Мюллер Алексей: другие произведения.

На Изнанку

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    На Изнанку

   Сам себе вместо эпиграфа
  
   "... раскалённые блины медно-свистящих звуков
   высыпались из колонки,
   как из опрокинутой и сброшенной со стола, старой черной сковородки - Тейлор.
  
   Скрип двери, жирные бедра, сдавленный хрип убитого в зоопарке, прирученного тигра - Армстронг.
  
   Руки, теребящие воротник то на своем, то на чужом (если этого собеседника можно назвать "чужим") пиджаке. Лацкан, жадно впитывающий упавшую на него чёрную слезу.
  
   Оковы родственных связей, на цепи дней которых - черное, тяжелое, едва сдвигаемое с места, пушечное ядро, провонявшего жареным на дешевом масле, быта.
  
   Нелепая скорость приученного к полетам металла, внутри которого то темно-синие шинели стюардесс, то пакеты, при виде которых жадно сжимается желудок.
  
   Белые полосы на черном теле квадрата ночи, чай в подстаканнике, полуночное дрожание чужих чайных ложек в стеклянных кулаках стаканов, в мареве запаха, истлевающих прямо на ногах носков, и храпа, заполняющего собою всё: от неработающей радиоточки до истертого тысячами ног коврика купе.
  
   Сумасшедшие телеграммы (их бы фиксировать в отдельной палате для социально-опасных - "СО" в богом забытой психиатрической лечебнице, а не посылать через всю страну открытым текстом)...
  
   Обман, приносимый в дар тебе и всем, как надутый презерватив, вручаемый на день рождения мальчику-дебилу.
   Я..."
  
  
   ***
  
   ДОПРОС С ПРИСТРАСТИЕМ
  
   Стеклодувы штампуют хрустальные вёсны
   Сколько их было и будет их сколько ?
   Добавить бы надо заката и тихого плёса
   Грёз, слёз, роз, поз, лоз. Только...
   Последний глоток. Дальше - слякоть, метель.
   В бездонное прошлое лето стекает.
   Как крошки в ладонь, листопада капель,
   Сентябрь себе собирает.
   Стихия стихов стихает...
   Осень, пора подводить итоги,
   Ряди свои месяцы в судейские тоги.
   Пришла пора справедливой осени
   Засыпать меня вопросами
   С головой,
   Как листвой...
   Только ответы взять где?
   Молчу. Протянуть без ответа б день...
   - Где надежды твои, где мечты?
   Отвечаю: - Костер догорел. Дым...
   - Где любовь твоя, где друзья?
   - Извини, но болеть мне нельзя...
   Вот ещё вопрос: - Что сбылось?
   - Дождь упрямо мутил стекло...
   - Где же выход, коль замкнут круг?
   - Я устал, напролом уж не пру...
  
   Раньше опавшее лето жгли на бульварах,
   Теперь аккуратно пакуют в пластик.
   Что ж...
   Может быть подходящая тара...
  
   ***
  
   МЕНЯ МНОГО
  
   Разных меня во мне много.
   Один - подводит итоги,
   Другой -равнодушно-жестокий
   Третий - ищет в устье истоки,
   Без удержу любит четвертый
   Пятый, говорят, калач тёртый,
   Шестой и седьмой - полемисты,
   Восьмой - вовсе уж мистик
   Девятый - пижон и пройдоха,
   Десятый - в облаке вздохов
   Следующий - сплошь доброта
   Двенадцатый - слеп в крота,
   И в пёстрой компании этой
   Тринадцатый - умирает поэтом...
  
  
   ***
  
   ЖEЛEЗНОДОРОЖНОЕ, В ДВЕ КОЛЕИ.
  
   I.
   Душно. Шуршит газета.
   В разрывах пионов вагоны.
   Я заполнял перегоны,
   Рисуя лета портреты...
  
   Желтые пятки света.
   Черные пятна окон.
   Напротив - девичий локон
   Звать то Вас как? - Света...
  
   Рядом жуёт котлету
   Дачник и дремлют дети.
   Я не брожу по свету,
   Катаюсь в зелёной клети...
  
   Да, электрички люблю я,
   Пусть их другие ругают!
   Я же, взяв краски, малюю
   Дорогу к зелёному раю...
  
   ... Желтые пятки света.
   Черные пятна окон.
   Напротив - девичий локон
   Звать то Вас как? - Лето.
  
  
   II.
   Желтые зубы плафонов
   Считаю в бреду до ста
   Мысль о последнем патроне
   Пришла ко мне неспроста...
  
   Я весну торопил безнадежно
   Зиму пугая легкой одеждой
   Зима ж плевала! Её огрехи
   Скрывал март предатель, штрейкбрехер!
   В гонке любой проигравшие будут!
   В койке с судьбой предававшийся блуду,
   Был заражен страшней гонореи
   Желаньем, как птица взлететь поскорее!
   Крылья же были не по размеру,
   В бездну рухнул, потерявший веру
   В судьбу и в себя, а впрочем...
   Каждый из нас Икара корчит!
  
   Так что плевать на удачу!
   Поеду-ка лучше на дачу!
  
  
   ***
  
   НА МОЮ СМЕРТЬ ОТ РАКА В Southend Hospital
   Где место душе моей?
   Сердце? Почки? Печень?
   Вакуумом излизанная,
   Растерзанная капризами,
   Молчит душа.
   Крыть нечем.
   Болезни многие в больницах лечим.
   Душевнобольных - и тех по койкам!
   Но, оперировать душу, а не печень?
   Не слышал.
   Не знаю.
   Хотя...
   Постой-ка....
   Лезут без скальпеля,
   Без наркоза
   В воспаленную ежедневностью душу
   Что им мольба моя?
   Что угроза?
   Душу свежуют, как говяжью тушу!
   В клочья
   За ночь я
   Искусываю губы,
   Душу реанимировать пытаясь!
   Был добрым, нежным,
   Стал злым и грубым...
   Истина не сложная и не простая.
   Никто не видел,
   Никто не понял
   Был поэт,
   А потом взял, да помер!
  
  
  
   ***
  
   СЛЕДЫ ЕЁ ГУБ ИЛИ ВОЗЬМУ ХРИСТА В УЧЕНИКИ
  
   Детства моего развенчанные святые,
   Нынче я ваш:
   Милуйте или казните!
   Ну что с того, что не дарил цветы ей?
   Я сердцем любовь докажу. Хотите?
   Нет, я не Данко, но вырвать сумею
   И окровавленное положу на алтарь.
   Что б вы все увидели: ею
   Я переполнен, как календарь
   Датами жизни и смерти великих.
   Я, ежедневно тысячеликий,
   (По сравнению со мной, Янус - щенок!)
   С Христа снимаю терновый венок.
   Скажите, какой же мученик он,
   Если он не любил Марию?!
   Я бы взял к себе Христа учеником,
   Пусть приходит. Мессия...
   Что мне казнь на Голгофе в жару!
   Любовь распинает меня ежедневно
   .............................................
   У меня на губах следы её губ
   Мне смешно и немножко нервно.
  
  
   ****
  
   НЕСМЕШНО (попытка пытки поэмой)
  
   Пролог
  
   Любовь умерла беспомощная,
   нагая.
   Я,
   измученный, вспоминаю,
   А вокруг меня ночь
   наглая,
   злая!
   Не выдернуть мне
   свои
   глаза
   Из липкого
   болота ночи,
   И если спросить меня:
   Против я
   или
   за
   Любовь?
   Не отвечу.
   Но, слышите?
   В горле моём
   клокочет,
   Раздавленный
   прессом неверия,
   Марионеточно-издерганный
   крик
   О любви,
   которая,
   будто блицкриг,
   Взломала
   надежно забитые двери!
  
  
   -1-
  
   Дни-близнецы
   один за другим
   уходили,
   Наступая друг другу на пятки.
   Я жил с собою
   один
   на
   один
   И сам с собою
   играл в прятки.
   Как Тверской лежит поперёк Москвы,
   Так и я: разлегся в собственной жизни!
   Взорвал, уничтожил
   надежды мосты
   На то, что вновь буду жить с ним
   ("С ним" - это с чувством любви и веры)
   Я, кибернетик собственных чувств,
   Запрограммировал
   Для любви и барьеры
   И вал,
   От этого не страдая и не мучаясь ни чуть!
   Да так бы и жил,
   Если бы не стерва, март.
   Пришел, не спросясь у меня,
   И дом мой,
   сложенный из засаленных карт,
   Разрушил,
   И начал глупо менять
   Покой и стабильность анабиоза
   На боли в груди,
   На бессонницу.
   Выплюнул в адрес покоя угрозы
   О наступлении капели конницы,
   И в исступлении умчался,
   оставив голым
   Меня,
   Перед городом подлым и полым!
  
   Вот тут меня стало тошнить
   Старыми изжёванными любвишками,
   Как будто Бог потянул за нить
   И вырвал, как зуб, сердце с "малышками"!
   А вместо сердца,
   пахнущего дерьмом,
   Раскалённым лезвием бритвы опасной,
   Любовь воткнул
   И приказал:
   Как зверь вой,
   Которого забыл и не взял к Арарату Ной!
   Я в ужасе метался от дома к дому,
   Но отовсюду гнали изгоя!
   Ведь у вас, не привыкших к погрому
   Чувств,
   Развито чувство покоя!
   ...............................
   И вот, когда я упал обессиленный, грубый,
   Ты устало нагнулась
   И вяло,
   Мои разбитые гноящиеся губы
   Лениво поцеловала...
  
