Парунин Алексей: другие произведения.

Отчет о зимнем походе Iii категории трудности по Северному Уралу сборной группы в феврале 1959 г. (Карелин В.Г.)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Свердловский Клуб Туристов

ОТЧЕТ

О зимнем походе III категории трудности по Северному Уралу

сборной группы в феврале 1959 г.

Руководитель - Карелин В.Г.

г. Свердловск

Оглавление

   I. Общая характеристика района похода
   II. История изучения и освоения района похода
   III. Физико-географическая характеристика района похода:
   1) Рельеф
   2) Гидрография
   3) Климат
   4) Растительность
   5) Животный мир
   6) Полезные ископаемые
   IV. Подготовка к походу
   V. Подъезды к району похода
   VI. Описание похода.
   VII. Заключение
   Приложения
  
 []
  
   (рис. 1)
  

[1] I. Общая характеристика района похода.

   Район нашего похода - Северный Урал от г. Чистоп до г. Денежкин Камень. Маршрут похода проложен вдоль Уральского хребта с севера на юг по высоким вершинам района. На маршруте встречаются и таежные леса восточных склонов Урала, и подгольцовый ландшафт, и чисто среднегорные районы.
   В административном отношении маршрут пролегает по Ивдельскому и Североуральскому району Свердловской области и Красновишерскому району Пермской области.
   В физико-географическом отношении маршрут пролегает по среднегорному северотаежному ландшафту. Горы района сильно расчленены долинами рек. Реки района принадлежат на западе к бассейну Камы(?), а на востоке к бассейну Оби (на западе - Колва, Вишера, а на востоке - Лозьва, Ивдель).
   В климатическом отношении район похода делится на два района: западный с более мягкой и снежной зимой и восточный с продолжительной и суровой зимой.
   Район похода богат растительностью и животным миром.
   В районе похода находится заповедник "Денежкин камень".
   Коренным населением района являются коми, ханты, манси. Однако подавляющее большинство жителей района составляют русские. Коренное население этого района живет поселками в 2-3 семьи. Поселки эти расположены далеко друг от друга. Культурный уровень населения района еще низок. Хотя во многом уже сказывается благотворительная сила русской культуры.
   Основными культурными и промышленными центрами района являются города Ивдель и Североуральск - районные центры.
   [2] Ивдель - как город был учрежден в 1943 г., является центром горной промышленности. Здесь добывают железные руды, марганец, огнеупорные глины, мрамор, яшму. В городе сильно развито лесопиление. В Ивдельском районе широко распространены крупные лесоразработки и молочное животноводство.
   Североуральск - как город был преобразован из поселка Петропавловска в 1944 г., расположен Североуральск в 7 км от железнодорожной станции Бокситы на реке Вагран. Североуральск является крупным центром по добыче бокситов. На базе разрабатываемого здесь месторождения бокситов "Красная шапочка" работает Богословский алюминиевый завод. Добывают в Североуральске и железные руды. Развита также и лесная промышленность.
  

II. История освоения и изучения района похода.

   До прихода русских в районе похода жили коми-пермяки, манси (вогулы) и ханты (остяки).
   В конце XIII века на Урал проникают новгородцы, которые пришли сюда за пушниной. Путь проникновения новгородских купцов на Урал пролегал по Северной Двине, Вычегде, далее волоком на Печору, вверх по Печоре и затем по Шугору, а далее волоком на Северную Сосьву и вниз в систему Оби. Вместе с купцами уходил на Урал и простой люд. С XIII века в числе волостей, плативших дань Новгороду были Пермь, Печора, Югра. В 1430 г. возникло русское поселение Соль Камская (ныне Соликамск). В 1478 г. с присоединением Новгорода к Москве весь Урал стал подчиняться Москве.
   [3] В 80-х годах XVI века организован был поход в Сибирь под руководством Ермака. С присоединением Сибири к Москве усилилось заселение Северного Урала. В 1586 г. была основана Тюмень. Обычный путь из Соликамска в Тюмень пролегал в районе похода: вверх по Каме и Вишере, волоком через Уральский хребет, а затем вниз по Лозьве, Тавде и Тоболу. Весь этот путь длиною около 2000 км нельзя было пройти в одну навигацию. Зимовать приходилось обычно в Лозьвинском городке, основанном в 1589 г. при впадении р. Ивдель в р. Лозьву.
   В конце XVI века был открыт новый более короткий и удобный путь - через реку Туру, и была проложена "Бабиновая дорога", через г. Верхотурье.
   В XVII и XVIII веках основные пути через Урал сместились еще южнее; началось бурное развитие промышленности на Среднем Урале. Вместе с развитием промышленности начинается и изучение края. Постепенно открываются промышленные предприятия и на Северном Урале. В 1757 г. был основан Петропавловский медеплавильный завод.
   Особенно сильно усиливается освоение района в XIX веке.
   В 1826 г. начальник Богословских заводов Ф. Бергер сообщил сведения о горах Северного Урала, в том числе о Денежкине камне.
   В 1830-39 г. район между хребтом Чистоп и вершиной Денежкина Камня изучала Североуральская экспедиция Департамента горных и соляных дел, сначала под руководством горного мастера М.И. Протасова, а затем горных инженеров Н.И. Стражевского и [4] В.Г. Пестерева. Впервые эта часть Урала была описана и нанесена на карту Протасовым.
   В 1838 г. этот же район посетил профессор Московского университета Г.Е. Щуровский и дал первое комплексное описание физической географии Северного Урала.
   В 1847-1850 гг. была организована Североуральская экспедиция русского географического общества под руководством профессора минералогии Петербургского университета Э.К. Гофмана. Он в 1850 г. проехал из Чердыни вверх по Вишере, в ее истоках перевалил через Уральский хребет и, продвигаясь на юг, достиг Денежкина Камня.
   В 1872 г. ботаник Н.В. Сорокин, действительный член Казанского общества любителей естествознания, совершил восхождение на Денежкин Камень и собрал там гербарий. В его честь назван проход между двумя вершинами в массив Денежкина Камня.
   В 1874-1876 гг. массив Чистоп и Денежкин Камень посетил ботаник П.Н. Крылов. В 1877 г. эти же места посетил ботаник и этнограф Н.И. Кузнецов.
   Многие карты этого района составил географ и краевед И.Я. Кривощеков. Карты сопровождались пояснительным текстом.
   После Великой Октябрьской социалистической революции изучение Урала стало проводиться комплексно и планомерно. Большую роль в изучении района похода сыграли Уральская комплексная экспедиция Академии наук СССР, которая работала несколько лет, начиная с 1939 г., а также некоторые экспедиции Уральского филиала Географического общества.
   [5] В настоящее время в районе похода происходят большие поисковые работы геологов. В советские годы выросли марганцевые рудники. Полуночного и Северного - 2-ого, открываются и разрабатываются всё новые месторождения железной руды.
   По плану развития народного хозяйства будет построена железная дорога от станции Полуночное на Салехард и Воркуту, что еще более усилит развитие этого района и изучение более северных районов.
  

Физико-географическая характеристика района похода.

   1) Рельеф
   Район похода в геоморфологическом отношении относится к горному типу. В нем резко обособлена горная полоса, пролегающая с севера на юг. По обе стороны от этой горной полосы располагаются увалистые или холмистые склоны, переходящие далее в сильно пониженные предгорья с пологим рельефом.
   Горная полоса с ее высокими хребтами и увалами служит водоразделом между бассейнами Оби и Волги.
   В горной полосе четко выделяются два крупных хребта.
   По водоразделу проходит Главный Уральский хребет. Отдельные части его имеют свои названия. Осевая линия Главного Уральского хребта проходит с юга на север по Уральскому хребту, хребту Хоза-Тумп, массиву г. Ялпинг-Ньер и г. Ойка-Чакур, массиву г. Гумкапай. Главный Уральский хребет имеет боковые отроги с западных склонов. К последним относятся: 1) хр. Белый
  
 []
  
   (рис. 2)
  
   [6] камень, расположенный в междуречьи Кутина и Б. и М. Чурола (Б. и М. Рассоха); 2) массив г. Мартай, расположенный в излучине Велса и ограниченный р. Мартаихой; 3) Т-образный отрог Чувальского и Тулымского камней, отрезанный от Главного Уральского хребта долинами Большой Мойвы на Севере и Велса на юге и 4) хребет Яны-Емшы (см. схему рис. 3).
   Восточнее Главного Уральского хребта параллельно ему тянется Восточный Предуральский хребет, состоящий из целого ряда отдельных горных массивов, вытянутых цепочкой и разделенных несколькими глубокими речными долинами. В него входят с юга на север: хребет Еловая сопка, массив Денежкина Камня, хребет Тары-Ньер, хребет Кент-Ньер, хребет Кошма и хребет Чистоп.
   Между Главным Уральским и Восточным Предуральским хребтами располагается узкая и глубокая межгорная котловина, занятая несколькими реками. Эти реки, поворачивая на восток, пересекают восточный Предуральский хребет, разделяя его на обособленные горные массивы.
   Большинство хребтов района поднимаются выше границы леса и имеют плоские вершины. Особенно хорошо они выделяются при рассмотрении их со стороны на расстоянии нескольких километров. К плосковершинным хребтам относятся Хозатумп, Чистоп, Тары-Ньер. Такие вершины не всегда бывают горизонтальными. Наоборот, многие из них имеют незначительный уклон в ту или иную сторону. Такие поверхности нередко переходят в крутые склоны хребтов.
   Значительно реже встречаются в районе остроконечные вершины с заостренными гребнями. К таким вершинам относятся Денежкин Камень, Ялнинг-Ньер.
   [7] На склонах большинства горных массивов горной полосы имеются нагорные террасы. Они представляют собою своеобразные крупные ступени высотою до нескольких десятков метров. Образуются они под действием морозного выветривания горных пород, особенно интенсивно протекающего в верхних, гольцовых участках высоких хребтов, а также в результате постепенного сползания образующегося при этом обломочного материала. Такому медленному сползанию обломков благоприятствует частое замерзание и оттаивание грунта.
   К востоку и к западу от горной полосы находится увалистая полоса. Но если на востоке эта холмисто-увалистая полоса выражена четко, то на западе гористая полоса постепенно переходит в холмистую и установить четкую их границу нельзя. Наиболее характерным элементом рельефа здесь являются холмы и увалы. Большинство увалов имеет меридиональное направление. Крупные увалы простираются в длину на 15-20 километров при ширине в несколько километров. Очень часто встречаются увалы до 3-4 километров длиной и до одного километра шириной. Большинство увалов имеет куполообразные, реже плоские вершины. На вершинах встречаются сильно выветреные скалистые останцы высотой до нескольких метров, например, на Сампал-Чахле, на Большом Лайсе. Средняя высота восточного увалистого склона 270-280 м. На западе холмисто-увалистая полоса снижается и переходит в слегка всхолмлённую поверхность со средними высотами около 200 метров.
   2) Гидрография
   Речная сеть района похода принадлежит бассейнам Оби и Волги. Водораздел между бассейнами проходит в районе похода по
  
 []
  
   (рис. 3)
  
