Шб Алексей: другие произведения.

Маяк/2-1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...коридор, в котором я оказался, петлял и извивался змеей, а следом вообще разделился на три новых. Не имея времени, чтобы выбирать, я забежал в... ...тот, что был справа.

  Правый коридор. Тайна.
  
  Коридор, в котором я оказался, петлял и извивался змеей, а следом вообще разделился на три новых. Не имея времени, чтобы выбирать, я забежал в тот, что был справа.
  Существо по-прежнему преследовало меня. От быстрого бега мои ноги начали наливаться свинцом, а каждый последующий вздох отдавался болью в груди. Я прикладывал все больше и больше сил, чтобы сохранить прежнюю скорость.
  Забежав за поворот, я оказался в очередном коридоре. Он был немного уже предыдущего, а его пол был заполонен множеством осколков, хрустевших под ногами. Сначала я решил что это обычное стекло, но приглядевшись уловил в них проблеск собственного тела. Все это время я продолжал бежать, поэтому мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, что это были осколки зеркала. А точнее - зеркал, на которые я натолкнулся, как только коридор закончился.
  Передо мной предстала большая овальная комната с красивыми узорчатыми стенами кремового цвета, вдоль которых вплотную друг к другу мостились обрамленные в круглую деревянную раму двухметровые зеркала. Около двух десятков одинаковых, словно копии, зеркал. В вертикальном положении они оставались при помощи специальных ножек. Несмотря на множество осколков в коридоре, ни одно из здешних зеркал не было разбито, или даже как-то повреждено - на их поверхности не было даже легких царапин. Но не это было самым странным. Потому что самым странным я нашел то, что в этих зеркалах не отражался я сам!
  В памяти промелькнула недавняя сцена: я ведь был в похожей комнате, и там тоже были подобные зеркала, только все они были разных размеров, и как попало разбросаны по комнате...
  Это было одновременно и странно и интересно, но отвлекаться я себе позволить не мог - за мной все еще гнался тот монстр, и любое промедление было опасно. Я уже слышу, как трещат и ломаются осколки под его ногами. Эти звуки послужили мне хорошей мотивацией, и я быстро забежал за ряд зеркал, рассчитывая увидеть за ним проход в следующий коридор, либо комнату. К сожалению, кроме стен там ничего не обнаружилось.
  В этот момент мой преследователь уже вошел в комнату. Зеркала стояли так плотно, что за ними вполне можно было спрятаться. Так я и поступил. Послышалось громкое, медленное сопение, а я же наоборот - постарался дышать как можно тише, чтобы ничем не выдать свое присутствие.
  Тяжелые шаги медленно пересекли комнату. По громкому дыханию я определил, что существо остановилось ровно напротив центрального зеркала. Я был совсем рядом, в полуметре от него и ждал, затаив дыхание. Жуткие глаза медленно скользнули по комнате. Я решил, что сейчас монстр попробует зайти с обратной стороны зеркал и у меня получится его обойти. Но...
  Удар!
  Вместо этого козлоголовый резко ударил ногой, повалив зеркало перед собой на землю. Оно тут же разбилось и на холодный пол посыпались мириады осколков. От неожиданности я дернулся, и мгновением позже зеркало, за которым я прятался, упало вслед за первым.
  На меня уставились два жутких красных глаза. В них я ясно читалось послание: бежать некуда.
  Я замер в ожидании, а вот монстр медлить не стал и тут же рубанул секачом, прицелившись мне в голову. Вовремя среагировав, я успел уклониться и избежал серьезных повреждений - лезвие задело мой нос но, оставив лишь небольшую царапину, пролетело мимо, и воткнулось в деревянную раму стоявшего рядом зеркала.
  На принятие всех решений у меня уходило меньше секунды. Воспользовавшись заминкой козлоголового, я кинулся на него и ударил в плечо, надеясь обезоружить, но он оказался гораздо крепче, чем я ожидал. Изрыгнув на меня порцию непонятных проклятий, следующим движением он вытащил свой секач из дерева и снова замахнулся. Меня это испугало, и я еще сильнее налетел на него, стараясь сбить с ног.
  Глаза монстра расширились, и он рухнул на землю. Кажется, он не устоял только потому, что не ждал от меня сопротивления. А значит, это нужно непременно использовать. Оказавшись сверху, я коленом зажал его руку с оружием, а следом принялся выбивать из этого урода всю дурь.
  Бум! Бум!
  Но я успел только пару раз ударить его. Затем монстр взревел ужасающим голосом и мигом скинул меня. Оказавшись на земле, я откатился на небольшое расстояние. Поднялись мы почти одновременно.
  Козлоголовый впился в меня полным ненависти взглядом. Не его козьей морде начал вырисовываться хороший синяк и этого он мне явно не мог простить. А у меня дрожали руки и ноги - я все еще не до конца преодолел свой страх перед этим существом. Даже если где-то внутри понимал, что трусить нельзя - тут либо я, либо он.
  Бежать сейчас тоже было опасно, ведь он был совсем рядом. Потому, сжав покрепче зубы и кулаки, я напрягся, ожидая, как дальше развернется ситуация. Но в этот раз монстр, почему-то медлил. Он был и выше и крупнее меня, и ко всему прочему - вооружен. Но почему-то вместо того чтобы нападать, он выжидал. Покачивая своим окровавленным секачом, он просто стоял и смотрел на меня. Но то, как зловеще при этом блестели его кровавые глаза, меня сильно беспокоило. Внутренний голос бил тревогу: надо пошевеливаться!
  Я сделал шаг в сторону. Козлоголовый тут же оказался напротив. Шаг назад, влево, вправо. Он и это повторил. Когда я начал медленно подвигаться к выходу, он вновь быстро зашевелился и загородил собой проход, предупредительно махнув наотмашь секачом.
  Я стал напряженно думать, как же мне совладать с этим монстром. Но чем дольше я ждал, тем сильнее меня окутывал страх, и я ощущал, как он начинает медленно перерастать в оцепенение. В голове проносились неприятные мысли.
  Это ведь он убил всех тех людей... у меня нет шансов. Если не смогли они, то что могу я один?
  Мне конец.
  Выхода нет.
