Алексеева Яна: другие произведения.

5.Раз, два, три, четыре, пять, стражи вышли погулять.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.38*63  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одним файлом. Название, как водится рабочее, плавно превращающееся в постоянное;)


  
  
   Часть 2. В Светлый лес, высокие горы...
  
  
   Раз, два, три, четыре, пять,
   Вышли Стражи погулять,
   Тут вдруг демон вылезает,
   Прям на Стражей нападает,
   Бух, бах, ой, ой, ой,
   Погибает демон твой...
  
  
   Глава 1
  
   Объявление
   В целях расширения программы по обмену опытом и сотрудничеству между различными магическими школами, а также налаживания добрососедских отношений, объявляется, что в Светлый лес в составе планируемой в начале лета дипломатической миссии отправятся десять лучших студентов четвертого курса, которые должны будут поддержать честь Ронийской Школы на соревнованиях по магическому искусству, проводимых в рамках празднования Летнего Цветения.
   Всем желающим просьба предоставить заявки в деканат не менее чем за двадцать дней до 25 сайтарра, дабы комиссия могла выбрать достойнейших. К заявке должны быть приложены полностью заполненные зачетные листы, рассматриваться будут только имеющие максимальные баллы. Кроме того, за декаду до отъезда у всех студентов должна быть утверждена и заверена тема дипломной работы и место прохождения практики.
   Отъезд назначается на 26 сайтарра.
  
   Толпа студентов перед вывешенным у столовой объявления постепенно рассасывалась. Старшекурсники разочарованно переговаривались и перешучивались. Слишком уж сложными выглядели условия поездки. И если досрочно сдать сессию было хоть как-то возможно, то выбить из преподавателей тему диплома почти на месяц раньше положенного было практически невыполнимо. Конечно, наверняка найдутся ненормальные энтузиасты, но рвать жилы ради сомнительной чести быть опозоренными хозяевами на эльфийском празднестве не желал никто. Преподавателям было сложнее, для них это событие являлось суровой обязаловкой. Поедут, скорее всего те, кто помоложе, старшее поколение ронять накопленный годами авторитет не хотело.
   Кстати, об энтузиастах. Из столовой вышла невысокая девушка совершенно неприметной наружности, не считая интересной бледности. Постояв у объявления, она тяжко вздохнула. Может, стоит опробовать? У Светлых ведь еще не была... Но не слишком ли это опасно?
   Вот именно... Лина вздохнула еще раз и пошла дальше. Опасно, не опасно... казалось бы, какая разница? А вот есть она... разница эта, тьма ее побери! Потому что начавшаяся весна проходит у нее под девизом: "Тишина, спокойствие, благопристойность, незаметность!"
   Следуя этой установке, она поборола лень и вернулась к не привлекающей излишнего внимания расцветке волос. Так же перестала без особой надобности покидать территорию Школы, внимательно приглядывалась к каждому встреченному на пути незнакомцу, перманентно подозревая всех окружающих в нехороших намерениях и вообще, проделывала кучу разнообразных глупостей. И никакой заемной магической силы!
   Самое интересное, загнала она себя в такие рамки совершенно добровольно, хотя мысленно и именовала подобное поведение параноидальной озабоченностью. Впрочем, Черный Дракон был иного мнения, с его точки зрения это выглядело всего лишь как разумная предосторожность. Мм, и на счет добровольности... это правда, как ни странно. После королевской свадьбы Лина ждала чего угодно, но не было ни приказов, ни резкого одергивания, ни даже постановки перед фактом смены направления движения. Фигурально выражаясь... вожжи он не натягивал. Просто четко и спокойно разложил по полочкам все варианты возможного будущего.
   Так что девушка, подумав, отменила часть развлечений, как привлекающих чрезмерное внимание посторонних, активно провоцирующих окружающих на распространение сплетен и способствующих развитию не самых приятных вариантов будущего.
   Спустя почти месяц такое положение дел начало раздражать, хотя иногда удавалось развлечься за счет не совсем понимающих, что происходит, студентов. А в целом... не так уж она верила в то, что этот злопамятный магистр только тем и занят, что ищет возможность заполучить в свои когтистые лапки ту, которая прервала его ритуал. Будто у него других дел нет?! Хотя вычислить ее было совсем несложно. Достаточно как следует допросить прихваченного с собой лорда Аранди, сопоставить пару фактов и внешность свалившейся с потолка персоны. Интересно, сей невезучий заговорщик еще жив? И узнал ли свою невесту? Хотя внешность - не главное. А вот характерный отпечаток силы... точнее, совершенно не характерный для человека, даже мага! Это уже сложнее. Конечно, опознать, кто творил чары, в связи с искажениями, невозможно. Попробуй опознай Повелителя по пропущенному через чужую ауру потоку магии, особенно если до того не встречал подобного ни разу! Но сам след искажений необычен до обидного! И если где-то произойдет такой же всплеск, магистр Ордена, сам довольно сильный маг (а как же иначе он смог бы активировать портал?), да еще наверняка настроенный самым кровожадным образом, немедленно среагирует. Пошлет, например пару подручных демонов через Бездну, которая не связана пространственными ограничениями. А оно надо, посреди улицы отбиваться от жутеньких острозубых тварей? Не проблема, конечно, но, сколько свидетелей... и вопросов. Проще потерпеть.
   Обидно, что самого старшего компаньона сия незадача не коснулась. Это демоново искажение характерно только для магии, прошедшей через Линарину ауру, а сама по себе сила не несет каких-то особых отметок, кроме принадлежности к Старшей ветви. Ну, это уж сам Повелитель постарался, настроил для собственной конспирации еще лет пятьсот назад.
   А вот то, что согласно новой директиве Лина стала реже посещать всяческие развлекательные мероприятия типа балов, только радовало. А то ведь избавившись от одной мелкой проблемы, она обрела кучу других. Внезапно девушка оказалась совершенно свободна для ангажемента. И на всех чинных и спокойных мероприятиях ее принялись осаждать перспективные молодые люди, чьи родители мгновенно просчитали ситуацию. Причем сейчас пробовали силы те, кто при другой ситуации не имели ни единого шанса приблизиться к Эйденам на расстояние предложения руки и сердца. Виконты, мелкая и новая знать... Ну да, по их мнению, ей все же предстояло замужество. Не с тем, так с этим... а пока старшие рода брезгуют несколько пошатнувшейся репутацией герцогского рода, они могли попытать счастья. Это утомляло и злило. Как и то, что отец на этой стадии демонстративно самоустранился. То есть и не думал наводить порядок в ее окружении, а только поглядывал издали оценивающе. Ну, если бы к нему напрямую обратились претенденты, то... он бы сказал им что-нибудь этакое, а так... всем своим надменным видом он будто говорил Лине: "Сама разбирайся!"
   А это так утомительно...
  
   И вот теперь это объявление. Так опасно или не опасно? Может, посоветоваться со специалистом? Нет уж, не стоит! Надо хоть раз решить все самой и просто поставить компаньона в известность. Потому что хочется!! Вот только как обосновать необходимость подобной авантюры? Ну, то, что Светлый лес находится по пути в Тирит, не совсем правда, но крюк выходит не очень большой, и в основном по горам. Можно будет собрать материал для диплома, да. Только тему выбить надо. Еще... еще стоит познакомиться с родственниками. А что? Лина хихикнула. Вполне ничего себе причина. В Светлом лесу много родичей у Повелителя. А значит и у нее в перспективе ожидается пополнение в семейном древе. Мм, и, может, стоит заметить, что путешествие в компании преподавателей безопаснее, чем одиночное? Ведь ехать все равно придется, а где агентам Ордена Бездны удобнее всего перехватить жертву? В пути, на пустой дороге. Р-раз и прости, прощай светлый мир. Нет, нужно сопровождение и посолиднее. Дипломатическая миссия как раз подойдет!
   Все равно как-то мало аргументов набирается, но... уж сколько есть.
   И если все получится так, как задумано, то просто прекрасно. Полмесяца в Светлом Лесу, летняя практика в горах и помолвка ее высочества, пропустить которую было бы подлинным горем. Кстати, в качестве свиты можно взять Милаву и ребят, показать им достопримечательности. Может и в Светлый лес их зазвать?
   Ведь сдать на отлично сессию совсем несложно.
  
   А Черный Дракон возражать не стал. Зачем? Он только мягко подтолкнул пушистый комок спутанных мыслей, нагрянувший с сумбурными просьбами, в обратную сторону и поднял несколько кружевных Щитов - вуалей, чтобы приглушить восприятие. Все идет так, как и предполагалось. Отдает ли ведьмочка себе отчет в том, что столь горячее желание посетить Светлый Лес, скажем, принадлежит не совсем ей? Или даже совсем не ей, и даже не им обоим, а тому, что теперь представляется флёром? Похоже, нет... рассказать? Не стоит, а то еще глупостей наделает.
   Пусть едет, набирается опыта, а если и встретятся по дороге неприятности, так на то есть прекрасный набор алхимических эликсиров и мелкий недоученный вредитель, который сможет принять на себя первый удар. Он выделил эту мысль.
   Вот только зря Д'Хани надеется на безопасность и спокойствие в Светлом лесу... Древо Вероятностей, как ни поверни, говорит, что она в самый центр разворачивающейся воронки отправляется, даже не подозревая об этом... на практику. Какое емкое слово... Может и не в самый центр, но с ее способностью находить неприятности, поучаствовать в ловле и травле ей придется, придется... Вот кто будет охотником, а кто жертвой? Какая разница? Но это будет чуть позже. А пока... Что знает эта обманщица?
   Дроу улыбнулся сидящей рядом собеседнице, пытающейся поддержать разговор, та осеклась при виде хищной ухмылки, мгновенно обретшей особый сладострастный оттенок. Посмотрим?! Коснулся обманчиво хрупкой руки, провел пальцами по идеальному изгибу шеи...
   Перед мысленным взором возникла живая картинка. Мелкая ведьмочка хмыкает, пожимает плечами и весело дразнится, отвлекая дроу от аккуратного потрошения чужого сознания очередным длинным предлинным списком претензий... И, обратив внимание на успешно протекающую сцену соблазнения, демонстративно скромно отворачивается, изображая ханжеское негодование. Не сдержавшись, девушка хрустально рассмеялась и отправилась искать "недоученного вредителя", дабы изложить ему отданные темным эльфом приказания.
   Сьерриан довольно прищурился. Кажется, она научилась вычленять нужное. И он продолжил разборку щитов крашеной красавицы.
  
   Лина сидела на крыше конюшни, болтая ногами, и грызла орехи. Холодный ветер пробирался под мантию, заставляя зябко ежиться. Она поджидала Лиса, который все свободное время проводил среди норовистых животных, принадлежащих Школе. Его, квартерона благородных кровей, решили наказать за непослушание уборкой стойл, причем в течение всего текущего полугодия, до самых экзаменов. Самое интересное, что для реализации этого варианта, выдуманного его сородичами и пришедшегося по душе директору, пришлось запрашивать одобрение в Светлом Лесу. Надо ли говорить, что разрешение было получено в рекордные сроки?
   Так что Льялис уже довольно долгое время тренировал несвойственные ему терпение, выдержку и философское отношение к жизни. Это не лучшим образом сказывалось на его характере, надо заметить. Общаться с ним стало куда тяжелее и опаснее.
   Девушка покосилась на заходящее солнце, потом вниз, на тяжелые распахнутые двери. Пора бы уж и заканчивать! Сколько можно убираться. Он там что, лошадиные гривы в косички заплетает? У нее важное дело. Можно сказать, жизненно важное! И даже почти приказ.
   Наконец послышались шаги. Едва светлая макушка Лиса показалась из дверей и ноги его миновали порог, вынося на долгожданную волю, Лина оттолкнулась от карниза и спрыгнула вниз прямо за его спиной. Мягко приземлившись, пригнулась, пропуская над собой нервный удар резко развернувшегося квартерона, и, сместившись вбок, спросила:
   - Ну, как поживают твои вопросы?
   Резко выдохнув, Льялис процедил сквозь зубы:
   - Отлич-чно.
   - Прекрасно, - принюхавшись и отойдя еще дальше, улыбнулась Лин, - задавай!
   Брови эльфа полезли куда-то на лоб.
   - Не хочешь? Ну, как хочешь! А я вот спрошу.
   - Что? - обманчиво смиренно сложив руки на груди, квартерон прищурился.
   - Домой летом поедешь?
   - Чего - чего?
   - Домой летом поедешь? - раздельно повторила девушка. - К маме и папе?
   - Вот еще! Что я там забыл?
   - Ну, не расстраивайся, - девушка добавила в голос сочувствия, - тебя там обижали и не любили? Бедненький!
   - Да как ты! - от возмущения Лис даже слов не нашел, зато у него очень хорошо получился огненный цветочек. Лина машинально выставила Щит и вкрадчиво проговорила:
   - Вместе поедем... на летний праздник. Эльфов посмотреть, себя показать...
   - Н-да? - Лис заинтересовался. - И кто едет?
   - Дипломатическая миссия... и я, разумеется.
   - А, ты про это объявление, - до квартерона наконец дошло.
   - Именно! Так поедешь?
   - Пожалуй... только отпустят ли?
   - Кто?
   - Ваш директор, да и мои... сородичи.
   - А ты разве должен спрашивать, ты же по договору обмена учишься! Пойди к милорду Айрану, он тебе тут же выпишет, что захочешь! Если хорошо попросишь. Думаю, по семейным обстоятельствам отпустят да еще для скорости наподдадут!
   - Ах ты! - Лис погрозил ей пальцем.
   - Да, я. Красавица, правда! - Лина изобразила танцевальный пируэт. - А твои сородичи наверное, тоже по дому соскучились?
   - Наверное, а если еще нет, я помогу!
   - Пусть только живыми останутся.
  
   Вызов в Пятый отдел для приватного разговора застал девушку в самом разгаре преподавательского террора. Разумеется, именно ведьмочка изводила всех доступных магистров, а вовсе не они ее. Некоторые из тех, кто помоложе, заметив в противоположном конце коридора невысокую фигурку, поспешно прятались по кабинетам, кое-кто вообще взял отпуск и скрывался от назойливых студентов в городе. Да, да, она не одна была такая. В гонку за оценками неожиданно включилось весьма солидное количество сокурсников. Наверное, из принципа, чтоб затруднить действительно желающим съездить в эльфийский лес попытки добиться отличных оценок, некроманты, пси, маги стихий и охотники дружно взялись за дело. Вскоре определились явные лидеры, как в оценках, так и в нервотреплении. В последнем явно лидировали юные некроманты под предводительством неразлучной пары близнецов. Впрочем, и их табели числились среди лучших.
   Лина как раз составляла гениальный план окончательной и бесповоротной победы над магистром Леснидом. Льялис Древесный рьяно интересовался человеческими науками, сменяя ее на посту главного любопытствующего и невинно обиженного. В итоге, в последнее время у заведующего кафедрой алхимии забрезжила мысль отправить всех студентов куда подальше. В переводе на цензурное наречие - хоть к дроу в... подземелья! Так что магистр, думающий только о спокойном летнем отпуске, решил сплавить туда хотя бы одну старшекурсницу. Ведьмочка была довольна.
   Ну а бумага с вензелями Крыла Надзора? Игнорировать ее нельзя, значит... придется идти.
  
   Ауринаенни Синит, временно исполняющий обязанности главы Отдела Внутренней безопасности, был эльф. Точнее в предках его числился, по крайней мере, один Светлый, ибо внешность у него была для ронийца совершенно нетипичная. Светлые волосы, серо-зеленые глаза необычного разреза, изящное телосложение. Он пользовался успехом у дам, но предпочитал как можно больше времени проводить на работе.
   Вот и в этот раз он ударно потрудился. Проредил родной отдел, разобравшись с саботажниками, предателями, лентяями, неумехами и просто совершеннейшими любителями. Затем обратил пристальное внимание на коллег из других отделов. Городская стража, дипломатический корпус, разведка и магический патентный корпус ощутили на себе всю прелесть повальных чисток, после того, как въедливый реминистр изучил два десятка отчетов.
   Чуть позже настал черед провинциальных служб...
   Впрочем, о каждом своем шаге он кропотливо докладывал непосредственному начальству. Лорд Эйген наблюдал за происходящим относительно одобрительно, порой подкидывал идеи, а изредка сдерживал нездоровое служебное рвение следователя.
   Когда основной поток дел схлынул, Ауринаенни принял решение вернуться к тому делу, с которого все началось. Подчиненные наверняка что-нибудь напутали, или недоглядели, или... в общем, надо проверить. Как говорится, самое вкусное - на десерт. Просмотрев записи, он заметил парочку чрезвычайно занимательных моментов, пропущенных в общей суматохе, и решил их проверить.
   Когда возникают сомнения в благонадежности высокородных персон, это очень неприятно, и требует немедленной проверки. А уж такие, въедливые и основанные на совсем мелких детальках - самые опасные. Потому как исподтишка подтачивают основы безопасности. Ведь нынешние неприятности как раз с таких и начались, а вылились в глобальные чистки. Так что Ауринаенни отослал приглашение майл'эйри Эйден и привычно доложил о том своему непосредственному начальнику.
   Глава Пятого отдела только благодушно усмехнулся и сказал:
   - Поговори с леди, но не увлекайся. Очень полезный опыт. Если после разговора у тебя останутся какие-то сомнения, ею займусь я лично, но не думаю, - лорд неопределенно повертел рукой, - что придется принимать меры.
   Несколько удивленно покивав, следователь отправился в свой кабинет, на двери которого висела криво прибитая табличка, сообщающая, что здесь пребывает временно исполняющий обязанности Главы секции внутренней безопасности.
   Леди явилась на следующий день в точно назначенное время. Раздавшее от двери тихое мышиное "шурх, шурх" заставило Синита передернуться. Он буркнул что-то разрешающее и отложил свитки. Увидев вошедшую, вздернул брови.
   В кабинет скользнула, казалось, сама скромность. Росту гостья была небольшого, как будто в роду у нее преобладали гномы, закутанная в скромный темный плащ фигурка не внушала особенного уважения. А под накинутым на голову глубоким капюшоном лица было не разглядеть.
   - Приветствую, леди. Раздевайтесь, садитесь, - сухо сказал Ауринаенни.
   Леди, казалось, не ожидала такого холодного приема и замешкалась. Затем вежливо кивнула и вопросительно вздернула бровь. А вот не буду вставать, злорадно подумал реминистр. И с плащом не собираюсь помогать! Девушка огляделась, изящным движением скинула верхнюю одежду и невозмутимо водрузила ее на рога горного козла, часть обстановки, оставшуюся от предыдущего хозяина кабинета. Под плащом оказалась ученическая мантия с эмблемой кафедры алхимиков. Неопределенно- каштановые волосы были заплетены в косу и уложены не очень аккуратной короной, на бледном лице выделялись обведенные темными кругами усталости глаза. Она шагнула вперед и грациозно уселась на стул, поставленный ровно напротив рабочего стола и скромно сложила руки на коленях. Воцарилась тишина.
   В целом, не впечатляет, решил Ауриннаени. А в отчетах такое понаписано! Значит, достоверность агентов хромает! Хотя... кто знает, сколько часов в день эта девушка проводит перед зеркалом?
   На лице леди появилось сосредоточенное выражение, а в карих глазах зажегся любопытный огонек. Скосив глаза, она принялась по хозяйски изучать кабинет, совершенно не обращая внимания на хозяина. Девушка не напрягалась, не елозила и не волновалась под пронизывающим взглядом реминистра, и, кажется, вообще витала в облаках, собираясь отправиться дальше, в высшие планы. Странно, обычно его взгляд имел несколько другое воздействие. Спустя некоторое время поняв, что первой нарушать молчание майл'эйри Эйден не желает, и держать паузу не имеет смысла, Синит прокашлялся:
   - Обратите все же свое внимание и на меня, майл'эйри.
   - Да, да, конечно! - девушка встрепенулась.
   - У нас есть к вам несколько вопросов.
   - Я вся внимание, - ответила она, изобразив, видимо, то самое внимание. Вытянула шею и, расширив глаза, сосредоточилась на собеседнике, - задавайте!
   - Хм, - мужчина откинулся на кресле, - прекрасно, что вы готовы сотрудничать.
   - А как же! - немного наигранно поразилась девушка. - Вы же наш бесценный покой стережете!
   Как сказала! Они, то есть мы, значит, стережем, а кто тогда нарушает? Не вы ли? Ауринаенни хмыкнул:
   - Прекрасно! Хотелось бы прояснить один момент, связанный с прискорбным происшествием на Зимнем Маскараде.
   - Какой же? - допрашиваемая невинно улыбнулась, моргнула и слегка покраснела.
   - Догадывались ли вы о том, что на маскараде будет совершено покушение на царствующую династию? - спросил следователь, бесстрастно фиксируя реакцию девушки.
   - Нет, что вы? - леди расширила глаза и всплеснула руками. - Откуда?
   - Да? - Синит изобразил сомнение и постучал пальцем по стопке бумаг. - А у меня совсем другие сведения. Замечено, что вы говорили некой княжне Светлой о том, что ранее предупреждали ее о возможных неприятностях.
   Девушка смешно склонила голову и заинтересованно сощурилась.
   - Процитируйте, пожалуйста!
   Следователь, не меняя каменного выражения лица, зачитал кусок протокола. И вопросительно взглянул на леди. Та улыбнулась и мелодично рассмеялась.
   - Ах, вы в этом смысле! Никаких покушений я не имела в виду. Не мне вам говорить, что на Маскарадах постоянно что-то происходит! Я читала светскую хронику прошлых годов и просто предостерегла княжну от излишних надежд!
   Почему-то в голосе девушки послышался ехидный укор. Мол, не можете обеспечить порядок на вверенном объекте. Ничего, подумал реминистр, теперь все безобразия будут пресекаться на корню. Быстро и надежно.
   - Допустим! А что вы скажете о своем броске, спасшем жизнь некоему молодому человеку?
   - А разве он был плох? - горделиво выпрямилась девушка.
   - Не спорю, меток. Вы уже сталкивались с подобными магическими возмущениями?
   - Нет, с такими - нет! - категорично заявила девушка. - Но в похожем - участвовала! И меня едва не съели!
   Она возмущенно подалась вперед.
   - Неужели ваша служба настолько некомпетентна, что допускает подобное!
   Реминистр слегка опешил. Это еще что такое?
   - Уже нет, - ответил он.
   - Что нет?
   - Не допускает!
   - И все равно, это жутчайшая безответственность с вашей стороны! Высокородные гости подвергались огромной опасности, а лично мне прошлось совершить ряд совершенно неподобающих действий на глазах множества людей, что не лучшим образом сказалось на моей репутации!
   Леди явно понесло, она воздела руки вверх и выпалила:
   - Мне пришлось прыгать с балкона!
   - Эта мелочь не в силах повредить Вашей репутации! - учтиво молвил Ауринаенни.
   Девушка вскочила, шагнула вперед и, опершись руками на стол, спросила зло:
   - Уж не в связи ли с ее полным крушением? Не слишком-то вежливо с вашей с-стороны.
   Следователь откинулся в кресле, переплетя пальцы. В голосе допрашиваемой появились свистящие нотки. Отменно! Удалось таки вывести ее из себя!
   - Мы слишком отклонились от темы разговора, - сухо заметил он.
   - Да? А о чем мы разговаривали?
   - О маскараде, - добавив твердости в голосе в противовес прорезавшемуся в леди ехидству, сказал Синит.
   - О, - девушка сложила губы трубочкой, - а я думала - о репутации!
   Тут уж следователь зло сощурился. Издевается? О, да... тогда следующий вопрос зададим прямо.
   - Откуда вы узнали, что амулет, вышибленный из рук лорда, несет огромную опасность?
   Майл'эйри слегка изменилась в лице. Нет, не испугалась, отметил реминистр, а скорее скинула светскую маску, обнажая клыкастый оскал.
   - Вы действительно хотите это знать?
   - Да, если позволите. От вашего ответа зависит многое...
   - Ну, что же, - в глазах девушка появилось трудноопределимое выражение, - я скажу. На ухо и по большо-ому секрету. Только вам. А то не дай Тьма, кто-то еще услышит.
   - Это такой большо-ой секрет? - по-людоедски усмехнулся руководитель секции Внутренней безопасности.
   - О, да! Вы просто не поверите!
   Она отошла от стола и, мелко семеня, обогнула его обшарпанный угол. Скользнув к мужчине и прильнув почти вплотную, приблизила губы к его уху. На следователя, удивленно поднявшего брови, дохнуло легким терпким ароматом. А девушка прошептала тихо-тихо:
   - Я потому опасность почувствовала, что являюсь очень-очень сильным магом!
   Мужчина слегка отодвинул назад сохраняющую совершенно серьезное лицо леди, и укоризненно погрозил ей пальцем. Как маленькой.
   - Ма-агом? - протянул он.
   Девушка многозначительно подвигала бровями, вновь усаживаясь на стул:
   - Именно так. Могу я надеяться, что данная информация не пойдет дальше этого кабинета?
   - Можете, можете, но... как-то не верится, что маг такого высо-окого уровня прозябает на кафедре Алхимии. Придумайте что-нибудь более правдоподобное! За введение в заблуждение находящихся при исполнении сотрудников полагается штраф. И довольно крупный.
   - У, - девушка капризно надула губки, - вы мне не верите! А это самая чистая правда! Как печально... Может, мне в доказательство что-нибудь наколдовать?
   И она с готовностью сложила руки лодочкой. Следователь покачал головой, глаза леди заблестели от непролитых слез.
   - Ну, нет, нет у меня объяснения лучше! Примите, какое есть. Либо это потрясающая интуиция, либо выдающиеся магические способности, которые я постоянно блокирую, либо я знаю это, потому что была помолвлена с лордом Аранди!
   - Последнее предположение проверялось особенно тщательно, - заметил Ауринаенни дружелюбно, покосившись на синюю слюдяную пластинку, лежащую на столе, - так что можете не уверять меня в связи с Орденом Бездны. Магический закон вас не коснулся.
   - Да, но я же могла следить за лордом Аранди и узнать что-нибудь этакое.
   - О, но вы же леди благонравная и, несомненно, рассказали бы то, что узнали? Нам, например, - подался вперед следователь.
   Девушка неожиданно задумалась.
   - Сложно сказать, смотря что, и как я узнала...
  
   От долгого разговора у следователя осталось странное впечатление. Будто над ним изысканно поиздевались. Так, что и не поймешь, где правду сказали, где пошутили, а где обманули. А самое главное то, что синяя пластинка, сложная магическая штучка, определяющая ложь, не изменила цвета. Все сказанное было чистой правдой. Мда... по крайней мере девушка верила в то, что говорила.
   - Что вы думаете, милорд? - спросил Синит после того, как запись, сделанная еще одним амулетом, была прослушана пару раз.
   - О чем именно?
   - О заявлении леди, что она является сильным магом.
   - Это не так уж важно. Вы же читали досье Крыла Надзора.
   - Далеко не полное, - скривился реминистр.
   - Добудете полное - и я уступлю вам свое место! - лорд Эйген лукаво сощурился. - Да вы садитесь, - и указал на удобное кресло напротив своего.
   - Так вот, на счет майл'эйри, - продолжил глава Пятого Отдела. - Она не сказала вам ничего нового, не так ли? Вынужден признать, что когда она, сидя в этом самом кресле, разговаривала со мной, то так же не поведала особо интересных вещей. Но! - лорд поднял палец. - Она никогда не врет. Напрямую. Недоговаривает, умалчивает, толкует превратно, проще говоря, дурит голову слушателю, вводя его в заблуждение, на очень приличном для своего возраста уровне. Полагаю, частично это родовое наследство, а частично...
   - Последствия плотного общения с нашими западными соседями?
   - Именно, - лорд покивал.
   - Н-да, то есть доля истины в ее словах есть?
   - Скорее всего. Сможете определить, насколько большая?
   - Милорд, - Ауринаенни укоризненно покачал головой, - хотя... что делала леди в ночь, когда был сорван запрещенный ритуал?
   - Просмотрите доклады, но не думаю, что найдете что-нибудь... достойное возбуждения нового расследования.
   Лорд Эйген указал на приличную стопку листов, высившуюся на углу стола.
   - Так, так, так... - реминистр с энтузиазмом принялся их перебирать. - Вот оно. Мило! В таверне, служащей пристанищем музыкального отребья, судя по описанию, именно наша милая леди соревновалась в винопитии с... о, какая компания интересная, такая вполне могла разнести особняк. Природный некромант, два теоретика, эльф. Будь они постарше...
   - Не позволяйте их возрасту смутить себя.
   - М - да? Не думаю... Появились сразу после заката, покидали зал только по одиночке. Следов магического воздействия на хозяина и прислугу не обнаружено.
   - Следов классической магии, - заметил лорд Эйген.
   - Тогда, почему бы повторно не допросить этого полутролля? Подробнее...
   - Стоит ли? Он же не подозреваемый, и основания подвергать его магическому допросу у нас нет. А если и было какое-либо воздействие... из неклассических, то следов за давностью не осталось.
   - Вы правы, милорд. Да и отпечаток силы в самом особняке... больше похож на тот, что остается от представителей Старшей ветви.
   - Гостей столицы проверили?
   - В первую очередь. Слепок ауры, малое наложение... все как положено. Хоть что-то здесь было сделано, как подобает! Хотя, с майл'эйри то не сняли...
   - Я поверял лично, чуть раньше. Не совпадает.
   - Жаль, а такая версия интересная! - хмыкнул реминистр.
   - Пусть и останется версией, - с нажимом заявил глава Пятого отдела.
   - Как прикажете.
   - Не кривитесь, Ауринаенни, вам не идет. Если при случае вам удастся продолжить знакомство с леди, не давите на нее, а то взорвется. И, кстати, кто занимается источниками появления в столице эльфийской пыли?
   - Минуту, - следователь заглянул в свои записи, - Савиш из Третьего отдела.
   - И успешно?
   Синит ехидно улыбнулся.
  
   Глава 2
  
   Довольная, словно сытая кошка, Лианис дель Ка'Шесс, выскользнула из личных покоев Повелителя Тирита, и, красноречиво потягиваясь, двинулась по анфиладе, выводящей в коридоры дворца. Сьена возмущенно фыркнула.
   - Не кажется ли вам, мастер, - обратилась она к Тьеору, с независимым видом изучающему противоположную стену, - что это несколько чересчур?
   - С чего бы? - переводя взгляд на неторопливо удаляющуюся эльфийку, спросил тот. - Вполне приятный глазу вырез. Вид великолепный.
   Наследница медленно вдохнула, со свистом втягивая воздух, и столь же аккуратно выдохнула.
   - Я не платье этой мэгаррэ* имела ввиду! А столь явное пренебрежение традициями!
   Тьеор плотоядно облизнулся, и перевел взгляд на принцессу:
   - Я бы и сам не отказался... нарушить, - заметил он.
   - Лиссссэ... - прошипела Темная, и, рывком распахнув тяжелую дверь, зашла внутрь. И налетела на направляющегося к выходу Повелителя. Он безучастно оглядел дочь, отстранил ее со своего пути и пошел дальше. Обернувшись, коротким движением руки велел идти следом. Эльфийка поежилась, мигом растеряв под равнодушным взглядом весь напор и, с трудом сохраняя вынужденное величие, пошла следом. Черный Дракон, заметив стоящего у стены алхимика, усмехнулся:
   - У вас какие-то вопросы, Солер'Ниан?
   Дроу торопливо отступил, склоняясь в поклоне:
   - Ни в коем разе, мой Повелитель, я не стою вашего внимания.
   - Это мне решать, - заметил лиловоглазый Темный и свернул в проход, ведущий к официальной приемной. - А тебе что, риассиллин (пустоцвет)?
   Сьена взъярилась:
   - Пустоцвет?!! Я?
   Утвердительный кивок, от которого пепельная грива Повелителя дроу рассыпалась непослушными прядями. Эта небрежность оказалась последней каплей и эльфийка, глаза которой застило поднимающееся раздражение, воскликнула:
   - Это позор!
   - Что именно? - Повелитель вздернул бровь, поправляя складки на темной ткани камзола.
   - Эта... эта связь!
   - Какая связь?
   - С рыжей полукровкой!
   - Вы не находите, Наследница, что ваше поведение переходит всякие границы? - очень спокойно поинтересовался Темный. - К тому же следует внимательнее относиться к родословным своих подданных.
   Почему-то спокойствие Черного Дракона напугало эльфийку куда больше, чем самая гневная вспышка. Сьена отступила на пару шагов, машинально принимая оборонительную позицию, а Тьеор, до которого долетел слабый отголосок монаршего недовольства, порадовался, что остался за углом, в последнем зале анфилады.
   - Но... но традиции!
   - А что традиции?
   - Их нельзя нарушать! Это основы...
   - Мда, - философски глядя в стену, заметил Повелитель, - и эта туда же!
   Он помолчал немного, прислушиваясь к каким-то своим мыслям, пока принцесса шаг за шагом отступала к выходу. Резко развернулся и поманил ее обратно:
   - Значит так, дочь, поясняю. Традиции здесь устанавливаю я и только я, - дроу неторопливо обошел закутанную в эфемерное зеленое одеяние Сьену. Каждый шаг отдавался в помещении гулким траурным звоном, - так же, как и отменяю, впрочем. И, похоже, настало время завести еще парочку. Мгновенную смерть за глупые, непродуманные вопросы и... должность официальной придворной фаворитки. Подумай об этом, а также о том, что предположительного врага выгоднее держать рядом, контролируя каждый его шаг. А теперь - пр-рочь! - рыкнул он, и эльфийку буквально вынесло за порог.
   Наследница окинула недовольным взглядом самостоятельно захлопнувшуюся дверь, оправила сбившееся набок ожерелье и фыркнула недовольно.
   - Похоже, непросто будет... - заметила она еле слышно.
   Тьеор вкрадчиво скользнул ближе, весело скалясь:
   -Что непросто? Ну?
   - Да ничего особенного! - небрежно ответила Сьена. - Наш Повелитель фаворитку решил завести. Ничего особенного... - повторила она, нервно передергиваясь, - вот только он думать больше приказал. И тебе в том числе!
   - А это полезно, между прочим, думать-то, и вообще, - алхимик подхватил Наследницу под руку и потащил ее по коридору, - ничего ты в мужчинах не понимаешь, а уж во властелинах... - он закатил глаза.
  
   * мэгаррэ (темноэльф.) - распутница.
  
   ***
   Зачем это надо? Ученик не должен задавать таких вопросов мастеру. Если я говорю - надо, значит, будьте любезны, леди, исполнять.
   Но я расскажу. Ты можешь пробежаться по канату, удерживаясь за счет скорости, когда ошибка в одном движении тут же компенсируется встречным движением. И полосу препятствий ты проходишь только в счет ловкости и быстроты. Нет, я не умаляю достоинств. Точность, скорость, ловкость, гибкость, фантазия - все это хорошо, но...
   Но попробуй пройтись по канату медленно. Очень медленно. Продумывая каждое движение, а не следуя инстинктам. Приставным шагом, длина которого не превышает длины ступни. Вот видишь! Поднимайся.
   Сосредоточься на равновесии... пока, позже мы усложним задачу. Равновесие и спокойствие, вот что важно для тебя теперь!
  
   ***
   Лина неустойчиво балансировала на натянутом между двух столбов канате и тихо, но проникновенно, шипела. Земля опасно раскачивалась в полутора человеческих ростах внизу.
   А ведь когда мастер Ромаш, хитро прищурившись, предложил девушке продемонстрировать примитивный театральный номер, такого она не ожидала. Хотя ничего приятного девушка и не предполагала, глядя на то, как черноволосый мастер предвкушающе потирает руки.
   И точно, медленное, можно сказать элегантное, хождение по канату и жонглирование было совсем не то, что динамичное скольжение и танцы с клинками. Почти статичное действие, требующее особой сосредоточенности и точности. И еще, постоянного контроля за руками, которые так и норовили выхватить из воздуха шарик раньше положенного, отчего остальные тут же рассыпались по утоптанной площадке.
   В общем, вновь почувствовав себя неумехой и неудачницей, девушка расстроилась. Право слово, активная акробатика давалась бы легче. А это... ууу... отвр-ратительно! И вообще, зачем надо-то?
   Как, впрочем, и этот древний рунный алфавит, знатоком которого она медленно становилась... Однако спорить ни с одним, ни с другим учителем, как-то не тянуло. Не тот случай.
   Ну, ничего, не так уж много времени до отъезда осталось. Теперь уже совершенно точно. Девушка мечтательно закатила глаза, за что поплатилась еще одним упущенным шариком и понукающим окриком. Вздохнув, выругалась про себя и мелкими шажочками двинулась вперед. Завтра, завтра... она таки получит подписанные и заверенные магически титульные листы для диплома.
  
   ***
   Интересный разговор.
  
   Прием был в самом разгаре, когда в одном из альковов будто бы случайно встретились двое мужчин.
   - Милорд! Очень рад видеть вас в добром здравии!
   - Герцог! Взаимно, взаимно...
   Обмен дежурными улыбками напоминал больше обмен шпажными ударами. Впрочем, оба собеседника предпочитали обходиться словесными уколами.
   - Вижу, ваши дела пошли на лад, герцог?
   - Несомненно, как и ваши.
   - Мои, к сожалению, далеки от того порядка, в котором пребывали раньше. Все-таки мое хозяйство на порядок больше вашего. И потому...- сожалеюще - снисходительный жест рукой.
   - О, да, но мне удается справляться без помощников, которые больше портят, чем приносят пользы, милорд, - вежливая улыбка скрывала сочувствие.
   - То-то ваши дражайшие родственники не спешат вам на помощь, когда вы попадаете в затруднительное положение.
   - Не вам осуждать тех, чьи помыслы скрыты даже от богов. К тому же чрезвычайно невыгодно связываться с теми, кто желает получить больше, нежели заслуживает, - вежливая констатация.
   - Увы, подобные мотивы мне знакомы... - спокойное согласие. - Но мы прекрасно справляемся, вы не находите?
   Собеседник кивает, и вопросительно поднимает бровь, предоставляя лорду Эйгену право следующего хода. И лорд оправдывает ожидания герцога.
   - А где же ваша очаровательная супруга?
   - Отправилась с сыном в Ригель Авилдаре.
   - Отчего же так рано? Еще не все праздничные балы отгремели!
   - В столице не слишком приятный климат. Для здоровья наследника куда полезнее свежий воздух речных долин, чем пыльные улицы, полные нищих попрошаек.
   - Да, пожалуй, вы правы.
   - Разумеется.
   -А где же ваша прелестная дочь?
   - Которую из них вы имеете ввиду? - демонстративно удивился герцог.
   - Старшую. Красавицу Линару, так не вовремя лишившую нас своего занимательного общества.
   - О, майл'эйри, скорее всего не появится в столице до начала нового сезона. Ведь у нее, волею судьбы, есть обязанности и помимо светских, - сухо сказал герцог.
   - Кстати, об обязанностях... - лорд Эйген задумался, - вы не в курсе, отчего леди приглашена на самое закрытое мероприятие лета, помолвку Наследницы Тирита.
   Герцог укоризненно посмотрел на собеседника.
   - Ваш вопрос заставляет задуматься о том, насколько хорошо выполняется работа Крыла Надзора...
   - Прекрасно выполняется, - отрезал лорд.
   - И это замечательно. Тогда вы должны быть в курсе, что на подобные мероприятия приглашаются в первую очередь ближайшие родичи. И предполагаемого жениха в том числе.
   - О, но как майл'эйри попала в родственники ки Солер'Нианам?
   - А вот это - личное дело леди, - неприятно улыбнувшись, заметил герцог, - и вопрос этот следовало задавать именно ей.
   - Ну что же, я так и сделаю. Позже... а пока, милорд, вы сами не желаете составить компанию дочери в сей поездке?
   - Если вы в курсе столь необычного события, то должны знать и о подробностях, указываемых в подобных приглашениях. И должны понимать, что человек моего положения ни в коем случае не горит желанием посещать его.
   - Почему же? Это вполне подобающее мероприятие.
   - Несомненно, но лишь для единственной персоны, а для тех, кто означен в приглашении как свита, это не более чем вынужденная работа по созданию приличествующего происхождению гостя фона. Я не настолько низко себя ценю, чтоб презренное чувство любопытства способно было отправить меня получать столь сомнительное удовольствие.
   - Не сомневаюсь в том. Значит, место свиты свободно.
   Герцог улыбнулся.
   - Несомненно.
   - И вы не будете возражать, если мои подчиненные позаботятся о безопасности вашей драгоценной дочери? У меня как раз есть несколько человек, не столь заботящихся о собственном подобающем положении и поведении... и способных приглядеть за леди.
   - Я возражать не буду. Но смогут ли ваши люди приблизиться хотя бы на расстояние вытянутой руки к майл'эйри?
   - Это их работа, - поджал губы лорд Эйген.
   - Ну, отчего бы им не попытаться? - недоверие в голосе герцога было настолько явным, что собеседник поморщился.
  
   ***
   В конце последнего весеннего месяца прекрасный город Рону покидала весьма пестрая компания. Полная дипломатическая миссия - посол в высоком чине и группа сопровождения представляла собой на редкость странное зрелище. Флегматичный пожилой лорд, в котором органично смешалась кровь эльфов и оборотней, добавив его внешности оригинальности, два секретаря, больше похожие на неудачливых шпионов или разъевшихся крыс, и почти две дюжины охранников чрезвычайно агрессивного вида. Гибкость их движений и холодные расчетливые взгляды вызывали у встречных опасение. Обычно такие компании сопровождают карету, где от палящего солнца скрывается некто главный, но на сей раз милорд посол верховой прогулке.
   За стенами столицы к ним присоединилась группа мрачных эльфов, пытающихся соблюсти величественность, и десяток студентов, вытянувшихся цепочкой позади учителей. Четыре молодых, но имеющих полные патенты, мага в дорожных мантиях мрачно переглядывались. Их настолько загрузили проблемами, что они предпочли бы телепортироваться сами и отправить тем же путем всех спутников, несмотря на огромную сложность подобного действия, лишь бы только не связываться с дипломатией и этикетами. Им предстояло следить за старшекурсниками, в целости и сохранности проводить эльфов до дому и прикрывать от вредительствующих чар посольство.
   Эльфы маялись от жары, хотя никакого особого пекла еще не было. Просто их официальные одеяния оказались предназначены для приятной прохлады родного леса, а вовсе не для пыльной дороги центральной Ронии. Один из светлорожденных чувствовал себя особенно отвратительно, ибо еще не до конца оправился от последствий недавней попытки жертвоприношения.
   Студенты маялись столь же мучительно, но уже от жары. Им перед отъездом было выдано четкое указание - придерживаться официальной формы одежды, дабы раньше времени не уронить достоинства Школы. А уже начавшая ощущать себя глубоко несчастными четверка преподавателей должна была за этим следить. Два водника и два стихийника с удовольствием поменялись бы местами с теми, кто отправился в Приграничье, налаживать дальнюю связь
   Единственный, кто, безусловно, казался довольным происходящим - собственно посол, лорд Найрин. Это был невысокий, пожилой и постоянно улыбающийся человек несколько экзотической внешности. Слегка полноватый, смуглый, с совершенно седой гривой волос, собранной в три косы на затылке. Лицо грубо очерченное, но приятное. В светло-голубых глазах постоянно мелькала хитринка, а в строении челюстей явно проглядывало что-то хищное. Лина дала бы косу на отсечение, чтоб только заглянуть ему в рот и пересчитать клыки. Этот не самый известный член дипломатического корпуса треть жизни провел в индолийском посольстве, а другую треть в меронийской морской тюрьме. Да, по молодости попал между молотом и наковальней во время ухудшения отношений между разделенными горами странами. Так что поездка в Светлый лес была для него чем-то вроде каникул!
   Следует упомянуть, что Линара Эйден тоже молча страдала. От необходимости вести себя прилично и подобающе, да еще от информационной перегрузки. Все-таки десяток рун за ночь - явный перебор. Как некстати ее потянуло по связи подглядывать-то! Девушка поерзала в седле, еще раз обозрела довольно большую группу всадников и погрузилась в задумчивость. Да, хорошо, что они все-таки едут. Но с ночевкой могут возникнуть бо-ольшие проблемы! Не хочется спать на сеновале, тем более там и сена-то сейчас нет! В прошлом году, помнится, не было.
   В общем, большой кортеж ехал тихо, мирно и спокойно. Отдельные стычки и пикировки между студентами не в счет, как и споры из-за спальных мест среди охранников. Три группы делали вид, что не имеют друг к другу никакого отношения, что выглядело довольно глупо.
   В один из вечеров ребята сидели в самом темном углу таверны и недовольно переговаривались.
   - Просто попутчики, мы просто попутчики, - недовольно бурчал Тилан, завистливо поглядывая на сидящих за дальним столом эльфов, - не понимают они своего счастья, рожи кривят. Меня бы так за счет государства кормили!
   - А они мяса не едят, - заметила Милава, - соус передай, пожалуйста, - попросила она Сейнала. Тот вежливо махнул рукой и едва не смел со стола миски, полные еды.
   Некроманты дружно взвыли:
   - Не левитируй!
   Они довольно быстро уяснили, что в этом пси несилен. Вот огонь, это да!
   - Извините! Держи...
   - Спасибо, - фыркнула Мила, - что-то мы сегодня слишком вежливые, и до отвращения мирные... даже противно.
   - Кстати, насчет мяса, - снизошел до разговора Дарш, чье высокомерие еще не было пообломано жизнью, - вон тот эльф уже вторую порцию жаркого уминает!
   - Это который? Этот?! - вытянув шею, спросил Рилан. - Это вообще-то не эльф.
   - А кто же?
   - Ну, сложно сказать... кошмар кафедры алхимии, может быть? - улыбнулся юный некромант.
   Охотники, являвшие собой сработанную тройку, дружно фыркнули.
   - Вы чего это? Знаете что-то? - подозрительно покосился на них Дарш.
   Те помотали головой, жуя подозрительно вязнущие в зубах куски лепешки.
   - Знают они... да весь курс должен быть в курсе! Как этот ушастый нелюдь доставал магистра! Лин, э? - Тилан толкнул девушку, которая дремала, подперев голову рукой. Парень немного не рассчитал и Лина, сидевшая на самом краю, неловко шмякнулась на грязный пол. Вместо ожидаемой от нее ругани, ведьмочка, поднимаясь и потирая ушибленный локоть, мирно сказала:
   - Не кажется ли вам, лорд Динар, что следует принести мне глубочайшие извинения?
   - Хм, пожалуй, - Тилан вздохнул, отложил нож и начал, - о, высокая леди, я прошу вас простить меня за то, что нарушил ваши глубокие размышления.
   - Прощаю вас, лорд, - махнула рукой Лина.
   - Я не заслуживаю вашего снисхождения, - церемонно завершил парень.
   - О том судить мне.
   - Ваше решение благородно, как и ваше происхождение.
   - О, да вы умеете говорить комплименты?
   - Это истинная правда...
   - Эй, эй, прекращайте, - сказала Милава, заметив остекленевшие взгляды соседей по столу.
   - Ой, тьфу, заговорились. У меня собственно только один вопрос... даже не у меня, а вот у него, - Тилан ткнул пальцем в Дарша.
   - Что-о за вопро-ос? - Лина зевнула, вновь усаживаясь за стол.
   - Э... кто это? - сформулировал вместо брата Рилан, усмехаясь, и кивнул в нужную сторону.
   Девушка посмотрела за соседний стол. Льялис прикончил вторую порцию мясного рагу и оглядывал стол в поисках, чем бы запить.
   - Это? Это дроу. И ради этого вы меня будили? Глупости какие, - и прикрыла глаза.
   - Дроу? - удивленно переспросил Тиррмейн. - Интересно... пообщаться.
   - Не рекомендую, - покачал головой Тилан.
   - С чего это?
   - Да, так, опыт имеется... А у тебя - нет!
   - Да ладно... познакомиться же надо! А то целый год у меня под носом дроу проучился, а я даже и не заметил. Непорядок!
   - Отличник, - не открывая глаз, заметила Лина, - до нас, прогульщиков не снисходил, вот и пропустил самое интересное. Ауру-то хоть посмотри...
   Начинающий маг прищурился.
   - Хм, квартерон?
   - Именно... так, я спать... пока, - и девушка встала, направляясь к выходу.
   Проводив озабоченным взглядом подругу, Милава покачала головой. Какая-то ведьмочка подозрительно вялая. Может, просто переутомилась? Хотя с чего бы? Поездка необременительная, неторопливая, никто не заставляет ничего учить... Молодые магистры, сопровождающие господ студентов, выпивали в компании секретарей посольства, и на нервы не действовали. Доверяли немного! Княжна гордо улыбнулась. Это ее стараниями среди учеников не возникало особенных конфликтов. Правда, поддерживать порядок было несложно, ибо Линара, способная любого спровоцировать на конфликт, самоустранилась.
   Во что-то выльется ее спокойствие, когда они прибудут в Светлый Лес?
  
