэллинай, высокий, кареглазый, светловолосый и подозрительно молодой для столь почетной должности мужчина, лично встретил почетных гостей на пороге бального зала и громко представил их всем присутствующим. На миг в помещении воцарилась тишина, а затем хаотичный шум возобновился, только тема разговоров немного изменилась. И тонкая струйка местных лордов и купцов потянулась к небрежно замершей посреди зала группе, дабы засвидетельствовать свое почтение.
   Некроманты не менее прочих были удивлены маской, которую Лина посчитала нужным одеть. И ее умением ни на миг не отходить от избранной роли. В тот момент, когда она выплыла из наемной кареты у дома старого алхимика, желая, что бы на бал они отправились все вместе, Милава просто не признала в высокородной леди свою соседку по комнате. Шок узнавания был силен, и выразился в мгновенном ступоре и удивленно отпавших челюстях. Близнецы, наткнувшись на замершую некромантку, присмотрелись внимательнее и, машинально сделав шаг вперед, едва не свалились с крыльца.
   Платье приятного золотисто- бежевого оттенка, из тончайшего шелка, абсолютно закрытое спереди и с глубоким вырезом сзади, перетянутым крест-накрест множеством тонких золотых шнуров, плотно облегающее тело до бедер, а ниже расширяющееся легким бризом из множества узких полос. Шнуровка утягивала его плотно по фигуре, а носить подобные наряды разрешалось только принадлежащим к высшему сословию дамам. Необходимым условием так же являлась идеальная фигура...
   Убранные ото лба драгоценной сеткой, волосы струились плавной волной, сияя золотом и чернотой, заплетенные во множество тоненьких косичек, на конце каждой из них был закреплен бриллиантик. Идеальный маникюр в темно-рыжей гамме, легкий макияж, дабы не смущать никого интересной бледностью, и туфли на высоченном каблуке дополняли образ.
   Ведьмочка, довольная как произведенным впечатлением, так и внешним видом своих спутников, плотоядно улыбнулась, и пригласила всех в карету. К особняку градоправителя они подкатили с шиком и блеском.
  
   И сейчас, убедившись, что нынешнее празднество не сильно отличается от памятной вечеринки у дроу, не меняя выражения лица, пересказывала Миле свою эпопею. Близнецы вынужденно прислушивались, не рискуя углубляться в круговерть скучных сплетников, чинно перемещающихся по навощенному паркету.
   - ...представляешь, я обегала едва ли не весь Луч, пока наткнулась на этот магазинчик. А сколько времени мне пришлось уговаривать хозяина продать это платье. Он мне не верил, хотя я трясла векселями у него под носом! - возмущению девушки не было предела.
   - Я бы тоже тебе не поверила, знаешь ли. Ты похожа скорее на разбойницу, чем на леди...
   - Могу и обидеться!
   - Чего на правду обижаться! - встрял Рилан.
   - Убью, - ровным тоном пообещала Лин, - если не тебя, то того торговца. Я была так зла, но платье нужнее. Пришлось идти в банк, получать наличные. Так там тоже не поверили, запрашивали с помощью телепата столицу. Потом еще и извинялись, расшаркивались... затем потребовалась швея, чтоб подогнать платье по росту, потом парикмахер и маникюрша...
   - Смотри-ка, а вот тот тип тоже хочет нам представиться!
   - Ни эре! - возвела к потоку глаза Лина, подавив желание запустить в него Иглу, - Приветствую вас.
   - Лорд Сегел Ширан, к вашим услугам.
   Кому они нужны, твои услуги, подумала ведьмочка, когда тощий и какой-то облезлый тип склонился перед ними в подобии поклона.
   - Рада знакомству, - припечатала она ледяным тоном, и гость торопливо ретировался.
   - Скоро уже ужин будет? - спросил Тилан, до сих пор изображавший статую молчаливого командора за спинами девушек.
   - Что-нибудь, кроме еды тебя интересует? - раздражено спросила Милава.
   - Ну... танцы. Кстати, будут?
   - После полуночи... - сдержанно ответила Лин.
   - А ты откуда знаешь?
   - Оттуда, - промолвила девушка, - ты не забыл, кто мой отец?
   - Хвастаешься? - фыркнул Тил.
   - Нет, напоминаю. И где же военный комендант?
   - Зачем он нам?
   - Нам - не за чем, но... благопристойность, вежливость и благодарность...
   - Во-он Шавва!
   - Рилан, не тыкай пальцами, оборву, - холодно пообещала ведьма. - Я все вижу, но они должны подойти первыми. Таковы правила хорошего тона.
  
   Съерриан дель Дрошелл'Шенан отложил в сторону прошение о восстановлении в правах Главы Дома Шейт'Ан. Где же тебя носило почти целый год? Скорее всего, в ронийском приграничье. Место близкое, но дикое, куда не всякая новость доходит. А уж такая... но он, кажется, знает, кто поспособствовал доставке информации. Дроу гибко потянулся, и вновь уставился на бумагу. Подписать? И отказать второму наследнику, за прошедшее время показавшему себя весьма неплохо? Пожалуй... да. Тем интереснее.
   Под пристальным взглядом на белом листе начала медленно проступать личная печать. Темно-синий дракончик лукаво подмигнул и свернулся кольцом. Кстати, почему синий? Черный! Вот теперь порядок. Побарабанив по мраморной столешнице, он свернул прошение трубочкой и отправил его через мини-портал адресату. А теперь...оглядев залитое светом помещение, Черный Дракон прикрыл глаза, погружаясь в глубины сознания, вполне уверенный, что его в личном кабинете никто не посмеет побеспокоить. Не из уважения, коего вполне хватает и так, а от страха попасть под горячую руку, или, точнее, под одно из многочисленных охранных заклинаний. Привычно разделив внимание, воспарил над горами...
   Проследовав вдоль тонкой нити, и с удовлетворением отметив, что вокруг струны основы начинает формироваться нежное, кружевное плетение, кое-где свисающее рваными клочьями, пронесся над пиками, холмами долинами и равнинами... с разгона скользнув вниз по крутой дуге силы, осторожно притормозил перед щитом, намертво перекрывший путь к чужой душе. Пока чужой. Хм... разумная предосторожность, и кто-то другой, быть может и отказался бы от намерения проскользнуть сквозь это дикое переплетение потоков, подпитываемых Кольцом Сил. Но не он... Слишком примитивное ограждение и слишком много его крови течет в этой Д'Хани. Это же его кольцо, Тьма и Хаос! Она, конечно, почувствует чужой разум, но это... правильно. Осознание присутствия есть первый шаг к... А вот кто-то еще вряд ли поймет, что имеется еще один зритель.
   Часть сознания, отцепившись от Кольца, воспарила над землей, и он мимолетно удивился происходящему, а затем замер, наблюдая...
  
   Не веря глазам своим, Шавва представила своих родителей группе студентов. Но как сильно отличались от диковинной разбойничьей банды, не чурающейся измазаться в крови, эти вежливые и даже изысканные молодые люди, через слово сыплющие комплементами. Старшее поколение одобрительно взирало на происходящее, и пока стройная зеленоглазая леди в сиреневом наряде, оказавшаяся матерью девушки, вежливо выспрашивала у Милавы о ее любимом способе укладки волос, комендант отозвал Лину в сторонку.
   - Я должен поблагодарить вас, майл'эйри...
   - Ах, оставьте, господин Халас, мы просто проезжали мимо, - вежливо ответила девушка, разглядывая этого высокого (надоело!) военного орочьих кровей. Красив, но такой особой, приправленной дымом сгоревших поселений и тягучих песнопений степных шаманов...
   - И мы с супругой очень вам благодарны, господин Семеш, разумеется, тоже.
   - О, кстати, разве он не присутствует на нынешнем приеме? - потерев висок и остро жалея, что нельзя как следует потянуться и зевнуть, поинтересовалась Лин.
   - Увы, его срочно призвали дела, - улыбнулся комендант.
   - Разумеется... - разочарованно протянула Лина, и, приняв предложенную руку, проследовала в соседний зал, - жаль, право, я бы не отказалась поговорить с ним.
   - Он обещал, что непременно встретится с вами осенью, в столице.
   - Да-аа? - вздернула Лина брови. - Отлично...
   Предстоял длинный скучный ужин... Проследив краем глаза, что некроманты вполне успешно изображают вежливых кавалеров для Милавы и леди Халас, Лина успокоено погрузилась в разговор с военным комендантом. Ей довольно быстро удалось убедить его, что она не желает обсуждать последние столичные моды, а предпочитает изучать местное меню.
   Комендант тут же принял вид доброго дядюшки и начал подсовывать ей местные деликатесы, и достиг в этом немалых успехов. Подавив сытую икоту, девушка поняла, что подобное угощение способно примирить ее с невозможностью лечь спать, и огляделась. Окружающий ее туман усталости рассеялся, и оказалось, что они сидят за длинным столом, на самых почетных местах, справа и слева от хозяйки бала, сестры градоправителя. Тилан и Рилан справа, а девушки - слева. И, разумеется, раз за разом произносились тосты, здравницы и поздравления. В честь города и почетных гостей... но сейчас девушку больше заботило другое. Чужое присутствие за спиной... такое реальное, что хотелось обернуться и посмотреть, кто там стоит. Но она знала, знала, что там никого нет!! Только стена и неслышно скользящие мимо лакеи... но этот зуд между лопаток... будто кто-то пристально следит за каждым ее движением, и всеми, кто ее окружает, не давал сосредоточиться.
   В перерыве между холодными закусками и свежезапеченными куропатками ведьмочке были обещаны всевозможные почести... а также услуги. В пределах разумного.
   Подняв на собеседника глаза, ведьмочка пару раз хлопнула накрашенными ресницами и вежливо попросила:
   - А можно получить разрешение на беспрепятственный выезд из города в любое время?
   - Разумеется, - удивленно ответил комендант, - только вам придется зайти в канцелярию завтра. И получить пропуск.
   - На четыре персоны.
   - Разумеется, - поднял бровь комендант.
   Кто это? Кто!!? Кто следит за ней?! Блуждая взглядом по залу, девушка пропустила момент, когда градоправитель Аэллинай и королевский наместник хором торжественно объявили, что в честь юбилея города будет дан большой фейерверк. Окинув друг друга недовольными взглядами, они встали из-за стола и пригласили всех на крышу. Как в тумане девушка последовала за ними... полностью сосредоточившись на своих ощущениях, она не споткнулась на лестнице только потому, что крепко вцепилась в руку спутника. Да еще и умудрялась вовремя вставлять реплики для поддержания более-менее вежливого разговора. И в один момент пожелала от всей души, чтоб все эти церемонии провалились куда подальше...
   И потому не сразу услышала шум за спиной, а, разобрав, не сразу поверила, что кто-то осмелился...
   - Эйде-ен, - раздалось позади протяжно-пьяное, - Эйден!? Не из тех ли, что сидят на правах наследования, как собаки на сене! А не пора ли вам подвинуться, э? Задница-то не резиновая!
   Осторожнее надо быть с желаниями, осторожнее...
   Все замерли. В полной тишине Линара медленно развернулась на последней ступеньке, мысленно перебирая варианты развития событий. Ну почему именно сейчас, когда она обнаружила, что родовая честь для нее вовсе не пустой звук, случается такое...
   Чуть склонив голову и недобро прищурившись, она спросила:
   - Это следует понимать как прямое намеренное оскорбление?
   Спокойно, только спокойно. Не следует вымещать на подвернувшемся клиенте весь накопившийся за несколько дней негатив. Пусть это даже представитель классического типа опустившегося аристократа. Небрежно зачесанные в хвост волосы, мятый синий камзол, смуглое, немного оплывшее от злоупотребления спиртным узкое лицо, и выдающийся нос. В самом прямом смысле выдающийся далеко за пределы... хм, плоскости. Как, интересно, этот человек сюда попал? Точнее, кто его пустил? Как не предусмотрительно со стороны градоначальника...
   Брезгливо выпятив губу и подбоченившись, пьяный стоял на одной из нижних ступеней, и потому девушка возвышалась над ним почти на голову.
   Не уловив предупреждения в голосе ведьмочки, мужчина продолжил:
   - Да! И вы, мерзкие отродья Лихоманки, еще пожалеете, - он, качнувшись, поднялся на еще одну ступеньку, - что засунули меня сюда! И за то, что я тут пятый год прозябаю!
   - И вы еще живы! - удивилась Лин, предупреждающе глядя на приближающегося наместника. - Итак, все же это вызов?
   Она как-то не воспринимала происходящее всерьез, параллельно снимая блоки со своей ауры. Когда последний клочок ее распрямился, сладко потягиваясь и впитывая окружающие эманации, на девушку вдруг обрушился мощный шквал смутно знакомых, чистых и пронзительных эмоций. Холодное любопытство, приправленное каплей веселья, отстраненное созерцание, немного одобрения и...
   - Да-а... - протянул мужчина, глядя на ее напрягшееся лицо, - вызов! Право воина, здесь и сейчас! - и выдернул из-за пояса мятую перчатку.
   Не сдержавшись, Лина выругалась, и, гибким змеиным движением соскользнув вниз по ступеням и вырвав из рук противника перчатку, прошипела:
   - Слово с-сказано! - но как не вовремя, мелькнула озабоченная мысль - Ты ещ-ще пожалееш-шь!
   Невольное шипение испугало и заставило отшатнуться окружающих. Лина была так зла! А чужое присутствие, затопившее сознание, заставило вновь опасливо выставить наружные блоки. Но где там! Сквозь рваные кружева, нахально просачивались самые разные чувства, заставляющие время от времени терять ориентацию и демонстрировать совершенно неподобающие в данной ситуации чувства. Раздражение, недовольство и желание поскорее все закончить...
   - Вам нужен Заменяющий? - торопливо спросил Аэллинай девушку, но Лина только помотала отрицательно головой. Бриллианты в волосах блеснули ледяными искрами.
  
   ...Ронийские власти дуэлей не приветствовали, но так как деваться от реальности, в которой благородные и высокородные господа, чего-то не поделившие, регулярно устраивали нерегламентированные сражения, а то и местечковые войны, было решено хоть как-то упорядочить беспредел и свести жертвы к минимуму.
   Был создан и утвержден Дуэльный кодекс, уложение, согласно которому разрешались конфликты, возникающие на почве оскорбления чести и достоинства членов рода, а также различные претензии, предъявить которые к разбирательству можно было, сведя к тому же оскорблению...
   Дуэльный кодекс подразделяется на Право воина, Право мага и Право битвы. Право воина и мага подразумевает сражение один на один соответственно мага с магом, а воина с воином. Но так как, довольно часто не совпадали способности вызвавшего и принявшего вызов, а также для уравнения возможностей, одному из участников разрешалось найти замену. Одного из присутствующих при Вызове по вашему выбору, причем определялся он по куче критериев, в описании занимавших почти целый свиток...
   Самое странное, что Кодекс не делал различия между мужчиной и женщиной, разве только последние чаще выбирали себе замену, если не были способны защитить свое достоинство. Ну, это не удивительно...
   Право воина запрещает использование магии во время дуэли, а Право мага - наоборот. Право Битвы проще определить как "стенка-на-стенку". Два отряда по пять человек, выбранные по жребию, чаще всего наемники, сражались на Арене, представляя высокородных господ. Такое порой творилось... Но чаще лорды предпочитали выяснять отношения лично...
   Право Битвы строго регламентирует виды оружия, разрешенные для дуэлей. Это очень короткий список: легкая рапира, средняя трехгранная шпага, одинарный меч, полуторный меч и индолийский шемшер. Столь малый список объяснятся заботой о равных возможностях поединщиков. Все эти клинки диктуют строго определенный стиль сражения, с каждым из которых большинство лордов знакомится с малолетства.
   Также Кодекс определяет время проведения и окончание поединка. До первой крови, до удовлетворения оскорбленного и до смерти...

(выдержки из записей Исторического общества)

  
   Глава 10
   Наместник Короля - Геррен ап Бейгран.
   Градоправитель - Северин Аэллинай.
   Военный комендант - Мериш Халас
  
   Наместник с ужасом представил, как будет оправдываться перед герцогом, если погибнет его старшая дочь. Но смиренно отступил за спину градоначальника, что было совсем не сложно, ибо Геррен ап Бейгран происходил из гномов. Он удивленно наблюдал за княжной-некроманткой, которая даже не попыталась отговорить свою наперсницу от опасного предприятия, или хотя бы выбрать замену. Милава только сложила руки на груди и с недовольным видом обратилась к своим обеспокоенным спутникам:
   - И не подумаю я отговаривать эту ведьму! Мне еще жизнь дорога...- и с непонятной жалостью посмотрела на лорда Майдена. - Когда у Линары в глазах застывает такое вот рассеянно-одержимое выражение, лучше даже не пытаться... пойдемте на крышу, господа!
   И они пошли...
   На крыше собирались пускать фейерверк, но суетящиеся вокруг пусковых установок люди мгновенно отвлеклись от этого важного дела при виде молчаливой толпы, поднявшейся на широкое огороженное пространство. Лина удовлетворенно оглядела ровные каменные плиты, застеленные плетеными циновками, и освещенное бело-голубыми магическими огнями вдоль парапета, глубоко вдохнула. Свежий ночной воздух немного прояснил сознание, но вот незваного гостя, прямо таки источавшего ехидство и неподобающую случаю радость, из сознания вытурить не удавалось. Мысленно сплюнув, девушка попыталась не обращать на него внимания. Вопросительно глянув на Градоправителя, она вышла на середину площадки, освобожденной от столиков и низкорослых лимонных деревьев в узорчатых кадках. По ее скромному мнению, места было более чем достаточно.
   Но почему у всех такие скорбные лица?
   Потому что они не верят, что ты справишься...
   А я справлюсь, подумала она... вот так.
   Ну-ну... недоверчивая мысль просочилась сквозь поспешно возводимые блоки, посмотрим.
   Да кто же ты? И внезапно, в ответ на раздраженную мысль, сквозь сознание прошла мощная очищающая волна свежести. Смутно знакомой свежести...
   Лина фыркнула от возмущения, и огляделась... Что у нас дальше?
  
   Лорд Майден, осаждаемый с одной стороны комендантом, а с другой - одним из приглашенных купцов, медленно трезвел, но отступать не собирался. Вызов был принят, и потому извиняться уже поздно, к тому же, виноватым он себя не считал... да и когда предоставится случай безнаказанно вздуть кого-то из Эйденов?
   Ну, не совсем безнаказанно, шептал инстинкт самосохранения, к которому лорд прислушиваться не стал. Он был, не смотря на неудачи последних лет, дьявольски самоуверен и весьма сильно пьян! Ну что, что ему сделает эта мелкая высокомерная засранка? Он же мастер, а мастерство, как известно, не пропьешь! Да он просто погоняет ее по крыше, и все!
   - Выбор оружия - за мной, - продемонстрировала знание правил Кодекса Лина. Насколько она знала, теперь вмешаться в дуэль - означало нанести смертельное оскорбление обеим сторонам, и нарваться даже на не просто вызов, а на кровавую смерть от руки оскорбленных аристократов.
   А лорд все еще оставался серьезным противником, пусть и утеряв часть мастерства вследствие разгульного образа жизни. Вообще-то он занимался преподаванием основ фехтования легионерам, которым этот предмет и не нужен особенно. В данных условиях, большинство из них, легким рапирам предпочитали полуторные и одинарные утяжеленные мечи. И теперь, видя спокойную уверенность противницы, возникшую оттого, что непрошенный гость, наконец, удалился из ее сознания, обдав напоследок волной насмешки и обещав, что посмотрит, посмотрит... и оценит, бывший лучший мастер инсолийской техники Жала начал нервно дергаться. И нервно оглядываться на недовольных его поведением знакомых.
   Тем лучше, подумала Лина, поправляя волосы. Понервничай! А то и так ощущение, как будто какой-то экзамен сдаю... Насмешливо блеснув глазами, она смерила замершего напротив противника оценивающим взглядом, уперла руки в бока и обратилась к присутствующим:
   - Господа, не будет ли кто-нибудь любезен одолжить мне рапиру? - ей тут же предоставили на выбор имеющиеся в наличии орудия убиения. Осмотрев внимательно ряд клинков, продолжила, слегка повысив голос, - легкую рапиру! Иначе дуэль не состоится по весьма обыденной причине! Вы бы еще мне троллий двуручник предложили! К тому же существуют Правила! - назидательно заметила она.
   Мужчины, возвышавшиеся над ней, в большинстве своем, больше чем на голову, смущенно переглянулись. Легкие полуторники, тяжелые трехгранные шпаги, скимитары - у каждого из присутствующих было разрешение на ношение оружия, и в честь праздника многие из них не поленились нацепить его в качестве украшения. Как женщины - бриллианты... ну а предлагать такие тяжести даме, да еще такой... миниатюрной, было верхом глупости. А уж нарушение незыблемых основы Дуэльного кодекса...
   Из затруднительного положения ведьмочку выручила Шавва, попросив посыльного доставить ее учебную рапиру. Во время нетерпеливого ожидания траурное молчание было нарушено господином Халас, комендантом. Он еще раз попытался уговорить девушку найти замену. Но Лин даже не слушала его, безуспешно пытаясь собрать сотню косичек в хвост или узел. Шипя сквозь зубы неподобающие ругательства, она бросила это бесперспективное занятие и сняла туфли. Ах, как стало сразу хорошо... легко и приятно. Хотелось танцевать.
   Тут принесли клинок. Покачиваясь с пятки на носок, она отрешенно балансировала в руке простенькую рапиру. Хотя она всей душой желала получить в свое распоряжение парные клинки, ничего лучше Свежий ветерок донес аромат Пуховки, растущей вдоль стен, ночное небо было усыпано звездами. Не отвекайсссся... одернул ее голос внутри головы. Подошла Милава, одобрительно хлопнула по спине:
   - Не понимаю я, зачем ты во все это опять влезла? - Лин пожала плечами. - Не буду говорить, что это такая глупость!
   - А то я не знаю, - девушка вздохнула, - ну что же, честь для меня - не пустой звук... как оказалось! И потом... Мы же самые страшные-е и ужасные-е! - тихонько провыла она.
   - Не убивай идиота!
   Ну что за шутки! Самой бы выбраться без потерь.
   - Пос-смотрим! - передернув плечами, протянула Лина, ласково улыбаясь вступившему в очерченный круг противнику. Подоткнув подол до колен, вышла вперед, кожей ощущая напряженное неодобрение окружающих. Направленное, слава Тьме, не на нее! А за спиной - чужое незримое присутствие... вот такое ненаказуемое любопытство сильно раздражало. И что с этой бестелесной персоной сделаешь?
  
   Девушка задумчиво стояла в центре круга, и казалась беззащитной и хрупкой, в своем золотистом платье напоминая пчелиную фею. Многие забывали, что дикие пчелы умеют быть безжалостными...
   Мда, оскорблений, высказанных в такой форме не прощают...
   Правильно...
   Ууу, не надо комментариев!! Но следует вступиться за честь рода, это мой прямой долг...
   Только зачем пачкать руки?...
   Я не буду пачкать... я только... выпущу пар.
   Не увлекайся...
   Мне не нужны няньки!
   Няньки - нет, а вот толковые учителя...
   Грр!
  
   Майден осторожно поигрывал непривычно легкой рапирой. В глазах немного двоилось, но желание отомстить перевесило опасения. К тому же, он был уверен в правильности знаменитой на всю Ронию поговорке...
   "Мастерство не пропьешь!"
   Лина попыталась критически оценить противника. Не будь он пьян, не рискнула бы с ним связываться. Впрочем, в трезвом состоянии он сам не полез бы в драку. А так... в не совсем уверенных движения мужчины чувствовалась грация и точность, присущая школам Жала.
   Странно... герцог обычно старается не оставлять за своей спиной недовольных собой. Живыми и здоровыми, по крайней мере...
   Ну, этот не совсем здоров, и живым будет не долго...
   Кровожадно так... зачем? Его и так сослали в самый дальний угол королевства. Раньше подобные люди просто тихо исчезали.
   И что это за раздвоение личности, сурово нахмурила брови ведьмочка. И попыталась вытурить из сознания гостя. Безуспешно...
   Хмм... неплохо. Но недостаточно хорошо...
   Отец стал менее предусмотрителен? Вряд ли... но столкновения нашего не мог предусмотреть. Случайность.
   Люди...пришла раздраженная мысль, вы просто не просчитываете шаги Вероятности...
   Что?
   Для успешного придворного нет страшнее пытки, чем прозябание в этой дыре...
   Не надо такой снисходительности в голо... мыслях! Я и сама прекрасно понимаю... и ничуть не прозябаю!
   Ну-ну!
  
   Задумавшись, а точнее, заговорившись, она едва не пропустила первый укол стремительного противника.
   Внимательнее надо быть...
   Какая ехидная и одновременно укоризненная мысль... а вот отвлекать не надо!
   Острие рапиры, оставив в воздухе серебристый росчерк, едва не задело ее руку. Девушка качнулась назад и в сторону, пропуская набравшего хорошую скорость лорда, стремительно развернулась волчком. И с размаху толкнула противника в спину рукоятью зажатой в правой руке рапиры. Волосы взвихрились золотистой искрящейся волной и опали... а подол тут же начал путаться в ногах. Жаль, если порвется... Проделав по инерции пару шагов, мужчина развернулся и прищурился. Лина приглашающе улыбнулась. Ну же!
   И был танец... она ускользала и вертелась волчком... а что делать, если оказалась правдой та самая поговорка? Страшно раз за разом уворачиваться от заостренного лезвия, быстрого и точного... зная, что если проиграешь, проиграют и твои предполагаемые потомки.
   Если они будут... Не ко времени умная мысль пришла... мешает. Брысь!
   Девушка прыгала кузнечиком, молниеносно отскакивала назад и вертелась, не обращая внимания на то, что окружавшим дуэлянтов людям то и дело приходится отступать, чтоб не попасть под взмах рапиры. Девушку весьма порадовало то, что лорд растерял часть мастерства в бесконечных пьянках. Признаться, иначе ведьмочке вряд ли бы удалось так успешно бегать от него по крыше. Даже сейчас лорд Майден был весьма опасен. Так насколько он был быстр и точен, находись он в нормальном состоянии?!
   Мимоходом Лин отдавила кому-то ногу, едва не сшибла спиной самого любопытного и обрушила на пол лимонное дерево. Кувырнувшись, она перелетела через распластанные по камням ветки. Майден же безжалостно истоптал нежные листочки, пытаясь дотянуться до верткой ведьмочки. Другому деревцу повезло больше. Лина просто дважды обежала его, увернувшись от клинка с помощью танцевального па, и с лимона просто сорвало пару плодов и охапку листьев.
   Ниран Майден к этому времени уже дошел до стадии повышенного азартного озверения, перестав более-менее отчетливо соображать, и любой ценой желая победить. В некоторой степени этому содействовали не сходящая с лица девушки спокойная, невинная улыбка и ропот толпы. Сначала напряженный, опасливый, затем удивленный и все более насмешливый. Над кем смеялись, ему было ясно... и остатки самообладания вот-вот готовились покинуть лорда. Поединок до первой крови обещал превратиться в смертный бой.
   Вот так, пятясь, Лина проскакала полный круг, время от времени помахивая неудобной рапирой и не замечая, что перед ними раздается толпа гостей и все больше сдвигаясь к краю крыши. Только наткнувшись спиной на странное сооружения, и обнаружив, что отступать некуда, она обратила внимание на этот примечательный факт. И не сразу поняла, что четыре высокие трубы на подставке-треножнике и есть фейерверкер. Примитив! Оглянувшись, едва успела парировать мощный укол, направленный в плечо, и, стремительно отпрыгнув в сторону, заскочила на узкий парапет. Рапира лорда соскользнула по ее клинку, и намертво застряла в стойке неказистого сооружения.
   Фыркнув, девушка хищно клацнула зубами. Подразнила, значит. Мужчина, выразив свое бешенство тривиальным способом, то есть, помянув Тьму, Бездну и Богов, что было силы дернул рапиру. Та выскочила, заставив его отшатнуться и с размаху сесть на камни. Взрыв ругательств заставил поморщиться даже фейерверкеров, с интересом наблюдавших за развлечениями благородных господ. А сдержанные смешки среди гостей заставили дуэлянта потерять последнее разумение.
   Кровавая пелена застлала глаза, и с нечленораздельным ревом он устремился вперед, на расширившую от удивления глаза девушку.
  