   [8] самым высоким хребтам и увалам.
   Для района похода характерна глубокая врезанность рек, наличие скалистых обнажений по их берегам (Северная Тошемка, Вижай, Вишера, Ивдель и др.). Реки носят типично горный характер. Они порожистые в местах выходов горных пород на поверхность, имеют каменистое галечниковое русло. Некоторые из них полноводны, однако, из-за наличия порогов малопригодны для транспортных целей. Протекают реки в глубоких крутосклонных долинах.
   Летом по рекам сплавляют лес. В зимнее же время реки надолго сковываются льдом. Однако во многих местах, особенно на перекатах, реки не замерзают в течение всей зимы. В зимнее время для рек района похода характерны мокрые наледи.
   Обращает на себя внимание различное расположение рек в плане на западных и на восточных склонах Уральского хребта.
   Для речной сети восточного склона Уральского хребта характерно решетчатое расположение рек в плане. Наиболее крупные реки здесь стекают на восток. К ним относятся: Северная Тошемка, Вижай (с основными притоками Кулом, Тахтой и Анчугом), Ивдель, Тальтия, Шегультан и Сосьва (с Кривым Сосьвинским) см. схему рис. 4. Но еще большее количество рек, главным образом, коротких, протекает на север или на юг и впадает в главные реки. Таким образом на восточном склоне Уральского хребта основная масса рек имеет меридиональное и перпендикулярное ему широтное направление. Русла одних расположены в продольных долинах вдоль увалов, а других - в поперечных долинах, пересекающих увалы. Уклоны рек в поперечных долинах в несколько раз больше, чем в продольных. Поэтому перекаты чаще встречаются [9] на поперечных участках рек, чем на продольных участках.
   На западном склоне Уральского хребта мы имеем другую картину. Здесь основной водной артерией является река Вишера, протекающая с севера на юг. Основные притоки ее имеют также меридиональное направление. К ним относятся: Лопья, Лырья, Большая Мойва, Велс (с Посьмаком и Чуролом) и Улс. Мелкие притоки Вишеры и основных ее притоков имеют широтное направление. Таким образом на западном склоне Уральского хребта наблюдается сложная решетчатая речная сеть.
   Реки западного склона Урала многоводнее, чем восточного склона. В расчете на 1м2 площади бассейна водосбор на реках западного склона составляет 7-10 литров/сек против 0,5-4,0 литров/сек для рек восточного склона.
   Характерной особенностью рек восточного склона является их более быстрое замерзание и вскрытие, чем рек западного склона.
   3) Климат
   На климат района влияют географическая широта, рельеф местности и расположение по отношению к океанам. Первая определяет собою приток солнечного тепла. Оставшиеся два определяют преобладающие воздушные потоки.
   С запада на Урал влияет постоянная область пониженного давления над Северной Атлантикой. Поэтому в районе похода часты западные ветры. На пути западных ветров, имеющих большую влажность, встает Уральский хребет. Потоки воздуха, поднимаясь по склонам гор, охлаждаются и теряют влагу на западных склонах и вершинах [10] гор. В Зауралье они приходят менее богатые влагой. Кроме того на распределение осадков влияет и высота местности. В результате совместного действия этих двух факторов горные районы и узкая полоса предгорий на западе увлажнены значительно лучше, чем равнинные районы к востоку от гор.
   По этим же причинам возникает различие и в облачности. Увеличение облачности во все месяцы наблюдается по цепи гор и увалов, а уменьшение ее - в равнинных районах к востоку от гор.
   В зимнее время вместе с влиянием Северной Атлантики на Урал влияет и область повышенного давления, устанавливающаяся над Сибирью. Гребень сибирского максимума давления обуславливает ясную и морозную погоду, преимущественно в восточных районах. Морозы бывают наиболее жесткими и продолжительными, когда центр сибирского антициклона перемещается с Южного Урала в более северные широты.
   Нарушение в типичном распределении давления, а вместе с ним и направления воздушных потоков, нередко сопровождается неблагоприятными явлениями погоды: похолоданиями и заморозками в теплое время года, чрезмерной засушливостью или обильными снегопадами зимой и продолжительными дождями летом.
   Климат района континентальный с длинной и холодной зимой (5-6 месяцев) и с коротким теплым летом (около 3 месяцев). Средние температуры воздуха за год и в отдельные месяцы существенно различаются в зависимости от широты и высоты местности над уровнем моря.
   Характерным является для района похода его круглогодичное охлаждение. Кроме того горные районы имеют меньшие годовые колебания температуры, чем восточные.
   [11] Количество осадков сильно зависит от рельефа местности. Поэтому годовое количество осадков при совместном влиянии широты и высоты места убывает в направлении с севера на юг и с запада на восток. В результате чего на северо-западе годовая сумма осадков наибольшая (500-600 м), а на юго-востоке наименьшая (350-380 мм).
   Все это позволяет сделать вывод о возрастании континентальности климата в направлении с северо-запада на юго-восток.
   Район похода в целом относится к горноуральской агроклиматической зоне. Для нее характерным являются: долгая многоснежная зима, поздняя и холодная весна, прохладное короткое лето и ранняя дождливая осень.
   Зима с устойчивым снежным покровом в горах длится 170-175 дней, а в равнинных восточных районах 150-160 дней. Этот период совпадает по продолжительности с периодом отрицательных средних суточных температур воздуха в горах. В восточных районах период отрицательных температур продолжается на 15-20 дней дольше периода со снежным покровом.
   Среднемесячная температура воздуха понижается от -8R в ноября до -17R в январе. Затем идет постепенное повышение температуры, и в марте она равна -9R.
   Как правило январь является самым холодным месяцем. Иногда наиболее холодным бывает февраль или декабрь.
   За показатель, характеризующий морозность зимы, берется сумма отрицательных средних суточных температур. Для района похода она составляет -1900R-2000R. В теплую зиму она уменьшается на 500R-600R, в холодную зиму увеличивается на 200R-500R.
   [12] Абсолютный минимум температуры в районе похода составляет -50R-52R. Такими морозы были в декабре 1958 года. Однако такие похолодания бывают непродолжительными и далеко не каждую зиму.
   На западе района зима теплее, чем на востоке. Средняя температура января в Чердыни -16R против -18,3R в Ивделе.
   На западе района за зиму выпадает больше осадков, чем на востоке (100-140 мм против 70-90 мм). Как правило больше половины осадков выпадает в первые месяцы зимы. Сумма осадков за ноябрь и декабрь почти равна количеству осадков за остальные три месяца зимы. Поэтому в первой половине зимы увеличение высоты снежного покрова идет быстрее, чем во второй. В первой декаде марта снежный покров обычно достигает максимальной высоты. Далее идет постепенное уменьшение высоты снега, сначала за счет уплотнения, а затем в связи с таянием его.
   Зимний режим погоды сохраняется почти весь март. Хотя со второй декады марта в дневное время наблюдаются оттепели. Частые и интенсивные оттепели в марте обычно предшествуют ранней весне.
   4) Растительность
   На распределение растительности в районе похода сильно влияет неоднородность рельефа и климата. Уральский хребет сильно изменяет растительный покров района.
   Обращает на себя внимание различие растительного покрова на западном и восточном склонах хребта и поясное изменение его по мере подъема в горы. На западном склоне с его относительно влажным и мягким климатом преобладает темнохвойная [13] (пихтово-еловая) тайга. На восточных склонах с более сухим и континентальным климатом господствуют сосновые леса. На склонах гор возрастает суровость климата по мере подъема, и поэтому прослеживается вертикальная поясность растительного покрова.
   В районе похода наблюдается три основных пояса растительности.
   1. Горнолесной пояс простирается от предгорий вверх по склонам до высоты 600-750 м над уровнем моря. Для него характерна темнохвойная тайга, но в нижней части пояса на восточных склонах распространены и сосновые леса.
   2. Подгольцовый пояс - переходный от горнолесного к гольцовому. Леса здесь низкорослы и редкостойны. Наиболее распространены березовые криволесья, лиственничные редколесья и парковые еловые леса. Иногда встречаются луговые поляны. Разница в отметках между верхним и нижним пределами подгольцового пояса 150-200 метров.
   3. Польцовый пояс занимает безлесные вершины гор. Здесь распространены каменные россыпи и горные тундры с вкраплениями длинных лужаек около снеговых ручейков.
   Наиболее распространен горнолесной пояс.
   Основу растительности горнолесного пояса составляют хвойные, реже лиственные леса. Хвойные леса подразделяются на темнохвойные, составленные теневыносливыми породами (ель сибирская, пихта сибирская и кедр сибирский), имеющими темно-зеленую хвою, и на светлохвойные, составленные светолюбивыми породами (сосна обыкновенная, лиственница Сукачева), у которых хвоя имеет светло-зеленую окраску. В районе похода распространены темнохвойные леса на западных склонах и светлохвойные [14] на восточных склонах Урала. Под полог темнохвойного леса проникает мало света. Поверхность почвы прогревается слабо. Ветер в таких лесах ослаблен, преобладает затишье. Благодаря благоприятным условиям увлажнения в темнохвойных лесах развиты мхи, которые образуют сплошной покров почвы. Темнохвойная тайга района похода отличается сравнительно низкой производительностью древостоев, слабым развитием подлеска, подавленностью травяно-кустарникового яруса при мощном развитии мохового покрова.
   В темнохвойоной тайге наиболее распространена ель, произрастающая на суглинистых и глинистых оподзоленных хорошо увлажненных почвах, нередко с признаками заболачивания.
   Пихта в темнохвойной тайге не занимает больших площадей. Располагается пихта на склонах невысоких хребтов и вдоль слабо разработанных долин горных ручьев и речек. Пихта растет на хорошо увлажненных, но незаболоченных почвах, развивающихся на продуктах выветривания кристаллических горных пород.
   Кедр в темнохвойной тайге лишь вкраплен среди еловых и пихтовых лесов, занимая каменистые склоны гор и заболоченные понижения. В районе похода находятся два больших кедровника: один в верховьях Лозьвы, другой в северной части междуречья Северная Тошемка-Вижай.
   Светлохвойные леса состоят в основном из сосны - светлолюбивой породы, образующей сравнительно разреженный древостой, под полог которого проникает много солнечного света. Поэтому в сосновых лесах флора более богата, за счет злаков и разнотравья  в основном. Сосновые леса занимают предгорья и нижнюю часть склонов, не поднимаясь высоко в горы.
   [15] Мелколиственные леса района похода представлены "березовыми сограми", возникающими в тайге после пожаров. Иногда встречается осина. Вдоль русел рек в речных долинах узкими лентами тянется урема - заросли низкорослых деревьев и кустарников, состоящие из ольхи, черемухи, ивы, смородины, жимолости, шиповника, бузины.
   В горнолесном поясе встречаются пойменные и материковые луга. Флора их представлена преимущественно травянистыми растениями.
   Встречаются в горнолесном поясе и болота, основу растительного покрова которых составляют сфагновые мхи, с примесью осоки, багульника, подбела, клюквы, морошки и карликовой березки.
   На скалистых обнажениях горнолесного пояса нет сомкнутого растительного покрова, нет развитого слоя почвы. Встречаются здесь некоторые виды цветковых и папоротниковых растений, широко развиты мхи и лишайники.
   В растительном покрове подгольцового пояса преобладают разреженные низкорослые леса из березы извилистой, лиственницы Сукачева и ели сибирской, чередующиеся с луговыми полянами, где часто встречается голубика. Леса подгольцового пояса задерживают снеготаяние, регулируют сток влаги, уменьшают смыв почвы, препятствуют расширению площадей каменных россыпей, т.е. имеют большое водоохранное и почвозащитное значение. Поэтому они требуют тщательной охраны.
   Для гольцового пояса характерно полное безлесье. В каменных россыпях гольцового пояса встречаются мхи и лишайники, [16] реже цветковые растения, укореняющиеся в расщелинах и скоплениях мелкозема между каменными глыбами.
   Горные тундры гольцового пояса занимают ровные положения, где накапливается мелкозем. Растения горных тундр приспособлены к существованию в условиях низкой температуры воздуха и сильных ветров. В них встречаются вечнозеленые кустарниковые растения (луазелерия, диапенсия), травянистые и особенно злаки, широко развиты мхи и лишайники.
   Русла речек и снеговых ручьев гольцового пояса окаймлены красочным ковром низкотравных лужаек, располагающихся на расстоянии от 50 до 500 метров ниже края тающих снежников. Температура почвы здесь значительно ниже, чем в горных тундрах, а почва всегда увлажнена. Здесь произрастают влаголюбивые и холодостойкие растения. Здесь много цветковых растений (лаготис, камнеломка).
   Горные тундры и лужайки около снеговых ручьев представляют собою ценные летние пастбища для северного оленя.
   5) Животный мир
   Фауна района чрезвычайно богата. Особенно много представителей классов птиц и млекопитающих. Перелетные птицы представлены 30 видами. Всего гнездится здесь 143 вида птиц.
   Зимуют в районе: синицы, дятлы, поползни, свиристели, щеглы, снегири.
   Из хищных птиц встречаются: болотный лунь, ястреб, филин, сова, серая ворона.
   [17] Есть в районе птицы, имеющие промысловое значение: серая куропатка и перепел, улетающие на зиму, и зимующие у нас глухарь, тетерев, рябчик и белая куропатка.
   Млекопитающие представлены 5 отрядами.
   Насекомоядные: еж, крот, кутора (водяная землеройка).
   Рукокрылые (летучие мыши): ушан, кожан, ночница.
   Хищные: имеют 16 видов; волк, лисица, медведь бурый, рысь, соболь, лесная куница, зорь, колонок, горностай, ласка, норка, росомаха, выдра, барсук и др. Иногда встречаются кочующие песцы. Там, где вместе обитают соболь и лесная куница, встречаются их гибриды под названием кидусов или кидасов.
   Копытные: лось, косуля и северный олень.
   Грызуны: белка обыкновенная, белка-летяга, бурундук, суслик, мыши, крыса, хомяк, водяная полевка ондатра, лесной лемминг, заяц, бобр и др, всего 23 вида.
   Некоторые звери впадают в спячку. По характеру спячки млекопитающие делятся на две группы: у одних спячка сопровождается падением температуры тела (сон, летучие мыши, суслик, бурундук, хомяк), у других этого не бывает (медведь, барсук).
   Среди млекопитающих нет видов безразличных для человека. Одни виды являются объектом промысловой и спортивной охоты; другие наносят существенный вред (мыши, волк, росомаха, рысь); третьи полезны истреблением вредных насекомых (землеройки, ежи, летучие мыши) и грызунов (ласка, горностай, колонок, хорь).
   Главные пушные звери: крот, ондатра, белка, соболь, куница.
   [18] Благодаря охранным мероприятиям значительно увеличилось количество лосей. Для уральских лосей характерны сезонные кочевки: осенью из Предуралья в Зауралье, весной - обратно. Кочевки связаны в основном с глубоким снежным покровом в предуральских районах, которого избегают лоси. Проводятся интересные опыты по одомашниванию лосей.
   Копытные района при разумном использовании могут давать ежегодно десятки тысяч килограммов полноценного мяса.
   Следует отметить, что фауна района является смешанной: она состоит из двух форм - европейской и сибирской.
   6) Полезные ископаемые
   Район похода еще плохо изучен геологами. Однако даже то, что сейчас известно дает для человека многое. В Ивдельском районе работают марганцевые рудники, крупнейшие на Урале.
   В Покровск-Уральске добывают бокситовую руду. В районе много месторождений медных и железных руд. Так на г. Юбрышке открыто месторождение чистейшего магнитного железняка. На Кутиме встречаются залежи гематитовых железных руд, а в районе Всеволодо-Благодатского есть месторождения медных руд. В былые времена на базе этих месторождений начинали работать заводы, но они просуществовали недолго. Так быстро закрылся Кутимский завод. Та же участь постигла и Всеволодо-Благодатский медный завод.
   По всему району встречается платина, золото. Около г. Мартай в прошлом веке французское акционерное общество организовало добычу платины. Добытую платину французы заливали в [19] чугунные слитки и отправляли в Францию. Золото мыли мелкие золотопромышленники почти по всему району.
   Несомненно, еще большие богатства полезных ископаемых хранятся в несметных горных кладовых района. Они ждут, когда их откроют геологи. Геологи развернули огромную работу по изучению богатств района. В Ивделе находится Северная геолого-разведочная партия. Её отряды планово занимаются исследованием комплексного изучения района.
  