  Эти жестокие, алые глаза вызывали внутри меня бурю отчаяния! Я отвел взгляд от козлиной морды и сделал пару неуверенных шагов назад, чтобы хоть как-то развеять навязчивые мысли. Нечего беспокоиться, я ведь уже успел его ударить, а он меня лишь чуть-чуть задел. Это значит - он не так опасен, как я себе тут выдумал. Самое главное - не поддаваться страху...
   Потому что мой взгляд был направлен в сторону, я не успел вовремя заметить, как козлоголовый пришел в движение. Молниеносно выскочив вперед, он тут же пустил в ход свое оружие. Я уловил только проблеск летящего лезвия, а затем в левом плече вспыхнула жгучая боль. В замешательстве, я попытался отскочить назад, но мое горло уже было поймано крепкой хваткой монстра.
  Козлоголовый выдернул секач из моего плеча - из раны без остановки полилась кровь. От сильной кровопотери, на меня навалилось полуобморочное состояние, левая рука не двигалась. Другой рукой я пытался разжать пальцы монстра, сжимающие мое горло, но он был ужасающе силен. Его мерзкое, покрытое белой шерстью лицо было прямо передо мной, а зловонное дыхание вызывало у меня отвращение.
  - Кхгх, кхгх!
  Из легких, вместе с кашлем наружу полилась свежая кровь - пальцы монстра, кажется, раздробили мне горло. От боли и ужаса у меня путались мысли, сознание угасало. Мои пальцы, при всем желании, не могли ничуть ослабить его захват.
  Силой мне его не взять. Нужно что-то делать.
  Хоть что-нибудь!
  Ну же...
  Полный отчаяния, я потянулся к лицу монстра и большим пальцем смачно вдавил его глаз.
  Монстр тут же отпустил мое горло и взвыл диким голосом, схватившись за лицо, кроме того, он также выронил и свой жуткий секач.
  Да! Получилось!
  Я свалился на землю и принялся быстро восстанавливать дыхание. К счастью, горло было повреждено, но не сильно, однако какую ужасную боль я испытывал при каждом вздохе - словами не передать! От частого дыхания я вновь закашлялся и выплюнул немного крови.
  Козлоголовому уже было не до меня - видимо, я сильно повредил его глаз - у него все ладони были в крови. Монстр согнулся пополам и бешено рычал, стараясь справиться с нахлынувшей болью.
  Наверное, сейчас у меня был отличный шанс чтобы избавиться от него: просто поднять с земли секач и отрубить эту козью голову к чертовой матери! Еще раз прокашлявшись, я протянул руку и схватился за деревянную ручку оружия, которое совсем недавно лишил жизни так много людей. А ведь среди них были не только мои друзья, и наверняка ужасная участь постигла и многих простых, неизвестных мне, но так же неповинных людей.
  Я поднялся на ноги, держа в руке пропитавшееся кровью оружие. Среди всей этой крови были и моя, а теперь я мог вернуть этому монстру сполна, за все, что он сделал.
  Всего один замах... и все закончится.
  И, кажется, козлоголовый заметил, что ему сейчас грозит смертельная опасность. Он молниеносно выпрямился, и уставился на меня широко раскрытым красным глазом.
  Я замахнулся для удара и встретился с ним взглядом. Впервые, за все время, я прочитал в его глазах страх. Наверное, где-то глубоко внутри я все еще боялся, или просто был не готов лишать жизни даже такого монстра как он, но суть в том, что я замешкался. Рука дрогнула, и этим воспользовался мой враг.
   Ударил я ровно в тот момент, когда с места дернулся он. Удар был нацелен ему точно в шею, но козлоголовый вовремя пригнулся, а лезвие скользнуло около рога, прочертив кривоватую красную линию. В то же время, я рефлекторно попытался закрыться от несущегося на меня тела, но левая рука, лишь вяло дернулась, причинив мне боль.
  В следующий момент количество боли многократно увеличилось - два острых рога врезались прямо мне в ребра. Удар был такой силы, что я чувствовал, как затрещали кости. На долю секунды я потерял сознание, и тут же пришел в себя, когда врезался в одно из зеркал. К тем осколкам, что уже лежали на земле, добавились новые, покрытые свежей кровью. Голова гудела, все тело ужасно болело, крови стало вдвое больше, а обретенный на несколько секунд секач уже лежал у противоположной стены. Я попытался вздохнуть, но ничего не вышло - вместо этого из моего горла вырвался какой-то жалобный звук.
  В глазах двоилось, голова вяло качалась из стороны в сторону, но замутненным зрением я все же уловил, как ко мне приближается силуэт козлоголового. Я слышал его медленные, тяжелые шаги. Ни рукой, ни ногой не могу двинуть. Вскоре я почуял запах его мерзкого, животного дыхания.
  Тяжелая, жилистая рука крепко схватила меня за волосы и...
  Треск!
  ...моя голова вмазалась в зеркало, разбивая его вдребезги. Посыпались сотни маленьких осколков, от множества порезов все мое лицо залила кровь.
  Но монстр не стал останавливаться.
  Бум! Треск!
  Дико взревев, он продолжал ударять меня лицом о зеркало.
  Бум!
  Взор мой был закрыт кровавой пеленой, все, что я в этот момент воспринимал - это боль. Дикая и нестерпимая. Если бы я мог, я бы закричал изо всех сил. Но я не мог - тело меня не слушалось.
  Ежесекундно мое сознание куда-то пропадало. То включалось, то снова выключалось. Каждый последующий удар сопровождался вспышками света в моем сознании. И каждая вспышка ознаменовала последующую боль. Избиение продолжилось, даже когда зеркало завалилось на землю.
  Последнее, что я помнил - как моя голова с громким звуком врезалась в пол, расколов часть рассыпанных на земле осколков. Перед глазами возникла еще более яркая вспышка.
  И в следующий момент я оказался в совершенно другом месте, где не было ни потолка, ни пола - одна лишь витающая в воздухе сизая дымка. Закашлявшись, я выплюнул кровь. Мои легкие, безусловно, пробиты, но почему-то я совсем не ощущаю боли. Если задуматься, в этом месте мне даже не нужно дышать, да я и не пытался - я как будто забыл, как это делается. И при этом не ощущаю никакого удушья. Все очень странно.