   Она, конечно же, элегантно уклонилась, но тут в действие вступили законы подлости.
   Мужчина, споткнувшись о плетеную циновку, чуть было не упал, и, вытянув вперед руки, последним, резким усилием попытался дотянуться до Лины. Но в запале не рассчитал, и с воплем рухнул на невысокое ограждение рядом с девушкой, головой вниз. Голова перевесила... И, не удержавшись, он начал соскальзывать, причем вместе с парапетом, камни которого, как оказалось, были скреплены очень плохим цементом.
   Ощутив, как под ногами поехала опора, ведьмочка взмахнула руками и собралась спрыгнуть на крышу, но Майден в запале схватил ее за ногу, и под дружный испуганный выдох присутствующих они слаженно рухнули вниз. Треск зацепившегося за ракетницу рвущегося подола заглушил тихое испуганное оханье девушки...
   И, едва ноги Лины потеряли опору, время будто замедлилось... мамочки, мамочки, мамочки!!! Голова закружилась, и падая, спиной вниз, она успела заметить только испуганные лица близнецов... Хотелось заорать, но в груди не хватало воздуха. А умирать рано, она ведь еще так молода, чтоб умирать! Перед глазами промелькнула вся жизнь... звезды в небе засияли особенно ярко... действуй! Прошел всего миг, и резкий мысленный окрик побудил ее к действию. Рванувшись к медленно пролетающей мимо стене, девушка успела зацепиться за выступающий каменный карниз. Тут же мышцы резко дернуло болью, и руки едва не выдернуло из суставов. Впившись пальцами в камень, она прижалась к неровной стене, судорожно дергая ногой и чувствуя, что вот-вот пальцы разожмутся и... она даже не знает, что там внизу!!! И почему люди не летают?! Ах, как больно! Она на миг зажмурилась, цедя сквозь зубы ругательства... да когда же ты свалишься?!!
  
   Когда противники перевалились через парапет, до Милавы донеслось возмущенное:
   - Лиссэ эшш!! - и тишина, на миг прерванная глухим ударом.
   Вот тут, схватившись за сердце, градоправитель прошептал:
   - Да чтоб я еще раз доверил ремонт крыши наемникам без строительной лицензии! - и рванулся вперед. Прочие в предвкушении кровавого зрелища последовали за ним. Столпившись у края, они увидели потрясающую картину.
   Лина, изощренно ругаясь и дрыгая ногами, висела, зацепившись за узкий декоративный выступ, проходящий вдоль третьего этажа. Пальцы ее побелели от напряжения, а глаза были полны ужаса пополам с непонятным восторгом. Девушка с выражением шипела:
   - Отпус-сти!! Шэсс нирэ! Лиссэ кх-хагорла э нирэ ташшш...
   Одной рукой вцепившись в ее ногу, а другой пытаясь нащупать хоть какую-то опору и беспомощно глядя вверх, висел неудачливый дуэлянт. Но абсолютно гладкая с этой стороны дома стена не желала предоставить ему ни одного шанса.
   - Держись, Лин! - закричал Тилан, судорожно пытаясь вспомнить хоть одно способное помочь в данной ситуации заклинание. Левитацию они еще не изучали, а Щиты в данном случае бесполезны... телекинез у него слишком слабый, а дельную помощь никто предлагать не собирается. Магистр Алувьен, по крайней мере, совершенно точно...
   Все гости бестолково суетились, предлагая свою помощь. Комендант предлагал спустить веревку, прекрасно понимая, что оба поединщика сорвутся раньше, чем оная будет найдена. Магистр Алувьен, присутствовавший на приеме в качестве представителя Гильдии, пожал плечами и продолжил наблюдение. Ничего способного смягчить падение он применять не собирался... в конце концов, это не его подопечная устроила совершенно непотребную дуэль. А то, что Зелеш опять пьян и не в состоянии ни проконтролировать, ни помочь своей практикантке... некроманта это не касается.
   Пока Рилан судорожно искал веревку, а десяток гостей, опасно перегибаясь, тянули к девушке руки, Милава флегматично посоветовала:
   - Пихайся, пихайся сильнее! - она как-то не верила, что происшествие окончится трагически.
   После особенно сильного толчка потная рука Майдена соскользнула с тонкой лодыжки, и короткий полет лорда удачно завершился в высоких кустах Пуховки. Но слишком поздно, пальцы Лины уже разжались, и, поразив всех ярким сине-зеленым всполохом в глазах, она полетела вниз.
   Панические мысли, как и всякие другие, мгновенно покинули ее. Остались одни инстинкты... Что делать? Лететь!! Резко изогнувшись, оттолкнулась от стены носками, и, на миг, распластавшись в воздухе экзотической птицей, в длинном заднем сальто изящно приземлилась на крышу старой кареты. Получится, не получится? Прочная кожаная крыша выдержала тяжелое приземление, но изящные столбики, на которых она была натянута, подломились с громким хрустом, когда девушка коснулась туго натянутой поверхности, и Лин, взмахнув руками, провалилась внутрь.
   Охнув, ведьмочка искренне пожелала древоточцам окончить жизнь в клюве какого-нибудь дятла.
   Почти удачный прыжок, почти...
   Вот, советчик объявился. Лина скривилась. Но только почему нельзя было прыгнуть прямо в пуховку?
   Потому что там барахтался противник.
   Так можно было ведь и рядом...
   Но ведь так куда интереснее и красивее, ехидно откомментировал чужой голос.
   Изыди, демон!
   И огромное облегчение принесло ощущение удаляющейся с огромной скоростью сущности...
   Вот теперь можно заняться собой. Все на время заблокированные ощущения навалились с новой силой. Она неподвижно лежала внутри отделанной бархатом и деревянными панельками кареты, и пыталась понять, цела она или нет... То, что жива, сомнений не вызывало.
   Руки отчаянно болели, под обломанные почти до мяса ногти, казалось, загнали сотню иголок. Голова ныла, ребра тоже. Когда под ней провалилась крыша, спиной девушка попала прямо на сиденье кареты. Весьма твердое сиденье! Какие будут синяки... хорошо, что позвоночник цел, а вот ноги... осмелившись слабо пошевелить ими, убедилась, что, скорее всего, отделалась вывихом. Запустить диагностические чары не было сил. Подождем... где же спасатели?
   Созерцательную тишину нарушил Тилан, с треском оторвавший дверь, и опасливо заглянувший внутрь кареты. Увидев распластанную, утомленно прикрывшую глаза девушку, он охнул:
   - Ты в порядке?
   - Умираю... - простонала Лина слабым голосом. Пошевелив руками, съехала с сиденья и попыталась встать.
   - Нет, нет, не шевелись, вдруг что-то сломано! - завопил парень, - милорд Аэллинай, помогите скорее!
   - Запусти диагноста... - фыркнула девушка, озабоченно ерзая среди обломков и обрывков. Неудобно как лежать-то. То там в бок вопьется что-то, то тут...
   -Сейчас, сейчас... - судя по тому, что по телу резво пробежались маленькие иголочки, у него получилось. И ничего смертельно неприятного Тилан не обнаружил, потому что Лина заметила, как просветлело его лицо.
   В поле зрения ведьмочки появился градоправитель, оттеснив на задний план ребят. Уверенно подхватил ее на руки и куда-то понес. Ведьмочка было расслабилась... в объятиях такого красавца, правда, женатого, как не расслабиться? Но, встрепенувшись, прошептала:
   - Эй, эй, куда вы меня тащите?
   - В мой дом, где вам окажут квалифицированную помощь, - невозмутимо ответил красавец эльфийских кровей.
   - А дуэль?
   - Что?
   - Мне все еще нужны извинения! Кстати, есть еще кому передо мной извиняться? Он жив?
   - О да...
   - Так пойдемте, пойдемте! Скорее...
   Идти оказалось не далеко. Градоправитель послушно развернулся. Лина с интересом огляделась. Внутренний двор был заставлен каретами, а вдоль стены росли могучие кусты Пуховки. Как удачно она выбрала место приземления, однако. Вот если бы попыталась спрыгнуть на этот вот... трухлявый облезлый агрегат, ушибами бы не отделалась...
   Вокруг сломанной кареты толпились любопытные, при ее появлении из бархатных недр, все замолчали, а затем наперебой начали предлагать свои услуги. Тьма, да зачем?!! Выслуживаетесь, господа? Ну, я это вам еще припомню... господа горожане, маги, купцы и торговцы, внимательно вглядываясь в лица присутствующих, думала Лин.
   Судя по всему, все гости соизволили спустилться вниз, дабы полюбоваться на мертвые тела. Любопытные-е... И я не доставлю вам такого удовольствия, подумала ведьмочка, принимая, однако, стратегически выгодную, трагическую позу, бессильно свесив руку и положив голову на плечо Милорда Градоправителя.
   Обратив внимание на исцарапанного задиру, которого с трудом извлекали из зарослей, злорадно убедилась, что он ушибами не отделался. Перелом ноги, судя по всему, и треснувшие ребра обеспечат ему покой на целую декаду, а то и больше. Будет время подумать о своем нехорошем поведении! Хватит ли этого для удовлетворения ее жажды крови? Пожалуй, да! Но все равно хотелось шипеть и плеваться. И спать! Девушка выразительно прочистила горло, стараясь не сильно ерзать на чужих руках.
   Майден поднял на нее глаза, когда, закусив губу, позволял слугам помочь встать. Ну, вот куда вы торопитесь, лорд, не бережете себя, у вас же смещение кости будет... хромать начнете. Что-то ехидство так и лезет... Да так вам и надо, фыркнула мысленно Лина.
   - Майл'эйри, - уважительно склонил голову мужчина.
   Она улыбнулась его попыткам скопировать придворные манеры в таком состоянии. Впрочем, сама-то не лучше...
   - Лорд Майден, - вздернув подбородок, холодно улыбнулась девушка.
   - Я приношу Вам свои искренние извинения и смиренно прошу признать мое поражение в дуэли, - с натугой произнес мужчина.
   Не удержавшись, она расплылась в кривой усмешке. Похоже, подумала она, падение прочистило таки вам голову, лорд. А толпа гостей сама собой начала потихоньку рассеиваться, хотя всем было любопытно, чем закончится этот разговор.
   - Ну что же, - на миг примолкнув и смакуя смятение, проступившее на лице лорда, она продолжила, - я принимаю ваши извинения, и признаю, что ваше поражение искупает произнесенные в необдуманном порыве слова, порочащие честь моего рода. Я не держу на вас зла, - закончила девушка ритуальной фразой.
   - Я не держу на вас зла, - повторил лорд, - благодарю вас и еще раз искренне прошу прощения.
   О, неужели вы хотите пойти по второму кругу придворной речи? От такой перспективы Лин, закатив глаза, передернулась. И зашипела от боли во всем теле. Чего вам надо, лорд? Я не буду... хм, мстить. За что? Кстати, не мешало бы узнать, за что, действительно?
   - Постойте... - попросила она Градоправителя, собравшегося уходить, и покосилась на ожидающего ее милости дуэлянта. Еще дождетес-сь на свою голову...ну, что там дальше полагается говорить... - Лорд Майден, не соблаговолите ли уделить мне минуту внимания.
   - Д-да?
   - Мне бы хотелось побеседовать с вами о бедах, постигших вас по вине старших членов моего рода.
   Вот этого вы от меня ожидали, да?
   - Э... не думаю, что подобная история заслуживает вашего драгоценного внимания, - через силу выдавил собеседник, наваливаясь на слуг, - и не будет вам особенно интересна.
   - Вы снова пытаетесь оскорбить меня? - подняла Лина брови.
   - Нет, конечно же, - поторопился заверить ее Ниран.
   Как-то испуганно это прозвучало. Не надо меня бояться, подумала Лина, я же безобиднее бабочки... неужели ваши, лорд, впечатления от дуэли столь сокрушительны?
   - Просто ваши нежные ушки не предназначены для выслушивания столь неподобающих откровений.
   - Нет, но вы все же пытаетесь меня оскорбить! Я категорически требую, чтобы вы посетили дом, где я остановилась. Не сейчас, - добавила она многозначительно, - позже. Ибо я чувствую некоторую ответственность за происходящее с вами по вине моих родичей...
   Вот как завернула, мелькнула у нее гордая мысль.
   - Я не стою вашего беспокойства... - пробормотал дуэлянт.
   А вот не отвертишься!
   - ... и потому, скорее всего, навещу вас лично. Ибо вы еще не скоро будете способны наносить визиты, а мое любопытство не сможет выдержать такой долгий срок.
   Обостренный слух позволил девушке расслышать бурчание:
   - Вашими молитвами... Что же, - повысил голос лорд Майден, - отказ будет воспринят как намеренное оскорбление?
   - Разумеется!
   - Тогда... милости прошу! В любое удобное для вас время...
   - Благодарю вас.
   - Но я бы хотел узнать подлинную причину вашего беспокойства, если возможно.
   - Да? - притворно удивилась Лина. - Их две. И обе не подлежат разглашению при таком большом скоплении народа.
   Она выразительно повела рукой вокруг. Правда, рядом оставались только пара слуг, некроманты и городские авторитеты в лице Наместника и коменданта. Не считая Градоправителя, все так же держащего Лину на руках. Он, кстати, не устал изображать глухую статую, а? Прочих гостей миледи хозяйка давно увела в дом, танцевать и развлекаться. Хотя многие сопротивлялись... но их любопытство, в отличие от призрачного, поддавалось чужому контролю.
   - Возможно, когда вы соизволите поговорить со мной наедине, я доверю вам эту тайну... - поведала она доброжелательно.
   Вот теперь можно было и отдохнуть...
  
   Пуховка обыкновенная - декоративный кактус, произрастающий в условиях Приграничья. Неприхотлив, нетребователен к уходу. Имеет множество водянистых, округлых, темно-зеленых сильно ветвящихся упругих стеблей, исходящих из единого стволового центра, в высоту достигает человеческого роста. Размножается отводками. Сок его можно применять в пищу, а точнее в питье, после умеренной термической обработки. А название он получил за особенно нежные и мягкие волоски, длиной более пальца, покрывающие почти всю поверхность стеблей и образующих некое подобие пуховых подушек. Собственно, эти особо прочные волокна использовались для набивки подушек, перин и при пошиве зимней одежды. Экспорт этого продукта составляет около 30 % от бюджета Приграничных городов.
   Считается, что к изменению этого растения приложили руку маги, занимавшиеся биологией растений и мутагенным воздействием.
  
   Глава 11
   Из письма графу Эйгону, члену попечительского совета, члену Тайного совета, Первому Камергеру Малого Двора.
   ...Мой дорогой друг, спешу справиться о вашем здоровье, пошатнувшемся вследствие тревожащих душу волнений. Искренне надеюсь, что все ваши тревоги благополучно улеглись (в могилу - зачеркнуто), а события, вызвавшие их, остались в далеком прошлом.
   Предавайте мои сердечные поздравления вашей очаровательной супруге и милой дочери, слухи о столь удачной партии которой дошли и до нашего захолустья. Мне кажется, помолвка и последующая за ней свадьба поправят ваше пошатнувшееся здоровье.
   В ответ на ваши пожелания и вопросы, присланные с последним письмом, вынужден сообщить, что в наших краях неспокойно. Степные кланы вновь показывают клыки, что, в целом, не удивительно, ибо нынешний год - это год их варварской Песни. Все подробности происходящего будут изложены в докладе, ушедшим с особой почтой, моим представителем на ежегодном Собрании Совета.
   Ну а теперь должен вам пожаловаться.
   Во вверенном мне волей Его Величества городе далеко не все в порядке. И в этом есть часть вашей вины, дорогой друг. О чем думал попечительский совет, присылая в Разбойную Крепость такое количество студентов? Слишком много практикантов! Первым делом они устроили драку в пользующейся дурной славой таверне, в результате которой, вынужден признать, вскрылись махинации на оружейных складах Легиона. Последовавшая за сим событием дуэль, произошедшая на торжественном приеме в честь Дня Города, только утвердила меня во мнении, что молодое подрастающее поколение надо держать под строгим контролем, и что воспитание высшей ронийской аристократии оставляет желать лучшего.
   Хотя способность остаться в живых после падения с крыши не может не внушать невольного уважения, все же наводит на подозрения о том, чему же учат в Высшей Школе...
   И я категорически не одобряю политики герцога Эйдена, проводимой в отношении членов собственной семьи. Его наплевательское отношение к времяпрепровождению отпрысков и демонстративная холодность провоцируют наследников на необдуманные поступки, последствия которых могут сказаться на их будущем самым негативным образом (не обязательно это мнение ему передавать!)
   Майл'эйри, демонстрируя вполне подходящую случаю дальновидность, сумела стреножить самого Нирана Майден, известного смутьяна и гуляку, сосланного к нам волей Совета за учиненные в столице непотребства. Стреножила в самом прямом смысле этого слова, лорд Майден целую декаду не имел возможности нарушать наше спокойствие, ибо денег на приличного целителя у него, разумеется, не хватило. Молодой леди, тем не менее, удалось продолжить общение с ним в более дружелюбном ключе, не включающем в себя обмен ударами или уколами, что будет точнее. Последствиями этого вполне обоснованного, с политической точки зрения, решения стали частые визиты, наносимые леди в дом этого господина. Я категорически не одобряю того, что они сошлись слишком накоротке, но, не являясь законным опекуном данной леди, не могу влиять на ее решения, тем более что она уже доказала и свою состоятельность и способность адекватно реагировать на попытки посягательства на ее честь.
   Мой друг, все же поинтересуйтесь, чему учат в этой Школе Искусств?
   До сего дня все свободное время, которого у леди при таком руководителе (алхимик Зелеш, вы должны его помнить) более чем предостаточно, она, оправившись в течение пары дней после красочного полета с крыши особняка, проводила или на тренировочной площадке нашего Легиона, или в доме Нирана Майдена... чем они там занимались? Не подумайте ничего плохого, ради всех Богов! Все трое некромантов, составляющих ее свиту, сопровождали ее неотлучно.
   От Зелеша, явившись в надежде, что тот сумеет призвать к подобающему поведению майл'эйри, я сумел добиться только невнятного обещания "присмотреть за этой шустрой малявкой". Такое неуважение к высшей аристократии, пусть и не совсем соответствующей канонам, даже лишило меня дара речи на пару минут!
   Кстати, от занятий этих молодых людей пострадали все окружающие. Из-за магического эксперимента, проводимого, разумеется, по приказу магистра Алувьена, славящегося весьма необычными взглядами на порядок, едва ли не половина города на три дня лишилась спокойного сна. Особенно пострадали обитатели Купеческого малого луча, где практиканты проводили магическое дознание призрака убиенного нищего. Стенающее создание, которое практиканты, оправдываясь тем, что не до конца рассчитали какие-то вектора, не соизволили отправить обратно в Бездну, вызвало волну негодования среди мирных жителей. Однако этот нетрадиционный способ дознания принес свои плоды. Трое карманников явились с повинной к стражам, один грабитель, застигнутый врасплох в момент кражи, скончался от сердечного приступа. А купец Серебряной гильдии, злостный неплательщик налогов, отдал все долги королевству.
   Не буду перечислять все случаи, лишившие наш город покоя... скажу лишь, что количество морального ущерба просто не поддается подсчету. Ибо недостойно моей должности жаловаться на неспособность поддерживать порядок на вверенном мне участке королевства.
   Вынужден вас огорчить, дорогой друг. Фонтан, столь любимый вами, серьезно пострадал, лишившись трех из семи мраморных нимф, украшавших бортик, и половины барельефов с мифологическими сценами. Взрывной волной также были выбиты стекла в трех близлежащих домах. Так как виновники происшествия так и не были обнаружены, ущерб размером в сто золотых монет возмещала городская казна.
   Кстати, отчет по тратам также отправлен в вашу канцелярию специальной почтой.
   Последняя же новость ввергла меня в неподобающую моему положению радость. Через два дня господа практиканты отбывают в традиционное самостоятельное путешествие за стены города, и целую декаду, а может и дольше, мы будем лишены сомнительного счастья лицезреть последствия сомнительных с точки зрения разумности выходок студентов. Сначала они с партией Мерлена Камриша проследуют до Старых Каменоломен, где уже зацвел Игольник... а потом, надеюсь, отправятся к морю.
   Кстати, вы знаете, что игольник зацвел в этом году необычайно рано? Хотя это растение и не придерживается какого-либо строгого графика развития, в среднем бутоны распускались в конце лета. Не может ли это быть как-то связно с неспокойной магической ситуацией в Степи? Тем не менее, необычайно ранний урожай пыльцы позволит нам поднять цены на краски оттенков, импортируемые на север, что, конечно же, не может вас не порадовать.
   За сим, спешу закончить мое послание, которое, вероятно, отняло у вас, друг мой, непозволительно много времени.
   С искренним уважением, Геррен ап Бейгран.
   PS. Мне кажется, они вернутся, таща за собой еще большие неприятности.
  
   В большой, накрытой стеклянным конусом колбе кипела и бурлила жижа неприятного серо-зеленого цвета. Аромат, источаемый ею, вполне соответствовал цвету, будучи таким мерзким, что даже привычный ко всему алхимик зажимал нос. Лина внимательно наблюдала, как густой пар поднимается вверх, проходит по длинной изгибающейся трубке, и, остывая, осаждается в завитках спирали белыми тягучими каплями. Они медленно стекали в подставленную пробирку. Взгонка, судя по всему, прошла успешно.
   Девушка потерла переносицу, нахмурилась, затем дернула себя за кончик косы, с трудом вспоминая, что там дальше в рецепте.
   - Придворный алхимик Тирита рекомендует, - продолжила она, - добавлять половину стандартного фиала раствора медной крошки в едкой кислоте, вырабатываемой Шахтным слизнем.
   Взболтав флакон с редким ингредиентом, и, мило улыбаясь, обернулась к алхимику. Если учесть личность единственного придворного алхимика, с которым девушка встречалась, а также, что должность Тьеор получил временно, и его склонность к экспериментам... результат будет, скорее всего, сомнительным. Но раз просят...
   Пожав плечами, девушка аккуратно откупорила флакон и, задержав дыхание, капнула рыже-коричневой жидкости в остывающий конденсат.
   В нос тут же ударил аромат гниения, жижа в пробирке вскипела и пошла мелкими пузырьками, количество которых стремительно начало увеличиваться. Содержимое пробирки активно полезло наружу, заливая лабораторный стол, колбы, пробирки, скамью и пол.
   - Опс, - буркнула Лина, отбегая к выходу. Она запоздало вспомнила, что в книге была какая-то приписка. Ме-елкими буковками.
   Мастер Зелеш флегматично взирал на взбесившееся зелье, привольно раскинувшее свое липкие щупальца и норовящее стащить с ног обувь. Он только что отведал настойку на прошлогоднем урожае лимонов, и его нос был особенно ярок, а настроение особенно добродушное. Переступив через особенно активную лужицу и больно щелкнув девушку по лбу, заметил:
   - Интересный эффект. Придворный алхимик после этого сам очищал стол?
   - Не-ет, - шмыгнув носом, выдохнула Лина, - там с уборкой гораздо проще... Чхи! Апчхи!
   От чиха на глазах выступили слезы.
   - Апчхи! - добавил басом руководитель практики.
   Зелье тем временем добралось до забытой горелки. Пламя злобно зашипело, вступая в борьбу с волшебными пузырьками. Те начали лопаться с громким треском и по комнате разошлась такая вонь, что слезы полились из глаз сплошным потоком. Огонь запылал еще яростнее, получив дополнительное питание. Колба с жижей начала подпрыгивать на подставке, а тонкое стекло покрылось сетью мелких трещин.
   - Апчхи, апчхи, апчхи!!! - дружно расчихавшись, они скатились по лестнице на первый этаж, вовремя заметив, как раскалилось стекло, за которым плескалась серая смесь.
   Тихий, можно сказать, скромный взрыв разнесся по лаборатории, и из выбитого окна на улицу потекли ароматы Бездны.
   - Тьма! - прогундосила Лина, поднявшись наверх.- Понятно, почему Тьеор не стал проводить этот эксперимент во дворце...
   Последствия впечатляли... Содержимое колбы и результат эксперимента размазались по стенам, осколки колбы глубоко вонзились в спинку дивана, где обычно почивал мастер алхимик. Огонь, оставив некрасивую, покрытую сажей проплешину на лабораторном столе, неохотно угас. Волшебные пузырьки просочились в щели между плитками, которыми выложен пол, и те некрасиво вспучились.
   Ведьмочка решила, что было весьма предусмотрительным с ее стороны уменьшить рекомендуемые в рецепте пропорции в сотню раз.
   - Хорошо, что вы завтра уезжаете, моя леди! - смиренно произнес алхимик. - Но перед отъездом лабораторию будьте любезны вычистить! Иначе...
  