III. Подготовка к походу

   Мысль о совершении похода в этом районе появилась у нас еще ранней осенью. Тогда-то и собралась инициативная группа в 5 человек. Поднять зимний поход третьей категории трудности у себя в коллективе из нас никто не мог. Поэтому и решили собрать сборную группу. Создание такой группы обсуждалось на президиуме Свердловской городской секции туризма и было одобрено. Правда в первоначальном варианте маршрут похода пролегал несколько восточнее. Но все же мы стремились именно в этот район.
   После утверждения плана подготовки к походу и его идеи мы разослали письма в большинство крупных туристских коллективов г. Свердловска и Свердловской области. Начали поступать заявления. Было много желающих. Однако многие из них не имели права пойти в такой сложный поход .Но были и хорошие кандидатуры. Так Виктор Гранин из Гарнинского района писал, что ему "до боли зубной" хочется именно в такой поход .Поступали заявления из Краснотурьинска, Первоуральска, Каменск-Уральского и других [20] городов области. Но несомненно основные претенденты на участие в походе были из Свердловска.
   В ноябре президиум Свердловской городской секции туризма утвердил 7 кандидатов на участие в походе и предложил еще увеличить состав группы. После этого началась активная непосредственная подготовка к походу. Прежде всего уточняли маршрут, и после долгих дебатов и обсуждений он был изменен с охватом горной части.
   Много времени потратили мы на работу с литературой, описывающей район похода. Литературы было много. Но она находилась в различных изданиях, не было каких-либо сводных трудов по району. Поэтому приходилось перерывать огромные тома.
   Кроме того после проработки литературы оказалось, что все существующие описания района совершены во время летних путешествий. Никто еще не был здесь зимой. Поэтому у нас не было сведений об особенностях зимнего периода в районе похода. В литературе такие сведения имелись лишь для Ивделя. Но ведь мы на сто километров уйдем от Ивделя.
   Кроме того нам предстоит подняться в горы на отметку, превышающую отметку Ивделя почти на 1500 метров. Да и вообще в горах климат резко отличается от равнинных восточных условий. А литература предлагает нам лишь общие формулировки и предположения.
   В значительной степени нам помогли разговоры с людьми, побывавшими в этом районе. Мы установили хорошую связь в Уральском геологическом управлении с Северной партией. [21] Несколько раз работники этой партии принимали горячее участие в обсуждении похода. У них в рабочем кабинете управления подолгу засиживались мы.
   Большую пользу также дали беседы с С.М. Кузнецовым из отдела первооткрытий при Уральском геологическом управлении, с геологом В.И. Санатиным, зоологами Б.Ф. Коряковым и В.Н. Павлининым из института зоологии Уральского филиала Академии наук СССР.
   Ядро группы регулярно собиралось по вторникам. Решили пойти в поход с шатровой палаткой и с печкой. И то, и другое достали у туристской секции Уралмаша, так как в составе группы был конструктор с Уралмашзавода. Печка была конструкции, предложенной ленинградскими туристами и опубликованной в первом альманахе "Туристские тропы". Весила она 3,0 кг. Задолго до выхода подготовили все снаряжение. Все было в порядке. Правда, не все было так, как мы запланировали, но все же были продуманы все стороны зимнего похода высшей категории трудности. Вместо шерстяных спальных мешков достали только ватные. У каждого были сшиты бахилы. Особенно скрупулезно мы подходили к теплым вещам. Произошли изменения и в составе группы. Нескольких человек не отпустили с работы, поэтому нас осталось 8 человек. После некоторых дебатов и советов был окончательно утвержден проект похода высшей категории трудности по Северному Уралу маршрутной комиссией при Свердловском городском комитете физкультуры и спорта в составе:
   1. Масленников Е. - мастер спорта.
   2. Богомолов В. - I разряд.
   3. Новикова А. - I разряд.
   4.Королев В. - I разряд.
   [22] За несколько дней перед отъездом мы взяли долгосрочный прогноз погоды. Он был неплохим для нас. Ниже приводится этот прогноз.
   "Прогноз погоды на февраль 1959 года.
   Составлен Центральным институтом прогнозов.
   Пермская и Свердловская области.
   Облачная погода с прояснениями, временами снег, местами метель. Наиболее низкая температура воздуха (20-25R мороза) ожидается в начале месяца и в периоде 6-8 февраля. Среднемесячная температура воздуха ниже нормы на 2R. Месячная сумма осадков в восточной половине Пермской области и в большей части Свердловской области (за исключением крайних юго-восточных районов) меньше нормы (менее 80%), на остальной территории около нормы (80-120%).
   1-5 февраля. Преимущественно небольшая облачность, без осадков. Ветер в начале периода северо-восточный 3-7 м/сек, в дальнейшем восточный и юго-восточный 5-10 м/сек. В начале период понижение температуры воздуха от 7-12R мороза до 20-25R, в дальнейшем повышение температуры до 10-15R мороза.
   6-16 февраля. Облачная погода с прояснениями, преимущественно во второй половине периода. В первой половине периода временами снег, местами метель. Ветер северо-западный и западный 5-10 м/сек, временами до 12-14 м/сек, во второй половине периода ветер переменный 3-7 м/сек. В начале периода понижение температуры воздуха до 20-25R мороза, в дальнейшем повышение до 10-15R мороза.
   [23] 17-28 февраля. Преобладание облачной погоды, временами снег, местами метель. Ветер западный и северо-западный 5-10 м/сек, временами до 12-14 м/сек. Понижение температуры воздуха до 17-22R мороза, во второй половине периода повышение температуры до 5-10R мороза".
   Как показал поход прогноз в основном оправдался.
   Большое внимание при подготовке к походу было уделено подбору продуктов. Этот вопрос вызвал целую дискуссию. Новинкой в туристской практике в составе продуктов была халва, которая показала в походе исключительно высокие качества как по калорийности, так и по вкусу.
  

IV. Подъезды к району похода.

   И вот, наконец, наступил день отъезда. Хотя нам казалось, что у нас все в порядке, когда стали укладывать рюкзаки, оказалось, не все укладывается, что даже альпинистские рюкзаки имеют предел по вместимости. В результате продолжительных сборов мы опоздали на поезд, и были вынуждены поехать следующим поездом через 3 часа.
   Заняв два купе в вагоне, мы хорошо переспали ночь. Наутро просыпаемся уже перед Серовым. В Серове делаем пересадку. Покушать в Серове можно хорошо в привокзальной столовой. На 5-6 рублей получается плотный и вкусный обед. После обеда знакомимся с городом. Серов знаменит своим металлургическим заводом, на котором льют стали специальных высококачественных марок. К сожалению, у нас нет времени для того, чтобы совершить экскурсию на [24] завод. Побывали мы во Дворце Культуры серовских металлургов. На горе возвышается массивное светлое здание Дворца. Во Дворце есть хорошая библиотека, большой зал, кинозал. Осмотрели мы выставку прикладного искусства, размещенную во Дворце. Выставка нам понравилась. Особенное впечатление произвели на нас: машинные вышивки домохозяйки Дидинко, вышивка "Три богатыря". Совершенно превосходны были грибы в лукошке, изготовленные из теста местным кулинаром. Они были настолько естественны, что так и хотелось их зажарить, хотя они уже и так были испорчены. А на ножках у грибов была земля - припудрили маком.
   В Серове докупили некоторые продукты.
   В 6-30 вечера мы погрузились в поезд Надеждинск-Полуночное и через 4 часа были в Ивделе.
   В Ивделе есть две станции. Мы сошли с поезда на станции Ивдель I. Отсюда ближе добираться до города. На станции нас встретила Л. Виноградова, наша знакомая туристка, выпускница Свердловского педагогического института. Уговорили шофера и на санитарной машине доехали прямо до дому, где нам предстояло переночевать.
   А наутро мы выяснили, что нам придется день потерять, так как в воскресенье автобусы на Вижай не ходят. Целый день в Ивделе мы вынуждены терять в бездействии. Краеведческий музей закрыт. Пошли кататься на лыжах на Красную гору, что начинается прямо от города. Катанье наше закончилось неудачно. При втором спуске с горы на въезде а улицу мы выскочили на лед. Жора упал на льду, подъехал к дереву и стукнулся об него. При этом он поломал лыжину, осколок которой разбил ему [25] подбородок. Пришлось ему идти в больницу, где ему рану схватили тремя швами, и сказали, что ничего страшного здесь нет и скоро все заживет.
   Вечером сидим дома и философствуем. Всего нас 8 человек:
   1) Атманаки Георгий - г. Первоуральск
   2) Гранин Виктор - с. Гари
   3) Горячко Олег - Уралмашзавод
   4) Борисов Борис - Горный институт
   5) Карелин Слава - ВНИИМТ
   6) Скутин Владимир - Свердловский педагогический институт
   7) Сердитых Евгений - Свердловский педагогический институт
   8) Шавкунов Владимир - Свердловский педагогический институт
   И все восемь стремимся быстрее вырваться в тайгу. Вечером ужинаем в столовой, где очень вкусно кормят.
   Наутро садимся в маленький автобус и едем в Вижай. Проезжаем мимо шахт в Полуночном. Дорога идет по сплошному лесу. Из окна автобуса, почти затянутого инеем, ничего примечательного не видно. Через 6 часов езды мы приехали в Вижай.
   В поселке находится леспромхоз, участки которого разбросаны по всему району. На участках в основном работают заключенные.
   В лесничестве скопировали карту района, но на ней есть только реки и просеки. Вернее не просеки, а номера кварталов, так как просеки в районе сплошных порубок не прорубаются. В лесничестве, узнав наш маршрут: с. Вижай - г. Чистоп. - г. Ялпинг-Ньер - г.Ойка-Чакур - р. Велс - р. Кутим - с. Сольва - р. Сольва - г. Покровск-Уральский - посоветовали нам доехать до 41 участка, [26] который находится на Лозьве выше Вижай, а оттуда пойти на г. Чистоп. Однако мы прозевали машину, которая ушла на 41 участок. Поэтому мы остались на ночевку в Вижае. Ночевали в школе, где нас приняли очень хорошо. В Вижае есть столовая, в которой мы не упустили случая поужинать. Последняя ночевка в цивилизованном мире. Завтра мы уходим в тайгу. Пойдем на г. Чистоп по реке Тошемке.
  

V. Описание похода.

   10 февраля в 9 часов утра мы вышли из Вижая. Рюкзаки увесистые, поэтому в начале пути все только приспосабливаются к более правильным движениям ходьбы на лыжах с грузом. Хотя во время тренировок при подготовке к походу мы и ходили с грузом, но здесь как-то все немного иначе. Кроме того непривычно ходить на лыжах по укатанной машинной дороге. Лыжи скользят и разъезжаются. Дорога идет по правому берегу реки Вижай.
   Правый берег Вижай крутой и местами даже обрывистый. Ширина реки примерно около 80 метров. Дорога следует за изгибами реки и проходит по самому берегу. Через 4 километра дорога переходит по мостику на правый (слово зачеркнуто - прим.) левый берег и взбирается на обрыв. Здесь делаем привал около лесоразработок.
   Далее дорога идет все время на подъем, поворачивая на север и пересекая водораздельный невысокий хребет между Вижаем и Северной Тошемкой. Дорога проходит через вырубки. Здесь производится сплошная вырубка леса. Однако на вырубленных местах остаются наиболее мелкие деревья. На месте порубок растет густой [27] кустарник, да иногда встречаются огромные корневища деревьев. Лес здесь в основном пихтовый.
   Еще через 4 километра после длительного и крутого спуска мы пулей влетаем в 83 участок. На спуске каждый падал минимум по разу. Несмотря на довольно-таки солидную лыжную подготовку совладать с рюкзаком представляет солидную трудность для всех участников похода.
   83 участок представляет собою типичный лагерь, обнесенный высоким забором с башнями по углам. Вне лагеря стоит несколько служебных построек. Остановились на обед в бане. Пьем горячую воду и беседуем с рабочими. В бане нас удивила колоссальная 500-вёдерная бочка. Она имеет в диаметре около 3,5 метров и высоту около 4 метров. Сделана она из самодельных бочковых досок, схваченных четырьмя обручами. В течение двух дней наполняют ее двое рабочих водой.
   После обеда выходим в путь. Здесь Вижай (слово зачеркнуто - прим.) С. Тошемка делает небольшую петлю. Решаем ее "срезать". Берем азимут и идем по целине. Через 1,5 километра подходим к крутому спуску в балку, в ведущую к Вижаю (слово зачеркнуто - прим.) С. Тош[емке]. Спуск занял долго времени, так как проходил по сильной трущобе. Вдоль балки выходим на Северную Тошемку. На реке встречаем старый санный след, который доходит вскоре до копны сена и здесь заканчивается. По берегам Тошемки часто встречаются известковые скалы. После копны сена, у которой мы устроили хороший привал, мы некоторое время шли по сравнительно недавней лыжне. Лыжня эта идет до двух штабелей дров по правому берегу Вижая (слово зачеркнуто - прим.) Тош[емки], расположенных друг от друга на расстоянии около 2 километров.
   [28] Дальше идем в цело. Идем хорошо. Направляющие меняются через каждые пять минут. Часто река трескается от морозов, образуя наледи, но все они старые. Продвигаться по ним очень легко. Хотя лыжи и скользят на льду, но все же это легче, чем идти по снегу, глубиною 80 сантиметров. На старых наледях двигаемся быстро "на руках".
   На перекатах Вижай (слово зачеркнуто - прим.) Сев.Тош[емка] совсем не замерзает. Это очень плохие для нас места. Приходится вылазить на берег и пробираться по бурелому. В буреломе сильно мешает "манюня" - запасная пара лыж. Манюня привязана на веревку, продетую за специально проделанные отверстия в носках лыж. Веревка привязывается к рюкзаку. Таким образом, манюня скользит за туристом прямо по лыжне. Веревку для манюни нельзя сделать короткой, иначе она будет бить по пяткам лыж, и нельзя делать слишком длинной, иначе манюня не будет управляться и все время будет выскакивать из лыжни.
   Уже под вечер на одном из перекатов Вижай (слово зачеркнуто - прим.) Сев.Тош[емка] разлился во всю ширину реки. А на правом берегу, по которому мы шли, как назло к самой воде подходит прижим - огромная скала. Ничего не остается как обходить прижим сверху. Снимаем лыжи. По пояс в снегу лезем на крутой берег, поросший лесом. Подъем этот исключительно трудный, и мы тратим целых полтора часа, чтобы подняться на обрыв на высоту всего в 50-60 метров. Наверху обнаружили, что прижим представляет собою вертикальную стену, тянущуюся около полутора километров. Уже темнеет. Решаем остановиться на ночлег на высоком берегу, отойдя в глубь леса. Это было возможно, так как погода стояла теплая и безветренная.
   [29] Разбираем первый лагерь для первой холодной ночевки. Все лагерные дела делаем по парам. Одна пара дежурит у костра и варит ужин, другая пара заготовляет дрова на вечер и утро для костра и на всю ночь для печки. При наличии пилы эта работа не представляет трудности, так как на протяжении всего маршрута сухостоя было больше, чем нужно. Третья и четвертая пара заготовляют лапник для подстилки, оборудуют место под шатер и ставят шатер. Шатер у нас вместительный, но без дна. Вес его 18(?) килограмм. Подстилку для шатра делаем толстую, укладывая на утоптанный лыжами снег сначала тоненькие жерди, а сверху лапник.
   Сегодня погода теплая. Приятно посидеть у костра. Поем песни. Пытаемся под впечатлением первого дня похода заниматься стихосложением. В результате имеем следующее:
   "Большие, большие расстоянья,
   В далекие суровые края
   Уходим, уходим досвиданья,
   На Северный Урал идем, друзья
   Мы встретимся не скоро, не скоро, не скоро,
   Но выпьют и за нас не раз, не раз.
   За тех, кто в походе, в походе, в походе
   А стало быть за нас, а стало быть за нас.
   Далеко от родных и друзей,
   Далеко от любимых очей
   Наш турист к испытаньям готов
   И о Родине помнит своей." (2 раза)
   Эта два четверостишия на мелодию "Песни китобоев" из одной из оперетт Соловьева-Седова нам очень понравились, и они
  
 []
  
   (рис.4[5])
  
