Шб Алексей: другие произведения.

Маяк/2-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ...коридор, в котором я оказался, петлял и извивался змеей, а следом вообще разделился на три новых. Не имея времени, чтобы выбирать, я забежал в... ...средний коридор...

  Центральный коридор. Ад.
  
  Коридор, в котором я оказался, петлял и извивался змеей, а следом вообще разделился на три новых. Не имея времени, чтобы выбирать, я забежал в средний коридор, который почти сразу же вывел меня в широкий павильон с огромной воронкой в центре, вдоль которой вниз тянулась широкая спиральная лестница. Даже невооруженным глазом было видно, что глубина этой воронки, должно быть, превышает сотни метров. Но не это поразило меня больше всего. Из тех глубин, где находилось невидимое дно воронки, прямо через павильон, в котором очутился я, и наконец, куда-то далеко вверх тянулся широкий, извивающийся как змея столб, состоящий из полупрозрачной, пурпурной материи.
  Точнее описать это вещество, я просто не мог.
  Я прислушался: кажется, тот козлоголовый монстр от меня отстал... а может вообще побежал в другой коридор, потому что я совсем не слышал его шагов. Конечно, это было слегка необдуманно, но я с облегчением вздохнул, и чуть расслабившись, приблизился к воронке, желая лучше рассмотреть причудливую субстанцию.
  Больше всего она напоминала мне направленный в небо столб с загустевшей водой. Пурпурной водой. Которая, кроме прочего, еще и ярко светилась. Также было прекрасно видно, что субстанция внутри столба движется по направлению снизу вверх. Я встал на край плитки, поближе к столбу, и, взглянув вверх, попытался понять, куда же он все-таки выходит, но ничего, кроме кромешной тьмы не увидел. Взглянув вниз, я натолкнулся на аналогичную картину - пустое черное дно. Ни начала, ни конца не видно, так что же это за странный столб и зачем он тут нужен? Интерес просто распирал меня изнутри. Мне тут же стало интересно, что будет, если попробовать к нему прикоснуться.
  Стоило пальцам левой руки проникнуть внутрь этой причудливой материи, которая как на вид, так и на ощупь оказалась словно желе, как в мой разум ворвалась буря истошных, нечеловеческих воплей.
  - БОООЛЬ! СМЕРТЬ! УМРИ! СМЕЕЕЕРТЬ! ЖАААААЛЬ! МНЕ ЖААААААЛЬ!
  - СМЕРТЬ! СМЕЕРТЬ! НЕЕЕЕЕТ! БОООООООЛЬНО! УБИИТЬ!
  - ПРОСТИИИИ! УБИТЬ! УБЕЕЕЕЙ! УМРИИИИ!
  Я тут же отшатнулся, схватившись руками за голову. Все внутри покрылось коркой льда, а по телу пробежала дрожь. Разум забил тревогу. Что-то я сильно расслабился, и совсем не ожидал такого поворота. Забыл, что в этом месте тысячи вещей, способных меня убить, и что мне лучше вообще тут ничего не трогать. Хотя, после произошедшего, мое любопытство все-таки только усилилось. Что же это за странный столб? И что за галлюцинации он у меня вызвал? Нет... хватит об этом думать.
  Чтобы отвлечься, я отвел взгляд от аномалии и принялся осматривать сам странный павильон. И стены и пол в нем были на порядок лучше и чище, чем в комнате с пыльным кафелем, в которой я был до этого. К тому же, больше всего меня успокаивал тот факт, что тут не было трупов. Купол строения и вовсе был словно отлит из бронзы и украшен самыми разными непонятными мне рисунками и письменами, а в некоторых местах даже инкрустирован драгоценными камнями. Весьма, весьма дорогостоящий вид. В таком месте и какой-нибудь привередливый богач не отказался бы жить. Интересно, кто мог построить такое грандиозное сооружение, и дело ли это рук человека? Все-таки странно видеть такую комбинацию, как величественный павильон, и маленькая, невзрачная комната, с пыльным кафелем и тусклой лампой, соединенные всего одним, серым коридором. Слишком противоречивый вид.
  При дальнейшем осмотре стало ясно, что из этого павильона есть только один дальнейший путь - вниз. Туда вела широкая и длинная спиральная лестница, словно змея, овившаяся вокруг столба с таинственной материей. Вот только стоит ли мне по ней спускаться? Не лучше ли вернуться обратно? Как я успел заметить, тот козлоголовый монстр вроде куда-то исчез... а это значит - путь назад может быть свободен. Хотя с такой же вероятность может статься, что этот монстр все еще там, и поджидает меня возле перекрестка. Да и с чего это я взял, что если вернусь обратно, то обязательно найду выход? Так же, как и не уверен, что найду его, спустившись вниз. Тут вообще ни в чем нельзя быть уверенным. Но высота у этого странного колодца такая, что хватило бы на целый небоскреб, а еще эта непонятная материя, вызывающая странные глюки. И как я уже понял, исток этой субстанции как раз и находится на дне воронки, что говорит не в пользу пути вниз.
   Подумав об этом, я развернулся обратно и осторожно пересек павильон, затем последовал по коридору и вновь оказался у развилки. И когда я тут оказался, в голове проскочила мысль: не проверить ли мне сначала остальные два коридора? Вдруг выход я найду в одном из них.
  Но стоило этой мысли проскочить мне в голову, как я услышал отчетливый звук бьющегося стекла, доносившийся откуда-то далеко из левого прохода. Последовавшие следом звуки сильно напоминали какую-то потасовку - с завидной частотой там что-то там громко билось, крошилось, ломалось. Для пущего ужаса не хватало только воплей и криков. К счастью - они так и не появились, но за эти короткие секунды я уже твердо решил, что там мне точно делать нечего. Да даже если там какой-то человек попал в беду, я не собираюсь рисковать ради него своей жизнью - а вдруг козлоголовый окажется именно там? Что я тогда буду делать? Погибать вместе с кем-то другим? Как-то не горю желанием. Мне сейчас бы просто выбраться. Я даже не говорю целым и невредимым - просто выбраться из этого кошмарного места.
  Эх, как мне сейчас хочется просто вернуться домой. В свой тихий и спокойный дом, где я далек от всех этих тревог и переживаний. Где я не сжимаюсь от страха после каждого шороха или скрипа половицы.
  - Слишком поздно... Возвращайся. Ты опоздал... ты опоздал... - шепотом пронеслось рядом со мной.
  У меня тут же душа в пятки ушла.
  Как-то медленно и неловко, я оглянулся, но никого рядом с собой не обнаружил. Хотя был полностью уверен, что мне не привиделось и не послышалось. Но от этой уверенности становилось только страшнее.
  В животе все свернулось, и я почувствовал, что меня скоро стошнит. Чтобы унять недомогание, я сделал глубокий вдох.
  - Обратно.... Вернись обратно, - повторился шепот.
  Точно! Не послышалось!
  Снова перепугавшись, я начал быстро смотреть по сторонам, но опять никого не обнаружил. А может я просто начал с ума сходить? Вот и чудится всякое. Но все выглядит так, будто происходит по-настоящему. И чтобы убедиться, что я не брежу, мне даже на секунду захотелось ответить голосу, но я вовремя осекся и решил, что привлекать внимание в соседнем коридоре - было ужасной затеей. Тем более что потасовка, завязавшаяся там недавно, к этому моменту как раз утихла.
  - Возвращайся...
  Я попытался каким-нибудь образом заглушить голос, но продолжал его слышать, даже зажав ладонями уши.
  - Поторопись! Скоро... скоро он вернется!
  Почему я вообще его слышу? Я никогда раньше не страдал от галлюцинаций, но отлично знал, что если человек продолжает слышать голоса даже с закрытыми ушами - значит у него явные проблемы с психикой. Получается, на самом деле этого голоса не существует, и мне лучше его игнорировать, не вслушиваться в то, что он говорит. Хотя сказать проще, чем сделать.
  Сейчас, пока не стало поздно - надо быстро проскочить обратно в кафельную комнату. Но стоило мне о ней вспомнить, как перед глазами то и дело начинали всплывать картины, которые мне предстоит вновь увидеть, если я собираюсь вернуться - растерзанные тела, липкие лужи крови, разбросанные внутренности. Вполне может быть, что именно эти переживания и вызвали у меня появление этого голоса. Известно ведь немало случаев, когда люди сходили с ума, своими глазами увидев расчлененку.
  А голос тем временем не смолкал.
  - Почему ты не идешь? Вернись...
  А может, во всех моих глюках виноват тот странный столб? Ведь просто коснувшись его я услышал просто немыслимое количество голосов. А то, что происходит сейчас - отголосок всей той жуткой какофонии. Это самое логичное объяснение происходящему. И очень надеюсь, что и этот голос скоро смолкнет, как со временем пропадает эхо. За время этих раздумий, я уже тысячу раз пожалел, что полез к этому мерцающему столбу. Поступок ничуть не лучше, чем у всех этих героев-неудачников из ужастиков, которые из-за собственной тупости и бессмысленного любопытства погибают нелепой смертью. И понадобилось же мне повторить их судьбу. Хотя я пока еще не повторил.
  Ведь я пока не умер. И об этом мне забывать не стоит - если я хочу вернуться домой, мне стоит быть впредь осторожнее. Дважды думать, прежде чем совершать какой-то поступок.
  - Слышишь? Слышишь?! Он идет! Он идет!!!
  Что меня удивило больше всего в данной ситуации - так это то, что в коридоре рядом, да, в том самом, где не так давно стихла борьба, теперь разносились негромкие шаги. И сопровождались они методичным хрустом стекла, как будто кто-то наступал на осколки разбитых бутылок, или чего-то вроде них. И звук этих шагов неотвратимо приближался ко мне все ближе и ближе.
  Естественно я начал нервничать. Особенно секундой позже, когда голос заговорил снова.
  - Он тебя убьет и ты сдохнешь! Будешь мучатся и страдать!!! Он выпотрошит тебя и выпьет твою кровь!!! - басом разнеслось у меня в голове.
  Трусом бы я себя не назвал, но не знаю, какие нужно иметь нервы, чтобы в данной ситуации не сдрейфить. Казалось, что бред голоса был, по меньшей мере, наполовину осмысленным, ведь сюда и в самом деле приближается какое-то нечто.