   Утром, после ночного смиренного труда во имя Богини Ранияки (богиня чистоты и порядка), снабженная длиннющим списком совершенно необходимых редкостных и экзотических трав и кустарников, девушка взгромоздилась на изрядно отъевшуюся лошадку и, зевая, потрусила к Западным воротам.
   В полусне она поприветствовала некромантов, стражников и членов отряда, с которым они отправлялись в Забытые каменоломни, совершенно не обращая внимания на суровые взгляды командира. Очнулась она только тогда, когда дружеский тычок подъехавшего справа Рилана едва не вышиб ее из седла.
   - Доброе утро! - протянул он, странно шмыгая носом. - Чем это от тебя пахнет?
   - Укрепляющим гелем, применяемым для заливки трещин в шахтах, - пробурчала девушка, - производство гномское, усовершенствования темноэльфийские.
   - Фу!!
   - И я с тобой совершенно согласна! - воскликнула Милава, подъезжая с другой стороны и брезгливо морща нос.- Редкостная гадость!
   - Вы еще лабораторию не нюхали, и прилегающие улицы, - грустно заметила Лина, которой избавиться от неприятного запаха не помогла ни принятая наспех ванна, ни полфлакона духов неизвестного происхождения, вылитых на одежду. Наоборот, аромат приобрел новые, еще более тошнотворные, оттенки.
   Слабый ветерок, дувший в лицо, немного помог, отнеся запах назад.
   Мерлен Камриш, капитан добытчиков, сморщив нос, выразительным жестом отправил ее в конец колонны и велел трогаться. Дюжина человек и четверо практикантов неторопливо, с оглядкой и разведкой двинулись на северо-запад.
   Лина, предоставив лошади самой следовать за впередиидущими товарками, угрюмо посмотрела на спины некромантов в положенных им балахонах. Невольно улыбнувшись, погладила ножны мечей, притороченных к седлу, пожала плечами, смиряясь с тем, что ее нагло игнорируют, и достала книгу.
   Почитаем...
  
   Девушка мерно покачивалась в седле, строя планы на будущий год. Ничего особенного - экономия, занятия у мастера Ромаша, доведение до нервной икоты магистра Леснида. Кстати, лорд Майден показал пару интересных методик, даром что еще на костылях... Из глубокой задумчивости ее вывел голос княжны.
   - Лина, тебе не скучно? - Милава придержала лошадь и пристроилась рядом, обмахиваясь листом пергамента.
   - Нет, - кратко ответила ведьмочка, - но чем вызвана ваша неожиданная благосклонность, княжна Светлая.
   Прищурившись, девушка уставилась на далекий горизонт, бугрящийся горами. А солнце уже высоко, подумала она, пора бы и привал устраивать. Почти полдень, припекает здорово.
   - Ну и язва же ты, дорогуша.
   - Без фамильярностей, пожалуйста, - сухой тон должен был дать понять, что разговаривать она не хочет, и что все еще лелеет обиду. Но когда это останавливало некромантов, смиренно подумала ведьмочка, наблюдая за хитрым прищуром Милы, с запинкой принявшей правила новой игры.
   - О, моя леди, не будете ли вы столь любезны ответить на один вопрос?
   - Разумеется, - растянув губы в невольной усмешке, ответила Лина, - как только вы его зададите.
   - Что за причины были у вас, подвигнувшие свести такое близкое знакомство с лордом, вызвавшим вас на поединок? Те, что не предназначены для чужих ушей?
   - Вы внимательно слушали, нэ?
   - О, да, а смотрели еще внимательнее. Ваши придворные расшаркивания произвели на меня неизгладимое впечатление, как и на всех прочих, присутствующих при этом знаменательном примирении. Полуобморочная героиня на руках представителя высшего чиновного сословия и зачинщик беспорядков в кустах, облепленный белой паутиной.
   Гордо выпрямившись, Лина заметила:
   - Неплохо получилось, не правда ли, дорогая княжна?
   - Чрезмерная Гордость есть первый признак приближения к неоправданному чувству превосходства над окружающим миром... уф! - Мила выдохнула, - Зачем ты надо мной издеваешься?
   - Неплохо получается, - одобрительно кивнула Линара, - не хмурься. Я подняла себе настроение, потренировалась в придворном высоком слоге, поиздевалась над окружающими в твоем лице... что может быть лучше?
   - Порция мороженого... Шутница!
   Мила тряхнула головой, пытаясь вспомнить, какой вопрос задавала подруге.
   - О, так что за причины-то?
   - Чего? - с невинной непонимающей улыбкой воззрилась на нее Лин. В ее карих глазах плясали веселые огоньки, коса весело покачивалась в такт движению лошади, смешно переваливающейся на коротких ногах.
   - Того!
   - Ну, хорошо... первая и основная - желание исправить небольшой недочет герцога. Никогда не следует оставлять за спиной озлобленного... если не врага, то недоброжелателя. Следует нейтрализовать его, превратить в соратника... или уничтожить.
   Изложенное спокойным рассудительным тоном, это мнение заставило княжну уважительно покачать головой. Вот об этом она никогда не задумывалась, да и врагов у нее не было. Будто угадав ее мысли, практикантка жизнерадостно заявила:
   - У тебя еще все впереди!
   - Кхм, а вторая причина?
   - Да меня действительно заинтересовало, за что такого мастера отправили сюда!
   - А не проще ли было спросить... ну, ты знаешь кого.
   - Отчего так витиевато? - протянула Лина, щелкая пальцами.
   - Мало ли, - пожала плечами некромантка.
   - Ну да ладно, не надо уж так меня оберегать. Во-первых, я никогда ни о чем не буду просить герцога, даже если от этого будет зависеть моя жизнь! А во-вторых, представь, сколько бы мне пришлось ждать ответа. Или личной встречи. От любопытства можно умереть, уверяю тебя.
   - Угу, если слишком сильно его проявлять! - фыркнув, Милава о чем-то задумалась.
   Лина улыбнулась, поглаживая ножны. Да, у дроу все же есть чему поучиться. Вот, одна умная мысль таки задержалась у нее в голове, хотя освоить Древо Вероятностей не кажется реальным.
   Полюбовавшись на подругу, девушка признала, что выражение легкого ошеломления, смешанное с этакой философской задумчивостью очень идет некромантке. Придает солидности...
   - Постойка! - воскликнула вдруг княжна, вскинувшись в седле. - Если все так, как ты говоришь, почему наш завкафедрой все еще жив?
   Ор-ригинально! Действительно, почему? Потому что последствия подобной попытки будут куда серьезнее, чем несданный зачет! Ну, и возможностей совершить подобный акт пока нет. К тому же, взяточничество и кумовство не заслуживают такого сурового наказания, хотя... идеи есть! И в ответ на полушутливый вопрос прозвучало:
   - С ним, - Лина выделила первое слово особым, многозначительным тоном, - мы еще не закончили. Впереди еще дипломная практика... и защита.
   В ее глазах замерцали зеленые огоньки предвкушения, губы расползлись в ехидной усмешке, демонстрирующей белые острые зубки. Совершенно не осознавая этого, Лина скопировала угрожающую ухмылку, которой любили щеголять темные эльфы.
   - Бедный, бедный магистр, - лицемерно протянула Милава, пару мгновений разглядывая ведьмочку. Затем она громко расхохоталась и умчалась вперед.
  
   Глава 12.
  
   На коротком привале Мерлен Камриш, среднего роста чело... хм, оборотень, судя по ауре, скептически оглядев четырех практикантов, сказал:
   - Значит, так. Я взял вас собой только потому, что людей на такую вылазку мне в этом году не хватает, причем частично благодаря вашим усилиям, майл'эйри.
   Лина фыркнула. Лорд Майден сам виноват!
   - В любом другом случае это считалось бы нарушением условий прохождения вашей практики, потому радуйтесь, что часть пути вы проделаете в компании опытных людей.
   Чему радоваться-то? Тому, что работать заставят сверхурочно?
   - И приказания мои вы обязаны выполнять беспрекословно. Потому что в Степи сейчас неспокойно, а каменоломни вообще считаются территорией дроу. Мне отчет давать по вашим хладным телам совершенно не хочется! Итак, не шуметь, от колонны не удаляться, и, самое главное, никакой магии! Поняли меня?! - рявкнул он.
   Лина, пребывающая в весьма отдаленных от реальности мечтах, вздрогнула и переспросила:
   - Никакой магии? Как же так...
   -Так!
   - А вот они, господин Камриш? - девушка указала в сторону троицы, облаченной в разрезанные по бокам для удобства мантии. - Разве они не маги?
   - А это псионики. От них, в отличие от вас, господа, шума куда меньше!
   Как двусмысленно это прозвучало!
   - Все понятно?
   -Так точно! - Вытянулись в струнку некроманты, а Линара отдала честь, сделав каменное лицо.
  
   Обычный маг подобен губке, когда впитывает аурой магическую энергию, рассеянную в пространстве, и изменяет, направляя ее вовне. Этот процесс заставляет окружающие магические поля колебаться и резонировать в пространстве, приводя их к определенному положению, соответствующему требуемому результату. По этим изменениям магического Плана местонахождение мага определяется довольно легко. При должном умении возможно определить даже тип производимого воздействия...(ну уж, уровень следователя должен быть не менее магистерского - пометка на полях)
   Пси-кинетики для воздействия на окружающий мир применяют энергию, вырабатываемую собственным организмом. Поэтому возможно определить только видимый результат действия, как, например, пожар... и, так как к классической магии повышение Порога Горения не имеет никакого отношения, в магическом Плане царит относительная тишина. Но у этих людей имеется серьезное ограничение. Они слишком быстро устают, и для восстановления им требуется несколько большее время, чем для восстановления резерва ауры мага.
   Далеко не все люди имеют достаточный энергетический запас, позволяющий отдать его часть без ущерба для жизни. Слишком частое применение способностей или слишком мощное единовременное усилие угрожают жизни, приближая неестественную старость.
   К тому же специализация псиоников довольно узкая. Воспламенение, замораживание и телекинез (+левитация). (Хотя все это возможно проделать классическими способами, немногие умения компенсируются бесшумностью в магическом Плане) Некоторые маги относят сюда же телепатию и все виды эмпатической связи, но по этому поводу все еще продолжаются дискуссии. (Сейчас Телепатический подраздел является одним из секторов Школы Разума.)
   Если посмотреть со стороны, работа мастера-псионика выглядит так: человек стоит, внимательно вглядываясь в пространство, и спустя некоторое время, зависящее как от силы пси, так и от характеристик предмета, происходит нечто... например, пожар.
   Многие разведки континента, а так же преступные группировки весьма благосклонно относятся к вступающим в их ряды псиониками.
  
   Лина постаралась, чтоб ее поведение в дороге не вызвало нареканий спутников, то есть почти весь день провела за чтением толстого фолианта, тайком утянутого в библиотеке мастера-алхимика. На замечание одного из псиоников, заботливо осведомившегося, не испортит ли она себе зрение, девушка, оторвавшись от книги, невежливо буркнула:
   - Как испорчу, так и поправлю, - и уткнулась в очередной раздел Магии крови.
   Правда, степь манила ее куда больше мрачных подробностей и тайн самого необычного раздела магии. Разлитая по волнистой поверхности тишина держала нервы в напряжении. Казалось, все обитатели Предгорий чего-то опасливо ожидают. И звери и птицы спрятались, так странно реагируя на улавливаемые клочьями ауры движения магии. Чем-то эти странные колебания напоминали атмосферу Сада Кристаллов. С натугой закручивалась тугая пружина, чтоб разлететься множеством осколков и ударить... кого?
   Не только она чувствовала тревогу животных и растений... Камриш постоянно поторапливал отряд, охотники напряженно рыскали вдоль линии движения отряда, выискивая незримую опасность. Но вокруг царило спокойствие, затишье перед бурей, око урагана...
   Фигуры почти сливающихся с травой охотников и дозорных, улавливались только краем глаза, а при взгляде в упор исчезали. Ведьмочка убрала книгу, и вгляделась в вырастающие на горизонте Горы. В полном молчании они двигались на северо-запад, то ныряя в лощины, то взбираясь на гребни холмов. Правда, там они старались не задерживаться, вновь ныряя в относительную безопасность покрытых тенью заходящего солнца склонов. Цепочка людей вилась среди высоких трав, цветущих кустарников, издающих одуряющие ароматы, аккуратно минуя проплешины голой земли.
   К полуночи они уже были на месте.
   Старые Каменоломни представляли собой гигантский провал с обвалившимися, заросшими густой травой краями на месте одного из холмов, в недрах которого раньше добывали Сияющий гранит, из которого была построена Разбойная Крепость. А вокруг него были разбросаны несколько дыр в земле, бывшие в прошлом шахтами. В темных глубинах плескалась вода, а где дно, рассказать могли только трупы тех, кто там покоился.
   Отряд расположился в полуразрушенном здании маленького форта, и все, кроме пары дежурных, начали поспешно укладываться спать. Утром следовало начать сбор урожая, чтоб в течение трех дней убраться отсюда за дающие хотя бы иллюзию надежной защиты стены города.
   Лина долго лежала в темноте без сна. Твердая каменная лежанка не давала расслабиться, а слабое дрожание магии на грани сознания заставляло напряженно противиться трансу, провалиться в который грозил разум. Тело налилось усталостью, но дрема раз за разом отступала под натиском опасений. Рядом дружно сопели умаявшиеся за день некроманты. Было жутко завидно...
   Пришлось встать, выйти, и при слабом свете звезд заняться чем-нибудь отвлекающим внимание. Например, просмотреть список трав, выданный руководителем практики, потому что вставать, и заниматься с клинками не было ни сил, ни желания.
   Прочитав пару строк, она начала тихо, но с выражением декламировать сие творение вслух, не забывая комментировать в особо интересных местах.
   Созревшие плоды-коробочки дурмана белоголового - чтоб нам казалась небесным раем жизнь.
   Цветки остролиста язвенного - от разлития язвительной желчи, мешающей нормально общаться с подчиненными.
   Травка Пастушья сумка обыкновенная - вот уж чего и под стенами Крепости довольно!
   Цветки и молодые листья полыни розовой болотной - название это было придумано после употребления следующей в списке травки.
   Желтолистый головокрут - эта витиеватая фраза вполне четко обозначает последствия поедания сего растения в любом виде. Сам станешь желтый, и голова два дня кружиться будет.
   Мшистые мохнатики - чтоб волосы росли лучше. Везде!
   Мох белый, черный и красный - а почему зеленый забыли? Для полноты картины.
   Образцы почвы из-под корней четырехлетней тысячеигольницы трехлепестковой - а чтоб определить возраст нужно подобраться к основному стволу, минуя вполне отвечающие вышеприведенному названию веточки. Мелкие, но колючие шипы, на каждой веточке - не по тысяче, но уж по семьсот штук найдется. Правда, никто не считал...
   И, напоследок, пыльца со свежераспустившихся бутонов Игольника Синего...
   - Тебе понадобится телега! - неожиданно раздалось над ухом девушки. Она дернулась в сторону, машинально уходя с линии возможной атаки, затем облегченно вздохнула.
   Просто один из стражей решил обозначить свое присутствие таким нервирующим способом. Псион, кажется. Высокий, пропеченный степью и похожий на крепкий мореный дуб, который так любят морийцы.
   - Если хорошенько утрамбовать... - задумчиво протянула Лина, и зевнула.
   - А перед этим хорошенько поползать на корточках, разыскивая особенно редкие экземпляры, - с усмешкой пробормотал страж.
   - Вот завтра с утра и займусь, - пообещала ведьмочка скорее сама себе.
   - Нда, завтра, - хмыкнул мужчина, - будет мно-ого дел. Почему не спишь, кстати?
   - Да как-то странно, - неопределенно повертев руками, - не получается. Вроде чем-то пахнет... или веет. Странным, опасным... вот никак и не засну. С чего такая забота?
   - Так работы много! Помощь лишней не будет. А вообще, очень неплохо... - присаживаясь рядом, продолжил страж. - Тебя даже учить не надо. Сама степь чувствуешь!
   - Это хорошо? - заинтересованно подняла брови Лина.
   - Сложно сказать. От опасности уйти сможешь, но только от магической. А вот простые навыки маскировки и слежки... пригодятся. Без них не сможешь ни воду найти, ни спрятаться.
   - От кого?
   - Да мало ли лиходеев по Степи носится. Сейчас на редкость неспокойный год...
   Кажется, что-то такое Лина уже слышала. От кого?
   - Ну, искренне надеюсь, что эти весьма интересные и полезные умения мне не понадобятся!
   - Да? А кто через три дня к морю отправляется? Самостоятельно причем? - в голосе псиона послышалась насмешка.
   - Это аргумент, - согласилась Лина. А чего не согласиться, если человек умные вещи говорит? - Только за это время никто не сможет научить нас правильно себя вести. Остается только положиться на судьбу, скорость, удачу и чутье.
   - Чье?
   Девушка пожала плечами:
   - Ваше, мое, некромантское... какая разница. Главное, чтоб оно работало.
   - Этого мало.
   - А кто предложит больше? За три-то дня. Рискнете? - лукаво предложила девушка.
   Страж весело рассмеялся.
   - Цепкая-то какая!
   - Тем и живем, - согласилась Лина, - так возьметесь?
   - Не-ет! - протянул страж. - Но совет дать могу.
   - Ну? - заинтересовалась девушка.
   - По гребню холмов не разъезжайте, целее будете.
   Ведьмочка фыркнула, напряжение немного отпустило ее.
   - Пойду все же спать.
   - Правильное решение! Доброй ночи...
  
   Утро, солнышко припекает, травка сухая под ногами хрустит.
   Вот так идешь себе неторопливо, уткнувшись носом в книгу, вглядываясь в ровные сточки. Лицо сосредоточенное, золотящиеся в утреннем свете волосы собраны в аккуратный пучок, рубашка чистенькая. И весь вид выражает весьма умеренную радость от постижения новых знаний. Любое время годится для заполнения пробелов в сведениях, способных обеспечить собственную безопасность в будущем. И вот тут...
   Как некстати подвернулся под ногу этот камень, подумала Лина, поднимаясь с земли. На самом деле это была на редкость непечатная мысль! Споткнувшись о предательски торчащий из земли обломок дома, она выпустила из рук тоненькую книжечку и неэлегантно приземлилась на корточки, больно ушибив колено. Челюсть звучно клацнула, прикусив язык и одно нецензурное слово. Что за невезение!
   Пока ведьмочка кляла свою жизнь, в поле зрения появились сапоги. Замшевые, на мягкой двухслойной подметке, за покрытыми изящным теснением голенищами скрывались ножи. Владелец их неторопливо нагнулся и поднял валяющееся в пыли произведение.
   - Та-ак, "Основы левитации, теория и практика". Хм... госпожа Эйден!
   - Да, мастер Камриш, - поднявшись и отряхивая рубаху, отреагировала Лина.
   - Я вижу, вам нечем заняться, и вы от скуки начали применять на практике ваши новые умения?
   Лина возмущенно вздернула брови. Завтрак она приготовила, и съела, зарядку сделала, полсписка травяного собрала... когда скучать!? А лениться? Котелки драить, как некроманты, она категорически не собиралась! Да и заниматься сбором кактусов-пустоцветов не хотелось. А потому, оценив шутку, хмыкнула, и пробормотала:
   - Не очень успешно, как видите. Но я совершенствуюсь.
   - Прекрасно! В таком случае, исполнение моей просьбы принесет вам только пользу.
   - Какой просьбы? - подозрительно осведомилась ведьмочка. Вряд ли что-то приятное, да и отказаться не получится, судя по умиротворенному лицу оборотня.
   - Не могли бы вы, господа практиканты помочь нам в добыче черного пещерного мха?
   - А где он растет? - окончательно убеждаясь, что дело нечисто, спросила Лин.
   - Там! - спокойно указал на зияющую совсем рядом с ними дыру капитан.
   Ведьмочка осторожно подошла к краю и покосилась вниз. На нее пахнуло гнилью. Нда, и как это она туда не свалилась? Дна видно не было, да там вообще ничего видно не было! Шах тан эре! И ведь, действительно, не откажешься! Потому что и Мерлен Камриш должен будет подписать отчет... обреченно вздохнув, она согласилась:
   - Разумеется! Но только не в одиночестве.
   - Компанию я вам обеспечу!
  
   Тьма и ее порождения! Бездна и все ее демоны! Шах тан эре! Кхагорла лиссэ эш! Нисс'рашш эс! И другие лексические изыски, которые молча перебирала Лина, болтаясь в петле на тонкой веревке, спущенной в старую шахту так глубоко, что выход казался размером с монету, (Не самую крупную, а дневной свет вообще превратился в полуночный сумрак) вовсе не помогали поднять настроение. Перебор всех видов и родов демонов Нижнего плана тоже не способствовал понижению уровня страха и злобы, плещущихся в крови. Она боялась и от того еще больше злилась.
   Хотя чего боятся? Высоты? Не смешите. Падения? Ну, от судьбы не уйдешь, а веревка крепкая, эльфийская. Не подведет. А вот поднимающиеся от плещущейся где-то глубоко внизу воды миазмы и странные, задевающие обрывки ауры волны... заставляли настороженно внимать. Похоже на чье-то тяжелое, мерное дыхание, думала ведьмочка. Воображение нарисовало красочную картину: спящее на дне чудовище, осклизлое и белесое, и снующие вокруг него слепые рыбины с огромными, острыми как бритва зубищами... Или вообще прямая дорога в Нижние планы, в гости к Ловцу Душ.
   Больше всего раздражал запрет на магию. Невозможно было послать хотя бы малюсенький поисковый импульс, чтоб проверить есть ли у этой шахты дно. Ну, он, конечно, завязнет в Нижнем мире, но можно хотя бы попытаться! Да еще и скрип тупого ножа, которым молчаливый сосед по шахте соскребал с камней тонкий слой угольно-черного мха. Противный до зубной боли! Охотнику хорошо, он в темноте не видит, или видит, но не так уж... четко! А Лина вынуждена была любоваться всеми неприятными подробностями семейной жизни каких-то слизней, когда лихо содрала с серых камней плотный слой мохового покрытия. Иногда эти странные способности только мешают! Фу-у!
   Вздохнув, она покосилась на невозмутимо продолжающего свое дело человека, и принялась утрамбовывать в светонепроницаемый мешок мягкие комки. На свету этот мох быстро терял все полезные свойства. Оттолкнувшись от стены, качнулась вперед-назад и влево вправо, на сколько позволял диаметр колодца. Понадеявшись, что обойдется без короткого, но запоминающегося полета, Лин дернула тонкий тросик, и, прицепив к нему мешочек, прокричала:
   - Эге-гей! Поднимайте!
   Гулкое эхо заметалось в стенах колодца и выметнулось наверх, заставив вздрогнуть и нервно подскочить стоящего у самого края дежурного. Висевший рядом сборщик от неожиданности упустил нож, и, когда спустя пару весьма длинных мгновений, в глубине раздался плеск воды, наградил девушку хмурым взглядом.
   - Опс, извините, - безмятежно проговорила Лина, и полезла вверх.
   Интересно, как там некроманты себя чувствуют?
  
   Некроманты чувствовали себя фигово. Милава, с огорчением обнаружившая, что чувствует себя под землей некомфортно и боится высоты, темноты и замкнутых пространств в исполнении бездонной шахты, сидела на земле, бездумно шаря взглядом по небу, а близнецы, понявшие, что их эмпатическая связь успешно блокируется гранитом, из которого состоят стены колодца, подавленно ссутулились рядом. Они совершенно не обратили внимания на полную здоровой бодрой злости девушку, выскочившую из колодца, как до того не замечали проходящих мимо сборщиков.
   Лина, покачав головой, решила ребят не беспокоить, и, отчитавшись перед оборотнем, пошла к обрыву. Недалеко от темных провалов шахт земля разверзалась, образуя гигантский котлован, наполовину засыпанный обломками сияющего гранита, и заросший вожделенным игольником. Синие, пурпурные и ярко-желтые цветки рассыпались в безумной, режущей глаза феерии. Как оказалось, здесь раньше стоял пустотелый холм, своды которого давным-давно обрушились, образуя вмятину посреди постепенно вырастающих в высоту холмов.
   Девушка задумчиво присела на краю, любуясь возникшим по странной причуде природы изобилием. Шестилепестковые крупные цветки, формой напоминающие маки, расположенные на усыпанных мелкими остроконечными листочками стеблях, пышные навершия тычинок, с которых горстями осыпалась цветная пыль, образующая на дне туманный ореол. Пыльца игольника являлась ценным компонентом для множества зелий, а еще, после несложной обработки, самым лучшим, после фиксаторов дроу, красителем. Причем пыльца именно этого игольника. Растущего только на развалинах старой каменоломни. Вот так-то. Потому и выезжали ежегодно в полные опасности степи Мерлен Камриш со товарищи. Денежные соображения перевешивают все, даже опасения за собственную жизнь!
   Линара прикрыла глаза, вдыхая терпкий аромат цветов. Как она устала... медленно погружаясь в дрему, ведьмочка расслабилась, и сознание, зацепившись за тянущийся от кольца, висящего на шее, магический шнур, отправилось в путешествие.
  
   Одиночество...
   Одиночество добровольное, не тяготящее разум, но приносящее смутные сомнения душе.
   Одиночество, такое всеобъемлющее, что иногда казались благом даже попытки адептов Ордена Бездны приблизить конец мира.
   Одиночество привычное, как дыхание, не отступающее ни на миг.
   Одиночество отгороженного ото всех, запрятанного в самые глубины разума запретного знания.
   Осознанный, обдуманный выбор, решение, принятое на заре осознания того, что долги предков ложатся на плечи тяжким плащом предназначения.
   Кто же еще?
   Одиночество...
   Уже давно не нужны советчики и помощники, уже скука тянет свои щупальца, не желая выпускать из объятий времени.
   Одиночество и Тьма, единственные, вечные, верные спутники, не способные к предательству. Послушные только твердой воле, раз за разом отгоняющей призрак небытия от жителей этого мира.
   Тьма, бессловесная, но всепонимающая. Покойная и величественная, способная в любой миг взорваться тысячью осколков Силы. Первостихия Хаоса...
   Одиночество и откровенность... две крайности, две несоединимые в единое целое крайности. Давящее одиночество и полное доверие. И то, и другое - суровая необходимость, но...
   Удивление, испуг, шок... чей? Знакомое присутствие... которому здесь - совсем не место! Пока.
   Та-ак... и что мы делаем? Технику разделенного сознания изучаем?
   Вернись обратно, и не паникуй.
   Что происходит? Попробуй понять. Сама. Это твое первое упражнение...
   Поторопис-сь...резкий толчок отправляет маленькое любопытное сознание назад.
  