  Голова уже просто кипит от всех сегодняшних впечатлений. Зачем я вообще сунулся сюда? Хотя я тогда и подумать не мог, что сегодняшняя ночь станет для меня самым страшным кошмаром. Да наверное и никто другой такого предположить не мог.
  К счастью, того козлоголового уродца в этом месте не было. По крайней мере, я его нигде не видел. С другой стороны я тут вообще ни черта не вижу! И, наверное, даже если этой твари тут нет, мне стоит приготовиться к вещам похуже.
  Я не мог толком сконцентрироваться, но все равно попытался оглядеть это место. Тут мне на глаза попалась кровь, которую я недавно выплюнул - она так и осталась висеть в воздухе. После короткой мыслительной работы у меня сразу появились ассоциации с космонавтами, которых показывали по телевизору. Похоже, будто я оказался где-то в невесомости. Но такого просто быть не может. Я даже попытался немного проплыть в воздухе, как это делают космонавты, вот только у меня ничего не вышло - тело так и застыло на одном месте. Руки и ноги по-прежнему не двигались. Все верно - мне все это кажется. Наверное, я слишком сильно ударился головой и поэтому мои ощущения перепутались.
  Что-то мне кажется, что скоро все опять поменяется. Похожее ведь уже происходило недавно. Только тогда передо мной появилось множество зеркал и какие-то силуэты. Тут же абсолютно пусто. Нет ничего, кроме этой непонятой сизой дымки. Да и не похоже, будто за ней что-то вообще есть. Абсолютно пустое место.
  Так трудно о чем-то вообще думать. Голова просто раскалывается. К тому же, совсем не могу пошевелиться. Не к добру все это.
  И, стоило мне об этом подумать, как таинственная дымка начала плотнее заполнять все пространство. Длилось это жуть как долго, и все это время я не мог и пальцем пошевелить. Дурное предчувствие не отпускало меня, но хуже всего было мое бессилие. Наконец, сизый дым стал настолько плотным, что за ним я не мог различить даже очертания своих рук.
  "Это точно не к добру" - тут же подумалось мне.
  И мой взор озарила очередная вспышка.
  Вслед за ней тело ощутило нестерпимую боль. Не так давно я ощущал, словно все мое тело сдавливает гигантский пресс, чувствовал, как трещат и ломаются мои кости, тогда я думал, что это ужас как больно, считал, что еще секунда и меня просто не станет - разум не выдержит таких нагрузок. Но, оказывается, тогда я просто не знал, что бывает боль гораздо хуже. По меркам того, что я ощутил сейчас, те чувства даже болью нельзя назвать - так, легкая щекотка. А сейчас... меня охватила ужасная, несравнимая ни с чем сжигающая агония. Разум отключился в первую же секунду, словно по щелчку. Но, как бы я не надеялся, меня это не спасло - даже сквозь навалившуюся пустоту в голове я ощущал как маленькие, словно раскаленные в адской печи иглы пронзают мою кожу миллиметр за миллиметром. И таких игл был целый миллиард, и все они пронзали меня одна за другой. В то же время все мое тело выворачивало наизнанку, перекручивало и одновременно разрывало на части.
  Мысли уже покинули мой разум. Во мне не было ни страха, ни даже отчаяния...
  ...одна лишь слепая боль.
  Затем, продлившись в моем понимании целую вечность, а на деле даже меньше секунды все ощущения в одно мгновение растворились. Появилось новое, более приятное чувство - забвение. Отголоски мук тянулись еще какое-то время, а потом, где-то в глубине сознания я начал осознавать, что мне уже не так больно как прежде. Понял я это не сразу - ощущения возвращались со временем.
  Постепенно я начал приходить в себя. Но меня не оставляла навязчивая мысль: чего мне ждать дальше? Меня обуревали разные мысли и чувства, но почти все они сходились в одном - наверняка сейчас опять произойдет что-то непонятное. И я опять окажусь в какой-то странной комнате, наполненной зеркалами...
  Хлоп!
  Следуя за моими мыслями, туман начал образовывать знакомые уже стены, пол, потолок. Потом начали появляться и высокие зеркала, большая часть из которых была нещадно разбита козлоголовым. На первый взгляд это была та же самая комната, в которой я был недавно, вот только зеркальных осколков в ней было гораздо больше - они заполоняли всю комнату до краев и с каждой секундной с потолка, словно маленькие снежинки появлялись новые. Козлоголовый монстр тоже здесь был, он стоял в центре комнаты и впивался в меня своим алым глазом, а в его правой руке вновь сверкал алым блеском тесак. Минула лишь секунда с моего появления, но он тут же ринулся ко мне, выставив вперед острые рога. Я ужаснулся, но по-прежнему не мог пошевелиться.
  Три шага пролетели в одно мгновение. Вот монстр уже полностью пересек комнату, и я чувствую, как в мое тело вонзаются его острые рога. Я приготовился к очередной порции боли, но рога неожиданно прошли сквозь меня, а вслед за ними через мое тело прошел и их обладатель. За спиной прозвенел знакомый звон бьющихся зеркал, а за ним громкий глухой стук.
  Я попытался развернуться, но очередная попытка как-то пошевелиться в очередной раз провалилась. За мной захрустело стекло. Кажется, монстр сам не ожидал, что пройдет сквозь меня, а потому, врезавшись в зеркало, рухнул на землю, и теперь, судя по звукам, медленно поднимался. А осколки все больше заполняли пространство комнаты, и как я заметил, частота их появления увеличивалась с каждой секундой. Скоро тут будет не продохнуть... хорошо, что дышать мне не нужно.
  И вдруг, взглянув на гору осколков, я уловил промелькнувшую в их отражении тень. Стекла в том месте задрожали и всколыхнулись небольшой волной; тень тут же пропала, а затем появилась совсем в другом участке, и так же своим появлением спровоцировала волну. Так продолжалось какое-то время: осколки падали, волны накапливались, осколков становилось все больше, волны усиливались. Это странное действо вызвало у меня ощущение, будто я оказался в эпицентре разбушевавшегося шторма. Но не способному хоть как-то противостоять этому стихийному событию, мне оставалось лишь наблюдать, как из всех осколков в комнате медленно образуется ураган.