   Глава 3
  
   Итак, Светлый Лес. Что можно про него рассказать? Пока - ничего. Потому что первым делом предстояло перейти границу и пройти таможенный досмотр. Лина потянулась, стряхивая сонное наваждение, и огляделась. Дело шло к вечеру и люди слегка воспряли духом, ощутив снисходящую с небес прохладу. Кавалькада, растянувшаяся по пустой пыльной дороге, убыстрила движение. Высоченные деревья, покрытые свежей зеленью макушки которых виднелись вдалеке, внушали некоторую надежду на спокойный отдых в тени рощи, или хотя бы в таверне, построенной рядом с постом. Скорее всего, надежду ложную.
   Потому что таможня - это, скажем, нудная тягомотина. Но совершенно необходимая, особенно на такой границе. Сейчас отношения с эльфами были более- менее ровные, почти дружеские по сравнению с тем, что, судя по хроникам, творилось буквально каких-то двести-триста лет назад. Постоянные стычки, рейды в глубину чужой территории, контрабанда сплошным потоком. Именно последний фактор в большей степени подвиг тогдашнего короля на попытку установить нормальные отношения между государствами. Ведь, подумать только, сколько терялось денег, когда целые груды товаров незаконно перевозились через границу.
   Лина усмехнулась. Правильно, доход любят все! А постоянный доход любят еще больше! Даже эльфы.
   Так что сначала всех путешественников, за исключением посла, но, включая эльфов (были прецеденты, и шпионские и контрабандные), проверят на предмет запрещенных к провозу на территорию Светлого Леса предметов, а также попытаются взять плату с каждого вывозимого артефакта. Согласно одному милому закону, каждый наполненный магией на территории Ронии амулет или артефакт является национальным достоянием и подлежит при вывозе в другое государство обложению особым налогом. Мдя... Не дождутся! Девушка сурово нахмурила брови и погрозила кулаком солнышку. Ни за риолон, ни за клинки, взятые по наитию в последний момент!
   Кстати, что из себя представляет таможня? Как-то раньше не доводилось видеть. В Приграничье таковой не существует как класса, а тиритскую она благополучно миновала, что в одну, что в другую сторону, телепортом. Спасибо за это огромное!
   А вот с этой придется познакомиться поближе. Лина, до того вяло ехавшая в самом хвосте процессии, поторопила лошадку. Та ленивой рысцой обогнала по обочине перегораживающих движение ребят и потрусила посреди широкой утоптанной дороги, медленно догоняя едущих впереди магов. С натугой, недовольно фыркая и роняя на землю капли пота, взобралась на холм и устало замерла. С вершины девушке открылся относительно приятный вид. Очаг человеческой цивилизации располагался ниже и немного дальше. Прелестное местечко. С одной стороны резко сужающейся дороги - последняя ронийская почтовая станция, она же таможня, с другой - непритязательный, но добротный трактир. Еще дальше - две приземистые башни, и длинная, раскрашенная алой краской жердь, перегораживающая въезд. Ну и таможенники, ранее спокойно стоявшие в короткой тени, а сейчас явно зашевелившиеся в предвкушении веселья. Ибо первыми на территорию пограничного поста въехали эльфы. Они похоже, намеревались попасть домой не задерживаясь на досмотр. Наивные и неопытные! Сразу видно, что первый раз путешествуют!
   А вот кроме служак на улице никого не было. Только чья-то лохматая голова на миг показалась в дверях таверны и тут же нырнула обратно. Хм, верно, не сезон еще. Конец весны и начало лета - самое безнадежное в смысле торговли время. Нечем торговать. И караваны из Инсолы сюда еще не добрались.
   Сразу за башнями начинался луг, заросший ярко-зеленой низкой травой. Дорога, по которой ехали ребята, за башнями резко обрывалась, упираясь в мшистый ковер. В месте предполагаемого дальнейшего проезда трава была чуточку темнее остальной, которая широкой полосой отделяла эльфийское государство от человеческих владений. Пустое пространство раскинулось насколько хватало глаз. В полутора сотнях шагов впереди безо всяких смягчающих обстоятельств в виде кустов начинался собственно Лес. Пока не магический, состоящий из тополей и кипарисов. Но уже отсюда было видно, что и те, и другие достигли трудами хозяев-нелюдей совершенно неимоверного возраста. Такие они были высокие. Там тоже была своя, особая таможня. Но чтоб добраться до нее, надо было сначала пройти эту.
   Лина тронула коняшку и во главе группы оживившихся студентов подъехала к бревенчатым зданиям, непрерывно вертя головой. Пологие холмы на границе с ярко-зеленым пограничным газоном поросли высокой травой. В лощинах между ними росли кусты...
   А кусты-то безумно колючие, да и травы непростые. Недотрога и остистая пустырница. И та, и другая - безумно нежные. Недотрога вполне соответствовала своему названию, и ее ароматные светло-желтые цветочки немедленно осыпались, если до них дотронешься. А если потопчешься... остается четко видимая тропинка. А пустырница имела неприятную привычку цепляться за предметы одежды маленькими шипами, растущими в основании соцветий. И ости ее так крепко застревали между нитями ткани, что не помогала даже усиленная чистка. Мм, если учесть, что на каждом участке границы наверняка произрастал свой особенный вид этой травки (по крайней мере в справочнике травоведа числилось не менее семи, отличающихся длиной и цветом остей), то определить место незаконного пересечения границы не составит труда... Если удастся ее пересечь. Ведь не менее чем на три часа пути от границы не попалось ни одного вспаханного поля. Только светло-желтые и оранжево-красные поля, на сколько хватало глаз. А хватало на много!
   Прикрыв глаза, девушка вытянула руки и немного приоткрылась. Звенящая в вечерней тишине тревожная мелодия местной магии хлынула в нее бурным потоком. Торопливо заблокировавшись, она задумалась. Как интересно... кусты, хоть и разбросанные хаотично, скорее всего, являются точками опоры для телепортационных отсекателей. Сигнализация магическая, настроенная на двустороннее проникновение, и никаких особых мер, направленных на уничтожение нарушителей. Многозначительно...
   Как вывод можно сказать, что на север до самого перевала и на восток до границы с Тиритом Горным тянулась весьма оригинальная полоса отчуждения. Приходите, гости дорогие... а мы вас во-он за тем холмом поджидаем. Нет, ну где же войска? Гарнизоны и крепости? Вероятно, в пределах шаговой доступности... Может, та троица крестьян, лениво бредущих по поросшему молоденькой травкой полю вовсе даже не местные селяне, а войсковые наблюдатели?
   Следует признать, что столь благостная и идиллическая картина имеется только здесь. Севернее, где располагается Геронийский перевал, единственный путь в княжества, на который последние сто лет точит зубы одноименное государство, а эльфы, те вообще мечтают о захвате все четыреста, пограничные бастионы куда более впечатляющи, как и войска. Которые и не думают скромно прятаться и маскироваться. А в самих горах... причем как Болотных и Великих... горные стражи блюдут границы сурово и бескомпромиссно...
   Но все-таки, куда деваются контрабандисты, которым удается преодолеть все трудности перехода? А еще точнее, что с пойманными делают эльфы?
   - О чем думаешь? - голос Милавы прозвучал не громом среди ясного неба, но все же весьма неожиданно.
   - Думаю... да ни о чем, - девушка пожала плечами, развернулась и двинулась в сторону почтовой станции.
   - Нет, все-таки, думаешь! Нам туда, - некромантка указала на неприметную дверь в торце бревенчатого здания, где уже скрылись охранники посла и сопровождавшие ребят маги.
   - Да уж догадываюсь, - пробормотала Лина, с неприкрытым восторгом разглядывая исписанные неровными буквами таблички.
   Одна гласила:
   "За жизнь и здоровье контрабандистов и шпионов, пересекающих границу без посещения таможенного поста, пограничная стража ответственности не несет".
   Ага! Лина усмехнулась, дергая косу. Ясненько. Эльфы, наверное, едят их? С аппетитом...
   "Проезжайте, гости дорогие. И не забудьте внести в декларацию хмельные напитки".
   За которые налог взимается в двойном размере.
   "Не пытайтесь найти у нас сочувствия. Въездные пошлины все равно платить придется. И полностью".
   А если будете спорить, то все равно заплатите, только в тройном...
   "Господа караванщики, не пытайтесь протащить через таможню лошадей. Эльфы не любят животных, нарушающих своим поведением эстетическое благолепие своего местообитания".
   А телеги с товаром, вероятно, поедут сами?
   - Нет, ты мне скажи, сонная моя подруженька, о чем ты думала?
   - Ну что ты так пристала? - Линара потянула за ручку в виде головы крокодила и тяжелая дверь со скрипом распахнулась.
   - Как что? Чтоб знать, куда и когда пора будет прятаться!
   - Ах, та-ак?! - делая шаг в прозрачный сумрак досмотровой, протянула ведьмочка. - Я думала о том, почему эльфы не едят говядину. А так же свинину и птицу человечьего приготовления.
   - И почему же?
   - Потому что их вполне успешно снабжают контрабандной человечиной. И она вкуснее.
   - Кто вкуснее? - ошеломленно спросила Мила.
   - Контрабанда же! Доставленные самоввозом через пограничный лужок нарушители!
   - С чего ты взяла? - узрев на лице ведьмочки мрачную усмешку, спросила княжна и облегченно перевела дух. Она даже на миг испугалась, что Лина это серьезно сказала.
   Девушка пожала плечами.
   - Ну а что с ними еще делать?
   - И главное, какой актуальный вопрос подняла, - послышался из глубины помещения голос Рилана. - Уж очень есть хочется! Как думаете, удастся сегодня перекусить?
   - Вряд ли, - подал голос пси, - сейчас таможню пройдем и поедем дальше. Хорошо если к ночи до гостевого дома доберемся. А так как нас пропустят последними, времени на еду не будет.
   - Откуда сведения? - это скромный водник Вериан нарушил обет молчания.
   - В прошлом году в Индолу ездил, так там такая волокита была...
   - Понятно, - перебросив длинную косу с плеча на плечо, вздохнула Милава.
   - Жаль... - протянула ведьмочка, пристраиваясь на лавке, - придется, видимо, последовать примеру эльфов.
   - Э... съесть кого-то? - хмыкнул Рилан.
   - Именно.
   - Не дождешься! - один из охотников отодвинулся подальше.
   Лина демонстративно облизнулась.
   - Эй, ребят бы не пугала. Мы-то знаем, на что ты способна, но пожалей уши и головы всех остальных.
   - А также нервы тех, кто имеет привычку подслушивать, - хмыкнул Тилан, - поглядите лучше. Похоже, высокие будут последними, а не мы!
   Все присутствующие тут же столпились у застекленных и забранных решетками окон, выходящих на дорогу. Оттуда с некоторым трудом можно было разглядеть, что происходит у башенок, служащих последним препятствием на пути к Светлому Лесу. Трое умудренных жизнью стражей равнодушно взирали на негодующих эльфов в слегка пропыленных светло-синих одеяниях. Нервно теребя рукой одну из десятка косичек, один из них пытался уговорить четвертого пограничника пропустить их поскорее. Но пожилой мужчина в потертой жилетке крепко держал статного скакуна под уздцы и непреклонно указывал на здание, в котором находилась Лина и все прочие. Правила, наверняка говорил он, написаны для всех без исключения.
   Раздраженно тряхнув головой, эльф спешился. Остальные понуро последовали его примеру, и, сняв седельные сумки, побрели ко входу в досмотровую. Правда, Льялис выглядел неподобающе веселым. Если его неприятности есть неприятности кого-то еще, то это скорее хорошо, чем плохо.
   Лина оглянулась. Их багаж был свален неопрятной кучей на длинной стойке напротив окон.
   - А где магистры?
   - Их уже попросили дальше, - Тилан оторвался от окна и указал на дверь за стойкой.
   - С вещами на выход?
   - Угу...
   Тягучую медовую тишину раннего вечера неожиданно нарушил громкий разговор. Откуда-то с противоположной стороны дома послышался стук дверей, и появился милорд посол, что-то весело рассказывающий одному из молодых магов, затем охранники, имеющие раздраженный и встрепанный вид, и прочие. Направляясь всей толпой в таверну, на пороге которой по волшебству нарисовался хозяин-полутролль, стражи дружно оттоптали ноги парочке не успевших отскочить с их дороги Светлых. Да, озлобленным служителям бога Руваты, покровителя шпионов, дипломатов и разведчиков, под подошву лучше не попадаться. А кто будет добрым после тщательного обыска вещей и выплаты энной денежной суммы в казну государства? Хотя уж охранники-то! Они же по государственной надобности и амулеты у них казенные! С них-то за что деньги взяли?
   Эльфы вошли в дом и встали рядком у стены, изображая неприступную, но обиженную добродетель. Подмигнув Лису, ведьмочка погрузилась в размышления.
   Почему-то все хозяева питейных и едальных заведений, посещенных Линой были именно полу- и четверть тролли. Даже в лице того несчастного из Золотого круга, памятного по распитию горячительных напитков и распеванию запрещенных песен, проглядывало что-то этакое. Может, это тайный заговор? Ага... кабатчиков.
   Тут дверь распахнулась и очередной страж границы, на сей раз молодой, но такой же смуглый и невозмутимый, объявил:
   - Прошу, по одному, господа. С вещами.
   О, а я не госпожа, я - леди, подумала Лина, торопливо занимая очередь за тремя охотниками и магами. Некроманты не торопились. Полюбовавшись, как в двое магов-недоучек пытаются протиснуться в узкую дверь, желая поскорее попасть на досмотр, девушка усмехнулась. Подхватив со стойки седельные сумки, неловко развернулась в узком проходе и отдавила ногу одному из Охотников. Тот отшатнулся, Лина скользнула вперед, протиснулась мимо опешившего пси, локтем заехав ему в бок. Пробормотала:
   - Ой, извини, не заметила, - и, упершись в спины пыхтящих магов, поймала насмешливый взгляд таможенника. Скривив губы, он наблюдал за ее перемещениями, будто спрашивая: "И что ты будешь делать дальше?"
   А вот что! Ведьмочка присела на корточки за спинами рвущихся на досмотр ребят и под удивленными взглядами присутствующих проникновенно так зашипела. Оба студента буквально подпрыгнули и резко развернулись, шаря взглядом по стойке. Дрема дремой, руны рунами, но кое-что об Тиррмейне и Кейшеле Лина все же узнала. Они до дрожи боялись змей, ибо происходили из гномских родов, а у тех была жестокая непереносимость представителей семейства кусаче-шипящих. Ущипнув одного из ребят сквозь плотные штаны, отчего тот нервно дернулся, она стремительно просочилась к двери, волоча за собой сумки. Взметнулась вверх, показала язык обернувшимся магам и захлопнула дверь.
   Уронив сумки на пол и поморщившись от громкого звяканья, огляделась. На удивление светлая комната, по сравнению с предыдущей. Белые стены, два больших окна, в одно из которых падают лучи заходящего солнца. Они освещают троих стражей, молодых, как на подбор смуглых и кареглазых. Один стоит у двери, двое сидят за массивным столом, разложив подорожные. И как с ними общаться? Наверное, откровенно, как с сотрудниками Пятого отдела. Рассказать все предельно честно и откровенно, да так, чтоб они не захотели слушать все многочисленные подробности. Чего? А по ходу дела разберемся.
   - Здравствуйте, - вежливо сказала Лина, перекидывая косу на грудь.
   - Взаимно, взаимно. Подходите, не стесняйтесь. Первый раз у нас? - спросил один из стражей.
   Девушка кивнула, краем глаза отметив, что открывший дверь человек занял стратегическую позицию у одного из окон. Вежливо улыбаясь, она подняла сумки, и, сделав пару шагов, водрузила их на стол прямо перед лицами таможенников. Покосилась на рукавные шнуры камзолов. Как бы начать? Ага... один капитан, второй тоже, только младший, кажется.
   - Господа капитаны досматривать будут?
   - Нет, если сами признаетесь, везете ли что-то запрещенное, - отодвинув сумки в сторону, сказал один из сидящих за столом людей.
   - А что именно вы имеете ввиду? Под запрещенным? Боюсь, что у меня такое все! Или не все... Я не очень хорошо знаю законы, - обезоруживающе улыбаясь и моргая густыми ресницами, девушка сложила руки на груди лодочкой.
   - О? Прекрасно! Не будете ли вы любезны показать нам ваши вещи? Добровольное сотрудничество вам зачтется.
   - Конечно же! - воскликнула Лина, переворачивая сумку и вываливая на стол кучу вещей.
   - Не сюда, - заметил, улыбаясь, капитан. Второй только хмыкнул.
   - А куда?
   - Во-он туда!
   Девушка резко обернулась, следуя указующей руке, и увидела большой ящик, принятый ею ранее за шкаф. Сидящие за столом слегка пригнулись, когда ее коса просвистела над их головами.
   - Извините, - сказал она, - не заметила. А что это?
   - Детектор... загружайте.
   - Все?
   - Разумеется!
   - Конечно-конечно!
   - И не сразу, а поочередно!
  
   Ящик хрюкнул, пискнул, мигнул и замолчал, потому что встроенное в него заклинание было не в силах определиться с количеством денег, которые следовало бы собрать в качестве налога. Все четверо находящихся в комнате людей с интересом посмотрели на переливающийся всеми цветами радуги нимб над крышкой. Лина, повинуясь указанию капитана, присела на корточки, с натугой потянула за резные ручки и вытащила из ароматного нутра мешочек, полный баночек и фиалов. Положила его к куче вещей, так же вогнавших автомат в ступор. Очень приличной куче, надо заметить.
   - Ну что же, никто не думал, что это будет просто, - вздохнул младший капитан.
   Девушка смущенно пожала плечами.
   - Рассказывайте, - велел старший.
   - Что именно?
   - Все.
   - Все-о? - ведьмочка округлила глаза. - Это будет долго! Может быть, вы все же уточните?
   - Для начала, вот об этих предметах, - сероглазый капитан извлек из кучи запакованные клинки, - и как можно короче. Слишком опасная игрушка для столь юной персоны...
   Ну что же. Девушка пожала плечами, дернула себя за кончик косы и усмехнулась. Об этом она может рассказать очень много, даже если быть лаконичной! К тому же, вываливая ворох правдивой информации, наверняка удастся о чем-то умолчать. Это будет не ложь, ведь так?
  
   Спустя некоторое, весьма продолжительное время, Лина, сохраняя на лице самое почтительное выражение лица, прошла в соседнее помещение, где надлежало дождаться остальных ребят. Окно было открыто. Усевшись на подоконник и свесив ноги наружу, она мечтательно прикрыла глаза. Да, переизбыток правды тоже вреден. Или полезен, с какой стороны посмотреть! Для всех. Расставшись со стражниками, девушка лишилась пяти мелких монет, и подняла настроение замученным скукой людям. Правда, на ножны все же поставили полагающиеся по договору "Печати мира", запрещающие извлекать оружие. Зачем они нужны, если эльфы еще свои поставят? А пограничники освежили в памяти своды старинных законов, которые позабыли отменить после принятия новых. Именно они обеспечили Лине такую потрясающую скидку!
   Так что все разрешилось ко взаимному удовольствию.
   И что же дальше? А там видно будет!
  
   Весь процесс измывательства над студентами занял не так уж много времени, но все же куда больше, чем процедура, которой подвергли эльфов. Поэтому студенты успели перехватить только по паре кукурузных лепешек, потом господа маги согнали их в кучу и повели дальше. Причем пешком. Лина, дожевывая на ходу хлеб, ступила на мягкую травку. Интересно, что из себя представляет таможня Светлых?
  
   Глава 4
  
   Сьена задумчиво перебирала гладкие цветные камешки. Рубины, изумруды, сапфиры, тигровый глаз, аметисты, желтые алмазы... все цвета редко виденной ею радуги рассыпались по столу. Гладкие, отполированные кабошоны будут вставлены в тонкую серебряную сеть, составив цельный тяжелый узорный наряд, специально для помолвки.
   Но красоты, доставленные из штолен и ювелирных мастерских, мало занимали Наследницу. Она строила мелкие козни. С высоты повелительских полутора тысяч лет это выглядело, может быть, слегка глупо, но доставляло юной эльфийке истинное наслаждение. Да, пришлось отказаться от грандиознейших планов по изничтожению некой безмерно раздражающей принцессу персоны. Почти так же сильно действующей на нервы, как та прошлогодняя недоучка.
   Серьезно подумав, как это не смешно звучит в отношении не достигшей второго совершеннолетия дроу, принцесса решила, что еще не достаточно сильна, чтоб попадать в перекрестье планов Повелителя. А потому пришлось удовольствоваться испорченными платьями, нарушенными чарами обличья, потерянными вещами и украшениями... ну и прочими мелочными гадостями, от которых жизнь становится на редкость неприятной штукой.
   Мелко, конечно, но что поделаешь! Сьена лелеяла скромную надежду, что однажды... однажды она станет Повелительницей, и тогда отомстит всем. И за все! Предаваясь сладким мечтам, она категорически не осознавала, что для исполнения сего неоформленного плана надо кое-кого прикончить. Точнее, что-то такое мелькало на краю сознания, но блеск драгоценностей и шелест тканей заглушали голос разума вполне успешно.
   Впрочем, делать жизнь неприятной можно не только для Лианис дель Ка'Шесс. От причуд ласковой и нежной наследницы стонали мастера ювелиры и младшие придворные смотрители. Тьеор тихо и незаметно исчез из дворца, аргументируя это необходимостью исследовать какие-то непонятные явления, происходящие с все учащающейся периодичностью на Северном Форпосте. Предатель!
   Ну да ладно, он тоже свое получит. Темная потянулась, смахнула со стола остатки образцов и танцующим шагом двинулась к выходу. Сегодня она решила посетить Архивы, поискать дальних родственников...
  
   Едва Лина ступила под сень вековых деревьев, у нее во рту образовалась оскомина. Будто ягод переела...С чего бы? Листва возвышающихся над головами растений была пронизана светом. Они идеально ровными рядами стояли вдоль тропы. Кажется, даже расстояния между ними были выверены линейкой. Тополя и кипарисы шли только первым, защитным рядом. А растущие в глубине ясени, дубы и клены вперемешку с полосатыми березами создавали картину идеального, гармоничного и прекрасного леса. Слишком сладкую, чтобы быть правдой! Девушка недовольно поморщилась. Похоже, у нее аллергия на эльфийскую родину.
   А еще - тишина. Из условной чащи не доносилось ни звука, ни шороха. Даже птицы не пели! Воздух казался плотным, как вата. Как-то это было неестественно и действовало на нервы самым угнетающим образом. Узкая тропа мягко пружинила под ногами, нежная травка цепко хватала подошвы, не желая отпускать, зовя прилечь и отдохнуть.
   Подозрительная какая-то трава! Больно хищные замашки... Интересно, сколько нарушителей пропало без вести, решив переночевать в лесу?
   Ребята неторопливо шагали по дорожке, тихо переговариваясь и оглядываясь. Посол ушел далеко вперед, его охранники, бряцая запечатанным оружием, образовали сложный походный ордер, безжалостно топоча нежное покрытие. Сзади путешественников догоняли верховые эльфы. У них лошадей почему-то не отобрали. Вероятно эти элегантные звери - нечто особенное. Помимо красоты и стати они, наверное, отличаются тем, что не производят навоза. Насколько Лина поняла, именно этот факт и служил причиной запрета на верховые путешествия по Светлому Лесу. Действительно, отходы жизнедеятельности выглядят на безупречном травяном покрытии особенно эстетично. Интересно, чем они почву удобряют? Не-ет, это не интересно...
   Но все же Светлые ехали верхом! А это - обидно! Значит, надо ссадить... хотя бы одного! Теперь, обозначив задачу, нужно найти не менее двух причин, чтоб это можно было проделать с чистой совестью. Та-ак... То, что просто хочется - не считается... Ага! Можно потренироваться в рунописи! А так же... так же проверить степень готовности эльфов к неприятным неожиданностям. И стереть с лиц уверенные, даже чересчур, усмешки.
   Три? Три! Хотя и с натяжкой...
   Лина украдкой огляделась. Завороженные красотами студенты не обращали на нее внимания. Господа маги о чем-то спорили громким шепотом. На миг остановившись и присев на корточки, она пальцем торопливо вывела на тропе ряд узорных сложных рун.
   (Разум - подчинение - животное) - тропа - препятствие - (страх - боль -испуг-остановка) - падение - исчезновение. **
   Тонкий еле заметный слой пыли взметнулся вверх до уровня колена и улегся на траву, оставив еле заметный дрожащий след в воздухе.
   - Не задерживайтесь, - обернувшись, один из магов махнул рукой.
   - Да, да, извините, заколку потеряла, - девушка поднялась, отряхивая подол мантии. В четыре широких шага догнала некромантов, и попала под обстрел внимательных взглядов.
   - Лин, у тебя же нет заколок!? - прошипела Милава, подхватывая девушку под руку.
   - Нет, - согласилась та, улыбаясь.
   - Что ты делала?
   - Да ничего я не делала, - отмахнулась та, - но...
   - Что? - Тилан склонил голову.
   - Я бы на вашем месте обернулась...
   Все трое немедленно завертели головами.
   - Вы не останавливайтесь, не останавливайтесь! - прибавив шагу, пробурчала Лина.
   Наконец мерный глухой перестук копыт стал громче и из-за поворота показались всадники. Эльфы ехали парами, но один из них все же чуть обгонял другого. Он-то и пострадал. Его белогривое чудо резко остановилось. Дернувшись в сторону, и едва не сбив едущего рядом всадника, лошадь испуганно заржала и встала на дыбы.
   Не ожидавший такой (да вообще никакой - почти дом родной же) подлости по причине увлекательного эмоционального разговора Светлый не удержался и, выпустив из рук повод, вылетел из седла прямо под копыта идущей следом красавицы. Нервно дернувшись, та загарцевала на месте.
   Глумливый хохот трех некромантов заставил остановиться прочих студентов. Все принялись с огромным интересом наблюдать, как торопливо спешившиеся эльфы помогали своему сородичу. Тот нервно отмахивался от пытающихся его поднять друзей и что-то неразборчиво, но эмоционально высказывал, обращаясь к своей лошади. Та только недоуменно стригла ушами, не понимая, чего так испугалась мгновение назад. Наконец поднявшись с земли, Эйраллин Аэрлиниэль принялся очищать наряд, время от времени хватаясь за спину и голову. Раздраженно отпихнув ластившееся к нему животное, в очередной раз помянул прародителей всех верховых тварей. Лина отметила, что эльф был не особенно оригинален и повторяться начал уже со второго предложения.
   А кобылка только и хотела, чтоб ее пожалели, но раз так... В невинных глазах животного мелькнула злость и она от все души дернула хозяина за длинную косу, едва не вырвав волосы с корнями. Оскалилась в ответ на возобновившийся поток ругательств и, припадая на одну ногу, обошла столпившихся на тропе и безуспешно пытающихся сохранить достоинство Светлых.
   - Ого, - восхищенно протянула Лина, - хочу эту красавицу!
   Лис, наблюдавший эту картину с высоты седла, весело помахал девушке рукой. Та в ответ изобразила руками, что кого-то душит. Затем тихо свистнула, выразительно запустив руку в болтающуюся на плече сумку.
   - А что у меня есть! - четко проговорила она. - Иди сюда, длинногривая!
   Кобылка покосилась на девушку карим глазом и осторожно, боком приблизилась. Все присутствующие затаили дыхание. Лина вытащила из сумки руку и протянула лошади кусок лепешки. Та, отчетливо пренебрежительно фыркнув в сторону хозяина, вытянула шею и осторожно взяла угощение с ладони.
   - Ты уж прости, - еле слышно прошептала девушка, сосредоточенно излучая в пространство доброжелательность, - это я тебя так напугала. Уж больно хозяин у тебя... хороший. Будем дружить?
   В глазах лошади, приблизившейся почти вплотную, нарисовался плотоядный расчетливый интерес.
   - Ах, вот как!? Милава, у тебя есть что-нибудь? - не оборачиваясь и осторожно поглаживая шею животного, спросила девушка.
   - Это подойдет? - некромантка сунула в протянутую руку леденец на палочке.
   - Откуда такое чудо??
   - Да вот, завалялось, - в голосе княжны отчетливо послышалось смущение.
   - Сладкоежка, - это Тилан голос подал.
   - А сам-то?
   - Тише... - Рилан дернул брата за рукав.
   - Ну вот! - Лина с умилением наблюдала, как эльфийская кобылка с хрустом поедает предложенное угощение. - Так-то! А говорят - не поддаются приручению, не поддаются приручению! Главное - момент выбрать! - Закончила она, поучающе подняв палец.
   - Прекрасно! - голос одного из магов, раздавшийся почти над самым ухом, едва не заставил ребят подпрыгнуть. - Я отмечу это замечательное происшествие, как причину, по которой студентка Эйден задерживает всю группу! Поторопитесь!
   Дальнейшее путешествие проходило так. Маги шли пешком, студенты неторопливо передвигались следом, а эльфы... они тоже двигали ногами самостоятельно. Кроме Лиса, который не пожелал покидать уютное седло из солидарности со светлыми родичами.
   Лошадка так и не подпустила своего хозяина, мотая головой и отходя на шаг всякий раз, когда тот намеревался занять свое законное место. Попытка придержать ее за поводья не дала результата, только пара представителей старшей ветви обзавелись покусанными пальцами. Поэтому пришлось Светлому поработать ножками. А все остальные просто составили ему компанию, дабы эльф не чувствовал себя незаслуженно униженным. Правда, тот все равно выглядел уныло, а процессия своей молчаливой солидной неторопливостью сильно напоминала похоронную. Только непонятно, кого хоронили. Зато ведомые на поводу лошади переглядывались с явным удовольствием. Им не перепало угощения, зато хватило развлечений.
   Какие-то они слишком умные для простых верховых животных, подумала Лина, оглядываясь и подсовывая хвостатой попрошайке, как на веревочке следующей за ней, очередную сладость. А сия замечательная дружба, скорее всего, будет длиться до последней крошки, решила ведьмочка. По крайней мере, она поступила бы именно так. И принялась демонстративно не обращать внимание на Эйраллина, бросающего на нее негодующие взгляды. Ее спина оказалась не менее богата на выражения, чем лицо Светлого. Одни только пренебрежительно сдвинутые лопатки чего стоили.
   К счастью для эльфов, дорога скоро вышла на неширокую просеку, за которой начинался собственно Светлый Лес. Разделительная полоса кончилась. А на большой поляне, окруженной высокими золотистыми кленами, располагалась... наверное, таможня? Опять! Лина раздраженно закатила глаза.
   Слишком уж тут красиво! Деревья и траву заливали багрянцем лучи заходящего солнца. Зелень была неимоверно сочных оттенков и настолько густой, что казалось, будто между тонких изящных стволов затаилась Тьма. Жаль, но на самом деле это было не так.... В воздухе разлились сладостные ароматы, заставившие лично Лину поморщиться, сглотнуть и коротко, но вдохновенно помечтать о лимонах. Вроде полегчало.
   Небольшое изящное двухэтажное здание из переплетенных ветвей вполне живого кустарника уже оприходовали стражники посла, по-хозяйски расположившись на крыльце и меряясь взглядами с парой вооруженных эльфов, невозмутимо стоящих у входа. Высокие Светлые вовсе не выглядели наивными хлюпиками, как возвращающиеся домой эльфы, а их кольчуги и мечи заслуживали отдельного описания. Песня, а не вооружение, работа явно кого-то из местных мастеров. Тонкое, почти воздушное, но смертоносное. По заведенной традиции мечи пограничников являлись аналогом орочьих Кровопийц, только заклинались другой стихией. Где-то в тени скрывались остальные эльфы-стражи, Лина кожей чувствовала внимательные взгляды, буквально раздевающие ее. И не только ее. Ну что же... начинаем отсчет обид!
   За зданием ведьмочка разглядела сине-зеленые круги стационарных телепортов. Логично предположить, что завтра им позволят воспользоваться этим продуктом цивилизации. А то пешком до Древа топать долго-о! Хоть и не так, как от столицы до самого Леса.
   Неожиданно шедший впереди маг остановился, сосредоточенно ощупал воздух перед собой, весело усмехнулся и неторопливо прошел сквозь невидимую преграду. На миг воздух вокруг него засиял и сгустился, но все же пропустил. Остальные, перешучиваясь, последовали за ним.
   За преподавателями пошли студенты, все как один, плотно зажмурившись. Лина задержалась, с интересом наблюдая за процессом. Охотники и пси прошли без проблем, а вот молодые маги... Черту-то они пересекли, но едва только ребята шагнули на мягкую травку, как в сумке одного из них что-то забренчало. Затем раздалось шипение и мягкий хлопок.
   Вериан нервно отбросил исходящий темным дымом мешок. По поляне пополз запах паленого конского волоса.
   - У, бездна! Там же вещи!
   Некроманты, пересекшие линию без проблем, сочувственно похлопали его по плечу.
   - Надо было все эликсиры в декларацию заносить, а не пытаться протащить контрабанду, - заметил Тилан.
   - Да я забыл, - огорченно поник Вериан.
   А Тиррмейн горделиво выпрямился. В его сумке ничего не взорвалось, и он решил, что у него получилось обмануть многовариантные, полифункциональные таможенные чары эльфов. Лина, заметив, как на дне сумки расплывается темное пятно, решила промолчать. Пусть помечтает! Примерно до тех пор, пока несколько эльфов, возникших, кажется, прямо из воздуха не подойдут к нарушителям, желая получить с них какую-то компенсацию. Господа маги, весело переглянувшись за спинами проигнорировавших их эльфов, дружно пожали плечами и двинулись к строению. Двое же невезучих студентов, узрев перед собой серьезные лики стражей границы, резко побледнели и скукожились.
   Девушка подошла к самой преграде, наличие которой выдавало еле заметное ритмичное колебание воздуха, ощущаемое всем телом. Не будь у нее флёра, позволяющего слушать мир, ничего бы она не поняла. Интересно... Не обращая внимания на недовольное сопение лошади, не получившей очередной сладости, осторожно сунула через полог палец и мгновенно отдернула, почувствовав легкое жжение. Даже не снимая блокировки, ведьмочка поняла, что простыми, да и сложными иллюзиями такое не обманешь!
   К счастью, ничем подобным ей и не нужно было заниматься! Так что, зажмурившись, она задержала на всякий случай дыхание и резко прыгнула вперед. Тихо тренькнул недовольный риолон. Лина подождала пару мгновений и поздравила себя с тем, что так дотошно подошла к проблеме пограничного контроля. Подпрыгивая от неожиданно возникшего избытка хорошего настроения, полюбовалась на скисших стихийников, окруженных почетным эскортом и бросила мимоходом:
   - Да не переживайте, денежкой откупитесь!
   Обернувшись, махнула на прощание обиженно всхрапнувшей кобылке, проследила за тем, как лошадей увела по просеке еще одна пара соткавшихся из воздуха Светлых. Позеры... Впрочем, до них Лине уже не было дела. Даже до Лиса, у которого возникли похожие на пережитые недоученными магами трудности при переходе границы.
   Девушку как магнитом тянуло в дом. Одна мысль прочно завладела ей. Наверное, там, в гостевом доме, есть ванна?!
  
   Та-ак... Рас-слабилась! Зря! Сейчас будем разбирать ошибки! И кто вообще давал тебе, недоучка, разрешение на использование рун? Ну да ладно, самостоятельные действия, не повлекшие за собой катастрофических последствий, не заслуживают особенно сильного наказания. А вот просчеты при выполнении рунной записи...
   Самый главный и опасный... Незаданный при написании уровень воздействия!! Где был твой разум, когда ты чертила руны? Ах, да мы же до сих пор вектора воздействия наугад просчитываем, куда нам еще уровни изучать!
   Как это делается? Не очень сложно. Вполне доступно для людского понимания, надо только заставить чуть-чуть поработать разум. Минимальное градуированное воздействие силой на конкретную руну заставляет ее резонировать точнее и ограничивает расстояние и мощность, которые закладываются в приказ. А иначе...
   Мир - очень капризное существо, и выполняет расплывчатые требования согласно собственному и только собственному желанию! Твое счастье, ведьма, что Лес достаточно сильно гасит резонансы! Иначе могли бы погибнуть все находящиеся на тропе.
   Да, и ты тоже...
   Неразумное существо! Если не сказать иначе...
   И раз кое-кого тянет на практику... рассмотрим несколько видов воздействия. И разложим по векторам и уровням. Немедленно, сейчас!
  
   Лина, шумно отплевываясь и чихая, вынырнула из воды. Почему-то такие нотации застают ее в самый неподходящий момент! Вот и сейчас... Только она блаженно погрузилась в воду и прикрыла глаза, как ментальный шлепок отправил ее на дно и едва не заставил захлебнуться. Краткий недовольный монолог в очередной раз перепахал сознание, заставив поморщиться. Правда, и польза от него была. Капелька информации никогда лишней не бывает... Но вот очередное наказание... Тьма и ее порождения! Как же этого много!! Голова просто трещит!
   В общем, теплая вода уже не казалась такой мягкой, горьковатый аромат экзотических трав - бодрящим и приятным. Небольшая комната с покрытыми веселенькой зеленой травкой стенами и низким ложем вдруг напомнила камеру для умалишенных. А лирическое настроение, навеянное окружающей ее ненавязчивой роскошью и видом из окна на два десятка телепортов, сменилось раздражением. И желанием кого-нибудь покусать.
   Умеет же этот дроу настроение испортить!
   Девушка сморщилась и принялась отжимать волосы, осьминожьими щупальцами расползшиеся по огромному корыту, в который могла бы вместиться еще парочка таких щуплых ведьм. Его по категорическому требованию ведьмочки затаскивали на второй этаж братья-некроманты. Следует отметить, что и Милава приняла активное участие в понукании ребят, желая заполучить сей предмет обихода в свое распоряжение. Чуть позже. С водой и ее подогревом проблем не возникло, благо среди студентов был недоучившийся стихийник. Бедный, лишившийся стараниями эльфов почти всех накоплений маг, покорно наполнил водой высокий чан и пошел вниз, заливать горе яблочным соком.
   Девушка поднялась, встряхиваясь по-собачьи и разбрызгивая по небольшому помещению капли воды. В этот миг плотный полог, заменявший дверь, резко откинулся, и мелкий дождь оросил светло-зеленые одежды возникшего на пороге эльфа.
   - Личный досмотр... - только и успел сказать он.
   Лина резко развернулась и, вспыхнув злобной радостью, вскричала:
   - Во-он! Немедленно! - подхватив с пола намокшее полотенце, хлестнула им воздух. - Во-он!!!
   Эльф мгновенно исчез, но по длинному коридору в обе стороны разносилось негодующее:
   - И это легендарное светлоэльфийское гостеприимство?! И благородство?! Это наглость, помноженная на ложную гордость! И полное отсутствие понятий о подобающем поведении и приличиях! Почему благородная леди не может совершить омовение после долгой дороги, не опасаясь притом, что к ней в комнаты проберутся невоспитанные особи иной расы?! Это просто наглость, так вламываться к незамужней, несовершеннолетней особе с предложениями, совершенно неподобающими!
   Крик постепенно превратился в злобное шипение:
   - Я вам устрою сладкую жизнь, я буду ж-жаловаться на ваш-ше поведение Повелителю Светлого Лес-са, Его Величеству королю Ронии, Тайному Совету, герцогу Эйдену ...
   И Лина добавила совсем уж шепотом:
   - И Повелителю Тирита, лиссэ нис эре!
   Если бы кто-то рискнул в этот момент заглянуть в комнату, то он бы увидел, с каким вдохновенным видом Линара обвиняет эльфов во всех смертных грехах. При этом она еще и загибала пальцы, перечисляя все кары, которые грозила обрушить на головы невоспитанных Светлых.
   Успокоившись, она оделась и спустилась вниз, в большой светлый холл. Попав под перекрестье множества взглядов, манерно улыбнулась и спросила присутствующих:
   - Так что же, личный досмотр будет проходить здесь, или в каком-то более уединенном месте? А то я так стесняюсь, так стесняюсь...
   - Да уж мы слышали, как ты стесняешься, - заметил Рилан, разлегшийся на одной из низеньких скамеечек, стоящих вдоль стен.
   - И половина Светлого Леса слышала, - согласился с братом Тилан.
   - А вообще-то, - Милава встала, потягиваясь, - нас уже досмотрели!
   Все присутствующие мужчины, включая даже милорда посла, который вроде бы дремал в самом дальнем углу, невольно задержали взгляд на ее шикарной фигуре.
   - Жаль пропустила, наверное, было весело.
   - Не особенно! Скорее скучно.
   Лина подергала завивающуюся от влаги прядь.
   - Ну что же... Мила, пойдешь? - и махнула наверх.
   Некромантка предвкушающе улыбнулась, и взлетела по плетеным ступенькам.
   - А ты? - ведьмочка развернулась к охотнице.
   - Да ну, - та лениво махнула рукой, поудобнее устраиваясь на коленях напарника, - два пальца не грязь, а три - сама отвалится.
   - Как хочешь, - равнодушно пожав плечами, Лина пошла устраиваться на ночлег.
  
   **(Разум - подчинение - животное) - тропа - препятствие - (страх - боль - испуг -остановка) - падение - исчезновение - сложный комплекс двухуровневых рун.
   (Разум - подчинение - животное) - связка всадник.
   (страх - боль - испуг - остановка) - связка животный ужас.
   В целом можно перевести как: всадник едет по тропе, животное пугается и сбрасывает его.
   Не учтен уровень воздействия на животное, скорость передвижения всадника. В связке (страх - боль - испуг - остановка) следовало указать, кто должен испугаться, лошадь или эльф. Руна исчезновение могла сработать так, что исчезло бы все вокруг. Нет ограничения по причинно-следственной связи препятствие - (животный ужас). Одно не является следствием другого (символом возникновения такой связи между событиями является руна ИШ - не содержащая функционального значения).
   В общем, опасное это дело, с миром в древние руны играть.
  
   Глава 5
  
   Льялис по прозвищу Древесный мелким бесом вился вокруг гостей Леса, время от времени выдавая познавательные комментарии. Все присутствующие на ответственном мероприятии эльфы старательно не обращали на него внимания. Этот квартерон был личностью известной, охотно поддающейся на провокации, а также все, что он считал таковыми. И потому игнорирование его считалось единственно верным решением.
   Лис заявился в гостиный дом рано утром, успев за ночь побывать в столице, присоединиться к официальной встречающей делегации, надоесть ее главе, довести до нервного тика полагающуюся высокопоставленному эльфу охрану, перебудить песнями ребят, ночевавших в маленьких комнатах на втором этаже, и получив очередное порицание, замереть у стены прямо под окном ведьмочки.
   Сумрачная вследствие некоторого недосыпа, Лина имела прекрасную возможность наблюдать весь спектакль. Она застыла, зарывшись пальцами в длинный ворс ковра, и задумчиво прикусила губу, выглядывая в узкий проем. Любопытно...
   Пятеро Светлых, наряженных в длинные темно-синие мантии, неслышно ступили на траву из каменных кругов телепортов, излучающих мягкий синеватый свет. Один из золотоволосых эльфов, что-то сказал выстроившимся дугой стражам посольства. Секретарь поклонился и поспешил за лордом Найрином.
   В это время две полные пятерки воинов, будто бы соткавшихся из густых теней, изображали из себя грозную военную силу, пытаясь оказать на людей психологическое давление. Но дипломатический корпус не зря ест свой хлеб. В ответ на эманации высокомерного превосходства была продемонстрирована выучка и сдержанность некой закрытой Школы. Тишину нарушало только пение какой-то ранней пташки, да нежный шелест колеблемой слабым ароматным ветерком листвы.
   Но тут из-за угла вывернул лорд Найрин. Своим гордым неприступным видом он напомнил девушке несгибаемого моряка, которого девушке довелось видеть в Тирите. На груди у него поблескивал серебряный медальон. Посол невозмутимо проделал все полагающиеся случаю действия. Два шага вперед, короткий элегантный поклон...
   - Веэлиаль И'Раиль, какая честь для меня!
   И теперь уже Светлому эльфу полагается продолжить ритуал встречи. Он склонился в ответном поклоне. Лина вздохнула и ехидно улыбнулась. Склонился - это громко сказано. Скорее еле заметно кивнул. Ну почему они такие высокомерные и пренебрежительные? Это может и боком выйти! Впрочем, справедливости ради надо заметить, все Старшие поведением похожи друг на друга.
   - Лорд Найрин. Рад, что вы добрались в добром здравии. Ваши бумаги?
   Вздернутая бровь эльфа должна была изображать недоверие к кипе свитков, поданных ему молчаливым тощим помощником посла. Но человек изобразил снисходительное спокойствие. Мол, раз вы мне не доверяете, проверяйте... дело ваше!
   Все эти придворные танцы, вызывающие у Лины ностальгические воспоминания о дворцовых приемах, не вязались со сложившимся у нее за последнее мнением как о после, так и об эльфах. Впрочем, лорд Найрин был матерый дипломат (и не только дипломат!), и многогранность его образа не явилась чем-то странным. А мнение об эльфах вообще складывалось только из общения с несовершеннолетними особями. Взрослого светлого эльфа девушка еще не видела ни разу. Точнее, не общалась... вблизи. Так что при составлении мнения могла и ошибиться. А это в свою очередь требует корректировки.
   Хорошая причина завести пару полезных знакомств.
   Ведьмочка задумчиво улыбнулась, провожая взглядом исчезающих в телепорте людей. Из задумчивости ее вывел голос Лиса:
   - Ну, так что же, миледи, проводить вас до выделенного места жительства?
   - Несомненно, если вы окажете мне эту услугу, то будете обласканы моей благодарностью, - машинально ответила студентка.
  
   Лина отметила, что молчаливые маги провели их через другой телепорт, и потому не особенно удивилась, обозревая окрестности. Это был явно не столичный Град. Залитая солнечным светом поляна была пуста настолько, что создавалось ощущение, будто они остались одни во всем мире. Нереальное, немного жутковатое чувство. Лина передернулась. Не хотелось бы ей провести остаток дней в такой маленькой, пусть и приятной, компании. Девушка оглянулась. Юные Охотники воинственно вертели головами, разыскивая неприятеля, некроманты зевали, маги ежились.
   Судя по всему, не смотря на отсутствие сопровождающих, преподаватели были в курсе пункта назначения, а потому она послушно последовала за ними куда-то между стволов толстенных деревьев. Впрочем, почему без проводника? А этот квартерон на что?
   Девушка дернула Лиса за куртку:
   - А где все?
   - Готовятся!
   - К чему?
   - Ну, ты даешь! Сегодня ночью Праздник Лета начнется, а это очень важно. Можно сказать от того, как пройдут эти дни, и кому присудят победу в соревновании, зависит статус и влияние, которые можно приобрести в следующем году! В летнем соревновании определяется самый сильный, ловкий, опытный... - квартерон закатил глаза.
   - И это, конечно же, ты!
   - А почему нет, среди эйрили най* тоже проводятся соревнования!
   - Полагаю, мы сможем поучаствовать...
   - Вполне. Короче, все готовятся, причем в тайне.
   - Карьеристы!
   - Ро-одственники, - ласково протянул Лис.
   Лина закатила глаза.
  
   Незаметная тропа вывела людей из леса на очередную поляну. Даже не поляну, а скорее, менее густые заросли. То тут, то там разбросанные деревья с золотистой и серебристой листвой выстраивались в неровную спираль вокруг огромного Древа, ветви которого были сплетены в гигантский шар.
   Девушка задрала голову и присвистнула.
   - Это Древо Знаний, - прокомментировал Лис. - А это - общие листани. Общежитие.
   - Прелестно, - промурлыкала Милава.
   Дома эльфов походили на толстенькие плетеные бочонки, нанизанные на стволы деревьев. Иногда, на особенно высоких золотистых ясенях и тополях, таких штучек нанизывалось по две, а то и по три. Они соединялись между собой легкими винтовыми лесенками.
   - Скромненько, - заметила Лина. - Похоже на пряничные домики.
   - Это ты еще не видела Град!
   - Я думаю, ещ-ще посмотрим.
   Шеран Дисар, один из магов, обернулся и шикнул на девушку:
   - Умолкни, болтунья!
   Лина окинула магистра невозмутимым взглядом.
   Другой маг, Риан, кажется, подошел поближе, и, приняв самый почтительный вид, пропел мелодичную фразу. Атмосфера мгновенно изменилась. Равнодушное величие как рукой сняло. Магия, потоки которой были здесь такие плотные, что ощущались даже через блокировку как мелодичное, немного раздражающее пение, взволновалась. Появилось неприятное ощущение чужого взгляда. Он прошелся по ребятам, заставив их невольно принять самые агрессивные позы. Лина, почувствовав, как по спине забегали мерзкие холодные мурашки, а волосы на голове слегка зашевелились, насторожилась. Ощущения были слишком уж похожи на одурение, накатывающее при близком общении с Повелителем, правда, с прямо противоположным знаком.
   А это значит... что здесь есть некто, от которого лучше держаться подальше.
   У ствола Древа из воздуха соткалась фигура эльфа в белоснежном наряде. Он оглядел людей небесно-голубыми глазами и гулко произнес:
   - Приветствую вас в лучшем магическом учебном заведении этого мира. Вижу, ты справился с поручением, - не меняя ровного тона, он обратился к Лису. Тот очень вежливо кивнул. - Мы снимаем с тебя одно порицание. Можешь быть свободен.
   Квартерон тотчас испарился.
   - А вы, будьте гостями наших листани, выбирайте свободные и готовьтесь к началу празднества. Можете идти. Нимиэй (взывающий, старший), останьтесь. Мне есть, что вам сказать.
   Последняя фраза вызвала среди медленно пятящихся ребят некоторое недоумение. Кто должен остаться? Маги переглянулись, и тот, что пел, выдвинулся вперед. Обернувшись, махнул рукой:
   - Устраивайтесь, я попозже...
  
   - Как ты думаешь, кто это был? - Милава, неторопливо шагая мимо невысоких листани, лучилась довольством.
   - Не знаю и не горю желанием узнавать, - задумчиво протянула Лина, похлопывая по теплому золотистому стволу. Под ее ладонью он сменил цвет на темно-коричневый. - И этот занят! Дальше пошли.
   Некромантка глубоко вдохнула и потянулась, братья неохотно двинулись следом аз ней.
   Они уже довольно глубоко удалились в этот странный лес и потеряли из виду прочих ребят. И так и не встретили ни одного хоть самого завалящего эльфа, который мог бы подсказать, где находятся свободные домики.
   - А я бы не отказалась познакомиться с ним поближе...
   - С кем? - неожиданно выскочил из-за очередного дерева Лис и получил по лбу от раздраженной ведьмочки.
   - С тем полупрозрачным... кто это был?
   - О! То ректор Древа Знаний... член Великого Совета и вообще очень древний и могущественный представитель Старшей ветви.
   Милава хмыкнула.
   - Жаль, не по моему росту сарафан! А ты, Лин, не хочешь?
   - Чего?
   - Не чего, а кого... с ректором здешним поближе познакомиться?
   - Нет, у меня есть свой, - пробормотала девушка, которой начал надоедать несколько навязчивый аромат, сопровождающий ее с момента вступления на землю Светлого Леса. Сначала она думала, что этот запах какой-то побочный продукт местной магии. Потом - что дополнительный эффект от связи Д'Хани или блокированной ауры, а сейчас убедилась, что это просто-напросто аромат вечноцветущих яблонь. Ибо студенты неожиданно наткнулись на небольшую полянку, на которой росли невысокие деревца, сплошь усыпанные белыми и розовыми цветами, а так же вполне съедобными на вид плодами.
   - Яблочки! - воскликнул Тилан. Да, это был деликатес. Настоящие эльфийские алые яблочки.
   - Обдерем? - прищурился Рилан.
   - Согласна, - кивнула Милава.
   И троица направилась к саду. Лина спросила стоящего рядом квартерона:
   - И что, они действительно цветут круглый год?
   Лис кивнул.
   - Издевательство какое. Над носами... и деревьями.
   - Не знаю насчет носов, все находят этот запах чрезвычайно приятным. Сейчас, кстати, самый модный аромат - серебряное яблочко.... А вот деревья жалко. Они дольше тридцати лет не живут, гибнут.
   - И не удивительно! Если б я так цвела и пахла круглый год, тоже бы скончалась от стыда раньше положенного.
   Ребята тем временем безжалостно обдирали крайнее дерево. Собрали они совсем немного, всего по десятку яблок на брата и Лине парочку. Одно торжественно вручили проводнику и дружно вгрызлись в сочную, ароматную мякоть, оказавшуюся неожиданно кислой.
   - Не хочу вас расстраивать, господа, - задумчиво протянул Лис, когда они, отплевавшись, пошли дальше, - но, кажется, вы обобрали какой-то экспериментальный сад.
   - Очень может быть, - мрачно выковыривая плотную кожуру из зубов, пробурчал Тилан.
   - Да ладно, хоть какое-то разнообразие, - фыркнула Лина.
   Почему-то кислые лица некромантов подняли ей настроение, как и возможность отравиться, высказанная княжной.
   - Можно подождать первых симптомов и поднять панику, - заметила девушка, прислоняясь к очередному дереву.
   - А, от тебя дождешься! - Рилан махнул рукой, подозрительно прислушиваясь к своим ощущениям.
   - Я имела в виду вас, вообще-то!
   - Ну-ка, не спорьте! - командирским тоном рявкнула Милава. - Посмотрите, кажется, этот домик свободен!
   Лина обернулась, полюбовалась приятным серебристо-зеленым оттенком гладкой коры, и с шипением принялась отцеплять от ствола пряди волос, выбившиеся из косы и зацепившиеся за мелкие чешуинки, его покрывающие.
   Тилан пару раз обошел вокруг дерева, посмотрел вверх. Днище бочонка было покрыто плотной корой, и никаких признаков входа не наблюдалось.
   - И как туда попасть?
   Лис, хмыкнув, поправил темную куртку и демонстративно отвернулся, напевая незатейливую песенку. Шшшурх! И ему в спину полетели четыре яблока. Он метнулся в сторону, плавно перетек в атакующую позицию. Лина, демонстративно разминая пальцы, двинулась вперед, некроманты, побросав вещи, хищно подались следом.
   - Аааа, Старших обижаю-ут! - провыл негромко квартерон, танцевальным па уходя от следующей партии фруктов, и забежал за дерево.
   Некоторое время ребята бегали за дроу вокруг листани, художественно имитируя вопли пиратов. Довольно тихо, впрочем. Но не из уважения к занятым подготовкой к празднику эльфами, а из опасения, что кто-то из них может помешать развлекаться. Они не отдавали себе отчета в том, что выглядят несколько ирреально в благостном окружении Леса. И любой случайный зритель сначала бы подумал, что слегка чокнулся. К счастью для душевного здоровья эльфов, никто из них не подглядывал за гостями. Больно много чести! И никто не видел, как корчащие злобные рожи, перешептывающиеся с надрывным хрипом и бегающие чуть ли не на цыпочках студенты загоняют местного жителя.
   Разделившись на пары, они зажали квартерона в клещи и взяли в плен, потрясая воображаемыми кинжалами. Лис прижался к стволу, нервно дрожа, стукнул по коре кулаком и взлетел вверх по возникшей лесенке. Выглянув из темного проема, крикнул:
   - Поднимайтесь, гостями будете.
   Весело переглядываясь, некроманты полезли наверх. Линара на миг задержалась, положив руки на теплые плети. Прикрыв глаза, глубоко вдохнула. Азарт и веселье схлынули, оставляя после себя пустоту. Вокруг нее будто сгустились тяжелые, приторные ароматы Светлого леса, навалилась странная усталость, затмевая разум... Боги претемные, что же она творит? Глупости сплошные... как все надоело... а иногда будто несет что-то, и остановиться невозможно. А надо, надо прерваться, подумать...
   И как тоскливо знать, что все решено и предопределено. И знать, кем именно... и есть только один выход...
   Тут она насторожилась. Что за... Эре! Это не ее мысли! Да, бывает порой плохо, страшно, противно, обидно... но не так мерзко и тоскливо. Она прислушалась к тихо звенящей на грани сознания связи. И здесь все нормально, если можно так выразиться... отголоски снов, полных гнева, крови и порой беспричинной ярости после этой безбрежной тоски показались почти родными.
   Так что все это - навеянные мысли. Девушка нахмурилась. Только кем? Для чего? Кому она нужна? И мысли эти какие-то... искусственные. Будто бы не человек, а земля говорит. Ведь ей было с чем сравнить. Чувства компаньона, какими бы не были - злыми, раздраженными, снисходительными... и воспоминания, и сны - они были живыми, легкими. А эти тяжелые, как камни, которыми заваливают безымянные могилы. Похоже на правду...
   Линара посмотрела себе под ноги. Криво улыбнулась и покачала головой. Может, не земля, а Лес? Враждебный Лес? Или просто очень усталый... настолько усталый, что это можно ощутить даже сквозь блокировку, привычно сдавливающую ауру в тисках. Ведь это разливающееся в воздухе тошнотворное настроение тоже песня для флёра, а тот слышит все, не смотря ни на что. Только иногда удается приглушить особенно противные мелодии и ощущения тела.
   -Ли-ин! Ты идешь?! - в отверстии появилась голова Милы. - Скорее, тут такое!!
   Искренне восхищение в голосе княжны заставило Лину встряхнуться. Девушка резко вскинула голову. Жизнь продолжается... и с этим странным давлением мы еще разберемся. Жизнь продолжается! А я все равно буду делать глупости, пока мне позволено, решила она.
   И пугающая пустота исчезла из ее уши, а потом и из карих глаз, а улыбка стала приятнее. Ведьмочка подобрала подол мантии, подтянула ремень сумки, и неторопливо полезла наверх.
   - Уже!
  