  И это нечто заставляло меня обливаться холодным потом.
  Я попятился назад, задержав дыхание и стараясь лишний раз не шуметь. К счастью, неизвестный шел очень медленно, и за это время я успел медленно вернуться обратно в павильон. На секунду я остановился у входа и прислушался, но больше никаких шагов не услышал. Я слегка расслабился. Буду надеяться, что непонятный гость сюда заходить не собирается. Однако возвращаться обратно в коридор теперь стало слишком опасно. Оставаться тут? И чего я этим добьюсь? Нет никакой гарантии, что он не забредет сюда, или вместо него кто-нибудь похуже.
  Взгляд невольно упал на тянущуюся вниз спиральную лестницу. Никогда, абсолютно никогда подобный спуск не сулит ничего хорошего. В особенности, когда ты следуешь ему вынужденно. И поэтому я не должен спускаться? А что, если на такие рассуждения все и рассчитано?
  Я задумался, и посмотрел сначала на вход в павильон, затем на пурпурный столб, и, наконец, на спиральную лестницу. По дороге назад меня поджидает тот самый непонятно кто. И этот непонятно кто, вряд ли настроен дружелюбно. Просто потому, что в таком месте как это, все вокруг только и жаждет того, чтобы меня убить. Ну и другой причиной моего нежелания возвращаться в пыльный коридор могли быть трупы - я не хочу встречаться с ними еще раз. С другой стороны, к иному пути ведет лишь эта лестница.
  Так что мне терять?
  С тревогой на душе, я сам не заметил, как начал спускаться по холодным каменным ступеням. Каждый мой шаг отдавался эхом, многократно откликающимся от стен глубокого колодца.
  Топ. Кап. Топ. Кап.
  Сливаясь с эхом моих шагов, с какого-то времени к звукам прибавилось равномерное капанье воды.
  Кап. Топ.
  Топ. Кап.
  ...раздражающе равномерное капанье воды.
  И это учитывая, что мои нервы и так не на шутку шалили.
  Прошло уже минут десять, и за это время я успел сильно углубиться, но лестница так и не заканчивалась. С каждой следующей ступенькой, сомнения, что я совершил правильный выбор, одолевали меня все сильнее и сильнее.
  Кап. Топ. Кап. Топ.
  И еще это надоедливое капанье... хотел бы я не обращать на него внимания, но от этого оно заострялось еще сильнее.
  Когда страх, вперемешку с раздражением уже начали становиться нестерпимыми, я наконец-то узнал, чем все-таки заканчивается этот длинный и закрученный путь. И хотя пурпурный столб тянулся еще далеко вниз, исчезая в беспроглядной пустоте, мраморная лестница обрывалась именно здесь. Передо мной выросла широкая двойная дверь, простоватая на вид, но в то же время чем-то притягательная.
  Кап.
  Ну, будем надеяться, что я не зря так долго сюда спускался. Я схватился за железную ручку, и мягко ее повернул, стараясь действовать как можно тише. Однако стоило моей руке ощутить прохладу железа и слегка надавить, как обе двери махом распахнулись, представляя передо мной убранство следующей комнаты.
  В глаза мне тут же бросились изящные кремовые стены, а также расшитый золотыми нитями ярко-красный ковер, тянущийся вдоль длинного, казалось нескончаемого коридора. Потолок и вовсе был украшен хрустальными канделябрами, а вдоль стен висела целая галерея картин. Роскошно. Если павильон выглядел изящно, то такое убранство больше подходило для какого-нибудь дворца. Только в отличие от дворцов, в этом зале было совершенно пусто - ни единой живой души, ни даже звука, намекающего, что они тут могут быть.
  Мне все больше и больше интересовало, где же я оказался. Ведь не могло же такого быть, что подобное строение появилось где-то под Маяком. Такое просто немыслимо! Тут ведь даже окна есть. Расписанные цветной мозаикой окна, через которые в комнату пробивались слабенькие лучики света. Только стекла были такие, что за ними ничего и не увидишь, а само окно никак не открывалось. Но по ним все равно можно понять, что на дворе стоит день, и что, даже спустившись по лестнице на значительную глубину, я все еще не был под землей. Логичнее всего предположить, что после потери сознания, я каким-то чудесным образом оказался на вершине какой-то... башни, что ли? Тем не менее, такой расклад был мне лишь на руку. Ведь, если я прав, выход из любого высокого строения, вроде башни, должен находиться внизу. А это говорит о том, что спустившись по спиральной лестнице, я оказался на верном пути.
  А пока мне предстояло пройти мимо таинственной пустой галереи. С обеих ее сторон, на множестве висевших картин самых разных размеров было расписано просто огромное количество всевозможных сюжетов. Не отличался только стиль написания, так что я предположил, что все это были работы одного художника. Причина их присутствия в зале? Наверное, художник, нарисовавший эти картины, и был хозяином башни. Либо хозяин этого места был поклонником творчества этого художника. Это ли сейчас важно? Я взглянул на ближайшую картину - на ней была нарисована молодая улыбающаяся темноволосая женщина в изысканном зеленом платье, держащая в левой руке надкушенное яблоко. Просто и приятно, но никаких больше эмоций картина у меня не вызывала. Я медленно двинулся дальше, на ходу рассматривая другие работы художника. На следующей был изображен обеденный стол, прямо-таки ломящийся от всяких разных яств, в центре которого, однако, стояла глубокая пустая миска. Зачем ее туда поставили? Какова задумка? Не имею ни малейшего понятия. Пройдя немного дальше, я увидел рисунок высокого дерева, по которому карабкается мужчина, а внизу, около корней дерева, стоит целая толпа ликующих и рукоплещущих людей. Дальше по галерее изображены дремлющие посреди сочного зеленого поля влюбленные. А потом свора детишек, собравшихся вокруг большого котла с варящимся в нем, кажется, супом. Один из малышей мешает всю эту смесь, а остальные увлеченно бросают в котел ингредиенты. В таком месте, глядя на эти простые картины, впору было бы расслабиться и успокоиться.
  Но я не мог. И пополнил список моих тревог тихий голос, о котором я уже почти успел забыть.
  - И-ди впе-ред... не...не за-кры-вай гла-за, - по слогам сказал он.
  Несмотря на весь свой скептицизм по отношению к этому голосу, я поглубже заткнул свое любопытство, и перестал ворочать головой по сторонам, вместо этого устремившись вперед по коридору. В самом деле, чего это я тут картинами увлекся? Самое главное для меня сейчас - как можно скорее пересечь этот коридор и добраться до выхода. Но совет голоса не только заставил меня ускориться, благодаря ему я также начал чувствовать себя несколько неловко, и теперь, каждый раз, моргая, я испытывал необъяснимую тревогу, а сердце пропускало лишний удар. И как будто специально в следующие мгновения мои веки потяжелели, словно свинцом налитые. Причиной я бы назвал умиротворяющую, и даже в каком-то смысле уютную обстановку.
  Я все шел и шел по этой длинной, казалось, бесконечной галерее, стараясь глядеть больше себе под ноги, чем куда-либо еще. Время от времени я зевал, стараясь при этом держать глаза открытыми. И все время пока я шел, меня одолевали странные сомнения. Выхода все не было и не было. И ни одного намека на то, как вообще выбраться из этого места. Я зря сюда сунулся. Зря... определенно зря. Что та лестница, что этот коридор. Меня что специально испытывают, заставляя проходить такие долгие и нудные места?
  Топ.
  Опять я начал обращать внимание на звук своих шагов, которые не заглушал даже плотный шерстяной ковер. В то время как краем глаза я продолжал замечать промелькающие картины: целая толпа людей, с азартом играющая в кости, собравшись за низеньким, но широким деревянным столом. А потом молодой человек, грустно глядящий на портрет молодой девушки, освещаемый пламенем почти потухшей свечи. Снова вспомнив напутствие голоса, я решил подобру-поздорову не глядеть на эти картины даже боковым зрением.
  Топ. Топ.
  Кап.
  И опять началось это раздражающее капанье воды. Я зевнул, а через секунду в душе возмутился. Да когда уже этот чертов коридор кончится? Может мне просто взять, и повернуть обратно? А собственно, почему бы и нет? Или все-таки не стоит, ведь иду то я по нему уже достаточно долго, а обратный путь займет столько же времени, сколько я уже потерял. Хотя то, что я пробыл тут уже довольно долго, дает мне надежду, что тот невесть кто, помешавший мне в прошлый раз, наверняка уже ушел и путь в комнату с пыльным кафелем теперь открыт. Даже несмотря на кошмар, что меня там поджидает, я бы предпочел сейчас оказаться именно в ней. Ведь в подобном странном месте те ужасы гораздо... очевиднее что ли, чем этот тепленький и уютный коридор - ведь по закону жанра, именно в таких приятных глазу местах и кроется самая настоящая опасность.
  И даже зная это, я все равно слишком расслаблялся. Хотя скорее я просто не мог быть настороже. Монотонная ходьба по скучному коридору так меня утомила, что я ощущал, как скоро усну. А вот этого допустить точно нельзя. От постоянной зевоты на меня наваливались сонливость, а в уголках глаз собирались слезы. Сколько я еще так протяну? Дойду ли я до конца? Тут можно только гадать. Может, там дальше и выхода даже нет, откуда мне знать? Решено - надо возвращаться!
  Кап. Кап. Топ.
  Но только мое туловище начало делать разворот, как о себе вновь заявил тот непонятный голос.
  - Нет! НЕ оборачивайся! Нет!! - истерично завопил он.
   Я резко вернулся в исходное положение. По спине пробежал холодок, а на лбу выступили капельки пота. Рвущийся приступ очередной зевоты пропал еще в зародыше, и полуразвернутый я остался стоять с полуоткрытым ртом.
  Не оборачиваться? Почему?
  В висках пульсировало напряжение, а мысли буравил лишь один вопрос:
  "Чего такого я увижу, если сейчас повернусь?"
  Кап. Кап. Кап.