  Ураган осколков с каждой секундой разрастался и становился все плотнее и плотнее. Совсем скоро вся комната скрылась за сотнями тысяч слившихся в одну картину стеклышек и внезапно я, даже лишенный всех нормальных ощущений почувствовал, как повеяло холодом. Вслед за ощущением холода меня охватило внезапное удушье. Стараясь сделать хоть маленький вздох, я впился заледеневшими пальцами в свое собственное горло. Но все мои старания были безрезультатны - дыхание иссякало очень быстро, отчего у меня началась самая настоящая паническая атака. Я рухнул на колени, периодически пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. И тут, упершись взглядом в пол, я увидел под собой белый, слегка воздушный снег, частички которого неистово кружили вокруг меня, повинуясь властной силе неумолимого урагана.
  Не успев как следует удивиться такой поразительной перемене, я рухнул сначала на живот, а потом, продолжая свои вялые попытки сделать хоть малюсенький вздох, еле как перевернулся лицом к небу.
  И тут невольно удивился.
  У меня перед глазами встало черное-пречерное небо, покрытое мириадами ярчайших звезд. Но удивительнее всего было то, что на нем сейчас игриво растеклось и извивалось, словно чарующая изумрудная река, северное сияние, которое раньше я видел только на картинках. Продолжая глядеть на небо, я и не заметил, как ураган, до этого круживший вокруг меня, бесследно исчез. Я еще раз попытался вздохнуть - и с огромным трудом это у меня получилось. Но вдох я сделал слишком глубокий, отозвавшийся в груди колющей болью, за которой последовал хриплый кашель, оросивший девственно-белый снег порцией алой крови. Продолжая совершать короткие вздохи, я смог вернуть дыхание в норму, а затем, помогая себе руками, кое-как поднялся на ноги. После небольшой задержки я осознал, что ко мне снова вернулась подвижность. Нос уловил чистый морозный воздух.
  Встав в полный рост, я решил оглядеть место, в котором очутился. Вокруг меня расстилалась бескрайняя снежная долина, застланная морозным туманом. Единственный кусочек земли, которое туман не накрывал, а также единственное место, откуда можно было разглядеть небо, было место моего появления. Таким странностям я уже не так сильно удивлялся - единственное, что меня волновало, это куда мне идти, и где мне найти выход. Снег был повсюду, и я не мог представить, что вообще может быть вокруг. Но при таком холоде оставаться на одном месте еще более губительно и я решил, что все, что мне сейчас остается - это идти, куда глаза глядят.
  Мороз был крепким, а на мне не было теплой одежды, так что он буквально пробирал меня до костей, а дрожащие зубы то и дело стучали друг о друга. Чтобы хоть как-то сохранить тепло, я поглубже засунул руки в карманы куртки, а лицо спрятал в воротник. Каждый мой шаг сопровождался хрустом свежевыпавшего снега и тихими стонами. Боль поутихла, но я все еще не мог вздохнуть полной грудью, не выплюнув при этом крови. Пробираться через снежные сугробы было очень утомительно, а лютый мороз играл свое - мое лицо покрылось коркой инея и нестерпимо жгло от холода.
   Пока я шел, то несколько раз сталкивался со странным потрескиванием, доносящимся за спиной. Когда звук повторился в пятый раз, я, наконец, решился обернуться, и увидел, что рядом со мной из-под снега наружу пробивается тоненькая ледяная лоза, покрытая острыми сосульками. Подобные ей также появлялись неподалеку от меня. И что самое интересное - они росли только в те секунды, когда я шел вперед. Если же я стоял на месте, лозы замирали, а если я делал шаг назад - они уходили обратно под снег - я это принял как очередную странность этого места. Но продолжил идти уже с большей осторожностью.
  И вот, я шел и шел, только прямо, никуда не сворачивая. Ледяной рисунок за это время успел сильно обогатиться и разнообразиться - лозы извивались, сцеплялись и закручивались, образуя самые настоящие ледяные джунгли. Однако мне они никак не препятствовали, разрастаясь лишь по краям тропы, по которой я шел. Или, если взглянуть на это с другой стороны - это я шел туда, куда мне позволяли.
  Чем дольше я шел, тем большую площадь охватывал этот узор, и тем ниже становились снежные сугробы. Совсем скоро снежная земля преобразилась в заледеневшую поверхность. Под мутной коркой толстого льда, кажется, скрывалось большое темно-зеленое озеро, занимавшее огромную площадь - ни конца, ни края не разглядеть. Впрочем, всему виной был этот белесый плотный туман. Я мог лишь гадать, что он за собой скрывает. Только ступив на скользкую ледяную землю, внутри меня зародилась неуверенность. Стоит ли мне идти дальше?
  Я прошел еще глубже, и вдруг услышал новый звук, который разительно выделялся на фоне подвывающей ледяной пустыни - тиканье работающих часов. Такой непрерывный, в какой-то степени даже успокаивающий звук. Тик-так.
  Тик-так.
  Пройдя еще дальше, за плотным морозным туманом, вдалеке я углядел темный прямоугольный силуэт, вытянутый кверху. Что бы там ни скрывалось, в этой странно-пугающей ледяной пустоши мне лишь стоит надеяться, что это что-то меня не убьет. Мои силы были на исходе, и передвигался я, чуть ли не подваливая под себя ноги. Дыхание стало неровным и прерывистым, а все лицо горело от сильного мороза.
  Кроме того мысли постоянно отвлекало непрерывное тиканье.
  Тик-так.
  И я шел... сближаясь с таинственным предметом.
  Тик-так.
  Несмотря на мои опасения, в тумане скрывалось всего-навсего большое, двухметровое зеркало, закрепленное в ледяной основе, покрытой изящными узорами, схожими с теми, что выстраивали ледяные лозы. Снова зеркало. Все это время, мне одни только зеркала и попадаются. И конечно, я ни за что не поверю, что оно стоит здесь просто так.
  Тик-так. Тик-так.
  Сблизившись с зеркалом, я обнаружил и источник тиканья - в его верхней части были закреплены круглые часы с четырьмя стрелками, которые двигались синхронно, напоминая мельницу. Как определить по этому устройству время я не понял, какую роль они играли в ином случае, я также не мог определить.