   [30] стали лозунгом всего нашего похода.
   Ложась спать, очень сожалеем, что разбили термометр: сейчас температуру придется измерять "на глазок, плюс - минус единица". В шатре у нас довольно-таки просторно. Печь стоит у нас около входа справа. Планировку в шатре смотри рис. 5. Семь человек ложились спать в ватные спальные мешки. А восьмой оставался дежурить у печки. Дрова для печки заготовлялись заранее на всю ночь и лежали в шатре около печки. За ночь дежурила первая четверка, а следующую ночь - вторая четверка. Последний дежурный будил дежурных для приготовления завтра из четверки, которая в эту ночь не дежурила у печки. В результате такой разбивки дежурства все за ночь хорошо отдыхали и спали в тепле. Дежурные во время ночного дежурства писали дневники, производили штопку белья и ремонт оборудования, производили сушку всех мокрых вещей. Для полной гарантии с первой же ночи завели порядок: все мокрые вещи перед сном подвешиваются к верхним внутренним веревкам шатра. Туда же подвешиваются все ботинки. Священной обязанностью четверки, дежурившей ночью у печки, была проверка - все ли вещи высушены. И каждый из четырех в свое дежурство проверял, что еще осталось не высушенным. После первой же ночи выяснилось, что в шатре имеется три климатических пояса: 1) "Арктика", 2) Зона умеренного климата и 3) "тропики". Смена этих климатических поясов зависела от расстояния от печки. Поэтому мы завели после первой ночи порядок: в тропиках спят наиболее уставшие за день, в Арктике - по очереди. Следует сразу сказать, что в тропики не особенно-то и стремились: каждый наиболее теплое местечко оставлял для друзей.
   [31] С утра 11 февраля все небо было затянуто тучами. Сборы затянулись также и мы вышли лишь в 10 часов. Целых два с половиной часа уходит на утренние сборы. Многовато! Обсуждаем вопрос об утренних сборах. При о[б]суждении было убедительно доказано, что при ходьбе на лыжах по глубокому снегу с большими тяжелыми рюкзаками единственное средство для увеличения пройденного расстояния за день - это увеличение числа ходовых часов. Поэтому единогласно принимаем постановление: идти все светлое время дня. Обед решаем делать "сухой", т.е. без варки, используя для обеда высококалорийные продукты: корейку, сахар, халву. Следует отметить, что мы старались строго выдерживать "световой" день на ходу.
   С утра нам предстояло разрешить нелегкую задачу: спуститься на реку. Наверху растет густой мелкий сосняк, поэтому на лыжах пробираться почти невозможно. А спуститься к реке невозможно - крутой обрыв. Снимаем лыжи и бредем по снегу, как переходят реку в брод. Снег мелкий и сухой и кажется, что он "течет". Километр такого передвижения отнял у нас два часа. Наконец, после нескольких попыток мы спустились на реку.
   Дальше идем все время по реке, повторяя за нею все изгибы и излучины. Небо проясняется, и ко второй половине дня ярко засверкало солнце. На реке часто встречаются полыньи, затянутые тоненьким льдом, и трещины. Через последние иногда вытекает вода. В таких случаях по следу первого человека, прокладывающего лыжню, уже невозможно передвигаться. Тогда всем приходится вылазить на берег, который обычно нависает над рекой маленьким обрывом высотою 1,0-1,5 метра, полностью занесенным снегом. [32] Полыньи же видно из далека. Снег над полыньей имеет темноватый оттенок.
   Долина Тошемки неширокая. Проток почти нет. В одном месте лишь есть большой остров. Причем правую протоку легко можно, спутавшись, принять за Малую Тошемку. Находится этот остров примерно в 8 километрах от устья Малой Тошемки. Такая ошибка вполне возможна, ибо видимости с реки на этом участке нет, нет каких-либо ориентиров. Вначале и мы допустили подобную ошибку. Исключение ошибки: за 4-54 километров до устья Малой Тошемки прекрасно виден массив Чистопа и лысая гора у развилка Малой и Большой Тошемок.
   Закат был плохой. И действительно после захода солнца поднимается ветер, который утихает лишь под утро. Во время ветра выяснилась недоработка конструкции трубы печки. Труба печки была раздвижная из четырех колен, с искрогасителем наверху. Труба вставлялась снаружи через отверстие в металлическом листе, пришитом на скате шатра. Однако труба выставлялась над скатом шатра лишь на 30 сантиметров, в то время как центральная точка шатра превышала уровень искрогасителя еще на 30 сантиметров. Искры, ударяясь в искрогаситель, к сожалению не гасли, а лишь отбивались вниз и при любом направлении ветра попадали на тент шатра. Поэтому приходилось зорко следить за тем, чтобы искры не прожигали дырок в тенте шатра. Однако, уже за первые две ночи мы прожгли три дырки. При отсутствии ветра искры спокойно поднимались вверх и гасли. Для борьбы с искрами вокруг трубы на тент стали класть тряпку, предварительно смоченную водой и замороженную.
   [33] 12 февраля, в четверг идем на восхождение на г. Чистоп. Идем в шестером. Володя Шавкунов немного приболел. Вместе с ним остается Олег. Плотно завтракаем. С собой берем сухой обед и отправляемся в путь. Идем по азимуту на север. Продираемся сквозь трущобы пармы - елово-пихтовой тайги. Через 2 километра выходим на маленькую речку, по которой давно прошел охотник. Идем по речке, которая сильно петляет. На реке вспугнули стаю белых куропаток. Обидно, что не взяли с собой ружье. Вскоре река теряется в болотах, затерянных в тайге. Болота во многих местах не замерзали. Какие силы интересно не дают сковать льдом эти болота? Ведь здесь [нет] быстрого течения, как, например, на перекатах на реке. В некоторых местах мороз все же одевает болота в ледяной панцырь. Тогда образуются цветные ледяные пятна, то коричневые, то ржавые, то синие. Начинают появляться прогалы в тайге. На одной прогалине мы увидали впереди себя в 4-5 километрах хребет Чистоп. Идем прямо к хребту. Вскоре вышли на исключительно торную тропу. По ней проезжали на лыжах и на нартах. Причем проезжали охотники. Решив, что это тропа ведет на 41 лесоучасток, т.е. вдоль хребта Чистоп, решаем пойти по ней, чтобы потом отклониться на запад и выйти к главной вершине Чистопа. Через 5-6 километров около развилка тропы, встречаем шалаш. Зимой в этом шалаше никто не останавливался, хотя вокруг на снегу видно много следов от лыж. Около шалаша на ободранных от коры деревьях вырублены знаки, непонятные для нас. Тут же на суку висит пустая пачка от папирос "Север". Дальше идем по левой лыжне. Погода стоит плохая, тучи закрыли все небо. Через 5-6 километров решили начать подъем на запад. [34] Сразу же начинается крутой залесенный склон. Два часа усиленной работы, и мы наверху. Однако это оказалась лишь высотка, расположенная в 3-4 километрах от хребта Чистоп. К тому же, когда мы вылезли на высотку, то пошел густой мягкий снег. Залезли на вершину высокой сосны на верхушке высотки. Однако, видимости не было никакой. Лишь очень смутно, что-то угадывалось на западе от высотки. Так как точно ориентироваться было нельзя, то решаем отказаться от штурма Чистопа и вернуться в лагерь на Северной Тошемке.
   Вниз съезжаем как метеоры. По лыжне едешь очень быстро, поэтому приходится все время притормаживать. На средней скорости, да и то с трудом, все же можно проделывать повороты и проскакивать между деревьями, как на слаломной горке. Без рюкзаков это всем удается, так как лыжная техническая подготовка всех участников сравнительно высока.
   На обратно пути недалеко от шалаша, когда снегопад окончился, и открылась возможно сориентироваться, решили обозреть хребет Чистоп с вершин деревьев. Почти все залезли на сосны. Перед нами открылся вид на весь хребет Чистоп.
   Вдруг видим на лыжне стоит человек на лыжах. За плечами ружье. Слезаем с деревьев и подходим к нему. Перед нами стоял молодой манси. На нем была верхняя одежда из шинельного сукна с капюшоном, откинутым за спину. Брюки, широкие до бедер, ниже колен были узкие, прямо в обтяжку. Брюки заправлялись в кожаные унты прямо с носками. Подпоясан он был ремнем без пряжки. Круглая голова увенчана копной длинных черных волос. В глазах его, чуть вытянутых с углов и круглых в середине, не было ни тени удивления. Наоборот в них мы видели огромное [35] чувство собственного достоинства и уверенности в себе.
   Начинаем разговор.
   - Здравствуйте! -
   - Паче рума (здравствуй друг) -
   - Что это впереди? -
   - Чизуп -
   - А внизу? -
   - Лагунья -
   - Откуда идешь и куда? -
   - Оттуда и туда. Охота был -
   - Где живешь? -
   - Бахтияров юрта. Там -
   Немногословный манси неопределенно махнул рукой.
   - Где юрта? -
   - Вапсос. Иди тропа. Придешь теплый юрта. Сапсем близкий -
   Наш манси сорвался с места и быстро на своих огромных широких лыжах побежал по лыжне. Не успели мы и глазом моргнуть, как его и след простыл. Через минуту соображаем, что не успели спросить, где находится этот Вапсос. Володя Скутин бросается в догонку за манси. Он должен его догнать. Недаром же ведь он лыжник и выступает за сборную института. Мы тоже спешим по лыжне. Вот и шалаш. Около шалаша стоит упряжка оленей. На нартах сидит молодая мансийка. Подъезжаем к ней и пытаемся с ней начать разговаривать. Она молчит. Борис достает из кармана кусок сахара и протягивает его ей. Она сначала стесняется, потом быстрым движением хватает его и тотчас же отправляет в рот. Мансийка одета в такое же верхнее белье из [36] шинельного сукна, название которого мы так и не узнали и из-под которого выглядывало у неё цветастое платье. Кроме того, на ней были штаны типа казацких. На голове у нее был яркий платок.
   К нам подъехал Володя Скутин. Он так и не смог догнать манси. Манси исключительно выносливы. Сложены они все плоховато: на вид щуплые, сухие. Однако на лыжах за ними неугонишься. Манси уходит на охоту и не берет с собой ничего кушать. Утром уйдет, вечером уже дома. За день сделает кружок в пятьдесят километров, ночь отоспится и на завтра снова на охоту. Кроме того манси исключительно хорошо акклиматизировались на севере и легко переносят холод. Еще в Ивделе нам рассказывали, что русский охотник шел по запорошенной тропе и увидал кучу снега. А из кучи торчит нога. Стал раскапывать и растормошил манси. Манси был очень недоволен, что русский охотник помешал ему выспаться. Оказывается манси спал прямо на снегу.
   Вскоре к нам подъехала еще упряжка оленей, а с нею подошли на лыжах двое манси. Один из них был уже нам знаком, а второй был значительно старше. Это был Александр Прокопьевич Бахтияров. Лицо его было покрыто крупными морщинами и имело какое-то лукавое выражение. Волосы [на] его голове были заплетены в косу, на конце которой был узел. Манси возвращались с охоты. Они только что положили лося и возвращались домой не с пустыми руками. Однако во время охоты одного оленя задрал волк. Поэтому обои нарты были загружены мясом. До их юрты было около двадцати километров. Договорились с Александром Прокопьевичем, что мы завтра придем к нему в юрту.
   [37] Олени резво побежали, а мы что было духу пустились за ними. Через 5 километров этот караван достиг квадратной изгороди со стороною около 10 метров. В загороди было несколько оленей. Мы попрощались с манси и поехали дальше, а они остались запрягать третьи нарты.
   Еще через 3 километра мы встретили бивак манси. Там были некоторые вещи, несколько шкур, какие-то мешки. А вскоре мы вышли на северную Тошемку в устье Лоханьи. Под вечер погода совсем испортилась. Метет поземка. Сегодня она попутная. Быстро идем вниз по Тошемке и через час приходим в лагерь. На реке - сильный ветер, а у шатра за стеной деревьев стоит полнейшая тишина. Лишь в верхушках деревьев воет ветер.
   Взять Чистоп не удалось. Наша ошибка заключалась в том, что мы разбили базовый лагерь далеко от высшей точки Чистопа. Несомненно помешала и непогода.
   13 февраля в пятницу поднялись как обычно. Ветер не прекращается. Идем вверх по Тошемке навстречу ветру. Наши вчерашние следы совсем замело. Приходится сильно сгибаться. В лицо бьет поземка, перехватывает дыхание.. Но вот сворачиваем в лес на оленью тропу по которой вчера проехали манси. В лесу значительно лучше идти. Тропа не переметена. Однако стоит только выйти на прогалину, как на тропе не видно никаких следов, снегу наметено - огромные сугробы, и приходится идти выше колена в снегу. Около обеда приходим к юрте Александра Прокопьевича.
   В небольшой долине стоит две избы, в которых живет две семьи. Избы высокие, рубленые крестом. Навстречу нам вышло на [38] улицу все население изб. Дома только женщины и дети. Приглашают нас войти в юрту. Мы снимаем рюкзаки и лыжи и входим в юрту. В нос сразу ударяет терпкий запах пота, шкур и мяса. В избе полутемно. Постепенно глаза привыкают к темноте, и мы начинаем разглядывать юрту.
   Юрта состоит из двух комнат и сеней. Юрта не имеет потолка. На стенах крепятся стропила. На них укладывается обрешетка, которая плотно укрывается берестой. А сверху друг к другу кладутся обтесанные с одной стороны сосновые плахи. Вот и вся крыша. Первая комната большая. В левом ближнем углу стоит чувал - печка. Чувал - это печка с почти нулевым коэффициентом полезного действия. Чувал, как костер, чуть греет лишь тогда, когда в нем горят дрова. Стоит дровам прогореть, как чувал начинает отбирать тепло из юрты. Представляет собою чувал подобие дерева с дуплом. Он так и готовится. Берется дерево с дуплом. Оно обмазывается глиной снаружи. Затем это обмазанное дерево устанавливается в юрте и древесина выжигается. Остается глиняный ствол, выходящий через крышу и имеющий отверстие внизу. Дрова в чувале ставятся вертикально к задней стенке и там сгорают. Внизу на угли ставятся таганы, в которых варится обед. При наличии таких чувалов в юрте бывает тепло до тех пор, пока горят в чувале дрова.
   В левом дальнем углу стоит низенький стол, а около него две скамейки. Вдоль правой стены тянутся нары, закрытые шкурами и еще какими-то теплыми вещами. У задней стены справа идут двойные нары. В правом ближнем углу есть шкафчик с посудой. На передней стене рядом с дверью висит умывальник, а рядом [39] часы-ходики. Вся передняя стена обклеена обертками от чая, фольгой, вырезками из газет, книг и журналов. На всю комнату есть одно маленькое оконце. В качестве вешалок и крючков всюду применяются отростки оленьих рогов.
   Вторая комната, значительно меньшая, имеет также одно оконце. В комнате стоит стол, справа возвышается большой ящик, доверху набитый шкурами. Рядом стоит маленький ящичек, с боеприпасами. Комната обогревается печкой - "буржуйкой".
   Разговорились с хозяйкой юрты.
   Живут манси в основном за счет охоты. Питаются в основном мясом. Советские законы разрешают манси бить лосей, так как это единственный источник их существования. Советская власть иногда выделяет манси бесплатно продукты питания. Часть продуктов и боеприпасы манси получают за шкурки соболя, белки и т.п. В 1936 году в поселке Тошемка в устье реки Северная Тошемка был создан национальный Мансийский совет. В селе были школа-интернат, ветпункт, магазин, кооперация, почта. В 1938 году Совет был переведен в Бурмантово. В 1940 году группа манси показывала свою художественную самодеятельность в Ивделе, а затем на областном смотре в Свердловске. Среди манси сейчас идет движение за оселение. Однако и до сих пор по тайге еще разбросаны юрты отдельных семей. Сознание просыпается медленно.
   Среди манси есть и передовые люди, борющиеся за лучшую жизнь своего народа с пережитками прошлого, с шаманами, которые еще и до сих пор встречаются в тайге. По всей округе знают [40] Степана Николаевича Курикова, который в 1947 году был избран депутатом Свердловского Областного совета депутатов трудящихся. Нам пришлось немного позднее повстречаться с ним. Он рассказал, как он сам медленно принимал цивилизацию. Когда он в первый раз проехал на поезде до Свердловска, то так был перепуган "масинкой с дымом", что из Свердловска в Ивдель ушел пешком.
   Пережитки прошлого до сих пор сохранились в быту манси. До сих пор манси поклоняются своим языческим богам. До сих пор мужчины носят длинные волосы, заплетенные в косу. До сих пор женщина считается низшим существом. А девушка. Не родившая еще ни одного ребенка, не имеет права сидеть в комнате, кроме как во время обеда. Она должна все время работать, а в свободное время сидеть у порога. Эту картину мы наблюдаем и в юрте Бахтиярова.
   Однако все больше и больше пробуждается сознание у манси. Все больше и больше их жизнь становится цивилизованной. Так два сына Александра Прокопьевича умеют читать и писать. Его старшая дочь, как только сам он уходит из юрты, уже не стоит под порогом, а смело хозяйничает по всей юрте. Но стоит хозяину появиться в юрте, как она словно прилипает к порогу. Да и сам Александр Прокопьевич изменился. Завел в юрте часы. По утрам вся семья его умывается. А ведь лет десять тому назад манси никогда не умывались. Правда, и сейчас утреннее умывание весьма символично. Манси набирает в одну ладонь чуть-чуть воды, размазывает ее по лицу и вытирается рукавом рубахи. Однако и это уже говорит о начале культурной революции в сознании и быту манси. Вечером в разговоре с Александром Прокопьевичем мы обнаружили его интерес и к политической жизни страны. Он
  