   Когда Лина оказалась внутри, она восхищенно присвистнула. Это снаружи странные дома эльфов выглядели как бочонки семи - десяти шагов в диаметре, без окон и дверей. А на самом деле... это было просторное помещение, перегороженное тонкими плетеными ширмами, освещенное трепетными золотистыми огнями, напоминающими светляков, дышащее теплом и уютом. Узкая винтовая лестничка вела на второй уровень.
   Боги претемные! Девушка с восторгом повалилась на теплый пол, прикрыла глаза. Да, за такое великолепие можно многое простить! Хотя это не заслуга одних только Светлых. Безупречная игра с пространством на таком уровне не является их сильной стороной, да ничьей вообще! Это чудо... И куда подевалась тоска зеленая? Испарилась в теплых потоках дружелюбия. Правда, над дизайном следовало бы еще поработать...
   - И ты молчал! Гад! - девушка кинула в Лиса, спускающегося сверху, последнее яблоко.
   - Хотел сюрприз сделать, - усмехнулся тот.
   - У тебя получилось. Как вам, ребят, остаемся?
   Некроманты, блаженно улыбаясь и не поднимаясь со странного, похожего на кровать, возвышения, куда попадали, едва разобрались в хитросплетениях стен, согласно что-то промычали.
   Лис озадаченно поднял брови:
   - Это, вообще-то, одиночная листани.
   - Да-а? Не жирно ли для студентов? - поинтересовалась Лина, разглядывая поросший орхидеями потолок.
   - В самый раз для нас, избалованных детей Света,- квартерон принял горделивую позу.
   - Это ты-то - дитя Света?! - девушка погрозила ему пальцем. - Избаловались... понятно, почему нас уплотняли! Тесно вам! И какого же размера получается средняя семейная усадьба, а? И как их делают?
   - Не знаю, их просто выращивают Мастера Природы. Я думаю, они договариваются с Лесом. А размером... я вам покажу, когда к дядюшке сходим. У него как раз средняя!
   - Как с лесом можно договориться? Он же не разумен? - удивился Тилан.
   - Ты не поверишь, - хмыкнула Лина, - договориться можно даже с демоном! Дело только в цене. Ну да ладно, у меня возник другой вопрос. Где остальные?
   - Я предполагаю, что ждут вас под кроной Древа Знаний, - до невозможности сладким голосом пропел Льялис, - и давно. Ибо я довел ваших соратников до ближайших свободных листани и...
   - Что-о? - ведьмочка взметнулась вверх, сверкнув глазами. - И не помог нам выбраться из этого дурного места?
   - Ну да я, в общем-то, и не обязан, - квартерон пожал плечами, - к тому же мне хотелось посмотреть, сколько вы еще кругами ходить будете.
   - Кругами значит, - пробормотала Лина с отвращением, - кругами... мы не ходили, нас водили. И я подозреваю, что знаю, кто именно, - и, повысив голос, приказала, - давай, веди нас обратно, дроу недоделанный, но этот домик мы застолбили!
   - Хорошо...
   Спустившись, девушка вновь ощутила, как на плечи ложится полог обреченной усталости, и погрозила кулаком в пространство. Вот значит, ты как... Лес! Это совершенно точно, Лес. Ну, мы тебя повеселим... а то твои развлечения какие-то на редкость примитивные. Студентов запутывать... нехорошо! Ой, нехорошо... Хмуро покосившись на обнимающихся по совету Льялиса с деревом некромантов, бросила:
   - Достаточно пары касаний, чтоб листани вас признало. Правильных касаний, само собой.
   И прислонила ладони к стволу на уровне лица, подумав четко и громко: "Мой дом!" Отвратительное настроение навалилось с новой силой, забивая все прочие ощущения, но кора налилась густо-коричневым цветом. Затем по ней пробежала волна, будто пытаясь отменить решение дерева. Та-ак... миром, значит, не хочешь! Ну что же, тогда - война! И это куда лучше, чем бесполезные сожаления о невозможном.
  
   Тоска... тоска... тоска... смерть...
   Он распахнул глаза и резко выдохнул сквозь стиснутые зубы. Что за... шеррн лиссэ! Поморщился, выплескивая из сознания капель чужих чувств. Действительно, чужих... Вот ведь пакость просочилась! И откуда!
   Поднялся, откидывая с лица волосы, недовольно покосился на небольшую кушетку, которой была оказана великая честь послужить местом отдыха для усталого Властелина. Коснулся холодного мрамора стены, возвращая телу ощущения реальности. Отправил часть сознания в путешествие по тонкому кружеву, оплетающему канал связи. Глубоко вдохнул... и губы искривила тонкая злая усмешка.
   Ну что же, Светлый Лес, И'реалль шеат Иссаниэрль, отчего же тебе так плохо? Так плохо, что моя недоученная Хани* это учуяла. Заскучал в одиночестве? Только это не повод пытаться всех остальных загнать в то болото, из которого не можешь выбраться. Одиночество, скука... это знакомо. И понятно, но вовсе не служит оправданием. Вот только ты сам выбрал судьбу простого прислужника для жалких бледнокожих созданий, ошметков прежнего величия. И что с того, что у тебя не было выбора?
   Твое могущество статично... и мастерство теряется. Тонкие воздействия, от которых можно сойти с ума, где они? Примитивное давление на сознание и "путаницы", доступные даже самой последней тролльей ведьме. Ты боялся стать бесполезным... боялся забвения, и в результате превратился в бессловесное нечто, взнузданное и покорное... Лучше смерть, чем такое существование... И лучше смерть того, кто осмелился взнуздать!
   Тоска, смерть, одиночество... как это знакомо. Вот только сочувствия во мне нет, хмыкнул он. Ни капли! Не заслужил...
   Ну и что с тобой делать?
   Скорее всего, ничего и не придется. Да и как будто других дел нет, кроме как одергивать всяческие зарвавшиеся сущности. Не стоит сомнительное удовольствие играть с могучим, но предсказуемо однобоким противником, таких затрат силы и времени... Встряска же этому болоту гарантирована в любом случае. И в самом скором времени, судя по неким неявным намекам. Вот только можно предупредить Хани, чтоб не вздумала раскрываться. Оглохнет и ослепнет...
   Да, и пусть пошалит немного, совсем чуть-чуть. Станцует для этого Леса и его обитателей. У нее получится... Заодно и научится чему-нибудь... полезному.
   Он улыбнулся, набрасывая покрывала теней и паутину забвения на границы собственного разума. Тонкой тканью поплотнее укутал воспоминания. Пусть ведьма отдохнет как следует, послушает, для разнообразия, другую силу. Посмотрим, сколько выдержит...
  
   Экскурсионная программа была небогатой. А что делать?! У руководства Древа Знаний нашелся только один свободный подчиненный, и это явно был не тот чересчур юный эльф неопределенного пола, за которым шли гости. Скорее всего, рассуждала Лина, тот, кому было поручено провести экскурсию, не пожелал оторваться от своих дел и вызвал первого попавшегося ученика.
   Внутрь Древа они прошли по узкой винтовой лесенке, странным образом помещавшейся внутри ствола и появлявшейся только после очень вежливого обращения к дереву. Пробежались по пустым, изгибающимся коридорам мимо дверей, украшенных говорящими картинками.
   Лина достала блокнот для записей. Так-так, хоть что-то полезное и конкретное, позволяющее отвлечься от этой злосчастной тоски и раздраженных взглядов, которыми ее одаривали господа маги. Наверное, не надо было слишком уж невинное лицо делать, объясняя причину задержки.
   В пику темной ветви Древа, Светлые предпочли развивать способности не к Тьме и Хаосу, а к Жизни и Гармонии. Хорошо хоть, на Порядок не позарились. Все-таки это прерогатива сотворивших мир богов.
   На первом этаже ничего интересного не происходило. Заросшие лианами коридоры были пустынны и только вьющиеся по стенам растения так и норовили цапнуть зазевавшихся людей. Охотники было захотели размяться, но эльфенок принялся так трогательно извиняться... Пожалели!
   Дверь из-под которой сочилась темная маслянистая субстанция, была означена как "Сияние тьмы". Тут заинтересовались некроманты, но сопровождающий и туда никого не пустил, заявив, что там идет очень важный эксперимент. И пока шипение, доносящееся оттуда, не переросло в рев, увлек гостей дальше.
   Нет, нет... там ни в коем случае не призывали нежить, заверил заинтересованную Милаву Светлый. Они только изучали способы ее уничтожения! Княжна разочарованно вздохнула. Ей хотелось узнать, какую нежить можно создать эльфы. Профессиональный интерес...
   Лина заметила тихо, что раз умеют изгонять, то и по логике знают, как сделать, и не только в теории, так что пособия, скорее всего, имеются в местной библиотеке.
   Второй этаж одновременно горел и тонул. Мелкий дождик не мог потушить бегающие по стенам огоньки.
   - Что, тоже эксперимент? - поинтересовался маг у экскурсовода. Тот слега покраснел, но сказал, что это всего лишь иллюзия.
   Из дальнего конца коридора потянуло странным сладким дымом. Какой-то земляничный эликсир варится... Гадость какая!
   На третьем - Иллюзии и Гармонии, сплетясь в сложных музыкальных мелодиях, не давали прохода сложными чарами-обманками. Длинные живые ленты путались в ногах и волосах. Лине с большим трудом удалось вырвать косу из объятий золотого серпантина. Только пара ругательств и смогла ослабить эту полуразумную удавку.
   - Да им никакой боевой магии и не надо! Красотой удушат! - негодующе фыркала девушка, пытаясь привести в порядок волосы.
   Выше ребят, хвала Тьме, не повели, и так будет чем заняться после праздников!
  
   В официальных хрониках и летописях говорится, что именно представители Светой Старшей ветви Древа Разум создали Светлый Лес, придав земле, на которой поселились, особые свойства. Из наиболее наглядных примеров этих особенностей можно вспомнить чрезвычайно плавную смену времен года с минимальным разбросом температур, а также небывалую урожайность фруктовых деревьев, растущих в условиях, совершенно несоответствующих родному местообитанию.
   Вот только не очень верится, что эльфам могут подчиниться настолько сложные процессы.
   И не надо рассказывать о том, что светлые эльфы изначально являются частью природы, и потому лучшее ее понимают. И, видите ли, они способны уговорить мир на большее, чем простые садоводы и огородники. Попросите эльфа, чтоб он продемонстрировал свои выдающиеся способности где-нибудь подальше от Светлого Леса. Гарантирую, что ничего сверх необычного вы не увидите. Скорее всего, хроники безбожно лгут.
   В самом Лесу - что угодно, хоть груши на вишне! А вне своего места обитания они выигрывают только за счет большего, чем у людей, резерва ауры и неизвестных заклинаний.
   И дома... Они говорят, что просто уговаривают дерево вырасти (тавтология, однако) изнутри больше чем снаружи. Это, простите, полная ерунда...Нет, уговаривать можно, но по определению такого ошеломительного результата вы не добьетесь без применения мощных искажающих чар. Максимум один к двум по объему пространства! А искажений не применялось, что мгновенно определяется безо всякой магии. Благо достаточно косвенных признаков наблюдали... и изучали, можно сказать, на собственной шкуре. А так как чар не имеется... Есть одно интересное предположение. Эльфы уговаривают нечто, которое уже и делает их дома-деревья такими необычными.
   Ну и еще одно допущение. Это нечто, скорее всего, не является созданием Светлых, и все особые свойства этого Леса проистекают из того, что он сам целиком и есть сущность. Причем, Разумная Сущность! В пользу этого предположения говорит постоянно ощущаемое ментальное очень широкого спектра!
   (из личных записок магистра Риана Келера)
  
   эйрили най* - несовершеннолетний.
   Хани* - Д'Хани, только уменьшительно - ласкательно, снисходительно.
  
   Глава 6
  
   ***
   На следующее после свадебного пира утро, в апартаменты мучимого жестоким похмельем Повелителя Светлого Леса бесцеремонно ввалился Рьеллан дель Дрошелл'Шенан.
   Молодожен громко хлопнул дверью и с размаху рухнул на широкое ложе. Отыскав ногу нового родственника, безжалостно дернул:
   - Послушайте, Повелитель Лианнариан, я не могу спать в этих ваших... хижинах!
   - И что-о? - простонал несчастный Светлый из-под подушки.
   - Хочу построить себе дом. Сам.
   - Строй...
   - Где-нибудь поблизости от Древа, если место найду. В нашем стиле...
   - О, эри риа эллар... строй где хочешь, как хочешь и сколько хочешь, только меня в покое оставь! Уйди отсюда... Эрр таш!
   - Отли-ично! Кстати, бутылка на столе!
   (эльфийские народные байки)
   ***
  
   - А спорим, что мой фейерверк будет если не красивее, то эффектнее, чем этот! И без магии! - спросила Лина.
   Лис посмотрел на творящееся в небе буйство красок и сказал:
   - Спорим! На что?
   - Как обычно, на вопрос.
   - Что-то ты слишком уверена в своих способностях.
   - А когда я проигрывала?
   - О, - квартерон нахмурился и спрыгнул с перил, - пока еще ни разу. Но все случается впервые.
   - Да, но не в этот раз. Так что, спорим?
   - Спорим! Но приступишь к исполнению позже, хорошо. Сейчас у нас экскурсия.
   -Куда?
   - В Град, разумеется.
   - А дойдем? - вопрос был закономерный.
   Насколько безлюден был Лес днем, настолько же он ожил в сумерках. Мимо то и дело сновали сосредоточенные эльфы, струилась магия. Все это весьма затрудняло движение. А в темном небе полыхал бесшумный, но оттого не менее прекрасный огонь. Узоры сплетались в линии и кольца, рассыпались искрами, падали на землю серебряными звездами.
   Праздник, Праздник Лета начался!
  
   Столичный Град был великолепен. Великолепен и величественен. Высокие деревья казались отлитыми из бронзы. Золотые и синие огни в стеклянных шарах были развешаны между ветвей, и от этого резные листья казались темными сапфирами. Гирлянды живых цветов обвивали стволы гостевых домиков. Легкий ветерок шевелил разноцветную листву листани, их нежный шелест органично сплетался с музыкой и магией.
   Здесь тоже были улицы и площади, только Лина никак не могла понять логику того, кто составлял план города. Ребята постоянно натыкались на неожиданно расположенные возвышения, на которых эльфы в длинных белых мантиях занимались чародействами для ублажения зрителей, заодно соревнуясь, кто вырастит больше экзотических растений.
   "И что здесь мы делать будем? - спрашивала себя девушка, стремительно лавируя между прохожих, огибая фонтаны, беседки и клумбы. - Не для наших способностей эти соревнования! Впрочем, никогда не следует сдаваться раньше времени!"
  
   Так же думал и Риан Келер, поднимаясь на один из помостов. Директор отобрал для этого путешествия самых трезвомыслящих, а вовсе не самых сильных, магов. И правильно сделал. Сила кружит голову, а спокойная оценка своих возможностей помогает правильному восприятию окружающего мира. Собственно, потому он и не стал спорить со старым и могущественным Светлым, который решил отложить все дела, связанные с поездкой, до конца праздников. Пусть его... раздумывает. А он тогда не станет держать на привязи отличников, с которыми приехал. Во-он побежали. Некроманты... Эти не пропадут. И проводника нашли... Как от него встречные эльфы шарахаются!
   Маг собрался, отрешаясь от реальности, и принялся плести иллюзию. Не по его специализации, конечно, но зато давно отработанный вариант, используемый разведкой. Отступил в сторону, накинув "отвлекалочку" и наблюдая за собственным, безупречно исполненным автономным фантомом. Соратники одобрительно улыбнулись, дружно воздвигли собственные и отправились гулять. А призраки так и остались работать вместо своих хозяев, творя запрограммированные в них чары до тех пор, пока не закончится заряд силы, в них вложенный.
  
   Великое Древо было ошеломляюще гигантским! Оттого и виднелось издалека. Крона его раскинулась шагов на двести, а высоту - достигала размеров средней горы. Неимоверно толстый ствол обвивала широкая спиральная лестница из живых веток. И концентрация тоски здесь была самая высокая.
   Лис, видя искреннее восхищение некромантов, горделиво усмехнулся. Как будто это он вырастил! Линарина недовольная гримаса была проигнорирована. Впрочем, девушка тоже была впечатлена... если бы еще не это мерзкое настроение! Но с ним она что-нибудь придумает...
   Обойдя по травке посольское листани и густые вишневые заросли, ведьмочка расплылась в улыбке.
   - Хочешь, - пропела она, обращаясь к квартерону, - я угадаю, где живут твои родственники?
   Милава засмеялась:
   - Ой, да тут даже я угадаю!!
   В тени, прикрывающей площадь плащом прохлады, стояло нечто. Двухэтажное строение из темно-серого с алыми вкраплениями камня настолько не вписывалось в окружение, что грозило отправить неокрепшие умы в затяжной запой. Это не снесли, видимо, только из сложных политических соображений.
   Скромное жилище Темных полумесяцем охватывало ствол Древа, оставляя между ним и собой полсотни шагов. Узкие окна угрожающими бойницами смотрели на великолепия Светлого Леса.
   Лис подошел к крыльцу и тихо постучал. И из распахнувшихся дверей, украшенных клыками неведомых зверей, неожиданно выскочило нечто. Огненно-рыжие волосы завивались кольцами, спадая до колен. За этим великолепием терялась тонкая, гибкая фигура и огромные ало-золотые глаза на худом треугольном лице.
   - Потрясающе, - выдохнула Лина. Настоящая живая полукровка!
   Тем временем женщина, стремительным рывком оказавшись перед опешившими студентами, уперла руки в бока и рявкнула:
   - Льялис, лисса эш эре!! Ты где шлялся?!!
   Ведьмочка поморщилась и отступила на пару шагов. От переходящего в неслышимый человеком спектр, звука, заболели уши.
   Квартерон же подбоченился, ощерившись, затем отвесил церемониальный поклон:
   - Гейшери миа наэ, по поручению нисаи* ректора я сопровождаю гостей Светлого Леса в их поиске...
   - Неприятностей? Мне помочь? - угрожающе протянула рыжеволосая.
   - Позвольте вам представить, наэ, - упрямо продолжил Лис, - майл'эйри Линара Эйден, княжна Милава Светлая, Тилан и Рилан Динар, студенты Высшей Ронийской Школы Магических искусств.
   Он по очереди указал на скромно стоящих в сторонке ребят. Те под пристальным взглядом полукровки постарались изобразить смирение.
   - А это - моя мать, Диавала дель Дрошелл'Шенан И'Энианнери, прошу любить и жаловать...
   - Ты кого приволок, чудовище? Некромантов? У нас своих хватает!
   - Не только некромантов, - педантично добавил Лис, - но и двух магов, одного псиона и троих Охотников.
   - И всех - сюда?!! - возмущенно завопила женщина.
   Странно, что никто до сих пор не обратил на происходящее внимания. Наверное, тут такое регулярно происходит, решила Лина, наблюдая за тем, как старательно стражники, стоящие по периметру площади отводят глаза.
   - Гейшери миа, я прошу у вас гостеприимства для... - забубнил квартерон.
   - Не-ет уж! - наэ тряхнула копной волос и хищно усмехнулась. - Мое величайшее почтение, гейнери студенты! Будьте гостями моего сына! А ты, - она ткнула пальцем в грудь Лиса, - ты... ты отлучен от Дома до конца лета!! И чтоб я тебя больше не видела!!!
   Полукровка вежливо поклонилась, резко развернулась и исчезла в дверном проеме.
   - Ну, мать... - только и выдохнул квартерон.
   - Кто это такая? - спросил Тилан, потирая ухо. Разговор происходил на смеси темного и светлого наречия и некроманты почти ничего не понятии. Почти - потому что интонации были вполне узнаваемые, скандальные.
   - Это - моя мать, - мрачно скривился Лис.
   - Любящая родительница, - заметил Тилан.
   - Да отца опять нет дома, вот она и нервничает.
   - Ага, - Лина покивала, - и только что обрекла нас на местный общепит.
   - Э?
   - Проводнику сначала всучили обязанности по заботе о нашем удобстве, а затем отказали от Дома. Как следствие, - она развернулась к Лису, - тебе лично придется нас кормить, поить и колыбельную петь.
   - И не подумаю!
   - Вот именно! Значит, придется питаться подножным кормом и тем, что в столовой Древа Знаний готовится.
   - Там нет столовой!
   Лина выразительно помолчала. Милава вздохнула:
   - Да, жаль, что твоя мать не пригласила нас на обед.
   -Скорее, на ужин, - буркнул Тилан.
   - Ну, не пригласила и не надо! Где жить, нам есть. Чего пожевать - тоже найдется. Но главное - лабораторией-то пользоваться она не запретила! И не надо так на меня смотреть, гейнери Льялис. Ни за что не поверю, что в доме твоего отца ее нет.
   - Не отца, а деда!
   - Тем более!
   - Как ты туда попадешь?
   - Ты приведешь.
   - Да, но...
   - И не обязательно через дверь.
  
   Лаборатория оказалась превосходна, и, к счастью, не зачарована. Это было единственное слабое место плана, но, как оказалось, окно на первом этаже служило чем-то вроде запасного выхода для дроу, живущих в этом доме. А что служит выходом, то может послужить и входом. Лина ужом скользнула в щель под удерживаемой некромантами рамой и деловито огляделась.
   - Порядок! - прошептала она.
   - Да-а? - душераздирающе зевнул Тилан. - Ну, мы тогда спать!
   - Предатели, - весело усмехнулась девушка. Сегодня она спать не собиралась. Это казалось опасным, мало ли что Лес выкинет.
   - Помощь не нужна? - спросил Лис.
   - Нет.
   - Я тогда пошел, пошел...
   - Куда?
   - Да так, по делам...
   - Ладно, завтра на закате у Древа увидимся.
   Интересно, какие у него дела могут быть ночью? Да ладно, не мои проблемы, решила девушка, методично выставляя на лабораторный стол бутылочки и флаконы из сумки. Никаких экспериментов, все по строго отработанной рецептуре. С соблюдением всех доз и норм. Поддержим честь рода... обоих... нет, трех родов, испытаем собственные умения и утрем нос Светлым. Вот три причины для этой авантюры.
   Исполнение будет безупречным, идеальным, внушительным и ошеломляющим...
   А хозяин не обидится, если она позаимствует у него пару реактивов? Нет, наверное, ради чести родовой можно. Лина придирчиво оглядела расставленные вдоль стен шкафы. Темнота, озаряемая всполохами магических фейерверков, не служила ей преградой. Ведьмочка медленно прошлась вдоль стены, поочередно касаясь ладонью дверей шкафчиков.
   Вот эти ниши трогать она не будет, подумала девушка. Очень сильные запирающие чары. А вот отсюда кое-что позаимствуем... отлично. Безошибочно вытащив пару больших колб, Лина танцевальным па переместилась в центр помещения. Легким касанием разожгла огонь в жаровне...
   Приступим, пожалуй?
   Если бы хозяйка заглянула этой ночью в лабораторию, то она бы увидела...
   В полной темноте, в клубах едкого дыма и отблесках огня неслышно танцевала маленькая фигурка. Ее руки порхали бабочками над множеством фиалов, колб и спиралей, длинная коса жила собственной жизнью. А в плошках, тиглях и бадейках пыхтела, булькала и шипела непонятная жижа.
   А ведьма, то помешивая густое ароматное зелье, то склоняясь над кипящей смолой, напевала себе под нос старинную песенку:
  
   Кипи вода, кипи очаг,
   Кипи вода, кипи очаг,
   Недаром я не сплю,
   Ведь эльфиков и эльфочек,
   Ведь эльфиков и эльфочек,
   Я очень, очень, очень люблю.
   Горите дровишки, горите,
   Шуруй, кочережка, золу,
   Жаркое из Мэйны и Марти
   Сегодня подам я к столу,
   Сегодня подам я к столу,
   Сегодня подам я...
  
   Все десять толстых цилиндров из тростника были заполнены к рассвету. Теперь им предстояло отстояться до вечера. Лина зевнула, прислушалась к царящей в доме тишине и вылезла в окно. Хотелось есть и спать. Ну, придется потерпеть, вздохнула она, вгрызаясь в сочное яблоко.
   Покосившись на Древо, на цыпочках пересекла площадь и улыбнулась. Ну что же, Светлый Лес, тебя ожидает сюрприз ближе к вечеру. И она отправилась на поиски ребят или телепорта, ведущего к Древу Знаний. Безуспешно поблуждав по безлюдной столице, она плюнула на это дело и решительно заняла одну из беседок. Девушка присела на низкую скамью, прикрыла глаза... Сон навалился неожиданно и неотвратимо.
  
   ****
   Переговоры тянулись бы долго и мучительно, если б не одна случайность, совершенно сменившая настрой и разрядившая обстановку. Как оказалось, в налаживании взаимопонимания немалую роль может сыграть банальная наглость. А как иначе назвать случай, проходящий под графой "покушение на честь и достоинство" Светлого Совета?
   Теперь, пожалуй, я могу пояснить более подробно, ибо для участников и виновников вышел срок давности...
   В целом, у меня в первый же день по приезде в Лес сложилось впечатление, что самого Светлого Повелителя вопрос обновления соглашений интересовал не настолько сильно, чтоб отвлечься от решения каких-то не связанных с ним проблем. Слишком уж он нервный был, что для четырехсотлетнего эльфа, мягко говоря, странно. Точнее, странно не то, что он нервничал, а то, что это было заметно!
   Собственно, он явно ожидал какого-то сообщения. Та половина сознания, доставшаяся мне для общения, была настолько рассеянна, что я бы мог подсунуть ему на подпись даже договор о беспошлинной торговле.
   Так что основной вопрос я решил отложить до конца праздников, а пока просто наслаждался холодными напитками, неспешно прощупывая обстановку. Рабочий кабинет Повелителя представлял собой террасу на верхних уровнях дворца. Нахождение его одновременно внутри и снаружи Древа навсегда останется выше моего понимания. Если смотреть на жилище местных властелинов снаружи, то видны только ветви и листья, сплетенные в плотный кокон. Изнутри же имелся полный комплект удобств, включая даже тронный зал неприлично гигантских размеров. С окнами, выходящими на Градскую Площадь. Вот в одно из окон я и смотрел, сидя в плетеном кресле напротив золотоволосого эльфа. Тот отсутствующе катал в ладонях бокал с игристым вином и совсем не желал сотрудничать.
   Подавив досаду, я сосредоточился на происходящем. Легкий ветерок доносил с улицы веселые голоса. Кажется, это те ребята, что усиленно развлекали меня по дороге к Светлым. Неслышно вошедшие эльфы-советники заставили И'Энианнери встрепенулся, а Высокая Леди, проскользнувшая следом - недовольно поморщиться...
   (из воспоминаний лорда Найрина)
   ****
  
   Появление на площади встрепанной и злой девушки вызвало неожиданный ажиотаж. Линара исподлобья оглядела группу молодых эльфов, щеголяющих длинными ярко-зелеными мантиями. Те оживились, сдвинулись в круг и о чем-то зашушукались. Больше никого не наблюдалось. Ну и ладно, главный виновник торжества присутствует везде и всюду. Девушка оценивающе посмотрела на Древо. И хорошо, что праздник плавно переместился на окраины Леса...
   Все-таки это наглость, запускать фейерверк прямо на главной площади, да еще такой! У девушки на миг возникли сомнения. А стоит ли это делать? Но яростная обида на пару раздражением благополучно заглушили голос разума.
   А энное количество зрителей... Пусть смотрят! Им же хуже! Но откуда они здесь взялись? Им кто-то рассказал о планируемом веселье?
   Лина выбрала местечко с противоположной стороны от дома дроу и выставила в ряд серые цилиндры с острыми шапочками. Хмуро глянула на Лиса, торопливо вывернувшего из-за кустов. Девушке было совершенно не интересно, как тот провел ночь и этот день, но довольная и сытая физиономия квартерона прямо-таки вопияла о несправедливости бытия. А ей вместо ставших почти родными кровавых кошмаров и нравоучений снилось нечто невразумительно- гадкое, и от того хотелось сделать что-нибудь этакое... не менее мерзкое.
   - Не рано ли ты собралась?
   - В самый раз! Скажи лучше, это что такое? - махнула она рукой в сторону зрителей.
   Лис невинно улыбнулся. Впечатление немного испортили клыки, но в целом Лина получила возможность изучить, как выглядит в момент, когда собирается сообщить кому-то неприятную новость.
   - Это? Ну как тебе сказать... Поспорил я тут с одним... приятелем, что твой фейерверк будет интереснее...
   - И что?
   - Что, что, ставки один к трем против тебя! А эти - любопытные.
   Девушка мрачно улыбнулась:
   - Про-отив? Так пригласи их поближе. Примерно во-он туда! - она указала рукой на место в паре десятков шагов от себя. - А с тебя - половина выигрыша.
   - Треть...
   - Три четверти!
   - Согласен на половину! - торопливо бросил Лис.
   - Так-то!
   На краю площади нарисовались остальные студенты. Все девятеро тоже имели довольный, выспавшийся и сытый вид. Гадость-то какая, тьма их забери!
   Пора, решила Лина, и проверила предполагаемое направление полета хвостатых ракет. Парочку отставила чуть дальше и закрепила. И, чиркнув лучинкой по огненному камушку, один за другим подожгла короткие фитили.
   - Пер-рвая пошла-а! - завопила она, отскакивая от снопа искр, ударившего в землю.
   - Вторая пошла-а! - вторил ей Лис, отбегая подальше.
   С шипением долетев почти до вершины Древа, цилиндр взорвался.
   Шуррх!
   Облако ярко-синей краски, вложенной в цилиндр вместо огненного заряда, заклубилось в небе и накрыло деревья.
   Шшурхх-бу-ум!
   Чуть дальше в небе расцвел пурпурный цветок.
   Бух!
   Черный!
   Хррупсш!
   Темно-зеленый!
   Брррумс!
   Фиолетовый!
   Алый!
   Коричневый!
   Болотный!
   Изумрудный!
   Эээ, а где же темно-голубой? Лина глянула в небо, откуда уже начал сыпаться мелкий разноцветный, и, самое главное, несмываемый, слава универсальному фиксатору, дождик.
   Неожиданно в воцарившейся тишине раздалось приглушенное: "Бккх!", и голубая краска выплеснулась откуда-то из кроны Древа. Похоже, кусок оболочки просох не до конца и в полете растрепался, отчего ракета резко вильнула в сторону. И вот вам результат!!
   Все присутствующие на демонстрации возможностей современной алхимии люди и эльфы спешно прятались под лиственный покров. Правда, кое-кому все же придется заняться чисткой лиц и одеяний. А также листани, попавших под раздачу. Хотя им проще будет скинуть листву и отрастить заново чистую.
   Стражи замерли в ожидании приказов. И они не замедлили поступить в виде громкого возмущенного крика откуда-то с небес:
   - А ну-ка подайте сюда этих экспериментаторов!
   По крайней мере, певучую фразу на светлом наречии ведьмочка интерпретировала именно так. Вздохнув, помянула мысленно всех демонов Бездны, но признала, что за собственные ошибки надо отвечать. Наверное, стоило запускать ракеты чуть позже. Или вообще следующим утром. С другой стороны, вечером эффект не был бы так заметен... О, так ведь и за него тоже придется отвечать. Когда-нибудь этот ненормальный энтузиазм доведет ее... ну не до могилы, так до порицания.
   А последствия?!
   Жуткие! Только с чего это в ней проснулся странный мазохистский энтузиазм?
   Ладно, поборемся! В крайнем случае, всегда можно будет извиниться!
   Лина улыбнулась и успокаивающе помахала рукой эльфам, явно не горящим желанием выходить под все еще не закончившийся дождик. А он окрасил часть Светлого леса в цвета ее настроения, правда, уже изрядно улучшившегося, не смотря на предстоящий дипломатический скандал.
   - Не волнуйтесь! Я сама найду дорогу!
   Один из стражников, раскинувших широкий "полог", и сгоняющих под него и людей и попавших под раздачу Светлых, заметил
   - Такого счастья нам не надо!
  
   Нисаи - вежливое обращение к старшему по положению, имеющему право приказывать (светлоэльфийское).
   Наэ - мать, вежливое официальное обращение (светлоэльфийское).
  
  
   - В связи с нанесенным только что Светлому Лесу и его повелителю Лианнариану И'Энианнери оскорблением и покушением на честь и достоинство Светлого совета, мы требуем официальных извинений от виновников, - эльф - глашатай замолчал, окидывая пестрое собрание презрительным взглядом.
   Лина вздохнула, посмотрела на сводчатый потолок, затем на деревянный пол, залитый светом закатного солнца, покосилась на магов во главе с Келером. Оторванные от дегустации легких вин, они были мрачны и недовольны. Милорд посол, в отличие от опекунов, почему-то лучился энтузиазмом. Лис, стоящий навытяжку в ряду только что получивших суровый выговор эйрили-най, сделал страшные глаза. Студенты застыли каменными истуканами, и, кажется, даже забыли, как надо дышать.
   Даже старик-ректор получил мягкое внушение на тему, что пренебрег своими обязанностями хозяина и несколько неприкаянных человеческих недоучек решили посоревноваться с молодыми эльфами.
   Девушке вспомнилась поговорка: "Любишь играться, люби и мусор разгребать!"
   И разгребу, упрямо подумала она, делая два шага вперед и опускаясь на одно колено перед возвышением, на котором стоял трон. Советники , стоящие по обе стороны от него, встрепенулись. Ну-ну... не вам решать, что со мной произойдет дальше. А тому, кто еще ни разу не открыл рта, внимательно разглядывая пестрое сборище в собственной вотчине. Пестрое в прямом смысле этого слова. Одни эти пятнистые советники... Лина с трудом сдержала улыбку.
   А Повелитель Лианнариан красив. Почти безумно. Неопределенного цвета глаза, переливающееся от темно-синего до серебристо-серого, изящные черты лица, золотистые волосы, заплетенные в два десятка косичек. Тонкие пальцы на отполированных за сотни лет подлокотниках деревянного трона. Длинная белая мантия с золотой вышивкой ниспадала мягкими складками до самого пола. Аура силы, в которой можно утонуть...
   А у нее иммунитет. Даже немного жаль.
   Прерывая затянувшееся молчание и глядя прямо в странно-задумчивые глаза, начала самую неприятную часть:
   - Я, майл'эйри Линара Верина Саэрина Эйден, лэр-лери Лиссарота, леди Вер-Саэрина, Ниарина и Весашира нис'эш Солер'Ниан, приношу свои глубочайшие извинения Повелителю И'Энианнери и всему Светлому Совету за небрежность и неосторожность, повлекшие за собой неприятный инцидент, задевающий их честь и достоинство. И признавая за собой вину, готова понести любое соразмерное ей наказание, ибо не злоумышляла, а желала лишь продемонстрировать вершины, которых достигла человеческая алхимия.
   Острый слух донес до нее чей-то шепот:
   - Только ли человеческая?
   - Я раскаиваюсь в содеянном и молю о снисхождении, понимании и прощении...
   Девушка замолчала, выразительно глядя на эльфа.
   "Ну, простите меня! Ну же! Иначе вам же хуже! Терпение то мое не бесконечно... хамить начну!"
   - Мы принимаем ваши извинения, - внял ее мысленному воплю Светлый, - великий Светлый Совет, чье достоинство было оскорблено вашим экспериментов, принимает, - с нажимом продолжил он, поджав губы, - искреннее раскаяние. Но все же и Светлый Лес тоже хотел бы получить некую скромную долю слов, долженствующих выразить вашу неправоту.
   - Но, Повелитель И'Энианнери, простить прощения у неодушевленного места несколько странно, - чуть расширив глаза, ровно произнесла девушка.
   - Это не простое место, - эльф подался вперед, недовольно качая головой, - это... впрочем, это тема отдельного разговора. Размеры компенсации мы так же желаем обсудить лично. Я бы попросил всех разойтись! И заняться полагающимся каждому делами, - он повысил голос, обращаясь к присутствующим. - А вы, майл'эйри, поднимитесь.
   Девушка легко встала, распрямив спину, и проводила рассеянным взглядом покидающих тронный зал людей. Гости Леса в окружении стражей остались в соседнем зале ожидать окончательного вердикта. Впрочем, студенты не особенно переживали.
   Лорд Найрин одобрительно кивнул.
  
   Лину двое суровых стражей отконвоировали следом за Повелителем через весь дворец в кабинет, подвергшийся атаке фейерверка. Девушка восхищенно оглядывала равномерно выкрашенные стены. Хороший был заряд, мощный, и краска стойкая... Вид из окна тоже впечатлял мрачной величественностью. Багряные сумерки Леса и золотые огни магических фонариков порождали иллюзию гигантской пещеры. Сознание на миг раздвоилось, и девушка покачала головой. Кажется, она соскучилась... И по чему? По горным пикам Тирита!
   - Нравится? - спросил Повелитель Светлого Леса, разглядывая ее, как редкий экземпляр насекомого, с интересом и легкой опаской.
   - О да, ниэриани, - она сознательно использовала официальное обращение, ограничивая себя Высоким слогом.
   -Мне - тоже нравится, и потому, да еще ради ваших родичей стандартной кровавой платы за оскорбление Мы с вас взимать не будем, - эльф стоял у окна, его силуэт, подсвеченный закатом, окружал нимб. Ну, прямо посланник Единого бога. - Вы очень обяжете меня, если до конца праздников не будете показываться в Столичном Граде, а после ограничите свою активность Древом Знаний.
   - Разумеется, ниэриани, - девушка коротко поклонилась.
   - Я бы рекомендовал забрать с собой вашу свиту. И отправиться, к примеру, в северное Загорье.
   Лина демонстративно покорно склонила голову.
   - Кого именно забрать, ниэриани?
   - Всех, - эльф коротко улыбнулся.
   - Это невозможно, к величайшему сожалению. Мои спутники подчиняются не мне, а нашим официальным сопровождающим, которые имеют не оглашаемые нам, ничтожным, планы.
   - Не рассказывайте небылиц, майл'эйри, вы вполне состоятельны как младшая ведущая.
   - И тем не менее...
   - Вы сделаете это, - последовал короткий безапелляционный приказ.
   - Подчиняюсь.
   - Прекрасно.
   - Рада угодить Светлому Повелителю.
   - Но не Светлому Лесу... Скажите, леди, почему вы отказались извиниться перед ним?
   Девушка подняла голову, ее глаза зло блеснули тщательно сдерживаемым бешенством. Повелитель удивленно прищурился.
   - А он не заслужил моего прощения.
   - А заслужил, видимо, перекраски?
   - Нет, корчевания... но за неимением возможности выполнить эту угрозу...
   - Воздержитесь впредь от подобных заявлений в моем присутствии.
   - Приношу мои извинения за несдержанность.
   - Вы свободны, и не забудьте - ни шагу в Град!
  
   - Уж не забуду! - фыркнула Лина, отойдя от кабинета.
  
   - Горячая темная кровь, - пробормотал Светлый И'Энианнери, оглядывая свой новоокрашенный кабинет. - Но как удачно у нее получилось! Ну что же... теперь, пожалуй, и с милордом послом можно поговорить. Более конструктивно!
  
   Найдя в одном из залов длинной анфилады Лиса, Лина спросила:
   - Ну что, все твои "друзья" признали мой фейерверк самым эффектным событием этого Праздника?
   - О, да!
   - Значит, ты выиграл?
   - А как же!
   - Деньги давай! - кровожадно потирая руки, надвинулась на квартерона ведьма.
   - Да бери, тьма тебя задери!
   - Спа-асибо! И, кстати, нам придется уйти отсюда. Ты, - покровительственно добавила девушка, глядя на Лиса, - можешь остаться.
   - Это почему это? - наперебой начали спрашивать студенты, обступившие девушку плотным кругом.
   - Что, остаться или уехать?
   - Уехать!
   - Таково наше наказание.
   - Так что, - возмутилась Охотница, - мы тоже должны уезжать? Из-за твоей дурости?
   - Да, и потом... вы же смотрели, а значит, вину за ошибку мы делим на десятерых. И уезжаем мы не из Светлого леса, а просто из Града. И то, только до конца Праздника.
   - А потом?
   - Потом начнется самое интересное. Работа!
   Не сказать, чтоб это воодушевило студентов.
   Один из магов неспешно подошел к растерянным ребятам. Довольно улыбнулся.
   - Я вас отпускаю, - тихо проговорил он, - брысь отсюда! Свое дело вы в любом случае сделали.
   - Уже уходим... уходим, уходим!
  
   Глава 7
  
   После бурного спора, переходящего в рукоприкладство и маготворчество, предводительствуемые Линарой ребята вернулись в эльфийское общежитие переночевать. А с утречка уже отправляться в изгнание.
   Северное Загорье оказалось куда более гостеприимным. По крайней мере, к услугам ребят оказалась таверна на окраине Леса, хозяином которой являлся дядюшка Льялиса. Квартерон, разумеется, отправился со студентами, не желая, по собственному выражению, пропустить ожидающееся веселье.
   Реаллан дель Дрошелл'Шенан, смуглый блондин с глазами потрясающего темно-фиолетового оттенка, отнесся к налету философски, и даже сделал скидку на проживание и питание. Маленькую.
   Вот только от набившей оскомину праздничной атмосферы Лина так и не смогла избавиться. Как и от маячащей за гранью восприятия тоски. Она сидела на мягкой траве, опираясь о шершавый ствол, и пыталась подавить нарастающее в груди раздражение. Томительные предчувствия неприятностей, ворочающиеся в душе тяжелыми камнями, не вязались с происходящим. Льющаяся сверху, а точнее с плетеного навеса таверны, музыка, настраивала на мирный лад. Кружащиеся по поляне в танце нарядные эльфийки не были столь же высокомерны, как их постоянно демонстрирующие собственное превосходство южные товарки. И с удовольствием принимали занки внимания от молодых магов, с энтузиазмом включившихся в соревнования по изящному поведению и галантности. За честь станцевать рил с отмытой Охотницей сражались аж два эльфа. В итоге она закружилась в паре со своим одноклассником, а Светлые остались с носом. Одного, правда, тут же перехватила Милава.
   Линара посмотрела на небо, проглядывающее из лиственного узора. Четыре высоких листани, соединенных между собой подвесными широкими мостками, укрывали танцующих от солнца. Что-то будет? Девушка задумчиво тронула струны лежащего на коленях риолона.
   Рядом рухнула разгоряченная некромантка.
   - А не пойти ли нам пообедать?
   Лина рассеянно кивнула.
   - Ну что ты спишь? - толкнула ее княжна.
   - А? Да нет, просто что-то не хочется... ничего не хочется.
   - Где-то что-то сдохло, - заметил Тилан, подкравшись сзади.
   - И большое, - поддержал его брат, - ну не хочешь обедать, пойдем прогуляемся. Сад какой-нибудь обчистим?
   - Чей сад? - без энтузиазма спросила ведьмочка, вслушиваясь в выплетаемую кем-то мелодию.
   - Да хоть хозяйский!
   - Поймает...
   - Да занят этот... как его?
   - Реаллан дель Дрошелл'Шенан, - вздохнула Лина.
   - Ага, и даже если и поймает, то что сделает? - ехидно прищурилась княжна.
   Тут же посыпались предложения:
   - Отшлепает?
   - Посадит на хлеб и воду?
   - Накормит от души...
   - Арбалетной стрелой в упор! - рыкнула разозленная девушка и встала. - Плохо у вас с фантазией! Пошли уж, что угодно будет лучше, чем выслушивать вашу ересь!
   - А кто тут с похоронной физиономией сидел да вздыхал жалостливо, чисто призрак неупокоенный? - возмущенно фыркнула Мила.
   - Ууу! - демонстративно взвыла Лина. Потом огляделась.
   Эльфы, студенты, травка, деревья... Вот Охотничья банда за Даршем гоняется, демонстрируя заинтересованным Светлым приемы отлова зеленых болотных выхухолей, крайне ядовитых маго-измененых тварей с ценным мехом. На него сейчас в столице большой спрос. Все при деле...
   - А Лис где?
   - Кушает. Причем бесплатно.
   - Не завидуй, он наверняка потом натурой будет расплачиваться, - закидывая на плечо футляр, посоветовала ведьмочка пускающему слюни Рилану.
  
   Яблочки оказались такими сладкими, что захотелось лимончика. Или гранатового соуса. Или горчицы... с хреном - вторым национальным соусом Северных княжеств.
   Время перевалило за полдень, а флейта все так же неутомимо наигрывала веселые мотивы, время от времени туда вплеталась звонкая золотая мелодия арфы.
   Лина с сомнением посмотрела на узкую лесенку, ведущую наверх, и осталась внизу, под облюбованным ранее деревом. Поляна была пуста, и никто не пытался вовлечь ребят в круг танца. Некроманты проявили удивительную солидарность и расположились рядышком.
   - Вы чего?
   - А вдруг и нас там бесплатно накормят?
   - Это аргумент...
   Откуда-то сверху спрыгнул Лис, приземлился по-кошачьи и устало растянулся рядом на мягкой травке.
   - Никогда не спорьте с дядюшкой Реалланом...
   - Ага... - Лина усмехнулась, - натуральный обмен.
   - Он меня досуха выжал, все магические кристаллы до отказа заполнил.
   - Зачем ему твоя сила-то?
   Квартерон только рукой махнул:
   - Не знаю и знать не хочу... Сыграй лучше что-нибудь, а то уже оскомина во рту от этих напевов, - и он выразительно сплюнул.
   - Не знаешь, а стоило бы задуматься, - тихо пробурчала девушка, - и вообще, чего тебе не нравится? Отличная музыка!
   В этот момент раздалась особенно звонкая трель, и Милава поперхнулась.
   - Да быть такого не может, что тебе это нравится!
   - Почему это?
   - А потому что я тебя знаю! Что происходит? С тобой и вообще!
   - Какой актуальный вопрос, - вздохнула Лина. - Не знаю... - и решилась, отбрасывая сомнения в собственной адекватности, - сыграю! Но за последствия ответственности не понесу!
   Пристроив на коленях риолон, выждала момент и когда на миг примолкла флейта, тронула струны. Инструмент отозвался недовольным взвизгом, но пальцы уверенно принялись выводить простую быструю мелодию. Стонущие порывы ветра, стремительный бег по узкой тропе, скрип колес, гул походных барабанов...
   Милава узнала мотив торговой дорожной и, вспомнив слова, ловко вплела свой голос между аккордов.
  
   Уходим за солнцем,
   Уходим за ветром,
   Пути и дороги...
   Покоя нам нет.
   Колеса фургонов стучат,
   И мимо проходят,
   Плывут вдоль дороги
   Поля и озера, деревни и лица.
  
   Зимою и летом кочуют фургоны,
   От города к городу, едем, друзья.
   Торговля и песни - вот спутники наши,
   Такая нам доля дана.
  
   Иного не надо, смотрите на небо,
   Как птицы свободны,
   Парим в поднебесье,
   Нам воля к победе дана.
  
   Закуйте нас в цепи,
   Умрем за решеткой.
   Поймите, прекрасна,
   Дорога дорог без конца.
   Уходим за солнцем,
   Уходим за ветром,
   Пути и дороги...
   Покоя нам нет.
  