   -2-
  
   Хочешь, любимая,
   я буду нежным?
   Хочешь,
   я просто буду?
   Хочешь,
   я, человеком снежным,
   Пред тобой появлюсь
   и груду
   Чувств
   к ногам твоим выложу?
   И ты,
   удивлённая
   станешь моею
   Ведь я
   любовь твою выстрадал,
   выслужил
   Жизнью последней
   терзаясь,
   говея!
   И что мне
   старикашка Бог теперь?!
   Я сам себе расчертил
   и выстроил рай
   Лишь бы ты не открыла дверь
   И не выплеснулась
   из рая моего
   через край!
  
  
   -3-
  
   Если небо
   лишить последней звезды,
   То будет не небо,
   а так себе, что-то...
   НО если любовь затереть до дыр,
   То будет не любовь, а сто тонн
   Взаимных обид,
   Привычных обманов,
   Фиглярства елейного,
   Трусости,
   Глупых вопросов о Томасе Манне,
   О Гегеле,
   Диалектике,
   И моей грубости...
   А нагнулась ко мне
   ты из жалости,
   Моею была
   из-за прихоти, шалости!
   И сил нет
   Быть
   Сильней!
   Бред сумасшедшего
   кажется правдой
   По сравнению с этим:
   (Будто по темечку хрустальная люстра)
   Тебя купили
   автомобилем,
   "Ладой",
   Бросив к ногам рубли,
   а не чувства!!!
  
  
   -4-
  
   Я понял.
   Всё понял!
   Не надо, молчи!
   Улыбайся!
   Не жди объяснений горячечных!
   Советы твои?!
   Спасибо!
   "Любви добивайся
   Только у женщин порядочных"?!
  
   Я, раб,
   от оков любви освобожденный,
   Стою,
   хОлоден,
   от свободы коробясь!
   Только, что мне свобода?!
   Если, найдёныш,
   Я снова потерян и,
   горбясь,
   Должен уйти
   в темноту,
   в пропасть...
  
  
  
   -5-
  
   Время
   жуёт
   жвачку
   дней,
   День ото дня серей и тягучей.
   Я сползаю
   с вершины
   по круче
   В болото дешевых поддельных страстей!
   Пусть новый круг!
   Но все-таки по кругу
   В погоне за собой лечу!
   Мне не сыграть измученную фугу
   Лишь рондо музыканту по плечу!
   Я от себя бегу, себя же догоняю
   Под улюлюканье и вой!
   Мне кажется,
   вершину покоряю,
   На самом деле
   в пропасть головой!
  
  
   ***
  
   КАК Я ВРАЛ (МУРМАНСКИЕ ОДИНОЧЕСТВА)
  
   В одиночестве моём - бездна
   То ли гений я, то ли бездарь...
   Одиночествую в гостинице
   То ли в Мурманске, то ли в Виннице...
  
  
   Обманом ласкавший любимых груды,
   Глотавший горечь чужих бед,
   На этой площади, по секрету, людям
   Буду орать, охрипший, о себе.
   Но, кому меня выслушивать языкатого?
   Как я себя чистил и потрошил,
   В банки дней по кускам закатывал,
   Плетя удавку из собственных жил?!
   Крохотное небо прятал в карманах,
   Воруя украдкой звёзды для неё.
   А ноги путались в пошлых обманах,
   В обыденном вязли. Гнильём
   Изблёванное в тысячах лирических тошнот
   Моё преступление одно: любовь
   Уже само по себе страшно
   Тем, что её может подделать любой...
  
   Любовь! Тебя я не смог доказать
   Твой приговор: "Любви - вор! Наказать!
   К самой высшей высшей мере!"
   К твоему равнодушному безверию!
   Другие в меня толпами верят!
   На пьедестал поднимают и славят.
   Я для них и Вениамин Каверин,
   И Семёновский комитетчик Славин.
  
   Льёт, плавясь, доверия лава...
   Но будь я хоть сто-, хоть тысячеглавый
   Все, до одной, позволил бы отрубить,
   В меня плевать, хамить, грубить!
   Последнего себя без остатка отдам
   За одно твоё: Верю. Да...
  
  
  
   ***
  
   СТРАЖ СОЛНЦА (МУРМАНСКИЕ ОДИНОЧЕСТВА)
  
   Водку пить одному - толку что?
   В море Баренца буянит шторм...
   Я живу теперь, как аскет,
   Все соблазны оставив Москве
  
  
   Мордой своей волочась по реям,
   Мурманск плюща черным пузом,
   Ночь на залив опускается грузно.
   От боли Солнца лицо багровеет.
   Лысины сопок лоснятся тупо,
   Жмутся тесней корабли к причалам.
   Если б у Солнца был рот и рупор,
   То оно от обиды сейчас кричало б!
   Как бы вам не было удивительно, странно,
   Я плюю бесстыдно ночи в рожу,
   Лечу обиженного Солнца раны,
   Глажу его шершавую кожу.
  
   Светило вылеченное, на небо взгромоздясь,
   Висит, как Кижи - без единого гвоздя!
   А, что бы ночь не учинила света кражу,
   Себя назначаю к Солнцу в стражу.
   А кого ещё? Я - большой, а светило - кроха
   Его ещё вечер упрячет у ночи в яме...
   Будете потом вздыхать и охать,
   Разводить беспомощно руками.
  
  
   ***
  
   БАНАЛЬНАЯ РЕВНОСТЬ
  
   Странно...
   Не вовремя смята кровать...
   Ты фальшивила сердцем -
   Я не стал подпевать!
   Щурится глазами ехидными окон
   Сволочь наглая Невский:
   Кто я?
   Что толку и проку?
   Тебя люблю так ПО ДЕТСКИ??!
   Желтым глазом светофоровым
   Подмигивает, искушая, Питера черт
   Дает,
   Отпуская меня, фору Вам
   Решайте:
   Люблю - нет?
   Чет - нечет?
   Точно.
   Я не такой. Рвусь с привязи!
   Загораюсь тоской. А вылизывать
   За тобою следы не по силам мне.
   Не молчу. Не таскаю злобы камней
   За пазухой.
   Ни ведомого, ни ведущего.
   Кто там?
   Где? Чей взгляд завидущий?
   Промокну губы платком равнодушия...
   Ревность утихнет, впитавшись в подушку.
   Оцинкованное сердце, синяя глаз эмаль
   Сквозь воронёного окна стеклянную сталь!
  
   Выпитый до дна,
   Несу изгоя потёртый крест.
   Притворяюсь, что ты ещё рядом,
   Что ты ещё есть....
  
  
   ***
  
   АБОРТ ДУШИ
  
   Съёжился город калачиком,
   Блаженный аж пошатнулся:
   Маленьким злобным палачиком
   Подкралось твоё бездушие!
   Хлестнуло в кровь!
   На клочь душу!
   Заляпало витрины болью...
   И я увидел жирный кукиш
   Подставленный под нос любовью.
   Любимых толпы с воплем ражным
   Глаза открыли: мешанина
   Любви из штампов безобразных
   И там и тут везде Марина
  
   Эх! Мендельсоново звучание.
   Эх! Церемония венчания.
   Эх! Звон колечек обручальных
   Излились вы во мне печалью...
  
   Вино иссохлося в бутылке,
   И в горле стрянут поцелуи
   В полулице в полуулыбке
   Застыли фразы Аллилуи...
   И больно, с кожею, снимаю
   Перештампованые чувства.
   Озноб до мозга пробирает
   Аборт души - чисто и пусто...
  
   ***
  
   РАЗВОД. АНАТОМИЯ
  
   Зеркала - сны отражения.
   Я проснулся. Играла гитара
   Ты задумала поражение...
   Виртуальность кошмара...
   Ободрать, истертую музыкой столетий, слоновую кость с клавиш старого рояля для строительство собственной башни, на самой верхушке которой, вскарабкавшись по наружной стене, чтоб не нарушить гармонию внутренних покоев (и собственного покоя), водрузить, приспущенный в знак траура по грядущему и сшитый из остатков белой ночи, флаг собственных стихов, который тут же безвольно обмякнет нераскаявшимся преступником в безветрии и безверии мира... Вот на это и был способен Барон.
   Вот пальца след - порвалась паутина
   И стол пустой - Бумаг полна корзина
   Немым свидетелем страстей
   Карандаша огрызок...
   Единственное окошко башни - телефон, вздрогнуло. Кто-то настойчиво стучал по стеклу проводов.
   -Алло! - решившись приоткрыть окно, прошептал Барон, - Я слушаю.
   -Привет! Это вообще! Грандиозно!
   Полился, всё шире и шире раскрывая створки окна, её голос,
   - Представляешь, вчера, на проспекте встретила школьную подругу. У неё пятеро детей...
   - Угу, - Барон попытался удержать открывающееся окно, наваливаясь всем телом на раму.
   Ты видела? Космос какой огромный!
   Но всё же... Находим друг друга!
   Хватит тихо, застенчиво, скромно!
   Из одиноко-порочного круга...
   Вырвись!
   Лети...
   Где?... Настоящая. Начинаю ненавидеть
   Компьютер....
   Квадратно-ухмыляюшуюся рожу!
   Выворачиваюсь на изнанку,
   Разглаживаю кожу
   Стучусь в двери
   А ты... Ты настоящая
   Мне не веришь
   - Что "угу"? У меня время - ТРИ МИНУТЫ!!! Ты слышишь меня? Таквотонаиеёдетиуменя и еслитынеприедешьсейчасже... - Стекла стали ощутимо прогибаться во внутрь, угрожая, лопнув, забрызгать своими осколками и слой пыли на расстроенном рояле, и недопитую красную виноградную осень 1982 года, и присыпанную сигаретным пеплом стопку Армстронга и Бейси, и блаженный покой перегоревшей и теперь ко всему равнодушной лампочки.
   Три минуты - аккорд или жизнь?
   Будет хлеб на закате парном,
   Сыр. Париж. Да бокальчик перно,
   Разноцветные слёз витражи.
   Постарел убирая планету
   Принц усталый и одинокий
   Как болят утомлённые ноги...
   Доживет ли весна до рассвета???
   Барон перестал сопротивляться, отошел от окна и оно, распахнувшись, предательски впустило нахальные волны издышанного воздуха, перемешенного с лаком для ногтей (когтей?) и с этим вот "ятактебялюблютывчеранепозвонил явсяизнервничалась я я я я я я я очемэтоядавесьвечерчиталаагату кристиитамодинсобирался я...".
   Отражается зелень в пенсне
   К весне
   Вот и Воланд и свита. Шаги
   Враги?
   Нет и нет! Это Брут
   Вдруг
   Вышел в света арены круг....
   Встав на цыпочки, как дрессированный кот в прошлогоднем шапито, пройдя бесшумно коридором сомнений, Барон вышел под рукоплескания дверей, магазинов, шин машин на улицу. Сделал шаг, ещё один, ещё, и уже подчиняясь ритму огромного метронома: день - ночь, день - ночь, бросился бежать. Бежать сквозь подножки, ухмылки, слезы в жилетке и искусанные губы, ударяясь об углы пренебрежения к самому себе.
   Помнить о смерти?
   Смерть помнит адом
   Поворотами вертит
   дорога, как задом.
   Сжимают прекрестки
   руки на шее пространства
   Вечный поиск - судьба постоянства
   ...на спирали телефонной ДНК, выдернутой из ещё теплого пластмассового тельца, покачивалась и болталась трубка: "нуичто молчишьаявсегдатеряюськогдатывоттак
   ядумаючто...ну вотяей...".
   Раскачиваясь, труп трубки бился о ножку старого кресла, отсчитывая последние такты любимой музыки Барона.
   Сказала "будь" прощаясь вроде
   А я БУДУ приходить в каждом уроде
   клянчить копеечку взгляда
   и быть бредом, сном, ядом...
  