 []
  
   (рис.5[6])
  
 []
  
   (рис.6[7])
  
   [41] сообщил нам, что скоро нужно будет ехать в Вижай, так как будут выборы, и они всей семьей поедут в Вижай на голосование. В разговоре с ним выяснилось, что сейчас ему жить легче, так как в кооперации можно всегда достать порох и свинец, продукты питания и одежду, что сейчас без кооперации жить было бы ему "сибко плохой".
   Вечером после сытного ужина, во время которого мы расправились почти с ведром лосятины, купленной у манси, долго сидим у "буржуйки" и беседуем с Александром Прокопьевичем. Мы расположились вокруг него на посланных на полу шкурах, а он сидел на чурбане и заряжал патроны. Расспрашиваем хозяина о знаках, которые мы встречали в тайге на деревьях. Охотник манси, когда убьет зверя, то выходя на тропу, на приметном месте на радостях и в память об удаче делает затеску на дереве. Сначала вытесывает фигуру зверя. Звери имеют свои условные затески (см. рис. 6). Над фигурой зверя делаются зарубки. Также делаются зарубки и под фигурой зверя. Верхние зарубки означают число охотников, участвующих в охоте. Нижние зарубки - число собак. В середине затески манси ставит свой родовой знак - катпос (см. рис. 7). Иногда вверху затеса стоит несколько зарубок, а родовой знак один. Это означает, что охотился отец с сыновьями. Сыновья, пока не обзаведутся собственной семьей, ставят катпос отца. Катпос обычно сначала вырубается топором, а потом зачерняется углом. В тайге много стоит таких памятников удачной охоты.
   С любопытством рассматриваем мы и примеряем зимнюю верхнюю одежду манси, сделанную из шкур. Она представляет собой одеяние ниже колен, с рукавами, к которым пришиты наполовину варежки меховые, с глухим пришитым капюшоном. Одеяние состоит [42] из двух: верхняя - мехом наружу - называется порха, нижняя - мехом внутрь - называется мольча. Порха расшита узорами внизу по канту и спереди двумя вертикальными полосами. Узоры весьма примитивны. Одевается порха и мольча как платье - через голову. Когда их оденешь, то только одно лицо выставляется на свет белый, а остальные части тела надежно укрыты от мороза. Мы все сфотографировались в таком необычном для нас одеянии.
   Вечером мы пытались играть на национальном мансийском струнном инструменте - нэрнэйве. Он представляет собой смесь скрипки и домбры. По форме он напоминает домбру с удлиненным грифом. На нэрнэйве натягивается одна струна из сухожилия. Звуки извлекаются смычком, изготовленным из волос. На таком примитивном инструменте мы все же умудрились извлечь несколько простейших мелодий. Манси были очень довольны, что мы умеем играть на нэрнэйве. А молодой манси сыграл нам какую-то национальную мелодию, весьма заунывную и монотонно-однообразную. Звуки нэрнэйве очень слабы и сопровождаются тихим свистом трущихся волос о сухожилие.
   Ночью мы познакомились с весьма оригинальной особенностью юрты. Она состояла в изумительно быстром падении температуры в юрте после окончания горения дров в чувале. Никакие охотничьи избушки не идут в сравнение с юртой. Пришлось нам и в юрте организовать ночное дежурство у "буржуйки". А манси же в это время спали от мала до велика и в ус не дули, как будто в юрте и нет мороза.
   На утро сфотографировались с манси, поблагодарили их за приют и пошли снова в тайгу. Теперь наш путь лежит в верховья реки Вижай, к вершинам Ойка-Чакура и Ялпинг-Ньера (Молебный [43] камень).
   Наш груз после юрты манси немного увеличился. Многие приобрели нярги - теплые домашние туфли из оленьей кожи. А Георгий несет красивые оленьи рога.
   Молодой манси прошел с нами два километра и вывел, как он сказал на "торную" тропу. По этой тропе летом два-три раза в год проезжают манси на оленях. Зимой же в верховья Большой Тошемки и Вижай вообще никто не ходит. Зимой эта тропа ничем не отличается от пути напрямик по тайге, кроме ниточки затесок. Через каждые 20-30 метров на деревьях сделаны затесы. Затески очень старые.
   Прощаемся с манси и в путь. Четко соблюдаем ритм движения, 50 минут ходьбы, 10 минут отдыха. Через каждые пять минут направляющие меняются. Однако в этом деле приходится вносить поправки. Один чуть-чуть прихворнул ему не разрешаем бить лыжню более 2 минут. Другой быстро устает - его доля -3 минуты. А кто чувствует себя прекрасно, тому разрешается идти первым и 6-7 минут. Однако более семи минут быть ведущим строго воспрещается: нельзя давать максимальную нагрузку в течение более длительного времени, даже и на хорошо тренированного туриста.
   Погода стоит хорошая. Небо покрыто тучами. Тепло - около 10R мороза. Ниточка затесов петляет по дремучей тайге. Часто приходится обходить огромные поваленные деревья. Дичи не встречаем, даже следов на снегу почти нет совсем. Тайга здесь очень сильно захламлена.
   Переваливаем через водораздельный залесенный увал, разделяющий ручей Вапсос, в долине которого стоит юрта Бахтиярова и следующий правый приток Большой Тошемки. На середине склона [44] этого увала стоит полуразрушенная почти совсем засыпанная снегом низенькая избушка. С увала были видны остроконечные вершины Главного Уральского хребта.
   К вечеру мороз крепчает. Остановились на ночлег на пологом склоне в дремучей тайге. Снегу много - 135 см. Однако мы под костер разгребаем снег, и получается глубокая и широкая яма. Сегодня день тяжелый. Сначала у костра не слышно шуток. Но стоило только завести песню, как лица ребят прояснились, появились теплые слова и улыбки. Ночь была холодная, около 30R мороза.
   Наутро быстро собираемся. Сразу с утра опробируем новый метод движения по глубокому снегу в условиях сильно пересеченной местности. Двое туристов без рюкзаков уходят вперед и бьют лыжню. Они продвигаются сравнительно с остальными быстро. Передние двое идут легко, так как они не проваливаются глубоко в снег, а делают как бы основу лыжни. Малое проваливание в снег и частые смены позволяют им пройти за час 4-5 километров. Остальные с рюкзаками в спокойном темпе продвигаются по лыжне. Пройдя 4-5 километров двое передних возвращаются назад, берут свои рюкзаки и по хорошо укатанной лыжне идут следом за группой. В это время группа доходит до конца лыжни. Следующие два человека оставляют рюкзаки и идут вперед налегке и так далее. Такое передвижение мы назвали челночным. Его достоинства: 1) значительно меньшие усилия при передвижении; 2) значительно меньше нагрузки по интенсивности работы на сердечную и дыхательную системы туристов; 3) разнообразие в способах лыжного передвижения; [45] 4) лучшее усвоение в памяти виденных картин; 5) большие возможности для наблюдений; 6) как следствие всех предыдущих факторов - лучшее психологическое влияние тайги на туристов и лучшее моральное состояние группы, в следствие устранения однообразных моментов при передвижении по тайге и снегу. Недостатки челночного передвижения группы: 1) удлиняется абсолютный путь, пройденный туристами за день; 2) значительно увеличивается нагрузка на дыхательно-мышечную систему туристов; 3) наблюдается повышенный расход энергии, а следовательно требуется повышенный приход количества калорий с пищей; 4) группа разрывается при передвижении минимум на две-три части . Однако достоинства челночного лыжного передвижения весьма значительны, и челночный метод передвижения мы рекомендуем на вооружение туристов, совершающих походы третьей категории трудности в зимних условиях. Следует заметить, что челночный метод передвижения следует рекомендовать лишь физически хорошо подготовленной группе, обладающей достаточной выносливостью и способностью хорошо воспринимать малоинтенсивные, но длительные нагрузки. Кроме того метод позволяет передвижение и более слабой группе, когда челночное передвижение осуществляет лишь наиболее сильная, наиболее физически подготовленная часть группы, а наиболее слабая часть группы все время совершает поступательное движение вперед.
   Продвигаясь "челноками", мы за день не почувствовали усталости, хотя нам пришлось преодолеть два водораздельных гребня в верховьях реки Техты. Продвигаться пришлось почти весь день по азимуту, так как затески мы потеряли на первом [46] гребне на больших прогалах. Много хлопот нам доставили крутые спуски с этих гребней. На спусках сильно устают ноги. Лучше всего спускаться, сидя на палках. Много неприятностей доставляет манюня. На резких поворотах она цепляется за деревья и сдергивает туриста в снег. На поворотах следует делать повороты рюкзаком в сторону поворота вокруг вертикальной оси, проходящей через туловище туриста. На спусках же следует брать манюню за носки лыж в руки или лучше подмышку и спускаться, сидя на палках.
   К вечеру сильно похолодало. Температура воздуха была 35R.
   16 февраля в понедельник все с утра поглядывали на небо. Как по заказу погода была ясная и при умеренном морозе. Быстро готовимся и в пятером уходим на восхождение на г. Ойка-Чакур. Сразу же начинается крутой подъем по лесистому склону. Сразу же становится жарко. Вот лес начинает редеть и нашему обзору открываются увалы, поросшие лесом, уходящие далеко на восток.
   Ярко светит солнце. При морозе лес приобретает почти фантастический вид. В результате резкого похолодания, прошедшего вчера, на березах, на каждой их веточке, выкристаллизовалась влага. Все кустики и деревья оделись в бриллиантовый и алмазный наряд. При солнечном свете все это переливается мириадами алмазных граней, бесконечным морем искорок и звездочек. От этого безудержного искрения становится бодро и весело. Лишь глаза устают на ярком свету, и все время их приходится прищуривать. Вот и лысая плоская вершина увала. Здесь снег почти сдут ветром. Всюду выступают камни и ягель. Приходится снимать лыжи и пересекать это плато пешком. Спугнули стаю белых куропаток. [47] И вновь сожалеем, что не взяли с собой на восхождение ружье. Прямо перед нами на западе возвышается громада Главного Уральского хребта, в котором выделяются вершины Ялпинг-Ньёра и Ойка-Чакура. Нас теперь от подножия Ойка-Чакура отделяет неширокая (около 3 километров) долина верховий Вижая. Немного спускаемся по камням, а далее становимся на лыжи. Верховья Вижая образуются двумя потоками, вытекающими из болот. На болотах растет чахлая растительность. Иногда встречаются наледи. Быстро доходим до подножия Ойка-Чакура. У первых камней оставляем лыжи. На восхождение идем с двумя лыжными палками каждый. Начинается медленный подъем по курумам. Подъем технически не сложен и трудности никакой не представляет. Через 1,5 часа мы были на восточной предвершине. На верху ветры, выдувая снежные наносы, образовали красивейшие снежные ковры на вертикальных стенках камней. Далее следует небольшой спуск и тоже не сложный подъем на главную вершину. Вершина Ойка-Чакура представляет собою каменистое плато, длиною около 300 метров на концах которого взгромождено две кучи камней. Плато вытянуто с севера на юг. Северная громада камней - это наивысшая точка Ойка-Чакура. Взбираемся туда. Мы на вершине. Перед нами колоссальная панорама. На восток, насколько хватает глаз, уходят гряды залесенных увалов. На северо-востоке вытянулся безлесистый продолговатый массив Чистопа. На юге громоздятся одна на другую вершины Уральского хребта. На востоке была прекрасная горно-таежная страна. Но стоило взор обратить на запад и....А на западе почти ничего вообще не было. На западе все было покрыто [48] морем тумана. Казалось вся Европа куда-то провалилась в тартарары. Из глубины, откуда-то снизу, поднимались клубы тумана. Отдельные клочья тумана достигали перевала между Ойка-Чакуром и Ялпинг-Ньёром и переливались на восточный склон. И здесь как будто неведомые силы прозрачного Востока вступали в борьбу с грубой мощью тумана. Под натиском туман разрывался на клочья и медленно исчезал. Перед нами шла борьба света и тьмы добра и зла. Природа в естественном виде показала этот поединок. И мы были очень довольны, что сколько ни посылал туман свои отряды, там они сразу разгромлялись невидимой рукою Востока. Это было нам на руку. Оставляем в патроне свою записку. А патрон зарываем в фирн. Летом, когда снег растает, наш патрон окажется на камнях. И несомненно люди, которые поднимутся на вершину Ойка-Чакура, найдут его и узнают, что и в зимнее время сюда приходил человек, не побоявшийся метели и морозов.
   Спускаемся обратно. На седловине между восточной и главной вершиной Ойка-Чакура обнаружили следы нарт. Вот это здорово! Значит здесь зимой проезжают манси. Действительно подъем на седловину со стороны водораздела между Большой Тошемкой и Вижаем весьма элементарен. Именно здесь следует делать восхождение на вершину.
   С седловины оглядываемся на запад и останавливаемся пораженные удивительным зрелищем. Туман чуть опустился. И через его верхнюю поверхность прорезались наиболее высокие вершины хребта Тулымский камень. Как будто внизу произошло извержение вулкана и земная сила вытолкнула этот гребень пилу.
   [49] Спускаемся обратно далее по тому же пути, что и поднимались. На снежниках быстро глиссируем. Вот и наши лыжи. Тут устраиваем летучее собрание. Георгий и Борис нарушили дисциплину: проделывали спуск отдельно от группы, по другому пути. Принимаем строгое наказание: первому выносится выговор, второму - предупреждение.
   А дальше становимся на лыжи и быстро пересекаем узкую долину Вижая. Поднимались траверсом на увал, рассматривая завтрашний путь к Ялпинг-Ньёру. Вышли на увал. А дальше головокружительный спуск в верховья Тахты. Описывая огромные крюки, спускаемся вниз. На крутых поворотах поднимаем лыжами тучи снега. Часто приходится делать прыжки через завалы и поваленные деревья. Спускаемся с большой осторожностью. Вот и наша лыжня, по которой мы ушли сегодня утром на восхождение. А еще немного и мы у шатра. Пьем горячий чай и обсуждаем восхождение. Оно прошло хорошо: четко, быстро и правильно. Наш горняк - Борис - рассказывает нам об образцах, взятых с Ойка-Чакура. Ойка-Чакур составлен, как рассказал Борис, породами метаморфического комплекса: кварцитами и кварцево-слюдяными сланцами, прорезанными жилками кварца. Борис - один из первых советских геологов, побывавших на Ойка-Чакуре: в Уральском геологическом управлении нет ни одного геолога, побывавшего на Ойка-Чакуре. Интересно, что покажет анализ взятых образцов: похоже, что в них есть медь.
   Долго мы сидим у костра, а затем в шатре. Тихо и мирно горит огарок свечи, укрепленный в жестяном подсвечнике. Такой подсвечник очень удобен в походе. Стекающий стеарин
  