   Лина судорожно вздрогнула и открыла глаза. Ничего себе! Вот это сон! Да и сон ли? Оглядевшись, она убедилась, что по-прежнему сидит на краю котлована, поросшего цветами.
   Поморщившись, она потерла виски. Голова зверски болела. Такое впечатление, что ее закрутило в бешеном урагане, несколько раз приложили о скалы, а потом выкинуло в тихую заводь, где она едва не утонула в пугающе спокойном омуте чужого разума.
   Грр! И вовсе не чужого, а очень даже знакомого! Лине хотелось завизжать, зарычать и кого-нибудь убить, желательно одного высокопоставленного дроу. Но, подумала она, такого поведения не поймут ее спутники. А потому... вдох-выдох, вдох - выдох, и спокойнее.
   Надо вспомнить и понять... незримая волна едва не опрокинула девушку на землю. Скривившись и до крови закусив губу, она уперлась руками в колени и позволила разуму на миг погрузиться в водоворот воспоминаний. Память услужливо подсказала чужие мысли.
   Одиночество, долг, откровенность и Тьма, значит. Хорошая компания у Повелителя, и главное, верная. Тьфу! С друзьями как-то легче и приятнее решать возникающие проблемы. Но, кажется, у дроу не бывает друзей.
   Девушка искренне надеялась, что одиночество, доверие, Орден Бездны и прочие глобальные проблемы Повелителя темных эльфов не имеют к ней никакого отношения. Впрочем... надежда быстро уступила место уверенности во множестве предстоящих ей неприятностей. А неуемное любопытство, разбуженное странным происшествием, уже готовилось сунуть нос в загадку. И никакие уверения чувства самосохранения в том, что это может быть смертельно опасно, уже не могли его остановить.
   Она все-е-о узнает! И кто-то еще пожалеет, что сотворил с ней... то, что сотворил!
   А пока команду ожидал разноцветный Игольник.
   Неслышно подошла Милава, которой надоело изображать лабораторный образец, и спросила:
   - Ну что, полезешь вниз?
   - Не-ет, - рассеянно протянула Лина, - думаю, полезут все.
  
   После скромного обеда в котловане были проложены наклонные дорожки из припрятанных в развалинах форта досок. Они вели к наиболее крупным скоплениям разноцветной поросли, дабы сбор ценного ингредиента не затрудняла необходимость пробираться через остролистые кусты.
   Узкие мостки предполагали, что люди осторожно и неспешно спустятся вниз и приступят к работе, а не побегут вниз с дикими воплями, как некоторые практиканты.
   - Э-ге-гей! - кричали они, скатываясь вниз. Капитан недовольно поморщился, но замечание сделать не успел. Одна из досок, весело пружинящих под ногами, оказалась с гнильцой, и, громко хрустнув, подломилась прямо под ногами Тилана. Он, запнувшись, упал на брата, который в свою очередь зацепился за косу скользящей впереди Милавы. Некромантка, дернув готовой, неловко развернулась, собираясь сказать пару ласковых близнецам, но Рилан с разбега врезался в нее, сшибая с ног.
   - Что за... - только и успела сказать Лина, когда эта куча мала толкнула ее в спину. И влетела в огромную куртину Синего игольника, тут же осыпавшего ее свежей пыльцой. А еще он оправдывал свое название, будучи чрезвычайно колючим.
   - Лиссэ, лиса эш, шах тан эре, ни шасс... пчхи! Раэссэ'расс, - бормотала она, выбираясь на дорожку, перемежая ругательства громогласными чихами и дивясь своими способностями к нецензурному словосложению. Наверное, это особый эмоциональный подъем виноват!
   А когда ведьмочка вспомнила о том, что клубящаяся вокруг нее едкая пыль ни с лица, ни с одежды обычной водой не смывается, и представила то, на что сейчас похожа, кончина виновника показалась ей неминуемой. На дорожку выступил комок злобы. Пылающие зеленым светом глаза, плотно сжатые губы, стиснутые кулаки... куда делись эти бегуны?!
   Некромантам повезло больше. Они упали по другую сторону, и попали в небольшую проплешину между двумя желтоцветковыми кустами, и избежали новомодного макияжа. Зато обзавелись, как с удовольствием подумала Лин, коллекцией замечательных синяков. Пожалуй, она не будет убивать их сейчас.
   - Пчхи!! - тряхнув головой, высказалась она.
   Но, увидев, как дружно шарахнулись от нее подошедшие сборщики, уже прикрывшие лица тканевыми масками, немедленно затребовала зеркало и едва не передумала проявлять милосердие.
   Все лицо было испещрено мелкими синими пятнами, на бледной коже сиявшими особенно ярко, создавая впечатление, что девушка страдает какой-то экзотической болезнью. Или только что восстала из могилы... с помощью троицы неудачливых некромантов. Узор на щеках немного напоминал боевую раскраску восточных варваров, а одежда приобрела популярный в этом сезоне оттенок, именующийся сиянием ночи.
   Та-ак, критически склонив голову, подумала девушка, что тут можно сделать? Чистящие чары? Нет, только с конспектом. Эликсир? Ощупав пояс, она убедилась, что взяла с собой только условно боевые зелья. А можно наложить иллюзию? Пожалуй...
   Но едва ведьмочка воздела вверх руки, собираясь привычно подключиться к Кольцу Сил, как подоспевший капитан отвесил ей увесистый подзатыльник. Развернувшись, она гневно рыкнула, но Камриш вздернул ее за шиворот и четко проговорил:
   - Я же сказал - ни-ка-кой магии!!
   Шах тан эре! Она и забыла! Придется довольствоваться умыванием. Сделав невинное лицо, Лина торопливо потрясла головой, мол, и не собиралась. Отпустите, пожалуйста!
   - С-смотри у меня! - выпустив ворот, пробормотал капитан, подозрительно глядя на принявшую самый сиротливый вид девушку. Он ни капли не поверил в последовавшие за сим заверения в послушании, и, хмыкнув, приказал начать работу.
   И правильно! Бесплатный цирк только в Пятидневье Божественной милости бывает.
   Сдерживая смех и пытаясь сохранить самое серьезное выражение лица, некроманты похлопали Лину по спине и приступили к сбору урожая. Девушка состроила хмурую рожу и достала из большого мешка коробочку. Практика никуда не делась, и подписи на пергаменте нужны по-прежнему в полном комплекте... Но планировать страшную месть ей никто не запретит! Ведьмочка оценивающе оглядела куст.
   Итак, сначала Синий. От нее требовалось найти только что распустившийся цветок, в котором еще не лопнули коробочки тычинок, тонкими щипчиками срезать их так, чтоб они упали точно в подставленную коробочку. И вот так, раз за разом, пока она не наполнится. Целый день! Шкатулочка размером с ладонь стоила на черном рынке примерно полтысячи тиритских Белых.
   Подумать только! А она здесь горбатится всего лишь за жалкую роспись!!!
   Ну ладно, всего два дня осталось.
  
   - Невидимость - всего лишь разновидность иллюзии, более энергоемкая и сложная в исполнении, - вещал вечером один из охотников, оказавшийся вообще-то магом - стихийником. - В зависимости от требуемого результата применяют разные ее виды. Можно сделать так, что свет будет огибать вас, и тогда будут видны лишь предметы за вашей спиной. Можно слиться с окружением, стать хамелеоном, да мало ли...
   Подвиг мага на импровизированную лекцию Рилан, от скуки начавший вспоминать все самые известные кражи, совершенные с помощью Искусства.
   - Так значит, просто прикрылся невидимостью и вперед?! - спросил он.
   - Нет, все несколько сложнее. Охранные чары тоже не дураки наговаривают, и закладывают в них все возможные... хм, неважно. Большинство комплексных чар замечают даже самые минимальные изменения окружающей среды и магического поля, и чтоб скрыться от них, не достаточно иллюзорной невидимости. Даже трехслойной.
   Маг с интересом покосился на Лину, скромненько засевшую в темном уголке и торопливо записывающую самые интересные моменты. Перо так и порхало у нее в руках. Такой пламенный энтузиазм был вызван скукой и опасениями, что в будущем могут пригодится не только эти сведения. Жизнь такая непредсказуемая! Конечно, грабить сокровищницу короля она не собиралась, но наведаться в родовой замок и полазить по библиотеке хотелось.
   Да и просто интересно!
   Следующий день так же прошел в сборах урожая, но обошелся без особенных эксцессов, что не могло не вызвать подозрений у Мерлена Камриша. Впрочем, он утешился, когда обнаружилось, что близнецы сильно обгорели на солнце и алхимичка- недоучка, восторженно сияя карими глазами, мажет спины постанывающим от наслаждения ребятам каким-то сомнительным зельем. И скептицизм, замеченный им на лице сидящей в тенечке некромантки, был вполне оправдан через три часа, когда прохлада, пролившаяся бальзамом на покрывшиеся волдырями спины ребят, сменилась легким покалыванием, а затем и жжением.
   Как, все же, интересно было наблюдать за выдающейся погоней двух ослабленных, но горящих справедливым возмездием и подгоняемых в спины обжигающим жаром некромантов, за едва не рычащей от смеха девушкой. Ловко взобравшись на полуобрушенную стену форта, она посоветовала ребятам успокоиться, ибо через пару часов наступит облегчение, и посетовала на их слабую физическую подготовку, не позволившую им ее поймать. Когда братья устали подпрыгивать и вопить, насылая недействующие проклятия, Лина спрыгнула вниз, и пообещала с ехидной улыбкой познакомить их с одной персоной, способной помочь им в деле совершенствования физической оболочки.
   Мерлен подумал, что если высказанная с хищной полуулыбкой на бледных губах угроза не станет причиной угрожающего жизни и здоровью времяпрепровождения, то он съест свои подметки.
   Лина многозначительно протянула, тряхнув длинной золотисто-черной косой:
   - Мой учитель с удовольствием займется с вами! И с тобой, дорогая подружка, она поклонилась Милаве, - тоже! Я вас пор-рекомендую! Ох, порекомендую!
   В общем и целом, мелкую месть можно считать свершившейся, вертко отклоняясь от куска гранита, без особого запала брошенного Риланом, подумала Лин.
  
   Утром практиканты вежливо распрощались с господином Камришем и двинулись на запад, не обремененные лишним багажом. А вот у возвращающихся в город в добавок к уже имеющимся появилась пара новых мешков, которые им вручила ведьмочка, улыбаясь при этом так умильно и просяще, что прослезились бы даже и камни. Ведь с дополнительным багажом в виде заказанных мастером-алхимиком травок так тяжело путешествовать. Лошадки быстро устанут...
   А гигантская пружина, тревожащая магический План, продолжала сжиматься все сильнее. Степь застыла в ожидании...
  
   Повелитель дроу поставил последний росчерк на листе тонкой белой бумаги, дунул на буквы, написанные чернилами, не содержащими ни грана магии, и откинулся на спинку стула. Улыбнувшись оч-чень нехорошей улыбкой, эльф свернул письмо треугольником и вложил в чехольчик. На миг прикрыл глаза, формируя магического вестника. Белый голубок, затрепетавший крыльями на столе, ничем не отличался от тех, что используют человеческие маги. Ловко и быстро навесив на шею посланнику конверт, подкинул его вверх. Голубок вспорхнул, нервно взмахивая крыльями и, на миг потеряв телесность, просочился сквозь зеркальные своды зала.
   Встав, он неторопливо подошел к витражному окну, отслеживая полет письмоносца. Итак, последние указания отправлены к выбранному исполнителю, лучшему в своем деле. И через несколько дней все решится наилучшим образом.
   Дроу предвкушающе улыбнулся.
   На миг задумавшись, стоит ли отзывать степные дозоры, решил, что не стоит. Это может насторожить не только кланы орк'ха, но и людей. А вот отправить им в помощь нового главу дома Шейт'Ан... прекрасная идея.
   Очень удачно, что Д'Хани покинула город именно сейчас. Планируемая в Степи встреча не обойдется без ее участия, и, разумеется, в Крепость она вернется не только в компании своих некромантов.
  
   Глава 13
   Лина задумчиво стояла на берегу моря, разглядывая горизонт. Красота... яркое небо, плещущаяся под высоким обрывом вода, такая прозрачная, что было видно каменистое дно почти до самого горизонта. А глубина моря у самого берега, кажется, превышала человеческий рост, хотя вода плескалась почти у самых ног. Если лечь и опустить руки, то они по локоть погрузятся в воду. Непонятно как-то, она всегда считала, что берег должен быть пологим, а здесь...
   Странно, но за все дни неторопливого, продуманного путешествия ребята не встретили ни одного даже самого завалящего орка. И вообще ни-ко-го! Даже зверушки попрятались. Некроманты тихо радовались, а ведьмочка рассудительно предположила, что на обратном пути наверняка ожидается гора неприятностей. Скучно не будет! Потому что напряжение в Степи не убывало, натянутые до звона нервы дрожали, грозя вот-вот лопнуть. Струи магии тянулись в Пустыню, почти зримыми полосами закручиваясь вокруг копыт коней. Атмосфера весьма напоминала Сад Кристаллов.
   И потому Лина категорически потребовала, чтоб при движении они соблюдали все возможные меры безопасности, и показала себя при этом упорной, злобной и категоричной ведьмой. Это значило, что все попытки поколдовать немедленно пресекались с помощью окрика или оружия, костры разжигались маленькие в выкопанной наспех ямке, а по Степи они перемещались зигзагами, по оврагам и лощинам, избегая появляться на вершинах холмов. Нелепые, на взгляд некромантов, требования поддерживались многозначительными холодными угрожающими взглядами, хищными наскоками и выразительным, отлично модулированным рычанием.
   К колодцу, выкопанному фанатиками путешествий или просто-напросто контрабандистами и пиратами, чтобы пополнить запас воды, они по настоянию девушки подкрадывались по всем правилам следопытского искусства. Ну, или тем, которые вспомнили. Конечно, у осыпавшейся стены никого не оказалось, но Лина невозмутимо заявила на возмущенные вопли вынужденных полчаса елозить по земле ребят, что ведь могли же! И не только полуживые ящерки, но и кто-то посерьезнее!
   У самой девушки, измывающейся над спутниками для поднятия собственного настроения, было достаточно причин для расстройства. Синие пятнышки пыльцы так и не пожелали поддаваться тому минимальному количеству воды, которое можно было выделить на умывание. Большая часть воды все равно шла лошадям. К тому же ее готовность ночевать на земле, питаться чем попало вперемешку с кашей и жариться на солнце быстро стремилась к нулю. То есть, Лина готова была терпеть подобные неудобства некоторое, не очень продолжительное, время, но постоянно жить в таких условиях - ни за что!
   И как это некоторые находят романтичными такие вот путешествия?!
   И потому, завидев на горизонте полоску моря, она испытала невероятный душевный подъем. Восторженно выдохнула и пришпорила лошадку, резко осадив ее у самого обрыва, замерла, впитывая новые ощущения. Ветерок, обвевающий лицо, плеск воды, запах соли и свободы...
  
   - Спишь? - спросила Милава, тихо подкрадываясь к ведьмочке. Точнее, это она думала, что тихо... Лина демонстративно вздрогнула и помотала головой.
   - Чего тебе? - недовольно пробурчала она. За ее спиной шушукались близнецы. Интересно, что задумали разобиженные ее приказным тоном некроманты?
   - Да вот, вспомнила замечательную традицию!
   - Какую? - попыталась изобразить подозрительную гримасу Лина. Ею овладело такое глубокое равнодушное спокойствие, что даже двигаться не хотелось. Море завораживало и манило, сине-зеленое великолепие медленно колыхалось, подчиняя своему ритму дыхание...
   - Если первый раз оказываешься на берегу моря, нужно омыть руки в соленой воде.
   - Так мы вроде бы уже... - пошевелила пальцами девушка, не отрывая взгляда от горизонта.
   - Не-ет! - протянула Мила ехидно. - Надо бы целиком!
   - Что?! - вскинулась ведьмочка.
   Тут ребята, топтавшиеся немого позади, схватили девушку за руки. Вскинувшись, та заехала ногой Тилану в колено, но он, зашипев не хуже змеи, крепко прижал ее к себе, а потом перехватил за ноги. Конечно, Лина могла вырваться и устроить маломасштабное побоище, но... что такого! Можно подыграть! К тому же некромантам, Тьма побери, надо спустить пар. И в итоге может получиться така-ая шутка!
   Раскачав посильнее извивающуюся как ящерка девушку, близнецы с дружным "Ииэхх!" бросили ее в воду.
   - Я не умею пла... - успела прокричать возмущенно Лин, и с громким плеском ухнула в воду. Отчаянно барахтаясь, она поднимала вокруг тучи брызг, и, то погружаясь в воду, то выныривая и размахивая руками, обещала своим друзьям страшные кары. Затем, нахлебавшись воды, затихла, и начала медленно погружаться на дно лицом вниз, расслабленно раскинув руки. Волосы безжизненно заколыхались...
   Стоящие на берегу с вредными усмешками студенты забеспокоились, и Рилан принялся стягивать рубашку, собираясь нырять за распластавшейся под водой девушкой. Та, зажмурив глаза и изо всех сил задерживая дыхание, позволила волнам потихоньку уволакивать ее все дальше от обрыва. Неспокойные воды, плескаясь искажали очертания тела...
   По берегу разлилась тишина...
   Интересно, похожа я на покойницу, подумала Лина, осторожно шевеля пальцами и подавляя желание вдохнуть. И как сильно уже напугались ребята? Не пора ли выныривать? В голове уже начали стучать маленькие молоточки, прохладная вода начала давить на спину...
   В этот момент из-под камня выглянул потревоженный странными колыханиями окружающего мира клешнерукий головень, очень не любивший, когда его владения нарушают всякие... чужаки. Здоровенный краб, черный панцирь которого украшало стилизованное изображение черепа, узрел перед собой нечто, напоминающее щупальца малого придонного кальмара, своего исконного врага. И не раздумывая (потому что мозгов у него как раз и не было), он, что было сил, вцепился в палец ведьмочки.
   Лина широко распахнула глаза и рванулась в сторону. Это было больно! От неожиданности она открыла рот, чтоб заорать, и последний воздух стайкой пузырьков отправился вверх. Поперхнувшись хлынувшей в горло соленой водой, и почти не соображая, что делает, оттолкнулась ногами ото дна, и, сжав краба под мышкой ринулась к поверхности. Благо, глубина была едва ли в полтора человеческих роста.
   Вынырнув в фонтане сверкающих на солнце брызг, судорожно откашливаясь и отфыркиваясь, с размаху зашвырнула на берег клешнерукого. Тьма, какую шутку обломал! Краб попал прямо в живот ошеломленно замершему в полураздетом виде Рилану, который собирался нырять за предположительно утонувшей девушкой. Согнувшись и кашляя, тот отшвырнул подводного жителя Тилану, а он с испуганным воплем перекинул его Милаве. Та, нервно отскочив назад и едва не упав в море, пнула краба ногой в сторону степи. Затем все трое облегченно развернулись к Линаре, продолжающей неуверенно барахтаться в море, но при этом умудрявшейся насмешливо следить за полетами краба. Заметив повышенное внимание к своей персоне, она прокричала весело:
   - Что смотрите!? Доставайте меня отсюда, остряки-самоучки!
   - А, ты, правда, плавать не умеешь? - осторожничая, спросил Тилан.
   - Буль! - сказала Лина, демонстративно погружаясь в воду солдатиком.
   - Э-эй! Не шути больше так!
   Тилан торопливо лег на живот и вытянул вперед руки. Пару раз дрыгнув ногами, Лине удалось подплыть к берегу и, крепко вцепившись в рукав некроманта, притом едва не стащив его в воду, вылезти на берег. Чихая, отряхиваясь и яростно фыркая, она погрозила отошедшим подальше ребятам, а затем встряхнулась всем телом, как кошка. Брызги долетели даже до некромантки, заставив ту взвизгнуть и отскочить еще дальше.
   Потом все четверо сгрудились вокруг не пережившего такого издевательства головня. Мила резко изменилась в лице и присела на корточки, разглядывая внушительных размеров трупик.
   - Он же ядовитый, - растерянно прошептала она Лине, отжимающей растрепанную косу.
   - Да? - флегматично поинтересовалась, пожав плечами ведьмочка, сдирая разбухшие сандалии. - А какие симптомы?
   Мокрая одежда - это не очень приятно. Но незапланированное купание вышло веселым и освежающим... хотя теперь девушка больше напоминала растрепанную кошку. Одежда плотно облепила фигуру, волосы свисали длинными спутанными прядями, а вода, стекающая с них, быстро впитывалась в землю. На солнце от Лин едва не валил пар.
   - Так какие симптомы? - переспросила девушка, прервав траурное молчание.
   - Ну...- нахмурилась Милава, - покраснение, а затем и почернение в месте ранения, онемение пострадавшего органа. Затем и всего тела, затрудненное дыхание, затем удушье и смерть... если вовремя не принять противоядие.
   - Интерес-сно! - протянула Лина, разглядывая указательный палец. Имело место легкое покраснение, по краям царапины переходящее в багровость. - И сколько времени продолжается агония?
   Некроманты настороженно уставились на девушку. Та демонстрировала потрясающее равнодушие по отношению к своей возможной незапланированной кончине.
   - Хммм, около часа, - пробормотала Мила и отвела глаза. Близнецы дружно сглотнули.
   - А противоядия у вас, конечно, нет?
   - Угу...
   - У меня - тоже, - осмотрев пояс с кармашками, чье содержимое не пострадало от морской воды, пробормотала девушка, - ну что ж, подождем, - усевшись, скрестив ноги, прямо на землю, заявила Лина. - Чего таращитесь? Концерта не будет. И не волнуйтесь! Вы же всегда сможете сделать из моего тела свежего зомби, и никто ничего не заметит!
   Она совершенно не переживала. К тому же ничего нельзя было поделать. И ребятам ничего не оставалось делать, кроме как последовать ее примеру.
   Спустя пару часов ничего не изменилось, только Лина констатировала у себя легкое головокружение от перегрева, а у некромантов головы разболелись просто зверски. Девушка, уткнувшись в книгу, не обращала внимания на их тихие перешептывания. Ожидая, что ведьмочка вот-вот упадет и забьется в судорогах, они подпрыгнули, когда она, наконец, с громким хлопком захлопнула книгу и спросила:
   - Ну что, прошел час?
   - Похоже на то... - пробормотал Тилан, недоверчиво оглядывая вполне живую и бодрую алхимичку.
   - От-тлично, - гибко взметнувшись вверх и потянувшись, воскликнула Лина, - я как раз проголодалась! Айда, кашу варить! С крабовым мясом...
   Одежда высохла, а распущенные волосы завились мелкими колечками.
   - А-а-а... как же яд? - спросила Милава
   - Ну-у, - протянула Лина, - будем считать, что краб попался бракованный. И, кстати, панцирь-то не выбрасывайте, нам он пригодится в качестве доказательства, что у моря мы были.
   Ответом ей был молчаливый, суеверный ужас, застывший в трех парах глаз.
  