   Выцветшая любовь - ностальгия
   Семья - рак. Развод - хирургия
   Без обезболивания, по живому
   Шёл по воде, да вдруг в омут!
   Казалось - хватит! Ну, что ешё?!
   Только на погоду болит шов...
   Улыбки прошлого - больнее лезвий
   Семейный альбом - история болезни...
  
  
   ***
  
   РАЗГОВОР С ЖЕНЩИНОЙ-ПСИХОАНАЛИТИКОМ
  
   Я кончился. Решил, что крах...
   Достаю оптимизатор. Тщательно целюсь...
   Себе в висок. Зажмурился. Бах!
   Хожу. Улыбаюсь вторую неделю.
   Оптимистом....
  
   От одиночества старею, как планета!
   От одиночества - пою и пью!
   А жизнь - разменная монета,
   Что делать - я её терплю...
  
   Знаю, что больше не будет снега.
   Достаю его из дней морозилки
   Как часто твоя душа и нега -
   Не лес, а так, сухие опилки...
  
   Думаешь, я помещусь в косметичке
   Твоей, палач-психолог?!
   Небо ржёт взахлёб, истерично!
   Видела в глазах моих тихий холод???
  
   На жизни моей, вонючих лохмотьях,
   Ты ж не морщась ставишь заплату
   Но я судьбы отпускаю поводья,
   Улетая на встречу закату...
   (Ну что с того, что седой?)
  
   Ну и боль со мной!
   С дураком...
  
  
   ***
  
   АНФИЛАДА
  
   Двери...
   Привычная людская глупость.
   А ещё пялятся на меня сквозь окон лупы!
   И давай рассматривать равнодушными мухами
   оставляющими следы... Глухи мы
   Запираемся от себя в первую очередь....
  
   1.Открываю дверь первую...
  
   В поисках убитого прошлого
   Выворачиваем жизни карманы
   Сыпем на пол памяти крошками
   Ковыряем не зажившие раны...
  
   2. Вторую дверь со скрипом...
  
   Я... отдышусь...
   и вымучено нервный
   Приду вылизывать у дней твоих ладони...
   Ну подставляй! Пусть вторник будет первым!
   И прекратим агонию погони...
   Соленость вод бездонных расстояний
   Скупой прагматик опреснил поспешно
   Ненужной скукой маленьких свиданий
   Сам удивленный, брошенным небрежно...
  
   3. Открываю следующую дверь
  
   Задумывал себя усталой ночью
   Выдумывал... кого? кого?? кого???
   Ночь удивлённая лишь рожи корчит...
   Дразнит безликая одинокого...
  
   4. А эта дверь поддалась с трудом..
  
   Cтарых замков, судьбой припорошенных,
   Мну в руках кирпичное крошево,
   Вам такого не нужного прошлого...
   Почему я такой же заброшенный?
  
   5. Выходя на улицы свет...
  
   Где ты, любимая?
   Но холодом тянет
   И серым эхом в ответ
   ТЕБЯ НЕТ!
   Нет.
   нет...
  
  
   ***
  
   МЭТРАМ ПОЭЗИИ
  
   Расшторьте окна!
   Я к вам вломлюсь
   Не через двери, правильным,
   Дыхание времени ловя, становлюсь
   Злым и отнюдь не праведным.
   Мне ли не знать
   Каково там, в жиже навозовой
   Копошиться в забытых, пустых любвишках?!
   Как рассюсюкивать розовой прозою,
   Поэзией - безмозглой мартышкой!
   Всякие есть поэты.
   Разные
   Хорошие, плохие
   И вознесенки.
   Только вот конъюнктура - заразна,
   На ней снимают гонораровы пенки.
   Бросьте!
   Самим не интересно и скучно!
   Когда вокруг всё рушится, валится,
   Вы на пьедесталах былого, тучно,
   Уселись и ноги греете в валенках.
   Посмотрите вокруг, помолчите
   Повернитесь к правде оплывшим лицом!
   Тут, я надеюсь,
   Вы закричите...
  
  
   ***
  
   МЫ УБИЛИ МУЗУ
  
   Муза...
   Надоела, как крошки в постели...
   Озираясь на вас, конъюнктуры зелье
   Лью, не скупясь на комплименты.
  
   Муза...
   Шару земному в глаза смотреть устанет
   И пустится во все тяжкие! В ритуальный танец
   Шаманский А мы под метроном бубна
   Заснем и уйдем... Представить не трудно...
   Но кто-то равнодушный к мелодрамам горьким,
   В истошно-надрывном, пустом Нью-Йорке
   Скажет на тризне ей в след: А была???
  
   Муза...
   К черту бои - корриду сомнений!
   Будь проще, будь откровенней!
   Устала? Ладони подставь солнцу
   И пошли далеко изъеложенный социум!
   Налей до краев дней - вина радость
   Кто останется рядом - твоя награда!
  
   Муза..
   Какое скотство!
   Лелеем больное уродство
   С цинизмом портретного сходства:
   Ведь вся человечья раса
   Сплошь пидорасты!
  
   Муза...
   Всё неизведанное - ложь.
   А всё, что познано - забыто.
   И день на день без удержу похож,
   Как капли неосознанного быта.
   Настало время покаяния.
   Понять о чём? - Никто не может
   И нищий просит подаяние,
   На паперти, завернутый в рогожу.
   Монету бросить? - Разве жалко?!
   Миллион грехов, да "ныне отпущающи"...
   А может врезать больно, палкой
   Во злобе все себе прощающей?
  
   В грехе же нету искупления.
   И я, свершивший преступление,
   Ненаказанием наказан...
  
  
   ***
  
   Я - ЗАСРАНЕЦ!
   Её стихи - кубики!
   А я...
   Что бы не писал: Родина, ночь,
   Байк, страхи, дочь
   Все о ней! Выкрученной, как винт
   Ненайдено-потеряной любви.
   Разной, не вошедшей в рубрики...
  
   Вечера серую шинель
   Тебе на плечи.
   Не обо мне рифмуешь
   А о предтече...
   Слез вечерняя роса
   на пол!
   Разве видела, что б я
   Плакал?
   Миллионы миль воды
   До Америк!
   Постараюсь обойтись
   Без истерик.
   У меня утра свет
   Глаз режет
   Виртуально или так
   Буду нежен...
   Фотографии твоей
   Глянец...
   А приехать не могу...
   Засранец!!!
  
  
  
   ***
  
   ХВАТИТ ВОДКУ ЖРАТЬ!!!
  
   Знаешь кто-то гремит цепями и охает
   Пугает потомков и просто гостей
   Я же умер давно. Думаешь плохо мне?
   Живу отражением прошлых страстей...
   Плоским задом Дворцовой площади
   Город уселся на берегу реки
   Кто сказал, что белые ночи?! Мы
   Давно в душе старики...
  
   Паб - пьяниц Папа и Ватикан
   Разливаю. Давай стакан...
  
   Сидел в пабе.
   Рожа на против. Друг...
   Тёр виски - понять пытаясь
   Кто Он? Проставился...
   Теперь мой круг!
   Верил за водкой ему.
   Каюсь!
   Морду бить ему...
   Толку что?
   Водку жрать - мерзко, низко
   Взял и бросил - амикашон
   Перешёл на ирландское виски...
  
  
   ***
  
   ВАМ!!!
  
   Мне
   Переваривать
   Ваше варево?!
   Да я от голода сдохну скорее!
   И пойду по городу
   Разбазаривать
   Слова ещё тёплые.
   Скорее!
   Пока не остыли!
   Давитесь!
   Где такое увидите за так?
   Вроде, как мёртвый витязь,
   Воскресаю в сотый раз за пятак!
  
   Если
   Струной гитарной удавить моё слово,
   Может оно песней и выльется...
   Только я
   Упаду безголовый,
   А голова моя
   Над вами будет выситься!
  