 []
  
   (рис.7[10])
  
   [50] собирается в подсвечнике и не капает на все окружающее. Чертеж подсвечника изображен на рис. 10. Сидим разговариваем, производим починку снаряжения и обмундирования. Почти все восходители(?) штопают бахиллы. При ходьбе по камням бахиллы быстро изнашиваются. Поэтому при проведении зимних восхождений лучше одевать гетры, а не бахилы. При этом нижние завязки гетр должны быть длинными для более надежного крепления под каблуком, что делается двойной обмоткой завязок вокруг взъема ноги. Иначе нижняя завязка гетры соскакивает с ботинка и под гетр набивается снег.
   Наутро мы наблюдали интересное явление природы. Около семи часов утра на восточном небосклоне появилась светлая точка, которая начала расти, приближаясь к земле и двигаясь с северо-востока на юго-запад. Внутри увеличивающегося светлого пятна появилась более яркая звездочка, которая за 1-2 минуты разрослась до размеров полной луны. Затем центр этого пятна потемнел. А весь светлый круг начал растаивать и скрылся за высоким залесенным увалом. Вероятно - это метеор. Это необычное явление вызвало много разговоров. В этот день мы много говорили о метеорах, кометах, астрономии вообще и даже обсуждали всевозможные гипотезы возникновения земли.
   Кроме того, утром было еще одно происшествие. Как обычно Олег собирался очень долго. В качестве воспитательной меры решили его не ждать: пусть догоняет. Ему подробно объяснили, что он должен свернуть влево с торной лыжни на первом же своротке. Медленно с грузом поднимаемся на увал. Вот мы и на вершине. А Олега все нет. По нашим расчет он давно нас уже должен был догнать. Значит он заблудился. Нужно его искать. Двое возвращаются [51] вниз по лыжне, а двое отправляются наперерез на нашу вчерашнюю лыжню. Вскоре мы нашли заблудившегося. Он проскочил мимо своротка и пошел по вчерашней лыжне на Ойка-Чакур. И поднимался до тех пор, пока его не перехватили на склоне увала, разделяющего Техту и Вижай. Но вот мы все вместе. Продолжаем движение вперед. Выходим на высокий обрывистый берег Вижая. Берег холмистый. Спуститься вниз по скалам невозможно. Поэтому идем вниз по течению и отыскиваем возможности для спуска. Вдоль холмистого берега тянется длинная плешина, занимающая высшие линии его. На ней образовались большие заструги снега - снежные барханы. Дует сильный ветер с северо-запада, который заставляет нас плотно и тепло одеться. Наконец, скалы кончились. Еще раз оглядываем весь центральный горный массив, который виден как на ладони, и начинаем спуск. Это был самый сложный спуск за все время похода. Склон около 30R сочетался с необыкновеннейшей густотой леса, огромными завалами и часто встречающимися выходами огромных камней. Досыта нападавшись, мы собрались на берегу Вижая. Время терять не нужно: сразу же на перевал в долину Велса. Начинается подъем. Понемногу огибаем восточный гребень Ялпинг-Ньёра и поднимаемся. Пересекаем три каменных реки, стекающих с гребня. По мере подъема лес редеет, а ветер все крепчает. Видели следы волков: прошла стая из 3 особей, шли они след в след. Мы уже совсем близко от перевальной точки. Однако появляются признаки метели, кроме того темнеет. Срочно спускаемся обратно до границы леса и быстро разбиваем бивак. Под завывание ветра и шум в трубе печи засыпаем с надеждой на улучшение погоды.
   [52] 18 февраля, в среду, проснулись рано. Погода стоит средняя. Утром любовались восходом солнца. Весь восток был огненно-красный. Сначала это была узенькая полоска. Потом она все росла и росла и, наконец, заняла почти полнебосклона. Края ее меняли цвет с переходом от яркокрасного, к оранжевому, желтому, а затем зеленому, и под конец к мутно-синему. Вот из этого яркого покрывала выплыл раскаленный шар - это солнце. Вновь осветило оно седой Урал и укрепило наше намерение о восхождении на Ялпинг-Ньер. Быстро собираемся и в четвером уходим на штурм.
   На перевале чувствуется небольшой ветерок. Все чахлые деревца на перевале наклонены в одну сторону - на восток - в сторону господствующих ветров. Видимость средняя. У подножия вершины море клюквы. Ветер сдул снег. Снег удержался лишь между стебельками клюквы. На фоне белого снега ярко пламенеют черно-красные бусины ягод клюквы. С удовольствием пасемся на этом необычном зимнем ягоднике. Вкус мороженой клюквы очень приятный, чуть кисленький. Ягоды доставили нам колоссальное удовольствие после нашей сравнительно однообразной походной пищи. Оставляем лыжи и начинаем подъем. Сегодня северный ветерок. А мы поднимаемся на вершину с юга. Поэтому сейчас мы находимся под защитой горы. Подъем идет то по снегу, то по фирну, то по камням. Ноги часто скользят. Однако лыжные палки являются хорошим средством для удерживания на скользком снежном склоне. Острые наконечники их вонзаются в плотный снег, и самостраховка обеспечена надежно. Через полтора часа после того, как мы оставили лыжи, мы уже стояли на вершине Яплинг[53]-Ньера. На вершине на нас обрушился шквал ветра и снега. Видимость резко ухудшилась. На вершине стоит триангуляционная вышка. Быстро раскапываем снег под вышкой и достаем из тура банку с записками. Сняли с вершины записку Свердловского ботаника доктора биологических наук П.Л. Горчаковского, а также записки московских, ленинградских и свердловских туристов. Зимой, ровно год тому назад, здесь была группа свердловских туристов под руководством И. Дятлова. Это было единственное восхождение на Ялпинг-Ньер в зимних условиях. Оставили свою записку и, гонимые с вершины ветром, быстро спускаемся вниз.
   Глиссировать одно удовольствие. Вздымая каблуками снежные вихри, навалившись всей тяжестью тела на лыжные палки, сложенные вместе, мы проделали спуск с вершины за 15 минут, в то время как на подъем у нас ушло времени в шесть раз больше.
   Внизу еще раз полакомившись клюквой, набрали ягод в карманы для оставшихся в лагере. Спуск в лагерь на лыжах представлял собой слаломную дорожку по плотному снегу, где вместо флажков стояли деревья.
   В лагере мы долго пили чай с клюквой и угощали ею всех. Охотники ходили на охоту, однако вернулись ни с чем, не встретив ни какой живности.
   Вечером после небольшого концерта-песни укладываемся рано спать. Итак, первая половина пути пройдена. Совершено два восхождения. Что ж, это не плохо!
   Наутро поднялись рано. И снова утром мы удивлялись необыкновенно красивейшему восходу. Среди темноты горных [54] хребтов постепенно начинает проясняться. Весь восток был залит темно-фиолетовым маревом. И вот в этом море чернил начало появляться ярко красное солнце. Постепенно выплыл весь его абсолютно круглый, чрезвычайно огромный, диск. В это время как на востоке с ростом диска солнца все шире разливалась над горами и долинами красная полоса, которая росла и в высь и особенно быстро в ширь, на западе все еще стояла ночная мгла. Все в атмосфере было тихо и спокойно. Ветра сегодня нет. Чувствуется морозец - около 20R. Как зачарованные маленькие гномы собирались мы в это утро в путь.
   Сразу же после завтрака уходим на перевал в долину Велса. Перевал этот расположен совсем недалеко от места нашей ночевки и имеет неярко выраженную топографическую форму. Скорее всего это просто конец южных склонов Ялпинг-Ньера, перешедших в водораздельный гребень Велса и Вижая, имеющий узкое плато на водоразделе. На перевале растут чахлые деревца. Постепенно начинается пологий спуск. День сегодня очень хороший. Ярко светит солнце. Еще ярче блестит снег. В долине Велса сверху лежит крупнокристаллический снег. На него больно смотреть. Каждая снежинка блестит в отдельности. Кажется, что идешь по грудам бриллиантов. На ветвях деревьев лежит иней. Этот сказочный наряд леса экзальтирует. Все немного настроены романтически. То и дело слышится смех, иногда даже на ходу рассказываются анекдоты.
   [55] Еще вчера при восхождении на Ялпинг-Ньер мы видели в долине Велса большие поляны. Поэтому сразу же выходим на них. Движение на полянах намного легче. Ветер уплотнил снег на полянах, и даже первый лыжник почти не проваливается в снег. В верховьях Велса сразу же при спуске с перевала вы ходим к добротной избе, стоящей на большой поляне, в её центре.
   Азимуты от избы на:
   г. Ялпинг-Ньер - 347R
   г. Ишерим - 310R
   Изба сравнительно новая. Поставлена посредине долины Велса, ширина которой здесь около 4 километров. Двухскатная крыша со стропилами, сложенными по-русски, закрывает избу и образует навес перед дверью. Этот навес с двух сторон огорожен досщатыми стенами так, что перед входом в избу образуется подобие стенок, у которых дверью на улицу служит одна незастененная сторона.
   Изба из одной большой комнаты. Слева вдоль стены стоят большие полати, на которых может разместиться около 12 человек. Посредине стоит большая добротная железная печка с трубой, выведенной выше крыши. С права стоит у стены стол. Вся изба освещается светом, проникающим через одно стеклянное окно.
   На чердаке валялись заготовки для охотничьих лыж, старые шкуры и оленьи рога.
   Прямо на юг от избушки идет через большие прогалины, поросшие изредка кустарником, просека. Быстро двигаемся по просеке. [56] Лишь один раз останавливаемся на просеке: у Виктора поломалось крепление. Мастерская походная быстро начинает работать. И через несколько минут крепление - как новое. Примерно через 6 километров просека кончается. В конце ее на поляне стоит 5-ти метровая вышка. Отсюда идем вдоль Велса. Изредка встречаются следы нарт и лыжня: видимо кто-то около полумесяца тому назад здесь проходил оленевод и вероятно какие-то туристы. Часто следы теряются. Стараемся придерживаться этих следов. На открытых местах следы почти заметены, в то время как в лесу они хорошо сохранились. Недалеко от поворота Велса на запад, в месте, где Велс огибает г. Мартай, встретили ночевку туристов. В лесу сохранились костровище и лапник под одну палатку. Через два километра следы нарт ушли на левый берег Велса и повели налево в горы. Видимо оленевод отправился на Старо-Сибировский золотой прииск, о существовании которого мы узнали лишь в поселке Сольва. Расположен прииск в 2 километрах от Велса на речке Заблудящей, берущей начало от склона Нятого Тумпа. Сейчас прииск заброшен. Там сохранилось несколько бараков. Из прииску существует тропа в долину реки Ивделя и далее вниз по реке до Ивделя. Лыжня также исчезла. Идем по реке. Около горы Мартай долина Велса резко сужается. Горы близко подступают к реке и стискивают ее. Часто на реке встречаются незамерзающие места. Приходится обходить их по берегу. А в лесу ужасная заваль, камни, колдобины. К вечеру ударил сильный мороз: примерно минус 40R. Уже в сумерках разбиваем лагерь. Сухостоя много. В уютном месте на правом берегу Велса в 5 метрах от воды под надежной защитой стены леса (хотя ветра и нет) загорелся [57] костер в этом царстве холода. По порядку, заведенному с первого дня похода, каждый делает свое дело. Все тут готово. Но стоит только окончить работу, как коварный мороз тотчас же всех сгоняет к костру. Вокруг костра собралось 8 человек. Суровые, обветренные лица, различных оттенков бороды и усы. В глазах отражается пляшущий по дровам огонь. Все приумолкли. Чувствуется усталость после 30-ти километрового перехода. Да и мороз связывает языки. От утреннего хорошего настроения не осталось и следа. И снова на помощь приходит песня. Сначала неробко, немногочисленно, с хрипотцой у костра чуть теплится она, грустная и несмелая. После горячего ужина же она все растет и ширится. Вт уже звенит и плясовая. В глазах у ребят заискрились огоньки, снова запела душа. И никакой мороз уже не страшен, коль туристу весело.
   А в шатре уже разгорелась печурка, верная помощница наша в лютые уральские морозы. Как в родной дом заползаем мы в теплый шатер и укладываемся спать.
   Наутро мороз немного спал. Однако чуть немного остановишься, как сразу же мороз схватывает все тепло. Долго огибаем г. Мартай. Здесь Велс делает большую излучину. Берега Велса покрыты хвойной тайгой. Чуть ниже устья реки Большой Мартайки долину Велса пересекает просека:
   А километрах в 1,5 от этой просеки на левом берегу Велса видели полуразвалившуюся избушку, занесенную снегом. Чуть ниже устья Большой Мартайки далеко в горах были видны слева останцы скал. Они представляли собой огромную пилу - спину [58] ископаемого ящера, туловищем которому служил сам хребет.
   В долине Велса очень много лосиных следов. Есть совершенно свежие следы. Часто лоси ходят парами. По берегам много обглоданных веток тальника, ивы. Однако так ни одного лося мы не встретили. Да и вообще охота зимой была плохая. У нас были охотничье ружье и мелкокалиберная винтовка. И лишь один раз мы стреляли и были с дичью. Зимой, вероятно, не стоит брать с собой более одного ружья.
   В четыре часа дня встретили на левом берегу Велса в 3 километрах выше устья реки Посьмак хорошую избу. В ней решили заночевать.
   Пока дежурные готовили ужин, три человека пошли вниз по Велсу, чтобы проторить назавтра лыжню.
   Вечером впервые мы укладывались спать в окружении четырех плотных, не колыхающихся стен. Сама по себе избушка небольшая. В левом ближнем углу стоит каменная печь, которая топится по-черному. Около двух стен тянутся лавки. На полу есть немного сена. Единственное маленькое оконце разбито. Окно затянули сеном. Растопить каменную печь было делом почти безнадежным. Поэтому решили топить свою буржуйку. Установили нашу печурку на четыре камня и растопили её, выпуская дым прямо в избу. Для выхода дыма открыли отдушину в потолке. Однако дым плохо вытягивался из избы. Тогда мы открыли дверь избушки и изнутри завесили ее шатром, оставив для прохода дыма менее одной трети по высоте двери. В результате дым скапливался на уровне открытой части двери. Стоило было встать во весь рост, как голова попадала в облако дыма, где невозможно было дышать. [59] Сразу же начинались кашель и чихота. А внизу было тепло и был чистый воздух. Ночь проспали в тепле и относительном удобстве, хотя некоторым ночевка в шатре нравилась несколько больше, чем в избушке.
   Чуть выше избушки, в которой мы ночевали, долину Велса пересекает просека:
   Поутру быстро пошли по проторенной вчера лыжне. Вот и устье Посьмака. Погода стоит хорошая. Тепло - около минус 10R. На реке вновь встречаются следы лыжни. Только как-то странно шли те лыжники. Почему-то часто они сворачивали на берег и шли по лесу, а потом снова выходили на реку. То вдруг все они (а было их человек 8) разбегались каждый по своей лыжне. Сначала мы не могли понять: в чем же дело? Лишь потом поняли. В одном месте мы попали в наледь. И самопроизвольно каждый пошел вцело, так как по снегу пройти было можно, а на лыжне тот час же выступала вода. Видимо тогда, когда шли те туристы, было много наледей. Мы же встретили на Велсе всего лишь две мокрые наледи, хотя замерзшие наледи встречались довольно-таки часто. По последним было очень хорошо передвигаться: знай толкайся палками.
   В пяти километрах ниже устья Посьмака на правом берегу Велса стоит новая изба. В ней есть большие полати и каменная печь, которая топится по-черному. В 1,5 километрах выше устья Посьмака также на правом берегу Велса есть полуразвалившаяся избушка.
   [60] В первой из названных вполне может разместиться группа в 10 человек.
   Несколько раз перед устьем Чурола встречали на берегу Велса воткнутые в землю жерди. Обычно такие жерди используются в качестве остова для копны сена. Видимо летом здесь бывают люди.
   К полудню мы были в устье Чурола. На стрелке в 50 метрах от берега на безлесистом месте стоит большая изба с двумя полатями. Есть стол, шкафчик, огромная железная печка с трубой, изготовленная из бочки. Дальше наш путь лежит вверх по Чуролу. Долина Чурола необыкновенно красива. Небольшая речка во многих местах не замерзла. Над речкой повисли железные мосты. Лес высокой стеною подходит вплотную к реке. Часто деревья, подмытые на берегу весенним половодьем, перегораживают реку. Деревья эти фантастически засыпаны снегом. В целом долина Чурола носит уютный характер с мягкими тонами в природе.
   В одном километре выше устья Чурол пересекает просека:
   Однако вся эта красота таежной речушки длится недолго: всего лишь 5-6 километров, т.е. до слияния Правого и Левого Чуролов. На некоторых картах Чурол именуется Рассохой. Около слияния Чуролов на правом берегу метрах в 50 от реки возвышается высокая красивая скала. Здесь же мы видели место ночевки туристов, лыжня которых иногда все же сохранилась.
   От развилки мы пошли вверх по левому Чуролу. Слева от нас возвышается голое плато Белого камня. На левом Чуроле [61] трудно было выбрать место для ночевки. Кругом заболоченная местность, и поэтому под снегом палки ударяются в сплошной ледяной покров. С трудом находим небольшую площадку под костер, свободную от ледового панцыря, который, казалось, сковал всю долину левого Чурола. Погода теплая, да и чувствуется приближение к концу похода, поэтому настроение у всех боевое.
   Наутро идем вверх по левому Чуролу. На правом берегу видели две маленькие развалившиеся избушки. Идем по руслу реки, лишь иногда уходим в лес. Иногда встречаются зарубки на деревьях: видимо летом здесь проходит охотничья тропа. Зарубки старые.
   Справа к реке подходит увал. Левый берег Левого Чурола становится обрывистым. Здесь много красивых мест. Постепенно идем по азимуту. Водораздел бассейнов Чурола и Кутима плоский, залесенный. Обзора нет совершенно. Постепенно начинаем ощущать спуск. Он переходит в крутой склон, тянущийся около 2 километров. Вот и река Кутим.
   Сейчас нам нужно отыскать дорогу на Сольву, если таковая есть в зимнее время.
   Проходим около километра вверх по Кутиму и резко под углом в 90R уходим в лес с тем, чтобы попасть на дорогу. Через полчаса мы стояли на этой дороге. Собственно говоря это была не дорога, а след от нарты, на которой проехали здесь видимо около месяца назад. Но все же это лучше, чем идти по целине.
   [62] Сразу же начинается подъем на перевал через Главный Уральский хребет. Подъем длинный, но очень пологий. Самого перевала вообще не чувствуется. Где-то в районе перевальной точки на дереве вырезана ручка-ухо. Видимо эта ручка символизирует дверную ручку от двери из Европы в Азию: возьмись за нее и распахни во всю ширь эту невидимую дверь. Итак, мы снова возвращаемся в Азию. Недалеко от этого дерева с ручкой-ухом проходит просека:
   Спуск в Азию был намного интереснее, чем подъем на перевал из Европы. Почти 5 километров все время можно катиться. Чуть ниже перевала слева подошла хорошо укатанная дорога. Как мы узнали в Сольве, по этой дороге ездят на Белый камень оленеводы. На Белом камне зимой пасутся стада оленей хозяйства Ивдельлага. По укатанной дороге хорошо катиться вниз. Стало темно. Но мы решили идти в темноте с тем, чтобы ночевать в поселке. Вот мы пересекли верховья Сольвы. Со склона открывается вид на массив Денежкина камня. Его могучая спина-хребет возвышается в темноте зимней ночи. Феерический оттенок придает этой картине свет огромной полной луны, которая почти касается Денежкина Камня.
   Скрипят лыжи. Скрипит снег под палками. Кроме этих звуков вокруг тишина и спокойствие. Вот вдалеке на пригорке замигал огонек. Уже две недели мы не видели жилья. Ноги сами собой ускоряют и без того быстрый бег лыжников. Уже слышен лай собак. Вот мы и среди людей. Приятно войти в теплую комнату. Снять с себя теплые вещи и почувствовать необыкновенную теплоту. Не нужно сейчас заботиться о сохранении
  