  Может, с этим местом я превращаюсь в параноика, но сразу после этого предупреждения мне начало казаться, будто за моей спиной кто-то есть. Ни шагов, ничего такого я не слышал, но от одной этой мысли меня с головы до ног начал оплетать страх. И этот страх медленно перетек в самый настоящий немой ужас, когда я почувствовал легкое дыхание, скользнувшее по моему затылку.
  Я вздрогнул. А следом услышал почти неуловимый шепот. Легкий и воздушный, словно шелест листвы или методичное перелистывание страниц.
  Шпшспшшп-шпсшпш-шпшсш-шсшпшспшп
  Слов было не разобрать. И даже, несмотря на то, что говоривший на непонятном языке голос, звучал нежно и умиротворяюще, внутри меня наоборот все сжалось. Дыхание участилось, а сердце забилось так рьяно, что в глазах у меня помутилось. Я чувствовал, что еще чуть-чуть, и я сорвусь.
  Кап. Шпсшп-псшшфпш-шфпспш-пшсп. Кап. Шпф-шасшПСШ-ШПШСП-шфас.
  Я хотел или свернуться в клубок, чтобы закрыться от всех этих непонятных вещей, или, наоборот - со всей прытью пустится вперед сломя голову, игнорируя все на свете.
  Кап. ШпсШ-ПШСШш-шпфшСШПШСШП-ШШФШШСШШ-ПШШФШ. Кап.
  - Иди... вперед! Не оборачивайся! - как-то нечетко в моем сознании прозвучал голос.
  Но именно голос снова вернул меня к реальности. Я понял, что уже долгое время стою на одном единственном месте, не находя в себе решительности выбрать хоть какой-то из вариантов. И потому я поступил так, как посоветовал мне он. Руки и ноги дрожали все сильнее и сильнее, но я все равно двинулся вперед. Не бежал, а именно шел. Медленно и неловко. Но все-таки мне сразу стало легче, и как продолжающийся шепот, так и охватившее меня напряжение слегка поутихли. Но мне все равно хотелось взять и обернуться, просто чтобы убедиться, что за моей спиной ничего нет... потому что если бы там что-то было, был бы я до сих пор жив? А если за такое время меня еще ничто не убило, значит, там ничего и нет. То дыхание и тот шепот - это наверняка просто галлюцинации.
  Я просто перенервничал.
  По крайней мере, я всячески убеждал себя, что дело именно в этом.
  Но паранойя не отступала. Тени, раскинутые на полу перед моими глазами, плясали как бешенные, и, глядя на них, мне казалось, что я улавливаю чей-то невысокий силуэт. То возникающий, то пропадающий. Нет - это просто игра разбушевавшегося воображения.
  Все это мне кажется! НИ БОЛЕЕ ТОГО! НЕ НАДО ОБРАЩАТЬ ВНИМАНИЯ! ПРОСТО ИДТИ СЕБЕ ВПЕРЕД.
  Кап. Шпсшп-фшспшшш-спшфспш.
  Я даже не заметил, как некогда сияющий и благоухающий зал стал в моих глазах каким-то тусклым и безжизненным. Раскинувший под моими ногами красный ковер уже был не таким насыщенным, а золото, украшавшее стены и картины словно потускнело, и теперь больше напоминало медь.
  Даже лучики света, бьющиеся через стекло, бесследно растворились, а за окном непонятно как повисла глубокая ночь.
  Кап. Шпсш-псшпсш-пшс. Кап.
  Кап-кап-кап. Шшшпшшпшшшшшпшшшпшшшшшшпшпшш.
  Очень скоро раздражающее меня покапывание превратилось в самый настоящий ливень, польза которого была лишь в том, что он немного приглушал несмолкаемый шепот. Вслед за ливнем поднялся ветер, заскрипели окна, нагоняя на меня еще больше жути. Весь комфорт мигом улетучился, и я ощутил пронизывающую до костей прохладу.
  К счастью продолжалось это не долго, и конец бесконечного коридора вскоре оказался прямо передо мной. И оканчивался он широкой двойной дверью, обшитой красным деревом и украшенной золотыми... или уже бронзовыми узорами - даже так это было самое настоящее произведение искусства.
  Я долго не мог решиться, стоит мне знать, что находится с обратной стороны этой двери, или же нет. Дрожащая рука то поднималась, то, за миг до прикосновения с ручкой, резко опускалась. Все это время я ждал, что же мне скажет голос. Без него я уже не мог решиться сделать даже один шаг.
  Но из-за долгого простаивания на одном месте, ко мне вернулся тот немыслимый дискомфорт, а вместе с ним, около моих ушей вновь засвистел шепот на неведомом языке.
  Шпшш-пшпшсспфспшпшш-пшшспфппшпсспфссшп.....
  И что... я так и буду стоять и ждать? Ждать, пока не объявится голос в моей голове, который и скажет мне, что делать дальше? Меня действительно это устраивает - слушать кого-то, думать чужой головой?
  Конечно же, нет! Все равно идти мне больше некуда.
  Набравшись мужества, я резко схватился за металлическую ручку, и двери тотчас распахнулись. Шепот бесследно растворился, и на смену ему мои уши пронзила тонкая, классическая музыка.
  Туру-туру-туру-туру-турурум-турум-турум-туруруру-турурум-турум-турум...
  Такая мелодичная и такая расслабляющая, что почти сразу, как только я ее услышал, мою голову, словно заполонил туман.
  Место, где я очутился теперь, выглядело как огромный белоснежный зал, заполненный людьми...
  Людьми?
  Стоп. Вот такого я совсем не ожидал... неужели здесь есть другие люди? Однако первая радостная мысль тут же окрасилась новым чувством - недоверием. Стоит ли мне их опасаться? Внутренний голос, да и простая логика, говорили мне что стоит. Парни и девушки, мужчины и женщины, старики и старухи - все находящиеся внутри этого зала были наряжены в элегантные белые костюмы, а их лица были скрыты причудливыми маскарадными масками. И при этом они вальсировали, вальсировали и вальсировали, без остановки вальсировали в такт играющей музыке. Я как будто очутился на самом настоящем маскарадном балу. И тут мне вволю было бы расслабиться, но поразительная схожесть, как внешности, так и поведения этих людей, вызывала у меня лишь дурные опасения.
  - Эй! - окликнул я ближайшую пару.
  А в ответ ни слова.
  Я еще несколько раз их позвал, но на мои попытки люди никак не реагировали. Меня, для них, словно в этой комнате вовсе и не было. А может так даже лучше? Воспользоваться тем, что меня не видят и просто пройти мимо?
  Вот только я не мог решить, куда мне идти - я насчитал двенадцать выходов из этого зала, прибавив к ним тот, из которого пришел я - и получится, что всего в овальном помещении было тринадцать одинаковых, словно близнецы, дверей.
  И какая из них выведет меня наружу?
  Турум-туруруру-турурум-турум-турум - продолжала играть музыка, пока наряженные в белоснежные костюмы люди плавали вокруг меня. И мне даже казалось, что вместе с ними, почти неуловимо кружили и стены зала.
  И с каждой секундой я убеждался в этом все сильнее.
  Я несколько раз оглянулся по сторонам, и в конце оглянулся за спину - я уже был не уверен, что дверь, на которую я сейчас смотрел, была той, через которую я сюда пришел.
  Вот к чему может привести хоть короткое замешательство!
  Туру-турурум-турум-турум-туруруру - так же умиротворенно и утонченно скользила музыка, пока я молчаливо пересекал овальный зал.
  Я решил просто идти вперед, до тех пор, пока не наткнусь на хоть какой-нибудь выход. Зачем? А просто потому, что что-то мне подсказывало, что здесь нельзя задерживаться надолго. И я шел, по пути осматривая кружащихся вокруг меня людей. Двигались они так, чтобы никоим образом не соприкасаться со мной, даже если я резко останавливался и вставал столбом на одном месте. Но в то же время они постоянно проскальзывали рядом, заставляя меня нервничать и дергаться. И с каждым кругом они сближались все ближе и ближе.
  Заметив это, я ускорил шаг.
  Все это время меня не покидало странное чувство, что я должен с ними заговорить. Зачем? Не знаю. Все равно мне этого не удавалось. После чего я поймал себя на мысли, что был бы очень рад поменяться местами с кем-то из этих людей. Откуда появилось это желание, я не понимал, но сразу вдруг ощутил себя чертовски одиноким, а окружавшие меня люди, наоборот - казались мне такими сияющими и счастливыми. Я даже, казалось, слышу, как среди них звучат радостные смешки и перешептывания. Почему казалось? Потому что, сколько я не глядел на лица этих людей - они не менялись - словно лица статуй. Но так же неизменно на их лицах было написано, что больше в этой жизни им ничего и не нужно - только вальсировать целыми днями, прямо как сейчас.
  Меня охватила непонятная грусть и непонятная зависть. Каково это - ни есть, ни пить, ни искать выходы из странных домов, чем сейчас занят я - а просто вальсировать днями напролет? Если задуматься - эти люди не испытывают печали, их ничего не пугает, ничто не раздражает. Не знать несчастья - ни это ли и есть настоящее счастье? Мене снова захотелось встать на место одного из этих парней и присоединиться к всеобщей радости.
  "А почему бы и нет?" - пронеслось в голове, и меня овеяло странное желание поступить наперекор логике, наперекор нормальному поведению. Просто поддаться этому легкому, мимолетному, но, черт возьми, такому сильному желанию!
  И вот у самой двери, словно назло моим размышлениям, одна из групп проскользила почти вплотную ко мне. И как-то бездумно, я левой рукой схватил мужчину и оттащил его в сторону, намереваясь следом занять его место на этом чудном балу. Странно, но, несмотря на мои действия, на лице человека не возникло ни удивления, ни страха - оно осталось таким же счастливо-непроницаемым. Меня это разозлило. И будучи откинутым, мужчина сделал несколько неряшливых шагов назад, а затем, споткнувшись, уткнулся лицом в пол.
  Прошло две секунды, после чего с громким хлюпаньем голова мужчины отделились от тела, и откатилась в сторону, оставляя на белоснежном полу ярко-красный след.