   Вы
   К покоям одеяловым
   Мой язык прибиваете гвоздями,
   Что бы я
   В сапожищах яловых
   На клавишах рифм
   Выстукивал "ЛЯ -МИ".
  
   Я,
   Избегающий потом пропахших спален,
   Загнан вами в безысходности тупик,
   Хотите, что б был доступен и сален,
   "Салем" курил, светился бы, яснолик.
  
   Череп
   Свой разломаю и выточу
   Кастет, что бы пошлость крушить.
   Есть надежда: а вдруг выскочу?
   Вытащу от вас, себя за уши,
   Что б,
   Не предаваясь словесному блуду,
   Стихами истечь.
   Груду
   Глаз звёзд с неба выпялить вниз:
   Как вы там, в положении риз,
   Сами собой обманутые корчитесь,
   Головы рядите в терновый убор?
   Щеке
   Уборщицы поцелуй оставлю.
   Пусть смоет пошлости сало с улиц!
   Другие, выбрав вождя, падут ниц,
   А я своей душой сам правлю!
  
   ***
  
   РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ...(Просила нежного!)
  
   I.
   Фонтан Треви. Бросаю без оглядки
   Наживку на тебя, последний золотой
   И вру себе, как все играя в прятки
   С судьбою на затертой мостовой...
  
   II.
   Уж не Ангел ли дышит в затылок?
   Вот и встретились, здравствуй! Привет!
   Посидим среди старых могилок
   Страстей. Вянет желтый букет.
   Буду Мастером. Ты - Маргаритой
   Буду пастором, ты - овцой
   Посмотри за забор. Что горит там?
   Дней угли обжигают, босой
   Я...
  
  
  
   ****
  
   Из трещины заката вылезало
   Душное ночи покрывало.
   В ужасе скорчился вечер:
   Понял, что он не вечен.
   На тысячи солнц раздробилось
   Солнце и в окнах забилось и скрылось.
   Беспомощно, жалко и нежно
   Ветер рыдал безутешный
   По улицам серым, разломавшим город
   На счастье и горе, на сытость и голод
   Панихида дню в присутствии ночи.
   Она ж бесстыдница голая и хохочет!
   То в жар, то в холод город бросает:
   По улицам носится ночь босая!
   Вы слышали новость временную?
   Ночь сумасшедшая и беременная!
   А впрочем, город, оставьте ночь
   Она утро родит и надежду дочь!
  
  
   ***
  
   БЫВШЕЙ...
  
   Я ступил с тротуара на автостраду.
   Рада?
   Вокруг беснованье машин,
   Шин.
   На бумагу буквы, ссыпая парадом
   Града,
   Ты мне письма в липкой тиши
   Пиши.
  
   Знаю я у тебя быт
   Сыт.
   Время заполночь, час
   Гас.
   Я из памяти твоей был
   Срыт.
   В фонарях уж погас
   Газ.
   Ты прогнала меня в ночь,
   Прочь.
   А вокруг только стен
   Тлен
   Болью плавлюсь, как мощь
   Тощ.
   Вновь хочу я к тебе в плен.
   Если найду...
   ***
  
   СУИЦИД...
  
   Глаза моей комнаты косятся ужасом
   Пьяный угар в искривленности двери.
   Всё больше рождение чувствую сам
   Огромной беды и огромной потери...
   Я сердце горстями бросаю на камни
   Пусть равнодушные топчут ногами!
   Мне наплевать! Мне не будет больнее,
   Чем сделала ты, ни о чем не жалея!
   Разве так можно?! Разве так мыслимо?!
   Лошадью загнанной, в пене измыленной,
   Мчусь по проспекту и молча кричу я
   О том, что линчуешь! Любовь ты линчуешь!
   Горечь полыни в моем одиночестве,
   Проклято сладкое мести пророчество!
  
   Сталь
   Вены рвёт в клочья...
   Сволочь Я? Души ненастье!
   Нет!
   Просто боль!
   Взял и выпил с линий запястья,
   Одиночества тёплую соль...
  
  
   ***
  
   И ТЫ В СКОБКАХ...
  
   (Чашка черного кофе, свежеприкуренная сигарета, стройные ноги в черной авоське колготок, и эти безумные разрезы. Шаг - и вверх, вверх - ещё шаг. Две мухи, прилипшие к липкой ленте - два моих зрачка (предателя!) не в силах оторваться от этого "вверх" и хочется (непонятно зачем?) ещё выше...)
   ...но подходишь ты, произнося почти беззвучно, одним шорохом губ: - Здравствуй, Зуги!
   -Привет! Кофе?
   -Ты здесь давно? - твой вопрос, как ссыпавшаяся с нитки горсть жемчуга, раскатывается во мне, забиваясь в щели и самые темные углы. Я кидаюсь собирать его и молчу. Ты недоуменно смотришь на меня.
   -Ты что, оглох? - а я всё собираю и собираю бусины, и грубые пальцы не могут удержать их, и жемчуг перекатывается и блестит, как морская пена на диком пляже под Сухуми. Наконец, зажав во влажном кулаке жемчужины, я пытаюсь ответить:
   -Здравствуй, Мария! - сухой треск снова посыпавшихся (теперь из моего безвольно разжатого кулака) бусин, и я понимаю, что ты всё ещё стоишь напротив меня. Стою и я, а вокруг буйство асфальта, а-ля венских, крашенных, как провинциальные невесты флёр д"оранжем, стульев, разноцветных тентов и такого же разноцветного солнца.
   Ты наклоняешься ко мне через столик (я должен прикоснуться губами к дрожащему то ли от нервов, то ли в ряби раскаленного асфальтом воздуха, чуду!!!).
   Но бусины рассыпаны и я (по-моему, очень вежливо) мямлю:
   -Садись...
   Циркуль твоих ног чертит на асфальте обломок скобки, заточающий меня в этом летнем кафе. Руки твои нервно рвут шнурок звонка в чью-то закрытую, безответную дверь (неужели ко мне?!), а шнурок оказывается ремешком твоей сумочки. Волосы вспыхивают разноцветным факелом, карновально-пёстрой дугой и я отчетливо вижу два грустных зрачка, превращающихся у меня на глазах в возмущенные уголки лопаток, едва выпирающих под футболкой.
   Даже запах твоих духов безжалостно унес ветер.
   (Я отхлебываю остывший кофе. Бледное, выгоревшее небо сморщилось и уместилось в чудом уцелевшей лужице, испаряющейся рядом с моим столиком. И по соседству с небом, лужей, раскалённым асфальтом - смятая трубочка намокшей газеты, кровоточащая увядшими тюльпанами.
   Кровавые капли лепестков. Остывший кофе. И вкус потухшей сигареты на губах).
  
   ***
  
   ПУШЕЧНОЕ МЯСО ЛЮБВИ
  
   Я - пушечное мясо любви. Гадко!
   Когда потеют ладони при -30.
   Годами пью горькую. Как сладко!
   Пью.
   Но никак не спиться!
  
   На карусели солнца
   Землю оседлал, гордый
   И ну по кругу! Расточать улыбки...
   Мелькают планет, изжиревшие морды,
   За спиной ухмыляются комет глыбки...
  
   Просыпаюсь не одиноко в холодном поту:
   Глаза дымом лет выело в слепоту.
   С кем тиражируешь в сотый раз
   Пошленькое "любимый, ты рад?"???
   (Гад!)
  
   Асфальт. Сплюнутых жвачек оспины...
   Вот так же с любовью мы, Господи!
  
  
  
   ***
  
   ПЕРВЫЕ ШАГИ
  
   Ещё вчера бессильный, безропотный,
   Сегодняшний голос выльется проповеди медью!
   И в души ваши ворвётся топотом
   Конницы.
   Я,
   Новой души проповедник,
   Вас призываю, досыта налюбившихся,
   Выйти в город и под площади пресс
   Выблевать души изменившиеся,
   Для каждого вырвать из окон - рам крест
   Что б самих себя распять и возвысить
   Над бытом вашим золотогнойным,
   Подняться выше останкинской выси
   И сверху увидеть город-покойник,
   В смердящих трупах душ бывших
   Не нужных теперь ни аду, ни раю!
   Я тоже ползал продажно, был вшив
   А сейчас, смотрите: ШАГАЮ!
  
  
   ***
  
   Мы встретились...
   Маршруты так совпали.
   И джинсы на пол скомкано упали...
   Но в Вашем столь беспечном откровении
   Как в нашем столь не вечном единении
   Нет места тайной связи душ...
   Сегодня - миг,
   А завтра я уйду.
  
  
   ****
  
   МОНОЛОГ ПРОСТИТУТКИ
  
   Я продажная девка
   Бесшабашная и пустая.
   Как без знамени древко
   Бесполезно-нагая
  
   (Я своими ногами
   Издеваюсь на вами)
  
   С вами пью, кавалеры!
   С вами сплю и танцую!
  
   (Будто кони гарцуют,
   Да блюют за портьеры)
  
   Как холодной воды ведро:
   Это я повела бедром!
  
   Хохочу до упаду над вами:
   "Душка, Вы - паровоз под парами!
   Руки целуй! Правую! Левую!
   Изнывай! Королева - я!"
  
   (И глазами изласкана
   Я трясу вас за лацканы.)
  
   Знаю, век мой не долог.
   За морщины не платят
   И в дешёвеньком платье
   Я продамся за доллар...
  
   (Всё потом, а сейчас я в цене.
   Ты заплатишь, мой милый, в двойне!)
  
   ***
  
   О'ХМЕЛЬЕ ( В ПЕРЕВОДЕ - БОДУН)
  
   Желто, остро, бритвой по векам
   Солнца, сволочи рыжей, оскал!
   Память гаденько подсовывает человеку:
   Сколько ж вчера я вылакал????
  