   Веселье Лины быстро сошло на нет. Без аппетита потребив свою порцию неаппетитной еды, она вяло сидела на трухлявом бревне, дергая за кончик косу. Происходящее в степи нервировало и доставляло неудобства в основном в магическом плане, причем спутники, как с огорчением убедилась девушка, практически ничего не ощущали. Так, смутные подозрения, не более. И девушка просто боялась блокироваться, чтоб не пропустить начало... чего?
   Странно, похоже... она нахмурилась... на шаманство. По крайней мере, безупречная память без труда позволила ей обнаружить сходство с сотворенным ею в прошлом году обвалом в Саду Кристаллов. Сейчас магия отзывалась точно так же, только не на ее зов... Шаманы Степи?
   Ой, как нехорошо!
   В воздухе разлилось тихое, на грани слышимости, басовитое гудение. Резкие порывы непонятно откуда взявшегося ветра едва не погасили костерок.
   Похоже, началось, что бы оно ни было.
   Некроманты тревожно переглянулись.
   Ведьмочка резко вскочила и взбежала на гребень прибрежного холма. Огляделась и горестно нахмурилась. Милава, путаясь в полах трепещущего балахона, подобралась к ней.
   - Ну что? - проникшись серьезностью ситуации, спросила она.
   Вместо ответа Лина подняла руку и указала на горизонт, в южной части которого быстро сгущалась сероватая дымка. Она полупрозрачным туманом поднималась от земли, широкие полосы и струи быстро конденсировались, сгущались до непонятного клубка угрожающей черноты. Та заливала сияющее пронзительной голубизной небо и стремительно, со скоростью курьерской лошади, надвигалась на ребят.
   Ветер все усиливался.
   -Надо укрыться! - скатившись вниз, прокричала Лина.
   - Где? - хором переспросили близнецы с трудом удерживающие нервничающих лошадей. Стреноженные животные хрипло дышали и нервно дергали ушами, желая умчаться отсюда подальше, и галопом. Ах, Лина и сама бы с удовольствием, если не убежала бы, так зарылась...
   - Привяжите этих тварей!
   - Куда?! - в голосе Тилана послышались откровенно панические нотки. - Что происходит?!
   - А я знаю?!!! - с негодованием воскликнула Лина.
   Торопливо преодолевая все усиливающийся напор ветра, они перевалили через очередной холм и нырнули в небольшой овражек, образовавшийся в результате ливней. Все четверо тревожно глядели в быстро темнеющее небо. За странной пеленой уже скрылось солнце, и Степь погрузилась в угрожающий сумрак.
   Они замерли, прижавшись к крутому склону.
   - Слышите? - спросила вдруг немного испуганно ведьмочка, перекрикивая рев и свист бури.
   Все четверо тревожно переглянулись. Басовитое гудение, разливаясь над Степью, достигло, наконец, и ушей некромантов. Похоже, будто кто-то невидимый дергал и дергал струну риолона.
   - Это необычная буря! - вцепившись в гриву лошади, прокричал Тилан. Впрочем, его слова угадывались скорее по движению губ.
   - Скажи что-нибудь новенькое! - зло бросила Лин.
   - Буря Столетия! - выдала Милава.
   - Что?!
   - Буря Столетия!!! Унесет!
   Внезапно все почувствовали, как над ними, подобно жалким мошкам вцепившимися в загривок Степи, пронеслась магическая волна, вытягивающая из аур резерв Силы, затем еще одна, и еще... И через пару мгновений, или минут, или вечность она превратилась в постоянный, сплошной поток, от действия которого кружилась голова и подкашивались ноги.
   Что делать?! Лина лихорадочно перебирала варианты, но ничего стоящего в голову не приходило. Вот сейчас ей не помешал бы хороший совет! Судя по расширенным глазам некромантам, им тоже.
   Думай! Думай! Закусив до крови губу, она перебирала и перебирала варианты... все, что они смогут сделать, тут же унесет магическая волна, едва ли не быстрее, чем они закончат построение...
   Ну же!
   - Блокируемся! Блокируемся полностью! - заорала вдруг она, нащупав решение.
   Трое ошарашено воззрились на ведьмочку. Это же кощунство! Полностью заблокировать все способности! Да ни один маг...
   - Не-мо-гу! - раздельно ответил стремительно бледнеющий Тилан. Рилан и Милава торопливо сцепили руки...
   - Жить хочешь? Давай!! - перекрывая оглушающую какофонию, рыкнула Лина.
   - Кру-уг!!! - Милаву не услышали, но поняли. Единственный шанс...
   - Лошади! - вдруг встрепенулась ведьмочка, обнаружив, что все выпустили поводья.
   - Плевать!
   - Ну, уж нет!!! - быстро зачерпнув каплю энергии из стремительно несущегося потока в Кольце, она набросила на топчущихся в лощине животных Сеть. И чтоб она не исчезла, не стала рвать тонкую нить Силы, подпитывающую чары, тем самым сознательно отрезая себя от источника, ведь блокируясь все вместе, ребята замкнут свои ауры в непроницаемый круг.
   - Дурная!!
   - Не-ет, предусмотрительная! - надрывая горло, прокричала в ответ Лин.
   Они торопливо замкнули круг, прислушиваясь ко все нарастающему в небе гулу. Некромантка осторожно распростерла свою ауру, превращая ее в подобие решета, пропускающего дикую, чуждую энергию. Жадные щупальца, предназначенные самой природой для изъятия из окружающего мира силы, выдрали из несущегося к неизвестному центру потока подходящий кусочек. Торопливо нырнули в Круг, где близнецы подхватили его, распределяя на всех, изменяя, маскируя, сворачивая в кокон, намертво пристающий к магическому кружеву, загоняющий внутрь весь оставшийся резерв...
   Надо бы побыстрее, упрямо насупившись, подумала Лина...
   Страшно...
   - На счет три! Разом! - скомандовала она. - Щиты!
   Держась за руки, едва не падая от порывов ветра, прижимаясь к крутому склону, они слились в единое целое, почти не отличимое по свойствам от камня, земли или воды. Или обычного человека... Отток силы резко уменьшился, но не прервался полностью.
   Тьма, это какая же сила тянет мощь и жизнь из Первородной стихии?! Бездна, да что происходит? Долго они не продержатся, даже с полной блокировкой! Эта мысль отчетливо нарисовалась на бледных лицах. Оставалось только ждать и молиться... или ругаться! Чем Лина и занялась, мысленно, чтоб не нарушать концентрацию ребят, перебирая все нецензурные выражения сначала на ронийском, затем на темном наречии. Открывать рот не хотелось еще и потому, что в воздухе кружились пыль, песок и мелкий мусор, поднятые с земли ветром. Эта смесь забивалась в уши, резала глаза, хлестала по коже...
   В какофонию бури вплелась новая нота. Гулкий гром, зародившийся в недрах туч, на миг перекрыл вой и рев стихии. Почти полную тьму неожиданно прорезала бело-синяя молния, на миг залив мертвенным светом Степь и напряженно замершую на побережье компанию.
   Держать щиты!
   Еще одна, затем еще... и вот уже затянутое черными тучами от горизонта до горизонта небо полыхает зарницами от ежесекундно вспыхивающих молний, бьющих в единый центр.
   Хорошо, что этим центром не являемся мы, отрешенно подумала ведьмочка. А ветер все выл, хлестал по лицам, пытался свалить их с ног, с корнями выдирал растущие на гребне холма кусты.
   Казалось, голова вот-вот треснет от напряжения и шума, в налившихся кровью глазах замелькали черные точки...
   Земля вдруг ощутимо вздрогнула под ногами, и, не удержавшись, все четверо рухнули вниз, под копыта обезумевших, но не способных пошевелиться коней. Руки разомкнулись...
   Боги и демоны, Тьма и Бездна, покровители и Хранители, Властители и подопечные, вновь и вновь беззвучно шептала Лина, глядя в небо, мне еще рано умирать... Ловцу Душ нечем будет здесь поживиться! Тьма и Бездна...
   В небе будто оборвалась гигантская струна, хлестнув по оголенным нервам обжигающей плетью. Голову пронзила резкая, непереносимая боль. Мир на миг замер, прекратив сотрясаться мелкой дрожью и вдруг...
   Все кончилось.
   Ветер и магия рванулись в обратном направлении. Безумный штормовой шквал, сметающий все на своем пути, волоча за собой камни, растения, мелких неудачливых обитателей Степи, пронесся к горам, задевая верхушки холмов. Зарницы медленно угасали. Сила вновь наполнила окружающее пространство...
   На мусор, осыпавший их, ребята даже не обратили внимания. В воцарившейся тишине было слышно, как медленно затихает гром.
   - Фрр!! - по-кошачьи встряхнулась Лина, сметая с лица комья земли и труху. - Вы там живы?
   - Вроде бы... - неуверенно пробормотал Тилан, садясь и нервно ощупывая себя с ног до головы.
   - К-кажется, все? - Милава вопросительно глянула в небо, потирая лоб. Рилан со стоном попытался выползти из-под нее и буркнул:
   - А я знаю?
   Тут, словно в ответ на вопрос некромантки, в небе громыхнуло с новой силой, и на землю обрушился дождь. Холодный, сильный, пронизывающий, но самый обыкновенный, ни капли не магический ливень.
  
   Глава 14
   Почти целые сутки небо изливало свое негодование на головы студентов и Степь. Трое некромантов и один алхимик сидели под натянутым наспех тентом, нахохлившись и тесно прижавшись друг к другу. Они уже не пытались высушиться с помощью магии, которая не только оказалась бессильна перед негодующей стихией, но и плохо слушалась, потому что ауры ребят еще не восстановили свою структуру. Именно невозможность успешно творить магию после снятия общей блокировки служила причиной столь отрицательного к ней отношения. Исполненные чары мало напоминали задуманные. Можно было до бесконечности ставить интересные, но опасные для жизни эксперименты... Правда, как оказалось, к Лине это не относилось. Странно...
   Ведьмочка озабоченно изучала разбухшие книги. "Основы левитации" можно было выбрасывать хоть сейчас, а вот слипшиеся страницы "Магии крови" девушка заботливо разделила и переложила относительно сухими листами случайно захваченного с собой конспекта. Затем, принюхавшись, выскочила из-под навеса, перескочила через бурлящий ручей и взобралась на гребень холма. Всмотревшись в горизонт, убедилась, что чутье не подвело. На горизонте явно светлело, тучи рассеивались. В воздухе уже витал ветер, пропитанный предчувствием изнуряющей жары.
   Радостно съехав вниз и едва не нырнув в мутный поток, она пропела:
   - Домой, пора домой!
   - А где ваш дом, майл'эйри? - мрачно вопросил Тилан.
   - На данный момент - в Разбойной Крепости, - с оптимизмом заявила девушка, ничуть не смущенная отсутствием оного у спутников. - Собираемся!
  
   Степь невообразимо быстро просохла, уже на следующий день порадовав путешественников твердой, как камень дорогой. Скрепя сердце, Лина решила отправляться в путь, напрямик, не пытаясь изображать героических лазутчиков, на что ее спутники ответили радостным согласием. Спустя несколько часов она пожалела об этом своем решении. Куда как проще и приятнее было бы объехать по большой дуге...
   В одно из мгновений размеренного путешествия девушка подобралась в седле, настороженно замерев и прикрыв глаза. Где-то совсем рядом творилось нечто невообразимое. Шаманство?! Лина страдальчески вздернула брови. Что, опять?? Возмущению ее не было предела. Только они просушили и почистили одежду, как снова грядет Буря?!! Но все оказалось не так страшно. Призванной магии оказалось куда меньше, хотя все равно ее количество впечатляло, и буквально через пару мгновений дрожание насильно изменяемого мира прекратилось.
   Возмущенно фыркнув, девушка пришпорила лошадь. Некроманты, чьи чувства после блокировки весьма обострились, тоже ощутили в воздухе какую-то странность. Они тревожно переглянулись и без возражений поторопились за Линой, уверенно направляющейся к эпицентру воздействия.
   Ведьмочка напряженно раздумывала, какой демон дернул ее в эту сторону. Гремучая смесь любопытства и страха, наверное, плюс еще странная повелевающая уверенность в том, что это совершенно необходимо. Если уж ей не довелось увидеть, что творилось во время Бури в ее центре, то она хотя бы посмотрит на орков. Хотя с чего в голове взялась мысль о неизбежности подобной встречи?
   Вылетев с разгону на гребень невысокого холма, все четверо потрясенно замерли. Лина поморщилась, Тилан передернулся, а Милава мгновенно сползла с седла и бросилась к ближайшим кустам.
   - Тошно-творная картина... - вяло пробормотал Рилан, сравнявшийся цветом кожи с Линой.
   Тела, тела, тела... окровавленные, разорванные, изломанные, вывернутые наизнанку.
   Громко сглотнув, Тилан пробормотал:
   - И это сюда мы так стремились? Нездоровое у тебя любопытство, однако.
   - На свое посмотри...
   Линара, поджав губы, внимательно осматривала ровное пространство перед собой, стараясь хладнокровно, беспристрастно и четко проанализировать жутковатую картину странной битвы. Зачем, она сама не понимала.
   Тела концентрировались вокруг вросшего в противоположный склон валуна. Ближние к нему были явно посечены мечами, ибо были лишены ужасающих ран, уродовавших распростертые почти под ногами лошадей тела. По ним словно прошлась гигантская воронка Хаоса, перемоловшая нападавших орков. Да, орков... глаза немного привыкли, и она разглядела...
   На валуне жалкой бесформенной кучей распростерлась фигура в шаманских одеяниях, украшенных бахромой.
   Рискнуть и спуститься вниз?
   Да, пришла чужая мысль.
   "Вы удовлетворены увиденным?" - злобно подумала-спросила Лина.
   Вполне...
   Она покорно скользнула вниз по склону, вытаскивая клинки из закрепленных на спине ножен. Мало ли...
   Кося одним глазом на небо, а другим на землю, обагренную кровью, девушка, брезгливо передергиваясь, на цыпочках двинулась через поле боя, усеянное телами. Земля пропиталась кровью. Ее тяжелый сладковатый дух кружил голову и туманил сознание.
   В небе кружили стервятники.
  
   Сквозь застилающую глаза алую пелену, он огляделся, обессилено прислонившись к камню и чувствуя, как подгибаются ноги. Отчего такая слабость? Мечи выпали из рук, тихо звякнув о камень. У его ног лежало два десятка орков, сраженных этими именными клинками. Зря... зачем он согласился?
   А как хорошо все начиналось! Заказ таинственного нанимателя казался сложным, но отнюдь не невыполнимым. К тому же предлагались такие деньги! Хотя... половинная предоплата должна была насторожить его...
   Авантюрная жилка оказалась сильнее голоса разума... сможет ли он... прервать один ритуал, причем так, чтоб означенная жертва осталась жива? У него получилось...
   И что дальше? Почему не спросить было бы, что это за ритуал?
   Почему?
   Почему они атаковали так отчаянно, непродуманно? Почему пешие... все разом... напирая друг на друга... ведь только поэтому... мы еще живы... мысли прерывались, сознание уплывало... почему дрожат пальцы? С удивлением поднеся руку к лицу, он тупо посмотрел на окровавленную ладонь...
   ...ранен?!
   Он просто выиграл немного времени для молоденькой шаманки. Ее пробирающее до костей гудение, завершившееся громким гортанным вскриком, высвободило Силу, пронесшуюся расширяющейся волной по рвущимся вперед оркам. Хорошо, что он нечувствителен к магии...
   Мерзость... какая это мерзость...
   Сползая на землю, он запрокинул голову, морщась от боли во всем теле. Шаманка бессильно распростерлась на камне. Тонкая рука, увитая до плеча золотыми браслетами, безжизненно свешивалась вниз, грудь еле заметно вздымалась.
   Живы, живы... надолго ли?
   И зачем он согласился? Деньги, гордость, опасность... смерть... стоило ли того?
   Воин долго лежал, глядя в прозрачное небо, то проваливаясь в мрачное забытье, то выплывая в мир, полный боли и горячечного бреда, уже не отличая одно от другого.
   В голове билась отчаянная мысль...
   Зачем?
   Зачем?
   Зачем?
   В очередной раз погружаясь в пучину безвременья, он вдруг заметил какое-то движение. Реальность или сон? Всадники?
   Смерть?
   Четверо... замерли напряженно. В глазах двоилось... самая маленькая, гибко и грациозно переступая среди ошметков тел, двинулась... куда? Не видно... Пропала из поля зрения. Сил не было... даже чтоб повернуть голову... Некая толика любопытства овладела им, побуждая к борьбе за жизнь.
   Кто это? Демоны-душеловы, появляющиеся, когда кто-то умирает? Это бред, предсмертный бред...
   Наконец... брезгливо передергиваясь, она склонялась над телами... внимательно что-то изучая. Продолжением рук у нее были... темные когти... или клинки?
   Ищет поживу?
   Попробовав пошевелиться, он как в тяжелом, мутном сне увидел резкое, хищное движение, когда Смерть стремительно метнулась к валуну. По ее плечам рассыпался золотой ливень, заигравший на солнце яркими красками. Она заглянула в его широко раскрытые, невидящие глаза...
   Резко выпрямившись, бледная тень прокричала слова, заставившие потратить последние силы на удивление:
   - Милава, тут живые есть, Тьма побери!!
  
   Мутное марево, которым было окутано сознание, вяло колыхалось, потревоженное незнакомыми голосами.
   - ...позор! Рассказать кому-нибудь, как вас за теми кустами выворачивало, не поверят. А еще некроманты! - весело выговаривал кому-то звонкий молодой голосок.
   И возвращающие к жизни ощущения: мягкая травяная подстилка под спиной, прохладный вечерний воздух, напоенный знакомыми ароматами трав, дыма... и каши? Шорохи и потрескивания дров в костре...
   Постойте, но разве она не должна была умереть, отдав всю до капли Силу? Странное, неправильное ощущение прямо таки плещущей через край энергии, насквозь пропитавшей тело, чужой и равнодушной, бесстрастной и холодящей грудь... откуда? Паника на миг охватила ее, но усталость, страшная, не дающая пошевелить даже пальцем, попыталась погрузить ее в полутьму, но любопытство заставило прислушаться...
   А голос продолжал:
   - И помощи от вас не дождешься, опять я и шью, и бинтую. Шах тан эре! Сосуд прижми... так. Кровоостанавливающее, живее. Вот тот флакон...
   Треск разрываемой материи, звяканье стекла, напряженное сопение... облегченный вздох.
   - Все, кажется... но в следующий раз от меня помощи пусть никто не ждет, - раздраженно буркнул голос.
   - Что? Ну и ладно, больно надо. А нас тоже больше не заставишь тела перетаскивать! Но вот скажи мне, неужели нельзя было проделать этому типу переливание энергии, как той орке? - еще один женский голос, недовольный и немного злой.
   - Во-первых, полуорке. А во-вторых, нельзя! Потому что будут такие последствия, что мало не покажется. Несовместимость Сил, вот что было бы с этим явно Светлым от... хм, моей Тьмы, да от вашей Смерти.
   - А Стихии?
   - У меня - способности к Воздуху, только уж очень слабые. К тому же нарушение естественной регенерации даром не проходит. Вы не обратили внимания, какие мечи были у трупов?
   - Неа...
   - А зря. Кровопийцы.
   -И что?
   - То, что их не просто так зовут. Это особенное, орочье оружие, раны, нанесенные им, очень плохо заживают. К тому же лезвия их отравлены... Наемник просто истек бы кровью, и привет. А так просто проваляется без сознания дней десять-пятнадцать, и даже снова станет красавчиком... лет так через десять! - ехидно закончил голос поучительную лекцию.
   Хвала Сумеркам! Ее спаситель жив... Кто же они, незваные помощники?
   - Исчерпывающе, - съязвил явно мужской голос, - но скажи, разве ты можешь с одного взгляда определить, к какой Ветви относится тот или иной чело... ну, ты поняла?
   - Знаешь, - озадаченно притихла собеседница, - похоже, могу!
   - А как?
   - Если бы я знала?! Просто чую!
   В разговор вступил еще один человек:
   - А наложением рук не сможешь?
   - Что?
   - Исцелить!
   - А ты Рилан, кашу вари! - рыкнула целительница, - я не магистресса Аррениани, я Линара, алхимик. И наложением рук могу только прикончить!
   - Это да! Ласковая ты...
   Шорох торопливо удаляющихся шагов.
   - Ты куда, Тилан?
   - Да он в кустики, - прыснув, проговорил молодой человек... Рилан? - Его до сих пор мутит.
   И шаманке, наконец, удалось приоткрыть глаза. На Степь спустились сумерки, совсем рядом трещал костер, озаряя рассевшиеся вокруг него фигуры. Смуглый рониец, помешивающий в котелке еду, светловолосая северянка в просторном балахоне и бледная худощавая девушка со странно - рыжими волосами, вытирающая окровавленные руки. Там же, у огня, распласталось полуобнаженное тело наемника.
   В неглубокую лощину свалился запыхавшийся парень, как две капли воды похожий на уже сидящего у костра.
   - Там! - он махнул рукой вверх.
   - Что? - с ленивым зевком спросила блондинка.
   - Едут...
   - Откуда? Сколько? - мгновенно вскинулась рыжая. Все трое мгновенно посерьезнели.
   - С севера... много... может, десятка два.
   - Инфор-рмативно! - недовольно поморщилась девушка, отбрасывая тряпку и неохотно вставая. - Говорить буду я!
   - Это еще почему? - возмутился один из парней.
   - Боюсь, дроу не снизойдут до разговора с жалкими некромантами.
   - А почему темные? Может быть, орк'ха!
   Действительно, почему?
   Закатив глаза, бледнокожая терпеливо пояснила:
   - Потому что движутся они с севера, и ты насчитал всего один обычный патруль.
   - Но, может, остальные скрылись?
   - Могли бы, но дело в том, что и темные и сумеречные считают себя хозяевами этих территорий, и уверены, что маскировка унижает их достоинство. К тому же все, кто пришли с юга, лежат недалеко отсюда.
   - Откуда тебе знать? - поинтересовалась светловолосая девушка, занявшая стратегическую позицию у колодца.
   - Книги умные надо больше читать! Помолчите лучше, а!?
   - Думаешь, с тобой эти дозорные будут разговаривать? - ехидно спросил Рилан.
   - Почему нет? - вздернув бровь и хищно потянувшись, девушка выудила из-за пазухи колечко, и со вздохом нацепила его на палец. Отогнув ворот рубахи, переколола на видное место родовой медальон дроу.
   Шаманка затаила дыхание, ошеломленно взирая на разыгрывающееся представление. Даже тошнотворная слабость слегка отступила.
  
   Ой, что сейчас будет, думала Лина, принимая самый гордый вид, на какой была способна. Тилан сделал страшные глаза, указав ей за спину. Девушка быстро развернулась, выпятив подбородок и спросила будто соткавшегося из воздуха темного, затянутого в черный кожаный камзол - шикр:
   - Aesh issa reallan, seshaen? (почему вы опоздали, страж)
   Силуэты, воздвигшиеся на фоне темнеющего неба, на миг замерли, готовые обрушиться на наглецов. Но, повинуясь жесту командира, спешились и растворились в темноте, окружая лагерь. Дроу спросил, внимательно и чуть брезгливо оглядывая замерших людей:
   - По какому праву вы задаете вопросы? Кто вы, и что делаете на землях, подчиненных Тириту?
   Вот такого снисходительно обращения Лина не переносила. И взглядов таких тоже. Очаровательно и бестрепетно улыбнувшись, она подняла руку, поправляя волосы. Взгляд темного мгновенно зацепился за Кольцо Сил, красующееся на пальце. Янтарные глаза полыхнули непередаваемой смесью раздражения, удивления и досады.
   - По праву Вестницы... гейнери. Майл'эйри Эйден, - представилась ведьмочка, чуть склонив голову.
   - Страж Южного Форпоста, Вьессан дель Ха'Исс. Итак? - дроу выразительно поднял бровь, нетерпеливо постукивая носком сапога. На темной коже плясали отблески костра.
   Не торопис-сь, красавец!
   - Я и мои спутники, путешествуя по собственной надобности, обнаружили чуть к западу от этого места почти целую сотню безвременно почивших орков и двух виновников сего происшествия. После чего оказали им посильную помощь...
   Дроу мрачно кивнул. В лощинку спустился еще один темный, при виде которого Лина в восхищении вытянула губы трубочкой. Тот, зло фыркнув, доложил Стражу:
   - Сто два тела, полная эххараи...только без шамана.
   И резко обернулся, вперив недоверчивый взгляд в девушку, добрым-добрым голосом пропевшую:
   - Как поживаете, гейнери мастер?
   Тьеор дель Солер'Ниан, мастер -алхимик, недоверчиво прищурился и искренне оскалился:
   - Ты-ы!
   - Мое почтение, - склонилась ведьмочка в полагающемся случаю поклоне.
   - А я так надеялся, что тебя давным-давно в Ледяных пещерах прикопали! - как-то тоскливо пробормотал дроу.
   - Вы знакомы? - чуть удивился страж.
   - Мы даже принадлежим одному Дому, - похвасталась Лина.
   - Ррр!!!
   - Ах, мастер, не нервничайте! - небрежно махнула рукой девушка, - вы отстали от жизни, и плохо следите за новостями. Наверное, с самой зимы в Степи гуляете?
   Ведьмочка добавила в голос каплю участия. Хотя сомнения в правильности того, что она говорит, ее посещали, остановиться девушка уже не могла. Молча сопящие за ее спиной некроманты красочно, но про себя, желали ей провалиться. Жизнь дается один раз, и ее бездарный конец от рук одного разъяренного дроу их вовсе не вдохновлял. Конечно, слов темного наречия они не понимали, но весь вид темного был весьма красноречив. А Тьеор быстро зверел, в его глазах зажглось алое сияние. Он прорычал что-то неразборчивое, а девушка, чуть отступив в сторону, и уходя с линии возможной атаки, познакомила своих спутников с темными эльфами по всем правилам:
   - Позвольте вам представить, студенты Ронийской Школы Искусств, господа Тилан и Рилан Дилар, княжна Милава Светлая, некроманты, члены моего малого Личного круга, и добавила на ронийском еле слышным шепотом, - а это тот самый алхимик, я рассказывала...
   - Эти? - окатив ребят ледяным презрением, Тьеор демонстративно отвернулся и обратился к Стражу с каким-то вопросом.
   - Чего это он? - подозрительно прошептала Мила.
   - Не верит, что вы хорошие некроманты, - пошутила Линара, решив немого разрядить обстановку, и ради собственной безопасности отошла еще на шаг.
   - Ах вот как!! - повысила голос княжна и выступила вперед, уперев руки в бока. - Не верит?!! Да я сейчас...
   Она сложила пальцы в концентрирующем кольце.
   - Не надо зомби!!! - хором завопили близнецы.
   Тщательно игнорирующие людей эльфы вздрогнули.
   Тил и Рил дружно принялись успокаивать девушку, обещавшую поднять всех окрестных мертвецов в доказательство своей профессиональной пригодности. У Милавы, между прочим, сил на это вполне хватило бы. Линара, представив себе последствия в виде сотни неаппетитных орков, разом поднимающихся с земли, отбросила маску спокойствия и добавила шуму, пригрозив, что упокаивать их не будет.
   - Как подниму, так и упокою! - грозно надвигаясь на близнецов, вопила Мила, уже не обращая внимания на тихо офигевающих эльфов.
   Чего ведьмочка и добивалась. Когда по уровню звукового воздействия на окружающих скандал достиг уровня базарной склоки, она набрала в грудь побольше воздуха и крикнула:
   - Тих-ха!!!
   Теперь уже некроманты ошеломленно замерли. Их удивление перевалило за грозящую потерей челюстей черту, когда они увидели круглые от удивления глаза обоих дроу.
   - Прошу вас простить моих людей, гейнери, за столь неподобающее поведение, они не знакомы с правилами Этикета, - витиевато извинилась Лин на темном наречии, тщательно скрывая улыбку, - княжна Светлая всегда очень переживает, когда кто-то пренебрегает ее особой. Так на чем мы остановились? Ах, да, что же вы здесь делаете? - не давая эльфам вставить ни одного слова, продолжила она.
   В такой ситуации самое верное - это быть самой наглой и самоуверенной, напирать, не давая собеседнику возможности сосредоточиться на обдумывании ситуации. Если вас в результате не убьют, то станете обладательницей некой толики полезной информации. К тому же, вы совершенно официально приходитесь одному из собеседников как минимум "родственницей", и находитесь под высочайшим покровительством. Это гарантирует вам некоторую безопасность... может быть.
   Страж и Тьеор переглянулись с одинаково кровожадным выражением на красивых лицах. Убить такую себе дороже! Она и с того света доставать будет!
   - Наш Форпост зарегистрировал всплеск силы непонятного происхождения, а также неожиданный обрыв ритуала во время кульминационной Песни Степи, вызвавший разрушительную по возможным последствиям бурю.
   Интерес-сно, протянула Лина мысленно. Песнь Степи... разберемся. Вслух она добавила, указывая на затаившую дыхание шаманку:
   - Отлично, так вы заберете этих?
   - Не-ет! - протянул Страж довольно, - это не входит в мои полномочия. Все, о чем следует доложить, мы узнали, а со своими эйлари сами разбирайтесь!
   - Ни эре! Как это мелко с вашей стороны! - промолвила девушка. - Но я все-таки осмелюсь посоветовать вам запросить Тирит на счет дополнительных указаний, когда вернетесь на Форпост. А эту пару придется забрать с собой...
   А на счет возможного ответа из дворца девушка имела некоторые предположения, но расстраивать эльфов еще больше не сочла благоразумным.
   - Хм, и для чего тебе эти... лиссэ? - равнодушно поинтересовался Тьеор.
   - Для опытов! - огрызнулась ведьмочка. - Ну и, разумеется, я категорически против бездарной растраты Силы. Они здесь умрут, и довольно быстро, а того количества энергии, что я на них потратила, хватило бы на пару полномасштабных Огненных колец.
   Трое некромантов с интересом наблюдали за разговором с наиболее безопасной, по их мнению, позиции. В случае чего, все они разом успеют нырнуть в колодец...
   - А ведь за ними не одна сотня орк'ха двинется... - заметил алхимик, провожая задумчивым взглядом растворившегося в темноте Стража. - И, кстати, если ты еще раз посмеешь так унизить меня в присутствии посторонних, я убью тебя! - спокойно продолжил он, с удовольствием отметив, что эти произнесенные ровным тоном слова сбили воинственный настрой недоучки.
   Но явно недостаточно.
   - Вы, разумеется, совершенно правы, мастер, я учту ваше мнение, - двусмысленно ответила Лина, напружинившись и сверкнув глазами, - особенно, если именно эти лю... хм, нелюди, прервали Песнь. Но, все же, где ваш ученик?
   - Какой? - деланно удивился дроу.
   - Льялис Древесный, - улыбка девушки весьма напоминала хищный оскал. Не надо ей угрожать, она тоже умеет испортить настроение!
   Тьеор, прислушавшись к чему-то, пробормотал недовольно:
   - Ищет тотемный штандарт среди трупов.
   - Не этот, случайно? - нагнувшись, Лина подняла измазанную кровью тряпку со следами странных узоров, и помахала ею в воздухе, - долго ему придется это делать!
   Представив себе разобиженную физиономию Лиса, ведьмочка залилась злорадным смехом. Не выдержав, к ней присоединился и Тьеор. У него тоже была довольно богатая фантазия.
   В разгар веселья раздался обиженный вопль и в девушку полетел огненный шарик. Следом за ним в лощину скатился взъерошенный квартерон.
   - Тва-арь! - зло выдохнул он, когда Лина изящно увернулась от комка огня. Тот подпалил край плаща неожиданно возникшего Стража, который, с трудом сохраняя невозмутимость, подобающую в присутствии низших рас, пытался отдавать распоряжения подчиненным. Не оборачиваясь, он дернул рукой и Лис отлетел в костер.
   Выразительно взвыв, квартерон подскочил и наткнулся на поощрительно улыбающуюся девушку. Она, оскалившись, запустила в него тройную Иглу. Тьеор отошел подальше, ставя щит, и справедливо решив не вмешиваться.
   Некроманты наблюдали за происходящим с почтительного расстояния, поспешно скрывшись за каменной кладкой колодца, едва только на стоянке объявилось новое действующее лицо.
   С некоторым удивлением отметив, что волосы у Лиса, вертящегося вокруг себя в поисках какой-нибудь жертвы, едва достигают лопаток, ведьмочка поставила Щит и сказала:
   - Успокойся, стриженый!
   Еще один огненный шарик бесславно размазался по прозрачной преграде.
   - Убью! - утробно рыкнул квартерон.
   - Кого?
   -Тебя!!! - Лис сделал шаг вперед, а Лина отступила к колодцу.
   - А за что? - искренне удивилась девушка, косясь на алхимика, довольно потирающего руки.
   - За все хорошее!
   Ах, какой содержательный диалог!
   - А я думала, что ты мне благодарен будешь!
   Тут настал черед Лиса удивляться.
   - З-за что-о?!
   - За возможность развеяться!
  