  Ошарашенный, я тут же сделал пару шагов назад. Мой разум застыл, затуманенный странным стечением обстоятельств. Я стоял и смотрел на обезглавленное тело и не мог думать ни о чем - только глядеть на развернувшуюся перед моими глазами неправдоподобную картину.
  Как это произошло? И почему это произошло?! Люди не настолько хрупкие - у них так просто головы не отпадают. Что я наделал...? Чем я только думал? В первую очередь, заторможенный разум обратил внимание на то, что после этого происшествия музыка в зале резко оборвалась.
  В то время, пока остолбеневший я занимался переосмыслением произошедшего, спутница погибшего мужчины внезапно вскрикнула. Я молниеносно перевел на нее взгляд, и увидел, что лицо девушки исказила ужасная скривленная гримаса, глаза покраснели, а изо рта брызнула пена. В ту же секунду, с диким визгом она бросилась на меня, повалив на землю.
  Продолжая рычать и кричать, девушка царапала мне лицо, шею, тело, и раздирала в клочья одежду. Яркая острая боль вспышками вклинивалась в мой разум, понемногу возвращая плутавшие непонятно где мысли. Она с такой яростью старалась мне навредить, что до крови разодрала свои собственные пальцы. В порыве бешенства, она затем и вовсе впилась зубами мне в шею, но я вовремя среагировал и отвел голову, отчего ее зубы вместо шеи впились мне в плечо.
  Я ощутил, как заструились теплые струйки свежей крови...
  И тут, наконец, полностью пришел в себя.
  От хлынувшей боли я интуитивно ударил девушку кулаком в голову. Она зашипела, но хватку ослабила. Я скинул ее с себя, быстро поднялся на ноги и зашипел от того как тело и лицо запекло от свежих ран.
  Только сейчас я заметил, что вслед за завершившейся музыкой прекратился и вальс, а взгляды всех умиротворенно участвовавших в нем людей теперь были обращены на меня. Вот только никаким умиротворением от них более не веяло, наоборот - как и та девушка, они глядели на меня с обезображенными от ярости лицами, а их глаза запылали огнем.
  Минуту назад я хотел их внимания? Ну что ж, вот я его и получил.
  Недолго думая, я пустился бежать, по пути стирая рукавом налипшую на лицо кровь. От быстрого бега и навалившегося ужаса дыхание резко участилось, а сердце начало биться так мощно, словно стремилось прямо сейчас вырваться из груди. Руки и ноги слегка онемели от кровопотери, но я знал, что если хочу выжить - останавливаться нельзя.
  Совершив глубокий вдох, я налетел на дверь, что находилась всего в паре шагов от меня, и тут же крепко сжал зубы и кулаки, приготовившись встречать новую невиданную опасность.
  Однако передо мной был все тот же самый зал с картинами, из которого я недавно пришел.
  Я сначала подумал, что из-за возникшей суеты не заметил, как вернулся обратно, но как выяснилось вскоре, это было два разных зала, внешне похожих, но с существенными отличиями.
  Прямо с порога меня снова встретил портрет милой женщины с яблоком. И прямо на моих глазах картина начала меняться, словно ее дорисовывал какой-то невидимый художник: одна за другой, из надкушенного яблока начали вытекать тоненькие кровавые струйки, а затем лицо самой женщины побледнело, губы посинели... а потом... потом ее глаза просто-напросто вывалились из глазниц, словно два маленьких мячика.
  Кровь струйками тянулась из яблока, и вытекала за пределы картины прямо на ковер, а вслед за ними и два глаза запрыгали по мягкому покрытию. Я отшатнулся и тут же увидел, что таким же скверным образом преобразились и все картины, висевшие в зале.
  ...отрубленная голова, стоящая в миске посреди обеденного стола.
  ...повешенный на дереве выпотрошенный мужчина, вокруг которого собралась злорадно гогочущая толпа.
  ...расчлененная пара, чьи конечности разбросаны по орошенному кровью полю.
  ...бурлящий котел, в котором с агонией на лицах варятся маленькие дети.
  От такого количества жестоких сцен, разом вонзившихся в мой разум, меня тут же чуть не вырвало, но в самый последний момент я успел подавить хлынувший позыв. Более того, ужасные картины так сильно ударили по моему рассудку, что страх уже перестал скапливаться внутри, вместо этого разом выхлестнув наружу.
  Я побежал вперед, вкладывая все силы, а чтобы не видеть всего этого кошмара, закрыл лицо руками, лишь изредка поглядывая, только чтобы убедиться, что коридор так и продолжает тянуться прямо. Укушенное плечо ныло, и из него периодически выплескивалась кровь, но все что я мог сделать - зажать рану ладонью. В то же время было слышно, как позади меня несется разъяренная толпа - они толкались, спотыкались, ревели и рычали, стараясь протиснуться в узкий коридор. А из картин в это время таки и продолжала безостановочно литься кровь. Весь интерьер по прежнему казался мне тусклым... за исключением ковра - тот теперь был ярко красным от пропитавшей его густой и вонючей субстанции, что маленькими струйками стекалась со всех концов коридора. И каждый раз, наступая на мокрый ковер, в мои уши проникало противное хлюпанье, отдававшее притоком мерзкого трупного запаха.
  Коридор все не заканчивался и не заканчивался, а я бежал, стараясь глядеть не по сторонам, а себе под ноги. А потому поздно заметил, что с какого-то момента ужасные картины сменили ужасные экспонаты: люди с ободранной кожей, выколотыми или вываливающимися глазами, плавящиеся в кислоте, горящие в огне, с отрубленными руками, носами, ушами, отваливающимися челюстями. Женщина, жрущая своего собственного ребенка, связанного с ней пуповиной. А потом наоборот - ребенок, сидящий на теле мертвой матери, и увлеченно в нем ковыряющийся. Из этих экспонатов встречались даже люди, сшитые из разных, иногда непропорциональных частей тел. Мерзко... Я глядел на них мельком, но удержать рвотные позывы уже никак не мог, и только учуяв насыщенный запах крови, меня тут же стошнило прямо на ковер. От хлынувшего наружу содержимого желудка, стало только хуже - к колющей боли в груди теперь добавилось легкое головокружение и жжение в животе и горле.
  Повезло мне, что передо мной были самые обычные экспонаты, просто чьи-то фантазии, а не живые люди, иначе я бы точно не выдержал.
  И словно воплощая мои страхи в реальность, я уловил, как одно из этих уродливых изваяний дернулось.
  - Рррыааааар!
  Подняв гулкий рык, эти мерзкие существа зашевелились. Вслед за первым экспонатом ожили и остальные. Они шли медленно и неуклюже, протягивая ко мне свои руки и брызгая слюнями, кровью и громко щелкая челюстями. Я старался не снижать темп бега, и отбиваться от появившихся уродов, но вздрагивал каждый раз, когда моя кожа соприкасалась с их гниющей, либо покрытой кровью плотью.
  Коридор продолжал тянуться вперед. Живых экспонатов в нем становилось все больше и больше. И даже те из них, кто не имел ног, рычали и жадно ползли ко мне, нагоняя на и без того отвратительную картину еще больше жути. Я оглянулся и заметил, что армию мерзких экспонатов уже нагнали одетые в белоснежные костюмы люди. Странным мне показалось то, что их костюмы не пачкались и оставались такими же белоснежными, даже когда сталкивались с окровавленными экспонатами. Но это ли сейчас самое главное?
  А затем, как-то отдаленно, хотя на самом деле он звучал почти вплотную ко мне, я услышал звук бьющегося стекла. Вслед за звуком из окон начали вываливаться люди, даже более непонятные и отвратительные, чем недавние экспонаты - уже скорее напоминающие движущиеся куски мышц, обильно истекающие кровью. Более того все они были обезличены: ни глаз, ни носа, ни ушей - на лице этих тварей был только широченный трубкообразный, вытянутый рот, заполненный несколькими рядами острейших зубов расположенных сплошняком - никаких верхних или нижних рядов - один сплошной колючий круг.
  Сил расталкивать их у меня уже не было, и вместо этого я проскальзывал рядом, уклоняясь от тянущихся ко мне скользких лап, и с ног до головы вымазываясь в крови. Эта кровь, попадая на кожу, вызывала у меня неприятный зуд, но времени, чтобы ее стереть не было. Немного этой гадости попадало и мне в глаза, но и пары капель было достаточно, чтобы теперь любое движение зрачков отзывалось в голове порцией боли.
  Они почти меня нагнали... я старался оторваться от преследования, но ног я уже не чувствовал, а каждый шаг словно отдавался тысячью ударами электричеством. Я выжимал из себя все соки, хотя понимал, что воздуха в легких уже нет, а от того, что я напрягал скрытые резервы организма, закололо в груди. Даже мысли начали путаться, а зрение накрыла темная пелена. Я так больше не могу!
  Не могу!
  Надо передохнуть! Остановиться, хоть на секунду!
  Но я продолжал бежать, несмотря на неистово колотящееся сердце и разрастающуюся боль в груди и горле. Я чувствовал, что скоро или у меня кончится дыхание, откажут ноги, и я рухну на землю, или попросту остановится сердце... и тогда я тоже рухну на землю. Если такое произойдет, надеюсь, я отключусь раньше, чем меня настигнут эти твари.
  В мыслях я представил, как они начнут вгрызаться в мою плоть, как будут отрывать от моего тела куски мяса и жадно заглатывать... и какую боль я при этом начну испытывать - меня захлестнула безнадега и отчаяние.
  Я ускорил свой бег, хотя еще секунду назад был уверен, что сил у меня не осталось. Но это самоистязание обернулось ощущением, как будто у меня из-под ног начал уходить пол, а сами ступни погружались в ковер, словно в какое-то вязкое болото.
  - ... быстрее! - вполуха я услышал прозвеневший в голове, в какой-то степени даже долгожданный голос.
  Да! Надо бежать быстрее! Быстрее... черт... с трудом уже волоку ноги. Голова шла ходуном, а картинка перед глазами качалась из стороны в сторону. Вдобавок, от накрывшей глаза пелены, я не видел дальше двух метров. Я представляю, как нелепо сейчас бреду вперед, и даже удивляюсь, как это меня еще не догнали.