   Плакало отражение в витрине чьё-то,
   Ухмылки стелились табачно-едко,
   Выл, выдираясь из глаз помёта,
   Лез под юбку смешливой соседке...
  
   Звёзд крошево прошлого с неба горстями!
   Сторублёвок сало музыканту в рыло!
   Играй!
   Извиняясь перед гостями,
   Играл блюзово и сердце ныло!
  
   Жёлтой маткой, такси утроба
   С гробиком рекламы: Смена караула!
   Залез.
   Калачиком свернулся робко
   "К любимой..."
   Шептало тело. Пока не уснуло...
  
   Совесть, молчи...
  
  
   ***
  
   На БЛЮЗЕ ЖИЗНИ (все мы чуть-чуть иммигранты)
  
   Где-то в Секторе Газа, в Нью-Орлеане,
   На углу Старо-Невского и Красной Пресни,
   Боль одинокая лежит на диване
   В ботинках, окурках, вине и песнях.
  
   И истошно по нервам
   Где же ты, стерва?!
  
   E-mail"ом по свету её фотографию...
   Может, кто видел? Хотя б и в Австралии!
   На пять изучаю в бреду географию,
   Нервно, на ощупь, по чужой талии...
  
   Болью по нервам
   Ну, где же ты, стерва?!
  
   И с регулярной жестокостью метронома
   Приходят глаза голубые, не те
   И в собственном доме, ощущая бездомность,
   Чайник выкипел блюзом на грязной плите...
  
   Лопнувшим нервом
   Ну, где же ты, стерва?!
  
   Сервера, почтовых лошадей - загонял,
   Беспощадно "Enter"a" хлыстом - компьютер!
   Я искал, искал, искал, искал тебя
   Но... ни в Лондоне, ни в Хайфе и не в Юте...
  
   А аккордом по нервам
   Ну, где же ты, стерва?!
  
   Где-то в Секторе Газа, в Нью-Орлеане,
   На углу Старо-Невского и Красной Пресни,
   Вспоминая слова, обращенные к няне
   Я о кружке молю и о байте известий...
  
   Шар земной мне играет на нервах
   Где же ты, где же ты, где же ты, стерва?!!
   Любимая...
  
  
   ***
  
   ПРОЩАЙ! ПУСТОТА...
  
   Губы - в клочья зубами!
   Вкус - крови и ненависти!
   Глаза - не спеша закрываю:
   Цвет ночи и тленности
   Руки - всё помнят и тают,
   В твоих волосах утопая.
   Сердце - метроном в клетке
   Равнодушия черные метки
   Следы ног, что несут в никуда!
   Без раскаянья и без стыда...
   Целуешь привычно лениво с утра.
   Спасибо! Мы вместе и что же...
   Бросаем сырые дрова. У костра
   Чувствуем - холодно! Кожей
   И сердцем. А дней череда
   Стучится дождем, вот беда!
   Всё тоже, всё тоже, всё тоже...
  
   Делите вечность, мне не жалко
   Вам душу как, куском или нарезать?
  
  
  
  
   ***
   МОИМ ДРУЗЬЯМ ЕВРЕЯМ И НЕ ОЧЕНЬ. (На продолжающиеся взрывы)
  
   Грохнуло, дождь оливковый просыпался где-то. .
   Стёкла в красном и ненависть - коктейлем проклятия. .
   Смертельно-смирительной рубашкой правды разодетый, .
   К Плача Стене прижимаю вспотевшее распятие .
   Прощаю. Белеют кулаков костяшки. Силы откуда? .
   Не пострадал бы Христос, не предай его Иуда! .
   За горизонтом пальм не Севера сияние, а свечение .
   Сгоревшей деревни. Богу - богово, но почему .
   Кесарю - кесарево сечение?!
  
  
   ***
  
   Тебя, робкую, за руку, лапищей
   Посажу на кровать не смятую.
   Буду нежным и грубым товарищем
   Перцем кайенским и мятою
   И когда ты растаешь лужицей
   У меня на души ладони,
   Голова у меня закружится.
   В табуне я согласен на пони...
  
  
   ***
  
   СТРАХ БАЙКЕРА
  
   Что хмуритесь, угрюмые лица
   Серых, в морщинах, домов?
   Упал я, капля!
   Зачем же злиться,
   Лифта в горле глотая комок?
   Мне больно!
   Обломки металла
   Стелятся под ноги ахам и охам
   Пробка изгуделась.
   Ждать устала...
   Господи! Стыдно!
   Господи! Плохо!
  
   Гаснет свет И вдруг...
   На пороге храма
   Меня встречает не Пётр
   А Мама...
  
   ***
  
   РАЗМЫШЛЕНИЯ ЛЮТЕРАНИНА
  
   Блестят купола, иконы
   За деньги - и крест, и свеча,
   И на погосте поклоны.
   Почем нынче Ваша печаль?
   Коврик под ноги венчальный,
   Венец в серебре обручальный,
   По божески всё, не дорого!
   Крестил? Расплатитесь по скорому!
   А рядом - старуха нищая,
   В соплях беспризорный ребёнок...
   Бумага то стерпит писчая
   У совести нерв тонок
   Люблю Мерседес Патриарха
   Не дёшево, но надёжно
   Из него раздавать подарки:
   Карамельное крошево!
   Наше правительство мило
   Водку ввозить разрешило...
   Восстановление храмов
   Дороже больничной драмы
   Ваш выбор! Платите, раз нравится!
   Загребущие руки - в засос!
   Ах! Как они стараются
   В чью пользу? Вот это вопрос!
   От имени Бога прощают,
   От имени Бога казнят,
   От имени Бога вещают,
   Решают, что грех, а кто свят...
  
   ***
  
   ВАМПИРЫ ЛЮБВИ
  
   Голые ноги труб водосточных
   С оскаленным вызовом прячутся в ночь.
   Ночь же источена одинокой бессонницей,
   Изъедена мыслями, искорчена в корчь.
   Было иль не было, голым туманом,
   Дикими криками злобной струны,
   Всё закружилось, всё отскорбилось
   В диком похмелье жадной губы!
   Раной изодранной исторгнулась воля
   Боль, я и звезды по улице вместе.
   Пьяные окна целуются с жаждой.
   Звёзды, как вши на высохшем тесте
   Мысли по каплям стекают в ладони,
   Дно бесконечности лопнуло вдребезги!
   Зубы на шее мне померещились?!
   Встань! Не целуйся! Изыди и сгинь!
   Курится ладаном вой экзальтированных...
   Пусть их! Свечи я жгу, не юродствую.
   Помню, как было и помню, что будет.
   Хватит с меня. Всё. Благодарствую!
  
   ***
  
   ЗАВЕЩАНИЕ
  
   Снег тает в феврале
   И ты растаяла во мраке.
   Ну, дирижер в зелёном фраке,
   Гони коней по улице Святых,
   Пусть бритвой вспорют полночь!
   И не касаясь мостовых,
   Взлетели звуки горечь.
   Под фонарём, на улице Святых,
   Я написал безмолвно завещание
   Забыв о близких и родных,
   И в завещании без названия
   Дарю свой свет мастеровым
   Чернила - книжникам суровым,
   Глаза ж твои - пару гнедых,
   Не завещаю. Их на волю...
   Темно на улице Святых.
   Под утро, лопнувшее солнце,
   Затопит снежность мостовых
   Весенней талою водою
   Вода сквозь пальцы,
   Боль сквозь сердце
   Беда сквозь разум,
   Словно вечер.
   Слов на ветер не отпустишь,
   Не скажешь где, зачем, откуда
   Тебя, как чудо в марте встретил
   И ветер светел был на свете...
  
  
   ***
  
   Тюрьма.
   Окна без решёток.
   Ночник
   Горел, - сник.
   Ты ушла...
   Я, выходя из шока,
   Беспомощен, бледен
   В крик...
   Да что толку?
   Одно к одному.
   Бежать?!
   Куда?
   С кем??
   К кому???
   (Сейчас откровенное модно,
   Так, что если угодно...)
   У каждого на дому
   Быт превращен в тюрьму!
   И тысячи оков крепче
   Держит любовь, тюремщик!
   Славлю сон и ночь славлю!
   Сам себя ночью высвободив,
   Смело мечтаю, слова плавлю,
   Своим стихам - рядовой и комдив!
   Но утро,
   Сволочь розовая
   Вылезет,
   То, что я ночью выстрадал,
   Оглазит,
   Заставит собственную боль вылизать
   И по голове погладит разик.
   Забудь ночь! - день ярится.
   Ночь забудь! - вечер душит.
   Но верю, ночь явится
   Стихами отпаивать сухую душу!
  
   Как над мостовою звон копытный,
   День мелькнёт, заранее забытый.
   Я ж живу от ночи к ночи,
   Иногда они становятся короче.
   Жаль!
  
   Не пою бездарным дням Осанну
   В них так много света, боли будто.
   Взвесить же меня и душу
   Брутто,
   День не властен,
   Свету не по сану!
   А вот ночь - та правит мною
   Душу вывернет
   То злом, то добротою,
   Хочет - я без удержу пишу,
   Хочет - я молчу и не дышу!
  
   ***
  
   ПОЧЕМУ РАССТАЮТСЯ БЛИЗКИЕ ЛЮДИ
  
   Последний раз взорвалась простыня
   Осколками бесчисленными складок.
   В накрывшем белом, тишиной звеня,
   Сплав душ остыл и беспричинно сладок
   В раскрытые глаза вернулся мир,
   Рельефно проступая на обоях,
   В одной из тех одолженных квартир,
   Мелькающих вокзальной чередою.
   Любимая, ты кто?
  