   Едва замолкли последние такты, как флейта, выдав возмущенную трель, с новой силой принялась сооружать призрачный замок восхищения.
   Интересно кто это играет? Впрочем, какая разница? Подогревая костерок азарта, Лина с новой силой взрезала полотно творящихся иллюзий. Она терзала струны, а некроманты драли глотки в попытке перепеть засевшего на помосте музыканта. Тот, отложив флейту, взялся за арфу.
   - Ты хоть понимаешь, о чем он поет?
   - Она, - поправила Лина Рилана, - с трудом. Баллада о Светлом Элмаре, старье времен Темной империи.
   Девушка в очередной раз пыталась настроить риолон... Неожиданно ее взяла злость. В конце концов, сколько можно? Любая музыка должна быть с душой и для души, а то, что пыталась сыграть она сама - никуда не годилось.
   Ведьмочка глубоко вдохнула, не замечая, как давно не обновляемая блокировка медленно сползает, освобождая ауру. Не до конца, но и оголившихся клочьев, с жадностью впивающихся в наполненное магией пространство оказалось достаточно, чтоб последние остатки благоразумия покинули девушку. А ведь казалось, что терпения вполне достаточно...
   Лина медленно встала, коснулась костяных клавиш и отложила риолон в сторону. Одним движением сбросила мантию и та небрежным кулем повисла на ветке. Сапоги отправились туда же. Мягким скользящим шагом вышла на середину поляны. Шелковистая травка приятно холодила босые ноги. Прикрыла глаза, сосредоточенно проверяя на прочность нить, тянущуюся к музыкальному инструменту. Незаметно для себя соскользнула в легкий транс...
   Лис довольно потер руки, шикнув на удивленных ребят.
   - С-сейчас мы им покажем!
   Мелодия пришла сама, родившись из звона мечей, грохота военных барабанов, яростного блеска солнца и гулкого воя ветра среди заснеженных вершин.
   Пришла и ворвалась в сознание словами, дергающими за оголенные нервы и обжигающими легкие.
   Она повела плечами и тряхнула головой. Коса взвилась в воздух хищной змеей, разрезая воздух в безумном, диком, быстром и беспощадном ритме сражения. Стремительный танец юного тела, горячего и жадного до жизни, был предназначен всем и никому. Он въедался, вгрызался мелкими зубами в пространство, заставляя листья деревьев трястись и корчиться, и равнодушная тоска, зло скалясь, отступала, сотрясаясь мелкой дрожью.
   Танец звал, просил, требовал... А слова темного наречия, срывающиеся с пересохших губ, заставили умолкнуть даже птичий гомон. Никогда еще призыв к жизни и обещание смерти не звучали в Светлом Лесу так нагло, торжествующе и страстно.
   Последний взмах рук и огненный вихрь иллюзий опал, явив ошеломленным взорам людей и нелюдей Линару, замершую в немыслимой позе. Она медленно выпрямилась, пытаясь понять, что только что натворила. И едко усмехнулась. Вокруг медленно опускались на землю нити и полотна магии. Какофония звуков заставляла флёр болезненно дрожать. Хотелось встряхнуться, расправить крылья и полететь... Кажется, даже Светлый Лес испуганно затаил дыхание, ожидая нового сотрясения...
  
   ***
   Итак, что мы имеем? А имеем мы достаточно, чтоб строить предположения, но никак не планы. Впрочем...
   Определить местоположение логова точнее - невозможно. Невозможно без прочесывания всех многоуровневых переходов и туннелей в очерченном старательными подопечными круге. Но то, что круг этот вплотную примыкает к Старому Городу... наводит на нехорошие мысли. Слишком уж нестабильная там обстановка.
   А этой нестабильностью Магистр сможет воспользоваться... в полной мере.
   Впрочем, мы это знаем, но он не знает, что мы это знаем. И в этом есть наше преимущество...
   Как много сведений все же можно извлечь из неаппетитных подробностей протокола вскрытия интересного трупа, добытого в архивах Пятого отдела Ронии, собственных воспоминаний и списка, присланного самым одиозным информатором.
   На что только не идут женщины ради мести! Не брезгуют даже зачать от демона Бездны ребенка, родить его и воспитать в желаемом ключе. Интересно, как этой адептке удавалось держать его под контролем? Полудемоны по определению слишком нестабильны. А еще способны без особого труда призвать в мир сущности с Нижних Планов, минуя наложенные на Порог спящие Печати.
   А если эта тварь позиционирует себя как магистра Ордена Бездны, то планы ее вполне ясны и понятны. Если не разрушение мира, то его захват.
   Тьма, ну когда же они станут хоть чуточку оригинальнее, планы эти...
   Сетовать на обыкновенность самого захватчика не приходится.
   А вот возможности у него... широкие. Изменение существ и превращение их в идеальные орудия уничтожения, мощная аура и, скорее всего, способность к Искажению...
   Пре-елестно...
   Ничего особенного, но сами объемы предполагаемого воздействия... и специфические знания, вынесенные из обширных библиотек Ордена, оставляют интересную и трудно решаемую задачу.
   И кто виноват в этом?
   Двое: не слишком внимательный некромант, упустивший мстительную адептку и чрезвычайно непоседливая недоученная ведьма, благодаря действиям которой новоявленный Магистр получил возможность манипулировать нестабильными потоками магии над разрушенным Городом.
   Так... как состыковать сроки и необходимость находиться сразу в нескольких местах? Учитывая, что будут проблемы и внутри границ Тирита?
   Хм, почему бы не попрактиковаться Наследнице? Она так трогательно и горячо ненавидит эту несчастную шпионку... Подстраховать же будет кому.
  
   Он сидел в центре сложного узора, начертанного алой краской на белом мраморе. Россыпь черных тускло мерцающих камней только казалась случайной, на деле образуя тонкую вязь Узора. Задумчиво передвинув пару, он склонил голову.
   Пожалуй, начнем?
   Он отдал несколько коротких мысленных приказов, и стражи выдвинулись к границам района, который надо было прошерстить... а один перспективный алхимик вернулся на базу, к стационарному порталу...
  
   Внезапно накатила дрожь, заставившая отвлечься от тонкого процесса настройки Узора. Одна за другой накатывали волны разочарования, раздражения, усталого смирения, тоски... А потом... потом пришел Зов, требовательный и бескомпромиссный. От него содрогался флёр, и слой за слоем ниспадали защитные пологи. Он в последний миг удержался на грани и не соскользнул следом за бушующим в крови раздражением в безумный полет.
   Что творит эта недоучка?
   Сбрасывает с себя покровы... Наводит на свой след полудемона... Провоцирует его на атаку... слишком рано?
   Вовремя...
   С пальцев сорвалась темно-лиловая искра, очерчивая воронку портала, сознание резко разделилось и, подчиняясь разрывающему на части Зову, бестелесный фантом отправился в гости...
  
   ***
   В пугающе мертвой тишине раздались резкие хлопки чьих-то аплодисментов...
   Девушка развернулась на пятках и напружинилась в полной готовности куда-то бежать и кого-то терзать. И замерла, нервно прикусив губу.
   Тьма, что же она наделала?!!
   Проследив за ее взглядом, ребята имели возможность лицезреть черный полупрозрачный силуэт, окруженный зловещим ореолом. Длинные белые волосы развевались под порывами магического ветра, под ногами призрака стелился белый туман, от прикосновения которого жухла и покрывалась изморозью трава. За его спиной медленно гас лиловый отсвет арки портала.
   Мир сузился до пылающих раздражением глаз, вертикальные зрачки расширены до предела, заливая их мерцающей чернотой.
   "Что ты творишь?" - хлестнуло по пальцам отдаленной болью. Чужой.
   - Мой Повелитель, - склонилась в придворном поклоне Линара, - чем обязана вашему визиту?
   "Я... я не... знаю", - беспомощное оправдание, желание подойти, извиниться, уткнуться лицом в грудь, почувствовать тепло тела. Лицо с трудом сохраняло холодную бесстрастную маску.
   "Незнание не освобождает от необходимости думать!" - разраженное, но снисходительно-сочувствующее.
   - Майл'эйри Эйден, - тихий голос добавил на поляну холода, - впредь я бы попросил вас лучше контролировать эмоциональную составляющую магического действия и плотнее блокировать энергетические потоки.
   - О, разумеется, - ответствовала девушка в меру почтительно, - как только мне будет разъяснен объем новых обязанностей и возможностей. Ибо незнание провоцирует инциденты, не подобающие моему положению.
   "Узнаешь, и с-скоро..." - горячее предвкушение... битвы?
   "Что?"
   "Что случается, если нарушить вполне четкий приказ не привлекать внимания!"
   - Объяснять будет кое-кто другой, так же как и определять меру ответственности.
   "Кто?"
   "Жизнь..."
   - Возможно, ваше появление и есть наказание?
   "Для кого-то - возможно..." - спокойное согласие.
   - Нахалка! - бросил призрак и отступил в тень деревьев, медленно растворяясь.
   "Для кого?"
   "Догадайся... и готовься".
   "К чему?"
   "Поймешь...если прислушаешься".
   Туман очертил на месте, где он только что стоял, ровный круг и стремительно отпрянул назад, расширяющимся кольцом вымораживая верхний слой земли на расстояние почти в две сотни шагов.
   Флёр пару раз дрогнул, принимая в себя вспышку гнева И'реалль шеат Иссаниэрль, и затих. Вокруг вздрогнувшей от резкой боли во всем теле девушки, казалось, образовалась мертвая зона, откуда магия просто сбежала. Не простая магия, а все, что было или казалось сутью Светлого Леса.
   "Мое - мне..." - собственническое, но обнадеживающее странной нежностью прикосновение.
  
   Раз этот Лес так ей не нравится... почему не сделать маленький подарок Д'Хани. Заранее...
  
   Тишина давила на уши. Где-то далеко-далеко, за гранью оглушенного восприятия зазвучали голоса. Лина огляделась и тихонько застонала, медленно оседая на ломкую траву. Кроме потрясенных ребят, поляну окружали другие зрители. Наверное, здесь были все Светлые, что раньше беззаботно веселились в окружающих садах. Часть - просто восхищенные зрители. Но те, до кого быстрее всего дошел смысл разыгранного спектакля, выглядели откровенно угрожающе. Чистокровный дроу в Светлом Лесу!! Тонкие пальцы, поглаживающие рукояти клинков, нечеловеческие равнодушные глаза... Дай только повод, шептала тишина, и мы попытаемся тебя уничтожить!
   "Тьма, забери меня отсюда!" - отчаянно впиваясь руками в холодную землю, подумала девушка.
   Чары разрушил спрыгнувший с плетеного настила смуглый эльф. Все тут же пришли в движение. Лис завопил:
   - Дядя, ты видел? Нет, ты видел?!!
   Тот клыкасто улыбнулся:
   - Разумеется. Да-авно нас не посещал Сам великий и ужасный Повелитель.
   Отмерли и зрители. Часть растворилась в тенях, явно отправившись кому-то докладывать о новом происшествии с участием этих вредоносных людишек, кое-кто под пристальным взглядом дядюшки Реаллана досадливо вбросил мечи в ножны. Шипя и ругаясь, троица магов в зеленых одеяниях попыталась добавить в вымороженную пустоту поляны немного жизни. Прочие, огибая по широкой дуге отрешенно смотрящую в небо девушку, двинулись в таверну.
   Всем надо было как следует выпить.
   Хозяин заведения поманил осторожничающих ребят пальцем.
   - Вы заслужили хороший бесплатный ужин! Лис, пойдем, - приобняв того за плечи, дроу настойчиво повел всех к одной из лесенок. - А вам, леди, - мимоходом вздернув на ноги Лину, продолжил он, - приношу огромную благодарность за то, что вы заставили замолкнуть флейту моей дорогой дочери. И, разумеется, мы все хотели бы услышать, где вы познакомились с моим внушающим ужас родственником? Не так ли?
   Под требовательным взглядом студенты вразнобой закивали.
  
   Разумеется, Лина сразу же пояснила, что ничего рассказывать не будет. Никому. Даже шепотом. И очень вежливо попросила оставить ее в покое. Да, она прекрасно понимает, что произошло. Но разве был нарушен какой-то договор? Нет? Ну, так и что? Ах, благодарность за помощь в решении этого щекотливого момента? Будет, будет вам благодарность! А сейчас, тьма побери, можно оставить ее в покое?!! Любопытно вам? Да?! Так от этого смертность высокая. Среди разводящих тайны? Нет, у любопытствующих больше!
   И вот долгожданное одиночество. Засев в одной из маленьких уютных беседок, девушка нервно ломала тонике стебли цветочных лиан, свешивающихся с потолка. Из злобно сдавливаемых листьев брызгал сок, пачкая стол и рукава рубахи.
   Тэй лиссэ эш! Идиотка! Что она творит? Перебирая последние события, Лина невольно признала, что это - сплошные глупости! И хорошо, что по большей части безобидные. И для жизни не опасные. Но... почему еще несколько часов назад все действия казались ей вполне обоснованными и разумными?
   А теперь...
   Ведьмочка стиснула пальцы, затем отбросила жалкий комок, в который превратился прекрасный цветок.
   А теперь...
   Она дура!!!
   Лиссэ!
   Нир эшш!
   Так подставить посольство! Да не только его, а считай, целое королевство! И теперь трудно представить, какие будут последствия... или, скорее, санкции! От короля, герцога, директора... Может, попросить политического убежища?
   Тьма и ее порождения!
   Бездна и ее демоны!
   Внезапно она нервно рассмеялась. Надо же, теперь ей не нужен лиловоглазый надсмотрщик, чтоб отчитывать и указывать на ошибки. Она и сама... справляется. Только ментальных пощечин не хватает, а так... один в один!
   Только бы понять причину этого неприятного умопомрачения. Что же на нее нашло? Что? Она сходит с ума? Похоже... но опять же, почему?
   Этот вопрос теперь казался куда более важным, чем сакраментальное "Зачем?", регулярно задаваемое старшему компаньону. Отчего маги с ума сходят?
   Побуравив невидящим взглядом кружево листвы, Лина со стуком уронила голову на стол.
   Недостаток информации - это плохо! Хотя... что-то такое она читала... пролистала мимолетно. О долгой блокировке и ее влиянии на способности... Может от этого?
   - Ну что вы, все не так ужасно, как вы думаете.
   Девушка подскочила и нервно заозиралась. Напротив нее сидел дядюшка Лиса и добродушно улыбался. Как по волшебству перед ведьмочкой возник кубок горячего ароматного отвара. Потянув носом, она признала в нем универсальный успокаивающий напиток всех времен, пунш со степной осокой. Дроу пригубил свой бокал.
   - Ага, - буркнула Лина, - еще хуже!
   - Выпейте, леди. Успокойтесь. Это...
   - Знаю я, что это! - девушка выпрямилась и обняла кубок слега дрожащими пальцами. Подула на темную, пузырящуюся поверхность. Осторожно глотнула и прислушалась к ощущениям. Комок злости внутри начал медленно растворяться, когда горьковатая жидкость потекла по горлу.
   - Ну вот, уже лучше. Не расстраивайтесь, Черный Дракон на многих такое впечатление производит.
   - Какое? - равнодушно спросила девушка, прикрывая глаза от солнечного зайчика, весело скачущего по ветвям. Она наслаждалась тишиной, царящей внутри и снаружи. Лес не спешил заполнять окружающую ее пустоту. Боялся холода... Пожалуй, теперь можно и поговорить, благо мысленный монолог о собственном идиотизме уже окончен, вердикт вынесен... надо разгребать последствия.
   Дроу небрежно махнул рукой, откинув с лица волосы. Задумчиво посмотрел на Лину и одобрительно улыбнулся.
   - Ошеломляющее.
   - Это ерунда, - отпивая еще глоток, хмыкнула ведьмочка, - я привыкла.
   - Вот даже как? Тогда о чем грустите?
   Это она грустит? Не-ет, она очень зла. Припомнив фейерверк, вздохнула. Хорошо хоть достало остатков соображения, чтоб извиниться, как подобает, а не скандал поднимать. Да и отделалась бы она так легко, не имей темной приставки к официальному титулованию?
   - О своей собственной глупости! И тупости, - признала Лина.
   - Мелочи какие, это поддается др... - Темный побарабанил пальцами по столешнице и заканчивать не стал. - Не беспокойтесь, никаких особых последствий вашего сегодняшнего выступления не будет. Но оставаться здесь я бы вам не рекомендовал.
   На вопросительно-требовательный взгляд девушки дядюшка отрекомендовался:
   - Ллейр Северного предела.
   Лина хмыкнула. Можно было догадаться.
   - И отсюда выгоняют... Может, посоветуете, куда податься?
   - Отчего бы и нет? Мой дорогой брат работает управителем на Спорных серебряных копях. Он вас пригласит, я уверен.
   - Да? - что-то ведьмочка сомневалась в добрых намерениях ллейра. Скорее он хотел избавиться от шебутных гостей и сделать гадость родственнику.
   Девушка согласно покивала.
   - И когда же нам... - она изобразила руками крылышки, - улетать?
   - Прямо сейчас.
   - О, Тьма, ребята меня придушат...
  
   Но что имел ввиду Повелитель, велев готовиться к неприятностям?
  
   Ллейр (Lleir) (эльф.) - губернатор крупной территории (провинции), в примерном переводе и по кругу обязанностей.
  
   Глава 8
  
   Где-то далеко на севере, в мрачных подземных чертогах, освещенных только тусклыми синими огнями, паук, плетущий паутину, насторожился. Какие знакомые отзвуки прокатились по раскинутой им сети! Совсем тихие, еле заметные колебания магического поля, но...
   Но ему удалось отследить направление! Полудемон раздражено и одновременно торжествующе зашипел. Светлый Лес! Жаль, очень жаль! Не то направление... Он нервно прошелся вдоль стены, увешанной телами. Распятые на камнях мертвецы не желали общаться. Да и десятки полуразумных помощников не блистали интеллектом. Все младшие магистры уже были на позициях... Серокожий полудемон подошел к постаменту, посмотрел на разложенные полукругом бляшки амулетов.
   Два чувства с энтузиазмом глодали разум магистра. Месть всем живым за равнодушие мира, не пожелавшего принять ни его, ни его собратьев. За порушенные многомесячные планы, из-за чего пришлось обратиться к сложному, затратному, шумному и далеко не секретному способу... И месть за единственное существо, его понимающее. За мать, отправившуюся на свидание с дорогими родичами.
   Он вновь обернулся к стенам. Нашел в ряду тел мумифицированный труп ронийца, не оправдавшего доверия. И, спустя несколько мгновений внимательного изучения фигурных узоров на его груди, магистр сдался под напором более яростного, горячего чувства. И чуть-чуть сдвинул вектор готовящегося воздействия на восток. Оскалившись, обернулся на шум.
   - Гос-сподин! - падая на колени, зашепелявил измененный слуга. - Кокон шевельнулся!
   - Ссс... вовремя... - и магистр, заметая длинными полами мантии гранитное крошево, отправился проведать потомство.
  
   Лина с мрачным видом наблюдала за тем, как один за другим вступают в телепортационное кольцо ребята. На душе было тяжело. Почему-то собственное состояние напоминало девушке о том, что случилось у моря прошлым летом. Какое-то странное напряжение... Флер нервно резонировал в такт биению сердца.
   Поднявшийся ветер шелестел в листве деревьев, золотые искры рассыпались на темнеющем небе бесконечными радугами. Мир словно выжидал, затаившись... И не только мир. Настороженный хищник, затаившийся за несколькими слоями туманной пелены на другом конце мира, тоже готовился к охоте. Странно, но все его щиты не мешали Лине знать, чем он занят... И знание это, пробивающееся сквозь многочисленные покровы, страшило.
   Прислушаться, сказал он. К чему? Ни звука, ни течения, ни шевеления... стеклянная тишина... Далеко-далеко громыхали барабаны, нетерпеливо напрашиваясь в гости, медленно пробираясь сквозь мечущиеся мысли и простенький Щит.
   Да, обычный щит... потому что блокировка после танца, до сих пор бродящего пьянящими отголосками в крови, вызывала тошноту. Ветерок, принадлежащий только ей, бился внутри, выворачивая тело на изнанку. Стихия, почти забытая за проблемами, просто соскучилась. Ей не терпелось вновь раскрыть крылья... ну, крылышки! И танцевать, танцевать, танцевать... для хозяйки, вместе с хозяйкой. И когда она получила такую возможность... Загнать ее обратно оказалось невозможно.
   Все оставшееся до вечера время Лина пыталась это проделать с упорством, достойным лучшего применения. Ветер путал волосы, игриво щекотал шею, теребил полы мантии. И, в конце концов, уселся на ладони маленьким вихрем.
   Милава, заливисто смеясь над попытками призвать к порядку способности, посоветовала больше не блокироваться.
   А почему нет?
   Ради чего она постоянно закрывается? Ради безопасности? Сохранения тайны? Или... здоровья? Чтоб не оглохнуть от звуков песен, вливающихся во флёр из окружающего пространства, чтоб не терпеть постоянную боль от корежащихся под воздействием неумелых магов потоков силы...
   А нельзя ли потерпеть?
   Можно, если чуть-чуть приглушить барабанный бой, отдающийся в висках.
   Как?
   Пока Лина маялась выбором, терзая и так похожую на мочалку косу, княжна с интересом разглядывала ауру девушки.
   - Знаешь, очень красиво, - заметила она, - похоже на язычки пламени, окруженные узором из тонких шелковых ниточек. Они извиваются, как змеи...
   Ведьмочка посмотрела на подругу недовольно.
   - И что с тобой делать теперь? Убить вроде жалко...
   Милава усмехнулась.
   - А смогла бы?
   - Что?
   - Убить?
   - Тебе не понравится ответ, - сощурилась Лина, откидываясь на спинку скамьи. - Лучше посмотри... - она сосредоточено представила себе, как кружево, вплетенное в ауру, сворачивается в несколько слоев, и наложила сверху самый простой полог - Щит. - Так лучше?
   - Хм, - княжна рассеянно принялась обдирать оранжевую хризантему, торчащую из переплетения ветвей, - ну... похоже на ауру тяжело больного человека, если честно.
   - А так? - ведьмочка отпустила кружево, и оно нахально просочилось сквозь Щит. Ветерок лег на плечи невидимым плащом.
   - Отлично, теперь можно и людям показаться!
   - А толку? Мою красоту уже половина Светлого Леса лицезрела, - Лина тяжело поднялась, подбирая вещи. - Пойдем, Мил... дальше развлекаться.
   - Всегда можно сказать, что им показалось, - ласково улыбнулась Милава.
   - Полусотне эльфов? Показалось? Проще удавиться!
   - Или удавить всех свидетелей? - Игривое настроение княжны как-то не вязалось с происходящим. В отличие от Лины, некромантка откровенно наслаждалась жизнью. И неприятным положением, в которое попала подруга. Не все же майл'эйри над ними издеваться?
   В качестве маленькой мести девушка решила пропустить Милаву впереди себя и предоставить ей возможность первой объясниться с еще одним дядюшкой Лиса. Только княжна удачно отвертелась от этой чести, войдя в круг портала во второй пятерке. Первую составили недовольные маги и развеселые безбашенные Охотники.
   Ребят уже окутало золотистое сияние, когда Лина, витиевато прощающаяся с "гостеприимным" ллейром, почувствовала, как окружающий мир...
  
   Мир всколыхнулся, как натянутое до звона, но на миг ослабевшее, полотно. Будто кто-то могущественный встряхнул ткань, собранную из переплетенных между собой рек... или бросил в зеркально-спокойное озеро огромный валун. Высокие волны побежали по струнам, нитям и потокам силы из единого центра, сметая, искажая, разрушая все встречающееся на пути чары. Они оставляли после себя путаницу, в дикой мешанине потоков которой, было невозможно творить чары...
   А за искажением, пробивая дорогу через бушующее море сошедших с ума сил, от десятков заряженных смертью амулетов тянулись нити, которые спустя несколько мгновений должны раскрыться арками порталов в подземельях Тирита, Светлом Лесу, крупных городах Северных княжеств и Ронии....
  
   Сьерриан дель Дрошелл'Шенан резко поднял голову. Длинные белые волосы взметнулись в воздух и рассыпались по тонкой синей ткани ширна, в гранях сапфирового обруча блеснули отсветы льдисто-синих огней, жмущихся к стенам огромного зала. Началось.
   Внимательно отслеживая движение Искажения, инициированного противником, он извлек из вычурных ножен короткий кинжал. Черное, похожее на стекло лезвие будто поглощало свет. Вокруг напряженной фигуры тут же закружились тени, жадно и просяще протягивая щупальца к зримому воплощению Тьмы. И отпрянули назад, когда один за другим начали рассыпаться Щиты. Сводящая с ума аура сбрасывала тенета маскировки, разворачивая затекшие крылья.
   Аккуратный продольный порез на запястье набухает алой жидкостью.
   Капля крови падает в центр выложенного драгоценными камнями узора.
   В тишине зала разносится гулкое эхо...
   Кап...
   Тихий напевный речитатив пробуждает камни.
  
   Первая - миру,
   Вторая - дому,
   Третья - богам,
   Четвертая - нам...
  
   Маховик силы раскручивается привычной спиралью, набирая и набирая мощь. Ветер вокруг ревет и беснуется, пытаясь разворотить мраморные стены...
   Кровь потекла тонкой струйкой. Зашипела на раскаленных линиях узора.
  
   И Свету,
   И Тьме,
   Поровну.
   Порядку и Хаосу
   Поровну.
  
   В этом было что-то от древних шаманских техник, но пробуждаемая сила и не подчинилась бы иному приказу, как не подчинился бы мир, зная, что ему грозит. Тонкая пленка чар маскировала намерение и приказ, формирующиеся во внутреннем круге сознания. Ком стихий, тьмы, света, хаоса и порядка все увеличивался, выжигая его изнутри.
   Мало...
   Тонкие струйки синего дыма стелились по полу, уходя в узкие проходы.
   Он глубоко вдохнул густой солоноватый аромат, кружащий голову.
   Хищник поднял взгляд к теряющемуся во тьме потолку. Оскалился. Жадно потянул на себя звучащую в отдалении тонкой растерянной струной мелодию. Сквозь бурю, ломающую четкие структуры сторожевых Отсекателей.
   И всплеск силы, принятой в тело, едва не заставил вскипеть кровь, и без того переполненную магией. Сеть Узоров до последнего мига удерживала готовую вырваться в мир силу. Темный, раскинув руки, позволил ей излиться в мир суровым повелением.
   Полотно мира вновь всколыхнулось, и навстречу Искажению понеслась иная волна. Меняющая саму структуру магии на всем своем протяжении. Ненадолго, всего на пару часов, но за это время можно многое успеть...
  
   Лина тревожно глянула в сторону телепортов. Невидимый ветер хлестнул по сиянию, размазывая его по поляне. Последний темный силуэт в нем мучительно изогнулся под ударами нарушенных течений. А девушка, вывернувшись из железного захвата ллейра, и, прикусив губу, метнулась вперед. Нырнула в круг телепорта, сжала пальцы на запястье подруги...
   Рванулась назад, преодолевая сопротивление вдруг ставшего обжигающе холодным пространства. В глазах потемнело, тело скрутило в судороге, выворачивающей наизнанку желудок, выламывающей суставы. Ее закрутило в вихре чужеродной энергии и швырнуло в переплетение музыкальных кружев. От режущей боли ослабевшие пальцы разжались, и рука Милавы выскользнула из захвата. Вихрь алого, золотого и черного запутал кружево, за которое девушка уцепилась что было сил. Щит разлетелся вдребезги, ударив по нервам обжигающей волной. Она смыла последние остатки сил и... девушка тонула, тонула в воронке, уже не воспринимая окружающего мира. По нитям флера прокатилась диссонансная мелодия и влилась в тело гасящей сознание тьмой.
  
   Реаллан дель Дрошелл'Шенан разогнулся, поднимаясь с колен, куда его бросил магический удар.
   - Родственнички! - раздраженно прошептал он, наблюдая, как гаснет последний отсвет телепорта.
   Ну а кто еще может быть виноват в том, что сила словно взбесилась, отказываясь отвечать на самые простые просьбы и приказы? Едва эта ненормальная полукровка бросилась в разлаженный телепорт, он попробовал вытянуть ее оттуда. Ведьму и ее не менее чокнутую свиту! Но только обжег пальцы неимоверно сильной отдачей.
   Милые, дорогие родственники... В особенности один. Самый старый и самый умный. Ну а кто же другой виноват в том, что порталы вот-вот оборвутся именно здесь, над местом наибольшего напряжения потоков? И что все, что осталось от нескольких сотен тварей, должных обрушиться на головы людишек из Княжеств, свалится на головы местной стражи?
   Небо полыхало зарницами сломанных чар. Следя за пульсацией золотых колец, готовых в любой момент растечься бесполезным металлом, полукровка махнул рукой стражам, скрывающимся в тени деревьев.
   - Будьте готовы... к веселью.
   Ллейр собрал волосы в хвост. Прямо-таки надрывающееся от крика предчувствие вопило, что спустя некоторое время ему будет не до прически.
   И точно, едва вокруг поляны выросла стена подчиненных, пространство буквально взорвалось оборванным раньше времени порталом, вываливая на изумрудную траву мешанину тел. Изломанные, покореженные, они с громким чавканьем и хрустом размазались по свободному пространству. Брызги полупрозрачной жижи разлетелись обжигающим веером. Там где они касались земли, оставались черные, выжженные пятна. Часть попала и на эльфов, насторожено озирающих мерзко воняющую кучу.
   Кто-то отчаянно выругался, срывая доспехи, в миг ставшие смертоносной ловушкой.
   Куча зашевелилась, и из нее начали выбираться пережившие разрыв телепорта твари. Дроу улыбнулся, извлекая из ножен клинки. Как удачно, что и на его долю придется парочка порождений подземного мира. Холодная ярость затопила сознание.
  
   На черте, за которую уже шагнули боевые отряды Темных, ведомые лучшими из лучших, мощные валы магии встретились. Горы заколебались от удара, когда две силы соприкоснулись, пытаясь поглотить друг друга. Но они были равны. Мощнейший резонанс корчащегося в попытках стабилизироваться мира и корежащее демоническое Изменение, ломающее его безвозвратно... На миг замерев гигантской грозовой грядой, чары осыпались черным пеплом. Теперь уже тучи, застилая прозрачное небо, ринулись в бесконечное сражение, круша смерчами и вихрями скалы, мешая с камнями ледяные шапки высоченных пиков. А тонкие ниточки телепортов, и без того с трудом выдерживающие дрожание всех Планов мира, со звонким треском полопались, вышвыривая содержимое на головы скользящих по темным переходам подземелий охотникам.
   Впрочем, их ждали.
   "Никакой магии!" - пронесся по рядам приказ лиловоглазого командира. И падающих с потолка тварей встретили клинки. Сверкающие и матовые, парные и одиночные... Кровопийцы, Разрушители и Убийцы.
  
   Да, тварей было много, но их появление послужило указанием на место, откуда исходили приказы. Рьеллан дель Дрошелл'Шенан с сожалением вздохнул и пропустил над собой ломаное тело очередного творения нового магистра Бездны. Тонкие клинки легко отсекли ее задние лапы. Дроу отшатнулся от брызнувшей крови, капли которой оставляли на камнях дымящиеся пятна. Напарник, метнувшись вперед стремительным змеиным движением, рубанул порождение тьмы по шее. Узкая удлиненная голова с пустыми провалами вместо глаз и пастью, украшенной сотней мелких зубов, отлетела в сторону. Уродливое тельце несколько раз судорожно дернулось, когти заскребли по камням, кроша их в пыль, короткие рудиментарные крылышки затрепетали и затихли.
   - Это последний? - Рьеллан обернулся к остальным Темным.
   - Так точно...
   - Ну что же, - дроу махнул рукой в сторону правого ответвления, - вперед. У нас мало времени. Надо еще найти ведущего этого отряда.
   Две дюжины элитных воинов бесшумно заскользили дальше.
   Конечно, они с удовольствием бы остались там, позади, на рубеже, за который не должна ступить ни одна лапа твари, и приняли участие в кровавой резне, учиненной стражами Северного форпоста, воинами вассальных гномьих кланов и подчиненными башни Карнай-Сеани. Но их дело было иным. Они спешили к источнику вражеской магии.
  
   Тьеора с размаху швырнуло на мозаичный пол. Прислонившись лбом к прохладным камням, он сглотнул кровь. Прислушался. Дворец мелко-мелко содрогался в пароксизмах боли. Магический фон вызывал тошноту только при одной мысли о том, чтоб прощупать его на предмет хоть какой-нибудь силы.
   Ореол телепорта позади него размазался по пространству изломанной тенью и погас.
   Алхимик шумно выдохнул и поднялся. Успел в самый последний момент!
   Встав на ноги, он устало углубился в подозрительно пустынные коридоры дворца. И где же эта юная идиотка? Невеста, забери ее Бездна!
   Между прочим, если что-то пойдет не так, Бездна вполне может выполнить его тайное желание. Нет, не годится, принцесса все же слишком хороша... И не хотелось бы видеть ее в качестве главного блюда на пиру демонов.
   Он нашел наследницу в Тронном зале. Она сидела на травке, скрестив ноги и прикрыв глаза. Затянутая в темную кожу фигурка казалась бесконечно хрупкой и несчастной. Пряди волос уныло поникли... А над куполом бесновалась буря, то вычерчивая молниями затейливые узоры, то нагоняя непроницаемые темные тучи. Заслышав шаги, Сьена открыла глаза.
   Алхимик поразился царящему в них деланному спокойствию.
   - А, это ты... - пропела она царственно.
   Тьеор хмыкнул и присел рядом. Вытянув ноги, задумчиво уставился вверх, на бушующий небосвод. Поправил рукояти фамильных мечей и выдрал одну травинку из ровного зеленого полога. Засунув ее в рот, светским тоном заметил:
   - Разумеется, дорогая, кто же еще.
   Его снисходительный взгляд прорвал плотину. Принцесса зашипела, вскидывая руки. Между пальцев ее засияли огни.
   - Как они посмели брос-сить меня?! Они ушшшли! Он уш-шел! И все уш-шли!
   Она вскочила, голос ее поднялся до почти неслышного ухом визга:
   - Брос-сили-и!! А я хочу... хотела... Как маленькую!!!
   Огонь в ее руках разрастался, готовясь обрушиться на стены зала.
   Тьеор отскочил и взметнулся вверх. Резкая пощечина отшвырнула Темную на землю. Навалившись сверху на почти обезумевшую девушку, прижал ее руки к траве и заглянул в лиловые глаза. Касаясь губами ее лица, тихо зарычал:
   - Кр-расавица, уймись... - добавив в голос ласковых обертонов, почти пропел - пр-ринцесса - невеста...
   Обжигающая боль в пальцах, сжимавших запястья эльфийки, утихла. В ее глазах появилось что-то разумное.
   - Ну вот, совсем другой дело, - прошептал Тьеор ей на ушко, отодвигая в сторону прядь волос.
   - С-сволочь, - выплюнула принцесса.
   - Но такая полезная, - хмыкнул дроу, поднимаясь. - Пойдем, есть для тебя дело.
   - Какое? - заинтересованно спросила эльфийка, томно потягиваясь.
   - Есть одна персона, которой ты хотела выдрать волосы из прически.
   - Да, - Сьена заворожено привстала на локтях, и облизнулась.
   - Надо ее навестить. Только в гости придется идти пешком.
  
   Сознание возвращалось очень медленно. И очень неохотно. Лина со стоном приоткрыла глаза. Затем закрыла. Подождала немного и вновь уставилась на ароматную зеленую ветку, нависшую прямо над лицом.
   Повела взглядом в сторону. Слева было не лучше. Шершавый, в потеках смолы ствол никак не мог принадлежать эльфийской яблоне, или даже кипарису. Справа... о, справа росли кусты, тянущие к небу ярко-зеленые листики. Те скромно топорщились вокруг шипов размером с мизинец.
   В голове всплыла картина из энциклопедии. Шиповник дикий, подвид северный.
   Девушка закрыла глаза.
   Это явно не Светлый Лес.
   Явно...
   Попытавшись подняться, Лина обнаружила, что даже не может поднять руку. Тело налилось усталостью, от слабости дрожали пальцы и мутилось в голове. А еще все болело.
   С трудом приняв частично вертикальное положение, она оперлась спиной о ближайший ствол. Влажная земля неприятно холодила ноги, но это, решила девушка, наименьшая из проблем.
   В обозримом пространстве наблюдались: уже слегка изученные кусты, чуть дальше пара неприлично голых черно-белых стволов, земля вокруг присыпана пеплом листвы, а шагах в двадцати начинались заросли мохнатых темно-зеленых елок. Опиралась Лина на ствол сосны, а примостившееся рядом маленькое деревце радовало взгляд свежей зеленью и безжалостно кололо в бок острым сучком.
   Из знакомых вещей в кустах валялся футляр с риолоном. Ни Милавы, ни ребят в обозримом пространстве не наблюдалось.
   Тьма!!!
   Вот что бывает, когда пользуешься нестабильным телепортом. Забрасывает неизвестно куда, выворачивая наизнанку. И хорошо, если останешься жив! Это вообще чудо из чудес...
   Девушка пощупала лоб. Кажется, шишка и приличных размеров ссадина. Такое впечатление, что она об ствол головой приложилась, и вдобавок извалялась в колючках.
   Впрочем... Она посмотрела на риолон. Может, так оно и было?
   А еще странное ощущение пустоты внутри. Бездонное опустошение...
   Ведьмочка поразилась неприятному сосущему чувству и заподозрила неладное. Как связь? Работает?
   Лина попробовала взглянуть на флер, но едва только осторожно выскользнула из тела, как ее подхватил бешеный изломанный поток и потащил куда-то. Мгновенно закружилась голова, и девушка потеряла направление. Мысленно вцепившись в кружево, испуганно метнулась назад.
   В мире творилось нечто... жуткое. Плач, стон, крик ворвались в сознание. Слегка оглушенная какофонией, она моргнула и слизнула кровь с прикушенной губы. Вместе с корчами мира в голову пробилось знакомое присутствие. Или Лина сама пробилась, проскользнула, просочилась сквозь покровы к обжигающим тайнам внутреннего круга?
   Светлый зал, затянутый синим ароматным дымом. Просвечивающие сквозь него багровые линии, клинками вздымается вверх огонь.
   Тихий неразборчивый речитатив.
   Точная, ювелирная работа продолжается.
   Сосредоточенное спокойствие... Азарт, жажда крови... Наслаждение успешно проделываемой работой... Озабоченное беспокойство... равнодушие... насмешливая, снисходительная ласка...
   И как в нем все это помещается, подумала Лина. Мечтательно улыбнувшись, вспомнила свои погружения в безумный водоворот его эмоций и воспоминаний. Это было так... занимательно. Надо будет повторить, но не сейчас... Потому что он занят, да и сквозь какофонию, им устроенную, не подберешься ни с вопросами, ни с просьбами.
   Придется самой...
   Было больно, но как-то... отдаленно, что ли? А может, она привыкла, притерпелась?
   Ох, ну надо вставать. Хотя бы людей поискать, с местностью определиться. Это сейчас важнее, чем происходящее там, в магическом плане сражение. В нем Лина все равно не сможет принять участия, хотя помощь, судя по противной слабости во всем теле, оказала. Пребывая в бессознательном состоянии, поучаствовала в чарах с резонансом.
   Вот и ответ на сакраментальное "Зачем?". Резонанс для усиления мощных чар... до просто таки ужасающего уровня. Девушка грустно вздохнула. В глубине души она лелеяла надежду, что все будет несколько иначе. Романтичнее, что ли? Или торжественнее... Понятно, это великая глупость, но... Эх, ладно. Могло быть и хуже. Например, она могла очнуться на полпути в желудок какого-нибудь местного хищника. Или вообще не очнуться...
   Только с кем Повелитель сражается? В виски стрельнуло болью. Девушка схватилась за раскалывающуюся голову. Пожалуй, она подумает об этом позже. Умные мысли сейчас противопоказаны.
   Схватившись за ветки, она поднялась и попыталась сделать пару шагов. На пробу. Деревья закружились в стремительном хороводе. Моргнув, Лина сглотнула подступающую к горлу тошноту. Покачнувшись, аккуратно опустилась вниз и прилегла, прижимаясь к надежной и верной земле. От запаха прелой земли в голове слегка прояснилось, но сил не прибавилось. Девушка решила, что вставать пока рано. И поползла вперед на корточках, путаясь в подоле мантии.
   И куда теперь? Поглаживая ножны с клинками, найденными рядом с риолоном, девушка задумчиво принюхивалась. Искать дорогу, погружаясь в транс, опасно, магия не работает, Повелитель занят, мир с ума сходит... А еще есть ребята, заброшенные неизвестно куда взбесившимся порталом. Их тоже надо найти. Обязательно.
   И почему, интересно, надо это делать?
   Ллейр сказал, что она Ведущая... Но какая же она Ведущая, если бросит своих друзей, если им нужна помощь? Никакая.
   В конце, концов, она же их использовала. Тогда, зимой...
   Лина тяжело вздохнула. Иногда приходится отдавать долги. Вдобавок, в душе проснулось странное чувство собственничества, очень похожее на то, которым ее оделял старший компаньон время от времени.
   Найти того, кто принадлежит тебе, твоему кругу... а если некто посмеет навредить им, то уничтожить врага безжалостно...
   Ведьмочка постучала себя по голове. Эти мысли сейчас абсолютно лишние! Психологический анализ можно провести и потом, потому что сидя под кустом на мокрой земле, ты никого из друзей не спасешь, и не поможешь ни себе, ни Дракону.
   А надо ли ему помогать?
   Надо, решительно кивнула Лина. Но позже, когда самой удастся разобраться с возникшей проблемой.
   Ой, опять умные мысли! Только отвлеченные.
   На чем мы там остановились? Нужно вставать и идти искать людей.
   Ни магия, ни связь не помогут. Может, просто прислушаться?
   Девушка прикрыла глаза.
   Прислушаться... Как шелестят на ветру листья, как бежит, торопливо перебирая лапками, еж, роется в норе облезлая за зиму лиса, долбит кору дятел... рычит и дерет кору какая-то тварь, ругается Милава...
   Что?!!!
   Лина буквально подскочила, чуть не выдрав из головы намотанную на палец прядь волос. Выругалась шепотом. Подобрав вещи, и едва не украсив своей тушкой колючий куст, со скоростью сонной мухи побрела в сторону неприятностей. Хотя ей казалось, что движется она довольно быстро. В любом случае, от проблем так не убежишь, а вот для их поиска - самое то.
  
   Глава 9
  
   - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит?- нежно улыбаясь, спросила Диавала, небрежным жестом отбрасывая в сторону погнутые обломки наголовного обруча.
   Светлый Повелитель равнодушно проводил их взглядом. Полукольца из белого золота застряли в спутанных ветвях миниатюрной желтой орхидеи, которая недовольно шевельнула лианами.
   - Несомненно, - заметил он, - вы и так все понимаете, дорогая.
   - Нет, я не понимаю... - повысила голос рыжеволосая красавица, подступая ближе и буравя взглядом своего ближайшего родственника, - не понимаю, почему половина ваших подданных валяется с повреждениями разной степени тяжести? Почему не работает ни один кристалл связи, хотя считалось, что это надежнейшая вещь, почему я не могу связаться ни с кем телепатически, и почему вместо того, чтоб усиливать границы в ожидании нападения, вы, дядюшка, сидите и хлещете "Драконью кровь"?
   - Диа, дорогая, - улыбнулся золотоволосый эльф, отставив бокал с вышеупомянутым напитком на изящный столик, - ты забыла упомянуть о том, что старшие маги заперлись в Древе Знаний, пытаясь достучаться до Леса. Кроме того, за этими дверями играют в карты наши гости, разлагая стражу, а группа студентов по обмену без вести пропала в Загорье, недоступном нам из-за сбоев в телепортации.
   Полукровка, в которой будто что-то надломилось от этих слов, сказанных спокойным тоном, утомленно опустилась на пол, прислоняясь к ножке кресла, на котором сидел Повелитель. Рыжие кудри рассыпались по плечам, стекая живым огнем на деревянные узоры. Затаившееся в алых глазах беспокойство выбралось наружу, оседая липкими потеками на голубых, с серебристыми разводами стенах. Водя пальцем по ладони, она извиняюще улыбнулась и тихо призналась:
   - Я, кажется, боюсь.
   - Да, это неприятное чувство, - кивнул эльф, дергая Диавалу за кончик уха, - но могу утешить тебя, дорогая... Ты не одна испытываешь страх.
   Она подняла на своего властелина изумленные глаза. Тот ослепительно улыбнулся:
   - Когда в дело вступает такой монстр, как твой великолепный эйрнай'эней*, бояться должны все.
   - Но вы же...
   - А что я? Скромный, даже не достигший пятисотлетия И'Энианнери! Я в силу не вошел!
   - Вы?
   - Именно так, дорогая моя Диа. В этом смысле вам, полукровкам, проще. Никто не заставляет вас придерживаться Традиций, Этикета и Протокола... которые хором утверждают, что Истинная Сила приходит только после полутысячи сезонов,- эльф раздраженно скрипнул зубами.
   - Не увиливайте, дядюшка! Лучше скажите, они вернутся?
   - Обязательно! А как же иначе? Ведь их ведет кто? Самое беспринципное и практичное существо в мире... А для него такой расход подопытного материала неприемлем.
   - Ваша правда...
   - И это существо, несомненно, знает, что если мы не досчитаемся кого-то, то немедленно предъявим к оплате все счета... А у нас их ой, как много. Кстати, о счетах... Где твоя мать?
   - Гадает.
   - На чем на сей раз?
   - На пепле листани, сгоревшего только что.
   Повелитель улыбнулся.
   - Иди, позови ее. Нам надо кое-что обсудить.
   - А мне не расскажете? - в голосе Диавалы появились капризные нотки.
   - Нет, - твердо сказал эльф, - иди, проследи лучше, чтобы люди не жульничали слишком уж сильно при игре. А то моим несчастным стражам еще расплачиваться.
   - Как же они могут жульничать? Ведь магия не работает!
   - Ах, Диа! И ты еще утверждаешь, что давно выросла. Слышала ли ты когда-нибудь о крапленых картах, а? Иди!
   - О, - полукровка довольно потерла руки, поднимаясь и неслышно выскальзывая за дверь. У нее появилось небольшое дело, которое способно отвлечь от нервных, кровожадных и опасных мыслей. Вроде таких: "А не отправиться ли мне в горы и не прибить там кого-нибудь?"
   Светлый хмуро посмотрел ей вослед. Кто бы ему дело такое нашел, ведь все полагающиеся случаю приказы он уже отдал. Правда, пока они, эти приказы, доберутся до мест дислокации войск, ситуация может кардинально поменяться. Впрочем, добровольцев, которых можно отправить гонцами, еще вполне достаточно. Как и бездельников, годных к прочесыванию территорий, прилегающих к Граду. Не то что бы это было необходимо, но подстраховаться не помешает. Вдруг кому-то удалось прорваться сквозь эту, забери ее Темные Магистры, Волну.
   Нет, но как у этого демонова Темного получается так менять мир, а? Эльф налил еще один бокал зелья, вытащенного из запасов наиррин'наэ.** Интересно, какое лицо он сделает, когда, вернувшись, обнаружит распотрошенную заначку?
  
   Двое стражников с тройными алыми шнурами на рукавах камзолов, сопровождавшие милорда посла в Светлый Лес, уныло разглядывали белых голубей, сидящих в клетке с посеребряными прутьями. Старшина, чье главенство в данной паре утверждал черный кант на воротнике, брезгливо ткнул пальцем в раскормленное пузо ленивой птицы, сидящей на жердочке. Та приоткрыла глаз, курлыкнула недовольно и снова задремала.
   - И это все, что нам остается? - вопросил он пространство.
   - Если хотите, могу создать вестника, - заметило пространство в лице одного из магов.
   - И насколько твой вестник будет быстрее этой вот тушки, перекормленной эльфами?
   - Раза в два, так точно,- хмыкнул магистр Дисар.
   - А полетит ли он по указанному адресу? - скептически вопросил второй охранник, высокий, худощавый и хмурый тип с тонким шрамом через щеку.
   - Почему нет? - маг снисходительно помахал рукой. - Я тут кое-что прикинул, пока наш главный занят эльфами. Вполне можно проверить теорию...
   - Теорию проверяйте без нас, пожалуйста, - благоразумно отошел подальше стражник.
   - И не здесь, - заметил второй.
   - Так, вам нужно отправить послание или не нужно?
   Мужчины вздохнули:
   - Надо, надо...
   - Хотя в чем-то вы правы, - оглядывая светлое помещение, увешанное прядями эльфийской лозы, заметил маг, - здесь маловато места.
   - Что-то мне уже не хочется, - заметил стражник своему напарнику.
   - Идиот, пиши письмо! Пусть лучше лорд Эйген узнает о происходящем от нас, через три дня, чем по официальным каналам, через декаду, или когда они там заработают! Может, отделаемся выговором с занесением.
   - Ох, кажется мне, что выговором мы не отделаемся, особенно если эта... Темные Магистры ее побери, леди, пропала с концами! - заметил старший по званию и поспешил за деловито оглядывающимся магом.
  
   Сьевиан дель Врошелл'Шенан, вытирая с лица кровь, тихо и спокойно отчитывал своего подчиненного:
   - Гейнери Вьерлейн, мое уважение к вам не настолько глубоко, чтоб терпеть последствия ваших непродуманных действий. В следующий раз будьте любезны, во-первых, согласовывать с руководством любые действия, могущие поставить под угрозу выполнение задания, а во-вторых - вообще ничего не предпр-ринимайте!! - последние слова он почти прорычал, обнаружив, что неприятная царапина на щеке и не думает заживать.
   Молодой дроу, только что разменявший второе совершеннолетие, послушно кивал. Взяли его в отряд за выдающиеся способности к экспериментаторству, взамен Тьеора, об уходе которого Темные уже начали жалеть. Тот хотя бы просчитывал последствия и заботился о собственной безопасности. А этот Нисс'Эрисс шарахнул чем-то не глядя, и вот результат.
   Сьевиан раздраженно оглянулся на кучу мелких камней, наглухо перекрывшую узкий проход. Конечно, полсотни тварей там похоронило, да и Ведущего некроманта засыпало, но... Но!! Теперь придется идти в обход! И надеяться, что группа Рьеллана успела проскочить соседними коридорами. Да еще и это демоново Искажение, ломающее не только магию, но и блокирующее телепатическую связь с регенерацией на пару. Все-таки Изменение, спровоцированное Повелителем в этом смысле было более щадящим вариантом. Его хотя бы можно было просчитать, а это ломающее сознание и заставляющее ныть кости явление позволяло надеяться только на природную ловкость и вбитые давным-давно умения. Вот сколько они еще выдержат в этом анклаве, пока магия, составляющая изрядную часть сущности Старшей Ветви, не начнет покидать тела, оставшиеся без подпитки от окружающей силы?
   Прокатившаяся по стенам дрожь заставила Темных нервно поежиться. Плесень, облепившая стены, издавала мерзкий запах. Тот заглушал все прочие ароматы, напрочь отбивая обоняние.
   - Так, живо на разведку! Ищите проход в нужном направлении, назад возвращаться не имеет смысла, - бросил Сьевиан своему десятку. Гибкие тени, почти сливающиеся со стенами, рассредоточились по широкой, но низкой пещере. Огибая обломки, сталактиты и мелкие светящиеся кристаллы, они искали другой проход. И нашли. Сперва в узкую щель, обрамленную, как зубами, острыми скалами, попытался сунуться горе-алхимик. Но тут же был выдернут оттуда за шиворот и отправлен в конец отряда. Первыми, азартно сверкая золотом глаз, пошли интуиты, способные ориентироваться в запутанных переходах, как дома. Узкие проходы, через которые с трудом протискиваются даже худощавые эльфы-стражники, вряд ли заинтересуют тварей, любящих относительный простор, но если ведут в нужном направлении, будут использованы незамедлительно!
   Из щели донесся протяжный переливчатый свист. Отлично.
   - Впер-ред! - рыкнул дроу.
   Протискиваясь последним, он с облегчением чихнул, прочищая нос. Глядя в непроницаемую темноту, разгоняемую только тусклыми пещерными фонарями, впервые задумался о том, а не страдает ли кто-нибудь в его отряде li'aerna****?
  