  К этому моменту, мои преследователи уже вперемешку состояли из наряженных в маскарадные костюмы людей, уродливых экспонатов и этих мясных ублюдков. И все они жадно толкались и рычали, стараясь догнать меня, но узкий коридор им сильно мешал, превращая их количество в недостаток.
  Все, отдающиеся многократной болью ощущения мне кричали, что дыхание у меня уже давно закончилось, и я понятия не имею, чем сейчас дышал, скрипя зубами от жгущих все тело ран.
  Измазанный кровью, половина которой принадлежала не мне, я с трудом доплелся до конца коридора. В этом месте пол вместе с ковром резко обрывались а передо мной распростерлась черная-пречерная пугающая пустота. Я сначала испугался, ощутив в груди резкий укол, но потом успокоился, когда заметил, что прямо под обрывом блестит целое озеро, отдающее в глаза своей резкой краснотой.
  Кровь. Целое кровавое озеро, которое понемногу наполнялось за счет тех маленьких ручейков, что сейчас протекали под моими ступнями.
  Меня почти настигли эти безумные преследователи, поэтому я не стал долго раздумывать, а сразу же сиганул в озеро. Расстояние до него было, наверное, метров десять, а то и больше... и я отлично прочувствовал его на себе и на своих костях, захрустевших от соприкосновения со сгущенной кровавой поверхностью. В опустевших легких уже давно не осталось воздуха, так что они вмиг наполнились противной субстанцией, и, захлебываясь я пошел ко дну...
  Я долго и медленно погружался на глубину, не находя в себе сил, чтобы даже вздохнуть. Кровь была такой густой, что взор мой был замутнен, и лишь зрачки метались из стороны в сторону, стараясь хоть что-нибудь разглядеть. Но, даже если глаза мои не видели, я слышал, как в воде разносятся звуки погружающихся тел.
  Значит, они упали вслед за мной.
  Интересно, а умеют ли они плавать?
  Если да - то вскоре они уже будут пировать на моих останках, потому что сил сопротивляться у меня уже просто не осталось.
  А если нет? Не означает ли это, что для того чтобы выбраться, мне осталось всего ничего? Вдруг, до выхода рукой подать? Неужели я готов сдаться, забравшись так далеко? Неужели все это время я страдал понапрасну? Неужели этот мерзкий вкус прогнившей крови, станет последним, что я запомню перед своей смертью? И неужели я готов все это принять?
  Нет!!! Нельзя останавливаться на этом!
  Я должен всплыть! Хотя руки и слушаются с трудом, я должен!
  Пожалуйста, двигайся!
  ДАВАЙ ЖЕ!!!
  И каким-то чудесным образом я смог! Барахтаясь в кровавой жиже, я медленно совершил первый мах руками, второй, третий... один за другим. Один за другим. И не знаю, откуда только во мне взялись для этого силы, но я смог всплыть. Ощутив приток воздуха, я принялся выплевывать заполонившую меня кровь, которая выходила вместе с остатками содержимого желудка. Кажется, я начал понемногу приходить в себя - с ужасным хриплым кашлем и следовавшими за ним рвотными звуками, я снова чувствовал, как мои легкие наполняются кислородом. Ноги сотрясались от многократных судорог, но мало-помалу и к ним возвращается чувствительность.
  Понемногу в норму приходило и зрение - черная пелена медленно рассасывалась, и я смог увидеть, что на этот раз оказался окружен неровными каменными стенами, которые образовывали что-то вроде длинного темного туннеля, на треть заполненного кровью. Значит, это озеро на деле было не озером, а рекой. Держась над водой, мое тело подхватило течение, которое мало-помалу несло меня куда-то вглубь таинственной пещеры. Я мог пытаться ему сопротивляться, но сил моих едва хватало, чтобы просто не тонуть.
  А поток все нес меня и нес, но я как-то не переживал по этому поводу - все равно иного пути для меня и не предоставлялось.
  И в какой-то момент я ощутил жар.
  От резко возросшей температуры кровь из моих многочисленных ран полилась быстрее, а та, что находилась в озере, стала менее густой, и слегка потеплела. Впереди, откуда и исходил весь этот жар, я увидел яркий свет, окутывающий небольшую платформу, раскинувшуюся на всю ширину туннеля. Платформа была возведена из ровных металлических листов и держалась над водой на толстых и так же металлических столбах. Кровавое течение занесло меня прямо к нагретой лестнице, забравшись по которой, я опустил свое тело на жаркий металлический пол.
  И тут же вздохнул с облегчением.
  Все тело вмиг расслабилось.
  Наконец-то я оказался в месте, где можно отдохнуть.
  Я устал. Так устал.
  Сейчас я считал для себя невозможным просто вновь подняться на ноги, не говоря уже о том, чтобы идти дальше. А этот жар, несмотря на небольшой дискомфорт, по большей части был мне приятен. И если бы не чересчур сухой воздух, я бы с легкостью поверил, что прямо сейчас парюсь в бане. Забавно. Как вспомню минувшие дни, так разум тут же окутывают приятные, но такие чертовски далекие воспоминания. Все это так расслабляет, что хочется просто взять и уснуть.
  Моргая каждый раз, я чувствую, как мое сознание то включается, то выключается. И плевать, что я нахожусь в неизвестном месте, у меня просто не осталось сил, чтобы переживать по этому поводу.
  Я просто немного вздремну. Самую малость. А потом вернусь к своим затянувшимся поискам выхода. Да, верно... я выберусь отсюда.
  ... Обязательно выберусь...
  - Не... зааа....с...ыы...п...аааа.ййй! - отдаленно услышал я, сквозь дремлющий разум.
  Я сделал резкий вдох и тут, почти погрузившийся в сон разум взбодрился. Хотя я не уверен в своем почти... может я и успел вздремнуть пару минут.
  Рывком поднявшись на ноги, я вскрикнул от острой боли, стрельнувшей сразу в нескольких местах. Следом на меня навалилось головокружение, которое было следствием, во-первых истощения, а во-вторых длительной и, наверняка, обильной кровопотери. И если с первым я поделать ничего не мог, то для второго, только обратив внимание на быстро утекающую кровь, снял свою куртку, и с великим трудом, ослабевшими дрожащими руками смог порвать ее на множество кусков. Ими я поспешил перевязать как можно больше ран. Но так как я был весь в крови, определить, где рана есть, а где ее нет, было сложно. Так что я просто щупал место, и если в ответ чувствовал боль, то поскорее его перевязывал.
  Когда я закончил перевязку, то выпрямился во весь рост и огляделся. Место, в котором я оказался теперь, наверное, с натяжкой можно было сравнить с литейным заводом, в котором полыхают тысячи раскаленных печей. И словно на подобном заводе, большая часть комнаты была обшита раскаленным металлом.
  Но больше всего здесь меня угнетала душнота, от которой пот лился ручьем, а к горлу подступала тошнота. Эта жара оказывала на меня такую слабость, что шел я, сильно пошатываясь, а желание облокотиться на стену с каждой секундой только усиливалось. Останавливал меня лишь исходящий от них жар, который прекрасно ощущался на расстоянии около десяти сантиметров. Поэтому понятно, что любое, даже малейшее прикосновение к такой стене, более чем вероятно, будет стоить мне жизни. Как-то вяло, но разум подметил еще одну странность - пол, по которому сейчас неторопливо брел я, хоть и был соединен с этими раскаленными стенами, был гораздо их холоднее, и наоборот приносил мне приятное умиротворение, а не дискомфорт. И такая существенная разница в температурах, совсем не вяжется с моим пониманием вещей.
  Но в этом ли главная проблема? Как будто это первая странность, которую я вижу сегодня.
  Конечно, нет. Самое главное для меня - выбраться отсюда.
  И чем быстрее, тем лучше.
  Миновав еще пару десятков метров, я и в этот раз не смог избавиться от штурмующих голову вопросов. А все потом, что первым, что бросилось мне в глаза, была пылающая река, раскинувшаяся на огромное расстояние вперед.
  Река, целиком состоящая из огня.
  И если реку из крови, представить себе еще можно, то, как могут быть слиты воедино две такие противоположности как вода и огонь? Как можно вообще вообразить, что я когда-нибудь увижу, как вместо нежных волн из реки кверху вздымаются грозные языки пламени? Такая картина просто понемногу разрушала мой рассудок.
  Но и на этом мои удивления не закончились. Более странным явлением в этой реке я находил лодку, которая, как и все в этом месте, была сооружена из металла. Ни весел, ни управляющего у нее лодки не было, и, тем не менее, она лениво покачивалась рядом со спуском к огненному морю, словно чего-то ожидая.
  Или кого-то...
  Я подошел к лодке почти вплотную. Отсюда жар, доносящийся от пылающего моря, был еще невыносимее! Я с трудом мог просто дышать под его давлением, так что мне пришлось отступить на пару шагов.
  Не нужно быть гением, чтобы понять, каких действий от меня тут ждут. Ведь, как я уже успел убедиться, хоть огромный, утыканный железными шипами, зал и был обширен, и из него вело множество запутанных путей, я мог проследовать только по одному - тому самому, что был прямо передо мной. Почему? Да просто потому, что остальные тропы или резко обрывались, или были чем-то завалены, либо оканчивались тупиками. Но, даже понимая это, я не мог избавиться от естественных вопросов.
  Как мне плыть на этой лодке? И дураку понятно, что грести руками по полыхающему морю - плохая затея.
  Да и не сварюсь я внутри нее, как в кастрюле? Все-таки, опять отмечу - вокруг море... горит.
  И что самое важное - как эта лодка вообще умудряется оставаться целой и невредимой? Как ей удается выдерживать весь этот жаркий и невыносимый... ад?
  - Садииись... - услышал я знакомый голос.
  Садиться?! Легко сказать!
  Тем не менее, я все-таки приблизился к лодке на пару шагов и моментально закашлялся от резко возросшей жары. Горячо как в печи!
  Но тут я, несмотря на дурные ощущения, протянул руку вперед, и удивился, потому что поверхность лодки, в отличие от всего остального в этом месте, отдавала странной прохладой. Рядом полыхало море, и сдвинь я ладонь хоть на миллиметр, как ее тут же начинало нестерпимо жечь, но верни я ее в прежнее место - и этот жар стихал.