   ***
  
   ТРИ СТОРОНЫ ОДНОЙ МОНЕТЫ
  
   ...серебристым шаром, пока замедляясь, не стали различимы, мелькающие кадрами старого кино, стороны монеты...
  
   АВЕРС
   Грудь сжимает тоска тисками
   Улица злится ста ульев злей
   Мне, как бешеному ревнивцу,
   Что бы забыться вина налей.
   В грошовой разлуке увидел потерю,
   Нет тебя ближе и нету родней
   Все телеграфы старой планеты
   Заставил работать бы я быстрей!
   Губы кусаю ночами бессонными,
   Холод постели и холод в душе
   Молчание твоё ни на что не похожее
   Виснет петлёю на шею мне.
   Страшно и радостно: в путь отправляюсь
   Сердце сквозь горло наружу рвется
   К чёрту сомнения - их оставляю,
   Всё испытаю, что доведётся.
   Любимая, жди автобусом рейсовым,
   Жди электричкой, попуткою жди.
   Я сердце своё оседлаю, что б дыбилось
   Пришпорю и крикну - к любимой лети!
  
  
   РЕВЕРС
   Мы стали насмерть. Ни шагу назад!
   Ни пяди собственных принципов!
   Нам лишь в обидах себя поддержать,
   Лишь бы в амбициях выстоять!
   И вот не жди меня электричкою
   Автобусом или попуткою не жди!
   Твоим невниманием по горло напичканный,
   Я умер на долгом пути...
   Прости, но сама захотела решать
   И вот теперь, как в бою
   Не уступить, свое отстоять
   И точку поставить свою!
   Холодом светится сталь глаз
   В сторону лучше мне отойти
   Надо, Мария, решить хоть раз
   Кому же из нас уйти...
  
  
   РЕБРО, НА КОТОРОМ КРУТИТСЯ МОНЕТА
   Об этом я писал уже не раз
   О равнодушии, о злости...
   И стоит ли опять, сейчас
   Глодать сто крат обглоданные кости
   Во всём права. Я прав во всём.
   Две правды спорят - лучше, хуже?
   Мы на Голгофу крест несем
   Сжимая круг сомнений уже.
   В оковах памяти, в тисках,
   В вискАх стучит раздор бессонный
   Ну, а покой в твоих руках...
  
   ...монета, провернувшись медленно последние два раза, усталой юлой, упала на глянец стола - я сделал выбор...
  
   ***
  
   АРГЕНТИНСКОЕ ТАНГО
  
   Вечный сторож ночной Аргентины
   Охраняю тебя - ускользающий миг
   Танго аккордами, синкоп паутиной
   От жадных глаз и дешёвых интриг...
   Розовым выметет начисто утро
   Прокуренный бар на Кайо Реал
   Стук каблучков, да облако пудры
   Остались...
   Только её потерял...
  
   ***
  
   ВСКРЫВАЮ КОНТВЕРТ...
  
   Рек свинцовым питьем, изрезанный в клочья,
   Тянет руки-мосты обессилено ночью,
   Тень усталого города-призрака
   Точная копия, до последнего признака,
   Жизни, где всё - расставания муки:
   Через моря тянем руки разлуки...
  
   Вскрываю конверт,
   Читаю...
  
   "Мужчиной ненасытным тебя вернула"
  
   А может надоел Я и Ты меня - прочь!
   Ухмыляется Брайтон, гогочет Тула
   Над тельцем остывшим. А плачет лишь ночь
   Оставьте себе! Ковриком. На пороге
   Не будет больнее! Не может быть!
   Гостям вытирать услужливо ноги
   Легче, чем одиночеством выть...
  
   А, письма твоего, кораблик белый
   Намокнет от серых слез тучиных.
   На асфальте Невы три точки мелом
   Вместо слов оставит, измученный...
  
   ***
  
   ВОТ И ПОГОВОРИЛИ...
  
   Спиралью провода удавлена трубка.
   Трупик слов твоих в руке грею,
   В ухо выдавливаю тишину. Груб как
   Звон её. И лезу на рею
   Высокую, моего отчаяния,
   Перекинуть петлю твоего молчания...
  
   Но остров опустел... Не обитаем он!
   Не нужный раб становится хозяином...
  
   ***
  
   НА СМЕСЬ КАНАБИСА И ВИСКИ (Рама для драмы)
  
   Просрочен мир
   И всё, что остаётся
   Откупорить его и, наслаждаясь, выпить...
  
   Сидели, курили двое
   Солнца Бог Ра и Я, Фаэтон,
   Вторили в очередь: "Во! Ё!"
   И "Кайф!" потом в унисон.
  
   Что же, небрежный,
   Я натворил, а???
   Не мне а Хуану
   Принадлежит Мария!
   Мария Хуана
   Марихуана
   Анаша
   Она...
   Ша!
  
   Дежурный свет - скальпелем синим.
   Очнулся...где?!... реанимация...
   Помню, была ты... глоток мартини
   Абстиненция и трепанация...
  
   Ничего...
   Так было всегда и так будет:
   Голову подадут на блюде
   И будут плевать в глаза остывшие, люди...
  
   ***
  
   РОДИНЕ.
  
   Ненавижу тебя любовью,
   Люблю ненавистью, Родина!
   КГБшному сословью
   Раздавала за пытки по ордену.
   Ты по черному пьёшь белую,
   Нищету молчаливо сглатывая.
   Цвету нации, такая смелая,
   Веревку на шею наматывая...
  
  
   ***
   ОБЕЗУМЕЛА?! - РАССКАЖУ!
  
   У них для таких как Вы, милочка
   Брезентовые вязки, тупые вилочки
   Аминозина удар по затылку
   В горло краснушки бутылку
   Команда молчать...
   Не дичать
   Печать
   на всё
   Корежитесь, корчитесь. Вену
   Старательно рвёте зубами
   Ногти срываете о шершавую стену
   шепчете что-то сухими губами
   А кому это нужно и кто услышит
   Только глав. врач и коты на крыше...
   Успокойся!
   Тише!
   Тише.
   Тише...
  
  
   М***
  
   Тоску по тебе днями множил
   На сердца четыре доли делил,
   Но выходило одно и тоже
   Снегом ветер город белил...
   \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\
   Листвою,
   Ветер осенний
   Брызжет.
   Города,
   Серые кубики
   Ночь,
   То сгребает
   К себе поближе
   То швыряет
   В темноту,
   Прочь!
   ++++++++++++++++++++++++++++
   Как хочу тебя, любимая моя!
   Всю! До дна! Зовуще-голую!
   Что бы ты ничего нетая,
   Нежной лаской кружила голову!
   !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
   Не помню я ни облика, ни голоса,
   А только страстных рук взмах,
   Да запах, что струили волосы...
   ...............................
   И отражение моё
   В твоих глазах
  
   ***
  
   ФЕМИНИСТИФИКАЦИЯ
  
   Ты прошла по моей бурной жизни,
   От греха поцелуем отчистив.
   Пусть скорбят теперь в укоризне!
   Мы смешали дыханья и мысли...
   Но на веки в тебе не останусь
   Я уйду в мир других, где обычно,
   Охранять мою светлую тайну,
   Целоваться с другими привычно...
   Пыль слов с абажура дней
   Тряпкой новых забот протру
   Солнца дикого рыжих коней
   В поле дней отпущу по утру
   А сама завалюсь голая
   На вершину памяти ночи
   Может быть и снова я
   Захочу тебя очень-очень!
   Я опять сегодня согрешила,
   Небеса вздохнули тяжело.
   Вновь тебя оставить не решилась,
   Губы поцелуями свело!
   Сладкий дым кофейного дурмана,
   Принесла тебе в рассветной мгле.
   Продолжением чистого обмана,
   Буду не гореть с тобой, а тлеть...
   Вы смотрели как я плачу
   Я вчера прошла босоного
   По минному полю вранья
   В легком платье весны недотроги
   Укрываясь от стай воронья
   Тех, что в спину мне гадко швыряли
   Похоти глаз мелочь сальную...
   Мы с тобою любовь обменяли
   Ты на дружбу, за рубль, вокзальную
   Я на душ. В нем стоять до утра
   Отмывая прилипшие ночи,
   Пятна горечи свежих утрат,
   И обиды лиловые клочья...
   Ты ни в чём...
   Нет!
   Во всём виноват!!!
   Одинокая, выйду в танец
   Как больная на процедуры!
   Дискотечного визга глянец
   Пусть осветит какая же дура!
   Я сегодня засну с поэтом
   Нежных слов нашептав груду
   Ненавидя его при этом,
   Так как был он со мной грубым...
  
  
  
   ***
  
   ОТОРВАЛИ МИШКЕ ЛАПУ...
  
   I.
   Рвали на части минуты - зверя:
   Лилипуты на Гулливере,
   Хлопали в ладоши и хлопали двери!
   Одинокого бросили во тьму безверия.
   Не зверь я!
   Боль корчит рожи у моего порога
   Наверно меня просто стало много...
  
   II.
   Постелю постель телу!
   Телек еле-еле ворчит пусть ...
   Облака лакаю, лаская мелом
   Губ, глаз твоих синюю грусть...
  
   III.
   Расставаний заточен Дамоклов меч!
   Рубишь связи Гордиев узел
   Раньше сочился - а буду течь,
   Сталью глаз становясь всё уже.
   И как пёс вылизывает, стократно
   Обглоданную кость, буду трогать
   Пыль на улыбке...
   Развратной
   Её фотографии...
  
   IV.
   Склевывали пальцы черные зёрна
   Кнопок телефонных. Пустота Ада -
   Твое молчание.
   Вызваниваю повторно,
   Умираю вечно.
   В отчаянии...
   Теперь ты рада?
  