   Лина продралась через какие-то кусты, не очень зацикливаясь на их видовой принадлежности (не колючие, и ладно). Прокралась через залитый закатным солнцем пролесок, отмахиваясь от кровожадных комарих, и надеясь, что это будут единственные кровопийцы, встреченные ей на пути... На миг застыла перед шеренгой сосен, из-за которой уже вполне отчетливо доносились хруст, чавканье, глухие удары чем-то твердым обо что-то еще более твердое и нецензурные ругательства...
   Может, не стоит?
   Девушка решительно тряхнула головой и раздвинула шипастые ветки. А теперь вперед, и как можно аккуратнее!
   Ого-го!! Она мысленно возблагодарила всех богов и демонов за собственную малорослость и худощавость. Вот ломись ведьма сквозь лес, как дикий зверь под названием лось, тут и пришел бы ей конец.
   Небольшая полянка была как будто перепахана. По взрытому дерну кружили странные, но явно очень опасные твари. Невысокие, с мощными задними ногами и опорным хвостом, короткими, украшенными внушительными когтями передними лапами. На загривках красовались шипастые гребни, плоские безглазые морды покрыты бурыми наростами. Широкие пасти наполнены сотнями мелких острых зубов. Бока были покрыты короткой серой шерстью. Твари рычали, носились кругами по поляне, из-под лап разлетались комья грязи; грызли что-то в кустах напротив (прищурившись, Лина с содроганием убедилась, что на обед у них неудачливые собратья, а не кто-то из разумных) и поочередно с разбега врезались в одно из деревьев. Точнее, в высоченный дуб, откуда при каждом встряхивании доносились хоровые ругательства.
   Ведьмочка напряженно застыла, наблюдая, как одна из тварей, передернувшись, проникновенно взрыкнула, повела лопатками и, взрыв лапами землю, рванулась вперед.
   Бух!
   Дуб вздрогнул, сверху посыпались кора и листья, но ободранный на высоту двух человеческих ростов ствол выдержал, даже не затрещав. Еще две твари, оторвавшись от пиршества, решили попробовать добраться до скрывающейся где-то в вышине очень вкусной еды. Они напряглись... Под грубой кожей перекатывались напряженные мышцы. Оттолкнувшись хвостами, монстрики одновременно взмыли в воздух. И запутались в сучьях и ветках, не добравшись и до половины высоты дерева. С шумом и треском, обдирая кору, обрывая листья, цепляясь когтями за ветви и воя, рухнули вниз. Одна пару раз дернулась и затихла, из пасти ее торчала ветка, а под тушей начала растекаться едкая, дымящаяся кровь.
   Ее товарки на время прервали беготню и решили еще раз перекусить.
   А Лина, затаившись, стояла и смотрела... Что делать, она просто не представляла.
   В это время свой норов решила показать природа. Откуда-то с недалеких гор прилетел ветерок и, потрепав ей косу, рванулся дальше, разнося аппетитные запахи по поляне. Ветви деревьев зашелестели, затихшие было птицы завопили на разные голоса, а безглазые морды дружно развернулись в сторону, где среди елок стояла ведьмочка.
   Та хмыкнула. И не дожидаясь приготовившихся к рывку тварей, взлетела на ближайшее дерево. И откуда только силы взялись.
   Бах! В ствол врезались сразу несколько голов!
   - Чтоб вы расшиблись до смерти, чтоб вас демоны сожрали и подавились, чтоб вас на зелья пустили, чтоб вас Темные Магистры побрали, - проорала она вниз, вцепившись в ствол и прикидывая, сколько ударов выдержит эта сосна.
   - Лина, это ты? - донеслось из кроны дуба.
   Девушка развернулась, огорченно отцепляя от коры слипшиеся в смолистый ком волосы, и усаживаясь на поперечную ветку, будто на лошадь.
   - Нет, призрак замка Дифенталей, - ответила она. - Привет, подруга!
   - Угу...
   Ведьмочка разглядела сквозь листву знакомую косу.
   - А кто еще с тобой?
   - Тилан...
   - А Рил?
   - Не знаю, - подал голос некромант. Он переживал за брата. - А как мы здесь очутились?
   - Телепорт засбоил, - пожала плечами Лина, забывая, что собеседники не могут ее видеть.
   - Вовремя, Тьма побери!! - выругался Тилан.
   - Ага, - согласилась Лина, посматривая вниз. Твари вернулись к прерванной трапезе. - Мил, ты не знаешь, где мы?
   - На Севере, - пропыхтела княжна.
   - А поконкретнее?
   - Ну, я что тебе, справочник?
   - Ми-ил!
   - За достоверность не отвечаю, но это похоже на предгорья Светлого княжества, почти на границе Светлого Леса.
   - Откуда такие сведения? - язвительно вопросила девушка, выискивая ветку повыше. Что делать дальше, она решительно не представляла.
   - А мы, пока бежали, видели яблоньки эльфийские...
   - Яблоньки они видели... - она подобрала ноги и уцепилась за следующую поперечину. Риолон и мечи мешали как-то уж чересчур сильно, но Лина умудрилась подтянуться и лечь на живот, нервно болтая ногами в воздухе и рассматривая подозрительно обнюхивающую ствол ее спасительницы тварь. Подол балахона зацепился за какой-то сучок и не давал принять более удобного положения.
   - А города вы часом не заметили?
   - Не-ет! - донеслось до Лины язвительное. - Здесь город один - Всеслава.
   - А остальные? - сдавленно просипела ведьмочка, елозя животом по ветке и аккуратно сползая на прежнее место. - Деревни, что ли?
   - Городища! - гордо ответила Мила. - И кто тебя там душит?
   - Одежда!!! - рыкнула в ответ девушка, пытаясь выпутаться из ученического балахона, не выронив ножны и футляр. - Тьма б ее побрала! Демонов лес, демоново дерево, демонов балахон!!! И вообще, чтоб все в Бездну провалилось! - и, с трудом стянув мантию через голову, раздраженно швырнула вниз. И тут же поняла, какую ошибку сделала.
   Две твари мгновенно прекратили смачно чавкать и хрустеть костями и ломанулись к медленно опустившейся на землю тряпке. Третья, обнюхав неожиданную подачку, подняла голову и взвыла, да так, что заболели уши, а глаза едва не полопались. И врубилась с сосну. Девушка едва успела вцепиться в ствол. Зажмурившись, она принялась считать удары.
   Раз, два, три... многообещающий треск... надо было потолще дерево выбрать.
   - Что там у тебя происходит? - пробился сквозь гул в ушах хоровой вопль с дуба.
   - Да ничего... особенного, уий!! - прикусив язык, взвыла Лина. - Вы бы залезли повыше... городище это... шах тан эре... посмотрели!
   - А смысл?!!!
   - Ищите-е!!!! - проорала девушка, - иначе я за себя не отвечаю-ууй!!!
   Четыре, пять, шесть... дерево качнулось в сторону.
   "Ненавижу, ненавижу, ненавижу!" - повторяла про себя Лина. - "Светлых, Темных, красноглазых, лиловоглазых, хитрых, наглых, сволочных... всех ненавижу!!!!"
   Вот она решила кого-то спасти... а кто будет ее выручать?!!! Страха не было, только раздражение на собственную глупость, в очередной раз загнавшую ее в неприятную, мягко говоря, ситуацию. Лиссэ! Зачем ей было вести себя как настоящей Ведущей? И без того все неплохо было, и в одиночестве прожила бы, и смерть друзей пережила бы! А то только задумаешь что-то благородное совершить - нате вам, полную чашу неприятностей! И разгребайте. Так и гибнут герои благородные!!!
   Удары затихли... Девушка осторожно скосила глаза вниз. Все девять тварей сидели кружком и смотрели на нее. Лина поежилась. Безглазые морды навевали тоску. А еще по лесу, наверное, их хозяин бродит... И почему они себя так странно ведут? Не спешат доделать дело, будто забавляются? Они что, разумные? Вот ведь... джешаар лиссэ рат эре!
   - Эй, ты там жива? - раздался неуверенный голос Тилана.
   - Да вроде бы... пока...
   - А мы тут это... дымок увидели.
   - За-амечательно! - пропела Лина. - А теперь вот сидите и думайте, как до него добраться. Кстати, он близко?
   - Да не так чтоб уж очень, - пропыхтела княжна. - И как я сюда в этом балахоне залезла? - в ее голосе было подлинное изумление.
   - Быстро, - тоскливо прокомментировал Тилан. Он все сильнее переживал за брата. Ни он, ни Милава не могли раскинуть поисковую сеть, точнее, они попробовали в самом начале сидения на дереве, но получили в ответ только головную боль и легкие ожоги. А связь, всегдашняя их близнецовая связь не работала, будто брат был без сознания или... мертв.
   Потому он сидел на ветке, мрачно нахохлившись, и ни капли не разделял энтузиазма княжны, заявившей шепотом, едва появилась Лина: "Ну, вот... теперь мы наверняка что-нибудь придумаем!"
   Угу, придумаем... с диким воплями бегая по незнакомому лесу от не менее незнакомых тварей (а ведь справочники по нежитеведению были, можно сказать, их настольной книгой), изображая дятлов или белок, судорожно вцепившись в корявый ствол и зеленея при каждом порыве ветра. И как Милава порхает по этим зарослям? С ветки на ветку и до самого верха. Озабоченность появилась на ее лице, только когда затрещало Линарино дерево. Сам Тилан только стиснул зубы, сглатывая тошноту.
   Каково же было его удивление, когда во время недолгого затишья после особенно яростной атаки тварей на несчастную сосну, до них донесся раздраженный голос ведьмочки:
   - Вы будете смеяться, но мы сможем прибить этих гадов!
   - Но как?- хором воскликнули обнадеженные ребята
  
   Полудемон бесновался, расшвыривая по пещере ошметки человеческих тел. Все, буквально все шло наперекосяк! Эльфы оказались гораздо сильнее, чем он предполагал. Очень жаль, что сейчас совершенно невозможно добраться до осведомителя, слившего ему настолько неточную информацию. Серокожий магистр медленно зверел, выискивая еще один источник силы, и мысленный взор его, разумеется, наткнулся, на густую, темную воронку, из которой он черпал сырую силу для экспериментов. Ее напряженный узел не затронуло ломающее мир Искажение.
   Ну что же...
   Если так...
   Он убьет хотя бы одного Темного, самого главного...
   И отступит на заранее подготовленные позиции. Как удачно, что они есть.
   Ведь кокон... он ласковым движением прикоснулся к пульсирующей поверхности, выглядывающей из котлована... почти открылся.
   Зло ощерив клыки, он полоснул по запястью когтем и, собрав силу амулетов, выстроил из нее Щит. Без него соваться в центр разрушительной волны не имело смысла.
   Густая темно-фиолетовая кровь капала на пол, стекаясь в фигурные лужицы, самостоятельно выстраивая сложный узор. Она, будто живая, стремилась объединиться, слиться...
   Он вынырнул из тела и резко вломился в натянутые нити течений, разрывая их и собирая в огромный комок сырую, дикую силу. Она пульсировала, силясь растечься, и обжигала сознание, заставляя тело корчиться от боли. Полудемон резко выпрямился и выплеснул энергию через узор прямо в сторону медленно кружащего на границе Искажения существа.
   Факелы в огромном подземелье на миг вспыхнули ослепительно-синим огнем, пару раз мигнули и погасли.
  
   Против такой мощи бесполезно выставлять щиты... Единственный выход - пропустить сквозь себя, как сквозь тонкую сеть, все, что магистр выбросил в пространство в надежде сжечь врага. Сознание мгновенно раздробилось на сотни осколков, они разлетелись, попадая в изломанные водовороты, потоки и течения, беснующиеся на самой границе. Клочья разума привычно разлетелись на все стороны света, рассыпаясь и растворяясь, исчезая и прячась... А тот, которому удалось стремительной серебряной змейкой вернуться в тело, принял на себя всю силу удара, взбаламутившего Изменение и достигшего места сосредоточения силы. Белые стены вздрогнули, прогибаясь под ударной волной, обретшей физическое воплощение. И щиты Черного Дракона, практически опустошившего все резервы, не выдержали. Его вышвырнуло из зачарованного круга прямо в объятия приманенных из-за граней мира эманациями силы иных тварей. Туманы и тени мгновенно облепили фигуру, сдавливая грудь, выталкивая из легких воздух. Что-то или кто-то жадно закружило вокруг, полосуя спину и грудь острейшими лезвиями, вытягивая энергию, вырывая бесплотными зубами клочья ауры.
   Он вскинул руки и с силой развел их в стороны. Между ладоней заструилась Тьма, окружая его тонкой пленкой защиты. Пальцы ощутимо дрожали... Иные отступили, но совсем не далеко. Они выжидали. Ведь Темный брал силу не в пространстве мира, сейчас недоступном, далеком и все более теряющем очертания реальности, а в себе... Так, как ни один представитель Старшей ветви не рисковал делать, опасаясь исчерпать себя. Исчезни, израсходуйся магия, струящаяся вместе или вместо крови по жилам Темных и Светлых - и все, бессмертному существу придет конец.
   Горечь обжигает горло, стремясь выесть легкие изнутри.
   Шаг, еще шаг в сторону сияющего в тумане контура защитной стены. Алая пелена застилает глаза.
   Резкая боль в груди и висках - это возвращаются рассыпавшиеся клочья сознания.
   Он слизнул с губ кровь. Соленый вкус прояснил застланное туманом сознание. Последняя грань...
   Cил для того, что бы сделать последний шаг и преодолеть барьер, уже не было. Но можно еще сказать, выталкивая воздух сквозь немеющие губы...дазались гораздо сильнее, чем он предполагал.веческих тел. ствол и зеленея при каждом порыве ветра. ну, до них д
  
   Линара, с оптимизмом ощупывающая пояс, в кармашках которого прятались разноцветные фиалы, внезапно закашлялась. Легкие вдруг просто отказались работать, в голове зашумело, пальцы скрутила судорога. Будто ледяной шип пронзил грудь... Спустя миг тело ее обмякло, а сознание закружилось в беспокойном водовороте, утягиваемое куда-то далеко-далеко... за странным ледяным осколком, полным раздражения и беспокойства.
   Одиночество...
   Яркие картинки мелькают перед мысленным взором. Туман, смерть, кровь...
   Соль на губах...
   И тихий шепот на грани слышимости: "Ресс д'иласе-рейш, ресса, исс?"
   И губы невольно повторяют, не улавливая смысла, но соглашаясь: "Ресс д'иласе-рейш, ресса, исс".
   Чьи губы, чье сознание?
   Тревоги и вопросы рассыпаются серебряной пылью в чистой звонкой пустоте, осколки сливаются, боль уходит, вращающийся калейдоскоп замирает в новом положении.
   Тьма вскипает, выжигает, очищает, придает сил... Заполняет до краев силой.
   И Туман отпускает жертву, поджимает щупальца и... сливается со стенами, освобождая зал, засыпанный мраморным крошевом. Иные уходят, оставшись без жертвы.
   Стеклянные границы рушатся, и вихрь воспоминаний заполоняет душу... души, смешиваясь в причудливой мозаике.
   Двое, сцепившись сознаниями в плотный ком, наблюдают... нетерпеливо, жадно...
   Слияние...
   Нет, не слияния они ждали. А вот этого клочка сознания, которое занесло к самому Погибшему Городу.
   Он был выловлен, рассмотрен со всех сторон и поглощен... Отличная информация... нужная.
   Двое удовлетворенно улыбнулись...
   И разлетелись, как бабочки, несомые хулиганом-вихрем
   Благодарю...Иди...
   Идти? Куда?
   Туда, откуда пришла... - ехидное. - Ведь и у тебя есть незаконченные дела, не так ли?
   Есть... и у тебя?
   О, да... - предвкушающее. - Лети, еще увидимся, птичка хрустальная...
   Я не птичка! - донеслось уже издали возмущенное восклицание.
  
   Лина открыла глаза. И еще успела подхватить пояс, медленно сползающий с ветки. Потом пришлось распутать косу, прикрутившую ее к стволу дерева, и только потом, засунув поглубже недоумение, раздражение, любопытство и десять тысяч вопросов, прокашлявшись и вдохнув ароматов летнего леса и вони подземных тварей, ответить:
   - Очень просто...
   Так же просто, как жить на два мира...
   - Ну?!!! - взвыли голодными баньши студенты.
   - У меня есть три Едких плесени, два Тумана, один Едкий Дым и два взрывных заряда. О, и еще Золотая сеть. Только если я все это применю прямо здесь, то отправлюсь в Бездну вместе с этими тварями.
   Послышался шелест, это Милава и Тилан перебрались поближе к краю кроны, разлегшись на толстых ветвях, как на лежанках. Но между ними и Линой все равно было не меньше пяти-шести деревьев... или шагов двадцать по прямой через поляну.
   Девушка встала на ветке, балансируя руками. Закрепила ножны, защелкнув замки сложной сбруи, выругавшись, закинула за спину футляр с риолоном. Отведя в сторону колючки, неспешно шагнула на соседнюю, тянущуюся в нужном направлении. Поежилась. Тонкая ткань рубахи не спасала от прохладного ветерка.
   Сделав пару шагов и почувствовав, что дерево под ногами начало опасно пружинить, вытянула из кармашка тонкостенный двухсекционный фиал. Полюбовалась переливами алого огня, и силой швырнула его вниз, одновременно бросая тело в воздух.
   У основания сосны вверх взметнулась земля вперемешку с кишками. Оглушенная взрывной волной, Лина намертво вцепилась в ветки соседнего дерева, которые провисли почти до земли. Не обращая внимания на звон в ушах, она поползла по ним вверх, перехватывая за зеленые отростки и упираясь ногами в ствол. Нащупала прочное разветвление и на миг прижалась оцарапанным лицом к коре. Услышав многообещающее рычание, она забыла об отдыхе и вскарабкалась еще на пару веток выше.
   Хорошо, что это монументальный, древний лес. И деревья в нем в большинстве своем высокие и толстые. Как и эта несчастная сосна, все-таки завалившаяся поперек поляны.
   И что дальше? Прижимаясь к стволу дерева, Лина скосила глаза на результат своего броска. Сквозь листву просматривалась земля, пара оторванных лап, какие-то непонятные ошметки и придавленная стволом туша.
   - Минус два! - прокричала она Милаве. Потом обратилась к собравшимся внизу:
   - Ну что, лиссэ эре, продолжим?
   И, вытащив еще два фиала, аккуратно их откупорила и вылила содержимое на землю тонкими струйками, постаравшись, чтоб они слились в единую нить. Еще не достигнув земли, маслянистая жидкость занялась синим пламенем, горящие капли одна за другой падали на землю, жадно вгрызались в остатки травы, перепрыгивали на решившую не вовремя полюбопытствовать тварь...
   О, как она выла, вертясь, как безумная, пытаясь отгрызть хвост и роя горящей мордой землю. Но бесполезно, только несколько капель демонской смеси веером разлетелись по поляне, и попали на кожу еще двум, заставив их добавить свои далеко не тихие голоса к смертельному концерту. А первая затихла, когда огонь, попавший на слепую морду, проел кости до маленького мозга.
   Пока Лина любовалась открывшейся картиной, у ствола разгорелся настоящий костер, язычки пламени побежали вверх, быстро пожирая кору. Конечно, это пламя, порождение несовместимых веществ двух эликсиров, скоро утихнет, но краткого времени активности будет достаточно, чтоб сделать из нее хорошо прожаренный бифштекс.
   А поэтому, на какое бы дерево перебраться?
   Девушка огляделась, и без особых раздумий перескочила на соседний дубок, затем, не задерживаясь, скользнула по тонким веткам на следующий. Обрадовала столпившихся внизу зверей последним зарядом и закричала, перекрывая звук взрыва и разъяренный рев трех оставшихся тварей:
   - Ловите меня-а!!! - и, разбежавшись на суку, она взвилась в воздух. Прикрывая лицо руками, вломилась в ветви, врезалась в развилку и поползла вниз, обдирая руки.
   Тилан, нагнувшись, схватил ее за запястье. Открыв глаза, Лина нащупала ногами нижнюю ветку и спустя миг уселась рядом с ним.
   - Ну, как? - спросила она, нервно улыбаясь.
   А что, движение это жизнь, и судя по всему, у них все впереди.
   - Красиво, - свесившись вниз головой, признала Милава, - но еще три осталось.
   - Три - не десять, на дерево подвесим.
  
   Путешествие до Тирита Подгорного заняло не так много времени, как предполагала Сьена, но все же прилично. Самым опасным был переход из дворца по тонким висячим мостикам, а все остальное после путешествия через завывающую стихию, пытающуюся скинуть в бездну двух чокнутых дроу, казалось просто приятной прогулкой.
   - Сразу видно, кто устроил это безобразие,- проорал Тьеор, цепляясь за поручни.
   Эльфийка откликнулась, отводя хлещущие по лицу волосы:
   - Повелитель не разменивается на мелочи. Если уж буря, то на полмира/
   - Да, недоучке бы понравилось...
   - Кому-кому?
   - Ведьме нашей крашеной...
   - Нашей?!
   - Ну, частично и нашей...
   Сьена замерла в проеме, потом тряхнула головой и на редкость разумно ответила:
   - Потом разберемся!
   Коридоры верхнего города были пустынны и тихи. Только эхо гуляло среди мраморных стен, малахитовых барельефов, обсидиановых статуй, мозаик и инкрустаций. Все дроу, не призванные на, так сказать, военную службу, сидели по домам, тихо, как... затаившиеся слиссы. Этому способствовали усиленные патрули стражи, пара которых встретилась спешащим вниз Темным. Впрочем, первый десяток эльфов был занят азартным выковыриванием из лавки артефактов парочки мародеров. Дело осложнялось тем, что грабители-любители (оборотень-полукровка и два гнома) умудрились активировать несколько амулетов. И окаменеть прямо во время сбора трофеев.
   Пополнив запас ругательств, Тьеор со Сьеной проскользнули мимо. А от следующего патруля пришлось прятаться в поперечном, темном, мрачном и пыльном коридоре. Уж больно кровожадно те выглядели, явно жалея о том, что им не досталось места в отрядах, штурмующих северные пределы. Эти желтоглазые маньяки сперва бы напали, а потом разбирались, на кого и за что.
   Темные коридоры извивались, как гигантские черви. Постепенно облицованные и освещенные сменились вырубленными и просто отполированными, а затем переходы стали больше похожи на прогрызенные гигантскими камнежорками норы. Полюбовавшись шпилями Тирита Подгорного, Тьеор решительно свернул в противоположную от него сторону. На возмущенное шипение принцессы о том, что она устала и вообще не нанималась тут ходить, ответил, что гейшери принцесса может идти обратно. Если дорогу найдет. Но тогда вся слава достанется ему одному.
   Сьена тут же прибавила ходу, поглаживая рукояти клинков, и только коротко поинтересовалась, куда они направляются.
   - В резиденцию Ка'Шесс.
   - А можно, - чуть не подпрыгивая от нетерпения, начала Наследница, - можно...
   Алхимик мечтательно улыбнулся.
   - Да, ты можешь убить там всех... кого найдешь.
  
   *эйрнай'эней - дальний родственник, двоюродный или троюродный дядя, официальное светлоэльф.
   ** наиррин'наэ -муж сестры- официальное светлоэльф.
   ***эльфийская лоза - магический гибрид орхидеи и винограда. Есть ядовитые разновидности. (Справочник садовода - любителя под редакцией Дьерри дель Рио'Ксан).
   **** li'aerna - клаустрофобия. И такое бывает. В скрытой форме, проявляясь в таких вот чрезмерно экстремальных походах.
   Ресс д'иласе-рейш, ресса, иcс. (Reiss d'ialase-reish reissae ieess) - в примерном переводе с темного наречия означает: Младшая в паре Слышащая - Действующий согласна разделить действие. Вопрос или согласие задается интонацией.
  
   Глава 10
  
   Черный Дракон сидел в центре пентаграммы, скрестив ноги, и наблюдал за струящимися в пространстве потоками магии, медленно возвращающимися в привычные русла. До полного восстановления тонкого баланса было далеко. Не меньше двух дней пройдет, пока улягутся бури и грозы и магия вновь станет безопасной и привычной. Две метки, поставленные блудным осколком сознания в логове темного Магистра, ослепительно сияли перед внутренним взором, не смотря на огромное расстояние, отделяющее его от мрачных подземелий, где осталась капля силы.
   А уж дорогой кузен должен чувствовать такой маяк, даже не закрывая глаз, как мощный центр притяжения. Это должно было облегчить его поиски, но младший Дракон все равно слишком долго кружил по запутанным подземельям. И потому не успевал... категорически не успевал взять полудемона в центре раскинутой им паутины. Подвижная капля, вцепившаяся в ауру магистра как пиявка, мигнула и стремительно перенеслась еще дальше на север. Впаянная в камень убежища метка потускнела.
   Это плохо, это очень плохо...
   Кое-кто теперь будет наказан...
   Он встал, потягиваясь и накидывая пелену щитов. Укутываясь в многослойную полупрозрачную кисею, скрывая манящую призраков ауру, дроу улыбался. Пьянящий азарт охоты и не думал испаряться из крови, Хищник внутри довольно урчал...
   Это же хорошо, что охота так быстро не окончится!
   Туман медленно оседал, обнажая покоробленный пол и кучи осыпавшихся со стен камней. Темноту разгоняли тусклые алые огни, кружащиеся под потолком в медленном, слегка пьяном хороводе. И ни одного постороннего присутствия...
   Осторожно перешагнул через потухшие линии узора и, прихрамывая, неторопливо двинулся в сторону одного из коридоров. Располосованная грудь отзывалась при каждом шаге резкой болью, спутанные волосы оттягивали назад голову, в виски будто вонзались длинные иглы, впитавшая в ткань кровь начала подсыхать, превращая изодранный ширн в неопрятный панцирь... но вот об этом можно побеспокоиться и позже.
   Следовало проверить печати. И подготовить их на случай новых сюрпризов от убегающего магистра. А они будут, несомненно!
   Если кто-то осмелился взглянуть в лиловые глаза дроу, скользящего по холодному коридору, то поразился бы царящей там одержимости. Но кого можно встретить в Ледяных пещерах? Только мертвецов и призраков...
   К его ногам ластилась Тьма, самая верная и опасная союзница, где-то далеко хмельная удача маленькой ведьмы танцевала в лучах закатного солнца, а впереди, затаившись в леденящем холоде Озера, выжидал кубок, полный отравленного могущества.
  
   Бродящий в крови азарт, легкий, как игристое вино, толкал Лину вниз. Но ощущение силы и свежести, плескающихся внутри, было обманчивым. Это связь натянутой тонкой нитью дрожала над миром, вызванивая собственную мелодию. И тень иного, хищного и жаркого желания подраться, побуждала броситься вниз и обагрить клинки в мерзкой крови подземных чудовищ. Хорошо хоть, не клыки...
   Девушка провела языком по верхнему ряду зубов. Нет, хвала Тьме, еще не отросло ничего такого...
   Она лежала на ветке, вцепившись в нее руками и прижимаясь к ней алеющей щекой. Дерево мерно вздрагивало и как-то жалобно скрипело, жалуясь на свою горькую судьбу, отвлекая Лину тихой песней. Твари остервенело атаковали дуб. Милава, лежащая рядом, не менее остервенело составляла очередной план. Тилан злобно комментировал:
   - Ага, и ничего лучше, чем под прикрытием Тумана слезть вниз и попытаться прирезать трех монстров, вы не можете придумать!
   - Ну, что-о ты... - протянула княжна, прижимаясь к ветке, как к желанному любовнику. - Я могу дематериализацию или изгнание начаровать, но...
   - Вот именно, но! - фыркнула Лина. - Кого оно дематериализует?! Не нас ли? Тилан, у тебя веревка есть?
   - А как же! Самого лучшего качества! - съехидничал парень.
   - Так, я не поняла? - ведьмочка холодно посмотрела на некроманта. - Я для кого тут сижу, план составляю? Ес-сть веревка?
   Тилан сел и принялся молча снимать намотанную на пояс серую тройную змейку.
   - Пользоваться умеешь?
   - В каком смысле? - осторожно переспросил парень.
   - Связать петлю, и... - девушка покрутила головой, улыбнувшись, - поймать ей кого-нибудь?
   - Да запросто!
   - Мне бы твой оптимизм, - пробормотала Милава, напряженно следя за подругой, по-змеиному скользнувшей вниз и замершей в опасной близости от клыков и когтей.
   Вдохновение вело ведьму по тонкому лезвию игры.
  
   По взрытой земле стелился дымок от медленно тлеющей сосны, нос щекотал смолистый аромат, смешивающийся с чуждым лесу едким запахом крови. Ребята торопливой трусцой убегали с поляны, где на развилке дуба, с затянутой на шее петлей болтался жутковатый кусок мяса, опутанный золотыми нитями, а рядом валялись два, будто взорванных изнутри трупа. Это помимо сгоревших, придавленных и разорванных... А Линара мрачно баюкала распоротую почти до кости левую руку, пытаясь понять, что именно подвигло ее на столь безумную эскападу. Нет, она уже не обвиняла в своих собственных вспышках ни компаньона, ни богов, ни демонов, но анализ ошибок никто не отменял. А им можно заниматься и на бегу, следуя за мелькающей впереди фигуркой Милы, уверенно держащей направление на достопамятный дымок.
   Все оказалось довольно просто. И очень, очень быстро. Веревку закрепили на самой толстой развилке и перекинули через одну из верхних веток. Тилан, опасно свесившись вниз, управлял скользящей петлей. В миг, когда ему удалось подловить одну из тварей в ловушку и затянуть веревку на слепой морде, Лина накинула на тварь Сеть. А та делалась на магической основе, и сработала не совсем так, как планировали ее изготовители. Но это пошло только в плюс. Ведь случись все иначе, тварь начала бы брыкаться. И тут не выдержали бы либо сеть, либо дерево. Но вместо того, чтоб просто закутать бьющегося и рычащего хищника, она, едва коснулась плотной серой кожи, начала сжиматься, нарезая вонючую плоть аккуратными кубиками. А особая прочность и стойкость Золотой сети не дала темной крови, льющейся на землю стремительным потоком, разъесть ее. В тот же миг ведьмочка ринулась вниз, упала, перекатилась, и встретилась лицом к лицу с двумя подземными монстрами, которые пару ударов сердца назад вкушали мясо своих неудачливых сородичей на другом конце поляны. Яростно зарычав прямо в разинутую смрадную пасть первого, буквально забила туда два фиала. На второго сверху рухнул Тилан, вцепляясь в тонкую шею и распарывая подол балахона о гребень. Он дал Лине время вскочить и выдернуть из ножен клинки. С немеющей руки капала кровь. Сладковатый аромат ввинтился в мозг и взорвался алой вспышкой, мир сузился до маленького пятачка земли и тусклых когтей, тянущихся к горлу.
   Рычание, блеск лезвий, вихрь листвы и щепок. Лина метнулась в сторону, краем глаза заметив, как взмывает в воздух парень, сброшенный назад сильным рывком. Когти полоснули по тонкому стволу, встретились с лезвием "Брата". Тварь пружиной взвилась в воздух... Боль и кровь, ярость и скорость. Танец на острие ножа, гонка со смертью, скольжения и уклоны... Падение...И тонкая, но такая прочная чешуйчатая кожа на горле торжествующе задравшего голову монстра. Короткий выпад...
   И вот уже Милава, навалившись всем телом на серую тушу, разжимает челюсти игрушечным кинжальчиком и пихает в пасть последний "Туман", ее сокурсник, кряхтя, пытается отскрести себя от дерева, а Лина злобно воет, перетягивая руку куском бывшей рубашки. Кровь твари обжигает, как кипяток, а воды, чтоб смыть разъедающую кожу жидкость, нет. Единственное, чем удается воспользоваться, это листвой, в изобилии устилающей взрытую землю.
   На все про все ушло не более половины водяной клепсидры.
   А ошибка... судя по всему единственная - это то, что она переоценила собственные силы.
  
   Длинный как змея дом распластался среди лабиринта низких скалистых отрогов. Потолок пещеры терялся во тьме, и тусклый белый свет, льющийся от стеклянных шаров, расположенных по углам невысокой каменной ограды, достигал только оконечностей гигантских полупрозрачных сталактитов, угрожающе нависающих над плоской крышей Дома Ка'Шесс. На шпилях, венчающих толстые, покрытые золотистыми прожилками башни, гордо красовались эмблемы рода. Ромбовидные щиты украшала пара серых мотыльков на темно-зеленом фоне. Перламутровая инкрустация по краям переливалась всеми цветами радуги. Так же ярко сияли вплавленные в камень ограды гербы. Это значило, что магическая защита в активном состоянии.
   Обширный двор был пуст, за темно-синей мозаикой окон было невозможно разглядеть, есть ли в доме кто-то живой. Тишина и забвение, казалось, царили в родовом поместье наглой рыжей соблазнительницы.
   - Ууу, - разочарованно протянула Ее высочество, обозревая окрестности с неприметного балкончика, где залегла бок о бок с мастером-алхимиком, - здесь никого нет!
   И попыталась встать.
   - Ш-ш, не спеши, - прошептал Тьеор, придерживая Сьену за талию, - посмотри на стойла и нис'слисс*.
   Эльфийка послушно выглянула из-за нагромождения камней, загораживающих узкий тоннель, на поиск которого они потратили немало времени. Но вид, открывающийся с господствующей высоты, того стоил. Огромная чаша пещеры просматривалась как на ладони. Все узкие тропинки, украшенные изящными статуями широкие проходы, места для потаенной засады, ответвления от главного тоннеля и скрытые зарослями болезненно-зеленой светящейся грибницы оборонные рубежи были осмотрены и запротоколированы. А темнота, царящая по углам подземелья, никогда не являлась препятствием ни для одного дроу.
   Сьена на миг задержала взгляд на маленьком озерце, вода в котором напоминала цветом ночное небо. Серебристые искорки бегали по поверхности, рисуя сложные узоры. Мелкие разноцветные плитки огибающей воду дорожки так и просили, чтобы по ним пробежались босиком. Шелковистый на ощупь камень стоил целое состояние... Наверняка этот род очень богат, если может позволить себе выложить двор, подъездную дорожку и створки немаленьких ворот шагргайским камнем. Его добывали в Болотных горах и стоил он... прилично. Сьена облизнулась... Вы богаты, а значит, пришла пора платить налоги! И она перевела взгляд на задний двор. Вид немного загораживали резные карнизы, нависающие над стенами, но если это типовая усадьба...
   Низкие стойла, где временно держали прирученных верховых слиссов, примыкали к основному зданию сзади, дабы не нарушать красоту инкрустированного алыми камнями фасада своим неэстетичным видом. И они были девственно чисты. В кормушках ни кусочка мяса, ни капли воды. А сам ящерятник стоял еще дальше, почти скрываясь в нагромождениях черных скал. По их гребню тянулась ограда, и располагающийся на ней шар прекрасно освещал заложенные двойными запорами ворота. Так делали, только если в помещение было загнано не менее десятка становящихся буйными в отсутствие погонщиков тварей.
   - Поняла? - раздался над ухом принцессы интимный шепот. Алхимик почти коснулся губами ее ушка. Нет, он и раньше довольно фамильярно возлежал рядом, будто не в засаде, а в спальне, но эти нежности как-то уж совершенно неуместны!
   - О, да! - дернувшись и заехав локтем под дых Тьеору, эльфийка ожгла его недовольным взглядом. Алхимик только улыбнулся ехидно, потирая грудь. Затем, посерьезнев, сказал:
   - Сейчас мы спустимся вниз... хотя, может тебя оставить здесь?
   - Только пос-смей!! - Сьена зло ощерилась.
   - Гейшери миа, я тебя не оставлю, но! Ты будешь послушна. То есть полностью! И тогда я позволю тебе лично кого-нибудь зарезать! Поняла? - в прищуренных алых глазах Темного плясали искры. Он выглядел... убедительно, нависая над принцессой, невольно вжавшейся в камни. Длинная светлая прядь, выбившаяся из-под повязки, завивалась колечками и щекотала лицо. И девушка, согласно прикрыв глаза, коснулась щеки дроу, чувствуя, как вытекает из тела гнев, уступая место легкой пьянящей радости и предвкушению хорошей драки...
  
   *нис'слисс - ящерятник.
  
   Две тени крадучись приблизились к ограде, далеко огибая натоптанные тропы. Да, темные одеяния измазались в грязи и белой пыли, чувствительные носы морщились, вдыхая гнилостные ароматы разложения. Зато их, по-пластунски преодолевших последние два десятка шагов, не заметили наверняка имеющиеся в доме наблюдатели. Да и возведенные чары обратили на них не больше внимания, чем на летучих мышей, иногда проносящихся между шпилями. Все-таки установка приоритетов на щитах иногда выходит боком. Но если вы не хотите просыпаться каждые полчаса оттого, что слепые мотыльки решили полетать над вашей крышей, приходится терпеть. И держать штат охранников.
   Тьеор остановил Сьену в паре локтей от границы активных чар. В этом месте от камней исходило тепло, и волосы на затылках начинали шевелиться от напряжения магических полей. Вот только работа их была нарушена... дроу дружно улыбнулись. План был составлен, утвержден и готов к применению.
   Алхимик перевернулся на спину и нащупал нужный фиал в кармашках на поясе. И, сделав торжественное выражение лица, вручил его Наследнице. Та, привстав на локтях, великосветски кивнула. На миг взметнулась вверх, отбрасывая с лица рассыпавшиеся волосы, широко размахнулась и метнула пузырек, полный мелкой рассыпчатой пыли, через ограду. Он влетел в узкое окошко под самой крышей одноэтажного здания нис'слисс. Послышался тихий хлопок.
   Эльфийка вопросительно глянула на своего спутника. Тот с напряженным лицом прислушивался к происходящему внутри. Внезапно там раздалось приглушенное камнем рычание, перешедшее в протяжный вой. Грызня мгновенно разрослась до откровенной свары... Ожидавший результата Тьеор удовлетворенно выдохнул. Пока все шло по плану.
   Он знал, что сначала из разбившегося фиала к потолку поднялось облако серой пыли и медленно осело на морды и спины крупных ящериц-слиссов, пристяжные ремни, загородки, кормушки. Прошла всего пара мгновений и вот уже глаза верховых животных налились кровью. Они забеспокоились, а затем, подвывая, принялись дружно рваться с привязей. Бешенство придавало им силы, и крепчайшие цепи начали трескаться, а кое-где просто выламываться из стен. Когда последнее кольцо выскочило из впаянных в камень креплений, в помещении началась безобразная драка. Кровь заливала гладкий пол, куски мяса, выдранные острейшими зубами, разлетались по помещению, мощные удары сотрясали стены, перемалывали в труху загородки. Неожиданно мысли хищников сменили направление, и самые крупные, взвыв, с разбегу вломились в запертые ворота. Удар. Еще удар, и створки, с которых посыпалась изящная облицовка, не выдержали. Во двор хлынула жаждущая крови и жертв свора. Достигающие в холке высоты человеческого роста, длиннохвостые, когтистые твари ринулись к прямо к усадьбе, где концентрация запахов была самой высокой.
   В тот же миг полыхнули Щиты, отбрасывая их назад, но мощности и точности им, подточенным Изменением, не хватило. И самые сильные хищники вломились в витражные окна, выбивая стекла, выламывая рамы и ввинчиваясь в проемы, оставляя на осколках куски чешуйчатых шкур.
   Внешняя защита продержалась еще с десяток ударов сердца, но ее ресурсы уже активно выкачивали внутренние контуры, пытающиеся остановить нападающих. В доме раздались крики, осколки одного из окон вылетели в облаке раскаленного пламени. Прожаренная тушка слисса рухнула следом на гладкие плиты. Приятный аромат растекся по пещере...
   И хищники сменили тактику, перестав нападать безоглядно. Да, они были ослеплены безумием, но, на беду нынешних хозяев Дома Ка'Шесс, лучшие представители породы еще и обладали разумом. Они оказались одинаково хороши и в узких коридорах, нападая из-за угла, и в просторных залах, крадучись перемещаясь вдоль стен.... Здание очень быстро превратилось в ловушку. Ведь магия толком не работала... Да, разумеется, слиссы гибли, но, не так быстро, как бы хотелось их хозяевам, а кроме того, у них были помощники.
   В миг, когда погасло перламутровое сияние гербов, через ограду переметнулись две тени в темных одеждах, и стремительным броском преодолели пустое пространство заднего двора.
   Сьена одарила алхимика горячим восхищенным взглядом. Гениальное зелье! Тьеор, обнажив родовые клинки, приглашающе качнул головой в сторону выбитого окна. Они молчали, ибо слова только рассеивают внимание, мешая легкому боевому трансу, да еще и привлекают всяких любителей подслушать чужие разговоры. В конце концов, они достаточно хорошо друг друга знают и понимают практически без слов.
  
   Дорога до ближайшего городища заняла куда больше времени, чем все сражение вместе взятое. Нервно оглядывающиеся и постоянно прислушивающиеся к шорохам, стукам, скрежетам и воплям лесных обитателей ребята выбрались на опушку, когда на лес уже опустилась ночь. Звезды мигали на безоблачном небе, под ногами чавкала болотистая земля, на заросших мхом кочках, торчащих вдоль берега мелкого ручейка, распустились мелкие белые цветочки.
   Перед ребятами расстилалась широкая просека, а шагах в двухстах снова начинались заросли, такие густые и зловещие, что казались монолитной стеной. Впрочем, они туда и не рвались. Потому что чуть в стороне возвышался земляной вал, а на нем высился мощный деревянный частокол. Два десятка факелов немного разгоняли темноту, иногда взблескивали кольчуги стражников, мелькающих в проемах бойниц. Башенки над просмоленными воротами были покрыты глиняной черепицей.
   Прибавив шагу, Линара устремилась за некроманткой, настороженно озирающейся по сторонам. Тилан сзади пробурчал что-то неразборчивое, отводя ветку, хлестнувшую по лицу. Они проделали полпути, раздумывая над тем, как лучше напроситься в гости (ночевать под стеной не хотелось), когда практически благостную тишину летнего вечера нарушили тревожные вопли.
   - Тревога, тревога, тревога, тревога-а! - разносилось над лесом и полем. Загремели на разные голоса колокола, звякнули опускаемые решетки. Громкий скрежет возвестил, что запертые ворота заложили парой дополнительных запоров.
   Ведьмочка выругалась, наблюдая за суетой, волнами расходящейся от невидимого им центра. Один за другим загорались яркие желтые огни, выстраиваясь в цепь вдоль частокола, на стенах башен заплясали угрожающие тени. К крикам, грохоту оружия и тренькаю арбалетных механизмов примешивался уже знакомый вой.
   Расстроенная и разозленная Лина завопила:
   - Давай быстрее! А то не пустят!
   - До-га-да-лась!!! - подала голос Милава, подбирая подол балахона и пытаясь с разбегу форсировать холм. Сделав пару шагов, она споткнулась и съехала вниз. Ведьмочка вздернула ее за шиворот. Что-то внутри нее отсчитывало мгновения. И их, осталось немного...
   Ребята, тяжело вздыхая, начали взбираться на вал, поросший мелкой скользкой травкой. Цепляясь друг за друга, они почти добрались до стены, и тут свист спускаемой тетивы прорезал воздух. Лина даже успела уловить колебание воздуха, пригнулась...
   - Ложись! - дернул девушек за ноги Тилан, валя их на землю и падая следом.
   Обдав их ветром, над головами пронеслась зажигательная стрела, вонзилась в траву позади них. Огонь расплескался по земле, поджаривая пятки студентам. Все трое разом вскочили. У Лины от жара затрещал кончик косы.
   - Охотнички, едрить ваши елки!!! Мы к вам в гости!!! - пригибаясь, Милава подскочила к воротам.
   Линара с силой вломилась в деревянную стену, добавив шума, но прошибить ее не смогла. К сожалению. А так хотелось! Тилан тихо скользнул ближе, машинально прикрывая девушек спиной.
   - Впустите же нас, во имя Бога Единого и Всеблагого! - отчаянно воззвала княжна, вспомнив, что еретиков и подозрительных личностей принято варить живьем в смоле. - Мы люди, заблудшие во тьме незнания и просим убежища... и безопасности! Будьте милосердны! Княжна Светлая просит убежища!!
   - А иначе, - добавил хрипло юноша, не дожидаясь реакции со стены, но его перебила Лина, в голосе которой внезапно прорезались странные гипнотизирующие нотки:
   - Иначе наш-ши призраки будут являться вам в кошмар-рных с-снах! - отчетливое, богатое интонациями рычание, смешанное с многообещающим шипением в пропорции один к двум едва не заставили ее друзей отскочить подальше. И, наверное, слегка ошарашило стражников. Они даже греметь оружием перестали.
   - Скорее бы там решили... хоть что-нибудь! - заметил Тилан. От него пахло отчаянием. И рушащимися надеждами...
   Линара обернулась и без особого труда разглядела, как, огибая вал, просеку заливает серая пелена. Темнота ничуть не помешала ей в подробностях рассмотреть рыскающих вокруг безглазых тварей.
   - Знакомые все морды! Сколько же их много... - выдохнула она. - Повеселимс-ся! На всех хватит!
   И в глазах ее загорелись зеленые ведьмины огни.
   Тем временем сверху их окликнули подозрительно:
   - Княжна Светлая?
   - Да!!! - хором крикнули ребята.
   - А еще кто? - пытливо вопросили с частокола.
   Кажется, им решили устроить обстоятельный допрос, подумала Лина. Будто у них пол века в запасе! И громко ответила, добавив в голос искренности, больше похожей на приказ:
   - Свита!
   - Свита, свита... посмотрим, что это за свита тут бродит наглая, - закряхтел кто-то, и сверху на ребят упала веревочная лестница.
   Милава первой ухватилась за ее колючие узловатые перемычки и почти взлетела вверх. Тилан под насмешливым и выжидательным взглядом Лины смешался и последовал за некроманткой, путаясь в ногах.
   А девушка, глубоко вдохнув ночной аромат, здесь еще не напоенный запахом войны, сунула неведомо как оказавшиеся в руках клинки в ножны. На миг прикрыв глаза, прислушалась к песне. В отдалении глухо звучали ломаные, тревожные ноты израненного мира, а эти стены, верные и добродушные, обещали безопасность и излучали спокойствие, свойственное, вообще-то, только философам и тысячелетним дубам. Как живое листани...
   Чуть морщась от боли, Линара принялась неторопливо перебирать ступени. Она наслаждалась каждым прикосновением к чуду. А разве ощущение полноценной жизни в мертвом дереве не есть это самое чудо?
   Подтянувшись, она единым движением перемахнула через заостренные бревна надвратного частокола и мягко приземлилась на широкий помост. Приветливо улыбнулась, оглядывая острия алебард и наконечники стрел, направленные на нее. Покивала, соглашаясь с разумностью данной предосторожности, подмигнула замершим у стены ребятам, и, игнорируя удивленные взгляды, опустилась на одно колено, касаясь теплых досок ладонью:
   - Тэсс риэш... - начала она на Темном наречии, но запнулась, досадливо тряхнула головой и продолжила уже по ронийски, напевно и звонко, - только ради чистой радости, снизошедшей на меня в момент прикосновения к этим стенам, я прощаю вам недоверие, оказанное нам.
   Двусмысленность фразы заставила Милаву криво усмехнуться. Она гордо вздернула подбородок и перекинула длинную косу через плечо, растягивая время. Посмотрела на хмурые лица десятка стражников и спросила:
   - И кто же тут, сомневаясь в личности княжеской, заставил нас ожидать под стенами лишние мгновения?
   - Ну, я, - выступил вперед стражник в синем плаще поверх кольчуги.
   - Я приношу вам благодарность, сотник, за то, что вы все же соизволили подать нам лестницу, - Мила добавила в голос ведьминского ехидства, и краем глаза поймала довольную ухмылку Лины, все так же стоящей, преклонив колено.
   - Простите, что не поверил, ваше княжеское высочество, но что Лика Светлая делает в приграничных лесах Светлого княжества?
   - Не Лика, - качнула головой некромантка, оглаживая рукав, на котором уже невозможно было разобрать эмблему кафедры, - Милава.
   Настороженное уважение мгновенно сменилось недоумением, а затем и враждебностью. Похоже, про подругу здесь слышали, подумала Лина.
   - Изгнанница, - пронесся по ряду воинов шепот, и лезвия вновь взблеснули угрожающе. Впрочем, только этот десяток и расслышал уточнение. Шум разгорающейся битвы, гудение охотничьего рога где-то справа и набат городищенских храмов заглушали голоса людей. Да и дел у прочих воинов хватало.
   Тот, кого Мила назвала сотником, задумчиво подбрасывал на ладони какой-то амулет. Пляшущие тени не давали возможности разглядеть выражение его лица.
   - Ну что же, княжна... Я доложу воеводе о вашем появлении. К тому же Вы просили убежища, так, как и подобает смиренному путнику, и вы его получите! Но! Когда опасность минует... - он сделал многозначительную паузу.
   Как мило. Вздохнув, ведьмочка с некоторым трудом поднялась на ноги, воспользовавшись помощью Тилана. И успела вставить свое веское слово:
   - Несомненно, воспользуетесь своим правом провести Очищение?
   Один из воинов, окружавших ребят, спустил тетиву. Стрела взвизгнула, заставив Милаву нервно вздрогнуть. Лина стремительно обернулась, и успела заметить, что возникшая на миг над частоколом морда украсилась оперенным дополнением. И ухнула вниз.
   Горазды же эти твари прыгать, мелькнула у нее восхищенная мысль.
   А сотник невозмутимо заметил, продолжая разговор:
   - Отчего у вас такая наглая свита, княжна?
   Милава снисходительно повела плечами.
   - В месте, где я живу ныне, к сожалению, не имеют правильного представления о том, как должно себя вести!
   Лина фыркнула. Это кто у нас тут еще свита!
   - Увы, какое падение нравов, - воскликнул воин, делая рукой приглашающий жест. - Прошу вас, спускайтесь, не стоит задерживаться наверху. Вы мешаете моим солдатам выполнять их работу.
   - Благодарю вас, - церемонно приподняв разлохмаченный край мантии, белокурая красавица ступила на ведущие вниз ступени.
   Тилан мрачно покосился на воинов и вновь попытался нащупать брата. Безуспешно, будто между ними стояла ледяная стена...
  
  
   Шагргайский камень - редкий камень, произвольно меняющий цвет. Отличается шелковистой текстурой. Обнаружен в Болотных горах после войны с Империей тьмы и стоит даже дороже камня, добываемого в Приграничье и из которого построена Разбойная Крепость. Назван в честь гномского клана Шагргай, занимающегося его добычей и продажей.
  