  Странно...
  Но это давало ответы на два моих вопроса. Оставался последний...
  - Саааадиииись! - более настойчиво повторил голос.
  Почему-то в этот раз я не смог найти в себе силы проигнорировать голос и с трудом перевалил свое ослабшее тело через борт лодки. Но в тот же миг понял, что искать ответ на последний гложущий меня вопрос не придется - с мягким скрипом, судно само устремилось вперед.
  Оказавшись овеянным умиротворяющей прохладой, я опустил свое тело как можно ниже. Мне повезло, что дно лодки оказалось таким глубоким, и я легко поместился в нее с головой. Глубоко вздохнув, я впервые за долгое время расслабился. Не помешало даже то, что в каких-то жалких сантиметрах от меня бурлила самая настоящая огненная бездна.
  И не успел я тому удивиться, как понял что уже сплю...
  Но ощущение не походило на обычный сон, ведь где-то в глубине сознания я бодрствовал, и даже видел, как плыву по огненному проливу, хотя по идее увидеть это мне должны были мешать металлические борта лодки. Также я слышал потрескивание пламени, и чувствовал, как вздымается и опускается дно суденышка под напористыми языками огня. Но несмотря на необычные ощущения, большая часть моего разума все же была поглощена царством Морфея, и перед глазами одна за другой вспыхивали метафоричные картины. Они приносили мне поразительное успокоение даже посреди воплотившегося в реальность ада. А все потому что вместо реки огня я видел самую обычную речку, с чистой, прохладной и даже чуть сладкой водой. А вид железного судна во сне приняла старая, но надежная деревянная лодочка, и вместо кривых железных пик по обе стороны от меня возвышались заросшие травой землистые берега, у подножья которых раскинулись заросли камыша. А в этих зарослях мелодично квакается лягушачья песня. И вот, в один момент картина перед глазами внезапно сменяется, и уже я лежу посреди сочного зеленого поля, чувствую, как мою кожу овевает легкий летний ветерок и как приятно припекают солнечные лучи. Разум спокоен и умиротворен. Рядом журчит ручеек. Я отдыхаю.
  Я вижу, как сгущаются сумерки, где-то в лесу раздается уханье совы, которое перекрывает неравномерный стрекот кузнечиков. На душе никаких тревог. Все замечательно. И вот я снова слышу шум воды, на этот раз большой воды, ведь теперь я капитан корабля - внушительного судна, прорезающегося через высокие морские волны, гордо подняв паруса. В воздухе висит застоявшийся запах соли и свежести. Я стою у штурвала, вдыхаю этот воздух полной грудью, а затем смеюсь, встречая долгожданные приключения по бескрайним морским просторам.
  И единственным ориентиром мне служит далекий, скрытый за ночной пеленой и молочно-белым туманом мерцающий глаз гиганта-маяка.
  Но внезапно тревога возвращается - в той, другой части моего разума, которая все это время не спала, я сквозь закрытые глаза замечаю, как перед моим лицом проносится тень. И это мимолетное волнение отразилось на моем сне - я все еще был капитаном корабля, но вдруг мое судно внезапно на всей скорости влетело в шторм. Волны стали выше, ветер задул сильнее и начал рвать паруса, а в небе засверкали молнии.
  И в реальности я тут же услышал металлический скрежет, раздавшийся с внешней стороны лодки - неприятный звук тянулся и тянулся, словно что-то непрерывно царапало борт судна.
  Я еще сильнее засуетился и попытался отогнать навалившийся на меня, словно пудовая гиря, сон, но ничего не удалось - глаза дрожат, но так и остаются закрытыми. Во сне на меня градом сыпется знобящий ледяной дождь, а в реальности я лицом встречаю выстреливший к потолку поток жара. Я продолжаю пытаться вырваться из сна, но тело словно сковало тугой цепью, и ни одна попытка двинуться не венчается успехом. Жуткий скрежет быстро сменяется тяжелыми ударами по борту. Меня трясет, я задыхаюсь от нахлынувшей гари и копоти, но никак не могу вернуться в сознание! И паника моментально перекрашивает мой сон - корабль начинает быстро тонуть, а море наливается красным цветом.
  До боли знакомым красным цветом...
  И под аккомпанемент непрекращающихся ударов я наблюдаю, как корабль заглатывает это прожорливая алая пучина. Но я не сдаюсь, и продолжаю держаться над водой, даже несмотря на то, что низко плывущие облака быстро чернеют и уже вскоре вокруг меня пляшет бушующий ураган. Так же незамедлительно мои уши пронзает мерзкое карканье в тысячи глоток, а само стихийное бедствие разлетается на легион черных птиц. Секундой погодя явившиеся существа начинают с остервенением клевать меня, и хотя все вроде происходит во сне, я отчетливо чувствую боль от того, как когти и клювы раздирают мое тело. Сотни и тысячи шрамов покрывают мое тело в мгновение ока, и случись такое со мной в реальности, я бы давно умер.
  Но, к сожалению это сон, и шрамы затягиваются так же быстро, как и появляются.
  Сил, чтобы держаться у меня уже нет. Еще одна секунда, и вот я уже начинаю захлебываться, появляется давление, и мгновение спустя в мои уши перестают проникать даже самые громкие звуки. Пронзаемый сотни и тысячи раз, я корчился и кричал, продолжая погружаться на дно. А жутких, противно каркающих ворон не унимала даже плотная водяная преграда. И эта нестерпимая боль в глазницах - я медленно осознавал, что все движется к концу...
  Как бы я ни хотел, этот сон не закончится.
  И все что мне теперь остается - ждать, когда жестокая судьба-хозяйка соизволит опустить занавес этого болезнейшего представления, в котором смерть представляется желанным исходом.
  Казалось, минула вечность, но с трудом различимый ор ворон никуда не девается.
  Никуда не девается и боль...
  И забывшись от терзаний, среди множества неясных и расплывчатых шумов я вдруг слышу звон. Протяжный и басистый колокольный звон.
  Медленно, но мощно, он отбивает два такта, потом еще два, и еще, а затем смолкает, оставаясь гудеть лишь в моей голове.
  И лишь легкое головокружение заставляет мои глаза открыться, и, узрев перед собой толстый кусок льда, я невольно падаю на колени и бьюсь головой о землю. С опозданием я понимаю, что вместо ожидаемого днища лодки, я сижу на теплой шершавой древесине. И в это же время позади меня слышится жуткий треск. Устремив свой вялый взгляд за спину, я вижу знакомые пламенные языки, яростно стреляющие под потолок. Никогда бы не подумал, что буду рад вернуться сюда... в это полыхающее, словно адская бездна, логово. Но все-таки я снова здесь, а это значит, сон каким-то образом все-таки прекратился.
  Следом мой взгляд уловил моего предполагаемого спасителя - тяжелый металлический колокол, исписанный непонятными символами и знаками. Колокол был закреплен на высоте чуть более пяти метров, и сейчас лишь мягко позвякивал, только подтверждая мои суждения, что он и являлся источником услышанного мною во сне звука.
  Оглядев пристань еще внимательной, я убедился, что лодки, на которой я по идее сюда прибыл, нигде не было. Да, все окружение мне прямо кричало, что путь назад отсюда даже не предусматривается и мне остается только дорога в один конец. Впрочем, об этом я подсознательно догадывался еще с самого начала.
  Не знаю, сколько я провалялся во сне, но желанного улучшения от него не последовала - слабость во всем теле так никуда и не делась, а горло было словно обожжено, и попытка воспроизвести даже малейший звук вызывала у меня нестерпимую боль, сопровождаемую хриплым заливистым кашлем. Выкашлявшись как следует, я отвернулся от полыхающего моря, и перед моими глазами снова выросла гигантская ледовая стена, заслонившая весь дальнейший путь. А прямо по центру исполинской стены были возведены такие же немаленькие ворота, которые на данный момент были распахнуты на всю свою немаленькую ширину. Что кроется в лежащем за ними коридоре, я мог только гадать, потому что его заполоняла сплошь кромешная темнота - хоть глаз выколи.
  И заглядевшись на эту черноту, картина перед моими глазами неожиданно поплыла, а выступающие из стены льдины вмиг обратились тысячей ужасных, звериных морд, злорадно усмехавшихся, глядя на меня и щелкающих гигантскими челюстями.
  От такой внезапной перемены у меня перехватило дыхание, и так до конца не придя в себя, я резко отшатнулся, чуть было не свалившись прямо в полыхающее море. И буквально через один долгий миг, зашипев, пугающие пасти бесследно растворились а передо моими глазами уже в третий раз выросли распахнутые врата.
  Увиденное заставило меня несколько раз тщательно протереть глаза, но на этот раз действительность оставалось неизменной. Само собой в голове ютился один великоважный вопрос - было ли то зрелище галлюцинацией? Ведь зная, как порой извращается надо мной Маяк, я больше поверю в то, что глюком тут является ледяная стена с ее непроглядным коридором. Но тогда встает другой вопрос: чему я могу верить, а чему нет? Тут столько странных вещей, что на глаз не разберешь, какие из них являются плодом моего воображения.
  Еще один раз мой взгляд проскользил вдоль границы пламенного моря.
  Какая, впрочем, разница?
  С этими мыслями, а также с огромной горечью на душе я пересекал роскошные ворота, врезанные в толстую ледяную стену.
  Как будто мои переживания что-то поменяют. Хватит обманываться, я ведь прекрасно знаю, что это конечная точка моего путешествия и обратно я уже не вернусь.
  Зачем тогда я шел вперед?
  Не знаю.
  Быть может потому, что взглянув в глаза своей предрешенной участи, я понял, что мне все же жутко интересно узнать, что находится на том конце пути. Что скрывает за собой эта таинственная темнота.
  И только я пересек порог, и только за мной захлопнулись двери...
  - Добро пожаловать! - ...как в моей голове прозвучал голос.
  - Добро пожаловать! - словно дублируя его, я услышал другой голос, на этот раз доносившийся не из головы, а из источника передо мной.