  
  
   ***
   ОМЕРЗИТЕЛЬНО-ВИРТУАЛЬНОЕ
  
   Мир омерзительно виртуален
   Плесенью дней накрывает меня
   Буду, до тошного, с Вами банален
   Встретиться? Где и когда...
  
   Щурюсь в лицо Питера.
   Не улетевшего Пэна,
   А города. Литерный
   Вылетел. Волны, пена
   Дышали в затылок.
   Крылом рвань туч и
   Хитроу. Звон бутылок.
   Встретился. Лучший.
   Что общего? Лондон!
   Питер. Мосты застыли
   Сталью: Вот он!
   Пошлое с плеч пылью,
   Общеодинокий Я!
  
   Нефильтровано-настоящее,
   Пеной зла предстоящее
   Пред грехом одиночества...
   Обессилено ночью встать,
   В пустоту лет уйти...
   Не держу,
   Отпусти...
  
   Мир омерзительно виртуален
   Плесенью дней накрывает меня
   Буду, до тошного, с Вами банален
   Знаю:
   Нигде, никогда...
  
  
  
   ***
  
   ПЕРВЫЙ СНЕГ
  
   Кто там снежками? Какая сволочь?
   Небеса стошнило в города ладони
   Снег. Холодно. Пробелевшая Полночь.
   Замерзшие муки трамвайной погони.
   Кто сказал, что он первый?
   Ежегодная гадость...
  
   ***
  
   ЖЁНАМ ПОЭТОВ
  
   Выкричанная в стон глотка,
   Лопнувшие струн нервы,
   Пуля, верёвка, водка -
   Жёны поэтов верные...
  
  
   Сладко, из тюбика дней,
   Выжимали себя, любя.
   На фоне тихих страстей,
   Гоняли стаи ребят -
   Попрошаек нашего счастья:
   "Дяденька,
   Дайте кусочек!"
   Но уже со спины нас хватать за запястья
   Принялась боль волков-одиночек...
   И подуло бедою...
   Дождь ночей, луною кошенный,
   Губы утра выкусил до боли!
   Одиноко дни текли, не прошено
   Радугою слез. И я, невольный,
   Бьюсь о время воспаленным прошлым.
   Ты толкаешь в спину...
   Ближе к краю...
   Глядя жизни в глаза пошлые
   Больно как!
   Я улетаю...
   Таю
   Аю
   Ю
  
   Ату его!
   Рвань минут
   Била ногами молча
   Годы сгрудились,
   Рвут,
   Стаей секунд волчьей,
   Календаринной масти
   На части...
   А вчера
   Вечером
   Гром,
   Хром и лак:
   Кадиллак
   Кадилом
   Чёрным -
   Ворон
   Он
   Её
   Венчал
   Умчал
   Не нахожу
   Хожу
   Рожу
   Корчу
   Верчу
   "Нокию"
   Одинокий
   Я
   Тебя?
   Приручить?
   Холод - к теплу,
   Слепого - к небу,
   К штилю - ветер,
   Закат - к толпе,
   Безногость - к бегу,
   Бесплодье - к детям,
   Собаку - к поводку,
   И Птицу - к клетке...
   НЕ ХОЧУ!!!!!!!!!!
   Из кожи! C надеждой - змея!
   Пёс мой и тот полинял!
   Снег. Лёд. Вода. Водка.
   Хромаю. А была походка!
   Ползаю. Видели Хвост?
   Виляет как Алан Прост.
   Оторваться от земли? Нынче
   Мордою в землю тычем,
   Полететь?
   A к чему...
   Bride off!
   И правильно!
   Что тапочками дни вышаркивать!
   А потом чахоточно любовь выхаркивать
   Одиночеству под ноги. Подлоги лет
   Выбелить сединами. И хранить билет
   В след ей купленный...
   Истины петля - шею...
   Предала друга.
   Немеют
   Слова.
   Дружбы цена = Скидка
   С кровавым подбоем накидка...
   Пилат...
   Мария,
   Я...
   Умирает звук и
   Ты тихо в ванной умываешь руки...
  
  
  
  
   ***
  
   ДИАЛОГ С Ел.М.
  
   Я, прочитав Ел.М:
  
   Тик - так!
   Как? Как???
   Так будет тик!
   Тик будет так!
   Песок страстей в пустые губы
   Стеклянной полусферы поцелуев!
   Раскачивай минуты годом грубым,
   Пока секунды, дней - длинней! Минуем
   Календари и расписания.
   Нет Времени.
   Есть Ты и Я и Расстояния...
  
   Ел.М., цитируя:
  
   "Расстоянье - бред;
   Какой безумец выдумал его?
   Расстояний нет -
   Одна любовь,
   И больше ничего..."
   Вы ведь это помните, правда :) ?
  
   Я, кратко:
  
   Любовь затертая до дыр...
  
   Ел.М., уточняя:
   просто "Романс о влюблённых" вспомнился. Ностальгия, знаете ли:)))).
  
   Ну и Я:
  
   Ностальгия
   Нос
   Сталь
   Боль
   (Algia)
   Нос - кровоточит!
   Размазываю многоточия...
   Сталь - одиночества кулаком:
   Боль - удушенный Лаокоон
   Algia - помнить,
   Как ты уходила...
  
  
  
   ***
  
   ВАЛЯЯСЬ У РОССИЙСКОГО TV
  
   Верю всему!
   Я - жертва рекламы!
   Прааавильно!
   Пива глоток!
   Голубых кровей должно быть дама
   С крыльями между ног!
   Перхоть дней шампуня пулей:
   Один раз в голову - второго не будет
   Хочешь угадаю, в колготок рогоже
   Как зовут тебя, плевок в рожу?!
   Безумный по каналам качусь...
   Угадать? Тебя?
   Не хочу!!!!!!!!!!!!!!!
  
   ****
  
   НЕОФАУСТ
  
   Я сегодня собой не доволен!
   Лед глотаю, как слёзы коктейльи.
   По чистую скошенным полем,
   Сам с собою судачу в отеле.
   Я сегодня - безногим на льду!
   Я - глухой на приёме у Листа,
   Нынче слаб и в безволии жду,
   Бросив глаз в раскалённую пристань
   Городской остановки трамвайной:
   Вот сойдет Мефистофель...
  
   (Так было однажды
   Я увидел его. Он, прохожим случайным
   Затерялся в толпе и толкал его каждый)
  
   Вам ли знать, благозвучные барды,
   Как я душу свою, обезумев, кровавил.
   Ждал, что примет её Мефистофель в ломбарды
   Ещё утром надежд не оставив!
  
   И-и-и-и-и-и-и...
  
   Трамвайной картины рама - там профиль!
   Я срываюсь, мчусь, кричу:
   - Эй! Постой! Товарищ Мефистофель!
   Хлопаю неловко по плечу...
   А в ответ стальной испуг:
   - Простите???
   Неужели с Вами мы знакомы?!
   Гражданин! Не медля отпустите!
   Я живу здесь, в этом новом доме...
  
   ...руку я отдернул в изумлении
   Боль отчаяния вонзила жала.
   Побежал, не попросив прощения...
  
   ...а душа на мостовой лежала...
  
  
   ***
  
   О ПОЛЬЗЕ ФОРМЫ В СТИХОСЛОЖЕНИИ
  
   Если б выбросил измученные ямбы,
   Дактили, усталые хореи,
   Вот тогда, свободный, я бы
   Вздернул стих свой на шершавых реях
   Дней, нервишек, перекрестков...
   Пусть полощется! Я к этому привык!
   Не по мне по капле из напёрстка
   Приторным вымачивать язык!
  
  
   ***
   Сметая в угол то, что прожил...
  
   Боже милосердный, Господи, верую!
   Ты послал нам любовь вместе с Евою,
   Что с Эдема лицемерно обучена
   Предавать. Продавать ей поручено
   Чувства и тело...
  
  
   Небо - хруст голубиного ада
   Это я головой пробиваюсь к весне
   Сквозь кошмар наяву снегопадов
   Только грубость дней всё тесней...
   В угол пыль собирать брошены,
   На мольберте дней сохнут краски.
   С лица рву болью непрошеной
   Талой весны лицемерную маску...
   Голову в сторону - слезу прячу!
   Щурюсь на черную морду светила.
   Того и гляди бесшабашно растрачу
   Жизнь-радугу серо-бессильный...
   Хлопьями душу снег излапил,
   Холод выстеклил зелень глаз,
   Обморожены города улицы-лапы...
   Ты сегодня с другим улеглась!!!
   Что поделать?!
   Апрель!
   Мне нестрашно, что нет выхода
   Если душа твоя не тюрьма,
   Ну скажи,
   Мне - какая выгода?
   Без тебя и в апреле - зима!
   Но страшнее, что входа нет...
   Солнца лампа больно, по глаз зелени!
   За спиной солнца, ночь - следователь:
   "Ты, надежды серийный преследователь
   Сколько оставил их испостеленных?!"
   Как молодость наивна в красоте!
   Считает месяцами дней черёд.
   От щедрости, фиалки без затей
   На перекрестках нищим подаёт...
   Скупая старость - дни - годами,
   Песком засохших слёз в часах,
   Остаток вечности. Цветами
   Считает нас, ушедших в небеса...
   Ну, а потом, быт засаленный до дыр,
   Пеной у рта: кто в семье командир?
   Слезы в рассвета пустую подушку:
   Ревновать ту, что с детства, подружку
   Всё ещё верим в жеребячьей радости
   Что нужен воды стакан в старости?
   Любовь сплёвываю через зубов скрип,
   Оскомина до темноты в глазах немых!
   Двери хлопнувшей сдавленный крик,
   Запахом духов её бездушно размыт...
   Если бы Господь решил наказать
   Выдумать страшнее б наверное не смог...
   Предчувствие любви. Весенний азарт
   В отсутствии Её...
   Крапленых карт лиловое шитьё...
   Усталый рыцарь, подними забрало!
   Прими из рук кровавое питье
   В конце пути найдешь её начало.
   А влага пальца свистом по стеклу,
   Что в раме дней зажато по привычке...
   Король и Дама -вечный поцелуй
   В остывшей мгле последней электрички...
  