   Глава 11
  
   Последний младший магистр сопротивлялся отчаянно, но и он упал, пронзенный острыми лезвиями Убийц магов. И не помогли ему ни полсотни подземных тварей, ни амулеты, заправленные под завязку магией... Когда Рьеллан дель Дрошелл'Шенан куда-то спешит, он не разбирает, что остается после тех, кто попадается ему под горячую руку, ногу или клинок.
   А Младший Дракон торопился, чувствуя, как нагнетается магия в изломанном пространстве подземелий. Его вела призрачная метка Повелителя, каким-то чудом оказавшаяся на одном из противников. И именно он сейчас спешно активировал телепорт...
   Темный промчался по широкому коридору, игнорируя размазанные по камням тела и живописные потеки черной крови на стенах. Светящиеся шары, свисающие с потолка на пути дроу, один за другим тускнели и взрывались, осыпая пространство острыми осколками. Позади отряда, компактной группой скользящего следом, разгоралось пламя. Хотя, что там может гореть? Сплошной камень... Впереди слышались странные воющие завывания, похожие на плачь. Завернув за угол, Рьеллан пригнулся, полоснул по животу взвившееся в воздух чешуйчатое нечто, и, оставив позади рухнувшее с глухим звуком тело, рванул дальше.
   Внезапно Темный остановился, негромко выругался и вбросил клинки в ножны.
   - Что? - возник позади него алхимик Северного форпоста.
   - Все, ушел... - дернув плечом, ответил дроу ну оч-чень спокойно. И направился вперед по коридору легким прогулочным шагом.
   Большой зал встретил отряд гулкой пустотой и вплавленной в камень пентаграммой телепорта. Багрово-красные раскаленные линии медленно угасали, вычерпанный до звона магический фон позволял предположить, какой мощности был построен портал. Явно не слабый. В данной ситуации, признал Рьеллан, другой был бы невозможен. Защита от Искажения, установка стабильного канала, поддержание его в враждебной атмосфере взбесившихся потоков...
   - Векторы мне, немедленно! - коротко приказал Темный, подходя к краю веретенообразного котлована, вырубленного посреди зала. В его глубине блестела маслянистая жидкость, тонкие белесые пленки, похожие на ошметки паутины, медленно растворялись, погружаясь в неподвижную жижу. Еле заметные синие искры пробегали по поверхности, скапливаясь по краям ямы. Легкий запах гнили заставил дроу поморщиться. По краю обрыва тянулись вырезанные в камне руны. Символика самая что ни на есть подозрительная - рождение, смерть, потомство, сила, изменение... Что, а точнее кто здесь рос?
   За его спиной трое магов, взявшись за руки, окружили почерневший рисунок, и к высоким сводам пещеры вознесся мелодичный речитатив. Пусть по специальности поработают!
   Мрачный желтоглазый алхимик один за другим зажигал факелы. Тусклые сине-зеленые огни, в свете которых дроу стали похожи на неупокоенных зомби, неохотно разгоняли темноту, позволяя разглядеть исписанные странными знаками стены и десяток проходов, вгрызающихся в скальную породу.
   На другом конце зала соткался из темноты давно ожидаемый гейнери шессе Сьевиан. Вслед за ним из узкого хода показались подчиненные ему Темные, имеющие на редкость неподобающий вид. Кое у кого ширны были нарезаны едва ли не на ленточки! Та-ак, а вот виновники опоздания. Будет на ком настроение поднять. Рьеллан улыбнулся, прикрывая глаза, в которых плясал лиловый огонь.
   Темный, замерев у края ямы равнодушной, но элегантной статуэткой, смерил подошедшего шессе рассеянным взглядом, дождался, пока тот опустится на одно колено, и спросил:
   - Ну что же, где этот лиссэ, из-за которого нам пришлось делать крюк? - и в итоге опоздать. Впрочем, этого он вслух не произнес. Нужды не было в лишних обвинениях. Все понятно и так.
   - Он перед вами, миэс нессэ, - криво улыбнулся дроу.
   - Прэ-э-элестно! - перекрывая вибрирующую мелодию, выводимую магами, пропел младший Дракон. - Назначить для вас должное наказание не в моей компетенции, а по сему, этим займется лично Повелитель, когда вы вернетесь в свой Дом. А сейчас-с - поднимитесь! И займитесь прочесыванием территории.
   - Повинуюсь...
   Сьевиан неторопливо поднялся, демонстративно ощерился, показывая немаленькие клыки и, резко развернувшись, двинулся к своему отряду. Тонкая спина выражала всю гамму обуревающих его чувств, от раздражения и гнева до восхищения. Коса, украшенная десятком стальных шариков, взметнулась вверх и качнулась из стороны в сторону.
   Младший Дракон раздраженно вскинул глаза к потолку. Наглый, непочтительный, раздражающий одним своим видом... Но командир отличный!
   Речитатив магов оборвался. Рьеллан резко обернулся, ожидая доклада, и по их сумрачно-отрешенным лицам мгновенно догадался, что ничего хорошего ему не скажут. В душе заплясало раздражение.
  
   Сьевиан издали наблюдал за вновь замершим на краю провала Темным. Пусть никто не обманывается его спокойствием, внутри этой тонкой, изящной фигуры прячется изрядная сила, сдобренная яростью. Черные Драконы, мда... когда их аура не прикрыта щитами, вот как сейчас, кажется, что ты окунаешься в бурное море. А в воде дышать невозможно и ты задыхаешься, не в силах преодолеть немыслимое давление на грудь и выплыть на поверхность. Кто бы мог предположить, что ему придется познакомиться с этой силой не понаслышке? Вот знал бы раньше, кто отец той забавной полукровки, стал бы с ней связываться?! В общем, дорогой нессэ мог бы разнести все здешние переходы только за счет внутренних резервов. И он это сделает. Позже. А пока... Сьевиан скептически склонив голову, оглядел своих подчиненных. Прикинул, на что еще годны эти оборванцы, ежащиеся под его недовольным взглядом. И отдал приказ.
   - Так, по трое разделились! Нет, Нисс'Эрисс, вы пойдете с Кен'Трэшш! Рассыпались и обследовали всю территор-рию! Живо.
   Растерзанные фигуры мгновенно растворились в темных проходах и больше не мешали размышлять над собственной горькой судьбой.
   Тем временем лиловоглазый, выслушав подошедших магов, выразительно скривился. Затем взял один из факелов, который на миг озарил лицо мертвенным светом, и, возведя глаза к высоченному потолку, уронил его в котлован.
   Плеск. Короткое шипение... и вверх взметнулся ревущий столб пламени, выжигая пригодный для дыхания воздух. Сьевиан отшатнулся, пытаясь уберечь прическу. Спустя пару мгновений огонь, перегородивший зал, опал. И невозмутимый Дракон взмахом руки призвал Темного к себе. Мрачно оглядев подпаленного дроу, заметил:
   - У вас - три малых клепсидры на исследования, потом мы уходим. Дальнейшее не в нашей компетенции.
  
   ***
   - Так, я что тебе приказывал? Сидеть дома и не высовываться! - Реаллан дель Дрошелл'Шенан мрачно посмотрел на юную эльфийку, сверкающую ярко-голубыми глазами. Та, уперев руки в бока, возвышалась над сидящим под деревом ллейром и негодовала. Причем ее остроносые, украшенные синими камешками туфельки попирали карту, на которой были отмечены сектора Леса, уже прочесанные на предмет незваных гостей.
   - Но отец! льше времени заняла дорога до ближайшего городища. ан аботала не совсем так как надо.болтался жутковатый кусок мяса,
   -Что? Я отец, несомненно! И уже жалею об этом! Домой! - тихо, но очень убедительно сказал Реаллан, ломая в пальцах очередное перо.
   - Но мне скучно! Может, я могу чем-нибудь помочь?
   - О, Тьма, как я понимаю вас, Повелитель... и сочувствую, - пробормотал ллейр и поднялся. - Так, сейчас ты пойдешь домой. Или... - он посмотрел на поляну, где эльфы-добровольцы вручную рыли большую яму, - или пойдешь и поможешь моим лиссэ рессэш.
   Эльфийка оглянулась, вздернув безукоризненные брови. Нервно потеребила край светлой туники и поникла. Копать землю она не хотела.
   - Значит, домой? - удовлетворенно скалясь, потер руки Темный и кивнул, подзывая младшего лейра*. - Проводи, - приказал соткавшемуся из ночных теней зеленоглазому эльфу на дочь.
   Светлый склонился в почтительном поклоне, скрывая улыбку. Подхватил под руку юную красавицу, и, прошептав ей что-то на ушко, увлек в сторону городских листани.
   А к Реаллану подскочил посыльный:
   - Вернулся седьмой отряд. У них чисто!
   - Отлично. А пятый?
   - На подходе, - выдохнул эльф и побежал обратно, на приспособленное под вышку дерево.
   Отметив на карте последние сведения, Реаллан посмотрел на небо. Слегка удивившись наличию там звезд, признал, что идея отдохнуть, высказанная каким-то эльфом, не заметившим в темноте горы земли, не так уж плоха. Хотя и не очень прилична. Только сначала стоит зажечь фонари, чтоб удобнее было скидывать в могилу начавшие уже пованивать тела тварей.
   Ну да... а что прикажете с ними делать? Ждать еще два дня, пока магия нормально заработает? Можно, конечно... но куда как приятнее заставить сородичей поработать руками.
  
   *Младший лейр - низшее звание в эльфийской пограничной страже. Соответствует десятнику пограничной стражи Северных княжеств. Далее следуют по возрастанию: лейр, старший лейр, лейр-ине, младший ллейр и ллейр.
  
   ***
   Городок и за деревянными стенами ни капли не напоминал ничего из прежде виденного и ощущаемого Линарой. Даже тот небольшой кусочек, состоящий из пандуса, лестницы, пустого утоптанного пространства шагов двадцати шириной и бревенчатой стены какого-то здания, навевал спокойные и добрые мысли. Как-то здесь было уютно и по-домашнему. Даже не смотря на крики, грохот железа и мечущиеся по гребню стены огни. И суматошно проносящихся мимо горожан.
   Отойдя с дороги отряда, марширующего к стене с топотом, достойным целого табуна, и завернув в узкий проход, ребята устало присели на какое-то бревно.
   Лина откинулась на стену, прикрыв глаза. И задумалась.
   - Мил, а сотник действительно может устроить тебе Очищение?
   - Вполне, это третий человек после градоправителя и местного служителя Единого... И он его не устроит, он просто позволит служителям это сделать, - некромантка нервно поглаживала ладонью теплое дерево.
   - О, ну тогда надо будет убраться отсюда побыстрее...
   - Угу, - Тилан согласно хмыкнул, растирая грязное лицо, - как?
   - Как только закончится эта драка... Спать хочется-а, - зевнула ведьмочка.
   - А мы не поможем? - неожиданно поинтересовалась княжна.
   - Кому?
   - Жителям... все-таки сородичи...
   - Вы часом не издеваетесь, ваша светлость? - спросила Лина устало. - Сами справятся...
   - Но отдохнуть не дадут, - вздохнул Тилан, глядя на целеустремленно шагающего куда-то десятника, за которым двое селян волокли сверток с арбалетными болтами.
   Лина проследила за его взглядом и согласно кивнула, поморщившись от боли в висках.
   - Согласна. Особенно если мы так и будем здесь сидеть. Едва только все немного успокоится, как о нас вспомнят. Поэтому, Мил, - она дернула готовящуюся задремать прямо тут княжну за обгорелый рукав, - не устроишь нам экскурсию?
   - Куда? - та отстранилась от пахнущих свежей стружкой стен и принялась переплетать спутанную косу. Ее пальцы слегка дрожали.
   - К демонам в Бездну, - вздохнула ведьмочка без особого задора, - в это... - она неопределенно повертела рукой, - святилище!
  
   К святилищу они вышли, изрядно попетляв по узким тихим переулкам. Центральные улицы были полны делового, озабоченного народа, стражников, воинов и добровольцев. Лавировать среди них оказалось выше сил троих уставших ребят. Отделавшись отдавленными ногами и парой синяков на каждого, они свернули в первый же переулочек между двумя светлыми заборами из узких резных досок.
   Городок оказался неожиданно большой и чистый. И удивительно хорошо поглощал звуки войны. Потому все вокруг дышало миром и спокойствием. Выметенные деревянные тротуары, резные скамеечки, небольшие садики и огороды на задворках домов, сложенных из бревен и украшенных по карнизу изящной резьбой. Ставни по случаю нападения были плотно закрыты, ни единого дымка не вилось над крышами. С каждым шагом Лина все больше погружалась в спокойное, практически безмятежное настроение осажденного города, поэтому на площадь с помостом и виселицей (самым важным атрибутом городского самоуправления) вышла в отсутствующем, но вполне благодушном настроении. Вальяжное бурчание бревен, тихий перезвон сучьев, светлая уверенность в том, что даже если нечто сумеет уничтожить постройки из светлой, сияющей потеками ароматной смолы, сосны и клена, то не надолго... Люди вернутся...
   Поэтому, узрев сидящего на высокой деревянной перекладине Лиса, не стала ругаться, а с интересом проследила за его сосредоточенным взглядом. Квартерон, наряженный в длинную рубаху явно с чужого плеча, сосредоточенно изучал узкое, темное окошко на высокой башенке, украшающей черепичную крышу местного святилища. Ничего интересного, кроме резьбы, обильно украшающей все двухэтажное здание, там не было. Подойдя ближе, ребята встали рядком, задрав головы. Наконец Тилан спросил:
   - И что это ты там высматриваешь?
   Квартерон дернулся, неловко развернулся и едва не свалился от неожиданности. Зеленоватые огоньки в его глазах потухли. Он потрясенно выдохнул, сползая вниз по веревке, приготовленной для скорейшего использования:
   - Что это вы здесь делаете?
   - Это тебя надо спросить! - Лина потерла лоб, прогоняя усталость.
   - Я то...- замялся на миг Лис, но признался под пристальным взглядом девушки, - случайно попал. - Я же телепортировался вместе с вами. Неудачно. Прямо сюда приземлился. Чуть наизнанку не вывернуло. А потом едва не повесили...
   - Чего это? - изумился Тилан.
   - Это Светлое княжество. Здесь Темных не любят, - назидательно заметила Милава.
   Лина оглядела квартерона, присевшего на край помоста. Кожа чуть смуглая, румянец яркими пятнами проглядывает сквозь полосы грязи, глаза голубые, хитрые, спутанные волосы пшеничного оттенка, улыбка клыкастая, но невинная.
   - Да ты не очень-то похож, - заметила она, дергая его за ногу, - на Темного.
   - Нашлись просветители, - буркнул Льялис, спрыгивая с помоста.
   - Рада, что ты жив, - безразлично сказала девушка, и, сев прямо на землю, закрыла глаза. Случайно он попал?! Вот ведь врун. Не было его на поляне телепортов. По крайней мере, не было видно.
   Ребята пристроились рядом, тупо рассматривая запертые двери святилища, расписанные трудноразличимыми узорами. Бархатная ночь укрывала землю, прохладный ветерок заставлял ребят ежиться и жалостливо жаться друг к другу. Прямо-таки идиллия... Даже квартерон привалился сбоку, согревая своим жаром.
   - Так что ты тут делал?
   - Сторожил местного служителя Единого. Заперся, гад... И склады свои запер.
   - Молится о спасении, - ехидно заметила Мила.
   - А взломать? - предложила Лина.
   - Только с разрешения Верховного служителя можно нарушить запоры святилища. Любого, - просветила вздернувшего брови квартерона княжна, прекрасно знакомая с реалиями Севера.
   - Глупости какие, - пробормотал Тилан, всматриваясь в небо. - Послушайте... вот что. Как только наступит утро, я пойду в лес, искать брата.
   В голосе его была такая обреченная решимость, что Лина только головой покачала. Пойдет. И будет искать. Вот только сгинет без толку. Помочь?
   - Один? В лес? Не смеши нас... И с чего ты взял, что он там?
   - Знаешь, можешь мне не верить, но у меня будто в душе маячок появился. Маленький такой...
   - Маячок... верю, верю я тебе.
   Девушка поерзала, щепка из неровно оструганной доски впилась в лопатку. У нее самой в душе нечто похожее творится...
   - Но! Ты думаешь, что на рассвете закончится сражение?
   Милава же внезапно нахмурилась, выпрямляясь и сжимая кулаки.
   - Да неужели ты думаешь, что мы отпустим тебя одного? - в голосе ее прорезалось негодование.
   - Один или нет, утром я уйду отсюда! Даже если эти твари застрянут под стенами! Там остался мой брат!
   - Мы пойдем с тобой. Ведь так? - Милава переводила взгляд с Тилана на Лину.
   - Да, - кивнула девушка, рассеянно всматриваясь в ночь, - только сначала отдохнем. Если получится...
   Она не верила в возможность спокойного отдыха. Кажется, это было предчувствие. Или город нашептывал ей о том, что происходит на его улицах? О том, кто приближается к центральной площади. Но Лина не желала слушать...
   Отдаленный шум навевал на нее сон. Будто там, на стенах, не сражалось за жизни практически все население города, не прятались по погребам маленькие дети, не раскладывались на широких мостовых баррикады из бревен на случай прорыва... Не спешили по делам целители и алхимики.
   Как же она устала. Но все же ведьмочка подтвердила cвое решение коротким кивком.
   - Я с вами, - внезапно подал голову Лис.
   - Почему?
   - Я тоже шагнул в этот телепорт... теперь это и моя дорога.
   - Ты сначала со своими здешними делами разберись, - хмыкнула Лина, но улыбнулась благодарно.
   И снова тишина...
   Внезапно темноту прорезал свет факела. С широкой дороги на площадь вышел человек в просторном плаще. Мягкие сапоги из тесненной кожи делали его шаги совершенно неслышными.
   Услышав певучий оклик на Светлом наречии, ведьмочка открыла глаза. Глянула на подошедшего, отметила его стройность, светлую кожу, призрачно сияющую в свете факела и бледно-зеленые чуть раскосые глаза. И спросила, лениво ткнув пальцем в его сторону:
   - Это и есть "просветитель"? И что он здесь делает?
   Льялис вскинулся, скривился и, пробурчав себе под нос: "Тьма, совсем забыл с вами...", неохотно встал. Поклонился, щелкнул каблуками и что-то сказал. Девушка прислушалась, но вникать было лениво. Что-то о не желающем и носа казать из-за запертых дверей слуге Божьем и невозможности достать из его кладовых освященные стрелы. Затем скользнул следом за энергично развернувшимся и двинувшимся в обратную сторону Светлым. Плащ, расшитый по подолу защитными рунами, трепетал за его спиной черными крыльями.
   - Ли-ис? - протянула Милава ласково. - Ты не ответил на наш вопрос!
   - Э? - на полушаге обернулся тот.
   - Кто это?
   - Это один из моих поручителей, и мы идем на стену... Хотите с нами? - в полной уверенности, что ребята откажутся, спросил Лис.
   - Хотим! - поднялась Лина, внезапно поняв, что простое и скучное ожидание свыше ее сил. Помахала раненой рукой и скривилась. Больно, но терпимо. Почему у нее не получается тихо отсидеться, огорченно подумала девушка. Наверное, потому, что это сражение является отражением творящегося в горах беспредела, а Линара... Линара есть не более чем отражение того, кто начал сражение.
   Милава дернула ее за штанину и печально спросила:
   - Зачем нам на стену?
   - Но мы же хотим уйти отсюда, как только перебьют этих тварей, - прошептала ведьмочка, с ходу находя неотразимый аргумент, - а Тил еще и раньше уйти собирается. Поможем - все случится быстрее...
   Сумрачный эльф хмыкнул пренебрежительно.
  
   У подносчиков стрел и болтов с Третьей башни оказалась вовсе не сладкая жизнь. А все потому, что бревенчатое, нависающее над воротами строение заняли эльфы-лучники. И использовали они свои орудия убиения с потрясающей скоростью и точностью. Вот потому-то покоя помощникам не видать до самого конца. Либо осады, либо жизни. Взглянув в тонкие суровые лица стражей Светлого Леса, невесть как оказавшихся в городе, Лина поняла это совершенно отчетливо.
   Главным среди двух полных десятков был представитель Старшей ветви с лицом, исчерченным свежими шрамами. Не смотря на это, он больше походил на застигнутого в дороге непогодой купца. И богатой одеждой по местной моде, и безмятежным поведением. Кафтан был расшит шелковой нитью, тускло поблескивающей в свете факелов, короткие волосы убраны под узкий чеканный обруч, по бокам штанин тянулась яркая шнуровка.
   Коротко глянув на добровольцев, он махнул рукой, соглашаясь со сбивчивым предложением, выданным выпихнутым вперед Тиланом. Девушки благоразумно решили остаться в тени. И с интересом оглядывали полутемное помещение в сновании башни. Пустые стойки, топчаны с аккуратно скатанными в изголовьях одеялами, сундучки, стойкий запах оружейного масла. Въевшаяся в потемневшие бревна копоть от светильников на длинных железных лапах... Казарма?
   Но задавать вопросы оказалось некогда.
   Все дальнейшее слилось в единую круговерть. Только иногда яркие картинки вспышками озаряли восприятие.
   Вверх по узким щербатым ступенькам на плоскую площадку, где разрезают тьму, срываясь с луков, десять белых пунктиров. Вывалить на пол груду темных стрел, вдыхая аромат паленой плоти, поднимающийся от кишащей тварями земли. Один взгляд вниз, на серую, колышущуюся поверхность, другой - на Милаву, торопливо фасующую принесенные стрелы по размерам и весу...
   Вниз, на миг задержаться, мимолетно улыбаясь и любуясь танцем огня на длинном помосте. Мальчишка в простой холщовой рубахе с горящим факелом бежит вдоль заряженных арбалетов, касаясь просмоленных наконечников. Они вспыхивают один за другим...
   -...онь!!! - громкий крик перекрывает шум битвы. Слаженный треск тетивы и в сияющее звездами небо взмывает очередная партия огненной смерти. Еще в полете с наконечников срываются рыжие капли, и, кружась на ветру, опускаются на чешуйчатые гребни подземных прыгунов. В который раз льется на выстраивающих пирамиду у зачарованной стены тварей кипяток и смола.
   - Огонь! - и меч перерубает веревку, удерживающую ложку стоящей на нижней площадке катапульты.
   Огромный комок пламени взметнулся вверх, перелетел через стену, обдавая жаром даже с высоты, и расплескался по холму тонким горячим блином. Попавшие под него хищники добавили свои голоса к царящей в ночи какофонии.
   Вниз... вверх. Все быстрее, сосредотачиваясь на одном единственном деле, не позволяя сознанию прислушиваться к тому, что происходит там, в небесах...
   Мелькающий безостановочно кистень, раз за разом обрушивающийся на длинную морду вцепившейся в бревна твари.
   Изогнутый меч, выпавший из рук владельца, неловко извернувшегося и упавшего под ударом когтей вспрыгнувшего на помост серого.
   Странное шевеление в задних рядах нападающих. Более крупные хищники отошли в сторону, сбившись в отдельную стаю, на миг замерли и, напружинившись, поскакали вперед прямо по головам и гребням сородичей.
   Вниз...
   Налетев на оседающего под ноги воина, небрежно засадила Иглой в белесые бугорки надвигающейся твари, перескочила через мешающее тело, под которым расплывалась темная, блестящая лужа, и выскочила прямо на помост через узкий дверной проем.
   Скрежет рухнувшей решетки, пронзительный визг.
   Это Лис, застывший внизу бледной статуей, коротким кинжалом перерубил толстую витую веревку, поддерживающую дополнительные запоры. Острые колья пригвоздили к полу гребенчатую тушу. Проход закрыт...
   Упала и перекатилась, давая простор для замаха стражнику с длинным двуручным мечом. Крестовина рукояти украшена синим кабошоном...
   Вздохнула, ощутив, что натиск тварей сместился в сторону. И, кувырнувшись, мягко спрыгнула вниз. Пыльная земля ударила по пяткам, колени подломились. Она замерла, унимая бьющееся сердце. Хищник в душе пел. Миг спустя она взметнулась вверх и вперед, устремляясь за скрывающейся в щели между домами серой тварью.
   Ноздри ловят запах человеческих и животных отходов.
   Рядом несется смутная тень, знакомая, горячая... не опасная сейчас.
   Подчиняясь кивку, вырывается вперед, тихо рыча. Тонкие, будто окунувшиеся в кровь лезвия горят жаждой испробовать крепость чужой плоти.
   Бесшумное стремительное скольжение в темноте...
   Танцующий в крови азарт...
   Тупик?
   Дружелюбное недоумение окружающего мира сменяется испугом, резкая вспышка боли в сознании бросает на колени.
   Звучащий впереди танец клинков прерывается ... и тень отскакивает назад. Надвигающееся из темноты существо опасно, безжалостно, умно...
   Подняться, и подчиняясь импульсу, вывести перед собой острием клинка руну.
   Изгнание...
   Тонкие, угловатые линии мягко засветились, разгоняя темноту переулка призрачно-белым огнем. И Лина очнулась, стряхивая наваждение боевого транса.
   Схватила за руку Лиса, ошеломленно глядящего на отступающую от сияния тварь и медленно надвигающийся на нее знак. С губ девушки, сорвалось гулкое, пробирающее до костей слово:
   - Силу!
   И квартерон покорно открылся, позволяя энергии вытекать из него. Чужая, обжигающая магия скользнула сквозь ведьмочку, вливаясь в руну. Та мгновенно вспыхнула, метнувшись вперед и впиваясь в нагрудные пластины запертой в тупике твари.
   Вонь горелой плоти перебила все прочие ароматы.
   Еще одна вспышка, пронзительно-алая, ослепляющая даже через плотно зажмуренные веки...
   Когда у ребят перед глазами прошли разноцветные круги и пятна, они увидели, что от твари осталась только горсть жирного черного пепла среди мелкого мусора и гниющих овощей и несколько выжженных пятен на высоком заборе.
   Лис с Линой переглянулись.
   - А ведь она не одна сюда пробралась, - прохрипел квартерон.
   - Да... А я опять не установила ограничение... - не к месту, не менее хрипло выдала девушка, торопливо выбегая из проулка и выволакивая за собой эльфа.
   Не думать, ни о чем не думать, не вспоминать, не анализировать, мгновенно решила Лина. Все потом. А сейчас только вперед, и побыстрее!
   - Повторим? - вырвалось у нее азартное предложение.
  
   ***
   Двое пропахших кровью дроу замерли по обе стороны приоткрытых дверей, ведущих в большой зал Дома Ка'Шесс. Позади остались широкие коридоры и анфилады, несколько живописных трупов, в создании парочки из которых поучаствовали Темные, не гнушавшиеся нападать на занятых разборками со слиссами стражников. Впрочем, самая удачная и оригинальная композиция не принадлежала Тьеору со Сьеной. Распластавшееся в коридоре тело молодого наследника, в горло которого вцепился уже мертвый хищник, было пришпилено к алым камням четырьмя длинными лезвиями. Они слились в страстном посмертном объятии, но лицо юного дроу сохраняло удивленное выражение, будто совсем не этого он ожидал от владельца длинных шампуров-Кровопийц.
   Тьеор переглянулся с принцессой и послал ей самую свою очаровательную улыбку. И то, что в ней в равной доле смешалось безумие и азарт, не смутило эльфийку ни капли. Даже наоборот... слегка возбудило. Она облизнула пересохшие губы, поправила выбившиеся из-под повязки прядки волос и осторожно заглянула в дверной проем, откуда доносилось тихое рычание и звон клинков. Отшатнувшись назад, показала три пальца. Алхимик кивнул, достал из кармана кожаный футляр, выудил из-под крышки белый шарик, царапнул его когтем, и присев на корточки, осторожно катнул его в зал.
   Спустя миг оттуда повалил белый дым. Задержав дыхание, дроу проскользнул вперед. И едва не попал под когти своего личного тотема, кружащего по залу в поисках такой наглой добычи. Увернувшись, он рыкнул прямо в морду слисса. Налитые бешенством глаза столкнулись с алыми проблесками истинного Хаоса, и тварь отступила, признавая, что сила не на ее стороне. К тому же она не посмела противиться приказу...
   Сквозь едкий то ли дым, то ли туман, в котором мгновенно скрылась зверюга, просматривались только смутные очертания тонких колонн, расставленных по залу широкой спиралью и изумрудно-зеленые узоры на полу, складывающиеся в руну Преданность. Магические огни у стен почти потухли, тусклое сияние с трудом разгоняло темноту. Погруженные в густую белую жижу, они стали похожи на перекормленных зеленых мохнатых светляков.
   Тьеор закрыл глаза и прислушался.
   Белые облака не только проникали в легкие и кровь, лишая разума, рассеивая внимание, но и приглушали звуки...
   Тишина... все затаились, считая удары сердец и ловя дыхание противников. Ну так где же вы? Уловив слева слабое колыхание воздуха, он скользнул в сторону, уступая дорогу. Прищурившись, проследил за смутным силуэтом принцессы, крадущейся к центру помещения. Струйки тумана обвивали ее запястья, скользили вниз по бедрам тягучими лентами, образуя на полу маленькие вихри. Она оглянулась, вращая перед собой клинками. Внезапно одна из колонн, резко дернувшись, обернулась невысоким стройным дроу в белом ширне. Длинный меч обрушился на отскочившую в сторону Сьену. Она выгнулась, пропуская режущее туман лезвие за спиной. А сзади, выпустив когти, на напавшего бросился чешуйчатый слисс. Белоодежный развернулся, выставляя навстречу тому возникший в руке короткий кинжал.
   Ожила еще одна колонна. Смазанное атакующее движение прервалось на полувздохе, когда Тьеор без размаха швырнул навстречу новому противнику фиал Огня. Вспышка выжгла туман и расплескалась по остаткам защиты нападавшего, опалив лицо. Но он все равно стремительно дотянулся до алхимика, тонкое острие легко прорезало прочную ткань ширна и скрежетнуло по подставленному мечу отшатнувшегося Тьеора. Блок, безуспешная атака... Отступив, он встал спина к спине с Наследницей. В ее руках танцевала тонкий меч, выискивая щель в защите плотно занятого слиссом, но не забывавшего контролировать окружающий мир противника. Два хищника медленно кружили среди зала, в ртутных каплях оседающего тумана. Ящер осторожничал, не спеша нападать, а дроу Ка'Шесс успевал еще и отражать атаки принцессы... Алхимик прокашлялся, машинально выделывая защитные восьмерки, и вибрирующий рык вырвался из его горла, надрывая связки. Это был приказ для всех оставшихся в живых ящеров.
   Отраженный от стен звук ударил по ушам. И зубы твари, грудью бросившейся на клинки, сомкнулись на запястье одного из Ка'Шесс. Тот тонко завизжал, когда кость запястья переломилась, как сухое дерево. И тут же захлебнулся кровью и туманом. Темное острие, послушное воле азартно кривящей губы эльфийки нашло цель, добравшись до сердца стража.
   Где-то в стороне раздалось приглушенное клацанье клыков и жалобный скулеж.
   А Тьеор нагло оскалился в лицо второго дроу. Его янтарные глаза рассеянно ощупывали пространство, черты лица смазались, оплывая, движения рук замедлились. Мастер довольно улыбнулся. Вряд ли бы он сравнился с этим Темным в умении сражаться на мечах, но уж во всяческих зельях разбирался всяко лучше. Уклонившись от медленного выпада, оглушил дроу рукоятью меча. Заметил справа смутную тень и, выпустив из рук оружие, угостил ее пыльным вихрем. И пока пляска мелкого песка кружила последнего в этом зале Ка'Шесс, не давая сделать ни шага, аккуратно извлек из кармашка на поясе тонкостенный фиал, высыпал на ладонь горку желто-серого порошка и легонько дунул. Легчайшая пыльца взвилась в воздух, смешиваясь с туманом, и втянулась в приближающийся вихрь.
   Покосился на принцессу, с энтузиазмом превращающую неудачливого стража в хорошо упакованный сверток.
   Песок с тихим шелестом осыпался, когда кончилась вложенная в зелье сила, и бессознательное тело с глухим ударом упало на полированные плиты.
   - Ничего личного, - пробормотал Тьеор, осторожно подходя поближе и приседая рядом, - у меня приказ.
   Обшарив карманы и заглянув за шиворот главы Дома (это был он, судя по наголовному обручу родовых цветов), алхимик собрал отличный урожай амулетов, правда уже пустых. Все равно пригодятся... Судя по дыханию и серому цвету лица, в глубокой отключке дроу пробудет не меньше двух суток. Вот и отлично, можно оставить его здесь на пару часов. Глянул снизу вверх на Сьену, раздраженно взмахнувшую рукой. Хотя принятое загодя противоядие избавило ее от основных симптомов отравления, дым все-таки заставлял глаза слезиться, и она пыталась его разогнать.
   - Ну что, на второй этаж? - спросила она.
   Темный кивнул, тяжело поднимаясь с колен.
   - Да, я помню, хочешь выдрать волосики этой рыжей...
  
  
  
   Глава 12
  
   ***
   Тьеор стремительно взлетел по широким ступеням из черного с алыми прожилками мрамора и зажмурился. Длинный арочный коридор был отделан бело-голубым камнем, и яркие искры светильников, отражаясь от гладкой поверхности, резали привыкшие ко тьме глаза. Вскинув руку, он придержал принцессу. Та оглянулась, дикий огонь плясал в зрачках. Темный прижал палец к губам и указал на кровавый след, тянущийся по полу до высоких узких дверей в противоположном конце. Там валялась какая-то изуродованная туша, уже мало напоминающая вожака напавших на дом слиссов.
   Похоже, он упорно полз вперед, преследуя кого-то, скрывшегося за дверями. Но хищник, пронзенный десятком стрел и облитый огнем из сработавших ловушек, не сдавался до последнего. На створках виднелись глубокие царапины, оставленные его когтями.
   Две тени быстро проскользнули вдоль стен и замерли перед лужей крови. В этот момент магические потоки резко сменили направление, и, Тьеор пренебрегая возможной опасностью, с силой толкнул двери, вкладывая в движение энергию из последнего амулета. Каменные осколки внутреннего засова и петель осыпались на пол и были разметаны створками, рухнувшими с оглушительным грохотом.
   Влетев в зал, дроу увидели поднимающийся от пола до потолка столб света. В нем развернулась воронка портала. И воздевшая вверх руки тонкая фигурка с рассыпавшимися по плечам ярко-рыжими волосами исчезла.
   Ушла!!! Шах тан эре!
   Алхимик мгновенно подхватил сложный вектор. Прикусив губу, повернулся к взбешенной Сьене:
   - Не трогай рисунок.
   И шагнул к семилучевой звезде, которую окружал желобок, заполненный свежей кровью.
   - Быстро вниз, третья дверь по левой стороне. Лаборатория. Забери ценное и сюда. Ну же!
   Оторвавшись от созерцания заворожившей ее струйки крови, медленно стекающей по губе дроу, принцесса ринулась вниз. А Тьеор окунулся в транс, взывая к Тьме, являющейся основой души. Протянул тонкую нить врожденной силы к еще не остывшему следу, шагнул, раскинув руки, в пентаграмму, начавшую разгораться алым светом.
   На миг задумался, не оставить ли принцессу здесь. Потом передумал, представив, как она самостоятельно пытается отследить портал.
   Сьена влетела в звезду в самый последний миг, когда от тусклых линий начала подниматься горячая алая стена, призванная облегчить перемещение.
   Алхимик запрокинул голову, мимолетно отметив наличие свежих трещин на сером камне потолка, и пропел мелодию активации:
   - Аллеан леор...
   Капля Тьмы миг спустя затопила тело, увлекая Тьеора и мертвой хваткой вцепившуюся в его руку принцессу по следу сбежавшей эльфийки. Они уже не видели, как алое сияние взметнулось вверх и врезалось в потолок. Тот не выдержал второго удара, и крупные куски камня с грохотом начали рушиться вниз.
  
   ***
   Рьаллан дель Дрошелл'Шенан проводил взглядом своих недовольных магов, неохотно покидающих зал с котлованом. Им очень хотелось посмотреть, как он будет телепортироваться по следу, оставленному гонимым магистром Бездны. В конце концов, они же восстановили этот вектор! Вот только во время перемещения, скорее всего, своды пещеры рухнут, и в результате любопытствующие погибнут. Отправлять в Нижние миры цвет расы не входило в планы дроу, как, впрочем, и демонстрировать свои возможности.
   Достанет с них знания о том, куда он отправляется... А уж как, не их дело.
   Хотя, конечно, это авантюра из авантюр... Что просто превосходно!
   Темный прикрыл глаза, погружаясь в медитацию. Часть души - неотъемлемый от реальности клочок первозданной тьмы, неспешно заполнил тело, просочился в воздух сквозь поры кожи и пробудил уснувшее, казалось, навеки, чародейство. Руны, окружающие рисунок, засияли лиловым огнем, с каждым мигом набирая силу. Застонал камень под ногами, из которого вычерпывалась жадными щупальцами последняя энергия. Мелко задрожали стены, и начали медленно осыпаться серым песком, не имея больше возможности удерживать заданную руками и природой форму. Поднявшийся в пещере ветер взметнул пыль до оседающего потолка, но ни одной крошки не попало в пентаграмму, окруженную стеной бледно-фиолетового пламени. Только оно и не давало граниту раздавить мага.
   Раскинув руки, стоящий в центре рисунка Темный поймал наивысший пик силы и пропел повелительно:
   - Аллеан леор!
   Уже чувствуя, как жадная воронка портала засасывает тело, он заметил, как оседают лишенные опоры своды пещеры.
   Потом обрушились и потолки рукотворных проходов, погребая под собой коридоры и залы брошенной резиденции, несколько отрядов серых тварей и пару трусливых младших магистров, решивших было пересидеть сражение в потайных комнатах.
  
   Сьевиан только плечами пожал, когда за его спиной просели гранитные стены. Флегматично отряхнул изрядно запыленный ширн и в два десятка шагов нагнал свой отряд. Все дальнейшее - действительно не его проблемы. Они возвращаются к Северному форпосту. нлитый огнем, не сдавался до послденего
  
   ***
   Над городом занималась заря. Край неба слегка посветлел. Над лесом простерлись первые розовые лучики солнца, робко выглядывающего из-за деревьев. Неяркий утренний свет залил бревенчатый частокол, крыши и башни, сдергивая с них темную пелену. Резкие тени прочертили землю черными полосами, зазолотилась маковка святилища.
   Утихло сражение, оставив после себя выжженные пятна на валу и горы изуродованного мяса, в которых изредка чудилось какое-то копошение. Едва заметив подобное, лучники добавляли туда стрел, а то и огня. У ворот небольшой отряд резерва под предводительством полусотника готовился к вылазке.
   Легкий ветерок трепал подол мантии Лины, искоса разглядывающей воинов, которые проверяли амуницию. Кольчуги с пластинами, шлемы с брамицей, на плотной коже штанов дополнительная защита. Они переговаривались, перешучиваясь с разносящей воду девицей в ярком расшитом сарафане. Как будто не эти люди только что целую ночь отражали безумный натиск неизвестно откуда взявшихся чудищ! Впрочем, чего им не радоваться? Противник уничтожен... почти поголовно. Девушка поморщилась. И откуда эти твари тут взялись? Разве что... из телепорта вывалились раньше, чем до места назначения долетели. А место назначения? Не все ли равно, если почти все оказались именно здесь?
   Она прикрыла глаза, прислонилась к столбу, чувствуя, как ее принимает в успокоительные объятия город. В голове было так пусто, что любая мысль, нагрянувшая туда, просто потерялась бы. Или принялась бы метаться туда сюда, ударяясь о стенки черепа, как о бортики котла для варки каши. С тем же гулким звуком. Рядом вяло перебирала пустые амулеты Милава, раскладывая их по сложной системе в рисунке-пентаграмме, и, время от времени, прикладываясь к щербатому кувшину с водой. Автор же сложного двойного рисунка, исчерченного рунами, некромант-теоретик, прищурившись, напряженно разглядывал небо. Он ждал, когда откроют ворота. Подол темного балахона запутался в ногах, руки и лицо измазано в саже, волосы слиплись в неопрятные сосульки. А запах! Лина хотела было из жалости предложить Тилану окунуться в ближайший колодец, но промолчала. Сама не лучше.
   Все-таки, какие молодцы, думала она. Северяне... не такой уж большой гарнизон в этой крепости! А ведь справились! Огнем, мечом и волей. Без магии! И без помощи, которой так и не дозвались, наверное.
   Да они поработали, бегая по городу, и вылавливая тех, кто проскользнул сквозь заслон защитников. Не так много их было, но для четверых недомагов достаточно. Руны работали отлично, но загонять тварей в переулки оказалось сложно. Они не нападали, а прятались, выскакивая исподтишка на вестовых и добровольцев, патрулирующих улицы. Да и запас сил у Лиса с Милавой оказался не такой уж большой. Своей же Лина не пользовалась, шалун-ветерок куда-то исчез. Беготня и махание клинками перед носом подземных чудищ отняли остатки энергии. Отсюда и усталость безмерная, приковывающая к пыльной земле. Но все равно они собираются уходить, и немедленно. Едва только будут подняты решетки.
   Мимо прошествовал служитель Единого бога, направляясь к отряду, строящемуся в ровную линию у ворот. Он мимоходом благословлял всех, кто встречался на его пути. Увидев, куда оказалась направлена его длань, скривился, будто отведал лимона и отдернул руку. Широкий рукав пышного ярко-синего одеяния пренебрежительно колыхнулся. По спине ведьмочки пробежали мелкие мурашки дурного предчувствия.
   Милава проводила служителя и пару прислужников насупленным взглядом, движением руки смешала амулеты, впитывая из пентаграммы последние капли силы. Поднялась и встала рядом с Лииной. Та безуспешно пыталась распутать липкие черно-золотистые пряди.
   Ходят тут всякие, подумала ведьмочка раздраженно. Отсиделись за закрытыми воротами, а теперь принялись изливать божественную милость! Что бы учинить с ними? Нет, не стоит связываться, не в том она положении! Хотя злость отлично тонизирует, признала девушка, чувствуя, как пустота в голове уступает место множеству запутанных планов.
   Служитель тем временем подошел к полусотнику и что-то тихо зашептал тому на ухо, указывая при этом на студентов, скромно приткнувшихся в густой тени помоста. Седой солдат слегка изменился в лице, огладил деревянную рукоять кистеня, взмахом руки подозвал пару стражников и упругим шагом двинулся к ребятам.
   - Приготовились, - прошептала Лина, внимательно наблюдая за движениями воинов, окружающих их полукольцом.
   - Значит так, - с ходу начал полусотник, - эта отступница, - он указал на Милаву, сложившую на груди руки с видом оскорбленной невинности, - будет немедленно подвергнута Очищению или сей же час покинет наш город и территорию княжества.
   Причем последнее - очень маловероятно, судя по серьезным лицам воинов, окруживших ребят.
   - Да как же вы с княжной разговариваете? - вкрадчиво спросила Лина, выступая вперед. - Дворянского достоинства у нее не отбирали.
   - Это не имеет значения, некромантам не место на землях Светлого Княжества, - выдал полусотник и его слова подтвердил кивком стоящий в отдалении служитель.
   - Вот как? - протянула Лина. - И то, что господин сотник разрешил нам остаться здесь, для вас - не аргумент?
   - Именно! Вы не гости, вы гнусные вредители, смущающие разумы и души! Но что же молчит ваша княжна?
   Как по писаному говорит, насмешливо улыбнувшись, подумала ведьмочка, делая еще один шаг вперед и упирая палец в кольчугу воина. Задрав голову, посмотрела прямо в серые глаза:
   - Я - ее голос сейчас. Ибо моей страной взята забота об обучении и воспитании сей отрочицы. И моя страна служит ей домом, - спокойно и даже чуточку равнодушно произнесла девушка.
   Милава невольно сложила руки в атакующем жесте. Тилан все так же неподвижно и отрешенно смотрел на небо.
   - А вы, конечно же, не дорожите помощью, оказанной нами... - продолжила Лина.
   Полусотник качнул головой.
   - ...предпочитая полагаться на помощь и милость Бога, чей служитель столь усердно молился сегодня о вашем спасении, что только сейчас нашел время выйти к людям своим? - девушка посмотрела на сытую физиономию служителя Бога.
   Еще один кивок, но сопровождающийся легкой тенью сомнения на лице.
   - Пожалуйста, воля ваша. Но вы очень, очень невежливо обратились к студентке магической школы, более того, к моей подруге. А это, - она на миг замолчала, - наказуемо. Я бы попросила вас принести подобающие извинения, но не ваша в том вина, что мир несправедлив. Я бы прокляла сие место, но город ваш не заслуживает подобного, ибо искренен и великодушен, в отличие от его жителей. И потому, - она резко отступила назад, хватая за руку Тилана, - мы уходим!
   Развернувшись, она двинулась прямо на стражников, буравя их глазами. Тилан механически переставлял ноги, Мила развела руки, прочертив в воздухе, залитом розовеющими лучами солнца, зеленоватый круг, плюющийся мелкими искрами. Люди расступились.
   И, кажется, магия потихоньку приходит в норму. Но недостаточно быстро.
   - Вы... уходите? - не поверив, бросил им вслед полусотник.
   - О, да. У нас еще дела есть, - продолжая целеустремленное движение к воротам, ответила Лина, - там, в лесу.
   Пыль клубилась под ногами маленькими разноцветными вихрями. Обогнув ложе катапульты, ребята замерли перед строем готовых к вылазке воинов. Те привычно сохраняли равнодушные выражения лиц. Над баррикадой, перегораживающей одну из ближайших улиц, показалась знакомая голова. Лис энергично взмахнув руками, вскочил на самое высокое бревно, качнулся и съехал вниз по крутому откосу отполированной сотнями прикосновений лесенке. Споткнулся о брошенные кем-то и невидимые в густой тени завала грабли, взмахнул руками и едва не упал. Тряхнул головой, убирая с лица волосы, и негодующе вскричал:
   - Куда без меня?!!
   - Догоняй, - бросила Лина, наблюдая за приближающимся сотником. Тот благосклонно кивнул, и отдал приказ выдвигаться, не обращая внимания на служителя Единого, принявшегося нашептывать что-то уже ему. Только брови густые русые хмурил, да головой качал.
   Решетки со скрипом полезли вверх, двое ратников-добровольцев с хеканьем приняли на плечи запор, и ворота распахнулись. В узкую щель тут же хлынули воины, перекрывая линию возможной атаки, а за ними под одобрительным взглядом сотника просочились ребята. Скользя и спотыкаясь об ошметки изрубленных, сожженных и придавленных тел, они спустились вниз.
   Наблюдая уже оттуда за тем, как воины пядь за пядью обследуют территорию и собирают в кучи останки, Лина улыбнулась.
   Снова вперед.
   - Не переживай, - пробормотала она, обращаясь к городу, с материнской озабоченностью кутающему своих обитателей и временных гостей в туманное покрывало спокойствия, - мы справимся. Нам не привыкать...
   И, повернувшись к Тилану, так и не разомкнувшему губ, приказала:
   - Веди!
  
   Единственное, о чем жалела Лина, покидая приграничную весь, так это о том, что не успела позавтракать. Живот девушки, продирающейся через подлесок, был возмутительно пуст и время от времени давал о себе знать протяжным бурчанием. Она подозревала, что у Милы та же проблема. Замыкавший цепочку Лис вряд ли страдал от голода, а Тилан явно не был в состоянии думать ни о чем, кроме брата.
   Сзади раздалось шуршание, хлесткий удар и злое шипение. Кажется, княжна в очередной раз не успела придержать ветку и мощная разветвленная еловая лапа задела квартерона по лицу.
   Как действовать, когда Рилана удастся найти, девушка просто не представляла. А потому просто шла, настороженно прислушиваясь и оглядываясь. Их никто не преследовал, утренний лес медленно приходил в себя после нашествия тварей, все забившиеся в норы животные и попрятавшиеся по дуплам птицы опасливо вылезали из ухоронок и тихо и нервно приветствовали рассвет. Потому их внезапное молчание стало неожиданностью, неприятной неожиданностью. Лучи света сплетались с тенями в изящном узоре, мгновенно переставшим быть мирным.
   А Тилан как-то странно всхлипнул и рванулся вперед прямо через заросли каких-то колючих кустов. Он и раньше не особенно выбирал дорогу, а уж теперь...
   - С-стой! Куда?!
   Лина прыгнула следом, вцепилась в подол мантии, валя парня на влажную землю. Вминая его лицо в прелую подстилку, прошептала:
   - Очнись! Что происходит?
   - Ему плохо... Он меня зовет! - выдавил Тилан, пытаясь вывернуться из лининого захвата и отплеваться. Девушка ослабила хватку.
   - Н-да? - а это может быть ловушкой... - Где?
   - Рядом уже... чхи!
   - Тише! - хором шикнули на некроманта девушки и Лис.
   - Так, я первая пойду, - решила ведьмочка, - и не спорь! - дернула она квартерона, с сопением полезшего было через кусты дальше. - Поднима-аемся...
   И она плавно выпрямилась и шагнула вперед, мимоходом наступив на спину парня. Тот только сдавленно охнул. Его ловко подхватили под руки Милава с Лисом, подняли и слегка отряхнув, поволокли следом.
   Несколько мгновений прошли в тишине, нарушаемой только сопением ребят и тихим шорохом сучьев под ногами. Лина вытащила клинки из ножен. Прикосновение к рукоятям успокаивало, а вот странное колыхание магических течений так и подзуживало ускорить шаги.
  