   В конце концов все успокоились. Страж, выяснивший все подробности случившегося, приказал отправляться назад. Тьеор, официально находящийся в подчинении гейнери Ха'Исс, вынужден был последовать за ним, хотя ему хотелось принять участие в попытках привести в себя бредящего наемника. Судя по блеску в алых глазах, мысли на этот счет у него было весьма садистские.
   Линаре, между прочим, удалось выпросить у мастера одного коня, мотивируя это тем, что вряд ли они успеют скрыться за стенами Крепости до прибытия основных сил орков, если потащат пострадавших на себе. Тьеор, злобно пожелав всем провалиться, и риторически вопросив небо, за что ему такие испытания, отобрал коня у своего ученика. Этот Бездной проклятый этикет велел заботиться о безопасности родственников. Бывали, конечно, исключения, но... не в этот раз. Лис был очень недоволен, умащиваясь на крупе позади своего учителя.
   Лина, растянув губы в хищной улыбке, спросила уже собирающегося исчезнуть в ночи вослед за патрулем мастера:
   - Я слышала, вас, мой мастер, можно поздравить? Как и Ее Высочество...
   Утробно рыкнув, разъяренный Тьеор пришпорил коня. Тот резко дернулся, и Лис, не пожелавший зацепиться за пояс впереди сидящего мастера, едва не упал. В спины стремительно удаляющимся всадникам понеслось звонкое пожелание счастья:
   - Алле сиэллис! Ни эре сеарр! Если мы будем нужны, ищите нас в Разбойной крепости!
   Когда все дроу скрылись в ночи, девушка, крепко сжимая повод, обернулась к нагло скалящему зубы коню. Тонконогое, высокое черное животное явно раздумывало над тем, какую бы пакость сотворить.
   - Только попробуй меня скинуть, - процедила девушка, зажигая в глазах зеленые огни, - и я пущу тебя на корм богам!
   Некроманты шумно выдохнули...
   - Мы еще живы?
   - Вполне, - невозмутимо ответила Лина, - и даже разжились кое-какой информацией!
   - Какой?
   - Потом расскажу, - отмахнулась девушка, - оборачиваясь к шаманке, неподвижно лежащей у костра, - хватит притворяться, я знаю, что ты очнулась! Не съедим... скажи лучше, поедешь с нами в город?
   Разумеется, шаманка согласилась!
  
   Эйлари (aerlarrei) - дословно - проблемы. В данном контексте - нечто, совершенно вам ненужное, но добровольно взваленное на плечи.
   Эххараи - полная сотня орков, плюс два шамана и командир - младший патриарх. Стандартное подразделение.
  
   Глава 15
   Эта глава будет носить скорее историко-познавательный характер. Изложенные здесь факты и сведения ни одному магу не в практическом плане не пригодятся, по большей части из-за того, что носят весьма специфический характер. Уж на что Магия Крови малоприятный предмет, так все равно находятся охотники применить пару-тройку заклинаний, но конкретно эти сведения не найдут внимательного читателя...
   ...Вы все знакомы с явлением магического резонанса, и довольно часто рискуете его использовать, но в мире порой происходят неподвластные вам вещи. К таковым относится появление магов-резонаторов. Суть их способностей в том, что они усиливают в геометрической прогрессии любые чары другого мага. Но только одного, совершенно конкретного мага.
   Явление это мало изученное, потому что за время ведения хроник Магического Совета было всего три официально признанных случая подобного резонанса, и никто из резонаторов не пожелал делиться информацией.
   Впрочем, определенные закономерности этого явления известны...
  
   Способности к резонансу только врожденные!
   И довольно сложно определяются на ранних этапах взросления. Обусловлены они особым свойством ауры, которая способна единожды изменить структуру под определенным воздействием.
   Фактически, внешне человек, способный стать резонатором ничем не отличается от множества других патентованных магов. Немного нестабильные, слабые магические способности, чаще всего, стихийного характера. Сама аура выглядит как ошметки старого тряпья, вяло колеблющиеся на ветру. Концы ее необычайно гибкие и растяжимые, похожие на щупальца, особенно в юном возрасте. Поэтому связь лучше устанавливать до совершеннолетия выбранной персоны, пока та не сформировалась окончательно как личность. Чем позже случится инициация, тем тяжелее проходят изменения, как телесные, так и психические.
   Известно, что резонаторы могут быть психически нестабильны, агрессивны, и порой, как ни странно, ленивы. В общем, как и многие другие люди. Так что определить, кто перед вами - потенциальный усилитель, или просто больной человек, практически невозможно...
  
   Лина, досадливо нахмурившись, захлопнула книгу. Ну вот, опять на самом интересном месте! Выглянув в окно, она убедилась, что стук ей не показался. На крыльце топтался посыльный в форме канцелярии Градоправителя, а магистр Зелеш даже и не собирался встать со своей кушетки в лаборатории. Он уже третий день, не просыхая, праздновал благополучное возвращение своей практикантки.
   Вздохнув, девушка торопливо скатилась вниз по винтовым ступенькам, и высунула голову в приоткрытую дверь. Окинув посыльного недружелюбным взглядом, буркнула:
   - Чего вам, почтенный?
   - В-вас вызывают! - заикнувшись, выдал парень.
   - Кто? - для проформы спросила ведьмочка, уже догадавшаяся о предстоящем ей посещении власть имущих.
   - Милорд Градоправитель!
   - Хорошо, я зайду в Канцелярию, - вежливо кивнув, собралась нырнуть внутрь девушка.
   - Не в Канцелярию! - торопливо мотнув головой, выдал посыльный.
   - А куда? - заинтересовалась Лина.
   - На главную надвратную башню! И поторопитесь! - эту фразу парнишка выкрикнул, уже стартуя с крыльца в сторону Военного луча.
   Интерес-сно, что случилось? Хотя можно догадаться! Торопливо шагая к воротам, девушка вспомнила, какой живописной группой три дня назад они предстали перед дежурящими на Западных воротах легионерами. Она сама на высоком, угольно-черном жеребце, явно не из конюшен Крепости. Близнецы, придерживающие наспех сооруженные их веток и одного балахона носилки, закрепленные между их весьма недовольными лошадьми. Наемник так и не пришел в себя... И Милава, с громкой руганью тянущая за повод животное, со спины которого свешивалась самая настоящая шаманка.
   Их даже не хотели впускать в город. Пришлось громко поскандалить, перебрав всех родичей того, кто придумал эти дурацкие правила. Заслушавшись, стражи открыли ворота. Потом практикантов взяли в оборот... Лина даже затруднялась предположить, кто. Эти люди ненавязчиво оттеснили ребят от полуживых спутников и непреклонно препроводили в спокойное место, дабы выяснить, почему им удалось вернуться целыми и невредимыми. Практиканты четыре часа подробно рассказывали обо всем, что произошло с ними в Степи, потом еще три - отвечали на вопросы о том, что не посчитали нужным вспомнить. Оказывается, сидя в разных комнатах неприметного серого здания в одном из переулков Базарного луча, очень трудно сговориться, а раньше об этом ребята почему-то не подумали. В итоге, дяденьки с добрыми и участливыми глазами вызнали все подробности. И посчитали студентов достаточно благонадежными, чтоб отпустить. Хвала Тьме, некроманты не понимали темного наречия, и уж тут Лине удалось немого... скажем, сместить акценты.
   Но все равно, неприятный осадок оставался. Несколько незаданных вопросов навевали нехорошие мысли о том, что ответы на них ей придется давать в другом месте.
   Как бы не в подвалах Пятого Отдела...
   Но... где наша не пропадала!! Может, обойдется? Угу, мечтать надо меньше...
   Шаманку с почетом водворили в хорошо охраняемое помещение в местной тюрьме для высокопоставленных персон, а наемника утащили в свои "потайные лаборатории" местные целители.
  
   И вот теперь...
  
   Военный комендант и Градоправитель стояли на гребне стены и молча взирали вниз. Наместник строчил срочное письмо в столицу, поминутно хватаясь за сердце и недовольно косясь на ошеломленно замерших у парапета троих практикантов. Туда - сюда сновали маги и легионеры, обустраивающие для обороны Надвратную башню, медленно вышагивали магистры, обновляя защитные чары...
   Под стенами Разбойной Крепости разбивали лагерь орки. Основная группа расположилась прямо напротив ворот, а дозоры уже охватили город тонким, но прочным кольцом. Вот только шаманов чего-то не видно...
   Впрочем, для легионеров появление полуторатысячного войска не было неожиданностью. Приказ занять боевые позиции поступил к ним еще на закате, и сейчас они были готовы отразить любую атаку. Разбойная Крепость гордилась своими дозорами пожалуй, даже сильнее, чем орки своими шаманами.
   - Почему они все пешие? - удивленно спросил Градоправитель.
   - Спросите у магов, вероятно, это как-то связано с недавней Бурей.
   - Ну что же, - заметил Наместник, выпуская Вестника-голубя, - полагаю, следует передать вам, господин Халас, соответствующие полномочия?
   - Было бы неплохо, - отрешенно кивнул комендант, наблюдая, как по лестнице взбегает Линара, изнывающая от любопытства. Мимолетно кивнув высокому начальству, она с горящими глазами, едва не вываливаясь за край, наблюдала за притащенными на хвосте неприятностями. Хищная улыбка и тонкие пальцы, треплющие кончик косы выдавали нешуточную заинтересованность девушки и кровожадные планы, стройными рядами вышагивающие у нее в мыслях.
   Взмахнув рукой, комендант подозвал к себе практикантов. Не обманываясь их показательно чинным видом, он заметил:
   - Я вот думаю, господа, скольких неприятностей удалось бы избежать, не выпусти мы вас из города?
   - Некоторого количества, несомненно, - вежливо ответила Лина. Ее волнение выдавала легкая, пружинящая походка и нервно закушенная губа.
   - И что же мне делать... - начал комендант, но был невежливо перебит девушкой.
   - Выполнять свои обязанности, я думаю...
   - ...с вами?
   - ...и выслушать, чего хотят во-он те парламентеры, - скосив глаза за спину коменданту, заметила Лина.
   Мужчина невозмутимо обернулся, мимолетно отметив, что некроманты отчего-то весьма молчаливы, и оглядел мизансцену. От крупной группы, единственной прибывшей верхом, отделились трое орков в церемониальных кожаных одеяниях и подъехали на расстояние выстрела.
   - А вы не догадываетесь? - иронично вздернув бровь, спросил господин Халас. Градоправитель нервно фыркнул.
   - Догадки догадками...
   Гарцуя на низкорослых лошадках, парламентеры прокричали что-то неразборчивое. Неодобрительно качнув головой, комендант сделал знак незаметному магу и степенно спросил:
   - Что вам здесь надо, дети Сумерек?
   - Отдайте нам святотатцев, оборвавших Песнь Степи! - теперь требование, благодаря стараниям мага школы Разума, прозвучало четко и на ронийском наречии.
   - Ну надо же... - протянул Наместник и поспешил вниз, писать следующее письмо.
   - Кого - кого? - переспросил комендант.
   - Отдайте нам их, люди, и останетесь живы!
   - Но вы же не выдадите им гостей, господин Халас? - спросила Лина.
   - Хотелось бы пойти путем наименьшего сопротивления, - пожав плечами, заметил полуорк, - но ваша шаманка успела официально попросить убежища. А я не настолько влиятелен, чтоб нарушать древнюю традицию. К тому же есть сильные сомнения в том, что, получив желаемое, орки уберутся обратно.
   - Убирайтесь прочь, отродья Тьмы, - проговорил он четко в сторону замерших в ожидании ответа орков. - Просившие приюта получили его, и взяты под защиту этих стен!
   - Мы возьмем наше силой! - злобно рыкнул орк, и все трое стремительно отступили под защиту своих кланников. Ветер донес до стоящих на стене людей кровожадные вопли.
   - А город выстоит? - озабоченно спросил один из близнецов.
   Комендант внимательно оглядел парня, но не заметил в его лице страха, только вежливый интерес, покачал головой и ответил:
   - Это не первая наша осада.
   - Только, похоже, куда более серьезная... - буркнул парень и, отойдя в сторону, зашептался со своими друзьями.
   Градоправитель куртуазно распрощался с майл'эйри Эйден и поспешил вниз, отдать последние распоряжения. Девушка, на миг явив миру прекрасные манеры, вдруг обратилась к коменданту, собравшемуся на очередной военный совет:
   - Разрешите спросить, господин комендант?
   - Да.
   - Будет сражение?
   Комендант молча кивнул.
   - Тогда... можно я их, - она махнула рукой в сторону, - оскорблю?
   - Почему бы и нет?
   - Спасибо, - вежливо склонила голову девушка, азартно подалась вперед, и, поддержав себя простеньким усиливающим звук заклинанием, выдала длинную, зубодробительную, шипящую фразу на темном наречии. Один из орков замер как вкопанный, затем вскинул арбалет. Болт тренькнул о камень совсем рядом с головой практикантки. Не успел комендант даже открыть рта, как некроманты, кинувшись к ней, оттащили зло усмехающуюся леди от узкого проема для лучников.
   - Что ты им сказала?! - возмущенно завопила княжна, возвышаясь над флегматичной Линой почти на голову. - И зачем? Мало тебе дроу! Хочешь стрелу в глаз получить!??
   - Ой, не преувеличивай! Просто, похоже, арбалеты у них новейшей системы, с повышенной дальностью. Интересно, откуда взяли?
   Действительно...
   - А сказала я, если вам так интересно, что орк'ха никогда не сравнятся с величием своих собратьев по Ветви.
   - Мне почему-то кажется, что это звучало не настолько прилично,- заметил один из близнецов. Тилан или Рилан?
   Очень может быть, мысленно согласился с ним комендант, и, чувствуя, что дискуссия молодых людей может затянуться надолго, сделал грозный вид и рыкнул:
   - Немедленно покиньте стену, господа!
   Глядя в след выпроваживаемым недоучкам, он уже прикидывал, как можно будет их использовать. Но одно решил совершенно точно - майл'эйри на стены не допустит ни за что на свете!
  
   ...условий установления резонансной связи.
   Главным условием для этого является наличие у мага, желающего получить в свое распоряжение личного резонатора, мощной, характерной ауры, способной вбирать огромное, но строго определенное количество Силы. Точнее, весьма точно определяется граница, после которой возможно проводить дальнейшие работы по установлению связи. Это легко проверяется при заполнении матрицы персональной телепортации. Если количества и характера энергии достаточно для опознания и переноса к вам объекта, то можно делать следующий шаг. Которым является наделение объекта калибровочным артефактом или амулетом, предназначенным для изменения параметров ауры. (с помощью Силы мага, вложенной в некий предмет и доступной к использованию вашим предполагаемым усилителем) Хаотическая аура постепенно упорядочивается подобно образцу, и со временем частота магических колебаний при творении чар практически совпадает с вашей.
   Вы спросите, почему данные сведения излагаются в этой книге? Потому что во время изменения по образу и подобию мага, на объект накладываются чары Кровавого Резонанса. Воздействие как минимум на магистерском уровне совершенно необходимо, так как связываемые маги чащи всего разнятся по физическим кондициям, и один из них может не выдержать напряжения, особенно, если принадлежит к другой Ветви Древа.
  
   Глава 16.
   И потянулись долгие дни осады. Орки на приступ почему-то не спешили, только временами прощупывали оборону города, выжидая... чего?
   Ах, осада! Романтика сражений и тайных вылазок...
   Ага, как же!
   Это, господа, прежде всего - скука смертная! Особенно когда в общем-то бодрящее кровь действо превращается в традицию, или даже некое рутинное, надоевшее занятие. А уж если весь наличный состав, дежурящий на стенах, получил соответствующие указания, и вас не пускают даже одним глазком взглянуть на творящееся в Степи...
   Лина маялась от скуки.
   Вот так вот!
   Заняться было совершенно нечем. Потренироваться тоже не с кем, потому что весь знакомый воинский состав либо находится на стенах, время от времени отражая пробные штурмы, либо пребывает в готовности номер один, не предполагающей развлечения захожих студенток.
   В лаборатории не позанимаешься, потому что неожиданно протрезвевший магистр Зелеш запер дом и временно переселился в ближайшую к воротам таверну. Можно было конечно попытаться залезть в окно, стена вполне позволяла, но переселяться с соседнее с покоями шаманки помещение у Лины не было никакого желания. Даже на пару часов. Усиленные патрули курсировали по улицам, мгновенно пресекая безобразия и отлавливая нарушителей порядка, намерений причислять себя к которым у девушки не было. А вообще-то, правильно, бдительность никогда лишней не бывает, потому что половина успеха орков во время осады любого форпоста строится на тайном проникновении и саботаже...
   Все маги и алхимик то сиживали на Совете, придумывая новые способы уничтожения врага, то обозревали окрестности, сидя на вершинах башен и выжидая удачное время для их применения.
   Хорошо некромантам. Они-то кучковались при своем мастере, который использовал их как курьеров. Подай, принеси, передай приказ... так что все трое как ошпаренные целый день носились по городу (вообще-то правильно, от безделья начинает активно работать деструктивная мысль) и времени пообщаться с бедной несчастной ведьмочкой у них не было.
   Да и Лина не бездельничала. Задание было получено, но ей уже на второй день надоело варить простенькие исцеляющие зелья, только деваться было некуда. На стену не пускают, в лазарет, где до сих пор не пришел в сознание очередной ее пациент, ведьмочка и сама не рвалась. Тем более, что раненых там прибавилось, а достаточных моральных сил, чтоб непосредственно исцелять, шить и бинтовать, девушка в себе не находила.
   Можно было просто прогуляться, но... это неинтересно. Жизнь в городе не прервалась, конечно, но как-то поскучнела, стала более добропорядочной, чему очень поспособствовал комендантский час, наступающий сразу после заката.
   Посетив городскую тюрьму под предлогом встречи с шаманкой, она обнаружила, что и здесь царит скука. Ничто, даже конец света не мог нарушить покой этого заведения, причем сидельцев можно было пересчитать по пальцам. Орк с почтовой станции, два неосторожных вора, бывший младший комендор (звание складского служащего) Арсенала, купец, посаженный за долги...
   И еще Лейша - полуорка, порадовавшая Лину своей историей. Правда, вытягивать из нее слова оказалось утомительнее, чем таскать мешки с камнями. Но, взяв на вооружение ласковый ровный тон, который она хорошо запомнила после трехчасового допроса и, предложив пару медовых лепешек, ведьмочка сумела разговорить нелюдимую шаманку.
   Все оказалось очень просто и грустно. Песнь Степи - это сложный ритуал, правильное проведение которого способно сконцентрировать в руках трех-четырех магов огромную силу. Разумеется, разрушительную! Проводится он в течение как минимум декады, и постепенно вытягиваемая из мира энергия скапливается в выбранной жертве, а затем, видоизменяясь под воздействием тела и души, переливается в другого шамана. Все это сопровождается плясками и песнопениями, так любимыми орками...
   Почему жертва? Потому что тот, кто выбран концентратором, не переживает этой процедуры. Слишком большой напор Силы просто выжигает его изнутри.
   Почему выбрали ее? Потому что она полукровка, рожденная украденной из города женщиной, с достаточным магическим резервом, всю жизнь проведшая под надзором стражи, к тому же именно для подобного ритуала и выращенная.
   Как получилось, что осталась жива? Не знает. Помнит только долгую нарастающую дикую боль во всем теле, затем удар, резкий рывок, движение куда-то... Воронка силы, раскручиваясь, хлестнула по находящимся в трансе шаманам. Затем темнота... очнулась на руках ошалевшего от разгула стихии наемника, с руганью тащившего ее в сторону города...
   - Угу, дальше можешь не рассказывать! - удовлетворенно покивала Лина. - Вот скажи лучше, почему все осаждающие сейчас город и желающие поджарить тебя на медленном огне соплеменники, пешие?
   - Так ведь от такого удара лошади или взбесились или пали... почти все.
   - Логично, - задумчиво покивала головой девушка, - шаманы, я полагаю, тоже находятся не в лучшей форме!
   Лейша зло усмехнулась, сверкнув карими глазами:
   - Те, кто остались живы, наверняка.
   - Ну, спасибо за разговор, - поднялась с пола Лин. Они по орочьему обычаю сидели на полу, скрестив ноги.
   - Ты не знаешь, долго мне тут еще сидеть? - в голосе шаманки послышалось отчаяние, смешанное с ожесточенной надеждой кое-кого убить.
   - Откровенно говоря, нет. А тебе что, не нравится? Тихо, спокойно, уютно...
   Действительно, помещение не уступало по оформлению лучшим гостиничным номерам. Кровать под балдахином, ковры, решетки на окнах заделаны витражным стеклом...
   - Мне скучно! - прямо таки крик души.
   - Ты бы знала, как скучно мне!!
  