  Подняв голову, я замутненным взором узрел высокого человека, вальяжно раскинувшегося на чем-то вроде самодельного ледяного трона. И даже обращаясь ко мне, взгляд фигуры был почему-то устремлен не на меня, а куда-то в сторону. Внешне незнакомец полностью соответствовал человеку, но в это только последний идиот станет верить. Более того, в его внешности была еще одна интересная деталь - и руки и ноги незнакомца были прикованы кандалами к трону, хотя его это, казалось, совсем не беспокоило, и на губах у него красовалась лучезарная улыбка самого счастливого человека на свете. Увидев такое счастливое лицо, в моих мыслях всколыхнулись уже пережитые ужасы.
  И тут картина опять замерцала, как в тот раз со звериными мордами - холод и безнадега развеялись и сменились чем-то приторным и приятным, а передо мной, вместо непритягательного незнакомца оказался добродушный старик, завернутый в пурпурный плащ. Вместо куска льда, этот человек восседал на блестящем золотом троне, украшенном искусной резьбой.
  Следующим, что я заметил в помещении - расположенный прямо перед стариком длинный праздничный стол с белой скатертью, который в настоящее время прямо таки ломился от всевозможных яств, чему свидетельствовал присущий всем банкетам манящий запах. На столе были разные напитки, фрукты, мясные блюда, а также такие невероятные на вид вещи, которые я в жизни никогда не видел. Прям пир на весь мир.
  - А я все думал, доберешься ты сюда или нет, - заговорил старик, улыбнувшись еще шире. Лицо его так и не повернулось в мою сторону, но я все равно ясно понимал, кому адресована эта речь. - Решишь завершить свой путь, либо же повернешь назад...
  На этом его приветствие не закончилось - он все говорил и говорил. И почему-то от тихого шепота старика, имевшиеся уже усталость и немыслимое истощение с каждой секундой давили на меня все сильнее. Даже мозг начал откликаться как-то вяло, словно работал наполовину, а взгляд накрыла мутная пелена. Меня охватывала такая слабость, что больше всего на свете я сейчас хотел расслабиться и задремать - но это место мне такой возможности мне не предоставляло. С каждым услышанным словом я прилагал все больше усилий, просто чтобы устоять на ногах. Все перед глазами начало расплываться, а видимые мною картины менялись одна за другой - сначала все пиршественные угощения сменились на странное желе и щупальца, следом на кучи сгнивших продуктов, а затем вообще обернулись порубленными на куски людьми.
  От такой картины я отшатнулся, широко раскрыв полудремавшие глаза, и увидел, что и добродушный старик уже поменялся на какого-то скалящегося урода с длинными рогами и копытами вместо ступней.
  - Угощайся! Этот пир приготовлен специально для тебя! - чудище махнуло рукой в сторону стола, картина дрогнула, и вновь передо мной оказался пиршественный стол. В этот же миг и сам рогатый монстр превратился в прикованного к ледяному трону человека.
  - Нет! Не ешь... Ничего не ешь! - по завершении метаморфоз заскрипел в голове голос.
  Будучи сконфуженным до невозможности, и даже с замутненным разумом, я и сам догадывался, что доверять незнакомцу в таком месте станет только конченный идиот. Уж после помелькавших в одно мгновение картин точно.
  - Чего ты ждешь? - с холодными нотками спросил он, спустя несколько молчаливых секунд.
  Я пытался что-то сказать ему в ответ, но горло разболелось настолько, что не могло исторгнуть даже обычный хрип. Поэтому следующим своим действием я помотал головой из стороны в сторону, хотя не был до конца уверен, что этот жест он сможет уловить.
  Как оказалось - он смог.
  - Но я настаиваю, - зашипел незнакомец, повернув ко мне лицо.
  - НЕ СМОТРИ! - взревел голос в тот же самый миг.
  Но было уже поздно...
  Потому что я уже встретился взглядом с этим... человеком. Картина перед глазами снова помутнела, и прямо передо мной, вместо ледяного трона оказалось гигантское дерево, с кроной, уходившей высоко в небеса. А место самого человека на этот раз заняла гигантская пепельно-изумрудная змея, в длину насчитывающая порядка семи верст. Глаза у гада были насыщенно-желтые, с вертикальными зрачками, и глядели прямо на меня в течение долгих-предолгих минут, ни не моргнув. Впрочем, не моргал в этой ситуации и я, неспособный даже дернуться от сковавшего ошеломления.
  Получасовое молчание оборвала моя левая рука, против воли схватившаяся за ближайшее угощение. Мгновенно пронеслись три секунды, и я сам не заметил, как в моей ладони уже был зажат круглый спелый фрукт. Не в состоянии совладать с действиями своего тела, я поднес яблоко ко рту и тут же откусил от него где-то четверть. От последовавших дальше событий, мне вспомнилась увиденная в галерее картина. Верно, вместо сока из яблока полилась свежая кровь, имевшая специфический металлический привкус.
  Пшшшхк.
  В ту же секунду мою грудь пронзило от резкой боли. Я закашлялся и рухнул на землю, но руку так и не разжал. От заполонившего меня ощущения, пелена на моем взоре быстро перетекла в какую-то тень.
  ...
  Все видимое мной опять в одночасье сменилась. Не ведая как и когда, но я сейчас находился почти впритык к ледяному трону, на котором восседал улыбающийся чистейшей улыбкой человек. А вместо яблока в моей руке оказалось истекающее кровью, пульсирующее сердце.
  Ту-дум.
  Слегка дрогнули мои пальцы, ощутив биение. Тело начала бить дрожь.
  Ту-дум.
  На второй удар меня охватило странное, невиданное раньше желание. Неукротимое и неподвластное.
  Ту-дум.
  И на третий удар в моей голове появилось осознание. Четвертого удара этого кровоточащего комка мышц не последовало, и никогда больше не последует.
  - Теперь ты принадлежишь этому месту, - не теряя своей улыбки, произнес человек.
  Внутри меня раздирала проклятая пустота. Все это происходило в тишине, на этот раз абсолютной тишине, которую не прерывало даже неслышное обычно биение моего сердца. А все потому, что оно только что издохло прямо у меня в руке.
  - А сейчас, пойдем.
  Прервал мои мысли незнакомец.
  - "Куда?" - попытался я сказать, но ничего, кроме пары хриплых вздохов, из моего горла не вырвалось.
  Однако человек как будто понял, что я хотел у него спросить. Улыбнувшись еще ярче, чем обычно, он медленно проговорил:
  - Пришла пора настоящего пира.
  Последнее что я увидел - это то, как множество раз свернулась и завернулась скатерть, и как перед моими глазами появился новенький белоснежный костюм, словно один их тех, что носил каждый участник того странного бала, который я видел, казалось, сотни лет назад.
  - "Чушь какая-то" - подумал я, теряя сознание.
  ...
  Раскрыв глаза, я осознал, что очутился уже в знакомой комнате с пыльным кафелем и тусклым освещением, создаваемым лишь одной крохотной лампочкой. Неужели все, что я до этого видел - мне лишь привиделось? Потерял сознание, вот и приснилась чепуха, из-за всех переживаний.
  В первую очередь я принялся ощупывать свою грудь, в надежде услышать заветный звук сердцебиения. Если будет он, значит все, в самом деле, оказалось лишь сном, иллюзией, галлюцинацией, да чем угодно, но только ни реальностью. Все что мне сейчас нужно, это услышать как бьется сердце! И почему-то эти мгновение перед тем как все станет ясно, тянулись так чертовски долго.
  Ну же!
  Ну же! Бейся черт тебя подери!
  Но я не успел понять, сон это был, или нет, потому как краем глаза, заметил какое-то копошение. Посмотрев в ту сторону, я увидел группу людей. Все они были жутко напуганы, дрожали и крепко прижимались друг к другу, а на многих лицах блестели свежие слезы. Но почему весь их испуг как будто направлен на меня? Может они боятся меня? Наверное. Но что мне сделать, чтобы они перестали дрожать? Как-то успокоить? Я попытался обратиться к тем людям, однако горло, после жара, все еще было не способно как следует говорить, и вместо задуманных слов, я издал какой-то невнятный звук.
  А следом в голове зазвучал какой-то голос.
  Стоп. В тот раз я же тоже слышал голос. И я помню, что в том сне он все это время помогал мне выживать и был моим спасителем.
  Но этому голосу я почему-то доверять не хотел.
  Не знаю. Может причина в том что я до конца так и не разобрался в том было ли виденное мною сном, или реальным переживанием. Может потому что он звучал как-то более холодно и отрешенно. А может, дело было в том, что слова, которые он мне говорил...
  - Убей их всех!
  ... никакого доверия не вызывали.
  Я ощутил резкую боль в груди.
  ...
  Что?!
  Мозг пропустил несколько кадров. Я непонимающе уставился, глядя на свои руки. Руки, покрытые свежей кровью. В правой я держал окровавленный тесак, которым рубил шею парня, чья голова была крепко схвачена моей второй рукой. Сейчас эта голова держалась лишь на маленьких лоскутках окровавленной кожи, и отрубил я ее только на шестой удар. А следом поднял над собой и языком слизал стекающую кровь, после чего отбросил голову в угол комнаты.
  "Что только что произошло?" - загорелась в голове безумная мысль.
  - Еще! - приказал он мне.
  Стой! Нет! Нет! Я не хочу этого делать!
  ...
  И вот я очнулся, сидя на окровавленном теле девушки с перегрызенной шеей. Ее лицо, одежда, волосы - все было в ярко-красных кровавых пятнах. И та же самая кровь была сейчас у меня во рту. Уже до скучности привычный металлический привкус. Я выплюнул кровь, а затем поднялся. И увидел, что люди, от вида моих ужасных убийств закатили самую настоящую истерику и что-то испуганно мне кричат. Но уши как будто заложены, и голоса этих людей я слышал как через толщу воды. А глядя на их крики и суету, мне почему-то вспомнилось немое кино. А ведь немое кино было таким забавным. Ха-ха.
  Пока я думал, незаметно для меня, тело само начало движение.
  Почему я это делаю?! Я не хочу!
  Как я ни стараюсь сопротивляться, у меня ничего не выходит!
  Погодите!
  Не значит ли это, что я просто снова сплю? Во сне ведь бывают такие моменты, что тело двигается без твоего ведома, а тебе остается лишь наблюдать за происходящим.