   Отведя в сторону несколько колючих еловых веток, девушка кинула взгляд на поляну, на миг удивленно замерла и бесшумно скользнула вперед, с места набирая невообразимую скорость. Над поляной клубилась магия из потоков, притянутых сюда с помощью сложного двойного рисунка, вырезанного на расчищенной от дерна земле. Сосредоточенный на ритуале маг в черном одеянии даже не успел обернуться, когда клинки, разрушающие магию, взрезали его щиты, как бумагу. Несколько искр проскочили по лезвиям, обжигая руки. Девушка всем телом прижалась к спине творящего чары человека, укрываясь от магической бури, хлестнувшей ветряной плетью по деревьям.
   Маг обернулся, не прерывая речитатива. Лина заглянула в его расширившиеся от ужаса глаза и продолжила задержанное на миг движение. "Брат" вошел в тело как в масло, "Сестра" по затейливой траектории устремилась к еще дергающемуся в попытке закончить чары горлу.
   Короткий хрип. В лицо девушке плеснула горячая ослепляющая магия, срываясь с рук колдуна неоформившимся комком жгучего яда. Сложное плетение мгновенно рассыпалось. Мертвец мешком осел на землю, и не успевшие даже понять, что происходит, ребята, переругиваясь, тут же осторожно оттаскивают его в сторону от восьмиугольника, в середине которого лежит голый, как младенец Рилан. Вот только у младенцев грудь и запястья не изрезаны тонким ножом, а земля под ними не пропитана кровью. Нож воткнут в изголовье октограммы.
   Тилан, застывший было на краю поляны, взвыл от отчаяния, бросаясь вперед и падая перед ним на колени. Осторожно коснулся щеки брата. Милава мрачно сцепила пальцы, пытаясь подчинить себе буйство изломанной стихии, рвущейся из разорванного мечами круга.
   Рилан был еще жив и лежал, невидяще уставившись в небо, щеки ввалились, посеревшая кожа пошла синими пятнами, карие глаза затянула белесая пелена. Алая жидкость медленно сочилась из десятков порезов вместе с магией...
   С магией?
   Мелодия диссонансом ударила по нервам Лины. Оттолкнув склонившегося над братом Тилана, она шагнула в узор, не обращая внимания на заплясавшие перед глазами синие искры.
   Ветер кидался на ребят бешеным псом, трепал верхушки деревьев. Медленно и величественно в прозрачном светлом небе начали сгущаться тучи. Белые барашки сбивались в темные стаи и кружились в суматошном водовороте, порождаемом незавершенным колдовством.
   Лина расслабилась, пропуская через себя песню взбесившегося мира, пытаясь понять, что сотворил этот прихвостень Бездны. Соскользнула в транс, полупрозрачные кружева флера рвались и стонали под напором бури, десятками игл обжигая кожу. Ослепительно сияло кружево... в голову будто вбивали гвозди. Она услышала, как рвутся и хлещут по пальцам струны, натягиваемые Милавой. Некромантка взмахнула рукой, облизнула прокушенную от напряжения губу, и принялась вновь вплетать свою мелодию в жуткие ритмы непокорной песни.... Здесь ее талант - не помощник...
   Девушка растерянно смотрела на воронку из магии, раскручивающуюся в обратную сторону над чародейским узором. Этот выкормыш Бездны собирал силу запретным, проклятым способом, и теперь она стремительным потоком уходила из него, вливаясь обратно в мир, но... Он использовал Рилана, его ауру, в качестве фильтра, изменяющего силу, потому что в нынешнем виде она абсолютно недоступна для любого серьезного колдовства. И энергия мира, проходя сквозь парня, изменялась и жадно поглощалась магом, попутно выжигая ауру жертвы. А теперь всё это возвращалось обратно, в свернувшие со своих путей русла... ведь маг только поглотил ее, но не успел усвоить, переварить, задержать... а с его смертью рухнула плотина, удерживающая напирающую энергию... попутно забирая остатки сил у Рилана, вымывая их, как отлив уносит с собой мелкий песок и рачков, безуспешно цепляющихся за камни берега. А Рил даже не сопротивлялся...
   Все плохо, плохо... Девушка хрипло каркнула:
   - Тащите его отсюда!
   И раскрыла сознание еще шире, пытаясь перекрыть дорогу стремительному отливу. И захлебнулась... Её рваные крылья затрепетали, дыхание перехватило.
   - ... не могу! - пробился сквозь рев крови в ушах крик Милавы. Она, нервно щурясь, пыталась остановить кровь и влить в бессознательное тело хоть каплю своей силы.
   - ...делать... - Льялис, прикрывая лицо от несущейся в глаза земли, что-то чертил прямо в воздухе.
   Флер трещал по швам...
   Тилан, упрямо пригнувшись, хлестал по щекам брата. Его голова безжизненно моталась туда-сюда...
   - ... убью, гад! Очнись...
   А сила стремительно покидала безжизненное тело, закручивая в вихре и Лину. Она вскинула руки вверх, выставляя Щит, затем Сеть, пытаясь приостановить стихию. Бессмысленно... Их срывал даже на миг не приостанавливающийся поток, не хватало умения, и зацепиться не за что... Только горько и жалобно звякнули струны риолона, попавшего в резонанс с лопавшимися нитями.
   Надо по-другому!
   Вырвавшись из плена кружащей голову и зовущей с собой в небо бури, рванулась к Рилану. С силой вжала ладони в его грудь, черпая энергию из кольца и направляя ее в обессиленное тело. Но даже из этого неисчерпаемого, казалось, колодца, она уходила быстрее, чем наполняла разодранную ауру парня.
   Голова закружилась, но Лина продолжала отчаянно перекачивать силу. Что ж еще сделать? Что?!!!
   Умрет... Рилан умрет... А она хочет этого? Нет... Этот некромант принадлежит ей, душой и телом! Ей, а не Ловцу Душ, чье дыхание она уже чувствует за спиной. И отпускать некроманта... нет, ни за что!
   Мысли бились в голове пойманными светлячками...
   Она сможет поспорить с демоном?
   Да? Да!
   И никто не посмеет обвинить ее в том, что она не сделала всего возможного?!
   Никто... кроме нее самой...
   Ведущий в ответе за своих...
   Или не Ведущий? Не важно!
   Не отдам, подумала она, верну, вытащу, ни честью, ни дружбой не поступлюсь!
   Друг, приятель, подчиненный, человек, вещь, нечто, принадлежащее именно ей?
   Все равно!
   Но она ничего не может сделать...
   Не получается!!! Сила ускользает сквозь пальцы, возвращаясь к истокам...
   А кто же сможет?
   Кто?
   Кто...
   Никто, кроме...
   Лина смахнула с лица злые слезы и расслабилась. Ее мгновенно вырвало из тела, на которое тут же накатила резкая боль диссонанса. Она вознеслась над миром, но резкая, четкая мелодия, вплетающаяся в вихрь, раздирающий сознание, не давала ей окончательно раствориться в пространстве. Призрачные руки вцепились во флер, сминая полупрозрачное кружево, и Лина потянула его на себя что было сил.
   Мир смялся, подчиняясь, пошел волнами, корежащими окружающее пространство.
   Бзынь!!! Одна за другой лопались струны риолона.
   Милава зажала уши, кидаясь на землю. Лис метнулся вперед, выталкивая Тилана из-под падающего дерева.
   А ведьмочка звала, не обращая внимания на сочащуюся из носа кровь.
   Сюда...
   Сюда!
   Сюда!!!
  
   Где-то далеко, у Ледяного озера, в центре почти настроенного телепортационного узора, разверзлась реальность...
   - Что за...
  
   Кружево пошло обжигающими волнами, отшвыривая ее назад, и расправилось.
   Над землей пронесся еще один резкий порыв ветра, полыхнуло чернильной тьмой и пространство с треском разорвалось. Громкий удар сотряс землю, валя ребят на землю. Из прорехи пахнуло ледяным холодом, от которого съежилась листва.
   Гибкая фигура вывалилась из темноты, и приземлилась на заледеневшую землю, по-кошачьи извернувшись и изготовившись к нападению.
   Лина вскочила, не обращая внимания на крутящуюся в висках боль. Неверяще вгляделась в расхристанную тень. Метнулась вперед, вцепилась руками в изрезанные лохмотья ширна, впилась взглядом в бледное лицо, кривящееся в гневной гримасе, стряхнула хлопья тьмы со спутанных белых волос.
   - ... пр-роисходит? Д'иласе?! - рыкнул Повелитель.
   Девушка, всем телом прижимаясь к дроу и не давая ему сорваться в неуправляемую ярость, шептала:
   - Нет, прошу вас... послушайте... вы же можете помочь, я знаю...
   - Кому? - обведя поляну, будто замершую в безвременье, бешеным взглядом, спросил Темный.
   Лина, окунаясь в разъяренную лиловую бездну силы, и вдыхая аромат крови и смерти, выдохнула:
   - Нам... мне...
   - Ты понимаешь, что натворила, д'иласе?
   От чего ты меня оторвала? И ради чего?!!
   "Д'иласе? Что это?"- мелькнула мысль и улетела куда-то, словно безумная хвостатая комета, под напором чужих образов и мыслей.
   - Да... нет... помогите?!
   Помочь? Кому? Им?
   - Прошу вас...
   Поняв, что ничего более разумного он не добьется от девушки, дроу спросил:
   - Почему? Почему я должен помочь?
   - Я - ваша, - прошептала Лина, - я - ваша, а они, - она повела рукой в сторону замерших на поляне ребят, - мои! Помогите, я знаю, вы можете!
   В ее голосе играла уверенность, замешанная на отчаянии.
   - Ах, во-от как! - протянул Дракон. И вгляделся в стремительно чернеющее и наливающееся тучами небо. Утихший было, ветер набросился на поляну с новой силой.
   Ваше - наше - мое... Неотразимый аргумент. Чем быстрее разберемся с происходящим здесь, тем быстрее вернемся к тому, что необходимо сделать... А вопросы отложим на потом, решил он.
   Перехватив руки девушки, он потянул ее за собой. Под ногами его стелился темный, полупрозрачный туман, клочья которого оставляли за собой пустую, вымороженную землю. Обогнул Милаву, косящую на него испуганным взглядом и опасающуюся сделать лишнее движение, мимоходом развеял корявую руну Лиса, на миг замер у тела Рилана и шагнул в октограмму.
   Лина впала в созерцательный транс. Слова были не нужны... она видела все. И черные тени под глазами старшего компаньона, и поджившие шрамы... даже знала, откуда они взялись... знала, от чего оторвала его... И что потребуется сделать потом... И, прижимаясь к нему, обнимая его, запрокинув голову к небу, следила за тем, как мир готовится излить на них свое негодование... рождающаяся буря подхватит их, и завертит как желтый осенний лист, безжалостно швырнет на землю, раздавит и растопчет.
   Она знала, за что...
   За то, что сыграла по своим правилам, пошла на поводу безумия, против воли великого игрока, уже раздавшего все роли. Жертвы, злодеи и герои... она... нет, они все переиграют...
   Темный, осторожно придерживая невидяще уставившуюся вверх девушку за плечи, обвел рукой полукруг, сжал кулак и стремительно вскинул его к грозному небу.
   Клубящаяся Тьма прильнула к земле, вгрызаясь в рисунок, принюхиваясь, изучая. И спустя несколько томительных мгновений сотнями нитей-щупалец взметнулась вверх, окружая двоих стоящих в ритуальном узоре плотным коконом.
   Льялис Древесный, кровь от крови Старшей Ветви, выдохнул и забыл вдохнуть. Вскинув руки он остановил качнувшихся было к восьмиугольнику некромантов.
   Там, вверху, тьма встретилась с тьмой, и, найдя в кружащемся, наливающемся молниями вихре то, что искала, столь же стремительно опала, не давая ни одного шанса потокам вернуть то, что она них украла.
   Повелитель, подхватив оседающую девушку, вышел из октограммы.
   Приди в себя! Еще ничего не кончено!
   Лина вздрогнула и выпрямилась, покорно следуя за дроу, и опускаясь на колени перед телом Рилана.
   Твой человек - твои руки!
   И ведьмочка покорно опустила ладони на грудь парня. С испугом поняла, что сердце его не бьется. В панике вскинула глаза на Темного.
   Опоздали?!
   Он качнул головой отрицательно, и положил свои ладони сверху, накрывая ее руки.
   Тьма вспухла вокруг них пушистым теплым комком, на миг отсекая от беснующегося ветра. Были только тишина, уверенность и спокойствие... Холодная лягушачья кожа под ладонями, сверху надежные, горячие, как прогретые на солнце серые камни родового замка руки...
   Внезапно несколько бесцветных молний заплясали между Линой и сохраняющим внешнюю невозмутимость эльфом. Девушка прикрыла глаза, вслушиваясь в их мелодию, растерянную и грустную. И позвала... Одновременно с Драконом.
   Пора домой!
   И содрогнулась от боли, когда плети молний прервали свой танец, пронзая Рилана, прямо сквозь сцепленные на его груди руки.
   Тьма разлетелась осколками.
   Тело под ее руками выгнулось дугой, сухой кашель сорвался с пересохших губ.
   Лина растерялась.
   Получилось?
   Разумеется!
   Темный поднялся, резко вздернул ведьмочку на ноги. Она прижалась к нему, прячась от ледяного ветра.
   - Помогите ему! - приказал дроу.
   Трое ребят бросились к Рилану, перевернувшемуся на живот и судорожно откашливающемуся. Почти все ранки у него на груди поджили, и молодой маг попытался встать. Покачнулся, но тут уж его подперли друзья. Тилан торопливо стянул свою мантию и накинул на плечи брату. Тот растерянно обводил взглядом окрестности и ежился.
   Дракон с язвительной улыбкой понаблюдал за суетой, обтекавшей их как вода камень, и заставил Лину, уткнувшуюся ему в грудь, поднять голову.
   Ну и где благодарность?
   Девушка слабо улыбнулась.
   Спасибо!
   Это всего лишь слова! Как насчет чего-то более осязаемого?
   Я вся ваша и так... Но...
   Она привстала на цыпочки и легонько коснулась губами его щеки.
   Дроу закатил глаза и усмехнулся.
   Наивная...
   И сказал уже вслух:
   - Ну а теперь, гейнэс (от гейнери - мн ч), придется решить один вопрос.
   И вроде тихо сказал, но все его услышали и замерли. Лина отступила на пару шагов, пытаясь привести мысли в порядок.
   - Какой? - спросила она.
   - Я возвращаюсь туда, откуда вы меня столь бесцеремонно выдернули, - неспешно молвил дроу. - Вы остаетесь здесь?
   - Кто мы? - непонимающе вздернула брови девушка.
   Не догадываешься?
   Лина обернулась к ребятам. Мила и Тилан подпирали полуживого Рилана, Лис с тревогой смотрел на небо, где стремительно зарождалась буря.
   Сглотнув, стукнула кулаком по ладони. Перевела взгляд на Темного, но тот и не думал таять под ее умильным взглядом. Стоял и смотрел на нее, чуть склонив голову на бок, улыбался краешками губ.
   Время принимать решение!
   Хорошо...
   - Мы отправляемся с вами.
   Скосив глаза, заметила, как решительно кивнула Милава, зажимая рот Тилану, как горячо что-то шепчет Лис, тыкая грязным пальцем в небо.
   - ...хуже не будет... - донеслось до девушки. Она усмехнулась неожиданно онемевшими губами. Квартерон ошибается. Там, скорее всего, будет куда как... веселее.
   - Отлично, - кивнул Темный, делая шаг вперед и хватая ее за руку. - Портал на крови. Быстро, в Круг.
   Он кивнул в сторону почти затертой октограммы. Ребята, подстегиваемые его взглядом и шипением Лины, схватились друг за друга, выстраиваясь в шатающийся под порывами ветра круг. Он должен объединить силы. На лице Дракона мелькнула вызывающая улыбка, обращенная больше небу и грязно-желтым тучам. Он перевернул руку девушки ладонью вверх, на миг замер...
   Странно, ведьмочка даже не заметила того, что на коже остались маленькие кровоточащие ранки от когтей, так сильно он стискивал ее запястье. Она скользила над миром, слушая гневную мелодию...
   ...и полоснул тонким черным лезвием по коже.
   - Пять капель в центр!
   Лина вытянула руку. Кровь в порезе набухала неохотно, вся ладонь будто онемела. Волнующий запах черно-алой жидкости защекотал ноздри. Она знает, что сейчас произойдет, да... И объяснит ребятам потом.
   Раз...
   Дроу стиснул руку опасливо приблизившегося Лиса, тонкое лезвие прочертило линию и на его ладони.
   Два...
   - Ты - тоже. А вы... - он обвел взглядом притихших в ожидании того, что им тоже пустят кровь, некромантов, - ... так проскочите. Глаза закрыли!
   Ведьмочка послушно прикрыла веки. И очутилась во Тьме, легкой и пушистой, отрезающей все реальные ощущения тела. Усталость, боль, раздражение остались где-то снаружи... А здесь... Тишина и спокойствие, и разгорающийся в самом центре радужного калейдоскопа чувств огонь. Его раздувал ветер, игриво скользящий вдоль сцепленных рук. Яркая картинка подземелий, расцвеченных точками-сознаниями, служащими привязкой для перемещения, возникла перед закрытыми глазами...
   Три...
   Ветер и Тьма, слившись, закружились в танце, подхватывая один за другим огоньки. Яркий сине-зеленый, тускло мерцающий королевским пурпуром и два серых, один из которых тлел едва-едва.
   Четыре...
   В центре Круга разрасталась лиловая воронка, разбрасывающая в сгущающуюся темноту раздраженно шипящие искры.
   Пять...
   Она подхватила мотив, зудящий на краю сознания, одновременно с компаньоном...
   - Аллеан леор!
   Спустя миг после того, как воронка накрыла всех шестерых, в землю, где они только что находились, ударило сразу три молнии...
  
   ***
   Не мое дело, думал, глядя на изрыгающий тучи горизонт, ллейр эльфиского Загорья Реаллан дель Дрошелл'Шенан.
   Не мое дело, с сожалением думал Повелитель Светлого Леса, отслеживающий измененные потоки магии.
   Не мое дело...
   Многие так думали в этот день, кто-то с ненавистью, кто-то с раздражением. Кто-то в бессильной ярости стискивал кулаки, кто-то напивался, кто-то пытался дозваться начальства и получить указания. Кто-то рыдал, кто-то молча смотрел в стену, раз за разом ломая голову в попытках связаться с тем, кто был так нужен здесь и сейчас.
   Люди и нелюди удивлялись, спорили, молились...
   Равнодушных не было.
  
   Глава 13
  
   В какой из моментов перемещения исчезла стискивающая ее запястье рука, Лина так и не поняла. Когда отдвинулась в глубину сознания крутящая боль переноса, девушка почувствовала под ногами твердую неровную поверхность. Она мгновенно застыла, ожидая пока рассеется застилающий глаза серый туман. Опасно шевелиться, когда не знаешь, куда попал, тем более рядом не ощущалось ничьего присутствия. Ни звука, ни дыхания...
   Спустя пару мгновений улеглась щекочущая нос едкая пыль, и Лина обнаружила, что стоит в гордом одиночестве на узкой неровной площадке. Позади наклонная стена, шаг вправо, шаг влево - падение, а вниз стелился крутой откос, покрытый толстой коркой синеватого льда. С невидимых сводов свешивались гигантские сосульки, не давая разглядеть, что находится за ними. Ледяного частокола, практически загораживающего обзор, можно было коснуться рукой... Что ведьмочка и проделала, нервно всматриваясь в царящий за зубьями сумрак.
   Осторожно прислушалась к миру. И удивилась царящей вокруг гнетущей тишине. Нити кружева и потоки будто заледенели, тихо шелестя что-то предупреждающее об окружающей девушку опасности. Казалось, тронь их, и они осыплются, устилая пространство серебристой пылью... Нет движения, нет жизни, статичное равновесие, нарушив которое, получишь такую отдачу... Связь осторожно тянула куда-то вниз, сверху давило напряженное до предела магическое поле.
   Ни звука, ни шороха...
   Линара раздраженно вздохнула. Ну почему она опять очутилась одна? И не поймешь, где! Хотя логично... портал без указания четкого места назначения, без подобающего круга, безо всего... Хорошо, что в стене не застряла! Удачно, можно сказать, переместилась. Но как вниз спускаться? А надо? Да, кружево флера очень осторожно звало туда, на скошенное ледяное поле, и дальше... Ну не сидеть же здесь!? Лина с сомнением посмотрела на откос, присела на корточки. Толстый слой льда будто подсвечивался изнутри живыми огнями, синее сияние становилось резче на гранях и гребнях волн, в сердцевинах сужающихся к низу колонн. Она легла на живот, чувствуя через тонкую рубаху, как холодит кожу неровная поверхность. Вцепившись пальцами в край панциря, осторожно сползла вниз, нащупывая носком опору. Крепкая подметка оказалась очень скользкой и постоянно соскакивала с выступов.
   Перехватив рукой за следующий выступ, девушка потихоньку соскользнула дальше. Покосилась на нависающие сосульки, зацепилась за вырастающий изо льда столб и спустилась еще на пару шагов. На миг испугалась, когда нога соскользнула с выступа. Проехавшись вниз, схватилась за боковой выступ, порезавшись об острую кромку, отдернула руку. Капли крови из разодранной в клочья ладони рубиновым веером разлетелись по льду. Охнула, врезавшись ногами в замерзшую волну, выступавшую над поверхностью на половину человеческого роста. Развернувшись на спину, подышала на онемевшие скрюченные от холода пальцы и огляделась. Над головой змеились неровные, будто выеденные кем-то своды. Зубья и арки, выточенные временем и бурным потоком, когда-то здесь протекавшим, спускались вниз неровной грядой. Из широкого темного проема свешивались гигантские сосульки бывшего водопада, заледеневшего в один миг много веков назад. Внизу простиралось неровное ледяное поле, вгрызающееся в черные берега, затянутые серым сумрачным туманом. Да, давным-давно, это была река, подземная река... Вон и туннель виднеется, по которому раньше струилась вода, а теперь в глубины пещер уходит ледяное полотно.
   А кто внизу? Девушка прищурилась, напрягая зрение.
   Внезапно там вспыхнул тревожащий вечный покой сил белый огонек, заставляя ее зажмуриться. Черные тени отступили, стали четче и кровожаднее нависающие над головой зубы. Проморгавшись, Лина убедилась, что на небольшой площадке, от которой расходились узкие проходы-щели, ее кое-кто с нетерпением ожидает.
   - Сейчас, сейчас, - тихо пробормотала она, и аккуратно переместилась ниже, упираясь ногами в соседний выступ.
   Внезапно наклонная поверхность, на которой распласталась девушка, затрещала и подломилась под ее весом. Тонкая ледяная пластинка не выдержала и Лина, взвизгнув, спиной провалилась в яму. Многократно отраженный хруст заметался по пещере. Сверху посыпались колючие осколки льда. Стенки гигантского пузыря покрылись трещинами. Дернувшись, она почувствовала, как под ней угрожающе трещит еще одна прослойка. Изогнувшись, взметнулась вверх, хватаясь за края ямы, катнулась вперед и поехала вниз, обдирая бок. Перекувырнулась пару раз, и стремительно понеслась вперед. От серьезных порезов спину спасли ножны и риолон, принявшие на себя все неровности, да еще то, что ей удалось подтормаживать ногами, сгибая их в коленях и поминая незлым громким словом скользкие подметки.
   Врезавшись в очередное возвышение, она развернулась на живот и поднялась на корточки. Дальше простирался чуть волнистый склон.. И она, не долго думая, встала во весь рост и поехала вниз, балансируя руками.
   Повелитель, задравший голову в ожидании Лины, элегантным движением отодвинулся с ее дороги. Девушка, споткнувшись, упала на колени, с разгону взлетела на гряду, и c силой врезалась в Льялиса, именно в этот момент отвлекшегося от созерцания ее кульбитов. Он как раз отвернулся, услышав тихий окрик возникших в темном туннеле молодых некромантов. Те, цепляясь друг за друга и за стены, ползли-скользили по льду, выбираясь к свету.
   Квартерон-то думал, что девушку поймает Повелитель... или хотя бы притормозит ее движение. У Лины тоже мелькнула такая мысль, но исчезла в тот момент, когда она птицей взлетела над ледяной поверхностью. Гулкий звук, с которым лоб квартерона соприкоснулся с полом пещеры, почти заглушил радостные возгласы ребят. Перекатившись по спине охнувшего Лиса, Лина вскочила упругим мячиком, и огляделась.
   Шум утих, и вновь воцарилась безжизненная тишина. Огонек погас...
   И что дальше? Кого искать будем?
   Не надо никого искать... Сама придет! - Темный довольно оскалился, делая шаг вперед.
   Кто?
   Девушка настороженно заозиралась. Уж больно сильно взыграла в ней кровь, послушная воле старшего компаньона. Она взывала к древним инстинктам, дремлющим где-то в глубине души.
   Шурх, шурх, шурх, топ. Звуки раздавались все громче и громче, приближаясь, отражаясь в сводах пещеры, мечась между замершими некромантами и Льялисом, и как бы обтекая расслаблено поводящего плечами Дракона.
   Шаги? Откуда здесь...
   Из самой широкой щели выскочила укутанная тенями фигурка. Черный Дракон неспешно двинулся вперед. Лина подалась следом, не слушая недовольного шепота ребят, застывших где-то позади. Сейчас для нее не существовало ничего важнее сладкой смеси предвкушения, азарта и опасного для жизни гнева, скользящих по краю ее сознания.
   Лис замер, пригнувшись.
   Фигурка заполошно метнулась назад, хрустальные нити потоков натянулись, свиваясь на ее груди в пульсирующий комок.
   Нет! Она не должна уйти...
   Вновь вспыхнул тусклый огонек. Сделал круг почета под самым потолком, вырисовывая причудливые тени на лицах собравшихся, и медленно опустился на подставленную ладонь Повелителя. В его свете новоприбывшая предстала во всей своей сомнительной красе. Дроу чуть склонил голову, рассматривая стройную эльфийку. С нее густыми тягучими каплями падали на землю маскирующие облик чары, открывая рыжие волосы, обвисшие куцыми подпаленными прядями, обрывки дорогого когда-то платья заляпаные кровью. Темный эльф улыбнулся, подманивая ее ближе.
   - Куда же вы спешите, дорогая?
   - О, мой Повелитель, - сглотнув, хрустальным голосом пропела эльфийка, делая шаг назад.
   - Постойте же, не уходите, - очень вежливо попросил ее Темный, взмахнув рукой, отправляя в полет тусклый огонек. Позади женщины, преграждая дорогу назад, попреке похода соткалась тончайшая сеть-ловушка, - расскажите мне, как вы здесь очутились?
   Какой настойчивый приказ.
   Лина украдкой усмехнулась, замирая в паре шагов за спиной старшего компаньона. Этике-ет, что может быть уместнее между двумя представителями Старшей ветви? Особенно если и один и вторая выглядят как натуральные бродяги...
   И, к тому же, судя по опасному блеску в глазах этой рыжей и тянущемуся по связи холоду, они относят друг друга ко Внутреннему кругу. И явно не дружеской его части.
   - Я? Я не спешу! - женщина сжала руки в кулаки и, сорвав с шеи цепочку, швырнула в их сторону какой-то медальон. Блеснул в свете магического огня ярко-зеленый камень. Дроу метнулся вперед, не обращая внимания на запутавшуюся в сети Лианис, подхватил амулет, не дав ему коснуться неровного пола, раскрутил на цепочке и подбросил в воздух.
   Лина страдальчески сморщилась. Потоки силы осыпались ледяной крошкой, и в образовавшейся пустоте набухла, мгновенно созревая, почка. Она лопнула, разрывая тонкую пелену мира и порождая отдачу. Истеричная мелодия разнеслась далеко по натянутому до звона полотну. А из рваной прорехи, изрыгающей гниль и плесень, выпало существо.
   Это был не полноценный призыв, а скорее...
   Девушка отлетела к стене от мощного толчка Темного. Тот скользнул в другую сторону. А на обледенелые камни, хлеща длинным шипастым хвостом, упала тонкая гибкая тварь. Повела острой мордой, принюхиваясь, оскалила мелкие зубы, поднялась на задние лапы. Крутнулась вокруг оси, поймала мысленный приказ выпутывающейся из сети и злорадно усмехающейся Ка'Шесс и метнулась к Дракону. Матовая чешуя почти сливалась цветом с камнем, только белый треугольник на груди выдавал ее присутствие, да еще светящиеся бледно-желтым огнем глаза.
   Нет, это ее Тварь из Бездны, сгусток подлинного зла и ненависти. Это скорее полуразумный демон, до момента призыва спящий в пузыре, застывшем на полпути из Нижнего плана к реальному миру.
   Дракон ушел с траектории движения раззадоренного зверя, тот врезался в стену, встряхнулся, разбрасывая мелкие осколки каменных и ледяных арок и искры из-под когтей. Развернувшись, демон снова бросился на дроу. Но тот, вместо того, чтоб уйти с линии атаки, рванулся навстречу демону, всем телом врезаясь в тушу, бывшую на голову выше любого Темного. Сцепившись, они покатились по камням. Кто из них так злобно рычал, было уже не разобрать.
   Почему не магией?! Удивление на миг даже пересилило панику...
   Надо тише...
   Но кто услышит? И кого?
   Кого? Обернись...
   В темноте сияли три пары глаз... Ошеломленные, испуганные, усталые, любопытные. Это некроманты постарались, включили ночное зрение... А Лис и так все прекрасно видел...
   Вот их и услышат... Не меня.
   Кто?
   Ты его знаешь...Раскройся...
   Д'Хани запрокинула голову и судорожно выдохнула, впиваясь кровоточащими пальцами в ледяное крошево. Взметнулся ветер, засвистел между пиками, гоняясь за испуганными мыслями. Тонкая нить связи кольцом свивалась в пещере, устремляясь в сторону Повелителя, разметывая флер, страстно умоляющий о помощи по всей пещере. Сила мощным потоком вытекала из девушки, казалось, вместе с душой. Из нее будто вынули часть, самую важную... Сознание странно раздвоилось, и сквозь дрожащее марево флера она наблюдала за дракой двумя парами глаз.
   Подступившая к горлу тошнота наполняла рот горечью...
   Кажется, это она вбивает когти в глазницы зверя, выдавливая белки вместе с кровью. Ее полосуют по ребрам острые когти и ее кровь, смешиваясь с темной жижей, струящейся из-под чешуи, размазывается по неровным, исчерченным трещинами плитам гранита. Тьма бурлит и пенится, стелясь по низу, следуя за каждым движением, но не смея атаковать без приказа...Разум застилает сапфировая пелена бешенства, под пальцами трещат, ломаясь, чешуйчатые пластины и кости.
   Бьет по ушам рев обезумевшей твари.
   Перекатившись, Темный вскочил, оставляя на полу зверя с переломанными передними лапами. Откинул с лица волосы, мельком оглянулся на Лианис, с лица которой медленно сползала довольная улыбка. И метнулся вперед, вышвыривая воющего полудемона на середину пещеры.
   А еле слышный зудящий звук, плывущий в шуме схватки отдельной нотой... Что это?
   Это тонкая нить контроля, судорожно пытающаяся вплестись в пространство, хлещущая по пальцам, пытающимся ее поймать, тянущая силу из замершей в алхимических путах хозяйки. Той, что призвала полуразумного демона в реальность.
   Слышишь?
   Да... Порвать?
   Взглянув на ладони, ставшие вдруг чужими, девушка сделала шаг вперед, извлекая из ножен клинки. Залежалис-сь! И в миг, когда Дракон, уворачиваясь от хлещущего по ледяному полю хвоста, отскочил в сторону, перестал удерживать ее на месте, молнией выскочила из-за валуна. Тварь еще не успела подняться на лапы, и короткий прямой клинок со всей вложенной в удар силой пригвоздил ее к поверхности замерзшей реки, пробив чуть более мягкие пластины на груди. Лезвие скрежетнуло по льду, когда Лина, навалившись на рукоять "сестры", вторым клинком обрезала невидимую нить.
   Чешуйчатое тело изогнулось в судороге, отшвыривая девушку прямо под ноги к Лису.
   На миг сознание воспарило, в глазах раздвоился закружившийся в карусели мир. В темноте заиграли разноцветные огни сознаний. Один, два, три, четыре... как странно наблюдать за собственным телом, плавно оседающим на холодную поверхность. И за еще одним... пламенеющим сгустком... себя?
   Это все она? Растерянное недоумения даже вытеснило страх, концентрирующийся где-то в груди комком холода...
   Нет, это не страх, а шершавый лед под щекой, он запускает под кожу тонкие щупальца, стремительно примораживая к поверхности.
   ...а это еще кто? Два алых с лиловым отблеском огонька, затаившиеся в одной из щелей... почти вплотную к неровно тлеющему тускло-желтому.
   Девушка улыбнулась. Тонике нити, дрожащие от напряжения, нашептывали о том, что помощь идет, да и рядом есть те, кто способен отдать жизнь...
   Черный Дракон, передернув плечами, избавился от растерзанных остатков ширна и рубашки. На спину легло, ластясь и согревая, живое покрывало. Тьма смахнула кровь с лица, уняла боль в треснувших ребрах. Дроу задумчиво замер, с интересом рассматривая Лианис. По его тонким губам скользнула улыбка.
   Что бы такое с ней сотворить?
   "Чучело", - кружась вокруг Темного призрачным ветерком, попросила Лина. - "Чучело этой лиссэ хочу!"
   Кровожадная...
   Чья школа-то?
   В другой раз...
   Я запомню.
   Ка'Шесс медленно попятилась...
   И замерла, бледнея еще сильнее. Резко обернулась. Позади нее стояла, лучезарно улыбаясь и потирая ладони, принцесса Сьена. Кончик меча ее красноглазого спутника упирался в поясницу Темной. Алхимик был раздражен тем, что ему пришлось Бездна знает сколько времени красться по узким коридорам, да еще и присматривать за рвущейся в бой Наследницей. К тому же эта атмосфера... Искажение, Изменение... огромная концентрация магии, от которой волосы на голове дыбом вставали. Чуть тронешь ее, и сила сорвется бешеным потоком, выжигающим ауру.
   Так и хотелось кого-нибудь прирезать. Это желание весьма красноречиво отражалось в его глазах. Вот только без приказа он бы сейчас этого сделать не рискнул.
   Не отошедший еще от боевого транса Повелитель был, мягко говоря, опасен. А уж этот доброжелательный взгляд... И холод, расходящийся кругами... И распластанный на синеватом льду внушительный труп, вонючая кровь которого уже начала застывать, медленно вмораживаясь в поверхность.
   И замершая позади Дракона в полной готовности к атаке свита, окутанная тонкой паутиной незавершенного приказа... Без него они не сделают ни шага, но скопившаяся на кончиках пальцев и в полыхающих аурах изрядная сила готова сорваться смертельными чарами в любой момент.
   Дружелюбная атмосфера.
   А куча тряпья неопределенной формы, валяющаяся на границе камня и льда, оказалась до боли знакомой ведьмой-недоучкой. Она лежала, глядя пустыми глазами в пространство, под пальцами бессильно раскинутых рук покоились клинки, на бледной коже проступили вены. Кажется, она даже не дышала...
   - Ты думала, что можешь обмануть меня? - спросил Дракон, разрешающе кивнул алхимику и развернулся.
   - Ты еще пожалеешь... - начала было эльфийка. Но свистнул изогнутый меч, и ее голова, на миг задержавшись на шее, упала на камни, нелепо подпрыгнула и откатилась в сторону. Кровь из обрубка широким веером брызнула на лицо Сьены, которая фыркнула и отшатнулась, размазывая по коже ароматные капли. Облизнула губы, на миг прикрыла лиловые глаза и вдохнула будоражащий хищника запах, пробуя на вкус наполненную магией жидкость. Покосившись на Тьеора, деланно недовольно нахмурилась:
   - Я же просила...
   Алхимик насмешливо поднял брови:
   - А я первый догнал.
  
   Мир задрожал от боли, разливающейся по хрупкому натянутому полотну магии. Лина хрипло закашлялась и прикрыла глаза, когда рвущая душу мелодия швырнула ее обратно в тело. Она еще успела заметить последний огонек, стремительно приближающийся к пещере... Кажется, его преследовали...
   Тут ее затормошили ребята, выбравшиеся из прохода. Опасливо косясь на дроу и вбирая в себя готовые сорваться чары, Мила приподняла безвольное тело, пытаясь усадить подругу поудобнее. Лиса, скинувшего с себя напряжение хищника, она без зазрения совести использовала в качестве подпорки.
   В глазах ведьмочки по-прежнему двоилось, но теперь просто от накатившей слабости. Девушка мрачно огляделась. Темно и душно... мрачно и мерзко... плохо, просто отвратительно... Линара сжала виски ладонями, выгоняя из сознания песню мира и окунаясь в сознание Дракона. Вот, так гора-аздо лучше. Довольный, как сытый кот, он выжидал, кутаясь в сети и пологи, скрывающие сущность. Легким ветром скользнув через них, она слилась с потоком хищной расчетливой ярости, окунулась в отголоски бешенства, смыла усталость в звенящем ручье свежести. Калейдоскоп чувств немного завораживал...
   Трое Темных замерли друг напротив друга, вскинув головы к сводам, напряженно вслушиваясь в пространство. Принцесса хищно раздувала ноздри, витающий вокруг аромат крови будоражил в ней Хищника. Тьеор щурился, как будто в глаза ему бил свет.
   Приподнявшись, Лина махнула рукой в сторону одной из щелей, указывая направление. Это было лишним, но...
   Неожиданности там. И не в одиночестве.
   Уловив ее мысль, Дракон резко развернулся. Тьеор, недовольно хмурясь, перебросил в протянутую руку один из своих клинков. И бесшумно выскочившая оттуда тень наткнулась бы на него, если бы не скользнула в сторону.
   Ведьмочке на миг показалось, что она сходит с ума. Новый гость выглядел и воспринимался почти так же, как и ее Дракон. Если бы не связь... Невысокий, лиловоглазый и пепельноволосый дроу в пыльном, но целом еще черном ширне был демонски похож на Повелителя. И Лина на миг разделила слабую вспышку радости компаньона при виде... ближайшего родича. Брата?
   Так вот ты какой, Младший Дракон. Ничуть не хуже Старшего.
   Красивый, опасный, сильный... и занятый, да... Жаль. А то бы...
   Она мерзко захихикала. Мысленно.
   Ментальный щелчок заставил ее поморщиться.
   - Плохо выглядишь, - еле слышно заметил новоприбывший дроу, рассматривая Повелителя.
   Лина согласилась. Темные круги под глазами и рассеченная щека никак его не красили. Хотя сама она выглядит не лучше, не так ли? Нет, о чем она думает, а? Лиссэ...
   Дракон только равнодушно качнул головой в ответ обоим. Понятно, мол, но не до этого сейчас.
   - За мной еще кое-кто спешит, - заметил Младший Дракон, извлекая из ножен клинки.
   Тьеор хмыкнул. Наследница оглянулась на ребят и мотнула головой в сторону прохода, из которого появились студенты. Повелитель вздернул брови и заметил:
   - Здесь я отдаю приказы... Свите действительно стоит отступить, но и ты, будь любезна, сделай несколько шагов назад.
   Сьена попятилась, раздраженно шипя.
   - Не с-спорь.
   Некромантка помогла Лине подняться на подгибающиеся ноги. Лис подпер ее с другой стороны, о чем-то напряженно размышляя. Тилан и вполне уже пришедший в себя Рилан стояли сзади, нервно собирая крохи резерва.
   - И что теперь? - спросила шепотом Милава, едва держащаяся на ногах от переутомления.
   - Ждем...
   - Чего?
   - Тсс!
   Все Темные начали медленно отступать от расселины, выстраиваясь полукругом, прикрывающим Наследницу. А заодно и ребят. Нарастающий шум не одного десятка лап порождал какое-то гнетуще чувство. Пошатывающаяся от усталости некромантка, волоча на себе подругу, замерла в лишенном даже малейшего призрака света проходе, из которого не так давно выбралась. Лина не отрывала напряженного взгляда от обнаженной спины Темного. Нет, что там такого... привлекательного? От одного случайного прикосновения к силе этого дроу по коже Милавы бегали крупные испуганные мурашки. Его стоило бы бояться, а не бросаться на защиту... Зачем, по чьему приказу?
   Княжна так устала, что могла бы упасть прямо здесь, но страх не давал ей расслабиться, гуляя по жилам вместе с магией, выпустить которую было смерти подобно. Впрочем, смерть здесь была везде... И в огромных количествах. А происходящее откровенно пугало... Твари, дроу, темнота... кровь и смерть... смерть!
   Скоротечная, стремительная, неуловимая взглядом схватка, принять участие в которой так и тянули странные, дергающие за сердце нити...
   Да, она уже сожалела о том, что согласилась сюда телепортироваться.
   О том же дружно переживали и братья.
   Все последующее спрессовалось в единый миг.
   Из щели хлынул серый поток. Младший Дракон поднял руки и огромные ледяные сосульки, свешивающиеся из уходящей вверх расселины, задрожали. Мелкая серебристая пыль разлетелась по пещере, оседая на камнях, скалах и серых шкурах хищников, осторожно крадущихся вдоль стен. С оглушающим треском одна за другой гигантские льдины начали падать вниз, взламывая неширокое ледяное поле. Но не все. Некоторые явно отклонились от предначертанного природой пути, по пологой траектории обрушиваясь на резко рванувшихся вперед тварей.
   На висках Рьеллана выступил пот, он резко опустил руки. Глыбы, сияющие изнутри призрачным синим огнем, со скрежетом поехали вперед, подминая под себя не успевших добежать до дроу тварей, и намертво закупоривая проход в бывшее русло подземной реки. Остальных встретил Тьеор. Широким веером он отправил в полет десяток фиалов. Разбившееся с нежным звоном стекло выпустило на свободу леденящий туман. Он на миг застил зрение, а когда опустился, взорам ребят предстало два десятка ледяных скульптур, художественные достоинства которых были далеки от хотя бы приличных.
   Алхимик подскочил к ним и как следует пнул первую ногой. Они одна за другой попадали, с хрустом рассыпаясь на мелкие осколки.
   Наступила гнетущая тишина.
   - И что дальше? - прокашлявшись, спросил Льялис. Он отлепился от стены, в изрезанных кавернах которой разумно скрылся во время этого небольшого льдотрясения.
   Повелитель оглядел присутствующих, встретился с обеспокоенным взглядом Лины.
   Все устали.
   Да. Поспешим.
   Он невозмутимо шагнул вперед, отцепил руку Милавы от запястья ведьмочки и осторожно подхватил ее на руки. Зажигая маленький светлячок, приказал:
   - Вперед! - и огонек метнулся вперед по тоннелю, разбрасывая неощутимые белые искры и накладывая причудливые тени на утомленные лица.
   Некромантка, спрятав руку за спину, в очередной раз тяжело вздохнула. На сей раз с завистью. Она бы тоже была не против, если ее та-акой мужчина на руках поносил. И с таким же полуидиотическим выражением лица, наверное, к нему бы прижималась.
   И отчего миледи такая честь досталась? Ну ладно, пообещала себе Мила, если они выживут, то Линаре от вопросов отвертеться не получится. И братья-некроманты ей в вытряхивании ответов помогут. Например, почему этот второй лиловоглазый Темный оказался мощным пси-кинетиком, а?
   И княжна, спотыкаясь об осколки и ежась от пробирающегося под мантию холода, поплелась следом за Темными, неспешно двинувшимися вперед по неровному льду русла.
  
   Устало прикрыв глаза, Лина вслушивалась в равномерный стук сердца. Густую, как патока тишину нарушало только шиканье Дракона, подгоняющего устало плетущихся некромантов. Девушка, завозившись, устроилась в руках Темного поудобнее, стараясь не задеть многочисленные порезы на его груди. Хорошо-то как... Но совершенно не ко времени.
   Кого мы ищем теперь?
   Ты его знаешь, - всплеск недавних воспоминаний.
   Этого? Но как его искать?
   Слушай, просто слушай, - странно-ласковое мысленное прикосновении добавило сил и уверенности.
   Девушка пожала плечами. Слушать так слушать... И оторвалась от яркого якоря, которым воспринимался ее Дракон через изящное кружево флёра.
  
   Глава 14
  
   Когда впереди забрезжило что-то смутно-серое, Милава решила не спешить с изъявлениями радости. И правильно. Что хорошего может быть в такой ситуации? Только отряд пограничников, обещающих разместить гостей по теплым уютным камерам. А так как подобного чуда ожидать не приходилось, она ждала только неприятностей. Туннель кончается, но чем?
   Бодро шагающие впереди Темные остановились, рассматривая открывшийся вид. Подойдя ближе, княжна выглянула из-за спины Лиса, замершего около изрезанного, зубчатого обрыва, и принялась изучать мрачный пейзаж. Ледяной водопад каскадом спускался на крутой откос, усеянный мелкими камнями, и дальше в гигантский темный провал. Небо было застлано сумрачными тучами, безостановочно кружащимися в водовороте. Мелкий холодный дождь тихо моросил, смачивая голые пики и скалы, ограждающие обрушенное ущелье. Пахло гарью и гнилью. Магия застыла в хрупком напряженном равновесии. Только тронь ее, и маятник качнется, обрушив на головы незадачливых чародеев всю накопленную за века силу. Над провалом висел, легонько покачиваясь, огромный белый веретенообразный кокон.
   Черный Дракон поставил Лину на ноги. Тут же огонек, кружащий вокруг стоящих в тоннеле-русле людей и нелюдей, погас, впитавшись в его ладонь. Темный шагнул вперед. Девушка недовольно поморщилась и скользнула следом за дроу на самый край обрыва. Прислушалась, разглядывая серую муть. Коснулась его руки, будто опасаясь, что он исчезнет... Казалось, что это прикосновение необходимо ей как воздух... Неохотно отошла, задумчиво оглянулась на ребят, привалившихся к более-менее ровной части стены. Приблизилась к ним, пытаясь привести в порядок нечто, еще недавно бывшие рубашкой. Вздохнула.
   - Ну что маешься? - фыркнула Милава.
   - Да вот, - Лина ожесточенно потерла лицо рукой, посмотрела на серую муть, плещущуюся в небе. В ее глазах стояла растерянность, - да вот... Жалею, что притащила вас сюда.
   - Да? - Тилан покосился на замершую у обрыва четверку Темных.
   - Ну, так посвяти нас в происходящее, пожалуйста. Чтоб мы тоже прониклись скорбным настроением.
   Лина устало сгорбилась, став еще меньше ростом. Покосилась на Дракона, и, убедившись в том, что он никак не реагирует на это предложение, хмыкнула.
   - Задавайте вопросы.
   - Что это за место? - княжна прикусила губу, оглядывая темный тоннель.
   - Русло подземной реки.
   - Я не про это, - Мила обвела рукой окружающий их камень, - а про то, что снаружи.
   - Это - Град Изначальный, - заученно ответила девушка, - разрушенный более трех тысяч лет назад во время страшного конфликта. Там жили представители Старшей Ветви Древа, разделившейся позже на три части. Точнее, сам город находился под землей, а мы сейчас сверху.
   - Мда, и откуда ты все знаешь? - с сомнением покачал головой Тилан.
   - Я здесь была. Только внизу...
   При этих словах Тьеор обернулся и хмуро посмотрел на девушку, сверкнув алыми глазами.
   - Чего он косится? - немного нервно прошептал Рилан. В сумрачно-сером свете, проникающем в пещеру, он выглядел особенно плохо. Последствия неизвестного ритуала еще не прошли окончательно, даже несмотря на терапию, устроенную ему Повелителем.
   - Мастер алхимик тоже там был, - слабо улыбнулась Лина, - и ему не понравилось. К тому же это секрет. Но вы ведь никому не расскажете?
   - Кому? - возведя глаза к небу, протянула Милава.
   - Если живы останемся... - хмыкнул Тилан.
   - Ради этого я сделаю все, что в моих силах, - пообещала ведьмочка, нервно сцепив руки и мрачно глядя на ребят.
   - А что, все так плохо?
   - Боюсь... боюсь, что еще хуже.
   - Да? Ну, тогда изложи нам, пожалуйста, подробности происходящего.
   - Вы в своем праве. В конце концов, я вас тоже использовала, наверное... Помните, после Зимнего маскарада... И все очень просто. Есть некто, желающий опрокинуть мир в пропасть. Ни сам мир, ни Темные, здесь присутствующие, ни я, ни вы этого не желаем... И поэтому врага надо убить любой ценой.
   На лицах некромантов появилось такое многозначительное выражение...
   - Куда ты нас втравила? - фыркнула Милава.
   Линара только пожала плечами в ответ на их возмущение.
   - Извините, нет, правда, так получилось совершенно случайно. Впутывать еще и вас в этот... конфликт я совершенно не хотела. Просто все так неожиданно началось...
   - Что-то не верится... - Тилан погрозил девушке пальцем.
   Та еще раз пожала плечами.
   - Ладно уж, - прошептал Рилан, - пусть так. К тому же я неимоверно благодарен, за то, что ты меня вытащила. Бездна не самый приятный курорт в мире!
   - Это не я, - нахмурилась Лина и беспокойно посмотрела в сторону Дракона, - это он!
   - Все равно... Ты же его позвала, нет?
   - Ну, да...
   - Кстати, как? И где ты с ним познакомилась? И почему...
   - Слишком много вопросов, - замахала руками ведьмочка, отступая под напором некромантки. - Много времени уйдет на ответы. Конкретнее давайте.
   - Хорошо. Чего они ждут?
   - Ждут подходящего момента... Как вам объяснить? Мил, вот ты чувствуешь, какая здесь магия? - девушка развела руками, будто охватывая окружающий мир.
   - Да даже я чувствую, - хрипло заметил Рилан и закашлялся.
   - Напряженная, да? - подозрительно уставился на подругу Тилан. Милава согласно покивала.
   - Ну, да... напряженная, но раньше она находилась в балансе, а теперь кто-то... Нет, мы знаем кто, тянет отсюда силу. И равновесие тихонько раскачивается, туда-сюда. А они, - Лина снова посмотрела на дроу, обратив внимание на Сьену, опасливо жмущуюся к алхимику, - ждут подходящего момента, чтобы качнуть его в нашу сторону. До того, как враг заберет все себе.
   - И где этот враг? - поинтересовалась княжна, выпрямляясь.
   Лина подошла к краю, подозвала ребят. Ткнула пальцем в кокон, висящий над пропастью.
   - Вот это? - княжна удивилась.- Не впечатляет.
   - Ага, - ведьмочка оскалилась, - ты погоди, оно еще не вылупилось! Вот тогда...
   - Откуда тебе-то знать?
   - Я слышу, - пожала плечами девушка.
   - Как?
   - Долго объяснять. И потом, есть еще и главный... На том конце провала. И надо остановить его до того, как...
   Тут Лина страдальчески сморщилась, схватившись за голову, и тихо застонала:
   - Ну, на-ачалось...
   Белые покровы кокона пошли волнами, тихий мелодичный звон заполнил пространство. То, что пряталось внутри, просыпалось и готовилось вступить во враждебный мир.
   - А чего раньше не атаковали? - прошептала Мила, отшатываясь от края и задевая одного из дроу.
   Младший Дракон покосился на нее недовольно и, сцепив руки в замок, тихо запел что-то на темном наречии. Поисковые чары сорвались с его пальцев и затерялись в разгорающейся какофонии.
   Лина выдавила сквозь зубы:
   - Магия... могла отдачу сбросить на нас. А теперь, даже если что-то пойдет... не так... - из прокушенной губы показалась кровь, - всю волну получит Магистр... потому что первый начал... не лезьте...
   Ее глаза застилала муть, губы посинели, сделав пару шагов, девушка вцепилась в пояс своего Темного, все так же неподвижно стоящего на самом краю и чего-то выжидающего.
   Льялис зажал уши, когда пронзительный свист перешел в тоскливый, рвущий душу вой. Хотелось бежать на помощь тому, кто так безумно страдает, жаждет помощи и любви. Предлагает дружбу и верность, зовет с собой парить среди потоков сил, кувыркаться в солнечных брызгах...
   - Что это?! - завопила Сьена, хватая уже шагнувшего вперед квартерона и перекрывая голосом многократно отраженный шум.
   - Это Зов, - ответил Черный Дракон. - Дитя просыпается.
   Тьеор, залпом выпив какое-то зелье, хорошенько приложил рвущегося из захвата принцессы Лиса рукоятью меча по затылку. Тот закатил глаза и рухнул на лед.
   Лина обернулась к некромантам. Темные провалы глаз походили на бездну. Чужим, полным странных обертонов голосом приказала:
   - Блокируйтесь...
   И Зов перешел в иную тональность, пробиваясь сквозь реальность на Магический, а потом и на Нижний план. Потоки сил всколыхнулись, уплотняясь вокруг дрожащего в воздухе кокона. И закрутились в вихре, теряя равновесие... Нечто, прячущееся в коконе, звало родичей по крови... отовсюду.
   Перед Младшим Драконом вспыхнули золотистые руны. Они закружились вокруг дроу, порождая слабое сине-зеленое сияние, отсекающее Темного от негативного воздействия. Лина, пребывающая словно бы здесь и там одновременно, лениво поразилась сложности и точности созданных узоров. Они и выглядели, и звучали прекрасно... Разделение, Ограничение, Защита...
   Вернулась темная звездочка поискового импульса, принеся с собой обрывок пути к тому, кто затеял сражение. Лиловоглазые переглянулись, хищно улыбнувшись, и Рьеллан спрыгнул вниз. Беловолосой молнией скользнул по обрыву и скрылся за скалами. Окружающее его сияние затерялось в серой мути.
   Рилан сомнамбулически шагнул к обрыву. И попал под удар разъяренной происходящим и собственным вынужденным бездействием Сьены. Его отшвырнуло к стене. Закатив глаза, парень поднялся, вытягивая вперед руки, и неожиданно быстро рванулся вперед. Милава и Тилан повалили его на лед. Он судорожно изогнулся, пытаясь сбросить ребят, и, подчиняясь Зову, отправиться к провалу. Принцесса швырнула в него оглушающим заклятьем. Не рассчитала силу, и держащие парня друзья тоже обмякли, повалившись друг на друга. Княжна пару раз моргнула, но сумела встать и, погрозив кулаком Наследнице, принялась устанавливать блокировку. Зов и ее тянул вперед, а сопротивляться получалось только благодаря собственному практически не ограниченному природному резерву.
   В расселину ворвался холодный ветер, заставив всех прижаться к стенам. Кокон пошел трещинами. А по краю провала начала рваться ткань мира. К жалобно плачущему порождению талантов полудемона -магистра спешили все, кто услышал Зов. А он был не простой... Зов крови, смешанной крови. Темная, светлая, демонская и человеческая в гремучей пропорции открывали черный ход, по которому в мир могли пробраться все, кто поддались влекущей мелодии.
   Из разлома, окруженного бледным призрачно-зеленым ореолом, сплошной волной пошли мелкие, неразумные, но от того не менее опасные демоны. Часть из них тут же с диким воем проваливалась вниз, но многие, вцепившись когтями и клыками в крутые откосы, устремлялась вверх.
   Тьеор, безучастно глядевший на дергающийся кокон, заметно оживился. Он приготовился встретить демонов, упорно взбирающихся вверх по ледяному каскаду, остатками своего алхимического арсенала.
   Лина почти в беспамятстве повисла на Темном. Тот встряхнул ее, приводя в некое подобие чувств.
   - Не трясите, я все слышу... - пробормотала она.
   - Д'Иласе, вернись! Пора начинать!
   От пощечины голова девушки мотнулась в сторону, но она открыла глаза.
   - Он почти готов взломать проход...
   - Мы тоже готовы.
   Кинжал, лезвие которого состояло из чистой тьмы, вновь был извлечен из ножен. Лина, подчиняясь неслышному приказу, протянула руки ладонями вперед. Темный, успокаивающе огладив расцарапанные ладони, осторожно провел по запястьям девушки. Ранки тут же наполнились кровью. Сьерриан невозмутимо обновил собственные порезы и, убрав кинжал, взял ведьмочку за руки.
   Линара погружалась в сознание дроу через лиловый огонь, полыхающий в его глазах. Все отдалялся и отдалялся стенающий от боли мир, стирались ощущения. В сознании зазвучали слова, отдаваясь в узорах флёра мерной торжественной музыкой.
   Виер сэас стерхаан виевишеас виэлэш дролаэш аэеисс д'иласе-рейш вираан a лаеш...*
   Двое стояли друг напротив друга, держась за руки, в круге, очерченном струящейся живой Тьмой. Капли крови, падающие вниз маленькими рубиновыми искорками, не долетали до сияющего синевой льда. Они исчезали раньше, будто их жадно слизывало голодное пространство.
   Клубящаяся тьма стремительным броском отогнала к краю расселины Сьену. Она покосились на замершую в безвременье пару, и пообещала себе, что непременно задаст пару вопросов, едва только закончится это сражение. А пока... мешать не будет. Принцесса дружелюбно оскалилась в морды мелких, по пояс ей ростом шипастых демонов, медленно, но упорно ползущих вверх по ледяным каскадам. Под тонкими когтями дробился в крошку лед, они съезжали вниз, насаживаясь на шипы лезущих позади, но все равно продвигались вверх.
   Тьеор вдохновенно посыпал на них каким-то порошком, ветер подхватил его и разметал, заставив самого дроу расчихаться, но некоторое количество демонов, взвыв, ухнуло вниз. Принцесса, не щурясь, смотрела на кокон, воздушные вихри пытались пробраться под полы ее плотной одежды, дерзко трепали длинную растрепанную косу. Эльфийка зашипела, изливая свой гнев горячей, подтапливающей лед волной лилового пламени.
  