   Посетила Лина и продовольственный склад. Забитые до отказа стратегическим запасом закрома навевали зевоту и убеждение в том, что голодным население города не останется. На полгода хватит! К тому же в голову закралась мысль, изрядно подпортившая настроение. А успеют ли прогнать орков до того, как им надо будет уезжать? И посчитают ли за уважительную причину опоздание по причине осады? Что-то сомнительно! И вообще, собирается ли комендант уничтожать противника? И делать хоть что-нибудь, помимо разглядывания горизонта с видом умудренного жизнью философа?
   Когда господин Халас в очередной раз, теперь уже лично, запретил Лине появляться на городской стене, ведьмочка, движимая иррациональной злостью, пошла в таверну и наделала вместо кровоостанавливающего зелья приличную кучу взрывчатого порошка. Ну и зачем? Применить-то, все равно, не получиться! Не на ком...
   Хотя... она идиотка, тьма побери! Можно же пробраться наверх, прикрывшись иллюзией! Только надо выбрать участок, где магов нет. Они обычно сидят по башням. Почему, интересно? Самое уязвимое место!
   Придумано - сделано! Спустя пару часов Лина в полном облачении, включавшем в себя, впрочем, только эльфийскую куртку, пояс с кармашками, полными зелий и мечи, под видом Тилана любовалась на уверенно готовящихся к новому штурму орков. На этот раз, похоже, серьезному, судя по разбитым в некотором отдалении палаткам подоспевших шаманов. Пронизывающее душу дрожащее пение, с трудом различимое на грани восприятия, повисло над городом.
   По цепочке передали готовность к атаке, и сенрай с намеком посмотрел на молодых некромантов, предлагая им убраться со стены. Милава решительно повернула к ближайшей лестнице, а ведьмочка с интересом подалась вперед. Интерес-сно, что приготовили орки?
   Воздух над стоящими в отдалении шатрами начал сгущаться во что-то, сильно напоминающее Воздушный кулак. Несколько примитивно... Но неожиданно вокруг города взвихрились высокие песчаные стены, замыкаясь в кольцо, и прикрывая орков от напряженных взглядов защитников. Наверняка они там сейчас перегруппировываются. Струйки смешанного с замерзающей в полете водой песка одновременно ринулись вперед, собираясь нанизать на формирующиеся острия сотню - другую легионеров. Но бесславно осыпались, наткнувшись на столь же простой, но мощный щит стихийного мага.
   Песчаная стена постепенно приближалась, скрывая место выбранной орками атаки, но защитники спокойно проверяли свои амулеты, ожидая, когда под слаженными усилиями стихийников рухнут шаманские щиты. Внезапно над краем колышущегося пыльного марева возникло нечто, имеющее название Воздушной птицы. Мощное, но простое построение... Лина разочарованно хмыкнула и собралась отойти. Птица ринулась точно в основание стены у самых ворот. Шаманы, выложившись досуха, видимо, намеревались обрушить одну из башен. Но наложенные на камни Щиты ослабили их творение, рассеяв хвост и крылья. Сбитое с курса, оно дернулось в сторону, резко меняя курс и стремительно рушась на часть стены, с которой еще не ушла ведьмочка.
   Сенрай зычно крикнул:
   - В укрытие! - и три десятка легионеров в пару прыжков нырнули под настил с внутренней стороны стены образующий нечто вроде козырька.
   Но девушка, повинуясь странному наитию, выхватила из заспинных ножен клинки, разрушая тщательно наложенную на себя иллюзию. Ни эре, шах тан раэсс! Что она делает?! И что сейчас бу-удет?!!! Припав на колено и скрестив тусклые лезвия над головой, Лина заворожено уставилась на падающий прямо на нее клок Первостихии. Ненавижу эксперименты, успела подумать она...
   Ударрр!!! Гром гулкой волной прокатился вдоль стены, сметая не успевших укрыться людей. И бесславно осыпался дождем мелких звонких осколков, наткнувшись на скрещенные клинки, почти не повредив гранит. Почти...
   Ноющие от напряжения руки бессильно опустились. Поднимаясь, ведьмочка с испугом поняла, что камень, превратившийся в скрепленную цементом пыль, крошится у нее под ногами, собираясь стремительно осыпаться вниз. Эээ, звуковой резонанс? Машинально закинув клинки в ножны, она осторожно попятилась назад...
   И увидела... Толстый зубец медленно и торжественно, как во сне, съезжает вниз. Опора под ногами колыхается... треугольный, сужающийся книзу кусок стены палец за пальцем осыпается вниз и Лина не успевает... чуть-чуть не успевает схватить чью-то протянутую руку, съезжая со стены по наклонной поверхности. В оглушающую ватную тишину вонзился пронзительный вопль, предельно ясно выражавший отношение ведьмочки к происходящему. С трудом балансируя на полусогнутых ногах, она стремительно скользила вниз, все ниже и ниже... и успела с силой оттолкнуться от края выемки, меняя направление полета с вертикального на параболическое.
   Мааамааа!!!! Дух захватывает!
   Щедро зачерпнув Силы из кольца, она швырнула ее вперед, как можно ярче представляя большую мягкую перину... очень-очень большую! И влетела руками вперед в успевший сгуститься в паре метров над землей воздух.
   О-ох!
   По груди будто хватили кувалдой. Воздух из сплющенных легких куда-то делся, а инерция не до конца погашенного движения прошибла воздушную подушку и крепко приложила девушку к земле, немного протащила вниз по склону и смилостивилась только у подножия холма.
   Зрение на миг замутилось, в голове зазвенела сотня колокольчиков. Из прикушенной губы текла кровь, ободранные руки саднило, ребра явственно ныли.
   Эти, лисс шахгот, эксперименты!!! Больше никогда!
   Поднявшись, Лина узрела в шагах в двадцати от себя песчаный Щит орков. Минутное онемение сменилось мгновением слепой паники, когда, оглянувшись, девушка убедилась, что стены Разбойной Крепости все так же неприступны. По крайней мере, для нее, потому что летать она так и не научилась. Гигантская овальная выщерблина в полстены толщиной заканчивалась в трех человеческих ростах над землей. При наличии некоторого времени и сноровки, взобраться вверх было бы несложно, но... осаждающие, судя по всему, ждать не будут. И веревку ей бросить никто не собирается.
   Кинув к основанию песчаной стены пару темных шариков из чудом не взорвавшихся запасов (вот негде было применить их, да? Теперь есть, где и на ком, только проще самой удавиться!), она торопливо похромала вверх по склону, забирая немного влево.
   Вид надвигающейся песчаной стены придал ей сил, но Лина вдруг сообразила, что ворота, к которым она рвется, ей не откроют... и совершенно правильно. Что делать? Для смены приоритетов ей потребовалось некоторое, не очень продолжительное, время.
   C воплем:
   - Па-аберегись, отродья Сумерек! - ведьмочка ринулась вниз, воинственно размахивая "сестрой", а свободной рукой перебирая флаконы. Отчаянный азарт, смешанный со страхом не давал ей задуматься о правильности собственных действий.
   Орки, прятавшиеся за стеной песка, были ошеломлены. Защитники - тоже!
   Со скоростью обезумевшей химеры девушка вломилась прямо в упругий, царапающийся щит, зажмурившись, полоснула клинком наискосок прямо перед собой.
   Сработает? Опять эксперимент, тьма побери!
   Защитная стена жалобно пыхнула и осыпалась мелким серым песочком.
   Это ошеломило атакующих вторично. Лучники, прячущиеся в бойницах, наоборот, возрадовались. Девушка попала прямо в промежуток между двумя отрядами, долженствующими атаковать в основном направлении, а сейчас замершими по колено в пыли.
   Миг длинною в жизнь... как это стра-ашно! Но ужас в то же время уступил место холодному расчету. Проломившись сквозь щит, Лина оттоптала ноги одному орку, набирая скорость и поднимая пыльные тучи, сшибла с ног другого, превратившись в серую молнию, заехала локтем в живот третьему... раздавив в руке флакон с "Синим туманом", и, стараясь не дышать, ринулась дальше, змейкой лавируя среди озадаченных воинов, вооруженных ятаганами.
   Ее спасло то, что на нее обратили внимание только крайние орк'ха, да и то спустя рукава, а командир, убедившись, что Щит и не думает восстанавливаться, отдал приказ о начале штурма:
   - Мирре-ено!! - разнеслось над полем, и атакующие, ломая строй, рванулись вперед. Ярость изрядно туманила им мозги, а дисциплина не достигала высот Легиона. К тому же здесь собрались представители десятка кланов, в обычное время не признающих никакой власти, кроме власти своего патриарха. Пара взорвавшихся, наконец, бомбочек добавила неразберихи.
   Беспорядочно мечась среди разрозненных отрядов и отрядиков, с трудом ориентирующихся в густом дурманящем дыму, девушка неожиданно обнаружила, что находится совсем рядом с шаманскими палатками.
   Гораздо приятнее играть в прятки среди широких шатров, чем пытаться удрать на своих двоих от полусотни разъяренных нелюдей! В сторону десяти набегающих с решительным видом кланников полетели модифицированные "недотроги". Гномская разработка для глубинных шахт...
   Нырнув за столь любимые этими лиссэ аэ рисс валуны, специально притащенные из-за холмов и пролетев пару шагов на гребне взрывной волны, Лина уткнулась прямо в чьи-то ноги. Переборщила зарядом, кажется... судорожно извернувшись, вскочила, инстинктивно выставляя вперед клинок, и нечто, направленное на нее, отскочило и заставило скрючиться старую орку в приступе кровавого кашля. Фиал с "липучей паутиной", мерзкого зеленого цвета жижей завершил обезвреживание напавшей и еще трех полностью обессиленных молодых орчанок.
   Почему их так мало?!
   Поудивляться Лине не дали.
   Нырнув под свистнувшее над головой лезвие, развернулась и врезалась плечом в бок подоспевшего охранника. Кольчуга, шшшах тан! Больно! Но тот покачнулся и напоролся на короткое лезвие "сестры", второго, не глядя, Лина полоснула по груди. В лицо брызнула кровь... третьему с криком "лови", швырнула очередной флакон. На месте вооруженного длинным сколаном стража возникла маленькая огненная роза, стреляющая горячими искрами. Ой! Горячо-о! Слишком близко взорвалось!
   Взлетев на валун, она огляделась. Ой, как плохо!
   Почти полторы тысячи орков с оптимизмом штурмовали Крепость, а еще полсотни торопливо приближались к шатрам шаманов.
   Ей хватит и этого, критично признала Лина. Пора заказывать траур...
   Но сначала...
   В сторону атакующих миниатюрный форпост полетела липучка, фейерверк "Розовая недотрога", две последних бомбочки и "золотая сеть". Потянувшись к Силе, уютным сонным клубком свернувшейся в кольце, зачерпнула так много, что в голове загудело и, пока она не рассеялась, сделала то, на что хватило фантазии. Сотню Ледяных игл, тут же разлетевшихся в разные стороны. Большая их часть пролетела, надо заметить мимо орков.
   Ж-жаль, но...
   Она не успела применить ничего более смертоносного. Что-то ударило ее в спину, швыряя на землю, прямо под ноги набегавшим мечникам. В миг полета время будто замедлилось, и Лина, извернувшись, поняла, что одна шаманка, высвободив руку, активировала какой-то амулет. Надо было добить...
   Лиссэ! Сгруппироваться не успела! Падение вышибло из нее остатки воздуха, и сознание на миг отключилось...
   Распахнув глаза, девушка с диким воплем дернулась в сторону от опускающегося на нее двуручника. Крутнувшись, вскочила... клинки сами собой оказались в руках... всадила прямой кому-то в бок, "братом" закогтила напавшего сзади, подавшись назад и подныривая под меч, бросилась вперед, в полете чиркнула по горлу шаманки острием "Сестры".
   С кровожадным воплем закружилась в группе из пяти орков, только мешавших друг другу. Прижимаясь то к одному, то к другому, уворачивалась от третьего, принимая на левую руку удар четвертого. Резко выкинув вперед запястье, достала крюком горло еще одного, одновременно блокируя того, к кому прижалась спиной и всаживая ему в живот лезвие по самую рукоять. Ушла от стилета... дернув головой, поднырнула под просвистевшую над головой глефу. Превратившись в маленький вихрь, казалось со всех сторон ощетинившийся остриями клинков, поняла, что долго не продержится...
  
   Усиленный степной патруль во главе с Тьеором возник в пределах видимости дозорного в самый интересный момент. Атака орков, лишенных магической поддержки спеленатых шаманов, еще не захлебнулась, но грозила вот-вот бесславно окончиться. Лучники метко обстреливали их еще на подходах, легионеры вполне успешно обрубали "лозу" и выпроваживали форсировавших стены обратно вниз. Сомнительного вида таран и десяток трофейных катапульт были уничтожены магами.
   Алхимик окинул поле боя удовлетворенным взглядом, затем вгляделся в царящее чуть в стороне столпотворение, заковыристо помянул Бездну и повелительно махнул рукой. Два десятка всадников дроу отделились от основного отряда, не замедлив хода, смели сторожевую сотню и врубились в пешие порядки орков, решив срезать путь по прямой. Пролетев через них наискосок, разрезали построения как ножом - масляный пирог, и вырвались к лагерю шаманов.
  
   Комендант, мрачно думавший, что идея не пускать некую практиканту на стену оказалась абсолютно правильной, но трудновыполнимой, обернулся к замершему рядом ординарцу:
   - Пусть второй эскадрон готовится к вылазке.
   Он не собирался рисковать городом и людьми ради одной сумасбродной девицы, пусть она хоть десять раз спасла жизнь его дочери, но теперь ситуация изменилась. Все- таки какая везучая демоница, со злорадным весельем подумал мужчина.
  
   Развив совершенно немыслимую скорость, Лина еле успевала ускользать от тянущихся к ней клинков. Слишком много, слишком много, билась в голове отчаянная мысль. Давно закончились все зелья и эликсиры, а времени на формирование хотя бы простенькой силовой волны категорически не хватало. Она плясала Танец Смерти в мельтешении сверкающих клинков... уловив просвет, делала молниеносный выпад, перемещаясь вокруг высокого валуна, прикрывающего спину.
   Очередной орк упал, освобождая место...
   Кто б ее замени-и-ил?!!
   Жить хочется... Продолжаем!
   Руки устали, голова гудела, глаза слезились...
   Блок, блок, блок... уход в сторону, перекат, поймать в ловушку ятаган и вырвать его из вражеской хватки, прыжок вперед... чье-то незащищенное лицо... удар! Коленом в пах, закогтить горло... кувырок, блок, не успеть! Только вперед!
   Удивленно замерла, ощутив вспышку Хаоса настроенным на битву сознанием. И едва не пропустила момент, когда орки один за другим начали безжизненными грудами оседать на землю.
   Топот копыт?
   Сквозь шум крови в ушах не разберешь... обессилено прислоняясь к валуну, Лина, воспользовавшись передышкой, вяло отерла с лица грязь.
   Неожиданно сильная рука привычно вздернула ее за воротник, а смутно знакомый голос озлобленно выдал нецензурную тираду на темном наречии. Тьеор раздраженно шмякнул мгновенно обмякшую девушку поперек седла и пришпорил коня.
  
   В этот момент открылись ворота города, и на опешивших орков обрушился лучший эскадрон Крепости, безжалостно сминая пытавшихся перестроиться пеших противников. Стрелы и магия усилили воцарившийся в их рядах хаос.
  
   Девушка безучастно повисла вниз головой, созерцая стремительно проносящуюся под собой землю.
   Хорошо-то как... еще поживем!!
  
   Они встретились ровно на середине пути, и конники раздались в стороны, пропуская темных к воротам, и устремились вслед за ними.
  
   - Закрывай! - резко скомандовал серхай, когда в ворота влетел последний всадник на взмыленной, роняющей пену с морды лошади.
   Створки в вздрогнули под натиском разъяренных неудачей орков. Решетка с грохотом обрушилась вниз. Сверху на пытающихся проломить ворота степняков опрокинули четыре котла горячего варева.
   Битва продолжалась...
   Во дворе, вокруг гарцующих на нервно прядущих ушами животных, всадников медленно распространилась тишина. Любопытствующая, опасливая, потрясенная... Эскадрон аль-Ирраши ненавязчиво взял гостей в кольцо. Лина медленно сползла вниз, пытаясь утвердиться на подгибающихся ногах. Все болело... Тьеор высокомерно огляделся, надменно вздернув бровь, поправил растрепавшийся хвост и элегантно спешился. Прочие дроу остались в седлах, готовые в любой момент атаковать...
   - И где же я могу увидеть коменданта этого форпоста? - оглядев присутствующих, спросил он холодно.
   Лина даже пребывая в эйфории уловила его раздражение. Что, кстати, они здесь делают? Не все ли равно! Главное, прибыли очень вовремя! Развернувшись с глупой улыбкой, она схватилась за стремя, затем, сделав шаг по опасно качнувшейся под ногами земле, припала к груди не успевшего отшатнуться дроу:
   - Я вас обожаю, мастер! - и крепко его расцеловала.
   Гневно зашипев, алхимик отшвырнул девушку в сторону, оглядел безумными глазами две сотни зрителей и прошипел осевшей без сил Лине:
   - Опять! Ещ-ще раз пос-смееш-шь меня оскорбить перед... пос-сторонними - убью!
   - По-моему, - неожиданно трезво заметила ведьмочка, - вы, мастер уже что-то такое обещали, и совсем недавно!
   - Гррр...
   За спиной дроу раздалось вежливое покашливание. Резко обернувшись, Тьеор решил отложить экзекуцию. Рыкнув своим подчиненным:
   - Располагайтесь! - он проследовал за торопливо указывающим дорогу легионером, на ходу прищелкнув пальцами. Пропыленный черный камзол, даже сейчас смотревшийся на гибкой хищной фигуре королевским нарядом, в один миг обрел нетронутый вид. Не пристало дроу выглядеть как бездомному бродяге!
  
  

  
   Глава последняя
   Лина проводила алхимика задумчивым взглядом, понаблюдала за неторопливо спешивающимися темными, и подумала, что неплохо было бы встать. Вместо того, чтоб воплотить в жизнь эту идею, уставившись на камни, вымостившие двор, она вяло начала выводить на них загадочные полузнакомые руны. Расслышав знакомые голоса, соизволила поднять голову. Сознание странно двоилось, плещущаяся внутри радость мешала адекватно воспринимать происходящее. Отрешенность хищника медленно уходила из крови, оставляя слабость и боль.
   Люди, казалось, перемещаются в густой патоке, медленно и тягуче произнося слова. Удивленно уставившись на склонившиеся к ней участливо-озабочено-радостные лица, позволила подхватить себя под руки и отвести в сторону.
   Покорно приняла предложенное густое, отдающее тамелью питье, растянула губы в улыбке и провалилась во тьму. Будто кто-то повернул выключатель... Ее вновь закружил хоровод теней, пытающихся дотянуться до девушки когтями...
   Лина уже не видела, как почти полторы сотни темных под предводительством нового главы дома Шейт'Ан врезались в неожидающие нападения ряды орков, как воины Четвертого Приграничного Легиона прямо с марша вступили в сражение, зажимая осаждающих с другой стороны, окружая, прижимая к стене, уничтожая... как вновь открылись ворота города и уже три эскадрона обрушились на противника, топоча их шипастыми подковами лошадей. Как Тьеор, сверкая глазами, отвел душу, один за другим отправляя вниз огненные вихри...
   Она спала.
  
   С высоты птичьего полета было прекрасно видно, как остатки степного воинства торопливо сдаются легионерам, предпочтя заключение в обычной тюрьме безымянной могилке. Дроу традиционно пленных не брали.
   Жалкие четыре с половиной сотни - вот и все, что осталось от полутора тысяч лучших воинов кланов Айриль, Леасс, Нираен, Вирисс... и всех остальных, решивших последовать за ними. Откровенной глупостью с их стороны было после Раскола полностью отказываться от магии, отдавая ее на откуп узкому кругу шаманов. Орк'ха из грозной силы превратились в... обычных обитателей Степи. Да, хитрых, сильных, быстрых, опасных для неосторожного караванщика, но и только. За последнюю тысячу лет они не придумали ничего нового ни в тактике, ни в стратегии... и люди, о которых они так презрительно порой высказывались еще пятьсот лет назад, едва не превзошли их. Теперь это равные по силе противники, а порой человек начинает господствовать в Приграничье... что наглядно продемонстрировала эта осада.
   Ну что же... Сумеречная ветвь надолго запомнит, чем закончилась очередная попытка обрести чрезмерное могущество. Неконтролируемая буря магии выжгла души опытных шаманов, посягнувших на основы существования мира. Кровавый разгром под стенами человеческого города, почти полностью уничтоживший большую часть клановой элиты, произошедший, что характерно, практически без участия Темной ветви...
   Усиленный патруль, принявший участие в сражении, для потерявших разум от ярости степняков ничего не значит, а в свете известных событий выглядит даже логично. Любое нарушение порядка в Степи традиционно вызывает увеличение присутствия в регионе Темного дозора. Ну а то, что именно дроу уделили особое внимание уничтожению патриархов кланов... в общей суете прошло незамеченным.
   И вообще, они подоспели так вовремя совершенно случайно... а вот Вайришский легион - нет. Конечно, Разбойная Крепость при необходимости могла справиться с осаждающими и собственными силами. Но, во-первых, это было бы значительно дольше, дороже и расточительнее в плане человеческих ресурсов, а во-вторых - приближалась осень, и требовалось как следует отбить у орков охоту нападать на караваны. А что может быть лучше, чем такое показательное избиение...
   Комендант зарекомендовал себя весьма расчетливым человеком. А вот орк'ха совершенно деградировали! Беспечностью их дозоры превосходила даже самых безалаберных гвардейцев короля Ронии.
   Наемник прекрасно справился с заданием, Д'Хани - тоже, поспособствовав ему добраться до города. Степняки, вполне подтверждая прогнозы, попытались самым прямолинейным образом наказать предполагаемых виновников. Люди, разумеется, уничтожили большую часть нападавших...
   Сумеречный род не исчез, но сильно ослабел... что и требовалось!
   Личного вмешательства в происходящее удалось избежать...
   Повелитель дроу отпустил озадаченную птицу, чьими глазами наблюдал за происходящим в Приграничье. Та, сделав по инерции еще пару кругов над городом, поспешно направилась на северо-восток.
   Черный Дракон задумчиво проследил за ее полетом. Неслышно скользя над миром, он решил, что его ожидания вполне оправданы, и следует вознаградить исполнителя.
   Полный глубокого удовлетворения, он неспешно проследовал в Малый тронный зал на очередной совет. Проверим, насколько осведомлены о произошедшем его подданные, и если того, что он услышит, окажется недостаточно, следует подумать о замене состава Малого Совета...
   По его губам зазмеилась недобрая улыбка. Все встречные подданные торопились уступить ему дорогу, опасаясь встречаться с холодным лиловым взглядом. Боятся... или делают вид... Глупцы. Порой эта показная покорность раздражает, а попытки скрыть или изменить подлинные чувства скорее и точнее расскажут о задуманном.
   Следует подумать над тем, стоит ли ограничивать свободу действий Д'Хани на нынешней стадии формирования связи? Слишком уж активная девушка... что, впрочем, демонстрирует высокую устойчивость к разного рода случайностям, в эпицентре которых она может оказаться. И все же... Везение и удача - величины, трудно поддающиеся прогнозированию, и постоянно подстраховывать ее в ситуациях подобных нынешней не представляется возможным. Привить чувство меры, дисциплину, самоконтроль, разумное восприятие ситуации... Хм, это, кажется базовые разделы начальной стадии Школы Знаний?
   А в качестве временной контролирующей меры следует воспользоваться услугами одного отлично зарекомендовавшего себя агента...
  
   Лина спала, свернувшись клубком на постели в одной из одиночных палат Дома Исцеления на Базарном Луче. Спала, пока убирали тела из-под стен города, спала, пока пленных спешно распределяли по подземельям... были в Крепости и такие... спала, когда к ней заглядывали озабоченные друзья, любопытные знакомые и малознакомые личности, желающие убедиться, что высокопоставленная гостья находится на месте. Спала, пока мастеровые спешно заделывали гигантскую выщерблину, кляня на чем свет стоит степняков и практикантов... Спала, накрывшись с головой тонким одеялом, когда Тьеор зашел высказать свое недовольство, и принялся его стягивать, но, махнув рукой, решил не будить девушку. Уж больно довольная улыбка блуждала по ее лицу, и рискнуть прервать занимательный сон дроу не решился. Представив себе все то недовольство, которое обрушится на него, алхимик торопливо вышел из комнаты. В конце концов, он выполнил то, что от него требовалось и спешил покинуть это не самое приятное место, а скандал с применением магии мог надолго задержать отъезд. Но выделенного ранее девушке коня он все же забрал.
   Короче говоря, когда Лина проснулась, то обнаружила, что все самое интересное уже кончилось. Она проспала полдня и целую ночь, и теперь город вновь был наполнен мирной жизнью, будто не его целую декаду осаждала толпа озлобленных орков. Впрочем, народ в Приграничье быстро привыкает к таким резким колебаниям...
   А когда она поняла, что грудью вставшая на выходе целительница и не собирается выпускать ее на улицу, мотивируя это решение тем, что у девушки может быть шок после такого неприятного происшествия, то очень расстроилась. И это мягко сказано. Лина была в ярости! Но не убивать же эту добрую женщину только за то, что она так понимает свой долг?
   - Ну а гостей-то я принимать могу? - вздернув бровь, спросила девушка.
   - Это разумеется! Но по одному!
   Затребовав к себе некромантов, как оказалось, по очереди дежуривших поблизости, она, не обращая внимания на расспросы, восторги и тщательное ощупывание, очень вежливо попросила принести ее вещи. Все. Потому что в комнате обнаружились только клинки и вполне успешно переживший приключения шикр. Прочее куда-то делось, скорее всего, на ближайшую помойку. Лично на ней была надета весьма условная сорочка с чужого плеча.
   Можно было удрать хоть сию минуту, например, в окно, но... девушка глянула в зеркало и нахмурилась... неизбежно последуют вопросы, нотации и снова вопросы, самые разные, от безобидных до опасных. И от самых разных персон, начиная от магистра Зелеша и заканчивая градоправителем. А она, как назло, слишком хорошо выглядит, и отлично себя чувствует! Бодро до отвращения и слишком уж весело! Никаких видимых последствий пережитого не наблюдалось, ни физических, ни психологических. Неужели она такая непробиваемая? Проверим... Надо немного подождать и не появляться перед людьми в таком подозрительном состоянии.
   Проделав малый ученический комплекс упражнений, ведьмочка убедилась, что все кости целы. Правда, добрая служительница застала ее в стойке мостиком... но это уже мелочи. Достаточно просто вежливо попросить прощения у схватившейся за сердце женщины и пообещать больше так не делать. И все же, появляться на улице не хотелось... здесь хорошо и прохладно, а там - самый разгар дня, жуткая жара и солнцепек... и вопросы, вопросы, вопросы!
   В общем, когда Милава вернулась с риолоном и набитой барахлом сумкой, ведьмочка талантливо изображала, как ей, бедняжке, плохо, лежа на кровати и тихо-тихо художественно постанывая.
   Судя по тому, как засуетилась княжна, в Лине пропал великий дар драматической актрисы. Пришлось приложить немало усилий, чтоб выпроводить подругу из комнаты. Это удалось только после напоминания о наверняка заброшенных на произвол судьбы заданиях магистра Алувьена и последствиях его негодования по этому, несомненно, важному поводу!
  
   На следующий день, беспокойно покружив по комнате и задевая то кровать, то сундук, то скамью, девушка нашла, чем заняться, вспомнив свой предыдущий опыт пребывания в Доме исцеления темных. Она будет писать отчет!
   Хм, не становится ли это традицией? Если да, то в следующем году также стоит ожидать неприятностей, заканчивающихся членовредительством... И как следует к ним подготовиться.
   Толком привести в порядок заметки ей не дали. Очередная заглянувшая в комнату дама, оказавшаяся сиделкой одного из пациентов очень мило попросила девушку заменить ее на пару часов. Без сожаления отложив отвратительного качества бумагу и полусухие чернила (да, условия для творчества здесь ничуть не напоминали тиритские, разве что кормили чаще), Лина прихватила риолон и под причитания сиделки:
   - Внуки мои, сорванцы эдакие, постоянного присмотра требуют... справишься, милая? Ведь ты вроде алхимией занимаешься? Хорошо себя чувствуешь? Что-то ты бледновата... но мои-то сорванцы... дашь ему попить? - удобно устроилась в одном из кресел в соседней комнате.
   - Почему я? - удивилась девушка.
   - Так все прочие заняты, раненых-то хватает, - расставляя бутыли, ответила сиделка, - ежели очнется - напоишь вот этим...
   Почему ее не удивило, что пациентом оказался наемник, собственноручно подобранный в Степи? Выглядевший, надо заметить, не очень хорошо. Хм, хуже, чем Лина после общения с Черным Целителем. Сколько он уже без сознания мечется - дней десять? Даже больше... Лицо землистое, исхудавшее, сквозь повязки проступает... девушка понадеялась, просто какая-то мазь. Сколько в нем светлой крови, восьмушка? Достаточно, чтоб уже встать на ноги...
   Неужели это так трудно, исцелить раны Кровопийц? Девушка отдернула руки от флаконов. Нет, нет, никаких экспериментов!! Лучше помузицировать!
  
   Его заставила очнуться музыка. Из горячечного бреда, в котором он раз за разом куда-то бежит, кого-то спасает, вывела тонкая дрожащая нить, неожиданно превратившаяся в дорогу, уверено разрезающую тьму своим звучанием.
   Неуверенные переливы незнакомой мелодии...
   Тихий голос, подбирающий слова на смутно знакомом наречии...
   Открой свою тайну, мой милый,
   Причины и смысл.
   Открой свое сердце, мой милый,
   Признанья и страсть.
   Открой свою душу, а я,
   Мой милый,
   Спою для тебя...
   Внезапно музыка оборвалась резким диссонансным аккордом, и голос, выводивший только что нечто собственного сочинения, с любопытством воскликнул:
   - А это что такое?!
   Шелест и звяканье сменились натужным пронзительным скрипом. Еще не вполне осознавая происходящее, Айрес Тирал открыл глаза. Разум еще не совсем включился в реальность, но инстинкты и ощущения тренированного тела тут же обрушили на него гору информации.
   Место незнакомое, но не опасное... в воздухе витает специфический запах, свойственный домам Исцеления. Почему он здесь? Провал в памяти тревожил... странная слабость во всем теле... Отчего? Занавешенное соломенной шторкой окно, сквозь щели пробивается яркий солнечный свет... Приграничье? Почему он в этом уверен? Стол, заставленный множеством флаконов, скамья и удобное кресло... в котором вольготно расположилась хрупкая миниатюрная фигурка. Знакомая? Странная... хищная.
   Одной рукой задумчиво перебирая струны незнакомого инструмента, во второй вертела лист плотной белой бумаги, вынутый из тонкого футляра. Это...письмо. Память обрушилась холодной волной... удивление... он все еще жив?
   Девушка задумчиво осмотрела лист с одной, затем с другой стороны... вчиталась в изящно начертанные руны... на ее лице промелькнула богатая гамма чувств. Удивление, растерянность, понимание, восхищение, злость... Оставив в покое инструмент, она поднесла к лицу письмо и прикрыла глаза, глубоко вдыхая призрачный аромат...
   - Кхагорла лисса эш! - воскликнула она, вскакивая. - Почему я сразу не догадалась?! Ну, кто еще мог устроить такое?!
   Она знает?
   Затем вновь упала в кресло, замерла в неподвижности, с уважением уставившись в его сторону... И наткнулась на удивленный взгляд наемника. Тирал не успел среагировать и прикрыть глаза, чтоб обдумать увиденное, как девушка пружиной подскочила в кресле и оказалась совсем рядом:
   - Очну-улся? Наконец-то! Пить хочешь, самоубийца?
   Лучше бы он умер! Слишком много заботы было в этих словах!
  