  И только во время размышлений о природе часов, до меня дошло, что само зеркало у меня должно вызвать гораздо больше вопросов, чем его отдельный элемент. Ведь отражение передавало мои действия не так как положено - и если я поднимал правую руку, оно поднимало левую, если я опускал голову, оно наоборот ее поднимало. Оно точно копировало меня, лишь в те моменты, когда я стоял ровно и не двигался.
  Тик-так. Тик-так. Тик-так.
  Пока я, продрогший от холода, стоял и изучал отражение, темный синий лед под моими ногами внезапно покрылся паутиной трещин. Я сразу почувствовал, что совсем скоро вся земля в этом месте уйдет под воду.
  Я развернулся, собираясь убраться подальше, но в этот момент на меня навалилась незримая сила, не позволившая сделать даже один шаг. Следом вокруг моей шеи обвились две руки, резко потянувшие назад. В панике, я пытался отбиваться кулаками, локтями и даже головой, но все мои удары как будто приходились по толстому льду, разбиваясь в кровь и никак не способствуя освобождению. Непонятно откуда появившиеся руки продолжали тянуть меня, и я почувствовал жуткий холод, сковывавший мой затылок и спину. Этот холод распространялся по телу с огромной скоростью, и наконец, поглотил меня целиком. В последние моменты я зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел самого себя...
  Я попытался протянуть руку и прикоснуться к новоявленному двойнику, но преградой мне стала непреодолимая ледяная стена, возникшая неизвестно откуда.
  После короткой заминки я догадался, что только что поменялся местами со своим отражением. Взглянув на меня, двойник зло усмехнулся и через несколько мгновений уже скрылся за горизонтом, за, блестящим от мороза, белоснежным туманом. В это время я пытался вырваться наружу из новой западни и, ругаясь, стучал по стеклу, однако даже удар со всех сил оставлял на поверхности зеркала лишь небольшую трещинку. Наконец, когда мое отражение исчезло, озеро окончательно проломилось, и я, вместе с зеркалом ушел под воду.
  Я медленно опускался на дно... не в силах хоть как-то изменить свою участь. Через оставленные мною трещины вода быстро заполнила новоявленную западню и начала заливаться внутрь меня. Быстро истратив последние силы, все, что я мог сделать сейчас - это вяло скрести ногтями по промерзшей поверхности, но никакого результата эти мои действия не приносили, и я продолжал опускаться все ниже и ниже. Мой взор застилала сгущающаяся вокруг изумрудных пучин тьма. В самом деле, изумрудных?
  - "Цвет воды так похож на северное сияние..." - теряя сознание, подумал я.
  Темнота поглотила меня целиком. И пока я захлебывался ледяной водой, перед глазами проскакивали мимолетные видения. Говорят же, что перед смертью у человека вся жизнь перед глазами проносится. Видимо, это сейчас и происходило. Но почему-то все картины были связаны лишь с одном местом... местом, в котором я до недавнего времени был, и которое я вряд ли когда-нибудь забуду, если, конечно, выберусь. Одно из множества воспоминаний вонзилось в мою голову так ярко, что я буквально окунулся в него целиком. Я вспомнил, что раньше здесь была козлодерня, а теперь это просто одинокое пустующее здание, и что из-за своего расположения и близости с морем в народе его называют Маяком. Я очутился напротив покореженной металлической двери, но почему-то на этот раз, вместо мобильного телефона в моих руках был включенный фонарь. Это, в самом деле, мое воспоминание? Луч света пронзил темноту, и подсветил обветшалый коридор здания. Только увидев знакомые стены, внутри меня все сжалось. Сколько бы я не пережил за сегодняшний день - оставленные этим местом шрамы навсегда останутся в моей памяти, словно вырезанные глубоко внутри головы. Как бы я не старался светлый луч незначительно двигался из стороны в сторону, а все потому, что унять дрожь в руках я никак не мог.
  Я снова обратил свое внимание на фонарик. Когда я пришел сюда, его у меня не было. Я же отлично помню, что пользовался телефоном. Неужели то, что сейчас со мной происходит - не воспоминание?
  Я выбрался? Мог ли я пройти через все эти мучения, и выбраться? Неужели все наконец-то закончилось? Слегка воодушевившись, левой рукой я прикоснулся к себе. Руки, плечи, грудь, голова - я ощупал их и убедился, что чувства были неподдельны, все как наяву. Я сделал несколько неуверенных шагов назад, но взгляд, как и свет фонаря, с ужасного здания не спускал. Сердце бешено стучало в груди, а голова просто разрывалась от потока беспорядочных мыслей. Что я чувствовал? Радость? Может, предвкушение? Или страх? Все сразу?
  Отойдя на приличное от здания расстояние, я резко обернулся и побежал вперед по дороге, словно опасаясь, что как только луч перестанет светить на здание, мне грозит смертельная опасность. Что из глубинных коридоров вылезет очередная жуткая хреновина, наподобие тех, что мне уже встречались. Однако только нога сделала широкий шаг... как я замер на месте. Потому что оказалось, что бежать мне было некуда - я стоял на краю высокого утеса, утеса об который равномерно разбивались шумевшие волны. В нос ударил мимолетный запах соленого моря.
  Дорога пропала... не было видно и города, в который она когда-то вела - одно лишь бескрайнее море, скрытое за стеной непроглядной тьмы. Что же произошло? Вся моя надежда мигом разбилась, как сейчас волны разбиваются о скалу. Я со злостью сжал кулак. И что мне теперь делать? Возвращаться в Маяк? ДА НИ ЗА ЧТО! Я лучше прямо сейчас брошусь в море и разобьюсь о торчащие из вод скалы, чем еще раз туда пойду. Это будет быстрая и почти безболезненная смерть, в отличие от тех ужасов, что меня поджидают в коридорах жуткого, и такого непонятного дома. А смогу ли я прямо сейчас взять и лишить себя жизни? Хватит ли у меня для этого смелости - совершить всего один шаг в пустоту? После этих мыслей, ноги самовольно начали подкашиваться, а руки задрожали еще сильнее. До такой степени, что я с трудом мог удержать в руках небольшой фонарик.