  - Еще! - смеялся голос.
  Я снова ощутил, как к груди приливает кровь.
  ...
  Очередная вспышка острой боли.
  На этот раз бородатый парень, на вид самый старший из группы, встал передо мной и что-то угрожающе крикнул, замахнувшись рукой. Идиот, не понимает ведь, что я его не слышу. Один взмах секача и поднявшаяся рука парня мигом отделилась от тела, а затем, забрызгав все стрельнувшим кровавым фонтаном, хлюпая, укатилась в сторону. На грозном, бородатом лице появились слезы. Но со следующим ударом, от тела отделилось и само заплаканное лицо.
  Тебе больше не придется плаааакаааать! Ахаахахаха!
  - Еще!
  Больно...
  Да! Верно!
  Это все просто сон! Ничего этого нет в реальности! Мне все это просто кажется!
  ...
  Одна из девушек хотела убежать, когда я приблизился. Но я вовремя среагировал, и схватил ее за хрупкую маленькую ручку... и тут же сломал. Наверное, был жуткий хруст. Хе-хе. Девчонка тут же обессиленно повалилась на землю. Я подтянул ее к себе поближе и повернул лицом, наслаждаясь страданиями. Потом схватил другую, целую руку, и при помощи тесака, начал медленно срезать с нее тоненькие лоскутки кожи.
  Агония. Перед моими глазами на ее лице раскинулась самая настоящая безумная агония. Предсмертные крики хоть не были мне слышны, прекрасно представали перед глазами. Я словно читал их по ее алым окровавленным губам.
  Сердце девушки с каждым ударом билось все слабее и слабее, выталкивая наружу все меньше крови. И вот, секунда-две, она побледнела, а затем и быстро похолодела. А я невидящим взором уставился на ее застывшее лицо.
  - И еще!!!
  А я ведь знаю отличный способ выяснить, сплю я или нет! Нужно услышать сердце!!! Если услышу биение - значит, я видел сон, и сейчас тоже вижу сон! Все происходящее - сон!
  ...
  Быстрыми вспышками, я увидел короткую последовательность совершаемых мою действий - сначала я схватил за горло одного из тех мальчишек, а затем перерезал на его ногах сухожилия, после чего, парой мощных ударов, распорол его грудную клетку. Самое главное, чтобы он оставался в живых. Рука зашарила во внутренностях парнишки, пытаясь нащупать в его груди сердце.
  Вот оно! Нашел!
  Ту-дум.
  Проник в мои уши сладкий, манящий звук. Значит, я был прав!
  Ту-дум!
  Я слышу биение сердца! А значит - это все сон! ЭТО ВСЕ СОН!
  Так что не стоит так переживать из-за какого-то там кошмара. Я же не настоящих людей убиваю.
  После того как у меня камень с души спал, я понял, что в моем мозгу уже долгое время лютует этот надоедливый голос.
  - Больше! Дай мне больше крови!
  Впрочем мне уже как-то фиолетово.
  ...
  Сначала я тесаком выпустил кишки еще одной девушке, и она нелепо спотыкалась об свои же внутренности, пытаясь от меня отползти. Забавно. А затем схватил голову парню и размозжил ее об кафельный пол - наружу брызнули мозги, а его лицо застыло в полукрике. Чтобы стереть с лица погибшего эту ужасную мину, я просто вырезал ему челюсть. Хшрык-хщрык. Так-то лучше! Я уже и не замечал, что с каждой секундой сопротивлялся велениям голоса все меньше и меньше.
  Бум-тре-еск!
  В глазах аж помутнело, когда об мою голову разбилась деревянная доска. Откуда она здесь взялась? А впрочем, не важно.
  - И еще! И еще!!! - обезумевшие красные глаза захлебывались кровью и яростью, но продолжали требовать от меня новых жертв.
  Я резко развернулся, и одним четким ударом повалил уже собравшегося убегать парня. После чего, схватив его за шею, швырнул в другой конец комнаты. Чертов ублюдок! На что он надеется?! Нет, так просто я его не отпущу! Сначала, приблизившись, я схватил его за горло и поднял над землей, а затем рывком раскрыл его пасть. Это определенно было больно, потому что у него аж глаза закатились от боли! Тело парня покрылось мелкой дрожью. Ха-ха. Потом я засунул руку в рот этому поганцу и выдрал к черту его язык, а следом проглотил. Ну что? Забавно тебе теперь, паршивый сопляк?! Левая рука, правая нога, правая рука, левая нога - в таком порядке я ломал и выворачивал ему конечности. Удивительно, что после такой боли он еще не сдох! Но после этого он стал мне не интересен, поэтому я просто когтями выколол ему глаза, и бросил подыхать.
  После этого было еще несколько жертв. Я убивал и убивал их всех и смеялся, подражая смеху голоса. Как хорошо, что это всего лишь сон...
  Но все они почему-то кончились... так быстро. Внутри меня горело неистовое желание продолжения праздника. Ведь я могу, могу и хочу убить еще больше!
  Я хочу залить кровью всю эту маленькую комнату и потом в ней искупаться!
  А потом сожрать тела этих мерзких, мягких и беспомощных барашков!
  Но тут мне делать уже тупо нечего, а потому, зная, что где-то поблизости есть лестница наверх, в старое деревянное строение, я решил взяться за других людей. Но только я ее обнаружил и коснулся перил, как по руке пробежал электрический разряд, а в голове возник очередной приказ голоса.
  - Вернись!
  По пронявшей меня боли я понял, что ослушаться я не могу. И вернувшись обратно, в комнату, заполненную моими жертвами, я увидел, что их стало на одну больше, только пока еще живую. Видимо, по какой-то причине, я не заметил его, иначе откуда он тут мог взяться. Видимо поэтому меня внутри просто жгло недовольство - мне не хватало еще одной жертвы. Последней.
  Как же хорошо, что теперь я ее нашел! Покрепче сжав свой тесак, я ровным шагом начал приближаться к человеку. Вот только когда я пытался на нем сфокусироваться, в глаза наливалась влага, и я не мог его толком разглядеть. Я несколько раз моргнул, но муть никуда не исчезла.
  К этому моменту человек как раз меня заметил, и, надо сказать, сильно испугался. Поднявшись с земли на дрожащих ногах, он сделал несколько неуверенных шагов назад. А потом и вовсе на всех порах устремился от меня прочь.
  Ахахахахха!
  Пусть побегает! Так даже веселее! Все равно отсюда он никуда не денется.
  Я побежал за ним, однако наша погоня продлилась всего ничего - забежав за ним в один из коридоров, я очутился в совершенно другом месте.
  Передо мной возвышалось высокое белоснежное строение, явно прослужившее не один десяток лет, а в глаза ударил бледный свет. Не видя и на пару метров перед собой, я вдруг услышал громкое жужжание прожектора.
  Все верно - передо мной сейчас был маяк.
   - Ты не успел! - с укором произнес голос. - Слаб. Жалок! Недостоин!!!
  После громких порицаний, небо заволокло темными тучами, скрывшими за собой бледный диск луны, земля под ногами начала сыпаться. В заключение, вода в море, словно по щелчку чьих-то пальцев, в одночасье превратилась в огонь. Жалобно крича, я побежал вперед, прямо к строению, надеясь найти в нем укрытие.
  Всем телом я налетел на закрытую дверь маяка. И, несмотря на свою кажущуюся хрупкость, как я не старался, выбить ее у меня не получалось. Потом я очень долго стучался, но все это продолжалось прямиком до тех пор, пока я не упал...
  ... прямиком в объятья всепожирающего огненного моря...
  И вот я снова не умер. Еще одно доказательство того, что все мои переживание - лишь череда бессвязных кошмаров. На этот раз я очутился на ветхом втором этаже Маяка, который всегда был готов обрушиться в любой момент. Уловив носом странный запах, я посмотрел перед собой и увидел, что под моими ногами прямо сейчас растекалась большая маслянистая лужа, по всей видимости - бензин. Лужа увеличивалась с каждой секундой, а виной тому была перевернутая канистра в углу комнаты. И словно по чьей-то злодейской задумке, в некотором отдалении от меня были разбросаны угольки недавно затухшего костра. То, что надо бежать - ясно по определению, но как выяснилось, для меня это представлялось затруднительным - и руки и ноги мои были привязаны веревкой к какому-то деревянному шесту, который был прикреплен гораздо прочнее, чем все обустройство этого злополучного здания.
  Сон это был или нет, но даже так никакого желания умирать у меня отродясь не было. А потому следующим шагом я попытался позвать на помощь.
  - Беееее... - но вместо голоса, из меня вылетело какое-то невнятное блеяние.
  Устремив свой взгляд вниз, в разросшейся луже я увидел себя. Однако вместо своего привычного лица я увидел белоснежную козью голову с удивленными красными глазами. Внезапно. Такое преображение меня шокировало, но где-то в глубине души я наоборот, был даже рад, потому что гложущее меня внутри чувство, наконец, утихло.
  Я не был ни в чем виноват.
  Всех тех людей убил козлоголовый - не я.
  Это был не я! Даже если то был всего лишь сон.
  ЭТО БЫЛ НЕ Я!
  АХАХАХАХАХ!!!!
  Бензин, добравшись до угольков, вспыхнул, объяв всю комнату пламенем. За окном я увидел мелькнувший свет, который сначала спутал с прожектором маяка... а потом осознал, что на этот раз его источников было два, и быстро смекнул, что к дому приближается автомобиль. Дальше последовала короткая цепочка событий:
  Шум затормозивших колес.
  Хлопнувшая дверь.
  И замерцавший в темноте лучик света.
  - Теперь ты просто подношение, жертвенный агнец, - сказал мне голос напоследок, и засмеялся. А я засмеялся вслед за ним. Какая разница, умру я или нет, ведь успокоение мне принесла мысль, что я ни в чем не повинен. Не я убил всех тех людей. И вот оно подтверждение - сейчас я только приехал сюда и вышел из машины. А тот я, что сейчас здесь - это не я, это козлоголовый! Под жаром пламени моя кожа сползала и лопалась, а я, растянул рот в улыбке и терпеливо ждал своей участи...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"