 []
  
   (рис.8[9])
  
   [63] тепла в теле, не нужно тепло одеваться. Наоборот, сейчас ты всеми фибрами своего тела поглощаешь тепло, излучаемое от раскаленной печи. А на сердце особенно тепло от заботы и хлопот хозяйки - Анны Павловны Ануфриевой. Она принесла нам картошку. С превеликим аппетитом ели мы ее. В этот вечер, по-богатырски разметавшись, спали мы на полу избы на шкурах.
   23 февраля. В этот день двойной праздник. Во-первых, день Советской Армии. Во-вторых, день рождения Евгения. С утра мы поторапливались. Решили в этот день совершить восхождение на Денежкин Камень. Перед уходом на восхождение мы зашли в гости к казанским туристами, которые разместились в соседней избе. Вчера они пытались взять Денежкин Камень. Однако невеселая была это картина. Вершина его была задернута облаком. Наверное, там сильный ветер!
   Быстро прошли по накатанной дороге до реки Талой (см. рис. 11). Река оправдывает свое название: сразу же мы попали в наледь. Дальше идем по левому берегу по целине, часто перелезая через поваленные деревья, продираясь через чащу. Вскоре дошли до развилка, где Талая раздваивается. Отсюда начинается крутой подъем. Поднимаемся на лыжах в гору на увал, разделяющий истоки Талой. Все выше и выше. Лес начинает редеть. Все сильнее становится ветер. Видимость плохая. Вот и граница леса. Здесь втыкаем лыжи в плотный снег, так чтобы их было видно издалека. Дальше наш путь пролегает по камням и скалам. Опираясь на [64] лыжные палки, медленно поднимаемся вверх по скалистому гребню. Ветер пытается на гребне сбить с ног. Проходим около несколькосотметровой отвесной стены, обрывающейся в долину Шегультана. Видимость сильно ограничена. Как в сказе, за одним увалом встает следующий. Ноги скользят: постоянные ветра утрамбовали снег на гребне. В такой ветер даже небольшой мороз (было около минус 15RС) кажется сильным. Внимательно следим друг за другом, чтобы не поморозиться. Более четырех часов длится эта борьба с природой. Наконец, мы выходим на ровную площадку. Здесь нас окутывает такой туман, что не видно из-за 15 метров. Никто из нас не знает, где точно расположена вышка. Чувствуется, что она где-то должна быть рядом. Однако на ближайшей груде камней ее нет. А дальше уходит плато и даже кажется с уклоном в другую сторону. Так как времени уже много, то решили спускаться обратно. Осторожно спустились до своих лыж. А далее, встав на лыжи, вихрем понеслись вниз по склону. Спускаться по старой лыжне хорошо, но и опасно, так как лыжник развивает большую скорость. Едва отворачиваешь от деревьев, часто тормозишь. Переводим дух лишь на Талой. Собираемся все вместе. И обнаруживаем, что ветра внизу совсем нет. Здесь в лесу тихо и спокойно. Злой ветер боится спуститься в лес, он остался наверху, в горах.
   Быстро по своей лыжне спускаемся до дороги, а затем проходим и в Сольву.
   Вечером отпраздновали день рождения Евгения. В честь двадцатидвухлетия дарим ему подарки. Наши песни сейчас имеют слушателей: Анна Павловна с дочерьми с удовольствием слушают [65] наш концерт. А на утро старшая из сестер просит списать ей полюбившуюся песню. Приятно, когда песню понимают и принимают. После богатырского ужина, состоящего из ведра картошки, ведра вареной оленины и ведра кофе, все мирно погружаются в сон.
   Да, отыскать вышку на вершине Денежкина Камня мы не смогли. Однако, как это выяснилось позднее, что мы были всего в ста метрах от вышки. Вышка стоит как раз в конце того плато, на котором мы были. Поэтому фактически можно считать, что мы Денежкин Камень в условиях зимы покорили.
   Поутру благодарим хозяев за теплый прием, покупаем у них оленьи рога и трогаемся в путь. Идем по свежему следу нарт. Несколько дней назад Яков Матвеевич Ануфриев ездил на оленях в устье Кривого Сосьвинского. Дорога около 12 километров идет то по реке Сольве, то берегом, то по реке Сосьва. На берегах Сольвы тянутся дренажные отвалы: здесь некогда работала драга и добывали золото. Прошли мимо останков драги. Наше шествие через заброшенные спец. поселок и поселок Дражный было весьма необычным: стоят заброшенные дома, а по улице поселка идут лыжники с торчащими из-за спины оленьими рогами. Вот и устье Кривого Сосьвинского. В 600 метрах от устья на правом берегу Кривого Сосьвинского стоит хорошая новая охотничья избушка. Пообедав в ней, мы двинулись дальше. От избушки в Баяновку ведет старая тракторная дорога. По этой дороге мы шли до самого вечера. Где-то в верховьях реки Тонги мы услыхали далекие звуки падающих бревен: это были лесоразработки на реке Колонге. В морозном воздухе далеко разносился шум падающих [66] бревен и тихий рев лесовозов. Уже в полной темноте мы вышли на лесовозную дорогу. Как приятно было увидеть автомобиль! Еще 8 километров и мы пришли в Баяновку.
   Баяновка - это крупный центр лесозаготовок. Вагоны, груженые конгинским лесом, идут отсюда во многие области страны. Пока мы сидели в диспетчерском пункте, то слышали о заявках из Сталинграда, Курска, Орска. Заночевали мы в школе.
   А утром прошли пешком 6 километров до Покровск-Уральского, где и закончили свой маршрут.
   В этот же день мы уехали в Серов. В Серове мы узнали о несчастном случае с группой свердловских туристов под руководством Игоря Дятлова. В этот же вечер мы уехали в Вижай и еще полмесяца провели в тайге на спасательных работах в районе г. Отортен.
  