   А где-то далеко над поверхностью Ледяного озера сгустились призрачно-голубые огни. И принялись стремительно выписывать сложный, похожий на зимний узор, рисунок. Слой за слоем, пока он не превратился в объемную картинку, в которой живой лед перетекал из одной линии в другую, постепенно скапливаясь в центре сложнейшей руны. Там все сильнее разгоралась миниатюрная рубиновая точка. Разгоралась... и неожиданно взорвалась, заливая холодным белым огнем огромную пещеру. Алые капли одна за другой опускались на стремительно твердеющую воду. Тонкий лед повторял висящий в воздухе узор и с каждым мигом, с каждой каплей крови все более упрочнялся. И, наконец, зазвучала еще одна мелодия. Грозная, повелительная... Невыполнение которой доставило бы мучительную боль каждому существу, оказавшемуся в это время не на своем месте.
  
   Разрез в ткани мира заколебался и начал медленно закрываться, часть демонических созданий с визгом и воплями полетели назад, утягиваемые воронкой домой.
   Зов, идущий из кокона сплетался с мелодией пробужденной Печати, и над разрушенным городом начала раскручиваться огромная воронка силы, окончательно потерявшая опору.
   Тьеор и Сьена прижались к стене пещеры, наблюдая, как сумасшедший вихрь одного за другим отрывает от скал и утягивает в небо живых и мертвых демонов. Напротив них пряталась за выступ Милава, придерживая за мантию так и не пришедшего в себя Рилана. Тилан, щурясь от режущего глаза ветра и поругиваясь, выцарапывал вокруг валяющегося Лиса какой-то рисунок. А княжна во все глаза смотрела на подругу, вцепившуюся в руки Темного эльфа. Вокруг этих двоих буйствовала совсем другая стихия. Тонкие белые, синие и фиолетовые нити сплетались в плотный узорчатый кокон. Казалось, это на катушку ряд за рядом наматывается тонкая разноцветная пряжа. Но слой ее не утолщался, ложившийся вкруг них покров постоянно слизывал залетающий в пещеру ветер. Он уносил кружево к пролому в ткани мира. Там ставшие серебристыми обрывки впивались в его призрачные края и с натугой пытались стянуть прореху. Часть из них, не выдерживая напряжения Зова, лопалась с тихим звоном. Но медленно, очень медленно дело двигалось... Мешала чья-то назойливая воля, быстро вплескивающая в пролом силу, почерпнутую из вихря. Зов же стал совершенно нестерпимым, он тянул и требовал помочь беззащитному созданию, готовому вот-вот войти в мир.
  
   Легкость, с которой Младший Дракон скользил по практически отвесному склону, была только кажущейся. В любой момент его могли сбросить вниз магический ветер и рвущиеся вверх демоны. А знакомиться с развалинами Старого города и Бездной ему не хотелось. Со скалы на скалу, с откоса на откос, вцепляясь в подходящую опору как в последнюю надежду. Еще немного...
   Остатки чар сообщили, что искомый объект совсем рядом. Обогнув выступающий, изрезанный дождевыми протоками черно-рыжий гребень, дроу хмыкнул. В тусклом свете, пробивающемся сквозь серые тучи, он прекрасно разглядел небольшую площадку. На камнях была нарисована семилучевая звезда, горящая багровым огнем. Она мерно выкачивала магию из готового размолоть горы вихря и передавала стоящему на самом краю существу. Высокая фигура в развивающейся черной мантии с капюшоном, явно пропускала силу через себя и отправляла к кокону.
   А вот что получится, если разорвать эту цепь?
   Ръеллан перебрался в ближайшую расселину. И спустя миг к полудемону метнулся целый рой золотистых рун.
  
   Белоснежные покровы висящего в центре вихря кокона лопнули с оглушительным треском. Закружились, завертелись полотнищами и парусами, разлетаясь в разные стороны. Размазались по скалам, выедая в них каверны...
   А свернувшееся в клубок нечто расправило перепончатые белые крылья. И отчаянно закричало, поглощая магию. Оно было прекрасно... перламутровая чешуя покрывала все тело, длинная шея изгибалась по-лебединому, мощные, но изящные лапы украшали серебристые когти. Удлиненную голову венчал ослепительно сияющий рогатый гребень. Магические потоки поддерживали огромное тело, как пушинку. И оно кричало, кричало и кричало, разевая пасть, больше похожую на клюв.
  
   Слышащая пошатнулась, когда Зов ударил по флёру с новой силой. Повелитель подхватил оседающую девушку. Их сознания скользили в потоках магии, разыскивая возможность заглушить крик существа. Печать медленно, но верно делала свое дело, выдавливая демонов назад, в Бездну, но эта прекрасная тварь - порождение мира, и принадлежит ему...
  
   Это Белый Дракон...
   И с каждой поглощенной каплей силы он становится сильнее...
   И его Зов тоже...
  
   Вскинув руку, Сьерриан оттолкнул от края расселины загипнотизированных спутников.
  
   Кто его отец?
   Полудемон, порождение Бездны...
   Он поможет своему ребенку?
   Сейчас он занят...
  
   Золотой вихрь, кружащийся вокруг облаченной в мантию фигуры, время от времени разрывается ветвистыми молниями, дробящими камень около укрытия Младшего Дракона.
  
   Да и не нужна помощь этому Белому чуду...
   Пока он рос в коконе - была нужна...
   А теперь...
   Нет... Понятно.
   Он прекрасен, не правда ли...
   Он опасен - это реальность.
   Он позовет родичей - они придут.
   Но Печать проснулась... не пропустит.
   По праву крови... Светлой, Темной, Старшей, Младшей, Демонической...
   Да, в нем много разного...
   Он идеален, восзитителен...
   И слишком силен... Как заглушить чужой Зов?
   Пробудить свой...
   Свой? Но как?
   Зов, это песня. Ты слышишь ее, просто спой...
   Как риолон?
   О да... Все верно, риолон...
   Риолон... Мы - риолон?
  
   Флёр задрожал, впиваясь в связь, выворачивая душу наизнанку. По оголенным нервам горячей волной прошла боль. Мелодия - крик, мелодия - гнев, мелодия - злость выплеснулась в мир, пытаясь заглушить привлекательное очаровывающее пение. Она все набирала и набирала громкость, вычерпывая силу из резонирующих тел, вливаясь в пошедший в разнос водоворот.
  
   Этот мир - не твой, ты - ошибка...
  
   Глухое обиженное ворчание...
   Белый Дракон звал отца, но увы... Тот не мог покарать обидчика. Вокруг него кружились сгустки пламени, отсекая от бушующей совсем рядом, только руку протяни, энергии. Отчуждение, отчуждение, отчуждение... Какой бесславный конец. А ведь почти получилось... Вдыхая раскаленный воздух, полудемон горел изнутри. Сквозь хоровод рун, сжимающих его в смертельном объятии, он разглядел тонкую беловолосую фигуру. И собрав все силы, всю ярость, злость и ненависть, что у него остались, ударил, прошибая стену рун.
   Вспышка лилового пламени, потом темнота... Окончательная.
  
   Пора перехватить у него силу...
   Ее достаточно...
   Для чего?
   Сейчас поймешь...
  
   Белый Дракон плачет, не понимая, что происходит. Плачет в отчаяние и гневе, как невинный младенец, лишенный родительского внимания и брошенный умирать в безвременье. Он падает вниз, к отцу, едва не разрывая крылья, и вновь тоскливый вой разносится над пропастью. Там, на узкой площадке, только гарь, пепел и оплавленные камни.
   И отчаявшийся дракон, тяжело взмахивая крыльями и преодолевая течение ставших вдруг такими чужими потоков, вновь устремляется вверх. Покружив над горами, понимает, что Зов более никого не призовет, потому что рядом беснуется другая мелодия. Она поглощает магию, делая ее недоступной для новорожденного существа.
   Голод и страх вырываются из пасти облаком ледяного пламени, и изящное белое создание, сложив крылья, стремительно падает вниз, к источнику так больно наказавшей его песни. Сквозь сеть молний и вихрей, прямо к пещере.
  
   Он слишком силен даже сейчас...
   Не справимся?
   Справимся...
   Станцуем?
   Споем...
  
   Милава смотрела на происходящее во все глаза.
   Темный и Лина разъединили руки. И, не отрывая друг от друга взглядов, разошлись на пару шагов. Воздух задрожал от напряжения.
  
   Д'Иласе..
   Рейш...
   Исс'э.
  
   Морозные узоры, окружающие пару, полыхнули синим пламенем, на миг озаряя пещеру и белые пятна лиц. Угаснув, линии начали стремительно утолщаться и темнеть, выстраивая вокруг лиловоглазого дроу оболочку, повторяющую очертания тела. Он сделал шаг к краю...
  
   Флёр стремительно вбирал в себя всю свободную магию. Потоки и нити, в которые врастало кружево, мелели и высыхали, а сила перетекала в тело Лины. Девушка, прикусив губу, позволила ей бурным потоком пронестись по душе и дрожащему от напряжения каналу связи.
   Выдержим...
   Двое - вряд ли...
   А вот единое целое...
  
   Мир содрогнулся отдавая магии больше, чем когда бы то ни было. Свернувшееся спиралью пространство резко распрямилось. Из гигантского провала взметнулись вверх обгорелые камни, сшибая Белого Дракона с убийственной траектории.
   Его непрерывный горький плач разрывал уши.
  
   Темный покров все уплотнялся и уплотнялся, пока не стал виден только силуэт дроу. Лина резко опустила руки, чувствуя, как тело охватывает огонь. Истинный, обжигающий, он плясал по коже, заживляя раны, но безжалостно уничтожая обрывки одежды. По лицу заструились слезы, смывая кровь и грязь.
   Связаны...
   Навечно...
   Флёр намертво врос в ее ауру, превращая ее мелкие язычки в хлещущие по воздуху плети. Спустя несколько мгновений он, будто разумный, вцепился в полотно мира, став с ним единым целым. А черное кольцо, служившее совсем недавно проводником силы, осыпалось пеплом, не выдержав последней волны.
   Звон лопнувшей связи услышали даже некроманты, но...
   Но двое уже стали одним...
  
   Иди... лети... победи...
   Д"Рейш Съерриан шагнул в пропасть.
   Лина упала на колени, вглядываясь в несущуюся мимо пещеры серую муть.
   Зачем смотреть?
   Скользя между потоками, навстречу грозе поднимался Черный Дракон. Он был...
   Страшен...
   Опасен...
   Поглощающая свет чешуя длинного гибкого тела делала его похожим на саму Тьму, первостихию, вернувшуюся в мир. Размах его крыльев был даже чуть шире, чем у Белого, рвущегося ему навстречу. Черными алмазами сияли когти, королевский гребень окутывала полупрозрачная лиловая дымка.
   Они встретились...
   Тьма и свет, изрыгающие огонь, сплелись в смертельном объятии в постепенно успокаивающемся воздухе. Стихия, чья сила была поглощена Обращением, медленно умирала. Но битва продолжалась.
   Лед и пламя, клыки и когти мелькали в безумной чехарде. Клубок на миг распался... И Белый Дракон жалобно застонал. Черный в ответ рыкнул и опалил стремительно ушедшего в пике противника. Нырнул следом и еле успел уберечь живот от когтей более гибкого Белого. Извернулся в полете, по инерции врезался в скалу, едва не ломая крыло. И коршуном упал сверху на спину порождения Бездны.
   А тот не успел выйти из пикирования, и удар прибил огромное тело к откосу.
   Удачный взмах хвоста порвал Белому перепонку крыла. Черные когти вспороли чешую, пуская кровь. Тяжелое тело, пачкая камни, поехало вниз. Взвизгнув, почти побежденный дракон изогнул шею и, падая в черноту ущелья, вцепился зубами в край крыла Черного.
   Две терзающие друг друга твари рухнули в провал, исчезнув с глаз тревожно наблюдающих за схваткой людей и дроу.
  
   Стремительное, захватывающее дух падение, кровь на когтях, зубах, крыльях. Мягкое тело белесого червяка под лапами. Медленно угасающая ярость. Торжество победителя...
   И тихий, притягательный зов оставленной где-то наверху половинки души.
   Вернись... Вернись...
   Свободен...
   Мы свободны... Вернись...
   Обязательно...
   Ставшие непослушными крылья поднимают тяжелое тело в воздух.
   Белую чешую мертвого противника охватил лиловый, послушный воле, огонь. Он широким кругом побежал по подземелью, выжигая и вычищая землю, камни, оплавленные остатки древних строений. Только в одном месте пламя чуть задержалось, остановилось, замерло, чего-то ожидая. В ткани мира приоткрылась узкая щель, и кто-то стремительно в нее проскользнул. Огонь же продолжил движение.
  
   Черный Дракон появился из провала, когда все, кроме Лины, уже утратили надежду его увидеть. Только девушка все так же безучастно стояла на самом краю обрыва, окруженная клубящейся тьмой. По спокойному лицу пробегали тени. Холод, исходящий ото льда, казалось, ее совсем не беспокоил. Тихий ветерок смел вниз пепел, оставшийся от одежды, и сейчас девушка напоминала изящную мраморную статуэтку.
   Милава, увидев крылатого, облегченно выдохнула и осмелилась отлепиться от скалы. Темные, напротив, дружно прошипели что-то вдохновенно нецензурное, а братья-некроманты устало присели на лед. Льялис все еще не пришел в себя. Хорошо же его приложило...
   Дракон сделал круг над ущельем. Заметив что-то, спикировал вниз, подхватил когтями с откоса. И устремился к каскаду. Завис, поднимая крыльями ветер, и швырнул на лед изломанное и обожженное тело. Спустя еще мгновение всех заставила отвернуться ослепительная вспышка, и на обрыв ступил лиловоглазый Повелитель.
   Лина улыбнулась и прошептала:
   - Ну, теперь-то я смогу отдохнуть?
   И осела на руки дроу, потеряв сознание.
  
   Тучи медленно, неохотно расходились. Впервые за последние три тысячи лет древние скалы увидели чистое небо. Солнечные лучи скользнули по остаткам ледяного каскада, заискрились слюдяные зерна в гранитных обломках. Самый любопытный лучик заглянул в пустую пещеру на одном из склонов. Запутался в линиях торопливо начерченной на уже начавшей подтаивать ледяной поверхности октограммы. Тьма весело оскалила на него зубы, заставив отпрянуть, и исчезла, впитавшись в неровные алые линии.
  
   *Weer seas steershaan veiwishaes veelash drolaesh aeariess d'ialase-reish viiraan ae laesh (древнее темное наречие) - Мы, страж порога, властелин печатей, пара Слышащая - Действующий повелеваем Печати - пробудись.
  
   Глава 15
  
   Очнулась Лина уже в Доме Исцеления. Строго говоря, сознания она и не теряла... И помнила все, что случилось после эффектного явления Повелителя на краю обрыва. Как торопливо выцарапывали очередную телепортационную пентаграмму Сьена с Тьеором, как ломились сквозь еще не успокоившееся пространство...
   И какие лица были у младших служителей Башни Исцеления, когда, нарушая все правила, прямо в большом зале возникла их разношерстная компания. Впрочем, они весьма быстро обрели невозмутимый вид. И принялись исполнять свои прямые обязанности, разводя неожиданных гостей по лечебным покоям. Черный Целитель лично занялся тем, что осталось от Младшего Дракона. Тот чудом остался в живых после пожара, устроенного на прощание магистром - полудемоном. Свое недовольство состоянием высокопоставленного пациента дроу выразил только легким поднятием бровей. И не такое исцеляли... Пара уверенных приказов, немного чар и вот уже укутанное в сотни тончайших покровов тело спешно уносят в глубины Башни.
   Неосознанная тревога, снедавшая темную половину девушки, утихла.
  
   Темная половина? Себя ты считаешь Светлой?
   Не-ет! Всего лишь лучшей...
  
   Раз лиловоглазый родич попал в руки Вьеллана дель Грио'Шелл живым, то уже никуда не уйдет. В особенности, на встречу с богами... Хотя Рьеллана за то, что он так подставился, ожидает суровый выговор.
   Потом был короткий путь по коридору и долгий сон...
   Черный же Дракон, убедившись, что все прибывшие изолированы друг от друга и надолго заняты разнообразными процедурами, поспешил в Тирит. Правда, сначала пришлось одеться. Настолько шокировать подданных он не собирался. Хотя...
  
   Лина довольно прищурилась, нежась в большой ванне. Хорошо-то как! Теплая вода омывала кожу, мягкая розовая пена поднималась к подбородку. Аромат, плывущий по помещению, успокаивал нервы и поднимали настроение.
   Хотя оно и так было просто отличное. Все живы, что еще надо? Печать снова спит, прорыв закрыт, полудемон убит, Белый Дракон сгорел в очищающем огне. Стазис с древнего города снят, излишки силы развеялись... Изваяния из Сада Кристаллов... Девушка скользнула назад в совсем недавние воспоминания... Ожили! И скрылись в каком-то соседнем мире вовремя, не попав под пламенное очищение.
   Слияние... состоялось. Мечтательно улыбнувшись, девушка подалась к клубящемуся облаку, являвшемуся одновременно и ею, и дроу, и в то же время... не являющемуся ими. Странное состояние. Но приятное... в этот миг она обладала памятью ушедших поколений и знала все... И помнила все... Но оставалась собой, не теряя ни единой капли личности...
   Слышащая флёр, д'Иласе, способная понять мир, узнать, что тревожит его части. И Действующий - Рейш, способный в единый миг оказаться рядом и помочь... кому надо. Вот он... Линара на миг нырнула в усталые, ленивые, родные мысли. И выскользнула обратно, не став погружаться глубже. Пусть останутся тайны. Знать и помнить все - можно, но как это скучно... Неизвестность привлекательна и чудесна... И тайны... имеют право на существование. Но не у нее. Нечто древнее и мудрое, поселившееся внутри твердо знало, что Слышащая всегда остается открытой для своей темной половины, потому что ею становится та, что еще не успела обзавестись сколько-нибудь серьезными секретами. А вот Э'Рейш всегда до последнего борются за сокровища, хранящиеся в памяти. Те порой очень неприглядны, и их скрывают на самом дне... Пусть...
   А вот отдохнуть ему надо, но не получается... Что еще? Девушка хмыкнула, вставая. Желательно, чтобы подстерегающие ее под дверями верные друзья куда-нибудь делись. Вместе со своими вопросами и проблемами.
   Впрочем, те, что предстоит решать именно ей - мелочи по сравнению теми, что создала одна Светлая леди, в сопровождении верных гвардейцев нагрянувшая в Тирит, едва только заработали стационарные телепорты.
  
   - Я испытываю огромное неудовольствие от происходящего, - спокойно заметила эльфийка.
   Она сидела в кресле, не облокачиваясь на спинку. Холеные руки сложены на коленях, плечи гордо развернуты, в ярко-зеленых с золотистой искрой глазах - точно отмеренная доза негодования. Голубое платье подчеркивает ее принадлежность к светлой ветви.
   - В результате ваших непродуманных действий пострадало очень много подданных Светлого Леса. Причем по большей части - молодых! Дома Исцеления переполнены! Мой Повелитель выражает озабоченность последствиями, как, впрочем, и причинами, повлекшими их.
   И она замолчала, ожидая ответа от дроу, вольготно рассевшегося напротив. Он был само радушие. Вежливо улыбнувшись и продемонстрировав при этом впечатляющие клыки, хозяин встал и предложил гостье бокал Shael Nissel. В густой ало-черной жидкости блеснули искры - отражение магических огней, украшающих темные гранитные своды. Эльфийка чуть поморщилась, но приняла угощение. И невольно залюбовалась движениями Темного. Гибкий, как змея, хищник вернулся в кресло, откинул назад распущенные волосы, задумчиво сощурился. Казалось, он абсолютно безмятежен, но все же... Что-то было не так. Но в данный момент ее заботили иные вопросы. Рьеллан...
   Нет, о нем она думать не будет!
   - А не приходило ли в голову вашему Повелителю, гейнери Сивиала, что если действия чрезмерно долго обдумывать, может оказаться слишком поздно предпринимать что-либо?
   Эльфийка раздраженно поставила бокал на тонконогий столик. Значит, этот... исс лиэсс* решил свести к минимуму полагающиеся по этикету ритуалы? Отлично!
   - К тому же, никто не погиб. Значит, проблема была решена с наименьшими возможными потерями.
   - Кстати, о потерях. Мой Повелитель хотел бы знать, кто из ваших подданных пострадал и не нужна ли вам помощь... целителей.
   - Я ценю ваше предложение, - вновь улыбнулся дроу. - У нас не так много пострадавших. Мои целители прекрасно справляются.
   - Мой Повелитель хотел бы в этом убедиться.
   - Не вижу каких-либо препятствий...
   Эльфийка стремительно поднялась, оправляя складки церемониального одеяния.
   - Вы не будете столь любезны проводить меня?
   Темный, на миг задержавшись в кресле, встал и предложил ей руку. С еле слышным вздохом сказал:
   - Разумеется, с преогромнейшим удовольствием...
  
   *исс лиэсс - светлоэльф. руг-во.
  
   Лина еще раз окунулась и выбралась из ванны. Встряхнулась, разбрызгивая воду, и полюбовалась своим отражением. Следует признать, теперь она выглядела гораздо лучше, чем в прошлое посещение Башни Исцеления. Вовсе не кожа да кости, а стройная и привлекательная девушка. Отжав волосы, спускающиеся почти до колен, показала отражению язык.
   Она явно приобрела больше, чем потеряла... Хотя и клинки и риолон, почившие в пламени Слияния, безумно жалко. Как и сапфировый коронный обруч темной половины. Ой, мелочи какие...
   Внезапно стены ощутимо дрогнули. Волна возмущений прокатилась от помещения, где лежал опутанный магией исцеления, Младший Дракон. Мило... кажется Светлая Посланница гневается. Торопливо скользнув в мягкий шелк длинной свободной туники, выскочила из ванной в комнату и, выглянув за дверь, поманила ребят внутрь.
   - Быстрее! Пока тут все цело...
   Трое студентов, оглянувшись, скользнули внутрь, уселись на широкую кровать и принялись рассматривать гобелены, старательно игнорируя Лину. Она с наслаждением вслушивалась в разгорающийся скандал. Отвлекшись, спросила:
   - Ну что, вы действительно хотите получить ответы на свои вопросы? На все-все вопросы?
   Милава посмотрела на подругу. И молча кивнула.
   - А возможная цена этого знания вас не смущает?
   Близнецы пожали плечами:
   - За все надо платить... - заметил Тилан.
   Линара покосилась на дверь. Пока тихо...
   - Ну что же. Тогда вам придется принести вассальную присягу. Не мне, - она предупреждающе вскинула руку, не давая Рилану вставить ни слова, - Дому Солер'Ниан! И поклясться сохранять услышанное в тайне, само собой. Постойте... я объясню, что с вами будет, а уж потом соглашайтесь. Я несу за вас ответственность, ибо, хотите того или нет, вы - моя свита, и, кроме того, мои друзья. И стирать память... - девушка присела прямо на пол, завивающиеся колечками трехцветные волосы раскинулись на камнях живыми змеями, - это...
   - Ты уж честно давай! - Тилан ссутулился, задумчиво потирая рукав вычищенной и починенной мантии.
   Милава задумчиво хмурилась.
   - Можно, но не слишком хорошо, - улыбнулась Лина доброжелательно, - последствия могут быть не очень приятные, вплоть до сумасшествия. Поэтому клятва - лучше. Она оставляет вам иллюзию свободы.
   - Иллюзию?
   - Ну конечно. Вы не сможете противиться прямому приказу любого члена рода. Но их всего двое, если вместе со мной. Фактически вы станете слугами...
   - Чьими? - Милава подняла бровь и тоже сползла на пол.
   Она всмотрелась в глаза подруги. И неожиданно разглядела в глубине зрачков отсветы лилового огня.
   - Моими...
   - Но ты достаточно высокопоставленная персона?
   - О, да! - Лина рассмеялась, запрокинув голову.
   - Выше короля Ронии?
   - Пожалуй...
   - Я согласна, - серьезно кивнула княжна, не усмотрев в этом заявлении лжи.
   - Хорошо... А вы? - ведьмочка посмотрела на братьев. Они переглянулись.
   - Хуже не будет.
   - Не будьте так уверены! - девушка встала. - На колени! И повторяйте за мной...
   Тихий мелодичный голос Лины, произносящей слова древнего ритуала, заставлял сплетаться потоки магии в особые метки. Они ложились на ауры некромантов и поглощались ими, становясь совершенно незаметными. До того момента, как Дом не призовет вассалов к исполнению обязательств. Вот только у господина тоже не сплошные права. Есть и обязанности... защищать, оберегать, помогать...
   Так что когда были закончены все формальности, новоявленной госпоже пришлось кормить своих подданных. Кладовые единственной тиритской таверны с гордым названием "Дворцовая кухня" были изрядно опустошены. Разговор затянулся очень надолго... Периодические содрогания скал некромантам не мешали, а Лина только затаенно улыбалась, когда особенно громкие взрывы колебали гобелены.
  
   Из мемуаров лорда Найрина.
   И когда, наконец, успокоилась магия и стали возможны более-менее стабильные перемещения, четверо пропавших без вести в эльфийском Загорье студентов, как ни в чем небывало, вновь объявились в Светлом Лесу. Я был весьма доволен. А еще более неподобающей в их положении радости предались некоторые стражники моего эскорта. Потому что охраняли, скорее всего, не меня, а одну юную, но весьма высокопоставленную персону. Крыло Надзора и Опеки не дремлет.
   Сама же персона, ничуть не озабоченная вызванным ее пропажей переполохом, с удовольствием живописала свои приключения. А свита леди поддакивала и демонстрировала в лицах целый спектакль. Их, видите ли, занесло неудачным телепортом в Светлое княжество, в самое приграничье, а потом и в горы, к дроу. Они и подраться успели и поколдовать... несмотря на магическую бурю.
   А нашла их сама Светлая посланница, причем не где-то, а в Башне Исцеления Тиритской! Ничего особенного в этом нет... майл'эйри происходит из древнего рода, а ее отец достаточно влиятелен, чтоб девушку обихаживали со всем усердием. Даже в Тирите. Целые, невредимые и очень довольные молодые люди в открытую хвастали подвигами... Их истинность будет проверять Пятый отдел.
   В тот период я был весьма занят обсуждением договоров с еще не вполне адекватными советниками. Вообще, что было мне только на руку, жители Светлого Леса довольно сильно пострадали в этот Праздник.
   Особенно много проблем от некоего "Зова" получили те, кто помоложе. Их отрешенный вид порой пугал. Как объяснялось в официальном заявлении, это как-то связано с сопротивляемостью к магическим воздействиям. И чистотой крови. В целом, бумага, привезенная из Тирита сестрой Повелителя, была шедевром недоговоренностей. И подробности, как магические, так и политические, конфликта, затронувшего половину мира, ныне лучше изучить по Летописям и Хроникам Ронии. И про безумие, овладевшее людьми, и про попытки неопытных зачарованных магов открыть телепорты в неизвестном направлении и про то, как из-за искажений их попросту размазывало по земле.*
   Моей задачей, помимо заключения новых договоров был сбор информации...
   Для этого, конечно, не подходили анекдоты, запущенные в обиход после во всех смыслах примечательного праздника, но изучать их было сплошное удовольствие. Особенно удался тот, что описывал истерику Светлой леди под дверями, где исцеляли ее супруга... Явно очевидец сочинял.
   Не смотря на занятость, мне удалось узнать, что после пары дней отдыха студенты разъехались отрабатывать практику. Причем леди Эйден безропотно поехала изучать те самые серебряные копи, из-за которых эльфы желали пересмотра пограничного договора. Ллейр Предгорий, по слухам, некоторое время был очень доволен исполнительной, любознательной и вежливой девушкой. Примерно до тех пор, пока гномская горноразведочная партия под ее руководством не обрушила своды двух старых шахт. Сумму необходимого ремонта и откачки подземных вод перекрыл доход от найденных в результате взрыва трех новых сереброносных жил. После этого майл'эйри завоевала великое уважение в среде вассальных Тириту гномских кланов, но резко разонравилась ллейру...Ну, не удивительно, это небольшое землетрясение довольно сильно повредило его дом. Спустя пару месяцев, собрав необходимое количество информации, майл'эйри Эйден покинула Светлый Лес в компании своей свиты, так же без дела не сидевшей...
  
   ***
   Линара задумчиво выводила на запотевшем витражном стекле затейливый узор. За окном бушевал ветер. Первая осенняя буря, или может быть, последняя летняя? Струи воды хлестали по скалам, гулкие удары стихии разносились по темным залам, смешиваясь с музыкой, льющейся из Тронного зала. Девушка улыбнулась, откидывая с лица непослушную золотую прядь.
   Лето, лето... какое оно выдалось в этом году... дивное. Особенно первые дни... А все остальные события казались мелкими, и какими-то незначительными. Впрочем, это ощущение быстро прошло. Потому что жизнь продолжала ставить перед новоявленной Слышащей самые разные задачи, а прятаться от трудностей в Тирите... Не-ет, это не для нее! Не для них... Хотя можно было, конечно, бросить все и скрыться за стенами Дома Дрошелл'Шенан. Но глупо и нерационально запираться, ведь она все равно будет Слышать тревожные песни мира, но помочь... Помочь не сможет. Точнее, ее темная половина, та, что действует... Тот, кто действует...
   Лучше для мира, да и для самой девушки будет возможность свободно путешествовать там, где захочется. А это значит... что, вернувшись, она примет одно интересное предложение лорда Эйгена. С оговорками. Он ведь не откажется заполучить под свое крыло агента, приближенного ко двору Тирита Подгорного? Да и дорогому отцу надо будет отправить письмо. Напомнить о некоторых фактах из его биографии... Чтобы милорд лишний раз не пытался женихов подыскивать. Темной половины ей хватит, на ближайшие несколько... сотен лет.
   Девушка уже привычно окунулась в круговерть красочных образов, разбивая отрешенное спокойствие Съерриана, наблюдающего за степенно перемещающимися по нежной зеленой травке гостями.
   Скучаешь? - лиловый огонь ласково взъерошил волосы.
   Не-ет, - задумчиво протянула Лина, понимая, что мысли мыслями, а прикосновения они заменить не смогут. Три месяца - это много, почти бесконечность. Она все понимала... Дела, судьбы... Но... Но! Хотелось коснуться этого тела, убеждаясь, что сон все еще не кончается, разделить это бесконечное одиночество...
   И разделаться с ним! Окончательно и бесповоротно.
   Так что же?- ироничное.
   Э? Я не скучаю, я наслаждаюсь...
   Было бы чем!
   Ну, как же? Благопристойным семейным мероприятием! Гости такие милые... Если наблюдать за ними со стороны.
   Чем ты и занимаешься с большим удовольствием...
   О, да... А что еще делать? Не ходить же по пятам за этими праздношатающимися? К тому же вид у них на редкость пришибленный...
  
   Лина облетела Тронный зал, заглядывая в лица гостей. И едва не утонула в лиловых глазах Повелителя, небрежно рассевшегося на троне.
  
   Брр! Это как на себя со стороны посмотреть... Опасно, можно утонуть... как там наша драгоценная принцесса?
   Скучает...
   Надеялась на скандал, но ничего не случилось! А лицо какое недовольное... и ошеломленное. Ну у Тьеора не лучше... Хотя... скоро, скоро они очнутся... Как только убедятся, что никто их развлекать не собирается, даже Лис...
   Действительно... И потому мне пора...
  
   Спустя пару мгновений Повелитель исчез из зала. Сознание Лины стремительно унеслось в тело...
  
   Стекло приятно холодило ладони. Девушка вслушивалась в завывания ветра, тихо подпевая мелодии, взвивающейся в небо. И не обратила внимания на раздавшиеся сзади неторопливые шаги.
  
   Буря вьется над землей,
   Небо плачет тишиной,
   Дождь пронзает небеса,
   Но свобода лишь одна.
   Под безумный крик ветров
   Мы сорвалися в полет,
   И в распахнутую бездну вновь
   Скользили, расшибаясь в кровь.
   Мы забыли о долгах,
   Об ошибках и мечтах,
   И с свободную душой
   Ускользнули в город свой.
   Но это лишь игра...
  
   - Ты все-таки устала... - раздалось позади нее задумчивое. Темное наречие переливалось упругими волнами, совершенно естественно вплетаясь в мелодию. Миг спустя к ней добавился звон, гул и тяжкий удар, от которого вздрогнули стены. Как вовремя Повелитель покинул Тронный зал!
   - Что случилось? - лениво протянула девушка, разворачиваясь и заглядывая в насмешливые лиловые глаза.
   - Первый семейный скандал, - расплетая ленты и позволяя волосам Лины упасть вниз тяжелой разноцветной волной, ответил Темный.
   Она позволила себя обнять и притянуть ближе. Положила руки ему на грудь, чувствуя, как бьется сердце под черной тканью ширна. Флёр оплетал их плотным коконом, два дыхания сливались в одно, переплавленные души складывались в изменчивом калейдоскопе.
   - Не говори ничего...
   Лина замерла, вглядываясь в лицо дроу. Аромат силы немного кружил голову.
   - Почему?
   - Зачем нам слова?
   - Бессмысленная трата времени, - согласилась девушка. - Но столь же необходимая, как и это.
   Лукаво улыбнувшись, она провела пальцем по щеке своего Темного. Очень нежно, очень осторожно. Черный Дракон перехватил ее руку и качнул головой.
   - Нахалка...
   - О, да!
   - Уже поздно...
   - Пора спать? Я уже не маленькая... Но ладно. Проводите меня, гейнери Съерриан?
   - Разумеется, миледи Эйден...
   Закружив девушку по темному залу, расцвеченному только тусклыми пятнами света, пробирающимися сквозь цветные витражи, он увлек ее в один из проходов.
  
   Лина сидела на широком ложе, подобрав ноги. В свете магических огней, развешанных по черным обсидиановым стенам, фигурка ее, казалось, была окружена золотистым ореолом. Она перебирала пряди длинных волос, беспорядочно рассыпавшихся по темно-синему покрывалу, и пыталась заплести их в косу. Тонкие вьющиеся нити выворачивались из пальцев, легкий ветерок, гуляющий по полупустому помещению, не давал девушке привести их в порядок.
   Дроу скинул ширн, аккуратно возложил сапфировый обруч на низкий столик и рухнул на постель, раскидывая руки. Хищнику безумно надоел этикет, за соблюдением которого надо было следить последние несколько часов. Искреннее беспокойство в мыслях младшей половинки настраивало на отдых.
   -Ты знал, что все будет происходить именно так, - голос Слышащей был спокоен. Она любовалась перламутровым сиянием, разливающимся вокруг Темного.
   - Знал, просчитал, угадал - какая разница, Д'Иласе? - тихо спросил дроу.
   - Никакой... - Лина улыбнулась, бросая так и не заплетенную косу, и начала медленно подбираться к расслаблено лежащему Съерриану. Тонкая рука заползла под рубаху, щекоча кожу, пальцы нащупали неровные полоски шрамов.
   Черный Дракон прикрыл глаза, скрывая насмешку. Лина восхищенно фыркнула. Ее посетило ощущение, что нечто похожее уже происходило. По крайней мере, в одной постели они оказались уже второй раз... Но теперь все это совершенство принадлежит ей.
   Так, это кто еще кому принадлежит! И насчет совершенства...
   - А у нас равноправие, Рейш... - игриво протянула девушка. - И вообще, мне со стороны виднее.
   Почему опять вслух? Брезгуешь?
   Девушку окунуло в водоворот образов. Она нахмурилась, легонько пихая Темного в грудь.
   - Ни в коем случае... Просто так привычнее. Я решила, что ты... - боги и демоны, как приятно говорить этому существу "ты", - ... ну, не знаю... - Лина пожала плечами, прижалась к боку Темного, - должен сам решить, что мне можно, а что нельзя делать у тебя в голове.
   Девушка оторвалась от завораживающего путешествия по шрамам на груди дроу и вытащила руку из-под рубашки. Да, следы когтей демона так просто не исчезают... Запустила пальцы в пепельные волосы темной половины, путая их еще больше. Дроу нежно провел по усыпанной золотистой пыльцой скуле девушки. Лина подалась за его движением и наткнулась на острый взгляд.
   Ты многого не знаешь...
   - О, да, я все еще ваша смиренная ученица, мой Повелитель, но... есть один вопрос, который я бы хотела вам задать.
   Какой же? - темный эльф недоуменно вздернул брови.
   Девушка проворно извернулась, вглядываясь в его лицо.
   - Ты мне доверяешь?
   Клыкастая безмятежная улыбка сказала ей многое, впрочем, как и окатившая ее волна самых разнообразных эмоций. Но самое важное было сказано вслух:
   - Да, я тебе доверяю! Всегда и везде...
   Смех ведьмочки рассыпался по флёру серебряными колокольчиками.
  
   Я доверяю тебе жизнь и честь, долг и веру, щит и меч...навсегда.
   Я обещаю хранить и беречь, помнить и разделять... вечно.
  
   - Ты не будешь больше одинок... Но что мы будем делать дальше?
   - Неужели ты не найдешь нам занятия, Д'Иласе?
  
   * Известно всего три подобных случая.
  
  
   Постскриптум.
  
   Ну вот, у мира вновь появились настоящие хранители. Стражи, так или иначе способные уладить любую неприятность, угрожающую его целостности. Станет ли после этого жизнь лучше? Вряд ли, ведь люди такие странные существа. Да и не только они, но и все сколько-нибудь разумные представители Древа. Они создают проблемы буквально на ровном месте.
   Так что у Стражей достанет работы, пока Боги спят.
   (из архивов Башни Знаний)
  
  
   Примечания:
  
   Часть 2
  
   Глава 2
  
   Список студентов, отправляющихся в Светлый Лес.
   Милава Светлая, кафедра некромантии. Особенности структурного воздействия на нижние планы с целью призвания потерянных душ.
   Тилан Динар, кафедра некромантии. Виды и типы гексаграмм, используемых во время ритуалов, призванных определять уровень воздействия природного магического дара уровня магистра на стандартные телепорты.
   Рилан Динар, кафедра некромантии. Виды и типы пентаграмм, используемых во время ритуалов, призванных определять уровень воздействия природного магического дара уровня магистра на стандартные кристаллы связи.
   Сейнал Римел, кафедра пси-кинетики. Высшие огненные эликсиры и пси-воздействия. Сравнение возможностей и силы воздействия на природные объекты.
   Дашр ап Тиррмейн, кафедра Стихий, Жизнь. Систематизация и уточнение способов исцеления запущенных случаев "морской язвы".
   Вериан Кейшел, кафедра Стихий, Вода. Специальные агрегативные состояния воды, структура которых способна к запоминанию ограниченных объемов информации. Теория и практика поглощения.
   Сианна Виреш, кафедра Истребления, Охота. Особенности магических мутаций малого болотного веерного варана, теория и практика.
   Рион Кейл, кафедра Истребления, Охота. Особенности магических мутаций малой болотной черной химеры, теория и практика.
   Симеон Лисий, кафедра Истребления, Изменения. Теория скоростных мутаций, спровоцированных внешними магическими воздействиями, на примере болотных химер и веерных варанов. Временная градация.
   Линара Эйден, кафедра Алхимии. Высшие комплексные зелья и эликсиры, применяемые на горных разработках и их побочное действие на живые организмы.
  
   Глава 4
  
   Историческая справка из летописей Ронии.
   Заключенное почти двести лет назад Пограничное соглашение, утвердило разделяющую два государства полосу в ее нынешнем положении. Нельзя сказать, что послевоенный договор был чрезвычайно выгоден для нашего государства. Дипломаты достигли разумного компромисса. Расположенные на северо-западе в предгорьях спорные серебряные копи отошли во владение Светлого Леса, а у Ронийского королевства остался Геронийский перевал. Эльфы не видели особенных перспектив в развитии каких бы то ни было отношений с истощенными магическими войнами княжествами, к тому же их территории находились и по эту и по другую сторону перевала, и Светлые без проблем могли общаться и закупаться любыми товарами у обеих сторон.
   Люди в данном случае оказались несколько дальновиднее. Потому что в течение одного - двух человеческих поколений рудники из-за активного использования практически истощились, а умеренные пошлины за провоз товаров приносили небольшой, но стабильно возрастающий с восстановлением государственного товарообмена доход. Не удивительно, что эльфы потребовали пересмотра условий давнего договора. Странно, но они по большей части живут одним днем, не загадывая на далекое будущее. Психология этой долгоживущей расы больше похожа на психологию бабочек-однодневок. По крайней мере, большей части ее представителей.
   Между прочим, при бережном, аккуратном использовании рудники проработали бы не меньше пятисот лет. Но эльфийский Совет решил привлечь для разработки штолен один из многочисленных гномских кланов, данников Тирита. А те славятся способностью за малое время вычерпать любой, даже самый богатый ресурс. Не слишком умно. Впрочем, возможно это была вынужденная мера, ибо по некоторым сведениям Светлый Лес оказался связан еще одним договором, с дроу, а этими обязательствами нельзя пренебречь.
   Целью посольства, отправляющегося в Светлый лес в год Сиреневой Лилии, была необходимость недопущения заключения пограничного договора на невыгодных для людей условиях. Или внесения поправок в еще действующий...
  
  
   Глава 5
  
   (Из блокнота Линары Эйден)
   Дисциплины.
   Магия Природы и магия Света, теоретическое и практическое отделения.
   Специализации - Увядание, Цветение, Созревание, Изменение, Сияние света - "Иллириа'силльлеат", Сияние Тьмы.
   Стихии. Огонь, вода, воздух, земля - классическое разложение по спектру способностей, ничего особенного. Только практический курс. (Люди, чаще всего, имеют способности только к одной, максимум к двум стихиям, а прочие изучают по книгам и в поединках с учителями, чтобы хотя бы иметь представление о предмете и уметь противодействовать с помощью имеющихся сил.) А эльфы абсолютно все изучали на практике, и куда более углубленно.
   Жизнь. Специализация - белое целительство.
   Разум - не пользуется популярностью... странно! Верно от того, что в основном маги этой дисциплины занимаются подчинением воли. Моветон.
   Эликсироведение и зельеварение - прикладные науки. Пахнет точно так же, как и на кафедре Алхимии.
   Иллюзии и Гармонии.
   Кафедра Искусств - пространственная магия. Собственно, основная специализация - телепортация, унифицированная под одну систему-стихию, а вовсе не опирающая на глубинную суть, как у Темных.
  
   Глава 7
  
   Блокировка способностей мага
  
   Блокировка - это наиболее надежный способ лишения мага способности творить чары. Сознательная и добровольная блокировка производится самим магом путем сворачивания большей части ауры внутри тела и наложения простого Щита, контролирующегося на подсознательном уровне, и применяется в основном в качестве средства недолгой маскировки. Причем подобным образом блокировку применяют маги неопытные или слабые, не имеющие возможности провести какие-то более сложные манипуляции.
   Одним из недостатков этого способа является полная разбалансировка способностей после снятия блокировки в течение двух- пяти дней, а так же отсутствие среднего слоя ауры, характерного даже для обычных людей. Это скорее относится к недостаткам методики, при использовании ее для сокрытия принадлежности к магической братии. В таких случаях лучше применять сложный комплекс маскировочных чар, доступный тем, кто занимается противоправной деятельностью на благо или во вред государству.
   Применяют блокировку так же для изоляции мага от магического Плана при угрозе перегрузки силой и выжигания ауры в моменты сильных выбросов энергии, не поддающейся сознательному контролю
   Блокировка насильственная накладывается с помощью Втягивающих щитов, фиксирующихся на амулете. Обычно это ошейник или кандалы из черного железа, одеваемые на мага. Щиты вбирают в себя ауру и удерживают ее от впитывания и трансформации силы на границе внешнего и внутреннего.
   В Индолийском королевстве блокировку в комплексе с печатью Власти применяют к магам, нарушившим местные кодексы и законы. В зависимости от серьезности нарушения продолжительность наказания составляет от полугода до пяти лет. Более серьезные нарушения караются смертью или (в Северных княжествах чаще всего) - Очищением.
   (Из общеобразовательного курса по уголовному праву. Раздел "магические нарушения")
  
   Считается, что единственным последствием блокировки магических способностей является почти полная неспособность их контролировать после снятия пологов и развертывания ауры. (Срок вторичной настройки достигает порой нескольких суток).
   Это мнение не совсем правильно. Если блокировать ауру на день, два или декаду никаких последствий, кроме указанных выше, не будет. Но месяц, два, три... тут пойдут совершенно иные процессы. Блокировка ауры есть ничто иное, как ее свертывание и лишение естественной подпитки от окружающего мира. А ведь магообмен между природным и человеческим полем (отток и впитывание) идет постоянно, регулируясь на подсознательном уровне. Это свойство организма присуще не только одаренным магически людям, но и всем живым существам без исключения.
   Одним же из признаков мага является сознательное участие в этом обмене и способность к накоплению определенного количества силы.
   А в лишенном даже естественного обмена на чрезмерно длительный срок теле начинают происходить физиологические и гормональные изменения. Причем на ранних стадиях это не проявляется... на заметном для обычного взгляда уровне. Подобная "разрегуляция" организма у обычных людей грозит им продолжительными болезнями и, в итоге, смертью. У магов, изначально имеющих больший запас устойчивости организма, первым признаком слишком долгой блокировки являются подвижки в психике. Депрессия, немотивированная агрессия, вялость и общая нестабильность поведения...В особо тяжелых случаях происходит полный коллапс личности. И чем выше способности мага, тем быстрее это происходит.
   Такое положение дел, разумеется, не могло устроить тех, кто заказал исследование, но...таковы непреодолимые свойства всего живого.
   (Послесловие к практическому пособию по маскировке,
   Морийский тайный корпус.)
   После проведенных исследований можно с уверенностью утверждать, что постоянная блокировка магических способностей вредна для организма. И в условиях, когда требуется долгое пребывание в ином облике, лучше использовать маскировку, не нарушающую баланс обмена.
   (Резюме куратора)
  
  
   О наследниках и обучении.
  
   Практически все исследователи, занимающиеся Старшей Ветвью Древа, все свое внимание уделяют сформировавшимся личностям и устоявшемуся обществу.
   Кодекс Кругов общения, Этикет, Традиции и прочие регулирующие отношения между индивидуумами и кланами регламенты рассмотрены достаточно подробно и трактованы самыми разными способами, порой еще более запутывающими действительность.
   Мы же с вами остановимся на том, о чем стыдливо умалчивают исследователи. На детях и прочих несовершеннолетних.
   Для начала, посмотрим, что происходит в Темной ветви...
   Нас, приближенных к Внутреннему кругу высокопоставленных персон, поразило несколько пренебрежительное отношение родителей к собственным потомкам. До первого совершеннолетия дети, кажется, предоставлены сами себе. Если учесть чрезмерную вспыльчивость и общую эмоциональную нестабильность юных Темных, удивительно, что они вообще доживают до празднования первой полусотни лет.
   Но мы имели возможность взглянуть изнутри...
   И выяснилось...
   Свобода младшего поколения чрезвычайно ограничена, причем не каким-то запретами, а чисто физически. По большей части первые десять - пятнадцать лет их перемещения ограничены родовым поместьем и пошагово контролируются младшей стражей Дома.
   По понятным причинам мы не предоставляем полного списка предметов, преподаваемых им в это время, но можно предположить, что начальное образование включает в себя историю, географию, основы Этикета и кодекса Кругов.
   Специфических теоретических знаний, применение которых на практике может привести к непоправимым последствиям в этот период им не дают. Зато ведется постоянное весьма пристальное наблюдение за склонностями и интересами ребенка. В этот период времени его психика особенно неустойчива и подвержена чужому влиянию. Кроме того, именно в первые 10-15 лет жизни начинают проявляться способности к определенному виду магии, что становится заметно при постепенном изменении цвета глаз и ауры.
   В это время детям позволяется заниматься всем, что хоть сколько-нибудь их интересует (под негласным наблюдением, разумеется). Переменчивость и неустойчивость интересов заставляет ребенка попробовать все. И статистка наиболее устойчивых служит основой для планирования его дальнейшего обучения.
   За кем-то родители наблюдают лично, кто-то получает сие дело верным слугам и вассалам, иногда старшим братьям и сестрам, если таковые достигли возраста ответственности.
   Первое совершеннолетие - рубеж, после которого начинается активное обучение, а после второго мы имеем вполне сформировавшуюся личность, пусть еще не вполне способную контролировать собственную вспыльчивость, но не позволяющую довести себя до гибели.
   Надо отметить, что в этот период молодые Темные несколько резко толкуют Кодекс Кругов общения, и их отношение к сородичам, составляющим Внешний круг, радикально отличается от стиля общения с теми, кто принадлежит Внутреннему, не говоря уже о Личном.
   Некоторые дети, разумеется, выпадают из устоявшегося порядка. В основном это полукровки, но попадаются среди изгоев и чистокровные представители Старшей ветви. Это и есть основной контингент, не доживающий до первой полусотни лет, но в тоже время выжившие становятся украшением Древа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.38*63  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"