  
   ***
  
   ОБОРОТНЯМ...
  
   Неосторожно выползло утро
   И я...
   Ненависть лью в глаза до краев!
   Вгрызаюсь в жирного дня шею:
   Пусть исхамившийся город прольёт
   Слёзы рассветов - я только злее!
   Рыком звериным огромлю Невский.
   Рот - полоса прибоя - в пене.
   Мне одинокому и выть не с кем
   Её купили за пошлость денег!!!
   Но луна к небу пригвоздит ночь,
   Мосты на Фонтанке смежат веки.
   Я возьму на руки нашу дочь
   Не зверем - больным человеком...
  
  
  
  
  
   ***
  
   ПОХОРОНЫ СТАРУШКИ-КОРОЛЕВЫ ИЛИ ВСТРЕЧА ЗА ЛАГЕРОМ В АЛЬБИОНИСТОМ ТУМАНЕ
  
   Эх! глюки старого компа!
   У меня с русским плохо!
   НО...
   ...пергидролевые сена стожки
   Эх, ненавижу! Сейчас стошнит!
   Предавать - призвание многих
   ...И талантливых и убогих...
   Спина широка - мишени подобна...
   Стрелять и колоть так удобно!
  
   Укатали старушку! Парочка молний!
   Слезой капнул колокол БигБенов,
   Сохо и тот скукожился, вольный!
   До размеров исколотой вены,
   Распухло Вестминстера старое Abby
   Шагами столетий в пыль стёрто
   Piccadilly Circus
   Колесо чёрта!
   Поминки столетия
   Давайте отметим!
   Око света в короне затёртой
   И портреты бабушки мертвой
   Вымутил saver screen'a
   Пенсне и Basil_Ina...
  
  
   ***
  
   РАСПРОДАЖА/ НЕ ДОРОГО. ОПТОМ
  
   Спирт. Полки. Банки. Органы
   1-й Мед. Моховая. Анатомичка.
   Ой простите! Кривятся мордами
   Рифм. Истерики и истерички.
   Тысяч под двадцать. Роятся. Жалятся.
   Рецензий жало льётся желчью,
   Потом в захлёб в жилетку жалуются:
   Оценили их не рублем, а мелочью.
   Пчеломатки критиков. Олимп. Боги
   Решают кого поддержать, а кого - того!
   На бесконечном параде убогих,
   Гениев, простаков...
   Клавиш рояля могильный холод
   трогаю грустно. Гасну...
   Кривлялся, любил, был молод
   Дружил и дрался опасно...
   Морозом одиночества простужен
   Умер. Никому не нужен...
   И сил нет
   Быть сильней...
   Тихо ушел друг
   Спасательный круг
   На крюк
   Пылью покрываюсь
   Еле теплюсь в теплице
   Думаю...
   Больно...
   Не спится
   Не спиться б!
   Друзей имена
   Семена
   Поливаю горем
   И вскоре
   Присоединюсь...
  
   Так сахАрит ложью горло
   Что кажется ещё минута
   И выхлебаю покорно
   Правды твоей цикуту
   Вы знаете, короткий путь!
   Как часто он на эшафот...
   Потерянных, мятущихся ведёт
   Туда где тень и не свернуть
   Надеялся когда-то, что небо голубо
   Чуть солнца рожа вылезет наглая
   Теряя опрометчиво влюбленную голову
   Бежал на встречу. Но больно падал я
   Весна новая мерещится Вам?!
   Эка невидаль и Вы не первый,
   Готовый надеяться и ликовать!
   Я по стариковски покажу Вам нервы
   В рубцах от обманов...
   Начинаясь с первого, апрели врут.
   Ослабь верёвку ещё сильнее...
   Все равно, развлекаясь, сбежит шут!
   А преданной падать в ноябре больнее
   В ночное никуда...
   Дом - башня слоновой кОсти
   Фиалки по талеру - рядом теплица.
   Лизоблюдом прогнулся дней мостик:
   Там многолико улица злится!
   Мне в собеседники - зеркала рожа.
   Кривит бровь, ухмылкою метит!
   Оргазм одиночества. Мороз по коже.
   Мне холодно. Вьюга. Лето.
   Выбелю неба кривой потолок
   Пол земли натру паркетно
   Правды истрёпанной новый пророк
   Приглашаю. Без этикета
   Давай! Заходи. Обниму. По пируем
   Роюсь в карманах...На дне что?
   Только прошлых не поминай всуе
   Ну и не чёкамся конечно...
   Хулиганю. Чёртов март в ребро!
   Собирать поцелуи взял лукошко
   Легкомыслю тебя пока светло,
   Вычернит ночь и к тебе в окошко
   Я приду каменным командором
   Помнишь, обещал в жизни прошлой?
   Сяду у ног твоих немым укором
   C руки лизать бесстыдно крошки...
   А мама нынче мечтает тайно
   Услышать, по новой, кукушки крик
   Свечою таять в подвале случайном
   За шкаф, морщин вуаль, хоть на миг!
   Смотрю на дочь свою. Ёжусь, гордый
   Со страхом. Подвалы где?
   Кто там, юнец или хам толстомордый
   Распнете её. И следы на губе
   Искусанной...
   День за днём становлюсь все злей
   Одиночества гнилью попахивая.
   Брюхатых рыбой стаю кораблей
   Гоняю, душой размахивая!
   От солнца рыжего жирных пятен
   На неба серой бумаге
   Не лопнул чуть!
   Так, что пока в одиночестве не спятил
   Я "БиЭй" за билет заплачу...
   Сладко как. Шаг. И полет!
   Только крылья твои где?
   Думал любовь. Сука. Врёт!
   Одинокому быть в беде.
   Если знать что небо - ад,
   Дождь слезами будет выть чёрта
   Видишь, туч наброшено боа
   На жену его всю в черном...
   Ветер и тот против шерсти!
   Холодно ж ветер, не надо!
   Меня и так из глумливой мести
   Вчера искусало стаи стадо
   Маркизка - дурак. Есть у тебя - Она!
   Ну, что ты знаешь о жизни собачьей?
   Когда бредёшь, опустившись до дна,
   Одинокий, голодный, ничей...
   Бьют Часы без жалости наотмашь!
   Режут стрелками. Ржёт циферблат.
   Лишь за то, что не послушный: Вот вам!
   Окровавленный помни: Мир благ!
   Мне по миру с благостью? Ну-ну...
   В дней скулах до боли жвачка!
   Сплюну, в прошлого ерунду,
   Что бы будущее не пачкать...
   Ловко, как рифмы-кубики
   Под ноги им! Слепые,
   Пусть гарцуют. Слов трупики
   Разбирают. Роются в пыли
   По моему, всё очень просто!
   Нужно найти необитаемый остров.
   И всё!
   И никаких проблем!
   Сам себе Дефо, Стругацкие и Лем.
   Что?
   "Щебет тамошних птичек
   Мне фантазии полет ограничит"?
   Нет!
   В романах, за главами главы
   Твори сколько хочешь себе на славу!
   Разве равнодушие меня испугает,
   Когда кругом одни попугаи?!
   Но время...
   И сам
   Под дуло подставляя висок,
   Рухну на берег, уткнувшись в песок
   Одинок...
   Договорю. Послушай. Больно сладко
   Да, не люблю. Легко как паутина
   На лице. И не сорвать украдкой.
   Разлюблена. Совсем произносимо!
   И будешь тихо плавиться стихами
   Прикованная к дням пустым безвольно
   А сад запущенный с увядшими цветами
   Остынет пирамидкой треугольной...
   А может всё же лучше было б
   Что бы сиренами завыло
   Что бы толпу во тьме мутило
   Что б мать в истерике забилась
   Узнав что ты ушла в дорогу
   Простоволоса, босонога...
  
  
   *****
  
   СМЕРТЬ N***
  
   Стою. Ветер на части рвет город
   Веток вместо - кресты и птицы
   Холодно без друга. Поднимаю ворот
   Ухожу одиноко, безлицый...
  
   Выстеклю тоскою ненужное небо,
   Поливать буду рассаду дней,
   Подрастут они и за кусок хлеба
   Продам фиалками у Клодтовых коней...
  
  
   ****
  
   Малярийно в Москву приходит час пик
   Жуёт толпу ненасытно метро
   Перекошен от боли города лик
   Наизнанку его нутро
  
   Только...
   В этот час
   Сумасшедшей гонки
   Призываю вас
   Голосом ломким
   Сбросить время забот,
   Бесконечных хлопот,
   Сплинов, стрессов и неудач,
   Но не слышно меня, хоть плачь!
   Трамвай - граната с вырванной чекой.
   Троллейбус в пробку упёрся рогато.
   Я прислоняюсь горящей щекой
   К ледяному свеченью заката.
   Я, одинокий в толпе одиноких
   Мы все вместе, но каждый отдельно
   Лица исчезли и только ноги
   Правят городом-пик безраздельно!
  
   Бросайте время забот,
   Бесконечных хлопот,
   Сплинов, стрессов и неудач!
  
   Нет! Не слышат меня, хоть плачь... ***

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Каминская "Не принц, но сойдёшь " (Юмор) | | В.Радостная "Еще немного волшебства, пожалуйста!" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Самый желанный " (Любовная фантастика) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Т.Серганова "Хищник цвета ночи" (Городское фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | А.Чер "Победа для Гладиатора" (Романтическая проза) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"