   К сожалению, неожиданно пришедший в себя наемник не пожелал ничего рассказать, принципиально отмалчиваясь в ответ на ее вопросы! Лина немного позлилась, но особо не настаивала, ибо особенных подтверждений ее догадке не требовалось. Все и так прекрасно сходилось. И буря, и наемник, и так вовремя оказавшийся поблизости дозор... и интерес незримой персоны к происходящему... короткая осада, и напоследок дорогая бумага, овеянная смутным призраком полузабытого запаха. Вполне в стиле Повелителя - загрести жар чужими руками, а в случае неудачи свалить все на исполнителей... а были ли у него неудачи? Хотя, что она сказала, если бы этот дроу лично взялся устранять каждое недоразумение в мире? Хм, что так, что эдак - ничего цензурного в голову не приходит! И злиться, похоже, бесполезно! Хорошо хоть, жива осталась!
   Так что, ведьмочка вполне обошлась и без ответов на уточняющие вопросы. Но в качестве мелкой мести продолжила терзать слух пациента балладой собственного сочинения. И появление через пару часов целительницы он воспринял как подлинное избавление от мучений.
   В комнате она застала расстроенного Тилана. Он грустно подпирал голову руками и на приветствие Лины только вяло кивнул.
   - Что случилось?
   - Да вот... магистр Алувьен не хочет подписывать отчет.
   - Так ведь, - девушка рухнула на кровать, загибая пальцы, - еще дней пять точно есть!
   - А мы хотели заранее...
   - Мда, и почему он решил вам отказать?
   - Мы у моря не были!
   - Как это не были? - опешила Лина.
   - А так, доказать-то нечем!
   - Да ну, - протянула девушка, - а головень?
   - Пропал! - трагически промолвил некромант, дергая себя за волосы.
   - Ты потише, а то облысеешь рано!
   - Что делать?
   - Думать! - фыркнула ведьмочка. - По крайней мере, я буду заниматься именно этим, а ты, если хочешь, еще раз сгоняй к морю!
   - Издеваешься, - обиделся Тилан.
   - Да... - согласилась Лина, и принялась думать. А точнее, вспоминать. Саван ей не понадобился, и через пару мгновений она радостно подпрыгнула:
   - Знаю, где этот краб!
   - И где? - в голосе некроманта прорезалась надежда и тут же угасла, когда он услышал ответ:
   - Там, где мы долго разговаривали с добрыми дядями!
   - С чего ты взяла?
   - Больше негде! Там он и остался, реквизированный.
   - А-а, так они уж выбросили его давно.
   - Это же доказательство!
   - Чего? - опешил Тилан.
   - Наших преступлений! И на учет его наверняка поставили!
   - Тогда точно не отдадут!
   - Не волнуйся! Вот через пару дней выйду отсюда, и все вместе сходим! Вернут, никуда не денутся! - с оптимизмом заявила девушка.
   Чуточку повеселевший некромант отправился ночевать, ибо день явно клонился к закату. А Лина, подтащив кресло к окну, покосилась на груду листов с заметками, сваленную на покрывало, решительно взялась за недочитанную книгу.
  
   Самостоятельное магическое воздействие таких магов ограничено их собственными невеликими способностями. Или, если канал связи двухсторонний, что подразумевает более сложный характер взаимодействия, тем количеством Силы, что может выделить старший партнер без ущерба для собственного резерва.
  
   ...канал, по которому сила переливается от мага к резонатору по принципу сообщающихся сосудов, не ограничен расстоянием. Образовавшаяся односторонняя связь настолько прочная, что рвется только со смертью одного из магов. Скорее всего, резонатор не переживет гибели старшего партнера. Жестоко? Да, но таковы условия безопасности магов, ведь чаще всего изменение происходит совсем не добровольно.
   Некоторые апологеты благородства полагают, что между двумя существами возникает еще и эмпатическая связь по типу той, что связывает близнецов.
  
   Эффект резонанса проявляется в усилении или расширении воздействия. По связующему каналу колебания ауры и магического поля волной передаются к младшему партнеру, когда старший начинает творить заклинание. Наибольший эффект достигается при произнесении формулы обоими связанными одновременно. Магические поля Мира быстрее и полнее подчиняются сдвоенной воле. Дальнейший эффект зависит только от воли магов.
  
   Существует мнение, что есть еще более высокий уровень Связи, когда слившимся сознаниям не требуется канал Силы, а сама Связь вплетена в магическую ткань мира с помощью особого Кружева. Но эти сведения относятся к области предположений...
  
   Лина с отвращением захлопнула книгу и бездумно уставилась в окно, пытаясь разобраться в только что вычитанных сведениях. Отупение начало проходить по мере того, как выстраивалась цепочка неприглядных фактов. Когда вывод сформировался окончательно, и стало ясно, что приговор, так сказать, отмене не подлежит, девушка глубоко вздохнула. Хотелось рвать и метать, крушить и ломать! Какой демон ее дернул вытащить именно эту книгу? Магия крови! Личный экземпляр последнего Темного Магистра, провались он в Бездну!
   Во многих знаниях много горечи! Правильно говорят! Девушка вскочила и заметалась по комнате. Убить! Кого угодно! Иначе она лопнет от злости! В груди зародилось глухое рычание, от которого волосы встали дыбом. Этот звук и привел ведьмочку, уже рванувшую на себя дверь, в более-менее нормальное состояние. Осторожно прикрыв створку и поправив едва не сорванную ручку, она напряженно замерла, прикрыв глаза. Надо успокоиться... сесть, хорошенько подумать и еще раз сопоставить только что прочитанное со списком странностей. Со вздохом достав из сумки измятый лист, она начала один за другим вычеркивать пункты. Все с этим ясно! И с этим! И это тоже понятно! Накарябав в конце наиболее теперь животрепещущий вопрос "Зачем!!!", она скомкала бумагу и яростно отшвырнула ее подальше.
   Спокойнее! Нам не нужны лишние разрушения! Дышать глубже!
   Д'Хани, значит! Половина! Бесплатный источник могущества! Маг-резонатор! Все, все совпадает! И подарки эти! Шах тан эре! И благорасположение Повелителя... и намеки Мастера Музыки, и все эти сны наяву! А отдельное жаркое спасибо Тьеору за Кальку разума! Хотя... один вопрос так и не выяснен. Зачем одному из самых могущественных существ в мире резонатор? Во сколько раз еще может возрасти его сила? Не слишком ли много ее будет? И так от одного вида Черного Дракона у присутствующих мозги куда-то деваются... понятно почему.
   Выудив из-за ворота кольцо, Лина уставилась не него, желая испепелить взглядом. Может, выкинуть его? Фыркнув, она сунула его обратно. Слишком поздно! Да и вкусив каплю могущества, трудно отказаться, даже если им наделяет сомнительный, как оказалось, артефакт.
   Но действительно ли слишком поздно?
   Девушка торопливо уткнулась в книгу, боясь, что она может испариться. Хм, вот автор в этом уверен! Даже если оборвать канал Силы, толку не будет, потому что уже дан толчок изменениям. А последствия для рискнувшего, чисто теоретически, ожидаются весьма неприятные, включая мучительную смерть. Мда... богатый выбор - смерть или жизнь в вечном подчиненном состоянии... и вовсе не утешает ее тот факт, что продолжительность жизни будет значительно длиннее, чем у остальных людей. Быть чье-то собственностью... гадостное ощущение! Но знакомое! По отношению ближайших родственников.
   Лина машинально потянулась по каналу Силы, отправляя все недовольство сложившейся ситуацией по известному адресу. Чтоб Повелителю икалось!
   Ну-ка, ну-ка, а канал то двухсторонний! Что бы это значило? Ярость уступила место недоумению. И свободный! Ведьмочка сформировала еще один ком противоречивых эмоций и пустила вперед...
   Не все ж Дракону надо мной эксперименты ставить, подумала она. И гораздо лучше этот продуктивный исследовательский энтузиазм, чем ничего неспособная изменить истерика...
   Что тут написано о двухсторонних каналах? Можно заблокировать с обеих сторон, раз, не ограничиваются расстоянием, два, и третье - скорее всего они являются знаком того, что будет происходить дальнейшее слияние...
   ... !!! просто нет слов! Это еще не конец? Какое еще слияние?! Лихорадочно перелистав последние страницы, девушка убедилась, что никаких иных сведений больше книга не содержит.
   Жаль... придется изучать на практике. Деваться все равно некуда! Младший партнер, Тьма побери! Понятно, почему такие изменения инициируются без информирования о намерениях в отношении объекта! Кому же понравится быть вечным слугой, ограниченным прихотью более сильного! И она обречена на... на что? Это еще предстоит выяснить!
   Внезапно Лина усмехнулась неожиданно пришедшей на ум мысли. Повелителю тоже некуда от нее деваться... правда, он может заблокироваться, но тем не менее, она может хоть сию секунду устроить отличный семейный скандал! Ведь мы теперь настоящая семья, кровная! Правда, кто из нас кто - еще предстоит выяснить!
   А он - сам виноват! К тому же надо сообщить о том, что первое задание выполнено!
   Ох, и устроит она сейчас шуму!
   Вот с такими мыслями пылающая негодованием ведьмочка уселась на пол и сосредоточилась. Затем расслабилась, вспомнив, что раньше уносилась сознанием в неведомые дали, погружаясь в странную полудрему...
   Интерес-с-сно, когда именно Повелитель задумал эту веселую игру? И что будет дальше?
   Произнесенная вслух фраза послужила ключом. Тело обмякло, а разум...
   Со скоростью курьерской лошади ее пронесло над миром... стремительно промелькнули Отроги, горные пики... О- ла - ла! С разгона влетев в чужое сознание, она мгновенно запуталась во множестве сетей, кружевных вуалей, занавесей, путающих мысли, сбивающих с направления и толка, образующих хаотичное плетение, в котором не разобрался бы ни один Магистр Разума.
   Эй, есть кто дома?! Окончательно замерев в защитных тенетах, она нервно забилась, ощутив вдруг нарастающее недовольство окружающего пространства... странного... незримого... непонятного. Натянутая поперек дороги паутина под ее весом задрожала. (Хотя какой может быть вес в такой ситуации? Это просто аналогии, в которые переводили происходящее глубинные инстинкты, ради сохранения разума).
   Пахнуло северным ветром, осенней бурей... и все исчезло. Воронка абсолютной тьмы вдруг затянула сознание Лины в водоворот чужого разума. Гневно фыркнув, девушка камнем рухнула вниз. Погружаясь все глубже, она ощущала проносящиеся мимо образы как странные красочные пятна, незнакомые ароматы, обрывки диссонансных мелодий...
   Ну, здравствуй, Повелитель... Ярость уступила место растерянности... скандалить - невозможно! Общаться на равных - глупо, признавать свое подчиненное положение - не хочется... Что делать?
   Жить...
  
   Повелитель дроу парировал очередной удар противника, стремительной тенью скользнул вперед и отправил в небытие очередного глупца, возжелавшего власти...
   Встряхнулся, гибко поведя плечами, неторопливо огляделся... В склепе царил могильный покой. Ни одна тварь не ушла живой. Верная Тьма медленно расползалась по углам...
   Хорошо размялис-сь...
   Ну, вот теперь можно и поговорить, Лин - э - Д'Хани...
   Поговорим! Раздраженно завертевшись мохнатым вихрем, девушка сформировала коронный вопрос многих философов: "И где смысл в такой жизни?!" и ринулась вперед с намерением материализовать его и разбить... ну, хотя бы о какую-нибудь стену!
   Смысл в служении...
   Не-хо-чу! Что вы со мной сделали! Как жить дальше?!
   Для начала - спас тебе жизнь, недоучка! А жить... так же, как и раньше! У тебя это получается просто прекрассссно!
   Гррр!
   Уймиссссь, ты же не хочешь разнести до основания то место, где сейчас находишься...
   Хочу!!!
   Не думаю, что многие будут рады этому...
   Да вы... вы! Мой Повелитель!
   Прекрррасно, что ты это осознала! Насмешка полыхнула алым светом.
   Да я... буду жаловаться!
   Кому-у? Снисходительное пожатие плечам. Попробуй!
   Хоть бы и отцу!
   Не советую! И лорду Айрану тоже, и остальным магам...
   Почему?
   Откуда, ты думаешь, были взяты сведения, вычитанные тобой в одной интересссной книге? Из опытов... и это были весьма неприглядные и жуткие опыты. На ваш, человеческий взгляд.
   ...
   Именно, найдутся и сейчас небрезгливые особи, которые не постесняются порезать одну очень любопытную Д'Хани!
   Да я их!
   Не преувеличивай своих возможностей... К тому же подобные жалобы не скажутся на моем мнении о тебе в лучшую сторону, и я просто перекрою канал... Хищная усмешка...
   Ну я же вам зачем-то нужна?
   Мне не нужны глупые, не способные понять простых вещей недоучки! Таких я не жалею и сразу же списываю в необратимые потери... Леденящий холод расчета.
   Ненавижу!!!
   Кого? Мягкая усмешка.
   Всех!
   Отлично! Кстати, у тебя гости!
  
   Милава Светлая вломилась в комнату ведьмочки без стука, и тут же пожалела об этом. Потому что по небольшому, в общем-то, пространству безумными кругами носились все незакрепленные мелкие вещи, создавая небольшой вихрь, в центре которого сидела, скрестив ноги, девушка. Сидела прямо в воздухе, расслабленно откинув голову на спинку несуществующего стула, прикрыв глаза и сложив руки на коленях ладонями вверх. Распущенные волосы трепал ворвавшийся в окно ветер...
   Откуда в ней столько Стихии, ошеломленно подумала некромантка, почувствовав, как закручивается неконтролируемый водоворот Силы. И, получив по лбу стеклянным флаконом, тихо охнула.
   - Что?! - резко дернулась Лина, выныривая из транса. И неожиданно упала на пол. Сверху на нее посыпались летавшие до того в воздухе книги, флаконы, кружки и листы исписанной бумаги...
   - Ай, ой, эй! - возмущенно выдала девушка, не успевая уворачиваться от увесистых предметов обихода. Оглядев беспорядок совершенно ошалелыми глазами, пробормотала:
   - Вот поскандалила, так поскандалила!
   Княжна сглотнула и прокашлялась.
   - Лина, я конечно, не вовремя...
   - И еще как! - буркнула, поднимаясь, алхимичка. - Что-то случилось?
   - В общем-то, да... - неуверенно пробормотала Милава, - тебе письмо пришло!
   - Да-а? От кого? - мрачное негодование, наполнявшее девушку, сменилось любопытством.
   - Не знаю, оно за вашей родовой печатью! - ответила княжна и протянула свиток, перетянутый алой лентой. На ее концах болтался голубой медальон с белыми насечками, образующими узор в виде переплетенной сети.
   Сглотнув, Лина бесцеремонно сорвала медальон и развернула лист. Вчиталась... сжав губы, подавила раздраженный рык, рвущийся из груди. Милава тревожно всмотрелась в озабоченное лицо подруги.
   - Что-то неприятное?
   - Противное! Меня хочет видеть отец. И срочно! - раздраженно отшвырнув свиток, девушка дернула себя за черную прядь, - как это не вовремя!
   - А по какому поводу он хочет тебя видеть?
   - А... - махнула рукой ведьмочка, - Первый Осенний Бал! Для меня он почему-то планируется в этом году!
   - Ну, это хорошо!
   - Ты думаеш-шь? - прошипела, зло сверкнув глазами, алхимичка, - Мало мне проблем, еще и дебютировать во Дворце придется! И не только там! К тому же это подозрительно. Слишком рано! Мне еще даже семнадцати нет!
   - Да какие у тебя проблемы! Вот у нас да, проблема! Магистр отчет не хочет подписывать!
   Лина фыркнула негодующе и вдруг расхохоталась!
   - Ой, не могу! Мне б ваши проблемы! Значит так, - встряхнувшись, она мгновенно приняла какое-то решение, - завтра же мы все вместе отправимся к господам, у которых остался головень и заберем его! И на следующий день все вместе отправляемся обратно, в Школу!
   Резкий переход от озабоченной чем-то девушки до мгновенно раздающего указания уверенного в себе командира застало Милаву врасплох, но она вежливо поинтересовалась, входя, наконец, внутрь:
   - Думаешь, отдадут?
   - Мы постараемс-ся! - протянула Лина, злобно сощурившись. - И, знаешь что, Мил, раз уж ты здесь, помоги убраться, а?
   Некромантка не нашла в себе сил отказать, и закинув за спину пышную косу, принялась собирать бумаги.
   - И что тут случилось? - спросила она, не надеясь получить толкового ответа.
   - Ничего особенного! Но лучше никому об этом не знать! - холодно отрезала ведьмочка.
   - Я и не сомневалась, - пробурчала Милава, - секреты, секреты...
  
   Ну, должна же быть хоть какая-то польза в подобном состоянии, думала Линара, разыскивая неприметное здание, где не так давно провела несколько содержательных часов. Буду людей пугать!
   Вот оно, двухэтажное, приземистое, скрывается в ряду других в узком переулке у Военного луча. Вперед!
   Безликий коридор, который перегораживает стол. Сидящий за ним неприметный человек поднялся навстречу четверым ребятам:
   - Что вам угодно?
   После случившегося Лина порой воспринимала происходящее урывками. Странные провалы, во время которых она задумчиво вглядывалась в никуда, происходили порой в самые неподходящие моменты. Поэтому она ответила с некоторой задержкой и не совсем то, что собиралась:
   - О, какие мы вежливые! Желаю видеть ваше начальство, и посссскорее!
   Некроманты за ее спиной украдкой переглянулись и приняли многозначительный вид. Хорошо иметь в знакомых высокородную особу! Вон как этот тип поскакал по коридору! Хотя на самом деле его насторожили шипящие нотки в голосе девушки и на миг полыхнувшие колдовской зеленью глаза.
   Через пару минут явился еще один человек. Тьма, какие они здесь одинаковые, раздраженно подумала Лина.
   - Что вам надо? - резко спросил этот потрясающе бесцветный сотрудник.
   И деловые... но мы тоже
   - Мы бы желали получить обратно некий предмет, который ваши сотрудники неправомочно реквизировали у нас примерно полторы декады назад, когда мы вернулись из традиционного путешествия к морю!
   - И побыстрее! - солидно добавила княжна
   - Это не в моей компетенции! - категорично заявил их собеседник.
   - Так найдите того, в чью компетенцию это входит, иначе... - подалась вперед девушка.
   - Иначе что?
   - Иначе нам самим придется искать его! И никто не гарантирует, что после этого вы останетесь на прежнем месте работы!
   И уцелеет ли само это место...
   Что-то странное, увиденное в глазах девушки, заставило субъекта слегка отступить:
   - Господа, я прекрасно вас понимаю, но исполнение вашей просьбы может занять довольно продолжительное время.
   - Ничего страшного, - вежливо подал голос Тилан, - мы подождем.
   - Прямо здесь! - бесцеремонно усаживаясь на край стола, добавила Лина.
   - Слишком то не наглей, - прошептала ей Милава, оглядываясь на слегка ошарашенного человека.
   - Ничего, им полезно, - мстительно ответила девушка в полный голос, поправляя растрепавшуюся косу, - к тому же я помню, сколько времени нас продержали здесь в первый раз!
   Тилан и Рилан прислонились к стенам друг напротив друга, являя собой живое воплощение терпения, Милава принялась задумчиво рассматривать потолок, а ведьмочка, болтая ногой, спросила у стоящего рядом человека:
   - Вы еще здесь? Вообще-то, если наша просьба будет выполняться с такой скоростью, нам придется попробовать найти краба самими, а то магистр Алувьен будет недоволен!
   - Угу, - качнулась на пятках некромантка, - где тут склад, кажется вторая дверь налево?
   - Кхм, что, вы говорите, вам необходимо?
   - Головень клешнерукий! Или как минимум, справка о том, что таковой существовал, был изъят вами у нас по приезду в город, и уничтожен, как протухший! С официальными печатями!
   - Ну что же, я постараюсь помочь вам в вашей просьбе. И, позвольте заметить, на наших складах никогда ничего не протухает! - оскорбился за родной отдел бесцветный человек, - ждите здесь! Мерол, присмотри, - бросил он в неприметную щель, удаляясь по коридору.
   Все четверо задумчиво проследили за ним, и Тилан спросил:
   - Думаете, сработает?
   - Почему нет? - пожала плечами Лина. - Это же классика. Капелька вежливости, щепоть угрозы - и ваша совершенно незначительная просьба будет удовлетворена до превращения ее в крупную проблему.
  
   Действительно, спустя где-то час, когда заскучавшие некроманты начали играть в мячик, слепленный из Синего пламени, перебрасывая его друг другу и время от времени ненароком упуская (фигурные подпалины только украсят это заведение, заявил Рилан), в дальнем конце коридора показался знакомый субъект. И не с пустыми руками.
   Алхимичка, ведущая счет упущенным мячам, радостно оскалилась.
   - Отлично! Заканчивайте - три:пять:два в пользу Тилана.
   Принимая запакованного в вощеную бумагу краба, Милава вежливо произнесла:
   - Мы искренне благодарны вам за оказанную помощь! До свидания!
   - До свидания, - вежливо ответил бесцветный, - а скорее прощайте!
   И непреклонно выпроводил ребят за дверь.
  
   - Лина, признавайся, что ты там бормотала? - отойдя подальше, с интересом спросил Рилан.
   - Что? - девушка, чьи мысли крутились вокруг одной и той же фразы "как жить дальше?", сомнамбулически шагала по середине залитой солнцем мостовой, и не расслышала вопроса.
   - Что ты со столом этим сделала?
   - А, да ничего особенного, помните, какие замечательные монстрики у нас на втором этаже общежития живут?
   - А то нет!
   - Я немного изменила тот эликсир, который их материализовал, и теперь его испарения, если ими подышать, вызывают почти такой же эффект. Кошмарное сновидение проявится на физическом плане, если кто-то надышится этой гадости и вздремнет потом где-то поблизости. Только надолго не задержатся, потому что концентрация пониженная, но пару часов веселья кому-то обеспечат.
   - А при чем тут стол? - спросила Милава заинтересованно.
   - А при том, что я пол-фиала этого эликсира на него вылила, пока вы там веселись. А шептала простенький заговор, чтоб лучше впиталось.
   - Вонять не будет? - деловито осведомился Тилан.
   - Он абсолютно без запаха, - довольно улыбнулась Лина, - но на вкус... такое фе!!
   - Ну... за нами кто-то следил... сразу поймут, в чем дело, - заметил Рилан.
   - Ты меня обижаешь! И потом, вы так весело играли в Синий мяч...
   Ребята представили себе эффект от эксперимента и дружно захохотали.
   - Садистка!
   - Хм, вовсе нет! Просто теперь секретарь на проходной поостережется спать на рабочем месте. Я, можно сказать, оказала им полезную услугу.
   - Думаю, там не дураки работают, и догадаются через пару дней стол заменить! - вынесла свой вердикт Милава.
   - Это так, но все равно весело...
   - Угу, - хрюкая от смеха, буркнул Рилан, - а много у тебя еще этого эликсира осталось?
   - На всех хватит! - торжественно произнесла Линара.
  
   В последний день девушка развила бурную деятельность. Она нанесла прощальный визит Градоправителю, Военному Коменданту, знакомому сержанту, лорду Майдену, господину Камришу (к некоторым из них с подписным листом), познакомила Шавву с шаманкой Лейшой (чтоб им не было скучно в следующем году), и с чувством выполненного долга отправилась будить магистра Зелеша. К счастью, он был вполне вменяем и поставил свою подпись без разговоров. Даже обидно, не пришлось ни бросаться на колени, ни заливаться горючими слезами... А она заготовила такую проникновенную речь!
   Оставшееся до отъезда время она провела, бездумно глядя в окно и дергая струны риолона. В душе царила сумятица, будущее выглядело не самым привлекательным образом. Разговор с Повелителем ничего не прояснил и не добавил хорошего настроения. Да еще этот Бал! Предпоследний день практики испортил настроение дальше некуда, затмив все занимательные, интересные и экзотические впечатления!
   Глядя на радостные лица предвкушающих возвращение в столицу некромантов, она исполнилась сумрачных предчувствий будущего. Предложенный путь выглядел мрачной, неухоженной извилистой и каменистой тропой, но... другого не было! И пути назад - тоже! Единственное, что оставалось делать, это идти вперед! И не оглядываться, никогда не оглядываться с сожалением на произошедшее. Ведь по большей части все сложилось так, как сложилось, именно по ее собственной вине.
   Так что - только вперед! Жить дальше!
  
   Выезжая за ворота Разбойной Крепости, она ни разу не посмотрела назад, твердо следуя избранному решению.
  
   Вместо эпилога.
  
   Бывает так, что в одной точке пространства-времени сходятся интересы множества облеченных властью персон. И тогда этой самой точке приходится ой как не сладко! Особенно если ею вдруг оказывается живое, разумное существо. Каждый из заинтересованных в нем власть имущих так и норовит дернуть человека в свою сторону. А тот упирается, не понимая своего счастья! Ведь за него уже все решили...
   И бегут в разные стороны волны от бьющегося в море счастливчика, все быстрее затягиваемого в пучину чужой воли. И порождают они порой такие бури, что весь мир содрогается от последствий принятых решений.
   Но иногда, очень редко, кому-то удается вырваться из тенет предначертанных чужой волей путей и проложить свой. И это может возвысить простую пешку до ферзя, способного самостоятельно решить свою судьбу. Или это только кажется?
  
Оценка: 7.26*54  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) К.Корр "Бестия в академии Ангелов"(Любовное фэнтези) В.Касс "Избранница Архимага"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"