  А затем я почувствовал на себе чей-то пристальный взгляд.
   Резко обернувшись, я тут же прищурился - в глаза ударил яркий свет. Но даже ослепленный, я заметил, что весь второй этаж Маяка был разнесен в щепки, а на его месте теперь возвышалось гигантское, уходящее к небу строение. Я прикрыл глаза ладонью. Но из-за слепившего прожектора, мог разглядеть лишь общие очертания строения. И как ни странно, больше всего оно напоминало мне маяк. Самый обычный маяк, помогающий суднам не налететь на скалы. Какое забавно совпадение... это получается, Маяк сейчас полностью оправдывал свое название.
  Трзрк!
  Прожектор, слепивший меня, несколько раз быстро моргнул, а затем погас, и весь островок обратно погрузился в темноту. Но я не ошибся - из второго этажа здания, в самом деле, вырос огромный маяк.
  Пока я глядел на это чудное, по всем меркам, строение, из моей груди выстрелила тоненькая золотистая нить, умчавшаяся вперед. Скользнув вправо, нить обогнула здание, а потом резко повернула и заскочила куда-то вглубь Маяка, а уже и через несколько секунд бесследно растворилась. Внутри меня зародилось очень нехорошее предчувствие; я приготовился бежать. Дальнейшие события, как уже не раз бывало, не заставили себя долго ждать - в том месте, где проблеснула нить, земля чудесным образом преобразилась - несмотря на то, что на дворе стояла ночь, участок земли заметно посветлел, и виделся так, словно находился посреди яркого солнечного дня. Я застыл с вопросом на лице. Что бы значило появление этой нити, а после нее и загадочной тропы? И лишь оглянувшись, увидел, как со всех концов над морем клубится тьма, медленно стягивающаяся к одиноко стоящему острову. Из дымки то и дело вырывались такие же непроглядно черные, как и она сама, щупальца, рассекающие небо, и тянущиеся ко мне. Я опять посмотрел на тропу. Значит ли это, что у меня опять нет выбора? Я опять должен бежать туда, куда мне укажет это место? И все зачем? Какой от этого толк? Может весь смысл моего пребывания здесь в том, не в том, чтобы убегать, а в том, чтобы принять свою участь? Просто взять и сдаться. Броситься в этот черный туман и уйти в небытие. И тогда я обрету покой...
  Краем глаза я уловил, как в очередной раз хлестнуло по воздуху черное щупальце, и тут же забыл обо всех мыслях, только что крутившихся в моей голове. Остался лишь глубинный страх, а по телу пробежал холодок. Тьма же сгущалась, секунда за секундой.
  Подняв перед собой фонарик, я резво помчался, следуя мерцающей тропе, и почти сразу уткнулся носом в деревянную раму. Само окно при том оказалось заколочено кучей досок, но ударив по ним всего раз, я понял, что они не такие крепкие, какими кажутся на первый взгляд. Я продолжал лупить по доскам и срывал их одну за другой, пока в окне не образовалось отверстие достаточное, чтобы в него можно было пролезть. Темные облака уже были совсем рядом, и когда я забирался внутрь комнаты, одно из вылетевших щупалец скользнуло по моему лицу, оставив на нем темно-бурый след. Фонарик в этот момент будто слегка моргнул. Перемахнув через раму, я очутился в покрытой сплошным мраком комнате, со скрипящими половицами. Туман медленно, и даже как-то лениво, начал вползать в нее вслед за мной. Я попытался выйти в следующий коридор, но дверь, ведущая в него, ко всему прочему оказалась заперта. Внутри меня вспыхнула паника, и я начал ее, что есть сил, выламывать.
  Тыщ! Бум! Плечо, ноги, руки, фонарик, обломки досок - я использовал все что мог, и дверь потихоньку поддавалась под сыпавшимися на нее ударами. Но туман все так же неторопливо и неукротимо плелся по полу, попеременно выпуская жалящие щупальца. Я прекрасно ощущал, что он несет в себе смертельную опасность, а потому заколотил еще быстрее и сильнее, наполняя свои удары скопившимся внутри отчаянием.
  Треск! Бдыщ! Тррррххгкх!
  С громким звуком дверь слетела с петель и вылетела в коридор, а вместе с ней выскочил и я. Подняв фонарик, я развернулся налево. И тут у меня в голове словно перегорела какая-то важная микросхема...
  Я увидел две фигуры, одна - одетая в поношенное тряпье, с диким визгом тут же унеслась прочь, только меня завидев, а вот другая, застрявшая ногой в полу и вся измазанная кровью, неторопливо обернулась в мою сторону. Неподалеку я заметил тоненький луч, тянущийся из лежащего смартфона. Да, ошибки тут быть не может... передо мной был я сам. И это был не какой-то там подделанный двойник... а тот я, который только-только попал в это ужасное место, еще не перенес никаких мучений, и пока совсем не понимал, что происходит вокруг. Хотя я и сейчас не понимаю...
  Я так бы и остался неподвижно глядеть на самого себя, если бы не удар щупальца, пришедшийся мне в спину. После резкой боли, я ощутил, как на все тело навалилась тяжесть, как будто я резко потяжелел килограмм эдак на тридцать. Скривившись, я сделал несколько шагов вперед и, приблизившись к самому себе, протянул вперед руку, помогая подняться. Второй я посмотрел на предложение помощи с недоверием, но после недолгих колебаний все-таки согласился...
  ...и, словно по чьему-то сценарию, к тому моменту, как я помог себе подняться, туман как раз охватил мое тело, и полностью его поглотил...
  Вдохнув черный дым, я потерял сознание...
  ...А потом очнулся. Очнулся, лежа лицом вверх, в то время как суровый морозный ветер неистово обжигал мою кожу. Перед моими глазами раскинулось завораживающее душу северное сияние и мне почудилось, что все происходившее со мной недавно - всего лишь сон. Однако когда я поднялся, то уже смутно понимал, что на такое удачное стечение обстоятельств я могу и не рассчитывать - ведь это была просто очередная шутка высших сил. Тех самых, что засунули меня в эту жуткую западню.