VI. Заключение.

   Цели и задачи, поставленные перед участниками похода, были выполнены.
   В результате похода был совершен траверс Уральского хребта по оси: г. Чистоп - г. Ойка-Чакур - г. Ишерим . - г. Мартай - г. Юбрышка - г. Белый Камень - г. Денежкин Камень.
   В походе были совершены в зимних условиях восхождения на вершины: Ойка-Чакур - Ялпинг-Ньер и Денежкин Камень.
   В походе участники познакомились с исключительно интересным бытом манси.
   Были изучены походы к вершине Ойка-Чакур.
   [67] Участники похода ознакомились с природными особенностями Северного Урала в зимних условиях.
   Во время похода участники повысили свое спортивное мастерство. Поход явился школой подготовки участников похода к самостоятельному руководству сложными зимними походами.
   В результате похода Карелин С. выполнил исходный норматив для присвоения звания мастера спорта по туризму.
   В походе были составлены схемы узлов Ойка-Чакура и Денежкина Камня.
   Из поставленных задач было не выполнено две задачи:
   1) не совершено восхождение на г. Чистоп по изложенным выше причинам;
   2) не осмотрена пещера в устье Северной Тошемки, вследствие отклонения от предполагаемого маршрута ввиду наличия дороги от Вижая до 83 участка.
   За шестнадцать дней пути по маршруту группа прошла всего 316 километров. Из них 238 километров с преодолением естественных препятствий. Весь маршрут пролегал по ненаселенной местности. Было организовано 11 ночевок в полевых условиях.
   После похода участники его приняли участие в спасательных работах по поискам группы И. Дятлова, длившихся полмесяца.
   По возвращению в Свердловск поход обсуждался группой на итоговом собрании. На этом собрании обсуждался каждый участник похода и были вынесены оценки каждому участнику.
   [68]
   Фамилия, имя
   Оценка
   Недостатки
   Положительные качества
   Атманаки Георгий
   3
   Нетрудолюбив, малодисциплинирован, морально неустойчив
   Силен физически, большой романтик, хороший рассказчик
   Борисов Борис
   4
   Малоинициативен, плохо справился с обязанностями завхоза, лыжная техника слабовата
   Хорошо работает с картой, морально устойчив
   Горячко Олег
   3
   Малонаблюдателен, не привык к трудностям, слаба техника туристская
   Обладает упорством, романтик
   Гранин Виктор
   4
   Малонаблюдателен, слаба техника туристская
   Исключительно трудолюбив, дружелюбен, высокосознателен
   Карелин Слава
   4
   Единоличие, есть элементы риска. Нечеткость в приказах
   Физически подготовлен, морально устойчив, умеет поднять дух группы, трудолюбив, инициативен
   Скутин Владимир
   5
   Не владеет тактическими приемами туриста
   Инициативен, трудолюбив, морально устойчив, физически подготовлен, стремится к познанию
   Сердитых Евгений
   5
   Работает не всегда на полную отдачу, мало-инициативен, резок
   Трудолюбив, морально устойчив, физически подготовлен
   Шавкунов Владимир
   4
   Ворчун, морально малоустойчив
   Хорошо ориентируется, физически подготовлен
  
   В целом поход группа оценила на хорошо, так как были недостатки при подготовке похода, а также практически группа сделала малую общественно-полезную работу.
   [69] Маршрут в целом представляет несомненно большой интерес как с познавательной, так и с эстетической и спортивной точки зрения.
   Маршрут можно улучшить следующим образом. Вместо захода на г. Чистоп непосредственно из села Вижай уходить вверх по реке Вижаю до его верховий. Далее перевалить в районе Ойка-Чакура в долину реки Большой Мойвы, совершить восхождение на Тулымский камень, а затем перевалить в верховья реки Велс и от г. Мартай продолжить маршрут как и в пройденном варианте.
   Маршрут был пройден с опережением графика движения практически на 2 дня. Это объясняется хорошей физической подготовкой группы и выносливостью его членов, а также облегчением передвижения на последнем участке маршрута ввиду наличия зимних оленьих дорог.
   Следует сделать следующие замечания по проведению похода:
   1. В целом группа была сильна как физически, так и морально.
   2. Огромным организатором, вдохновителем и воспитателем в сложном походе следует считать песню, которая сплачивает группу, помогает бороться с трудностями.
   3. В зимних условиях при разбивке бивака абсолютно необходимо выполнение правила - работать всем до одного.
   4. Шатер без дна в сочетании с печкой и спальными пешками полностью оправдал себя. Причем при наличии односпальных мешков можно брать их на один меньше, чем количество участников похода, так как одному человеку приходится дежурить у
  
 []
  
   (рис.9[10])
  
   [70] печки. Под шатер укладываются ветки.
   5. Дежурные ночью успевают просушить все мокрые вещи над печкой.
   6. При наличии шатра и печки и бахилл следует брать валенки лишь в половинном количестве относительно количества участников.
   7. Простые конусные звенья печной трубы при разогреве расширяются и часто труба "падает" на печку. Для предотвращения этого нами предлагается простое устройство (см. рис. 12). В каждом колене трубы штампом выдавливаются паз изнутри наружу в виде буквы "Г". На каждом внутреннем звене трубы также штампом выдавливается полусфера. Последняя при вставливании одного звена в другое входит в паз наружного звена, а вверху паза звенья трубы поворотом соединяются в замок. Подобный же замок делается и для соединения трубы с печкой.
   8. При передвижении в зимних условиях по сильнопересеченной местности эффективен челночный метод передвижения группы.
   9. Восхождение на г. Ойка-Чакур следует проводить из верховьев Вижая через седловину между восточной и главной вершинами. Здесь же наиболее удобный перевал через Уральский хребет из Азии в Европу.
   10. Зимние восхождения на вершины следует совершать в гетрах, а не в бахиллах.
   11. Зимние восхождения на вершины следует проводить небольшой группой, оставляя в лагере запасную группу.
   12. На Северном Урале зимой можно разнообразить меню за [71] счет сбора мороженой клюквы, из которой можно приготовить витамизированный кисель.
   13. Чрезвычайно хорошие вкусовые и калорийные свойства проявила халва, успешно используемая в походе.
   14. Абсолютно необходима в походе по Северному Уралу в зимних условиях манюня - пара запасных лыж.
   15. При совершении похода по Северному Уралу в зимних условиях не следует брать более одного охотничьего ружья, а присутствие одного абсолютно необходимо, так как вполне возможна встреча с волками.
   16. "Сухой" обед вполне оправдал себя в походе. Обычно на обед у нас или: халва, сахар, сухари и ленинградский рулет. Весь обед с утра укладывался дежурными в отдельный мешок и укладывался так, чтобы его можно было бы быстрее достать.
  

[72] Приложение I

График движения группы

   Календарная дата
   Участок маршрута
   Места ночлегов
   Протя-женность в км
   Количество ходовых часов, час-мин
   Способ передвижения
   10 февраля
   С.Вижай-р.Вижай-83 лесоучасток-р.Сев. Тошемка
   Правый берег р. Сев. Тошемки
   16
   4-50
   На лыжах
   11 февраля
   Вверх по реке Сев. Тошемке
   Левый берег р. Сев.Тошемки вблиз устья Лоханьи
   15
   7-10
   "
   12 февраля
   Восхождение на г. Чис-топ
   "
   21
   6-50
   "
   13 февраля
   До юрты Бахтиярова на р.Ван-Сос
   В юрте
   17
   4-55
   "
   14 февраля
   Водораздел бассейнов Тошемки и Вижая
   На водоразделе
   14
   5-10
   "
   15 февраля
   До верховьев р.Тахты
   Верховья р.Тахты
   11
   5-45
   "
   16 февраля
   Восхождение на г.Ойка-Чакур
   "
   18
   6-00
   "
   17 февраля
   До перевала в бассейне Велса
   У перевала
   17
   5-30
   "
   18 февраля
   Восхождение на Ял-пинг-Ньер
   "
   9
   4-20
   "
   19 февраля
   Вниз по р.Велс
   Вблиз г. Мартай
   28
   7-05
   "
   20 февраля
   Вниз по р. Велс
   Устье р.Посьмак
   21
   4-50
   "
   21 февраля
   р.Велс-р.Чурол
   Вблиз г. Белый Камень
   24
   5-25
   "
   22 февраля
   р.Чурол-р.Кутим-пос.Сольва
   пос.Сольва
   35
   8-10
   "
   23 февраля
   Восхождение на г.Денежкин Камень
   пос.Сольва
   22
   6-10
   "
   24 февраля
   пос.Сольва-р.Сольва-р.Сосьва-р.Колонга-пос.Баяновка
   пос.Баяновка
   42
   10-20
   "
   25 февраля
   пос.Баяновка-г.Покровск-Уральский
   -
   6
   1-10
   Пешком

[73] Приложение 2

Список участников группы

   1. Атманаки Георгий - II р.
   2. Борисов Борис- III р.
   3. Горячко Олег - III р.
   4. Гранин Виктор - II р.
   5. Карелин Слава - I р.
   6. Скутин Владимир - II р.
   7. Сердитых Евгений - II р.
   8. Шавкунов Владимир - II р.
  

Приложение 3

Групповое снаряжение

   1. Шатер
   2. Пила двуручная
   3. Обертка для пилы
   4. Печка
   5. Тесьма - 100 м
   6. Ведра - 2 шт.
   7. Свечи и два фонарика
   8. Подсвечники - 2 шт.
   9. Ремнабор
   10. Карты
   11. Аптечка
   12. Фотоаппараты - 2 шт.
   13. Мешки для продуктов
   14. Половник
   15. Крючки к ведрам
   16. Топоры: два больших и 1 маленький
   17. Пружинные весы
   18. Термометр
   [74] 19. Барометр
   20. Спички
   21. Запасные лыжи
   22. Тетради для дневника
  

Приложение 4

Индивидуальное снаряжение

   1. Штормовой костюм
   2. Альпинистский рюкзак с нарощенными ремнями
   3. Лыжи с палками
   4. Ботинки лыжные
   5. Бахиллы
   6. Спальный мешок
   7. Легкий полушубок или ватник с воротником
   8. Шапка-ушанка
   9. Легкая шапочка или подшлемник
   10. Маска от ветра
   11. Носки шерстяные - 3 пары
   12. Носки хлопчатобумажные - 5 пар
   13. Белье нижнее: пара теплого белья, трусы, майки с длинными рукавами - 2.
   14. Ковбойка
   15. Свитр шерстяной
   16. Брюки легкие
   17. Фотокопия карты
   18. Стельки войлочные - 2 пары
   19. Туалетные принадлежности
   20. Записная книжка, карандаш с наконечником.
   21. Индивидуальный пакет
   22. Нож, кружка, ложка, миска
   23. Перчатки
   24. Теплые варежки
   25. Валенки
  

[75] Приложение 5

Дневной рацион одного человека

   1. Сухари ржаные - 300 г
   2. Сахар - 200 г
   3. Мясные консервы - 120 г
   4. Колбаса копченая - 30 г
   5. Ветчина - 30 г
   6. Халва - 60 г
   7. Сыр - 30 г
   8. Масло - 30 г
   9. Суп гороховый или другие супа в концентрате - 75 г
   10. Каши в концентрате - 200 г
   11. Лапша или вермишель - 30 г
   12. Сухие сливки - 30 г
   13. Соль - 25 г
   14. Чай, кофе и различные специи - 20 г
   Всего: 1180 г
  

Приложение 6

Смета похода (на одного человека)

   1. Железная дорога - Свердловск-Ивдель - 76 руб.
   2. Автобус - Ивдель-Вижай - 15 руб.
   3. Питание 18 руб.x20 дней - 360 руб.
   4. Железная дорога - Покровск-Уральский-Свердловск - 70 руб.
   Итого: 521 руб. на одного человека
  

[76] Приложение 7

Литература

   Архипова Н.П. - Североуральская экспедиция русского географического общества, записки Уральского отдела Географического общества СССР, вып. 1. Свердловск, 1954 г.
   Бергер Ф. - Геогностические записки о горах Уральских, Горный журнал, 1826, VI.
   Вишневский Б.Н. Географ Урала и Прикамья И.Я. Кривощеков, Изв. Всесоюзн. Географ. общества, т. 86, вып. 3. 1954.
   Горчаковский П.Л. Высокогорная растительность заповедника "Денежкин Камень", Свердлгиз, 1950.
   Горчаковский П.Л.Лесная растительность подгольцового пояса Урала. Сборник трудов по лесному хозяйству, вып. 2. Свердловск, 1954.
   Крылов П.Н. - Материалы к флоре Пермской губернии, вып. 1. Труды общества естествоиспытателей при Казанском университете, т. VI. вып. 6. 1878.
   Кузнецов Н.И. - Природа и жители восточного склона Северного Урала. Изв.Русского географ.общества, том 23, 1887.
   Пестерев В.Г. - Краткий отчет о действиях Северной экспедиции со времени утверждения оной по 1939 г. горный журнал N 10, СПб, 1839.
   Протасов М.И. - Описание Северного Урала за пределами населения, исследованного горной экспедицией в 1830, 1831 и 1832 гг. (с двумя картами), Горный журнал, 1831, вып. 4, 1833, вып. 2 и 4.
   Сорокин Н.В. - Материал для флоры Урала, труды общества естествоиспытателей при Казанском университете, т. V, вып. 6. 1876.
   Степанов Н.Д. - Погода Среднего Урала, Свердшиз, 1955.
   Горчаковский П.Л. Высокогорная растительность заповедника "Денежкин камень", Свердловск, 1950 г.
   [77] Горчаковский П.Л. - История развития растительности Урала, изд. 2-ое, Свердлгиз, 1953.
   Горчаковский П.Л. - Лесная растительность подгольцового пояса Урала. Сборник трудов по лесному хозяйству, выпуск второй, Свердлгиз, 1954, стр. 15-65.
   Горчаковский П.Л. - Кедровые леса Урала и перспективы их использования, труды по лесному хозяйству, выпуск 2. Новосибирск, 1955, стр. 183-188.
   Горчаковский П.Л. - Луга высокогорных районов Урала. Свердлгиз, 1955.
   Горчаковский П.Л. - Растительность горных тундр Урала, Записки Уральского отдела географического общества СССР, выпуск 2, Свердлгиз, 1955, 39-158.
   Горчаковский П.Л. - Границы распространения Сибирского кедра на Урале, в книге "Академику В.П. Сукачеву к 75-летию со дня рождения", изд. АН СССР, М-Л, 1956, 131-141.
   Горчаковский П.Л. - Высокогорная растительность хребта Чистоп на Северном Урале, Землеведение, т.4, 1957, 118-141.
   Кузнецов Н.И. - Природа и жители восточного склона Северного Урала, известия Русского географического общества, том 23, 1887, стр. 726-740.
   Овеснов А.М. - Луга долины реки Сосьвы (Средний Урал), известия естественно-научного института при Пермском государственном университете, т.12, вып.10, 1950, 445-459.
   Бабаков Г. - В краю кедра и соболя, Уральский следопыт, N8, 1958 г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"