  С сомнением поглядывая по сторонам, я нетвердыми шагами устремился вглубь снежной пустоши. Пустоши, которую я уже пересекал до этого. И равно как в тот раз, я увидел перед собой чудное зеркало и услышал равномерное, безмятежное тиканье часов. Тик-так, тик-так. И передо мной снова оказалось мое отражение, глумливо усмехающееся мне в лицо. А потом по льду, раскинувшемуся под моими ногами, пробежала глубокая трещина... Мутные темно-зеленые воды ледяного озера...
  ...и я очнулся. Уже в пятый раз. Оказалось неважно, в какую я сторону я пойду - все было одинаково, и всегда эта тропа приводила меня к одному и тому же месту. Я пытался петлять, бежать, прыгать и чего только не делать, но результат не менялся вне зависимости от моих действий. Все что я сейчас ощущал - это странную и всепоглощающую предрешенность.
  Без какого-либо желания, я снова с трудом смог вернуть себе дыхание и двинулся навстречу морозной долине, и снова за мной плелся тот завораживающей узор, что рисовали собой ледяные лозы, и снова, когда сугробы стали ниже я вышел на заледенелое озеро, и снова передо мной встало чудное зеркало с моим двойником внутри, и снова я смотрел на него, надеясь найти выход из этой невообразимой западни. И снова и снова и снова. Все события повторялись, словно записанные на кинопленку, после окончания которой, воспроизведение начиналось заново. Как я только не пытался разорвать эту череду повторений, чего я только не попробовал: пытался пройти дальше, минуя зеркало, но дорогу перекрывали непроходимые ледяные джунгли, я пытался дождаться, когда зеркало уйдет под воду и сбежать, но двойник всегда меня опережал. Тогда я старался его победить, но против ослабленного меня, ему не надо было даже стараться. Поменять маршрут и прорваться сквозь колючие ледяные заросли? Порвав в клочья одежду, изрезав все свое лицо и тело, я вновь очутился перед монолитно возвышающимся посреди озера зеркалом. Попробовать разбить его? Все без толку. От всех этих попыток, на меня навалилась черная-пречерная, как густая смола, апатия.
  И когда я умер в следующий раз, у меня просто не было сил противиться судьбе. Я так и остался лежать на снегу. Я ведь уже думал об этом раньше - сдаться той силе, что держала меня здесь. Все равно любые мои действия ни к чему не приводят. И мне уже все равно, что случится дальше. Незаметно для себя я потерял сознание и вновь очнулся на том же самом месте, а перед моим взором опять воссиял этот чудесный рисунок. Изумрудная река, плывущая по небу и извивающаяся словно змея. Продолжая свое движение по небу, рисунок переливался всеми цветами радуги и трещал. В моем мозгу шевельнулась мысль, что за то время, пока наслаждался зрелищем, я уже успел еще несколько раз умереть. Подобное не удивляло. Ну, подумаешь, опять умер? Если бы это хоть что-то меняло... К тому же умирать от холода не так больно, как захлебываясь ледяной озерной водой, или от разорванных внутренних органов. Это все равно, что уснуть. Уснуть приятным тихим сном.
  Я умирал раз за разом в течение нескольких дней, а может и месяцев... а может и того больше. Точно определить было трудно - само понятие времени стало для меня чуждо. Промерзшие руки совсем не двигались, внутри меня медленно разливалось отчаяние. Что от меня еще требуется?! Если я уже проиграл, уже сдался этому чудовищному месту, почему оно просто не может взять и поглотить меня?! Почему ничего не прекращается?! Сколько раз еще мне придется умереть, чтобы все закончилось?! Хочу просто исчезнуть и ничего не чувствовать...
  В себя меня привело тиканье мельницообразных часов. Предаваясь подобным мыслям, я сам не заметил, как уже стоял напротив зеркала, глядя на самого себя, натянувшего ядовитую ухмылку.
  Взглянув на отражение в зеркале, я впервые обратил внимание, какие изменения претерпел за время своего пребывания в Маяке: все мое лицо стало бледным и исхудавшим, в волосах явно прибавилось седых волосков, на губах и подбородке остались следы подсохшей крови. Огромное количество синяков, кровоподтеков и прочих неприятных украшений. Но больше всего мое внимание привлекли не выражавшие практически ничего пустые глаза - взгляд побежденного человека, отбросившего все попытки сопротивляться. В голове пронеслась маленькая и мимолетная, словно поющий соловей, мысль. Тем не менее, сейчас я здесь - прямо перед зеркалом. Стою и размышляю, глядя на свой ужасный вид, хотя сознанием уже согласился броситься в лапы безысходности.
  И тут мне вспомнилось, что практически в таком же состоянии ко мне домой завалился виновник моего пребывания здесь - Сергей. И почему-то вместе с этой мыслью внутри меня вспыхнула крохотная искорка надежды. Через пару секунд я понял, в чем крылась причина - ведь он же как-то смог найти меня. И если он прошел через все то же, что и я, и смог в итоге выбраться, значит, выход из этого места есть. Мне надо только понять, где он. Для этого надо использовать все, что только придет в голову или попадется под руку. Допускать любые, самые безумные идеи. Конечно, в ходе своих попыток я неоднократно буду убит... но ничего другого мне просто не остается. За те короткие мгновения, что длились мои размышления, в моем отражении ничего не поменялось, за исключением взгляда - он вновь обрел блеск, а эти мерцающие блики словно и были той крохотной надеждой, что зажглась внутри меня.
  И я начался стараться, прикладывая все силы и всю волю, что у меня остались. Я не считал, сколько попыток у меня ушло. Мозг к этому моменту находился в вялом состоянии, поэтому происходящее я осознавал лишь где-то наполовину. Да и множественные смерти оставили на мне заметный отпечаток. Я уже практически переставал что-то понимать, двигаясь лишь по инстинктивно заложенной программе, или как иногда говорят - на одной воле. Я не считал, сколько попыток у меня ушло. Наверное, их было больше сотни. Снег, соприкасаясь с заледеневшей кожей обжигал ее. Кости и ребра трескались, а следом с мерзким хрустом ломались. От нестерпимой боли я кричал, и вместе с криком наружу вырывались капли алой крови, красившие прекрасный белый снег. Я не считал, сколько попыток у меня ушло. Наверное, их было больше тысячи. Но выхода все не находилось и не находилось, а внутри меня боролись две непреодолимые силы - с одной стороны яркая и теплая, как утреннее солнце, надежда, а с другой - черная и густая обреченность, желание сдаться. И словно балансируя на двух чашах одних весов, то одно, то другое чувство брало вверх. Я не считал, сколько попыток у меня ушло... тысяча... две... может даже три. А может число попыток давно превысило количество звезд на небе? Сам не знаю. Какая впрочем-то разница? Я все еще остаюсь тут, и ничего другого мне просто не дано. Я просто шел и шел, вперед, пока не начинал слышать тиканье часов. Мне даже не надо было открывать глаза, чтобы повторять прочно поселившееся в моей голове действия.
  Подойти к зеркалу, коснуться его поверхности ладонью... Ударить об него рукой, второй... врезаться головой...
  ...Чувствую, как по лбу стекает струйка теплой крови... Холодные ладони своего двойника, сцепившиеся на моей шее... теряю сознание...
  Все заново.
  Чудесный узор... тик-так-тик-так... боль...
  Узор...часы...смерть...
  Боль...смерть...
  И все заново...
  Смерть...
  Холод...
  Боль...
  Узор...
  Часы...
  Тик.
  Так.
  Тик...
  Так...
  ...
  В чувства меня привела звонкая соловьиная трель, звучащая над ухом. А следом появился свет, ударивший в закрытые веки, который я изначально принял за прожектор маяка. Но только потом осознал, что в отличие от холодного и безжизненного луча прожектора, этот был наделен теплотой. И тогда я открыл глаза и тут же зажмурился - передо мной сиял величественный ярко-оранжевый круг восходящего солнца.
  Я, кажется, слегка задремал.
  Сейчас я был на втором этаже здания, что в народе звалось Маяком. В первое время здесь была козлодерня, после которой осталось лишь брошенное здание, стоящее на возвышенности рядом с морем. Отсюда оно и получило свое, с одной стороны, не совсем подходящее название. Когда я был маленький, мы с ребятами тут часто играли. Чаще всего с моим лучшим другом Сергеем. Воображали себя пиратами, бороздящим бескрайние морские просторы, что сейчас раскинулись позади меня, а Маяк был нашей базой. Но это было так давно... а сейчас Маяк полностью занят производством. Не так давно, казалось бы, обреченное на снос здание, выкупила одна крупная компания, и организовала в нем что-то вроде мясокомбината. Выстраивалась стандартная схема предприятия, нанимались рабочие, и прочее-прочее-прочее. Кроме того руководству так понравились байки про Маяк, что они даже назвали в его честь свое новое предприятие, посчитав, что это станет хорошей рекламой. Облагораживание здания привело к тому, что количество наркоманов, алкоголиков и прочей шушеры в этом месте быстро свелось к нулю. Более того, появление производственного предприятия резко улучшило показатель жизни в таком маленьком городке как наш. Все было чудесно, хотя я не сильно и поддерживал их выбор названия.
   Обо всем этом я думал, лениво спускаясь по скрипучей деревянной лестнице, ведущей со второго этажа на первый. Странно, но даже после всех перемен, второй этаж так никто и не отремонтировал, равно как и эту прогнившую лестницу. И сейчас, касаясь ладонью перил, я ощущал в душе странный трепет, словно это место знало обо мне больше, чем я о нем. Что нас связывало нечто большее, чем просто детские игры и забавы.
  Чтобы избавиться от этого неприятного ощущения, я сунул руки в карманы. Полегчало. Спустившись на первый этаж, а затем, миновав пост охраны, я вышел во двор. В лицо тут же ударил легкий, слегка прохладный ветерок. На дворе стоял конец весны. Снег уже растаял, но вот цветы только-только начали распускаться, чувствуется, как после холодной зимы вновь возрождается жизнь. Чудесная пора. Я неподвижно стоял в течение нескольких минут, наслаждаясь запахом природы и заливной соловьиной песнью, пока не почувствовал в кармане короткую вибрацию.
  Запустив руку в карман, я извлек оттуда телефон. На его экране мерцало уведомление, о полученном сообщении. Отправитель был неизвестен, а его номер скрыт. Кстати говоря, раньше связь сюда не доставала, а теперь работает даже лучше чем в городке. После коротких манипуляций текст сообщения появился на экране. Всего три коротких слова.
  "До скорых встреч".
  - Интересно от кого? - мне тут же подумалось, что это, наверное, чья-то глупая шутка, или просто номером ошиблись. - Впрочем, без разницы, - под нос пробубнил я, убирая телефон обратно в карман.
  Свежим воздухом я уже вдоволь надышался, а посему, решил вернуться обратно домой. Все равно все свои дела я в этом месте уже сделал. Сев в автомобиль, я неторопливо доехал до двора своего дома. Поставил машину, зашел в дом. Едва-едва начался рассвет, а я уже успел выполнить все, что планировал на сегодняшний выходной и совершенно не представлял, что мне делать дальше.
  Может выбраться проветриться? Хотя потребности в свежем воздухе я не испытываю. Взялся за телефон. Соцсети уже с самого утра разрываются от обилия выливающегося в них мусора. Но даже там я не нашел ничего, что стоило бы внимания. А пощелкав каналы, пришел к выводу, что и по ящику не идет ничего толкового. Впрочем, не удивительно. Поднявшись в комнату, я улегся на кровать и начал неторопливо обдумывать все на свете. На тумбочке, рядом с головой, неторопливо шли старенькие часы. И я сам не заметил, как задремал под их ровное и успокаивающее тиканье.
  Тик-так.
  Тик.
  Так...
  Тук-тук-тук-тук.
  Середина весны. Время шло к ночи. Форточка в комнате была широко открыта, и было слышно, как на улице подвывал прохладный ветер. Но проснулся я не от этого, а оттого, что во входную дверь моего дома кто-то громко ломился. Все еще сонный, я поднялся с кровати и, подавляя зевоту, вышел в прихожую. Но только я отворил входную дверь, как в мои глаза ударил яркий свет, а затем я услышал гудение, в мои последние секунды, почему-то напомнившее мне прожектор маяка...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Т.Кошкина, "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"